Читать онлайн Мечтай бесплатно

Мечтай — Элис Райт

Глава 1

Джастин

Деньги. Перспективы. Возможности. Карьера. Будущее.

Звучит неплохо, да?! Определенно. Это я и слышу уже около двух лет от своих родителей, когда они «мотивируют» жить так, как им надо. Эти слова мне уже снятся в кошмарах. А мне всего лишь нужно время. Совсем немного, чтобы нахрен унести ноги из своей семейки.

Когда мои мечты начнут сбываться?! Нет, ну правда! Этот вопрос не давал мне покоя уже долгое время, но глубоко призадумался я именно сейчас, сидя в баре «Wild Fire» и наблюдая, как новоявленные молодожены Тайлер и Сидни танцевали в центре танцпола под песню You группы Black Stone Cherry. Мы с ними познакомились относительно недавно, но уже сдружились, регулярно виделись и общались. Сейчас здесь находились преимущественно друзья и родственники молодоженов. Особенно мне понравился дедушка Сидни, Грег. Охренительный красавчик с отличным чувством юмора. Увидев мои ямочки на щеках, он пошутил, что точно знает, чем занимались мои родители, пока я был в утробе матери. Шутку я оценил, но моё настроение быстро вернулось к меланхоличному, не типичному для меня.

Всем вокруг было весело. Всем.

Кроме меня.

Во-первых, моя девушка, Кайла, отчаянно хотела уйти отсюда и выедала мне мозг чайной ложечкой, что подобные заведения не для не неё. Не по её статусу. Серьёзно?! Эти слова: «Статус», «Престиж», «Репутация» — достали меня вконец. Бар, в котором мы сейчас находились не какая-то дешёвая забегаловка с липкими полами, грязными и замызганными стаканами, дешёвой выпивкой и кучей подвыпивших байкеров. Нет. Место более чем уютное и грамотно устроенное. Но ей никогда не угодишь. Вот прям как ни старайся, она везде найдет косяк.

Во-вторых, мой близкий друг, Нэйт, сидел рядом и надирался до потери пульса. Опять. И делал это уже третью неделю подряд. Он профессиональный мотогонщик. Пока ещё. Недавно была очередная гонка, в которой он пришел вторым, уступив своему давнему конкуренту. Я вообще удивлён, что он был в тройке лидеров, если честно. Почему удивлён?! А потому что накануне гонки мы его буквально откачивали, отбирая и пряча от него весь алкоголь в доме. Промывали желудок и пичкали витамином С и аспирином, чтобы немного привести в чувства. А всё почему?! А потому что он влюбился, но не хотел признавать это, а нас сразу же затыкал, услышав наше мнение, называя ванильными ушлёпками. А девушка, в которую он втрескался укатила в Италию на год. А может на два. А может навсегда. Такая вот петрушка.

В-третьих, наблюдая за счастливой парой молодожёнов, мне самому отчаянно захотелось стать таким же счастливчиком и смотреть на свою девушку с любовью, а не с долей презрения, как я смотрю на свою. Мне невероятно захотелось семьи. Я, в принципе, никогда и не был против этого. Знаю, что это нетипично для молодых парней, но я, видимо, был романтиком. Да, можете кидаться в меня тухлыми помидорами, но я, чёрт подери, хотел простого человеческого счастья. А когда ты находишься в окружении пар, которые буквально раздражают тебя своей вселенской любовью, хочется взбесить их в ответ и утереть им нос.

В-четвёртых, у меня скоро будет свадьба. С Кайлой. Это по статусу, престижно, перспективно и важно для репутации. Наших семей, но не моей. Я разве что на луну не выл, танцуя с бубном, пытаясь отсрочить сие мероприятие. Но сейчас середина сентября, начало первого семестра третьего курса, а на Рождество я должен сделать ей предложение. Именно должен. Не хотел или мечтал, не грезил или дни считал. А, сука, должен. Как-то так сложилось, что я стал заложником ситуации. Как-то совершенно внезапно осознал, что стоял в болоте дерьма и ещё немного и задохнусь. Меня повязали, захомутали, подчинили и лишили способности решать за себя и своё будущее.

Что мне делать я не знал.

Покосился на Нэйта. Он пил очередную порцию виски, вальяжно обхватив бокал двумя пальцами и смотря в одну точку. Мы с ним очень близки по духу, почти как родные братья. Обожали пошутить и потанцевать. Но сейчас его улыбка была натянутой и вымученной.

— Пистон, может притормозишь немного? Солнце ещё высоко, а ты скоро опять хрюкать начнёшь, — толкнул его плечом.

Наша с ним озабоченность прозвищами веселила всех вокруг. Так с детства пошло. Ко мне, например, намертво прилипло одно, которое дал мне Трэвис, ещё один мой близкий друг и автогонщик.

— Бибер, выпей сам. Вместе хрюкать будем, — усмехнулся он, покосившись на меня и сделав глоток.

Да, я долбаный Джастин Бибер среди своего близкого окружения, но, если честно, уже привык и даже сроднился с этим прозвищем. Но у Нэйта был в запасе и десяток других вариантов.

— Слушай, ешь тогда хоть что-нибудь. У меня уже спина болит таскать тебя до толчка, — придвинул ему тарелку с каким-то салатом и картошку-фри.

Нэйт в последнее время частенько оставался ночевать у меня дома. Хотя он жил в доме братства, плюс его собственный дом тоже был в Лос-Анджелесе. Но, возможно, ему нужна была моя компания. Либо, наоборот, он знал, что я не буду наседать на него. Короче он знал, что я всегда ненавязчиво рядом, потому что любил этого засранца всей душой.

— Ну и что нам с ним делать? — обратился ко мне ещё один друг Диего, подойдя сзади и наклонившись ко мне. — Он не просыхает. Почти не ест. Кто ему фингал под глазом поставил — не говорит. Я уже всерьёз начинаю беспокоиться насчёт его здоровья и будущего. С таким режимом он сойдёт с дистанции и просрёт свою карьеру, — произнёс он, облокотившись предплечьем на спинку моего стула.

— Без понятия. Мы же не можем его дома закры…

— Дорогой, я устала! Пойдём отсюда, — перебила меня Кайла, сидящая слева, своим слишком высоким голосом.

— Ты не видишь, что я общаюсь с Диего?! К тому же праздник только недавно начался. Хочешь — иди. Мне и здесь хорошо, — попытался вежливо ответить, но всё тело буквально напряглось до предела.

Я сам хотел нажраться вусмерть и проснуться, когда весь этот фарс моей жизни закончится.

Кайла фыркнула и отвернулась. Диего положил свою крепкую ладонь мне на плечо и сжал его.

— Держись, мужик. От судьбы не уйдёшь, — понимающе произнёс он.

Парни знали, что я не хотел этой свадьбы. Знали они и то, что я переспал с Кайлой на вечеринке в честь посвящения в студенты. Я, мать моя женщина, просто посмотрел на её сиськи! Просто. Посмотрел. Но этого оказалось достаточно, чтобы в итоге она запрыгнула мне на колени, потом мы переспали, а затем родители торжественно объявили, что это отличная партия для меня. Мои родители имели высокий статус в обществе. Зарабатывали кучу денег на продаже предметов искусства, ювелирки и антиквариата. Хотя правильнее было бы сказать, что они гребли бабки золотой лопатой, инкрустированной бриллиантами.

Мама, Хэйзел, мечтала породниться с семьей Кайлы, которые имели бизнес в сфере нефтедобычи. Отец, Мэйсон, просто охренел от счастья, узнав с кем я перепихнулся и тут же решил, что это будет отличной сделкой.

Сделка. Как вообще такое возможно в XXI веке?! Я искренне верил, что браки по расчёту канули в лету. Но нет, нихрена подобного.

— Мопедист, можно тебя на пару слов? — подошёл Майкл, друг молодожёнов и просто мега забавный чувак.

— Да хоть на десять, — усмехнулся Нэйт и, пошатываясь, пошёл следом за Майклом.

— Может он ему мозг вправит? — обратился я к Диего, который сел на место Нэйта.

Он пожал плечами, смотря им вслед. Майкл, так же, как и я, топил за отношения, семью и любовь. Только вот у него всё классно сложилось, а у меня что-то через жопу всё.

— Бибер, чего не танцуешь?! Мы соскучились по твоим танцулькам! — завопила Габи, сестра Диего, подлетев ко мне и усевшись на колени.

Кайла презрительно посмотрела на нас, но промолчала.

Правильно, не вопи.

— Сестрёнка, у меня творческий кризис. Мой партнёр по танцам бухой и без настроения. А я просто без позитивного вайба, — поцеловал её в висок.

Габи была потрясающей девушкой, которую мы все обожали, но никто из нашей компании даже не рассматривал её в качестве девушки. Почему? А потому что, если вдруг что-то пойдёт не так, то её брат-боксёр ухандокает в момент. Чебурахнет так, что на всю жизнь дебилом останешься. Испытывать судьбу не хотелось. Поэтому для всех она была просто сестрёнкой. Но любимой сестрёнкой.

— Да, на Нэйте совсем лица нет. А вы видели, как Джей танцевал с Хлоей?! Я охренела! Никогда бы не подумала, что этот шкаф может так плавно двигаться. В принципе, как и жених, — расхохоталась она. — Ди, видишь, даже такие суровые и накаченные могут танцевать не только на ринге, но и на танцполе! — подмигнула своему брату.

У Диего было прозвище «Танцор» в его профессиональней тусовке. Он очень ловко и легко двигался на ринге, несмотря на свой внушительный вес и форму, но ни разу в жизни не танцевал, хотя они с Габи родом из Бразилии. А там самба, ламбада все дела. Габи же, наоборот, хотела посвятить свою жизнь танцам, но из-за травмы пришлось завязать. Поэтому она всегда обращала внимание на то, кто и как двигается или танцует. Профессиональная деформация, не иначе.

— Видели. У них вообще вся компания отлично танцует, поёт, играет и умеет веселиться, — улыбнулся ей.

— Да! Они такие классные! Видите, не зря я вас сюда летом на открытие притащила! Я же говорила, что они вам понравятся! — воодушевленно вопила она, размахивая руками.

Ещё Габи была известна своим весёлым нравом и порой чрезмерным любопытством, но именно благодаря этим качествам она привносила в нашу жизнь массу позитива.

— Сеструха, как ты себе вообще представляешь меня на танцполе?! Я ничего против не имею, но сам не горю желанием трясти головой и жопой, как Джастин или Нэйт, — улыбнулся ей Диего.

Габи театрально закатила глаза и цокнула.

— Ты что-то грустный, Бибер. У тебя такой взгляд печальный. Я не привыкла видеть тебя в подобном состоянии. Это всё она, да? — наклонившись и положив руку мне на плечо, прошептала она.

— Да, сестрёнка, это всё она. А может это всё я? Хрен его знает. Я устал, правда. Так хочется чего-то по-настоящему искреннего. Эмоций, улыбок, смеха, радости. А вместо этого вижу только её вечно недовольную мину. Ну и свою в отражение в зеркале, — усмехнулся в ответ, положив подбородок на плечо Габи. — Я устал от лицемерия.

— Так, я что-то не понял. Какого хрена вы сидите и не танцуете?! — подошёл Джей, хозяин бара. — Какого хрена такие кислые мины?! Какого хрена я не вижу вашего гонщика?! Один вон занят делом, а второй где?! — кивнул он в сторону Трэвиса, который целовался с Джойс.

— Он ушёл с вашим Майклом куда-то, — ответил ему.

— Понял. Купидон в деле, значит, — довольно улыбнулся он. — Тогда все быстро на танцпол. Я что, зря бар построил?! Здесь положено веселиться, а не яйца отсиживать, — посмотрев на каждого из нас, взглядом задержался на мне. — Тебе музыка не нравится, да?

Уже все знали, что я любил рэп. Буквально вырос на нём. Но вообще-то я меломан. Стал им с возрастом, когда ушло подростковое стремление всем понравиться или что-то доказать.

Я родился и вырос в Лос-Анджелесе. С детства мне прививали любовь к деньгам. Серьёзно. У моих родителей всё крутилось вокруг денежных знаков. Мне могли подарить какую-нибудь игрушку и сказать сколько она стоит. Нахрена эта информация маленькому ребёнку?! Но преподносилось это так, что, мол у тебя, Джастин, всё самое лучшее и дорогое. Всё самое передовое и новейшее. Ну О’кей. Только мне хотелось родительского тепла и внимания, а не денег и навороченной игрушки.

Поэтому я лет с десяти-одиннадцати начал активно искать друзей. Я хотел дружить со всем миром, но почему-то решил начать с гетто. Почему-то мне подумалось, что меня там все ждут. Белого и обеспеченного чувака, мечтающего стать бедным, но счастливым. В ту пору я уже начал слушать рэп и решил, что именно на этой почве и смогу найти там друзей. Короче я туда частенько наведывался. Трэвис, с которым я тогда уже познакомился в школе, пытался остановить меня. Но разве это возможно?! Разумеется, нет. Я видел цель и не видел препятствий.

В те времена я и выглядел подобающе начинающей рэп-звезде. Носил джинсы, которые держались буквально на честном слове, растянутую футболку, бандану на голове, кроссовки. Образ завершала массивная цепь на шее. Я купил её в каком-то небольшом магазинчике, специализирующимся на товарах для рэперов. Она была вся в кристаллах, позолоченная и реально тяжелая. Моя тонкая шея буквально прогибалась под её весом. Но что не сделаешь ради имиджа?! Походка тоже была соответствующая. Да и нормально ходить, когда у тебя джинсы болтались на коленях, было невозможно. В общем, я чувствовал себя звездой и думал, что все только и мечтали со мной познакомиться. Однако у ребят, проживающих в гетто, было своё мнение на этот счёт. Они не очень-то стремились побрататься со мной. Скорее наоборот. В итоге я несколько раз огребал по полной. Не знаю, как меня там не убили.

Однажды, на меня напали пятеро местных, обокрали и, уложив на лопатки, нещадно пинали. Я решил, что лучше не сопротивляться, да и противостоять в то время целой толпе я ещё не мог. Но мою судьбу решил внезапно появившийся парень, который в два счёта раскидал этих пятерых, потом обработал все мои порезы и на своём горбу отнёс меня домой. К Трэвису. К себе идти я не хотел.

Этим парнем оказался Диего. На следующий день я вернулся в гетто, желая найти и отблагодарить его. И, разумеется, подружиться. Когда я его нашёл, то он снова дрался с кем-то. Как позже выяснилось Диего дрался каждый день по несколько раз. Он просто не умел не драться. Чуть что — сразу удар в нос. Увидев меня, он разозлился и отчитал, что я, видите ли, отвлёк его. А я попросил его стать моим другом. Он отказался, сказав, что я сопля зелёная и ему без меня проблем хватает. В ответ я чуть не разрыдался. Мне постоянно не хватало нормального и человеческого общения, простого и искреннего. У меня уже были тогда Трэвис и Нэйт, но казалось, что для моего бойсбэнда кого-то не хватало. Сердце Диего видимо дрогнуло, когда он увидел мои слёзы и услышал жалкие просьбы не прогонять меня. Разумеется, он потом ещё долго называл меня нытиком и всячески подкалывал, но зато взялся за мою физическую форму, научил драться и защищаться.

С тех пор мы вчетвером не разлей вода. Парни говорят, что это моя заслуга. А я думаю, что это заслуга каждого из нас. Мы ценим нашу дружбу. Но я горжусь, что смог их найти и объединить.

— Камон, чувак, мне всё нравится. Особенно ваша компания, — улыбнулся ему.

— Тогда, мать твою, встал и пошёл танцевать. У моих друзей свадьба. А это значит, что всем положено веселиться. Мы сейчас пойдём выступать на сцену, так что поддержите нас, — подмигнул нам и двинул в сторону сцены.

Туда же устремились и все остальные музыканты. Габи тут же побежала на танцпол.

Покосился на Кайлу.

— Пойдём потанцуем? — обратился к ней.

— Я не люблю танцевать, — на слишком высоких тонах ответила она и дёрнула плечом.

На секунду прикрыв глаза и набрав в лёгкие побольше кислорода, досчитал до десяти. Потом наклонился к ней и поцеловал в плечо.

Просто попробуй ещё раз. Она же хорошая. Наверное…

— Пожалуйста. Пойдём. Потанцуем. Я разве многого прошу?

— Дорогие друзья, — начал говорить со сцены их вокалист, Дэвид. Если бы он был донором своих голосовых связок, то, клянусь, я бы первый их урвал. Знаю, что такое не практикуется, но мечтать не вредно. Голос у него шикарный. — Мы с вами здесь собрались нашей дружной компанией не просто так. Сегодня Тайлер и Сидни наконец-то официально стали мужем и женой. Они шли к этому не один год. А если точнее, то почти тринадцать лет рассматривали друг друга с разных сторон и ракурсов. Сначала дружили, потом встречались, и вот наконец дошли до создания семьи, — улыбнулся счастливой парочке со сцены. — Ребята, поздравляем! Мы невероятно счастливы за вас. Берегите друг друга, — подмигнул им. Все гости начали аплодировать и свистеть. — Ну а споём мы песню, которую никогда раньше не исполняли. Однако насколько вы знаете мы вечно на наших свадьбах поём то, что нам не свойственно. В этот раз мы решили, что именно эта композиция как нельзя лучше подойдёт этой парочке. Просто саундтрек к их жизни, как сказала Хлоя. Называется она Let Me Be Your Superhero группы Smash Into Pieces. Из названия, думаю, всем понятно, что Тай настоящий супергерой, — рассмеялся он.

Сидни завопила от восторга, а Тайлер лишь хищно улыбнулся, глядя на свою теперь уже жену. Кстати, мне понравилась идея, что они одеты по-обычному. Нет этих ужасных огромных белых платьев и смокинга для парня. Сидни в обычном белом платье, которое правда очень выгодно подчеркивает её фигуру. А Тайлер в джинсах и поло.

— Готовы?! Тогда поехали. Да, чуть не забыл: мелкая, ты следующая. И не спорь, — обратился он к своей девушке и дал отмашку группе.

Вновь повернулся к Кайле.

— Что мне надо сделать, чтобы ты потанцевала со мной?! Мы на свадьбе, ребята старались сделать отличный праздник. Мне кажется, можно проявить к ним хотя бы немного уважения и просто потанцевать. От тебя больше ничего не требуется, — напирал на неё.

Мне было порой стыдно за её поведение или высказывания. Порой хотелось сквозь землю провалиться. Порой просто сдохнуть. Реально. Я стремительно превращался в какого-то нытика, каким меня в детстве считал Диего. Только сейчас масштабы моего нытья увеличились и грозили завладеть всей моей жизнью. Я всегда любил жизнь. Старался всех развеселить или поддержать. Я хотел быть полезным для своих друзей. Всегда подставлял им плечо или спину. Но сейчас мне самому хотелось опереться на кого-нибудь или спрятаться. Я не вытягивал это дерьмо под названием совместная жизнь с Кайлой. Мне казалось, что я стою над пропастью и готовлюсь сделать шаг вперёд. Ну, или затянуть петлю на шее.

— Ладно. Уговорил, — надменно бросила мне и поднялась со стула.

На ней сегодня было очередное короткое и блестящее платье. Она, как сорока, скупала всё самое яркое и переливающееся и, разумеется, бриллианты тоже любила и ждала, что я ей подарю кольцо карат в десять. А я, как бы это помягче сказать, и на каратник не был согласен. Мне не денег жалко. Хотя и их тоже. На неё. Мне просто казалось это всё фарсом или цирком уродцев. Кто кого перещеголяет. Если бы я всей душой любил свою девушку, то скупил бы ей всё, что она хотела. Но вот для Кайлы я бы смастерил кольцо из фольги. А что?! Оно тоже блестит.

Вывел её на танцпол, и мы начали неспешно двигаться. Кайла нехотя прижалась ко мне, положив одну руку мне на спину.

— Видишь, все вокруг женятся и выходят замуж! А ты всё чего-то ждёшь, — недовольно пробурчала она мне на ухо.

На своих шпильках она была со мной почти одного роста, а я парень немаленький. Мой рост около 184 см. Она практически всегда носила обувь на каблуках. Даже на пляж ходила в босоножках на шпильках. На пляж. А там песок, как бы. Это разве удобно?! Нет, это красиво. Ну, она так считала.

— Кайла, давай хотя бы не здесь. Потом обсудим, — нехотя ответил, смотря вперёд невидящим взором.

— Нет, сейчас. Ты совсем не хочешь на мне жениться?! У нас же всё было хорошо! Мы уже два года вместе. Только ты стал отдаляться от меня. Что не так?!

А не так было то, что я не хотел жениться на ней. Но мои родители шантажировали меня моим будущим и образованием. Я учился в Университете Южной Калифорнии, одном из старейших частных ВУЗов, и все расходы, связанные с обучением, они взяли на себя. И теперь у них был рычаг воздействия на меня. А я обожал то, чем хотел заниматься по жизни — архитектурой. Даже подрабатывал у одного архитектора и чертил разные проекты для него. У меня был счёт в банке, где лежали мои личные деньги, полученные в наследство от бабушки. Однако этих средств не хватит ещё на два года обучения в моём Университете. Поэтому я старался оттянуть свадьбу, чтобы доучиться и помахать всем ручкой. Такой вот я смекалистый и изворотливый, чёрт подери.

— Просто я считаю, что мы торопимся. Свадьба никуда не денется. Зачем эта гонка?! Куда мы так торопимся? Сама посуди, мы только перешли на третий курс. Нам пару лет до окончания универа. Потом надо найти работу. Нахрена вся эта суета? — постарался в который раз воззвать к её разуму.

Кайла слегка отстранилась и заглянула мне в глаза. Она была симпатичной девушкой. Голубоглазая блондинка, стройная, с грудью третьего размера. Но грудь не своя, а сделанная. Вот на эти силиконовые долины я в своё время и засмотрелся. Потому что они слишком диссонировали с худым телом.

— Я. Хочу. Свадьбу, — практически выплюнула в меня эти слова.

Напряжение вмиг сковало меня. Сердце гулко стучало в груди, ладонь на пояснице Кайлы сама напряглась и сжала её платье в кулак. Старался держать себя в руках, чтобы не психануть и не начать крушить всё вокруг. Надо что-то придумать. Ну не может же быть, что в наше время, в век возможностей мне придется жениться по расчёту, как это было в 19 веке. Это же дичь, мать его! Мы вон теперь должны быть все супер толерантными к полнейшему идиотизму, творящемуся во всём мире, а жениться по любви — не, не слышали. О чём ты, мальчик?! Какая любовь?! Какое счастье?! Нахрен оно тебе?! Вон иди съешь бургер из соевого мяса, запей безлактозной хренью и женись на силиконовой обеспеченной долине! Извините, но мне уже тяжело сдерживаться, накипело! Где искренность в этом прогнившем мире?!

Заметил, что в бар вернулись Нэйт с Майклом. Глаза моего друга были красными. Что за хрень?! Он плакал?! Все эти три недели он плевался ядом на Лесли. Ту самую, которая очевидно залезла ему в душу, но он самозабвенно отрицал это. Говорил, что ненавидит её всем своим существом. Но я не видел, чтобы он хоть раз пустил слезу.

Нэйт сел за стол и залпом опрокинул бокал виски. Майкл подошёл к своей жене и повёл её на танцпол.

— А я не хочу, — обреченно прошептал я, зная, что она не услышит.

Кайла всем уши прожужжала, как она мечтает выйти за меня. В частности, своим родителям. А они, в свою очередь, не против такого союза. Как они сказали, отличное слияние и удвоение капитала.

В какой момент человеческое счастье стало таким незначительным?! Когда вдруг люди решили, что деньги правят миром?! С какой стати я должен быть пешкой в игре родителей?! Чёрт бы их всех прибрал к своим рукам!

— Всё, мне надоело танцевать, — фыркнула Кайла и пошла назад к столику.

Запустив руку в волосы и стоя посреди танцпола, ощутил себя невероятно одиноким. Вокруг люди праздновали, и я искренне радовался за них. Правда. Но внутри меня была вселенская пустота. Мне выть хотелось от всепоглощающего ощущения безвыходности моего положения.

— Что у вас за компания такая?! Все потерянные какие-то, — в ритме танца ко мне приблизился Майкл, обнимая свою жену. Посмотрел в его глаза цвета коньяка. — Я поговорил с твоим «братом-близнецом». Ты присмотри за ним, его возможно поколбасит немного. Так обычно бывает, когда доходит весь масштаб произошедшего и осознаются некоторые вещи.

Кивнул ему, не в силах даже спросить о чём они поговорили. Да и не моё это дело.

— Джастин? — обратился он ко мне, поймав мой взгляд. — Прекрати заниматься ерундой и жизнь заиграет новыми красками, — хлопнув меня по плечу, продолжил танцевать с Грейс.

Вернулся за столик, заметив, что Кайла уставилась в телефон.

— Пистон, ты как? — посмотрел на друга, лицо которого отражало всю его боль.

— Херово, Ебобо. Можно я сегодня опять у тебя останусь? Я не хочу в дом братства ехать. К себе тоже, — посмотрел на меня заплаканными глазами.

Охренеть, мне не показалось. Когда Лесли уехала, мы всей компанией приехали к нему, чтобы поддержать. Он тогда час просидел, обнимаю девушку своего брата. Однако было видно, как он изо всех сдерживался и не позволял себе спустить пар. Видимо клапан наконец сорвало.

— Ты ещё спрашиваешь?! Двери моего дома всегда открыты для тебя, — улыбнулся ему.

— Бибер, придешь вечером на гонку? — обратился ко мне Трэвис.

— Не думаю, — многозначительным взглядом указал на его брата, который осушил уже бутылку вискаря за час. Трэвис обреченно покачал головой, но не прокомментировал.

Наблюдая за танцующими парочками, думал о своей жизни и будущем. Может мне ещё удастся наладить отношения с Кайлой? Я уже неоднократно пытался это сделать, но она яростно сопротивлялась любым добрым поползновениям с моей стороны. Порой мне казалось, что она как-то своеобразно понимала понятие «любовь». Если, например, она доводила меня, и я начинал орать, то она быстро лезла мириться и делала мне минет. Если же я вёл себя спокойно, и, например, назначал ей свидания в попытке внести романтики, то она превращалась в стерву, унижающую официантов. То ей не то блюдо принесли, то не так сервировали, то пересолили, то ещё что-то. Могла и мне нахамить. Она словно специально нарывалась на грубость. Я сделал такой вывод: чем хуже я с ней общался, тем лучше она себя вела. Но есть маленькая загвоздка. Я не хотел плохо относиться к своей девушке и будущей жене. Я хотел её на руках носить. Хотел боготворить.

Через час решил, что пора выводить еле сидящего Нэйта. Кайла демонстративно уже даже не смотрела в мою сторону. Попрощавшись со всеми ребятами, вышли на улицу.

— Он что, опять к нам поедет?! — недовольно цокнула Кайла.

— «Он» вообще-то всё слышит, — проблеял бухой Нэйт, еле волоча ногами. Поймал его, чтобы он не рухнул.

— И у него есть имя, Кайла. Да, Нэйт поедет ко мне домой, — ответил ей, открыв пассажирскую дверь машины и усадив туда Нэйта. Кайла плюхнулась назад.

Сел за руль и поехал в сторону своего дома. Я жил в престижном районе Пасифик Палисайдс. Это тихое место между океаном и горами. Мои родители обосновались в основном в Беверли-Хиллз. А этот дом мне подарили, считай отдали с барского плеча, на восемнадцатилетие. Тачку свою, последнюю модель белого DodgeCharger, купил год назад, когда без зазрения совести спустил часть родительских бабок на неё.

Остановившись на светофоре, уставился вперёд, витая в своих мыслях. Прямо перед моей тачкой дорогу переходила девушка, всколыхнув в памяти момент, когда я уже однажды видел её в баре месяца три назад. Точнее её волосы. В жизни не видел таких очаровательных кудряшек, а на закатном солнце ещё и цвет волос был невероятного оттенка золота.

Я подвис, провожая незнакомку взглядом. Даже лица не рассмотрел. Всё моё внимание было приковано к этим невероятным волосам. Я мечтал засунуть палец в них. Я больной?! Определённо. Чёртов фетишист!

Камон, чуваки, когда же мои мечты начнут сбываться?!

Глава 2

Мишель

Сентябрь в Лос-Анджелесе жаркая пора.

Ну, во-первых, реально жарко на улице и потными подмышками вы никого не удивите.

Во-вторых, начало учебного семестра. Моим профилирующим предметом является социология. Ничего интересного, если честно. Не могу сказать, что я в диком восторге от своей будущей профессии, однако она даст мне возможность неплохо зарабатывать в будущем и обеспечит достойную жизнь. Ну, я надеюсь на это.

До поступления в колледж я жила в небольшом городе Риджкрест, штат Калифорния, с мамой, Шерон, и младшим братом Итаном. Пару лет назад в нашем городе произошло сильное землетрясение, что для Калифорнии не такая уж и редкость, и наш скромный дом сильно пострадал. Моя мама решила, что мне лучше переехать поближе к океану и поступить в местный муниципальный колледж. Такое решение было принято не только из-за сейсмической активности, но и потому что в нашем городке ловить нечего. У нас были небольшие накопления, которых хватило для моего переезда и поступления. Впоследствии я, как и многие бедные студенты, решила воспользоваться программой трансфера из колледжа в Университет. Это существенная экономия средств, поскольку обучение в муниципальном колледже стоит в разы меньше, чем с первого курса в Университете. Поэтому я в этом году перевелась на третий курс UCLA[1] и теперь жила на кампусе.

Единственное, что меня отличало от многих обычных студентов, у которых на уме только веселье и вечеринки — это колоссальное стремление выбраться из бедственного положения, поэтому я вела достаточно скучный образ жизни. Днём я училась, вечерами подрабатывала в местном кафе официанткой, ночами снова училась. И так каждый день. Спала по три-четыре часа и всё по кругу. Я мечтала жить другой жизнью, где не нужно считать каждый цент. Где у меня есть возможность купить автомобиль, а не ходить везде пешком или ездить на велосипеде. Я любила перемещаться на нём, это удобно и достаточно быстро, без пробок. Могла бы сказать, что это мой вклад в сохранение климата. Могла бы, но не сказала. Просто у меня нет денег, чтобы купить себе машину и загрязнять окружающую среду.

В моём светлом будущем у меня есть свой дом с надёжной крышей и прочными стенами, холодильник, полный вкусной домашней еды и большая семья. Я мечтала о любящем муже и нескольких детях. Мечтала, что смогу помогать материально маме, ведь мой отец испарился ещё до моего рождения, и полностью содержать Итана, который тоже родился по большой, но краткосрочной любви. Я и сейчас 70 процентов от заработанного отправляла маме, оставляя себе только на пропитание.

В-третьих, в сентябре День Рождения Итана. Это добавляло адской головомойки, ведь надо было найти деньги на подарок и развлечения для мелкого разбойника. И вот сейчас мама с Итаном приехали ко мне в Лос-Анджелес, чтобы отметить пятилетие этого сорванца и погулять. Что мы, собственно, и делали. Гуляли по набережной, ели сладкую вату и обсуждали последние новости. Для посиделок в кафе у меня не было свободных денег. Но поскольку они жили в гористой местности, то для брата океан и пляж вызвали настоящий восторг. Поэтому все довольны.

— Мишель, я с трудом свожу концы с концами. Оплатить тебе часть обучения, плюс постоянные траты на Итана. Он же растёт не по дням, а по часам! Тебе надо найти ещё подработку. Я понимаю, что нам надо продержаться ещё пару лет до твоего выпускного, но становится всё сложнее и сложнее, — вздохнула мама, заправив непослушную прядь за ухо.

Я была её копией. Самое главное, что мне досталось от неё — это кудрявые волосы пшенично-золотистого оттенка. Они абсолютно не поддавались укладке, живя своей жизнью. Как-то я поэкспериментировала и решила выпрямить их. Дура безмозглая! В итоге чуть без волос не осталась, потому что не уследила за температурой утюжка. В общем, я смирилась, что у меня грива, а не роскошные локоны. Научилась любить себя такой, какой меня создала природа и родители. Даже полюбила свою аппетитную фигуру, похожую на гитару. Я же девушка, в конце концов. Значит формы должны присутствовать. Ростом тоже не особо удалась. В модели бы меня точно не взяли с моими 168 см.

Цвет глаз, похожих по оттенку на ясное небо, тоже достался от мамы. И веснушки. Боже эти маленькие точки, в особенности сконцентрировавшиеся на носу, в детстве доставали и раздражали меня. Но потом опять-таки я свыклась с тем, что не идеальна. Кому-то может даже понравиться. Зато губы у меня пухлые.

— Да, мам, я всё понимаю и что-нибудь придумаю. Возможно, смогу найти ещё подработку или возьму больше смен в кафе, — улыбнулась ей, наблюдая за Итаном.

Он как раз носился по берегу и размахивал сладкой ватой на палочке.

— К тому же я познакомилась с одним красавчиком на сайте знакомств…

— Опять?! — перебила её. — Мама, ну может хватит? Там одни недоумки или неудачники!

— А где мне ещё знакомиться с мужчинами?! Я молодая женщина, а вынуждена сидеть по вечерам с ребёнком и никуда особо не выходить! А я хочу личного счастья! Это нормально, разве нет?! — возмутилась мама, пока мы брели по песку, а океан омывал наши ступни.

— Да, разумеется, это нормально. Но не сайтах знакомств! Там же маньяки всякие тусуются! Это опасно, как мне кажется, — примирительно произнесла я.

— Вот если бы у меня было больше свободного времени, то я выходила бы в свет, знакомилась с людьми, общалась вживую! Но мой распорядок дня, да и вообще вся жизнь крутится вокруг Итана. Поэтому мне только и остается, что знакомиться он-лайн, — бросила в меня укоризненный взгляд мама.

— Ладно, я не лезу, — сдавшись, подняла ладони в знак капитуляции. — Но ты им устраивай допрос с пристрастием на всякий случай. Где и с кем живёт, чем занимается… Ну, в общем ты поняла.

Мама в ответ закатила глаза. Периодически она называла меня «мамочкой» за моё порой слишком опекунское отношение к ней или чрезмерно основательный подход к жизни. Как она говорила: «Легче надо быть, Мишель. Легче. Впустить в свою жизнь побольше приключений и тогда однажды обязательно повезёт».

Мама работала сиделкой у нескольких пожилых людей в нашем городке, а всё свободное время уделяла Итану. Кто я такая, чтобы винить её в стремлении наладить личную жизнь?! Сама мечтала однажды влюбиться так, чтобы мозг отключился. Чтобы забыть, как дышать. Хоть подобный опыт у меня уже был и закончился он печально, я не потеряла веру, что моя половинка ещё найдёт меня и спасёт от ужасного одиночества. Знаю, что одиночество — это полезно и прекрасно и я научилась любить его. Научилась использовать по максимуму эту зловещую тишину в душе, преуспевая в учёбе.

Но, в тоже время, мне отчаянно хотелось ощутить простое человеческое тепло. Мне хотелось полюбить. Нет, не так. Я мечтала о любви. Грезила о ней. Все мои фантазии крутились вокруг семьи и любви. Я верила, что человек способен покорять любые вершины, когда у него есть настоящая семья рядом. Когда тыл прикрыт. Когда ты знал, что дома тебя ждут крепкие объятия и детский смех. Когда ты спешил домой, а не брёл туда, зная, что там никого нет. Когда любую твою идею поддержат и помогут воплотить в жизнь. В общем, я много мечтала. Постоянно. Грёзы скрашивали мои одинокие вечера. Это ведь не криминально, правда же?

— Итан очень скучает по тебе, — вернула меня в реальность мама. — Всё время спрашивает, где ты, когда приедешь, что привезёшь ему, — рассмеялась она, посмотрев на мелкого проказника, который упал только что на песок и задорно рассмеялся. — А ещё ему явно не хватает отца. С тобой такого не было. Когда ты была в его возрасте, то была скорее настороженной ко всем, а он словно ищет отца. Так странно… Он всегда очень внимательно рассматривает прохожих мужчин, явно в уме прикидывая «мой» или «не мой».

Слёзы навернулись на глаза. Итан правда нуждался в мужском плече рядом. Я тоже это заметила, когда прошлым летом приехала навестить их. Мы с ним тогда пошли в магазин за его любимым мармеладом, и я по дурости, не иначе, отвечая на его очередной вопрос, пообещала, что однажды мы все соберемся за одним столом вместе с его папой. Мы будем есть вкусную еду, пить сладкие напитки и много смеяться. А он будет сидеть в объятиях своего папы, который будет любить его всем сердцем.

Вот так мы сами и учим детей врать, а потом удивляемся откуда они умеют так мастерски изворачиваться. Зачем я соврала ему?! Ведь его отцу наплевать на него. Но мне стало жаль ребёнка. Тем более Итан так любит праздники и каждый воспринимает как свой собственный, ожидая кучу подарков. Вот в голову и пришла идея, вдохновить его ожиданием мифического праздника, на котором появится его отец. Я подумала, что в таком случае всегда будет возможность сказать ему: «Ну, ничего. В следующий раз он точно будет рядом, вот увидишь». Хорошо, что маленькие дети в таких ситуациях доверчивы и ещё не осознают весь масштаб жизненных перипетий.

— Я тоже скучаю и по нему, и по тебе. Но я не могу часто мотаться к вам, хоть ехать и не далеко, но времени катастрофически ни на что не хватает. Я скоро, как и ты, начну знакомиться на сайте знакомств, — усмехнулась в ответ.

— Ты?! Да ну брось! Ты же живёшь на кампусе! А там красивые парни снуют туда-сюда! Плюс вечеринки! Это же настоящая студенческая жизнь, Мишель! И в кого ты такая скучная?! — практически вскрикнула мама, я лишь недовольно цокнула в ответ.

Мама, как и я, считала, что любовь — это самое главное, что есть в жизни. Всё надо делать только по любви. Пусть от неё и остаются потом одни угольки, но зато в памяти останутся приятные воспоминания. Поэтому она всегда искала свою вторую половинку. Ей 42 года, но выглядит она совершенно потрясающе. Во всяком случае мужчины на неё клевали. Однако все её отношения быстро заканчивались, не выдерживая проверки либо временем, либо расстоянием. Мама и мне всегда говорила, чтобы я чаще выходила в люди и знакомилась с мальчиками. Но я как-то либо не успевала из-за напряженного графика, либо стеснялась и терялась, не зная, как себя вести.

— Настоящая студенческая жизнь пока проходит мимо меня. Я много работаю и учусь, мам.

— Ну и что?! Личную жизнь тоже надо устраивать! Без надёжного плеча рядом знаешь как тяжело?! А когда его искать, как не сейчас?! Поверь, чем старше становишься, тем тараканы в твоей голове становятся страшнее и жирнее! С каждым годом будет всё тяжелее и тяжелее подпустить к себе другого человека! А пока молодые, надо выходить замуж и рожать детей, — с напором и каким-то воодушевлением возразила мама, пока мы остановились недалеко от Итана, который познакомился с каким-то мальчиком.

— Ну, я даже не отслеживаю эти вечеринки, правда! Мне некогда. Скорее всего следующая будет на Хэллоуин, через месяц, но это не точно.

— Вот и сходи на неё! Я понимаю, что ты у меня прилежная и очень собранная студентка, но один вечер веселья не помешает ни твоей работе, ни учёбе. А вот помочь сможет. Хоть на людей посмотришь не из-за прилавка или с подносом в руках, а в непринужденной обстановке! — отчитала мама.

Решила проигнорировать этот выпад, потому что вечеринки для меня — это тоска и пустая трата времени. Во всяком случае, в моём плотном графике не отведено время для выпивки и флирта с парнями.

— Мишель, ты чересчур правильная у меня, — продолжила мама. — В твоём возрасте надо влюбляться, ошибаться, набивать шишки. Пробовать, одним словом. А ты у меня застыла словно. Не даёшь себе двигаться дальше. Пора, доченька, — мама легонько коснулась моей руки. — Пора продолжить движение. Не стой на месте, ради бога. Жизнь пролетит и не заметишь. Попробуй сходить хоть куда-нибудь и просто пообщаться с людьми, — остановила меня, встав напротив. Солнце слепило ей в глаза, и она прищурилась, глядя на меня.

— Ладно, схожу. Возьму Эшли с собой, — сдалась я.

Эшли была моей подругой с первого курса колледжа. Мы с ней познакомились в библиотеке, когда обе пришли позаниматься дополнительно. Так вот учёба и тяга к знаниям нас связала. Правда у неё был парень в отличии от меня. Но она пела в одну дуду с моей мамой и постоянно пыталась познакомить меня с кем-то, а я играла в скучную ботаншу, прикрываясь катастрофической занятостью.

— Миша, смотли! — подлетел Итан с чужой машинкой в руках.

Он ужасно картавил, и мы с мамой уже не знали, как ему помочь. К логопеду водили, сами занимались, артикуляционную гимнастику делали, но тщетно. Нам сказали, что он, возможно, перерастёт этот момент и нужно просто подождать.

— Какая красивая машинка! — улыбнулась ему, присев на корточки и заглянув в его серо-голубые глаза. Волосы у него были такими же кудрявыми, как и у меня, только, разумеется, короче. А их цвет был более пепельным.

— Да, это мне тот мальчик дал, а я ему свою вату! — гордо объявил маленький коммерсант.

— Ты станешь бизнесменом, когда вырастишь, — потрепала его по волосам и мы рассмеялись.

— Давай обнимемся? — посмотрел на меня своими красивыми глазами. — Я соскучился, — продемонстрировал свою совершенно умилительную улыбку.

Итан обожал объятия. Мог, как коала, прилипнуть и не отлипать, занимаясь своими делами. Такая тяга к тактильному контакту у него появилась где-то в три года. Ещё я заметила, что дети быстрее успокаиваются, если их часто и много обнимать. Возможно, так они чувствуют уверенность или любовь взрослых, не знаю. Но для Итана лучшее лекарство от хандры или плохого настроения — объятия.

Подхватив его подмышки, подняла и прижала к себе.

— Ох, ты уже не такой лёгкий, как раньше, — прохрипела, держа его на руках. — Скоро вырастишь, станешь настоящим мужчиной, и будешь меня носить на руках, — подмигнула ему, пока он с любопытством изучал моё лицо.

— Буду. А ещё буду покупать тебе сладости, как ты мне, — широко улыбнулся он.

На сердце стало так тепло. Как же дети чисты и наивны. Как они прекрасны в этом. Куда потом всё это девается?! Почему, вырастая, мы превращаемся в сухарей или предателей? Где наша непосредственность и чистота? Порой мне хотелось, чтобы Итан навсегда остался маленьким мальчиком и не познал все «прелести» взрослой жизни.

— А ты моего папу ещё не нашла? — покосился он на маму.

— Нет, милый. Но я в активном поиске, — подмигнула она ему, и я чуть не рассмеялась в голос.

— Ты тоже поищи мне папу, — повернулся ко мне наш маленький командир. — Холошо?!

— Холошо, — передразнила его, чмокнув в нос.

Да, всё-таки как важна семья для человека, особенно для маленьких детей. Но все стараются по максимуму реализовать себя и свой потенциал, забывая про важность поддержки близких людей. Мы все бежим вперёд, расталкивая соперников на пути к своей цели. Строим карьеры, обучаемся новым навыкам и прокачиваем себя со всех сторон. Мы в вечной конкуренции к финансовому благополучию. И я не исключение.

В будущем я хотела найти хорошую и стабильную работу, но не мечтала построить карьеру. Не представляла себя зацикленной исключительно на деньгах, как бы сейчас мне их ни хватало. Если бы меня спросили, чтобы я выбрала: семью или карьеру, то выбрала бы первое. Почему?! Потому что там, в семье, живёт тепло и ласка. Там хранятся минуты наслаждения. Там обитают часы веселья и смеха. Там уют и искренность. А карьера…

Что ж, там деньги и перспективы. Ну и, возможно, чувство собственной значимости и принадлежности к большому делу. Каждому своё.

Мама говорит, что я не была такой, как Итан, не искала в каждом мужчине отца. Но это не так. Я всегда ждала его. Помню, как завидовала соседским девочкам, которых забирали со школы их отцы. Или, когда они рассказывали, как весело провели праздники в кругу большой семьи. Или хвастались подарками от своих пап.

Повзрослев, я завидовала, что у них есть отцовская защита и поддержка. Крепкая спина, за которой всегда можно было спрятаться. Ведь отцы единственные мужчины в жизни женщины, кто любит безоговорочно и безусловно. Я сейчас про нормальных отцов, если что, которые просто любят тебя за то, что ты есть. Я привыкла чувствовать себя неполноценной из-за отсутствия отца. Мама рассказывала, что в своё время она потеряла голову от него. Всё произошло стремительно. Познакомились на дискотеке, пару месяцев встреч под луной, и она забеременела. А он, узнав о её интересном положении, сказал, что ещё слишком молод для этого и уехал в другой город. Фактически сбежал. Мама его никогда больше не видела. Сейчас, конечно, можно поднапрячься и найти, всё-таки мы не в каменном веке живем, но я не хотела. Раз он не стремился найти свою дочь и обнять её, то почему я должна?! Раз я ему не нужна, то так тому и быть.

Глядя сейчас на Итана мне было очень жаль, что он тоже рос без отца. Я прекрасно понимала, как ему хочется иметь рядом опору. Дети всегда очень правдивы в своих высказываниях и действиях. В таком возрасте они еще не научились врать и все их проявления абсолютно искренны. Но разве в наших с мамой силах найти ему отца?! Тем более он у него есть, но тоже не заинтересован в собственном ребёнке. Ему просто плевать на него.

Наверное, именно отсутствие папы и сыграло ключевую роль, что я грезила о полноценной семье. Только я не искала себе парня в отличии от большинства современных девушек. Просто жила в своём крошечном мирке.

Когда-нибудь у меня всё будет. Я верила в это. Неустанно и непоколебимо верила и продолжала мечтать.


[1] Калифорнийский Университет в Лос-Анджелесе (UCLA) — государственный исследовательский университет.

Глава 3

Джастин

Подъехав к дому братства, ярко украшенному в честь Хэллоуина, вылез из тачки. Везде были огромные тыквы, свечи, искусственная паутина и чучела, валялись красные пластиковые стаканчики и туда-сюда сновали пьяные студенты. Было шумно и, очевидно, народ веселился на полную катушку. Вечеринка была в самом разгаре, но я задержался из-за своей подработки. Отвозил свои проекты главному архитектору в архитектурное бюро, куда планировал потом устроиться после выпуска, и обсуждал с ним дальнейший план работы.

Я обожал проектировать и создавать новое. Делать объёмно-планировочные эскизы или придумывать интерьерные решения. Меня завораживало как на пустом листе бумаге я мог создать будущий дом, например. Это ж невообразимо круто. Ничего не было и вдруг сначала появился на бумаге, а потом макет будущего здания или целого квартала. Как говорится: вдруг откуда ни возьмись ниоткуда не взялось. Короче, меня моей любимой шоколадно-ореховой пастой не корми, но дайте мне карандаш, лист бумаги и я начну чертить. А что необходимо хорошему архитектору, помимо охрененной фантазии, с которой у меня никогда проблем не было? Знать инженерное дело и менеджмент, что я усиленно, собственно, и изучал в Универе.

Открыл дверь в дом братства и меня оглушила песня Smooth Criminal в интерпретации группы Alien AntFarm.

— Ебобо! Я здесь! — завопил Нэйт, танцующий на столе.

Ну, как танцующий… Дрыгающийся и прыгающий на месте, словно его подключили к сети и пустили ток.

Около стола были все мои друзья.

— Камон! Всем привет, — улыбнулся друзьям, подойдя поближе. — Я многое пропустил?!

— Как видишь, — улыбнулась Габи, кивком головы указав на нашего танцора. Опять бухого. Но хотя бы улыбающегося. Сейчас конец октября, а значит он пил, не переставая уже два месяца. — До этого он изображал какую-то пантомиму, сказав, что он уличный актёр и ему должны платить за это. А до этого он чуть не подрался с одним парнем из-за банки пива. А до этого он хотел купить билет в Рим, но вовремя вспомнил, что он пока ещё студент и, как бы, должен учиться здесь. А ещё его посетила идея, что все девушки этого мира законченные суки. Ну кроме меня и Джойс, разумеется, — поделилась она последними новостями, покачав головой.

М-да. Колбасило его не по-детски. Он по-прежнему периодически ночевал у меня, и я слушал о том насколько жесток и несправедлив мир. А услышать подобное от Нэйта сродни концу света. Он всегда считал себя везунчиком и счастливчиком, которому всё само шло в руки.

— Бибер, кольцо купил? — улыбнулся Трэвис, приобняв Джойс.

— Иди в задницу, — бросил ему, отпив воду из стаканчика.

— Ты потише, здесь Кайла где-то, — предупредил меня Диего.

Оглянулся в поисках своей девушки. За последний месяц наши отношения не улучшились. Скорее стали стремительно портиться. Просто с космической скоростью мы превращались в совершенно чужих людей. Мы и раньше не были родственными душами, но сейчас… Мы даже на соседей не были похожи. Скорее на почти врагов.

Казалось, я видел только её недостатки. Казалось, она только из них и создана. Знаю, что это не так, но ничего не мог с собой поделать. Мне было некомфортно рядом с ней. Не о таком я мечтал. Я всю жизнь думал, что буду ждать с нетерпением момента, когда пойду выбирать кольцо и буду прятать его от будущей жены. А потом буду грезить о моменте, когда увижу её глаза в момент, когда встану на одно колено. Да, я хотел всю эту романтику. Да, я такой и мне не стыдно заявить об этом во всеуслышание. Только вот с Кайлой я превращался в грубого скрягу. Самому от себя бывало противно, правда.

— Как у вас дела? — перевёл тему, улыбнувшись друзьям.

— Скоро будет суд над моим отцом, — вздохнув и посмотрев на меня, произнесла Джойс.

— Крошка, всё будет хорошо, — подмигнул ей.

— Да, я тоже ей говорю, что он теперь долго не выйдет из клетки. Но Волчонок всё равно боится, что его отпустят и наших обвинений будет недостаточно, — обречённо покачал головой Трэвис.

— Не отпустят. Ты же ходила с мамой и Картером на каждое заседание и давала показания. Глен сказал, что ему светит приличный срок, — обратился к ней.

Она с надеждой посмотрела на меня. За последние несколько месяцев она изменилась. Стала более общительной и расслабленной. Перестала вздрагивать от громких звуков, меньше боялась окружающих. Хотя жизнь с отцом-тираном не прошла бесследно, и она была уверенна, что он её из-под земли достанет при необходимости, словно у него везде есть глаза и уши. Мы с парнями недавно пытались объяснить ей, что если он ещё раз замаячит на горизонте, как он это сделал, приехав летом к Трэвису домой, то мы его просто ухандокаем, а труп отвезём на границу с Мексикой. Она подумала, что мы пошутили. Но мы не шутили. Ни у кого нет права издеваться над собственной дочерью.

— Пусть только попробует выйти! — проорал Нэйт, продолжая прыгать на столе. — Мне терять нечего, я сам лично закопаю его на заднем дворе.

— Тебе как раз есть что терять. Например, твою спортивную карьеру, — посмотрел на него, в который раз пытаясь достучаться до него.

— Ебобо, мне уже почти насрать на всё. Я поймал свой дзен, — загоготал мой друг-идиот.

— Пистон, не нарывайся. Твой дзен — это не бутылка, как ты свято веришь. Твой дзен — это здоровый сон и нормальный режим, — ответил ему, но он повернулся ко мне задницей и начал трясти ею.

Неделю назад мы отмечали мой День Рождения и Нэйт выдал, что алкоголь — это лучшее средство от его хандры. Мол, он помогал ему меньше думать и возвращал его жизнь в привычную беззаботную колею. Да, безусловно алкоголь помогал забыться, но также способствовал тому, что он стремительно летел вниз.

Какая-то странная полоса в жизни началась. Вроде ничего глобально не изменилось, но ощущалось будто тектоническая плита сдвинулась и нехило тряхнуло. При том это не только в моей жизни.

Трэвис, например, остепенился и встречался с Джойс. Хотя я ему всегда говорил, что он станет отличным мужем, что ему только надо встретить близкую по духу девушку. Он яростно брыкался, но, встретив Джойс, его броня пала. Но тем не менее было непривычно наблюдать, как из полигамного потребителя он превратился в моногамного и влюблённого парня, который готов отдать всё своей девушке. Даже свою тачку.

Нэйта тоже зацепило непонятной волной перемен. Но он ещё активнее им сопротивлялся и продолжает это делать до сих пор. Он ни в какую не признает, что влюбился в Лесли. Просто наотрез отказывается даже рассмотреть такую возможность. Свой алкоголизм он оправдывает несправедливым отношением этой девушки к нему такому открытому сердцем и душой. Так-то оно так, но блин. Он запал на неё, это всем очевидно. Чем быстрее до него это дойдёт, тем лучше для его карьеры. В противном случае он сойдёт с дистанции из-за постоянного нарушения режима.

Только Диего вроде крепко стоял на ногах. Его, очевидно, никакая волна не возьмёт. Он у нас фундаментально сильный и устойчивый.

— Бибер, я хочу обнимашки, — подошла Габи и прильнула ко мне, прижавшись ухом к моей груди.

Улыбнувшись, прижал Габи к себе и положил подбородок на её макушку.

С детства обожал обниматься. Клянусь, я даже физически ощущал энергию человека во время объятий! Я больной, да?!Но я прям всем телом чувствовал обмен нашими флюидами.

Такой кайф, если честно.

— Обнимашки лучшее лекарство от всего. От чего ты лечишься в данный момент, крошка? — спросил у неё.

— Только Диего не говори, ладно?! — подняв голову, устремила на меня свои почти чёрные глаза. Выгнув бровь, посмотрел на неё. — Да ничего криминального! Но ты же знаешь его! Он сразу начнёт нагонять страх на всех вокруг, — быстро продолжила она, а я чуть не заржал в голос.

Диего за сестру расчленит любого, кто просто не так посмотрел. Или ему показалось, что ты не так посмотрел. Короче не смотрите на Габи, парни. От греха подальше.

— Что случилось, крошка? Не скажу ему, обещаю, — улыбнулся ей.

— Мне кажется, что за мной кто-то следит, — произнесла она. Я нахмурился, смотря в её глаза. — Знаешь бывает такое ощущение, что кто-то долго смотрит на тебя? Вот у меня такое же, но я никого не замечала подозрительного рядом с собой. Это ощущение где-то неделю назад появилось. Если вдруг увидишь, что на меня кто-то пристально пялится, покажи мне на него, ладно? — с надеждой посмотрела на меня.

— Ладно. Только я сначала сам с ним поговорю и выясню какого хрена он так на тебя смотрит, — подмигнул ей.

Габи рассмеялась, и вновь прильнула ко мне, крепко обняв. В паре метров от нас отдыхала шумная компания студентов, членов-братства, где состоял Нэйт. Там же я и заметил знакомую светлую шевелюру Кайлы. Она пила и общалась со своей подругой. Желания подойти к ней и обнять не было. В последнее время секс тоже уже не приносил ни радости, ни наслаждения. Простая разрядка. Во всяком случае для меня. Как ей жилось в таком напряжении я не знал. Очевидно нормально, раз она и не думала расстаться со мной. А я предлагал. Но она вцепилась мёртвой хваткой в меня, а родители только помогали ей связать меня по рукам и ногам.

Блуждая взглядом по комнате, заметил кудряшки. Те самые. Уже третий раз мне встречалась эта девушка с неземными волосами до лопаток, словно знак какой-то, ей-богу. С моей наблюдательной позиции была видна только её фигура со спины.

Боже, до чего же аппетитная и женственная. С приятными глазу округлостями. А эти бёдра, которые сейчас соблазнительно покачивались. Я словно оголодавший веган, смотревший на кусок мяса. Ну, не истинный веган, разумеется, а самозванец.

Какая фигура… матерь божья. Я обожал, когда у девушки есть формы. Не любил худых и плоских. Поэтому в своё время и засмотрелся на сиськи Кайлы. Но они ненастоящие. Они инородные. Их кто-то просто вставил ей за бабки. А я не переваривал всё лживое и искусственное. Но искренне любил и ценил женское тело. В моём понимании, если ты родилась девочкой, то у тебя должны быть плавные, притягательные и изгибистые формы. Не нужно доводить себя до обморочного состояния, живя на протеиновых коктейлях или микрозелени, будь она неладна. Гордись своим божественным телом, крошка. Это моё мысленное послание всем прекрасным созданиям на нашей планете.

И вот у этой девушки была фигура мечты. Абсолютно женская. Абсолютно божественная. Невероятно манящая. Я даже на секунду представил, как это тело неспешно и мягко двигается под какую-нибудь медленную песню исполнителей Sade или Sting.

— Бибер, ты чего напрягся?! — спросила Габи, задрав голову.

И тут я понял, что вцепился в неё своими ручищами, пока разглядывал незнакомую неземную девушку.

— Я… Мечтал, — запнулся, не сводя взгляда с кудряшек, а потом перевёл его на её задницу. И обратно. А потом опять. Боже, меня буквально магнитом тянуло к ней. И к девушке, и к её заднице, похожей на персик.

— М-м. О чём это ты мечтал, так крепко обнимая меня? — игриво протянула она.

— Джастин?! Мечтай подальше от моей сестры, ты её задушишь, — тут же подключился Диего со свойственной ему манерой всегда защищать Габи.

— Да я… Короче не важно, — закатил глаза, отпустив Габи.

— Ха! Он просто мозг свой ищет, — тут же заключил Нэйт, смотря на меня со стола.

Видимо, ему достаточно уже пить.

Девушка с кудряшками продолжала общаться с какой-то девчонкой, стоя в дверях кухни.

— Ты её знаешь? — проследив за моим взглядом, поинтересовался Трэвис, подойдя поближе в обнимку с Джойс.

— К сожалению, нет, — ответил ему, не сводя с неё взгляда.

Вокруг неё крутился незнакомый мне парень и всучил ей красный пластиковый стаканчик.

— Хм-м. Бибер, меня настораживает твоя заинтересованность. Ты без пяти минут жених, а тут такой голодный взгляд на девушку. Не свою девушку, — прокомментировал он.

Посмотрел на него. Он улыбался, а его синие глаза излучали живой интерес. Потом посмотрел на свою будущую невесту, которая что-то показывала в телефоне своей подруге. И внутри словно всё льдом сковало. Почему я совершенно не чувствовал радости?! Почему я не мог смириться?! Почему я не мог найти хоть какие-нибудь плюсы в этом браке. Брак.

Я мечтал о семье и детях. Но настоящей счастливой семье, а не той фикции, которую мне впаривали родители. Кайла не хотела детей, переживая за свою фигуру. Её одержимость диетами доводила меня до белого каления. То она сидела на кето-диете, то на белковой, то ела по дням недели продукты определенного цвета, то делала разгрузочные дни на одном продукте, то соблюдала интервальное голодание.

Короче, я сам мог уже прописывать диеты тем, кому они реально нужны и рассказать о их действии. В основном на мозг. Он начинал плохо работать. Просто отвратительно. Во всяком случае мозг Кайлы стремительно усыхал и отказывался функционировать на должном уровне. Она становилась ходячим калькулятором, который высчитывал питательную ценность всех продуктов. Даже обычная вода была подвергнута тщательному анализу. И бесполезно говорить, что вода без калорий. Вы что! Вода может задержаться где-то и на утро будет отёк. А то, что ты, крошка, сожрала с голодухи что-то солёное или сладкое на ночь — не считается. Это всё несчастная вода виновата! По любому. Такая вот петрушка.

— Я хочу счастья, — заключил я.

— Так будь счастлив, кто тебе мешает?! — искренне, как мне показалось, удивилась Джойс.

Глянул в её невероятные зелёные глаза. Трэвис однажды сказал мне, что он готов часами смотреть в её глаза. Они правда завораживали.

— Мне мешает всё вокруг. Ну, кроме вас, разумеется. Мне мешает то, что я должен жениться. Мешает то, что я должен исполнять прихоть родителей. Мешает то, что я, сука, должен плясать под чужую дудку, лишь бы их золотые унитазы блестели пуще прежнего. Я начинаю забывать, когда в последний раз от души смеялся или танцевал. Когда я чувствовал себя преисполненным энергии и драйва. Когда я по-настоящему хотел близости с девушкой. Прямо до трясучки хотел. Так что…

— Мы поняли, Бибер, — оборвал мою мысль Трэвис, бросив на меня понимающий, но предостерегающий взгляд.

— Счастье в тебе самом, Джастин, — улыбнулась Джойс. — Не ищи его. Оно уже есть в тебе самом. Тебе осталось сделать выбор в его пользу.

Склонив голову набок, подвис на минуту, обдумывая её слова.

Потом вновь перевёл взгляд на девушку с кудряшками. Прямо пружинки вместо волос. Но сейчас моё внимание привлекли не волосы. Её подруга куда-то делась, а вокруг неё, как коршун, кружил парень. Движения незнакомки стали какими-то слишком медленными. Что-то было не так. Я напрягся, наблюдая, как парень внимательно смотрел на неё и что-то ей говорил. Он стоял лицом ко мне, и я отсюда видел хищную ухмылку. Затем он приобнял девушку и повёл в сторону лестницы на второй этаж. Только вот её походка была заторможенной и шаткой.

Твою ж мать!

Всучив свой стаканчик с водой Трэвису, двинул прямо к ним.

— Бибер… — послышался недоуменный возглас Трэвиса, но я не остановился.

Я знал, что бывает на подобных вечеринках. Знал и то, на что способны некоторые парни. Хотя я бы не стал считать их адекватными персонажами. Скорее кастрировал бы таких. Вот правда.

— Эй! — окрикнул его, когда он уже занёс ногу, чтобы начать подниматься. Его рука обвила талию незнакомки. — А ну-ка тормози.

Он оглянулся и, прищурившись, посмотрел на меня.

— Какие-то проблемы?! — недовольно спросил он.

— Проблемы сейчас будут у тебя, — произнёс я и аккуратно повернул девушку лицом к себе.

Моё сердце замерло. Какая красивая. Просто неземная, словно с картины сошла. Но вот её взгляд был мутным и расфокусированным. Ещё немного и она точно упадёт.

— Отвали, чувак, — бросил мне этот хрен и, крепче обхватив незнакомку, попытался сделать шаг.

Но у меня были другие планы. Каждая мышца чуть ли не пульсировала от напряжения, а кровь загудела по венам.

— Ты явно что-то перепутал. Отвалишь сейчас ты, — с этими словами мой кулак стремительно врезался в его челюсть, а затем в бровь.

Он выпустил девушку, схватившись за разбитый нос, и отшатнулся назад. Сзади нас послышались взбудораженные возгласы и крики. Девушка пыталась устоять, но ноги не держали её. Быстро подхватил и прижал её к себе.

— Крошка, ну кто же пьёт из рук незнакомых парней? — посмотрел на неё.

Мне даже показалось, что она меня внимательно слушала. Но я понимал, что в её мозгу сейчас каша.

— Я… м-м-м… — проблеяла она, безвольно повиснув в моих руках.

А голос такой приятный и мелодичный.

— Что случилось?! — подлетели Трэвис и Диего.

— Он напоил её гамма-гидроксибутиратом[1].

— Ах ты ж тварь, — процедил Диего и обошел нас с девушкой.

— Подожди, дай я сначала. А то после тебя он уснёт, — опередил его Трэвис и тут же напал на того мудака, врезав ему в нос.

— Меня подождите! — завопил Нэйт и подлетел к Трэвису.

Диего стоял, скрестив руки на груди и наблюдая, как парни развлекались с этим существом, которое хотело изнасиловать девушку.

— Наигрались?! — скептически изогнув бровь, поинтересовался он.

— Нет, но ты же тоже хочешь. Поэтому он твой, — хохотнул Трэвис и поставил на ноги тело мудака.

Его лицо уже было подретушировано мной и моими друзьями.

Диего молниеносно и профессионально вырубил несчастного. Трэвис даже не успел руку убрать от него, как тот обмяк и рухнул на пол.

— Чёрт тебя дери! Ты мой кумир, Рэмбо. А за что мы его, кстати, вырубили?! — заржал Нэйт.

Подхватил на руки девушку, которая уже не могла стоять.

— За дело, Пистон. Парни, я поехал. Кайле скажите, что… — начал я, но даже не знал, что сказать. — Да скажите ей что угодно.

Они рассмеялись и кивнули мне.

Вышел из дома братства с незнакомкой на руках, которая что-то бормотала себе под нос.

— Тише, крошка. Не бойся. Тебе просто надо поспать. Всё теперь будет хорошо, — успокаивал её, хотя не знал, понимает она меня или уже парит между небом и землёй.

Открыв заднюю дверь своей тачки, аккуратно уложил её. На секунду задержался взглядом на ней. Такое красивое лицо. Веснушки, пухлые губы, немного вздёрнутый носик, круглое личико. Невероятные кудряшки, высокий лоб, мягкий контур подбородка. Внешне чем-то похожа на женщин, которых изображали на плакатах времён 1950-х годов в стиле пин-ап. Тогда эти плакаты призывали всех к бурному деторождению в послевоенное время. Вот и мой болт сейчас проснулся и радостно начал крепнуть, готовый к созданию прекрасных детей. Но она под наркотой. А я не мудак.

— Поехали домой, Крошка, — прошептал, разглядывая её.

Почему-то именно сейчас, в такой неприятной ситуации я почувствовал себя окрылённым. Да, безусловно, действие адреналина ещё не отпустило и меня слегка потряхивало. Костяшки пальцев были немного сбиты, и незначительная боль эхом отдавалась в руке. Но дело не в этом.

Я словно открыл глаза. Во мне проснулся инстинкт защищать и оберегать. С Кайлой такого не было. А с этой красоткой хотелось лица всех неугодных превращать в кровавое месиво.

Завёл тачку и отъехал от дома братства. Мой телефон ожил и начал громко орать на весь салон, а мне захотелось тишины. Поэтому я сбросил звонок Кайлы, и откинувшись на спинку сиденья, в своих мыслях поехал домой.

А в голове крутились слова Джойс, что я просто должен выбрать счастье.

Просто. Выбрать. Счастье.

Так ли это просто на самом деле?!

[1] Наркотик, вызывающий угнетение сознания и повышенную расслабленность. Часто используют для изнасилований, подмешивая в алкоголь.

Глава 4

Мишель

Ой-ой-ой. Как же болит голова. Боже мой, как же мне плохо. Во всём теле неимоверная тяжесть. Попыталась разлепить веки, но ничего не получилось. Что произошло?! Где я?!

Пить. Как же хочется пить.

Воспоминания вспыхнули в воспаленном мозгу. Была вечеринка в братстве, куда мы пришли с Эшли. Потом она увидела своего парня и побежала к нему, а ко мне подошёл незнакомый молодой человек. По-моему, он предложил мне выпить и дал стаканчик с чем-то. Я выпила. А потом…

Что-то пошло не так. Помню, как мне стало нехорошо и перед глазами всё потемнело, словно я собиралась упасть обморок. А я в детстве пару раз падала без чувств и знала это ощущение и симптомы ему предшествующие. Так вот после пары глотков комната вокруг меня начала кружиться и он, вроде бы, повёл меня куда-то. Кажется, он даже сказал, что позаботится обо мне. А потом я ничего не помню.

Вдруг из ушей словно выдернули пробки и в мой мозг ворвалась песня Bump, Bump, Bump группы B2K. Боже, кто это слушает?! Я ничего против не имею, но я сто лет не слышала эту группу.

Попыталась ещё раз открыть глаза. Яркий свет буквально слепил вокруг, но мне удалось заметить какой-то силуэт впереди. Застонав, сдалась и закрыла глаза.

— Нанни! Она проснулась! — завопил совершенно незнакомый мужской голос.

Глаза тут же распахнулись, и я попыталась поднять голову, но всё стремительно закружилось и меня затошнило.

— Крошка, тише. Не шевелись пока. Тебе надо отлежаться и отдохнуть как следует, — тепло произнёс неизвестный.

Сердце яростно трепыхалось в груди. Что со мной случилось?! Приоткрыв глаза, повернула немного голову вбок и попыталась сфокусироваться на парне.

Он сидел на комоде и болтал ногами, как ребёнок. В его руках была банка Nutella, которую он с аппетитом наворачивал и одновременно пританцовывал и подпевал.

С расстояния в два метра я не видела цвета его глаз, но заметила, с каким интересом он поглядывал на меня. Светло-русые волосы, уложенные в хаотичном беспорядке, правильные черты лица, высокий лоб, волевой подбородок, накаченный торс. Мне стало не по себе.

Это не тот парень, который дал мне вчера стаканчик и обещал позаботиться обо мне.

— Ты кто?! — прохрипела я.

— Твой супергерой, Крошка, — подмигнул мне, облизнув ложку.

— Ты о чём?! Что ты сделал со мной?! — слова давались мне с трудом.

В горле стоял непонятный ком, язык прилип к нёбу. Мне было очень плохо. Я даже пошевелиться не могла.

— Тебя хотели изнасиловать, Крошка. Я не дал этого сделать и спас тебя. Здесь ты в безопасности, дорогая, и тебе никто и ничто не угрожает, — спокойно ответил он, как появился ещё один силуэт.

— Джас, притормози. Не вываливай на бедняжку всё и сразу, — произнесла незнакомая темнокожая женщина. — Милая, как ты себя чувствуешь?! Я тебе еды принесла, — продолжила она.

Попыталась привстать, но тело меня не слушалось.

— Подожди, давай помогу, — предложила она и аккуратно подтянула меня наверх, уложив повыше, что я упёрлась затылком в изголовье кровати и наконец смогла рассмотреть комнату и людей вокруг. — Не бойся. Я Ашанти, няня этого оболтуса. Но все зовут меня Нанни.

— Няня?! — сипло изумилась я.

Они вдвоём рассмеялись.

— Да. Ему 21, а он до сих пор нуждается в няне. Но с мальчиками всегда так. Они до пенсии дети, — подмигнула мне, стоя справа от кровати.

Перевела взгляд на большого мальчика, живущего с няней и у которого сейчас явно оторвется голова от его активных движений в такт песни, потом посмотрела вниз и увидела, что я была в чьей-то голубой рубашке.

— Это Нанни тебя переодела, если что. Я к тебе и пальцем не притронулся. Ну, почти, — игриво улыбнулся парень, от чего у него на щеках образовались милые ямочки. Невольно улыбнулась в ответ.

— Да, если бы не Джастин, то неизвестно что могло случиться с тобой. Но переодевала тебя я, не переживай. Хоть Джастин и мечтал подсмотреть, но я выпроводила его из комнаты, — рассмеялась она. Смущенно опустила глаза, пытаясь понять свои эмоции по поводу всей ситуации. — Ладно, я вас оставлю. Если что, зовите, — хлопнув в ладоши, она поспешно удалилась.

Перевела взгляд на него.

— Значит, ты — Джастин?

— Он самый. А как тебя зовут, Крошка? — озорно поинтересовался он, с аппетитом наворачивая шоколадно-ореховую пасту.

Мне кажется, от такого количества сладкого у него задница слипнется!

— Мишель, — тихо ответила ему, разглядывая комнату.

Она была невероятно светлой и какой-то камерной, очень уютной. Стены выкрашены в бледный серо-бежевый оттенок, вся мебель сложного серого цвета, постельное бельё чёрное. Мой взгляд остановился на подносе с едой и напитками. Как же хотелось пить. Занырнуть в бассейн с соком и пить без остановки. Но дотянуться до спасительной жидкости я физически не могла, сил в руках не было от слова совсем. А всё тело словно парализовано.

— Мишель, — повторил он тихо. — Потрясающее имя. Мишель… Мне нравится. Хочешь пить?! — спросил он, заметив мой голодный взгляд. Кивнула ему, тогда Джастин тут же спрыгнул с комода и подошёл ко мне. — Можно я сяду? Ты, наверное, ещё пошевелиться не в силах, да?

— Садись, конечно. Это же твоя кровать, комната и… вообще всё здесь твоё. Да, не могу.

— Мишель, это не моя кровать, но дом мой. А эту комнату я выделил для тебя, так что чувствуй себя как дома. Пей, дорогая, — протянул мне стакан с соком и прислонил трубочку к губам.

Сделала глоток и все рецепторы во рту словно взорвались. Ощущение было, что у меня дичайшие похмелье. А кислый сок в таком состоянии — настоящая панацея.

— М-м, видимо пить сильно хочется, да? — подмигнул мне, улыбаясь, пока я жадно глотала сок.

Моргнула ему в ответ, и он рассмеялся, продолжая держать стакан. Теперь я могла рассмотреть его поближе. Серо-зелёные глаза в обрамлении тёмных ресниц излучали неподдельный и живой интерес, буквально искрились и светились каким-то неимоверным теплом. Тёмно-русые прямые брови и прямой, я бы даже сказала, аристократический нос, небольшая щетина, аккуратные губы. Черты лица были вроде и плавными, но при этом лицо мужественное, с выделенными скулами и чётким контуром нижней челюсти. Вообще его внешность располагала к себе. Он был невероятно обаятельным, особенно когда улыбался и появлялись ямочки на щеках.

— Всего рассмотрела?! — озорно подмигнул, смотря мне в глаза. Мне показалось, что я покраснела. — Крошка, не стесняйся, разглядывай сколько хочешь. Понимаю, что ты небось в шоке и пытаешься вникнуть что с тобой и где ты. Так что если есть вопросы, то задавай, — произнёс он и убрал пустой стакан. — Тут есть ещё кофе и вода. А также блинчики, омлет и яблоко. Чем тебя покормить, дорогая? — внимательно рассматривал меня, пока перечислял содержимое подноса.

— Мне неловко, что я не могу даже руку поднять, чтобы самой поесть, — призналась ему, опустив глаза.

Я так давно близко не общалась с парнями, что чувствовала себя девственницей на выданье. Хотелось провалиться сквозь землю, честное слово!

— Прекрати. Я только с радостью накормлю тебя. С чего начнём?

Подняла на него глаза. Он располагал к себе. То ли тембр его голоса был таким, то ли нереально симпатичная внешность, то ли его энергетика, то ли всё вместе, не знаю. Но, смотря ему в глаза, я испытывала нечто похожее на трепетное волнение или томление.

