Читать онлайн Искажение бесплатно

Цезарий Збешховский
Искажение

Рафалу и Веронике, моим любимым детям

Под утро, в сером безмолвии, ему показалось, будто он уже мертв, будто кто-то подменил его между двумя ударами часов.

Михал Цетнаровский. Пустыня растет

Обожаю это место по ночам. Звезды… в них нет ни добра, ни зла. Они просто есть.

Сержант Элиас Гродин. «Взвод» (реж. Оливер Стоун)

Пролог

Вторник, 12 июля, 22.30

Форпост Дисторсия,

пустыня Саладх, южный Ремарк


Должен тебе сказать, дорогой сынок: мы больше не увидимся. Я не вернусь в большой город, чтобы оказаться в людском муравейнике. Мы не сделаем многое из того, что обычно делают вместе отцы и сыновья. Мы не починим испорченный кран, не посмотрим фильм про космос и не пойдем прогуляться по лесу. Ты не расскажешь мне о своей первой драке и своей первой любви. Мы не поставим палатку у озера и не разведем костер. Я останусь здесь, в этой паршивой пустыне, которая тяжко дышит после жаркого дня.

Все разваливается, мой дорогой, мир давно уже перестал быть единым целым. Все существует по отдельности – предметы, явления и люди, будто фрагменты разных головоломок. Я почти механически воспринимаю теплый ветер, обдувающий мне лицо, пересыпающиеся зерна гравия и хлопанье флага на мачте. Я ощущаю запах этой сожженной земли, вползающий под керамический жилет, ощущаю тяжелый от жары зилоновый шлем и стынущую грязь в моих ботинках.

В этот вечер мы стоим на посту – твой папа и четверо молчаливых мужчин, охраняющие главные ворота базы Дисторсия, а также друг друга и голубой ад под собственными ногами; скрытое под землей чудовище терпеливо наблюдает за нами, подобно опытному хищнику. Предыдущая смена ушла в двадцать два часа, устав от ожидания партизанской атаки или френического огня. Я командир, мой малыш, и потому занял место командира под оклеенной фольгой деревянной крышей, слева от ворот.

У нас есть большой скорострельный пулемет. Наш MUG калибра 7.62 обслуживает рядовой Гаус, плечистый парень из Бильдена. Он курит сигарету и стучит каблуком по куску бетона, который отковырял от пола миниатюрного бункера. Размеренное движение явно его успокаивает, так же, как и тебя, когда ты не мог заснуть.

На другой стороне дороги в точно таком же гнезде сидят старший рядовой Пурич и старший рядовой Дафни, которого мы зовем Водяная Блоха. Знаю, дорогой, прозвище дурацкое, но его фамилия вызвала у нас ассоциации с дафнией. Последний из команды, старший рядовой Баллард, находится значительно выше, в кабине грузовика «Кавказ», припаркованного поперек ворот. Это чудовище весом в полтора десятка тонн выглядит красивее даже твоих игрушек. Мы до краев заполнили его песком, словно ребятишки в песочнице, и он служит нам входом на базу. Между «Кавказом» и стеной высотой в два с лишним метра мы оставляем только щель, через которую может протиснуться человек.

Или то, что от человека осталось.


Резкие лучи прожекторов на угловых мачтах вырывают из темноты заграждения на дороге. Приходится лавировать между ними, отправляясь в патруль. И нужно быть внимательным, чтобы не перепутать маршрут – саперы заминировали почти всю территорию на случай штурма партизан. Дорога извивается между небольшими холмами, доходя через три километра до разрушенной автострады, ведущей из Хармана в Физзу.

Я думаю об этих местах и своих людях. Наша миссия длится уже семь месяцев, и мы провели вместе сотни часов. Ко мне приходили и рассказывали о своих проблемах, а я делал все, что мог, лишь бы заслужить их доверие. И я с самого начала понимал, что должен получше их узнать, ибо от этого когда-нибудь будет зависеть наша жизнь. Но сейчас нас окружает тишина. Безумие, скрывающееся под ногами, разливается по всей базе, затыкая нам рты.

Мы уже задавали странные вопросы, ссорились и пытались сражаться, а теперь трясемся от страха, и я не стыжусь об этом сказать: спокойствие – лишь игра, в которую мы играем, чтобы не бросить оружие и не сбежать в пустыню.

– Ворота, ответьте, – раздается в наушнике голос Янга, дежурного офицера.

– Капрал Трент, – отвечаю я. – Слушаю, господин лейтенант!

– К вам едут два «скорпиона» из третьего взвода. Быстро пропустите их, они везут раненых дезертиров. Разведка готовит дрон, который сейчас пролетит над вами.

– Понял, господин лейтенант. Конец связи.

Я выхожу из бункера и протираю защитные очки от пустынной пыли.

– Баллард!

– Да, Маркус!

– Доложи, что видишь на дороге.

Крис приставляет к глазам бинокль и изучает окружение, используя ночное видение. Мне сильно не хватает его самообладания и упорства, которые обычно передаются остальным.

– Два «скорпиона» только что выехали из-за правой Сиськи. – Так мы называем два одинаковых холма напротив. – Они будут здесь примерно через три минуты.

– Хорошо, заводи машину и жди моего знака.

– Есть!

Кивнув Пуричу, я коротко объясняю ситуацию. Над нашими головами пролетает беспилотный «сокол» и исчезает в ночной тьме. Мы идем в сторону первого заграждения и ждем появления машин. Гаус и Водяная Блоха сидят в бункерах, держа пальцы на спусковых крючках своих MUG. Вскоре становятся видны позиционные огни, с которыми ездят водители МСАРР, и красные сигналы на мачтах. В том, что это наши, нет никакого сомнения, но проверить все равно надо. Первый «скорпион» тормозит перед заграждением, вздымая облако пыли. Из кабины высовывается усталый сержант Северин.

– Пропустите, парни. Мы везем тяжелораненых. – Пурич светит внутрь светодиодным фонарем. – Блядь, не по глазам же!

Мы заглядываем во вторую машину, где на заднем сиденье лежат три обгоревшие куклы – трое обожженных солдат. При их виде взгляд сам утыкается в землю. Стрелок на крыше с отсутствующим видом опирается головой о пулемет. Под пыльными тряпками я узнаю Лукаса. Парень сломался – он словно визитная карточка нашего подразделения.

Я отдаю Балларду приказ по радио. Бронированный «Кавказ» с ревом освобождает въезд на базу, и патруль поспешно проезжает мимо, чтобы как можно скорее добраться до медсанчасти. Там их уже ждут капитан Заубер и старшина Гильде, на всякий случай держа под столом пластиковые мешки для трупов. В холодильной камере, насколько я помню, лежат еще шестеро беглецов, а также седьмой, разорванный на куски.

– И что скажешь? – спрашиваю я Пурича, просто чтобы нарушить тишину.

– Придет и наша очередь. Я предпочел бы погибнуть в бою, чем так.


Мы возвращаемся на свои посты. Идем медленно, глаза заслоняет врезавшийся в память вид обожженных солдат. Я лезу в карман за помятой пачкой сигарет – и тут раздается громкий крик Гауса. Из уменьшающейся щели между грузовиком и стеной выбегает какой-то солдат и мчится прямо на нас, размахивая автоматом. Судя по всему, он воспользовался суматохой во время проезда патруля и пробрался к выходу. Он решил бежать с базы пешком, пробившись через часовых. Если можно так выразиться – весьма рискованный план.

Мы целимся в него из МСК, но он мчится дальше, выставив вперед голову. На носу у него очки, на голове покосившийся шлем. Это капрал Норман из нашего взвода, про которого я всегда думал, что он наверняка свихнется последним. «Все течет, – как писал Гераклит, – и ничто не остается прежним». Сейчас мы застрелим Нормана или он перестреляет нас, и коллекция пополнится очередным инцидентом, над которыми ломает голову капитан Бек.

Я прикладываю оружие к плечу, целюсь… и чувствую, что не смогу убить своего друга.

– Стой, сукин сын! – кричит не по уставу Пурич.

– Норман, стой, стрелять буду!

Но для Ларса Нормана быть застреленным – явно меньшее зло, чем оставаться на базе. По крайней мере сейчас, когда происходит то, что происходит. Он налетает на нас с разбегу, мы расступаемся в стороны, и Пурич аккуратно выставляет ногу, профессионально подсекая беглеца. На гражданке он играл в футбол в окружной лиге, и спортивный опыт дает о себе знать. Капрал падает плашмя, роняет оружие и кувыркается по песку, ударяясь о ближайшее ограждение. Когда он пытается подняться, на его спину опускается бронированный кулак Гауса, выбивая воздух из легких. Вим Гаус всегда оказывается там, где можно кому-нибудь врезать, и быстро решает подобные вопросы.

Мы окружаем лежащего, будто стая волков. Гаус поднимает автомат, шлем и треснувшие очки, а Пурич переворачивает лежащего на спину и светит фонарем ему в глаза. С разбитого лба течет кровь, лицо выглядит так, будто им повозили по асфальту. Норман заслоняется от света исцарапанными руками. Вытаращенные от ужаса глаза не могут ни на чем сосредоточиться. Его бьет адреналиновая дрожь так, что стучат зубы. У него проблемы с речью, и он все меньше напоминает того парня, с которым я любил поболтать в столовой о старых фильмах. Полная развалина.

– Совсем ебанулся, Норман? – деловито спрашивает Пурич. – Погибнуть захотел?

– Выпустите меня отсюда, выпустите… Я не хочу умирать, – по-собачьи скулит обезумевший капрал. – Мы все там умрем! – Он вытягивает руку в сторону базы.

– Заткнись, Ларс! – Я ударяю его раскрытой ладонью по лицу и поворачиваюсь к воротам. – Баллард! Свяжись с сержантом, пусть он его отсюда заберет. И никому ни слова, парни, – лишняя паника нам ни к чему.

Часть первая
Вступление

Глава первая

Среда, 6 января, 20.40, на полгода раньше

Рамманско-Ремаркская граница,

окрестности Тирона, Республика Рамма


Дорогой сынок, я уже очень далеко, хотя от твоего дома меня отделяет всего шестьсот километров. Как и все, я постоянно задумываюсь, не билет ли это в один конец. Меня преследует мысль, что я не успею исправить свои ошибки, так что пишу тебе и буду писать в каждую свободную минуту. Мы едем в составе громадного конвоя, который приближается к границе с Ремарком, а я яростно стучу по экрану своего коммуникатора. Голова то и дело ударяется о бурый брезент, и я растираю руки, поскольку тут далеко не тепло, мой дорогой. Сперва напишу тебе, как случилось так, что мне пришлось уехать.

В десять утра тридцатого декабря жандармерия вручила мне повестку в Миротворческие силы. Когда я приехал попрощаться с родителями, твоя бабушка, с которой ты не знаком, начала плакать и носиться туда-сюда, дед давал последние наставления, а мне пришлось вернуться, быстро собраться и решить пару дел. Своего овчара Кракса я отвез тете Белле. Думаю, тетя бы тебе понравилась, она в самом деле симпатичная. Я попрощался с ней и дядей, вернул двоюродному брату несколько сотен, которые был ему должен, и забрал пылесос из ремонта. На экспресс из города Рамма до Бильдена успел в последний момент. Пришлось мчаться с высунутым языком, словно какой-то зверь из мультика, представляешь? Поезд отходил в пять тридцать утра в канун Нового года. Когда-нибудь ты увидишь, сынок, что люди любят развлекаться. На перроне и в купе царило праздничное настроение, а я, сидя в поезде, воздерживался от участия в новогоднем празднестве.

Неподалеку от Бильдена, на базе Сиракус, проходило формирование Пятого контингента МСАРР. Еще до того, как я явился на комиссию, молодой лейтенант извинился передо мной за столь срочную мобилизацию. Какой-то капрал сломал на учениях руку, и требовалось найти замену. Я служил в войсках территориальной обороны и заявил, что готов участвовать в миссии. Все бумаги уже год лежали у них, и жребий пал на меня, мой малыш. Чертова тридцатого декабря.

Потом были проверки и недельная подготовка, а еще позже – назначение в Первый полк. Другие готовились здесь уже месяц, так что мне было слегка не по себе – будто я переехал в другой город и поменял школу. За эти несколько дней я успел познакомиться самое большее с несколькими парнями. «Привет, привет! Откуда ты, старик?» И немногим больше. Я прочитал врученный старшиной приказ: третий батальон пехоты, девятая рота, взвод быстрого реагирования, третье отделение. Мне выделили четырех человек – Пурича, Гауса, Дафни и Ротта, с которыми я обменялся несколькими словами в последний день подготовки. Пришлось быстро наверстать упущенное.

Сержант Голя, принявший наш взвод, кажется мне вполне разумным человеком. Приятели называют его Малыш, поскольку росту в нем всего метр шестьдесят с небольшим, но все слушают его без лишних возражений. Может, виной тому сломанный нос или шрамы на щеках от боксерских поединков. Так или иначе, он вызывает доверие, и иметь такого за спиной весьма неплохо. Помни, сынок, что мужчину узнают не по глазам или рукопожатию. Его узнают по тому, говорит ли он правду и сдерживает ли свои обещания.


На привале сержант присел к нам и принялся травить байки. Он говорит, что принимал участие в освобождении Ремарка, а потом в первой и второй миротворческой миссии, во время которой был ранен и отправлен на родину. Теперь он едет в третий раз, и у него нет никаких иллюзий, что эта война – грязная.

– Осторожнее с «клещами». Блядство еще то, – хрипло повторяет он. – И не лазить по разным дырам без глушилок. Если кого-нибудь за этим поймаю, будет, блядь, толчки голыми лапами чистить.

– Так точно, господин сержант, – без особого энтузиазма отвечаем мы.

Кто-то говорит, будто на юге Ремарка якобы живут дикари, которые едят своих врагов. Кто-то еще добавляет, что читал о про́клятых местах, которые туземцы обходят в панике или отдают им почести. Можно заблудиться в пустыне и не вернуться домой. Я чувствую, что с меня хватит, и, чтобы не слушать дальше всю эту болтовню, надеваю наушники.

Конвой застревает в страшной пробке, приходится остановиться. Мы спрыгиваем с машины в нескольких километрах перед пограничным переходом. Кухня выдает горячий суп, а вдали, за деревьями, виднеется настоящий палаточный городок, густо освещенный фонарями, – промежуточный лагерь для беженцев, которым повезло пробраться в Рамму.

Некоторые из них живут тут уже пять лет. Сперва им помогала Нина, мать моего Томаса. Я ненавижу ее за то, что она забрала моего сына, хотя в том есть и моя вина. Я сам идеально все испортил. Нина была волонтером в Фонде мира, и я искренне сочувствовал ее работе. Но у Тирона есть одно преимущество – приятный климат, несколько градусов тепла посреди зимы. Когда я уезжал из столицы, меня провожал мороз и грязный снег на тротуарах.


Четверг, 7 января, 06.05

Окрестности Йона,

провинция Кумран, северный Ремарк


На границе мы несколько часов поспали, а теперь стоим в пригороде Йона и снова ждем как идиоты. Сержант говорит, саперы уже час что-то выковыривают из путепровода впереди. К тому же система управления нашей армии не идеальна, тут царит настоящий хаос, когда дела обстоят иначе, чем хотелось бы командованию.

Мы злимся, что для нашей транспортировки не воспользовались самолетами. Однако генерал Доминик Сальте, главнокомандующий МСАРР, объявил Доктрину Видимости и с энтузиазмом претворяет ее в жизнь. Мы должны находиться как можно ближе к гражданским, а наш вид должен вызывать панику среди врагов. Самолеты забирают домой четвертый контингент, а в конвоях через оккупированную страну едет пятая смена. Благодаря этому создается впечатление, будто нас больше.

Конвой тянется на много километров, занимая половину покрытого выбоинами шоссе. Темная змея состоит из грузовиков, полевых «скорпионов», легких транспортеров и орудий «Кормакс», которые везут на длинных прицепах. Машин снабжения и цистерн с топливом, перекрашенных в зеленый цвет, я даже не считаю. Кое-где виднеются также микроавтобусы охранной фирмы «ТайгерКло» и пикапы со специализированным оборудованием.

По другой стороне дороги движется местный транспорт. Ремарцы ездят на старых автомобилях, часто носящих на себе следы войны. У некоторых разбиты фары и помяты кузова. Вдоль конвоя кружат патрули охраны, не подпуская к нам сбежавшихся из окрестных деревень зевак. Через бурые поля и пастбища тянутся группки детей, рассчитывая получить какую-нибудь еду. Все они в лохмотьях, многие хромают, у некоторых нет кистей или рук целиком.

– Это всё увечья из-за мин, – говорит капрал Лотти. – Ребятишки лазают по руинам, надеются найти там что-нибудь пожрать или ходят в лес по дрова. Мины повсюду – готтанцы по дурости все тут засеяли «клещами». В окрестных лесах до сих пор полно этой дряни.


– У нас ведь есть глушители и ловушки, можно бы их поставить, – говорит Гаус.

– Кто будет впустую тратить на них такую технику? – Я хлопаю его по спине. – Сам подумай, парень, – станет наше правительство выделять миллионы, чтобы у маленьких ремарцев все ручонки были на месте?

– Ну так, блядь, зачем мы туда едем?

– Потому что получили приказ, – спокойно отвечает сержант. – Если мы не наведем порядок в Ремарке, нас и дальше будет захлестывать волна беженцев. Ремарцы обожают резать друг друга, так что наиболее предприимчивые предпочитают бежать. Хотите иметь у себя толпы этих черножопых?!

Вопрос повисает в воздухе. Раздаются свистки командиров, и те, кто успел выйти из грузовиков, поспешно запрыгивают обратно. Суматоха продолжается всего несколько минут, после чего мы трогаемся дальше на юго-запад. Часть конвоя останется в Портсаиле, чтобы укрепить Миротворческие силы в столице Ремарка. Но большинство солдат и техники, в том числе моя рота, поедет дальше на юг, в город Харман.

Два батальона пехоты, первый и третий, расквартированный на базе Эрде, на востоке Хармана, понесли самые большие потери и пополнялись чаще всего, что не внушает оптимизма. У нескольких парней, после того как они получили назначение, случился небольшой нервный срыв. Однако большинство пребывает в боевом настроении, распевают песни или играют в стрелялки на коммуникаторах, а потом хвастаются друг перед другом, сколько хедшотов на их счету и какой у них заебательский левел. «Какая-то паранойя», – сонно думаю я. После пересечения границы в голове царит пустота, будто после успокоительного.

К счастью, чем дальше на юг, тем теплее. В это время года в Хармане самое меньшее пятнадцать градусов выше нуля. А я настолько терпеть не могу зиму, что предпочитаю переносить жару и горячий ветер пустыни, чем чувствовать, как у меня промерзает задница. Сержант Голя, уже бывавший на юге, не разделяет моего восторга, раз за разом повторяя, что там больше всего мятежников и вообще ситуация скорее говённая. Я видел в Сиракусе учебные фильмы о партизанах Гарсии и гадейцах-самоубийцах, так что догадываюсь, о чем он.


Воскресенье, 10 января, 08.00

Харман, провинция Саладх, южный Ремарк


Мы стоим по стойке «смирно» на плацу. База Эрде огромна – по сути, это кусок пригорода, окруженный стеной, укрепленный и переделанный в местопребывание наших войск. Мы занимаем старую фабрику сельскохозяйственных тягачей, десятка полтора домов, бывшее профессиональное училище и выставочный салон, в котором размещается штаб. Слышится зычный голос командира Первого пехотного полка – седого, но крепкого и широкоплечего, опаленного солнцем полковника Хербста. За ним стоят все офицеры, командиры трех батальонов, рот и специальных подразделений. На мачте развевается полковое знамя – скрещенные мечи на синем фоне и что-то вроде срущего орла.

Полковник Хербст приветствует нас от имени командования Миротворческих сил армии Республики Рамма, благодарит за патриотизм и желает успехов в стране наших соседей. Он говорит о местной общественности, которая наверняка ценит наши старания, а также о большой ответственности за мирное развитие Ремарка. Интересно, кто писал ему всю эту хрень?

Наконец он переходит к нашим врагам, то есть обычным бандитам и партизанам Эвана Гарсии – в основном гадейцев и арейцев, которые борются за вывод рамманских войск и создание независимого Совета служителей культа.

– Солдаты! Уверен, что, пока ехали сюда, вы видели масштаб разрушений, которые принесла этой стране война с готтанцами. Безжалостный враг, руководимый коммунистической диктатурой, атаковал слабое и терзаемое внутренними раздорами княжество Ремарк, чтобы завладеть его природными богатствами и многовековыми достижениями. Сломив оборону ремарцев, готтанцы бомбардировали города и села, используя обычное оружие и оружие массового поражения и поставив себе целью истребить ремаркское население. Наши войска, геройски сражаясь, победили их и изгнали из этой страны, далеко за пустыню Саладх. Мы вернули ремарцам их достоинство и дали шанс на спокойную жизнь. И, хотя мы заплатили за это высокую цену, заплатили кровью наших солдат, мы гордимся, что Республика Рамма в течение многих веков стоит на страже мира и демократии. – Он откашливается. – Однако в Ремарке имеются религиозные культы и преступные организации, которые во имя мафиозных интересов подстрекают местное население на действия против нас. В настоящее время войска Готто, которым мы перебили хребет, уже не представляют серьезной опасности. Главной проблемой являются скрывающиеся среди дружественного нам общества террористы, с которыми мы решительно боремся. – Эффектная пауза. – Когда взглянете им в лицо, не постесняйтесь спросить, где они были, когда настоящий враг постучал в их двери. Что они сделали для своего народа, когда готтанцы стреляли в женщин и детей, а их самолеты сбрасывали на больницы и школы снаряды с химическим оружием и засыпали города гомеостатическими минами? Спросите, схватились ли они тогда за оружие и выступили против врага или укрылись в храмах, молясь богам за свою жалкую жизнь? – Полковник окидывает взглядом плац. – Или – нет, солдаты! Не пытайтесь понять мотивы, которыми руководствуются террористы. Когда они встанут на вашем пути, повалите их наземь и втопчите в песок. А если потребуется – без какой-либо жалости застрелите. Не стесняйтесь использовать автоматы и кулаки, ибо вы выступаете в защиту угнетенных и в защиту демократии!

– Так точно, господин полковник! – ревет почти тысяча глоток.

Воздух кажется наэлектризованным от всеобщего возбуждения. Солдаты полны уверенности, что победят, и что убить врага – благородный поступок. Я не видел подобной уверенности в глазах ветеранов, покидавших базу в день нашего приезда, зато заметил усталость и обветренную кожу.

Я думаю об этих людях, слушая последующие выступления. И мне хочется пить.


Понедельник, 11 января, 10.40


Сегодня особый день – мы в первый раз едем в патруль. Четыре «скорпиона», весь взвод быстрого реагирования девятой роты, набившийся в бронированные машины, выезжает с базы Эрде, направляясь в сторону городского центра.

Раньше у нас не было возможности приглядеться к этой стране, и мы таращимся в буквальном смысле на все подряд. Цель миссии – проверить обстоятельства взрыва на заправочной станции в районе Сахо. Кто-то подложил заряд в один из ожидающих в двухдневной очереди автомобилей. Наверняка погибли гражданские, понесены существенные материальные потери, а толпа охвачена паникой. Ситуация достаточно серьезная, но мое внимание привлекает мусор.

В предместьях Хармана его полно – груды бумаг, коробок, пластиковых упаковок и биологических отходов облепляют обочины и площади, заполняют канавы, покрывают красную землю. Местами так жутко воняет, что приходится поднять стекла, хотя сержант Голя приказал ехать с открытыми окнами и смотреть во все стороны.

На крыше машины сжимает приклад MG2 стрелок моего отделения, Даниэль Пурич. Лицо его почти полностью замотано тряпкой. То и дело бросая взгляд наверх, я вижу, как он каждые несколько минут протирает защитные очки и громко чихает. Увы, ему придется привыкать – нам всем придется привыкнуть к дерьму.

«Скорпион» ведет Ротт, а я сижу рядом с ним. Во время подготовки нам говорили, что это самое опасное место. Большинство «айдиков» взрывается с этой стороны машины, на уровне передней дверцы, и пассажира, несмотря на броню, разносит в клочья. Поэтому я не сижу сзади – по крайней мере, в начале миссии следует показать парням, что у меня железные яйца. Я потею от страха и болтаю по радио.

Водяная Блоха и Гаус сидят сзади, всматриваются в каждый камень на обочине, в каждого человека, мимо которого мы проезжаем, стиснув зубы и судорожно сжимая в руках МСК. Они готовы выстрелить в старика, толкающего тележку с капустой, в козу, щиплющую траву у дороги. Неплохо – такими они и должны быть. Я возвращаюсь к своим наблюдениям.

Ремарк – странная смесь прекрасных домов и сооруженных на скорую руку хижин. Хаос застройки усиливают расставленные повсюду лотки с овощами, одеждой, шкурами, инструментами, рыбой и неизвестно чем еще. Харман не пострадал во время войны столь сильно, как Портсаил, но нам постоянно встречаются руины, которые не успели убрать после войны. Иногда виден разбитый фонарный столб или сгоревшее дерево, торчащее вверх, словно черная культя. Мы проезжаем мимо многоквартирного дома без единого стекла в окнах и груды обломков высотой в три метра.

Люди одеты совершенно по-разному – в темные длинные плащи, в разноцветные куртки или свитеры или в некое подобие вышитых платков. Иногда мелькает белая или пурпурная мантия служителя культа. Мы едем достаточно быстро, так что подробностей я пока не замечаю, но все здесь выглядит слегка потрепанным и не складывается в единое целое.


Чем ближе к центру, тем плотнее становится движение, и приходится прокладывать себе дорогу клаксонами. Машины, по большей части «трупы» двадцатилетней давности, послушно съезжают в сторону, а группы людей разбегаются в панике.

Первое, что бросается в глаза, – множество пешеходов, переходящих улицу наискосок и перебегающих дорогу прямо перед машинами. От постоянного торможения начинает тошнить и рябить в глазах. Но, с другой стороны, тротуарами пользоваться они тоже не могут, поскольку те заставлены лотками и опрокинутыми мусорными баками.

– Ну и бардак! – замечает Гаус. – Как бы тут какую-нибудь дрянь не подцепить. Нормально, да, Маркус? Сифак – и в могилу.

– Неужто потрахаться надумал? – спрашивает Водяная Блоха.

– Сосредоточьтесь на дороге, блядь! – обрываю я их беседу. – Расслабились уже? Морды тяпкой и вести наблюдение.

Сержант Голя сообщает по радио, что на одной из боковых улиц слышны выстрелы, но приказывает ехать дальше. Сейчас мы не будем выяснять, кто стрелял и в кого, – у нас другая задача. Этим займется обычный патруль, парни из третьего взвода.

Мы сворачиваем на аллею Гвоздик, одну из главных улиц города, и видим километровую очередь машин, ожидающих бензина. Мы с еще большим трудом протискиваемся через эту «стояночную полосу», все больше людей лезет нам под колеса, но в конце концов добираемся до небольшой площадки, на которой стоят три распределителя и разбитый контейнер для персонала.

Топливо должны привезти завтра – так гласит надпись на преграждающей проезд цепи. Хорошо, что Пурич немного знает ремаркский и способен перекричать шум двигателя. Сержант приказывает выйти из «скорпионов» второму и третьему отделениям. Первая и последняя машины должны ждать развития событий.

Второе отделение состоит почти из одних ветеранов. Не понимаю, почему нас не перемешали сильнее. В моем отделении только старший рядовой Ротт второй раз участвует в миссии, у остальных нет опыта. Одно дело – кататься на полигоне и читать инструкции, и совсем другое – понять этот мир и не сойти с ума. Никогда не пойму армию.

Сержант вылавливает из группки зевак ремаркского полицейского и подходит к нему с переводчиком. Разговор становится нервным, я вижу, как наш командир все сильнее размахивает руками. Возвращается он изрядно разозленным.

– Не было никакого теракта, – говорит он, красный от ярости. – Те болваны из полиции думали, будто это бомба, а на самом деле какой-то придурок из обслуги бензоколонки сам себя случайно взорвал в контейнере. Решил закурить, а рядом оказался протекающий газовый баллон. Труп уже забрала скорая.

– Великолепно, – капрал Норман сплевывает на улицу, хотя в Ремарке это вроде бы запрещено. – Почему разведка не послала дрон?

– Потому что старые отправили на техосмотр с четвертым контингентом, а новые, блядь, еще не активировали, – отвечает Голя и приказывает нам собираться.

– Хорошо, что у этих черножопых нет бензина, – замечает кто-то из второго отделения. – Все взлетело бы на воздух.

Первый патруль оказывается ошибкой. Хвастаться по возвращении на базу будет нечем, но мы о том не жалеем. Возвращаемся другим путем, чтобы не искушать судьбу и объехать пробки. Первый «скорпион» сбивает одичавшую собаку. Я вижу, как костлявая зверюга убегает между домов, хромая на сломанную лапу.


Вторник, 12 января, 20.25


Вечерами начинается всеобщее помешательство – иначе не назовешь. Звонки, чаты, длинные мейлы – девушкам, невестам, женам, родителям, родственникам и знакомым, приятелям по кварталу и любовницам с работы, или прочим отчаявшимся душам, которые больше всего на свете нуждаются в информации о том, чем мы сегодня занимались, что ели на обед, сколько градусов тепла на улице и не натирает ли нам в паху. Солдаты сидят за компьютерами и стучат по клавиатуре с наушниками в ушах, шмыгая носом, или бродят с коммуникатором по коридорам, ища хоть какого-то уединения.

После подобных разговоров они наверняка размышляют о том, не изменяет ли им девушка, не начали ли дети прогуливать уроки, не растратила ли жена заначку на черный день и в самом ли деле выздоровел маявшийся животом пес. За несколько дней столь многое может случиться.

Я недоверчиво качаю головой – сам я не пишу писем и не звоню. Отцу сказал, что дам о себе знать по приезде в Харман, и отправил ему короткое сообщение.

– Это пройдет, – говорит сержант Голя, сидя под навесом столовой и потягивая вместе со мной и капралом Усилем безалкогольное пиво, единственным преимуществом которого является низкая температура. – Вернее, пройдет, но не у всех. Не одного удар хватит, когда какой-нибудь доброжелатель пришлет ему фотку друга с его собственной невестой. Ему сразу же захочется во внеочередной отпуск. Но большинство остынет на здешнем солнце, это я вам обещаю.

– А можно спросить – вы женаты, сержант?

– Уже пятнадцать лет с одной и той же мегерой, – с кривой усмешкой отвечает Голя. – Она только и ждет, когда объявят набор в очередную миссию, чтобы я поехал и привез немного денег. У нее свой парикмахерский салон, но можете мне поверить, парни, эта стерва стричь умеет только бабки. Обе дочери такие же, а сын еще хуже – постоянно сидит на толстой жопе и играет. Вообще, блядь, из дому не выходит, когда меня нет.

– А в скольких миссиях вы были? – спрашивает Усиль.

– Это пятая, если считать прошлый год – тогда я сидел за самой границей, в Йоне, и охранял конвои с гуманитарной помощью. Два раза был легко ранен, один раз мне даже хотели отрезать ногу, но я как-то выкарабкался. Но хер с ним, не хочу об этом говорить. Сейчас просто сказка, парни. Три года назад у нас на вооружении были «хеклеры», к которым приходилось лентой прикручивать магазины, чтобы те не выпали на бегу.

– Я что-то об этом читал, – киваю я.

– А я, Маркус, видел, как такое случалось. Мы оклеивали лентой автоматы, делали из силикона уплотнители для очков, поскольку те пропускали пыль, а «скорпионы-сто» вообще были просто хламом с броней тоньше бумаги, так что приходилось приваривать к ней вырезанное из мусорных контейнеров железо. А потом мы молились, чтобы «айдики» нам жопу не оторвали.

– Заебись! – комментирует Усиль и идет за очередной мочой с нулем процентов.

– Но «двухсотки» и «двухсотпятидесятки» тоже небезопасны. Тридцать пошло на металлолом после терактов во время четвертой миссии, – уверенно говорю я, поскольку еще в Рамме знакомился со статистикой замены техники.

– А ты весьма осведомлен, сынок, – сержант Голя смотрит мне в глаза. – Но лучше не высовывайся с подобными откровениями. Кто-нибудь может пойти к Остину или Мюллеру и изящно им настучать. Мы друг друга поняли, капрал?

– Так точно.

– Хорошо. – Сержант делает последний глоток и оглядывается в поисках Усиля. – Где этот Петер, мать его? Не вижу его у стойки.

– Наверное, пошел отлить.

– Тогда я тоже пойду. Приятно было побеседовать. Надо кое-что почитать перед сном. На следующей неделе буду вести с вами занятия по тактике – лейтенанту неохота языком работать. Черт бы побрал Остина, Мюллера и всех этих офицеров, которых из жопы вытащили.

Я смотрю вслед уходящему сержанту, чувствуя себя слегка пьяным – от солнца, усталости и напряжения, которое не покидает нас даже на секунду. Через несколько минут возвращается Усиль, удивляясь, что мы остались одни. Мы говорим о вчерашнем патруле, но беседа не клеится. В конце концов поднимаем задницы и присоединяемся к Ларсу Норману, который направляется в сторону бывшего общежития. У рядовых и младшего командного состава там казармы.

Глава вторая

Пятница, 15 января, 05.35

Харман, провинция Саладх, Южный Ремарк


Я пишу тебе, дорогой сынок, и никому больше. Пишу эти письма в будущее, словно в самом деле верю, что будущее наступит. Я не отправляю сообщения сразу – ты еще слишком мал, чтобы все понять. Их сохраняет специальная почтовая программа, которая потом отыщет тебя в сети. Когда тебе исполнится пятнадцать, она прочешет форумы, профили и что там еще придумают бородатые чародеи, и, если найдет тебя, ты начнешь их получать, фрагмент за фрагментом.

Фирма «FutureBox» уверяет, что они будут обновлять алгоритмы и через десять лет инструмент будет продолжать работать. Приходится в это верить, особенно сейчас, когда вера мне особенно необходима.

Вчера погиб первый солдат из нашего контингента, капрал из третьего батальона. Ничего выдающегося – парню просто не повезло. Его «скорпион» наткнулся на «айдик», рвануло, и осколок пропорол ему шею. Наверняка он даже не понял, что случилось, – истек кровью, прежде чем кто-либо успел оказать ему помощь. Второму парню оторвало кисть руки, а стрелок на башенке оглох. Никого из них я лично не знал.

Дорожные бомбы – весьма действенное оружие, простое и вместе с тем трудно обнаружимое. Обычно это кусок трубы, заполненной кусками железа и взрывчаткой. Спереди у него металлическая пластина, которая выгибается после взрыва, принимает форму конуса и лупит в броню машины, разнося ее в пух и прах, чтобы там ни болтали конструкторы и командиры. Такая труба лежит себе замаскированная у дороги, а в действие ее приводят обычно с помощью длинного кабеля.

Иногда, идя вдоль такого кабеля, удается выследить сволочь, подорвавшую заряд. Но чаще всего, прежде чем мы его найдем, прежде чем кто-либо сообразит, в чем вообще дело, – уже слишком поздно.

Нам говорят, мой дорогой, чтобы мы не боялись, ибо если мы будем осторожны, то сумеем избежать атаки. В конце концов большинство возвращаются через год домой, на радость истосковавшейся родне. Но даже ты наверняка бы почувствовал, что это ложь – даже если глядеть во все глаза, хорошо замаскированного дьявола в куче мусора не заметишь.


Понедельник, 18 января, 7.05


Лейтенант Марсель Остин притащился на занятия и мучает народ идеологической трепотней, повторяя все лозунги, которыми потчевал нас до этого командир полка. Вместо тактики мы слушаем лекцию о важности нашей миссии, об ответственности за гражданских, которые являются главными жертвами этой войны, и о культурных различиях, на которые следует обращать внимание. О вчерашнем инциденте с «айдиком» он не упоминает.

Я впускаю его треп в одно ухо и выпускаю из другого даты ремаркских религиозных и государственных праздников, разделение на главные храмы, запрет мужчинам приближаться к некоторым культовым местам или разговаривать со служительницами культа. Всего этого я терпеть не могу, и думаю, что три четверти роты точно так же ненавидит пиздеж лейтенанта. Мы сидим в бывшем сборочном цеху, кое-как переделанном в спортзал и место собраний для сотни солдат. Снаружи идет дождь и в воздухе висит похожая на мокрую тряпку духота.

Наконец Остин передает слово двум сержантам, командирам взводов, и становится интереснее, особенно для молодых солдат, но и я охотно послушаю лекцию, ковыряясь языком в зубе для гигиены, особенно психической.

Сержант Северин говорит о том, что война окончательно переместилась с поля боя на городские территории, и подготовка солдата должна учитывать специфику боев на подобной местности. Он добавляет, что нам следует забыть о тренировках, которые мы прошли в Сиракусе и своих родных подразделениях, поскольку те могут нам только повредить. Современное поле боя – это не леса и поля, а узкие улицы и здания с множеством окон, подъездов и балконов, из которых противник может успешно вести обстрел движущейся колонны или пешего патруля.

Он говорит, что мы должны обратить внимание на способ передвижения в городе, ведение наблюдения, преодоление препятствий и стен, а также открытой местности, которая может стать для нас смертельной, если мы привыкнем к мысли, что у нас всегда есть прикрытие. Он также подчеркивает, сколь большое внимание следует в настоящее время уделять подготовке одиночного солдата пехоты и действиям в небольших группах, отделениях или секциях. Да уж, Борис, особенно в гарнизоне Коден внимание этому уделялось до такой степени, что во время занятий молодые носились по части с котелком кипятка для чая или подметали окрестные скверики, поскольку должен был приехать кто-то из штаба.

Голя приказывает нам развесить на стенах листы серой бумаги. Не знаю, где он ее откопал, но листы пронумерованы и изрисованы силуэтами людей, а также зданий, улиц и перекрестков. Если он сделал эти плакаты сам, то, должен признать, у него имеется определенный талант.

– Господа, в здешней жопе мира у нас нет проектора, не говоря уже о большом экране, так что сосредоточьтесь на этих рисунках, – спокойно начинает он, но в голосе его чувствуется едва заметная угроза. – Я не для того так мучился, чтобы вы там, сзади, теперь сплетничали о какой-то срани. – Зал мгновенно затихает. – Мы договорились с сержантом Северином, что обучим вас основам передвижения по улице. Мы наблюдаем за вами с самого вашего приезда, и вы все еще ходите в патрули, будто бабы по магазинам. Сегодня ночью парень из седьмой роты получил пулю прямо в лоб из-за того, что никто его не страховал.

– А мы не собираемся паковать вас в мешки и звонить родне, – между делом добавляет Северин.

Наступает такая тишина, что слышно жужжание комара, который летает где-то над моей головой. Капли дождя стучат по жестяной крыше.

Сержант Голя начинает с высадки из машины. Запрещается без необходимости от нее удаляться, поскольку, как известно, «скорпион» всегда дает хоть какую-то защиту. Запрещается также собираться в одном месте и стоять во весь рост. Даже когда тихо и спокойно, нужно присесть и страховать свою четверку, приклеившись к кузову.

– А если у вас есть дополнительное прикрытие – ноги в руки и двигайтесь в сторону цели. Если кто-то попадет из РПГ в «скорпион», он может убить вас всех, – добавляет сержант Северин. Лейтенанту Остину в это время кто-то звонит, и он выходит из зала.

– Именно так. – Голя показывает первый рисунок. – Будете подходить сюда по отделениям и рассматривать схему выхода из машины. Каждый капрал отвечает за то, чтобы все ее изучили и соблюдали во время патруля. И мне насрать, если кто-то знает ее наизусть или ему некогда поболтать с родней. – Он обводит взглядом зал. – Потом научитесь пешему движению вдоль зданий, преодолению поворотов и перекрестков и поискам укрытия. Каждый должен знать, за кем он идет, какой сектор защищает и что входит в его обязанности.


– Через две недели вы должны вообще об этом не думать, – кивает Северин. – Тогда мы перейдем к боям внутри зданий, передвижению по лестницам, входу в помещения, использованию сигнальных комплектов и так далее. Потом будет раздел о работе с беспилотными самолетами.

Молодые солдаты, парни из первого и третьего взводов, сидят с окаменевшими лицами. А я думаю о том, что старые командиры решили нагнать на них страху, чтобы мобилизовать для подготовки.


Понедельник, 18 января, 14.25


Третье отделение занимает в общежитии комнату на втором этаже, вторая дверь направо. Койки и полки старые, наверняка оставшиеся еще с довоенных времен. Армия за пять лет не удосужилась поменять здесь мебель. Никто не отремонтировал стены, исписанные студентами профессионального училища – множество восхитительных рисунков, в основном письки и сиськи, и непонятные надписи по-ремаркски. Над койкой Гауса висит большой плакат с обнаженной девицей – его личный вклад в украшение интерьера: длинные светлые волосы, силиконовый бюст и солнцезащитные очки.

Я сажусь на стул у окна. Трое солдат, до этого лежавшие на койках, садятся и выжидающе смотрят на меня. Дафни неохотно откладывает ветошь, которой чистил свой МСК. Подслушав в столовой разговор Ротта с парнями, я решил выяснить все сразу.

– Ладно, Джим, – наконец говорю я. – Что там за история с магазинами?

Ротт после меня самый старший по возрасту в отделении. Профессиональный водитель и известный пройдоха, у него за плечами восемь лет службы. Думаю, уже в Сиракусе он стал неформальным главой группы, и остальные парни в той или иной мере его слушаются.

– С какими магазинами?

– Не делай из меня идиота. – Я смотрю ему прямо в глаза. – Вынь магазин из автомата и извлеки при мне патроны.

– Нет необходимости.

– То есть? – Я чувствую, как злость сдавливает горло.

– Незачем, господин капрал. Внутри только два трассирующих – пятнадцатый и двадцать пятый. Я посоветовал парням, чтобы сделали так же, а трассирующие оставили про запас.

– Можешь не придуриваться с «капралом»? И скажи мне, какого хера ты так делаешь? В уставе явно написано, что каждый пятый должен быть трассирующим, чтобы увеличить прицельность.

– В жопу устав, – спокойно отвечает он. – Нельзя выпускать столько трассирующих – они выдают твою позицию противнику. Меня научил этому сержант Малик в предыдущую миссию, у него все так делали – отмечали середину магазина и пять штук до конца. Если кто-то стреляет, прошу прощения, как хер собачий, то и трассирующие ему не помогут. Я прав, Маркус?

Слышится одобрительный ропот. От того, что я сейчас скажу, может зависеть многое. Если бы я пришел неподготовленным, наверняка бы я его обругал, приказал вытащить патроны или сделал еще какую-нибудь глупость. Но я предвидел подобное развитие событий.

– Ты прав, Джим, – говорю я, вставая со стула. – Но вам следовало мне об этом сказать, мы должны учиться друг у друга. Не говоря уже, блядь, об уставе. Я должен знать, когда мы его нарушаем.

– Я думал, ты не согласишься. – Ротт впервые теряет уверенность в себе.

– Значит, ты неправильно думал, солдат. – Я смотрю на Дафни, который нежно поглаживает дуло автомата. – Я слышал, ты, Водяная Блоха, всегда стреляешь одиночными?

– Ясное дело, Маркус, – очередями никакой меткости не будет.

– И вроде как считаешь выстрелы. Прямо как в аптеке?

– Такая привычка, еще с гражданки, – улыбается Дафни. – Я любил ходить на стрельбище, четыре раза подряд выигрывал соревнования.

– Тогда выброси все трассирующие, они тебе ни к чему, – киваю я. – А я поступлю так же, как и остальные, – не такая уж и глупая идея. Отдыхайте, парни. В двадцать часов заступаем на пост у восточных ворот.


Среда, 20 января, 12.00


Говорят, взвод быстрого реагирования – говённая работа.

Обычно так говорится в переносном смысле, поскольку ВБР остается в постоянной боевой готовности. В случае вызова нужно за пятнадцать минут упаковаться в «скорпионы» и мчаться на место события. Это означает, что ты не можешь находиться дальше чем в пяти минутах от казармы, а потом за десять минут должен надеть жилет, защиту, шлем и прочее снаряжение, после чего бежать сломя голову. Весь день ходишь напряженный, с тошнотворным ощущением затишья перед бурей, и отсчитываешь очередные часы, чем бы в это время ни занимался.

Но на этот раз служба говённая в буквальном смысле. Из Хармана приехали две ассенизационных машины, чтобы откачать содержимое отстойника на базе. Сразу же после них появились еще несколько, которые опорожняют переносные туалеты, расставленные в ряд по обоим концах плаца и в каждом углу базы. Два отделения из нашего взвода отправили на помощь часовым при проверке грузовиков, а потом на помощь водителям.

Мы воистину счастливы.

Машины ворчат и стонут, воняет так, будто обосрался сам сатана, и сверху на все это льет моросящий дождь. Петер Усиль обвязывает нос ремаркским платком, а потом кричит мне, что не нанимался в золотари. Что ж, все мы страдаем из-за плохой канализации в городе и постоянных технических неполадок.

В курилке я натыкаюсь на сержанта Северина. Видя мою злую физиономию, он смеется, что по возвращении домой у нас будет новая профессия, но потом серьезно добавляет, что у базы Эрде огромные проблемы с вывозом нечистот, даже обычного мусора. Водители мусоровозов и ассенизационных машин запуганы боевиками Гарсии, а в декабре партизаны застрелили владельца одной из фирм.

– Возможно, скоро мы утонем в говне, – завершает он свой вывод.

– Вот ведь суки, – говорю я, прикуривая вторую сигарету. – Не знал, что они убивают своих же за такую херню.

– К ним относятся как к коллаборационистам. Поговори, Маркус, с кем-нибудь из переводчиков, и он тебе расскажет, насколько это опасная работа. Собственно, каждому, кто на нее соглашается, автоматически предоставляется убежище. Но с семьями бывает по-всякому.

Мне вспоминаются слова нашего сержанта, повторявшего, что это грязная война. Настолько грязная, что она касается даже мусора и цистерн с фекалиями. Эти люди режут друг друга, режут нас, а мы, естественно, режем их при каждом удобном случае.

Три месяца назад в Портсаиле подвергся нападению патруль. Солдаты в ответ открыли огонь по машине, в которой ехали партизаны. Погиб один из наших, четверо нападавших и шестеро гражданских, в том числе мать с двухлетним ребенком. Парни слегка запаниковали и лупили по автомобилю в центре города, не обращая внимания на толпу вокруг. После в столице Ремарка несколько дней продолжались беспорядки. Чтобы их прекратить, пришлось ввести комендантский час. Подобное воспринимается здесь как нечто вполне нормальное.


Пятница, 22 января, 19.00


Мы уже третий день тренируемся высаживаться из машины. Теперь нам удается это проделать меньше чем за пять секунд – от имитации остановки до занятия позиций для стрельбы. Я чувствую себя спокойнее – каждый знает, какой сектор он должен покрывать огнем, и солдаты не натыкаются друг на друга, словно калеки, автоматически повторяя маневр. Я знаю, что в боевой обстановке, когда над нашими головами будут летать пули, ситуация изменится, но с этим ничего не поделаешь. Чем лучше солдаты научатся основам, тем меньше они будут ошибаться в бою.

Я сочиняю для них разные комбинации: огонь противника спереди, сзади и сбоку машины, проблема с выходом с одной стороны, оставление стрелка на башенке и эвакуация всех пятерых из горящего транспорта. После двух часов посадки и высадки из «скорпиона» они, как правило, сыты мной по горло и готовы взбунтоваться. Тогда я их отпускаю, и мы идем выпить псевдопива в столовой по соседству с медсанчастью.

На висящем над стойкой экране видны протестующие толпы, транспаранты, флаги и отряды полиции. Кто-то не успел переключить канал. Площадь перед зданием парламента в столице Раммы заполонили матери и жены рамманских солдат, отправленных в Ремарк. При поддержке жителей столицы, экоактивистов, социалистической оппозиции из Партии труда и разного рода смутьянов они требуют окончания войны, которая пожирает очередных жертв. Парни сидят спиной к телевизору, занятые другими делами.

Гаус показывает пальцем на сорокалетнюю блондинку в звании капитана, которая пьет за маленьким столиком кофе и читает газету. На базе Эрде женщина – большая редкость, поскольку генерал Сальте утверждает, что с женщинами во время миссии одни проблемы. Мужчины в их присутствии глупеют, а те в свою очередь изо всех сил стараются доказать, что в их крови хватает тестостерона. Генерал вежливо игнорирует все упреки, которые бросают в его сторону феминистки, и остается непреклонным. На сто солдат приходится меньше одной женщины.

– Немного старовата, но попка недурная, – театральным шепотом говорит Гаус Водяной Блохе.

– Закрой хлебало! – утихомиривает его Пурич. – Это все-таки офицер. В кутузку захотел?

– Именно, Вим! – Я многозначительно стучу себя по лбу. – Это доктор Линда Заубер, начальник медсанчасти, охеренная хирургиня. Когда-то она пришила одному парню руку, которую оторвало «айдиком», а теперь проделала то же самое с тем водителем из третьего батальона.

– Со мной бы она проделала кое-что другое, – смеется Гаус.

– Ну и дебил же ты, – заявляет Пурич.

– Что ты сказал? – Великан багровеет и поднимается с места. – Ты не мог бы повторить, Данни?

Несколько голов поворачиваются в нашу сторону. Краем глаза я замечаю, что капитан Заубер тоже оторвалась от чтения и обводит взглядом зал. Ротт откинулся на спинку стула и притворяется спящим, Дафни пытается что-то сказать, а Пурич подозрительно крепко сжимает в руке стакан.

– Рядовой Гаус, сядь, и ни слова больше! Только проблем другим создашь, – шиплю я сквозь зубы.

Гаус внезапно падает на пластиковый стул и шумно выдыхает. Водяная Блоха хлопает его по спине и повторяет, чтобы тот не сходил с ума, а то и впрямь хлопот не оберешься. Пурич просто встает и выходит из столовой. Зато Ротт превосходит сам себя – он в самом деле начинает храпеть и покачиваться на стуле. Пора возвращаться.


Суббота, 23 января, 02.15


Тревога. В самой середине сновидения о молчаливом чудовище.

Я вскакиваю с койки как ошпаренный, хватаю вещи, еще не зная, в чем дело. Усиль тоже начинает одеваться. К нам вваливается сержант Голя, который выглядит столь бодрым, будто вообще не ложился, и показывает на меня пальцем.

– Маркус, пиздуй к своим, через пять минут выезжаете с базы!

– Что случилось, господин сержант? – спрашиваю я где-то в промежутке между натягиванием штанов и застегиванием разгрузки.

– Нужно проверить, что происходит по другую сторону дороги. Часовые что-то высмотрели в поле. Блядь, капрал, давай быстрее!

Схватив оружие, я бегу по коридору и открываю дверь в комнату парней. Те двигаются будто в ускоренной киносъемке – впрыгивают в ботинки, застегивают ремешки шлемов и по очереди докладывают о готовности. Водяная Блоха слегка мешкает, не будучи демоном скорости, но в конце концов все мы бежим к «скорпиону», вскакиваем в машину, Ротт заводит двигатель. В наушнике слышится голос дежурного офицера, который передает доклад часовых с восточных ворот.

Покидая базу, я уже знаю, что поблизости крутится какой-то человек. Часовые решили, что у него могут быть враждебные намерения, и подняли тревогу. Окрестности базы Эрде частично не застроены. Напротив ворот, сразу за ведущей в город дорогой, простирается обширная, поросшая редкой травой территория, на которой местные пасут коз. Ветер гоняет по земле мусор, тут полно камней и обломков, оставшихся от разрушенных во время войны зданий. В принципе ничего интересного. Кому тут могло понадобиться ходить посреди ночи?

Мы пересекаем дорогу. Особо мы не спешим – у того парня нет никаких шансов сбежать. В бинокле с ноктовизором я вижу зеленую фигуру. Мы проезжаем полкилометра, может чуть меньше, когда Ротт включает передние фары «скорпиона». Их свет выхватывает из темноты закутанного в серые лохмотья мужчину, который, присев за фрагментом стены, копается в песке. Внезапно он вскакивает и прячется – из-за груды камней торчит лишь его макушка.

– Включить глушители!

Парни нажимают кнопки на поясах, черные ящики мигают зелеными диодами. Виски пронзает знакомая боль, вызванная электромагнитными импульсами. Я стискиваю зубы, и боль уменьшается.

– Стрелок на позиции! – докладывает Пурич, хватая приклад MG2.

– Дафни, за мной! – кричу я, хотя в том нет необходимости. – Берем его справа, Гаус и Ротт заходят слева. Осторожно, при нем может быть бомба! Включить освещение!

Врубив тактические фонари под стволами автоматов, мы выскакиваем из «скорпиона» и осторожно, но умело окружаем незнакомца с обеих сторон. Мы уже за грудой обломков. Лучи света скрещиваются на заросшей физиономии ремарца, который натягивает на лоб шапку и воет от ужаса.

Ротт спрашивает его на ломаном ремаркском, что он тут делает. Тот продолжает выть, закрыв лицо руками. Мы стоим метрах в пятнадцати от них, изнывая от бездействия. МСК сняты с предохранителя, пальцы почти касаются спусковых крючков. Водяная Блоха с этого расстояния может отстрелить нарушителю любую часть тела. Ротт начинает кричать, чтобы тот снял куртку и показал, что под ней. Мужчина трясущимися руками расстегивает молнию.

Под ватной курткой нет ничего, кроме дырявого свитера. На ногах – вытянутые на коленях спортивные штаны. Кроссовки в предыдущем воплощении, скорее всего, были белыми.

– Гаус, обыщи его!

Вим за несколько прыжков оказывается рядом с несчастным, хватает его за шиворот, словно тряпичную куклу, и ощупывает одежду. Из кармана куртки вытаскивает смятый полиэтиленовый пакет, но больше ничего не находит. Со злостью швырнув жертву на землю, дает ей крепкого пинка. Я чувствую, как от возбуждения дрожат ноги. Охотнее всего мы сейчас подбежали бы все к мужику и забили его насмерть. Потом можно было бы сказать, что он оказал сопротивление.

Наш несостоявшийся террорист, похоже, слегка недоразвит. Он говорит, будто вечером, когда шел домой, что-то тут потерял. Ротт не уверен, идет ли речь о часах или о каком-то религиозном браслете. Мужик всю ночь не мог заснуть и вернулся искать пропажу. Отличная идея – особенно если учесть, что у него сразу же села батарейка в фонаре, а территория соседствует с базой. И под конец, если мы правильно поняли, у него прихватило живот, и он как раз закапывал говно в песок, когда угодил под свет наших фар. Ничего не скажешь – героическая победа над пастухом на обосранном поле.

Я велю ему проваливать к себе и благодарить богов, что он возвращается целым и невредимым. Похоже, он понял, поскольку внезапно вскакивает и бежит в сторону маячащих вдали строений. Я докладываю на базу, и мы грузимся обратно в «скорпион».

Больше нам тут нечего делать.


Суббота, 23 января, 17.00


На этот раз занятия проводит только сержант Северин. У двух взводов, первого и третьего, под командованием его и сержанта Голи, невеселые физиономии. Борис Северин традиционно начинает с ругани, причем справедливо проходится по всем – по капралам и рядовым, по ответственным за подготовку в гарнизонах и кадрам лагеря в Сиракусе, они же «лесные деды» и «старые ломаные херы». Он повторяет, что мы – не солдаты, а любители.

Северин развешивает на стене приготовленные Голей иллюстрации, на которых изображен сверху патруль в пешем строю, движущийся по улице. Он начинает с того, что выстраивает отделение и показывает на рисунках, как должны вести себя солдаты в одиночной колонне.

– Мать вашу! – начинает сержант. – Кто вам вбил в башку, что все вы должны таращиться перед собой? Вы что, такие любопытные, что готовы забыть про собственную жопу? – Он ударяет кулаком по столу. – Запомните раз и навсегда то, что я сейчас скажу.

И парни послушно запоминают.

Солдат номер один обеспечивает страховку прямо перед собой и отвечает за проверку окон, дверей и углов по своей стороне улицы.

Солдат номер два обеспечивает страховку прямо перед собой и слегка наискось, контролируя окна и двери на уровне первого этажа в зданиях на другой стороне.

Солдат номер три контролирует противоположную сторону улицы, окна и двери выше первого этажа.

Солдат номер четыре контролирует верхние этажи по своей стороне улицы.

Солдат номер пять перемещается вперед, повернув назад голову, туловище и автомат.

– И никак, блядь, иначе! – говорит сержант.

Тяжелее всего приходится последнему в колонне, и эту задачу следует поручать тренированным бойцам. Нужно также регулярно их менять, чтобы они не падали от усталости и у них не сводило мышцы.

Потом нам показывают два, три и четыре отделения, которые идут в колоннах по обеим сторонам улицы. Штурмовое подразделение и подразделение страховки, подразделение поддержки и, наконец, командная группа, если она не осталась у машин. Информации полно, а мы не выспались и раздражены из-за ночного происшествия. Даже Дафни перестал подшучивать и лишь закрывает ладонью рот, когда зевает. Гаус ковыряет носком ботинка пол, бросая все силы своего интеллекта на фронт учебы. Ротт сидит со скучающим видом, а Пурич беззвучно перебирает четки.


Четверг, 28 января, 21.00


Армагеддон выглядит примерно так же, как и все остальное.

Час назад база подверглась минометному обстрелу. Сразу же после атаки разведка подняла дроны, «соколы» нашли площадь, откуда раздались выстрелы, а «фениксы» открыли огонь по находившимся там повстанцам. Голя рассказал, что все действовавшие поблизости патрули и ВБР из первой роты окружили группу религиозных фанатиков и перестреляли их всех до единого – всего одиннадцать человек. На все это потребовалось меньше получаса, двое солдат получили легкие ранения. Командиры наверняка жалели, что не удалось взять пленных, но это уже не наша проблема.

Пейзаж после бомбардировки – лучшее, чем тысяча слов, описание того, как выглядит наша база. Снаряды попали в здание, где находится кухня, и в плац. На кухне погибли старший повар и его помощник, сортировавшие припасы и готовившие еду на завтра, – они не успели спрятаться в укрытие. Один снаряд угодил в ряд синих туалетных кабин, убив рядового Филда, решившего в этот момент воспользоваться одной из них. Повсюду валяются обломки пластика, а гейзер из говна забрызгал стену ближайшего дома. Мы все еще ходим по плацу и ищем останки нашего товарища, который геройски погиб, сидя на горшке.

Ко мне подходит сержант Голя, дрожащими руками прикуривая сигарету. Я показываю ему место, где нашел ботинок погибшего солдата с оставшейся в нем окровавленной ступней. В ушах слышится нечто похожее на писк радиоволн. Такое ощущение, будто над плацем пролетела смерть. Но это не моя смерть.

– Вы можете тренироваться, осваивать все, чему мы вас учим, а какой-то гребаный дикарь убивает вас на толчке, – говорит сержант. – Стоит ли удивляться, что я не могу с этим смириться?

– Капитан Бек позвонит родителям и наверняка сообщит им, что их сын геройски погиб в бою, – отвечаю я, держа в руках тот самый гребаный ботинок.

– Только последний лох может дать себя убить, Маркус. Только, блядь, последний лох, понимаешь?

– Так точно, господин сержант.

– Как это у тебя получается всегда оставаться таким спокойным?

– Я приехал сюда, чтобы умереть, – честно говорю я.

Голя смотрит мне в глаза словно не понимая. Он пережил уже столько миссий, что ведет с врагом свою личную войну ради того, чтобы его подчиненные вернулись домой. Он ненавидит партизан, но еще больше ненавидит правительство и командиров, которые нас сюда послали. А я, обычный растяпа из территориальной обороны, разрушаю весь его мир.

Он меня не знает. Ему неизвестно, что я пытался когда-то сделать с самим собой. И он не поймет того, о чем я говорю, как бы он ни старался. Думаю, это превышает его возможности, и именно сегодня сержант приложится к бутылке контрабандного самогона. Он настолько зол на меня и на весь мир, что даже не кричит.

Мы относим находку в медсанчасть, где лежат прочие останки Бруно Филда. Первый батальон пехоты, вторая рота, третий взвод, второе отделение. Одни лишь пустые слова, которые ничего не значат.

Вечная ему память!

Глава третья

Понедельник, 1 февраля, 04.05

Харман, провинция Саладх, южный Ремарк


Дорогой мой сынок, первый месяц ремаркских каникул уже позади. Не стану тебе рассказывать о погибших за это время товарищах – все равно ты не сумеешь связать их имена и солдатские звания с лицами, странными анекдотами и всеми теми мелочами, которые отличают одного человека от другого. В твоей памяти они развеются на следующий же день.

Вместо этого я расскажу тебе историю Зорана, нашего переводчика, которого старшие солдаты знали еще по предыдущему контингенту. Я встретился с ним еще в пятницу после службы – мне было интересно, как выглядит здешняя жизнь, о чем разговаривают ремарцы дома или когда идут за покупками.

Зорану было двадцать восемь лет, и он был женат на своей ровеснице. Они познакомились еще в лицее, и любовь их не угасла, пока он изучал архитектуру в городе Рамма. Там он научился нашему языку, хотя учебу ему пришлось прервать, когда началась война.

Он вернулся на родину, к жене и маленькому сыну. Ему удалось завербоваться в армию, он сражался с готтанцами. Семья каким-то образом сумела пережить этот ад. Потом он работал урывками, иногда шоферил, с трудом зарабатывая на жизнь. Когда наши искали переводчика для Четвертого контингента, он предложил свою кандидатуру и прошел проверку. Видишь ли, сынок, – каждого кандидата проверяет военная разведка, и вовсе недостаточно хорошо говорить по-раммански. Нужно еще иметь кристально чистое прошлое – иначе эту работу не получишь.

Последние два года Зоран не мог признаться близким, даже отцу и матери, что работает на МСАРР. Лишь жена обо всем знала и умирала от страха. Партизаны охотятся на переводчиков и их родных. В этой стране, мой дорогой, люди верят в разных богов, есть семь крупных храмов. Самый худший из них – храм Ареса. Его последователи объявили, что каждый, кто сотрудничает с нами, – изменник, а за измену арейцы карают смертью.

Так что в родном городке Зорана под Портсаилом все считали, будто тот работает в Хармане водителем. Он не слишком часто навещал жену и изо всех сил старался изменить внешность, когда ездил с нами: отпустил бороду, обматывал лицо платком и надевал защитные очки. Ночь он всегда проводил в казарме, не выходя в город. Но кто-то, видимо, его узнал и донес куда надо.

Вчера вечером он узнал, что в его доме побывали партизаны, которые выволокли оттуда его жену и сына. К счастью, их не пытали – просто застрелили посреди улицы, на глазах других жителей. Соседи сообщили семье, и отец парня позвонил ему, чтобы сообщить это страшное известие. Мы узнали обо всем уже после случившегося.

Зоран никому ничего не рассказал. Он долго бродил по базе в поисках солдата, который оказался бы достаточно небрежен, чтобы не уследить за оружием. В конце концов он вырвал автомат у какого-то вернувшегося из патруля салаги, приставил дуло себе к подбородку и нажал на спуск. Так заканчивается эта история, сынок. История парня, который пережил войну с готтанцами, а потом в каком-то смысле погиб от рук своих соотечественников – за то, что переводил нам с их языка и помогал решать повседневные вопросы. Он совершил преступление, которое здесь не прощают.


Вторник, 2 февраля, 14.55


Лейтенант Остин и лейтенант Мюллер сидят с кислыми физиономиями у стены клуба. Внезапное собрание помешало их планам, а может, даже вынудило совершить нечто сверх обычного. Сержант Земек, командир второго взвода, подходит к ним и что-то шепотом объясняет, показывая на входную дверь.

Вскоре на пороге появляются капитан Бек и незнакомый офицер в звании майора – худой невысокий тип, с бородой, что в нашей армии бывает крайне редко. Сняв темные очки, он окидывает взглядом собравшихся. Мы стоим по стойке смирно, не понимая, в чем дело.

– Вольно! – командует он.

Мы снова садимся на раздолбанные стулья, а Бек и незнакомый майор занимают места впереди, рядом с лейтенантами. Шум разговоров становится громче. Ларс Норман наклоняется ко мне и заявляет, что это наверняка кто-то из разведки. Час назад прилетел вертолет с несколькими офицерами. Похоже, самоубийство нашего переводчика вызовет серьезные последствия.

– Господа! – начинает Бек, встав перед нами. – Разрешите представить вам майора Ральфа Вилмотса из военной разведки, который хотел бы сказать вам несколько слов.

– Ну вот, я же говорил, – шепчет Норман.

– Рота, прошу тишины! – продолжает капитан. – Господин майор коротко расскажет вам о текущей ситуации и обрисует задание, которое предстоит выполнить. Если будут вопросы – прошу задавать их после своим командирам.

Гость снимает фуражку, кладет ее на столик и занимает место Бека.

– Солдаты, – слегка хрипло произносит он. – Военная разведка отметила повышенную активность мятежников в Хармане и окрестностях. Под особой угрозой находятся запад и юго-восток Хармана, а также территория от селения Саддра до подножия Волчьих гор, – Вилмотс показывает несколько мест на карте провинции. – Помимо того, в пустыне Саладх мы наблюдаем конвои из гражданских машин, которые, возможно, тайно переправляют оружие для боевиков Эвана Гарсии и других экстремистских группировок. Это означает, что в ближайшие недели можно ожидать наступления противника и кровавых атак на патрули Миротворческих сил. Недавний обстрел вашей базы, как и попытка устроить засаду на конвой со снабжением, направлявшийся на базу Кентавр, подтверждают данную версию. Соответственно, вам придется еще больше усилить бдительность и после каждого патруля подробно докладывать о подозрительном поведении местных жителей. – Майор холодно смотрит на нас. – Это все, что я хотел вам сказать. Задачу я изложу в более узком кругу. Сейчас командир роты перечислит несколько фамилий.

Капитан Бек поднимается с листком бумаги в руке и начинает читать:

– Старший штабной сержант Ян Голя, старший сержант Эдвард Крелл, старший сержант Борис Северин, старший капрал Роберт Лотти, старший капрал Маркус Трент… – При этих словах мне становится теплее. – Старший капрал Самуэль Лист, капрал Петер Усиль, капрал Йонас Борн, старший рядовой Юрген Кульме, старший рядовой Виктор Сатт, старший рядовой Даниэль Пурич, старший рядовой Горан Лукас и старший рядовой Джаред Дафни остаются в зале. Остальным – разойтись!


Несколько минут спустя мы сидим в комнате для совещаний командования. Кроме майора Вилмотса, присутствуют еще три офицера военной разведки – капитан и двое лейтенантов – а также командир третьего пехотного батальона майор Гиггс, капитан Бек, лейтенант Остин, лейтенант Мюллер и младший лейтенант Янг. Ну и, естественно, все перечисленные командиром роты солдаты.

Майор Вилмотс прохаживается между нами, набившимися словно сельди в бочке, присматривается к каждому по отдельности, смотрит в глаза, словно ему предстоит непростая покупка. В конце концов он усаживается во главе стола, кое-как сколоченного из древесно-стружечной плиты, и начинает инструктаж. Мы наконец узнаём, какая задача нам предстоит.

Сегодня утром разведка определила место, где, вероятно, скрывается Джошуа Кальман, один из командиров Эвана Гарсии. Это небольшой дом на юге Хармана, двухэтажный, во вполне приличном состоянии. Уже несколько часов над ним висит дрон, передающий информацию в центр в Сигарде. Если подозрения подтвердятся и Кальман будет опознан, наша задача заключается в том, чтобы окружить дом, войти внутрь и схватить или убить террориста. Сбежать он не должен – в том состоит приоритет операции «Юкка».

Вилмотс объясняет нам, что в обычных обстоятельствах за поимку цели отвечал бы один из отрядов спецназа, однако перебросить «ос» на юг Ремарка пока невозможно, поскольку они выполняют другие задания. Поэтому для данной миссии, в которой мы будем участвовать вместе с офицерами разведки, выбрали нас, что подтверждает особое доверие, оказанное нам армией.

Мы чувствуем себя чертовски польщенными.

– Можно вопрос, господин майор? – спрашивает Йонас Борн.

– Да, капрал?

– Почему выбрали именно нас?

Вилмотс смотрит на него так, будто перед ним гибрид таракана с пауком, и не удостаивает ответом. Слово берет майор Гиггс, исполняющий роль хозяина.

– Ваши непосредственные командиры назвали солдат, отличающихся преданностью и хладнокровием. Мы не отправили бы для поимки Кальмана тех, кто мог бы нас подвести. Вы безупречно несете службу с самого начала миссии и обладаете чертами, которые могут пригодиться при выполнении задания.

Сержант Голя и сержант Крелл – матерые волки, а на счету Северина, хотя он моложе их на несколько лет и не столь опытен, немало тяжелых операций, как и у Лотти и Листа, убивших нескольких террористов во время облавы, устроенной два года назад в окрестностях Портсаила. Дафни, Сатт и Лукас стреляют лучше всех в роте, а Пурич и Кульме имеют медицинскую подготовку и знают ремаркский. Но Усиль, Борн и я не выделяемся ничем особенным, и в самом деле трудно сказать, почему мы попали в эту группу.

Мы получаем приказ не обсуждать подробности инструктажа с товарищами. Нам следует забрать из казармы оружие и снаряжение, а затем вернуться в клуб, где мы будем ждать дальнейших распоряжений.

Что-то наконец начинает происходить, и у некоторых всерьез поднимается настроение, но сержант Голя словно ушел в себя и не отвечает на мои вопросы, а Лотти нервно чешет голову. Мы с Усилем забираем всех и отчитываемся перед лейтенантом Остином.

В воздухе все еще висит вонь от разбомбленных туалетов.


Последний инструктаж. Время – двадцать один пятнадцать, и мы ждем уже столь долго, что любой лай собаки или громкий пердеж может привести к взрыву. Усиль утверждает, будто я невольно скриплю зубами.

Майор Вилмотс распределил нас по четырем отделениям, поставив каждому задачу. Я попал в один из двух штурмовых отрядов – нам предстоит входить в дом спереди, в то время как второй отряд атакует его со стороны черного входа. Старшина Гармонт выдает нам дополнительное снаряжение – ИК-жилеты с кодом «круг-крест-квадрат» и очки ПНВ, в которых мы выглядим словно насекомые-мутанты.

Всего нас двадцать человек. Лейтенант Мерстрем будет возглавлять отделение, в состав которого, кроме сержанта Голи и меня, входят также Пурич и Лист. Мне известно лишь, что Водяная Блоха со снайперской винтовкой должен страховать здание со стороны сада, а Усиль во втором штурмовом отряде. Мне хочется, чтобы эту сволочь Кальмана наконец засекли. Что угодно, лишь бы закончилось ожидание. Я как раз застегиваю жилет, когда поступает приказ выезжать.

«Юкка» начинается по-настоящему.


Едем на четырех «двухсотках», но без стрелков при MG2. «Скорпионы» мчатся по шоссе в сторону центра, а потом вдруг сворачивают вправо, на разбитую объездную дорогу. Интересно, библейская тьма, царящая в южных кварталах города, – обычный перерыв в подаче электричества или кто-то специально выключил освещение?

Наша машина едет первой. Мы с Голей и Листом теснимся сзади. В какой-то момент я чувствую глухой удар, мы слегка подпрыгиваем на выбоине, а Пурич, который ведет «скорпион», быстро крестится и сплевывает под ноги.

