Читать онлайн Остров драконьих надежд бесплатно

Дана Данберг
Драконьи острова. Остров драконьих надежд

Пролог
Лорд Гивард Лан Кейнер

Еще один отбор и опять все впустую. Только время потерял просто так — резонанс ни с одной невестой не образовался, соответственно, жену я с этого демонова острова невест не привезу.

Опять.

Я, как и прошлые два раза стоял на вершине бывшей крепостной стены и равнодушно смотрел в туман, куда одна за одной прыгали девушки, чтобы взмыть через несколько минут вверх полноценными драконами. Или не взмыть...

На этот раз отбор прошел без происшествий, даже без мелких разборок и склок. Слишком мало девушек участвовало, и, как ни странно, довольно много женихов. Практически паритет по количеству, хотя такое бывает редко. Может, даже кому-то сегодня не достанется жена или наложница просто потому, что минимум четверть из девиц не сможет обратиться в дракона и погибнет.

Ага, вот как раз произошла заминка. Следующая девушка не хочет прыгать, потому что ее подруга так и канула в пучину тумана, отдавая свою дань, жизнь, магию Льеону. Упирается, глупая, но ведь все равно придется прыгать и либо взлететь, либо нет.

Жаль только, что если участниц сегодня не хватит на всех, то я, лично я, не смогу отказаться от девушки в пользу какого-нибудь бедолаги. Как же, Высший и вернется с острова невест без наложницы или жены! Хотя зачем мне еще одна наложница, с предыдущей бы разобраться.

Но не положено и точка! Глупые, старомодные традиции. Если бы наш мир и наша сила не зависели от резонанса, все было бы гораздо проще, но что есть, то есть. Без этой связи между родителями дети не станут полноценными драконами, будут слишком слабы, не смогут обратиться и принять боевую трансформацию.

Не всегда это так, конечно. Если выбрать магически одаренную наложницу, то возможно потери в силе у потомства будут не так уж значительны. А это, в свою очередь, подталкивает меня к одному не слишком утешительным выводу: единственная достойная меня девушка здесь — Фрея Да Нарей.

Но мало того, что она благоволит другому Высшему лорду — наплевать. Резонанса между ними нет, а мой так называемый соперник хоть и Высший, но мне не ровня — я наследник, а он только третий сын. На чувства девушки можно не обращать внимания, мало ли, симпатия. Но есть одно но, вернее даже два. Первое — она сама Высшая, а это значит претензии, капризы и, как правило, отвратительный характер. Это все малозначимые детали, гораздо важнее то, что она Да Нарей, и если я ее выберу, ее чертов братец может и войну начать.

Хотя нет, у них всего пару лет назад у самих на острове война закончилась, так что вот прямо войну вряд ли. Но подгадить может, да. С другой стороны, вряд ли он рискнет мне сделать что-то серьезное, ведь это может отразиться на его сестре.

И все же плюсы перевешивают. Во-первых, сила. А во-вторых, не просто сила, а противоположная моей — сила жизни: ментал и вода. Две стихии у женщины — редкость, а она вообще потомственный менталист, как и большинство ее родственников. Вот как не присвоить себе такой алмаз?

А вот кстати и она.

Девушка вышла из строя таких же перепуганных девиц. Красивая, гордая, черноволосая — настоящий эталон. Даже среди Высших она бы выделилась статью и настоящей драконьей породой. А уж на фоне той серости, которая была на этом отборе — и подавно.

Подойдя к краю, она посмотрела вниз, на клубящийся желтым туман. Подумала секунду, вздернула подбородок и бесстрашно шагнула с обрыва. Наверное, практически никто здесь не сомневается, что у нее все получится.

Так и есть. Меньше через минуту над туманом взмыл довольно приличных размеров сиреневый дракон с голубыми разводами. Красавица! Взгляда не оторвать, настолько притягательная девушка. Нет, ее точно надо отбить!

Чуть позже, когда стало понятно, что девушек осталось в живых лишь на одну больше, чем мужчин, я решился на активные действия.

Припугнуть лорда, хоть и такого же Высшего, но стоящего на ступень ниже, не составило особого труда. Тем более, что миледи Да Нарей на него, конечно, нацелилась, но вот он, судя по всему, не особенно горел желанием брать ее себе. Ну еще бы! Влияния особого у него нет, а вот у нее семья не из последних, да еще менталистка — одни сплошные проблемы. Тем более, что Высшие лорды могут посещать отбор пять раз и у этого конкретного представителя аристократии еще есть неплохие шансы встретить свой резонанс. А с такой наложницей, как Фрея это будет тяжело пережить.

Теперь девушка. Вот она на парня нацелилась совершенно точно. Не знаю уж, чем ей не угодил я, но ведь отбор она меня чуть ли не игнорировала.

И вряд ли это как-то связано с ее братом, ведь вражды между нашими семьями нет, скорее просто соперничество двух талантливых магов, столкновение по работе и из-за женщин, конечно. Когда работаешь несколько лет в одном коллективе, такое случается. Но сомневаюсь, что обида Да Нарея была настолько велика, что он пожаловался сестре.

Через некоторое время после самой главной части отбора, когда девушки стали полноценными драконами, нас всех собрали в церемониальном зале. Молодые драконицы уже успели отдохнуть, отойти от стресса и прихорошиться, ну а мы обсудили все нюансы.

Оказывается, у двоих лордов случился резонанс. Естественно, об этом до самого последнего момента не распространялись просто в силу того, как бы сами девушки ничего не натворили. А то прибить соперницу здесь — это в порядке вещей. Что на этом отборе такого не случалось, всего лишь исключение, а никак не правило. Тем не менее разобрались, и вроде бы все были вполне довольны выбором.

И вот вошли девушки в шикарных выпускных платьях, улыбающиеся, красивые. Даже унылая серая масса на этот раз выглядела иначе — настроение многое значит. Когда не приходится постоянно думать о возможной гибели на испытании, чего бы не развеселиться. К тому же сейчас случится главный выбор в их жизни.

Девушки стреляли глазами в своих потенциальных мужчин, точнее в тех, кто, как они сами думают, их выберет. Полный надежды взгляд Фреи достался не мне. Что ж, извини, девочка, но ты мне здесь больше всех подходишь. Тем более, у твоего потенциального возлюбленного как раз случился резонанс, как выяснилось, и не с тобой.

Мне, как самому статусному жениху отбора, выпала честь первому выбрать невесту.

Я вышел вперед, поблагодарил организаторов сего мероприятия, они действительно неплохо постарались, слепили из очень слабой группы что-то более-менее вменяемое. Но пришло время озвучить имя.

— Фрея Да Нарей! — произнес я с каким-то даже злорадством. Нет, девочка мне ничего не сделала, просто не обращала внимания весь отбор. Хм... Оказывается, это меня все же задело.

Но какой взгляд! Владела бы она магией огня, я бы, наверное, факелом полыхнул прямо не сходя с места. Потом быстрый взгляд в сторону своего объекта обожания, который стоял с каменным выражением лица, и на молчаливый призыв что-то сделать не ответил.

Однако, девушка быстро взяла себя в руки и с гордо поднятой головой сделала несколько шагов ко мне. Встала рядом, демонстрируя всем высокомерную полуулыбку. Впрочем, у меня было ощущение, что она мне залепит пощечину, когда подойдет. Обошлось, гордость у девчонки оказалась сильнее эмоций. Но это было бы даже забавно.

Восемнадцатилетние девицы вообще забавные. Особенно, когда не получают, что хотят. А такое сочетание норова и гордости — это всегда интересно.

Глава 1

Думала ли я когда-нибудь, что судьба поступит со мной настолько несправедливо?

Я, Высшая, пусть и не наследница, стану всего лишь любовницей, а не женой! Что может быть постыднее? Мои надежды не оправдались, ни с один из женихов у меня не случилось резонанса, а значит, я не могу претендовать на звание жены другого Высшего.

Но и замуж за обычного лорда я тоже выйти не могу, обладательница такой фамилии и какой-то мелкий клерк — что может быть унизительнее? Благо, они на меня даже смотреть боялись. И правильно, на Острове невест есть своя иерархия, которую свято чтут и соблюдают, а именно: Высшие невесты для Высших женихов, и никак иначе. Вот наоборот — пожалуйста, мужчина может выбрать почти кого угодно, особенно если случится резонанс. Но даже без него, взять пару девушек в наложницы — практически святое дело.

Мой будущих хозяин, как я знаю, раньше так и поступал. Это не первый отбор, в котором он участвовал, и с каждого он увозил по одной девушке. Да у него целый гарем! Только в этот раз постеснялся выбрать еще кого-то кроме Высшей.

Не знаю даже, что я сейчас чувствую больше, обиду, опустошение, может, облегчение от того, что все закончилось и я даже выжила. Во всех смыслах. Я смогла превратиться в дракона и на этом чертовом отборе меня даже никто не прибил. А то бывали случаи, да...

Я заметалась по своей уже почти бывшей комнате на Острове невест. Скромная, почти спартанская обстановка мной была воспринята сначала как должное, но теперь жутко раздражала. Я все же Высшая! Я столько всего пережила здесь, стольким поступилась, да я даже вела себя хорошо! А что в итоге? А в итоге я стану любовницей Высшего, и даже в том случае, если у нас родятся дети, они будут в лучшем случае просто лордами, если боги наделят их хоть какой-то силой. Но ведь могут и не наделить, тогда они станут людьми. Людьми!

«Так, Фрея, тебе надо успокоиться. Так нельзя выходить к людям. Ты Да Нарей и не можешь потерять лицо» — я мысленно дала пинка самой себе. Несколько раз вздохнула, стараясь смирить не только чувства, но и магию, которую уже ощущала под поверхностью кожи.

Пару дней назад, когда завершились испытания, и я, наконец-то смогла обратиться в дракона, я стала намного сильнее, чем была. Обычно, такого резкого скачка не происходит, но у меня все не как у людей. Теперь, помимо проблем с личной, так сказать, жизнью, еще придется решать проблему с силой, которую необходимо взять под контроль и научиться ею нормально управлять.

Источник у меня открылся давно, так что я многое умела — брат учил, но все же разница в потенциале слишком велика, чтобы можно было махнуть на это рукой.

Сделав несколько раз дыхательное упражнение и погрузившись в поверхностную медитацию, я все же смогла успокоить нервы и силы. Так что вышла из комнаты я уже в практически спокойном состоянии.

Как говорит моя невестка: «Чему быть, того не миновать».

Внизу, в главном зале меня ждал он, мой хозяин. Высокий, статный мужчина, еще довольно молодой по драконьим меркам. От него веяло такой силой, что в любой другой ситуации я бы засмотрелась, как на полотно великого художника. Теперь же его аристократический профиль, жесткие губы, тяжелый подбородок и пронзительные почти черные глаза вызывали лишь раздражение, не более того.

— Готова? — уточнил он, подхватывая тяжелую сумку, которую я хотела бросить у его ног.

Знаю, я не должна злиться. Он тут единственный наследный Высший и он имел полное право, если не случилось резонанса, выбрать меня. Хотя будем честными, нравился мне другой — ненаследный Высший, более молодой, более утонченный. Все более...

— Да, готова, — через несколько секунд ответила я, но лишь потому, что мужчина в упор смотрел на меня и ждал этого самого ответа.

— Тогда в путь, — усмехнулся он, приобнял меня за талию.

И мир мигнул, на секунду стало пронзительно холодно, ком подкатил к горлу, но это сразу же прошло. Все один миг и вот мы уже не на Острове невест, а на другом Острове мира Льеон.

Только вот где мы? Что-то обитель Высшего я себе не так представляла.

Мы вывалились из портала на большой зеленой лужайке. Справа росли огромные деревья, не лес, скорее рощица, но явно искусственного происхождения — все посажено как по линейке, впереди был фонтан, а за ним мощеная брусчаткой площадка и огромное, по виду даже можно сказать, древнее здание, поражающее воображение своей помпезностью, тяжестью, внушающее суеверный трепет.

А вот слева и сзади, когда я обернулась, стоял ряд небольших домиков. Ну как, небольших, наверное, на семью. Двухэтажные, по три окна в ряд на первом и два на втором этаже, беленые, под крышей из красной черепицы. Я такие только на исторических картинках видела. Странное место.

Может, это огромное здание — жилой дворец моего Высшего, а в домиках живут его любовницы? Я с сомнением покосилась на мужчину. Вообще такое не принято, наложницы и жены должны жить так, чтобы не пересекаться друг с другом или пересекаться по минимуму. Но точно не в соседних домах на одной полянке.

Хотя кто их знает, местные нравы? Высший Высшему рознь.

Но тут из-за угла одного из зданий вышла группа молодых людей — два парня и две девушки, поздоровались с нами, поклонившись и присев в книксене, соответственно, и не задерживаясь двинулись дальше, весело переговариваясь.

— Что это за место? — запинаясь спросила я, подозрительно покосившись на Высшего, который, кажется, был вполне доволен произведенным эффектом. По крайней мере, в глубине его темных глаз, я заметила некоторую насмешку. Он явно развлекался за мой счет.

— Это? Неужели не узнали? — усмехнулся он, когда я медленно покачала головой, уже представляя, как впиваюсь когтями в эту наглую физиономию. — Это Академический остров. Вы должны были видеть картинки в книгах или гравюры.

Подавив порыв вцепиться в лицо Высшему, я огляделась уже более внимательно и должна была признать, что мы действительно стоим сейчас как раз в том самом ракурсе, с которого пишут здешние пейзажи и делают открытки. Да, точно, передо мной высилось одно из самых древних зданий Академии Магии драконов — единственного на Льеоне высшего учебного заведения, уцелевшего после катаклизма, расколовшегося нашу планету на острова.

— И что мы здесь делаем? — поинтересовалась я завороженно.

Это место — моя мечта, в некотором роде. Я очень надеялась когда-то, что мой будущий муж разрешит мне здесь учиться или хотя бы прослушать пару семестров. А теперь у меня нет мужа, а есть хозяин и вряд ли он на это пойдет.

— Мы здесь будем жить, — усмехнулся еще раз мужчина.

Вот теперь я воззрилась на него немом изумлении. Что значит жить?!

— Фрея, Фрея, Фрея! Вы прослушали, когда меня представление, а потом даже не поинтересовались, чем занимается самый перспективный жених отбора? Это не говоря про то, что все, абсолютно все более-менее образованные молодые леди и лорды знают, чем знаменито семейство Лан Кейнер, — Высший разочарованно покачал головой.

Ну да, прослушала, не поинтересовалась, тем более, что надеялась, что меня выберет другой и оказывала ему все свое внимание. А меня нагло украли из под его носа в самом конце отбора.

Вот только этот напыщенный мужлан не на ту напал. Я — Да Нарей, а значит не имею права плохо знать историю.

— Прослушала, — повинилась я, — но была уверена, что вы из другой ветви семейства Лар Кейнер, из тех, что занимаются производством и торговлей оружием. А меня, знаете ли, не очень влечет эта тема.

— Хм... Вам следует впредь быть внимательнее.

Я смотрела на мужчину и представляла, как расцарапаю ему лицо, в красках представляла, и улыбалась.

— Откуда вы знаете, о второй ветви нашей семьи? Пойдемте, — аккуратно подтолкнул меня мужчина, предлагая побеседовать на ходу.

— Я много чего знаю, — довольно грубо ответила я.

— О, вам в скором времени предстоит узнать намного больше, — с намеком усмехнулся Высший, да так, что я чуть не споткнулась.

Так-то он прав, в очень скором времени придется подтвердить наш союз консуммацией, даже если я этого не хочу. Надеюсь, он не будет настаивать на сегодняшней ночи, потому что я к этому совершенно не готова.

— Куда мы идем? — перевела тему я.

— Домой, — просто ответил он, пожав плечами.

— А те домики? — я обернулась назад.

— Это для преподавательского состава. Хранители Академического острова, Лан Кейнеры, живут, разумеется, в другом месте.

— Тогда почему мы перенеслись сюда?

— Была интересна ваша реакция, миледи Фрея, — усмехнулся он.

— Так вы знали?

— Что именно?

— Что я все прослушала и вами, уж простите, не интересовалась.

Мужчина остановился, серьезно посмотрел на меня.

— Я преподаю вот уже пятьдесят лет, с тех пор, как сам окончил Академию, думаете, я не знаю, когда студенты слушают, а когда нет, когда они заинтересованы?

— Тогда почему вы меня выбрали? — Мне всегда казалось, что мужчины больше падки на тех, кто проявляет к ним самый живой интерес, а не игнорирует.

— Потому что на этом отборе вы были лучшей кандидатурой из всех. Это мой уже третий отбор, миледи Фрея, и опять без резонанса, поэтому моей задачей было выбрать сильнейшую.

— Вдруг на ней потом придется жениться, да? — язвительно уточнила я.

— Может, и не придется, но так дети будут хоть немного сильнее. Есть, знаете ли, шанс.

Мужчина довольно быстро, я за ним почти не успевала, прошагал через газон и мощеную площадь и свернул к одному из боковых флигелей этого старинного здания. Выглядит, конечно, величественно, но как-то холодно что ли.

— Добро пожаловать домой, — Высший взбежал на ступеньки и приоткрыв дверь.

Я прошла мимо него в довольно большой старинный холл, освещенный множеством артефактов, которые так и не смогли до конца разогнать тень в углах и под потолком. Нас встретили слуги, в количестве всего лишь пяти, меня представили и повели по огромной лестнице на второй этаж.

— Отец сейчас, видимо, на занятиях. Он управляет Академией и практически живет в своем кабинете, — по дороге начал объяснять мужчина. — Младший брат служит в Совете, он не пошел по нашим семейным стопам.

— А остальные?

— Кто, остальные?

— Ну... — замялась я. — Ваши женщины. Все же это был ваш третий отбор...

— Узнаешь. В свое время, — отрезал Высший.

Глава 2

Меня привели в выделенные мне апартаменты. Они состояли из гостиной, кабинета и спальни, которая имела не только выход в ванную комнату, но и дверь в соседнюю спальню, принадлежащую лорд.

Я подобное самоуправство никак не прокомментировала, но вообще-то было очень похоже, что это супружеские апартаменты. Это... несколько обескураживало и настораживало.

— Располагайтесь, обживайтесь. Завтрак будет через час, уверен, вы не отказались бы перекусить. — Это он так галантно намекает, что я за завтраком не смогла съесть ни крошки из-за нервов и злости? — Обратите внимание, что тут другое время по сравнению с Островом невест.

Я взглянула на новомодный хронометр на руке, потом на часы на стене, которые отставали на аж четыре часа и показывали сейчас вместо полудня восемь утра.

Кивнув лорду Лан Кейнеру, что все поняла, я решила осмотреться. Мужчина же откланялся, сославшись на дела.

Итак, спальня. Она выглядела необжитой, конечно, но довольно милой. Пастельные тона от бежевого и приглушенно розового до нежно персикового хорошо сочетались и давали ощущение покоя и уюта. Мебель была воздушная, резная, даже можно сказать ажурная. Большая кровать под балдахином доминировала в комнате, но на нее я решила пока не смотреть. Прямо под окном софа и столик в ее изголовье — удобно и продуманно, можно пить кофе и смотреть в окно или читать при дневном свете. Порадовал также большой шкаф и удобная ванная комната со всеми необходимыми принадлежностями.

«Все предусмотрел! Знает, что может понадобиться молодой девушке для ухода за собой!» — не без злости подумала я, вспоминая, что до меня в этих апартаментах уже наверняка жили другие наложницы, которые тоже надеялись на чудо.

Осмотрев спальню и не найдя более ничего интересного, я зашла в кабинет, но там кроме книжных полок и рабочего стола ничего не было. Интересно, зачем он мне?

В гостиной же можно было удобно разместиться с друзьями и для небольшого перекуса, и просто для беседы. Диваны и кресла стояли таким образом, чтобы не мешать проходу, но представляли собой уютную часть комнаты, даже визуально отделенную от входа. Посередине между ними чайный столик, который, при желании, можно было подвинуть в любую сторону. Комфортно, продумано, но немного без души, без личности.

Я про себя поморщилась, вспоминая свою заваленную всякими милыми вещами комнату на родовом острове. Брат мне был готов купить все, на что только укажет мой пальчик и даже больше. Баловал нещадно. Мне временами было даже интересно, что у него надо попросить, чтобы он притормозил и задумался. Впрочем, мы с Анной, его женой, этим с удовольствием пользовались.

И как мне теперь им в глаза смотреть, брату и Анне? Последняя урожденная леди Да Нарей не смогла выйти замуж, резонанса не случилось, но кроме того, она теперь наложница того лорда, который ей даже в малости не симпатичен. Мне бы Клеон ничего не сказал, если бы я стала чьей-то любовницей по любви. В конце концов, резонанс мы не способны контролировать, он либо возникает, либо нет. Но ведь между мной Лан Кайнером ничего нет. Точнее есть — злость и обида.

Хотя он и не виноват на самом деле. Он все правильно сделал, поступил разумно. А то, что походя разбил все мои надежды — это мелочь, внимания не достойная.

Но вообще-то пора заканчивать ныть. Еще не хватало распустить тут нюни, чтобы любовничек полюбовался. А вот не дождется!

Я тяжело вздохнула и вернулась в спальню, чтобы распаковать вещи. Точнее, то немногое, что я брала на отбор невест. Все остальные мои пожитки, думаю, прибудут в ближайшие пару дней из родового поместья. И мне повезет, если они прибудут без брата или Анны, пожелавших познакомиться с новым родственником.

И почему я этот исход не верю? М-да, вот стыд-то будет!

Развесив все пять платьев, что я брала с собой, я выбрала то, что было уместно для завтрака — светло-голубое. Оно очень мне шло. Вообще, все оттенки синего хорошо смотрятся на фоне моего холодного оттенка кожи, при темных волосах и темных же глазах. Странное сочетание — лед и пламя в одном человеке. А еще я красивая даже на фоне других драконов. Но, честно говоря, меня это всегда волновало только в том ключе, что окружающие девочки мне завидовали и нужно было держать ухо востро.

Я только успела освежиться и переодеться, когда в дверь постучали.

— Леди Да Нарей, позвольте вас проводить в малую столовую. — После моего разрешения войти, на пороге появилась одна из горничных, та, что помоложе.

Это, между прочим, было очень кстати, потому что плутать по новому жилищу и опаздывать совершенно не хотелось.

— Если вы не возражаете, я буду вашей горничной, — продолжила девушка. — Прошу, обращайтесь ко мне по всем вопросам. Меня Масель зовут.

— Благодарю, Масель, — я кивнула и пошла вслед за ней по каменным, историческим коридорам, стены которых украшали фрески, пытаясь и осмотреться и запомнить дорогу одновременно.

А в столовой меня уже ждал мой покровитель.

Мужчина поухаживал за мной и собственноручно отодвинул стул по правую руку от себя.

— Благодарю, — я вежливо кивнула.

— Надеюсь, вы немного успокоились и пришли в себя? — совершенно светски осведомился тот, не оставляя и следа от какого-никакого, а равновесия.

Чего вот он хотел добиться этим замечанием?! Впрочем, ему мой ответ кажется и не нужен.

— Приятного аппетита, — пожелала Лан Кайнер так же светски, пока я искала достойный ответ. Так и не нашла, открыла и закрыла рот, затыкая свое возмущение подальше.

На самом деле, не стоило с ним ссориться и качать права, но он сам должен понимать, что несколько поломал мои планы. М-да... Да я бы за обычного лорда и замуж могла выйти, там резонанс не обязателен. Хотя это фантазии, не имеющие отношения к реальности.

Посверлила объект моей ненависти яростным взглядом несколько секунд, потом все же уткнулась в тарелку. Есть действительно хотелось, потому что я не только не смогла сегодня позавтракать, но и вчера поужинать — перенервничала.

Нам подали типичный завтрак: кашу, булочки с джемом и медом, травяной тонизирующий отвар. Почти как дома. Только повар тут, видимо, несколько получше. Или я слишком голодная.

Только через несколько минут набивания пустого желудка, я поняла, что в атмосфере столовой что-то изменилось и это что-то меня смущает. Подняла взгляд.

Лорд Лан Кейнер смотрел в упор на меня, разглядывал заинтересованно, наблюдал за каждым движением, как хищник какой-то. Я даже булочкой чуть не подавилась от неожиданности и неприятного холодка на загривке.

Очень хотелось прощупать его своей силой, но, уверена, он уже обзавелся парой противоментальных артефактов. Иметь любовницу-менталиста — это не самое просто занятие, нужно всегда быть настороже.

— Да? — через несколько секунд игры в гляделки спросила я, откладывая недоеденную булку.

— Ответьте мне на один вопрос, Фрея, — мужчина как не в чем ни бывало принялся за еду. — Почему вы так сильно злитесь?

— Я не злюсь.

— Злитесь, даже в ярости. Я не ментальный маг, но вы еще слишком молоды и неопытны, чтобы это качественно уметь скрывать, — он усмехнулся.

Я посмотрела на него в упор. Не понимает, почему я злюсь? Что ж, я расскажу.

— Ну давайте поразмышляем... — протянула я. — Отбор закончился для нас обоих вовсе не тем, на что мы рассчитывали, не так ли?

— Предположим. Но скорее не рассчитывали, а надеялись.

— Хорошо, надеялись, — покладисто согласилась я. — Но у вас впереди еще два отбора, на которых вы, возможно, встретите свою будущую жену. А у меня? Какое будущее ожидает меня? Вашей наложницы, которая вам в скорости может надоесть и тогда меня, леди Да Нарей, выкинут на улицу, как какую-то бродяжку.

— Интересные вопросы вы задаете, Фрея. Я бы даже сказал, философские. — усмехнулся Высший. — Во-первых, у нас еще может случиться резонанс и вам это прекрасно известно. Еще несколько месяцев у нас есть. А во-вторых, думаете, если бы достались не мне, ваша судьба была бы иной?

Вся моя злость после этих слов поутихла, потому что как ни крути, а он прав. Если бы у меня был хоть с самым последним лордом отбора резонанс, меня бы не отдали другому, даже Высшему. А так, да, я могла бы в теории претендовать на роль жены обычного лорда, но мне-то нравился тоже Высший.

— Может, да, а может и нет, — я неопределенно пожала плечами.

— Думаете, на резонанс с ним у вас шансов больше? — я опять ничего не сказала. — Вы с детства знаете, что резонанс не зависит от личных эмоцией. Человек может нравиться или нет, но тут роль играет магия, а не чувства. Так вот, по статистике, резонанс случается чаще у разнонаправленных магов.

Я недоуменно подняла взгляд, который еще секунду назад хотелось закатить от менторского, преподавательского тона.

— Да, да, вы правильно поняли, Фрея. У мага стихий жизни, такого, как вы, больше шансов на резонанс с магом стихий смерти.

— Такого, как вы? — я на секунду даже забыла, почему злюсь, включился научный интерес.

— Но откуда такие данные? Ведь неизвестно почему случается резонанс.

— Неизвестно, — кивнул мужчина. — Но статистику собрать не так уж и сложно. Это в интересах нашего народа, знаете ли.

— Значит, у меня практически не было шанса с?.. — я не договорила, одернув себя. — Но мой брат со своей женой оба менталисты, а это стихия жизни.

— Верно. Но у ментальных магов свои, так сказать, особенности. Считается, как вы знаете, что от такой пары чаще всего рождаются дети с родовыми способностями к магии ментала. Но на самом деле, к самому по себе резонансу это отношения не имеет. У вас статистика, как у всех: шанс на резонанс с противоположной силой на двадцать процентов больше, чем с любой другой.

— Научный подход! — буркнула я. — Вы еще скажите, что действовали из моих интересов. Это было очень грубо. Я мельком глянула на мужчину и стушевалась.

— Простите, — и тут же перевела тему: — Я не то чтобы ставлю под сомнения ваши слова, но я не встречала упоминаний об этом в литературе.

— И не встретите, — усмехнулся Высший. — Вы в академии, не забыли? А тут ведутся некоторые важные исследования.

— Оу! — я понятливо кивнула и уткнулась обратно в тарелку.

— Что же касается твоего вопроса, — вернулся к теме мужчина. — Если у нас не случится резонанса, я предоставлю тебе выбор. Ты сможешь остаться при мне или стать свободной женщиной.

— Я сейчас Высшая, а стану я никем.

— Ну почему же? Ты можешь стать образованным и уважаемым магом.

Я опять посмотрела на лорда Лан Кейнера, все еще пытаясь осознать, что он сейчас сказал. Нет, не верится даже. Хотя...

— Вы хотите сказать, что позволяете своим наложницам учиться здесь?

— А где они все, по-вашему? — я лишь пожала плечами. — Одна из них уже свободна. Она попросила освободить ее от обязательств сразу, как стало понятно, что у нас нет будущего. Кстати, несмотря на простое происхождение, она оказалась талантливейшим артефактором. А со второй мы отношения не разрывали, но живет она в общежитии академии.

— Поэтому здесь так... малолюдно?

— Можно и так сказать. Так что вы думаете об обучении?

— Я бы хотела, чтобы мой покровитель разрешил мне учиться. Еще до отбора хотела, — призналась я.

— Что ж, решено. Поскольку вы урожденная Высшая, вам не придется даже экзамены сдавать, уже через несколько дней сможете приступить к учебе. Естественно, до этого нужно провести консуммацию наших отношений.

А вот это было уже хуже. Как только я окажусь в его постели, резонанса ни с кем кроме него у меня уже не будет. Никогда. Да и не хочу я просто так. Без чувств.

С другой стороны — учеба. Я ведь хотела учиться, всегда хотела, воображала себя великим боевым магом, который когда-нибудь войдет в Совет. Это, конечно, глупые детские фантазии, но любовь в нашем мире тоже не более чем недостижимая мечта.

Я медленно кивнула, стараясь при этом на мужчину не смотреть. И так чувствовала, что уши и шею уже заливает предательская краска смущения.

— Ну что ж, тогда договорились, — удовлетворенно ответил мужчина. — Надеюсь, вы сможете теперь окончательно взять свои чувства под контроль и переосмыслить свое положение.

Да он издевается! Он точно издевается! Вот только-только более-менее успокоилась, как он опять меня провоцирует, и такое ощущение, что специально. Он хочет, чтобы я вцепилась ему в лицо?

Весь из себя такой разумный, надменный, собранный и серьезный. Аж целый магистр. Бесит!

Но показывать этого нельзя, если я хочу учиться, а я хочу.

— Я попытаюсь, — вздохнув несколько раз и постаравшись, чтобы мой голос звучал не так язвительно, ответила я.

— Очень хорошо. Тогда предлагаю после обеда провести вам экскурсию по Академии, а сейчас мне пора. Прошу прощения, дела.

Мужчина встал из-за стола, оставляя меня в одиночестве, раздумывать над своим положением и тем, что он мне недавно сказал. А подумать было над чем...

Глава 3
Гивард Лан Кейнер

Наконец-то можно немного расслабиться и вдохнуть полной грудью. Наконец-то можно выдохнуть и сбросить все то напряжение, которым сковывало на этом демоновом отборе.

И опять все безрезультатно!

Я надеялся, конечно, надеялся, и у меня впереди еще два отбора, но что-то мне подсказывает, что они тоже закончатся ничем.

И с этой точки зрения маленькая злюка, что сейчас отправилась наводить марафет для прогулки — самая лучшая кандидатура. Сила есть, ум есть, образованность и родовитость есть, все же Высшая, но характер...

Это несколько задевает, когда девушка, которой мое общество должно польстить, вдруг воротит нос. Нет, ее аргументы понятны и логичны, она хотела резонанса. А кто его не хочет? Ей нравился другой, но что я могу сделать, если она мне подходит идеально?

Красивая, да. Впрочем, настоящие драконницы другими не бывают. Даже полукровки прекрасны, что уж говорить об урожденных?

Но довольно на этом зацикливаться, нужно перво-наперво проверить, как тут дела. Отец, конечно, справляется, благо ректором он служит уже лет двести, если не ошибаюсь, но он больше по учебному процессу, а разнообразными научными проектами заниматься не желает.

Я пересек площадь перед главным входом и вошел в святая святых нашего Острова — главное здание Академии. Можно было пройти сразу из нашего жилого дворца, не выходя на улицу, но нужно показать, что я вернулся.

Преподаватели вежливо здоровались, студенты кланялись или приседали в быстрых книксенах, в зависимости от пола. Скоро каждый из них будет знать, что меня опять постигла неудача.

Я про себя поморщился. Хотя кому какое дело? Но в тесном сообществе на небольшом, в общем-то острове, слухи распространяются быстрее пожара и являются чуть ли не единственным развлечением. В стенах Академии перемывают кости всюду и всем. С этим надо просто смириться.

— Гивард, вернулся?! — из соседнего коридора стремительно вышел мой давний друг и соперник, в некотором роде, Лайон Райтис.

— Вернулся, — про себя скривился. Не то чтобы я не был ему рад, но теперь целый год будет подтрунивать. Ему-то отбор еще только предстоит через пару лет.

— И как? Ты нашел ту единственную, предназначенную судьбой и магией? — высокопасно продекламировал он строфу из трактата о драконьих отношениях.

С недавних пор терпеть эту древнюю книжонку не могу. Когда ее писали, резонанс случался гораздо чаще, чем сейчас.

— Нашел неплохую кандидатуру, — ровно ответил я, стараясь показать, что меня это не очень задевает. Хорошо хоть в коридоре сейчас было не слишком много народу, занятия еще не начались и студенты только прибывают.

— Значит, нет? — друг погрустнел, мне даже на мгновение показалось, что искренне. Но тут же лучезарно улыбнулся. — И кто она?

— Высшая, маг жизни. В активе две стихии между прочим, достаточно сильная, чтобы попытаться. Познакомлю вас вечером.

И опять про себя поморщился. Идея знакомить Фрею с Лайоном мне почему-то не пришлась по душе. Наверное, из-за того, что они чем-то неуловимо похожи. Не внешне, а по характеру. Впрочем, о характере девушки я пока могу судить только по косвенным признакам, хотя издали наблюдал за ней весь отбор.

— Высшая? Ох и не повезло тебе, друг, — мужчина хлопнул меня по плечу. — Ты уж прости, но с девушками-Высшими одни проблемы и одна морока.

— С их мужьями и покровителями, ты хотел сказать? — усмехнулся я. — Ну так это моя, — я выделил это голосом, — Высшая. Запомни Лайон.

— Ладно, ладно, — друг поднял руки в верх. — Я же все понимаю, к тому же ты-то тут, рядом. Но когда сюда приезжают жены и любовницы, одни, без своих мужчин — это другое дело.

— Мы в прошлый раз скандал еле замяли, — устало потер переносицу я и пошел по коридору, но он не отставал.

— А что такого? Можно подумать, что они своих женщин учиться посылают не ради того, чтобы с простолюдинками крутить.

— Даже если так, наша этика...

— И это говорит тот, кто перепробовал чуть ли не всех своих студенток? — усмехнулся теперь уже Лайон.

— Ты преувеличиваешь.

— Если только чуть-чуть.

Мы зашли в кабинет, я предложил другу кресло, а сам устроился напротив за столом. Специально занял рабочее место, чтобы настроить и его, и себя на деловой лад. Он тоже посерьезнел.

— Введешь в курс дел?

Мы проговорили с Лайоном добрый час, после чего тот засобирался на лекцию, а я решил разобраться с бумагами перед неприятной встречей с отцом.

Секретарь передала несколько папок с самыми срочными материалами и я погрузился в чтение и анализ данных. Проекты шли, пусть и не так хорошо, как я надеялся. Студенты учились, моя группа показывала отличные результаты. Все было на первый взгляд неплохо, но один из новых заказов Совета меня беспокоил — подвижек по нему пока не намечалось, хоть это и понятно — времени прошло мало. Но дело в другом, я не уверен, что тут вообще что-то возможно сделать. Мы, конечно, проведем все необходимые исследования, но.

Сделаем все, что в наших силах, не больше и не меньше, но, боюсь, в данном случае этого может оказаться недостаточно.

Я так увлекся, что совершенно забыл и про отца, и про обед. Но первый о себе напомнил сам, заявившись ко мне в кабинет.

— Сын! — дверь со стуком распахнулась и в мой кабинет ввалился самый главный человек на этом острове, раскрыл объятия.

Ну не может он без фееричных появлений! Вроде бы урожденный маг-дракон, а такое ощущение, что тяжеловоз из диких драконов, которые когда-то населяли наши планету. Глыба не только по положению, знаниям, но и по массе.

— Отец! — в тон ему воскликнул я, подошел и обнял родителя. Тут же затрещали мои кости. А я ведь далеко не субтильного телосложения!

— Ну как, мальчик мой? Как отбор?

— Все так же, — мрачно усмехнулся я. — Зато мой выбор тебе понравится.

— Да? На этот раз ты выбрал простолюдинку с сильным даром или даже благородную?

— Высшая, сильный маг жизни, стихии ментала и воды.

— Даже так? — отец приподнял брови. — И кто она? Я знаю ее семью?

— Да уж, знаешь. Ее старший брат десятилетие назад наводил ужас на всю академию, — фыркнула я.

— А можно поконкретнее, а то у нас этих наводящих ужас... Хотя постой, постой... Ты случайно не Клеона Да Нарея имеешь в виду?!

— Его, — ухмыльнулся я. — Фрея Да Нарей теперь моя наложница.

— Ты же не будешь мстить через нее брату? Да, я понимаю, что он тебе много крови выпил, но это как-то... — родитель нахмурился, впился в мое лицо жестким взглядом из-под кустистых бровей.

— Конечно нет, — возмутился я. — Она действительно была лучшим вариантом на отборе. Сила, плюс противоположные стихии, плюс она Высшая. По характеру, правда, кажется, в брата.

— Что, такая заноза в заднице?

— Скажем так, она от того, что я выбрал ее, не в восторге.

— Аккуратнее с ней, — вдруг серьезно сказал отец. — Ты же знаешь, почему из Академии уехал теперь уже правитель своего острова Да Нарей. Она и так слишком многое и многих потеряла, если будешь на нее давить, реакция может быть непредсказуемой.

— Я это понимаю и не собираюсь ей вредить. Хотя, если честно, нестабильной она не выглядит. Слегка злобной и стервозной — да, истеричной — ни в коей мере.

— Нам бы не помешал в семье маг менатала. Постарайся как-нибудь завоевать ее симпатию, чтобы она не сбежала, как Сарана.

— Сарана не сбежала, — поморщился я. — Она предпочла свободную жизнь профессионального артефактора.

— Ей просто надоело доказывать тебе, что она не пустое место, и мириться со всеми твоими пассиями.

— Отец, мы об этом уже говорили, — от раздражения на вечно сующего нос не в свое дело родителя, у меня между пальцами начала даже магия потрескивать. Хотя, казалось бы, должен уметь себя контролировать.

— А ты меня вот этим, не пугай, — не менее раздраженно кивнул на мои руки родитель. — Ты меня разочаровываешь, сын.

— Извини, это не повторится, — повинился я и спрятал руку под стол, как нашкодивший ребенок. Эти отборы выводят меня до такой степени, что я уже не в состоянии уследить за эмоциями. — Я не властен над резонансом. Что я еще могу сделать? Дважды я выбирал сильных магичек, одна из них даже была дочерью, пусть и младшей, лорда. Теперь у нас есть девушка с силой и родовитостью, больше я сделать ничего не могу.

— Ты, главное, дров не наломай, — скривился отец. — Познакомишь нас за ужином. А сейчас оставим эту тему. Что думаешь, по поводу нового проекта?

Сказать, что после этого разговора я с энтузиазмом погрузился в работу — это ничего не сказать. Обсуждать ее с родителем уж точно лучше, чем личную жизнь. Нервы целее будут.

Было еще много дел и отрываться не хотелось. Привычная рутина и задачи так и затягивали, манили к себе, стараясь поглотить с головой. Но я обещал Фрее прогулку, а обещания надо выполнять, пусть и не особенно хочется.

Как ни странно, девушка уже ждала внизу в гостинной. С независимым видом. Наивная, притворялась, что изучает коллекцию древних артефактов отца. Особенно ценного тут, на всеобщем обозрении, нет, но попадаются довольно занимательные экземпляры.

— Фрея? — Я тихо подошел сзади и положил руки на плечи, от чего она ощутимо вздрогнула, точнее волна дрожи прошла через весь позвоночник. И это точно не от неожиданности или испуга.

Нет, так дело не пойдет, если она продолжит в том же духе, то консуммация наших отношений представляется мне несколько сомнительной. Не насиловать же ее в конце концов!

— Ты готова, можем идти? — спросил, когда она развернулась ко мне лицом, скидывая руки. Не резко, но вполне ощутимо дала понять, что ей неприятно. Вот же маленькая стервочка. Да Нарей — порода!

Но я добился маленькой победы — намеренно перешел на ты, а она не поправила и вообще никак это не прокомментировала.

— Да, вполне, — через силу улыбнулась она, пряча что-то в глубине подозрительно блестящих глаз. Уж не плакала ли? Да вроде нет, по лицу не похоже, хотя она же маг воды...

— Не хочешь перекусить сначала?

— Нет, пойдемте сейчас, — ответила она, но потом встрепенулась. — Или вы хотите отдохнуть?

— Фрея, наверное будет проще, если ты тоже начнешь называть меня по имени. Как ты на это смотришь?

— Если ты так хочешь, Гивард. — Девушка лишь безразлично пожала плечами.

«Неужто ты, малышка, выбрала новую тактику, сменила злость и истерику на безразличие. Думаешь, меня совесть замучает? Ошибаешься, дорогая, у меня нет совести», — но вслух я этого, разумеется, не сказал, лишь ухмыльнулся про себя.

