Читать онлайн Невеста по обмену бесплатно

Биглова Алла
Невеста по обмену


Пролог

Как можно быть настолько невезучей?! Да, мы выпили с девчонками, но совсем чуть-чуть! И, да, я признаю, что идея устроить прятки в темноте была провальна.

Потому что теперь я стояла посреди необычной зелёной поляны и никак не могла понять, что произошло. Если честно, я даже не была уверена, что это мой родной мир, ведь на небе ярким пламенем горело алое солнце.

Как я сюда попала? Я же не следовала за белым кроликом!

Может, я уснула посреди коридора, и мне всё это привиделось?! Это было единственным разумным объяснением. Наверное, сейчас я тихо дрыхла где-то на полу, а гостьи разрисовывали моё лицо.

А ведь ничто не предвещало беды.

Была обычная суббота тёплого августа. Я устроила девичник у себя в квартире, ведь моя лучшая подруга выходила замуж. Я просто не могла пропустить такое событие! Мы выпили, посмотрели среднестатистический ужастик, который нас не напугал, а, наоборот, рассмешил, а после продолжили развлекаться, прячась в темноте.

Поначалу было весело.

А потом я спряталась в коридоре, где стояло огромное зеркало. Девчонки баловались в остальных комнатах, а искала нас самая боящаяся. Я была готова в любой момент прыгнуть на неё и напугать давнюю знакомую.

Всё шло хорошо, пока я не заметила странное свечение из зеркала. Оно манило, словно магнитом притягивало к себе. Гипнотизировало. Сводило с ума. И меня не смутило, что подруги, прячущиеся в зале и на кухне, не заметили того, что происходило в коридоре.

Как завороженная вышла из убежища и подошла к своему отражению. Только по ту сторону стояла совсем не я. Незнакомка. Нет, она всё ещё была похожа на меня, но отличалась во многом. На ней отсутствовали мои любимые очки с круглой оправой. Её светлые волосы были распущены и завитыми кудрями рассыпались по плечам. Длинное голубое платье чуть ли не кричало, что красавица, как минимум, из другого столетия. Или и вовсе из другого мира.

Позади неё был не привычный тёмный коридор, а светлая просторная комната, больше походившая на тронный зал. И я заметила мелькнувшие тени…

И всё же, незнакомка была похожа на меня, будто близнец… двойник, только красивее, смелее и… элегантнее. Я зачем-то протянула руку навстречу, но девушка даже не шелохнулась, не повторила движение за мной, как и положено отражению.

Словно я смотрела не в зеркало, а в окно. В окно другого мира, неизведанного, но такого интересного. Манящего.

Не знаю, было ли это последствием алкоголя, или просмотренного фильма, но я совершенно не боялась этой чертовщины. Это Катьке надо бояться: она замуж выходит! А я ни за что и никогда! Отношения не для меня. Вообще не понимала всего этого. Не верила в любовь. Это всего лишь способ выживания. Мне было хорошо одной. Всегда.

Когда я коснулась зеркала, всё мгновенно изменилось. Вспышка, и я очутилась посреди ярко цветущей поляны в незнакомом лесу. Последние несколько минут я так и стояла, озираясь по сторонам, пытаясь понять, где это я.

Тяжело вздохнула. Пора действовать.

Ущипнула себя, желая проснуться посреди девичника, чтобы всё стало, как прежде. Ай! Больно! Во сне же я этого не почувствовала бы?

Плохи мои дела…

Огляделась, пытаясь не паниковать раньше времени, но тщетно: истерика медленно, но верно, охватывала меня. Я перестала себя контролировать, хоть и пыталась сохранить остатки благоразумия.

И тут я заметила двух высоких мужчин, которые направлялись в мою сторону. Первым желанием было сбежать, спрятаться, переждать, но потом я напомнила себе, что хуже уже не станет, а они хотя бы могут прояснить ситуацию.

— Вон она! — возглас человека, шедшего чуть впереди, только подтвердил, что они искали меня.

И тут я увидела лицо второго спутника и замерла. Ужас объял меня, сковав с ног до головы. Не могла пошевелиться. Забыла, как дышать. Ведь я узнала незнакомца, если его можно было так назвать.

Им был мой истинный враг ещё со школы…

Глава 1: Не прячьтесь в темноте


Мы смотрели друг другу в глаза. Я с нескрываемой ненавистью, мой враг — с любопытством. Негодовала и даже не пыталась этого скрыть. Да как он смел оставаться таким спокойным и равнодушным?! Он превратил мои школьные годы в ад, а теперь насмехался надо мной! Мечтала придушить напыщенного гада. Что б ему пусто было!

Самое смешное окружающие постоянно повторяли мне: «Забудь ты эти детские обиды и невинные шалости. Вы же были детьми! Глупо держать злость в себе. Пора её отпустить!»

И каждый раз я приходила в бешенство, услышав слова горе-советчиков. Шалости?! Невинные? Найденная дохлая крыса в моём ранце — это всего лишь забава?! Учитывая, что произошло это в десятом классе! Что здесь было детским и невинным? Мы оба воевали, как могли, подставляя друг друга и унижая публично. И я тоже не была без греха. Я неплохо отомстила, доставив мерзавцу кучу проблем.

— Что тебе нужно от меня, Андрей?! — прошипела, так и не взглянув на сопровождающего. — Где я? Как я здесь очутилась? Что ты задумал?! — засыпала вопросами, не до конца понимая насколько это неразумный поступок.

Если Андрей задумал что-то плохое, вряд ли он посвятит меня в свои планы. А иначе, ему здесь я?

Брови бывшего одноклассника удивлённо взлетели вверх. Он не ожидал от меня такой дерзости? Ну, да, перед ним больше не та зашуганная девчушка из детского дома. Я давно выросла и умела постоять за себя. Благодаря этой сволочи, между прочим!

— Мне кажется, у тебя окончательно испортилось зрение, — холодящим голосом произнёс парень, аккуратно, с надуманной заботой сняв с меня очки.

Да как он посмел?!

Я еле устояла, борясь с желанием отпрыгнуть на полметра от неожиданности, от его наглости. Мои кулаки невольно сжались. Я была готова кинуться на мальчишку в любой момент.

Вот только… Его прикосновение не показалось мне неприятным, неожиданно подарив лёгкое тепло и защищённость. Оно было ласковым, мягким и таким расслабляющим. Раньше его случайные касания причиняли боль и вызывали дикую ярость в душе.

Да что со мной не так?!

— Что ты себе позволя… — «ешь» застряло у меня в горле. Вдруг осознала, что прекрасно вижу и без очков. Мир обрёл яркие краски и стал очень чётким, что испугало и обрадовало одновременно. — Как ты это сделал?! — догадка, пришедшая на ум, резко ударила обухом по голове, заставив задрожать от страха: — Ты не Андрей…

Внимательно всмотрелась в знакомые черты лица. Да, внешне он очень напоминал моего одноклассника. Те же тёмные шелковистые волосы, те же карие глаза, тот же худой заострённый продолговатый нос… Но смотрел он совершенно иначе. Уверенно, властно, с неким любопытством. И я, готова поклясться, заметила проблески доброты в его взгляде.

Андрей всегда смотрел на меня с некоей озлобленностью, ненавистью. Интереса в его глазах никогда не было, лишь желание меня убить.

Тогда кто сейчас передо мной? Двойник? Его злобный брат-близнец? Или, наоборот, добрый, потому что злее Андрея мог быть только сам дьявол?

Мы бы и дальше молча разглядывали друг друга, если не смешок, раздавшийся слева. Он напомнил нам, что мы не одни:

— А она быстро догадалась.

Повернула голову, посмотрев на сопровождающего. Немолодой мужчина стоял в капюшоне и внимательно рассматривал меня.

По-прежнему ничего не понимала. Не понимала, что тут происходило. Зачем был нужен этот фарс.

— Адриан, я считаю, нам пора вернуться во дворец, где мы и объясним всё двойнику. Боюсь, здесь нас могут подслушать.

Мужчина, так похожий на моего детского врага, коротко кивнул. Адриан значит? Но причём тут двойник? Кто двойник?

Внезапная догадка озарила мою бедную головушку. Двойником была я.

Но чьим?

Как много пугающих вопросов, на которые я не хотела знать ответа.

— Сэди, вам стоит переодеться, — спутник взмахнул рукой, и я вмиг переоделась в небесное платье из отражения. — Боюсь, ваш наряд жители нашего мира просто не поймут.

— Как… какого мира? — заикаясь, произнесла я. От происходящего жутко начала раскалываться голова.

— Адриан, возьмите её под руку. Пусть все думают, что вы пытаетесь наладить отношения со своей истинной, — мужчина, казалось, не обращал на меня внимания.

Адриан покорно протянул мне руку. Я запаниковала. Стоп, я должна ему довериться? С какой стати?! Стоп! Не может быть! Парень с лицом моего врага из реального мира на самом деле мой истинный?!

Надеюсь, это не как в сказках про истинную пару? Вместе и навсегда, в любви и гармонии?!

Я не хочу! Я не готова!

Глава 2: Тронный зал

Мне ничего не оставалось, как повиноваться и взять под руку мужчину, которому не доверяла. Мужчину, двойника которого ненавидела.

Но всё оказалось не так страшно, как я предполагала.

Адриан вежливо улыбнулся, когда я всё-таки сделала то, что была должна. Как и следовало ожидать, мне не было противно от его прикосновения. Напротив, волна приятных мурашек пробежалась по моей спине. Даже если я и ненавидела злобного близнеца Адриана, то моё тело совершенно иначе воспринимало его самого.

И это пугало.

Прогулка до дворца была недолгой. С любопытством рассматривала всё, что попадалось в поле зрения. В целом, мир казался не сильно отличающимся от моего, если я, конечно, не спала. Самым очевидным отличием стало красное солнце. Оно грело иначе. Не обжигало, но было значительно теплее. Интересно, была ли здесь зима?

И с каждым вздохом, с каждым шагом я всё больше проникалась магией. Она ощущалась повсюду. Она исходила от двух моих спутников и была величественной. Она чувствовалась в каждой тоненьком стебельке и ярком цветке, и была грациозной. Она витала в воздухе с каждой пылинкой, с фиолетовой пыльцой, и была необычной. Этот мир был абсолютно другой…

Дворец поразил своей величественностью и красотой. Ахнула, лишь заметив его. Это казалось настолько невозможным и неописуемым, что захватывало дух. Захотелось даже остановиться, чтобы получше рассмотреть блестящее золотое строение. Купола уходили высоко в небо, конца и края не было видно благолепию. Попыталась посчитать количество башен, но сбилась на пятнадцатой.

Интересно, были ли здесь подземелья?

Внутри замок был ещё больше, чем снаружи. Мы попетляли по бесчисленным коридорам, от лабиринтов которых у меня немного закружилась голова. Вскоре мы пришли в ту самую комнату, которую до этого я видела в отражении. Не ошиблась, когда подумала, что это тронный зал. Огромное красное царское кресло только подтвердило мою правоту. Заметила я и причудливое зеркало, но не успела его хорошенько разглядеть.

— Отлично, теперь мы можем нормально поговорить, — кивнул сопровождающий, захлопнув двери. В тот же миг от них пошёл голубой луч, который мгновенно опоясал всё помещение. — Теперь нас никто не услышит.

Магия помех? Умно. Стоп! Откуда я знаю, что при помощи чар незнакомец сделал так, что нас никто не смог бы нас подслушать?

Кто же этот мужчина? Явно кто-то близкий Адриану. Был ли он слугой, дворецким или какой-то более важной шишкой?

— Вы, двое… — заговорила, когда оправилась от шока. — Вы можете нормально объяснить, что здесь творится? И какого чёрта вы вырвали меня из родного мира? — не выдержала, гневно посмотрев на них.

Надоели эти загадки!

— Сэди, прошу, присядьте, — осторожно улыбнулся волшебник.

— Почему вы меня так называйте? Моё имя Елизавета! — повысила голос, окончательно сорвавшись. Чертовщина, творившаяся вокруг меня, сильно подбешивала. Никто и не хотел объяснять, как и зачем они затащили меня в это Средневековье.

— Это простое обращение, — равнодушно пожал плечами Адриан, удобно устроившись на троне. Как ни странно, но ему безумно шло царское место. Как будто он вырос для него.

Может, это так и было?

— Какое ещё обращение? — с негодованием посмотрела на него, скрестив руки на груди. Я не была заинтригована. Я дико злилась, желая спалить всё к чертям и вернуться домой.

— Как у вас «леди» и «сэр», также у нас «сэди» и «лер». Ты привыкнешь, — всё также флегматично ответил Адриан.

По искоркам в глазах догадалась, что моё поведение его только веселило. Как будто я ему шут какой-то!

— Откуда ты… — запнулась, не зная, как и реагировать. А потом поняла, что есть вопросы куда более важные: — Почему я вообще понимаю вашу речь?

— Ты переняла часть знаний от двойника, — пожал он плечами, закинув ногу на ногу. Невольно залюбовалась им: солнечный свет падал на лицо, подчёркивая идеальные черты.

Покачала головой, пытаясь отогнать странные мысли.

— Ваша светлость, — страж устало вздохнул. — Позвольте мне представиться и ввести вас в курс дела. Моё имя Рамон. Я верховный советник, приближённый будущему королю Вэстриса — Адриану.

А нельзя было сделать это немного раньше? Ещё там… в лесу?!

Я была возмущена происходящим, мои эмоции вышли из-под контроля, но я молчала, ожидая продолжения. Так и не дождавшись моей реакции, Рамон продолжил свою речь:

— Вэстрис — одно из десяти королевств нашего мира, который мы называем «Вода». Мы были крайне удивлены, когда узнали, что мир-двойник именуется Землёй, несмотря на то, что планета, как и наша, на семьдесят процентов состоит из воды…

— Можно ближе к делу? — прищурилась, зло взглянув на Рамона. Меня совершенно не интересовала столь подробная лекция о месте, куда я попала.

Меня волновало совершенно иное: внутри меня образовался огромный котлован эмоций, чувств, что смешался и превратился в безумный коктейль силы, который я не контролировала.

И теперь уже он управлял мной.

— Ваша светлость, вы нетерпеливы, — поморщился Рамон, даже не пытаясь скрыть осуждения в голосе.

— А мне плевать! — воскликнула я, гневно уставившись на горе-лектора, подняв левую руку. Действовала по наитию, совершенно не подозревая к чему всё приведёт.

Внезапно из моей ладони вырвался ярко-зелёный луч, мощной волной накрыв весь зал. Он разрезал комнату на две половины. Рамон попытался его остановить, поймать, но, попав на линию огня, отлетел к дальней стене, громко ударившись и упав на пол.

Вскрикнула, придя в себя, обессиленно упав на колени. Магия рассеялась.

Я, что, только что убила советника?!

Глава 3: Наречённая

Больше не чувствовала гнева, ярости, агрессии. Лишь слабость и опустошённость. Сидела на коленях и плакала. Я… убила человека. Вот так. Случайно. Я никому никогда не хотела причинить зла! А ведь он просто хотел прояснить ситуацию…

— Успокойся, — властно произнёс Адриан. Он вальяжно поднялся с трона и пересёк весь зал, склонившись над своим слугой. Пару секунд, я увидела очередную вспышку зелёного цвета, после чего Рамон очнулся.

— Спасибо, что воспользовались целительной магией, лер, — Рамон поднялся и поклонился. — Я не сильно пострадал, просто потерял сознание. Давно не видел столь сильного, неконтролируемого потока. Ваша светлость, простите, что недооценил вас, — и теперь он поклонился мне.

Я продолжала плакать, не понимая, что происходит. Кажется, у меня началась истерика, которую я была не в силах остановить.

— Адриан, она ваша истинная. Сделайте же что-нибудь! — и я вновь услышала нотки осуждения в словах Рамона.

Будущий король Вэстриса подошёл ко мне. Он присел на корточки рядом и попытался меня успокоить. Но моя истерика была настолько сильной, что я слышала его голос, но не понимала, что он говорил. Всё было как в тумане. Я словно проваливалась в бездну, падая на дно.

В конце концов, ему это надоело. Адриан схватил меня за руки и потянул вверх.

— Пусти! — начала брыкаться и вырываться, постепенно приходя в себя. Мужчина оказался гораздо сильнее меня, и ему было плевать на удары моих маленьких кулачков. Он с лёгкостью поставил сопротивляющуюся меня на ноги, прижал к своей широкой груди.

Я честно пыталась вырваться. Первые пару секунд. А потом мне вдруг стало резко тепло и спокойно. На короткий миг почувствовала себя счастливой. И даже время потекло иначе. Как будто мы остались вдвоём во всём мире. И это было волшебным чувством, неизвестным мне доселе.

Вдруг захотелось уткнуться носом в его тело, окончательно спрятавшись от любых проблем.

Выдернул из необычных грёз Рамон. Он громко откашлялся и вежливо заговорил. В этот раз в его голосе я не распознала ни одну эмоцию, словно он боялся ещё раз вывести меня из равновесия:

— Вижу, вы успокоились, — на его губах появилась лёгкая полуулыбка.

Осознав, в каком положении я нахожусь, возмутилась и оттолкнула парня, хоть мне и не хотелось выскальзывать из его объятий. Адриан хитро прищурился, но промолчал, сделав вид, что всё так и было задумано.

Рамон, тем временем, достал блестящую диадему, которую подкинул в воздухе при помощи магии. Бронзовый свет, исходящий из его ладоней, завораживал.

Слуга медленно подошёл ко мне и осторожно надел необычное украшение мне на лоб.

— Этот артефакт сдержит ваши неконтролируемые вспышки магии, пока вы не научитесь управлять ею. Завтра же приставлю к вам лучшего учителя.

— Благодарю, — коротко кивнула. — Простите, что причинила вам жуткие неудобства, — мне действительно было стыдно.

Во-первых, я ни с того, ни с сего разозлилась, даже не разобравшись в ситуации. Во-вторых, я чуть не убила бедного мужчину при помощи магии, хотя он просто выполнял свою работу. Наконец, просто разревелась на пустом месте.

Разве это поведение взрослого человека?!

— Этот артефакт не будет бросаться в глаза? — тихо поинтересовалась. — И могу ли я вообще вернуться домой?

— Ваша диадема — это символ того, что вы наречённая будущего короля Вэстриса и станете законной королевой через сорок пять дней, — спокойно отчеканил Рамон. — Вернуться в родной мир у вас пока нет возможности. Только после церемонии обручения, если ваш двойник не будет против вернуться в Вэстрис. Только там можно совершить обмен.

— Но я была против! — возмутилась, скрестив руки на груди.

— Осторожно, — в нашу беседу вступил Адриан, коротко усмехнувшись. Ах, его это всё забавляло?! — В прошлый раз, когда ты не сконтролировала поток магии, твои глаза зажглись красным пламенем. Сейчас твоя диадема светится зелёным.

— Что поразительно! — Рамон же, похоже, восхитился. — У Элайзы, вашего двойника, не было магии. Вы гораздо способнее, чем она.

— Но я не просила меня сюда забирать! — вздохнула.

Мне резко захотелось рухнуть на пол. Ноги перестали держать меня, и я чувствовала, что вот-вот рухну на пол. Адриан, похоже, прочёл мои мысли. Через мгновение по щелчку его пальцев из неоткуда появилось удобное кресло.

— Присаживайся.

— Благодарю, — какое простое слово. Но как можно при помощи него проклясть, если сказать иным тоном. Что я и сделала.

— Вы не были «за», и не были «против» обмена. Перенос можно совершить только при помощи обмена двух двойников, если никто из них не будет против. Это очень древняя и сложная магия, — Рамон говорил долго и занудно, словно читал лекцию.

Вздохнула. Кажется, я серьёзно влипла. Окинула коротким взглядом помещение. Глаза сами споткнулись о зеркало, что стояло неподалёку. Его золотая окантовка привлекала. Мне показалось, что оно непросто старинное, а… волшебное. Неужели я перенеслась сюда при помощи этого артефакта?

— А как ты думаешь попала сюда? — от мыслей отвлёк довольный смешок Адриана. — И ты думаешь то зеркало, что стоит у тебя в коридоре, оказалось у тебя случайно?

Вздрогнула. Я купила его месяц назад на распродаже. Вот! Предупреждала же меня Катька: скидки — это зло. Ни одну хорошую вещь, без подвоха, не продадут на распродаже.

— Как ты узнал, о чём я думаю? — нахмурилась, уставившись на самодовольного идиота.

— Мы связаны, моя дорогая истинная, — от его тихого шёпота у меня мурашки по спине побежали! Я слышала во фразе некую угрозу.

На мгновение мне даже показалось, что мы опять остались одни.

Чёрте что! Кажется, я начинаю ненавидеть Адриана не меньше, чем ненормального Андрея!

Глава 4: Устройство миров

— Быть может, вы оба прекратите говорить загадками и наконец-то расскажете мне, что тут происходит, кто такие истинные, и что вы задумали? — нескоро смогла взять себя в руки, но, когда мне это удалось, заговорила совершенно спокойно, чеканя каждое слово.

— С удовольствием поведаю вам, Ваша Светлость, — Рамон поклонился, чуть ли не коснувшись головой пола.

Он щёлкнул пальцами, отчего я вздрогнула, потому что за его спиной прямо в воздухе появились картинки, словно мультфильм вне экрана. Они менялись сами собой и за ними было интересно наблюдать.

Смогу ли я когда-нибудь привыкнуть к магии в этом странном мире? Или лучше вернуться домой?

— Во Вселенной существует тысячи миров, каждый из которых связан с одним единственным.

Планеты, населённые отличными существами, разнообразной живностью, вращались вокруг пальца рассказчика. Они менялись одна за другой, появляясь из неоткуда и исчезая в никуда. Как заворожённая наблюдала за столь необычной магией.

— Эти парные миры являются отражением, которые схожи во многом, но диаметрально противоположны в мелочах. Так, в двух парных мирах существуют совершенно одинаковые люди, которые не отличаются даже в ДНК, но имеют совершенно разные характеры и, соответственно, разное отношение к жизни и людям.

Вздрогнула, когда увидела себя в очках и моего двойника без них. Она была моей точной копией, и это пугало. Но взгляд… Он сообщил мне многое. Он буквально кричал о том, что это разные люди. Элайза была увереннее в себе, спокойнее и рассудительнее.

— Если в одном мире ты дружил с человеком, то в другом ты будешь враждовать с его копией. Земля и Вода — два парных мира, которые мирно сосуществовали параллельно, развиваясь одинаково, пока однажды Земля не открыла для себя Науку, а Вода не нашла источник магии.

И я видела, как люди с Земли изучали, ставили опыты, узнавали много нового. Видела, как люди с Воды нашли источник магии, изучали её, искали её внутри себя, становясь сильнее, мудрее. Они учились колдовать, пока мы брали своей любознательностью.

— И вот результат: Земля — технически развитый мир, Вода населена магами. Что из этого лучше? Кто знает, — Рамон развёл руками, и мелькающие картинки исчезли. — Благодаря магии мы узнали о парных мирах, о возможности путешествовать по ним. Благодаря землянам открыли несколько научных правил, — Рамон криво улыбнулся, а я рассмеялась: он слишком забавно выглядел со стороны.

И этот превосходный лектор явно ждал от меня хоть какой-то реакции.

— А причём здесь истинные? — наконец, задала вопрос, который мучал меня последние несколько минут. Мимоходом взглянула на Адриана: тот давно вальяжно развалился на троне и со скучающим видом наблюдал за мной.

— О, мы открыли магию истинных пар в шестнадцатом веке, — Рамон ухмыльнулся. Ему явно нравилось рассказывать. — С тех пор многое изменилось. Мы стали жить гораздо лучше. Процент разводов значительно упал.

Терпеливо слушала, нахмурившись. Никак не могла понять, к чему ведёт советчик. И, похоже, Адриану это тоже надоело. Он резко соскочил, быстрым движением подошёл ко мне и заглянул в глаза.

— Ты хочешь узнать кто такие истинные? — от него так и исходила угроза, от которой я не могла ни спрятаться, ни скрыться. И самое страшное: мне и не хотелось. Адриан резко схватил меня за левую руку, при этом обжёг мою кожу своей холодностью, обхватил запястье ладонью и что-то произнёс.

Вмиг наши руки оплела красная волшебная полупрозрачная нить. Она была невесомой, но ослепляла ярким светом.

Как завороженная смотрела на этот маленький огонёк.

— Адриан! — возмущённый возглас Рамона вырвал меня из небытия, в который я постепенно проваливалась. — Могу ли я закончить теорию, чтобы ты потом перешёл к своей пресловутой практике?

Адриан закатил глаза, но повиновался, выпустив меня из своих цепких лап.

— Благодарю, — кивнул советчик, взглядом проводив будущего короля до трона. — У каждого есть предначертанный ему человек. Истинная пара, если угодно. Спутник жизни, с которым тебе будет комфортно и в бедах, и в счастье.

— То есть у каждого в этом мире жизнь расписана чуть ли не по минутам? — скрестила руки на груди, гневно взглянув на лектора.

— Знаешь, многие мудрецы, сильнейшие волшебники давно бьются над загадкой: настоящие ли это чувства, или просто несколько мощных заклятий, наложенные на двух людей, — Рамон печально улыбнулся, исподтишка наблюдая за мной.

— Хорошо, — обескураженно кивнула. — Но причём тут я? Элайза — истинная для Адриана. Не я. Я простой житель Земли, ничем не выдающийся.

— Учитывая, что у тебя появилась магия почти сразу же, ты не так проста, — тон Адриана я не смогла понять. Лишь почувствовала, как от его слов по телу пробежался неприятный озноб.

— Ты — двойник. Идентичная копия, — Рамон осуждающе посмотрел на своего подопечного, а потом обратился ко мне: — У Элайзы и Адриана не клеилось с самого начала. Они возненавидели друг друга с первого взгляда. Элайза грозилась покончить с собой, лишь бы не быть, цитирую: «с этим напыщенным индюком».

Еле сдержала улыбку. А ведь она в чём-то права! Адриан казался именно таким, но, как не странно, не вызывал во мне отрицательных эмоций.

А вот сама Элайза мне безумно нравилась. Жаль, что я вряд ли смогу с ней встретиться, пересечься. Мы отражения друг друга, и никогда не сможем сосуществовать по одну сторону зеркала.

— Тогда взял бы в жёны кого-то другого, делов-то! — отмахнулась. Всё гениальное — просто. Нужна невеста? Наречённая сопротивляется? Возьми другую!

Неожиданно вздрогнула. Адриан и взял другую… Я только сейчас начала осознавать, что мне предстояло. И это пугало.

— Законы Вэстриса гласят, что принц не может занять свой королевский пост, если не женится на истинной. Таковы правила, и никто не смеет их нарушать, — отчеканил Рамон, словно повторил давно наизусть выученное проклятье.

— Почему? — жалобно пискнула, заранее боясь узнать ответ.

— Непослушание — смерть, — холодно бросил Адриан.

Эти два коротких слова прозвучали для меня, как приговор. Я тоже умру, если не повинуюсь?!

Глава 5: Покои принцессы

Слепо следовала за Рамоном по лабиринтам замка. Молчала, обдумывая полученную информацию. И чем больше думала, тем страшнее мне становилось.

Подытожим. Мало того, что меня наглым образом вырвали из родного мира, так ещё и через сорок пять дней я должна выйти замуж за напыщенного индюка! Не зря же мой двойник невзлюбила его с первого взгляда!

К тому же, откуда-то взялась чёртова магия, которой я совершенно не умею управлять! И её сила настолько велика, что я могу запросто убить как соперника, так и союзника.

Я всего этого не просила! Не хотела. А мне ведь даже выбора не оставили!

Из неутешительных дум меня вырвал успокаивающий голос Рамона. Оказывается, мы пришли к ещё одной светлой и просторной комнате замка. Двери были открыты, и я с любопытством заглянула вовнутрь.

— Ваши покои, сэди, — Рамон поклонился, пропуская меня вперёд.

— А разве я не должна жить с родной семьёй двойника? — настороженно поинтересовалась, с интересом разглядывая помещение. Оно было просторным, светлым и уютным. Вид из окна выходил на живописные сады дворца, где мне не терпелось прогуляться.

Сама комната с порога громко заявляла, что это покои очень значимой персоны. Огромная двуспальная кровать с балдахином, большое зеркало, громадный шкаф… Всё было оформлено в пастельных тонах и только подчёркивало роскошность.

— О, в этом нет необходимости. Элайза и Адриан подобрали идеальное время вашего перемещения: в четриду перед церемонией вам не обязательно тесно общаться с близкими Элайзы. Не в обиду будет сказано, они все замечательные люди и могут легко распознать в вас двойника, — мужчина немного замялся, а я не сразу догадалась почему.

Точно! Называя кого-то в этом мире хорошим человеком, Рамон автоматически говорил, что их земные копии имеют противоположный характер.

— Брось, — махнула рукой, не в силах больше рассуждать на тему кто прав, кто виноват. — Мой отец бросил мать беременной, когда та уже не могла сделать аборт. Она оставила меня в детском доме и… — прервалась, испытав резкую боль в груди.

А я ведь запрещала себе думать о матери в каком-либо ключе. Я всегда, с самого детства была одна, появившись на свет совершенно случайно.

Мне просто повезло остаться в живых.

— Сочувствую… — слуга начал говорить, но я резко оборвала его:

— Не надо! Это не та тема, которую я согласна обсуждать, — покачала головой. — Лучше скажи, что такое «четрида».

Не понимала значение некоторых слов, хоть и чисто интуитивно понимала речь. Часть знаний двойника чудом сохранилось в моём подсознании.

Или очередные проделки магии?

— Наш календарный год состоит из трёх триад, каждая из которых включает три четриды. Четрида состоит из сорока пяти дней, — Рамон и рад был сменить тему. Видимо, ему самому было неприятно слышать о моей земной семье.

— Ага, как у нас месяц значит, — кивнула, задумчиво плюхнувшись на кровать.

— Не совсем понимаю вас, — смущённо улыбнулся Рамон. — Но, если вам легче адаптироваться в нашем мире, приводя аналогии с родным, то так тому и быть.

Некоторое время мы молчали, каждый думал о своём. Я рассуждала над сложившейся ситуацией, Рамон — просто не мешал мне.

— Это… вы, если что, не обижайтесь на Адриана… — вдруг заговорил слуга. — Он хороший мужчина, будущий правитель, просто у него выдалась тяжёлая триада.

Флегматично вскинула левую бровь. Я и не обижалась. Просто прикидывала, как лучше превратить его жизнь в ад, чтобы он взмолился и вспомнил о своей настоящей истинной Элайзе. Она по сравнению со мной должна показаться ему милым ангелочком, и никак иначе!

— Его родители умерли пятилетие назад… Всё это время Вэстрисом правит его старший брат Люций… И, если Адриан не женится на вас в ближайшую четриду, то, боюсь, Люций захватит Вэстрис навсегда, и никому от этого не станет лучше…

Вот значит как. Я должна пожалеть маленького сироту Адриана, у которого могут отобрать законный престол!

Ох уж эти дворцовые интриги, в которых я не хотела участвовать. Это нечестно, что меня насильно впутали и теперь неизвестно как я должна из них выпутываться!

Внезапно что-то пушистое врезалось мне в спину. От неожиданности ойкнула и вскочила, настороженно обернувшись. С кровати на меня смотрели два огромных пылающих огонька. Это существо явно было готово броситься на меня в любой момент…

Глава 6: Жужжи́нчик

— О! Октавия! А мы тебя потеряли! — Рамон радостно подскочил к зверю, а я недоверчиво юркнула мужчине за спину, тихо наблюдая со стороны. — Не убежишь от меня, маленькая проказница! — Рамон рассмеялся, когда существо, то ли испуганно, то ли играючи, увернулось от него, сделав нереальный кувырок прямо в воздухе. — Жужжи́нчик!

И тогда Рамон применил магию: выпустил из ладони пурпурные лучи, которые вмиг поймали маленького хулигана.

Когда зверёк оказался на руках у советника, смогла внимательно рассмотреть игривое существо. Жужжинчик больше не казался устрашающим. Даже наоборот: милым и забавным. Он был размером с маленького котёнка, но что-то подсказывало, что передо мной — взрослая особь. Вся его шкура была усыпана пёстрыми пятнами: чёрного, белого, красного, коричневого и серого цветов. И, похоже, я просто не успела разглядеть другие оттенки. Кончики лапок были белыми, словно зверёк впопыхах надевал носочки, натянув на каждую лапку разную длину. Мордочка хоть и была похожа на кошачью, но имела нос чуть длиннее. Привычные уши были словно вывернуты наизнанку, прижаты к небольшой голове, и оттуда, будто маленькие антеннки, торчали длинные белые волоски. Смотрело существо зелёными глазами, которые начинали гореть изумрудным пламенем, стоило жужжинчику отойти в темное место.

— Жужжинчик? — удивлённо переспросила, не представляя, почему столь милый зверь был назван так… странно.

Отталкивающе.

Подошла поближе и неуверенно прикоснулась. И тут он резко зажужжал. Этот звук не был похож на полёт пчелы, совсем нет. Скорее его можно было сравнить с тарахтением трактора. Мгновенно отшатнулась, испугавшись, поняв, насколько моё действие было необдуманным.

— Сейчас она разозлена, хочет на меня напасть или… что? — с нескрываем любопытством, смешенным со страхом, поинтересовалась я.

Хоть что-то в этом мире меня по-настоящему заинтриговало!

— О, разве вы не слышите настоящую музыку для ушей? — Рамон рассмеялся, а я от удивления выгнула левую бровь. — Она рада вас видеть. Волшебно! Удивительно! Элайзу, хозяйку, она почти не признавала.

— То есть, размеренное… жужжание… это пение? — еле выговорила, чуть ли не по слогам, запинаясь после каждого слова. Я была слишком шокирована, чтобы адекватно воспринимать данную реальность. Она слишком отличалась от принятой мной.

— Ага! Ну, разве не прелесть? На вашей Земле, кстати, есть свой двойник этим прелестным созданиям! Вы зовёте их кошками, и они мурчат. Б-р-р, — он даже поморщился.

М-да. У нас явно слишком разные представления о приятных звуках. Никогда не была фанаткой кошек, но не могла не признать их милоту.

— Красавицу зовут Октавия. И теперь она полностью ваша. Элайза звала её «Октавой», шутя, что мелкая умела брать музыкальный интервал. Хоть они и не особо ладили, Элайза обожала хулиганку, подаренную ей матерью, — Рамон с радостью поделился историей животинки и выпустил зеленоглазого зверька. Октавия, очутившись на свободе, радостно запрыгнула на мои плечи.

Я ойкнула, но не от этого. У Элайзы была мать? Боже, какая я глупая! Конечно же, у неё была родная мать! И, наверное, любящая и добрая, в отличие от моей. И Элайза так просто слиняла в мой мир после всего?

Но кое-что напугало меня ещё больше: мне придётся играть перед незнакомой женщиной её родную дочь. Да меня же раскусят в два счёта!

Существо на моих плечах радостно зажужжало, не понимая, в какую передрягу я влипла.

Глава 7: Подготовка к величайшему обману

Октавия, ласково жужжа у меня на плечах, и не подозревала, какие страшные мысли мелькали у меня в голове. Мне вдруг стало настолько безумно страшно, что я никак не могла совладать с собой. А вдруг… я не справлюсь? Вдруг меня раскроют и как предательницу сожгут на костре инквизиции?

У них же почти средневековье, а вдруг…

— Ваша светлость, я вижу, что вы чем-то встревожены. Чем-то напуганы? — обеспокоенно спросил Рамон. Со стороны казалось, что он смотрел в мои глаза, но я чувствовала, что он словно старался прочесть мои мысли, заглянуть куда-то глубже.

В душу?

— Я боюсь, что меня раскроют, — тяжело вздохнула, вновь плюхнувшись на кровать. Октавия не ожидала такого подвоха и свалилась с меня. Жужжать перестала, издала явно недовольный звук, да и посмотрела на меня взглядом, словно проклясть хотела!

— О, не переживайте по этому поводу, — Рамон облегчённо вздохнул. — Элайза всё предусмотрела и продумала.

— Да? — раздражённо бросила. — При перемещении меня выбросило неизвестно где. А если бы вы меня не нашли?

Отлично продуманный план! Я на каждом шагу сталкивалась с косяками и его недоработками при его исполнении, но принц и слуга считали его идеальным!

— На случай ошибки телепортации Элайза оставила клок волос, по которому мы вас и нашли, — спокойно ответил мужчина. Похоже, он привык к таким эмоциональным девушкам вроде меня.

Но я не собиралась сдаваться!

— А моя магия? Вы её тоже учли? — прищурилась, мысленно мечтая проклясть слугу. Вздрогнула, когда заметила в отражении, что моя диадема засветилась, готовясь взорваться. — И как вы это объясните вообще? — указала рукой на украшение.

— И предположить не могли, но не бывает идеальных планов. Ничего страшного, я уже подыскал вам волшебницу, которая обучит вас колдовству, — его спокойствию можно было только позавидовать!

— А почему не вы? — нахмурилась, не желая признавать очевидное. — И как вы объясните произошедшее?

— Легко! При подготовке к торжественному бракосочетанию Элайза неожиданно открыла в себе магию. А обучать вас я не имею права. Наши магии происходят из разных начал. У меня она мужская, у вас женская. Ничего не могу с этим поделать.

— И что мне отвечать на расспросы любопытных зевак? При малейшем тесном общении они сразу же поймут, что я — не Элайза, — тяжело вздохнула, начиная постепенно сдаваться. Не осталось никаких сил спорить.

— Мы минимизируем ваше общение с посторонними. И вы всегда можете отвечать: «извините, но я не имею права отвечать на этот вопрос до королевского бракосочетания. Секрет магической подготовки», — всё также спокойно заметил мужчина.

— А семья Элайзы? Разве она не имеет права общаться с… дочерью? — последнее слово далось мне нелегко.

Я выросла в приюте, но это не значит, что я не пыталась встретиться с родной матерью. Не пыталась найти её. Увы, пыталась. И нашла. Это была не самая приятная встреча в моей жизни. И, если она хотя бы наполовину похожа на неё…

Нет, по закону подлости, она стопроцентно двойник женщины, что оставила меня, потому что ей было неудобно. Я была для неё балластом, лишним грузом. Никчёмной, ненужной. И, если мать Элайзы хоть как-то похожа на неё внешне, то я даже не смогу посмотреть ей в глаза. Наверняка она будет относиться ко мне более, чем хорошо.

Готова ли я познать тепло материнской любви, зная, что она мне… неродная? Зная, что, по сути, она мне никто?

— Кроме матери, у вас есть отец и младший брат. И все они счастливы, что вы — истинная принца Вэстриса. И понимают, насколько это важно для вас и для семьи, — отчеканил Рамон.

Он, что, готовился за неделю? Учил и готовил речь?

— Прекрасно. Хоть у кого-то хорошая и любящая семья, — ком застрял в горле, глаза начало жечь. Было очень больно, но я пыталась справиться с собой. — А что насчёт моих мыслей? Как я понимаю, при помощи магии их очень легко прочитать, — недовольно буркнула, сдерживая слёзы.

Рамону хватило тактичности, чтобы промолчать по поводу моей несдержанности. Я и сама не понимала, что творилось с моими эмоциями.

— Хорошо понимаю ваши опасения, — с этими словами он взял с окна маленькую шкатулку в форме сундучка и достал оттуда два украшения: жемчужный браслет и кулон с рубиновым камнем. — Браслет защитит вас от чтения мыслей. Кулон — от воздействия магии подчинения. Не снимайте украшения ни при каких обстоятельствах.

— А если мои враги захотят их снять? — кивнула, приняв дары.

— Никто без вашей воли не сможет этого сделать. Любое прикосновение обожжёт вашего недоброжелателя, — Рамон был уверен, что предусмотрел всё.

Но я прекрасно понимала, что это было невозможным. И я пыталась найти хотя бы малейший изъян в их плане.

— Есть хоть кто-то, кому Элайза доверяла? — наконец, вздохнула. Только сейчас осознала, что мне придётся откликаться на это имя. Красивое, бесспорно, но оно не было моим, родным, данным при рождении.

— Да, — после секундного замешательства нехотя сказал Рамон. — Но даже ей я бы не советовал рассказывать правду, — после чего он щёлкнул пальцами, и в воздухе появилась очередная картинка. В этот раз передо мной предстал образ красивой девушки. — Это Катрина. Фрейлина и лучшая подруга Элайзы.

Вздрогнула, когда, приглядевшись, поняла, что это двойник моей лучшей подруги Катьки. Но ведь это невозможно! В обоих мирах она не может быть лучшей подругой! А значит какая-то из девушек врала, притворяясь подругой.

Отшатнулась, потому что Октавия, выскользнувшая из-за моей спины неожиданно зарычала на силуэт Катрины.

Глава 8: Тёмный коридор

Вскоре Рамон покинул меня, решив, что мне стоит остаться наедине с собой. Привыкнуть. Обустроиться.

Хватило меня ненадолго. Первое время под любопытными взглядами Октавии я осматривала свои покои. Из любопытства открыла шкаф с платьями, ахнула от удивления и тут же закрыла. Количество разнообразных, красивых и желанных платьев просто зашкаливало. Глаза разбегались, и я решила отложить процесс переодевания на неопределённый срок.

Всё-таки, эта показушная роскошь не для меня. Несмотря на то, что не прошло и дня, как я попала в этот причудливый мир, я скучала по дому. Я должна быть на свадьбе единственной подруги, провожать её к алтарю, а не вот это вот всё! Страшно даже представить, что настоящая Элайза может устроить на торжестве моей приятельницы.

Некоторое время не знала, чем себя занять и куда себя деть: то поглядывала в окно, то наблюдала за странными действиями необычного зверька. Октавия то причудливо приводила себя в порядок, как истинная леди, то резко соскакивала с места и начинала играть со своим хвостом, бесперебойно жужжа. Похоже, ей нравилось моё общество. А вот мне те звуки, которые она издавала — не очень.

В итоге в очередной раз победило любопытство, и я решила прогуляться за пределы комнаты, которая всё больше напоминала золотую клетку. Раз уж я пока не могла вернуться в родной мир, то почему бы не поисследовать этот? Как-то же надо вживаться в роль невесты.

Поморщилась: обещала себе, что никогда не выйду замуж. И вот! Прямо девиз жизни: «пообещай и сделай в точности наоборот!».

Когда открыла дверь, Октавия, спокойно вылизывающаяся, как настоящая кошка, резко активизировалась, шмыгнув в коридор.

— Стой! — крикнула ей вдогонку. — Я не знаю, можно ли тебе выходить из спальни!

Но на мои крики она никак не отреагировала, продолжив свой путь. Побежала за ней, но куда там: не могла сравниться по скорости с волшебным зверьком. К тому же, мешало длинное платье. Вскоре я запуталась и чуть не упала. Выругавшись земным матом, чем испугала мимо проходящую служанку, задрала подолы и продолжила следовать за жужжинчиком.

Вскоре после беспрерывного бега умудрилась сделать ровно две вещи: потерять сумасшедшего зверька и потеряться самой.

Очутилась в незнакомой части замка, где было настолько темно, что хоть глаз выколи. Идти той же дорогой назад я не могла: просто не помнила, как сюда попала. Что ж, будем надеяться, что принцесса важна Адриану, и он пустится на поиски спустя хотя бы пару часов.

В конце тёмного мрачного коридора увидела дверь, из которой исходил свет. Конечно, я понимала, что все сюжеты ужасов начинались именно с глупости героини, когда она отпирала дурацкую дверцу, что не стоило открывать.

Но вдруг это мой единственный шанс на спасение?

В конце концов, я не просила о переносе и обмене!

Поспешила и, когда уже была внутри слегка освещённого помещения, пожалела о своём решении заглянуть сюда.

Оказалась в просторном помещении, которое больше походило на склад ненужных вещей. Повсюду стояли полки с разнообразными дивными вещицами, от которых так и веяло магией. Этот небольшой лабиринт шкафов украшали паутинки, торчащие то тут, то там. Неужели, здесь так давно не убирались?

— Забавно. Все дороги ведут ко мне, — услышала я голос Адриана и вздрогнула.

Резко обернулась и ойкнула: мужчина навис надо мной хищной тенью. Он долго и внимательно разглядывал меня, словно впитывал мой образ. Стало жутко некомфортно от его действий.

А вдруг всё это… ловушка?!

Глава 9: Битва истинных

Страх сковал меня, буквально парализовав. Воображение уже нарисовало тысячу и один способ моей смерти. Тысячу и одну причину убить меня.

И в любом случае я не выберусь живой.

— Неужели я такой ужасный? — словно прочитав мои мысли, Адриан отступил на пару шагов.

Облегчённо выдохнула. Никто и не собирался меня убивать. Дура! Напридумывала себе невесть что! Я нужна им. Нужна для очень важной и ответственной миссии. И пока я не вышла замуж — меня никто не тронет пальцем.

— Ты залез ко мне в голову? — недовольно пробурчала, невольно тряхнув рукой, на которой висел браслет, защищающий от копошений в моём мозгу.

— Нет, — усмехнулся Адриан. — Но мне и это и не нужно. Ты моя истинная, и я просто чувствую твои настроения, — от его слов по моей коже пошла неприятная дрожь. Неужели я для него, как открытая книга?! — Не переживай, — поспешно добавил он, — я тоже от этого не в восторге. Вижу, Рамон дал тебе необходимую защиту. Но он не предусмотрел, что ты, словно любопытный жужжинчик, увязавшийся за бабочкой, заблудишься в замке в первый же день появления. О! Какая ирония! Ты следовала за жужжинчиком.

Этот гад откровенно смеялся надо мной! Поморщилась, скрестив руки на груди. Просто не могла не злиться на этого идиота. Понятно, почему Элайза сбежала в мой мир без оглядки! Я бы тоже сбежала, будь у меня такая возможность!

Адриану же, похоже, было наплевать на мой гнев. Он взмахнул рукой, призвав какой-то артефакт. Через мгновение в его ладонь, пролетев через всю таинственную комнату, плавно приземлилось золотое кольцо с огромным перламутровым перстнем.

— Держи, пригодится, — парень протянул его мне.

— Что это? — недоверчиво полюбопытствовала, с опаской взяв странное украшение в руки. Не доверяла Адриану, и даже боялась его.

— Не пугайся, — усмехнулся он, в точности считав мои эмоции. — Я не из тех, кто будет калечить своих союзников. Я — не мой брат. А это кольцо поиска. Дотронься до камня и подумай, что или кого в пределах этого замка ты хочешь найти.

Прищурилась, но решила испытать необычный артефакт. Коснулась камня и подумала об Адриане: просто он первым пришёл в голову. Мгновенно из камня вырвался серебристый луч, который указал на моего собеседника, и через мгновение погас.

— О, мы продолжаем наш разговор, а ты уже соскучилась? — усмехнулся Адриан. — Меня ты сможешь найти и без этой безделушки, если доверишься магии истинных.

Бросила гневный взгляд, мечтая испепелить негодника. Жаль, что на мне надета эта чёртовая сдерживающая диадема! А так бы я показала ему!

Но, похоже, моя злость только больше веселила и забавляла будущего короля. Как же он был молод для этой должности! Как была молода я, чтобы гнить в браке!

— Вижу, тебе не терпится испытать магию, — Адриан ухмыльнулся, в очередной раз нахально нарушив моё личное пространство. И просто, без каких-либо проблем снял с меня диадему, отбросив её в сторону.

Вот так просто? Рамон обещал защиту на все мои амулеты!

— Ну, так сделай мне больно. Напади на меня. Ты же хочешь! — самоуверенный индюк взмахнул руками, и все вещи, что были в комнате, исчезли по волшебству — Не беспокойся за артефакты. Комната подстраивается под желания настоящего владельца.

И действительно. Теперь склад заброшенных вещей превратился в небольшую арену для битв, выстланную яркими украшениями.

Даже боюсь представить, что мог ещё пожелать этот ненормальный, и во что могло превратиться помещение!

— Ты очень рискуешь. Я совершенно не знаю, как этим управлять! — прошипела, зло прищурившись.

— Доверься инстинктам. Сконцентрируй всю свою силу на руках и отправь в меня, — Адриан словно издевался надо мной!

— Рамон сказал, что мужчины не могут учить женщин, — пыталась спорить с парнем, но на деле спорила с собой. Мне очень хотелось испытать себя и свою магию!

— Я не просто мужчина для тебя. Я твой истинный.

Закатила глаза, понимая насколько это бредово прозвучало. С другой стороны, в этом мире всё, что за версту несло ахинеей, на деле являлось устоявшими законами и являлось правильным.

Эта фраза стала последним аргументом, тепло отозвавшись где-то в груди. Сконцентрировалась, выпустив всё то, что росло у меня внутри. То, что сводило с ума и изматывало. То, что я до поры до времени и не осознавала.

Неожиданно между двух моих ладоней образовался шарик, сгусток энергии. Он был зелёного цвета, и я вполне могла его осязать.

— Для начала неплохо, — мне показалось, или сквозь насмешку я услышала нотки похвалы? — Но это всё, на что ты способна?

Швырнула комком в парня, но Адриан с лёгкостью его поймал. Это у них забавы такие, магией кидаться?

Искусно крутил его в руках, словно это был баскетбольный мяч, и он готовился к броску. Забавно, но, несмотря на то, что я сотворила с Рамоном, Адриан чувствовал себя в безопасности рядом со мной, совершенно не боясь моей силы.

— Тебе стоило бы бояться иномирянки с магией, — презренно фыркнула, откинув волосы назад. Он ещё не знал, с кем связался!

— Я видал волшебниц куда сильнее и опаснее тебя, — хитрая улыбка зажглась на его губах, игривые огоньки заплясали в глазах. — И многие из них пали предо мной, другие умоляли о продолжении.

Разозлилась, услышав недвусмысленный намёк в его словах. Потеряла контроль и вновь ощутила неуправляемый, необузданный, бесконечный поток силы. Не стала ему сопротивляться, выпустив его на волю.

Не ведая как, но вскоре умудрилась прижать Адриана к стене, душа и вытряхивая из него при помощи магии всю дурь. У меня не было цели убить его, я лишь хотела его припугнуть. Но что-то явно пошло не так.

— Люцию понравится, что Элайза убила единственного соперника, — даже на последнем издыхании этот гад умудрялся шутить.

— Я не знаю, кто это, и мне плевать на ваши королевские и родственные интрижки! — взревела, почувствовав, как мои глаза налились. Гнев исходил из меня, я сама стала яростью.

Адриан вытянул руку, не в силах сопротивляться мне. Не обратила внимания на столь странный и необычный жест.

— Будешь молить о пощаде? — не своим голосом проревела на весь зал.

— И не подумаю, — хмыкнул принц, а в следующее мгновение напялил на мой лоб диадему. Вмиг моя злость исчезла, и я обмякла.

Адриан успел подхватить меня в последний момент.

— Скорее, это ты будешь молить меня о продолжении, — его глаза хищно горели, и от него исходила такая сила, что я не могла ею противиться.

Слишком поздно. Я безумно жаждала его поцелуя. Изнемогала от желания и ничего не могла с собой поделать.

Глава 10: Матушка

Минуты, что мы стояли в столь странном положении показались мне вечностью. Его горячее дыхание на моей коже было подобно столпу искр, из которых вот-вот разгорится настоящее пламя. Наши лица были настолько близко, что наши носы почти соприкасались.

Хотела, мечтала, жаждала его поцелуя, его ласки. И мне было плевать, насколько неприлично и неправильно это было. Сумасшествие, что затуманило мои мысли, было подобно экстазу.

— С тобой всё в порядке? — после затяжного молчания спросил Адриан. Его лицо было напряжено, словно он боролся сам с собой.

Коротко кивнула, разочаровавшись. Очнулась из небытия. Всё, чего я хотела, было неправильным и недостижимым. Это всего лишь магия, которой Адриан был обучен ещё с пеленок. Мне бессмысленно с ним бороться.

И бессмысленно его желать.

— Абсолютно, — вырвалась из его объятий, отступив на несколько шагов.

— Тогда у меня для тебя отличная новость, — расслабленно произнёс будущий король, словно между нами ничего такого не произошло. — Возвращайся в свою комнату, переоденься. Нас ждёт званый ужин с твоей матушкой.

От такого заявления меня бросило в холод. Отшатнулась, не зная, что и сказать. Она сразу же узнает во мне чужеземку! Меня раскроют, и плохи мои дела!

— Успокойся, — Адриана явно забавляли мои страдания. — Говорить буду я. Можешь списать всё на плохое самочувствие в связи с внезапно свалившейся магией.

Кивнула, не желая спорить. Коснулась кольца и поспешила за серебристым лучом, лишь бы скорее остаться наедине, подальше от этого несносного гада.

Хотя на самом деле я хотела немного другого. Но промолчала. Негоже говорить об этом вслух.

Со световым навигатором путешествовать по замку стало гораздо проще, веселее и приятнее. С интересом разглядывала убранство, картины, интерьер. Даже не заметила, как вернулась в свои покои.

Октавия нагло развалилась на моей кровати и мирно спала, тихо жужжа под свой длинный «лисий» нос.

Вот ведь зараза!

Покачала головой. Я из-за этой мелкой хулиганки потерялась, а ей хоть бы хны! Спит себе спокойно!

Вздохнула. Не хотела ведь принаряжаться к обеду, но заставили, изверги! Не оставили выбора: меня ждала встреча с моей — не моей матушкой. А я даже не знала, как перед ней себя вести!

А вдруг меня раскусят?!

Вздрогнула, вспомнив, какая была первая и последняя встреча с родной матерью. Это было невыносимо больно, неприятно и до безумия неправильно. Но что я хотела от женщины, так просто сдавшей меня в детдом?

Мне было двадцать лет, и я наконец-то смогла найти её. Я долго мечтала, представляя нашу встречу. В голове она всегда была идеальной. Тогда я ещё не знала, почему очутилась в детдоме. Предвкушала, что мать обрадуется мне, расплачется, обнимет…

Ничего из этого не произошло. Несколько дней я следила за ней, не зная, как подойти, что сказать. И, наконец, решилась. Когда она выходила из супермаркета с маленьким мальчиком, я подошла к ней и окрикнула. Мать обернулась, удивлённо уставившись на меня. Долго вглядывалась, пытаясь понять, откуда её знаю.

А потом резко побледнела, приказала мальчику, очевидно, её сыну, уйти в машину. Это только потом я поняла, что это мой младший брат. Но было поздно.

— Ты нашла меня, Лиза, — вздохнула женщина.

— Как вы меня узнали? — удивлённо выдохнула, не зная, что и сказать. Я любовалась ею. Любовалась её красотою, и очень хотела её объятий. Хотела услышать, что она гордится мной. Хотела впоследствии поддерживать наши отношения, общаться, ходить с ней по магазинам…

Но.

— Ты очень похожа на своего отца, — вздохнула она. — Ты словно призрак из прошлого. Чего ты хочешь? Может, тебе дать денег? Прошу, не рушь мою жизнь, как это сделал твой отец.

Стояла, как вкопанная, не зная, как реагировать. Я ожидала чего угодно, только не такой реакции. Но нужно было понять одну истину: я ей не нужна.

— Пойми, мне было всего двадцать лет. Я была маленькой, глупой, несмышлёной дурочкой, влюбившейся в твоего негодника-отца. Естественно, я залетела. Естественно, он отказался от ребёнка, приказав мне избавиться от тебя. Я просто не могла сделать аборт. Мне было тяжело оставить тебя в детдоме. Прошу, не напоминай мне о моих жестоких ошибках прошлого…

Вернулась в реальность, заметив неброское сиреневое платье. Какая разница, что было тогда? Сейчас мне предстояла встреча с матерью двойника.

И, если эта женщина будет хотя бы вполовину лучше моей матери, то мне будет сложнее возвращаться в родной мир.

Глава 11: Трапезный зал

От тяжёлых дум оторвал стук в дверь. Я уже была готова отправиться на поиски столовой, но, видимо, ко мне пришёл провожающий. Не ошиблась: Рамон, как бы извиняясь, поклонился и зашёл в мои покои.

— Элайза, вы готовы? — вздрогнула, когда меня назвали именем двойника. Что ж, мне пора к нему привыкнуть и откликаться, как на родное. — Извините, что так вышло. Мы сами не ожидали, что Нейла захочет погостить так рано…

— Всё в порядке, — коротко кивнула, оставшись довольной своим отражением в зеркале. Сиреневое платье с вшитыми золотыми нитями, что составляли причудливый узор, идеально село на мою фигуру.

— Просто… Элайза уже три дня живёт во дворце, и её семья соскучилась. Нейла решила навестить тебя и сообщила об этом в последний момент…

Тяжело вздохнула. Похоже, Рамон не слышал, или не хотел меня слышать.

— Говорю же, всё в порядке. Просто коротко введи меня в курс дела, — холодно отчеканила. Надеялась, что хоть так заставлю обратить на себя внимание.

— Да, конечно. Что вам важно знать? — оживился Рамон, всё это время следивший за Октавией. — Не правда ли, дети прекрасны, когда спят?

Проигнорировала его иносказание о детях. Октавия не казалась таким уж ребёнком. Напугала она меня знатно… И в такие дебри завела!

Прямиком в объятия к Адриану.

— Во-первых, как Элайза обращалась к матери. Это первое, что может меня выдать. Даже пресловутое «у меня появилась магия, и я неважно себя чувствую» не подействует, — спросила первое, что пришло в голову.

— Она звала её «матушка». У них были довольно-таки тёплые отношения, не без секретов, конечно же, — гордо кивнул Рамон.

Фыркнула. У двойника было всё: отличные отношения с родными, наполненный магией мир, хорошие друзья… И, несмотря на всё это, она с превеликой радостью сбежала в чужой и воинственно настроенный мир. О, я жила там, я знала, какими жестокими бывают люди.

Неужели Адриан был ей настолько неприятен? Неужели, был так гадок и мерзок, раз она бросила всё, не задумываясь? Будет ли он хорошим королём? Стоит ли мне заменять двойника, или сбежать?

Мы покинули покои принцессы, и я покорно следовала за Рамоном, расспрашивая всё о не своей матери. Что она любила, чем увлекалась, и даже на что у женщины была аллергия.

Кажется, я свела советника с ума своими расспросами.

— А вообще, в целом, как бы ты описал её, Рамон? — задала последний, видя, что мы подходим к большому залу.

— Ох… Сильная женщина. Строгая, волевая, верная принципам и традициям. Но вместе с этим добрая и разумная, — вздохнул мужчина, достал платок и вытер пот со лба.

Похоже, моя нервозность постепенно передалась и ему. Что ж, главное, что я хоть немного успокоилась.

Стражники открыли нам двери, и я ахнула, когда вошла внутрь. Помещение было настолько огромным, роскошным и величественным, что мне не хватало слов, чтобы его описать. Золотые стены, огромные окна с живописным видом на сады. Картины с какими-то важными историческими событиями. Высокие потолки, уходящие далеко вверх. Огромная расписная люстра с горящими волшебными огоньками, что освещали весь зал.

Завершал убранство огромнейший стол, сервированный на четверых, хотя поместиться могла дюжина людей.

Рассматривала с восторгом маленькой девочки, уговаривая себя не терять челюсть. А потом меня прошибло потом: два место было накрыто друг напротив друга и два в центре стола, рядом. Больше всего меня расстроило то, что это были не два отдельных удобных кресел, а один большой, двухместный.

Мне, как прилежной будущей жене, придётся сидеть рядом с этим негодником. Да что здесь за обычаи такие дурные!

Адриан стоял в окружении свиты и улыбался. Он с нескрываемым наслаждением наблюдал за мной, за моим поведением. За моей реакцией. Не стала отказывать ему в удовольствии, лишь подошла к нему.

— Рад тебя снова видеть, — с этими словами он взял мою руку и прикоснулся к ней губами. Я и пикнуть не успела! Не успела дёрнуться! Гад не выпускал меня из тисков, проводя большим пальцем по ладони, радуясь моей реакции.

— Адриан! Держи себя в руках! — борясь с собой, с приятными мурашками, со странной реакцией тела на вот это вот всё, бросила, выдернув руку. Надеюсь, я показалась ему достаточно грозной, чтобы перестать ко мне приставать!

К сожалению, нет. Адриан лишь ухмыльнулся.

Мы встали подле стола, повернувшись лицами к выходу, ожидая гостью. Я лишь ждала подвоха.

— Волнуешься? Нейла должна прийти с минуту на минуту, — Адриан решил нарушить неловкое молчание. Ну, по крайней мере, мне было неловко.

— Если меня раскусят, расплачиваться будешь ты. Так что нет, совершенно не волнуюсь, — дерзко хмыкнула, нервно откинув волосы назад.

Радовало, что под длинным платьем никто не заметил, что мои колени дрожали. Не хватало будущему королю узнать, что мне страшно!

— А вот я чувствую, что ты боишься, — улыбка довольного и сытого кота зажглась на его губах.

Проклятье. Чертыхнулась про себя. Он же мой истинный! А значит, я для него, как открытая книжка: читай, не хочу. Адриан опять победил. Но это ненадолго!

— Не вздумай назвать её на «вы», она сразу поймёт, что что-то не так, — ох уж этот взгляд, который не предвещал мне ничего хорошего. А потом до меня дошёл смысл его слов, и меня словно током ударило!

Но порассуждать на эту тему мне не дали. Двери резко распахнулись, и на пороге я увидела беловолосую женщину.

— Сэди и лер! Нейла — мать Элайзлы, — громко объявил Рамон, не забыв при этом поклониться.

Нейла двигалась медленно, по-королевски. Мне даже показалось, что она не шла, а плыла по воздуху. Её распущенные длинные светлые волосы развивались от магии. Её серебристое платье струилось в воздухе волнами.

Еле удержалась от того, чтобы не ахнуть: Нейла была двойником моей матери.

Глава 12: Званый ужин

Как завороженная наблюдала за женщиной, которая была точной копией моей земной матери. Любовалась её красотой, строгостью, властностью. Подмечала схожие со мной черты. Сходила с ума, не веря, что это происходило со мной.

А затем резкая, сильная, яркая злость охватила меня. Я сама не понимала её причины, но, похоже, в моей голове возникли картинки из прошлого.

Адриан, почувствовав перемену настроения, схватил меня за ладонь. От его руки пошло мягкое, еле узнаваемое тепло.

Магия?

— Нейла, ваше сиятельство, рад приветствовать вас, — Адриан поклонился, улыбаясь будущей тёще.

— Ты, как всегда, любезен и мил, мальчик мой, — Нейла улыбнулась, присев в реверансе. А потом резко повернулась ко мне: — Элайза, ты не рада видеть родную мать?

Ощутила себя грубиянкой, не уважающей мать, и посмешищем, словно все в этом проклятом помещении уставились на меня, осуждая за то, чего не совершала. Пришлось выкручиваться, сочиняя нелепицу и глупую отмазку на ходу.

— Нет, что в… — запнулась, осознав, что ещё чуть-чуть и обратилась к «матери» на «вы». — Я просто залюбовалась твоей красотой, матушка. Отчего и застыла…

Повисло напряжённое, долгое и неприятное молчание. Оно давило на меня, грузом осев на мои хрупкие плечи.

Я так долго не выдержу!

Нейла обескураженно смотрела на меня, будто не верила своим ушам. А затем рассмеялась, прикрыв рот рукой в длинных перчатках.

Рамон и Адриан переглянулись между собой.

— О, Адриан! Неужели ты за три дня научил эту негодницу правильно вести себя на людях? — после этих слов с моих плеч звонко упал тяжёлый камень, эхом отозвавшись в этом огромном зале.

К счастью, это произошло лишь в моей голове.

Метафорически.

Но я очень обрадовалась, что меня пронесло. Тоже метафорически.

— И меня несказанно радует, что вы держитесь за руки. Неужели нашли общий язык? На моей практике вы были единственными, кто, среди истинных, был готов развязать войну меж собой, — Нейла улыбалась, а я чувствовала себя неуютно.

Словно меня отчитывали за мои прошлые грехи.

— Ох, матушка! Это было так давно… — попыталась выйти из этой неприятно ситуации, но Нейла явно этого не хотела.

— Прошло всего три дня…

Я запаниковала. Надо было срочно что-то делать! Ещё чуть-чуть, и меня раскроют! Ох, не знаю, было ли у них в семье это нормой, но я пошла ва-банк, рискнув всем. Полезла обниматься к незнакомой женщине, именуемой «мамой».

Та неожиданно заключила меня в свои объятья.

— Ох, Элайза! Я тоже очень рада тебя видеть.

Это было так… странно… необычно… Я…

— Польщён, что вы посетили нас, — Адриан решил взять всё в свои руки. — Рад вас видеть в своём скромном жилище, — Адриан слегка поклонился.

Ах, какой позёр!

— Рада быть вашей гостьей, — в ответ улыбнулась Нейла.

Закатила глаза. Ох уж эти светские беседы! Они так утомляли! Я в фильмах их постоянно проматывала! Где здесь кнопка пропустить?!

— Дамы и господа, обед подан, — огласила служанка с яркой фиолетовой копной на волосах. О, здесь это нормальный цвет волос, или она как-то красит их? При помощи магии?

— Элайза? — строго спросила Нейла, и я аж вздрогнула.

Решив, что итак слишком сильно палилась, поспешила занять на своё место.

— Узнаю свою сумасшедшую, не умеющую вести себя на людях дочурку, — осуждающе покачала головой Нейла.

Да, что вам всё не так-то, а!

Когда Адриан сел рядом, он специально задел своей ладонью мои ноги, отчего я вздрогнула. Есть-то нам придётся бок о бок!

Меня либо стошнит, либо я сойду с ума! Отличная перспектива!

Всё забылось, когда подали еду. Разнообразных и дивных блюд было чересчур много. Глаза разбегались, и я не знала с чего начать. Вот она беда всех шведских столов: когда еды слишком много, ешь — не хочу, ты хватаешь всего и помногу.

— Дорогая, позволь тебе посоветовать блюдо из индейки и гранатовый сок, — улыбнулся Адриан, задев меня везде, где только можно.

Но вместо того, чтобы разозлиться, я благодарно кивнула и согласилась.

— А времяпровождение наедине пошло вам на пользу, — едко отметила Нейла, с удовольствием разделавшись с мясным рулетом. — И давно ты ешь птицу? Раньше утверждала, что их нельзя убивать ради людского удовольствия.

Чуть не поперхнулась вкусным обедом, который уже начала есть! Адриан, зараза, подставил меня! Почему я у Рамона расспрашивала о маминых предпочтениях, но не поинтересовалась о «своих»? Боже, Элайза, почему ты веганка? Почему вегетарианство прокралось и в волшебный мирок?

Поди, как-то по-другому ещё называется!

— О, матушка, это было до того, как я распробовала вкус мяса, — тяжело вздохнула, понимая, как рушился идеальный образ Элайзы, который я так провально играла.

— Раз так… Адриан, я могу тебя только похвалить: из тебя вышел отличный воспитатель. Думаю, из тебя выйдет отличный отец, — сурово заметила Нейла. — А вот король…

Неприятный холодок пошёл по спине. Ужасающие догадки начали рождаться у меня в голове одна за другой. Нейла ненавидела Адриана? Почему так открыто и так зло цеплялась? Не была рада нашему будущему браку?

— Благодарю за комплимент, — коротко отметил принц, не показав при этом ни одной эмоции. — Даже несмотря на то, что он был весьма сомнительный, — добавил коротко.

— Ох, не сомневайся, — колко подметила женщина, улыбнувшись так, что мне даже показалось, что она оскалилась. — Что ж, я наелась, — с этими словами она поднялась из-за стола, бросила туда свою салфетку. — Рамон, покажи мне беседку, где я могла бы поговорить наедине со своей дочерью. Элайза, я буду ждать тебя там. На тебе поисковое кольцо, — подметила она, властно посмотрев на Рамона.

Тот кивнул, поднявшись из-за стола. А мне стало страшно из-за предстоящего общения наедине с этой… бестией.

Глава 13: Наедине

Мать Элайзы вела себя как настоящая королева. Волевая, сильная, властная, жёсткая. Как хозяйка дворца. Она искусно отдавала приказы и все вокруг ей беспрекословно подчинялись. Это пугало меня больше всего. Никто даже не подумал ослушаться.

Может, именно ей стоило бы возглавить Вэстрис? Это решило бы столько проблем!

Когда Рамон и Нейла покинули нас, я осталась с Адрианом наедине. Тот флегматично, будто бы ничего не случилось, продолжал обедать. Но я знала, что это было не так. Далеко не так.

Вот это я понимаю: умение держать лицо! На мгновение восхитилась им, подумав, что Элайза была не права. Но лишь на мгновение.

— Адриан, всё в порядке? — почему-то поинтересовалась.

Почему-то мне было не всё равно. Странные чувства, неизвестные доселе. Не могла их не только обуздать, я их и понять-то толком не могла.

Словно у меня болело сердце за боль, причинённую Адриану.

— Ты бы знала точный ответ, если бы владела магией истинных, — жёстко отрезал парень, покачав головой. — Привыкай, Лиза. Возможно, это будет твой мир до конца твоей жизни. И нянькаться с тобой никто не будет.

Сверкнула глазами. Нахал! Грубиян! Его поведение меня взбесило за одно лишь мгновение. Как он посмел сказать такое?

Это была словесная пощёчина!