Возможно, ему можно доверять.

— Я люблю блинчики, — тихо ответила ему.

— Наш человек! Я тоже их обожаю, особенно с этой пастой… Это просто отвал башки! — поставил себе на колени поднос и, отрезав кусочек блинчика и намазав на него шоколадно-ореховую пасту, протянул мне вилку с небольшим кусочком. — Давай, открывай рот, — скомандовал он, игриво улыбнувшись. Открыла рот и стянула его губами.

— Не напомнишь мне, пожалуйста, что случилось? — жуя нежнейший блинчик, поинтересовалась у него.

— Легко. Ты общалась с какой-то девчонкой. Потом она испарилась, но появился… — он покосился на меня, вновь протянув мне вилку. — Появился мудак, который хотел тебя уложить в койку, миновав ухаживания, прогулки под луной, поцелуи и прочие атрибуты романтических отношений. Он подмешал наркотик в твой стаканчик, ты выпила. Я заметил по твоей шаткой походке, что что-то не так и вмешался. Потом с друзьями уложил этого мудака поспать, а тебя привёз сюда. Потом Нанни переодела тебя в мою рубашку, а я посидел с тобой немного и ушёл спать, — вновь протянул мне вилку, и я послушно стянула блинчик. — Друзья сегодня позвонили и сказали, что в его кармане нашли несколько пузырьков с наркотой. Они его сдали нашему знакомому копу, так что он навряд ли в ближайшее время будет частым гостем на вечеринках.

Вот это да! Вот это я сходила на вечеринку впервые в своей жизни! Проучившись два года в колледже, я ни разу никуда не выбиралась. Вру. Один раз как-то сходила, но мне не понравилось, а потом началась учёба, работа и мне было не до этого. И наконец на третьем курсе Университета я вновь решилась и вот к чему это привело. Вероятно, вечеринки — это не моё.

— Но он же обещал позаботиться обо мне! — с чувством выпалила я.

— Он обманул тебя, Крошка. Он хотел воспользоваться тобой.

— Он не успел ничего сделать? — уточнила у него.

— Нет, Крошка. Я сломал его планы вместе с носом, — хохотнул он и я невольно улыбнулась ему.

— Спасибо тебе. Правда. Ты не думай, я не такая глупая, как может показаться с первого взгляда. Но я редкий гость на таких мероприятиях и поэтому стала лёгкой добычей, — оправдалась я.

Почему-то мне захотелось, чтобы он знал, что я не тупая. Но озвучив это вслух, мне смутно показалось, что именно такой я и выглядела со стороны. Жалкой и глупой. Мало того, что он спас меня, так ещё и кормил.

— Я и не думал, что ты глупая. Неопытная — это да. Неискушенная? Определённо. Скромная? Более чем. Но никак не тупая или глупая. Открой рот, Крошка, — улыбнулся он, протягивая мне вилку. — Кстати, я тебя уже как-то летом видел в баре. А месяц назад ты переходила дорогу прямо перед моей тачкой, — сказав это, он внимательно посмотрел на мои волосы.

Я не знала, что ответить на это, поэтому решила перевести тему.

— Когда пройдёт это состояние? — спросила, жуя блинчик.

— Ох, не знаю. Вроде ты не успела много выпить, но я не знаю сколько он подмешал этого дерьма. Но сегодня ты точно будешь овощем, — подмигнул мне. — А значит, на сегодня я твой кормилец.

Кусок застрял в горле. А если я в туалет захочу?! Кстати, не отказалась бы туда наведаться, но я не могу даже пальцем пошевелить. У меня было ощущение, что моё тело, превратилось в кисель, залитый в бетон. Странное и неописуемое ощущение тяжести в мышцах и одновременно с этим лёгкости в теле.

И вообще! Мне надо было немного позаниматься, а потом на работу.

Господи! Точно!

— Мне работать надо! Боже, который час?! — всполошилась я, из-за чего в голове появился противный писк и в ушах застучала кровь.

— Тише, Крошка. Сейчас полдень, но на работу ты не пойдёшь. В таком состоянии я тебя никуда не отпущу. Скажи мне, где ты работаешь, и я позвоню твоему начальнику и объясню ему всю ситуацию, — спокойно ответил мне, скормив ещё один кусочек.

— Но… Джастин… — на глазах навернулись слёзы.

— Эй, что такое? Крошка, ты чего? — взволнованно посмотрел на меня.

Старалась сдержать слёзы, смотря на потолок, но они градом полились по щекам. А я их даже вытереть не могла! Боже, никогда в жизни не ощущала себя такой беспомощной и жалкой.

— Мне необходимо работать, Джастин. Мне нужны деньги, — прошептала, глотая слёзы.

— Ну чего ты? Можно я тебя обниму? Обнимашки лучшее лекарство от всего, — поставив тарелку на поднос, он слегка придвинулся ко мне. — Посмотри на меня, — тихо произнёс, коснувшись ладонью моей щеки. Перевела взгляд на него. — Ты физически сейчас не сможешь встать и пойти работать. Тебе, возможно, потребуется пару дней для восстановления.

Выходные кормили меня. Вчера была пятница, а значит сегодня и завтра я должна была работать в кафе и заработать на неделю вперёд на пропитание. Деньги, заработанные в будние, я откладывала и в конце месяца отправляла маме на Итана.

— Выходные?! Я не могу два дня пропустить!

— Можешь. Я всё устрою, не волнуйся. Так можно мне тебя обнять?

Еле заметно кивнула ему, и он мгновенно придвинулся ко мне и бережно обнял, прижав к себе. Ещё один человек в моей жизни, который, видимо, любил обниматься. Закрыла глаза от нахлынувших непонятных эмоций. Смесь легкого цитрусово-древесного парфюма, запаха его тела и стирального порошка от его футболки буквально опьянили меня ещё сильнее. Почувствовав его крепкое тело рядом, слёзы нескончаемым потоком полились из глаз.

— Крошка, ради всего святого, скажи мне, почему ты плачешь? Что я могу сделать для тебя? Я всё сделаю, лишь бы ты улыбалась. Хочешь, я дам денег? Понимаю, что звучит не очень. Но ты не думай, что я покупаю тебя или что-то в этом ухе. Упаси боже! Я просто не хочу, чтобы ты так горько плакала.

От этих слов совершенно незнакомого парня я и вовсе раскисла. Я не привыкла к помощи посторонних людей. Меня никто так бережно не обнимал. Никто не кормил. Никто не решал мои проблемы. Никто не относился с таким теплом.

— Ладно, поплачь. Говорят, что через слёзы мы освобождаемся и выпускаем накопленное напряжение, — тихо произнёс он и, отлепив меня от изголовья, прижал к себе моё безвольное тело.

Его ладонь аккуратно гладила мою спину. Носом уткнулась в его шею и дышала запахом настоящего мужчины. Во всяком случае, так в моём понимании он должен пахнуть. Свежо и дурманяще приятно. Немного терпко, но при этом не удушающе. Так странно, но словно это самый родной запах на свете.

— Мне нужны деньги, чтобы потом неделю нормально прожить. Выходные кормят меня в большей степени, но работаю я практически каждый день, — наконец выдавила из себя.

— Ты официантка, да?

— Да, в кафе в районе Venice Beach. Чаевых в выходные, как ты понимаешь, намного больше, чем в будние дни. У меня смена начинается в три часа, а я даже пошевелиться не могу, — сокрушенно произнесла я и разрыдалась пуще прежнего.

Осознав всю свою никчёмность, мне захотелось застрелиться. Но почему всё именно так?! Нафига я пошла на эту вечеринку?! Боже, до чего же я жалкая!

— Если ты подумала, что я пошутил насчёт денег, то это не так. Я хочу компенсировать тебе упущенную выгоду. Не переживай на этот счёт, Крошка. У тебя будут деньги на неделю. У тебя всё будет, — словно гипнотизировал своим спокойным и размеренным тембром.

У него был необычный голос. С одной стороны игривый и весёлый, а с другой глубокий, убаюкивающий и невероятно приятный. Всё в нём было каким-то правильным для меня. Мне показалось, что у него была душа чистого и неиспорченного ребёнка в очень спортивном и крепком мужском теле.

— Ты с ума сошёл?! Я и так доставила тебе кучу хлопот. Сплю в твоём доме, в твой комнате, в твоей кровати, в твоей рубашке! Ем твою еду из твоих рук. Боже, до чего же всё нелепо и неловко, — обречённо прохрипела я, шмыгая носом.

Тело Джастина напряглось и затряслось от смеха.

— Крошка, неловко было бы, если ты, например, оказалась реально в моей кровати, без рубашки, — рассмеялся он. — Хотя для меня такой расклад был бы куда более радостным, но мы не об этом сейчас. А мы о том, что прекрати самоистязать себя за выпитый стаканчик и последствия от этого. Да, вышло неприятно. Но слава богу всё обошлось, и ты всего лишь проведёшь пару дней в постели. Надеюсь, матрас удобный и тебе здесь комфортно. В ванную, если надо, я тебя отнесу и умою. Туалет… Да, тут может быть неловко, согласен. Но, если хочешь, то я позову Нанни и она тебе поможет. Хотя думаю к вечеру ты уже сможешь более-менее передвигаться, — с каким-то неимоверным трепетом произнёс он.

От него исходила совершенно потрясающая мужская энергия. Такая спокойная и стабильная. Я буквально таяла в его объятиях.

— Джастин, почему ты ко мне так добр? — недоумевала я, глотая слёзы.

— А почему я должен быть другим по отношению к тебе?! Я в принципе, смею надеяться, прилично веду себя с девушками. Ты попала в непростую ситуацию, я помог. Любой нормальный парень поступил бы так же, — поглаживая меня по спине, произнёс он.

— А мне кажется, что далеко не каждый привёз бы незнакомую девушку, накаченную непонятными веществами к себе домой, и не воспользовался этим. И уж точно не кормил бы её с ложечки, — шмыгнув носом, прошептала в ответ.

— Ну, мне хочется думать, что нормальных парней всё же больше, чем мудаков, — вздохнул он, проводя ладонью вверх-вниз по спине.

Было так приятно от его близости, но в этот момент зазвонил его телефон.

— Подожди, Крошка. Надо ответить, — аккуратно прислонил меня обратно к изголовью кровати.

Затем полез в карман спортивных шорт и достал мобильник. Выражение его лица вмиг поменялось, словно он напрягся, но на звонок ответил.

— Привет, — поздоровался он, но внимательно посмотрел на меня. — Нет, я уехал, потому что девушке нужна была помощь, и я её оказал, — продолжил он, рассматривая моё лицо. Потом поднял ладонь и аккуратно вытер большим пальцем слезу, выкатившуюся из глаза. Я смотрела на него и пыталась понять, что происходило у меня на душе. Мне было непривычно такое трепетное отношение со стороны парня и от этого я впитывала его как губка. Буквально жадно вбирала в себя, желая ещё и ещё.

— Нет, сегодня я пас. Хочу остаться дома, — ответил он, пока его ладонь продолжала поглаживать мою щёку. Я чуть не замурлыкала от этого движения. — Я знаю, но не хочу. У меня свои планы на эти выходные, — уверенно произнёс он, слегка склонив голову и наблюдая за мной. Даже его взгляд словно ласкал меня. Так это непривычно видеть и ощущать тепло постороннего парня. — Не передумаю. Два дня из дома не выйду, — продолжил он, и до меня донёсся писклявый визг из трубки. Джастин прищурился, стиснув челюсти, но движения ладони всё равно были плавными и аккуратными, словно он к ребёнку прикасался. — Всё?! Или есть ещё что сказать? — невозмутимо произнёс, изучая мои глаза. Я не могла оторвать взгляд от его лица. Хотела запомнить каждую клеточку и морщинку. Не понимаю почему, но мне сейчас стало так комфортно рядом с ним. В незнакомом доме с совершенно чужим человеком я ощутила себя как дома. Меня ошеломило это открытие. — Тогда пока, — попрощался он и сбросил звонок, не сводя с меня глаз.

— Только сейчас заметил, какие бездонные у тебя глаза. Ты знала, что у тебя есть прожилки зеленоватого оттенка? На фоне светло василькового оттенка это потрясающе красиво, — тихо обратился ко мне.

А я замерла. Никто так поэтично не описывал мои обычные голубые глаза. Ну, может они и насыщенного оттенка, но по мне — они обычные.

— Спасибо, — потупила взгляд, осознав, что в очередной раз засмущалась. Но пока он разговаривал, поток слёз затих. — Это твоя девушка звонила?

— Да.

Что-то вдруг кольнуло в груди. Ну, конечно, у него есть девушка. Было бы странно, если бы её не было у такого красавчика. Очевидно, ещё и обеспеченного красавчика, судя по убранству комнаты.

— Ей не понравилось, что я здесь, да?

— Крошка, во-первых, это мой дом, и я решаю кто в нём находится. Сейчас ты моя гостья и я тебя не прогоняю. Наоборот, настоятельно прошу остаться. Во-вторых, я имею право на личное пространство и отдых. У меня выходные. В том числе и от моей будущей невесты, — ответил он, а меня словно по носу щёлкнули.

Получай! Размечталась тут она, что почувствовала себя как дома! Спустись с небес на землю, нищенка! Залезай обратно в свою раковину и не высовывайся! Невеста! Такой парень в жизни не посмотрит на меня, как на девушку. Я для него лишь дурочка, которая по незнанию вляпалась в историю.

— Я… — прокашлявшись, попыталась собрать мысли в кучу. — Я… Мне…

Ничего не получилось. Кисель был не только в мышцах, но и в мозгах.

— Ты? Что ты? — игриво улыбнулся мне.

— Я должна уйти. У тебя… есть невеста. Это всё выглядит ещё более неловко и нелепо, чем мне показалось сначала, — собравшись с мыслями, выдала ему.

Нужно бежать отсюда, пока я не потеряла голову от него.

— Ты можешь пошевелиться или встать? Может, ты даже готова побежать? Или я упустил тот момент, когда ты сама поела?! — скептически изогнув бровь, поинтересовался он. Отрицательно помотала головой. — Тогда дай мне номер своего начальника, я тебя отпрошу на выходные. И да, у тебя самые охрененные волосы, какие я видел в своей жизни. Я уже кое-что сделал, пока ты была в отключке, но можно подурачиться ещё немного?! — игриво спросил он.

Я нахмурилась, глядя на него.

— Что ты сделал?!

— Ничего криминального, — тут же вскинул ладони в примирительном жесте. — Всего лишь засунул палец в твою кудряшку.

Я чуть не рассмеялась. Так делал Итан со своими кудряшками, когда усиленно думал. Вот ведь правда, мальчики до пенсии не меняются.

— Хочешь ещё раз?! — улыбнулась ему уголком губ.

От осознания, что он трогал меня по волосам пока я спала, захотелось сжать кулачки, зажмуриться и попрыгать.

Боже, я точно жалкая!

— Хочу. Если бы ты знала, чего и как я хочу… Но да, палец в кудряшку определённо хочу, — как-то хрипло протянул он, слегка закусив нижнюю губу.

— Мои волосы в твоём распоряжении, — искренне улыбнулась.

— Улыбайся почаще. Твоя улыбка способна влюбить в себя, — тихо произнёс, смотря мне в глаза и поднёс палец к кудряшке. — Боже, ну до чего же у тебя обалденные волосы, Крошка!

Пока он игрался, я продолжала рассматривать его. Почему-то не могла отвернуться или отвести взгляд, словно под гипнозом изучала его.

— Давай номер своего начальника, — прошептал он, смотря мне в глаза.

Сдавшись, продиктовала ему, и он тут же набрал его.

— Гарольд? Добрый день. Меня зовут Джастин Коулман, и я звоню насчёт вашей сотрудницы и по совместительству моей невесты. Её зовут Мишель. Дело в том, что она сегодня и завтра не сможет выйти на работу, — я опешила, слушая его, а он продолжил играть с моими волосами, смотря мне в глаза. — Причина до смешного нелепая. Вчера она решила приготовить мне ужин, но отравилась, пока снимала пробу своего творения. Поэтому я бодрый и весёлый, а она даже пошевелиться не может, — улыбнулся он, подмигнув мне. — И не говорите! Я тоже посмеялся, что она меня перед свадьбой решила отравить. Поэтому я вас очень прошу не ругайте её за отсутствие на рабочем месте, но ей необходимо время на восстановление, — взгляд Джастина опустился на мои губы. А я слушала его, не дыша. Он так легко соврал, что даже не знаю как к этому относиться. Я тоже умела врать, привыкла это делать. — Разумеется, позабочусь. Сделаю всё, что в моих силах, чтобы она поправилась. Да, всего доброго, Гарольд, — отключил звонок и вновь посмотрел мне в глаза. — Я ненавижу врать. Не перевариваю ложь в любом виде, но сейчас мне показалось, что сказать правду было бы куда хуже, чем соврать, — серьёзно произнёс он.

— Спасибо тебе, но не стоило. Мне очень неудобно.

— Неудобно тебе будет, когда я понесу тебя в туалет, — рассмеялся он. — Вот тогда я поверю. А сейчас твоё дело набираться сил и восстанавливаться после этого дерьма. Поешь ещё?

— Нет, спасибо. Я бы хотела умыться, — призналась ему и попыталась пошевелить рукой.

С трудом, но она послушалась. Однако поднять её не представлялось возможным.

— Крошка, не насилуй свой организм. Этот наркотик в сочетании с алкоголем расслабил тебя до состояния желешки. Бессилие и невозможность координировать свои действия — это нормальная реакция на этот токсин. Поэтому просто дай своему организму время. А пока, я отнесу тебя в ванную и умою, — тут же встал и отбросил одеяло в сторону. Его взгляд пробежался по моим голым ногам. — Кхм. М-м. Так. Ладно, готова? — немного растерянно уточнил он, нагнувшись ко мне и заведя руку мне за спину.

Кивнула ему, и второй рукой подхватил меня под колени. Его рубашка хоть и была мне велика, но мою задницу в таком положении не прикрывала.

Боже, и он хочет сказать мне, что в этом нет ничего нелепого и неловкого?! Оставалось надеяться, что я надела симпатичные трусики вчера. А какие я надела?! О чём я вообще сейчас думала?! Какие трусики?! У него невеста! И срать он хотел на моё нижнее бельё.

— Я, наверное, тяжелая. Мало того, что жру всякую вредную еду постоянно, так ещё и на кисель сейчас похожа, — попыталась занять неловкую паузу, пока он нёс меня в ванную.

— Знаешь, я ведь мечтал носить девушку на руках, поэтому моя ноша мне нравится, — подмигнул мне, коленкой включив свет и зайдя внутрь. Казалось, что ему совсем не тяжело, словно я для него пушинка.

Ванная была под стать комнате, в светлых оттенках. Хоть я и не разбиралась в отделочных материалах, но здесь явно всё было выложено мрамором, либо камнем очень на него похожим, с очень красивыми прожилками, которые создавали фантазийный узор. Всё вокруг хотелось разглядывать. Наверное, здорово жить в окружении такой невероятной красоты. Моя ванная в общежитии была совсем не такой. Мало того, что плитка там самая обычная, кремового невыразительного оттенка, так ещё и общая душевая с кабинками. Никакого уединения или комфорта.

А здесь я бы поселилась, правда. Жила бы в этой ванной и чувствовала себя счастливой. Что за бред в моей голове?! Определенно, это всё последствия действия наркотика в сочетании с алкоголем.

Прислонив мое бренное тело к себе, аккуратно усадил мою задницу на бортик ванной.

— А свою девушку ты не носишь на руках?! — зачем-то спросила я.

Джастин включил воду и встал так, что моё левое плечо упёрлось ему в бедро. Голову я, с трудом, но уже могла держать. Хотя она так и норовила прислониться к его животу.

— Не ношу, — спокойно ответил он и взял меня за подбородок двумя пальцами, приподняв его.

Намочил полотенце и начал аккуратно водить по моему лицу, рассматривая меня.

— Ко мне никто так не относился, — призналась я, сглотнув ком, образовавшийся в горле.

На глазах снова навернулись слёзы. Он прищурился, смотря на меня.

— Я тоже ни к кому так не относился, но мечтал, — тихо ответил он. — У тебя очень милые трусики. Только почему там написано «понедельник», если вчера была пятница?! — хохотнул он, переведя тему и смутив меня вконец, но зато слёзы исчезли.

Вот же чёрт!

Какая же я жалкая!

Мои самые обычные трусики «неделька» подверглись ироничному замечанию этого красавчика. Я не носила дорогого, кружевного и сексуального белья. Во-первых, денег на него не было. Во-вторых, мне казалось, что это не моя история. Я не сексапильная кошечка, а в меру упитанная кудрявая девчушка с достаточно объёмными бёдрами. И сейчас этот симпатичный парень заметил то, что обычно никто не видел.

Всё, просто застрелите меня! Ниже пасть в его глазах я просто не могла. Но, с другой стороны, день недели был написан прямо на той части белья, которая была на лобке, значит он смотрел туда?! Почему от этой мысли моё сердце радостно встрепенулось?! Но я тут же вспомнила про его невесту и меня мгновенно отпустило, словно ледяной водой обкатили.

— Я… Эм… Надела, не глядя, — промямлила я, опустив взгляд.

— Посмотри на меня, — практически приказал он, продолжая аккуратно вытирать моё лицо. Подняла глаза на него. — Можно я кое в чём признаюсь?!

Не в силах кивнуть, моргнула в ответ.

— Если честно, то твой «понедельник» меня несколько будоражит. Я здоровый и не слепой парень и, безусловно, могу оценить твою красоту. Но я не собираюсь использовать эту ситуацию и твоё состояние для сексуальных утех. Клянусь, тому, что хранится под «понедельником» ничего не угрожает, — улыбнулся он, но говорил абсолютно серьёзно.

Сглотнув очередной непонятный ком, снова моргнула. Возможно, из-за этого дурацкого наркотика и алкоголя я стала такой плаксивой. Обычно я умела держать эмоции под контролем и не пускать слезу в любой представившийся ситуации. Но рядом с Джастином я словно голая была. Хотя сейчас я была в одной рубашке и белье, считай голая. Уязвимая и незащищенная, при этом в абсолютной безопасности. Какой-то странный парадокс.

— Я бы предложил всю тебя вымыть, но, боюсь, что потом придется заночевать в зале, — хохотнул он. — Открой рот, Крошка, — невозмутимо продолжил он и, вставив мне зубную щётку с пастой, начал чистить мои зубы.

Я была практически уверена в том, что цвет моего лица стал пунцовым от всей ситуации.

— В зале?! — промямлила я, пока он водил щеткой по моим зубам.

— Ну да. У меня здесь есть небольшой спортзал. А железо успокаивает, — пояснил он.

Я нахмурилась, пытаясь понять зачем ему успокаиваться, пока он прислонил стаканчик с водой к моим губам. Набрав воды, сполоснула рот и выплюнула в раковину. Он выключил кран и, вытерев мой рот, повесил полотенце на держатель.

— Ну вот, мы справились. Отличная командная работа, как считаешь? — подмигнул мне и легко подхватил меня на руки.

— Считаю, что командой тут и не пахнет. Ты всё сделал сам, словно целыми днями только этим и занимаешься.

Он рассмеялся, выходя со мной из ванной.

— Поверь, такой опыт с девушкой у меня впервые. Но мой близкий друг Нэйт иногда подкидывает мне работу, когда нажирается в слюни, — аккуратно положил меня в постель.

Почувствовала, что тело потихоньку начало приходить в себя. Но сил в мышцах пока не наблюдалось.

— Я отнесу поднос на кухню. Ты, может, что-нибудь хочешь?! Ещё сок? Мороженое? Кофе? Воду? Проси, что хочешь.

Это всё уже слишком. Но, чёрт возьми, как же мне была приятна его забота. До слёз приятна. Мне бы бежать от него, не глядя… Но так сладка мысль, что я останусь ещё ненадолго с ним.

— Сок, пожалуйста, — хрипло попросила его.

— Будешь плакать, буду щекотать тебя. Ты, кстати, боишься щекотки?! — поиграл бровями, задорно улыбаясь.

— Боюсь.

— Ну, значит, не плачь. Иначе страшные щекотки замучают тебя пока ты не можешь пошевелиться, — взяв поднос, он вышел из комнаты.

Судорожно вздохнув, постаралась взять себя в руки. Я была на грани непонятной мне истерики. Я встретила парня, о котором даже не смела мечтать. Но он был богат и занят. Он был не из моего мира. Но его доброта и отношение к совершенно незнакомому человеку сразили меня наповал.

Когда я была маленькой, то из-за отсутствия отца мне не хватало ощущения защиты, поддержки и безопасности. Когда я была подростком, то начала искать это в парнях. Тогда я впервые влюбилась до потери пульса. Но наши отношения долго не продлились. Это была ослепительная вспышка, за которой последовала беспросветная мгла. Теперь, в двадцать лет, я продолжила мечтать о защите и огромной, всепоглощающей любви. Я чувствовала себя неполноценной без этого чувства. Как будто жила лишь наполовину. Как будто использовала свой внутренний потенциал не на полную катушку. Словно берегла себя и свои силы для кого-то, не растрачиваясь попусту.

Наверное, именно о таком парне, как Джастин, я мечтала. Который мог также ласкать взглядом. Который так трепетно и аккуратно мог вытереть моё лицо полотенцем. Который носил бы меня на руках и не сокрушался, что я безмозглая курица надралась до потери памяти. Который кормил бы меня, словно это самая логичная вещь в мире. Который действительно был бы моим парнем и прикрывал меня от моего начальства. Который подшучивал бы над моим бельём. С которым то, что хранилось под «понедельником» и всеми остальными днями недели что-нибудь да грозило. Разумеется, в приятном смысле.

Вот бы и мне встретить такого, как Джастин, только свободного. Встретить моего Джастина. Моего супергероя.

Глава 5

Джастин

Только зашёл домой после утомительного дня, наполненного учёбой и работой над новым проектом, успев даже мимоходом увидеться с Диего. Наш боксёр в этом году заканчивает Университет, получит степень бакалавра искусств[1] и уйдёт с головой в бои.

С кухни доносился заманчивый аромат трав и каких-то специй. Нанни всегда вкусно готовила. Помню в детстве обожал наблюдать за ней, пока она суетилась около плиты, попутно рассказывая мне истории своей жизни. А жизнь у неё была сложной. Когда ей было семнадцать, ещё живя в Эфиопии, она забеременела. Замужем она не была, отец ребёнка слился. Беременность протекала хорошо, но ребенок родился мёртвым. Как я понял в то время и в тех условиях УЗИ особо не делали и не отслеживали течение беременности. В общем для неё это стало огромным потрясением. Но самое отвратительное было другое — её затравили родственники, что она проклята и вообще гулящая. Ей пришлось бежать. Нанни решила уехать в Штаты за свободой, но здесь у неё никого не было и её никто не ждал, поэтому с восемнадцати лет она работала то посудомойкой, то уборщицей, то курьером, то продавцом в лавке специй. У неё были проблемы с документами, поэтому работала она везде неофициально. Пока случайно не попала к богачам, у которых работала до нас. Они сделали ей документы и дали работу по дому. Она так и не вышла замуж, не родила больше детей.

Прислонившись к дверному проёму, наблюдал за этой невероятной женщиной с самым добрым сердцем, какое только может быть. Она что-то напевала, поглядывая на духовку, где, судя по аромату, запекалась лазанья. Прикрыл глаза и представил себе свою собственную семью, где жена готовит мне. Не успел я вдоволь насладиться несбыточными мечтами, как зазвонил мой мобильник.

Увидев звонившего абонента, я уже знал о ком пойдёт речь.

— Привет, Глен, — поприветствовал его, пока, подойдя к столу, решил налить себе сока из кувшина.

— Привет, Джастин. Как ты, наверное, догадался, я звоню насчёт Нэйта. Он опять подрался и сидит у меня в участке, — отчитался Глен.

Опять. Или снова? Я уже сбился со счёта сколько раз Нэйт подрался с того момента, как Лесли улетела. Стабильно раз в неделю.

— Он сильно бухой?

— Прилично. Но котелок пока соображает, поскольку он попросил позвонить тебе, а не Трэвису, — рассмеялся он. — Но я его не послушался и позвонил сначала его брату, который, кстати, предложил мне в качестве воспитательной меры закрыть его на сутки у себя в участке. Что скажешь?! Заберёшь его или будем воспитывать?!

Вздохнув, сел на стул.

Трэвис сейчас был занят с Джойс. Буквально утром разговаривал с ним, и он пожаловался, что она очень нервничает насчет предстоящего заседания суда, которое перенесли из-за его очередной выходки в камере. Он практически не отходит от своей девушки, оберегая её душевный покой. Им сейчас не до пьяных проделок его брата.

— Поздновато для перевоспитания, поверь мне. Я приеду за ним. С кем подрался на этот раз? — поинтересовался, отпив сока и смотря на Нанни, которая забавно танцевала около плиты.

— Говорит с каким-то итальянцем, — хохотнул Глен. — Я сам не видел, когда приехал, то его и след простыл. Судя по всему, тот несчастный в больницу поехал, — рассмеялся он. — А у нашего гонщика только пару царапин. Слушай, ему реально везёт, что никто заявлений не подаёт. Не понимаю, каким таким образом он выбирает себе грушу для битья, но пока ему удаётся остаться безнаказанным.

— Он сам себя наказывает, — заключил я, наблюдая как Нанни вынула из духовки дымящуюся лазанью.

— Согласен. Короче, он сейчас читает у меня в кабинете и ждёт твоего решения.

— Читает?! — рассмеялся я.

— Ага. У него с собой была какая-то книга, с которой он не расстаётся. Через сколько приедешь?

— Минут пятнадцать. Уже выезжаю.

— Давай, жду, — закончил он звонок, и я положил телефон на стол.

— Нанни, я сейчас не успею поесть, мне надо забрать нашего драчуна из участка.

Она повернулась ко мне, положив прихватку на кухонную столешницу.

— Бедный мальчик. Так красиво страдает, — задумчиво протянула она, сверкнув своими тёмно-карими глазами.

— Красиво страдает?! — нахмурился я.

— Да. Убивается, напивается, дерётся. И всё из-за любви к девушке, — пропела она, театрально приложив ладонь к груди. Я рассмеялся. — Ты же понимаешь, что пока она не вернётся, он будет из крайности в крайность прыгать?! Только она и сможет привести его в чувства, — улыбнулась мне, сев напротив.

Эта мудрая женщина значила для меня очень много. Нанни появилась в нашей семье, когда я только родился. Как она сама рассказывала, мои родители приехали со мной новорожденным из клиники и увидели её недалеко от нашего дома. Ей было негде жить, нечего есть и не на что жить. Её выгнали из другой семьи, в которой она проработала около пятнадцати лет за подозрение в воровстве. Она ничего не крала, но тем людям было всё равно. Кроме готовки и уборки она ничего не умела делать. А мои родители по какой-то неведомой мне причине поверили ей. Почему неведомой? А потому что они скорее первыми обвинили бы в краже любого человека, чем стали его защищать.

Но потом, позже я узнал от них, что они решили взять на работу темнокожую женщину, чтобы в обществе о них сложилось правильное впечатление, как толерантной и сострадательной семьи. Ничего нового. Никакого милосердия или сердечности, только бизнес и репутация, мать её.

Однако мы с Нанни от этого только выиграли в итоге. Она заменила мне мать. Научила меня всему, что я умею. Вложила в меня всю свою душу и безграничную любовь. Она учила меня быть с открытым сердцем и не держать камня за пазухой. Она показала мне, что чистая душа намного важнее набитого кошелька. Я её боготворил. Когда мне исполнилось восемнадцать родители подняли вопрос о её увольнении, но я запретил даже вслух это произносить и начал платить ей из своего кошелька на что они, разумеется, не возражали. Свои деньги у меня появились в семнадцать лет в качестве наследства от моей бабушки по маминой линии. В итоге это наследство по сей день помогало нам с Нанни не зависеть в бытовых вопросах от моих родителей. Еда, счета за дом, оплата разных взносов в нашем комплексе — всё оплачивал я сам. Также стабильно, раз в месяц, переводил определенную сумму на счёт Нанни. Хотя она отказывалась от этих денег, говоря, чтобы я просто покупал продукты в дом, а она будет мне готовить. Но я не слушал её, мне было спокойнее, что у неё всегда есть доступные средства. Мало ли что могло произойти, а она не будет голодать.

— Нанни, я люблю тебя, ты ведь знаешь это? — улыбнулся ей, встав из-за стола и подойдя к ней.

— Я тоже люблю тебя, сорванец, — приобняла меня.

Чмокнул её в висок и, взяв ключи от тачки, вышел из дома, направившись в полицию. Интересно, может мне тоже пора начать топить своё горе в алкоголе?! Начну бухать с Нэйтом, стану алкашом. Тогда я точно буду не нужен Кайле и её родителям.

Впереди замаячило знакомое здание. За последние месяцы я в этом участке буквально прописался.

Зашёл внутрь и уже привычным маршрутом и уверенным шагом направился к Глену. Пару копов узнали меня, приветственно кивая.

— А вот и он, — заржал бухой Нэйт, увидев меня в дверях кабинета Глена.

— Поехали, Тайсон. Тебя ждёт унитаз и постелька, — улыбнулся ему, прислонившись плечом к дверному косяку.

— Джастин, ты всё-таки подумай над предложением Трэвиса. Ты отличный друг, но, может, ему и впрямь будет полезно посидеть ночь в камере? — тихо обратился ко мне Глен, пока Нэйт убирал свою книгу и пытался встать из-за стола.

Наблюдая за ним, почему-то в голову пришло сравнение, что я забирал своего непослушного ребёнка со школы, ей-богу.

— Глен, он влюбился. Никакая камера не поможет и не спасёт от его внутренних переживаний. Он их выплёскивает наружу, потому что не может справиться с этим. Перебесится и успокоится. Но ему нужно время. Закрыв в клетке, вы его тем самым загоните в тупик, и он начнёт ещё сильнее загоняться. Ему нужно пространство для манёвра, — поделился своими размышлениями.

Мне было не сложно забирать этого оболтуса из участка, лишь бы он не натворил дел похуже.

— Ты лучший друг, каких я только видел, Джастин, — сжал моё плечо, тепло улыбнувшись.

У Глена и его жены, Сьюзен, не было своих детей. Не знаю почему, просто не сложилось. Поэтому всю нашу банду он считал своими детьми и защищал в любой ситуации. Трэвиса не трогал на дорогах, вечно моргая в нужный момент и не замечая его ракету, проносящуюся со скоростью звука.

Диего, насколько я знаю, он высвободил из участка всего один раз, когда тот сильно избил парня. Но там было за что чебурахнуть, поэтому никто ему слова не сказал. С тех пор больше случаев не было. Вроде бы.

С Нэйтом было куча приключений. Глен его ангел-хранитель. То голого и пьяного на улице подбирал и домой отвозил, то приезжал по вызову соседей Нэйта на шум из его дома и просил сделать музыку немного тише, но не разгонял нас и не отбирал алкоголь. Святой человек.

Со мной хлопот у него было не так много. Разве что пару раз он приезжал забрать ублюдков наподобие того, что Мишель чуть не изнасиловал. Я их вырубал и звонил ему. Был ещё случай, когда меня забрали в участок за вождение в нетрезвом виде. Но я тогда только купил тачку и решил это сразу отметить, но не рассчитал дозу и нажрался. Как назло, меня остановили и отвезли в участок. На помощь пришёл Глен и замял это дело. А, вспомнил ещё, однажды он тоже моргнул вовремя, когда мы с Нэйтом неслись по набережной, доказывая Трэвису, что моя тачка тоже умеет летать.

— Кстати, раз уж ты заехал, насчёт того ублюдка с вашей вечеринки, — сосредоточенно посмотрел на меня, а я стиснул челюсти, внимательно слушая его. — Его посадят на три месяца плюс выпишут штраф на штуку баксов. Больше, к сожалению, судья не даст, потому что он первый раз попался, — вздохнул он, покосившись на Нэйта, который, вставая, чуть стол не снёс.

— Хоть так. Но если я его ещё раз увижу на вечеринке, ему не поздоровится, — предупредил Глена. — Мне тогда понадобится твоё доброе расположение и связи, — подмигнул ему.

— Сынок, всегда помогу, чем смогу. Только без трупов, идёт?! — улыбнулся он и сжал моё плечо.

— Это уж как получится, — лукаво ухмыльнулся и Глен, рассмеявшись, покачал головой.

— Я готов, — протянул Нэйт, встав напротив меня и пошатываясь.

Его бровь была немного рассечена, губа распухла. С прошлой драки остался фингал под глазом и синяк на шее.

— Пистон, когда тебя отпустит вся эта история, клянусь я сам всеку тебе за мои бессонные ночи, — улыбнулся ему и отошёл в сторону, чтобы он вышел из кабинета.

— Я охренительный красавчик …мать твою… — бормотал себе под нос, пока мы шли по коридору на выход.

Усадив его в тачку, отъехал от участка.

Меньше, чем через два месяца Рождество. А значит моя петля на шее затянется окончательно. Возможно, постоянно спасая Нэйта, я отвлекался от своих проблем. Плюс Мишель, которая провела минувшие выходные у меня дома. Это был глоток свежего воздуха. Она невероятно скромная девушка, всё время извинялась и боялась напрячь меня, а я буквально вился вокруг неё два дня. Предлагал каждые пять минут то одно, то другое. Мне не хотелось, чтобы она уходила. Но выходные закончились, и она уехала. А я даже не взял её номер телефона. Хрен знает почему. Просто не взял. Просто решил, что так у меня не будет возможности сорваться с катушек и сделать то, что так хотелось. А хотелось мне много чего. Очень.

У неё потрясающая фигура. Я слюной изошёл, когда Нанни её переодела и оставила наедине с ней. Совершенно беззащитная девушка лежала в постели и спала сладким сном, а я не мог лечь рядом с ней и насладиться этой близостью. Зато мой взгляд жадно вбирал в себя те изгибы, которые были спрятаны под рубашкой. Я и пальцем к ней не притронулся, хотя хотелось. Только с волосами поигрался. А ещё от неё пахло ванилью. Сладко, тепло и маняще.

— Ну и… как там твоя… Мишель? — запинаясь, пробормотал Нэйт, откинувшись на спинку сиденья.

— Ты даже имя запомнил?! — удивился я, покосившись на него.

— Я всё помню… Ебобо… Всё, — пьяно протянул он.

Покачал головой, понимая, что он сейчас больше о своих тараканах думал, чем о моих. Но ему полезно. Пусть осознает, что не всё в этой жизни праздник и веселье. Иногда наступает время для сбора урожая.

— Мишель ушла в свою жизнь. Я её видел три дня назад, в воскресенье. Подышал немного свежим воздухом и вернулся в своё болото, — ответил ему, включив поворотник и перестроившись в левую полосу.

— Нахрен тебе жениться… это ж балласт… — бросил он, прикрыв глаза.

Не стал комментировать, не зная, что ответить. Было несвойственное мне ощущение, что я устал. Совсем недавно мне исполнилось двадцать один, а ощущение, что шестьдесят один. Жизнь как-то стремительно закрутилась, словно я сел в экспресс поезд и нёсся навстречу неизбежному. В гроб, мать его.

Подъехал к дому, который находился в охраняемом комплексе. Соседи были тихими и, пожалуй, самый шумный был как раз мой дом. Особенно, когда здесь оставался Нэйт. Порой он мог ночью проснуться и пробежаться в чём мать родила по окрестностям. Колбасило парня, что поделаешь.

Зайдя в дом нас оглушила песня Don’t Stop Me Now в исполнении Queen. Нанни обожала эту группу и частенько включала, когда убиралась.

— Нанни! Любовь моя! Я вернулся! — завопил вдруг мой друг.

Господи боже, что за человек?! То бормотал под нос, то орал как потерпевший.

— Я не люблю алкоголиков! — в той же манере выкрикнула Нанни из недр нашего дома.

Я тихо рассмеялся, зайдя в кухню.

— Нанни! Я есть хочу! — не унимался Нэйт.

— А у тебя, что, ручки оторвало?! Я думала только мозги отъехали. Так что пьяных я не обслуживаю, — фыркнула она, зайдя на кухню и скрестив руки на груди.

Я усмехнулся и подошёл к кухонному островку, где стояло блюдо с лазаньей. Она, разумеется, уже остыла, пока я ездил, но аромат от неё исходил бомбический.

— Ну Нанни! Ну пожалуйста! — начал паясничать мой друг-дебил.

— Пистон, отвали от моей женщины, — бросил ему, нарезая лазанью. — Я сам тебя накормлю. Точнее положу, а есть будешь своими щупальцами. Потом спать. И не дай бог ты ночью меня поднимешь. Клянусь, выгоню на улицу с голой жопой и потом не заберу из участка, — шутливо рыкнул на него, но это подействовало.

Он, подняв ладони, сел и заткнулся. Реально порой ощущал себя отцом с непослушным ребёнком. Раньше мы были как братья-близнецы, исполняя разную дичь на равных. Но после его кризиса в личной жизни мы изменили наши роли и мне приходилось вовремя тормозить этого несчастного и влюблённого дебила.

Нанни довольно улыбнулась, слегка пританцовывая на месте. Как у многих афроамериканских женщин, у неё была сногсшибательная фигура и очень выразительная внешность. Она очень красивая женщина. И несмотря на то, что ей было шестьдесят лет, духом она была молода и любила потанцевать и подурачиться с нами. Нэйт, оценив танец Нанни, подлетел к ней и начал изображать Фредди Меркьюри, поющего в микрофон.

Наблюдал за ними, прислонившись к кухонному островку и наворачивая тёплую лазанью. Иногда я и сам танцевал с Нанни, когда настроение было подходящим. Только в последнее время я всё меньше испытывал посыл потанцевать. Точнее не так. Танец для меня всегда был способом снять напряжение и отключить голову на несколько минут. Но недавно я заметил, что даже это уже не помогало. Даже отчаянно отплясывая под какой-нибудь популярный трек, меня не отпускало отчаяние. В голове был рой мыслей, мешающих кайфануть по-настоящему. Ощущал себя пленником собственного мозга, честное слово. И ведь не выберешься из этого плена, не спасёшься от самого себя.

— Ебобо, смотри! — заорал Нэйт, изображая Фредди Меркьюри.

Улыбнувшись, решил не комментировать. Точно ребёнок. Интересно, а с детьми всегда так? Надо поощрять любое их творение или можно высказаться, что порой лучше не делать так?! Нэйт неплохо двигался. Трезвым. Но вот пьяным… Это было жалкое зрелище.

— Я, чёрт меня дери, долбаный Фредди Меркьюри, мать его! Король вечеринок и веселья! — гоготал мой друг, пока выделывал свои пируэты.

Нанни рассмеялась и подошла ко мне.

— Вкусно тебе, мальчик мой? — провела ладонью по моим волосам и заглянула в глаза.

Столько тепла и любви в её взгляде. Эта женщина отдала мне, совершенно чужому ребёнку, двадцать один год своей жизни. Она ночами не спала, кормя меня из бутылочки, потому что мама не хотела кормить меня грудью. Нанни была тем человеком, кто увидел и запечатлел на фото мои первые шаги и даже записывала в блокнот мои первые слова или приколы, которые я, будучи ребёнком, выдавал! Я любил её. Любил так, как никого. Даже родителей. Ради неё я готов был и в пекло полезть, если бы понадобилось. Она посвятила мне жизнь, я собирался отплатить ей тем же.

— Нанни, это шедевр. Просто отвал башки! Но ты и не умеешь готовить иначе, — подмигнул ей, жуя нежное блюдо.

— А что у нас на ужин?! — очухался Нэйт.

— Лазанья, — довольно протянул я, только сейчас осознав, что это итальянское блюдо, а у него с недавних пор всё имеющее отношение к этой стране вызывало отторжение и агрессию.

— Лазанья, говоришь?! — тут же напрягся он, подойдя к нам. Кивнул ему, не сводя взгляда и продолжая уминать за обе щеки. — Вкусно? — изогнул вопросительно бровь. Опять кивнул. — А это прямо классический рецепт из этой страны?! — не унимался он.

— Головастик, еда здесь не при чём! — не выдержала Нанни, и я заржал. — Либо ешь, либо иди спать.

Нэйт насупился, но плюхнулся за стол и начал есть с каким-то странным остервенением. Точно ребёнок.

— Хоть поест, — пробормотала Нанни и, улыбнувшись мне, вышла из кухни.

Сел напротив Нэйта. Забавно, как нас с другом одновременно накрыло волной осознания происходящего в наших жизнях. Раньше мы постоянно шутили и прикалывались нон-стопом, а сейчас стали больше думать и анализировать. Хоть он бухал постоянно, но я знал, что в его мозгу тоже происходила бурная деятельность, которую он и не мог вытерпеть без анестезии. Поэтому я и не трогал его. Это пройдёт.

— Вкусно, — тихо произнёс он, задумчиво смотря в одну точку.

— Согласен, Пистон. Когда следующие соревнования?

— Через месяц. Когда меня отпустит? — посмотрел на меня своими печальными голубыми глазами. — Я не выдерживаю уже. Меня разрывает изнутри. Хочется заорать от беспомощности и бессилия, — признался он. Наконец он начал говорить. — Я… Я её ненавижу… Но… Чёрт… — он опустил глаза, перестав жевать. Я положил вилку и внимательно посмотрел на него. — Я скучаю по ней… Она мне снится практически каждую ночь. Этот взгляд, посылающий меня далеко и надолго. Эти соблазнительные губы… Чёрт… — прошептал он, положив приборы и уперев локти в стол.

— Время. Просто подожди. У тебя, в отличии от меня, есть в запасе время. У тебя ещё есть шанс вновь стать живым и счастливым. Тебя никто не принуждает ни к чему. Просто подожди и всё наладится, — тихо ответил ему.

Он поднял голову, и я заметил слёзы в его глазах. Нэйт никогда при мне не плакал. Я при нём тоже. Это как-то не принято среди парней. Нам же в принципе с детства внушают, что слёзы — это не мужское занятие. Правда, что ли?! А мы не люди, разве?! У нас нет сердца или души?! Нам не бывает больно?! Мы вообще-то тоже чувствуем и порой острее, чем женщины. Хотя эмоции — это такая субстанция, которую не оценишь и не взвесишь. Но мне кажется, что мы правда некоторые вещи переживаем глубже, чем девушки. Просто виду не показываем. Потому что не принято. Потому что страшно показаться слабым.

— А что, если это и впрямь… любовь? — еле слышно спросил меня, часто моргая.

Аллилуйя! Дошло! Я бы отметил это, но ему уже достаточно пить.

— Ты справишься, вот увидишь. Поверь, в этом нет ничего чудовищного, хоть сейчас тебе так и не кажется.

— Нет. Не любовь. Я её ненавижу, — покачал он головой, сжав челюсти.

Не дошло. Ладно, подождём.

— Как скажешь. Моё мнение ты знаешь.

— А почему ты собираешься жениться на Кайле, если не любишь её? Она же бесит тебя, раздражает и явно не в позитивном смысле. Зачем тогда? — вдруг спросил он, потерев переносицу.

— Хотел бы я сам знать, если честно. Я не могу бросить универ, а мои родители именно этим меня и шантажируют. Они считают, что слияние финансовых потоков наших семей лучшая сделка века. А моё мнение не учитывается. Как они теперь говорят: «Стерпится, слюбится». Только вот я не очень понимаю, как я вдруг могу полюбить ту, на которую у меня уже даже не стоит. Ну, стоит, но вяло. Я что, вяло полюблю?! Я так не хочу. В моих мечтах я живу в любви, купаюсь в ней, если хотите. Я хочу любить. Хочу отдавать. Хочу что-то делать ради своей девушки. Хочу, чёрт подери, быть для неё супергероем! Я хочу… Знаешь, когда здесь была Мишель, то я реально почувствовал себя мужчиной. Не мальчиком, не парнем, а мужчиной. Тем, кто искренне заботился о своей женщине, которая плохо себя чувствовала. Я кайфовал от этого, веришь? — Нэйт внимательно слушал меня, но в ответ неопределённо покачал головой. Однако я продолжил: — Я крутился вокруг абсолютно незнакомой девушки, словно она центр моей вселенной и не чувствовал себя при этом каким-то ущербным или мягкотелым. Каждая её скромная улыбка отзывалась во мне взрывом гордости, мол «Я смог. У меня получилось». Я кормил её с ложечки и, чёрт подери, это было лучшее, что со мной произошло за последние пару лет. Да какие пару… Мне кажется я никогда так не наслаждался обществом девушки. Без секса, без дикого флирта, без намёков. Хотя нет, парочку намёков я сделал, не смог удержаться. Но она невозможно притягательная девушка. Совершенно бесподобная. Рядом с ней я чувствовал себя значимым и важным. Я жил, дыша полной грудью, — признался ему в своих сокровенных мыслях.

Я старался не анализировать минувшие выходные, чтобы не отчаяться совсем. Но Мишель правда потрясла меня своей неимоверно женской сутью. Она мягкая, тёплая, пленительная. Она женщина, хоть ей всего двадцать. Вот о такой я мечтал с детства. Такую жену я хотел, которая ест со мной жирную еду, не считая дебильные калории. Которая громко смеётся, не сдерживая себя. Которая краснеет, когда смущается. А смущается она от моих двусмысленных намёков. Которая при этом любит своё тело и не издевается над ним. Которая ценит себя. Которая искренняя и настоящая.

— Судя по всему, исходя из вашей с Трэвисом логики, ты запал на неё, — заключил Нэйт, который в принципе не обсуждал дела сердечные, обсуждая только дела постельные.

Прогресс на лицо.

— Мне нельзя западать на неё. Я не могу решить вопрос с Кайлой, а тут ещё и это. Мне просто нельзя. Это чревато последствиями. Если бы я был свободен, то не упустил бы её ни за что. Если бы я мог расстаться с Кайлой без последствий, то по любому завоевал Мишель. Но, чёрт, я не могу так поступить с Кайлой как бы я к ней не относился. Не могу. Я топлю за искренность, а сам буду за спиной воду мутить?! Как это называется?! Лицемерие и двойные стандарты. Это не моя история, — обречённо произнёс и встал, чтобы взять кувшин с соком и стаканы.

— Ты сам говорил, что сердцу не прикажешь, а сейчас говоришь, что нельзя западать на неё. Разве этот вопрос контролируется сердцем или мозгом?! — задал слишком глубокий вопрос Нэйт.

Я аж растерялся и подвис, пока наливал нам сок.

— Ну, сердцу не прикажешь, это факт. Однако в моих силах не искать встреч с ней и постараться не думать.

— И как? Получается не думать? — усмехнулся он, взяв стакан.

Бросил на него взгляд. Вот ведь, сукин сын, какой умный и прозорливый стал.

— Не очень, — признался ему.

— То есть, если бы не Кайла, то ты приударил бы за ней?

— Да. Я бы добился её. А потом носил бы на руках, кормил с ложечки и боготворил каждый божий день, — улыбнулся, сев обратно и отпив сок.

— Серьёзно тебя зацепила, — задумчиво заключил он, разглядывая стакан. — Помнится, ты именно о таком и мечтал. Помню, как ты лет в тринадцать сказал мне, что твоя жена будет самая счастливая женщина, потому что ты будешь отдавать ей все заработанные деньги, — улыбнулся он, рассмешив меня.

Было дело. Но в моём мировоззрении ничего не поменялось. Я бы своей жене отдавал все свои бабки. Только, блин, Кайле отдавать свои деньги мне вообще не хотелось.

— А в пятнадцать, кажется, ты выдал, что сделаешь ей ребёнка как можно быстрее, чтобы вам было веселее втроём. Мол так любви будет втрое больше, — продолжил вспоминать мои подростковые мечты Нэйт.

И здесь ничего не поменялось. Я любил детей и хотел их. Я бы видел в них продолжение нашей любви. И первого ребёнка действительно хотел побыстрее. Я не верил в то, что надо сначала притереться и наладить быт. Всё можно делать параллельно, если ты реально любишь человека. Может я слишком романтичен, но я верил в одно: в силу любви.

— Ну а что?! Представь, как здорово видеть нового маленького человека, похожего либо на тебя, либо на твою любимую женщину?! Это ж космос! Не было человека и вдруг появился, да ещё и твой. Это фантастика, — улыбнулся, представив каким был бы мой ребёнок.

— Я бы повесился, если б мой ребёнок был по темпераменту похож на меня, — заржал Нэйт.

— А я бы вместе с ним с ума сходил, — пожал плечами.

— Тогда твоя жена от тебя свинтит, — захрюкал он от смеха.

— Нихрена! Моя жена будет со мной на одной волне и поддержит наше веселье, — довольно ответил ему.

— Кайла?! Серьёзно?! Что-то я слабо представляю её, радостно прыгающую под 5 °Cent или Eminem рядом с тобой и вашим ребёнком, — вернул меня в реальность Нэйт, и я тут же перестал смеяться.

М-да. Точно. Кайла. Она не только не поддержит, но и скорее начнёт вопить, что мы мешаем ей медитировать или ловить дзен около бассейна с каким-нибудь фито-коктейлем из шпината и соевого молока.

— Пистон, ты обломал мне весь кайф сейчас, — горько усмехнулся я.

— Я теперь мистер Облом, — подмигнул мне. — Что мне одному страдать?! Нет уж, ты мой лучший друг, значит вместе будем сопли жрать.

Я рассмеялся, покачав головой.

— А что за книгу ты с собой постоянно носишь? — перевёл тему.

— Теперь ты обломал мне весь кайф, сукин ты сын, — горько улыбнулся он. — Эта та самая книга тупых советов для тупых пикаперов, которую я купил в магазине Пираньи. Мне кажется, я её уже наизусть знаю, но не могу расстаться с ней. Просто ношу всегда и перечитываю. Эти наитупейшие советы поднимают мне настроение, — поделился Нэйт. — Хочешь зачитаю один из любимых? — кивнул ему, и он тут же полез за книгой, озорно улыбнувшись. Ну, точно ребёнок. — Слушай: «Перед свиданием не брейтесь! Девушки любят настоящих альфа-самцов, от которых за версту несёт мужчиной. А это означает, что все волосы на вашем теле должны остаться нетронутыми. Лицо, грудь, руки, ноги и, конечно же, ваш дружок, должны быть покрыты шерстью», — давясь смехом, посмотрел на меня. — Как тебе?! Скажи дебильнее ты ничего не слышал?!

— «Дружок»? «Шерсть»? — заржал я. — Неужели это кто-то в серьёз воспринимает?!

— Надеюсь, что нет. Иначе такие тупые советы не доведут ни один болт до финиша, — захрюкал он.

— Слушай, если этот болт называет свой член «Дружком», то может, ему и не стоит доходить до финиша?! — задал резонный вопрос я.

— Именно! — ткнул в меня пальцем. — Альфа-самец и «Дружок, покрытый шерстью» не сочетаются как-то. Пусть тогда косички плетут из волос, торчащих из ноздрей, крутят дреды на заднице, а девушек оставят в покое.

Я расхохотался и покачал головой, смотря на него. Ну, хотя бы он смеётся. Хотя бы мы оба смеёмся. Вот же чёрт. Раньше мы только и делали, что ржали, а сейчас два унылых говна. Надо с этим что-то делать. Только что?! В его случае время поможет. А в моём?! Мне что делать, чтобы вновь почувствовать себя счастливым и полным жизни?! Как выбраться из этого капкана живым?! Как получить профессию, оставшись при этом без оков и цепей?! Сколько вопросов сразу. А ответы есть?! У меня нет.

Интересно, а чем сейчас Мишель занимается? Я искренне старался сделать эти выходные для неё максимально ненапряжными и приятными. Мы немного пообщались про учёбу и планы на будущее. Узнал, что она только в этом году перевелась в универ, любила начос с гуакамоле, чай с мятой, лаймом, корицей и сахаром, и жить не могла без пирожных. Мы даже вместе фильм посмотрели, лёжа в кровати и жуя чипсы. И плевать нам было на калории. Она, кстати, оценила мое коронное блюдо чипсы с Nutella.

В какой-то момент мне показалось, что ей со мной спокойно и комфортно. Она расслабилась, забыв про свою работу и разрешив мне вдоволь наиграться с её волосами.

Однако деньги так и не взяла, а я два дня пытался ей их всучить, но пришлось сдаться, потому что она сказала, что её это унижает. А у меня и мысли подобной не было. Ещё она живо интересовалась моей жизнью, задавая вопросы. Она была такой настоящей, искренней и много улыбалась.

Интересно, а она думает обо мне?!


[1] В американской системе образования степень бакалавра искусств присуждается в области гуманитарных и общественных наук.

Глава 6

Мишель

Поправив рюкзак на спине, вышла за пределы территории кампуса и направилась в сторону кафе, в котором подрабатывала официанткой. Из-за тех выходных, что я пропустила неделю назад, пришлось сократить свои расходы. Я, конечно же, не взяла денег, которые Джастин предлагал мне. Кому дают деньги за проведённое вместе время? Правильно, проституткам. Ну или можно помягче назвать — эскортницам. Но суть не меняется. А я осталась с ним по своей воле и неспособности организма слушаться меня. Правда к вечеру субботы мне полегчало, и я даже смогла сама сходить в душ. В воскресенье после вкуснейшего обеда я уехала. Его няня, Нанни, совершенно невероятная женщина с огромным сердцем и кучей смешных историй про детство Джастина в арсенале. В ней столько тепла и любви, что мне очень хотелось подольше задержаться у них, но это просто невозможно.

Джастин мне тоже очень понравился. Я бы даже сказала слишком понравился. Он ни на минуту не дал мне подумать, что я для него обуза или гость, которого он не очень-то хотел видеть. Наоборот, не отходил от меня и окутал вниманием и заботой, словно я самый долгожданный человек в его жизни. Никогда прежде не сталкивалась с таким отношением от парней. Тем более настолько обеспеченных.

Но. Всегда есть но.

У него есть девушка. Ха! У него невеста, а не девушка. Он обмолвился, что скоро должен сделать ей предложение, поэтому мои мечты, что он как-то по-особенному относился ко мне, можно засунуть глубоко в задницу. Да, мы пообщались немного, но остались незнакомцами, которые разошлись в свои жизни.

Однако я думала о нём всю неделю. Так странно… Но я скучала по нему. По тому, кого практически не знала.

— Слушай, прости, что я тогда оставила тебя одну. Просто тебя и так никогда не вытащишь на вечеринку, а тут получилось и вот чем всё закончилось, — сокрушалась Эшли, взмахнув рукой. — До сих пор не могу простить себе, что не предусмотрела подобной ситуации, — пробормотала моя подруга, которая тоже шла в сторону своей работы, только в кофейне.

— Эшли, да успокойся ты уже! Если не считать того, что я испытала дикий шок на утро, то я легко отделалась, — улыбнулась ей.

Когда я рассказала ей о своём приключении в мир роскоши и богатых парней, то она заключила, что это похоже на сказку про Золушку. Пришлось расстроить её, сказав, что принц занят. Да и вообще, разве такой парень заинтересуется бедной девушкой?!

— Шок она испытала! Да я бы там коньки отбросила и трусики обмочила! Но тебе действительно повезло, что твоим супергероем стал Джастин. Я наслышана о нём и его компании. Там все парни такие… мощные и какие-то идеальные, — рассмеялась она. Поправила шарф, затянув его потуже. Ноябрь в Лос-Анджелесе хоть и тёплый, но не жаркий месяц. — Но особенно я наслышана именно о Джастине. Ходят слухи, что он очень искренний парень и ко всем знакомым девушкам относится, как к принцессам. Всегда поможет и поддержит, обнимет и приголубит. Душка он, короче говоря. И это несмотря на то, что он из супер богатой семьи.

Обнимет… Да, в течение выходных он обнимал меня несколько раз, особенно когда мы смотрели фильм. Он лёг рядом со мной и положив мою голову себе на грудь, зарылся рукой в волосы и делал что-то невообразимо приятное. Его ладонь сначала массировала кожу головы, потом проходилась по волосам, пропуская пряди сквозь пальцы, а потом повторяла всё по новой. Он так делал практически полтора часа, пока шёл фильм. А я от этой ласки буквально отупела и чуть слюни на его футболку не пустила.

— Да, Джастин был невероятно добр и щедр ко мне. Никакого высмеивания моей глупости или высокомерия от его положения я не почувствовала. Он хороший парень с добрым сердцем. Во всяком случае за два дня я не увидела никаких подводных камней. Но! Мы с ним живем разным жизнями и давай закроем эту тему. Я жива и это главное, — покосилась на неё.

— Ладно-ладно, — вскинула ладони, посмотрев на меня своими карими глазами. — Но я рада, что ты оказалась именно в его руках. Значит так должно было случиться.

Вздохнув, поняла, что после тех выходных я ненароком сравнивала знакомых в Университете с ним. Мимику, жесты, манеры… Это происходило непроизвольно. Видимо он покорил меня своим отношением. Раз в мире есть один такой невозможный парень, то, значит, существует вероятность встретить ещё одного, но свободного. И, желательно, из моего мира. Более скромного и приземлённого что ли. Наверное, когда у тебя денег куры не клюют легко оставаться добрым, весёлым и открытым. Тебе не нужно ломать голову как прокормить себя, оплатить счета и при этом ещё желательно нормально выглядеть. И это я молчу про праздники, когда надо покупать подарки…

Наверное, когда у тебя много денег, то жизнь не кажется каким-то сплошным квестом, где ты носишься, разгадывая ребусы, как курица с отрубленной головой от одной цели до другой. Возможно, приличный счёт в банке даёт тебе свободу действий и выбора. Я никогда не жила в тех условиях, в которых Джастин вырос. Одна ванная комната в той комнате, где я провела выходные сопоставима по размерам с моей комнатой в общежитии. А в моем родном доме моя спальня и того меньше. А про изобилие продуктов в холодильнике я вообще молчу.

Однако в век толерантности и свободы чего бы то ни было стоит отметить, что многие обеспеченные люди по-прежнему ведут себя по-хамски. Это я периодически наблюдаю, работая официанткой. Наше кафе не из самых дорогих, но там действительно вкусно готовят и поэтому пустующих столиков практически никогда не бывает. Разумеется, к нам заходят совершенно разные личности. Бывают и очень приятные, а бывают не очень. Так вот откровенное хамство до сих пор можно услышать только от богатых и зажравшихся людей, мнящих себя избранными. Сверкая бриллиантами, они унижают тебя, указывая на твоё место в пищевой цепочке. Чего только не бывает. Например, могут демонстративно опрокинуть стакан с соком на тебя или горячий чай. Так вот Джастин явно не из их песочницы. Он воспитанный и культурный.

— Слушай, а ты не в курсе, можно ли в нашем общежитии жить с ребёнком? — неуверенно спросила, остановившись около кофейни, где работала Эшли.

— С ребёнком?! Твоя мама Итана что ли привезёт?!

— Да, — вздохнула я, — она решила поехать на День Благодарения к своему новому ухажёру, а Итана не с кем оставить. Как ты понимаешь, я не могу оставить работу и поехать домой. Мне надо что-то придумать.

— Оу, не думаю. Это же студенческое общежитие, какие дети?! Но ты узнай, на всякий случай, — нахмурилась она.

— Узнаю. Ладно, спасибо! Я побежала дальше, — чмокнула её в щеку и поторопилась на свою смену.

Наше кафе было знаменито завтраками, тщательно отобранных из кухонь разных стран мира, которые подавались весь день. Были варианты для веганов и фитнес зависимых. Гранола, авокадо, яйца-пашот, лосось или жареные колбаски с тостом, бекон, каша или пудинг. Голодными точно не уйдёте. Место было популярным и молодёжным, хотя открылось всего год назад. Такая фишка принесла владельцу миллион долларов, а мне возможность работать.

Гарольд, непосредственный владелец кафе и мой начальник, был порядочным человеком. Он считал, что основа любого бизнеса — это слаженное взаимодействие людей, увлечённых своим делом. Он сам лично дотошно отбирал персонал на работу, даже официантов. Если ты не умел общаться с людьми ненавязчиво, но при этом дружелюбно, то тебя не брали. Если ты мечтал плюнуть в тарелку гостю, то тебя не брали. Если ты втайне ненавидел людей, то, естественно, тебя не брали. Короче говоря, Гарольд считал, что мелочей в бизнесе не бывает. Всё должно быть на уровне. От нас, официантов, требовалось только одно: желание быть полезным. Мне нравилась такая позиция. В коллективе была здоровая атмосфера, без подковёрных игр. И я была несказанно рада, что Гарольд с пониманием отнёсся к моему «отравлению», как тогда это преподнёс Джастин.

Когда я вышла на работу в понедельник, то он удивился тому, что у меня есть жених. И дело не в том, что я страшная уродина, как он сказал, а в том, что я никому про него не говорила. Пришлось соврать и сказать, что я просто очень суеверная и не треплю о своей личной жизни налево и направо.

— Привет, кудряш, — улыбнулся Гарольд.

На вид ему было лет тридцать пять. Шатен, с бородой, в очках и светло-карими глазами. Иногда он дополнял свой образ вязаной шапочкой. Любил джинсы и грубые ботинки, футболки и свободные клетчатые рубашки. Он был привлекательным мужчиной. А ещё у него были какие-то татуировки на предплечьях, витиеватые узоры и орнаменты, явно скрывающие тайный смысл.

— Привет, Гарольд, — улыбнулась и прошла в служебное помещение, чтобы переодеться.

Надев чёрный фартук и заколов волосы по бокам, вышла в зал. Из колонок лилась песня No Roots исполнительницы Alice Merton.

— Обслужишь третий столик? Она только подошла, — обратился ко мне один из новеньких парней-официантов, имя которого я забыла.

Кивнув ему, подошла к блондинке.

— Добрый день. Могу помочь Вам с выбором или Вы уже определились? — вежливо улыбнулась ей, приготовив небольшой электронный планшет, куда мы вбивали выбор гостя, и он автоматически отображался на дисплее в кухне.

Девушка подняла на меня свои голубые глаза и недовольно фыркнула.

— У вас всё очень жирное, а мне говорили, что вы способны удовлетворить требования всех посетителей, — скептически изогнув бровь, писклявым голосом произнесла она.

Вот о чём я и говорила. Бриллианты в её ушах от искусственного освещения буквально слепили меня, аккуратный маникюр показывал, что руками она не работала, волосы идеально прямые и блестящие. У неё полно денег и очень мало воспитания.

— Есть обезжиренный йогурт с гранолой. Есть желе с ягодами, тоже без жира. Есть яйца-пашот с салатом из рукколы, — перечисляла очевидные варианты нежирных блюд.

— В яйцах желток сплошной холестерин, в граноле одни углеводы, в желе полно сахара, — цокнула она.

— А чтобы Вы хотели попробовать? Я могу передать Ваши пожелания нашему шеф-повару, возможно он сможет порадовать Вас, — моя улыбка уже была неискренняя, скорее натянутая или дежурная.

— Откуда я знаю, что хочу?! — взвизгнула она. — Я привыкла выбирать, понимаешь?! Выбирать, а не самой изобретать велосипед!

Мысленно досчитала до пяти.

— Может начнём с напитков? Сок, вода, чай, кофе?

— Кофе без кофеина с соевым молоком.

Ну, разумеется! Кофе без кофеина. Мясо без мяса. Шоколад без какао бобов. Голова без мозгов.

Подавив желание закатить глаза, вбила её заказ в планшет. Блондинка продолжила нервно крутить меню в руках, как зазвонил её телефон. Решила не стоять над душой этой привереды и отошла на пару метров, поглядывая в сторону кухни.

— Алло, — недовольно и громко ответила она на звонок, — да, я пришла в это кафе, где завтраки и тут совершенно нечего поесть! — повысила децибелы эта девушка. — Нет, дорогой, для всех людей тут полно выбора, но для меня нет ничего. Я же не могу есть жиры и сахар! Целлюлит появится, морщины, прыщи. Ты вообще о чём?! — недоуменно ответила очевидно своему парню.

Увидела, что кофе без кофеина готов и, подхватив её заказ, принесла ей.

— Сколько мне ещё тебя ждать?! Ты постоянно учишься или работаешь! Я устала находиться в режиме ожидания! Я отсюда не выйду, пока ты не приедешь! А учитывая, что мне здесь даже поесть нечего, то это будет на твоей совести, что твоя будущая жена голодает! Голодает, понимаешь?! — театрально завыла эта индюшка.

Нет, ну правда! Натуральная такая индюшка. Интересно, а какой у неё парень?! Ему нравится такое поведение?! А её писклявый голос?!

— Да, дорогой! Совершенно нечего! Вообще! Поэтому жду тебя здесь! — произнесла она и отключила звонок, бросив телефон на столик. — Что ты стоишь и подслушиваешь?! — прищурилась, глядя на меня. — Ни еды нормальной, ни обслуживания. Пошла вон, мне больше ничего не надо, — демонстративно отвернулась от меня и закинула ногу на ногу.

Да я только с радостью отойду подальше! А то не хотелось, чтобы зацепило брызгами говнеца.

Блондинка, в итоге, уткнулась в телефон и практически не поднимала головы. Оставив её, занялась другими столиками. Остальные посетители были намного приветливее и дружелюбнее. Баланс соблюдён. На десять адекватных будет один неадекватный.

Где-то через полчаса пошла на кухню за очередным заказом. Выйдя с подносом в зал, чуть не выронила его. Мне пришлось несколько раз перебрать руками в воздухе, чтобы удержать его, а учитывая, что на нём стояли стаканы с соком, то я точно фокусник танцевала с подносом в проходе.

Боже, до чего же я жалкая!

За столик к этой взбалмошной и невоспитанной блондинке подсел он, Джастин. Я обомлела и оторопела. Пульс мгновенно взлетел до небес, а перед глазами словно петарду взорвали. Это и есть его девушка?! Серьёзно?! Но как?! Как такой приятный и добрый парень мог жениться на такой высокомерной хамке?!

Это не моё дело.

Взяв себя в руки и вцепившись в поднос, прошла мимо к другому своему столику. Пока расставляла еду, невольно услышала их диалог.

— Кайла, здесь полно вкусной и полезной еды. В чём проблема?! — изумился Джастин.

Кайла, значит. Тут я вспомнила, как он с ней разговаривал по телефону у себя дома. Тогда в его интонации не чувствовалось какого-то особенного отношения к ней, словно он со знакомой разговаривал, а не с будущей женой.

— Полезная?! Ты сейчас серьёзно?! Одни жиры и углеводы, — фыркнула она.

— Но… — начал он, как вдруг заметил меня.

Наши взгляды встретились. Джастин явно потерял дар речи, но быстро собрался и едва заметно улыбнулся. Моё дыхание сбилось, и я нервно облизала губы, почувствовав смятение. На секунду в моём мозгу пробежала мысль спрятаться за подносом, но потом я поняла, что это будет по меньшей мере глупо. Поэтому поспешно отвернулась, засунув несчастный поднос подмышку и, чуть ли не подпрыгивая от нервозности, пошла в сторону кухни.

— Девушка, — тут же полетело мне в спину. Я замерла, не поворачиваясь. — Вы не могли бы принять у меня заказ? — с какой-то игривой интонацией произнёс Джастин, явно обращаясь ко мне.

Что ж, я на работе, а это мой стоик, поэтому вновь развернулась и подошла к ним. Попыталась изобразить на лице непосредственность, но уголок губ нервно дёргался.

— Конечно, — выдавила из себя. Он внимательно посмотрел на меня, в его взгляде плясали озорные огоньки. — Я буду жареные сосиски, тост со сливочным сыром, вишневое желе, круассан с пастой Nutella и кофе, — уверенно перечислил он.

— Ты с ума сошёл столько жрать?! Джастин, я вообще-то тоже хочу! Пойдём в другое место, где мы оба сможем поесть! — процедила его девушка.

— Кайла, если ты даже здесь не смогла ничего выбрать, то я тогда не знаю куда нам пойти. Иди траву во дворе пощипай, — бросил ей, а я сжала губы, чтобы не рассмеяться. Джастин вновь перевёл взгляд на меня. — К сосискам ещё бекон, пожалуйста, — обратился он ко мне и подмигнул.

О господи… Он очарователен. Я вот никогда не умела подмигивать одним глазом, у меня всё лицо ходуном ходило, но у него это получилось так органично. А от осознания, что он подмигнул мне при своей девушке, у меня начался нервный тик.

— Кофе декаф или классический?! — уточнила у него, еле ворочая языком.

— Кофе с кофеином и с коровьим молоком. Сосиски из мяса. Бекон из жирной свиньи. А круассан обязательно с глютеном и побольше жирной пасты, — забавлялся он, сверкнув в меня игривым взглядом.

Наверняка я покраснела, но всё вбила в планшет и поспешно удалилась, стараясь не запнуться и не растянуться посреди зала. Спрятавшись за стойкой, где стоял кассовый аппарат и различные стаканы, наблюдала за ними, точно в засаде сидела. Чувствовала себя малолеткой, которая следила за своим кумиром из кустов.

Джастин был очень симпатичным парнем. Эдакий Кен. И рядом с ним была его Барби. Оба светленькие, оба идеальные, оба богатые и успешные.

Вот что за несправедливость такая?! Почему таким парням, как Джастин нравятся такие суки, как Кайла?! Я была достаточно застенчивой и стеснительной. Порой могла покраснеть от неловких ситуаций. Но также я была доброй и понимающей, не выносила мозг людям, не навязывалась им и не доставала. Однако размазнёй или соплёй меня тоже нельзя было назвать. Я вполне могла постоять за себя. Ну, когда не пила наркоту из стаканчиков. Но я точно не была сукой или стервой. А, видимо, именно такие и имели популярность у парней, как Джастин.

Взяла его заказ и подошла к их столику. Джастин довольно потёр ладони, улыбаясь и смотря на меня.

— Мать моя женщина, как всё аппетитно выглядит, — промурлыкал он, пока я расставляла перед ним тарелки трясущийся рукой. — Можно мне ещё апельсиновый сок? Очень хочется кислого. Знаете, иногда бывает такое состояние, когда жажда мучает?! — стрельнул в меня озорным взглядом. Сдержав улыбку, кивнула. — Вот у меня сейчас такое состояние. Мышцы ломит, тело буквально не слушается после тренировки в зале. Очень хочется сок, — протянул он, продолжая провоцировать меня на улыбку.