– Что такое, Даниэль? – слегка нервно спрашиваю я.

– Докладываю: я кого-то сбил, – отвечает Пурич. – Он полез под колеса, Маркус. Вот ведь блядство.

– Не думай об этом, – бросает Голя. – Те, кто едет следом, наверняка ему еще добавили.

– Сосредоточьтесь на задании, солдат, – говорит лейтенант Мерстрем, глядя в потолок. – Сворачиваем на следующем съезде.

Перед глазами, словно снежинки, кружатся синие хлопья – обрывки чьего-то присутствия, парящие в этом жарком сне наяву. Кто-то меня зовет, возвращая к реальности. Я тру усталые веки и вглядываюсь в ночь, из которой фары «скорпиона» выхватывают фрагмент улицы.

Район Хармана, где прячется Кальман, – достаточно спокойное место. С начала января сюда лишь однажды посылали ВБР, когда в одном из дворов раздались выстрелы. Оказалось, это свадьба богатого лавочника. Жених и его приятели устроили салют, а трусливая ремаркская полиция боялась войти в дом. Норман рассказывал, что его отряд стал украшением вечера. Отец невесты угощал их водкой и пряной фетией. Им пришлось немного посидеть за столом, чтобы не обидеть хозяев, и они вернулись в превосходном настроении.

Вокруг темно и мрачно, начинает моросить дождь. Жизнь в окрестных зданиях словно замерла. Город нуждается в электрической крови, переносящей свет и информацию. Кое-где под навесами стоят группки молодежи – парни на скутерах и девушки, которые светят фонариками в нашу сторону. Нам приходится спешить, пока кто-нибудь не предупредил Кальмана. Лейтенант Мерстрем повторяет эту фразу словно мантру.

На последнем перекрестке мы разделяемся. Два «скорпиона» подъезжают к дому террориста со стороны фасада, два окружают его сад с другой стороны. Как только водители останавливают машины, мы выскакиваем наружу, включая очки и системы связи. Все тонет в зеленоватом свечении, начался дождь, струи которого напоминают фольгу. Ни хрена не видать, но мы начинаем действовать.

«Назад, назад, еще назад. Стоп!»

«Скорпион», на котором ехал Вилмотс, подъезжает задом к воротам. Парни пристегивают к одной из створок металлический трос. По обе стороны въезда, у каменной стены, приседают по двое солдат. Наш отряд ждет наготове, спрятавшись за машиной. Оружие снято с предохранителя, сердце колотится что есть силы.

«Всем отделениям! Включить ИК-метки!»

В очках ночного видения солдаты начинают мерцать тремя фигурами в последовательности «круг-крест-квадрат» – каждую секунду, в одном и том же точно настроенном темпе. Круг-крест-квадрат, круг-крест-квадрат. С этого момента любой, кто не носит на себе знака зверя, является потенциальным врагом и нашей целью.

«Вперед!»

«Скорпион» резким рывком выламывает створку ворот вместе с правой стойкой. Заодно валится часть ограды, придавив одного из солдат – кажется, сержанта Крелла. Отличное, блядь, начало. Вилмотс отдает приказ атаковать.

Мы бежим гуськом за лейтенантом Мерстремом, не сворачивая с дорожки – разведка подозревает, что в траве вокруг дома закопаны ловушки. Сапер закладывает взрывчатку под массивную входную дверь. Второй делает то же самое с зарешеченной балконной дверью позади дома. Вскоре слышны доклады:

«Первый готов!»

«Второй готов!»

Мы слегка отходим с оси удара и затыкаем уши. Почти одновременно раздаются два взрыва. Входная дверь повисает на одной петле, приглашая внутрь.

Расположения помещений мы не знаем, и с этого мгновения нам мало что известно. Первым вбегает Голя и прямо в прихожей попадает ногой в кастрюлю с супом. «Твою мать!» Круг-крест-квадрат. За ним – Пурич, единственный вооруженный дробовиком. С разгона он слегка налетает на спину сержанта. Круг-крест-квадрат. Потом я, а сразу за мной лейтенант Мерстрем и Лист.

Справа – вход в ванную. «Чисто!» Слева – стенной шкаф. Пурич едва не вырывает дверь, отодвигая ее в сторону. Справа – еще одна дверь. Я нажимаю на ручку и пинком распахиваю дверь. В комнате стоит мужчина, который опирается о кушетку, целясь в меня из пистолета.

В левом верхнем углу визора у меня фотография Кальмана, но это не он. Я неслышно ухожу в сторону. Мужик стреляет вслепую, пуля повреждает дверной косяк. Сделав два шага вперед, я бью прикладом автомата ему в лицо. Брызжет кровь, выглядящая черной в зеленом свечении. В комнате появляется Мерстрем, который подбирает с пола пистолет и приказывает мне бежать дальше. Поддержка получает приказ прислать кого-нибудь за этим человеком.

В доме слышатся крики и истерический детский плач. Кто-то из второго отделения лупит по голове толстую женщину. Кулак опускается раз за разом, круг-крест-квадрат. В глубине раздается грохот опрокидываемой мебели. Я встречаю Усиля, застывшего посреди гостиной, и мы взбегаем по лестнице на второй этаж. Дверь в конце коридора заперта, так что Пурич стреляет из дробовика в замок. Мы вваливаемся внутрь в то самое мгновение, когда кто-то спрыгивает с балкона. Я выглядываю наружу.

Какой-то мужчина бежит в сторону сада. Со стороны ограды раздается выстрел – и он падает наземь.

«Верх чист!»

«Низ чист!»

«Четвертое отделение, проверить личность беглеца!»

Мы снова спускаемся на первый этаж.

В кухне лежит мертвый мальчик, на вид лет шести. Вой склонившейся над ним девочки заглушает крики в наушнике. Приказ покинуть здание доходит до меня с некоторым опозданием.


Среда, 3 февраля, 02.00


Идти спать нам не позволили. Майор Вилмотс по очереди вызывает всех участников операции в кабинет Гиггса. «Юкка» завершилась успешно: застреленный перед домом мужчина – Джошуа Кальман. Майор, однако, не поздравляет нас, расспрашивая о подробностях. Думаю, все дело в убитом ребенке, а если точнее, в нашем молчании, поскольку каждому из солдат майор повторяет, чтобы тот не распространялся об «инциденте».

Я вхожу одним из последних, вытянувшись по стойке «смирно» напротив Вилмотса, который за столом командира базы Эрде чувствует себя как дома. Майор Гиггс и капитан Бек курят у окна. Вилмотс вглядывается в меня серыми глазами.

– Господин майор! – по уставу докладываю я. – Капрал Маркус Трент, девятая рота, взвод быстрого реагирования, третье отделение, по вашему приказанию прибыл.

– Вольно. Как долго вы служите в армии?

– Два с половиной года, господин майор. И полтора года в территориальной обороне.

– Вы помогли захватить пленного, капрал. Мы подозреваем, что это двоюродный брат того ублюдка, Эвана Гарсии. – Вилмотс продолжает сверлить меня взглядом. – Лейтенант Мерстрем доложил мне, как вы действовали. Тот в самом деле был вооружен, когда вы вошли в комнату?

– Так точно, господин майор.

– Почему вы не стали в него стрелять, а решили просто оглушить?

– Докладываю: когда я вошел в комнату, было темно. Террорист был дезориентирован: вероятно, его разбудил взрыв. Он целился полностью вслепую.

– Любой нормальный солдат, видя нацеленное на него оружие, всадил бы в него очередь из автомата. Поэтому повторяю вопрос: почему вы его не убили?

– Я оценил ситуацию и решил попытаться застичь его врасплох.

– И вы не боялись за свою жизнь?

– Не помню, господин майор.

– Все, капрал. Свободны.


Пятница, 5 февраля, 08.20


Душ после утренней зарядки. Джаред Дафни стоит под струей воды, раскачиваясь, словно страдающий аутизмом ребенок. Парни хлопают его по спине: «Водяная Блоха, не спи!», по очереди выходя в раздевалку. Мы молча одеваемся – вечерний патруль всерьез нас измотал.

Я сажусь на скамейку рядом с Дафни. У него дрожат руки, когда он завязывает ботинки. Я жду, когда остальной взвод побежит в казарму. Крикливая деревенщина.

– В чем дело, Джар?

– Ничего особенного, Маркус.

– Говори немедленно, блядь, что с тобой творится.

– Я убил человека. – Дафни обхватывает голову руками и замирает.

– Ты стрелял как снайпер, в самое сердце попал. Ты убил Джошуа Кальмана. На ближайшей поверке тебя наградят.

– Я не хотел его убивать. – Он начинает плакать. – Это всё мои руки и глаза. Они сами все сделали, чтобы точно попасть. Такой рефлекс, шеф. Я прицелился – и попал. Блядь, сам не знаю, почему в сердце. Я хотел его только ранить.

– Этот подонок не заслужил суда. Ты слышал о семье Зорана? Знаешь, почему парень покончил с собой?

– Не знаю, Маркус.

– Кальман отдал приказ убить его жену и ребенка, – без зазрения совести лгу я. На самом деле никто не знает, кто отдал тот приказ. – Он приказал выволочь обоих на улицу и застрелить прямо посреди селения.

– Правда? – Водяная Блоха смотрит на меня полными слез глазами.

– Да. И именно таких сволочей мы отправляем на тот свет. Ты спас многих людей, Джаред. Тебе следует гордиться, а не жалеть всяческое дерьмо.

Солдат спокойно встает, застегивает ремень и вперевалку идет к двери, но потом поворачивается ко мне и улыбается – кажется, впервые после операции «Юкка». Хороший знак. Я улыбаюсь в ответ.

– Спасибо, – просто говорит он и выходит.

Я решаю немного подождать – нужно за ним понаблюдать. Каждому солдату в такой ситуации полагается помощь психолога. Но в нашей армии ходить к «психу» считается позором, и сержант Голя решительно отговаривает от подобных визитов. А мне кое-что известно о жизни сумасшедшего, и я знаю, что лучше справиться самому, не прибегая к помощи целителей.

Порой, однако, когда душа трещит по швам, иного выхода просто нет.


Воскресенье, 7 февраля, 10.00


Сегодня мы с Усилем не на службе. Ковыряемся в Сети и болтаем о всякой ерунде, поскольку Петер никак не относится к числу гениев. Ему нравятся мотоциклы, особенно гоночные, а в свободное время он смотрит автомобильные катастрофы и смешные ролики, которые подобные ему мыслители от скуки заливают в Синет. Но в такое утро можно хоть немного отдохнуть, и это уже хорошо.

В нашу комнату заходит сержант Голя. Он бормочет что-то насчет того, чтобы мы привели себя в порядок, так как нам предстоит пойти прогуляться.

– Хочу вас кое с кем познакомить, – говорит он уже в коридоре.

– Что вы так улыбаетесь, сержант? – спрашивает Усиль.

– Увидишь.

Мы выходим из казармы. На улице тепло, пятнадцать градусов с лишним. Небо голубое как летом, прилично пригревает солнце. Мы направляемся к длинному зданию возле командования базы, где живут гражданские работники и переводчики. У дверей стоит сержант Крелл, который ругает на чем свет стоит какого-то солдата. Его правая рука висит на перевязи – он вывихнул ее, когда во время операции рухнула та чертова стена. Капрал Борн пострадал еще больше, лишившись двух зубов от удара кирпичом.

Крелл известен в роте своим вспыльчивым характером. Никто не завидует парням из четвертого взвода, когда они напортачат и пытаются увильнуть, – старый солдафон с места в карьер надлежащим образом именует их матерей, а хуи, которыми он их обкладывает, обладают воистину африканскими размерами.

– Как дела, Эд? Как рука? – спрашивает Голя.

– Да ничего, блядь, так себе. Завтра должны снять эту срань.

В здании у гражданских пахнет намного приятнее, чем у нас. Часть его обитателей – женщины, работающие на кухне, обслуживающие почту и занимающиеся кадровыми вопросами. Вряд ли их больше десятка, но, думаю, правят здесь именно они, не позволяя мужикам устроить свинарник. На одном из столиков даже стоит изможденный цветок.

Мы поднимаемся на второй этаж и сворачиваем направо. Я помню, что Зоран жил в этом крыле здания, и уже начинаю подозревать, почему так таинственно улыбался сержант. Но такого я не ожидал.

Голя стучит в дверь, и ему открывает миниатюрная брюнетка ростом метр шестьдесят, подстриженная почти под ноль. Темный пушок на голове, темные брови над большими глазами. Бледное лицо, словно слегка уставшее от недосыпа. Она с любопытством смотрит на нас.


– Добрый день, Неми, – вежливо кланяется Голя.

– Добрый день, сержант. – У девушки приятный, низкий голос. – Зайдете на минутку?

– С удовольствием. – Мы заходим в маленькую, но чистую комнатку и садимся где попало, я на краю койки. – Я привел двух командиров отделений. Будешь с ними сотрудничать во время операции. С остальными познакомишься вечером, когда они закончат службу. Надеюсь, договоритесь.

– Неми Сильберг, – представляется переводчица.

– Капрал Маркус Трент.

– Капрал Петер Усиль, очень приятно, – похоже, мой товарищ сейчас обслюнявит пол.

Выясняется, что Неми родом из окрестностей Йона и долго ждала шанса попасть в МСАРР. Она говорит медленно, словно задумываясь над каждой мыслью – наверняка потому, что язык для нее не родной. Но вполне открыта и любит поболтать.

Мы узнаем, что ее отец был рамманцем, инженером на строительстве Восточной автострады. В Йоне он познакомился с ее матерью, они полюбили друг друга, но не поженились. Потом, когда ей было пять лет, он уехал. Она решила выучить рамманский и когда-нибудь перебраться в Сигард или город Рамма – именно потому ей так хотелось работать переводчицей. Сейчас это единственный надежный вариант.

Мы немного рассказываем ей о себе, но в основном это отрывочная чепуха. У Голи то ли нет времени, то ли он не хочет злоупотреблять гостеприимством – в конце концов он велит нам собираться, и мы выходим из комнаты. Петер явно возбужден.

– Недурная штучка, – безостановочно болтает он. – Не знал, блядь, что армия берет на работу переводчиц. Сколько ей лет, господин сержант? Двадцать пять или около того?

– Двадцать восемь, капрал. И придержи коней, твою мать.

– Но ведь хоть какой-то наконец позитив, господин сержант, – не унимается Усиль. – Может, удастся с девчонкой снюхаться. Все-таки, когда ты молод и красив…

Мы на мгновение останавливаемся.

– Петер, что за херню ты несешь? – Голя стучит себя по лбу. – Во-первых, никаких глупостей – если она кому-нибудь пожалуется, «жетоны» быстро доберутся до твоей задницы. Во-вторых, она из местных, то есть потенциальный враг. Вроде как проверенная, но с переводчиков лучше не спускать глаз. Так что забудь.

Думаю, генерал Доминик Сальте прав – от женщин на базе одни проблемы. Хватило нескольких минут, чтобы у Усиля поехала крыша. Ничего удивительного – вокруг воняет мужским потом и видны одни лишь мужские рожи. И все-таки я не рассчитывал, что он настолько одуреет. Сегодня наверняка посидит на горшке, чтобы снять напряжение.

Что не меняет того факта, что Неми Сильберг и в самом деле симпатичная.


Четверг, 11 февраля, 09.05


Лейтенант Остин принимает от обоих сержантов рапорт об успешном прохождении тактических занятий. Сам он не нашел времени лично проверить, как мы передвигаемся по улице, но Голя и Северин довольны нашими успехами. А мы, командиры отделений, довольны, что не дали маху.

Дальше наступает время для действий внутри зданий – целая куча сведений, которые после всех учений мы в теории должны знать назубок. Нужно выбрать самое важное, так что сержант Голя развешивает свои художественные плакаты. Затем вместе с Северином они присваивают каждой стене дома свой цвет, описывают вход внутрь зданий и преодоление лестничной клетки.

Они рассказывают о занятии исходной позиции и разведывательных процедурах, а затем о методах входа в помещения – крестом, крюком и комбинированном. Нужно запомнить все: кто в штурмовой группе бросает гранату при «горячем» входе, какое влияние на выбор метода оказывает ширина дверного проема, а также то, открыта ли дверь, закрыта или свисает как попало с косяка. У меня создается впечатление, будто моим людям никогда этого не освоить, но я прилежно записываю все, что может пригодиться во время операции.

В перерыве выбегаю покурить – в здании, где находится клуб, никто не предусмотрел курилки. Я как раз пытаюсь представить, как мы должны входить в помещения, мимо которых прохожу, когда за моей спиной раздается голос Пурича. В нем чувствуется некая неуверенность.

– Маркус, можно тебя на минутку?

– Что случилось, Даниэль?

– Не знаю, как сказать… не хочу быть ябедой. – Пурич переминается с ноги на ногу. – Знаешь… я человек религиозный, и мне не все нравится.

– Говори прямо, Даниэль. Потом подумаем, что с этим делать.

Я закуриваю сигарету. Перерыв сейчас закончится, и у меня так и будет сосать под ложечкой.

– Речь про алкоголь и, может, про наркотики.

– Какой еще алкоголь?

Пурич несколько мгновений медлит.

– Знаю, это глупо звучит, но я терпеть не могу пьянство. – Похоже, у него и впрямь проблемы. Возможно, сейчас он вспоминает собственное детство и устраивавшего скандалы отца. – Некоторые солдаты покупают самогон у местных и тайком проносят его на базу. И его все больше. Парни пьют по вечерам.

– Наши тоже? В нашем взводе?

– Да, наши тоже, – он на мгновение задумывается. – То есть иногда. И не все.

– А в нашем отделении?

– Маркус, я бы не хотел…

– Ладно, не важно. – Я смотрю ему прямо в глаза. – Скажи мне, кто поставляет водку и товар от местных. Кто у нас такая предприимчивая сволочь? Я должен знать, чтобы что-то с этим сделать.

Старший рядовой с несчастным видом устремляет взгляд в землю.

– Только не говори никому, что это я…

– Не скажу! – Я стараюсь, чтобы мои слова прозвучали как можно убедительнее.

– …иначе потом я окажусь в полной жопе.

– Даниэль, я не кретин. Перерыв сейчас закончится, так что, если уж начал говорить, выкладывай, и делу конец. Скажи только, кто покупает и таскает сюда эту дрянь.

– Джим Ротт и Роберт Лотти, – говорит Пурич и шумно выдыхает.

А я чувствую, что мне улыбнулась удача. Поглядим, Ротт, насколько теперь хватит твоей наглости.


Суббота, 13 февраля, 13.20


Мы приближаемся к зданию мэрии, в са́мом центре Хармана. Приходится пробиваться сквозь толпу, окружившую резиденцию городских властей. Люди волнуются, истерически кричат, летят бутылки и кирпичи из разрушенного здания. Нас вызвал комендант здешней полиции, обнаружив, что его силам самостоятельно с ситуацией не справиться.

Полицейские оттесняют напирающих горожан, давая нам возможность проехать. В ход идут дубинки и водометы. Толпа хочет добраться до дверей здания, поскольку в одном из его крыльев хранятся лекарства из гуманитарной помощи и детское питание. Кто-то выдал конфиденциальную информацию, и в городе начался ад. Нас оторвали от обеда, не дав доесть. Вдобавок ко всему ВБР с базы Кентавр, которому было ближе всего, наткнулся на «айдик» и подвергся обстрелу партизан.

Мы пробиваемся на «скорпионе» почти четверть часа. Я уже почти не сомневаюсь, что мы превратим кого-то в фарш, когда наконец въезжаем на площадь имени полковника Бальтазара, на которой находится мэрия. Кордон полиции, прикрываясь щитами, медленно отступает в сторону здания. Ремарцы в «черепахах» и шлемах со щитками выглядят полностью измотанными. Остановившись полукругом позади них, мы высыпаем из машин – два взвода быстрого реагирования из первого и третьего пехотных батальонов, всего сорок с лишним человек.

Стрелки остаются на башенках, держа в руках приклады MG2. Пока они целятся в воздух, над головами разъяренных людей. Это должно несколько успокоить толпу, но я не вижу никакой разницы. Из нашей «двухсотпятидесятки» высаживаются сержант Голя и Неми Сильберг. Лейтенант Остин тоже на месте; он подходит к ремаркскому офицеру с переводчиком из командования базы, затем бежит к нам и отдает сержантам приказы. Капитан Бек тем временем идет к мэрии в сопровождении двоих солдат. Полицейские снова отступают на шаг, почти упираясь в наши машины.

Неми незаметно показывает сержанту на скрывающихся в толпе служителей культа Ареса. Пока мы ехали сюда, она объясняла нам, что беспорядки вовсе не случайны. Она почти уверена, что за подобными вспышками стоят именно арейцы и гадейцы, которые поддерживают террористов и готовы на все, чтобы свергнуть гражданские власти. Вместе с Голей она подходит к кордону полиции, похожая на миниатюрного солдата – в шлеме, полевом мундире и тактическом жилете. И тем не менее ее рост и внешность вызывают у меня улыбку.

– Второе и третье отделения, за мной! – кричит Голя.

Мы с Ларсом Норманом отлипаем от «скорпионов» и бежим вместе со своими людьми за сержантом. Оружие снято с предохранителя, и мы больше не притворяемся мирно настроенными туристами. Мы целимся в толпу. Полицейские расступаются, пропуская нас. Люди, видя дула автоматов и наши разозленные лица, инстинктивно перестают напирать.

– Это он?! – спрашивает сержант Голя.

– Да.

Сержант хватает бородатого мужика за свитер и притягивает к себе. Только теперь я замечаю у него на груди медальон в форме собачьей головы. Явно застигнутый врасплох, он отчаянно вопит и пытается вырваться, но Голя держит его словно в тисках.

– Скажи этому сукину сыну, что я его сейчас пристрелю! – рычит сержант, брызгая слюной. – Я ему башку разнесу, если он не позвонит своим дружкам, чтобы те немедленно успокоили этих людей. Давай, девочка!

Неми, перекрикивая толпу, переводит его слова бородачу. Тот качает головой, словно пытаясь возразить. Какой-то мускулистый парень с бритой головой хватает его за плечо и пытается оттащить. Я говорю Гаусу, чтобы тот ему врезал, и солдат, словно с неохотой, бьет парня кулаком в нос. Тот падает навзничь, обливаясь кровью, как будто на него обрушился таран.

– Но-ож! – кричит стоящий рядом со мной старший рядовой Кульме.

По другую сторону от служителя культа появился худой мужчина с чем-то блестящим в руке. На мгновение наши взгляды встречаются, и я вижу в его глазах неподдельную ненависть.

– Брось! На землю, сукин сын! – Я целюсь прямо в его изможденное лицо.

Нож летит на землю, мужчина отступает назад.

– Звони, пизда гребаная! – продолжает кричать сержант Голя, словно не замечая происходящего вокруг. – Звони, или я тебя, блядь, ухерачу!

Неми, краснея, переводит. Бородач достает телефон, быстро набирает номер и что-то говорит на гортанном диалекте. В это время со стороны базы Эрде появляются два тяжелых от боеприпасов беспилотных «феникса». Они повисают над площадью, над нашими головами, а дула их орудий то и дело перемещаются слева направо и обратно. Парни из обслуги дронов тоже иногда устраивают демонстрацию силы.

– Передал? – спрашивает Голя.

– Да, но он говорит, что это все равно ничего не даст. Эти люди вышли из-под контроля! – Неми все больше нервничает – первая операция стала для нее кошмаром.

Толпа снова напирает. В нескольких десятках метров дальше дело доходит до драки. Безопасность этого сектора обеспечивает ВБР из первого батальона. Сержант бросает взгляд в ту сторону и неожиданно бьет прикладом МСК в живот арейца. Тот сгибается пополам и оседает на землю.

– Что ж, блядь, тогда поговорим иначе.

Голя спрашивает по радио лейтенанта Остина, можем ли мы дать предупредительные выстрелы. В ответе слышится неуверенность, и я думаю, что крайне плохо, когда на задание попадают такие люди. Мюллер, хоть и гноит людей, по крайней мере быстро принимает решения. А Марсель Остин – попросту обычный бюрократ, которого вытащили из провинциального гарнизона. В конце концов, однако, следует приказ. От нас требуется только не ранить наших «друзей».

– Скорее, твоих, блядь, – говорит в наушнике сержант Северин, который, похоже, не осознает, что включил передачу.

Мы поднимаем автоматы и выпускаем короткий залп в воздух. Площадь начинает бурлить. Первые ряды поворачиваются, пытаясь бежать. По крайней мере несколько человек падают. Можно не сомневаться, что наша операция повлечет смертельные жертвы. Завтра ремаркское телевидение покажет растоптанных женщин и детей, и начнутся новые беспорядки.

Полтора десятка тысяч собравшихся на площади горожан начинают отступать. Почувствовав это, полицейские все сильнее оттесняют их от здания. В какой-то момент перед дверями мэрии появляется мэр Хармана с капитаном Беком. Встав на возвышение, он что-то кричит в большой мегафон. Если бы кому-то захотелось его сейчас застрелить, он – идеальная цель. Но пока что желающих нет.

Неми объясняет нам, что власти обещали выдать сегодня часть лекарств и детского питания, что должно начаться примерно через полчаса. Единственное требование ко всем – успокоиться и сформировать очередь.

Сержант Северин приносит известие, что полицейские расставляют барьеры, вдоль которых выстраиваются люди, а мы будем их прикрывать. Предстоит чудесный день, а может, и вечер. Ноги уж точно вывалятся у нас из задницы. У меня остается лишь несмелая надежда, что майор Гиггс пришлет кого-нибудь, чтобы нас сменить, или, по крайней мере, нам привезут пожрать.

Глава четвертая

Воскресенье, 14 февраля, 12.25

Харман, провинция Саладх, южный Ремарк


Дорогой мой сынок, я сейчас думаю о тебе и обо всем том, из-за чего тебя лишился. О событиях прошлого, теперь вполне логичных, но когда-то рассыпанных, словно пыль на улицах Хармана. Лишь с перспективы многих лет узнаешь себя, и потому блуждаешь всю жизнь.

Сегодня День всех влюбленных. Мы не отмечали его с твоей мамой – вроде как ни для нее, ни для меня это не имело значения, хотя, думаю, в глубине души она страдала. Я сделал слишком многое, чтобы причинить ей боль, – такова моя натура. Я даже пытался покончить с собой. Но, как ты наверняка догадываешься, когда-то мы были счастливы.

Мы встретились в странном месте, за три года до твоего рождения. Вместе рисовали картины, слушали музыку, курили мятные сигареты, а прежде всего – часами разговаривали. Мы слушали наших терапевтов, словно ангелов, которые спустились с неба. Они говорили нам, что чернота, переливающаяся внутри, – обычная болезнь, и ее можно из себя выполоскать. А мы им верили и очень хотели выздороветь.

Некоторым пациентам, таким, как твоя мама, удалось начать новую жизнь. Но у других исчерпались все пласты веры, когда они покинули стены ЦРЛ. Я был вынужден почти умереть и потерять тебя, сынок. Бросить все и влиться в чужой мир, чтобы вновь обрести спокойствие. Я много раз пытался тебя увидеть, но твоя мама не простила мне попытки к бегству. И, думаю, она была права, поскольку познала меня намного лучше, чем я сам.

«Gnóthi seauton», «Познай себя», – ироническая надпись на стене храма Аполлона.


Мы всё еще переживаем субботние события на площади полковника Бальтазара. Вечером мы с Усилем и Норманом сидим в столовой и рассказываем друг другу о происходившем накануне, со всеми подробностями, как будто мы не провели вместе те семь часов и не насмотрелись сполна на охваченную истерией толпу. Все это – разговор из серии «а помнишь, как», цель которого сводится исключительно к тому, чтобы похлопать друг друга по спине.

Потом Ларс Норман показывает фотографию своей жены. Улыбающаяся брюнетка с любовью смотрит в объектив. У них позади первый год супружества, но они знакомы еще с лицея. Ларс говорит, что, когда он вернется из миссии, они постараются завести ребенка. Он крайне спокойный парень. В армию попал лишь потому, что в его о́круге не было другой работы. На севере Раммы в самом деле плохо с заводами и фирмами, и, если по знакомству не устроиться в компанию по производству сосисок или йогуртов, приходится как-то справляться.

Петер Усиль – полная противоположность Ларса. Он то и дело меняет «невест», покупает модные шмотки и любит развлекаться. Он рассказывает, как однажды проснулся в поезде через сто километров после нужной ему станции, без гроша за душой. Высадившись на ближайшей станции, заговорил с мотоциклисткой, которая заправляла свою «хонду» на ближайшей парковке, после чего они встречались полгода, поскольку Петер любит мотоциклы не меньше чем девушек. Он читает все, что ему попадется в руки о гоночных мотоциклах, и уже дважды расшибся, пытаясь показать, на что способен. Но об армии он мечтал с детства и старается работать не покладая рук. Впрочем, для него это не просто работа – скорее, как он выражается, очередной «экстремальный спорт».

Когда приходит моя очередь, появляется Лотти и уводит с собой Усиля. Ларс Норман протирает очки и смотрит на меня, словно пытаясь понять, что мы тут делаем. На него наваливается усталость – суббота полностью нас выпотрошила, и обоим нужно отдохнуть. И все же он спрашивает про мою жизнь. Я знаю, что товарищи по роте считали меня чудаком. Не помогла и служба в территориальной обороне. Лишь после операции «Юкка» ко мне стали относиться с уважением.

– Что мне тебе сказать, Ларс? – криво усмехаюсь я. – Я пытался учиться, но к чертям забросил учебу. Немного ездил по стране, не зная, куда себя девать. Основал фирму, которая помогала людям возмещать ущерб, и через год обанкротился. Несколько лет работал в бюро по трудоустройству. За это время успел познакомиться с будущей женой и через три года развелся. В общем, обычное дерьмо. Ничего интересного.

– У тебя есть дети?

– Сын, Томас. Скоро ему исполнится пять, но фото я тебе не покажу, поскольку видел его только раз в жизни.

– Да ты что?! Видать, ты всерьез набедокурил, раз жена тебе дала полный от ворот поворот.

– Можно и так сказать, но я предпочитаю не говорить на эту тему, – спокойно отвечаю я, хотя тоска сжимает горло. – В армию я попал примерно как ты, Ларс, – просто некуда было податься.

– И что, понравилось?

– Наверняка бы понравилось, но в коденском гарнизоне был у нас один хер, штабной сержант. Его звали Малькольм Ветт, и он доебался до меня из-за того, что я не хотел прикрывать его левые делишки. В конце концов я попросил перевести меня в ВТО и вернулся в Рамму, где занимался обучением новобранцев. Ничего особо не происходило, и я подал бумаги в МСАРР. И все равно меня взяли только потому, что какой-то капрал сломал руку.

– Значит, подставляешь шею за кого-то другого?

– Все мы подставляем шею за тех, кто сейчас отправляет ребятишек на каникулы. Кто побогаче, едет в горы покататься на лыжах, а кто победнее, смотрит телевизор. А мы сидим в этой засранной стране и не знаем, что будет завтра.

– Этого мы никогда не знаем, – философски констатирует Ларс. – Знаешь, Маркус, ты говоришь немного как Голя. И это, собственно, комплимент. Когда я его в первый раз увидел, то едва не обосрался со страху, но нам повезло, что мы служим под его началом.

– Пожалуй, да, – киваю я. – В любом случае, я рад, что сюда попал. Мне тридцать три года, я самый старший из капралов. А должность инструктора в территориальной обороне мне, честно говоря, давно обрыдла.

Мы болтаем так почти час, но в конце концов приходится встать и вернуться в казарму. В дверях сталкиваемся с Неми Сильберг. Вид у нее подавленный, в столовую она зашла купить сигареты. Я говорю Норману, что она напоминает мне какую-то актрису, и мы начинаем обсуждать фильмы. На наших ноутбуках полно пиратских файлов, и мы можем ими поменяться.

Я страшно устал. На автопилоте обхожу базу, а потом возвращаюсь к себе. Даже не замечаю, как ложусь на койку и засыпаю.


Вторник, 16 февраля, 14.20


Я стучу в дверь сержанта Голи. После занятий по тактике он должен быть у себя.

– Войдите!

Сержант сидит за маленьким столиком, читая завернутую в газету книгу. Над койкой висит флаг и деревянный крест. Такое ощущение, будто человек постоянно занят самообразованием, чтобы как можно успешнее справляться со всеми проблемами, которых в ремаркском дерьме выше крыши. Его личная война никогда не заканчивается, и любой способ хорош, каким бы он ни был.

– Можно на минутку, господин сержант?

– Это ты, Маркус? – он бросает на меня беглый взгляд. – Садись и говори, в чем дело.

К разговору я подготовился заранее, но мне все равно нелегко. Я говорю сержанту, что случайно узнал о контрабандных поставках алкоголя на базу и, возможно, других веществ. Есть солдаты, которые сделали на этом неплохой бизнес, и нам следует как-то реагировать, пока не случилась трагедия. По крайней мере, так мне кажется.

Сержант медленно откладывает книгу и выглядывает в коридор. Когда он снова садится за стол, лицо его выглядит непроницаемым.

– Хорошо, что ты пришел с этим ко мне, – кивает он.

– Само собой, господин сержант.

– И чего бы ты хотел, Маркус?

– Думаю, нужно провести расследование и сделать соответствующие выводы.

Голя достает из стола бутылку водки и ставит ее рядом с книгой.

– Видишь ли, сынок… Там, где ты служил раньше, выпивка была роскошью, и за нее полагалось наказывать всех без исключения. Но здесь это единственное лекарство, чтобы не сойти с ума. Люди живут под таким стрессом, что им приходится его снимать, иначе они просто не поедут на патруль. Иногда им нужно нажраться. Не каждый столь невосприимчив, как ты.

– Я вовсе не невосприимчив.

– Не важно. – Он встает и склоняется надо мной. – Поступай, как считаешь нужным, Маркус. Лейтенант Остин будет в восторге от твоей информации. Но я бы посоветовал забыть обо всем и простить их. Солдаты пьют, потому что иначе никак. А порядок тут хуевый, в столовой нет даже пива, и кто-то должен обеспечивать их бухлом.

– А если кто-то с похмелья что-нибудь напортачит во время операции?

– Тогда мы его голыми руками отпиздим. Можешь им так и передать.


Четверг, 18 февраля, 11.35


Сон о голубом свете регулярно повторяется с тех пор, как я приехал в Харман. Сегодня я в очередной раз, под самое утро, видел большую вспышку, будто кто-то взорвал бомбу. Голубой огненный шар поглотил все вокруг, а под конец и меня. Я ощущал также чье-то присутствие, исходивший из-под земли басистый гул на грани инфразвука. Проснулся весь в поту. Усиля в комнате не было – в полночь он поехал на операцию.

Я думаю об этом свете во время утренней зарядки, за завтраком, когда шарил в Синете. Когда я читаю об исчезновениях людей на юге страны, в окрестностях холма Отортен, поступает очередной вызов. Тревоги случаются все чаще. Майор Вилмотс был прав – в воздухе чувствуется напряженность. Два отделения, первое и наше, посылают на городской рынок: кто-то поджег один из лотков. Когда мы паркуемся у дощатого ограждения, издалека видны клубы дыма.

Лотти и я оставляем по одному солдату у машины. Остальные, всего восемь человек, направляются в узкий проход между ларьками. Снова моросит дождь, земля размякла, и глина липнет к ботинкам. Люди неохотно расступаются перед нами. Кричат продавцы. Воняет травами, шкурами животных и горелым жиром. Над одним из прилавков висит ряд хлопчатобумажных футболок, украшенных перечеркнутым рамманским флагом.

Лотти показывает на них Ротту, но у меня хватает и своих забот. Вокруг сгоревшего лотка с домашним хлебом и выпечкой собралась группа зевак. На месте уже патруль из трех человек из второго взвода, который вызвали ремаркские полицейские. Командир патруля, капрал Олег Элдон, здоровается с нами, заодно объясняя ситуацию.

– К нам поступил сигнал тревоги около одиннадцати, из полицейского участка. Мы намеревались отнестись к случившемуся как к рядовому преступлению, но хозяин утверждает, будто это дело рук террористов.

– Кто он? – спрашиваю я, разглядывая толпу.

– Тот старик в шапке с ушами, – он показывает на мужчину, который машет кулаком, извергая проклятия в адрес своих богов. – Мы никак не можем с ним объясниться. С полицейскими, впрочем, тоже не особо. Они собирались предоставить переводчика, но не успели.

– Пурич, поговори с ними. Попробуй что-нибудь выяснить.

– Так точно. – Старший рядовой направляется в сторону нескольких полицейских, которые только что закурили.

– Лотти, обеспечь охрану пожарища. Чтобы никто к нему не приближался.

Капрал подходит ко мне и шипит на ухо:

– Отвали, Трент. Мне насрать, что сержант назначил тебя командиром.

– Исполнять! – коротко отвечаю я.

Вместе со своими людьми он начинает обшаривать пепелище, хотя такого приказа не было, – явно желая доказать мне, что во время операции он что-то значит. Я подзываю к себе Ротта и Водяную Блоху, приказываю им не спускать глаз с собравшихся. С тех пор как мы появились, толпа значительно поредела. Меня одолевают неприятные мысли. Требуется крайняя осторожность.


Через несколько минут возвращается Пурич, и его слова лишь укрепляют мои подозрения. Полицейские утверждают, что хозяин лотка – гадеец, прочно связанный со своим храмом. Раньше с ним уже были проблемы – он печатал листовки, призывавшие к революции. То, что террористы сожгли его лоток, выглядит весьма маловероятным. Я смотрю на лица торговцев и бродящих среди прилавков людей. Вид у всех испуганный.

Несколько ларьков даже опустели – продавцы куда-то улетучились, не забрав товар, лишь повесив ламинированные таблички «Сейчас вернусь» или вроде того. Я окончательно убеждаюсь, что пора собираться.

Подхожу к Дафни, у которого тоже невеселая физиономия.

– Видишь что-нибудь, Джар?

– Не знаю, Маркус. Что-то не так. – Рядовой потирает щеку. – Что-то маловато зевак. Обычно тут было бы не пройти.

– Скоро сваливаем, – говорю я скорее себе, чем ему.

Лотти и его отделение оттаскивают обгоревшие доски. Один поддерживает фанерную крышу, а остальные трое переворачивают расплавившиеся подносы с товаром и тлеющие тряпки – серое одеяло, несколько матерчатых сумок, какую-то ветошь. Полицейские спрашивают через Пурича, могут ли они забрать старика. Сам пострадавший явно успокоился и наблюдает за происходящим.

Я отвожу всех в сторону и с помощью Даниэля расспрашиваю торговца, что случилось. Он отвечает так, что даже полицейским сложно его понять. Тут пригодилась бы Неми или другой переводчик. «Блядь, ну и бордель», – со злостью думаю я. Мне удается лишь выяснить, что кто-то якобы вытащил торговца наружу, облил все бензином и поджег. Вроде бы речь шла о дани для местного отряда Гарсии.

Я приказываю своим не спускать глаз с торговца и отойти от лотка, а сам иду в сторону Лотти. Под ботинками хлюпает смешанная с пеплом вода.

– Роберт, это может быть ловушка. Уходим! – кричу я издалека.

– Погоди, блядь, мы еще не закончили. Тут что-то есть, под этими досками.

– Это приказ! Все по машинам, мать вашу! Немедленно!

Краем глаза я вижу, как хозяин лотка вырывается из рук полицейских и исчезает в ближайшей улочке. Рядовой Дорман отбрасывает очередную доску и показывает что-то Лотти.

– Смотри, Роберт, металлический ящик!

Я поворачиваюсь и бегу.

– Ложись!

Чудовищный взрыв валит меня наземь. Что-то обрушивается на голову и спину, и я падаю лицом в лужу, на мгновение ослепнув. Похоже, жилет спас мне жизнь, но я с трудом ловлю ртом воздух. В ушах гудит, повсюду летает сажа и комья грязи. Голова кружится, у меня нет сил, чтобы подняться.

Ко мне ползет Пурич. Я вижу его грязное лицо – губы шевелятся, но слова не доходят до мозга. Из последних сил стараясь не потерять сознание, я говорю ему, чтобы он взял командование на себя и отвел отделение к «скорпионам».

– Маркус, а что с ранеными из первого?

– Раненых нет, есть только убитые. Выведи людей и вызови подкрепление с базы.

Дафни и Пурич берут меня под руки и тащат к выходу. Ротт и патруль Элдона прокладывают дорогу. Обоих полицейских нигде не видно, и я не знаю, что с ними стало. Взрыв разнес все в радиусе десяти метров. Мы проходим мимо трупов, те валяются в грязи словно куклы. Проход завален разным барахлом, люди умоляют нас о помощи. Голоса доносятся до меня будто из-за стены. Какой-то парень хватает Ротта за руку и получает прикладом МСК в лицо. Наконец нам удается добраться до машин.

Навстречу нам выходят Гаус и Баллард, единственный уцелевший из отделения Лотти. Последнее, что я помню, – открытая дверца боевой машины и чьи-то руки, втаскивающие меня внутрь. «Не дождетесь, сволочи», – сонно думаю я. А потом просто уплываю.


Четверг, 18 февраля, 17.05


Первый, кого я вижу помимо медицинского персонала, – сержант Голя. Осторожно войдя в палату, он останавливается возле койки и кладет на тумбочку мой телефон, подключает зарядку, а потом приносит новую кружку и бутылку воды.

– Рад, что тебе уже лучше, – без каких-либо вступлений говорит он.

– Спасибо, господин сержант, – хриплю я пересохшим горлом.

Приподнявшись на койке, делаю несколько глотков воды. Голова все еще кружится, но тому могут быть виной впрыснутые мне обезболивающие. Я провел без сознания около часа. Оказалось, удар куском металлического ящика оставил на спине большой синяк, а сквозь шлем набилась немаленькая шишка. Доктор Заубер и доктор Дереш заверяют, что беспокоиться не о чем. В худшем случае придется слегка попичкать меня кетоналом.

– Тебе что-нибудь нужно?

– Вряд ли, завтра я уже должен быть на ногах.

– Это решит доктор Заубер. – Сержант садится на стул. – Ты молодец, Маркус, что почуял засаду. И только благодаря тебе наших не погибло больше. Я знаю от парней, что капрал Лотти не исполнил приказ. Но об этом мы в рапорте писать не будем, чтобы семью не лишили компенсации.

– Так точно, господин сержант. – Я тяжело опускаюсь на подушку. – Что там произошло?

– Кто-то подорвал бомбу по радио. В теракте признались боевики из храма Гадеса. Идут поиски хозяина лотка, а бойцы ВБР окружили резиденцию гадейцев и арестовали их старейшин. Дело дошло до перестрелки, но тяжелых ранений никто не получил – только царапины.

– В отличие от первого отделения.

– От парней даже собирать было нечего. Мать твою! – Голя сжимает кулаки. – Кроме них, погибли тринадцать гражданских и один полицейский.

– Ну и бойня. – Я никак не могу этого понять. – Почему они убивают своих?

– Жертвы принадлежали к другим храмам. Гадейцы съебались перед самым взрывом, кто-то, видимо, им сообщил. Они ненавидят остальные культы. В Синете опубликовали заявление, что это наказание за сотрудничество с нами. Убили одним выстрелом двух зайцев, сволочи.

– Что будем делать, господин сержант?

– Схватим теперь террористов за жопу и будем их давить. А они будут нас атаковать. Становится все веселее, сынок, но не думай об этом. Тебе нужно отдохнуть. Я запретил парням из отделения сюда приходить.

– С ними ничего не случилось?

– Они наверняка в шоке. Ну и несколько заноз в заднице, ничего страшного. Тебе от них привет. – Голя собирается уходить. – Если все будет в порядке, завтра напишем рапорт. Я говорил с лейтенантом Дерешем, они сейчас делают обход. Эту ночь ты проведешь здесь.


Меня расспрашивают обо всем – о головной боли, о проблемах с дыханием, о состоянии спины. Спрашивают еще о темных пятнах перед глазами, и я быстро отвечаю, что у меня их нет и никогда не было. Голубые хлопья не в счет. И нет, меня не тошнит, и мне хотелось бы поскорее покинуть медсанчасть и вернуться на службу. Я хочу отплатить сволочам, которые стоят за этим терактом.

Лейтенант Дереш выходит, а капитан Заубер внимательно на меня смотрит, держа в руке большой планшет. Включив его, она, хмурясь, водит пальцем по экрану. При каждом движении головы ее волосы, завязанные в светлый конский хвост, скачут из стороны в сторону. Когда-то она наверняка была красивой женщиной, но теперь ее лицо прорезают глубокие морщины.

Она просматривает фотографии – я не вижу издалека, что на них. Что, если во время взрыва я получил тяжелую травму и сейчас об этом узна́ю? Но задать вопрос боюсь – лишь упрямо молчу и жду.

– Прежде чем я покажу вам снимок, капрал, хотела бы спросить, есть ли вам мне что рассказать, – наконец говорит доктор Заубер. – Например, о перенесенных в прошлом операциях?

– Не понимаю, госпожа капитан.

– Не понимаешь? – Линда Заубер с силой закусывает губу. – Пока ты был без сознания, мы подвергли тебя самой лучшей диагностике, какую только можно здесь провести. У нас на базе есть переносной томограф. Так что прошу объяснить, что собой представляет этот продолговатый объект, который столь красиво светится в твоей голове.

Она подсовывает мне под нос снимок с томографа. На нем виднеется длинная белая полоса спереди черепа, врастающая в мозг. Я чувствую, как обливаюсь холодным потом.

– Это электрод, – тихо отвечаю я.

– Значит, я правильно думала, – удовлетворенно улыбается капитан Заубер. – В прошлом вы подверглись процедуре ГСМ, капрал. И не соизволили об этом упомянуть ни в анкете при приеме на службу в ВТО, ни в документах, которые подавали в МСАРР. Я просмотрела всю вашу медицинскую документацию. Ни слова об этом!

– Меня не взяли бы в армию, – прямо отвечаю я, понимая, что терять мне больше нечего. – Мое заявление отвергли бы даже не моргнув. Вы же сами знаете.

– И потому вы скрыли правду?

– Да, госпожа капитан. Я поступил так сознательно.

Доктор Заубер подходит к окну и вглядывается в плац за стеклом, будто нашла там нечто неизмеримо интересное. Именно так выглядит мой конец: не осколок «айдика», не пуля снайпера или закопанный в земле «клещ». Мою службу прервет размытый снимок с гребаного томографа.

– Итак, капрал, в коре ваших извилин, именуемой также полем Бродмана, помещен электрод, – помолчав, подытоживает она. – А где в таком случае находится стимулятор, если можно задать столь нескромный вопрос?

В голосе ее сквозит сарказм.

– Здесь, – я задираю майку и показываю на небольшое утолщение в окрестностях левой подмышки. – Я могу регулировать мощность импульсов. Батареи хватает лет на десять. Так мне сказали.

– Очень интересный случай. – Она успокаивается и садится рядом со мной на расшатанный стул, где час назад сидел сержант Голя. – Ты страдал тяжелой депрессией?

– Да, госпожа капитан, с юности. Я пытался покончить с собой, и в последний момент отказался от процедуры девитализации. Тогда и согласился на стимулятор – для меня это был последний шанс.

– А почему не на стереотактическую процедуру, которая не оставляет следов?

– У меня не было денег. ГСМ проводила исследовательская группа из Кодена в рамках эксперимента. Они вернули мне жизнь.

Заубер закрывает глаза. Похоже, врач и ученый борются в ней с военным солдафоном. Может, у меня еще есть шанс, и я отчаянно за него цепляюсь. Ненавижу такие ситуации, когда все надежды летят к чертям. Пусть она наконец хоть что-то скажет.

– Как ты реагируешь на глушители гомеостатических мин?

– Немного болит голова. Все остальное в норме.

– Ясно. – Измерение моего пульса сейчас наверняка показало бы миллиард. – Я сегодня разговаривала с лейтенантом Остином. Он крайне положительно высказывался о твоей службе. Нам нужны разумные люди, даже прошедшие через подобное. И потому я решила дать вам шанс, капрал.

– Спасибо, – больше я ничего не в состоянии выдавить.

– Но мы будем встречаться каждую пятницу во время контрольного визита, до особого распоряжения. Насчет графика договоришься с лейтенантом Дерешем. Официальная причина – наблюдение после травмы головы.

– Так точно.

– Не благодарите, капрал. У меня есть на то свои причины.


Вторник, 23 февраля, 11.45

Капитан Бек боится покушения. Он поставил на ноги весь ВБР девятой роты, чтобы обеспечить себе эскорт по пути в мэрию. Я понятия не имею, какие вопросы он решает с мэром Хармана, но это неважно. Мы заняли позицию в коридоре, на втором этаже, у самого́ кабинета Эфрама Золы, и стоим в полной готовности – оружие снято с предохранителя, указательные пальцы лежат вдоль затворной камеры, над спусковым крючком.

Мое отделение охраняет командира роты и лейтенанта Мюллера. Сержант Голя стоит с отделением Нормана внизу, у подножия лестницы, не позволяя никому подняться выше. У дверей магистрата, у машин, остался Усиль со своими людьми и отделение капрала Талько – новое пушечное мясо, переброшенное из Йона. Лишь у Балларда в той команде есть боевой опыт, но поскольку он лишился всех товарищей, сейчас наверняка основательно растерян.

Чувствуется напряженность среди работников ведомства и посетителей, пришедших решить свои дела. Ремарцы бросают на нас неуверенные взгляды. Наклонившись через деревянный барьер, я наблюдаю за людьми, которые бродят по главному залу. Они задирают головы вверх, а я сейчас с удовольствием плюнул бы им в лицо. Я уже знаю, что ненавижу эту страну, ее жителей и гражданскую войну, которую они себе устроили. Что касается меня, то я бы не слишком расстроился, если бы они все перерезали друг друга.

Мы торчим тут уже больше часа, почти в полной тишине. Я чувствую, что после случившегося на рынке парни ведут себя иначе, словно боясь в чем-то мне помешать. Вечером Пурич, главный трезвенник, наколдовал откуда-то бутылку, и только Ротт не выпил за мое возвращение – тогда он как раз пошел в столовую и опоздал на мероприятие в казарме.

Дверь туалета в конце коридора приоткрывается. Наверняка это лишь сквозняк, но мы должны проверить, не прячется ли там какая-нибудь гнусная сволочь. Я киваю Ротту, и мы направляемся в сторону небольшого помещения, обозначенного треугольником. Все сотрудники должны были покинуть этот этаж, но осторожность никогда не помешает. Мы заглядываем внутрь – пусто.

Ротт с ненавистью таращится на меня, переминаясь с ноги на ногу.

– Ну что там у тебя, рядовой? Хочешь сказать мне что-нибудь приятное? – спрашиваю я.

– Из-за тебя погибли Лотти и его парни, – шепотом отвечает он. – Из-за того, что ты не умеешь командовать, Трент. Если бы операцией командовал Роберт, все было бы иначе.

– Да? – зловеще усмехаюсь я. – Если бы командовал твой Роберт, придурок, ты сейчас бы лежал по кускам в металлическом гробу.

– Я не стану слушать какого-то болвана из ВТО. Срать я на это хотел. – Он щурит серые глаза. – И хер ты мне что сделаешь.

– Тут ты ошибаешься, рядовой Ротт. Начиная со следующей операции пойдешь в первых рядах, во славу родины.

– Ах ты сукин сын!

– Докажешь всем, какой ты смелый, – говорю я и возвращаюсь к остальным, поскольку за дверью уже слышатся голоса. – Ну-ка, господа, выпрямились покрасивее. Сейчас они будут выходить.

Минуту спустя капитан Бек и лейтенант Мюллер покидают кабинет. Похоже, с властями города им договориться не удалось – у обоих хмурые лица, причем у Мюллера даже больше обычного, хотя такого просто не может быть. Он окидывает нас взглядом и спускается по лестнице. Голя разгоняет ремарцев, мы быстро набиваемся в машины и покидаем площадь Бальтазара.

Джим Ротт сидит за рулем стиснув челюсти. Еще немного, и он сломает себе зубы.


Четверг, 25 февраля, 23.10


Сержант Голя вызывает командиров отделений в небольшой зал с настольным футболом и дартсом, где он иногда проводит совещания. Мы с Ларсом Норманом размышляем у двери, что мы снова сделали не так и за что получим нагоняй, но, оказывается, дело, похоже, не в этом, поскольку внутри уже сидят лейтенант Остин, сержант Северин и его капралы. Мы отдаем честь Остину, который небрежно машет рукой и велит нам занять места. Перед ним на столике лежат какие-то бумаги и фотографии – кажется, предстоит нечто серьезное.

– Что еще за цирк в такое время? – удивляется Норман. – Ночная тактика?

– Блядь, а я отлить не успел. Как раз шел в сортир, – шепчет Усиль.

– Тихо! – командует сержант Голя. – Господин лейтенант хочет сказать вам несколько слов.

Все знают, что Марсель Остин терпеть не может выступать с речами. Он принадлежит к тем людям, которые охотнее всего заперлись бы в комнате и вели бы оттуда виртуальную войну. Он долго медлит, внимательно просматривая снимки, затем отдает их обоим сержантам.

– Господа, дело короткое, но крайне важное. Сейчас вы получите фотографии, которые час тому назад сделала военная жандармерия. Капитан Бек передал их, чтобы вы могли как следует их рассмотреть и сделать выводы. А потом предупредить своих людей, чтобы они не совершали таких ошибок.

У нас уже не остается никаких сомнений, что случилось нечто весьма херовое.

На фото, которые передают нам сержанты, видны лежащие на земле тела и крупные планы опухших лиц. Двое солдат, которых я не могу опознать, определенно мертвы. Они погибли в муках – выпученные глаза и потемневшие языки выглядят будто грим из скверного ужастика. В зале поднимается громкий ропот.

– Что это, господин лейтенант? – не выдерживает капрал Лист.

– Это парни из первого батальона. – Марсель Остин на мгновение задумывается. – Насколько я помню, из четвертой роты. Вы могли не раз встречаться на плацу, в столовой или где-то еще. Их казармы находятся на севере базы, в старом производственном комплексе. То, что мы успели выяснить, указывает на отсутствие дисциплины в их подразделении. Тела капрала и старшего рядового нашел вчера вечером патруль возле дороги в Харман. Они наткнулись на гомеостатические мины, впрыскивающие в тела жертв нервный яд. В этом случае агония крайне болезненна и длится почти час.

– Твою мать, – шепчет за моей спиной капрал Талько.

– Смерть этих солдат – следствие халатности и вопиющего нарушения устава, – продолжает лейтенант. – Они самовольно покинули часть, отправившись в окрестный мотель с комнатами с почасовой оплатой, где заказали себе проституток. Служба охраны и командиры погибших будут привлечены к ответственности. Но для вас важнее всего две вещи: во-первых, вы должны безукоснительно соблюдать действующие правила, а во-вторых, ни в коем случае не перемещаться пешком и без глушителей по малонаселенной местности.

– Как вы знаете, это современное и дорогое снаряжение, которое выдается только на время операции, – добавляет сержант Голя, воспользовавшись наступившей тишиной. – Солдаты в самоволке не могли им воспользоваться, и потому случилась трагедия. Вбейте в башку своим людям, что идет война и подобного рода дебильные идеи приводят к смерти.

– Именно так, – кивает лейтенант Остин. – Я с радостью оставил бы вам фотографии, чтобы вы ежедневно на них смотрели, но устав этого не позволяет. Надеюсь, вы запомните эту картину. Командиры взводов сейчас соберут фото, а вы перед утренним инструктажем проведете беседу в своих отделениях. Это приказ.

– Так точно, господин лейтенант, – слышатся сдавленные голоса.

Лейтенант Остин встает, и мы тоже вскакиваем.

– Если вопросов нет, можете разойтись.


Суббота, 27 февраля, 18.50


Я звоню отцу раз в две недели, чтобы поболтать ни о чем. Он каждый раз спрашивает, все ли со мной в порядке, не случилось ли со мной чего-нибудь. А я каждый раз повторяю, что все нормально, просто чтобы он не беспокоился. Потом он рассказывает о маминых проблемах с позвоночником, о том, как у нее немеют руки и постоянно болит голова. Почти все время она проводит в очередях к врачам. О себе он не говорит ничего, как если бы существовал лишь в виде цифрового голоса в трубке, полностью исчезая после каждого разговора со мной.

Но на этот раз все иначе. Отец отвечает на звонок, и я слышу его приглушенный голос:

– Маркус, я знаю, что ты не говоришь мне всей правды. Я ежедневно смотрю новости и читаю об этой войне. Я считаю теракты и жертвы. На этой неделе в одном лишь Хармане взорвалось шесть бомб.

– Восемь, папа. Не обо всем сообщают в прессе.

– Мама у госпожи Леве, так что можем немного нормально поговорить. Она всегда подслушивает, когда ты звонишь.

– Тогда зачем ты сейчас шепчешь? Тебя плохо слышно.

– Наверное, по привычке, – грустно усмехается он. – Я боюсь, Маркус, что ты не вернешься.

– Не стану тебя обманывать, – говорю я, хотя в том нет никакого смысла. – С начала миссии у нас погибло двадцать два человека. Ремарцы атакуют все чаще. В любой день в тебя может угодить кусок железа. Но, раз уж ты тут оказался, всегда можно найти способ избежать смерти. Самое главное – не носить одолженные у кого-то шмотки или шлем.

– Ты о чем?

– Такое солдатское суеверие, неважно. – Я смотрю на часы. – Знаешь, мне пора заканчивать, через пять минут начинается инструктаж.

Отец громко дышит в трубку. У меня такое впечатление, будто он хочет сказать мне нечто важное.

– Мне тоже пора, – наконец отвечает он. – Мама возвращается, я слышу ее на лестнице.

– Папа, не бойся за меня. С мамой жить опаснее.

Он внезапно отключается, не попрощавшись.

За все эти годы я успел привыкнуть к его странностям. Он мог встать из-за стола посреди обеда и взять книгу, что-то неожиданно вспомнив. Впрочем, я не менее странный, чем он, а может, даже хуже, поскольку немало унаследовал от матери. Неизвестно отчего я вдруг вспоминаю, как в первом классе он учил меня плавать, бродя по илистому озеру и терпеливо вынося мои вопли.

Ненавижу звонки домой – они без нужды лишают меня покоя. Будь я командиром базы Эрде, я бы запретил звонить родным, и вообще запретил бы воспоминания. Должно существовать только здесь и сейчас. Все остальное – будто привязанный к ноге камень.

Глава пятая

Понедельник, 29 февраля, 00.15

Харман, провинция Саладх, южный Ремарк


Я не могу заснуть, дорогой мой сынок. Мне постоянно снится, будто я падаю в заполненную светом дыру. На самом дне ее нечто опасное, огромное, как чертов метеорит, и столь же чуждое. Я вскакиваю на постели, и мне кажется, что я кричу, но из горла вырывается лишь стон. Петер храпит в двух метрах от меня, развалившись навзничь на своей койке. Я ворочаюсь с боку на бок, сражаясь с его храпом, а когда мне удается задремать, я снова проваливаюсь в бездну. После теракта на рынке, в котором погибли мои товарищи по взводу, мне стало только хуже. Но я не говорю об этом доктору Заубер, иначе она может меня отсюда отправить.

Наверняка ты удивляешься, почему я здесь. Мне трудно тебе это объяснить, поскольку вряд ли какое-либо объяснение покажется тебе убедительным. Да, я был сыт своей жизнью по горло и хотел изменить ее, испытать себя в трудной ситуации. Но для этого хватило бы отправиться в неизвестность, поехать в кругосветное путешествие. В Синете полно объявлений, в которых ищут желающих для подобных экспедиций. Вовсе не обязательно лезть на войну.

Так что дело, скорее всего, наверняка в Рамме. В абсурдной уверенности, что если все мы недооценим опасность, то лишимся своего дома. Ибо весь мир – не наш дом, так же как домом не является улица, на которой ты живешь. Тебя, сынок, могут с радостью видеть в кругу приятелей, у тебя может быть девушка из соседнего района, но дом у тебя только один. Знаю, для поколений, воспитанных в роскоши, это звучит абстрактно и даже с определенным пафосом. Однако у каждого есть своя правда и свои обязанности.

Порой я также думаю, что приехал сюда по другой причине. В Харман меня привело мое безумие. Я приехал, потому что меня что-то позвало. И это что-то значительно превосходит мой долг, значительно превосходит даже любовь к тебе. Пока не знаю, как это назвать, но оно вертится на языке. Это нечто весьма похожее на смерть, но при этом намного более сложное. Я без устали его ищу, но знаю, что, когда придет время, оно наверняка найдет меня само.


Вторник, 1 марта, 10.10


Мы паркуемся перед полицейским участком в центре. Полицейские удивлены числом солдат и машин, забаррикадировавших площадь, и они задают лейтенанту Остину множество вопросов через нашу переводчицу. Когда Неми разговаривает с местными, это звучит забавно, будто она с ними ссорится. Ремаркский язык криклив, из-за чего кажется, будто со спокойной девушкой происходит некая метаморфоза, и она превращается в энергичную, слегка высокомерную миниатюру солдата.

Из-за похожести на американскую актрису Донни Хоторн мы с Ларсом окрестили ее прозвищем Звезда. У нее большие темные глаза, худощавое лицо и ямочка на подбородке. Порой она едва заметно нервничает. Усиль оставил попытки закадрить Неми после того, как та что-то буркнула ему в ответ по-ремаркски, а Пурич услужливо перевел: «С деревенщиной не танцую». Девушки бывают безжалостны в любой стране.

У меня с ней проблемы, поскольку разговор особо не клеится, а сталкиваемся мы достаточно часто – как и сейчас, маршируя по узким улочкам в сторону храма Афродиты. Неми идет в шаге передо мной. Мы не могли заехать на «скорпионах» на холм – храм находится высоко и его со всех сторон окружают старые каменные строения. Есть места, где между зданиями с трудом могут разминуться двое солдат. Здесь страшно темно, а стены пахнут влагой.

Я дотрагиваюсь пальцами до мха, которым поросла стена.

– У этих стен такой вид, будто они полностью сгнили.

– Это самая древняя часть города. Терпеть ее не могу, – отвечает девушка.

Мы идем посреди колонны. Первое отделение марширует впереди, четвертое замыкает строй, а мои люди могут немного расслабиться. Поравнявшись с переводчицей, я пытаюсь продолжить разговор.

– Что такое? Тебе не нравятся эти здания?

– Они просто ужасны, Маркус. – Она улыбается. – Но я просто терпеть не могу культ Афродиты. Это какое-то сочетание религиозного фанатизма и блядства. Поверь мне, я кое-что об этом знаю.

– Ты в молодости была служительницей культа? – пытаюсь пошутить я.

– Да, послушницей в Портсаиле. У каждого бывают ошибки.

Неми устремляется вперед, нарушая строй, а у меня отваливается челюсть. Я замедляю шаг, и Пурич едва не налетает мне на спину. И снова я думаю, что генерал Сальте был прав. Такие разговоры не случаются в отсутствие женщин. Крайне легко отвлечься и сделать какую-нибудь глупость, а ведь все дело лишь в химии и брачных ритуалах. Не стоит погибать по такой причине – если можно вообще без причин.


На территории храма находится маленькое здание, которое называют беседкой Карла. Кем бы ни был этот Карл, вряд ли он пользовался успехом у служительниц, поскольку его домик стоит у самой стены. Для Пурича и Балларда это тут же становится поводом для скабрезных шуток, пока Неми не объясняет, что подобной исключительной почести удостоился князь Карл Второй, основатель всего крыла. Любому мужчине, кроме него, запрещалось пребывать на холме. А на время ремонта служительницы Афродиты покидали свою резиденцию и перебирались в горы.

В обсаженную розами беседку Карла могут войти только лейтенант Майя Будни и Неми Сильберг. Военная разведка специально прислала женщину, чтобы та могла свободно разговаривать со служительницами. Лейтенант Остин и сопровождающий его лейтенант Мерстрем остаются за воротами. Сержант Голя размещает нас в стратегических местах и приказывает сохранять бдительность.

Отсюда видна панорама Хармана – старинная ратуша и солнечная башня на западе города, рядом с базой Кентавр. Над нами висит «феникс», мы присели за камнями. Нападения вряд ли стоит ожидать, но осторожность никогда не помешает.

Храм Афродиты, который у нас за спиной, величиной с сельскую церковь (если не считать здания, где живут служительницы). Небольшой портик, четыре колонны перед входом. Честно говоря, я видел здания и поинтереснее.

В хаотической панораме города, среди крыш разной формы и домов разной высоты, даже храм Зевса не выделяется ничем особенным. Мы обсуждаем это с Пуричем и Водяной Блохой, глядя на кислую физиономию Ротта. В какой-то момент вмешивается Баллард, устраивая нам бесплатную лекцию.

– Ремарцы не молятся внутри. Они всегда собираются на площадях или в оливковых рощах возле храмов. Здания – обитель богов, именно потому они напоминают скорее наши часовни, чем церкви.

– Ну, ты меня впечатлил, Крис, – искренне говорю я.

– К вашим услугам, господин капрал! – дурачится Баллард. – Я немного об этом читал, прежде чем сюда приехал. Нужно знать такие вещи.

– Ты прав. Я стараюсь поступать точно так же.

Пытаюсь вспомнить, что мне известно о культе Афродиты.

Существует характерное различие между строгими правилами храма и поведением служительниц за его стенами. Притом что ни один мужчина не может приблизиться к дому богини, если в нем находится священная статуя, служительницы, особенно молодые послушницы, известны своей распущенностью во время визитов в город. Они выбирают себе партнеров, иногда даже нескольких за ночь, и совокупляются с ними, воздавая хвалу своей госпоже. Для служения в храме принимаются только молодые и самые красивые девушки.

Думая о Неми, я не вижу перед собой Дочь Коринфа. Эта миниатюрная девушка не ассоциируется у меня ни с религиозной проституцией, ни вообще с какой-либо чушью, связанной с культами. Но что я знаю о Ремарке, чтобы высказывать подобные суждения? Все мои представления о служительницах Афродиты опираются на стереотипы из фильмов о путешествиях и порнопорталов.

Лейтенант Будни, которая разговаривает с верховной служительницей, наверняка знает намного больше. Ей придется употребить немало аргументов, чтобы убедить храм предоставить холм нашим войскам. Командованию пришла в голову идея разместить здесь форпост. Идеальный со стратегической точки зрения пункт позволяет контролировать обширный квартал города. Мэр отказал по религиозным причинам и отправил нас в храм.

– Ни хрена из этого не выйдет, господа, – подытоживает сержант Голя, бросая взгляд в сторону ворот. – Ну хоть дождя нет.

Визит на холм Афродиты мы воспринимаем как послеобеденную прогулку, задание для галочки. Через три дня мы едем на форпост Адмирум, и это может оказаться серьезным испытанием. Нам предстоит конвоировать боеприпасы и снаряжение для парней из первого батальона, дислоцировавшихся у подножия Волчьих гор. Их почти ежедневно атакуют партизаны, а весь их персонал состоит из двух довольно плохо обученных взводов.

Они сидят там и ждут смерти.


Четверг, 3 марта, 20.15


Ялюблю такие вечера. Мы сидим с Водяной Блохой, Пуричем и Гаусом в столовой и играем в покер с мелкими ставками. Завтра у нас выезд, поэтому сегодня мы свободны от службы; на вызовы отвечает ВБР из второго батальона, дислоцированного на базе Кентавр. У меня давно не было возможности спокойно поговорить со своими парнями. Только Ротт, как обычно, куда-то запропастился. Ну и хрен с ним – скатертью дорога. Через два столика от нас сидит Усиль со своим отделением.

Офицеры появляются ненадолго и не мешают нам развлекаться, за исключением капитана Бека. Командир роты покупает сигару и долго сидит, внимательно просматривая газету, заказывает очередной чай, а потом зовет нас с Петером, сажает за свой столик и вполголоса говорит:

– Господа, осторожнее на автостраде. Снабжение для Адмирума критически важно, но мне не нужны бессмысленные потери в моей роте.

– Так точно, господин капитан, – отвечаю я за нас обоих.

– Я просвещаю всех командиров, чтобы смотрели в оба – атаки террористов усиливаются с каждым днем. Вы должны довезти снаряжение и вернуться целыми и невредимыми. Понятно?

– Так точно! – Я на мгновение задумываюсь. – Можно вопрос: какую-нибудь поддержку мы получим?

– Вы получите один разведывательный дрон. Я с радостью дал бы вам больше, но радиус действия слабый, партизаны заглушают сигнал. В феврале мы потеряли множество аппаратуры. Избегайте непосредственных столкновений и возвращайтесь на базу.

Когда капитан уходит, мы с Петером удивленно смотрим друг на друга. Он никогда себя так прежде не вел, не разговаривал с капралами, за исключением официальных совещаний. Похоже, дело и впрямь обстоит не лучшим образом, если он решил дать нам личные инструкции. На всякий случай мы договариваемся, что парням сообщать эти сведения не будем.

Я возвращаюсь к своим и говорю, что Беку захотелось поболтать – мол, он расспрашивал, как нам служится, и все такое прочее. С офицерами порой такое бывает. Но в душе ощущаю тревогу, и даже королевское каре, которое я выкладываю в следующей раздаче, не радует так, как обычно. Настроение поднимает только Гаус, который внезапно ни с того ни с сего заявляет:

– Кажется, я наконец вломлю пизды этому Ротту!

Похоже, в голове рядового Гауса происходят некие мыслительные процессы, к которым у нас нет доступа.

– Может, объяснишь подробнее, Вим? – спрашивает Водяная Блоха.

– Баллард мне говорил, что этот гад то и дело ходит к Зану Талько, тому новому капралу, и балаболит ему, какое у нас ебанутое отделение. И что наш капрал, прошу прощения, хер собачий.

– Вот сукин сын, – коротко комментирует Пурич, не отрывая взгляда от карт.

– И что он еще там рассказывает? – спрашиваю я.

– Да в общем-то все. – Вим Гаус чешет в затылке. – А я его еще считал своим товарищем, пил водку с этим пидорасом. Отпиздить его надо, и дело с концом.

– Послушайте. – Я откладываю карты. – Мне не нужны никакие драки, особенно сегодня. Вы должны как следует выспаться и завтра прикрывать друг друга. А с Роттом я поговорю, обещаю.

– А нельзя договориться с сержантом, чтобы Ротт поменялся с Баллардом? – спрашивает Водяная Блоха. – Новички из отделения Криса – те еще кретины.

– Они новенькие, потому Ротт к ним и ходит, чтобы обработать на свой лад. Помните, как было у нас поначалу?

Парни опускают головы. Похоже, им до сих пор стыдно, что они слушали такого мудака.

Я с удовольствием взял бы к себе Криса и отдал этого пройдоху в первое отделение, но здесь не концерт по заявкам. Придется смириться. Еще немного, и рядовой Ротт сам попросит, чтобы его заменили.

Мы играем до двадцати одного часа, до закрытия столовой, а потом перебираемся в казармы и теоретически должны идти спать. Теоретически, поскольку у всех дурные предчувствия. Что-то висит в воздухе, а меня вдобавок мучают угрызения совести, что я не рассказал парням всей правды о грозящей нам опасности.


Пятница, 4 марта, 07.55


Перед выездом я должен явиться к доктору Заубер. Госпожа капитан назначила мне визит на утро, когда у нее заканчивается ночная служба, и не согласилась на другой срок. Меня это устраивает не больше чем дырка в голове, но деваться некуда. Возражать ей я не могу.