Но гнев быстро сошёл на «нет», ведь он назвал меня по имени. Родному имени. Забавно: всего каких-то пару часов, а мне было нереально сложно рядом с ним. Во мне словно боролись две противоположные личности.

Поведение мужчины резануло по самому сердцу, ранив меня до глубины души. Соскочила с места, чуть не споткнулась и не рухнула наглецу прямо на колени.

С удовольствием выбежала из трапезного зала, пытаясь не расплакаться. Не сразу сообразила, что нужно использовать навигационное кольцо, дабы не заблудиться в проклятых лабиринтах дурацкого замка.

Нажала на волшебный камень, представив Нейлу. Заносчивая злая женщина, которая ничуть не лучше земной матери! А ведь мне обещали полную противоположность в отношениях с ней!

Что ж, нагло врали! Сломались волшебные законы!

Не торопилась. Из вредности. Разглядывала висящие портреты на стенах, гадая, кем эти люди приходились надменному Адриану. С интересом разглядывала встретившуюся по пути прислугу, удивляясь необычным цветам волос. Или просто непривычным глазу простой попаданки.

Вскоре оказалась на улице, с удовольствием вздохнув воздух Воды. Он значительно отличался от земного. Свежий, без выхлопных газов и без всяких химикатов. Чистый. Такой разве что в тайге отыщешь, да и то с большим трудом.

А причудливыми растениями я могла любоваться хоть целую вечность. Особенно сейчас: потому что общаться, оставаться наедине с псевдо-мамой не очень-то и хотелось. Было желание сбежать куда-нибудь.

Желательно в родной мир. И пусть на Земле будет две меня! Скажем всем, что Элайза — это моя давно потерянная сестра-близняшка. Почему-то казалось, что мы найдём общий язык. Да, мы должны быть противоположностями, зеркальными отражениями друг друга.

Но так ли это на самом деле?

Нейлу я нашла в цветущем саду, в причудливой беседке. Вздохнула побольше воздуха в грудь, пытаясь успокоиться. Сложилось впечатление, что я шла на свою смертную казнь. Сама вынесла этот приговор, согласившись на этот фарс.

А это ведь только первый день!

— Матушка, вы хотели со мной поговорить? — набравшись смелости, подошла и присела рядом.

И всё же, какая же она красивая!

— Да, Элайза. Хотела, — строго ответила женщина, вглядываясь в меня, словно пытаясь найти хоть какую-то подставу. Хоть какое-то изменение меня. — Скажи мне, дитя моё, что они с тобой сделали? Ты ненавидела Адриана и своё предназначение. Так что изменилось за те три дня?

— Ничего, матушка. Я просто смирилась с судьбой, — еле выдохнула, выдерживая её буравящий взгляд.

А что ещё можно было придумать? Ненависть резко превратилась в любовь? Так это только в сказках бывает.

— Зачем тебе эти погремушки? Они влияют на твои принятия решения? — Нейла потянулась к браслету, я не успела отреагировать, и, когда женщина дотронулась до него, явно желая снять, резко взвизгнула, одёрнув руку. — Сними это немедленно! Я не могу читать твои мысли! Эта штука может контролировать твой разум!

Ах! Нейла постоянно читала мысли у своей дочери? Она считала это нормальным? И только ли читала? Не внушала ли своё?

Про себя возмутилась. Что это? Неотъемлемая часть воспитания? Или здесь так принято?!

— Не может! — вскрикнула, отшатнувшись. — Выходя замуж за будущего короля Вэстриса, я осознаю всю ответственность, наложенную на меня! Я прекрасно понимаю, насколько это всё опасно! Как много людей захотят читать мои мысли, как много плохих магов захотят подчинить меня своей воле! Это защита, и я не буду снимать её даже в присутствии матери!

Надеюсь, моя пламенная речь на грани истерики убедит эту женщину не соваться сюда ближайшую четриду!

— Почему твоя диадема светится? — Нейла глядела на меня с вытаращенными глазами. — Кто-то управляет тобой? Почему ты перестала меня слушать? Почему ты считаешь, что Адриан — хороший претендент не только для короля, но и в роли твоего мужа? Люций сможет править лучше, ты сама об этом говорила!

Какого лешего (надеюсь, в этом мире этих существ не существует, а если и есть, то они не сильно обидятся и меня простят) эти напыщенные индюки Рамон и Адриан вкинули меня в самое «пекло», не объяснив мне, как правильно себя вести?!

Что ж, с последствиями, надеюсь, они разберутся сами!

— Потому что, мамочка, я открыла в себе магию, стоило мне пожить вдали от дома всего лишь три дня! А теперь подумай, как твоё влияние могло воздействовать на мои способности! — фыркнула, наконец-то взяв себя в руки.

Надеюсь, дурацкое украшение на моей голове перестало светиться.

— То есть ты хочешь обвинить меня в том, что я плохо тебя воспитала? — Нейла поднялась, грозной тенью нависнув надо мной. — Не ты ли постоянно плакалась, какой Адриан плохой? Не ты ли считала, что лучше умереть, чем выйти за него замуж? И после этого я плохая? — женщина сверкнула глазами и, взмахнув рукавом, растворилась в воздухе.

М-да. Думаю, Адриану не повезёт с тёщей.

А я, похоже, всё испортила.

Глава 14: Новый день

Первая ночь в новом мире прошла спокойно. Правда, долгое время не получалось заснуть. Во-первых, необычный синий свет исходил от здешней луны, и я никак не могла к нему привыкнуть. Во-вторых, Октавия, пригревшись ко мне, с удовольствием жужжала под нос. Отталкивала её и так, и эдак, но заразка, устроившись на соседней подушке, никак не отлипала от меня.

К тому же, тяжёлые мысли никак не покидали мою голову. Я не могла смириться с тем, что попала в этот чокнутый чужой мир. Опасалась того, что меня ждало. Всё-таки, быть невестой принца было крайне небезопасно, это я поняла ещё с визита матери двойника. Или двойника матери. Как не меняй порядок слов, смысл один и тот же.

Я крупно влипла.

Ужинала в гордом одиночестве. Адриан, как сообщил Рамон, уехал охотиться. Интересно, он так стресс и злость снимал? Опрометчиво: вдруг на него нападут в лесу? Или он этого не боялся, рассчитывая на свою магию?

И почему мне не всё равно?

— Просыпайтесь, ваша светлость! — голос Рамона пропел неподалёку от моего уха. Вскрикнула, чуть ли не свалившись с кровати. Я точно закрывалась на ключ!

— Что ты себе позволяешь?! — возмутилась, потянувшись. — Дверь была заперта!

— Но не от меня, и не от Адриана, — на лице простодушного мужичка появилась улыбка. И он думал, что я так просто его прощу?

— Смысл тогда мне закрываться? — скрестив руки на груди, проворчала, смерив слугу презрительным взглядом.

Все эти действия разбудили Октавию, и теперь она недовольно кряхтела на нашего гостя. Ну, хоть она меня понимала!

Постойте! А она, часом, таким образом не шипит на Рамона?

— Ох, успокойтесь вы, обе, — советник при помощи магии поднял Октавию в воздух и легонько подбросил. Кряхтеть она перестала, издав какой-то странный гортанный звук, отчего я вздрогнула. Приземлившись на кровать, жужжинчик взвизгнула, а затем сорвалась с места и спряталась под кровать.

— То-то же, — Рамон, явно довольный собой, отряхнул руки друг об дружку. — Элайза, вам пора вставать. У вас много дел на сегодня. Тем более, Корнелия уже прибыла в замок. И Катрина желает с вами свидеться.

Закатила глаза. А можно меня просто оставить в покое до этой чёртовой церемонии? И вообще, почему они вообще затащили меня сюда так рано? Почему нельзя было сделать это хотя бы за три дня до бракосочетания? Вот ей богу, проблем у всех было бы гораздо меньше!

И как вести себя перед Катриной, учитывая, что у подлинной Элайзы были хорошие отношения с ней, а у меня были отличные отношения с Катькой? Какая из двух девушек нагло врала, претворяясь подругой?!

— Кто такая Корнелия? — устало спросила, повалившись на подушку.

Боже, почему всё, что произошло вчера, не оказалось чёртовым сном? Мне было бы гораздо проще!

— Ваш учитель, конечно же, — Рамон поклонился, явно ожидая, когда я встану с кровати. Понятие «личное пространство» явно не было ему известно.

— Прекрасно, — без должного энтузиазма вздохнула я. — Рамон, ты не мог бы оставить комнату, пока я переоденусь?

Мужчина густо покраснел, будто только сейчас осознав, что по-прежнему находится в моих покоях. Он коротко кивнул и вышел за пределы помещения под громкое и недовольное кряхтение Октавии из-под кровати.

И сколько ещё разнообразных звуков могло издать это неугомонное существо?!

Глава 15: Фрейлина

В очередной раз за сутки хотела пристрелить Рамона. Почему так сложно предупредить заранее? Почему так сложно рассказать больше подробностей о мире, о людях, о…

Я тогда не сидела бы неподготовленной за столом с девушкой, которая была полной копией моей земной лучшей подруги!

Катрина была бесподобна. Её светлые волосы струились по плечам, светясь и блестя при свете огней. Её голубые глаза искрились, словно она так сильно радовалась нашей встрече. Её лазурное платье идеально сидело по фигуре, подчёркивая тонкий вкус её носительницы.

Катрина, как не странно, во многом отличалась от Катьки. Например, губы двойника не были огромными, потому что, очевидно, Катрина не делала ботекс. На её лице не было и грамма косметики, отчего она казалась в разы моложе моей часто наштукатуренной подруги. Катька не выходила из дома, пока не наведёт трёхчасовой марафет. Ругала её за это, но та меня не слышала, отчего её кожа вскоре покрылась морщинками и стала сухой.

— Элайза, я так рада тебя видеть! Ты чего вчера пряталась? — спросила фрейлина.

Мы сидели за одним столом друг напротив друга. Адриан на завтрак не соизволил явиться. По словам Рамона, мужчина был по-прежнему на охоте.

Надеюсь, охотились за ним!

— Нас вчера навестила матушка, — вздохнула, с удовольствием отправил в рот кусочек омлета. Боялась представить, от яиц какой птицы он был приготовлен. Да и, в общем-то, не хотела знать.

Впрочем, еда была на удивление вкусной.

— О, ты, наверное, рада её визиту? — Катрина долго наблюдала за моими действиями. — И так странно видеть, что ты ешь что-то живое, убитое, — выпучила глаза собеседница.

Чертыхнулась про себя. Ну что я могу с этим поделать! Это… вкусно!

— Знаешь, из-за стресса начала есть мясо. Хуже вредителя, чем Адриан, я в жизни не встречала. И на его фоне я, пожирающая трупики некогда живых, ещё белая и пушистая, — рискнула, не зная, к чему меня приведёт этот разговор.

Катрина замерла, её вилка с кусочком еды зависла в воздухе. Напряглась. Кажется, ещё чуть-чуть, и меня раскусят.

Но вдруг Катрина рассмеялась. Её лёгкий хохот показался приятной и ласковой мелодией для моих ушей.

— Я давно тебе говорила, бросай ты это неблагодарное дело! Мы — хищники. А таких людей, как ты, во всех десяти королевствах не сыскать! — Катрина отправила очередной кусочек еды в рот. — Тяжело без союзников.

Выкрутилась. Еле удержалась от того, чтобы выдохнуть.

Интересно. Вегетарианство здесь не особо распространено… Элайза будет приятно удивлена, когда узнает, как много на Земле её единомышленников.

И не захочет возвращаться домой.

Вздрогнула от этого горестного осознания.

— Как ты справляешься со своим предназначением? Ещё не надумала задушить Адриана? Нейла ещё не обещала вытащить тебя из злобных лап судьбы, пригрозив будущему зятю связями с Люцием? — Катрина болтала без умолку, заваливая меня разнообразными вопросами, ответа на которые я не знала, но мне внезапно это понравилось.

Всё-таки, правду говорят: болтун — находка для шпиона.

— Матушка — предатель, по-твоему? — вскинула брови, надеясь на хоть небольшой рассказ.

От Рамона и Адриана помощи ждать не приходилось. Они оба были немы, как рыбы, если здесь есть такие подводные существа.

— А я думала, ты знаешь, что она за Люция… — повела плечами Катрина, явно занервничав. — Старший брат Адриана давно ратует против заклятия истинных. Поговаривают, что его волшебники нашли способ разрушения этого, на их взгляд, проклятья.

— А ты считаешь, кто прав: Люций или Адриан? — осторожно поинтересовалась, надеясь, что Катрина ничего не заподозрит.

— Ты меня пугаешь, Лайз, — от этого обращения я слегка вздрогнула, ибо не ожидала, что имя можно так сократить. — Мы неоднократно обсуждали столь щепетильную тему, — она тяжело вздохнула. — Ты меня, конечно, извини, но… я считаю, что методы Люция кощунственны. Заклятье истинных — это дар природы. А уж эта мистическая всесильная женщина никогда и никого не подводила. И любовь — это подарок, а не проклятье.

— А за что ты извиняешься? — закончила завтрак и теперь вытирала губы салфеткой.

— За то, что считаю Адриана твоей единственно верной парой. С другим ты будешь несчастна, — Катрина поднялась, присев в реверансе. — Мне очень жаль, что в вашем случае заклятие истинных сработало против вас, и единственное, что вы можете делать — ненавидеть друг друга.

После сказанных слов Катрина покинула помещение, оставив меня наедине с этой ужасающей информацией. Я только и могла, что смотреть ей вслед.

Глава 16: Учитель магии

— Не правда ли, она милая? — Рамон появился из неоткуда, тенью нависнув надо мной. Подпрыгнула на месте от неожиданности и зло посмотрела на советника, который постепенно становился моей тенью.

Знаете, то, что перед моим попаданством мы с девчонками смотрели фильм ужасов, совершенно не означает, что надо появляться из неоткуда, аки чёртов скример [1]!

— Простите, если напугал, — учтиво поклонился мужчина.

— Да, достаточно приятная девушка, — отвечая на его вопрос, коротко кивнула. Лишь бы не смотрел пристальным взглядом!

Никак не могла понять: шутил ли, он или говорил всерьёз. Даже не пыталась понять волшебника, с которым была знакома меньше суток.

Катрина, как ни странно, мне очень понравилась. И я даже заметила разницу между двойниками. Как минимум, в Катрине не было Катиной стервозности. Копия казалась мне добрым и рассудительным человеком. Прямолинейным. Бесстрашным. Катька же всегда была безбашенным, местами двуличным лидером.

— Вы умеете появляться из неоткуда и пропадать в никуда, — перевела тему в другое русло, не желая больше рассуждать на тему «какая из Катек настоящая подруга». Очень провальный вопрос. Ни один ответ не будет правильным и не удовлетворит по-настоящему. А один из вариантов так и вовсе сделает больно.

— При должном усердии и желании, вы тоже научитесь. Следуйте за мной, Корнелия ждёт вас.

Вздохнула, с грустью посмотрев на стол, полный всяких яств. К сожалению, уже успела наесться, и больше ничего не лезло. Ну, ничего! Ещё успею попробовать все вкусности! Всё равно не поправляюсь.

Тихо следовала за Рамоном, разглядывая замок. Никак не могла привыкнуть к роскоши. К окружающему волшебству. Всё ещё приходила в неописуемый восторг от убранства коридоров и комнат.

В этой части замка я ещё не была. К тому же, от насыщенности первого дня в параллельном мире, у меня откровенно кружилась голова.

Вскоре мы оказались в очередном просторном помещении, которое отличалось и от тронного зала, и комнаты забытых вещей, как я её прозвала. Новое место было в разы больше и походило на тренировочное поле. При желании, у дальней стены можно было поставить несколько зрительных мест.

Посреди арены стояла высокая грациозная женщина в зелёном плаще. Её длинная роскошная коса горела огнём на солнце, лучи которого пробивались из громадных окон. Но больше всего меня поразили длинные уши незнакомки.

— Она, что, эльф? — тихо прошептала, удивлённо выдохнув.

Боюсь, последующие сорок пять дней я только и буду делать, что без конца поражаться.

— А вы думали, что в нашем мире только люди? — также тихо усмехнулся Рамон. — Вам ещё столько предстоит узнать! — а затем громко выкрикнул: — Корнелия, мы прибыли! Оставлю вас наедине, — и мужчина поклонился, несмотря на то, что мой учитель так и не повернулась, наблюдая за видом из окна.

Рамон, не разгибаясь, задом вышел из помещения. Моя левая бровь взмыла вверх от очередного шока. Кажется, мои проблемы ещё только начались.

И тут эльфийка резко обернулась, смерив меня оценивающим взглядом. Вздрогнула. Хотя бы Корнелия никого не напоминала мне из реальной жизни.

Уверена, что и ей можно найти двойника из моего родного мира…


Глава 17: Элементали

Корнелия недолго пристально рассматривала меня. Вскоре она начала молча наворачивать круги. Это напрягало, но я держалась, как могла.

— Любопытно. Очень любопытно, — молвила она, и её голос раздался в комнате эхом и был мелодичен, как самая прекрасная музыка.

Магия?

— Сильная воля, бесконечное терпение. Очень любопытно, — Корнелия резко остановилась возле моего лица, уставившись в глаза. Её дыхание было так близко, словно при помощи носа она пыталась вынюхать у меня информацию. А если это действительно было бы так — не удивилась бы. — Амулеты.

— Что-то не сильно они защищают от вас, — тихо прошептала, случайно мотнув головой. Надеюсь, я не оскорбила её этим невольным жестом?

— Магия эльфа немного другая, — презрительно фыркнула она. — Но не беспокойся. Я не смогу подчинить тебя, не смогу прочесть твои мысли, твои чувства. Я лишь могу узнать, кто ты, Элайза.

Кивнула, немного успокоившись. Я в сравнительной безопасности. Если, конечно, её магия не могла распознать, что перед ней девушка из другого мира. Тогда бы у меня появились настоящие проблемы.

— Рамон один из лучших людских магов. Он прекрасно защитил тебя. Сумел предусмотреть многое, — она сделала небольшую паузу. — Что ж. Какой у тебя элементаль?

Ещё чуть-чуть, и я начну ругаться на Рамона и Адриана. И, ей богу, обучу их земному мату! Почему им настолько плевать, как я выкручусь из этой ситуации?!

— Я не знаю, — осторожно призналась. Как-то догадалась, что эльфу врать, если не бесполезно, то уж точно нельзя. А инстинкт самосохранения у меня был уж очень хороший! И не отказал, а лишь усилился после попадания в иной мир.

— Не знаешь, что такое «элементаль», или не знаешь свой элементаль? — Корнелия явно насмехалась надо мной, продолжая видеть насквозь.

Так нечестно!

— Не знаю, что такое элементали, — после небольшого замешательства, всё же рискнула сказать правду.

— Какое невежество! — фыркнула эльфийка. — Ты будущая королева Вэстриса, невеста могущественного волшебника, дочь сильнейших и многоуважаемых магов, и не знаешь ничего о колдовстве! — взревела женщина, осуждая меня каждым словом. — Какое жалкое и наглое невежество!

И мне бы даже стало стыдно, если бы я не напомнила себе, что меня тут на протяжении двадцати пяти лет не было.

Прости, Элайза, что порчу твой образ. Ой-ой! Ты больше не веганка, ты необразованная простофиля, и теперь у тебя есть магия! Не представляю, как ты будешь выкручиваться после возвращения!

Но это уже будут не мои проблемы.

— Знаете, когда всё вокруг тебя усыпано магией, а ты чувствуешь себя ничтожной мелкой букашкой, неспособной ни на что, то волей-неволей ищешь другие способы выживания, не изучая теории, которая тебе не понадобится, — прищурилась в ответ, холодно отчеканив.

Бедная Элайза! На протяжении стольких лет чувствовать себя сквибом[2], не способным ни на что. Ой! Слава богу, я это слово вслух не сказала! Меня бы раскрыли!

— Разумно, — наконец помиловала меня Корнелия. — Что ж, нерадивое дитя, начнём с теории.

Вдруг из неоткуда появился стул, который буквально усадил меня на себя. Мне определённо пора привыкнуть, что здесь происходит всё, что на Земле даже в страшном сне бы не случилось.

И Корнелия начала свой монолог заунывным голосом:

— Магия делится на защитную, нападающую, амулетную, бытовую, стихийную. Это основные пять направлений, которые тебе, неразумное дитя, нужно освоить, — кивала, пытаясь запомнить.

В следующий раз приду с блокнотом и сделаю конспект! Как это всё запомнить?!

— А магия истинных? — перебила я. — Разве мы не можем ею управлять? — знала, что мой вопрос глупый, но просто не могла промолчать. Мне очень хотелось разобраться в этом мире, чтобы до моего побега отсюда меня не спалили.

Нелепость вопроса подтвердил недовольный взгляд Корнелии.

— Ты вообще не знаешь, как устроен мир? — эльфийка уставилась на меня прожигающим взглядом, словно пыталась заглянуть в мои мысли и найти подтверждения, что я не Элайза, а её жалкая копия.

Еле выдержала это эмоциональное давление. К счастью, вскоре она успокоилась и продолжила рассказ.

— Магия истинных — немного другое. Не она нам подвластна, а мы ей. Да, мы можем научиться чувствовать вторую половинку, его мысли, чувства и переживания, найти её даже на расстоянии, но это максимум. Это магия природы для поддержания нашей популяции.

Всё чудесатее и чудесатее. Что же получается, любви нет?

Видя, что мне нечего больше спросить, Корнелия продолжила свою лекцию:

— Стихийной магией по чуть-чуть владеют все волшебники. Но каждый из них силён в одной из них, — сзади неё прямо в воздухе начали крутиться картинки. — Различают четыре основных элементаля — стихии: Земля, — я видела, как за её спиной прямо из неоткуда вырастали ненастоящие деревья, — Огонь, — деревья резко вспыхнули пламенем, — Вода, — разлились ручьи, туша пожары, — Воздух, — и ветер разнёс оставшийся пепел. — И каждый волшебник лучше всего владеет лишь одной стихией, подчиняя её себе. Но два элементаля сильнее остальных. Огонь и Земля. Они имеют два под-элементаля. Огонь — Молнии. Земля — Целительство. И нет никого сильнее в войне, чем молнивеков, — вздрогнула, увидев за спиной женщины яростного воина, метающего молнии, — И нет лекаря сильнее, чем настоящего целителя.

Тяжело выдохнула, поняв, сколько мне придётся изучить, чтобы достойно предстать на церемонии бракосочетания, чтобы выжить и вернуться домой.

Смогу ли я?

Глава 18: Союз Девяти Королевств


После занятия магией моя голова кипела, буквально взрывалась от полученной информации. Но, судя по довольному выражению лица Корнелии, она получила несравненное удовольствие, впихивая в мою несчастную головушку бесконечную теорию.

— Что ж, встретимся завтра и проверим, насколько ты не бездарна, — кивнула эльфийка и покинула тренировочный зал, оставив меня совсем одну.

На мгновение мир погрузился в тишину, и я даже перестала слышать свои мысли. Это показалось мне странным, но, к счастью, быстро прошло.

— Надо бы найти Рамона, больше нет смысла игнорировать тот факт, что мне недостаёт информации об этом дурацком мире!

Не успела я хорошенько всё обдумать, как из моего кольца полилась серебряная нить, которая так и манила следовать за ней. И я повиновалась её зову, даже особо не задумавшись, куда и зачем она меня вела.

Не особо разглядывала извилистые коридоры, мне это было не интересно. За вторые сутки пребывания в чужом мире успела устать удивляться. Мир со всеми глупыми законами начал конкретно надоедать.

После небольшого путешествия путеводный свет привёл меня на порог очередной двери. Без страха толкнула её и ахнула.

Кажется, сама того не ведая, я наткнулась на кабинет советника. Комнатка была маленькой, и посреди неё стояли рабочий стол и причудливый стул. Но больше всего заинтересовала необычная карта, висящая на стене.

Она разительно отличалась от нашей, земной. В центре был огромный материк, разделённый на несколько государств. Чуть поодаль, похожий на нашу Австралию, находился отдельный островок.

Язык был мне незнаком, он не походил ни на один земной, но вскоре я вдруг осознала, что понимаю его.

Самым центральным королевством было помечено на карте как «Вэстрис» и чуть ниже подписано «люди».

— Драядалум — эльфы, Пумилио — лилипуты, Грандис — гиганты, — начала читать я названия царств и его жителей.

На отдалённом островке было написано короткое «Аборигены».

— Вижу, вы нашли мою комнату дум, — услышала голос Рамона и вздрогнула. Обернулась: он стоял на пороге с двумя чашками в руках. — Не хотите чаю?

Рамон с невозмутимостью мудреца прошёл к столу и поставил чашки со странным напитком.

— Ваша светлость, не пугайтесь. Просто я знал, что вам, рано или поздно надоест оставаться в неведении и захочется разузнать о мире больше, — Рамон спокойно отпил из одной чашки.

Тяжело вздохнула: никакой опасности и в помине не было. И чего я так перепугалась? М-да, видимо осторожность стала моим вторым именем.

Села рядом, думая с чего начать долгий и мучительный расспрос. Пока размышляла и смотрела на удивительную карту, невольно отпила принесённый напиток. Но, в конце концов, не отравят же они меня? Я им нужна, а не они мне.

Чай оказался удивительно-приятным на вкус. Если, конечно, это был чай. Ахнула от удивления. Такого на Земле точно не пробовала.

— Начнём с того, что Корнелия завалила меня информацией, а я оказалась безоружна: мне некуда было записывать, а запомнить так много теории просто нереально, — вздохнула, понимая, насколько тяжёлая неделя мне предстояла.

— Вот я старый дурень! — воскликнул Рамон. — С этой подготовкой к вашей помолвке всё совершенно вылетело из головы.

Мужчина хлопнул в ладоши, и из неоткуда в воздухе образовались небольшая книжка и перо. Они приземлились на стол. Восхищённо взяла их в руки. Блокнот хоть и был похож на земной, но на ощупь разительно отличался. То, что я смогла чиркануть пером запись чёрного цвета, меня и вовсе не удивило. Магия.

— Тоже переводите деревья ради бумаги? — ухмыльнулась, вдоволь разглядев презент.

— Бумага из деревьев? Что за кощунство над матерью природой! — возмутился Рамон, недовольно посмотрев на меня. — Мы превращаем в бумагу отходы.

Осознав сказанное советником, поморщилась и машинально отбросила блокнот.

— Не переживайте, эта магия необратима: мы усовершенствовали заклинание, и отходы не превращаются обратно, — успокоил меня Рамон.

— Вы же понимаете, что в вашей магии есть и минусы? — гневно воскликнула. — А если преступник превратит тело убитого в бумагу, посчитав это отходом?

— Ох, дитя моё, — Рамон тяжело вздохнул и покачал головой. — Ты так мало знаешь о нашей магии! Мы не можем вернуть вещи её первоначальный вид, но мы можем увидеть, чем это было ранее. Преступнику нет смысла прятать таким образом труп.

Рамон щёлкнул пальцами, и блокнот на мгновение показал над собой проекцию небольшой кучки мусора. А потом вновь стал маленькой записной книжкой.

— Но если дважды превратить вещь во что-то… — начала вслух размышлять. Просто не могла поверить, что столь нелогичная для моего земного разума магия подчинялась вполне объяснимым и понятным законам.

— Превращённая вещь не станет чем-то другим, — пожал плечами Рамон, только доказав мне, что я должна лучше знать матчасть.

Некоторое время мы сидели молча и пили чай. Впервые не испытывала дискомфорта от того, что попала в этот неизведанный, странный и волшебный мир.

— Рамон, можешь рассказать мне о десяти королевств? И какое из них считается первым, вторым и так далее? — наконец, нарушила тишину. У меня не осталось ни одного аргумента, чтобы возразить мужчине, что магия — нелогична, и у неё можно найти изъяны.

Рамон некоторое время удивлённо смотрел на меня, хлопая глазами, словно не понял, что я только что у него спросила.

— Ваша светлость, почему вы считаете, что наши королевства хоть как-то пронумерованы? Почему вам кажется, что хоть какое-то имеет меньшее или большее значение для нашего мира? — наконец поинтересовался он. — Неужели насмотрелись фэнтезийных сказочек вашего мира? Вот на Земле у вас, если не ошибаюсь, 251-на страна. И, по-моему, они тоже не пронумерованы, — улыбка так и горела на его губах.

Действительно. А с чего я решила, что королевства, кроме названия, должны иметь и цифры?

— Вэстрис, расположенный в центре нашего материка, связуют между собой королевства эльфов — Драядалум, лилипутов — Пумилио, гигантов — Грандис, фей — Медиокрис, оборотней — Реформат и гномов — Игнис. Королевства гоблинов — Аурантиан и троллей — Виридий находятся чуть дальше, рядом с океаном и равноудалены от Вэстриса и друг от друга. Дело в том, что гоблины и тролли постоянно воевали, как между собой, так и с нами, с людьми.

Коротко кивнула, чирканув в блокнот, что не стоит связываться с двумя этими расами.

— А ваш мир всегда состоял только из одного материка? Есть ли незаселённые острова? — тихо спросила. Всё это вдруг показалось мне очень увлекательным.

— Нет, волшебники веками с 16-го столетия учились и пытались соединить открытые при помощи кораблей королевства. И вот мы достигли мира и согласия, при помощи нашей отваги, взаимопомощи и поддержки.

— А кто такие «аборигены»? — мой взгляд упал на внушительных размеров островок отделённый от всех остальных царств.

— Те, кто не согласился вступить в Союз Девяти Королевств. Мы так и называем его, неофициально, «Десятое королевство». Там свои правила. Туда бегут несогласные с нашими законами. И я даже боюсь представить, какой беспредел творится там…

Значило ли это, что не всё так хорошо и мирно в этом союзе? От осознания происходящего по телу побежали мурашки.

Глава 19: Судьба двух братьев

Как же просто кого-то несогласного обозвать «аборигены» и спокойно жить с этим. Покачала головой. Не одобряла методы этого странного мира. Подошла к карте, желая спрятать свои эмоции подальше от Рамона. Вряд ли он мог прочесть мои мысли. Но догадаться по выражению лица было в его власти.

Начала подробно рассматривать карту, и взгляд зацепился на Вэстрисе. Точнее на двух замках внутри королевства. Один был строго по центру, другой — неподалёку от волшебного леса, ближе к окраине. В остальных королевствах было строго по одному дворцу.

Настолько увлеклась этим непримечательным фактом, что не заметила, как рядом со мной очутился Рамон.

— Что-то вас особенно интересует? — поинтересовался мужчина, увидев моё любопытство.

— Да, — коротко кивнула. — Почему в Вэстрисе два замка?

Рамон тяжело вздохнул, отвернувшись к окну.

— Я надеялся, что не мне придётся рассказывать эту историю. Думал, что Адриан сам введёт вас в курс дела.

Кажется, я чем-то расстроила мужчину. Нахмурилась, потому что никак не могла понять причины резкой смены настроения. Что я такого спросила? Чем могут быть настолько примечательны эти две точки на карте?

— Дело в том, что в Вэстрисе наследство передаётся от родителей к младшему наследнику. Так было заведено испокон веков. Младший впитывает всю мудрость старших, учится на их ошибках, да и достигает двадцати пятилетия аккурат старости родителей, — Рамон вздохнул и повернулся ко мне, — Родители Адриана не планировали больше одного ребёнка. Люций с детства считался наследником, воспитывался как наследник и был любимцем семьи. Ему было двадцать четыре, и он готовился возглавить Вэстрис, обещая своим подданным новую эру. Готовился к коронации. Родители гордились им, пока не выяснилось, что матушка в свои сорок с небольшим лет беременна.

Между нами воцарилась тишина. Рамон не продолжал, лишь причмокивал нижней губой. Я же обдумывала сказанные им слова. Люций готовился возглавить королевство, пока не родился Адриан, разрушивший все его планы.

Озлобился ли старший брат? Вся его жизнь была потрачена на подготовку к коронации. Он учился править, он потерял детство, и теперь не имеет права стать царём. Интересно, каково пришлось младшему?

— Люций пришёл в бешенство, когда узнал о появлении младшего брата. Помнится, в день рождения нового наследника он ушёл из дома в волшебный лес и пропадал на охоте больше двух недель. После — сделал вид, что смирился со своей судьбой, но отношения двух братьев не заладились с самого начала. Люций третировал и тренировал Адриана с самых пелёнок, постоянно повторяя ему, насколько тот слаб и недостоин быть королём Вэстриса, — Рамон сделал небольшую паузу, словно ему не хватало сил закончить эту душераздирающую историю. — Когда Адриану исполнилось девять, их родители погибли при загадочных обстоятельствах. Они ехали в Пумилио на празднество лилипутов и пропали. Перевёрнутая карета была найдена спустя три дня, а их тела — растерзаны, — очередной тяжёлый вздох от мужчины. — Говорят, что их убила шайка гоблинов-разбойников.

Мне нечего было сказать. Бедный Адриан, остался сиротой в девять лет. Мне вдруг почему-то стало жаль именно его. Не взрослого Люция, который лишился наследства. Адриана, на которого взвалилось всё дерьмо, все дурацкие законы, принятые в этом обществе.

— Люций пришёл к правлению, пообещав, что такое больше не повторится. Он взошёл на престол на пятнадцать лет, чтобы Вэстрис не остался без правителя. Адриан остался жить вместе с няньками в замке у волшебного леса, — Рамон указал на крайний дворец, — а Люций поселился в резиденции, отстроенной специально для него. Как только Адриан взойдёт на престол, дворец Люция перестанет быть настолько ярким.

Внезапная мысль, пришедшая в голову, ослепила меня. Неужели Люций убил своих родителей, чтобы получить законное место?

А что ещё ожидать от этого чокнутого мира?

— Вы считаете Люция убийцей? — прошептала догадку. Пока я не получу ответ на этот безумный вопрос, я не успокоюсь!

— Я растил обоих мальчиков. Люций озлобился после рождения ненавистного младшего брата. Я даже боюсь представить, на что он способен! Вэстрис в последнее время приходит в упадок, ваша светлость. Чем раньше Адриан взойдёт на трон, тем будет лучше для всех нас.

Кивнула. Как ни крути, со всех сторон отвратительная ситуация.

— Рамон, так с какой целью меня вытащили из моего мира? — наконец, задала вопрос, который мучал меня так давно. — Формально, если Адриан заключит брак со мной, то его женой стану я, а не Элайза. Будет ли это честным? Я всё-таки хочу вернуться домой.

— Не исключено, что ты передумаешь, — тихая полуулыбка мелькнула на губах хитреца. Нахмурилась, потому что его реакция мне не понравилась. — Элайза явно рассчитывала на противоположные чувства. Если она ненавидела Адриана, то ты, возможно, его полюбишь.

— Это абсурд! — вспылила. — Вы магией принуждаете меня любить человека!

— Не переживай, если план Элайзы не увенчается успехом и ты, настоящая землянка, захочешь вернуться домой, то по окончанию четриды у тебя всё выйдет. Формально, Адриан уже станет королём и клятвы, принесённые тебе, не будут действовать на Элайзу. Она будет свободна, он будет свободен.

Кивнула. Такой расклад меня более-менее устраивал.

— А если ты переживаешь по поводу магии истинных, не зацикливайся на этом. Магия природы ни к чему не принуждает. Просто люди, как Земли, так и Воды издревле пытались найти объяснение необычному чувству «Любовь». Земляне объяснили это с точки зрения науки гормонами, а также эволюцией и желанием размножаться. Водянцы объяснили это магией природы, мол, она знает, кому лучше всего быть вместе. На деле же, я считаю, что нужно просто любить и не заморачиваться о том, что мы никогда не сможем ни понять, ни объяснить.

Очень проникновенная речь. Вот только я не верю в любовь.

Не верю!

Глава 20: Разумные существа

Не стала спорить с мужчиной по поводу любви. Бесполезно. Да и в голове роились сотни других вопросов. И все, как один, пугали меня. И дело было не в истинных парах и навязанной любви. Меня действительно пугал Люций.

И была ли мать Элайзы плохой, учитывая, что она придерживалась политики Люция? Учитывая, что она хотела залезть в мою голову. Читала ли она мысли Элайзы? Манипулировала ли ей?

— Сэди, у вас остались какие-либо ещё вопросы? Адриан вот-вот должен вернуться с охоты, и мне хотелось бы его встретить, — Рамон вывел меня из задумчивого состояния. — Матушка вашего двойника знатно вывела его из состояния равновесия, хоть он это и пытался скрыть от меня.

— Да, я хотела бы узнать, как выглядит каждая раса, и кого мне больше всего стоит бояться, — кивнула, проигнорировав приезд Адриана. Много чести будущему королю.

Если честно, матушка двойника и меня очень сильно напрягла. Как здорово, что мы не родственники!

К тому же, мы ещё успеем пообщаться с моим будущим мужем, и я никуда не тороплюсь. Даже не горю желанием, если честно.

— Ну, эльфийку ты видела, — улыбнулся Рамон. Кажется, эта тема ему нравилась больше. Он даже поднял руки ладонями вверх, где тут же появились изображения двух существ, похожих на людей. — Эльфы чуть выше нас, простых людей. Только уши у них чуть больше, носы, наоборот, чуть меньше. Девушки все, без исключения, имеют рыжий цвет волос. Мужчины, наоборот, светлые. Их также называют друидами, или детьми природы.

Советник сжал кулаки, и вскоре изображение сменилось. Теперь я видела людей поменьше.

— А вот гномов и лилипутов можно легко спутать. Считается, что это и вовсе одна раса, но сами гномы и лилипуты с этим не согласятся. Если их обозвать карликами, то и вовсе могут обидеться и объявить войну. Обе расы едва ли достигают метра в длину. Единственное различие: гномы немного сутулятся.

Забавно. Даже в этом мире был аналог толерантности, благодаря которой называть вещи своими именами, то есть маленького человечка карликом — было нельзя.

— Далее гиганты — они разительно выше и эльфов, и людей. Малыши примерно под два метра ростом, взрослые — около четырёх-пяти. В целом, дружелюбный и добрый народец. Фей также легко отличить: они имеют характерные крылья за спиной и могут по желанию становиться меньше лилипутов и летать.

Внимательно слушала, наблюдая за тем, как Рамон менял картинки на своих руках. Похоже, у меня будут проблемы только в различие лилипутов и гномов.

Но я зря так рано порадовалась.

— Гоблины имеют характерную оранжевую кожу, большой длинный нос и огромные уши. У них совсем нет волос на теле, и они не вырастают больше полтора метра в длину. Тролли также похожи на них, но в отличие от оранжевых человечков, имеют зеленоватый цвет кожи и огромные зубы.

И с ними тоже проблем не будет.

— Царства, как я уже говорил, враждовали между собой, и даже пытались перемешать кровь, но, как выяснилось, ребёнок тролля и гоблина всегда оказывался бесплодным. Союз Девяти Королевств решил разделить и отправить эти королевства по разную сторону материка.

Голова медленно, но верно взрывалась от обилия полученной информации, но я продолжала внимательно слушать, потому что это было чертовски интересно.

— Последняя раса — оборотни. Они все, без исключения, выглядят, как простые люди. Единственное, что их может отличить: хвост, которые они искусно прячут, да и то он — следствие неверного превращения в детстве и есть не у всех. Это высшие волшебники, которые в детстве зависят от циклов луны, но впоследствии становятся настолько сильными, что могут контролировать своё обращение. Их расу можно определить только при условии, что, если сам оборотень того хочет.

Кажется, я поспешила с выводом. Проблема «маленьких людей» не так остра, как оборотней…

— Ребёнок оборотня и человека всегда будет оборотнем. Животное, в которое обращается оборотень, не влияет на то, кем родится ребёнок. На это влияет только характер самого волшебника.

Только я приподняла руку, желая спросить, как вдруг во дворе раздалась удивительная музыка, от звука которой я вздрогнула.

— Адриан вернулся с охоты. Мы должны его встретить. Пойдёмте, ваша светлость, вы должны создать иллюзию благополучия в паре двух избранных, — печальная улыбка коснулась губ Рамона. Похоже, ему самому не нравилось то, что он делал.

А я так не хотела встречать напыщенного индюка!

Глава 21: Коршуны

Спешила за Рамоном, приподняв юбки, и тихо злилась на себя. Какого лешего я продолжала играть на публику влюблённую в этого напыщенного самодовольного гада? Без сомнения, он недалеко ушёл от земного двойника. И плевать, что у будущего короля было тяжёлое детство.

У Андрея же, напротив, было всё: любящие родители, наследство, за которое не надо было бороться и абсолютно всё подавалось на блюдечке.

Как два генетически одинаковых человека в разных условиях имели схожий характер? Или я предвзято относилась к Адриану?

Мы с Рамоном уже минут десять стояли во дворе и ожидали моего несносного жениха, будущего мужа. Интересно, наши клятвы у алтаря рассеются, если я вернусь в родной мир? Или меня ждёт очередная уловка?

Неожиданно раздался топот копыт, и вскоре я не только услышала, но и увидела несколько всадников. Три ехали на бурых лошадях, но четвёртый… Я невольно залюбовалась этим конём. Рыжая лошадь с серебристой гривой разительно выделялась на фоне остальных. Грива и хвост блестели на солнце, переливаясь чуть ли не всеми цветами радуги.

— Ну, конечно, теперь принцы на белых конях уже не в моде, — фыркнула себе под нос, надеясь, что никто не услышал.

Какой смысл вспоминать все истории родного мира, учитывая, что я не в сказке, а в настоящей западне?!

— Улыбнитесь, Элайза, — вздрогнула от голоса Рамона. Он неожиданно очутился близко от моего лица. — Неподалёку от нас стоят слуги Люция, и они фиксируют каждый ваш жест. Заметят хоть какое-то недовольство или нежелание выходить замуж, то устроят большой магический переворот.

Покосилась на слуг главного врага Адриана. Их было трое, и все они были одеты в иссиня-чёрные костюмы. На глаза были натянуты шляпы, и я никак не могла рассмотреть их лица.

— Оборотни, ваша светлость, — словно догадавшись, о чём я думала, подметил мужчина, — Коршуны.

Мысленно выругалась. Минутная слабость подойти к ним и сдаться пропала без следа. Выкинула из головы, что они могли бы вытащить меня из этой передряги. Нет, я должна сама разобраться, кто друг, а кто враг. И действовать осторожно, аккуратно.

Слиться с толпой, выведать всю информацию и… сбежать.

Пока я размышляла над своим положением и, как ни странно, улыбалась, Адриан со своей свитой подъехал к нам. Невольно залюбовалась им в свете солнца. Принц сиял, улыбался, и ничего не выдавало в нём плохого настроения из-за вчерашнего визита «моей» матушки.

Я не заметила, в какой момент я начала улыбаться искренне.

— Любимая, какой приятный сюрприз, что ты меня встречаешь, — слезая со своего волшебного коня, Адриан радостно поприветствовал меня. — И боже, как ты прекрасна в свете дня! — комплимент внезапно отозвался теплотой в моей груди.

Вздрогнула, поняв, насколько это приятно, даже, если учесть, что всё это игралось на публику Люция.

— Ох, я скучала, пока ты был в отъезде, — также играя ответила я, слегка присев в реверансе. Неожиданно мне показался уместным этот жест. — Моя матушка умеет быть несносной, не так ли?

— Как хорошо, что ты не в матушку, радость моя, — и вот в его бездонных глазах зажглись огоньки, не предвещающие мне ничего хорошего. — Иначе я давно сошёл бы с ума, — после чего он взял в свою ладонь мою и припал к ней губами.

Именно припал, а не поцеловал, потому что от такого прикосновения у меня искрами посыпались мурашки по телу. Такой бурной реакции на чьё-то тепло моё бедное тело никогда в жизни не испытывало.

— Мы все бы сошли с ума, будь это так, — отбросила волосы свободной рукой, чувствуя, как участилось моё сердцебиение.

От такого и с ума сойти можно!

Адриан, наконец, выпустил мою руку из своих цепких лап. И я вновь почувствовала разочарование.

Мне нравились его прикосновения…

Чёрт…

— Как поохотился? Поймал кого-нибудь, милый? — мой взгляд на секунду коснулся коршунов. Те шептались между собой, но я уверена, что всё это время они прекрасно слышали каждое наше слово.

Каждый шорох.

— Ничего не поймал, — наши взгляды встретились, а лица оказались так близко, что я и думать забыла об оборотнях-шпионах.

Да и вообще: какого чёрта их сюда впустили?

— Но я рад, что у меня есть кое-что другое, — и Адриан наклонился ко мне так близко, что я забыла, как дышать.

Я видела лишь его губы, которые неумолимо приближались ко мне. И я жаждала его поцелуя.

И, когда его губы коснулись моей щеки, я вздрогнула: троица, наблюдавшая за нами, обратилась в птиц и взметнулась в воздух…


Глава 22: Будущий король

Адриан

Когда мы с Элайзой решили поменять двойников местами, я не предполагал, что всё обернётся для меня полным провалом. Думал, что это идеальный план, ведь, если Элайза меня ненавидела, то у её двойника будут совершенно противоположные эмоции.

Так и случилось. Только я не учёл одно «но». И это «но» заключалось в том, что и я начал что-то испытывать к Лизе.

Никогда не верил в чувства. Всё в этом мире можно было объяснить простыми потребностями. Потребностями в еде, сексе, жизни, наконец, в общении.

И только в любви не было никакой необходимости.

Элайза была мне неприятна с первого знакомства. Первого взгляда. С того момента, как я ощутил на себе магию истинных. Волшебство потянуло меня к ней, а на деле я чувствовал лишь отвращение. Это было необычным сочетанием, бешеным коктейлем, от которого выворачивало наизнанку.

Мы стали первой истинной парой, которые возненавидели друг друга.

Элайза оказалась менее стойкой, менее сдержанной. Она терпеть не могла меня, своё предназначение и будущее положение в обществе. Её мать, Нейла, пыталась образумить дочурку, но Элайза, отличаясь бунтарским характером, наотрез отказалась слушаться мудрую женщину. Вскоре Нейла встать на сторону дочери, пытаясь найти выход из патовой ситуации.

Шли годы. Моя истинная никак не хотела мириться с судьбой. Усугубило её настрой и то, что, родившись в семье сильнейших волшебников, она так и не нашла источник силы в себе. Не научилась колдовать.

— Адриан, за что мне всё это? Почему я должна жить с человеком, которого ненавижу, занимать пост, который не хочу, и жить без магии в волшебном мире? — постоянно спрашивала она, а меня всякий раз начинало тошнить от её нескончаемого нытья.

Но мир меняют несдающиеся бунтари. И Элайза не стала исключением, в конце концов, найдя выход. Сначала её идея показалась мне абсурдной, и я даже пытался её разубедить. Но потом, взвесив все «за» и «против» понял, что в этом необычном решении больше плюсов, чем минусов. Тем более, я был уверен, что Элайза не выйдет за меня добровольно ни под каким предлогом, и тогда Люций, мой злобный братец, не только получит власть над Вэстрисом, но и объявит войну остальным восьми королевствам.

Я должен помешать ему любым возможным способом. Это мой народ, и я несу за него ответственность.

Тогда я наивно полагал, что двойник Элайзы воспылает ко мне правильными эмоциями, будет обожать и уважать меня, не мешая править. Захочет остаться. Станет хорошей верной супругой и примерной матерью наших детей.

А если план не удастся, то двойник хотя бы выйдет за меня замуж, а затем отправится в свой мир. И когда вернётся Элайза, мы поселимся в разных частях замка. А там, возможно, я издам указ об отмене истинной пары для королевских семей. Наша задумка казалась мне идеальной со всех сторон.

Но я не учёл тот факт, что сам начну испытывать к Лизе что-то, чего объяснить я просто не могу. Потребности в заботе, нежности, общении, желание всегда быть рядом, оберегать и никогда не отпускать лавиной обрушились на меня ещё до того, как я смог их осознать.

Чего уж говорить о жажде закрыться в комнате и грешить несколько дней подряд.

Лиза свалилась на мою несчастную голову спонтанно. Буквально. С момента переноса всё пошло не по плану. Во-первых, она умудрилась попасть не в тронный зал, а в лес, где нам пришлось её искать. Во-вторых, с первого взгляда, с первого прикосновения пробудила во мне эмоции, о которых не ведал. Которые спали во мне мёртвым сном.

Смотрел на эту гостью и не верил своим глазам. Та, которую я считал уродиной, та, что была её точной копией, сейчас казалась мне самой красивой девушкой во всей Вселенной. С интересом рассматривал её, пока она злилась на меня.

Кто бы мог подумать, что мой двойник в её родном мире отравлял бедняжке жизнь! У судьбы прекрасное чувство юмора, однако!

С любопытством следил за её поведением в тронном зале, когда Лиза, не на шутку разозлившись, выпустила поток магии, только подтвердив, что не так проста, как казалась на первый взгляд.

И я убеждался в этом при каждой нашем встречи. Лиза отличалась от других девушек во всём.

Когда она оказалась в моих объятьях впервые, когда я успокаивал её от нашедшей на неё истерики, единственное, чего мне хотелось — не отпускать это маленькое существо никогда. Я вдыхал аромат её тела и сходил с ума. Он пьянил, заставляя желать безумные вещи. Не давал покоя.

Наша битва в моей любимой комнате также не прошла для меня бесследно. Лиза оказалась очень сильной колдуньей, но не это тронуло меня до глубины души. Я справлялся и не с такими ведьмами. Выкручивался и не из такой западни. Когда иномирянка начала падать, сработал инстинкт, и я подхватил её, испугавшись, что с ней что-то может случиться.

Но случилось со мной. Её близость опьянила, и единственное, чего я хотел — это поцеловать несносную девицу. Против правил приличия, всех возможных законов, да и против логики. Я просто хотел впиться своими губами в её, попробовать их на вкус, оставить свой отпечаток.

И я видел, что и она этого тоже хотела. Разве можно сказать «нет» и себе, и желанной девушке? Глупо, но я кое-как это сделал. Кое-как избавился от жажды мимолётного поцелуя, выпустив из цепких лап, будучи уверенным, что у меня ещё будет возможность отыграться.

Но мне не дали отдышаться. Мать настоящей Элайзы, что б её шуршата драли, решила нас навестить. Я знал, как эта стерва относилась ко мне. Конечно, не без подачи Элайзы. Она искренне ненавидела меня всем сердцем, и её мать, сдавшись, встала на её сторону, убедившись в том, что я монстр.

Конечно, Нейла поддержала переезд моей истинной ко мне во дворец, потому что не имела достаточно власти, чтобы идти против закона. Она продолжала искать влиятельных людей, чтобы свергнуть меня с моего законного престола. Я уверен, что она давно находилась в приспешниках Люция, но ничего доказать не мог.

Обед был испорчен её подколками и ненавистными взглядами. Как и моё настроение. Удивился лишь тому, что Лизе было не всё равно. Она словно хотела меня утешить, обнять. Мы были наедине, но я не позволил себе эту слабость.

Я будущий король. У меня нет слабостей. Я всесилен. Именно таким меня должны видеть все. Все, включая будущую жену. Даже если возненавидит меня за это.

Психанул, уехал на сутки в лес, сказав всем, что поехал охотиться. Было ли у меня желание убивать невинных зверюшек? Нет, я лишь хотел проветриться, заночевать на природе, зная, насколько это опасно, ведь кругом были враги.

Но поездка не помогла. Моё спокойствие было нарушено. Я влюбился. Этот процесс необратим. Магия истинных сработала на «ура». А магия ли это? Или мы просто пытаемся объяснить то, что объяснить не можем? Земляне, вон, ссылаются на гормоны и на эволюцию. Смешные такие.

Когда я вернулся, меня ждало два сюрприза: приятный и неприятный. Второй заключался в том, что братец подослал коршунов — лучших оборотней, чтобы те следили за происходящим во дворце. Разве имел я право отказать им в гостеприимстве?

А вот приятный меня порадовал. Меня встретила самая прекрасная девушка во Вселенной. И я чувствовал её. Её эмоции, её радость, её боязнь новых эмоций. Всё это я испытывал на себе.

Я не удержался. Я, как мог, боролся с собой, но не всё оказалось мне подвластно. Моя сдержанность подводила меня всё больше с каждой секундой, проведённой с девушкой из другого мира.

Сначала я поцеловал её в ладонь, наслаждаясь реакцией, которая только сильнее опьянила меня. Лиза сама хотела моего поцелуя: видел это по её глазам. Сжал зубы, сказав твёрдое «нет» себе. Ещё рано. Если я поцелую её сейчас, то получу, как минимум, смачную пощёчину. И это будет не только сильнейшим ударом по самолюбию, но и об этом узнает мой братец Люций. А это не к добру.

Не вытерпел и поцеловал её в щёку, мечтая, что в следующий раз это будут её губы, которые с удовольствием ответят на мой поцелуй. Отказа я не приму.

И после всего этого Лиза всерьёз думала, что я её отпущу на Землю? Наивная. Я сделаю всё, чтобы она не просто добровольно осталась со мной, но и жаждала быть здесь, как хочу этого я.


Глава 23: Шуршата

Елизавета

Секундное помутнение рассудка исчезло без следа. Мысленно ругала себя за опрометчивое желание припасть к губам Адриана. Надеюсь, он ничего не заметил и ни о чём не догадался.

А если бы поцеловал, клянусь, отвесила бы ему пощёчину! Интересно, в этом мире хоть кто-то знал о понятии «личное пространство»?! И почему я сама становилась такой же?

И главное: почему я сама не знаю, чего хочу?!

— Что ж, думаю, нам пора пообедать, радость моя, — он явно издевался, ласково называя меня приятными словами.

— Не откажусь, — бросила короткое, посмотрев в небо, куда только что улетела троица коршунов. Как многое я не ведала об этом мире.

— Беспокоишься об оборотнях? — Адриан подал мне руку, и я, тяжело вздохнув, приняла его приглашение. Выбора у меня особо не осталось, да и, к своему удивлению, я нашла его прикосновения приятными.

— Не только о них, — тяжело вздохнула, окончательно расслабившись и положив голову мужчине на плечо. И мне даже показалось, что Адриан тоже громко выдохнул, пытаясь скрыть своё напряжение.

Кажется, я схожу с ума. Или так действует дьявольская магия?!

— Не беспокойся, радость моя, мы точно знаем, кто наш союзник, а кто враг, — он улыбнулся, а мне резко стало тепло на душе, несмотря на то, что я не разделяла его оптимизма.

Рядом с Адрианом мне вдруг стало так легко, спокойно и уютно. Но никак не могла понять, что со мной. Я же защищена от чар воздействия? Тогда что именно происходит в моей голове? Творится со мной?

— Не называй меня так, — тихо и грубо прошептала. Мне нравились его ласковые прозвища, и именно это раздражало. Словно во мне боролись два противоречивых человека.

— Ну почему, если это правда? — усмехнулся мой истинный.

Мы как раз вошли в замок. Хотела одёрнуть руку, но напомнила себе, что и у стен есть уши. И ещё хуже: у них есть глаза. Среди слуг вполне могли быть подставные, иначе всем бы давным-давно рассказали, что я — ненастоящая Элайза. Это означало лишь одно: ни Адриан, ни Рамон никому не доверяли, кроме друг друга.

— Это всё цирк для зрителей, и ты это прекрасно знаешь, — прошипела в ответ. — Не по-настоящему. Не всерьёз. Лишь бы поверили.

Адриан не успел мне возразить, потому что я резко споткнулась обо что-то тёплое и мягкое. От неожиданности пискнула и убрала руку от Адриана, начиная падать. Реакция мужчины молниеносно сработала, и он поймал меня.

Я опять почти оказалась на его руках.

Хотела одновременно и поблагодарить, и возмутиться, но не решила, что сделать первым, а затем и вовсе не успела, потому что в страхе завизжала.

Передо мной в паре метров находилась огромная мышь, об которую я, похоже, и споткнулась. Она вдыхала воздух вокруг себя и внимательно смотрела на меня своими огромными глазищами.

— Мышь! Мышь! Мышь! — вопила, вспомнив свой давний детский страх.

Помнится, классе в пятом нас водили в живой уголок, где я по неосторожности сунулась к маленькому безобидному мышонку. Он укусил меня за указательный палец, тот распух и начал гноиться. Я ещё долго лечилась от своего любопытства! Зато урок на всю жизнь. И страх в придачу.

Андрей знал мой страх, когда подсунул дохлую крысу мне в рюкзак. Он искусно сыграл на моей боязни.

— Тише, успокойся, — убаюкивающий голос Адриана заставил меня замолчать. — Ты испугалась маленького шуршонка?

— Кого? — непонимающе поинтересовалась, всё ещё находясь в руках Адриана. Только в них в этом сумасшедшем мире я чувствовала себя в безопасности.

— Шу́рша, — рядом с нами возник Рамон. Он при помощи магии поймал это мелкое чудовище и пронёс его по воздуху мимо моего лица.

Возможно, он сделал это не специально, но на меня это произвело очень сильное впечатление.

— Рамон! — возмутился Адриан. — Она сейчас в обморок грохнется от таких забав!

А я не поверила своим ушам. Адриану было не плевать на меня? Или он продолжал играть на публику?

— Шуршата — это помесь ваших крыс и мышей. Милые существа. Видимо, пробрался в замок через открытую дверь, — невозмутимо ответил Рамон, выпуская мелкого сквозь окно. — На природе ему будет гораздо лучше.

— А шуршата они потому, что шуршат. До чего логичен этот мир! До чего логичны эти названия! — попыталась вырваться из цепких лап Адриана, но не тут-то было.

Мой истинный вдруг решил поцеловать меня в лоб. Не особо возражала, потому что мне нравились прикосновения его холодных губ.

Они так расслабляли…


Глава 24: Разговор

Адриан

Как же забавляла реакция Лизы на всё происходящее в моём мире. На всё, к чему я привык. Красавица выглядела забавной маленькой девочкой, которая была готова к новым открытиям, к новым свершениям, злилась и почти ничего не боялась.

Кто бы мог подумать, что маленький шуршонок оказался её слабостью.

И как же мне нравилось целовать её везде: в щёку, в лоб… Она не сопротивлялась, думая, что это игра на публику. Но на деле я чувствовал, что и ей это нравится. Просто она не готова признаться в этом. Даже себе

До чего противоречивая натура!

Мы вместе отобедали. Заменил сегодня наше общее кресло на два отдельных, несмотря на то, что мне хотелось испытывать её тепло каждую секунду. Пусть довольствуется последними днями мнимой свободы.

Мне хотелось большего. Страсть, как огонь зажигалась во мне в ту же секунду, как Лиза оказывалась рядом. Боролся с собой до последнего, но боялся, что однажды не выдержу и окончательно сломаюсь. Главное, чтобы это случилось тогда, когда Лиза будет готова, иначе сбежит. Сбежит в свой родной мир, и я не буду властен её вернуть.

В нашем мире после свадьбы супругов всегда сажали за одно кресло за столом. Это подчёркивало их равенство во всём. У титулованных личностей и вовсе подчёркивало равенство короля и королевы. В их мире правители сидели на разных тронах, и это казалось мне дикостью. Очень многие традиции, изученные на мироустройвствах казались мне дикими.

Но, может, потому, что я привык к своему миру?

После обеда Лиза поблагодарила всех слуг и с улыбкой сказала:

— А у вас есть библиотека?

Аж завис от этого вопроса. За кого она нас держала? Это главный дворец моих родителей, истинных царей Вэстриса. Конечно же, у нас была библиотека. Да и такая огромная! Думаю, она удивится, увидев количество стеллажей, и, надеюсь, не заблудится в лабиринте.

Но красавица поняла моё замешательство совершенно иначе.

— Ну, огромный склад книг со всякой важной и полезной информацией. Историями, — начала объяснять она. Да так неуклюже!

Расхохотался, не в силах сдерживаться. Её наивность меня поражала.

— Конечно же есть. Целый огромный лабиринт. Если решишь что-то изучить самостоятельно, будь осторожна и запоминай обратную дорогу. Вдруг заблудишься, — Лиза сидела напротив, и я резко наклонился к ней, обдав её горячим дыханием.

Конечно же, я шутил. Её кольцо было способно вытащить её из любых запутанных коридорах замка. Лабиринты библиотеки не были исключением.

— Ну и шуточки у тебя, Адриан. Понятно, почему Элайза сбежала, — Лиза ничуть не смутилась, тихо прошептала подколку и наклонилась в ответ.

Такой наглости я от неё не ожидал. Боже! Её губы на расстоянии нескольких сантиметров! Мне всего-то нужно привстать, чтобы проучить нахалку!

Кашель Рамона заставил меня… нас очнуться.

— Я вам не помешал? — советник переводил взгляд с меня на мою истинную и обратно. Захотел проклясть человека, который меня воспитал. Зайди он на пару мгновений позже!

— Ни капли, — очнулась Лиза. — Я как раз закончила с обедом и собиралась заблудиться в местной библиотеке, — красавица соскочила со стула, присела в реверансе и упорхнула из трапезного зала. Поразился её прыткости.

На её место сел Рамон. Боже! Сейчас начнёт меня отчитывать!

— Адриан, ты же понимаешь, что твоя вчерашняя выходка была неуместной? — ну, вот. Как и думал! Началось!

Закатил глаза. В последний раз меня так отчитывали, когда Рамон нашёл в моей постели сразу трёх девушек. И чего ругался? Защитные чары я использовал, был осторожен и даже ничего такого не употреблял!

Рамон всё это время пытливо смотрел на меня. Очевидно ждал, когда я поддержу разговор, который мне заранее не нравился.

— Какая выходка? — наконец сказал то, что «дядюшка» мечтал услышать. Иногда он переигрывал с ролью отца.

— Как говорится, «учитесь властвовать собою». Стерв, подобных Нейле, на твоем королевском веку будет не мало. Ты на каждую будешь так реагировать? Сорвался и уехал на охоту! Негодный мальчишка, ты искал единения с природой! Учись делать это в садах, как это делал отец!

Ну вот. Чего и требовалось ожидать. Пошёл длинный монолог, который я и слышать не хотел. Мне никогда не быть таким же хорошим, как мой отец! Я это осознавал, но ничего не мог с поделать. Отец был сильным землевиком, который успокаивался, лишь дотронувшись до дерева, которое было специально выращен для этого в нашем саду.

И который Люций безжалостно срубил после их смерти.

Мой темперамент достался мне от матушки. Она была, как и я, огневиком. Эмоциональной, страстной, неугомонной.

Рамон долго ждал моего ответа, но я упорно молчал, игнорируя все нормы приличия. Я был взрослым и так устал от опеки… Советник не дождался моей реакции и заговорил сам:

— Мне пришлось вместо тебя рассказывать историю твоей семьи Лизе. Она попала сюда не по своей воле, и тебе совершенно плевать на неё, — Рамон прищурился, словно пытался прочесть мои мысли.

Но он прекрасно знал, что у него это не получится. Я слишком хорошо умел закрываться. Умел защищаться. У меня были лучшие учителя.

— Не стоило этого делать! — резко встал со стула, облокотившись на стол, зло посмотрел на Рамона. — Я должен был сделать это сам.

— Ты влюбился в неё, как мальчишка, — Рамон покачал головой, никак не отреагировав на моё поведение. Только сейчас понял: его слова были проверкой. Он поймал меня на свой психологический крючок. Магия магией, а знания Земли были не менее сильными. — Это противоречит всем нашим планам. Ты так и ничему не научился.

Покачал головой, пройдя к окну, вглядываясь в пейзажи моего королевства.

Лиза просто не знала, что я для неё приготовил.


Глава 25: Библиотека

Елизавета

Шуточки Адриана начинали раздражать, как и то, что, несмотря на всё приключившееся за два дня, меня неумолимо тянуло к нему. Что я, девушка лёгкого поведения, что ли? Я ведь вообще не верила в любовь, что уж говорить о «светлых чувствах» с первого взгляда.

Сбежала в библиотеку сразу же, как только смогла. Не всё в этом мире подчинялось логике, но, думаю, хотя бы «склад книг» не сильно будет отличаться от нашего.

Хватило мне уже кошек, которые жужжат, и мышек, которые шуршат. Интересно, а какие здесь собаки?! Что необычного делают они, и как тут называются?

Покачала головой, пытаясь избавиться от странных и настолько прыгающих мыслей.

Пока шла по коридору, представляла многое. По пути нафантазировала себе парящие книги, окружённые облаками прямо в помещении, или любой другой магический подвох. Надеюсь, мне не придётся с ними разговаривать!

Когда вошла в библиотеку, застыла. В этот раз меня удивила не привычная необычность, а, наоборот, поразительная обыденность. Ну, подумаешь, я увидела огромнейшие стеллажи книг, уходящие далеко ввысь. Подумаешь, что полки представляли собой бесконечный лабиринт, конца и края которых не было видно ни в ширину, ни в высоту. Тут вообще Адриан не врал: предупредил заранее!

— И как они всё это пишут? Печатной машинки у них явно нет, — восхитилась, пытаясь найти ответ на столь трудную загадку.

Задача усложнилась, когда я поняла, что все книги написаны идентичным каллиграфическим ровным почерком. Каждую новую книгу открывала с неописуемым ужасом, представляя, что один и тот же человек писал всё это.

А затем чисто случайно наткнулась на повисшую в воздухе книгу, над которой трудилось серебристое перо. Оно что-то старательно записывало.

— Нам наконец-то открылась тайна! — улыбнулась я, набрав, наконец, кучу книг, которые, как мне казалось, пригодятся в освоении нового мира.

Или окончательно сведут с ума, сломав мне все каноны привычного.

Я вычитала всё о видах магии, сделала себе небольшой конспект, несколько пометок. Заглянула я и в главу про истинных, и, увидев количество текста, поняла, что мне лучше стоит отложить получение информации.

Также я захватила книгу «Как открыть в себе свой элементаль». Решила, что две книги будет больше, чем достаточно и поспешила найти библиотекаря, чтобы он записал всё на моё имя.

Уж очень хотелось вернуться в свои покои и отдохнуть от сумасшедшего дня. Там я чувствовала себя более-менее безопасно. Как дома. Даже встреча с жужжинчиком уже не казалась такой уж страшной. Я была готова насладиться её пением, лишь бы не слушать жужжание Рамона и ничего не чувствовать к Адриану.

Последние эмоции напрягали меня больше всего.

Спустя несколько минут начала подозревать, что хожу кругами. Кольцо, похоже, не сработало, не могло найти хранителя книг, и теперь я окончательно заблудилась.

Библиотека начала походить на бесконечный лабиринт, в котором мне суждено было сгинуть. Исчезнуть. Потеряться. Умереть.

Безумные и пугающие мысли приходили ко мне в голову. Пыталась их отогнать, успокаивая себя тем, что Адриану нужна его истинная. Даже если он не любит меня, я всё равно нужна для бракосочетания. Для того, чтобы он стал королем. Узнав, что меня долго нет, он найдёт меня, несмотря ни на что?

— Вот ты где! — вздрогнула от довольно-таки знакомого голоса, который вырвал меня из столь пугающих мыслей.

Не думала, что буду рада его услышать. Повернулась и расплылась в улыбке. Меня нашла Катрина.

— Ты заблудилась? — с прищуром глядя на меня, спросила красавица. — Как ты умудрилась? Ты раньше чуть ли не жила здесь!

Ой-ой. Кажется, я серьёзно влипла.

— Да я искала… хранителя книг, — ляпнула первое, что мне пришло в голову и, судя по её удивленному лицу, догадалась, что это был крайне неправильный ответ. — А ты как меня нашла? — попыталась сменить тему.

— Адриан послал за тобой.

От этой фразы по спине побежал неприятный холодок.


Глава 26: Что задумал Адриан?!

Елизавета

И неприятный он был лишь потому, что в голове пронеслось тысяча и один вопрос, среди которых были: «что этому гению нужно было от меня на этот раз?!» и «неужели он чувствует меня и на расстоянии?!». Я ведь совсем недавно подумала, что, если окончательно заблужусь, на мои поиски будет хоть кто-то отправлен. И вот вам.

Пожалуйста!

— И о каком хранителе книг ты говоришь? — Катрина нахмурилась, косо глядя на меня.

Задумалась, не зная, как ответить. Вдруг я выдам себя? Хотя, если Адриан послал именно фрейлину, то он доверял этой волшебнице?

И ей доверяла Элайза. Как жаль, что я не могла поверить ей также. Я всё ещё была уверена, что моя лучшая подруга не была предательницей.

— А разве здесь раньше не было библиотекаря? Человека, который следил бы за книгами? Чтобы никто ничего не украл? — осторожно поинтересовалась я.

— Ты о страже книг? — нахмурилась Катрина, облегчённо выдохнув. — Есть. Но как ты украдёшь книгу, если при выходе из помещения ты получаешь не саму её, а лишь оболочку, копию, которая растворится у тебя через месяц? И чем дальше ты от дворца, тем слабее видны буквы.

Закатила глаза, покачав головой. Ну, конечно же! Могла бы, и сама догадаться. Ага.

— Зачем меня ищет Адриан? — вздохнула, сдалась. Мысленно уже признала, что я до сих пор, как слепой котёнок в этом мире. Или как слепой жужжинчик? А они бывают слепыми?

— Как всегда нагоняет интриги? — Катрина покачала головой, махнув рукой в сторону прохода. Поняла её и без слов: просто последовала за ней.

Через пару минут мы вышли в общий зал, где я до этого сидела за столом, читала книги и делала конспекты. Вскоре и вовсе вышли за пределы сказочной библиотеке.