И это, между прочим, не пустое бахвальство. Отсутствие у меня совести может подтвердить кто угодно из моих знакомых. Тот же Клеон Да Нарей, например. Готов признать, что большая часть наших конфликтов была спровоцирована мной, причем из спортивного интереса. А это, между прочим, было не просто — брат гораздо спокойнее и эмоционально стабильнее сестры. Тем более было непросто играть в такие игры с менталистом. Но ведь в этом и интерес.

— Тогда прошу. — Я подставил локоть, который, чуть помедлив, девушка приняла. — С чего желает начать экскурсию моя леди?

— С академии! — Фрея азартно заблестела глазами.

Вот что ее на самом деле интересует! Как бы из нее не получилась вторая Сарана, которой обучение гораздо интереснее меня. Но в отличие от прежней наложницы, эту я пока отпускать не планирую. По крайней мере, следующие пару лет и пару отборов, а если резонанса все же не случится, то и никогда.

— Как скажешь, — кивнул я. Что ж, сейчас, наверное, самое оптимальное время для экскурсии. Лаборатории еще работают, то есть студенты, преподаватели и научные сотрудники, оставшиеся на летние каникулы, мешаться под ногами не будут.

Я решил начать с центрального входа, потом покажу ей коридор прямо в наш жилой дворец. Рассказал об историческом здании, начиная с холла, и провел по основным залам и этажам.

— Гивард? — наконец подала голос до этого молчавшая Фрея. Она слушала с интересом, но вопросов предпочитала не задавать. Вообще, такое ощущение, что она это все и так знала. Наверняка успела проштудировать не одну книгу о нашем Острове.

— Что?

— А ты ведь правда любишь это место и свою работу, — неожиданно выдала она.

— Люблю, наверное. Это очень интересно и позволяет общаться с разными людьми.

— Со свободными девушками?

— В том числе, — пожал плечами я. А что тут скрывать, я здоровый взрослый дракон, которого покинула одна наложница и крайне раздражает вторая, взятая с предыдущего отбора. — А ты ревнуешь?

— Не ревную, — как мне показалось, чересчур быстро ответила она. Или мне хотелось, чтобы это было так? — Просто интересует диспозиция: на какой я, так сказать, ступени в здешней иерархии твоих любовниц.

— Хм... — напоказ задумался я. — А это довольно интересный вопрос. Но знаешь, это будет зависеть только от тебя.

Мы продолжили прогулку по территории. После главного корпуса вышли на зеленую лужайку и пошли исследовать окрестности. В здания мы больше не пойдем, да они по большей части сейчас еще закрыты, но хоть покажу, что где находится.

В какой-то момент девушка споткнулась на неровной брусчатке. Ну а что поделать, если она историческая и трогать и ремонтировать ее запрещает отец. Я, спутницу, конечно, поддержал, но воспользовался этом для того, чтоба приобнять ее за талию.

Фрея, почувствовав мою руку на своем теле, ощутимо напряглась, точнее, вытянулась как струна.

— А как ты видишь наши отношения? — спросил я, пытаясь отвлечь ее от новых ощущений.

М-да, неприятно осознавать, что девушка на тебя реагирует подобным образом. Но я знал, на что иду. С помощью богов, надеюсь, смогу приручить эту малышку.

— Я не знаю, — подумав, отозвалась та. — Я никогда даже не думала, что стану наложницей незнакомого человека.

— Ты еще пока не стала, — сморозил я, после чего почувствовал, как девушка напряглась еще сильнее, а потом плавно сдвинулась вбок, давая понять, что не хочет, чтобы ее касались.

У меня был выбор: удержать или отпустить. Но сделать первое, означало напугать и усилить недоверие, а мне нужно, чтобы было наоборот. Да и успею я еще.

— Хорошо, — продолжил я как ни в чем не бывало, — но с чего-то надо начинать, разве нет? Попытаться что-то построить.

Девушка бросила на меня взгляд, а смотреть до этого она предпочитала по сторонам. И в этом взгляде прямо читалось: «Тебе надо, ты и строй!» Мне на это осталось только тяжело вздохнуть, но исключительно про себя.

Приручить эту малышку будет тяжело, но очень интересно!

— Так что же? — решил не отступать я, когда пауза затянулась.

— Я же говорю, не знаю, — ответила в раздражении, потом моментально взяла себя в руки и уже ровно добавила: — Мне бы хотелось попытаться.

Ну, уже прогресс, пусть в данный момент и наигранный. Но чем чаще она это себе повторяет.

— Пойдем, я тебе кое-что покажу! — Я опять аккуратно, почти невесомо коснулся талии, увлекая девушку вправо.

А буквально через пять минут, пройдя насквозь небольшой лесок, мы вышли к границе острова, к обрыву.

Внизу, как обычно в преддверии осени, клубился плотной завесой сизый туман. Здесь, на границе земли и магического поля Льена, всегда было чуть-чуть прохладнее и влажнее, хотя всего лишь в нескольких сотнях метров было жарко и сухо.

— Это место, любимая стартовая площадка для студентов. Не хочешь полетать?

Глаза девушки азартно блеснули. Я еще не встречал ни одного новообращенного дракона, которого не манило бы небо. На то и расчет.

— Хочу. Только... — Фрея подошла к краю, посмотрела вниз. — Местность незнакомая, я не заблужусь?

— По периметру острова установлены маяки. Это чтобы если дракон уйдет за линию тумана, он всегда смог вернуться назад. Тем не менее, тебе туда пока еще рано, как и удаляться от Острова на большое расстояние. Так что я предлагаю облететь его вокруг. Как такая идея?

— Отлично! — воскликнула девушка, но тут же смутилась. Боги, да какой же она еще ребенок!

— Тогда вперед, — усмехнулся я. — Лети за мной, если будешь уставать, скажи, не надо геройства. На острове можно сесть практически в любом месте, кроме одной зоны, я тебе ее покажу.

С этими словами я шагнул с обрыва, на ходу обращаясь в большого антрацитово-черного дракона с алыми вкраплениями, будто всполохами, на чешуе.

Фрея последовала за мной, помедлив буквально секунду. Это ее всего лишь второе обращение и первое после испытания, когда она должна была превратиться в дракона или погибнуть.

Смелая девочка, не все так легко обращаются, так что я уже приготовился ловить. Но у нее все прошло как надо. Вот что значит древняя сильная кровь Высших.

Молодая драконница активно заработала крыльями, и мы полетели.

Глава 4

Налетались мы, конечно, вволю. Я даже на несколько мгновений почувствовала себя счастливой, полноценной, настоящим драконом. Но усталость все же дала о себе знать, а вместе с ней вернулись и невеселые мысли.

— Ваши вещи доставлены, миледи, — присела в книксене горничная, когда я вернулась в выделенные мне покои. Гивард велел переодеться к ужину, точнее не велел, это уже я придираюсь, а предложил привести себя в порядок. А теперь даже не отговоришься, что одежды у меня нет.

Хотя, если честно, меня так достали те тряпки, что я взяла с собой, и убогие платья, которые выдали на Острове невест, что хотелось уже надеть что-то свое, родное. К тому же, у меня неплохой вкус и замечательная коллекция нарядов — брат ведь ни в чем никогда не отказывал. Интересно, а Лан Кейнер будет контролировать мои траты, да и вообще даст деньги на милые женские штучки?

Или такие преференции, как поход в магазин, нужно будет заслужить, даже думать не хочу как?

Ну а что, вполне логично, наложница — не жена, хоть мужчина должен обеих обеспечивать. Но кто сказал, что он должен удовлетворять любой каприз? А если хочешь что-то сверх минимума, то будь добра... Это, конечно, фу, и я на такое никогда не соглашусь, но братишка Саер, пока был жив, практиковал именно такое отношение к любовницам. Уж сколько мы дома скандалов пережили еще до войны — это просто не поддается подсчету.

Но я-то Высшая, я не позволю с собой так обращаться. В конце концов, попытаюсь расторгнуть отношения, хотя сомневаюсь, что Гивард меня так просто отпустит, если за два следующих отбора не найдет более подходящую наложницу или жену.

К тому же, этой самой наложницей надо сначала стать... А я не хочу!

«Так, Фрея, возьми себя в руки! Времени осталось мало, а тебе нужно выйти на ужин в подобающем виде, тем более, что меня обещали представить главе Острова», — пыталась увещевать себя я.

— Масель! — позвала я горничную, которая в этот момент что-то делала в гостиной. — Ты ведь вещи уже разобрала?

— Да, миледи, — кивнула девушка, входя.

— Ты не видела среди вещей темно-синего с голубыми разводами платья? Такое, знаешь, до пола, со строгим силуэтом.

— Видела, миледи, — еще раз кивнула девушка и на какой-то сверхзвуковой скорости метнулась к шкафу и достала платье. — Это?

— Да. Подготовь его, пожалуйста. Я пока приведу себя в порядок, помощь мне не нужна. Только если с прической чуть позже.

— Да, миледи, — поклонилась горничная. Отлично вышколенная прислуга, кстати, только вот конкретно эта девушка какая-то забитая. Надо постараться ее не обижать и вообще выяснить, что тут происходит, раз я здесь, можно сказать, новая хозяйка. Пусть и на время.

Я не стала принимать ванну — времени нет, быстренько ополоснулась в душе, наложила легкий макияж, подчеркивающий глаза, сбрызнулась духами и вышла обратно в комнату в одном белье.

— Гм... — только и успел сказать Высший, когда я под аккомпанемент собственного визга заскочила обратно в ванную. У меня самой от него аж уши заложило, а лицо и шея покраснели. Или это не от визга?

Но, он же. Он же. Он видел меня почти голой!

«Боги, Фрея, тебе с ним спать, и даже возможно, что сегодня» — отчеканил голос рассудка, но я его задавила, потому что и так стыдно и страшно.

— Фрея, — Гивард постучал в дверь ванной комнаты, а я с ужасом поняла, что не закрыла ее на защелку. — Фрея, извини, я не хотел тебя напугать или смутить. Я искал тебя или Масель, чтобы передать, что ужин будет готов через час — отец задерживается.

Вроде как и слова правильные, но чувствуется в них какая-то насмешка что ли? Чуть превосходства, сдобренного капелькой мужского интереса — вот что мне послышалось.

— Извинения принимаются, — чопорно откликнулась я. В ответ мужчина лишь хмыкнул.

— Тогда выходи, — предложил он через секунду. Да он издевается! Специально ведь подначивает.

— Как только вы уйдете.

— Хорошо, легко согласился он. Через час жду тебя на ужине, — я только расслабившись вздохнула, надеясь, что он сейчас уйдет, когда он добавил: — И Фрея, ты великолепно выглядишь в белье.

Я приложила руки к раскрасневшимся щекам, стараясь унять дрожь в пальцах и немного охладить пылающее лицо. Умылась ледяной водой.

Нет, ну каков наглец, а?! Великолепно я выгляжу! Я и без него знаю, что я великолепна, подсматривать и делать смущающие, постыдные комплименты для этого вовсе не обязательно. Специально ведь хочет вывести меня из себя, знает, что от того, чтобы лечь с ним в постель, я отказаться не смогу, и издевается.

Умылась еще раз. Это у меня от злости щеки горят, да. Вот только этот странный блеск в глазах мне не нравится. Но будем считать, что это тоже от злости, а не от того, что все же приятно получить такой комплимент от взрослого мужчины.

Хотя о чем это я? Вряд ли он выбрал меня, если бы я его хоть чуть-чуть не привлекала физически. А на мои чувства и предпочтения всем наплевать, м-да...

Тяжело вздохнув, я все же закрыла кран и вышла в комнату, предварительно высунув нос и проверив, не дожидается ли меня там кто-то лишний. Но нет, спальня была пуста, Масель еще не вернулась с платьем.

Вот тоже, интересно. Ведь дождался, пока горничная уйдет приводить в порядок одежду, и заглянул именно в этот момент. Хотя будем честными, вряд ли девушка его остановила бы, захоти он увидеть меня в неглиже. В конце концов, я же официальная наложница, так что ничего особенного в этом нет.

И кого волнует, что мне неприятно, когда на меня почти голую пялятся как на кусок мяса. Может, я и преувеличиваю, но только чуть-чуть, самую малость.

Наконец, вернулась Масель, помогла одеться и убрать волосы в вечернюю прическу, строгую, не слишком вычурную. Это семейный ужин, а не прием, поэтому выглядеть все должно торжественно, но не празднично.

— Вас проводить, миледи?

— Буду благодарна, — улыбнулась я девушке. Не то чтобы я не запомнила, где находится обеденный зал, но не хотелось по дороге встретить Гиварда и остаться с ним наедине. Это было бы совершенно неуместно, к тому же я теперь не знаю, как на это реагировать. То ли обозвать как-нибудь, то ли покраснеть, то ли состроить оскорбленную невинность. То ли все сразу.

Но что-то мне подсказывает, что я только покраснею и начну молоть какую-нибудь чушь. Что Высшего, вероятнее всего, лишь позабавит.

Спустившись вслед за горничной на первый этаж, я подошла к распахнутым в обеденный зал дверям, вздохнула поглубже пару раз, приняла гордый и независимый вид. Не позволю каким-то Лан Кейнерам себя смутить!

— Добрый вечер! — я вплыла в небольшой зал с гордо поднятой головой. За столом, в его главе сидел огромный, похожий на древнего дракона, мужчина, не имевший со своим сынов внешне ничего общего.

— Добрый, — отец и сын поднялись со своих мест, а Гивард подошел и взял меня за локоток.

— Отец, позволь тебе представить Фрею Да Нарей. Фрея, мой отец и хозяин этого острова — Колен Лан Кейнер.

— Приятно познакомиться, — я вежливо присела в книксене. В одно мгновение от взгляда мужчины стало неуютно. Он смотрел из под тяжелый бровей, насуплено, мне показалось даже, что недовольно, но это ощущение продлилось доли секунды, потому что потом я разглядела веселый блеск в его глазах.

— И мне очень приятно, миледи Фрея. Не стесняйтесь, присаживайтесь.

Это послужило сигналом Гиварду, и тот подвел меня к месту справа от себя, а сын с отцом сидели по разные стороны небольшого, всего на шесть персон, стола. Вероятно, этот зал только для членов семьи, а их не так уж и много, сами Лан Кейнеры и теперь, получается, я. Временно, правда.

— Итак, миледи Фрея, — начал разговор старший из мужчин, — Гивард мне рассказал, что вы с воодушевлением отнеслись к идее обучаться в Академии?

— Это так, мой лорд, — склонила голову я.

— И какому же направлению знаний вы тяготеете? — усмехнулся в усы Лан Кейнер.

— Мне бы хотелось попробовать поступить на боевой факультет, — огорошила я его, про себя ехидно ухмыляясь.

Лан Кейнер-старший закашлялся, потом стрельнул в меня заинтересованно-веселым взглядом.

— Довольно странный выбор для женщины.

— Моя невестка, Анна Да Нарей, считает, что любая девушка должна уметь себя защищать, — ответила я.

Как ни странно, единственным человеком, который поддерживал меня в желании стать боевым магом, и была Анна. Ведь то, что этот мир опасен не только для мужчин, мы обе знаем не понаслышке.

— У вас мудрая невестка, — ответил мужчина. — Тем не менее, мне хотелось бы понять, насколько вы сами осознаете, с чем столкнетесь на боевом факультете.

— Не с чем она не столкнется, — перебил Гивард. — Моя женщина не будет учиться на боевом факультете. Это нонсенс!

Мы опустим тот небольшой момент, что я пока еще не его женщина. Сейчас это несущественно, а изменить не сложно. В общем, не хочется нарываться.

— Сын, может пора это изменить? Почему бы Фрее, если она этого действительно хочет, не стать одной из первых Высших, принятых на этот факультет? Ведь простые девушки с даром там учатся...

— Просты девушки — ничейные, — процедил этот. это высокомерное чешуйчатое. — И принимать решения относительно своей дальнейшей жизни могут сами. Что-то я не видел на моем факультете женщин, у которых есть мужья или покровители.

— Видите, милая, проректор против, — развел руками ректор Академии.

О, я вижу и запомню!

— Не злитесь, милая, и не смотрите на него с такой предвкушающей все неприятности мира улыбкой. Его этим не пронять — я точно знаю.

— Хм. — я лучезарно улыбнулась Лан Кейнеру-старшему. Можно подумать, я не поняла, что он специально построил разговор таким образом, чтобы показать, что мне ничего не светит. — И на каком факультете мне будет позволено учиться?

— Артефакторики, теоретической магии, бытовой магии, — ответил Гивард.

— Даже не знаю, что и выбрать — столько возможностей, — ехидно хмыкнула я.

— А она с характером, сын, — подмигнул мне старый манипулятор. — Так что из этого вы готовы выбрать, милая Фрея?

— Конечно, теоретическую магию! — возмущенно буркнула я. М-да, не на это я рассчитывала.

Старший мужчина весело рассмеялся, хохотал так, что у него даже слезы на глазах выступили.

— Гивард, ну теперь у тебя на каждом факультете по наложнице! — продолжил веселиться мужчина. — И это я говорю только об официальных. Теперь деканы решат, что ты так за ними следишь.

Сам мой так называемый хозяин сидел с совершенно безразличным видом и ковырялся в тарелке. Только я ментальный маг и никакой артефакт не мог сейчас скрыть, насколько он зол. Я даже чуть отодвинулась, просто на рефлексах.

И разумеется, это не укрылось от внимательного взгляда Лан Кейнера-старшего.

— Успокойся, Гивард, ты пугаешь свою женщину!

Мне про себя оставалось только поморщиться, потому что говорить о том, что между нами еще ничего не было — это как-то бессмысленно. И так все понятно.

— Отец, у нашего повара получился замечательный рулет с паштетом, не хочешь его попробовать? — с таким жирным намеком наконец спросил младший из мужчин, оставаясь при этом совершенно спокойным на вид.

Это же какую надо иметь выдержку, чтобы так себя контролировать! И ведь не будь я ментальным магом — ничего бы не поняла. У него реально не один мускул не дрогнул.

— А что вы думаете о моем сыне, милая Фрея? Ведь у вас уже сложилось определенное мнение, не так ли? — задал еще один провокационный вопрос Лан Кейнер.

— Что думаю? — я по возможности мягко улыбнулась, совершенно не собираясь поддаваться на провокацию. — Думаю, что мне повезло — меня выбрал Высший. Конечно, мне повезло бы еще больше, если бы случился резонанс...

— Милая Фрея, я вас спрашивал не об этом, — усмехнулся в усы мужчина.

— Отец, прекрати ее смущать! — наконец-то подал голос Гивард. — Кто что и о ком думает, мы обсудим, когда узнаем друг друга немного лучше. Первое впечатление бывает обманчиво.

Мне в этой фразе послышался какой-то жирный намек, но я так и не смогла понять, что именно мужчина имел в виду.

Дальше ужин пошел в более нейтральном ключе. Каверзных вопросов мне не задавали, я ела и поддерживала беседу, следуя традициям и правилам этикета. Гивард же наоборот все больше молчал, что вполне компенсировал его отец, пытаясь вовлечь меня в дискуссию. Но в итоге мужчины заговорили о работе, а я продолжила ковыряться в тарелке, навострив ушки.

А послушать, о чем они говорят, было довольно интересно. Они вскользь коснулись предстоящего начала учебного года, лекций, всяких организационных моментов, потом перешли на обсуждение каких-то научных проектов. Вот тут я ничего не поняла. Гивард сыпал терминами, его отец кивал, но все было настолько научным, что я даже примерно не распознала, о чем может идти речь.

Все хорошее, а ужин был весьма неплох, имеет свойство заканчиваться, так что лорд Лан Кейнер где-то через полчаса бурных обсуждений встал, дав нам понять, что можно покинуть помещение, и сам вышел.

— Фрея, — оставшийся мужчина тут же вскочил, вежливо помогая отодвинуть стул. — Надеюсь, ужин тебя не разочаровал. Прошу прощения, что не смог уделить тебе все время

— слишком много дел перед началом года.

— Ничего страшного, благодарю за беспокойство. А ужин был очень... познавательным.

— О, пусть тебя не смущает этот старый манипулятор.

Я бы хотела ответить, что меня смущает вовсе не он, но озвучивать это вслух было бы явно лишним.

— Все в порядке, — непринужденно улыбнулась я.

— Хорошо, тогда я тебя провожу. — Мужчина взял меня под локоток и повел к лестнице, а далее в направлении моих покоев. И мне это дьявольски не понравилось.

— Гивард, — начала я, когда мы зашли в гостиную.

— Присядь, — Высший направился к одному из диванчиков, я последовала за ним и аккуратно опустилась на край противоположного. Нас теперь разделял низкий столик — так себе защита, иллюзорная.

Некоторое время мы молчали, вероятно он обдумывал, что собирается мне сказать, а я просто не решалась начать разговор. Только сейчас до меня более-менее начало доходить, что все серьезно, что этот мужчина имеет на меня, на мое тело все права.

— Фрея, — все же заговорил он. — У нас не так много времени, чтобы познакомиться поближе. Я имею в виду, что нам нужно узнать друг друга, пообщаться, чтобы ты перестала видеть во мне какого-то монстра.

— Я не вижу в тебе монстра, — покачала головой.

— Когда мы сегодня летали, мне показалось, ты действительно не видела, но в остальное время... Тебе придется привыкнуть ко мне, к моему обществу, к мысли, что скоро мы разделим ложе.

Я смутилась и отвела глаза. Вот уж чего мне только недоставало, так это разговора по душам!

— Да, придется, Фрея. И чем скорее ты привыкнешь ко мне и к этой мысли, тем лучше для нас обоих. У тебя есть несколько дней, но не больше недели. И у нас обоих в запасе не так уж много времени, чтобы понять, возможен ли между нами резонанс. Хочу напомнить, что это в интересах нас обоих.

— Ага, ты не получишь женщину, способную дать сильное потомство, а я окажусь на улице.

— Не преувеличивай, на улице ты не окажешься. К тому же, пока из трех моих официальных любовниц, ты самая сильная. И не факт, что после двух оставшихся отборов, я найду кого-то лучше тебя. Так что даже не надейся в ближайшем будущем от меня отделаться, — ухмыльнулся он. — Впрочем, я все это раньше уже говорил.

— Я все и с первого раза поняла, — съязвила я, стараясь скрыть смущение и смятие от обозначенных временных рамок. А если я не буду готова, что тогда? Но спрашивать не стала, можно сказать, что даже немного побоялась.

— Это прекрасно. Тогда я откланиваюсь, а тебе лучше хорошенько отдохнуть. Завтра предстоят хлопоты по зачислению, а я с тобой целый день провести и помочь не смогу — и так много работы.

— Я понимаю, — кивнула, поднимаясь вслед за мужчиной.

Проводила его до двери, чтобы... не знаю, может, чтобы убедиться, что он точно ушел, и я осталась одна.

— Хорошего вечера и доброй ночи, — Лан Кейнер развернулся у самого выхода, и мы оказались практически нос к носу.

— И вам доброй, — только и ответила растерянно, смущаясь от его такого внимательного темного взгляда.

А потом он просто наклонился и впился своими губами в мои губы. От неожиданности, я даже сопротивление оказать не успела, как его наглый язык проник в мой рот, изучая, исследуя. Захватывая в вихрь незнакомых ранее ощущений.

Глава 5

Эту ночь, первую на Академическом острове, спала я плохо. Во-первых, новая постель, новая обстановка, было неуютно и где-то даже страшно. Во-вторых, почти все мои мысли занимал поцелуй. Просто не могла об этом не думать, не повторять в голове, не переживать заново каждое тягучее мгновение. Это было даже приятно, но я, пожалуй, не сознаюсь в этом даже под пытками. Ну а в-третьих, у меня даже сквозь дрему было пару раз ощущение, что на меня кто-то смотрит.

Конечно, это маловероятно. Ну кто может смотреть на спящую меня? Гивард? Но как-то такое предположение с ним не очень вяжется. Хотя да, у него такая возможность была, ведь в комнате есть прямая дверь в его спальню.

Я даже пару раз зажигала свет, чтобы удостовериться, что в комнате никого, и в результате заснула только под утро и встала абсолютно не выспавшаяся. А ведь сегодня большой день.

Завтракала я в своей комнате. Оба Лан Кейнера уже изволили отбыть на службу, а сидеть в обеденном зале в гордом одиночестве мне не хотелось. Как-то это. жалко.

Потом пришлось выдержать целый час издевательств своей горничной, поскольку она все норовила навертеть мне на голове черти что. Ну где это видано, чтобы приличная Высшая, идущая заниматься делами, делала на голове вечернюю прическу?

— Масель, оставь просто локоны, не надо их так сильно завивать и укладывать короной на голове. Это неудобно и тяжело.

— Да, миледи, — говорила горничная и тут же пыталась сделать все по своему.

— Нет, Масель, эти серьги не подходят к дневному наряду. И этот наряд не дневной, я же просила коричневое платье, — сдерживая то ли злость, то ли хохот я рассматривала висящий на вешалке единственный бальный наряд, который я с собой взяла на всякий случай, и был он глубокого красно-коричневого цвета.

Я, тяжело вздохнув, открыла шкаф и нашла простое светло-коричневое платье в шоколадную клетку с воротником стойкой и присборенным у самого плеча рукавом. Строже некуда, но это то, что сегодня нужно. В конце концов, я иду поступать в Академию, а не на бал.

— Вот это, — я указала девушке на платье.

— Но миледи...

— Масель, ответь мне, с чего ты решила, что бальное платье — это то, что нужно одевать утром?

— Но предыдущая миледи. Ой, — горничная прижала ладошки ко рту.

Ну тогда все понятно. Могу себе представить, какую она создала себе репутацию, если ходила по Академии в таком виде. А главное, лорду Лан Кейнеру. Или он каждый ее выход за дверь контролировал?

— Масель, — миролюбиво позвала я девушку, которая, кажется, уже собиралась биться в истерике, — давай договоримся, что ты забудешь все то, что требовали от тебя предыдущие миледи. У меня совершенно другой вкус.

Я могла бы сказать, что я Высшая, а значит лучше знаю, как и куда надо одеваться, чем простолюдинки, но это было бы очень грубо. Горничная-то у меня точно не из семьи лордов.

— У меня много требований, и если ты почувствуешь, что не справляешься.

— Я справлюсь, обещаю, миледи, — закивала болванчиком девушка.

— Хорошо, тогда подготовь платье.

В итоге, готова я была только через час, а ведь я планировала прийти как можно раньше. До начала учебного года осталось не так много времени и студенты уже начали прибывать, а толпиться вместе со всеми мне не хотелось. Ну должны же у меня быть какие-то преференции в сравнении с остальными?

Я в первый раз одна вышла из главного входа во дворец, где жило семейство Лан Кейнеров. Или это лучше назвать флигелем при здании Академии? Неважно.

Вдохнула уже теплый, несмотря на раннее утро, воздух. Сегодня будет жарко. Осмотрелась. Вся площадь перед входом в Академию и лужайка за фонтаном были пусты, лишь в отдалении куда-то спешил мужчина в преподавательской мантии.

Отличное утро, но надо заняться делами. Я спустилась по лестнице, прошла буквально сто метров и встала перед главным входом в историческое здание академии.

Что ж, сегодня сбудется моя мечта.

Сделав несколько вдохов и выдохов, чтобы немного успокоить нервы, я толкнула массивную дверь, которая с невероятной легкостью поддалась. Не уверена, но кажется я становлюсь сильнее, обретя драконью ипостась. Такое бывает, но не всегда.

Шагнула в огромный полутемный холл, куда падали только солнечные лучи из узких, словно бойницы, окон под потолком. Здесь пахло даже иначе — древностью, магией, немного плесенью и пылью, которая вертелась и закручивалась оказываясь на свету.

Мне это нравилось. Несмотря на, как выражается братец, шебутной характер, я вообще-то люблю книги и магию. Это сколько всего нового можно узнать о моей не самой часто встречающейся магии ментала.

Да, мой источник открылся довольно рано по местным меркам, гораздо чаще у девушек магия появляется уже на Острове невест, поэтому я кое-что успела изучить. Плюс, конечно, общая теория, пока было непонятно, какое у меня направление. Но ведь это только малая часть. Клеон только начал заново собирать нашу фамильную библиотеку Да Нарей, которая во время войны была практически уничтожена. Хотя кому я вру, не практически — полностью. Так что мои знания, разумеется, не полны.

Скорее можно сказать, что я постигала азы вместе с Анной, она — практические, я — теоретические. Может, это и неплохая идея, идти на направление теоретической магии?

Нет, конечно, мне бы хотелось стать грозным боевиком и отмутузить, если что, одного наглого чешуйчатого, но если смотреть правде в глаза: кто мне позволит?

— Вам помочь? — из задумчивости меня вывел мужчина, остановившийся довольно близко. А я даже не заметила, как ко мне подошли. Эталонный боевик, угу!

Оказывается я так и стояла, замерев, прямо в центре холла и пялилась в пространство. Довольно странное, наверное, зрелище.

— Да, если не сложно, — я оглядела мужчину в преподавательской мантии пурпурного цвета.

— Мне нужен факультет теоретической магии. Вроде бы он на втором этаже? Или третьем?

— На пятом, — незнакомец усмехнулся. — С тех пор, как в прошлом году они устроили взрыв, их перевели на самый верх, чтобы, если что, им на головы упала только крыша.

Это я знала, еще вчера просветил Гивард, когда мы гуляли, но предпочла ошибиться, чтобы было что спросить. А то непонятно, что я топчусь посреди холла.

— Забавно, — прокомментировала я, на секунду выходя из роли. — Мне по этой лестнице лучше подняться? — указала на центральную, идущую прямо из холла огромную белого мрамора лестницу.

— М-м-м... Да, пожалуй. Вы не владеете перемещением?

— Пока нет. К тому же мне сказали, что на территории Академии такие возможности закрыты. Нужен специальный ключ, чтобы сюда попасть, разве нет?

— Вы правы, просто я удивился, как вы здесь оказались одна. Позвольте представиться, лорд Лайон Райтис, декан факультета боевой магии.

— Очень приятно, — я только теперь присела в неглубоком книксене, как велят правила хорошего тона: — Фрея Да Нарей.

— О-о-о... Так вы... Гм... — мужчина замялся, а я пару секунд «понаслаждалась» пантомимой. Он осмотрел меня с ног до головы, оценил и, кажется, повесил ценник. Нахал и хам! — Вы новая наложница нашего уважаемого проректора, так ведь?

— Именно так, — я холодно улыбнулась, стараясь, чтобы не один мускул не дрогнул. Даже отдаленно я не представляла, как это обидно будет звучать из уст других людей. Гораздо хуже, чем в моей голове.

— Тогда я просто обязан вас проводить, — мне вернули улыбку. Не такую ледяную, конечно, вполне светскую.

— Думаю, в этом нет необходимости.

— Может, вы хотите сначала посетить Гиварда, — декан боевиков, называя проректора по имени, четко обозначил, что они не просто начальник и подчиненный. Специально мне показал, что они если не друзья, то хорошие знакомые.

— В этом тоже нет необходимости. — Мужчина вздернул в недоумении бровь. Как мне показалось, притворном. Но я все же решила пояснить: — Мы вчера договорились, что я оформлю все документы сама — это не должно быть так уж сложно. У лорда Лан Кейнера с утра были неотложные дела.

— Знаю я его дела.

— Простите? — ледяным тоном спросила я.

— Я к тому, что своей новой наложнице он мог бы уделить чуть больше внимания.

— Думаю, лорд Лан Кейнер сам вполне справится с определением, что важнее, его работа или отвести меня за ручку в деканат, — усмехнулась я, потом язвительно добавила: — Хочется думать, что с такой малостью я и сама справлюсь. А теперь извините, меня тоже ждут дела.

Ну не могла я его не уколоть, намекнув, что это он тут почему-то без дела ошивается и тратит чужое время.

— Вы безусловно правы. Было приятно познакомиться, Фрея Да Нарей.

Я про себя поморщилась, потому что я леди Фрея для какого-то постороннего мужчины и никак иначе. По крайней мере до тех пор, пока я официально не стану студенткой. Но поправлять не стала. Кто его знает, какие отношения связывают его и моего хозяина.

Взбежав по лестнице вверх на пятый этаж, я огляделась. Здесь тоже был просторный холл, не такой большой, как внизу, но более светлый и солнечный. Это достигалось за счет стеклянного купола вместо крыши, окон же здесь не было вовсе, лишь отходили абсолютно пустынные коридоры в количестве семи штук. И нигде никаких указателей.

Впрочем, ментальный я маг или кто? Потянулась к своей силе, почувствовала огонек сначала в груди, но мне сейчас нужен не он, а тот очаг, что теплится в голове.

В отличие от других видов силы, источники которых находились обычно в районе солнечного сплетения, ментальная магия выбрала для себя более подходящее место. Так что я один из немногих магов, у которых два источника, вместо одного. Конечно, многие маги имеют две стихии, например, тот же Гивард владеет смертью и огнем, но находясь рядом, источники двух магий быстро сливаются в один. На силу это не влияет, просто так удобнее оперировать даром, не надо выбирать, к какой силе обратиться.

Разумеется, я сейчас не собиралась подслушивать чьи-то мысли, в этом не было совершенно никакой необходимости. Мне просто нужно было определить направление, где есть психическая активность, пойти туда и спросить, где располагается деканат. Ну чего проще?

Только вот когда я все же приструнила капризную магию и послала ее в разных направлениях, меня аж чуть не смело шквалом эмоций. Причем, среди них были и знакомые нотки, только не сильные. Все же мой покровитель постоянно носит антиментальный артефакт. Второй человек не носит, судя по всему.

Странно. Не то чтобы менталисты часто встречаются, но, уверена, в Академии помимо меня есть еще минимум парочка, от них же надо как-то защищаться.

Мне очень не хотелось мешать этому выяснению отношений, но другие коридоры обнаружили в себе только пустоту и полное отсутствие разумной жизни. Хотя в одном из кабинетов все же жизнь была, но бр-р-р... Ненавижу ментально чувствовать животных — это очень специфическое ощущение, только став ментальным магом я поняла, что этим милые домашние зверюшки — не люди, у них совершенно иные, отличные от человеческих, эмоции. А в мысли их и вовсе лезть крайне не рекомендуется, можно и с ума сойти ненароком.

Так что, потоптавшись минуту в нерешительности, я все же двинулась по направлению к людям. И чем ближе я подходила, тем громче ощущала, если так можно выразиться, эхо от эмоций, а вскоре крик был слышен и просто ушами.

Подойдя к двери, из-за которой и раздавались вопли, я опять постояла некоторое время, постаралась напустить на себя безразличную мину, потом только постучала. Потом постучала еще раз, потому что первый стук попал как раз на очередной аккорд ора. Впрочем, второй раз меня тоже не услышали.

Ничего не оставалось, как просто толкнуть дверь и попасть в эпицентр этого стихийного бедствия.

По разные стороны от большого стола стояли Гивард и невысокий, плотный, если не сказать толстенький старичок, в пенсне и немного старомодном сюртуке. Мантии на нем не было, но учитывая то, что он находился со стороны большого и удобного начальственного кресла, можно было сделать вывод, что это хозяин кабинета.

— Я еще раз вам повторяю, лорд Лан Кейнер, мы должны провести еще эксперименты. Если наш вывод верен и все подтвердится, задержка не составит много времени, — кипятился старичок.

— Лорд Гириас, вы уже провели два десятка экспериментов, — не повышая голоса парировал Лан Кейнер. — И все они. Все! Показали одно и то же. Проект можно считать завершенным.

Но…

— Если проводить все тесты, которые вы запланировали, задержка проекта составит полгода. Это если вы будете работать только на него. А я хочу напомнить, что у вас есть и другие обязанности, — отчеканил Гивард.

Ой, черт! Как бы сейчас под раздачу не попасть. Вряд ли то, что я слышала, как отчитывают этого важного старичка, улучшит впечатление обо мне в его глазах. Может, смыться по-тихому?

Но было поздно. Открытая дверь хлопнула от ветра, и двое мужчин повернулись в мою сторону.

— Прошу прощения, я стучала, — сделала книксен. Перед Гивардом не обязана, но он тут не один.

— Что вы хотели миледи? — тут же обрел благообразный вид старик, стремительно меняя окраску лица с багровой на нормальную.

— Фрея Да Нарей, милорд. Хотела бы оформить документы для поступления на факультет теоретической магии.

Глава 6

Старичок меня осмотрел с ног до головы, вроде бы даже остался доволен увиденным. Гивард же наоборот, такое ощущение, собирался меня придушить.

— Лорд Лан Кейнер, прошу прощения, но нам придется вернуться к нашему разговору позже. А сейчас у меня дела.

— Мы не договорили, лорд Гириас, — отчеканил проректор. Странно, мне казалось, что именно он выигрывает этот спор.

Высший опять окинул меня недовольным взглядом, после чего покинул кабинет старичка, напоследок хлопнув дверью.

Какие мы однако нервные!

— Итак, миледи, меня зовут лорд Гириас и я декан этого факультета, — повернулся ко мне оставшийся мужчина. — Прошу, проходите, присаживайтесь.

— Благодарю, — я прошла к столу и опустилась на край гостевого стула, стараясь украдкой осмотреть кабинет. Тот был велик, светел, но состоял в полнейшем беспорядке: повсюду валялись какие-то книги, бумаги, чертежи, папки, даже макеты чего-то непонятного и колбы, кажется, с плесенью. И я сомневаюсь, что тут ее специально выращивают.

— Значит, миледи Да Нарей? Высшая? — я кивнула. — Урожденная или...

— Урожденная.

— Здесь вы по разрешению. Кого?

— Моего хозяина, — выдавила я. Признаваться в этом было стыдно.

— Его имя, пожалуйста, — старичок взялся за самопишущее перо.

— Лорд Гивард Лан Кейнер.

Не знаю, какой реакции я ожидала, может возмущения, покраснения лица, но не ехидной усмешки.

— Значит, теперь уважаемый проректор решил и наш факультет облагодетельствовать одной из своих наложниц?

— Выходит, что так, — я постаралась сдержаться, не встать и не уйти. Хотя больше всего хотелось залепить от всей души пощечину и с гордо поднятой головой покинуть помещение. Но я Высшая, я не могу быть настолько несдержанной. Гордость не позволит.

— В этом, на самом деле, нет ничего плохого, миледи Да Нарей, — уже серьезно, видя, что я не повелась на провокацию, сказал декан. — Миледи Сарана, да будет вам известно, делает определенные успехи на ниве артефакторики. Кстати, некоторыми ее изобретениями пользуемся даже мы. Так что если вы пришли сюда учиться, ничего не имею против. Кстати, а почему именно сюда.

— Ну... Я этого не планировала, — пожала плечами, надеясь хоть немного уколоть этого наглеца. — Я хотела учиться на боевом факультете. Силы и знаний у меня определенно на это хватит, но лорд Лан Кейнер…

— Что, был против? — опять усмехнулся старик, совершенно не обидевшись, что я бы при возможности предпочла другой факультет. — И я с ним согласен. Такую красоту надо беречь, а не заставлять стирать костяшки в кровь на полигоне. На боевом факультете, не только магией воюют, знаете ли.

Гм… Я не то чтобы об этом не знала, скорее не думала в таком ключе. Нет, драться с кем-то на кулаках я определенно не готова. Да и комплекция не та, хотя теоретически я сильнее почти любой другой девушки не Высшей.

— Кстати, а какая магия? Когда открылся источник и когда обратились в дракона?

— Обратилась пять дней назад быстро, без происшествий, — я начала отвечать с последнего вопроса. — Источник, вернее, источники открылись семь месяцев назад, направление магии жизни, стихии ментала и воды.

— Давно источник открылся. — Старик задумчиво покрутил в руках перо. — Вы определенно сильны. И направления интересные. Для исследований это неплохо даже, особенно вода. Но насколько вы теоретически подготовлены, чтобы у нас учиться? Как сами себя оцениваете?

— Ну... — Он, конечно, не имел право меня экзаменовать, я — Высшая, а значит могу поступить куда угодно без вступительных испытаний. Но и его я могу понять. Кому захочется иметь на своем факультете набитую дуру по протекции? — Думаю, кое-какие знания у меня есть. Я хотела поступить в Академию, поэтому готовилась.

— На боевой факультет? — усмехнулся декан.

— Вряд ли на первом курсе теория сильно отличается.

— И вы правы. Не возражаете, если я задам несколько вопросов?

— Нет, конечно, — я улыбнулась и собралась, чтобы не ударить в грязь лицом.

А дальше на меня стали сыпаться вопросы с невероятной скоростью, даже секунды не давая на раздумья.

Сказать, что я выползла из кабинета измотанная — это ничего не сказать. Было ощущение, будто меня пропустили через мелкую мясорубку, а потом еще и потоптались.

Да, декан нашего факультета просто монстр, несмотря на то, что кажется с виду благообразным и где-то даже милым старичком. Хотя нет, с милым это явно перебор.

В общем-то я не ударила в грязь лицом и где-то даже поразила уважаемого педагога знаниями, а где-то вовсе не поразила. Из-за войны на нашем фамильном острове Да Нареев я некоторое время не могла нормально учиться, как все приличные девушки моего возраста, только уже перед самой смертью отца и старшего брата, второй старший брат смог меня переправить в женскую среднюю школу. Там пришлось наверстывать, хватать по верхам. А потом, когда все закончилось и я вернулась, читала все подряд, что было интересно, без учета своего возраста и базовых знаний. К тому же еще занималась с Анной, которой все было вновинку.