– Я же говорила, что ты успеешь, Маркус, – приветствует она меня в своем кабинете. – Как самочувствие?

– Хорошо, госпожа капитан. Не жалуюсь.

– Честно говоря, вид у тебя не слишком цветущий. Что-то случилось, капрал?

– Сегодня у нас выезд на базу Адмирум, мы едем на территорию усиленных боевых действий. Весь взвод на нервах, но, думаю, это нормально.

– Да, это нормально. – Линда Заубер едва заметно улыбается и щелкает чем-то под столом.

У меня темнеет в глазах, а потом я вижу голубой свет и призраков – плотные человеческие тени, перемещающиеся по комнате. Они что-то шепчут мне, скользя по стенам.

Я хватаюсь за голову, чтобы не дать ей отвалиться. Такое ощущение, будто мозг сейчас вытечет через уши или вместе с потом проступит через поры кожи в виде белой жирной слизи на висках.

– Мать твою… – Я сползаю с пластикового стула, уверенный, что еще немного, и я сойду с ума и откушу себе язык, но все проходит столь же внезапно, как и появилось.

Я лежу на полу, тяжело дыша. Форма насквозь промокла от пота. Я вскарабкиваюсь на стул, чувствуя, как трясутся руки. Похоже, капитан Заубер не удивлена, но скорее довольна тем, как прошел эксперимент.

– Боже мой, госпожа капитан… Что это было?

– Мне пришлось тебе показать, иначе бы ты не поверил, – мягко отвечает она. – Это был глушитель гомеостатических мин, включенный на полную мощность. Будь осторожен, когда будешь им пользоваться. Чем больше ты его подкрутишь, тем больше будешь страдать.

– Я никогда не доходил даже до середины шкалы. Слишком болела голова.

– Значит, ты осознавал опасность? Это хорошо, – уважительно кивает она. – Помни, что устройства остальных солдат на тебя тоже воздействуют. Это все, что я хотела тебе сегодня сообщить. Можешь быть свободен.

Выходя из кабинета, я натыкаюсь на стул и вешалку для одежды. По дороге сворачиваю в туалет, и лишь обильная рвота возвращает меня к жизни. Госпожа капитан выбрала самый подходящий момент для моего медицинского просвещения, прямо перед серьезной операцией.

И тем не менее я понятия не имел, что электромагнитная волна способна с такой силой зацепить электрод в моем мозгу. Пусть и извращенным образом, но Линда Заубер заботится обо мне, пытаясь помочь, хотя ей следовало бы выгнать меня со службы. И я до сих пор не понимаю, почему. Так что я стараюсь, чтобы другие не заметили, что несколько минут назад цунами выбросило на берег мое тело. А потом мы все узнаём, что наш выезд отменяется. Командование перенесло его на «ближайшее будущее».


Понедельник, 7 марта, 12.05


Мы снова стоим в карауле. Утром были учения, а потом мы заступили на пост у восточных ворот, где контролируем машины и проверяем документы. Ничего особенного не происходит. Самое крупное событие – появление Стервы, черно-белой кошки, которая неделю назад прибилась к базе.

Своим именем она обязана вредному характеру. Сперва она трется о ноги и позволяет себя гладить – как сейчас Пуричу, – но тут же пытается ударить его лапой, начинает фыркать и шипеть. У нее немного не в порядке с головой, что не мешает нам радоваться при ее виде. Хоть что-то приятное в этом сволочном мире. Никто ее не гонит, и даже лейтенант Мюллер, увидев ее, криво улыбается. Работники кухни и солдаты ежедневно подкармливают ее остатками обеда.

Гаус зовет Стерву, и кошка подбегает к нему. Мне следовало бы дать парням нагоняй за то, что они возятся с кошкой на службе, но один лишь вид рослого солдата, который гладит маленькое животное и ласково с ним разговаривает, бесценен. Сегодня мы заметили, что кошка позволяет Гаусу взять себя на руки. Стоит ей его завидеть, как она подбегает к нему, задрав хвост, и по-настоящему приветствует. «This is kind of magic», как говорит Водяная Блоха.

– Только не влюбись, – замечает он своему приятелю.

– Джаред, отвали, – отвечает Гаус.

– У нее для тебя дырка маловата, – не унимается Дафни.

– Да ты ебанулся. – Вим на него даже не смотрит. – Чудесная кошка. Заберу ее с собой, когда буду возвращаться домой.

У меня в мозгу что-то негромко щелкает. В такие моменты мне хочется кричать, что мы никогда отсюда не уедем. Я чувствую это с того самого мгновения, когда ступил на ремаркскую землю. Это не туманное предчувствие, но холодная уверенность. Но, естественно, поступить так я не могу. И не смог бы, даже если бы был обычным рядовым.

Остается ждать приказаний и рассчитывать, что у нас в очередной раз все получится. Сержант Голя утверждает, что разведка рекомендовала изменить время выезда на базу Адмирум в связи с угрозой нападения. Вчера наши вертолеты обстреляли ракетами позиции партизан в окрестностях Волчьих гор. Потом появились «коровы» BG-77 и сбросили бомбы. После подобной операции нам наверняка разрешат ехать: хуже всего всегда ожидание.


Среда, 9 марта, 04.25


Мы выезжаем перед восходом солнца. Два грузовика со снаряжением и отделением пополнения прикрывает только наш взвод. ВБР из третьего батальона в конечном счете направили выполнять рутинные задачи – в городе усилились атаки после бомбардировки отрядов Гарсии. Патрули на улицах непрерывно просят подкрепления.

Машины выкатываются с базы и направляются в противоположную обычной сторону – мы удаляемся от Хармана. Минут через пятнадцать мы въезжаем на шоссе, а потом на автостраду, ведущую в Физзу, город на южной границе Ремарка, оккупированный Готтаном. От Физзы нас отделяет Харманское плоскогорье, цепь Волчьих гор и пустыня Саладх. Автострада огибает горы – именно в этом месте, на высоте дорожного узла Мокха, был основан форпост Адмирум.

Голя, который едет в нашей «двухсотпятидесятке», рассказывает о временах начала миротворческой миссии. Многое он пережил лично, кое-что слышал от своих товарищей. Больше всего мне запоминаются его слова, что поначалу было кроваво, но как-то более «нормально». Местные радовались, когда мы занимали новую территорию и вытесняли захватчиков на юг. Но ситуация осложнилась – не за один день, на это потребовались месяцы. Из освободителей мы превратились в оккупантов, которые торчат в Ремарке и не могут ни навести тут порядок, ни уйти.

– До чего же херово я себя чувствую, – заканчивает Голя. – Даже не знаю, зачем мы вообще тут.

– Не боитесь так говорить, сержант? – спрашиваю я. – Кто-нибудь может донести лейтенанту Остину или кому-то из командования базы.

– Я тебе уже говорил, Маркус, куда я их готов послать. Впрочем, они думают точно так же, только обсуждают это в своем кругу.

Ротт, как обычно, уверенно ведет машину, не говоря почти ни слова. Я сижу рядом и таращусь в экран планшета, на котором видна картинка, передаваемая «соколом»: дрон летит над нами, обследуя окрестности в радиусе нескольких километров. Небо над полями и скалистыми холмами меняет цвет, вспыхивая розовым от солнечных лучей. День обещает быть погожим.

Два «скорпиона», первый и четвертый, едут перед грузовиками, еще два за ними – наш замыкает колонну. Мы сохраняем дистанцию в полтора десятка метров на случай взрыва «айдика». Но ничего особенного не происходит, даже гражданских машин не так уж много.

Меньше чем через час, проехав пятьдесят километров, мы добираемся до поста ремаркской полиции, усиленного одним транспортером МСАРР. Здесь автострада обрывается; дальше десять километров разрушенного покрытия и взорванный мост через Реду, который не удалось восстановить за последние пять лет. Приходится направляться в объезд через селение Кардам, где во время готтанских бомбардировок уцелела местная переправа.

У нас появляется возможность взглянуть на глубокую провинцию. За окнами мелькают поля, в основном незасеянные, и небольшие скопления домов. То и дело вдоль дороги виднеются здания, зияющие черными окнами и дырками от пуль в потрескавшихся стенах. Нищета заметна на каждом шагу, заборы во встречающихся деревнях клонятся к земле. Современных сельскохозяйственных орудий не видать – лишь старые и ржавые, запряженные лошадьми.

Здесь до сих пор стоит множество хижин, покрытых соломой, кое-как залатанных камнями и кусками древесины. Порой в них трудно обнаружить четкую линию, не говоря уже о прямых углах. Из труб сочится черный дым – люди топят чем попало, обогревая свои жилища. По полям бродят собаки.

Меня поражает царящее здесь запустение и убожество. Водяная Блоха говорит, что окрестности выглядят будто после эпидемии или атаки зомби. Возможно, местные жители прячутся от нас, а может, сбежали во время войны и больше не вернулись. В одной из больших деревень обитаемыми кажутся лишь две хижины. Наш конвой поспешно проезжает через эти остатки апокалипсиса, распугивая с дороги белых и черных куриц.

В Кардаме мы проезжаем мимо еще нескольких садов, которые уже никогда не зацветут, и полностью сгоревшего храма с разрушенной башней. Старый автомобиль круто сворачивает, пропуская нас, а на перекрестке улиц стоят двое оборванных мужчин, один из которых опирается на велосипед. Они провожают нас взглядом придорожной дворняги.

Вскоре мы добираемся до узкого моста, который дрожит под колесами. Мы преодолеваем его поодиночке, а потом сворачиваем на ведущую к автостраде подъездную дорогу и возвращаемся к знакомому пейзажу. Разговоры в «скорпионе» стихли, будто вид за окнами лишил нас всяческого желания делиться дурацкими мыслями.

К счастью, до Адмирума уже рукой подать. Через двадцать минут мы подъезжаем к узлу на автостраде, возле которого находится база, и делаем глубокий вдох. Половина задания позади.


База граничит одной стороной с крутой скалой, так что с запада у нее естественное прикрытие. С трех сторон ее окружает ограждение СМЗ «Бастион» из металлической сетки и полиуретановой оболочки. Каждый модуль заполнен камнями и песком. Даже импровизированные строения и стрелковые позиции возведены из тех же корзин.

За железными воротами стоит транспортер, отъехавший на время нашего визита. Мне трудно оценить размеры Адмирума, но они вполне могут составлять около двух тысяч квадратных метров. Персонал базы состоит из пятидесяти солдат под командованием лейтенанта Лумстина.

Шестеро привезенных нами молодых новобранцев явно отличаются от местных. Со слегка испуганным видом они спрыгивают из кузова на утоптанную землю. Форма у них чистая, лица не покрыты пылью. Солдаты из Адмирума одеты не по уставу – некоторые ходят без шлемов, у других расстегнуты рубашки и видны амулеты на шее. Не редкость также фантастически завязанные ремаркские платки или размалеванные лица.

Водители грузовиков паркуются в углу базы; им предстоит остаться здесь на несколько дней, чтобы выполнить некие задания. Мы ставим «скорпионы» за воротами и, пользуясь суматохой, быстро обмениваемся впечатлениями.

– Оглядись вокруг, Маркус, именно так выглядит ссылка, – шепчет мне на ухо Голя.

– Да, господин сержант. Им куда херовее, чем нам.

– Тот мужик, что идет в нашу сторону – Герт Лумстин, шеф базы, – кивком показывает сержант. – Крутой сукин сын.

Если что-то и связывает лейтенанта Остина с командиром Адмирума, то лишь некоторое сходство фамилий. Когда они приветствуют друг друга, худощавый Остин едва достает до подбородка могучему Лумстину. Офицеры скрываются в здании командования, а мы разговариваем с солдатами, которые не на службе. Те ловко выгружают привезенные боеприпасы, еду и питьевую воду, но пользуются каждым случаем, чтобы пообщаться. Мы им немного помогаем, а немного торгуем – сигаретами, шоколадом из столовой, а может, даже и чем покрепче. По крайней мере, мне так кажется, поскольку Ротта и след простыл.

– Где Джим? – спрашиваю я Водяную Блоху.

– Пошел в сортир.

– Даниэль! Найди его и скажи этому лентяю, что ящики сами себя не перенесут.

– Так точно, Маркус. – Пурич бежит на другой конец базы.

В течение получаса нам удается разгрузить припасы. Ротт получает нагоняй, а сержант Голя зовет двух капралов и сержанта из Адмирума, и мы скрываемся за стрелковой позицией, чтобы немного поговорить. Парни сделали здесь навес из брезента, поставили несколько столиков и деревянных поддонов. Своего рода местный эквивалент нашего клуба.


Сержант Михалич, командир первого взвода, и капрал Джом не особо разговорчивы. В основном они расспрашивают о ситуации в Хармане, желая узнать, как часто случаются теракты и насколько опасно на улицах. Разговор идет об атаке арейцев, о бомбардировке их позиций в Волчьих горах и о проблемах со снабжением. Мы с Голей и Норманом терпеливо отвечаем на все вопросы. Для этих людей встреча с нами – хоть какое-то развлечение.

Один лишь Усиль дремлет в углу – он крайне плохо переносит недосып. Через несколько минут начинает храпеть, после чего получает от сержанта Голи удар раскрытой ладонью по шлему. Капрал Джом громко хохочет, отчего Петер обижается еще сильнее.

В какой-то момент мы с Голей отходим в сторону, чтобы покурить со вторым капралом с базы. У Адама Вернера красные глаза, а пустынная пыль и обычная грязь в буквальном смысле въелись в его кожу. Когда он закуривает, у него дрожат руки. Кажется, он хочет нам что-то сказать, и Голя мягко вызывает его на разговор, спрашивая, насколько им тут тяжело, и знают ли они уже, когда приедет смена. Капрал судорожно затягивается дымом.

– Не знаем, лейтенант ничего нам не говорит, – наконец отвечает он. – Он вроде как угодил сюда в наказание – попал под горячую руку кому-то из командования. И пока он тут будет, останемся и мы. Блин, да мы вконец уже заебались!

– Не знаю, обрадует ли это тебя, но у нас тоже полная херня. Ты сам слышал, что те сволочи из храма Ареса беспрерывно нападают на патрули. А гадейцы устраивают теракты с бомбами.

– Господин сержант, при всем к вам уважении, у нас тут каждый день перестрелки. Или, скорее, пару раз в день. Если не пизданут из гранатомета с проезжающей машины, то подберутся ночью и начнут обстреливать из автоматов. Видели пополнение? За две недели мы потеряли четверых. Если так пойдет и дальше, персонал сменится сам по себе.

– Это важная база, – говорит Голя. – Благодаря вам чуть меньше этих отбросов проникают в Харман.

– Хрен там, господин сержант. Они переправляют оружие и людей горными тропами. По автостраде ездят только гражданские, лохи и самоубийцы.

Я размышляю о Доктрине Видимости и ее фатальных последствиях. Персонал Адмирума был выставлен против атак партизан как подтверждение, что МСАРР контролирует эту территорию. Естественно, лишь в теории, поскольку пустыню и горы не контролирует никто, даже люди Гарсии. У каждого есть какие-то гнезда, в которых он закрепился, а остальное – ничейная земля. Не стоит забывать, что среди ремарцев есть несколько враждебных группировок, которые сражаются друг с другом. Если бы база Адмирум получила хотя бы несколько беспилотников, она могла бы патрулировать более обширную территорию, но и с этим дела обстоят не лучшим образом.

– У нас были два «сокола», – рассказывает Вернер. – Один вышел из строя месяц назад. Другой мы выпускаем редко – повстанцы едва его не увели, и нам с трудом удалось призвать его обратно. Он летает не дальше чем за несколько километров от базы и только там, где хорошая дальность связи.

– То есть вам приходится патрулировать самим? – Мне по-настоящему его жаль.

– Хуже всего выезды в пустыню. В последнее время было несколько таких операций, и позавчера случилось нечто странное. – Капрал прикуривает уже третью сигарету. – Один из «скорпионов» съехал с автострады, чтобы проверить какой-то разбитый остов, стоявший в чистом поле. Когда парни к нему подошли, что-то взорвалось – не знаю, наверное, какая-то бомба. Голубая вспышка поразила Крысу, то есть рядового Гинека. У него поехала крыша, он начал метаться и кричать, будто умер. Его едва удалось затащить в машину.

– И что с ним? – настороженно спрашивает Голя.

– Лежит в госпитальном контейнере. Медик напичкал его порошками, а вы вроде должны забрать его в Харман. Так я слышал.

Больше разговаривать мы не можем – сержант Михалич зовет капрала и велит своим людям собираться. Им предстоит немедленно ехать к контрольному пункту, возле которого случилась крупная перестрелка. Внезапно мы остаемся одни, не зная даже, что сказать. Ларс лишь недоверчиво качает головой.

Пурич и Водяная Блоха спрашивают, что нам удалось узнать, и я вкратце излагаю им, насколько тут все дерьмово. Голя сообщает, что через пятнадцать минут мы отправляемся обратно. Мы быстро подкрепляемся, хлебаем воду из фляжек и бежим в туалет, если кому-то вдруг надо. Ровно в семь тридцать мы готовы.

Лейтенант Лумстин с местным санитаром ведут к нашему «скорпиону» полубессознательного солдата. Виктор Гинек занимает место Голи сзади машины. Он скорее лежит, поддерживаемый импровизированными ремнями, чем сидит. Из-под полуприкрытых век поблескивают вывернутые белки, изо рта течет слюна.

Я знаю, что парням не по себе, и вряд ли этому стоит удивляться. Отчасти такое ощущение, будто у нас на борту труп, а не раненый рядовой. Я мысленно благословляю сержанта за эту сомнительную честь.


Среда, 9 марта, 07.55

Окрестности Кардама, провинция Саладх, Южный Ремарк


Вим Гаус бросает взгляд через плечо на бесчувственного солдата. Водяная Блоха пытается шутить, чтобы его отвлечь, но у меня такое ощущение, что нашего великого воина сейчас стошнит. Общество Гинека ему явно не подходит. Он молчит, но от лица его будто отлила вся кровь, что отчасти выглядит даже забавно.

У меня не так уж много времени, чтобы за ними наблюдать. Я всматриваюсь в экран своего планшета. «Сокол» спокойно летит над нами, когда мы съезжаем с автострады, и позже, когда мы ползем по разбитой дороге к мосту через Реду. Мы расположились в колонне в соответствии с нумерацией отделений – наш «скорпион» едет третьим. Деревянная конструкция кажется еще более разболтанной, чем раньше. Возможно, ее повредили военные грузовики.

Мы пересекаем пустой перекресток и проезжаем мимо сгоревшего сада. Уже видны строения Кардама. Дорога огибает городок, мелькает запыленный указатель в сторону центра. Я снова перевожу взгляд на экран, и меня на секунду охватывает паралич.

То, что происходит, требует немедленного принятия решения. Нужно что-то делать – и быстро.

Ну, давай же, Маркус, мать твою! Я бью прямо по яйцам Пурича, который стоит на месте стрелка. Даниэль складывается пополам и со стоном оседает внутрь машины.

Еще одна секунда. Заебись.

– Тормози! – ору я в ухо Ротту.

Джим инстинктивно вдавливает педаль в пол, и нас швыряет как на американских горках. Гаус и Дафни валятся на Пурича, а я ударяюсь шлемом о переднее стекло. Мгновение спустя на нас налетает четвертый «скорпион». Удар не слишком сильный – Труман среагировал сразу же. Усиль всегда его хвалил, говоря, что тот неплохой водитель.

За окнами поднимается пыль, а в наушниках слышится нечеловеческий вой.

– Четверо из машины! – приказываю я. – Обстрел с обеих сторон!

Парни приоткрывают дверцы и бросаются плашмя на дорогу, занимая позиции, как на тренировке, без лишних вопросов. Внутри остается только Пурич, который, несмотря на боль в яйцах, возвращается к своему MG2. Времени на размышления нет – мы лежим на асфальте, и каждый берет на себя свой сектор. Но выстрелы ни с какой стороны не раздаются – только этот гребаный вопль в наушниках. Водяная Блоха лежит рядом и вопросительно смотрит на меня.

– Доложите обстановку! – кричит сержант Голя, который ехал в четвертом «скорпионе».

– Говорит первый, мы потеряли стрелка, – отвечает Баллард вместо своего капрала.

– Второй, мы потеряли стрелка, – докладывает Ларс Норман.

– Третий, без потерь, – последним сообщаю я.

Из хижины с правой стороны дороги выбегает мужик в темной одежде и мчится через заросшее поле в сторону леса. Пурич выпускает очередь из автомата, перерезая его чуть ли не пополам. Беглец падает наземь, словно пораженный молнией. Больше ничего не происходит. Можно подняться и осторожно оценить потери.

Кто-то из первого «скорпиона» лежит без чувств на дороге, но я уверен, что убитые остались в машинах. Старший рядовой Ромер и старший рядовой Блинт.

– Что это, мать твою? – спрашивает рядовой Инка, стрелок из четвертого отделения, который остался в машине.

На уровне его лица на солнце блестит тонкая проволока, натянутая между деревьями. Тихий убийца из Кардама.


«Сокол» зафиксировал весь ход событий, бесстрастно наблюдая за трассой. Я перематываю назад запись с камеры дрона и показываю сержанту момент, когда у Ромера отвалилась голова. Проволока, а точнее длинная фортепьянная струна, без каких-либо проблем отделила голову от туловища. Та покатилась в сторону вместе со шлемом, а тело лишь мгновение спустя упало внутрь машины, извергая кровь. Именно потому капрал Талько лишился чувств, выйдя из машины.

Второй стрелок, старший рядовой Блинт, был чуть ниже ростом и не столь высоко поднял свой помост. Струна попала ему в рот, отбросила голову назад и, дернув за челюсть, сломала шейные позвонки, заодно вырвав несколько передних зубов и срезав верхнюю губу и нос. Если бы не сломанный позвоночник, он остался бы жив, превратившись в изуродованного калеку. Возможно, ему повезло, что он умер.

Я ударил Даниэля через секунду после того, как погиб Ромер. Ротт почти сразу же начал тормозить. Я быстро подсчитываю в уме: мы ехали по разбитой дороге со скоростью сорок километров в час, то есть одиннадцать метров в секунду, в рассредоточенной колонне, с дистанцией в двадцать метров между машинами. Соответственно, первую машину от последней отделяло около шестидесяти метров. Если бы мы не затормозили, а Пурич не убрал бы голову, за пять с половиной секунд мы потеряли бы всех стрелков. Чудо, что Олаф Инка остался жив. Какой-то сволочи пришла в голову воистину гениальная идея натянуть ту проволоку.

Сержант Голя, похоже, думает о том же самом. Он недоверчиво смотрит на экран, сжимая кулаки, а потом сдавленно спрашивает:

– Как ты это сделал, Маркус?

– Что, господин сержант?

– Как ты сумел так быстро среагировать?!

– Не знаю. Просто заметил опасность и среагировал.

– Блядь, да ты, похоже, вообще не человек. – Он смотрит на меня широко раскрытыми глазами, явно в шоке. – Ты спас двоих товарищей.

– Но двое погибли, – отвечаю я.

Мы обыскиваем окрестные дома. Везде пусто – выбитые окна, разрушенные и разграбленные помещения. Даже краны выкручены из стен. Отделение Ларса Нормана проверяет мужчину, которого убил Пурич. Вернувшись, они говорят, что очередь прошила его наискосок, продырявив спину и оторвав кусок черепа. Документов при нем не нашлось.

Кто-то трясущимися руками поднимает из канавы голову Стефана Ромера, кто-то перерезает ножницами проволоку, кто-то приводит в чувство капрала Талько. Гаус блюет, утирает рот ладонью и прислоняется к борту машины. Сержант Голя приказывает нам вернуться в «скорпионы» и ехать дальше. Внешне он спокоен, но я вижу, что с нашим командиром что-то происходит. Вид его далек от нормального. За неполные три недели он потерял шесть человек и теперь проигрывает свою войну.

Мы едем в тишине, ее изредка прерывают лишь стоны раненого рядового с базы Адмирум. Я откладываю планшет в сторону – сосредоточиться все равно не удастся. Меня тревожит вопрос, почему ремарцы не устроили более серьезную засаду. На этой дороге они могли бы перестрелять нас всех.

Может, проволока была идеей террориста-одиночки. А может, просто случайный свидетель, живший в заброшенных руинах, испугался увиденного и решил сбежать как можно дальше от этой чертовой дороги. В этой стране никогда не знаешь, что перед тобой – иллюзия или реальность.


Пятница, 11 марта, 15.10

Харман, провинция Саладх, Южный Ремарк


Я жду приема у доктора Заубер, сижу в здании медсанчасти у кабинета в конце коридора и таращусь в коммуникатор. Из-за приоткрытой двери доносятся обрывки фраз. Капитан Заубер и лейтенант Дереш обсуждают пациента. Речь идет о Викторе Гинеке – по крайней мере, такой вывод можно сделать из разговора.

До меня долетают слова «синдром посттравматического стресса» и «синдром Котара». Врачи размышляют над причиной повышенной активности височных долей мозга. Похоже, мощный электрический разряд или магнитное поле вызвали у солдата с Адмирума галлюцинации. Дереш упоминает что-то насчет «шлема бога», а потом уходит, не удостоив меня даже взглядом.

Я неуверенно стучу в дверь. Линда Заубер просматривает медицинскую документацию и жестом велит мне сесть на стул. Я жду, когда она закончит, и думаю о сержанте Голе, который после случившегося в Кардаме каждый день пьет и остается глух к нашим просьбам взять себя в руки.

Ни мне, ни Усилю с Норманом не удается его удержать. Если он в ближайшее время не опомнится, командование отправит его на родину. Вся надежда на Северина – может, он сумеет призвать к разуму своего приятеля.

– Сколько ты слышал из нашей дискуссии? – неожиданно спрашивает доктор Заубер.

– Кое-что слышал. – Притворяться глухим нет никакого смысла. – Можно спросить, что такое «синдром Котара», госпожа капитан?

– Редкое расстройство, Маркус, так называемый синдром живого трупа. Больной страдает нигилистическими фантазиями и считает себя мертвым. У него ослаблено ощущение боли, он утверждает, будто у него сгнили внутренности, будто он пустой внутри, и так далее. Синдром Котара сопровождается тяжелой депрессией. Но не будем об этом.

– Прошу прощения.

– Можешь не извиняться, мы пока не научились забывать по приказу. – Она пристально смотрит мне в глаза. – Я запрещаю тебе кому-либо говорить о том, что ты услышал.

– Так точно.

– Только паники нам еще сейчас не хватало. Если я узнаю, что по базе ходят слухи насчет диагноза рядового Гинека, последствия для тебя будут суровыми. За всё, включая имплантат.

– Так точно, госпожа капитан. – Я чувствую, как по спине стекает капля пота.

– Можешь быть свободен. У меня сейчас нет времени на всякую чушь.

Пятясь, я выхожу из кабинета. Единственное, чего мне хочется, – исчезнуть с глаз раздраженного врача. В голове сменяют друг друга образы искалеченных стрелков, пьяного сержанта и стонущего рядового, который утверждает, будто умер в пустыне Саладх. Все это тонет в памяти, проваливаясь, словно камень, в голубизну сновидений. Происходит нечто, чего я пока не понимаю и не могу свести воедино. Я знаю лишь, что нам нужно бежать отсюда, но вместе с тем отдаю себе отчет в том, что мы все больше ввязываемся в эту войну.

И поэтому я должен понять, в чем дело, узнать как можно больше.


Вторник, 15 марта, 08.30


Гражданские рабочие под присмотром сержанта Крелла устанавливают защиту на «скорпионы». Машины въезжают в жестяной ангар, а техники приваривают к передним бамперам металлические трубы метра полтора высотой, загнутые в направлении езды. Их задача – защитить стрелков от обезглавливания, разрывая натянутую поперек дороги проволоку.

Мы – Пурич, Водяная Блоха и я – наблюдаем за их работой, стоя под навесом у входа в столовую. Наш ВБР все еще в своего рода неформальном отпуске – капитан Бек решил продлить нам освобождение от вызовов. Мы выполняем не столь существенные задания, наверняка еще и из-за «проблем со здоровьем» нашего сержанта.

– Слышал, Маркус, что в Хармане в тот же день был совершен теракт с использованием струны? – спрашивает Дафни. – Это была скоординированная операция.

– Да, слышал. Погиб солдат с базы Кентавр.

– Патрули боятся выезжать с базы со стрелками на башенках.

– Мачты решат вопрос. Так что способ оказался одноразовым.

Пурич начинает плакать, по его щекам текут слезы. Он благодарит меня за то, что я спас ему жизнь. По его словам, в первое мгновение он не понял, в чем дело, и хотел ударить меня в ответ, думая, что это глупая шутка. То же самое он беспрестанно повторяет уже пять дней. Я стараюсь не реагировать – не хочется списывать все на счастливое стечение обстоятельств.

Мы будем ездить с торчащими в небо трубами. Не дадим этим мерзавцам себя запугать. В дверях казармы появляется сержант Голя и внимательно оглядывает плац. Он наконец трезв, и на лице его та же ироническая усмешка, к которой мы привыкли с самого начала нашей миссии. Хотелось бы верить, что ситуация возвращается в норму.

Случившееся в Кардаме что-то изменило в наших головах, а ненависть к террористам никогда еще не была столь велика. Парни готовы растерзать их в клочья голыми руками. И я прекрасно их понимаю. У нас должна быть цель, пусть даже самая низменная и простая.

Глава шестая

Среда, 16 марта, 14.05

Харман, провинция Саладх, Южный Ремарк


Сегодня солнечно. Двадцать один градус тепла, легкий южный ветер, птицы на окрестных деревьях щебечут как сумасшедшие. Утром я проверял прогноз погоды для Раммы. У вас тоже светит солнце, сынок, хотя и намного холоднее. Мама наверняка взяла тебя на прогулку. Может, ты качаешься на качелях на игровой площадке или ездишь на велосипеде по дворовой аллее. Если ты унаследовал мою любовь к двухколесным машинам, то у тебя, возможно, уже неплохо получается.

Гены – могучая сила. Они перетасовываются в каждом поколении, передавая черты, о которых порой хотелось бы забыть. Если ты, выражаясь деликатно, окажешься скептически настроен к жизни, а любой человек, который несет чушь, покажется тебе отбросом – ты унаследовал это от меня, так же как склонность к насморку, неплохой слух, любовь к сладкому и страх высоты. Я также всегда любил быструю езду на автомобиле, так что, прошу тебя, будь осторожнее.

Твоя мама обожает цвета, особенно сочетания ярких красок с лавандой, которая ассоциируется у нее с полями Прованса. Потертые, слегка обветшавшие мебель и стены, двустворчатые двери, балки на потолке, каменный пол. Ты еще насмотришься на все это за долгие годы. Но мама – это еще и острые приправы, экспериментальная музыка, парализующий страх перед чужой оценкой и путешествия в далекие города.

Мне хотелось бы знать, сколько от меня останется в тебе. Обычное эгоистичное любопытство. Будешь ли ты любить футбол и будут ли женщины для тебя столь же большой загадкой, как для меня? Или, несмотря на врожденную нелюбовь к переменам, ты будешь бросаться в водоворот событий, чтобы чего-то достичь и исполнить свои мечты?

Сейчас ты мой маленький сынок. Все это зарождается в тебе, постепенно развиваясь. Надеюсь, когда-нибудь, когда ты станешь взрослым, то выпьешь со мной. Я всегда любил опрокинуть вечером стаканчик бурбона. И пусть тебя не пытаются убедить, будто виски лучше. В том привкусе нефти, который остается после него на языке, нет ничего прекрасного.


Я стою с Неми перед лавкой Йохана Масира. Зеленая табличка с надписью «Бесценные сокровища Йохана» страдает от запущенного лишая. Пурич с трудом сумел прочитать текст, зато переводчица отлично справилась с задачей, убедив полицию и владельца лавки со старьем, что мы боремся с терроризмом, так что мы смогли именем закона вытащить его из-за прилавка и начать обыскивать лавку размером пять на пять метров. Весьма приятное занятие, хотя некоторые приказы кажутся мне полностью бессмысленными.

Парни из отделения Усиля творят там разгром, переворачивая товар в отместку за кровавые теракты и погибших товарищей. А я жду у машины и таращусь на Неми. Я восхищаюсь правильными чертами ее лица и прекрасно себя чувствую. Весеннее солнце на безоблачном небе способствует ленивому настроению, и я даже нахожу тему, на которую мы могли бы поговорить.

– Расскажи мне о ваших храмах.

– Что тебя интересует, Маркус?

– Я не хочу говорить о культе Афродиты. И вообще о том, что тебе неприятно. – На всякий случай я ударяю себя в грудь.

– Я зря тогда разозлилась.

– Ну вот видишь. – Я глажу ее по руке. – Я не хотел тебя обидеть.

– Мне не нравится мое прошлое, – спокойно говорит она. – Я избегаю этой темы.

– Я не стану об этом спрашивать. – Я прислушиваюсь к звону переворачиваемой посуды и ругательствам солдат. – Скажи, вы в самом деле верите в разных богов?

– В каком-то смысле. – Девушка мягко отстраняется. – Когда-то мы верили в мифы, воспринимая их буквально. Но священнослужители уже много веков говорят, что божества – это лишь проявления Господа. Их называют «аспектами Единого».

– Вы можете выбирать себе храм?

– Обычно ты остаешься приверженцем того культа, который почитала твоя семья. Если молодые люди в Ремарке заключают супружеский союз, их дети обращаются в веру матери.

– Интересно. Мне казалось, у мужчин тут больше привилегий.

– В этом смысле царит матриархат, – подмигивает Неми.

В лавке что-то происходит, слышны радостные крики. В дверях появляется сержант Голя и приказывает нам крепче держать хозяина. Я оставляю его на попечение Гауса, который одной рукой может выдавить из Йохана Масира потроха. Заглядываю в окно витрины, чтобы выяснить, что нашло четвертое отделение. Парни открыли металлический люк за прилавком и извлекают оттуда настоящие «бесценные сокровища» – автоматы, гранаты и ящики с боеприпасами.

Голя дает мне знак, приложив ладонь к уху. Я вызываю по радио окрестные патрули и остальной взвод. Такова процедура в случае обнаружения «товара». До прихода подкрепления нужно сохранять бдительность на случай, если партизаны попытаются отбить свой арсенал.

Пурич проводит стволом MG2 вдоль окрестных домов. Остальное отделение спряталось за машиной и напряженно ждет. Лавочник беззвучно молится.

– Это гадеец, – шепчет мне на ухо Неми, показывая на Масира.

– И что?

– Лучше с ним быть поосторожнее.

Через несколько минут появляется первый «скорпион», сразу за ним еще один. Через четверть часа вся улица кишит солдатами, которые охотно надрали бы кому-нибудь задницу. Но единственный кандидат – пожилой хозяин лавки, которого вскоре допросит разведка, так что не стоит особо ему вредить, и ему достается лишь несколько тычков и пинков под зад, прежде чем его запихивают в машину. Колонна трогается с места, поднимая облако пыли.

Но, когда мы приезжаем на базу, тот уже мертв. Похоже, начал задыхаться и испустил дух у самых ворот. Петер выбегает из «скорпиона», что-то неразборчиво кричит, и до меня не сразу доходит, что он зовет врача. У лавочника наверняка был при себе яд, и когда он понял, что помощь не придет, принял отраву не раздумывая.


Пятница, 18 марта, 19.05


С посадочной площадки взлетает вертолет «Кассабиан». В вечернем небе мигают сигнальные огни, обозначая обратный путь Виктора Гинека. Мы узнали от товарищей из первого батальона, что солдата с базы Адмирум вывели из медпункта трое санитаров, которые посадили его на борт словно куклу. Похоже, в черепушке у парня все окончательно перепуталось.

Вчера транспортник С-515 забрал гробы с останками солдат, погибших во время последних терактов. На родину в числе прочих вернулись рядовой Ромер и старший рядовой Блинт. Первое и второе отделения уже получили пополнение – парней из резервных списков. Личный состав укомплектован, и мы можем продолжать исполнять приказы.

После ужина у нас свободное время, так что я заглядываю к своим расспросить о самочувствии. Сев на стул, молча наблюдаю за солдатами. Все оружие в стойке у окна, только Дафни, как обычно, начищает свой автомат. Гаус и Пурич играют в карты, а Ротт лежит вытянувшись на своей койке. Неожиданно он заговаривает первым, и остальные прерывают свои увлекательные занятия.

– Маркус, я поговорил с ребятами и хотел бы тебя попросить об одной услуге.

– Хотя бы сядь, когда со мной разговариваешь, Джим. Слушаю.

– Я насчет перевода. – Он неохотно садится и смотрит мне в глаза. – Мы тут немного не сошлись характерами, и, может, будет лучше, если ты попросишь сержанта о замене.

– Какой еще замене?

– Ну, чтобы Баллард перешел к нам, – подает голос Гаус.

– Погоди, не вмешивайся, – бранит его Водяная Блоха.

– Ты про свой перевод, да? – спрашиваю я Ротта.

– Да. – Он стискивает зубы: похоже, разговор немало ему стоит. – Я хотел завтра официально попросить согласия. Какой нам смысл вцепляться друг другу в глотку?

– А вы что скажете? – Я обвожу взглядом комнату.

– Ну да, было бы заебись, если бы Крис служил с нами, – кивает Пурич. Гаус и Водяная Блоха того же мнения.

– Вот видишь, все будут только рады, – нахально улыбается Ротт.

– Можешь завтра подать рапорт, Джим, – медленно говорю я. – Но знай, что я его не приму.

В комнате наступает тишина.

– Как это, мать твою? Почему?! – вырывается у него.

– Потому, блядь, старший рядовой Ротт, что ты кое-чем обязан своему отделению. Заварил кашу, мать твою, напиздел про нас глупостей, где только мог, так что теперь придется платить должок.

– Какой еще должок?!

Он вскакивает и хватает меня за китель. На мгновение передо мной появляется его искаженное лицо, а потом Гаус неожиданно швыряет его, словно тряпку, обратно на койку. Заодно Ротт ударяется затылком о деревянное изголовье.

– Помнишь, как я тебе обещал, что ты будешь ходить в первых рядах? Три раза сходишь – разрешу тебе уйти. Не раньше.

– Да ты охуел, – стонет Ротт, держась за затылок.

– Следи за языком. За каждую такую выходку будет на одну операцию больше.

Мерзавец отворачивается к стене, скорчившись на койке, а я продолжаю разговор с парнями, как если бы ничего не случилось. Они не комментируют мое решение, не спрашивают о причинах – они сразу же приняли его как должное – так и должно быть.

Гаусу, который жалуется на натертую ногу, я велю сходить утром в процедурный кабинет и попросить тальк и пластырь. Подручный запас лучше не трогать – могут быть проблемы с выдачей нового: старшина Гармонт стар и хитер. С Пуричем и Водяной Блохой я обсуждаю день рождения Голи, который уже совсем скоро. Наш командир родился первого апреля, и это, пожалуй, лучшая дата, которую он мог выбрать для своего появления на свет.

На базе Эрде подарок раздобыть непросто, так что мы решаем подарить ему какой-нибудь платок, который мы при случае купим в городе. Ну и литр хорошего самогона, если получится организовать. И то и другое нужно будет сделать тайно, но для этого есть самостоятельные вызовы и разные хитрецы в роте. Мы все согласны, что сержант заслужил самого лучшего.


Воскресенье, 20 марта, 09.35


Борис Северин ловит нас с Усилем в коридоре казармы. Он спрашивает об остальных командирах отделений, но оба на вызовах. Нам приходится вмешиваться ежедневно, обычно по несколько раз за день. Харман теперь бурлит словно чертова мельница. В основном это неопасные инциденты, однако достаточно легко перерастающие в беспорядки.

Северин ведет нас к Голе. Его сопровождают капралы Лист, Масталик и Соттер; он собрал почти всех, так что, похоже, предстоит серьезное совещание. Сержант Голя, видя толпу в дверях своей комнатушки, стучит себя по лбу – поместиться там всем нет никаких шансов, так что мы идем в клуб с настольным футболом, где нам недавно показывали снимки жертв ночной вылазки. Мы садимся в тесном кругу и начинаем обсуждать запланированную операцию «Пустынный кулак». Информация свежая, чернила на приказах еще не высохли.

Девятая рота должна оказать поддержку форпосту Адмирум, который фактически перестал патрулировать окрестности. Парни сидят на базе и пытаются не погибнуть, отражая атаки партизан. Нужно привлечь больше сил в пустыне Саладх и любой ценой перерезать партизанские каналы поставок. Что самое невероятное, готтанцы, устроившие в Ремарке кровавую резню, теперь поддерживают религиозных фанатиков. Очередное доказательство того, как легко на войне меняются союзы.

Голя не скрывает злости. Он говорит, что если в операциях с использованием вертолетов будут принимать участие два взвода, разведывательный и ВБР, то только потому, что лейтенант Остин слаб. Мюллер готов на все, чтобы защитить своих людей от вылазок в пустыню. Служба в городе, хотя и опасная, по сравнению с боевыми действиями кажется сказкой.

– Не знаю, как командование базы Эрде намерено обеспечить порядок в Хармане, отвлекая нас от текущих операций, – говорит Северин.

– Видимо, у них есть какие-то соображения на этот счет. – Голя морщится при одной лишь мысли о переменах. – Остин согласится на все, что ему пихают в глотку. Он исполнит любой приказ. Он ведь даже наверняка особо не смущался, когда тебе об этом говорил?

– Похоже, его что-то беспокоило. Но он утверждал, что нам доверили важную задачу и мы должны показать себя с лучшей стороны, потому он и сообщает мне неофициально. Завтра состоится инструктаж, а потом учения по топографии и прочая чушь.

– Когда начинаем летать? – деловито спрашивает капрал Лист.

– С начала апреля. На «Кассабианах» CAS-10, по два отделения на борту. Трясет в этом блядстве охеренно, – нервничает командир третьего взвода. – Да еще если нас собьют по дороге…

Начинается беспорядочная дискуссия. У каждого есть что сказать и множество вопросов, на которые сержанты не знают ответов. Возможно, больше мы узнаем завтра, когда лейтенант Остин и капитан Бек порадуют нас хорошей новостью. Больше всего нас интересует, как все это будет выглядеть – как часто нам предстоит летать, с каким снаряжением, и будут ли это превентивные акции в рамках «видимости», или же конкретные удары по повстанцам.

– Интересно, как долго нам так вкалывать, – задумчиво говорит Усиль.

– До особого распоряжения. – Голя с силой хлопает его по спине; видимо, он уже успел слегка остыть.

– От воздушного патрулирования никакого толку, – со злостью замечаю я. – Только собственные потери, блядь, и ничего больше.

– Ты прав, Маркус, – кивает Северин. – Все это на хер никому не нужно. Если им так важна та сторона гор, то нужно построить новую базу и нормально контролировать территорию. База Адмирум слишком маленькая и слишком далеко от Тригеля.

– В пустыне, возле холма Отортен, сразу после войны была база, – подает голос Эрик Масталик. – Ее занимали войска Североамериканского союза, но после их ухода никто там больше не появился. Тамошние системы связи сходили с ума от возмущений магнитного поля.

Я внимательно его слушаю, поскольку это название уже встречалось мне раньше. Именно в окрестностях Отортена имели место необъяснимые исчезновения, о которых я читал в Синете месяц назад.

Эрик – старый матерый волк. Так же, как оба сержанта и его тезка Эрик Соттер, он участвовал в войне против готтанцев и в нескольких миротворческих миссиях. Сержант Голя подтверждает его слова и добавляет кое-что от себя:

– Помню, я проезжал через ту базу сразу после того, как ее покинули союзнические войска. Они оставили нам немного оборудования – им пришлось наспех собираться. Из-за помех приборов там тяжело пребывать постоянно. Кажется, именно поэтому ее назвали Дисторсия.

– Значит, нужно занять Дисторсию и прочесывать окрестности до упаду. – Сержант Северин закуривает, хотя курить здесь не положено. – Дрон за дроном, патруль за патрулем. Мы выкурим этих сволочей, как только у них закончатся припасы.

– Я бы предпочел остаться в Хармане, сержант, – заявляет Лист.

– Я бы тоже предпочел, сынок, но нашего мнения никто не спрашивает.

– Ладно, хватит жаловаться, господа, – подытоживает Голя. – Передайте информацию остальным командирам отделений, но солдатам ничего не говорите. Ни к чему, чтобы заранее расходились слухи.

– Так точно! – отвечаем мы.

– А вы, – обращается он ко мне и Петеру, – будьте в полной готовности, поскольку еще сегодня вам может потребоваться выехать. В городе неспокойно, патрули постоянно докладывают о беспорядках.

Двенадцатая неделя миссии не предвещает ничего особо хорошего.


Воскресенье, 20 марта, 13.05


Сержант явно накаркал. Тревога снова отрывает нас от еды, и мы сломя голову мчимся в центр города, где в торговом центре «Гермес» террористы заложили взрывной заряд. Несущиеся по улице «скорпионы» угрожают прохожим и бестолковым ремаркским водителям, но, честно говоря, нам на это глубоко насрать. Мы лишь крепче сжимаем МСК и оглядываемся по сторонам.

У большого здания торгового центра посинело от полицейских патрулей. Среди их автомобилей стоят два «скорпиона» и специализированная машина саперов. Внутрь мы не заходим – у нас другой приказ.

Я докладываю по радио лейтенанту Тоусену, который командует операцией. Мы паркуемся перед главным входом и грозно смотрим на собравшуюся толпу. Наша задача – не допустить беспорядков среди охваченных паникой людей. Полицейские уже вывели из здания клиентов, а саперы с базы Кентавр исполняют свои обязанности.

От скуки я разглядываю «Гермес». Современное строение подходит к окрестным каменным домам как собаке пятая нога. Как и везде в Хармане, застройка здесь носит хаотический характер, не видно никакого плана. Неми как-то раз упоминала, что жители города гордятся этой обителью роскоши, но для меня она выглядит скорее как сельская подделка наших торговых центров – сооружение из пластиковой облицовки со слегка поцарапанной хромированной отделкой и затемненными стеклами. На стенах – вырвиглазные рекламные щиты. Одним словом, огромная развалюха.

К счастью, ремарцы боятся подходить ближе. Некоторые держат в руках корзинки или опираются о магазинные тележки, с которыми выбежали наружу. Интересно, как велики будут потери продавцов? Полицейские пытаются предотвратить кражи, бегая во все стороны и цепляясь к людям, из-за чего суматохи больше, чем порядка.

Четверть часа спустя в открытых дверях появляется массивный робот на гусеницах. Саперы докладывают в наушниках, что тревога оказалась ложной. В подозрительной сумке какой-то дебил оставил коробку с обувью. На этом история с терактом в торговом центре заканчивается. Тоусен позволяет нам покинуть пост, и мы направляемся обратно на базу.


Первым ее замечает Пурич. Наклонившись внутрь машины, он показывает на девочку в подъезде полуразвалившегося дома. До базы уже недалеко – осталось, может, километра три. Мы выбрали более длинный путь из-за дорожных работ. В этой стороне Хармана здания пребывают в ужасающем состоянии. Вся улица разбомблена, но видно как на ладони, что даже до войны Эрде был районом бедноты.

Мы подъезжаем к Т-образному перекрестку. Напротив нашей машины – руины из бетона и кирпича, фрагмент уцелевшей подворотни и одна стена с пустыми окнами, сквозь которые просвечивает небо. Девочка в сером платье, лет пяти-шести, держит в руке розовый воздушный шарик. Видимо, он наполнен гелием, поскольку весело парит над ее головой, раскачиваясь на ветру.

– Останови, – приказываю я Ротту.

«Скорпион» останавливается посреди перекрестка. Окрестности выглядят вымершими, хотя в километре дальше находится большой рынок, а также несколько магазинов и автомобильных мастерских. Здесь же на асфальте валяется лишь старый мусор – полиэтиленовые пакеты и вырванные из книг страницы.

Пурич достает бинокль и разглядывает близлежащие руины.

– Чисто, – докладывает он, хотя и не слишком уверенно. – Малышка, похоже, одна. Наверняка заблудилась или вроде того.

– Что будем делать? – спрашивает Водяная Блоха.

– Я схожу за ней, – предлагает Гаус. – Нельзя же ее так оставить.

– Погоди. – Я поворачиваюсь к нему.

– Но, Маркус! Нужно ее забрать.

– Погоди, я сказал! – Несколько мгновений я размышляю, не вызвать ли с базы «сокол», чтобы тот проверил окрестности. – Ладно. Джим! Подъезжай ближе к той подворотне и остановись у тротуара.

Ротт исполняет приказ. Напротив подворотни мы остановиться не можем – в мостовой зияет огромная яма. Но до стоящей неподвижно фигурки всего полтора десятка метров.

– Ладно, а теперь поднимай жопу с кресла. Пойдешь за ребенком.

– Что?!

– Рядовой Ротт, шагом марш за ребенком, мать твою! Я сяду за руль.

Именно в этот момент его охватывает неподдельный страх – не гнев, но панический ужас. Я сломал человека, и мне это нравится. Он открывает дверцу, машинально включает глушитель и идет на негнущихся ногах. Я ощущаю невидимые волны – одну за другой, металлические направленные взрывы под черепом – и вслушиваюсь в дыхание Ротта, в размеренный шум в наушниках. Он что-то неразборчиво шепчет, возможно, молится.

Пурич целится из MG2 в сторону здания. Гаус и Дафни приоткрыли дверцы и страхуют противоположные концы дороги. Нам уже доводилось бывать и в более опасных местах, но при виде этих руин и полуразрушенных ворот в ад, в которых стоит девочка, встают дыбом волосы на затылке.

Ротт останавливается над девочкой. Малышка отпускает шарик, который медленно поднимается и улетает в неизвестность. Стоящий над ней солдат учащенно дышит, глядя на что-то в глубине подворотни.

– Ох ты блядь!

– Что там, Джим! Докладывай!

– В подворотне лежит женщина, наверняка мать, вся изуродованная. Похоже, ее посекло «клещами». Еще через несколько метров что-то шевелится среди мусора.

– Забирай ребенка и бегом в машину! – кричу я. – Отделение, включить глушители!

Перед глазами у меня синеет, но лишь на мгновение. Ротт хватает девочку под мышку и мчится к нам. Вскочив внутрь, он передает ребенка Гаусу, с трудом переводя дух. Он только что отработал свой первый долг. По его лицу стекает пот, хотя совсем нежарко. Я вдавливаю педаль газа, и мы срываемся с места, устремляясь на запад, в сторону базы Эрде.

Девочка начинает кричать, словно выплюнув наконец изо рта кляп. Пронзительный визг врывается в уши, врезаясь в тело аж до самого костного мозга. А потом она безвольно оседает на колени Гауса, и наступает тишина.

– Ох ты блядь, ох ты блядь, – тихо повторяет Ротт.

– Мать твою! – добавляет Водяная Блоха.

Больше ничего не скажешь.


Вторник, 22 марта, 17.15


В проходе между двумя зданиями я встречаю Неми Сильберг, которая улыбается мне издалека и спрашивает про девочку. Известие уже разошлось по базе, даже, пожалуй, в большей степени, чем ночная вылазка двух кретинов – любителей платного секса. До людей наконец доходит, что повсюду таится эта механическая дрянь. Тысячи «клещей».

– Что именно тебя интересует? – спрашиваю я.

– Кто-нибудь явился за малышкой?

– Какая-то женщина, кажется тетка, забрала ее сегодня утром из медсанчасти.

– Бедная девочка. – Неми в самом деле тронута.

– Воистину.

Разговор стоило бы продолжить, но я страшно тороплюсь, поскольку опаздываю на занятия по топографии пустыни Саладх и Волчьих гор, и не позволяю ему развернуться.

– Ты нашла то, о чем я просил?

– Я обшарила чуть ли не весь Синет, но в конце концов кое-что отыскала. Только все по-ремаркски. Переведу текст и сразу же тебе перешлю. Может, завтра вечером.

– Великолепно. – Я крепко целую ее в щеку. – Я твой должник.

– Оставь. – Неми слегка краснеет, но не протестует. – Вижу, у тебя хорошее настроение.

– Мне пора. – Я растягиваю слова, глядя на ее губы, а потом удаляюсь быстрым шагом, чтобы не наделать каких-нибудь глупостей. Просмотр спутниковых снимков и военных карт окрестностей Тригеля прекрасно меня отрезвит, значительно лучше, чем кружка холодной воды из колодца. Вот только не знаю, насколько этого хватит.

– Как ты все это выдерживаешь, Маркус? – кричит она мне вслед. – Эту кошмарную войну?

Я поворачиваюсь к ней. С такого расстояния она выглядит еще более хрупкой.

– У меня есть специальный переключатель. – Имеется в виду мой стимулятор под мышкой; все равно она мне не поверит.

– Ну и глупо.

Электрод в моей голове работает на полную мощность.


Пятница, 25 марта, 16.20


Сегодня мы выезжаем в третий раз. Первый раз пропал впустую – мы проверили пикап, стоявший недалеко от базы. Обычный проржавевший автомобиль, у которого сел аккумулятор. Во второй раз толпа окружила пеший патруль в центре города. Парни вызвали помощь, но, честно говоря, случившееся спровоцировали они сами – кто-то из них пнул расставленные на тротуаре статуэтки, которые, видимо, оказались священными или из ценного материала.

Теперь же мы для разнообразия ищем дрон, который якобы задел телевизионную антенну и упал в одном из дворов в районе Габра. Поиски длятся уже двадцать минут. У нас есть оборудование для пеленгации сигнала локализатора. Каждый беспилотник снабжен черным ящиком, в котором хранятся данные. Мы бредем через замусоренные проходы между каменными домами, среди веревок с бельем и праздничных лент, развешанных то тут, то там на тонких брусках. Из окон за нами наблюдают сморщенные старушки в клетчатых платках. Дед в антикварном кресле попыхивает сигаретой у ворот.

Детвора в очередном дворе бежит за рыжей дворнягой. Пес держит в зубах резиновый мячик, убегая со всех ног. Наткнувшись на наш отряд, ребятишки застывают как вкопанные, а потом разворачиваются и с воплями уносятся домой.

Мы идем ввосьмером, с отделением Усиля – они смотрят поверху и целятся в окна, а мы ищем ниже и страхуем двери. Точность сигнала не идеальна, но «сокол» должен быть где-то близко.

– Туда! – решительно говорит Петер, который держит устройство с голубым экраном.

Мы входим в очередную подворотню, воняющую мочой, кошками и чем-то сладким. Источником последнего запаха являются белые цветы, растущие на газоне сразу за проходом. Здесь на каждой стене виднеются граффити – кто-то обожает настенную живопись. Мы минуем ряд старых автомобилей и женщину, которая стирает в лохани. Не во всех домах есть ванные и действующая канализация. Прачка не обращает на нас внимания, разминая белье в мутной воде.

– Я его вижу, – кричит Водяная Блоха.

– Где?

– Вон там, на крыше голубятни.

Действительно, на жестяной крыше лежит наша пропажа. У Дафни отличное зрение, но все равно трудно понять, как он заметил едва выступающую из-за края крестовину дрона. Чтобы стащить «сокол» вниз, нужно забраться на дерево. Альбин Хокке, маленький ловкий парнишка из отделения Усиля, скачет по веткам как обезьяна и вскоре сбрасывает дрон на землю. Я докладываю сержанту, что задание выполнено.

Внезапно на пороге дома слева появляется худой мужчина и вытягивает руку в нашу сторону. Что-то блестит в его ладони, отражая лучи послеполуденного солнца. Пурич, который идет рядом со мной, сразу же берет его на мушку.

– Брось! – кричит он, кладя палец на спусковой крючок.

Остальное отделение реагирует спокойно. Я хватаюсь за ствол МСК Пурича, направляя его вниз. Блядь, только этого не хватало, чтобы мы пристрелили ни в чем не повинного гражданского.

– Успокойся, Даниэль. Это просто телефон!

– Заебись. – Пурич весь дрожит от нахлынувших на него чувств.

Срабатывает вспышка, и мужик испуганно прячется в доме. Желание увековечить отряд МСАРР на собственном дворе могло привести к трагедии. То был бы не первый случай, когда кто-то достал гаджет из кармана и получил пулю в лоб. Наши нервы давно уже перегорели. Лучше не провоцировать подобных ошибок.

На улице мы присоединяемся к остальному взводу, проверявшему второй ряд домов. Сержант Голя ворчит, чтобы мы поторопились, – ему не хочется пропустить лучший матч в этом сезоне. Столичная «Виктория» сегодня принимает у себя ФК «Сигард». Осталось полчаса до начала встречи, так что в самом деле приходится спешить.

Ко мне подходит Неми и извиняется, что только сегодня переслала мне файл. Я слегка стучу себя по лбу, надеясь, что она поймет этот универсальный жест. Мне очень интересно, что она нашла. И я действительно благодарен ей за помощь.


Воскресенье, 27 марта, 12.00


Ровно в полдень происходит розыгрыш отпусков. Каждый взвод получает столько лотов, сколько солдат в его составе. Сержанты приносят опломбированные конверты в заранее оговоренные места. Мы собрались внизу казармы, где стоят несколько потертых кресел и деревянные скамейки.

В начале миротворческих миссий восемьдесят процентов солдат могли по очереди брать двухнедельные отпуска. Затем процент счастливчиков последовательно падал, вплоть до пятидесяти процентов в Пятом контингенте. Время также подозрительно сократилось – сперва до десяти дней, а в этом году до недели. Проигравшие получают денежную компенсацию, а некоторые счастливчики торгуют увольнительными, хотя это запрещено.

В углу собрались четыре отделения: двадцать один человек, включая сержанта, и каждый нетерпеливо ждет положенной по уставу жеребьевки. Мы по очереди лезем в серый картонный конверт, достаем оттуда карточку с номером и все вместе смотрим на список, где обозначены выигравшие лоты. Оказывается, на весь взвод приходится десять увольнительных, из которых мое отделение получило две – выиграли Пурич и я. Остальные парни явно пребывают в расстроенных чувствах.

Как только заканчивается всеобщая суматоха, я отвожу в сторону Гауса и прямо спрашиваю, не хочет ли он воспользоваться увольнительной. Лоты нельзя продавать, но начальство терпимо относится к заменам, а порой даже их поощряет. Одно дело человек, которого ждет семья, и совсем другое – одиночка, оставивший дома только кота или собаку.

– Да ты что, Маркус? Как я могу тебя о таком просить?

– Успокойся. Я знаю, что твоя мать больна и ты хотел бы ее навестить. Мне к родителям ехать не обязательно, а с сыном я не вижусь.

– Но послушай…

– Не юли, старик. Я скажу сержанту, что отдаю тебе свой лот. Только не уезжай в ближайшие две недели. Мне хотелось бы иметь всех в полном составе в начале апреля.

– Ясное дело! Блядь, спасибо тебе, Маркус. – В глазах Гауса стоят слезы.

– Понимаю. – Я хлопаю его по плечу. – Только не слишком расклеивайся.

Естественно, увольнительные распределились не поровну. Первое отделение выиграло целых четыре, что страшно разозлило остальной взвод. Их получили все сменщики, пополнившие наш личный состав после теракта на рынке. Только Балларду не досталось отпуска. Парни только что приехали и уже могут радоваться возможности побывать дома. Сержант наверняка поставит их в самую дальнюю очередь, но у Ларса, как и у меня, счастливчиков только двое, а у Петера один. Именно так выглядит слепая судьба.

Последнюю увольнительную выиграл командир взвода, но я сомневаюсь, что он ею воспользуется. Сержант Голя ненавидит собственную жену. Что касается меня, то если бы мне пришлось отправиться в отпуск, я наверняка поехал бы на базу в Портсаиле. Там есть отель для солдат, которые не хотят ехать на родину, – с казино, красивыми девушками и почти дармовой выпивкой. Я пил бы неделю до упаду и вернулся бы с сильным похмельем в Харман. Но, честно говоря, без всего этого я вполне могу обойтись.


Среда, 30 марта, 20.25


Я кладу на стол сержанту пачку бумаг. В последнее время мы были настолько заняты, что у нас даже не было времени поговорить. Вызовов стало меньше, но подготовка к операции «Пустынный кулак» идет полным ходом. Я отрываю Голю от изучения каких-то материалов.

– Что это? – слегка рассеянно спрашивает сержант.

– Просьба о замене автомата для Пурича – тот постоянно заедает. Ему достался испорченный экземпляр.

– Ясно, подпишу. – Он без лишних вопросов заполняет свои графы бланка. – А остальное?

– Я распечатал вам кое-что почитать, сержант. Неми нашла в Синете материалы о пустыне Саладх и базе Дисторсия.

– У меня нет времени на всякую хрень, Маркус.

– Это не хрень, – я показываю на одну из страниц, где отмечен фрагмент текста. – Здесь, например, пишут, что до войны возле холма Отортен, где находится база, действовал исследовательский институт Университета в Йоне. Там вместе работали геологи и физики. – Я переворачиваю страницу. – Еще двести лет назад за Волчьими горами простиралась плодородная равнина, но потом, после землетрясения, там открыли залежи серебра и меди. Местность усиленно эксплуатировали, разрушив водную систему. Все высохло и стало бесплодным. Вряд ли вам известно, что «саладх» по-ремаркски означает «лиственный». Нетипичное название для пустыни.

– Зачем ты мне все это рассказываешь?

– Затем, что меня беспокоит случившееся с солдатом с базы Адмирум. Местность геологически неустойчива, к тому же ученые из того исследовательского института обнаружили источник излучения. Над этим работал некий профессор Мейер, но о нем в Сети почти ничего нет. Странно, поскольку он публиковал научные работы, а институт закрыли за год до войны. Журналист упоминает о нем лишь однажды, в конце статьи.

– Маркус, я знаю, что ты оригинал и любишь всякие загадки. Но сейчас у меня хватает и других проблем, кроме твоих теорий заговора. Так что любезно тебя прошу, выйди и не морочь мне жопу.

– Ясно, господин сержант. Но вы все-таки взглянете?

– Взгляну, когда будет время.

– Хочу, чтобы вы знали: врачи понятия не имеют, что случилось с Виктором Гинеком. Я случайно подслушал их разговор. А поскольку послезавтра мы будем в том же районе, мне хотелось бы кое-что выяснить.

– Блядь, Маркус, вали отсюда.

– Так точно!

Я выхожу, довольный, что сержант Голя не выбросил материалы в мусорную корзину. Возможно, через несколько минут он так и поступит, но, по крайней мере, я пытался хоть что-то объяснить. Мне хотелось бы верить, что вспышка, поразившая Гинека, – неизвестная бомба или шаровая молния. Но то, о чем говорил Масталик – проблемы со связью и работой приборов в окрестностях базы, – кажется мне весьма странным.

Я решаю привлечь на помощь других. Жаль, что Петера не интересуют мои находки – ему глубоко насрать на научные открытия и абстрактные проблемы. Вот только эта проблема отнюдь не абстрактная. В нескольких десятках километров отсюда сошел с ума наш товарищ с форпоста Адмирум, и никто не сумел ему помочь.


Четверг, 31 марта, 23.40


Я лежу на койке и таращусь в потолок. Сквозь открытую форточку веет свежим, пахнущим весной воздухом. Днем столбик термометра показывал двадцать три градуса, сейчас наверняка около пятнадцати. Я смотрю в темноту, прислушиваясь к птичьим голосам за окном. Тишину казармы то и дело нарушает хлопок двери или тяжелые шаги часовых.

Похоже, Петер тоже не спит, поскольку храпа не слышно. Он ворочается на своей койке, так же как и я, размышляя о завтрашней операции. После примерно сорокаминутного полета на «кассабианах» мы высадимся возле селения Балех и войдем в него, чтобы обыскать все дома. Если все пойдет хорошо, вертолеты заберут нас через несколько часов.

Мне никак не удается подавить тошнотворное чувство, будто что-то не так. И дело вовсе не в угрозе нападения, не в страхе перед полетом и возможностью быть сбитым. У меня такое ощущение, будто я приближаюсь к чему-то, ожидающему меня здесь с самого начала. Стоит мне об этом подумать, и по спине пробегает холодок, а в крови разливается голубой свет, как во сне, так и наяву.

Возможно, за последние три месяца мы стали городскими крысами. Привыкли к мысли, что в пределах видимости всегда стоят какие-то дома, что мы передвигаемся по улицам, а невдалеке ждет «скорпион». На этот раз нам придется действовать на открытой местности, и, может быть, мы даже станем приманкой для рассеявшегося вокруг Тригеля ополчения Гарсии. Может, в этом и состоит цель «Пустынного кулака». Если мы выполним задание и найдем запас оружия или снабжения для партизан, дело закончится недурной резней.

Порой я жалею, что не религиозен. Пурич наверняка вечером помолился, проведя пальцами по бусинкам четок, и теперь спит сном младенца. Мне тоже хотелось бы иметь невидимого друга, к которому я мог бы обратиться в такой момент и найти утешение. Но я один – выбора у меня нет. Я могу лишь подсчитывать вероятность, искать выход из положения и рассчитывать на крупицу удачи. Так что, возможно, ощущение, что где-то в пустыне таится опасность, – лишь реакция возбужденного стрессом разума. Обычные чудовища, которые вылезают на поверхность, когда ты понимаешь, что через несколько часов можешь лишиться жизни. Военная разновидность загнанной внутрь истерии, подсказывающей самые черные и кровавые сценарии.

Об этом я узна́ю завтра или через несколько месяцев. В конце концов все мы об этом узнаем. Но сейчас мне следует перестать думать, очистить разум и немедленно заснуть, прежде чем Усиль заведет свой концерт, а в окне высоко над головой начнет сереть небо. От того, сумею ли я выспаться, завтра может зависеть чья-то жизнь. Так что, Петер, не будь сволочью. И не смей сегодня заснуть раньше меня.

Часть вторая
Контакт

Глава первая

Пятница, 1 апреля, 06.55

Окрестности Балеха, пустыня Саладх, Южный Ремарк

Операция «Пустынный кулак»


Мы летим над пустыней, сынок. Четыре вертолета «Кассабиан» четверть часа назад миновали Волчьи горы и медленно приближаются к селению, где нам предстоит провести обыск. Его жители подозреваются в сотрудничестве с повстанцами, но на самом деле, даже если бы они были плюшевыми и чистыми словно слеза, мы все равно нанесли бы им визит. Речь идет о демонстрации силы и запугивании этих упрямцев, не желающих мириться с нашим присутствием в Ремарке.

Если бы я умер четыре года назад, я бы не смотрел теперь на поросшее пучками травы каменистое бездорожье Саладха. Я не думал бы о том, что из-за какой-нибудь скалы может появиться фигура с РПГ, целясь в нас. Но вместо террориста вижу маленькое стадо горных коз, забравшихся сюда в поисках пропитания. По песчаной тропе едет старый пикап, поднимая за собой облако пыли. Если бы я тогда умер, то не увидел бы поверхности пруда, в которой отражается небо, и не думал бы сейчас о тебе.

Я помню тот день, когда я поехал в Сигард, в девитализационную клинику «Омега». До этого я совершил все формальности, дал все необходимые согласия и забронировал визит, после которого не возвращаются. В поезде заснул, и мне приснилось, будто я добрался до места, вошел в здание, поговорил с медицинским персоналом, с чиновником ДКД и священником, который хотел изменить мое решение. А потом меня привязали к стулу, ввели яд, и я умер – линия жизни пересекла асимптоту, числа поделились на ноль. Но, когда я открыл глаза, оказалось, что я все так же сижу в вагоне. Дремавшая напротив старушка шептала во сне, что чистилище – не преддверие рая, но врата жизни или смерти.

Все это кажется мне нереальным, и теперь у меня такое чувство, будто этого вообще никогда не было. Да, я в самом деле хотел убить себя, и ушел от твоей мамы, но не поехал в Сигард. Я добровольно согласился на операцию по вживлению электрода и использовал свой шанс, благодаря чему я сегодня в Ремарке. Я лечу в тяжелой военной машине, стиснув зубы оттого, что нас немилосердно швыряет из стороны в сторону, и перезаряжаю свое оружие так же, как и мои товарищи. Через несколько минут мы приземлимся.

Я верю, что должен продолжать борьбу, в меру своих возможностей. Когда-нибудь ты убедишься, сынок, что мы все ее ведем, даже если не держим в руках МСК, а наш враг невидим и не имеет имени. Особенно в этом случае.


Вертолеты освобождают магнитные захваты, и четыре пятнистых «кераста» мягко приземляются на песчаном холме. Именно из-за этих драндулетов нас всю дорогу швыряло так, что одуревший Пурич споткнулся, спрыгивая на землю, и ударился головой о ствол MG3000. Стрелок из экипажа вертолета многозначительно постучал себя по шлему, но комментировать не стал, наверняка привычный к подобным оплошностям.

Гаус обнимает Даниэля за шею, наверняка желая подбодрить, хотя его железные объятия вполне могут закончиться потерей сознания. «Кассабианы» взмывают в воздух, засыпая нас ржавой пылью, и строем летят на север.

Часть отряда садится в машины: четыре водителя, лейтенант Остин, его адъютант с рацией и одно отделение охраны, оба сержанта, переводчики – Неми и Рауль из штаба роты, – а также двое саперов с базы Кентавр. Остальные выстраиваются в колонну и бегут за «керастами», в жилетах, с полной выкладкой и ранцами за спиной. Нужно как можно быстрее добраться до селения, которое как раз появляется из-за небольшой возвышенности: два десятка белых домов, тесно стоящих возле гравийной дороги, в основном с правой стороны, где вокруг пруда растут оливковые деревца и бледная трава.

– Какой, блядь, смысл жить в таком месте? – тяжело дыша бормочет Водяная Блоха. Бег не входит в число его любимых занятий.

– Когда-то тут текла Реда. Здесь была плодородная местность, пока тут всё не загадили. У людей были пастбища и оливковые плантации, – отвечаю я.

– Ладно, но теперь?

– Теперь у них есть немного коз и пара кустов. Сомневаюсь, что кто-то нормальный захотел бы тут оставаться. С каждым годом земля истощается.

– Земля отцов, – говорит сзади Баллард. – Армаи не хотят ее покидать.

– Они любят эту пустыню, Крис. – Я поворачиваюсь к нему. – Даже готтанцам не хотелось уничтожать их селения, и они просто перебросили свои войска. Как ни странно, эти люди здесь в полной безопасности и никак не зависят от властей провинции.

Мы продолжаем болтать, потея под пятьюдесятью килограммами снаряжения. Только жилет и оружие – уже двадцать кило, а в каждом ранце «Кобра» лежит множество тяжестей: набитые по всем углам боеприпасы, еще больше боеприпасов (на всякий случай), два литра минералки, банки со жратвой, приспособления для готовки, батареи и палатка, запасная форма, саперная лопатка, аптечка, спальный мешок, веревки, мешки для мусора, таблетки для очистки воды и еще пара мелочей.

А над всем этим, чтобы было веселее, под самым клапаном находится маленький спасательный ранец, в котором набито все необходимое, чтобы выжить – то есть дополнительная вода и еда, твердые батончики, фонарик, большой пластиковый мешок, изоляционная лента, клей, кусачки для проволоки, веревка, запасное белье, туалетная бумага, ноктовизор, тальк и химические светильники, а также маленькая аптечка. В соответствии с указаниями коврики приторочены вертикально к «кобре», чтобы они не цеплялись при проходе через узкие щели. Это важно, особенно в пустыне, где, как нам всем известно, иногда бывает по-настоящему тесно.