В моих руках по-прежнему остались две книги и мой блокнот.

— Зачем тебе они? — наконец, заговорила Катрина, махнув рукой в сторону моего выбора. — Ты итак всё отлично знаешь. Я помню тебя тем ещё книжным червём.

— Одно дело знать теорию и не иметь возможности применить её на практике, другое дело изучать теорию и параллельно практиковаться, — нашлась я.

— Разумно, — кивнула фрейлина. — Я даже не могу представить насколько тебе было тяжело все эти годы.

— О, и не представляй, — отмахнулась. — Вся семья волшебники, магия так и витает в воздухе, и я её ощущаю, пытаюсь дотянуться до источника и… полный провал. Чувствовала себя красивым пустым сосудом без содержания, — подыграла Катрине, воспользовавшись полученными знаниями из книг.

Катрина согласилась, не найдя и грамма фальши в моих словах. Слава всем жужжатам этого мира! Я не спалилась.

— Ты так и не ответила на мой вопрос, — Катрине не удалось меня заговорить, как бы она не старалась. Отлично помнила, что я хотела узнать от неё.

— Ну, возможно, Адриан хотел сделать сюрприз, — Катрина пожала плечами, — но, всё-таки, ты моя лучшая подруга, а он всего лишь человек, которому я должна подчиняться. С другой стороны, вскоре моей истинной королевой станешь ты, так что…

Боже! Этот мир помешался на истинных! Почему все должны быть истинными?! Королевы, пары, любовь…

Стоп!

— Катрина! — громко возмутилась, остановившись посреди коридора. Я ведь не сразу догадалась, что она делала! Заговаривала зубы!

— Прости… раньше это работало, — вздохнула она. — Впрочем, я сказала правду. Адриан готовит сюрприз. Скоро ваша свадьба. Будущий король хочет, чтобы всё прошло идеально и планирует поставить ваш первый танец.

Замерла, не в силах ступить и шага. С ума сойти! Он, что…?! Это мне на протяжении скольких дней терпеть его присутствие… близкое?!

— Лайз, — вздрогнула, потому что не привыкла к такому сокращению. — Что-то изменилось за последние пару дней. Я это чувствую. Адриан стал по-другому к тебе относится. Да и ты становишься другой. Я помню, как тебя трясло от ненависти к нему, но сейчас этого нет.

Катрина была права. Я, в отличие от настоящей Элайзы, не могла ненавидеть Адриана. Не хотела. Не было причины.

Я чувствовала кое-что другое, и это пугало, раздражало и… заставляло трепетать. Также, как и от предстоящего танца.


Глава 27: Условности

Адриан

Ждал истинную в тронном зале и размышлял о задуманном. Танец был необязательным, но он всегда украшал торжества, подчёркивая страстность и чувства между двумя людьми, которые вступали в брак. Я до сих пор помнил, как кружились по залу мои родители каждое торжество. Помнил, как чарующе и волшебно это выглядело со стороны.

Рамон не оценил моих намерений, бестактно и грубо напомнив, что мне предстояло в ближайшее время. Коронация. Подлость Люция. Я должен быть готов ко всему. Не исключено, что братец пойдёт на меня войной.

Но не я виноват в традициях Вэстриса, как и в обычаях остальных восьми королевств. Возможно, я и уступил бы трон старшему, но то, во что он превратил королевство за столько лет правления, не лезло ни в какие рамки.

Я не жаждал быть королём, но осознавал всю ответственность, возложенную на меня, за всех живых существ Вэстриса. И поэтому не мог сдаться так просто.

Покачал головой. Хватит размышлений. Достаточно страха. Надоело! Я так устал от всего этого цирка. От ответственности, которую взвалили на меня, когда я, будучи младенцем, впервые открыл глаза. Я был маленьким карапузом, ходил под стол на четвереньках, а все во мне уже видели будущего короля.

Сейчас мне хотелось немного отдохнуть, перестать бояться по поводу и без, и постоянно размышлять на тему: кто предатель, а кто нет. Хотелось простого счастья хотя бы на короткое мгновение.

И Лиза стала свежим глотком воздуха. Сначала я не поверил своим глазам, не поверил чувствам. Но теперь я отчётливо понимал, что это такое. Это не было привычной магией. Люди — идиоты, пытающиеся понять то, что не для их ума. Объяснить то, чего не могут. Постичь то, что им неведомо.

Любовь — это не колдовство, не выбор природы и не эволюционная фишка. Это нечто большее. Нечто необъяснимое. И не нужно опускать это на уровень гормонов или магии.

Единственное, чего я хотел сейчас: показать Лизе то, что чувствовал. Жаждал, чтобы она ответила мне взаимностью. Но боялся. Действительно впервые в жизни я по-настоящему боялся. Боялся спугнуть. Боялся невзаимности. Боялся быть отвергнутым.

Но, несмотря на всё это, хотел действовать. Поэтому отправил Катрину, чтобы она нашла принцессу и привела ко мне. Нет ничего более соблазнительно и манящего, чем невинный танец. Безобидные прикосновения могут перерасти в нечто большее, хоть я и не собирался торопиться. Но помечтать об этом мне никто не запрещал.

Минуты ожидания после того, как Рамон оставил меня одного, показались мне целой вечностью. Томился. Возникали мысли передумать. Если мы истинные, то, может, всё само придёт к нам?

Вздохнул. Не время для паники.

Сидеть на троне в ожидании «чуда» — такое себе занятие. Успокаивал себя тем, что не коронации ждал в столь неудобной позе.

И тут дверь резко отворилась. Вздрогнул: Катрина обожала эффектные появления. Восхищался этой девушкой и до встречи с Лизой очень жалел, что не она была моей истинной. Вместе с тем ненавидел законы Вэстриса. Нет, я не питал пламенных чувств к Катрине, лишь понимал, насколько хорошей она была бы королевой.

Элайза тоже хорошо относилась к фрейлине. И в детстве, когда мы оставались втроём, Катрина умудрялась нас помирить. Столько грации и элегантности эффектно сочеталось со стойким волевым характером и умением заткнуть любого собеседника! Убойное зелье. Но это наша Катрина.

Перед переносом Элайза настоятельно рекомендовала посвятить Катрину. Я же посчитал, что лучше сделать это, если двойник и Катрина найдут общий язык. Иначе могло случиться непоправимое.

Не стал акцентировать внимание на том, что Элайза впервые за годы нашей враждебности поняла меня и мои мотивы. Но мы впервые нашли общий язык как раз в тот момент, когда совершили перенос.

Возможно, мы бы и не ненавидели друг друга, если бы нам не было «суждено» быть вместе.

— Ваше будущее величество, — Катрина поклонилась. Другого бы человека я бы точно убил за такое обращение. Она эффектно напомнила мне о моей важности и принизила меня, сообщив, что ещё не время. — Я сделала, как вы просили. Вам помочь в обучении свадебного танца, или вы предпочитаете остаться наедине?

Она прекрасно знала, что я отвечу.

— Благодарю, Катрина, — коротко кивнул. — Нет, я хочу остаться наедине, — и улыбнулся, рассматривая гостью.

Катрина молча удалилась, а я замер. Просто никак не мог оторвать взгляда от гостьи из другого мира. Если честно, давно бы сорвал условности, но просто не имел права.

Пока.


Глава 28: Танец

Елизавета

Какой магией обладала Катрина, что Адриан не отругал её за столь фривольное, столь некрасивое обращение к его дрожайшей персоне?! Надо бы запомнить волшебное «будущее величество». По мне так отличная дразнилка на все случаи жизни.

Я заметила, как дёрнулась бровь левого глаза мужчины, но это единственное, что изменилось в его лице. Он умел скрывать эмоции. Это я поняла ещё по визиту матери Элайзы, но… я только сейчас поняла, что его выдавало. Тогда его левая бровь тоже взметнулась вверх. Что ж, если не разберусь в магии истинных, научусь понимать его по жестам. По-моему, неплохой расклад.

Если мне это вообще понадобится.

— Вызывали, ваше будущее величество? — нагло усмехнулась, присев в дразнящем реверансе.

— Была бы ты поосторожнее, — Адриан моментально среагировал, неожиданно оказавшись рядом и заглянув в мои глаза. Он смотрел на меня так, что я невольно шумно сглотнула. — Катрину я знаю с детства, и ей можно так шутить, а вот с тобой, моя истинная, я могу сделать кое-что нехорошее.

— Например? — смело спросила, почувствовав, что во рту мгновенно пересохло.

Да что со мной творится в его присутствии?

— Например, оставить в этом мире до конца твоей жизни. Ты же так мечтаешь вернуться домой, — наигранно ласково выдохнул Адриан. Он вновь, не стесняясь, слишком близко наклонился к моим губам.

Громко сглотнула, уставившись ему в глаза. Я чувствовала его испытывающий взгляд на себе и совершенно не боялась. Но вот сердцебиение знатно участилось, стало трудно дышать. Опустила веки, разрешая Адриану делать со мной всё, что ему вздумается.

Не хотела себе признаваться, но я жаждала его поцелуя.


Адриан

Какая красивая, какая дерзкая… И вместе с этим такая беззащитная. Мне так и хотелось поцеловать её, хотелось прижать к себе, обнять, не выпускать из рук. Жаждал защитить от всего этого жестокого мира игры престолов и войны между королевствами. О, они всегда были, и они всегда будут.

Не желал спугнуть. Мечтал, когда же она сама сдастся в мой плен. Когда она сама не захочет уходить от меня. Привяжется ко мне так же, как привязался к ней я за несколько дней.

Тяжело вздохнул и ограничился поцелуем в лоб, а затем отступил. Её кожа была так холодна и так желанна…


Елизавета

Его дыхание обожгло мои губы, но я так и не рискнула открыть глаза. Не смогла отстраниться. В чувство привёл его короткое прикосновение ко лбу, и я всё-таки распахнула глаза, внимательно наблюдая за каждым его действием.

Адриан отступил. Он явно издевался надо мной. Играл со мной. Или боролся с собой, не желая нарушать мои личные границы? Да что с ним такое?!

— Это всё, ради чего ты меня позвал? — гневно спросила, зло уставившись на него. Ах, если бы взглядом можно было бы прожечь!

А, может, есть такое заклинание?! Гори в аду, Адриан!


Адриан

Я видел, как она злится. Чувствовал это всем телом. Её эмоции постепенно становились моими, и это вызывало привыкание. Раньше я ощущал эмоции Элайзы на себе, но это настолько бесило, что я постоянно закрывался от этого бешеного потока. Я мог бы закрыться и сейчас, но мне этого не хотелось.

Злилась, что я не давал ей то, чего она жаждала? Пусть так. Не хотелось бы её ненависти из-за того, что я нарушил её границы.

Из двух зол я выбрал наименее болезненную.

— Ты ещё долго будешь разглядывать меня? — из забытья меня вытащил раздражённый голос Лизы.

— Ох, прости, — усмехнулся, потому что не чувствовал ни грамма сожаления. — Просто подбирал наряды в голове.

Её недоумённый вид сказал всё за себя. Еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Она походила на недовольного жужжинчика, который вот-вот хотел напасть.

А мне захотелось немного пошалить. Взмахнул правой рукой, в мгновении ока преобразив её.

Теперь Лиза предстала в синем атласном платье с открытыми плечами и пышной юбкой. Её волосы сами собой завязались в кубышку.

Случайно залюбовался ею. Настоящая королева!

Как же хотелось дотронуться до оголённой кожи, распустить роскошные волосы и впиться в её губы!


Елизавета

Вздрогнула, когда выбранная с утра одежда исчезла, стала другой. Мало того, что этот напыщенный гад буквально раздевал меня взглядом, и я прекрасно понимала, что ему надо, так ещё и… это! С другой стороны, был бы огромный смысл злиться, если я предстала перед ним голой. А так…

— Может, мы уже начнём? — вздохнула, пряча злость. — Ты оторвал меня от очень интереснейшего дела!

— Неужели какие-то книжки интереснее меня? — и снова эта ухмылка. Ну сколько можно!

Дразнит? Изучает? Чего-то ждёт?

— Изучение магии интереснее пустой болтовни, — хмыкнула, машинально потянувшись откинуть прядь волос назад. Чертыхнулась про себя, поняв, что Адриан мне ещё и причёску сделал!

Интересно, как я выгляжу со стороны?

— А ты нетерпелива, — Адриан вновь оказался очень близко. И это с каждым разом становилось невыносимее.

Я чувствовала, как сжималась каждая мышца, напрягался каждый нерв. Тело требовало разрядки, и что-то подсказывало мне, что я её не скоро получу.

А возможно и никогда вовсе. Всё-таки, я здесь на замену бракованной истинной. Сама я никогда ею не была, и не стану.

— Что ж, давай приступим, — не дождавшись от меня ответа, Адриан встал напротив. — Смотри, танец Ноутактус не имеет аналогов в вашем мире…

— Ты решил начать с лекции, или мы делом займёмся? — грубо прервала его. Мне совершенно не хотелось слушать его пустые бредни. Более того: я всячески старалась не смотреть на его губы.

— Как пожелаешь, — равнодушно пожал плечами мужчина. — Начальная точка: мы стоим друг напротив друга и смотрим в глаза.

Кивнула, понимая, что он растягивает своё удовольствие, моё мучение. Я вытерплю. Я смогу.

— Дальше ты, не прерывая зрительного контакта, приподнимая юбки, присаживаешься в коротком реверансе.

Повторила всё с точностью. С каждой секундой смотреть ему в глаза становилось всё невыносимее. Еле поднялась.

— Шаг назад, дорогая, — это прозвучало, как приказ, но я его выполнила. По крайней мере, наши лица перестали находиться в опасной близости.

— Наши левые руки вперёд, и мы должны сделать круг.

Послушалась, не задумываясь о смысле движения. За что и поплатилась. Меня словно током ударило от касания к его горячей ладони.

— Нет, дорогая, — откуда-то из-за тумана прозвучал голос моего «истинного». — В этой части не должно быть никаких прикосновений. Начнём сначала.

Выругалась себе под нос. Мы вновь смотрели в глаза, я вновь поклонилась, вновь отступила. Кажется, этот тиран будет издеваться надо мной, пока мои движения не будут достойны звания королевы Вэстриса.

Левая рука вперёд, полный круг, правая рука вперёд, полный круг. Обе руки вперёд, полный круг…

В следующее мгновение Адриан резко сцепил наши руки и потянул меня на себя. Я буквально врезалась в него, чуть не задев его губы своими.

На мгновение для меня в этом мире остались лишь его глаза…


Глава 29: Элемент танца

Неожиданный элемент танца заставил пропустить сердце один удар. Замерла, вглядываясь в эти бесстыдные глаза, не в силах пикнуть, не в силах пошевелиться. Не в силах дышать.

Неужели сейчас случится то, чего я жажду и не хочу одновременно?

Как могут быть настолько противоречивыми чувства?! И почему они посетили меня одновременно?


Адриан

Это мгновение показалось мне вечностью. Не думал, что и сам попадусь в капкан, поддамся чарам, угожу в сети.

Её бирюзовые глаза сводили с ума. Её губы манили и явно жаждали поцелуя. Я видел это. Хотел этого и сам.

Чёртово воспитание. Не мог пересилить себя. Девки с лёгкостью падали к моим ногам, и я совершенно не задумывался об их соблазнении. Ни о чём.

Лиза оказалась мне слишком дорога, чтобы воспользоваться её слабостью.

Но и бороться с собой я больше не мог.

Елизавета

Секунды превратились в вечность. Время словно остановилось. Замерло для нас двоих. Стало тяжело, даже невозможно дышать. Невыносимо существовать.

Похоже, я схожу с ума. Разве можно желать поцелуи и касания человека, с которым ты едва знакома?! Правильно ли это?

К которому не знаешь, что чувствуешь? Эти эмоции, на грани ненависти и пылкой страсти, уважения и презрения, любви и безумия, сводят меня с ума!

Чувствовала жар его дыхания на своей коже. Ощущала ладонями тепло его рук. Всем телом была прижата к нему и не хотела разъединяться. Видела яркие искорки пламени в его глазах, и они меня манили. Увлекали за собой. Затягивали в бездну. Не предвещали мне ровным счётом ничего хорошего.

Что со мной?! Нормально ли это?!

Внезапный шум заставил меня вынырнуть из небытия. Отвернулась, разорвав приятный контакт и взвизгнула.

Шуршонок убегал от жужжинчика. Не сразу догадалась, что это Октавила гналась за дворцовым гостем.

Закричала, испугавшись, и подпрыгнула.

Не ожидала, что в следующий момент окажусь в цепких лапах Адриана. Он молниеносно и с явной радостью подхватил меня на руки и рассмеялся.

— Эй! Что ты себе позволяешь! — возмутилась, сделав вид, что пытаюсь вырваться. Мне этого не хотелось.

Его руки показались мне самым уютным и тёплым местом в Вэстрисе. А может и во всём странном мире девяти королевств. В его объятьях я чувствовала себя… в безопасности.

— Моя сэди, вы сами запрыгнули ко мне на руки, — хитрая улыбка так и горела у него на лице. — С другой стороны, мы таким образом отрепетировали ещё один элемент танца.

— Нахал! — пробурчала себе под нос, наблюдая за тем, как Адриан веселится. — Опусти меня!

Попыталась скрыть, что его ласковое прозвище мне понравилась. Но, если он по-прежнему с такой же лёгкостью читал меня, от него вряд ли утаилась эта быстрая эмоция.

Но Адриан и не думал выпускать меня из своих цепких лап. Он лишь с рассматривал меня, всё также усмехаясь.

От безмолвного смотренья друг на друга нас отвлекла Октавия. Она всё-таки поймала шуршонка и теперь с громким причмокиванием поедала бедное существо.

Поморщилась, повторив попытку выбраться из рук моего истинного. Тщетно: будущий король явно наслаждался моими мучениями. Моей беспомощностью.

Дверь внезапно отворилась, и я увидела очередного слугу. Парень поклонился, совершенно не смутившись нашей… эээ… позы.[L1]

— Ваше величество! Прибыл гонец от Люция. Он требует вашей немедленной аудиенции, — вежливо отчеканил незнакомец.

— Благодарю, — кивнул Адриан. — Сейчас спущусь в переговорную, — а затем повернулся ко мне: — На сегодня тренировка Ноутакстуса завершена. Отлично выполнила поддержку, — принц усмехнулся, явно сказав последнее для слуги. Чтобы тот ничего не подумал?

Адриан наконец-то опустил меня на пол, взял мою ладонь в свою руку и нежно поцеловал, слегка поклонившись, вызвав этим невинным жестом бурю эмоций в моей душе.

Чертовы мурашки!


Глава 30: Гонец

Адриан

Находился в смешанных чувствах.

С одной стороны, ликовал, что девушка, от которой почти сошёл с ума, отвечала взаимностью. Немного расстроился, что нас прервали в такой момент.

С другой… Недоумевал, что нужно гонцу Люция от меня. Негодовал, что оторвали от столь важной части подготовки к предстоящей свадьбы.

Как и ожидалось, гонец ждал меня в переговорной. Мужчина вальяжно расселся в центральном кресле, где обычно сидел король, и недовольно хмурился.

— А вы не умеете быть пунктуальным? — презрительно фыркнул он, не проявив ни капли уважения в мою сторону.

Я сразу же узнал его.

Эзриэл. Как же я мог не догадаться. Кого ещё Люций мог послать на «переговоры» со мной. Самодовольный эльф с нескрываемой злостью смотрел на меня. Он был одет во всё зелёное, что контрастировало с его пепельными волосами, из-под которых торчали выразительные длинные уши.

Эзриэл был ровесником моего брата, его лучшим другом, советником и напарником. Он, как и Люций, считал, что я собирался отобрать престол, что по праву принадлежал моему брату. Но я же не был виноват, что родился позже!

— А вы по-прежнему создаёте эффект неожиданности, — сдержанно кивнул, сев напротив. Не стал устраивать пустые сцены. Они были ни к чему. Люций только этого и добивался. Он ждал, когда я сорвусь, оступлюсь, поступлю не как наследник. И тогда он сможет обвинить меня во всех грехах мира.

— Что не скажешь о вас, — прыснул собеседник.

Это может затянуться на несколько часов. Похоже, мы способны жёстко подкалывать друг друга вечность. В сдержанной манере, естественно.

— К чему пустая трата времени? Быть может, вы уже сообщите цель своего визита? Очень уж заинтриговали, — расслабленно откинулся на спинку стула, показывая гостью, что я спокоен и равнодушен.

Хоть это было не так.

Совсем не так.

— Как всегда, не терпеливы, — скрестил руки на груди Эзриэл и продолжил молчать, выводя меня из себя.

— Я уже молчу о коршунах, которых вы с Люцием послали за мной следить. Я мог спокойно вышвырнуть их из своего дворца, ведь они нарушили законы Вэстриса. Но я этого не сделал. Поэтому, прошу, не испытывайте моего терпения, — холодно отчеканил, не желая провоцировать ссору.

— Какие ещё законы? — собеседник вздёрнул правую бровь, изображая недоумение, хотя прекрасно знал, о чём я. — Мы подчиняемся только одним законам. Законам, введённым Люцием. Единственным правильным и верным.

— Я рад, — кивнул, не став спорить, ибо знал, что это бесполезно. — Моя коронация состоится через четыре десятка дней. Я верну родительское наследие и не позволю Люцию бесчинствовать.

— Это угроза? — Эзриэл наклонил голову влево, отчего его длинные волосы встрепенулись и приподнялись, не без помощи магии. Они походили на несколько белоснежных змей, которые взвились и собирались атаковать.

Если он думал, что принял устрашающий вид, то заблуждался. Я огневик и не боялся землевика. Даже если он был эльфом, на моей стороне была магия нападения.

— Предупреждение. Я не собираюсь терпеть всё это, — под столом мои руки сжались в кулак, и я припас несколько шаровых ударов на случай нападения.

— Оставил бы ты всё это, юнец, — Эзриэл поднялся и утихомирил свои волосы. — Ты же знаешь, что тебе не выиграть в схватке с величайшим королём Вэстриса.

— Это мы ещё посмотрим! — не стал уточнять что именно. На то, что мне не выиграть, или на «величайшего короля». Не считал брата таковым. Он был продажным любителем золота и денег.

И до сих пор не женился, и не обзавёлся потомством.

— Даже судьба была против тебя. Ты не можешь стать королём, не женившись на истинной. Насколько я знаю, вы были первыми в истории, кто возненавидел друг друга с первого взгляда. Брак, заключённый не по любви, будет признан недействительным, — Эзриэл сделал многозначительную паузу, а потом угрожающе добавил: — Если мы узнаем, что вы что-то сделали с Элайзой, тебе несдобровать.

Коротко кивнул и ухмыльнулся, оставшись совершенно спокойным. Его трогательный и злобный монолог не произвёл на меня ни малейшего впечатления.

— Почему ни ты, ни мой брат, не могут просто признать, что я настолько обаятелен, мил и добр, что Элайза наконец-то разглядела во мне своего суженного? — приторно сладко ответил гостю, наслаждаясь тем, как заскрежетали его зубы от негодования. — И я считаю, что Элайза — лучшая кандидатура для королевы Вэстриса. Более того, я её люблю и уважаю. Мы разрешили наши детские обиды, — с наслаждением причмокнул губой. — Так и передай моему братцу.

Мы ещё посмотрим, кто кого. Брак будет заключён и по любви.


Глава 31: Попытки колдовать

Елизавета

Страшно представить, что было бы, если нас не прервали. Поцеловались бы? Или, как говорят в книжных романах Земли, слились в страстном поцелуе?

Или, что хуже, и вовсе всё бы закончилось чем-то более… интимным?

К последнему я не была готова. К своим двадцати пяти оставалась невинной и не хотела что-то менять. Мужчины ранее меня совсем не привлекали. Не верила в чувства и считала всё пустой тратой времени.

Всё изменилось, когда я встретила Адриана. Не могла больше отрицать, что меня к нему тянуло. Это было невыносимо, но все мои мысли занял он. Занял его образ. Никогда б не подумала, что воспылаю чувствами к кому-то настолько похожему на детского врага.

Аж передёрнуло при мысли об Андрее!

Мне ничего не оставалось, как закрыться у себя в комнате. Надоели эти интриги и приключения, которых я не просила. Хотелось тишины.

Но вот магия… Она тянула к себе, умело заманивая в цепкие лапы. Ничего не могла с собой поделать: так и хотелось зарыться в книги и не вылезать, узнавая всё больше нового. И не останавливаться, пока не узнаю всё.

А ведь самое главное: я могла практиковаться!

С таким позитивным настроем я залезла с ногами на кровать. Не по-принцесски? Плевать. Мне нужно изучить слишком много, чтобы думать сейчас о нормах волшебного мира.

Решила начать с книги начинающих колдунов и колдуний, пытаясь выбрать, что попробовать первым.

Настолько увлеклась, что не заметила, как в комнату пришёл гость. Вздрогнула, когда Октавия запрыгнула ко мне на колени и довольно зажжужала. Закатила глаза: уж сильно не нравился этот звук.

— Что, съела бедного шуршонка и довольна? — вздохнула и потрепала её за хохолок. Воспоминания о кровавой расправе были по-прежнему яркими.

Октавия издала странный звук, укоризненно посмотрев на меня. Ну, что?! Я по-жужински не понимаю!

Взгляд случайно зацепился за чары закрытия. Я могу обезопасить комнату, защитив от незваных гостей?!

Это будет здорово! Рамон не обрадуется с утра, когда не сможет попасть внутрь.

Вычитала, что и как надо сделать, села в позу лотоса, сняла диадему, сцепила пальцы в замок, опустила веки и сконцентрировалась.

Не знаю, как долго я просидела в такой позе, и когда я открыла глаза, вздрогнула, подпрыгнув на месте от неожиданности. Катрина сидела напротив меня, внимательно и тихо рассматривая.

— Что ты тут делаешь? — довольно грубо спросила.

— Как и обычно. Вечерний ужин раз в неделю с лучшей подругой, — абсолютно без эмоций произнесла она, кивнув в сторону подноса, что стоял передо мной. — Как ты могла забыть?

— Извини… Со всей подготовкой вылетело из головы, — тихо и стыдливо промямлила.

Катрина была вежлива и добра со мной, а я лишь грубо отталкивала её. Но воспоминания о Катьке были по-прежнему сильны, и я не могла поверить, что предательница именно моя земная подруга.

Катрина коротко кивнула, показав, что не обиделась на меня.

— У меня встречный вопрос: что ты такое делаешь, раз не заметила меня?

— Тщетные попытки колдовать, — призналась, показав книгу, словно пожаловалась на неё, потому что у меня не получалось ровным счётом ничего.

— Простые чары, — утвердительно произнесла собеседница. — Но начинающие ведьмы не магичат на голодный желудок, — с этими словами она непринуждённо надела на мой лоб диадему.

От прикосновения её холодных рук я вздрогнула.

— Я не знала, что тебе взять сегодня, учитывая смену твоих вкусовых предпочтений, поэтому подхватила то, что ты обожала и моё любимое, от чего ты вечно отнекивалась, — промурлыкала Катрина, а я застыла.

Обожаемое Элайзой блюдо не внушало доверия, лишь напоминало кучку разноцветной травы, приправленную странным соусом. Листья красного и синего растений особенно сильно вызывали у меня рвотный рефлекс.

А вот от второго блюда так и текли слюни. Стейк из незнакомого животного и перемолотый овощ, похожий на картошку, не только аппетитно выглядели, но и вкусно пахли.

— Всё с тобой ясно, — рассмеялась Катрина. — Хорошо, что я взяла два.

— Адриан к нам не присоединится? — зачем-то спросила, приняв из рук фрейлины тарелку.

Сильно привыкла трапезничать в его компании. По крайней мере, именно так я себя успокоила.

— Меня уже мало? А как же наши традиции? — Катрина смеялась, и я не могла понять, обидны ли ей были мои слова. Не могла угадать, о чём она думала. — Он надолго застрял с гонцом Люция. Ох, начались тяжёлые времена. Противостояние братьев, сильнейших волшебников… битва за престол…

Кивнула. Разделяла её мысли и боялась представить, какую роль предстояло сыграть в этой трагикомедии мне.

От мыслей отвлекла Октавия. Она дала о себе знать, громко зажжужав и потеревшись об меня.

— Ах ты, мелкая предательница! — расхохоталась Катрина. — Давно вы нашли общий язык с Октавой? Она всегда ластилась у меня, игнорируя тебя. А сейчас всё… наоборот.

— Совсем недавно эта заразка признала во мне хозяйку, — со странной гордостью отметила. — Как думаешь, стоит ли её покормить? Она при мне расправилась с шуршонком.

— Ну, раз признала, это очень хорошо, — кивнула Катрина. — Жужжинчики очень любят сильнейших ведьм. Она почувствовала твою силу и готова признаться в верности тебе.

— Да какой там! — отмахнулась. — Я только открыла свои способности.

— Тебе всего лишь нужно подучиться. А насчёт еды не беспокойся: Октавию очень хорошо кормят на кухне. Эта маленькая заразка везде успевает.

Несколько минут мы уплетали в тишине, наслаждаясь разнообразием вкусов. Была готова расхвалить дворцовых поваров.

Когда мы закончили, Катрина непринуждённо при помощи магии убрала поднос с пустыми тарелками. Застыла, наблюдая, как они поплыли по воздуху, словно пушинки. Завораживающее зрелище.

— Ну-с. Дам тебе небольшой урок концентрации, а то не доверяю этой Корнелии, — имя она выплюнула с нескрываемой неприязнью, а после всё также непринуждённо сняла с меня диадему.

Мы взялись за руки и закрыли глаза. Я слушала её размеренный голос и повторяла за ней. И это было действительно волшебно. Мы объединили свои силы, свою магию, и теперь колдовали вместе, слившись воедино.

Катрина показала мне несколько приёмов, научила обращаться к источнику силы и погружаться в себя. Это был необычный опыт, который я не ожидала познать.

А затем девушка всё также легко пожелала мне спокойной ночи и ушла к себе. Для неё всё это было естественно, для меня же — в новинку. Мы даже с Катькой не были настолько близки.

Я осталась недоумевать и гадать: предательница Катрина или нет.

Глава 32: Утренние приключения

Елизавета

Проснулась от настойчивого стука в дверь. Октавия недовольно шикнула и посмотрела на дверь. Мой утренний гость разбудил и жужжинчика.

— Элайза, что это за выкрутасы?! — услышала недовольный голос Рамона и сладко улыбнулась.

Похоже, у Катрины получилось чему-то научить меня, волшебного бездаря. Может, со мной и не всё потеряно?

Мои чары действовали, и это не могло не радовать.

— Если ты являешься главной слугой его будущего величества, это совершенно не означает, что ты имеешь право врываться в мои покои, когда захочешь! — смеясь, ответила ему. Не соизволила даже сесть в кровати. Захочу, останусь спать хоть до обеда!

Настроение прямо с утра скакнуло до небес. Всё-таки, настоящая Элайза была права: Катрина прекрасная подруга.

За дверью ненадолго стало тихо. Потом услышала тяжёлый вздох, но я по-прежнему не сдвинулась с места. Пусть хоть дверь выносит, оно ему не поможет!

— Этому вас Катрина научила? — упрекнул мужчина. — Давно говорил Адриану, что пора избавиться от этой несносной девчонки! А он её уважает и чуть ли не боготворит!

Ворчания Рамона неожиданно дали обратный эффект. Испытала укол ревности и надула губы. Вот как? Адриан боготворит Катрину?! Настолько хороша? А между ними что-то было? Конечно же, было! Перед ним только настоящая Элайза смогла устоять!

Скрестила руки на груди, чувствуя, что настроение опять падает.

С другой стороны, разве можно не любить Катрину? Ворчащий Рамон за стеной не в счёт! Ему вообще угодить сложно!

Продолжила молчать и игнорировать помеху за стеной. Пока чары действовали, Рамон ничего не мог со мной сделать. Да и что он сделает? Я нужна ему… им. Для того, чтобы вернуть правление королевством законному наследнику.

Фыркнула. Дурацкие правила: давно бы женился на Катрине!

— Элайза! Вы хотите, чтобы я взломал чары? — недовольство так и росло в его голосе. — Я потеряю очень много магических сил!

— Отлично! Я могу лишь пожелать удачи. Это послужит уроком, что к невинным девушкам, тем более к невестам короля, не стоит вламываться, когда они ещё не встали и почти голые! — парировала, не желая сдаваться.

И вновь тяжёлый вздох.

— Это так выглядит со стороны? Простите, я не подумал… не знал… Хотел, как лучше для вас. Для Адриана, — Рамон вдруг начал оправдываться. — Я отношусь к вам, как к дочери. Элайза никогда не противилась такому поведению. Не думал, что это доставит дискомфорт вам.

Вздохнула. Ненадолго стало стыдно от того, что я так дерзко говорила с добродушным мужчиной. Я как-то слишком быстро восприняла его слугой и перешла к нему на «ты». Было ли это правильно?

Но меня недолго терзала совесть.

Вздохнула, соскочила с кровати и быстренько привела себя в порядок. Не было ни сил, ни желания спорить.

Выскочила из комнаты, тем самым разрушив чары.

— Пообещай мне, что будешь будить меня сквозь закрытую дверь. Мне неприятно всякий раз, когда в мои покои врываются, а я заспанная.

Рамон кивнул. Не стал спорить. Мы поспешили в трапезный зал, где меня уже ждала Катрина.

— Слышала, что ты устроила утром, — прошептала она. — Отличная проделка!

— Спасибо, подруга! Без тебя бы у меня ничего не вышло, — слова соскользнули с моих уст сами. Катрина зарделась, и я постаралась как можно быстрее сменить тему: — А где Адриан? Он не согласился завтракать с двумя красавицами?

И вновь сказала, не подумав. Что, уже соскучилась? Быстро здесь, однако, работала магия. Я не видела его пару часов, а уже жаждала встречи.

Ну, хотя бы перестала это отрицать. Прогресс!

— Адриан позавтракал ещё с первыми птицами, — отчеканил Рамон. — Встреча со вчерашним гонцом была очень тяжёлой. Сегодня он в комнате воспоминаний.

Надо будет разыскать его… Расспросить…

Но я не успела принять решение, потому что мой взгляд упал на Рамона. Тот зло смотрел на Катрину. Фрейлина в ответ лишь сладко улыбалась.

Что это? Прямое доказательство того, что Катрина — предательница? Или просто отражение того, что Рамон ненавидел сумасбродную красотку?

Обдумать ситуацию мне не дали. Рамон перевёл взгляд на меня:

— Сэди, напоминаю, что после завтрака у вас занятия магией. Корнелия уже ждёт вас. Сегодня мы планируем протестировать и узнать ваш элементаль.

Вздрогнула. К контрольной с утра я не была готова.

Глава 33: Тест

Елизавета

Кусок не лез в горло. Нервничала, как перед давно прошедшей защитой диплома и никак не могла справиться с неизвестно откуда взявшимся волнением. Страхом, который я не могла побороть. С ума сойти! Я думала, что избавилась от разных зачётов и прочей дряни, но они вновь настигли меня.

И пусть этот тест я не могла завалить, я всё равно переживала. Он определял мою дальнейшую судьбу, как минимум на ближайшие сорок дней, если не больше. На секунду удивилась возникшей мысли. Разве я собиралась здесь оставаться? Отогнала эти странные идеи.

Волнение на тему «как настоящая Элайза будет выкручиваться из всего этого» отошло на второй план. Если честно, очень боялась, что меня попросту не вернут назад. Или хотела этого?!

В тренировочном зале было на удивление тихо. Меня смутил парящий пепел, словно вчера здесь метали огонь, но я быстро о нём забыла, когда увидела посреди арены стол с четырьмя предметами на нём.

Подошла ближе. Удивилась странному набору: стакан воды, воткнутая палочка с клочком прозрачной серой ткани, горшок с землёй и потушенная свеча. С удивлением рассматривала вещи, ещё не зная, что мой тест уже начался.

Корнелия появилась из неоткуда. Она нависла надо мной мрачной тучей, отчего я вздрогнула и отшатнулась.

— Ты с интересом рассматривала все четыре представителя стихий, но не потянулась ни к одному, — с прищуром вместо приветствия отметила она.

— А вы любите сыпать информацией, но не раскрывать её смысл, — парировала, со злостью глядя на мучительницу.

— Что ж. Ты, как всегда, пришла неподготовленная. И это — будущая правительница Вэстриса! Людям на смех! — скрестила она руки на груди.

И почему её фраза была так похожа на «курам на смех»? Или эльфы так и относились к людям, как мы на Земле к глупым птицам?!

Видя, что я молчу и не реагирую на столь откровенную провокацию, Корнелия вздохнула, но всё-таки решила поведать мне замысел:

— Это четыре предмета стихий. Они заколдованы так, что подчинить предмет сможет только владелец элементаля. Обычно тестируемый тянется к чему-то одному, неосознанно. Но ты, похоже, исключение из всех правил, — желчно отметила женщина.

— А может, я владею ими всеми? — дерзко ответила, не боясь смотреть ей в глаза.

— Тогда мне придётся убить тебя, — и, видя, что я не оценила её шутку, поспешно добавила: — Слишком оптимистично, — фыркнула, отведя взгляд первой. — Скорее, не владеешь ни одним из них.

— Как вы верите в меня! — меня раздражала Корнелия, и я была готова попросить Рамона подобрать мне другого учителя.

Какого чёрта меня учит эльфийка, если людская магия немного отличается от магии их расы?!

— Начни с воды. Это самый распространённый элементаль на Воде, — сдалась Корнелия, отступив. Похоже, даже ей надоело унижать свою ученицу.

— А почему здесь нет предметов на молнию, целительство и… — я сделала многозначительную паузу, — лёд? Вы почему-то решили утаить от меня о седьмом элементале.

Корнелия шумно выдохнула.

— Неужели маленькая Элайза решила почитать умные книжки? — саркастично бросила она, а затем, не меняя тона, добавила: — Лёд — это седьмой элементаль, очень редкий, сильнейший. Он происходит сразу от двух стихий: воды и воздуха. К сожалению, он не появлялся в девяти королевствах уже несколько столетий. С тех пор, как самые сильные маги переселились на остров Аборигенов и отказались вступать в Союз Девяти Королевств.

Кивнула. Именно так было написано в большинстве книг. Но некоторые, показавшиеся мне чуть новее, удивили меня цифрой о шести элементалях.

— Целительство произошло от земли. Молния от огня. Если ты проявишь себя в земле, или в огне, в чём я очень сильно сомневаюсь, мы проверим тебя следующим этапом, — Корнелия говорила прямолинейно.

Она словно пыталась спустить меня с небес на землю. Только делала это изощрённым способом: резала крылья и явно надеялась, что я приземлюсь головой о камни, расшибу лоб и перестану быть её обузой.

— Огневики распространены среди оборотней. Землевики среди эльфов, — сменила она гнев на милость, и я уже не чувствовала себя настолько униженной. — Начинай с воды. Подними руку над стаканом и попробуй вытолкнуть её изнутри.

Тяжело вздохнула. А вот и практика, о которой я так мечтала. Надо было желать аккуратнее. Не была готова к последствиям.

Молча сняла диадему и положила её в карман. Забуду надеть — могу разнести дворец Адриана. Случайно.

И поделом ему.

Занесла руку над стаканом, ещё не совсем понимая, что делать. Мне надо покричать «вверх», чтобы вода сама прыгнула мне в ладонь? Что я должна сделать?! Почему мне никто ничего не объяснял?

Ох, можно моим учителем будет Катрина?!

Минуты превратились в вечность. Я пыталась концентрироваться по-разному, но всё было тщетно. И невыносимо. Вода даже не шелохнулась.

— Вода — не твоя стихия. Дальше, — жёстко отчеканила Корнелия.

Ну, что ж. Первый блин комом. Согнула руку в кисти, пытаясь сдвинуть дурацкий клочок ткани с места, не прикасаясь к нему. Если честно, совершенно не понимала, что делаю.

На мгновение мне показалось, что клочок шевельнулся.

Неужели воздух?! Замерла в предвкушении, надеясь на лучшее. Попыталась повторить, но ничего не вышло.

— Хм. Интересно. Если не получится с остальными, вернёмся к воздуху. Дальше.

Я, что, подопытный кролик для неё?! Или какой-нибудь прыгунчик, аналог зайца и кролика? Не удивлюсь, если здесь есть такой зверёк, учитывая, какие названия местные жители давали зверям.

Занесла руку над горшком земли, не особо веря в удачу. Вряд ли я разожгу огонь. Вряд ли выращу растение из ничего. Может, Корнелия права, и я бесстихийная? А такое вообще возможно?!

Я перестала концентрироваться и пытаться что-то из себя выдавить. Но то, что случилось в следующие три секунды, заставило меня выпрыгнуть из собственных ну очень увлекательных мыслей.

Горшок неожиданно затрясся, грозясь вот-вот лопнуть ко всем шуршатам и чертям мира, и из него резко вырвалось зелёное растение. Оно росло, приумножалось и давно вышло из-под моего контроля.

Вскрикнула, убрала руку и отскочила. Корнелия от неожиданности тоже отшатнулась и чуть не упала. Она глядела на меня с вытаращенными глазами, не в силах сказать ни слова.

Напряжённую обстановку между двумя эмоциональными женщинами развеял Рамон, который, как оказалось, всё это время наблюдал за моим тестированием в дверях:

— Ну, по крайней мере, будущие король и королева Вэстриса не совпадут в стихии огня. Это было бы совсем… опасно.

Повернула голову в его сторону, пытаясь понять, что значат его слова.

Глава 34: Измена истинной

Вечером, после разговора с гонцом

Адриан

Я был вне себя от злости и даже не пытался этого скрыть. Не стал ужинать, сразу после общения со слугой брата направился в тренировочный зал, где без зазрения совести рвал и метал. Буквально. Рвал нервы, метал огненные шары, не боясь что-то сжечь или умереть от удушья. Комната была специально заколдована и защищена на случай непредвиденных ситуаций.

Люций продолжал вставлять палки в колёса. Старательно препятствовал тому, что должно случиться. Настойчиво выводил меня из себя, наблюдая за моими мучениями со стороны, надеясь, что я сорвусь. Оступлюсь.

Я, в отличие от него, рос без родителей. И не я был избалованным мальчиком. Я прекрасно понимал, что этот гад натворил. Что сделал с королевством.

И на всякие фразы по типу «он же твой брат, так нельзя» я спокойно мог послать к самому дьяволу. Да что б их всех шуршата драли! Кровные узы не значат ровным счётом ничего, когда происходят такие гадкие вещи.

Двери неожиданно открылись, и я невольно послал в ту сторону огненный шар, не задумавшись о последствиях, не боясь, что кто-то пострадает от моего необдуманного поступка. Настолько я был зол и не контролировал себя.

— Адриан! — услышал возмущённый возглас Рамона и мгновенно взял себя в руки.

К счастью, наставник не пострадал. Он успел защититься своим ледяным щитом. Инстинкты давно контролировали нашу магию.

— Прости, Рамон, — тяжело вздохнул, наблюдая за тем, как ледяной щит человека, заменившего мне отца, таял в воздухе. — Зря ты такую силу скрываешь, — в очередной раз осудил своего советника.

— Тише! — шикнул на меня Рамон, захлопнув дверь и наложив защитные чары от посторонних ушей. — Мой ледяной дар единичен, и я не могу жертвовать собой, пока не удостоверюсь, что ты занял свой законный престол.

— И? Я огневик, и это тоже достаточно редко встречается среди людей, — никогда и ничего не боялся. После смерти родителей, я, похоже, потерял такое чувство, как страх, раз и навсегда. Перестал его испытывать.

— Огневиков твой братец не использует, как подопытных шуршат. Ледевиков с тех пор, как бо́льшая часть уплыла на отдельный остров, стало так мало, что они считаются вымершими стихийщиками…

— Ага, и поговаривают, что Люций отлавливает их для опытов, потому что это сильнейшая элементаль, — закончил я за Рамона, сделав скучающее выражение лица. — Пока ты притворяешься водником, всё будет в порядке.

Хотел успокоить своего наставника, что ему ничего не грозит, но получилось не искренне. На девяносто процентов был уверен, что у Люция есть своя лаборатория, где он уже несколько лет ставил кощунские, немыслимые, зверские опыты.

Был бессилен: ничего не мог доказать.

— Ты, как всегда, мне не веришь, — проворчал Рамон. — И так во всём. Начиная с бесчинства вашего брата, заканчивая предательством некоторых личностей.

Закатил глаза. Не был готов к очередной лекции старого друга. Но, похоже, Рамон уже настроился выносить мне мозг.

— Что опять сделала Катрина?

Как я уже говорил, я был воспитан Рамоном, но это не спасло нас от разногласий. Мы расходились во мнениях даже по самым простым вопросам. И Катрина стала главной точкой преткновения.

Я рос вместе с этой девчушкой. Она была милой, весёлой, красивой. С годами и вовсе стала очень мудрой и рассудительной. Она умело находила подход к каждому человеку, и мы невольно подружились, живя в одном дворце.

Подружилась и с Элайзой, чего не мог сделать я. Несколько лет тщетно пыталась нас примирить. Не вышло.

С годами пытался её соблазнить, но она слишком верила в любовь истинных и была верна дружбе с Элайзой. И это заставило меня уважать её ещё сильнее.

— Вопрос не в этом. Вопрос в том, чего она не сделала. И что ещё сделает, — абстрактно ответил Рамон, вновь уклонившись от ответа.

Вздохнул. Досчитал до десяти, пытаясь успокоиться. Опять одна и та же надоедливая затянувшаяся песня.

— Не вини Катрину за грехи её матери. Это нечестно перекладывать вину женщины на её дочь.

На секунду задумался о происходящем в жизни человека, заменившего отца. Рамону откровенно не повезло. Изначально всё было хорошо. Настолько хорошо, что становилось подозрительно. С истинной он познакомился ещё в пятнадцать лет и мгновенно узнал её.

Это мои родители делали обряд по поиску истинной, когда мне было семь, и мы с Элайзой сразу же не поладили.

Рамон познакомился с Брендой в осознанном возрасте, и увидел в ней истинную. Любовь с первого взгляда, дружба, отношения. Взаимность во всём. Свадьба. Бренда переехала во дворец вместе со старшей сестрой — работать на моих родителей.

И вот тут-то всё и перевернулось с ног на голову: Рамон оказался бездетным. Это впоследствии целители научились лечить эту древнюю и ужасную болезнь, но тогда…

Истинность не спасла их отношения. Бренда очень хотела детей, и так случилось, что она изменила мужу с неизвестным. Как она повторяла, с гостем их дворца. У неё родилась девочка. Катрина.

— Не винить?! — Рамон вспылил. Этот всегда сдержанный мужчина всегда сходил с ума, когда разговор заходил о Катрине. — Ты даже не знаешь, кто отец несносной девчонки! А ведь это может быть и эльф, и оборотень!

— Ни разу не видел, чтобы она обращалась в зверька, — начал уставать примерно так же, как при беседе с гонцом. Хотелось продолжить метать огненные шары. — Да и ушей, как у эльфа не замечал.

— Ага. А то, что она землевик тебе ни о чём не говорит? Это очень редко, среди людей! — у Рамона давным-давно на всё находился контраргумент. Он давным-давно хотел избавиться от напоминания измены бывшей жены из дворца.

— Ты вообще ледевик, но это не делает тебя аборигеном, — наколдовал себе стул и с удовольствием уселся.

Надоело!

— Аборигены — не раса. Это выходцы из всех девяти народов, которые не согласны с условиями девяти королевств!

Покачал головой. Бренда была счастлива, когда родился младенец. Рамон пытался несколько лет делать вид, что всё хорошо. Пытался растить дочь, как свою.

Через несколько месяцев у родителей появился я, благодаря чему мы с Катриной росли вместе, как настоящие родственники. Король не возражал, что его младший сын играется с детьми слуги.

Да и зачем, если детишкам было весело. Это потом мы поняли классовую несправедливость и разность в положении.

Когда Катрине исполнилось семь, ненависть Рамона достигла предела. Он больше не мог видеть девочку, она слишком сильно напоминала измену её матери. Вскоре Бренда не выдержала и сбежала. Рамон забросил заботу о неродной дочери, и за неё взялась Мерисса — старшая сестра матери. Она к тому времени уже вышла замуж и у неё появились свои дети.

А когда погибли мои родители, Рамон с удовольствием взялся за заботу несносного мальчишки — меня. И он оказался вполне неплохим отцом для неродного ребёнка.

Посмотрел на противоречивого мужчину и тяжело вздохнул. Некоторое время мы молчали, потому что мне надоело спорить с ним.

— Я не чувствую её, Адриан. Но она жива, и я это знаю. Как будто она просто перестала быть моей истинной… — наконец, тихо, с лёгкой грустью произнёс Рамон.

Похоже, несмотря ни на что, он продолжал любить Бренду.

Глава 35: Неожиданный результат

Елизавета

Ситуация, сложившаяся в тренировочном зале, была пропитана абсурдом. Я только и могла, что молча, как немая рыба, переводить взгляд с Рамона на Корнелию, и обратно. Эти двое явно знали больше меня, но никак не хотели ничего объяснять.

Конечно! Привыкли жить в мире с магией! А что делать мне, простой смертной из другого мира? Ну невозможно за один день всё вычитать из книжек!

— Вы думаете, это смешно? — гневно воскликнула Корнелия, посмотрев сквозь меня. Она явно хотела прожечь Рамона взглядом.

А я по-прежнему не понимала, что происходит. Может, они и вовсе общались телепатически? Даже такому я бы не удивилась.

— Я просто не вижу проблемы, — улыбнулся Рамон и спокойно подошёл к столу, ободряюще положив руку мне на плечо. — Она же не отнимает у вашей расы стихию.

— Её магия настолько сильна, и именно поэтому спала́ столько лет? Вам не кажется, что это подозрительно?! — Корнелия с прищуром взглянула на меня, а затем вновь на Рамона.

— Прекратите делать поспешные выводы! Когда-нибудь и ледевики снова вернутся в строй, — Рамон оставался совершенно спокойным.

Да кто-нибудь из этих гениальных «взрослых» в конце концов объяснят мне, что происходит?! Надоело чувствовать себя глупым ребёнком!

Рамон спокойно взмахнул рукой, и моё растение резко завяло, превратившись в сухой стебель.

— Эй! — возмутилась. — Это вообще-то первое, что я создала при помощи магии! Зачем же так… жестоко?! Может, я хотела забрать его в свои покои!

— А как же то, что вы создали вчера с вечера? Тот самый сюрприз, что я нашёл с утра? — Рамон явно светился от радости, и я не понимала причины столь внезапной перемены его настроения.

Его слова сбили с меня спесь. Стало немного неловко за причинённые неудобства, но, с другой стороны, это был единственный способ защитить свою территорию. Корнелия с непониманием взглянула на меня, явно ожидая хоть каких-то объяснений, которые я не собиралась давать.

— Сначала попробуй его излечить, — Рамон, видя мою заминку, направил беседу и мои действия в нужное ему русло.

Теперь с непониманием смотрела уже я. Страх постепенно охватывал мой разум. Мысли лихорадочно роились в голове, сводя с ума. Обрывки знаний, полученные за вчерашний день, начали всплывать и пугали ещё больше.

Я просто не могу… Я не способна на такое… Это же работа… целителя. Я всего лишь землевик, разве нет? Не могу же я быть настолько сильной? Я здесь чужая. Это не мой мир. Я иномирянка, попаданка, я не могу обладать столь мощным и редким элементалем…

— Попробуй. Никто не ждёт от тебя огромных результатов в первые же дни проявления способностей, — Рамон, видя моё замешательство, вновь подбодрил меня, наконец, убрав руку.

Выставила ладонь вперёд, ни на что не рассчитывая, ни на что не надеясь. Неожиданно загубленное растение постепенно начало подавать признаки жизни, расцветая и здоровея на глазах. Через несколько секунд оно приняло первоначальный вид. Ещё через несколько — стало даже больше, угрожая разломить горшок.

Вскрикнула, отшатнувшись. Схватилась за диадему и поскорее надела её на лоб.

— Это невозможно! Неправильно! Странно! — завела свою шарманку Корнелия, и я неожиданно оказалась с ней солидарна.

Я была напугана, мои руки дрожали, и единственное, чего я хотела — больше не владеть колдовством, природу которого не понимала.

— Но землевики этого не могут? — осторожно, отчаянно пролепетала, с надеждой услышать: «всё в порядке, могут».

Но Рамон был непреклонен и явно не желал меня успокаивать:

— Верно. Ты не просто землевик, ты целитель.

Его слова прозвучали для меня, как приговор. И, судя по лицу Корнелии, для неё тоже.

Глава 36: Комната воспоминаний

Елизавета

После дурацкого теста, единственное, что мне хотелось делать — это бежать. Куда? Зачем? Да я сама не знала. Результат напугал меня, заставил трепетать от страха. Я не просто землевик, я целитель, что подразумевало лишнюю заинтересованность «плохих» людей. Как жаль, что я так и не определилась, не поняла, кто друг, а кто враг.

А, к чёрту всё! Остановилась после очередного прохода, что были похожи друг на друга, как близнецы. Надоело бояться!

Осточертело бороться с желанием найти и увидеть Адриана. Даже если это всего лишь магия истинных, то плевать. Я хочу его увидеть. Всего лишь увидеть. Остальное — не важно.

Тем более, мне не давало покоя, что же эта за комната воспоминаний.

И было сильнейшее желание поделиться произошедшим и узнать его мнение, чего мне стоит опасаться. К тому же, нужно было задать пару вопросов по поводу вчерашнего гонца.

Недолго думая, нажала на кольцо и последовала за серебристой нитью, что указывала мне путь. Дорогу к моему истинному.


Адриан

Гнев постепенно сменился на милость. Злость на усталость. Утром обнаружил себя в раздрае и почти без эмоций. Чувствовал себя бездушным овощем, ни на что не годным, ни на что не способным.

Поел с первыми птицами, что встречали рассвет. Еда показалась безвкусной. Во всём был виноват вчерашний день, испортивший мне настроение.

Знал, что делать в такой ситуации. Когда такое случалось, что, к счастью, было крайне редко, всегда отправлялся в комнату воспоминаний, где часами медитировал. Там стояло огромное зеркало, где я просматривал события из моего прошлого.

Как говорится, непомнящий прошлого, не имеет будущего.

Я обожал это волшебное зеркало, одно из шести магических зеркал, сотворёнными гномами. Конечно же, зеркал было бесчисленное множество, но все они принадлежали шести видам.

Начал я с воспоминаний детства: мне хотелось вспомнить своих родителей. То, как мама обучала меня магии, надеясь, что я, как и она, стану молневиком, а не огневиком. Отец показывал всякие разные штуки при помощи магии земли. Помнил я и Люция, который при родителях довольно-таки хорошо ко мне относился, но за глаза устраивал разные бесчинства, пользуясь тем, что был старше.

Ему повезло меньше. Я уже в семь лет мог приструнить его своими огненными шарами. Управляя стихией воздуха, брат мог либо защищаться, либо не лезть. Он выбрал разумное второе. Сам же я никогда не лез на рожон.

Внезапные шаги сзади заставили меня насторожиться, но я не стал оборачиваться. Все во дворце знали, что, если я в комнате воспоминаний, значит, медитирую, и лучше не стоит лезть под горячую руку.

Буквально.


Елизавета

Адриана я нашла быстро. Путеводная нить безошибочно привела меня к нему. Или процесс поиска ускорило моё сильное желание увидеть его?!

Открыла дверь и застыла на пороге довольно-таки тёмной комнаты. Едва различала силуэты. Высокие окна были занавешены плотными шторами, а посреди большого зала стояло огромное зеркало, из которого исходил неяркий и единственный свет в помещении. В него и смотрел Адриан, стоя ко мне спиной.

Но больше всего меня удивили сменяющиеся картинки в отражении. Они были словно… кино, красочный фильм.

Тихо подошла ближе, надеясь, что мужчина меня не услышит и позволит увидеть то же, что и он.

Вот только недолго смогла подсматривать за Адрианом. В конце концов, любопытство победило, и я тихо поинтересовалась у него:

— Это зеркало желаний? Ты мечтаешь вновь увидеть родителей? — что это бывшие правители Вэстриса, я ни на секунду не сомневалась. Адриан был слишком похож на обоих. Мельком я увидела и другие, незнакомые мне лица.

Это был самый глупый вопрос, который я только задавала, но не спросить его не могла: слишком уж сильно ситуация походила на момент из сказки про мальчика, который выжил…

Вот только сейчас я не в чьей-то фантазии.

Адриан повернулся, смерив меня оценивающим взглядом, словно не сразу узнал мой голос.

— Нет, — наконец, тихо прошептал он. — Это мои воспоминания. Хочешь посмотреть? — с этими словами он протянул мне руку, приглашая подойти поближе к нему.

Я не стала сопротивляться, сделав шаг навстречу, не боясь упасть в бездну. Больше не боялась.


Адриан

Я не сразу понял, что за мной подглядывают. Не сразу понял, что это Лиза. Будь на её месте кто-то другой, без промедления выставил бы за дверь. Но сейчас лишь удостоверился, что передо мной именно она, а не кто-то другой.

Она задала очень глупый вопрос, еле сдержался, чтобы не рассмеяться. И внезапно сделал то, чего не делал ни для кого другого: пригласил окунуться в мой омут памяти, пропутешествовать со мной по воспоминаниям.

Лиза не стала отказываться, взяв мою руку в свою. И это была самая большая ошибка в её жизни. Притянул девушку, поставил перед собой и обнял за талию, ничего не стесняясь. Я лишь сделал то, чего давно хотел: заключил в свои объятия, из которых никогда и не планировал выпускать. Даже если она будет сопротивляться.

Глава 37: Сказания о прошлом

Елизавета

Дальнейшие события приняли неожиданный поворот. Внезапно я оказалась в цепких лапах Адриана, из которых не имела ни малейшего шанса выбраться. Да и не особо хотела. Лишь возмущённо воскликнула:

— Адриан, что ты себе позволяешь?! — напомнила ему о рамках приличия, отчего тут же была наказана ещё более крепким объятьем.

Сердцебиение участилось, никак не могла справиться с собой. Почему его близость так сильно действовала на меня?

— Если мы будем стоять рядом, то ты увидишь гораздо больше, — прошептал он на ухо, всё больше соблазняя меня и вызывая столп мурашек по коже.

И ведь с ним особо не поспоришь!

Я не смогла.


Адриан

Её близость сводила меня с ума. Запах её волос, тела пьянил, заставляя мечтать об очень плохих вещах. Может, зря я нарушил все допустимые границы, так нагло и неосторожно прижав к себе?

Но то, что она не сопротивлялась, не выказывала сильного недовольства, меня радовало. К тому же, не без помощи магии истинных, чувствовал её желание остаться в моих руках как можно дольше.

Но хватит лирики и отвлечённых мыслей! Пора сосредоточиться на важных вещах. Например, окунуться в мои воспоминания. Но это оказалось так тяжело…

И тогда я решил объяснить, как работает этот магический артефакт.


Елизавета

Чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей, которые мне не нравились, я начала рассматривать зеркало, а не только то, что оно отражало. Воспоминания Адриана без комментариев с его стороны являлись просто картинками. Но такими красивыми и необычными.

Само зеркало имело огромную деревянную расписную узорами раму. Справа было два круглых рычажка, один из которых был повёрнут настолько сильно, что вышел из своей орбиты. Второй оставался в состоянии покоя. Слева находился точно такой же.

И тут Адриан заговорил, заставив меня вздрогнуть. Его дыхание по-прежнему обжигало кожу, отчего думать и понимать смысл его слов становилось с каждым разом всё труднее.

— Смотри, это волшебное зеркало. Зеркало воспоминаний. Оно позволяет увидеть реально происходящие события в жизни человека. Не искажённые нашей памятью или чьей-то магией, а то, что видели глаза человека на самом деле.

— И как оно работает? — выдохнула, собрав последнюю волю в кулак.

— Видишь повёрнутой рычажок справа? Тот, кто его повернёт, те воспоминания оно и будет показывать. Вот смотри, я начинаю думать об определённых событиях, и картинка меняется.

И действительно. Через мгновение я увидела Адриана-подростка, сидящего на лужайке. Рядом с ним сидела Катрина, и они что-то весело обсуждали. Я непроизвольно поморщилась, увидев это, испытав мощный укол ревности, с которым никак не могла справиться.

Захотелось вырваться, но не было сил. Что, если я по-настоящему сильно влюблюсь и пожелаю остаться здесь? Что, если это окажется просто магией? А потом Адриан в конце концов выберет Катрину, с которой и будет проводить много времени?!

Небольшой фильм в отражении, тем временем, продолжал своё повествование. Увидела Элайзу, весело спешащую к ним. Заметила сменившееся лицо Адриана: он, словно пытаясь скрыть отвращение к моему двойнику, отвернулся.

Неужели, это ждёт и меня?

— Если повернуть соседний рычажок, то мы сможем услышать, о чём они говорят, — сквозь туман услышала голос реального Адриана.

Он потянулся к рычажку правой рукой, на секунду ослабив хватку. Казалось бы, вот мой шанс, но я не двинулась с места, пока его рука не вернулась на место.

Вздрогнула, когда зеркальная Катрина возмущённо вскрикнула:

— Адриан! Она твоя истинная! Так нельзя! Почему вы так сильно ненавидите друг друга?!

— Я не виноват, что мне не повезло, — парировал Адриан. — Вот встретишь своего истинного, тогда узнаешь, каково это!

— Встречу. И мы полюбим друг друга. И, если моей матери не повезло с истинным, и тебе так не повезло, это всего лишь означает, что вы не умеете ценить то, что вам дано, — нравоучительно заметила Катрина, а я лишь удивилась её реакции.

— А что будет, если повернуть левый рычаг? — спросила, пытаясь скрыть удивление.

— Не получится, пока будут повёрнуты те два. Этот рычаг отвечает за твои самые сокровенные мечты и желания.

— То есть, я почти права? — не выдержала и повернула рычаг на место, лишь бы не слышать разговор, который был очень уж давно.


Адриан

Мощный поток ревности, пошедший от Лизы, придал мне сил и уверенности. Боже, она приревновала меня к Катрине? Да, несомненно, я всегда отмечал её красоту, уважительно относился к ней. Мы с детства были дружны, и я восхищался её умом и нашим взаимопониманием. Любовался красотой и обожал стойкий волевой характер.

Но никогда не рассматривал подругу в романтическом плане. Был момент, когда мне хотелось уложить как можно больше девушек в постель, но он прошёл. И теперь я только радовался, что Катрина мне отказала. Она была отличной фрейлиной, прекрасным другом и могла бы стать хорошей королевой Вэстриса.

Мой отец, к тому же, всегда с нескрываемой теплотой относился к Катрине. Король знал, что у неё нет отца, видел, как его советник обходился с падчерицей, и старался уделить девочке хоть немного мужского отцовского внимания. Мы часто играли вместе, и я удивлялся их единой земной стихии.

— Ты что-то хотела узнать? — прошептал Лизе, пытаясь перевести тему. — Может, хочешь посмотреть свои воспоминания? Узнать то, что не помнишь? Наша память, порой, играет с нами очень злые шутки.

— Нет, — довольно грубо ответила Лиза. — Отпусти меня, пожалуйста.

Лиза ещё злилась. Ревновала меня к подруге детства. И это было одновременно и смешно, и сильно радовало. Не выдержал, резко развернул её к себе лицом и прижал к зеркалу, попутно отключив его магические свойства.

Сейчас я хотел смотреть только на неё.

— Ну, что ты сделаешь со мной дальше? — её глаза сверкнули злым огоньком. Ей явно не нравилось быть прижатой к холодной поверхности.

Сглотнул. Ей точно не следовало знать, что я собирался с ней сделать дальше.

Глава 38: Эмоции на пределе

Елизавета

То, что сделал Адриан, ни в какие рамки приличия не вписывались. Да вот только мне это нравилось, и я не хотела в этом признаваться Адриану.

— Бросил бы тебя в темницу, чтобы научилась себя вести, да, боюсь, твоя мать за это меня проклянёт, — угрожающе прошептал он.

Вот только мне было страшно.

— Ты же знаешь, что она не моя мать!

— Но она этого не знает! — парировал Адриан, и мне нечего было ему ответить. Я только и могла зло смотреть на него. Его руки крепко держали меня. Наши лица были так близко, что не хватало сил ему перечить.

Мысли лихорадочно роились в голове, сменяя одну за другой, и я не могла ухватиться ни за одну из них. Единственное, что получалось лучше всего: переводить взгляд с манящих губ Адриана на его горящие глаза. Его утончённые розоватые губы приковывали взор, а искорки во взгляде не давали покоя.

Казалось, мы стояли в такой позе уже целую вечность, и только холод волшебного зеркала охлаждал мой пыл.

И я давно перестала дышать.


Адриан

Отвратительная ситуация, в которую я сам себя загнал. Я и моя несдержанность. Поцеловать Лизу сейчас — значит разрушить постепенно налаживающиеся отношения. Даже если она хочет поцелуя сама, дерзкая и упрямая женщина будет отрицать это до последнего.

Не поцеловать — оставить красавицу раздосадованной.

Прямо безысходность и безвыходность какая-то…

Тяжело вздохнул и попробовал урегулировать всё с помощью своего длинного языка. Вернее, при помощи речи и переговоров. Если я мог договориться даже с самыми лютыми слугами Люция, то и с непокорной как-то договорюсь.

Вновь тяжело вздохнул и усилием воли выпустил Лизу. Мне этого не хотелось, но выбора не осталось.

— Лиз, — провёл по её щеке рукой, радуясь, что она не одёрнулась, а по-прежнему смело смотрела мне в глаза. И почему именно с ней так трудно говорить? Так трудно признаться в своих чувствах? — Ты же знаешь, что я не хочу причинить тебе боли? Не желаю тебе зла?

— Откуда мне это знать? Вы с Элайзой составили идеальный для вас план, а я оказалась в крайне затруднительном положении. Без друзей, без соратников. Я не знаю, кому можно верить, и кому доверять! А ещё, оказывается, владею магией! — Лиза неожиданно закричала, и на её глазах блеснули слёзы. — Ты хоть знаешь, что показал тест на стихию?

— Что? — тихо и обескураженно выдохнул. Такой реакции я не ожидал. Неужели, она владеет одной из редких стихий? Боже, прошу, только не лёд!

— Я целитель! — шумно выдохнул, услышав это, и аккуратно притянул к себе.

Лиза не сопротивлялась, напротив, сдалась, охотно прижимаясь ко мне, идя на контакт. Это было ни с чем не сравненное удовольствие: чувствовать, как любимая девушка вжимается в тебя, ища поддержки и защиты.

— Ты будешь крутой волшебницей. И я очень рад, что твоя стихия не лёд, — сказал ей правду, не скрыв свои мысли ни на секунду.

Да и чего греха таить. Она стала единственной, с кем я поделился своими воспоминаниями.

— Боишься, что я тебя заморожу? — Лиза перестала плакать, чуть отстранилась и с интересом посмотрела на меня.

— Я огневик. Лёд мне не страшен. Я боюсь за тебя. Дело в том, что ты и так под наблюдением у моего братца, а если ты ещё и ледяная колдунья, то, боюсь, он нападёт раньше. И никакие ограничения на то, что ты моя будущая королева, его не остановят.

Боже, как трудно с женщинами!

— Я волную тебя только как способ получить свой законный трон, — кажется, кто-то в этой комнате говорил, что думал и не думал, что говорил.

— Лиза! Если ты сомневаешься во мне, или в чистоте моих намерений, то для начала изучи магию истинных и как ею пользоваться, — довольно-таки жёстко отчеканил я. — Но, если ты не догадалась, ни при помощи волшебства, ни сама, наблюдая за мной и моими действиями, то, пожалуй, скажу тебе прямолинейно, — вложив во взгляд как можно больше злости. — Лиза, ты мне небезразлична. У меня есть к тебе чувства, и с каждым днём они растут так же сильно, так же стремительно, как и твоя магия. Хочу, чтобы ты это понимала перед решением вернуться в родной мир.

Некоторое время после моего монолога в комнате стояла долгая, давящая тишина. Мы смотрели друг другу в глаза, я держал девушку своей мечты за талию, и никто из нас не решался нарушить наше молчание.

И я вновь заговорил первым:

— Знаешь, а по поводу Элайзы… Я могу устроить тебе с ней встречу. Спустя неделю после переноса при помощи зеркала обмена, мы можем связаться с ней. Мы итак планировали пообщаться, но, думаю, она будет рада увидеть своего двойника в действии, — видя обескураженный и удивлённый вид Лизы, я просто не мог не улыбнуться. — И ещё. На завтра не планируй никаких магических и любых других мероприятий. После завтрака мы едем на прогулку, или, как вы, земляне, называете, свидание, — не удержавшись, поцеловал красавицу в лоб.

Довольный реакцией истинной, я оставил её одну в комнате воспоминаний.

Глава 39: Обед на четверых

Елизавета

Адриан оставил меня одну в смешанных чувствах. Никак не могла понять, что это было. Оставалось лишь гадать, правду ли он говорил и что мне с этой правдой делать. А главное, что делать со своими чувствами, если я по-прежнему хотела вернуться домой. Забыть? Кому от этого станет легче…

Никогда не верила в существование любви. Не знала её сути. У меня не было ни партнёра, ни семьи, лишь близкая подруга, которая поддерживала во всём.