И сегодня я наконец поняла, почему стоило нанять учителя, который бы работал со мной по методике. В принципе, у меня были углубленные знания по многим предметам, но хватало и тех, где я не понимала практически ничего.

— Ну, как все прошло? — спросил меня Гивард, поднимаясь с кресла в холле. Я так задумалась, что его даже не заметила.

— Наверное, лучше, чем могло бы быть, — пожала плечами я. — Только у меня плохо со структурной теорией магии и с фрактальными порталами.

— Гм, понятно, — отчего-то развеселился мужчина. — Декан Гириас тот еще затейник. Структурная теория изучается в конце первого курса нашей академии, Фрея, а вот фрактальные, то есть межмирные порталы вообще на третьем и то только в общих чертах. Углубленно их изучают те, кто будет именно на этом специализироваться.

— А-а-а... — я хотела разозлиться, правда хотела, но только бессильно выдохнула. — Это он отомстил?

— Нет, он в принципе такой въедливый, считает, что должен знать об уровне своих студентов все. Но, я думаю твоими знаниями он вполне удовлетворен, — усмехнулся Высший.

— Подслушивал? — покосилась подозрительно.

— Я беспокоился. Зная въедливую натуру декана, могу с уверенностью утверждать, что он может достать любого до печенок. А ты сейчас не образец стабильности и могла.

— Вспылить? — Рыкнула. Значит я не образец стабильности, да? — Я ментальный маг и Высшая, лорд Лан Кейнер, я умею держать себя в руках.

— Хорошо, хорошо, — мужчина поднял руки, признавая поражение. Издевается еще! — Пойдем выпьем чего-нибудь тонизирующего, а то вижу, ты устала.

— Не возражаю.

Я думала, мы пойдем в его кабинет, но он привел меня в общую столовую. В ней было несколько небольших залов, с парой десятков круглых столиков в каждом. Мы выбрали абсолютно пустое помещение, впрочем, сейчас они почти все были пустые, только в одном сидела парочка то ли студентов, то ли аспирантов. Для преподавателей парень и девушка были слишком молоды.

Лорд учтиво помог мне сесть за ближайший к окну столик, накрытый белой узорчатой скатертью. Да, похоже тут не скупятся на подобные изыски. Впрочем, большинство учащихся это либо Высшие, либо их отпрыски — слабосилков тут не так уж много, я думаю, ведь чем менее знатным является дракон, тем слабее его магия.

Открыв меню, которое лежало на столике, я углубилась в чтение. В итоге, заказала тонизирующий взвар и пару сладких плюшек. Конечно, живых официантов здесь не было, нужно просто отметить в меню малым всплеском магии нужные блюда и вскорости они сами собой появятся на столе. Ну, не сами, а с помощью малой телепортации, но можно считать, что почти сами.

— Ты сегодня отлично выглядишь, — улыбнулся мужчина, отпив только что появившийся перед ним чай.

— Благодарю.

— Думаю, на моих коллег ты произведешь должное впечатление. На декана Гириаса уже произвела.

«Я — Высшая, какое я еще могу произвести впечатление, кроме должного?!» — возмутилась про себя я, но вслух этого не сказала, только кивнула.

— Я ни в коем случае не пытаюсь тебя унизить или оскорбить, просто любая Высшая хоть и не даст себе упасть в грязь лицом, но все же может вести себя по разному.

Поразмыслив несколько секунд, над тем, что имел в виду уважаемый проректор, я все же ответила:

— Я хотела учиться, Гивард, действительно хотела. Поэтому представляться уважаемым магистрам шебутной малолеткой или кокеткой из высшего то ли света, то ли полусвета, не в моих интересах.

Мужчина откинулся на стуле, внимательно на меня посмотрел.

— Рад, что не ошибся в тебе.

Не ошибся он! Злость опять захлестнула удушливой волной, но тут же и схлынула. Какой смысл теперь злиться? К тому же мне дали неделю, чтобы свыкнуться с мыслью, что я принадлежу этому человеку. Это лучше, чем ничего.

Я тоже в ответ посмотрела на мужчину, скорее изучающе—задумчиво. Самоуверенный, наглый, жесткий тип, так похожий на моего брата. Высшие все похожи повадками — хищники.

— Так я могу считать себя зачисленной на факультет? — голос звучал ровно, а из эмоций слышалось только любопытство.

— Мы же договорились, — недоуменно вздернул бровь мужчина. — Ты была зачислена уже в тот момент, когда согласилась.

— А если бы декан Гириас остался бы недоволен моими знаниями? — удивилась я.

— Тогда ему пришлось бы с этим смириться. Нет, с тобой позанимались бы, конечно, я попросил бы кого-нибудь из практикантов. Ну если бы совсем не тянула, перевелась на факультет бытовой магии.

— Ну да, ты ведь всех своих любовниц привел учиться... Непонятно только, зачем?

Кстати, да, интересный вопрос. Понятно, что мы на Академическом острове, но ведь ничего не мешало запереть их и заставить родить хоть каких-то детей. Пусть они не будут наследниками, пусть они окажутся слабы магически, но это все же продолжение рода, новые драконы, маги.

— Зачем? Хороший вопрос, правильный. — Высший усмехнулся. — Я их отправил учиться, чтобы бесцельно по острову не шатались, чтобы были хоть чем-то заняты, чтобы не мешали мне работать.

— Честно. — Вернула усмешку я. — Но ведь этот вопрос можно было решить и по другому, не так ли? Выдать, например, некоторую сумму денег и отправить на остров Совета их тратить, посещать балы, общественные мероприятия, налаживать связи.

— Ты представляешь, что они бы там наладили? Фрея, ты Высшая, но даже ты можешь от злости или обиды сделать то, о чем придется потом пожалеть. А что говорить об обычных девушках? Одна из них хоть и не Высшая, но леди, а вот вторая вообще простолюдинка. Зачем мне такие проблемы?

— Ну, тогда можно запереть в особняке и выдать рукоделие. А что, очень многие так и живут, — пожала плечами.

— Чтобы получать проблемы каждый раз, когда я прихожу после тяжелого трудового дня домой? У меня, знаешь ли, нет мазохистских наклонностей.

— А так все заняты, все при деле? И что, никто не возражал?

— Сначала Сарана к этому отнеслась настороженно, но потом прониклась идеей обучения. Теперь ценный, уже почти готовый специалист, курсы щелкает, как орехи, уже два экстерном сдала.

— Так, Сарана — это артефактор, как я помню. Я только о ней и слышу в превосходных тонах, но что насчет второй?

Пока я спрашивала, выражение лица Гиварда изменилось, немного помрачнело, стало холодным и недовольным, и смотрел он не на меня, а то ли сквозь, то ли мимо...

У меня кто-то за спиной?

Не успела я об этом подумать, как мимо меня пролетело чудное создание в облаке сладчайших духов, в которых оно, то есть создание, видимо искупалось. Девушка была в шикарном платье с кружевной отделкой по всему корсету, легком, воздушном, нежно-розовом, а пышная юбка вряд ли способствовала беготне, но она справилась.

И это удушливо пахнущее чудо в облаке ткани почему-то бросилось на шею Высшему. От чего тот сморщился, будто собирается, чихнуть.

— Гивард, милый, ты вернулся? — взвизгнула девица и поцеловала моего мужчину в губы. Постойте, я сказала «моего мужчину»?

Объект поползновений, тем временем, мягко, но непреклонно отстранил девушку.

— Здравствуй, Ларита, — потом мужчина перевел взгляд на меня. — А это та, про кого ты только что спрашивала. Фрея, позволь тебе представить Лариту, мою наложницу. Ларита, это леди Да Нарей, она приехала со мной с Острова невест.

Меня обожгли таким ненавидящим взглядом, что я чуть не подавилась воздухом.

Глава 7

Девушка-розовый шарик, по всей видимости не привыкла сдаваться, потому что после того, как взглядом обозначила, так сказать, свою позицию, практически залезла на колени мужчине.

И мне это категорически не понравилось. Вот совсем. Не знаю, с каких пор я считаю его своим, но сейчас я — главная наложница, что бы эта ощипанная курица не думала. Наверное, она и дракончик-то маленький, серенько-грязненький какой-нибудь, невразумительного цвета.

А я довольно приличных размеров фиолетовая и голубыми разводами красавица. Да и гораздо в человеческом обличье красивее этой замарашки в розовых кружевах — фу! А запах! Да и вообще, у меня порода, великий род, я Высшая, а эта.

— Приятно познакомиться. Фрея, — девка намеренно проигнорировала, как меня представил Гивард.

— А мне-то как приятно! — поддержала я, широко и дружелюбно улыбаясь. А ты как думала, девочка? Я Высшая, я умею держать лицо, а еще временами я порядочная стерва. Но не сейчас, при Высшем только на один зуб попробую: — А ты значит, та самая наложница, которую засунули на бытовой факультет?

Мельком глянула на Лан Кейнера, который, похоже, наслаждался развернувшейся перед его глазами сценой. О, я по брату знаю, что мужчинам нравится, когда женщины их в открытую ревнуют. Впрочем, надеюсь, до некрасивой драки не дойдет.

Хотя о чем это я? Ментальный я маг или где?

— Почему это засунули? — не поняла Ларита. Судя по имени, обычная простолюдинка, но с гонором и претензией. Как же, ее же Высший выбрал. Кстати, интересно, почему? Красивая? Да, но я лучше. Сильная в плане магии? Может ли простолюдинка быть самой сильной на отборе? Вряд ли, скорее всего просто направление подходящее — жизнь.

— Как я слышала, первая наложница нашего господина добилась успехов в артефакторике, — я мягко улыбнулась, притупляя внимание, потом добила: — А вот про тебя я ничего не слышала. Ни от кого.

— Хозяин?.. — девушка повернулась к Лан Кейнеру — глазки на мокром месте, губки задрожали. Как же, котеночка обидели!

— Ах, ты вспомнила, что я твой хозяин? — нехорошо усмехнулся мужчина, впрочем, не делая попыток ссадить ее с колен. — Тогда будь добра, выполни мои требования относительно внешнего вида, особенно насчет духов.

Вот не знаток он женской психологии, не знаток. Кто же делает замечание женщине относительно внешности при другой женщине? Да и вообще это было некрасиво и унизительно, причем для обеих.

А для меня, судя по всему, еще и опасно...

— Хозяин, простите хозяин, — девушка натурально залилась слезами. Не то чтобы я в это представление поверила, но если бы со мной так поступили, всерьез бы обиделась.

Хотя нет, не обиделась, разозлилась бы страшно и начала делать пакости.

Но то, что последовало дальше, категорически не желало укладываться у меня в голове. Ларита, плача, стала медленно сползать с коленей мужчины на пол, а когда окончательно сползла, сама встала на колени и протягивала руки как к какому-то светилу в ночи. И все шептала: «Прости, прости, прости!»

Нет, теперь это уже не было похоже на театр, это была настоящая истерика, некрасивая, такая бабья. Я же пребывала в шоке и остро чувствовала себя лишней.

— Прошу прощения, — я вскочила со стула, стараясь не смотреть ни на девушку, ни на мужчину, который и не подумал ее останавливать или поднимать с пола, и почти бегом покинула помещение.

Не помню, как я дошла до своей комнаты в особняке, дорога в памяти совершенно не отпечаталась, как и то, встретила я кого-то или нет. Надеюсь, что нет, потому что Высшая всегда должна быть гордой и недоступно-величественной, а не шокированной и пришибленной.

Не снимая платья, ничком повалилась на кровать, потом перевернулась на спину и долго смотрела в белый потолок. Ни о чем не думала, не то что не старалась, просто мыслей как-то не было.

Из полудремы меня вывел скрип двери в гостиной — кто-то пожаловал на вечеринку. Кто-то, кто быстро и уверенно ходит, почти печатая шаг.

Надо сесть хотя бы, а то я все еще лежу на кровати, раскинув руки. Только и успела, что занять вертикальное положение и пригладить волосы. Дверь без стука распахнулась, и в комнату вошел Лан Кейнер.

— Ты здесь? Я тебя искал. — Мужчина прошел через всю комнату, взял стул и сел на него напротив меня. Мне это не понравилось, будто авторитетом давит. Слишком близко.

— Я здесь, как видишь, — безразлично покачала головой.

— Почему ты ушла? Я не разрешал.

— Если ожидаешь, что я буду на коленях вымаливать прощение, то боюсь, тебе стоит подумать еще раз, — резко, резче, чем следовало, ответила я.

— Фрея, не дерзи, — нахмурился он, но меня таким точно не пронять.

— Прошу прощения, — отчеканила так, что только глухому было бы непонятно, что я совершенно ни в чем не раскаиваюсь и ни о чем не прошу.

— Хорошо, — мужчина все же сдал назад, вероятно понимая, что на конструктивный диалог я сейчас совершенно не настроена. Тем более, если пытаться предъявлять мне какие-то странные претензии. — Так почему ты убежала?

— Я думала, это очевидно. Не хотела дальше смотреть на эту безобразную сцену.

— Ларита — несколько экзальтированная девушка и артистичная. Подобная сцена далеко не единственная в ее репертуаре.

— Я не желаю ее с тобой обсуждать — это недостойно. — Хотя охотно верю, что она действительно может быть талантливой актрисой, но ровно с той же вероятностью у нее могла быть настоящая истерика. Лорд ее, конечно, знает лучше, но мужчины...

— Ты меня в чем-то обвиняешь? — недоуменно приподнял брови он.

Обвиняю? Ну да, обвиняю, но как бы об этом так сказать?..

— Я не собираюсь тебе указывать, что делать. Тем более не собираюсь, указывать, как общаться с твоей наложницей.

— Но? Я слышу в твоих словах это самое но…

— Но как мне лично кажется, стоило остановить все это, пока не зашло слишком далеко.

— Фрея, послушай меня внимательно, — мужчина тяжело вздохнул. — Я хочу отпустить Лариту, но она сама не хочет подписывать свои документы об освобождении от обязательств наложницы. Как ты, возможно, догадалась, эта женщина, имеет на меня некоторые виды, поэтому пойдет на все, чтобы остаться со мной.

— Ты хочешь сказать, что она это все подстроила, чтобы я на тебя разозлилась или обиделась?

— Она могла, — пожал плечами Высший.

— Ну, как вариант. Да, в принципе это возможно, только почему, Гивард, я тебе не верю?

Ты некрасиво поступил там, в столовой: сказал то, что не должен был. Ты сейчас мне рассказываешь всякие гадости про другую женщину, про свою женщину. Нет, мне это не нравится. Ты, дорогой мой хозяин, должен разобраться с ней сам, а не плакаться мне в жилетку. Как-то это не то что не по-мужски, скорее по-свински. А еще удивляешься, почему я сбежала из столовой — да не хотела смотреть на унижение другого человека, наигранные или нет — не важно. И эти унижения ты, именно ты, должен был остановить, пресечь сразу же.

Всего этого я, разумеется, не сказала. Но очень хотелось.

Вместо этого я постаралась взять себя в руки, принять светский, возможно, немного деловой вид. Надо возвращаться к конструктиву, а то я ведь в запале могу все это высказать. Я конечно Высшая и сдержанная, но иногда могу сорваться. И тогда любой театр одного актера покажется кое-кому всего лишь невинной шуткой.

Хрупкое равновесие, установившееся после моего общения с деканом, окончательно кануло в лету. Исчезла чуть зародившаяся симпатия. Вероятно, между нами будут исключительно деловые отношения. Есть надежда, это его даже подвигнет, не обсуждать меня так пренебрежительно с другими людьми, за спиной или нет — не важно.

— Какая у нее сила? — наконец спросила я, все для себя решив и вернув более-менее конструктивный настрой.

Вообще-то, даже если не принимать во внимание все эти переживания и разочарования в Гиварде (да и имею ли я право разочаровываться?), мне надо понимать, с чем придется иметь дело. Потому что эта Ларита вряд ли сдаст позиции без боя.

— Сила? Только не говори, что собираешься с ней драться! — натурально возмутился Лан Кейнер.

— Не собираюсь, но вот насчет нее я такого с уверенностью сказать не могу, — покачав головой, я посмотрела на мужчину. А ведь он и правда не сообразил.

— Думаешь, она на тебя нападет? Ларита? Да это смешно!

— Униженные женщины часто совершают вовсе не те поступки, которые все от них ожидают, — в пространство сказала я, глядя куда-то за спину лорду. Ну если и этот намек до него не дойдет, то тогда у меня проблемы... большие проблемы.

Вообще-то, Гивард не создавал впечатление не слишком умного, но может у него это только в отношениях с женщинами проявляется?

— Ах вот оно в чем дело! — несколько секунд подумав, воскликнул он. — Ты правда думаешь, что я ее унизил? Не она сама себя, а я? Глупости! — уверенно постановил Лан Кейнер.

Нет, ну дойти — дошло, только отчего такие выводы-то?

— Или ты вообще про себя? — он нахмурился.

— Слушать, как ты отчитываешь при мне свою наложницу, и правда было слегка унизительно, — пожала плечами. — Но я уж точно это как-нибудь переживу.

— Тогда что?

— Я лишь говорю о том, что случиться может всякое... Впрочем, не важно, если эта девушка и правда что-то против меня предпримет, я оставляю за собой право предпринять что-то в ответ.

— Фрея, это недопустимо! Тут не место, чтобы устраивать женские бои, для этого есть более подходящие заведения, нежели Академический остров.

— Странно, — протянула я, уже точно оставив попытки что-то кому-то объяснить, — когда мы летали, ты мне сам показывал учебный полигон и сообщил, что тут проходят дуэли между студентами. Разве я что-то не так поняла?

— Дуэли происходят по четким правилам и под присмотром старших преподавателей.

— Так как мы обе студентки, возможно решение наших вопросов и таким способом, — я опять повела плечами. — Но, честно говоря, я не верю, что все будет так просто.

— Она на тебя не нападет, я обещаю. В ответ я требую, слышишь, Фрея, требую, чтобы ты не причиняла вреда Ларите.

Вопрос, чувствует ли он что-то к ней, чуть не сорвался с моего языка, но я его вовремя прикусила. До крови.

— Я обещать только одно — я не нападу первая. Но если мне придется себя защищать, я отвечу.

— Я тебе запрещаю! — рыкнул мужчина, кажется, уже выходя из себя.

— Что запрещаешь? — ледяным тоном насмешливо спросила я. — Защищать себя запрещаешь? Вот как? Я, Высшая, не имею права себя защитить в доме собственного хозяина?

— Фрея…

— Давай поступим следующим образом... — Я встала с кровати, развязала пояс и выдернула его из шлеек. — Прямо сейчас я стану твоей женщиной в полном смысле этого слова, а потом мы подпишем документы о расторжении нашего соглашения. Согласен?

Ярость была настолько сильна, что просто клокотала внутри. Я уже с трудом соображала, а глаза застилала пелена. То есть я не имею права защищаться? Предпочесть мне, Высшей с очень сильным даром, какую-то простолюдинку в розовых кружевах и пропитанную духами, будто она в них купалась? Как бы сказала Анна: да пошло оно все!

Глава 8

Не знаю уж, что на меня нашло, потому что я в принципе умею держать себя в руках. Повезло еще, что Лан Кейнер не воспользовался моим состоянием, хотя мог и имел право.

Его рука легла на мою, удерживая уже почти выдернутый пояс, и не давая продолжить раздеваться. Тут же во мне вспыхнула непонятная обида, но я быстро ее подавила, стараясь справиться и со злостью.

— Фрея, мы поговорим с тобой завтра, когда ты успокоишься, — строго сказал мужчина, а потом тихо добавил: — Еще только твоих истерик мне не хватало...

Я опять вспыхнула, буквально как факел, но сказать в ответ что-то жестокое и оскорбительное не успела — лорд пошел к двери, но прямо около нее обернулся.

— Отдохни, выспись. Завтра с утра перед завтраком можем немного полетать. Если захочешь, жду тебя на восходе у обрыва, где мы обращались в прошлый раз.

И ушел. А я смотрела на дверь, в бессилии опустившись на кровать, и размышляла, что это было. И со мной, и с ним. Можно ли считать последнее предложение Лан Кейнера просьбой о перемирии, или он просто решил успокоить истеричку, порадовать ее, чтобы сильно не выступала? В мотивах этого Высшего разобраться так же сложно, как изучать пространственную магию — ничего непонятно, хотя вроде бы и написано на родном языке.

Ладно, оставим в покое Гиварда. Со мной-то что? С каких пор я стала такой несдержанной, что даже за себя стыдно? Раздеваться начала — подумать только! А если бы он воспользовался предложением? Ой, мамочки! Это не говоря про то, что никто меня завтра точно бы не отпустил, для образования связи нужно время, и его наложница должна провести рядом с хозяином в любом случае.

И о чем я, спрашивается, думала? Тут можно ответить только одно — вообще не думала. Верх взяли эмоции, а это для Высшей и ментального мага непозволительная роскошь.

С этими невеселыми мыслями я и легла спать, как советовал тот же Гивард. Даже вспыхнувшая было мысль, что мне вовсе не обязательно его слушать, была жестоко подавлена желанием просто отдохнуть — слишком много впечатлений за последнее время. Тем более, что завтра рано вставать.

Я ведь пойду полетать? Плевать, как это будет выглядеть со стороны, я хочу летать!

Мне всю ночь снились полеты, сизый, холодный туман под Островом невест, закручивающийся в водовороты. Кто бы знал, как я боялась прыгать в первый раз! Хотя я Высшая, если у кого-то и были все шансы на то, чтобы выжить, так это у меня. Но все равно по спине полз противный озноб, а руки покрывались мурашками, да и до сих пор покрываются, при одной мысли об этом. Конечно, шансы у меня были самые лучшие, но случиться на отборе может всякое...

Я тогда призвала всю свою волю и прыгнула, не показав никому, как мне на самом деле страшно. А уже через минуту, показавшуюся мне вечностью, я в первый в жизни раз обернулась драконом.

Тут мой сон, сразу как только я превратилась, скакнул на другое обращение и другой полет. Уже на острове Академии. Тут туман был белый и более рыхлый, что ли, с едва заметной желтизной. Никаких водоворотов на его поверхности не наблюдалось, да и в целом все казалось спокойнее. Внешне. Этот остров был гораздо южнее, чем Остров невест, примерно на одном уровне с моим родным островом Да Нареев. Когда-то давно, когда наша планета была еще цела, и ее от распада не удерживала магия, примерно здесь был экватор. Тут же располагались сейчас и самые большие острова.

Но как только я перенеслась во сне на этот остров, тут же проснулась от ощущения... Не знаю даже какого. Эмоции буквально захлестывали. Если на Острове невест мне было страшно летать, то тут я была просто счастлива. Больше, чем счастлива.

Никогда раньше я не просыпалась от ощущения нестерпимого счастья. И это, честно говоря, напугало.

Я медленно открыла глаза, осмотрелась. В незакрытом на ночь окне уже брезжил рассвет, появились первые, еще робкие лучи нашего далекого бледного солнца. Пару минут полежав, я все же встала — если я хочу сегодня полетать, не стоит опаздывать. А я хочу почувствовать счастье не только во сне.

Уже когда я оделась и привела себя в порядок, мне неожиданно в голову пришла мысль, а не слишком ли я быстро согласилась на мировую. А то подкинули вкусняшку в виде полетов, и я уже побежала за хозяином, весело виляя хвостом.

Или я все же себя накручиваю и это предложение было от чистого сердца?

Но если смотреть с другой стороны, то вообще-то мне самой хочется летать. Ощущение счастья, да. Мог ли он об этом знать? А кстати, я ведь молодая драконница, я должна наслаждаться полетами и в первое время чувствовать не меньше, чем эйфорию.

Обдумывая все это, я и не заметила, как прошла насквозь лесок и дошла до края острова. Посмотрела вниз, на клубящийся и сверкающий в первых лучах солнца туман.

И все же, мне не стоило приходить, наверное. Вчера я была зла и обижена, но у меня был повод. Ведь Лан Кейнер так в итоге и не сказал, какой силой обладает Ларита. Кстати, наверное ей и амулет противоментальный подарит на всякий случай. А то я бы ей могла внушить, чтобы она подписала чертовы документы и свалила с острова.

Стоп! Я правда об этом думаю?

— И что тут такая красавица делает одна? — неожиданно раздался позади меня мужской голос.

Я ойкнула и, чуть не упав с обрыва, обернулась. В десятке шагов от меня стоял мужчина, с которым я вчера познакомилась в холле академии.

— Лорд Райтис, доброе утро, — вежливо кивнула я, чуть отходя от края.

— И вам, леди Фрея. Решила полетать?

— Возможно, — пожала плечами я.

— А я вот каждое утро летаю — надо поддерживать себя в форме, — самодовольно улыбнулся мужчина.

О какой форме он говорит? Боится разучиться летать или потолстеть? Вообще-то драконы не могут ни того ни другого. Я начала от его слов и несколько нагловатого поведения раздражаться.

— Не хотите ли присоединиться? — оглядев меня с ног до головы, спросил он.

— Я жду лорда Лан Кейнера, мы хотели полетать вместе.

— Вместе? Хм... — улыбка мужчины потускнела, а взгляд стал сочувствующим. — Мне неприятно это говорить, леди Фрея, но мой нерадивый друг Гивард уже с утра на рабочем месте в академии. Он очень занят и вряд ли сможет с вами полетать. Вас что, не предупредили?

— Вероятно, я ушла раньше, чем мне успели сообщить. Хотела прогуляться по этому прекрасному утреннему лесу, — улыбнулась я, надеясь, что это именно улыбка, а не оскал. Я Высшая, я должна уметь держать себя в руках. Должна!

Вот значит как? Значит лорд Лан Кейнер считает, что от меня можно отмахнуться, как от какой-то надоевшей шавки. Сначала пригласил, а потом даже не уведомил, что все отменяется!

Нет, я могу поверить, что у него образовались какие-то срочные дела, но неужели я не заслуживаю минимального уважения?

— Вам пока нельзя летать одной, — обеспокоенно сказал мужчина, — но мое предложение в силе. Если хотите, можем полетать вместе.

Я на секунду сделала вид, что задумалась. На самом дела, задуматься стоило, а не делать вид, потому что такой полет если не скомпрометирует меня, то точно разозлит Гиварда. Но я сейчас была слишком зла, чтобы печься о его чувствах. Другое дело, что доверия к этому Райтису у меня тоже нет. А попытавшись прощупать его в ментальном плане я натолкнулась на глухую стену, за которую не просачивались даже отдаленные эмоции, не то что мысли — отличный артефакт.

— Решайтесь, леди Фрея. Я вас не съем, — усмехнулся мужчина, видя, что я слишком долго раздумываю.

Мне не нравится Лан Кейнер, вчера я была насчет него абсолютно права. Но и лорд Райтис тоже не вызывает особого доверия. И что же делать?

— Почему бы и нет? — я улыбнулась мужчине. Ему я не очень доверяю, но на хозяина я просто зла, так что выбор очевиден.

— Тогда прошу, — лорд Райтис повел рукой, предлагая мне первой прыгнуть в туман. Точнее, обернуться над его поверхность.

Гивард мне в прошлый раз не рекомендовал туда пока нырять, и я не собиралась пренебрегать этим разумным советом. Я же не враг самой себе!

Что ж, я улыбнулась мужчине, а потом просто прыгнула с уступа, на ходу меняя форму. Нет, в принципе это можно сделать и на твердой земле, но так, когда тебя обдувает ветер, гораздо приятнее.

Мгновение, и я уже взмахиваю своими огромными фиолетовыми крыльями, а рядом со мной взрезает воздух большой ярко—красный дракон — лорд Райтис оказался магом огня. Он, как какой-нибудь молодой дракон, сначала красуясь пролетел мимо меня, потом свечой взмыл вверх, удаляясь в практически белое рассветное небо, а потом камнем рухнул вниз, уходя под слой тумана. Впрочем, он очень быстро из него выплыл, сделав вокруг меня круг почета.

Воображала!

Я продолжила в прежнем темпе махать крыльями, все время держа в поле зрения остров. Отлетать далеко я боялась, хотя как ментальный маг всегда могла его найти. Но мало ли что может встретиться на наших магических просторах или вынырнуть из тумана... Нет, никаких чудищ из детских страшилок тут не водилось, но драконы и сами по себе те еще чудовища.

— Вы очень красивая, вам говорили? — лорд сделал еще один вираж вокруг меня.

— Благодарю, — булькнула я. Говорить в боевой трансформации было все еще непривычно, но я старалась.

— Не хотите отлететь подальше?

— Нет, благодарю. Я не настолько еще уверенно себя чувствую.

— По-моему, вы отлично справляетесь.

— Спасибо, за столь лестные слова, — ответила я и, кивнув, слегка развернулась к острову, чтобы не отдаляться. — Вы говорили о каком-то поддержании формы. Это упражнение?

— О да. Хотите посмотреть?

— Если вы не против, — я старалась одновременно и лететь, и поддерживать светскую беседу, хотя это было непросто.

— Что ж, почему бы и нет, — ответил Райтис и в тот же момент опять резко взмыл вверх, потом так же резко поменял направление, перекувырнулся в воздухе, пару раз взмахнул крыльями, паря кверху брюхом, а потом рухнул вниз. Падал, сложив крылья, он почти до тумана, но прямо перед ним опять резко сменил направление и активно замахал крыльями опять, подлетая ко мне.

— Впечатляет! — искренне сказала я. — Это какие-то специальные тренировки?

— Я преподаю в Академии боевую подготовку, леди Фрея, сам в прошлом военный. Для боевых драконов маневренность — один из самых важных навыков. Кому-то он может спасти жизнь.

— А остальных этому не учат?

— Учат, но в меньшем объеме. Обычному гражданскому дракону такие маневры для жизни не нужны.

— Интересно... — я задумалась. Остро захотелось уметь так же. — Жаль, что мне не разрешили поступить на боевой факультет.

— Мне тоже, леди Фрея, мне тоже.

Я правда надеялась, что он поймет намек и предложит меня потренировать, но он то ли не понял, то ли не захотел.

Остальное время полетов я с завистью наблюдала, как дракон выделывает невероятно замысловатые фигуры в воздухе, но в конце концов устала и, предупредив Райтиса, решила приземляться. А он остался тренироваться дальше, даже не проводив.

Может, не стоило намекать на помощь в тренировках? Я же его совсем не знаю. Наверное, он посчитал, что это неприлично или вообще уже слишком.

А все же здорово было бы уметь так...

Глава 9

Перво-наперво, я решила успокоиться, чтобы опять не наломать дров. За свое поведение и попытку навязаться, было немного стыдно, но больше обуревала злость, из-за поведения Лан Кейнера.

Пока летала, думала, что успокоилась, но как только ступила на землю, поняла, что это была лишь видимость.

Тем не менее, пока стоило заняться первоочередными делами, потому что невозможно постоянно думать о нем и быть на взводе. За одно и успокоюсь окончательно. Впрочем, спускать мужчине подобное поведение я не собиралась.

— Миледи! — Мисель выскочила на лужайку прямо перед моим носом. Она была растрепана, а в глазах стояли слезы.

— Что случилось? — я не на шутку перепугалась от одного ее вида.

— Миледи Фрея, я так испугалась! Я так рада. Это я виновата! — и девушка окончательно расплакалась.

— Так, так, подожди, в чем ты виновата?

— Я. Лорд попросил, а я!.. А вы ушли, и я вас искала. — Мисель, сдернула с головы съехавший чепец и начала вытирать им глаза.

— Так, еще раз. Что попросил лорд? — нахмурилась я.

— Сказа-а-ать, что его вызывают и что он не сможет с вами полетать.

— А почему ты мне об этом не сказала?

— Я хотела, — девушка опять шмыгнула носом, — но вы так быстро ушли, я вас упустила-а-а.

И она опять разрыдалась.

— Понятно, — я тяжело вздохнула. — А здесь ты что делаешь?

— Я вас искала-а-а...

— Мисель, не реви. Я все поняла, ничего ведь страшного не произошло, правда?

— Меня лорд Гивард нака-а-ажет!

— Это если он узнает, не так ли? — я ободряюще улыбнулась. — А мы ему не скажем.

— Правда? Но...

— Ну ты же не виновата, что не заметила, как я вышла, но потом ведь все рассказала. Все хорошо, правда.

Только вот, когда я сказала про вину, что-то такое промелькнуло во взгляде девушки, я бы сказала, паническое, и она быстро уставилась куда-то в сторону. Хм. Жалко, что всем слугам выдали противоментальные артефакты.

Или я себя накручиваю и горничная просто переволновалась? Ну могла она в конце концов, меня упустить, я и правда сама оделась и быстро вышла. Мало ли, чем она была занята, может, глазки кому из студентов строила, к любовнику ходила?

С другой стороны, бежала она через поляну, в противоположном от рощицы со стартовой площадкой направлении. Где же она меня искала-то интересно? Вопросы, вопросы. Еще один кирпичик в фундамент уверенности, что этой девушке полностью доверять нельзя. Мало того, что по просьбе лорда она наверняка за мной присматривает, так еще и не справляется.

— Ладно, забыли, — наконец, я вынырнула из своих размышлений и вынесли девушке вердикт.

Она доплелась со мной до комнаты с таким виноватым видом, что я уже почти решила, что я себя накручиваю, но внутренний голос говорил, что не все так просто. Так что вряд ли у меня будут с ней такие же доверительные отношения, как с моей горничной дома. Эх, я бы с удовольствием забрала Аби с собой, может, Гиварда об этом попросить?

Хотя нет, мне от него одолжения не нужны!

— Подготовь мне вот это платье. — Сдернула с вешалки темно-синий, наглухо закрытый наряд, который платьем являлся лишь условно, а на самом деле представлял собой костюм с короткой спереди и длинной сзади юбкой поверх брюк. Последняя столичная мода, довольно смелая, но, думаю, именно на Академическом острове это простительно. К тому же я сегодня должна хорошо выглядеть, потому что у меня есть две важные цели.

Первая — провести в Академии разведку. То есть самостоятельно походить и все посмотреть, познакомиться с людьми, поинтересоваться местным житьем-бытьем. Зайти в библиотеку и взять учебники, посмотреть расписание, решить все технические вопросы.

И нет, вырядилась я не для этого.

Вторая моя цель вытекала из первой — я хотела найти первую наложницу Лан Кейнера и с ней познакомиться. Подозреваю, артефакторы обитают на кафедре артефактологии, а организованная самой себе экскурсия, прекрасное прикрытие для того, чтобы посмотреть на эту Сарану в естественной среде обитания.

Если я права в своих выводах относительно этой женщины, то она могла бы стать мне если не союзницей, то хоть немного пролить свет на некоторые особенности поведения местных обитателей, в частности, Гиварда, Масель, Лан Кейнера-старшего и, конечно, Лариты.

Нет, нет, я не планирую сплетничать, я просто хочу поболтать, завести новых друзей, да. А разведка здесь совершенно не при чем.

Гулять в одиночестве по Академии было интересно, и не сказать, что я привлекала к себе внимание, потому что таких праздношатающихся было довольно много. Хотя нет, конечно привлекала, но не как некий подозрительный субъект, а как красивая драконница.

И не все то внимание, которое мне оказывали молодые люди было лестное. Кажется, насчет столь смелого наряда я погорячилась.

Впрочем, оделась я не для них. Моя цель находилась на третьем этаже главного корпуса. Точнее там находилась кафедра артефакторики и я очень надеялась, что первая наложница Гиварда Лан Кейнера тоже там. А где ей еще быть? Вариантов не много: общежитие, библиотека или, собственно, кафедра, потому что другие корпуса еще закрыты — это я проверила.

И мне повезло, можно сказать. Когда я вошла в святая святых местных артефакторов, то первой заметила светловолосую миловидную девушку, которая сидела за столом в приемной деканата и над чем-то корпела. Но в тот момент, когда я уже решила поздороваться и попытаться что-то вызнать, вышла тоже довольно молодая и красивая женщина.

— Сарана, спасибо, что согласилась, — сказала она, а девушка только кивнула, но потом нехотя подняла взгляд. — Не знаю, что бы я без тебя в такое время делала! Вот завизируй этот проект и сведи списки прибывших учеников для общежития, пожалуйста.

— Конечно, декан Ри Нилман. Сейчас все сделаю.

Ого, это молодая женщина декан, да к тому же Высшая?

— Вы что-то хотели? — это уже мне.

— Простите, я просто осматривалась, — я сделала книксен. — Смотрю, что где находится. Я новенькая.

— Но вы не с нашего факультета? — недоуменно приподняла брови декан. Кажется, она пыталась понять, почему меня не помнит, если я пришла на ее факультет.

— Нет, с теоретической магии. Фрея Да Нарей, — я еще раз присела в полукниксене.

— А-а-а, новая наложница проректора Лан Кейнера? Наслышана, — улыбнулась женщина, но при этом покосилась на Сарану, которая при этих словах подняла на меня взгляд.

— Надеюсь, ничего плохого? — я тоже улыбнулась, потому что не почувствовала от декана враждебности, только легкий интерес.

— Нет, как раз наоборот. Декан Гириас был впечатлен знаниями новой студентки, по крайней мере, заключительные экзамены за первый курс, по его словам, вы могли бы сдать прямо сейчас.

— Думаю, это некоторое преувеличение. — Но, готова признать, мнение моего декана польстило, если женщина, конечно, ничего не приукрасила.

— Не думали об артефакторике? — кажется, из вежливости спросила она.

— Нет, я не настолько люблю кропотливую работу.

— Тогда прошу прощения, но у меня дела. Аврал перед началом года.

— Конечно. — Я опять присела в книксене, а она просто кивнула и скрылась за дверью.

Интересно, а стала бы она так со мной разговаривать, если бы я была не наложницей проректора, а обычной студенткой?

— Значит, пришла знакомиться? — неожиданно подала голос Сарана, улыбнувшись немного снисходительно.

— На самом деле, да, — честно ответила я.

— Прости, но дать тебе ценные сведения по завоеванию внимания и любви Гиварда Лан Кейнера, я тебе не могу, — усмехнулась она.

— А ты прямолинейная, — ответила я в том же тоне, подходя. Указала на стул: — Можно?

— Тут научилась, — она кивнула. — Садись, конечно. Значит, Гивард на этот раз выбрал Высшую?

— Это неожиданность?

— Это облегчение.

— Все настолько плохо? — моментально поняла я ее.

— Познакомишься, увидишь.

— Вчера познакомились, — ответила я ровно. Хоть Сарана и не создавала впечатление интриганки, показывать свои истинные чувства я не торопилась.

— Тогда должна понимать, что это не просто высокомерие дочери пусть третьего, но лорда. Я лишь пожала плечами.

— Но помогать тебе с ней справиться я не буду, — тут же продолжила девушка.

Я об этом и не просила.

— Ну и хорошо. Мы с Гивардом расстались давно, уже больше года назад. Я не лезу в его дела, он не лезет в мои. И я хочу здесь спокойно доучиться, без ссор с кем-то из семьи Лан Кейнер.

— Я поняла. Ну хоть про жизнь Академии я тебя могу поспрашивать? Скажем, можно пообедать вместе?

— Это будет лишним, — покачала головой девушка, видимо, не желая, чтобы нас видели вместе. — А теперь прости, мне нужно выполнить задание декана Ри Нилман.

— Спасибо за беседу, — только и ответила я, поднимаясь.

Что ж, свою позицию она довела четко и ясно. Очень жаль, что такой источник информации придется оставить. Пока.

М-да, разговор получился какой-то короткий и резкий, не на такое я рассчитывала. Предполагала что угодно, но только не то, что во-первых, меня сразу же раскусят, а во-вторых, так категорично откажутся даже разговаривать.

Впрочем, ее понять тоже можно.

Подозреваю, если Гивард захочет, Сарана вмиг окажется на улице без профессии, она ведь пока диплома не получила. А я Лан Кейнера знаю недостаточно хорошо, чтобы судить, поступит он так жестокого или нет. Хотя на совсем уж гнусного типа он не тянет. И она его знает лучше, что оптимизма не внушает...

С другой стороны, можно с уверенностью сказать, что бывшая наложница вряд ли будет помогать и Ларите, но уже против меня. И это однозначно хорошо, потому что девушка она умная, а, учитывая профессию, еще и изобретательная. Такие враги мне точно не нужны.

Так, размышляя о делах насущных, я дошла до своей последней обязательной цели на сегодня — библиотеки. Меня зачислили, список книг выдали, так что неплохо было бы их забрать до основного наплыва народа. Да и просто изучить фонд не мешает, вдруг что-то интересное отыщу. В конце концов, я не великий ментальный маг, а отдельные занятия по менталу у меня вряд ли будут, по крайней мере, в расписании ничего похожего нет. Ну и правильно, зачем теоретикам ментал? Вот если бы я была боевиком...

Как я и предполагала, в библиотеке было совсем немного людей, в основном, студенты старших курсов, копошащиеся между стеллажей с книгами.

— Добрый день! — обратилась я к изучающему газету пожилому библиотекарю. — Я хотела бы получить учебники.

— Направление, курс, фамилия, — не поднимая головы, ответил тот.

— Теоретическая магия, первый, Да Нарей, — бодро оттарабанила я.

— А-а-а, та самая? — старик окинул меня нечитаемым взглядом, в котором не было ни намека на почтение перед Высшей или просто уважения к незнакомому человеку.

Они меня с «той самой» уже достали, если честно!

— Да, — мягко улыбнулась я, представляя, как впиваюсь ногтями в лицо Гиварда, — та самая. Так могу я получить учебники?

— Сейчас, — нехотя библиотекарь сполз со своего кресла—трона и ушел куда-то в кладовку, видимо.