Хоть мы и навьючены как волы, нам все равно приходится легче, чем Гаусу и его товарищам, которые тащат пулеметы MUG и боеприпасы для них, или радисту с замысловато покачивающейся антенной. Медики несут кучу снаряжения для латания и обезболивания, а саперы… блядь, мне даже думать не хочется, что у саперов. Только они и радист поехали на «керастах»; машины как раз добрались до селения и резко затормозили на дороге, немилосердно вздымая пыль.

Мы приближаемся к первым строениям. Нас приветствуют ошалевшие от избытка чувств тощие собаки. Ребятишки и женщины давно попрятались по домам, а из одного из них, самого высокого, направляется в нашу сторону делегация из пяти человек.

Мы внимательно озираемся по сторонам. Маленькие домики из камня и извести, покрытые соломой и потрескавшимся шифером, вблизи не выглядят столь белыми, как и одежда приближающихся мужчин – что-то среднее между длинными плащами и хитонами, грязное и покрытое ржавой пылью. Заросшие лица выглядят так, будто много недель не видели воды. А об их плащи и клетчатые платки мне не захотелось бы даже вытереть ботинки.

Староста селения, высокий и седой, выходит вперед и разговаривает с сержантом Северином. Их сопровождают Рауль Кемпес, позаимствованный из канцелярии Мюллера переводчик, и наша малышка Неми. Местный диалект непрост даже для коренных ремарцев, так что переговоры длятся добрых четверть часа, прежде чем доходят до сути.

Вскоре староста начинает кричать и грозить кулаками, а сержант Северин разочарованно швыряет в него бутылкой водки, которую приготовил в качестве традиционного подарка. Он возвращается в машину, и его «кераст» едва не сбивает кого-то из местных. Начало не из лучших. Местные не собираются покидать дома, чтобы мы могли спокойно их перетряхнуть и пойти дальше.

Придется не терять бдительности, чтобы не заработать где-нибудь косу под ребро.


Мы заняли два дома на участке по соседству с домом старосты селения. Хозяйство принадлежит его родителям, которые используют лишь маленькую хижину возле дороги. Особой уборки в слегка разрушенных сарае и хлеву не потребовалось – там никто не бывал уже много лет. Мы принесли немного досок, деревянных ящиков и поддонов, чтобы соорудить из них импровизированные сидячие места для штаба. И самое главное – наконец избавились от ранцев.

Для начала я получил спокойное задание – охранять вместе со своим отделением штаб и склад, где мы сложили снаряжение. Делать в основном ничего не приходится – просто стоять у дверей и покрикивать на подошедших слишком близко ребятишек. Для столь небольшого селения их тут порядочно – наверняка десятка два, а то и больше; они постоянно подходят к расшатанному забору на задах, чтобы поглазеть на пришельцев. Те, что помладше или чуть более робкие, сидят под опекой матерей. Из приоткрытого окна соседней хижины доносится плач младенца.

Несколько отделений разбрелось по всему Балеху, обыскивая хозяйства – дом за домом, комнату за комнатой. Они заглядывают под кровати, в шкафы, ящики и прочие закоулки в поисках спрятанного оружия и запасов провизии для партизан. Судя по докладам, поступающим по радио лейтенанту Остину, местные жители ведут себя спокойно. Но это может в любой момент измениться.

Я разговариваю с сержантом Голей, который вернулся с обхода расставленных вокруг селения постов, когда раздается автоматная очередь. Капрал Масталик сообщает по радио, что у них проблема с одним из хозяев – тремя хижинами дальше, синяя дверь с облупившейся краской. Голя бросает бутылку с водой Пуричу.

– Маркус, за мной!

– Дафни, возьми командование на себя, – бросаю я и бегу за сержантом, на ходу поправляя слегка покосившийся шлем. Когда мы оказываемся у ограды, я снимаю МСК с предохранителя и чувствую, как по спине стекает струйка пота. В пустыне жарко даже весной. Сглотнув слюну, я внимательно оглядываюсь вокруг.

Во дворе, опираясь о колодец, стоит рослый мужчина в майке на лямках. В руках он держит длинные вилы, направляя их по очереди на наших солдат. Его окружают люди из второго отделения третьего взвода. У мужчины окровавлена голова. В дверях хлева я вижу его жену с ребенком на руках и еще одним, цепляющимся за юбку. Женщина что-то гортанно кричит. Пес на цепи попеременно рычит и лает.

Эрик Масталик орет еще громче, что сейчас к хуям ухерачит всех этих пидорасов. Рядовой Элдон держится за плечо, которое кровоточит намного сильнее, чем голова хозяина. Остальные парни целятся в мужчину, причем Горан Лукас – явно прямо между глаз. Этот сукин сын стреляет не хуже, чем Водяная Блоха.

– Мужику повезло, что тут нет Олега, – замечает сержант.

Олег Элдон, капрал из второго взвода, – старший брат раненого Алана. Мы знаем, что Олег страшно за него беспокоится, и их часто можно видеть вместе в столовой. Он пытался договориться, чтобы его младшего брата назначили к нему в отделение, но не вышло. И теперь я понимаю, что, может, оно и к лучшему.

– В чем дело, капрал? – спрашивает Голя.

– Этому паршивцу не понравилось, что мы открыли какой-то сундук, – докладывает Масталик. – Он начал с нами драться, ударил Кранеца табуреткой и получил прикладом по башке. Потом выскочил в окно, схватил вилы и пырнул Элдона в руку. Я выстрелил в воздух, но этот урод не желает сдаваться.

– Пусть кто-нибудь заберет раненого, – говорит сержант. – И приведите мне сюда переводчика.

Масталик отдает приказ. Рядовой Паттель подхватывает под руку окровавленного товарища и буксирует его в сторону штаба. Ситуация не меняется – хозяин продолжает размахивать вилами, а женщина вопит так, что вот-вот охрипнет. Мы окружаем мужика, чтобы он не сбежал, но не приближаемся к нему.

Я знаю, что, если он попытается на нас напасть или побежит к жене, для него это может означать конец.

Голя смотрит на блестящие острия вил, словно заклинатель змей. Он о чем-то напряженно размышляет, затем наклоняется ко мне и вполголоса спрашивает:

– Если потребуется, застрелишь штатского?

– Так точно, господин сержант.

– Уверен, Маркус? – Он кладет оружие на землю и снимает тяжелый жилет. – Тебе я больше всего доверяю. Будешь меня страховать.

– На этой войне нет штатских, – отвечаю я.

Голя лишь кивает в ответ и зигзагом направляется в сторону мужчины.

Черные куры, клюющие выжженную траву, разбегаются перед ним. Он идет медленно, на полусогнутых ногах, балансируя телом, будто снова танцуя на ринге.

– Ввалите ему как следует, сержант! – слышатся возгласы за спиной. Поднимается также шум и гам по-ремаркски или, может, по-армайски – мне насрать, эти примитивные языки я не различаю. Впрочем, я не смотрю на людей за оградой – жителей селения и сбившихся в толпу солдат. Прищурившись, слежу за каждым движением сержанта и его противника.

Мужик в майке тем временем отступил еще дальше назад, упершись спиной в бетонный круг колодца, и, уперев вилы в землю, направил их на сержанта. Видно, что он боится. Похоже, понял, что ему это так просто не сойдет и он не получит по-геройски пулю в пустой череп. С расстояния в полтора десятка шагов я вижу, что у него дрожат руки, а по лбу стекают капли крови. Я стараюсь целиться точно в его могучую грудную клетку. Когда сержант заслоняет цель, я меняю позицию, чтобы иметь возможность в любой момент нажать на спуск.

Я не настолько меткий стрелок, как Лукас, но выстрелю не колеблясь. Меня не волнует, что у этого типа есть жена и дети. Я не сочувствую ни его тяжкой доле, ни оскорбляющей его чувства ситуации, когда пятеро оккупантов ломятся в его дом. Я вовсе не бессердечная сволочь, но об этом буду думать позже, если найдется время. Сейчас же не свожу взгляда с пританцовывающей походки старого боксера и трясущихся вил. Противники сближаются. Два гладиатора из Балеха – один вооруженный и огромный как слон, второй приземистый и страшно разъяренный.

Но ярость сержанта вполне управляема. Ни на мгновение не спуская глаз с вил, он машинально поднимает забрало шлема и ждет нападения, до которого остается лишь секунда. Первая попытка промахивается на добрый метр. Когда ремарец завершает замах, Голя уже в нескольких шагах правее него, без труда уйдя с линии удара.

Противник возобновляет атаку, потом еще раз. Каждый раз он промахивается, и каждый раз не в силах скрыть удивления, что этот коренастый старый солдат оказывается в другом месте. При каждом ударе за забором раздаются крики, а потом смолкают.

– Стрелять? – дрожащим голосом спрашивает Лукас.

– Горан, блядь, погоди! – шипит Эрик Масталик.

– Спокойно, – цедя слова говорю я. – Стрелять только по моему приказу.

Танцы во дворе продолжаются. Кажется, они будут кружить так без конца, но внезапно в движениях сержанта что-то меняется. В первое мгновение я почти уверен, что он собирается атаковать, напрягшись словно готовая лопнуть пружина. Когда вилы в очередной раз устремляются в его сторону, он уворачивается не столь далеко, как прежде. Отклонившись назад, хватается за древко и без труда вырывает вилы из рук мужчины. Ремарец теряет равновесие и падает лицом вниз.

Голя сокращает дистанцию, позволяет ему подняться, а потом хуком справа снова отправляет его наземь. Огромное тело с грохотом падает. Классический нокаут.

– Блядь, ну и мастер, – шепчет стоящий за моей спиной Северин.

Конец поединка. Хватило одного попадания.

Лукас, Кранец и Масталик подбегают к сержанту Голе, поздравляя его. Оттолкнув жену бесчувственного ремарца, они тащат его обратно в хижину. Только теперь я опускаю МСК и ставлю оружие на предохранитель. Командир смотрит в мою сторону и поднимает руку.

Я с облегчением возвращаюсь к своим парням.


Ближе к вечеру лейтенант Остин организует совещание, чтобы подвести итоги первого дня наших действий. Кроме него и мрачного радиста старшины Пастера, в помещении находятся два сержанта и шесть капралов – все, кто не несет сейчас службу за пределами селения. Недостает только Зана Талько и Эрика Соттера.

Лейтенант подчеркивает, насколько важен «Пустынный кулак» для ситуации в Ремарке, и выдает нам порцию положенной чуши, но потом слегка расслабляется. Он хвалит всех за самообладание, а особенно Голю, разоружившего противника без единого выстрела. Неожиданно достает из ранца маленькую бутылку бурбона с криво повязанным бантиком и вручает ее сержанту, поздравляя того с днем рождения.

Поднимается всеобщий шум. Застигнутый врасплох Голя говорит, что это лишнее и что он ненавидит праздновать день рождения. Мы добиваем его платком, который он получает от всего ВБР. Юбиляр столь крепко стискивает в объятиях Ларса Нормана, который вручает подарок, что у того глаза вылезают из орбит.

Остин с некоторым трудом наводит порядок в зале и коротко объясняет, как будет выглядеть дальнейшая часть нашей операции. По его мнению, есть шанс, что никто не ждет нас в Дорме, следующем селении, расположенном в пятнадцати километрах к югу. В пустыне Саладх нет телефонных линий и не работает мобильная связь. И мы тщательно следили, чтобы никто не покинул Балех с момента нашего появления.

Так что в Харман мы сразу не возвращаемся – кто-то в последний момент изменил приказ. Мы должны проверить несколько населенных пунктов и через пять дней добраться до предместий Тригеля, где к нам присоединится остальная девятая рота. Вертолеты доставят машины и пополнят припасы, а потом в течение последующих трех дней нам предстоит дислоцироваться в здании тригельской мэрии. Если мы не наткнемся на сопротивление противника – вернемся на базу Эрде на заслуженный отдых, то есть ежедневное патрулирование города.

– При всем уважении, господин лейтенант, – замечает Борис Северин, – все это наше блуждание по пустыне напоминает приглашение на танец. Если партизаны еще не знают, что мы здесь, то узнают завтра, когда мы покинем Балех.

– Именно так, господин лейтенант, – как всегда, нервно ерзает на стуле капрал Лист. – Если мы наткнемся на крупный отряд, будет страшная резня.

– А нельзя провести разведку с помощью дронов, а нас перебросить вертолетами прямо в Тригель? – спрашивает капрал Бернштейн.

– Нет, нельзя! – неожиданно резко отвечает Марсель Остин. – Не сейте мне тут панику, солдаты, просто примите к сведению, что нас послали на разведывательную операцию. Мы должны продемонстрировать противнику наше присутствие на данной территории, а заодно проверить, как будут реагировать местные. Командование МСАРР решило, что это не менее важно, чем обеспечение порядка в Хармане. Приказ пришел с самого верха.

– Но, господин лейтенант… – не унимается Бернштейн.

– Хенрик, блядь, заткнись! – рявкает сержант Северин.

Лейтенант обводит взглядом наши лица.

– Господа, миссия нелегка, и все мы об этом знаем. В любой момент мы можем ожидать боевого столкновения, и в случае встречи с преобладающими силами противника наша задача – удержать позицию в течение примерно двух часов. Таков приказ. – Он отпивает воды из жестяной кружки. – Нашей численности хватит против среднего отряда повстанцев – они перемещаются группами не больше чем в полтора десятка человек. Больше вас утешить ничем не могу.

– Кому-то приходится выполнять черную работу, – подытоживает сержант Голя.

Затем лейтенант показывает нам на карте планируемый маршрут и раздает задания подразделениям. Моему отделению выпадает патрулирование селения с двадцати до двадцати четырех, а потом мы можем идти спать, и в шесть утра выступаем в Дорм. Все бы хорошо, вот только я чертовски вспотел. И меня преследует тошнотворное чувство, что мы стоим над пропастью. Один лишь шаг – и нас поглотит свет.


Воскресенье, 3 апреля, 14.05

Палат-Горга, пустыня Саладх, Южный Ремарк

Операция «Пустынный кулак»


Смена караула. Отделение Ларса Нормана покидает пост у дороги на Кумиш, а мои солдаты занимают места у «кераста». Пурич беззвучно перебирает четки, у Ротта такой вид, будто ему глубоко насрать на «Пустынный кулак» и половину Вселенной, а Гаус и Водяная Блоха поглощены установкой пулемета на прицепе машины.

Рядовой Валич из второго отделения уже сложил сошку своего MUG-а, забросил его на плечо и бредет в сторону строений. Кульме, Ургель и седой Франк Хинте спешат за ним, без шлемов на головах и в расстегнутых жилетах. Изрядно припекает солнце.

Очередной караул, очередной день, в очередном селении. Это уже третье, после Балеха и Дорма, которое мы удостаиваем своим присутствием. Страх сменился рутиной и разочарованием – пока что мы ничего не нашли и не встретили противника, хотя ползаем по пустыне как тараканы. Партизаны наверняка о нас знают, и им на это плевать – или, наоборот, они боятся встретиться лицом к лицу с половиной роты.

– Ошалеть можно, да? – в такт моим мыслям говорит Норман. – Шариться по этим грязным хижинам куда хуже, чем патрулировать в Хармане. Лучше уж стоять на посту и пердеть на свежем воздухе.

– Во время смены ничего не происходило?

– Все есть в докладе, – улыбается Ларс, вручая мне служебный планшет. – Вообще ничего. Ни одного человека, машины или даже козы.

– Может, у них там в штабе что-то переклинило, и никаких повстанцев тут на самом деле нет? – Я недоверчиво качаю головой. – Иди, старик, а то у тебя солдаты разбегутся.

– Не беспокойся, к кормушке все явятся. – Он щурит глаза за стеклами очков; такое впечатление, будто у него свербит спина, и он не может почесаться.

– Хочешь мне что-то сказать?

– Идем прогуляемся, – он берет меня под руку. – Как-то не было времени поговорить, а за эти три дня я кое-что заметил.

Мы отходим на несколько шагов от машины и оба понижаем голос.

– Ну, что там у тебя? – с любопытством спрашиваю я.

– Слушай, у Петера есть тот малыш Хокке. Помнишь?

– Парнишка, который снял дрон с голубятни?

– Тот самый. Парень он неплохой, только такой… голубенький. Девушки у него нет, и он немного стыдится ходить с другими в душ. Так мне говорил Юри Труман, я вчера его расспросил. Но это неважно – какое нам на хер до него дело? Важно, чтобы сержант не догадался – он таких недолюбливает.

– Не знал.

– Ну вот, теперь знаешь. Но дело даже не в Голе. – Ларс сглатывает слюну. – Хуже всего то, что тот амбал из их отделения, Оскар Бенеш, доебался по-страшному до несчастного Альбина и постоянно его изводит. А Петер закрывает на это глаза.

– Ты же знаешь Усиля. Ему ничего не хочется, кроме как пострелять и покататься на мотоцикле.

– И оттрахать молоденькую, знаю, – усмехается Ларс. – Ты с ним больше всего общаешься, так что скажи ему, чтобы что-нибудь сделал, а то этот урод замучит паренька. Рослая скотина, почти как твой Гаус. Вчера я сделал ему замечание, чтобы не приставал к парню, так он просто послал меня на хер. Ему насрать на звания, а уж тем более на такого очкарика, как я.

– Разберусь, обещаю. – Я хлопаю Нормана по плечу. – Иди к своим, а то сейчас будет скандал. И не беспокойся за Альбина.

– Спасибо, Маркус.

Я прекрасно знаю, как поступлю, – даже не приходится слишком долго задумываться. И уж точно не стану обращаться по этому поводу ни к Усилю, которому на все наплевать, ни к сержанту Голе, который не любит геев. На сцену выступает сложное искусство дипломатии, нужно только найти подходящее время и место. А потом провести успешные переговоры.


Дафни прикладывает бинокль к глазам и долго смотрит в какую-то точку на горизонте, а потом молча передает бинокль мне. Мы уже несколько часов на посту. Водяная Блоха показывает на движущуюся точку примерно на юго-востоке.

Отрегулировав увеличение, я вижу светлый автомобиль, похоже, пикап. Он быстро едет то ли наперерез, то ли по разбитой дороге – даже отсюда я замечаю, что он постоянно подпрыгивает. Горизонт отдален от стоящего на земле наблюдателя примерно на пять километров. Если машина свернет в нашу сторону, она будет здесь через несколько минут. Я докладываю в штаб.

Говорю парням, чтобы они подготовились, и приказываю поставить в двухстах метрах от нас знак «Стоп», а в пятидесяти метрах ближе положить ленту с шипами. Гаус достает ее из машины и мчится исполнять приказ. Ротт, к моему удивлению, бежит за ним с жестяным знаком, раздвигает телескопические ножки и втыкает их в землю. Под знаком прицеплена табличка с символом МСАРР и надписью по-ремаркски, сообщающей о контроле.

Второе отделение за всю смену не сделало того, что теоретически следовало сделать с самого начала. Предыдущая смена – тоже. Как, честно говоря, и мы. Никто не ожидал увидеть в этой пустыне мчащийся во весь опор автомобиль. Даже сержант Северин во время обхода постов не приказал поставить заграждение. Может, тревога ложная, и кто-то в самом деле куда-то торопится. Может, мы зря устраиваем представление с постом. Но здесь не существует слова «зря». Мы позволили себя усыпить, потеряли бдительность.

Пикап исчезает за пологой возвышенностью, а затем внезапно появляется снова, двигаясь по дороге со стороны Кумиша. Он быстро приближается – минуты через три будет у нас. Я разглядываю машину в бинокль – старую, ярко-желтого цвета. Чем-то она напоминает автомобиль курьерской фирмы «ЭксПерт». В кабине маячит лишь фигура водителя. Похоже, это мужчина, хотя видно не слишком хорошо.

Со стороны деревни бегут два отделения, но я не пытаюсь даже выяснить, кого послал сержант, – на это нет времени. Наш «кераст» стоит поперек дороги; Гаус точнее наводит MUG, чтобы выпустить очередь прямо в приближающуюся машину. Я приказываю Водяной Блохе приготовиться стрелять, а остальным парням зарядить подствольные гранатометы.

– Стрелять без приказа, если он проедет мимо знака.

– Так точно! – отвечают Пурич и Ротт.

– Если преодолеет шипы – использовать гранатометы. – Я чувствую, как растет напряжение. – Не позволяйте ему приблизиться, он может быть набит пластиком или еще каким дерьмом.

Автомобиль не сбавляет скорость, хотя с расстояния в километр водитель должен видеть преграду. Я приседаю у переднего бампера, сосредоточившись и приготовившись стрелять. Водяная Блоха тихо дышит рядом, опершись о радиатор. Парни из поддержки разворачиваются в широкую дугу. Сержант Голя, только что добравшийся до нас, приказывает им упасть на землю и стрелять из положения лежа.

Пикап сокращает дистанцию и, похоже, еще прибавляет скорость. Примерно в трехстах метрах от нас, на уровне сухого дерева, водитель замечает шипы и резко сворачивает вправо на обочину, чтобы их объехать.

– Вот сволочь, – шепчет Дафни.

Автомобиль объезжает преграду, заодно уходя с линии огня. Он подпрыгивает на белых камнях, затем сворачивает в нашу сторону. Я чувствую, что парням не стоит больше ждать. Когда я уже собираюсь крикнуть «Огонь!» и нажать на спуск, пикап взмывает вверх на крупной неровности и взрывается – метрах в двухстах от нас, неподалеку от установленного знака.

Раздается чудовищный грохот, ввысь взлетают фрагменты кузова. Знак «Стоп» сдувает словно ветром. Охваченная пламенем машина заваливается набок. В воздухе смешиваются дым и пыль.

У меня охеренно звенит в ушах, а рядовой Гаус, который наконец переставил пулемет, посылает в сторону останков машины длинную очередь.


Несколько минут спустя на месте происшествия собирается весь штаб. Лейтенант Остин сообщает по радио Беку о положении дел. Саперы подходят к горящему автомобилю – проверить, не представляет ли тот опасности. Борис Северин, который привел старосту селения, засыпает коротышку вопросами и орет на него, ругаясь через каждое слово. Неми едва поспевает с переводом, а мужик по имени Рабо Ламада бьет себя в грудь, заверяя сквозь слезы, что никогда не видел эту машину.

Адреналин все еще пульсирует под черепом. Пора приходить в себя. Капрал Масталик запускает дрон, чтобы проверить, нет ли поблизости повстанцев, но «сокол» никого не обнаруживает. Вероятно, их база находится дальше, может, даже за Кумишем, куда мы отправляемся завтра. Чтоб им всем провалиться!

Больше всего на свете мне сейчас хочется нажраться.

Вместо этого ко мне, закончив допрос, подходит Неми и, остановившись рядом, смотрит мне в глаза. Форма ей несколько велика, лицо покрыто пылью, но она все равно выглядит красавицей. Она спрашивает, всё ли в порядке, а я, не в силах совладать с собой, таращусь на ее губы, белые зубки и язык, с трудом подавляя желание сорвать с нее одежду.

– Я боялась, Маркус, что с вами что-то случилось.

– Ну и зря. Я разнес пикап вдребезги силой воли. – Глупая шутка.

Она гладит меня по руке, отчего меня бросает в жар.

– Что тебе сказал тот ремарец? – спрашиваю я, чтобы сменить тему.

– Он то ли ничего не знает, то ли хорошо притворяется. – Она наклоняется ко мне. – Вообще мне даже немного жаль, что тебя слегка не ранило.

– Что? – обалдело переспрашиваю я.

– Тогда я могла бы за тобой поухаживать, – смеется она и уходит, так как ее зовет сержант Голя.

Честно говоря, я даже не знаю, почему стараюсь ее избегать с самого начала миссии. Уже три дня я каждый день воображаю, как договариваюсь с ней о свидании, но скрываю подобные мысли даже от себя самого – лишь из-за сегодняшнего стресса я осознал их более отчетливо, а до этого голова моя была словно набита ватой.

Вряд ли стоит ждать и дальше. Неизвестно, что случится завтра, и не следует откладывать все на потом. Если где-то в мире и применимо изречение «carpe diem», то наверняка там, где идут бои. Наверняка здесь, в Ремарке, а в особенности в пустыне Саладх, которая не блещет красотой – в отличие от Неми Сильберг.


К вечеру мы понимаем, что нам нужна разрядка. Возможно, мы выбрали для этого не самый подходящий способ, но, по крайней мере, от него есть хоть какой-то толк. Думаю, что, если бы я тогда увидел выскакивающих из пикапа партизан Гарсии и застрелил нескольких в бою, было бы лучше. Теперь же одно лишь осознание того, что мы могли попросту взлететь на воздух, только прибавляет злости. Накапливающееся чувство безысходности рано или поздно нас убьет. Грязная, гребаная война.

Мы стоим напротив нужника, за дырявым сараем, в котором устроили казарму. Олаф Инка курит, стоя на страже за углом, а мы с Труманом, Гаусом и Водяной Блохой не сводим глаз с обитой фанерой деревянной двери, за которой сидит старший рядовой Бенеш, мучитель малыша Альбина. В руках у нас палки и куски досок, из которых мы вытащили гвозди, – все это мы собрали заранее, дожидаясь удобного случая.

Каждому рано или поздно приходится идти по нужде.

Я вижу, что Гаусу не терпится. Он крайне возбужден и наверняка воображает, что через секунду врежет кому-то по морде во имя благородной цели. Узнав, что речь идет о Бенеше, он улыбнулся до ушей. Ему доводилось справляться и не с такими. Но на всякий случай нас четверо.

По моему знаку Вим хватается за разболтанную дверь и дергает ее, вырывая крючок и едва не обрушив конструкцию нужника. На деревянном троне восседает Оскар Бенеш, держа в руках рулон туалетной бумаги. Лысая голова и красная от солнца рожа, не пораженная вирусом интеллекта. Он таращится на нас, разинув рот, а спущенные штаны не позволяют ему вскочить и сбежать, даже если бы он захотел.

– Вы чего, блядь? – с трудом выдавливает он.

– Ты там срешь или уже закончил? – вежливо интересуется Водяная Блоха. – А то, знаешь ли, очередь.

– У нас к тебе кое-какое дело, рядовой, – говорю я, глядя в свинячьи глазки Бенеша. – Дело срочное, и нам некогда ждать, когда ты закончишь. Но можешь не прерываться.

Похоже, он в самом деле не знает, как поступить. Дергает рукой, будто собираясь подтереться, но тут же отбрасывает эту мысль и тупо пялится прямо перед собой.

– Ладно, блядь, в таком случае буду краток. – Я подхожу к нему. – Видишь эти палки, ублюдок? Сейчас мы тебя отпиздим. Так, что неделю ходить не сможешь. Догадываешься, за что?

Мгновение тишины.

– Ребят, я же ничего такого не сделал, – неожиданно пискливым голосом произносит он. – Это какое-то недоразумение.

– Что тебе вчера говорил капрал Норман?

– Кто, блядь? – Он насмерть напуган. – Что вам надо?! Я ничего не сделал, клянусь!

– Подумай немного, Бенеш. Это не такой уж трудный вопрос.

– Да у вас от того взрыва мозги похерачило…

– Труман, Гаус! Вытащите это говно из сральника. И валите его.

Схватка с Бенешем длится недолго. Вскоре он оказывается на утоптанной земле со спущенными штанами и грязной жопой. Рулон бумаги катится в сторону, разматываясь в серую ленту, а мы начинаем работать палками.

Я стараюсь контролировать парней, а в особенности Гауса, который охотно забил бы этого урода насмерть. Охваченный паникой Бенеш съеживается в комок и закрывает руками голову. Давно я не видел перед собой подобного дерьма. Вскоре, однако, я приказываю парням прекратить, иначе последствия могут оказаться трагическими.

Несколько ударов достигли цели. У гребаного садиста кровоточат губы и, похоже, основательно покрыты синяками спина и задница. Он издает негромкий звук – нечто среднее между всхлипыванием и звериным поскуливанием, но меня это мало волнует. Лишь бы он только не получил внутренних повреждений – тогда сержанту нас точно не выгородить.

– Капрал Норман просил тебя вчера, скотина, чтобы ты оставил парнишку в покое, – шепотом говорю я, склонившись над ним. – Ты не стал его слушать, и потому по твою душу явились мы. – Я хлопаю его по затылку, и он еще больше съеживается. – Стоит тебе косо посмотреть на рядового Хокке или пожаловаться, мы снова к тебе придем. Помни об этом, уебок.

Мы выбрасываем палки и медленно удаляемся в сторону казармы. Думаю, Альбину Хокке ничто больше не угрожает, хотя он умолял нас, чтобы мы этого не делали. Если бы кто-то меня спросил, боюсь ли я последствий, я честно ответил бы, что боюсь совсем другого. Мои кошмары никак не связаны с лежащим на земле парнем со спущенными штанами, хотя у меня нет никаких сомнений в том, что я приобрел смертельного врага.


Мой конфликт с Роттом – ничто в сравнении с ненавистью, с какой смотрит на меня Оскар Бенеш. Час спустя мы сталкиваемся в проходе к переделанному в спальню помещению. Бенеш уже привел себя в порядок и не пошел жаловаться Петеру. Сидящий у стены Альбин Хокке наконец спокойно дремлет, опершись о свой автомат. Но если бы взглядом можно было убивать, он упал бы замертво от того, как на него уставился этот мерзавец.

Я знаю, что он дождется удобного случая и выстрелит мне в спину или задушит голыми руками, поскольку он намного сильнее и тяжелее меня. Но я с самого начала учитывал нечто подобное и намерен по крайней мере изрядно усложнить ему задачу. А если найду возможность – наверняка сам прикончу его первым в какой-нибудь заварушке. Для меня это настолько очевидно, что даже повергает в ужас.

С тех пор как мы оказались в пустыне, уровень агрессии в подразделении резко возрос. Недавно двое парней сержанта Северина подрались из-за какой-то ерунды, за что получили крепкий нагоняй от командира и по пятьдесят отжиманий. До сих пор подобного почти не случалось, по крайней мере, я о таком не слышал. Солдаты рычат друг на друга будто собаки и скоро начнут кусаться. Даже старший рядовой Хинте, оазис спокойствия, швырнул банкой фасоли о стену, когда у него сломалась открывалка.


Понедельник, 4 апреля, 07.15

Кумиш, пустыня Саладх, Южный Ремарк

Операция «Пустынный кулак»


После неудавшегося теракта в Палат-Горга для нас кое-что изменилось. Мы больше не путешествуем со всеми удобствами до очередного селения. До этого лейтенант Остин, нарушая правила, перебрасывал нас «за два раза». Сперва посылал «сокол», проверяя дорогу перед нами, а потом половина отряда грузилась в «керасты», ехала к сборному пункту и ждала, пока водители вернутся за остальными. Опаснее всего, естественно, был обратный путь за второй группой. Четверо солдат в четырех машинах могли стать легкой целью.

Это, однако, давало нам большую мобильность, а колонну постоянно сопровождал беспилотник. Расстояния между селениями не превышают двадцати пяти километров, так что управлявшие «керастами» парни ехали без охраны чуть больше четверти часа. Теперь же наш командир отказался от разделения сил, и мы преодолели путь до Кумиша частично пешком, через каждые несколько километров меняясь с ехавшими в машинах.

Идея снабдить нас только четырьмя машинами, на мой взгляд, не слишком удачная. Можно было решить вопрос иначе и послать больше вертолетов или отправить нас по земле. После почти трехчасового марша до очередного селения мы всерьез вымотались, тем более что нам пришлось тащить на себе все снаряжение, ранцы и оружие. В забитые кабины машин погрузили только «кобры».

Кумиш – самое большое селение из всех на нашем маршруте. По имеющимся сведениям, оно насчитывает около двухсот жителей и лежит на возвышенности, у подножия которой находится маленькое озеро Помад – по сути, остатки высохшего русла Реды. Примерно в пятидесяти километрах к юго-востоку от Кумиша расположен город Тригель, а в трех километрах восточнее – заброшенная база Дисторсия. Сегодня погода нам благоприятствует – небо затянуто облаками, а солнце с утра не припекает. Это все, что я могу сказать как доморощенный метеоролог.


Перед самым селением конвой останавливается, и мы тут же перестаем думать о всяких глупостях. На дороге, раскинув руки, лежит на животе человек – мужчина в темном свитере и холщовых штанах. Лицо его присыпано песком. Кружащий над ним «сокол» показывает достаточно четкую картинку.

Мы выскакиваем из машин, а саперы под прикрытием отделения Соттера проверяют, нет ли под телом взрывчатки. Вскоре они сообщают, что опасности нет, и мы приближаемся к лежащему. Сержант Голя переворачивает тело на спину. Мужику на вид лет сорок пять – темная кожа, густые брови и усы, покрытые ржавой пылью закрытые глаза; видны потеки от пота или слез. Но он жив и размеренно дышит, и через несколько минут его удается привести в чувство.

Мы стоим в боевой готовности возле машин, пока лейтенант и сержант Голя пытаются что-либо выяснить. Наш переводчик, Рауль, прилагает немалые усилия, чтобы объясниться с полубесчувственным армайцем. Он задает ему одни и те же вопросы по несколько раз. Обрывки разговора долетают до меня и до Неми, которая стоит чуть поодаль.

– Что происходит? – наконец не выдерживаю я.

– Точно не знаю. – Неми, похоже, взволнована, а может, даже испугана. – Он что-то бормочет по-армайски.

– Но ты же должна хоть что-то понимать?

– Конечно. Вот только то, что я поняла, не имеет никакого смысла.

– Так что там? – шепотом спрашиваю я.

– Маркус, этот человек утверждает, будто нечто погубило его селение. Он раз десять повторил слово «даймос», которое означает великое несчастье. Он говорит, что все люди умерли, а потом их забрали. Ничего не понимаю.

– Он говорил, что это было? Партизаны применили какое-то оружие?

– Рауль пытался выяснить разными способами, но этот человек ведет себя так, будто нечто пожрало его мозг. Может, он больной, не знаю.

Мне вспоминается база Адмирум и рядовой Гинек. Я прошу Неми, чтобы она подошла к ремарцу и задала ему один вопрос, который может показаться странным или даже неуместным, но в данной ситуации он крайне важен.

Девушка не спорит со мной – она просто подходит к Раулю и сержанту, который безуспешно пытается напоить мужчину. Переводчица склоняется над сидящим на обочине, трогает его за плечо и что-то говорит. Лейтенант громко спрашивает, в чем дело, и Рауль отвечает, что не имеет понятия. Возникает небольшое замешательство, но в конце концов Неми возвращается. Вид у нее слегка ошеломленный, и я уже знаю, каков ответ.

– Я спросила его, как ты велел, – тихо говорит она. – Я спросила его, жив ли он.

– И что он тебе ответил, Неми?

– Он сказал мне, Маркус… – У нее дрожит подбородок. – Он сказал, что он мертв. Что он умер вместе со всеми в селении.

Я с силой закусываю губу. Только что сбылся мой самый худший сон.


В селении действительно пусто. Никто не вышел нам навстречу, в загонах блеют голодные козы, по дворам бегают куры и утки, а собаки сидят в будках и других укрытиях – как ни странно, они даже не лают на нас. Парни говорят, что, когда они ходят от одного пустого дома к другому, у них мороз по коже. Кумиш выглядит побогаче, чем Балех, Дорм и Палат-Горга: дома из кирпича и камня, лишь кое-где деревянные и обветшавшие. Большинство покрыты черепицей.

Остановившись на краю селения, мы быстро перекусили и разбрелись по сторонам в поисках не столько оружия и прочих подозрительных вещей, сколько самих жителей. Полуживой мужик, которого мы нашли на дороге, сидит в одном из домов под опекой санитаров. Я слышал, как Северин говорил Голе, что боится, не заразная ли эта дрянь.

Дома не заперты, мы свободно ходим повсюду, заглядывая в комнаты, переворачивая матрасы, выбрасывая какой-то хлам из шкафов, но без особого энтузиазма. Даже Гаус, который любит устраивать в такие моменты разгром, лишь скидывает ради куража вазу со стола. Стекло разлетается по полу, а я кручу пальцем возле виска.

Мы находим пустые колыбели, недоеденную еду на столах и кружки с остывшим чаем. Кое-где виден беспорядок, словно жители в спешке пытались бежать, – сброшенная на пол кастрюля с супом и опрокинутый торшер, преграждающий вход в спальню. В одном из домов на белой скатерти виден отпечаток ботинка. Окно над столом выбито, а на осколках стекла осталась кровь и обрывок ткани.

Примерно посреди деревни мы встречаем первое отделение. Капрал Талько, явно напуганный, молча идет дальше, но Крис Баллард хватает меня за рукав и тихо, со странной уверенностью в голосе, говорит:

– Маркус, ты прекрасно знаешь – на операцию партизан это не похоже.

Я даже не спрашиваю, почему он обращается с этим ко мне.

– Нет, Крис, это похоже на «Марию Селесту». Мы вляпались в неслабое говно.

– Обрати внимание на темные полосы на некоторых стенах. Они напоминают следы, которые оставляет шаровая молния, проходя через помещение.

Солдат исчезает за углом, а я начинаю внимательнее приглядываться к стенам в очередных домах. Баллард в самом деле прав – практически везде я замечаю темные полосы, словно от копоти, на стенах или досках. Не знаю, видят ли их другие, но на всякий случай не спрашиваю, чтобы не создавать панику – что в армии хуже заразы и тяжелого обстрела.

Ни одно из шести отделений, участвующих в обыске, не встречает людей. Я слышу доклады, поступающие сержанту Голе, а он сообщает нам об успехах третьего взвода. Около одиннадцати нам остается проверить только одно большое здание, стоящее в стороне. Неми говорит, что это сельская начальная школа. Кумиш – достаточно крупный населенный пункт, с собственным магазином и почтой, который являлся средоточием жизни для окрестных обитателей.

Я возвращаюсь в штаб, чтобы отрапортовать и спросить о дальнейших распоряжениях. Но прежде всего мне хочется поговорить с сержантом. У меня такое впечатление, что как он, так и Марсель Остин, впервые с начала миссии не знают, что делать дальше. Соответствующий рапорт наверняка уже дошел до базы Эрде, но ситуацию следует оценить на месте.

– Господин сержант, можно вас на минутку? – спрашиваю я Голю на пороге дома.

– Чего тебе, Маркус?

– Помните Виктора Гинека, того рядового с форпоста Адмирум? – начинаю я, когда мы прячемся за углом здания. – Помните, что с ним случилось?

– Что ты опять несешь?

– Его поразило взрывом – так говорили его товарищи из патруля. Какой-то вспышкой. А потом парень бредил, будто он мертв, будто погиб от того взрыва. То же самое говорил тот ремарец, которого мы нашли на дороге.

– Маркус, мать твою, меня это сейчас нисколько не волнует. Здесь исчезли несколько сотен гражданских лиц. Для тебя есть разница? Для меня – да!

– Но проявления те же самые, – не уступаю я. – Возможно, тот патруль забрался куда-то в окрестности Кумиша, в окрестности базы Дисторсия. Вы же слышали, что там происходит нечто странное?

– Да вы суеверны как гребаные старые бабы! – говорит Голя.

– Я только хотел сказать, что нам нужно как можно скорее отсюда убираться. – Я смотрю ему прямо в глаза, не отводя взгляда. – Мы не знаем, что тут случилось, а люди начинают сходить с ума. Прошу вас, поговорите с лейтенантом, чтобы он распорядился об отходе в Тригель. Возможно, мы имеем дело с оружием массового поражения.

Сержант впервые вслушивается в то, что я ему говорю, пронизывая меня взглядом и размышляя, какое решение принять. Он наверняка знает, что я прошу его покинуть Кумиш не из-за обычного страха. И, возможно, начинает понимать, сколь серьезная опасность нам грозит.

– Хорошо, Маркус, я поговорю с лейтенантом.

– Спасибо, господин сержант.

– Зан! – кричит он проходящему по улице капралу Талько. – Возьми своих людей, и проверьте большое здание на краю деревни.

– Так точно.

– Маркус, не спускай с них глаз, – бросает Голя и возвращается в дом.

Я зову парней, и мы идем следом за первым отделением. Я говорю солдатам, что сержант подумывает убраться из этой дыры, новость определенно поднимает им настроение. Они уже не упоминают ни об усталости, ни об угрозе нападения повстанцев.


Начальная школа представляет собой обширное одноэтажное здание, выкрашенное в голубой цвет, – одно из самых новых в Кумише, по крайней мере на первый взгляд. Серая железная крыша, новые окна – по местным стандартам, потребовалось немало сил и средств. Единственный диссонанс и предупреждение для нашего отряда – вырванная дверь, лежащая вместе с куском дверной рамы напротив входа.

Зан Талько и его солдаты явно колеблются, не решаясь войти внутрь. Темное нутро не вызывает желания сделать очередной шаг, и наверняка велико искушение не связываться. Баллард и сопровождающий его солдат Артур Мартинс обходят дом, заглядывая в окна. Талько, Персон и Кольберг заняли позицию у входа. Они целятся в темноту из автоматов, и от них воняет страхом. Что-то их явно напугало, да и у меня, честно говоря, по коже бегут мурашки. Меня не оставляет уверенность, что нужно отсюда бежать, и побыстрее.

Я приказываю Пуричу и Водяной Блохе обойти школу с другой стороны. Вскоре парни докладывают, что внутри видны два больших класса и какие-то помещения поменьше. Здание выглядит пустым, хотя в одном из классов царит хаос – опрокинутые столы и стулья, выбитые стекла в нескольких окнах. Баллард заявляет, что классная доска покрыта копотью; понятия не имею, как он это выяснил, но наделенный превосходным зрением Дафни подтверждает его открытие.

Я подхожу к капралу Талько и спрашиваю, что он собирается делать. Он отвечает, что сейчас они всё проверят, а потом мы быстро возвращаемся к нашим. А лучше всего, если я оставлю его в покое и заберу свое отделение, поскольку единственное, чем мы можем им помочь, – раздобыть где-нибудь холодного пива. Сукин сын не желает признаваться, что ему страшно, и изо всех сил пытается сохранить лицо.

– Зан, не сходи с ума. Что-то тут определенно не так. – Я показываю на вырванную дверь. – Не знаю, стоит ли туда входить без тщательной разведки.

– Вам и незачем, мы сами справимся. – Он продолжает строить из себя умника. – Персон и Кольберг, проверить класс справа! Баллард и Мартинс, проверьте слева! И сразу же назад.

Мне не нравится, что он посылает их туда, а еще больше то, что сам внутрь не входит. Я не хочу оспаривать приказ Голи, но сержант не осознавал ситуацию в полной мере. Он мог бы принять иное решение, если бы увидел то же, что и мы. Если бы это почувствовал.

Парни уже вошли в школу, и анализировать дальше не имеет смысла. Я приказываю своим солдатам разделиться и наблюдать за первым отделением через окна, а сам иду за Баллардом, пересекаю небольшой холл и останавливаюсь в дверях класса поменьше. Оба рядовых докладывают, что помещение чисто. Кроме опрокинутой мебели, ничего подозрительного не видно. Лишь доска закопчена и выглядит грязнее, чем запачканные стены в домах селения.

Внезапно откуда-то снаружи доносится крик. Кричит Пурич, тщетно взывая к своему богу и извергая россыпь ругательств. С трудом соображая, я выбегаю на улицу с автоматом на изготовку, изо всех сил стараясь никого не подстрелить.

– Иисус-Мария! Блядь, сука! – орет Пурич.

– Твою мать! – отзывается Ротт.

Парни столпились у окон с одной стороны здания. Только теперь я понимаю, что они заглядывают туда, куда вошли Персон и Кольберг. Мимо дверей этого класса я пробежал в спешке, даже не взглянув, – был уверен, что-то случилось перед школой. Но там я обнаружил только своих солдат, целых и невредимых, и Зана Талько, который сжимает руками шлем и, похоже, сейчас разрыдается.

– Что случилось? – Я хватаю его за китель. – Что случилось, блядь?!

– Не знаю, Маркус, – дрожащим голосом отвечает он. – Они упали.

– Шеф! – орет Дафни. – В соответствии с приказом я все время смотрел внутрь. Что-то блеснуло у доски, страшно резкий свет, – и оба упали на пол.

– Какой свет? – спрашиваю я.

– Очень яркий, голубоватый. Меня чуть не ослепило.

– Что нам делать?! – кричит Гаус.

Не дожидаясь продолжения или реакции капрала Талько, я снова врываюсь в школу. Приказав Мартинсу и Балларду съебывать на улицу, я почти вытаскиваю их за одежду, запрещая входить в класс напротив, а потом как можно осторожнее заглядываю туда сам, зовя Персона и Кольберга.

Они не отвечают и не подают признаков жизни. Оба лежат на полу между скамейками, и их немилосердно трясет. Судороги столь сильны, что солдатам нужно немедленно помочь. Дорога каждая секунда.


Вскоре мы с рядовым Роттом стоим у входной двери, обвязавшись в поясе прочными веревками. Мы связали вместе все, которые удалось найти в патрульных ранцах. Ротт настолько напуган, что даже не протестует. Вид у него полностью обреченный.

Концы обеих веревок лежат на земле, свернутые в широкие круги.

– Это последний раз, Джим. Потом можешь перейти в другое отделение, – говорю я. Он не отвечает, даже не моргает. – Зан, сообщи сержанту! – громче необходимого кричу я. – Остальным наблюдать за развитием событий. Если с нами что-то случится, тащите за веревки и попытайтесь нас оттуда вытянуть. Входить туда вам запрещено при любых обстоятельствах. Это приказ!

– Так точно, – не слишком уверенно отвечает Пурич. – А если нам не удастся вас вытащить?

– Ждите сержанта, а то этот совсем расклеился, – я показываю на Зана Талько. – Джаред, в случае чего берешь командование на себя.

– Так точно, – подтверждает Водяная Блоха.

Я смотрю в перепуганные глаза Ротта. Впервые мне его слегка жаль.

– Ладно, Джим. Надо, блядь, им помочь. – Я хлопаю его по спине.

Мы преодолеваем коридор и входим в класс. Я делаю глубокий вдох – в воздухе пахнет озоном. Все выглядит как обычно – ровно расставленные ряды столов, аккуратно задвинутые стулья и чистая доска. На учительском столе стоят в горшке фиолетовые цветы, названия которых я не знаю. На стенах фотографии ремаркских ученых. То был бы идеальный сельский класс, если бы не судорожно дергающиеся перед нами два тела.

Марко Кольберг упал на живот и бьется лицом о доски пола. Йохан Персон, если можно так выразиться, в несколько лучшем положении – он лежит на боку, попеременно сгибаясь и разгибаясь. Оба без сознания, и создается впечатление, будто они подключены к невидимой аппаратуре.

В окнах виднеются лица товарищей, которые вытаращив глаза ждут развития событий. Они прекрасно знают, что может случиться самое худшее. Если бы кто-то сказал мне утром, что сегодня я погибну, спасая кого-то из отряда, для меня это была бы чистая абстракция. Возможно, будь у меня больше времени, я принял бы иное решение – пошел бы один или не пошел бы вообще. Но я вижу парней из первого отделения – и вынужден поступить именно так.

Мы медленно перемещаемся вперед, осторожно переставляя ноги, будто под нами не пол, а хрупкий лед, под которым заполненная светом пропасть. Я чувствую пронизывающие волны холода, но стараюсь не обращать на них внимания, не сводя взгляда с Кольберга и Персона, которых едва знаю – в феврале они сменили убитых на рынке товарищей – и которых даже недолюбливаю, но сегодня несу за них ответственность.

– Маркус, смотри, – тихо говорит рядовой Ротт.

Он выпускает из рук МСК, автомат повисает на ремне. Вытянув перед собой обе ладони, поднимает вверх пальцы, и из их кончиков исходит нечто похожее на светящийся дым – бледные струйки света, едва видимые в полумраке школьного класса. Огни святого Эльма. Когда они появляются на предметах или человеческом теле, это означает, что в воздухе наличествует большая разность электрических потенциалов. Приближается самое худшее, и нам его уже не остановить.

Я делаю шаг в сторону края класса, потом еще один. Страховочная веревка ползет по полу будто змея. Ротт тоже движется за мной – его отделяет от меня лишь узкий ряд столов. Наши руки, шлемы и лица испускают свет. Подобное явление даже по-своему красиво, и я наверняка открыл бы рот от восхищения, если бы оно не предвещало смерть.

Я бросаю взгляд на Ротта, стуча зубами, и в голове лениво проносятся мысли, что я стою рядом именно с ним, с этим пустым человеком. Все вокруг – сплошной парадокс и беспрестанное тасование карт. В мозгу кружатся хороводы духов, мчащихся подобно уносящему сухие листья ветру. Какое-то мгновение я пытаюсь их коснуться, ухватить продолговатые тени, которые они не отбрасывают, поймать несуществующие тени из густого эфира – пока внезапная вспышка не отправляет нас в темноту.

Даймос, даймос, даймос!

Глава вторая

Суббота, 9 апреля, 07.15

Харман, провинция Саладх, Южный Ремарк


сынок у меня пока нет сил писать я видел конец света был в аду и вернулся оттуда в свое тело теперь на меня давит знание что все нам знакомое исчезнет завтра или через сто лет я пока не знаю не видел дату но небытие таится за порогом

я так тебя люблю так люблю


Воскресенье, 10 апреля, 09.30

Наверняка мне ввели какое-то лекарство, похоже потеряв терпение. Я внезапно пробуждаюсь, будто кто-то выдернул меня за волосы из сна, и вижу капельницу с сочащейся в мои вены светлой жидкостью. В ногах койки стоят капитан Заубер и лейтенант Дереш. Они о чем-то переговариваются шепотом, глядя на меня как на экзотического паука.

– Наконец-то! Очнулся, – говорит лейтенант, записывая что-то в планшете.

– Оставь нас одних, Харальд. Я хочу поговорить с пациентом. – Линда Заубер закрывает дверь изолятора, бросает взгляд на показания приборов и садится на пустую койку рядом, закинув ногу на ногу. – Как ты себя чувствуешь, Маркус?

– Не знаю, госпожа капитан. Страшно шумит в голове.

– Хочешь воды?

– Нет, спасибо. – Я закрываю глаза; мне очень хреново. – Кажется, меня сейчас стошнит. Такое впечатление, будто покатался на испорченной карусели.

– Возле койки стоит тазик, не стесняйся, – начальница медсанчасти прямо-таки исходит сочувствием.

– Сколько я пробыл без сознания?

– Со времени происшествия прошло около шести дней. Сейчас утро воскресенья десятого апреля. Вчера ты тоже ненадолго приходил в себя, даже взял телефон.

– Не помню.

– Не переживай.

Госпожа капитан распахивает окно и закуривает длинный «редс». Дым сразу же долетает до меня, но тошноты я не чувствую, зато появляется знакомое посасывание под ложечкой. Однако я слишком слаб, чтобы попросить сигарету, к тому же я в больнице.

– Что случилось? – наконец задаю я наиболее очевидный вопрос.

– Мне нужно явиться к командованию базы, так что я не успею тебе все рассказать, как и выяснить ряд беспокоящих меня вопросов. Тебя чем-то поразило – пока мы не знаем причин, но по описанию похоже на электрическую дугу. Твоя жизнь уже вне опасности. Больше всего я боялась повреждения мозга. – Она смотрит на меня проницательным взглядом, свойственным скорее психиатру, чем хирургу. – Тебе следует знать, что Персон и Кольберг умерли до прибытия медиков, а состояние Ротта я бы определила как тяжелое.

Я дотрагиваюсь до своего лица, будто желая убедиться, что оно осталось на месте. Кожа под кончиками пальцев холодная и слегка вспотевшая. Провожу ладонью по лбу, заросшей щеке и подбородку, затем сую пальцы под левую подмышку, ощущая утолщение от повязки и морщась от боли. Увидев это, капитан Заубер велит мне убрать руки.

– Твой стимулятор взорвался, и мне пришлось его удалить, – спокойно говорит она, будто это самая обычная информация. – Об этом никто не знает.

Размашистым мужским жестом она выбрасывает окурок за окно, затем встает надо мной и пытается улыбнуться, но безуспешно. Постоянная тоска давно сожрала ее мимические мышцы, парализовав, словно ботулиновый яд. Я спрашиваю про рядового Ротта, хотя уже знаю, что она ответит. Меня охватывает холодная уверенность, что его разум не мог уцелеть.

– Ему повезло значительно меньше, чем тебе. Он лежит в соседней палате, связанный ремнями.

– Госпожа капитан, он ведет себя так же, как Виктор Гинек?

Мой вопрос чертовски неуместен, и она не обязана сообщать мне подобные сведения. Было бы куда лучше, если бы я свесился с койки и наблевал в тазик.

– Да, капрал, симптомы те же самые. Мы ничем не можем ему помочь.

Резко повернувшись, она идет к двери и уходит, не попрощавшись, злясь на меня и на весь мир.


Успокоительные средства не действуют. Уже шесть дней сгоревший стимулятор ГСМ не раздражает импульсами электрод в моем мозгу. Меня больше не защищает химико-электрическая мантия, преобразуя окружающий мир в знакомые и безопасные образы. Я чувствую, как по подземным каналам, выдолбленным в толще камня, течет живая информация. Огромная махина чернее ночи перемещается на миллиметр в адской бездне, и каждое ее движение, даже крошечное содрогание, создает складку на поверхности реальности.

Чудовище ранено, возможно, оно медленно умирает, и каждый раз, когда пытается пошевелиться, из него изливается светящаяся кровь. Голубая кровь чудовища доводит до безумия, в воздухе мелькают магнетические призраки. Оно столь велико, что могло бы накрыть «шлемом бога» весь город. Я сжимаю кулаки до хруста в костяшках пальцев, ибо ждал этого мгновения всю свою жизнь. Предчувствие сильнее разума.

– Блядь, капрал! Вы что, спите с открытыми глазами?!

Вздрогнув, я сажусь на койке и спускаю ноги на холодный пол. Только теперь замечаю майора Вилмотса: тот стоит на пороге, злой как черт. Похоже, он что-то мне говорил, но я не слышал ни слова. Я пытаюсь подняться.

– Не вставай, Трент, – говорит он на полтона ниже. – Я хотел проверить, пришел ли ты в сознание. Нам нужно поговорить о том, что с тобой случилось.

– Так точно.

Я стискиваю зубы и жду. В голове гаснут чужие мысли и искаженные образы.

Вилмотс ставит стул спинкой ко мне, усаживается на него верхом и вонзает в меня взгляд своих водянистых глаз, словно говоря: «Наверняка ты все врешь, даже если только что признался во всем, включая онанизм в начальной школе, трах с приятелями, лесбиянство и курение гашиша».

– Твои товарищи сегодня возвращаются из Тригеля, будет немалая суматоха, так что поговорить нужно прямо сейчас. – Он щелкает чем-то в кармане, видимо включая запись разговора. – Готов, капрал?

– Мне нужно знать… что с моим взводом, господин майор?

– Никто из ВБР не получил серьезных повреждений, кроме вас четверых в Кумише. Рядовой Элдон из третьего взвода легко ранен в руку, но это ты и сам видел. Вчера вечером твое отделение обстреляли во время патруля. К счастью, обошлось без потерь. – Он хмурит брови. – Думаю, это все, что тебе пока следует знать.

– Так точно, господин майор.

– Хорошо, – кивает он. – Начнем сначала, Трент. Опиши, как дошло до случившегося. Кто отдал приказ войти в здание школы и как проходил обыск?

Сосредоточившись, я поминутно описываю события – естественно не упоминая ни о своих предчувствиях, ни о разговоре с сержантом Голей, прежде чем тот отдал приказ. Зато рассказываю о найденном на дороге ремарце и о пустом селении, но Вилмотс раздраженно машет рукой, будто речь идет о чем-то очевидном.

На мой взгляд, все это взаимосвязано – исчезновение жителей и происшествие в школе. Но для офицера разведки важны лишь последние минуты – как выглядели тела Кольберга и Персона, какие явления предшествовали вспышке и что я чувствовал, прежде чем потерять сознание.

Я испытываю охеренный диссонанс. Во время допросов после операции «Юкка» я четко осознавал, что майор встречается с нами официально, в служебной обстановке. Тогда он иначе задавал вопросы и иначе выслушивал ответы, и на самом деле ему было глубоко насрать, что произошло в убежище Кальмана. Он принимал нас за столом командира роты, где безраздельно властвовал.

На этот раз он пришел один, потратив время на обычного солдата, и напряженно слушает каждый мой ответ, расспрашивая о подробностях и вылавливая неточности.

После часа допроса я чувствую себя чертовски уставшим.

Майор замечает это и в какой-то момент оставляет меня в покое. Выключив запись, сдавленно говорит: «Спасибо» – и вручает мне визитную карточку. На серой картонке виднеется фамилия «Вилмотс» и номер телефона – даже для имени не хватило места.

– Если что-нибудь вспомнишь, Маркус, звони в любое время.

– Но что, господин майор?

– Какую-нибудь деталь, которую ты упустил, что угодно. Может, узнаешь что-нибудь в разговоре с товарищами. Ты отважный солдат и сообразительный командир, и не колеблясь бросился спасать других. – Он о чем-то размышляет. – Идея с веревками оказалась прекрасной. Думаю, именно потому ты остался жив.

Мне хочется крикнуть, что веревки не спасли Ротта, но ведь официально мне об этом неизвестно. Я даже не знаю, вытащили ли парни Джима вместе со мной и как повлияло на мое состояние более короткое время воздействия вспышки, а как – металлический стержень в моем мозгу.

Нужно это выяснить, сопоставить все воедино.


Понедельник, 11 апреля, 10.05


С парнями я встретился не сразу. Капитан Заубер дала мне снотворное, и вчера я проспал их прилет – они вернулись поздно, незадолго до полуночи. Лишь утром сержант Голя, Пурич и Водяная Блоха пришли в медсанчасть, чтобы забрать меня на выписку. Мы радостно приветствовали друг друга, словно не виделись целый год, обнимаясь и хлопая по спинам. Я еще слегка пошатывался, но чувствовал себя вполне нормально. Теперь сижу со своим отделением в казарме, возле так называемой стойки администратора, мы пьем безалкогольную мочу и обсуждаем случившееся за последние дни.

То и дело к нам подходит кто-то из взвода, ненадолго останавливается и спрашивает меня о здоровье, а я расспрашиваю о событиях в Тригеле. Я чувствовал бы себя намного лучше, если бы ситуация не была столь тяжелой. Настроение парней колеблется от радости, что они вернулись невредимыми, до нервного срыва и злости из-за потери товарищей – не в открытом бою, но в результате странного происшествия.

Прежде всего я узнаю́, что, когда нас с Роттом поразила вспышка, Гаус и Пурич сразу же нас вытащили. Мы были в весьма скверном состоянии, но Джим даже не потерял сознания и что-то бессмысленно бормотал – впрочем, как и капрал Талько, который полностью расклеился и перестал отдавать приказы.

Парням из первого отделения они помочь не могли, так что пришлось ждать сержанта. Начался настоящий ад, часть отряда охватила паника. Остин, Голя и Северин распорядились обшарить селение в поисках чего-нибудь, чем можно было бы вытащить Персона и Кольберга. На одном из сараев висел старый багор, но с базы Эрде поступил приказ ждать. В здание школы запрещалось входить при любых обстоятельствах. Через час прилетели три вертолета – один с медиками и два со спецназом. Вместе со спецназовцами явились капитан Макс Баски и лейтенант Майя Будни из военной разведки, с которой мы уже успели познакомиться.

– Все выглядело как заранее спланированная операция, – говорит Голя, садясь рядом с нами. – Спецназовцы были в толстых шлемах, похоже, свинцовых, и в чем-то вроде комбинезонов из алюминиевой фольги. Они вошли в этом облачении в здание и вытащили тела парней. Оба были мертвы.

– Хрена с два там пробило изоляцию! – внезапно заявляет Пурич. – Я прав, господин сержант?

Я вопросительно смотрю на них.

– По официальной версии, в школе пробило изоляцию в проводах высокого напряжения, по которым подавался ток в систему зимнего отопления. Якобы разряд пошел по арматуре в стенах и полу, – объясняет Голя. – Просто сказали хоть что-то на отъебись, чтобы замылить нам глаза, раз уж не удалось скрыть вмешательства спецназа.

– Суки гребаные. – Гаус сплевывает под ноги.

– Остин едва не набросился на капитана Баски. Ругался на чем свет стоит, даже сквозь стену было слышно, – продолжает сержант. – Никогда его таким не видел. Думаю, еще немного, и он не стал бы исполнять дальнейшие приказы. В конце концов мы набились в «кассабианы» и полетели в Тригель, а остальной отряд поехал с конвоем. Вас четверых, капрала Талько и рядового Мартинса, которые окончательно сломались, вместе с нашей Неми медики забрали на базу Эрде.

– А что с Баллардом?

– Парень во второй раз остался без отделения, – качает головой Голя. – Он полетел с нами в Тригель, я определил его к вам. Он с утра сидит в командовании базы, а эти пидорасы из разведки по кругу допрашивают его об одном и том же.

– И что теперь, господин сержант? – спрашивает Норман, который стоит за моей спиной.

– Все, кто участвовал в операции, получили три дня отдыха от службы. Мы ждем приказов и пополнения. В четверг, скорее всего, вернемся к обычным патрулям. Маркус, готов принять свое отделение?

– Думаю, да, господин сержант. Все будет хорошо.

– Рад слышать. – Голя тяжело поднимается с кресла. – Пойду чего-нибудь выпить. Чего-нибудь, блядь, нормального, а не этой ссанины из столовой. Отдыхайте, господа, и помолитесь за товарищей.

Ларс и Петер объявляют конец заседания и уводят меня в комнату. Я тяжело падаю на койку, поскольку еще не вполне в форме. Мне хочется блевать, в голове летает вертолет. Ларс отвечает на незаданный вопрос, бесстрастно сообщив, что Неми очень переживала из-за случившегося со мной. Командование предоставило ей неделю отпуска, и она должна вернуться завтра.


В послеполуденных занятиях я не участвовал. Съев легкий ужин, остановился у здания столовой и курю сигарету, глядя на краснеющее вечернее небо. Сегодня прошел небольшой дождь, и в неровностях земли стоят темные лужи, но тучи только что поплыли дальше. Воздух приятный и свежий, двадцать градусов тепла.

Со стороны казармы приближается Баллард, который, широко улыбаясь, машет мне рукой. Не знаю, то ли его так радует мой вид, то ли он попросту счастлив, что допрос с майором Вилмотсом наконец закончился. На его месте я столько бы не выдержал. Стократные объяснения, почему он вошел в здание и что он думает о поведении капрала Талько, могут убить человека успешнее, чем любая аномалия. Он вошел, потому что ему так приказали, а его командир – не готовый к службе дилетант. Что тут еще можно добавить?

– Маркус! Рад тебя видеть, – кричит он издалека.

– Я тебя тоже, Крис. – Я с размаху хлопаю его по спине. – Тебя наконец оставили в покое?

– Два часа назад. Гребаные формалисты. Но мне еще пришлось решить кое-какие вопросы насчет перевода и сдать кое-какой хлам, принадлежащий первому отделению. – Он внезапно серьезнеет. – Ты ведь знаешь обо всем, что случилось, да?

– Знаю. – Я угощаю его сигаретой, поскольку ничего умнее не придумать. – Хорошо, что ты попал к нам. Что я еще могу тебе сказать?

– Блядь, Маркус… – Он с силой затягивается. – Я чувствую себя так, будто проклят. Сперва Лотти и ребята на рынке, потом Ромеру снесло башку, а теперь – двое погибли, двоих отправили в медсанчасть.

– Я слышал, Мартинс вернулся. Он должен присоединиться к парням с базы Адмирум. – Я не особо прислушиваюсь к очевидным фактам, которые перечисляет Крис. – Они ликвидируют форпост, и одно отделение попадет в наш взвод. Сержант упоминал об этом за ужином.

Я рассказываю Балларду, что мне удалось узнать на базе Адмирум о случившемся с Виктором Гинеком. Тот о нем слышал и не особо удивлен. Разговор сразу же переходит на Кумиш и странные следы на стенах. Мы размышляем о том, с чем нам довелось столкнуться в той гребаной школе, а прежде всего – куда подевались местные жители. Не может быть, чтобы спутники и дроны никак этого не зафиксировали. Командование наверняка что-то знает, но отчего-то набрало в рот воды.

Солдатская подозрительность.

Хотя я не слишком хорошо знаю Криса, но доверяю ему в этом смысле как никому другому. Он тоже чувствует: что-то не так. Можно не сомневаться, что в пустыне Саладх давно уже происходит нечто, о чем никто не упоминает официально. Может, даже с самого начала, со времен Первого контингента. То, что спецназовцы явились в полном облачении, лишь подтверждает мою теорию.

– Времени для охоты на Джошуа Кальмана у них не нашлось, зато в какую-то вшивую деревню посреди пустыни они прилетели сразу же.

– Именно, – кивает Крис. – Мы вляпались в самое дерьмо.

– Маршрут был определен заранее. Не знаю даже, что и думать.

Я говорю ему, что мы вместе с Неми проводим небольшое расследование. И даже если ничего не выясним, лучше делать хоть что-то, чем сидеть сложа руки. Уговаривать Балларда посодействовать долго не приходится – он страдает охеренной паранойей, может, даже больше, чем я.


Среда, 13 апреля, 21.50


Форпост Адмирум пал десятого апреля. Партизаны Гарсии обрушили на него яростную атаку, обстреляв из РПГ и минометов. Прежде чем появились «фениксы» и вертолеты, погибла половина личного состава. Одной из первых жертв стал лейтенант Лумстин, возвращавшийся с контрольного пункта, а затем сержант Михалич и капрал Джом. Мы разговаривали с ними месяц назад, в начале марта. Доктрина видимости собирает свою кровавую жатву.

Обо всем этом рассказывает Адам Вернер, только что появившийся в казарме вместе со своими солдатами. Мы пригласили его в «малый клуб», чтобы встретить во взводе в меру наших скромных возможностей. На столе появилась мутная ремаркская водка и крекеры. Мы с Ларсом и Петером смотрим на обожженное лицо капрала, по которому пробегает нервный тик, и наверняка все сейчас думаем, в самом ли деле нас встретила в Кумише столь страшная судьба.

При нападении на Адмирум погибло шестнадцать человек, а капрал Дрейфус пропал без вести; возможно, его взяли в плен арейцы. Учитывая предыдущие потери и кошмар последних трех месяцев, можно сказать, что капрал Вернер вернулся из преисподней. Его следовало бы наградить Крестом доблести и отправить домой, а не в ВБР. Так или иначе, хотя я вижу, как трясутся его руки, и слышу, как он иногда заикается, я рад, что именно он примет первое отделение, а не очередной простофиля-призывник.

После нескольких порций спиртного он слегка успокаивается и расслабляется. Поблагодарив за прием, несмело просит помочь ему в ближайшие дни, поскольку он все время служил в провинции и патрулирование большого города для него в новинку. Я даже не в силах поверить, что этот закаленный в бою солдат может чувствовать себя менее опытным, чем мы.

– Мы еще будем у тебя учиться, – вслух высказывает наши мысли Ларс. – И вообще, после такой переделки тебе положено две недели отпуска.

– Я сам не захотел, – тихо отвечает Вернер. – Я бы, блядь, на части развалился. Мои парни тоже отказались. Не знаю, как вам объяснить…

– Не надо ничего объяснять, – говорю я. – Мы лишь хотим, чтобы ты знал, что можешь на нас рассчитывать, и все такое прочее.

– Спасибо, парни. Мне только нужно немного прийти в себя, и все будет окей.

– Можешь приходить в себя хоть до упаду! – искренне заявляю я, поскольку на столе стоит уже третья бутылка.

Внезапно открывается дверь, и мы все замираем. В комнату входит сержант Голя. Он смотрит на нас с кривой усмешкой, а потом приказывает всем заткнуться и съебывать по койкам, причем тихонько и вдоль стенки, чтобы не попасться на глаза охране.

Если у него и есть к нам какие-то претензии, то лишь в том, что мы чересчур шумели, а утром будем с тяжкого похмелья. Он обещает как следует погонять нас на утренней зарядке, чтобы все глупости вышли вместе с потом, а затем сам быстро выпивает две стопки.


Пятница, 15 апреля, 09.35


На первый вызов мы отправляемся только в пятницу. Вчера мы охраняли транспорт со снабжением и контролировали вывоз мусора. Кортеж ободранных оранжевых мусоровозов требовалось тщательно проверить у ворот и сопровождать внутри базы. Сержант устроил нам день службы на базе Эрде, чтобы мы пришли в себя. С утра он ходил изрядно злой, так что мы на всякий случай становились невидимыми каждый раз, когда он появлялся.

Заодно он дал время Вернеру и его людям время на короткую акклиматизацию. Они решили все формальности, получили новое обмундирование, оружие и снаряжение. Эрнст Халлер и Бартош Поллок, старые вояки, быстро освоились. Чуть хуже было с Гриммом – одним из шестерых парней, привезенных с пополнением в марте, и единственным из них, кто остался жив. Не похоже, чтобы он был в хорошей форме. К этим четверым присоединился Артур Мартинс, и первое отделение стало полностью укомплектованным. Армия залатала дыру.

В Хармане несколько дней царит относительное спокойствие, но сегодня кто-то решил его нарушить. Нас вызвали по поводу заварушки на площади Завета, недалеко от мэрии, – местный патруль полиции не в состоянии справиться самостоятельно. Когда мы подъезжаем на двух «скорпионах», первое, что я замечаю, – горящий автомобиль, припаркованный на тротуаре. Банда парней швыряет камнями в рамманских офицеров, двое полицейских прячутся за своей машиной.

Одно лишь появление МСАРР вызывает среди атакующих панику. Я в жизни не видел столь быстро улепетывающих говнюков – хватило того, что мы передернули затворы автоматов. Один из них спотыкается на бегу и ударяется головой о бетонную урну для мусора. Гаус с довольной рожей передает окровавленного и основательно оглушенного хулигана на руки полицейским. Ларс заходит в угловой магазин, чтобы кое-что купить по мелочи, и выходит оттуда с сеткой очищенных орехов, которую получил за то, что мы прогнали негодяев. Похоже, хозяин овощной лавки был крайне благодарен нам за помощь.

Именно так было во времена Первого и Второго контингентов. Парням приходилось обезвреживать мины, ликвидировать неразорвавшиеся снаряды и очищать обширные участки земли от «клещей», но местные вели себя вполне дружелюбно. В конце концов, мы вышвырнули из их страны захватчиков и установили относительный мир. Теперь проявления симпатии случаются все реже. Нападения на патрули множатся, а обычная преступность процветает. Думаю, нам давно уже следовало бы убраться из этой страны, которая в худшем случае обрушится под собственной тяжестью.

Мы получаем приказ по радио проехать на несколько улиц дальше, где идет обыск какого-то здания. Быстро упаковавшись в машины, мы мчимся на место, куда уже добрались отделения Усиля и Вернера. Мы перекрываем улицу с обеих сторон, в то время как патруль жандармерии вытаскивает из каменного здания нескольких мужчин. Я понятия не имею, что тут делают «жетоны», но вижу, что они красуются перед нами, выстраивая арестованных у стены. Все это сопровождается воплями и швырянием всех наземь, после чего их поднимают на ноги, чтобы обыскать. Я бы проделал то же самое быстрее и намного тише.