На подносе остался стакан, в который наш шеф-повар заботливо воткнул нарезанную морковь и сельдерей. Поставила его перед блондинкой.

— Это ещё что?! — брезгливо цокнула она.

Джастин заржал в голос.

— Это чтобы ты не скучала, Кайла. Грызи, бобёр, — смеясь, он вытащил сельдерей и воткнул ей в рот.

Быстро убежала за соком, не дождавшись волны её негодования, но внутренне ликуя, что Джастин понял наш с шеф-поваром юмор.

— М-м, потрясающе вкусно! — тут же поделился со мной Джастин, как только принесла ему сок. — Как жаль, что я раньше не знал об этом заведении. Здесь так атмосферно, тепло и светло. Так хорошо, — жуя тост, поднял на меня свои серо-зелёные глаза. На секунду мне привиделось, что он рад именно мне. Пощечину бы мне влепить за такие мысли. — Благодарю за вашу заботу, — захватив губами трубочку, он сделал большой глоток. — М-м, выпил бы целый стакан, а лучше два. Очень вкусно, — подмигнул мне и я, залившись краской, ушла.

Но в этот раз встала недалеко от стойки, чтобы видеть все свои столики. Джастин то и дело посматривал на меня, и в его взгляде читался интерес. Пару раз он слишком долго смотрел, будто думая о чём-то. Я же от неловкости быстро отводила взгляд, но кожей чувствовала, что он изучал меня. Мне бы тоже хотелось поразглядывать его ещё, но я была на работе, а он был с невестой.

Джастин ел не спеша, смакуя каждый кусочек. Его спутница то и дело утыкалась в свой телефон и что-то говорила ему, но он был увлечён едой и особо не отвечал ей. Мой организм как-то странно реагировал на его присутствие. Мне безумно хотелось, чтобы он меня обнял, и вновь ощутить себя, как дома. Это удивительно, но я правда впервые в жизни с незнакомым человеком чувствовала такую необъяснимую близость, словно мы родственные души. Бред? Знаю. Но мечтать не вредно. Поэтому я в наглую предавалась фантазиям, пока он ел. Надеюсь, глупой мечтательной улыбки на лице у меня не было.

Возможно, из-за отсутствия богатого опыта в отношениях, я так легко уплывала в мир грёз и фантазий. Но я правда неискушенная в романтических переживаниях. За двадцать лет влюбилась только однажды, после чего завязала с этим делом. Не то чтобы я специально сторонилась парней, нет. Просто как-то потом не сложилось, никто меня не привлекал и не будоражил моё сознание. Никто не вызывал учащенного сердцебиения и разливающегося тепла по всему телу. Никто не снился. Никто не мерещился везде и всюду. Я просто жила и мечтала изо дня в день. На свидания не ходила, но меня никто на них и не приглашал, если честно. Никто не проявлял заинтересованность во мне. Наверное, потому что сейчас модно быть другими, всё время тюнинговать своё лицо, сидеть на диетах и демонстрировать свою сексуальность. Я же, наоборот, была слишком натуральной, но подмышки брила! Я не совсем про бодипозитив сейчас с растущими лианами и сотней лишних килограммов, нет. Я ухаживала за собой, но не переделывала себя в угоду модным стереотипам, которые меняются со скоростью звука. Я не старалась никому понравиться, в глубине души надеясь, что могу вызвать интерес именно своей самобытностью.

Через час, когда его невеста превратилась из стервы в разъяренную фурию, Джастин довольно потянулся, закончив свой приём пищи. Подошла, чтобы убрать со стола и принести счёт.

— А доставка на дом у вас есть? — между делом поинтересовался Джастин, достав свой кошелёк.

— Есть.

— Прекрасно. Я нашёл своё любимое место с потрясающей кухней.

— У тебя твоя прислуга готовит. Зачем тебе доставка еды?! — возмутилась его девушка.

— Она не прислуга, Кайла, это раз. Её зовут Нанни, это два. Ей тоже надо отдыхать от плиты, это три, — отчитал её Джастин, протянув мне карточку.

Боже, до чего же неприятная она. Как он с ней живёт?! Как он собирается всю жизнь с ней провести бок о бок?!

Напоминание о Нанни и её безумно вкусной еде вызвало во мне приятный трепет. Мне очень понравилась эта женщина. Бывают люди, около которых тепло как от костра или камина. Вот она из таких.

Принесла терминал для оплаты, игнорируя накалённую обстановку за их столиком. Джастин явно разозлился на свою девушку, судя по напряженной челюсти и острому, как лезвие, взгляду. С вежливой улыбкой притянула ему чек с карточкой, как Джастин вновь полез в кошелёк и, достав оттуда двести долларов, положил их на стол. Его заказ был на тридцать пять долларов. Я непонимающе посмотрела на него.

— Мне здесь очень понравилось, — пояснил он с лёгкой полуулыбкой.

— Ты с ума сошёл оставлять такие чаевые?! — уже завопила его фурия.

— Кайла, труд людей должен оплачиваться. Особенно когда им приходиться иметь дело с такими персонажами, как ты, — невозмутимо ответил он, поднимаясь.

Я сделала шаг назад, не притронувшись к деньгам. Это слишком. Мне стало неудобно и некомфортно.

— Возьми их, пожалуйста. Это всего лишь чаевые за такой дивный обед, — прошептал он, пока его девушка проверяла свой макияж, достав из сумочки зеркало.

— Это много, — еле слышно пробормотала, замотав головой.

— Мишель, — протянул моё имя, словно смаковал его, — клиент всегда прав. Или мне Гарольда позвать?! — игриво подмигнул, а я в шоке приоткрыла рот.

Он и имя моего босса запомнил?! Да что за человек такой?! Слишком внимательный и правильный! Слишком учтивый!

— Я готова, — оповестила Кайла и Джастин, мельком посмотрев мне в глаза, развернулся и вышел из кафе.

На ватных ногах подошла к столику и забрала чаевые. Этого мне хватит не на одну неделю. Фактически он с лихвой компенсировал мои нерабочие выходные. Посмотрела на улицу, где они стояли и о чём-то оживленно говорили. Она вновь размахивала руками, а Джастин, запустив руку в волосы, смотрел на неё с каким-то странным выражением. Словно его всё достало. Словно он не хотел её слушать. Словно он был сыт по горло её воплями. Но он ведь собирался жениться на ней, а значит это игра моего больного воображения.

Где я и где он?! Но самое главное: где я и где она?! Раз он встречался с девушкой модельной внешности, то мои фантазии насчёт него просто несбыточны. У неё не только внешность модели, но и рост и фигура в целом. Высокая, с пышным бюстом, стройная с плоским животом, длинноногая, с прямыми волосами и идеальной кожей. А я?! С формами, но невысокая. Мой рост остановился лет в пятнадцать. Я имею в виду в длину, в ширину-то я росла ещё. Вместо глянцево прямых волос, была необузданная грива. Вместо идеальной кожи — веснушчатая. Вместо плоского живота — слишком женственный. Вместо длинных ног — просто ноги.

Да и вообще! Неужели я сейчас всерьёз думала о возможности романтических отношений с таким Кеном, как Джастин?! Где мой мозг?! Как вообще мои фантазии оказались связаны с ним, совершенно незнакомым и занятым парнем?! Какая глупость плескалась в моем воображении! Кому расскажешь, на смех поднимут. Это всё в книгах, точнее в сказках, возможно, чтобы такой парень обратил внимание на простушку, как я. А в реальной жизни они встречались с девушками под стать себе, с ровней. У них свой мир, куда таким как я вход воспрещён.

Однако вопреки здравому смыслу я продолжала смотреть на него и представлять, как он обнимает меня и ласково шепчет моё имя. А я дышу им. Настоящим мужчиной.

Мечтать не вредно.

Вредно не мечтать.

Глава 7

Джастин

После очередной гонки Трэвиса, где он, как всегда, всех обставил ехал в своей тачке и улыбался, как дебил. Почему? Потому что я, умненький мальчик, срубил бабла, поставив на своего друга. Все думали, что я купался в деньгах, вытирая ими задницу.

Камон, чуваки, вы серьёзно?!

Это мои родители так себя вели, но не я. Разумеется, бабки у меня были, чего уж скрывать. Но я не пользовался родительскими счетами с тех пор, как купил тачку, стараясь зарабатывать то на гонках Трэвиса, то работая в бюро помощником архитектора. Мне хотелось самому чего-то добиться в жизни. Однако, как ни печально это признавать, но я все ещё зависел от родителей. Точнее моя учёба зависела и возможность закончить этот дорогой частный универ. Поэтому я не такой уж охренительный красавчик, каким мне хотелось быть. Но ничего. Придёт время и стану совершенно независимым. Надо немного потерпеть и потянуть время с этой долбаной свадьбой.

Но настроение сегодня было приподнятым не только из-за выигранных денег. Через несколько дней будет День Благодарения, а я любил праздники. Нанни всегда готовила что-нибудь особенное и мы с ней вдвоём смотрели фильмы, обжираясь до отвала.

Нашёл в проигрывателе песню Remember The Name в исполнении Ed Sheeran feat Eminem & 5 °Cent. Охрененая вещь, прям под моё сегодняшнее настроение.

Барабаня пальцами по рулю и качая головой в такт, заметил на противоположной стороне дороги идущую по тротуару Мишель. Я не видел её больше недели, с тех пор как узнал, где она работает. Конечно, я испытал шок, увидев её тогда, но это было приятным открытием. Как будто появился лучик света среди тумана моей жизни. Правда я не искал с ней встреч и больше не заглядывал к ней на работу. Не хотелось провоцировать самого себя и проверять на прочность свою силу воли. Но сам факт того, что я теперь знаю, где её найти, почему-то очень радовал меня.

Боже, эти волосы… Как можно было родиться с такими шикарными пружинками?! Нет, правда! Они невероятные и очень прикольные.

Она подошла к светофору, собираясь перейти дорогу. Остановился на красный и опустил окно вниз. Высунувшись из него, громко посигналил, перепугав какую-то старушку, которая как раз переходила дорогу рядом с моей тачкой.

Мишель подняла голову и увидела меня. Мой пульс подскочил до небес. Она невероятно красивая девушка.

— Крошка! Почему ты так поздно одна гуляешь?! — улыбнулся ей, неосознанно разглядывая её потрясающе красивое лицо.

Она мало красилась. Только на пухлых губах был прозрачный блеск. А я её светло васильковые глаза буквально завораживали. Тёмно-русые брови сдвинулись к переносице, образовав две параллельные морщинки. Выражение её лица стало слегка озадаченным, но при этом казалось, что она рада меня увидеть. Не буду скрывать, я тоже несказанно обрадовался. Во всём теле начало покалывать, словно я предвкушал что-то.

— Я не гуляю, а иду домой с работы, — ответила она, смотря на меня во все глаза.

Разглядывая её, понял, что не хочу сейчас вот так взять и отпустить. А ещё мне хотелось вновь увидеть её искрящуюся улыбку. Поэтому я, как натуральный дебил, высунулся сильнее из тачки и начал активно качать головой в такт песни и подпевать. Моё настроение и так было хорошим после гонки друга, а сейчас взлетело до небес. Я не мог удержаться от этого порыва, мне хотелось танцевать. Возможно, я выглядел как собака, морда которой торчит из окна с высунутым языком, и она жадно глотает воздух. А может, я был похож на героев видео клипов 2000-х годов, когда воистину крутые чуваки клеили девушек, сидя в тачке и вальяжно качая головой. Мне было плевать, как я выглядел и что подумают люди. Меня буквально штырило от этой энергии.

— Камон, крошка, хочешь, подвезу?! — подмигнул ей, продолжая трясти своей гривой.

М-да. Наверное, я реально выглядел как дебил, потому что её взгляд был удивленным и немного недоверчивым. Словно спрашивала сама себя: «Мальчик, а не больной ли ты случаем?!» Она рассматривала меня, но на губах появилась смущенная улыбка.

— Не стоит. Тебя невеста дома ждёт.

— Это её обычное состояние — всё время чего-то ждать, — пожал плечами. — Поехали, — кивнул ей на пассажирское сиденье.

Она нерешительно осмотрелась по сторонам, но всё же приняла приглашение и села в машину.

— Куда держим путь? — улыбнулся, посмотрев на неё.

Сзади мне начали сигналить, потому что зелёный сигнал светофора горел уже минуту, а я дебил, не трогался с места.

Высунув руку из окна и показав всему миру средний палец, наконец тронулся, подпевая себе под нос.

— В общежитие UCLA, — тихо ответила она.

— О, я там раньше был частым гостем, — ответил ей, перестраиваясь в правую полосу, чтобы ехать помедленнее. А значит, подольше. — Там жил мой друг Трэвис, до того, как он со своей девушкой переехал в свой дом, — пояснил, отчаянно качая головой.

Боже, вот это вштырило меня!

— Ты ночевал в общежитии?! Зачем?! У тебя же такой роскошный дом, — спросила она, и я заметил неподдельное удивление в её глазах.

— Мне бывало скучно и одиноко. А с ним мы могли полночи болтать. Иногда просто сбегал, находя там спокойное убежище от своей жизни. Короче говоря, роскошный дом ещё не означает, что всё в твоей жизни так же ажурно.

Мишель еле заметно начала качать головой.

— Любишь рэп? — с надеждой в голосе спросил у неё.

Все мои друзья плевались от такой музыки. Хотя что-то мне подсказывало, что им нравилось наблюдать за мной, когда я слушал подобную музыку. Потому что в этот момент я становился заряженной батарейкой и одаривал всех позитивным вайбом.

— Я меломан. Слушаю всё, кроме, пожалуй, электронных направлений.

— Типа техно? — уточнил, посмотрев на неё и слегка придвинувшись вправо.

В салоне автомобиля теперь пахло ванилью. И это было так дурманяще прекрасно, что мне захотелось зарыться носом в её волосы и вдыхать этот аромат до посинения.

— Да. Не моя история, — с лёгкой полуулыбкой она с каким-то особым вниманием смотрела на меня.

Почему мы не встретились два года назад?! Ну какого хрена?! Я бы приударил за ней без сомнений.

— Я тоже всеядный, но рэп — моя любовь на веки вечные, — поделился с ней, чувствуя себя так естественно рядом с ней.

В моей жизни только Нанни не пыталась меня переделать. Ну и друзья, разумеется. А вот родители и Кайла вечно пытались меня втиснуть в какие-то рамки своего собственного видения, перевоспитать или загнать в угол. Но кто они такие, чтобы указывать мне каким быть?! Никто из них не участвовал в моей жизни с рождения. Даже родители. Им было плевать на меня в своей погоне за капиталом.

— Мне всегда казалось, что такая музыка для торчков всяких. Обдолбаешься разной дичи и трясешься под техно. А я против наркоты, поэтому электронная музыка мне тоже не заходит. А вот везде, где есть чёткий бит, классная рифма и крутой посыл — с удовольствием послушаю, — поделился с ней своей музыкальной философией, качая рукой и головой, как настоящий рэпер.

Это уже рефлекс, ей-богу! Друзья говорили, что у меня костей нет в организме, наблюдая мои вечные танцульки. Ну, что поделать? Я любил дурачиться.

Мишель рассмеялась, запрокинув голову назад.

— Ты такой… — прищурившись, она явно пыталась подобрать слово.

— Какой?! Очаровательный?! Невозможный?! Просто мечта, да? — поиграл бровями, и она рассмеялась пуще прежнего, кивнув мне.

Моё самолюбие было довольно. Она смеялась из-за меня. Любил вызывать у людей положительные эмоции. И плевать я хотел, что меня могли посчитать клоуном. Серьёзно?! Камон, чуваки, я может и не монументальный, как скала. Но и инфузорией туфелькой меня нельзя назвать. Я неплохо соображал и стремился в один прекрасный день стать главным архитектором Лос-Анджелеса. Поэтому моя придурковатость эдакая вишенка на торте ко всем остальным положительным качествам.

— Ты правда очаровательный, Джастин, — кивнула Мишель, вытащив заколки из волос.

Я подвис, наблюдая, как она, запустив ладонь в свою пышную гриву, начала их взбивать. Кончики пальцев начало покалывать от неимоверного желания прикоснуться к ней. Как тогда у меня дома, когда под просмотр фильма гладил её по волосам. Я словно медитировал, вот правда!

Просто. Прикоснуться.

— Мишель, можно глупую просьбу? — обратился к ней, остановившись на очередном светофоре. Она кивнула, посмотрев на меня исподлобья. — Можно я запущу ладонь в твои волосы?

Она на мгновение опустила глаза, а потом кивнула. Оперевшись правым локтем в подлокотник, потянулся левой рукой к ней.

Её волосы, мягкие, как шёлк. Пальцы буквально утонули в этой роскошной копне. Пропустил несколько кудряшек сквозь пальцы, наблюдая за своими движениями. Мишель прикрыла глаза и словно не дышала. А я уже вовсю привычным движением сначала массировал кожу головы, потом проводил по всей длине волос и рассматривал её расслабленное лицо. Эти губы…

Чёрт. Дело дрянь.

Сжал челюсти и начал глубоко дышать, пытаясь совладать с собой и не сорваться. Мне до дрожи хотелось притянуть её к себе. Вместо этого просунул палец в идеальную по форме спиральку. Не знаю, почему мне так нравилось играть с её волосами, но в этом была какая-то магия для меня. Мишель открыла глаза и устремила на меня лучистый взгляд. Я, не моргая, смотрел в её глаза. Всё вокруг померкло. Были только мы вдвоём окружённые ароматом ванили. Пульс эхом отдавался в ушах. Я мучительно сильно хотел поцеловать её. До чёрных точек перед глазами. Я даже был готов на неделю отказаться от своего любимого шоколадно-орехового лакомства, только бы почувствовать на вкус эти губы. Я не понимал какого чёрта со мной происходило, но определённо это отличалось от всего, что было раньше в моей жизни. Особенно с Кайлой. И меня это озадачило. В глазах Мишель читался интерес и мечтательность, словно она была не здесь со мной, а где-то очень далеко. Она была неискушенной девушкой. Возможно поэтому у меня сейчас возникло желание показать ей весь мир, попутно отдав всего себя.

Вот же чёрт! Что делать-то?!

Соберись, Джастин!

— Ты так странно смотришь на меня, — нарушила она тишину, и я вспомнил, что вообще-то стоял на перекрёстке и пора ехать.

Опустив руку, схватился за руль и вдавил газ в пол.

— Странно?!

— Да, никогда не видела такого мягкого, но словно… жадного взгляда, — запнулась она, не смотря на меня.

— Жадного?! Хм. Ну, возможно, я завидую твоим кудряшкам, — отшутился я, но в глубине души был поражён её проницательностью.

Именно так я себя и чувствовал. Хотел и приласкать, и сожрать её. Я точно спятил. Точно больной дебил. Это лечится?!

— Это у нас семейное, — я оторвал взгляд от дороги, посмотрев на неё. — У моей мамы и Итана, младшего брата, такие же волосы.

— У тебя есть брат?! Сколько ему?

— Пять лет в сентябре исполнилось, — мечтательно улыбнулась она.

— Судя по твоей тёплой улыбке, ты его очень любишь, — заметил я.

— Больше жизни. Он невероятно добродушный и отзывчивый парень, — почти прошептала она.

Давно я не видел таких искренних эмоций у людей. К сожалению, я привык видеть вокруг себя ложь и высокомерие. Я не про друзей сейчас, разумеется. В моей семье, куда так отчаянно хотела влиться Кайла, царила атмосфера пафоса и лицемерия. Если ты умел с первого взгляда оценить стоимость украшений своего собеседника, то тебе точно будут рады мои родители. Они сразу же понимали какая на тебе вещь, из какой коллекции и какого года. Такая зацикленность на внешнем с уходом от внутреннего и раздражала меня больше всего.

Я стремился раскрыть глубину человека, узнав, чем он дышит, увлекается или о чём мечтает. Мне было намного интереснее обсудить новый фильм или книгу, чем предстоящий показ или очередную сплетню, увиденную на Facebook. Несмотря на то, что родители занимались антиквариатом и предметами искусства, их нельзя было назвать высокодуховными. Для них это был бизнес в первую очередь. Казалось бы, именно предметы старины и должны были увлечь их в необъятный мир нематериального, но нет, не сложилось. Они просто находили редкие товары и задорого их продавали. Всё.

Я же мечтал окружить себя людьми, у которых на уме есть что-то помимо долларов, яхт, бриллиантов. Мечтал утонуть в омуте, а не погрязнуть в болоте. Мечтал взахлёб слушать собеседника, а не затыкать рот сельдереем. Но так уж случилось, что из-за банального секса, я оказался привязанным к Кайле. Она не совсем плохая, нет. Но, чёрт, туповата, высокомерна и плохо воспитана. А ещё хитрая, как лиса.

Мишель мне казалась воплощением искренности и неиспорченной разными модными стереотипами. Типа накаченных губ или сисек, отполированных лиц, нарисованных бровей и наклеенных ресниц. В ней присутствовала очень редкая черта среди взрослых людей в наше время — натуральность. Поскольку я был с Кайлой два года, то немного поднаторел в определении делала ли девушка что-то со своим лицом и телом или нет. Так вот Мишель абсолютно точно ничего не делала. Она была естественной и это подкупало.

— Ну, глядя на тебя, могу себе представить какой он классный, — улыбнулся ей, подъезжая к общежитию.

— А у тебя есть братья или сестры?

— Нет. Мои родители ограничились только мной, хотя я всё детство мечтал о младшем брате или сестричке. Мне не хватало общения, видимо. Хотя Нанни окружила меня теплом и любовью, но было ощущение, что чего-то не хватало. Родителей мне не хватало, если быть предельно откровенным. А им было не до меня. Родив, мама крайне редко брала на руки или играла со мной. Поэтому Нанни для меня как родная мать и я окружил себя друзьями, которых очень люблю и ценю, — признался ей.

Слова сами шли из меня, хотя я практически не знал Мишель. Но с ней хотелось говорить, обсуждать, открываться и делиться.

— Я думала в мире богатых всё намного радужнее и оптимистичнее, — вздохнула она, задумчиво смотря вперёд.

— Крошка, это не так. Деньги не решают проблему духовной наполненности людей. Не помогут они и с налаживанием внутрисемейного общения. Рассорить могут, но вот сплотить… — тихо произнёс я, припарковавшись около входа в общежитие.

— Спасибо, что подвёз. Уже во второй раз ты протягиваешь мне руку помощи. Надеюсь, я тебя не сильно отвлекла, — отстегнув ремень безопасности, она мельком скользнула взглядом по моему лицу.

А я сидел вполоборота и наблюдал за ней. В моей голове было слишком много неправильных мыслей. Неправильных с точки зрения морали и моих собственных убеждений. Я не переваривал ложь и предательство. Именно поэтому меня в некотором роде смущало, что я, глядя на неё, представлял совсем не платонические картинки. Отнюдь. Я детально видел, как изучаю губами это восхитительное тело. От этого мой член начал увеличиваться в размерах, натягивая джинсы в области паха.

— Ты меня никоим образом не отвлекла. Ты скрасила мой вечер, и я бы с удовольствием пообщался с тобой побольше. А ещё я хотел извиниться за поведение моей девушки в кафе. Могу себе представить, как она разговаривала пока меня не было. Поверь, я старался изменить её манеру общения, но тщетно, — тепло улыбнулся, смотря ей в глаза.

— Ну что ты. Во-первых, ты оставил огромные чаевые за её поведение. Во-вторых, я всего лишь официантка. А, как ты верно тогда подметил, клиент всегда прав… — как-то грустно пробормотала она, положив ладонь на ручку на двери.

— Крошка, стой, — потянулся к её руке. — Никому не позволено хамить людям. А я знаю Кайлу и её характер. Но знаешь… я рад, что она зашла именно в то кафе. Чертовски рад, — подмигнул ей, поглаживая её ладонь.

Она посмотрела на наши руки, потом перевела затуманенный взгляд на меня.

Твою ж мать! Этот взгляд…

Мне стоило огромных усилий, чтобы не подать виду, как она действует на меня и возбуждает. Сильно возбуждает. Я буквально сдерживал себя на месте, чтобы не притянуть её в свои объятия.

— Рада была увидеть тебя, — пролепетала она и, высвободив свою руку, вышла из машины.

Проводил её взглядом и чуть не взвыл в голос.

— Чёрт. Чёрт. Чёрт!!! — прошипел я, уперевшись лбом в руль. — Ну как так-то?! Крошка, почему сейчас, а не два года назад?! Ну что за несправедливость?! — сжал руль, что оплётка под пальцами заскрипела.

Глубокий вдох. Медленный выдох.

Член в джинсах слабо пульсировал и изнывал. Давно я не испытывал такого возбуждения. А ведь мы даже не целовались. Я всего лишь подержал её за руку, но всем своим существом чувствовал её манящее тепло.

— Господи боже, очнись, Джастин, — простонал я, прислонившись затылком к подголовнику. — Ты занят. У тебя есть девушка. Ты против измен даже такой суке, как Кайла. Ты за правду и чистоту в отношениях, — призывал сам себя к порядку, только члену было похрен.

Он словно специально начал дергаться в джинсах, будто у него был условный рефлекс на мысль о Мишель.

М-да. Тело не обманешь.

Чтобы не искушать судьбу и не пуститься на поиски комнаты Мишель, побыстрее отъехал от общежития и направился домой. Решил отвлечься, позвонив Диего. Он у нас самый мудрый, сможет вправить мне потёкший мозг обратно в черепную коробку.

— Здорова, мужик, — первым поздоровался с ним, услышав его тяжелое дыхание. — Ты «гонял лысого» или боксировал сейчас?! — заржал я.

— Здорова. Это почти одно и тоже, — рассмеялся он. — Опять Нэйт?!

Позавчера мы как раз отмечали День Рождения Диего и Нэйт нажрался до такой степени, что лез ко мне целоваться, приговаривая, что ему не хватает ласки.

— Нет, он вроде в завязке уже целый день. Я звоню, чтобы ты дал мне леща или ухандокал по кукушке, чтобы мой мозг перестал давать неправильные импульсы члену, — улыбнулся, понимая, как нелепо это звучит.

— Может сразу по яйцам дать, чтоб наверняка?! — заржал он.

Покачал головой, тихо смеясь.

— Камон, чувак, я серьёзно! У меня проблема.

— Какая?! Стояк — это не проблема, — не унимался мой друг.

— Согласен. Но это превращается в проблему, когда причина стояка не твоя девушка!

— С этого момента поподробнее, — услышал, как он хлопнул дверью шкафчика.

Очевидно, он был в своём зале и тренировался только что, потому что на сегодняшней гонке его не было.

Озвучив Диего те подробности, которые он ещё не знал и вкратце обрисовав ему текущую ситуацию, я понял, что даже на слух всё более чем очевидно. Я хотел Мишель. Несмотря на наличие девушки, обязательств перед ней и моих убеждений, тело вопило о своём и игнорировать это было не так-то и просто.

— Я помню, что ты говорил, что у себя дома ты едва себя сдерживал. А в кафе опять пожирал её глазами или только сейчас очнулся? — уточнил он.

— В кафе я смотрел на неё и представлял, как кормлю её любимым начос после жаркого секса, — засмеялся я.

— Блин, на самом деле это не смешно, но мне хочется ржать в голос. Ты сейчас столько возвышенных слов сказал о практически незнакомой девушке, каких я ни разу не услышал за два года твоих отношений с Кайлой, — резюмировал он. — А с учётом того, что я знаю тебя и твоё отношение к девушкам, то могу сделать вывод, что мой хук справа или слева не поможет. Даже по яйцам не надо молотить. Ты хочешь её и рано или поздно это, скорее всего, случится. Просто дальше ты начнёшь типа случайно проходить мимо того кафе, потом начнёшь караулить её у выхода, чтобы подвезти к общежитию, потом попросишь номер телефона, а потом зайдёшь на чай с мятой и корицей и начос, — рассмеялся он.

Я улыбался, как дебил, понимая, что он прав. Со стороны это звучало забавно. Особенно забавным этот факт делало то, что через месяц Рождество, а кольца, как и желания сделать предложение Кайле, нет. Просто обхохочешься, мать его!

Посмейся, Джастин, это ведь твоя жизнь.

— Камон, мужик, я влип, да?! Прям по самые не балуй?!

— Бери выше. Ты влип по самые гланды, — веселился Диего.

Я заржал, чувствуя внутри какой-то странный подъем. Вроде должно было стать грустно или некомфортно, но я, мать его, радовался. Это лечится?!

— И чего делать?!

— Ну, попробуй подрочить, — максимально серьёзно произнёс он, а потом завопил от смеха.

— Дебил ты несчастный! Я серьёзно спрашиваю!

— Ну ты сначала подрочи, а если не поможет, то бей тревогу. Посмотри на Трэвиса, он не смог игнорировать свои посылы и стал в итоге счастливым. Но он был свободным, как и Джойс. Посмотри на Нэйта. Парень жёстко тупил, не признавая свои посылы, и каков итог? Посмотри на меня. Хотя что меня смотреть?! Можно подумать я могу своим примером что-то продемонстрировать. Но я тебе так скажу, измена — это полное дерьмо. При том для всех сторон этого треугольника. Никто тебе заранее не скажет правильно ты поступаешь или нет. Ты всегда был за искренность и открытость. Всегда презирал предательство. Поэтому тут как твой внутренний голос скажет. Слушай себя, не ошибёшься, — включил наконец свою мудрость мой дорогой друг.

— Попробую подрочить, — заключил я и он снова заржал.

— Чёрт, теперь я знаю, чем ты сейчас займёшься. Нахрена мне эта информация?! — застонал он.

— Я за искренность и открытость, как ты сам сказал, — гоготал я. — А от друзей я ничего не скрываю, — довольно протянул, подъезжая к своему жилому комплексу.

— Джастин, ты один такой уникальный в моей жизни и не меняйся, пожалуйста, — хохотнул он.

— Ни за что! Вы все слишком серьёзно относитесь к жизни. Если не я или Нэйт, то вы с Трэвисом, нашим Винни и неандертальцем, просто со скуки помрёте на максимально суровых щщах, — забавлялся я.

— Знаешь, я иногда благодарю бога, что ты однажды решил найти друзей в гетто. Хоть я и редко тебе об этом говорю, но я рад, что ты оказался там. Без тебя моя жизнь была бы не такой.

Услышать такие слова от нашего Рэмбо подобно признанию в любви. Он не сентиментальный и романтичный, как я. Редко говорит о чувствах или переживаниях. Насколько я знаю, у него была своя история с девушкой, которую он реально любил и, наверное, боготворил. Но она его, вроде как, предала. Поэтому он разделял моё мнение насчёт лжи и грязи в отношениях. Поэтому я ему и позвонил. Он не понаслышке знал об этом и мог дать дельный совет.

— Я тоже тебя люблю, — улыбнулся в трубку. — Хоть ты и не признаёшь все эти сопли, но я знаю, что моя любовь взаимна.

— Так и есть. Но насчёт измены подумай раз сто. Как сделаешь, то повтори ещё раз пятьдесят. И только после этого подумай ещё раз, только основательно и дотошно. Измена — это, по сути, шаг в никуда. Это пересечение черты, после которой ты на Кайлу будешь смотреть совершенно другими глазами. А учитывая, что у вас и так не клеится, то такой поворот загонит тебя в тупик. Пока ты не пошёл налево, ещё есть шанс, что Кайла не будет тебя бесить до усрачки. Но стоит сделать этот шаг, то пути назад не будет. Кайла начнёт раздражать тебя до чесотки и желания размолотить стену её головой. Особенно если тебе понравится с Мишель. Что ты тогда будешь делать?! Либо же попробуй ещё раз поговорить с родителями и достучаться до их сознания, чтобы вернуть в наш век и избежать ненужной свадьбы, — на полном серьёзе произнёс Диего.

Вот ведь мудрый хрен.

— Ничего не изменится. Они непоколебимы. Либо брак по расчёту, либо нищий и тупой Джастин, — вздохнул я, припарковавшись около дома.

— Вот и я о том же. А если тебе понравится с Мишель, то ты себе все волосы на жопе выдерешь. А о ней ты подумал?! Я не о жопе сейчас, если что, — заржал он.

— Да понял я, что не о жопе, — рассмеялся я, запустив руку в волосы, и откинул голову на подголовник. — Вот и я думаю, что прежде всего не хочу, чтобы потом пострадала Мишель.

— Чёрт, хреново, друг. Ты в первую очередь думаешь не о своей девушке. Хреново.

Согласен. Но это так. Я реально не хочу причинить боль Мишель. На всё остальное мне как-то фиолетово.

— Короче, я пошёл дрочить. Спасибо за совет и разговор, — улыбнулся я.

— Да пошёл ты! Что мне теперь делать с этой информацией?! — заржал Диего. — Чёрт, спасибо, что ты есть.

Я довольно улыбнулся. Люблю своих друзей.

В них я был уверен на все сто. Не важно какое прошлое было у каждого из нас и какой опыт мы из него вынесли, в одном мы сходились единогласно: друзья всегда должны быть рядом. И не имело значения звонишь ты пожаловаться или порадоваться, поорать или поныть. Важно, что тебе было кому позвонить.

К Диего я всегда обращался за трезвым советом. Без всяких преамбул он всегда в лоб говорил своё мнение. Я ценил его за это. Уважал за порядочность и умение держать слово.

К Трэвису я мог обратиться, когда мне было одиноко. Это случалось часто, и он никогда не отказывал мне в своём плече. Одно только то, что он постоянно держал в холодильнике запас моей любимой шоколадно-ореховой пасты, говорило о его отношении к друзьям. Он думал о нас. В частности, обо мне. А за это можно закрыть глаза на всё. В том числе и на его вечно суровые «олдскулы». И да, я знаю, что скулы на человеческом лице — это кости под глазами, а не его нижняя челюсть. Но так ведь смешно звучит. Во всяком случае, он меня понимает и это главное.

К Нэйту я обращался, когда хотелось забыться. Этот уникальный парень всегда готов разделить с тобой счастье, искренне порадоваться. А ведь много людей, которые не умеют радоваться за других. Нэйт умеет. Готов поддержать любую бредовую идею и без оглядки на общественное мнение кинуться в самое пекло. Даже на вечеринке, где Мишель выпила, он кинулся в драку не думая, только после узнав в чём провинился этот несчастный дебил. Он безбашенный порой, но честный. Да, есть у него парочку бесячих моментов в характере. Ну а у кого их нет?! Кто не святой?! Поэтому не мне его судить. Он отличный друг. Остальное не моего ума дела.

С такими друзьями точно не пропадёшь. Только вот решение всё равно за мной.

Короче, я пошёл, у меня дело важное нарисовалось! Поднялся вопрос, не требующий отлагательств и ждущий максимального внимания. Ну, вы поняли.

Глава 8

Мишель

Мне самой не верилось, что я сейчас делала.

Господи… Выдохни, Мишель.

Я просто спрошу и всё. Просто поинтересуюсь и уеду. У меня фактически нет выбора. Подъехала на велосипеде к закрытому жилому комплексу. На въезде стоял небольшой домик, где сидела охрана.

— Мисс, Вам помочь? — навстречу мне вышел невысокий, коренастый мужчина. В его внешности явно прослеживались черты мексиканца.

Свесив одну ногу на землю, перевела дыхание.

— Добрый день. Мне нужно попасть к Джастину, — пролепетала я.

— А фамилия у Джастина имеется? — нахмурился мексиканец.

— Эм… Определённо имеется, но я её не знаю. Точнее не помню. Понимаете, мы познакомились, когда он спас меня и привёз к себе домой, а я была в отключке… И… Он меня отпрашивал с работы, назвав свою фамилию. Но мой мозг не соображал… В общем, не помню я ничего, — призналась ему.

Боже, ну почему я такая жалкая?!

Мексиканец ещё больше напрягся, а потом в его взгляде появились озорные искорки.

— А какой он, ваш Джастин?! Опишите мне его, мисс, — прищурился он, скрестив руки на груди, но я не чувствовала надменности или что-то в этом роде.

— Ну-у… Он высокий, блондин, у него серо-зелёные глаза и белая машина. Очень очаровательный парень, — дала минимальную характеристику, не зная, что ещё сказать.

— А когда он улыбается, то у него появляются ямочки на щеках?

— Да-да! Это он! — радостно вскрикнула.

Выражение лица мексиканца стала по-детски игривым, словно он забавлялся. Ему явно было скучно целыми днями просто так сидеть в своём домике.

— Он Вас ждёт, мисс? — продолжил допрос он, уже улыбаясь.

— Нет. В том-то и дело, что он не ждёт меня и не знает, что я приехала. Я совершенно ничего о нём не знаю, даже номера телефона. Но мне правда очень надо поговорить с ним, — потупив взгляд, ответила ему.

Я выглядела жалкой попрошайкой и меня это не устраивало, но выбора не было. Мне пришлось наступить на свою гордость, приехав сюда.

Сжалившись, мексиканец подошёл к окну домика и кому-то крикнул, чтобы ему принесли телефон. Набрав номер, он развернулся ко мне.

— Нанни, привет! Это Берни, позови Джастина, пожалуйста, — произнёс он, не сводя с меня взгляда.

Я нервно теребила лямку рюкзака, прокручивая в голове возможный диалог с Джастином. Услышав знакомое имя, я немного выдохнула. Видимо, Джастин здесь один такой неповторимый, что совсем неудивительно.

— Джастин, здорова! Тут такое дело, к тебе приехала девушка и мечтает поговорить с тобой, — начал он, игриво улыбаясь. — М-м, да. Очень даже, — рассмеялся он, поглядывая на меня, видимо ответив на какой-то вопрос Джастина. — Не знаю, не сказала. Но если тебе это поможет, то у неё кудрявые волосы, — озвучил мексиканец по имени Берни. Не знаю, что ему ответил Джастин, но он расхохотался в голос и покачал головой. — Сынок, у тебя хороший вкус. Сейчас пропущу, — сказал он и положил трубку.

— Мисс, мистер Коулман ждёт Вас. Знаете, как проехать или объяснить?!

Коулман, точно!

— Ох, постараюсь вспомнить. Спасибо Вам, — неловко улыбнулась ему, и он открыл ворота, пропустив меня.

Ветер нещадно бил мне в лицо, пока я крутила педали и пыталась выровнять дыхание. Я жутко нервничала. Всё тело вибрировало от напряжения и каждое движение ног давалось мне непросто. Я буквально преодолевала себя, словно гнала в гору в жару и без воды.

Просто спрошу и всё. За спрос денег не берут.

Подъехав к его дому, прислонила велосипед к небольшой ограде, вдоль которой росли стройные кустарники с ярко-розовыми цветами. Трава около дома была похожа на бархатный изумрудный ковёр. Сам дом внушал какой-то благоговейный трепет. Он был современным и элегантным. При том не было пафоса или излишеств. Он просто был фантастически красивым. Светлый фасад особенно выделялся на фоне зеленой травы и гор позади него. Панорамные окна привносили изящества и ощущение простора. Колоны при входе не были громоздкими и лишь усиливали эффект легковесности всей конструкции. Даже огромная, массивная, чёрная, деревянная дверь выглядела грациозно, а не кустарно. Всё было очень лаконично, но при этом чувствовалась какая-то мощь.

Пока шла по дорожке, выложенной причудливыми камнями, рассматривала владения Джастина, затаив дыхание. Когда я была здесь в первый раз, то уходя, старалась вообще не смотреть по сторонам. Мне казалось, что я здесь инородный предмет. Но сейчас… Не знаю, просто впитывала в себя эту красоту. Я почувствовала силу соседствующих гор и дикой природы. Его комплекс находился между горами и океаном, что, в свою очередь, добавляло этому места живописности. А ещё здесь было очень тихо. Слышалось только чирикание птиц и шум поднявшегося утром ветра.

Неуверенно позвонила в звонок и дверь тут же открылась. Меня оглушила песня Hey Sexy Lady в исполнении Shaggy feat Brian & Tony Gold. Я замерла, раскрыв рот. Джастин видимо только что вышел из душа, потому что с его волос капала вода. Вообще, складывалось впечатление, что он в принципе не успел вытереться полотенцем, поскольку белая футболка буквально облепила его мускулистый торс, подчеркивая каждую мышцу, и на ней виднелись пятна и разводы от воды. Загорелая кожа на руках тоже поблескивала. Спортивные шорты низко сидели на бёдрах. И он был босиком. Всё в его образе было каким-то домашним, расслабленным, но чертовски сексуальным. В руке он держал полотенце и начал вытирать им голову, лучезарно улыбаясь и смотря мне в глаза.

— Мишель, вот так приятный сюрприз! Всё в порядке? — поинтересовался он, пока я неосознанно рассматривала его.

Хоть я и не разбиралась в спорте, но я бы сказала, что он имел фигуру квотербека[1] или человека, который часто занимался спортом. Постоянно занимался. Его накаченные плечи и руки меня поразили. И это при том, что я уже видела его в футболке в прошлый раз и даже лежала на его мускулистой груди, но тогда мой мозг был похож на кисель и я особо не разглядывала его тело. Но сейчас…

Боже, как же жарко…

— Мишель?! — его мягкий тембр вывел меня из ступора.

Моргнув, посмотрела ему в глаза.

Не пялься так, дура! Соберись!

— Привет, — промямлила я. — Я… Мне надо поговорить. Прости, что я как снег на голову, но у меня нет твоего номера, чтобы предупредить о визите, — торопливо принялась объяснять, смотря, как он склонил голову набок и улыбался.

— Проходи, Крошка. Очень рад тебе, — подмигнул, показав рукой, чтобы я не топталась на месте. Зашла в дом и почувствовала чарующий аромат корицы. — Пойдём на кухню, там Нанни приготовила очередной шедевр. На этот раз какие-то печеньки с шоколадной крошкой. Чуешь запах?! — поиграл бровями. — Я уже час с ума схожу, пока она выгоняет меня из кухни.

— Правильно, потому что ты хотел сожрать сырое тесто! — тут же послышался весёлый голос Нанни. — Привет, дорогая. Проходи и садись, — обратилась она ко мне.

Улыбнулась им и расположилась за столом, на котором уже были выложены свежеиспечённые печенья, стоял чайник и банка шоколадно-ореховой пасты. У Джастина в руках тут же возникла ложка, а в другой кружка с кофе.

— Давай, Крошка, не томи. О чём ты хотела поговорить?

Язык прилип к нёбу. Я не привыкла просить людей о помощи, делала это крайне редко. В основном, потому что люди часто соглашались помочь, а в нужный момент «забывали» о своём обещании. Или трубки не брали. Или просто исчезали. Поэтому я справлялась своими силами. Но сейчас одной мне не справиться.

— Джастин, у меня проблема…

— Тебя кто-то обидел?! Имя или адрес и ему будет очень больно, — перебил меня, пронзив своим выразительным взглядом и положив ложку на стол.

— Нет-нет, меня никто не обидел, — смущенно улыбнулась ему. — Проблема другого рода.

Нанни налила мне чай в кружку. Очевидно, это прекрасная женщина запомнила мои предпочтения. Днём и вечером чай, а по утрам кофе.

— Не пугай меня. Говори, что случилось, — нахмурился Джастин.

— Боже, это снова всё так неловко, — обреченно прошептала, прикрыв глаза.

Чувствовала себя дебилкой. Проделала такой путь на велосипеде, сгоняя калории после съеденного обеда, вспотев как мышь, и репетируя наш диалог. А сейчас не могла внятно два слова связать!

— Мишель, посмотри на меня, — твёрдо произнёс он. Открыла глаза, устремив на него взгляд. — Неловко будет если я сейчас начну стриптиз танцевать под эту песню, поэтому не стесняйся и рассказывай, — приветливо улыбнулся и откусил печенье. — Боже, Нанни, это космос! Отвал башки! Спасибо за такую вкуснятину! — застонал он, прикрыв глаза.

Нанни довольно кивнула и вышла из кухни. А Джастин вновь внимательно посмотрел на меня, приподняв брови, явно ожидая от меня продолжения.

Ладно, я уже здесь.

Набрав в лёгкие побольше воздуха, собралась с мыслями.

— Помнишь я тебе говорила, что у меня есть брат? — издалека начала я. Он кивнул. — Видишь ли, так получилось, что моя мама на праздники уезжает к своему ухажеру в другой город. Но маленький ребёнок не вписывается в её планы, и она решила оставить его со мной. На неделю. Но я живу в общежитии и мне отказали в возможности проживания Итана со мной. Я искала варианты. Пыталась найти комнату за скромную плату, но всё очень дорого. Просто неподъёмно для меня. День Благодарения уже завтра, а нам с Итаном некуда податься. Мама завтра его привезёт. Я не знала к кому пойти и пришла к тебе, — сообщила я, вновь потупив взгляд, стараясь унять свою нервозность.

Джастин внимательно слушал, смотря на меня поверх кружки. Я запнулась, не зная, как перейти к главному и начала водить пальцем по ободку кружки.

— Крошка, будь, как дома и съешь уже это печенье наконец! Ты должна оценить этот шедевр, — пришёл на помощь Джастин, явно чувствуя моё напряжение и скованность.

Потянулась за ароматно пахнущим лакомством и откусила. От наслаждения прикрыла глаза. Печенье снаружи было хрустящим, а внутри мягким и немного тягучим. Оно буквально таяло во рту. Тёплое, жирное печенье, да ещё и с шоколадной крошкой. Вся кухня благоухала волнующим ароматом корицы, который я обожала. Идеально.

— Невероятно вкусно, Джастин, — облизнув губы, вернулась в реальность и открыла глаза.

Он смотрел на меня не моргая.

— Съешь ещё, пожалуйста, — кашлянув, хрипло попросил и придвинул мне тарелку.

Послушно съела ещё одно и вроде даже начала успокаиваться. Мои плечи немного расслабились от непринуждённой атмосферы.

— Скажи, что это просто чума?!

— Чума, — робко улыбнулась и добавила: — Нанни феноменально готовит.

— Согласен. Ты хочешь, чтобы я дал тебе денег? — вернул меня к теме, отпив кофе.

— Денег мне не надо. Я не за этим пришла.

— Тогда чем я могу помочь?!

— Я… Я подумала…

Боже, до чего сложно просить о помощи… Но я делала это ради Итана.

— Просто скажи, — с понимающей улыбкой произнёс он, положив локти на стол и смотря на меня заботливым взглядом.

— Можно мы с Итаном поживем у тебя? — почти одними губами произнесла и зажмурилась.

Тишина. Снова тишина. Тишина затягивалась.

Я открыла глаза и увидела Джастина, который подпёр подбородок кулаком и с теплом рассматривал меня. На губах мелькала располагающая и обаятельная улыбка. Складывалось впечатление, что он балдел сейчас.

— Это всё или ещё что-то? — наконец нарушил тишину он.

— Всё, — моментально пропищала я и он рассмеялся.

— Крошка, ты так мило волнуешься. Мой дом в твоём распоряжении. Живи сколько хочешь. Комнат здесь достаточно, всем хватит, — подмигнул он.

— Ты не думай, мы долго не задержимся! Всего на неделю! — поспешно добавила я, подняв вверх указательный палец, словно это должно было придать веса моим словам. — Итан очень воспитанный мальчик и не доставит вам с Нанни забот. Когда я буду здесь, то он будет со мной. А когда буду на работе, то просто закрою в комнате с игрушками, чтобы он вам не мешался под ногами, — тараторила я.

— Погоди-ка, — выставил руку вперёд, — я что-то не понял. Ты закроешь ребёнка в комнате?! Мишель, я люблю детей и нет никаких проблем, чтобы он носился здесь и наводил хаос. Вообще никаких проблем. Я даже рад такому повороту. Хотя у меня нет опыта общения с детьми, но я быстро учусь, — улыбнулся мне.

Я выдохнула, на секунду прикрыв глаза.

— Полегчало? — с понимаем поинтересовался он, озорно улыбаясь.

— Да, — призналась ему, мельком глянув на него. — Просто не привыкла просить о помощи. Обещаю, мы не доставим вам забот! Я сама буду готовить для него, убираться за ним и за собой, развлекать и играть. Я…

— Стоп, — перебил он меня. — Крошка, выдохни и расслабься. Мы с Нанни будем вам рады. Вы наши гости, а значит мы создадим все условия, чтобы вам было комфортно и не захотелось уходить от нас, — лучезарно улыбнулся, а в глазах было столько радости.

Я даже растерялась. Он был рад нам?! Его словно не волновало то, что дети приносят определенный дискомфорт своими криками и разбросанными игрушками, что они могут внести коррективы в твою жизнь. А ещё у него была Кайла…

— Боже, Джастин… Я не знаю, как благодарить тебя…

— Зато я знаю, — я посмотрела ему в глаза. — Обними меня, пожалуйста, — он отодвинулся немного назад и распростер руки для объятий.

Неуверенно поднялась со своего места и подошла к нему. Он молниеносно схватил меня за запястья и притянул к себе. Потеряв равновесие от неожиданности, плюхнулась ему на колени. Но Джастин не растерялся и, усадив меня поудобнее боком к себе, положил ладонь мне на спину. Мне самой так хотелось вновь очутиться в его крепких объятиях, что я быстро закинула руку ему за шею и прильнула к сильному мужскому телу.

Боже, как же от него невообразимо пахло. Уткнувшись носом в шею, сделала глубокий вдох. Джастин сильнее прижал к себе и его ладонь на моей спине сначала замерла, а потом поползла вверх по позвоночнику в волосы. По коже пробежал табун мурашек от этого движения и меня бросило в дрожь. Как же хорошо… Так спокойно и горячо. Очень горячо. Ощущение, что где-то поблизости врубили печку на полную мощность.

— Когда вы приедете? — прошептал Джастин, слегка повернув голову таким образом, что его губы оказались в миллиметрах от моего уха.

Я ещё больше вжалась в него, желая буквально распластаться по нему.

Боже, я сошла с ума.

— Если это возможно, то около полудня. Мама рано утром завезёт его и поедет дальше, — не отстраняясь от него, прошептала.

Джастин положил одну руку мне на ноги, а второй продолжал держать за голову. Точнее его пальцы фактически массировали и сжимали её, отчего я готова была замурлыкать или застонать, пустив слюну.

— Хорошо, Крошка. Я буду ждать. Тебе понравилось в той комнате, где ты была? — мне показалось, что его губы вот-вот коснутся моего уха, пока он хрипло шептал.

— М-м-м, да, — я стремительно теряла связь с реальностью.

— Значит, там и будешь жить. А для Итана мы приготовим другую, попросторнее для его игр, — продолжил он, опаляя своим дыханием.

Неосознанно заерзала на нём, желая прижаться как можно ближе. Дыхание Джастина сбилось, а пальцы на моей голове напряглись.

— Господи боже, как же от тебя пахнет… — практически простонал он. — Этот аромат ванили буквально дурманит голову.

Да, я обожала сладкие ароматы. Мне казалось, в них есть какое-то особое волшебство. В них я для себя находила согревающее тепло и глубину, словно укрывалась одеялом. Поэтому гели для душа и крема для тела я покупала исключительно с отдушками корицы, ванили, карамели или шоколада.

— От тебя тоже пахнет чем-то особенно приятным, — призналась ему, но тут в мозг закралась отрезвляющая мысль, имя которой — Кайла.

Я напряглась и слегка отстранилась. Наши лица оказались в опасной близости друг от друга. Его серо-зелёные глаза блаженно смотрели на меня, пальцы продолжали сжимать голову.

— Я рад, что ты пришла за помощью именно ко мне. Это большая честь для меня, — прошептал он, опустив взгляд на мои губы.

Облизнула их, не понимая, что ответить. Джастин на минуту прикрыл глаза и начал глубоко дышать. Я чувствовала его дыхание на своей коже и от этого внизу живота стало так тепло. Горячо. Жарко.

Он начал скользить своим лицом в миллиметрах от моего, задевая кончиком носа то щёку, то губы, то нос, то скулу. Потом замер около моих губ. Если бы я сейчас сделала нано движение, то наши губы соприкоснулись бы. Джастин открыл глаза и устремил на меня обжигающий взгляд. Я сглотнула, не в силах пошевелиться. Мы дышали одним воздухом сейчас. Мы дышали друг другом. Я не понимала, что происходит и что мне делать.

— Кхм, — вошла в кухню Нанни и замерла, глядя на нас. — Вкусное печенье? — непринужденно поинтересовалась она.

Джастин моргнул и выдохнул, я тоже отмерла. Чары рассеялись, но напряжение осталось. Внизу живота горело пламя, по венам неслись огненные реки.

— Очень, — одновременно ответили мы, повернув головы на неё.

— Ага, понятно. Прекрасно, — хлопнула она в ладоши и подошла к холодильнику.

Я хотела было встать с колен Джастина, но он удержал меня и положил подбородок мне на плечо.

— Нанни, у меня потрясающая новость для тебя, — начал он.

— Ты расстался со своей грымзой?! — тут же радостно выпалила она.

Я чуть не упала с Джастина, но он крепче прижал меня к себе, тихо рассмеявшись.

— Нет. Мишель со своим маленьким братом погостят у нас с завтрашнего дня, — пояснил он.

— Что ж, начало положено, — пробормотала она и, посмотрев на меня, продолжила: — Дорогая, я очень рада, что ты поживёшь тут. Да ещё и с ребёнком! Боже, я иногда так скучаю по тем временам, когда маленький Джас носился тут, сшибая углы. Что мне приготовить для вас?

— Ну что Вы, Нанни, не утруждайте себя! Ради бога! Я не хочу доставлять Вам хлопоты, — запричитала я.

— Дорогая, какие хлопоты?! Этот дом давно нуждается в перезагрузке. Уверенна ты с ребёнком встряхнёшь его до основания, — обрадовалась она, подмигнув мне. — Тогда приготовлю что-нибудь на своё усмотрение. Аллергии у мальчика ни на что нет?

— Нет. Абсолютно здоров, — улыбнулась ей.

— Прекрасно. Тогда пойду готовиться к вашему приезду, — довольно проворковала она и поспешно вышла.

— Говорил же, мы с Нанни только рады от такого соседства, — заключил Джастин и в следующее мгновение коснулся губами моего виска.

Такой невинный жест отдал моему телу далеко не безобидный посыл лишь усилив напряжение, сковавшее меня. Огненная волна из низа живота устремилась по всему телу. Я горела в этом пламени.

Надо уходить. Невеста. Занят. Беги!

— Что ж, я пойду. Ещё раз огромное спасибо за всё. Особенно за твою доброту, — уверенно произнесла, слезая с его колен.

— Ну, за доброту точно благодарить не надо. А за печенье и чай благодарность следует отдать этой потрясающей женщине, — мягко улыбнулся он, встав из-за стола и сделав какое-то быстрое движение, будто поправил что-то в своих шортах.

— Тогда до завтра, — подошла к входной двери, подхватив свой рюкзак.

— До завтра, Крошка. А я пойду в душ и в зал.

— Ты же только недавно был в душе?! — удивилась я.

У него даже волосы ещё не до конца высохли!

Джастин закусил нижнюю губу, смотря на меня, а в глазах точно чёртики заплясали.

— Мне нужно принять холодный душ. Нет, ледяной душ. Жарко тут, понимаешь? — игриво выгнул бровь, театрально обмахнувшись рукой.

Я смущенно улыбнулась, кивнув ему. Да, на кухне и впрямь было жарко. Только мой жар был вызван Джастином, а его чем?!

Джастин открыл мне дверь и прислонился лбом к ней. Прошмыгнув мимо него, выскочила на улицу. Стараясь не споткнуться и не растянуться на ступеньках, быстро сбежала по ним и села на велосипед.

— Мишель! — окрикнул он меня, все ещё стоя в дверях. — Не забудь взять свой гель для душа с собой, — лучезарно улыбнувшись, он закрыл дверь.

Улыбаясь, как дура, поехала в сторону общежития.

Боже… Как же всё с ним горячо… На виске до сих пор было ощущение тепла и покалывания. Нехорошо, что я чувствовала подобное возбуждение рядом с занятым парнем. Очень нехорошо.

Вместе с тем я испытывала облегчение от того, что нашла выход из своего положения. Я провела в бесплодных поисках две недели, чтобы найти хоть что-то подходящее для нас. Но стоимость проживания в какой-то засранной комнатушке превосходила любой здравый смысл. Да и не хотелось, чтобы Итан жил в подобных условиях. Поэтому единственное решение, какое пришло мне в голову было обратиться к Джастину. Я не знала, как он отреагирует, но была готова к отказу. Но это же Джастин… Порой мне казалось, что он не умеет отказывать людям. В нём присутствовала удивительная по нынешнем меркам черта — отзывчивость.

Оставалось только надеяться, что за эту неделю я не увижусь с его невестой. Не хотелось слушать в свой адрес нелестные комментарии. Я и так всё про себя знала. Понимала, что моё происхождение диссонировало с этим роскошным местом. Прекрасно осознавала, что здесь я могла жить только при условии, если работала бы на одну из семей. Я всё понимала. Но у меня просто не было другого выбора.

Однако и жаловаться мне не на что. Провести неделю рядом с таким обаятельным красавчиком, было пределом моих мечтаний. А самое главное, что у Итана будет крыша над головой, кровать и еда.


[1] Позиция игрока нападения в американском и канадском футболе.

Глава 9

Джастин

С самого утра мы с Нанни готовили дом к приезду наших гостей. Основные приготовления были на кухне. Включил песню Play That Funky Music группы Wild Cherry, подкрался сзади к Нанни и, обхватив её, начал раскачивать в танце. Настроение было умопомрачительным. Меня разрывало от энергии и драйва. Я даже ночью плохо спал, представляя, как они приедут. Вчера Мишель меня не просто удивила своим визитом, она шокировала. Но в приятном смысле. Я почувствовал себя супергероем, который спасает девушку в трудных жизненных обстоятельствах. А что ещё надо мужчине?! Ощущать свою силу и способность помочь. Поэтому я со своей кипучей энергией никак не мог найти себе применение, мешая Нанни готовить.

— Давно не видела у тебя такого прекрасного настроения, Джас, — рассмеялась она, замерев на секунду, пока я раскачивал её в танце.

— Нанни, я так тебя люблю, — промурлыкал в ответ. — Сегодня отличный день.

— Согласна с тобой. Я предвкушаю детский смех и капризы. А сколько мальчику лет?

— Пять.

— Боже какая прелесть, — игриво протянула она. — Своеобразный возраст, в котором дети уже не всё позволяют взрослым и начинают показывать свои острые зубки.

— Ну, поскольку в доме будешь ты, то я не боюсь встретиться с маленьким монстром, — улыбнулся я.

В этот момент в дверь позвонили. Моё сердце подпрыгнуло и по венам забурлила кровь. Вприпрыжку под хохот Нанни побежал открывать дверь.

Распахнул её и увидел Мишель, которая была ни жива ни мертва. Очевидно, она опять нервничала и смущалась. Вчера я с таким упоением наблюдал за ней пока она пыталась озвучить свою просьбу. А потом… Боже, потом я чуть не вцепился в её губы. Ещё секунда и я потерял бы голову. Она слишком сильно возбуждала меня. Даже ледяной душ не помог. Пришлось прибегнуть к проверенному методу снятия напряжения.

Опустил взгляд и увидел маленького пацана с такими же очаровательными кудряшками, как у Мишель. Цвет волос у него немного отличался от цвета Мишель, был более светлым. Его внешность была абсолютно детской — пухлые щёчки, маленький аккуратный носик, губы бантиком. Но взгляд больших серо-голубых глаз был по-взрослому внимательным и сосредоточенным. Однако нотка озорства и интереса в нём всё же улавливалась.

— Ну, привет вам, — склонил голову набок, улыбнувшись.

Парень тут же подлетел ко мне и своими тоненькими ручками обнял меня за ногу. Несмотря на столь юный возраст, хватка у него была будь здоров. Я опешил, подняв глаза на Мишель.

— Он очень общительный и любвеобильный, — пояснила она, смущенно улыбнувшись и покраснев.

У меня от этого жеста маленького ребёнка защемило сердце.

— Эй, приятель, давай знакомиться?! — аккуратно запустил ладонь в его волосы и слегка провёл ладонью по ним. Он поднял голову, устремив на меня доверчивый взгляд.

Осторожно отлепив его руки, присел на корточки, смотря ему в глаза.

— Меня Джастин зовут, а тебя как?

— Итан, — пролепетал он, улыбнувшись.

Внешне он чем-то был похож на Мишель. Однако нельзя сказать, что он её копия.

— Рад знакомству, Итан. Проходи, пожалуйста, — подмигнув ему, головой показал вглубь дома.

Удивительно насколько у пятилетнего ребёнка был вдумчивый и благодарный взгляд. Мне даже показалось, что он понимал в жизни больше меня. Серьёзно!

Он перевёл взгляд за мою спину и тут же бросился в дом.

— Привет! Тебя Итан зовут, да?! — рассмеялась Нанни, которую он обнял за обе ноги.

— Да, а тебя как?!

— Ашанти. Но все зовут меня Нанни.

— Шанни, — пропищал он.

Мы с Нанни расхохотались, пока я, взяв Мишель за запястье, завёл в дом.

— Джастин меня в детстве именно так сначала и называл, — пояснила Нанни, смотря на Мишель. — А потом перефразировал в Нанни. Забавно, как дети одинаково видят и слышат.

Мишель с любовью смотрела на обнимающуюся парочку, пока я помог стянуть с её плеч тяжелый рюкзак.

— Как вы доехали? Всё в порядке? — спросил у неё.

— Да, не волнуйся. Джастин, спасибо тебе ещё раз. Ты не представляешь, как это ценно для меня. Кстати, он и с Берни, вашим охранником, успел уже подружиться, — тихо засмеялась она.

Когда она улыбалась или смеялась, то сама становилась похожей на ребёнка.

— Не сомневаюсь. Раз он такой лёгкий на контакт, то ему только дай пообщаться. А Берни, кстати, мега мужик. Ухлёстывает за моей Нанни, между прочим, — поделился с ней сплетнями, стоя рядом и вдыхая аромат ванили.

Боже, как же вкусно-то…

— Да ты что?! Правда?! Мне кажется, они будут отлично дополнять друг друга. Хотя я плохо знаю и Нанни и его, но что-то подсказывает мне, что их темпераменты схожи.

— О, поверь мне, они не просто схожи! Они словно однояйцевые близнецы, — заржал я, подхватив их сумки. Вещей было немного. Всего одна сумка и рюкзак.

Нанни начала танцевать под песню, взяв Итана за ладони и подпевая. Парень рассмеялся и немного несуразно двигал ногами в такт.

Что ж, это будет весело.

— Приятель, пойдёшь со мной комнату смотреть? — подошёл к ним, повесив на плечо их пожитки.

— Пойду, Джастин, — серьёзно ответил и кивнул.

Блин, он такой прикольный.

Итан стоял рядом со мной, смотря с какой-то надеждой. Протянул ему руку, и он крепко обхватил указательный палец. Всё это было в новинку для меня, но в груди стало неимоверно тепло. Я никогда ничего не имел против детей. Лет с пятнадцати начал мечтать поскорее обзавестись семьей, в которой будет по меньшей мере два ребёнка, чтобы им не было скучно и всегда имелся напарник для игр. Поскольку я был единственным ребёнком у родителей, то не понаслышке знал, как бывает одиноко.

Повёл его на второй этаж, Мишель пошла следом за нами.

— Смотри, вот здесь ты будешь жить, пока мама тебя не заберёт. Комната Мишель будет дальше по коридору, — завёл его в просторную светлую комнату.

Поставил сумки около комода, и Мишель начала выкладывать его вещи с игрушками, изредка поглядывая на своего брата.

— Я буду один в такой большой комнате?!

— Да. Она вся в твоём распоряжении, — наблюдал за ним, пока он, открыв рот, рассматривал всё вокруг.

Комната была обычной. Ну, в моём понимании. Большая двуспальная кровать, светлые стены серо-голубого оттенка, светлые полы с пушистым ковром цвета индиго. На стенах висели фото морских пейзажей. В доме было несколько гостевых комнат, и все имели свой дизайн. Эта была в морской тематике, комната для Мишель была больше похожа на номер в пятизвёздочном спа-отеле, всё в спокойно серо-бежевых тонах.

Много света и воздуха в помещении было для меня основополагающим. Поэтому я так любил этот дом. Здесь было чем дышать. Не любил тёмные или захламлённые пространства. Во всём должна быть мера.

— Миша, смотли! — завопил он, показывая пальцем в плазму на стене.

Я сжал губы, чтобы не рассмеяться. Он ещё и картавил. Такой небольшой нюанс делал Итана ещё более обаятельным. Это правда было умилительно.

— Ого, какой большой телевизор, — тепло улыбнулась ему Мишель, расставляя какие-то небольшие плюшевые игрушки на комоде.

— Я смогу мультики смотлеть?!

— Если Джастин разрешит, то сможешь, — не поворачиваясь к нему, объяснила она.

Итан тут же повернулся ко мне в немом вопросе.

— Тебе я разрешу всё, — искренне улыбнулся, глядя в эти просящие глаза, которые сейчас буквально засияли.

Он опять кинулся ко мне, повиснув на моей ноге.

— Давай обниматься? — тихо спросил он.

Сердце ёкнуло. Да он словно мой брат, а не Мишель. Он тоже любил обнимашки! Идеальный ребёнок.

— Обнимашки — лучшее лекарство от всего, — весело произнёс и, подхватив его подмышки, поднял на руки.

Его тоненькие ручки обвили мою шею, и он прижался ко мне. Меня до глубины души поразила искренность этого парня. Мы знакомы меньше десяти минут, а он с первых мгновений доверял мне, совершенно чужому человеку. Такая детская наивность и доверчивость выбивала почву из-под ног и ошеломляла. Наверное, поэтому у меня сейчас появился ком в горле. Крепко обнял его, вдохнув запах чистоты. Что-то новое и незнакомое стало разрастаться в груди. Какое-то щемящее чувство.

Мишель закончила раскладывать вещи и повернулась к нам. Увидев наши обнимашки, она задумчиво улыбнулась, словно была сейчас не здесь, а затем подошла к нам.

— Итан, думаю мы не должны напрягать Джастина своим присутствием, — тихо промолвила она, погладив парня по голове.

Но он только сильнее прижался ко мне, тихонько дыша мне в шею.

— Всё в порядке. Я люблю обнимашки, ты же знаешь, — подмигнул ей, отчаянно желая ещё и её притянуть к себе.

— Ты такой большой, как дом, — посмотрел на меня Итан.

— Вырастишь, будешь таким же. Мужчины должны быть сильными и крепкими, чтобы защищать своих женщин, — заглянул в его заинтересованные глаза.

— А ты меня научишь защищать? — тихо-тихо спросил он, изучая моё лицо.

Немного растерялся от постановки вопроса, поскольку за неделю я мало чему успею его научить. А когда он вырастет, то… мы навряд ли увидимся. От этой мысли мне стало как-то не очень. Ком в горле увеличился.

— Итан, мы тут всего на семь дней, помнишь? — вмешалась Мишель, не смотря на меня.

— Помню. Совсем немного. Нельзя шуметь, гломко кличать, плыгать, бегать. Нужно вести себя холошо, иначе меня выгонят, — выдал он на одном дыхании, а у меня сердце сжалось.

Сам не понимал почему, но, чёрт, в груди стало тесно.

— Приятель, — кашлянул я, пытаясь говорить непринужденно, — хоть весь дом разнеси, но никто тебя не выгонит.

Мишель метнула в меня предупреждающий взгляд, но я не собирался поддерживать её в этом вопросе. Это мой дом, в конце концов! Детство нам для чего дано?! Для шалостей и разукрашенных стен. Мы вон с Нэйтом до сих пор шалим. Правда не по-детски.

— Я не буду шуметь, обещаю. Я буду тихонько сидеть в комнате, — кивнул он, глядя на Мишель.

Ой да ну это воспитание к чёрту! Подхватив парня покрепче, вышел из комнаты.

— Я понимаю, приятель, что Мишель тебе сказала, что здесь надо ходить, как в музее на цыпочках. Но это не совсем так. Это совсем не так. Можешь прыгать, бегать и кричать. Разве что посуду не бей, а то пораниться можешь. Договорились? — тихо произнёс, спускаясь по лестнице на первый этаж.

— Договолились, — кивнул он. — Ты меня не выгонишь?

Да что ж за ком такой в горле от его вопросов?! В груди запекло так, что казалось я плавиться скоро начну и растекусь огромной лужей.

— Я тебя никогда не выгоню. Пойдём лучше к Нанни на кухню посмотрим, чем она занята.

Запах в доме стоял просто космический. Разумеется, Нанни приготовила индейку к празднику. Но помимо неё стол заставлен разносортными мисками и заготовками. Я с детства любил запеканку из сладкого картофеля и тыквенный пирог. И то и другое уже заметил в процессе приготовления. У меня аж в животе заурчало.

— Ух ты! Сколько еды! — изумлённо вскрикнул Итан.

Нанни обернулась и замерла, разглядывая меня с пацаном на руках.

— Джас, только сейчас обратила внимание как вы удивительно похожи. Оба светленькие, с серыми глазами. Даже что-то в чертах лицах схоже. Разве что волосы у тебя не вьющиеся, — она внимательно переводила взгляд с меня на него и задумчиво покачала головой. — Надо же. Бывает такое сходство неродных людей.

— Мы просто оба очаровательные, — подмигнул ей и она, рассмеявшись, вернулась к начинке для индейки.

Я чувствовал какой-то необъяснимый порыв что-то подарить этому ребёнку, отдать, сделать его жизнь лучше. Я прекрасно понимал, что он не избалован и привык довольствоваться малым. Да он и не знал, что может быть иначе. Его реальность была скромной и с минимальным выбором. Я успел заметить, что игрушек у него совсем немного. То, что Мишель выложила из рюкзака сложно назвать богатым выбором. Поэтому про себя отметил оформить доставку разных развлечений для Итана. Я жил в достатке с самого рождения. Хоть мне и не нужны были многочисленные игрушки, я нуждался в родительском тепле. Но, глядя на Итана, мне безумно захотелось побаловать его. Кто, если не я?! Никто не купит ему лишнюю игрушку из-за экономии средств. А я мог. И хотел.

В кухню вошла Мишель.

— Я расположилась в спальне. Спасибо, Джастин, — робко улыбнулась мне, немного покраснев.

— Ванильку привезла с собой? — игриво протянул, заметив заинтересованный взгляд Нанни. Итан, сидящий на моих руках, внимательно разглядывал моё лицо.

— Привезла, — смотря под ноги, пролепетала она.

Отлично. Буду, как маньяк, ходить мимо неё и дышать этим сладким и манящим ароматом. Клянусь, из-за этого запаха я хотел её всю облизать, как ванильное мороженое. Член от этой мысли радостно дёрнулся.

Тормози, Джастин.

В дверь раздался звонок.

— Мы ещё кого-то ждём?! — удивился я.

— Я точно никого не жду, — задорно рассмеялась Нанни.

Поставив Итана на ноги, пошёл проверить кого принесло.

— Дорогой, почему ты не отвечаешь на телефон?! — недовольно протянула Кайла, проходя мимо меня.

Только не сейчас! Ну какого хрена?! Она же всё испортит. Я ей не говорил о своём решение и планах на праздник. Да и разве должен был?!

Её каблуки зацокали по мраморной плитке, пока она по-хозяйски прошла в дом и развернулась ко мне лицом, скрестив руки на груди. На ней, как обычно, было нечто сильно обтягивающее.

— Я занят, Кайла.

— Чем же?! Сегодня праздник. Ты со вчерашнего дня игнорируешь меня! А я, между прочим, думала, что мы вместе отметим! Твои родители уже приехали к моим и ждут нас! У нас ровно через месяц помолвка! Пора начинать вместе встречать все праздники! — повысила децибела она, нервно поправив прядь волос около лица.

Внутри меня начало разрастаться негодование. Я не планировал видеть её ещё пару дней как минимум.

— Джастин! — завопил Итан, выбегая из кухни и несясь ко мне.

Кайла подпрыгнула и в шоке уставилась на ребёнка.

— Это ещё что такое?! — взвизгнула она, глядя как Итан вновь обнял меня за ногу, но голову повернул в сторону Кайлы.

— Послушай, у меня гости. Я не смогу никуда поехать и буду отмечать дома, как я, собственно, всегда и делал. Нанни приготовила обед, поэтому я остаюсь здесь, — примирительно произнёс.

Кайла прищурилась, смотря мне в глаза.

— Чей. Это. Ребёнок? — практически выплюнула по слову она.

Итан поднял на меня голову и сильнее вжался в ногу. Видимо он не со всеми такой общительный, а детей не обманешь.

— Это брат моей знакомой. Не начинай, Кайла, — поднял ладонь в предупредительном жесте, вторую положил на голову Итана и аккуратно поглаживал.

— Какой ещё знакомой?! — взревела она и пулей метнулась в сторону кухни.

Чёрт! Она сейчас устроит скандал.

— Джастин, кто это? И почему она такая плотивная?!

Я горько усмехнулся, опустив взгляд на него.

— Некоторые люди очень противные. Это их судьба. Не обращай внимания на неё, идёт? — подмигнул ему. Он с энтузиазмом закивал головой. — Отлично. Я всё разрулю.

С кухни послышался истерический вопль и Кайла вновь появилась в холле.

— Не ори при ребёнке! — выставил руку вперёд, зная, чего ожидать от неё. — Пойдём в спальню поговорим.

— Приятель, иди к Мишель. Я скоро вернусь, — присев на корточки, прошептал ему.

— Только возвлащайся, — так же тихо ответил мне с испуганным взглядом.

Боже, до чего же он трогательный. Все дети такие?! Тогда я хочу себе побыстрее такого же!

— Обязательно вернусь, — заверил его, потрепав его кудряшки, и он побежал обратно.

Кайла презрительно фыркнула и направилась в сторону моей спальни. Не успели мы зайти в неё и закрыть дверь, как она начала орать.

— Какого чёрта, Джастин?! Ты серьёзно?! Будешь отмечать с этой неухоженной поломойкой и её отродьем?! Ты в своём уме?! Что с тобой творится?! Ты променяешь меня на них?!