Поскольку не было его довольно долго, я решила осмотреться. Прошла вдоль стеллажей, отмечая направления магии, обозначенные цветными кодами на корешках книг, и в самом конце набрела на довольно массивный шкаф, полный книг, пособий и даже свитков по менталу. То, что я и искала!

— Да Нарей! — окликнул меня наконец вернувшийся библиотекарь, и мне пришлось изучать вожделенный стеллаж уже с десятком учебников подмышкой.

Выбрав самую интересную на мой взгляд книжку, о которой я только слышала, точнее, видела на нее ссылки в других, но не читала, уселась в укромном уголке на диванчике.

Очень миленькое место оказалась эта библиотека. Стеллажи перемежались мягкой мебелью, на которой можно было спокойно развалиться и почитать, и даже заказать напитки и закуски, потому что на столике рядом я обнаружила меню. Но был и другой зал, предназначенный для тех, кому надо сосредоточиться на учебе. Во-первых, там не было окон, в отличие от этого зала, чтобы не отвлекать, наверное. Во-вторых, там стояли строгие деревянные столы с полками и стулья, способствующие не комфорту, а настраивающие на деловой, рабочий лад — все продуманно!

Впрочем, спокойно почитать мне не дали две кумушки, обсуждающие на диванчике за соседним стеллажом самые свежие местные сплетни. И это оказалось так же полезно, как учебник.

Я даже не удивилась, что они перемывают кости не кому-нибудь, а мне. Как же, новая пассия проректора! И об этом уже знает вся Академия, как и о том, что Ларита этого так не оставит и все предвкушают битву за честь, так сказать, Лан Кейнера, даже готовы занимать места в первом ряду.

Наверное, я бы тоже не отказалась последить за разворачивающимся действом, если бы не была одной из сторон этого дурацкого конфликта.

А еще я неприятно поразилась, что даже не зная меня, девицы ставили на победу Лариты. Ну и о себе я за одно много нового и интересного узнала, м-да...

Глава 10

Пообедать я решила дома, точнее, в своем новом доме. А ради того, чтобы не слушать очередные сплетни и измышления, готова была даже есть в гордом одиночестве. Но этого не случилось. Как только мне подали закуски, мимо распахнутых дверей столовой пробежал, а точнее не скажешь, Лан Кейнер, затормозил и вернулся на пару шагов назад.

Так мы и рассматривали друг друга несколько секунд: Гивард меня с недоумением, а я его скорее с изумлением. Он был растрепан, как после долгого бега, пиджак распахнут, а на нем не хватает нескольких пуговиц. Знак университета, который он носит на лацкане, оторван, рубашка выдернута местами из брюк.

Я уже хотела съязвить по поводу того, что не стоит всем так демонстрировать свои бурные взаимоотношения с любовницами, но осеклась...

— Гивард, у тебя рука в крови, — нарушила тишину я.

Тот с недоумением посмотрел на свою левую руку. Рукав пиджака был разорван, а вся рубашка под ним пропиталась кровью, более того, она капала на пол.

— Да, все хорошо, — мужчина махнул другой рукой и натянуто улыбнулся. — Несчастный случай на занятиях.

— Занятия еще не начались, — парировала я, поднимаясь. — Тебе нужно оказать первую помощь. Дай я посмотрю.

— Не надо, — довольно резко ответил он. На что я только приподняла вверх бровь. Ну не надо, так не надо, навязываться не собираюсь. — Извини, просто там ерунда, царапина, продолжай обдать, я через пять минут присоединюсь. Вели подать приборы, будь добра.

Мне, конечно, было жуть как интересно, на каких это занятиях Лан Кейнер поранился так, что у него, сильного дракона, кровь не останавливается, но да, я же себе обещала, что навязываться со своей помощью не буду. И я не буду!

Мужчина и правда появился буквально через пять минут, переодевшись и, кажется, перебинтовав руку. И нам как раз подали горячее.

— Так что все-таки случилось? — еще раз полюбопытствовала я, когда он принялся за еду, причем, он ее кажется не жевал и вкуса не чувствовал, просто заглатывал. Потратил так много сил?

— Небольшая проблема на полигоне. Студенты подрались, пришлось разнимать, и в этот момент один из них не справился с собой и обратился. Но ничего серьезного.

— И что теперь будет? — Рядом с ним дерущийся парень обратился в дракона, а он говорит, что ничего серьезного? Ну да, верю!

— В каком смысле? — удивленно посмотрел на меня мужчина.

— Ну… их отчислят? Все же они ранили проректора и вообще драка...

— Такое бывает. Да и ранили меня случайно, совершенно не со зла. Не бери в голову, там и правда царапина, хоть и глубокая. Но завтра и следа не останется.

— Хорошо, если так, — неожиданно даже для себя, я почему-то стала подозрительно напоминать сварливую жену. Допрос ему еще тут устроила, но. — И это не связано с тем, что ты сегодня ушел так рано?

Сказала и только после этого поняла, как это прозвучало. Будто я его упрекаю, что он со мной не полетал, а я обиделась, как маленькая избалованная девочка. Нет, до признания горничной, я бы его обязательно упрекнула, но ведь он же честно предупредил, а случиться и правда перед началом учебного года могло что угодно.

— Нет, не связано, — опять как-то резко и напряженно ответил он, потом осмотрел меня и немного расслабился. — Ну а как ты провела утро? Я должен извиниться, что не смог с тобой полетать, но сама понимаешь, сейчас такое время...

— Ничего, я понимаю, — я мило улыбнулась. — Прогулялась по территории, осмотрелась, познакомилась с Сараной, надеюсь, ты не против?

Говорить про то, что я все же летала, не стала. Вот еще! Это мое и только мое дело. А вот насчет артефакторши мне нужны были кое-какие пояснения.

Честно говоря, я ожидала чего угодно, кроме следующей фразы, но и тут Лан Кейнер сумел меня удивить.

— Нет, конечно. Я наоборот надеялся, что ты найдешь с ней общий язык, подружишься, и она поможет тебе с адаптацией в Академии, — неожиданно дружелюбно ответил он.

— Хм. Дело в том, Гиваа-а-ард, — я постучала пальцами по столу, решая, как бы это помягче сказать, — она переживает, что если будет со мной общаться, у нее будут проблемы.

— Не понял, — искренне, как мне показалось, удивился мужчина.

— Она считает, что за тебя будет битва между мной и Ларитой, кстати, так думает не только она, но и половина кампуса. Разве что ставки пока не делают. Ну или я об этом не знаю... В общем, Сарана боится, что в случае, если она встанет в конфликте на сторону одной из нас, у нее могут возникнуть проблемы с тобой. Например, ты ее выгонишь из Академии.

— Бред какой-то, — через пару минут натурального ошеломления выдавил мужчина и, откинувшись на спинку стула, в полнейшем недоумении посмотрел на меня. Кажется, пытался понять, не шучу и не обманываю ли я.

Я даже сквозь артефакт чувствовала всю степень его изумления. Такие сильные чувства не подделать.

А я сидела и наблюдала. Да, наш разговор между нами девочками стоило между нами и оставить, но у меня было аж несколько причин, чтобы это все озвучить.

— Нет, ну это правда какой-то бред! Я с ней поговорю.

— Не стоит, я думаю, — покачала головой. Все же мужчины до изумления наивные существа временами. — Иначе она посчитает, что я на нее пожаловалась.

— Да и потом, — Гивард очевидно меня не слушал. Эх, как бы я правда хуже не сделала! — О какой такой битве между вами с Ларитой ты говоришь?

— Весь кампус так считает, по крайней мере, я уже сегодня пару раз случайно слышала. Не только от Сараны. Да, собственно, и я об этом вчера говорила.

Мужчина прикрыл на секунду глаза, то ли пытаясь обуздать какие-то эмоции, то ли собраться с мыслями, то ли просто от усталости.

— Я тебя еще раз попрошу ни во что не вмешиваться, — тихо сказал он. — В любом случае, решение с кем жить принимаю я и никто больше. И уж точно не Ларита, Сарана или сплетники.

— Или я?.. — добавила в том же тоне.

— Или ты, — согласился он, отодвинул стул от стола. — Спасибо за приятную компанию.

И ушел, с какой-то подозрительной тщательностью прикрыв дверь. Наверное, опасался ею хлопнуть.

М-да уж... Может, и не стоило все же говорить о беседе с Сараной, но я для себя поняла ряд важных вещей. Во-первых, Гивард ее бы не выгнал — это ему плюсик. Хоть в отношение ее он поступает как порядочный человек и дракон. Второе — о сплетнях он не в курсе и далеко этому не рад. А значит что? Значит есть шанс, что источник получит по полной программе.

Хотя с другой стороны, это может быть и не Ларита, а просто у студентов все хорошо с логикой. Но не буду же я убеждать Гиварда ее не наказывать, верно?

А вот отследить, что я это про грядущие бои напела в уши нашему хозяину — уже гораздо сложнее, поскольку об этом судачат все сплетники кампуса. Плюс, это будет неплохая для меня почва, если противостояние все же перейдет в открытую фазу, а оно перейдет. В том смысле, что если меня, допустим, кто-то, не будем показывать пальцем, попытается подставить или нападет в открытую, доверия к моей версии событий будет больше. А значит что? Значит, можно продумать не только защиту, но и нападение. Точнее контратаку, конечно же.

Эх, я бы с удовольствием вообще в это все не ввязывалась, ведь делить Лан Кейнера мне совершенно не хочется. Пусть хоть все ночи проводит с этим розовым вонючим существом! Но меня же втянут и не спросят.

Я постучала по опустевшему столу ложкой, сама же очнулась от задумчивости. Неприлично? Но, погрузившись в себя, я так часто делаю.

Итак, что мы имеем. Имеем мы Гиварда, который совершенно не понимает всей сложности ситуации, и Лариту, которая пойдет на все, чтобы остаться при хозяине. И не то, чтобы я ей мешала, ведь мне-то он не особо и нужен, но она не нужна уже ему. И самое главное она не отступится. Дурацкая ситуация!

В столовой я долго сидеть не стала, а то сама себе начала казаться какой-то неприкаянной бедной родственницей, которую все бросили. Но при выходе, я столкнулась с возвращающимся сюда Лан Кейнером.

— Фрея, рад что ты еще не ушла, — мужчина предложил мне локоть и провел в гостиную.

Странно, а куда я должна была уйти? Больше дел у меня не было, так что я собиралась провести оставшееся до вечера время в чтении и сомнениях относительно своего дальнейшего будущего. Из-за всей этой возни с Ларитой я как-то совсем забыла, что уже идет третий день из семи, полученных мной чтобы свыкнуться с ситуацией.

Так что от предстоящего, по всей видимости, разговора, я не ждала ничего хорошего.

— Что-то случилось? — спросила я, когда мы расселись на мягких диванах, а служанка принесла кофе.

— Нет, ничего. Просто я забыл тебе кое-что сказать. Точнее... хм... — почему-то мужчина в нерешительности замялся, а у меня в груди поселилось противное чувство, что сейчас мне скажут что-то неприятное.

Но все оказалось не настолько страшно, как я себе уже успела надумать.

— Через два дня, как ты знаешь, начинается учебный год. — Я кивнула и выжидательно уставилась на Лан Кейнера. — В честь этого события вот уже тысячу лет проходит ежегодный бал знаний.

Я опять кинула. Это известная информация, но в суете последних дней я о ней даже не вспомнила.

— Мне бы хотелось, — продолжил он, — чтобы ты меня на этом балу сопровождала.

— Конечно, — в третий раз кивнула я.

— Просто конечно и все? — удивленно посмотрел на меня Гивард.

— Хм... — Тут уже я задумалась. — А что бы ты хотел услышать? Я — твоя наложница и моя обязанность сопровождать тебя на официальных мероприятиях. А насколько я помню, ежегодный бал знаний, как раз такое, наряду с выпускным.

Мужчина о-о-очень так внимательно на меня посмотрел. Видно было, что он мне что-то хочет сказать, возможно даже, что-то язвительное, но сдерживается, ведь я могу и передумать.

— А я уже аргументы приготовил, чтобы уговаривать, — выдохнул наконец он.

— И что же за аргументы? — я отпила кофе и заинтересованно посмотрела на него. — А главное, с чего ты решил, что я буду сопротивляться.

М-да, как-то это двусмысленно прозвучало.

— Ну, у тебя ведь есть только два дня для подготовки бального наряда. Я понимаю, что это мало, так что.

— У меня есть с собой бальное платье, взяла на всякий случай. Конечно, оно может не подойти к твоему наряду, но я в любом случае что-нибудь придумаю.

— И с чего такая покладистость? — подозрительно уточнил у меня Лан Кейнер.

— О! Это ни в коем случае не относится к твоей персоне, и не надейся, — фыркнула я. Отчего-то стало смешно. Да что он о себе возомнил вообще?! — Просто я Высшая и не могу упасть в грязь лицом, что бы ни случилось. Тем более, такая мелочь, как подготовиться к балу за два дня. Не война же!

— М-м-м да... — он как-то по новому на меня посмотрел. Но если он хотел углядеть в моих словах подколку или сарказм, то зря, я говорила абсолютно серьезно. Меня действительно учили подобному. Не всегда, далеко не всегда, леди имеет возможность и время подготовиться к мероприятию, на котором обязана присутствовать.

— Но ты не ответил на мой первый вопрос. Мне просто интересно.

— Про аргументы? — уточнил он, и я кивнула. — Ну, я подумал, что наше с тобой появление вместе на балу положит конец этим дурацким слухам о вашей с Ларитой якобы войне за меня.

Вот вроде умный, взрослый, состоявшийся мужчина... А что же он такой дурак-то?

Глава 11

Все с балом оказалось не настолько страшно, как я думала. Потому что в теории знать, как все сделать — это одно, а на практике я даже немного подрастерялась. Ненадолго. Единственное, о чем я попросила Лан Кейнера, это познакомить меня с его камердинером, а дальше все было не просто, а очень просто.

Мне повезло, что я взяла с собой бальное платье, если бы не это, пришлось бы просить разрешения на посещение торговых островов или даже острова Совета, потому что купить готовый наряд непросто, а шьют такие вещи долго.

Но у меня был свой, и при тщательном осмотре, критической оценке и финальной примерке он был одобрен. Далее — дело техники.

Камердинер, сухой как жердь, но все еще сильный мужчина, несмотря на возраст около пятидесяти (думаю, он ровесник Гиварда), понял меня с полуслова, одобрительно покивал и мы вместе пошли смотреть на мой наряд.

Что тут можно было сделать? К бальному платью прилагалась шаль из той же ткани и того же цвета, которая по случаю конца лета и драконьего статуса мне совершенно ни к чему. Поэтому было решено найти самый подходящий по цвету костюм Высшего и сделать из ткани шали пластрон и платок в карман. На жилетку, к сожалению, уже ничего не оставалось, но и так получилось вполне прилично. Даже хорошо. Тем более, что мое платье было красно-коричневого цвета и подобрать под него мужской костюм было несложно.

В общем, с камердинером мы оба остались довольны собой и друг другом.

— Миледи, — окликнул мужчина, когда мы закончили все обсуждать, и на некоторое время замялся, явно над чем-то раздумывая. — Могу я предложить еще кое-что?..

— Да, да, конечно, я вас слушаю, — ответила я, все еще расправляя фалды платья, висящего рядом со смокингом Гиварда — красиво.

— Могу ли я предложить… хм... — Я заинтересованно взглянула на камердинера, потому что раньше он нерешительным не казался. — Могу ли я предложить сохранить ваше платье вместе с костюмом моего господина?

Я резко обернулась к нему, внимательно посмотрела в глаза, но он уже принял невозмутимый вид. Эх, жаль, что амулет от ментального воздействия носят уже все слуги. Можно подумать, я собралась им что-то внушать!

— Это было бы чудесно, — улыбнулась я, наконец. — Благодарю.

Не понять, что хотел сказать камердинер, не смог бы только совсем тупой. Значит, в моей комнате платье было бы не в безопасности. Только вот вопрос, это он на Лариту намекает, что еще можно пережить, хотя и надо быть аккуратнее, или на Масель, что гораздо хуже.

Нет, мне неприятно знать, что наложница моего хозяина может попасть в мою комнату в любое время. Но я не настолько наивна, чтобы этого не предполагать, не предвидеть и не предпринять ничего по этому поводу. Однако, если замешана горничная и она может выполнять указание моей, так сказать, соперницы, то это уже гораздо опаснее.

Конечно, дракона нелегко убить. Вряд ли Ларита смогла бы добыть яд, который бы подействовал на Высшего. Но вот сделать через Масель гадость, например, испортить бальное платье, это без проблем.

С другой стороны, нельзя заранее предполагать, что они в сговоре. По крайней мере, никаких намеков на это нет, в том числе и камердинер об этом не обмолвился. А его предложение скорее всего означает, что он опасается именно проникновения Лариты.

Конечно, если бы Гивард захотел, он бы мог обезопасить дом от своей наложницы, запретить охранным артефактам ее пускать. Но что-то мне подсказывает, что это сделано не было... и не будет в ближайшее время.

Поскольку с камердинером мы разобрались за оставшиеся несколько часов до вечера, на утро я размышляла, чем бы заняться. У меня сегодня свободен целый день, а вот завтра придется все время потратить на приведение себя в порядок перед балом.

Не могу же я ударить в грязь лицом?!

После того разговора, Гиварда я видела только мельком, он не пришел ужинать, а сразу отправился спать. Не сказать, что поздно вернулся, но выглядел не особенно хорошо. Я уже было хотела предложить вызвать целителя, но решила не лезь. Вряд ли меня ожидает что-то хорошее, если сейчас к нему сунусь.

И нет, я не боюсь, просто все же его отношение обидно. Даже когда я пытаюсь вести себя хорошо, в его понимании, все оборачивается провалом. А между тем, надо что-то решать.

Срок, который он мне дал, истекает, а наши отношения не продвинулись даже на шаг вперед. Точнее, у меня все время впечатление, что мы шагаем в разных направлениях. И что мне теперь с этим делать, спрашивается?

Сама не знаю, как, но ноги принесли меня на стартовую площадку для полетов. Вероятно, перед началом учебного года, что у студентов, что у работников Академии, были дела поважнее, так что здесь было тихо и пустынно. Наверное, это сейчас единственное место на всем острове, где можно побыть одной.

Я так и простояла некоторое время без единой мысли в голове, наблюдая за клубами тумана, который сегодня был чуть серее и плотнее, чем обычно, и закручивался в небольшие водовороты. Погода что ли портится?

— Миледи Фрея? — мужской голос вырвал меня из этого оцепенения и созерцания природы, заставил вздрогнуть. Я резко обернулась.

— Лорд Райтис, добрый день!

Мужчина стоял напротив меня, буквально в паре метров, а я ведь даже не слышала, как он подошел. Он хмурился, выглядел недовольным. Не уверена, но вряд ли из-за меня. Или, может, он тоже хотел побыть тут один, а я помешала?

— Вам не стоит быть здесь одной, — наконец сказал он.

— Почему? — удивилась я.

— Погода портится. Здесь бывают туманные прибои. Так что пока для вас это небезопасно.

— Я уже дракон, даже если я упаду с острова, то всегда смогу взлететь, а если потеряюсь в тумане, сориентируюсь по маяку, — я пожала плечами. — К тому же, последние дни лета. Никогда не думала, что прибои бывают осенью...

Пока я умничала, мужчина все сильнее хмурился, и в итоге я осеклась.

— Миледи Фрея, несмотря на то, что вы неплохо держитесь в воздухе, вряд ли во время прибоя у вас хватит умений сориентироваться по маякам и сил долететь. Я бы вам настоятельно не рекомендовал быть здесь одной. К тому же на Академическом острове из-за сильного магического фона туманные прибои бывают в любую непогоду. Не всегда, но часто.

— Мне не говорили.

— Охотно верю, — невесело усмехнулся мужчина. — У вас через день начнутся занятия, так что скоро будет возможность часто летать, не волнуйтесь.

— Я не волнуюсь, — пожала плечами я, недоумевая, а и правда, почему меня не предупредили? Гивард забыл? Он может, ему сейчас не до меня. Вон даже тему консуммации наших отношений не поднимает. — А как же другие студенты? Их тоже же никто не предупреждал, что сюда в плохую погоду нельзя приходить.

— Каждому студенту выдаются памятки с правилами, как вести себя на острове. Вам не дали? — нахмурился декан боевиков.

Мне оставалось только пожать плечами.

— Понятно. Тогда я просто обязан оказать вам помощь, — он криво усмехнулся и предложил следовать за ним.

— Куда мы идем?

— На мою кафедру. Выдам вам все необходимые документы.

А я не стала возражать. Во-первых, с какой стати? А во-вторых, мне нужно знать местные правила. Вдруг мне еще о чем-то забыли сообщить?

Факультет боевиков находился на отшибе, как раз недалеко от полигона. Массивное здание, видно, что старинное, но много раз перестроенное и ремонтированное. Да и сейчас кое-где были видны подпалины и выщербленные куски кладки.

Какой тут добродушный народ обитает, однако!

— Прошу, — лорд Райтис привел меня в свой кабинет, заваленный бумагами буквально под потолок. Книги, документы, свитки — они были везде, даже на полу и том кресле, куда мне предложили сесть. Впрочем, все лишнее тут же было сметено на пол.

Вот никогда бы не подумала, что декан боевиков может быть настолько неорганизованным драконом. Даже на творческий беспорядок этот первозданных хаос не тянул.

— Итак, о чем мы? — Прервав свой рассказ о местных нравах, спросил мужчина. — Ах да, правила... Сейчас, где-то они были тут…

Он перевернул одну стопку бумаг, посмотрел под ней, выдвинул ящик стола, второй, третий.

— Вот же они! — радостно провозгласил он через минуту поиска и протянул мне небольшую, буквально на пять-шесть листов, брошюру.

— Благодарю. Когда?..

— Оставьте себе, леди Фрея. Здесь где-то... — усмехнулся мужчина, но потом вернул себе привычный хмуро-строгий вид. — И не смотрите на весь этот бедлам, просто мой помощник сейчас занимается приемом студентов, а я, — он развел руки в извиняющемся жесте, — просто не в состоянии поддерживать тот порядок, который он организовал.

— Тогда это просто не ваш порядок, — улыбнулась я в ответ.

— Возможно, миледи, очень возможно, — мне вернули улыбку. — Но с этим всем работать ему, мое дело — учить, тренировать, поддерживать.

Договорить он не успел, потому что дверь кабинета неожиданно распахнулась.

— Лайон, ты... — начал говорить Гивард, но перевел взгляд на меня и осекся. — А ты что тут делаешь?

— Сижу, — не придумав ничего лучше, ответила я и улыбнулась.

Ну честное слово, почему я сейчас должна оправдываться? Я вообще-то ничего плохого не сделала.

— Эт-то я вижу. А почему ты здесь сидишь, позволь спросить?

— Потому что кое-кто забыл предупредить свою собственную наложницу, что когда портится погода, подходить к обрыву опасно, — сварливо ответил Райтис за меня, хотя судя по лицу и едва уловимым эмоциям, он как раз вовсю наслаждался представлением.

— Вот как? Погода еще не испортилась, и это совершенно не объясняет ее присутствия в твоем кабинете.

— Лорд Райтис был так любезен, что дал мне почитать памятку Академии, которую я почему-то не получила, — пожала плечами.

— Серьезно, Гивард, я ее встретил одну, — декан боевиков выделил это голосом, — понимаешь меня, она была одна на площадке, а там уже водовороты. Кстати, надо бы охранение на всякий случай выставить, а то только прибывших сейчас много...

— Ты мне зубы не заговаривай!.. — возмутился Лан Кейнер, уже практически успокаиваясь.

— Ох и бедлам тут тебя!

— Треор вернется, все разберет, — равнодушно пожал плечами мужчина, что-то ища под кипами бумаг. Тут одна из них рухнула, подняв целую пылевую бурю.

— Ты что ищешь?

— То, за чем ты пришел. Ведь за схемой? Как рука, кстати?

— Нормально все, — отмахнулся Гивард, смахивая с другого стула какие-то свитки и садясь. На меня больше не обращали внимания. — Вы все успели протестировать?

— Сам же вчера видел. Остально только описать, а уж над изменениями пусть умники думают.

— Ну да, ну да. Лорд Гириас будет в восторге! — злорадно усмехнулся мой хозяин при упоминании моего же декана. А я навострила ушки, стараясь при этом быть незаметной. Интересно все же, какие у них тут проекты, и не связано ли вчерашнее ранение Лан Кейнера именно с ними. А то что-то в студенческую драку не очень верится, можно подумать, ее кроме проректора больше разнять некому.

— Вот, тут все, — Райтис протянул Гиварду стопку листов, полностью испещренных какими-то схемами. Я попыталась сунуть нос — интересно же! Но тут же по самой любопытной части тела и получила, точнее, этот хам просто меня всей стопкой по носу и стукнул. Шутя, конечно, но все равно обидно.

— Ладно, мы пойдем… — поднимаясь ответил Высший, повернулся ко мне: — И спасибо, — кивнул в мою сторону.

— Да уж не за что, — усмехнулся в ответ лорд Райтис. — Ты уж не оставляй без присмотра.

— Без твоих советов я как-нибудь обойдусь, — тут же парировал Лан Кейнер и повернулся ко мне: — Пошли, Фрея.

И чем-то взгляд, который он на меня бросил, мне совершенно не понравился.

Глава 12

Какое-то время мы шли молча, хотя я чувствовала, что он хочет что-то мне сказать. И очень сомневаюсь, что это будет что-то приятное. А когда я уже собиралась свернуть к дому, он все же заговорил.

— Фрея. Я хочу, чтобы ты была осторожна. Лорд Райтис.

— Единственный, кто меня предупредил об опасности нахождения на площадке, — перебила я.

— Мое упущение, согласен, — мужчина развернулся ко мне лицом, останавливаясь. — Но сейчас, в начале осени, опасность несколько преувеличена. К тому же ты сильный дракон, ты бы справилась.

— Я тоже так думаю.

А, между прочим, такое слышать даже приятно. Неприятно другое: какой-то совершенно посторонний человек обеспокоился моей безопасностью, а вот лорд Лан Кейнер просто верит в мои силы, ну или ему все равно. Хотя не должно было бы. Я же ценный актив, м-да...

— Тем не менее, лорд Райтис кое в чем прав. — Продолжил мужчина после небольшой паузы, внимательно вглядываясь в мое лицо. — Когда закончится весь этот бардак с новым учебным годом, я тебя потренирую и в полетах, и в защите в драконьей форме.

— Неожиданно. Ты же сам не хотел, чтобы я становилась боевиком. И даже не хотел, чтобы я себя защищала.

— Я не хочу... — Гивард устало прикрыл глаза. Кстати, выглядел он скверно, весь какой-то посеревший что ли. — Я не хочу, чтобы ты конфликтовала с Ларитой, даже если она тебя будет провоцировать, а она будет. Мы оба понимаем, что даже год обучения в Академии не позволит ей тягаться с тобой, потому что твой источник тоже не вчера открылся, и ты гораздо сильнее. Но если она действительно на тебя нападет...

— Что?.. — запальчиво воскликнула я. Обида за те слова кольнула с новой силой, и никакие уговоры про то, что я должна быть умнее, выше, подходить к ситуации с позиции разума, тут не помогали. Было просто почти по-детски обидно.

— Фрея, если твоей жизни или здоровью будет грозить опасность, ты в любом случае не просто можешь, ты должна защищаться. И прости, что я тогда так сказал, вы обе вывели меня из себя.

Мы обе? Да я-то что сделала?! Хотя нет, стоп. Он извиняется, не стоит провоцировать дальнейший конфликт. Точно не стоит.

— Я поняла.

— Хорошо. Надеюсь, ты понимаешь, что это не карт бланш на любые силовые действия? — Я кивнула. — И еще одно, Фрея. Все знают, что ты менталист, и примут соответствующие меры, поэтому тренируйся с другой силой.

— Откуда все знают? — удивилась я. Ну не может же быть, чтобы он обо мне разболтал всем окружающим. Или может? Похвастался? — Вроде бы я об этом не сильно распространялась, только декану сказала, ну и еще пара человек, наверное, дракона видели.

— Все так. Только Да Нареи потомственные менталисты, в вашей семье почти не рождается детей без этого дара. Вот об этом знают точно все. Тем более, что твой брат тут в свое время знатно. выделился.

— То есть вся Академия в скором времени будет ходить с противоментальными артефактами?

— Вообще-то, у большинства студентов они и так есть, здесь учатся еще два менталиста, оба на боевом. Так что учти, на ментал в случае каких-то проблем рассчитывать не сто...

Гивард почему-то замолчал на полуслове, резко побледнел и пошатнулся. И я еле успела его подхватить, когда он начал оседать на землю.

Не понимая, что происходит, я подставила плечо, чтобы мужчина мог на меня опереться. Вопреки ожиданиям, мне не было особенно тяжело, я же дракон все-таки, но вот неудобно было, я же на целую голову ниже.

К счастью, если так можно выразиться, Лан Кейнер сознания не терял, у него просто, такое ощущение, ноги подогнулись. Я стала озираться, куда бы его усадить.

— Постарайся довести меня до дома, тут недалеко, — с трудом ворочая языком, подсказал он.

— Войдем через заднюю дверь, чтобы никто не видел.

— Может быть, вызвать целителя?

— Посмотрим. Помоги, дай я обопрусь вот так, — Гивард положил свою руку мне на плечо, навалившись на второе всем телом, но издалека действительно могло показаться, что мы просто идем обнявшись. Очень издалека.

С трудом, но я все же выполнила возложенную на меня миссию, практически на себе протащила мужчину до задних дверей особняка. Хорошо хоть он подсказал, где их искать и как пройти, чтобы нам много народа не встретилось. Пришлось сделать небольшой крюк и двигаться за какими-то хозпостройками, но если надо, значит надо.

Вопросов я не задавала, просто отметила про себя, что Лан Кейнер очень горячий, хотя выглядит бледно, кожа почти серая. А очень высокая температура при такой бледности — это не очень хороший признак. Кажется, я даже знаю, что увижу, когда мы дойдем.

Когда мы зашли в дом, Гивард не позволил мне во весь голос позвать на помощь, а попросил проводить до его покоев. Хорошо, что на полпути нам встретился его камердинер, который мне, собственно и помог дотащить уже начавшего отключаться Высшего.

Мы вдвоем расположили его на огромных размеров кровати, но это я отметила лишь краем сознания, тут же приступив к стаскиванию одежды.

— Не думал, что ты проявишь такую прыть, — слабо усмехнулся мужчина. — Так быстро...

— Заткнись, — рыкнула я, наконец справившись с рукавом пиджака. Слуга куда-то выскочил, как только мы уложили это высшее тело на перину, так что раздевать пришлось самой.

Можно было, конечно, этого не делать, но я же не совсем дура, сопоставить два факта могу. Так что мне нужно посмотреть, что там с его рукой.

Забравшись рядом с ним на кровать, я начала расстегивать рубашку.

— Не надо, — он поймал мои руки. — Холодно.

— Потерпишь, — опять шикнула я, отчего-то злясь, то ли на него, то ли на себя.

Может, нужно было раньше проявить чуть больше настойчивости и выяснить, что у него за ранение? Я же их знаю, этих мужчин, у меня и отец, и братья такие — пока не упадут, не скажут, что больно. Точнее, были такие...

Расстегнув рубашку, я вытащила ее из брюк, под смешки и фырканье Лан Кейнера.

— Слушай, может ты уже потеряешь сознание и не будешь мне мешать, а?

— Извини, дорогая, — насмешливо ответил он, кажется, ему стало немного лучше, совсем чуть-чуть. Но он уже не выглядел настолько серым, хотя все еще был очень горячим.

Наконец, я справилась с одеждой и увидела то, что и ожидала увидеть.

Царапина уже почти зажила, но тонкий белесый шрам, проступающий даже на такой белой коже, шел аж от самого запястья до локтя — распороли руку знатно. Да, именно распороли. Ножом. Этот тонкий ровный шрам — все, что угодно, но только не рваный и зазубренный след от когтей.

И вполне для меня ожидаемо от шрама по сосудам расползались голубые и фиолетовые прожилки — яд. Очень дорогой, крайне токсичный даже для Высших яд, поражающий кровоток, а потом жизненно важные органы. Лекарств или противоядия от него не существует.

В момент, когда я увидела всю картину целиком, поняла, что яд проник только в сосуды на руке, в комнату вернулся камердинер с тазом горячей воды.

— Может лучше ванну? — Я знала, что справиться с ядом может только сам организм, но кипяток дракону может помочь выровнять температуру и немного ослабить эффект. Ненадолго.

— Не лучше, — Высший открыл один глаз, посмотрел на меня. — Положу только одну руку.

— Все выглядит не так плохо, — пожала плечами я, хотя чувствовала. Не знаю, что я чувствовала. Одно могу сказать, никакого злорадства или радости — точно нет. Беспокойство, но не только, что-то еще. Может, страх?

— Да, все не плохо, вчера было гораздо хуже, — согласился слуга.

— Ты бы ее не пугал, видишь, как побледнела, — ответил Лан Кейнер и подмигнул мне. Когда он положил руку в почти кипящую воду, даже цвет лица стал быстро возвращаться к привычному.

Я же положила ладонь на его лоб — температура быстро падала.

— Драку разнимал, значит? — сузила глаза я, отчего-то разозлившись. — На бал собрался, значит? И Академия без тебя и дня не проживет?

— Ты сейчас выглядишь как сварливая жена, такой домашней и уютной... — фыркнул мужчина.

— Ты ведь понимаешь, что если бы меня не было рядом, и ты бы упал и пролежал там в кустиках около боевого факультета хотя бы полчаса, процесс, возможно, было бы не остановить? Да и сейчас не факт, — припечатала я.

— Фрея, я рад что ты была рядом и спасибо, — усмехнулся этот... этот... Так стоп, а чего это я так разнервничалась?

— Тебе надо полежать хотя бы неделю. Ты сильный дракон и только это пока тебя спасает. Окажись на твоем месте кто-то другой, по нему бы уже молебны в Храме Древних заказывали.

— Эй, ты что, переживаешь? — Лан Кейнер неожиданно выбросил вторую руку и притянул меня к себе. А камердинер незаметно покинул помещение, я только краем глаза заметила закрывающуюся дверь.

— Отцепись! — брыкнулась я, когда меня прижали к уже почти нормальной температуры боку. Несмотря на недавнюю слабость, он был все еще намного сильнее меня.

— А зачем? — фыркнул нахал. — Мне и так хорошо. И ты так мило злишься, что тебя просто невозможно не потискать.

— Раньше ты так не говорил.

— Нет, не говорил, — мужчина внимательно на меня посмотрел. И хоть он лежал, а я сидела рядом, прижатая к его телу, но создавалось ощущение, что это он надо мной нависает. — Ты раньше была злой и агрессивной, а сейчас ты скорее злишься от испуга за меня и это приятно.

— Не все, что приходит в голову, надо говорить вслух, — буркнула я, смутившись, потому что отчасти он был прав. — Тем более, что у тебя, видимо от жара, в голове помутилось.

— Думаешь?

— Уверена.

— Фрея, нам все равно надо налаживать отношения. Я не хочу, чтобы ты постоянно злилась на всех вокруг, никому из нас это не принесет пользы.

— У тебя наверное вода остыла! — Я попыталась соскочить, чтобы заменить таз, но Высший одним движением поврежденной руки вскипятил воду. Силен!

— Тебе сейчас не стоит применять магию, — нахмурилась я, опять прикладывая ладонь ко лбу.

Нет, жар прошел, как не было, а рука опять стала нормального цвета, сосуды больше не проступали через кожу.

— Я думал, что еще ночью смог перебороть действие яда, — проследив мой взгляд, сказал он.

— Но, видимо, не до конца.

— Тебе нужно отдохнуть.

— Начало года, Фрея. И мы оба завтра обязаны быть на балу. Если меня там не будет... В общем, считай, что это поставит под сомнение часть моей работы.

— А если ты свалишься на балу, это не поставит твою работу под сомнение? — ядовито осведомилась я и неожиданно даже для самой себя попросила: — Останься сегодня тут, отдохни.

— Только если ты останешься тут со мной, — ухмыльнулся этот манипулятор.

— Только если ты расскажешь, что случилось на самом деле, — усмехнулась я в ответ. И мы вместе рассмеялись.

Понемногу неясное беспокойство начало отпускать.

Хрупкое равновесие, установившееся между нами, неожиданно было безжалостно нарушено. Дверь распахнулась, и в комнату с громкими причитаниями ворвалась Ларита.

На этот раз она была в длинном струящемся черном платье, вполне приличном и скромном, не считая того, что оно было вечерним. И духи. Сейчас другие, но не менее цветочные и еще более удушливые.

Интересно, ей самой от этого плохо не становится?

— Гивард, милый! — девушка, подлетела к кровати, забралась на нее с ногами, при этом чуть не запутавшись в платье, и грубо меня отпихнула. Да так, что если бы не придерживающаяся меня мужская рука, я бы наверняка свалилась. Ну хоть какая-то от Лан Кейнера польза!

— Ларита, ты что тут делаешь? — рука сжалась у меня на талии сильнее, и меня плотнее прижали к теплому боку. Слишком теплому. У него кажется опять поднимается температура. Или это от раздражения?

А оно было. Увидев Лариту, он сразу помрачнел и как-то отстранился. Не физически, тут как раз наоборот, но будто глухую стену в эмоциях поставил. Я их и так из-за артефакта особо не ощущала, но теперь и на лице не видела ни малейшего проявления.

— Я так волновалась! Милый, с тобой все в порядке? Мне сказали, что тебе стало плохо! Милый мо-о-ой! — Тут девушка залилась слезами и попыталась залезть на мужчину сверху.

Странное у нее понимание того, как надо обращаться с больными, м-да.

Однако, как раз у меня такое понимание присутствовало, а ощущаемая температура тела Лан Кейнера продолжила повышаться, причем быстро и очень заметно.

— Так, иди-ка сюда, — я схватила девку за локоть и очень грубо сдернула с мужчины и вообще с кровати, встала сама, несмотря на то, что меня пытались удержать.

— Фрея, — Лан Кейнер предупреждающе позвал, но я сейчас совершенно не хотела слышать никаких нотаций на тему членовредительства.

— Гивард, — в том же тоне я обернулась к нему, — руку положи в таз, воду подогрей, она уже остыла, а у тебя повышается температура. А здесь я сама разберусь.

— Я тебя прошу... — начал он, но договорить не успел.

— Да что ты себе позволяешь! — взвизгнула Ларита, наконец опомнившись, и попыталась меня ударить по лицу. Только драконья реакция и занятия с братом позволили мне почти уклониться, хотя заметила несущуюся на меня ладонь я лишь в самый последний момент. Но она все же попала немного по скуле, смазано, завтра даже следа не останется.

— Ларита! — грозно рыкнул уже Лан Кейнер и попытался встать, сразу же при этом пошатнувшись. Кожа его опять посерела и стала напоминать старый пергамент.

— Прости, прости, — тут же взвизгнула эта актриса и пыталась то ли кинуться к нему, то ли встать опять на колени, но тут уж я не позволила. Руку ее я перехватила уже после удара, и теперь просто завернула за спину, толкая визжащую уже от боли и пытающуюся вырваться девушку к выходу.

— Фрея…

— Я сказала: руку в воду и лежать, — рыкнула я в ответ, еще более угрожающе, чем он.

Тут на пороге с виноватым видом появился камердинер.

— Прошу прощения, милорд. Меня отвлекли, и она прорвалась. Этого больше не повторится.

Я сначала хотела выяснить отношения с девушкой прямо здесь и сейчас, но потом поняла, что в итоге это все просто превратится в безобразную женскую драку. Поэтому, напоследок чуть не вывернув Ларите руку из сустава, передала ее в железные объятия камердинера. И, кажется, в них ее, теперь поникшую и тихо плачущую, не ждет ничего хорошего.

Впрочем, уверена на сто процентов, кроме визгов боли от заломленной руки, все остальное было игрой на публику. Теперь эта дрянь меня точно не обманет! Уж я-то ее эмоции очень хорошо почувствовала — они были настолько сильны, что даже артефакт часть пропустил.

И в этих эмоциях совершенно не превалировал, как можно было бы подумать, страх за любимого человека или сочувствие. Да я бы даже ревность поняла! Но там была злоба, вероятно, на меня, расчетливость и беспокойство, но не за Лан Кейнера — это точно.

От этого неприятного коктейля из чувств, меня даже слегка повело.

— Я позже зайду проведать. Лежи, не вставай, — обернулась к мужчине.

Он лежал откинувшись на подушку, прикрыв глаза, и выглядел, честно говоря отвратительно. Не только из-за яда, но и из-за залегших складок, будто он думает о чем-то неприятном. Хотя почему будто, наверняка так и есть.

М-да, учудили мы обе у постели больного!

На мои слова он только кивнул, но даже глаз не открыл. Так что мне ничего не оставалось, как просто уйти.

Впрочем, мне сейчас тоже есть о чем подумать в одиночестве.

Глава 13

Вечером Лан Кейнера я так и не проведала. Встретила его камердинера, который сказал, что лорд спит, а температура снизилась до нормальной. Но мужчина заверил меня, что следит за состоянием пациента.

Признаться, мне было в этой истории много чего непонятно. Почему не позвали целителя или сиделку, чтобы следил кто-то из них. Лекарь, конечно, ничем помочь бы не смог, потому что тут либо организм справится, либо нет, но ведь даже для консультации не позвали! Да и отчего такие тайны? Не говоря про то, что если это нападение, то наверняка надо сообщить охране Академии или Департаменту безопасности Совета.