Можно ли это считать проявлением любви?!

Мои эмоции словно побывали в соковыжималке, где их перемололи, выпили до дна, а остатки выкинули.

До обеда я просидела в своей комнате, тщательно изучая магию истинных. Мне уж очень хотелось научиться читать Адриана также, как он читал меня. Сосредоточиться не получалось. Мысли постоянно возвращались к Катрине.

Слишком многие вопросы, касавшиеся её, оставались без ответов. Почему Рамон её ненавидел? Испытывал ли что-то Адриан раньше? Предательница ли она или её копия — моя земная подруга?

И самый главный, самый эпичный: какого лешего я ревную?! Почему мне не всё равно?

Так прошло несколько очень тяжёлых и долгих часов. Моё единение прервал стук в дверь, а затем раздавшийся голос Рамона:

— Ваша светлость, можно войти?

Тяжело вздохнула. Ну хоть какой-то прогресс! Меня спросили!

— Да, входи, — скрывая раздражение, тихо произнесла. Конечно, видеть наставника Адриана мне хотелось меньше всего, но хотя бы сейчас он был вежливым.

— Сэди, Адриан и Катрина ждут вас на обед в трапезном зале. Вы голодны? — любезно поклонился мужчина.

Ну вот! Теперь он перебарщивает!

И снова эта неразлучная парочка Катрины и Адриана! Они, что, сиамские близнецы? Или истинные истинные? Уф! Каламбур!

— Рамон, за что вы ненавидите Катрину? — в лоб спросила я. Надоела эта недосказанность, сочившаяся изо всех щелей.

— О, об этом лучше спросить у неё, — лицо советника расплылось в нехорошей улыбке, и я поняла лишь одно: мне на этот вопрос не ответят. По крайней мере, здесь.

Последовала за мужчиной, думая о своём. Наконец, решилась озвучить то, что меня тревожило:

— Целительство опасно для меня и моего положения?

— Мы как раз собираемся обсудить этот вопрос вчетвером, — вздохнул Рамон, словно ему эта идея не нравилась больше всех.

Закатила глаза. Боже, почему я не огневик? Или кто посильнее? Прокляла бы этого несносного мужчину прямо на месте! Мне так не хватало боевой магии!

Ладно, значит потерплю.

Села рядом с Катриной, напротив Рамона и Адриана. Некоторое время я старательно игнорировала всю троицу, с удовольствием поглощая пищу. Похоже, сказались последствия стресса и то, как мало я ела с утра.

Не обращала внимания на Рамона, потому что он отказался отвечать на мои вопросы, зная ответы, которые были мне важны. Адриана игнорировала за произошедшее в комнате воспоминаний, о чём мне даже вспоминать не хотелось. Катрину — за компанию. Нечего быть такой идеальной и всем нравиться!

И именно она нарушила нашу тишину:

— Знаешь, я очень рада, что ты целитель. Основам стихии земли я могу с радостью тебя обучить. Это будет весело! — не разделяла её энтузиазма, но промолчала.

— Корнелия — эльфийка, если ты не заметила. Она сделает это гораздо лучше, — холодно отчеканил Рамон. От его тона даже я замёрзла. Ему бы очень пошла бы стихия льда!

— А я заметил другое: Корнелия как-то не особо торопится давать нормальные знания Элайзе, — в противовес заметил Адриан.

— Зато я знаю её несколько десятков лет, и точно уверен в том, что она не предательница, — вторил Рамон.

— Ох, Рамон! Везде вы ищите дворцовские интриги, перевороты и заговоры. Полно-те, я не из Люцийских людей, — Катрина попыталась сгладить углы, но напряжённую и накаляющуюся обстановку даже я почувствовала.

Похоже, что Рамона и Катрину сажать за один стол было большой ошибкой. Это даже я поняла.

— Наверное, я бы не делал этого, если бы не твоя мать, — глаза Рамона сверкнули, отчего Катрина замолчала.

Мне даже показалось, что вот-вот, и она расплачется. И даже стало немного жаль её.

— Всё. Хватит! Не можете договориться между собой, значит, не будете обсуждать столь важную тему. Целительство Элайзы мы обсудим с ней завтра на прогулке, — резко и грубо отрезал Адриан.

— Вы куда-то едете? — удивился Рамон.

— Да, на весь день. Что, влюблённой паре нельзя уехать покататься? Остаться наедине? Отдохнуть от ваших дрязг? — Адриан отчитал своего наставника.

— Для виду или…

— Или, — принц не дал договорить Рамону.

По торжествующей улыбке Катрины догадалась, что ей явно нравится, что её лучшая подруга, чью роль я играла, и человек, с которым она выросла, наконец-то сблизились. Но почему?!

— Катрина, когда Джанис обещал приехать? — Адриан резко сменил тему, и я нахмурилась, не понимая, что к чему.

— О, обещал к вашей помолвке. Сама очень соскучилась по нему, — Катрина мгновенно начала светиться. От счастья? Радости?

— Он твой истинный, Катрина, — Адриан смотрел на меня, когда говорил эту фразу. Он явно пояснил это для меня, чтобы я не чувствовала себя глупой и лишней. Благодарно кивнула ему. — Ждать его из очередной авантюры — плохая затея. Я хочу предложить ему работу среди моих телохранителей. Я уверен, что в ближайшее время мне понадобятся очень хорошие бойцы.

— Я пошлю ему весть, Ваше Величество, — благодарно кивнула Катрина, назвав Адриана без издёвки.

Рамон молчал, замораживая всех своим хмурым видом.

А меня этот разговор, наоборот, воодушевил. Похоже, я больше не буду ревновать Адриана к Катрине на ровном месте.

Глава 40: Приготовления

Елизавета

Всю ночь ворочалась, чем вызывала недовольство у Октавии. Она то и дело недовольно жужжала на меня, потому что я явно не давала бедняжке спать. Вопросов оставалось так много, а времени разгадать их — так мало. Была готова реветь в подушку от бессилия. У меня не было никакой возможности повлиять на ситуацию.

Пожалуй, пора это признать. Я сама начала испытывать к Адриану чувства. И это было явно что-то большее, чем просто влюблённость. Забавно. Отрицала любовь, и теперь не могла выкинуть из головы одного очень нахального мага.

Принца.

Будущего короля.

Похоже, я только сейчас начала осознавать, что если он станет королем, то мне уготована роль королевы. И как иномирянка может править чужим королевством, не зная ни правил, ни законов, ни даже норм приличия.

«Ты мне небезразлична. У меня есть к тебе чувства», — слово тикали в голове, как бомба замедленного действия, которая вот-вот рванёт. Взорвётся и вывернет меня наизнанку.

И даже редкая магия целителя меня не волновала так сильно, как слова Адриана. Врал ли он мне или говорил чистейшую правду? Хотел ли он мне навредить, или об этом давно мечтал его братец Люций?

Но я всё-таки уснула. Как именно — не знала, но на утро меня разбудила Катрина.

— Собирайся, дорогая, — нависла она надо мной услужливой тенью. — Адриан ждёт тебя на завтрак, после чего вы отправитесь в путешествие.

Поразительно! В этом мире хоть кто-то знал о личных границах, или всем было плевать на эту условность?!

А, ну да. Сама виновата: не поставила защитные чары, слишком уж была увлечена разговором с Адрианом. Боюсь, именно чувства к нему меня и погубят.

Молча кивнула, позволив Катрине помочь мне собраться. Она была слишком услужлива. Слишком хорошей подругой. Человеком, который верил в истинную пару и был помолвлен. Боже, у неё имелся хоть один изъян?

Никто не может быть настолько идеальным! Если бы не её чрезмерная идеальность и моя сильнейшая вера в земную подругу, то, возможно, я доверилась бы ей. Полностью. Рассказала бы, что я не Элайза, что я — иномирянка, и что мне нужна помощь.

А потом Катрина решила привести меня в порядок по-особому. При помощи магии она наколдовала мне необычную причёску, лёгкий макияж, доступный этому миру, а также вплела в моё бирюзовое платье серебристые нити.

— Символ невинности? — моя левая бровь изогнулась. Я никак не могла оторваться от зеркального отражения. Та красотка, смотревшая на меня, была слишком прекрасна, и мне не верилось, что это всего лишь я.

— Невинность? — усмехнулась Катрина. — Разве ты не помнишь, как лишилась девственности со своим слугой? Фрэнком, кажется… — Катрина задумчиво замолчала, пытаясь вспомнить его имя.

Я же приложила всевозможные усилия, лишь бы не сдать себя. То есть Элайза не была невинной? Господи, это только меня противоположный пол никогда не интересовал и всё то «запрещённое, под маркой «18+»?

— Ты сделала это нарочно, чтобы Адриану не досталась невинная. А вообще ты надеялась, чтобы мужчина отказался от тебя, порочной, выставил бы это в свет, — Катрина продолжала выдавать информацию порционно. Боялась её перебить, ловя крохи информации, которые были мне так важны. — Ты надеялась, что он выльет это в свет, и тогда высший свет будет к нему благосклонен и сможет подобрать другую девушку, чтобы та стала королевой.

А Элайза, похоже, строптивая. Она явно готова на всё, чтобы достичь своей цели. Даже если цель — не выйти замуж.

— Но Адриан поступил благоразумно. Он догадывался, что Люций всё просто так не оставил, и не стал оглашать это на весь свет. Лишь напился, а потом переспал с несколькими придворными. Впрочем, на придворных он не остановился.

Подождите. Катрина винит Элайзу… то есть меня, в том, что Адриан, простите, бабник?! Потеряла дар речи, потому что никак не могла совладать ни с эмоциями, ни с чувствами, ни с, тем более, мыслями. Всё перемешалось в одну кашицу, и разобрать что-то связное не получалось.

— И ты всегда молчишь, когда я говорю тебе на эту тему, — Катрина покачала головой. Я слышала в её словах неприкрытые нотки осуждения. — Нет, нити всего лишь для привлечения внимания принца. Ох, поверь, они сработают на «ура». Но, да. Ты права. Для стороннего, незнающего взгляда, они подчеркнут твою невинность, — последнее она сказала с явной насмешкой. — Идём, нас ждёт Адриан.

И Катрина вышла в коридор, оставив меня в полном смятении.

Глава 41: «Моя»

Елизавета

Поспешила за Катриной, больше не думая о дурацкой выходке Элайзы. Все были молодыми и развлекались, как могли. Это мне повезло (или нет — это как посмотреть), что я встретила Андрея, который отбил у меня любое желание заводить какие-либо отношения с противоположным полом.

Нет, до встречи с Андреем, который умудрился свалиться на мою голову в седьмом классе, мне нравился очень симпатичный блондин Дима. Мы дружили, он был милым и привлекательным. А потом ушёл учиться в колледж, на этом моя детская влюблённость и оборвалась.

С Адрианом случилась настоящая осечка, с которой я была не согласна. Единственный способ разорвать эту порочную (или истинную — как она называлась здесь) связь — это вернуться в свой родной мир. И забыть о приключениях, магии и влечении.

Адриан ждал нас в трапезном зале. Он стоял спиной к нам, задумчиво разглядывая что-то за окном. Погода, на удивление, была благосклонной: светило яркое солнце.

— Ваше Величество, сэди Катрина и сэди Элайза, — громко произнёс Рамон.

Адриан обернулся, и я на мгновение застыла. Если я зависла от одного его взгляда, от одной улыбки, что случится со мной в совместной поездке?

Мы вчетвером сели за стол. Некоторое время завтракали в абсолютной тишине, и я с нескрываемым удовольствием наблюдала за каждым элегантным жестом Адриана. Я просто не могла оторвать от него глаз.

— Вы уверены, что поехать сегодня и пропустить занятия у Корнелии будет хорошей идеей? — наконец грозно поинтересовался Рамон, смотря то на меня, то на Адриана. — Изучение магии гораздо важнее. Тем более, при такой мощной и редкой элементали.

— Рамон, успокойся, — будущий король похлопал его по плечу. — Мы с пользой проведём время наедине и, наконец, нормально пообщаемся.

Вздрогнула, потому что на последней фразе Адриан бросил на меня недвусмысленный взгляд.

— Я считаю, что вы потратите драгоценное время в пустую. У нас итак его осталось крайне мало. Или ты хочешь потерять свой законный трон? — последнее он сказал уже наследнику. — А пообщаться вы можете и в замке.

Усмехнулась. За их перепалкой было забавно наблюдать.

— Я всё предусмотрел. Я хочу, чтобы сторонние зрители видели, что у нас всё хорошо. Люций должен знать, что его брат нашёл общий язык с истинной, — холодно отчеканил Адриан.

Я даже на секунду задумалась, а не владеет ли принц дополнительно стихией льда…

— Стоит ли напоминать о безопасности? — Рамон злился.

Интересно, на то, что будущий король не хочет исполнять именно его приказы?

— С нами поедет свита. На озере мы поставим магический щит. Люций не настолько глуп, чтобы нападать на нас во время романтического путешествия.

Вздрогнула от последних слов. Он сейчас шутил? Или это всё для вида? По довольной ухмылке Катрины начала подозревать, что не шутил. Не для вида.

Боже, чего мне ждать?

— К тому же, напомню тебе, я огненный маг. Я смогу защитить свою невесту, — после чего он со звоном положил вилку на стол. Этот жест заставил вздрогнуть.

Сходить с ума от ожидания пришлось недолго. Адриан взял меня за руку прямо в трапезном зале и под гневный взгляд Рамона и восхищённый Катрины увёл меня. В каждом его шаге, жесте и действии я прямо чувствовала одно короткая: «моя».

И у меня не было сил с этим спорить.

Прикосновение его руки обжигало, словно он пользовался своей незапрещённой, но очень сильной огненной магией.

Дорога до выхода из дворца показалась мне мучительно долгой, но вскоре Адриан уже усадил меня в карету, а затем наложил чары, чтобы нас никто не смог подслушать.

Охрану я заметила ещё при выходе из замка: это были внушительные десять мужчин на лошадях.

— Если тебе интересно, среди них есть оборотни, люди и эльфы. Как стану королём, планирую взять ещё несколько рас, которых при правительстве Люция в Вэстрисе притесняют, — Адриан явно пытался найти тему для разговора.

Я же не знала, что сказать, отчего коротко кивнула и вновь уставилась в окно. Мы наконец-то тронулись, а единственное, чего я хотела — спрятаться у себя в комнате и не пускать туда никого.

Некоторое время мы молчали, пока Адриан не предпринял очередную попытку завести разговор:

— Серебряные нити — находка Катрины?

Снова кивнула.

— Хороший способ подчеркнуть невинность Элайзы, — вздохнул Адриан.

— Которой у неё не было, — прервала его я, и на удивлённый взгляд ответила короткое: — Катрина мне всё рассказала. Ты поступил очень благородно.

— Я рад, что ты так считаешь, — он вновь окинул меня взглядом, наблюдая за серебряными нитями. — Жаль, что всё это обман, и что в любой момент твою ауру могут проверить и…

— По ауре можно узнать… — запнулась, не зная, как охарактеризовать, — степень испорченности человека?

— При должном умении пользоваться магией возможно всё.

— Тогда удачи им, потому что они очень удивятся, когда увидят мою ауру, — фыркнула. И почему быть девственницей в двадцать пять это… странно?!

Даже в другом мире!

Адриан непонимающе посмотрел на меня, а затем его взгляд изменился, стал изучающим. Кажется, он начал считывать мою ауру.

— Оу. Прости, не знал, — он явно поразился сделанным открытием. — Неужели, все мужчины на Земле сволочи?

— Скажи спасибо своему двойнику, — хмыкнула, скрестив руки на груди. — Вот уж кто настоящее исчадие ада! Ты по сравнению с ним — милый мальчик.

— Обязательно поблагодарю его за этот подарок, — Адриан быстро нашёлся, чем ответить. А у меня от его слов мурашки побежали по коже!

— Я не твой подарок и не твоя истинная! — возмутилась, желая деться отсюда куда-нибудь подальше.

— Ну, мы это ещё посмотрим, — его слова прозвучали угрозой.

Глава 42: Поляна

Елизавета

Когда мы прибыли на место, первое, что я сделала — выскочила из кареты. Напряжение, что воцарилось внутри, можно было черпать ложками и мне всё это ой как не нравилось. То, что я испытывала к Адриану было неправильным.

Будущий король спокойно вышел из кареты, не догоняя меня. Также равнодушно наложил чары на местность. Ему плевать или он настолько хорошо умел держать лицо?!

Пока он колдовал, осмотрелась по сторонам. Место, которое Адриан выбрал для «романтического путешествия» было по истине красивым. Огромное фиолетовое озеро, противоположного берега которого я не разглядела, переливалось всеми цветами радуги на алом солнце. Поляна была усыпана разнообразными благоухающими растениями.

— Создаётся ощущение, что ты побаиваешься меня, — Адриан оказался рядом совсем неожиданно.

— Твои инстинкты тебя не обманывают.

— Я такой страшный? — Адриан развернул меня, желая прижать к себе. Уставилась в его светящиеся глаза и не знала, что сказать.

— Дай-ка подумать, — откровенно тянула время. — Непредсказуемый, жаждущий получить престол, принципиальный, не слушающий никого, кроме себя…

— Всё сказала? — увидела огонь в его глазах, и начала догадываться, что для меня ничем хорошим всё это не закончится.

Но я уже не могла остановиться. Все инстинкты кричали мне об этом, но мой язык болтал быстрее, чем соображал мозг.

— Нет! Могу перечислять до бесконечности!

— Тогда продолжай. Хоть раз в жизни кого-то послушаю… кроме себя, — Адриан явно дразнил меня, отражая мои слова, словно зеркало.

Перекручивал их в свою пользу.

Для меня это прозвучало, как пощёчина.

— Вы с Элайзой сделали всё так, как было удобно вам. Она явно не зря сбежала в мой мир. Она хотела спрятаться от тебя. Это, похоже, единственное…

Я разошлась и не заметила очевидного. Адриан приближался с каждой секундой, с каждым брошенным мной словом. Я же злилась и выплёскивала всё на него, просто потому, что устала от этих злоключений.

Адриан перебил меня, вернее, заткнул. Сама не заметила, как оказалась в его сильных и горячих руках. Спохватилась слишком поздно: его губы уже накрыли мои. Своим беспощадным поцелуем он явно показал, кто тут истинный хозяин. Мужчина свёл меня с ума, заставив подчиниться, заставив ответить. Была обескуражена его поступком и просто растворилась в моменте.


Адриан

Рамон был яро против поездки. Он считал, что я слишком увлёкся иномирянкой, и что такими темпами она вскоре разобьёт мне сердце. Каждый раз закатывал глаза, когда наставник начинал читать нотации и лекции о том, как плохи женщины, и как они обижают нас, мужчин. Прямо бедные и несчастные мы.

От такого становилось невыносимо тошно. Я не хотел рассуждать, кто прав, а кто виноват у них с Брендой и настойчиво не принимал мышление Рамона касаемо девушек. Единственное, чего я хотел — чтобы Лиза осталась со мной, полностью заменив Элайзу. Элайза не пропадёт в том, другом мире, а я сойду с ума, если потеряю Лизу.

Сумасшествие. Я хотел иномирянку, хотел её всю, без остатка. Но лишь добровольно. Хотел привязать её к себе, чтобы она молила оставить её здесь. Сделать своей королевой.

И хотел всего этого куда больше, чем дурацкого престола. Давно устал от этих дворцовых интриг и переворотов.

На несколько секунд застыл, когда увидел девушек в трапезном зале. Катрина явно превзошла саму себя. Наряд Лизы привлекал взгляд, заставляя желать лишь одного: сорвать всё лишнее к шуршатам.

При разговоре в карете чуть не раскрыл себя. Катрина хоть бы чуть меньше палилась! Зачем так яро заявлять о том, что она думала?! Я понял девушку без лишних слов. Она была слишком умна, чтобы сделать мне изящное послание коротким никому непонятным жестом.

На поляне уже не выдержал. Итак держался несколько дней, с каждым днём сдерживаясь всё больше, а сил не оставалось.

Прижал к себе, грубо поцеловав. Возможно, не таким должен был быть первый поцелуй, но Лиза конкретно напрашивалась своим нахальным поведением.

Приятной неожиданностью стал её ответ на мои прикосновения. Она явно наслаждалась моментом, растворяясь в нём так же, как и я.

Но у всего есть свойства заканчиваться. Выпустил красавицу, приподнял её подбородок указательным пальцем, заглянул в глаза и прошептал:

— Под ненавистью ты прячешь свою любовь.


Елизавета

Это же надо было испортить такой момент! Если бы не эта дурацкая фраза, кто знает, может я бы спокойно отреагировала на нарушения моих личных границ.

А так, единственное, что мне оставалось — это влепить пощёчину обнаглевшему принцу. Тот ойкнул, выпустил меня, отступил и рассмеялся.

— И только попробуй использовать целительную магию! — прорычала, желая проклясть мужчину на месте. Надо спросить у Катрины: наверняка подобная магия имелась в этом неадекватном мире.

— Ты чего так буйствуешь, словно я украл у тебя нечто ценное? — обиженно потирая щёку, проговорил Адриан.

— Ты украл у меня первый поцелуй! — продолжила кричать, желая разрыдаться прямо на месте. И сама не понимала, почему так реагировала. Не понимала, что во всём этом такого. Меня раньше не волновали отношения и всё, что с ними было связано.

Что изменилось сейчас?!

— Но не девственность же! — рассмеялся он. — Хотя и это в планах, — от его взгляда стало не по себе.

— Дурак! — выплюнула, со злостью глядя на него. — Совсем обнаглел?! Не позволю! — с каждым словом делала шаг назад, что было бессмысленно: Адриан не наступал. Он больше никак не пытался нарушить границы, которые я пыталась установить между нами.

— Согласен, — неожиданно кивнул Адриан. — С этим может возникнуть большая проблема. Если мы переспим до брака, то ты можешь лишиться своих целительских сил, став простым землевиком. А мне бы этого ну очень бы не хотелось, — и опять нахальная улыбка на его красивых губах.

Обомлела. То есть всё, о чём он мог думать — это как затащить меня в постель без последствий? Это ещё раз доказывает, что мужики везде одинаковые! Что на Земле, что на Воде. Ничего не поменялось! Мысли и поступки остались прежними!

— Именно поэтому твоя стихия огонь, а не молнии? Из-за какой-то девчонки, с которой ты до брака развлекался?! — вспылила, расстроившись, что не владею магией огня. Сожгла бы его к чертям и домой бы вернулась!

Забыла бы всё, как страшный сон!

— Ох, Катрина и тут успела, — хохотнул Адриан, а я так и не смогла понять причины его веселья.

Непонимающе уставилась на него, всё ещё желая проклясть гада.

— Нет, я родился огневиком. Будь бы у меня такой же редчайший дар, что и у тебя, я относился бы к нему бережно.

— Спасибо за совет. В нём не нуждаюсь, — молниеносно среагировала, всё ещё злясь. Только через секунду поняла насколько это было грубо, но было уже поздно.

— Это не совет, просто факт. Ты проголодалась? Может посидим нормально, поговорим? В последнее время мы только и делаем, что ругаемся, — Адриан старался сгладить углы, не реагируя на мою грубость, но я не сдавалась:

— Ага. И целуемся.

— Один раз не считается. Но, если тебе не понравилось, то, обещаю, буду и дальше держать себя в руках. Идёт? — примирительно спросил он, а у меня ёкнуло сердце.

— Не понравилось. Больше так не делай.

— Врушка, — одними губами отметил Адриан.

Не стала спорить, потому что понимала к чему всё опять придёт: к ругани, скандалу и очередному поцелую. Никогда б не подумала, что обмениваться слюнями — так приятно. Мне казалось это куда более… противно.

Глава 43: Вот так встреча!

Елизавета

Неожиданно, но за едой мы смогли нормально поговорить: без обвинений, истерик, ругани и… поцелуев. Адриан с превеликим удовольствием рассказывал о мироустройстве, отвечал на любые мои вопросы, а я с благоговением слушала его.

Будущий король оказался великолепным рассказчиком. Уверена, что его с детства учили ораторскому мастерству. И теперь он умело пользовался своими знаниями, вкупе с бесконечной харизмой и волшебной притягательностью.

Интересно, сколько девушек благодаря его способностям пали к его ногам? Я уж молчу про титул…

Так! Лиза! Ты опять не о том думаешь!

— То есть, у вас крутая техника и наука вместо магии? — резюмировал Адриан. — Интересное решение.

— Ты просто не видел наши смартфоны! Один щелчок и фотография готова! — упоенно продолжала, уплетая один бутерброд за другим.

Адриан стал первым человеком, который не удивился моему аппетиту. Не спросил не нужно ли мне следить за фигурой. Устала объяснять, что мне повезло с рождения: сколько бы я не съела, я не поправлялась. Но и не худела, сколько бы не сидела на диетах. Мой вес был постоянным.

— Фотография? — удивился мой собеседник. — Что это за штука такая?

— Ну… — замерла, не зная, что и ответить. — Это как портрет, только его не рисуют при помощи красок на холсте.

— Краски давно устарели. Сейчас это делается при помощи магии за пару минут. Хочешь, я тебя отпортречу? — ухмылка так и не сходила с его губ.

Вздрогнула и покачала головой, отказавшись от странной идеи. Мне это ой как не нравилось. К тому же, он был магом высшей степени, принцем, будущим королём. Куда мне, простолюдинке, безродной и никчёмной волшебнице с ним тягаться?!

Адриан лишь коротко пожал плечами. Мол, не хочешь портрет на память, значит, не хочешь.

Мы заболтались до такой степени, что вдали начало догорать солнце. Залюбовалась этим зрелищем: не могла оторвать взгляда. Голубоватое небо разлилось всеми оттенками красного: от алого до тёмно-бордового.

— Тебя поцеловать на закате? — неожиданный вопрос Адриана выбил меня из колеи окончательно.

Что этот хам себе позволял? Почему он спокойно говорил на эту тему и не стеснялся? Почувствовала, что мои щёки покраснели. Резко отвернулась от него, пытаясь разглядывать отражение заходящего солнца в озере.

— Не буду настаивать, — равнодушно отметил Адриан. — Но по тебе видно, что ты вроде бы и хочешь, а личные границы тебе не позволяют. Но я не гордый — подожду.

Пробурчала себе под нос бессвязную фразу. Жаль, что это не проклятье! Прокляла бы несносного парня. Но… не тот уровень мастерства.

Потом резко соскочила и начала собираться. Оставаться с ним так близко было больше невмоготу.

Пожалела о своей поспешности ещё в карете. Тут мы стали ещё ближе, а дорога до замка, увы, не близка. Напряжение доросло до такого предела, что его можно было резать ножом.

Адриан всю дорогу лишь нагло улыбался, но к его чести, совершенно не лез ко мне. Он лишь кидал недвусмысленные намёки, явно раздевал меня взглядом. А меня каждый раз в жар бросало, словно это я была огненной ведьмой.

Облегчённо выдохнула, когда мы добрались до дворца. Выскочила из кареты и была готова поскакать сайгаком в свои покои от греха подальше, но меня поймали за руку и грубо прижали к себе. Я и пискнуть не успела в возмущении.

— Ну куда вы, ваше будущее величество, — тихо шепнул мне Адриан. — Королеве не подобает так быстро и неуклюже бегать, — и, судя по его плохо скрываемому смеху, это выглядело просто забавно, но ничего не нарушало.

Пришлось взять его под руку и продефилировать вместе с ним к замку. А то действительно: вдруг коршуны Люция следили за нами!

Но внутри меня ждал очередной сюрприз. Катрина встретила нас не одна. Она, лучезарно улыбаясь, вышла к нам под руку со светловолосым блондином.

Как жаль, что я его узнала. Моя объект моей детской влюбленности. Дмитрий собственной персоной. Слишком красив, чтобы устоять.

Застыла, не зная, как реагировать, потому что любое неловкое действие выдало бы меня.


Елизавета

Секундное помутнение быстро прошло. Через мгновение до меня дошло, что это не Дмитрий, а его копия. Невольно покрепче прижалась к Адриану, чтобы не рухнуть в обморок. Сердце начало биться только сильнее.

Потрясений сегодня для меня было достаточно. Но эти неожиданности так не считали.

— Джанис, ваше высочество, — представился и отвесил поклоны незнакомец нам обоим по очереди, на мгновение выпустив свою суженную.

Катрина последовала его примеру и присела в реверансе.

Лиза, соберись. Катрина любит его, он её. Всё. Ты в любом случае скоро вернёшься в родной мир. Да и это всего лишь копия того, чего не было.

— Вы знакомы? — Адриан нахмурился, переводя взгляд с Джаниса на меня и обратно.

Катрина неожиданно побледнела, уставившись на принца. А я потеряла дар речи. Адриан, засранец, решил меня подставить?! Но зачем?!

— Никак нет, — ухмыльнулся Джанис. — Но я не могу не отметить красоту вашей избранницы, — он взял мою руку в свою и поцеловал.

Его прикосновения были на удивление приятны. Машинально одёрнула руку, чтобы скрыть любые признаки симпатии.

— Всё в порядке, Адриан, — натянуто улыбнулась. — Мне показалось лицо Джаниса очень знакомым. Я так рада, Катрин, что наконец-то познакомилась с твоим суженным! — наигранно-радостно отметила.

Очень рисковала, делая вид, что всё в порядке. Очень рисковала, делая поспешные выводы из их слов. Очень рисковала, потому что Катрина могла познакомить Элайзу с ним. Я могла легко выдать себя.

Но выхода не оставалось.

— Ох, да! Моя вечная проблема. Все считают меня своим давним знакомым. С другой стороны, мне это на руку. Очень удобно использовать в своих магических целях, — он загадочно улыбнулся, а я вздрогнула от такого невинного жеста. — Ты хотел поговорить со мной, Адриан? — мужчина легко отбросил любую фамильярность, подчеркнув, что близко знаком с будущим королём.

— Я хотел нанять тебя, Джанис. Мы можем обговорить это наедине? — холодно отчеканил Адриан. Похоже, ему что-то не понравилось, и я ясно ощутила это на себе.

Светловолосый маг коротко кивнул.

— Любовь моя, встретимся в тени наших грёз, — с этими словами он страстно поцеловал Катрину, отчего я замерла.

— Тебя также поцеловать на прощание? — поинтересовался Адриан, отрывая меня от очень неожиданного зрелища.

— Ещё чего! — громко возмутилась, а затем добавила для любовной парочки: — Не на людях же!

— Тогда не забудь: через час в тренировочном зале, — усмехнулся Адриан, явно продолжая играть моими чувствами.

— Это ещё зачем?! — удивилась.

Разве мы недостаточно близко пообщались за сегодняшний день?! Мне, например, нужно обдумать все те перемены, что произошли между нами.

— Танец, дорогая, танец, — мне не понравилась его ухмылка.

А затем меня и вовсе бросило в дрожь: там есть очень неуютные элементы, которые мне будет тяжело выполнить.

Особенно сегодня.

Глава 44: Разговор двух мужчин

Адриан

Еле сдержался при Катрине и Джанисе. Лиза явно заинтересовалась женихом подруги. Она хоть и умело скрыла это, но я почувствовал. Зря не сдержался и подставил её, указав на данный недочёт.

Лиза, конечно, выкрутилась, а я всё же продолжил злиться. Но уже на себя. Вспомнил, что красавица из другого мира. Если она и была знакома, то с копией Джаниса. Возможно, имела какие-то романтические отношения. Но разве это значило хоть что-то здесь, в этом мире?! Какой же я идиот!

Напомнил себе, что её первый поцелуй был со мной. Сегодня. Тогда всё остальное и вовсе ничего не значило.

В общем, я повёл себя отвратительно, и только теперь, когда покинул Лизу, понял, насколько. Мы с Джанисом отошли и тот начал лебезить передо мной:

— Адриан, ты же знаешь, что я ни за что и никогда! Да, мы были знакомы с принцессой, у нас был взаимный интерес к друг другу, но именно она познакомила меня с Катриной и… всё. Я влюбился, — мой собеседник медленно сливался со своими волосами, бледнея.

Забавно. Передо мной ещё ни один оборотень не лебезил. Джанис был не простым водяным магом, он ещё и умел превращаться в огромного белого лиса. Опасного хищника нашего мира. Ему явно нечего было бояться.

Но это стало ещё одним поводом для Рамона бурчать по поводу Катрины. Мол, её истинный — не человек. Такое случалось, но редко. Обычно женились существа одних рас, но бывали исключения. Ребёнок рождался и принадлежал к одной из рас, и и зачастую было нельзя узнать к какой именно до поры до времени.

Вот только у оборотней всегда рождались оборотни.

— Джанис, успокойся, — вдоволь потешив своё эго, остановил его я. — Не нужно.

Мы как раз подошли к переговорной, где закрылись и наложили чары, чтобы никто не смог нас подслушать.

— Я знаю, какие слухи идут об Элайзе… — Джанис вздохнул, медленно успокаиваясь. — Говорят, она переспала с кем-то, лишь бы не быть с тобой. Так вот: это был не я, хоть и рассматривал красавицу, как…

— Стоп! — рявкнул я. Лиза не должна расплачиваться за грехи своего двойника, которая не умела себя вести. — Мне, как будущему мужу Элайзы неприятны такие слова. Всё это лишь слухи, пускаемые её матушкой Нейлой. Ты можешь проверить её ауру и найти доказательства, что она абсолютно невинна.

Джанис приподнял брови, удивившись моей пламенной речи.

— Нейла продолжает вставлять палки в колёса, даже несмотря на то, что её дочь примирилась с судьбой? Мне даже показалось, что не только ты неровно к ней дышишь, но и она наконец-то прониклась к тебе симпатией, — Джанис всегда говорил то, что думал.

И мне это безумно нравилось. Хоть кто-то был со мной откровенен.

— Сейчас затишье перед бурей. Её нет в замке несколько дней, но я уверен, что матушка появится в ближайшее время. Не исключено, что она подписала договор с Люцием, — из моих уст это прозвучало как «договор с дьяволом».

Чем, по сути, и являлось.

— Говоришь так, словно это демон какой-то, — хмыкнул друг, с точностью уловив мои интонации. — Отчасти соглашусь. Иногда мне кажется, что это так и есть. Так ради чего ты вызвал меня из Реформата?

— Я хочу, чтобы ты стал моим телохранителем. Мне нужны такие сильные бойцы как ты, — и я не льстил. Говорил, как есть.

Давно подозревал, что Джанис — маг льда. Но их очень сложно раскрыть. Рамон успешно прятался несколько десятилетий, изображая воздушника. Что ж. При моём правлении всё изменится.

— Но это не единственная твоя цель. Ты же знаешь, как я дорого стою? Даже король Реформата не может меня себе позволить, — Джанис оставался прямолинейным в любой ситуации, даже когда ему это было откровенно не выгодно.

— Да. Я считаю, что Катрина заслуживает счастья. Так хоть вы будете вместе почаще. Совмещу приятное с полезным. Отличный боец и будущий муж Катрины под крылом, — мне оставалось быть честным перед Джанисом.

Догадывался о его уровне эмпатии. Не знал, умеет ли читать мысли, но закрываться не стал ни при помощи магии, ни дополнительных амулетов не использовал.

— Делаешь это, чтобы не отвлекаться на Катрину? Всё ещё манят другие девушки? — Джанис усмехнулся. — Ты же знаешь, что я не посмотрю, что ты король и снесу голову, если увижу хоть что-то в сторону Катрины.

— Конечно, я это понимаю! — возмутился, потому что мой благородный поступок расценили неправильно. — И я открыт перед тобой. Я люблю Элайзу, свою истинную, и другие девушки меня не интересуют. Больше не интересуют, — уточнил, заметив, что друг еле сдержал смешок. Мы оба очень хорошо пошалили, когда были моложе. Ох, славные были времена! — Катрина для меня как сестра, и я сделаю всё для её благополучия.

— Это не потому, что твой отец хорошо к ней относился и растил чуть ли не как собственную дочь? — нахмурился Джанис, а затем лёгким пасом зажёг огонь в камине.

Несмотря на то, что все мы лучше всего владели лишь одной стихией, мы знали азы остальных. При должной тренировке любой маг мог бы постичь любую стихию, хоть она и была бы слабее основной.

Взмахнул рукой, позволив огню разгореться сильнее. Любил огонь, любил на него смотреть. Пламя могло как спасти, так и убить. Эта мысль всегда согревала меня.

— Мой отец просто хотел дочь, и я рад, что он воспитывал девушку, как равную мне. Она будет хорошей женой, Джанис, — похлопал друга по плечу.

Был рад за обоих. Удивился, что тот как-то странно ухмыльнулся, словно был женат на Катрине не один год.

Глава 45: Из-за угла

Елизавета

Мужчины ушли, оставив нас наедине. Некоторое время мы стояли, тупо пялясь в пустоту. Неужели двум лучшим подругам, знакомым с детства, было нечего сказать друг другу?

Ах, да. Я же из другого мира!

— Так что ты хотела сказать этими нитями? — наконец, поинтересовалась, не выдержав.

— Думаю, Адриан прекрасно понял, что я хотела ему донести, — Катрина неожиданно присела в реверансе. — Извините меня, ваша светлость, я должна вас покинуть.

Её непривычное выканье неприятно резануло по ушам. Насторожило, а я привыкла доверять своей интуиции. Не смогла понять, к чему всё это, и незаметно последовала за ней. Не боялась быть пойманной, всегда могла списать всё на то, что заблудилась.

Мы оказались у совещательной комнаты Адриана, откуда вскоре вышел Джанис. Нахмурилась. Спряталась за поворотом, откуда прекрасно слышала их речь.

— О чём вы говорили? — строго спросила Катрина, не скрывая того, что нервничала. Катрина выглядела, как настоящая воровка.

Чего она боялась? Почему переживала?

— О моём назначении. Адриан предложил мне работу, — сдержанно кивнул Джанис.

— И что? Что ты ему сказал? — Катрина взвизгнула, а до меня дошла простая истина. И как я не поняла этого раньше?!

Катрина очень хотела, чтобы Джанис был всегда рядом, не покидал её и не отправлялся в опасные приключения… без неё. Вряд ли с её уровнем магии она чего-то боялась. Она действительно очень его любила, и это было видно даже по тому, как она на него смотрела.

— Согласился. Мне король Реформата такие деньги не предложил, даже если бы я постоянно ходил в своём белоснежном обличии, — я громко ахнула, тут же закрыв рот.

Мне повезло: Катрина завизжала от радости и повисла на шее у своего возлюбленного. Они слились в очень жарком поцелуе, и я отвернулась, не желая подглядывать за столь сокровенным.

До меня медленно доходило другое. Джанис — оборотень! Неужели межрасовые браки здесь — обычное дело? С другой стороны, чем оборотни отличались от людей, кроме того, что умели обращаться в зверей?

Когда они вновь заговорили, выглянула из-за угла.

— Дорогая, тебе не кажется, что Элайза… — он прервался, а я обратно юркнула за угол, пытаясь не дышать и услышать каждое слово, — э-э-э…

Кажется, мужчина не знал, как выразить свою мысль.

— Стала немного другой? Изменилась? — Катрина, похоже, угадывала каждое его слово, читала каждую мысль.

Вот бы мне так бы уметь с Адрианом! Я бы не гадала тогда, делает ли он всё ради публики или потому что у него реально есть ко мне чувства.

Брось, Лиза. Какие чувства могут быть у будущего короля Вэстриса к какой-то безродной иномирянке?! Эта мысль возникала постоянно, делая всё больнее с каждым разом.

— Кажется, и ты это заметила? Когда я несколько лет назад поцеловал Элайзу, пытаясь её соблазнить, она лишь громко фыркнула и оттолкнула меня. При этом я точно знал, что у неё уже были до меня парни, а тут…

Меня медленно убивали его слова. Не верила, что это происходило на самом деле.

— Джан, ты же знаешь, что мне неприятна эта тема! — на секунду выглянула из-за угла, поразившись.

Джанис и настоящая Элайза знали друг друга! Боже, какая я идиотка!

Катрина морщилась, и это выражение лица ей явно не шло. Интересно, она воспользуется магией земли и свяжет своего суженного? Я бы точно так сделала, начни Адриан говорить при мне о своих похождениях.

И только через секунду до меня дошло, что я уже считаю Адриана своим. Но если это так, то и я должна принадлежать ему. А я… не готова.

Боже, как тяжело, когда мысли сменяют одну за другой, а я не успеваю за ними!

— Прости. А сейчас она явно с интересом меня разглядывала, словно видела в первый раз! — обиженно проскулил Джанис. — А ещё я видел её интерес к Адриану, хотя она неоднократно жаловалась мне, что ненавидит своего будущего мужа! А ещё Адриан утвердительно сказал мне, что она невинна, и я могу в этом убедиться, проверив её ауру! Как всё это возможно?! Эти перемены…

— Джан, — Катрина положила свои красивые пальчики на его губы, и парень мгновенно замолк. Какая же удивительная власть у этой девушки была над этим мужчиной! — Забудь всё то, что ты знал об Элайзе раньше. Это уже другой человек, начавший всё с нуля.

Вновь юркнула, прижавшись к холодной стене. Катрина что-то знала? Догадывалась?! Моё сердцебиение участилось, и я начала задыхаться.

— Уж не думал, что озеро обновления действительно существует, — хохотнул Джанис, не поверив ей.

Это последнее, что я слышала из их разговора. Сорвалась с места и убралась куда подальше, пока меня никто не заметил.

Мне итак придётся переварить очень много информации.

Глава 46: Все пути ведут к…

Адриан

Я был рад, что Джанис согласился на сотрудничество, даже несмотря на то, что его услуги были очень дорогими. Это пустяки по сравнению с тем, что мне предстояло.

Я точно отделался малой кровью. Давно убедился, что старый друг — ледевик, а эта скрытая способность ой как поможет мне в предстоящей войне. Был стопроцентно уверен, что будет битва и не одна. Братец не отдаст так просто то, что, по его мнению, принадлежит только ему.

Налил себе обжигающий напиток. Хотелось прочистить горло и отрезвить разум. У меня осталось мало времени, чтобы обдумать следующий шаг.

Никогда бы не подумал, что влюблюсь в чужемирку, но это произошло. Так зачем от этого бегать? Зачем скрывать? Был бы волен, был бы способен, покинул бы престол и сбежал бы с этой непокорной девчонкой в любое место, куда бы она захотела пойти. Показал бы весь мир, познакомил бы с нашими обычаями и расами.

Да я бы на Землю с удовольствием бы отправился, если бы знал, что моя копия не напортачит здесь.

Увы, были обязательства, от которых я просто не мог избавиться.

Одно я не мог не отметить. Между мной и Лизой явно таял лёд. И я должен был ковать железо, пока горячо. Я сорвался, поцеловав её. Но разве это имело значение, ведь она совсем не возражала, получая удовольствие. Хотела этого, боясь признаться даже себе. Но я знал правду и не был готов отступать.

Забавно, у моих ног была любая девушка, благодаря моему высокому титулу. Я же влюбился в ту, что избегала меня, боялась моей власти. Боялась того, кем она станет после нашего замужества.

Для неё я был лишь иномирским принцем, но я хотел это исправить.

Послал за ней фиолетовую нить. Не хочу танцевать в тренировочном зале. Комната совещаний гораздо теснее и приятнее.

Пора бы ей понять, где её место.

Рядом со мной. На троне Вэстриса.


Елизавета

Убежала в свои покои, пытаясь не разреветься от переизбытка эмоций. На скорую руку сняла платье, старательно украшенное Катриной. Накинула халат, чтобы не замёрзнуть.

Может, Рамон прав? Может, девушка подставная? Прислужница Люция? Она слишком много знала для простой фрейлины! Почему, если что-то происходило во дворце, к этому была причастна Катрина?!

Боже! Как много вопросов!

Обдумать хоть один из них мне не дали. В комнату ворвалась сиреневая нить, которая явно звала меня за собой. Меня так Адриан решил разыскать?!

Я ведь ещё даже не успела обдумать произошедшее на озере! Не успела расстроиться или обрадоваться. Не успела понять, что всё это значило для меня…

Психанула, подскочив к шкафу с нарядами. Долго и кропотливо выбирала платье. Остановилась на вызывающе открытом декольте. Жаль, что юбка не короткая! Но для начала пойдёт. Особенно для сдержанного будущего величества!

Проверим его реакцию. Заговорчески улыбнулась себе в зеркале.

Также распустила волосы, решив, что эта причёска куда более привлекательная, чем аккуратно сделанная Катриной. Была бы у меня земная косметика, Адриан вообще бы глаз с меня не сводил!

Как же тяжело без привычных средств!

Следовала за нитью и очень удивилась, когда поняла, что ведёт она меня не к тренировочному залу. Адриан решил сменить локацию? Или это ловушка?

Несмотря на опасения, продолжала идти вперёд. Вскоре поняла, что нить ведёт меня к комнате совещаний, откуда я убежала несколько минут назад. Расслабилась, поняв, что мужчина хотел продолжить наше общение не на дурацкой арене.

В нём проснулся романтик?

Резко отворила дверь и увидела будущего короля. Мои догадки оправдались: все дороги вели к Адриану.

Глава 47: Поддержка

Адриан

Шумно выдохнул, увидев наряд Лизы. Она точно провоцировала меня столь открытым декольте. Несколько минут убеждал себя поднять глаза чуть выше, оторваться от столь приятного зрелища и перестать думать об очень нехороших вещах.

Не сейчас. Нельзя.

— Вижу, ты успела переодеться, — кое-как выговорил, уставившись девушке в глаза. — Не самое лучшее решение для танца.

— Ваше величество, — Лиза поклонилась, невольно заставив меня вновь посмотреть на вырез. Ругнулся про себя. Очень нечестный приём! — это платье без душного корсета, оно не сковывает движения, и мне в нём легче. Привычнее. Так что для танца это лучший вариант.

А вот мне, как раз-таки, наоборот.

— Жаль, что на Воде не приняты короткие наряды: в них гораздо удобнее отрабатывать новые шаги, — добавила девушка, хитро посмотрев на меня.

Лиза точно не для танца так нарядилась. Я видел это по её взгляду, движениям, эмоциям. Жаль, что в мысли заглянуть не мог!

Представил, что она оголила бы не только свою грудь, плечи и руки, но и ноги… колени… Да я бы сорвал эту тряпку с неё в первый же момент, как увидел! Перестал бы сдерживаться, просто потому, что не смог бы.

Я не железный.


Елизавета

Мне понравилась реакция принца. Внезапно нашла приятным дразнить его. Вечно бы так делала! Конечно же, если это останется без последствий.

А это не останется. Следующий шаг за Адрианом.

— А какая у нас будет музыка? — подошла ближе. — Тренироваться без мелодии непривычно.

Адриан удивлённо вскинул брови.

— Не беспокойся. Музыку нам подарят лучшие музыканты королевства прямо на свадьбу, — видя моё изумление, мужчина поспешно добавил: — Таковы королевские традиции. На помолвку будущим властителям дарят настоящее красивое волшебство. Этим занимаются феи. Нет музыки лучше и сказочнее, чем их.

— Ты хотел сказать «королю», — поправила его. Зачем он о себе во множественном числе?

— Я хотел сказать то, что сказал, — зачем-то взял мою руку в свою и поцеловал. — Как бы ты не отнекивалась, мы оба будущие властители Вэстриса.

— Я иномирянка! — возмутилась.

— Т-с-с! — прошипел он. — Кричи об этом громче, чтобы нас как можно скорее поймали коршуны Люция.

Замолчала, признав его правоту. Конечно, я не виновата, что попала в столь отвратительную ситуацию, но ведь это не означает, что я не должна подстроиться и выкрутиться. Я всегда именно это и делала.

Некоторое время мы так и стояли, молча глядя друг на друга.

— Всё же предлагаю перестать терять время и приступить к изучению движений, — его слова звучали как приказ.

И я с радостью им подчинилась.

Мы начали с повторения пройденного. Несколько кругов без прикосновения, потом резкие касания, вальсирования… Работали инстинкты, я чувствовала, что тело само запомнило каждое движение.

Новые движения тоже не были ничем таким сложным, пока…

— А теперь поддержка, — ухмыльнулся Адриан. — Ты должна запрыгнуть ко мне на руки.

На несколько секунд зависла, уставившись на него, в надежде, что он шутил. Или он, всё-таки, серьёзно?!

— Или тебе шуршонка позвать, чтобы ты справилась гораздо быстрее и лучше? — а вот и привычная издёвка.

Убила бы!

— Ага! Ещё и Октавию для поддержки, иначе не слезу! — нашлась я. Но, похоже, моя насмешка не сильно его задела.

— Я могу носить тебя на руках хоть вечность, — прошептал Адриан на ухо, вызывая на моей коже очередную стайку мурашек.

Этот гад, простите, принц, просто не мог не знать, что всем этим он вызывал во мне!

Несколько попыток были провальными. Я то срывалась, то не могла запрыгнуть. И дело явно было в моём стеснении.

— Расслабься. Доверься мне: я поймаю, — Адриан поддерживал меня, давая очень полезные советы, но я всё никак не могла нормально запрыгнуть в его манящие руки.

— А можно этот элемент пропустить?! — еле выдохнула. Давно запыхалась и дышала очень тяжело.

— И нарушить древние традиции? — Адриана, похоже, забавляли мои мучения.

— К чёрту традиции! Пора создавать новые! — пробурчала, попробовав ещё раз. И в очередной раз сорвалась.

— Кто такой чёрт? — по-прежнему улыбаясь, поинтересовался принц.

Серьёзно?! У них есть всякие жужжинчики и шуршата, но нет черта? Может, и в дьявола они не верят?

Хотя, с другой стороны, эти персонажи были вымышленными, и их реальное существование ещё никто не доказал.

После сотой, наверное, попытки я всё-таки запрыгнула к нему в руки. И мы застыли в столь интимной позе. Адриан тяжело дышал, глядя мне в глаза, а я и вовсе не знала, куда себя деть.

Мне неожиданно понравилось, и единственное куда я могла смотреть — это его губы. Сердцебиение участилось, и я окончательно потерялась…

Глава 48: Касание

Адриан

Меня откровенно веселила неуклюжесть Лизы. Или это было стеснение? Не важно какое чувство выставляло её такой, выглядела она очень мило.

Проблемы начались, когда она всё-таки оказалась в моих руках. Мало того, что мне не хотелось выпускать зашуганную красавицу, так я ещё и не мог оторвать взгляда от её манящих и дразнящих губ.

Хотелось сорвать всем мешающую скромность, целовать без остановки и шаг за шагом избавляться от лишнего: сдержанности, норм приличия, морали. Избавившись от всего этого, дотронуться до самого сокровенного и согрешить. К шуршатам рассудительность! Туда же наигранную холодность и равнодушие! Да здравствуют настоящие чувства, яркие эмоции и пятый грех. О, да. Я готов ему предаться.


Елизавета

Сначала мне не нравился его взгляд. Эти янтарные глаза, горящие огнём, сводили меня с ума. Я находилась в руках Адриана неприлично долго и совершенно ничего не могла сделать. Мне лишь хотелось продолжать. Переступить границу, которую сама же себе поставила.

Что сделает один лёгкий невинный поцелуй? Разве только то, что он никогда и ни за что не будет просто невинным.

Откашлялась и взяла себя в руки.

— Адриан, тебе не кажется, что пора поставить меня на пол и продолжить… — запнулась, всё ещё наблюдая за манящими огоньками. Никак не могла вспомнить, что именно продолжить, — танец?

Принц тяжело вздохнул, коротко кивнул и поставил меня на пол. Похоже, это решение далось ему ой как нелегко.

Мы продолжили репетицию, как ни в чём не бывало, хоть это было очень трудно. Невыносимо. До сумасшествия.

Больше таких двояких элементов в танце, которые могли бы вогнать в краску, к счастью для меня, не было.

Оставались финальные шаги. И, как ни странно, они, словно зеркало, отражали начальный этап. Многозначительно!

Его рука лежала на моей талии, заставляя моё тело трепетать и изнывать от происходящего. Моя рука была на его плече.

Как того и требовалось, провела ладонью по его руке, как Адриан и просил: медленно. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Как будто, ему было всё равно на мои движения, хоть я и понимала, что это совершенно не так.

Настал его черёд. Рука Адриана медленно поднялась вверх от талии до плеч, на секунду остановилась там, а затем медленно поползла по моей руке. Боролась с собой, чувствуя, как вся покрываюсь гусиной кожи.

До боли. До безумия. Невыносимо.

Наши пальцы переплелись, и теперь мы молча стояли, глядя друг на друга. Это оказалось ещё сложнее.

Никто из нас не хотел прерывать танец. Не хотел портить момент. Не желал разрушать иллюзию того, что мы вместе.

Я сдалась первой. Приподнялась на цыпочки и слегка коснулась своими губами его губ. Одно такое лёгкое прикосновение вызвало лавину эмоций в груди. Как мощный разряд тока, прокатившийся по всему телу.

Адриан опешил. Но лишь на короткое мгновение, которое мне показалось целой вечностью. Он выпустил меня из рук, а уже в следующее мгновение, схватив за талию, резко прижал к себе, впившись своими губами в мои.

Его поцелуй не был нежным, он лишь громко кричал об одном важном факте: «моя». И в этот миг я была согласна с ним, с его решением и с его властностью.

Ведь именно это подтверждало, что он — мой.

Глава 49: Обучение

Елизавета

Адриан проводил меня до моих покоев, и возле входа, прощаясь, я присела в реверансе. Мы не обсуждали произошедшее между нами. Всё казалось очевидным? Или мы оба не хотели портить такой момент?

Когда я осталась одна, голову одолели дурные мысли. Это не любовь, это магия истинных. Она заставляла Адриана поступать так безрассудно, желать моих прикосновений и поцелуев. Я для него иномирянка. Безродная. Лишь та, кто заменила настоящую принцессу, ввиду отсутствия альтернатив.

Настроение упало. Чувствовала себя паршиво, отчего загрустила. Так и уснула, не раздевшись и не заметив, как пролетело время.

Разбудила меня Катрина. Она покачала головой, видя, что я одета, да ещё и в удивительно вычурное платье для этого мира.

— Ты решила, что хватит бездействовать, и таким нарядом соблазняла Адриана? — усмехнулась она. — Хорошо, что Рамон занят, и я вызвалась к тебе. Увидев тебя в таком… — Катрина сделала многозначительную паузу.

— Ага. А ещё от усталости совершенно забыла поставить блок на комнату, — пробурчала, позволив фрейлине привести меня в порядок.

Она помогла переодеться, умыться и сделать причёску. И всё при помощи магии.

— Когда же я сама так научусь? — пробурчала, уставившись в зеркало. Она вновь сделала из меня настоящую леди этого мира. Или, как они назывались здесь, «сэди».

— Это несложно. С твоим потенциалом, ты научишься творить на раз-два, — Катрина присела в реверансе, жестом показав следовать за ней.

В этот раз за трапезным столом должно было завтракать две парочки. Джанис сидел подле Адриана и улыбался своей хитрой улыбкой. Не иначе, настоящий лис.

Присела в реверансе, поприветствовав мужчин. Адриан тут же поклонился, поцеловав мою руку, отчего мурашки вихрем пронеслись по коже. Отвела взгляд, стесняясь своих мыслей и эмоций.

Напомнила себе, что это магия истинных, но тщетно.

Позавтракали в абсолютной тишине. Мы лишь изредка переглядывались с принцем, он довольно улыбался, словно поймал на охоте крупного зверя, а у меня получалось только краснеть. Даже слова сказать не могла: дух перехватывало. Когда же этот несносный мужчина перестанет так действовать на меня?!

Спас ситуацию, как ни странно, Рамон. Он неожиданно появился в зале, как чёрт из табакерки:

— Элайза, Корнелия ждёт вас.

— Но я ещё не доела… — начала спорить, но поняла, что больше кусок в горло не полезет. Пристальный взгляд Адриана вызывал очень много эмоций.

— У вас было достаточно времени. Эльфийка и так разозлена вашим вчерашним пропуском, — услышала в его голосе осуждение.

Не сразу догадалась, что осуждал мужчина не меня, а Адриана. Действительно. Моей вины не было в том, что принц захотел провести со мной день наедине.

И для него оказался вполне плодотворным, потому что мои мысли теперь занимал только он. Адриан добился, чего хотел.

Послушно последовала за советником в тренировочный зал. Рамон был не в настроении, и я не стала его расспрашивать о причине, да и он не торопился делиться. Всю дорогу молчали, что меня вполне устраивало.

— О, ваша светлость! Наконец-то соизволили явиться! — Корнелия тоже встретила меня негативным настроем.

Вздохнула. Мне сегодня откровенно не везло. Всем хотелось спустить на меня стаю злых собак, если в этом мире они вообще были. Интересно, как они назывались?!

— Как девушка, прожившая больше двадцати лет без магии, вдруг оказалась волшебницей с таким сильнейшим потенциалом? С таким редким даром, которого достойны разве что эльфы?! — женщина сверлила меня взглядом.

А я вдруг осознала, что мне больше хочется выяснить отношения с Адрианом, что было для меня очень тяжело, но еще тяжелее оставаться с этой стервой наедине.

— Бывают в жизни огорчения, — ляпнула первое, что пришло в голову.

— Огорчения?! — Корнелия явно была готова взорваться от негодования. — Ты сильнейшая волшебница, а для тебя это огорчение?! Как ты смеешь?!

— Смею вам напомнить, я будущая королева Вэстриса, — холодно отчеканила, ибо мне надоели эти тёрки, — и я не позволю такого отношения к себе. При желании я могу найти и другую преподавательницу.

Похоже, сказалось общение наедине с Адрианом. Больше не позволю никому в этом мире вытирать об меня ноги.

Пора принять свою судьбу.

Пусть она и будет временной.

Корнелия явно не ожидала от меня такой дерзости и замолчала на некоторое время. Пока она была в ступоре, осмотрелась. В комнате повсюду на разных постаментах стояли вазы. Зачем здесь это украшательство?!

— Наконец-то, вы включили внимательность, ваше сиятельство, — в её тоне так и слышалась издёвка. — Сегодня мы будем учиться бить по мишеням, а потом чинить их. Ваше целительство очень вам поможет в этом.

Бросила злой взгляд на неугомонную женщину. Она сейчас издевалась, или говорила серьёзно? Починка — это тоже целительство?!

Глава 50: По ту сторону зеркала

Елизавета

После заунывной и невыносимо сложной практики с Корнелией спешила в тронный зал. Мне удалось разбить несколько мишеней, а вот починить я смогла только одну. Это оказалось в разы сложнее, чем создать между двумя ладонями энергетический шар зелёного цвета и отправить в «соперника». Зато я теперь могла худо-бедно себя защитить.

Спешила со всех ног. Убеждала себя, что ради общения с двойником, но на самом деле всё больше думала об Адриане.

За завтраком мы пару раз переглянулись, но не обмолвились ни словом. Не поговорили мы и по поводу вчерашнего. А обсудить было много чего: от случившегося на поляне до поцелуев во время танца. Причём во второй раз инициатором была я.

Адриан стоял посреди тронного зала возле того самого большого зеркала. В комнате было темно, но его величественную фигуру было сложно не заметить.

Некоторое время мы молча смотрели друг на друга, словно не решаясь обсудить произошедшее. Наконец, Адриан подал мне руку и коротко поинтересовался:

— Ты готова?

Кивнула, взяв его ладонь в свою и подошла к волшебному зеркалу. Другие слова здесь были лишними.

— Будет непривычно: твоё отражение заговорит, — ухмыльнулся мужчина.

Не сразу поняла о чём он, а затем нервно рассмеялась:

— Поверь, я уже ничему не удивлюсь.

Тем временем, поверхность зеркала медленно менялась. Мы перестали в нём отражаться, образовался серый туман, который постепенно превратился в крутящийся вихрь. За этим было интересно наблюдать.

Наконец, по ту сторону отразилась моя ванная комната, где я увидела свою копию, чистящую зубы. В тот самый момент, когда она как раз сплюнула пасту, и вновь поднялась к зеркалу. Заметив нас, она выругалась, отпрянув на несколько шагов назад.

На ней были короткие чёрные шорты и оранжевая майка. Отметила, что мой домашний наряд на ней сидел гораздо лучше, чем на мне. Несмотря на то, что она по сути являлась моим близнецом, мне она показалась куда красивее меня.

— Ох, простите, это было так неожиданно, — воскликнула Элайза, ополоснув рот от пены. — И, простите, что я встретила вас таким жарким словцом. Мат русского языка как настоящие чары, только пользоваться могут даже те, кто не имеет магии.

Поморщилась: не любила нецензурную брань и не принимала её. Наверняка она этой гадости от Катьки нахваталась. Та ну очень хорошо владела этой стороной русского языка.

— Неожиданно? — хохотнул Адриан. — Мы специально договорились о времени, Элайза. Как такое можно было пропустить?!

— Ну, как минимум, время в новом мире летит гораздо быстрее. Столько всего пришлось изучить! Оценила крутость смартфонов, функциональность и информационность!

Заметила, что теперь Адриан поморщился. Бедный мужчина наверняка не знал значения этих новых для него слов. Рассмеялась, потому что выглядел он ой как комично.

— Дорогая, с кем ты разговариваешь?! — услышала я знакомый голос и вздрогнула, отпрянув и выпустив Адриана.

— О, я вижу у вас всё хорошо, — шепнула Элайза нам, а затем поспешила запереть ванную. Похоже, у неё были гости. — Дорогой, я по телефону, подожди немного! Попозже поговорим.

— Это с кем ты там успела так быстро замутить? — Адриан удивлённо приподнял брови.

Я же молчала, догадываясь. Нет, после ТАКОГО мне определённо нельзя в тот мир. А если у меня магия останется? Да я же придушу гада!

Паника охватила меня. Мне не хотелось быть с тем гадом. Лучше остаться на Воде, покинуть родной мир навсегда, чем…

— Ну я же не жаловалась, пока ты снимал девушек одну за другой, — фыркнула Элайза. — Сейчас я не твоя невеста, чтобы перед тобой отчитываться.

— Ну так и ты при мне, помнится, паинькой не была. Вчера нанял Джаниса, так выяснилось, что ты и с ним поцеловаться успела. А это истинный твоей подруги! — парировал Адриан, явно не желая останавливаться.

Оторопела. Да «мы» оказывается не просто с ним «знакомы», а очень даже… тесно!

Элайза поморщилась.

— Ну, если бы я на тот момент знала, что Катрина и Джанис влюбятся в друг друга, я бы ни за что и никогда! Ты же знаешь, в дальнейшем мы были с ним дружны… платонически, — задумчиво проговорила она, добавляя: — Ну и ты пытался залезть сам-знаешь-куда к Катрине.

Закатила глаза. Началось!

— Кстати, тебе очень идёт этот нарядец, — ухмыльнулся Адриан, ловко сменив тему, не отрицая и не опровергая её слова.

— Это нормальный наряд этого мира! — возмутилась Элайза, даже не думая прикрыться.

И я была с ней солидарна. Ничего пошлого в открытом наряде не было. Тем более, я использовала его для сна. Боже, Андрей моей квартире с утра! Наверняка, он спал с ней! Фу-фу-фу!

— Так, ребята, брейк! Вы ведёте себя, как замужняя парочка. Точнее, как двое бывших, которые никак не могут забыть друг друга! Мне это не нравится. Я сейчас ревновать начну! — последнее я сказала Адриану.

Тот блаженно улыбнулся и мгновенно замолк. Боже, похоже и я начинаю овладевать магией, с которой Катрина знакома очень хорошо!

— О-о-о, так и у вас всё хорошо, — жеманно улыбнулась Элайза.

Захотелось отметить, что эта улыбка мне совершенно не идёт. Отвратительная и неприятная наигранность!

— Похоже, так же, как и у вас с Андреем, — фыркнула, раскрыв все карты. — Впрочем, логично. Мы ненавидели друг друга, как и вы с Адрианом. Поменяли девушек местами и вуаля: две влюблённые парочки, довольные жизнью. Как всё просто!

Захотелось сплюнуть от чрезмерной сладости момента.

— Ты замутила с моим двойником? — Адриан вновь хохотнул. — Не теряешь сноровки, «подруга».

— Я не просто замутила, мне он очень нравится, — последнее Элайза тихо прошептала. — Он… настоящий мужчина. Лиза, — она обратилась ко мне как раз в тот момент, когда я поморщилась от комплимента в сторону моего давнего врага, — я бы очень хотела остаться здесь. Но решать в любом случае только тебе. Ты — жительница Земли, и, если захочешь вернуться, я не смогу тебе помешать.

Не стала отвечать на её просьбу. Слишком запуталась в происходящем, поэтому задала вопрос, который меня мучал:

— Как там Катя? Как свадьба?

— Боюсь, тебе это не понравится, — вздохнула Элайза, расстроившись, что я никак не отреагировала на её мольбы.

— Ты её испортила? — тихо начинала злиться. Катька была единственно близким человеком, который остался в том мире.

— Совершенно нет. Но Катя не та подруга, которой ты её считала, — Элайза картинно вздохнула. — В общем, её свадьба была ловушкой для тебя, Лиза. Остальные подружки устроили яркий конкурс, козлом отпущения которого стала ты. То есть я. Я была в центре ужаса, когда каждый из присутствующих должен был найти во мне изъян. Анти-комплимент. Первой была та дрянь Катька. Она назвала меня безродной. Потом выступили её подружки, одна заявила, что мой удел это сорок кошек. Не совсем поняла смысл оскорбления. Чем плохи кошки? Они хотя бы не жужжат без остановки! Очередная девка с накаченными губами так вообще мне заявила, что я настолько страшная, что у меня никогда не будет мужчины.

Замерла, слушая какой кошмар пришлось пережить Элайзе. А на её месте на самом деле должна была быть я. Неужели Катька так долго готовилась, чтобы сделать меня клоуном своего вечера?!

— И как ты после этого? — еле выговорила, буквально выдохнула.

— Как-то всё равно, — пожала она плечами. — Получить тысячу гадостей в мою сторону от совершенно незнакомых лиц? Это было даже смешно. Я смеялась, попивая какой-то странный напиток с мятой. Мохито, по-моему. От него мне только веселее становилось с каждой секундой! Они не понимали, чего я веселюсь, а не плачу! А под конец, выслушав от парней, что у меня маленькие груди, нет фигуры и кривые ноги, я позвонила Андрею. Он меня вмиг забрал с этого цирка. Видела бы ты их рожи!

Несмотря на то, что Элайзе было весело, мне становилось дурнее с каждой секундой её рассказа. Неужели, единственный человек, которого я считала близким, оказалась такой сволочью?! Неужели я была плохой подругой?

— Лиз…

— Да? — взглянула на своего двойника, чуть ли не плача. У меня плохо получалось скрывать эмоции. Скрывать свою боль. — Как там Катрина? Ты рассказала ей о нашем обмене?

— Нет, — коротко бросила.

— Почему? — она явно удивилась. Ей брови взлетели вверх, и она удивлённо смотрела на меня, не понимая зачем. — Она стала бы отличным союзником. Помогла бы тебе освоиться.

— Я была уверенна, что Катя — моя лучшая подруга, а Катрина, в противовес ей, предательница, — отчеканила сквозь зубы.

— Понятно, — Элайза не стала давить, поспешив сменить тему, видя, как мне тяжело. — А как дела у вас? Ну, кроме того, что вы испытываете влечение? Есть ещё новости? — Элайза была легка на подъём, и несмотря на наше короткое общение, я успела ей проникнуться.

— Лиза — колдунья. Она обрела элементаль целителя, — похвастался за меня Адриан, потому что у меня больше не осталось сил говорить.

И он это увидел. Почувствовал. Была ему благодарна, как никогда прежде. Нелегко найти человека, который понимал тебя с полуслова.

Элайза на миг застыла, с удивлением разглядывая меня, а затем выдала своё коронное:

— Лиза, похоже, ты подходишь для этого мира больше, чем я, — коротко прошептала она…

Глава 51: Общение с безупречной

Елизавета

Её слова обухом ударили меня по голове. Я подхожу для этого мира лучше?! Как бы не так! Я ровным счётом ничего не знаю об этом мире!

Поморщилась.

Новость о лучшей подруге не просто шокировала меня, а сделала больно, пронзила сердце. Еле удержалась от того, чтобы не расплакаться. Это было слишком ужасно осознать спустя столько лет!

Поверь не могу! Мне казалось, что мы дружили, а на деле меня использовали, готовя грандиозный удар ножом в спину!

Теперь я понимала настоящее положение вещей. Понимала, почему не я стала свидетельницей. Понимала, почему именно я заморачивалась с устройством девичника, а все остальные пользовались моей добротой. Почему мы собирались у меня. Почему я должна была убираться в своей квартире на следующий день.

От последнего, правда, меня уберёг перенос. Но мы там знатно покутили. Чего стоит пролитое красное вино на мою белую скатерть!

Невыносимо больно! Никому не нужна в том мире! И Элайза тоже хороша: закрутила роман с Андреем, а мне выпутываться? Мне по возвращении его бросить? Или встречаться с ним, представляя, что это Адриан?

Жалкий двойник, отвратительная копия превосходного оригинала.

Бросило в дрожь от осознания собственных чувств, которые я по-прежнему старалась отрицать.

После зеркального сеанса Адриан молчал, словно понимал, что мне нужно всё обдумать, немного отдохнуть от эмоций и решить, что делать дальше.