Запустил руку в волосы, стараясь дышать ровно и спокойно. Но, чёрт подери, это было сложно. Я ненавидел, когда люди вели себя высокомерно или кичились своим положением и бабками. Просто органически не переваривал подобное поведение. Всю жизнь Нанни мне говорила, что деньги — это средства, а не цель. Поэтому и относиться к ним надо соответствующе, то есть не ставить во главу угла. А поскольку меня воспитывала именно Нанни, то моё мировоззрение сформировано по большей части под её влиянием.

— Кайла, фильтруй базар, — рыкнул на неё.

Я редко разговаривал в подобной манере, но она буквально будила демонов во мне.

— А что я сказала?! Я говорю правду! На кой чёрт ты припер в дом это безродную шавку?! Это ведь она нас обслуживала в кафе, да?! Ты с ней знаком?! Давно?!

— Во-первых, тон смени. В доме ребёнок. Во-вторых, она не безродная шавка. Она девушка. В-третьих, им некуда было податься, и я предложил свой дом, чтобы ей не бродить неделю с ребёнком по улицам. В-чет…

— Что?! — взревела она, перебив меня и отшатнувшись. — Они что, тут ещё и останутся?! Ты совсем свихнулся?!

— Кайла, ты не у себя дома, чтобы так орать. А в своём доме я делаю всё, что посчитаю нужным, — максимально спокойно ответил, хотя внутри меня уже бушевала буря.

— Даже не думай! Мы скоро поженимся, а ты тащишь в дом всякий сброд! Что люди подумают?! Я всё расскажу твоим родителям! Мало того, что я терплю тут твоего вечно пьяного Нэйта, так ещё и эти бомжи теперь!

Сжал кулак, чувствуя себя на грани. Нельзя касаться моих друзей. Ни при каких условиях нельзя трогать самое дорогое, что у меня есть. Воздух с трудом проникал в мои лёгкие, я буквально закипал.

— Прекрати. Оскорблять. Людей. Не хочешь терпеть, так не живи тут, не оставайся на ночевки, не приходи! — выкрикнул ей в лицо, и она побледнела.

— Что?! Ну уж нет! Я твоя будущая жена нравится тебе это или нет! Ни твои, ни мои родители не отступят от плана! Мы поженимся! И ты будешь уважать меня и моё мнение!

— А ты моё мнение уважаешь?! Ты меня уважаешь или видишь во мне только выгодную партию?! Ты хоть раз поинтересовалась как у меня дела?! Что я хочу или не хочу?! Ты хоть кого-нибудь кроме себя замечаешь?!

Внутри меня клокотала яркость. Всё вокруг залилось багрянцем. Мне казалось, что даже пар из ушей пошёл с характерным свистящим звуком. Я был готов рвать и метать.

— Ты. Будешь. Моим. Мужем. Смирись уже! Я не самая худшая партия для тебя!

— Я не самая лучшая партия для тебя! Я! — не выдержал и фактически вопил на весь дом.

Мне было тошно от всего этого фарса, и я готов был взять всю вину человечества за все грехи на свои плечи, лишь бы меня оставили в покое с этим браком.

— Джастин, это не сработает, — ехидно усмехнулась Кайла, демонстративно поправив свои волосы. — Ты прекрасно знаешь, что наш союз уже предрешён. Так что выпроводи эту бродяжку и поехали к моим родителям.

Я сделал шаг и оказался в сантиметрах от неё.

— Она не бродяжка. Я остаюсь с ними. А ты — свободна. Можешь идти жаловаться кому угодно, но я проведу праздник так, как я хочу и с кем хочу, — прорычал, смотря ей в глаза.

— Ты пожалеешь об этом. Но моя память начнёт давать сбои, и я в итоге всё забуду, когда на моём пальчике появится то самое кольцо, что мне понравилось, — приторно и злорадно протянула, продемонстрировав мне свою левую ладонь. — А сейчас ты прав, мне пора. Меня ждут мои и твои родители, Джастин. Я им передам привет от тебя, не волнуйся, дорогой, — чмокнула меня в щёку и, задев плечом, вышла из комнаты.

Запустил обе ладони в волосы и глубоко вздохнул.

Расслабься, Джастин.

В доме гости. В доме маленький ребёнок, который ждёт внимания и вкусной еды. Который с кристально чистой душой и невероятно добрыми глазами ждёт праздника. Который не знает ещё что такое лицемерие и фальшь. Но явно почувствовал это от Кайлы, раз даже не подошёл поздороваться.

Устами младенца, как говорится…

Обвёл взглядом свою спальню. Мне здесь всегда было хорошо. Одному. Но когда оставалась ночевать Кайла, то мне становилось душно и некомфортно. Мне хотелось сбежать в гостевую спальню, либо уйти в зал и потягать железо, либо поплавать в крытом бассейне, либо же скрыться в небольшом кинозале. Мне хотелось быть где угодно, только не с ней. С самого начала. Это просто не мой человек. Но сейчас в доме Нанни, Мишель и Итан. И я нигде больше не хотел находиться, как только рядом с ними. Видеть их, слышать, смеяться, разговаривать и отмечать праздник.

Взял себя в руки и пошёл к ним. Бесшумно ступая босиком по коврам, потом по мраморной плитке зашёл в кухню. Прислонился плечом к дверному проёму, скрестив руки на груди.

Моему взору предстала трогательная картина. Мишель, нарядившись в фартук, стояла спиной ко мне и, слегка пританцовывая, помогала Нанни с нарезкой овощей. Сама Нанни держала одной рукой Итана, подсадив его на бедро, второй рукой мешая что-то в миске. Они тоже покачивались в простом танце, задорно улыбались и подпевали слова из песни, доносящейся из колонок.

От этого зрелища в груди словно что-то взорвалось и по телу разлилось обжигающее тепло. На глаза навернулись слёзы, но я поспешно сморгнул их. Видимо, я слишком сентиментальный порой. Но этот парень… Он буквально пробил какую-то заслонку в моей груди и дотянулся до сердца. Хоть я и не имел опыта общения с детьми, я чувствовал, что этот парень особенный. Для меня.

А Мишель…

Что ж, она определённо особенная. Искренняя и настоящая. Не играющая ни в какие игры. Она просто жила. Иногда выживала. Однако сейчас она была на моей кухне и готовила для меня в том числе. И вот от осознания этого момента мне захотелось впиться в её губы и не отпускать от себя всю следующую неделю.

— Джастин велнулся! — звонко оповестил всех Итан, заметив меня в проходе и протянув ко мне руки.

Невольно расплывшись в улыбке, подошёл и снял его с Нанни. Он крепко обнял меня руками и ногами.

— Ты велнулся, — его голос задрожал.

Господи боже… Этот парень разобьёт мне сердце, ей-богу. Почему он так волнуется, что я уйду?! Почему он вообще ко мне так относится?! Он ведь совсем не знает меня, а складывалось впечатление, что я его самый близкий и любимый друг.

— Конечно, вернулся. Я же обещал тебе, — прижал его к себе.

— И не уйдёшь?

— Не уйду, — поглаживал его по хрупкой спине, прикрыв глаза.

Я был дома. По-настоящему дома.

Глава 10

Мишель

Стоя под мощными и горячими струями в роскошной душевой, пыталась расслабить плечи от напряжения. Ванная благоухала ванилью, пока я приводила мысли в порядок и задумчиво проводила мочалкой по телу. После смены в кафе я устала как собака. Мы с Итаном уже четыре дня жили у Джастина. Нам как-то очень быстро удалось наладить быт здесь. Нанни помогала с ребёнком, пока я на учёбе или на работе. Удивительно, что не ощущалось никакого напряжения в доме, несмотря на наше с ним присутствие. Мы же чужие здесь, но к нам относились так, словно мы самые любимые и долгожданные гости. Но через три дня должна вернуться мама и забрать Итана обратно, а я вернусь к своему привычному графику и своей жизни.

Из головы никак не шёл день нашего приезда. А точнее ссора Джастина с его невестой. Хоть они и ушли на второй этаж, но их крики мы с Нанни слышали отчетливо. Чтобы не напугать Итана, она решила включить музыку и занять нас всех делом. Мы готовили и пели, делая вид, что всё просто отлично и в доме не происходило ничего необычного. Однако я чувствовала себя виноватой в их конфликте. Чувствовала себя лишней. А от этого мне снова периодически становилось неловко в его присутствии.

Праздник, тем не менее, прошёл хорошо. Во всяком случае Итан был в восторге от еды и тёплой атмосферы за столом. Потом ему включили мультики, и он остаток дня не отлипал от экрана, изредка подбегая к Джастину, чтобы обнять его. Да, мой брат определённо любил тактильный контакт. Джастин был не против и всегда крепко прижимал его к себе, прикрыв глаза. Нанни тоже перепадала ласка от любвеобильного Итана и слова благодарности за вкусные сладости.

Однако я не могла отделаться от гнетущего ощущения, что виновата в их ссоре и на следующий день осторожно поинтересовалась у Джастина как он и всё ли в порядке. Он сказал, что счастлив и не понимает моего беспокойства. Затем подхватил Итана на руки и побежал с ним играть в приставку, которую заказал для него. Мои недовольные комментарии, что он не обязан тратиться на нас, он пропустил мимо ушей. На мои слова о том, что ребёнок привыкнет и потом ему будет тяжело вернуться в свою жизнь, он тоже отмахнулся и сказал, что всё это мы заберём с собой.

Мне здесь нравилось, глупо это отрицать. Но я не давала себе забывать, что это всего лишь на неделю. Всего семь дней прекрасной жизни рядом с потрясающим парнем и я вернусь в свою убогую реальность. Я ни в коем случае не жаловалась, но порой хотелось пожить, не думая о том, как сэкономить или оплатить счета. Порой просто хотелось пожить. Я привыкла скорее существовать или выживать.

С детства знала, что деньги — это то, что даётся непросто и нужно экономить, копить и постоянно контролировать траты. Зато я росла в маминой любви. Как она мне всегда говорила, что её любви хватит, чтобы заполнить пустоту из-за отсутствия отца. Её философия жизни заключалась в том, что в жизни духовное выше материального. Миром правит любовь, короче говоря. Поэтому в её жизни было много мужчин, в которых она постоянно влюблялась как в последний раз. Но чувства быстро угасали, и она искала нового.

Я была не такой. Мне почему-то всегда казалось, что мой первый парень и будет моей настоящей любовью на всю жизнь. Что мне не придётся искать его долго и прыгать от одному к другому. Однажды я, как тогда подумала, такого парня и встретила. Отдала ему всю себя без остатка, включая девственность и сердце. Спустя полгода нашего бурного романа он помахал мне ручкой и переехал, не желая проблем со мной и последующей ответственности. Сказать, что я была в шоке и совершенно сбита с толку, ничего не сказать. Мой мир рухнул, как и моя философия. Но я не сломалась, а приняла решение, что буду ждать и беречь своё сердце для настоящего супергероя моей жизни, чтобы отдать ему всю любовь, какую накоплю к его появлению. Я никого не искала, ни с кем особенно не знакомилась и не встречалась, как моя мама. Я верила, что жизнь нас просто столкнёт друг с другом и я почувствую, что это он, тот самый. Верила, что он оценит меня по достоинству и примет с моим багажом. Не разобьёт мне сердце и сбежит, а просто будет любить.

Просто любить. Мне ведь правда больше ничего и не надо. Наверное, я чересчур эфемерная барышня, что в наше время скорее высмеивается, чем поддерживается. Сейчас не модно быть мягкой и женственной. Наверное, со стороны я выглядела тихой и скромной, но в душе я чувствовала себя другой. Просто рядом не было того, с кем бы я могла быть собой и, например, громко смеяться и открыто проявлять знаки внимания. С кем бы я смогла выдохнуть и расслабиться.

Порой я чувствовала, как внутри меня коробочка с любовью переполняется и рвётся наружу. У меня было столько нерастраченного тепла внутри, что оно меня норовило иной раз сжечь до тла. Но подарить его пока было некому.

Выключила воду и, завернувшись в пушистое полотенце, вышла из ванной. За окном уже было темно. Итана уложили спать ещё до моего возвращения, поэтому в доме было тихо. Включила песню Sexual Vibe исполнителя Stephen Puth и, стоя в комнате перед зеркалом, расчесывала волосы. Музыка тихо лилась из колонок, унося меня куда-то в мечты. Закрыв глаза, начала плавно двигаться, представляя себя почему-то на побережье с парнем и ребёнком, гуляющими и поедающими какую-нибудь вредную еду. Видимо все мои мечты сводились к семье. И еде. Да, я неисправима.

— Кхм, — вдруг послышался сдавленный кашель Джастина за спиной, и я от неожиданности подпрыгнула и распахнула глаза. — Извини, что напугал. Просто я проходил мимо и услышал музыку. Решил посмотреть, чем ты занимаешься, — поднял вверх ладони, прислонившись к дверному косяку.

Я избегала его после праздника, стараясь как можно реже находиться с ним наедине. Потому что моя нерастраченная любовь и тепло рвались наружу именно рядом с ним. А это в свою очередь не несло ничего хорошего, ведь он занят.

— Всё в порядке. Ты же у себя дома, можешь в любой момент зайти куда угодно, — пожала плечами, поправив полотенце, завязанное на груди.

— Как дела на работе? — беззаботно поинтересовался он, но его взгляд блуждал по моему телу.

— Всё хорошо, без происшествий, — также непринуждённо ответила, заметив, что он, видимо, тоже недавно вышел из душа.

Его влажные волосы, как обычно, были в творческом беспорядке, на светло-голубой футболке виднелись разводы от воды. На бёдрах были светлые спортивные трикотажные шорты. И снова босиком. Он всегда дома ходил так. Максимально расслабленно и естественно.

— Рад слышать, — сделав глубокий вдох, он сделал шаг вперёд и прикрыл за собой дверь. — У Итана тоже всё хорошо. Я сегодня после учёбы приехал домой пораньше и провёл весь вечер с ним, — тихо говорил он, пока начал неспешно подходить ко мне. Почему-то моё сердце ухнуло сначала вниз, потом подлетело к горлу, а теперь начало неистово рваться наружу из грудной клетки. — Мы играли в приставку, смотрели мультики, потом поужинали. Нанни приготовила какой-то очередной фантастический шедевр, — обыденным тоном произносил, остановившись прямо передо мной. Подняла голову, смотря ему в глаза. Они горели. Буквально всполохи пламени виднелись. Сглотнула, ощутив, как моё тело начало вибрировать от его близости. — Потом отправил его в душ, после которого даже книгу ему почитал. Затем уложил спать, а сам пошёл в зал. Мне необходимо было позаниматься, — тише произнёс он и начал медленно вести кончиками пальцев по моей руке вверх от запястья до плеча. Вниз живота ударило волной тепла. — Когда я понял, что железо уже не помогает, я пошёл в холодный душ, — его пальцы добрались до ключицы и аккуратно водили по ней, растирая капли воды. Моё дыхание участилось, а по коже пробежали мурашки. — Выйдя из душа, я зашёл проверить Итана, который, к слову, мирно спит и думал пойти в кинозал, чтобы немного забыться, но услышал музыку из твоей спальни, — он наблюдал за своими пальцами, которые словно по клавишам пианино скользили по моим плечам. — Знаешь, от чего я спасаюсь? От чего я бегу, но так ни на шаг не тронулся с места? Что с каждым днём накрывает меня всё сильнее и сильнее? — прошептал он, проведя кончиками пальцев по шее и запустив их в мои волосы.

У меня закружилась голова. Я слушала его, практически не дыша. Моё сердцебиение было настолько быстрым и сильным, что казалось полотенце колыхалось от этой силы.

— Не знаю, — выдохнула я, прикрыв глаза от наслаждения, пока его пальцы проходились по моей голове.

— Я спасаюсь от тебя, Мишель. Я бегу от тебя. От того влечения, которое я испытываю к тебе. От того желания, что ты пробуждаешь во мне одним своим видом. От того, как сильно я мечтаю поцеловать тебя. Но мне не помогает ни зал, ни ледяная вода, ни отвлекающие факторы. Мне ничего не помогает, — он сильнее сжал мою голову и запрокинул её, заставив меня открыть глаза и посмотреть в его.

Он дышал тяжело и отрывисто. Жилка на шее под ухом быстро пульсировала. От его признания у меня едва не подкосились колени. Я и подумать не могла, что он чувствовал то же что и я. Я мечтала поцеловать его. Мечтала подарить ему своё тепло. Мечтала хотя бы раз ощутить его своим и отдать ему себя. Хотя бы раз.

— Ты занят, Джастин, — с горечью прошептала я, не сводя с него взгляда.

— Знаю. Только как это объяснить моему телу, которое так остро реагирует исключительно на тебя?! — с отчаянием в голосе ответил он, смотря на меня голодным взглядом. — Как обмануть самого себя?!

Я не верила в происходящее. Не могла осознать, что он сейчас здесь и смотрит на меня как на свой любимый праздник.

— Не знаю, — прошептала я единственное, что пришло мне на ум.

Мыслей больше не было. Я не понимала, что делать и как поступить.

— Мишель, — сладко прошептал он, немного наклонившись ко мне и глубоко втянув воздух. — Просто скажи мне «Стоп», и я сейчас же выйду отсюда и больше не потревожу тебя. Если тебе всё это противно и не вписывается в рамки дозволенного, если ты не хочешь, то просто скажи «Стоп», — боль и отчаяние сквозили в его голосе.

Но я не хотела говорить «Стоп». В этом-то вся проблема. Я понимала, что у него есть девушка, практически невеста, и что через три дня я уйду в свою жизнь и мы больше не увидимся. Может, именно этот момент и стал ключевым в моих размышлениях. Мы скоро разойдёмся как в море корабли. Навсегда.

— Не скажу, — прошептала и он с хриплым стоном притянул меня к себе и прикоснулся горячими губами к моим.

Меня качнуло назад, и я вцепилась в его футболку, чтобы найти опору. Мне не верилось в происходящее. Его мягкие, но упругие губы нежно касались моих. Касания были практически невинными, но моё тело пылало от них.

— Господи боже, Мишель, — одними губами произнёс он, не отстраняясь от меня. Я чувствовала, как его тело было напряжено и от него исходило неимоверное тепло. Точнее жар. — Ты как карамель на вкус, — и он провёл языком по моим губам.

Я пыталась сделать вдох, но лёгкие отказывались расправляться и работать. Я стремительно сгорала в его руках. Ощущение было, что меня сейчас разорвёт от переполнявших чувств, эмоций и переживаний. Из меня рвалось наружу то, что так старательно копилось и оберегалось.

Приоткрыла рот, приглашая его, и он не ждал и не мешкал. Обняв меня второй рукой за талию и прижав к своему крепкому телу, он глубоко поцеловал меня. Наши языки с напором ласкали друг друга. Я отпустила себя, позволив насладиться его теплом. Завела руку ему за шею и сильнее прижалась, животом ощутив его мощную эрекцию. Джастин зарычал, углубив поцелуй. Мне показалось, что в комнате стало градусов на десять жарче. Джастин то проводил языком по моему, то прятал его и глубоко целовал, то щекотал, словно заигрывая. Я утонула в этих ощущениях. Я так давно ни с кем не целовалась.

— Ты неземная, — прошептал он, отстранившись и смотря на меня с диким желанием. — Ты фантастическая, — поцеловал в подбородок. — Ты космическая, — опустился губами к шее. — Ты источник истинной женственности, — захватил губами мочку уха. — Ты настоящая женщина и я хочу тебя больше всего на свете, — он выпрямился и провёл пальцами по краю полотенца. — Я хочу почувствовать всю тебя, — зацепил пальцами уголок полотенца и дёрнул за него.

Махровая ткань бесшумно упала на пол. Джастин сделал полшага назад и с шумом втянул воздух, проведя ладонью по своим волосам. Его взгляд жадно блуждал по моему телу, вбирая в себя каждую клеточку. Он рассматривал меня, словно я произведение искусства. Словно он мечтал об этой минуте всю свою жизнь. Тяжело дыша, я стояла и не шевелилась. Мне было в очередной раз неловко рядом с ним, но я не захотела прятаться от него или прикрываться. Джастин на миг прикрыл глаза, а когда вновь открыл их в них было не просто пламя, в них было огненное торнадо. Стремительно сократив небольшое расстояние между нами, он подхватил меня на руки и жадно впился в мои губы. Зарылась руками в его волосы, обвив ногами его талию.

Джастин повалился со мной на кровать, придавив своим телом. Его губы целовали мои щёки, подбородок, шею. Одной рукой блуждал по моему телу. Казалось, он стремился быть везде и всё успеть. Но я правда чувствовала его каждой клеточкой тела.

— Какая же ты сладкая… Словно карамель. Моя ванильная карамель, — прохрипел он, опускаясь губами на мой сосок.

Меня пронзило невероятное удовольствие, и я вцепилась в его волосы и потянула за них, выгнувшись ему навстречу. Он застонал, взяв в рот сосок и начав его посасывать. Я потерялась в пространстве и времени. Всё вокруг перестало существовать и иметь смысл для меня. Я горела вместе с ним и мне нравилось это ощущение. Он мягко, но требовательно водил ладонью по ногам, бёдрам, талии, животу.

— Джастин, — прошептала, выгибаясь и прижимаясь к нему. Он хищно улыбнулся и накрыл губами второй сосок.

— Если что, то шумоизоляция здесь хорошая, — с хрипотцой в голосе произнёс он, опускаясь губами ниже.

Он целовал исступлённо, словно завтра никогда не наступит. Наше дыхание было тяжелым и глубоким. Я извивалась под ним, вцепившись в его волосы, пока он щекотал меня поцелуями внизу живота.

— Я хочу вылизать тебя всю. Абсолютно. Всю, — признался он, прокладывая дорожку из поцелуев по внутренней части бедра.

Запрокинув руки над головой, схватилась за простыню. Мне было и щекотно, и приятно, и невыносимо сладостно от происходящего. Он действительно ласкал меня с упоением. Встав на колени между моих ног, поднял мою правую ногу и положил её себе на плечо. Аккуратно и дразняще провёл по ней кончиками пальцев от ступни до бедра. Я была абсолютно голая, но он не торопился добраться до главного десерта, явно получая удовольствие от процесса. Затем провёл кончиком языка от пальчиков стопы и повёл им по икре. Меня словно электрическим разрядом пронзило. Я начала задыхаться от ощущений, мечась по постели и выгибаясь. Доведя языком практически до лобка, он остановился и с хищной ухмылкой повторил процедуру с левой ногой.

— Джастин, — словно в бреду, шептала его имя.

— М-м? — рывком перевернул меня на живот и поцеловал в шею.

Я была как оголенный нерв и от каждого его прикосновения меня трясло всё сильнее. Его язык продолжил путешествие по моему телу. От шеи он повёл по позвоночнику вниз и остановился на пояснице. Ладонями обхватил мои ягодицы и смял их.

— Господи боже, Крошка, — простонал он, мягко сжимая ягодицы. — Я хочу съесть тебя. Ты словно персик. Особенно эта твоя часть, — в его интонации чувствовалось желание и то, как он себя сдерживал.

От понимания как я действовала на него, возбуждение накрыло с головой. Его губы вновь продолжили ласкать меня. Он жадно целовал попу, покусывая её и сминая ладонями, словно и впрямь хотел съесть. Затем провёл языком по задней поверхности бедра до щиколотки. Его дыхание плавило меня. Я изнемогала от желания.

— Господи, Джастин… Поцелуй меня, — взмолилась я, оглянувшись на него. Он довольно улыбнулся и поднял меня на колени.

— Я мечтал услышать эти слова, — коснулся своими слегка припухшими губами моих, запустив ладонь в волосы.

Мы оба стояли на коленях на кровати. Подхватила край его футболки и потянула наверх. Джастин снял её и притянул меня к своему обнаженному торсу. Повиснув на его шее и прижавшись всем телом, толкнула его назад. С удивлённым вздохом он лёг на спину, увлекая меня за собой. Теперь была моя очередь поласкать его. Провела языком по его шеи и прикусила то место, где отчаянно пульсировала жилка. Он застонал, сжав пальцами мою голову.

— Мишель, я до потери сознания хочу тебя, — шепотом произнёс он, пока я целовала его мускулистую грудь. Его соски напряглись под моим языком.

Села верхом на нём и провела пальцем по дорожке волос уходящих за пояс шорт, которые были натянуты от его эрекции. Потянула их вниз и на свободу вырвался его член.

— Ты не носишь белья?! — удивилась я, разглядывая идеальное и внушительное достоинство.

Я мало разбиралась в мужской красоте, но Джастин определённо был идеален во всём. От характера до тела.

— Не-а, — подмигнул мне. — Не люблю, когда что-то мешает. Свободный доступ, так сказать.

Провела ладонью по всей длине члена, наблюдая за его реакцией. Джастин втянул воздух сквозь сжатые зубы и подался бёдрами навстречу моей руке. Член подрагивал от моих прикосновений и это заводило ещё больше. Прижалась к нему своей промежностью и нагнулась к его губам. Бёдрами заскользила по нему. Я стремительно сгорала рядом с ним. Я была в блаженстве.

— Господи боже, Мишель, — застонал в мои губы. — Ты невероятная. Но сначала я хочу везде тебя попробовать. Кое-куда я ещё не добрался, — игриво прошептал он и в следующее мгновение обхватил меня за талию и резко дёрнул наверх, что моя промежность оказалась прямо над его лицом.

Руками схватилась за изголовье кровати и посмотрела вниз. Взгляд Джастина был жадным и голодным, как у хищника. В следующее мгновение он прикоснулся языком к моим складочкам.

— О-ох… Ничего себе, — простонала я, запрокинув голову.

Мои колени были по бокам от его головы, он придерживал меня за бёдра, и я фактически сидела на его лице. Это было за гранью. Слишком откровенно, слишком близко, слишком горячо. Но только с Джастином это и было возможным. Я чувствовала, что ни с кем другим не сделала бы подобного. От этого в мою голову закралась мысль сделать поистине раскрепощённый для меня поступок. Я отстранилась от его рта и Джастин непонимающе посмотрел на меня.

— Если ты не против, то я хотела, чтобы и тебе было хорошо, — прошептала я, развернувшись над его головой и нагнулась к его члену.

— Да ну нахрен?! — еле слышно прорычал он, рассмешив меня своей реакцией. — Ты серьёзно?! Ты не против такого?

— Не-а, — в его же манере игриво ответила и провела языком по головке члена, утопающей в солоноватой смазке.

Джастин гортанно простонал. Мне не довелось раньше делать минет и опыта в этом у меня не было, а тем более в позе 69. Но с Джастином мне хотелось самого запретного, потому что наша связь с ним была таковой по своей сути. Неправильной, постыдной, запретной. От этого ещё более волнительной и возбуждающей, сносящей все барьеры и сомнения.

Губы Джастина вновь оказались на моих складочках, а язык ласкал затвердевший клитор. Мы поймали с ним один ритм и увлечённо ласкали друг друга в самой откровенной позе, какую я могла только представить. Его член был восхитительным. Я не знала, что именно должна делать, но действовала по наитию. Аккуратно ласкала языком и губами то головку, то ствол, то, нагибаясь ниже, доставала языком до мошонки, от чего Джастин сильнее впивался в меня и быстрее водил языком по клитору. Обхватив его губами, он сосал всё сильнее и сильнее, подводя меня к точке наивысшего наслаждения.

Чем жарче он ласкал меня, тем больше я раскрепощалась перед ним. Я начала сосать его член, словно это леденец и лизать его как будто это мороженое. Ладонью придерживала за ствол, а головой водила вверх-вниз быстрее и быстрее. Судя по его приглушённым стонам и рывкам бёдрами, я всё делала так, как ему нравилось. Заметила, как напряглись его ноги, на бёдрах вздулись мышцы, а руками он вцепился в мои ягодицы и жадно сосал клитор.

В этот момент я вся принадлежала только ему.

Волна жара, зародившаяся внизу живота, понеслась по телу. Бёдрами подмахивала навстречу его ласкам и оргазм накрыл меня с головой. Постанывая и продолжая тереться о его язык, с каким-то остервенением сосала его набухший и твёрдый член.

— Господи, да… Крошка, я сейчас, — хрипло предупредил он меня, но я не отодвинулась, а наоборот взяла его в рот и помогала себе рукой. Тёплая струя стрельнула в горло и его член запульсировал во рту. — Да, твою мать… — громко выругался он, пока извергался мне в рот.

С ним я была другой, а может стала настоящей. В жизни не делала подобного, но сейчас не представляла, чтобы с ним было иначе. Видимо с ним во мне пробуждалась истинная сексуальность, которая так долго спала.

Джастин снова ловко подхватил меня и опрокинул на кровь, нависнув надо мной на локтях.

— Ты идеальна, Мишель, — с горечью прошептал он и поцеловал меня в лоб. — Ты божественна, — поцеловал в кончик носа. — Ты неземная, — впился в мои губы.

На его губах была я, на моих был он и это было запредельно.

Мы целовались то нежно, то страстно, то глубоко, то едва касаясь. Останавливаясь только, чтобы глотнуть воздуха. Он обнимал и прижимал к себе, постоянно водя ладонями по моему телу. Мы впитывали друг друга, перекатываясь по постели и не желая разъединяться. Как два безумца, вырвавшихся на свободу, старались по максимуму использовать эту возможность.

— Можно я останусь в твоей постели? Я бы хотел исследовать тебя дальше, — шепнул мне на ухо, опустив ладонь к моей промежности и начав ласкать клитор. Новая волна наслаждения окутала меня.

— Не думаю, что смогу отказать тебе сейчас, — блаженно ответила ему.

— Не думаешь или не откажешь? — лукаво переспросил он и резко вошёл в меня одним или двумя пальцами. От неожиданности я вскрикнула и выгнулась. — Да ну нахрен… Ты такая тесная, — обречённо прошептал и уткнулся головой в подушку рядом с моей, словно не мог на меня смотреть. — Мишель, почему сейчас?! Ну какого хрена не два года назад?! — в его интонации было отчаяние. Он поднял голову и посмотрел мне в глаза. — Так я могу остаться у тебя на ночь?! — его палец пришёл в движение во мне.

Он ещё спрашивал?!

— Конечно, — выдохнула я, прильнув к нему ещё ближе.

Он довольно усмехнулся и продолжил ласкать меня, подарив мне ещё несколько оргазмов за ночь и глупую улыбку не сходящую с моего лица весь следующий день.

Глава 11

Джастин

Я сделал это.

Изменил.

Впервые в жизни я сделал то, против чего всегда выступал. Я на дух не переваривал ложь, интриги, подковёрные игры, лицемерие и двуличие. И что в итоге?! Я слетел с катушек и всю ночь провёл в каком-то забытье. Жалел ли я об этом?! Нет. Определённо не жалел. Я хотел этого больше всего на свете. Повторил бы я это?! Чёрт, да! Я хороший человек после этого?! Вряд ли.

Встав в пробку на набережной, откинул голову на подголовник и смотрел невидящим взглядом вперёд. Перед глазами была только Мишель. Обнаженная и с горящими глазами. Я даже не рассчитывал испытать то, что пережил с ней этой ночью. Это был не просто секс, нет. Это был космос. Полёт на ракете. Прыжок с парашютом. Сафари со львами. Шторм девять баллов. Это не описать словами. Такое можно только прочувствовать. Что мы с ней и сделали. Она уснула под утро, а я не сомкнул глаз, наблюдая за ней и охраняя её сон. Гладил по волосам и мечтал, чтобы солнце никогда не вставало. Но наступило утро и вернулась привычная жизнь. Она уехала на учёбу, избегая встречаться со мной взглядом и отказавшись от моего предложения подвезти её. Я тоже поехал в универ, а сейчас возвращался домой. К Итану.

Чёрт, этот парень правда однажды разобьёт мне сердце. Им послезавтра уезжать, а я уже так привык к их нахождению рядом, что не помнил жизни без них. Привык к этим детским крикам, когда у него получалось пройти какой-нибудь уровень, играя в приставку. К его топоту и радостным возгласам, когда он бежал мне навстречу, встречая после учёбы. Этот момент, кстати, был самым трогательным и любимым. К тому, как он смеялся и всё время хотел обниматься со мной. Я ему никогда в этом не отказывал. В один из дней я сидел в спальне за рабочим столом и занимался очередным проектом, чертил и высчитывал необходимые пропорции, как в дверь тихонько постучали. На пороге оказался Итан. Он нервно теребил футболку на животе и смотрел на меня, словно провинился в чём-то, а потом шепотом сказал: «Давай обнимемся? Я соскучился».

Клянусь, в тот момент я чуть не зарыдал. В итоге он просидел на мне час или два, пока я работал. Но мне это не мешало, скорее наоборот. Я получал удовольствие от общения с ним. При этом он живо интересовался, задавая тьму вопросов насчёт моей будущей профессии, и что в итоге получится, когда я закончу. В общем, мне будет не хватать его, когда они уедут.

Кайла пока не объявлялась, зато мои родители сегодня утром позвонили во второй раз за минувшую неделю. Первый раз был в День Благодарения, как только им нажаловалась Кайла. Я даже не стал тогда разглагольствовать и, пожелав им хорошего праздника, положил трубку. Сегодня же они говорили уже с наездом и всяческими претензиями, что я обязан выгнать из дома «бродяжку с багажом» и помириться с Кайлой. А ещё должен купить кольцо. Ну и, разумеется, разослать приглашения на нашу помолвку. Я сослался на громадную занятость и бросил трубку. Знаю, что веду себя, как ребёнок, но я пока не понимаю, как вырулить из этой ситуации. Словно не делая ничего для этой помолвки, она магическим образом не состоится. Глупо? Определённо.

Повернул голову и увидел приоткрытую дверь бара. Странно, парни вроде говорили, что затеяли небольшую перестановку и по будням в течение месяца будут открываться ближе к вечеру, а сейчас обеденное время. Поскольку пробка не собиралась рассасываться, то я свернул к обочине и решил заглянуть в ним в гости. Толкнув дверь, услышал их оглушительный смех и тихо звучащую из колонок песню Stiff Upper Lip группы AC/DC. За барной стойкой сидели хозяин бара Джей и вокалист их группы Дэвид. Перед ними на столешнице стоял ноутбук и оттуда тоже доносился хохот.

— … представляете?! Короче, Пресли жжёт, — узнал голос Тайлера из ноутбука, друга этих парней.

Джей первым заметил меня и улыбнулся.

— Здорова, Бибер! — заржал он. — Заходи, у нас тут как раз групповуха.

— Групповуха?! — непонимающе повторил я, подходя к ним.

— О! Джастин! Здорова, как ты? — послышался голос Майкла из ноута и увидел, что они все общались по скайпу. Тайлер помахал мне рукой.

— Ты не забывай, что мы придурки и от нас можно ожидать чего угодно, в том числе и групповуху по видеосвязи, — заржал Дэвид, положив мне ладонь на плечо. — Хватай стул и садись, поржешь с нами.

На дорогах всё равно заторы, поэтому скоротать время в их компании мне показалось отличной идеей. Подвинул стул и уселся между Джеем и Дэвидом.

— Я как раз рассказывал про своего хорошего знакомого, Пресли, который подался в мир садо-мазо пару лет назад и уже преуспел в этом. А вчера, так уж получилось, что я должен был заехать к нему в квартиру, чтобы поработать немного над новым проектом, а он ждал свою девушку. В итоге дверь он открыл мне при полном параде, весь в латексе, мать его, — заржал Тайлер. Все остальные уже почти рыдали от смеха. — Ну я не растерялся и решил ему подыграть, точнее поиздеваться, и носился по квартире за ним с какой-то плёткой. Мне было весело, ему не очень. Он всё время вопил, что я дебил несчастный и не понимаю смысла, что всё надо делать иначе, и вообще я стал слишком несерьёзным. В общем, всё закончилось тем, что пришла его девушка и разняла нас, фактически спасла его от меня. Пресли был в бешенстве, что я испортил эффект неожиданности для его пассии. Зато я поржал от души, отдавая ему команды и шлёпая этим хлыстом, мать его.

Парни хохотали, вытирая слёзы.

— А он правда Пресли?! — смеясь, обратился к нему.

Тайлер завопил от смеха.

— Пресли, твою мать! Он Элвис и этим всё сказано, — вытирая глаза, ответил за него Джей.

— Слушайте, меня реально окружают одни звёзды, — кивнул Тайлер, продолжая хохотать. — Пресли, Шварценеггер, а теперь ещё и Бибер, — подмигнул нам в камеру.

— Не забывай про нашего басиста Рикки, которого все называют Мартином, — добавил Дэвид.

— Блин, весёлая у вас компания, — заржал я.

— Не то слово, — толкнул меня в плечо Дэвид. — С нами точно не соскучишься. А ты тут какими судьбами?

— Да я домой ехал, увидел приоткрытую дверь и решил заглянуть, — пожал плечами, наблюдая как Майкл и Тайлер с интересом смотрят на нас через монитор.

— Джей, сегодня должны привезти новые стулья и диван, который просила Хлоя для лаундж зоны, — вышел парень из подсобки.

Я его здесь уже видел, на вид ему около тридцати. На его руках живого места нет, всё в татухах, в брови поблескивал пирсинг.

— Отлично, она будет довольна, а это главное. Адам познакомься это Джастин Бибер, — хохотнул Джей, представляя нас. — Адам — наш администратор. Самый лучший, надо отметить, какого я только мог себе представить. Мы с ним познакомились в другом баре, где он тогда был обычным барменом. Потом он помог мне с разработкой бизнес-плана и разными подсчетами, — с гордостью продолжил Джей, откинувшись на спинку барного стула. — Естественно, я не мог упустить такого сотрудника и переманил его к себе. Теперь он здесь главный, а я так, считай прохлаждаюсь, — заржал Джей.

— Приятель, не прибедняйся, — усмехнулся Адам, облокотившись о барную стойку. — Я тебе многим обязан. Если бы не эта работа, то мне бы пришлось искать подработку, чтобы достойно содержать мою растущую семью.

— У Адама недавно ребёнок родился, — пояснил Джей.

— Камон, чувак, поздравляю! Дети — это круто, — улыбнулся ему.

— Не то слово, — мечтательно ответил он. — Разве что спать хочется постоянно. Но это определённо огромное счастье, — улыбнулся он и пошёл обратно в подсобку.

— Как там Нэйт? — тут же спросил меня Майкл.

— За три с небольшим месяца с момента отъезда Лесли он не пил только дней пять от силы, — отчитался я.

— А девушки?! Так же прыгает по койкам или что-то дошло? — склонил голову набок.

— Хрен знает. Ко мне домой он никого не приводил, а ночевал у меня он очень часто. На вечеринках он обнимался только с бутылкой или со мной.

Майкл довольно улыбнулся.

— А его девушка на связь не вышла? — обратился ко мне Дэвид.

— Она не его девушка. Во всяком случае пока, — заметил я. — Но нет, не вышла. Насколько я знаю, он звонил ей первый месяц раз по двадцать каждый день. Потом смирился и заблокировал её номер. Потом разблокировал, когда до него дошло, что она всё равно не позвонит. Короче, парни, он ещё не допёр, что с ним случилось, — ответил, тяжело вздохнув. — А у тебя, Тай, как дела? Какие ощущения после свадьбы? Многое поменялось?

Ввиду своих жизненных обстоятельств меня мучили разные вопросы, касающиеся семьи и брака. Мои друзья ещё не успели обзавестись семьями или прочными отношениями. Трэвис только познавал эту азбуку вместе с Джойс. Раз уж я оказался здесь, в компании женатых парней, то мог прояснить для себя некоторые моменты. Во всяком случае я хотел найти аргументы в пользу женитьбы. Хоть какие-то. Может, я всё усложнял?! Может, всё не так уж плохо и надо просто подождать? Может, что-то изменится после свадьбы?

— Ничего не поменялось, — тут же ответил он и засмеялся. — Мы с Сидни почти тринадцать лет вместе. Грубо говоря, я не помню себя без неё, понимаешь? Она для меня всё на этой земле и сейчас просто стала ещё ближе, взяв мою фамилию. Теперь, когда она ругается со мной, то я её называю по фамилии, как бы невзначай напоминая, что она моя. Правда, от этого она бесится ещё больше, — заржал он.

— Ясно, — продолжая думать о своём, протянул я. Нихрена не изменится. Дерьмо. А потом решился задать вопрос дня: — Парни, а вы когда-нибудь изменяли своим девушкам?

— Нет, — тут же ответили хором все, кроме Джея.

Я в шоке уставился на него.

— Да ну нахрен?! Камон, чувак, ты?! Быть того не может!

— Я был мудаком, — тут же пояснил он с горькой ухмылкой. — Я не понимал, что со мной происходило и… В общем, я изменил Хлое. Один раз. Она застала нас и это был грёбаный ад и для неё, и для меня. До сих пор помню её глаза, когда она застыла в дверях и смотрела на меня. Чёрт подери, я бы всё отдал, чтобы стереть это из её памяти, — хрипло проговорил он, уперев локти в барную стойку и потерев переносицу. — Все эти люди, кого ты видишь вокруг меня, включая Адама кстати, были свидетелями моей реабилитации в её глазах. Они подбадривали, подставляли плечо, когда я уже начинал сдаваться. Но да, я это сделал и гордиться здесь совершенно нечем.

— Ни хрена себе, Джей. Никогда бы не подумал. Ты так на неё смотришь… — в шоке произнёс, посмотрев на экран, где Майкл и Тайлер с пониманием смотрели на нас. Точнее на Джея. А мои глаза норовили вылезти из орбит от его признания.

— В том-то всё и дело, что я с первого дня смотрел на неё иначе, но ни хрена не понимал этого. То ли тупой был, то ли струсил. Но знаешь, если бы не этот отвратительный поступок с моей стороны, то я бы, наверное, ещё долго тупил и открещивался от своих чувств к ней. Я себя не оправдываю, нет. Но это помогло мне многое осознать и теперь я делаю всё ради неё и только ради неё, — улыбнулся, оглянувшись на меня через плечо.

— А с чего такой вопрос, Джастин? — скептически изогнув бровь, обратился ко мне Майкл.

Действительно, Джастин! С чего бы это?!

Сделал глубокий вдох и зачесал волосы назад. Я даже с друзьями ещё не поделился своими перипетиями, но мне нужен был совет или мнение со стороны более опытных людей. Да хотя бы просто снять с души этот груз, потому что меня реально это волновало. Какими бы ни были наши отношения с Кайлой, я не хотел вести двойную игру. Это подло и грязно. Во всяком случае для меня.

— Я изменил вчера Кайле, — выдохнул я. — А у нас помолвка через месяц.

Повисла тишина.

— Почему мне кажется, что ты не хочешь этой помолвки?! — первым нашёлся Джей, прищурившись и посмотрев на меня, словно оценивая моё признание.

— Да потому что он не хочет её, чёрт возьми! — тут же вставил Майкл. — Это же очевидно! Вы что, не видели, как он смотрел на неё, когда мы виделись летом и на свадьбе ребят? По его взгляду можно было сказать, что он готов сожрать тонну лука, лишь бы оказаться подальше от неё.

Я усмехнулся, скрестив руки на груди. Проницательный парень.

— А с кем изменил? Случайная связь или долгожданная? — посмотрел на меня Дэвид.

— Изменил с невероятной девушкой, которая сводит меня с ума одним своим присутствием. У неё такие волосы… Клянусь, я чёртов фетишист какой-то! Готов передёрнуть на её кудряшки! Это разве нормально?! И это точно не случайная связь. Я хотел этого. Я противился этому. Я бежал от этого, но не смог, — вздохнув, посмотрел на него.

— В моем случае всё было наоборот, — заговорил Джей. — Я думал только о Хлое. Даже в момент измены, представляешь? — горько усмехнулся, покачав головой. — Такой вот я тупой мудак. Не хотел этого, но сделал. И потом сожалел каждую секунду.

— Я не сожалею, — признался я. — Точнее меня немного точит чувство вины, но я не сокрушаюсь по этому поводу. Я был счастлив в те часы близости с ней. Я был самим собой и наслаждался происходящим.

— Так в чём проблема? Не делай предложение и встречайся с твоей невероятной девушкой. Кстати, как её зовут? — спросил Майкл.

— Мишель, — с тупой мечтательной улыбкой протянул я.

Всё парни заржали, смотря на меня.

— Ну, таким именем плохого человека не назовут, — заключил довольный Майкл, намекая, что её имя — это женская версия его имени.

— Я не могу разорвать помолвку. Мои родители конкретно насели на меня. Это бизнес, брак по расчёту, называйте, как хотите. Наши семьи просто объединяют капитал посредством нашего брака и выходят на новый уровень своей мнимой иерархии. А Мишель, по мнению моих родителей, не вписывается в их интерьер, как бы грубо это не звучало. Она из небогатой семьи и сейчас вынужденно живет у меня. Родители бушуют, что я из-за этого поругался с Кайлой. А я кайфую, понимаете?! Я живу, когда она рядом, — обречённо вздохнул, опустив взгляд и рассматривая свои джинсы.

— Послать их не пробовал? Иногда родители сами просятся на грубость, но иначе никак, — спросил Джей.

— В открытую не посылал. Ругался, брыкался, но не хамил. Они шантажируют меня моим обучением в частном универе, поскольку сами за него платят. А это восемьдесят штук баксов за год. Я сам не потяну такие расходы. Все считают, что я купаюсь в бабках. Но, чёрт, это не мои бабки, а родительские. У меня есть доступ к счетам, но на моём личном миллионов долларов не наблюдается. А этот универ славится сильнейшим архитектурным направлением, плюс я там же посещаю бизнес-школу. Для меня правда важно закончить его.

— То есть ты нам хочешь сказать, что между счастьем и учёбой, ты выберешь второе? — спросил Тайлер.

— Я… Чёрт, я хотел закончить универ и только потом послать всех! Но это ещё почти два года, — ответил ему.

— Не, подожди. Ответь мне: Мишель или Кайла? — не унимался Тайлер.

Парни с интересом слушали.

— Мишель, разумеется.

— Мишель или учёба?! — с напором продолжил он.

Я подвис. Вот же чёрт!

— Блин, без диплома я никому не нужен буду. Без него я не смогу обеспечить свою семью. Без него я нихрена не добьюсь. Без него я ничего не смогу дать Мишель, — ответил ему.

Он покачал головой, словно разговаривал с ребёнком, задающим много вопросов. Я сам так качал ею, когда Итан спрашивал какую-нибудь нелепость, наподобие: «Почему вода моклая?», на которую я просто не знал, что ответить.

— Ты ищешь оправдание. А значит не хочешь принимать взрослое решение, — заключил он, внимательно смотря в камеру.

Я нахмурился, глядя на него.

— Джастин, можно я проведу одну аналогию? — обратился ко мне Майкл. Кивнул ему. — Поскольку ты из семьи, где занимаются предметами искусства, то надеюсь поймёшь, о чём я. Смотри, допустим ты приобретаешь дорогую вещь. Она престижна, одно лишь обладание ею показывает твой высокий статус. Но она тебя совсем не радует. Ты с ней носишься по всему дому и пытаешься приткнуть хоть куда-нибудь, но она нигде не вписывается и не радует глаз. Скорее она тебя раздражает своей вычурностью и эксцентричностью, и ты понимаешь, что купил её, потратив кучу бабла, только из-за статуса. И мысли такие появляются: «А на кой чёрт, собственно, я её купил?! Ради общественного мнения?! Ради их одобрения?! Ради того, чтобы они с почтением кивали мне и фальшиво улыбались, признавая мой статус и возможность обладать этой вещью?! Но, чёрт возьми, мне приходиться смотреть на неё каждый день, а не им!». В итоге ты почти наверняка захреначишь эту вещь в подвал, подальше от глаз своих. А бывает к тебе в руки попадает милая вещица, которая стоит, условно, копейки. И куда бы ты её не поставил в своём интерьере, она везде украшает его. Ты хочешь смотреть на неё всегда и везде. Она радует тебя, хоть и твои обеспеченные знакомые презрительно фыркают или крутят пальцем у виска. Но тебе плевать, ведь ты поистине кайфуешь, глядя на эту вещицу. Ты скорее будешь думать, что это с ними что-то не так, раз они не замечают очевидного и не способны оценить красоту твоей вещицы. Я ни в коем случае не сравниваю девушек с вещами, но надеюсь ты понял мой посыл. Не всё то, что престижно — нам по душе. Статус — это не всегда равно счастье. Чаще даже вообще не равно ему. Нам могут нравиться разные вещи, потому что мы все разные. И это нормально. И каждый из нас достоин счастья. В том числе и Кайла, которая может найти счастье с другим, который увидит в ней то, чего ты не замечаешь. Ты ведь не любишь её. Она не вписывается в твоё понимание прекрасного. Но когда ты говорил про Мишель, то у тебя глаза горели как два фонаря. Её ты готов рассматривать, как самое дорогое и ценное произведение искусства, — размеренно говорил Майкл и мы все заслушались его. Особенно я.

Не в бровь, а в глаз.

— Какой же ты у нас умный, говнюк, — заржал Тайлер, показывая ему большой палец.

— У меня большой опыт с вами, засранцы. Как дети мои, ей-богу, — довольно улыбнулся Майкл, зачесав волосы назад.

— Камон, Майкл, тебе надо консультации проводить для пар или одиночек! — улыбнулся ему. — Более точного описания моей ситуации сложно представить. Именно так я и чувствую.

Парни заржали, а потом Дэвид заглянул в камеру и обратился к Майклу:

— Ты понимаешь, да? Тебе просто уже не отвертеться, гуру ты наш, — смеялся он, и, посмотрев на меня, объяснил: — Мы уже несколько лет говорим, что ему надо открыть курсы по соблазнению, потому что он просто гениален в своих советах. Он видит и чувствует людей, как никто не другой. С его проницательностью можно и бабла заработать, и людей соединить. А он всё время отказывается.

— Моя малышка будет сильно нервничать, если я буду много общаться с разными девушками, объясняя им как надо соблазнять парней, — смеясь, тут же ответил Майкл. — А для меня спокойствие дома превыше всего.

— Ну, если жена против, тогда не надо, — заржал я.

— Насчёт твоей учёбы, — продолжил Дэвид, смотря на меня. — Ты можешь перевестись в другой универ, подешевле. Я сам в своё время думал насчёт архитектуры и изучал здесь предложения. Так их тут полно, где ты сможешь взять всю базу, какая тебе нужна и получить степень.

— Вот именно. Тебе только надо самому решить, чего ты хочешь и расставить приоритеты, — кивнул Тайлер, отпив сока.

— Вам легко говорить! Вы уже счастливы в своих отношениях, заканчиваете универ в этом году. У вас более-менее есть какой-то план, и вы уверены в своих действиях. А я вроде и знаю, чего хочу, а с другой стороны, растерялся под напором родителей, — признался им, постукивая пальцами по бедру.

Ненавидел чувствовать себя неспособным или зависимым.

— Тогда не тащи за собой Мишель. Если не уверен в своих действиях, то защити её хотя бы от самого себя. Если ты не знаешь, хочешь ли быть с ней и для тебя это так, игра или перепих на одну ночь, то не обнадеживай её, — обратился ко мне Джей.

Я уставился на него, выпучив глаза.

— Это не простой перепих! И уж точно не игра с моей стороны!

— Пока незаметно, что ты всерьёз это воспринимаешь. Без обид, — он вскинул ладони, смотря на меня.

А я призадумался над их словами. Они во всём были правы. Я даже спорить не буду. Как бы не было печально это признавать, но я реально вёл себя как ребёнок. Я боялся принять взрослое и взвешенное решение и взять за него ответственность. Может, дело в том, что я никогда не принимал подобных решений? Может, в том, что неизвестность пугала? А может, в том, что это всё как-то слишком неожиданно, особенно появление Мишель в моей жизни? Не знаю. Тут же не просто надо за себя решить, тут ещё две девушки, каждая из которых достойна счастья. И вот как быть?!

— А вы сразу поняли, что встретили тех самых, на ком готовы жениться? — пытаясь разобраться в своей голове, спросил у них.

Когда мы приходили сюда всей компанией я неоднократно наблюдал на ними и их отношениями. И, должен признать, меня впечатлило с какой любовью они относились к своим жёнам или девушкам. При этом абсолютно не стесняясь этого и не боясь, что их назовут подкаблучниками или тряпками. Каждый из них внешне очень спортивный и внушительный, но со своими женами они были в высшей степени мягкими и внимательными. Я всегда своим друзьям говорил, когда они подшучивали над моими умозаключениями насчет отношений, что проявлять любовь к девушке — это не слабость или унижение для мужчины, это его сила.

— Я с первого взгляда. Как только увидел Грейс, то сразу подумал: «Она станет моей женой во чтобы то ни стало». Пришлось немного схитрить в начале нашего знакомства, но я ни разу не пожалел. Я каждый день благодарю всех на небесах за ту встречу. А когда она со мной танцует, то я словно в раю, — рассмеялся Майкл.

— Я, как ты понял, тупил поначалу и наломал дров. Но по факту, с первого взгляда она меня зацепила. Глубоко зацепила. А когда я переехал за ней сюда, в Лос-Анджелес, то меня накрыло мощным осознанием, что я без неё жить не хочу. Что хочу видеть только её лицо просыпаясь и засыпая. Короче, я грёбаный мудак и мог стать счастливым намного раньше. Не повторяй моих ошибок. Не причиняй боли тем, кто тебя зацепил, — улыбнулся Джей.

Он открылся для меня с другой стороны сегодня. И отнюдь не с плохой. Очевидно, ему пришлось через многое пройти, раз он смог добиться расположения своей жены после измены. А это, должно быть, совсем не просто.

— Я тупил ещё дольше, чем Джей, — подключился Дэвид. — Хотя моя мелкая мне тоже понравилась с первого взгляда. Но! Я реально был уверен, что это обычная симпатия. Плюс свои тараканы и вуаля. Несколько лет потеряны, ущерб нанесён, боль причинена. Но я по сей день доказываю ей, что она любовь всей моей жизни. Пою и выступаю для неё, готовлю вместе с ней по вечерам, дом строю, о котором она мечтала. Я сделал ей предложение не так давно, и что ты думаешь?! Она кольцо приняла, сказала: «Да», а теперь мурыжит меня и не даёт назначить дату! Всё время спорит. И я понимаю почему, она боится, что я уйду. Потому что в своё время, я уже однажды так поступил с ней, сбежав в самый неподходящий момент. А пока мы не женаты, то по её логике, я никуда не сбегу, добиваясь её. Странная логика, но тем не менее она в неё верит. Я не знаю, что мне сделать, чтобы она поняла, что я скорее умру, чем уйду от неё, — вздохнул он.

Джей стукнул кулаком в его плечо.

— Твою мать, женская логика — это сила! — рассмеялся он. — Поднажми, Дэйв. Пора бы уже и на вашей свадьбе сыграть. А то поёшь на каждой, а на своей всё никак.

— Дэйв, это не только у Триши такая логика. Это у них явно семейное. У Сидни были похожие мысли. Мол: «Ты хищник, тебе надо вечно добиваться девушку, а тут свадьба и всё. Дальше стремиться будет некуда, потеряешь ко мне интерес и уйдёшь» и бла-бла-бла и прочая ерунда. Я слушал это, слушал, пока в один момент не сказал ей: «Малыш, я люблю тебя с восьми лет. Больше половины своей долбаной жизни я люблю одну тебя. Я живу тобой. Как я могу уйти? Просто как? Как, мать его, я уйду?! Либо ты выходишь за меня замуж, либо ты, мать его, выходишь за меня замуж. Всё. Выбирай!». Ну, она и выбрала выйти за меня замуж, — заржал Тайлер.

Мы все рассмеялись в ответ. Блин, красавчик он.

— То есть никаких сомнений насчёт свадьбы у вас не было?! — уточнил у них.

Они все одновременно отрицательно покачали головой.

— Зашибись, что я могу вам сказать, — вздохнул я, ловя их заинтересованные взгляды. Я с первого дня знакомства с Кайлой не рассматривал её в качестве девушки и уж тем более жены. — Но всё же ваши примеры вселяют надежду, что всё в нашей жизни возможно, — задумчиво произнёс, смотря куда-то поверх ноута, витая в своих мыслях.

— И, кстати, насчёт волос, ты не один такой. Я с детства с ума сходил по волосам Сидни, — подмигнул Тайлер. — И по сей день схожу. И она об этом знает. И пользуется этим, когда натворит дел. Обычно она невинно хлопает глазами, накручивая на палец прядь волос и тем самым отвлекая меня, пока я исправляю её косяки, — засмеялся он.

— Они прекрасно понимают, что мы всё делаем ради них, — вклинился Дэвид. — Мы, мать его за ногу, яйца бреем ради них! Но вот выйти замуж — нет, что вы, страшно! Серьёзно?! То есть переехать со мной в другой город и штат — не страшно. Начать новую жизнь с новыми планами и перспективами — не страшно. Показать своё творчество на всеобщее обозрение — не страшно. А выйти за меня страшно?! Клянусь, я придумаю что-нибудь такое, что она сдастся.

Я заржал, качая головой.

— Побрить яйца — это серьёзное доказательство, — захрюкал от смеха.

— Ну, как бы да! Для меня это было целое испытание, я уже вам рассказывал про эпиляцию воском. Воском! — он взмахнул руками, а потом нервно зачесал волосы назад. — Мне кажется, после этого, никаких больше сомнений не должно остаться, но нет. Моя мелкая всегда найдёт тему для спора.

— Воском — это жестоко, — согласился с ним. — Я обычной бритвой брею.

В этот момент они все завопили и чуть не попадали со своих мест.

— Я же говорил вам в своё время, что, если человек в отношениях — значит у него лысые шары, — гоготал Майкл.

Я непонимающе переводил взгляд с одного на другого. Потом вспомнил, что они как-то уже обсуждали эту тему, но я решил прояснить этот момент.

— Тут дело не столько в отношениях, сколько в удобстве. Я, как бы это сказать, люблю настоящий калифорнийский стиль, то есть не ношу белья. Не люблю, когда моему слонику что-то мешает, — объяснил им, пока наблюдал как они давятся от сдерживаемого хохота.

Когда я в шестнадцать лет перестал носить рэперскую одежду и мои джинсы больше не висели на коленях, то продолжил эксперименты с одеждой, решив попробовать ходить без белья. Пару раз в молнии джинсов застревали волосы и это было адски неприятно, считай эпиляция воском. Поэтому я нахрен всё сбрил. Какое-то время спустя мы с парнями бесились у меня дома и решили с Нэйтом прыгнуть в бассейн. Голыми. Ну я и снял джинсы, продемонстрировав друзьям, что трусы на праздники мне можно больше не дарить. С тех пор пошли шутки и прозвища на тему слонов и хоботов. Сплю я, кстати, тоже голым. Нанни раньше будила меня, зажмурившись. Это правда было смешно. Она открывала дверь и начинала орать: «Джас, прикрой срам и вставай. Команда «Вставать» для тебя, а не для срама твоего» и уходила.

Парни не выдержали и заржали так, что у меня уши заложило.

— Слоник, чёрт возьми! Добро пожаловать в наш зоопарк! У тебя вон под боком Тукан в дупле сидит, который Шварценеггер, он же Терминатор или просто Джей, — завопил Майкл. — А на прямой линии из Стэнфорда — Удав без зарослей.

Я рассмеялся, глядя на красного от смеха Джея и Тайлера, который отклонился на спинку кресла и ржал в голос.

В этот момент дверь в бар открылась и в неё вошли смеющиеся Хлоя и Триша.

— О, мальчики, вы тут развлекаетесь?! — улыбнулась Хлоя, помахав парням в камеру. — Джастин, очень рада тебя видеть, — подошла к нам, и я по инерции обнял её и притянул к себе, сидя на барном стуле. В итоге она оказалась между моих ног и прижатой к груди. — Ого, кажется, ты тоже рад, — рассмеялась она, похлопав меня по спине.

— Твою мать, Слоняра, лучше отпусти мою жену, иначе я за себя не ручаюсь, — рыкнул Джей, сквозь смех, и я поспешно выпустил её из объятий.

Хоть в интонации Джея и не было угрозы, но я поймал его взгляд, устремлённый на мои джинсы, и понял, что его фантазия разыгралась не на шутку. Очевидно, мой хобот не давал ему покоя, что было весьма комично.

Все парни продолжали ржать, наблюдая за нами, а Джей моментально по-собственнически притянул Хлою к себе. Дэвид прижал к груди свою девушку, и я только сейчас заметил, что у неё действительно было кольцо на пальце.

— Что-то мне подсказывает, что вы тут опять волшебные палочки обсуждали, — произнесла Триша, смотря на нас.

— Мелкая, мы обсуждали вас, наших любимых женщин. И то, когда ты выйдешь за меня. Давай завтра, м? Что скажешь? — проворковал Дэвид, стоя за её спиной и укусил за мочку уха. Триша прикрыла глаза и часто задышала, вцепившись в его предплечье.

— Дэйв, ты иногда такой придурок, — практически прошептала она, закусив металлический шарик в языке, пока он начал целовать её в шею.

Мне даже стало немного неловко, словно я подглядывал в замочную скважину за парой, которая вот-вот начнёт трахаться на барной стойке.

— Знаю. Давай завтра?

— Нет.

— Да.

— Нет.

— Что ж, я хотя бы попробовал. Завтра продолжим, — тут же отлип от неё и положил подбородок на её макушку. Щеки Триши раскраснелись в тон её пряди волос, но она лишь закатила глаза и фыркнула в ответ.

Все рассмеялись, наблюдая за их игрищами.

— Джастин, как ты? Что-то вы давно не заходили к нам, — перевела тему Хлоя, стоя между ног Джея.

— Да учёбы много, но мы исправимся и зайдём. Обещаю, — подмигнул ей, из-за чего Джей нахмурился, глядя на меня.

Я чуть не заржал. Он так ревностно относился к своей жене, что это было забавно.

— Любимый, а можно немного похулиганить в нашем баре? — обратилась она к Джею, повернув на него голову. Его лицо смягчилось в секунду.

— Детка, тебе можно абсолютно всё, всегда и когда захочешь, — поцеловал её в губы, и она тут же побежала в подсобку.

Через несколько секунд из колонок послышалась песня P.I.M.P. моих любимых 5 °Cent.

У Джея отвисла челюсть, Триша с Дэвидом в шоке переглянулись, а из ноутбука послышался дикий ор Майкла и Тайлера.

Хлоя вышла из подсобки, сдерживая хохот, смотря на реакцию своего мужа.

— Детка, что за хрень?! — срывающимся голосом, словно ему яйца защемило, почти пропищал Джей.

— Ну… Песня классная. А раз к нам зашёл Джастин, то я решила сделать ему приятно, — виновато произнесла она, стрельнув в меня озорным взглядом.

Она была сейчас похожу на маленькую оторву, любящую творить всякую дичь. Прямо как я.

— Спасибо, Крошка. Очень приятно, правда, — снова подмигнул ей и расплылся в улыбке.

Джей начал дышать глубже, прищурившись смотря на меня. Мне даже показалось, что у него желваки заходили.

— Ты поаккуратнее там со словами всякими. Он у нас очень ревнивый, — прокомментировал Майкл, наблюдая за нами через ноутбук. — Я отсюда вижу, как он напрягся. Джей, расслабь булки. У него своя головная боль, ты же слышал.

Но в этот момент Хлоя начала подпевать и изображать танцы рэперов, махнув мне рукой. Я не мог остаться в стороне и, решив подыграть ей, слез со стула и, танцуя и подпевая, приблизился к ней. Хлоя была очень весёлой девушкой, особенно мне нравились её бесшабашные танцы с гитарой на сцене или танцполе. Бывают такие люди, от которых чувствуешь только позитив и искренность. Хлоя была из их числа, поэтому она мне нравилась.

Старался держать дистанцию, чтобы не спровоцировать ревнивого Джея, но, очевидно, это была глупая идея.

— Бибер ты грёбаный, у тебя много зубов да? Лишние отрастил? — хищно улыбнулся Джей.

Намёк понял.

По правде говоря, я сам всегда мечтал так же сходить с ума по своей девушке и ревновать её. С Кайлой такого никогда не было.

Театрально отвесил поклон Хлое и вернулся на свой стул. Все парни заржали.

— Что такое? Иди потанцуй, чего ты вернулся?! — с издёвкой произнёс Джей.

— Камон, чувак! Ты сейчас серьёзно ревнуешь Хлою ко мне?! Считай я гей-подружка для неё. Я в жизни не посмотрю на замужнюю. Да и тем более перед глазами только Мишель, — вздохнул я, вернувшись в свою реальность.

Джей внимательно посмотрел на меня и придвинулся поближе.

— Моей жене гей-подружка не нужна. Это я так, к слову, — хищно усмехнувшись, проговорил он. Я лишь выгнул бровь на его ревность, стараясь не заржать. Но остальные парни рассмеялись, пока Триша с Хлоей продолжали изображать рэперов и дурачиться. — А насчёт твоей дилеммы: дальше что собираешься делать? Ты переступил черту в отношениях со своей девушкой. Дальше будет только хуже, если продолжишь.

— Ох, парни, — вздохнул, запустив руку в волосы и откинувшись на спинку стула. — Это самый сложный вопрос. Мишель послезавтра должна уехать к себе. Поэтому я нихрена не понимаю, как себя вести. Наверное, вы правы в том, что пока я не определился, будет неправильно продолжать с ней. Да и она, скорее всего, не захочет.

— Перестань заниматься ерундой и жизнь заиграет новыми красками, — повторил Майкл фразу, которую сказал мне ещё на свадьбе ребят.

— И не провоцируй Джея, — загоготал Тайлер. — Хотя я обожаю наблюдать, когда он ревнует. Реально на Терминатора похож в эти моменты.

— Ой, кто бы говорил, твою мать! — передразнил его Джей. — Сам за Сидни следишь со спутника.

Я заржал.

— Ты думаешь я шучу? — продолжил Джей. Я кивнул. — Как бы не так. Он реально установил ей на телефон какое-то приложение, которое сам и создал, и следит через спутник. А мне тут сейчас предъявляет, что я ревнивый. Ты тогда кто, мать твою? — кивнул он Тайлеру.

— Я долбаный собственник, каюсь. Но я столько лет ждал её, что так мне спокойнее. Я всегда знаю где она. Ну мало ли что. Просто на всякий случай, — объяснил он и Джей посмотрел на меня с таким видом, словно не слышал более бредового оправдания.

— А она знает про слежку и спутник?! — удивился я.

Хотя чего удивляться. Мы парни, когда любим везде видим угрозу и стремимся защитить от всего и всех свою любимую. По мне всегда было так: если ты не любишь девушку, то и не ревнуешь. Тебе вообще похрен, где она и с кем. Но если любишь… То превращаешься в ревнивого гуманоида, готового навалять даже столбу, наклонившемуся в её сторону. Может, ревность и не самое правильное чувство, но у мужчин это работает на уровне рефлексов.

— Знает. Правда она думает, что это приложение скорее про дизайн, чем про слежку, — хищно улыбнулся он и Джей опять посмотрел на меня, говоря взглядом «Ну, видишь, о чём я тебе и говорил».

В этот момент у меня завибрировал карман. Достал телефон и увидел входящий вызов от Мишель.

— Это она? — толкнул меня в плечо Джей.

— Она, — улыбнулся ему, как дебил. — Ладно, парни, спасибо за разговор. Я побежал. Девушки до встречи и спасибо за музыку, — помахал всем и выскочил из бара.

— Алло, Крошка. Всё в порядке? — ответил на звонок пока шёл к своей тачке. На улице было ветрено, и я поднял воротник куртки и опустил голову, чтобы немного защититься от ветра.

Мы обменялись номерами на следующий день после её приезда на всякий случай. Но она ни разу мне не звонила.

— Привет, Джастин. Я тебе не помешала? — неуверенно пробормотала она.

— Конечно, нет. Что такое?

— Джастин, тут такое дело… Это не я виновата, честно слово! Клянусь, я здесь не при чём, — затараторила она.

— Успокойся. Что произошло?

Сел в тачку и завёл её.

— Ну… Я не знаю как тебе об этом сказать. Ты подумаешь, что всё это было спланировано заранее или что-то в этом духе.

Я напрягся. О чём она?!

— Мишель. Скажи прямо. Просто скажи.

— Моя мама решила задержаться у своего нового парня до Нового Года, — пропищала она и я обрадовался, что не успел отъехать от обочины, иначе сейчас произошла бы авария.

Телефон чуть не выпал из рук, сердце мгновенно подпрыгнуло в груди.

Чёрт, да! Да! Да!

Я не понимаю какого чёрта я так радовался, ведь это всё усложняло. Но параллельно я был счастлив, что ещё немного поживу рядом с ними. Ещё немного пообщаюсь с Итаном. Ещё немного подышу ванилью. Боже, эта ваниль… Я вчера чуть не кончил, когда зашел к ней в комнату и увидел её в полотенце, а в нос ударил этот сладкий и манящий аромат. Поэтому я и хотел вылизать её, как ванильное мороженое. А в итоге получил то, на что даже не рассчитывал. С Кайлой я не очень любил оральные ласки. Почему?! А хрен его знает. Может я параноик, но мне казалось, что она спит не только со мной, а я брезгливый до жути. И хотя я про Мишель мало чего знаю, в одном почему-то уверен: у неё никого нет сейчас.

— Ты думаешь, что я обвиню тебя в подобной хрени? — удивился я, откинув голову на подголовник.

— Ну, может не ты. Но тебе могут подкинуть такую идею. Клянусь, это всё не специально! Во всяком случае я не знала, что мама так просто бросит свою работу и уедет на месяц. Да, конечно, её могут заменить на время, но это всё равно неожиданно.

— Крошка, я рад, — тихо признался ей.

— Что?! — удивленно выдохнула она.

— Я рад. Живите, сколько хотите, — повторил, улыбаясь во весь рот.

— Правда?! Ты не злишься?

— А должен?! Мне нравится ваше соседство. И я рад, что ты честно всё сказала.

— Ох, я так рада, что ты не злишься. Слава богу. Кстати, мамин ухажёр прислал мне сегодня деньги на Итана. Мы с мамой решили отдать его в подготовительную группу, раз мы пока тут. Поэтому я завтра поеду договариваться, чтобы устроить его. Надеюсь, получится, — с улыбкой в голосе произнесла она.

— Хорошо. Ты уже на работе?

— Да, сейчас перерыв небольшой.

— Ладно, тогда не отвлекаю. Увидимся дома, — попрощался с ней и ощутил какой-то странный прилив сил.

Да, с одной стороны, это всё немного осложняло. Они не уезжают пока, а значит, мы будем видеться каждый день. А я думал, что, не видя её смогу разобраться в себе и разрулить этот хаос. Но, с другой стороны, без неё я тоже не смогу. Мне без неё тошно. Мне без неё пусто. Даже сейчас я бы с радостью зарулил к ней на работу, но должен соблюдать дистанцию, чтобы в случае чего не причинить ей боль.

Чёрт, как это всё разрулить, чтобы все остались довольны и понесли наименьшие потери?!

Как сделать так, чтобы все в итоге остались в выигрыше?! Ну или хотя бы при своих.

Как не просрать свою собственную жизнь и не загубить парочку других?!

Как не потерять Мишель?

А я вообще нужен Мишель?!

На все эти вопросы мне предстояло найти ответы.

Глава 12

Мишель

Жизнь в роскошном доме в закрытом и охраняемом комплексе имела свои очевидные плюсы и преимущества. Например, ребёнка можно было со спокойной совестью отпустить во двор и не переживать, что его похитят или причинят вред. Охранник, Берни, присматривал за Итаном, с которым мы уже две недели проживали здесь, если он убегал за пределы дома. Поскольку мне удалось пристроить Итана в подготовительную группу, то утром, по пути на учёбу, Джастин отвозил его и меня заодно в мой Универ. Мы старались не встречаться взглядом во время этих поездок, пребывая в некотором замешательстве после той ночи. Днём на смену заступала Нанни и забирала малыша, привозя домой и развлекая до прихода Джастина. Удивительным образом, эти двое души не чаяли в Итане и чуть ли не дрались за возможность подольше с ним пообщаться. Тем самым они существенно облегчили мне жизнь, дав возможность спокойно работать и откладывать большую часть чаевых на будущее.

Помимо всего прочего мне поначалу было дико некомфортно из-за маминого поступка, который огорошил меня. Однако Джастин и словом больше не обмолвился на эту тему, сказав только, чтобы я перестала сокрушаться и чувствовать вину за собой.

Сегодня мой День Рождения. Я не хотела отмечать, но Итан обожал праздники и в течение недели каждый день спрашивал, когда уже наступит этот день. Поэтому пришлось отпроситься пораньше с рабочей смены, чтобы помочь Нанни с приготовлением скромного ужина в мою честь.

— Мишель, торт в холодильнике. Я его спрятала поглубже, подальше от Джастина и Итана. А то они оба жуткие сладкоежки и, если увидят его раньше времени, то ужин пойдёт насмарку, — с улыбкой в голосе произнесла Нанни, стоя ко мне спиной и нарезая помидоры для пиццы, плавно двигаясь под песню Remember The Time в исполнении Michael Jackson.

Я не хотела ни торта, ни свечей, ни ужина. Но ради Итана пришлось согласиться. В конце концов у ребёнка и так мало поводов для радости, поэтому мне стало стыдно лишать его ещё и этого.

— Спасибо Вам, Нанни. Это совсем не обязательно, но мне очень приятно, — ответила, натирая сыр на тёрке.

— Ну что ты, дорогая. День Рождения нужно отмечать. Знаешь, когда Джас был маленьким, то он обожал все праздники и всегда ждал их с нетерпением, вычеркивая дни в календаре, — рассмеялась она, поправив тыльной стороной ладони выбившуюся прядь волос. — А когда наступал долгожданный день, то он с утра носился по дому и ждал сладкого. Всё время подбегал и спрашивал: «А вкусненькое скоро будет?». Как ты понимаешь, «вкусненьким» для него было исключительно сладкое.

— Да, все дети жуткие сладкоежки, — кивнула, отправляя натёртый сыр в миску.

— Ну, Джас по сей день душу продаст за шоколадно-ореховую пасту. И праздники, кстати, он не разлюбил. Говорит мне, что в эти дни он чувствует какую-то необъяснимую магию. Порой он напоминает маленького и наивного ребёнка, но поверь мне, он очень вдумчивый парень. Если уж он что-то решил, то его ничто не остановит. Я его люблю, как своего родного сына, и горжусь, что мне удалось вложить в него побольше человечности, — задумчиво произнесла она, пока делала заготовки для пиццы. Подошла к ней с миской сыра и томатной пастой.