Покушаются, а это явно покушение, на жизнь Высшего не каждый день.

Но что-то тут все равно не то. Яд использовали самый известный, но не самый сильный. Один из самых опасных — да, любого лорда он бы убил, как и часть Высших. Но все же, все же... Против Высшего это срабатывает далеко не всегда.

Тогда почему использовали именно его, да еще на наследнике? Недооценили силу? Очень сомнительно. Можно что-то недооценить, например, у Высшего владетеля промышленных островов или там сельскохозяйственных — они не каждый день свои умения демонстрируют. Но как раз в среде военных или в Академии у преподавателя оценить силу очень просто, нужно лишь посмотреть какой-нибудь тренировочный бой. Наметанный глаз многое сможет понять.

Древние боги, да даже меня и Анну Клеон этому учил! Так, на всякий случай. Ну параноик мой брат немного, да. Но после смерти всей нашей семьи это неудивительно.

Если уж я, еще подростком, даже без этих знаний, могла примерно, на глаз понять, чего от человека можно ожидать. Хотя нет, тут как раз скорее всего дело в ментальной магии. Так что примем за основу то, что Гиварда все же пытались не убить, а временно отстранить от работы или не позволить ему где-то присутствовать.

Например, на балу... Хм…

Кстати, неплохо было бы все же начать к нему готовиться, потому что уже с полчаса я сижу с щеткой для волос в руке и недоуменно таращусь в зеркало.

Как ни странно, бал перед началом учебного года начинался не вечером, а где-то в шесть часов, и именно к этому времени мы должны были прибыть. Ведь завтра с утра занятия никто не отменял, соответственно, лучше закончить все светские мероприятия так, чтобы студенты и преподаватели успели выспаться.

Интересно, кто это такой наивный все это придумал? Ведь даже мне понятно, что студенты официальном балом вряд ли закончат.

Все, кроме меня. Наложнице проректора положено уже в десять быть в своей постельке и готовиться ко сну.

— Фрея, — в дверь постучали и тут же просунулась голова Высшего, — можно?

Я кивнула. Не то чтобы я была не одета, но все же встречать его в халате не особо приятно. Однако, и просить его подождать, чтобы привести себя в порядок — значило показать излишнюю суетливость и то, что я нервничаю, когда он вот так на меня смотрит.

— Как ты себя чувствуешь?

— Со вчерашнего вечера яд не проявлялся. Думаю, его удалось перебороть.

— Не рано ли радуешься? — покачала головой. — Так ведь уже вчера было, но яд вернулся.

— Надеюсь, если что, ты меня на балу поддержишь?

— Нет, так брошу! — фыркнула я. — И дам Ларите тебя оседлать на глазах у изумленной публики.

— А ты что, ревнуешь? — насмешливо уточнил мужчина, садясь на стул рядом. — Красивый, кстати, халатик.

— Благодарю, — я чопорно разгладила складки. — И нет, не ревную, лишь пекусь о своей репутации.

— Вот как? — усмехнулся он, но потом посерьезнел. — Фрея...

— Да?

— То, что вчера произошло... Ты правильно поступила.

— Хм… Я, конечно, всегда правильно поступаю, но что конкретно ты имеешь в виду?

— То, что не стала с ней выяснять отношения сразу, а дала возможность ее увести.

О! Я выясню с ней отношения, обязательно выясню, прямо вот все по полочкам расставлю! Но вчера действительно было не время и не место.

— Я знаю, — улыбнулась чуть самодовольно. — Гивард, я конечно понимаю, что ты бы с удовольствием проконтролировал мою подготовку к балу, но все же предпочитаю делать это в одиночестве, в крайнем случае с горничной. Да и тебе самому не мешало бы этим заняться.

Мужчина на это сентенцию лишь ехидно улыбнулся, встал и пошел к двери.

— И кстати, — посерьезнев сказала я, когда он уже почти вышел, — если я увижу, что ты плохо себя чувствуешь и яд не вышел, ты никуда не пойдешь.

— Фрея, милая, ты ничего не перепутала, — рыкнул Лан Кейнер, хотя его глаза смеялись. И успел захлопнуть дверь до того, как я запустила в нее подвернувшийся под руку гребень.

К балу я подготовилась неожиданно быстро, потому что тут Масель показала класс. Не знаю, то ли она при Ларите так настропалилась, то ли ей просто нравилось сооружать сложные прически и наносить вечерний макияж, но сделала она все как надо.

Скрученные тугие локоны обрамляли лицо, глаза мерцали при дневном свете, но при вечернем в них появится глубина, а строгое вечернее красно-коричневое платье в пол дополняло образ знающей себе цену, слегка самоуверенной леди.

Честно говоря, после общения с камердинером, я все же подсознательно опасалась, что с платьем случится какая-то неприятность и обдумывала, что буду делать. Впрочем, ничего умного, кроме как связаться с Анной и попросить прислать платье из моего старого или из ее гардероба, я не придумала. Купить, а тем более сшить, точно бы не успела.

В пять я уже стояла на первом этаже и ожидала Гиварда. Мы, как хозяева вечера, должны были прийти даже чуть раньше. Это еще повезло, что всей организацией занималась администрация Академии, а не наложницы его проректорского высочества.

А вот, кстати, и он.

Я пригляделась: вроде бы выглядит хорошо. Не в том смысле, что смокинг ему идет, и он сейчас представляет из себя образчик мужественности и стильности одновременно — эталонный дракон, а в том, что кожа нормального цвета, взгляд не лихорадочный, слабости незаметно.

— И не смотри на меня так, будто температуру измеряешь на расстоянии, — фыркнул Лан Кейнер. — Ты великолепна!

— Ты вот тоже на меня так не смотри, — буркнула я.

— Как так?

— Руку покажи.

— Что?

— Сними пиджак, закатай рукав, покажи руку, — отчеканила я.

— Дорогая, мы еще даже не спали вместе, а ты уже не просто мной командуешь, а требуешь раздеться, — наигранно удивился он, заставляя мои лицо и шею запылать. Надеюсь, что я на самом деле не покраснела.

— Лорд Лан Кейнер... — притворно нежно начала я.

— Может, тебе на целителя пойти учиться, — вздохнул он и расстегнул пиджак. — Подходящие замашки.

— Ну если тебя часто пытаются убить, то в этом есть смысл, — хмыкнула я и только после его острого и нечитаемого взгляда поняла, что сморозила что-то не то. Не стоило говорить, что я догадалась о покушении.

— Значит, ты все же решила остаться со мной, а не разрывать контракт по прошествии нескольких месяцев? — с интересом уточнил он.

А нет, не о покушении он подумал. Но, признаться, я-то как раз, когда выдала то, что выдала, вообще не думала, само так получилось. Как бы сказала Анна, подсознательно, ага.

— А вот это уже от вашего поведения будет зависеть уважаемый Высший лорд, — фыркнула я, постаравшись перевести все в шутку. Уж слишком он сейчас серьезно на меня смотрел.

— От поведения, значит?

Мужчина приблизился настолько быстро, что я даже не отметила его движение взглядом, прижал меня к себе и поцеловал. Я даже «ай» сказать не успела, не то что возмутиться, что он мне сейчас испортит макияж.

— Как тебе такое поведение? — чуть отдышавшись после голодного, почти яростного поцелуя, спросил он, заглядывая мне в глаза.

— М-м-м... — промычала я, силясь придумать что-то искрометно-остроумно оскорбительное. Как назло, мозг категорически отказывался повиноваться.

— Не определилась? Тогда нужно повторить, — хмыкнул он и опять, наклонившись, меня поцеловал, но на этот раз почти нежно.

— Мы опоздаем, если мне придется переделывать макияж, — буркнула я, когда он оторвался от меня во второй раз. И вовремя оборвала своей совершенно неуместный порыв потянуться за ним. Этого еще не хватало!

— Ты и так великолепна, — ослепительно улыбнулся он, и мне даже стало как-то неудобно хамить в ответ.

Впрочем, от необходимости хоть что-то говорить, меня избавил Лан Кейнер-старший, очень вовремя зашедший в гостиную.

— Дети, вы готовы? Потом вволю поворкуете, а сейчас пора идти.

— Как только Гивард мне наконец покажет свою руку, — отчеканила я, отходя на шаг назад.

На это замечание мужчина только закатил глаза, но под нашими с его отцом сердитыми взглядами закатал рукав: чисто, ни следа яда.

Глава 14

Самая нудная часть любого торжественного мероприятия, не только бала, это встреча гостей. Обычно, этим занимаются хозяин и его жена или старшая наложница, а дети провожают приглашенных. Но поскольку этот бал не, скажем так, домашний, а официальный, провожать никого не нужно. А вот стоять и встречать очень даже.

Мы с Гивардом и старшим Лан Кейнером расположились, конечно, не в дверях, приветствуя каждого лично, как это было бы в фамильном особняке. Мы все втроем встали чуть в стороне, но так, чтобы каждый вошедший нас видел и, при желании, мог подойти.

Люди уже где-то с полчаса назад слились в один сплошной поток, имена я запоминала с ощутимым скрипом уже давно запутавшихся извилин. Не уверена, что потом смогу соотнести их с лицами. А гости все прибывали и прибывали.

Основная часть мероприятия проходила в холле на первом этаже, а также на поляне перед главным зданием. Там-то как раз и веселилось большинство студентов. Лишь некоторые из них решили засвидетельствовать свое почтение другим участникам мероприятия.

А приглашены были не столько студенты и преподаватели. Разнообразных деятелей из Совета здесь не счесть, кроме того, многие родители первокурсников тоже изъявили желание присутствовать.

Я до последнего надеялась, что увижу Клеона и Анну, но они не пришли. И это меня неожиданно расстроило. Не хотела им писать, потому что боялась раскиснуть, а эти двое что-то наверняка почувствовали бы по тону письма, особенно невестка. Но все же я надеялась, что они сами напишут или навестят. Может, что-то случилось?

— Гивард? — я обратилась к стоящему рядом мужчине, когда мы остались относительно одни. Его отец беседовал с какой-то важной шишкой из Совета, а от нас только что отошла чета Высших, имена которых уже выветрились из памяти. Случайных знакомых я даже не старалась запоминать, хотя это и неправильно.

— Да, дорогая? — он наклонился к моему уху.

— А ты не приглашал моего брата?

— Хм... Если честно, нет. Я подумал, что если ты не подняла этот вопрос, то, вероятно, не хочешь пока его видеть.

В чем-то он был прав, пожалуй. Если уж написав ему письмо, я бы расклеилась, то что говорить о появлении здесь его самого?

— А спросить ты мог? — обиженно уточнила я, не столько упрекая мужчину, сколько виня себя и оттого обижаясь еще сильнее.

— Прости.

— Ладно, — вот и поговорили.

К нам подошла очередная пара родителей первокурсников, и мне пришлось им улыбаться, хотя хотелось плакать, орать и топать ногами. И сдерживать эмоции с каждой минутой становилось все сложнее. Но я же Высшая, я не могу ударить в грязь лицом и устроить некрасивую истерику прямо на балу. Не имею права!

Вздохнув несколько раз, пытаясь успокоиться, я заметила тут, в здании, ту, кого совершенно не хотелось видеть.

Ларита фланировала по залу так, будто это она была хозяйкой вечера. Приветливо кивала знакомым, перешучивалась, останавливалась то у компаний женщин, то мужчин. В общем, кажется она себя здесь ощущала как рыба в воде. Более того, она и выглядела вполне прилично. Даже ее платье было чем-то похоже на мое, только чуть более торжественное. Но в рамках приличий.

И что-то я сомневаюсь, что это простое совпадение. Прав был камердинер Гиварда, ой прав. Боюсь, я бы осталась без платья, если бы он его не спрятал.

— Лорд Лан Кейнер, какая радостная встреча! — к нам от двери шел подтянутый мужчина на вид лет семидесяти-восьмидесяти, чуть старше моего хозяина. И веяло от него чем-то...

Не знаю, что это, но мне тут же захотелось его просканировать. И я натолкнулась на глухую стену — первоклассный артефакт. Не тот, что обычно носят люди, опасаясь внушения, а такой, который надевают точно зная, что встретятся с менталистом. Очередной чиновник Совета, военный?

— Лорд Шир Зидани, — мой хозяин обозначил поклон, но радушия и радости в его голосе не было вовсе, кроме того, градус теплоты резко упал до отрицательных значений, а вот напряжение наоборот повысилось.

— Рад видеть вас, друг мой! — Ага, друг, как же! — А что это за прелестное создание рядом с вами?

Гивард почти неосознанно, наверное, чуть заслонил меня плечом, но все же ответил:

— Фрея, познакомься, ответственный советник Совета по вопросам научных разработок, лорд Шир Зидани. Лорд, моя наложница, Фрея Да Нарей.

— Наложница? Печально, что опять не повезло, — притворно, как мне показалось, протянул мужчина. — Очарован вами, миледи.

— Благодарю, — я присела в книксене, излучая исключительно вежливое внимание.

— Я найду вас позже, мой друг. Нам есть о чем поговорить. — А вот это прозвучало как-то угрожающе, но в отношении этого советника я ни в чем не уверена. Лицо каменное, эмоций ноль. Впрочем, это совершенно не мое дело.

— Все в порядке? — через несколько секунд спросила я, поглядывая на натянуто улыбающегося Высшего.

Он ведь не собирается тут падать в обморок? Надеюсь, яд не вернулся.

— В полном, — помедлив, ответил он. — Нет, правда, все хорошо. Мне придется тебя оставить чуть позже. Ничего?

— Конечно. Я понимаю — дела.

— Именно, — кивнул мужчина и, как мне кажется, с трудом сдержался, чтобы не скривиться. — Если хочешь, после встречи можно выйти пообщаться со студентами. Может, найдем твоих однокурсников.

Ага, пойти знакомиться с однокурсниками в компании проректора? Отличная идея!

— Не стоит. Думаю, выйду на воздух, когда ты займешься делами.

— Как скажешь, — пожал плечами он и посмотрел куда-то в сторону.

А проследив за его взглядом, я поняла, что смотрит он на Лариту. Точнее, неодобрительно поглядывает на приближающуюся к нам наложницу.

Так вот он от кого хотел меня увести? Или сам не хотел встречаться? А что, очень может быть...

Девушка до нас так не добралась, потому что по дороге ее перехватил какой-то мужчина, и она начала наигранно хихикать над его словами и вообще всем своим видом показывать, что ей и без Гиварда хорошо и весело. Ревность пытается вызвать?

Ну не знаю, не знаю. Насколько я могу судить, она все же у него больше раздражения вызывает, нежели какие-то другие чувства, в том числе теплые и собственнические.

К счастью, встреча гостей закончилась, но не закончились протокольные мероприятия. Сначала речь ректора Академии, точнее, Лан Кейнера-старшего. Младший, слава Древним, не выступал и вообще старался меня тут одну не оставлять. Но вот после торжественного и напыщенного приветствия, которое благодаря магии транслировалось и студентам на улице, мы продолжили фланировать по залу, давая людям возможность подойти поболтать.

Как раз в тот момент, когда мы только перекинувшись парой ничего не значащих фраз с супружеской четой попечителей Академии, продолжили двигаться к центру, я почувствовала это. Даже не знаю, как описать. Внимание. Пристальное, неотрывное, липкое, будто бы приклеенное к спине, что даже захотелось повести плечами, смахивая как паутину. И очень не доброе.

Кто бы знал, каких усилий воли мне стоило не повернуться в сторону этого прицельного взгляда!

Но главное я не могла понять: смотрели на меня или на мужчину рядом.

Точнее, не так. Смотрели явно на меня, но я никому тут еще не успела настолько перейти дорогу, не считая Лариты, но вон она, впереди, смеется вместе со стайкой девушек над какой-то шуткой импозантного старичка. Бросает, конечно, взгляды в нашу сторону, но вовсе не такие по эмоциональному окрасу — призывные Гиварду, а мне слегка злобные и стервозные. А вот в насторожившись меня взгляде не присутствовало эмоций вовсе, только холодная сосредоточенность. Так, наверное, смотрит военный на свою цель.

— Гивард, — я чуть притормозила мужчину, положив и вторую руку на сгиб его локтя. Наклонилась к нему так, чтобы он тоже наклонился и создалось впечатление, что мы о чем-то воркуем. Я даже улыбку натянула, хотя, уверена, вблизи было видно, как она подрагивала.

— Что случилось? — точно уловил мое беспокойство Высший.

— На нас кто-то смотрит очень неприятно. Не могу понять, на меня или на тебя. В спину смотрит, ощущение холода и липкости. Не отпускает ни на секунду. Без сильных эмоцией, — несколько сумбурно описала я то, что чувствовала.

— Точно сможешь определить, если мы сейчас развернемся и пойдем в другую сторону? — расплывшись в не менее притворной улыбке ответил он, но взгляд его был серьезен. Он мне поверил, причем сразу, не задавая дополнительных вопросов. И от этого стало страшно.

— Я попробую, — пробормотала я. — Но обещай, что потом ты мне все расскажешь.

— Попробуй, — ушел от ответа мужчина, кивая кому-то за моей спиной и разворачиваясь в нужную сторону. — И Фрея...

— Да? — успела спросить я, пока к нам не подплыла леди, которой улыбался Гивард.

— Не выходи одна из здания, если мне все же придется уйти. А лучше найди отца, — и без перехода, сверкнув белозубой улыбкой: — Леди Мин Гиторген, как я рад вас видеть! Приехали навестить сыновей?

Я же в этот момент с приклеенной улыбкой разглядывала гостей. Это было не совсем прилично, но благо хозяин оттянул внимание леди на себя, мне даже кивать в нужных местах не требовалось.

Конечно, ментально сканировать окружающих я не имела права, да и не могла, поскольку вряд ли тут найдется хоть один человек без соответствующего артефакта. Не то чтобы люди их постоянно носят, но в таких местах как Академия, где пара-тройка менталистов как правило присутствует, не грех и перестраховаться.

Впрочем, нужно мне не это. Как только мы развернулись, ощущение липкого взгляда пропало. Очевидно, что человек, смотревший на нас, отвернулся. Можно, наверное, снять подозрение с тех, кто общается в парах или по трое — в таких условиях за кем-то пристально следить не получится. Но вот в больших компаниях затесаться такой человек может и стоять он должен к нам лицом. Одиночек же наоборот можно отмести. Очень подозрительно выглядит человек, стоящий посреди зала и пялящийся кому-то в спину.

Итак, подозреваемых у меня примерно человек десять, так как большие компании в пределах видимости всего две, а лицом к нам стоит не так уж много народу. В одной из этих компаний находится лорд Райтис, и стоит как надо, но я почти уверена, что смогла бы идентифицировать взгляд знакомого. Нет, все же не он.

Был и еще один подозреваемый, так сказать, точнее, подозреваемая. Девушка, куда-то довольно быстро удаляющаяся. Но ведь она могла и просто идти мимо. Хотя для себя ее скромное синее платье я отметила, лица ведь видно не было.

— Ну что? Заметила что-то? — распрощавшись с матерью драконьего семейства из аж трех сыновей-студентов, наклонился ко мне Гивард.

— Предположительно, смотреть могли из одной из вон тех двух компаний, — я скосила глаза на них, хотя стояла лицом к мужчине.

— Хм. И там и там большая часть преподаватели и сотрудники Академии. Еще пара людей из Совета.

— У тебя мог быть с кем-то из них конфликт. Может?.. — я мельком взглянула на руку.

— Нет, — едва заметно покачал головой мужчина. — Вряд ли с их стороны я бы заслужил то внимание, которое ты так подробно описала.

— Но ты ведь мне поверил? — неуверенно спросила я.

— Без сомнений. Ты менталист и должна чувствовать потоки внимания, даже если не умеешь их идентифицировать и не очень понимаешь, что происходит. Меня другое беспокоит: ты уверена, что объект я, а не ты?

— Не знаю, — я задумалась на несколько секунд. — Мне показалось, что смотрели на меня, но упустить в толпе красно-коричневое платье сложнее, чем смокинг, коих тут сотни.

— Возможно... Или же просто смотрели на тебя.

— У меня нет таких врагов, а взгляд этот вряд ли можно назвать дружелюбным. И это не Ларита и не кто-то кого я знаю.

— Я понимаю ход твоих мыслей, Фрея, но подумай вот над чем: у вас на острове менее трех лет назад закончилась кровопролитная война, и далеко не все остались довольны тем, что власть в итоге отошла к младшему сыну из старшей ветви, к твоему брату.

— После смерти отца и брата, Клеон уничтожил всю младшую ветвь. Подчистую.

— Всех прямых наследников, да. Но не выданных замуж женщин из этой ветви. Они-то формально к Нареям на тот момент уже не относились.

— Если предположить, — медленно начала я, все еще ошеломленная словами мужчины, — что это кто-то из бывшей младшей ветви Нарей, меня этот человек должен ненавидеть, злиться. Но никаких эмоций я не почувствовала, лишь холодность и липкость взгляда.

— Хороший артефакт, расстояние, — тут же парировал Гивард.

— Ты меня пугаешь, — я передернула плечами, потому что он во всем был прав. В каждом слове.

— Прости. Я это специально, чтобы ты сегодня все время была на виду и не решила куда-нибудь улизнуть. А завтра я проверю, числится ли в списках студентов кто-то из бывшей младшей ветви Нарей.

— Хорошо. И я буду все время на виду, обещаю.

— Я предупрежу отца и лорда Райтиса. Будь в пределах видимости одного из них, если меня нет рядом.

Я кивнула, думая о том, что уж слишком Гивард сейчас серьезен и напряжен. Он считает ситуацию опасной? И судя по отсутствию удивления, он узнал об опасности не сейчас. А когда? Когда его ранили?

Может ли это и правда быть связано со мной?

Глава 15
Лан Кейнер

Как же все неудачно получается! Хорошо хоть удалось убедить Фрею, что опасность может грозить и ей. И не то, чтобы это была совсем уж неправда, действительно, вариант с местью Нареям возможен, так что списки студентов стоит проверить. Как в принципе возможен вариант с местью мне, но...

В любом случае, сейчас главное, чтобы девочка оставалась под присмотром. А я этого точно не добьюсь, если скажу, что опасность грозит именно мне. В конце концов, у нас не настолько хорошие отношения. Хотя ее беспокойство из-за яда было приятно.

Впрочем, и его можно понять. Если я умру, так и не сделав ее своей, то ей останется жить еще максимум два месяца. Так что и этот вопрос требует решения, причем, затягивать не стоит.

Чертова магия Острова невест! Хорошо бы вообще-то разобраться, что там с ней наворотили Древние, но Совет не желает выделять деньги на исследования. Их право, конечно, но всем было бы проще, если бы мы разобрались с этим заклятием и наконец-то стали свободны.

Но и Фрея хороша! Она же не может всего этого не понимать, а ведет себя как маленькая капризная девочка. Не удалось выйти замуж, видите ли! А кто сказал, что другой бы на ней женился? Нет, конечно, обычный лорд наверняка не захотел бы портить отношения с Высшим семейством. Но было бы ей самой от этого легче? Очень сомневаюсь. А у нас все-таки есть шанс.

Если она не упустит его со всеми этими глупыми разборками, а я не упущу его же со своей работой. Важной, нужной, но которая может подождать неделю-две после начала года.

Так, кивая незнакомым и перекатываясь парой фраз со знакомыми, мы и фланировали по залу. Даже изредка мило беседовали друг с другом, создавая видимость обычной пары, у которой все хорошо. Фрея отлично играла беззаботную хозяйку вечера. Вот что значит Высшая! И мне этого очень не хватало предыдущие два года. Особенно последний, когда каждый выход в свет с Ларитой неминуемо заканчивался скандалом, изредка публичным. Потом, конечно, следовали бурные извинения, но общее впечатление от этого становилось только хуже.

Подобные нынешнему балу мероприятия никогда не ставят целью развлечь людей, студентов или преподавателей. Для большинства из нас это работа, возможность собраться вместе и пообщаться в более-менее неформально обстановке. Вот и сейчас меня нашел один из сотрудников Совета и попросил следовать за ним.

И как бы мне не претила мысль оставлять здесь Фрею почти одну, а пришлось подчиниться.

Отца я не увидел, но кивнул Райтису и тот, извинившись, покинул компанию бывших коллег из службы безопасности Совета и направился к нам. Что ж, теперь девушка будет хотя бы под надежной защитой.

— Фрея, помни о чем мы говорили, — не хотелось оставлять ее одну, и это нежелание усиливалось. Ну или мне просто не хотелось говорить с Шир Зидани.

— Я помню, — кивнула она серьезно, потом усмехнулась: — Обещаю вести себя хорошо.

— Хорошо — это хорошо, — улыбнулся в ответ я и развернулся к посыльному.

Мы с ним прошли по сумрачным коридорам Академии, в один из самых дальних открытых залов. Точнее, комнат, которые к балу специально оборудовали для таких вот приватных бесед. Еще одно напоминание, что это не развлечение, а работа для всех здешних мужчин и большинства женщин. Даже для студентов. Только молодые и беззаботные девушки, как Фрея, например, пока могут на таких мероприятиях отдыхать.

И опять все мои мысли возвращаются к ней, а сейчас совершенно не время.

Я толкнул дверь и вошел в полутемный кабинет, где под приглушенным светом артефакта в креслах расположились двое мужчин. И второй мне был незнаком, что мне совершенно не понравилось, потому что я, в той или иной мере, знал в лицо всех приглашенных на этот бал.

— Господа, — кивком поприветствовал я, присаживаясь в свободное кресло.

— Лорд Лан Кейнер, вы знакомы с главным артефактором Промышленного района номер девять? — Я покачал головой. Парень был похож на кого угодно, но только не на артефактора. — Тогда позвольте вам представить лорда Гартерия. Они будет выполнять для нас заказ по нашему проекту.

— Исследования не закончены, — ответил я, прикидывая, что бы это могло значить.

— Закончены.

— Лорд Шир Зидани, хочу напомнить, что у нас еще полгода времени. Это во-первых.

— Да? — насмешливо уточнил он. — А во-вторых?

— А во-вторых, вы представляете опасность непроверенного артефакта? Один раз самоуверенность некоторых драконов поставила наш мир на грань выживания, и только самоотверженность остальных смогла его спасти в том виде, в котором он есть сейчас. В виде Островов, которые от распада удерживает только магия. Магия планеты, которой больше не существует.

— К чему этот экскурс в историю? Это мы все и так знаем, — усмехнулся артефактор.

— А к тому, что необдуманные, неосмотрительные и самоуверенные действия могут уничтожить то, что осталась от нашего мира.

— Ваше исследование, если мне память не изменяет, — насмешливо ответил Шир Зидани, — и направлено на возвращение нашей планеты в первоначальное состояние, а не на то, чтобы все разрушить. Поверьте, лорд, с этим мы прекрасно и без вас бы справились.

— Ничуть не сомневаюсь, — изогнул губы в усмешке я, хотя самому хотелось выпустить когти и стереть эти надменные ухмылки с лиц оппонентов. — Но мое исследование не закончено, кто знает, как поведет себя созданный артефакт? Мы в данном случае не можем полагаться на везение.

— А вот лорд Гириас считает, что все необходимые испытания завершены.

Вот же хитрый старик! Мне он говорит о годе исследований, когда я хочу его поторопить, а сам докладывает об их окончании.

— Лорд Гириас будет что-то считать, когда возглавит проект. А я считаю пока натурные испытания преждевременными.

— Что ж, лорд Лан Кейнер, может нам тогда сменить научного руководителя?

— А это, лорд Шир Зидани, — я откинулся на спинку кресла и ухмыльнулся, — вы можете попробовать. Вот только тогда на базе Академии проект будет свернут, а другая лаборатория потребует слишком больших вложений.

— На моем острове есть нужная лаборатория, — ответил артефактор. — Думаю, ей вполне можно воспользоваться.

— Тогда все в ваших руках, господа. Инициируйте сессию Совета. Надеюсь, вы сможете объяснить причину такой спешки и необходимость смены руководителя и места исследований.

— Лорд Лан Кейнер, как руководитель проекта вы можете передать полномочия...

— Да, могу, — перебил я. — Но не буду этого делать.

Как же, нашли дурака! Если уж я руковожу проектом, то понятно, что вся ответственность на мне. Но почему я должен отвечать в случае передачи полномочий?

— Если вы хотите назначить другого руководителя, то должны соблюсти формальные процедуры. Проект планетарного значения и только Совет вправе принимать подобные решения.

— Это ваше последнее слово? — уточнил Шир Зидани.

— Безусловно, лорд.

— Вы же понимаете, что сменить руководителя можно иначе? — неожиданно подался вперед артефактор.

— И что бы это значило? — усмехнулся я.

Вот значит как... Очень интересно, не связано ли покушение с этим делом? Может, это было такое предупреждение? Четко выверенная доза яда, которая, по идее, такого сильного Высшего как я убить не должна была, да и в пользу этой версии говорит то, что убийцу Райтис так и не поймал, и даже непонятно, каким именно путем тот проник на остров.

— Это значит, что вам стоит еще раз подумать над нашим предложением и передать проект добровольно, — ответил Шир Зидани, ничуть не смущаясь.

— А может мне стоит поднять вопрос в Совете о вашей профессиональной пригодности, лорд? Ни для кого не секрет, что вы связаны союзами аж с несколькими островами артефакторов. На это смотрели сквозь пальцы, ведь подобная предусмотрительность на личном фронте далеко не редкость, — я усмехнулся, намекая на его жену и шестерых наложниц. Все как на подбор с крупных промышленно-артефакторных островов. — Тем не менее, не стоит переходить определенных границ и напрямую лоббировать перенос важных для всего мира исследований на остров рода вашей второй наложницы. Вам так не кажется, лорд?

— В Совете, как и в нижнем туманном мире, много течений...

— Согласятся ли иерархи Совета рискнуть своим благополучием ради ваших личных амбиций? — я тонко улыбнулся, заказывая кофе по меню, лежащему на столике.

— Это можно обсудить.

— Обсудить? Это вы угрозы так называете? — опять усмехнулся я. — Кстати, отличный кофе, рекомендую.

— Лорд Лан Кейнер!..

— Лорд Шир Зидани, хочу вам напомнить, — окончательно потеряв терпение, нахмурился я, считая в общем-то вопрос исчерпанным, — что хоть Академический остров и нейтральная территория, сугубо мирная, призванная сохранять и приумножать знания и умения поколений драконов, но. Лан Кейнеры не всегда занимались созиданием.

Да, намек был более чем прозрачен. Наша основная семья Лан Кейнеров, из которой мой род вышел еще несколько сотен лет назад, и сейчас занималась производством оружия, но не только. Несколько видных военачальников за последнюю тысячу лет, четыре номинальных главы Совета — это не просто поддержка большей части хозяев Промышленных островов, но и военной фракции Совета. И если среди промышленников не все так однозначно, хотя на фоне противостояния с артефакторами и они могут сплотиться, то военная фракция — это сила, с которой придется считаться, даже если очень не хочется.

— Что ж, — наконец сказал Шир Зидани. — Я вас услышал, лорд Лан Кейнер.

— Очень на это надеюсь… — ответил я уже пустоте, потому что оба мужчины переместились прямо из кабинета не прощаясь.

Как бы сказала Фрея: хамы.

Я же, перед возвращением к гостям, решил немного успокоиться. Разговор выдался тяжелый. И, несмотря на мои аргументы, честно говоря, я не был до конца уверен, что они ничего не смогут предпринять.

Вот и поторопил Гириаса, называется! Старик обиделся и решил подобрать себе тепленькое местечко на островах артефакторов. Стоп. Нельзя делать выводы, не поговорив с ним открыто, может даже кого-то из менталистов к этому подключить, но не Фрею, незачем подставлять девочку. А то ведь и Шир Зидани мог слова нашего декана переврать, да и Гириас — человек ушлый, но не глупый, вряд ли бы так подставился. Не в его это характере.

Решив заняться этим все же завтра, а то и послезавтра, я вернулся в зал. Стоило поговорить с отцом и отыскать Фрею. Конечно, лучше бы именно в этом порядке, но утягивать хозяина Академии с бала даже на пять минут не стоило. Те, кому это интересно, могут заметить и сделать определенные выводы, например, что я тут ничего не решаю и побежал докладывать родителю.

На самом деле, просто стоило его уведомить о происходящем, потому что отец научной части работы не касался, но запросто из-за этого мог попасть впросак или сказать что-то лишнее. Но опять же, не на балу же его предупреждать.

Так что сначала Фрея, а уж потом можно подумать, как ненадолго отвлечь отца от гостей.

Я осмотрелся, пытаясь понять, где в зале может быть моя наложница. Народ толпился небольшими группками, попивая вино или просто болтая, но ни в одной из них я девушку не увидел. Прошелся вглубь зала, но и тут Фреи не было. Более того, Райтиса я тоже не увидел.

И только дойдя до противоположной стены, где столик с вином, а я делал вид, что направляюсь именно туда, я чуть не столкнулся со своим другом.

— Лайон? — если бы его не знал, я бы не заметил, что тот был каким-то взмыленным.

— Хорошо, что ты здесь, — откликнулся тот, осмотрелся. — Фрея не с тобой?

— Не понял, — медленно проговорил я. — А разве она не должна быть с тобой?

Глава 16

Когда Гивард ушел, я почувствовала себя немного не в своей тарелке. Вокруг я никого не знала, так что прибиться к какой-то компании — это не вариант даже с помощью лорда Райтиса.

— Я, пожалуй, пойду, попью воды, — сказала я подошедшему мужчине.

— Только из зала не выходите и не волнуйтесь, я за вами присматриваю.

— Благодарю, — я лишь кивнула. Не говорить же ему, что за мной присматривать вообще-то нет необходимости, что я достаточно взрослая и разумная личность, чтобы не сделать какую-нибудь глупость.

Впрочем, если опасность действительно реальная, а слова Лан Кейнера посеяли у меня некоторые сомнения в безопасности, да и его ранение... В общем, если это правда, то мне действительно не стоит пренебрегать присмотром и показывать характер. Себе же хуже сделаю.

Я без проблем добралась до одного из столов, где стояли бокалы с напитками и закуски. Есть не хотелось, так что я взяла стакан с лимонадом. Можно было бы выпить и вина, но без закуски это не лучший вариант, да и пить без Гиварда или другой компании как-то не то чтобы неприлично. Но обо мне и так достаточно слухов, чтобы пошел еще один, как Фрея Да Нарей напивается с горя. Нет уж!

Так что я стояла у стола, потягивала лимонад и раздумывала на тему того, что как-то это некрасиво выглядит, меня тут оставлять одну. Нет, я все понимаю — у него дела. Действительно понимаю, что кое-что нельзя отложить, но где логика и где обида? Это совершенно иррациональное чувство никогда не желало подчиняться доводам разума.

— Ой, привет! Не ожидала тебя тут увидеть! — я даже не заметила, как ко мне сбоку подобралась Ларита. Про себя поморщилась, но заставила губы изогнуться в приветливой улыбке.

Девушка держала бокал вина, и, судя по всему, тот был не первый. На ногах она пока стояла уверенно, но лихорадочный блеск в глазах выдавал, что она пьяна. И мне это оптимизма не добавило.

— Значит бросил тебя тут одну? Для него всегда была работа на первом месте, — притворно сочувственно вздохнула она.

— Дело есть дело, — безразлично пожала плечами я, хотя она всколыхнула как раз то самое неприятное чувство обиды, о наличии которого я только что раздумывала.

Но эмоциям я поддамся позже, не сейчас, когда передо мной, по сути, враг. Потом, может быть, и Гиварду достанется, но перед этой девкой я раскрывать чувства не собираюсь.

— Ну да, конечно дело! — фыркнула та.

— Не поняла? — не менее притворно удивилась я. Нет, подтекст ее слов был более чем прозрачен, но очень маловероятно, что Лан Кейнер подговорил этого Шир как его там из Совета и посыльного, чтобы они его вызвали, а сам он сбежал к какой-то женщине. В таких ухищрениях просто нет необходимости.

— Ну а что тут непонятного? Наш хозяин, как бы это сказать?.. В общем, он ни одной юбки... Хотя пока ты об этом не думаешь, я понимаю, купаешься в его внимании, а сам он в это время встречается с другими. У него тут много женщин.

— Не сомневаюсь, — хмыкнула я.

И да, не сомневаюсь, что у него насыщенная личная жизнь. В конце концов, он проректор, красивый и сильный дракон. Это я нос ворочу, но другие будут рады такому вниманию, уверена.

Хотя эта мысль мне совершенно не нравится. М-да.

— Только не говори, что тебе все равно, — насмешливо фыркнула Ларита. — Знаю я таких как ты! Вцепятся в него словно клещи, не оттянешь.

— Полагаю, знаешь, на своем примере? — вернула ухмылку я, пытаясь придумать, как бы уйти без потери репутации. А то дело, кажется, начинает принимать скверный оборот.

Если мы тут затеем некрасивую ссору, сдается мне, Гиварду это не понравится. А учитывая то, что девка пьяна, боюсь, только руганью на потеху публике дело может не ограничиться.

Так и представляю себе завтрашние новости: на балу в Академии драконов две наложницы проректора лорда Лан Кейнера не смогли поделить своего хозяина и подрались. Стыд и позор! И я не могу так подставить не только себя, но и Гиварда, что странно.

Не знаю, какие планы в отношении него лелеет эта женщина, но я уже успела убедиться, что об искренней любви там дело не идет.

— Что, думаешь, если ты Высшая, то тебе можно больше, чем другим? — зло усмехнулась девица. На это я лишь пожала плечами, не желая поддерживать разговор. Но она продолжила: — Поверь, у меня здесь много друзей, я превращу твою жизнь в ад.

Как глупо и напыщенно! Но пусть болтает, алкоголь развязывает язык. Может, узнаю что-нибудь о ее коварных планах.

— Я должна испугаться?

— Умная испугалась бы, — весело рассмеялась та, выплескивая бокал красного вина мне на платье. — Ой, какая я неловкая!

Подавив первый порыв вцепиться ей в волосы и разукрасить физиономию, я мило улыбнулась и заверила, что ничего страшного не произошло. На нас оглядывались, смотрели с этакой ноткой надменного интереса, уж я-то чувствовала. Предвкушали, как я себя поведу, потому что как минимум человек шесть видели, что произошедшее вовсе не случайно. Надеялись на скандал, драку? А вот не на ту напали!

— Право, не стоит беспокоиться, — пресекла я попытки Лариты мне помочь — опасалась, что она еще что-то на меня прольет, а то и вовсе толкнет на стол, стоящий за спиной. — Спасибо за эту милую и без сомнений познавательную беседу, но вынуждена ненадолго вас покинуть.

Моя лучезарная улыбка дала понять, что всех пялящихся на нас, как на диковинных зверушек, я заметила, и что ведут они себя крайне неприлично. Кое-кто понял и поспешно отвел взгляд, делая вид, что вообще тут случайно мимо проходил.

Что теперь? Найти уборную и попытаться что-то сделать с пятном, ведь другого бального платья у меня нет, переодеться не во что. На свой погибающий на глазах наряд я старалась не смотреть, чтобы не расстраиваться заранее.

На первом этаже, если мне не изменяет память, я видела искомое помещение. Вот тут, в левом коридоре. Повернув за угол, я толкнула массивную, как и все тут, дверь и попала в вычурно отделанное помещение, вероятно в обычное учебное время предназначенное для преподавателей.

Итак, что мы имеем? Бордовое пятно прямо посередине юбки, брызги по всему подолу. Замечательно! Надеюсь, еще не все успело впитаться.

Проверив две кабинки и убедившись в том, что я здесь одна, воззвала к своей магии воды и резким движением потоков удалила с юбки всю возможную жидкость, капли которой тут же расплескались по раковине. Это помогло, но не до конца. Кое-где вино уже успело окрасить волокна ткани в слегка фиолетовый оттенок. В сумерках, если не приглядываться, видно не будет, например, на улице. Только вот мне туда нельзя, а в зале очень хорошее освещение.

Вода. Маг воды я или нет? Можно попытаться прополоскать. Не уверена, что это поможет, но другого варианта все равно нет.

Я открыла кран и направила водные потоки на платье, стараясь, чтобы в ткань они ударяли с большой силой, вымывали из волокон цвет и остатки вина. Можно было бы, конечно, работать с природной водой, но зачем напрягаться, если я и так в уборной и воды вокруг сколько угодно, стоит только открыть вентиль.

Большим напором потока я промочила все: нижние юбки и панталоны, белье, чулки и туфли. Неприятно, но это того стоило. Пятно действительно почти пропало, по крайней мере, при здешнем освещении я его не видела. Дело оставалось за малым — удалить всю влагу, что пропитала мою одежду.

Но здесь мне помешали. За ручку кто-то дернул, намереваясь войти. Замков не было, так что я не могла даже закрыться, а чтобы меня видели в таком жалком виде, я категорически не хотела.

Даже до конца не осознавая, что делаю, я влетела в одну из кабинок и закрыла за собой дверь. Тут же опять призывая магию и заставляя всю воду из одежды отправиться в унитаз. Дело пары секунд, когда много раз тренировалась. А я тренировалась, потому что подобная чистка одежды представлялась мне весьма удобной в длительных поездках и походах, да и вообще в хозяйстве не лишней.

Вошедшие, судя по всему, колебаний магии не заметили или не обратили особого внимания. В конце концов, это уборная и тут полно водных артефактов.

— Нет, ну ты видела? — спросила молодая девушка, если судить по голосу.

— Видела, видела. Но какова а? Мне эту новенькую даже жаль немного, — ответила вторая такая же.