Мои мысли возвращаются к нашей переводчице. Через неделю она не вернулась, и мне пришлось спросить сержанта, не знает ли он чего-нибудь. Оказалось, она продлила отпуск «по серьезным семейным обстоятельствам». Похоже, что-то случилось, может даже что-то плохое. В этой чертовой непредсказуемой стране очень легко потерять близких. А может, просто ее мать сломала ногу или сестра долго и болезненно рожает. Внезапно я понимаю, что мне очень хочется наконец встретиться с Неми Сильберг.

(Я замечаю внезапное движение среди арестованных. Голову пронизывает боль, перед глазами кружатся голубые хлопья. Один из ремарцев неожиданно вскакивает с ножом в руке. Парень в красной рубахе и черной безрукавке с воплем кидается на ближайшего жандарма и с размаху перерезает тому горло. Время замедляется и густеет словно кровь – стоящие вокруг не успели среагировать. Человек с ножом бежит к очередному солдату и замахивается. Я громко скрежещу зубами.)

Голубые хлопья расплываются, и реалистичное видение исчезает. Парень в красной рубахе все так же лежит среди своих сообщников, задрав голову. Я уже знаю, что он ждет подходящего случая, наблюдая за обстановкой, чтобы неожиданно напасть.

Я подбегаю к сержанту жандармерии по фамилии Маузер, который руководит всей операцией, и, показывая на ремарца, прошу, чтобы его как следует обыскали.

– В том нет необходимости, капрал, – отвечает самонадеянный сукин сын с белой каймой на шлеме. – Мы уже его обыскали. А работать мы умеем.

– Знаю, господин сержант, но тот тип напоминает мне бандита, чью фотографию я где-то видел, – на ходу придумываю я. – Тот еще хер собачий с ножиком – кучу народу успел порезать. Что вам мешает еще раз его перетряхнуть с ног до головы?

Жандарм смотрит на меня с иронической усмешкой. Я чувствую, что на нас сосредоточены все взгляды его людей и парней из нашего взвода. Все ждут, что он ответит – то ли прикажет мне валить на хрен, то ли послушает совета обычного капрала пехоты.

– Тильман, обшарь еще раз того говнюка! – кричит он одному из своих. – А ты, умник, – обращается он ко мне, – должен нам пачку курева за труды, если мы ничего у него не найдем.

Отлично выкрутился, военный философ.

– С удовольствием, – спокойно говорю я, глядя ему прямо в глаза.

– Вот же блядь! – кричит капрал Тильман, только что вытряхнувший из рукава арестованного длинный нож. – Как он сумел спрятать такую дуру?

На мгновение наступает тишина.

– Кто из солдат обыскивал этого мудака? – От выдающегося самообладания сержанта Маузера не остается и следа. – Какой урод недоделанный, мать твою?

– Я, – отзывается кто-то из «жетонов».

Я медленно возвращаюсь на прежнее место. Мне не хочется ни унижать сержанта, доказывая, что он ошибался, ни комментировать случившееся. Больше всего я боюсь вопросов, откуда знал про нож, но Маузер ведет себя как ни в чем не бывало. С размаху пнув ремарца в живот, он пакует всех в автозаки и наконец подходит ко мне.

– Спасибо, – просто говорит он, пожимая мне руку.

– Не за что, – отвечаю я.

Машины жандармерии огибают наши «скорпионы» и направляются в сторону базы Кентавр. Лишь когда они скрываются за углом, к моим товарищам возвращается дар речи, и они задают тот самый неудобный вопрос:

– На каком фото ты его видел, Маркус?

– Просто предчувствие, – пожимаю я плечами. – И ни на каком фото я его не видел.

– Да ты прямо гребаный ясновидец, – кричит Усиль, запрыгивая в машину.


Воскресенье, 17 апреля, 15.05


Спрятавшись в клубе, я набираю номер родителей. Долго жду, пока отец подойдет к аппарату и соизволит ответить. Такое впечатление, будто я оторвал его от какого-то важного занятия. Впрочем, скорее всего, я бы не удивился, если бы он меня не узнал.

– А, это ты, Маркус, – слегка рассеянно говорит он. – Знаешь, я тут немного вздремнул. Мама, впрочем, тоже. Мы как раз смотрели сериал по телевизору, и что-то нас сморило. Похоже, это все из-за погоды: сегодня низкое давление.

Я мысленно заготавливаю большую ложь, которая может оказаться правдой.

– Папа, я хотел сказать, что нам отменили отпуска. Я тебе раньше говорил, что обязательно приеду на вашу годовщину, но не получится. Слишком много всего происходит.

– Ой, жаль, мама очень расстроится.

– Увы, – я вздыхаю в телефон. – Может, через месяц или два.

– Скажи-ка мне еще, сынок, как ты себя чувствуешь? У нас все по-старому – у мамы болит поясница, она хочет попасть в санаторий, и, похоже, доктор Шмидт наконец выпишет ей направление.

– У меня тоже все по-старому, папа. Всё в порядке.

– Ну, хорошо, я очень рад. Передам все маме, когда проснется.

– Держись, папа. Привет маме, и до связи.

– До связи. – Он быстро кладет трубку.

Когда мы заканчиваем разговор, я вновь ощущаю комок в горле.


Понедельник, 18 апреля, 12.25


Дети способны взбесить кого угодно, и с ними хуже всего. Нас занесло в сквер на задах начальной школы, где якобы видели автомобиль с Муратом Хашией, номером десятым в списке нашей разведки. Естественно, автомобиля никаких следов, но мы ждем, пока не объявят отбой операции. Раздается звонок, и ребятишки выбегают на перемену.

Тотчас же заметив три «скорпиона» за сеткой школьного стадиона, они со всех ног бросаются к нам. Ларс был бы вне себя от радости, он обожает детей, но сейчас его послали в другое место, а здесь три остальных отделения. У меня возникает ощущение, что от воплей, раздающихся в нескольких метрах от нас, с Адамом Вернером сейчас случится удар. Несколько десятков загорелых учеников что-то кричат нам, размахивая руками за оградой.

Самые сообразительные, подобно разумным осьминогам, выбрали обходной маневр. Вместо того чтобы подойти к сетке, они пробежали по школьному коридору или нашли какую-то дыру, и теперь мчатся по тротуару в нашу сторону. Вскоре они тесным кольцом окружают патруль.

– Дай конфет, дай шоколад!

– Ты друг, ты хороший.

– Они говорят по-раммански? – удивляется Норберт Гримм.

– Несколько слов, не больше, – отвечает Пурич.

Тем временем осмелевшие ребятишки подходят еще ближе, хлопая по обшивке машин и хватая нас за рукава. Вернер совершает большую ошибку, достав из кармана жилета батончик и вручив его маленькой девочке. Поднимается суматоха – всем хочется его получить. Или получить что-нибудь другое – неважно, лишь бы не вернуться с пустыми руками.

– У меня больше нет, правда нет, – объясняет Вернер.

– Дай, дай!

– Дай денег, десять вианов! – требует стоящий впереди мальчишка.

– Нет мама, нет папа, ты друг.

– Ладно, блядь, хватит! – не выдерживает Гаус.

Забросив автомат на плечо, он вытаскивает из штанов армейский ремень и с силой хлещет им о крыло «скорпиона». Удар столь громкий, что слышен даже сквозь детские вопли. Дети мгновенно отскакивают на несколько шагов и начинают плеваться в нашу сторону.

– Хуйло! – кричит мальчишка, требовавший вианы.

– Ебанаты!

– Пососи хер!

Мы аж покатываемся со смеху.

Внезапно раздается звонок, и вся толпа за несколько секунд исчезает. Так же как раньше сломя голову бежали к нам, теперь они мчатся обратно на уроки. Стоит признать, что чувство долга победило нокаутом. То ли занятия настолько им интересны, то ли ремаркские учителя держат учеников в ежовых рукавицах.

Несколько мгновений мы не можем прийти в себя после этого нашествия гуннов. Сержант Голя, который все это время провел в машине, высовывается в окно и зовет нас к себе. Он сообщает, что Мурата Хашию застрелил на другом конце города отряд сержанта Северина, с которым было отделение Нормана. Погибли трое террористов, никто из наших солдат не пострадал.

Больше нам тут нечего делать. Мы возвращаемся в «скорпионы» и направляемся обратно на базу. Никому уже не до смеха. Настроение в Ремарке меняется крайне быстро – мы ведем здесь маниакально-депрессивную войну.


Вечером Усиль не устраивает мне дикий скандал, лишь бросает несколько ругательств и отворачивается к стене на своей койке. Он злится, что в Палат-Горга мы избили Оскара Бенеша, вместо того чтобы прийти с этим к нему. Что интересно, командиру пожаловался вовсе не Бенеш – малыш Альбин, которого мы защищали от преследований, сегодня случайно проболтался. Курьезная ситуация, но я ни в чем не виню Хокке. Он не просил нас вмешиваться – мы сами приняли решение.

– Петер, мы не пришли тогда к тебе, потому что сам бы ты все равно не справился. Это та еще скотина, – пытаюсь я смягчить ситуацию.

– Отвали, Маркус. Я думал, мы друзья.

– Ты прекрасно знаешь, что мы ничего не продумывали заранее. Порой человек действует в состоянии стресса и совершает поступки, о которых потом жалеет.

– Вы не просто так это сделали. Вы подготовились.

– У нас в той пустыне крыша поехала. – В ответ он лишь поворачивается ко мне и злобно на меня смотрит. – Впрочем, ничего с ним не сделалось. Может хоть танцевать, хоть кувыркаться.

– Я должен пойти к сержанту и обо всем ему рассказать.

В моей голове что-то щелкает, будто невидимая рука выключила свет.

– Петер, мать твою, я скажу тебе, что ты должен! Ты должен реагировать, а не делать вид, будто нет никаких проблем. Хорошо, что Ларс заметил, а то этот скот замучил бы парнишку. Где твои глаза, в жопе?

– Не учи меня, блядь!

– И не собираюсь. Пойду проветрюсь. – Я встаю с койки, натягиваю штаны и ботинки. – Я нисколько не жалею, что мы дали ему пизды. Жалею только, что ничего тебе не сказал.

Я выхожу из комнаты и сперва сворачиваю к своим парням, но потом спускаюсь на первый этаж, пересекаю холл и закуриваю у входа в казарму. Скоро отбой, и охрана начнет гонять болтающихся без дела.

Я думаю о том, что бы стал делать, если бы меня здесь подкараулил Оскар Бенеш. Стал бы молча драться, погибнув от его руки, или начал бы орать как последнее дерьмо? Точно не знаю – человек никогда до конца не знает, как себя поведет перед лицом опасности. Пока что этот сукин сын избегает встречи как огня. Но до меня дошли слухи, будто он угрожал Труману и Инке из своего отделения, о чем Петер наверняка тоже не имеет ни малейшего понятия.

Бенеш никому не пожаловался. Стыд и злость не позволили ему искать спасения – ему пришлось бы признаться, что мы вытащили его с голой задницей из гальюна и унизили до предела. Но я готов поспорить, что он ежедневно строит планы мести. Такие, как он, никогда не забывают обид. Идея решить вопрос по-своему уже не выглядит столь удачной, как тогда. В конце концов придется что-то с этим делать.

Слова Петера не особо меня волнуют – во-первых, у меня хватает и других забот, а во-вторых, сержант Голя скорее устроил бы втык ему, а не нам. Другое дело, если бы с Бенешем случилось что-то серьезное – тогда у нас точно были бы неприятности, и хорошо еще, если бы все закончилось только гауптвахтой.

– Маркус? – вырывает меня из задумчивости женский голос.

Повернувшись, я вижу Неми, только что вышедшую из-за угла здания.

– Ты вернулась!

Я подбегаю к ней и обнимаю что есть силы, так что у нее перехватывает дыхание.


Парни, стоящие на посту перед зданием для гражданского персонала, лишь многозначительно улыбаются и на всякий случай отходят подальше, чтобы не задавать глупых вопросов. Сколько из них заглядывают в комнаты к девушкам? Наверняка не один. Я слышал про сержанта, который напился на базе Омах в Йоне и утром не явился на поверку. Его нашли в постели молоденькой медсестры, мисс медсанчасти. Последовал серьезный нагоняй и еще более серьезные проблемы, зато он обрел славу до гробовой доски.

Мы поднимаемся на второй этаж. Неми тащит меня за собой в комнатку в конце коридора, закрывает дверь и стаскивает с меня футболку. Она ничего не говорит, лишь тихо мурлычет, что приводит меня в бешенство. Мы молниеносно избавляемся от одежды и, переплетясь, валимся на койку. Что-то трещит под нами, но кого это волнует? Идет война, и потери неизбежны. Весь дрожа, я вхожу в девушку, и на меня накатывает лишающая чувств волна блаженства.

Сперва Неми лежит подо мной на спине, потом переворачивается на живот, выставив изящную попку. Я ударяюсь о ее ягодицы с таким рвением, будто хочу войти внутрь целиком. Она не издает театральных стонов, как многие другие женщины, скорее вздыхает. И еще это низкое, кошачье урчание. Стиснув пальцами простыню, она ритмично движется подо мной, и у меня создается впечатление, будто от возбуждения я сейчас сойду с ума.

Когда все заканчивается, мы лежим в смятой постели – я, весь в поту и тяжело дыша, словно пес, и она, ароматная и теплая. Она прижимается ко мне, говоря то, что я так желал услышать, – что она каждый день за меня беспокоилась и долго ждала этого мгновения.


Я страшно боюсь ей ответить, опасаясь все испортить. Боюсь даже пошевелиться, хотя у меня слегка немеет рука. Мне хотелось бы забрать отсюда Неми и уехать куда-нибудь, на другую сторону земного шара, или хотя бы окружить ее невидимым барьером. Я знаю, что теперь мне станет еще труднее здесь находиться.

Мы пьем воду из помятой бутылки и курим в окно, хотя это строго запрещено. Неми рассказывает о своем пребывании дома и о похоронах любимой бабушки. Отпуск она, однако, продлила для того, чтобы поехать в Портсаил, в Центральную публичную библиотеку.

Там она нашла какие-то материалы насчет Филипа Мейера и пустыни Саладх. Она отправилась в это рискованное путешествие ради меня, решила выяснить, что случилось в Кумише. Об этом она не упоминает, но для меня это очевидно, и я ей крайне благодарен. Наши тени слились, и, даже если нас разделит жизнь или смерть, отчасти мы будем принадлежать друг другу.

Наконец я тайком выскальзываю в казарму. Хотя у меня тяжело на душе, я одновременно ощущаю себя легким будто перышко.


Пятница, 22 апреля, 11.05


Дорога в сторону Саддры проходит на юге Хармана, ничем в принципе не отличаясь от других дорог, за исключением северной окружной, – одна полоса, потрескавшийся асфальт, низкая застройка, в которой преобладают обшитые жестью пустые склады и станции техобслуживания. По обеим сторонам растут карликовые сосны и пальмы. Движение исключительно местное – дальше на юге, не считая нескольких деревень, находятся горы, и туда не идет никакой транзит.

Мы мчимся по дырявому покрытию – отделение Ларса и мое. Полчаса назад попал в засаду и был обстрелян полицейский конвой. Они спрятались в какой-то придорожной гостинице: у них раненые и они боятся двигаться дальше. Нам остается преодолеть еще пару километров, когда приходит приказ возвращаться. Я кричу по радио, что сейчас мы будем на месте, но дежурный офицер не желает дискутировать. Что-то случилось на базе Кентавр, которая подверглась атаке повстанцев. Нужно немедленно ехать туда и оказать поддержку другим отрядам.

Я даю сигнал остановиться на обочине и быстро совещаюсь с Норманом.

– Хрен там! – говорю я Балларду, вернувшись в «скорпион». – Езжай дальше. Через несколько минут подъедем к той гостинице. Забираем ремарцев и пиздуем обратно.

– Так точно, – кивает Крис.

Пуричу я приказываю, чтобы, добравшись до места, он передал командиру конвоя, что у них в буквальном смысле пять минут. Если они не успеют собраться, следующий патруль может приехать за ними завтра или не приехать вообще. В этом борделе никогда не знаешь, чего ждать.

Когда мы въезжаем на парковку, я вижу полицейские машины – два патрульных автомобиля и один микроавтобус, стоящие у входа в здание. В нашу сторону бежит седой капитан, командир отряда. Оказывается, что он немного говорит по-раммански, так что мне не приходится пользоваться помощью Даниэля, и мы кое-как объясняемся.

– Страшно, страшно, – повторяет ремарец. – Наши товарищи ранены. Я очень рад, что вы здесь.

– У вас пять минут! – кричу я, показывая на часы. – Пять минут, капитан. Мы должны немедленно возвращаться в Харман. Понимаете?!

– Да, понимаю, – энергично кивает он.

– Что вы тут делали? – спрашиваю я, поспешив за ним в сторону обшарпанной гостиницы.

– Нападение на деньги из Саддры.

– Сколько нападавших?

– Четыре машины. Много людей, но сбежали на юг.

Может, кто-то предупредил их, что идет помощь, и они отступили. Это вовсе не обязательно могли быть повстанцы – просто обычные сраные бандиты. Если кто-то проболтался, что конвой с деньгами едет из одного города в другой, этого вполне можно было ожидать.

В ресторане я вижу десятка полтора полицейских, которые сжимают в руках пистолеты и старые автоматы. На полу лежат трое окровавленных раненых. Хозяин, пожилой тип с заметной лысиной, сидит с детьми в углу, испуганно озираясь вокруг. Капитан отдает поспешные приказы, и начинается основательная суматоха. Полицейские бегут к машинам, сбивая друг друга с ног. Они выносят раненых и несколько мешков с деньгами, которые забрали с собой.

Мои люди помогают им погрузить все в машины. Второе отделение следит за ситуацией на дороге. До этого времени проехали два легковых автомобиля и скутер. Одна из патрульных машин на парковке оказывается неисправной – ее шины и радиатор продырявлены пулями, так что полицейским приходится ее бросить. Они запихивают раненых и часть отряда в микроавтобус.

– Где ближайший комиссариат?

– Да, – отвечает капитан.

– Что «да»?! Я спрашиваю, где комиссариат полиции?

– А, понимаю. Недалеко, вы проезжали по дороге.

– Там мы расстанемся, капитан. Понимаете? Мы не можем отвезти вас в центр – у нас другой приказ. Нас вообще не должно здесь быть!

На всякий случай я прошу Пурича перевести. Мы торчим тут уже почти десять минут и больше тратить время не можем.

– Хорошо, я вас очень благодарю. – В глазах ремарца стоят слезы. – Вы нас спасли.

Мы выстраиваемся в колонну на дороге. Отделение Нормана едет первым, за ним полицейские машины, а в конце мы. Ларс задает быстрый темп, и мы подпрыгиваем на выбоинах, но за полчаса доезжаем до перекрестка, где патрульный автомобиль и микроавтобус сворачивают к комиссариату. Несколько секунд машины воют на прощание сиренами и мигают фарами. Не понимаю, почему им на помощь не выехали другие полицейские. Отсюда им было значительно ближе, чем нам с базы Эрде. Но это неважно – нужно пробиваться к Кентавру.


Ее зовут Эстер. Я помню это имя.

Я многократно прокручиваю его в памяти, чтобы не забыть. Знаю, что она высасывает из земли тепло, благодаря которому я существую, но поступает так не исключительно ради себя. Она заботится о ком-то великом, словно Бог, кормит путника, путешествующего по иным мирам, желая освободить его из черной тюрьмы.

– Маркус, что с тобой? – Баллард отрывает взгляд от дороги и толкает меня в плечо.

– Не знаю, что-то вдруг отключился.

– Ты закрыл глаза и начал бормотать, будто во сне.

– Все хорошо, – успокаиваю я и его, и себя. – Просто устал.

Мы сворачиваем влево и въезжаем на узкую площадь, а может, широкую улицу, перед главными воротами базы Кентавр. Здесь полно «скорпионов», бронетранспортеров и других машин МСАРР. Если бы собрать вместе всех солдат, набралась бы как минимум рота. Над головой поднимается дым, в воздухе носятся дроны, а на фоне всего этого видна дыра на месте разрушенных ворот и горящий грузовик типа «Кавказ».

Подъехав как можно ближе, мы выскакиваем из машин. До нас постепенно доходит, что террорист-самоубийца протаранил заграждение перед въездом и ударил чудовищем весом в полтора десятка тонн в ворота Кентавра. Огромный самосвал наверняка был до краев заполнен взрывчаткой. От взрыва обрушилась часть стены, отделяющей улицу от базы; в радиусе нескольких сотен метров в домах вылетели стекла. Под ногами хрустят осколки.

Мы продираемся к воротам, чтобы увидеть масштабы разрушений. Изуродованный кузов «Кавказа» выглядит так, будто на него наступил великан. Кабина практически исчезла, не видно и створок ворот, зато повсюду валяются обломки и человеческие останки. Всех солдат, стоявших на посту перед базой Кентавр, сдуло или разорвало в клочья. Погибло также множество гражданских, традиционно выстроившихся в очередь к консульству.

База Кентавр была первой, где дислоцировались подразделения миротворческих сил в Хармане. С самого начала миссии тут размещалось официальное представительство Республики Рамма, командование первого пехотного полка, спецподразделения и большая вертолетная площадка, для которой использовался старый футбольный стадион и окрестные поля. Солидных размеров квартал города окружили стеной и вывели из-под юрисдикции ремаркских властей. Но в любом случае по мере развития ситуации и отправки на юг очередных батальонов потребовалось создать новую базу на окраине. Так возникла база Эрде.

Террористы неоднократно угрожали атаковать Кентавр, однако до сих пор не случилось ничего серьезного, кроме одиночных попыток обстрела из минометов и нескольких самоубийственных атак пеших отрядов. Данное место казалось наиболее укрепленной и лучше всего охраняемой базой МСАРР во всем Ремарке. До сегодняшнего дня.

В толпе появляется лейтенант Остин и отдает приказы подразделениям, которые еще не получили задания. Наша роль состоит в первую очередь в том, чтобы вывести из опасной зоны остатки местных жителей и отгородить площадь от улицы Шенфельда. Мы расставляем барьеры, которые привозят ремаркские пожарные. Остальной ВБР находится дальше, образуя внешнее кольцо, которое отделяет автомобильное движение от площади. Мы работаем с людьми сержанта Северина – отделения Соттера и Масталика охраняют участок рядом с нами, отделение Бернштейна и Листа – чуть дальше.

– Как, блядь, могло случиться, что такая здоровая машина въехала в самый центр?! – размышляет вслух капрал Соттер. – Да та их гребаная полиция должна была несколько раз остановить его по пути!

– Недалеко отсюда стройка, – говорит рядовой Лукас. – Мы проезжали там, и я видел еще два «Кавказа». Они делают какую-то насыпь или что-то вроде.

– Твою мать. – Ремми Кранец трет ладонями закопченное лицо. – В жизни не видел такой бойни. Кишки на деревьях, ноги и руки валяются по всей площади, повсюду кровь…

– Хватит, блядь! – У Масталика дрожит подбородок. – Сосредоточьтесь на работе.

Хорошо, что у нас была своя задача, и мы появились здесь с опозданием. Тем, кто оказался тут в числе первых, в том числе взводу сержанта Северина, еще много дней будут сниться кошмары. Не хотелось бы, чтобы то же самое коснулось моих парней.

Над площадью пролетает вертолет медслужбы, воют сирены, из пожарных шлангов на горящие останки грузовика льется вода. Если бы кто-то сделал фотографию происходящего, он запечатлел бы на ней лицо ремаркской войны. Но подобное как-то никому не приходит в голову.


Понедельник, 25 апреля, 14.30


На тротуаре лежит мой первый труп. Он еще жив и дрожит под болоньевой курткой, которую Пурич накинул ему на лицо и грудь, но на самом деле он уже мертв.

Он вышел из подворотни, когда мы поспешно бежали по улице в сторону полицейского участка, вызванные к схваченному террористу. Улочка оказалась слишком узкой, чтобы проехать по ней на «скорпионе», и отделение Вернера осталось у машин на перекрестке. Мы как раз миновали въезд в серый двор и прошли несколько шагов, когда из тени появился этот парень. Баллард, страховавший с тыла, заметил движение и сообщил остальным.

Я все еще ощущаю дрожь, вспоминая случившееся: иду в середине и резко оборачиваюсь, когда юноша достает из кармана штанов пистолет, настолько медленно и неуклюже, что, прежде чем он успевает прицелиться, мы уже прикладываем к плечам автоматы. Крис стреляет первым, но промахивается, хотя ему ближе всего. Парень поднимает руку и целится ему в лицо. Я нажимаю на спуск, всаживая три пули прямо в его грудную клетку, и по всему моему телу пробегает холодная судорога.

Ремарец падает наземь, не издав ни стона. Пистолет выпадает из его руки. Подбежавший Пурич пинком отбрасывает оружие к стене. Несколько проходивших мимо женщин поднимают крик и вой, из окон выглядывают люди. Баллард стоит рядом со мной, недоверчиво качая головой.

– Блядь, Маркус, я не попал.

– Может, ты стоял слишком близко, – шепотом говорю я. – Издали стрелять легче.

Сегодня я вступаю в «черный клуб», к которому принадлежат те из моих товарищей, кто убил человека, – Водяная Блоха, Пурич, Баллард, Вернер и многие другие. Иногда ты видишь лицо жертвы, иногда твой выстрел оказывается неточен. Юноша, который лежит у наших ног, наверняка хотел отомстить за какой-то поступок, совершенный нами в прошлом, может, за смерть отца или арест брата. Он совершил нечто вроде самоубийства, обременив тем самым мою совесть.

В крови еще бурлит адреналин, но желудок уже наполняется тошнотворной тяжестью, которая отравит меня так же, как и остальных. Единственное, что я могу сделать, – избавить жертву от мучений. И потому, хотя мы должны оказать ему помощь или просто ждать, пока он истечет кровью, я подхожу ближе и добиваю его выстрелом в сердце.

Пурич молча крестится, за всех нас.

– Идем, – говорит он. – Нас ждут в участке.

– А с ним что? – спрашивает Гаус.

– Пусть забирают. Гребаная война.

В Ремарке никто уже не рассчитывает на снисхождение. После случившегося на базе Кентавр командиры намеками дали нам понять, что по мере возможности нам не следует брать пленных. Мы должны сломить боевой дух этих фанатичных ублюдков, прежде чем они сломят нас. Даже если это безусые юнцы, которыми манипулируют служители культа.

Глава третья

Вторник, 26 апреля, 13.30

Харман, провинция Саладх, Южный Ремарк


Вчера я убил человека, сынок. Можно сказать, действовал в целях самообороны: если бы я этого не сделал, он убил бы или тяжело ранил моего друга, а может, и меня. Я до сих пор не могу назвать то чувство, которое меня одолевает, и не знаю, мой дорогой, в каком виде оно осядет в моей душе, чтобы остаться навсегда.

Самый худший лозунг, какой только придуман за всю историю, – «Да здравствует смерть!» Это в чистом виде отрицание жизни, черный некрофильский штамп. Как сказал когда-то профессор Мигель де Унамуно-и-Хуго: «И я, человек, который провел свою жизнь в формулировании парадоксов, вызывавших гнев у тех, кто не улавливал их смысла, должен вам сказать, как опытный авторитет, что у меня вызывает отвращение этот варварский парадокс».[1]

Сынок, ты должен знать, что, хотя меня окружает смерть и мне придется убить еще многих людей, я никогда не встану на ее стороне, ибо смерть – отсутствие возможностей и отсутствие выбора, отсутствие времени, которое ты можешь использовать или потерять. Можно думать о ней как об избавлении от страданий, но кто испытает облегчение, когда ты умрешь?


Парни зовут меня к телефону в конце коридора. Звонит сержант из караульного помещения внизу, сообщая, что капитан Заубер ждет у входа и ей нужно срочно со мной поговорить. Поправляя на ходу помятую форму и пытаясь взять себя в руки, я сбегаю по лестнице. Начальница медсанчасти уводит меня на улицу, чтобы переговорить без свидетелей.

– Как ты себя чувствуешь, Маркус?

– Вчера я убил человека, госпожа капитан. До сих пор трясет.

– Ты прекрасно знаешь, что я спрашиваю не об этом. Хотя и это тоже важно. – Она закуривает, а затем угощает и меня. – Хорошо, что тебя трясет. Если бы вся эта дрянь накапливалась бессимптомно, тебе в конце концов башку бы снесло.

Перед моим мысленным взором возникает катящаяся по бетонному плацу голова в шлеме.

– Вы про то, что случилось в Кумише?

– Да, капрал. Мне нужно знать, есть ли у тебя какие-то галлюцинации или иные нарушения сознания. Расскажи обо всем, что кажется тебе необычным.

Я пытаюсь сообразить, какую цель преследует доктор Заубер, заводя со мной этот разговор. Возможно, это любопытство ученого, шанс на крупное открытие, а может, она сотрудничает с Вилмотсом и собирает данные для разведки. Но я знаю, что если бы она хотела мне навредить, то давно бы уже это сделала.

По сути, я полностью отдан на ее милость. Многие на моем месте наверняка бы обрадовались, что кто-то обнаружил электрод, и сбежали бы из этого проклятого места, даже в тюрьму. Но для меня это нечто вроде вызова, я ощущаю боль уязвленного самолюбия. Да и куда мне возвращаться?

Я рассказываю о голубом свечении перед глазами и мрачных картинах, которые я видел на госпитальной койке, – о чудовище, истекающем кровью глубоко под землей, о словах, приходящих ниоткуда или из самых дальних закоулков памяти, о том, что я всю жизнь пребывал на грани безумия, которое здесь существует физически. А в конце я добавляю пророческое видение во время ареста повстанцев отрядом жандармерии, выкладывая все карты на стол.

Госпожа доктор слушает с интересом, не перебивая. Мы подходим к дверям медсанчасти и останавливаемся под небольшим навесом. Начинает моросить мелкий дождь, которого я наверняка бы даже не заметил, если бы не громкий стук капель о жесть.

– Ценю твою откровенность, капрал, – улыбается Линда Заубер. – Теперь ты понимаешь, что можешь мне доверять?

– Да, госпожа капитан. Но зачем вы все это для меня делаете?

Она на мгновение закрывает глаза и делает глубокий вдох.

– Несколько лет назад покончил с собой мой сын – выпрыгнул из окна в свой девятнадцатый день рождения, из-за того, что провалил экзамен в мединститут. Моему мужу хочется верить в несчастный случай, но я знаю, что его убила депрессия. Когда я узнала, что ты прошел процедуру ГСМ, я не могла пройти мимо. Чем-то ты напоминаешь мне его.

– Прошу прощения, что спросил. – Я не знаю, куда девать взгляд.

– Не извиняйся, Маркус. Из-за личной трагедии я остро реагирую на некоторые ситуации. За тобой я внимательно наблюдаю с февраля, а теперь пытаюсь понять, с чем ты столкнулся в Кумише. Я уже разговаривала с лейтенантом Остином и собираюсь побеседовать с капитаном Беком и майором Гиггсом. Я знаю, ты готов на все, чтобы выяснить, что с тобой случилось, и обещаю тебе помощь. Воспользоваться ею или нет – решай сам.

– Спасибо, госпожа капитан. Обязательно воспользуюсь.

– Хорошо. – Заубер нервно кусает губы. – Я немного покопалась в медицинской документации. Случай Виктора Гинека и твоих товарищей по взводу не уникален. Что-то подобное случилось по крайней мере однажды во время Пятого контингента. Двоих солдат из Тригеля во время патруля в пустыне поразило нечто, описанное свидетелями как яркая вспышка.

– Не знал.

– Похоже, в каждом контингенте случались необъяснимые происшествия и исчезновения в пустыне Саладх, которые командование прятало под сукно. А наши союзники по коалиции в подозрительной спешке покинули форпост Дисторсия. Попробуем выяснить этот вопрос, пока туда снова не послали вашу роту. А в том, что вас туда пошлют, можно не сомневаться – это лишь вопрос времени.


Четверг, 28 апреля, 02.30


Я просыпаюсь, оцепенев от страха и не в силах пошевелиться. Хочется встать или позвать Петера, но тело не слушается. Широко раскрыв глаза, я не вижу ни очертаний мебели, ни отблесков на стенах от фонаря на плацу.

Часы на полке показывают половину третьего. Больше я ничего не успеваю разглядеть, еще глубже проваливаясь в жаркое подобие сна, заполненное голубым светом, который пронизывает мозг и течет вдоль позвоночника, выкручивая каждый нерв.

Я снова лежу на полу школы в Кумише и скрежещу зубами, видя сквозь ножки столов и стульев, как Ротта терзает невидимая сила. Голова солдата ударяется о пол, изо рта течет пена. Джим таращится на меня и, кажется, пытается что-то сказать, но слова, которые я слышу, исходят не из его рта – просачиваясь в меня вместе со светом.

Я превратился в белковый световод, по которому мчится информация. Содержания не помню – хаотические фразы не складываются воедино. Но я помню тембр голоса – теплый и металлический, определенно женский. И помню, что существо, говорившее со мной, звали Эстер, и оно однозначно не было человеком.

Паралич внезапно отступает, и я столь резко дергаюсь на койке, что с грохотом приземляюсь на пол. Усиль просыпается и зажигает лампочку над головой, полусонно глядя, как я карабкаюсь обратно на свою пропотевшую койку.

– Что случилось, Маркус?

– Уф-ф… – я делаю глубокий вдох. – Ничего особенного, кошмар приснился.

Он гасит свет и отворачивается к стене, а я мысленно повторяю единственное имя, словно благодаря этому могу понять нечто большее.


Вторник, 3 мая, 18.05


Мой коммуникатор ожил. С утра я получил несколько сообщений, но не все открыл. Ответил только отцу, который коротко написал, что желает мне здоровья и счастливого возвращения домой. «Спасибо, папа». У меня нет особого настроения праздновать свой тридцать третий день рождения, и я никому не признаюсь, что он именно сегодня. Не люблю напускных любезностей и похлопывания по спине.

Сержант Голя объявил после обеда, что мы должны провести осмотр машин, немного их почистить и заправить топливом и маслом, так что мы поехали на край базы, к ангару механиков. Несколько парней, интересующихся техникой, копаются вместе с ними под капотом и заглядывают снизу. Главенствуют Усиль и Гаус, которые со знанием дела рассказывают молодым солдатам, насколько важна конфигурация шасси в форме буквы V, что ослабляет поражающую силу дорожных мин. Может, это и правда, но, честно говоря, конструкция эта мало чем поможет, если «айдик» вдарит сбоку.

Остальные протирают стекла, чистят кузова с помощью пневматических моек и высыпают изнутри песок. Мы проделываем это каждые несколько недель, но всякого дерьма внутри набралось до дури. Ларс заодно находит любимый брелок, завалившийся в какую-то щель, и с гордостью показывает подвеску в форме пули с выгравированным сердцем и именем своей жены. Мария Норман подарила ему этот брелок перед миссией. Меня его история волнует мало, но я терпеливо выслушиваю ее, поскольку парень мне нравится.

Когда мы уже собираемся покинуть мастерскую, появляется сержант и отзывает меня в сторону. Мы выходим из здания и останавливаемся возле бочки, в которой иногда сжигаем собственное говно. На базе Эрде не всегда работает канализация, а туалетные кабинки опорожняются по графику.

– Что там за история с Бенешем? – спрашивает Голя. – Что ты, блядь, натворил?!

– Вы про что, господин сержант?

– Маркус, не делай из меня идиота, а то запихну тебя, блядь, в эту бочку. – Сержант по-настоящему зол. – Я знаю, что его отпиздили в Палат-Горга и что это была твоя идея. У меня есть приятель в жандармерии, который сообщил мне по секрету, что сегодня утром Бенеш приходил подать жалобу. Вы что там, вообще ебанулись – самосуд устраивать?

Я все рассказываю Голе – о преследовании Хокке и о том, что рядовой Бенеш не реагировал на предупреждения. Я не пытаюсь врать и признаю вину, но, думаю, хуже всего для сержанта не само происшествие. Его бесит, что он ничего не знал и что Усиль допустил подобное. Именно командир отделения должен заметить проблему и первым ее решить. А мы с Ларсом, как подобает верным псам, обязаны были доложить командиру взвода.

– Дай сигарету, – говорит Голя, который обычно не курит.

Я угощаю его и щелкаю зажигалкой. Последовать его примеру мне не хватает смелости.

– Господин сержант, я не думал, что он пойдет к «жетонам». Я был уверен, что он поведет себя как мужик.

– Маркус, тебе, похоже, кто-то в башку насрал. Ты страшно меня подвел тем, что так подставляешься. Я хотел представить тебя к повышению. Ты моя правая рука, а ведешь себя как дебил. Еще раз сделаешь что-нибудь подобное, и я твою жопу спасать не стану. И никакие заслуги и прочее не помогут, понял?

– Да, господин сержант.

– Решим все по-тихому – свидетелей у этого мудака нет, а сам он заявил о случившемся только месяц спустя. Мой приятель его обругал, а потом вышвырнул за дверь. Но с такими делами ты должен приходить ко мне!

– Так точно!

– Ну вот! – Он с силой хлопает меня по плечу. – Думай, что делаешь, сынок. И не рискуй всем ради какого-то пидорка, ибо оно того не стоит.

Я лишь киваю, не зная, что ответить.

– Кстати, заодно: я слышал, что жителей Кумиша нашли целыми и невредимыми на следующий день после случившегося с тобой. Похоже, у них была нечиста совесть, и они от нас попрятались. В окрестностях полно старых шахт и прочих дыр, оставшихся от рудников. Переждали, пока мы уйдем, а потом вылезли из нор, будто звери.

Когда мы заканчиваем разговор, в голове у меня полная сумятица. Мало того, я едва не сталкиваюсь с Оскаром Бенешем, который смотрит на меня с холодной ненавистью. Губы сами складываются в слово «стукач», но в последний момент я отворачиваюсь. Мне не хочется провоцировать драку, тем более что главным образом я сейчас думаю о том, насколько банальной оказалась причина исчезновения жителей селения.

Если, конечно, сержант Голя сказал мне правду.


Четверг, 5 мая, 20.00


Короткое собрание на задах здания для гражданских. Наплыв приказов и текущих заданий не позволил нам встретиться раньше. Слишком многое происходит в Хармане – постоянно взрываются бомбы, кто-то гибнет в стычках с партизанами или получает ранения. Но после разговора с сержантом два дня назад стало ясно, что нужно действовать.

Мы с Баллардом и Вернером ждем Неми, чтобы в точности выяснить, что она нашла в библиотеке в Портсаиле. Девушка спускается к нам с распечаткой и раздает каждому по экземпляру. Я горжусь ею – она все предусмотрела. Сейчас она выглядит еще привлекательнее, чем обычно, но я быстро об этом забываю.

Я пробегаю взглядом страницу с переводом интервью с ремаркским физиком Филипом Мейером. Парням я объясняю, что он работал в исследовательском институте на территории будущей базы Дисторсия и по просьбе геологов из Йона изучал происходящие в пустыне Саладх феномены. Кто-то стер из Сети бо́льшую часть его работ, но интервью каким-то чудом сохранилось в архивах, – может, потому, что оно вышло на страницах известного журнала «Rocket Science», попало ко многим адресатам и не переводилось в цифровую форму.

С каждой прочитанной фразой до меня все больше доходит, что я прав. То, что произошло в Кумише, и все случаи, о которых упоминала доктор Заубер, наверняка имеют общую причину. Адам и Крис тоже это чувствуют, хотя я уже успел рассказать им о «чудесном» возвращении жителей селения. Вряд ли сержант Голя сознательно пытался ввести меня в заблуждение, но кто-то мог сообщить ему липовую информацию.

– Нужно с этим что-то делать, – наконец говорит Вернер. – Попробую что-нибудь выяснить, у меня даже есть кое-какая идея. Но нужно также сообщить командиру батальона, что в пустыне наши отряды подстерегает опасность.

– Офицеры не станут тебя слушать, – возражает Баллард. – Не понимаешь? У них свои цели, и они не станут их менять из-за какого-то текста, написанного ремарцем. Доктрина видимости будет воплощаться вплоть до победы.

– Возможно также, что они давно знают об опасности и им на это наплевать, – печально улыбается Неми. – Учтите это.

– Либо они специально посылают нас в район аномалии, чтобы посмотреть, что будет.

– Успокойся, Маркус, не настолько же они кретины.

– Уверяю тебя, Адам, – еще какие. – Баллард сплевывает на бетон. – Из того, что говорил Маркус, следует, что лишь капитан Заубер осознает всю серьезность ситуации. Но она как раз мало что значит за пределами своей медсанчасти. В первую очередь она врач.

– Так или иначе, если нас снова пошлют в пустыню Саладх, мы и впрямь окажемся в полной заднице, – подытоживаю я.


По возвращении в казарму я еще раз заглядываю в интервью с кричащим заголовком:

«Имеем ли мы дело с переломным открытием в области физики? Потрясут ли последние исследования в пустыне Саладх научный мир и подвергнутся ли изменению учебники по физике, химии и математике?

Сегодня гость нашего журнала – профессор Филип Мейер, один из самых выдающихся физиков-теоретиков нашего времени, многократный лауреат премий в области физики и математики, автор свыше двухсот публикаций в самых престижных научных журналах, в том числе в „Physical Review“.

Томас Кох: Господин профессор, наши пути пересеклись много лет назад, когда мы оба учились на физфаке Университета Йона. В отличие от меня, вас всегда считали гениальным студентом. По завершении учебы вы остались в университете и продолжили научную деятельность на кафедре теоретической физики.

С тех пор прошло немало лет, но, пользуясь нашим старым знакомством, я попросил вас о встрече и коротком комментарии к событиям, имевшим место несколько недель назад в пустыне Саладх, в окрестностях холма Отортен.

Как так случилось, что в том месте, где ведутся рутинные геологические работы, как нам стало известно из рассказов свидетелей, наблюдались многочисленные и весьма сильные электромагнитные аномалии, а вскоре там появился один из самых выдающихся физиков мира?

Филип Мейер: Здравствуйте, господин редактор. Да, меня пригласили участвовать в исследованиях, как до сих пор казалось, невиданных аномалий распределения магнитного поля, следствием которого являются локальные электромагнитные разряды.

Т. К.: «Как казалось»? Значит ли это, что речь идет вовсе не об аномалиях распределения магнитного поля?

Ф. М.: Исследования еще продолжаются. На данный момент я с большой долей уверенности могу утверждать, что упомянутые аномалии реальны, но представляют собой следствие иного явления. Наблюдаемые электромагнитные разряды – лишь вершина айсберга.

Т. К.: Весьма интригующее заявление, господин профессор. Не могли бы вы подробнее описать, что это за явление?

Ф. М.: Как я уже говорил ранее, исследования продолжаются и мы пока точно не знаем, что является непосредственной причиной разрядов. Однако мы заметили крайне интересный факт – а именно: в некоторых местах спонтанно и локально проявляется диморфизм нейтринного излучения.

Т. К.: Не могли бы вы объяснить нашим читателям, что это означает?

Ф. М.: Как известно, нас постоянно бомбардируют элементарные частицы, именуемые нейтрино, – частицы из рода лептонов, излучаемые Солнцем и распространяющиеся в космическом пространстве. Достигают они и Земли. Излучение это весьма интенсивно – в течение секунды через квадратный сантиметр земной поверхности пролетает шесть с половиной миллиардов нейтрино. Данный тип излучения исследуют уже много лет; в пустыне же Саладх мы наблюдали, как я только что упоминал, диморфизм, то есть появление нейтрино с отличным – по отношению к излучаемым Солнцем частицам – квантовым числом.

Т. К.: Вы говорили, что это излучение весьма интенсивно. Представляет ли оно для нас в таком случае опасность? И второй вопрос: вам уже известно, с какими нейтрино мы имеем дело?

Ф. М.: Само излучение не опасно. Нейтрино принадлежат к числу лептонов, так что мы имеем дело с так называемым слабым гравитационным взаимодействием. Нейтрино попросту пролетают сквозь нас и всю Землю, оказывая минимальное и практически незаметное воздействие на другие частицы.

Однако возмущения в распределении магнитного поля и сопутствующие им разряды могут быть опасны для здоровья человека, вызывая обширные ожоги и оказывая крайне негативное влияние на нервную систему. Честно говоря, именно потому меня и позвали мои коллеги.

Что касается второго вопроса, то мы пока не знаем, с какими нейтрино имеем дело. Нам нужно доставить на место намного более мощные и чувствительные детекторы слабого взаимодействия или использовать находящийся возле холма Отортен естественный водоем, чтобы определить, о каком квантовом числе речь. Пока гипотеза такова, что эти нейтрино отличаются спином, то есть они левосторонние.

Т. К.: А откуда эти другие нейтрино там берутся? У вас уже есть какая-то теория на этот счет?

Ф. М.: Пока у нас не будет более качественных детекторов и мы не подтвердим, в самом ли деле это левосторонние нейтрино, трудно говорить о какой-либо теории. Но если мои предположения окажутся справедливы, потребуется рассмотреть возможность влияния некоего до сих пор неизвестного взаимодействия.

Т. К.: Что вы понимаете под «неизвестным взаимодействием», господин профессор?

Ф. М.: Как известно, в физике, которую мы в настоящее время изучаем, имеются четыре типа взаимодействий: электромагнитное, слабое, сильное и гравитационное. Каждое из них возникает между разными элементарными частицами, и каждое из них имеет свой носитель. Например, бозоны подвергаются сильному взаимодействию, носителями которого являются глюоны. Благодаря им существуют атомные ядра.

Известно, что ядро атома состоит из нейтронов и протонов. Нейтроны электрически нейтральны, но протоны имеют положительный заряд. Известно также, что частицы с одним и тем же зарядом отталкиваются друг от друга, но, несмотря на это, атомное ядро остается единым целым. Так происходит именно благодаря сильному взаимодействию, носителем которого являются глюоны.

Никакие частицы не могут спонтанно менять свои квантовые числа, неспособно на это и ни одно из вышеупомянутых взаимодействий. Именно потому потребуется рассмотреть возможность существования иного взаимодействия, которому подвергаются элементарные частицы, такие, как нейтрино. Но, как я уже сказал, это даже не гипотеза – лишь допущение.

Т. К.: Но если бы, однако, оно оказалось верным, это была бы настоящая сенсация и революция в физике.

Ф. М.: Конечно, господин редактор. Если бы предположения подтвердились, у нас появилось бы поле для новых исследований полностью неизвестных до сих пор реакций между элементарными частицами. Если бы нам удалось изучить характеристики этого взаимодействия и найти его носитель, мы могли бы создавать новые элементарные частицы и менять характеристики уже существующих, манипулируя их квантовыми числами.

Например, меняя один „верхний“ кварк в протонах на „нижний“, мы превратили бы их в нейтроны, получив таким образом неустойчивые атомные ядра. Меняя протоны в атомном ядре на нейтроны, мы могли бы получать неустойчивые атомы. Можно было бы таким образом разрывать структуры химических соединений. Так что не стану скрывать – это была бы революция в современной науке. Не только в физике, но и в других областях, например в химии.

Т. К.: Господин профессор, большое спасибо за беседу и введение нас в увлекательный мир квантовой физики. Желаю вам от своего имени и от имени наших читателей плодотворных исследований и дальнейших успехов в научной работе.

Ф. М.: Спасибо за приглашение и возможность поделиться с читателями последней информацией. Обещаю, что, когда нам станет известно больше, я с удовольствием об этом расскажу при следующей нашей встрече».


Суббота, 7 мая, 10.20


Здесь порой случаются и приятные дни, вернее, приятные часы – совместные ужины и свободные вечера, когда я играю в бильярд с Норманом или в дартс со своим взводом, встречи украдкой с Неми. Или моменты затишья перед бурей, как сейчас: я сижу с парнями в их комнате, потягивая пиво из пластиковой канистры, которое кто-то притащил из города. Я даже не спрашиваю, кто это сделал. У нас три литра тепловатого напитка на пятерых, но и это радует.

На коленях Гауса спит черно-белая кошка Стерва. Мы с ним сидим за столиком, а остальное отделение расселось на нижних койках двух двухъярусных кроватей. Всякие незаконные поступки объединяют людей куда больше, чем официальные развлечения.

Мы немного говорим о текущих делах, а немного о том, чем займемся, когда закончим службу в МСАРР. Мыслей остаться в армии уже особо не возникает. Пурич хочет открыть магазин с военными товарами, а Водяная Блоха – устроиться в дополнение к обычной работе инструктором в тир. Баллард, беспокойная душа, говорит о путешествии в Австралию, где он хочет поселиться. Гаус дремлет, опершись головой о подоконник, и начинает храпеть.

Я вспоминаю, как в январе базу Эрде обстреляли из минометов. Я держал в руках окровавленный ботинок рядового Филда, который погиб в туалете, и говорил сержанту, что приехал сюда за смертью. Я знаю, что в самом деле тогда так себя чувствовал и что нежелание жить приносило мне спокойствие. Но теперь хочется, чтобы все мы остались живы. Мне небезразличны эти люди, с которыми меня свел случай и давно сделанный выбор.

В конце концов мы решаем, что во время какого-нибудь патруля обзаведемся вентиляторами. Становится все жарче, и даже самый маленький ветряк может дать частицу прохлады. Не помешала бы и вода, какой-нибудь пруд или бассейн, в котором можно было бы иногда искупаться. В ответ Пурич – наверняка чтобы нас порадовать – рассказывает о своем страхе перед водой, о том, как в детстве дважды тонул и предпочитает иметь под ногами твердую почву.

Холоднее нам от этого не становится, но по крайней мере веселее. Я уже представляю шутки под душем, кто-нибудь обязательно бросит Даниэлю спасательный круг, когда откроет кран. Рассказ о собственных слабостях – всегда проявление доверия.


Выйдя от парней, я прошу Неми, чтобы она помогла мне связаться с капитаном ремаркской полиции, отряд которого мы сопровождали две недели назад. Помню, его звали Саломон, а его участок находился в центре города. Девушка, как обычно, не теряет времени зря и меньше чем через час сообщает мне номер телефона.

Саломон Ахари крайне удивлен моему звонку, но в голосе полицейского слышится радость. Я спрашиваю, как у него дела. Смешно выговаривая слова, он рассказывает, что как раз уехал с женой за город, но охотно мне поможет, и у него для меня множество времени. Думаю, благодарность его смешана с традиционной вежливостью, и мне не хочется ею злоупотреблять.

Я лишь прошу капитана, чтобы он встретился со мной, если найдет время. Мне хотелось бы побольше узнать о пустыне Саладх и базе Дисторсия. Может, он что-то слышал о происшествиях в тех краях? Может, кто-то недавно пропал там при невыясненных обстоятельствах? Полицейский интересуется, не случилось ли чего дурного – со мной или с кем-то из сослуживцев. Я не могу ответить прямо, но упрямо повторяю, что это крайне важно, и оставляю свои координаты.

Разговор наверняка подслушивает военная разведка, но мне нужно как можно скорее встретиться с ремарцем. Я не хочу подвергать риску Неми, прося найти ее очередные материалы о Мейере. Думаю, если даже капитан Ахари не сумеет помочь мне выяснить причины смерти Кольберга и Персона, я хоть что-то узнаю об этой странной стране.

В последнее время постоянно случаются яростные стычки между последователями разных культов. На улицах Хармана слышны выстрелы. С каждой неделей у меня создается все большее впечатление, что обычные жители запуганы и боятся выходить из домов. Оживленные улицы пустеют, а огромные рынки напоминают брошенные селения.


Вторник, 10 мая, 07.30


Столь ранний вызов не предвещает ничего хорошего. В клубе собралась почти вся рота: рядовые, командиры взводов и отделений, оба лейтенанта, капитан Бек и какой-то офицер, которого я не могу издали узнать. Водяная Блоха говорит, что это лейтенант Грегор Оско, один из людей Вилмотса. Приходится верить ему на слово, поскольку мы сидим в конце зала, к тому же я плохо запоминаю лица.

Сержанты ходят между рядами, пресекая разговоры. У меня такое ощущение, что нас труднее призвать к порядку, чем в начале миссии. Сам я почти все время молчу – у меня слипаются глаза, ночью я плохо спал. Если честно, мы с Неми немного развлеклись, а потом я не мог заснуть. Пурич бормочет себе под нос, что наверняка предстоит какая-то очередная беседа с целью поднятия боевого духа и что он этого не вынесет.

Речь, однако, о чем-то совершенно другом. Сержант Крелл ставит на стол ноутбук и проектор, направив свет на прибитую к стене простыню. Бек встает, и разговоры внезапно стихают. Воздух кажется густым и очень влажным.

– Господа, то, что вы сейчас увидите, чудовищно и, по сути, не нуждается в комментариях, – говорит командир роты. – Помните об этом фильме, когда у вас возникнут так называемые моральные дилеммы. – Я еще ни разу не видел, чтобы Микель Бек настолько нервничал. – Запись появилась в Сети сегодня ночью. Ее предоставила нам военная разведка. Сержант, включайте.

Эдвард Крелл запускает воспроизведение видео.

Трое повстанцев в масках сидят в помещении без окон, вероятно, в подвале, за деревянным столом. С потолка свисает лампочка в проволочной оправе. Мужчины одеты в военные рубашки и полотняные шапочки с направленным вниз треугольником, знаком культа Гадеса. Лица их закрыты клетчатыми платками. Плечистый тип, сидящий посередине, произносит на неожиданно чистом и беглом рамманском:

– Солдаты МСАРР, меня зовут Эван Гарсия. Это я ежедневно причиняю вам боль за то, что вы оккупируете мою страну. Это я и мои люди ежедневно убиваем вас во имя нашей веры и памяти предков.

В клубе раздается глухой ропот.

– Я призываю вас, солдаты МСАРР, покинуть мой дом. Не делайте ваших детей сиротами, а жен вдовами. Не ждите, пока вас заберут самолеты в металлических гробах. – Гарсия неподвижно вглядывается в камеру. – Вы убиваете нас и насилуете, отбираете у нас свободу, оскверняете святыни и богов. Мы будем вас за это уничтожать, и вам не помогут самолеты, ракеты и танки. Мы найдем вас повсюду, когда вы не будете этого ожидать, а кровь ваша впитается в ремаркскую землю. А теперь полюбуйтесь, что ждет вас за преступления против нашей родины.

Следующий кадр показывает мужчину в рамманской форме, с черным мешком на голове. Он сидит на стуле, привязанный колючей проволокой к спинке. Повстанцы поливают мешок водой; мужчина, задыхаясь, отчаянно выгибается всем телом. Затем его бьют деревянными дубинками и снова поливают водой. Камера наезжает на окровавленную нашивку на груди: «Дрейфус».

– Боже… – вырывается стон у Вернера. – Это Давид!

Больше ему говорить ничего не нужно. Я уже знаю, что на видео – капрал, пропавший во время эвакуации базы Адмирум. Давид Дрейфус не попал в руки арейцев, которые наверняка убили бы его на месте. К несчастью, его лично захватил в плен главный здешний ублюдок – Гарсия.

Очередные кадры демонстрируют сцены избиения, прижигания зажигалкой и порезов ножом. Мне становится нехорошо, к горлу подступают бутерброды с ветчиной, которые я в спешке съел перед тошнотворным сеансом. Так продолжается несколько минут, во время которых слышны в основном крики пытаемого, а затем садистская оргия перемещается наружу.

Окровавленного бесчувственного солдата волокут за внедорожником по песчаной дороге. Он ударяется о торчащие камни, и я уверен, что трос, к которому его привязали, вырвал Давиду руки из суставов. Машина движется медленно, камера дрожит и подпрыгивает, вокруг тела приплясывают бандиты в масках, держа в руках автоматы. Время от времени кто-то из них стреляет в воздух или издает боевой клич. Слышится вой и свист. Водитель внедорожника раз за разом давит на клаксон.

Процессия наконец добирается до небольшого холма. На земле лежит крест, сколоченный из двух массивных досок. Мучители приводят капрала в чувство, подсунув ему под нос какой-то флакон, затем прибивают его руки к кресту и привязывают веревкой ноги, чтобы он не упал. Единственное, что может утешить, – Дрейфус почти сразу снова теряет сознание.

Очередной фрагмент отснят в сумерках. Крест стоит врытый в землю, а вокруг него собрались несколько гадейцев. Я узнаю мускулистую фигуру Гарсии, который машет рукой кому-то за кадром. Появляется еще один бандит с факелом и подходит к месту казни. Древесину и тело замученного солдата, видимо, полили бензином, поскольку от прикосновения факела за несколько секунд вспыхивает пламя. Крест горит, слышен треск. Одетые в камуфляж твари воздевают к небу кулаки. Снова слышны крики и завывания.

В этот момент кто-то сделал стоп-кадр. На стене клуба видна неподвижная картина, изображающая зверство повстанцев. Я думаю о том, что Давид Дрейфус стал нашим мучеником и национальным героем. По моим щекам текут слезы. Кто-то сзади не выдержал и шумно блюет на пол. Рядовой Гаус вскакивает, хватает стул и с диким криком швыряет его наземь, так что тот разлетается на куски.


Четверг, 12 мая, 08.10


Лица моих солдат мрачны. Такое впечатление, что улыбка не появится на них больше никогда – будто перед их глазами навеки застыл тот фильм. Мы только что пересекли Старый город и снова оказались в храме Афродиты. До нас сюда прибыла ремаркская полиция и небольшое подразделение с трудом сколоченной ремаркской армии. Они охраняют выломанные ворота, но не входят внутрь – настолько серьезное табу представляет для ремаркских мужчин культ богини.

Над нашими головами носятся дроны. Вспотевшие и злые, мы входим в здание. Повсюду лежат трупы служительниц, как юных девушек, так и взрослых женщин. У некоторых задраны платья, с других полностью сорвана одежда. По позам тел видно, что они сражались с напавшими, прежде чем их изнасиловали и убили. Их белые одеяния запятнаны кровью. Кому-то разбили голову, кого-то зарезали, кого-то застрелили, кого-то забили насмерть.

Статуя Афродиты, стоящая посреди храма, сброшена с постамента и облита чем-то вонючим. Мы ищем раненых. Пурич и другие спасатели дотрагиваются до шеи каждой из жертв, пытаясь отыскать самый слабый пульс. Наконец они находят девушку, которая подает признаки жизни, заворачивают ее в простыню и выносят наружу. Я давлю ботинками рассыпанные цветы и опираюсь лбом о каменную стену, чтобы слегка его остудить.

Насколько я понимаю, верховная служительница, поддавшись на уговоры городских властей, наконец согласилась на обустройство форпоста на холме. Дочери Коринфа должны были покинуть храм на следующей неделе, но не успели. Сержант Голя сжимает кулаки и без конца повторяет:

– Такие красивые девушки, такие молодые…

– Это все наверняка гадейцы. Никто, кроме них, не осмелился бы войти сюда и убить служительниц, – говорит Баллард.

– Гребаные скоты, – вздыхает сержант.

Неми плачет в боковом нефе. Я подхожу к ней и на мгновение обнимаю, не обращая внимания на взгляды других. Она дрожит в моих руках, не в силах постичь подобной жестокости и ощущая некую особую связь с жертвами. Я говорю ей, что мы обязательно доберемся до сволочей, которые это сделали, хотя вовсе в том не уверен.

Мы выходим на площадь, где приземляются вертолеты медслужбы, и по очереди выносим убитых женщин в герметично закрытых черных мешках. Не знаю, что с ними станет – может, проведут вскрытие, а может, сразу похоронят. Меня переполняет холодная ненависть, взорвавшаяся два дня назад во время утреннего сеанса.

Сперва нападение на базу Кентавр, потом пытки Давида Дрейфуса, а теперь еще и это отвратительное зверское убийство. Каждый из нас, даже неверующий, наверняка сейчас молится о том же самом – о скромной улыбке судьбы, благодаря которой эти ублюдки окажутся в наших руках. Нужно как-то разрядить накопившуюся злость, иначе она обратится против нас самих. Борьба с невидимым врагом доводит всех до бешенства.

Я все больше понимаю теперь людей, которые бросают все и отправляются на север, перебираясь целыми семьями в центральную провинцию Сайлан или дальше, в провинцию Кумран. Многие из них пытаются любой ценой попасть в Рамму. Они терпят голод и неудобства, лишь бы только бежать из этого ада. Жители Хармана, по крайней мере, находятся под нашей защитой. Мы не всегда в состоянии им помочь, но сама близость баз создает некоторое ощущение безопасности. Люди из городов поменьше и селений на юге предоставлены самим себе, отданы на милость повстанческих банд.

Неми говорила мне, что молодые парни оставляют родителей и массово стекаются в радикальные храмы. Умеренные культы Зевса, Афродиты или Афины, сотрудничающие с правительством, теряют приверженцев и все чаще становятся целью атак. Каждый раз, когда кто-нибудь гибнет в братоубийственной войне, гадейцы и арейцы утверждают, будто это все из-за нас. Стоит нам отсюда убраться, и наступит мир и порядок.

На жизнь Эфрама Золы, мэра Хармана, уже было совершено несколько покушений. Он пережил их все и старается овладеть ситуацией, но лишь вопрос времени, когда до него наконец доберутся. Главное – не дать себя запугать, не усомниться в своей миссии. Капитан Бек повторяет это при любом удобном случае. Но как не усомниться в осмысленности того, чем мы занимаемся, когда видишь столько тел убитых женщин, а на белой стене здания виднеется большая красная надпись по-раммански «Шлюхи-изменницы»? Как не начать стрелять вслепую?


Ближе к вечеру я урвал несколько минут, чтобы встретиться с Неми. Охрана меня уже знает и закрывает глаза, когда я вхожу в здание для гражданских. Их командир, сержант Поппер, регулярно получает блок сигарет или бутылку бурбона – смотря что попадется мне в руки. Торговля с ремарцами на базе процветает. Их валюта ни хрена не стоит, так что за несколько вианов они готовы с улыбкой продать родную мать. Больше всего на этом наживаются водители мусоровозов.

Я сижу с девушкой на ее маленькой койке, опираясь спиной о стену, и глажу ее по коротким, слегка взъерошенным волосам – мягким, почти бархатным на ощупь. Неми прижалась к моей груди и учащенно дышит. Я боюсь, что она сейчас расплачется.

Оказалось, она знала многих женщин, убитых в храме Афродиты. Раньше она мне об этом не говорила. Я жалею, что мы взяли ее с собой на ту операцию, но лейтенант Остин не представлял всех масштабов зверств и разрушений, которые мы увидели на месте. Он не знал, что все служительницы мертвы или без сознания и переводить будет нечего. Для общения с полицейскими хватило бы Рауля и нескольких солдат, которые, как и Пурич, немного знают ремаркский.

– Ты ведь меня не бросишь, Маркус? – вдруг спрашивает Неми. – Когда все это закончится, заберешь меня с собой?

– Заберу тебя, куда только захочешь, милая. – Я крепко ее обнимаю. – Не думай об этом.

– Я боюсь, что никогда отсюда не уеду. Что-нибудь не получится, и я навсегда останусь в этой кошмарной стране. Я теперь боюсь всего.

– Знаю, это было ужасно. Тебе не следовало этого видеть.

– Когда началась война, мне было двадцать два года. Я хотела отсюда сбежать, но мать, отчим и сестры не захотели. Они говорили, что мы должны остаться, что это наш долг. Если все образованные люди уедут из Ремарка, останется одно быдло и экстремисты, и эта страна окончательно придет в упадок. Но я больше не хочу тут жить, больше не люблю эту страну.

– Послушай, Неми. – Я выпрямляюсь и смотрю ей прямо в глаза. – Даже если со мной что-то случится, если я не вернусь в Рамму…

– Не говори такого!

– Но если все-таки что-то случится, у тебя в любом случае есть право уехать после года службы. Ты получишь убежище, и армия обеспечит тебе транспорт. Я позвоню родителям. Честно говоря, они не самые приятные люди, я их даже недолюбливаю, но они наверняка тебя примут, если я об этом попрошу.

Она со всей силы бьет меня в плечо маленькими кулачками.

– Прекрати, Маркус! Прекрати вообще так говорить!

– Успокойся, Неми. – Я хватаю ее за руки. – Приходится думать обо всем, но я вовсе не собираюсь умирать. Я хочу как-то изменить свою жизнь. А если ты не сможешь покинуть Ремарк, я останусь здесь с тобой. Только не плачь, я этого терпеть не могу.

Немного успокоившись, она встает, включает электрический чайник и заваривает чай. Я смотрю на часы и говорю, что мне скоро пора идти – перерыв заканчивается. Чай – попытка задержать меня на несколько минут. Я не особо люблю ароматный ремаркский настой, но чай, заваренный Неми, отчего-то кажется другим на вкус.

– Парни шутят, что нет такого оружия, которое могло бы меня убить, – говорю я, прихлебывая горячий напиток. – После взрыва на рынке и происшествия в Кумише я начинаю им даже верить. – Мне хочется, чтобы она улыбнулась. – На базе ходят слухи, будто скоро мы снова поедем в пустыню. Это может оказаться опаснее, чем весь здешний ад, так что нужно подготовиться.

– Ты о чем-то договорился с Ахари?

– Да, мы собираемся скоро встретиться. Попробую узнать побольше о базе Дисторсия – может, он что-то слышал. Если в окрестностях холма Отортен происходило нечто странное, полицейские должны об этом знать.

– Я тоже постараюсь что-нибудь выяснить. Поспрашиваю своих знакомых.

– Будь осторожнее. Этим вопросом интересуется военная разведка. Даже странно, что в последнее время они оставили меня в покое. Неизвестно, является ли источник излучения, о котором упоминал Филип Мейер, естественным, или это некое оружие, над которым работали в пустыне. Неизвестно, что на самом деле там добывали.

– Но если бы это было оружие, профессор не стал бы столь открыто об этом говорить в интервью для журнала. Ему пришлось бы дать подписку о неразглашении тайны.

– Именно, что-то тут не сходится, – киваю я и ставлю чашку. – Похоже, он не знал, с чем они имеют дело. – Я целую Неми на прощание. От нее пахнет фруктами, соком красной смородины. – Не беспокойся, все будет хорошо. Через месяц, в конце июня, пройдет половина нашей миссии. Потом уже будет легче.

– Маркус, ты тоже будь осторожнее. Хочу, чтобы ты знал: это не просто военное приключение. Я люблю тебя и не могу тебя потерять.


Понедельник, 16 мая, 10.05


Мы возвращаемся с вызова на заварушку, возникшую перед главпочтамтом в Хармане. Сегодня день выплаты жалованья чиновникам и учителям. Банковская система Ремарка еще не восстановилась после войны, так что большинство зарплат выдают в кассах предприятий или на почте. Кто-то возбудил толпу, распространив слух об отсутствии денег, и люди начали штурмовать небольшое здание неподалеку от мэрии.

Хватило самого́ появления армии, чтобы их утихомирить, но нормальное утро полетело к черту. Туда мы мчались сломя голову, но теперь спокойно возвращаемся на базу Эрде. Два «скорпиона», первого отделения и нашего, едут по улочкам убогих предместий, чтобы угодить Доктрине видимости – дать местным ощущение безопасности, или, скорее, запугать повстанцев. Когда мы въезжаем в район Габра, Баллард тормозит за первым поворотом, показывая на грузовик в конце улицы.

Вокруг машины, оклеенной логотипами мебельной фирмы, бегают несколько молодых людей, похоже обливая ее бензином. Нас они пока не заметили. Я говорю по радио Вернеру, что мы подъедем ближе и при необходимости откроем огонь. Приходится, однако, быть осторожнее, чтобы не устроить взрыв.

– Та фирма, «Альди Калини», должна была доставить нам новые кровати, – говорит Дафни. – Старые уже совсем разваливаются. А эти мудаки атакуют поставщиков.

– Вперед, Крис! – приказываю я и передаю сообщение на базу.

Баллард вдавливает педаль газа, и вскоре мы уже возле грузовика «хуавэй». Высыпаем из машины с оружием на изготовку. Пурич крепче сжимает приклад MG2, а второй «скорпион» останавливается в нескольких метрах за нами.

Первое, что я замечаю, – свешивающееся из двери кабины тело водителя. Видимо, он высунулся, чтобы прикрикнуть на бандитов, и получил пулю в голову. Двигатель продолжает работать. Бандиты бросают канистры и то, что у них в руках, и бегут, застигнутые врасплох. Один из них огибает «хуавэй» и бежит в нашу сторону. Мгновение спустя его срезает очередь из бортового пулемета отделения Вернера.

Второй скрывается в проходе между зданиями слева. Остальные четверо запрыгивают в припаркованный перед грузовиком пикап – теперь я вижу, что именно он преграждал проезд. Слышится писк шин, и автомобиль резко срывается с места.

– Гаус, Дафни, в машину! – кричу я, махая рукой первому отделению, чтобы они ехали за пикапом. – Пурич, Баллард, за мной! Включить глушители!

Даниэль молниеносно соскакивает с башенки, хватая по пути автомат. Я забираю с собой самых проворных парней из отделения. Мы пропускаем разогнавшийся «скорпион» первого отделения и бросаемся в погоню за беглецом – сперва в разрушенную подворотню, а потом в засыпанный обломками и мусором двор. На земле пляшет под порывами ветра полиэтиленовый пакет, вокруг пугают дырами окон обгоревшие стены.

Мы проверяем высокую груду обломков и остатки помойки. Один из домов сохранился получше – трехэтажный, каменный, с бетонными балконами. Мы уже собираемся туда войти, заглянуть в темное нутро, когда я слышу звук катящейся консервной банки, который доносится откуда-то с противоположной стороны двора.

Показываю в ту сторону парням и приказываю им окружить цель, а сам иду наперерез, приложив приклад к плечу. Палец на спусковом крючке слегка дрожит. Я стараюсь выровнять дыхание, но по спине стекают капли пота. Баллард крадется справа от меня к кирпичной стене, оставшейся от склада для инструментов. Пурич заходит слева, напряженный как струна. Мы преодолеваем несколько десятков метров на полусогнутых.

Внезапно из-за стены выбегает темная фигура и мчится к дыре, за которой находится солидных размеров площадь. Пурич целится в мужчину в спортивном костюме, но передумывает и бежит следом за ним. Он выбегает на другую сторону, за ним Баллард. Я пытаюсь поспеть за парнями, одновременно контролируя обстановку.

Оба дьявольски проворны, и метров через сто они настигают бандита, который получает удар автоматом по голове и падает наземь. Когда я подхожу к ним, они уже связывают руки ремарца за спиной. Пурич хватает его за волосы и показывает мне перепуганную грязную физиономию с вытаращенными глазами.

– Блядь! – тяжело дышит Даниэль. – Взяли тепленьким, Маркус.

– Да вы совсем охренели, – качаю я головой. – Надо было стрелять!

– Приказа не поступало, – улыбается Крис. – Этот мудак был без оружия, да и разведка, может, из него еще что-нибудь вытянет.

– Откуда ты знал, что он без оружия?!

Я слегка злюсь, но не слишком, поскольку в самом деле не отдал приказа, а солдаты справились на отлично.

Мы ведем ублюдка в «скорпион», связываем крепче по рукам и ногам и запихиваем в грузовой отсек машины. Если он по дороге задохнется – невелика потеря. Никто из нас не станет его оплакивать. От ярости в висках продолжает стучать кровь.


Вдали слышен треск очередей, и вскоре Водяная Блоха, который сидит за рулем «скорпиона», коротко сообщает, что отделение Вернера нагнало беглецов. Пикап налетел на фонарь, и наши парни перестреляли их словно зайцев. Похоже, сегодня особо удачный день.