Почему-то именно сейчас вспомнилось, как он во время секса шептал мне ухо, что я лучший подарок в его жизни. Что он именно имел в виду, я не уточняла. Да и некогда было. Джастин очень страстный в постели. Как и я рядом с ним. Не знала, что умею так раскрепощаться и отдаваться процессу. Но в те мгновения я не думала ни о своей неидеальной фигуре, ни о его помолвке. Ни о чём.

— Джастин действительно очень добрый парень.

— Он не просто добрый, Мишель. Он честный и без двойного дна. У него неиспорченная душа. Если он кого-то подпустил к себе, то выложит про себя всё, начиная от историй из детства и заканчивая своим банковским счётом. Он не жадный и не мелочный, — мельком взглянув на меня, она достала противень с уже готовым тестом и начала размазывать томатную пасту. Я же принялась на нарезку колбасы и ветчины.

— Такие люди редкость в наше время. Если честно, то я была в шоке, когда он согласился предоставить нам, совершенно незнакомым людям, крышу над головой. Да ещё и в таком элитном комплексе. Я приятно удивлена, что Джастин, хоть и родился с серебряной ложкой во рту, совсем не заносчивый или высокомерный. Он другой.

— Совершенно другой. Для него проблемы его друзей — его проблемы. Неудачи близких — его неудачи. Их радость — его радость. Понимаешь, он всё готов разделить с родными. Поэтому я не понимаю этого брака с Кайлой. Она совсем из другого теста. Ей плевать на всех вокруг. В том числе и на Джастина, как мне кажется. По-моему, для неё брак с ним просто выгода и красивая обложка. Джастин всё-таки парень очень видный и симпатичный. А она им будет просто перед подружками хвастаться, — фыркнула Нанни, вздёрнув подбородок.

Я улыбнулась, наблюдая за ней. Она действительно любила его и переживала, как за собственного сына.

— Это их дело. Он ведь взрослый парень, ему двадцать один год. Значит, в состоянии сам всё решить, — резонно заметила я. Сегодня и я типа повзрослела, теперь мне тоже стукнуло двадцать один.

Нанни скользнула по мне взглядом и тяжело вздохнула.

— У вас с ним всё в порядке? — невзначай поинтересовалась она. Я непонимающе уставилась на неё. Неужели она узнала о нашей мимолетной связи неделю назад?! — Я имею в виду, вы с ним подружились? А то мне показалось, что ты старательно избегаешь его.

Ещё как избегала! Я буквально пряталась от него. С утра во время поездок на учёбу старалась даже не смотреть на него, вечером задерживалась допоздна на работе. А, возвращаясь сюда, на цыпочках кралась сначала к Итану, чтобы поцеловать его перед сном, а потом бесшумно проскальзывала в свою спальню. Я и хотела, и не хотела видеть Джастина. Но он занят! Занят! А тот секс… Что ж, мы потеряли голову. Мы не смогли остановиться. Мы одновременно свихнулись. Но нужно уметь смотреть правде в глаза. Наша правда состояла в разности нашего положения в обществе и его предстоящей помолвки.

— Я просто очень занята. Не уверена, что мы друзья. Просто знакомые, — пробормотала я, открыв банку с оливками.

— Просто знакомые, — повторила она, не поднимая глаз. — Скажи, а у тебя кто-то есть? Парень или жених?

— Нет. Давно ни с кем не встречалась.

— Знаешь, я не первый год живу и кое-что научилась замечать. Как, например, то с каким теплом ты на него смотришь, когда он этого не видит. Или, например, как ты перестаешь дышать, когда он появляется на горизонте. А ещё то, как ты очаровательно краснеешь, когда он смотрит на тебя, — не смотря на меня произнесла Нанни, увлеченно раскладывая нарезанную колбасу и ветчину. — От моего внимания также не ускользнуло и то, с каким трепетом он на тебя смотрит. Ты уверена, что ничего не хочешь мне сказать?!

Я застыла и посмотрела на неё.

— Нанни, он скоро женится. Он богатый, я бедная. Нас просто свёл случай, — максимально уверенно ответила.

Он смотрит на меня с трепетом?! Только от одной этой мысли рой бабочек запорхал внизу живота, а дыхание предательски сбилось.

— Значит, я права. Ты не ответила на мой вопрос. Ты лишь нашла оправдание почему это якобы невозможно, — подмигнула мне с заговорщической улыбкой.

— Я… Мы…

— Хэй, как вы тут? — на кухню залетел Джастин, перебив меня. На его плечах сидел смеющийся Итан.

Сердце от этой картины сжалось и заныло. Ему очень шло быть в роли… воспитателя? Старшего брата? Даже не знаю, как это описать, но он выглядел крайне органично с маленьким ребёнком на плечах или руках. Словно так и должно быть.

— Мы готовим пиццу, — ответила ему Нанни, не поворачиваясь.

— М-м-м, пиццу, говоришь? — игриво улыбнулся Джастин. — С мясом? Я люблю побольше мяса.

Я почувствовала себя неловко, заметив его слишком голодный взгляд на себе. Закусив нижнюю губу, сосредоточилась на заготовках.

— Я тоже люблю мясо! — завопил Итан.

— Мяса будет достаточно, — пробормотала я.

— Достаточно или много? — подкрался ко мне Джастин и встал сбоку фактически вплотную. Посмотрела на него, а следом перевела взгляд чуть выше и правее на улыбающегося и светящегося Итана, который прислонился щекой к голове Джастина. Боже, до чего же умилительная картина.

— Много.

Взгляд Джастина блуждал по моему лицу, задержавшись на губах.

— Хочу много. Очень много, — хрипло прошептал мне на ухо, глубоко втянув воздух. — Как же ты пахнешь, Мишель. Клянусь, я куплю себе такой же гель для душа, когда вы уедете. Я привык к этому сладкому аромату.

— На твоей коже он может раскрыться иначе, — заметила я, немного отодвинувшись.

От него тоже пахло слишком приятно. Слишком по-мужски. Поэтому, чтобы не потерять голову, старалась не дышать рядом с ним. Да я вообще старалась мысленно дать себе пощечину, лишь бы унять своё сердцебиение. Однако мысленное избиение не дало результатов, и я почувствовала, как на шее проступил пот. Мне стало невыносимо жарко, что хотелось скинуть с себя всю одежду и отдаться ему прямо на этом столе. Тряхнув головой, попыталась прогнать эту навязчивую картинку.

Нанни искоса глянула на нас и хитро усмехнулась.

— А на твоей бархатистой коже он раскрывается изумительно, — еле слышно прошептал он, вновь придвинувшись ко мне вплотную, и стащил с разделочной доски кусок колбасы.

— Эй! — взвизгнула я. — Это был отвлекающий манёвр!

— Сработало?! — соблазнительно улыбнулся, смотря на меня плавящим взглядом.

— Я тоже хочу! — послышался визг Итана.

— Аппетит себе перебьешь, — резонно заметила я, мельком взглянув на смеющегося ребёнка.

— Мишель, ты такая сладкая, — прохрипел Джастин мне на ухо и закусил мочку уха, пока его ладонь водила по моей, вызывая табун мурашек и тяжесть внизу живота, и ловко вытащила колбасу из неё.

Я рассмеялась на его уловки, а он протянул наверх свою добычу Итану.

— Так бы и съел тебя, — игриво клацнул зубами перед моим носом, сверкая своими голодными глазами. Потом улыбнулся и чмокнул в лоб. — Ты невозможно притягательная, — чмокнул в кончик носа. — Ты сногсшибательная, — приподняв мой подбородок еле-еле коснулся моих губ. Касание было практически невесомым, но напрочь выбило весь кислород из моих лёгких.

— Ты просто неисправим, — покачала головой, ощущая как краска заливала моё лицо.

— Знаю. Мне просто нравится, когда ты краснеешь, — подмигнул и пошёл в сторону выхода из кухни, как в дверь позвонили. Он замер, повернувшись к нам.

— Ты кого-то пригласила на свою вечеринку?! — игриво улыбнулся он.

— Нет, конечно!

— Хм. Странно, — пробормотал он и пошёл открывать дверь.

Стоило ему скрыться из виду, на секунду прикрыла глаза и сделал глубокий вдох.

Нельзя, Мишель. Остановись.

Через минуту на кухню прибежал Итан с вселенской грустью в глазах.

— Это не папа, — жалостливо протянул он.

Ох, боже… Ну, почему он так ждал своего мифического отца?! Глупый вопрос. Каждый ребёнок будет ждать своего отца или мать. Это природа и против неё не попрёшь.

Нанни бросила на меня недоумённый взгляд, но промолчала. Да, я понимаю, как это выглядело со стороны. Несчастный ребёнок мучается и ждёт отца, который о нём и не помнит, а безответственная мать, фактически избабившись от него, укатила к очередному любовнику. Но это не так. Моя мама самая лучшая женщина на свете. Её непоколебимая вера в любовь заряжала меня и давала надежду на светлое будущее. Я не имела права винить её в желании устроить свою жизнь.

— Ты её кухаркой взял что ли?! — послышался истерический вопль его девушки, Кайлы. Она влетела в кухню, сверля меня взглядом полным ярости.

— Нет, Кайла. У Мишель День Рождения и мы собираемся его отмечать, — спокойно пояснил Джастин, зайдя следом за ней.

Итан обхватил мою ногу, вжавшись буквально всем своим маленьким тельцем.

— Ты же говорил, что она на неделю здесь?! — прошипела она, повернувшись к нему.

— Так и было. Планы поменялись, — бросил ей, взяв поднос с пиццей из рук Нанни и отправив его в духовой шкаф.

Кайла обвела взглядом всех присутствующих на кухне, остановив его на мне. Волоски на коже встали дыбом от того, что я заметила в её глазах. Ненависть. Лютую и жгучую ненависть. Как будто она увидела во мне конкурентку. Но я такой не являлась. Во всяком случае я себя таковой не ощущала. Где она и где я?!

— Что ж, хорошо. Я останусь у тебя, Джастин. А то в этом доме явно нарушен баланс прекрасного. Скоро все бедняки переберутся сюда, — обратилась она к нему и, виляя тощими бёдрами, вышла из кухни.

Джастин нахмурился и виновато посмотрел на меня. А я что?! Я гостья. Она его девушка. У него своя жизнь, в которой нет места мне и моему прошлому. Если бы он всё знал обо мне, то не смотрел бы сейчас так. Он бы не почувствовал вину за появление Кайлы и её взгляды в мою сторону. Мне было неприятно от всей этой ситуации, но я отдавала себе отчёт в том, что между нами ничего быть не может.

Джастин вызывал у меня вполне конкретные чувства. Он мне нравился. Разумеется, я хотела провести с ним как можно больше времени. Я хотела обниматься с ним, целоваться и просто быть рядом. Он был похож на героев сказок, которые я в детстве обожала. Он был похож на мою мечту. Но это жизнь, а не сказка. И моя жизнь далека от идеала. В своё время я приняла неправильное решение, которое теперь по жизни будет преследовать меня. Не могу сказать, что я жаловалась или жалела себя, нет. Единственное, чего бы я хотела, это поменять время и обстоятельства в своей жизни. Но это невозможно.

Глаза внезапно обожгли слёзы, и я поспешно отвернулась от него.

— Миша, мне не нлавится эта злая тётя, — дёрнул меня за край кофты Итан. Посмотрела на этого маленького рупора честности и непосредственности.

— Итан, эта тётя здесь практически хозяйка, а мы гости. Поэтому будем вежливыми и приветливыми, хорошо? — тихо объяснила ему.

— Она не хозяйка, Мишель. Пока она такая же гостья, как и ты, — внёс ясность Джастин, облокотившись о кухонный островок слева от меня и потрепав волосы Итана.

— Джастин, ты не обязан объяснять. Ты здесь хозяин, ты главный. Я безгранично благодарна тебе за то, что приютил нас, но ради всего святого, не оправдывай свою девушку. Я прекрасно знаю о своём месте и была б моя воля, то никакого праздника не было. Это всё ради Итана, — мой голос не дрогнул, пока я произносила эти слова.

Его серо-зелёные глаза внимательно изучали моё лицо, словно он искал в нём что-то и меня ошеломила промелькнувшая в них грусть. Но в следующее мгновение он молча кивнул и вышел из кухни. Нанни искоса поглядывала на нас, но никак не прокомментировала. Итан побежал следом за Джастином, а у меня на сердце образовалась какая-то непонятная тяжесть. Покачала головой, стараясь снять с себя это наваждение.

Нельзя мечтать о нём. Просто нельзя.

Через полчаса мы все расселись за столом. Ужин проходил в тягостном молчании, только Кайла изредка бросала комментарии, что ей совершенно нечего поесть, так как всё слишком жирное, солёное или канцерогенное. Джастин часто смотрел на меня, явно пребывая в глубокой задумчивости.

— Ну и надолго ты здесь решила поселиться? — прищурившись, Кайла не сводила с меня взгляда, сидя напротив. Выражение её лица говорило, что она меня мысленно уже убила, расчленила, а останки бросила в океан.

— До Нового Года.

— Что?! — вскрикнула она, распахнув глаза. — Джастин, дорогой, и ты не против этого?! — повернулась к нему, пока он с аппетитом наворачивал пиццу и подкидывал куски мяса Итану, который сидел напротив него.

— Нет. А должен?!

— Нам надо готовиться к помолвке. Я думала, мы проведём её здесь. Наймём кейтеринг, украсим дом и наконец отметим это мероприятие. Но они, — Кайла указала на нас с Итаном пальцем, — не вписываются сюда.

— Кайла, фильтруй базар. Пожалуйста, — процедил Джастин, стиснув челюсти.

— А что я такого сказала?! Я разве тебя обидела, Мишель?! — она притворно удивленно посмотрела на меня. — Неужели я сказала что-то не то?! Ты прости, конечно, но здесь соберётся высшее общество, самые богатые и знаменитые, а здесь вы. Это удар по репутации нашей семьи. Так что найди себе приют до Рождества. У тебя ещё есть пару недель. А пока я поживу здесь, со своим будущим мужем, — слишком учтиво произнесла она.

Я опустила глаза в тарелку, понимая, что мне правда здесь не место. Но мама вернётся только после новогодних праздников. А значит, мне неделю надо будет где-то перекантоваться, чтобы не испортить помолвку Джастина.

— Кайла, позволь тебе напомнить, что ты здесь не хозяйка и не имеешь права отдавать распоряжения. Мишель с Итаном никак не могут испортить ни твою репутацию, ни твой имидж, ни чтобы то ни было в принципе, — посмотрел на неё Джастин. — И ещё один момент, помолвку, насколько я знаю, мои родители хотели организовать в Малибу, где у них ещё один дом. Поэтому Мишель с Итаном могут здесь жить ровно столько, сколько понадобится.

— Я всего лишь высказала своё пожелание. И очень надеюсь, что Мишель к нему прислушается, — сладко улыбнулась ему и, повернувшись ко мне, продолжила: — Мало того, что ты здесь живешь и незаслуженно пользуешься благами этого места, так ещё и оборванца своего притащила с собой. Здесь не приют и не детский сад. Тебе, как и этому спиногрызу, не место среди этой роскоши.

Сжала вилку в руке, подавляя желание вонзить её в неё. Я могла снести любые унижения в свой адрес, но никак не могла проглотить уничижительные комментарии в адрес Итана. Джастин перестал жевать и замер. Нанни тоже застыла с кувшином сока в руках.

— Кайла, ты можешь сколько угодно унижать меня, ведь ты неспособна ни на что другое, как только презрительно фыркать и бросать надменные взгляды. Но, позволь мне маленькое напоминание, не ты заработала на этот дом и не сама сколотила состояние, чтобы позволять себе подобное поведение. Ты всего лишь родилась в обеспеченной семье. А это, в свою очередь, не даёт тебе никакого морального права оскорблять ребёнка. Поэтому следи за своими словами. Итан ни в чём не виноват. Он послушный и воспитанный мальчик, который лично тебе не сделал ничего плохого. А даже если бы и сделал, то он ребёнок. Понимаешь?! Ребёнок! — на одном дыхании, не сводя с неё взгляда, твёрдо прорычала в ответ. Между нами чувствовалось такое напряжение, что можно снабдить электричеством небольшой пригород Лос-Анджелеса.

Внутри меня всё клокотало от несправедливого отношения к Итану. Кем бы она ни была и сколько бы денег на её счету ни числилось, это не давало ей права даже рта раскрывать в адрес Итана.

— Да как ты смеешь!

— Кайла! — рявкнул Джастин, положив свою пиццу в тарелку и повернувшись к ней. — Ещё одно слово и ты…

Его прервал тихий всхлип справа от меня. Наклонилась к Итану и увидела, что по его розовым пухлым щёчкам бежали слёзы. Огромные, крокодильи, детские слёзы. Но он молча продолжал жевать пиццу, держа её своими маленькими ладошками и смотря прямо перед собой.

— Итан, что случилось? Почему ты плачешь?! — шепотом спросила, положив ладонь на его спину и склонившись к нему.

Я догадывалась о причине его слёз. Так было на каждый праздник. Он ждал, что в дверь позвонит его отец с подарком в руках, возьмёт его на руки и крепко-крепко обнимет. Наверное, поэтому он так ждал каждый праздник и его отмечания. У него в мозгу сложилась цепочка «Праздник-радость-папа» и никто уже не мог разубедить его. Да и не хотелось, если честно. В своё время я сама пообещала ему, что так однажды случится, а потом мне показалось настоящим варварством сказать ему, что я его обманула и его папа никогда не появится.

Итан еле заметно покачал головой и откусил маленький кусочек, продолжая беззвучно плакать. Моё сердце кровью обливалось, глядя на маленького мальчика, который так мечтал о простом тепле.

Подняв глаза, увидела взволнованный взгляд Джастина. Он молча спрашивал меня, какого чёрта происходило, но я лишь потупила взгляд и провела ладонью по голове Итана.

— Приятель, что такое? Тебе невкусно? — обеспокоено спросил у него Джастин.

Итан молча покачал головой.

— Тебя обидели слова Кайлы?

Опять молчание.

— Ты хочешь сладкое, вместо мяса?

Молчание.

Джастин умоляюще посмотрел на меня, видимо ожидая хоть какую-нибудь подсказку, но я отвела взгляд в сторону. Ком в горле не давал мне даже пикнуть.

— Хочешь обнимашки? — с надеждой спросил он у ребёнка и Итан быстро закивал в ответ. — Тогда иди скорее ко мне, — улыбнулся ему, отодвинувшись от стола и раскрыв руки для объятий.

Итан положил свою пиццу и рванул к Джастину. На глазах навернулись слёзы, и я быстро моргнула, чтобы никто не заметил моих эмоций, бьющих через край. Джастин подхватил его подмышки и притянул к себе. Маленькие ручки обхватили шею Джастина, словно это был спасательный плот.

— Что случилось, приятель? Поделись со мной, пожалуйста, — тихо произнёс он, поглаживая его по спине и пытаясь успокоить.

— Папа не плишёл, — донёсся до меня шёпот Итана, и я прикрыла глаза.

Я не говорила Джастину о своём глупом обещании Итану и уж тем более не рассказывала про его отца в принципе. Ему лучше не знать эту историю.

Нахмурившись, Джастин посмотрел на меня.

— А должен?! — удивленно и сдавленно спросил Джастин.

— О, ещё его отца не хватало здесь для полной картины! Давайте ещё и мать с бабушками и дедушками позовём, почему и бы нет?! — взвизгнула Кайла.

— Кайла, закрой рот. Пожалуйста, — не размыкая зубов, процедил Джастин, метнув в неё испепеляющий взгляд. Она закатила глаза и схватила стакан с водой.

— Я в своё время пообещала ему, что его отец однажды придёт. Итан ждёт его на каждый праздник, — сглотнув неприятный ком в горле и посмотрев в глаза Джастину, еле слышно призналась я.

Он на секунду прикрыл глаза, укоризненно покачав головой.

— Приятель, а ты видел своего отца хоть раз? — тихо спросил он у него.

— Нет, — прошептал Итан, крепче обняв Джастина и уткнувшись ему в шею.

— Я своего тоже видел крайне редко в детстве, — задумчиво произнёс он, поглаживая Итана по спине. — Тоже ждал его каждый праздник, а он не приходил. У него было куча слишком важных дел, которые мешали ему приехать к своему ребёнку. Я понимаю тебя.

Итан отстранился и посмотрел на Джастина. У меня кусок в горло не лез от этой картины. Зачем я вообще согласилась на отмечание?! Знала же, что Итан будет ждать и мечтать о несбыточном.

— Но потом ты его увидел? — с любопытством и надеждой спросил Итан у него.

— Увидел, конечно, — улыбнулся ему.

— Значит и я увижу?! — столько веры было в этом вопросе.

Джастин посмотрел на меня. Я еле заметно отрицательно покачала головой.

— Знаешь, что надо сделать? Надо загадать на Рождество самое сокровенное желание, и оно обязательно исполнится. Вот увидишь, — умело ушёл от ответа Джастин, при этом метнув в меня красноречивый взгляд.

Да, он не любил врать. Я тоже. Но мне приходилось. Я привыкла жить во лжи. Она опутала меня, словно паутина, и проникла во все сферы моей жизни. Мне иногда казалось, что я сама была одна сплошная ложь. Но я ничего не могла сделать или изменить. Это было не в моей власти.

— И у меня будет папа? — шмыгнув носом, спросил Итан.

Джастин притянул его к себе, закрыв глаза.

— Будет.

Мы с Нанни переглянулись, и я увидела слёзы в её добрейших глазах. Только Кайла недовольно цокнула на происходящее.

— А теперь давай поедим. Что скажешь, приятель? — обратился Джастин к нему, протянув мне руку и указав на его тарелку.

Подала её ему и он, тут же усадив Итана поудобнее на своих коленях, вручил ему пиццу. Итан с обожанием посмотрел на него, откусив кусок. Джастин аккуратно вытер большим пальцем его слёзы и мельком глянул на меня. В его взгляде полным непролитых слёз был вихрь эмоций, что невозможно было разобрать о чём именно он думал. Эдакая смесь из печали, тревоги, сопереживания и непонимания. К сожалению, я не могла объяснить ему всего. Как бы мне ни хотелось, я в жизни не решилась бы поведать ему правду. А его взгляд лишний раз доказал, что он невообразимо душевный и искренний парень.

— А ты почему не ешь? — успокоившись, спросил Итан у Джастина.

— Да что-то кусок в горло не лезет, — тихо пробормотал он, поцеловав его в макушку. — Лучше тебя накормлю, — подмигнул ему и положил ещё один кусок на его тарелку.

Смотря на них, я поймала себя на мысли, что и у меня, и у Итана, и у Джастина не было прочных отношений со своими отцами. Мы втроём понимали, что такое ощущать необъяснимую опасность окружающего мира, когда рядом нет защитника. Мы втроём знали цену одиночества и слезам в подушку. Мы втроём помнили каждый праздник без отца. Мы втроём ждали его когда-то.

В моей идеальной картине мира у меня была полная и счастливая семья, с многочисленными праздниками и весельем, со смехом и улыбками. Чтобы всегда было на кого положиться.

Итан лишний раз напоминал о том, как для детей важно чувствовать любовь и заботу родителей. А не имея хотя бы одного из них, ребёнок всё время находился в активном поиске этого тепла во вне. Детям нужны родители. Оба.

Остаток вечера Итан не слезал с рук Джастина и, разумеется, свечи на торте задул он, загадав за меня своё желание. Я старалась не встречаться взглядом с Джастином, но пару раз ловила его задумчивый и полный нежности взор. У него правда была слишком добрая и чистая душа. Чего не скажешь обо мне.

Глава 13

Джастин

Подъехал к небольшому зданию, в котором у Итана были занятия. Пару дней после праздничного ужина мне не давало покоя его поведение. Ему явно не хватало мужского воспитания или же простого внимания, поэтому после учёбы решил сам за ним заехать и провести время вместе. Обычно по утрам я отвозил Итана сюда, но из тачки не выходил, так как его всегда провожала Мишель. Как мне сказала Нанни, детей обычно выводили воспитатели, но я уже простоял десять минут, а ребёнка так и не увидел. Пришлось выйти из тачки и пойти к главному входу. На улице была ветрено, и я немного поежился, запахнув куртку и ускорив шаг.

— …у меня есть папа! — послышался детский отчаянный крик.

— Нету! Где же он тогда? — ответил ему с издёвкой писклявый голосок другого ребёнка.

Толкнул дверь и увидел одевающихся детей, среди которых был Итан. Его лицо было в красных пятнах из-за слёз. Он опустил голову, пытаясь застегнуть молнию на куртке, но его пальцы не слушались. Вся его поза говорила о досаде и беспомощности.

Сердце замерло от этой картины и адски заныло. В груди в который раз за время, проведенное рядом с ним, стало тесно. Мне было больно видеть, как он плакал. Уже второй раз за последнюю неделю этот малыш проливал слёзы из-за своего отца, который, видимо, не желал иметь с ним ничего общего. По правде говоря, я не спрашивал у Мишель о нём. Даже после случая за ужином предпочёл не касаться этой темы, потому что мы взаимно друг друга избегали. Я боялся, что, оказавшись наедине с ней, вновь не смогу затормозить. А, учитывая тот факт, что сейчас в доме поселилась Кайла, это было крайне опасно.

— Нету! Никого у тебя нету! — задиристо и ехидно протянула какая-то маленькая девочка, толкнув Итана.

— Есть! — завопил Итан и в этот момент заметил меня в дверях. — Вот мой папа! — крикнул им и побежал ко мне.

Я обомлел и застыл, как олень в свете фар.

Папа?! Я?!

Итан уже привычным движением обнял меня за ноги и затрясся от беззвучных рыданий. Сглотнул непонятный ком в горле и положил ладонь ему на голову. Сердце нещадно раздирало грудную клетку.

— Что здесь происходит?! — слегка охрипшим голосом спросил у этих сорванцов.

Они замолкли и в шоке уставились на меня. В комнату тут же забежала девушка лет 27. Увидев меня, встала как вкопанная и молча разглядывала. Её каштановые волосы были собраны в высокий пучок, но несколько прядей выбились и настырно лезли ей в глаза. Огромные, как блюдца, бледно-голубые глаза изучали меня, словно она увидела голливудскую звезду.

— Здравствуйте. А вы кто? — уточнила она, покраснев и начав поправлять волосы.

— Добрый день. Я Джастин Коулман и приехал за Итаном. Вы можете мне объяснить, почему дети нападают на него, и вы никак не вмешиваетесь в этот процесс?! — по необъяснимой причине мне захотелось напасть на неё, защитив Итана.

Я отдавал себе отчёт в том, что передо мной стоит девушка, но, чёрт, ребёнок плакал и пытался защититься в одиночку. Мне это совсем не понравилось.

— Я… Просто… Не успела. Мы сегодня немного задержались, делая поделки к предстоящим праздникам, — за её спиной появилась ещё группа из трёх детей, с любопытством выглядывая из-за её ног. — Поэтому я не уследила. Что случилось?

— Случилось то, что они дразнят его, — немного смягчившись, спокойнее произнёс я.

Итан поднял на меня заплаканное лицо. В его взгляде было столько боли и надежды, что мне стало не по себе. Я таким же был, когда ждал отца?! Так же везде искал его? Также на всех смотрел?! Только вот мой папаша периодически мелькал, а в жизни Итана очевидно его не было вообще.

— Ну, это же дети. К сожалению, они иногда дразнят или задирают друг друга, — пожав плечами, беззаботно ответила эта девушка, параллельно продолжая рассматривать меня.

Её плечи распрямились, и она выпятила вперёд грудь. Постарался подавить раздраженный вздох, понимая, что она, скорее всего, в уме прикидывала сможет ли заинтересовать меня, и совсем не переживала насчёт детского конфликта. Я привык к подобным изучающим взглядам девушек. Правда сам крайне редко кого-то также оценивал.

— Итан сказал, что он его папа! — взвизгнула маленькая девчонка, с любопытством взирая на свою воспитательницу.

— Правда?! Вы его отец?! — она испытующе посмотрела на меня, а потом на мою левую руку.

Вновь взглянул на Итана, который, по-моему, уже не дышал от страха быть разоблаченным в этой лжи или вновь высмеянным. Чёрт подери, стоило Мишель появиться в моей жизни, как я уже неоднократно врал. То её начальнику, то своей девушке, теперь ещё и воспитательнице.

— Да, я его отец, — вздохнув, подхватил на руки Итана. Вытер слёзы с его лица и подмигнул ему. — Успокойся, приятель. Всё хорошо, — прошептал ему, чмокнув в висок.

— Простите, но Мишель сказала…

— Мне плевать, что сказала Мишель, — оборвал её, выразительно посмотрев. — Итан мой ребёнок и я прошу Вас впредь более внимательно присматривать за детьми. Травля должна пресекаться на корню, особенно среди таких маленьких членов общества. В конце концов, вам платят за то, чтобы родители могли спокойно оставлять здесь своих детей, — не моргнув глазом, уверенно заявил.

— Да, разумеется… Простите, — проблеяла она, залившись краской до корней волос и виновато потупив взгляд.

Мне стало бы смешно, если бы не плачущий ребёнок на моих руках. Какого чёрта она клеила меня, а не пыталась разобраться в ситуации?!

— Вот и прекрасно. Надеюсь, я больше не услышу от своего сына жалобы на вас и не увижу его слёзы, — покрепче взяв Итана, вышел из здания и направился к своей тачке. — Приятель, ты как?

— Они меня длазнили… У всех есть папы! А мой никак не плидёт ко мне! Почему? Я же холошо веду себя. Почему он не со мной?! — рыдая на моём плече, сипло пропищал Итан.

Прислонился к своей машине и прикрыл глаза. Что я мог ему ответить?! Я ничего не знал ни об его отце, ни о их жизни в целом. Однако на душе у меня кошки скребли от этих вопросов. Их не должно возникать в головах таких маленьких детей.

Чёрт! Что же мне ему сказать?!

— Врать нехорошо, ты же знаешь это?! — тихо обратился к нему, прижав его голову к себе и поглаживая по волосам.

— Знаю. Но я очень хочу папу, — прошептал он и зарыдал в голос.

Глаза защипало, а в горле встал болезненный комок, и я с трудом сдержался, чтобы не разрыдаться. Да пошло оно всё к черту! Если ему так хотелось, то пусть я в глазах его окружения буду отцом. Мне от этого хуже точно не будет, лишь бы ему было хорошо.

— Ладно, можешь им всем рассказывать какой у тебя классный папа на крутой тачке. Хочешь познакомиться с моими друзьями? — постарался переключить его внимание.

Он отлип от моего плеча и посмотрел на меня.

— Хочу.

— Вот и отлично. Значит, поедем к ним и немного повеселимся. Что скажешь, приятель?! — подмигнул, поймав его внимательный и благодарный взгляд. Своими маленькими кулачками он вытер слёзы и молча кивнул.

Усадил его в машину и двинул в сторону нового дома Трэвиса, который он снял для них с Джойс. Сегодня должна быть гонка, а значит он будет ковыряться в гараже.

В голове всё прокручивал увиденную сцену. Ребёнок сам страдал от недостатка мужского общества, так ещё и в своём окружении защищался. Сколько таких ситуаций было?! А сколько ещё будет?! Меня в детстве никто не дразнил на эту тему, возможно просто зная кто мои родители или не зная, что их практически не было в моей жизни. Однако я сам себя сжирал от пустоты внутри, найдя в итоге спасение в своих друзьях.

Подъезжая, заметил припаркованные тачки Диего и Нэйта. Я им особо не рассказывал про то, что происходило в моей жизни. Только в общих чертах, без интимных подробностей. Да и когда мы с ними виделись в последний раз этих подробностей как бы ещё и не было, поскольку мы пересеклись через пару дней после дня Благодарения, а потом я с головой ушёл в новую для себя роль старшего друга этого маленького сорванца. Но друзья и так знали, что Мишель выбивала почту у меня из-под ног, подшучивая, что меня давно надо было встряхнуть как следует.

Помог вылезти Итану, застегнул его куртку, и мы направились к гаражу, откуда слышался громкий ор Трэвиса.

— Твою мать, Нэйт! Ты хоть смотри куда ключ кидаешь, — потёр ногу Трэвис, когда мы остановились около входа в гараж.

Итан застыл, прижавшись ко мне и разглядывая всех вокруг. Мои друзья тоже, заметив нас, раскрыли рты и переводили удивлённые взгляды с меня на ребёнка.

— Ты себя клонировал, Ебобо?! Где ты взял свою маленькую копию?! — заржал Нэйт, ошалело разглядывая нас.

Они знали, что Мишель приехала с братом, но я мало рассказывал о нём. А Нэйт уже месяц не оставался ночевать у меня, пока готовился к соревнованиям, которые пройдут в эти выходные.

— Ты наконец нашёл себе друга своего возраста и развития? — пошутил Диего, потирая подбородок.

— Ребята, знакомьтесь — это Итан, брат Мишель, — озвучил я, проигнорировав их шутки.

— Ни хрена ж себе, — присвистнул Трэвис. — Вы реально почти на одно лицо.

Честно говоря, после замечания Нанни о нашем сходстве, я тоже на это обратил внимание. Возможно, всё дело в цвете волос, светлых глазах и овале лица. Не знаю. Но Итан был больше похож на меня, чем на свою родную сестру.

— Приветики-пистолетики, малыш! Мы очень рады видеть тебя! — улыбнулась ему Габи. — Парни, материтесь поменьше.

Я хохотнул, зачесав волосы назад. Итан по-прежнему стоял рядом, но сделал шаг в сторону гаража, обводя всех присутствующих любопытным взглядом. Потом подошёл к Диего, который сидел на высоком стуле, прислонившись к стене и протянул к нему руки.

— Давай обнимемся, — попросил его.

Диего удивленно посмотрел на меня, но тут же подхватил парня и усадил к себе на колени.

— Он точно твоя копия, тоже любит обнимашки, — усмехнулся Нэйт, положив руку на моё плечо.

— Знаю. Он классный, — улыбнулся ему. — Как у вас тут дела? Что новенького?

— Я в завязке пару недель, поскольку у меня режим, — гордо заявил Нэйт. — Трэвис нашёл мне работу в гараже, сказав, что мне надо занять руки и мозги работой.

— Ага, только у него руки из жопы растут! — тут же вскрикнул Трэвис.

— Тише! — цокнула на него Джойс. — Тут же ребёнок!

Трэвис закатил глаза, все ещё потирая ногу.

— Он мне ключом по ноге заехал. Я хоть и не сахарный, но больно, чёрт бы его побрал! — тише продолжил он.

— Я не специально! Просто руки трясутся и ключ выскользнул, — заржал Нэйт.

— Пить меньше надо, алкаш ты несчастный, — парировал Диего с довольной усмешкой на губах.

Итан словно зачарованный рассматривал его. Диего был самым крупным из нас. Он профессионально участвовал в боях в тяжёлой весовой категории. Я не знаю сколько он весил, но ростом был на пару-тройку сантиметров выше нас, где-то около 188 см. Натуральный шкаф, мать его. Поэтому в сравнении с пятилетним ребёнком, он был Гулливером. Очевидно, Итану нравилась такая монументальная фигура Диего, поскольку в его взгляде читалось восхищение.

— Смотри, Итан нашёл себе кумира, — хрюкнул от смеха Нэйт.

— Диего для всех нас кумир, — усмехнулся я. — Это все новости?! Я вас не видел пару недель!

— Отца Джойс посадили, — хищно улыбнулся Трэвис, подойдя ко мне ближе. Я в ожидании уставился на него. — На 17 лет, — победоносно добавил он.

Дал ему пять и заметил улыбку на лице Джойс.

— Ну, я вас поздравляю ребята! Теперь, Крошка, ты точно можешь спать спокойно, — подмигнул ей.

— Да. Я, в принципе, уже несколько месяцев сплю спокойно. Ну, когда мне дают поспать, — рассмеялась она, приобняв Трэвиса за талию.

— Волчонок, когда ты рядом, то мой…

— Здесь ребёнок! — она тут же перебила его, выразительно посмотрев на него.

— Мой… Мой хобот не может спать, — закончил он и все заржали.

— У тебя есть хобот?! — вдруг послышался тоненький голосок Итана.

— У тебя он тоже есть, — Нэйт захрюкал от смеха, хлопнув себя по бедру.

Итан насупился и посмотрел сначала на меня, потом на Диего.

— Не обращай на него внимания. Он просто тупой, — подмигнул ему Диего.

— Эй! Я не тупой, — хохотал Нэйт. — Но парень должен понимать, что именно отличает всех мужчин от женщин.

— Он ещё маленький, — запротестовала Габи.

— Кстати, о детях. Представляешь, Диего поговорил с каким-то футбольным тренером, который заинтересовался Картером! Он его уже даже посмотрел и теперь мой брат будет играть под его началом! А это сулит ему реальную спортивную карьеру. Ты можешь себе такое вообразить?! — с невероятным блеском в глазах поделилась Джойс.

Диего лишь пожал плечами, как бы говоря, что он тут вообще не при чём.

— Слушайте, да сегодня просто день отличных новостей! Поздравляю! Твой братишка и впрямь талантливый парень, его ждёт большое будущее. Это надо обтанцевать! Что скажешь, Пистон?! Ты со мной?

— Я всегда с тобой, Ебобо, — подмигнул мне Нэйт.

Трэвис лишь покачал головой на наш диалог, прижав к себе Джойс. Габи ворковала с Итаном, который сидел на коленях Диего. Она обожала детей и мечтала родить по меньшей мере троих когда-нибудь. Мы с ней неоднократно мечтали на тему наших будущих семей и в плане детей всегда сходились во мнении, что их должно минимум двое.

— Трэвис, можно я свой плейлист включу?! Я же знаю, что вы все соскучились по моим танцулькам, — обратился к нему, зная, как он ревностно относился к музыке, звучащей из его колонок.

Его «олдскулы» не любят рэп, хоть ты тресни. Сколько раз я не пытался переманить его и обратить в свою веру, ничего не вышло.

— Можно, — пробормотал себе под нос.

Подошёл к док-станции и подключил свой плеер. Копаясь в плейлисте, нашёл песню Without Me любимого Eminem. Включил её и услышал заливистый смех Нэйта.

В детстве они частенько называли меня Эминемом, когда я пытался найти друзей среди афроамериканского населения гетто. Однажды они додумались прямо на моей чёрной куртке белой краской написать «Я чёртов Эминем. Пни, если не согласен». Мы поехали гулять в парк, и я, пребывая в блаженном неведении, целый день ходил с такой «рекламой», отбиваясь от всяких дебилов и их пенделей, не понимая в чём дело.

— «Guess who’s back, back again»[1], — завопил довольный Нэйт, указывая в меня пальцем. — Узнаю Ебобо! Он вернулся!

Один раз, когда я остался ночевать у Трэвиса с Нэйтом, наутро не смог найти ремень, который, собственно, держал мои джинсы, не давая им совсем упасть. Я всё утро искал по шкафам, тумбочкам, сумкам, пока эти дебилы несчастные хохотали и делали вид, что не знают куда он подевался. В итоге нашёл его в мусорном ведре. В мусоре! Следующая ночевка у них ознаменовалась «татуировкой» несмываемым маркером у меня на лбу, также посвящённой моему кумиру. Такие вот у меня добрые друзья. Поэтому Эминем и всё его творчество неразрывно связано с моим весёлым детством. А раз сегодня с нами Итан, то я внезапно начал ностальгировать по временам, когда мы исполняли всякую дичь.

Выйдя на улицу перед гаражом, натянул на голову капюшон толстовки и начал читать вместе с кумиром детства. Нэйт встал рядом и поддержал моё настроение побеситься. Он всегда так делал. Всегда был на моей стороне и за одно со мной. Не важно, что я придумаю и что взбредёт в голову. Нэйт всегда был первым, кто поддержит. И это у нас с ним было абсолютно взаимно. Я никогда не подвергал сомнению его решения. Даже с Лесли. Я просто знал, что рано или поздно до него дойдёт, что он натворил и тогда я снова подставлю своё плечо, чтобы облегчить его ношу.

— «Or let me be me, so let me see…»[2], — произнёс, подойдя к Трэвису. Он лишь покачал головой, улыбнувшись.

В детстве пару раз мне удавалось раскачать его, что он даже подпевал немного. Сейчас он, разумеется, не сознается в этом, но тогда он казался вполне довольным. И я знаю, что втайне он не против такой музыки. Просто ему по душе потяжелее. Ну, о вкусах не спорят.

— «Now this looks like a job for me

So everybody, just follow me

‘Cause we need a little controversy

‘Cause it feels so empty without me…»[3], — читал, стоя недалеко от ребят, пока Нэйт изображал движения руками, словно он вог танцевал. Надо сказать выглядело более, чем органично.

Итан громко и заливисто захохотал. Ребята начали хлопать в такт, качая головами. Габи, встав рядом с Нэйтом, поддержала его танец. Следом и Джойс отлипла от Трэвиса и подошла к нам, хлопая в ладоши и двигая бёдрами в такт.

Вот оно! Вот это я обожал! Когда все включались и поддерживали. Когда все улыбались и качали головами.

Диего взял ладони Итана в свои руки и начал хлопать ими.

— Ты неисправим, Полтос, — прокомментировал кремень Трэвис, стоявший около входа в гараж.

— Давай, братишка, подключайся! Мы никому не скажем, что ты качал под Эминема! — заржал Нэйт, изображая непонятную хрень руками.

— Я?! Ты в своём уме или совсем мозги пропил?! — хохотнул Трэвис.

— Тлэвис! Давай! — завопил Итан, и все заржали от его милого коверкания слов.

— «Well, I’m back, na-na-na-na-na-na-na-na….»[4], — подойдя к нему, помахал у него перед лицом рукой.

Он рассмеялся и, схватив меня за руку, завёл её за спину и дал мне пендель. Но в следующий миг всё же сломался и подошёл сзади к Джойс, обнял её и начал двигаться в такт.

Е-е-е! Я охренительный красавчик! Умел раскачать толпу.

Теперь мы все стояли перед гаражом, где у входа сидел Диего с Итаном и синхронно двигались то влево, то вправо, делая приставные шаги, а я читал, перекрикивая Эминема из колонок. Единственное, чего мне хотелось, это чтобы Итан больше улыбался и радовался жизни. А слёзы и боль в его глазах хотелось, чтоб исчезли навсегда.

Даже Диего, не выдержав, начал подпевать, хотя всю жизнь говорил мне, что рэп — это вообще не его тема. Однако сейчас это не помешало ему с улыбкой на губах произносить незамысловатый текст, лишь бы ребёнок с восторгом, смотрящий на всех вокруг, не переставал хохотать. Вообще, Диего красавчик. Я понимал, почему Итан подбежал именно к нему в первую очередь. От него веяло невероятной надёжностью, а этому пареньку именно этого и не хватало.

— Бибер, ты наша звезда! — рассмеялась Габи, танцуя и поглядывая на меня.

— Не сбивай его, сеструха. Рэп читать это вам не руками крутить и бёдрами вращать. Смотри как старается, аж глаза на выкате от удовольствия, — провоцировал меня Диего, улыбаясь во весь рот.

Итан фактически вопил от восторга, смотря на меня.

— Джастин! Ты лучший! — закричал он и в сердце что-то кольнуло.

Глупо было отрицать, что я привязался к нему. Когда он на празднике расплакался, то я сам чуть не потерял контроль над собой. Невозможно было оставаться безучастным, когда ребёнок безмолвно горько плачет, при этом продолжая есть. Это выглядело как-то слишком безнадежно. Меня в жизни ничего так не трогало, как это. В тот момент я готов был отдать ему всё, что у меня есть, лишь бы он перестал страдать. Он ждал отца. Он надеялся. Он верил. Это просто разрывало мне сердце.

А сейчас он смеялся, наблюдая за моими идиотскими танцами. И я был счастлив видеть эту очаровательную улыбку и сияющие серо-голубые глаза.

Я знал, что такое одиночество. И это при том, что мои родители вообще-то рядом и не совсем падшие люди. Просто в их напряженном графике между выставками и светскими приёмами не нашлось времени для собственного ребёнка. Не могу сказать, что их совсем не было в моем детстве. Были. На Рождество они обычно спускались со своего пьедестала и проводили время со мной. На мой День Рождения, что в середине октября, могли иногда посетить меня, приехав из Беверли-Хиллз, куда они перебрались, когда мне было десять. Ну и как бы всё. А я ждал. Надеялся. Верил.

Нэйт запрыгнул мне на спину и начал подгонять, как лошадь, и вопить текст со мной.

— «La la la la la la la la…», — уже вопили все, даже Трэвис. Подошёл к Итану, придерживая под колени взгромоздившегося на меня Нэйта, и чмокнул ребёнка в лоб.

— Класс! Супел! — восторженно завопил он, хлопая в ладоши.

Смотрел на него и понимал, что детский смех — это лучшее, что есть на этой планете. Серьёзно! Может я и нытик, ванильный ушлёпок и прочие эпитеты, которыми награждали меня друзья в своё время. Но у меня на душе сейчас было так тепло, что я готов был прочитать абсолютно все песни своего кумира, лишь бы Итан продолжал радоваться.

— Он абсолютно очарователен, — рассмеялась Габи.

— А я?! Разве я не очарователен?! — игриво протянул я, потрепав Итана по волосам одной рукой.

— Ты просто король очарования, — пропел Нэйт, положив свой подбородок мне на макушку и пытаясь отдышаться.

— Я буду таким же, как мой папа, — внезапно выдал Итан, разглядывая всех нас.

— Да? А кто твой папа? — спросил его Диего.

— Вот он! — ткнул в меня Итан, и все уставились на меня, онемев от шока.

— Эм, парни, это образно говоря, — попытался объяснить им, но они продолжали переглядываться, явно пребывая в шоке. Нэйт на моём горбу напрягся и, хлопнув меня по плечу, слез.

— Итан, пообщаешься с девушками? Пора начинать, дружище, — подмигнул ему Диего, опустив его на землю.

Девчонки тут же наперебой начали сюсюкаться с ним и расспрашивать о его жизни, а мы с парнями отошли в сторону, к припаркованным машинам.

— «Папа»?! Джастин, в чём дело?! — первым начал Диего.

— Камон, чуваки! Ребёнок просто играет в это. Над ним сегодня смеялись его ровесники, вот он и придумал это. Ничего такого, — прислонился к своей тачке, поясняя им.

— Это для тебя ничего такого, а для него это более чем важно. Он же ребёнок, привыкнет к тебе. А дальше что?! — не унимался Диего.

— Я не знаю, — вздохнул я, посмотрев ему за спину.

Джойс и Габи сидели на корточках и ворковали с Итаном. Меня же окружили мои друзья и испытующе смотрели, явно ожидая каких-то объяснений. Что вполне в их духе, ведь они привыкли, что я всегда и всё им рассказываю. А я тут внезапно спрятался на пару недель в своём доме и выходил на связь только по телефону, не приезжал на гонки Трэвиса, не пришёл на вечеринку в братство неделю назад. Короче вёл себя максимально нетипично.

— Бибер, что-то мне подсказывает, что в твоей жизни происходит нечто невообразимое. У тебя глаза горят, как два прожектора, — изучал меня Трэвис.

— Ну-у… Да, происходит. Правильнее сказать, один раз произошло, — признался я, поймав взгляд Диего.

— Всё-таки не выдержал, да?! — спросил он.

— Что?! — не понял Нэйт. — Что не выдержал?!

— Кайлу, Пистон, я не выдержал. Я изменил ей с Мишель. Один раз. Хотя за ночь мы не один раз занимались сексом, но повторения пока не было.

— Пока?! — тут же переспросил Трэвис.

По его взгляду я не понимал он в бешенстве или в восторге. Он мне как-то сказал, что Кайла, по его мнению, в один прекрасный день наставит мне рога, если ещё этого не сделала. А сам он был противником измен. Как и я, в принципе. До Мишель.

— Чуваки, я не знаю. Я не понимаю, что происходит. Мы постоянно избегаем друг друга. Но притяжение между нами колоссальное. Словно два долбаных магнита, — обречённо ответил, запрокинув голову к небу. — Я хочу её каждую минуту своей жизни. Но до сих пор не принял решения, как поступить с Кайлой.

— А с Кайлой спишь?! — уточнил Нэйт.

— Нет, — посмотрел на него, опустив голову.

Он явно задумался о своём. Насколько я знаю, Трэвис ему сказал, что если ты спишь только с одной девушкой и других не хочешь, то это верный признак глубокой симпатии. Глубже не придумаешь. Нэйт спал не только с Лесли, когда общался с ней. Очевидно, сейчас он наконец занялся переоценкой ценностей, что нас всех радовало.

— Джастин, ты ступил на скользкую дорогу, — тихо прокомментировал Диего. — Я не собираюсь читать тебе нотации, но любой человек заслуживает правды. Не затягивай с решением.

— Знаю. Понимаю.

— Ты счастлив? — в лоб спросил Трэвис.

Хороший вопрос. А главное уместный.

— Если я скажу «да», ты во мне разочаруешься? — поинтересовался в ответ, смотря в его синие глаза. — Мы с тобой всегда считали, что измены — это удел слабых мужиков, которые неспособны принять взрослое решение.

— Если ты скажешь «да», то я за тебя порадуюсь, дебил ты несчастный, — усмехнулся Трэвис, стукнув меня кулаком по плечу. — Ты не любишь Кайлу, это очевидно. А сейчас твои глаза говорят мне всё, о чём ты молчишь. Но Диего, как всегда, прав. Не затягивай.

— А почему именно она? — не унимался Нэйт. — Я всё помню про твои претензии к Кайле и её заскоки. Меня другой момент интересует. Почему ты раньше не ушёл, а сейчас задумался. Что такого в твоей Мишель, что заставило тебя очнуться?

Ещё один хороший вопрос. И я не без приятного удивления отметил, что задал его именно Нэйт. Он взрослел. Он наконец начал понимать, что с ним произошло. Каждую ситуацию он теперь примерял на себя. Раньше же он вообще ни на чём не заострял своего внимания.

— Честно?! Я сам не знаю. Просто чувствую вот здесь, — я положил руку на грудь, где глухо билось моё сердце, — что она особенная и искренняя. Но я очень боюсь причинить ей боль. Поэтому сначала хочу решить всё с Кайлой и только потом начать с ней. Мне кажется, это правильно по отношению к обеим девушкам. Не хочется мутить воду за спиной одной, чтобы наслаждаться с другой. Один раз да, не сдержался. Убедился, что мне не показалось и хочу продолжения. Безумно хочу. А пока я играю с ней в прятки.

Парни молча переглянулись и кивнули. Они понимали меня и без слов, но я постарался донести до них свои переживания.

— А твои родители? — спросил Диего.

Чертовски хороший вопрос.

— С ними и будет главная битва, — нервно усмехнулся.

— Папа, смотли! — послышался визг Итана, и я тут же перевёл взгляд за спину парней.

И только в следующую секунду меня поразило собственное открытие: я откликнулся на это слово. Это не прошло мимо моих друзей.

— Игра, говоришь?! — вопросительно изогнул бровь Диего.

Итан нашёл бейсболку Трэвиса и нацепил её на себя, сидя на руках Джойс.

— Приятель, это талисман Трэвиса, — указал пальцем на его головной убор, проигнорировав Диего.

Однако от того, что ребёнок так назвал меня сейчас, находясь в безопасности, когда никто не дразнил и не задирал его, в груди появилось незнакомое и непонятное чувство. Будто кто-то сжал моё сердце в тиски и прокручивал его.

— Это два моих талисмана, — довольно протянул Трэвис, рассматривая свою девушку с ребёнком на руках.

— А ей идет, — задумчиво произнёс Нэйт, смотря на них.

— Ты имеешь в виду ребёнка на руках? — уточнил у него Диего. Нэйт кивнул.

— Да… — задумчиво пробормотал Трэвис. — Чёрт бы меня побрал, но что-то в этом есть.

Итан слез с рук Джойс и подбежал к Трэвису.

— Что такое талисман? — обратился Итан к нему.

— Это, — начал он, подхватив его на руки и перевернув козырёк бейсболки назад, — то, что приносит тебе удачу и победу.

— Тебе тоже идёт, — подмигнул ему Нэйт.

— Папа, а у меня какой талисман? — посмотрел на меня Итан.

Все перевели взгляд на меня.

Вопрос дня просто.



[1] Угадайте, кто вернулся (англ.)

[2] Или позволят мне быть собой, посмотрим (англ.)

[3] Это работа для меня

Так что просто делайте, как я

Потому что всем надо немного противоречий

Потому что без меня здесь пусто (англ.)

[4] Что ж, я вернулся (англ.)

Глава 14

Мишель

— Что ты сделала?! Влюбилась?! — истерически завопила Эшли, заглушив даже звучащую песню Green-Tinted Sixties Mind группы Mr. Big. От ветреной погоды её волосы шоколадного оттенка растрепались и выбились из низкого хвоста, а на щеках был небольшой румянец. Она зашла ко мне на работу во время моего небольшого перерыва, потому что на парах мы с ней пересекались всё реже и реже.

Да. Именно это я и сделала. Я осознала это, когда увидела, как Джастин играл с Итаном в какую-то настольную игру, когда вернулась домой пару дней назад. Как сказал Джастин, ребёнок отказывался идти спать, пока не увидит меня и он решил развлечь его. Смотря на них, увлечённых игрой и весело смеющихся, в моей груди пышным цветом расцвело это прекрасное чувство. Я поняла, что без памяти влюбилась в него. Что он буквально идеальный, словно сказочный герой. Что он и есть моя мечта. Несбыточная.

— Да. И не говори мне ничего. Я и сама знаю, что это всё невозможно, — вздохнула я, водя пальцем по ободку кружки.

Мы сидели в углу за столиком, попивая чай. Гарольд разрешал сотрудникам выходить в зал во время перерыва, поэтому мы могли спокойно пообщаться в течение пятнадцати минут.

— Почему же невозможно?! Из-за его предстоящей помолвки?! — уточнила Эшли, ковыряя в тарелке блинчик с ягодным соусом.

Её карие глаза излучали искреннее непонимание. Она встречалась со своим парнем уже полтора года, и они вроде даже думали о свадьбе в будущем. Также она частенько пыталась познакомить меня с его друзьями, но я всегда сливалась с этих свиданий, ссылаясь на огромную занятость. Поэтому сейчас Эшли разве что с бубном не прыгала, услышав от меня столь долгожданную новость, что моё сердце дрогнуло и выбрало своего принца.

— Не только. Есть в жизни определённые обстоятельства, которые нельзя изменить, — уклончиво ответила, стараясь не смотреть ей в глаза.

Я настолько завралась, что порой мне казалось всем всё очевидно и они смотрят на меня с отвращением. Но это невозможно. Никто не знал правды о моём прошлом.

— Послушай, любые обстоятельства могут подвинуться, если есть чувства. Судя по тому, что ты рассказала, он явно к тебе неравнодушен, — подмигнула она, закинув в рот кусочек блинчика.

Ну-ну. Есть обстоятельства, которые невозможно подвинуть. Это противоестественно.

Но Джастин и впрямь вёл себя так, словно я ему нравлюсь. В тот вечер, когда они играли с Итаном, мы вместе уложили его спать и Джастин решил проводить меня до моей спальни. До этого мы с ним избегали друг друга, стараясь лишний раз не пересекаться. Но тогда он не выдержал и, прижав меня к двери, очень нежно поцеловал. Долго, изучающе, трепетно, глубоко. Целовал так, словно мечтал об этом все дни. Мы не могли оторваться, но услышав чьи-то шаги, резко отпрянули друг от друга. Это оказалась Нанни, а ведь могла быть и его девушка, которая жила с нами в одном доме.

— Я не хочу, чтобы он ломал свою жизнь из-за меня. У него всё распланировано на годы вперёд. Союз с этой Кайлой сулит ему и его детям, а также их внукам и правнукам безбедное существование и огромное влияние. Он станет знаменитым архитектором с прекрасными перспективами. А что я могу ему дать?! Связь со мной не принесёт ему ничего, кроме насмешек в его адрес. Ты же знаешь, что в таком обществе люди очень жестоки и высокомерны и они, по большей части, предвзято относятся к таким, как я, небогатым. В их глазах мы прислуга, но никак не ровня, — вздохнула, откинувшись на спинку маленького диванчика.

— О, я тебя умоляю! Это всё отголоски прошлого! Пора бы уже начать жить в настоящем и смотреть в будущее. Сейчас грани между людьми стираются, границы размываются. Любой человек может стать любым. В почёте свобода выбора и самовыражения. А если эти напыщенные индюки не секут фишки, то это их проблемы, но никак не твои или Джастина. Он такой очаровательный парень. Понимаю, почему ты запала на него, — мечтательно протянула Эшли, облизав вилку. Стукнула её по плечу, рассмеявшись.

Да, Джастин был невероятно хорош собой. Но дело даже не во внешности. Он смотрел на меня не просто как на сексуальный объект, а как на человека. Я не была для него грязью под ногами или обслугой, что располагало к себе ещё больше.

— Самое удивительное то, что Итан ходит за Джастином по пятам и всё повторяет за ним. Стал произносить какие-то словечки, которых раньше не было в его лексиконе. Что-то рассказал мне про его друзей и какой-то гараж. Он даже начал также руку в волосы запускать, как это делает Джастин, когда он взвинчен, — рассмеялась я. — А ещё он мне сегодня утром выдал, что тоже станет архитектором, когда вырастет. Представляешь?!

— Хм, твоей маме непросто придётся, когда она его обратно заберёт. Парень так привязался к нему, словно он его отец. Бедняга, — нахмурилась Эшли.

Улыбка сошла с моего лица. Мама действительно скоро должна вернуться, всего через три недели. Я радовалась этому, но в тоже время, понимала, как Итану будет непросто расставаться со своим новым кумиром. В мои планы не входило, чтобы он так сильно привязался. Но ведь он искал себе отца и Джастин, видимо, в его глазах был идеальным кандидатом. Или единственным. Ведь других мужчин в нашем окружении не было.

— М-да. Всё как-то закрутилось, что мне становится не по себе, когда представлю, чем это может закончиться. Итан по любому будет плакать и скучать по нему.

— А ты?! — внимательно разглядывала меня Эшли.

— А я… Я постараюсь жить, как прежде, — пожала плечами, опустив взгляд.

— Послушай, ты постоянно ведешь себя в обществе, как мамочка. Словно у тебя семеро по лавкам, ипотека, кредит на соковыжималку и тебе надо содержать семью, включая мужа, который кроме телека и дивана ничего не признаёт в этой жизни! — укоризненно посмотрела на меня, взмахнув рукой. — Ты молодая девушка, а порой кажется, что тебе лет сорок! Почему ты не хочешь попробовать пожить как все?! Может у вас ничего и не выйдет, но вы явно тянетесь друг к другу. А ты только и ходишь, что в универ и на работу! Никаких тусовок и вечеринок, никаких парней, никаких ошибок молодости!

Ошибки молодости… Да я, как бы, многое могла об этом рассказать, но это грозило разрушить мою и без того не слишком слаженную жизнь. Эшли частенько упрекала меня, что я слишком собранная, что, мол, нетипично для нашего возраста. Согласна. Но я должна была помогать маме с Итаном, должна была закончить универ и найти хорошую работу.

— Ты увере…

— Эй ты! Обслужи наш столик, — Эшли перебил писклявый голос Кайлы, и я подняла глаза, увидев её с подругой.

Они стояли в метре от нас и смотрели так, словно я украла их сумочки Prada.

— Кайла, у меня перерыв. О вас позаботится другой официант, — вежливо ответила, однако напряжение сковало меня.

Мне не понравился ни её взгляд, ни выражение её лица. Она жила с Джастином и спала с ним в одной постели. Она могла о чём-то догадаться. Навряд ли она нас видела, когда мы целовались, но тем не менее всё было возможно.

— Мне позвать твоего начальника?! Я хочу, чтобы нас обслужила именно ты! — взвизгнула она, ткнув в меня пальцем.

— Не смей, — прошептала мне Эшли, смерив предупреждающим взглядом. — Не поддавайся ей.

Немногочисленные посетители оторвались от своих тарелок и с любопытством лицезрели бесплатный спектакль. Меньше всего мне нужны были проблемы на работе.

Тяжело вздохнув, встала из-за стола.

— Мишель! Сядь на место, — прошептала Эшли, схватив меня руку. — У тебя ещё десять минут есть!

— Всё в порядке, правда, — вымученно улыбнулась и пошла в сторону стойки за фартуком и меню.

Досчитала до десяти, натянула улыбку и подошла к их столику.

— Добрый день. Пожалуйста, ваше меню, — положила на стол, стараясь не встречаться взглядом ни с одной из девушек.

Однако я заметила, что подруга Кайлы была фактически её близняшкой, разве что цвет волос был тёмным. Но всё остальное, включая размер губ, скул и груди были идентичными. Видимо, у них один врач на двоих.

— Удиви нас, Мишель, — коварно проворковала Кайла, метнув в меня колкий взгляд. — Ты же знаешь, что в меню нет того, чтобы я смогла съесть. А моя подруга не ест мясо и молочные продукты.

— Тогда зачем вы пришли сюда, раз кухня вас не устраивает? — посмотрела прямо ей в глаза.

Клянусь, я мечтала двинуть по её сделанной физиономии. Отхлыстать меню, оттаскать за волосы, а потом вылить на голову кофе с кофеином и жирным коровьим молоком!

Видимо, Гарольд промахнулся, взяв меня на работу. Я была не такой уж и любящей людей, как выяснилось.

— Ты мне будешь указывать куда мне приходить?! — заверещала она, а её подруга ухмыльнулась. — Слушай сюда очень внимательно. Ты принесёшь мне поесть то, от чего я буду в восторге. Иначе ты вылетишь отсюда как пробка, — зловеще прошипела она, поправив свои идеально прямые волосы.

Сглотнула неприятный ком, ощутив, что горле всё пересохло.

Чёртова коза! Никогда не стыдилась своего положения или работы, но прямо в данную секунду я пожалела, что работала здесь и мои руки были связаны обязанностями. Убить её я не могла, а жаль. Выгнать тоже не представлялось возможным. Очевидно, она сводила со мной счёты. Причина её ненависти была мне не до конца понятна. Возможно, она бесилась, что я жила у них под боком. Возможно, она была сверх ревнивой. Либо же она о чём-то догадывалась, что только усугубляло моё и без того шаткое положение.

В любом случае я должна была выполнить свою работу, иначе никак.

Кивнув, пошла на кухню, заметив, как Эшли вышла из кафе.

— Дин, у нас проблема, — обратилась к нашему шеф-повару. Он озадачено поднял на меня глаза, одновременно подбрасывая на сковороде обжаренные овощи с лапшой. — Пришёл гость, точнее две. Обе почти ничего не едят. Ни мяса, ни молочку, ни сахар, ни соль. Но их необходимо вкусно накормить.

— Вода из-под крана и морковка. Вперёд и с песней, — пробормотал он, вернувшись к своему занятию.

Улыбнувшись, покачала головой. Этот трюк больше не прокатит. Во всяком случае точно не сейчас.

— Она грозится нажаловаться на меня, если я не удовлетворю её, — виновато промямлила я.

— Парня не поделили что ли?! — в лоб спросил, стрельнув в меня проницательным взглядом своих тёмно-карих глаз.

— Не совсем. Она меня просто не переваривает из-за отсутствия миллионов на моём счету. Ну и её парень ко мне добр. Слишком добр, — объясняла я, в то время, как Дин посмотрел на меня, как на дурочку. Жалкую дурочку. — Да. Из-за парня, — сдалась я, он рассмеялся, выкладывая рисовую лапшу в кисло-сладком соусе в глубокую тарелку.

Отдав заказ официанту, он облокотился о столешницу и внимательно посмотрел на меня.

— О’кей, кудряшка, сделаю что-нибудь. Давай попробуем тёплый салат с морепродуктами и киноа, мусс из взбитого соевого сыра с вялеными томатами, крем-суп из тыквы с кедровыми орешками, запечённая капусту с соевым сыром и ягодную панакоту? — перечислил он, прищурившись. — Это уже не совсем завтрак, это обед для армии спасения, но мне не хочется, чтоб у такой милой девушки были проблемы, — улыбнулся мне.

— Звучит неплохо. Спасибо тебе огромное, — с облегчением произнесла я.

— 25 минут. Пока сок отнеси им или кофе, — подмигнул мне и принялся за свою работу.

Быстро сама приготовила кофе с соевым молоком, выжала сок из яблок и апельсинов, и подошла к их столику.

— …и он буквально припечатал меня кровати и так страстно оттрахал, — услышала я конец фразы, прозвучавший из уст Кайлы, которая явно делилась чем-то сокровенным со своей подругой.

Руки затряслись от волнения и напряжения, но я аккуратно поставила напитки.

— Боже, Джастин просто гигант в постели, судя по твоим рассказам, — рассмеялась её подруга.

От упоминания его имени сердце подскочило к горлу. Значит, это она сейчас о нём говорила?! Секс, страсть… Прекрасно. Просто замечательно.

Уходи отсюда, Мишель.

Во избежание недоразумений быстро убежала в кухню, чтобы дождаться своего заказа в относительной безопасности. Сегодня на удивление было мало посетителей, поэтому можно было не беспокоиться о других столиках. Но моё несчастное сердце беспокоилось о другом. Я физически ощущала, как нечто горькое поднималось вверх по пищеводу и отравляло мои внутренности. Нельзя думать и представлять, чем занимается Джастин со своей девушкой.

Телефон в кармане джинсов ожил, посылая вибрацию по моей заднице. Достала его и чуть не выронила, Джастин:

Крошка, прости, что отвлекаю.

У меня вопрос дня.

Что означает «поиграть в коняшку»?


Джастин не писал и не звонил мне всё это время. Обменявшись номерами, мы практически не использовали их по назначению. Не знаю почему. Наверное, потому что избегали любого общения. Но сообщение меня рассмешило и немного подняло настроение. Я знала, что он последние несколько дней сам забирал Итана с его занятий и отвозил домой. По какой причине он это делал мне не известно, но он отметил только, что ему это совсем не сложно. Сейчас как раз было время, когда они должны были ехать домой.

Я:

Ты должен ползать на карачках, а Итан будет сидеть сверху и подгонять тебя.

Обычно через полчаса ему надоедает это.


Ответив, убрала телефон и подхватила тёплый салат с супом и пошла обратно в зал.

Расставила перед ними тарелки и Кайла с подругой склонились над блюдами, внимательно изучая их.

— У меня аллергия на морепродукты. Могла бы сначала узнать, прежде чем готовить, — фыркнула Кайла отодвинув тарелку. Но её подруга тут же придвинула к себе и взяла приборы. Я выдохнула, надеясь, что всё не так плохо. — Суп я не хочу, — следом она толкнула и вторую тарелку, что суп выплеснулся из неё, и потек по столу. — Боже, до чего же ты никудышная, — закатила глаза Кайла, скрестив руки на груди.

Её искусственная грудь приподнялась в вырезе её откровенного джемпера. Интересно, а Джастину нравится это? Вот эти ненастоящие сиськи, которые мне захотелось проткнуть ножом?

Боже, я маньячка неадекватная.

— А салат вкусный, — пролепетала её подруга, получив за это презрительный взгляд Кайлы.

Вытерпела стол и вернулась на кухню.

— Суп не зашёл, — оповестила Дина.

— Ну и дура, — тут же отозвался он, рассмешив меня.

Меня радовало, что ни я одна так думала.

Решила проверить телефон и заметила ещё одно входящее сообщение от Джастина:

М-м, понял.

Буду коняшкой, значит.

Как ты? Я скучаю, Мишель…


Сердце ёкнуло и радостно встрепенулось. Закусив нижнюю губу, хотела было ему ответить, но Дин приготовил мусс и запеченную капусту, поэтому я вновь пошла в зал.

— … он постоянно говорит, как любит меня и ищет самое дорогое и красивое кольцо, которое будет идеально смотреться на моём пальчике. Я ему сказала, что совсем не обязательно опустошать весь свой счёт, но он говорит, что я смысл его жизни и без меня он умрёт, — глупо хихикая, пропищала Кайла, пока я расставляла перед ними тарелки.

Любит. Её.

— Вот это любовь! А ведь многие мечтали его заполучить, но удалось только тебе. Ты не представляешь, как тебе завидуют Эм и Кими. Они буквально ядом на тебя плюются, — жуя салат, ответила её подруга.

Стараясь дышать глубоко, пыталась унять бешеный пульс. А ведь он мне только что написал, что скучает. А совсем недавно поцеловал меня в губы… Жалкая. Боже, до чего же я жалкая! А Кайла тут вещает про его неземную любовь к ней, страстный секс и кольцо. Руки тряслись, как у алкоголика, пока я всё расставляла и забрала пустой стакан из-под сока.

О чём я вообще осмелилась мечтать?! О принце на белом коне?! Смешно даже. Только мне ни разу не до смеха. В глазах запекло от подступивших слёз, но я сдержалась и не подала виду, как больно укололи меня её слова.

— Ну, пусть хоть умрут от зависти, — пожала она плечами. — Джастин боготворит меня и исполняет каждую мою прихоть. Даже карточку свою мне дал. Я чувствовала, что он мой мужчина и мы станем прекрасной парой, которую ещё весь мир будет обсуждать, — ответила она, обратив внимание на еду. — Фу, ненавижу капусту, — заткнув нос, словно ей говно на тарелке принесли, двумя пальцами отодвинула тарелку с шикарным блюдом. — Мусс попробую, — пробормотала она, потеряв ко мне всякий интерес.

Мне казалось, что я засунула голову под воду и все звуки доносились до моего сознания как-то слишком приглушенно. Неприглядная истина больно ударила по мне. Очевидно, Джастин относился к ней не так, как мне бы того хотелось. Он даже дал ей свою банковскую карточку! А это о чём-то да говорило. О чём-то?! Да это говорило том, что помолвке быть! А мне пора забыть ту ночь.

Достала телефон, решив ответить ему. Я жила у него дома и не имела права дуться, игнорируя его сообщения. Всё это лишь мои глупые чувства и фантазии, не имеющие к реальности никакого отношения. Наверное, он решил поразвлечься с неискушённой девушкой пока была такая возможность. А мне не хотелось потом по кусочкам собирать своё разбитое сердце. Поэтому подыгрывать ему не стану.

Я:

Не надо, Джастин.

Не стоит это продолжать.


Когда я принесла им десерт, Кайла вновь обратилась ко мне:

— Я хочу заказать еду для своего любимого будущего мужа. Что он тут ел в прошлый раз? Помнишь? — они вскинула на меня презрительный взгляд. Я кивнула. — Значит, приготовь это. Поеду сейчас домой и порадую его, — сладко улыбнулась мне.

На ватных ногах вернулась в кухню и передала заказ Дину, погрузившись в свои размышления. Стоя недалеко от кассового аппарата, смотрела на его девушку и поняла, что никогда не смогу затмить такую как она. Никогда не смогу стать наравне с Джастином. Я для него простое приключение и ни к чему не обязывающее мимолетное увлечение. А я влюбилась. Дура, что тут скажешь. В груди стало так паршиво, что захотелось расплакаться и завыть, но я не могла позволить себе сломаться. Сердцу не прикажешь. Оставалось только держать себя в руках и больше не позволять своему телу поддаваться желанию.

Когда заказ для Джастина был готов, подошла с чеком к их столику и Кайла протянула мне карточку, на которой были его инициалы. Сглотнув ком размером с мяч для пинг-понга, рассчитала их и они ушли. Не оставив чаевых, разумеется.

Убирая со стола, вновь почувствовала вибрацию телефона. На экране мобильника были два непрочитанных сообщения от Джастина:

Почему?! Тебе со мной плохо?

Я правда скучаю, Мишель…


Второе пришло только что:

Какого чёрта моей картой сейчас расплатились?!

Мишель, у тебя была Кайла?! С моей картой?!


Подавив обречённый вдох, быстро ответила ему:

Джастин, ты сам дал ей карточку.

Да, купила тебе твои любимые блюда и едет к вам домой.


Джастин:

Крошка, что она тебе сказала?

Ради всего святого, не верь её словам.

Не знаю, что она могла наплести, но прошу тебя, не верь.


Нельзя. Остановись, Мишель.

Просто прекрати ему отвечать. Убрала телефон и продолжила уборку. Как бы мне ни хотелось верить во что-то светлое для нас с Джастином, это всё невозможно. Не только из-за Кайлы. Есть обстоятельства, которые куда более весомые для меня, чем эта невоспитанная коза. И то, что я обманывала Джастина с первого дня нашего знакомства, он никогда мне не простит.

Когда-нибудь мне придётся принять взрослое решение и столкнуться нос к носу с реальностью и ответить за всё. Пока мне успешно удавалось избегать этого, но так не будет продолжаться вечно. А жить во лжи хоть и дало мне спасение на некоторое время, но было крайне утомительным.

Глава 15

Джастин

На весь зал грохотала песня Candy Shop моих любимых 5 °Cent feat Olivia, пока я изводил себя до потери пульса. Мне надо было заглушить свои мысли, поэтому, уложив Итана спать, спустился сюда. Со вчерашнего дня я пытался поговорить с Мишель, но она включила полнейший игнор. Сначала отвечала, что нам надо всё забыть, а потом и вовсе перестала отвечать. Тогда я вчера вечером подкараулил её около спальни, но она так посмотрела на меня, что я, опешив, сдался и ушёл восвояси.

Я точно не знал, что натворила Кайла, кроме одного: украла мою банковскую карточку. Это ж надо было додуматься! Ещё и расплатиться ею! Она не могла знать, что между мной и Мишель что-то происходит, потому что она не видит дальше собственного носа. Однако одного у неё не отнять — если она что-то или кого-то считала своим, то дралась до победного. Скорее всего, своей выходкой она продемонстрировала расстановку сил. А поскольку с Мишель я не обсуждал свою личную жизнь с Кайлой, то не трудно догадаться, что она любую чушь примет за чистую монету.