— Ты только об этом не говори никому, а то ведь доложат, хлопот потом не оберешься.

— Ой, да будет тебе! Она, конечно, еще та сучка, но что она мне сделает?

— Вот у Альяны спроси, — фыркнула первая. — Ее из лазарета только через месяц выписали, а ведь она не слабый дракон.

— Я все-таки не думаю, что это она. Силы-то там...

— Может, и не сама, но. — Что но, я не расслышала, потому что девушки включили воду, а после того, как привели себя в порядок, продолжать не стали, а переключились на какого-то знакомого парня с боевого факультета. Студентки?

И что же мне подсказывает, что обсуждали они меня и Лариту? Выходит, у этой маленькой стервы здесь есть еще и друзья, готовые, так сказать, помочь?

Почему-то мне теперь кажется, что отказавшись со мной разговаривать, Сарана опасалась вовсе не мифического гнева Гиварда? Если у этой дряни здесь все схвачено, даже разговор со мной может грозить большими неприятностями.

Или я все надумала от обиды? Ну чем она могла купить расположение тех, кто делает за нее грязную работу? Бред какой-то! Она всего лишь незаконнорожденная дочь какого-то лорда, загулявшего с ее мамочкой двадцать лет назад, безродная, наверняка не богатая, не слишком умная. Не сходится.

Ну не телом же она расплачивалась! Или телом? Мог ли такое пропустить Лан Кейнер? Вот как раз он и мог...

Подождав еще немного и убедившись, что эти девушки покинули помещение, я вышла из своей кабинки. Оперлась руками на мрамор рукомойника.

Ну и что теперь делать? С одной стороны, я готова всей душой поверить, что речь шла о Ларите. С другой, мозгами я понимаю, что такое в принципе маловероятно. Да и обсуждать эти студентки могли вовсе не меня.

А значит что? Надо как-то навести справки, понять суть происходящего и касается ли это меня вообще. И у меня есть ниточка, точнее имя: Альяна. Нужно узнать, что это за девушка, по какой причине она провела целый месяц в лазарете и где она сейчас. Это первое.

Второе — мне нужно научиться делать несколько вещей: быстрее перекидываться в дракона, телепортироваться и освоить пару боевых техник. Нет, драться я не собираюсь, я собираюсь удирать при любой опасности, не важно при этом, в драконьем обличии или просто переместившись. Ну а техники — это на всякий пожарный, как говорит Анна.

Вот с кем бы посоветоваться, так это с ней! Соскучилась, нужно ей написать, может, она что-то дельное подскажет. Только вот стыдно. Стыдно, что я так и не стала ничьей женой, стыдно, что я не могу двигаться дальше, что я так и не смирилась, не сделала шаг навстречу Гиварду и вообще веду себя как идиотка. Ведь у нас есть шанс, правда есть, хотя резонанс и не поддается вычислению, но он сам говорил. А еще подтолкнуть резонанс может физическая близость — это, кстати, научно доказанный факт. Но опять же я ему отказываю даже в такой малости, в том, что ему, вообще-то, причитается по праву хозяина. И за это тоже стыдно, ведь себе-то можно признаться, что не пускаю его в свою постель не из-за того, что он плохой или не нравится, а потому что просто страшно. И ведь я даже не думаю, что он причинит мне какой-то вред. Я успела его узнать и могу с уверенностью утверждать — он не такой. Не станет делать мне больно специально, отыгрываться, мстить, хотя первое впечатление было именно такое.

В общем, кажется, я сама себя перехитрила и пора уже двигаться навстречу ему, а заодно решать проблему с Ларитой. И не важно, о ней шел разговор или нет, все равно что-то делать придется.

Я так увлеклась построением планов и приведением своих мыслей в порядок, что даже не заметила, как дверь уборной открылась опять. Точнее заметила, но было уже поздно, скрыть в кабинке я не успевала, а мельтешить и пытаться туда убежать было бы глупо.

В помещение вошла незнакомая девушка. Нет, мне здесь, конечно, почти все не знакомы, но готова спорить, что нас друг другу не представляли — этого синего платья я не помню. Мне оставалось только кивнуть ей и вернуться к приведению уже себя в порядок.

При беглом осмотре я не обнаружила каких-то видимых следов вина, так что вполне этим удовлетворилась, поэтому оставалось только поправить прическу, сполоснуть руки и идти к гостям. А то как бы не начали меня искать или Гивард не вернулся и не устроил мне потом выволочку.

— Как ваше платье? — неожиданно спросила девушка, когда я открыла кран.

Я в зеркале перевела взгляд на нее и поняла, что она на меня как-то уж очень пристально смотрит.

— Спасибо, неплохо, — пожала плечами я и неосознанно, но быстро сделала шаг в сторону, разворачиваясь, потому что мое шестое чувство взвыло сиреной.

В это же мгновение зеркало за моей спиной брызнуло осколками. Что в него попало я так и не видела, но сделала то, чему учат сразу, как только появляется источник: поставила щит. Ментальный. Это первое, чем меня научил брат, а потом еще и Анна тренировала практически до обмороков. Она всегда говорила, что это когда-нибудь может спасти мне жизнь.

Теперь же я с недоумением смотрела на тонкие, напитанные какой-то магией иглы, отскочившие от так вовремя сформированного щита и рассыпавшиеся по полу.

— Идем со мной, и ты не пострадаешь, — миролюбиво улыбнулась девушка. И от этой улыбки у меня волосы встали дыбом. Или от концентрации магии вокруг нее.

У ментального щита есть как достоинства, так и недостатки. Например, он очень пластичен и гибок, его можно выставить практически как вторую кожу, залепив им все тело. В этом и проблема, особенно когда тебя пытаются просто стукнуть о стену каменным тараном. Об обычный щит он бы просто разбился, но не о ментальный. Вреда мне, конечно, эта каменюка причинить не может, но вот и на ногах я не удержалась, распластавшись прямо на полу.

— Сбрось щит и идем со мной, а не то...

— Что не то? — ответила я, с огромным трудом поднимаясь. В бальном платье это довольно сложно.

— А не то, я тебя все равно доставлю туда, куда мне нужно, но без сознания.

— Отличная перспектива, — усмехнулась я в ответ, стараясь одновременно и удержать ментальный щит и развернуть водный.

Нет, отбиться я даже и пытаться не буду, просто надеюсь, кто-нибудь услышит, как очередной таран разлетается шрапнелью от столкновения с усиленным водным щитом.

«Что, не знала, что я так умею?» — фыркнула я про себя, увидев замешательство противницы. Впрочем, продлилось оно не долго.

Глава 17

Я держалась, я правда держалась, но силы были явно неравны. Не знаю, кто это девушка, но действует она слишком решительно для какой-нибудь рукодельницы с факультета бытовой магии, скорее уж боевичка.

Но зачем студентке меня похищать? А ведь судя по ее словам это явно похищение. Нет, конечно, можно предположить, что таким замысловатым способом меня приглашают на разговор, но какой смысл, если можно просто подойти и поговорить? С другой стороны, версия о причастности моих дальних родственников теперь может заиграть новыми красками, потому что если лично с меня взять нечего, то вот шантажировать моего брата очень даже можно. Хозяина, кстати, тоже можно.

Такими нехитрыми размышлениями я пыталась отвлечься от боли в руке от магического отката. Держать щит становилось уже просто невыносимо, но я не смогу ударить в ответ, просто не получится одновременно нападать и защищаться. Меня этому не учили.

Сколько я так еще выдержу? Минуту — две, не больше. А что потом? А потом меня вырубят и куда-то потащат, и еще неизвестно, что там со мной произойдет. Ведь даже консуммации не было. Если... Нет, об этом думать не хочется, лучше уж умереть здесь и сейчас.

Наверное, я бы всех Древних перечислила в мольбах о помощи, если это имело бы хоть какой-то смысл. Но увы, взывать в таких случаях к ним бесполезно. Может, все же ударить в ответ, ну хотя бы попытаться?

В тот самый момент, когда я думала, что уже все, я больше не выдержу, что нужно как-то бить, и скорее всего менталом, тому что источник воды уже на исходе, кто-то дернул за ручку двери. Странно, она ведь не запиралась. Тем не менее, кто бы это ни был, войти сразу он не смог.

— Помогите! — тут же заорала я.

— Бесполезно, тебя никто не услышит. Тут щит, — ответила девушка, прижимая меня своим каменным тараном к стене. Заставляя мой собственный водный щит истончиться и прогнуться.

Вот оказывается, почему сюда еще вся Академия не сбежалась! Никто просто не почувствовал буйства магии. А то что водные артефакты уборной тоже не ощущаются, да кто вообще на такое обращает внимание?!

— Сдавайся, тебе все равно не уйти, — усмехнулась противница.

— Куда-то торопишься? — Ну просканируйте же пространство, кто бы вы там за дверью ни были, поднимите тревогу!

И Вселенная или Древние все же услышали мои молитвы.

Мощным магическим ударом, дверь сорвало с петель и протащило чуть не до противоположной стены. Все помещение тут же заволокло пылью и каменной крошкой от также вынесенной дверной коробки вместе с частью кладки.

«Вот это силища, кто бы ни был мой спаситель!» — только и поразилась я.

Собственно, девушка это тоже поняла и телепортировалась за секунду до того, как на место, где она стояла упало какое-то клубящееся черными тенями заклинание, подозреваю сковывающее.

Мне только и оставалось в изнеможении опустить руки с уже потухшим щитом и сползти по стенке вниз, прикрыв глаза. Было уже совершенно безразлично, кто меня спас и сейчас идет ко мне уверенным шагом. Явно мужчина. Почему-то хотелось лишь плакать от облегчения и бессилия одновременно, или просто заснуть от навалившейся на плечи многотонной усталости, пришедшей вместе с магическим истощением.

Кажется, я даже на секунду отключилась.

— Фрея, Фрея, девочка, посмотри на меня! — меня кто-то тряс за плечи, звал, но открывать глаза не хотелось. В голове шумело, в ушах стучал пульс, а мышцы в руках противно подрагивали, сведенные судорогой отката.

Меня еще раз встряхнули.

— Фрея, да открой же ты глаза! Где болит? Ты ранена?

— Руки... — слабо пожаловалась я, и тут же на языке захрустела еще не осевшая пыль. Поморщилась, но все же приподняла веки, щурясь. — Гивард?

— Это я, маленькая, — про провел ладонями по моим рукам от плеч и вниз к запястьям, снимая какой-то целительской техникой откат. Не полностью, он все же не целитель, а самый что ни на есть маг смерти, но боль значительно облегчил.

— Гивард. — слезы потекли по щекам сами собой, я шмыгнула носом и просто повисла у него на шее, крепко обняв. Кажется, руки даже свело в таком вот положении, поэтому отодрать меня от него теперь не получится.

— Ш-ш-ш, — он успокаивающе гладил меня по спине, что-то нашептывал на ухо, правда, я особо не вслушивалась.

— Фрея, Фрея, слышишь меня, ну не плачь. Давай я отведу тебя домой, встать можешь?

На это я лишь покачала головой. Встать — значит отцепиться от него, а я сейчас на такой подвиг физически не способна. К тому же дрожат от слабости у меня не только руки, но и ноги. Встану — тут же упаду.

Так что я только теснее прижалась к нему и стиснула руками насколько могла сильно. Опять помотала головой.

— Хорошо, хорошо, — мужчина аккуратно и бережно взял меня на руки. Кажется, он боялся, что я все же ранена. — Райтис, разберись тут со всем. И постарайся, чтобы народ оставался в зале.

— Я поставил звуконепроницаемый щит, приказал ребятам говорить, что тут просто кто-то перебрал и выбил все артефакты, — невозмутимо ответил декан боевиков.

— Мы пройдем через черный ход?

— Да, он свободен. И, Гивард…

— Да?

— Я не могу отследить, куда телепортировался нападавший, возможно, он еще в Академии.

— Она, — чуть приподняв голову с плеча мужчины, прошептала я. Говорить нормально я почему-то не могла, язык еле ворочался.

Что?

— Это была женщина. Точнее, молодая девушка в синем платье. Блондинка, — описание — это пока все, чем я могла помочь здесь и сейчас.

Я не увидела, скорее почувствовала, как мужчины переглянулись, а от Лан Кейнера ощутимо плеснуло недоумением и беспокойством.

— Я понял. Спасибо, леди Фрея, вы очень помогли, — серьезно отозвался лорд Райтис и тут же с кем-то связался и передал ориентировку.

Только что-то мне подсказывает, что это почти бессмысленно. Девушку в запыленном... порванном платье наверняка будет найти среди гостей не просто, а очень просто. Так что она ушла с острова или где-то очень хорошо спряталась.

Гивард же меня перехватил поудобнее, но так, чтобы не заставлять меня разжимать руки, и понес по полутемным запутанным коридорам куда-то в сторону жилого дворца.

По дороге нам никто не встретился, но я не уверена, что это такая уж случайность. В Академии сейчас полно самого разнообразного народа, слоняющегося как по зданию, так и на улице. Тем не менее, мы без приключений пересекли задний двор и вошли в жилой дворец. Почему не прошли насквозь через галерею, соединяющую здания? Не знаю, но полагаю, у Гиварда на это были свои резоны.

Расслабилась я только после того, как входная дверь за нами закрылась, а над ней сверкнул охранный артефакт, сообщая об активации защитного поля.

— Великие Древние! — всплеснула руками экономка, выбежавшая на шум. И я была рада, что это не Масель.

— Налейте ванну, пожалуйста, и предупредите слуг, что охранный артефакт активирован.

Женщина после этих слов резко развернулась и куда-то убежала, а Лан Кейнер так и потащил меня на руках на второй этаж.

На самом деле, я уже успела более-менее прийти в себя и могла бы подняться сама, но так пригрелась в сильных руках, что слезать с них совершенно не хотелось. Ну а что? Неужели после всего случившегося я не могу дать себе хоть какое-то послабление?

Тем временем Гивард внес меня в мои апартаменты с сел на диван в гостиной, прямо вместе со мной на руках.

— Фрея, ты как? Пришла в себя?

— Да, — я медленно отстранилась и кивнула для верности. — Спасибо.

Я сделала вялую попытку слезть с рук, меня ожидаемо удержали, и я на этом успокоилась.

— Фрея, милая, я понимаю, что ты устала и испугалась, но мне надо задать тебе несколько вопросов. Не против?

Против ли я? Да нет, просто что-то мне подсказывает, что к концу разговора мы опять поссоримся. Тем не менее, пришлось кивнуть.

— Ты можешь рассказать с самого начала, как все произошло?

Ну я и рассказала, как вошла какая-то девушка и напала на меня с целью утащить в неведомые дали.

— Значит, похищение?

— Вероятно. Но мне сложно представить, что я понадобилась кому-то сама по себе, а не в качестве мести тебе или брату.

— Логично, — протянул Гивард. — Впрочем, ничего нельзя утверждать наверняка. Кроме того, что против обученного опытного боевика ты бы вряд ли продержалась даже десять секунд.

— Знаю, но брат в обучении особенно упирал на щиты, так что... Водный щит для нее был открытием, она не знала, что я не только ментальный маг.

— Вот как? — он задумался. — Вообще-то я думал, что нападения на тебя и меня как-то связаны, но. На меня напал профессионал высочайшего класса, очень дорогой наемник как минимум, а вот напавшая на тебя вряд ли тянет даже на выпускницу Академии. Хотя ушла она быстро — это их роднит.

— Ты мне зачем все это говоришь? — я подозрительно уставилась на Лан Кейнера. — Решил попугать? Так мне и так страшно. Я же понимаю, что опоздай ты даже на минуту. — я махнула рукой, обозначая направление, куда бы я делась.

— Но все равно ты мои слова, кажется, не воспринимаешь всерьез, — он тяжело вздохнул. — Вот зачем ты покинула зал? Я же просил.

— Хм. Если ты готов выслушать всю историю с самого начала, я расскажу, только не перебивай и не фыркай недовольно, — мужчина медленно кивнул. — Обещаешь?

— Обещаю.

И я рассказала с того момента, как Ларита облила меня вином на глазах у изумленной публики, как я пошла в туалет убирать пятно и подслушала разговор двух студенток, а про нападение я и так рассказала. По мере того, как я говорила, Гивард хмурился все больше и больше. Мне даже показалось, что в комнате запахло озоном, как перед грозой.

— Значит, были свидетели, что Ларита тебя облила намеренно? — уточнил мужчина, когда я закончила. Я лишь кивнула. — И вы ссорились перед этим?

— Мы не то чтобы ссорились, но, как я и говорила, она начала мне угрожать. И еще эта девушка, Альяна. Откровенно говоря, я не думаю, что у Лариты может быть столько власти, чтобы такое организовать, но вот по мелочи нагадить она может, как сегодня, например.

— Альяна, значит?.. — Гивард очень надолго задумался, но пока он витал в своих мыслях, даже не думал меня пересаживать на диван, наоборот, крепко обнимал. Приятное ощущение.

— Что случилось с этой девушкой? — я наконец решила задать так интересующий меня вопрос.

— На нее напали, сильно избили, покалечили, в процессе чего она лишилась источника, — все еще думая о своем, ответил мужчина.

Я охнула и прикрыла рот рукой. Лишиться источника при избиении можно только в одном случае — если надолго теряешь какую-то часть тела, как правило, конечность, и магический контур внутри схлопывается, потому что по нему прекращает курсировать сила.

— И что, нападавших не нашли? — сложно было поверить, что на Академическом острове творятся такие вещи. Да и пролежать без части тела она должна была не меньше суток.

— Искали, даже Совет подключали, она не из последнего драконьего рода, младшая дочь главы от наложницы. Проблема в том, что это произошло на одном из развлекательных островов, принадлежащих Совету, не здесь. — Я облегченно выдохнула, но расслабилась рано. — Ты видела, что это были за девушки? Хорошо бы их опознать, они явно что-то знают.

— Нет, — покачала головой. — Но если речь шла обо мне, то надо бы спросить у Лариты. Я не ревную и не мщу ей, пойми, но она что-то знает.

Гивард некоторое время смотрел на меня, будто ощупывал взглядом лицо. Потом сказал в пространство:

— Как же интересно получается, Фрея, тебя обливают вином, а потом подлавливают в уборной, где ты пытаешься устранить последствия катастрофы...

Глава 18
Лан Кейнер

Райтис отвернулся буквально на секунду, его отвлекла одна из магистров по вопросу в расписании. На боевом факультете с этим и правда всегда сложности, уж очень тяжело их первый курс вписать в общую схему, потому что заниматься физподготовкой и полетами лучше утром, а теоретические предметы оставить на вечер. А вот преподаватели не горят желанием читать лекции до ночи, в конце концов, почти у каждого из них есть еще и научная работа, различные исследовательские проекты.

В общем, выходит, что в последний раз, когда друг видел Фрею, она очень мило и крайне плотоядно улыбалась Ларите. Посчитав, что если они поскандалят или подерутся, он услышит, Лайон решил несколько минут уделить своим проблемам. А когда обернулся, девушки уже нигде не было.

Вариантов, где она может быть, было несколько. И самый плохой — улица. Впрочем, я сомневался, что она настолько не дружит с головой, да и выглядела она довольно-таки испуганной, когда я ее предупреждал.

Так что она где-то здесь, в одном из полудюжины коридоров первого этажа, потому что проход на второй и выше заблокирован магическими щитами, которые так просто не взломать.

Может, она в уборную пошла? — спросил Райтис, явно чувствующий себя виноватым.

— Кстати, мысль, — пробурчал я. В принципе, она может быть где угодно, так что какая разница, с чего начать поиски, а уборная звучит логично.

Можно было, конечно, подождать пока она сама вернется, но все мои чувства просто вопили о том, что что-то не так. Было очень неспокойно на душе.

Мы с Райтисом дошли до женской уборной, около которой слонялись несколько девушек.

— Закрыто? — нахмурился друг. Мы оба знали, что во избежание эксцессов, ни одна дверь на первом этаже не закрывается.

— Да, уже минут пять, наверное, — пожаловалась одна из девушек, кажется, прошлогодняя выпускница с артефакторного.

— Леди, — обратился к женщинам Лайон, — в соседнем коридоре есть другая уборная, прошу вас пройти туда, а мы тут пока разберемся. Девушки переглянулись и чинно двинулись в указанную сторону. Дурочек тут не было, так что вряд ли хоть одна из них решила, что мы собираемся чинить заклинившую дверь.

— Каси, — Райтис остановил свою студентку, которая тоже собралась уходить. — Встань у входа в коридор, никого не пропускай. Говори, что проблема с водным артефактом, небольшая нестабильность.

Девушка кивнула и исчезла вслед за всеми.

Я же в это время прощупывал то, что было за дверью. Точнее ничего. Пустоту. Ни одного работающего артефакта, это в уборной-то! Попытался открыть дверь, но она не поддалась.

— Зря... — прокомментировал мои действия Райтис. — Кто бы там не был, ты его предупредил.

Он прав, я действительно ошибся, поэтому времени на раздумья и планирование уже не осталось. Теневой кулак (довольно сильная ударная техника) снес дверь и часть стены, как какую-то фанерку, лишь по счастливой случайности никого не задев.

В центре помещения в клубах пыли от моего удара стояла девушка. Она даже не стала поворачиваться в мою сторону, лишь бросила взгляд на свою жертву и исчезла в экстренном портале. Мое сковывающее заклинание ее, похоже, не задело.

А моя Фрея опустила руку с затухающим щитом и сползла по стене на пол в полном изнеможении. Бледная, запыленная, такая маленькая, но гордая и не сломленная. Не имея опыта, несколько минут держать щит — это не каждому опытному магу под силу! Она невольно вызывала восхищение, даже полулежа на полу.

Я бросился к ней, но, кажется, она уже ничего не слышала и не видела от перенапряжения и усталости, а потом и вовсе потеряла сознание.

Эмоции, которые я пережил в секунды, когда думал, что Фрея ранена или хуже того, мертва, были настолько сильный, что основательно выбили из колеи. Даже если бы она могла идти сама, я бы ни за что не опустил ее на землю. Прижимать девушку к себе, чувствовать ее дыхание — это все, чего я хотел в тот момент.

И даже когда я донес свою ношу до ее комнат, понял, что ни за что не хочу отпускать.

Впрочем, очень скоро эти чувства изменились сначала на раздражение, в основном, на Лариту, а потом уже на злость и подозрительность.

Ну не верю я в такие совпадения!

Значит получается, что Ларита даже не в пылу ссоры на эмоциях, а просто в процессе незначительных препирательств, выливает на Фрею вино, а в этот момент в уборной ее поджидает нападавшая. Совсем не похоже на случайность.

Да еще эта история с Альяной. Возможно ли, что девушки знали, что Фрея там, и специально это рассказали? Ну да, вполне возможно. Только чего они хотели добиться? Попытались отдалить от меня мою же наложницу? Так это решаю в первую очередь я. Предупредить? Как вариант.

Только теперь следующий вопрос: если все так серьезно, если в Академии и правда действует некая группа людей в интересах Лариты, то почему я об этом впервые слышу?

За размышлениями я даже не заметил, как Фрея положила голову мне на плечо. Но заметив, обнял сильнее. Ее все еще слегка потряхивало от перенапряжения.

— Ты спал с ней? — неожиданно спросила девушка.

— С кем?

— С этой Альяной.

— Фрея...

— Да или нет? Я не собираюсь устраивать скандал, — девушка потерлась щекой о мое плечо, будто бы в подтверждение своих слов. — Просто мне кажется, что это может быть важно.

— Мы с ней встречались некоторое время, но это было давно.

— До Лариты или после? — неожиданно серьезно спросила та.

— Вообще-то до. Мы с Сараной тогда поняли, что нам не по пути, так что...

— Не оправдывайся, не надо. Я не маленькая и все понимаю, — прозвучало это с изрядной ноткой горечи, хотя девочка и попыталась это скрыть за улыбкой. — Тогда знаешь, что получается?

— Что?

— Это не Ларита. Не она главная. Нужно искать другую твою любовницу. Ту, у которой достаточно ресурсов, чтобы убрать конкурентку на другом острове.

— Но зачем?! — удивился я. — Зачем лишать Альяну магии, зачем похищать тебя?

— Уничтожение конкуренток, — отрезала Фрея.

— Но Ларита вполне себе здравствует, да и Сарана тоже. Милая, пойми меня правильно, но тут довольно много тех, с кем я спал.

Девушка попыталась вырваться и соскочить с моих коленей, но я не дал. Тогда она просто подняла голову и заглянула мне в глаза.

— Для взрослого мужчины с огромным количеством женщин, ты подозрительно плохо нас понимаешь, — фыркнула она, потом решила пояснить: — Эта женщина, которая убирает конкурентов... Значит она знает твое отношение к Ларите и не считает ее опасной. Более того, использует. Сарана? Вы давно расстались, так что она ей совершенно не мешает.

— Тогда твоя теория оправдывает твое похищение, но в нее никак не вписывается покалеченная Альяна. Между нами не могло быть ничего серьезного, тем более, что ее ждал после обучения хозяин.

— То есть, она не была свободна?

— Нет! У нас и была-то небольшая интрижка.

— Значит, произошло что-то, что заставило нашу преступницу думать иначе. Вспоминай.

— А может, все гораздо проще? — не согласился я. К тому же, припомнить ничего необычного я вот так с ходу не мог. — Может, все же дело в мести, а случай с Альяной тут вообще не при чем? Тебя ведь хотели похитить. Зачем это делать некой конкурентке за мою постель?

— Поговорить.

— О чем?

— Ну-у-у, о том... — Фрея задумалась. — Нет, ерунда какая-то. В данном случае, угрожать мне бессмысленно, потому что будем ли мы вместе зависит не только и не столько от моего решения.

— Вот и я о том же. Всем эта теория про конкурентку хороша, кроме возможности маневра для тебя. И от разговора ничего не изменится.

— Даже если я захочу уйти через пару месяцев, если у нас не будет резонанса, любому здравомыслящему дракону ясно, что ты меня просто так не отпустишь.

— Да, не отпущу. Ты слишком дорога мне, — сказал и поцеловал девушку в висок. — Ты себе не представляешь, как я испугался, когда не обнаружил тебя в зале!

Девушка опустила голову, уставилась в пол.

— Фрея?..

— Зачем ты это говоришь? Я и так буду твоей, так что не стоит… — она сначала посмотрела на меня, потом отвернулась.

— Ты думаешь, я вру? — поразился я. — Но зачем? Я действительно очень волновался, а когда понял, что за дверью уборной кто-то активировал блокирующий артефакт.

Погладил ее по волосам. Глупая девочка, напридумывала себе демоны знаешь что.

— Ну да, актив под угрозой, — невесело усмехнулась она.

Во мне тут же подняло голову раздражение, но я огромным усилием воли затолкал его поглубже. Фрея не злая, просто ей сложно, а сегодня она испугалась и перенервничала.

— Прости, я сама не знаю, что несу, — неправильно истолковав мое молчание, сказала она. — Ты должен понять, мне тут плохо, одиноко, даже поговорить не с кем. А теперь еще и страшно. Даже когда у нас на острове была война, именно меня не собирались убивать. Смысл, если я уйду в другую семью после совершеннолетия? Так что для меня это новое ощущение, чувствовать себя мишенью, — она передернула плечами.

— Не плачь, — я стер одинокую слезинку с ее щеки. — Не могу пока сказать, что все под контролем, что тебе ничего не грозит, потому что сам не понимаю, что происходит. Но сделаю все возможное, чтобы узнать, поверь мне.

— Верю, — она опять положила голову мне на плечо.

— Гивард, можно тебя кое о чем попросить?

Я приподнял брови, давая понять, что весь внимание.

— Ты можешь разрешить приехать моей личной горничной? Понимаю, это наглость и я тебе не жена, но...

— Тебя не устраивает Масель? — удивился я. — Она исполнительная девушка.

— Как бы. В свете последний событий, я не уверена, что могу ей доверять. К тому же, твой камердинер прятал мое платье у себя. До бала, я имею в виду. И это была его идея.

— Вот как? — тут уж мои брови натурально полезли на лоб.

Со Стентоном мы были знакомы с тех пор, как ходили пешком под стол. Его дед работал на моего отца, а его собственный отец погиб во время подавления мятежа на одном из промышленных островов Совета. И этого человека, к большому сожалению, всего лишь обычного человека, я в полной мере могу назвать своим самым близким другом и соратником. И он никогда не лез в мои отношения с женщинами и не устраивал переполох на ровном месте. Уж если он предложил Фрее сохранить платье у себя, значит причины были железные.

С ним тоже стоит поговорить. Может, он как-то прояснит ситуацию.

— Я понимаю твое нежелание пускать сюда постороннего человека. Но поверь, Аби не шпионка, да и нет у Лан Кейнеров и Да Нареев пересечения интересов. Она моя горничная и подруга с детства.

Хм. Прямо как у нас со Стентоном. Многие конечно скажут, что это глупость и так не принято, но.

— Я не могу тебе отказать, — усмехнулся я.

— Правда? — Такая незамутненная, искренняя радость на лице этой девочки бесценна.

— Правда.

— Спасибо! — воскликнула она, подскочив от избытка чувств прямо у меня на руках. А потом неожиданно поцеловала.

Я тут же перехватил инициативу, потому что не мог позволить ей отстраниться. Слишком сладкие губы, слишком желанные. А она сама, как зайчишка, вот-вот испугается своей собственной смелости и, такое ощущение, вскочит и убежит. А нам сейчас этого не надо. Как раз наоборот, самое подходящее время, чтобы сделать то, что уже давно надо было сделать.

Наверное, кто-то меня упрекнет, что я хочу воспользоваться ситуацией, овладеть девушкой, когда она так уязвима, но лучшего, пожалуй, случая в ближайшее время может и не представиться.

Так что я встал вместе с Фреей на руках, не разжимая объятий и не разрывая поцелуя, понес ее в спальню.

Она на секунду отстранилась, посмотрела мне в глаза каким-то странным взглядом, кивнула покорно. А потом опять потянулась за поцелуем. Сладкая.

Глава 19

Когда я проснулась, Гиварда уже не было рядом. Сегодня первый учебный день, так что он ушел очень рано, о чем предупредил еще вчера.

Потянулась. В теле ощущалась приятная истома и вставать совершенно не хотелось, но, к сожалению, надо. Хорошо хоть хозяин обо мне вчера позаботился и снял неприятные ощущения, хотя его целительские техники так себе. Но и я хороша! Могла же подумать о том, чтобы хоть что-то выучить перед...

Осознание того, что мы переспали, ударило как обухом по голове. Но вообще-то было неплохо, и даже очень хорошо, что я вчера была в не совсем вменяемом состоянии, а то опять бы устроила скандал на ровном месте. А между тем, вопрос с консуммацией надо было решать, особенно в сложившейся ситуации. Потому что если меня все же похитят, а Лан Кейнер не может быть все время рядом, то оставаться невинной крайне опасно. Захочет еще какой-нибудь урод прибрать к рукам Высшую Да Нарей, что я тогда буду делать?

Можно сейчас, конечно, позлиться, накрутить себя из-за того, что Гивард якобы поступил нечестно, воспользовался ситуацией и моим состоянием, но ведь он же прав. Да, воспользовался, но оставлять все как было просто глупо. Хотя я это ему все равно еще припомню... пару раз.

— Миледи, — в комнату после стука вошла Масель. — Вы не спите? Лорд Лан Кейнер просил разбудить, чтобы вы не опоздали на занятия.

— Благодарю.

Кстати, надо написать брату, чтобы прислал Аби. Надеюсь, с этим не будет проблем, тем более, что Анне моя горничная не очень нравится и себе ее брать она отказалась. Ну, это можно понять, невестка — женщина своенравная, поступает всегда так, как считает нужным, так что советы постороннего человека ей точно не нужны. А Аби, она такая, любит во все нос сунуть, даже в то, что ее не касается. И этим я собираюсь воспользоваться. Нет, она не шпионка Да Нареев, как я и сказала Гиварду, она моя личная шпионка.

Но как бы я не оттягивала этот момент, а надо вставать. Как выяснилось парой секунд спустя, ноги меня не держали. Точнее, тело было уж очень расслаблено, не только из-за близости с мужчиной, но и из-за магического отката. Все же я вчера довольно сильно потратилась.

А когда дошла до ванной комнаты, мои щеки и шея начали гореть огнем. А как не смутиться, если вчера в этой ванной Гивард меня собственноручно мыл. И я не только ему это позволяла, я млела под его руками, подставляла губы под поцелуи, прижималась обнаженной грудью. В общем, вела себя так, как не повела бы, мысли адекватно.

Хотя с другой стороны, я вчера, конечно, переволновалась, но в этом моем порыве был не только страх и переполнявшие душу эмоции, но и значительная доля благодарности.

Он меня спас, он меня искал, он волновался за меня. Он лишь попросил о том, что его по праву. И очень сомневаюсь, что другой дракон дал бы мне время на адаптацию и стал бы терпеть все эти некрасивые выходки.

Мне всегда казалось, что я реалистка, но, похоже, злость на несправедливость Вселенной и Гиварда, застелила глаза разуму. И почему-то нужно было, чтобы меня почти похитили, чтобы я это поняла.

М-да... Высший балл, Фрея, за ум, сообразительность и адекватность!

Я вышла из ванной только через полчаса, потому что все время окуналась в воспоминания о вчерашнем вечере. Теперь эта комната у меня ассоциировалась с томлением в груди, с чем-то жарким, испепеляющим, с руками Гиварда, его глазами, нежными словами, которые он мне шептал на ухо, когда все так же на руках нес обнаженную в постель.

Нет, нужно выкинуть все эти мысли из головы, а то я так не успею на приветствие ректора Лан Кейнера.

Открыв шкаф, я скептически уставилась на платья. Сегодня, пожалуй, единственный день в Академии, когда студенты одеты по форме, то есть в мантии. Так-то их носят только преподаватели и то лишь за тем, чтобы хоть как-то внешне отличаться от студентов.

Но ведь под мантию недостаточно надеть только белье, верно? Так что я остановилась на темно-синем платье почти в цвет моей мантии студентки факультета теоретической магии.

Одевшись, накинула мантию на плечи, застегивать не стала. Повертелась перед зеркалом, и осталась вполне довольно собой. Высокий пучок и лишь чуть-чуть подведенные глаза завершали строгий, но в то же время торжественный образ.

— Вы сегодня просто сияете, миледи, — улыбнулась Масель, отходя и придирчиво рассматривая меня со стороны. Потом подошла и убрала с мантии несколько налипших пушинок.

— Благодарю, — сдержанно улыбнулась я.

Правда, тут же постаралась задавить смущение, потому что причины этого сияния горничная очень скоро обнаружит в спальне. А с другой стороны, ну и что? Я же не кто-то там, а официальная наложница хозяина. Так что тут скорее надо смущаться, что все случилось так поздно.

Так, все, мне сейчас некогда об этом думать. До общего построения осталось всего пятнадцать минут, а опаздывать не хочется. В конце концов, оказаться здесь и учиться — моя мечта. Так что я планирую получить от этого обучения все, что только возможно и невозможно тоже.

Быстро выпив чашку тонизирующего взвара и заев ее маленькой булочкой, я устремилась вон из жилого дворца на площадь перед входом в главное здание. Ее уже успели убрать после вчерашнего мероприятия, чуть было не закончившегося для меня весьма печально. И там была толпа.

В жизни аристократов, особенно высших и так полно всяких торжественных моментов, которые, честно говоря, немало утомляют. Поэтому еще издревле в Академии не было принято проводить пафосные мероприятия в первый день учебы. Более того, тут находились только первокурсники, а остальные уже вовсю учились.

Несмотря на это, народу все равно было много. Больше всего, конечно, ребят в ярко-красных мантиях боевого факультета и почти столько же мелькало вокруг девушек в коричневых мантиях бытового.

Это почти символично, дать такой невнятный и не слишком красивый цвет факультету, где учатся в основном девушки. Почти никто из них мантию так и не застегнул, все старались наоборот ее сделать как можно незаметнее и привлечь внимание к ярким и красивым платьям.

Синих теоретиков, зеленых артефакторов и целителей в золотом было совсем немного на фоне остальных, но еще меньше здесь присутствовало магов в чисто черных или белых одеждах. В Академии, так исторически сложилось, было еще два отдельных факультета жизни и смерти, на него принимали лишь тех, кто обладал чистыми силами этих направлений.

То есть, несмотря на то, что мой ментал и вода принадлежат к направлению жизни, я бы на такой факультет поступить не могла. Там учились только, собственно, маги жизни. Что они там изучают, я никогда не интересовалась, но учитывая то, что черных мантий здесь было не больше десяти, а белых я и вовсе насчитала две, причем, все на парнях, можно сделать вывод, что направление это не слишком популярное.

Пока я осматривалась, на трибуну вышел ректор Лан Кейнер, Гивард и все деканы, и началась небольшая приветственная часть и знакомство.

Знакомство с руководством Академии обошлось без пафоса. Собственно, приветственная речь ректора заняла минут пять, наверное, потом он вкратце познакомил нас со своим замом и деканами, объяснил, кто чем занимается и к кому с каким вопросом можно обратиться. На этом все.

Единственное, что запомнилось, это когда представляли Гиварда, наши взгляды неожиданно встретились. Ну либо мне так показалось.

Хотя нет, не показалось. Он смотрел прямо на меня, чуть повернув голову как раз в ту сторону, где я и стояла. Лезть в самый центр я не стала, но оказалась довольно близко к белым мраморным ступеням крыльца в главного здания Академии, на которых и находилось все руководство.

Почему-то по всему телу от этого взгляда разлился жар, перед внутренним взором замелькали картинки предыдущей ночи. Так что я поспешила опустить глаза, пока лицо и шея не покрылись красными пятнами. То ли от смущения, то ли... Ну да, точно, от смущения!

Скоро ректор нас отпустил, и я поспешила за кучкой моих синеньких однокурсников на первое занятие. Проходить оно будет в главном же здании, как и большинство теоретических дисциплин и проведет его наш декан.

Выселенные на самый верх теоретики, среди которых теперь была и я, бодро всей нашей немногочисленной группой взбежали по ступеньками, а в холле нас уже ожидал декан собственной персоной и еще несколько студентов, которые сюда просто переместились.

Эх. Скоро и я так научусь, Гивард обещал со мной позаниматься. Нет, не тем позаниматься! Не думать об этом, я сказала!

Тяжело вздохнув, я попыталась затолкать свои воспоминания подальше, иначе учиться я сегодня не смогу. Вот, кстати, за это бы попенять Гиварду, да только он меня на смех поднимет и будет еще потом по случаю припоминать, как в свой первый учебный день я думать могла только о том, как мы занимались любовью.

И не то, чтобы это было как-то ненормально, но ведь я не изнеженная миледи и пришла сюда учиться, а не.

Короче, что там декан говорит?

Что говорил уважаемый лорд Г ириас, я так и пропустила мимо ушей, но судя по тому, что все двинулись в один из кабинетов, он пригласил проходить и занимать места.

Лекционный класс был небольшим, а вот нас было примерно человек тридцать пять-сорок — две группы, но мест хватило, хоть и впритык. Пять рядов по два длинных, на четыре человека, стола в каждом.

Я уселась у стены на второй парте, не потому, что плелась в конце, а потому, что все молодые люди предпочли уступить первые ряды немногочисленным девушкам, которые тут же облюбовали, собственно, первый ряд с его двумя столами и один стол во втором. Так что рядом со мной сидели две девушки (последнее место за столом осталось пустым), а дальше уже только парни.

И хотелось бы познакомиться с соседками, но я только развернулась, как вошел декан.

Речь уважаемого магистра Гириаса, была не в пример более торжественной и пафосной. Мы услышали и про передний край науки, и про надежду, которую возлагают на нас все существа Льеона и в особенности, деятели Совета. Ну и про ответственность, аккуратность, продуманность там тоже было. Не обошел декан вниманием, как вопиющий пример бездарности и безответственности, и злосчастный взрыв, благодаря которому наш факультет сослали на галерку.

В общем, я сделала вывод, что магистр обожает поговорить и возвысить наш факультет в общем и себя в частности над остальными. Особенно ему не глянулись наши боевики во главе с лордом Райтисом, которого он пару раз помянул недобрым словом.

А потом началась, собственно первая вводная лекция, и я наконец-то смогла обо всем забыть и погрузиться в учебу.

Глава 20

О, это давно забытое чувство: сидеть на лекциях, а в перерывах слушать трескотню своих соседок — школа!

Я училась в закрытой женской школе, пока мне не исполнилось тринадцать, и между Нареями не началась война. Мое присутствие на учебном острове сразу стало нежелательным, поскольку могло поставить под угрозу жизни других учениц. Тем не менее, это помогло мне избежать самого страшного первого удара инсургентов, когда был разрушен наш дворец.

И вот теперь я, такое ощущение, опять в школе. Правда, вокруг меня вовсе не девочки-подростки, а семь свободных драконниц, одна жена пусть и не Высшего, но очень богатого лорда, и две действующие наложницы. Высших двое — я и вдова лорда Син Амвира. Не знаю, правда, по рождению она Высшая или по замужеству. О таком не принято спрашивать.

Парни же... Да какие они парни? Скорее молодые мужчины, да и не очень молодые присутствуют.

Образование в Академии помимо непреходящей ценности стоит еще и больших денег, которые простому не особенно знатному и богатому лорду надо еще собрать, не говоря о простолюдинах, которые здесь тоже могут быть. Теоретически. Практически же, даже если от случайной связи простолюдинки и дракона появится одаренный сын, вряд ли его сила будет столь велика, чтобы сюда поступить. Не говоря о деньгах.