Проехав еще два километра, на пустой боковой дороге мы видим разбитый автомобиль, вмявшийся радиатором в бетонный столб. Он весь продырявлен пулями из MG2. На земле лежат тела пытавшихся обороняться бандитов, рядом со старыми готтанскими автоматами. Водитель и пассажир спереди, похоже, погибли в катастрофе, но пули попали и в них.

Вернер склоняется над одним из трупов и вырезает на его лбу буквы «ДД», почтив таким образом память Давида Дрейфуса. А когда он поднимается и смотрит на меня, в его глазах вспыхивает странный темный блеск – наверняка тот же, что и в моих, но у меня нет с собой зеркала.

Подъезжают остальные машины из нашего ВБР. Из первой выскакивает сержант Голя и удостоверяется, что с нами ничего не случилось. Он хлопает парней по спинам и говорит, что гордится нашей операцией. Я подзываю его к машине и приоткрываю люк сзади.

– У нас подарок для господина сержанта. – Я показываю на скорчившегося ремарца.

– Заебись, – во весь рот скалится Голя. – Майору Вилмотсу будет чем развлечься. Да он тебе минет на радостях сделает.

– Это заслуга Даниэля и Криса, – говорю я, захлопывая люк.

– Им тоже. С гарантией!

Отделения Усиля и Нормана остаются охранять грузовик до приезда полиции, а мы забираем сержанта и возвращаемся на базу Эрде. Ехать недалеко, минут пятнадцать. Я вспоминаю, что примерно здесь же мы нашли девочку с розовым шариком. Сколько уже прошло времени? Два месяца, может, чуть меньше. Эта страна пожирает нашу память и остатки угрызений совести.

Мы только что убили пять человек, а шестого везем сзади, связанного, будто охотничья добыча. У всех прекрасное настроение, мы шутим и смеемся, будто только что выиграли эту войну и возвращаемся домой. Думаю, сегодня ночью мы будем спать сном младенцев.

Глава четвертая

Среда, 18 мая, 20.55

Харман, провинция Саладх, Южный Ремарк


Я хотел бы рассказать тебе, сынок, о ком-то важном. Намного более важном, чем все те люди, о которых я обычно тебе рассказываю. Но когда я взялся писать, то понял, что именно это письмо может сильнее всего тебя задеть. Ибо я уверен, что ты любишь свою маму – любишь ее сейчас, когда я это пишу, так, как может любить маленький ребенок, и будешь любить в будущем, читая эти слова.

И все же я расскажу тебе о Неми Сильберг. О девушке, с которой я познакомился здесь случайно – так, как знакомятся с большинством важных людей. Сперва они для тебя не существуют, ты можешь без них жить, ощущая радость или грусть, а потом ты встречаешь кого-то, и все меняется. Радость и грусть становятся другими, даже если ты называешь их точно так же.

Неми – прекрасная девушка, хотя в юности она была служительницей культа и религиозной куртизанкой. Люди в Ремарке верят в странные вещи, и это крайне нелегко понять. Но Неми все это бросила, ибо разум ее чересчур рационален. Она ищет истину, как и я, и смелости ей не занимать. Именно потому я ее люблю, хотя не умею ей этого объяснить.

Она красива по-своему, и красота ее неочевидна. Ее большие темные глаза и хрупкая фигура лишь подчеркивают мягкость характера. У меня такое впечатление, что, если бы она не сделала первый шаг, мы не были бы вместе. Женщины выбирают мужчин в соответствии с ключом, которого ты не поймешь, сынок, даже если наберешься смелости и задашь им сотни вопросов. Неми выбрала меня и остается со мной, даря мне лучшее, что может человек дарить другому, – терпеливую признательность.

Если ты когда-нибудь почувствуешь, что понимаешь, о чем я говорю, это будет означать, что ты тоже нашел кого-то для тебя важного. Радуйся каждому мгновению, проведенному с этим человеком, и не оглядывайся назад, ибо мир не хорош и не плох. Это просто окружающая обстановка, неважно, уродливая или прекрасная, в которой не имеет значения ничто, кроме другого человека.


Электрод в голове перестал работать, и вечерами, после дня, полного страхов, появляется то самое напряжение, которое сжигает мозг на холостом ходу. Мысли плывут по темным потокам, давая возможность усталому телу дотянуть до рассвета, который затем превращается в день, вызывая тошноту. Голубое небо над головой становится все более серым.

Я выхожу в коридор и говорю охраннику, что мне нужно позвонить. Он просит меня не шуметь и продолжает читать газету. Я запираюсь в туалете, набираю номер отца и напряженно жду. Родители ложатся спать достаточно поздно, если успели подремать после обеда, но так бывает не всегда. В Хармане сейчас наступит полночь, а у них, в городе Рамма, – двадцать три часа.

– Слушаю? – отзывается усталый голос.

– Это я, папа.

– Ну ты нас и напугал, Маркус. Что случилось?

– Ничего страшного. Извини за поздний звонок, но я должен тебе кое-что сказать. – Я делаю глубокий вдох. – Я познакомился здесь с девушкой, ее зовут Неми. Она из Ремарка, переводчица в нашей роте. Может, мы будем жить вместе, когда все это закончится. Думаю, она тебе понравится.

Отец внезапно оживляется. Я давно уже не слышал, чтобы что-либо его настолько взволновало. Он расспрашивает о Неми – сколько ей лет, чем она занимается, как выглядит. Немного подумав, я отвечаю, что она напоминает мне Донну Хоуторн, американскую актрису, которая играла Вайнону Хоровиц в фильме «Помутнение».

Я прекрасно знаю, что отец в числе многих своих странностей очень любит этот фильм и много раз его смотрел. Он может не знать фамилии актрисы, но наверняка вспомнит девушку главного героя. Фильм снят в технике ротоскопической анимации – на снимки живых актеров наложены рисунки из комиксов, что несколько усложняет дело. У Донны там светлые длинные волосы, не так, как в жизни, но черты лица и фигура очень похожи.

– Поздравляю, сынок. Прекрасная девушка, – смеется отец, и в голосе его слышится гордость.

– Знаю, папа, она в самом деле очень симпатичная. Так что у меня к тебе просьба. – Это самая непростая часть разговора. – Наши переводчики, если подадут заявление, получают убежище по окончании службы. Неми наверняка вернется в Рамму с Пятым контингентом. Мы приедем вместе с ней. Но если что-нибудь случится или если мне продлят контракт…

– О чем ты говоришь? Что могло бы случиться?!

– Ничего, папа, я просто так, на всякий случай. Суть в том, чтобы мне не пришлось за нее беспокоиться. Здесь не слишком безопасно, особенно для молодых женщин.

– Маркус, только не говори, что с тобой может что-то случиться! Мама этого не переживет.

– Ладно, ясно. – Я до боли стискиваю зубы. – Но если, скажем, она уедет раньше или приедет отдельно, вы ведь ее примете?

– Ты сам знаешь, что примем, хотя в роскоши не купаемся. Конечно, сынок. Только не говори больше таких вещей.

– Большое тебе спасибо.

– Сделай какие-нибудь фотографии и пришли мне, когда выдастся свободная минутка.

– Конечно. Еще раз спасибо.

Он никогда раньше не просил меня прислать фотографии со службы – хватало того, что видел по телевидению и в Синете. Думаю, он хочет показать Неми матери и радуется по-своему, глупой отцовской радостью, что после нескольких лет одиночества я наконец кого-то нашел.


Пятница, 20 мая, 14.40


Неделя заканчивается трагически – смертью Альбина Хокке. Около одиннадцати часов отделения Усиля и Нормана получили вызов в город, и все поспешили по комнатам за снаряжением. Парень слегка замешкался и торопился больше остальных, а когда остальные спускались вниз, из комнаты четвертого отделения раздался выстрел.

Первым туда ворвался кто-то из охраны, потом Вернер и я. Хокке лежал в луже крови, с раной в груди. Выстрел оказался смертельным – трудно даже понять, как такое вообще могло случиться. Вернер утверждает, что у него, судя по всему, оставался патрон в стволе, а оружие было снято с предохранителя.

Мы поехали вместо отделения Петера, чтобы разогнать толпу, штурмующую супермаркет в Габре. Горела помойка у стены, работники и охранники забаррикадировались внутри магазина. Пришлось дать предупредительные выстрелы, чтобы предотвратить разгром. Кого-то арестовали за поджог, кого-то еще за разбитые стекла и кражу. В Хармане не бывает ни дня, чтобы не случился какой-нибудь инцидент.

Когда мы возвращаемся в казарму, в комнате, где погиб солдат, уже прибрано, а Усиль еле стоит на ногах после встречи с капитаном Беком и лейтенантом Остином. Он садится на койку, дьявольски уставший и крайне удрученный, а я не знаю, как ему помочь. Хлопнув его по плечу, я достаю из-под койки припрятанное пиво и вручаю Петеру теплую банку. Он с безразличным видом пьет, тупо уставившись в стену.

В свое время в рамманской армии причиной свыше шестидесяти процентов смертей и тяжких телесных повреждений становились несчастные случаи. Сейчас этот постыдный показатель вроде бы снизился до менее чем пятидесяти процентов, но все равно никуда не делись полигоны, учения, отсутствие контроля в подразделениях, множество миссий, в которых участвуют солдаты. Подобное может случиться где угодно. Мне хочется сказать об этом моему приятелю, убедить его, что в происшедшем с Хокке на самом деле нет почти ничего необычного. Вполне легкая смерть в сравнении с той, что постигла капрала Дрейфуса и наших товарищей в Кумише. Вот только как взвесить тяжесть смерти?

Я чувствую себя так, будто кто-то вколачивает мне в череп длинные гвозди и медленно их вытаскивает, а потом вбивает заново. Я почти слышу скрежет металла о кость. Но хуже всего, что не ощущаю боли. У меня не дрожат руки и не перехватывает горло. Я ложусь на спину и смотрю в потолок, испещренный грибком и старыми потеками. После всего, что нам довелось пережить, случайная смерть молодого солдата уже не производит на меня никакого впечатления.

Над крышами базы Эрде поднимается черное солнце. Теплый ветер ударяет в потрескавшиеся стекла.

Я слышу тебя, Эстер.


Суббота, 21 мая, 14.15


Мы стоим на углу аллеи Роз и улицы Святого Харона, охраняя трассу проезда важных персон, трех политиков из столицы, которые прилетели на базу Кентавр взглянуть на потери после нападения повстанцев, сейчас они колонной движутся в сторону базы Эрде.

Гаус стоит на башенке с MG2 в руках. Я поставил его на место стрелка, чтобы сменить уставшего Пурича. Прислонившись к «скорпиону», мы пытаемся контролировать ситуацию, которую невозможно удержать под контролем. Мимо проезжают велосипеды, разболтанные автомобили, микроавтобусы и повозки с овощами. В любой момент кто-то может достать оружие или подорвать заряд.

Я стараюсь об этом не думать, и, хотя на службе курить не положено, закуриваю сигарету, а потом угощаю Балларда. Водяная Блоха о чем-то разговаривает с Даниэлем. До меня доносятся лишь обрывки фраз, поскольку парни стоят по другую сторону машины, наблюдая за своим сектором.

– Похоже, спасать Хокке от Бенеша не имело никакого смысла, – внезапно говорит Крис.

– То есть?

– Парень был все равно обречен, а Бенеш – лишь орудие. В его задачу входило ликвидировать слабое звено ради блага всего стада.

– Весьма рискованная теория.

– Примитивный дарвинизм, Маркус. Но его трудно опровергнуть – думаю, ты и сам это знаешь. Парень оказался тут явно не к месту, словно тикающая бомба с часовым механизмом. Честно говоря, мне не хотелось бы, чтобы он стоял за моей спиной со снятым с предохранителя автоматом.

– Для меня был важен не он, – я смотрю Балларду в глаза. – Мне было важно пресечь бесчинства того мудака. Я не мог позволить, чтобы в подразделении заправлял такой говнюк, как Бенеш. Следовало его сломать, пока он не почувствовал себя чересчур уверенно.

– И как, сломал?

– Две недели назад этот сукин сын пошел в офис жандармерии и пытался подать жалобу, но его пинком вышвырнули за дверь. Естественно, это не означает, что он не станет мстить. Но, думаю, он в глубокой жопе.

– Как и все мы, – криво усмехается Баллард. – Примерно в семистах пятидесяти световых лет от Земли находится планета ТrES-2B. Ее поверхность и атмосфера отражают только один процент света, и потому там царит непроницаемая тьма, которую невозможно рассеять никаким прожектором. Примерно в чем-то таком мы тут и торчим.

– Блядь, Крис, как ты вообще тут оказался? Что заставляет таких людей вербоваться в армию и ехать в Ремарк, где можно получить пулю в лоб?

– То же, что и тебя, Маркус. Только я еще больше ненавижу людей. Обычно это презрение и ненависть подавляются нормами общества, но на войне это наше топливо. Здесь нам не нужно притворяться перед самими собой.

Я получаю сообщение по радио.

Мы бросаем окурки в канаву, и три минуты спустя по аллее Роз проезжает конвой с делегацией министерства обороны. Можно садиться в «скорпион» и возвращаться на базу, но мы еще немного медлим. Пусть официальные лица въедут в ворота и примут полагающиеся им почести от взволнованных командиров. Полевой театр с по-настоящему скверными актерами.

Внезапно мне приходит в голову мысль проехать еще на несколько улиц дальше, до комиссариата полиции, где работает Саломон Ахари. Вчера он мне звонил, но было не до визитов – смертельный самострел Хокке разрушил нам весь день.

Ехать всего километра полтора. Парни не возражают, тем более приказа возвращаться мы пока не получили. Всегда можно отрапортовать о героическом вмешательстве и воспрепятствовании хулиганским выходкам: подобным образом нам уже не первый раз удается урвать себе часок. Баллард разворачивается на перекрестке, и мы направляемся в сторону центра Хармана.


Здание комиссариата оказывается неожиданно большим – двухэтажное, с солидным фундаментом, каждый этаж площадью в несколько сотен квадратных метров. Большинство окон зарешечено.

Самое главное, что здание находится за прочной оградой и линией бетонных заграждений. Когда мы въезжаем за ворота, можно выйти из машины и спокойно войти внутрь, не оставляя никого у пулемета. Парни с любопытством озираются по сторонам, а капитан Ахари, встретивший нас на пороге, разрывается на части, чтобы оказать соответствующий прием «дорогим гостям и друзьям из Раммы».

Сперва он показывает помещение дежурного офицера, затем комнаты для допросов. В завершение ведет нас в подвал, где в тесных камерах сидят несколько арестантов с заросшими физиономиями. Все это сопровождается громкими комментариями и оживленными жестами. Я не всегда его понимаю и терпеливо жду окончания представления. В комнате для совещаний солдаты получают скромное угощение, а капитан идет со мной в свой кабинет.

– Стаканчик? – спрашивает он, показывая на пузатую бутылку виски.

– Не могу, капитан. У нас бывают выборочные проверки по возвращении на базу.

– Вы-бо-роч-ные? – переспрашивает он.

– То есть не всегда и не для каждого отделения. Но можно поиметь серьезные проблемы.

– Понимаю, – кивает он. – Не стану уговаривать, господин Трент. Я позвонил сразу, когда записал информацию. Этого много, но я записал все, что нашел в архиве, и разговоры с товарищами. Сорок пропавших в пустыне Саладх за последние три года. Сведения про огни и все, что было странного. Написано все по-ремаркски – я говорю не так хорошо, а пишу хуже, чем говорю.

Я беру у капитана пачку листов, исписанных ровным круглым почерком. Неми снова предстоит серьезная работа, но, по крайней мере, ей не придется рисковать, отправляясь в другой город. Я прячу записки в карман на бедре и крепко пожимаю руку Ахари.

– Спасибо, капитан. Мы переведем. Для меня крайне важно хоть что-то узнать, поскольку наши войска патрулируют пустыню и люди порой видят всякое. Бывают даже смертельные случаи.

– Не знали, что так много этого было. Трудно знать сразу, нужно специально поискать. Один случай может быть обычным – здесь война, господин Трент. Каждый может пропасть. Но этого много, необычно много.

– Да, я понимаю. Потому и просил помочь.

– На своем языке армаи называли ту гору, где стоит старая база, Отортен.

– Знаю, капитан. База Дисторсия построена на территории бывшей исследовательской станции у подножия Отортена. Это все, что мне удалось выяснить в Сети. Наша переводчица помогла мне найти информацию.

– Но, может, она не говорила, господин Трент, что Отортен значит «не ходи туда». Армаи в пустыне Саладх боятся этого места. Давно боятся. Рассказывают детям сказки, будто это ворота прямо в Гадес. Никто туда не хочет ходить.

Меня пробирает дрожь.

– А вы помните эвакуацию войск с базы? Я слышал, что солдаты Союза покидали Дисторсию в спешке. Вам что-нибудь удалось об этом выяснить?

– Я помню, но много не знаю – военная тайна. Все записал на листах.

– Ясно, капитан. Еще раз большое вам спасибо.

Когда мы возвращаемся на базу Эрде, голова моя забита мыслями. Парни расспрашивают меня, о чем я говорил с Ахари, но я не выкладываю им всего сразу. Им придется немного подождать, пока Неми прочитает записки, а я составлю из этих гребаных пазлов связную картину. Пока что я говорю им, что спрашивал про ситуацию в Хармане и что партизаны готовят удар.

Впрочем, это правда – капитан в том не сомневается. С начала мая они арестовали десятка полтора боевиков, из которых удалось вытянуть кое-какую информацию. Приближается время настоящего сражения. Некоторые из нас наверняка погибнут или будут ранены, но остальные облегченно вздохнут, ибо мы наконец оказываемся лицом к лицу с врагом. Ждать, когда тебе кто-нибудь всадит нож в спину, просто невыносимо.


В столовую входит моя малышка Неми. Я жду ее здесь вечером, хотя толстый сержант Петри уже дважды напоминал мне, что закрывает заведение. Теперь он еще больше сердится, видя ее.

– Девушка, ресторан закрыт!

– Я не в ресторан, я к этому господину, – улыбается Неми, показывая на мой столик.

– Даже прибраться спокойно нельзя, – ворчит Петри, суетясь за стойкой. – Через десять минут чтобы проваливали отсюда, оба.

– Так точно, господин сержант. – Я машу рукой.

Не в силах совладать с собой, Неми улучает момент, когда сержант не видит, и крепко целует меня в губы. Я даже на мгновение забываю, зачем мы сюда пришли, – поцелуй этой девушки слаще всего на свете. Я мог бы питаться исключительно его вкусом.

– Ладно, Маркус, а то поговорить не успеем, – спускает она нас наконец с неба на землю со свойственной женщинам рассудительностью.

– Да, извини. Я весь внимание.

– Я просмотрела записки, которые ты мне дал после ужина. Они довольно хаотичны, но из них складывается неожиданная картина – в том месте происходит нечто странное. Ахари пишет, что легенды об Отортене ходят уже несколько сотен лет, а местные жители никогда там не селились. Лишь армаи, пришедшие с юга, построили несколько селений, тогда еще на берегу Реды. Возможно, потому, что не знали народных преданий.

– То есть раньше за горами жили коренные ремарцы?

– Да, но довольно немногочисленные, в основном в окрестностях Тригеля. И это была не пустыня, а обширная, достаточно плодородная равнина. Поэтому меня еще больше удивляет, что там было мало селений. Капитан упоминает об этом в начале, опираясь на рассказы своей матери. Далее он пишет, что около двухсот лет назад были открыты залежи серебра и меди и началась их добыча. Позже в течение недолгого времени добывали также урановую руду. В документах с рудников упоминается об исчезновении многих рабочих и неожиданных обвалах. Смотри, здесь он перечислил несколько источников и данные этих рабочих. Всего четырнадцать человек, с именами и фамилиями, – она показывает фрагмент текста. – Местность была геологически неустойчива, а залежи невелики, так что пятьдесят лет назад была закрыта последняя шахта. С тех пор весь регион пришел в упадок, за исключением Кумиша, который стал торговым городом.

– Но ведь Кумиш находится ближе всего, в каких-то трех километрах от холма.

– Да, и это не вполне понятно, – кивает Неми, просматривая записи. – Но это еще не всё. Ахари выяснил, что за последние двадцать лет не сообщалось ни об одном исчезновении жителей селения. Здесь перечень пропавших из других мест, иногда находящихся в полутора десятках километров и дальше, всего восемь человек. А здесь список из двадцати фамилий людей, которые проезжали поблизости или путешествовали по пустыне Саладх, и о них больше никто не слышал. Некоторые наверняка пытались разгадать тайну холма. В прошлом столетии в Ремарке это была модная тема.

– А что насчет сотрудников исследовательской станции?

– О том, что кто-то из них пропал без вести, не упоминается. Хотя я нашла любопытный фрагмент. – Неми смотрит мне в глаза. – Капитан пишет, что в связи с угрозой взрыва газов, накопившихся в бывших рудничных шахтах, научная база была эвакуирована. В записях пожарной охраны упоминается о вырывающихся из земли языках пламени, что стало окончательной причиной завершения исследований.

– Официальной причиной.

– И еще вишенка на торте: у нескольких эвакуированных ученых «наблюдались симптомы нервного срыва». Как я понимаю, они начали вести себя как тот человек, которого мы встретили у въезда в селение, или как рядовой Гинек.

– Знаешь, я никак не могу понять, как так вышло, что я никогда раньше не слышал об этом месте.

В этот момент сержант Петри выпроваживает нас из столовой и запирает дверь. Я провожаю Неми до дверей здания для гражданских, попросив, чтобы она пока ничего никому не рассказывала. Сперва мне хотелось бы поговорить с командованием, и только потом сообщить солдатам.

Девушка кратко излагает мне по дороге остальную часть записей, посвященную явлениям, наблюдавшимся в окрестностях Отортена. Капитан Ахари собрал рассказы свидетелей о таинственных огнях в пустыне, о странных авариях проезжавших там машин, о проблемах со связью и тому подобном.

К примеру, полицейский патруль два часа блуждал по кругу, не в силах найти дорогу, с которой съехал. Двое полицейских успели изрядно перепугаться, когда наконец наткнулись на кого-то из местных. Пастух показал им направление, но даже при этом они с трудом сумели выбраться на автостраду до Физзы.

Во время полета над пустыней Саладх также потерпел аварию вертолет ремаркского телевидения, разбившийся неподалеку от холма. Никто не погиб, но двое получили тяжелые ранения. Пилот утверждал во время следствия, что сперва они потеряли радиосвязь с Харманом, а потом перестали слушаться бортовые приборы.

Наш информатор показал себя с самой лучшей стороны, собрав множество фактов и снабдив их комментариями. Будь у меня возможность, я рассыпался бы перед капитаном в благодарностях, хотя знаю, что это он чувствует себя перед нами в долгу. Я собираюсь лично поблагодарить его при ближайшем случае и расспросить о кое-каких подробностях, а пока что прощаюсь с Неми и бегом возвращаюсь к себе – уже чертовски поздно.

По дороге в комнату заглядываю к Ларсу Норману и прошу у него новый диск с фильмами. В последнее время я не могу заснуть, и, пока Петер храпит на своей койке, я надеваю наушники и смотрю на ноутбуке все, что попадет мне в руки. Слабое снотворное, которое я получил от доктора Заубер, уже перестало действовать. Нужно раздобыть что-нибудь покрепче.


Воскресенье, 22 мая, 10.40


Голя стучит в дверь лейтенанта Остина. Я вижу, что он всерьез сомневается, верно ли мы поступаем, мороча тому голову в воскресенье. Наконец он поддался моим просьбам, а лейтенант согласился нас принять – к тому же у себя, в свободное от службы время.

Я впервые нахожусь в офицерском здании, но, должен сказать, завидовать особо нечему. Комнатка немногим больше той, в которой обитает наш сержант. Отличается она лишь тем, что на нескольких квадратных метрах уместился приставленный к стене столик, возле которого стоят три дубовых стула, как раз для нас троих. Остин предлагает нам чай, а мы вежливо отказываемся.

Лейтенант наливает себе кипятка из электрического чайника, размешивает чай и выбрасывает использованный пакетик, затем подходит к книжной полке и изучает ее содержимое. Я понятия не имею, как следует себя вести. На всякий случай мы молчим и вопросительно переглядываемся. Остин из тех офицеров, которых нелегко раскусить, – вместо того, чтобы кричать и извергать ругательства, он продолжает анализировать ситуацию.

– Прошу прощения, господа, я тут как раз кое-что вспомнил, – внезапно говорит Остин. – Но с этим можно подождать. Как я понимаю, вы пришли, чтобы предупредить меня и рассказать об опасности, подстерегающей в пустыне?

– Ну да, господин лейтенант. – Голя ерзает на стуле. – Капрал Трент выяснил кое-что важное и хотел бы вам об этом сообщить.

– В каком-то смысле вы пришли зря, – заявляет Остин и замолкает. Я чувствую, как улетучивается надежда хоть чего-то добиться. – Вы пришли зря, – продолжает он, – поскольку я прекрасно понимаю, что случившееся в Кумише ненормально, и это не единичный случай. Я видел последствия этого явления и несколько раз говорил с капитаном Заубер. Хорошо, что ты в добром здравии после случившегося, Маркус. У тебя дьявольская воля к жизни.

– Спасибо, господин лейтенант, – удивленно отвечаю я.

– Могу вас заверить, господа, что того, что мне известно о пустыне Саладх, достаточно, чтобы отдавать себе отчет в опасности. Но если я узнаю больше, то попытаюсь убедить других офицеров. И потому охотно вас выслушаю.

Поторапливаемый взглядом сержанта, я коротко рассказываю о случившемся и о том, что оно подтолкнуло меня к тому, чтобы всерьез заняться вопросом. Собственно, я интересовался им и раньше, после случая с рядовым Гинеком с базы Адмирум, но после операции в Кумише я просто был вынужден начать расследование. Я немного путаюсь в затянувшемся вступлении, но продолжаю продираться дальше, словно ползя в густой грязи на полигоне в Кодене.

Я кратко излагаю суть интервью с профессором Мейером, опубликованного в «Rocket Science». От кого я получил перевод, умалчиваю, а лейтенант, к счастью, не спрашивает. Может, он о чем-то догадывается, а может, у него даже не возникает мысли о Неми. Потом я рассказываю о встрече с капитаном Ахари и о содержании записей, которые он передал мне вчера. Ради общего блага даже сообщаю, что мы были в комиссариате. Я также обращаю внимание лейтенанта на записи в полицейской статистике, которые являются намного более достоверным источником информации, чем дворовые сплетни. В завершение добавляю, что войска Союза ушли с базы Дисторсия в спешке, бросив даже часть снаряжения.

– У вас есть мысли, что могло бы быть причиной этих явлений? – спрашивает Остин.

– Сперва мы подозревали, господин лейтенант, что войска Союза испытывали какое-то новое оружие, – отвечает Голя. – Но тот факт, что люди пропадали в этом месте уже давно, противоречит данной теории.

– Именно так, господин лейтенант, – подтверждаю я. – Если на базе Дисторсия что-то и происходило, то скорее там продолжались исследования естественной аномалии, которые до этого проводили ремарцы. Я в этом совсем не разбираюсь, но, может, причина в полезных ископаемых, которые там добывали? Точно сказать сложно – нам не хватает профессиональных знаний. Да и времени нет, чтобы этим заняться.

– Знаю, Маркус, ты и так много всего выяснил. Кому еще, кроме вас, об этом известно?

– Про статью из научного журнала слышали несколько человек, но о записках капитана Ахари я говорил только с сержантом. – Я не слишком отклоняюсь от правды.

– Пусть так пока и остается, – кивает Остин. – Этим вопросом заинтересовалась разведка, а спецподразделения появились в Кумише сразу же. Так что, во-первых, вам следует заботиться о собственной безопасности, а во-вторых, нельзя допустить, чтобы возникла паника.

– Так точно! – почти хором отвечаем мы.

– Могу вас заверить, что я об этом не забуду и поговорю с командиром роты. Я приложу все усилия, чтобы при планировании операций была учтена потенциальная опасность. Все мы знаем, что случившееся в Кумише – вовсе не обычное поражение электротоком.

– Спасибо, господин лейтенант, – говорит Голя.

– А вам спасибо за доверие, господа. Вы исполнили свой долг.

Марсель Остин пожимает нам руки и дает понять, что разговор окончен. Когда я возвращаюсь в казарму, кажется, будто я сбросил с плеч несколько килограммов. Сержант тоже выглядит расслабленным. Похоже, лейтенант на нашей стороне и осознаёт всю серьезность ситуации. Естественно, с тем же успехом он мог бы тотчас же позвонить Вилмотсу и наслать на нас разведку, но мне не хочется терять остатков веры.

Голя бросает на прощание, что на решение командования мы никак повлиять не можем. Скорее всего, ничего особенного в любом случае не произойдет, а всю информацию попросту перемелют жернова военной машины – кто-нибудь поднимет угол ремаркского ковра и заметет под него то, что останется.


Если бы меня спросили, кому, кроме своих солдат, я больше всего доверяю во взводе, это наверняка оказался бы Ларс Норман. Может, мы видимся не столь уж часто, но он приличный парень и всегда ведет себя честно. Тем более странно я себя чувствую, услышав под вечер, что он разговаривает обо мне с Петером Усилем. В первое мгновение мне даже трудно в это поверить.

Они неплотно прикрыли дверь в нашу комнату, а я только что вернулся из сраного города после двухчасовых блужданий в окрестностях мэрии. Мы искали террориста, который сообщил по телефону, что подложил бомбу где-то в здании. Полиция запеленговала телефон, но человека найти не удалось, бомбу тоже. По пути в казарму я взял в автомате бульон и теперь стою с дымящимся стаканчиком в коридоре перед дверью.

– Но что именно происходит с Маркусом? – доносится изнутри голос Нормана.

– Блядь, Ларс, после Кумиша он стал другим. Не может заснуть, полночи бродит по комнате, а иногда, проснувшись, я вижу, как он сидит на койке и смотрит перед собой.

– И что он говорит?

– Ничего не говорит. Такое впечатление, будто он к чему-то прислушивается. Аж дрожь про спине пробирает. Как-то раз я даже его спросил, но утром он ничего не помнил.

– Знаешь, ему в той деревне основательно врезало. Понятия не имею, как так вышло, что в сравнении с остальными он оказался почти целехонек. Но я все равно беспокоюсь. Хотелось бы ему помочь.

– Вчера ночью мне захотелось отлить, – продолжает Усиль, чуть понизив голос. – Я проснулся и увидел, что он лежит в углу, скорчившись на полу. Он немного стонал во сне, но позволил отвести себя в койку. Потому я и хотел сегодня с тобой поговорить. Не знаю, блядь, с кем посоветоваться.

– Нужно убедить его сходить к врачу. Поговорим, когда он вернется.

Я размышляю, как поступить. Услышанное слегка застигло меня врасплох. Первая мысль – уйти и прийти попозже, сделав вид, будто я ни о чем не знаю. Но в том нет никакого смысла, так что придется принять реальность как есть.

– Привет, парни, – говорю я, открывая дверь.

В комнате наступает неловкая тишина.

– Привет, Маркус! – Норман протягивает руку. – Мы как раз о тебе говорили.

– Знаю, кое-что слышал. – Я бросаю барахло на койку и ставлю автомат в стойку у окна. – Я вконец заебался после патруля, так что, может, вернемся к этому вопросу позже?

– Ясное дело. Как хочешь.

– И вам незачем обо мне беспокоиться. Справлюсь сам или пойду к доктору Заубер, просто мне нужно немного времени.

– Помни – мы хотим тебе помочь. Удачи! – Норман выходит из комнаты.

Я стаскиваю пропотевшую форму, переодеваюсь в футболку и спортивные штаны. Слегка поправив постель, присаживаюсь напротив Усиля. Он смотрит на меня как на привидение. Во взгляде чувствуется страх или по крайней мере тревога.

– Ты мог бы мне рассказать об этих случаях.

– Я пытался, Маркус! Но ты меня, блядь, вообще не слушаешь. – Он трясет головой, подчеркивая собственные слова. – Да, знаю, я простой парень без образования.

– Не трынди, Петер.

– Хер с ним, неважно, старик! Ты должен что-то с собой сделать, иначе свихнешься.

– Мало кто хорошо спит, если ежедневно видит гребаные кошмары. Адам Вернер каждую ночь просыпается с криком. И что-то Ларс не в состоянии ему помочь.

– Но у тебя, похоже, нечто совсем другое.

– Нет, Петер. В точности то же самое – только проявляется иначе.

Естественно, я лгу.

Это нечто совершенно иное – ощущение чьего-то присутствия, будто за моей спиной стоит прозрачный силуэт или тень, видимая краем глаза. Я не могу этого вынести, особенно ночью, когда ощущение усиливается. Такое впечатление, будто Эстер пытается со мной связаться, но находится слишком далеко. Но именно тогда, когда шум меньше, а мозг не бомбардирует столько раздражителей, ей удается слегка приблизиться. Вот только я все равно не понимаю, чего хочет от меня механический женский голос.

Чтобы заглушить его этой ночью, я включаю коммуникатор и снова пытаюсь вникнуть в слова профессора Мейера. Читаю об элементарных частицах и взаимодействиях между ними, о квантовых числах и диморфизме, и ничего не могу понять. Цвета и спины частиц, лептоны, глюоны и нейтрино, математически выведенные сущности, противоречащие здравому смыслу. Именно потому мы стали столь суеверными и подверженными манипуляциям.


Понедельник, 23 мая, 08.30


Я стою в дверях знакомого кабинета. Доктор Заубер поднимает голову и внимательно смотрит на меня. По крайней мере, мне так кажется, поскольку она сидит на фоне ярко освещенного окна и я не вижу деталей ее лица – только очертания.

– Госпожа капитан, я, кажется, схожу с ума.

– В чем дело, Маркус?

Не спрашивая разрешения, я вхожу и сажусь по другую сторону стола, а потом изливаю душу. Я рассказываю доктору Заубер о давящем страхе, о голубом свете и механическом голосе, который я слышал, а также о черном солнце и усталости, которая валит меня с ног. Я выкладываю все как на исповеди.

– Я не могу заснуть. А когда засыпаю, хожу по комнате будто лунатик, и потом ничего не помню. Иногда капралу Усилю, с которым я живу, приходится поднимать меня с пола. Это началось вскоре после случившегося в Кумише. Уже несколько недель мне кажется, что ощущение усиливается, и, похоже, я начинаю бояться. Вчера я понял, что другие тоже это замечают.

– Чего ты больше всего боишься?

– Что меня отправят домой. Я не хочу возвращаться, хочу дослужить до конца контингента. – Я думаю о Неми, которую не могу оставить в Ремарке. – Я знаю, что сделаю здесь намного больше для своей страны, чем в родной части.

– Это весьма благородно, капрал, но порой происходит иначе, чем нам бы хотелось.

– Что вы имеете в виду, госпожа капитан?

– Подобного рода нарушения сна характерны для детей до двенадцати лет и чаще всего проходят с возрастом. У взрослых они проявляются редко, а причиной может быть посттравматический стресс. Похоже, у тебя то же самое, особенно с учетом других симптомов. Шок, который ты пережил, оставил в мозгу неизгладимый след. Нельзя также исключать микроповреждения в окрестностях электрода.

– Умоляю, помогите мне. Я не хочу, чтобы меня отправили в Рамму.

– Знаешь, как я должна поступить? – Линда Заубер протягивает руку и кладет ладонь на мой стиснутый кулак. – Я должна немедленно направить тебя на обследование, с которого ты бы уже не вернулся. Твой случай с самого начала провоцирует меня нарушать принципы, которых я до сих пор железно придерживалась.

Я чувствую нарастающую панику. Меня начинает бить дрожь.

– Маркус, честно говоря, я ожидала чего-то подобного. Мы попытаемся тебя спасти, но ты должен в точности выполнять мои рекомендации. И хранить тайну – иначе у меня будет множество проблем. Мне придется отрицать бо́льшую часть того, о чем мы здесь говорили. Понимаешь?

– Да, госпожа капитан.

– Ты получишь от меня лекарство, которое должно тебе помочь. Через несколько дней ты станешь лучше спать, частично оно также заменит действие поврежденного стимулятора. Принимай утром по полтаблетки первые четыре дня, а потом по одной в день. Перед сном не делай ничего, что могло бы возбудить твой мозг. Старайся очистить разум от всего случившегося за день, сколь бы страшным оно ни было.

Она открывает нижний ящик стола и достает оттуда флакон без этикетки. Внутри белые продолговатые таблетки с риской посередине. Они тонкие, с одной стороны виднеются цифры «50». За свою жизнь я принял множество антидепрессантов, но эти таблетки мне незнакомы – возможно, что-то новое или средство иного рода.

– Лекарство слабое, его дают также детям и старикам. Побочных явлений быть не должно, но тем не менее ты серьезно рискуешь. Спрячь его хорошенько в комнате и принимай только тогда, когда будешь один. Не носи его с собой.

– Конечно.

– Здесь запас на шестьдесят дней. Ко мне будешь являться каждую неделю. Если кто-то найдет таблетки – помни, что ты получил их не от меня.

От волнения у меня срывается голос.

– Госпожа капитан, не знаю даже, как вас благодарить. Если я хоть что-то могу для вас сделать – только скажите.

– Кое-что можешь, – улыбается Линда Заубер. – Придерживайся моих рекомендаций.


Среда, 25 мая, 09.45


Лейтенант Остин с восьми тридцати проводит с нами совещание. В зале присутствуют оба сержанта и шесть командиров отделений: Соттер, Лист, Бернштейн, Вернер, Усиль и я. Масталик отравился вчера какой-то дрянью и лежит в казарме, блюет в тазик, а Нормана вызвали буксировать «скорпион», который сломался в трех километрах от базы. Лейтенант рассказывает нам о последних действиях повстанцев и излагает план очередного выезда в Тригель. Можно просто умереть от радости.

Я наверняка принял бы намерения командования близко к сердцу, как и остальные, жаловался бы на судьбу, если бы не вибрация, которую я ощущаю в кармане. На коммуникаторе высвечивается черно-белая фотография Неми. После третьего раза я извиняюсь перед начальством и под предлогом необходимости посетить туалет выхожу в коридор. Неми осторожна и не звонит без существенных причин.

– Привет, малышка. Что случилось?

– Маркус! – Она всхлипывает в трубку. – Жандармерия забрала меня на базу Кентавр.

– Что значит – тебя забрала жандармерия?!

– Они сказали, что им нужен переводчик с ремаркского и армайского, но по дороге один «жетон» сказал мне, что дело не только в этом. Кто-то на меня донес, только тот солдат не знал, в связи с чем.

– Вот же блядство. – Я ударяю рукой в лоб. – Думаешь, это из-за нас?

– Не знаю, правда не знаю.

– Кто-нибудь тебя допрашивал? Разговаривал с тобой по приезде?

– Нет, никто со мной не разговаривал. Я сижу в какой-то комнатке, а дежурный сказал мне только, что я должна ждать вызова. Вроде как потребуюсь примерно через час.

– Послушай… – Я не знаю, что сказать, как обычно бывает в подобных ситуациях. – Успокойся, Неми, все будет хорошо. Мне нужно возвращаться на совещание, но я с тобой свяжусь, как только что-нибудь выясню. Напиши мне пару слов.

– Маркус, я не знаю, что со мной будет.

– Ничего не случится. Правда, клянусь. Уже сегодня ты вернешься в Эрде.

– Но это все ужасно странно. – Она снова начинает плакать.

– Слушай, извини, мне нужно возвращаться. Скоро перезвоню.

Что, блядь, все это значит? Вне себя от ярости я возвращаюсь в зал, но мне приходится выдержать еще четверть часа, чувствуя, как дрожит нога под стулом. Как только совещание заканчивается, я перехватываю у выхода Голю и, отведя его в сторону, спрашиваю, знает ли он что-нибудь или может ли что-то узнать. Он обещает позвонить своему приятелю из жандармерии и оставляет меня в мрачных мыслях.

Все это напоминает какой-то кошмар, в котором ноги спящего, погруженные в густую слизь, отказываются повиноваться. Мне кажется, будто я не могу пошевелиться, и это бессилие больше всего меня добивает. А ведь Неми на меня рассчитывает, так же, как я сам давно рассчитываю на капитана Заубер, а теперь на помощь сержанта. Замысловатая цепочка зависимостей и возложенных надежд.

– Что ты такой кислый? – спрашивает Баллард.

– Неми забрала жандармерия.

– Что, блядь?!

Я рассказываю ему в двух словах о полном отчаяния звонке девушки. Сперва он думает, будто это глупая шутка, и начинает смеяться, но потом хватается за голову, беззвучно ругается и бежит по лестнице наверх.

– Подожди меня! – кричит он уже издалека.

Я сажусь на стул у стены, но не выдерживаю и выхожу покурить перед зданием. Через четверть часа возвращается Крис с телефоном в руке. Вид у него явно озабоченный.

– Слушай, Маркус, у меня на базе Кентавр работает приятель. У него охеренные знакомства, хотя он обычный оператор дрона. Я попросил его что-нибудь выяснить, и он только что мне перезвонил. Кто-то написал донос, что Неми отбывала уголовное наказание и скрыла это при поступлении на службу.

– То есть? Она была в тюрьме?

– В исправительной колонии, подростком, за мелкую кражу. Сегодня ее должны допросить.

Пол уходит у меня из-под ног.

– Твой приятель говорил тебе, кто написал донос? – спрашиваю я.

– Он не смог это выяснить. Но, как думаешь, кто мог это сделать?

У меня тут же возникает мысль о Бенеше, заставив до боли стиснуть зубы.

– Блядь, я его убью, клянусь!

– Успокойся, никого ты не убьешь. – Баллард хватает меня за китель и встряхивает. – Мы точно не знаем, что это он, к тому же тебе нужно остыть. Во-первых, дело наверняка замнут, и Неми получит в лучшем случае выговор. Во-вторых, армии в самом деле нужны переводчики с тремя языками, а она вполне для этого подходит. Многие из нас в жизни что-то украли, но это не мешает нам быть здесь.

– Но она ремарка. Достаточно любого повода, чтобы она могла пострадать.

– Ты бесишься, потому что она тебе нравится. Никто ей тут ничего не сделает. – Он смотрит мне в глаза. – Мы выясним, Бенеш ли это, и откуда у него такие сведения. А теперь сделай глубокий вдох и возвращайся к себе в комнату. Скоро занятия.

Полчаса спустя сержант Голя подтверждает слова Криса. Он ободряюще хлопает меня по плечу и говорит, чтобы я не беспокоился зря. Если бы Неми совершила нечто похуже, ее наверняка вышвырнули бы с работы, но за кражу в возрасте шестнадцати лет никто ее не выгонит, в лучшем случае дело закончится выговором и лишением месячного жалованья.

Я звоню несколько раз, но она не отвечает. Хуже всего ожидание. К счастью, вскоре мы уже бегаем по кругу по плацу и занимаемся прочими глупостями, которые слегка отвлекают внимание. По моему лицу течет пот, а мысли кружатся вокруг абсурдной ситуации – стечения обстоятельств и закона подлости. Всего несколько дней назад я говорил с Неми о совместном возвращении, а теперь мы оба беспокоимся, не вышвырнут ли нас из МСАРР. Гребаная судьба выкидывает номера, которые трудно было бы придумать. По крайней мере, моего воображения для этого не хватает.


Понедельник, 30 мая, 04.50


Сперва сирена раздается в голове, и только потом снаружи. После таблеток доктора Заубер я сплю немного лучше. Может, это эффект плацебо, а может, они и вправду помогают. Но зато труднее открыть глаза под утро, встать за пять секунд, вскочить в полный комплект снаряжения и бежать к «скорпиону». Я едва поспеваю за своим отделением.

– Блядь, ну и прекрасный же сон мне снился, – жалуется бегущий рядом Усиль.

– Что тебе снилось?

– Две девушки ублажали меня на пляже.

На месте нас ждет неприятный сюрприз. Сержант Голя с нескрываемым удовольствием объявляет, что тревога учебная и что мы должны выстроиться в шеренгу – по два отделения друг напротив друга. Он бросает нам под ноги свернутые куски брезента, приказывает их развернуть и ждать дальнейших распоряжений. Размер полотнищ составляет не меньше чем пять на три метра. Я сонно размышляю, что мы будем на них делать – кувыркаться? Что на этот раз придумал командир взвода?

– Хорошо, господа. Теперь я обыщу командиров отделений и проверю, что у них в карманах. А вы стойте смирно и не смейте, блядь, пошевелиться! – говорит Голя.

Действительно, он подходит к каждому из капралов, приказывает расстегнуть все карманы, извлечь их содержимое и показать. На брезент приземляется брелок Нормана, фотография его жены и какая-то записная книжка из кармана Усиля. У нас с Адамом Вернером нет ничего, что могло бы заинтересовать сержанта. Затем он приказывает нам проделать то же самое со своими отделениями. Речь идет о личных мелочах, которые солдаты взяли с собой на операцию вопреки уставу.

Некоторое их количество обнаруживается за неполные десять минут. На земле оказываются несколько коммуникаторов, фотографии, письма и открытки, латунная фигурка Иисуса (это, конечно, Пурич) и даже подарок от ребенка, маленький плюшевый мишка, которого Норман достает из кармана Юргена Кульме. Все это выглядит столь забавно, что парни с трудом сохраняют серьезный вид.

Сержант снова приказывает нам встать по стойке смирно и прохаживается между рядами, разглядывая лежащие на брезенте вещи. Такое впечатление, что его спокойствие вызывает больше уважения, чем обычная ругань. Наконец он останавливается в конце шеренги и громко говорит:

– Позавчера старший рядовой Кранец из нашего батальона был похищен повстанцами в Хармане. Его подстерегли на площади Колера, где пеший патруль пытался успокоить толпу. На следующий день жене похищенного позвонили с требованием выкупа и угрозой убить детей. Надеюсь, вы понимаете, насколько все серьезно?

– Так точно, господин сержант!

– У солдата был при себе коммуникатор. Эти ублюдки без проблем нашли контакты его семьи. Вам запрещается под любым предлогом брать с собой личные мелочи. Никаких фото, писем, записных книжек, а прежде всего – телефонов и коммуникаторов. Сегодня последствий не будет, но в следующий раз прибью на месте. Понятно?

– Так точно, господин сержант!

– Тогда забирайте это говно с глаз моих и возвращайтесь в казарму. Отбой!

У меня слегка гудит в голове, когда я снова ложусь в койку. Глухо стучит кровь в висках. Я снова думаю о Неми, которая осталась на базе Кентавр. Пока ей не сделали ничего дурного, но им нужна наша переводчица на несколько ближайших недель. Я думаю о задании, которое она выполняет в центре Хармана, и чувствую себя более одиноким, чем когда бы то ни было. Теперь я точно знаю, что генерал Сальте не шовинист, и он чертовски прав насчет женщин в армии.

Глава пятая

Среда, 1 июня, 11.00

Харман, провинция Саладх, Южный Ремарк


Я скучаю по тебе, сынок. Естественно, мои товарищи по подразделению тоже скучают по своим семьям и тяжело переживают разлуку, но я, пожалуй, скучаю иначе. Они знают, что, если им удастся остаться в живых, они увидят своих детей и даже привезут им какой-нибудь сувенир из Ремарка, а я не могу этого сделать. Я не смогу встретиться с тобой в нашем доме, посадить тебя на колени и крепко обнять, чтобы ты снова ко мне привык.

Конечно, я тоскую и по Неми, которую не видел уже неделю, скучаю по твоим бабушке и дедушке, но это совсем другая тоска – нормальная и здоровая, не настолько пожирающая внутренности. Я не могу простить себе, что в какой-то момент утратил контроль над жизнью и позволил себя понести ревущему потоку. Еще немного – и я бы утонул. И теперь мне ничего не остается, кроме как посылать письма в будущее.

Я вовсе не хочу этим сказать, чтобы ты всегда контролировал свои поступки. Это самый простой путь лишиться непредсказуемости и обычной радости жизни – в соответствии с планом можно строить дома и возводить мосты, но не мечтать и превосходить самого себя. Если, однако, ты когда-нибудь почувствуешь, что все ускользает у тебя из рук, тебе следует поискать помощи. Не полагайся исключительно на себя.

Желаю тебе, сынок, чтобы тебе хватило сил доверять людям. Желаю тебе учиться на ошибках, не только собственных, но также окружающих тебя людей и своего отца, который надоедает тебе старыми премудростями. Будь счастлив, ибо только таким образом ты можешь приносить счастье. Поздравляю с Днем защиты детей, дорогой!


В конце марта мы разыгрывали отпуска. Прошло всего два месяца, но я помню тот день словно в тумане – столько всего случилось с тех пор и столько людей погибло в Ремарке. Время идет здесь иначе, напоминая канат, на котором кто-то завязал толстые узлы. Никто из нас с тех пор не поехал в увольнение. Даже те, кто, как Вим Гаус, очень хотел навестить семью, не получили разрешения от командования.

Тем более странной кажется информация, с которой приходит к нам сержант. С десятого июня вся рота получит недельный отпуск, плюс время на дорогу домой. Голя сообщает об этом командирам отделений с кислой физиономией, словно объявляя о вспышке эпидемии гриппа и крахе на рамманской бирже.

– Что случилось, господин сержант? – спрашивает Ларс.

– Наконец-то вы дождались. Можете известить своих солдат и семьи.

– Но почему именно сейчас?

В углу коридора наступает гробовая тишина. Похоже, мы все постепенно догадываемся, в чем дело. У неожиданного отпуска наверняка есть второе дно.

– Господа, не хочу быть дурным пророком, но для меня это пахнет крупной операцией, – наконец отвечает сержант. – Нас отпускают, чтобы мы немного отдохнули, а потом мы окажемся в глубокой заднице.

– Лейтенант что-то говорил про Тригель, – замечает Вернер.

– Именно, нас пошлют в пустыню. – У Голи явно нет желания продолжать разговор. – Пейте, трахайте девок, или чего вам там еще хочется, и возвращайтесь в хорошей форме. Отпуск через девять дней.

Мы провожаем его взглядом до поворота коридора.

– Заебательская новость, – глупо радуется Усиль.

– Сраная пустыня, – тихо говорит Вернер. – Проклятая сраная страна.

Отчего-то мне не хочется с ними спорить.


Пятница, 3 июня, 10.00


Я наконец нахожу время позвонить капитану Ахари. Собственно, меня уговорила Неми, с которой я только что беседовал по телефону. Я услышал, что она уже чувствует себя лучше и главный страх прошел после разговора с лейтенантом Мерстремом. Армия проявила милосердие и не отправит ее домой, так что она засы́пала меня сплетнями с базы Кентавр и разными мелочами, которые прочитала в Сети. Я заканчиваю разговор в легком замешательстве, но с широкой улыбкой на лице, а затем набираю номер ремарца.

Телефон долго не отвечает. Я уже собираюсь прервать связь, когда в трубке раздается слегка хриплый женский голос. Я спрашиваю капитана, медленно и отчетливо произнося его фамилию, но женщина что-то кричит по-ремаркски, и я ничего не могу понять. Наконец я нажимаю на красную трубку и вызываю из комнаты Пурича.

Даниэль берется за дело с неохотой. Он не особый любитель болтать с местными, которых понимает с пятого на десятое. Но он отлично справляется с задачей – когда женщина снова отвечает, он говорит с ней минут пять, а затем отдает мне коммуникатор и, сгорбившись, устремляет взгляд в пол.

– Ну, говори, чего выяснил.

– Саломон Ахари погиб два дня назад. Если я правильно понял, он попал в засаду недалеко от своего участка. Его жена, то есть вдова… – Даниэль на мгновение замолкает. – В общем, та женщина сказала, что пуля угодила ему в висок.

– Он не умирал часами, не мучился?

– Нет, не мучился.

– И то хорошо.

Я ощущаю пустоту, будто кто-то выдолбил в мозге дыру и пропустил сквозь нее холодный свет. Я о многом еще хотел расспросить капитана и поблагодарить его за оказанную помощь. Мысль, что я больше не услышу его смешную речь, оказывается еще более горькой, чем я ожидал.

Естественно, я прекрасно отдавал себе отчет в том, что в любой день нас может настичь пуля или осколок «айдика». Мы все тут в какой-то степени готовы к смерти. И тем не менее я не в силах смириться с тем, что погиб очередной человек, которого я знал. Хороший человек и хороший полицейский, пусть даже и ремарец до мозга костей.

Теперь его везет Харон на своей лодке к воротам Гадеса. Старухи оплакивают умершего, в воздухе висит сладкий аромат ладана. Клетки тела постепенно распадаются, а атомы, из которых те когда-то состояли, отправляются в дальнейшее путешествие. Саломон Ахари, глядя в темные воды Стикса, наконец понимает, что никакого Гадеса не существует, так же как и самого Стикса, жадного до оболов святого Харона и его заплесневелой лодки.


Воскресенье, 5 июня, 18.15

Операция «Эмиль»


Баллард бежит ко мне, словно его преследует дьявол или рой шершней. Я курю сигарету, присев на корточки позади здания, но, заметив Криса, сразу же выпрямляюсь. Ноги одеревенели от неудобной позы, а теперь деревенеет сердце.

– Маркус, ты что, не слышал сигнал?

– Нет. – Я смотрю на черный браслет на правом запястье: зеленый светодиод не мигает. – Черт, похоже, разрядился.

– Мы уже минут десять тебя ищем! Тревога, какое-то жуткое дерьмо в центре.

Мы вместе бежим в казарму. Уже у входа видна немалая суматоха – на плац выбегает отделение Нормана, за ним отделение Вернера. Баллард кричит мне в ухо, что повстанцы атаковали особняк, где развлекалась городская элита. Они застрелили охранников и нескольких полицейских, и в их руки попали мэр Зола с женой и ближайшей свитой.

На лестнице нас таранит взвод сержанта Северина. Против течения идти нелегко – парни с полной выкладкой и мчатся сломя голову. Если на место происшествия посылают и другие подразделения, не только ВБР, похоже, дело и впрямь плохо.

Наверху ждут мои солдаты с Усилем и его отделением. Успев заметить злорадную усмешку Бенеша, я прыгаю в комнату, набрасываю жилет, хватаю шлем и автомат, а затем бегу, застегивая все по дороге. У машин мы оказываемся одними из последних и набиваемся в «двухсотпятидесятку». Сержант Голя садится сзади, за моим сиденьем.

– Блядь, Маркус, где ты был, твою мать?!

– Господин сержант, докладываю, что вышел из строя мой пейджер.

– Заебись! Неважно. Вперед, господа. Выстроиться в колонну.

Вскоре в наушниках раздается голос лейтенанта Остина;

– Говорит командир. Мы едем в центр, в сторону сквера Героев Ремарка. Через пятнадцать минут мы должны быть на месте, так что давите газ в пол. На саму площадь не въезжаем, перегруппируемся на улице Рогга возле здания театра. Остальные подробности на месте.

Будь у нас мигалки на крыше, мы бы летели по улицам под вой сирены. В воскресенье, к счастью, движение не столь оживленное, но гражданские автомобили и так в панике уступают нам дорогу. Сразу же после выезда с базы Эрде какой-то ремарец слишком резко сворачивает и сползает в кювет. Затем на крутом повороте наша первая машина сбивает стоящие на тротуаре ящики с фруктами. Зрелые ягоды клубники взлетают в воздух и гибнут под колесами патрульных машин. Люди кричат, машут руками и прячутся по подворотням.

Когда мы резко тормозим перед театром среди полутора десятков других патрульных автомобилей, проходит ровно пятнадцать минут с момента старта. Раздается приказ: «Из машин!». Мы высыпаем наружу и занимаем позиции у своих «скорпионов». Вокруг нас бегают солдаты из других рот: одни в сторону сквера, возле которого стоит особняк, другие – в противоположном направлении.

Сержанты выкрикивают приказы, в воздухе летают дроны. Слышно тарахтение очередей и одиночные взрывы. На мгновение над нами зависает «кассабиан», но быстро удаляется на запад. Царит еще большая суматоха, чем после нападения на базу Кентавр. Разве что гражданские, к счастью, разбежались от страха.

Гаус показывает нам громадный кулак, а потом разжимает пальцы, и внутри мы видим дородную красную клубничину, которую он поймал во время езды, стоя на башенке. Он сует ягоду в рот, однозначно выигрывая тем самым конкурс на самый абсурдный поступок дня.


Лейтенант Остин возвращается к нам после разговора с майором Гиггсом, координирующим операцию «Эмиль», чтобы сообщить подробности. Ситуация выглядит следующим образом.

Сквер Героев Ремарка начинается от улицы Рогга и упирается в дворец князя Эмиля, возведенное на склоне белое трехэтажное здание, которое скрыто за каменной стеной и высокими воротами. Справа и слева от него стоят старинные каменные дома с покатыми крышами и резными балконами. Посреди площади находится ряд пальм в полуметровых каменных кадках, возле которых стоят скамейки и высокий фонтан, одновременно являющийся памятником Посейдону. От улицы Рогга до дворца около трехсот метров, из которых лишь первые несколько десятков остаются относительно безопасными.

Пока нам известно, что можно пробраться в два здания справа, пользуясь боковыми окнами и под прикрытием останков транспортера, подбитого повстанцами в самом начале беспорядков. Чуть дальше, слева, горят четыре полицейских автомобиля, а еще дальше стоит огромный экскаватор, использовавшийся для дорожных работ на прошлой неделе.

Из-за естественных препятствий и обездвиженных машин ближе чем до середины площади не подъехать. Никто, впрочем, не пытается совершить подобный маневр – повстанцы хорошо вооружены и стреляют из тяжелых пулеметов и реактивных установок по всему, что окажется чересчур близко.

Мы получаем карту сквера с отмеченными на ней объектами: красные кресты обозначают места, где «соколы» обнаружили вражеские позиции. Наверняка заняты и каменные дома у самого́ дворца князя Эмиля, по три с каждой стороны площади. Пулеметные гнезда замечены в подворотне и в трех местах за каменной оградой. Партизаны прячутся также за экскаватором, сувенирным киоском возле памятника и за припаркованной справа от ворот машиной службы доставки. Они превосходно подготовились к операции.

На сделанных дронами снимках видно множество трупов. В разных местах сквера лежат несколько десятков убитых и раненых – среди них полицейские, охранники и гражданские, в том числе женщины и дети. Наверняка есть и кто-то из повстанцев. Боевики то и дело выводят из дворца заложника и убивают его перед входом.

– Господа, не стану говорить, что это легкая операция, – заканчивает Марсель Остин. – Мы должны занять позицию во втором доме справа и ждать приказа к атаке. Взять из машин два штурмовых комплекта. Выдвигаемся через пять минут.

– Третье и четвертое отделения, взять комплекты – и ко мне! – кричит сержант.

Мы бежим к «скорпионам», чувствуя, как дрожат от напряжения руки и ноги. Лица моих солдат напряжены, бойцы нервно смотрят по сторонам. Мы застегиваем ремни МСК, хватаем железо и возвращаемся на место сбора. Гаус и Бенеш, самые сильные во взводе, тащат сзади металлический таран. Теперь им приходится действовать вместе.


Бо́льшая часть нашего отряда проникает в первый дом через окно со стороны улицы Рогга. Окно расположено высоко, но, подставив деревянные поддоны, солдаты входят в него без проблем. Я веду третье и четвертое отделения вдоль здания; мы должны войти сразу в следующий дом. Мы несем тяжелое снаряжение, которое нелегко было бы тащить наверх и передавать друг другу на высоту в два метра.

На тротуаре лежит тело убитого повстанца. У мужчины, одетого в спортивные штаны и футболку, темное заросшее лицо. Он выглядит так, будто ненадолго задремал, привалившись, будто ребенок, к высокому бордюру; вокруг его головы запеклось кровавое пятно. Приходится быть осторожнее, чтобы не наступить на труп и не споткнуться.

Присев, я опираюсь плечом о стену и выглядываю за угол. Обездвиженный транспортер в самом деле обеспечивает неплохое прикрытие. Кто-то бросил на него несколько мешков с песком, благодаря чему можно пробраться к следующему зданию. Если бы у партизан Гарсии имелись отборные стрелки, они могли бы легко снять нас из окон с противоположной стороны площади. Но лейтенант утверждает, что при стрельбе на такое расстояние они пока что не отличались особой меткостью.

– Петер, бери своих солдат и продвигайтесь к транспортеру, – говорю я Усилю.

– Ладно. Оставлю вам только Бенеша, чтобы помог нести таран.

– Как будете на месте, брось дымовую гранату, Тогда мы двинемся ко второму дому. – Я поворачиваюсь к Водяной Блохе: – Джаред, займи позицию у того дерева. Будем их прикрывать.

Дафни ползет к развесистому каштану, который растет на улице Рогга, напротив сквера. Мгновение спустя он уже целится в сторону позиций партизан.

– По моему знаку! – кричит Усиль своим. – Пригнувшись!

Они бегом бросаются к транспортеру. Где-то в глубине площади раздается пулеметная очередь, но все четверо невредимыми добираются до бронированной машины. Рядовой Васс, сменивший Альбина Хокке, швыряет за транспортер дымовую гранату. Вверх с шипением устремляется белое облако.

Парни Усиля открывают огонь – в основном вслепую и исключительно затем, чтобы как-то ответить повстанцам, а мы, пользуясь суматохой, бежим со всех ног к подворотне второго здания. За несколько секунд оказавшись внутри, мы сворачиваем влево, на лестничную клетку. Гаус и Бенеш тяжело дышат.

– Блядь, я боюсь, – шепчет мне на ухо Пурич.

– Справимся, – почти беззвучно отвечаю я.

В доме находятся около двадцати человек из первого батальона и один солдат из роты инженерных войск. В коридоре и в трехкомнатной квартире на первом этаже основательно тесно. Мы отступаем на лестничную клетку, а через несколько минут к нам присоединяются лейтенант Остин, оба сержанта и два взвода из нашей роты.

Можно двигаться дальше.


Сержант из первого батальона передает командование Остину и забирает своих людей. Лейтенант совещается по радио с майором Гиггсом, после чего приказывает нам перейти в комнату, которая на время становится командным пунктом. Мы идем по коридору в скромную гостиную с зелеными обоями на стенах. Парни получают приказ отодвинуть в сторону полированный сервант. С полок на пол сыплется стеклянная посуда. На шлем Олафу Инке падает маленький горшок с землей. Под тяжелым ботинком Трумана хрустят водочные рюмки.

– Следить за окнами! – кричит Голя. – Не стоять напротив!

Сержант Северин быстро сообщает, что здания у сквера были разрушены во время налетов готтанцев на Харман. Ремарцы отстроили их после войны, заменив старые каменные строения с прочными стенами на новые с деревянным каркасом. Похоже, им очень хотелось побыстрее восстановить это место. Северин презрительно называет подобные конструкции «ремаркской дешевкой».

– Говно, а не здания.

– Ладно, господа, – вмешивается лейтенант Остин. – Оставим архитектуру на потом. Для нас это даже лучше – из-за материала стен их, может быть, легче форсировать. Нужно пробиться в следующие здания и взять под охрану эту сторону площади.

– Как это «пробиться», господин лейтенант? – спрашивает капрал Соттер.

– Прорубим проход, – отвечает Остин. – Разведка установила, что соседнее здание не занято партизанами, но следующие – уже да. Поэтому во время операции нужно быть максимально осторожными.

– За работу! – приказывает Голя. – Одно отделение действует, второе прикрывает. Потом смена, и так далее. Капрал Бренер будет обеспечивать техническую сторону.

Инженер кивает и коротко объясняет, как следует демонтировать стену, а также говорит, что образующие конструкцию балки на этом этаже могут иметь толщину в двадцать сантиметров и располагаться на расстоянии в полметра или даже чаще, так что, если они затруднят нам проход, придется вырезать одну из них.

– Но это уже моя задача. – Он показывает на лежащую на столе бензопилу.

– Тогда поехали! – орет Гаус, начиная колотить молотом в отмеченную точку.

Мы таким образом оказываемся в первой смене. Содрав обои, рубим топорами гипсовые плиты, затем с помощью металлических прутьев отрываем находящиеся под ними древесно-стружечные, более толстые и жесткие, заодно раздирая изоляцию из пленки. Перед нами появляются две балки и неровно набитая между ними стекловата. Во многих местах зияет пустота.

– Ну и халтура, – бормочет Северин.

– Я бы не особо беспокоился из-за изоляции, но балки плохо оструганы, они могут сгнить или легко вспыхнуть, – признает его правоту Бренер, водя пальцами по древесине. – Вытащите вату и освободите мне немного места.

– Быстрее! – поторапливаю я своих солдат, вытягивая губчатую массу.

Капрал Бренер, как и обещал, вырезает вертикальную балку. Мы демонтируем внешний слой и пятисантиметровую прослойку из пенопласта, разделяющую оба здания, а затем отделение Нормана начинает рушить вторую стену.

В ход идут топоры, молоты и ломы. По спине у всех стекает пот. Кто-то сообразительный подает работающим воду в металлических фляжках. Когда перерезана очередная балка и жужжание пилы стихает, мы принимаем положение наготове. Гаус и Бенеш хватаются за ручки тарана, а Пурич и Баллард по моему приказу заряжают гранатометы.

Голя приказывает нам занять позицию вокруг отверстия. После четвертого удара металлической болванки стена трескается. Появляется солидных размеров дыра, в которую сперва Даниэль, а потом Крис стреляют гранатами. Для надежности я еще всаживаю в центр очередь из МСК.

Мы проходим через большую комнату, разрушенную взрывами, и бежим дальше. Повсюду валяются осколки тарелок и стеклянного стола, фрагменты мебели и упавшие со стен картины; в воздухе висит пыль.

Мы обыскиваем очередные квартиры; Гаусу дважды приходится пинком выбивать дверь. Несколько солдат прикрывают вход в здание, а остальные поднимаются все выше по лестнице – длинная вереница вооруженных людей, готовых стрелять в собственную тень. Трещат деревянные ступени, а топот ног заглушает приказы командиров.

Я уже на третьем этаже, когда внизу раздаются выстрелы. В наушниках слышится сообщение, что солдаты Масталика только что убили двоих партизан, которые вошли в здание, чтобы выяснить, что там происходит. Вскоре окна начинают разлетаться от пулеметных очередей. Враг уже знает о нашем присутствии, но внутри мы его не обнаруживаем. Здание полностью пусто.


В следующий дом приходится входить значительно осторожнее. Лейтенант Остин приказывает Северину, чтобы одно из отделений третьего взвода ломало стену на первом этаже, создавая при этом как можно больше шума, а остальные прикрывали здание. Затем он ведет ВБР на четвертый этаж, где под присмотром капрала Бренера мы в тишине демонтируем очередные слои плит. Балки на верхнем этаже размещены реже, так что резать их не требуется. Вытолкнув тараном последний слой, мы оказываемся в точно такой же квартире. В небольшой спальне валяется вытащенная из шкафов одежда, будто кто-то в спешке собирал вещи. Сержант Голя показывает нам жестами, какие комнаты должно проверить каждое отделение. Мы никого не обнаруживаем и осторожно выглядываем на лестничную клетку – Пурич, Дафни и я.

Напротив находится дверь в другую квартиру. Внезапно я ощущаю пронизывающий до костей холод, в ушах раздается высокий писк. Меня бьет столь сильная дрожь, что я, пошатнувшись, опираюсь о стену.

– Что случилось? – спрашивает Водяная Блоха.

– Там кто-то есть, – я показываю на квартиру по другую сторону площадки.

– Что? – шепчет стоящий за моей спиной Усиль.

– В той квартире кто-то есть. – Во рту сухо как в пустыне, я с трудом выговариваю слова. – Нужно проверить. Скажи сержанту.

Я слышу, как Петер отходит вглубь коридора и передает информацию Голе. Слышны также голоса повстанцев на первом этаже и множество других звуков – скрип дерева, приглушенное дыхание, крики кружащих над площадью птиц и сердцебиение двух человек, прячущихся за дверью. Такое ощущение, будто у меня вдруг появилось шестое чувство или в несколько раз обострился слух. От всего этого у меня трещит голова.

– Откуда он может об этом знать? – спрашивает Голя.

– Не знаю, господин сержант, но несколько недель назад он тоже кое-что предвидел во время операции, – отвечает Усиль. – Засек нож у арестованного, которого задержали «жетоны».

– Ни хера себе, блядь, – комментирует Голя, проталкиваясь к выходу. – Маркус, возьмешь своих солдат и проверишь, кто там. Только, блядь, без лишнего шума. Петер, твое отделение прикрывает их и наблюдает за лестницей. Остальные ждут наготове.

Мы подходим к квартире. Баллард осторожно нажимает на ручку и по моему знаку быстро распахивает дверь. Мы врываемся внутрь, обыскивая помещение за помещением. Справа туалет, дальше ванная и небольшая кладовка. Слева – большая спальня, потом комната поменьше, а в конце кухня, частично выходящая в гостиную.

Именно там, под деревянным столом, мы обнаруживаем двоих скорчившихся, жмущихся друг к другу детей. Я останавливаюсь на пороге рядом с Пуричем, который прикладывает палец к губам, давая знак детям, чтобы те не кричали. Они совсем малыши, еще дошкольники. Похоже, заснули в своем импровизированном убежище, и теперь смотрят на нас щуря глаза.

Прежде чем они успевают заплакать, мы с Баллардом бросаемся вперед и вытаскиваем обоих из-под стола, а затем, зажав им рот, снова бежим в квартиру, откуда пришли. Там их забирают Инка и Васс, чтобы перенести через дыру в предыдущее здание. Несколько парней явно взволнованы нашей находкой.

– Откуда там взялись ребятишки? – вполголоса спрашивает кто-то сзади.

– Тихо! – говорит Остин. – Приготовиться к спуску вниз.


Голя машет мне, и мы вместе спускаемся на этаж ниже, держа оружие на изготовку. Позади меня мои солдаты, за ними отделение Вернера. Мы ступаем с осторожностью, чтобы не спугнуть противника. Голоса внизу слышны все отчетливее. Повстанцы, вероятно, собрались в комнате, вторжение в которую инсценирует взвод Северина. То и дело раздаются выстрелы на улице.

Двери обеих квартир на третьем этаже заперты. Сержант вопросительно смотрит на меня, будто на какого-то гребаного ясновидца.

– Ну как, Маркус?

– Похоже, чисто, – шепотом отвечаю я.

– Выламывать двери нет времени, – принимает решение Голя. – Да и шуметь нельзя. За мной!

Мы идем дальше, столь осторожно, что болят от напряжения мышцы. На втором этаже отделение Вернера входит в квартиру слева. Там никого нет, но коричневая дверь напротив не дает мне покоя. В голове раздается писк, будто кто-то подключил к электроду ГСМ гитарный усилитель с искажениями. Стиснув зубы, я морщусь от боли и знаками показываю сержанту, что эту квартиру нужно обязательно проверить. Голя машет Усилю, чтобы тот вошел туда со своими людьми.

Петер нажимает на ручку и исчезает в темном коридоре. За ним входят Труман, Инка, Васс и Бенеш. Писк усиливается, перед глазами кружится голубой снег. Я заглядываю в прихожую, в глубине которой заслоняет остальное отделение массивная фигура Бенеша.

Дверь стенного шкафа справа бесшумно отодвигается, и оттуда высовывается мужчина с автоматом в руках. Приставив оружие к плечу, он целится в сторону парней. На мгновение у меня возникает искушение позволить ему выстрелить. Есть шанс, что достанется только Бенешу, на чем завершится его бесполезная жизнь. Но затем я нажимаю на спуск и стреляю ремарцу в спину.