Когда Кайла вчера заявилась с пакетом еды в руках и фактически кинула им в меня, то выслушала отборный мат в свой адрес. Я сорвался. Орал так, что Нанни пришлось увести Итана в кинозал и вставить ему наушники, чтобы он точно ничего не услышал. Я вспомнил всё, начиная с момента знакомства, фактически признавшись ей, что изменил. Я мог на многое закрывать глаза и знал, на что она способна, но воровство?! Камон, это уже совсем низко. Кайла выслушала поток моей брани и, коварно усмехнувшись, ушла из дома и больше не возвращалась. Молча. Что крайне нетипично для неё.

Пот застилал глаза, пока я отжимался от пола с блином весом 25 кг на спине. Мне хотелось вымотать себя до такой степени, чтобы просто рухнуть в постель и не жевать эти мысли. Всё слишком запуталось. Кайла ещё сделает свой ход, в этом я не сомневался. Она мечтала выйти за меня. Почему? Потому что ей нравилось, что мои родители занимались предметами искусства, антиквариатом и ювелиркой. Она думала, что будет купаться в бриллиантах, как только поменяет свою фамилию на мою. Что стоит ей проснуться моей женой, то волшебным образом откроется какой-то ларчик с неиссякаемым потоком драгоценных камней. И это при том, что её собственные родители были практически нефтяными магнатами. Конечно, они не сидели на нефтяной вышке, но их бизнес был завязан именно на чёрном золоте. Видимо предела человеческой жадности не существует. Всем всегда всего мало.

Кайла грезила бабками и золотом. Плюс она мне всю плешь проела, что мы станем знаменитыми и будем первыми в списке Forbes. Я как бы туда вообще не стремился. Пусть чуваки в джемперах и очках, вещающие о своём софте или очередной хрени, которую они придумали, тусуются во всех хит-парадах богатых и знаменитых.

Я. Просто. Хотел. Любить. Мишель.

Чёрт, да.

Выдохнул и сел на скамью, вытирая лоб и шею полотенцем. Дерьмо. Я вляпался по самые гланды, как бы сказал Диего. Я влюбился. Давно не испытывал такого, что поджилки трясутся, когда ты видишь девушку. Было однажды, когда я запал на девчонку в школе и тоже трепыхался, как лист на ветру, перед ней. Но та влюблённость быстро прошла. Однако сейчас я был уверен, что это всерьёз и надолго. Она не уходила из моей головы. Она меня словно околдовала своей таинственной и скрытой натурой, а сама включила игнор.

Дерьмо.

Подхватив две гантели, лёг на скамью и начал разводить руки в стороны. Басы отдавались в груди, и я неосознанно бормотал слова песни себе под нос.

Краем глаза заметил какое-то движение. Повернул голову и чуть не выронил гантели. Мишель стояла около проигрывателя в одном чёртовом белом махровом халате.

Матерь божья.

Стиснув челюсти, что чуть зубы себе не сломал, постарался унять поток развратных мыслей. Я не понимал, как мне вести себя с ней. То, что я хотел сделать, шло вразрез с тем, что я должен был делать. Я ещё не всё решил с Кайлой, поскольку главный диалог с родителями ещё впереди.

— Прости, что отвлекаю, — тихо произнесла она, сделав музыку потише. — Я пришла поговорить.

Сел на скамье и повернулся лицом к ней. Уперев локти в колени, начал качать бицепсы, попеременно поднимая гантели.

— О чём?

Мишель внимательно смотрела на мои руки, теребя пояс халата.

Да прекрати ты его трогать!

Чёрт. Дерьмо.

Я стал злым в последнее время из-за нехватки секса. Даже сейчас к члену хлынула кровь, несмотря на все мои попытки не думать и не представлять Мишель без этого чёртового халата, который соблазнительно распахнулся в районе груди и демонстрировал манящую ложбинку.

— О том, что произошло между нами. О том единственном разе, когда мы потеряли голову и в итоге начали избегать друг друга. Но ты делаешь намёки, которые ни к чему не приведут. Я не такая, Джастин. Я не хочу разрушать твои отношения, — опустив взгляд, говорила она, потирая свои предплечья, словно замёрзла. — Мне бы не хотелось, чтобы ты продолжал это делать. У тебя скоро помолвка. Ты любишь свою невесту, а я не игрушка, чтобы так со мной обращаться, — подняла свои прекрасные глаза, в которых была решимость и грусть.

Я чуть не выронил гантели от её слов, поэтому решил отложить их в сторону от греха подальше.

— Какая к чёрту игрушка?! — прохрипел я, вытирая лицо полотенцем. — Ты такого мнения обо мне, да?! — изумлённо уставился на неё, уперев локти в колени.

— Джастин, я не знаю тебя, — нервно поправив волосы, ответила она. — Я просто прошу не пиши больше мне, что ты скучаешь или хочешь видеть меня чаще, не пытайся поцеловать меня, не подкрадывайся ко мне и не карауль около моей спальни.

С хера ли, спрашивается?!

— Что тебе сказала Кайла?! — посмотрел исподлобья на неё, мысленно мечтая вцепиться в её пухлые губы и заняться сексом прямо здесь.

— Какая разница?! Вы встречаетесь, Джастин! Вы скоро поженитесь! То, что произошло было ошибкой, — повысила голос Мишель. Однако в её интонации я уловил нечто похожее на досаду.

— Какая разница?! — переспросил я. — Для тебя то, что случилось — ошибка?! Знаешь, для меня секс с тобой всё, что угодно, только не ошибка.

Я с вызовом посмотрел ей в глаза. Если для неё это ошибка, то я, кажется, нихрена не разбираюсь в людях. Я чувствовал её в ту ночь. И она абсолютно точно была в экстазе не меньше моего.

— Ты занят, — опять повторила она свою любимую фразу.

— Я знаю, Мишель. Поверь мне, я не испытываю по этому поводу ни малейшей радости или предвкушения. Я. Не. Хочу. Эту. Свадьбу. Я не люблю Кайлу, — наконец признался ей, не сводя глаз с неё. — Для меня та ночь была лучшей за последние несколько лет, если не самой лучшей в принципе. Для меня ты стала наваждением. Я пропадаю ночами либо здесь в зале, либо в своём кинотеатре, чтобы не ложиться в одну постель с Кайлой. Я не трахался с ней уже достаточно долго, чтобы забыть её запах. Зато твой меня преследует буквально везде! У меня перед глазами одна ты. Всегда. Везде. Как считаешь, ты для меня игрушка?! Или может я думаю, что совершил ошибку?! — с напором произнёс, пожирая её глазами. Мишель приоткрыла рот от удивления и, не моргая, смотрела на меня. — Я кажусь тебе весёлым разгильдяем с кучей бабла, любящий разного рода приключения и не обременённым проблемами?! О’кей, пусть будет так. Только знай, я не играю с тобой и не жалею о том, что между нами произошло.

Мишель неуверенно подошла ко мне, встав напротив. Поднял голову, чтобы смотреть ей в глаза.

— Не жалеешь? То есть я не просто развлечение для тебя? — со слезами в глазах спросила она дрожащим голосом.

Сжав кулаки, подавил порыв притянуть её к себе.

— Просто развлечение, — усмехнулся себе под нос, покачав головой. — Нет, Мишель. Ты не просто развлечение для меня. Ты нечто большее. Ты та, кто заставляет меня принимать холодный душ по несколько раз в день, чтобы остудить свой пыл. Та, кто мерещится везде. Та, кто залезла слишком глубоко в мою душу. Я избегаю тебя, не потому что наигрался. А потому что не хочу никого обманывать и хочу сделать всё правильно, — тихо произнёс, заметив как в её глазах что-то блеснуло. Они засверкали, как два бриллианта.

— Но… Мы не можем быть вместе, — прошептала она, нервно водя большим пальцем правой руки по запястью левой.

— Почему? — искренне удивился, выпрямив спину и уперев ладони по бокам от себя.

— Мы из разных миров, — как-то не слишком уверенно ответила она.

К чёрту всё. Взял её за руку и резко притянул к себе. Она оседлала меня, неотрывно смотря мне в глаза. Я почувствовал жар её лона, которое было прижато к моему лобку. Член дёрнулся на её близость.

— Это из каких же миров мы с тобой, Крошка? Поясни, — охрипшим голосом спросил, смотря на её губы. Моя ладонь лежала на её пояснице и медленно начала опускаться к её попке.

— Ты богатый, я бедная. Ты успешный в будущем, я обычная. Ты… — она запнулась, почувствовав, как я схватил её за задницу и сильнее прижал к своему члену. Её веки затрепетали, но она продолжила: — Ты с огромными возможностями, я с огромными проблемами. Ты с будущим, я с прошлым, — я перестал слушать её, проведя языком по ключице и вверх по шее. Она застонала и тяжело задышала.

Мне было плевать, что она там напридумывала о мифических различиях. Она была сейчас рядом и это было главное для меня. Мы почти три недели избегали друг друга, но я устал от игр в прятки. Я больше не мог сдерживать себя, поэтому дёрнул за пояс на её талии и распахнул халат.

Чёрт. Дело дрянь.

На ней были одни трусики.

— Хм. Сегодня «вторник»? — улыбнулся я, проведя пальцем по надписи на них. — Почти попала, сегодня среда, — подмигнул ей, обхватив губами её сосок.

Её кожа была сладкая, как карамель. Для такого сладкоежки, как я, это был настоящий рай. Втянул напрягшийся сосок в себя, второй прокручивал пальцами.

— Джастин… — с отчаянием в голосе прошептала Мишель и начала очень медленно тереться о мой член.

Так медленно, что мне даже стало больно. Но эта боль определённо была сладкой и долгожданной.

— Что? — еле слышно ответил ей, помогая её бёдрам раскачиваться на мне вперёд-назад. — Даже если ты сейчас скажешь «Стоп», я не остановлюсь, — предупредил её и, привстав со скамьи, стащил шорты, высвободив член. Сел обратно и прижал её горячее лоно к нему. — Чёрт, как же я соскучился, — прошептал, ощущая сквозь её трусики, какая она влажная.

Мишель зарылась руками в мои волосы и прильнула к губам. Перед глазами всё расплылось, по венам словно ток пустили. Она была такая манящая, что я не мог противостоять этой силе. Я хотел поступить правильно, но выбрал стать счастливым хоть на несколько минут. Провёл своим языком по её влажному и тёплому, ладонью обхватив за затылок. Аромат ванили окутал меня, унося в лучшую из реальностей. Там, где мы вдвоём и нам не надо прятаться и тем более игнорировать друг друга. Мишель чувственно обхватила мою нижнюю губу и начала слегка посасывать её. Отодвинул в сторону её трусики и, слегка приподняв её хрупкое тело, моментально скользнул в неё.

— Попалась, — довольно прошептал я, замерев в ней и ловя неописуемый кайф. Она застонала и откинула голову назад. Стянул с неё ненужный халат и покрепче обхватил за бёдра. — Боюсь, сегодня я кончу намного быстрее, — застонал от ощущений в ней.

Я не практиковал незащищённый секс, но просто не мог выйти из неё сейчас. Поэтому начал жёстко и быстро насаживать её на себя. Грудь Мишель подпрыгивала прямо перед мои лицом, и я чуть не взвыл от животного желания растерзать её. Захватил зубами сосок и аккуратно прикусил.

— Да, вот так, — застонала она.

Тогда сильнее зажал его зубами, на что Мишель задрожала и стон блаженства сорвался с моих губ. Она была очень страстная и чувственная девушка. Порой мне даже казалось, что она специально сдерживает себя рядом со мной. Но сейчас она открывалась и раскрепощалась, позволяя мне делать всё, что я захочу. Она отдавалась мне и от этого мне было охренеть как хорошо. Я был весь мокрый от пота, взвинченный от наших пряток и поступка Кайлы, напряженный от занятий в зале, но усталости не чувствовал.

— Мишель, ты неземная, — хрипло застонал, войдя до упора и начав раскачивать на себе вперёд-назад, придерживая за задницу.

Она быстро подхватила темп, поставив ступни на скамью, и ускорилась, держась за мои плечи и что-то шепча. Провел большим пальцем по её губам, и она обхватила его, начав посасывать. Я любовался ею и упивался этим зрелищем. Её пухлые губы, прикрытые и трепещущие веки, небольшая плёнка пота на лице и шее, прилипшие ко лбу волосы. Боже, она прекрасна. Я мечтал, чтобы она стала моей. По-настоящему моей.

Мишель задержала дыхание, а выражение её лица стало таким, словно ей больно. Но в следующее мгновение она громко застонала и задрожала всем телом, а стенки влагалища начали стремительно сокращаться вокруг моего члена. Тогда я взял инициативу в свои руки и продолжил быстро и жёстко насаживать её на себя. Я не чувствовал ничего, кроме всепоглощающего удовольствия. По позвоночнику пробежала дрожь, пресс свело и, резко отстранив её от себя, кончил ей на живот. Задыхаясь от наслаждения, прильнул к её шее и вдохнул, как наркоман, этот сладкий аромат ванили. Мишель прижалась ко мне, положив голову на плечо и тяжело дыша.

— Ты человек, я человек, — пытаясь восстановить дыхание, тихо произнёс и чмокнул её в лоб. — Ты женщина, я мужчина, — чмокнул в нос. — Мы из одного мира, Мишель. Нашего с тобой мира, куда не пустим никого чужого, — влажно поцеловал в губы, прижав её к себе.

Что было самым необычным для меня, но очень желанным, так это ощущение дома рядом с ней. Это удивительно, насколько человек мог привнести одним своим появлением совершенно другую атмосферу в привычное для меня пространство. Я вырос в этом доме и знал каждый его угол вдоль и поперёк. Но с появлением Мишель вместе с Итаном, я по-новому начал изучать всё вокруг себя. Я вдруг задумался, а хорошо ли им здесь? Уютно ли? Комфортно ли? И вместе с этим, внезапно понял, что теперь я точно дома. Именно о таком я всю жизнь и мечтал. Чтобы, приходя домой, забывать обо всём, погружаясь в свою тёплую атмосферу.

Вытер её живот полотенцем, как дверь в зал резко распахнулась:

— Ебобо, я в мага… — запнулся Нэйт, который сегодня приехал на ночёвку ко мне. Мишель взвизгнула и прижалась ко мне всем телом. Схватил её халат и быстро накинул ей на плечи. Нэйт вытаращил глаза, а потом расплылся в улыбке и непринуждённо продолжил: — Я в магазин поеду. Вам что-нибудь захватить?

Я уставился на него, мысленно посылая в далёкие дали. Но этот дебил начал неспешно подходить к нам, сверкая озорным взглядом.

— Пистон, мы заняты, — процедил я, озвучив, как мне казалось очевидную вещь.

— Я Нэйт, — как ни в чём не бывало протянул он руку Мишель, остановившись недалеко от нас и давясь от сдерживаемого хохота.

Мишель покраснела до корней волос и крепко вцепилась в халат, зажав его на своей груди. Я вопросительно изогнул бровь, смотря на своего друга, который сейчас взбесил меня до одури.

— Мишель, — еле слышно пробормотала она и пожала его руку.

— Рад знакомству, Мишель, — проворковал мой друг-дебил, сверкнув в меня смеющимися глазами. — Так вам что-нибудь купить?!

— Пистон, свали, а? — рыкнул на него, но самому становилось смешно от нелепости всей ситуации.

Я чувствовал, насколько Мишель была сконфужена. Но её тело было спрятано под халатом, поэтому Нэйт не мог ничего разглядеть. Да он и не старался, смотря исключительно нам в глаза.

— У тебя и впрямь классные волосы, Мишель, — подмигнул он, игнорируя мой говорящий взгляд.

— Свали в закат, — выдал ему любимое выражение Лесли, которое он спьяну раньше постоянно повторял, вспоминая о ней и говоря, как он её ненавидит.

— Ебобо, если я сегодня нажрусь, то это уже будет на твоей совести, — Нэйт метнул в меня многозначительный взгляд, а потом заржал.

— Ты смущаешь Мишель. Давай попозже по душам поболтаем?! Хотя бы когда я спрячу свой болт в шорты, м? — улыбнулся ему, прижимая к себе растерянную Мишель.

— Ла-а-адно, ухожу, — театрально протянул он, закатив глаза. — Вы бы поаккуратнее в следующий раз. Сюда мог войти кто угодно, — он особенно выделил последние слова и, смеясь добавил: — А ты тут своим хоботом размахиваешь, как флагштоком, — рукой изобразил мой колыхающийся хобот и, тихо смеясь себе под нос, пошёл в сторону выхода из зала.

— Пистон, купи себе колокольчик на шею, — крикнул ему в спину, давясь смехом. Он, не поворачиваясь, показал мне средний палец.

Как только за ним закрылась дверь, я посмотрел на Мишель. Смущённая, испуганная, растерянная.

Только хотел открыть рот, как этот дебил снова меня перебил:

— Ебобо, я тебя всё равно люблю, — крикнул он, приоткрыв дверь.

— Я тоже тебя люблю. А теперь свали по-братски, а? — заржал я на весь зал. Увидел, как он довольно кивнул и наконец-то скрылся из виду.

— Прости. Нэйт у нас очень общительный парень, — смеясь, обратился к Мишель.

— Да, я заметила, — смущённо пробормотала она, сжимая в кулаке халат. — Это ужасно неловко. Твой друг увидел меня голой и на тебе! Почему я вечно попадаю в разные неловкие ситуации с тобой?! — заверещала она, уткнувшись мне в шею.

Я от души расхохотался, ощутив какой-то странный прилив сил и радости. Да, ситуация нелепая, но что поделать. Мне нравилось в ней то, что только со мной она открывалась на все сто, а при остальных людях оставалась скромной и застенчивой. Только я знал какая она на самом деле.

— Послушай, Нэйт успел увидеть только твою спину. Я бы в жизни не позволил никому увидеть тебя полностью обнаженной, — поглаживал её спину, забравшись ладонью под халат, и почувствовал, как по ней пробежали мурашки.

Она прильнула своим аппетитным и податливым телом ко мне, словно искала во мне своё спасение. Обхватил её и крепко прижал к себе.

— Мишель, ты для меня не игрушка и никогда ею не будешь, — тихо прошептал, надеясь, что мне удастся найти выход из нашей ситуации.

— Кайла сказала своей подруге, когда я их обслуживала, что у вас очень страстный секс и ты выбираешь ей самое шикарное кольцо, поэтому я… — дрожащим голосом произнесла, но запнулась.

— Крошка, она лжёт. Вот о чём я тебе и говорю постоянно. Видишь, в каком мире я живу?! В мире фальши, откровенного вранья и лицемерия. Она либо тебя хотела зацепить, чтоб наверняка отпугнуть, либо перед подругой выпендривалась. Я давно с ней не сплю, а кольца нет и в помине. Не терзай себя и нас. Всё получится, только верь мне.

Я больше не смогу без этой девушки. Это очевидно. Да я и не хотел дальше быть без неё. Через неделю Рождество, а это означало, что я должен найти аргументы для своих родителей. Я не хотел разрывать с ними отношения, чтобы что-то доказать. Я хотел решить всё мирным путём, по-семейному.

Однако я не спешил вываливать всё, что на моей душе на Мишель и признаваться ей в своих чувствах, которые несомненно были у меня. Мне хотелось сделать всё красиво. Хотелось создать для неё сказку. А сейчас это больше походило на какую-то дешёвую мелодраму. Мне необходимо было всё разрулить и только потом пообещать ей всего себя. Добиться расположения её сердца, которое, как мне казалось, и так уже выбрало меня. Во всяком случае я чувствовал, что нравлюсь ей.

Что ж, семь дней до дня Х. Кольцо я так и не купил, и не собирался. Приглашения никому не рассылал и не планировал. Только этого недостаточно, чтобы остановить этот бронепоезд. Мне надо что-то придумать, чтобы вернуть свою собственную жизнь в свои руки.

После совместного душа и ещё одного раунда, я уложил Мишель спать, а сам пообщался с Нэйтом, который не пил уже почти три недели, а это настоящий прогресс, учитывая, что он не просыхал с конца августа. Близился конец декабря. А пил он каждый божий день. Поэтому я радовался за него и гордился им. К тому же он вернул своё первенство на минувших соревнованиях, показав всем, что Натан Митчелл снова в строю. Однако в строю он не везде. Он пожаловался, что ни одна девушка не заводит его до предела, как это было с Лесли. Переспав за это время всего с двумя приставучками, как он их называл, Нэйт решил сделать перерыв. Что-то мне подсказывает, что наш парень наконец-то начал осознавать, а не отмахиваться от проблем или заливать всё алкоголем.

Утром следующего дня, проводив на учёбу Мишель с Итаном, решил не откладывать в долгий ящик и позвонил отцу. Почему-то я решил, что он как мужик поймёт меня.

— Алло. Я занят. Что-то срочное? — «поздоровался» мой отец, Мэйсон.

— Да, горит просто, — не растерялся, припарковавшись около какого-то магазина. Не хотел говорить во время управления тачкой, поскольку разговор мог зайти не в то русло, а в аварию попадать не хотелось.

— Говори.

— Я не женюсь на Кайле.

В трубке воцарилась тишина, но я знал, что он просто охренел. Не более того. Короче, ничего страшного.

— Это почему же?! — в его голосе послышалось раздражение.

— Тебе официальную причину назвать или истинную?!

— Обе, — снисходительно бросил он.

— Я не хочу, это первое. Я влюбился в другую, это второе.

На том конце опять повисла тишина, но я услышал голос мамы. Наверное, они завтракали в своём роскошном доме на залитой солнцем открытой веранде с видом на шикарный бассейн и думали, как бы им ещё бессмысленно потратить деньги. Удивительно, что мы жили совсем недалеко друг от друга, но могли не видеться месяцами. Странная семья у нас. Всё есть для счастья в понимании любого нормально человека, но я этого самого счастья не ощущал. Никогда. Точнее с ними не ощущал, а по жизни вообще привык искать везде позитив.

— Насчёт первого, нас это мало волнует. Насчёт второго, либо перебесишься, либо спи с ней и дальше. Кто тебе мешает?! — недоумевал он.

Сжал челюсти, уставившись в одну точку перед собой.

— Пап, может хватит, а?! Сколько можно третировать меня?! Сколько можно толкать меня к той, с которой я просто переспал?! Я её не люблю. Я не хочу детей от неё. Я не вижу её в своём будущем. Да и в настоящем, если уж на то пошло. Сколько можно пытаться нас связать никому ненужными узами?! — кровь забурлила по венам, пока я пытался достучаться до отца.

— Послушай, это надо нам. А мы твоя семья. А в семье принято поддерживать друг друга. Поэтому ты женишься на Кайле. Это не обсуждается. Бизнес её родителей нам только на руку. Ты сам посчитай, сколько мы все выиграем от вашего союза. Это уже не миллионы долларов, а миллиарды! Миллиарды! — повысил он голос.

Я даже представил, как он рукой в воздухе размахивал, как он это всегда делал, пытаясь убедить кого-нибудь в своей правоте. Я же сжал в руке телефон так, что он заскрипел.

— Дорогой, в чём дело?! — послышался из динамика голос мамы, Хэйзел. — Не смей подводить нас! Мы уже всё заказали для вашей помолвки. Гости приглашены, обслуживание заказано, статьи в журналах и интернет-изданиях проплачены.

— Мам, прекращайте этот цирк. Я не хочу свадьбы, — обратился к ней.

— Я так поняла, ты кого-то встретил да? Нам Кайла рассказывала про девушку с ребёнком. Это она?! — истерически завопила мама. Она всегда заводилась с пол-оборота, если что-то шло не по её плану.

— Да. Её зовут Мишель, — ответил, прикрыв глаза.

— Значит, так. Если ты решишь подставить нас, то станешь самым настоящим изгоем и бомжом. Я не дам смешать нашу фамилию и репутацию с помоями! Я лишу тебя абсолютно всего. Тебе еду будет не на что купить, не говоря уже о том, чтобы позаботиться о ком-то. Как думаешь, нищий ты кому-нибудь будешь нужен?! — злорадно рассмеялась мать, а я ушам своим не поверил и, онемев, пытался въехать в суть происходящего. Моя мама мне угрожала?! Я, конечно, знал, что родители у меня не святые и нимба над головой у них нет, но, чтобы пасть так низко… ух. Дерьмо. — Если ты решишь разорвать помолвку и лишишь нас возможности стать втрое богаче, то мы разрушим твою жизнь по щелчку пальцев. Ты никому не будешь нужен. Да и сейчас, я уверена, что многие, в том числе и эта бездомная, вешаются на тебя исключительно из-за счетов в банке. Но они наши! Наши! Слышишь?! И я никому не позволю увести мои деньги у меня из-под носа. Ты не только потеряешь возможность учиться, ты в принципе потеряешь всё! — процедила мать, а у меня перед глазами всё поплыло. Я уже не боялся и даже рассматривал вариант перевода в другой универ, даже справки навёл, и меня могли принять в парочку престижных государственных университетов. Но там всё равно платятся взносы. А если меня лишат всего, то я реально стану бомжом, потому что чтобы прожить мне придётся продать дом. — Подумай об этом, прежде чем кидаться тут словами. Ты меня понял?! Мы твои родители и только мы решаем кто войдёт в нашу семью. Кайла подарит нам и деньги, и новые возможности, новые рынки сбыта, новые связи. Она подарит нам перспективы. А твоя шавка только опорочит наше имя и запятнает безупречную репутацию. Мы не для этого столько лет работали с твоим отцом, чтобы ты одним жестом всё разрушил. Понял меня?! — несла моя мать совершенно ледяным тоном.

Меня словно ударили в солнечное сплетение. От негодования и возмущения я начал задыхаться, в горле словно металлическим ёршиком прошлись, а в груди бомбу взорвали. Сжав телефон, я старался взять себя в руки, но, чёрт возьми, не мог. Я даже в самом худшем сне не мог предположить, что мои родители способны на такое по отношению ко мне. Я их сын, чёрт возьми! Но очевидно, что в мире моих родителей родственные связи только покупаются. Я не верил, что Мишель видит во мне кошелёк. Это полный абсурд, но и без денег я ей не нужен. Хотя даже если и нужен, то я сам так не хочу. Я мечтал устроить ей сказку вместо жизни, а не скитаться по съёмным засранным углам, считая каждый цент. Она не заслуживает подобного.

— Понял, — выдохнул я.

— Вот и прекрасно. До встречи, — бросила она и прервала звонок, а мой телефон выпал из рук.

Неужели это всё?! Неужели это конец?! Неужели у меня не получится выпутаться из этого дерьма?!

Твою мать, что делать-то?!

Глава 16

Мишель

У Джастина явно что-то произошло, потому что три дня он ходил чернее тучи. Редко улыбался, почти не шутил, только возился с Итаном как обычно по вечерам. Я не наседала, потому что не понимала, чем могу помочь и по-прежнему не могла поверить, что я для него что-то значу.

Находясь до сих пор под впечатлением от его признаний в зале, большую часть времени витала в облаках и пыталась разрешить величайшую задачу моей жизни.

Вчера он опять удивил меня. Я ушла пораньше с работы, и сама поехала за Итаном. Когда мы подъехали к посту охрану, то Берни вручил мне розу и коробку с пирожными, а Итану начос с гуакамоле. Когда мы зашли в дом, то Нанни уже приготовила мой любимый чай с мятой, лаймом и корицей. Как она сказала, Джастин, узнав о моих планах провести время с ребёнком, решил побаловать меня моими любимыми лакомствами.

А потом он сам приехал, и мы провели время втроём с Итаном, всё время во что-то играя. Джастин рассказал мне всё про свою семью, включая бабушек и дедушек. Выяснилось, что деньги правят балом в этой семье уже не первое поколение, однако он был близок со своей бабушкой по маминой линий. Она была талантливой художницей и часть её картин висят в известных галереях по всему миру. Он рассказал мне всё про своё детство, друзей, Нанни. Всё про свои мечты и планы. Мне показалось, что он ждал взаимных откровений, но их не последовало. Я просто не могла выложить ему всё про свою жизнь.

Зато Итан не отлипал от Джастина, пытаясь научиться танцевать как он или читать рэп. Эти двое спелись, словно в их жилах текла одна кровь. В итоге Джастин научил Итана каким-то базовым движениям хип-хопа. Ещё мы переслушали практически все треки Эминема, который очень понравился Итану. Разве что Джастину пришлось искать их с заглушенными матерными словами. В общем и целом, мы провели вечер словно семья.

Однако предчувствие, что эта сказка имеет грустный конец не покидало меня. Скорее всего помолвка будет. Интуиция, которая у меня не особо-то работала, в этот раз подсказывала именно это. Может она опять подводит меня, а может и нет. Но в любом случае вероятности нашего совместного будущего я не видела.

Телефон в кармане джинсов завибрировал и вырвал меня из воспоминаний, Джастин.

— Алло? — выйдя в подсобку, ответила на его звонок.

— Привет. Прости, что отвлекаю, может я зря панику навожу, но Итан какой-то вялый сегодня, — озадаченно произнёс Джастин. — Мы уже пару часов дома, а он не спешит ни поесть, ни в коняшку порубиться, ни покидать в меня дротики.

Я нахмурилась. Дротики?! Он мне о таких играх не рассказывал.

— А ты температуру ему мерил?

— Да. 37,5. В интернете прочитал, что для детей это ещё типа нормальная температура. Нанни поехала за продуктами, а я тут один с ним, — задумчиво ответил, пока на заднем фоне чем-то гремел.

— Скорее всего на занятиях что-то подцепил. Дети часто болеют, особенно в его возрасте, постоянно передавая друг другу бациллы, — предположила я, в уме прикидывая что с ним может быть.

— Думаешь обычная простуда? Я просто реально волнуюсь. У него ещё глаза красные. Я ему сейчас чай готовлю, которым меня в детстве Нанни поила, когда я болел. Жидкость в любом случае ему нужна, — обеспокоено ответил он, и я услышала, как он ножом стучит о разделочную доску, видимо что-то нарезая.

На секунду представила, как Джастин сейчас сам что-то готовит, да ещё для Итана, и моё сердце практически разорвалось от переполнявших чувств к нему.

— Я отпрошусь с работы и скоро приеду, — прокашлявшись и сморгнув слёзы, ответила ему.

— Мне позвонить Гарольду или сама? — уточнил он, тем самым добив меня своей заботой.

— Сама, — просипела я и отключилась.

Боже, это всё слишком. Он идеальный. Но не мой.

Жизнь та ещё сука.

Отпросившись у Гарольда, помчалась домой. Влетела в дом, на ходу стягивая с себя куртку и шарф, но застыла на месте, когда до меня донёсся тихий голос Джастина из гостиной. На цыпочках подкралась поближе ко входу и прислушалась.

— «I’m about to lose my mind

You’ve been gone for so long

I’m runnin’ out of time

I need a doctor, call me a doctor

I need a doctor, doctor to bring me back to life…»[1], — тихо напевал Джастин, словно колыбельную, песню I Need a Doctor от Dr. Dre feat Eminem & Skylar Grey. Сжала кулаки, чтобы взять себя в руки, но сердце лихорадочно металось в грудной клетке, а на глазах навернулись слёзы. Он потрясающий. Просто нет в этом никаких сомнений — Джастин лучший мужчина земле. Порой хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон. Но нет. Джастин и впрямь был самым отзывчивым, мягкосердечным и участливым парнем, которого я знала. Я не заслуживала его, но Итан здесь не при чём. А ему Джастин отдавал практически всё своё свободное время.

Отдышалась и, взяв под контроль своё сердце, заглянула в гостиную. Джастин сидел, прислонившись к спинке глубокого кожаного дивана и держа на руках спящего Итана. Увидев меня, тепло улыбнулся и похлопал рукой рядом с собой.

— Быстро ты. Он выпил чай и его вырубило, — тихо произнёс он, поглаживая кудряшки Итана. — Кажется, он и впрямь заболел. Нос заложен, глаза красные, температура выросла до 38,0. Нанни скоро приедет и привезёт какую-то мазь, которую надо на грудь мазать, — отчитался он, с любовью смотря на спящего Итана.

— Джастин, спасибо тебе огромное. Ты с ним не расстаёшься, словно он твой… родственник. Помогаешь мне, выручаешь. Я не знаю как отблагодарить тебя, — хрипло прошептала, поглаживая горячую ладошку Итана.

— Посмотри на меня, — тихо попросил он. Подняла на него глаза, перед которыми всё плыло от подступивших слёз. — Пообещай, что никогда не забудешь эти недели здесь, — с какой-то грустью произнёс он.

Видимо свадьбе быть. Вчера он лишь один раз обмолвился, что всё не так, как ему хотелось бы и больше мы не возвращались к обсуждению его личной жизни, но сейчас это прозвучало как прощание. Что вполне логично, ведь Рождество послезавтра.

— Не забуду, — одними губами ответила ему.

Он на мгновение прикрыл глаза, а потом свободной рукой обхватил меня за затылок и притянул к своим губам. Уперев ладони в его плечи, чтобы не лечь на Итана, прижалась к его мягким губам. Он целовал нежно, трепетно, вкрадчиво, медленно. Словно у нас была ещё вся жизнь впереди и сейчас можно было не торопиться. Но я, как и он, знала, что времени у нас не осталось.

— Кхм. Молодежь, отдайте мне ребёнка и идите занимайтесь своими делами, — послышался голос Нанни, и мы тут же отпрянули друг от друга. — Ой да ладно вам! Можно подумать я вчера родилась, — всплеснула она руками, заметив наши растерянные лица. — Нэйт сдал тебя ещё неделю назад, сказав, что застукал моего малыша со своей музой, — тихо рассмеялась она, подойдя к нам и забрав Итана к себе на руки.

— Вот говнюк, везде успел, — хохотнул Джастин, покачав головой.

— На то он и Головастик, пронырливый, зараза. Зато честный, — подмигнула ему. — Так, я отнесу Итана в комнату и присмотрю, чтобы вы поучились или позанимались … ну чем вам там надо позаниматься, — махнула рукой в воздухе, глядя на нас, и ушла с Итаном на второй этаж.

Джастин посмотрел на меня и моментально притянул к себе, расположив между своих ног боком к себе. Уткнулась плечом в его мускулистую грудь и заглянула в серо-зелёные глаза. Боже, сколько же в них тепла…

— Мишель, мне нужно кое-что сказать тебе, — тихо начал он, сглотнув. Его кадык дёрнулся, натянув нежную кожу на шее. Мне отчаянно захотелось заткнуть его поцелуем, но я лишь кивнула. — Дело в том, что мне придётся жениться. Я подчёркиваю — придётся. Но прошу тебя, запомни, ты не игрушка для меня и никогда ею не была. Просто знай это, — поглаживая меня по щеке большим пальцем, он всматривался в мои глаза.

Чтобы не расплакаться, закрыла глаза и прислонилась щекой к его груди. Под ухом неистово билось его сердце, выдавая всё его переживания. Я верила ему. Теперь я точно знала, что не простое или очередное приключение для него. Несмотря на его достаток и положение в обществе, он был самым человечным и душевным из всех, кого я когда-либо знала или встречала в жизни. Более искреннего и заботливого парня сложно найти. Да я и не думала, что второй такой вообще есть. Он тот самый принц, про которых я читала в детстве. Только не мой.

Очередной укол совести больно ударил, напомнив, что я в этой сказке скорее подлая героиня второго плана, плетущая интриги и не заслуживающая даже отдельной главы. По сравнению со мной Кайла чиста как слеза младенца. А я лживая. Но я и подумать не могла, что у нас с Джастином что-то будет, чтобы даже задуматься о возможности рассказать правду своей жизни. В жизни не подумала бы, что такой парень, как Джастин, всерьёз посмотрит на меня. Это действительно похоже на сказку. Грустную сказку…

Так мы просидели в абсолютной тишине около часа, наслаждаясь близостью друг друга и смотря на ёлку в углу гостиной, которую Нанни нарядила на днях вместе с Итаном. Затем разошлись по своим делам. Он занимался очередным проектом, я зубрила конспекты для завтрашнего теста. Завтра последний день перед каникулами, а меньше, чем через пару недель вернётся мама и моя жизнь вернётся в прежнее русло. Джастин сказал, что я могу спокойно пожить до приезда мамы и не искать себе жильё, как того хотела Кайла. Но я не знала будут ли они жить тут после помолвки, которая будет послезавтра. Скорее всего да, ведь это его дом, а значит он приведёт её сюда, и она официально будет здесь хозяйкой.

Ближе к полуночи зашла в комнату к Итану, отпустив Нанни спать. Засунула градусник подмышку спящему ребёнку, разглядывая его. Он действительно удивительным образом был похож на Джастина. Мистика какая-то, честное слово. Как такое возможно, я не знаю. Конечно, черты лица Итана ещё поменяются по мере взросления, уйдёт детская припухлость в щёчках, обострятся скулы и нижняя челюсть. Но он всё равно похож на него. И теперь, каждый раз глядя на него, я буду видеть именно Джастина, словно он его отец. Отец…

Вытащила градусник — 38,5. Пошла в кухню за жаропонижающим, по пути захватив полотенце и намочив его холодной водой. Сделала сладкий чай с лимоном, малиной и имбирём. Итан спал глубоким сном, даже его веки подрагивали, словно он смотрел какой-то мультик во сне и внимательно следил за происходящим. Будить его казалось диким варварством, но я должна была дать ему лекарство.

— Миша, мне плохо, — прошептал он, закашливаясь, как только открыл глаза.

— Знаю, милый. Скоро полегчает, обещаю. Этот сироп снимет жар, а вкусный чай даст тебе сил, — нежно погладила его по щёчкам и по волосам.

Он послушно выпил лекарство и лёг обратно. Положила ему на лоб полотенце и взяла за ладошку.

— А где папа? — тихо спросил он.

Я замерла, пытаясь понять, о чём он. В его интонации не было и грамма сомнений, что папа где-то рядом.

— Папа? Ну… Он…

— Спит, да? — тихо спросил, видя моё замешательство.

— М-м. Наверное, да, — осторожное ответила, не смотря ему в глаза.

— Он такой холоший и доблый, — промямлил он, отпив чая.

Я нахмурилась, не понимая о ком он говорит. Словно этот человек и впрямь здесь. Может всё дело в высокой температуре?! Неужели он бредил?!

— Пей, не отвлекайся. А потом опять будешь спать. Завтра утром я уйду на учёбу, а потом сразу же приеду к тебе. Ты побудешь с Нанни, — улыбнулась ему.

Хоть завтра и Сочельник, но нам назначили тест на этот день, что крайне нетипично, так как каникулы начинались именно 24 декабря. Но преподаватель уходила в декрет, поэтому в наше обучение внесли небольшие коррективы.

— А папа? Он тоже днём плиедет? — не унимался Итан.

В голове заработали шестерёнки. Он не видел своего отца и в жизни бы не узнал его. Внешне он, конечно, был похож на своего биологического отца, но мама говорит, что он скорее похож на меня в детстве.

— Милый, твой папа… понимаешь, он занят своей жизнью, — аккуратно подбирала слова, рассматривая его.

— Но Джастин сказал, что он всегда будет лядом, когда он мне будет нужен. А он мне очень нужен! — его подбородок задрожал, а на глазах сразу появились слёзы, а у меня перехватило дыхание.

Джастин?! Папа?! О чём он, чёрт побери?!

— Вы с Джастином договорились, что он твой папа?! — опешив, переспросила охрипшим голосом.

— Да, — кивнул Итан и по его щеке потекла одинокая огромная слеза.

— Эй, не плачь, милый. Джастин в соседней спальне спит. А завтра, скорее всего, будет дома, потому что у него каникулы, — быстро смахнула его слезу большим пальцем, однако самой хотелось разрыдаться в голос.

Это было неожиданно. Джастин ничего не говорил мне про их договоренность. Господи, и как теперь Итан расстанется с ним?! Это уже не просто слепое подражание, а явно нечто большее. Итан не просто привязался к Джастину, он душой к нему прикипел. И я его понимаю. Сама втрескалась по уши.

Итан допил чай и уснул. Поменяла полотенце и, убедившись, что температура снизилась, вышла ненадолго из его спальни. В голове был сумбур, на душе торнадо, а в сердце тоска. Бесшумно ступая по коридору, тихонько приоткрыла дверь спальни Джастина.

Я здесь ещё ни разу не была за месяц проживания. На прикроватном столике слабо горела лампа, отбрасывая причудливые тени на стену. Здесь пахло им. Буквально всё было пропитано его головокружительным запахом. Вдохнув смесь цитрусово-древесного парфюма, стирального порошка и запаха его тела, я словно оказалась в самом укромном, уединенном и потайном месте на земле. Пальцы ног утонули в пушистом ворсе ковра. Его спальня, как и все остальные в этом доме, выполнена в современном минималистичном стиле, но здесь было неописуемо комфортно. Не было ничего лишнего или кричащего. Всё в спокойных оттенках серо-бежевого, на стенах висели чёрно-белые фотографии каких-то урбанистических конструкций и строений.

Откуда-то из проигрывателя еле слышно доносилась песня Fragile певца Sting. На большой двуспальной кровати, по пояс накрывшись одеялом, спал Джастин. Я не знала зачем пришла к нему и что хотела, но ноги сами привели к его кровати, и я села на край. Аккуратно провела ладонью по его голове, по лицу. Пальцы немного покалывало от его небольшой щетины. Слыша его размеренное дыхание, захотелось самой свернуться калачиком рядом с ним и никогда не выходить отсюда. Джастин немного дёрнулся, нахмурился и открыл глаза.

— Что случилось? Итану хуже? Надо ещё лекарств купить? Мне посидеть с ним? — тут же засыпал меня вопросами заспанным голосом, немного привстав на локтях.

— Нет-нет, всё нормально, — поспешно ответила ему, одернув руку. — Температуру сбила, лекарство с чаем дала. Он спит сейчас.

Джастин выдохнул и лёг обратно на подушку, повернув голову ко мне. Его взгляд был тёплым и ласкающим, пока он внимательно скользил им по моему лицу. Потом он взял мою ладонь и начал нежно поглаживать большим пальцем.

— Полежи со мной немного, — прошептал он, слегка потянув меня на себя.

В груди предательски защемило и я безвольно легла рядом. Слова сейчас были лишними, поэтому я просто повернула к нему голову и молча смотрела на него, пытаясь запомнить каждый штрих его прекрасного лица. Его ладонь покоилась на моём животе и большим пальцем он еле заметно выводил какие-то узоры, а умоляющий взгляд серо-зелёных глаз словно просил прощения за что-то.

Еле касаясь, он повёл кончиками пальцев вверх по животу, по ложбинке между грудей, ключице, шее и остановился на моей щеке. Обхватив её своей крупной ладонью, большим пальцем поглаживал губы и скулы. А потом придвинулся ко мне и прильнул к моим губам. Нежно, сладко, томно. От этой ласки я буквально таяла и превращалась в пластилин. Захватив губами мою нижнюю губу, провёл по ней языком. Я так же аккуратно обхватила его верхнюю губу и поцеловала. Джастин еле слышно застонал и, откинув одеяло, лёг сверху на меня. Его эрегированный член оказался между моих ног. Очевидно, он спал без белья. А я была только в маечке и пижамных шортиках. Плавно и медленно лаская губами, он ловко освободил меня от одежды и прижался обнаженным телом ко мне.

— Я буду помнить это, — тихо прошептал мне на ухо и провёл кончиком языка по мочке.

Мои веки затрепетали, и я едва ли могла сейчас вымолвить хоть слово. Всё было слишком сказочно. Я не заслуживала его, но и оттолкнуть и уйти тоже не могла. Я любила его. Не просто влюбилась, а именно любила. Моё сердце было наполнено до краев этим прекрасным чувством.

Джастин потянулся к прикроватному столику и достал презерватив, не переставая покрывать поцелуями моё лицо. Быстро надев его, он обхватил ладонью моё бедро и медленно сантиметр за сантиметром начал входить в меня. Острое наслаждение мгновенно пронзило меня, накрывая горячей волной. Выгнулась ему навстречу, прижавшись бёдрами. Джастин двигался неторопливо, плавно и чувственно. Одну ладонь положила на его ягодицы, другой зарылась в волосы. Мы слились в одно целое.

Он смотрел на меня с отчаянием и невыразимой тоской. Меня разрывали совершенно противоположные чувства. Я была во власти всепоглощающей любви, трепета и огромного желания с одной стороны. А с другой, на грудь тяжелым грузом легла боль от скорого расставания, подавленность от несбыточности моих желаний, скорбь по тому, что могло бы быть, но никогда не произойдет больше.

Наши губы не отрывались друг от друга. Сначала мы целовались мягко и нежно. Так, будто весь мир мог подождать. Мы не могли насытиться друг другом. Постепенно из неторопливых и вкрадчивых они стали страстными и всепоглощающими, что мы стали задыхаться.

Джастин прильнул своим лбом к моему, дыша одним воздухом со мной и проникая максимально глубоко в меня. Движения его бёдер постепенно становились более настойчивыми.

— Прости меня, — прошептал он и вновь завладел моими губами.

Даже если бы я знала, что ему ответить, я бы не смогла. У меня не было слов. Я впитывала его, старалась запомнить каждую секунду нашей близости. Его запах, стоны, поцелуи, движения, ощущения его кожи на моей, его горячее дыхание. Я точно буду помнить это, как и он.

— Мишель, — хрипло протянул мое имя и лёг на бок, закинув мою ногу себе на бедро. Губами обхватил сосок и начал входить в меня всё более требовательно и ритмично. Прижала его голову к себе, подаваясь бёдрами навстречу.

— Да, вот так… Ещё немного, — тихо взмолилась я, когда его толчки стали ещё более настойчивыми и быстрыми.

Его ладонь обхватила меня за ягодицы и прижала к себе. Губами он продолжал ласкать мои набухшие и затвердевшие соски.

— Давай, Крошка. Давай, — прорычал он, входя в меня до упора, не замедляясь.

Я начала задыхаться и дрожать, жадно глотая воздух. Было ощущение, что я проваливаюсь в зыбучие пески. Прижалась к нему и оргазм накрыл меня с головой. Внизу живота горело пламя, посылая по всему телу обжигающую волну. Джастин вновь оказался сверху и, выпрямившись на руках, начал исступлённо врываться в меня, двигая бёдрами резко, жёстко и властно. Сквозь пелену перед глазами наблюдала как мышцы его плеч и груди перекатывались под кожей, кубики пресса напряглись. Он замер на секунду, закрыв глаза и сдвинув брови к переносице, а затем рухнул на меня и продолжил скользить медленно и плавно, придавив меня к матрасу.

— Мишель, — снова прохрипел он, пока его член быстро пульсировал во мне. Закрыла глаза, стараясь держать себя в руках, но слеза предательски выкатилась из глаза и, пробежав по виску, впиталась в подушку. — Мишель, я обожаю твоё имя… Оно словно песня. Такое мягкое, нежное, интригующее, — шептал мне на ухо, пытаясь отдышаться. Обняла его, не произнося ни слова. В груди стала разрастаться дыра. — Посмотри на меня, — приподнявшись на локте, он нежно взял меня за подбородок и повернул голову к себе. Открыв глаза, увидела боль в его взгляде. Он нежно коснулся губами сначала моего лба, потом кончика носа, потом моих губ и тихо продолжил: — Прости, что опоздал. Видит бог, если бы ты встретилась мне на пару лет раньше, то сейчас была бы наша помолвка. Я бы придумал как это организовать. Но сейчас… Я не в силах противостоять своим родителям. Прости, что всё закончилось, не успев начаться. Прости, что не смог сотворить сказку для тебя. Я буду помнить эти недели. Всегда.

Он нежно поглаживал большим пальцем мою щёку, стирая бегущие слёзы. Я так ничего и не ответила ему. Я просто не знала, что сказать. Как облечь в слова то, что камнем лежало у меня на груди. Как признаться в том, что врала с первого дня. Как разбить в пух и прах его мечты, пусть и несбыточные?!

Он не заслуживал подобного разочарования. Пусть лучше я останусь в его воспоминаниях светлым пятном, а не грязной лужей. Пусть он помнит свои мечты обо мне, а не мою ложь.


[1] Я сейчас сойду с ума

Тебя нет так долго

Моё время подходит к концу

Мне нужен доктор, позовите доктора

Мне нужен доктор, доктор, чтобы вернуть меня к жизни… (англ.)

Глава 17

Джастин

Итан в итоге слёг с простудой, пролежав в постели весь Сочельник. Я целый день провёл с ребёнком, дежуря у его постели, пока Мишель ездила сдавать тест, и до ночи не отходил от него, а как только он провалился в очередной сон, то собрал вещи и уехал. В Малибу. На помолвку. Выбора у меня не осталось.

Перед выходом я увидел Мишель и, пытаясь искупить чувство вины, оставил ей свою карточку, чтобы она купила Итану всё, что он захочет на Рождество, как только проснётся. Он так ждал этого праздника и волшебства, что я не мог оставить их без финансовой возможности претворить в жизнь его мечты. Или хотя бы часть из них, которые можно купить за бабки. Так искренне верить в чудо умеют только дети. Нанни вообще не вышла попрощаться, продемонстрировав тем самым своё отношение к этому событию. Вместо этого она увлечённо делала заготовки для праздничного стола. Я впервые за всю свою жизнь проведу этот день без неё и не в своём доме.

Всю ночь в доме родителей я не спал и метался словно загнанный зверь. Утром игнорировал всех вокруг, избегая любых вопросов. Я просто закрылся в спальне и не выходил, выжидая момент. Весь прикол в том, что я не купил кольцо. Но зная о внушительной коллекции драгоценностей моей матери, догадывался, что она в лёгкую одолжит мне любое украшение, лишь бы помолвка состоялась. Однако моя мама жадная, что навело меня на шальную мысль.

Попробовать. А вдруг?!

Стоя в спальне перед зеркалом, смотрел на костюм, висевший на дверце шкафа. И вот что мне делать?! У меня было ощущение, что мне на ноги кандалы повесили и готовятся вывести на эшафот. Хотел кричать, но звуки застревали в горле. Хотел драться, но сил в руках не было. Хотел жить, но умирал.

Посмотрел на часы. Я ждал достаточно долго, чтобы времени не осталось, поэтому, плюнув на всё, вылетел из своей спальни и, сев на металлические перилла, съехал по ним на первый этаж. Обогнув лестницу и накрытые столы для гостей, вышел через раздвижные стеклянные двери на террасу, где родители обычно завтракали. Этот дом был похож на аквариум из-за обилия панорамных окон и минимального количества глухих стен. Отчасти мне это нравилось, потому что было много света и воздуха. Но в тоже время, чувствовал себя здесь неуютно, ощущая рыбкой в банке. Условно моя спальня здесь была безжизненная и застывшая. Здесь не было души. А почему условно? А потому что я здесь ни разу не ночевал, поэтому фактически это гостевая спальня. Не было ни моих детских фото, ни семейных, ни милых всяких побрякушек или памятных вещей. Ничего.

В Малибу родители приезжали, когда им хотелось отдохнуть от бурной светской жизни в Беверли-Хиллз. Конечно, очень обременительно постоянно наряжаться и выходить в свет, улыбаться фотографам и обсуждать за спиной своих знакомых. Они постоянно курсировали между двумя домами, а ко мне, в Пасифик Палисайдс, приезжали крайне редко. Фактически от меня они переехали, когда мне было десять лет. С тех пор их ночевки со мной под одной крышей сошли на ноль. Иногда они мотались в Европу. Обычно летом.

— Ты ещё не одет?! — выгнув бровь, мама смерила меня оценивающим и презрительным взглядом.

Ей, кстати, никогда не нравилось то, как я одевался. Ни моя рэперская часть жизни, ни последующая, в которой я носил преимущественно джинсы, футболки и толстовки. Она считала, что я обязан надевать исключительно костюмы, сшитые на заказ, подчеркивая свой статус и принадлежность к привилегированному обществу. Периодически я мог надеть рубашку или брюки, но наглухо прятать себя в униформу не позволял. Я даже всегда думал, что на собственную свадьбу приду в джинсах и рубашке, но точно не в смокинге или фраке, упаси боже! Я простой парень, в конце концов, без мажорных закидонов. Однако мама присылала портного ко мне несколько раз, чтобы он снимал мои мерки, а на праздники дарила галстуки. И вот куда мне эти удавки носить?!

— Как видишь, — подошёл к их столику, за которым мама пила кофе, а отец внимательно изучал что-то в своём планшете. — Тут такое дело, я совершенно забыл про кольцо, — сверкнул улыбкой, уперев руки в стол и не сводя с неё взгляда.

— Наш водитель может съездить за ним к тебе домой, — пожав плечами, она продолжала пить кофе.

Смотрел на неё и понимал, что не чувствовал к этой женщине никакого тепла или трепета. Вообще тишина, мать её. Посмотрел на отца. Тоже не ёкнуло. Как такое возможно?! Эти люди дали мне жизнь, но видимо на этом всё и закончилось. Мы были абсолютно чужими друг другу. Если бы я сейчас узнал, например, что эти люди вообще не имели ко мне и моему рождению никакого отношения, то я бы даже не расстроился. Мне тогда наоборот стало бы понятно, почему их никогда не было рядом. Почему они выбрали деньги, а не собственного ребёнка.

— Ты не поняла, — мои губы растянулись в лукавой улыбке. — Кольца нет вообще. Я его не купил.

Мать поперхнулась и начала кашлять. Отец оторвался от своего планшета и уставился на меня свирепым взглядом. Да-да, сегодня Рождество, все магазины закрыты, а кольца нет. Такой вот я сообразительный, мать его!

— Что?! Как это «нет»?! — рявкнул он.

— Вот так. Просто нет, — пожал плечами и, отодвинув один из стульев, плюхнулся в него.

— Ты с ума сошёл?! Через час приедет Кайла с родителями! Через полтора часа приедут репортёры! Ты нас подставил?! — опешив, мама то ли визжала, то ли кричала. Но звук был неприятный.

— Это вы меня подставили с этим браком. Я лишь внёс ясность, раз вы меня не слышите, — начал раскачиваться на задних ножках стула, откинувшись на спинку и закинув в рот виноград.

Я практически ликовал сейчас, смотря на их ошарашенные и растерянные лица.

Ибо нехрен давить на меня!

— Ты совсем рехнулся?! — зарычал отец, прожигая меня гневным взглядом. — Ты решил опозорить нас перед уважаемыми людьми?!

Внешне я был похож на своего отца. Высокий блондин, атлетичного телосложения. Слава богу внутреннее наполнение отличалось.

Мама нервно провела ладонью по волосам пшеничного оттенка и метнула в меня убийственный взгляд. Она была типичной представительницей элиты. С утра пораньше уже нанесён макияж, на подтянутом и загорелом теле красуется шёлковая пижама, в ушах и на пальцах бриллианты. Отец, кстати, тоже обожал шёлковые пижамы, чем всегда меня забавлял. Какая-то странная мода для мужчин, если честно.

— Вы сами себя опозорили. Я просил, умолял, убеждал, взывал к вашим сердцам, а потом к разуму. Тщетно. Вы никого не слышите. Значит я привлеку ваше внимание по-другому, — жуя виноград, непринуждённо ответил.

Краски сгущались, и я всем телом ощутил негодование родителей. Если бы они могли убить меня одним взглядом или силой мысли, то я уже окочурился бы.

— Да кто ты такой, чтобы ставить нас перед фактом?! — процедил отец, наклонившись вперёд. — Ты думаешь, что можешь вести себя подобным образом?! Ты нихрена не повзрослел! Думаешь это спасёт тебя?! Тогда ты ещё более наивен и глуп, чем я думал.

— Пап, я ценю твоё мнение, но не ты меня воспитывал, чтобы теперь оценивать результат. У меня вообще отца не было. Я с детства чувствовал себя брошенным. Вы променяли меня на вот это всё, — обвёл рукой бассейн, дом, огромный участок с идеальным газоном. — Понимаю. Так ведь проще, да?! Это всё никогда не откроет рот и не будет подвергать сомнению ваши решения. Это всё неживое, контролируемое. Персонал вы увольняете только так, стоит им слово поперёк сказать. С сыном вы не общаетесь, потому что, видите ли, я слишком мягкий и не стремлюсь трахаться за бабки. Что ж, я лучше буду ванильным ушлёпком, чем проституткой, — мой голос был ровным и спокойным, но внутри меня была буря.

И дело не только в том, что меня оскорбляли или принуждали к чему-то. Дело в том, что эти люди не имели на это никакого морального права. Они никогда не занималась мной или моим воспитанием. Никогда не вытирали сопли, когда я заболевал. Никогда не готовили мне торт на день рождение. Никогда не ходили на родительские собрания в школу или на мои выступления, когда я выступал на конкурсе талантов, читая Эминема. Первое место, кстати, получил. Не было их и на моём выпускном. А универ они оплатили только по одной простой причине, там куча богатеньких и перспективных невест с хорошим, по их мнению, происхождением.

— Если бы не мы, то у тебя ничего не было бы! Ни денег, ни дома, ни машины! — завопил он, нервно стукнув кулаком по столу, отчего послышался звон бокалов.

— Зато были бы родители, — усмехнулся себе под нос. — Я поехал. Меня семья ждёт, — хлопнув в ладоши, поднялся, как в мою руку вонзились когти матери.

— Ты не посмеешь, — прошипела она.

— Ещё как посмею, — победоносно улыбнулся и, вырвав свою руку из её мёртвой хватки, вошёл в дом.

— Это не конец, Джастин! — долетел до меня крик матери, но я уже бежал, перепрыгивая через две ступеньки на второй этаж. Я готов был взлететь от счастья, ощущая себя свободной птицей.

Наскоро покидал в сумку свои вещи и вылетел на улицу. От Малибу до моего дома ехать полчаса. Полчаса разделяло меня от настоящей семьи. Да, именно так я чувствовал. Мишель, Итан и Нанни стали моим домом, семьёй, отдушиной и надёжным пристанищем. Чтобы избежать возможных претензий со стороны семьи Кайлы, выключил телефон. Я понимал, что разговоры ещё будут, ведь я выказал им своё неуважение. Очень хотелось верить в то, что мистер Андерсон, отец Кайлы, расценит это как личное оскорбление и впоследствии не захочет иметь со мной ничего общего.

Подъехал к шлагбауму и, нажав на кнопку на своём солнцезащитном козырьке, открыл его. Проезжая мимо поста охраны, заметил Берни.

— Берни! Какого чёрта ты здесь?! Сегодня же праздник! — крикнул ему.

Он высунул голову в окно и лучезарно улыбнулся.

— А ты какого хрена здесь, у тебя же помолвка?!

— Я сбежал, — заржал в ответ. Он тоже рассмеялся, показав мне большой палец вверх. — Тем более меня ждут здесь.

— Вот и меня это место не отпускает, — уклончиво ответил он, потерев подбородок.

Я знал, что он разведён и у него было двое взрослых детей. Бывшая жена осталась в Мексике и вроде не трогала его. А сам он по уши влюбился в Нанни. Его можно понять, она роскошная женщина.

— Тогда заходи, когда сможешь, — подмигнул ему.

— А можно?! — с надеждой спросил он, а вид был как у Итана, когда он спрашивал меня, можно ли ему втихаря ещё чипсы съесть.

— Нужно, — отсалютовал ему и поехал вдоль навороченных особняков моих соседей.

Припарковался около дома и фактически залетел внутрь. В нос ударил запах запечённого мяса смешанного с пряным ароматом имбирного печенья. Откуда-то из кухни доносилась песня All I Want For Christmas Is You от Mariah Carey.

Нанни на славу постаралась и дом был украшен различными причудливыми игрушками, мишурой, гирляндами и статуэтками. В нашем комплексе очень строго относились к внешнему украшательству домов к Рождеству и были определенные правила. Как, например, нельзя вешать много иллюминации во дворе, чтобы не слепить соседей. Бредово, конечно, но это прихоти богачей. Поэтому мы с Нанни обычно не заморачивались и украшали дом только изнутри. В углу гостиной стояла огромная ель, украшенная серебристыми и золотистыми шарами. На её раскидистых ветвях мерцали сотни маленьких огоньков праздничных гирлянд. На книжных полках появились разноцветные мигающие лампочки и забавные статуэтки.

Сняв обувь, босиком пошлёпал в сторону кухни. Мне хотелось бежать, но я сдерживал себя, ощущая какое-то трепетное беспокойство. Зайдя в неё, застыл, наблюдая как Нанни танцевала с Итаном, взявшись за руки, а Мишель стояла спиной ко мне, прислонившись к кухонному светло-серому гранитному островку. Итан был бледным и отстранённым, явно плохо себя чувствуя, но слегка покачивался в танце.

— Кхм, — кашлянул в кулак, пытаясь скрыть довольную улыбку. — А почему меня никто не встречает?!

Все мгновенно обернулись на меня. Мишель схватилась за столешницу и распахнула глаза от удивления. Нанни подняла руки к груди и в её глазах появились слёзы. А Итан рванул ко мне.

— Папа плишёл! Папочка! — подлетел ко мне, и я тут же подхватил его на руки. От его реакции сердце подпрыгнуло к горлу, в глазах защипало. — Я загадал желание, как ты и говолил! И ты плишёл! А Миша говолила, что ты уехал и не велнёшься, — торопливо говорил он, сквозь кашель.

Слёзы потекли по его щекам. Сглотнул огромный ком в горле и прижал его к себе. Не знаю, что в этой жизни может тронуть больше, чем такая детская реакция.

— Тише, приятель. Не плачь, — поглаживал его по спине, прикрыв глаза на секунду. — Конечно я пришёл. Неужели ты думал, что я в такой праздник уйду?! Да ещё и когда ты заболел?! — охрипшим голосом успокаивал его. Или самого себя. Не знаю.

Но мне хотелось зарыдать в голос от его искренней радости. Он ждал меня. И, чёрт подери, мне нравилось, что он называл меня папой. Это неправильно, но я наслаждался этим.

Посмотрел на Мишель, которая поспешно вытерла слёзы и смотрела на меня, словно увидела настоящего Санта-Клауса.

— А ты подалок плинес?! — прищурившись, посмотрел на меня.

— Принес, — улыбнулся ему.

Его глаза загорелись, а на щеках появился румянец. Я чувствовал, что у него явно была температура и по-хорошему ему надо лежать, но также понимал, что он ждал этого праздника. Он ждал чуда. Он ждал отца. А пришёл я. От всего этого у меня закружилась голова, но я лишь крепче обнял ребёнка и вдохнул запах дома. Так странно всё, но мне нравилось.

— Так, Итан, надо выпить лекарство, — спохватилась Нанни, подойдя к нам.

— Сначала подалок, — насупился он.

Полез в карман джинсов и выудил оттуда самый обычный брелок. Мы на днях ехали в машине, и ему очень понравился мой брелок, который мне как-то подарил Трэвис лет десять назад. Там было написано Keep Calm and Listen Eminem[1]. Помню меня тогда накрыло волной дикой истерики, я долго ржал до слёз, но с тех пор он всегда со мной, как мой талисман. Когда у меня появилась машина, то я присобачил его к ключу от неё и каждый раз, глядя на него, вспоминал своих друзей. Итан тогда крутил его в руках и сказал, что хочет такой же. Поэтому я нашёл ему со своим смыслом. На нём было написано Keep Calm And Love Your Family. EspeciallyDaddy[2].

Я понимал, что посыл в нём слишком глубокий и возможно не совсем гуманный с учётом того, что отец Итана не хотел иметь с ним ничего общего. Возможно, я слишком много на себя взял, решив, что имею право на подобное. Но я искренне хотел верить, что смогу стать для него другом впоследствии, когда вернётся его мать и заберёт от Мишель.

— Держи. Но это не весь подарок, — подмигнул ему. — Под ёлкой тебя ждёт ещё парочка тех, о которых ты мечтал, — улыбнулся ему, видя, как он с любопытством и восторгом разглядывает брелок.

Позавчера, когда он только заболел, я оформил доставку какого-то робота-собаки, которого он хотел и плеер.

— Спасибо, папа. Я так хотел такой же талисман, как у тебя, — обнял меня за шею.

От него реально исходил жар.

— Нанни, дай ему жаропонижающее. Он, по-моему, горит, — передал ей ребёнка, потрепав его по волосам.

— Ох, милый мой, ты и впрямь горячий. Пойдём выпьем с тобой лекарство и продолжишь развлекаться, — запричитала Нанни, отходя с ним в сторону.

Посмотрел на Мишель, склонив голову на бок. Она до сих пор стояла, вцепившись в столешницу, как будто это спасательный круг, и изумлённо смотрела на меня.

— «Oh, I just want you for my own,

More than you could ever know»[3], — пропел слова из звучащей песни, улыбаясь, как дебил. — Иди сюда, Крошка, — развёл руки в стороны, приглашая в свои объятия.

Мишель сначала замешкалась, а потом побежала ко мне и запрыгнула, обвив ногами мою талию. Вдохнул полной грудью её запах, уткнувшись носом в шею. Аромат ванили тут же проник в каждую клетку моего тела и моментально одурманил. Чёрт, я дома. Мишель беззвучно плакала, содрогаясь на мне.

— Ну ты чего, Крошка? — обхватив её талию, второй рукой зарылся в её волосы. — Я здесь. Я с тобой.

— Но… Как?! — сдавленно прошептала она.

— Я не смог, Мишель. Просто не смог пойти против своего сердца. Ты же знаешь, как я не люблю ложь, поэтому не смог дальше обманывать себя, — тихо ответил, ощущая, как меня переполняет любовь к этой девушке.

Я пропал. Окончательно и бесповоротно.

— Но… Мы не сможем…

— Крошка, мы хотя бы попробуем, идёт? — заглянул в её заплаканные глаза. — Ты должна понимать, что они от меня пока ещё не отстали. Но! Я буду бороться до последнего, обещаю, — я старался говорить максимально уверенно, хоть и осознавал, что не имел ни малейшего представления о намерениях моих родителей и Кайлы. Но я не сдамся. Я просто не позволю себе опустить руки, пока я вижу эти потрясающие глаза василькового оттенка с зелёными прожилками.

— Я выпил! — подлетел к нам Итан и обнял меня за ногу.

— Отлично, приятель. Значит теперь мы сможем поесть, — улыбнулся ему, поставив Мишель на пол.

— Молодец, сынок. Я горжусь тобой, — обняла меня Нанни. — Я до последнего не хотела верить в то, что ты пойдёшь на поводу у этих людей. Я всё понимаю, они твои родители, но…

— Нанни, — перебил её, заглянув в глаза и держа за плечи, — ты моя мама. А отца, видимо, у меня нет. Зато есть три отличных друга. Я богатый человек. Вы все и есть моё богатство, — притянул её к себе и поцеловал в висок.

Оглянув всех оценивающим взглядом, обречённо вздохнул.

— Так не пойдёт. Вы все плачете! А сегодня праздник, — укоризненно покачал головой, подходя к док-станции. — А что делают на праздники?!

— Веселятся! — взвизгнул Итан, подпрыгнув.

— В точку, приятель, — ткнул в него пальцем и подмигнул. — А значит… Значит, будем танцевать, петь, есть и радоваться жизни, — включил песню Rockin’ Around The Christmas Tree от Brenda Lee. — Погнали, — хлопнул в ладоши и начал исполнять непонятную джигу ногами и руками.

Со стороны, наверное, было похоже, что я блаженный дебил без костей, но кто знает. Может, я и есть он. Меня озадачил слишком отсутствующий взгляд Мишель, поэтому притянул её за руку и начал раскачивать в своём незатейливом танце. Два шага влево, отклонить красотку назад, два шага вправо, крутануть красотку вокруг своей оси. Ничего сложного, зато сколько веселья это вызвало у Итана. Он буквально верещал, глядя на нас и танцуя с Нанни. Мишель положила ладонь мне на грудь, и с каким-то отчаянием посмотрела на меня.

— Скажи, я очаровательный?! — подмигнул ей, пытаясь прогнать с её лица это выражение.

Она словно была далеко и о чём-то усиленно думала. Будто хотела что-то сказать, но не решалась.

— Ты невозможный. Ты идеальный, — мечтательно улыбнулась она.

— Я?! — откинул её назад, что она чуть не взвизгнула. — Нет, Крошка. Видишь эти ямочки на моих щеках, по которым, я знаю, ты сходишь с ума?! — улыбнулся ей, явив тем самым на всеобщее обозрение эти самые ямочки. — Так вот, ты в курсе, что это врождённый дефект?! Я дефективный, чёрт подери! — иронично заметил, повысив голос, вызвав её широкую улыбку. — Это генетическая аномалия мышц щеки, чтоб ты понимала. Но ты можешь себе вообразить, что полно людей, которые обращаются к пластическому хирургу, чтобы стать такими же дефективными, как я! — продолжал веселить её, заметив, что взгляд стал более тёплым и искрящимся. — А ещё мои ямочки называют «Поцелуем Ангела». Так что меня, дефективного, ещё и ангел чмокнул. Два раза. Такие дела, — подмигнул и крутанул её вокруг своей оси, она рассмеялась и откинула голову назад.

— Ты очаровательный, это правда, — прошептала она, закусив нижнюю губу и двигаясь со мной на одной волне.

Смотрел на неё и понимал, что на языке крутятся слова, которые я давно не произносил девушкам. Только Габи и Джойс слышали их от меня постоянно. Я хотел признаться ей в своих чувствах. Хотел сказать, что люблю. Но что-то меня останавливало. Наверное то, что история с Кайлой не закончилась ещё. А может, меня смущал этот отрешенный взгляд Мишель, словно её что-то мучило. Всматриваясь в её невероятные глаза, я искал ответа на свой вопрос, но так и не нашёл.

— Мишель, если ты будешь закусывать свою губу, то мы с тобой пойдём в спальню и обломаем праздник Итану, а я ему обещал веселье. Но не такое, — прижал её к своему члену, который томился в ожидании её ласки.

— М-м-м, ладно, не буду, — сильнее закусила её и я коснулся губами сначала её лба, потом кончика носа, а затем впился в эти манящие губы. Забыв обо всём на свете, я танцевал посреди кухни с потрясающей девушкой, в окружении любимых людей, которые так искренне обрадовались моему приезду. Меня ждали.

Я был счастлив. Абсолютно. Я был готов горы свернуть ради Мишель и носить её на руках каждый божий день.

Кто ж знал, что она приготовила для меня.

Кто ж знал, что моя жизнь скоро перевернётся.

Ну а пока… Пока я был абсолютно счастлив, целуя Мишель и слыша смех Итана.


[1] Сохраняй спокойствие и слушай Эминема (англ.)

[2] Сохраняй спокойствие и люби свою семью. Особенно папочку (англ.)

[3] Я лишь хочу, чтобы ты стала моей,

Больше, чем ты можешь себе представить (англ.)

Глава 18

Мишель

Всё, что происходило вчера, перевернуло моё сознание. Он сбежал со своей помолвки ради меня. Из-за меня. Джастин сделал свой выбор и нисколько в нём не сомневался. А я?! Я врушка.

Ночью, в перерывах между сексом, он сказал, что не отступится от своего решения. Что он больше не может жить во лжи и лицемерии и хочет, очень хочет, попробовать со мной. А я?! Я врушка.

Сейчас мы готовились встретить его друзей, которые приедут познакомиться со мной и провести немного времени с Джастином, который в последнее время всё время посвящал только мне и Итану. Как он сказал, до моего появления он виделся с друзьями часто, чуть ли не каждый день. За наш с ним практически медовый месяц он один раз съездил к ним, и то вместе с Итаном, поэтому он соскучился и пригласил всех. Я жутко нервничала, не зная, чего ожидать от его компании. Они его семья фактически, и я боялась, что либо им не понравлюсь, либо они меня раскусят, либо, что хуже всего, всё пройдёт отлично и я буду ещё больше мучиться от угрызений совести. Джастин заверил меня, что его друзья самые адекватные в мире и я им точно понравлюсь, тем более с Нэйтом я уже знакома, а он, по словам Джастина, самый отмороженный из всех. Ну, в хорошем смысле, разумеется. А я?! Я лживая. Лучше бы отмороженной была, вот правда.

Ход моих мыслей прервала внезапно зазвучавшая композиция Dilemma в исполнении Kelly Rowland featNelly, которую только что включил Джастин.

Он начал вальяжно и расслабленно танцевать, приближаясь ко мне и смотря исподлобья. Я накрывала на стол вместе с Нанни, но не смогла оторвать от него глаз и смущенно улыбнулась, нервно поправив волосы. Приблизившись, он взял за руку и резко притянул к себе, развернув спиной к себе. Мы начали плавно, но ритмично двигаться на одной волне.

— «No matter what I do

All I think about is you»[1], — прошептал слова из песни мне на ухо.

Я рассмеялась и развернулась лицом к нему.

— Мне надо готовиться к приходу гостей, — игриво ответила ему.

— Нанни всё сделает, — замурлыкал он, прижав меня к себе и прильнув лбом к моему. Его глаза сияли и излучали невероятное желание.

— Нанни не обязана всё делать в одиночку. Я хочу помочь, — запротестовала я, пока его ладонь опустилась на мою задницу и сжала её.

— М-м, Мишель, ты моя богиня, — прошептал он, притянув меня поближе.

Жар внизу живота и ураган бабочек мешали сосредоточиться хоть на чём-то. В моих мыслях был только он, Джастин.

— Всё, не мешай, — выскользнула из его объятий и вновь подошла к столу, где мы с Нанни готовили закуски для ребят.

— У тебя руки трясутся, ты так нервничаешь из-за знакомства?! — удивился Джастин, снова подойдя ко мне и обняв сзади.

На мгновение прикрыла глаза, стараясь взять под контроль свои эмоции.

— Если честно, то да. Они ведь для тебя почти родственники. Как-то нервозно, словно знакомлюсь с родителями, — призналась ему, прижавшись спиной к его груди.

Он тихо рассмеялся, положив ладонь мне на живот.

— Крошка, расслабься. Поверь мне, они все офигенные. Тебе не за что переживать. Ты их очаруешь, как и меня. Хотя, — он прикусил мочку уха и его ладонь скользнула под мой джемпер, — лучше им не очаровываться тобой. Ты моя.

Мои веки затрепетали, пока он большим пальцем выводил круги около пупка. Затем ловко скользнул под джинсы и накрыл ладонью мою промежность. Вжалась в него всем телом, мысленно желая только одно — закрыться в его спальне, где теперь ночую и я, и не выходить оттуда.

— Джастин, тут Итан где-то бегает… Да и Нанни старательно делает вид, что ничего не происходит, — прохрипела я, краем глаза заметив её довольное выражение лица, до того, как она поспешно отвернулась.