Кажется, Элайза тоже подходит для того мира больше, чем я. Но почему?! Почему такая несправедливость?! Нас, что, подменили в детстве?!

— Как ты? — наконец, тихо прошептал он, приобняв за плечи.

— В порядке. Буду, — зло бросила, проглатывая ком в горле. — Мне нужно найти Катрину, как можно скорее.

— Зачем? — Адриан поднял брови, удивлённо глядя на меня.

Похоже, он не до конца понимал, что со мной происходило. Если честно, я и сама не понимала ровным счётом ничего.

— Поговорить. Сказать ей правду. Признаться, что я не Элайза. Попросить о помощи, — чуть ли не плача, произнесла.

— Ты уверена? — Адриан не стал отговаривать. Он просто уточнил.

И вновь испытала мощный прилив благодарности.

— Нет, — коротко бросила. — Но другого выхода у меня нет, — присела в реверансе. — Надоело бояться, ничего не понимать и скрываться. Один хороший союзник не помешает.

Адриан понимающе кивнул. Он не стал меня отговаривать.

У меня не было ни настроения, ни желания обсуждать наши отношения. Когда-нибудь я соберусь, когда-нибудь я обязательно повзрослею. Все взрослые обсуждают отношения, а я…

Хмыкнула. Ни один мужчина не проявлял ко мне симпатию. А один единственный сделал это не по зову сердца, а по зову магии.

Должно ли мне быть обидно?

Катрину я нашла в компании с Джанисом. Они мило обнимались в беседке, обсуждая своё будущее. По-настоящему счастливая парочка. Даже позавидовала их идиллии. Здесь точно не магия постаралась.

— Что-то случилось? — Катрина вмиг соскочила с коленок возлюбленного, лишь заметив моё хмурое выражение лица.

Или ей стало неуютно?

— Нет. Но нам надо поговорить, — пыталась выглядеть как можно более доброжелательной, но ничего не получалось. Продолжала хмуриться.

— Наедине? — лишь поинтересовалась она, совершенно не спрашивая причины моего поведения.

Коротко кивнула.

Да что ж здесь все такие доброжелательные и понимающие!

Мы покинули ничего не понимающего Джаниса и направились в мои покои. Некоторое время шли молча, пока Катрина не выдержала:

— Что случилось-то? У тебя такой траур, словно Октавия умерла! — чувствовала её напряжённость, но ничего не могла с собой поделать.

— Никто не умер, — попыталась её обрадовать. — Просто я хочу найти укромное место, а таковой является только моя комната.

Катрина сдалась, коротко кивнув. Она была готова потерпеть, раз это было важно для меня. В очередной раз зауважала её ещё больше. Хотя, казалось бы, куда уж больше.

Наконец, мы пришли. Убедившись, что дверь заперта, попросила Катрину присесть.

— Да, что такое-то, а? — напряжение фрейлины можно было резать в воздухе.

— Катрин, я не та, за кого меня все выдают, — тихо прошептала, надеясь на её понимание. Я устала пытаться понять кому можно доверять. — Меня и Элайзу обменяли несколько дней назад, чтобы я сыграла роль истинной на коронации Адриана.

Катрина некоторое время молча и удивлённо смотрела на меня, а затем коротко выдохнула:

— А я уж думала, что произошло что-то серьёзное и непоправимое.

Её слова шокировали меня. Я сообщила ей самую сокровенную тайну, а она осталась равнодушной? Даже не удивилась?

А затем её слова огорошили меня:

— Я знала о твоём переносе. Всё ждала, когда ты начнёшь мне доверять и раскроешься.

Глава 52: Увлекательная беседа

Елизавета

Могла только пялиться на Катрину, ни говоря ни слова. Ну ещё и моргать получалось. А так совершенно не понимала, как так вышло.

— Брось, ты же не думаешь, что Элайза мне не доверяла и не предупредила об этом? — рассмеялась Катрина, дабы сгладить углы. — Или думала? — она прищурилась, а я вздрогнула. Даже от такого привычного для Земли жеста исходила своеобразная сила.

Магия.

Мы уже сидели на кровати друг напротив друга, пытаясь понять, что вообще произошло за последнюю четриду.

— Ты же знаешь, что я лично не знакома с ней, — тяжело вздохнула. — По правде, я даже не могу с ней нормально познакомиться, потому что мы никогда не сможем оказаться по одну сторону зеркала. Дурацкие законы равновесия.

Блин! Начала выражаться, как учёные из книг. Много же информации за последнее время прошло через мою несчастную головушку!

— Вы обе так похожи и одновременно полные противоположности, — хохотнула Катрина. — Это весьма интересный эксперимент.

— Ты решила податься в учёные? — назидательно поинтересовалась.

— Нет, — хихикнула она. — Просто интересно наблюдать за вашими различиями. Я так много насчитала!

Вздохнула. Это для неё было так легко и просто. Я же до сих пор была в шоке от происходящего.

— За несколько дней до вашего обмена Элайза решила посоветоваться со мной. Сначала я удивилась её идеи обмана, потом посчитала обмен вполне рациональным. Если Адриан и Элайза ненавидят друг друга, то у вас, напротив, могло всё получиться.

— А если я захочу вернуться домой? — фыркнула, зло скрестив руки на груди. Не понимала, почему все считали идею обмена настолько прекрасной?!

— Значит, так тому и быть, — Катрина пожала плечами. — Я буду рада любому раскладу. Если ты останешься, порадуюсь за ваше с Адрианом счастье, узнаю тебя поближе… Да и у Вэстриса будет очень сильная королева.

— Я всего лишь наделена магией! — тихо пролепетала. — Почему все считают, что я могу стать сильной волшебницей?!

— Ты научишься. У тебя просто нет выбора, — Катрина произнесла это таким тоном, что любое желание спорить с ней моментально отпало. — С другой стороны, если ты захочешь вернуться домой, я снова увижусь с Элайзой.

— Элайза предупредила тебя о дне переноса? — перевела я тему.

Жизнерадостность Катрины меня не только поражала, но и начинала подбешивать. В любом случае всё будет хорошо?!

Но так не бывает!

— Нет, мы только обсуждали. Тем не менее, я начала подозревать, что что-то не так впервые за нашим завтраком, когда ты с удовольствием поела то, отчего Элайзу бы, как минимум, стошнило. Никогда не понимала её пристрастий в еде.

— Зато на Земле она найдёт очень много единомышленников! — воскликнула я. — Вегетарианство там распространено и имеет свои веские причины существования.

— Хм, — Катрина издала необычный звук, задумчиво глядя на меня. — А мне иногда кажется, что ты создана для этого мира, а Элайза — для того. Очень много удивительных совпадений. И это так странно…

От её слов меня бросило в дрожь. Она повторила мысль лучшей подруги точь-в-точь. Озвучила и мои мысли. Но мне не хотелось размышлять на эту тему. Она мне не нравилась.

— А для чего были эти серебряные нити в платье?! — вновь переменила тему. Так много чего было обсудить!

А времени так мало!

— Чтобы показать Адриану твою чистоту, а вместе с тем намекнуть ему, что я в курсе ваших махинаций с другим миром, — горделиво ответила она. — Это отлично сработало. Мы поговорили и обсудили.

— Хороша, чертовка! — вырвалось у меня. Я впервые не ревновала, а лишь смеялась.

— Кто? — непонимающе спросила Катрина.

Я улыбнулась, поняв, что мне столько предстоит ей рассказать! Предложила ей остаться и очень обрадовалась, что она не отказалась.

Мы проболтали всю ночь, делясь открытиями и событиями разных миров. Это была настолько увлекательнейшая беседа, что я даже не помню, когда уснула.

Глава 53: Визит

Елизавета

Проснулась в полдень. Катрины уже и не было рядом. Наверное, ушла рано, не став будить меня после полуночных разговоров.

Не стала её осуждать, всё-таки, ей, как и мне, нужно было время всё обдумать. Одно дело догадываться, другое дело знать наверняка, что твою лучшую подругу заменили другой девушкой, как две капли воды похожей на неё.

Теперь Катрина была стопроцентно уверена, что я — не Элайза. Теперь её отношение ко мне изменится. Но в лучшую ли сторону?..

Когда я привела себя в порядок, в дверь робко постучали.

— Войдите, — обеспокоенно произнесла, повернув голову.

Поведение стоявшего за стеной меня удивило. Вмешиваться в чужое личное пространство для водянцев было нормой. А тут…

В комнату вошла немолодая полная женщина с подносом на руках. Она поклонилась мне, чуть ли не выронив еду и не расплескав чай.

— Ой, простите! — воскликнула она. Каждый её жест, каждое движение выдавало то, что она очень сильно нервничала. — Ваша светлость, я Домна, повариха…

— Что-то случилось? — поспешила выхватить поднос из её рук и положить на кровать. Желудок тут же заявил о себе.

— Ох, да! Меня послали к вам и… — она прервалась, словно не зная, как сказать. Судя по всему, новость была очень страшной. — Вы присаживайтесь, поешьте… Это вам понадобится…

— Да что же такое произошло?! — у меня уже начинали трястись руки, потому что ко мне ещё ни разу не посылали… поварих. С другой стороны, ко мне и горничных не присылали. Рамон и Катрина приходили лично.

— Ваша матушка явилась во дворец, — вздохнула Домна. — Она очень хочет увидеть вас. Рамон сейчас с ней, а Адриан на совещании. Рамон даёт вам несколько минут форы привести себя в порядок.

Так и поперхнулась предложенной едой. Что Нейле нужно от меня?! Наш последний разговор был неприятным. Мы переругались, наговорив друг другу гадостей. Судя по её настрою, она больше не планировала навещать меня.

И вот мне вновь предстояло общение с маман. Причём не моей матерью, и я должна хорошо сыграть роль двойника.

На всякий случай сняла диадему. Корнелия научила меня атакующему заклинанию. Вдруг понадобится. М-да. Что-то неутешительные и неприятные у меня мысли в голове. А ведь женщина, вроде как, моя мать.

Пыталась есть, но бесполезно. Даже Домну потряхивало, видимо, от нервов. Да почему Нейла всех настолько сильно пугала?!

— Может вы составите мне компанию? — не выдержала, пододвинув к ней поднос.

Та вытаращила глаза, удивлённо глядя на меня. Шок так и читала в её глазах. Да что я опять сделала не так?!

— Будущая королева Вэстриса предлагает мне сесть и поесть с ней, как равной?!

Закатила глаза. Да какая из меня королева?! Уже хотела ответить, но не успела.

Дверь резко распахнулась, словно по ту сторону её не открыли, а попытались вынести с ноги. Домна тут же вскочила, желая упасть в ноги.

На пороге стояла Нейла. Дерзкая, волевая, мощная. Вот от кого веяло настоящими королевскими манерами.

Рамон стоял позади, пытаясь хоть как-то задержать неугомонную женщину.

— О, а вот и моя дорогая дочь, — её слова были наполнены желчностью, сарказмом, ненавистью. Не к добру. — Соскучилась? И чего тебя так сильно охраняют, словно ты какой-то драгоценный камень, потеряв который, они потеряют всё? Власть, богатство, планы на будущее? — сладким голоском пропела она.

Рамон зашёл следом. Он пытался хоть как-то сгладить накалившуюся атмосферу:

— Нейла, вы преувеличиваете. Элайза — будущая королева Вэстриса, и мы не можем её не охранять.

Меня сковал дикий ужас. Впервые была безумно рада, что рядом со мной находился этот надоедливый мужчина. Но ещё больше я мечтала о том, чтобы Адриан оказался здесь, прервав своё совещание.

— Ох, правда? — усмехнулась Нейла, а затем взмахнула рукой: — Спать, — после чего Рамон начал медленно падать.

Взвизгнула от страха, понимая, что Нейла настроена агрессивно, и мне придётся спасаться самостоятельно.

— Спать! — повторила Нейла, и уже теперь весёлая толстушка Домна медленно осела в постели.

Как же Корнелия меня учила? Пас зелёного шара и… Паника охватила меня, мысли лихорадочно сменяли одну за другой, а сердце бешено колотилось в районе горла.

Ладони напротив друг друга, создать энергетическую связь, сделать из неё шар… Повторяла про себя последовательность, и пока Нейла отвлекалась на уснувшего Рамона, всё-таки смогла худо-бедно сотворить шар. Мне нужно всего лишь её оглушить, чтобы сбежать в коридор.

Со всей силы швырнула в Нейлу сотворённые чары, но та с лёгкостью их поймала, зло смеясь мне в лицо.

— А ты быстро учишься. Жаль, что тебе это не поможет, — она сделала многозначительную паузу, а затем выплюнула ядовитое: — Самозванка!

А дальше была яркая вспышка света, после которой я на мгновение потеряла сознание…

Глава 54: Тревога

Адриан

Не успел проснуться, как с утра вызвали на совещание. Гонец моего брата вновь пришёл обсудить со мной какие-то очень важные детали. Настолько срочные, что не терпели отлагательства.

Вскинул брови: здесь явно что-то было нечисто. Эзриэл приезжал дня три назад. Не иначе, это какая-то ловушка. Жаль, что я не послушал свою интуицию.

— Теряете сноровку, Эзриел, — тяжело вздохнул, поприветствовав старого «друга». — Уже не так неожиданно появляетесь и что-то зачастили.

— О, а вы мне не рады? Так и передам вашему брату, — он недовольно откинул копну светлых волос назад, но его лицо осталось равнодушным.

— Передавайте. Мне всё равно. Давайте быстрее решим ваши вопросы, — пытался быть миролюбивым и сдержанным, но огненная натура брала надо мной верх.

— У Люция несколько вопросов по поводу вашего бракосочетания. И они не терпят отсрочки. Не переживайте, ваш завтрак от вас никуда не убежит, как и благоверная, — Эзриэл продолжал язвить.

Поморщился. Шуршата с ним, с завтраком. С Лизой я всё же хотел увидеться. Нам стоило обсудить наши отношения, которые уже перешли за рамки простой дружбы, но мы по-прежнему не были официальной парой. Это раздражало, потому что я хотел сделать её своей во что бы то не стало.

Да и мне было важно узнать, что она чувствовала после общения с Элайзой. Та рассказала ей очень важную информацию о лучшей подруге Лизы — единственного близкого человека. По сути, девушку больше ничего не держало на Земле…

Да, у меня были очень эгоистичные мысли.

— Бракосочетание состоится через тридцать дней. Неужели эти вопросы не могут подождать? — тяжело вздохнул, — За пару дней до непосредственной коронации.

— О, право, это нас не интересует, — жеманно усмехнулся Эзриел, всем своим видом намекая, что коронация не состоится. Одна желчная ухмылка чего стоила!

— Тогда я жду список вопросов, — по-прежнему сдержанно произнёс, хоть был уже на пределе.

А дальше наш разговор походил на допрос с пристрастием провинившегося волшебника. Только почему-то таковым себя чувствовал я.

— Во-первых, кто будет приглашён на свадьбу?

— Как обычно. Представители девяти королевств.

— Конкретнее.

— Правители всех королевств, а также все высшие чины. Обычная свадьба будущих короля и королевы.

— Что планируется после?

— Всё по традициям Вэстриса. Обязательно будет открывающий бал, магические представления.

Не собирался раскрывать все карты перед ненавистным мне эльфом. Откровенно не понимал, к чему и зачем был нужен весь этот фарс.

Интуиция буквально кричала, что что-то здесь было нечисто. Что это ловушка. Но я не мог понять, что именно.

Пока на весь замок не раздалась тревога. Громкая, протяжная, скулящая. Я ставил такой звук на проявление магии Люция. К сожалению, не мог запретить ему телепортироваться на территорию замка — он по-прежнему являлся кровным родственником.

— Мы не договорили, — вякнул Эзриэл, видя, что я встаю.

— Мы договорили. Если я пойму, что это всё ваших рук дело…

Эзриэл рассмеялся мне прямо в лицо, и вдруг растаял чёрным туманом. Но на территории замка невозможна телепортация…

Потом до меня дошло: это магия моего брата. Он поделился ею со своим верным подданным.

Но зачем?

Поспешил к первому источнику всплеска силы «любимого» братца. Когда я понял, что он доносится из покоев Лизы, сильно занервничал. Что этот гад мог сделать с моей возлюбленной? Попытался отогнать дурные мысли, потому что в голову пришла куча идей. Кроме одной. Верной.

В комнате я обнаружил лежащую без сознания повариху и уже приходящего в себя Рамона.

— Что здесь произошло?! — громко рявкнул я, мгновенно придя в бешенство.

— Нейла, — Рамон еле поднялся, держась за голову. — Она ворвалась во дворец, желая поговорить с Лизой, и, когда увидела её, оглушила меня и Домну. На меня она своей силы не пожалела.

Кинул поисковые чары, желая обнаружить след Лизы. Он обрывался здесь. Её диадема одиноко лежала на кровати. Вздохнул: я был безоружен, потому что не мог увидеть мир её глазами. Она оставила главный защитный артефакт здесь.

— М-да… — тихо простонал Рамон. — Нейла, что, телепортировалась? Но как? Наш замок хорошо защищён…

— Но не от магии моего братца, — тихо прошептал я, медленно оседая на пол. Не знаю, как ему удалось передать часть магии своим подданным, но у него это вышло. Благодаря этому он оставил нас в дураках.

Тревога продолжала оповещать о том, что что-то ужасное случилось во дворце. И теперь я знал, что именно. Вот только не знал, как предотвратить катастрофу…

Глава 55: Спасательная операция

Адриан

Ярость увеличивалась во мне с каждой секундой. Люций хорошо подготовился. Эзриэл отвлекал меня, пока Нейла под предлогом общения с собственной дочерью ворвалась в покои Лизы и просто выкрала её.

Идеальный план. Бессмысленно это отрицать.

Не ожидал такого. Не ожидал, что Нейла могла быть предательницей. Это означало мгновенное поражение.

— Ваше величество, последнее, что я услышал от Нейлы было «самозванка». Я пытался бороться с её чарами, но, похоже, она вложила в меня очень много сил и… — Рамон болтал без умолку, пытаясь привести меня в чувство.

Я слышал слова наставника сквозь туман. Почему? Почему сейчас? Неужели это как-то связано с раскрытием тайны и Катриной?! Мысли безумно роились, сводя с ума. Мог лишь теребить диадему Лизы у себя в руках.

Хотел сорваться с места и отправиться к брату, но вот западня: только я мог телепортироваться в любое место резиденции Люция. Не исключено, что меня там уже ждали.

Никакого войска. Только я. Даже если это будет означать мою погибель.

Десять минут ушло на сбор людей, которым я доверял. Нас оказалось всего лишь трое: я, Рамон и Джанис.

— Тебя не смущает, что Катрины пропала именно в тот момент, когда Элайза решила перед ней открыться? — Рамон никак не мог угомониться. — И что Элайза пропала сразу после того, как сказала правду?!

Да, было подозрительно. Но Катрина предупреждала, что отправится к Мериссе и проведёт там весь день. Деревня, где жила тётушка, располагалась в четырёх часах езды на лошади. Мерисса давно переехала из душного, как она сказала, замка поближе к природе.

— Ты намекаешь на то, что Катрина предательница? — прорычал Джанис.

К его чести он не стал уточнять, что такого Лиза рассказала его благоверной. Сейчас было не время разбираться.

Джанис был хорошим военным оборотнем. Он вообще никогда не спрашивал ничего лишнего. Уважал его за это. И прекрасно знал, если случится война, то он будет воевать за Вэстрис. За место, где родился. Наплевав на королевство оборотней.

— Я не намекаю, — отчеканил Рамон. — Я говорю прямо.

Мужчины одновременно соскочили, чуть ли не столкнувшись лбами. Поразился их синхронности и тихо рыкнул на них.

— Не время выяснять отношения. Элайза в беде. И я не знаю, что делать, — впервые признался в своей слабости. Беспомощности.

Как же тяжело иметь любимую: враги мгновенно это поняли, и легко сделали из этого человека уязвимое место, используя в своих целях. Лёгкая добыча. Мишень даже для всесильных. Всемогущих.

— Поисковое заклинание показало, что она в резиденции Люция, — Рамон первым опустился в кресло, посчитав, что главное сейчас — спасти будущую королеву. Кто виноват — будем разбираться уже после спасения.

— Значит, я телепортируюсь туда, — твёрдо сказал я.

И буду надеяться, что моих огненных сил хватит, чтобы убить сотни стражников. Последнее я не сказал вслух. Я не был уверен в успехе этой операции. Не был уверен, что выживу.

— Чтобы тебя и твою истинную на месте порешали и спихнули всё на проделки троллей? — фыркнул Джанис. — Ты с ума сошёл?!

Я понимал его правоту.

— У тебя есть идеи лучше? Галопом туда три часа. За это время её могут и убить. Или что похуже…

Не знал, что может быть хуже смерти: её я боялся больше всего. Как представлял, что буду держать в руках её растерзанное тело, в дрожь бросало.

— Если бы её хотели убить, то сделали бы это ещё во дворце. Значит, она нужна им живой. Для каких-то очень важных целей, — Джанис говорил холодным тоном, и это, как ни странно, действовало успокаивающе. — Главное успеть.

От его слов меня бросило в жар. По Вэстрису давно ходили слухи, что в резиденции Люция в глубоком подземелье стояла лаборатория, в которой проводились очень опасные магические опыты, в том числе и над людьми.

— Что ты предлагаешь? — тяжело вздохнул, смирившись. Мы должны выжить оба. Судьба Вэстриса в наших руках.

Из нас двоих здраво размышлял, к сожалению, не я.

— Ты телепортируешься на территорию его садов, проверяя, нет ли какой ловушки. Я — на границу резиденции и там обращусь. Благодаря своей скорости, я найду тебя за считанные минуты, — опасный план, но гораздо безопаснее, чем мой первоначальный.

— А если вам понадобится армия? — Рамону, похоже, затея не нравилась.

Но это лучше, чем отправляться в самое пекло только мне одному.

— Мы отправим армию. И будем надеяться, что она не понадобится. Жаль, что лошадям нельзя телепортироваться. Это сэкономило бы много времени, если бы они перенеслись на границу резиденции, — задумчиво произнёс Джанис.

И тогда бы войны во всех девяти королевствах никогда не прекращались бы…


— Рамон, ты остаёшься за главного, — вздохнул, подтверждая, что я принял план Джаниса. Он казался мне правильным и рассудительным. Другого выхода я просто не видел.

— Прошу тебя, вернись живым, — Рамон отвёл меня в сторону, приобняв: — Ты уверен, что иномирянка этого стоит? — тихо прошептал он.

— Элайзу не заменит и тысяча лучших принцесс всех девяти королевств, — зло и холодно отчеканил я.

И плевать, что она из другого мира.

Глава 56: Хаос

Адриан

Готовился к прыжку, наплевав на все условности. От переполнившего меня гнева снесло крышу, и я рвался в самое пекло, не взирая ни на что, но Джанис и тут меня остановил:

— Притормози, приятель. Я понимаю, ты боишься её потерять, но ты не всесилен. Ты не оборотень, чтобы иметь защиту от большинства боевых заклинаний при трансформации. Ты не эльф, способный блокировать большинство боевых заклинаний, — парень резко замолчал, потому что осознал, что может бесконечно перечислять боевые плюсы всех рас, — Возьми амулеты, не глупи, — добавил он.

Рамон поддержал моего нового телохранителя, и через мгновение я походил на рождественскую ёлку из другого мира со множеством погремушек, которые не несли никакой смысловой нагрузки, а просто были «красивыми». Как вспомнил этот урок мироустройств, так вздрогнул. Ну, по крайней мере, мои погремушки были ценны, даже если я их скину. Некоторые так и работали: взрывались, когда я бросал их в соперника.

Я был готов воевать не на жизнь, а на смерть. И это не было красивыми словами, я действительно хотел разгромить замок дорого родственничка.

Я перенёсся в сады Люция, готовясь к худшему. Готовясь к ловушке, к нападению. Но пока была абсолютная и полная тишина. Послал Джанису сигнал, где меня искать и пошёл на разведку.

Резиденция была окружена чёрным лесом, и границы защитной магии как раз находилась в его чаще. В непроходимой и местами опасной гуще. Говорят, там жили самые настоящие злые тролли и гоблины. И феи, перешедшие на сторону зла. Слышал об этой опасной местности, но ни разу там не бывал. И надеялся никогда не побывать.

Теперь же готовился к худшему.

Пожалел, что пообещал подождать Джаниса. Рвался напасть на замок в одиночку, спалить его к чертям, лишь бы вытащить возлюбленную из заточения. Плевать я хотел, что мог погибнуть. Сейчас моя жизнь была мне не так дорога, как её.

Я обещал защитить иномирянку, но так оплошал…

Всё пошло не по плану, составленным другом. Ахнул, потому что увиденное поразило до глубины души. Из чёрного выхода выскочила Лиза в компании Нейлы. Они обе отбивались от внушительной стаи стражников, которые только прибывали и прибывали. Невольно залюбовался: Лиза билась, как настоящий воин, на ходу учась боевым заклинаниям от своей лже-мамаши.

Вопрос «что происходит?!», повисший в воздухе с утра, так и грозился остаться без ответа.

Нейла сама выкрала её и теперь пыталась спасти?! С какой целью?!

Именно так это выглядело со стороны: они бились рука об руку. Плечом к плечу. Словно от исхода битвы зависели жизни обеих. И, похоже, так и было.

Было некогда разбираться кто прав, а кто виноват, поспешил выйти из укрытия, на ходу расчехляя несколько амулетов. Троих стражников я мгновенно оглушил, двоих, похоже, чисто случайно, убил. И поделом.

Из замка прибывала подмога.

Лиза по наитию создала ограду из деревьев, тонкую, правда, да и всего лишь в метр высотой. Такая не защитит, но попытка была неплоха. Как только Лиза натренируются, такая и задушить сможет.

Поджёг сотворённую изгородь, попутно кинув несколько чар разгорания: это задержит стражников.

Я наконец-то смог подойти к воительницам.

— Нам нужно убираться отсюда! — властно сказал я, надеясь, что они услышат меня в этом гвалте.

— Адриан! — Лиза, расчувствовавшись, повисла у меня на шее.

Не ожидал такого приветствия. Оно оказалось очень приятным. Ощутил на себе, что девушка хотела поделиться со мной чем-то важным. Она была напугана и явно желала разреветься. Приобнял её за талию, удивившись тому, что она больше не скрывала своих чувств. Что такого случилось в резиденции Люция?!

— Согласна, — холодно произнесла женщина, которую я жаждал убить. Нейла не обратила внимания на наше тёплое приветствие, продолжая вести свой бой.

Ничего, если предательство будет доказано — казню без лишних вопросов. Я был зол настолько, что даже моё миролюбие уснуло.

Нейла хладнокровно отправила очередное заклинание сквозь огненную стену. Она была превосходным бойцом. С такой не страшно оставить Лизу. Вот только… Нейла сама ввязала мою девочку в эту битву.

К сожалению, мы не заметили, что к нам приближался коршун. Он вполне был способен убить кого-то из нас троих, или хотя бы выколоть глаза. Оборотень явно летел в сторону Нейлы. Похоже, за один только день она умудрилась предать дважды.

Из неоткуда появился белый лис, который в прыжке поймал и вгрызся зубами в «невинную» птичку. Стражник уже был не жилец.

Лиза вскрикнула, увидев это поистине завораживающее зрелище. Джанис, как всегда, превзошёл сам себя.

Как ни в чём не бывало, друг отправил в огонь труп птицы, которая ещё не успела вновь стать человеком. Похоже, стражнику было не суждено обратиться обратно.

Подпитал огненную завесу, потому что стихийщики воды по ту сторону усиленно тушили пожар. Швырнул им ещё парочку взрывных амулетов, и с удовольствием наблюдал, как несколько магов подорвалось, а несколько успело отскочить. Они бежали назад, вопили и отталкивали, давили своих же воинов.


Жалкое зрелище.

— Адриан, чего вы ждёте? Переноситесь во дворец с Элайзой. Вы наиболее важны королевству, — приказным тоном отчеканила Нейла. Она, несмотря ни на что, сохраняла трезвость ума. — Ваш спутник достаточно силён, чтобы вернуться самостоятельно. Мы постараемся их задержать.

— Рискуя погибнуть? — я по-прежнему был в гневе.

Казалось, ярость никогда не выходила из меня полностью, лишь затихала, чтобы вновь возгореться ярким пожаром. Лиза молча вынырнула из моих объятий, встав за спиной. Она молчала, и я не пытался с ней заговорить. Я был рад, что она жива. Был рад, что она рядом.

— Боюсь, вы сбежите, — угрожающе добавил, шипя на тёщу.

— Я не сбегаю от ответственности, — фыркнула Нейла, вновь воспользовавшись боевыми чарами. — И достаточно сильна, чтобы спастись. У меня осталось немного магии Люция, которой хватит для переноса одного человека на территорию замка. Там вы решите, что со мной делать.

Молча и недоверчиво продолжал смотреть на неё, попутно расчехляя ещё несколько амулетов, что ждали своего часа. Хотел избавиться от максимального количества погремушек. Навредить гадам, которые украли мою королеву.

— Да, я знаю, что наделала глупостей, притащив Лизу сюда. Но я думала, что делала это для благих целей, — и ещё один превосходный магический выпад женщины, оглушивший, по меньшей мере пять стражников, — ваш брат умеет произвести впечатление. Как жаль, что я ошиблась, поверив ему.

Белый лис вновь подпрыгнул в небо, желая поймать очередного коршуна, но тот оказался изворотливее. Он взмыл в небо, с грустью наблюдая, как Джанис лишь увеличивался в размерах. Он питался энергией выплеснутых чар и становился только сильнее. Поражался его умению. Когда я уже иссякал, он был полон энергии и готовности убивать.

«Адриан, не медли! Как только ты перенесёшься, я отправлюсь на границу вести твои войска обратно», — услышал я телепатические мысли Джаниса.

Кивнул, посчитав его слова разумными. Даже если Нейла избежит правосудия, Лиза останется жива. А это главное.

Не доверял Нейле, но она всегда была человеком слова. Плевать мне на исход суда над ней.

Мы телепортировались во дворец, аккурат в покои Лизы. Девушку от такого сильнейшего стресса начало покачивать, и я помог ей лечь на кровать, аккуратно надев ей диадему на голову. После этого невинного жеста она улыбнулась.

— Адриан, я… — она закашлялась, пытаясь мне что-то сказать. Но мне это было не так важно. Главное, она жива. У нас ещё будет столько времени наговориться!

— Тихо, милая, всё закончилось. Объяснишь потом. И, прошу, не снимай это украшение. Так мне будет легче тебя найти, — поправил выбившиеся кудри, погладив Лизу по голове.

Красавица покачала головой, подняв указательный палец, призывая меня к тишине. Повиновался, сев рядом.

— Адриан, я не иномирянка, — наконец сказала она и отключилась.

Глава 57: Тайна

Елизавета

Очнулась я в своих покоях. Адриан сидел подле, на краю кровати. Также возле меня суетились две волшебницы. Через мгновение я догадалась, что это целительницы, которые наполняли мою истощённую магическую ауру. Как оказалось, если аура ослаблена, то ты сам вскоре терял сознание, что и произошло со мной.

Несколько минут я лежала расслабленная, а потом память ударила обухом по голове. Я, неподготовленная, благодаря матери, очутилась на поле боя. Я была в этом мире всего шесть дней, а уже пережила столько злоключений! При этом, у меня был всего лишь один полноценный урок боевой магии! Я могла не выжить!

Глаза обожгло. Захотелось разреветься. Столько лет я жила в фальши, окружённая ложью. Я родилась не на Земле. Это был НЕ мой родной мир. Не мудрено, что столько лет я повсюду чувствовала себя чужой. Никому не нужной. Забытой всеми.

Когда окончательно пришла в себя, я увидела, что в покоях покорно стояли Нейла и Катрина, руки которых были перевязаны магическим блоком — наручниками. Именно такой Нейла надевала на меня, когда не хотела, чтобы я колдовала. Чтобы я не могла сопротивляться. Была куклой в её руках. Марионеткой. Такой, какой она привыкла видеть Элайзу.

Но почему Катрину сковали наручниками? Что нарушила она? Неужели она предательница? Боже, хватит с меня заговоров на сегодняшний день! Я слишком устала быть в центре интриг. А ведь всё только начиналось…

— Ты очнулась, — Адриан улыбнулся, и я впервые ощутила на себе всю гамму его эмоций. Это было что-то новое, неизведанное, но такое манящее… Что это его чувства я поняла сразу и устало улыбнулась.

Адриан испытал облегчение, что я проснулась. Он и сам был магически истощён: не мудрено, ввязался в самый разгар битвы, совершенно ничего не спросив.

Мой герой.

Целительницы поклонились и оставили нас.

В комнату вошёл Джанис. Его одежда была потрёпана, волосы взлохмачены, и выглядел он тоже очень устало.

Страшная догадка пронзила мой разум. Неужели, это он тот белый лис?! Неужели, истинный Катрины — оборотень?! Необычное решение природы…

— Почему магия Катрины заблокирована? — он обратился к Адриану, зло выплюнув свою претензию.

— Я, как и ты, отсутствовал. Рамон всем заправлял. Ты же знаешь, — устало ответил Адриан, разведя руками. — Когда он придёт, мы разберёмся.

— И ты веришь этому старому маразматику? — прошипел Джанис, плюхнувшись на свободное кресло. Похоже, повадки зверя всё же оставили свой отпечаток.

Катрина и Нейла по-прежнему молча стояли у окна. У обеих была идеально ровная осанка. Они умели держать лицо, по-королевски молчали, смиренно и гордо готовясь принять свою судьбу. Сейчас я нашла так много схожих черт в этих дьявольски красивых женщинах. Их поведение восхищало.

Я хотела быть такой же.

— Попрошу: он воспитал меня, — Адриан тяжело вздохнул. У него не осталось никаких сил спорить с Джанисом.

— Джанис, не надо, — взмолилась Катрина. — Это недоразумение. Я вполне могу пробыть без магии несколько часов.

— Недоразумение?! — вспылил мужчина. — В чём тебя обвиняет этот старый хрыч?!

Ойкнула. Не рискнула бы назвать Рамона таковым даже за глаза. Но, похоже, Джанис был уверен не только в своей правоте, но и в статусе, которого добился. Я же таковым похвастаться не могла.

— В измене и раскрытии тайны королевской семьи, — Рамон появился неожиданно, отчего вздрогнула даже я, не виноватая ни в чём. Кроме того, что оказалась не в том месте, не в тот час.

Адриан, почувствовав перемену моего настроения, взял меня за руку. С благодарностью посмотрела на него: сил говорить не осталось.

— И какую же тайну она рассказала? Кому? — Джанис подскочил, готовясь вызвать Рамона на дуэль.

И если магический поединок между этими двумя мужчинами свершится, то мне будет жаль обоих. Они оба являлись очень могущественными волшебниками. Это заметила даже я, начинающая.

— Видимо, ту тайну, что Рамон и Адриан поменяли Элайзу и меня, — села в кровати, не обращая внимания на округлившиеся глаза Рамона. Адриан же не удивился: он полностью доверял мне. — Что землянку и водянку обменяли, дабы разрушить ненависть двух истинных.

— То есть, ты иномирянка?! — Джанис удивлённо уставился на меня. — С таким магическим потенциалом?! Как такое возможно? — Джанис изучающе посмотрел на меня. — Но это так много объясняет…

Кажется, он тоже не сомневался в действиях друга.

Вопрос об иномирянке оказался для меня болезненным.

— Правда в том, что вас всех опередили, — истерически хохотнула. — Обмен был совершён более двадцати лет назад, — хотелось плакать и смеяться одновременно.

Мне не хватает земных успокоительных. Ужасное чувство. На Воде есть аналоги? Я так и с ума сойти могу!

— Не понимаю… — Рамон завис, словно шестерёнки в его голове начали туго крутиться. И это было такое забавное зрелище, что я вновь рассмеялась.

— Правда в том, Рамон, что я не иномирянка. Я — полноправный житель этого мира. Вы совершили обратный обмен. Поздравляю!

У меня началась истерика: я перестала контролировать свой смех. И слёзы. Они тоже полились рекой.

— Причём тут Катрина?! — Джанис, похоже, не выдержал.

Я бы тоже не выдержала, да. Да что там говорить, я не выдержала! Слишком много потрясений за последнее время.

Адриан попытался меня утешить, успокоить, прижимая к себе. С радостью оказалась в его объятьях, потому что мне стало совсем нехорошо. Мельком заглянула в окно. Судя по тому, что садилось солнце, шестой день моего пребывания в чокнутом мире подходил к концу. Какая ирония! Это мой родной мир!

— Вчера вечером Элайза… Лиза… я запуталась, — Катрина попыталась объяснить своему любимому, но запнулась, — рассказала мне об обмене. И Люций узнал об этом на следующий день. Они считают меня предательницей.

— Я не считаю, — отрезал Адриан. Он даже не повернулся к стоящим у окна женщинам. Парень по-прежнему обеспокоенно смотрел на меня.

— Зря, — крякнул Рамон.

— Это не важно, — вздохнула Катрина. — Я слишком не вовремя отправилась к Мериссе. И я прекрасно понимаю опасения Рамона.

— Тихо! — вдруг властно произнесла Нейла, бросив короткий злой взгляд на всех окружающих, отчего мгновенно воцарилась мёртвая тишина. До этого она молчала, чем произвела мощный эффект на всех спорящих. — Вы ищите предателя совершенно не в том месте. Катрина здесь ни при чём. Предатель по-прежнему в замке. У вас ещё есть шанс его поймать.

Глава 58: Предатель

Адриан

За день случилось слишком много потрясений, от который я никак не мог отойти. Хотелось просто лечь в постель и закрыть глаза, дабы отдохнуть от шума происходящих событий.

Добивающим стало то, что Лиза неугомонно повторяла, что она не иномирянка, а родилась здесь, на Воде. Лиза явно знала больше меня. Что же произошло в замке у Люция?!

Я обязательно расспрошу её об этом, но когда она придёт в себя.

Сейчас же я старался прижать её к себе, почувствовать тепло её тела и убедиться, что её у меня больше не отберут. Пытался успокоить её начинающуюся истерику, но после пережитого она была слишком истощена и до бесконечности напугана. И никакие лекари не могли ей помочь. Нужно время. Время — лучший целитель среди всех возможных.

Нейла сдержала обещание, телепортировавшись аккурат перед замком. Она сама пришла, желая получить по заслугам, и я, не медля ни минуты, надел на неё волшебный блок магии.

Как же сильно я удивился, что Рамон поймал Катрину и напялил на неё аналогичный блок. Не стал спорить. Блок ещё никому не вредил, если не сопротивляться. Катрина была слишком умна и благоразумна, чтобы упрямиться.

Наблюдал за происходящим цирком. Прекрасно понимал и разделял чувства Джаниса. Если бы не он, возможно, мы были бы погребены под магией стражников Люция все втроём, а затем наши трупы бы нашли в чёрном лесу, списав наши смерти на разбойников-троллей.

Эффектной выходке Нейлы я не удивился. Эта властная женщина могла почти всё, и это пугало и восхищало одновременно.

— Кто же предатель? — хмыкнул Рамон. — Кроме вас, конечно.

— Я не буду оправдываться перед человеком, которого так легко усыпить, — хмыкнула она, и наставник, кряхтя себе что-то под нос, мгновенно замолчал. Нейла сказала это специально: она потеряла много сил, когда усыпляла его. — Я знаю, что совершила ошибку. Но, когда я узнала, что вы обменяли мою Элайзу на проходимку с Земли, дабы успешно заключить брачный союз, я пришла в бешенство. Моя Элайза ненавидела Адриана. И я хотела вернуть девочку домой.

— Даже если она не хочет этого? — хмыкнул я. — Вы умеете сделать из меня мировое зло, сударыня.

— Не паясничай, будущий король. Тебе это не идёт, — хмыкнула она. — Я сражалась за правду и буду сражаться за неё и дальше. Только моя предыдущая правда была хорошо смазанной ложью, которую я недоглядела, — женщина отвернулась к окну, словно хотела понаблюдать за закатом солнца. — Признаю, в этом моя ошибка, потому что девочка, которую я растила столько лет и оберегала, не была моей родной дочерью.

— И от этого вы стали любить Элайзу меньше? — фыркнул Рамон.

— От этого я стала желать, чтобы этот закат, что мы видим сейчас — стал последним для Люция в роли короля. А ещё лучше — в жизни, — в её словах так и читалась угроза. От них веяло холодом, и никто из присутствующих не был готов с нею спорить. — А узнала я о подмене от Корнелии, — она резко обернулась и посмотрела на Рамона: — Не умеете вы выбирать женщин, мой дорогой друг.

Удар в самое сердце. Видел, как наставник отшатнулся. Заметил, как занервничала у меня в руках моя невеста.

— Как вы докажете, что эльф, давно служащий при дворце, предатель? — зло прорычал Рамон. Теперь уже он походил на одичавшего зверя.

Джанис молчал, заняв наблюдательную позицию.

— Корнелия давно служит при двух дворцах. Удобно, не правда ли? — сладко улыбнулась Нейла. — А ещё я могу выпить зелье истины и повторить всё то, что я сказала только что.

Нет, этой женщине никакая стихия льда не нужна была. Она итак могла заморозить. Взглядом. Словом. Жестом.

Зелье истины! Сильное заявление. Оно очень болезненное и под ним никто не сможет соврать. Даже сильнейший волшебник.

— Но как… она узнала? — тихо пролепетала Лиза.

— Доченька, ты не на Земле. Привыкай. Мало убедиться, что в коридоре никого нет и захлопнуть дверь. Надо бы при беседе с подружкой чары специальные наложить, чтобы никто не мог подслушать. Тем более, если разговор будет настолько серьёзным, и от него может зависеть твоя жизнь!

Лиза приуныла, а я постарался её приободрить, погладив по руке.

— Это моя вина. Я не подумала о мерах предосторожности, — тихо пролепетала Катрина. — Но Элайза так торопилась мне что-то сообщить, что я и думать забыла о секретности!

— Деточка, ты будущая фрейлина самой королевы! И допустила такую оплошность?! — Нейла отчитала её, и Катрина отвела взгляд, опустив голову.

По взгляду Джаниса догадался, что он жалеет, что не позволил коршуну растерзать предавшую Люция женщину.

— И всё же. Я не вижу никаких доказательств… — начал Рамон, но Нейла вновь его прервала:

— Ради всего святого, хватит! — рявкнула она, начав терять терпение. — Для чего я по-твоему жизнью рисковала? Если бы в этом заключался мой коварный план: вытащить Элайзу, использовать её как приманку и перебить сотню стражников при помощи Адриана и Джаниса, то я сделала бы это изящнее. Я не для того жизнью рисковала, чтобы сейчас перед тобой распинаться. Ты совершенно не умеешь выбирать женщин, ни в союзники, ни в жёны.

Катрина подняла голову и зло посмотрела на Нейлу, ведь сейчас она говорила о её матери. У Нейлы было поразительное умение: настроить всех окружающих в комнате против неё.

— На что вы намекаете? — Рамон больше не скрывал своей злости.

— Хотя бы на то, что Бренда давным-давно сделала сепарацию истинности, и теперь работает на Люция.

Все в комнате, кто более-менее знал о Бренде, ахнули. Я даже не удивился: давно предполагал что-то подобное.

Глава 59: Королевские замашки

Елизавета

Не могла понять, что происходило. До этого казалось, что я свалилась всем на голову с кучей проблем, а на деле эти проблемы существовали и без меня. И лишь тёплые руки Адриана успокаивали меня.

Рамон схватился за сердце. Катрина молча опустилась на подоконник. Они впервые за то время, что я их знала, потеряли своё лицо.

— Да что здесь творится?! — выкрикнула, не сдержавшись.

— Бренда — мать Катрины и бывшая жена Рамона, — Адриан постарался объяснить столь запутанную ситуацию. — Истинная Рамона.

И, судя по его тону, отцом Катрины был явно не Рамон. Да и учитывая, что мужчина так хорошо относился к Адриану, он не мог настолько плохо относиться к родной дочери. А вот к приёмной…

— У меня есть ещё много информации о Люцие, — Нейла, довольная реакцией окружающих, ухмыльнулась. И это моя родная мать?! Ни копия, ни оригинал не лучше. — Но я отказываюсь делиться ею сейчас. Только под зельем правды, чтобы вы мне поверили. И готова принести непреломный обет, который я не смогу нарушить.

— Ох, зачем такие жертвы. И то, и то до безумия болезненные процедуры, — Рамон прищурился, пытаясь найти хоть какую-то хитрость в её действиях.

А я понимала лишь одно: не было никакой хитрости. Эта безумная женщина жаждала искупления. Передо мной.

Закрыла глаза. Как мне убедить себя, что это моя родная мать? Как начать считать её семьёй?! Ох… Мне предстоит знакомство с отцом и родным братом…

И хочу ли я после этого вернуться на Землю, учитывая, что это не мой мир? Элайзе там будет проще.

— Это не жертвы, — ухмыльнулась Нейла. — Это то, что я должна сделать, как мать. Люций должен получить по заслугам. А сейчас я считаю, что нам всем стоит покинуть покои Элайзы.

— Моё имя Лиза, — фыркнула, не желая соглашаться с реальностью.

— Было, — кивнула она, подтверждая мои слова. — Но при рождении я нарекла тебя Элайзей, дарующей удачу. Это твоё настоящее имя, — Нейла медленно подошла к кровати и присела на корточки подле меня. Адриан не возражал, я чувствовала себя под его защитой. — Я была плохой матерью для тебя, но я старалась для земной девочки, и для неё худшим было выйти замуж за Адриана. Я… отчаялась и не оправдываю себя.

— Вы делаете из меня настоящего монстра, — фыркнул Адриан. Он всё ещё не знал всего, что произошло в замке. — Вас послушать, так…

— Я по-прежнему считаю тебя высокомерным мальчиком, — Нейла повела плечом и поднялась. Адриан ухмыльнулся: он и не отрицал. — Предлагаю перенести совещание на завтра. Можете не снимать с меня блок. Будущим правителям после боя нужен отдых.

— А Катрина… — Джанис хотел было что-то сказать, но Катрина его прервала:

— Я потерплю с блокировкой моих способностей до завтра. Можете бросить меня в темницу, чтобы я не сбежала к своему властелину Люцию, — последнее она сказала таким тоном, глядя на Рамона, что я невольно икнула.

Интересно, здесь знали о сарказме? Если да, то Катрина бы заняла первое место на конкурсе саркастичных принцесс.

Рамон побледнел, но промолчал.

— В этом нет необходимости, — улыбнулся Адриан.

— Я настаиваю, — фыркнула Катрина.

— Хорошо, если ты настаиваешь, то я приставлю к тебе своего лучшего стражника на всю ночь, — Адриан ухмыльнулся, видя, как Джанис нахмурился, а я с лёгкостью догадалась о чём думал принц. — Джанис, не затруднит ли тебя…

— Не затруднит. Уверяю, этой ночью Катрина не покинет стен замка, — возлюбленные переглянулись, и Катрина смущённо отвела взгляд.

Даже я поняла о чём они оба подумали. Боже, это я, или весь мир сходит с ума?!

— Рамон, пока не поздно, прошу вас, поймайте Корнелию. Вы можете мне не доверять, но, если предатель выйдет из дворца, хуже будет вам. Если Корнелия окажется хорошим эльфом, я понесу двойное наказание, так уж и быть, — Нейла говорила слишком уверенно.

Даже Рамон не стал с ней спорить и покинул мои покои исполнять приказ (не) королевы.

— Адриан, я надеюсь вы не повторите своих ошибок дважды? Защитите наконец-то покои Элайзы? Уповать на защиту замка уже поздно, я вам это уже доказала, — Нейла продолжала быть королевой, и я восхищалась её умением это делать.

Несмотря на то, что мать натворила сегодня, я испытывала к ней смешанные чувства, и не могла разобраться в них. Ненавидела ли я её? Скорее нет, чем да.

Нет, разберусь в этом попозже, когда стану лучше себя чувствовать.

— Не только улучшу, но и останусь в её покоях, дабы избежать таких проникновений, — угрожающе выдохнул мужчина. — После сегодняшнего дня и исключительно благодаря вам я никому не доверяю.

— Ты будешь спать в покоях моей дочери гораздо раньше благословенной недели? — вздрогнула и от фразы, и от тона Нейлы. А ещё было непривычно, что кто-то называл меня дочерью.

Господи, пожалуйста, хватит потрясений на сегодня!

— Я помню о правилах, и не хочу испортить могущество вашей дочери, — Адриан был слишком хорош и совершенно не боялся королевских замашек ведьмы. — Смею напомнить вам, что земная Элайза давным-давно не только целовалась с парнями.

На мгновение все в комнате замерли. Мне даже показалось, что время остановилось. Адриан поставил матушку на место.

Нейла тяжело вздохнула, закрыла глаза, покачала головой, а затем нехотя признала своё поражение:

— Не надо напоминать мне, что я провалилась как мать. Доброй ночи.

Вскоре мы остались с Адрианом наедине, но я впервые не боялась этого. Я знала, что делать.

Глава 60: Наедине

Елизавета

Когда мы остались наедине, Адриан выпустил меня из своих горячих объятий и встал с кровати. Ненадолго вышел, отдал какие-то приказы, а затем приступил к колдовству. Удивительно: у него ещё остались силы колдовать. Молча наблюдала за тем, как он накладывал чары на опустевшую комнату.

Вскоре по его приказу нам принесли поесть, а также какие-то волшебные медикаменты. Слуги откланялись, и Адриан наложил последние защитные чары. Я была уверена, что пока они действовали, никто не мог не только войти в комнату, но и выйти из неё.

Меня это более чем устраивало.

— Выпей, пожалуйста, — он протянул мне небольшую склянку с зельем. — Не бойся, это не отрава. Небольшое успокоительное. Как я понимаю, ты очень многое пережила за этот день, — он сделал небольшую паузу и добавил: — по моей вине.

Подчинилась, осушив прозрачное вкуснопахнущее зелье. Жаль, что на вкус оно не соответствовало приятному аромату. Оно показалось мне горьким, склизким, и у меня возникло единственное желание: выплюнуть его. Впрочем, через мгновение оно подействовало, и мне стало гораздо лучше.

— Ты ни в чём не виноват, — тихо произнесла, с удовольствием вгрызаясь в ножку какой-то неизвестной мне птицы.

О нормах приличия подумаю после. Сейчас рядом со мной Адриан. Да и к тому же, пока я не почувствовала запах еды, я и представить не могла, что настолько проголодалась. Конечно! Не ела целый день!

— Меня отвлёк Эзриэл настолько глупыми вопросами, что я просто должен был догадаться о ловушке! — сетовал Адриан.

— Ты ни в чём не виноват, — настойчиво и твёрдо повторила. — Глупости всё это, прекрати себя убивать.

— Может, ты мне наконец расскажешь, что произошло там, в резиденции?

Мужчина со мной не согласился, но спорить не стал. Он всё ещё думал, что я его не чувствую? Наивный, его эмоции врывались в моё сердце, и я пыталась совладать с полученной информацией.

— Только сначала поешь. Ты…

— Перенесла сегодня много того, чего не должна, — закончила за него. — Да-да. Я слышала это от матушки, — фыркнула. — И от тебя тоже.

Пыталась привыкнуть к новому значению этого слова и… не могла. Не так быстро. Пройдёт ещё очень много времени…

— Всё-таки «матушка»?! — пытливо посмотрев на меня, спросил будущий король.

— Я не буду тебе рассказывать, что там произошло, — резко оборвала, запивая ну очень вкусную жареную птицу не менее вкусным соком какого-то фрукта, который просто не рос на Земле.

Адриан вскинул брови, удивившись перемене настроения, но промолчал. Он не давил, не торопился. Его сдержанность сводила меня с ума.

— Но я могу тебе это показать, — наконец, добавила я, наблюдая за его реакцией.

За ночь до этого Катрина рассказала и даже показала мне несколько интересных и полезных чар. Наш единственный вечерний разговор был в разы полезнее, чем все уроки Корнелии вместе взятые.

И я верила Нейле, что Катрина — мой друг, а Корнелия — враг.

Верила не потому, что так сказала мать. Верила потому, что чувствовала это сама. Начала доверять интуиции. В этом мире она была верным помощником.

Адриан был шокирован, но, судя по моим новым ощущениям, приятно удивлён. Он не знал, что сказать, и некоторое время мы молчали.

Пока он сам же не прервал тишину:

— Надеюсь, ты знаешь, что для этого нужно полное и безоговорочное доверие к человеку? — он попытался меня разубедить. — Я ведь вторгнусь в твоё сознание, чтобы увидеть всё твоими глазами. Тебе придётся пережить всё это заново… Зачем?

Улыбнулась. Приятно осознавать, что существовал человек, который действительно заботился обо мне.

— А кто сказал, что я тебе не доверяю?

— Сложилось впечатление, что ты не доверяешь никому. Живёшь отшельником, неручная, маленькая забитая девочка, — он отпил сок из своей чашки и облизнулся, смахнув языком попавшие на губы капли.

Вздрогнула от этого невинного жеста и отвела взгляд.

— Я доверяю тебе, — тихо прошептала.

Сердцебиение участилось. Пыталась справиться с эмоциями, которые усугублялись ворвавшимися в моё подсознание чувствами Адриана. Я впервые хотела того, что мне было неведомо. Впервые жаждала того, что раньше было противно. Вожделела того, чего никогда ранее не желала.

— Твои слова прозвучали, как признание в любви, — Адриан отложил еду и теперь всматривался в меня, пытаясь понять, что изменилось.

Ощущала его взгляд на себе. Сглотнула. Во рту пересохло. Дышать становилось слишком сложно.

— Это они и были, — коротко выдохнула, подняв на Адриана взгляд.

Его глаза сказали мне о многом. Я прочитала в них и бешеную страсть, и защиту, и заботу, и то, что ничего хорошего мне не стоит ждать этой ночью.

Но я была готова на всё.

Глава 61: Воспоминание

Адриан

Да что такого случилось в резиденции моего старшего брата? Нейла, воинственно настроенная против иномирянки, резко поменяла своё отношение и спасла её? Почему Лиза повторяет, что она из этого мира? И как давно она начала доверять мне настолько, что готова открыть мне воспоминания?

— Откуда ты вообще знаешь об этом ритуале? — постарался обойти скользкую тему чувств. Ещё пару дней назад Лиза бегала от меня, всячески отталкивала, а теперь так открыто намекала на взаимность моих чувств к ней.

Подозрительно.

— Когда я открылась Катрине, мы почти всю ночь говорили о разности мирах. Она поделилась со мной парочкой штучек, — пожала плечами Лиза.

— Я боюсь, ты сама не знаешь, о чём говоришь, — вздохнул я. — Повторюсь, тебе придётся пережить всё заново, и после этого обряда я смогу читать твои эмоции ещё лучше, чем сейчас. Ты уверена?

— А давно ты настолько не уверен? — Лиза откинулась на подушку, и в свете луны стала ещё более манящей и желанной. Сглотнул подступившую слюну. Эта ночь для меня будет очень сложной.

Откинул поднос с остатками еды на пол при помощи магии. Всё равно мы уже наелись и не притрагивались к пище.

— Ты напрашиваешься, — с лёгкой угрозой произнёс, желая её напугать, оттолкнуть.

Тщетно.

— На что? — и такие невинные глазки, смотреть любо-дорого. Она реально не понимала или прикидывалась дурочкой?!

— Как минимум, на поцелуй, — прошипел, сдерживая разгорающееся пламя моей души. Я не хотел спалить любимую и невинную девушку в этом жгучем душевном огне.

По крайней мере, сегодня.

— И давно тебе нужно разрешение на него? — фыркнула она, положив руку себе на грудь.

И я вдруг всем естеством ощутил, что Лиза хотела моих ласк: нежных прикосновений, объятий, поцелуев.

И давно я перестал обращаться к магии истинных? Она не раз спасала меня при общении с иномирянкой, которая сводила меня с ума своим существованием.

Больше не сдерживался. Повалил девушку, прижав её к кровати всем телом. Наши лица оказались так близко, что аж дух захватило. Наши дыхания перемешались, носы соприкоснулись, губы очутились в миллиметре друг от друга.

Лиза не сопротивлялась, напротив, улыбалась, смело глядя мне в глаза.

— Так чего же ты ждёшь? — лёгкий шёпот отключил остатки здравомыслия.

Я больше не контролировал ситуацию. Балом правила она. Я был готов припасть к ногам моей королевы и сделать всё, что она захочет.

Впился в её губы, наслаждаясь их вкусом, медовой сладостью. Лиза покорно отвечала на каждое моё движение.

Нежно провёл рукой по волосам, шее, груди и замер на талии. Ещё чуть-чуть и я бесповоротно сойду с ума и натворю дел. Не хочу жалеть остаток своих дней.

Нет! Это неправильно. Не сейчас. Не…

Отстранился, выпустив из своих цепких лап эту маленькую нимфу.

— Зачем ты это делаешь? — после небольшого молчания поинтересовался у неё. Сидел к ней спиной, потому что боялся, что ещё один взгляд и… будет поздно.

— Делаю что? — непонимающе спросила она.

— Сводишь меня с ума. Так искусно, так сладко, так…

Лиза села рядом и положила руку мне на плечо. От её прикосновения меня словно молнией ударило. Красавица тяжело вздохнула и тоже призналась:

— Потому, что ты тоже сводишь меня с ума, — она сделала небольшую паузу. — Это всё магия истинных.

— Лиза! — взревел я, взглянув на неё. Боже, как же она невыносимо красива, даже в столь потрёпанном виде! Её платье местами было разорвано, испачкано, волосы взлохмачены, а она всё равно казалась мне самой прелестной девушкой во всех существующую мирах. — Да не влияет магия на наши чувства! Это только наш выбор! Также как с вашими гормонами на Земле. Люди везде любят всё усложнять и объяснять идиотскими отговорками то, что они не могут понять!

Лиза снисходительно улыбнулась, кивнула и коротко ответила:

— Вот только моё имя Элайза.

Ругнулся про себя.

— Из моей пламенной речи ты услышала только первое?! Может, ты расскажешь уже, почему ты называешь себя Элайзой? Что с тобой сделали там, в резиденции?! — боже, как сложно с женщинами! Битый час спрашиваю, а она ни в какую!

— Не расскажу, — и снова улыбка. — Но могу показать.

Теперь ругнулся не про себя. Лиза удивлённо подняла брови: она, выросшая на Земле, ещё не понимала смысла моих слов.

И слава богу.

— Ты всегда будешь стоять на своём до конца? — немного успокоившись, сказал я.

— Если ты женишься на мне, то до конца нашей совместной жизни, — пожала она плечами, хитро ухмыльнувшись.

— Когда я женюсь на тебе, — сделал жёсткое ударение на слове «когда», — у меня будет отличный способ тебя переубедить.

— Значит, я буду стоять до конца только в тех моментах, когда буду полностью уверена в своей правоте, — легко согласилась Лиза.

Тяжело вздохнул, досчитал до десяти, посчитал все ругательства, которые знал, совсем не успокоился, но, наконец, согласился.

Ничего не знаю. Я предупреждал.

— Хорошо, давай сделаем это.

— Ура! — обрадованно хлопнула она в ладоши. — Мы бы сэкономили бы больше времени, если бы ты не спорил со мной.

Надеюсь, на неё так успокаивающее зелье подействовало! Иначе как ещё объяснить её игривое настроение после тяжёлого дня?!

Мысль завалить её никак не покидала мою голову.

Мы расположились на кровати напротив друг друга, взялись за руки, переплетая каждый палец, словно в танце. Закрыли глаза и погрузились в медитацию.

Что-то неприятное и сильное толкнуло меня в спину. Надеюсь, это не ловушка. И почему я подумал об этом в самый последний момент?!

Глава 62: Резиденция Люция

Елизавета

Очнулась на холодном полу с блестящими светящими обручами на моих руках. Они походили на наручники, но не сковывали движение. Они были из чистой энергии и этим завораживали. Не сразу поняла, что они блокировали мою магию, потому что к ней обращалась в последнюю очередь.

В комнате воняло плесенью, затхлостью, гнилью, грязными носками и другими отвратительными запахами, описать которые я не была способна. Подташнивало от отвратительной гаммы.

Похоже, мы телепортировались из хорошо защищённого замка Адриана. А он хвастался своей продуманностью! Как же легко одурачили будущего короля!

Только мне от этого легче не было. Мне было страшно, и на удивление хотелось именно к этому напыщенному принцу.

Когда зрение вернулось ко мне, поняла, что нахожусь в тёмном помещении. Свет поступал только от энергетических светлячков, застывших в воздухе. Повсюду валялись склянки, котлы и прочая дребедень, нужная для колдовства.

Окна напрочь отсутствовали. Неужели я в подземелье?

Рамон как-то обмолвился, что у Люция под резиденцией находилась своя лаборатория, где ставились не очень хорошие опыты. Неужели я оказалась здесь? Пленницей? Расходным материалом? Подопытным кроликом?!

К несчастью я оказалась здесь не одна. Увидела сначала белые каблуки, а затем саму «белую королеву».

— Очнулась наконец?! — саркастично поинтересовалась Нейла. — О, не пытайся встать. Мой усовершенствованный блок магии выкачивает у тебя лишнюю энергию и… магию, — и такая мерзкая улыбка на её губах. — Ты так плохо знакома с колдовством, с нашими законами, жалкая самозванка. Иномирянка, — из уст двойника матери это звучало, как оскорбление.

И являлось им.

— Люций пообещал тебе власть над Вэстрисом? Или ещё какие-то богатства? — инстинктивно вжалась в стену, выкрикнув столь наглое оскорбление женщине, которая запросто могла меня убить.

Молила бога, чтобы это скорее закончилось. Чтобы Адриан нашёл меня и спас. Но что-то мне подсказывало, что я сейчас сама за себя. И мне жутко не хватало поддержки любимого рядом.

Стоп. Любимого?!

Мне совсем от страха отшибло разум?

— Мне не нужна никакая власть над миром. Я хочу, чтобы восторжествовала справедливость, — фыркнула женщина.

Нет, мне определённо не повезло с матерями. Хотя, может то, что земная, родная, оставила меня в приюте, это был лучший подарок для меня?!

— И какая справедливость тебе нужна, матушка?! — ухмыльнулась, пока оставались последние силы.

— Не смей меня так называть, самозванка! — прорычала Нейла. — Я всего лишь хочу родную дочь назад. Я старалась для неё, искала всевозможные пути, чтобы она не была с человеком, которого ненавидит, а потом выяснилось, что её подменили!

— Если это тебя утешит, то это было её решение, — прошептала, зная, что меня это не спасёт.

М-да. Похоже, Элайзе повезло сейчас больше. Она уж точно не попадёт в такую ситуацию. Никто не будет угрожать её жизни при помощи магии.

— Конечно! Жить с таким человеком, как Адриан! Я бы тоже сбежала, будь он моим истинным.

— При всём уважении, но, матушка, ты старовата для него, — фыркнула. Хотела прикусить свой неугомонный язык, но если уж помирать, то с музыкой.

Нейла зашипела. Интересно, она оборотень? Обратится в змею?

— Угомонись, — произнёс откуда-то слева мужской властный голос.

Повернула голову: в открывшемся проёме стоял статный мужчина с нахлобученной короной на голове. Он годился Адриану в отцы, и был чертовски на него похож.

Возраст выдавали морщины на его лбу, а также несколько поседевших прядей волос среди иссиня-чёрной копны. Его тёмная борода горела на свету.

— Ваше величество, — Нейла присела в реверансе, а мне стало окончательно и тошнотворно-ротивно от её поведения.

— Так-так-так. Кто тут у нас? — его огромная тушка наклонилась надо мной, и теперь я чувствовала себя загнанным в клетку маленьким домашним зверьком. — О, Элайза собственной персоной. Какая прелесть.

— Лиза, — машинально поправила Нейла. — Перед вами жалкая иномирянка. Копия. Девушка, которая должна заменить мою дочь.

— Нет. Элайза, — коротко отчеканил мужчина, противно улыбнувшись.

Отшатнулась, ибо тело свело от страха. Боялась даже представить, что Люций способен со мной сделать. Было наплевать, что он назвал меня чужим именем.

Глава 63: Правдивая история Элайзы

Елизавета

Люций сделал пару шагов вперёд. Нейла проводила его полным непонимания взглядом. В комнате моих душевных пыток воцарилась мёртвая тишина.

— Люций, потрудитесь объяснить, — севшим голосом произнесла Нейла. — Вы приказали привести самозванку к вам, что я и сделала.

Король коротко кивнул и обратился ко мне:

— Загнанная в угол пташка, — он усмехнулся. Каждое его движение только доказывало мне насколько сильно он наслаждался своей властью. — Тебя не должно было быть здесь. Ты портишь мне все планы.

— И что вы мне сделаете? Убьёте меня? — прищурилась.

Ужас настолько наполнил меня изнутри, что вскоре и вовсе перестало быть страшно. Такой вот парадокс. Единственное, чего мне хотелось: выбраться отсюда и прижаться к Адриану. И этот парадокс меня тоже удивил.

Поднялась, шатаясь. Негоже лежать перед королём на полу. Незнакомец это и за приглашение принять может.

— Ох, такая же, как и твоя мать, — фыркнул Люций, бросив короткий взгляд на Нейлу. — Плохо ей, а делает всё, чтобы скрыть это, — он хохотнул, отчего мне стало не по себе. От смеха злодея становилось не по себе. — Нет, убить тебя я не могу. Просто не имею права.

— Почему же?! — выкрикнула. — Это бы упростило задачу.

— Тогда Адриан не сможет жениться на тебе, — пожал он плечами. — Точнее, ему будет не на ком жениться, и он без проблем сможет стать королем, обвинив меня в предательстве.

— А вы считаете себя благородным мужчиной?! — меня уже вовсю несло, и я не могла остановиться.

— Я — король. Единственный и законный в Вэстрисе, — Люций не скрывал насколько сильно гордился своим титулом. — А вот ты не должна была хотеть выйти замуж за Адриана, но ты его любишь!

— А нельзя ли просто обменять её обратно на мою Элайзу? — Нейла гнула свою линию.

С одной стороны, похвально, что она так сильно любит свою дочь. Но с другой… Она пыталась пожертвовать мной?!

Люций расхохотался своим самым злодейским смехом, приведя в ужас непоколебимую женщину. Я же осталась спокойной — мне нечего было терять.

— Как тяжело, когда не знаешь всей правды, не правда ли? Красавицы, присаживайтесь, я расскажу вам занятную историю. Удивитесь.

Из неоткуда взялось два стула. Нейла, присев в реверансе, грациозно села на него. Я же вальяжно плюхнулась. У меня просто не осталось иного выбора.

— Несколько лет назад тайные пророки рассказали мне о судьбе будущей королевы Вэстриса. Девушка, родившаяся целительницей будет способна избавить мир от зла, уничтожить душегубов, раскрыть все совершённые преступления, погребённые тайной и свергнуть самозванца с престола.

Люций говорил витиевато с пустым взглядом, словно вспоминал предсказание дословно. А затем меня бросило в жар. Это и были точные слова.

Предсказание было обо мне.

У Элайзы не было способностей. Я спрашивала себя неоднократно, как у иномирянки могла появиться такая могущественная магия. Ответ лежал на поверхности. Я не была землянкой.

Я родилась на Воде. Это мой родной дом.

Люций неумолимо продолжал:

— Когда я узнал об этом, я рассвирепел. Я провёл обряд поиска истинной Адриана за несколько лет до моих родителей. Мальчишка ничего и не понял, посчитав, что старший братец с ним играет. А затем обменял девчонок, чтобы землянка жила здесь, а ты, дрянь, — он обратился ко мне, выплюнув обращение с особой ненавистью, — жила себе на Земле. И всё шло по плану. Нейла ничего не заметила, — взглянула на неё: «матушка» сидела бледнее моли, — землянка ненавидела Адриана, творя безрассудные вещи, не укладывающиеся в каноны нашего поведения. Я ликовал. Свадьба такими темпами и не планировалась. Не состоялась бы, и я остался единственным королём Вэстриса до конца своих дней, но… — Люций сделал небольшую паузу, — землянка всё испортила. Я начал подозревать, что что-то пошло не так, когда узнал о проявлении магии — мои люди сообщили об этом. А затем ты и сама всё рассказала.

Спокойно дышала, глядя на ненавистного мужчину. Он разрушил мою жизнь. Заставил чувствовать себя ненужной. Отправил за тридевять земель от родного мира, от близких мне людей или от людей, которые должны были стать близкими.

Мою силу сковывал блок, и теперь я это чувствовала. Энергия бурлила во мне, желая вырваться. Желая разнести всё, но я ничего не могла с собой поделать.

— Мне ничего не остаётся… — Люций вновь продолжил свой монолог, но я его перебила:

— Убьёте меня? Вы же так хороши в убийствах. И так прекрасно заметаете следы, — поднялась, холодно улыбаясь.

— Я сделаю кое-что получше. Стража! Подготовьте принцессу к сепарации истинности! Посмотрим, как ты запоёшь, когда возненавидишь Адриана, вернувшись к нему. Это же мечта любого мужчины: встретить любимую, которая не испытывает никаких к нему чувств, — и Люций ядовито рассмеялся.

Мне некуда было бежать. Я в ловушке. Я в западне.