Грохот выстрела разносится по всему дому. Парни бросаются вниз, слышен топот ног на лестнице и крики командиров. Я прячусь в квартире, чтобы им не мешать. На мгновение мой взгляд встречается с взглядом спасенного мерзавца. Маленькие глазки на свиной роже блестят от страха. Усиль подходит к Бенешу сзади и что-то шепчет ему на ухо. На дальнейшее у меня нет времени – я киваю им и бегу за остальным отделением.


Понедельник, 6 июня, 03.25

Операция «Эмиль»


Во время штурма отряда повстанцев погиб Бартош Полок из отделения Вернера, ветеран с базы Адмирум – ему выстрелил в лицо кто-то из арейцев, которых мы захватили врасплох в квартире внизу. Первое отделение вошло первым и сделало свою работу – шестеро врагов ликвидированы, один взят в плен. Мы смогли доложить, что очередной дом зачищен.

Капрал Хенрик Бернштейн и старший рядовой Алан Элдон из третьего взвода погибли около полуночи, когда повстанцы пытались отбить здание. Мы попали под тяжелый обстрел, пулеметы извергали в нашу сторону тысячи пуль. Мы не сумели продвинуться дальше, но удержали позиции, настолько связав силы противника, что парни с базы Кентавр смогли занять два здания по другую сторону площади.

В конце концов террористы отступили за ограду особняка, в спешке поджигая брошенные дома. Небо над сквером Героев Ремарка затянули густые клубы дыма.

С базы танковых войск в Любее, в ста пятидесяти километрах на север от Хармана, прибыли легкие танки типа «Дракон», используемые для боев в городах. В два часа с минутами началась атака. Мы получили приказ прикрывать правый фланг, прочесывая подъезды и пожарища с нашей стороны. Шестая рота второго батальона при поддержке экипажей «драконов» и звена «фениксов» в буквальном смысле стерла повстанцев с лица земли.

– Они передают, что штурм завершился успешно, – говорит лейтенант Остин. Лицо его измазано сажей, руки дрожат от усталости; он с трудом удерживает наушник, и ему сложно сосредоточиться на одном человеке.

– Кто-то из заложников остался жив? – спрашивает Голя.

– Да. – Лейтенант долго смотрит на подворотню сгоревшего здания. – Спецназ атаковал со стороны склона. Мэр Зола освобожден, но партизаны убили его жену и сына.

Он садится на каменные ступени, ведущие к будке охраны. Нас окутывает неестественная тишина. Не слышны выстрелы и взрывы, никто никому не кричит, чтобы тот шевелил жопой и бежал вперед. Смолк даже свист пролетающих дронов.

– Господа, благодарю вас за отвагу и поздравляю с выполнением задания. – Остин опирается спиной о закопченную дверь и закрывает глаза, в которые кто-то посветил фонарем.

Голя присаживается рядом с ним и о чем-то вполголоса докладывает. К ним присоединяются сержант Северин и капрал Соттер. Я вздрагиваю, когда меня трогает за плечо Норман, с грустью показывая разбитые очки. Оба стекла разлетелись вдребезги, раздавленные чьим-то тяжелым ботинком.

Мы стоим в глубоком колодце внутреннего двора. Последнее здание значительно больше предыдущих и возведено на другом уровне. Гаус и Водяная Блоха ведут к стене Пурича, получившего поверхностное ранение в бедро. Ничего страшного, но, когда адреналин выветривается из крови, становится чертовски больно. Несколько солдат из нашего подразделения тоже слегка пострадали: у Трумана кровоточит щека от осколков стекла, у Халлера надорвано ухо, Франк Хинте блюет в углу, наглотавшись по дороге дыма, а может, просто от усталости.

Сейчас последует приказ возвращаться на базу. Мы с тоской его ждем, хотя охотнее всего легли бы прямо здесь, посреди мощеного двора, и провалились в сон. В голове все путается и покрывается смолой, будто кто-то сдавил память гигантской ладонью, вылепив из нее шар. Последние часы сжимаются, накладываясь друг на друга.

Баллард закуривает рядом со мной и, несколько раз затянувшись, протягивает мне половину сигареты.

– Похоже, мы все-таки доживем до этого гребаного отпуска, – тихо говорит он.

– Похоже на то.

– Загляни как-нибудь в Палавию. Выпьем водки. Моя жена неплохо готовит.

Я не знал, что он женат. И не знаю, будет ли у меня желание видеть кого-то из взвода во время пребывания в Рамме. Даже если это Крис, которого я люблю и уважаю. Охотнее всего я просто исчез бы на десять дней, растворившись в толпе.

Я думаю о родителях и о своем сыне, которого должен найти. Возможно, это наш последний шанс встретиться, но вместе с тем я не представляю себе возвращения домой. Подобный визит напоминает посещение театра, в искусственном мире хрустящих булок из пекарни и чистых освещенных улиц. Прохожие – будто статисты, а автомобили – тщательно изготовленный реквизит.

В каком-то смысле настоящая жизнь именно здесь.


Среда, 8 июня, 10.00


Командование разрешило нам посетить торговый центр, но я не покупаю подарки, мне сегодня не до этого. Я отправился вместе с курьерской почтой на базу Кентавр, чтобы увидеться с Неми. Сержант Голя коротко сообщил, что если я не вернусь до обеда, то вместо Раммы и дома окажусь на гауптвахте. Что ж, вполне честно.

Я еду к Неми, чтобы вспомнить, как она выглядит. Память у меня словно у лягушки – через несколько дней я забываю черты лица, забываю голос и жесты близких людей. Все скрывает мягким покровом идущий в голове голубоватый снег. Такое ощущение, будто я видел Неми столетия назад.

– Тебя есть кому потом отвезти на базу? – спрашивает сержант Сильва, командир почтовой машины.

– Парни за мной заедут, когда будут возвращаться из «Гермеса».

– Отправились за покупками посреди дня? Вы что, едете домой?

– Нам дали несколько дней отпуска. В пятницу у нас вылет.

– Блядь, ну и завидую же я вам.

Если бы он знал, что после отпуска нас ждет пустыня Саладх, он не болтал бы подобных глупостей, но вступать с ним в дискуссию я не намерен. Я благодарен ему за то, что он согласился меня подвезти, возвращаясь на базу Кентавр. Блок сигарет – весьма скромная плата за риск. Въехать на базу без письменного разрешения значительно труднее, чем ее покинуть.

По крайней мере, теоретически.

Четверть часа спустя мы проезжаем через ворота мимо усталых часовых. Я даже не успел вспотеть от страха. Сильва высаживает меня перед боковым входом в здание для гражданского персонала. Сердце бьется быстрее, я чувствую легкий комок в горле. Открывается стеклянная дверь, и мне, улыбаясь, машет Неми. Преодолев несколько ступенек, я врываюсь в коридор.

Со времени последней нашей встречи у нее отросли волосы, и голову уже не покрывает темный пушок. Похоже, по случаю моего визита она даже накрасилась. В традиционно чересчур просторной для нее форме и клетчатом платке на шее, она выглядит еще красивее, чем я запомнил. Если бы я не влюбился в нее раньше, то наверняка это случилось бы сейчас. Девушка счастлива, по-настоящему счастлива.

Она ведет меня в помещение, которое я сперва принимаю за ее комнату, но это оказывается что-то вроде кладовки, где стоят какие-то пакеты, мешки и штабель коробок с бумагами. Неми крепко обнимает меня и вгрызается в мои губы. Сперва я ощущаю легкое онемение, но мягкое тепло растопляет сухой лед. Мы мечемся по каморке размером два на два метра в слабом полумраке, которого не рассеивает окошко под потолком.


Полчаса спустя мы выходим из здания, незаметно поправляя одежду и озираясь будто заговорщики. Неми рассудительно замечает, что беспокоиться не о чем – за пределами казарм никто не обратит внимания на двоих в форме. По тротуарам и улицам, пересекающим базу Кентавр, движется множество солдат и машин. Каждый куда-то спешит, и никто ни у кого не проверяет нашивки на плече.

Мы садимся за пластиковый столик, один из многих, выставленных перед здешней столовой. Растянутый на стойках серый брезент защищает нас от солнца. Мы взяли холодный лимонад, как и большинство сотрудников базы. Мышцы мои снова напряжены, шея хрустит при малейшем движении.

– Что такое, Маркус? – спрашивает Неми.

– Послезавтра я уезжаю в Рамму. У меня отпуск до девятнадцатого июня, а через неделю после возвращения нас отправят на форпост Дисторсия.

Она на мгновение лишается дара речи.

– Почему ты не сказал мне об этом раньше?!

– Я не хотел, чтобы ты заранее волновалась, да и сам не был уверен. Но вчера лейтенант Остин официально передал нам приказ командира роты.

– Знаешь, что это означает? – Неми с тревогой смотрит на меня. – Меня тоже туда пошлют. Теперь я понимаю, почему они так настаивали, чтобы я освежила армайский.

– Кто настаивал?

– Майор Вилмотс из разведки. Я вижусь с ним почти каждый день.

Мне хочется сказать ей, как сильно я рад, что мы будем вместе служить в пустыне. Я буду чаще ее видеть и смогу защитить, если что-то случится. Но в глубине души я понимаю, что там нас ждет нечто, превосходящее возможности любого солдата, возможности всей армии Республики Рамма. Неми будет грозить смертельная опасность.

– Если получишь приказ вылетать в пустыню – не соглашайся. Сошлись на здоровье или откажись от этой работы. Тебе нельзя туда ехать. У тебя гражданский контракт, и ты в любой момент можешь уйти.

– Я не могу уйти, Маркус. Я должна заработать на отъезд в Рамму.

– Неми, к черту Рамму. Как-нибудь это устроим. На базе Дисторсия слишком опасно, так что извини, но позволить этого я тебе не могу.

– Можешь не продолжать.

– То есть?

– Я поеду туда, Маркус. Поеду в самое пекло, чтобы отсюда вырваться. Похоже, ты не понимаешь, насколько это для меня важно. Похоже, ты вообще меня не знаешь. – В ее глазах стоят слезы.

– Неми, я прекрасно знаю, насколько это для тебя важно. Я просто за тебя беспокоюсь.

– А ты думаешь, я, сидя за этими стенами, не беспокоюсь за тебя каждый день? Всякое может случиться, и нужно быть к этому готовым.

– Вот только это другое. Совсем другое.

Мы беседуем еще несколько минут, но разговор как-то не клеится. К счастью, парни звонят мне, сообщая, что приближаются к базе. Когда мы наконец идем к воротам, я чувствую облегчение – облегчение, смешанное с грустью.

Неми что-то говорит молодому охраннику, и железная калитка с электрическим жужжанием открывается. Я долго жму ей руку, не имея возможности обнять целиком. До чего же дурацкая жизнь, сонно думаю я. Стоит тебе найти кого-то, кого ты любишь, – и вы в любой момент можете погибнуть, так что не останется даже следа.


После ужина парни разглядывают купленные подарки. Каждый хвастается тем, что нашел для родни – на койках лежат безвкусные кружки, ремаркские накидки, футболки и мелкая бижутерия. Мне удается уговорить Нормана, чтобы он продал мне перочинный ножик для отца и глиняную миску, которую я вручу матери. У него столько мелочей, что он мог бы оделить ими несколько человек. Позже, уже в комнате, Усиль говорит, что Ларс специально купил больше, чтобы поделиться со мной.

К нам вваливается Баллард со стеклянной статуэткой Афродиты и сует ее мне в руки, говоря, что это подарок для какого-нибудь гея или любимой тетушки. Парни – просто зашибись. Вечером Усиль отрывается от чтения комикса и смотрит на меня со своей койки.

– Что такое? – машинально спрашиваю я.

– Ничего, старик. Как там Неми?

– Все нормально, от нее уже отъебались. Но, судя по всему, ее пошлют вместе с нами в пустыню. Им нужен переводчик с армайского.

– Плохо.

– Хуже некуда, блядь. Мы даже из-за этого поссорились.

– Понимаю тебя, Маркус. Мне тоже не хотелось бы, чтобы моя девушка вляпалась в подобное говно. – Он на мгновение замолкает. – Хочу перед тобой извиниться за то, что болтал о ней поначалу, – ну, знаешь, насчет того, что хотел ее подцепить, и все такое. Не сердись на меня.

– Да что тебе, блядь, вдруг в голову пришло?! Мы даже тогда еще не были вместе.

– Не были, но я просто на всякий случай. Так или иначе, тебе чертовски повезло, старик. Я в самом деле тебе завидую.

– Успокойся, Петер, от этого только лишние проблемы. Я постоянно беспокоюсь о том, что с ней будет, вместо того чтобы беспокоиться о себе самом.

– Пиздишь. Даже слушать противно.

Усиль прав – это лишь скверная дымовая завеса. Если на этой войне я и встретил что-то хорошее, то именно Неми. Мне хотелось бы забрать ее с собой и распрощаться с Харманом навсегда – даже если в первые недели не смогу найти себе места в Рамме.

Только бы все это наконец закончилось. Пусть хотя бы раз что-то получится.


Пятница, 10 июня, 11.05

Портсаил, провинция Сайлан, Центральный Ремарк


Военный аэродром в Портсаиле встречает нас еще большей жарой, чем в Хармане, – тридцать пять с лишним градусов в тени, так что пот льется из штанин. Пока мы летели на «кассабианах», лицо обдувало приятным холодком. Неважно, что всю дорогу гудело в голове от лопастей ротора, по крайней мере, было чем дышать.

Сейчас, на слегка потрескавшемся бетоне, я чувствую себя будто на сковородке. Мы выскакиваем друг за другом из вертолета, и обслуживающий персонал направляет нас в здание, возле которого стоит жандармерия. Перед входом в зал ожидания каждого обнюхивают большие собаки. Якобы случаются попытки контрабанды «пифии», местного наркотика из толченых водорослей, и нас проверяют, а Гаусу чересчур дотошный «жетон» заглядывает даже в дорожную сумку.

– Мудак гребаный, – комментирует Вим, когда мы садимся на скамейку.

– Херня все это, – замечает Водяная Блоха. – Даже если у тебя кило этого порошка, собаки ничего не почуют. Говорят, они не обучены.

– Знаете, а я вообще ничего о нем не слышал, – говорит Пурич. – В смысле, об этом наркотике.

– Да так, обычная мозгоебка, – подытоживает Водяная Блоха. – Ничего особенного.

От Неми я слышал нечто совершенно иное. Ремарцы употребляют «пифию» уже много веков, она имеет для них религиозное значение – по крайней мере, имела когда-то, во времена величия их страны. Некоторые утверждают, что наркотик вызывает видения будущего. Если войти в транс, можно заглянуть за завесу времени.

У нас два часа до вылета. Транспортники С-515 заберут нас несколькими группами. Один полетит в город Рамма, один в Коден, один совсем близко, в Тирон, а последний, кажется, на запад, в Бильден. Все это ради нашего комфорта и безопасности – так нам говорил на плацу полковник Хербст перед вылетом с базы Эрде. На самом же деле причина в том, чтобы самолеты не летали порожняком, забирая из многих мест снабжение для МСАРР.

По залу ожидания бродят множество парней из разных полков, частей и родов войск. Пурич заводит разговор с двумя танкистами из Любеи, затем к ним присоединяются Баллард и Соттер. Рядовые с местной базы о чем-то ожесточенно спорят в углу с жандармами. Я не таращусь на них, как другие, а просто дремлю, мечтая о холодном душе.

Я не звонил родителям. Хочу устроить им сюрприз. Естественно, в душе таится тень страха, что я не застану их дома – может, они уехали в отпуск или в гости к знакомым. Но они почти не выезжают из Раммы, уже несколько лет перестав путешествовать дальше торгового центра. Люди не меняются столь сильно за полгода, успокаивает меня голос разума. А если уж и меняются, то в худшую сторону.

Водяная Блоха, который куда-то исчезал, приносит в пластиковой сетке несколько банок пива. Шипит холодный напиток. В это мгновение Дафни выглядит гребаным героем. Норман пьет столь жадно, что белая пена течет по его подбородку. Таков вкус ограниченной свободы и радости от близких встреч.

– Как-то странно чувствуешь себя без оружия, – вдруг говорит Баллард.

Я киваю и снова погружаюсь в дрему. Скоро нужно будет собираться.

Глава шестая

Суббота, 11 июня, 08.20

Город Рамма, Центральная провинция, Республика Рамма


Я чувствую, сынок, что сейчас я ближе к тебе, чем когда-либо прежде. Я брожу по узким и не слишком чистым улицам района Захем с наушниками в ушах и диктую коммуникатору это письмо, ища твои следы в этом городе. Я рассчитываю на удачу, на слепое везение. А может, на улице вдруг появится твоя мама, и я увижу, где ты живешь?

Вчера я расспрашивал о тебе знакомых. Они очень удивлялись, что я вернулся из Ремарка и вместо того, чтобы «заняться чем-нибудь приятным», пытаюсь отыскать тебя. Я звонил и писал всем, кто только приходил мне в голову. В конце концов одна женщина, давняя моя и мамина знакомая, сказала, что вы жили где-то в другом месте, но весной вернулись в Рамму. «Вроде бы Нина купила квартиру в Южном Захеме, недалеко от площади Свободы», – доверительно сообщила она мне, и я пришел сюда.

Я не мог заснуть, несмотря на усталость после перелета. Мешал затхлый воздух в пустой квартире, мешала тишина, удобная кровать и чрезмерная безопасность. У меня дрожали руки, когда я принимал снотворное, но даже оно не помогло. Я вскочил в пять утра и не смог снова уснуть – может, потому, что мне снились дурные сны или я слишком много думал о нашей встрече.

Я брожу по этому району уже два часа, постепенно теряя надежду. Но одна лишь мысль, что ты за одним из этих темных окон, за размалеванной спреем бетонной стеной, доставляет мне радость. Я хочу, чтобы ты знал – я всегда помню о тебе, даже если люди станут говорить, будто я тебя забыл. Я хочу, чтобы ты чувствовал себя любимым.


Днем мы с отцом сидим в кухне и обедаем купленной в супермаркете едой – рублеными котлетами, картофельным пюре и морковкой с горошком. Не так уж плохо, хотя и не особенно вкусно – в мясе ощущается картон. В самый раз, чтобы двое мужчин, которым не хочется заниматься готовкой, утолили первый голод и могли спокойно поговорить.

Отец в сотый раз извиняется, что не пришел вчера на аэродром. Сообщение о моем прилете он получил на озере Грени, когда отвозил мать в санаторий. Он не сказал ей, что я приехал в отпуск, и она очень удивилась, когда он заявил, что у него есть важные дела и он не может провести с ней даже несколько часов. Какие важные дела могут быть у моего отца? Разве что новая серия почтовых марок.

Поев, мы перебираемся к телевизору, по которому показывают повторение матча. В руках держим банки с крепким пивом, медленно, глоток за глотком, потягивая коричневую жидкость. Я приглушаю голос комментатора, и начинают немилосердно тикать старые часы с кукушкой. Немного пива выливается на расшитую цветочками скатерть, и я вскакиваю за тряпкой.

– Оставь, Маркус! – хватает меня за руку отец.

– Но, папа, у тебя из-за этого пятна будет полно проблем. Мама тебе житья не даст.

– Мамы здесь нет, – с некоторым удовлетворением в голосе говорит он. – Так что можем наконец делать, что заблагорассудится. – Слова его звучат настолько неуместно, я даже раскрываю рот от удивления. – Лучше расскажи, как там. Все, что захочешь. Мне интересно, каковы из себя эти ремарцы. И про свою девушку и товарищей тоже. Вам очень тяжело, когда вы идете в патруль?

– Сложно объяснить, папа. Даже не знаю, с чего начать.

– Догадываюсь, сынок. Но рассказывай – хотя бы послушаю твой голос.

Каждый, с кем я говорю, спрашивает, как там. А я отвечаю общими фразами, что там жарко и немного дико, что жители Ремарка крикливы, но даже в чем-то симпатичны, и что они неистово сражаются друг с другом, а мы не даем им друг друга перерезать. В подробности не вдаюсь, чтобы не вызывать в памяти затаившиеся в мозгу картины. Но сейчас все иначе.

Я стараюсь, чтобы отец увидел горы мусора у дороги, услышал доносящееся из храма Аполлона пение, почувствовал запах пряностей, пустыни и городского рынка. Я рассказываю о похищении мэра Хармана и нашей спасательной операции, когда мы пробивались сквозь стены. Я говорю о резне служительниц храма, о разъяренной толпе перед мэрией, которая хотела завладеть запасами со склада, и об убийстве Джошуа Кальмана в доме двоюродного брата Гарсии. Повествование выглядит довольно сбивчивым, но отец внимательно слушает и не задает глупых вопросов.

Он просит лишь, чтобы я показал ему фотографии. В коммуникаторе у меня их не слишком много – военный репортер из меня никакой, и за полгода я сделал меньше полусотни снимков. На некоторых улицы Хармана и случайные прохожие, но на большинстве – мои товарищи по взводу и Неми. Я показываю отцу грубо отесанное лицо Гауса, сосредоточенного Водяную Блоху с автоматом в руках и вывалившего язык Усиля, которого я попросил улыбнуться. На фотографии, которой я горжусь, отражается в очках Нормана заходящее солнце. На других мы стоим группой на фоне запыленного «скорпиона», на фоне входа в казарму и еще в нескольких местах. Но больше всего отца интересуют фото девушки. Он просматривает их по несколько раз, повторяя вслух, что она очень красивая и он не может дождаться, когда наконец с ней познакомится.


После ужина отец пытается уговорить меня остаться. Он хочет постелить в моей старой комнате и бежит к шкафу за одеялом. С тех пор как отсюда уехал, я не слишком хорошо себя чувствую, ночуя у родителей. Черное извилистое прошлое хватает меня за горло.

– Ты же знаешь, я не люблю быть один дома, – с разоружающей искренностью признается отец. – Самое лучшее – когда я с чем-нибудь ковыряюсь, а кто-то близкий сидит за стеной.

– Знаю, папа, но я не могу остаться ночевать. Мне нужен покой, надо отдохнуть.

– Понимаю, – слегка разочарованно отвечает он. – Не буду тебя задерживать.

– Завтра я снова зайду. Пойдем к тете Белле на обед.

– Хорошо, сынок. Хорошо.

От дома родителей до моей холостяцкой квартиры неполных два часа пешком. Вечер теплый, так что я не ловлю такси и не сажусь в трамвай. Медленно иду, вдыхая запах города, а по спине ползут мурашки. Никогда не думал, что аромат выхлопных газов и разогретого асфальта может казаться приятным.

Дома я включаю компьютер, чтобы найти информацию о пустыне Саладх. Мое подключение к Синету намного лучше, чем то публичное дерьмо, которым мы пользуемся на базе, – оно быстрее и не ограничено фильтрами. Я насилую поисковик ключевыми словами, какие только приходят мне в голову, перехожу от профессора Мейера к базе Дисторсия, холму Отортен и Кумишу, но ничего осмысленного мне не попадается. Усталый и разочарованный, я наконец ложусь в постель и тотчас же проваливаюсь в голубизну, между одной мыслью и другой.


Воскресенье, 12 июля, 03.00


Сон этот возвращается каждую ночь, хотя часто ускользает из памяти: он снится в первой фазе быстрого сна, а затем его затирает пустота. Но внезапно проснувшись под утро и видя красные цифры часов возле кровати, я помню, что лежал на полу сельской школы, глядя на своего товарища по отделению и отчетливо видя, как по его лицу скачут электрические разряды, а вытаращенные, словно у загнанного зверя, глаза пытаются отыскать меня взглядом.

Я видел, Эстер, механическая сука, как по его лицу скачут электрические разряды.

Пропотевшая простыня превратилась в кокон. С отвращением отбросив ее в сторону, я выхожу на балкон и сажусь в плетеное кресло. В темноте светится огонек сигареты. В остатках засохших растений в горшках шелестит ветер, охлаждая воспаленный лоб.

Следовало бы поручить поиски сына профессионалу – юристу или детективу. Наверняка это не такая уж сложная задача, но мне не хватит времени, да и, похоже, смелости, чтобы сейчас туда пойти, даже если все получится. Намного легче вернуться в Харман, поехать в пустыню и умереть. У меня вдруг мелькает мысль, что мечты – для трусов. Смельчаки не тратят времени на мечты – у смельчаков есть планы.


В торговом центре царит обычная для выходных сутолока. Я жалею, что сюда пришел, едва пройдя через вращающуюся дверь. Громкая музыка, разноцветные витрины и шум висящих в воздухе разговоров утомляют и выводят из равновесия. В одном из проходов стоит клоун в оранжевом парике и с большим красным носом, который вручает детям шарики на веревочке, агитируя родителей делать покупки. Торговый центр отмечает пятилетие своей деятельности. А перед моим мысленным взором стоит девочка из района Эрде, которая держит розовый шарик и стережет тело убитой «клещами» матери.

Скрежеща зубами, я захожу в магазин электроники, чтобы найти беспроводные наушники, которые можно подключить к коммуникатору. Старые постоянно зацепляются обо что-нибудь проводом, к тому же он опасно изогнулся возле разъема. После долгого блуждания между полок я наконец выбираю популярную модель «Сони» и расплачиваюсь в кассе.

Я направляюсь к выходу из здания, когда за моей спиной раздается громкий хлопок. Машинально съежившись, я прячусь за деревянной скамейкой у фонтана. Молодая мать с младенцем на коленях с ужасом смотрит на меня. Я не в силах сдерживать собственные рефлексы.

Оглядевшись в поисках источника звука, я вижу в нескольких метрах от себя кружащееся в воздухе облако из голубых полосок фольги. Маленький мальчик плачет, держа в руке веревочку от лопнувшего шара – вероятно, полоски были внутри. Родители пытаются успокоить малыша, а к ним уже бежит девушка в разноцветном костюме, помощница клоуна. В руке она держит новый шарик, который вручает расстроенному ребенку.

– Прошу прощения, если вас напугал, – говорю я женщине на скамейке. – Я только что вернулся из миссии в Ремарке и еще не привык.

– Да, понимаю, – отвечает она, хотя по ее голосу ясно, что она ничего не понимает.

Я не чувствую ни злости, ни замешательства – скорее то, что я не на своем месте. У меня нет ничего общего с этими людьми, пришедшими за воскресными покупками. Я всю жизнь скверно себя чувствовал посреди толпы, но теперь одичал вдвойне. Лучше уж вернуться домой, пока я не сделал чего-нибудь плохого кому-то или себе самому.


Понедельник, 13 июня, 14.50

Шоссе D62, Республика Рамма


Около полудня мне позвонил Крис. На этот раз приглашение в Палавию стало для меня настоящим избавлением. Все протесты отца, который хотел, чтобы я остался с ним, оказались безуспешны. Честно говоря, я не выдержал бы больше в столице, что-то велело мне покинуть дом. Я не мог дождаться встречи с парнями из взвода.

До Палавии ходит не слишком много поездов, так что, хотя я люблю на них ездить, а мой дед был железнодорожником и в детстве брал меня с собой на работу, я выбрал автобус, – лишь бы как можно скорее поехать к кому-то, кто поймет, как я себя чувствую. Лишь бы не рассказывать постоянно «как там» и не высматривать опасность за каждым углом.

Баллард упоминал насчет Вернера – будто бы Адам нашел ученого, который работал с Филипом Мейером, но больше по телефону ничего говорить не хотел. Если это хитрость, чтобы выманить меня из Раммы, – я охотно дам себя обмануть.

Бросив в рюкзак кое-какие вещи, я отправился в путь около двух часов дня, и теперь смотрю из окна автобуса на поля и зеленые луга, на которых пасутся коровы. Ярко светит солнце, но, похоже, собирается гроза.


На перроне автовокзала в Палавии уже ждут Баллард и Вернер. Похоже, Крис в самом деле не врал и организовал встречу. Адам хромает на левую ногу и мрачно смеется, что его обманула судьба – за все время службы в Ремарке он не получил ни одной травмы, а на второй день отпуска вывихнул лодыжку на лестнице в собственном доме. Повреждение на вид несерьезное и должно пройти до конца отпуска.

– В худшем случае буду стрелять по тем мудакам сидя, – добавляет он.

До дома Криса мы едем на такси, поскольку хозяин успел выпить пару банок пива. Вернер добрался до Палавии на час раньше меня, и они посидели в вокзальном баре, дожидаясь автобуса из Раммы. Мила, жена Криса, оказывает нам радушный прием.

На столе оказываются яства, о которых у тетки Беллы даже не слышали, – рыбный суп с креветками, утка по-пекински и фаршированная мясом паприка. Есть еще кукурузные лепешки, которые сперва кажутся сладкими, но потом от них жжет во рту. Впервые с начала отпуска я ем с удовольствием и накладываю себе еще кусок мяса.

– Ну как вам, господа? – допытывается Мила.

– Великолепно! – отвечаю я с набитым ртом.

– Жаль, что вы жена Криса, – говорит Адам. – Немедленно бы на вас женился.

– Думай, что говоришь, – грозит пальцем Баллард. – А то моя жена может и поверить.

– Уже поверила. – Мила хлопает его по спине.

– Кстати, знаешь, Адам, что она опаснее, чем повстанцы? Нападение на базу Адмирум – по сравнению с ней детские игрушки.

Мила откидывает назад светлые волосы и строит грозную физиономию. Она подает нам рассыпчатые пирожные и кофе, после чего улетучивается к подруге, сообщив, что вернется через два часа. Баллард даже не скрывает, что будет лучше, если к тому времени мы уже уйдем. Терпимость любой супруги имеет свои границы.

– Я бы оставил вас переночевать, – говорит Крис, – но, сами понимаете… Я приехал на несколько дней, так что нам нужно немного побыть вместе.

– Ясное дело, – киваю я.

– Через две улицы отсюда есть приличный недорогой отель. Остановитесь там до завтра. После завтрака поедем в Град, за тридцать километров от Палавии, а потом я подброшу вас на вокзал.

– А что там в Граде? – удивленно спрашиваю я.

– Психиатрическая больница, – отвечает Вернер. – Месяц назад я попросил брата, способного компьютерщика, чтобы он пошарил в Сети и выяснил что-нибудь про исследовательскую группу с базы Дисторсия. Оказалось, что вместе с Мейером работал физик из Раммы, доктор Бернард Вайнхаус. После возвращения из пустыни Саладх ему пришлось лечиться у психиатров, пока он в конце концов не попал в клинику в Граде. Это одна из крупнейших больниц такого типа в стране.

– Если этот человек серьезно болен, нас к нему не пустят. Или с ним будет тяжело объясниться. Не знаю, есть ли в том смысл.

– Я проверил, Маркус. Вчера я разговаривал с ним по телефону. Психиатрическая больница – не тюрьма, и даже в тюрьме осужденным положены свидания.

– Но с ним вообще можно общаться?

– Вполне. Может, у него и есть какие-то галлюцинации, этого я не знаю, но умственно отсталым он мне не показался, скорее достаточно умным и симпатичным человеком. И он сказал, что, если мы хотим поговорить о Ремарке, он с удовольствием с нами встретится.

– Даже верить не хочется – столько везения сразу.

– Я тоже так подумал, – вставляет Крис. – Но, собственно, что нам терять? Несколько часов, за которые Мила задаст мне завтра перцу, и только.

– Моя старуха только рада, что я уехал, – говорит Вернер. – Такая же вредная, как и жена нашего сержанта.

– А моя осталась в Хармане.

– Да, кстати, Маркус, как там Неми?

– Я звонил ей несколько раз, но она не отвечает, – внезапно я ощущаю навалившуюся тяжесть. – Наверняка обиделась из-за того, что я не хотел, чтобы она летела в пустыню. Мы с ней из-за этого поссорились на базе Кентавр. Я объяснял Неми, что она может отказаться от участия в этой операции, но она чертовски боится потерять контракт и не получить убежища.

Мы разговариваем так еще около часа, сравнивая свои впечатления от отпуска и слегка сетуя на судьбу. Если из этой пьяной болтовни что-то и следует, то только черная картина солдатской жизни. Короче говоря, мы в полной заднице, даже вернувшись на родину. Разве что кто-то тебя ждет и скучает – так, как Мила ждет Балларда или Мария Нормана.

Мы с некоторой неохотой собираемся. Крис провожает нас до подъезда, мы пожимаем внизу друг другу руки и отправляемся вдвоем в отель. Вернер постоянно спотыкается, но, похоже, все реже. В отеле берем два соседних номера и в коридоре договариваемся выпить вечером водки. Ничего другого нам в голову не приходит.


Вторник, 14 июня, 11.15

Град, Центральная провинция, Республика Рамма


За несколько километров до больницы нам приходится остановиться на обочине. Вчерашнее возлияние с Адамом изгнало из моего желудка съеденную на завтрак яичницу. Пока я блюю под огромным деревом, Баллард и Вернер обмениваются шуточками возле машины. У меня трещит голова, ноги дрожат от усталости, а мир вокруг вертится будто чертово колесо. Хорошо еще, что в автомобильном бардачке нашлись обезболивающие таблетки.

Нет на земле более глупого зверя, чем человек.

– Здорово же ты набрался, – говорит Крис.

– Сегодня я ни на что не годен.

– Придется как-то собраться. – Он бросает взгляд на экран навигатора. – Сейчас будем на месте.

Мы подъезжаем к воротам клиники. Баллард берет парковочный билет, и мы кружим по площади, ища место в тени. Найдя его где-то на краю парковки, направляемся к главному входу, до которого несколько сотен метров.

Комплекс огромен – десятка полтора четырехэтажных зданий, разбросанных на территории парка. Глядя на них, можно подумать, будто половина населения сидит в психушке. Не обязательно та, что следовало бы, но тем не менее.

Перед нами раздвигаются стеклянные двери, и мы входим в прохладное нутро. В главном холле ходит туда-сюда персонал в голубой форме. На диванах у стен, похоже, ждут визита несколько пациентов. За стойкой сидит женщина лет пятидесяти, с дежурной улыбкой на лице.

– Здравствуйте, – говорит Крис. – Мы хотели бы навестить знакомого, который лечится в вашей больнице. Его зовут Бернард Вайнхаус.

– Да, конечно. – Женщина вводит фамилию в компьютер. – Господин Вайнхаус находится в корпусе «С». Налево от выхода и дальше по указателям.

– Большое вам спасибо. Нам нужно оставить свои документы?

– Нет, просто запишитесь на отделении в реестр. Но вам следует знать, что всем вместе вам туда нельзя.

– Как это? – спрашивает Адам. – Не понимаю.

– По нашим правилам, на отделениях для тяжелобольных пациента может навещать одновременно только один человек. Чтобы не нарушать тишину и не подвергать стрессу других пациентов.

– И ничего с этим не поделать? – уточняет Крис.

– Увы, персоналу даны соответствующие указания, и вас на отделение не пропустят. Если хотите, можете войти по одному, с интервалом не менее часа.

– Заебись! – вырывается у Вернера.

– Прошу прощения за товарища, – примирительным тоном говорит Баллард. – Мы приехали издалека и не знали. Может, как-нибудь договоримся?

С лица администраторши исчезает улыбка.

– Нет, господа, мы не договоримся. А если персонал сочтет нужным, вас могут вообще не пустить. В рабочие дни посещение зависит от усмотрения медсестер.

Мы выходим и останавливаемся на ступенях. Баллард угощает меня сигаретой. Вернер тихо ругается и сплевывает на тротуар. Ситуация, может, и не патовая, но немилосердно нас бесит.

– И что будем делать? – прерываю я невыносимую тишину.

– Тебе придется пойти туда и поговорить с пациентом. А мы подождем в машине.

– Что ты несешь, Крис? Сам же видишь – я едва на ногах держусь.

– Справишься. Это твое расследование, и это тебя поразило в Кумише. Если кто-то и поймет этого человека, то только ты, Маркус. У вас, так сказать, есть нечто общее.

– Кто бы знал, – говорю я, опираясь о стену.

– Мы с Адамом пойдем на парковку и подождем тебя. Давай, иди в отделение, пока та баба не позвонила и не устроила нам какое-нибудь говно.

– Удачи! – машет рукой Вернер.

Я направляюсь к корпусу «С» с таким чувством, будто меня собираются там запереть.


Звоню в дверь. Открывает высокий санитар с веснушками на лице, который велит мне записаться в тетрадь, спрашивает о степени родства, делает короткую заметку и просит соблюдать тишину. Он проверяет содержимое пакета, который я взял с собой: внутри сладости, растворимый кофе и электронная головоломка. Ничего лучшего в качестве подарка мы не придумали.

Затем мы идем по коридору, по которому бродят одурманенные лекарствами пациенты. Врач, которого мы встречаем за поворотом, испытующе смотрит на меня. Санитар открывает дверь небольшого клуба.

– Сейчас я приведу господина Бернарда. Но предупреждаю, что сегодня у него не самый лучший день, так что прошу его долго не утомлять.

– Конечно.

Оставшись один, я от нечего делать разглядываю картины на стенах, нарисованные пациентами в процессе лечения или в свободное время, чтобы чем-то заполнить пустоту. Черный рот на окровавленном лице, деревья из конфет, радужная трава и летающие в воздухе дети, большой золотой дракон. Одно лишь сидение тут месяцами может довести человека до безумия.

Я нервно поворачиваюсь, увидев входящего в комнату седого худощавого мужчину. Возраст его трудно определить – ему с тем же успехом может быть как сорок с небольшим, так и шестьдесят лет. Он садится за самый дальний стол и смотрит прямо перед собой, словно пронизывая взглядом стену. Поколебавшись, я занимаю место напротив, представляюсь и кладу пакет на стол.

– Это с вами я вчера разговаривал? – спрашивает Вайнхаус.

– Да, – коротко отвечаю я, чтобы не усложнять ситуацию.

– Хотя нет, я разговаривал не с вами. – Лишь теперь он устремляет взгляд на меня. – У вас другой голос.

– Да, прошу прощения за неточность. Вы говорили с моим товарищем, но мы решили, что с вами буду беседовать я. Мы оба солдаты и служим на юге Ремарка, недалеко от того места, где вы когда-то работали. Я хотел с вами встретиться, потому что нас скоро переводят в пустыню Саладх, еще ближе к холму Отортен.

По его лицу пробегает болезненная гримаса.

– Не упоминайте, пожалуйста, это название, – тихо говорит он. – И вообще никаких названий, от которых воняет горелым мясом.

Я лишь молча киваю. Все это звучит несколько иначе, чем рассказывал Вернер, – видимо, у этого человека сегодня и впрямь весьма скверный день.

– Я доктор физики, меня зовут Бернард Вайнхаус. Фамилию я унаследовал от отца, который родом из Нью-Йорка. Он эмигрировал в Рамму, не в силах вынести новых законов в американских университетах и тамошнего чертова лицемерия.

Я понятия не имею, о чем он говорит, но на всякий случай снова киваю.

– Что вас, собственно, ко мне привело? – помедлив, спрашивает он.

– Как я уже говорил, моя рота будет дислоцироваться недалеко от того места, где вы работали вместе с профессором Мейером. Мы подозреваем, что это опасный регион, и потому мне хотелось бы что-нибудь о нем узнать.

– Почему вы так считаете?

– Мы наблюдали там некоторые явления, вероятно электрические разряды. В результате поражения ими погибли или получили тяжелые повреждения несколько солдат. Я слышал также о других аномалиях и об исчезновениях людей. Наше командование не учитывает данный факт при принятии решений. У меня такое впечатление, будто мы лезем прямо в ловушку. – Я размышляю, сколько еще можно ему рассказать. – Господин доктор, если эти воспоминания для вас слишком болезненны, я не хотел бы вас мучить. Но от того, что я выясню, может зависеть жизнь многих людей.

– Скольких, господин Трент?

– Около ста, – машинально отвечаю я.

– Это слишком мало.

Он встает из-за стола и подходит к зарешеченному окну. Снаружи светит яркое солнце, но Бернард Вайнхаус смотрит прямо на его диск, даже не щурясь. Я начинаю подозревать, что он слеп или намного безумнее, чем мы предполагали.

– Почему слишком мало?

– Слишком мало, чтобы спасти мир, – усмехается он. – Выньте из пакета кофе, а остальное заберите. Сладкого я не люблю, а ту фантастическую игрушку наверняка кто-нибудь украдет или сломает. Предпочитаю не привыкать.

Он никак не может видеть, что внутри, – пакет сделан из непрозрачной пленки. Но я тут же понимаю, что санитар проверял его содержимое и мог сообщить пациенту по дороге к клубу, что его ждут подарки. Я послушно исполняю просьбу, чувствуя, как между лопаток стекают струйки пота.

– Профессор Мейер был гением, – говорит Вайнхаус.

– Профессора нет в живых?

– Я не знаю, что с ним стало, господин Трент, и меня это мало волнует, – не слишком вежливо отвечает он, и я уже почти уверен, что Адам разговаривал вчера с его другим «я». – Из происходящих в пустыне явлений, в том числе электромагнитных возмущений, Мейер сделал верные выводы. Он начал искать частицы, которые ведут себя иначе, чем от них ожидают. Для исследований использовал скрытый под поверхностью земли водоем, а также заказал в Японии самые мощные детекторы и подтвердил опытным путем наличие левосторонних нейтрино. Но позже он застрял на месте и запутался в расчетах, после чего пригласил к сотрудничеству коллег по профессии.

– И вы нашли причину?

– Да, нашел, но не благодаря знаниям или разуму. У слова «разум» кислый привкус, и я его не люблю. Здесь, над левым ухом, – Вайнхаус дотрагивается до лысого участка на голове, – у меня вставлена металлическая пластинка. В молодости со мной произошел несчастный случай, и хирурги восстановили фрагмент черепа. Именно этот фрагмент ответствен за то, что я узнал правду о причине исследуемых явлений.

– Хотите сказать, что благодаря кусочку металла на вас снизошло откровение?!

– Я ничего не хочу, господин Трент, за исключением тишины у себя в голове. – Он опирает стул о крышку стола таким образом, что тот может соскользнуть и упасть на пол. – Вот пример неустойчивого состояния. Сила притяжения Земли приводит к тому, что стул «хочет» опрокинуться, но стол отважно этому препятствует. Если бы на эту систему ничто не влияло, она могла бы оставаться в таком состоянии целую вечность. А теперь представьте, что в подобном состоянии находится вся Вселенная. Она долго остывала и преображалась, пока ее базовый материал не достиг метаустойчивости. Однако, воздействуя на поле Хиггса с энергией, превосходящей сто миллиардов гигаэлектронвольт, можно вызвать локальный распад вакуума. Пузырь будет расширяться со скоростью света, и через полтора десятка миллиардов лет наше пространство-время перестанет существовать.

– Ужасающая картина, – не слишком убежденно говорю я. – И как вы к этому пришли?

– Я уже объяснял – благодаря дырке в виске. Точнее, благодаря тому, что врачи залатали ее металлической пластинкой.


Разговор с сумасшедшим лишен всякого смысла. К счастью, в дверях появляется знакомый санитар и спрашивает, всё ли в порядке, показывая при этом на часы. Я вскакиваю, собираясь поблагодарить за визит и направиться к выходу, но Бернард Вайнхаус просит еще пять минут, торжественно обещая, что потом проводит меня до дежурки.

Я не хочу устраивать скандал, а может, во мне еще теплится надежда, что усилия, которые мы предприняли с Крисом и Адамом, принесут хоть какие-то плоды. Может, где-то среди пустой болтовни найдется нечто, благодаря чему я спасу несколько человек или хотя бы пойму, что ждет нас в Ремарке.

Кивнув, я даю понять санитару, что хотел бы еще остаться.

– Скажите мне правду, – говорит Вайнхаус, когда за санитаром закрывается дверь. – Что с вами случилось в пустыне?

Я стараюсь выдержать его взгляд. Теперь он полностью сосредоточен и анализирует каждый мой жест.

– Я никому об этом не рассказываю.

– Психически больной – лучший исповедник, господин Трент. Даже если он нарушит тайну исповеди, никто ему не поверит.

– Ладно! Меня тоже поразило вспышкой! Это случилось во время патруля в селении Кумиш. – Я вижу, что физик морщится, услышав знакомое название. – Двое моих товарищей умерли, а один превратился в живой труп. Я как-то очухался, но с тех пор слышу в голове механический голос.

– Ее зовут Эстер?

Меня пробирает дрожь, перед глазами вспыхивает голубой свет и тут же гаснет.

– Откуда вы знаете, черт побери?!

– Прежде чем я отвечу, признайтесь – у вас есть что-нибудь металлическое в голове?

– Да. – Язык внезапно отказывается мне повиноваться. – У меня вживлен электрод, оставшийся после процедуры ГСМ.

– Не знаю, что это за процедура, но неважно. Думаю, электрод помог Эстер установить с вами связь. Металлический элемент посредством колебаний передавал импульсы прямо в мозг, вследствие чего возникают постоянные видения, накладывающиеся на воспринимаемые позднее раздражители. Я подвергался воздействию резонанса много недель, и потому механический голос продолжает звучать и сейчас, по несколько раз в день. Даже после стольких лет я не могу обрести покоя.

Наступает неловкая тишина. Вайнхаус стучит пальцами по столу.

– Почему вы оказались здесь?

– Я пытался покончить с собой, господин Трент, из-за того, что слышал голос, которого не слышали другие. Думаю, это достаточная причина. У меня диагностировали параноидальную шизофрению. Нейролептики, к счастью, ослабляют мои галлюцинации, которые, по сути, являются лишь кошмарными воспоминаниями.

– Эстер говорила вам, что находится в пустыне Саладх? – наконец задаю я фундаментальный вопрос.

– Вы ведь догадываетесь, да? – Голос его полон грусти. – Глубоко под землей находится огромный объект, происхождение которого нам неизвестно. Он пытается связаться с нами, но Эстер, которую мы оба слышали, всего лишь слабое его проявление, нечто вроде голосового интерфейса. Из-за помех трудно было соединить обрывки разговоров воедино. Я понял лишь, что в окрестностях Отортена может наступить коллапс пространства-времени, если произойдет снижение уровня потенциала поля Хиггса для энергии вакуума.

– И что может привести к подобному катаклизму?

– Господин Трент, я не в силах этого понять. А когда мне начинает казаться, что я уже начинаю понимать причину, меня парализует страх. Это нечто, противоречащее официальной науке и всему, во что я всегда верил, нечто чуждое. Когда снова окажетесь в пустыне, спросите об этом Эстер. Возможно, электрод окажется лучшим приемником, чем металлическая пластинка. Если вам повезет и вы останетесь в живых, вернитесь, пожалуйста, сюда и расскажите, что вам удалось узнать. Можете мне это обещать?

– Обещаю, – механически отвечаю я. – Обещаю, что побываю у вас.


Я медленно иду в сторону парковки, не имея ни малейшего понятия, что сказать моим товарищам.


Пятница, 17 июня, 09.30

Город Рамма, Центральная провинция, Республика Рамма


В спальне темно. Я слышу вибрацию коммуникатора, но у меня нет сил повернуться на кровати и протянуть руку. После посещения Града я разваливаюсь на куски. Такое впечатление, будто у меня пылает мозг, а на шее затягивается петля. Я боюсь выйти на улицу, не навещаю отца. Внезапные приступы паники длятся порой по несколько часов.

Адам и Крис были разочарованы. Вернер хотел пойти на отделение и лично поговорить с физиком, но Баллард выбил ему эту мысль из головы, наверняка подсознательно чувствуя, что ничего другого он бы не добился. Крис сказал, что мы спокойно подождем, пока все не сложится воедино, – в конце концов, у нас куча времени.

«З-з-з-з-з-з-з!» – снова подает голос коммуникатор.

Я пытаюсь найти его в полумраке. Звук доносится с тумбочки, на которую я бросил одежду. Вчера я слишком много выпил, опустившись до теплой водки. В конце концов мне удается откопать аппарат из-под груды грязных шмоток, и я мгновенно трезвею.

– Неми?

– Привет, Маркус! Я уже боялась, что ты не ответишь.

– Господи, как хорошо тебя слышно! Почему ты не звонила? – кричу я словно мальчишка.

– Выполняла задание. Неделю назад я отдала свои вещи на хранение, и мне запретили контакты с внешним миром, но все уже закончилось. Я позвонила сразу же, как только мне разрешили. – Я чувствую, как она улыбается по ту сторону. – А что у тебя?

– Погоди, Неми. Ты вернулась на базу Эрде?

– Нет, я еще в Кентавре. Через несколько дней увидимся.

Я ощущаю легкий укол в сердце.

– То есть решение принято? Ты летишь туда же, куда и мы?

– Да, но не с вами, а чуть позже – с Вилмотсом и его людьми.

– В самом деле?

– Да, Маркус, и это очень странно. Но, знаешь, они ничего не говорят. Собственно, о полете я узнала случайно. Не беспокойся, все будет хорошо.

Как такое может быть? Неми утешает меня, словно какого-то кретина, просит, чтобы я не беспокоился. У меня горят щеки от стыда, что я довел себя до такого состояния.

Хотя связь с Раммой стоит целое состояние, я прошу Неми немного подождать, бегу в ванную, умываю лицо холодной водой и лишь после рассказываю о своем отпуске. Разговор наш выглядит странно – она не может мне рассказать, чем занималась на базе Кентавр, а я не могу говорить по телефону про Палавию и Град.

Но самое главное – после стольких дней мы наконец слышим друг друга. В такой ситуации можно получать удовольствие даже от цитирования поваренной книги – аж теплые слезы подступают к глазам. Не важны ни слова, ни тема разговора.

Когда мы заканчиваем, я чувствую себя совершенно иначе. Принимаю душ, готовлю себе одежду на завтра, проверяю счета в Синете, а потом звоню отцу, чтобы договориться насчет ужина. Я спрашиваю, чего ему хочется, и быстро покупаю все необходимое. Сегодня я приготовлю ему макароны с томатным соусом, оливками и базиликом, которые он обожает. Приготовлю это самое простое в мире блюдо, чтобы вознаградить старика за несколько дней одиночества.


Отец задумчиво накручивает спагетти на вилку, медленно пережевывая каждый кусок, как будто у него нет аппетита. Он сидит напротив меня и кивает, погруженный в свои мысли.

– Значит, завтра уезжаешь, сынок?

– Да, папа. Завтра в полдень я еду на аэродром. Военный самолет заберет меня в Бильден, а оттуда мы уже летим прямо в Харман.

– Как быстро бежит время, – говорит он. – Кажется, будто ты только что приехал.

Я чувствую горечь во рту и в конце концов отодвигаю тарелку.

– Прости, что не смог побыть с тобой подольше. Я не мог, правда не мог.

– Не извиняйся, Маркус. Я ждал, пока ты не придешь в себя и сам мне не позвонишь. Не хотелось тебя беспокоить. – Он дотрагивается сморщенными пальцами до моей руки. – Я и так счастлив, что мы смогли увидеться.

– Я тоже, папа. – Я смотрю в его бледные глаза. – Я не думал, что нас отпустят в отпуск раньше середины миссии. Еще в мае об этом не было и речи.

– Вот видишь, судьба к нам благосклонна. Подобные сюрпризы особенно приятны.

Мне не хочется говорить, почему нам дали отпуск, – отец лишь стал бы зря волноваться.

– Знаешь, я недавно вспоминал, как ты учил меня плавать.

– Да? – широко улыбается он. – Ну и давно же это было. Кажется, тем жарким летом по окончании второго класса?

– Нет, папа, точно после первого. Я помню, потому что ты купил мне тогда на день рождения голубой велосипед. Вдоль озера Грени шла длинная асфальтовая дорожка, и я целыми днями катался по ней как сумасшедший, пока тебе не пришла в голову идея научить меня плавать, и я страшно злился из-за того, что не мог ездить на велосипеде.

– А воды ты боялся как огня. Орал как резаный.

– Да, помню. Тогда еще прибежала мама и кричала, что ты меня утопишь.

– Мама всегда преувеличивала, – говорит отец. – А ты быстро сообразил, что к чему. Я очень тобой гордился.

Мы сидим вместе до позднего вечера и смотрим фильмы из древних файлов, которые отец хранит в столь же древнем облаке. Мне приходится еще раз пережить свой двенадцатый день рождения, выпускной вечер и свадьбу с Ниной. До отца наконец доходит, что последнее воспоминание может быть для меня не слишком приятным, и он выключает компьютер. Сегодня, однако, я позволил бы ему что угодно. Он имеет на это право.

И вместе с тем я задумываюсь, не видимся ли мы в последний раз. Когда в январе я ехал в Ремарк, у меня тоже было предчувствие, что я не вернусь. Но ведь теперь я здесь, сижу в родительской гостиной и пью чай из желто-черной кружки. Вот только можно ли это назвать возвращением?

Когда я наконец встаю и обуваюсь, отец крепко, со всей силы, обнимает меня и просит, чтобы я был осторожен и думал о будущем. Дело даже не в нем с мамой, но, может, я все же найду когда-нибудь Томаса и буду ему нужен. Может, когда-нибудь научу его плавать в слегка мутной от ила воде.

– Сынок, знаешь, что самое важное в жизни? – спрашивает он в дверях.

– Что, папа? – Я не скрываю удивления.

– Важнее всего сама жизнь. – Снова его характерная улыбка. – После стольких лет, вопреки всем идеалистам, чьи книги я прочитал, смею утверждать, что лучше жить как попало, чем умереть выдающейся смертью. Тебе вовсе не обязательно быть героем.

– Запомню. До свидания, папа!

– До свидания!

Я уже знаю, откуда взялись те слова, что я писал в письме сыну. Ценность простого существования переходит в нашей семье из поколения в поколение, не особо меняясь – так же, как ступени на лестничной клетке дома родителей, которые с годами становятся лишь чуть более стертыми.


Суббота, 18 июня, 14.50

Бильден, Третья Западная провинция, Республика Рамма


На военном аэродроме имени адмирала Вальтца организован один из сборных пунктов для солдат, возвращающихся из отпусков. Здесь я встречаю коренного бильденца Гауса, а также Пурича и Водяную Блоху, которые добрались своим ходом. Баллард прилетел со мной из города Рамма, так же как и полтора десятка других солдат из взвода.

Группа была настолько многочисленной, что армии оказалось выгодно перебросить нас всех вместе из столицы на запад страны. В турбовинтовом «Каире-DH5» поместилось сорок пассажиров. На борту было шумно и слегка воняло топливом, но бо́льшую часть полета я крепко проспал.

Теперь при мне уже все отделение, как и у Ларса. Но, например, большинство солдат Петера и Адама отправятся в Харман из Кодена на юге Раммы, где находится второй сборный пункт. Подобная логистика мне непонятна, и запомнить все трудно. Всего таких пунктов четыре, но кто и когда должен туда явиться – пусть это заботит военных чиновников. Пока же мы идем с парнями в бар и заказываем по литровой кружке пива. До вылета нам ждать еще несколько часов.

Разговор особо не клеится. Адам снова спрашивает про визит в Граде, но я отмалчиваюсь. Многие парни, в том числе Ларс Норман, все еще мыслями в родном доме. Они пишут сообщения или звонят своим женам и девушкам, иногда родителям. Я ощущаю легкую усталость, может, даже подавленность, хотя все заявляют, что отпуск удался, выбив нас из ремаркской рутины, к которой теперь придется как-то возвращаться.

Я иду прогуляться по жестяному ангару, играющему здесь роль терминала.

Возле автомата с напитками встречаю сержанта Северина, который упрямо сражается с нежелающей принимать монеты машиной. В конце концов он бьет по ней кулаком и разражается ругательствами. Именно в этот момент автомат выплевывает две банки.

– Привет, Маркус.

– Что слышно, сержант?

– Гребаная машина! Ведет себя так, будто у нее месячные.

– Может, лучше в это не вникать, – смеюсь я над его злостью.

– Знаешь, что Голя не полетел даже в Портсаил? Он остался на базе Эрде, чтобы подготовить наш отъезд. Лейтенант Остин, впрочем, тоже.

– Понятия об этом не имел.

– Даже по-дурацки себя чувствую, что навестил семью. Теперь только тяжелее, – говорит он, глотая оранжевый лимонад.

– Как и всем нам, Борис. Мы все теперь тащим на себе этот груз.

– Наверняка. – Внезапно его тон меняется. – Думаешь, я без причины злюсь на эту машину? Нет. Маркус, у меня заебательская причина. Час назад улетел самолет в Харман из Остии. На борту должен был присутствовать капрал Лист, но он не явился на аэродром.

Самуэль – командир первого отделения во взводе Северина. Проблема серьезная, так что я уже не удивляюсь, что бывалый вояка аж дрожит от злости.

– «Жетоны» теперь выясняют, что случилось, – продолжает сержант. – Это может быть случайность, но что-то мне подсказывает, что дело обстоит значительно хуже.

– Почему ты так думаешь?

– Он звонил мне в четверг и говорил, что у него есть сомнения. У него всегда имелись сомнения, мать его растак. А я его не выслушал, нажрался как свинья, и у меня других дел хватало. Боюсь, что он дезертировал, а за это его ждет трибунал и многолетний срок.

– Пиздец.

– Именно. Иначе и не назовешь. – Сержант сминает пустую банку. – У всех сомнения, и всем нам страшно, но такое – это уже трусость.

– Я могу тебе как-то помочь?

– Ты ничем не поможешь, Маркус. Только не говори никому, пока все это говно не выяснится. Мне нужно было с кем-то поговорить, а то мне бы башку снесло. Собственно, именно этим ты мне и помог.

Я возвращаюсь к столику, за которым сидит мое отделение. Похоже, у меня мрачная физиономия, поскольку Пурич спрашивает, что случилось, и мне снова приходится уклоняться от ответа. К счастью, Водяная Блоха сообщает хорошую новость: он обручился со своей девушкой, а через полгода с небольшим, после возвращения из миссии, они собираются пожениться. Естественно, он приглашает нас на свадьбу.

Пурич и Гаус поздравляют его, а Баллард пробует шутить, что девица наверняка залетела, только еще не знает, от кого. Парни из других отделений тоже вносят свою лепту. Атмосфера слегка разряжается.

Я пытаюсь позвонить Неми, но она не отвечает, так что покупаю в баре местную газету с изящным названием «Бильден и окрестности» и углубляюсь в чтение статьи об опасностях, связанных с эмигрантами из Ремарка. Журналист упоминает об эпидемии кори, вспыхнувшей в одном из лагерей под Бильденом и распространившейся среди окрестного населения. Якобы виной тому уменьшающееся количество прививок, что является вызовом для местных властей.

Честно говоря, я рассчитывал на что-нибудь полегче и поспешно перехожу к криминальной хронике, где преобладают описания дурацких неудач воров. Один из них случайно заперся в квартире, которую собирался ограбить, и позвал на помощь соседей. Старики называют подобное «перст Божий», молодежь предпочитает «инстант карма». А мне кажется, что это обычный идиотизм.


Уже на борту самолета, когда мы пытаемся втиснуться в кресла из жесткого пластика, сержант Северин садится рядом со мной и рассказывает о бегстве Листа. Он только что получил сообщение, что жандармерия подтвердила факт дезертирства, допросив женщину капрала.

– Как такое может быть? – не могу понять я. – Ведь это был один из самых опытных командиров отделений.

– Они с Бернштейном всегда были чем-то недовольны, задавали слишком много вопросов. Теперь Бернштейна нет в живых, а Лист не вернулся из отпуска. Может, он не выдержал после того, как Хенрик погиб во время нападения на дворец? Они давно были в приятельских отношениях.

– Так или иначе, он из-за чего-то сорвался.

– Но ведь другие тоже потеряли близких. Вернер видел смерть своих товарищей и фильм о пытках Дрейфуса. Олег Элдон потерял в сквере Героев брата, но не сдался. Кажется, он отправился вместе с инженерной бригадой, которая занимается ремонтом базы в пустыне.

– Готовят Дисторсию?

– Да. Они работают там днем и ночью, чтобы мы могли прибыть на все готовое. Их охраняют два взвода из Тригеля и несколько сорвиголов вроде Элдона. Всем командует лейтенант Остин.

– Кстати, Борис, что ты думаешь насчет нашего лейтенанта?

– А что я должен думать, старик?

– Я его когда-то считал тем еще сукиным сыном, а сержант Голя ни разу не упускал случая его покритиковать. Но чем дольше я его знаю, тем больше мне кажется, что я ошибаюсь.

– У Голи к нему претензии из-за какой-то говенной херни из прошлого, – скалится Северин. – Марсель Остин – мужик, который больше делает, чем говорит. И если уж откровенно, то ни под чьим началом мне не доводилось столь хорошо служить.

– Я был уверен, что ты скорее скажешь так про Мюллера.

– Ну ты и даешь, – качает головой Северин. – Мюллер – пидор в квадрате, да и в любой гребаной степени. Ты еще в этом убедишься.

Я строю такую гримасу, будто жил с этим убеждением с самого детства.

– Ладно, возвращаясь к Сэму, – распустим слух, будто он болен. – Сержант многозначительно смотрит на меня. – У него случился приступ аппендицита, и пришлось делать операцию. Не стоит смущать народ его бегством.

– Ясно.

– И без того говна выше крыши. А я потерял двух командиров отделений, и теперь надо с этим что-то делать. Вот же, сука, перед самым отъездом!

Мы застегиваем ремни. Самолет катится по взлетной полосе.


Вторник, 21 июня, 12.00

Харман, провинция Саладх, Южный Ремарк


Подготовка к миссии – пополнение запасов провианта, боеприпасов и снаряжения – ничего не значит.

Ничего не значат инструктажи капитана Бека, который каждый день рассказывает, как действовать на вражеской территории, чтобы затруднить жизнь партизанам и вернуться целыми и невредимыми.

Ничего не значит даже радость нашего сержанта, когда в субботу вечером грузовики привезли нас на базу Эрде с нового аэродрома рядом с базой Кентавр, похлопывание по спине и расспросы каждого солдата, все ли в порядке дома.

Все это внезапно теряет всякое значение для Вима Гауса, когда по пути в столовую мы натыкаемся на Стерву, с трудом ползущую по бетонному плацу. У кошки ободрана шерсть, она вся в крови, и у нее явно сломан позвоночник. Она волочит за собой задние лапы, издавая отчаянное мяуканье. Кошки не жалуются без причины, так что она наверняка страшно страдает.

Гаус склоняется над ней и беспомощно застывает.

– Что с тобой, малышка? Что случилось? – обращается он к пушистому созданию.

Водяная Блоха стоит рядом, даже не пытаясь что-то сказать, и просто смотрит на друга со столь же беспомощной тоской во взгляде. Каждый, кто имел дело с подобной ситуацией, знает, что кошка умирает, и мы ничего не можем поделать.

– Может, отнести ее в медсанчасть? – спрашивает Гаус.

– Успокойся, Вим. Ты уже ничем ей не поможешь, – тихо говорю я. – Давай возьмем какую-нибудь картонку и перенесем ее в тень, чтобы она не лежала на солнце.

Пурич бежит в казарму за картоном, а Баллард приносит с кухни миску с холодной водой. Мы кладем Стерву на твердую поверхность и оттаскиваем к стене. Обычно она уже кого-нибудь оцарапала бы и грозно на нас фыркала, но теперь она лишь тяжело дышит, а глаза ее постепенно затягивает пелена. О том, чтобы она выпила хотя бы каплю воды, не может быть и речи.

Я веду своих солдат дальше, сказав парням Нормана, чтобы они не подходили к Гаусу и не мешали ему. Возможно, для кого-то его отчаяние выглядит глупо, учитывая, что недавно он потерял нескольких товарищей по взводу. Возможно, вид рослого парня, сидящего на корточках возле раненой кошки, у которого текут слезы и дрожит подбородок, может показаться кому-то смешным. Но если бы кто-то позволил себе на этот счет дурацкую шутку, я не хотел бы оказаться в его шкуре.

Я увожу всех от Гауса в заботе об их здоровье, а не о его спокойствии. Пользуясь тем, что он нас не слышит, мы строим всевозможные догадки о том, что могло случиться. Дикий зверь? Собака? Какой-нибудь выродок человек? «Клещ»? А может, кошку просто сбила машина, и она в шоке доползла до нашего здания? Вряд ли нам когда-нибудь удастся найти ответ.

– Идем обедать? – наконец спрашивает Пурич.

– Я не пойду, – отвечает Водяная Блоха. – Останусь на всякий случай с ним.

– Хорошо, – киваю я. – Если тебе что-то понадобится, Джаред, зови меня.

– Мы похороним ее за казармой и придем.

В столовой мы полностью теряем аппетит. За столик, который занимает мое отделение, присаживается сержант Голя. Он уже знает, что произошло, и расспрашивает нас. Сержант с немалым удовольствием бы выяснил, кто это сделал, и содрал с урода шкуру. Мне бы хотелось, чтобы таковым оказался Бенеш. Это решило бы множество проблем, однако выглядит маловероятным. Отделение Усиля поехало утром на базу Кентавр сопровождать грузовики со снабжением.

После обеда Голя дает нам пятнадцать минут отдыха и приказывает прибыть на плац, чтобы погрузить коробки с каркасами коек. Мы тащимся в казарму в дурном настроении – может, за исключением Балларда, которому позвонила жена.

Позавчера мы узнали, что не полетим на базу Дисторсия вертолетами, как обещало командование, а поедем в составе большого конвоя, чтобы сразу перевезти все снаряжение. Преимущество тут одно: на месте у нас будет достаточное количество машин.

Дорога до форпоста занимает около четырех часов, идет по вражеской территории. После ликвидации Адмирума партизаны за горами всерьез обнаглели, но придется к этому привыкнуть. В течение трех ближайших месяцев нам предстоит служить в самой гуще этого дерьма. Трех очень долгих и очень жарких месяцев.


Пятница, 24 июня, 09.50


В день отъезда хаос в нашем углу базы Эрде достигает своего апогея. Все носятся, загружая остаток снаряжения и стараясь не забыть о чем-нибудь важном. Командиры взводов и мы, командиры отделений, надрываем глотки, стремясь успеть до полудня. Отъезд запланирован на двенадцать, а у меня такое впечатление, будто мы в глубокой заднице.

Громче всего орет, однако, старшина Гармонт, который сходит с ума в оружейке, выдавая очередные ящики с боеприпасами и электронные гаджеты. Все это хозяйство он воспринимает как личную собственность, а мы в буквальном смысле его грабим прямо у него на глазах. Нам следовало соорудить себе рогатки и стрелять из них в повстанцев – вот тогда наступила бы тишь и гладь.

«Скорпионы» ВБР и третьего взвода вернулись с осмотра и стоят в общем ряду возле ангара мастерской. Взвод сержанта Крелла получил четыре «кераста», а еще два дополнительно выделили для штаба роты. Остальные несчастные поедут на двух «метках». Три грузовика должны перевезти наше снаряжение, а еще два – цистерны с топливом и питьевой водой, каждая емкостью семь с половиной тысяч литров. Так что конвой будет выглядеть впечатляюще, прямо-таки напрашиваясь на попадание из РПГ. Особенно бочка с дизельным топливом.

Я бегу вдоль колонны, чтобы еще раз пересчитать ящики с провиантом, когда до меня доносится голос доктора Заубер:

– Капрал!

Увидев возле одного из «керастов» начальницу медсанчасти, я удивленно таращу глаза.

– Здравия желаю, госпожа капитан!

– Наверняка ты не ожидал меня здесь увидеть?

– Так точно, – честно отвечаю я.

– Я еду с вами, Маркус. Беру с собой двоих человек и временно оставляю медсанчасть на попечение лейтенанта Дереша. – Она закуривает бабскую сигарету. – Так что на месте у вас будет профессиональная медицинская помощь. Что у тебя слышно?

Я давно с ней не виделся, так что коротко сообщаю о самом важном. Некоторые сведения вполне невинные, вроде впечатлений из отпуска, но другие касаются Дисторсии. Я упоминаю о встрече в Граде и о том, что рассказывал мне Бернард Вайнхаус, при этом нервно оглядываясь по сторонам – движение оживленное и кто-нибудь может подслушать наш разговор.

Больше всего, однако, меня интересует, почему доктор Заубер отправляется вместе с нами в пустыню Саладх. Подобного я не ожидал, и это никак не умещается в известные мне представления. Ни на одном форпосте до сих пор не было офицера медслужбы – лишь обученные санитары, латавшие солдат в экстренных случаях.

Линда Заубер прекрасно это понимает. Велев мне подойти ближе, она тихо объясняет, что командование полка попросило ее нас сопровождать. Мы оба знаем, что нам предстоит нелегкая миссия, так что лучше перестраховаться.

– Что-нибудь случилось, госпожа капитан? – наконец спрашиваю я.

– Еще не знаю, – загадочно отвечает она. – Выяснится на месте.

Я возвращаюсь к своим прерванным занятиям, но мысли путаются. Может, с Заубер связался лейтенант Остин и сообщил ей нечто важное? Впервые присутствие начальницы медсанчасти не успокаивает меня, но скорее пугает еще больше. Если командование решило послать такого специалиста в опасное место, трудно назвать это добрым предзнаменованием.

Большинство в роте будут только рады, узнав о создании на форпосте медицинского пункта. Людей не столько пугают возможные бои и ранения, сколько то, что в критической ситуации им никто не поможет. Многие из погибших во время миссий солдат истекли кровью от ран или лишились конечностей только из-за того, что на месте не оказалось настоящего врача.

Итак, капитан Заубер едет сегодня с нами в конвое. Если верить словам Неми, вскоре к отряду присоединится также майор Вилмотс. Похоже, кто-то наверху осознаёт всю серьезность ситуации и предпринимает радикальные шаги. Я размышляю о том, не пришла ли пора предупредить парней из отделения, из-за чего несколько раз ошибаюсь в подсчетах и ругаюсь про себя, споткнувшись об угол поддона.

Неумолимо течет время.

Часть третья
Искажение

Глава первая

Пятница, 24 июня, 14.05

Дорога из Хармана в Физзу, пустыня Саладх, Южный Ремарк


Представь себе, сынок, будто все, что рассказывают про ад, – правда. Представь, будто приближаешься к тому месту, где черное солнце посылает на землю лучи обжигающего холода. Ты уже чувствуешь внезапную дрожь и прекрасно отдаешь себе отчет в том, что самого опасного не увидеть невооруженным взглядом. С каждым преодоленным километром становится все хуже, мозг окутывает смола, а ты знаешь, это только начало.

Мы уже давно миновали съезд в сторону Кардана и само селение, где фортепьянная струна срезала головы двоим стрелкам. Мы проехали через расшатанный мост на Реде. Позади остались руины форпоста Адмирум.

Я пытаюсь представить, что при их виде чувствовал Адам Вернер, сражавшийся за базу в течение трех долгих месяцев. После эвакуации персонала саперы взорвали базу, чтобы она не досталась нашим врагам. Здесь погибло немало хороших солдат, защищая место, которого больше не существует. Защищая ворота в прокля́тый Гадес.

Поездка прошла спокойно, если не считать обстрела партизан «фениксами» в окрестностях дорожного узла Мокха. В одном из «керастов» едут два оператора дронов, которые подняли беспилотники с установленных на цистернах платформ и поджарили огнем из турелей небольшую группу спускавшихся с гор повстанцев. Последовали радостные боевые кличи наших солдат, которые, однако, не скрывали растущей тревоги. Мой друг Баллард многозначительно на меня посмотрел и покачал головой.