Итан сегодня чувствовал себя получше и с нетерпением ждал, когда приедут его друзья. Да, он теперь считал, что друзья Джастина и его тоже.

— Ну, раз она делает такой вид, то не заметит этого, — игриво прошептал и надавил пальцем посильнее. Моё дыхание сбилось. Боже, он меня возбуждал мгновенно. Моё тело реагировало на него, как порох на огонь. Я мгновенно взрывалась от желания.

— Что же ты делаешь со…

Меня прервал звонок в дверь.

— Они тебя спасли, — лукаво протянул он, вытащив руку и шлёпнув меня по заднице. Затем подмигнул и поспешил открыть им дверь. Тут же послышался визг и топот Итана.

У меня практически не было времени придумать, что мне делать в отношении Джастина. Он не терпел лжи, а я насквозь фальшивая. Ночью у меня был порыв во всём ему признаться, чтобы он осознал на что пошёл на самом деле, но струсила. В итоге приняла решение, наверняка неправильное, ничего ему не рассказывать. В конце концов неизвестно получится у нас с ним что-то или это выльется в обычный мимолётный роман. А раз так, то и рисковать этими мгновениями счастья мне не хотелось. Я привыкла врать, поэтому Джастин не догадается о подвохе. Мама скоро заберёт Итана, и тогда я смогу полноценно посвятить себя новой жизни.

— Крошка, иди скорее сюда, — крикнул Джастин из холла и я, выдохнув, расправила плечи и пошла встречать гостей.

Увидев меня, Джастин расплылся в гордой улыбке и тут же притянул к себе. Итан стоял по другую сторону от него и обнимал за ногу.

— Ребята, знакомьтесь, это моя Мишель. Крошка, с Нэйтом ты знакома, — кивнул он на него. Нэйт сначала улыбнулся, а потом отвесил театральный поклон. Я рассмеялась, а все ребята с любопытством рассматривали меня. — Это Трэвис и Джойс. Он автогонщик, она самый его преданный фанат, — указал на высокого темноволосого парня с невероятными синими глазами, обнимающего девушку с оттенком глаз, похожим на молодую зелень. Улыбнулась им и пожала руку Джойс. — Это Диего, наш Рэмбо-убийца, то есть боксёр. Именно он выключил твоего преследователя на вечеринке. А эта красотка его сестра, Габи, — продолжил он, указав на смуглую парочку. Парень был самым внушительным из всех и очень внимательно смотрел на меня. А яркая и роскошная брюнетка лучезарно улыбнулась и кинулась обнимать меня.

— Очень приятно, — проблеяла я, поглаживая по спине Габи.

— А она и впрямь красивая, Бибер. Не соврал, — подмигнула ему Габи.

— А то. Моя Мишель настоящая богиня красоты. Сам себе завидую, — довольно ответил он и вновь прижал к себе. Я покраснела и смущенно потупила взгляд. До сих пор не могла привыкнуть, что он постоянно говорил кучу комплиментов, совершенно не скупясь на них.

Мы прошли в столовую, потому что на кухне стол был недостаточно вместительным для такой большой компании. Нанни тут же вынесла запеченное мясо и принялась обнимать всех ребят.

— Нанни! Любовь моя, как ты? Соскучилась по мне? — промурлыкал Нэйт, сев справа от Джастина.

— По тебе — да. А по тому Нэйту, что тут околачивался три месяца и блевал дальше, чем видел — нет. Пожалуйста, больше не приводи его сюда, — ответила ему Нанни и Нэйт расхохотался.

— Тот Нэйт ушёл в отставку. Я сказал ему: «Arrivederci», — накладывая себе в тарелку салат, произнёс он.

— «Arrivederci»? Ты начал учить итальянский?! — обратился к нему Диего, сидя напротив меня и закинув руку на спинку стула своей сестры.

Все рассмеялись, а я непонимающе посмотрела на Джастина.

— Нэйт влюбился в девушку, которая уехала в Италию. Мы все с нетерпением ждём её возвращения, потому что наш мальчик сходит с ума без своей Пираньи, и только она сможет справиться с ним, — пояснил он, приобнимая меня и прижимая к себе.

Пиранья?! Видимо девушке палец в рот не клади.

— Я не влюбился, Ебобо, — ответил жующий Нэйт. — Я её по-прежнему ненавижу. И нет, я не учу итальянский, но это слово на всю жизнь запомню.

Трэвис сжал губы, видимо, чтобы не рассмеяться, а все ребята переглянулись.

— Папа, можно к тебе? — тоненьким голоском пролепетал Итан, сидя слева от меня.

Моё сердце замерло. Боже, когда вчера Итан назвал его так, то я чуть в обморок не рухнула. Хоть я уже и знала об их договоренности, но услышать это… Да ещё и с такой радостью до слёз… Это просто выбивало почву из-под ног и разбивало мне сердце.

— Конечно, приятель. Иди ко мне, — Джастин отодвинулся и раскинул руки.

Итан сполз со своего стула и рванул в нему. Усевшись поудобнее, боком к Джастину и лицом ко мне, Итан довольно расплылся в улыбке и непринужденно болтал ногами. Заметила озадаченный взгляд Диего, который смотрел на нас троих, усиленно о чём-то думая. Габи положила руку на грудь и произнесла:

— Боже, Бибер, тебе невозможно идут маленькие дети. Словно и впрямь отец семейства с женой и ребёнком!

Я напряглась ещё сильнее, а Джастин, посмотрев на меня, мечтательно улыбнулся.

— Очень надеюсь, что когда-нибудь в будущем именно так всё и будет.

— А ты, Мишель?! Какие у тебя планы на нашу рэп-звезду? — прищурившись, спросил Диего.

Мне казалось, он взглядом своих почти чёрных глаз сканировал меня, забираясь фактически под кожу и проверяя меня на наличие скелетов в шкафу. А таковые у меня имелись.

— Мы ещё не обсуждали этого, — пробормотала я. Но решила не пасовать под напором его рентгеновского зрения и добавила: — Я очень надеюсь и верю, что у нас всё будет хорошо. Однако пока рано говорить, ведь у нас всё непросто. Есть ещё одна девушка, с которой явно не всё решено пока.

Джастин положил мне ладонь на спину и легонько провел по позвоночнику.

— Всё будет хорошо. Во всяком случае я сделаю всё, что от меня зависит, чтобы так было, — с нежностью произнёс он.

— Чёрт бы меня побрал, но Бибер попал, — рассмеялся Трэвис, сидя напротив Джастина и обнимая свою девушку. — Я сто лет не видел такого счастливого выражения лица у него.

— Джастин, вы правда отлично смотритесь вместе. Особенно с ребёнком на коленях, — кивнула Джойс и прильнула к Трэвису.

Он прикрыл глаза и поцеловал её в висок. Очевидно, он любил эту девушку. Самое забавное, что у обоих был невероятно яркий оттенок глаз, как будто они нашли друг друга именно по этому принципу.

Я немного выдохнула и расслабилась, поняв, что никто допрос учинять мне собирается. Даже Диего перестал смотреть, вместо этого он подкидывал еду в тарелку сестры.

— Ребята, спасибо. Нам очень приятно, — подмигнул им Джастин, дав Итану стакан с соком и прижавшись губами к его лбу. — Вроде не горит больше, — тихо обратился ко мне, имея в виду температуру Итана.

— Да, я дала ему утром лекарство, поэтому он должен хорошо себя чувствовать. А ещё я нашла в его постели чипсы. Под подушкой. Тебе об этом что-нибудь известно? — изогнув бровь, посмотрела в смеющиеся глаза Джастина.

— Чипсы?! Впервые слышу, — наигранно изумился он.

Итан с любопытством и обожанием посмотрел на Джастина.

— Как интересно. Итан ответил тоже самое, — закусив щёку изнутри, чтобы не рассмеяться, продолжала свой допрос.

Я знала, что Джастин многое позволял Итану, пока меня не было дома. Но найти чипсы под подушкой всё равно не ожидала. Ребёнка ведь не морят голодом, чтобы ему надо было делать запасы еды. Очевидно, это совет старшего поколения маленьких мальчиков, живущих с няней в двадцать один год.

— Наверное, это Нанни. Знаешь, она всегда прячет еду, чтобы потом ночью пошелестеть вкусненьким, — непринуждённо ответил Джастин, закинув в рот кусок мяса и, наколов на вилку ещё один кусок, поднёс к губам Итана. Тот в свою очередь, по-моему, был готов описаться от восторга, что Джастин прикрывал его проделки.

— Что ты тут про меня сказал?! Это я-то прячу еду?! Мне напомнить, как ты в шесть лет спрятал шоколадный батончик под своей, пардон, задницей, сев на него, лишь бы я не узнала, что это пятый по счёту?! — послышался ироничный голос Нанни за нашими спинами и он подпрыгнул, не ожидая, что она услышит. Я рассмеялась. — Только проблема была, что обёртка у этого батончика лопнула и от его горячей, пардон, задницы шоколад растаял и оставил весьма красноречивое пятно на его светлых штанах. Когда он встал, то я подумала, что он, пардон, обосрался. Заставила его раздеться и, уже убирая штаны в стирку, учуяла аромат шоколада. А этот, пардон, болван, согласился на то, что он, пардон, обосрался, лишь бы я не узнала, что спрятал пятый по счёту батончик! На своём до последнего стоял, пока я ему в нос не ткнула этим пятном!

Мы все заржали, как ненормальные. Самым смешным была привычка Нанни при Итане перед каждым не совсем печатным словом ставить «Пардон», словно это нивелировало его значение.

— Нанни, с козырей решила зайти?! — рассмеялся Джастин. — О’кей, но мне было всего шесть! Кстати, именно после этого случая я перестал врать или лукавить, потому что понял, что абсолютно не умею этого делать.

— А помните, как Бибер, лет в одиннадцать попробовал покурить и пришёл домой к Нанни и гордо заявил: «Я покурил. Рака нет. Никто не умер. Мне не понравилось. Можешь ругаться»?! — сквозь смех, вспомнил Нэйт.

Я рассмеялась ещё сильнее. Боже, Джастин очарователен.

— Да, я ему лет с девяти всегда говорила, что от сигарет люди болеют раком и умирают. Вот он и озвучил свой приговор, — пояснила для меня Нанни, стоя позади нас с Джастином и смотря на него с гордостью и любовью.

С каждым днём я проникалась уважением к этой женщине всё больше и больше. Она была невероятной. Она золотая, это правда. Благодаря ей Джастин стал таким потрясающим мужчиной.

— А лет в тринадцать, по-моему, он прогулял школу со мной, и мы нажрались от одной банки пива. В итоге он дотащил меня до дома и решил остаться на ночёвку, но всё равно позвонил Нанни и честно заявил: «Нанни я нажрался. Не хочу позорить твоё имя среди соседей, опозорю Трэвиса и Нэйта», — хохотал Трэвис, обнимая Джойс.

— Помню. И ведь не отругаешь его, когда так честно всё преподносил, — кивнула она, погладив Джастина по голове.

— Рэмбо, а помнишь, как ты меня приложил однажды на тренировке, и я побежал блевать, а в перерывах между объятиями с белым другом, попросил тебя позвонить Нанни и сказать, что я буду сегодня немного помятым, но так и задумано и не надо волноваться?! — веселился Джастин, продолжая кормить Итана.

— Помню, конечно. Я тогда от Нанни много чего выслушал, в частности, что сделаю из тебя имбецила, пускающего слюни на подушку, — усмехнулся он, посмотрев на неё, но во взгляде было столько почтения.

Видимо вся компания обожала эту женщину, что совсем неудивительно. Она была сердцем этого дома.

— Разумеется, выслушал. Колотил моего мальчика с шоколадной, пардон, задницей, как свою грушу, — фыркнула Нанни, но озорно подмигнув Диего.

— А ещё…

Я отвлеклась на мобильный телефон, который завибрировал у меня в кармане и перестала слушать ребят. Увидев, что звонит мама, извинилась и вышла из-за стола.

— Алло, привет, мам, — бодро поприветствовала её, выходя из столовой.

За спиной ребята взорвались очередным приступом хохота, видимо из-за следующего воспоминания о бурном детстве Джастина. Встала в коридоре, облокотившись о небольшой столик с цветами. Отсюда могла видеть всех гостей.

Гостей?! Складывалось впечатление, что я здесь хозяйка. Мысленно отвесив себе пощечину за подобную мысль, покачала головой и усмехнулась.

— Да, дорогая, привет! У тебя всё хорошо? — радостным голосом ответила мама. На заднем фоне у неё звучало какое-то телевизионное шоу.

— У меня всё хорошо, не волнуйся. А ты как? Звонишь насчёт Итана? — спросив, вдруг осознала, что за исключением минувшего праздника, я с мамой не общалась целый месяц.

Обычно мы созванивались через день, когда они с Итаном дома. Да и вчера мы поздравили друг друга через сообщение, что ну совсем уж нетипично.

— Я в порядке. В полном. А насчёт Итана, — как-то слишком поспешно ответила мама и кашлянула, — послушай, тут так сложились обстоятельства, что я пока не собираюсь возвращаться. Я уже позвонила на работу и всех предупредила. У нас с Даком всё серьёзно, — торопливо произнесла мама, ошарашив меня.

Сильнее прижалась к столику, чтобы не рухнуть на пол. Внутри меня словно поселился осьминог, который своими щупальцами с присосками обхватил мои внутренности и сжимал. Противное ощущение, если честно.

— Погоди, а Итан?! — почти севшим голосом промолвила я.

Тишина.

— Мам?!

Тишина.

Посмотрев на телефон, убедилась, что она не отключилась. Во всяком случае звонок не прервался. Сжав в руке трубку, что чехол заскрипел, закрыла глаза и начала дышать глубже.

Нет, мама так не поступит. Правда же?!

— Мишель, Итан останется с тобой. Я не буду его забирать, — тихо-тихо донеслось из динамика, а из меня словно кислород выкачали.

Ноги подкосились, и я с трудом устояла, оступившись, что ваза на столе угрожающе качнулась. Увидела устремленный на меня взгляд Джастина, который, склонив голову набок, с тёплой улыбкой наблюдал за мной. С трудом выдавив из себя ответную улыбку, потупила взгляд, уставившись на мраморный пол. Начала разглядывать причудливый и витиеватый узор, чтобы унять зарождавшуюся панику. Слышала голоса ребят, но приглушено и отдалённо, поскольку стук собственного сердца эхом звучал в ушах, заглушая все остальные окружающие меня звуки.

— Но… Как же так? — прохрипела я, сжимая трясущейся рукой телефон.

— Ты за этот месяц ни разу не позвонила, что дало мне основание полагать, что вы отлично справляетесь. А я смогу наладить свою личную жизнь. Мишель, ты должна понять меня, — отчеканила каждое слово мама.

А я задыхалась. Перед глазами пронеслись все дни, проведённые рядом с Джастином. Наши улыбки, объятия, поцелуи, первая ночь в моей спальне, прошлая ночь в его спальне.

— Но… Мама… — с горечью выдавила из себя.

— Мишель, я всё понимаю, но и ты войди в моё положение. Рано или поздно это произошло бы. Я пока ещё молодая женщина и не хочу ставить крест на своей жизни, — с упрёком сказала мама.

Мысли лихорадочно скакали в голове, сменяя одна другую и создавая хаос.

И что мне делать?! Как быть?! Я никак не ожидала подобного хода сейчас. Да, это могло произойти когда-нибудь, в будущем. Но почему именно сейчас?!

— Но где же нам жить?!

— Я так поняла, что этот вопрос ты успешно решила, — невозмутимо ответила мама.

— Это не значит, что я могу поселиться здесь навечно! Ты что?! Господи, мама… Ну почему сейчас?! Я не готова к таким переменам, — жалостливо и сбивчиво просипела, вцепившись рукой в край стола. Ноги словно в цемент обули.

— Мишель, дорогая, это твой шанс. Используй его. Мне надо идти, — и не дождавшись моего ответа, она положила трубку.

В оцепенении посмотрела на экран телефона. Мой мир скоро рухнет, я это кожей ощущала. Мои мечты о том, что я смогу припеваючи жить вместе с Джастином буквально на глазах превратились в пепел. Я не смогу быть с ним, если Итан останется со мной. Это невозможно. Это просто нереально. Возможно, Джастин был бы и не против, чтобы мы с Итаном остались, только вот всё не так просто.

Мне необходимо срочно найти жилье, деньги на него, и при этом ещё как-то объяснить Джастину почему я ухожу от него, когда всё так прекрасно. Может, Кайла так просто не сдастся, и он в итоге женится на ней и тогда мне не придётся всё объяснять?! Он говорил, что не рассчитывает на лёгкую победу над ней, что она ещё объявится и будет давить на него. Так может, ей удастся вернуть его?! Господи, никогда бы не подумала, что от подобной мысли начну испытывать облегчение, но в данную секунду это выглядело наиболее желаемым исходом лично для меня.

А Итану как объяснить?!

Боже, мама фактически подтолкнула меня к тому, чего я совершенно не готова делать!

Невидящим взглядом посмотрела в сторону ребят. Сразу же увидела Итана на коленях Джастина, которые над чем-то смеялись и что-то ели. Точнее Джастин кормил ребёнка, а Габи фотографировала их на телефон или видео записывала.

Сглотнув ком в горле, почувствовала, как джемпер прилип к спине от проступившего пота, и на лбу выступила испарина. Видимо, пришло время повзрослеть и принимать действительно осознанные решения. Пришло время столкнуться с реальностью. Пришло время расплачиваться за неправильные решения прошлого.

Вдох-выдох. Досчитала до десяти, сфокусировалась на стуке сердца. Не сейчас. Уйти прямо в данную минуту я не могла. Мне просто даже идти некуда. На поиск жилья уйдёт какое-то время, благо оно пока у меня было, потому что Джастину я, конечно же, не скажу, что мама не заберет Итана. А значит, в запасе чуть больше недели.

Убрав телефон обратно в карман, нервно поправила волосы и попыталась снять с себя оцепенение. Опыт, полученный при работе официанткой, сейчас как раз пригодится. Всего лишь нужно дежурно улыбаться и делать вид, что всё просто великолепно и моя жизнь ни разу не рухнула минуту назад. Я врушка, так что не привыкать надевать маску приветливой особы.

Ещё раз сделав глубокий вдох, пошла обратно к ребятам.

— … и она выиграла! Представляете? — услышала конец фразы Трэвиса, сев за стол. Джастин тут же наклонился ко мне и поцеловал в висок.

— Всё в порядке? Кто звонил? — поинтересовался он, проведя ладонью по моим волосам.

Не в порядке.

— Да, в порядке. Звонила мама, спросила как Итан, — соврала я, не моргнув глазом. Итан, услышав своё имя, тут же оживился и взглядом, полным любви и веселья, посмотрел на меня.

— Я поел. Джастин меня наколмил мясом, калтошкой, колбасой и пообещал ещё вкусности попозже, — отчитался он, с надеждой посмотрев на своего любимого кумира.

— Обязательно всё будет, — подмигнул он ребёнку и посмотрел на меня.

— Ты какая-то напряженная. Точно всё хорошо, Крошка?!

— Да, конечно, — кивнула и заткнула себе рот куском жареного картофеля.

От охватившего меня шока, не почувствовала ни аромата еды, ни вкуса, зато ощутила чей-то устремленный на меня рентгеновский взгляд. Даже не отрываясь от тарелки, я знала, что это Диего наблюдал за мной. И почему-то была уверена, что, если посмотрю сейчас ему в глаза, то он магическим образом сразу узнает правду. Конечно, это плоды моего разыгравшегося воображения, но этот парень явно был очень умён и проницателен. Поэтому я проигнорировала желание посмотреть по сторонам, сосредоточившись на еде и слушая непринужденную болтовню ребят.

— А нам тут Трэвис вещал про новую гонщицу, которая появилась на дорогах Лос-Анджелеса. Говорит, дерзкая до жути, — тихо поделился со мной Джастин, пока я делала вид, что мне очень вкусно и я внимательно слушаю.

Нет, я его, разумеется, слушала, но не могла запомнить и слова или хоть постараться вникнуть в суть. В голове был такой хаос и шум от собственных мыслей, что я при всём желании не могла поддержать беседу.

— Она уже успела нахамить ему, чем изрядно выбесила его, — продолжил Джастин, улыбаясь. Я только кивнула, мельком посмотрев на него. — Даже интересно, что это за бунтарка такая, осмелившаяся перечить нашему неандертальцу, — рассмеялся он, поглаживая меня по спине.

— Да, интересно, — вовремя вставила я.

— Диего предположил, что она просто пытается влиться в тусовку, поэтому ведёт себя подобным образом. Мол защитная реакция и всё такое, — рассказывал Джастин, пока ребята опять рассмеялись над чем-то.

— Да, понятно, — опять попыталась поддержать дискуссию.

— Мишель, посмотри на меня, — требовательно, но мягко приказал Джастин. Повернула к нему голову, посмотрев в глаза. — Ты мне очень нужна. Если тебя что-то волнует, беспокоит или тревожит, то, пожалуйста, не бойся и поговори со мной, — он нежно поглаживал мой подбородок и прильнул губами к моему лбу. — Ничего не бойся. Главное — будь со мной честна, — чмокнул в нос. — Я всегда тебя поддержу, пойму и встану на твою сторону, — посмотрел в глаза и прильнул к моим губам.

От его нежности голова шла кругом. Как же это всё сложно. И как мне будет сложно потом, в будущем…

Но пока Джастин был рядом. Пока ещё он смотрел на меня, как на свой любимый праздник. Пока ещё он стремился постоянно прикасаться ко мне и искать взглядом. Пока ещё я видела в его взгляде желание побыстрее оказаться в спальне и желательно голыми. Пока ещё он хотел именно меня. Пока ещё он был моим.

Пока ещё я жила в своей мечте и рядом со своей мечтой.


[1] Не важно чем я занят,

Всё о чём я думаю — это ты (англ.)

Глава 19

Джастин

— Давай на счёт три? Раз, два, три, бежим, — сквозь сон услышал заговорщический шёпот Нэйта и, в следующее мгновение, он с Итаном взгромоздились на мою кровать и начали прыгать, как ненормальные.

Оторвал голову от подушки и посмотрел на довольную рожу своего друга, потом посмотрел на заспанную и испуганную Мишель, которая уже не первую ночь спала в моей постели, чему я несказанно рад. Она, протерев глаза, уставилась на веселящуюся парочку в наших ногах, и смущенно натянула одеяло на голову. Я рассмеялся и, нащупав её обнаженное бедро под одеялом, провел по нему ладонью. Почувствовал мурашки на её коже и свой дикий утренний стояк.

— Пистон, ради всего святого, что вы творите?! — простонал я, притянув к себе Мишель под одеялом.

— Ебобо, пора вставать! — завопил мой прыгающий друг, отчего кровать ходила ходуном.

Клянусь, он сам сейчас был похож на маленького ребёнка, скачущего на кровати в одних шортах и без футболки. Мне не понравилось, что он без футболки. Но Мишель спряталась и ни на кого не смотрела, поэтому решил не комментировать этот момент. Итан, держа его за руку, хохотал на весь дом.

— А ты чего такой радостный с утра пораньше?! И вообще который час?! — нахмурился я, посмотрев на него.

— Время семь утра, — прыгая, ответил он. — Завтра новый год, а что это значит?!

— Это значит, что начнётся новый год, — весело ответил ему Итан.

Я рассмеялся. Очевидный ответ.

— Этот парень мне нравится, он гениален и очарователен, — улыбнулся Нэйт, немного сбавив обороты, и мы с Мишель перестали хотя бы трястись от их прыжков. — Это значит, Ебобо, что начинается год, в котором я выскажу одной стерве, как я её ненавижу, — остановившись, ответил он.

Его грудь быстро вздымалась, пока он пытался отдышаться от своей выходки. Итан плюхнулся нам с Мишель на ноги, отчего она подтянула их повыше и сильнее прижалась ко мне своей задницей. Блин, как их выпроводить, чтобы заняться важным делом, не требующим отлагательств, ведь Мишель скоро надо собираться на смену?! У нас начались каникулы, но работать она не перестала.

— М-м, точно. Я и совсем забыл, что ты не любишь её, не ждёшь её возвращения, не считаешь дни до этого момента и не мечтаешь снова её увидеть. Точно, прости, — поддел его, и он пнул меня под зад, а затем плюхнулся рядом с Итаном.

— Итан, когда подрастёшь, тщательнее выбирай себе друзей, — язвительно произнёс Нэйт, поглядывая на меня.

Я застонал и натянул одеяло на голову. Но это было ошибкой. Под ним охренительно пахло ванилью, что у меня чуть слюни не потекли. Мишель тихо хихикала, слушая нас, и еле заметно двигала бёдрами, задевая мой стояк.

— Мы вам мешаем?! — игриво продолжил он.

— Да! — крикнул ему из-под одеяла.

— Прекрасно! И чем же вы там таким занимаетесь, что мы вам мешаем?! — довольно протянул этот дебил несчастный.

— Пистон, клянусь, я сейчас встану, и ты ляжешь, — зарычал на него из-под одеяла.

— У тебя уже встал, не удивил. Или ты решил меня напугать своим размером?! Я его уже видел и не раз, слоняра, — захрюкал он от смеха.

— Почему слоняла?! — послышался тихий голосок Итана, и мы втроём заржали.

— Ох, видишь ли…

— Нэйт, он ребёнок, — перебила его Мишель, явно не зная, чего ожидать от моего друга.

— Милая, не волнуйся, я не собираюсь учить его мужской анатомии. Это вы сейчас скорее готовы показать урок на тему спаривания, — продолжил веселиться мой друг и я высунул голову из-под одела, устремив на него почти взбешенный взгляд.

— Пистон, свали по-братски, а?

Он заржал, довольный своим эффектным появлением и представлением.

— Ла-а-а-адно, ухожу, — театрально закатил глаза, вставая с кровати. — Но я вообще-то хотел вас предупредить, что сейчас уеду. Я же знаю, что вы будете скучать по мне, но мне надо домой, родители ждут.

— Вот и иди. Завтра всё равно увидимся. И в следующий раз надевай футболку, — рявкнул на него и он, обойдя кровать, подошёл к спрятанной под одеялом Мишель.

Я уже знал, что он сделает.

— Мишель, милая, я поехал. Пока, — слишком вежливо произнёс он и аккуратно похлопал по одеялу в ожидании. Мишель тихонько зарычала и высунула руку из-под одеяла, чтобы пожать ему.

Нэйт, довольный своим поведением, подхватил Итана и наконец-то скрылся из моей спальни.

— Он неисправим, — сквозь смех прокомментировал и скинул одеяло, чтобы не задохнуться. Провёл ладонью по животу Мишель. Она вся пылала. — М-м, сколько у нас времени? Полчаса?

— Угу, — промычала она, всё сильнее и сильнее прижимаясь ко мне своей невозможно аппетитной задницей.

— А что это у тебя за шрам внизу живота? Всё время забываю спросить. Или не успеваю, — улыбнулся, прикусив её мочку уха.

Она замерла.

— У меня была операция.

— М-м, что-то серьёзное?! — продолжил нежно поглаживать её живот.

— Нет, — вплотную прижалась ко мне своей сладкой задницей.

Очевидно, сейчас не время для разговоров.

Опустил ладонь ниже и почувствовал влагу между её ног. Распределил её пальцами по её складкам, потеребил клитор и ввёл в неё два пальца.

— Ты как всегда уже готова, Крошка? — хриплым голосом поинтересовался.

Я и сам всегда готов, когда она рядом. Стоит мне её увидеть или почувствовать её аромат, то я моментально начинаю сходить с ума.

Мишель тихо застонала и повернула голову ко мне.

— Джастин… Пожалуйста, — взмолилась она.

Намёк понял. Вынул пальцы, приподнял её ногу и аккуратно и медленно вошёл в неё, лёжа сзади. Снова без защиты, но с ней я просто забываю о мерах предосторожности. С ней я обо всём забываю. Такого не было с Кайлой даже в самом начале наших отношений. Я никогда не стремился обладать ею везде и всюду, никогда не мечтал увидеть поскорее или прижать к себе в любой представившейся ситуации. Я не сходил с ума по ней. Я не жил ею. С Мишель всё иначе. Она моя. Поэтому следующие полчаса я наслаждался близостью с той, кто завладела моим сердцем и моими мыслями.


— Джастин, смотли! — радостно завопил Итан, включив своего нового друга, собаку-робота, по прозвищу Биб, которая умеет гавкать, махать хвостом и крутить головой.

Он уже несколько дней с ней не расставался и даже спать ложился только в обнимку с Бибом. Когда я спросил почему он решил назвать собаку подобным образом, смутно подозревая откуда растут ноги, то он подтвердил мои догадки. Новый друг назван в мою честь. Ну, точнее сказать в честь моего прозвища. Почему-то меня тронуло это, хотя само по себе это забавно.

— Отлично, приятель. Выводи его на прогулку, — улыбнулся ему, стоя в дверном проёме и выглянув в коридор.

Мишель собиралась на работу после нашего утреннего захода, а у меня, из-за каникул, была возможность поработать на дому и присмотреть за Итаном, который активно шёл на поправку. Из колонок доносилась песня Sucker For Pain от Lil Wayne, Wiz Khalifa & Imagine Dragons.

Увидев Мишель, тут же подкрался к ней.

— Эй, Крошка, без поцелуя не отпущу, — обхватил её талию одной рукой, другой взял за подбородок и развернул голову к себе.

Она мягко улыбнулась, но в глазах опять заметил отстраненность и задумчивость, как на Рождество или на обеде с моими друзьями. Я не понимал, что её так тревожило. Пытался поговорить, но она молчит. Заверил, что всё пойму и приму, но она уходила от разговора. А я, чёрт подери, чувствовал нечто стоящее между нами и никак не мог понять, что это и как с этим разобраться.

Коснулся её губ и чуть не застонал. Мы каждую ночь занимались сексом, но мне её мало. Я хотел обладать ею безраздельно и постоянно.

— Мне пора, — выдохнула в мои губы.

— М-м, сейчас. Успеешь, — провёл языком по нижней губе и нежно прикусил её.

Мишель таяла, я чувствовал это. В моих руках она всегда быстро превращалась в раскрепощенную и гиперсексуальную кошку.

— Завтра Новый год, — озвучила она, не отрываясь от моих губ. — Все к тебе приедут, да?

— Да, хотя я бы не отказался встретить только с тобой. В постели. С бутылкой шампанского и без одежды. Но обычно Новый год мы отмечаем дружной компанией у меня, — хрипло прошептал, покусывая её губы.

Она тихонько рассмеялась, обняв меня за талию.

— Папа! Папа! Он не едет! — заорал Итан из комнаты.

— Приятель, сними его с ковра. На полу поедет, — крикнул в ответ, уже научившись читать мысли этого ребёнка и профессионально решать его проблемы.

Мишель напряглась и нахмурилась, приоткрыв рот, но в этот момент послышался требовательный звонок в дверь, и мы оба замерли, ожидая, когда Нанни впустит гостя.

— Ты кого-то ждёшь? — обратилась она ко мне.

— Нет. Все мои рядом со мной. Может, Нэйт что-то забыл, — крепче прижал к себе и поцеловал её в лоб, кончик носа и снова в сладкие губы.

— Джастин! — послышался визг Кайлы. Я тут же напрягся, а Мишель, кажется, дышать перестала. — Где ты, мать твою?! — продолжала орать она.

Отпустив Мишель, вышел на площадку, с которой отлично был виден первый этаж и входная дверь. Разъярённая Кайла стояла посреди холла, сжимая в руке какие-то бумаги.

— Я здесь, Кайла. Следи за языком, в доме ребёнок, — спокойно ответил, облокотившись о перила.

Она как-то странно ухмыльнулась и перевела взгляд за мою спину. Повернув голову, увидел Мишель, которая с виноватым видом теребила ремешок сумки.

— Ребёнок, — хищно процедила она. — Я как раз и пришла по этому поводу. Или тебе твоя шавка безродная всё рассказала?! — с вызовом вздёрнула подбородок, скрестив руки на груди.

— Кайла, повторяю, следи за языком, — рыкнул на неё. — О чём ты говоришь?

— Мишель, он не знает, да?! — обратилась к ней Кайла с убийственным и коварным взглядом.

Что здесь происходит?!

— Что не знаю?! — спросил у Кайлы, но голову повернул к Мишель. И обомлел. Она стояла бледная как лист бумаги, а в глазах ужас и испуг. — Эй, Крошка, в чём дело? — мягко обратился к ней, повернувшись.

Но она отшатнулась от меня и начала мотать головой. Потом поспешно сбежала по лестнице на первый этаж в сторону выхода, но её за руку схватила Кайла и затормозила.

— Что здесь происходит?! — недоумевал я, наблюдая за этой сценой.

— Я знала, что он ничего знает. Знала, что ты решила облапошить его. Знала, что ты приживала. Знала, что используешь его, чтобы жить за его счёт! Не выйдет! — процедила Кайла в лицо Мишель.

Я непонимающе переводил взгляд с одной девушки на другую, неспешно спускаясь по лестнице.

— Что ты несёшь, Кайла?! — выпалил я.

— Я?! Мои поздравления, Джастин! Тебя одурачили как последнего лоха. Тебя обманули, — гневно посмотрев на меня, зарычала она.

— Да о чём ты вообще?! — остановился в метре от них и перевёл взгляд на потерянную и бледную Мишель. — Крошка, ты понимаешь, о чём она говорит?!

Кайла презрительно фыркнула, отпустив Мишель.

— Сама расскажешь или мне бумаги показать, крошка?! — ядовито прошипела Кайла, обращаясь к Мишель.

Бумаги?! Да что вообще за хрень творится?!

— Я сама, — одними губами произнесла Мишель и повернулась ко мне.

В её затравленном и отсутствующем взгляде сквозила обречённость. Прям как у меня накануне помолвки с Кайлой.

— Говори! — рявкнула на неё Кайла. — Расскажи ему про своё прошлое! Про своего мелкого говнюка! Про то, как обвела вокруг пальца каждого в этом доме!

Мишель сжала кулаки и начала тяжело дышать. Её лицо и шея покраснели. Моё сердце глухо отбивало свой бит в груди.

— Кайла, выйди отсюда. Я тебя предупреждал. Не смей оскорблять ребёнка или Мишель, — повысил голос, указав на выход.

— Не дождёшься! Я остаюсь здесь, а завтра мы с тобой едем в Малибу и на этот раз помолвка состоится! — воинственно заявила она.

Я чуть не рассмеялся ей в лицо, но заметив взгляд Мишель, веселиться мне расхотелось.

— Она тебя обманула! Итан не её брат! — заорала Кайла.

Мне показалось, что стены дома начали сжиматься вокруг меня. С трудом протолкнув кислород в лёгкие, я посмотрел на Мишель.

— В смысле не брат?! А кто?! — срывающимся голосом обратился к ней.

Мишель посмотрела наверх и, убедившись, что никого на втором этаже нет, тихо прошептала:

— Итан — мой сын.

Бам! Меня словно Диего чебурахнул по кукушке. Потеряв равновесие и отшатнувшись, схватился за стену и растерянно опустил взгляд, пытаясь переварить услышанное. Затем вновь посмотрел на Мишель.

Сын?!

— Что?! — прохрипел я.

— Он мой сын, — повторила Мишель, сморгнув слёзы.

В её позе не было ни агрессии, ни воинственности, ни решимости. Плечи ссутулились и поникли, подбородок слегка дрожал. Она сжимала и разжимала кулаки, смотря на меня.

— Но… Как?! Какого чёрта?! Почему ты мне ничего не сказала?! — голос вновь обрёл силу, хоть и имел теперь металлические нотки.

По венам забурлила кровь, пульс стучал в ушах, голова стала чугунной. Я был в полном и конкретном шоке. Мне кажется, большего потрясения я ещё не испытывал.

— Джастин, это долгая история, — сделав шаг ко мне, примирительно произнесла Мишель, но я отступил от неё.

— И ты за всё это время, что прожила здесь, не нашла пяти минут, чтобы мне поведать об этом?! — взревел я и на мой крик прибежала Нанни.

— Джас, ты чего разорался?! — спросила она, обведя нас всех потрясённым взглядом.

— Нанни, отведи, пожалуйста, Итана в кинотеатр и включи ему мультики. Погромче, — отчеканил я, запустив руку в волосы.

Она на секунду замешкалась, словно обдумывая мою просьбу, но затем поспешно поднялась на второй этаж. Я услышал смех Итана, затем причитания Нанни. Когда голоса стихли, я вновь посмотрел на Мишель. Понятия не имел знал сам Итан обо всей этой хрени, но в любом случае мне не хотелось, чтобы он слышал мои крики. Не хотел напугать его… Сына Мишель.

Сын.

— Мне повторить свой вопрос?! — пригвоздил взглядом Мишель, хотя ещё пять минут назад она была в моих объятиях, и я её целовал. — Какого чёрта ты мне ничего не рассказала?!

— Я испугалась… — проблеяла она.

Кайла то и дело закатывала глаза и фыркала, рассматривая свой маникюр, одну руку уперев в бедро.

— Испугалась?! Ты, мать твою, испугалась сказать правду?! А соврать было легко?! Скажи, как ты себя чувствовала, когда я всё выложил о себе?! Чёрт, я тебе даже про своё первое слово рассказал! А что получил взамен?! Ложь?! — орал я, не в силах говорить тише или мягче.

Меня трясло от гнева и ярости. Лихорадочно сжимая кулаки, дышал как конь после скачек.

— Сначала я не думала, что мы будем общаться после той злополучной вечеринки, — тихо объясняла она, смахивая слёзы большим пальцем. — А потом… Моя мама попросила забрать Итана и я… Понимаешь, я и подумать не могла, что ты… что у нас… — она нервно металась взглядом между мной и Кайлой.

— Что ты соблазнишь моего парня и жениха! Моего! — тут же подсказала ей Кайла, ткнув в себя пальцем.

Мой гнев зашкаливал, и я врезал кулаком в стену, почувствовав обжигающую боль в костяшках, которая тут же разлилась по всей руке до плеча.

— Заткнись, мать твою! — зарычал на Кайлу.

Бросив в меня бумаги, она демонстративно развернулась и пошла на второй этаж, напоследок бросив мне:

— Я буду в нашей спальне. Закажу новую кровать.

Обречённо покачал головой, осознавая всю тяжесть ситуации. Своим враньём Мишель не только перечеркнула наше с ней будущее, но и подвела меня под смертную казнь через брак с Кайлой. Бороться больше было не за что. Мотивация испарилась. А была ли она вообще?! Ведь это я себе напридумывал счастливое будущее с Мишель, которая оказалась лгуньей. И ведь врала так убедительно. У меня и в мыслях не было, что он её ребёнок. Я бы всё принял, только не ложь. Я сыт по горло изворотливостью людей.

— Ты понимаешь, что ты натворила?! — начал наступать на неё. — Ты врала о собственном ребёнке! Зачем?! Просто скажи мне: зачем?! Я разве был против Итана?! Я разве сказал, что не люблю детей?! Я разве дал тебе повод усомниться в своей порядочности?! Зачем было врать?! Как я могу тебе верить сейчас и твоим оправданиям, если ты скрывала собственного сына?! Нет, у меня это просто в голове не укладывается, — нервно усмехнулся, покачав головой.

Мишель без остановки плакала. Её подбородок дрожал, на белом лице выступили красные пятна, а в глазах застыла боль.

— Джастин, клянусь, я не хотела причинить тебе боль, — взмолилась она, рыдая.

— Ты клянёшься?! — горько усмехнулся я, запустив обе ладони в волосы и сжав их у корней, желая выдрать к чертям собачьим. — Мишель, побойся бога! Ты скрывала, что Итан твой сын! Ты понимаешь, что ты сделала?! Или в твоём мире, про который ты мне всё время талдычила, это нормально?! Ты не ластик стырила и соврала, что он потерялся! Ты сына не признаёшь и выдаёшь его за брата! — всплеснул руками, смотря на неё.

Она покачала головой, словно не согласна со мной.

— Я привыкла так жить, — повысила голос Мишель, подняв на меня глаза.

— О, я не сомневаюсь! Ты прогнила до костей! Я так понимаю Итан не в курсе?!

Она отрицательно покачала головой. Я нервно рассмеялся, но смешно мне не было. Это похоже на истерику.

— Ты лживая, Мишель. Я тебя просил только об одном: будь честна со мной. Всё! Мать твою, всё! От тебя вообще больше ничего не требовалось! Я сыт по горло интригами и подлостью людей, которые меня родили и их окружением! Я мечтал о настоящей и искренней девушке. Которая заряжала бы меня каждый божий день! Да которая просто вызывала бы мою тупую улыбку! Я бы всего добился ради тебя! Я разве многого просил?! Скажи, разве это так много для тебя?!

— Джастин, ты не понимаешь… — промямлила она сдавленным голосом.

— Да ты что?! Правда, что ли?! Просвети-ка меня, — развёл руки в стороны. Меня бомбило от негодования. Я уже не хотел и не мог сдерживаться. — Просвети, чего это я такого не понимаю. Хотя да. Знаешь, я не понимаю, как можно своего сына называть братом и не жить с ним! Он же с тобой провёл только этот месяц! А всё время жил отдельно! Но он твой сын! — завопил я.

Во мне говорила обида за собственное детство, я это понимал. Детям тяжело живётся, когда живые и здоровые родители бросают их на попечение бабушек и дедушек. Или няни, как в моём случае.

— Это непросто объяснить, — вновь пробормотала она, стирая слёзы.

— Сомневаюсь. Всё более чем просто. Ты просто так решила. Всё. Не надо искать себе оправданий. Тебе уже двадцать один год, Мишель. Понимаю, что, когда ты его родила, тебе было страшно. Сколько тебе было?! Пятнадцать?!

— Да.

— Понимаю. Ты испугалась, — кивнул ей. — Но, сука, потом не было возможности его забрать и воспитать самой?! В восемнадцать лет?! Девятнадцать?! Ты просто решила, что тебе так будет проще! И ты завралась! Но он-то в чём виноват?! Этот маленький пацан что плохого тебе сделал?! Я заметил, как он тянется к тебе. Только, дебил, думал, что это такая братская любовь, а тут вон что оказалось! — отвернулся от неё, запрокинув голову и стараясь дышать глубже.

Ярость разогрела мою кровь до кипятка. Пот прошиб и тёк по спине. Меня трясло от негодования. Я испытывал жутчайшую боль за себя и за Итана.

— Я хотела тебе рассказать, но не смогла… Потом подумала, что надо подождать, когда Итан уедет обратно к маме… И, возможно, когда-нибудь в будущем смогла бы открыться тебе, — послышался её слабый голос за спиной.

— Хотела она, — вновь усмехнулся, покачав головой. — Ты хотела избавиться от него, а не отправить к маме. К бабушке! Какая она ему мать, Мишель?! Его дом рядом с тобой, дура! — заорал я, повернувшись к ней.

Она отшатнулась от меня, приложив ладонь к груди, там, где было её сердце. А было ли оно на самом деле у неё?!

Отличный вопрос.

— Ты несправедлив ко мне, — еле слышно промолвила она.

— Что?! — завопил я, что у самого в ушах зазвенело, а она зажмурилась. — Это я несправедлив?! Знаешь, ты права. Мы из разных миров, Мишель. В моём мире несправедливо бросать детей, когда родитель живет себе спокойно в своё удовольствие и в ус не дует. Вот это по мне несправедливо. А что там в твоём мире означает это слово, мне теперь плевать, — мне кажется из моих глаз сейчас вылетали убийственные огненные стрелы.

Я хотел придушить её. Я не хотел её видеть. Больше никогда.

— Я из-за тебя сбежал с собственной помолвки, — угрожающе тихо произнёс я, взяв эмоции под контроль. Буквально почувствовал, как проглотил собственную ярость, и она, спустившись комом по пищеводу, сосредоточилась где-то в районе солнечного сплетения. — Я ради тебя был готов пойти против семьи. Да, мои родители не святые люди. Но знаешь… Я хотя бы более-менее представляю, что от них ожидать. Я знаю, что может выкинуть Кайла. Потому что они не скрывают, что совершают сомнительные поступки. А ты, — ткнул в неё пальцем, смотря прямо в испуганные глаза, — опасный человек. Ты за спиной наворотишь дел, а потом невинно моргаешь своими невероятными глазами. Ты действуешь тихо и аккуратно, а потом вонзаешь нож в сердце. Лучше уж я буду готовым к удару от таких, как Кайла, чем однажды меня убьёшь ты.

Мишель закрыла глаза и из её глаз с новой силой хлынули слёзы.

— Я не буду выгонять вас на улицу, разумеется. Живите здесь, пока его не заберёт бабушка. Я поживу в отеле, пока вы не съедете. Нанни о вас позаботится, — уверенно и спокойно произнёс и пошел на второй этаж, сжимая в руке бумаги.

Пробежавшись глазами по ним, пока шёл по коридору, увидел только сухие факты.

Мать: Мишель Эванс. Возраст — пятнадцать лет. Беременность первая. Роды первые. Беременность протекала нормально.

Ребёнок: мальчик, вес 3.050, рост 52 см.

Отец неизвестен.

Сжал челюсти, чувствуя, как вновь начал закипать.

Зашёл в гостевую спальню, которой пользовался Нэйт, когда оставался у меня и обессилено рухнул в кресло.

Что ж это за хрень-то такая?! Как?! Почему?! Зачем?!

Перед глазами пронеслись эти недели. Теперь многое встало на свои места. То, как Итан инстинктивно тянулся к ней. Как она иногда смотрела на него и строго говорила, запрещая есть много сладкого и чипсов, словно мамочка.

Мамочка.

То, как наблюдала за нами с Итаном с мечтательной улыбкой, думая, что я этого не замечал. А я, дебил конкретный, думал, что она на меня так смотрит.

Просто идиота кусок.

То, что она обмолвилась, что ей необходимо много работать, чтобы помогать своей маме с Итаном. Это мне показалось похвальным, но она слишком рьяно брала смены, пользуясь случаем, пока мы с Нанни сидели с ребёнком.

То, что она всегда заходила к нему перед тем, как пойти спать и целовала его спящего, что-то шепча. Она думала я этого не замечал, но я всё видел и всё равно нихрена не допёр! Да и как тут догадаться о таком?!

То, как она опешила, когда Итан впервые при ней назвал меня папой на Рождество. Да, я сам впервые охренел, когда услышал это от него, но теперь её реакция виделась мне в ином свете. Ведь она его мама! А он называл меня папой!

Семья, чёрт подери!

Просто тушите свет. Занавес. И никаких сериалов на Netflix не надо, когда жизнь так разворачивается.

И ведь я правда чувствовал себя как дома рядом с ними. И с Мишель, и с Итаном. Я, чёрт подери, уже начал привыкать, что он называл меня папой! Я кайфовал от этого! Я гордился, чёрт бы меня прибрал к своим рукам! Я испытывал самую настоящую гордость, когда он своим тоненьким голоском кричал «Папа плишёл» и обхватывал мои ноги! Я чувствовал себя отцом!

Вот же хрень собачья!

За дверью послышался тот самый голосок, который явно задавал вопросы. Нахмурившись, прислушался. Итан что-то говорил, но я нихрена не мог разобрать. Судя по интонации, он возмущался.

Отбросив бумаги в сторону, вышел из спальни. Около лестницы мелькнуло два силуэта и послышался сдавленный голос Мишель:

— Пойдём, Итан. Пойдём.

Рванул к лестнице, не понимая, что происходит.

— Куда мы? А мои иглушки? А мы надолго? Я кушать хочу, — тараторил Итан.

Я застыл на верхней ступени, наблюдая, как Мишель буквально тащила его за руку.

— Ты куда?! — рявкнул я.

Получилось громче и жёстче, чем я хотел, но ярость и гнев просто не давали мне говорить иначе.

Они оба тут же замерли на первой ступеньке, недалеко от входной двери.

Мишель, не поворачиваясь, замогильным голосом произнесла:

— Мы уходим. Больше не потревожим тебя и твою семью. Благодарю за всё.

Сжал кулаки, чтобы вновь не врезать в стену.

Итан обернулся и хотел побежать ко мне, но Мишель ещё крепче схватила его и дёрнула на себя, спустившись с лестницы.

— Папа! А куда мы идём?! — обернувшись, он пытался смотреть на меня, но Мишель продолжала тащить его к выходу.

От напуганного выражения лица Итана, у меня что-то словно лопнуло в груди.

— Стой! — рыкнул на неё. — Куда вы сейчас пойдёте?! Новый год на носу!

— Не стоит беспокоиться, Джастин, — безжизненно ответила она.

У меня внутри резко похолодело. Итан тут при чём?! У него должна быть крыша над головой, еда и кровать. Куда они пойдут?!

— Папа! Папа! Пойдём с нами! — подбородок Итана задрожал, словно он всё понимал.

Понимал, что мы больше никогда не увидимся. Пытался вдохнуть, но лёгкие не справлялись со своей задачей. Я начал задыхаться. От гнева или боли, я не понимал.

— Мишель. Остановись. Я вас не прогоняю. Завтра Новый год. Куда вы пойдёте? Подумай об Итане. Я сам сейчас уеду и не буду маячить перед твоими глазами, — пытался воззвать к остаткам её разума, говоря тихо, но уверенно.

— Папочка! — всхлипнул Итан и моё сердце пропустило удар. Мишель открыла входную дверь, не отвечая и не оборачиваясь. — Папа! Пойдём! — звал он меня, и я дёрнулся к нему по инерции, но, сжав кулаки, стоял и смотрел на то, как Мишель выходила из дома, таща за собой ребёнка. — Папа! Папа! Ты плидёшь?! — заверещал Итан, и я закрыл глаза, чтобы не видеть этого.

В следующий миг дверь оглушительно захлопнулась, разбив мне сердце. Глаза защипало, сердце лихорадочно металось в грудной клетке.

Папочка…

Стоял и дышал. Дышал. Дышал. Проталкивал кислород в лёгкие. Нельзя догонять их. Она его мать и верна поступать так, как считает нужным. Она взрослый человек. Я чужой. Я не папочка…

На ватных ногах побрёл обратно и заметил приоткрытую дверь спальни Итана. Ноги сами зашли в неё. На полу валялись разбросанные игрушки. Собака-робот Биб, плеер с закачанной музыкой, пазлы, которые я ему купил, когда они только переехали. Книжки, которые мы с ним вместе купили в один из дней, возвращаясь с его занятий. Подошёл к комоду и дёрнул ящик на себя. Его одежды не было, как и игрушек, которые они изначально привезли с собой. Осталась только толстовка, которую я ему купил с надписью «The best man ever»[1]. Она не взяла ничего из того, что я подарил ему. Приставка тоже на месте.

Ноги не держали, и я опустился на пол, невидящим взором уставившись на пазл, который мы вчера собирали на ковре.

— Джас, Милый, что случилось?! — послышался взволнованный голос Нанни в дверях спальни.

Поднял на неё взгляд и изо рта вырвался то ли всхлип, то ли рык, то ли крик. Усердно потёр переносицу, чтобы взять себя в руки.

Нанни подошла ко мне и села рядом.

— Ну-ну, что такое? — поглаживая моё плечо, заботливо поинтересовалась она.

А я не знал, как сказать. Я онемел от боли. Я потерял всё, за что хотел бороться. Я просто остался в руинах своих несбывшихся надежд.

Мечтать больше не о чем.

— Я женюсь. Вот, что случилось, — выдавил из себя, всё ещё пребывая в прострации и часто моргая.

— Это ошибка, Джас. Это будет твоя самая большая ошибка. Ну после того, как ты переспал с этой грымзой Кайлой, — фыркнула она.

Я усмехнулся, покачав головой.

Ошибка.

А что мне делать?! Меня предали. Обманули. Облапошили. Обвели вокруг пальца. Оставили в дураках. Наеб…

Да. Именно это и сделали.

— Запри эту комнату, — покосился на неё. — А ключ выкинь.

— Воспоминания тоже на ключ запрёшь? — снисходительно поинтересовалась она.

Меня придавило осознанием, что всё закончилось. Мишель ушла вместе с Итаном. Навсегда. Это конец. Это, мать его, чёртов конец моей мечте!

— Пожалуй, воспользуюсь методом Пистона. Пора бухать, Нанни.

Она лишь покачала головой и вышла из спальни, оставив меня среди детских игрушек маленького человека, который называл меня папочкой.


[1] Лучший мужчина на свете (англ.)

Глава 20

Мишель

Жизнь повернулась ко мне задницей. Давно. Но я сопротивлялась до последнего, делая вид, что это не так. Я не была хорошей матерью. Сестрой я тоже не была. Кто я тогда в жизни этого ребёнка?! Мамин ход конём я приняла. Она действительно совершенно не обязана сидеть с Итаном на привязи, лишая себя свиданий и личной жизни. Это должно было случиться рано или поздно. Она права. Пора взрослеть и принимать взрослые решения, достойные хорошей матери. Пора дать своему ребёнку то, что он заслуживал.

Он. Мой. Сын.

Стиснув челюсти, что зубы скрипнули, продолжала монотонно пролистывать в телефоне предложения о съеме квартиры. Цены кусались, но выбора не было. Нужно найти квартиру. Нужно найти надёжную крышу с прочными стенами. Итан сидел за угловым столиком в кафе, разукрашивая какие-то рисунки.

Моя рабочая смена началась совсем недавно, но сил уже не было. Вчера, как только я вышла от Джастина, поехала на своём велосипеде со всеми нашими скромными пожитками на работу. Здесь же мы и заночевали. Точнее я, не сомкнув глаз, просидела с Итаном на руках, оплакивая свою судьбу и оберегая его сон. Но руки опускать нельзя. Я должна повзрослеть наконец. Так хотелось поговорить с кем-нибудь, снять хоть часть груза с души, но поделиться не с кем. Моя подруга Эшли не знала правды. Её ни одна живая душа не знала, кроме мамы и врачей. Ну и работников, которые оформляли бумаги. По документам — моя мама опекун Итана. Однако я могла в любой момент, при условии хорошей и стабильной работы, взять все обязательства на себя и полноценно заниматься сыном.

Теперь благодаря Кайле правду узнал и Джастин. Прекрасно. Пластырь сорвали молниеносно, что я даже сначала не успела почувствовать боли. Зато потом…

Я прочувствовала все стадии отчаяния, пока крутила педали от дома Джастина до работы. Сегодня Новый год, а настроение отвратительное.

— Мишель, привет, — меня окликнула Габи.

Моргнула, подумав сначала, что мне это мерещится. Но нет, мираж не пропал. Габи стояла напротив меня вместе с Джойс.

— Привет, — непонимающе уставилась на них.

— Послушай, мы в курсе того, что произошло, — взволнованно произнесла она, мельком глянув на Джойс, которая отвела взгляд в сторону. — Можно нам с тобой поговорить?

Сглотнув внезапно образовавшийся ком, нерешительно кивнула и указала им рукой на свободный столик. Я была на работе, поэтому вальяжно усесться с ними не могла, но встала рядом и переводила взгляд с одной девушки на другую. Они тоже явно нервничали и думали с чего начать.

С Джастином же всё в порядке?!

— Сегодня утром Джастин всем отправил сообщение, что отмечание нового года переносится… в Малибу, — продолжила Габи, стараясь не смотреть мне в глаза.

Я вздрогнула, словно меня под рёбра ткнули спицей. Безусловно я понимала, что он теперь будет с Кайлой. Я прекрасно осознавала, что он продолжит жить своей жизнью в своём круге и будет двигаться дальше. Но только от этого легче не становилось. Я ведь любила его. Сильно.

— Пливет! — раздался за спиной радостный крик Итана, и он подлетел к девушкам.

— Приветики-пистолетики, — рассмеялась Габи и потрепала его по волосам. — Как ты, мой хороший?!

— Я холошо, но скучаю по папе, — насупился Итан и подошёл обнять Джойс.

— Привет, красавчик, — чмокнула она моего сына и усадила к себе на колени.

Пока они лепетали, пыталась унять бешеное сердцебиение, глубоко дыша и считая до десяти. Джастин собирался уехать в Малибу. Там его родители. Там должна была быть его помолвка. Так и должно быть. Так правильно и справедливо. Ведь я лживая, а он хороший.

— Так вот, — продолжила Габи, посмотрев на меня, — поскольку мы очень любим нашего Бибера, то решили поговорить сначала с тобой, прежде чем ехать на похороны его свободной жизни с этой су… очень неприятной особью.

Я вскинула бровь, сдержав улыбку. Мне эти девочки понравились ещё при знакомстве. С ними было просто общаться и даже сейчас я не чувствовала от них неприязни ко мне, ведь я обманула их любимого друга.

— Итан не знает? — аккуратно уточнила она.

— Нет. Пожалуйста, при нём не говорите, — приподняв руку, подхватила его ладошку, которую он тянул ко мне, сидя на руках Джойс.

— Да-да, разумеется, — кивнула Габи. — Значит, вскрылась правда, которую Бибер не смог переварить, верно?

Глаза мгновенно обожгло, и я только молча кивнула.

— Эй, послушай, — подключалась Джойс, еле заметно коснувшись моей руки, — мы не осуждаем тебя. Мы на вашей стороне. На твоей и Джастина. Он по тебе с ума сходит.

Быстро заморгала, стараясь сдержать волну слёз.

— Но он ненавидит ложь. Она для него самый страшный грех, — подхватила Габи. — Поэтому он очень радикально решает такие вопросы, считая, что если человек однажды так поступил, то он его не уважает, не любит, не ценит, не дорожит и прочее. Принципиальный слишком, короче говоря, — взмахнула рукой, словно добавляя веса сказанному. — Он не даёт людям вторые шансы. Обычно. Но мы всей нашей компанией уверены, что тебе он даст и второй, и третий, и, если потребуется, десятый. Он ожил рядом с тобой. Он снова начал искренне смеяться, постоянно читал рэп и светился изнутри, как новогодняя гирлянда, — тепло улыбнулась она, посмотрев в мои глаза.

А я стояла ни жива ни мертва. На лбу появилась испарина, сердце колотилось в груди как ненормальное, словно я пробежку совершила только что, спасаясь от маньяка-убийцы.

Мне не даст шанса. Я слишком больно ранила его своей ложью. Я это видела в его глазах.

— А ещё, — переняла эстафету Джойс, выразительно посмотрев на меня, — он любит Итана. Когда он приезжал к нам, то в его взгляде читалась гордость, как за собственного ребёнка. Мы все обратили внимание, как они легко взаимодействуют, словно родные люди. Итан тянется к нему, а Джастин, в свою очередь, только рад такому исходу.

Итан, услышав своё имя, обернулся через плечо и внимательно посмотрел на Джойс. Она ему приветливо улыбнулась и приобняла покрепче.

— Хотя его невозможно не любить, но тем не менее. Джастину не всё равно на вас. Как бы то ни было, Мишель, попробуй сделать первый шаг навстречу. Мы не хотим вмешиваться, но не можем видеть его страдания. Помолвка сегодня в девять вечера, а до этого у тебя есть ещё время остановить его, — склонив голову набок, Джойс посмотрела на меня.

Схватилась за край столика и начала глубоко дышать. Я не могла пойти навстречу. Я его фактически раздавила своим признанием. Что я могу услышать в ответ, когда приду к нему?! Да и к тому же я не должна прятаться за его спину, ища крышу над головой. Достаточно. Я вполне способна решить свои проблемы самостоятельно. Он спас меня дважды. Третьего раза не будет.

— Девочки, я благодарю, что вы пришли и не орёте на меня, что я причинила боль вашему близкому другу. Однако я не могу сделать то, о чём вы просите. Не потому, что не хочу, а потому не должна вешать на него свои проблемы. Я уже перекладывала на его плечи и заботу об Итане, пока я работала или училась, и жила на всём готовом в его доме. Я не хочу злоупотреблять его добротой и искренностью. Он достоин счастья, — смотря в стол, тихо ответила им.

— Ты с ума сошла?! — взвизгнула Габи, и я подпрыгнула от неожиданности. — Да вы же влюбились по уши в друг друга! Это же очевидно! Какое злоупотребление?! Он делал это по своей инициативе и с огромной радостью!

Какая темпераментная девушка. Её руки то и дело взмывали над столом, а глаза сверкали как два чёрных оникса.

— Ты желаешь ему счастья?! — спросила Джойс.

— Конечно!

— Тогда как ты можешь допустить его помолвку с Кайлой?! Она может и не плохая, но он её не любит, — кивнула Джойс.

Я вздохнула. Они не понимают. Я не могу цепляться за него, чтобы выползти из той ямы, куда сама себя и загнала. Он был прав. Я фактически отказалась от Итана, решив тем самым облегчить себе жизнь. А теперь последствия того выбора больно ударили по мне. И только я сама, одна, могла решить это. Найти варианты, наметить новый путь и двигаться вперёд.

— Девочки, не стоит…

— Мишель, ты совсем одна, да? — опять меня перебила Габи. — Где ты живёшь?! У тебя есть деньги? Еда? Пойми, Джастин не хотел и не собирался вас выгонять. Но он настолько принципиальный в некоторых вещах, что скорее руку себе откусит, чем предложит помощь человеку, который предал его. Но он волнуется за вас!

Усмехнувшись, покачала головой. Он предложил помощь, но я отказалась. Даже в этой ситуации, его предали, а он не отвернулся. Но я не могла продолжать пользоваться его добротой и чистой душой.

— Нет, подожди! — она выставила руку вперёд. — Я знаю Джастина очень давно. И сегодня утром, после его сообщения мы все тут же приехали к нему. Угадаешь, что мы увидели?! — она скрестила руки на груди и вскинула бровь. Отрицательно покачала головой. — Мы увидели парня, отдаленно напоминающего нашего друга. У этого парня были огромные синяки под глазами, серый цвет лица и красные глаза с лопнувшими сосудами! А как от него пахло?! М-м-м… — театрально протянула она, прикрыв глаза. — Боже, этот запах перегара ни с чем не сравнится!

Джойс прыснула от смеха, Итан тоже засмеялся. Явно за компанию, потому что смысла разговора он не понимал. Я слушала её и сопереживала ему. Но ничего не собиралась делать.

— А знаешь почему он был в таком виде?! Да, безусловно, ты растоптала его. Разбила вдребезги мечты. Потопталась на его сердце и так далее. Но больше всего его сердце обливалось кровью из-за этого мальчика, — она взглядом указала на Итана, который крутил в руках какой-то брелок.

Он с ним не расстаётся с Рождества, но мне не показывает. Всё время прячет в карман и придерживает его рукой, чтоб не потерять.

— Он винит себя, что ты ушла с ребёнком в никуда и переживает, что ему нечего есть и негде спать. Но его принципы, будь они неладны, не дают ему взять телефон и позвонить тебе. Как он сказал раз она ма… сестра, то ей и принимать решение насчёт ребёнка, — выдала Габи, собрав волосы в жгут и перекинув его на одно плечо.

Я знала, что Джастин особенный. Он правда идеальный. Вся проблема во мне и моём решении пять лет назад.

— Ему не о чем беспокоиться, — прочистив горло, заметила я. — У Итана всё есть. А то, чего пока не имеется, обязательно будет. Я позабочусь об этом, поверьте.

— Гордая, да? — усмехнулась Габи.

— Гордая, — ответила за меня Джойс, посмотрев на меня с понимаем. Я лишь кивнула. — Гордость не всегда помогает в отношениях. Иногда она является препятствием. Я чуть своего парня не потеряла, не успев толком узнать, из-за гордости. Хотела всё сама решить в своей жизни. У меня тоже есть младший брат. Настоящий брат, — выделила она со смущенной улыбкой. — Однажды я попала в непростую ситуацию и думала, что справлюсь со всем сама, отклонив руку помощи Трэвиса. Когда я поняла, что могу потерять его навсегда, то плюнула на всё и бежала за его машиной, чтобы сказать ему, как он мне нужен, — сделала небольшую паузу, задумчиво смотря в окно. Потом перевела на меня лучистый взгляд своих зелёных глаз и продолжила: — Я прекрасно понимаю тебя и не имею права давить, но ты просто подумай, ладно? Представь свою жизнь без него. Она тебе нравится? Если да, то мы умываем руки. Но если нет, то может не стоит создавать проблемы ещё и в этом месте? Это ваша жизнь, ваш выбор. Но подумайте хорошенько, прежде чем рубить с плеча.

Я понимала о чём она говорит. Правда. Всё прекрасно понимала. Но разве справедливо заявиться к нему на порог и сказать: «Прости. Я была неправа. Можно мы снова поживём у тебя?»?! То, что я сделала невозможно ни забыть, ни принять в мгновение ока. Это слишком большая ложь, на которую не закроешь глаза и не отмахнёшься. А Джастин итак столько времени потратил на нас, не ведая, что пригрел змею на своей груди, которая в итоге больно ужалила его.

— Я справлюсь. А Джастин замечательный… Он лучшее, что случалось со мной в жизни, но я правда поступила отвратительно. И не только по отношению к нему, — провела рукой по волосам Итана, и он лучезарно улыбнулся мне, подняв голову. — Мы справимся, да малыш?

— Да! А Папа сколо плидет? — с нетерпением спросил он, слезая с колен Джойс и оглядываясь по сторонам.

Подавила обречённый вздох, зато девочки многозначительно переглянулись и посмотрели на меня. Итан тем временем побежал к стойке, где стояла док-станция для айпода. В кафе фоном играла какая-то песня, но мой сын куда-то ткнул и заиграла знакомая мне композиция Wild World группы Mr. Big. Он словно специально выбрал её, слишком душещипательную для меня в данный момент или это я стала такой восприимчивой ко всему.

— Вот об этом мы и говорим, — подбородком указала на ребёнка Габи, посмотрев на меня. — У них какая-то нереальная связь с Джастином. Они словно родные отец и сын, Мишель. Я тебе больше скажу, сегодня Джастин сказал одну вещь…

Она умолкла, словно раздумывала озвучить мне это или не стоит. Я выжидательно посмотрела на неё. Она барабанила пальцами по столу, посматривая на меня, но потом, вздохнув, продолжила:

— Он сказал, что этот месяц был для него самым лучшим временем в его жизни. Что он в самом деле чувствовал себя мужчиной, главой семьи и… счастливым отцом, — потупив взгляд, тихо произнесла она.

Сердце пропустило удар. Да, я тоже чувствовала нас одной семьёй и ловила эти мгновения абсолютного счастья, когда наблюдала за ними или когда мы втроём проводили время вместе.

Но нельзя! Просто нельзя возвращаться к нему. Я должна справиться со всем сама. Покачала головой, прикрыв глаза.

— Ладно, мы не собираемся тащить тебя насильно к нему. В конце концов вы взрослые люди. Если тебе нужна какая-нибудь помощь, то вот наши номера, — Габи достала из сумочки блокнот и быстро написала там их контакты. — По любому вопросу пиши или звони. Мы не такие принципиальные, как Джастин. К тому же мы с тобой вообще мало знакомы, а хотелось бы узнать получше, — подмигнула мне и протянула клочок бумаги. Взяла его и кивнула. Конечно же я не собиралась им звонить и просить о помощи, но и фыркать и отталкивать их мне тоже не хотелось. — Кстати, Диего сказал, что если ты хочешь, то вы вдвоём можете пожить у нас столько, сколько понадобится, — непринужденно продолжила она, а я в шоке уставилась на неё.

Мне показалось, что Диего будет первым, кто кинет в меня камнем из-за моей лжи. Почему-то я подумала, что он ещё более принципиальный, чем Джастин и не переваривает ложь на уровне ДНК.

— Благодарю, но не стоит, — пробормотала я.

— Или можешь пожить у нас с Трэвисом. Мы совершенно не против, — подключилась Джойс.

От их отзывчивости мне стало ещё хуже. Я не заслуживала такого отношения от практически незнакомых людей. Почему они все так хорошо относились ко мне?!

— Спасибо, что так беспокоитесь и за ваше отношению к Итану, — в глазах снова застыли слёзы. — Но мы справимся со всем самостоятельно.

Девочки, обреченно вздохнув, по очереди обняли меня и Итана и ушли. Скорее всего поехали собираться на его помолвку. Сжала кулаки, проводив их взглядом и почувствовала внутри пустоту и холод размером с Аляску. Что-то я стала слишком эмоциональна. Видимо Джастин раскрыл меня, выудив на свет божий всё, что я копила для супергероя своей жизни. Только что мне теперь с этим делать?!

— А папа сколо плидёт? — потянул меня за рукав джемпера Итан.

Опустила на него взгляд и увидела маленького Джастина. Он действительно был удивительно на него похож. Сглотнув колючий, словно ёж, и болезненный комок, ответила ему:

— Я не знаю.

Впервые ответила ему честно. Раньше я всегда переводила тему или отвечала витиевато, но сейчас я правда не знала. Я ничего не знала и не могла даже предположить, как сложится мой завтрашний день. Впервые я была в такой ситуации, когда всё зависело только от меня и моих действий. Теперь я была в ответе не только за себя, но и за своего ребёнка. Я должна была обеспечить нас всем необходимым и стать наконец настоящей матерью для этого очаровательного мальчика.

Чтобы не свихнуться от бесконечного потока мыслей, принялась тщательно убирать столики, вытирать пыль везде, где могла достать, проверила свой график на январь, внесла в него дополнительные смены, помогла Дину на кухне, и посмотрела на часы только в восемь вечера, как раз когда мы закрывали кафе. Из-за предстоящего праздника мы работали сегодня не полный день, и все сотрудники уже поспешили по своим домам готовиться к новогодней ночи. Час. Ещё час и он будет официально помолвлен.

Потушила свет в помещении, подхватила стакан с соком для Итана и села в углу на небольшой диванчик. Облокотилась спиной к стене, вытянула ноги и притянула к себе ребёнка. Уставший взгляд серо-голубых глаз безмолвно спрашивал меня почему мы здесь, а не дома с Джастином и Нанни готовимся отмечать праздник. Я не могла ему сейчас всё рассказать, да он, наверное, и не поймёт всего в силу возраста.

— Почему ты плачешь? — тихонько поинтересовался Итан, прижимаясь ко мне своим маленьким тельцем.

— Мне грустно, — прошептала правду в ответ.

— Папа сказал, что мужчины тоже плачут, когда им очень больно, но никто не видит их слёз. Это как? Они плячут слёзы? — озадаченно посмотрел на меня Итан.

— Наверное, прячут. Не знаю, дорогой. Но я думаю, когда очень больно, то слёзы спрятать невозможно, — с печальной улыбкой ответила, вытерев свои слёзы.

— А ещё папа сказал, что настоящий мужчина не доведёт свою женщину до слёз, а будет доводить до длугих вещей и вызывать улыбку. До каких вещей он не сказал. Ты не знаешь? — с любопытством посмотрел на мня.

Я чуть не рассмеялась. Вот ведь мальчики, ей-богу! Но в тоже время мой маленький мужчина сейчас вызвал у меня улыбку.

— Ума не приложу о чём он говорил, — пожала плечами, посмотрев на него. Итан нахмурился и слегка выпятил пухлую нижнюю губу вперед.

— А ещё папа сказал, что я должен боготволить женщин и всегда-всегда им помогать, потому что им неплосто, — он оценивающе покосился на меня. — Тебе сейчас неплосто?

Слёзы опять обожгли мои глаза, поэтому я смогла только кивнуть ему.

— Значит, пока папы нет, я должен помогать, — заключил мой сын и прислонился к моей груди головой.

Начала гладить его по волосам, смотря на его светлую макушку. Потом неосознанно просунула палец в его кудряшку и горько улыбнулась. За два года, что я жила отдельно от Итана, я даже привыкла думать, что он мой брат, не говоря уже о том, чтобы называть его так. Но он мой сын, родившийся от большой, но краткосрочной любви.

Мама всё время мне повторяла, чтобы я не отчаивалась и продолжала верить в любовь и ждать её. Что в мире полно достойных и настоящих мужчин, которые не боятся взять ответственность за девушку с ребёнком и примут её ухабистое прошлое. Конечно, в наше время, наверное, никого не удивишь рассказом о наивной пятнадцатилетней девчонке, поверившей взрослому парню и оставшейся в итоге у разбитого корыта. Наверное, родить в пятнадцать это не смертельный грех, но и гордиться особо нечем. Я безумно любила Итана и ни разу не пожалела, что оставила ребёнка и родила его, но после знакомства с Джастином я мечтала только об одном: поменять время и обстоятельства, чтобы он стал отцом моего сына. Вот такими должны быть все отцы на планете. Заботливыми и отзывчивыми.

После родов я закрылась и не искала отношений с противоположным полом. Джастин стал первым мужчиной в моей жизни после Уолтера, отца ребенка, которому я приоткрыла свою душу и целиком отдала своё сердце. Глядя на свою маму, которая каждые полгода находила нового ухажёра и думала, что он точно последний, я приняла решение вовсе никого не искать. Почему? Потому что я и так, как под копирку, повторила её судьбу и родила ребёнка от краткосрочной связи, и мне не хотелось потом бегать от одного мужчины до другого в поисках заветного тепла и защиты. Поэтому я просто мечтала и верила, что мой герой сам меня найдёт. Что ж, он нашёл, а я потеряла его.

Дура.

Слеза тихонько выкатилась из уголка глаза, пока я смотрела на улицу через витрину кафе и наблюдала за спешащими людьми, проезжающими автомобилями и жизнью, которая продолжала течь своим чередом. Несмотря на мои руины, вокруг всё осталось прежним. Ничего не изменилось.

А у меня изменилось всё.

Глава 21

Джастин

В этой жизни абсолютно точно ничего нельзя планировать.

В этой жизни совершенно точно никому нельзя доверять.

В этой жизни всё полностью прогнило до самого основания.

Теперь я познал, что значит, когда петлю на твоей шее затягивают, а тебе в принципе похрен. Пусть затягивают. Пусть хоть нож провернут, торчащий из моей груди. Пусть делают, что хотят.

Мне. Всё. Равно.

Запустил ладонь в волосы и откинулся на спинку стула. Сидя за безвкусно украшенным столиком в окружении своих друзей и Нанни, думал о… А хрен его знает. Но точно не о Мишель. Не-а. Я о ней совсем не думал.

Я тоже стал лживым, но кому какое дело, правда?

По идее я должен сейчас сидеть за соседним столиком, где Кайла с булыжником на пальце щебетала с моими и своими родителями, сверкая фальшивой улыбкой, но я не хочу.