Его слова испугали меня, приковав к полу. Я не хотела лишиться чувств, которые начала испытывать…

Глава 64: Побег

Елизавета

Холод пробежался по всему телу, сковывая меня получше страха. По истине ужасный опыт: избавление от эмоций.

Но я не хочу! Мне нравится испытывать все эти безумные чувства к Адриану! Нравятся его прикосновения, сводят с ума его действия и поцелуи. Я не испытывала такого ни к кому и никогда. Я не хочу от этого избавляться! Не хочу этого терять!

Стражники уже окружили меня и вывели из душной комнаты. Как я и предполагала, я находилась в подземелье. Но это знание меня мало спасало: я всё равно в западне и не знаю карты замка.

— Расступились! — леденящий голос Нейлы заставил моих надзирателей резко притормозить. Чуть не упала к ногам женщины, которая (сюрприз!) оказалась моей родной матерью. Вот уж кому не везло, так это мне! — Я сама отведу её на сепарацию.

— Но вы слышали приказ Люция, — старший из моих сопровождающих попробовал перечить ей.

Но у неё была слишком уж сильная воля. Даже я это признавала и хотела научиться так же действовать на людей.

— Ты смеешь спорить со мной? — нависла она ледяной статуей, отчего мужчина громко и испуганно икнул.

Он махнул рукой, и все пять человек, окружающих меня, по щелчку пальцев пошли за ним. Вскоре мы остались с Нейлой наедине.

— Ну что, мамочка. Отправишь меня на верную смерть? — высоко подняла голову, глядя ей в глаза.

— Вот. Теперь я узнаю свою дочь, — кивнула Нейла. — Два десятка лет гадала, что с Элайзой не так: не волшебница, простая, слишком лёгкая и легкомысленная. В ней не было ничего от моего характера.

— Зная тебя, звучит как оскорбление, — одёрнула волосы назад.

— Не стала бы грубить единственному шансу на спасение, — парировала Нейла.

— О, ты затащила меня в это дерьмо, и сейчас хочешь спасти? Как это мило с твоей стороны!

— Не знаю, что это значит, — покачала Нейла головой. — Но не паясничай. Если выберемся, то выскажешь мне всё, что обо мне думаешь. И о том, насколько я плохая мать, да-да. Это видно по твоим глазам.

Нейла взмахнула рукой и блок на моих запястьях исчез. Я мгновенно почувствовала себя лучше. Из неоткуда появился прилив сил.

— Я вернула всё то, что блок впитал в себя, — видя моё непонимание, объяснила Нейла. — Ты это… боевые заклинания знаешь?

— Напомню, что я здесь всего шесть дней. Корнелия приходила в гости всего три раза. Первый раз была заунывная лекция, потом тест, а потом небольшая практика по боёвке.

— Корнелия? — переспросила Нейла, а затем покачала головой. — Рамон не умеет выбирать женщин. Что ж, будешь учиться на ходу. Я способная, верю и надеюсь, что и моя дочь переняла эту черту.

— Ха-ха, — не разделяла её энтузиазм. Про Рамона спрашивать не стала: не до этого было. Главное выжить и не пройти сепарацию. Внезапно осознала насколько сильно я не хочу терять то, что у нас зарождалось с Адрианом.

Ещё один взмах рукой, и на моё лицо что-то прилетело.

— Эй! Если ты хотела, чтобы я заткнулась, могла бы просто об этом сказать! — возмутилась я.

Мы уже шли по закоулкам подземелья, продолжая тихо переругиваться и перешёптываться. Ну обычное общение матери со взрослой дочерью!

— Это не кляп. Это маска Бренды. Я потом тебе всё объясню. Сейчас веди себя естественно и не бойся проходящих стражников. У нас минут десять, чтобы выбраться из замка, — наставительно произнесла Нейла.

— А почему ты просто не перенесёшь нас? — прошипела, когда мимо нас прошёл очередной мужчина в доспехах.

— Магии Люция у меня осталось ровно на перенос одного человека. Умей ты телепортироваться и пользоваться чужой магией, я бы спокойно отдала тебе эту силу. Сейчас нам надо выбраться из дворца, пересечь сады и спрятаться в чёрном лесу, — судя по названию, догадалась, что нам в любом случае крышка. — Если мы там не заблудимся, то сможем оттуда телепортироваться.

— Звучит обнадёживающе, — её слова только подтвердили мои мысли.

Как ни странно, из замка мы выбрались без проблем. Проблемы начались на выходе, когда нас рассекретили. В резиденции тут же поднялась тревога. Стражники прибывали из неоткуда, и они были явно настроены убить Нейлу и оглушить меня.

Было странно осознавать, что я нужна им живой. Только я лучше умру, чем буду после всего этого влачить жалкое существование.

Стоит ли говорить, какое облегчение я почувствовала, когда заметила Адриана? Да и не одного, а в компании с белым лисом.

Злоключение в стенах жилища Люция полностью изменило меня и мои чувства к этому сильному мужчине, за которого я должна была выйти замуж. И не просто должна — хотела.

По любви.

Глава 65: Адриан, поможешь?!

Адриан

Когда меня выбросило из воспоминаний Лизы, я не сразу сообразил, что вновь в реальности, в своём теле. Увиденное потрясло меня до глубины души, и я никак не мог успокоиться. Не мог привести сердцебиение в норму. Не мог нормально дышать.

Я никогда до этого не пользовался подобными чарами. Они были просты в использовании, но трудны эмоционально. Я слышал о толчке, меня словно втолкнули в её воспоминания. Просто не знал насколько это неприятно.

Я видел всё произошедшее её глазами. Я испытал её же эмоции. Это было удивительно и жутко одновременно.

Лиза, похоже, и вовсе пережила все эти события дважды. Я бы сломался. Я бы не выдержал. Но она сейчас спокойно сидела, с интересом рассматривая меня.

Узнал своего братца. Мы не виделись несколько лет, но он ни на йоту не изменился. Всё такой же злой, жаждущий власти и… коварный. Беспощадный. Готовый на любую подлость. Желающий получить всё и сразу.

Но его поступок перешёл все границы. Подменил девушек? Был готов на всё, чтобы я не стал королем? Хотел оставить всё королевство себе?

Вновь посмотрел на Лизу. Она по-прежнему сидела напротив совершенно спокойная, словно не она только что пережила похищение заново. Подумать только! Люций собирался отрезать от меня мою любимую.

Да я бы убил его за такое бесчинство! Не раздумывая ни на секунду, поддавшись гневу. Поддавшись силе своей природной стихии.

Мысли лихорадочно сменялись одна за другой. Я не успевал за их ходом.

Мы находились в абсолютной тишине. На удивление наше взаимное молчание меня не угнетало. Напротив, с Лизой было хорошо при любом раскладе.

— Судя по рассказу братца, Люций сам себе создал идеального врага, — наконец, рискнул отметить я.

Лиза вскинула брови, непонимающе глядя на меня. Понял её и без слов: она хотела услышать от меня пояснений.

— Смотри, он переправил тебя на Землю, где ты росла в неведенье, вдали от родных, в детском приюте. Это закалило тебя, сделало сильнее. С Нейлой ты могла вырасти сильнейшей волшебницей, но осталась бы навсегда избалованной маленькой девочкой, какой стала Элайза, — на одном дыхании произнёс я, надеясь не обидеть.

Хотел сделать комплимент, хотел подбодрить девушку. Не знал, что сказать в столь трудной ситуации. Не знал, как она отреагирует на мои слова.

Когда я решился на обмен, поддавшись на уговоры Элайзы, я и представить себе не мог, что всё зайдёт настолько далеко. Не мог предугадать, что таким образом верну свою настоящую истинную домой.

Неужели Элайза чувствовала, что там её родной дом? Там, а не здесь? И рвалась туда, доверяя зову сердца, как нас с детства учили. Землян этому не учили, да и большинство даже не знало о нашем существовании, как простые жители Воды не знали о Земле.

— Все мы ошибаемся, — кивнула Лиза, наконец, согласившись со мной. — Это был тяжёлый день, — она зевнула и потянулась. — Давай обсудим всё завтра? А сейчас ляжем спать?

Кивнул. У самого в голове был целый вихрь, с которым я просто не мог справиться. Поднялся с кровати и подошёл к креслу. Осталось вспомнить, как его разложить. Мы взяли у земных технологий самое интересное и понятное нам, добавив немного магии. Никак не мог представить в какой момент понадобится раскладное кресло. И вот вам, пожалуйста.

Я замешкался, стоя спиной к истинной, и не мог предугадать, чем она занимается там. Был удивлён, когда нашёл её у зеркала. Она внимательно рассматривала себя. И тут до меня дошло.

— Адриан, поможешь? — тихо прошептала она. — Не звать же прислугу, чтобы она избавила меня от разодранного платья и корсета?

Застыл, рассматривая девушку с головы до ног. Не был готов к её переодеванию. Конечно, в дальнейшем это скорее всего станет нашим ежедневным ритуалом, но сейчас… я просто не готов к этому. Я могу просто… не устоять.

А я должен. Ради благ королевства. Всех девяти королевств.

Молча кивнул, тяжело вздохнул, досчитал до десяти… Сердце вновь стало стучать, как ненормальное.

— Адриан? — Лиза обернулась, посмотрев на меня невинным взглядом. Она правда не понимала, что творила?

Тихо подошёл к ней, начав расшнуровывать завязочки. Можно было, конечно, избавиться от них при помощи магии, но тогда бы я рисковал задеть девушку.

Лиза простонала, и я затормозил.

— Я сделал тебе больно? — тихо прошептал, пытаясь не глядеть в отражение.

Платье сползло на талию, и я мог наблюдать её груди, обрамлённые в лифчик, чего я делать не хотел. Боялся сорваться.

Соблазняющее нижнее бельё мы тоже позаимствовали у земных друзей.

— Нет, всё в порядке, — выдохнула она. — Просто у тебя горячие руки, и твои прикосновения приятно обжигают.

Сглотнул. Её слова ударили обухом по голове. Дьявол! Лишь бы не сорваться. Лишь бы не сорвать с неё остатки одежды, от юбок которого остались жалкие клочья. Лишь бы не прижать её к стене и не поцеловать. Страстно, раствориться в прикосновениях и добиться, наконец-то, взаимности.

Но это всё мечты, которые вскоре станут реальностью. Я всего лишь должен немного потерпеть.

Последний рывок, и платье окончательно упало на пол. Сглотнул и поскорее отвернулся, лишь бы не заострить внимание на обнажённую кожу. Вернулся к креслу.

— Спасибо, — Лиза сказала это слово как-то сдавленно. Или мне показалось? Совсем моя крыша поехала от жажды?

Слышал, как скрипнула дверца шкафа. Всё ещё делал вид, что пытаюсь разобраться с креслом. На самом деле не пытался — мозг напрочь отключился.

— Адриан, — Лиза тихо позвала меня, и я обернулся.

Снова замер. Девушка лежала в ночной сорочке, которая не скрывала ничего, напротив, подчёркивала идеальность её фигуры. Икнул и одновременно сглотнул.

— Может, ну его это раскладное кресло? Ляжешь рядом? Со мной? — и вновь этот полный наивности и невинности взгляд.

Кажется, кто-то начал играть не по правилам.

Глава 66: В свете луны

Елизавета

Значение вновь пережитых воспоминаний очень сильно преувеличивали. Когда показывала Адриану всё то, что случилось во дворце Люция, я словно смотрела кино, не испытывая ничего, кроме равнодушия. Испытать похищения дважды — просто нереально. Ты знаешь, что будет дальше. Это как смотреть повторно тот же самый спустя несколько часов просмотра. Круто, захватывающе, но… ты знаешь, что дальше.

Мне понравились эти чары: я могла запросто пересмотреть случившееся со мной. Даже подумывала посмотреть в зеркало воспоминаний и узнать, как всё было на самом деле. Люций, конечно, мог стереть воспоминание, но не для зеркала. Оно всегда знало правду и показывало истину.

Адриан был под впечатлением от произошедшего. Прекрасно понимала его. Всё-таки Люций — его родной брат, и то, как он поступал было неэтично, грубо и даже… больно. Но зачем? Для чего? С какой целью? Остаться единственным королём? Но не будет же он жить вечно?

Неожиданно заметила так много сходств у меня с Адрианом! Мы оба выросли без родителей, без поддержки семьи. Оба выживали, а не жили. Оба старались быть лучше. Оба ошибались, падали, но поднимались.

Но обсуждать это сейчас? Увольте — у меня был слишком тяжёлый день, который перевернул всё с ног на голову. Я наконец-то получила шанс обрести реальный дом, а не полученный в подарок от сбежавшей наследницы престола. Это всё меняло. Диаметрально.

Дом был по праву мой. Такое сложно осознать, и я правда не знала, к чему всё может привести. Поэтому и решила оставить всё это на завтра.

Хватит с меня терзаний.

Сейчас мне хотелось только одного: утонуть в тёплых объятьях Адриана, почувствовать себя желанной и единственной. Уснуть, зная, что не одна, зная, что под защитой могущественного и любимого человека.

Адриан казался отстранённым, но я чувствовала каждую его эмоцию на себе. Он боролся с собой. Боролся с границами «можно/нельзя», которые сам же установил в свою голову. Зачем?! Мне казалось это дикостью.

Попросила помочь избавиться от платья. Прекрасно понимала к каким последствиям это могло привести, но не боялась их, напротив… Мне просто надоело игнорировать свои желания. Бояться их, избегать свою внутреннюю «я», которая так и рвалась наружу.

Было забавно наблюдать в отражении за стеснением Адриана. Или я неправильно расшифровала каждое его осторожное действие? Он сражался с собой, боясь позволить себе лишнего.

Его горячие прикосновения соблазняли, навевали на очень непривычные мысли. Не смогла сдержаться и испустила стон. Я не могла устоять перед этим мужчиной, но мне этого и не требовалось.

Адриан замер, я прочитала в его взгляде испуг. Испугался, что сделал мне больно?

Его горячее дыхание обожгло мою кожу, и я уже не могла бороться с мурашками, которые покрыли моё измученное тело, жаждущее его ласк, прикосновений, тепла.

Если бы я не чувствовала настоящих эмоций Адриана, то посчитала бы его чёрствым и равнодушным. Мужчина держался сдержанно и отстранённо, что совершенно не делало его безразличным, как это могло показаться. Он просто пытался держать дистанцию.

Но я этого не хотела. Устала. Устала прятаться. Устала закрываться. Устала избегать близких отношений. Хотела большего и именно с ним.

Мой план с платьем провалился, с треском упав вместе с рваной одеждой на пол. Я осталась в одном нижнем белье, и в отражении заметила, как Адриан отвернулся.

У меня всё ещё был запасной план.

Открыла нараспашку шкаф, рассматривая весь выбор сорочек, коих оказалось не так много. Нашла наиболее короткую, что была мне чуть выше колен. Но в отличие от остальных она села по фигуре, обтянув, став второй кожей. Её приятная мягкая ткань была мне незнакомой, но к зеркалу я подойти не рискнула. И так чувствовала себя чересчур соблазнительной.

Мои мысли подтвердил рассеянный взгляд Адриана, когда я подозвала его. Ещё никогда до этого не чувствовала себя столь желанной.

— Элайза, — Адриан плюхнулся рядом со мной, и его рука упала на мой живот. — Ты хоть понимаешь, что со мной делаешь сейчас?

Вздрогнула. Он назвал меня реальным именем! Боже, я не скоро к этому привыкну! Всю жизнь была Лизой.

— Прекрасно понимаю, — ухмыльнулась, развернувшись к нему лицом, обдав губы желанного мужчины своим дыханием. — И даже не боюсь последствий.

— Что случилось с маленькой запуганной девочкой с Земли? — Адриан согласился поиграть, но по своим правилам, которых я не знала. Теперь он придвинулся ближе, почти касаясь моих губ своими.

Мне не хватало какого-то миллиметра, чтобы почувствовать их тепло на себе!

— Умерла в резиденции короля. Рассыпалась прахом в коварных кознях твоего старшего братца! — дерзко ответила, приблизившись ровно на половину от того незначительного расстояния.

Его рука по-прежнему лежала на моей талии.

Адриан эмоционально произнёс непонятное мне слово. Догадалась, что он выругался на неизвестном мне языке. Что ж, я тоже вскоре начну понимать этот язык. Родной язык.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Ты победила, — наконец, прошептал Адриан, его рука скользнула вверх, он прижал меня к себе и страстно поцеловал.

Вспышка света. Буря эмоций. Сумасшествие.


Глава 67: Спокойная ночь

Елизавета

К чести Адриана он успел вовремя остановиться. И как бы я не пыталась завести его, как бы не старалась заставить переступить черту, он был непреклонен. Я всем телом ощущала его безумную жажду, но он был сильнее.

— Любимая, сейчас не время. Ты же это понимаешь? — его взгляд был полон мольбы. Он продолжал целовать мои руки. — Но, знаешь, давай перенесём благословенную неделю?

— А что это? Я слышала фразу от Нейлы пару часов назад, но так и не поняла её значения, — встрепенулась, отвлекшись ненадолго от сладостного вожделения. Всё-таки любопытство часто было тем ещё крючком.

— Благословенная неделя — это неделя, когда влюблённая пара до публичного обряда бракосочетания ложится спать на протяжении нескольких дней вместе, в одну постель, — улыбнулся Адриан.

Только сейчас поняла, что за его улыбку я бы многое отдала. Приятное тепло разлилось по моей груди.

Вскинула брови, удивившись, услышав его объяснение. На Земле всё было наоборот. Влюблённым когда-то вообще не разрешалось ложиться вместе. Это сейчас люди стали немного спокойнее к этому относиться.

Возможно, в моей голове отложился этот безумный стереотип, потому что меня занесло в Россию, а не в другую страну, где к отношениям между двумя людьми был совершенно иной подход.

— У вас тоже до свадьбы «ни-ни»?

Адриан вздохнул, посмотрев на меня, как на маленького ребёнка, который заладил дурацкое «хочу» и никак не мог понять, что пока нельзя.

— Нет. Просто ты особый случай, потому что у тебя редкий дар. Молневики, целители и ледевики берегут себя до обряда с тем человеком, с которым планируют прожить жизнь. С истинным, — он мило поцеловал меня в щёку. — Есть большой риск откатиться до первичной стихии.

Видимо, для моего будущего титула, королевы Вэстриса, было важно иметь больше способностей. Учитывая, что на меня открыта охота, стоило бы повременить все любовные отношения и заняться изучением магии.

Но как это объяснить измученному и израненному телу?!

— В общем, я хочу, чтобы ты перебралась в мои покои. Во-первых, так я буду уверен в твоей абсолютной защите, а во-вторых, так мы будем рядом, — он сделал небольшую паузу, словно чего-то боясь, — если ты не против, конечно, — поспешно добавил мужчина.

— Это отличная идея! — улыбнулась, коротко кивнув.

Была полностью согласна с его словами. Мне даже нечего было добавить, поэтому молча наблюдала за приготовлениями Адриана ко сну.

— Адриан, — выдохнула я, когда мужчина всё же лёг рядом и обнял меня. Повернулась полубоком и спросила: — Ты сможешь сменить мне преподавателя магии?

Адриан привстал на локте и удивлённо посмотрел на меня.

— Думаю, да. Как насчёт Катрины?

— Но Рамон считает её предательницей! — не смогла сдержать лёгкий смешок.

— И ты ему веришь?

Хитрая улыбка появилась на моих губах, и я не смогла её скрыть. Я верила себе, своим ощущениям. Катрина была в разы лучше Корнелии.

Адриан поцеловал меня в лоб, и мы наконец-то легли спать.

Это была крайне необычная ночь. Я не привыкла спать в объятии мужчины. Не привыкла с кем-то делить своё ложе. Мне казалось дикостью, когда два человека делят одну постель. Но… Эта ночь перевернула все мои представления.

Я уснула быстро, почувствовав защищенность и тепло любимого. Мне не снились кошмары, мне было просто хорошо всю ночь.

Проснулась от яркого солнца, и от того, что Адриан встал с кровати. Некоторое время делала вид, что сплю, исподтишка наблюдая за тем, как он одевался.

Я успела рассмотреть его обнажённый торс и облизнуться: настолько мужчина был красив без лишней верхней одежды.

— Ох, ты проснулась? Я не хотел тебя потревожить, — меня быстро и легко разоблачили.

— Всё в порядке. Я хорошо выспалась в твоих объятьях, — сладко потянулась, впервые почувствовав себя счастливой.

Адриан попытался спрятать довольную улыбку, но ничего не вышло.

— Я пришлю Домну, чтобы она помогла тебе одеться. Встретимся на завтраке. После него будет допрос Нейлы, Корнелии и Катрины. Если не хочешь…

— Нет. Хочу! — перебила будущего мужа. — Какое обсуждение похищения без похищенной?!

Адриан понимающе кивнул, поцеловал меня в лоб и покинул мои покои. А я уже знала, как буду себя вести на этом допросе.

Берегитесь.

Глава 68: Преображение

Елизавета

Домна пришла в мои покои вскоре после Адриана. Она всё пыталась извиниться за грехи, которые не совершала, но я её не слушала. К тому же, к её приходу я уже выбрала платье: бордовое, с пышной юбкой и с чёрными нитями, вшитые причудливыми, переплетающимися узорами. И теперь я с удовольствием разглядывала его.

Меня одолевали небольшие сомнения, но я не хотела, чтобы они испортили мой замысел.

— Ох, вы уверены? — выдохнула Дома, глядя на платье в моих руках. — Похожий наряд носила предыдущая королева Вэстриса…

— Да, я знаю, — кивнула, совершенно не боясь ничьей реакции.

Я — будущая королева, не иномирянка, законнорожденная на Воде. Почему я должна бояться чьего-то мнения?! Я должна это показать, доказать своё право не только окружающим, но и себе.

Домна тяжело вздохнула, но спорить не стала.

Платье идеально село по фигуре, подчеркнув все мои достоинства. Я выглядела в нём взрослее, эффектнее, ярче. Добродушная женщина сделала высокую королевскую причёску, что носила до этого мать Адриана.

Впервые я надела диадему не на лоб, а вставила в волосы.

Впервые я учла все традиции Вэстриса, о которых знала и вычитала в книгах.

Я выглядела по-другому. Иначе. Осталась довольна своим внешним видом.

Я больше не зашуганная серая мышка. Никому не позволю меня унизить, оскорбить, уменьшить мою значимость.

На завтраке у каждого из присутствующих была совершенно разная реакция на моё преображение.

Рамон застыл с открытым ртом. В его взгляде так и читалось неодобрение, будто бы я оскорбила кого-то.

Катрина, чьи руки по-прежнему сковывали волшебные наручники, слегка улыбнулась, кивнула и присела в реверансе. Она приветствовала будущую королеву.

Джанис замер, быстро-быстро хлопая ресницами, словно пытался прозреть.

Нейла глубоко вздохнула, коротко кивнув. Она по-прежнему держала руки скрещенными, словно прятала свой магический сдерживатель, как улику. Как доказательство в совершённом преступлении. Никак не могла назвать её мамой. Может, когда-нибудь со временем…

Адриан улыбнулся, поклонился и поцеловал мне руку. Он проводил меня к моему месту. Ощутила приятное покалывание на месте поцелуя, но никак не выдала себя.

— Ты решила подчеркнуть, что ты не пришелец из другого мира? — улыбнулся он, садясь рядом за соседнее кресло.

— А ты проницателен. Напомни мне, почему мы сидим не на общем диванчике? — я знала эту королевскую традицию и поспешила напомнить о ней.

Когда читала о ней в первый раз, я не могла поверить своим глазам. Сейчас она мне нравилась и была бы как нельзя кстати. Я понимала, что это было правильно. Похоже, визит к Люцию изменил во мне гораздо больше, чем я сама могла представить.

Адриан, услышав мой вопрос, стушевался. Для него это было неожиданным.

— Не скажешь, где Корнелия? — тихо прошептала, сменив тему. Хватит с бедного принца потрясений за одно короткое утро.

— Ну, она в отличие от остальных, когда её обвинили в предательстве, попыталась сбежать. Ей тоже наложили магический блок, и сейчас она под стражей дожидается своей очереди допроса.

Кивнула. Ответ меня полностью устроил.

Мы ели в полном молчании, пока Рамон вдруг не обратился ко мне:

— Элайза, вы же понимаете, что данный цвет платья надевался высокопоставленными особами женского пола на важную церемонию? — Рамон словно пытался поставить на место зазнавшуюся иномирянку.

Усмехнулась, не скрывая своего самодовольства.

— Ох, не переживай, Рамон, я знакома с обычаями моего мира, — причём на «моего» я сделала особое ударение, отчего советник поморщился.

Не стала его упрекать в этом. Мужчина по-прежнему считал, что я всего лишь попаданка, которая волею судеб должна стать королевой Вэстриса. Бедняга не знал, что произошло в резиденции, и что мы с Нейлой узнали от действующего короля Вэстриса.

— Будущая королева недостаточно высокая должность? И разве допрос предателей недостаточно важная «церемония»? — всё также спокойно поинтересовалась

По выражению лица Рамона поняла, что я попала точно в цель. Ему нечем было крыть, но он по-прежнему был не доволен моим поведением.

Да кем он себя возомнил? Моей нянькой? Вершителем судеб? Ох, это особые люди, и Рамон никогда не станет одним из них.

— Думаю, все присутствующие в курсе, что Адриан и Рамон поменяли землянку и водянку местами, чтобы урегулировать отношениях истинных, — сделала небольшую паузу, коротким взглядом окинув присутствующих. — Вот только мало кто знает, что они вернули родившуюся здесь девушку домой. Рамон, ты можешь прекратить морщиться и испытывать негатив к иномирянке, потому что я родилась здесь, и благодаря Люцию была отправлена на Землю, — наслаждалась реакцией мужчины.

Адриан коротко кивнул, подтверждая мои слова. Катрина ни капли не удивилась. Джанис, ещё не до конца разобравшись что здесь происходило, просто внимательно наблюдал за мной. Рамон лишь проглотил свой завтрак и нелепо уставился на меня. Нейла тяжело вздохнула. Она первая нарушила тишину, которая установилась после моего монолога:

— Наконец-то узнаю свою дочь. Импульсивная, эмоциональная и знающая себе цену, — подколола она, спокойно отправив очередной кусочек омлета в рот.

На секунду всё внимание переключилось на неё. Но сегодня был мой день, и я не собиралась отдавать хотя бы на пару секунд лавры даже своей матери:

— Матушка, — это слово произнесла с сарказмом и сделала небольшую паузу, — зная тебя, пока что это звучит как оскорбление, а не как комплимент.

Я знала, как отвечать. Я была готова к любой реакции.

Воцарилось напряжённое молчание, а затем Катрина рассмеялась, разрядив обстановку. Джанис и Адриан вскоре присоединились к ней.

Я впервые почувствовала себя дома.

Глава 69: Выбор между правильно и хорошо

Адриан

Следил за преображением будущей супруги и не верил глазам. Лиза из землянки стремительно превращалась в водянку, которая не боялась ничего. Вела себя царственно, но не вызывающе. Знала себе цену, но без фанатизма. Старалась следовать традициям, созданные предками.

Произошедшее в резиденции очень многое изменило для неё. Привычный мир пошатнулся и теперь ей предстояло найти новое равновесие. И я хотел быть рядом, чтобы помочь, поддержать, сделать всё возможное, чтобы помочь привыкнуть к новой жизни.

К сожалению, оградить её от допроса я был не в праве. Она хотела присутствовать, даже несмотря на то, что допрашиваемые могли сделать больно разговором, словом, делом. Но моя девочка ничего не боялась. А я и представить не мог, как она росла на Земле вдали от родных, вдали от наших обычаев.

Вдали от меня.

Я ещё не знал, что делать с полученной информацией о предательстве Люция. С одной стороны, я мог громогласно объявить, что мой старший брат совершил преступление против короны. Но, с другой, мне пришлось бы открыть правду простому народу о других мирах. О возможности переноса в параллельный. Эта тайна годами сохранялась в королевских семьях и их приближённых, чтобы не нарушить равновесие.

И я знал, что Люций именно на это и рассчитывал. Знал, что я не предам корону. И теперь я хотел только одного: его смерти. Знал, что Люций нападёт ещё раз, но теперь я буду готов к атаке.

Передо мной встал нелёгкий выбор: отправить брата в темницу за все его предательства, что будет правильным, либо убить его при первой же возможности, что будет хорошо и безопасно.

Ненавидел, когда выбор был между «правильно» и «хорошо». Или иначе «плохо» или «неправильно». Одно другого лучше!

В комнате допроса за круглым столом собрались все приближённые к королевской семье. В этот раз я учёл замечание Лизы: она хотела сидеть не просто рядом со мной, а вместе на одном большом королевском стуле. Хотела почувствовать равноправие Вэстриса.

Ощущал, что она чувствовала себя немного неуютно, но виду не подавала, оставаясь серьёзной.

Рамон сидел сбоку от меня, нахмурившийся и недовольный. Он всё ещё не верил, что Лиза не иномирянка. Считал это проказами Люция. По правде сказать, после предательства Бренды, старик не доверял никому. Не осуждал его. Думаю, я бы тоже сошёл с ума, если бы Лиза сбежала.

Джанис сидел неподалёку от Рамона. Я догадывался, что старый друг переживал, потому что его истинную собирались допрашивать первой. Рамон был недоволен его присутствием, но я настоял на этом: всё-таки Джаниса уже успели вмешать в эту передрягу. Как минимум, он помог спасти мою невесту, как максимум, узнал о переносах.

Использовать зелье забвения я не собирался.

По правую сторону от Лизы сидела Алиссия. Мудрая женщина, которая знала, если не всё, но многое. Допросы никогда не проходили без её участия. Она всегда была беспристрастным вершителем судеб. И у неё была замечательная для этого способность: она видела истину. Давно пытался научиться этому навыку, но оказался бессильным боевым магом.

Завершало круг одно единственное место: допрашиваемого. Стояло три склянки зелья правды, по одной для: Катрины, Нейлы и Корнелии. Не хотел давать старой подруге это зелье, потому что оно причиняло нестерпимую боль. Лгать становилось невозможно. Действие было рассчитано на час. Пытался поговорить и с Катриной, и с Рамоном, но оба были непреклонны. Катрина ещё и настояла, что выпьет его, потому что ни в чём не виновата.

В зал вошла Катрина. Допрос начался. Она держалась холодно, статно, как полагало высокопоставленной даме. Она не боялась ничего.

Выслушала правила Алиссии, коротко кивнула и залпом осушила болезненное зелье. Ни один мускул на лице не дрогнул, хотя, судя по сжатому кулаку Джаниса, ей было очень больно: её истинный пытался ослабить боль, взяв её на себя.

— Катрина, ты подтверждаешь, что предала королевскую семью, рассказав Люцию, что невеста Адриана и землянка поменялись местами, чтобы восстановить равновесия чувств? — Рамон начал допрос первым.

Поморщился. Этот старый индюк никак не хотел признавать, что моя Лиза на самом деле с Воды.

— Нет, Рамон. Это всё твоя паранойя из-за моей матери. Я преданна Адриану и Элайзе. Я готова служить им до конца жизни и даже поклясться в своей верности, — холодно отчеканила Катрина.

— «До конца жизни?» — ядовито процитировал Рамон. — Меткая поправка. Планируешь сократить их жизни?

Ох, как же он умел цепляться к словам!

— Это скорее сделаешь ты своим помешательством. Я не намерена сокращать ничью жизнь. Я выросла с Адрианом, я отношусь к нему, как к брату и благодарна, что он принял меня, как родную, — она сделала короткую паузу, а потом добавила: — И также не виновата, что ты, Рамон, оказался бездетным и считаешь, что именно из-за меня у тебя всё разладилось со своей истинной.

Под этим зельем было невозможно молчать. Катрина говорила то, что думала. В обычной ситуации она бы промолчала, не стала бы провоцировать мужчину, стараясь сгладить углы. Но не сейчас.

— Где ты была весь день? — Рамон неумолимо продолжал.

— Как и говорила, отправилась в ближайшую деревню к тёте. Ей нужна была помощь по хозяйству.

— Как раз в тот день, когда Люций запланировал похищение? Слишком много совпадений, тебе не кажется?

— Если бы я знала, что планируется нападение, я бы осталась в замке и предупредила бы Элайзу. Если бы я была предателем, то меня оставили бы во дворце, потому что с моими способностями, меня бы вряд ли отослали бы куда-нибудь, — Катрина начала рассуждать вслух, и всё это становилось всё более забавным.

— Слишком большого мнения о себе, — хмыкнул Рамон.

— А может быть я — чудо, ниспосланное с небес? Может быть, я родилась от тебя, Рамон? Твоё самомнение не далеко ушло от моего.

Прилюдная пощёчина. Рамон не простил бы такого, но он прекрасно знал правила. Слова, сказанные под воздействием зелья, не подчинялись никаким правилам этикета. Волшебник просто не мог контролировать себя.

Но Рамон не сдавался, задавая вопрос за вопросом. Казалось бы, все присутствующие уже устали и поверили, что Катрина не виновна, но мужчина никак не мог угомониться.

Наконец, сдался я.

— Рамон, хватит. Она не причастна. Мы не можем вечно пытать девушку из-за твоих проблем в семье, — тяжело вздохнул, пытаясь одёрнуть его.

— Но… — Рамон хотел возразить, но тут его остановила Алиссия:

— Вынуждена прервать допрос Катрины. Она невинна и чиста. Я увидела достаточно, — холодно отчеканила женщина.

Никто и никогда бы не стал спорить с вершителем судеб. Она знала истину, видела то, что никто не видел. Даже Рамон не рискнул возразить.

Катрина благодарно кивнула, поднялась, присела в реверансе и устроилась на скамье допрошенных. Она даже не попросила Рамона снять с неё магический блок: настолько была уверена в себе и своей правоте.

Следующей в комнату вошла Нейла, и я ощутил на себе, как напряглись все присутствующие в комнате. Особенно Лиза, всё это время молча наблюдавшая за процессом.

Глава 70: Допрос

Елизавета

Пока Рамон допрашивал Катрину, пару раз он невольно умудрился задеть меня своими едкими, гадкими замечаниями. Сдержалась, не став устраивать публичный скандал. Мужчина толком не разобрался в произошедшем, но рубил с плеча.

Думаю, Адриан жёстко поговорит наедине со своим советником и без моей помощи. Уж в способностях будущего мужа объяснить, что человек не прав, да так, что тот оправдываться начнёт, я не сомневалась.

Удивительно, но от мысли «будущий муж» по телу разлилось приятное тепло.

Катрина держалась, как настоящая королева. Она мужественно вынесла все вопросы от дотошного Рамона. Я понимала, что зелье причинило ей нестерпимую боль, когда она его выпила, и могло сделать ещё больнее, если она соврёт. Вряд ли она врала — слишком спокойной, холодной и гордой оставалась.

Дальше в комнату вошла Нейла. Она спокойно села на место допрашиваемого и медленно выпила из склянки, да так, что даже Алиссия, вершитель судеб, охнула. А я-то думала, что эту холодную женщину нельзя ничем удивить. Она больше походила на бессердечного и бесчувственного робота.

Вопросительно посмотрела на Адриана.

— Чем медленнее его пьёшь, тем больше боли зелье принесёт, — пояснил мужчина, видя моё замешательство.

Когда Рамон хотел задать вопрос, Нейла властно подняла руку.

— Сначала я расскажу всё, что посчитаю нужным, а потом вы приступите к жестким пыткам своими вопросами, — Нейла усмехнулась. Похоже, она слышала всё, что Рамон делал с Катриной. — Если, конечно, рассказ оставит у вас хоть какие-то вопросы.

Рамон попытался возразить, но Алиссия прервала его:

— Она под действием зелья Правды. Законом не запрещено сначала дать рассказ, а уж затем приступать к вопросам.

— Благодарю, Алиссия, — кивнула Нейла, а затем, глубоко вздохнув, начала свой монолог. — Начну издалека. В нашем роду всегда рождались сильнейшие маги, которые открывали свой дар до семи лет. И, когда Элайза появилась на свет, ей пророчили стать сильной волшебницей, которой не будет равной. Которая получит одну из трёх редких способностей. Но время шло, и Элайза так и не открыла дар, оказавшись простой смертой. Когда ей исполнилось семь лет, выяснилось, что она — истинная наследника Вэстриса. Я пыталась радоваться за неё, но вышло так, что Адриан и Элайза невзлюбили друг друга с первого неосторожного слова, с первого изучающего взгляда, с первой встречи. Это было редкостью среди истинных, но всё же случалось.

Нейла на секунду прервалась, посмотрев на меня. Сейчас она рассказывала о той, кого считала дочерью, землянке. Но я прекрасно поняла и другое. Именно мне, чуть ли не во младенчестве пророчили сложную судьбу.

— Времена шли, ничего не менялось. Ненависть усиливалась, магия не появлялась. Я отчаялась. Я не хотела, чтобы моя дочь была несчастна. Я поверила ей, что Адриан — гад, злодей и грубиян. Это подтверждали не только её грубые слова, но и мысли. Как же я ошибалась! — это слабо походило на извинение, но Адриан промолчал, зная, что это в характере сильной женщины. — И я решилась на ужасное. Я пришла к Люцию и заключила с ним союз. Я помогала ему, он пытался помочь мне. У нас была общая цель: помешать браку состояться. И мы почти преуспели в этом.

Нейла прервалась, чтобы окружающие осознали, что она натворила. Она ничуть не стеснялась, напротив, вываливала всё, без остатка. Похоже, Рамону будет нечего задать после её самовлюблённого монолога.

— Союзник мне никогда не нравился. Он был ужасен, его опыты были кощунственны, но я принимала их. Мы пытались найти способ и преуспели в нём, пока равновесие не покачнулась, и у Элайзы не появилась сила. Это удивило меня и обрадовало: пророчества начали наконец-то сбываться. А вот Люций напрягся, сильно рассердился. Тогда я ещё не знала, что этот гад совершил перенос, подменив девушек и притащив в наш мир землянку вместо моей дочери.

— О какой подмене вы все сегодня твердите?! — не удержался Рамон, прервав монолог Нейлы.

— Держите себя в руках. Она не завершила свою историю, — Алиссия сделала ему замечание.

— Вы, как всегда невнимательны, — Нейла покачала головой. — Но, если вы ещё не поняли, расскажу чуть подробнее. Когда Адриану было пять лет, добрый братец совершил обряд поиска истинной, и магия привела к моей Элайзе. Недолго думая, мужчина совершил перенос, поменяв, при этом, и воспоминания. Это рассказал он сам мне и Лизе. Вероятно посчитав, что я прикипела душой к землянке. Считая, что я всецело на его стороне и выполню любой его приказ, даже абсолютно бредовый. Но он просчитался, — Нейла сделала эффектную паузу, взглядом окинув всех присутствующих. — Я всегда была на стороне своей семьи, и я не позволила ему совершить злодеяние.

— Каков был план? Зачем ты ворвалась в спальню к принцессе? — Рамон не выдержал и всё же задал вопрос.

Алиссия покачала головой, желая возразить, но Нейла подняла руку.

— Отвечу. Я узнала, что вы подменили девочек. Посчитав, что моя дочь на Земле, я слепо доверилась Люцию и привела ему, как считала, самозванку. И вот тогда-то он и раскрыл всю правду. Эзриэл должен был отвлекать Адриана. Моей же силы вполне хватило, чтобы уложить самодовольного Рамона и прислугу без магии. Я надеялась, что Люций обменяет девушек и вернёт мою дочь, но в его планах входило совершенно иное. Жуткое. Сепарация истинности, — Нейла сделала паузу, переведя дух, наслаждаясь ужасом присутствующих. — Возможно, я плохая мать, что не заметила подмену сразу, ища причину всех бед в наследнике. Оказалась обманутой. Сейчас я готова понести любые наказания, чтобы вернуть доверие. Я была неправа и раскаиваюсь в содеянном.

— Вы сможете назвать предателя, который сообщил о подмене? — Рамон не собирался сдаваться.

— Я уже говорила вчера, но повторюсь и под сывороткой правды, — вздохнула Нейла, сидя с видом человека, которого не слушают. — Это Корнелия. Она подслушала разговор Элайзы и Катрины, когда первая признавалась в переносе, — а затем Нейла повернулась к Катрине: — Моя дочь ещё неопытная волшебница, но ты-то могла наложить чары тишины.

— Это моя вина, — согласилась Катрина, и я почувствовала её стыд. — Я очень перепугалась и забыла о мерах предосторожности.

— Хорошо, а какую роль во всём играет Катрина? — кажется, этот параноик решил дойти до конца.

— Роль? — Нейла вскинула брови, поразившись упёртости мужчины. — Она не предатель, преданна королевской семье. Но если ты хочешь знать её главную роль, я могу назвать имя её отца.

Все замерли. Нейла умела произвести впечатление на окружающих. Умела приковать взгляды. Умела заставить всех замолчать. Всего лишь одной фразой.

Хотела бы я научиться подобному!

Катрина подняла голову, устремив взгляд на Нейлу, приоткрыв рот. Рамон зло уставился на женщину, которая настойчиво рушила все его планы.

— Кто же? — наконец, раздражённо произнёс он, понимая, что Нейла ждала этого вопроса. Он очень не любил проигрывать и ненавидел, когда ситуация была не в его руках.

— Отец Катрины — Цефас, бывший король Вэстриса. Отец Адриана.

После сообщённой новости в зале повисла гробовая тишина. Никто не мог поверить в такое.

А меня интересовало лишь одно: кто из них родился раньше. Ведь, если Катрина появилась на свет позже, то, по сути, именно она наследница престола…

Глава 71: Отец Катрины

Елизавета

Нейла знала, как произвести впечатление. Никто и слова молвить после её фразы не мог. Медленно осмотрелась по сторонам.

Джанис нелепо переводил взгляд со своей истинной на женщину, сообщившую столь неприятную новость.

Рамон кашлянул и побледнел, слившись со столом. Катрина уронила лицо в руки, пытаясь не заплакать.

Адриан внешне оставался спокоен, но я единственная чувствовала, какая буря эмоций исходила от него. Замешательство, гнев, негодование, разочарование, страх, они сменяли одну за другой, сводя с ума не только его, но и меня.

И только Алиссия оставалась спокойной, совершенно не удивившись шокирующей новости.

— Король не мог, — тихо прошептал Рамон.

— А ты уверен? — ухмыльнулась Нейла. — Каково это резко осознать, что одного из детей короля ты воспитал, как собственного сына, а вторую — презирал, как настоящего врага народа?

— Хватит! — громко воскликнула я, не выдержав. — Взаимные упрёки ни к чему не приведут. Просто скажите мне, кто родился раньше: Катрина или Адриан? — обратилась я ко всем присутствующим.

Адриан непонимающе уставился на меня, и я успокаивающе положила руку ему на колено. Не знаю, нарушала ли я этикет, но понадеялась, что под столом будет не сильно заметно.

К тому же, Адриан неожиданно поддержал меня, накрыв своей ладонью мою руку.

— Здраво, — поддержала меня Алиссия. — Я хочу напомнить, что вы — королевская семья. Удивляться нечему, здесь на каждом шагу подстерегает дворцовые игры и интриги, подмены, измены и бастарды. Катрина родилась раньше Адриана на пару месяцев, если мне не изменяет память, а значит не может претендовать на престол.

— Это так, — кивнула Катрина. — И я в любом случае бы не стала посягать на трон Адриана. Я даже не думаю, что это стоит обнародовать.

— Чем ты можешь это доказать? — Рамон сверкнул глазами, уставившись на Нейлу. Похоже, он был готов её заморозить, будь у него подобный дар.

— Я тесно общалась с Брендой, и…

— Хватит! — теперь не выдержал Адриан, подняв руку, желая остановить Рамона. — Катрина, мы проведём обряд на проверку нашей родственности. Если она подтвердится, мы всем объявим, что ты — принцесса.

— В этом нет необходимости… Меня устраивает моё положение и, — но под взглядом моего мужчины Катрина резко замолчала.

Что ж, Адриан умел быть властным, когда хотел этого.

— Нейла, пожалуйста, расскажите, что ещё было в резиденции Люция? — теперь уже Адриан задал вопрос. — Не сам побег, его подробности я видел: вы поменяли решение, когда узнали, что перед вами ваша родная дочь и спасли её. Меня интересует, на что ещё способен мой братец.

— Конечно, — кивнула Нейла. — Он проводит опыты. Долгое время я была его приближённой, но даже я не знаю всего. Братство знаний, как называют себя его верные слуги, выискивают прячущихся ледевиков и ставят над ними опыты. Ледевяки не вымерли, они просто затаились, догадываясь, что их ждёт.

Заметила, что Рамон стал ещё бледнее, но, казалось бы, куда… Кто-то из его близких ледевик? Или он сам? Как много вопросов!

— И ещё один эксперимент, который куда хуже остальных… Сепарация истинности.

Вздохнула. Именно от этого мать меня и спасла. До сих пор жутко от того, что могло бы случится со мной…

— Ранние опыты были неудачны и приводили к гибели отрезанного. Но даже несмотря на это, Люций отрезал себя от Джанет, не сообщив об этом ей. Спустя несколько месяцев она смертельно заболела и скончалась, — Нейла тяжело вздохнула.

— Но брат говорил, что… — Адриан осёкся, сжав кулаки. От него так и исходил гнев, и я никак не могла его успокоить.

— После этого кошмарного инцидента прошли года. Вскоре у него получилось довести магию до идеала. Теперь отрезанный постоянно чувствовал утрату, но оставался жив, — Нейла продолжала свой монолог, да так искусно, что никто не мог её перебить.

Пожалуй, мне стоит взять уроки мастерства у своей матери.

— Я не верю, что такое возможно! — Рамон так и не смог сидеть тихо, в очередной раз сорвавшись.

— А зря. Первым успешным разрывом вышла, как раз-таки Бренда. Она устала, Рамон, от постоянных упрёков с твоей стороны. Она хотела иметь детей, но у вас ничего не получалось. Она переспала с королём, и у них был уговор: она никому не расскажет правды, а он примет Катрину, как родную дочь. Всё было бы прекрасно, если бы ты смог принять её выбор. Потом она возненавидела тебя и отреклась от всего.

— Ты сейчас оправдываешь мою Бренду? Упрекаешь меня во всём?! — мужчина вспылил, желая вскочить, но Адриан вовремя одёрнул старого слугу.

— Твоей Бренды больше не существует. Она предала вас всех. Даже собственную дочь, — Нейла покачала головой. А вот теперь она осуждала.

Похоже, для этой женщины семья была превыше всего.

— Что вы ещё знаете? — Адриан решил сменить тему.

— Немногое. Слышала, что Люций пытается создать эликсир бессмертия, но к этому эксперименту у меня не было доступа.

— Вы сможете поклясться на крови в своей верности мне и своей дочери — настоящим наследникам престола? — Адриан повёл себя, как настоящий король.

— Да. Я предала Люция уже в тот момент, когда спасла свою дочь. Для меня семья превыше всего. К тому же, после свадьбы ты, Адриан, станешь частью моей семьи. Я пыталась это предотвратить, потому что считала, что моя дочь тебя ненавидит. Но моя настоящая дочь всё это время жила на Земле, — Нейла вздохнула, покачав головой. — И мне очень стыдно, что я не смогла вовремя это понять.

— Если Люций поменял воспоминания девочек, то вряд ли бы кто-то смог это понять. Кстати! — Адриана вдруг озарило. — Мы ведь можем проверить мои воспоминания через зеркало, увидеть, как Люций провёл обряд и нашёл истинную…

— И мои воспоминания тоже! — поддержала я. — Зеркало ведь показывает наши настоящие воспоминания, а не исправленные…

— Кстати, о зеркалах, — Нейла кивнула, но не разделила нашего энтузиазма. — Могу ли я поговорить с той, что всё это время растила? Я привязалась к ней и хочу попрощаться.

— Хорошо, не думаю, что это принесёт вред, — согласился Адриан. — Нейла, присаживайтесь на скамью. Рамон, освободи Катрину от магического блока. Я думаю, что все присутствующие подтвердят, что она невиновна.

— Я подтверждаю, — кивнула Алиссия. Она по-прежнему оставалась вершителем судеб и видела истину.

Рамон нехотя взмахнул рукой, магическим пасом освободив Катрину от оков. Нейлу же пока никто освобождать не планировал.

— Осталось допросить Корнелию, — и тут меня пробил озноб.

Вдруг осознала, что не могу общаться с бывшим учителем. Эта дама пугала меня ещё тогда. А сейчас… Я была уверена, что она служит Люцию, человеку, который похитил меня. Волшебнику, испортившему всю мою жизнь.

— Адриан, я могу поговорить с Катриной наедине? Ты справишься без меня? Я… просто не смогу, — взмолилась, поняв, насколько это тяжело для меня.

— Да, конечно, дорогая. Катрина здесь больше не нужна.

Я видела, что подруга раздавлена. Мы обе как никогда были нужны друг другу. И сейчас она нуждалась во мне больше.

Глава 72: Сокровенный обряд

Елизавета

От допроса гудела голова. Слишком много полученной информации от Нейлы было… неправильным, некрасивым, ужасающим.

Я прекрасно понимала, что Катрина чувствует себя также, как я вчера, когда узнала, что родилась на Воде. А возможно и хуже. Всё-таки вдруг узнать, что она принцесса… Это слишком тяжело. Я просто не знала, что не из родного мира, Катрине же с детства врали все окружающие.

Мы прошли в маленькую уютную комнату, как я поняла, предназначенную для переговоров ограниченного числа лиц.

Катрина устало повалилась в кресло, потирая то место, где недавно висел блок магии.

Распорядилась, чтобы нам принесли успокаивающего чаю и что-нибудь сладкого к нему. Служанка коротко кивнула и кинулась исполнять.

— Ты выглядишь сегодня по-королевски, — заметила Катрина, лишь бы прервать угнетающую её тишину.

— Спасибо, но оказалось, что и ты королевских кровей, — кивнула, присаживаясь рядом, кладя ей руку на плечо.

Не знала как, но очень хотела поддержать девушку.

Принесли угощения и чай. Катрина одними губами прошептала «спасибо» и принялась пить. Мы обе очень устали. Это были очень тяжёлые два дня. Тяжёлые эмоционально.

Услышала знакомое жужжание, а затем увидела Октавию. Жужжинчик вальяжно запрыгнула на свободный стул и издала звук, отдалённо похожий на мяуканье.

— Что, хочешь вкусненького? — умилилась я, а затем растерянно спросила у Катрины: — А что едят жужжинчики, кроме шуршат?

— Всё, — резко бросила Катрина, а затем вздохнула: — Прости. Ты оказалась ещё более неподготовленной, чем я. Ты жила вдали от родного дома, в приюте. Я же… — Катрина вздохнула. — Можно с тобой пооткровенничать?

— Конечно! — улыбнулась я. — Я надеюсь, мы подружимся также крепко, как вы дружили с Элайзой. Тем более, что ты — сестра моего возлюбленного.

— Ирония в том, что Элайза здесь ты, — покачала головой Катрина. Вздохнула. Настоящее имя до сих пор не стало родным. — Я жила подле отца. Первые десять лет, пока король был жив, мы росли с Адрианом, как ровня. Цефас пытался обучать магии нас обоих. Он заботился обо мне, играл со мной… А потом король умер…

Внимательно слушала рассказ Катрины, наслаждаясь напитком. Всё-таки чай здесь был в разы лучше земного. Октавия уже устроилась у меня на коленках и жужжала. Не возражала: начинала привыкать к столь необычному звуку.

— И тогда начался настоящий ад. Моя мать сбежала. Рамон стал отыгрываться на мне и одновременно занялся воспитанием Адриана. Обо мне же заботилась Мерисса — сестра матери, и её муж. Но мне так не хватало настоящего родительского тепла… Я хотела узнать, кто мой настоящий отец. Хотела хоть раз заглянуть ему в глаза, спросить, почему он никогда не был рядом, — Катрина замерла, желая расплакаться, но вовремя взяла себя в руки и сделала ещё один глоток. — А оказывается он всегда был рядом! Но просто не мог сказать правду.

Я даже не знала, что сказать. Моя ситуация была ничуть не лучше. Похоже, Люций хорошо постарался, чтобы разрушить как можно больше жизней. В том, что именно он убил своих родителей, я даже не сомневалась.

— Но ты чего-то хотела? Не только же поговорить и выслушать мои стенания, — фыркнула девушка. — Ещё раз прости: фрейлинам не подобает ныть без причины.

— Ты теперь принцесса. Ты вольна делать всё, что тебе вздумается. Жаль, конечно, я лишилась лучшей фрейлины… — подбодрила подругу и даже попыталась пошутить, но та скептически покачала головой. — Я действительно хотела, чтобы ты выплеснула накопившиеся эмоции. И, знаешь, не было никакого желания слушать допрос Корнелии. Эта женщина ещё во время занятий магии меня пугала.

— Да, я давно заподозрила, что с ней что-то не так, — Катрина тоже поморщилась. — От неё веяло злой магией. Очень жаль, что я так и не научилась видеть истину.

Некоторое время мы обе молчали. Я не рисковала попросить её стать моим новым учителем, а Катрина думала о чём-то своём.

— Слушай! Может быть, я тебя обучу? У нас одна и та же стихия, но в перспективе ты станешь в разы сильнее меня, — вдруг предложила она, а затем неуверенно добавила: — Если ты хочешь, конечно.

— Шутишь?! — обрадованно воскликнула. — Да я не знала, как начать тебя умолять! Ты прекрасный учитель, за одну ночь с тобой я выучила гораздо больше, чем за три занятия с занудной эльфийкой.

— Здорово! Сочту за честь!

Мы полезли обниматься, отчего Октавия, соскользнувшая с моих коленей, издала недовольный звук.

Когда я крепко прижала Катрину, что-то твёрдое кольнуло грудь.

— Что это? — не сдержала я любопытства.

Катрина вздохнула и показала кулон, что носила под одеждой. Он был красивого рубинового цвета и переливался чуть ли не всеми цветами радуги.

— Это брачное украшение. Мы с Джанисом — супруги, — тихо произнесла Катрина.

— Ого! — воскликнула, не в силах оторваться от непростого украшения. — И давно?

— Несколько лет. Мы не распространяемся. Мало кто об этом знает. Мы не делали публичную свадьбу. Провели сокровенный обряд замужества и связали наши жизни навсегда, — Катрина пожала плечами, словно рассказывала о чём-то обыденном.

Этот мир не переставал меня удивлять, поражая своими обычаями и обрядами. Интересно, я бы также реагировала, если бы жила на Воде?

— Ох, точно, — Катрина спохватилась, поняв, что я не в курсе. — Это не самый распространённый обряд замужества, но он гораздо сильнее публичного. Эту магическую связь нельзя разорвать. Измена, даже короткий поцелуй с другим человеком, принесёт сильнейшую боль. И знакомые могут даже никогда не узнать, что вы теперь женаты, потому что сокровенный обряд обычно проводится между двумя людьми третьим человеком.

— А публичный после него можно провести? — меня обряд заинтересовал. Мне очень не хотелось ждать несколько десятков дней.

— Почему нет-то? Сокровенный проводят только те, кто очень уверен в партнёре. На Воде вообще нет особой необходимости и важности брака. Совершенно другие обычаи. У меня был курс земного мироустройства, — пояснила она.

— А кто его проводит? — никак не могла угомониться.

— Тебе как будто не терпится?! — рассмеялась Катрина. — Либо мать невесты, либо отец жениха. У нас проводил отец Джаниса…

Катрину прервали. В этот момент к нам в комнату вошли наши мужчины: Адриан и Джанис. Оба взъерошенные и встревоженные. Джанис, не стесняясь плюхнулся рядом с Катриной, не по-дружески обняв.

Засмущалась и отвернулась.

— Мы допросили Корнелию, — тёплые ладони Адриана легли на мои плечи. От его прикосновений по телу расползлось приятное тепло.

— Виновна? — с замиранием сердца спросила я.

Глава 73: Верность эльфийки

Адриан

За последние несколько дней произошло так много событий, что я просто устал поражаться. Выкранная нами землянка оказалась моей настоящей истинной. Девушка — служанка, с которой я рос — моей сестрой.

Не сомневался ни в том, ни в другом. Слишком много подсказок было, которые я отказывался замечать.

У Лизы сразу же появилась магия. Я должен был сразу догадаться, что это не спроста. Учитывая, что у неё была сильнейшая магия целительства.

А с Катриной и вовсе всё было очевидно. Магия земли, как и у моего отца, раз. Отец относился к ней, как к своей дочери — два. Мы росли вместе, и Катрине позволялось гораздо больше, чем детям остальных слуг — три.

Интересно, знала ли об этом моя родная мать?

Допрос оказался очень болезненным, выматывающим, вытягивающим все соки. Даже не мог представить насколько тяжело было Лизе, когда она выслушивала все росказни Нейлы, которая буквально вываливала на нас информацию. Ужасался: на что только не были способны люди ради достижения своих целей.

Ради своей выгоды.

Не мудрено, что после речи Нейлы, Лиза не выдержала и ушла, не в силах устраивать допрос ещё и Корнелии. Да и Катрине, после волшебной новости нужен был перерыв.

Допрос Корнелии стал самым выматывающим. Для начала она отказывалась пить зелье правды, проклиная нас на чём свет стоит. Джанис не выдержал и влил ей в глотку, после чего мы услышали громкие эльфийские ругательства, знать которые я не хотел.

Рамон, доверяющий Корнелии, как себе, всё это время молчал. Похоже, новости от Нейлы повлияли и на него тоже.

— Предательница! — первое, что выкрикнула она, глядя на Нейлу. — Люций тебе этого не простит. Ты погибнешь первая в начатой войне!

Нейла осталась сидеть прямо, даже не пошевелившись. Она походила на равнодушную королеву, которую всё это совершенно не касалось.

Эльфы всегда считались преданным народом. Вот только никто из нас и представить не мог, что Корнелия и Азриэл встречались, наплевав на своих истинных, с которыми они разрушили связь, чтобы быть вместе.

Не стал спрашивать о судьбе несчастных эльфов. Подозревал, что ничего хорошего с ними не произошло.

Корнелия в красках ругала меня и то, что я появился на свет. Обещала мою смерть и испытывала сильнейшую боль, пытаясь увильнуть от ответа.

Наконец, эти мучения закончились. И у меня опять появился выбор между «правильно» и «хорошо», который я не хотел делать. «Правильно» — отправить её в темницу, «хорошо» — казнить прямо на месте, чтобы она не смогла сбежать. Не смогла нанести ещё больше вреда, чем уже нанесла.

— В темницу её, — отдал флегматичный приказ, окончательно сдавшись.

Слишком много пережитых эмоций за короткие сутки. Подумаю над этим чуть позже, возможно посоветуюсь с Лизой.

Поспешил к ней. Джанис пошёл вместе со мной: он хотел увидеть Катрину. Мы были с ним единодушны в своих желаниях, и мне это нравилось

— Виновна? — только и смогла спросить у меня Лиза.

— Да, виновна, — подтвердил, не стал скрывать. — Боже, мне хочется каждому теперь влить сыворотку правды и узнать работает ли он на Люция или нет.

— Здравое решение, — неожиданно согласилась Катрина. Мы все с удивлением уставились на неё. — Что?! Я же не умерла от него, и они не умрут. Ну помучаются с часик, расскажут парочку своих самых страшных секретов.

— Если забыть насколько параноидальный этот план, — мрачно заметил Джанис.

— Сестричка, ты слишком коварна, — честно признался, не зная, как иначе реагировать на эти слова.

— Ох, не называй меня так! — с раздражением и смущением ответила Катрина. Впервые видел её такой.

— Я уверен, что это так. Это очень многое объясняет, — начал спорить я.

Мы вновь вступили в нашу любимую с детства игру «кто кого переспорит». Мы очень любили жаркие споры, и оба не любили проигрывать. Королевская семейная черта характера.

— Если ты хочешь обряда проверки родственности, то он будет. Но, если она подтвердится, то на нашей свадьбе при огромном количестве народа, который приедет со всех девяти королевств, я сообщу, что ты — принцесса, — жёстко отчеканил, прерывая игру, которая могла затянуться на часы.

Сегодня у меня не было на это времени.

— Тебе сейчас легко говорить, а ты представь, что бы было, согласись я пойти с тобой в постель. Ты был очень убедителен! — подколола меня Катрина. — И соблазнителен. Никогда не удивлялась тому с какой лёгкостью девушки прыгали к тебе в объятья!

Покраснел, запнулся, потерял дар речи. А ведь и правда. Стало так мерзко и гадко на душе от своего поведения. Не стал даже оправдывать себя, что вёл так потому, что девушка, которая должна была меня полюбить — не любила.

Джанис удивлённо уставился на меня. По его взгляду было ясно, не будь я принцем, хорошо бы огрёб от него за прошлые ошибки.

И Лиза, всё это время молчавшая и наблюдавшая за нашей словестной перепалкой, неожиданно поднялась и вовремя влезла:

— Адриан, я хочу поговорить с Элайзой. Ей нужно знать, что она на самом деле — Лиза. То есть землянка. Мы можем это устроить сегодня? К тому же, Нейла и Катрина точно будут не прочь поговорить с ней.

Не ожидал от неё такого меткого предложения. Но был полностью согласен с ней.

Глава 74: Обед после допроса

Елизавета

Молча наблюдала за пререканиями брата и сестры, отмечая про себя, насколько они похожи. Королевская кровь так и кипела в обоих.

И как Адриану удалось родиться позже всех и захватить престол себе? Да он после этого везунчик какой-то! Усмехнулась своим мыслям.

Адриан согласился, что мне нужно поговорить с Элайзой. Заодно Катрина и Нейла тоже выразили своё желание поговорить с ней. Никто не стал возражать. Слишком многое изменилось за последние сутки.

Адриан лишь настоял на том, что стоит отобедать, потому что после допроса мы все дико вымотались. И судя по настроению принца, он устал больше всех. Неужели Корнелия так сильно его вымотала?!

Рамон сидел мрачнее тучи, не произнеся не слова. Похоже, он был слишком впечатлён новостью, которая сообщила Нейла. Матушка же оставалась равнодушной, и даже магический блок не сковывал её движения.

И тут меня осенило. В этом мире у Элайзы был и отец, и брат… А я ничего не знала о них.

— Нейла… — запнулась, когда женщина подняла на меня взгляд.

— Слово «мама» будет короче, — вздохнула она.

— Я ещё не скоро смогу искренне назвать тебя мамой, — честно призналась, понимая насколько грубо всё это прозвучало. Та вздохнула, но оставила мою дерзость без замечания. — Я хотела бы познакомиться со своим отцом и братом. Думаю, для них будет сюрприз, когда они узнают, что я — настоящая воспитывалась на Земле.

— Совсем вылетело из головы! — Адриан вмешался в нашу беседу. — Стоило сделать это раньше, но я боялся, что наш обман будет раскрыт. А теперь это обман Люция… — теперь Адриан испустил тяжёлый вздох. — Я буду рад, если они приедут и поживут в замке. Мы предоставим лучшие гостевые комнаты.

— Тогда я сегодня же пошлю им весточку, — Нейла благодарно кивнула.

— Нейла… — вдруг заговорил до этого молчавший Рамон. От его голоса напряглись все присутствующие, и я чувствовала эту эмоцию, как никто другая. — Когда и почему Бренда рассказала тебе о том, чья Катрина дочь?

— Ох, Рамон! — отмахнулась Нейла, улыбнувшись, словно она давно ждала этого вопроса, но никто его не задавал. — Это только ты не умеешь заводить друзей. Мы очень сдружились с ней и, выпивая, она как-то рассказала мне об этом. Я была удивлена, но пообещала сохранить её секрет.

— И не сохранила… — укоряюще покачал головой Рамон.

— Я бы посмотрела на тебя, выпей ты зелье правды, — усмехнулась Нейла, сделав короткую паузу, — сколько бы ты секретов сохранил. Желание разговаривать там… бесконечное. Не хочешь испробовать на себе? — последнее прозвучало, как угроза.

Что-что, а Нейла умела ставить на место зазнавшихся мужчин. И не только мужчин. Мне стоит многому поучиться… у матери.

— Знает ли об этом Люций? — Рамон почувствовал, что запахло жаренным и поспешил сменить тему. Учитывая, что жарили его, это было мудрым решением.

— Думаю, нет. Бренда не так близка к Люцию и не так сильно ему доверяет. Теперь я понимаю почему, — в этот раз Нейла спокойно ответила на его вопрос.

— То есть Катрина пока что в сравнительной безопасности? — удовлетворённо кивнул Рамон, вновь уткнувшись в еду.

— Дядюшка, очень приятно, что вы наконец-то стали заботиться о моей безопасности, — тут не выдержала Катрина, отвесив очень едкое замечание.

— Достаточно! — Адриан не выдержал и поднялся. — Мне нужны союзники, которые будут дружны между собой, или хотя бы стараться поддерживать перемирие. Я устал от ссор, обид и склок. Подумайте, пожалуйста, над этим, — властно отчеканил он. — Все, кто желает поговорить с Элайзой, пожалуйста, проследуйте за мной.

Коротко кивнула, согласившись со всем сказанным.

Глава 75: Между мирами

Елизавета

Зеркало перенесли из тронного зала в другой, не менее большой и просторный, но тёмный, дальний, скрытый от глаз прислуги и случайных гостей. И это было правильным решением: мало ли кто узнает о переносе.

Теперь я начинала понимать почему Адриан отказался от идеи объявить брата в предательстве, ведь из-за этого придётся сообщить всем жителям Воды о возможностях путешествия между мирами. Это вызовет хаос и панику. Появится много желающих увидеть Землю. Многие забеспокоятся, а не перенесли ли их случайно из другого измерения. Может натурально начаться охота на ведьм, и мы вновь окажемся в Средневековье.

Лучше оставить всё, как есть. Мы вместе, а значит сможем придумать, как свергнуть Люция и избежать кошмара.

Вместе со мной поговорить с Элайзой захотели Катрина и Нейла. Адриану нечего было сказать землянке, с которой у него так и не сложились отношения, но для призыва он пошёл вместе с нами.

Рамон, сославшись на головную боль, отправился в свои покои. Ему много нужно было обдумать и, как минимум, пересмотреть своё поведение. Никто не стал его упрекать за проявленную слабость. В конце концов, он тоже был человеком, со своими эмоциями, чувствами и потребностями.

Миг, зеркало сверкнуло, и вскоре в отражении предстала не я, но до боли похожая девушка. Она была одета в короткие бежевые шорты и обтягивающую красную майку. Моя обычная домашняя одежда. Усмехнулась: сейчас будет весело.

Увидев не себя, а нас, она громко выругалась. А потом ойкнула, заметив мать. Что тут скажешь: Земля быстро меняла людей. Элайза приспособилась за пару дней, что ещё больше доказывало, что землянка — она. Я так и не смогла привыкнуть ко всему, хоть и жила чуть ли не с рождения.

— Матушка? Как ты… — осеклась, не зная, что и сказать. — Почему у тебя на руках магический блок?!

— А почему ты так развратно одета? — поморщилась Нейла, вглядываясь в её наряд. — И разве я так учила тебя говорить? — кажется, эта волшебная женщина поняла, что её «дочь» знатно выругалась.

Катрина хихикнула. Адриан смущённо отвернулся.

— Что происходит?! — Элайза обратилась ко мне, сдавшись.

Только я могла дать нормальные ответы, не осуждая и не презирая. И она это прекрасно знала. Чувствовала.

— Оставьте нас. Мне нужно поговорить с ней наедине, — тихо произнесла. — Я позову, когда введу её в курс дела.

Мои слова не звучали, как просьба. Элайза вскинула брови, удивлённо и с интересом наблюдая за тем, что присутствующие спокойно выполнили мой приказ. Даже Нейла ни слова не сказала.

— Ох, Лиза… Делаешь успехи! Выглядишь, как настоящая королева, подчиняешь взглядом и словом! Боже, я так надеюсь, что ты выберешь Воду и не захочешь возвращаться на Землю! — Элайза тараторила без остановки, восторгаясь моими изменениями.

А ведь прошло несколько часов с нашей последней встречи. Чуть более суток. Не так много времени, а так много изменилось.

— Лучше присядь, если есть такая возможность, — тихо прошептала, и Элайза покорно плюхнулась на табуретку.

— Всё в порядке? Ты начинаешь меня пугать! — воскликнула она.

— Я так понимаю, ты хотела бы остаться на Земле? — начала издалека, не зная, как сообщить ей, что она — землянка.

Представить не могла, что это окажется так сложно!

— Да, я бы хотела, — кивнула Элайза, всё ещё напряжённо вглядываясь в меня. — Андрей познакомил меня с его родителями, они приняли меня, как родную… Он хочет сделать мне предложение, а я даже не знаю, как соглашаться…

— И ты не будешь скучать ни по Катрине, ни по матери, ни по другим друзьям? — прищурилась, вглядываясь в её лицо, пытаясь прочитать и понять её эмоции. То, что она чувствовала на самом деле, а не говорила мне сейчас.

— Ну, особых друзей на Воде у меня не было, — вздохнула Элайза. — Я всегда чувствовала себя чужой, отшельницей, безродной, без магии… Катрина — моя единственная подруга, по которой я скучаю, но это можно пережить, учитывая, что рядом со мной любимый человек. По матери… — она сделала небольшую паузу, не зная как сказать мне правду, — я несомненно её очень люблю. Но, порой, она невыносима. Кстати, как прошла свадьба?