Мне пора заканчивать, сынок, чтобы сосредоточиться на дороге. Надеюсь, это письмо дойдет до тебя, даже если последующие пожрет Дисторсия. Не знаю, что ждет нас в пустыне на этот раз, но в каком-то смысле можно сказать, что мы никогда этого не знаем. Я стараюсь не поддаваться панике и постоянно думаю о тебе. Буду продолжать писать, вне зависимости от обстоятельств.


Большой грузовик «Кавказ» с ревом освобождает въезд на базу, и запыленный конвой останавливается среди зданий. Снаружи, вокруг ограждения СМЗ «Бастион», также стоит тяжелое оборудование инженерных войск – экскаваторы, самосвалы и тягачи, – а также «керасты» солдат из Тригеля, которые сегодня покидают Дисторсию. Я выпрыгиваю из «скорпиона», чтобы слегка осмотреться до того, как поступит приказ разгружать «метки».

Над плацем, пришвартованный к металлической платформе, парит «окулюс», большой белый аэростат. Пурич и Водяная Блоха показывают на него друг другу пальцами. Гаус, облокотившись о «скорпион», потирает щеку, будто еще не верит, что мы добрались до цели, а Баллард бежит в туалетную кабинку в углу плаца. По дороге он даже не упоминал, что его настолько приперло.

Я смотрю на здания и конструкции СМЗ, которые всерьез меня впечатляют. Последние десять дней здесь тяжко трудилась почти сотня человек, чтобы подготовить базу и окружить ее почти двухметровой стеной. Вот только теперь, в отличие от нас, они скоро ее покинут, причем наверняка с радостью. Никто не любит без причины рисковать собственной шкурой.

Я расспрашиваю встреченных солдат, что у них слышно и насколько дает о себе знать пустыня. Они не особо склонны к разговорам, спешат погрузить все необходимое, чтобы до вечера добраться до Тригеля. Сержанты носятся как сумасшедшие. Лишь один из водителей, которого я угостил сигаретой, говорит, что хуже всего вовсе не жара и вездесущая пыль. К этому он уже успел привыкнуть. Самое тяжкое – оторванность от остального контингента и странное ощущение тревоги. Он бдительно оглядывается по сторонам – судя по всему, ему хочется выговориться.

– Когда мы сюда приехали, старик, я едва не обалдел.

– Что такое? – пытаюсь выяснить я.

– Все эти здания были в отменном состоянии. Для здешних условий – почти в идеальном. Такое впечатление, будто тут много лет никого не бывало – ни людей, ни зверей. Все целое и ровненько присыпанное пылью.

– Ну, тут вообще-то не слишком оживленное место.

– Я уже бывал на похожих базах. Мы не раз подготавливали для наших всякое захолустье, чтобы им можно было нормально пользоваться.

– И ты видел там только разрушенные здания?

– Всегда были какие-то следы грабежа – вырванные доски из пола, даже выдранные из стен трубы и провода, выкрученные краны – в общем, все, что удалось унести. А тут здания и комнаты как новенькие, в большинстве окон даже стекла оставались.

– Ну так это же вроде как даже хорошо?

– Вроде как хорошо, работы меньше. – Он на мгновение задумывается. – Но слишком уж странно все это, блядь, выглядит.

Я прерываю разговор, когда появляется лейтенант Остин – голый до пояса, с военным загаром на жилистом теле. Явно нервничая, что не слишком ему свойственно, он бежит в сторону доктора Заубер, чтобы как можно быстрее что-то ей сообщить. Он ловит за руку капитана Бека, и оба подходят к «керасту» с красным крестом на капоте.

Нырнув между грузовиками, я пробираюсь мимо «меток» и цистерн со стороны ограждения, мимо груды барахла и суетящихся солдат, чтобы оказаться как можно ближе к офицерам. Возле нашего «скорпиона» меня замечает Дафни. Я жестами даю ему понять, что меня здесь вообще нет, и он поворачивается к Пуричу, продолжая созерцать аэростат. Умный парень.

Из-за машины медслужбы доносятся обрывки слов. Марсель Остин говорит что-то о состоянии здоровья капрала Элдона. Я улавливаю «удар» и «внезапный припадок». Похоже, Элдон плохо себя почувствовал во время разгрузки снаряжения из прицепа, и лейтенант сразу же увел его с плаца, чтобы избежать замешательства.

Я стараюсь не думать о том, в насколько дерьмовой ситуации окажусь, если кто-то из офицеров меня увидит. Подозрение в шпионаже может закончиться весьма хреново. Но я рискую еще больше, сделав несколько шагов в их сторону.

– Недавно погиб его брат, – говорит Линда Заубер. – Не стоит об этом забывать.

– Да, знаю! – почти кричит Остин. – Вот только еще вчера все было в порядке!

– Иногда это напоминает бомбу с замедлителем. Он ходил со своим горем три недели, и только теперь оно его настигло. Как все случилось, лейтенант?

– Госпожа капитан, я все видел. Он внезапно утратил связь с реальностью, начал совершать механические движения и бессвязно бормотать, бегал от здания к прицепу с пустыми руками, будто что-то грузил. Мы подумали, что с ним случился солнечный удар.

– У него была лихорадка, озноб, рвота? Он жаловался на головную боль?

– В общем, нет.

– На тепловой удар не похоже, скорее на кататоническое возбуждение.

– Что это значит, Линда, черт побери?! – спрашивает капитан Бек.

– Симптом острого психоза. – Доктор Заубер хлопает дверцей машины. – Роберт, найди мне быстро галоперидол и комплект для инъекций. И принеси в… Где вы, собственно, держите пациента?

– Мы заперли его в комнате. На другой стороне плаца, в здании инженеров.

– Он все еще беспокоен?

– Скорее у него упадок сил. Лежит в углу и смотрит в одну точку.

– Так и должно быть. Роберт, отнеси сумку в то здание. Нужно как можно скорее идти туда. Ведите, лейтенант.

Я отступаю в тень цистерны и тайком возвращаюсь к своему отделению.

Водителя из Тригеля, с которым я только что разговаривал, нигде не видно, – скорее всего, он закончил погрузку и выехал за ограждение, чтобы освободить место. Баллард, в свою очередь, выглядит не лучшим образом: он бледен и держится за живот. Злясь на весь мир, бросает на землю жилет и ранец. Поговорить об Элдоне нам сейчас вряд ли удастся.

Съев немного сухого пайка, я складываю наши МСК в «скорпион». Мы начинаем сражаться с поддонами – хорошо, что инженеры оставили автопогрузчик. Жарко, так что все сбрасывают шлемы, кители и остальное снаряжение – за исключением четвертого взвода, которому в шестнадцать часов заступать на охрану.

Я сам не знаю – то ли завидовать, что им не приходится таскать тяжести, то ли сочувствовать, что им придется стоять на этой жаре с полной выкладкой. Лейтенант Мюллер не прощает ни малейшего несоблюдения устава. Мы суетимся на плацу, а предыдущий персонал наблюдает за нами. Наконец следует приказ выезжать, и колонна «тригельцев» трогается на юг.

Дисторсия теперь принадлежит нам.

И тебе, Эстер.


Усталый и голодный, вечером я наконец могу отдохнуть на новом месте. Несмотря ни на что, я рад – за шесть часов мы успели сложить весь запас боеприпасов в подвале здания инженеров, разместили провиант в маленьком складе, а в большую палатку, которой пользовались охранявшие базу солдаты, затащили свои вещи: пока лишь ранцы, свернутые матрацы и каркасы для коек. Куда важнее, чем подготовить спальные места, было протянуть электричество туда, где оно отсутствовало.

Взвод Северина занялся установкой пулеметных гнезд на крышах зданий, а затем, охваченный строительным азартом, защитил малыми модулями СМЗ и мешками с песком нашу цистерну с топливом. Сержант Голя утверждает, что ее взрыв мог бы прикончить половину персонала базы, и это еще в лучшем случае.

Нам приходится привыкать к новым условиям – к недостатку удобств, худшей еде и сну под коричневым брезентом. Днем в палатке становится жарко, а ночью ее пронизывает холод. В Дисторсии также значительно темнее, чем на базе Эрде. Капитан Бек, проведя инспекцию, приказал дополнительно осветить несколько закоулков и удостовериться, что все генераторы работают.

Все это время мы были благодарны за любые инструменты и материалы, которые оставили нам солдаты из Тригеля. Оказалось, пригодиться может что угодно, а мы понятия не имели, как подготовиться. На бумаге все выглядело совершенно иначе. Только теперь мы начинаем понимать, насколько ценны древесно-стружечные плиты и фанера, сложенные в углу плаца. Какой-то кретин хотел сперва вынести их за ограждение и поджечь.

Гаус, который, кроме механики, занимается также плотницким делом, потирает руки, говоря об этих плитах. Мы сделаем из них перегородки в палатке, чтобы каждое отделение имело немного личного пространства. Однако заниматься строительством сегодня уже поздно – нужно поужинать и отдохнуть, тем более уже этой ночью нас ждет четырехчасовая служба в карауле. Я выхожу из палатки, чтобы выкурить заслуженную сигарету. Рядом останавливается Баллард, с которым уже все в порядке.

– Ну, вот мы и в аду, Маркус. И вовсе не так уж страшно выглядит.

– Я же тебе говорил, что случилось с Элдоном. – Я протягиваю ему пачку «инки». – Хочешь, Крис? – сигареты здесь на вес золота.

– С удовольствием. – Он щелкает зажигалкой. – У парня была вполне конкретная причина, чтобы свихнуться. Так что все просто объясняется.

Мы какое-то время молчим, обдумывая нашу ситуацию.

– Сказать тебе кое-что в библейском стиле?

– Давай, старик, – улыбается Баллард.

– Еще не пропоет петух сегодня, как пустыня с нами заговорит.

Мой друг внезапно серьезнеет. Он лучше других солдат понимает, что наша реальность – лишь яичная скорлупа, которую легко разбить, а под ней, дыша в темноте, терпеливо ждет нечто. Ждет нас.

Я ощущаю прикосновения чужого разума с того самого момента, когда за моей спиной оказались ворота Дисторсии – пока что мягкие, на грани восприятия, но их невозможно ни с чем спутать. На какое-то время помогает попытка сосредоточиться на текущих делах, создавая иллюзию, будто все в порядке, – ощущение безопасности и покоя. Но лишь до первого случая, когда мы от страха рухнем наземь, сдирая себе кожу с лица.


Суббота, 25 июня, 0.10

Форпост Дисторсия, пустыня Саладх, Южный Ремарк


Исследовательский институт, преобразованный во время войны в военную базу, построен в виде прямоугольника размером сорок на сто двадцать метров. Въездные ворота находятся на севере, посередине короткой стороны. За ними, слева, стоит «здание инженеров», которое заняло командование. Идя дальше, вглубь плаца, добираемся до «лаборатории» – скорее барака, чем настоящего дома. Ученые бросили там часть оборудования, которое не убрали ни войска Союза, ни наши.

Еще дальше, на южной стороне, перпендикулярно обоим зданиям, стоит медсанчасть. Ее серое бетонное строение видно сразу же, когда въезжаешь в ворота. Не знаю, что размещалось там до войны, но теперь его заняла капитан Заубер. С крыши медсанчасти открывается лучший вид на Отортен. Она служит наблюдательным пунктом, укрепленная СМЗ, мешками с песком и досками. Мы сменяем там отделение Соттера, громко жалующееся на наше опоздание. У парней от усталости слипаются глаза.

Мы как-то устраиваемся на деревянных поддонах, на которые наши предшественники набросали немного тряпок, чтобы было удобнее. Для командира отделения даже зарезервирован пластиковый стул, его притащили со склада, расположенного справа, напротив лаборатории. Это последнее здание базы, где мы сложили бо́льшую часть запасов и барахло, которое пригодится позже.

С наблюдательного пункта хорошо видна продолговатая палатка недалеко от ворот, которая служит нам казармой. Сержант Голя утверждает, что, если бы капитан иначе распределил здания, нас можно было бы разместить в помещениях, без необходимости спать под брезентом. Но командование, как всегда, знает лучше.

Водяная Блоха берет у меня бинокль с ноктовизором и вглядывается в темноту, водя им справа налево, будто в надежде увидеть что-то необычное – группу готовящихся к атаке повстанцев или стаю экзотических зверей.

– Видишь что-нибудь, Джаред? – от нечего делать спрашиваю я.

– Не знаю, шеф, – неожиданно отвечает он; зрение никогда его не подводит.

– Как это – не знаешь?

– На двенадцать часов, чуть вверх. – Он показывает на точку напротив нашего поста.

Сперва в густом мраке не разобрать подробностей – глазам приходится привыкнуть к зеленому свечению, чтобы понять, о чем говорит Дафни. Но затем я замечаю, что по склону Отортена ползет нечто вроде туманного пятна, которое слабо поблескивает и постоянно меняет форму, скорее похожее на оптическую иллюзию, чем на нечто реальное.

Я протягиваю бинокль Балларду, но тот отрицательно качает головой – он видит лишь черную муть, так же как Пурич и Гаус. Когда бинокль возвращается ко мне, я уже сомневаюсь, что там вообще что-то было. Водяная Блоха явно нервничает и долго всматривается в ночь, пытаясь пробиться сквозь ее завесу. Но в конце концов все мы замечаем свет.


Над пустыней вспыхивает светящийся шар. Размеры его оценить трудно, поскольку трудно оценить расстояние. Объект напоминает раскаленный мяч, который сперва висит неподвижно, а затем начинает плясать в темноте.

То и дело меняя цвет с белого на голубоватый, он быстро перемещается из стороны в сторону, то зигзагообразно снижаясь, то снова взмывая вверх. Я связываюсь с сержантом Голей, хотя знаю, что тот сейчас спит. Он принимает мое сообщение и, не говоря ни слова, бежит к нам из здания инженеров, до которого около ста метров.

Еще стоя на верхушке лестницы, он замечает «светлячок». Я протягиваю ему бинокль, но светящийся шар исчезает столь же внезапно, как и появился. Сержант приказывает нам выпустить ракету. Магниевая вспышка отбрасывает беспокойные тени, длинные очертания камней и растений.

В радиусе двух километров не видно ни единой живой души.

– Есть идеи, что это за хрень?

– То же, господин сержант, что выгнало людей из Кумиша, – не задумываясь, отвечаю я. – Оно напоминало шаровую молнию. Мы со старшим рядовым Баллардом видели полосы на стенах, которые могли остаться после ее прохода.

– В Кумише?

– Да, господин сержант. Я пытался вам об этом сказать перед тем, как мы пошли на разведку в ту гребаную школу.

– Многие ученые сомневаются, что шаровые молнии существуют. Нам, можно сказать, повезло – это крайне редкое явление, – вмешивается Крис. – Но я вижу одну небольшую проблему.

– Какую проблему, Баллард?

– Шаровые молнии возникают во время грозы. А небо не слишком похоже на грозовое.

Наступает неловкая тишина. Все смотрят на черное небо, усеянное тысячами звезд – безразличные точки, в которых нет ни добра, ни зла.

– Оставайтесь на посту и в случае чего сразу же вызывайте меня.

– Так точно, господин сержант!

– Надеюсь, это устройство, – Голя показывает на «окулюс», – записало все представление. Завтра проверим записи с камер.

Мы остаемся одни. Парни расспрашивают меня про Кумиш и пытаются найти ответ на вопрос сержанта: что это за хрень? Я не особо распространяюсь, не желая сеять панику и осложнять им службу, которая и без того будет нелегкой. А может, хотя мне и трудно в этом признаться, я боюсь, что меня примут за сумасшедшего, и я потеряю их уважение.

– Я трус, – шепотом говорю я Балларду.

– Почему, Маркус? Потому что не рассказываешь нам всего?

– Да, не рассказываю. И поступаю так, блядь, из-за страха за свою репутацию.

– В жопу репутацию! – отвечает Баллард. – Я подтвержу им все, что ты скажешь. Парни вовсе не дураки. А если кто-то не поверит, это только его проблемы.

До того, как нас сменят, осталось два часа. Вполне хватит, чтобы сбросить бремя.

И я начинаю свое повествование.


Воскресенье, 26 июня, 12.20


Почти вся суббота у нас ушла на обустройство палатки. Мы поставили перегородки, соорудили из поддонов и досок столики и шкафчики, а первым делом собрали чертовы каркасы, чтобы не спать на бетоне. Повсюду тянутся провода удлинителей. Те, у кого были лампочки, приспособили их возле коек. У входа мы даже поставили потрепанный кондиционер, а в нескольких углах – солидных размеров вентиляторы. Жить можно.

В воскресенье мы с утра опять принялись отгораживать наши отсеки от узкого прохода, делящего палатку на две части. Некоторые решили без этого обойтись, другие повесили коричневые одеяла, чтобы их «спальня» не превращалась в театр для проходящих мимо товарищей. Гаус, естественно, этим не ограничился – он соорудил для своего отделения третью стенку с дверью на петлях, а нам, капралам из первого взвода, и еще нескольким четверкам за небольшое вознаграждение помог изготовить аналогичную конструкцию.

– Хорошо, что в первую ночь мы свалились от усталости, а то от храпа и пердежа можно было бы с ума сойти, – подытоживает Водяная Блоха, оглядывая новоиспеченную «комнату». – Теперь можно немного расслабиться.

– Ну и кто тут мастер? – спрашивает Гаус.

– Ты, конечно. Что бы мы без тебя делали?

Я улыбаюсь, глядя на их препирательства через кривое входное отверстие.

В каждом отсеке стоят две двухъярусные койки и что-нибудь для сидения. Вбитые в плиты гвозди играют роль вешалок для одежды и оружия. Гаус повесил даже несколько полок. Над койками солдаты приклеили то, что считали для себя самым важным – фотографии близких, сисястых манекенщиц, Иисуса Христа.

– Если в вас угодит зажигательная бомба, то вы из-за этих стенок не сумеете выбраться и все сгорите, – говорит сержант Голя, остановившись позади меня.

– Может, и не угодит, сержант, – отвечаю я.

– Ну ты и оптимист, Маркус, – удивляется Голя. – Впервые слышу.

– Как раз наоборот.

– Идем со мной, надо поговорить.

Мы прислоняемся к стене в углу базы, недалеко от прожектора, освещающего ночью подъездную дорогу. Сержант достает пачку сигарет, покрепче моих – настолько, что я предпочитаю не угощаться и достаю свою, красную.

– Я хотел сказать тебе, Маркус, что признаю свою ошибку. Я не послушал тебя, когда ты пытался предупредить меня об опасности. – Он смотрит мне в глаза. – Может, если бы я тебя послушал, несчастье в Кумише не случилось бы и я не потерял бы столько людей.

– Не говорите так, сержант. Этого мы не знаем.

– Ты прав, оставим «если бы» пидорам с телевидения. Но я чувствую, что напортачил, и не хочу, чтобы такое повторилось, понимаешь?

– Думаю, да.

– Ты должен докладывать мне обо всем. От этого может зависеть чья-то жизнь.

Я слегка удивлен, но не шокирован. Когда мы были в гостях у лейтенанта Остина на базе Эрде, Голя старался меня поддержать. Он не из тех, кто пренебрегает правдой. У него просто нет времени на оттенки серого.

– Камеры зарегистрировали объект, который мы видели в первую ночь. Это не была коллективная галлюцинация, хотя трудно объяснить, что тогда произошло. Пока что командование полагает, что этот «светлячок» – некое атмосферное явление. Это все, что мне удалось выяснить.

– Что нам делать, если подобное повторится?

– Есть приказ немедленно известить дежурного. Офицер должен сообщить операторам дронов, а те – послать «сокол». Вечером объявим об этом на поверке.

– Дафни видел кое-что еще. – Я рассказываю сержанту о пятне на склоне Отортена. – Может, нам фиксировать в рапортах все аномалии? Полагаю, нас послали на базу Дисторсия не просто так.

Голя вопросительно смотрит на меня.

– Может, это звучит и глупо, сержант, но кто-то может знать больше нас.

– Ты про разведку? Завтра прилетает Вилмотс со своими людьми. Вот будет цирк, когда он начнет до всего доебываться.

– Он вроде бы должен был прилететь первого числа?

– Они сдвинули сроки, чтобы забрать капрала Элдона. – Сержант грустно вздыхает. – Парень вернется на базу Эрде тем же вертолетом, на котором прилетает майор. До этого все патрули приостановлены. Мы должны сидеть на базе и ждать распоряжений.


Понедельник, 27 июня, 02.35


Я внезапно просыпаюсь, ощущая нарастающую тревогу. Голова разрывается от жужжания роя бронированных насекомых, переходящего в инфразвук. Я помню, что ловил во сне длинные запутанные слова, которые теперь сжимаются у меня на шее, будто шершавая веревка, будто петля.

Я вскакиваю с койки, чтобы глотнуть воздуха. Усиль спит надо мной. Норман и Вернер храпят по другую сторону отсека. Я разгребаю густую темноту, пытаясь как можно быстрее добраться до выхода, и вскоре вываливаюсь из палатки.

В небе прочерчивают белые линии звезды, мчась по безумным орбитам. В центре этой системы находится сверхмассивная черная дыра – ствол моего мозга. Колени подгибаются не в силах удержать вес тела. Я втискиваюсь между палаткой и ограждением СМЗ, падаю на четвереньки и дрожу от холода. Изо рта течет слюна, меня все сильнее тошнит.

Я долго и отчаянно блюю. Такое впечатление, будто внутренности отрываются от каркаса, на котором висели всю жизнь. За первой волной следует вторая. Невидимая сила хватает меня за шею и швыряет на спекшийся острый гравий – навзничь, лицом к небу. Я лежу и боюсь моргнуть, чтобы страдания не вернулись вновь.

Добрый вечер, – говорит Эстер.

– Ненавижу тебя! – хрипит пересохшее горло. – Если бы я мог тебя найти и увидеть, ты сдохла бы в муках.

Эти слова совершенно ни к чему. Скоро ты поймешь, сколь важная задача вам здесь предстоит. И я должна вас к ней подготовить, иначе вы не справитесь. – Она слегка медлит. – Я рада, что ты вернулся.

– Не по собственной воле.

Ты контролируешь все намного лучше, чем тебе кажется. Но сейчас мы не будем заниматься философией, поскольку к встречам со мной нужно привыкать постепенно. Слишком долгое воздействие может повредить твою нервную систему.

– Я тебе нужен?!

Да, ты мне нужен, но многие из твоих товарищей – нет. Многие из них сдадутся сами, других я убью за оказываемое ими сопротивление. Вопреки тому, о чем ты думаешь, я не получаю удовольствия от людских страданий. Они мне безразличны.

– Скажи мне, чего ты хочешь. – Я крепко зажмуриваюсь от боли.

Все в свое время, Маркус. Наблюдай за окружающим и делай выводы. А теперь встань, вернись к себе и отдохни перед очередным днем.

Я ползу назад, будто змея. Хорошо, что никто не идет в туалет, а наша комната так близко от входа. Я получил дозу концентрированного безумия. Электрод в черепе раскалился докрасна.

В том, что это не галлюцинация, я полностью уверен.

Не обнаружено на базе Дисторсия и радиоактивное заражение.

Я знаю лишь, что не существует человеческой силы, которая могла бы противостоять Эстер.

И тем не менее следует попытаться.

Около полудня в наш отсек заглядывает Водяная Блоха. Сперва он несколько раз стучит, а потом просовывает голову в дверь. Вид у него явно встревоженный.

– Что случилось, шеф? Тебя не было на завтраке, сейчас будет обед.

– Тебя прислали за мной шпионить? – улыбаюсь я, полулежа на матрасе. – Заходи, Джаред.

Он оглядывает наше помещение, которое поскромнее, чем загон Гауса, но зато оно больше и не столь захламлено. Я один: отделение Вернера сейчас в наряде по кухне, а Ларс с Петером куда-то пропали. Приятно, что мои солдаты решили проверить, жив ли я. Водяная Блоха – их эмиссар.

– Я плохо спал и решил немного полежать. Выезд у нас только после часа.

– Знаю, Маркус, но ты что-то плохо выглядишь. Ты страшно бледен.

Я беру зеркальце из ящика, в котором держу личные мелочи. Действительно, щеки серые и ввалившиеся, в глазах нездоровый блеск, на роже темнеет щетина, которая, как назло, растет на жаре с удвоенной силой. Одно горе, а не солдат.

– Чем-то отравился, – сочиняю я. – Может, тем же, что и Баллард?

– Наверняка. – Похоже, он не слишком мне верит.

– Что там слышно снаружи?

– Саперы начали минировать территорию. Ходят вокруг базы и роют землю. В таком темпе им, пожалуй, до Рождества хватит.

– Их только двое. Трудно ожидать чудес.

Когда Водяная Блоха уходит, я с трудом встаю и тащусь под душ – гордое название для полутора десятков труб, разведенных на деревянных стойках позади лаборатории. С боков это место ничем не прикрыто, а канализация не работает, и все стекает на землю. Вода, в которой мы моемся, берется из колодца. Ее у нас сколько душа пожелает, но пить приходится хлорированную дрянь из бочки – говорят, что вода в колодце слишком загрязнена.

Стоя под холодной струей, я думаю о Неми, которую увижу через два часа, хотя вряд ли нам удастся долго поговорить. Радость встречи смешивается со страхом. Ей не следовало сюда приезжать – это самая большая ошибка, какую только можно совершить.

Сегодня мы забираем людей Вилмотса с недействующей парковки возле автострады, в трех километрах от Дисторсии. Сам факт, что они не летят дальше, выглядит весьма многозначительно. Майор предпочитает рисковать нападением повстанцев, но не приземляться возле базы. За ними едет весь ВБР и медицинский «кераст», который везет капрала Элдона. Его состояние определяется как стабильное, что в данном случае означает «полная жопа».


Мы ждем вертолета с базы Эрде. Лейтенант Остин то и дело прикладывает к глазам бинокль и смотрит на север. Они должны были появиться еще пятнадцать минут назад. В душу закрадывается сомнение, удастся ли им удачно долететь. Я стою под палящими лучами солнца рядом с лейтенантом и сержантом. Мои солдаты обеспечивают их непосредственную охрану.

Отделение Вернера отрезает парковку от разрушенного съезда с автострады. Отделения Усиля и Нормана заняли позиции на возвышенностях со стороны пустыни, наблюдая за движением по гравийным дорожкам, которыми пользуются местные.

Ларс докладывает, что к посту приближается легковой автомобиль. Франк Хинте, не долго думая, посылает в его сторону очередь из MG2, и водитель в панике поворачивает назад. Поднимающаяся за машиной пыль напоминает выхлоп реактивного двигателя. Парни удовлетворенно сообщают, что все чисто. Они с легкостью прогнали незваного гостя, но вертолета не видать.

В четверть второго лейтенант начинает злиться. Он пытается связаться с Беком, хотя с тем же успехом мог бы ковыряться рацией в ухе. В пустыне предпочтительны встречи лицом к лицу, а в окрестностях Отортена особенно. Остину придется к этому привыкнуть и освоить альтернативные способы связи.

– Вот дерьмо! – чересчур громко говорит Голя.

– Без связи мы в полной заднице. – Я смотрю в сторону базы. – Придется вспомнить дымовые сигналы или зеркальный телеграф.

Сержант кивает, явно думая о том же самом.


Еще через десять минут в небе появляется огромный «кассабиан» CAS-20 – сперва как точка на фоне туманных гор, на большой высоте, потом он опускается ниже, и мы видим черный фюзеляж и крылья летающей артиллерии. Лопасти пропеллеров молотят горячий воздух, от громкого свиста ротора немеют уши.

Вскоре я замечаю, что под крыльями висят два «феникса», готовые отсоединиться от корабля-матки и поддержать его своим огнем. С каждой секундой гул становится все громче, пока чудовище наконец не зависает над нашими головами, создавая торнадо из накопившейся за многие годы пыли. Хорошо, что у нас есть платки, которые мы натягиваем на лица, – иначе невозможно было бы дышать.

Баллард отъезжает на своем «скорпионе», чтобы увеличить посадочную площадку. CAS-20 садится в полутора десятках метров от нас на разбитый асфальт, залатанный на ремаркский манер камнями, бетоном и гравием. Вертолет величественно покачивается, и из люка с нашей стороны выскакивают двое в черной форме, фуражках и противосолнечных очках. Вряд ли стоит удивляться, что Вилмотс привез с собой «спецов». Остается лишь загадкой, играют они роль сопровождения или останутся в пустыне подольше.

Спецназовцы внимательно оглядываются вокруг, а затем жестами дают команду подъехать за ящиками, которые они принимают с борта вертолета и бросают в грузовые отсеки обеих «двухсотпятидесяток». Я запрещаю нашим дотрагиваться до оборудования – те укладывают его сами.

Ящиков много, штук десять. Лишь когда погрузка заканчивается, пассажирам позволяют покинуть вертолет. Первым спрыгивает на землю майор Вилмотс, за ним лейтенант Мерстрем. Потом в люке появляются Неми и лейтенант Майя Будни. Вилмотс взял с собой единственную женщину в команде – возможно, она его любовница. Но все мое внимание сосредоточено на переводчице.

Вид у нее испуганный. Уставившись в землю, она останавливается позади майора, и я пытаюсь привлечь ее взглядом, ища малейшего контакта, но лишь зря теряю время и лишь еще больше злюсь. Девушка пребывает в своем мире, будто за стеклом.

Мы подходим к Вилмотсу – Остин, Голя, Вернер и я. Сукин сын подает руку исключительно лейтенанту, а нас лишь окидывает быстрым взглядом, хотя на моем лице задерживается на секунду дольше. Приказывает перенести бесчувственного Элдона из «кераста» в вертолет. Только теперь я вижу, что на борту еще двое спецназовцев, капитан Баски и какой-то тип в пехотной форме, может, врач.

Капитан Заубер явно не любит майора, поскольку не приехала его встретить, лишь прислала своего помощника, старшину Гильде. Гости набиваются в «кераст», в котором становится немного тесно. Один из спецназовцев садится за руль, а мы выстраиваемся в колонну и трогаемся в сторону базы.

Позади нас взмывает в небо тяжелый «кассабиан», направляясь в обратный рейс.


Среда, 29 июня, 04.10


Странное ощущение, будто большой ящик оказался внутри ящика поменьше.

Лишь во сне я понял, что мне снилось два дня назад. Естественно, я прекрасно понимаю, как это звучит – анализ чего бы то ни было в фазе быстрого сна. Раньше я никогда не оказывался в подобной ситуации, и не слышал, чтобы в ней оказывался кто-то другой. Но я вспомнил липкие слова Эстер, исчезнувшие наяву.

Первая информация: под холмом Отортен, на глубине четырехсот с лишним метров, находится овальный объект в форме приплюснутого футбольного мяча. Двести двенадцать лет назад он вытеснил скальные массы, вызвав сильное землетрясение. Его приблизительные размеры – шесть километров в длину, три километра в ширину и сто метров в толщину. Объект обращен «передом» в сторону селения Кумиш, которое находится на его краю, а центр лежит под южным склоном Отортена.

Вторая информация: объект не является безымянным, он называется Heart of Darkness.


Я выхожу из деревянного нужника и натыкаюсь прямо на Нормана.

– Я повсюду тебя искал, Маркус! – Он с явным облегчением вздыхает.

– И тебе обязательно было приходить за мной аж сюда?

– Капитан Заубер просит, чтобы ты явился к ней. Немедленно.

– К ней? Сейчас? – Я чертовски удивлен. Еще даже не наступил полдень. Ларс лишь пожимает плечами.

Я машинально поправляю форму, подтягиваю брюки и стряхиваю пыль со штанин. Ботинки перепачканы пустынной грязью, рукава закатаны до локтя. Поколебавшись, я стягиваю завязанный на голове платок, чтобы хоть немного походить на солдата.

Шагая через плац, нервно размышляю, не заболел ли кто, или, может, взвод Северина, выехавший утром на патруль, наткнулся на «айдик». Голя утверждает, что бомб тут мало, как и «клещей». Если у этого места и есть какие-то достоинства, то в первую очередь небольшое количество этой дряни в земле. Лишь теперь, когда мы заняли базу, повстанцы начнут ставить ловушки.

Я вхожу в медсанчасть. Капрал Хансен и старшина Гильде играют за квадратным столиком в карты. Хансен машет рукой, показывая на комнату в глубине коридора и не отрывая взгляда от покера. Парни явно скучают, и лучше, если это продлится как можно дольше.

Линда Заубер велит мне сесть на стул, затем закрывает все окна и усаживается по другую сторону стола. Вид у нее усталый.

– У меня для тебя новости, Маркус.

По спине пробегает холодок, хотя по сравнению с полученной от Эстер информацией никакая новость не может оказаться смертельной. И тем не менее я напряженно жду.

– Слушаю, госпожа капитан.

– У меня была Неми Сильберг. Она пришла под предлогом своих женских проблем, но на самом деле речь шла о тебе.

– Обо мне? – притворно удивляюсь я.

– Хватит строить из себя идиота, Маркус, а то вконец меня разозлишь! – Капитан Заубер явно теряет терпение. – Мы говорили о вас еще на базе Эрде, и потому она пришла ко мне за помощью. Вилмотс вытянул из нее все, что она знала о Дисторсии, все ваши подозрения и результаты поисков. Последнюю неделю она сидела в камере в подвале здания военной разведки. Майор грозил ей изгнанием из армии и твоим арестом.

– Вот же мудак! – вырывается у меня. – Прошу прощения, госпожа капитан.

– Да, Вилмотс – прагматичный мудак. Он прилетел сюда по вполне конкретной причине. Наша встреча должна выглядеть как рутинный визит к врачу, так что буду краткой. Лейтенанта Майю Будни поселили вместе с Неми в лаборатории, чтобы у вас не было возможности общаться. Тебя хотят разозлить и сбить с толку. Разведка будет пытаться сломать тебя и заставить говорить.

– Но зачем, если они и так все знают?

– Майор наверняка полагает, что у тебя есть некие сведения, о которых ты не рассказал девушке. Ее изоляция должна помешать вам договориться о показаниях. Продумай свою версию, прежде чем он вызовет тебя к себе. О том, о чем знает Неми, можешь смело ему сказать.

– У меня все в голове путается, блядь… – На этот раз я не извиняюсь.

– Поэтому подумай как следует, капрал. Я знаю, что ты говорил также с лейтенантом Остином, благодаря чему капитан Бек получил мою поддержку и согласие полковника Хербста на медицинское обеспечение данной миссии. К вашему счастью!

Доктор дает мне знак возвращаться к себе. Прием окончен, поставлен экспресс-диагноз и назначено лечение. Но врожденное любопытство велит мне задать еще один, на первый взгляд глупый вопрос:

– Госпожа капитан, почему вы выбрали именно это здание? Если бы мы организовали все иначе, в нем могло бы разместиться человек тридцать. А может, даже сорок, два взвода пехоты.

– Эти комнаты в хорошем состоянии, и их легко приспособить в качестве госпитальных палат. А здесь, на первом этаже, находится холодильная камера, в которой сотрудники института держали запасы продовольствия. – Она откидывает со лба прядь волос. – Вряд ли мне следует тебе объяснять, для чего ее можно использовать. Мы ожидаем потерь.

Когда я выхожу из медсанчасти, в голове царит чудовищная мешанина. Я думаю о том, что случилось с Неми, и стискиваю зубы. Если бы я сейчас увидел Вилмотса, то прикончил бы его голыми руками – вернее, попытался бы прикончить, поскольку он и шагу не делает без охраны. За пределами здания командования майора всегда сопровождает по крайней мере один спецназовец. Со стороны это выглядит странно – парни уже начинают перешептываться, что он чего-то боится.

Механические демоны из Кумиша, мыслящий свет и шаровые молнии ни для кого не должны быть тайной – я рассказал о них в первую же ночь своему отделению, а вчера вечером остальным капралам из взвода. Но даже Неми и капитан Заубер не имеют понятия о моих разговорах с Эстер. Госпожа доктор могла запомнить, что, лежа на полу в школьном классе, я слышал металлический голос, но тогда я еще не различал слова, не установил настоящий контакт.

Теперь все иначе. Теперь мы ожидаем потерь.


Столовая находится рядом с медсанчастью. Помещение настолько мало, что мы поставили у стены всего три стола, за каждым из которых может сидеть самое большее пять человек. Приходится быстро сменяться, чтобы пришедшие позже не ждали голодными под дверью. Те, кто не слишком торопится, могут услышать пару ласковых или даже заработать локтем под ребра. Но сегодня я задержался, причем по вине Балларда.

Крис с таинственной улыбкой подсунул мне под нос кусок страницы, вырванной из старой книги. Бумага пожелтела и покрыта пятнами. Он нашел ее под столом, когда нагнулся за уроненной ложкой, – кто-то неизвестно зачем сунул бумагу в трещину в ножке стола. Текст выглядит как пространная сноска:


Ученые отмечают, что на Земле есть два типа животных: хищники, такие как кошки, собаки и тигры (у которых глаза посажены спереди, близко один к другому, чтобы было удобнее сосредотачивать внимание на добыче), и добыча этих хищников – кролики и олени (у которых глаза расположены по бокам головы, чтобы иметь большой обзор и вовремя замечать хищников). Как правило, у хищников интеллект выше, чем у жертв. Эксперименты показали, что кошки гораздо умнее мышей, а лисы умнее кроликов. Люди с их близко посаженными глазами – тоже хищники. В своих поисках разумной жизни на небесах мы должны помнить, что инопланетяне, с которыми мы встретимся, тоже, скорее всего, происходят от хищников.[2]


– У них будут близко посаженные глаза спереди, – говорит Крис. – Полезно знать.

– Если у этих уродов вообще будут какие-то глаза, – отвечаю я.

Нам приходится бежать из столовой, иначе нас попросту линчуют – и вовсе не какие-то инопланетяне, а свои, которые кипят праведным гневом из-за того, что двое кретинов лишают их жратвы, болтая о какой-то гребаной херне.

На обороте страницы коротко упоминается о гибели цивилизации ацтеков, не выдержавших столкновения с конкистадорами – не потому, что они были культурно отсталыми или не столь сообразительны, скорее испытывали отвращение к алчущим золота белым обезьянам. Ацтеки проиграли, поскольку некоторые вещи попросту не умещались у них в голове, а в числе достижений их цивилизации отсутствовал ружейный порох.


Взвод Северина въезжает на плац после четырехчасового патруля. Они проехали на «керастах» через несколько деревушек, по сути, пастушеских селений, и задержались на окраине Кумиша. Эрик Соттер рассказывает перед палаткой о странной встрече, которую устроили им местные жители.

– Они вели себя вполне дружелюбно. Из селения вышли полтора десятка женщин и детей, которые подпрыгивали в такт ударам маленьких бубнов. У всех на головах были какие-то венки. Они окружили наши машины, и их вид полностью меня обезоружил, – улыбаясь, говорит Эрик. – А потом появились мужчины. Староста селения, по-ихнему «сардар», вежливо поклонился и подал нам чайник со сладким чаем. В мешке у них лежали кружки и глиняные блюдца.

– Ты не боялся, что вас отравят? – спрашивает Усиль.

– Мы не могли им отказать. Рауль сказал, что для армаев это обычное дело. Если местные хотят показать, что рады гостям, они встречают их именно так.

– Выходит, до этого нам не были рады ни в одном селении, – замечает Норман. – Что-то не помню, чтобы в апреле кто-нибудь угощал нас чаем.

– Да, а жители Кумиша съебались под землю, – добавляет Масталик. – Мы подробно расспросили их о том, что тогда случилось. Якобы они перепугались, что мы хотим арестовать молодых мужчин, – будто бы такой слух распространяли партизаны.

– Якобы, мать твою! – Вернер ненавидит здесь всё и вся. – Я им не верю.

– А про школу вы их спрашивали? – задаю я вопрос с набитым ртом, поскольку именно в этот момент грызу сухарь. – Что-нибудь выяснили?

– Они говорили, что собрались в классе именно из-за нас, решая, что делать. А потом вдруг что-то случилось с электричеством, и толпа бросилась бежать, даже дверь с петель снесла. В конце концов они решили спрятаться в старых рудниках и переждать наш визит.

– А тот человек, которого мы нашли на дороге? – не отступаю я.

– Это местный дурачок. По мнению старосты, он спал в какой-то норе, а когда увидел, что селение опустело, ударился в панику. Вероятно, его поразило током, когда он бродил в поисках остальных.

– Вы его видели?

– Увы, он лежит на кладбище, – качает головой Соттер. – Будто бы после случившегося он заболел и в начале мая умер. Это все, что мы сумели выяснить.

Я ухожу в палатку и бросаюсь на койку, с трудом сдерживая злость. Я не верю в эти сказки, как и Вернер. Вроде как все звучит осмысленно и складывается в единое целое, но как этот тип, пораженный током, оказался на другой стороне селения? Как ему удалось в таком состоянии проползти с одного конца улицы до другого?

О темных полосах на стенах, которые заметил Баллард, я даже не упоминаю. Наверняка, если бы мы о них спросили, местные сочинили бы какую-нибудь историю – мол, они делают такие полосы, чтобы отогнать демонов или назойливых мух. У этих мерзавцев неплохое воображение.

От Кумиша до Дисторсии меньше трех километров по прямой. У меня еще будет повод задать им все эти вопросы. Им еще придется объяснить начистоту свое паническое бегство и ту вспышку, которая едва меня не убила.

Я чувствую, что пустыня нас раздражает. Хотя мы шутим и смеемся над анекдотами, в воздухе ощущается напряжение. Люди нервничают и специально находят себе хоть какое-то занятие. Никогда не предполагал, что может найтись столько добровольцев в патруль или для приготовления жратвы из консервов и чистки картошки.


В комнату входит бледный Петер, у него дрожат руки. Юри Труман только что доложил, что старший рядовой Инка внезапно потерял сознание. Сегодня у него не было аппетита, и он едва притронулся к своей обеденной порции. Олаф, хотя он невысок и жилист, всегда любил хорошо поесть. Теперь он лежит на матрасе и смотрит в потолок, не отвечая на вопросы. Когда я об этом слышу, у меня перехватывает горло при мысли о самом худшем.

Я бегу с Усилем в отсек четвертого отделения. За нами тащится Ларс Норман, царапая что-то в своей тетрадке. Все так, как говорил Юри, а может, даже хуже – Инка закрывает глаза и спрашивает, где он. Капрал велит всем убираться. Бенеш толкает меня в дверях и идет к выходу, за ним Труман и Васс.

– Ты в пустыне, на базе Дисторсия, – говорит Усиль. – Как ты себя чувствуешь?

– Что-то случилось, – несколько раз повторяет Олаф; на лбу его проступают капли холодного пота. – Ничего с утра не помню. – Он хрипло кашляет.

– Посмотри на меня! И скажи – у тебя что-нибудь болит?

– Нет, не болит. – Инка постепенно проваливается в небытие. – Я не чувствую тела, Петер.

Он еще узнаёт лица. Возможно, следует позвать доктора Заубер, но у нас нет времени. Мы поднимаем Инку, берем под руки и выводим из палатки. Он волочит ноги по земле, оставляя на песке длинный след. Я поворачиваюсь к Норману.

– Маркус, что мне делать?! – спрашивает Ларс.

– Позови сержанта, пусть придет прямо в медсанчасть.

– И лейтенанта тоже позови, – добавляет Усиль. – Позови всех, блядь!

Мы попадаем на послеобеденный тихий час. Гильде закрылся в своей каморке. Роберт Хансен, явно напуганный, показывает нам одну из палат. Мы сажаем Олафа на койку, но он беспомощно валится на бок и тут же засыпает. Капрал Хансен бежит в здание командования за доктором Заубер. Наступает гробовая тишина.


Вскоре в коридоре появляются госпожа капитан, лейтенант Остин, младший лейтенант Янг и сержант Голя. Они заглядывают к пациенту и с тревогой расспрашивают нас, что случилось, но начальница медсанчасти велит нам проваливать и не мешать осмотру. Мы послушно выходим один за другим на плац.

Те, кто курит, достают сигареты. Марсель Остин вытряхивает из коробочки жевательную резинку. Несколько солдат останавливаются неподалеку, уставившись на сборище.

– Вам что, заняться нечем? – кричит Голя. – Лентяи, мать вашу!

– Хватит орать, – упрекает его Остин. – Нужно сохранять спокойствие.

– Господин лейтенант, – тихо спрашиваю я, – это не похоже на ту же болезнь, что и у Элдона?

Остин смотрит на меня так, будто не вполне понимает, кто я такой.

– Я видел рядового Инку совсем недолго, но, судя по тому, что вы рассказывали, – боюсь, что да. Повторяю еще раз: нужно сохранять спокойствие, нельзя из-за этого паниковать. Еще сегодня, Маркус, тебя пригласят к командованию, чтобы ты ответил на несколько вопросов.

– Так точно.

– Майор Вилмотс уже с утра настаивал, чтобы тебя вызвать, – добавляет Янг. – Мы не видели в том необходимости, но теперь ситуация поменялась. Нужно поговорить.

Атака последовала раньше, чем я предполагал, – после нашего приезда не прошло и недели. Будто спящее под нами чудовище вдруг решило, что мы уже успели привыкнуть и хватит играть в прятки. Теперь оно нам покажет, на что в самом деле способно.

Я безмолвно призываю Эстер, пытаясь привлечь ее внимание, но она упорно молчит, оставляя меня один на один с черными мыслями. Мне хочется сказать ей, что мы не можем играть в эту игру не зная правил. Мы не можем ни выиграть, ни проиграть. Однако я тут же ругаю себя за подобную мысль: эта гребаная война как раз и есть такая игра, которая ведется сломанными фигурами на сожженной доске.


Когда солнце заходит за горизонт, Эстер наконец дает о себе знать. На этот раз сообщение коротко и не вызывает тошноты:

Можешь передать им, Маркус, что я лишу вас остатков связи.

Я не бегу с этим к командованию, поскольку не знаю, что сказать, – что голос в моей голове бросает вызов всему подразделению МСАРР? Все и так знают, что в окрестностях Отортена радио практически не работает, а спутниковая связь зависит от эффективности наших антенн, и мы поддерживаем ее с немалым трудом. Что еще она может сделать?

Я не осознаю угрозы даже тогда, когда на базе поднимается суматоха. Часовые у въездных ворот высмотрели в небе на севере двух «светлячков», о чем сообщили дежурному офицеру и всем, кто был поблизости, – просто на всякий случай.

Я зову парней из отделения, и мы бежим «на стену». Возле северной стены СМЗ, как и возле остальных, мы сложили в нескольких местах ступени из поддонов, чтобы при необходимости вести оттуда обстрел. Вскочив на возвышения, мы вглядываемся в небо, где, словно два солнца, пляшут над пустыней два светящихся шара. Разведка посылает «сокол», который мчится в их сторону и вскоре теряет связь с базой.

На этом весь анализ явления заканчивается.

Один из «светлячков» внезапно проваливается под землю – неизвестно, как далеко отсюда, и оставил ли он какой-либо след на песке. Второй величественно висит в небе, медленно переливаясь голубым и белым, еще минут пятнадцать, позволяя нам усладить взор своим видом и сделать снимки. Водяная Блоха снимает видео дерьмовым аппаратом.

К нам присоединяются несколько парней из других отделений, комментируя зрелище. Преобладают предположения, что это НЛО, но есть и такие, кто опасается секретного оружия, которым снабдили партизан злобные готтанцы. Никто уже, собственно, не верит, что перед нами творение матери-природы – может, за исключением командования.

Баллард как раз рассказывает, что, если бы «светлячки» были шаровыми молниями, они имели бы красный оттенок, когда вдруг что-то меняется. Светящийся шар взмывает вверх и начинает распухать. Он растет с такой скоростью, что испуганные солдаты спрыгивают на землю и распластываются у стены. Но я остаюсь, зачарованно глядя на необычное явление. Вскоре над моей головой пролетает светящийся снаряд. До меня доносится запах озона, а затем за спиной раздается страшный грохот, от которого болят барабанные перепонки.

Я поворачиваюсь в сторону плаца. Над ним горит наш «окулюс», в который угодил «светлячок». Электрический разряд был столь мощным, что на всей базе отключилось электропитание. Аэростат громко трещит, оставшись единственным источником света. Прицепленные к нему камеры и антенны плавятся и по очереди падают на землю, лишая нас связи с миром. Кто-то получает по голове куском металла. Кто-то еще бежит зигзагами, чтобы раскочегарить лебедку.

Можешь передать им, Маркус, что я лишу вас остатков связи.

Теперь я знаю, что ты имела в виду, Эстер, и что твое восприятие мира намного конкретнее моего. Мы ослепнем и оглохнем, еще больше оказавшись в полной твоей власти. Теперь ты можешь нас практически безнаказанно убивать или выгнать отсюда, если у тебя возникнет такое желание. Подозреваю, однако, что у тебя иные планы.

И что вскоре нам предстоит их узнать.

Глава вторая

Четверг, 30 июня, 0.25

Форпост Дисторсия, пустыня Саладх, Южный Ремарк


Исаак Шенкер, создатель первого Центра реабилитации личности, сказал когда-то в телевизионном интервью, что люди, страдающие депрессией, ближе к истине, чем так называемые «здоровые». Столь странное мнение, особенно в устах психотерапевта, возмутило многих его коллег по профессии, но положение, которое занимал Шенкер, позволяло ему говорить самые разные вещи. Он сделал для тех, кого поглотила чернота, больше, чем все критики, вместе взятые.

Сейчас, когда я пишу эти слова, сынок, этого могущественного доктора с высоким блестящим лбом, орлиным носом и в золотых очках уже много лет нет в живых. Через год после смерти Шенкера покончила с собой его жена Мария, тоже врач-психиатр, не выдержав одиночества. Так осиротел старейший ЦРЛ и его пациенты, но память о его создателях надолго останется в сердцах тех, кому они несли помощь.

Наверняка ты думаешь, мой дорогой, – что я хочу тебе этим сказать?

Лишь завесы, которые мы ставим перед собой, отделяют нас от небытия, позволяя нам совершать свой путь в этом мире. Нас каждый день занимают маленькие победы и маленькие поражения, которые становятся уделом всех. Мы боимся тех мерзких моментов, когда завеса падает, и недолюбливаем тех, кто воет от ужаса, познав правду. Мы стараемся не обращать на них внимания или избегать их.

Там, где я теперь оказался, мы стоим лицом к лицу с чудовищем. Думаю, многие из нас не вынесут его вида. Осознание приближающегося конца лишит их разума столь же успешно, как и физические аномалии. А если я продержусь чуть дольше, сынок, то лишь благодаря черноте, которую ношу в себе с детства и с которой научился бороться. Те, кто силен и с оптимизмом смотрит в будущее, сгниют изнутри первыми.


Я жду вызова от майора Вилмотса, чувствуя, как слипаются от усталости глаза. Лейтенант Остин сразу же после аварии «окулюса», как он ее образно назвал, любезно сообщил, что меня допросят. Однако намерения нашей разведки перечеркнул инцидент с участием группы повстанцев.

Видимо, они наблюдают за базой, поскольку через четверть часа после удара «светлячка», когда аэростат еще догорал, а техникам Янга не удалось восстановить электропитание, на подъездной дороге остановились два пикапа. Несколько мужчин пытались разглядеть в бинокли, что произошло на базе Дисторсия, и, возможно, дать сигнал к атаке. Часовые открыли огонь. Партизаны ответили несколькими очередями и применили гранатомет. Когда «Кавказ» освободил проход и в воротах появился первый «скорпион», освещая окрестности мощным прожектором, боевики испарились.

Почти до полуночи мы утопали в темноте, а часовые проглядели все глаза в ноктовизоры. Час назад освещение удалось починить, но я, в отличие от остального взвода, не лег спать. Я жду перед палаткой людей Вилмотса и, похоже, испытываю нечто вроде облегчения, когда они наконец появляются.

Лейтенант Мерстрем взял с собой спецназовца. Мы зовем его Толстяк, потому что у него большая толстая рожа, может, даже больше, чем у Бенеша. Не знаю, ожидал ли лейтенант сопротивления, а может, думал, что я брошусь бежать. Если так – сомневаюсь, что Толстяк бы меня догнал.

Пока мы пересекаем плац, в голове крутится всякая чушь.

Мы входим в лабораторию, где устроила себе офис военная разведка. Лейтенант ведет меня в комнату в конце коридора. Там сидят Ральф Вилмотс и Майя Будни, вооруженная бронированным ноутбуком марки «Джей Джей Харди». Мерстрем вскоре выходит, закрыв за собой окованную железом дверь.

Я пытаюсь доложиться по уставу, но Вилмотс жестом показывает на стул возле металлического стола. Я сажусь напротив него, слева от лейтенанта Будни. Бледный от усталости майор потирает темный подбородок, словно размышляя над первым вопросом.

– Нравится тебе в пустыне, сынок? – неожиданно говорит он.

– Не очень, господин майор. Как и большинству подразделения.

– Значит, ты считаешь, что Дисторсия – это ворота в ад?

– Думаю, это опасное место. – Теперь я уже точно знаю, что он читал мои письма к сыну, и внутри меня все закипает.

Офицер внимательно разглядывает собственные пальцы.

– Во время встречи в медсанчасти я дал тебе визитку. Почему ты не позвонил?

– Не хотел вам мешать, господин майор.

– Ты мне не доверяешь? – неприятно улыбается он.

– Этого я не говорил.

– Очень плохо, капрал, что ты не позвонил. Из-за этого мне пришлось несколько раз поговорить с твоей девушкой. – Слово «девушка» звучит в его устах презрительно. – Мне пришлось расспросить госпожу Неми Сильберг о деталях вашего нелегального расследования, и я узнал много интересного. А госпожа Сильберг, похоже, сильно нервничала, когда рассказывала о ваших свершениях.

Я стараюсь сохранять спокойствие. Тебе меня не спровоцировать, гребаный сукин сын.

– Что вы имеете в виду, господин майор?

– Многое, – усмехается он. – Общение с офицером ремаркской полиции, капитаном Ахари, без надлежащего разрешения. Использование полученной в Сети информации для распространения паники в подразделении. Попытки добраться до медицинских данных о состоянии здоровья солдат, пострадавших в Кумише. Мне перечислять дальше? Догадываешься, что тебе за это грозит, Трент?

– Нет, господин майор.

– Военная прокуратура обвинит тебя в нарушении субординации, а может, также в целенаправленной деятельности во вред миссии, диверсии и шпионаже.

– Господин майор, докладываю, что о своих подозрениях и полученных сведениях я неоднократно информировал начальство. В конце марта, перед выездом в пустыню, я впервые разговаривал с командиром взвода. В мае я также отправился вместе с сержантом Голей к лейтенанту Остину. Я не пользовался никакими секретными источниками и не скрывал своих действий.

– Суд может иметь на этот счет иное мнение.

– Так точно, господин майор.

У него темнеют глаза – лишь это выдает, что Вилмотс злится и допрос идет не так, как он рассчитывал. Естественно, у него немало тузов в рукаве – он может атаковать Неми или вернуться к нашей с ней связи, идущей вразрез с уставом. Но это не столь зрелищные средства, и потому он меняет тактику.

– Ладно, капрал. Предположим, что ты действовал из лучших побуждений и хотел проинформировать обо всем командование. Расскажи подробно, что ты выяснил.

Мысли путаются от усталости, но я стараюсь говорить по существу. Я рассказываю о том, из-за чего заинтересовался Дисторсией, о последних днях перед «Пустынным кулаком», когда мы разговаривали в кругу товарищей о заброшенной базе в пустыне Саладх, а я попросил Неми найти что-нибудь на эту тему. Наверняка она уже в этом созналась, так что вреда я ей не причиню. Впрочем, желание побольше узнать о том месте, куда тебя посылают, – не преступление.

Я рассказываю о том, как побывал у сержанта Голи и передал ему распечатки, о том, что в исследованиях в пустыне принимал участие знаменитый физик Филип Мейер, а солдаты Союза покидали Дисторсию в большой спешке. Потом я перехожу непосредственно к нашей миссии и к следам на стенах в Кумише. Вилмотс заметно оживляется и расспрашивает о деталях, а Майя Будни стучит по клавиатуре. Я описываю темные полосы, оставшиеся после шаровой молнии или подобного ей явления.

Поток слов прерывает суматоха в коридоре. Слышен топот ног и возбужденные голоса. Кто-то осыпает ругательствами Толстяка, который стоит на страже и пытается возражать. Мгновение спустя в комнату врывается сам капитан Бек, целясь пальцем в ошеломленного майора.

– Что тут происходит, черт побери?! – орет он во все горло.

Следом за капитаном появляются лейтенант Остин, сержант Голя, Петер Усиль, Ларс Норман и по крайней мере десяток парней из нашего взвода.

– Мы разговариваем, капитан. – Вилмотс встает опираясь на стол. – Не могли бы вы увести отсюда своих людей и не мешать мне работать?

– Нет, майор, не мог бы. Что вы себе вообразили?! Что это за варварские обычаи вытаскивать солдата посреди ночи, чтобы его допросить?

– У нас есть такое право. И не вам об этом судить.

– Срать я хотел на ваше право! – Капитан Бек даже не пытается держать себя в руках. – Вы на территории моего подразделения, Вилмотс. Этой базой командую я, и с этого момента ты обязан по любому поводу советоваться со мной. И забери с глаз моих своих клоунов из спецназа.

– Думай, с кем говоришь! Я пожалуюсь командованию батальона!

– Да пошел ты в жопу! – шипит Бек и хлопает меня по спине. – Вставай, Трент, и возвращайся к себе. Без моего разрешения никто тебя больше допрашивать не будет.

– Так точно, господин капитан.

– Да, и еще одно, – обращается он к Вилмотсу. – Мы забираем отсюда нашу переводчицу. Она будет жить вместе с капитаном Заубер в медсанчасти. Если вы не успели ее о чем-то спросить – приходите с этим ко мне.

По пути к палатке я узнаю, что Голе сообщил о случившемся Баллард. Возвращаясь из туалета, он заметил, что Мерстрем ведет меня в лабораторию, и сразу же разбудил парней. Дальнейшее не заставило себя ждать, и кавалерия прибыла на подмогу.


После ночного допроса наступает тягостное утро, и мне приходится готовиться к выезду. Ларс Норман предлагает мне остаться на базе и передать командование отделением сержанту, но мне не хочется этого делать. Мои солдаты должны чувствовать, что я буду с ними до самого конца, вне зависимости от обстоятельств.

Четыре заправленных и снаряженных «скорпиона» ждут приказа. Лейтенант Остин посылает ВБР проверить группу машин, которые только что высмотрел наш «сокол». Судя по сброшенным на планшеты снимкам, на сельской дороге примерно в полукилометре за Отортеном потерпел аварию микроавтобус. У белой машины и легкового автомобиля неопределенного цвета подняты капоты. Возможно, речь идет лишь о подключении проводов к аккумулятору или о чем-то столь же банальном, но нужно проверить, тем более что в нескольких десятках метров дальше припарковалась еще одна легковушка.

Жара дает о себе знать. Когда мы выезжаем с Дисторсии, воздух над белыми камнями идет волнами. Мы в полной выкладке – жилеты, противопылевые очки и тактические перчатки, без которых можно обжечь кожу. Особенно это касается Гауса и других солдат, которые стоят на башенках.

Мы огибаем цель по широкой дуге, направляясь на юго-запад, и быстро минуем Кумиш, вид которого вызывает тревогу, – Баллард даже сплевывает в окно, когда мы проезжаем мимо школы и группы местных жителей. За селением сворачиваем дальше на восток и приближаемся к цели с юга. Если ремарцы начнут от нас убегать, им придется направиться в сторону холма и проехать по дороге поблизости от базы, где они попадут под огонь с двух сторон. Третий взвод ждет на базе, чтобы отрезать им путь к бегству.

Первое отделение останавливается возле первой легковушки. Обшарпанный старый «форд» выглядит пустым. Сержант Голя отдает по радио приказ его обыскать, а остальные «скорпионы» паркуются дальше полукругом, метрах в тридцати от других машин. Двое мужчин возле голубой или серебристой колымаги, покрытой слоем пыли, – вероятно, водители легковых автомобилей. Увидев нас, они замирают как вкопанные.

Третий, склонившийся над двигателем микроавтобуса, замечает нас не сразу. Похоже, он несколько смелее и реагирует иначе – поднимает руки, показывая, что в них ничего нет, и медленно идет в нашу сторону.

Мы уже заняли позиции вокруг машин, стрелки сжимают в руках приклады MG2. Ремарец не похож на террориста-самоубийцу – на нем только светлая футболка и свободные тряпичные штаны. Вместе с Раулем, Водяной Блохой и Голей я делаю два шага в его сторону. Слышится громкое, но размеренное и спокойное дыхание Дафни, который все время держит его на мушке.

Мой взгляд приковывает торчащий из кармана мужчины мобильный телефон.

– Господин сержант, – тихо говорю я Голе, – отзовите первое отделение от «форда».

Сержант секунду смотрит на меня, а потом отдает приказ парням немедленно присоединиться к остальному взводу. Вернер подтверждает в наушниках, что приказ принят. Когда они запрыгивают в «скорпион», водитель микроавтобуса лезет в карман.

– Стреляй! – кричу я Водяной Блохе.

Дафни нажимает на спуск – и пуля попадает мужчине прямо в лоб. Остальные ремарцы кидаются бежать, мчатся как сумасшедшие в сторону холма, а первое отделение бросается за ними в погоню. Мы отступаем за машины.

Голя кричит «Огонь!», и стрелки устраивают канонаду из пулеметов, дырявя длинными очередями микроавтобус и стоящую рядом с ним легковушку. Ни один из автомобилей не взрывается, но от выстрелов открывается багажник легковушки. Мы не подходим к ней, но вызываем с базы саперов.

Вдали подпрыгивает на выбоинах «скорпион» первого отделения. Его страшно швыряет из стороны в сторону, но вскоре он преграждает дорогу беглецам. Они не вооружены и умирают от страха, так что арест превращается в формальность. Соленый пот заливает мне глаза.


Операция у холма Отортен завершилась полным успехом – так, по крайней мере, сформулировал это лейтенант Остин, пожимая нам руки в здании командования. Капитан Бек был более сдержан, но у него тоже имелись поводы для радости – никто из солдат не пострадал, а двоих пойманных ремарцев передали Вилмотсу.

В обстрелянном микроавтобусе мы нашли тела четырех повстанцев, которые ждали внутри, вооруженные до зубов, чтобы атаковать наш отряд. Саперы выяснили, что старый «форд» был набит взрывчаткой, а телефон в кармане водителя играл роль детонатора, после чего подорвали машину. Остин и Бек подчеркивали, что, если бы не наша бдительность, отделение Вернера погибло бы на месте, проверяя автомобиль.

Выйдя с совещания, мы еще какое-то время разговариваем – Вернер, Норман, сержант Голя и я. Сержант упорно твердит, что принял верное решение благодаря мне, и не в силах пережить, что я попросил его скрыть данный факт от командования.

– Не понимаю тебя, Маркус, – качает он головой. – Чего ты выебываешься?

– Не хочу привлекать к себе внимание, особенно сейчас. Это было обычное предчувствие, сержант. Помимо моей воли. Так что никакая это не заслуга.

– У тебя уже не первый раз бывает такое «обычное предчувствие». И, пожалуйста, перестань нести херню, а то мне плохо делается от твоей ложной скромности.

– Что-то в этом есть, – добавляет верный Норман.

– Видимо, я сообразил, что вряд ли они пользуются мобильниками, поскольку в пустыне те практически не ловят, и потому обратил внимание на телефон, – говорю я, словно оправдываясь. – Я могу идти? Мне хотелось бы узнать, что с Инкой.

– Я был там утром, ситуация со вчерашнего дня не изменилась. Но иди узнай, что с ним, поспрашивай госпожу капитана. И заодно передай от нас привет Неми, – говорит Голя.

Я почти бегу к медсанчасти. Мне не терпится увидеть девушку, так что я лишь быстро заглядываю в палату Инки вместе с капралом Хансеном. Мне хочется удостовериться, что мы владеем ситуацией, но увиденное обрушивается на меня словно удар молотом по голове. Капрал лишь качает головой, когда я отступаю к двери.

Поднявшись на второй этаж, сворачиваю направо, к комнате Неми, и падаю прямо в объятия девушки, целуя ее и обнимая, будто мы не виделись много лет. Ее тепло и цветочный запах действуют на меня подобно бальзаму и самому крепкому алкоголю, но в конце концов мне приходится отстраниться, чтобы перевести дух и спросить Неми, слышала ли она о новых пациентах.

– В палате Олафа лежат другие солдаты! У них те же симптомы.

– Да, знаю. – Неми опускает взгляд. – Это двое рядовых из взвода Крелла. Они попали сюда в десять часов, когда вы были на операции. Командование пока держит случившееся в тайне.

– Заебись. Что нам делать?


Царящее в медсанчасти похоронное настроение и бессонная ночь вызывают у меня внезапный упадок сил. Неми прижимает мою ладонь к щеке и заглядывает в глаза, пытаясь передать мне страх и сомнения, мучившие ее много дней. Я глажу ее мягкие волосы и в тысячный раз заверяю, что не сержусь за ее признания. Как она могла вообще подумать, что я буду сердиться? Как могла?

Над головой перемешивает воздух металлическими лопастями огромный вентилятор. Только теперь я осознаю, что в комнате стоит прямо-таки арктический холод. Даже ремарцы жалуются на жару, а они привычны к высоким температурам. В нашей палатке днем невозможно выдержать. Потому я только рад, что Неми выиграла счастливый билет, хотя это не главный выигрыш.

– Награда десятого уровня, – улыбается девушка.

– Многие солдаты отдали бы половину жалованья, чтобы тут поселиться.

– Со мной? – шаловливо спрашивает она.

– На то, чтобы жить с тобой, средств не хватит даже у офицеров. Поверь мне.

Мы падаем на койку и смотрим в потолок. Как обычно, и сладко, и горько. Почти прямо под нами лежат без сознания трое товарищей, которым никто не в состоянии помочь. А мы судорожно цепляемся за остатки всего хорошего и собственные дрожащие руки.

– Жизнь прекрасна, когда ты рядом со мной, – тихо говорю я.

– Жизнь, Маркус, прекрасна не благодаря чему-то, но несмотря ни на что, – отвечает она. – Мне хотелось бы, чтобы ты это понял. Тогда мне было бы значительно легче.

– Вряд ли я когда-нибудь это пойму. Извини.

– Может, я еще успею тебя научить.

– Может, и успеешь, – повторяю я, чувствуя, как на меня накатывает усталость. – Мне пора идти, пока нас кто-нибудь не увидел.


Спать. Не существовать. Спать. Не существовать. Спать.

Проспать обед, ужин, завтрак. Не выходить на перекур. Не делать вообще ничего – только вдыхать и выдыхать, избавляться от излишков тепла, гнать кровь по жилам, позволять циркулировать в организме жидкостям и обеспечивать перистальтику кишечника. Позволить личности умереть. Запереть разум и память в черном матовом кубе.

Я пересекаю плац и вхожу в палатку – огромную разогретую духовку. Бросившись на койку, закрываю глаза и теряю сознание, задушенный пустынной жарой.

Третья информация: современные представления о структуре Вселенной основаны на рассуждениях, впервые упоминающихся в теории Калуцы-Клейна. Математическое описание очередных взаимодействий требовало введения высших пространственных измерений. В зависимости от используемого языка описания, а также от цели расчетов, число постулируемых измерений пространства-времени колебалось от изначальных пяти до двадцати шести.

Четвертая информация: квантовая запутанность двух частиц, которая, по мнению исследователей, должна доказывать существование моста Эйнштейна – Розена или пятого измерения пространства-времени, в действительности доказывает нечто полностью обратное. На фундаментальном уровне Вселенная лишена измерений. То, что люди воспринимают как пространственное измерение, на самом деле лишь результат особого симметричного воздействия сил.

Пятая информация: в лишенной измерений Вселенной все «происходит» одновременно. Течение времени – лишь иллюзия наблюдателя, который самим фактом наблюдения детерминирует квантовые состояния. Иначе говоря, прошлое и будущее являются результатом квантовой запутанности.


Эстер хочет, чтобы я сошел с ума. Но зачем ей передатчик, который другие сочтут испорченным?

Какого черта она раздавила мозг доктора Вайнхауса, а теперь во сне впрыскивает мне яд? Познания, к которым я не пришел шаг за шагом, но внезапно ощутил всем своим существом, вызвали у меня судороги и чудовищную тошноту. От эфирных таблиц, густо исписанных математическими символами, у меня на мгновение остановилось сердце. Лишь задыхающийся хрип, который услышали мои товарищи, вероятно, спас мне жизнь.

Они вытаскивают меня наружу – заблеванного, с трудом переводящего дух. Я их не вижу, хотя глаза открыты. Солнце стоит в зените, но мои зрачки выжигает другой свет, вращающиеся голубые хлопья. Голова трещит от нарастающего давления, я хватаюсь за глаза, чтобы те не вытекли, и кричу со всей силы, хотя изо рта вырывается только стон.

До меня доносятся первые слова:

– Маркус, что с тобой?! Зачем ты залез в палатку?

– Маркус, сукин сын, очнись!

– Шеф?

Я смотрю на них, на этот раз по-настоящему, и вижу склонившихся надо мной солдат из моего взвода. Парни из отделения окружают меня тесным кругом, но я замечаю также Усиля, Нормана и еще нескольких товарищей, оказавшихся поблизости.

Водяная Блоха весь дрожит, повторяя «Шеф, шеф» и хватаясь за голову, будто в ней не умещается, что я могу кончить как Элдон, Инка и другие, пострадавшие от синдрома Котара. Баллард куда вразумительнее – он протягивает мне бутылку воды, которой я обмываю лицо, а потом жадно пью, слыша, как Пурич пытается объяснить Голе и Северину, что случилось. Собирается немалая толпа.

Голя расталкивает собравшихся и помогает мне присесть в тени навеса, который мы недавно соорудили из нескольких досок и покрыли брезентом. Я опираюсь о СМЗ, глядя прямо перед собой. Посреди плаца ветер поднимает частички пыли, создавая из них миниатюрный смерч. Я чувствую себя так, будто покинул собственное тело и наблюдаю за происходящим со стороны. Может, скоро забуду, что жив, и тоже окажусь в полевом госпитале?

– Уже лучше, – успокаиваю я Голю. – Это все только жара и усталость, господин сержант.

– Мы оба знаем, что не только, – отвечает он. – Сейчас я отведу тебя к доктору Заубер. А когда придешь в себя, доложишь капитану Беку. Еще сегодня расскажешь ему обо всем, что знаешь. Придется поторопиться. – Он на мгновение замолкает.

– Прежде чем я сойду с ума?

– Нет, Маркус. Прежде, чем это гребаное говно не убьет нас всех.

Я с облегчением думаю о встрече с командиром роты. Этой исповеди жду уже много недель. Пусть наконец начальство назовет меня сумасшедшим и арестует за поиск истины или начнет действовать, увеличив наши шансы на выживание. Я готов исполнить просьбу Голи и признаться во всех грехах. Совесть моя чиста.


Суббота, 2 июля, 10.00


Младший лейтенант Янг открывает дверь в комнату капитана Бека, куда меня вызвали во второй раз, после доклада в четверг, продолжавшегося три с лишним часа. Я ожидаю чего-то вроде приговора, поскольку командир роты до этого никак не комментировал моих признаний, которые вдвоем записывали Янг и Остин. Капитан тоже время от времени делал заметки в кожаном блокноте, но в основном задавал вопросы.

В первом допросе не принимал участия майор Вилмотс. Лейтенант Мюллер тоже отсутствовал – кому-то приходилось исполнять обязанности дежурного офицера. Микель Бек пр