Единственное чего я действительно хотел бы, так это надраться до потери пульса. Что я и делал. Час назад я молча напялил кольцо, выбранное и купленное моей матерью, на палец Кайлы, и начал пить.

— Ебобо, может хватит? Ты скоро голову прямо держать не сможешь и уснёшь в миске с… что это за хрень в миске? Короче в миске с непонятной хренью, — хохотнул Нэйт, толкнув меня плечом. Покосился на него, прищурившись.

— Пистон, скоро часы пробьют двенадцать, а значит, наступит новый год. А значит, ты станешь ещё на один день ближе к Лесли. Подумай лучше об этом.

Нэйт сверкнул в меня гневным взглядом и сунул в рот вилку с непонятной хренью на ней.

Я не хотел хамить или злить кого-то. Просто мне сейчас было ни до чего.

— Бибер, не хочу подливать масла в огонь, но какого чёрта свадьба будет через два месяца?! Почему так быстро?! — подключился Трэвис, сидящий напротив меня.

Отличный, мать его, вопрос!

— А хрен его знает, — пожал плечами. — Мне всё равно.

Заметил, как все переглянулись, будто молча передавали друг другу какую-то сокровенную мысль.

— Ой, да ладно вам! Это всего лишь моя жизнь. Моя разрушенная в хлам жизнь. Но не стоит так убиваться. Раз я до сих дышу, то ничего криминального не произошло. Я помолвлен, через два месяца стану мужем. Такая вот петрушка.

Они снова все переглянулись. Бесят прям своими гляделками!

Ну а что я мог сделать?! Разве я недостаточно уже сделал?! Разве я не старался?! Не брыкался?! Не отбивался?! Не дрался?! По-моему, я сделал всё, чтобы отстоять свою жизнь. Но смысла бодаться больше нет. Вчера, когда Мишель ушла…

Да… Когда она, чёрт подери, ушла вместе с Итаном…

Чёрт, как же сложно всё-таки…

Залпом допив остатки виски, жестом показал официанту повторить и сделал глубокий вдох. Так вот, вчера, когда они ушли, я нажрался. Один. Не звонил ни Нэйту, ни Трэвису, ни Диего. Просто взял пару бутылок и закрылся в кинотеатре. Всю ночь сидел в кожаном кресле и думал о своей жизни, перспективах, возможностях, статусе и репутации. О том, о чём не хотел думать, но жизнь заставила. Я понял, что пришёл конец моей свободе и вот-вот начнётся новая глава под названием «Взрослая, мать её, жизнь».

Сегодня утром ко мне приехали друзья и пытались внушить, что всё ещё возможно изменить, стоит только закрыть глаза на ложь. Всего лишь, сука, моргнуть и не заметить слона в посудной лавке, который к чертям разрушил меня и мои мечты. Всего лишь позволить человеку так поступить со мной. Такая малость, правда же?! Всего лишь проигнорировать тупую боль и зияющую дыру в груди. Мелочь, правда же?!

Я так не умею. Я открылся перед ней на 110 %. Я отдал ей всё, что есть у меня. Дом, друзей, себя. Ничего не скрывал и не собирался. Просто хотел любить и быть счастливым. Но это оказалось слишком большим запросом во Вселенную и меня быстренько спустили с небес на землю.

Она разбила мне сердце. Это правда. Она растоптала всё тёплое и светлое, что я испытывал к ней. Она лживая и насквозь фальшивая. Фантик. Красивый, мать его, фантик.

Сегодня ближе к вечеру я приехал сюда, в Малибу, попросив своих друзей поддержать меня. Они не отказали и были рядом со мной. Хоть это в моей жизни неизменно, за что я крайне благодарен судьбе. Приехав сюда, меня одели, причесали, всучили коробочку с кольцом и отправили делать предложение. Я сделал. Открыл коробочку, Кайла завизжала (разумеется, наигранно и театрально, ведь кольцо она выбирала вместе с моей мамой, как я узнал от неё же), нас стали фотографировать, запустили даже дрон, чтобы из космоса увидеть, как сияет этот вульгарный булыжник. Затем нас все поздравили, только мои друзья вместо поздравлений шептали мне на ухо слова типа: «Держись, мужик» или «Полтос, ещё не поздно сделать выбор, показать всем фак и свалить к чертям» или «Ебобо, хочешь я её вместо тебя в бассейне утоплю?» или вот это от Габи: «Бибер, хочешь я пущу слух, что ты стал импотентом и она сбежит от тебя?» или от Джойс: «Джастин, дерись и вопи, чтобы тебя услышали».

Потом мы даже потанцевали с ней под композицию I Will Always Love You от Whitney Houston. Неожиданный выбор песни на помолвку, не правда ли?! Так оригинально прям… Но в этом вся Кайла. Одно большое клише. И дело не в самой песне, она красивая и фильм, в котором она звучала саундтреком я смотрел и заценил, дело в другом. Танцуя с ней под неё, я думал о другой… О Мишель. Не хотел, но, сука, думал. Пришлось долго и упорно смотреть в небо, чтобы сдержаться и не разрыдаться, как девчонка.

После этого мы все расселись, но я пошел к своей настоящей семье, взбесив тем самым тех людей, которые родили меня. Но мне насрать. Друзья и Нанни — моё богатство и моя семья.

Семья…

Впору теперь и мне спрашивать: «А когда меня отпустит?!».

— Джастин, поешь, пожалуйста, — обеспокоено произнесла Джойс, пододвинув мне блюдо с какой-то хренью и вырвав меня из хаоса моих мыслей.

Моргнул и сосредоточился на ней.

— Ты сама это дерьмо пробовала?! — усмехнулся себе под нос, рассматривая замысловатую закуску, явно стоящую кучу бабла, но на вкус совершенно несъедобную.

Зато красиво сервировано, даже золотой пылью сверху припорошили. Клянусь! Официант гордо заявил об этом, когда разносил закуски. Что-то в духе: «Это зародыши молодых единорогов с золотой пылью и икрой дельфинов».

Но в этом мире главное же фантик, а не содержание, правда же?! Поэтому чему удивляться, что на огромном блюде, лежат всего три несчастных зародыша с пылью.

Трэвис в ответ на мою реплику сжал челюсти и отвернулся.

— Джас, я сюда приехала только ради тебя, но сидеть и смотреть, как ты напиваешься вторые сутки подряд не собираюсь, — обратилась ко мне Нанни. Положил голову на её плечо и вздохнул. — Хочешь, я найду тебе что-то более съедобное?! — смягчившись, добавила она.

— Не стоит беспокоиться, Нанни. Я сам. И спасибо, что приехала. Я знаю, что ты не поддерживаешь всю эту канитель. Поверь, я сам был такого же мнения до вчерашнего утра.

— Джас, мальчик мой, послушай меня сейчас очень внимательно. Я никогда не указывала как тебе жить, с кем дружить, на кого учиться, кого любить и где работать. Я всегда давала тебе свободу выбора, чтобы ты сам путём проб и ошибок нашёл своё. Своих друзей, своё призвание и свою любовь. Так вот если с первыми двумя пунктами ты отлично справился, то с любовью, по-моему, ты лоханулся как последний кретин! — мои брови взлетели вверх, но Нанни жестом приказала мне заткнуться и я, как послушный сын, это и сделал. — Я сейчас говорю про Кайлу, разумеется. Ну какая она жена?! Ну ты что в самом деле?! Ты сам-то видишь её в качестве жены и матери своих детей?! Ты понимаешь, что ваши дети будут похожи и на неё в том числе. Безусловно, я уверена, что ты их полюбишь, потому что у тебя доброе сердце. Но, мальчик мой, ты любишь другую девушку. Ты её реально любишь. В жизни всякое бывает. Знаешь, я несколько раз отмечала про себя, как она общается с Итаном и замечала, что в её интонациях проскальзывали материнские нотки. Конечно же, и подумать не могла, что она действительно его мама. Но её можно понять. Она, скорее всего, просто испугалась, что ты оттолкнёшь её, узнав правду, испугаешься ответственности, либо изменишь отношение к Итану. У женщин мозг работает иначе, понимаешь?!

Слушал её и не понимал. Ну как я мог изменить отношение к Итану?! Я полюбил этого парня, не зная кто его отец, где он и чем зарабатывает на жизнь. Мне было насрать на этот факт, мне был важен сам ребёнок.

— Нет, Нанни. Я не понимаю женскую логику. Я не понимаю ложь. Я не понимаю на кой чёрт обманывать в таких вещах. А вы подумали, что будет с Итаном, когда он узнает кто его мать?! У него же мозг потечёт от подобной хрени!

— Тут понадобятся психологи, согласна. Такие вещи нельзя просто обрушить на детскую неподготовленную психику. Но и твоё исчезновение из его жизни тоже может пройти с последствиями для него, понимаешь?

Я словно огненный меч проглотил, который выжигал все внутренности.

— Понимаю.

— Я не буду указывать, что тебе делать, но очень надеюсь, что однажды до тебя дойдёт, что ты совершил ошибку. Лишь бы не поздно, — вздохнула она и поцеловала меня в висок.

— Я люблю тебя, Нанни, — чмокнул её в щеку и, встав из-за стола, пошёл из сада, переполненного богатыми и знаменитыми ушлёпками, в сторону кухни, где сновали официанты с подносами.

Ослабил узел галстука, который словно удавка душил меня и расстегнул пару пуговиц на рубашке. Мне нужно моё любимое лакомство, чтобы почувствовать хоть что-то приятное за весь вечер.

— Привет, — подошёл к какому-то парню в чёрно-белой униформе. Увидев меня, он вытянулся по струнке и немигающим взглядом уставился на меня. — Для начала расслабься и выдохни. А во-вторых, могу я попросить тебя сгонять в магазин и купить мне Pringle’s с солью и большую банку Nutella? Я бы сам съездил, но уже прилично выпил.

Официант выпучил на меня глаза и покраснел.

— Но так ведь через час Новый год, всё закрыто, — практически прошептал он.

— Слушай, я же не подснежники прошу мне найти, а чипсы. Уверен ты справишься, — похлопав себя по карманам, нашёл бумажник и выудил из него сто баксов.

— А как же тарталетки с фуа-гра и золотой пылью, фриттата с лобстером и чёрной икрой и сет из сэндвичей с белым трюфелем? Мы собирались сейчас вынести очередной сет блюд, — ошеломленно смотрел на меня официант.

Прищурился, чтобы разглядеть имя на его бейдже.

— Послушай, Дункан, я ценю ваш труд и терпение по отношению к этим напыщенным задницам, — спокойно начал я, а он покрылся пятнами. — Но это дерьмо нам не приноси. Разогрей пиццу для нашего столика, идёт? Если её здесь нет, то купи тогда, пожалуйста. А девушкам ещё мороженое какое-нибудь раздобудь, — улыбнулся и сунул ему в ладонь сто баксов, пока он молча открывал и закрывал рот.

По пути обратно подошёл к ди-джею и попросил включить нормальную музыку, вместо того дерьма, что сейчас звучало из колонок. Он благоразумно молча кивнул и включил для меня песню Gangsters Paradise в интерпретации группы Like a Storm. Все гости мгновенно вздрогнули, услышав вместо мелодичного чилаута, пронзительные и душещипательные звуки этой песни.

Что, не нравится богатенькие ублюдки?! А мне насрать. Это же моя помолвка, значит и музыку я заказываю.

Подошёл к нашему столику и упёрся руками в спинку стула Трэвиса.

— Специально для вас заказал в этой обработке, а не оригинал, — подмигнул своим друзьям.

Трэвис оглянулся на меня и приподнял бровь.

— Ты решил разогнать всех гостей?!

— Думаешь сработает?! — ответил вопросом на вопрос. Он лишь покачал головой. — Габи, сестрёнка, потанцуем?!

— Под это?!

— Под это.

Она решила не спорить и подошла ко мне. Повёл её мимо столиков родителей, под их презрительные и надменные взгляды, остановился недалеко от бассейна и притянул к себе. Мы двигались плавно, несмотря на достаточно агрессивные аккорды песни.

— Бибер, ты должен знать. Мы сегодня с Джойс были у Мишель, — посмотрев мне в глаза, уверенно произнесла Габи. Я чуть не споткнулся, но постарался держать лицо и не выдать своих эмоций. — Мы хотели, чтобы она сделала шаг навстречу, но раз ты в итоге помолвлен, значит, она приняла решение не делать его, — невозмутимо продолжила она, а я готов был прыгнуть в бассейн с камнем на шее. Почему от одного только упоминания её имени, мне хотелось кричать?! — Кроме того, мы предложили ей свою помощь, но не думаю, что она согласится принять её. Она жутко гордая, — усмехнулась она, смотря куда-то за мою спину.

— Она не гордая, она лживая, — стиснув зубы, процедил я.

— Итан спрашивал о тебе, — как ни в чём не бывало продолжила она и моё сердце замерло и заныло, а пальцы на пояснице Габи непроизвольно сжались.

Я переживал за него. Как он сейчас?! Ждёт праздника и фейерверков? Он поел?! Какое у него настроение?! Как он себя чувствует?! Ведь совсем недавно он лежал пластом с высокой температурой и достаточно неприятным кашлем…

Тряхнул головой, чтобы перестать прокручивать в голове бесчисленные и бессмысленные вопросы.

— Сказал, что скучает, — не унималась Габи, произнося самые болезненные для меня слова обыденным тоном.

Я тоже скучал.

Но я не могу маячить в его жизни и давать какую-то надежду с учётом наших отношений с Мишель. Точнее отсутствием каких-либо отношений.

— Ещё он…О Господи! — вдруг сипло завопила она, вцепившись в мой пиджак и побледнев в секунду.

Её ошеломлённый взгляд был устремлён мне за спину, а всё её тело буквально окаменело.

— Что случилось, сестрёнка?!

Оглянулся и бегло пробежался по всем гостям этого мракобесия, кроме брошенного подноса с напитками, ничего необычного не заметил и вновь посмотрел на Габи.

— Что ты там увидела?! — прикоснулся к её подбородку и слегка приподнял его, чтобы поймать её взгляд.

— Там был тот, чьё имя нельзя называть, — прохрипела она, облизнув губы.

Что за хрень?!

— Волан-де-Морт?! — выдал я гениальное предположение, скептически изогнув бровь.

Она нахмурилась и наконец посмотрела на меня.

— Практически, — выдохнула она и немного расслабилась. — Но этого не может быть, Бибер, — растерянно пробормотала она, бегая глазами по моему лицу.

— Разумеется не может, Крошка. Его не существует, как и Гари Поттера, — улыбнулся ей.

Она недовольно цокнула и закатила глаза.

— Мне нужно присесть, — прошептала она.

Повёл её обратно, придерживая за талию. Диего сразу прищурился, оценив потерянный вид своей сестры, и посмотрел на меня, вопросительно изогнув бровь.

— Она увидела Волан-де-Морта, — пояснил я и все уставились на меня, вытаращив глаза.

— Ты «белочку» словил что ли?! — заржал Нэйт.

— Не я же его увидел, Пистон, — стукнул его кулаком в плечо.

— Какой ещё, к чёрту, Волан-де-Морт?! — обратился Диего к сестре с явным возмущением и непониманием.

— Да это его так Бибер назвал! — всплеснула она руками. — Это тот, кого я предпочла бы не знать никогда и не видеть! А он здесь! Даже вон поднос уронил! — заверещала она и многие гости заинтересованно посмотрели на нас.

Лицо Диего вмиг ожесточилось, губы превратились в одну тонкую линию, и он моментально вскочил и пошёл в сторону кухни.

Мы все непонимающе переглянулись.

— Габи, что случилось? Кого ты увидела? — тихо спросила Джойс, положив ей ладонь на плечо и слегка погладив его.

— Это… Это долгая история… Скажу так, он должен быть в Австралии, но не здесь, — уклончиво ответила она. — Ладно, давайте переведём тему, пожалуйста.

Я нахмурился, учитывая, что с Австралией у Габи связан большой период жизни. Там началась и закончилась её танцевальная карьера. Но она никогда особенно не рассказывала, как получила травму и что произошло. И это несмотря на то, что Габи очень открытая и общительная девчонка. Но тему Австралии и танцев она старательно обходила стороной. Диего тоже не распространялся. А мы и не лезли им под кожу, понимая, что есть вещи, которые не хочется ворошить.

Минут через пятнадцать заметил своего официанта с чипсами и моей любимой пастой для меня, и пиццей для всех остальных. А следом за ним вернулся Диего.

— Не нашёл, — бросил он, усевшись на своё место. По его быстрому и тяжелому дыханию можно было сделать вывод, что он только что поспарринговал, но костяшки пальцев целы, а значит драки не было.

Видимо он обежал ближайшие дома в поисках сбежавшего официанта, перепугав местных жителей.

— Ебобо, дай мне тоже, — подмазался Нэйт, полюбив моё любимое лакомство.

— Скажи это вкусно, Пистон? — улыбнулся ему.

— Скажу. Ты снова теряешь хватку, слоняра! Я с этим прозвищем хожу с начала лета, давай новое! — заржал он, закинув в рот чипсы с пастой.

— А ничего, что я с прозвищем «Ебобо» хожу уже больше года?! И ничего, не жалуюсь, — ухмыльнулся, сосредоточенно намазывая пасту на чипсы. — Так что перебьешься, Пистон. Можешь побыть Трахунчиком, как в былые времена, — закинул в рот чипсы и даже на секунду прикрыл глаза от наслаждения. Обожаю этот вкус.

— Я больше не такой уж и Трахунчик, — хохотнул он.

— Хм. Щеконтунчик? — предложил я. — Ну, раз Трахунчик не работает, пощекотать-то сможешь, — резонно заметил я, поиграв бровями.

Он заржал, запрокинув голову.

— Сукин ты сын, — захрюкал от смеха он, — Моя жизнь без тебя была бы чёрно-белой и совершенно бессмысленной, — уткнулся в меня плечом и продолжал жевать чипсы.

— Я и для Трэвиса придумал, только ему не говори, — понизив голос, наклонился к Нэйту. — Мне кажется, ему на роду написано теперь стать Джойстиком.

Нэйт поперхнулся и начал орать во весь голос. Все с интересом уставились на нас, а мы начали ржать, как сбежавшие из психбольницы.

Кайла и мои родители устремили на меня гневные взгляды, отчего мне стало ещё смешнее. Вокруг был сплошной фарс, а я наконец-то смеялся и не чувствовал боли в груди. Хоть на минуту забылся и почувствовал себя живым. На глазах выступили слёзы, а воздуха уже не хватало.

— Ебобо, я люблю тебя, — простонал Нэйт, запрокинув голову и пытаясь отдышаться. — Чёрт, это прозвище лучшее.

— Только как ему его озвучить?! Его «олдскулы» зубы раздробят от негодования, — вытирая глаза, ответил ему.

— Эй, парочка твикс, поделитесь над чем ржёте?! — сверкнула своими чёрными глазами Габи, попивая коктейль и наворачивая мороженое.

Мы начали давиться от сдерживаемого хохота, посмотрев на Трэвиса.

— Камон, я придумал очередное прозвище, но боюсь наш питекантроп меня чебурахнет, — улыбнулся я, смотря на Трэвиса.

— Я желаю тебе лучшего, чем свадьба с Кайлой, поэтому чебурахну в любой момент, только скажи.

Хорошие у меня друзья, отзывчивые ребята.

Оглядев всех присутствующих за столиком, подумал, что если и быть драке, то сейчас. Кто знает, как он отреагирует на новое прозвище?

— Поскольку ты встречаешься с прекрасной девушкой по имени Джойс, то я нарёк тебя «Джойстиком», — выдал я на одном дыхании, покосившись на Трэвиса.

Джойс сжала губы чтобы не рассмеяться, а все остальные начали хрюкать от сдерживаемого хохота. Нэйт согнулся пополам и начал стучать по столу. Трэвис сначала посмотрел на свою девушку, потом перевёл свой многозначительный взгляд на меня.

— Чёрт бы тебя побрал, Полтинник. Я благодарю небеса, что однажды встретил тебя в школе, — наконец заржал Трэвис и все сидящие за столом.

— Это гениально, Бибер! Я его в телефоне теперь переименую, — хохотала Габи.

— Я уже, — поднял руку Нэйт весь красный от смеха, капающийся в телефоне.

Вот такая атмосфера мне близка по духу, где все смеются и радуются.

Пробежался взглядом по совершенно незнакомым людям, заполонивших задний двор родительского особняка. Все были разодеты для красной ковровой дорожки, а от сверкания их бриллиантов я устал щуриться. Ярмарка тщеславия, не иначе. Снисходительные и высокомерные взгляды, искусственные сиськи, фальшивые улыбки, грязные помыслы. Аж передёрнуло всего, но тут уткнулся взглядом в мистера Андерсона, отца Кайлы, и почувствовал будто на плечи положили десятитонную плиту. Вот она моя реальность. Он, кстати, сегодня почти не разговаривал со мной. Разве что подошёл перед тем, как я должен был сделать предложение и шепнул мне на ухо, что если я ещё раз выкину подобное и сбегу от его дочери, то мой труп не найдут даже лучшие следователи. Я ему ответил, что с радостью воспользуюсь его услугами, поскольку брак с его дочерью мне нахрен не сдался. Скрипя зубами, он ушёл. И вот сейчас он сидел и свирепым взглядом видимо расчленял меня.

Блин, я вот вроде взрослый уже парень, но почему-то, когда он или мои родители так смотрят, то хочется показать им всем средний палец, как маленький ребёнок. А лучше два. И зачитать им что-нибудь из раннего Эминема.

Забавно, что я в итоге так ничего и не сделал для этой помолвки. Всем, начиная от кольца и заканчивая выбором салфеток на стол, занимались мои родители. Я, как приглашенная звезда, приехал на всё готовое. Разве что мой райдер они тоже подкорректировали и внесли туда пункт «Со всем согласен».

Я не сдался, я смирился. Я любил Мишель, это ни для кого не секрет. Разве что ей не говорил этого, но тем не менее любил её. Без оглядки был готов ради неё на многое. Прыгнуть в омут с головой для меня не проблема. Подружиться с её тараканами и быть заодно с её чёртиками внутри — не вопрос. Я бы многое понял и простил, но не то, что она сделала. Такими вещами не шутят и не пренебрегают. Так что пусть это будет на её совести.

Однако в этой жизни совершенно точно есть чистые и наивные создания.

И меня волновало только одно…

Простит ли меня Итан, что я пропал из его жизни?

Глава 22

Мишель

Рекомендации, финансовые данные и гарантии, имена, телефоны и адреса — я заполняла заявление на получение кредита, сидя в небольшой подсобке на рабочем компьютере Гарольда. Итан был в подготовительной группе, а я, как обычно после учёбы на смене. Повернула голову вправо, потом влево и размяла мышцы шеи. От ночёвок в кафе больше всего страдала спина и шея. Прошла неделя в поисках квартиры и, слава богу, вчера я её нашла. Маленькая, скромная квартира-студия идеально подошла нам с Итаном. Я развесила объявления в универе, в надежде, что кто-то ищет соседку с ребёнком или готов вместе с нами снимать квартиру, но таких желающих, разумеется, пока не нашлось. Аренду придётся платить в одиночку. Поэтому я решила получить кредит, поскольку моих накоплений хватит ненадолго.

Нельзя останавливаться. Нельзя чувствовать. Нельзя думать.

Нужно двигаться только вперёд.

Всю неделю я держалась ради Итана. А он, в свою очередь, не облегчал мне задачи. Каждый день по несколько раз задавал и продолжает задавать свой любимый вопрос: «А папа плидёт?», на который я уже даже не отвечаю, а просто пожимаю плечами. Потому что слов нет, остались одни эмоции и стоит мне открыть рот они готовы начать вырываться из меня бурном потоком, сдержать который я уже не в силах. Я чувствую себя проснувшимся вулканом, который вот-вот рванёт в небо столб пепла, а затем из него польётся горячая, всё сносящая и сжигающая на своём пути, лава. Я на грани истерики, поэтому стараюсь вообще ни о чём не думать, а просто двигаться вперёд. Не важно, что будет дальше, главное не останавливаться и что-то делать.

Из-за того, что я теперь осталась одна с Итаном, а помощи и поддержки ждать неоткуда, то я уговорила одну маму из подготовительной группы, чтобы после занятий она забирала Итана к себе, дав мне тем самым несколько часов спокойно поработать, не отвлекаясь на ребёнка. Потом неслась за ним и возвращалась в кафе ещё немного поработать до закрытия и переночевать. Но сегодня с ночёвками в кафе покончено. Сегодня мы впервые будем спать в своей небольшой квартире с надёжной крышей и прочными стенами. И наконец-то нормально примем душ, потому что мыться в раковине то ещё удовольствие.

Заполнив заявление, прокручивала новостную ленту. Глаз зацепился за фотографию.

О Господи!

Сердце тут же предательски ёкнуло.

Джастин в шикарном чёрном костюме в обнимку с Кайлой в обтягивающем золотистом платье стояли на фоне роскошного особняка. Позади них были столы с белыми скатертями и огромными вазами с цветами. Вся обстановка буквально вопила об исключительном положении пары в обществе. Всё претенциозно, помпезно и как-то гротескно.

Во рту пересохло, как в пустыне, язык прилип к нёбу, ладони вспотели. Прикрыла глаза, чтобы постараться выровнять дыхание и душевное равновесие.

Нельзя чувствовать.

Посмотрела на экран ноутбука. Статья из разряда «Вам может быть это интересно». Какая ирония… Мне было неинтересно, но палец уже ткнул по клавише на «мышке» и открыл вкладку.

Открылась статья с названием: «Джастин Коулман и Кайла Андерсон. Самая перспективная пара объявили о помолвке».

Твою ж мать!

Я, словно натуральная мазохистка, увеличила фото и стала разглядывать Джастина. Застывший взгляд, непривычно уложенные волосы. Обычно он любил творческий беспорядок на голове, будто выйдя из душа вытер их полотенцем и оставил сохнуть в таком взъерошенном положении. Мне всегда нравился этот эффект лёгкой небрежности. Но на фото его светлые волосы были зачёсаны назад и от этого серо-зелёные глаза сильнее выделялись на лице, а скулы казались ещё более острыми и графичными. Выражение его лица было ожесточённым и сосредоточенным. Но он был красив. Боже, как же он красив… Ему, оказывается, очень подходят костюмы. Я-то видела его либо в джинсах и толстовке, либо по-домашнему расслабленным в шортах, футболке и босиком, либо голым. Голый он особенно прекрасен…

Нельзя вспоминать.

Кайла же наоборот стояла, прильнув к нему, с ослепительной улыбкой и шикарной укладкой. А на пальце у неё красовалось кольцо с огромным камнем. Просто гигантским. Из декольте её платья грудь буквально просилась наружу, высокие шпильки лишь подчеркивали её стройные и длинные ноги. Она выглядела счастливой.

Поймав слезу в уголке глаза, пробежалась глазами по статье.

«Мистер Коулман, единственный наследник миллионного состояния и внушительной коллекции антикварных шедевров, и мисс Андерсон, дочь влиятельного бизнесмена одной из самых крупных компаний в сфере нефтедобычи, объявили о помолвке 31 декабря. На это знаменательное событие были приглашены все сливки общества, селебрити и близкие друзья пары. По словам невесты, мисс Андерсон, они мечтали о свадьбе с первого дня знакомства, но не хотели спешить. Их отношения прошли проверку временем, и они с нетерпением ждут торжества. Свадьба назначена на 1 марта…».

Всё. Достаточно.

Захлопнула крышку ноутбука и уставилась вперёд невидящим взором. Сердце неистово билось в груди от осознания, что всё действительно закончилось. У нас с ним. Но ведь я готовилась к этому после маминого звонка. Я мысленно каждый день повторяла про себя, что это скоро всё закончится, не привыкай, не чувствуй. Однако каждую ночь оставалась в его постели и не могла оторваться от него ни на минуту. Мы дышали друг другом.

Когда я ушла из его дома, то думала только об одном — так будет лучше. Я не могла остаться там, где всё пропитано воспоминаниями. Где в спальне пахнет им. Где я мечтала остаться навечно, но только вместе с ним. Просто не могла представить, что он уйдёт, а я останусь. Да к тому же он не знал, что моя мама не заберёт Итана. Он думал, что нам надо всего несколько дней подождать. Поэтому остаться у него не было выходом. Это лишь бы отстрочило неминуемое. Однако мне всё равно нестерпимо больно видеть эти новостные заголовки о том, что на ещё одну пару стало больше. Что мой Джастин больше не мой. Что он больше не назовёт меня своей богиней и не будет смотреть как на любимый праздник. Теперь у него новая жизнь, наполненная перспективами и возможностями. У него появятся дети, которые будут похожи на него. У него всё будет хорошо, пока я медленно умирала и сходила с ума от тоски.

Нельзя. Просто нельзя. Хватит.

Похлопала себя по щекам, чтобы привести в чувства. Мне нельзя расслабляться. Как бы тяжело ни было, какой бы безвыходной мне не казалась моя ситуация, я должна быть стойкой и не останавливаться.

На автопилоте закончив смену, понеслась в магазин за продуктами. Солнце клонилось к закату, на дорогах были пробки. Машины у меня нет, на велосипеде всё не увезёшь, поэтому я тащила покупки на себе, как чёртов мул. Еле ползла по небольшому тротуару вдоль односторонней улицы, проклиная всё на свете. Январскими вечерами в Лос-Анджелесе температура могла опуститься до десяти градусов, поэтому я была в толстовке и куртке. Однако в данный момент я бы всё отдала, лишь бы снять с себя эти слои одежды и зайти в прохладный душ. Пот струился по спине, ручки от пакетов врезались в пальцы, плечи, как мне казалось, уже практически вывихнулись от тяжести моей ноши. Внезапно в правой руке стало слишком легко, а по асфальту с грохотом покатились различные консервные банки, овощи и фрукты высыпались и разлетелись в разные стороны. Посмотрев на свою ладонь, увидела только ручку от пакета.

Просто замечательно.

Часть банок закатились под автомобили, стоящие в пробке или же припаркованные вдоль обочины. Стоя в окружении этого хаоса, поняла, что именно таким образом и выглядит моя жизнь. Один сплошной хаос и разбросанные воспоминания, а я одна посреди этого и не знала за что хвататься в первую очередь.

И не выдержала. Это всё показалось мне слишком. Плечи затряслись, слёзы градом хлынули из глаз и заструились по щекам. Ноги подкосились, и я медленно осела на колени. В горле был ком размером с бейсбольный мяч. Глаза жгло от собственных слёз, но я не могла остановиться. Меня прорвало. Всё, что я сдерживала в себе с момента маминого звонка рвалось из меня.

— Девушка, Вам помочь?! — раздался сбоку от меня приятный мужской голос. Такой спокойный и уверенный.

Но я не могла даже головы поднять. Закрыв лицо руками, рыдала как ребёнок.

— Что случилось? — продолжил спрашивать незнакомый голос, приближаясь ко мне.

Я бы ответила, только как назвать то, что случилось со мной?! Катастрофа?! Возмездие?! Жизнь?!

Да, определённо. Со мной случилась жизнь. Настоящая, без прикрас, без подушки безопасности.

— Ну что такое?! Давайте я Вам помогу, — тембр незнакомца был невероятно успокаивающим. Его рука коснулась моего плеча, и я вздрогнула.

Оторвала руки от лица и подняла на него глаза. Передо мной на корточках сидел очень симпатичный парень с короткой стрижкой и очень необычным цветом глаз. Нет, цвет самый обычный, серый. Но вот его оттенок такой глубокий и интенсивный, словно он был в линзах.

— Тай, с ней всё в порядке?! Я из-под машины вытащила все консервы, — послышался голос незнакомки.

Красотка с каштановыми волосами подходила к нам, держа в руках кучу банок. Видимо это его девушка. Опустив взгляд на его ладонь, увидела кольцо. Женат. Значит это муж и жена.

Почему всё вокруг меня в последнее время связано с семьёй и узами брака?! Что, больше нет других сторон жизни?! Слёзы полились с новой силой. Парень обвёл взглядом погром, который я устроила вокруг себя и начал собирать бумаги на кредит, выпавшие из сумки. Подняв их, пробежался взглядом по ним и, прищурившись, посмотрел на меня и почему-то на мои волосы, а затем едва заметно улыбнулся.

— Нет, малыш, не в порядке. Но скоро определённо будет, — ответил он своей жене, пока я всхлипывала от рыданий.

— Бедняжка. Одна тащила такие тяжелые пакеты. Я бы тоже расплакалась, если бы попала в такую ситуацию, — с сочувствием произнесла девушка и опустилась рядом с нами.

— Малыш, я бы не позволил, чтобы ты несла такие тяжелые пакеты и попала в подобную ситуацию, — подмигнул своей жене, и я завыла в голос.

Ну почему всем вокруг везёт кроме меня?! Для меня счастья не выделили что ли?!

— Эй, ну что такое? — мягко спросил парень и аккуратно коснулся меня. — Посмотри на меня, — тихо приказал он. Подняла глаза. Сквозь пелену слёз нифига не видела. — Делай глубокий вдох и медленный выдох. Дыши. Всё будет хорошо, — гипнотизировал меня и прижал мою голову к своей груди, поглаживая по волосам. Начала дышать, слушая как размеренно бьётся его сердце. — Малыш, у нас есть в машине салфетки? — обратился он к жене.

— Есть, сейчас принесу, — тут же отозвалась она.

— Мне больно, — просипела я.

Сама не знаю, зачем сказала это. Но озвучила чистую правду. Боль рвалась из меня. Я обманула того, кого не хотела обманывать. Потеряла того, с кем хотела провести всю жизнь. А теперь он собирался жениться. А я сижу в руинах собственной жизни и не знаю куда в итоге приду. Просто иду, но даже чёртовы пакеты рвутся в самый неподходящий момент! Просто человек-успех!

— Это пройдёт. Отпусти немного ситуацию и всё наладится, — произнёс парень гипнотизирующим тембром и протянул мне салфетку.

Откуда он мог знать, что всё наладится?! Нет, жопа, конечно, может и пройдёт, но вселенская задница не закончится. Закончится одно испытание, начнётся другое. Я ведь барахталась в болоте, пытаясь себя удержать и Итану не дать утонуть. Совершенно не видела выхода из своего положения. Я скучала по Джастину. Я задыхалась без него.

— Простите, что я тут перед вами рыдаю, — вытерла слёзы и покосилась на девушку.

Её муж прижимал мою голову к своей мощной груди, но она смотрела на меня с пониманием и вроде даже сочувствием. Но мне всё равно было неловко. Вечно я попадаю в неловкие ситуации с красавчиками!

— Ой, прекрати! — махнула девушка рукой. — Поплачь, если хочется. Только посреди дороги это не самая лучшая затея, — улыбнулась мне так искренне и понимающе, что моё сердце готово было разорваться от жалости к самой себе.

— Мы тебя подвезём, хорошо? — тихо спросил парень.

— Не стоит…

— Не спорь только, ладно? — мягко перебил он меня, заглянув мне в глаза.

От него вкусно пахло и вообще было ощущение, что передо мной супер надёжный мужчина. Просто скала. Как мой Джастин. От него я тоже чувствовала невероятную защиту. Сжала кулаки, так что ногти болезненно впились в кожу, но это хотя бы остановило новый поток слёз.

Кивнула ему, не в силах ответить и он поднял меня на ноги. Вместе с женой они собрали то, что было в зоне видимости и загрузили всё в свою машину.

— Пойдём, — аккуратно взяв под локоть, он усадил меня на заднее сиденье машины и поехал по адресу, который я ему назвала. Из стереосистемы его автомобиля тихо доносилась песня In Love With The Pain группы Black Stone Cherry.

— Я Сидни, это мой муж Тай. А тебя как зовут? — обернулась ко мне девушка с переднего пассажирского сиденья, пока её муж вёл машину, пытаясь объехать пробку.

— Мишель, — вяло улыбнулась ей.

— Какое мелодичное имя. Любопытно, что на днях девчонки в баре тоже упоминали имя Мишель… — задумчиво произнесла Сидни. — Вот так совпадение, да Тай? — всплеснула она руками, посмотрев на своего мужа.

— И не говори, малыш, — как-то игриво и загадочно протянул он, стрельнув в неё плавящим взглядом. — Случайности не случайны.

Пожала плечами и посмотрела в окно. Да, моё имя не такое уж популярное, но всё же не самое редкое.

Истерика немного отпустила, но появилось тягостное ощущение пустоты внутри и дикая слабость. Я не могла ни рукой пошевелить, ни ногой, как будто накануне от души позанималась в зале и мышцы были залиты цементом. Или как будто снова выпила невесть что из рук незнакомцев.

Облокотилась на подголовник и позволила молодой паре отвезти меня домой. Позволила помочь, когда я даже не просила и не рассчитывала.

— Тай, а тебе не кажется, что Дэйв тормозит со свадьбой? — непринуждённо спросила Сидни у своего мужа.

Я не понимала о ком они беседовали, но в данный момент это было и не важно. Слушая их болтовню, я немного расслабилась и отвлеклась от собственных переживаний. Разве что упоминание слова «свадьба» в очередной раз больно кольнуло в сердце. Это какой-то закон подлости, да?! Почему снова разговор про чью-то свадьбу?!

— Дэйв тормозит?! — усмехнулся Тай, посмотрев на свою жену. — Малыш, ты не замечала, что Триша постоянно спорит с ним на эту тему и избегает любых разговоров, которые мы с Джеем поднимаем насчёт их свадьбы.

— Нет, не обращала внимания, — пожала плечами, на что её муж тихо засмеялся. — Они в принципе всегда спорят, но, чтобы она его динамила со свадьбой я не замечала.

— Я тебя люблю, малыш. С каждым днём все сильнее и сильнее, — признался он ей сквозь смех. Сидни положила ладонь поверх его на ручке переключения передач.

Так много в этом жесте… Много любви, заботы, ласки…

— Так вот зачем ей Майкл звонил на днях! — вдруг воскликнула она, что я невольно подпрыгнула. — Она мне говорила, что Майкл бьёт копытом и включил режим гуру и прочитал ей лекцию о важности семьи и сказал, что ему не терпится вновь дать кому-нибудь свой волшебный пендель и назвать «тупицей», — заверещала она, на что её муж, смеясь покачал головой.

— Да, он думает, что как только Дэйв с Тришей поженятся, то он обратит своё внимание на Алекса и Мэтта. Ну и на Рикки, с ним правда сложнее, он ведь относительно недавно расстался со своей девушкой и пока не готов к новым приключениям. Тем более они с Грейс переезжают этим летом сюда и ему будет удобно одаривать всех желающих своими мудростями, — ответил он ей.

Слушала их и понимала, что все вокруг меня активно занимаются своей личной жизнью, а я теперь даже не представляю, чтобы начать с кем-то встречаться. Джастин настолько глубоко поселился в моём сердце, что невозможно представить кого-то другого рядом. Это как-то противоестественно что ли. У нас было совсем немного совместных переживаний, но они намертво отпечатались в душе. Его смех, когда он носился с Итаном, сидящем на его плечах. Его улыбка, когда он, танцуя, подходил ко мне и целовал. Его взгляд, когда он замечал меня, входящей в комнату. Всё это свежо в памяти и не даёт мне покоя. Всю неделю, ночуя в кафе, я очень плохо спала. Перед глазами был он и его глаза, когда он узнал правду. Я не хотела причинять ему боль. Не хотела, чтобы всё вот так закончилось.

Я думала, что просто исчезну и постараюсь начать жизнь с чистого листа со своим сыном. Как бы я ему объяснила, что моя родная мать сбросила на меня навсегда «своего» сына и укатила к любовнику?! Как бы Джастин подумал о моей маме?! Да так же, как он думал сейчас обо мне…

И сейчас мне ужасно стыдно перед Итаном, что ещё месяц назад я ждала, когда его заберёт моя мама и освободит меня от этой ноши, как она делала в течение последних пару лет. Мне невыносима мысль, что Джастин оказался прав — я избавилась от ответственности за собственного ребёнка.

Первые три года, пока я училась в школе, я провела рядом с Итаном бок о бок, но, поступив в колледж в Лос-Анджелесе, я приезжала к нему только на праздники. Я отдалилась от него. Сначала непреднамеренно. Просто много училась и работала, но потом… Как бы ни было больно это признавать, я почувствовала свободу и решила, что это мой шанс и глупо отказываться от возможности устроить свою собственную жизнь. Поэтому в течение двух лет Итан видел меня редко и очень скучал. Я по нему тоже, но, чёрт… Это было моим решением, которым теперь я совсем не горжусь. При живой матери мой ребёнок рос думая, что его бабушка — его мама.

Сейчас моим долгом было наверстать то, что мы с ним упустили по моей вине. Я обязана вернуть ему всё, чего он был лишён, пока я жила отдельно от него. А со временем рассказать ему, что я его мама. Теперь на первом месте у меня мой сын. А Джастин… Надеюсь, когда-нибудь я смогу думать о нём, не плача. Вспоминать о нём, не сожалея. Перестану его любить…

— Мы приехали, я помогу донести сумки, — произнёс Тай, вырвав меня из грустных мыслей, и я поспешно вылезла из машины, попрощалась с Сидни и пошла в сторону небольшого дома, где сняла квартиру.

— Спасибо вам огромное. Простите, что нарушила ваши планы, — сипло прошептала, когда Тай остановился около моей квартиры.

— Ты ничего не нарушила, не извиняйся, — мягко улыбнулся мне и посмотрел прямо в глаза. — Знаешь, порой в жизни наступает жопа. Тебе кажется, что просвета нет. Но он есть, поверь мне на слово. Просто нужно немного отпустить контроль и принять данность. А потом, когда представится возможность, хватай быка за рога и не отпускай. Остальное предоставь ему, — тихо произнёс он и, сжав напоследок моё плечо, пошёл в сторону лестницы.

Ему?!

— Кому?! — непонимающе окрикнула его, обернувшись.

— Своему супергерою, — ответил он, не оборачиваясь и скрылся из виду. Однако в его интонации я услышала улыбку.

Супергерой. Да, я об этом и мечтала. И даже встретила такого совершенно случайно. Нас просто жизнь столкнула. А потом развела моя ложь.

Глава 23

Джастин

— И ты мне хочешь сказать, что реально подпишешься на это?! Бибер, полтора месяца осталось, — скептически произнёс Трэвис, оперевшись на капот своей тачки и обнимая Джойс, стоящую между его ног. — Это уже не смешно ни разу.

Из салона его автомобиля доносилась песня They Don’t Care About Us в интерпретации группы Saliva. Мы всем составом приехали на его очередную гонку, которая должна начаться через пятнадцать минут.

— Видишь ли, я с недавних пор стал марионеткой, — усмехнулся я. — Дёрнешь за одну ниточку, поднимется правая рука, — и я театрально продемонстрировал, подняв руку. — Дёрнешь за другую, задвигается левая нога…

— Ебобо, а за какую надо дёрнуть, чтоб твой болт поднялся?! — загоготал Нэйт, запрыгнув мне на спину.

Подхватил его под колени, слегка нагнувшись вперёд.

— Слушай, ты, по-моему, вес набрал, Пистон, — закряхтел я, пытаясь выровняться и устоять прямо. — А ты с какой целью интересуешься?!

— Это ж логично, Ебобо! Чтобы, как в фильмах, лавировать между натянутыми ниточками и случайно не зацепить её, — хохотнул он, положив мне свой подбородок на макушку.

Парни заржали, наблюдая за нами.

— Имя этой ниточки «Мишель», но он старательно делает вид, что нихрена подобного, — прокомментировал Трэвис.

— Знаешь, братишка, ты реально бесишь, — продолжал веселиться на моей спине Нэйт. — Стоило тебе начать встречаться с Джойс, так всё! Поглядите-ка на него! Умным стал! Сразу ему всё очевидно, просто и прозрачно.

Диего, стоящий рядом с Трэвисом, сжал губы, чтобы не заржать и отвернулся. Трэвис прищурился, глядя на Нэйта.

— С тобой вообще отдельный разговор. Ты чуть карьеру не просрал, отрицая очевидное, — ткнул в него пальцем.

Нэйт напрягся и сильнее вцепился мне в плечи.

— Но он уже две недели после помолвки Бибера не пьёт! — вскрикнула Габи, встав на защиту Нэйта.

Да, он не пил пару недель до соревнований, потом сделал перерыв в своём воздержании и нажрался со мной на помолвке. Но никто не знал, что он поддержал меня в стремлении превратиться в визжащую свинью и напился у меня дома спустя пару дней после новогодней ночи. Меня тогда накрыло мощной волной отчаяния и осознания. Нэйт, как всегда, оказался рядом и разделил со мной шесть бутылок виски. Но нашим друзьям мы об этом не поведали. Нэйт знал, что мне не нужны нотации, предостережения или советы. Он просто приехал со своей книгой для начинающих пикаперов и, глотая виски из горла, зачитывал мне один тупой совет за другим. Потом он решил остаться пожить у меня, раздражая Кайлу своим присутствием и разными подколами, а я продолжал пить в течение этих двух недель. Даже сейчас ждал, когда закончится гонка и я поеду домой, чтобы снова нажраться.

— Вот именно! Спасибо, милая, — довольно протянул он, заёрзав на мне. — Поэтому, братишка, не гони на меня. Ещё немного и я стану святым.

— Святым ты точно не станешь, — ухмыльнулся Диего, многозначительно посмотрев на него поверх моей головы. — Святые не испытывают ненависти по отношению к ближнему своему.

Трэвис заржал и дал ему пять.

— Ебобо, они меня бесят, — жалобно простонал мне на ухо Нэйт.

— Меня иногда тоже, — согласился, чувствуя, как на спине проступил пот, из-за моей ноши в виде лишних восьмидесяти килограммов. — Кстати, Винни, где та злючка, про которую ты рассказывал? — ловко перевёл тему, отметив про себя, как Джойс тут же встрепенулась.

— Хрен знает. Я её видел-то всего один раз и выслушал поток словесного дерьма ни за что. Просто, потому что я мужчина, — с недоумением ответил он, посмотрев на меня. — Здесь, как бы, одни парни гоняют, вот я и удивился, что за руль села девушка. В итоге Волчонок увела меня, чтобы я ей не ответил в должной манере. Но, как я вам уже рассказал, она выиграла на другой гонке. Как я понял у неё немного денег, и тачка даже не её была, поэтому она гоняла среди новичков, — пояснил он.

— Да, сложилось впечатление, что она ненавидит мужчин, — добивала Джойс, прильнув к Трэвису и положив ладони на его предплечья.

— О, ещё одна Пиранья?! — воскликнул Нэйт, оживившись на моей спине.

Я поморщился от его вопля, чуть не оглохнув.

— Нет, её ненависть какая-то другая. Она словно вообще мужчин за людей не считает. Парни тут пошутили, что она лесбиянка, скорее всего, — ответила Джойс и Трэвис довольно кивнул.

— Точно Пиранья! — опять заорал Нэйт, сквозь смех.

— Не ори, Пистон, — застонал я. Он сжал моё плечо, видимо в качестве извинения.

— Нет, брат. Твоя Пиранья ненавидела только тебя, а остальных использовала. А эта всех готова с дерьмом смешать, — вставил Трэвис.

— Защищается, видимо. Лучшая защита — нападение. Древнейшая тактика. Сам так в боях поступаю иногда, — спокойно резюмировал Диего, смотря вдаль.

— Трэвис! На старт, — крикнул ему Кит, распорядитель гонок.

— Поехали, Волчонок. Покажем им, как мы с тобой умеем, — тихо произнёс он и, развернув девушку лицом к себе, поцеловал.

Мы все только улыбнулись, глядя на их парочку. Теперь на каждой гонке Джойс ездила вместе с ним. Он недавно поделился со мной, что уже не помнит, как ездил без неё и обожает наблюдать её эмоции, когда они приближаются к финишу или обгоняют кого-нибудь.

Ребята поспешно прыгнули в его Nissan GTR r35 и подъехали к условной стартовой линии.

— О, это Марк что ли?! — указал пальцем куда-то в толпу Нэйт.

— Он самый. Я его сегодня уже видела. Говорит, что готовит тачку и через месяц-другой снова бросит вызов Трэвису. Я правда не понимаю, откуда у него такой нездоровый интерес к нашему синеглазому, — ответила Габи, приобняв Диего за талию. Он поцеловал её в макушку и сжал в своих огромных ручищах. После непонятной истории на моей помолвке, Диего стал больше присматривать за ней.

Моторы взревели, только Трэвис стоял спокойно и ждал зеленого сигнала светофора.

— Хочет внимания и признания, — тихо прокомментировал наш мудрец. — Видимо в детстве его дразнили за что-то или унижали, вот он и пытается поднять свой авторитет, задирая других. Трэвис это понимает, поэтому не хочет иметь с ним ничего общего.

— Мужик, может зря ты в боксёры пошёл? — улыбнулся, глядя на него. — Ты прирожденный философ и психолог. Нахрен тебе кулаками махать?!

Нас оглушили визги и возбужденные крики липучек, когда парни стартовали и помчали по своему маршруту. Почему липучки? А потому что они правда липнут ко всем парням, как пенопласт к рукам.

— Я люблю, как ты выразился, кулаками махать. Если бы не мои кулаки, то тебя бы в гетто тогда убили просто-напросто, — невозмутимо напомнил мне о моём бурном детстве.

— А ещё, если бы не его кулаки, то представь сколько бы наших драк затянулись на блаженные минуты, — заржал Нэйт. — Он же просто не даёт нам возможность продемонстрировать наши умения, отправляя всех в нокаут через пару секунд после начала заварушки.

— А смысл мутузить их?! Пусть поспят, — пожал плечами Диего, обнимая свою сестру.

— Дорогой, я здесь, — послышался ехидный высокий голос Кайлы.

Стиснул челюсти, делая вид, что не услышал её из-за шума вокруг и старательно смотря вперёд перед собой. Может существует ещё какая-нибудь древнейшая тактика, чтобы освободиться от того, что тебе не нравится?! Нэйт слегка постучал мне по плечу, но я продолжал стоять лицом к дороге в надежде, что она испарится.

Сообразительный — моё второе имя.

Вот уже две недели, как она окончательно переехала ко мне, и мы живем типа как жених и невеста. Раньше она только периодически оставалась у меня, сейчас же её трусы, мать их, повсюду. Я не сплю с ней в одной постели, не захожу в кухню, когда она там учит Нанни жизни, а именно каким должен быть её рацион, чтобы она, не дай боже, не поправилась к свадьбе. Я избегаю её, как чумы. А она, в свою очередь, как самая настоящая чума носится за мной и говорит, что люди должны видеть нас вместе. Почему-то она решила, что всем вокруг важна её личная жизнь. Почему-то она всё время ждёт, что о ней напечатают в Vogue или Forbes. С хрена ли, спрашивается?! Но Кайла мнит себя восходящей звездой и, стоит мне выйти сейчас с друзьями куда-либо, несётся прицепом за мной.

— Ебобо, ты мне джинсы сейчас продырявишь, — иронично прошептал Нэйт, и я понял, что со всей дури вцепился в него пальцами, держа его под колени. — Давай сегодня в бар сходим? Сейчас Трэвис закончит и двинем туда, что скажешь?

— Скажу, что я только за.

Кайла подошла ближе и фактически толкнула меня в плечо, чтобы я обратил на неё внимание. Обречённо вздохнув, повернул голову налево.

— Мог бы ради приличия сделать вид, что рад меня видеть, — процедила она, придвинувшись ко мне.

Неудачник — моё третье имя.

— Ради какого ещё приличия?! Да к тому же я только этим и занимаюсь, что делаю вид, — ответил ей, надеясь, что моя язвительная интонация достаточно убедительна, чтобы она отвалила от меня.

Нэйт слез с моей спины и встал рядом с Диего и Габи в метре от нас.

Предатель.

— Я простила тебе эту шавку. Простила, что ты с ней кувыркался в нашей постели, «пометил» с ней душ, джакузи и даже чёртов пол! Так что будь добр, смени гнев на милость и улыбайся мне. Улыбайся, дорогой, — в её яростном шёпоте было столько желчи и презрения, что мне захотелось сейчас же принять душ и смыть с себя всё это. Тереть мочалкой до тех пор, пока скрип не услышу.

После помолвки я ей первым делом рассказал, чем я занимался с Мишель. Зачем?!

Во-первых, я рассказал правду и больше не собирался скрывать от Кайлы, что я изменил ей. Без особых подробностей, но тем не менее достаточно полно донёс до неё, как я проводил время с Мишель. Как я кайфовал и что такого секса с ней у меня никогда не было и не будет. Жестоко? Возможно. А они со мной не жестоки?!

Во-вторых, у меня ещё теплилась надежда, что она разорвёт помолвку.

Хрен там.

Идиота кусок — моё четвертое имя.

— Это мой дом, Кайла, а не наш. Ты мне пока ещё не жена, чтобы считать его своим. Поэтому ремонт, который ты решила сделать в двух гостевых спальнях, пока не состоится, — спокойно ответил, представляя, что уже через полчаса буду пить в баре.

— Я пожалуюсь папе, чтобы он вразумил тебя и научил уважать меня, если любить ты не умеешь, — пригрозила она ехидно.

— Научить уважению или любви невозможно. Это либо есть, либо нет. Либо ты чувствуешь это по отношению к человеку, либо нет. Но ты пожалуйся, я буду с нетерпением ждать его гнев по мою душу, — иронично ответил, как послышался рёв тачки Трэвиса. Повернул голову и увидел, как он несётся в нашу сторону под одобрительный гул и визг толпы.

— Ничего, привыкнешь. Только с детьми подождём, не хочу сейчас рожать. Может лет через пять-семь, — перекрикивая толпу, обратилась ко мне.

Дети… Итан…

Чёрт, опять при упоминании детей в мозгу сразу всплывает он. Я безумно скучал по нему… Но ничего не мог сделать или изменить. Я ему никто.

Как я узнал, Кайла наняла частного детектива, коих в Лос-Анджелесе дохрена, чтобы узнать всю подноготную Мишель, поскольку, как она сказала, почувствовала неладное. Я же уверен, что она почуяла близкую и родную ложь, поэтому, как охотничья собака, принесла мне дичь в зубах. В тех бумагах были только сухие данные, цифры, имена. Теперь я знал всё от момента рождения Мишель и до того, как она ушла. Я знал факты, но так и не узнал её саму. Не понял. Не разгадал. Не раскусил.

— Хэй, братишка! Красавчик, как всегда! — завопил Нэйт, как только Трэвис вылез из тачки и перевернул бейсболку козырьком назад.

— Кайла, я не хочу детей. Так что не переживай на этот счёт, — бросил ей и подошёл к Трэвису.

— Поедем в бар? Мне нужно… Не знаю, что мне нужно, просто хочу в бар, — обратился к нему.

Он перевёл взгляд мне за спину, на Кайлу, потом вновь внимательно посмотрел на меня.

— Поедем. Только не пей, ты за рулём, — раскомандовался он. Вопросительно выгнув бровь, посмотрел ему в глаза. — Ты нас за дебилов не держи, ладно?! Думаешь мы с Диего не понимаем, почему ты две недели помятый ходишь? Нэйт тебя не сдаст, я знаю. Но и мы не слепые, Полтос.

— Ты меня сейчас бесишь, — усмехнулся я, засунув руки в карманы джинсов.

— Это хорошо. Может тогда что-то в тебе проснётся, и ты станешь прежним Джастином, который на лету решал все проблемы. У человека должен быть выбор, Бибер.

Закатил глаза и отвернулся. Вокруг толпа жаждала пообщаться с нашим гонщиком. Правда липучки уже уяснили, что Трэвис занят и больше не стремились повиснуть на его шее. Хотя в начале их отношений было забавно наблюдать, как он отлеплял от себя девушек под прищуренным взглядом Джойс.

— Всё, нашёл нового неразумного и непутевого протеже?! — подключился довольный Нэйт, закинув руку на плечо Трэвиса.

— Думаешь, если не пил две недели, то прозрел и познал смысл жизни?! — парировал его брат, покосившись на него с ироничной улыбкой. Джойс стояла рядом с ним и переводила взгляд с одного на другого.

— Клянусь, братишка, ты стал таким нудным, что впору махнуть твой Nissan GTR на минивэн, — пошутив, Нэйт затронул опасную тему.

Трэвис напрягся и, казалось, сейчас задохнётся от возмущения, а потом ухмыльнулся и довольно ответил:

— Не дождёшься. Если мой мозг работает на других скоростях, пока не доступных тебе, то не печалься. Продолжай пить, драться, веселиться, трахаться со всем что не прибито к полу, но знай — однажды онавернётся. Вот тогда и поговорим. И про ванильных ушлёпков, и про минивэны, и про белые заборчики, и про свадьбы, и про детей. Мы всё с тобой обсудим, когда она вернётся.

Лицо Нэйта вытянулось от шока и негодования. По-моему, он даже побледнел. Жёстко прошёлся.

— Короче, Митчеллы, всё высказали друг другу или ещё припасли говнецо?! — вклинился Диего, вызвав у меня улыбку.

— Я вас всех люблю, парни. Но сейчас вы похожи на семилетних пацанов, — улыбнулся им. — Поехали, а?!

Нэйт что-то пробормотал себе под нос и пошёл к своей тачке. Диего с Габи пошли вслед за ним.

— Будь с ним помягче, ему же сложно сейчас, — укоризненно произнёс, обращаясь к Трэвису, пока он открыл пассажирскую дверь для Джойс и она юркнула в машину.

— С хера ли?! Чтобы потакать его алкоголизму?! Я всё понимаю, но не дам просрать ему карьеру, — бросил Трэвис, подойдя ко мне.

— Если бы ты потерял Джойс, то не бухал бы?! — в лоб спросил его.

Нэйт посигналил нам, сидя в своей тачке. Показал ему жестом, что через минуту поедем, пока Трэвис подвис и буравил меня своими синими глазами. Потом глубоко вздохнул и посмотрел сначала в сторону Нэйта, потом опять на меня. Вопросительно выгнул бровь, ожидая ответа.

— Бухал бы. Много.

— Ну вот тебе и ответ. Я со свечкой не стоял, но не видел, чтобы он на вечеринках в течение этого времени лавировал от спальни до спальни с липучками. Он только много пил и обнимался. Со мной. Не дави на него. Наступит момент, когда ему нужна будет твоя поддержка, а не вот это всё, — жестом показал на пространство между нами, намекая на их ненужную перепалку. — Ты его настоящий брат и сейчас наблюдаешь, как он взрослеет. Ты же знаешь его не хуже меня, даже лучше. Он справляется так, как умеет. Да, он убегал от своих мыслей, топя всё в алкоголе и постоянных драках, но ничто не вечно. Он потихоньку приходит в себя и старается жить, ожидая встречи с той, кого якобы ненавидит.

Выражение его лица смягчилось, и он посмотрел на меня так, словно ему стало скучно. Значит, попал в цель. Трэвис всегда отличался у нас самым несговорчивым нравом, но он никогда не ругался с Нэйтом. Ни разу за всю жизнь не было ни одной ссоры. Почему? Потому что Нэйт сглаживал углы. Всегда. За всё время нашей дружбы случилось всего две ссоры. Одна между Трэвисом и Диего. Вторая между Трэвисом и мной. С Диего там отдельная история, куда я не лез. А со мной он поругался, когда я защищал Нэйта. Как и сейчас, в принципе.

— А сам-то далеко убежал от своих мыслей?! — снисходительно произнёс он, смотря мне в глаза и скрестив руки на груди. — Что-то я не вижу воодушевления и восторгов насчёт предстоящей свадьбы, — понизив голос, он приблизился ко мне и с напором продолжил: — Вы оба бежите от того, что неизбежно. Но ты прав, наступит момент, когда вы оба всё осознаете. Лишь бы поздно не было.

С этими словами он открыл дверь и залез в тачку. Закатил глаза и покачал головой. Вот за что мне такие друзья достались?!

— Расслабь свои «олдскулы, а то зубы раздробишь! — крикнул ему в открытое окно, увидев в ответ высунутый средний палец.

Прыгнул в свою машину, в которой уже сидела Кайла, и двинул за парнями.

Через десять минут мы ввалились в бар, где вовсю выступала группа Stream. Сейчас их вокалист пронзительно тянул песню Knockin’ On Heaven’s Door группы Guns N’ Roses.

— О-о-о, ну он, засранец, хорош, — протянул Нэйт, указав головой на сцену и пробираясь сквозь танцующую толпу к столику, где мы обычно отдыхали.

Ребята на сцене, заметив нас, кивнули и улыбнулись. Дэвид только моргнул, продолжая петь душещипательную песню, смотря на свою девушку, которая с телефоном в руках стояла посреди танцпола. Он всегда смотрел на неё во время выступлений, словно в баре вообще больше никого не было.

Кайла вцепилась мне в руку и пыталась поспеть за мной на своих шпильках. Подойдя к столику, увидели, что за соседним сидела парочка Тайлера и Сидни.

— А вы тут какими судьба?! Учёбу прогуливаете?! — улыбнулся им Трэвис, пока мы сдвигали соседние столы, чтобы всем хватило места.

Насколько мы знали, они жили где-то между Стэнфордом и Беркли, что в шести часах езды от Лос-Анджелеса. Сюда они приезжали часто, но не каждые выходные.

— На неделю приехали по моей работе. Обещал Джею помочь с наладкой новых серверов и сделать ещё один удалённый доступ, — ответил Тайлер, внимательно посмотрев на меня.

— А Майкла нет? — поинтересовался Нэйт, плюхнувшись на стул напротив Тайлера.

— Нет, но он должен приехать в конце месяца. Они с Грейс подбирают место для их ресторана здесь в округе, поэтому часто будут мотаться, — пояснил Тайлер и, дождавшись, когда я усядусь рядом с ним, обратился ко мне: — Как ты?

— Как видишь.

— И какого хрена?!

Я непонимающе уставился на него.

— Какого хрена ты творишь?! — продолжил он. — Тебе совсем жить надоело, да?! Решил, что счастье это для избранных?!

Я немного опешил от прямолинейности, но в глубине души был благодарен ему. Как ни крути, но по мне всегда была лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

— Тай, с Мишель всё в прошлом, — недовольно пробормотал я, закинув одну ногу на другую.

— Причину можешь озвучить или это очень личное?

— Могу. Она меня обманула.

Тайлер прищурился, посмотрев на меня. Потом обвёл взглядом всех за столиком и наклонился ниже ко мне.

— Разговор есть. Насчёт Мишель, — тихо продолжил он, а у меня душа в пятки ушла.

Тело напряглось, как если бы я отжимался с блином на спине. Сжав кулак, покосился на Кайлу, сидящую справа от меня. Она с недовольным видом, словно горчицы обожралась, смотрела на сцену.

Поймав мой растерянный взгляд, Тайлер молча подбородком указал в сторону барной стойки и, поцеловав свою жену, встал из-за стола. Не мешкая, двинул за ним, прокручивая в голове возможные варианты развития событий. Тайлер не знаком с Мишель, тогда с чего бы ему разговоры о ней вести?!

— Фамилия у твоей Мишель случаем не Эванс?! — начал он, удобно расположившись на высоком барном стуле и махнув бармену. На меня он даже не посмотрел, а я чуть не задохнулся, услышав её фамилию.

— Откуда ты её знаешь?! — выпалил я.

— Я её не знаю, — невозмутимо ответил, покосившись на меня, и следом заказал у бармена апельсиновый сок.

— Камон, чувак, можешь нормально объяснить?! — раздражённо рыкнул я.

— Мы с Сидни случайно встретили её. Я увидел бумаги на кредит, где были её данные. Потом оценил волосы, про которые ты нам тут дифирамбы пел. Сложил два плюс два и понял, что это твоя Мишель, — спокойно пояснил он, отпив сока. — Понятия не имею, что у вас приключилось, но я решил, что ты должен знать: твоя Мишель на грани отчаяния. Ну, мало ли тебе это будет интересно, — невзначай произнёс он, мельком посмотрев на меня, и вновь устремил взгляд вперёд на экран телевизора, где транслировали запись какого-то концерта.

Кредит?! Отчаяние?! Что за хрень?! А Итан?!

— Она была одна?!

— Да.

Значит, Итан уже у бабушки. Зачем тогда ей кредит?!

— У неё есть сын, Тай, — еле выдавил из себя. Он тут же посмотрел на меня. — Это долгая история, хотя развивалась она всего месяц, но тем не менее… Суть в том, что она солгала мне и явно не собиралась впускать меня в свою жизнь, раз утаила такую «мелочь» как свой собственный ребёнок, — с нескрываемым сарказмом объяснил, театрально показав пальцами кавычки. — А я, конченый дебил, ей всю душу открыл.

Тайлер внимательно изучал моё лицо, стиснув челюсти.

— Ты её любишь?

Посмотрел на него, как на дебила, и отвернулся. Адреналин пробежал по венам, и я сжал кулаки, чтобы не чебурахнуть что-нибудь. Или, наоборот, чебурахнуть.

Что за вопрос вообще?!

— Знаешь, не люблю поднимать эту тему, но мне есть что тебе рассказать. Только между нами, не хочу, чтобы об этом трепали, идёт? — озадаченно произнёс он и я кивнул, мельком глянув в его серые глаза. — Однажды, моя любимая девочка попала в непростую ситуацию. Она забеременела от другого парня, пока мы с ней дружили. Точнее пока я по ней с ума сходил, а она свято верила во френдзону. Беременность для нее была неожиданностью, но она оставила ребёнка. Донору спермы он оказался не нужен, — тихо говорил он, а я затаил дыхание, слушая его. — Какое-то время спустя случился выкидыш. Притом срок уже был не самый маленький, начало второго триместра. Приехав к ней в больницу, я увидел её глаза и мой мир тогда перевернулся. Ей было страшно, одиноко и невыносимо от происходящего. А я не знал, чем ей помочь, — ещё тише продолжил он, опустив взгляд на свой стакан с соком. Я сглотнул неприятный ком в горле застигнутый врасплох таким признанием. — С того самого дня наша дружба наконец постепенно перешла на другой уровень. А теперь эта потрясающая красотка моя жена. Но я тебе одно скажу, если бы Сидни, будучи беременной от другого, поняла, что любит меня, я бы принял их обоих и воспитал малыша как своего. Потому что я люблю её. Люблю так, что, даже сидя сейчас здесь, в трёх метрах от неё, мечтаю поскорее снова обнять и не отпускать. И я знаю, что если я сейчас повернусь, то она будет смотреть на меня. Потому что она чувствует тоже самое и ждёт, когда я вернусь, — мечтательно улыбнулся и поднял глаза, посмотрев на меня.

По инерции я оглянулся назад и увидел, что его жена реально смотрела на него.

— Смотрит? Знаю, что смотрит. Я чувствую её взгляд всегда, — рассмеялся он, а потом повернулся и подмигнул Сидни. Она тут же улыбнулась ему и поправила волосы. — Так вот, взгляд твоей Мишель, когда мы случайно столкнулись, был таким же как у моей жены, когда она потеряла ребёнка. Ей страшно. Она в панике и не знает, что ей делать. Она одна и растерялась. Она балансирует на грани, боясь сделать шаг не туда, но знает, что никто ей не поможет. Понимаешь? Ей неоткуда ждать помощи.

В глазах начало нещадно печь, и я сделал глубокий вдох.

— Правильно, дыши, — усмехнулся он, наблюдая за мной. — Я крайне редко болтаю по душам, тем более с парнями, разве что в нашей групповухе. Но, мать его, не могу пройти мимо вашей ситуации. У неё были причины солгать тебе. Они всегда есть. И поверь мне, в данную секунду она сполна хлебнула последствий своей лжи.

Закрыл глаза, пытаясь собраться с мыслями.

— Я её просил только об одном, чтобы не врала. Я ведь подружился с её братом, как она его называла. А он меня начал папой называть, — горько прохрипел я. — Я же не против детей. Я против вранья.

— Я не знаю её мотивации, Джастин. Просто, когда я вижу подобный взгляд у девушки, то невольно думаю, а есть ли у неё защитник, кто закроет собой от внешнего мира, тем самым дав ей возможность жить спокойно и разобраться в себе. Девочки не должны лбом пробивать себе дорогу или карьеру. Не должны локтями расталкивать всех вокруг на пути к своей цели. Какими бы сильными они ни были, они мечтают, чтобы рядом был мужчина сильнее их. Они хотят расслабиться. Если ты видишь нервную или зажатую девушку, у которой есть парень, то знай — он неудачник. Потому что не способен обеспечить безопасность своей женщины.

— Значит, я неудачник. Посмотри на Кайлу, хоть и не зажатая, но нервная, — ухмыльнулся я, кивнув головой в её сторону.

— Поэтому я и спросил любишь ли ты Мишель. Кайлу ты точно не любишь, поэтому её комфорт и безопасность не входят в список твоих приоритетов. Безусловно, если сейчас кто-то подкатит к ней свои яйца, то ты отреагируешь. Как любой из нас. Просто потому что девушке будет неприятно. Но нам всем будет фиолетово на неё, как и тебе. Но я больше, чем уверен, что если кто-то подкатит к Мишель, то ты отреагируешь, как и я, если кто-то подойдёт к моей жене… — он замолчал, слегка прищурился и продолжил с хищной ухмылкой, подняв стакан с соком словно тост произносил. — Что ж, пусть земля ему будет пухом.

Покачал головой, глядя на слишком умного хрена. Я наслышан о том, что он, вроде как, хакер. Джей как-то ржал над тем, что Тайлер всегда очень тихо и аккуратно наказывает неугодных ему людей. Не дай бог вы перейдете дорогу ему, его жене или его друзьям. Сами не поймёте как, но ваша жизнь рухнет в одночасье. Ну, так Джей сказал.

— Ну и что ты предлагаешь?! Понять и простить?! Чтобы потом вечно ждать очередную порцию дерьма?! — зачесав волосы, выпалил я слишком горячо и надрывно.

Я сам был на грани. Сам был в тихом бешенстве, как граната с выдернутой чекой.

— Ничего не предлагаю. Я не твоя мама или твой папа, чтобы раздавать советы и давать наставления. Просто озвучил, что твоя Мишель страдает. Без тебя. Одна. И очевидно с ребёнком, который, как выяснилось, называет тебя папой. А что делать с этой информацией — решать тебе, — пожал он плечами и отпил сок.

Затем повернулся и посмотрел на свою жену. Поскольку я молчал достаточно долго, переваривая услышанное, то он вновь обратился ко мне:

— Просто ответь мне на один вопрос: долго ты так протянешь?!

Метнул в него говорящий взгляд.

— О’кей, давай задам вопрос попроще: а дальше что?! Ну, женился ты. Красавчик. А дальше? — не унимался умный хакер.

Стиснув челюсти, продолжал буравить его взглядом. Надеюсь, говорящим.

— Ты, главное, дышать не забывай — поддел меня, что я чуть не взорвался. Но, сделав глубокий вдох, немного выровнял дыхание.

— Ага, ответа нет. Понял. У меня ещё один вопрос есть, если ты не против, — мне показалось, что он уже забавлялся вовсю. — Что тебе мешает, по-настоящему мешает, взять управление своей жизни в свои руки?! Ты жаловался, что тебе связали руки и ноги. Так возьми долбаный нож и разруби эти оковы. Какие проблемы, мать его?!

Стиснул челюсти, что зубы заскрипели. А Тайлер, как ни в чём не бывало, спокойно отпил сок и вновь подмигнул своей жене, пока я судорожно думал, что ответить.

— Понимаю, глупые вопросы, да?! — усмехнулся он, прямо посмотрев мне в глаза. — Тогда задам последний и, пожалуй, самый дебильный: в чём смысл твоей свадьбы?!

Прикрыл на секунду глаза, словно это могло мне чем-то помочь. Словно горькая правда магическим образом исчезнет.

— Тай, я не хочу жить в страхе, что меня вновь обманут, — наконец ответил ему.

— Тогда живи в реальности, где тебя будут обманывать постоянно, — с этими словами он положил на барную стойку клочок бумаги и пояснил: — Это адрес, где сейчас живет Мишель. И мой номер телефона. Так, на всякий случай, — бросил мне и, взяв свой стакан с соком, пошёл к своей жене.

Посмотрел на бумажку, а кончики пальцев аж покалывать начало. Почему всегда такая реакция на всё, что связано с Мишель?!

Я всё прекрасно понимал. Я не дебил и не трус. Я сам лично выбрал жить в лицемерии. Почему? А потому что я хочу, чтобы от меня отстали и дали мне доучиться спокойно. Мне больше не нужна настоящая семья и дети. Я больше этого не хочу. Я спустился с небес на землю и решил посвятить себя карьере. У меня пропала мотивация бороться за светлое будущее, потому что единственная девушка, которую я считал искренней и идеальной на роль моей жены, оказалась лживой.

Я разочаровался.

Брак с Кайлой для меня лишь запись на бумаге, и я не собираюсь делать ей маленьких Джастинов или играть в счастливую пару.

Я не умею прощать предательство. Глядя сейчас на сцену, где Хлоя активно танцевала с гитарой, а Джей, сидя за своей установкой, неотрывно следил за ней взглядом, я не понимал, как она смогла его простить. Не потому что он мудак, нет. Просто как ей это удалось?! Сколько силы в ней?! Не вспоминать об этом, не думать, не представлять, ложиться с ним в одну постель и так далее. Как можно простить предательство?! Как я могу принять то, что Мишель способна так искусно врать?! Она своего сына оставила и внушила ему, что его сестра! Как такое можно понять, простить или забыть?!

Вновь посмотрел на сложенный вдвое небольшой клочок бумаги. Чтобы уже унять этот зуд в пальцах, схватил его и убрал в карман. Бросил взгляд в сторону нашего столика, а там Тайлер довольно улыбнулся и поднял свой стакан с соком, как долбаный Гэтсби.

А люблю ли я её?!

Странный вопрос.

Глава 24

Мишель

Я взяла себе за правило совершать пешие прогулки с Итаном по вечерам, после рабочей смены. Поскольку я теперь одна отвечала за него, то пришлось подкорректировать рабочий график, сократив количество часов в каждую смену. Никаких выходных, никаких передышек, никакой надежды. И я всё ещё ждала решение по кредиту. Уже девять дней ждала. Ни звонка, ни письма, ни хоть какой-нибудь весточки. Но пока старалась не паниковать по