— Свадьба? — нахмурилась. — Ты же знаешь о правилах, — покачала головой. — Через тридцать дней и…

— У вас не прошло? Странно… Прошло чуть меньше месяца с нашего обмена…

Так вот почему мне казалось, что Элайза так спешит. На Земле с её переноса прошло чуть больше времени! Тогда я вообще не понимаю, как работает магия, и как Люций умудрился перенести двойников!

— У нас прошла неделя, и не самая лёгкая, — вздохнула я. — Вчера меня похитил Люций, желая отрезать истинность.

Элайза ойкнула, ахнула и закрыла рот от удивления, чтобы не издать ещё какой-либо звук.

— Где выяснилось, что Люций подменил нас с тобой, когда нам обеим было три года. То есть ты землянка, Элайза. И твоё настоящее имя — Елизавета.

Моя собеседница дважды ойкнула, не зная, как переварить полученную информацию. Вздохнула и рассказала ей всё с самого начала.

Она молчала, всё это время внимательно слушая меня.

— Это ужасно! — в конце концов, возмутилась девушка. — Боже, как я устала от дворцовых интриг и переворотов! Это отвратительно! Лишить человека родного дома!

За следующие несколько минут она выдала огромную тираду, высказав всё, что думала по поводу Люция. Будь у неё магия, думаю, она давно бы прокляла этого негодяя. Убила бы одним взглядом.

Не перебивала её. Я уже на подобные эмоции не была способна. Мне хотелось просто отдохнуть. Поваляться в объятиях Адриана, например.

— Так я могу остаться? — наконец, выдохнула она.

— Конечно, — кивнула. — Это твой родной мир. Для меня Земля всегда была враждебной, я всегда казалась чужой, никому ненужной.

— У меня аналогичные мысли вызывала Вода. Может, это потому, что мы… чужие? Были не на своих местах и теперь всё может измениться?

Кивнула. Мне больше нечего было сказать своему двойнику, своему отражению. Мы были противоположны, но так единодушны.

К тому же, в комнату уже вошла Катрина. Она тоже желала пообщаться и заодно попрощаться с подругой. На мгновение задержалась у двери, слушая начало их разговора.

— Тебя всё-таки посветили в перенос? — улыбнулась Элайза.

— Да… и у меня есть для тебя новость, — вздохнула Катрина. — Оказывается, я — внебрачная дочь короля. Как тебе такое? — Катрина нервно рассмеялась, пытаясь выглядеть непринуждённой, но её нервозность так и читалась в каждом жесте.

— Ничего себе! Меня не было всего пару дней, а у вас там чуть ли не дворцовые перевороты! — восхитилась Элайза.

Вздохнула. Надеюсь, мы с Катриной сможем подружиться также, как были дружны девчонки.

Глава 76: Засада

Елизавета

Это был чертовски сложный день. Единственное, что мне хотелось — упасть на кровать и больше ни о чём не думать. Не шевелиться. Забыться. Я ещё не до конца осознала события вчерашнего дня, когда всё, к чему привыкла, перевернулось с ног на голову. А потом перевернулось ещё раз.

Я словно оказалась кубиком-рубиком в неумелых руках, и мной крутили, как попало, не в силах собрать воедино. Правильно.

Поспешила в свои покои, совершенно забыв нашем уговоре с Адрианом. Мне просто хотелось упасть, а затем лежать и не двигаться. Сил плакать не было. Больше не было.

Меня ждал сюрприз. Не решила, правда, приятный или нет. Постель была разобрана, мои вещи убраны и унесены. Домна домывала полы. Комната выглядела пустой, безжизненной и нежилой.

— Ох, Ваша Светлость! Вы запамятовали, что с сегодняшнего дня ночуете в покоях принца? — добродушная женщина поклонилась, чуть не упав мне, при этом, в ноги.

Вздохнула. Если бы я знала, где они находились. Опять блуждать по замку в полном одиночестве! Уже хотела применить свой артефакт поиска, но Домна моё молчание восприняла по-своему:

— Вас проводить?

— Да, была бы благодарна, — кивнула, обрадовавшись, что меня поняли и без слов. — Очень не хочется идти одной.

— Понимаю. После пережитого-то! Но я вряд ли смогу вас защитить от похищения, — женщина вышла из комнаты, махнув мне рукой. — Всё это было при мне, и я ничего не могла сделать. Но я вас обрадую: охрану замка увеличили. Проверку ожесточили. Надеюсь, подобное больше не повторится.

Как не странно, её пустая болтовня не раздражала, напротив, успокаивала. Внимательно слушала, не перебивая. Похоже, Домна начинала нервничать в моём присутствии, поэтому не могла замолчать.

Дорога до спальни Адриана оказалась не близкой. Принц жил в дальнем крыле, где охраны было втрое больше. Похоже, он ожидал нападения на себя, но никак не на его невесту. Что тут сказать: Люций умел быть внезапным.

Спальня оказалась ещё светлее и просторнее, чем моя. Мои вещи были убраны в отдельный шкаф, моё растеньице, выращенное на тесте, цвело и благоухало на подоконнике, книги, взятые ранее из библиотеки, лежали на тумбочке и ждали своего часа. Возле двери расположилось кресло-качалка. В шкафу я также нашла несколько мягких пледов.

— Можешь вытащить меня из этого платья? — наконец, сдалась, устало глядя на себя в зеркало.

Больше не видела там царственную принцессу, лишь измотанную от злоключений попаданку. Кажется, я ещё не скоро полностью осознаю, что не с Земли.

Домна услужливо согласилась и следующие десять минут старательно, но аккуратно вытаскивала меня из пут корсета. Наконец, я полностью освободилась от оков и вздохнула полной грудью. Мои движения больше ничего не сдерживали.

Домна поклонилась, повесила платье в шкаф и покинула меня.

Я же, накинув первопопавшийся закрытый халат, начала разглядывать одежду. Хотелось чем-то занять себя, да и рассмотреть наряды своего народа в конце концов стоило. Вскоре я поняла насколько это была глупая затея. В глазах рябило от обилия ярких красок. Так и не смогла найти схожесть, кроме того, что все платья были ниже колен. Ну, хотя бы, не все в пол.

А затем я нашла его… Застыла, увидев. Он словно попал в шкаф из совершенно иного мира. С Земли. Полупрозрачный обтягивающий халат чуть ниже колен. Да он же чересчур откровенный!

А затем до меня дошло, что халатик одевался поверх ночной сорочки. Но мне же этого никто не объяснял? С удовольствием пощупала, наслаждаясь его мягкостью. Сбросила свой наряд и надела его. Покрутилась перед зеркалом. М-да. Зрелище точно восемнадцать плюс. Рассмеялась. Слишком понравилась та я, что предстала передо мной в зеркале.

Убрав все вещи, которые я достала, всё-таки плюхнулась на кровать, укрылась одеялом и взяла книгу в руки. Решила подгадать Адриана в небольшой засаде.

Тем более, что он не заставил себя долго ждать…

Глава 77: Предложение

Адриан

Этот день оказался настолько тяжёлым, что по ощущениям он прошёлся по мне. Потоптался и поминался ногами, предварительно обездвижив при помощи магии. И я был бессилен: ничего не мог со всем этим сделать.

Лиза не иномирянка, Катрина моя сестра… Казалось, меня больше ничего не удивит. По ощущениям, мои предки горячо и знатно грешили, а отдувался за них один я. Ну, вот за что мне такое надувательство? Почему мне, а не старшему брату?!

Отец так хотел девочку! А у матери получились только боевые пацаны, которые были готовы убить друг друга. Не мог и представить, что отец будет готов даже на измену, лишь бы получить дочку.

Мысли сменялись одна за другой. Голова пухла от обилия дум, но все они резко исчезли, когда я вошёл в спальню. Там меня ждал самый неожиданный сюрприз. Конечно, я помнил, что приказал слугам перенести вещи Лизы в мою комнату. Естественно, увеличил охрану по всему замку и его окрестностям.

Хватит с меня и Лизы приключений. Знал, что дальше будет только хуже, но так хотел небольшого перерыва!

Когда я пришёл, обессиленный и уставший, Лиза уже лежала в кровати и преспокойно читала книгу. Но не это удивило меня.

— Ты после сегодняшнего дня ещё и читать можешь? — вскинул брови. — У меня такое ощущение, что я сейчас просто упаду в кровать и отключусь.

— Я даже не удивлюсь, — кивнула Лиза, отложив книгу. — Но мне ещё столько всего нужно наверстать!

И после этих слов она неожиданно откинула одеяло в сторону. Я как стоял в дверях, так и замер. Челюсть медленно отвисала, а рот наполнялся слюной.

Сглотнул. Тихо закрыл дверь. Откашлялся. Попытался вести себя сдержанно.

— Лиза, этот халат стоило надеть поверх сорочки, а не на голое тело, — тихо проговорил, всем естеством понимая, что сегодняшняя ночь будет ещё труднее, чем предыдущая.

Кажется, Лиза — моя земная кара за годы моего не очень достойного поведения. И вот он закон подлости в действии: я мог переспать с любой девушкой королевства, кроме единственной, которую я по-настоящему хотел.

Дурацкие законы природы и магии!

— Да? — Лиза хитро улыбнулась, сменив позу, став ещё более манящей. Желанное. — А я и не знала! Ты же помнишь, что на Земле другие правила.

И её слова только подтвердили, что она прекрасно осознавала, что и как творила. Боже, моя будущая жена окончательно сошла с ума и планировала свести меня! Даже дурацкое зелье, которое должно было сдерживать желание, выпитое мной накануне, слабо сработало. Кажется, пора увеличивать дозу.

— Лиза, — взмолился, укрывая её одеялом. — Я хочу, чтобы у нас всё получилось. Но я также хочу, чтобы ты была под защитой своей целительской магии. Я боюсь за тебя.

— И это похвально, — улыбнулась Лиза, потянувшись к моим губам.

Не смог отказать ей в этом простом желании. Припал к её губам, закрывая глаза от удовольствия. Если на это способен маленький поцелуй, то что бы сделало наше… ах! Об этом даже подумать страшно. В горле пересохло от сумасшедшего желания.

— И у меня к тебе деловое предложение, — тихо прошептала она прямо мне в губы.

Наши взгляды встретились. Я при таком раскладе не смог бы отказать ей ни в чём.


Елизавета

Реакция Адриана на мои действия мне очень польстила. Жаль, что принца с детства учили сдержанности, и сломать её я просто была не в силах.

Но будущий король явно желал меня, и это не могло не льстить. Мне это нравилось. Но я хотела большего.

— Я тебя слушаю, — наконец, ответил на мой выпад мужчина.

Он не был похож ни на одного моего земного знакомого противоположного пола. И это завораживало, заставляло подчиняться ему, соблазнять его всеми возможными способами. Вместе с ним сходить с ума.

— Что ты думаешь по поводу сокровенного обряда? — выпалила, с удовольствием наблюдая за его реакцией.

А она была феноменальной. Потому что я открылась его эмоциям, вдыхая их, наслаждаясь ими.


Адриан

Её слова настолько огорошили меня, что от удивления я вскинул брови. Лиза настолько хотела меня и быть со мной, что была готова на столь отчаянный шаг?!

— Ты точно уверена в этом? У этого обряда столько нюансов, — неуверенно произнёс, задумываясь о последствиях.

И в первую очередь я боялся за неё, а не за себя. Вдруг Лиза в один прекрасный момент захочет на Землю? У неё не будет никакого выбора — она будет привязана ко мне раз и навсегда. Этот обряд сложно разрушить даже смертью одного из супругов.

Лиза молча показала книгу, а я вскинул брови: похоже, моя принцесса как раз именно его и изучала.

— И, если Катрина и Джанис провели сокровенный обряд, то чем мы хуже? — улыбнулась она.

— Они поженились, но ничего не сказали мне? — вспыхнул, разозлившись. — Вот… негодники! Скрытники! Друзья называется!

— Ага, а Катрина ещё и сестрица твоя родная. Как тебе такая новость? — ухмыльнулась девушка, довольная результатом.

Прищурился. Сокровенный обряд решал множество проблем. Со своим уровнем магии я мог безошибочно узнать где и в каком здоровье находится Лиза. Я чувствовал её не только на уровне истинных, но и на другом, более сильном. И это было настолько заманчивым, что я просто не мог не согласиться.


Елизавета

Мы проговорили полвечера, обсуждая мою затею. Адриан всё-таки уговорил меня переодеться во что-то более целомудренное. Не стала спорить: после сокровенного обряда у нас будет множество ночей, чтобы наверстать упущенное.

Мы яростно спорили, даже в тот момент, когда Домна принесла нам ужин. Она улыбнулась, глядя на то, с какой горячностью мы обсуждали наше будущее.

Уловила её тёплую улыбку, но ничего не сказала, лишь поблагодарила за заботу. Мне нравилась её добродушие и внимание к мелочам.

Ближе к ночи Адриан сказал короткое:

— Ну, раз ты готова, несмотря ни на что, связать со мной жизнь, я буду только рад. Завтра нам придётся идти к Нейле, — и я даже не знаю, что сильнее взбудоражило меня. Тот факт, что мы обратимся к Нейле, потому что иного варианта нет, или то, с какой горячностью Адриан сказал первое предложение…

Глава 78: Женщина, которая могла всё

Елизавета

С утра очень переживала, и Адриан пытался меня хоть как-то успокоить. Можно ли доверять Нейле, учитывая, что она не только спасла мне жизнь, но и втянула во всё это дерьмо? Ах! Простите! Будущие королевы королевства Вэстриса, мира Воды так не говорят! Это всё земной нехороший жаргон, от которого я должна как можно скорее избавиться.

Да плевать мне на эти правила и условности!

Сделала глубокий вздох. Пора учиться властвовать собой.

Количество людей за завтраком увеличивалось чуть ли не в геометрической прогрессии. В этот раз за столом сидели: хмурое лицо Рамона, который косо поглядывал на Катрину, но ничего не мог ей сказать, влюблённая и счастливая парочка Джанис и Катрина, по-королевски равнодушная Нейла, и мы с Адрианом.

Кстати, влюблённой парочке я даже позавидовала. По ним было видно, насколько блаженно прошла их ночь.

После завтрака мы предложили Нейле уединиться вместе с нами в соседней комнате. Та без особого удивления согласилась.

— Хотите обсудить ещё какие-либо вопросы по поводу моего сотрудничества с Люцием? — холодно спросила она.

— Что, ты, матушка! Мы итак знаем, что ты творила мировое зло! — саркастично и мрачно заметила я, не сдержавшись.

Не смогла не оставить едкий комментарий, потому что по-прежнему нервничала. Сокровенный обряд действительно был лучшим решением в сложившихся обстоятельствах. Он одним взмахом руки решал множество неоднозначных проблем. Но вот только создавал ещё одну: её провести могла только моя родная мать. Отец Адриана был мёртв.

Конечно, если бы и моя мать была бы мертва, то обряд мог бы провести кто-то из ближайших родственников, но убивать Нейлу из-за этого я не собиралась.

— Не паясничай, дорогая. Я и так собираюсь дать непреломный обед. Я готова нести наказание за совершённые грехи, — женщина поправила причёску, невзначай указав на блок, который всё ещё находился на её руках.

— Остановитесь, пожалуйста. Не время устраивать разборки, — Адриан с укором посмотрел на меня, отчего я сразу же закрыла рот, проглотив тысяча и одно оскорбление, что вертелось у меня на языке. — У нас к вам просьба.

— Я внимательно слушаю, — кивнула Нейла, присев в реверансе и, расправив юбки, уселась в кресло. — Кстати, твой отец и брат приедут в замок со дня на день, — обратилась Нейла ко мне, и я коротко кивнула. — Надо рассказать им правду, а я всё ещё не знаю как.

— Это сейчас подождёт, — отмахнулась я.

То ни одного родственника, то, оказывается, что я совершенно не сирота, и у меня аж целых три близких человека! К такому сложно было привыкнуть.

— Есть что-то важнее? Что-то важнее семьи? — Нейла вскинула брови, укоризненно глядя на меня.

— Да. Есть. Моё положение, моя безопасность. Моя выходящая из-под контроля сила, — вскинула голову, с вызовом глядя на мать. — Мне продолжать? Список будет бесконечным.

— Ты что-то из этого можешь решить? Если да, то предлагай варианты. Если смогу, то помогу, — Нейла, похоже нехотя, но согласилась со мной.

На мне всё ещё была диадема, которая по-прежнему не давала ей залезть в мои мысли. Ну, ничего. Скоро я научусь контролировать магию и без дополнительных амулетов!

— Нам нужна ваша помощь, — Адриан вновь вмешался в разговор.

Похоже, ни он, ни я никак не могли подступиться и сказать вслух то, что задумали оба. И, к сожалению, только эта строгая и своенравная женщина могла помочь.

— Это я уже поняла. Я вас слушаю.

— Мы хотим сделать сокровенный обряд, — выпалила я на одном дыхании, зажмурившись, боясь реакции холодной дамы.

Боялась её гнева.

Ничего не происходило, и я с осторожностью открыла глаза.

— Вы же осознаёте последствия данного обряда? — спокойно ответила Нейла, переводя взгляд с меня на моего будущего мужа и обратно.

Мы коротко и синхронно кивнули.

— Вы будете связаны навек. Ваши жизни будут связаны. Если один из вас погибнет, то второй испытает всю боль на себе. Выживет ли… большой вопрос.

Мы вновь кивнули.

— Брак этот не разрушить даже смертью. После этого обряда никто из вас не сможет повторно жениться или выйти замуж даже после смерти второго, — Нейла пыталась нас запугать, завораживающе чеканя каждое слово.

Мы вновь кивнули. И к этому мы были готовы.

— И никаких измен, потому что изменяющий испытает дикую боль в наказание, а вторая половина всё мгновенно почувствует, — последнее она сказала Адриану.

Застыла, ожидая от возлюбленного реакции.

— Вы считаете меня конченным бабником, который готов скакать по юбкам? — сдержанно поинтересовался он.

И только я знала насколько нелегко дался ему этот вопрос.

— Я считаю, что земная Элайза вела себя слишком легкомысленно и легкодоступно, — уклончиво ответила Нейла, так и не ответив на его вопрос. Адриан поступил мудро: он не стал повторять вопрос. — Что ж, я вижу, что вы всё обсудили и подошли с умом к этому вопросу. Я с удовольствием помогу вам вступить в брак.

Я удивилась, даже обрадовалась её ответу. Но, как оказалось, зря. Меня ожидал серьёзный подвох.

— Есть небольшая проблема.

— Какая же? — настороженно спросил Адриан.

Нейла подняла руки вверх, показав блок на своих руках.

— Ритуал очень тяжёлый и энергозатратный. Непреломный обет был назначен на завтра. После него я буду восстанавливаться дня три. То есть, смогу обвенчать вас через три дня, — Нейла говорила спокойно, и я всё никак не могла найти подвоха в её словах.

Но он был. Я его чувствовала.

Боже! Целых три дня! Да я с ума сойду от того насколько Адриан близко, а я не могу до него нормально дотронуться без последствий для себя!

— Я слишком хорошо знаю вас, — а вот Адриан, похоже, раскусил подвох. — Или.

Непонимающе посмотрела на него. Что «или»?

— Или ты снимешь блок магии сейчас, я подготовлюсь в специальной комнате, которую ты мне отведёшь для этого, и на закате обвенчаю вас, — равнодушно ответила женщина.

— Проверка на веру? Вопрос доверия? — Адриан хмыкнул. — Что ж. Я, возможно, пожалею об этом, — лёгким пасом руки мужчина, особо не задумываясь, снял с Нейлы блокирующую магию наручники.

— Чу́дно, — улыбнулась женщина, потирая кисти рук и запястье, как будто их движения до этого сковывали. — Жду вас на закате. Подготовьте клятвенные речи на две минуты. У вас на это есть целый день. И проведите время раздельно, как того требует ритуал. Кстати, Адриан, мне понадобятся парные, одинаковые украшения, которые вы не сможете снять.

Эта женщина была неисправима. Похоже, она в любой момент могла читать бесконечные нотации и выдавать ценные указания.

После этих зловещих снов Нейла таинственно удалилась. Покачала головой: она всё делала так грациозно!

Глава 79: Приготовления

Елизавета

Как и планировалось, мы провели этот день порознь. Не знала, чем себя занять, но тут на помощь пришла Катрина, притащившая целую гору книг, которую я должна была изучить. Не сопротивлялась, просто уселась в библиотеке, пролистывая каждую, пытаясь отогнать волнение и охватившие меня сомнения.

Правильный ли я сделала выбор? Всё-таки связать свою жизнь с одним единственным человеком раз и навсегда, всегда было боязно. «А вдруг у нас ничего не получится?» В противовес этому вопросу возникали два других. «Но он же мой истинный? Как у нас может не получиться?» И так они крутились в моей голове по кругу. И я не знала, как на них ответить. Не знала, что было правильным.

Жаль, что я провела в родном мире так мало времени и не до конца понимала значение истинных пар. Может, всё совершенно не так? Может, я всё это придумала? Может, истинные пары — это не единственный вариант счастья, а лишь вероятность?

Но мы же полюбили друг друга?

И, похоже, я не одна, кто сомневался в магии истинности — Люций давно гадал и работал над этим вопросом, хоть мне его методы совершенно не нравились.

К середине дня, когда мне принесли обед, отбросила книги и начала сочинять клятвенную речь.

И именно в тот момент я поняла очень многое. Ответила даже на все вопросы, даже на те, что считала риторическими.


Адриан

Весь день находился в какой-то бешенной эйфории, справиться с которой никак не мог. Даже привычная сдержанность не помогала, нагло сбежав, оставив меня наедине с моим огненным характером.

Одно дело публичный обряд, другое — сокровенный. Совершенно не переживал по поводу своего выбора, он был единственно верным, я знал это и так. Больше всего боялся за Лизу. Ей предстояло связать свою жизнь с моей. Причём буквально.

Осознавала ли она свой выбор? Осознавала ли все последствия? Или просто хотела, как можно быстрее оказаться со мной в одной постели, но не для сна? Неужели, её любопытство было настолько велико? Очень боялся, что ею двигала не любовь, не абсолютное доверие ко мне, а всего лишь неумолимое желание.

Я тоже испытывал его.

Отбросил все докучающие меня мысли, подобрал два парных и очень красивых браслета из своей сокровищницы, оставленную родителями, и передал украшение Нейле. Складывалось впечатление, что она единственная понимала, что делает.

Мы больше никогда не сможем их снять. Только спрятать магией иллюзий. Но разве это было плохо? Разве плохо понимать человека, который рядом, полностью, без ограничений? Чувствовать его на расстоянии…

Нейла заперлась в тёмной комнате северной башни, периодически прося прислугу принести те, или иные вещи. Она не пускала в комнату никого. Впервые доверился этой холодной женщине. Она всегда знала, что и как лучше. Этого у неё было не отнять.

Джанис уговорил меня надеть мой лучший костюм, который я берёг на публичную свадьбу. И я охотно согласился: сейчас он был уместнее всего.


Елизавета

Катрина занялась моей подготовкой примерно за полтора часа до заката. Она собрала мои волосы в высокую прическу, подобрала красивое цвета морской волны платье. Как оказалось, на Воде было не принято носить белое платье, с ним были свои ассоциации.

Кристально белое платье — напоминало о ледевиках, холодных и сильных магах, а белоснежное и вовсе кричало о войне. К своему сожалению, не успела поинтересоваться, что означал чёрный цвет.

Была благодарна Катрине. Она полностью избавила меня от мук выбора и сборов перед самым важным событием, который менял всё.

Катрина проводила меня до комнаты, где Нейла собиралась провести обряд и готовилась весь день. У входа мы как раз столкнулись с Джанисом и Адрианом. Джанис молча поклонился мне и украл у меня Катрину. Дальше мы должны были идти вдвоём.

— Прекрасно выглядишь, — выдохнул Адриан.

Кивнула, взяв его под руку. Мужчина свободной рукой отворил дверь.

Комната оказалась небольшой и мрачной. Свет исходил только от одного небольшого окна, где виднелся закат. На полу были разбросаны лепестки роз и стояли свечи, которые зажглись, когда мы вошли. Нейла сидела посреди комнаты на небольшой синей подушке и рядом с ней лежало ещё две напротив друг друга такого же цвета. На них расположились два очень красивых одинаковых браслета.

— Присаживайтесь, дорогие мои, — заговорчески произнесла она, и мы повиновались.

Только мы сделали ещё шаг, как дверь захлопнулась. Назад пути не было. Может, зря мы всё это затеяли?! Страх на миг сковал меня и мои мысли…

Глава 80: Женщина, которая провела сокровенный обряд

Елизавета

Но только на миг, потому что я напомнила себе, что это правильно. И дело было не только в снимаемых ритуалом запретах. Дело было в любви. Настоящей, жаркой, пламенной. Взаимной. Дело также было в защите, которую мы могли дать друг другу, соединив наши жизни. Брак на Воде имел совершенно иные значения, иные последствия, ежели на Земле.

Перед тем, как сесть мы оба взяли браслеты в руки. Я ещё не до конца понимала их важность, но уже догадывалась о ней.

— Что ж, я надеюсь, ваше решение обдуманное, — загадочно произнесла Нейла, — потому что ещё через несколько минут пути назад не будет.

— Обдуманное, — коротко отрезала я.

— Обдуманное, — тихо подтвердил Адриан.

Это уже походило на «согласны ли вы…». А может, и являлось аналогом? Кто знает, откуда и как обе традиции зародились. Они передавались испокон веков, видоизменяясь и совершенствуясь. Никто не мог узнать, как они появились: управлять временем ещё никто не научился.

— Жених и невеста, прошу вас обоих произнести клятвенную речь. Элайза, ты первая, — Нейла по-королевски продолжала командовать.

Даже не вздрогнула, когда она назвала меня родным именем. Я наконец-то начала к нему привыкать. Начала привыкать к матушке и видеть в ней не только плохое, но и хорошее.

— Дорогой Адриан, — я откашлялась. Мне было труднее, потому что мне пришлось признаваться мужчине в любви перед собственной матерью. — Мы познакомились с тобой в весьма странных и необычных обстоятельствах. Ты вырвал меня из места, к которому я привыкла, и сначала я с недоверием отнеслась к тебе. Всё-таки, внешне ты — копия человека, который отравлял мне всё детство, отравил мне всю жизнь. Но дни сменялись, и я всё больше находила различия между вами. И так вышло, что я полюбила тебя, хоть и первое время списывала всё это на магию истинных. Но теперь я уверена в двух вещах: что я с Воды, и, что я люблю тебя, — последнее сказала тихо, потому что мой голос неожиданно сел. Сорвался. Откашлялась. — Поэтому клянусь быть тебе верной женой, хорошей матерью наших детей, быть во всём и всегда на твоей стороне, когда ты прав, и любить тебя так, как никто и никогда не полюбит.

Замолчала, потому что от переизбытка чувств на глаза выступили слёзы.

— Надень браслет на руку Адриана, — Нейла оставалась ледяной женщиной. Она почти испортила такой момент, но… мне было всё равно на эмоции матери.

Повиновалась.

— Адриан, твоя очередь.


Адриан

Пока слушал красивую речь Лизы, сам чуть не расплакался несколько раз. Напомнил себе, что должен держать себя в руках. Возлюбленная не только поклялась в вечной верности, но и призналась в любви. Это тронуло до глубины души.

И еле сдержался, чтобы не рассмеяться от её гениальных и хитрых слов: «я буду на твоей стороне, когда ты прав». Хитрая девушка. Мне ещё неоднократно придётся доказать свою правоту. К счастью, я прекрасно знал, как именно. Это был действенный способ, и Лиза скоро узнает насколько.

Боже, как сильно я любил её и был благодарен судьбе, что она всё-таки свела нас, а не оставила по разным сторонам волшебного зеркала.

— Лиза. Элайза. Как тебя не назови, ты самая прекраснейшая девушка из всех, что я встречал. Я не думал, что затея с переносом настолько оправдает себя, и был скептически настроен к выбору твоего двойника. Я надеялся, что ты влюбишься в меня, потому что в свою любовь не верил. Но всё изменилось, когда ты появилась, мы оба полюбили друг друга. Я люблю тебя, и клянусь быть верным мужем, защищать тебя от всего злого, быть хорошим отцом наших детей и делать тебя счастливой каждый день.

— Надень браслет на руку Элайзы, — отчеканила Нейла.

Она оставалась беспристрастным сторонним зрителем, которого не трогали наши взаимные чувства. Плевать. Мы делали это не ради неё.


Элайза

Чуть не заплакала, слушая его слова. Боже, почему этот обряд настолько трогательный?

Вздрогнула, когда на моём запястье защёлкнулся браслет. Я вдруг осознала, что никогда не смогу его снять. Он зачарован.

Но вздрогнула не из-за этого: прикосновения мужчины вновь заставили меня трепетать. Ещё чуть-чуть и будет можно.

— Огонь — символ Адриана, Роза — символ Элайзы, — после этих слов я вдруг поняла, что эти предметы здесь неспроста. — Так поставьте ваши ладони друг напротив друга, — мы повиновались приказу моей матери. — Элайза, создай маленький росток.

Коротко кивнула. Надеюсь, это я смогу. Из моей руки пошёл маленький росток, который больше напоминал живую энергию, ежели настоящее растение.

— Адриан, слегка подожги его, — приказы Нейлы были неумолимы.

Две настоящие энергии сошлись воедино. Мой росток несильно пострадал, потому что магии неожиданно переплелись вместе, создавая небольшой симбиоз, который был готов оберегать друг друга от внешнего мира.

Это было красиво, завораживающе и так… волшебно.

Нейла взмахнула рукой, серебристой магией уничтожив наше творение.

— Властью данной мне, объявляю ваши жизни навеки сплетёнными, пока чья-то смерть не разлучит вас, — холодно произнесла Нейла, погасив своим голосом абсолютно все свечи в комнате.

Мы синхронно вскочили, взявшись за руки. Я почувствовала что-то новое, необъяснимое, чарующее. Сумасшедшее. Что-то, что не испытывала раньше.

— Ох, я надеюсь, что вы сделали этот обряд не потому, что вам поскорее хотелось в одну постель? — крикнула Нейла нам вдогонку, но мы лишь рассмеялись, неуважительно оставив её вопрос без ответа.

Думаю, матушка ещё неоднократно проклянёт Землю, что тот мир так сильно распустил меня…

Глава 81: Первая брачная ночь

Елизавета

Меня порадовало то, что после достаточно тяжёлого в эмоциональном плане сокровенного обряда, мы с Адрианом не сговариваясь взялись за руки. Мы сорвались с места и побежали в нашу общую спальню.

Боялась ли я того, что вот-вот случится? Несомненно. Но ещё сильнее было предвкушение. Сладостное предвкушение чего-то очень хорошего, сладкого, вкусного, приятного, но ранее запретного.

Адриан был теперь не просто моим возлюбленным, истинным, которого мне подарила судьба и которого приказала любить. Теперь он являлся моим законным мужем, с которым я могла делать всё, что захочу.

А хотела я лишь одного. И теперь Адриан ни за что не отвертится!

Мы ворвались в общую спальню, сгорая от нетерпения. Я не закрывалась от его чувств, которые по истине принадлежали огненному принцу. От них даже меня бросало в жгучий жар, захлёстывало целой лавиной эмоций. Я буквально тонула в огненной лаве и не желала, чтобы меня оттуда спасали.

Адриан хлопнул дверью, отрезав все пути отступления. Он страстно прижал меня к стене, поцеловав так, как никто и никогда не целовал меня до этого. С безумным жаром, с сумасшедшим вожделением, необузданными эмоциями, с которыми я не могла и не хотела справляться.

Нам обоим жутко не терпелось. Мы срывали друг с друга одежду, наплевав на условности и нормы приличия. Мы торопились, словно понимая, что второго шанса не будет. Не будет второго первого раза. Только здесь и только сейчас.

Холод простыней ни на секунду не отрезвил меня, потому что я оказалась придавленной разгорячённым телом любимого мужчины.

А затем последовали доводящие до умопомрачения поцелуи, которые не оставили бы равнодушной ни одну ледяную королеву. Эмоция за эмоцией. Движение за движением. Мы снова в танце, который должны довести вдвоём до конца.

Никакой боли. Никакой неуверенности. Только бесконечное иступляющее удовольствие. Радость.

Счастье.


Адриан

Не сомневался ни на секунду в правильности принятого решения. Принёс искреннюю клятву, радуясь тому, как светились глаза Лизы. Если она была счастлива, то и я буду счастлив. Всегда. Рядом с ней.

Украшения надеты, назад пути нет. Под возмущённый крик Нейлы, переплетя пальцы рук, мы сбежали, как два сумасшедших подростка, которым снесло крышу. Первая любовь? Нет. Единственная. Настоящая. На века.

Мы были до безумия едины в порыве, против которого не могли устоять. Да и какой в этом был смысл? Мы действительно любили друг друга.

Единственное чего я хотел сейчас: сорвать с неё всю одежду, узреть её голой, наслаждаться её телом всю ночь. Творить безумства, довести её до пика.

Моё тело, моё естество трепетало от всех этих блаженных мыслей. Как представил, что она, нагая, лежала предо мной, так окончательно сносило голову. Впервые за последнюю неделю не запрещал себе думать о ней в этом безрассудном контексте.

Моё бешеное желание боролось с благоразумием. Неоднократно напоминал себе, что это её первый раз, и я должен сделать всё правильно. Учесть нужные чары, не сделать ей больно.

К счастью, все действия были отточены, и я наслаждался её телом, осыпая её поцелуями, вкушая сладкую кожу.

Разве такое безумство возможно? Неужели, это все реально?

Да! Был готов кричать вместе с ней. Разделить вместе с ней абсолютно всё. Её выкрики были настоящей музыкой для моих ушей.

Да! Это происходило на самом деле, не в моих снах, или фантазиях. Сказка вдруг ожила, сошла со страниц волшебной книги.

Восторг, экстаз, бешеное удовольствие.

Мы по-настоящему счастливы лишь с теми, кого любим. Всё остальное — короткий пшик, не приносящий реальное удовольствие.


Елизавета

И после столь важного события мы лежали вместе, обнявшись и прижавшись к друг другу, накрытые лёгкой простынёй. Нам обоим всё ещё было жарко. На нас обоих накатила нежность, которой хотелось поделиться.

Отдать всю себя. Отдаться самой. Утонуть. Умереть. Воскреснуть.

— Как давно ты научилась чувствовать мои эмоции и понимать меня? — тихо прошептал Адриан, целуя меня в лоб.

Обожала, когда он так делал. Сходила с ума от этих чувственных прикосновений. Разве это не счастье?

— После визита к Люцию, — пожала плечами. Это сейчас для меня стало обыденностью, а вот для Адриано вышло сюрпризом. — Словно в том месте умерла часть меня, мешающая верить в магию. Исчезла заглушка, и я начала верить в чудеса.

— Не только верить, но и творить, — теперь его губы коснулись моей ладони.

Адриан по-прежнему старательно и с неприкрытой лёгкостью вызывал на моём теле бесконечные мурашки.

— То ли ещё будет! — хмыкнула я. — Катрина обещала заняться мной в ближайшее время. Чувствую, мне будет нелегко.

— Зато весело, — ухмыльнулся Адриан.

Дверь неожиданно отворилась, и по жужжанию я догадалась, что нас навестила Октавия. Жужжинчик запрыгнул к нам на кровать, и по её укоризненному взгляду я поняла, что девочка недовольна, что я сменила локацию сна.

— Ты наконец-то нас нашла! — преувеличенно-радостно улыбнулась я, потрепав её за макушку.

Адриан вздохнул и магическим пасом закрыл за шумным животным дверь. Принц не возражал, что теперь нас будет трое. Да и попробуй повоюй с животным, в роду которого были настоящие кошки, гуляющие сами по себе.

Вскоре Октавия уснула, а вот нам с Адрианом было не до сна. В ту ночь мы всё никак не могли насытиться друг другом…

Глава 82: Блаженное утро

Адриан

Вечером следующего дня были запланированы два важнейших события. Клятва Нейлы и проверка родственности Катрины. Не знал из-за чего я переживал сильнее, но сомневался в нужности обоих.

Прекрасно знал, что никто не позволит мне отменить хотя бы один. И плевать, что я будущий король. Очень часто я буду бессилен.

Нейла всегда была преданна семье, а я, как не прискорбно, стал частью семьи, когда женился на её дочери. Я был уверен в этой непроницаемой женщине.

Что Катрина моя сестра — и вовсе не сомневался. Давно это чувствовал. Давно подозревал. Но теперь она отказывалась мне верить, и я просто не мог не доказать свою правоту.

Такая же упрямая, как мой отец. Такая же упрямая, как я. А я-то всё гадал, кого же она мне напоминала!

Но утро было незабываемым. Я проснулся первым, любуясь тем, как принцесса, теперь уже моя жена, спала. Запутался, не зная, как её называть: Лиза или Элайза, но это было не так важно. Важно, что при любом раскладе она моя и только моя.

Разбудил её нежным поцелуем, и она промурлыкала в ответ. Похоже, ей слишком нравилось спать в моих объятиях.

Не возражал, потому что и мне нравилось засыпать, прижимая её к себе.

— Доброе утро, любимый, — прошептала она, ласково добавляя: — муженёк.

— Ты теперь всегда так будешь меня называть? — ухмыльнулся я, целуя красавицу в губы. — Жёнушка, ты нарываешься.

— О, дразнить меня вздумал? — ухмыльнулась красавица, таинственно скользнув под одеяло.

Не знал её тайного замысла, а затем чуть не потерял сознание от наплывающего экстаза. Эта ведьма колдовала без магии. Играла не по правилам, сводила с ума своими хитрыми действиями, к которым я был совершенно не готов.

Поймал проказницу, прижал к себе и припал к её губам. Похоже, кому-то было мало ночных приключений. Что ж, сейчас она получит новую дозу, а остаток десерта придётся отложить на вечер, если я буду в силах после столь изматывающего дня.

Постарался отложить весь негатив, что копился на душе, наслаждаясь своей красавицей. Вчера перед сном она поинтересовалась будет ли у нас медовый месяц, а затем на протяжении часа описывала все его прелести. Интересная традиция Земли, о которой я даже и представить не мог.

Я ведь тогда даже не знал, что такое «мёд», что уж говорить о месяце.

Жениться и уехать на четриду (или почти) в путешествие, предаваясь волшебству любви… Это было заманчиво даже для меня, коренного жителя Воды.

Может, после свержения Люция устроить нечто подобное?!

Елизавета

Шалость не удалась.

Хотела удивить мужа, но он оказался проворнее и сильнее. Я вновь оказалась под его сильным и мускулистым телом, который теперь я могла рассматривать, трогать и целовать без стыда и совести. Хотя, как будто последнее у меня когда-то было!

А вот стеснение наконец-то пропало, что не могло не радовать. Я впервые не стеснялась своего тела, не боялась полностью раздеться. Раньше для меня это было дикостью, но сейчас… мне было просто хорошо с Адрианом, и наличие одежды было совсем не причём.

В конце концов, юбку всегда можно было задрать.

Это было по-настоящему чарующее и волшебное утро, о котором я мечтала последние несколько дней. И никакое кофе в постель и вкусные булочки, принесённые любимым, не могли заменить настоящий танец любви.

Магический, мистический, доступный только тем, кто по-настоящему любит. Тем, кому в первую очередь важно наслаждение партнёра. Мы и так соревновались всю ночь, с рассветом я хотела вновь победить, но в это утро Адриан вновь захватил все лавры себе, окончательно сведя меня с ума.

Если так дело пойдёт дальше, то мне станет тяжело ходить. Но это меньшая плата за доставленное блаженство.

И разве это плохо: желать любимого?!

Глава 83: Ритуалы

Елизавета

И даже наслаждаясь утром с любимым, я не могла не уловить его дурное настроение. Он сильно переживал по поводу предстоящего вечера. Мне тоже стоило переживать, но какой в этом был смысл? Я и так знала, что Нейла преданна семье, и была на девяносто девять процентов уверена, что Катрина — сестра Адриана.

Если в этом мире вообще существовали проценты.

Необходимость этих ритуалов была чисто формальная, но мы никак не могли её отменить. Просто не имели возможности. И это понимала даже я, хоть и выросла на Земле.

Катрину я нашла в библиотеке. От моего зоркого глаза не скрылась её взвинченность и нервозность. Она пыталась что-то читать, но у неё это настолько плохо получалось, что она держала книгу вверх ногами и даже не замечала этого. Тихо указала на это недоразумение, а в ответ Катрина выругалась. Это я поняла по её тону, потому что значение слов по-прежнему не знала.

— Тьфу ты! А я-то думала, почему не могу разобрать древние письмена! Прости, Лиз, я не смогу с тобой позаниматься сегодня, — Катрина сдалась, отложив книгу, которую до этого держала в руках.

— Ничего страшного, у нас будет ещё столько дней, чтобы наверстать упущенное! — подбодрила её я.

— Два десятка дней до публичной свадьбы! А это очень мало! Люций может напасть в любой момент!

— Я связана с Адрианом, и теперь он с лёгкостью найдёт меня и достанет хоть из-под земли, — на самом деле эти слова даже меня не успокаивали, но я решила повторять их с завидным постоянством, чтобы убедить всех в округе, что всё в порядке и у меня всё под контролем.

Всё по плану, и не важно насколько он плох и насколько не продуман.

Кажется, Катрину не убедили мои слова.

Оба ритуала проводились вечером, после заката. И для меня время пролетело быстро, потому что я не томилась в неизвестности.

Место было подобрано идеальное: на заднем дворе, скрытое от посторонних глаз. Там же развели огромный ритуальный костёр.

Так поздно я ещё не была на улице, и теперь с удовольствием вдыхала ночные ароматы волшебного и родного мира. Я ничего не боялась, потому что Адриан был рядом. И это успокаивало и зачаровывало.

Нас было не так много: властительная Нейла, которая всем своим равнодушным видом выражала презрения, нервничающая Катрина, которая с завидным постоянством заламывала руки, Джанис, всеми силами пытающийся успокоить возлюбленную и уставший Рамон, который выглядел так, словно его катком из соседнего мира переехало.

Ну это если не считать охраны, которая была чуть ли не повсюду.

Мы с Адрианом пришли вместе.

— До сих пор не можете отлипнуть друг от друга? — холодно и едко поприветствовала нас Нейла.

— И я рада тебя видеть, матушка, — спокойно ответила ей.

Адриан покачал головой: видимо, мы были похожи гораздо больше, чем это осознавали и принимали.

Первым был Непреломный обет, который Нейла стоически вынесла. Она разрезала ладонь серебряным клинком, поклявшись служить семье Адриана верой и правдой, в точности повторив за Рамоном пламенную речь. Она даже не поморщилась, когда сделаларану и из её руки в специальный котёл потекла кровь.

— Позволь исцелить твою руку, — тихо прошептала, а затем неуверенно добавила: — матушка.

— Не стоит. Это меньшее, что я могу сделать. Я заслужила всё это, — она намотала на руку подготовленный платок.

Конечно, в лазарете её уже ждали лекари, но я могла исцелить её сейчас. Это было не так трудно, и как залечивать такие раны я всё-таки научилась. И дело здесь было совершенно не в доверии, Нейла специально и показательно страдала.

Так и не смогла решить: восторгаться этой женщиной или бояться её.


Адриан

Всё это было так неправильно, бессмысленно и отнимало бесконечно много времени, но я не мог остановить этот фарс. Чувствовал себя бессильным и беспомощным жужжинчиком, который разве что мог жужжать себе под нос, ворча на непонятном людям языке. Неужели, когда я стану королём, эти ощущения не только сохранятся, но и приумножаться?

Флегматично наблюдал за ритуалом Нейлы. С каждым разом всё больше уверивался, что она владела далеко не той стихией, о которой говорила. Начал подозревать, что она ледевик, ещё когда женщина соединила наши магии серебристым лучом чистой энергии. Водная энергия была голубой, воздушная — серая, полупрозрачная. К тому же, её стойкий характер выдавал, подставлял её. Я слишком хорошо знал Рамона, и теперь видел эти же черты в ней.

Иногда чувствовал себя параноиком. Мне всегда казалось, что Джанис — ледевик. Но сейчас я понимал, что лучший друг просто хороший оборотень, который был сильнее в ипостаси зверя. Нет, я точно покончу с истреблением ледевиков, когда стану королём, и наконец-то позволю им жить нормальной жизнью, не скрываясь и прячась.

Нейла прошла свой ритуал стоически, отказавшись от исцеления. Она рисковала потерять много крови, пока мы будет подтверждать родственность Катрины. Видел, что женщина перестаралась с раной, сделав её слишком глубокой. Но разве я мог запретить ей истязать себя? Она старательно наказывала себя, но всё ещё держалась по-королевски.

Рамон достал подготовленную чашу, где уже плавало специальное подготовленное для ритуала прозрачное зелье. Нам всего лишь нужно было капнуть туда кровь, а затем следить за его преображением. Красный цвет — не родственники, зелёный — родственники. Всё просто.

Тогда почему я волновался?!

— Дамы вперёд, — язвительно бросил Рамон, омыв при помощи магии клинок, которым пользовалась Нейла.

Нельзя, чтобы хотя бы малейшая частица другого человека попала туда.

Катрина царственно подошла к чаше, уколов палец. Три капельки крови упало в зелье, вмиг сделав его розовым.

Через мгновение оно вновь стало прозрачным — зелье приняло её частицы.

Рамон вновь омыл клинок.

Теперь к чаше подошёл я и тоже проткнул палец. Не стал обращать внимание на мелкую колючую кровь. Было просто не до этого. С замиранием наблюдал за реакцией чаши. Мгновение, зелье стало розовым, ещё мгновение — прозрачным. Пока всё шло хорошо. Оно приняло мои частицы и ждало следующего кандидата.

Все замерли на месте, притаив дыхание. Конечно: решалась судьба двух людей. Моё сердцебиение участилось. Стало невыносимо трудно дышать. Никогда так не предвкушал и одновременно не боялся результата.

Ещё мгновение зелье стало красным.

Все присутствующие вздохнули, а я вдруг почувствовал слабость и вместе с тем мощнейшее разочарование, которое припечатало меня к земле. Я ведь так надеялся, что после стольких лет у меня наконец-то появилась не просто родственная душа, но и кровный родственник, который не хотел меня убить.

— Ха-ха! — Рамон остался в своём репертуаре. — Нейла, ты ошиблась! — кажется, ему единственному было хорошо в этой ситуации. Он мог продолжать гнобить Катрину. Интересно, а какова была бы его реакция, если девушка всё же оказалась моей сестрой?

— Это ошибка. Ты уверен, что сварил зелье правильно? — с довольной улыбкой хмыкнула Нейла. Она явно не сомневалась в своей правоте. Кажется, эту женщину просто невозможно было сломить.

— Зелье сначала проверяет родственники ли вы по матери, — вдруг хмыкнул Джанис, обратив всё внимание на себя. — Куда же вы все так торопитесь…

И правда. Зелье, как и лицо Рамона, резко поменяло цвет. Они оба позеленели…

Глава 84: История Джанет

Елизавета

Похоже, только Рамон удивился новости, что Катрина и Адриан брат и сестра. Они некоторое время смотрели друг на друга, а затем сорвались с места и обнялись. Улыбнулась, чуть не расплакавшись: настолько сильно меня растрогала эта сцена.

— Тебя это не смущает? — задумчиво спросил у меня Джанис.

— А должно? Мне нравится их взаимоотношения. Настоящая семья. Давно подозревала, что они родственники, — больше никакой ревности, что душила меня ещё неделю назад я не испытывала. — Кстати, поздравляю, ты теперь принц, — подколола мужа подруги и ухмыльнулась, видя, как он морщится.

А чего он ожидал от будущей королевы Вэстриса, которая прожила внушительную часть жизни вдали от родного дома?!

Мы обсудили произошедшее только на следующий день, когда все были готовы. Адриан настоял, что объявит о том, что Катрина — его сестра на нашей публичной свадьбе, если никому не будет угрожать опасность.

После чего Катрина взялась за обещанное, а именно принялась учить меня волшебству. Несколько дней под её руководством пролетело незаметно.

Катрина оказалась отличным и понимающим учителем. С ней изучать магию стало одним удовольствием. Не было никакого давления, никаких унижений, никакого негатива. Катрина всегда терпеливо объясняла, что надо представить, какие жесты сделать, а также советовала нужные книги, которые были понятны даже такому чайнику, как я.

Вскоре с моей диадемы было сняты чары, сдерживающие магию, и теперь диадема служила в качестве защиты от чтения мыслей, а также напоминала всем окружающим о том, что я принцесса.

Через несколько дней Катрина неожиданно с ужасом спохватилась, что я, выращенная на Земле, знаю этикет только из прочитанных мною книг и никогда не применяла крохи знаний на практике.

— Нехорошо для будущей королевы! — возмутилась Катрина, узнав глубину моих познаний. Если быть точным — их отсутствие. — Рамон и Адриан вечно думают о какой-то ерунде! Их совершенно не заботит судьба королевства и будущей королевы в частности?!

— Ты знаешь, если меня станет обучать принцесса Вэстриса, думаю, я не пропаду, — улыбнулась, слегка кивнув.

Я была согласна, что мужчин волновали совершенно не те вещи. Но когда они перенесли меня сюда, то, наверняка, и представить не могли, насколько далеко всё зайдёт.

— Ну, я до них доберусь! — угрожающе фыркнула Катрина.

И добралась… до меня, завалив моё время дополнительными занятиями. Адриан вскоре начал возмущаться, мол, он с этими занятиями свою жену видит только по ночам и иногда по вечерам. На что Катрина самодовольна ответила:

— Если бы ты соизволил позаботиться о манерах Элайзы чуть раньше, то я бы и не грузила сейчас её информацией сверх нормы.

Уж на это будущему королю своей сестре оказалось нечего возразить. Лишь многозначительно ретироваться в королевские покои. Дожидаться меня.

Но на самом деле мне было очень весело с Катриной. Иногда она устраивала прогулки по саду, где мы на практике применяли стихию земли. Конечно, нас сопровождала целая свита телохранителей, среди которых был Джанис. Он в облике белого лиса наблюдал за нами из кустов, почти незаметно, но я каждый раз улавливала его присутствие.

Всё больше изучая стихию земли, я становилась сильнее, чувствовала больше, понимала то, о чём ранее и не могла и представить. Например, теперь я с лёгкостью отличала оборотней в обличие зверя от простых животных. И я без проблем ощущала, когда белый лис был рядом.

Узнавала я вместе с Катриной и историю нашего мира. В тот день мы встретились в библиотеке.

— Ну, что? Обучишь меня ещё каким-то особым чарам? — с энтузиазмом поприветствовала я подругу.

Я была готова учиться хоть до посинения, лишь бы узнать, как можно больше до публичного обряда и последующей коронации. Я знала, что в любой момент Люций мог напасть на нас и хотела защититься, а не ждать сторонней помощи.

Всё-таки в пророчестве говорилось обо мне, хоть я и не до конца верила в предсказание, считая, что судьбу можно было изменить.

— Ох, хватит с тебя сегодня, — устало улыбнулась Катрина. — У тебя просто неиссякаемый запас энтузиазма! Откуда ты его берёшь?

— У Адриана ночью ворую. Он и не возражает, — пожала плечами, хитро ухмыльнувшись.

Катрина поняла мой тонкий намёк, покачала головой, но вслух сказала совершенно другое:

— Нет, дорогая. Сегодня мы погрузимся немного в историю. Я расскажу тебе то, что ты должна была увидеть своими глазами. Об этом тебя могут невзначай спросить на коронации, и я бы не хотела, чтобы ты хоть как-то выдала себя.

Напряглась, но коротко кивнула. Всё-таки я отсутствовала здесь больше двадцати лет. Даже за столь короткий промежуток времени многое могло измениться.

— Когда умерли родители Адриана… — Катрина запнулась, потому что всё ещё не могла назвать короля своим отцом, — весь Вэстрис впал в траур. Королевство неожиданно оказалось без законных правителей, могли начаться войны, увеличиться преступления. Соседние королевства хотели захватить лакомый кусочек, потому что мы всё ещё располагались в центре материка. Люций принял отчаянное решение, заявив, что пока Адриану не исполнится двадцать пять лет, Люций сам возьмёт обязанности правителя на себя. После недельного траура состоялся публичный обряд с его истинной, а затем дальнейшая коронация. Казалось бы, самое страшное для Вэстриса осталось позади, и теперь всё станет хорошо. Или хотя бы тихо. Но все мы ошибались.

Катрина, на удивление, была чудесным рассказчиком и, думалось мне, неплохим оратором. Королевская кровь? Или этому можно было научиться? Мне было очень интересно наблюдать за её рассказами, и вся эта история вставала перед глазами, становясь реальностью.

Вот только я прекрасно понимала, что «хорошо» не стало. И Катрина пояснила почему.

— Вскоре в Вэстрисе увеличились налоги, стало труднее жить. Всё больше магов сбегали на остров Аборигенов, отказываясь жить в таком обществе, — Катрина прервалась, а когда заговорила немного сменила тему. — Некоторое время Адриан пытался наладить отношения с братом, но Люций всё больше закрывался в резиденции. Джанет жаловалась на холодность мужа и короля, и Адриан обещал ей помочь, когда станет королём, но… — Катрина тяжело вздохнула. — Не успел. Джанет серьёзно заболела неизвестной болезнью, и ни один лекарь, ни один целитель не смог ей помочь. Она скоропостижно скончалась.

И теперь мы знали настоящую причину: Люций отрезал связь с истинной, обрекая её на верную гибель. Всё, лишь бы ему самому было хорошо.

Поморщилась. Злость возгоралась во мне сильным пламенем. Несправедливо. Страдали невинные люди, а я всё ещё ничего не могла сделать.

— Ты присутствовала на похоронах. Мы все видели бледнейшее, неестественное лицо бывшей королевы, тело которой сожгли, дабы избавиться от неизвестной болезни, не распространить её, не заразиться, — Катрина выдохнула.

Мне нечего было сказать. Я лишь хотела избавить Вэстрис, мой мир, от этого негодяя, но всё ещё не знала как.

Глава 85: Отец и брат

Елизавета

После рассказа о Джанет у меня не осталось никаких сил. Только злость, ненависть и абсолютное бессилие. Хотела вернуться в покои, чтобы всё хорошенько обдумать и дождаться своего мужа, но он неожиданно меня нашёл.

Адриан обнял меня, прижал к себе, невинно поцеловал. Почувствовала его напряжение и дёрнулась: ничего хорошего всё это не предвещало.

— Дорогая, твой отец и брат наконец-то прибыли, — прошептал он, а мне после его слов вдруг захотелось осесть на пол, но Адриан вовремя меня подхватил.

Это должно было когда-то случиться, просто к такому никак нельзя было подготовиться. Вот и я по-прежнему не была готова. Ну, как сказать им, что я выросла на Земле? Как признать, что я вижу их впервые?

Заметив моё состояние, мой мужчина молча проводил меня до гостевой комнаты, где меня ждало двое незнакомцев, считавшие меня такой родной…

Я видела их лица впервые. Они смотрели на меня с теплотой и явно были рады видеть. Значит, моему двойнику полностью повезло жить в любящей семье.

— Элайза! Что ж ты не обнимешь своего отца! — воскликнул тот, что был постарше.

Он поднялся с дивана, и я смогла его рассмотреть. Высокий, статный с густой шевелюрой, хоть и местами седой, он смотрел на меня изумрудными глазами и никак не мог понять, почему его родная дочь не кидается в его объятья.

Второй сидел вальяжно развалившись в кресле. Молодой юноша лет семнадцати, коротко стрижен, скучающе наблюдал за нами.

Немую картину прервала ворвавшаяся Нейла.

— И́гнус! — радостно воскликнула она, совершенно забыв о своей горделивости, сдержанности, и подбежала к мужу, обняв его и горячо расцеловав. Рядом с ним холодная леди впервые растаяла. Не узнавала её, поразившись переменам. — Как давно вы приехали? Дориан, обними свою мать! — вновь властно приказала она, обратившись к сыну.

— Элайза что-то не горит желанием приветствовать семью, почему я должен? — дерзко поинтересовался брат.

Усмехнулась, понимая, что знакомство с родственниками будет весёлым. И, кажется, я уже вижу, как минимум, одну родственную душу.

— Игнус! Почему вы так долго? Я послала за вами несколько дней назад, — Нейла постаралась сменить тему, вновь обратившись к мужу.

— Не смог вырваться из поместья. Были кое-какие неотложные дела и пришлось навестить соседнюю деревню. Но ничего страшного, дорогая, я всё уже уладил, — он тоже расцвёл в улыбке, глядя на свою женщину.

Я так и чувствовала их любовь, которая буквально витала в воздухе.

Нейла удовлетворённо кивнула.

— Мне остаться? — почувствовав моё настроение, поинтересовался Адриан.

— Нет, всё в порядке, милый. Я справлюсь, — улыбнулась и поцеловала его при свидетелях. Робко, невинно, как мне хотелось.

— И давно ты так открыто до свадьбы целуешься с принцами? — укоризненно покачал головой отец. — Тем более, давно ты питаешь пламенные чувства к тому, кого столько лет презирала?

— Они женаты, Игнус, — оборвала его Нейла, укоризненно покачав головой. — И мы все были обмануты одним негодяем, — Нейла даже сжала кулаки, а я от удивления вскинула брови.

— То есть? — непонимающе посмотрел на свою возлюбленную глава семейства.

— Присядьте. Мне нужно поведать вам очень длинную историю, — тихо прошептала я, устроившись в свободном кресле.

Игнус послушался. Нейла присела рядом. Отец и брат с нетерпением и удивлением рассматривали меня, а мать просто молчала. Адриан, удостоверившись, что всё в порядке, оставил нашу ненормальную семейку вчетвером.

Тяжело вздохнула и вывалила им всё, что приключилось со мной за последние десяток дней, иногда пользуясь магией, чтобы добавить небольших спецэффектов своей истории. Было нелегко рассказывать и понимать, что окружающие люди — родные, готовые отдать за меня жизнь.

— То есть… — Игнус был обескуражен. — Всё это время мы растили землянку, как свою родную дочь?! — взревел мужчина. — Да я этому Люцию голову снесу!

— Тише, милый, — потрепала его Нейла за руку, после чего тот начал медленно успокаиваться. — Разве ты жалеешь, что мы вырастили хорошую девочку?

— Нет, — после недолгого размышления вздохнул он. — Просто всё это так… несправедливо…

— Но зато вы подарили волшебное детство девочке из приюта. И мне будет в разы легче освоиться здесь, потому что я закалилась на Земле одна, без родных, — я пыталась во всём найти плюсы и обрадовать родителей.

Но это так неубедительно звучало…

Нейла вздохнула и покачала головой.

— А магию я наверстаю. Катрина говорит, что я очень способная! — продолжала тараторить, всё ещё не веря в свои способности и возможности.

— Знаете, думаю, стоит перенести обсуждение за обеденный стол. Вы наверняка устали с дороги. Пойду распоряжусь, — Нейла так и цвела рядом со своим истинным. Впервые видела её такой. И была благодарна, что она увела отца, потому что никак не могла вынести его присутствие.

Я всё ещё помнила, что земной отец оставил мать, когда узнал о её беременности.

Мои родители покинули комнату, и мы с братом остались наедине.

— То есть, ты выросла на Земле? — тихо поинтересовался он, впервые с любопытством разглядывая меня. — Сомнений нет, что моя прошлая сестричка всё это придумала. Ты не врёшь. Ты другая. Ты одновременно её копия и противоположность.

Сначала мне показалось, что он был ко мне недружелюбен, словно отношения брата и сестры были отвратительнейшими. Но сейчас я понимала, что так он относился к землянке, которая занимала моё место.

Так что у меня были все шансы наладить с ним отношения.

— Да, так и есть. Хочешь расскажу подробнее о земных технологиях? — улыбнулась, увидев заинтересованность Дориана во взгляде.

— О, мне рассказывал об этом старый волшебник, а я не верил. Да, думаю, узнать о них от настоящей землянки будет намного полезнее! — с энтузиазмом отметил он.

Некоторое время мы сидели молча разглядывая друг друга.

— Знаешь, ты совершенно не такая, как она. Ту, что я называл сестрой, она взбалмошная и легкомысленная. Мне иногда казалось, что ничего, кроме мужчин её и никогда не интересовало, — Дориан поморщился, подтвердив мои догадки по поводу их взаимоотношений.

— Сочту за комплимент, — коротко кивнула.

— Знаешь, надеюсь, мы с тобой подружимся. Я всегда мечтал иметь сестру, которая будет похожа на принцессу.

Рассмеялась. Настоящий подросток, который говорил, что думал. Кажется, у меня появился ещё один союзник, и это не могло не радовать.

Глава 86: Мир

Елизавета

Сегодня был особенный день. Адриан обещал свозить меня на ближайший базар. У нас было так мало свиданий, всего одно, если быть точным, и поэтому я воодушевилась.

— Заодно я проведу тест, чему ты научилась у Катрины, — злорадно отметил Адриан, целуя меня с утра.

Ох, это будет самый лёгкий экзамен в моей жизни, учитывая, что я смогу в случае чего досдать его ночью в общей постели. Не обучение, а просто мечта!

Мы поехали сразу после завтрака. Рамон, как и всегда, не одобрил нашу жажду приключений, но нам очень хотелось побыть наедине без суматохи, без суеты и без подготовки к публичному обряду, коронации и даже возможной войне с Люцием.

На обоих были специальные отводящие взгляд балахоны: при всех возможных магических арсеналах, в нас бы никто не заподозрил будущих правителей Вэстриса. Но Джаниса не устроила только эта мера предосторожности, и поэтому вместе с нами поехали лучшие стражи королевского двора.

— Дабы не скучать, предлагаю тебе назвать десять отличий Воды и Земли, — сладко улыбнулся Адриан.

— Ты так хорошо знаешь мироустройства мира, в котором я выросла? — скептически поинтересовалась я.

— У меня были лучшие учителя, — пожал он плечами. — Так что, сможешь найти их?

— Запросто! Отличие первое: на Воде ни в одном Королевстве нет зимы и снега. Жители не знают ни о холодах, ни о вьюге, — хлопнула в ладоши от радости, потому что задача показалась мне простой. — Правда, есть маги льда, редкие и очень сильные, способные заморозить любого.

— Которые давно сбежали на остров Аборигенов, — кивнул Адриан, засчитав мне первое отличие.

— Не правда! — начала спорить. — Уверена, что Рамон владеет этой стихией! К тому же, я уже давно подозреваю свою мать.

Всё хотела расспросить Адриана о Рамоне, но никак не могла найти повода. И вот наконец-то он подвернулся сам.

Адриан тяжело вздохнул, словно не решался открыть мне тайну, которую обещал хранить до конца жизни.

— Ты права. Рамон — ледевик. Я обещал никому не рассказывать, так что и ты молчи.

Кивнула, понимая всю серьёзность, учитывая, что с ледевиками творил Люций. Подробностей не знала, но была уверена, что там было нечто очень плохое.

— О Нейле я не знаю, — продолжил мой мужчина, — но, смотрю, ты тоже начала подозревать.

Коротко кивнула. Эта женщина не переставала меня поражать, поэтому такая новость меня бы не сильно удивила.

Некоторое время мы ехали молча, пока я не решилась продолжить сравнение двух очень разных миров:

— О, и здесь нет Деда Мороза и прочих аналогичных волшебников, которые приходят на Новый год. Они здесь и не нужны: почти у каждого магия с рождения, за редким исключением, — тяжело вздохнула, вспоминая Элайзу, с которой нас обменяли несколько лет назад.

Адриан очень удивился, что я вдруг решила поговорить о земном фольклоре, но ничего не сказал. Мы к тому времени приехали на базар, и любимый помог вылезти из кареты. На мгновение замерла, оглядываясь по сторонам. Мне была интересна каждая деталь, но на первый взгляд базар Воды ничем не отличался от земного.

— А ещё здесь девять рас: люди, оборотни, гоблины, гномы, феи, гиганты, эльфы, тролли и лилипуты, — перечисляла, сгибая пальцы, надеясь никого не забыть. — Последние выглядят как обычные карлики, но могут проклясть за это название. И у каждого народа свои традиции.

— Ты так хочешь поговорить о традициях? — ухмыльнулся Адриан как раз в тот момент, когда я взяла его под руку.

— Да! Мне пришлось изучить их вдоль и поперёк, потому что я жила вне, а скоро должна занять престол. Знаешь, как это тяжело? — возмутилась я.

— Ты так очень быстро назовёшь все различия, и я проиграю, — наигранно-разочарованно произнёс Адриан, продолжая вести меня вперёд.

Но я уже увлеклась:

— Оборотни, чуть ли не сильнейшая раса, которые превращаются в животных по своему желанию. Детишки долго учатся трансформации, желая совершить свою первую, ведь именно в ней они узнают в какого зверя они будут оборачиваться.

Замерла, потому что зрелище для меня оказалось неожиданным. Один из мальчишек обратился в пушистого белого лисёнка, а ещё двое игрались с ним, радуясь, что он смог превратиться. Они тоже хотели, как можно скорее, постичь эту магию.

— По традиции за день до Нового года семья превращается на час в зверей и проводят время у камина. Обычно в одной семье рождаются одни и те же животные, но не редки исключения, особенно между разными зверьками. К тому же, очень редко, но браки заключатся и между человеком и оборотнем, — вспомнила я о Джанисе и Катрине. — В таком случае дети всегда без исключения оборотни.

— Четвёртое различие, — Адриан внимательно слушал мой рассказ, не перебивая. — Я и не знал, как многое ты изучила, закрывшись в библиотеке.

Проигнорировала его комплимент, продолжая монолог:

— Эльфы отличаются от людей сильнейшей магией земли или целительства. Редко, когда у них бывает другая стихия. У них большие уши, они чуть выше людей. Их новогодняя традиция: уходить в лес на неделю для единения с природой. Иногда их называют друидами.

Остановилась, залюбовавшись мимо проходящей девушкой. Её отличало зелёное длинное платье, тёмно-зелёный плащ, длинные рыжие волосы и большие уши. Она с недовольством посмотрела на меня.

— Чужестранка, — донеслось до меня гневное.

— Прекрати так пялиться, — прошептал Адриан. — Ты нас так выдашь! — Адриан одёрнул меня, потянув вперёд.

— Прости… Тролли и гоблины издревле враждовали, поэтому их королевства находятся на противоположных частях материка. Но это не мешает живущим в королевстве троллей гоблинам (как и в царстве гоблинов троллям) устраивать игрища, рассказывающую их историю. Тролли и гоблины сходятся в игровом поединке, чтобы показать детям свои традиции, — если честно, я и сама запуталась, враждуют ли тролли и гоблины сейчас, потому что очень многое было непонятное в этой истории.

И прекрасно понимала зачем Адриан вытащил меня на эту прогулку. Скоро наша публичная свадьба, в замке соберутся со всех девяти королевств.

Мне нельзя выдать себя.

И всё же прогулка по базару оказалась незабываемым опытом. Мне нравилось, что все жители были доброжелательны и не ссорились между собой.

— Гномы любят собираться в кабаке, напиваться местного эля и рассказывать о созданных за год волшебных артефактах, — заметила гнома, который предлагал фее красивейшую поделку. Интересно, каковы у неё свойства?!

— Семь, — Адриан улыбнулся, понимая, что я всё-таки хорошо подготовилась.

— Самое главное: здесь никто не рубит елку на Новый год и не ставит её в дома. Здесь считается кощунственным издеваться над матерью природой. Ничего искусственного тут тоже нет.

— Восемь.

— Но дома наряжают не только в Новый год: при помощи магии, улыбок и настоящего веселья, — продолжала размышлять, разглядывая каждого встречного.

— Девять.

— А вот феи и гиганты не переносят никакие праздники и не празднуют ничего, считая пустой тратой времени.

— Десять. Поздравляю, ты победила. Не хочешь зайти в бар и попробовать наших напитков? Продолжим знакомства с традициями и различиями, — ох, я просто обожала, когда он так улыбался!

Это сводило меня с ума.

— Как прикажет мой Лорд, — присев в реверансе, улыбнулась я.

Мне очень нравилось его дразнить. У нас оставалось так мало времени, поэтому я была безумно рада одному столь счастливому и свободному дню.

Глава 87: Пустошь

Елизавета

Адриан остался доволен моими познаниями. Он с удовольствием рассказывал ещё и ещё, и теперь перед сном мы не только предавались любви, но и с удовольствием делились с друг другом историями из миров, в которых мы жили. Было не только интересно узнавать что-то новое, но и описывать то, что ранее казалось обыденным.

Я делала большие успехи в магии, схватывала всё на лету, легко подчиняясь Катрине. Это было не так сложно, как с Корнелией.

В тот прекрасный день мы с моим дорогим учителем прогуливались по саду. Подруга решила, что мне пора заглянуть в ту часть бесконечных садов замка, где мы ни разу до этого не были. Я всегда спрашивала о ней, потому что меня туда влекло неведомой силой, всё сильнее с каждым днём, а я никак не могла понять причину. Загадочная территория была ограждена, и, когда я спрашивала почему, Катрина загадочно улыбалась, повторяя, что придёт время, и она обязательно расскажет эту историю.