Это же не девочки-простолюдинки, которых сначала призывает Остров невест и там они проходят последний отбор и либо превращаются в драконов, либо нет. И если они выживают, и их хозяева или мужья хотят отправить учиться, то с их невеликой силой им прямая дорога на факультет бытовой магии.

Так что все женщины в нашей группе однозначно леди по рождению, пусть даже и не Высшие.

Мужчины наоборот представляли собой более разношерстный контингент, в котором я пока так и не разобралась. Они держались от нас дистанцию, вероятно приглядываясь, чем тут можно поживиться. Ну между прочим, действительно можно, поскольку семь девушек тут абсолютно свободны, а еще трое не находятся под постоянным присмотром своих мужчин.

Одной мне не повезло. Или наоборот повезло — это как посмотреть.

— Девочки, — чуть высокомерно познала нас к себе Калиса Син Амвир, возглавившая лучшую часть нашей группы. Ну а у меня других дел полно, кроме как демонстрировать свои претензии Высшей, так что пусть развлекается. — Поскольку сегодня первый день учебы, предлагаю это отметить. Кто за?

— Отметить? Как? Можно взять еды в столовой и посидеть на поляне за корпусом, — спросила и тут же сама ответила бойкая девушка из бывших наложниц — леди Нарон. Ее рыжие абсолютно курчавые волосы и небольшая полнота у меня совершенно не ассоциировались с драконами и нашей сверхутонченной красотой. Тем не менее, она была дочерью младшей ветви Высшего семейства Ка Нарон, а это, ни много ни мало, известные на весь мир маги жизни и великолепные целители.

Что она делает на факультете теоретической магии непонятно, но пока она мне показалась тут самой нормально. Как-то импонирует ее легкость и непосредственность.

— Что за ребячество? — фыркнула Калиса и напоказ задумалась. — Предлагаю сходить в ресторан на Острове Совета?

Девушки переглянулись. Уверена, что здесь не у всех есть финансы, чтобы так шиковать. Бывшие мужья и хозяева, может, и оплатили обучение, но вряд ли они под этим подразумевали загулы на самом дорогом и пафосном острове Льеона. Это у действующих наложниц и жен вряд ли проблемы с деньгами. Ну еще у одной вдовы Высшего.

У меня такой проблемы не было, но была другая — сама переместиться я не могу. Нет, конечно, можно и Гиварда попросить, и амулет взять. После сегодняшней ночи он мне вряд ли откажет. Другое дело, что мне совсем не хочется повторить судьбу той бедной девушки, которая магии лишилась, Альяны.

Девочки начали переглядываться, и я в какой-то момент поняла, что большинство из них склоняется к решению пойти. Пусть это даже не по карману, но представать перед другими скупой или нищебродкой никому, похоже, не хочется.

— Я пас, — ответила я, не давая себе времени на сомнения и раздумья — а пойти-то хотелось. И кажется, кто-то за моей спиной даже вздохнул с облегчением.

— Почему же?

— Я пока не умею телепортироваться сама, — пожала плечами.

— Боги, сколько же тебе? — притворно всплеснула руками Калиса.

— Восемнадцать.

— Только с Острова, получается, — я кивнула, стараясь обворожительно улыбаться и ничем не выдавать недовольства, потому что чудилось мне, что сейчас будет еще какая-то шпилька. И я угадала: — И твой хозяин так быстро тебя оставил одну?!

И столько печали и сочувствия в голосе. Тьфу, аж противно!

— Почему оставил? — я улыбнулась еще шире. — Он наследник этого Острова и проректор Академии.

Так ты наложница Лан Кейнера? Та самая?

Та самая — это какая?

— Ну как же, — участия в голосе прибавилось. — Говоря, вчера на балу на тебя вылила вино старшая наложница твоего господина, и ты убежала в слезах из зала и больше не появлялась.

От таких слухов я натурально опешила, впрочем, внешне не подав вида. Хотя чего-то подобного мне и стоило ожидать. Нет, ну а Ларита старшая? Вообще-то старшей по праву рождения считаюсь я, даже не смотря на то, что та появилась у Гиварда раньше.

— Хм... Вино на меня и правда вылили, — усмехнулась я. — А вот все остальное досужие сплетни.

— Правда? То есть ты возвращалась? — Она меня на лжи что ли поймать хочет? А ведь точно знает, что я не вернулась. М-да.

— Нет, разумеется! — натурально возмутилась я. — Я же только приехала и гардероб мне пошить не успели. В чем я, по твоему, должна была вернуться?

— Но достаточно пары бытовых техник.

— Эй, — я уже окончательно перехватила инициативу, — я же только с Острова, какие техники?

А что? Никто ведь не знает, когда у меня открылся источник. У подавляющего большинства его открывают на Острове невест.

— Ох, точно! — немного растерянно ответила Калиса. На ее лице, конечно, ничего не отражалось, но противоментальным артефактом она пренебрегла зря.

— Ну а про то, что я куда-то там убежала в слезах. — мило, как мне хочется думать, улыбнулась я. — Ты же Высшая, должна понимать, что столь мелкими пакостями вряд ли можно добиться подобного эффекта.

Как бы сказала Анна: мяч в воротах! От Калисы плеснуло таким бешенством, что я с трудом справилась с лицом, чтобы не начать гаденько ухмыляться. Умею я заводить друзей, да.

— Но все же я не понимаю, почему ты отказываешься? Могла бы попросить своего хозяина — мы бы отлично провели время. — Моментально справившись с собой, она вернулась к теме обсуждения. Не только я умею держать себя в руках, таковы все Высшие.

— Отвлекать проректора Академии в первый учебный день? Думаю, это не лучшая идея, — усмехнулась я.

— Что ж, как хочешь, — пожала плечами Высшая. — Кто со мной?

Наша группа разделилась на две неравные части. Большая, семь человек, решили пойти развлекаться с Касией, а остаться решили четверо, включая меня.

— А мне нравится твоя идея посидеть с чем-нибудь вкусненьким на лужайке, — повернулась я к рыжей Астерии Нарон.

Мы с девочками расположились на одной из многочисленных полянок, покрытых упругим газоном, в тени какого-то роскошного дерева, закрывающего своей кроной полнеба. А перед этим девочки сделали набег на столовую и запаслись картой меню. К счастью, еда доставлялась во все концы Академии, достаточно было только послать небольшой магический импульс, указав в меню нужное блюдо. Я же в это время сходила домой и попросила у экономки плед, на котором мы сможем сесть. Не ставить же еду на землю!

— А тут неплохо, — с видимым удовольствием потягивая холодный взвар, усмехнулась Астерия.

— А чего ты ожидала? — полюбопытствовала я.

— Ну-у-у, не знаю, чего-то мрачного, мощного, возможно, вековых плесневелых стен и суровых преподавателей, испепеляющих одним взглядом, — за нее ответила Нелия, тоже бывшая наложница, решившая остаться с нами.

— Ага, примерно так, — поддержала ее последняя из нашей четверки — Сатиль. — Слишком тут как-то... Не знаю, мирно что ли?

Я лишь фыркнула. Наверное, они никогда не планировали учиться, но когда уходили от хозяев, ухватились за этот шанс. Я же об Академии знала почти все, потому что учиться как раз хотела и мечтала, так что местная остановка для меня сюрпризом не была. А вот другое, все, что произошло с момента моего прибытия сюда, очень даже было. М-да.

— А почему теоретическая магия? — спросила Астерия и тут же, по своему обыкновению, сама ответила: — На бытовой много не заработаешь, а жить потом как-то надо.

— Есть еще артефакторика, — скривилась Сатиль.

— Это слишком жестоко! — фыркнула Нелия, и все рассмеялись.

— Думаете, здесь учиться будет проще? — с сомнением уточнила я. Если бы спросили меня, то я бы ответила, что наоборот. — На артефакторике нужно лишь запоминать, как рассчитывать основные конструкты и уже можно с этого жить. А тут перспектива туманная.

— Рассчитывать!.. — чуть не хором ответили девочки.

— Да и усидчивость нужна, внимательность. Потом, ты знаешь, скольким артефакторам приходится периодически отращивать пальцы и глаза? Нет уж, — фыркнула Астерия, — я лучше выберу что-то безопаснее.

— Безопаснее? — тут уж я усмехнулась. — Факультет теоретической магии отселили на верхний этаж, чтобы если они в следующий раз что-то взорвут, рухнула только наполовину стеклянная крыша.

Девочки переглянулись. Ну неужели так сложно выяснить, куда они идут?

— А ты? Почему ты здесь? Ведь, как я понимаю, твой хозяин — проректор, мог подобрать и другой факультет.

— Потому что лорд Лан Кейнер запретил мне идти на боевой, — с некоторой обидой в голосе ответила я.

Я ответила правду, хотя заранее предполагала, какого добьюсь эффекта своими словами. И теперь я наслаждалась ошарашенными лицами и целой бурей эмоций.

— То есть, у тебя хватило бы сил поступить на боевой факультет? — спросила Сатиль.

— Я Высшая, мне не могут отказать в приеме на любой факультет, — ушла от ответа я. — Но мой господин был против.

— И я его прекрасно понимаю, — протянула Астерия. — Ты же Высшая, зачем?

— Касия тоже Высшая, — парировала я.

— У меня сложилось впечатление, что она здесь из-за скуки, — протянула все та же Сатиль.

— А тут можно и развлечься, студентов и преподавателей полно, и в общественной жизни поучаствовать.

— Ты под общественной жизнью случайно не интриги и сплетни подразумеваешь? — усмехнулась я. — Но, думаю, ты не совсем права. Развлечения и общественная жизнь — это, конечно, хорошо, но для этого вовсе не надо учиться. А вот чтобы завести нужные знакомства и войти потом в структуры управления Льеона, учиться очень даже нужно. И для этого больше всего подходят два факультета...

— Боевой и теоретической магии! — на одном выдохе выдала Астерия.

От всей троицы просто шибануло удивлением. Они и правда не знали, куда идут учиться.

— Кстати об этом, — я замялась на пару мгновений. — Не стоит вам пренебрегать противоментальными артефактами.

Девочки медленно переглянулись.

— Но это между нами, разумеется, — усмехнулась я, хотя понимала, что долго эту тайну сохранить вряд ли удастся. До первых практических занятий или совместных полетов, смотря что будет раньше.

— А ведь точно, — Астерия аж пальцами прищелкнула. — Да Нарей, да? Я слышала о вашем острове — самые сильные ментальные и противоментальный артефакты. Вся главная семья сплошь из менталистов.

— Откуда ты?.. — Сатиль заинтересованно посмотрела на одногруппницу.

— Ну-у-у, мой бывший хозяин работал с главой этого рода. Что-то там по линии Совета, я не вдавалась в подробности.

— Значит, ты читаешь наши мысли? — нахмурившись, спросила почти все время молчавшая Нелия.

— Не читаю, — фыркнула я. — Зачем бы мне это? Если не целенаправленно кого-то считывать, иногда, могу почувствовать отголоски сильных, особенно негативных эмоций. Но это и все.

Кстати, я тут не единственный маг ментала, и двое других — парни с боевого. Понимаете, на что я намекаю?

Астерия и Сатиль понятливо покивали, а Нелия как-то не отреагировала, а потом и вовсе замкнулась в себе и в общей беседе участия не принимала. Что-то мне подсказывает, что уже завтра Касиль будет знать о моем даре. А жаль.

Не то чтобы я любила копаться в чужих мыслях или в эмоциях с гнильцой, как у нашей второй Высшей, но иногда это очень полезное занятие.

Мы еще поболтали некоторое время и уже собирались расходиться, когда на поляну вывалилась группа старшекурсников. Почему я так подумала? Да потому, что были они без мантий и вели себя излишне самоуверенно, по-хозяйски осматривая несколько группок студентов в разноцветных мантиях, тоже облюбовавших тенистую сторону поляны недалеко от нас.

Первокурсников-то по случаю первого дня отпустили знакомиться с территорией и расписанием, получать учебники, кто не успел. В общем, у старших занятия еще шли, но, вероятно, только что кончились.

От парней фонило агрессией и мне даже в первый момент показалось, что они ищут с кем подраться. Но в водовороте их эмоций, просачивающихся сквозь артефакты, я уловила все же нечто иное — азарт охотника что ли?

Как очень скоро выяснилось, поняла я правильно, потому что парни не долго думая разделились на небольшие группы и ринулись окучивать студенток. К нам тоже направилось несколько человек.

— Фрея... — Астерия подобралась, и я почувствовала, что она напряжена как пружина. Это даже не страх, а скорее ожидание грядущих неприятностей. Договорить девушка не успела, потому что рядом с нами прямо на траву плюхнулись пятеро парней.

— Миледи, — тут же начал один из них, — рады, чрезвычайно рады с вами познакомиться!

А уж мы-то как рады! Впрочем, Сатиль и Нелия, похоже, не возражали. Мое же нежелание знакомиться, судя по всему, разделяла только Астерия.

Впрочем, девочки щебетали и за нас тоже. Так что пока парни сосредоточили свое внимание на них, хвосты распушили, как Древние драконы. Вроде бы они так могли.

Остался правда один парень, который тоже не принимал участия в разговоре, а смотрел попеременно, то на меня, то на рыжую, словно оценивая, с какой больше шансов. Или нет, скорее придирчиво подбирая себе игрушку для развлечений. Причем, у этого парня была одна забавная особенность: либо у него очень хороший артефакт, либо.

— А у тебя отличный артефакт, — словно прочитав мои мысли, сказал он. Если бы я не думала о том же, вряд ли бы поняла, что он имел в виду. Вот как Астерия, которой бы сейчас лучше промолчать, но у нее нет такой функции, похоже.

— Какой артефакт? — тут же спросила она, опять подтверждая мои мысли. Может, я уже ясновидящей становлюсь?

— Мы коллеги... в некотором роде, — с улыбкой на губах ответила я, смотря прямо в глаза парню совершенно серьезным взглядом.

— Вот как? Значит ты и есть наложница нашего проректора? — буквально выплюнул он, будто я в этом виновата.

Стало обидно и неприятно настолько, что я побоялась, что мои мысли и чувства просочатся во вне. Впрочем, это излюбленная тема любого менталиста — выводить окружающих на эмоции. Читать мысли сложно и энергозатратно, а ощутить эмоциональный фон гораздо проще.

Мои ментальные щиты опустились чуть ли не со слышимым лязгом, еще раньше, чем я успела об этом подумать.

Глава 21

Мне бы взять и уйти, но бросать девчонок одних в обществе этих парней не хотелось категорически. Мало ли что от этого менталиста можно ожидать, а я хотя бы смогу сказать, воздействует он на них как-то или нет. Жаль, что остановить его мне, скорее всего, не удастся — совсем разные категории: я и боевой маг.

— Ну-ну, — усмехнулся парень, чуть покровительственно. — Не стоит так нервничать.

Неужели щиты что-то пропускают? Да нет, не должны. Наверное просто почувствовал, что я укрепила защиту, а сделать это можно только в одном случае — считать целенаправленно.

— Законы нарушаем? — слегка улыбнулась я. — А не боишься, что я лорду Лан Кейнеру пожалуюсь?

— Твое слово против моего, — пожал плечами тот.

— Смешно-о-о, — протянула я, намекая на то, что поверят скорее всего именно мне, раз я наложница проректора.

— Слово Высшего, — парировал парень.

— Слово Высшего против слова Высшей, — усмехнулась ему в лицо. — К тому же мне смысла обманывать нет, я тебя в первый раз вижу и никаких планов на твой счет не имею. А что если лорд Лан Кейнер или лорд Райтис поинтересуются, почему вы мешаете первокурсницам осваиваться в Академии?

— Ну что ты, мы не мешаем, мы помогаем! — отвлекшись от Сатиль, вставил один из подошедших парней.

— То есть вы уверены, что уважаемые магистры будут на этот счет того же мнения?

— Вообще да, уверены, — усмехнулся менталист. — Они и сами не прочь помочь освоиться.

Не то чтобы я об этом не подозревала, но подобное упоминание было слегка неприятно. Самую малость, ага.

Так, стоп! Я не имею права упрекать Гиварда в том, что он тут вытворял раньше, но насчет будущего надо поговорить. Если он думает, что сможет себя вести так же, пока я его наложница, то я его расстрою. Но сейчас точно не время об этом думать.

Отвечать менталисту я не стала, лишь продемонстрировала лицом всю степень своего неудовольствия. А что еще оставалась? На этом поле он явно меня переиграет, хотя, уверена, привлеки я для разбирательства лордов, они бы встали на мою сторону. Или не встали... Потому что Высший не представился, а без этого определить степень его влияния вряд ли получится.

— Народ, а может полетаем?! — крикнул, вскочив, парень неподалеку от нас. Он окучивал, я краем глаза видела, парочку красоток с бытового факультета и, кажется, его ухаживания вполне увенчались успехом.

Предложение было поддержано с энтузиазмом, причем всеми, кто сейчас был на поляне. Мы драконы, нам нравится летать. Но, к большому сожалению, не всегда есть для этого возможность.

Полеты вокруг многих промышленных и артефакторных островов запрещены из-за сильных колебаний магических потоков и концентрации магии. Но именно на них и живет большинство драконов.

Даже на родовом острове Да Нареев и то летать можно было лишь в отведенном для этого месте на другой стороне от артефакторных производств. Строго говоря, площадку для полетов и заводы разделяли десятки километров. Вот только не все острова настолько велики. Тот же Академический остров вряд ли больше пятнадцати километров в поперечнике, правда, тут хоть и огромная концентрация магии, но она другая, более чистая, от самих драконов, а не промышленная от разнообразных устройств и артефактов.

Нет, на самом деле, физически летать можно везде, другое дело, что драконьей магии надолго при этом не хватит. То есть можно в самый неподходящий момент опять обратиться в человека, упасть с большой высоты и разбиться или, если дело происходит за пределами острова, просто сгинуть в тумане.

И понятное дело, что дракон должен следить за своими силами и источником, но ведь полеты увлекают. Иногда, слишком сильно.

Совершенно неудивительно, что желающих полетать нашлось немало, и студенты активно повскакивали с уже слегка вытоптанного газона.

Точно так же всей гурьбой мы пошли за старшими провожатыми к полетной площадке. Я-то знала, где она, но большинство первокурсников, уверена, еще не успели ее посетить. Может, мне и не стоило идти, но почему-то чутье менталиста подсказывало, что нужно присмотреть за этим действом. Да и Астерию оставлять не хотелось, а ведь мой «коллега» нацелился именно на нее. Впрочем, скорее всего он таким образом решил взбесить меня.

Ну если у девушки нет денег на противоментальный артефакт, я ей его подарю, думаю, Лан Кейнер не будет против. Хотя это вещь первой необходимости и мне вообще странно, что кто-то из драконов его не носит, учитывая историю, которая произошла с Анной на ее отборе. Я аж всегда внутренне передергиваюсь, когда вспоминаю ее рассказ. Бр-р-р.

Толпа студентов, так целеустремленно куда-то направляющихся, почему-то совершенно не заинтересовала магистров, которые встречались по дороге. То ли тут это было в порядке вещей, то ли не хотели связываться с боевиками, которых в нашей группе было довольно много. По дороге к нам присоединялись и другие студенты, так что скоро нас стало действительно очень много.

Так мы и подошли к обрыву и клубящемуся в небольших водоворотах серому туману. Беспокойному какому-то. Не знаю, как кому, а мне летать резко расхотелось. Может, это потому, что я пока не совсем уверенно себя чувствую, или из-за рассказа об опасности прибоев. Тем не менее, летать сейчас мне показалось не очень хорошей идеей.

Впрочем, народ было уже не остановить. И хотя я думала, что из-за толкучки обязательно что-то случится, кто-то кого-то толкнет или не поделят воздух, но парни и девушки по пять-шесть человек в ряд дисциплинированно подходили к обрыву и спрыгивали в туман, тут же обращаясь. Потом они отлетали, давая дорогу следующим.

— Что же ты стоишь как неродная, наложница проректора? — спросил менталист, подходя сзади. Я его не видела и не чувствовала, поэтому чуть не подскочила от неожиданности, с трудом сдержалась.

— Прибой будет... — пожала плечами я, гипнотизируя туман.

— Может, тебе попробовать найти себя в прорицании? — усмехнулся он. — Полеты — явно не твое.

— Пытаешься меня на слабо взять?

— И получается?

— Не особенно, — безразлично посмотрела на него.

— А может все-таки полетаем? — спросила Астерия, а все девчонки покивали. Им-то летать хотелось!

— Послушай своих подруг, — поддержал всех еще один парень из нашей компании. Ну то есть из тех, что подсели к нам на поляне.

— Пошли-и-и, — заканючила Нелия. — Я так давно не летала!

Что им мешало пойти без меня, я не спросила — это было бы грубо, так что пришлось кивнуть. И меня дружно потащили к обрыву, видимо, опасаясь, что я в последний момент сбегу.

Два шага, толчок опорной ногой, отрыв. Мгновенно обратившись, я взмахнула своими сиренево-голубыми крыльями, чуть подалась назад, освобождая место для остальных.

В воздухе все ощущалось иначе — серый туман уже не казался таким неприветливым, а водовороты страшными. В воздухе хотелось летать, взмывать ввысь, падать камнем вниз почти до кромки, потом опять рваться к солнцу.

Проделывать я этого, конечно, не стала. Не стоит пока так рисковать, ведь я дракон всего лишь неделю. Но душа пела, а все проблемы и неприятности как бы отодвинулись на второй план. Я о них подумаю, но не сейчас. Сейчас только полет!

Толпа резвящихся драконов в небе — это еще то смертоубийство. Нет, взлететь они дисциплинированно дали всем, а вот потом началось. Игра в драконьи догонялки или прятки в тумане, это может и весело, но не тогда, когда ты в воздухе четвертый раз в жизни.

В общем, я всерьез начала опасаться, что меня собьют или в азарте погони за кем-то другим сломают крыло. Это было бы крайне неприятно, потому что как действовать в экстренных ситуациях я знала только в теории. И уверена, что случись что, у меня вся эта теория тут же из головы выдуется попутным ветром.

В общем, я решила отлететь подальше, чтобы не быть в самой толчее. Астерия и Сатиль, как ни странно, были со мной и, судя по эмоциональному фону, разделяли мои чувства. Видимо, подобного беспредела они не ожидали. К тому же, они обе были заметно мельче меня. Не самые маленькие здесь, но если их собьют, придется им крайне несладко.

А вот последняя из нашей четверки, Нелия, куда-то уже успела подеваться с одним из парней.

— Может, облетим вокруг острова, да и на посадку? — опасливо спросила Сатиль, юркнув в сторону от проносящихся мимо игрунов в догонялки, которые тут же, прямо позади нас образовали натуральную свалку.

— Неплохая мысль, — прошамкала я, поскольку так хорошо, как остальные, говорить еще не умела.

Мы двинулись, усиленно махая крыльями, чуть левее, стараясь взять ориентиром одиноко стоящее прямо на краю развесистое дерево где-то в паре километров от нас.

Но не тут-то было! Не успели мы отлететь и на сотню—другую метров, как боевики начали творить что-то невообразимое. Видимо, так они старались выделиться и пытались понравиться девушкам.

Это были разные, зачастую опасные трюки: пролететь через водоворот, взмыть ввысь, потом сложить крылья и падать почти до тумана. Нечто подобное показывал мне лорд Райтис, обозвав тренировкой. Может, для боевиков это и в порядке вещей, но выглядело все очень зрелищно и опасно до мурашек. Но и не восторгаться мастерством было совершенно невозможно.

Не будь у меня вместо рук крыльев, обязательно бы похлопала.

Прямо из тумана перед нами выскочил довольно крупный лиловый дракон, в котором я опознала давешнего менталиста. Ну либо это второй ментальный маг, но судя по тону, все же наш знакомец.

— А у тебя симпатичный дракончик, — насмешливо бросил он и рванул спиралью вверх, превратился почти в точку, а потом рухнул вниз, но затормозил и расправил крылья около нас.

— Показушник, — фыркнула Астерия. Я же предпочла промолчать — чувствовала, что мою не слишком уверенную речь с удовольствием обсмеют.

Не успел менталист достойно ответить, как мимо нас пронеслась целая толпа драконов. И судя по всему, крупные драконы — парни, догоняли более мелких — девушек. И никак не могли догнать, ага...

Потом одну из девушек кто-то дернул за ногу и она исчезла в тумане, чтобы вынырнуть через несколько секунд громко смеясь. Потом та же история повторилась с еще одной некрупной красной драконницей, которая вынырнув наоборот отправила в сторону обидчика небольшой огненный шарик.

«Идиоты» — подумала я, потому что мы как раз подлетали к скоплению темно-серых водоворотов. Вот они как раз были похожи на формирование прибоя.

А потом кто-то дернул за ногу меня, и я резко, не успев ничего сделать, погрузилась в плотный, вихрящийся туман.

Глава 22

Я резко вдохнула взвесь, пропитанную магией и влагой. Огляделась вокруг: сизый туман, насколько хватает обзора, где-то темнее, где-то белее, но просвета нет, со всех сторон будто стена.

Взмахнула пару раз крыльями, чтобы не начать погружаться ниже, попыталась определить, где я, насколько меня утащило от поверхности. Благо я ментальный маг и это совершенно не сложно.

Выпустив силу, я стала вслушиваться в свои ощущения и очень скоро почувствовала наличие разумных, точнее, их мысли, похожие для меня на тихое фоновое бормотание, и приглушенные артефактами эмоции. Впрочем, за счет всеобщего веселья, последние были довольно яркими, несмотря ни на какие артефакты.

Правда, меня смутило, что я провалилась довольно далеко. Вроде бы, когда дернули за ногу, я должна была уйти под кромку тумана метров на пять максимум, а по моим ощущениям, тут было не меньше тридцати. Впрочем, это вполне может быть субъективным впечатлением из-за большой концентрации магии и потери ориентации.

Так, с направлением определились, теперь можно лететь вверх. Пару взмахов крыльями, и я краем глаза заметила что-то мелькнувшее невдалеке справа. Развернулась, присмотрелась.

Вот теперь главное — держаться от этого места подальше, потому что там формируется что-то совершенно нехорошее. Концентрация магии такова, что туман очень плотный и почти черного цвета. Думаю, сегодня к вечеру будет туманный прибой, а это его эпицентр. Так что как бы мне не хотелось скорее оказаться на поверхности, а я, пожалуй, аккуратненько облечу опасную зону, рваться прямиком через нее нет никакого желания и сил.

Несколько аккуратных взмахов крыльями с небольшим креном влево и я начала медленно удаляться от формирующегося туманного смерча. Если бы я была чуть поопытнее, мне бы вполне хватило сил в пару рывков вырваться из зоны притяжения стихии, но сейчас я боялась, что любое резкое движение может сыграть мне во вред.

Не то чтобы водоворот притягивал так уже сильно, но устремленные в него магические потоки все же чувствовались вполне отчетливо, как если бы это был сильный ветер. Пока не ураган, но уже и не легкий бриз.

Так что уносим ноги, точнее крылья, лапы и хвост.

Еще пара аккуратных взмахов и я начала забирать сильнее вверх. Это, конечно, очень субъективное ощущение, но на этом расстоянии от смерча, всего в каком-то десятке метров от моего предыдущего местоположения, уже не чувствуется магический ветер так сильно. С другой стороны, расслабляться совершенно не стоит, пока я не окажусь на поверхности.

Еще несколько взмахов, уже более уверенных и я опять ощупываю ментальной магией пространство, пытаясь найти людей.

Хм, странно... Они сместились что ли? Или это я каким-то неведомым образом опустилась вниз. Фонящие мыслями и эмоциями драконы теперь были не только намного правее предыдущего местоположения, что было вполне объяснимо, поскольку на месте они тоже не стояли, но и намного дальше. То есть я провалилась глубже, получается? Но когда и почему я этого не почувствовала? Или все дело в водовороте?

В любом случае, теперь магического ветра уже почти нет, так что можно поработать крыльями активнее. Что я и сделала.

По моим ощущениям, до кромки тумана оставалось не больше четырех-пяти метров. Я уже почти расслабилась, предвкушая, как вдохну чистый, не напитанный влагой и магией воздух, как вдруг надо мной внезапно нависла огромная темная туша.

Дракон спикировал на меня сверху, как бы массой своего тела оттесняя от края тумана. Не видит он меня что ли?

Я попыталась уклониться, выбраться из-под его брюха, облететь, но когда он повторил мой маневр, поняла, что все он видит. Дернулась в панике, потому что он теснил меня все ниже, в другую сторону, но получила мощный удар ногами и влетела в зону действия уже усилившегося магического ветра.

Меня как какую-то щепку подхватило и понесло к водовороту, причем я никак не могла выровнять полет. Крутило и вертело так, что я уже не понимала, где верх, где низ, где вообще люди и что происходит. В голове была только одна мысль: как бы не переломать крылья, которыми я пыталась заполошно махать, хоть и понимала, что сейчас их как раз лучше всего сложить. Но где разум, когда паника?

В какой-то момент мне все же на несколько секунд удалось выровняться и прекратить это безумное вращение. Я судорожно попыталась отлететь от водоворота, но сил явно не хватало. По моим внутренним ощущениям, я сейчас трепыхалась примерно на одном и том же месте, то приближаясь к смерчу, то наоборот отдаляясь, когда порывы ветра немного стихали.

И не секунды передышки! Если дать себе хоть мгновение отдохнуть, то меня тут же внесет в водоворот. А если не отдохнуть, то я так долго не протяну. И что в этой ситуации делать я даже отдаленно не представляю, потому что силы вылететь из притяжения прибоя у меня явно не хватит.

Конечно, можно попробовать нырнуть в этот смерч и, рискуя переломать себе все кости, понадеяться, что он вынесет меня на остров. Только вот стоит ли полагаться на удачу, потому что с равной степенью вероятности он может меня как выбросить на берег, как какую-то мелкую рыбешку, так и утащить в глубокий омут, туда, на нижние слои тумана, откуда мне уже точно не хватит сил выбраться.

«Надо позвать на помощь», — мелькнула в голове умная мысль. Только все внимание отбирало махание крыльями, и я никак не могла сообразить, как же сделать так, чтобы меня услышали.

Если бы... М-да, если бы мы с Гивардом были связаны, я бы могла потянуться, передать сигнал через резонанс. Да вот только договор наложницы и хозяина — это не совсем та связь, которая в данном случае поможет. Еще помогло, если бы он был менталистом, да только чего нет, того нет.

С другой стороны, там на поверхности есть менталист. Попробовать докричаться до него?

Он, конечно, придурок, но не бросит же он меня умирать, если услышит? Это если предположить, конечно, что это не он меня сюда скинул. А то я разглядела только большого темного дракона, а это мог быть и темно-фиолетовый менталист тоже.

Древние, что же делать?!

Впрочем, выбор у меня невелик, верно? Так что я сбросила все возможные щиты и заорала в ментальном и слышимом диапазоне благим матом, приправляя крики о помощи еще доброй порцией панических эмоций.

Не знаю, сколько я так кричала, но пока что-то никто не торопился меня спасать. Вообще странно, девчонки должны были поднять панику из-за того, что я не вернулась. Они же знали, что я еще неопытный дракон и случиться со мной могло все, что угодно.

Тогда меня уже ищут, должны искать, а значит надо не переставая подавать сигналы. Вот только ментальную поисковую волну я не могу отправить, чтобы вообще убедиться, что поблизости кто-то есть, способный меня услышать. Либо ментальная магия, либо полет, одновременно я пока не могу.

А перестать махать крыльями сейчас смерти подобно.

Хотя мне кажется, ветер начал стихать, но водоворот наоборот закрутился сильнее. Мне даже удалось улететь довольно далеко, и я только успела порадоваться, что все, наконец-то вырвалась, как сильнейший порыв магического ветра, не оставляя мне никакой возможности к сопротивлению, потащил меня прямо к смерчу.

Мне даже не удавалось махать крыльями, ветер был настолько плотный, что меня буквально сковало. Все мысли из головы тут же вытеснила паника и последними остатками того, что раньше было разумом, я сложила крылья, стараясь их не сломать.

Хотя какая теперь разница? Мертвым переломы не страшны.

Меня втащило прямо в водоворот. Я надеялась, что по инерции меня протащит до центра, глаза бури, и я смогу продержаться еще какое-то время или вообще вылететь, но сегодня

Древние явно не на моей стороне. Меня крутило и носило по кругу, по огромному радиусу водоворота, составляющему примерно две сотни метров.

Это много, это должны заметить магистры. Они должны прийти и согнать студентов с неба. Они услышат меня, если я опять буду звать на помощь. Должны услышать!

Некоторое время я так и крутилась, послушная воле магического ветра. Если бы не постоянное вращение и безысходность моей ситуации, этим можно было даже насладиться. Но за мной так никто и не пришел.

Тут только до меня дошло, что меня скорее всего никто не услышит ни в каком диапазоне и никто не спасет. А значит, придется выбираться самой. Как-то...

Тогда я стала наблюдать за вращением смерча. В какой-то момент, ось этого моего кругового движения, проходила ближе к глазу бури, а на противоположной стороне наоборот отдалялась. И я решила попробовать, терять-то все равно нечего.

Это, конечно, очень страшно, в любой момент ожидать, что ветер переломает твои крылья как тростинки, а тебя саму выкинет куда-то, то ли вниз, то ли вверх, или будет кружить уже бездыханное тело, пока не распадется или не выплеснется на берег прибоем. Но ведь оставаться в таком положении еще страшнее.

В первый раз, когда меня поднесло к самой ближайшей точке к центру бури, я так и не смогла решиться. Закрыла глаза и открыла, когда пытаться что-то сделать было уже поздно.

Во-второй раз тоже не получилось. И тогда я разозлилась.

Я старательно пестовала эту злость весь круг, пока наконец опять не оказалась в нужной точке. За секунду перед этим на мгновение прикрыла глаза, собираясь с силами, физическими и моральными, потом резко раскрыла крылья, не боясь их сломать. Поток магического ветра не даст мне раскрыть крылья медленно, слишком уж он силен. Так что все или ничего!

Активно замахав крыльями, в которых просто трещали кости и рвались мышцы от напряжения, я сантиметр за сантиметром стала отыгрывать расстояние до глаза. Но очень скоро поняла, что вся моя затея бесполезна.

Подхваченная ветром, как бы я не трепыхалась, а все равно двигалась по заданной траектории, и сейчас меня относило опять дальше от глаза.

Но я не хотела сдаваться, просто не могла! Раз за разом я совершала бесплодные попытки вырваться, но ни одна из них не увенчалась успехом. Одновременно захлестывали паника, отчаяние и понимание того, что сил больше не остается. Совсем.

Я опять взмолилась Древним, как в прошлый раз, когда меня чуть не убили. Только, видимо, лимит их доброты и моего везения исчерпался еще тогда.

Кружась во все возрастающей скорости водоворота, я опять пронеслась мимо ближайшей к центру бури точки, опять сделала попытку вырваться, из последних сил, рвя то, что осталось от жил и перепонок на крыльях, уже не чувствуя боли.

Но все было тщетно. С пониманием этого меня накрыла апатия. Больше сражаться не было смысла и желания. Я устала. Я так устала!

Источник тоже не выдержал нагрузки, и мое сиреневое огромное драконье тело, уже значительно изломанное, в одно мгновение превратилось в человеческое. Не менее изломанное. На миг стало страшно, но потом пришло какое-то отрешенное спокойствие.

И теперь меня швыряло внутри водоворота в человеческом теле, которое такого не могло выдержать. Сознание померкло уже через несколько секунд.

Глава 23
Лан Кейнер

Как ни странно, многие преподаватели воспринимают первый рабочий день нового учебного года с заметным облегчением. И это не из-за неземной любви к работе или, тем более, к студентам. Просто большинство кратких исследовательских проектов завершается во время каникул, плюс, читая лекции, можно немного отдохнуть от чистой науки, что тоже неплохо.

Но это не мой случай, к величайшему сожалению. И не только моему.

Оставлять Фрею одну после нашей первой совместной ночи совершенно не хотелось, но пришлось разбираться со срочными делами перед встречей с первокурсниками, а таковых, как обычно, набралось немало. Да еще Райтис попросил уделить ему время, которое я как раз хотел потратить на организационную работу.

Но и проигнорировать его нельзя, вдруг он что-то смог раскопать о покушениях.

— Ну, что нового? — спросил я, смахнув очередную кипу бумаг со стула в кабинете декана боевого факультета. — Когда твой секретарь наведет здесь порядок?

— Вот сегодня и займется, — Лайон в ответ лишь покачал головой и откинулся на спинку стула, на секунду прикрыл глаза.

— Как я понимаю, новости не утешительные?

— Да как сказать... Удалось выяснить, что почти со стопроцентной вероятностью покушавшийся на тебя состоит в наемном отряде Серебряный клык.

— Почти? — приподнял бровь я.

— Почти, — кивнул сам себе Райтис. — По моим источникам они получили заказ на ликвидацию некоего высокопоставленного лица. Если сопоставить эти данные с твоим покушением, можно прийти к выводу, что есть вероятность.

От этой словесной эквилибристики я скривился. Нет, на самом деле, в словах друга был резон, действительно подобный заказ мог быть на меня. А мог и не быть. В равной, на мой взгляд, степени.

— Что же касается попытки похитить леди Фрею... — Тут я поморщился еще сильнее. Мне совершенно не понравилось, что Лайон называл мою женщину так фамильярно, почти по имени.

Видимо уловив мое недовольство, Райтис понимающе усмехнулся.

— По ней все непонятно, — подавив улыбку, через секунду продолжил он. — Напала на нее явно не профессиональная наемница, но способ экстренного ухода с острова у них один и тот же.

— Удалось отследить артефакты?

— Скорее понять, что были использованы идентичные экстренные порталы, с одинаковой скоростью, частотой и вектором пробоя.

— То есть они переместились в одно и то же место? — я нахмурился. — Их можно там отследить?

— Не выйдет, — покачал головой друг. — Они оба переместились на один из торговых островов Совета. Туда каждую секунду прибывают сотни людей и драконов и столько же убывает.

— Значит, можно однозначно сказать, что они как-то связаны, — я задумался. — Тогда скорее всего женщина имеет какое-то отношение к заказчикам. И все дело во Фрее.

— Не торопись с выводами, друг, — Райтис на секунду задумался, отвел глаза. — Честно говоря, я полагаю, что дело все-таки в одном из твоих проектов. Леди Да Нарей — отличная заложница для того, чтобы заставить тебя что-то сделать.

— Ты имеешь в виду Шир Задани? Ну да, он в принципе мог организовать оба покушения и мотив у него имеется... Но как быть с тем, что Фрею пыталась похитить какая-то не слишком умелая девчонка?

— Испытание для вступления в отряд, — пожал плечами Райтис. — Согласись, даже зеленого новобранца могут отправить захватить только что ставшую драконом девушку, которая и не должна ничего уметь в плане магии, к тому же, с высокой долей вероятности, необученную ментальщицу.

— А если эта ментальщица с перепугу спалит нападающей мозги.

— То невелика беда, — закончил за меня Лайон, — кандидатов в наемники никогда не бывает мало.

— Логично рассуждаешь, — не мог не согласиться я. — Только не многовато ли сразу два косяка для такого отряда, как Серебряный клык?

— Тоже верно, — кивнул Райтис. — Но тут есть нюанс: если леди Да Нарей действительно удалось спастись случайно, то насчет покушения на тебя не все так однозначно.

— Думаешь, это было предупреждение? — я за секунду прокрутил наш разговор с Шир Задани. — Вообще, похоже на то. Да, это возможно. Но тогда зачем похищать Фрею именно в момент разговора?

— А припомни-ка, Гивард, сколько времени прошло с момента окончания так и не приведших ни к чему переговоров, до того, как мы обнаружили Фрею?

— Десять минут. Тут же без запинки ответил я, — потом понял, к чему клонит Лайон. — А Фрея отбивалась от нападающей минуты три-четыре, не больше. Ну хорошо, максимум пять. То есть...

— То есть Шир Задани вполне мог, когда понял, что ничего от тебя не добьется, отдать приказ на похищение леди Да Нарей.

Я задумался, прокручивая все с разных сторон.

— Нет, не сходится. Сам подумай, с того момента, как Ларита облила Фрею и та была вынуждена удалиться в уборную, прошло не меньше пятнадцати минут. В это время я еще был на переговорах.

— Это если предположить, что одно — следствие другого, — Райтис пожал плечами, после чего продолжил: — А я вот совершенно в этом не уверен. Получив подтверждение, наемница просто улучила подходящий момент, подловила твою наложницу в туалете. Если бы она была среди гостей, наемница попыталась бы в другой раз, дождалась бы другого удобного случая.

— Возможно. Это возможно, но. — Что-то меня в этом рассуждении царапало.

Нет, предположения друга были вполне логичны, даже более чем. Но ощущалась в них какая-то неправильность, незавершенность. Вроде бы все учтено и в то же время, кажется, что не хватает важного элемента мозаики, из-за которого рушится вся картина. А потом я вспомнил.

— Еще в тот момент, когда мы ходили по залу, Фрее показалось, что за ней (или за нами) кто-то следит, смотрит в спину холодным оценивающим взглядом. Я бы сказал, что по ее описанию, это очень напоминало взгляд профессионала. И это было еще до беседы с Шир Задани.

— Наемница следила, ждала отмашки, — тут же нашелся Райтис. — Это если предположить, что следили именно за леди Да Нарей.