И, кажется, сегодня это время пришло. Я переживала, поэтому пыталась как-то избавиться от напряжения, задавая любые вопросы, которые приходили мне в голову.

— Слушай, Катрин, как у тебя получилось подружиться и со мной, и с Элайзой? Ведь отношения с двойником должны быть противоположны, и ты должна была меня возненавидеть, — неожиданно поинтересовалась я.

Законы обмена между мирами я так и не смогла полностью понять и постичь. Всё время оставались какие-то глупые вопросы. У меня. К мирозданию.

— А ещё я как-то умудрилась оказаться дочерью короля, — Катрина пожала плечами. — Внебрачной дочерью. Бастардом, — похоже, она часами могла перечислять оскорбления в свою сторону. — Не всё в этих мирах можно понять и объяснить при помощи магии, или науки. Иногда это что-то просто есть.

Мы как раз подошли к той самой ограде, что была в разы выше нас. Только сейчас поняла, что Катрина нервничает, несмотря на то, что с нами рядом находилась незримая охрана. Я чувствовала её.

Катрина отворила дверь. Назад пути не будет. Я вновь почувствовала сильнейшее притяжение.

Мы вошли внутрь, и я заметила, как за нами прошмыгнул белый лис. В этот раз он не особо прятался. А потом я поняла причину. Прятаться было просто негде. Повсюду была выжженная земля, покрытая серой травой, и не было ни одной травинки, ни одного куста. Здесь было мрачно и темно, словно коричневый туман навис над нами, сквозь который не могло просочиться даже красное солнце.

— Опасное местечко, — прошептала, поморщившись. Изо рта пошёл пар. Здесь было непривычно холодно.

Впервые на Воде мне стало холодно. Пожалела, что не взяла тёплую куртку с Земли. Она бы мне очень пригодилась.

— Безжизненное и безрадостное, — кивнула Катрина, затворив дверь. — Если эта магия вырвется за пределы границ, то погибнет весь Вэстрис, а то и вовсе весь материк. У ограды большая сдерживающая сила, наведённая лучшими магами всех девяти королевств.

— Девять рас делали её? — уточнила, и Катрина кивнула.

— Так ты готова слушать, или мы вернёмся? — спросила подруга. — Вижу, тебе здесь некомфортно.

— Нет, я хочу вглубь. Источник всего зла где-то там. Я чувствую.

Я ощущала незримую силу, которая манила меня. Манила не просто так. Она словно просила о помощи. И почему-то только я слышала этот призыв. Только я могла помочь.

Я вдруг поняла, что мы не одни. И дело было не в Джанисе. Кто-то четвёртый, незримый был с нами рядом. Может, это ему нужна была помощь?!

Остановилась, прислушавшись к ощущениям. Нет. Рядом был кто-то до боли знакомый, кто-то, кто…

— Стой! — резко бросила я. — Я чувствую человека…

Катрина остановилась, испугавшись. Когда мы планировали вылазку, говорилось только о Джанисе. Неужели, кто-то прошмыгнул за ограду вместе с нами?!

Неожиданно и облегчённо выдохнула. До меня вдруг дошло, кого именно я почувствовала. Опасность миновала.

— Адриан, покажись. Сними невидимые чары, ты подкармливаешь его, — и я чувствовала, что тот, кто просил о помощи, питался колдовством.

Но зачем? Он был мёртв? Он не мог умереть? Он снова хотел жить?

Мне казалось, что на каждый из моих вопросов был один ответ — «да». Но как такое вообще возможно?

Адриан нехотя появился рядом. Катрина удивлённо вскинула брови. Джанис в обличие белого лиса подскочил к нам и покорно уселся у её ног. А затем я услышала тяжёлый вздох своего мужа. Кажется, он понял, что его поступок не одобрил никто из нас.

Лично меня он напугал!

— Зачем ты здесь? — Катрина сурово посмотрела на брата.

— Неужели ты думала, что я отпущу свою сестру и жену в столь опасное место? — Адриан покачал головой.

И доля рациональности в его словах была. Но почему он просто не пошёл с нами? Зачем эта таинственность и загадочность?

Зачем подкармливать его?!

— Но с нами Джанис! — принцесса злилась, а я лишь улыбалась.

С ним мне было нестрашно. Тем более, когда эта семейка начинала спорить, мне всегда становилось невыносимо смешно. Настоящие брат и сестра! И как они раньше этого не замечали?!

— Я подумал, что и огневик вам не помешает, — Адриан жёстко отрезал, отчего все присутствующие сразу же перестали с ним спорить. Любила, когда он так делал. — Позволишь, рассказать эту историю?

— Это история твоей семьи. Думаю, ты должен рассказать её, — парировала Катрина, а затем её рука скользнула к губам.

Подруга вновь сказала, не подумав.

— Это наша семья, дорогая, — глаза Адриана зло сверкнули в сумраке странного тумана. Их огонь не могло потушить даже нечто, существующее во мраке.

Туман сгущался с каждым разом, как мы подходили к центру. Боже! Что ты такое?!

Глава 88: Древо жизни

Елизавета

Мы всё же подошли к центру, и увиденное поразило меня. Заставило трепетать. Посреди парка, где, похоже, случился настоящий апокалипсис, находился огромный чёрный пень, который буквально излучал всю эту серость, безжизненность, мрачность. Он устрашал, убивал всё живое.

Пень выкачивал жизнь, само того не осознавая. И я улавливала то, что не понимал никто из моих спутников: оно выкачивало силу и из нас. Незаметно, потихоньку.

— Когда я был маленьким, здесь, в центре нашего сада росло Древо Жизни, — Адриан заговорил, погружая меня в историю.

Сомневалась, что стоило рассказывать её здесь. Сдавалось мне, что это стоило сделать в более спокойной обстановке, во дворце. Чем больше мы проводили здесь время, тем дольше… Мне хотелось уйти, спрятаться, сбежать…

Но я не могла. Потому что что-то звало меня, просило спасти. Вытащить.

— Когда-то, когда здесь не было оград, мрака и прочей гадости. Оно давало всем девяти королевствам хорошее плодородие, отгоняло бури, ливни и град. Сюда часто приезжали землевики и целители, чтобы подпитаться от его сил, стать умнее, познать истину. Отец очень любил Дерево Жизни и неоднократно советовался, разговаривая с ним на одному ему понятном языке, — Адриан тяжело вздохнул.

Похоже, эти воспоминания о детстве давались моему мужу нелегко. И я прекрасно понимала, что последует дальше.

— А потом мои родители погибли. И на следующий день Люций приказал срубить это дерево. Как траур, заявив, что с нашими родителями умерла целая эпоха, — Адриан сделал паузу, а я пришла в неописуемый ужас. — Его пытались отговорить, но он был непреклонен. Сильнейшие маги Вэстриса вызвались исполнить его приказ. И вот тут-то и случилось непоправимое.

Ахнула. Потому что поняла, что за всем этим последовало. Я словно была там, словно видела всё произошедшее. Это то, что пытался сказать мне пень. Ни живой, ни мёртвый, застрявший где-то посередине.

Ставший своим жалким отражением, который не даёт силу, а, напротив, её забирает. Желает уничтожить всё живое, хоть и неосознанно.

Древо жизни! Ты не такое! Ты не хочешь убивать!

— С каждым ударом мрак над деревом увеличивался, всё в округе становилось холоднее, безжизненнее, но волшебники не сдавались. Они очень хотели угодить новому королю Вэстриса. И угодили… в капкан. С последним ударом топора, тьма вырвалась из древа, убив всю пятёрку, а затем медленно начало расползаться на округу…

Адриан замолчал, я почувствовала, как пересохло у него в горле. Я почувствовала его боль, которую сама не могла терпеть.

— Несколько сильнейших магов пыталось остановить эту тьму, но тщетно. С каждым разом всё становилось только хуже. Мрак увеличивался, выкачивая силы из всего живого, — Катрина подхватила рассказ, понимая насколько её брату тяжело.

— И тогда было принято поставить сильнейшую ограду по сдерживанию тьмы, иначе она постепенно распространилась бы на все девять королевств, не оставив ничего живого, — Адриан стремительно завершил историю.

Некоторое время мы молча стояли посреди кладбища. Это действительно было кладбище, где один глупый король захоронил сильнейшую магию. Но зачем? Я уверена, у него были какие-то мотивы.

Загубить добрую могущественную силу, чтобы пробудить дремлющее неведанное зло. Не верю, что продуманный гад не знал о последствиях.

— Нам пора. Лиза правильно почувствовала: эта гниль вбирает в себя наши жизни. Нам опасно здесь находиться так долго, — подытожил Адриан.

— Нет, — вдруг прошептала я. — Не стоит. Нет.

Ребята переглянулись. Они явно не понимали, что происходит. А я ощущала это всем телом и душой. Я не могла объяснить им, что оно звало меня. Оно ждало именно меня столько лет. То, что было мертво, не было мёртвым на самом деле. Оно мучилось, медленно умирая, держась за счёт магии живых.

Может быть поэтому Люций отправил меня на Землю?!

Я не могла не помочь.

Опустилась на колени, дотронувшись до чёрного пня. Ощутила, как что-то склизкое и липкое обволокло мою ладонь. Я совершенно не испугалась. Я знала, что так надо. Знала, что так будет лучше для всех.

— Лиза! Что ты делаешь?! — испуганно воскликнул Адриан.

— То, что должна, — закрыла глаза, погружаясь в пучину истории, желая увидеть всё то, что натворили глупые люди. Желая исправить, исцелить. Убрать последствия того гадкого дня. Сделать всё, что в моих силах.

Я не была уверена, что справлюсь. Не была уверена, что выживу. Но знала лишь одно, я должна это сделать.

Глава 89: Погружение и помощь

Елизавета

Тьма… Тьма поглотила меня, буквально затащила и повязала в свои сети. Оплела меня и стала второй кожей. Я словно неслась по длинному туннелю, конца и края которого не видела. Мрак охватывал меня с каждым разом сильнее до тех пор, пока я не начала видеть свет. Небольшой, сумрачный огонёк.

И когда я оказалась у этого светлячка, я ахнула, не в силах сдержаться. Не в силах осознать то, куда я попала. Это было выше моего понимания.

Неужели пятнадцать лет…

Подле сумрачного огонька сидело пять измученных человек. Их тела ссохлись, и все они предстали передо мной маленькими созданиями. Они не были ни живы, ни мертвы. Догадалась, что они поддерживали своё жалкое существование за счёт того, что забирали у тех, кто был по ту сторону.

— Элайза, — прокряхтел сидящий по центру, видимо, главный. — Ты всё-таки пришла, после стольких лет.

— Вы меня ждали? Вы меня звали? Но… зачем? — вздохнула, чувствуя, как горло начинало жечь: кислорода здесь почти не осталось.

Долго здесь я не протяну.

— Да! Освободи нас, пожалуйста! Исцели Древо жизни, и оно отплатит тебе. Оно не отпускает нас в наказание за то, что мы натворили. Прошу, дай нам умереть, — прокряхтел его сосед.

— Люций задумал плохое, но ты в силах его остановить, — прошептал третий, — Ты будешь в силах, если поможешь нам…

— Но я так… слаба, — тихо прошептала. — Я так многого не знаю, я росла вдали отсюда, — засомневалась, боясь давать ложные надежды. — Вам нужен волшебник опытнее…

— Иногда опыта недостаточно, нужен талант. И он у тебя есть, — прогремел тот, кто был ближе всего ко мне. — Мы были опытны, но совершили самую большую и страшную ошибку, которую только ты можешь исправить.

Я всё ещё была полна сомнений, но всё же оставалась единственной, кто был здесь. Кто мог помочь. Всё-таки, я решила рискнуть. Решила попробовать.

Присела, дотянувшись до маленького светлячка, из которого должно было вырасти огромное древо жизни, которое все так ждали. Которое могло вернуть мир и плодородие во все девять королевств.

— Втяни нас. Втяни нашу магию, освободи от оков, — наперебой советовали мужчины.

Я позволила им научить меня, позволила стать свободными. Они рассеялись серой пылью, увеличив свет огонька. Он разгорался, становился сильнее, ярче. Я поняла, что могу это сделать, но мои силы были на исходе. Недостаточно магии, недостаточно знаний.

Запаниковала.

Попросила помощь извне, и неожиданно мне ответили. Мне… помогли…



Адриан

С ужасом смотрел на то, что вытворяла Лиза. Катрина слишком хорошо её обучила, натаскала. И теперь я наблюдал воочию, как коричневый мрак постепенно возвращался внутрь чёрного пня.

— Она, что, целительством занялась?! — возмутился я. — Лиза! Это бесполезно! Сильнейшие волшебники пытались, готовясь месяцами, работая не в одиночку, и те не смогли! — попытался воззвать к её благоразумию, но она игнорировала меня.

— Она тебя не слышит. Она в трансе, — Джанис неожиданно обратился, представ перед нами голым. Отвернулся, не желая смотреть на него. — И да, она только что выкачала из меня магию обращения.

— Она и на такое способна?! — ужаснулся я. — Её нужно остановить!

— Поздно. Если она остановится сейчас, то умрёт. И не только она, — Катрина с ужасом посмотрела на меня и покачала головой. — Это моя вина, я не углядела за ней.

— Не время сейчас об этом думать. Она только что разрушила завесу, которая охраняла нас от этого чудовища, — Джанис кивнул в сторону.

Обернулся, ахнув. Ограда постепенно разрушалась, мрак отступал, а зелёный ковёр, напротив, подступал, застилая всё.

— Ей не хватит сил, — покачал головой Джанис. — Мы должны ей помочь. Если остановимся сейчас, то можем погибнуть, а эта дрянь, сотворённая твоим братцем, мощной волной разрушит Вэстрис, а затем накроет остальные королевства.

Тяжело вздохнул, кивнув. Мы втроём объединили свои энергии, направив их в сторону Лизы. Она ощутила мощнейший прилив энергии, а затем с удовольствием вобрала её в себя. Чувствовал, как она изнемогала, боялся, что её не хватит и всячески тянулся к ней.

Первой в обморок упала Катрина, отдав всю энергию подруге. Джанис не прервал сеанс, не бросился к возлюбленной, понимая, что с ней всё будет в порядке, если мы простоим до конца.

А затем я увидел чудо. Мрак отступил, чернота, исходящая от пня, спала, и теперь из него пробилось маленькое зелёное деревце, которое увеличивалось с каждым разом, вбирая всю мощь, что мы давали.

Внезапно Лиза прекратила брать у нас энергию, замерла над своим произведением искусства, повернулась ко мне и улыбнулась:

— Получилось, — а затем рухнула на землю, теряя сознание.

Подскочил к ней, подхватив на руки. Опасность миновала.

Джанис, наконец, взял Катрину на руки. Лёгким взмахом руки наградил его иллюзией одежды. Не голым же ему во дворец к лекарям идти.

Он поблагодарим меня коротким кивком, и мы поспешили спасать наших принцесс.

На мгновение обернулся: позади нас теперь уже из белого пня постепенно росло новое Древо Жизни, увеличиваясь на глазах. Что ж, это деревце я ни за что и никому не позволю срубить.

Глава 90: Лазарет

Елизавета

Очнулась в лазарете под пристальными взглядами целителей и лекарей. Похоже, я очень сильно истощила свою энергию. Огляделась по сторонам: на соседней койке лежала Катрина, которой тоже занимались местные врачи.

А с ней-то что стряслось?! Я забеспокоилась, но не успела спросить: мой муж заметил, что я проснулась.

— Ты наконец-то пришла в себя! — Адриан сел рядом, целуя меня в лоб, разливая приятное тепло по всему телу. Почувствовала настигающее счастье, но отложила его, потому что кое-что сейчас было важнее моего благополучия.

— Получилось? — коротко спросила, опуская глаза.

— Да, ты каким-то образом заново взрастила Древо Жизни. Как ты это сделала? — тёплый шёлковый голос Адриана заставил меня улыбнуться.

Села, взмахом руки отогнав от меня целителей. Они больше не были мне нужны. Я чувствовала кое-что другое, более опасное, и не могла понять, что именно.

— Что с Катриной?

Джанис подошёл к нам. Нахмурилась. На нём не было одежды, только её иллюзия. К сожалению, я так и не научилась отключать возможность видеть сквозь магию. Иногда третий глаз очень мешал, и я видела то, чего не хотела.

— Я почувствовал, что тебе нужна помощь… — начал он издалека, и мне это не понравилось. Он словно готовил меня к худшему. — Ты землевик, а я оборотень, я ближе к природе, — последнее он сказал, чтобы утешить Адриана.

Мой муж чувствовал вину, что не услышал мой зов. Но я не звала! Положила руки ему на ладони, чтобы мысленно сказать любимому правду.

— Мы объединили усилия, дав тебе свою энергию. Мы с Адрианом выстояли, и наша сила постепенно приходит в норму, — Джанис сказал это настолько трагично, что я перепугалась.

В голову пришла очень страшная догадка.

— Что с Катриной?! — вскочила, зло прокричав на весь лазарет. Кажется, от пережитого я вновь перестала контролировать свои эмоции.

Адриан попытался обнять меня, успокоить, но страх разгорался во мне со страшной силой, поглощая и подчиняя себе.

— С ней всё будет в порядке, — Джанис продолжал говорить похоронным тоном, а мне захотелось отвесить ему сильнейшую пощёчину. — Но ты лишила её магии. Полностью.

Вырвалась из объятий, силой оттолкнув любимого мужчину, и подскочила к кровати лучшей подруги. Катрина уже очнулась и теперь улыбалась.

— Главное, всё удалось. Ты восстановила Древо жизни, и неважно какой ценой, — успокаивающе произнесла она, громко кашлянув.

— Ты бы тоже самое сказала, если бы я умерла? — зло бросила ей, взяв за руку.

— Я бы не смогла сказать ТЕБЕ тоже самое, потому что ты была бы мертва, — усмехнулась Катрина. Она вновь нашла хорошее в этой отвратительной новости. Она перевернула всё с ног на голову, что я вновь усомнилась, не ангел ли она, посланный с небес?

Не собиралась мириться с лишением магии. Закрыла глаза, вновь погружаясь в транс. Плевать, что я ещё не до конца восстановилась. Не важно. Если я подожду пару мгновений, то будет поздно, и я не смогу восстановить её силы.

— Что ты делаешь?! — Катрина попыталась вырваться, но моя хватка оказалась сильнее.

Я настойчиво передавала часть своей силы ей, пытаясь исцелить её волшебство.

В голове неожиданно заговорил мужской голос, который я слышала впервые. Но самое страшное было то, что он показался мне знакомым, и я никак не могла понять откуда.

— Ещё немного, и ты лишишься целительного дара, — грозно, властно, предостерегающе произнёс он.

— Я смогу восстановить дар Катрины? — коротко поинтересовалась у незнакомца, не желая останавливаться.

— Да. Но ты уверена, что такой ценой?

Кивнула, продолжая неравную схватку.

— Что ж, твой выбор сделан, — после этой фразы я вновь потеряла сознание, но в этот раз на гораздо большее время.


~~~

Очнулась я вновь в лазарете. Светило, даже сияло яркое солнце. Забавно, в прошлый раз там был тёмный и мрачный закат.

— Боже, ты проснулась! — рядом со мной сидела Катрина, которая выглядела абсолютно здоровой. — Ты знаешь, что ты натворила?!

— Знаю, — коротко кивнула, сев в кровати. Чувствовала себя гораздо лучше и совершенно не была расстроена по поводу своего импульсивного поступка.

— Ты проспала почти сутки, — Катрина покачала головой. — И лишилась своего целительного дара. Моя магия того стоила? — Катрина послала луч земной энергии вверх.

— Стоила, — коротко ответила я. — Тем более, что стихия земли по-прежнему никуда от меня не делась.

Лучше две девушки, имеющие земной дар, чем одна целительный. Я считала такую математику истинно верной. И плевать, что мне по этому поводу скажут лучшие волшебники всех девяти королевств.

— Что ж, это твой выбор, — вздохнула Катрина, мгновенно помрачнев. — Но у меня для тебя две новости.

— Начти с хорошей, — покорно кивнула я.

— А её нет, — оборвала меня Катрина, и я забеспокоилась. — Корнелия сбежала из темницы, пока ты исцеляла Древо жизни.

Не хотела знать, поспособствовало ли моё выкачивание магии из всего, до чего я могла дотянуться, её побегу. Её тюрьма была защищена особым волшебством, и я запросто могла его вобрать.

Покачала головой. Наверное, хуже уже не будет…

Как же я ошиблась!

— Люций узнал о том, что мы восстановили Древо жизни. Он объявил, что мы нарушили его приказ и теперь движется к нам с огромным войском, — Катрина тут же огорошила меня ещё более зловещей новостью. — Я рада, что ты очнулась, — после чего она погладила меня по руке.

— А ты умеешь сказать «доброе утро», — уронила лицо в руки, не зная, что делать дальше. Меня вновь охватила паника.

— Ты ещё можешь шутить? Тебя там, что, по голове ударили? — неодобрительно фыркнула Катрина. — Адриан приказал спрятать тебя куда подальше.

— И ты его послушаешься? — решительно посмотрела на Катрину, взяв себя в руки. — Нам нужно покончить с этим раз и навсегда.

— Ты лишилась своего дара… — Катрина всё же попыталась поспорить со мной, но я видела, насколько она со мной солидарна.

— И как магия целителя помогла бы мне на войне? Я бы бегала и исцеляла воинов? Нет, уж, увольте. Я уже сделала, что мне было предначертано, — я помнила то, что предсказывали Люцию. И сейчас понимала, что он сказал мне совершенно не всё.

У него были другие мотивы послать меня на Землю. Не только для того, чтобы разрушить брак Адриана. Но теперь я должна разгадать очередную загадку.

Катрина кивнула.

— Другого ответа я и не ждала. Джанис подготовил нам два белоснежных платья, которые защитил всеми возможными чарами защиты, а также сотни магических боевых амулетов, встроенные в наряд. Идём, нам пора переодеться.

— Твой муж знает толк в битвах, — кивнула, на секунду задержавшись в лазарете.

Выглянула в окно, увидев огромную чёрную тучу, что приближалась к нам. И я вдруг наконец-то поняла с кем я разговаривала, когда исцеляла Катрину. Поняла какую силу мне подарило Древо жизни. Осознала, как это поможет на войне.

Глава 91: Война

Елизавета

Чувствовала себя земной невестой, когда надевала белоснежное платье. Похоже, земные традиции, вбитые в голову с самого детства, будет не так просто вывести из головы. А ведь они зеркально противоположны здешним.

Стоило отметить, что платье было гораздо белее обычного, и от его цвета буквально резало в глазах. И когда я его надела, почувствовала мощнейшие всплески энергии. Возможно, я успею расчехлить не все амулеты, но защитных чар здесь было предостаточно.

— Адриан и Джанис вместе с армией уже ушли. Нам нужно спешить, — Катрина привела двух лошадей, которых мы с лёгкостью оседлали. — Рамон, Нейла и Игнус тоже пошли в бой.

— А Дориан? — почувствовала щемящую боль в груди — все родные выдвинулись против зла, решив оставить меня в стороне.

— Твой брат надёжно защищён, — тихо прошептала Катрина. — В отличие от моего.

Не стала напоминать ей, что её брат, вообще-то мой любимый муж.

Мы быстро нагнали войско, которое засело в засаде.

— Я же велел вам обеим спрятаться! — рыкнул Адриан на Катрину. Он был настолько зол, что, казалось, ещё чуть-чуть и его макушка вспыхнет ярким пламенем от всепоглощающего огня, а я даже не сумею её исцелить.

— Ты думал, что они смогут остаться в стороне? — Джанис усмехнулся, показательно громко хихикнув. — Ты слишком плохо знаешь наших жён. Не переживай, их платья надёжно защитят их. Я постарался.

Адриан скептическим взглядом окинул меня, но промолчал. Войско оттолкнуло меня ближе к центру. Я и не сопротивлялась. Никто из них не знал, какую силу я приобрела, исцелив Древо жизни. А если бы узнал… Люций убил бы меня первой.

Тем более было уже не до этого. Войско Люция настигло нас. Ахнула от обилия разнообразных существ. Впервые увидела огромное скопление гоблинов, троллей, гигантов, от которых так и несло злостью и плесенью. Мелкие феи кружились с яркими стрелами, готовые ударить в любой момент. И они, со своей озлобленностью, совершенно не походили на добродушных купидонов. Видела я и оборотней, которые приняли свой облик, готовясь к нападению.

Узнала я и старых знакомых эльфов. Эзриэл и Корнелия стояли рука об руку. Такие похожие и такие разные. Корнелия зло смотрела на меня, готовясь к нападению.

Полководец огромного, разношёрстного, злостного войска властно предстал перед нами, желая расправиться с каждым из нас.

— Вы нарушили мой приказ, который был отдан пятнадцать лет назад! Я объявляю тебя, Адриан, предателем короны, который никогда не сможет взойти на трон! — Люций рычал, не пряча своей злости.

Он не скрывал своего желания убивать.

Адриан не дрогнул, выйдя вперёд к брату, встав напротив него и заглядывая прямо в глаза. Он не боялся. Он был готов защитить свой народ.

— Ты уничтожил семейное древо, которое испокон веков приносило плодородие нашим землям. Ты посеял хаос, принёс множество разрушений за годы своего правления. Ты жаждешь полной и безграничной власти. Пришла пора оставить трон. Сдайся по-хорошему, или умри!

Люций ударил первым, но несмотря на эту подлость, Адриан был готов и успел вовремя поставить щит. Битва началась.

Благодаря Катрине я изучила множество боевых заклинаний, которые сейчас использовала. Без дара целительства они давались мне проще, всё-таки раньше мне плохо поддавались разрушения. Я была создана воссоздавать, а не рушить. Теперь этого ограничения не было.

Помогли амулеты, повешенные чуть ли не на каждую складку платья. Я и оглушала солдат, и иногда подрывала, и даже убила несколько стражников.

Бедные, ни в чём не повинные создания. Но я не могла иначе. Либо они, либо мои верные подданные. А их я должна была спасти от верной гибели.

Я подобралась ближе к Катрине, желая ей помочь, желая защитить, но она справлялась и сама, пока не встретила ту, которую боялась и одновременно жаждала увидеть. Я замерла, затаившись, потому что к Катрине подобралась её родная мать. Узнала её по портретам в замке, хотя там она выглядела в разы моложе.

Сейчас она постарела, осунулась, озлобилась. Я видела дикий огонь в её глазах, не свойственный добродушной женщине ранее.

— Моя дорогая Катрина, — хитро и хищно пропела она.

— Мама! — испуганно взвизгнула Катрина. — Я не хочу с тобой драться!

— А и не нужно, дорогая. Примкни к нам. Люций — единственно разумный выбор. Король, которого мы заслужили. Я не хочу тебя убивать, ты так молода, так хороша и опытна. Твои знания будут полезны, — я видела, что Бренда пыталась использовать дар принуждения, но я не вмешивалась, потому что знала, что Катрина выстоит.

Подруге нужно было поговорить с матерью. Понять, что некогда родного человека больше нет.

— Я никогда не предам свою семью! — чуть ли не плача, всё ещё защищаясь, пропищала Катрина. — И я надеюсь, что ты всё ещё часть моей семьи!

— Примкни или умри! — неожиданно прокричала она, использовав сильнейшую молнию, от которой вздрогнула даже я.

Я не успела. Не успела вмешаться, потому что не ожидала этого. Стихия Бренды была гораздо слабее, чем…

Неожиданная глыба льда выросла рядом с Катриной, защитив её. А затем появилась та, кто её создала. Нейла воинственно появилась из неоткуда в таком же белоснежном платье.

— Не в мою смену, подруга! — рыкнула она.

Похоже, я впервые услышала от неё шутливый тон. Ледяная леди преобразилась в битве, став сильнее, ярче и… больше не скрывала от других свою истинную сущность.

— Ты! — зашипела Бренда, словно змея, готовившаяся к прыжку. — Предательница!

— Поспи, — Нейла использовала леденящую магию, усыпив Бренду. — Катрина, ты в порядке? — успокаивающе поинтересовалась она.

Катрина кивнула, опускаясь на колени рядом с матерью.

— Не переживай. Она проспит около суток… Но я не уверена, что проснётся той, которую ты знала. Эксперименты по пересадке стихий проходят с очень серьёзными последствиями, — Нейла тяжело вздохнула.

— Вы не рассказали этого на допросе, — осуждающе бросила Катрина, как раз в тот момент, когда я вышла из укрытия.

— Меня никто об этом и не спрашивал. Ужасный опыт, как и все, что они делали, — Нейла осталась холодной.

— Тебе «лёд» тоже пересадили? — вышла из своего укрытия и коротко бросила я, туфлей трогая Бренду, проверяя насколько хорошо она уснула. Та спала крепким сном.

— Была такой с рождения, но пришлось скрывать это. Нам некогда сейчас это обсуждать. Мы нужны на поле боя, — также холодно, как и обычно, отчеканила Нейла. Разве её можно было ослушаться?

Кивнула. Теперь благодаря матери я знала, что должна была сделать.

Глава 92: Люций

Елизавета

Возможно, мой план был ужасен, возможно, он был недоработан и просто кошмарен, но в той ситуации, в которую мы попали, у меня просто не оставалось выбора. Только моя новая способность могла выручить нас с наименьшими потерями, если, конечно, я смогу ей правильно воспользоваться.

Выскочила на середину поля, использовала несколько наименее взрывных амулетов и громко прокричала:

— Хватит! Достаточно!

Окружающие на мгновение замерли, а вокруг меня воцарилась мёртвая тишина. Главное, чтобы она не стала такой буквально.

И это, всё-таки сработало. На меня никто не напал. Войско Адриана не решилось перечить будущей королеве, а в противоположном — ждали команды полководца.

— Так, так, так… — Люций вышел вперёд, рассматривая меня. Он не торопился отдавать приказ уничтожить меня. А зря. У него был неплохой шанс. — Белоснежный ангел смерти. Как это красиво и завораживающе.

— Может, хватит этой глупой и никому ненужной войны? — дерзко и смело спросила, хотя на самом деле у меня тряслись колени от сводящего ужаса. От осознания того, что я творила и что должна была делать

Я не воин. Я просто девочка, выросшая в земном приюте…

Подошла ближе, всё же решив воспользоваться подарком от Древа жизни. Пускай я больше не могу исцелять, но зато я могу сделать нечто большее. То, чего этот гад не ожидает. Никто не ожидает. То, чего Люций так боится. Нужно просто потянуть время. Выждать.

Тихо ждала ответа, потому что медленно начала выкачивать из него магию. Ускорь я процесс король заметил бы и убил меня, как мелкую и надоедливую букашку. И никакие защитные заклинания и амулеты умного Джаниса мне не помогли бы.

— Будет хватит, когда я скажу. Я единственный законный король, который должен править Вэстрисом! Я! А не этот мелкий… — Люций зло уставился на Адриана, который был готов в любой момент броситься в бой.

— И поэтому ты так боишься меня? — хитро прищурилась, бросив колкую фразочку злодею, зная, насколько сильно его это заденет.

Почувствовала, что Адриан готов броситься в бой, защитить меня. Незаметно выкачала из него силу и, закинув одну из рук за спину, пустила в него небольшой огонёк, намекнув, что у меня всё под контролем.

Адриан, кажется, понял, что я делала и перестал мне мешать.

Всё-таки мне очень нравилась сокровенного обряда, которая оказалась сильнее магии истинных. Иногда у нас получалось читать мысли друг друга, от чего доверия было гораздо больше, чем у земных возлюбленных.

Годы тренировок, и мы научимся общаться мысленно.

— Я сделал всё, чтобы грёбанное пророчество не сбылось! — поморщилась, услышав земную ругань. Удивилась, но виду не подала. Злодей был готов на всё, чтобы выбить меня из равновесия.

Люций настолько отчаялся, что был готов рвать на себе волосы? Интересно, начал бы он ругаться земным матом? Недаром русские считали мат — заклятьем против бесов.

— Я отправил тебя на Землю, я срубил это дурацкое древо, которое должно было дать тебе небывалую мощь! И ты всё равно вернулась сюда и теперь стоишь передо мной в белом платье, как ангел смерти! — прокричал Люций. Он начал повторяться в комплиментах, и это меня улыбнуло.

Король лишь подтвердил мою правоту, и я немного ускорилась, продолжив вытягивать из него жизненную силу. Магию. Я сделала это с Катриной, невольно, случайно. Но когда я вернула ей дар, потеряв целительство, Древо наградило меня данным даром.

Сейчас я выкачиваю магию осознанно.

— Ты наоборот помог пророчеству сбыться, — усмехнулась, наконец-то до конца поняв смысл предсказания.

Мы сами создаём своих врагов. Мы сами лепим их из пластилина.

— Каким образом? — Люций замер — я поймала его на крючок любопытства. Он по-прежнему ничего не замечал. Не догадывался.

А меня буквально трясло от страха. Одно неловкое движение, и я выдам себя. Одно неловкое движение, план рухнет, и мы все погибнем.

Я хотела исцелить Люция по-своему. Лишить силы, магии, без которой он не мог жить. Я же как-то выросла на Земле без волшебства. Пусть осознает на своей шкуре, каково это.

— Во-первых, ты отправил меня туда, где я росла вдали от своей любящей семьи, — тихо прошептала, чуть ли не пропела.

— И как это связано? — Люций всё ещё не понимал.

— Я росла одиночкой, в приюте, что закалило мой характер. Это сделало меня сильнее. Проворнее, хитрее. Это научило меня выживать. Спасибо тебе за это, — последнее сказала жёстко, но с благодарностью.

И это дало мощнейший эффект. Прочла испуг в его глазах и довольно улыбнулась. Люций всё ещё не подозревал, что я делала.

Если я не высосу всю силу за один раз, он восстановится. Я не хотела этого. У меня был всего один шанс на победу.

— Дальше ты срубил Древо жизни, и оно из сеющего добро превратилось в порождающее зло. Ты знал, что так будет. Готовился. Жаждал этого, но не знал, что делать с этой силой, не знал, как с ней совладать. Ты скрылся в резиденции, ставя опыты, пытаясь понять, что делать, как вытащить из этого пользу, — продолжала тянуть резину, произнося речи всё длиннее и длиннее. Говорила наугад, но судя по его реакции, поняла, что попала в самую точку.

Мне осталось совсем немного, пока вдруг…

— А ты умнее, чем я думал. У нас с тобой так много общего, оказывается. Не хочешь стать моей королевой? — хищная улыбка вспыхнула на его губах, и он придвинулся ко мне поближе.

Вздрогнула, не ожидав такого предложения. Меня сковал страх, словно парализовало, не могла пошевелиться, но дела своего не бросила.

— Отрежем твою истинность, и ты станешь вольна принимать решения самостоятельно. Ты же хочешь быть такой же всесильной, как я!

Как же сильно опьянило беднягу могущество. Или видимость оного?

— А как ты разрушишь сокровенный обряд? — ухмыльнулась, продолжая тянуть время. Мне оставалось совсем чуть-чуть.

– Вы поженились?! — Люций бросил удивлённый взгляд на Адриана. — Умно, братец! — а затем снова посмотрел на меня: — О, я найду способ. Ты права, я зря сражался с тобой, я должен был обратить тебя на свою сторону. Но ещё не поздно.

— Поздно, — отрезала я. — Я сама вольна принимать решения, и вскоре ты падёшь к моим ногам.

Я чувствовала сильнейшую власть над этим мужчиной. Его магия пьянила меня. Из моих рук пошла зелёная энергия, потому что я не рассчитала сил и теперь лишнее выходило из меня. Я хотела ударить чем-то по нему, но оставалось совсем чуть-чуть, чтобы окончательно лишить негодяя магии.

— Никогда не поздно, крошка. Я почти разгадал тайну бессмертия. Я готов править и жить вечно, — Люций навис надо мной. Его лицо оказалось так близко с моим.

Неожиданно моё белое платье вспыхнуло, загорелось, постепенно превращаясь в чёрное. Дьявольская магия врага оказалась сильнее, чем я думала. Лишь бы она не овладела мной полностью. Я не хочу быть такой же злой. Это ужасно.

— Никогда! Ты больше никогда не будешь править! — прошипела, а затем перешла на громкий крик: — Ты падёшь к моим ногам. Ничтожество!

— Смеешь мне дерзить? — Люций навис надо мной чёрной тучей, жаждя меня убить. Я чувствовала его необузданное желание и злость, но…

Он вдруг осознал, что не может колдовать.

А затем случилось то, о чём я предсказывала. Люций действительно упал к моим ногам, ничего не понимая.

Люций ничего уже не мог с этим сделать.

Глава 93: Битва

Адриан

Я был против участия Элайзы и Катрины в этой кровопролитной битве. Но, похоже, именно Джанис, предусмотревший защиту девочек, оказался прав. Наши жёны просто не могли остаться в стороне. Тяжело иметь дело с девушками, которые не умеют быть слабыми и не могут остаться в стороне.

Радовался, что они оказались не в гуще битвы, а на задворках, сражаясь не с самыми сильными магами. Был рад, что они девочки были надёжно защищены.

Пока Элайза не вышла в центр. И сейчас я впервые увидел её такой царственной и величественной. Она походила на свою мать гораздо больше, чем знала и думала.

Хотел броситься, защитить от Люция, но она дала мне знак, который только я смог понять. Каким-то образом она выкачала крохотную часть моей магии, мою способность и сделала мне маленькое предупреждение.

А затем я понял, что Элайза делала. Красивая богиня выкачивала из моего братца всю магическую энергию, не оставляя ему ни каплия. Тогда с Катриной у Древа жизни она сделала это случайно, неосознанно, но теперь…

Её великолепный план сработал: Люций рухнул на колени.

Подошёл к нему, приставив клинок своего магического меча.

— Сдаёшься? — грозно спросил у него. — Люций, ты просто жалок. Ты не достоин быть королём.

— А ты, мелкий щенок, даже не можешь убить меня! Всё за тебя сделала твоя истинная. Девка! Как же ты смешон! Ты такой же слабак, как наши родители. Хорошо, что я их убил!

Ненависть охватила меня. Люций только что признался в содеянном. Признался, что убил наших родителей. Не моих, наших. Он так и не мог этого понять. Злость и жажда власти настолько ослепили его?!

Было ли признание правдой, или он просто присвоил себе чужие злодеяния? Мне было плевать, потому что это уже было не так важно.

Выбор между «правильно» и «хорошо» загорелся ярким жгучим пламенем. И его больше нельзя было отложить. Неправильно и плохо — самый ужасный выбор, который я когда-либо делал и сделаю.

Я уже ошибся с Корнелией, когда не приказал её убить, а отправил в темницу. Не исключено, что она сбежала и рассказала о восстановленном дереве моему братцу.

— Магия, которую генерировало то, что оставалось все эти годы от Древа жизни моё Братство знаний почти преобразовало в бессмертие. За мной было будущее, которое могло преобразовать этот мир, улучшить его, сделать сильнее, — Люций продолжал нести гадости и ересь.

Ересь, в которую сам же и верил. Ересь, которая была для него настоящей правдой. Истиной, в которой он жил. Властью, которой упивался.

— И скольких людей вы убили, пока ставили опыты? — прошипела Элайза. Её глаза горели чернотой, тёмная магия выходила из её рук. Начинал беспокоиться за возлюбленную. — Сепарация истинности погубила Джанет, ведь так? И не только её? А пересадка стихии? Сколько народу убили эти опыты? А те, о которых я не знаю?! — моя королева тараторила, словно сходила с ума от того, что держала в себе. От того, что выкачала.

Вскинул брови. Пересадка стихии? Да сколько же чудовищных опытов было поставлено в резиденции?!

— Всегда были и будут жертвы во имя лучших целей. Ты, шавка, остановила всё это. Братство знаний найдёт тебя и…

Устал слушать эту занудную речь. Я сделал свой выбор. Одним взмахом меча отрубил его голову. Безжизненное тело рухнуло к нашим ногам. Никому не позволю оскорблять свою жену и будущую королеву.

Элайза осела на колени.

— Доченька, с тобой всё в порядке? — Нейла оказалась рядом как нельзя кстати. Она начала лебезить перед дочерью.

Хотел броситься к ним, но женщина мне этого не дала.

Да я ведь муж Элайзы, в конце-то концов!

— Матушка, пожалуйста, наложи на меня блок магии, который будет высасывать энергию следующие три часа, — простонала Элайза, выплёвывая черноту изо рта.

Страшное зрелище. Магия Люция была слишком сильной, я это чувствовал, но ничего не мог сделать.

— Ты уверена?!

Элайза посмотрела на мать таким взглядом, что Нейла охнула и тут же исполнила её просьбу. Тот самый момент, когда ученик превзошёл учителя.

Игнус наконец-то вырвался из толпы и осел к своей дочери. Выдохнул: она была в надёжных руках. Наконец-то, моя девочка обрела родных и близких. Она больше никогда не будет чувствовать себя одинокой. Уж я-то об этом позабочусь.

Огляделся. Катрина и Джанис тоже были живы. Рамон, по моему настоянию, остался во дворце. Надеюсь, мы победили с минимальным количеством жертв.

Наложил на свой голос специальные чары, чтобы меня услышало как можно больше народу:

— Сторонники Люция, вы можете сейчас сдаться, или бежать! Ваш полководец пал! Вы остались без лидера! В ближайшее время всё Братство Знаний будет отловлено и допрошено. Я уничтожу все тёмные опыты, которые когда-либо ставил мой братец! Больше не будет этой всепоглощающей тьмы и угнетений! Настаёт новая эра.

Я сделал то, что должен был сделать. Вэстрис должен признать нового короля. Правление Люция теперь официально завершилось.

Глава 94: Приветствия

Елизавета

Никак не могла поверить в то, что всё плохое наконец-то осталось позади. Впереди ждало относительно светлое будущее, которое омрачало лишь проблемами царства, поднятием королевства и обучением магии.

После победы над Люцием, Вэстрис остался без правителя. В нескольких деревнях прошла целая серия бунтов, и Адриану пришлось переносить и объединять нашу публичную свадьбу и коронацию. Немного расстроилась, что публичной свадьбе будет уделено меньше внимания, чем изначально планировалось, но потом успокоила себя: видимо, у меня судьба такая.

За несколько дней до назначенного события вокруг меня кружились Катрина и Нейла, не доверяя мои свадебный и коронационный наряды никому. Сначала они спорили, что платье должно быть одно, но потом Катрина, найдя общий язык даже с моей ледяной матерью, всё-таки настояла на своём.

И я до последнего дня не знала, как будут выглядеть оба. Катрина решила устроить сюрприз, и даже Нейла не смогла ей помешать и подчинилась. Впрочем, косвенно Катрина являлась для неё частью семьи, с которой она всё же считалась.

Расписание было чётким и строгим. Утро: приём гостей и пир. День: королевский танец и публичный свадебный обряд. Вечер: коронация.

К такому меня жизнь не готовила. Тем не менее, утром меня разбудила мать и вывела в специальную подготовленную для переодеваний комнату. Я ещё спала, пока мне делали причёску и наряжали в нежно-лиловое платье для приветствий гостей.

Через час приготовлений за мной зашёл Адриан. Он был в том же костюме, что и на сокровенном обряде. Подозревала, что ему не придётся переодеваться сегодня. Дважды. Вздохнула: некогда было жаловаться на судьбу будущей королевы центрального королевства Воды. Большая ответственность и бла, бла, бла.

Катрина и Джанис не вышли приветствовать гостей. Статус Катрины был ещё не подтверждён, и Адриан планировал сделать это сегодня, после свадьбы. Катрина не согласилась с братом, но спорить с будущем королём могла только я. Подруга ждала моей поддержки, а я, к её недовольству, была солидарна с мужем.

Зато Нейла и Игнус стояли подле меня. Игнус оказался довольно-таки молчаливым, но властным мужчиной, которого слушалась даже горделивая Нейла. Кажется, я наконец-то поняла насколько можно быть счастливой, когда родители составляли весьма гармоничную и любящую друг друга пару.

Дориан, хоть и нехотя, но стоял подле. С ним мне оказалось проще всего. Мы постепенно налаживали контакт, и братец неоднократно повторял, что я лучше Элайзы. Так и не решила, приятен мне этот комплимент или нет.

Мы были просто разными. Слишком разные. И я больше подходила для этого мира, а она для Земли.

Со стороны Адриана присутствовал Рамон. Похоже, мой муж всё-таки воспринимал ворчливого мужчину, как отца, и я прекрасно понимала его.

Церемония приветствия гостей растянулась на целый час. Мы с мужем стояли у ворот, наблюдая за мелькающими каретами. Со всех девяти королевств приезжали гости. Оборотни, гномы, эльфы, лилипуты, великаны, феи, тролли, гоблины… С удивлением наблюдала за каждым, внимательно рассматривая и отмечая ярко выраженные черты. Во время битвы мне не удалось разглядеть их внимательнее: всё смешалось в кровавую кучу.

Правители фей оказались похожими на людей, и их отличали только крылья, торчащие из спины. Я знала, что они специально приняли человеческий облик, потому что обычный их вид — чуть больше кисти руки.

А вот правители эльфов меня удивили. Рыжеволосая красавица присела в реверансе, а светловолосый мужчина поклонился, глядя на меня.

— Мы хотим принести извинения за то, что натворили Корнелия и Эзриэл. Эльфы — очень верный народ, и мы готовы наказать их со всей жестокостью, — холодно произнёс мужчина.

— В этом нет необходимости, — Адриан протянул руку, и они обменялись рукопожатиями. — Они оказались верными и честно служащими эльфами, просто верны были моему брату, который оказался настоящим злодеем. Им ещё предстоят допросы и сыворотка правды, дабы разузнать подробности тех экспериментов, что проводил Люций.

Эзриэл и Корнелия были пойманы в тот же день на поле битвы. Они пытались сбежать, но на них вовремя наложили блок магии.

Похоже, правители эльфов были удовлетворены жёстким ответом Адриана и прошли дальше. Наши слуги уже показывали им место, где планировались церемонии.

Дальше прибыли оборотни. И они совершенно ничем не отличались от людей. Я привыкла к этому, потому что подруга вышла замуж за оборотня, и я жила с ним во дворце почти бок о бок.

И он неоднократно спас мне жизнь.

— Подскажи, Адриан, как тебе удалось переманить на свою сторону сильнейшего оборотня? — только и сказал король. Когда я услышала его голос, то почувствовала манящую силу, что исходила от него.

— О, секрет прост, — усмехнулся Адриан, подмигнув мне. — Я раскрою его сегодня после публичного обряда.

— Буду с нетерпением ждать. Надеюсь, я смогу сотворить нечто подобное.

Покачала головой, еле сдержав смешок. Такое повторить невозможно. Просто суженная оборотня оказалась сестрой Адриана. Вот и вся тайна.

Нашла неожиданное отличие между гномами и лилипутами. Была уверена, что у них единый предок, просто проживали они на разных частях континента. Отчего лилипуты оказались чуть меньше, а гномы, напротив, массивнее, грубее и с увеличенными носами.

Приветствуя правителей великанов, пришлось задрать голову. Рукопожатия не удались, и для этой чудесной расы были заготовлены специальные места за столом. Еле сдержалась, чтобы не охнуть от удивления и восхищения.

А вот вид гоблинов и троллей меня поразил окончательно и мне пришлось собрать свою волю в кулак, чтобы не грохнуться в обморок. В целом, они ничего не заметили и остались довольны моей вежливостью.

— Что ж, самое простое позади, — тепло улыбнулся Адриан.

— А ты умеешь поддержать, — хмыкнула в ответ, потому что понимала, что предстоит тяжёлый день, после которого я не планировала вылезать из кровати целые сутки.

— Не паясничай, — сделал замечание любимый мужчина. — Нам пора устраивать пир. Надеюсь, ты очень голодна.

— Дай мне минуту, — покачала головой. — Мне нужно переговорить с братом.

Все присутствующие удивились, но ничего не сказали. Они слишком хорошо меня знали: я никогда ничего не делала просто так.

Мы остались с Дорианом наедине. Сначала он настороженно смотрел на меня, но после моего предложения расплылся в улыбке, горячо обняв.

Это было наше первое взаимное объятие, и я расплылась в улыбке, радуясь, что обрела родственную душу, готовую поддержать меня в любых моих начинаниях.

Глава 95: Принцесса Вэстриса

Адриан

Не мог представить насколько трудной ситуация оказалась для Элайзы, но даже мне было трудно проводить два столь важных мероприятия в один день. Традиции кричали об одном, безвыходность положения настояла на другом. У меня просто не было выбора.

Не мог стать королём без публичного обряда, и не мог отложить коронацию, ибо Вэстрис остался без короля. Из двух зол пришлось выбрать наименьшую. Пообещал Элайзе устроить настоящий медовый месяц, хоть так и не смог понять значение слова «медовый», а «месяц» у нас и вовсе назывался по-другому. Так что предложил ей сладкую четриду. Но сама идея попутешествовать вдвоём несколько десятков дней мне прельщала. К тому же, это был неплохой способ наладить связи с девятью королевствами и закрепить наш статус.

— Попрошу минуту внимания, — встал, всё же решившись наконец объявить то, чего так сильно боялся.

Как отреагируют присутствующие на столь эпатажную новость?! Не начнётся ли прямо здесь кровопролитная битва?!

Получил неодобрительный взгляд от Катрины, но полный понимания и любви от Элайзы. Он придал мне сил. Заставил поверить в себя и в принятое решение.

В зале собралось важные представители всех девяти королевств. Я просто не мог оговориться. Не имел права на ошибку. Но, как не странно, больше не боялся.

— Я очень рад, что вы нашли время и приехали на самый большой праздник Вэстриса. Сегодня я хочу поднять бокал за то, что мы наконец-то избавились от тирана, — сделал паузу, слушая возмущённые и удивлённые возгласы.

Многие не были согласны со мной, считая Люция хорошим и мудрым правителем. Что тут скажешь — мой брат умел произвести хорошее впечатление. Он умел быть хитрым, лживым, скрываясь под маской добродушного добродетеля.

— Попрошу успокоиться, — остановил публику, видя, как тихие возгласы стали превращаться в перешёптывания. — Внешняя политика моего брата была на высоте. Он умел держать лицо, за ним шли почти все. Он умел очаровывать. Но мы смогли доказать, что в резиденции проводились ужасные опыты над пойманными ледевиками, — опять замолчал, наслаждаясь тишиной. Всех настолько это поразило, что никто не рискнул и пискнуть. — Пересадкой магических стихий, — наслаждался, постепенно увеличивая градус новостей, — и сепарацией истинности.

Последнее буквально взорвало зал возмущёнными возгласами. Когда присутствующие немного успокоились, продолжил:

— Но это далеко не всё. Люцию было предсказано, что моя истинная свергнет его с престола, став сильнейшей волшебницей. И силу она получит от Древа Жизни, — покачал головой, потому что дальше была немного изменённая история моей возлюбленной. — Он провёл тайный обряд поиска моей истинной и наложил на неё сильнейший блок магии, обернув её любовь в ненависть. А затем он убил наших родителей и срубил Древо жизни, чтобы обезопасить себя от возмездия.

В зале по-прежнему стояла мёртвая тишина. Я был доволен произведённым эффектом. Присутствующим предстояло переварить так много информации, а я наслаждался тем, что моего брата медленно и верно начинали ненавидеть.

— Он напал на нас и был сражён, после чего признался во всех грехах. Мы планируем допросить его приспешников, отловить Братство знаний и подробнее изучить резиденцию. Мы не позволим подобные бесчинства в Вэстрисе за время нашего с Элайзой правления.

— За будущее Вэстриса и процветание всех Девяти королевств! — Элайза подгадала самый удобный момент, поднявшись с бокалом.

Несколько секунд все сидели в тишине, а затем в одно мгновение соскочили, поднимая бокалы вверх. Радовался, что в отличие от земных традиций нам не нужно было стучать бокалами друг об дружку. Никогда не понимал этого.

Следующее по сжатому расписанию были пожелания от правителей, и мы внимательно слушали каждое поздравление, а затем благодарили всех присутствующих. Элайзу завтра ждёт очередной сюрприз: в специальной комнате она найдёт кучу подарков, посвящённые новой королеве Вэстриса.

И она получит вдвойне больше подарков, просто потому, что из-за смерти Джанет в королевстве долгое время отсутствовала женская рука. Покачал головой: женщина была прекрасной, просто оказалась не в том месте, не в то время.

Когда народ успокоился, и мы выслушали все пожелания, я вновь поднялся. Мне предстояло ещё одно важное объявление.

— Но не только Люций был грешен. Как оказалось, мои родители до этого тоже были не без греха, — вздохнул, потому что эту новость было труднее всего сообщить. — Мой отец изменил матери, и на свет, на несколько месяцев раньше меня, родилась девочка. Моя сестра.

Катрина, хоть и была со мной не согласна, на публике возражать не стала, молча поднявшись. Все ахнули.

— Хочу представить вам принцессу Вэстриса, Катрину, — громогласно объявил, начав хлопать и желая, чтобы ей подарили аплодисменты.

Глава 96: Королева Вэстриса

Елизавета

Не успела посмотреть на реакцию присутствующих после того, как Адриан признал Катрину родной сестрой. Подметила, что он сразу же подчеркнул, что девушка старше его на несколько месяцев, чтобы ни у кого не возникло вопросов может ли она претендовать на трон. В мире Воды даже бастарды могли править.

Мою биографию мы умышленно немного изменили, дабы не рассказывать о переносах, о двойниках и прочем, чего знать посторонним не стоило. Конечно, многие принадлежали королевским семьям и знали тайну параллельных миров, но ведь далеко не все. Адриан не хотел огласки, что королева прожила вдали от родного дома. Я была солидарна с ним. Впервые рядом со мной был настоящий мужчина, довериться которому я могла безоговорочно.

Но настало время первого переодевания. Ещё на Земле не любила наряжаться, а здесь мне придётся делать это чуть ли не постоянно. Но ныть «за что» было некогда.

Нейла ждала меня в той самой комнате. Я вдруг расчувствовалась и обняла её. Она, конечно, удивилась, но постаралась скрыть это.

— Моя дочь, — тихо прошептала она, обнимая и прижимая к себе.

— Матушка, — коротко произнесла в ответ.

Мы обменялись короткими фразами, которые были понятны только нам. Нам не нужны были целые речи, чтобы понять, что мы обе чувствовали.

Всё же я оказалась настоящей дочерью своей матери. Такая же сдержанная, но чуть менее холодная. Скорее всего, сказалась её ледяная стихия, которая мне не была подвластна. И я больше не была целителем. Теперь я могла тихо красть магию других и даже научилась её использовать. Но это ещё бо́льшая сила, большая ответственность, которую мне предстояло познать.

В этот раз меня ждало синее платье с длинными, но не пышными юбками в пол. Оно переливалось, блестело и заставило меня ахнуть, когда я его увидела. Нейла и Катрина хорошо постарались, создавая мне свадебное платье вместе с портными. К тому же, оно идеально село по фигуре, и я просто не смогла не крутиться подле зеркала.

— Любуешься собой? — матушка словно прочла мои мысли, и я лишь кивнула, восхищённо выдохнув, не в силах сказать и слова.

— Адриан не сможет оторвать от меня взгляда, — улыбнулась я, коротко кивнув.

— Он и без того без ума от тебя, — Нейла не спрашивала, лишь констатировала факт, сделав мне ненавязчивый комплимент.

Я не стала спорить, потому что была согласна. Она была права, а я просто… счастлива.

Вскоре к нам заглянул Дориан. Он неуверенно потоптался у дверей, а Нейла удивлённо уставилась на меня.

— Ты что-то задумала?

— Лишь попросила брата проводить меня до алтаря, — пожала плечами.

По традициям Вэстриса это должен был сделать кто-то из моих ближайших родственников. Но я не хотела просить Нейлу или Игнуса, а вот брата — да. Просто не была готова идти с кем-то из взрослых рука об руку. Я начинала чувствовать с ними связь, но не такую сильную, как с братом.

— И всё-таки ты удивительна. Я этого оболтуса не могла заставить сделать хоть что-то путное. А сейчас он поведёт будущую королеву к алтарю, — Нейла даже не стала прятать восхищение, с которым она посмотрела на меня.

— А я и не заставляла. Иногда просьбы работают лучше, чем прямые и ледяные приказы, — говорила без упрёка, и матушка кивнула.

Всё-таки было кое-что, что отличало нас с ней. Она добивалась всего своей властностью, холодностью, а у меня были иные способы получить желаемое.

Дориан взял меня за руку. Нам предстоял спуск вниз по лестнице на виду у жителей всех девяти королевств. Чувствовала, как брат нервничал, и, в отличие от него совершенно не боялась и не переживала.

— У меня очень красивая сестра, — тихо прошептал Дориан, когда мы начали спускаться по витиеватой лестнице.

— А у меня очень мудрый и забавный брат, — ответила ему, одной рукой держась за его руку, другой — поправляя юбки. — Ты уже делал ритуал поиска истинной?

— Д-да… — Дориан запнулся, а я удивлённо посмотрела на него. — У меня есть к ней симпатия, но я боюсь, что это не взаимно.

— Брось, всё будет хорошо, — невольно хохотнула. — Меня же вытащили из другого мира.

— Эх, хоть бы раз побывать на Земле! — мечтательно пролепетал Дориан.

— Опасный мир, — покачала головой. — И ты очутишься там, потеряв всю магию, к которой ты так привык.

Дориан округлил глаза. Похоже, у него пропало всё желание навещать Землю. Он привык с детства к тому, что волшебник.

Мы как раз спустились вниз, и братец передал меня законному мужу. Адриан испустил восхищённый вздох, не в силах мне что-то сказать.

Вышли с ним на середину зала, который был освобождён под наш танец. Сначала неловкие движения без касания, а потом страстный танец двух влюблённых людей. Я знала всё наизусть, и могла кружиться в этом ритме вечно, хоть с закрытыми глазами.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— А раньше ты боялась запрыгнуть в мои руки, — тихо подстегнул меня Адриан.

— А ты и вовсе сомневался в силе любви, — парировала я.

Наслаждалась, впервые за всю свою жизнь не боясь, что ждёт меня впереди. Это ли не истинное счастье?

Глава 97: Публичный обряд

Адриан

Нейла и Катрина не просто постарались, а перестарались, сделав настолько шикарное платье, что я просто не мог оторвать от своей жены взгляд. Элайза предстала передо мной настоящей феей, богиней, которую я хотел утащить в свою комнату и наслаждаться ею и с нею нашим общим, но совершенно другим танцем, который не должен был видеть никто.

Мы кружились по залу, отдавая дань традициям наших предков. И было в этом что-то волшебное, что-то мистичное, что-то магическое.

После танца подвёл девушку к алтарю, где уже стоял чарующий, готовый нас обвенчать. Он повесил в воздух специальное ожерелье, в которое мы должны были просунуть руки, подтверждая согласие на заключение бракосочетания.

С двойником возлюбленной мы ни за что не смогли бы пожениться, потому что оба были не согласны. Здесь должно быть полное безоговорочное доверие и согласие. Иначе ожерелье взбрыкнёт и взмоет ещё выше в воздух.

— Брачующиеся, вложите свои руки в ожерелье истины, — властно произнёс чарующий.

Мы повиновались, приставив руки ладонь к ладони. Ожерелье даже не шевельнулось, подтверждая наше полное согласие.

Чарующий начал шептать специальные слова, на старом языке. Значения фраз я не знал, но мне это было не важно. Продолжалось это минут десять, а затем нас объявили мужем и женой. Усмехнулся. Мы были женаты уже несколько десятков дней, но теперь сообщили об этом публично.

Зал аплодировал. Все короли и королевы восьми королевств были счастливы за нас. Пир и веселье продолжались. Напитки лились рекой. Был объявлен бал, который пришлось открывать Катрине с Джанисом.

— Сильно ты меня подставил, братец, — фыркнула она, после чего они удалились танцевать свой первый танец.

— Это ещё что, сестрица, тебе ещё публичный обряд придётся проводить, — кинул ей вдогонку, не зная, услышала она меня, или нет.

Элайза рассмеялась моей шутке, и я положил ей руку на колено. Очень хотелось уединиться с моей женой в нашей спальне. Очень уж надоели эти публичные встряски и мероприятия. Когда нам уже дадут время наедине?

К нам подошёл король Реформата. Он изящно поклонился, но я уже видел, что он немного не в себе. Слишком хорошо повеселился, однако.

— Теперь я понимаю о твоём коварном замысле. Джанис — будущий муж твоей сестры! Нет, я такое точно провернуть не смогу, — расхохотался оборотень, спрашивающий меня пару часов назад о коварном замысле.

— Рад, что ты оценил это, — кивнул я.

— Подумать только! Лучший оборотень моего королевства и теперь принц Вэстриса! До чего у судьбы забавное чувство юмора!

— Ваше Величество, — Элайза вмешалась в наш разговор, — при всём уважении, но Джанис родился на землях Вэстриса. Принцем он станет в ближайшее время, когда они решатся провести публичный обряд.

Элайза говорила холодно, но вежливо. Восхитился ей: настоящая королева! Настоящая дочь своей матери.

Не знаю даже, повезло ли мне, или придётся опасаться последствий.

— Надеюсь, вы закатите по этому поводу настоящий пир? Мы так ждали два пиршества: вашу свадьбу, а затем вашу коронацию. А вы объединили всё в одну! — разочарованно промычал оборотень.

— Ох, мы сами были очень расстроены, — Элайза театрально покачала головой. — Но кто знал, что с Люцией случится такая трагедия, и он пойдёт на нас войной? Если бы мы знали, обязательно поженились бы ранее!

Кажется, моя жена полностью удовлетворила оборотня ответом. Он уже был готов отчалить, как Элайза добавила:

— И не сомневайтесь, свадьба состоится тогда, когда влюблённые будут готовы. Принцесса не останется без внимания и будет пир на все девять королевств.

Король Ревормата кивнул и отчалил.

— Дорогая, надеюсь, ты знала, что говорила со львом? — ухмыльнулся я, тихо намекая на его вторую сущность.

— Я догадывалась, — коротко кивнула она.

— Что ж, тогда я смело приглашаю тебя на танец. Что Джанису с Катриной отдуваться вдвоём. Пошли присоединимся к ним? — улыбнулся, протягивая руку.

Элайза вновь кивнула, и уже через минуту мы оказались посреди бала, закружившись в вихре эмоций.

Эпилог

Элайза

Перед коронацией меня ждало ещё одно переодевание. В этот раз меня ждала Катрина и ещё одна незнакомая и немолодая женщина, которая увязалась за принцессой. Нахмурилась, гадая, вызывать ли стражников.

— И ты так и не сказала своей тёте, которая тебя вырастила, что ты дочь короля? — услышала обвинение в сторону Катрины и облегчённо выдохнула.

Мерисса решила отругать девочку, которую воспитала. Бренда-то преспокойно сидела в тюрьме, дожидаясь своей участи. И, похоже, её ждало долгое тюремное заключение.

— Она не могла сказать до нашей коронации, таков был уговор, — нашлась я. — Меры предосторожности. Вы же знаете, на что способен Люций.

Мерисса ойкнула, поклонившись мне.

— Не прощу ему то, что он сделал с Брендой. Был бы жив — убила бы! — женщина сжала кулаки, а я покачала головой.

— Это был целиком и полностью её выбор.

Мерисса вздохнула и оставила нас. По её недовольному взгляду догадалась, что она не согласна со мной.

— Спасибо, что выручила меня. Иначе мне предстояло отчитываться ещё и перед ней, — Катрина выдохнула.

Следующие десять минут мы потратили на переодевание. Избавилась от свадебного наряда и преобразилась в бордовый. Теперь я выглядела изящнее, властнее, горделивее. Никто не усомнится: я королева.

— Всё, как ты и хотела, — усмехнулась Катрина, и мы обнялись. Она с точностью угадала мои предпочтения и пожелания.

Коронация прошла без проблем. С меня сняли диадему, а затем надели небольшую корону. Адриану также водрузили на голову это большое украшение. Мы оба поклялись защищать жителей Вэстриса, поклялись служить нашему королевству верой и правдой, а также всеми силами стараться улучшить его.

Наша коронация случилась на закате, на фоне ярко-алого солнца, что предвещало нам долгие годы счастливого правления. На Воде были свои яркие и запоминающиеся приметы. Я пообещала себе выучить их всех до единой.

Самые стойкие праздновали нашу свадьбу и коронацию и после полуночи, но мы сбежали раньше, желая уединиться и хоть немного отдохнуть.

На следующее утро меня ждал сюрприз: огромная зала, заваленная кучей подарков. Облегчённо выдохнула, когда поняла, что не все были предназначены мне. Часть из них были для Адриана, часть для нас обоих, а часть для новой принцессы Вэстриса — Катрине.

— Ты знаешь, — тихо выдохнула она, глядя на свою внушительную гору. — В Вэстрисе давно не было ни принцессы, ни королевы. Если бы Адриан не объявил бы всем, что я его сестра, то твоя гора была бы внушительнее.

— Знаешь, я не расстроена, — обескураженно пролепетала. — Мне бы тогда пришлось разгребать огромную кучу, а так — гораздо меньше возни.

Катрина надула губы, а я, смеясь, добавила:

— Представь, что будет на твоей публичной свадьбе!

— Ну, вот, пропала наша мечта о тихой мирной жизни, где мы никому не расскажем о том, что женаты, — Джанис сказал это с таким ехидством, что у меня закрались сомнения о том, что он не хотел объявлять о свадьбе.

Катрина закатила глаза, а Адриан расхохотался. Теперь ему доставляло ещё больше удовольствия подкалывать девушку, потому что она оказалась его родной сестрой.

Этот день нам также не дали провести спокойно. Пришлось провожать гостей и обещать в ближайшее время заехать в гости.

К вечеру я просто повалилась на кровать, не желая видеть ту огромную гору упакованного, которую я должна была разгрести в течение завтрашнего дня.

Но я себя переоценила: чтобы разобрать всё это, мне, Адриану, Катрине и Джанису понадобилось три дня. И я уже ненавидела все эти артефакты и подарки, желая сбежать отсюда как можно дальше.

Но вскоре королевские дела отступили, и Адриан объявил нашу кругосветную поездку с целью наладить отношения с королевствами. На самом же деле ему уж очень понравилась идея медового месяца, и он захотел её воплотить. Вот только он немного извратил понятие медового месяца, превратив его в сладкую четриду.

Не возражала.

За десять дней мы должны были объехать Вэстрис, останавливаясь в почти каждой деревне с ночёвкой. И по семь дней было выделено на другие королевства. Присвистнула. Сладкая четрида растягивалась почти на семьдесят дней.

Впрочем, я очень хотела посмотреть мир. Хотела узнать Воду и её жителей. Познать родной мир. Побывать в доме, где должна была воспитываться. Планов было множество.

Королевские дела мы оставили на Катрину и Джаниса. Мне даже показалось, что подруга начинала ненавидеть новый статус, а её муж, напротив, кайфовать с него.

Рамон также пообещал присмотреть за происходящем во дворце. Он стал как-то спокойнее относиться к Катрине, периодически навещая Бренду в тюрьме. Он наконец-то отпустил невзаимную и болезненную любовь к бывшей. К истинной.

Больше всех недовольства выказала Октавия. Она недовольно жужжала, когда мы собирались в путь. Нейла подхватила недовольное существо и утащила Октавию, пообещав, что позаботится о ней. Я же видела гневное недовольство в глазах жужжащего зверя.

Также после уезда гостей из девяти королевств он вместе с Алиссией провёл беспристрастный допрос Эзриэла и Корнелии, узнав множество подробностей Братства знаний. Вскоре в бывшую резиденцию был отправлен отряд лучших магов, которые осмотрели и обыскали всё, поймав несколько приверженцев. Над этим злом нам ещё предстояло работать. Вычищать Братство знаний предстояло ещё несколько десятков лет, но я была уверена, что мы справимся. Вместе.

Неожиданная весточка пришла в середине нашего путешествия от матушки. Она рассказывала, как идут дела во дворце, откровенно хваля то, как справляется Катрина. Похоже, принцесса всё-таки обладала необычайным даром находить общий язык со всеми (кроме откровенно упёртых баранов вроде Рамона). А затем Нейла невзначай упомянула, что стала часто наблюдать Алиссию и Рамона вместе.

— Мог бы ты себе такое представить? — расхохоталась я, сидя у костра.

Возвращаться в трактир, где нас ждал самый лучший номер, мне не хотелось. Природа королевства фей слишком зачаровывала.

— Алиссия потеряла супруга несколько лет назад, — Адриан тяжело вздохнул. — Вершители судеб редко бывают счастливы. Будем надеяться, что у них всё получится и без истинности.

— Такое бывает? — вздёрнула бровь, пододвигаясь ближе к любимому.

— Истинность, всего лишь вероятность счастья, — пожал король плечами. — Конечно, чаще всего она огромна, а иногда… — он развёл руками.

Похоже, чаще всего истинные пары действительно ничего не значили. Но мы с Адрианом действительно полюбили друг друга.

Это ли не настоящее счастье?!


Конец


Примечания

1

Скример — штука в фильмах ужасов, элемент неожиданности, чтобы как можно сильнее напугать зрителя. Как правило, это резко возникающающая страшная рожа с резким, громким, неприятным звуком.

(обратно)

2

Сквиб — неволшебник, родившийся в семье волшебников. Серия книг о Гарри Поттере.

(обратно)
Teleserial Book