В целом, Лайон прав, это не только возможный, но и самый вероятный вариант, все объясняющий просто и без нагромождения сложных и многоплановых теорий. Не стоит множить сущее без необходимости, как говорят в одном из связанных с Льеоном миров.

Я уже собирался ответить, что в целом поддерживаю проведение расследования в этом направлении. Пока. Если появятся какие-то новые данные, мы его, разумеется, скорректируем. Но в этот момент в кабинет Райтиса без стука ворвался секретарь.

— Милорд, — затараторил мужчина, даже не обращая на меня внимания, — на Остров начался прибой, а в воздухе полно студентов, которые сейчас не могут приземлиться на площадку. Много первокурсников.

Мы с Райтисом одновременно вскочили. С такими вещами, как магические прибои, вообще шутки плохи, а если в воздухе много драконов, которых негде сажать, да по возможностям и обученности которых пока нет информации, дело и вовсе может принять скверный оборот.

На посадочной площадке, когда мы туда прибежали, уже находилось несколько преподавателей, пытающихся как-то прекратить панику и разрешить ситуацию.

— Сажайте на полигоне! — крикнул, обращаясь в дракона друг.

Логично. Во-первых, тот не далеко, даже уставшие смогут долететь. Во-вторых, там довольно большая площадка и для нормальной посадки, и для безопасности людей.

На самом деле, все было не так плохо, как я предполагал. В воздухе находилось много боевиков, которые сдерживали панику студенток. М-да, судя по всему тут почти все первокурсницы.

Недоброе предчувствие будто тараном ударило в мозг. Фрея — студентка первокурсница, но ее сиреневого дракончика я вот так навскидку не вижу. К тому же она очень молода и неопытна в полетах, а при прибое могла и вовсе растеряться.

Я оттолкнулся от уже прикрытой поземкой тумана земли, превращаясь в дракона. Пришлось стартовать почти из-под деревьев — прибой полностью захватил всю площадку. Если бы не Фрея, я бы и не стал мешать людям Райтиса, они бы точно справились. Пока ничего критичного не было и сомневаюсь, чтобы кто-то сильно пострадал. Но сейчас я должен был убедиться.

Несколько сильных взмахов крыльями, и я уже около толпы, по другому не скажешь, драконов. Сейчас они пытаются как перестроить порядки и двинуться в сторону полигона. Получилось, видимо, так, что как только начался прибой, и боевики поняли, что дело плохо, они согнали всех в центр, чтобы никто не наделал глупостей, и стали ждать указаний от старших.

Молодцы, в общем-то. Все правильно сделали. Можно было бы, конечно, попенять, что пропустили прибой, но вообще такие проявления магической стихии бывают и крайне неожиданными, с поверхности не видными — водовороты формируются глубоко внизу.

Облетев драконов по периметру, Фрею я так и не увидел. И уже только собирался расслабиться, как от группы отделилась одна черная как смоль драконница. Кто-то из боевиков попытался ее задержать, но она увернулась от цепких лап, зашипела на него и дала деру в мою сторону.

Студентку в панике стоило остановиться, но она прямо передо мной притормозила сама.

— Меня зовут Астерия Нарон, теоретический факультет. Там внизу потерялась одна драконница, — тут же отчеканила девушка. — Она совсем молодая и одна не справится. В нашей толкучке, как я ее не искала, не нашла.

У меня нехорошо засосало под ложечкой, а девушка тем временем продолжила.

— Ты видела, как это произошло?

— Старшие развлекались, окунали девушек в туман, ее тоже утащили, но она в отличие от остальных не вынырнула. Эти, — она мотнула головой в сторону боевиков, — решили, что она обиделась и просто улетела, а я в этом не уверена. Ее могло утянуть в водоворот.

— Спасибо за информацию, я проверю. — Студентка кивнула и уже собиралась вернуться к остальным, которые начали медленно продвигаться к полигону, но я ее остановил. — А ты случайно не знаешь, как зовут потерявшуюся девушку.

— Знаю, Фрея Да Нарей, она моя сокурсница с теоретической магии.

Не знаю, как мне хватило сил спокойно кивнуть и сообщить о случившемся Райтису. Один я ее не найду, но все мое существо уже рвалось туда, вниз, где разворачивалась огромная черная воронка водоворота.

Умом я понимал, что если она внизу, то ее шансы крайне невелики. Да и найти ее в таком прибое вряд ли получится. Но то умом...

Демоны, но почему все так?!

Я нырнул в клубящийся серый туман, не особенно задумываясь над последствиями, ведь прибои опасны для любого дракона, даже самого сильного. Дело не в том, что можно не выбраться, что просто сил не хватит, а в том, что в нем очень легко заплутать. А еще во время магических штормов очень часто случаются магические же ямы, когда ты можешь провалиться сразу на несколько десятков, а то и сотен метров вниз.

Райтис что-то кричал мне, кажется, но что его слушать? Что он может сказать в такой ситуации? Конечно, он поможет мне искать ее, конечно, найдет еще добровольцев, которые тоже полетят в туман. Но только добровольцев. Рисковать студентами мы не имеем права — это не шутки.

Видимость внутри плотной магической взвеси была хорошо если метров пять. Так что найти ее визуально надежды нет совсем. Ну только если действительно случайно. А ведь сколько она уже здесь? Я даже не спросил, но в любом случае не меньше получаса.

Теперь предстоит принять решение, в какую сторону лететь. Обследовать туман подальше от прибоя или идти в самый эпицентр и искать ее там. Если бы Фрея не была менталистом, я бы, пожалуй, остановился на первом варианте. В конце концов, она могла провалиться в яму, а потом просто потерять ориентацию, но она-то менталист и легко может определить где люди и куда двигаться дальше.

А значит, надо лететь в самый шторм. Думаю, окрестности обыщут в любом случае другие люди.

Воронку я нашел довольно быстро. И надо-то было всего лишь оседлать магический ветер, который стремился втянуться в смерч, не сопротивляться, лететь вместе с ним.

М-да. Теперь понятно, почему прибой начался так неожиданно для всех, хотя обычно мы знаем о нем за несколько часов, а то и день. Черная воронка водоворота была относительно невелика, но очень-очень вытянута в глубину. И магический ветер был настолько силен, что даже разгонял туман, так что можно было попытаться увидеть ее начало, но нет, его даже на расстоянии трех сотен метров видно не было. То есть смерч идет откуда-то из глубины, с нижних и плотных слоев тумана. Вероятно, он формировался под поверхностью уже не одну неделю, а сейчас как нарыв выплеснулся на Остров.

Если Фрея где-то здесь, то шансов выжить у нее нет. Слишком сильный ветер, слишком много вокруг магических ям, слишком силен водоворот.

Я облетел его по кругу и начал медленно снижаться. Можно было бы пройти через глаз бури, но это не лучшая идея, на самом деле. Чем ниже, тем уже проход, а у меня размах крыльев... К тому же, если мою девочку действительно втянуло в него, выкинет ее скорее всего куда-то наружу. Ее тело.

Спускался я по спирали, облетая водоворот и каждый раз уходя все ниже и ниже. Еще один круг, и еще один. Все без толку, так ее не найти. Но ведь надо же что-то делать?!

Жаль, что я не ментальный маг, тогда я бы смог ее услышать. Впрочем, кто сказал, что мне недоступны другие виды поиска? Магию смерти можно использовать для того, чтобы обнаруживать жизни и, собственно, смерти. Другое дело, что в подобном магическом шторме это бесполезно — слишком много помех.

Вот если бы я знал хоть примерное место, где искать.

На очередном вираже, когда я вглядывался в водоворот, что-то мелькнуло, и мне показалось, что я слышу слабый писк. На фоне полной, могильной тишины магических штормов, можно уловить даже шепот, если повезет.

Мне могло, конечно, почудиться, но мне очень хотелось надеяться. Так что я ринулся на звук, стараясь прощупать своей поисковой техникой то место, откуда, как мне показалось, он шел. И что-то я без сомнений нашел, а следом разглядел в вихре водоворота и небольшую тень.

В сплошном мареве тумана смерча нельзя было понять, что это, и я же почти решил в него влететь и поискать внутри, когда прямо мимо меня поток пронес тело девушки.

В человеческом облике — это плохо. И кажется без сознания или. Нет, об этом не думать!

Я ринулся за ней. Это не составило особого труда, поскольку ветер все равно притягивал меня к смерчу, нужно было только скорректировать полет. Не сразу, но мне это удалось, правда, изломанное тело Фреи уже успело скрыться из вида на очередном вираже вокруг центра бури. Но это не беда, зато я знаю, где ее искать.

Еще одна поисковая техника и вот я уже вижу ее чуть ниже слева, кидаюсь почти камнем вниз, аккуратно подхватываю лапами, чтобы не поранить еще сильнее. Быстро прохожу по ее телу магией, определяю, что жива. Но если мы тут еще задержимся, то это ненадолго.

Теперь осталось выбраться отсюда самому.

Глава 24

Я плыла в тумане, не понимая где верх, где низ. Только это был какой-то странный туман: белый, плотный, как молоко, и пах он свежестью, как будто только что прошел дождь и теперь светило яркое солнце. В нем не было влажности, наоборот, он был как пух, но гораздо более густой, чем обычный туман, настолько, что я даже не увижу пальцев своей руки, если ее протянуть.

Или увижу? Интересно... Попыталась протянуть руку, но она застыла, будто мошка в янтаре, не желая подчиняться. Дернула раз, второй, но без толку. И все тело словно одеревенело. Я не могла двинуть ничем, даже веками, даже скосить глаза.

Я запаниковала. Если это и есть смерть, то я на такое не согласна!

Мое одеревеневшее тело, когда паника достигла своего пика, вдруг резко потащило вниз, в темноту. Но я не могла и не хотела сопротивляться. Пусть лучше окончательно умру, чем это!

Сначала я почувствовала, как кто-то трогает мои волосы. Потом поняла, что меня гладят по голове. Аккуратно, размеренно, словно занимаются этим уже некоторое время. Захотелось открыть глаза, посмотреть, кто это. Мама? Только она так делала. Когда-то. Но что она здесь делает? И здесь — это, собственно, где?

Я резко распахнула глаза и тут же зажмурилась от нестерпимо яркого света.

— Фрея, ты очнулась? — тут же спросил мужской голос. Знакомый, но точно не брат, тогда кто?

«Гивард!» — мелькнула догадка через пару мгновений.

— Убери свет, — попыталась сказать я, но кажется получилось какое-то мычание.

— Леди Да Нарей, откройте глаза, — на этот раз мужской голос был мне незнаком, но почему-то такому тону даже не пришло в голову не подчиниться.

И я не задумываясь опять распахнула веки. Тут же перед внутренним взором заплясали цветные круги, и я принялась усиленно моргать. Только через несколько секунд мне удалось наконец хоть что-то увидеть.

Во-первых, в комнате было вовсе не солнечно, как мне показалось вначале, а довольно сумеречно, учитывая закрытые шторы и только один осветительный артефакт на тумбочке. Во-вторых, рядом со мной, на постели сидел Гивард, а в изголовье стоял какой-то пожилой мужчина со знаком змеи, кусающей свой хвост, на груди. Уроборос — знак высших целителей, знак магов жизни.

Что тут делает тот, кто вытаскивает людей с того света?

— Как вы, леди Да Нарей, можете говорить? — осведомился тот, а Гивард продолжил гладить меня по голове, будто делает это машинально, не задумываясь.

— Я-а-а... — попыталась что-то выдавить из себя я, но чуть не задохнулась от волны боли, прошедшей по всему телу.

Мужчина нахмурился, тут же положил мне в ноги какой-то артефакт, а сам бросил обжигающую технику. Теперь хотелось орать от уже невыносимой боли ожога, которая схлынула через секунду, как не было.

Пока я пыталась отдышаться, по мне прошлись еще диагностом, и лицо мужчины немного разгладилось.

— Вот теперь точно помогает, — будто бы продолжив прерванный разговор, сказал тот Гиварду. Потом повернулся ко мне: — Миледи, теперь вы можете ответить?

—Я... — попробовала пошевелить своим обожженным только что языков, но тот на удивление слушался, совершенно не болел и вообще вел себя так, будто никакого ожога не было. Так что я неуверенно продолжила: — Я... Больно.

Я пожаловалась, а в глазах сами собой навернулись слезы от неожиданной жалости к себе, от слабости и от непонимания, что вообще происходит.

— Прошу прощения, Леди Да Нарей, но чтобы зарастить все ваши переломы, разрывы мышц, сухожилий, а, главное, магических каналов, подобные процедуры придется провести еще раз десять, не меньше.

Вот лучше бы он этого не говорил, честное слово!

— Что произошло? — спросила я, когда целитель вышел, тактично дав мне некоторое время, потому что слезы и не думали останавливаться.

— Ты попала в магический прибой и не смогла выбраться, — тихо ответил мужчина, все еще поглаживая мои волосы.

Картинки произошедшего тут же калейдоскопом закрутились в моей голове.

— Я не смогла выбраться, — медленно произнесла я, — мне не дали выбраться.

Гивард помог мне сесть, точнее полулечь, заботливо подоткнул под спину подушку, укутал одеялом. Посмотрел как-то странно, но я не поняла, как именно, а эмоции были надежно скрыты за артефактом.

— Ты можешь сейчас все рассказать? Я понимаю, что тебе больно, но это может быть важно.

— Все нормально, — мотнула головой. Мне было не то чтобы прямо больно сейчас, но слабость была дикая, граничащая с полуобморочным состоянием. А уж если усилия прилагать, любые, хоть руку протянуть, тогда да, тогда боль. — Говорить — это сейчас все, что я могу.

— Если почувствуешь, что состояние ухудшается, обязательно скажи, я позову целителя.

— Чтобы он меня мучил? — невесело усмехнулась.

— Прости, но это необходимо. Ты чудом вообще выжила. Было столько повреждений, что я боялся тебя не донести до Острова.

— Так это ты меня спас? Но зачем?! — спросила я, но видя, как нахмурился Гивард, поспешно добавила: — Ты мог погибнуть вместе со мной, ты очень рисковал. Не стоило.

— Ты будто не рада? — он погладил меня по щеке, все еще хмурясь.

— Рада, еще как рада, — уверила я и потерлась об его руку. Сама не знаю, зачем, просто захотелось. Я и так сегодня чуть не погибла, имею право на маленькую слабость. — Просто... Спасибо, но... не стоило так рисковать.

— Фрея, ты моя, я за тебя отвечаю. И честно говоря, обеспечить твою безопасность у меня как-то не очень получается. — он криво усмехнулся.

— Ты не виноват. То, что произошло вчера и сегодня невозможно было спрогнозировать.

— Вчера и сегодня? Фрея, прошло два дня, — серьезно посмотрел на меня Лан Кейнер. — И все это время ты боролась за жизнь. Лишь несколько часов назад твое состояние немного стабилизировалось, но еще до конца не ясно, что будет с твоей магией.

Я резко попыталась сесть, но голова закружилась, и я рухнула обратно на подушки, кривясь от боли во всем теле. Интересно, у меня есть хоть одна не порванная мышца и не сломанная кость?

— К-как?..

— Ты слишком перенапряглась, пытаясь выбраться, видимо, большую часть потоков просто разорвало. Благодаря своевременному вмешательству лекаря, их, конечно, удалось зарастить, но пока не все. Ты слышала его, еще не менее десяти сеансов. И только после этого можно будет сказать.

— Прогнозы?

— Сдержанно оптимистичные. Повреждений, конечно, много даже для дракона, но ничего непоправимого на взгляд целителя нет. С магией сложнее. Она — леди капризная, и не всегда подчиняется законам здравого смысла и логики, но есть большие шансы на успех. Правда, придется потерпеть.

На это я только кивнула, чуть прикрыла глаза. Терпеть эту испепеляющую боль ради быстрого заживления повреждений, который и так рано или поздно заживут — это одно. К такому экспресс-методу лечения я не готова. Но если это нужно, чтобы восстановилась магия — это другое дело. Совсем другое.

А ведь Гивард от меня откажется, если она не восстановится. Кому я тогда вообще буду нужна? Хорошо если брат обратно примет. А если нет?

— Фрея, только не плачь, — мужчина аккуратно приобнял меня за плечи, поцеловал в макушку. — Все будет хорошо, ясно?

— Ясно, — я шмыгнула носом.

— Вот и не надо раскисать. А то твоя горничная увидит, что ты плачешь и задаст всем тут трепку.

— Масель? — я от удивления аж глаза распахнула.

— Нет, конечно, Абигейл.

Она здесь?!

— Я же обещал. Подумал, ты будешь рада.

— Спасибо! Ты себе не представляешь, насколько! — я мечтательно улыбнулась, уже представляя, как обсужу с ней все-все-все! — Постой, ты связался с моим братом?

— Связался, — Гивард опять нахмурился. — Он хотел бы нанести нам визит, когда ты пойдешь на поправку. Но давай об этом позже. Сейчас, постарайся как можно подробнее рассказать, как это все произошло.

Во время моего монолога мужчина хмурился все сильнее, кое-что уточнял, но в целом я и так максимально подробно все рассказала. Жаль, но я не видела того, кто утянул меня в туман. И опознать дракона, не давшего мне выбраться, я тоже не могу.

Темный... Да темный окрас у всех драконов смерти, коих тут довольно много, у менталистов, магов земли, даже у водников и огневиков бывает темно-синяя и темно-красная шкура. А снизу из тумана оттенок я даже угадать не берусь. Пожалуй, только маги жизни и воздуха вне подозрений. И то, если они обладают этими силами в чистом виде, а не в смеси с какими-нибудь еще.

В общем, из меня получился отличный свидетель!

— Милая, — Гивард во время моего рассказа прилег рядом со мной и теперь обнимал и крепко прижимал к себе.

А я что? А я грелась в теплых объятиях и боролась со сном. И даже никакой неловкости не испытывала, хотя казалось бы, мы недавно впервые переспали и даже не успели поговорить после этого. Но ощущение, что это было так давно.

— Милая, — повторил мужчина, привлекая мое внимание, — а ты не видела, тот менталист, который тебя допекал, был рядом в тот момент, когда тебя утащили в туман? Я имею в виду, ты его прямо перед этим видела.

— Хм. — Я задумалась на какое-то время. — Нет, прямо перед нападением я его не видела. Думаешь, это он?

— Не знаю, пока рано делать выводы. Но в этот раз тебя точно хотели убить, а не похитить, — углубившись в свои мысли, ответил Лан Кейнер.

— Что могло измениться за сутки? Возможно, меня хотели похитить для чего-то, а потом я стала им не нужна. Гивард, за это время изменилось только одно. — я посмотрела на него, потом смутилась.

— Ты имеешь в виду, что мы переспали, и ты неведомым похитителям стала не нужна?

— Угу… — отвернулась, ощущая, как лицо и шея покрываются красными пятнами от стыда. Как-то это предположение в моей голове имело более нейтральный окрас.

— В этом есть логика, конечно, — мужчина поцеловал меня в висок. — Но, честно говоря, более вероятна версия, что сначала меня хотели тобой шантажировать, а потом решили отвлечь твоей смертью.

— Отвлечь? — я фыркнула. — Надолго бы ты не отвлекся.

— Не говори так.

— Но это правда, Гивард. Я верю, что ты бы переживал и сожалел, но вряд ли бы пренебрег своими обязанностями. Не думаю, что скорбь по мне была бы такой силы, что ты полностью забросил бы свою работу.

— Фрея... — он хотел мне что-то сказать, но в последний момент передумал, тяжело вздохнул. — Ты упускаешь один важный момент: от работы меня вполне мог отвлечь твой брат.

— Клеон? Постой, ты хочешь сказать, что таким образом вас пытались столкнуть лбами? — я задумалась. — Нет, ерунда. Все было обставлено как несчастный случай, в котором никто не виноват.

— Но зная наши непростые отношения с Да Нареем.

— Ты думаешь, он мог бы потребовать за меня виру?

— Я думаю, он ради тебя и войну бы развязал. К тому же, есть кое-какие намеки на то, что его к этому подталкивают.

— Ты о чем? — недоуменно посмотрела на Гиварда. — Клеон хозяин артефактного острова, где вы можете пересекаться?

— На самом деле, ты в чем-то права. Мы не работаем вместе, потому что на Острове Да Нареев производится только один вид артефактов — противоментальные. В этой сфере они же лучшие исследователи. Но дело в том, что у меня некоторый конфликт с представителями одного из промышленно-артефактных островов и их ставленниками в Совете.

— А поскольку они сами напасть не могут, они подзуживают других? — тут же ухватила я мысль Лан Кейнера. — Если смотреть с этой точки зрения, то подобные действия не лишены смысла. Они похищают или убивают меня, а Клеон, если и не объявляет тебе войну, то создает массу неприятностей, на которые ты вынужден отвлекаться. Отвлекаться от того дела, которое невыгодно этим людям из Совета?

— Примерно так. Тебе никто не говорил, что ты умница? — мужчина улыбнулся.

— Нет, не говорил, — вздернула носик я.

— Ты умница, — Гивард поцеловал меня в висок, потом аккуратно коснулся губ, но тут же отстранился.

— И что теперь делать?

— Защищать тебя и мириться с твоим братом, — пожал плечами он. — Как я сказал, Да Нарей очень хотел тебя видеть. Он с женой и сыном прибудет сюда через несколько дней.

По идее, я должна была бы обрадоваться, но. Нет, я хотела их увидеть, но во-первых, я беспокоилась за безопасность Анны и племянника. За брата я так не волнуюсь, он сам кого хочешь заставит волноваться. А во-вторых, мне все еще было стыдно из-за моего положения в этом доме.

Хотя это глупо и никто не виноват. Я знаю. Только от этого знания легче как-то не становится.

Глава 25

Восстановление давалось мне очень тяжело. Дело даже не в том, что приходилось терпеть визиты целителя. В конце концов, это какие-то десять секунд адской боли во всем теле. Сложно не пользоваться магией, когда к этому за прошедшие две недели уже привыкла. Это как наркотический туман — один раз попробуешь и уже никогда не отвыкнешь.

Мысль о том, что я не смогу больше пользоваться магией и летать была настолько всепоглощающей, что я часами просто сидела уставившись в стену. Даже Аби не смогла меня отвлечь от тяжелых мыслей, хотя при ней я старалась вести себя как обычно.

Я рада была ее видеть, правда, но сейчас ее было слишком много. Да, она своими попытками меня растормошить желала мне добра, но...

Эту череду бесконечных часов и дней, затягивающих в глубину чувства собственной неполноценности, прервал, как ни странно Гивард, который принес мне конспекты Астерии. Именно благодаря ей меня и стали искать, как я узнала. Надо будет не забыть поблагодарить.

А Лан Кейнер очень мягко, но непреклонно напомнил, что я все еще студентка и у меня нет повода отлынивать от занятий. Да, пока я не восстановлюсь и не решится окончательно вопрос с магией, ходить на лекции я не смогу, но ведь самой учиться никто не запрещает.

И это действительно отвлекло, позволило переключиться что-то более полезное, чем самокопание и самотерзание. Я, конечно, ни в чем не виновата, но все же... все же...

— Привет, — Гивард вошел в комнату, не постучавшись, но за последнее время я уже к этому привыкла. Так же как и к тому, что подойдя, он целует меня в висок. Вот как сейчас.

— Привет, как работа? — я устало потерла глаза, оторвавшись от учебника.

— Тебе не стоит перенапрягаться, — мягко пожурил он. — Все понятно? Помощь нужна?

— Нет, спасибо, — я покачала головой, ощущая себя не в своей тарелке.

В последние пару дней, когда я уже стала чувствовать себя лучше, между нами появилось какое-то напряжение. Вроде бы все хорошо, но в то же время, как будто что-то мешает, отдаляет. Возможно, в этом виновата я сама, потому что если не вернется магия, никаких отношений у нас больше не будет. Никогда.

— Ты выглядишь уставшей, — мужчина сел на край стола, сложил руки на груди.

— Как продвигается расследование? — он явно хотел сказать что-то еще, но я перебила. Неуютно, когда он так близко и так на меня смотрит. По крайней мере, сейчас, пока еще ничего не ясно.

— Фрея, давай лучше поговорим о другом.

— О чем? — мой голос дрогнул, и отвернулась, уставилась в окно.

— Как насчет того, чтобы поговорить о нас?

Гивард аккуратно подцепил пальцем мой подбородок, повернул мою голову в свою сторону.

— Ты отворачиваешься, ускользаешь, стараешься свести наше общение к минимуму. Я тебя чем-то обидел?

— Нет, — я покачала головой. — Все в порядке, правда. Просто...

— Просто ты винишь меня во всем, что с тобой случилось, — припечатал он.

— Что? Нет! — я даже вскочила, чтобы оказаться на одном уровне с ним. — Не говори глупости, я тебя не виню, наоборот, я благодарна, что ты меня спас.

— Тогда что? — мужчина нахмурился еще больше. — Фрея, я тебя не понимаю. Если ты обиделась, то только скажи на что, и я исправлюсь. Если винишь, то я постараюсь искупить свою вину. Иной причины, почему ты отдаляешься, я не вижу.

— Серьезно? — ядовито осведомилась я, приблизившись почти вплотную. — Гивард, я могу остаться без магии, никому не нужной калекой. Ты это понимаешь, или нет?

— Гм. Такое маловероятно, Фрея. Целитель сказал, что шансы на полное восстановление очень хорошие.

Кажется, до него действительно не доходит.

— А если нет? Гивард, я стану никому не нужна, если нет. Тебе, в первую очередь. Зачем мне привязываться, если совсем скоро все будет кончено? — я горько усмехнулась. Не знаю почему, но я подсознательно была уверена, что моя магия не вернется, хотя предпосылок для этого особо не было.

— Постой, даже если так, ты и правда считаешь, что я тебя отпущу?

Теперь уже я уставилась на Гиварда во все глаза. Вроде не шутит.

— Что?.. — я запнулась. — Что ты имеешь в виду?

— Я не хочу тебя отпускать, даже если так случится, что ты потеряешь магию, — будто бы через силу ответил он.

— Но в чем смысл? Ты выбрал меня для сильного потомства, если у тебя все же не появится резонанс. Но если магия не вернется, об этом можно забыть. Да и если вернется, то не факт, что детям она передастся. Сам знаешь, сила не любит подобных вещей и наказывает тех, кто ее не бережет. Постой… — меня словно молнией ударило от внезапно пришедшей в голову догадки: — Клеон. Это из-за него, да? Ты хочешь наладить с ним отношения, возможно, заключить партнерство, поэтому оставишь меня при себе в качестве. Кого? Прислуги? Любовницы?

Пока я говорила, лицо мужчины каменело, и я никак не могла понять этой реакции. Разозлился, что я обо всем догадалась? И взгляд у него стал такой... пронзительный что ли?

Не злой, скорее раздраженный и даже возмущенный. В какой-то момент я даже почувствовала через артефакт, как от него плеснуло этими чувствами.

— Фрея...

— Я не хочу быть бесполезным куском мяса рядом с тобой, Гивард. Не хочу быть бессмысленным приложением к делам брата. — На глаза почему-то навернулись слезы, но я постаралась их сморгнуть.

— Фрея, замолчи, ни слова больше! — Теперь он злился и для того, чтобы это понять, даже менталистом быть не нужно.

Я уставилась на него, буравя тоже отнюдь не добрым взглядом.

— Что, если я тебя не отпущу вот поэтому. — Лан Кейнер неожиданно схватил меня за талию, притянул вплотную к себе и впился в губы жестким поцелуем.

Я замычала и попыталась отстраниться, но не тут-то было. Мужчина, судя по всему, совершенно не собирался меня отпускать, только поцелуй углубил, вынуждая меня ответить. И неожиданно процесс меня захватил. Все же целоваться с ним приятно, к тому же, могу я позволить себе маленькую слабость или нет?

— Не поняла? — Просипела я, когда он все же дал мне отдышаться.

— Чего ты не поняла, Фрея? — нехорошо глянув на меня, прошептал он почти в губы и еще теснее прижал меня к себе. — Я не хочу тебя отпускать, потому что не хочу. И мне плевать, будет у тебя магия или нет. Теперь ты меня поняла?

Я покачала головой, глядя на него как на сумасшедшего. То, что он говорил, совершенно не укладывалось в голове, да так, что от идиотизма ситуации хотелось кричать и топать ногами.

Гивард на секунду возвел глаза к потолку, видимо, проклиная тот день, когда он решил выбрать меня. Потом коротко поцеловал в губы и уставился мне в глаза, находясь со мной почти нос к носу — нас разделяло не более пары миллиметров.

— Я не хочу тебя отпускать, Фрея, — терпеливо, будто маленьком ребенку, начал объяснять он, — потому, что мне нравится тебя целовать.

Короткий поцелуй в губы, буквально лишь невесомо дотронулся.

— Потому что мне нравится твой запах, — он наклонился и коснулся губами шеи, втянул носом воздух, как будто и правда что-то унюхал.

Я опять попыталась отстраниться, но он не отпустил.

— Потому что мне нравится твой вкус, — он лизнул шею, и меня словно пробило током. Все тело полыхнуло, я попыталась что-то сказать, но задохнулась. — Потому что мне нравится твоя реакция на меня.

Мужчина подул на то место, которое только что лизнул, вызывая мурашки. Поцеловал плечо, чуть приспуская ткань платья, прикусил тонкую, почему-то невероятно чувствительную кожу.

У меня подогнулись колени, но он неожиданно отстранился, и мы опять оказались нос к носу.

— Потому что мне нравится с тобой разговаривать и даже спорить, — он хмыкнул, и опять поцелуй в губы как награда.

Я прикусила губу, не зная, как относиться к его словам и, главное, к своей реакции на его слова.

— Не думал, что скажу такое именно тебе, но ты мне нравишься вся.

— Что значит, именно мне?! — возмущение тут же вспыхнуло спичкой, и я опять попыталась выбраться из крепких объятий.

— Фрея... — Гивард опять наклонился ко мне вплотную. — Замолчи.

Я честно хотела всего лишь набрать воздух, перед возмущенной тирадой, но меня тут же заткнули очередным глубоким поцелуем, от которого по всему телу волной прошел жар. Это был не просто поцелуй, я почувствовала, наверное, впервые в жизни, что меня не просто успокаивают, меня хотят.

В прошлый раз, из-за переживаний и усталости, я даже как-то не поняла, как все произошло. Мозг обрабатывал информацию с задержкой, и я сама не очень отдавала себе отчет в том, что делаю.

Сейчас же я ощущала все: жар во всем теле, как начинает ныть грудь, требуя ласки, и даже приятные спазмы внизу живота, от которых хочется сильнее сжать ноги.

А Гивард меня все целовал и целовал, заставляя прижиматься к нему всем телом. Я сама не поняла, как начала расстегивать, путаясь в собственных пальцах, его сюртук. Куда делся верх моего платья, даже не заметила, лишь на мгновение верхнюю часть тела опалило бодрящим холодком из открытого окна, но уже через секунду я об этом забыла, потому что мужчина начал покрывать поцелуями сначала шею, потом ключицы и ниже.

Я совершенно потеряла связь с реальностью. Ноги не держали, губы горели, по телу расходились жаркие волны, туманя мозг и зрение.

В момент, когда мужчина меня отпустил и сделал шаг назад, я даже покачнулась за ним. Не столько тянулась, сколько пыталась устоять на ногах, которые уже стали ватными и абсолютно не держали. То, что я стою перед ним абсолютно обнаженная, я тоже поняла не сразу.

— Ты себе даже не представляешь, насколько ты прекрасна, — хрипло сказал он, восхищенно оглядывая с головы до ног. Водя взглядом, будто пуховкой, по всему телу.

От этого стало еще жарче, и ноги задрожали так, что я почти упала. Но он в этот самый миг, когда собственное тело уже отказывалось повиноваться, подхватил на руки и понес к кровати.

Дальнейшее было как в тумане. Прекрасном, вязком и сладком тумане. Объятия, его руки и губы везде, его горячее тело сверху, накрывает мое, будто защищая от всего мира. Сейчас мир — это только мы. Настолько, что у меня даже мысли не возникло пугаться или смущаться, когда мы приступили к основному блюду.

И это было прекрасно!

В прошлый раз было неплохо, но... Я была уставшей, вымотавшейся, мне было немного больно, да и вообще, голова была совершенно ватная, так что добрая половина действа прошла мимо сознания.

Сейчас же все было иначе. Я растворялась в потрясающий ощущениях, хватаясь, чтобы удержаться в сознании за плечи Гиварда, что-то то ли бормоча, то ли шепча ему на ухо. Периодически с губ слетали тихие стоны, которые я не могла контролировал.

Я здесь вообще ничего не контролировала, и от осознания, что всем руководит он, играет на моем теле, будто на музыкальном инструменте, выдавая именно ту партию, которую он хочет, становилось еще горячее.

Все закончилось почти внезапно. Накопившееся в теле напряжение больше не могло находиться внутри и выплеснулось наружу ослепляющей белой вспышкой. Кажется, я кричала, впивалась когтями во что-то мягкое, металась под своим мужчиной.

Я вернулась в реальность от поцелуя в висок. Повернула голову и столкнулась с изучающим взглядом.

— Что? — с вызовом брякнула пересохшими губами, потом смутилась и, кажется, покраснела. Но взгляда не отвела.

— Вот поэтому, Фрея, вот поэтому, — ответил Гивард, то ли продолжал наш предыдущий диалог, то ли просто подумал вслух.

Потом мужчина притянул меня к себе, обнял и прикрыл глаза, собираясь спать. Через минуту по размеренному дыханию я поняла, что он действительно уже заснул.

Мне же его слова сегодня явно не дадут сомкнуть глаз.

Глава 26

Сквозь сон я слышала, как уходит Гивард, чувствовала его поцелуй на своем виске, но когда проснулась в одиночестве, стало так грустно и одиноко, что я чуть не расплакалась. Почему именно сейчас так захотелось расклеиться?

Я попыталась проанализировать свои чувства, ведь Лан Кейнер не давал мне никакого повода обижаться, как раз наоборот. Он нашел, конечно, своеобразный способ меня успокоить, но что-то в этом есть. Не то, чтобы я теперь полностью откинула мысль, что он меня бросит, но стало хоть немного, но спокойнее, понятнее.

Но такое положение дел совершенно не льстило. Если до этого я представляла для него интерес, как мать его детей в случае, если у него не появится жены по резонансу, то теперь он дал понять, что ему интересно мое тело.

Интересно, это может быть поводом, чтобы обидеться?

Я тяжело вздохнула и выбралась из постели. Наверное, не стоит грустить. Мне дали понять, что даже случись что, меня не выгонят на улицу, как какую-то безродную шавку. Меня, Высшую! Почему все так несправедливо? Почему, как только все начинает как-то устаканиваться, тут же случается то, что разрушает все до основания?

Я присела на мягкую тумбочку у трюмо, посмотрела на свое бледное, заспанное лицо и опять разрыдалась. В таком виде меня и застала Аби.

— Фрея... — девушка подошла ко мне, погладила по спине. Мне не хотелось видеть выражения сочувствия на ее лице, поэтому я отвернулась. — Господин вас чем-то обидел, сделал больно?

Нет, это было не сочувствие, беспокойство. Слишком давно мы дружим, ей даже можно называть меня просто по имени, если мы одни. Поэтому она сразу видит, если у меня что-то действительно случается, а не просто каприз.

— Нет, лорд Лан Кейнер тут не при чем. Наверное, — я пожала плечами.

— Милорд сообщил, что лорд и леди Да Нарей прибудут сегодня к пяти вечера, — сообщила горничная, видимо, пытаясь меня как-то растормошить.

Получилось не очень, точнее, эффект был скорее обратный. Но на этот раз я постаралась сдержать поток слез. Хватит ныть! Я тут уже шесть дней сижу и ною, вон Аби, наверное, до печенок достала. Она, конечно, не скажет, но мне действительно нужно встряхнуться.

— Аби, подготовь мне ванную и какое-нибудь платье, я хочу пройтись.

— Конечно, — кивнула та, кажется, посмотрев на меня обеспокоенно.

— Мне целитель разрешил небольшие прогулки, не переживай, — успокоила ее.

Учиться мне пока нельзя. И можно будет только после того, как магия вернется, иначе, слишком опасно. Кстати об этом. Я выдвинула первый ящик столика и вынула оттуда несколько шнурков с артефактами. Гивард сказал носить, не снимая, но зачем они мне дома?

— Лорд Лан Кейнер больше ничего не просил мне передать?

— Нет, ничего, — Аби поджала губы, всем своим видом показывая, что не одобряет его поведения. Она всегда на моей стороне, даже если я этого и не заслуживаю.

Горничная подготовила ванную и осталась, чтобы помочь мне вымыть волосы. Я уже привыкла на отборе и после него справляться сама, Масель к священнодейству я не стремилась допускать, но сейчас мне была приятна забота практически родного человека.

— Как ты тут устроилась? — Спросила я, пока Аби смазывала ароматными мазями мои космы.

Про всю семью, Клеона, Анну, малыша, я уже успела подробно расспросить и вволю наплакаться в подушку. Да так сильно, что сначала Гивард прибежал меня успокаивать, а потом и вовсе целителя вызвал. Я по ним так скучаю!

Но опять же, то, что я их сегодня увижу, вовсе не приносит утешения.

— Нормально устроилась, — вывела меня из раздумий горничная. — В основном, все слуги нормальные, работящие, понимающие, особенно мне понравился камердинер милорда — очень серьезный и профессиональный человек.

— Они тоже с детства вместе, как мы с тобой.

— Единственная, кто вызывает у меня сомнения, это экономка, Дариса, — продолжила докладывать Аби.

— Вот как? Не Масель?

— Масель — глупая девчонка, немного взбалмошная и слегка безответственная. И она на вас очень обижена, что вы отстранили ее от должности вашей личной горничной.

— И это все?

— Если вы думаете, что она как-то связана с предыдущей наложницей, этой Ларитой, то мне не удалось найти этому подтверждения.

— Она странно себя ведет.

— У нее роман с одним из высокородных студентов. За такое ее лорд Лан Кейнер по голове не погладит.

— С чего бы вдруг? — удивилась я. — Она не одаренная магически девушка, может делать все, что хочет и с кем хочет.

— Она в первую очередь горничная в этом доме. И, как я поняла, студент этот вовсе не прост. Я сама толком не понимаю, в чем там дело, простите, но скрывает она именно это.

Мне осталось только вздохнуть и пожать плечами. Не то чтобы я сомневалась в словах Аби, просто уверена, что это еще не все. Не знаю, но почему-то так кажется.

Мы с Аби хорошо прогулялись, но не долго, к сожалению, — я быстро устала и пришлось возвращаться. От утренней бодрости не осталось и следа, но целитель сказал, что это нормально и былое здоровье восстановится, как только срастутся все ткани и магические каналы. Еще несколько ужасно мучительных процедур и я, вероятно, буду здорова. Десятком мы все-таки не обошлись.

— Фрея, — в спальню заглянула горничная, оторвав меня от чтения учебника, — внизу вас ждет милорд. Он выразил желание пообедать вместе с вами.

— Он выразил желание... — передразнила я, ощущая раздражение, причин которого совершенно не понимала. — Ладно, не бери в голову, — кивнула поморщившейся Аби, та меня явно не одобряла.

Да я сама себя не одобряю!

Я, тяжело вздохнув, все же встала из-за стола, потянулась и, решив не переодеваться, пошла вслед за девушкой в столовую, вероятно.

Спустившись вниз, я застала Гиварад в гостиной потягивающего какой-то горячий, судя по поднимающемуся от него пару, взвар.

— Здравствуй, дорогая, — он поднялся, поставил чашку на стол и, подойдя ко мне, взял за руки. — Ты как?

— Нормально, — хотя я не очень поняла, о чем именно он спрашивал.

Впрочем, он мне не дал это как следует обдумать, наклонился и аккуратно поцеловал, словно опасался, что я сбегу. А такие мысли неожиданно возникли. Все эти его жесты рвали душу, вызывали желание расплакаться, убежать и забиться в самый дальний и темный угол. Не знаю, что со мной, но, кажется, это не очень нормально.

— Составишь мне компанию за обедом? — спросил он, чуть отстраняясь. Я смогла лишь кивнуть, потому что все волевые усилия ушли на то, чтобы да, как раз не сбежать.

Мы прошли не в малую столовую, как я думала, а поднялись на верхний этаж, где, оказывается, была открытая терраса, смотрящая на лес. Я даже не знала, что в этом доме такая есть. Оказывается, я отвратительная хозяйка!

Мужчина отодвинул для меня стул. Нам накрыли прямо тут, в тени ажурной крыши. А здесь красиво и вид хороший, главное, не видно тумана, который теперь у меня вызывает лишь дрожь. Не знаю, захочу ли я когда-нибудь летать, даже если магия вернется.

— Фрея, ты опять какая-то... Что-то случилось, тебя кто-то обидел? — Гивард заглянул мне в глаза. — Я тебя обидел?

— Нет, нет, что ты, — я для верности помотала головой. — Просто…

— Я надеялся, что вчера развеял твои сомнения, — хитро посмотрел на меня он, а я, кажется, залилась краской с головы до ног. Отвела глаза.

— Гивард, я…

— Фрея, ты слишком много думаешь.

— Это не ты остался без магии! — вспылила я.

— Да с чего ты взяла, что без нее осталась? — Лан Кейнер явно сдерживался, чтобы не выйти из себя, но у него получалось. — Тебе пока даже пробовать нельзя, а как целитель скажет, тогда и попробуешь. Вот если не получится, тогда и будешь волноваться. Сейчас-то что?

— Удалось что-нибудь выяснить? — я резко поменяла неприятную тему разговора.

Он во всем прав. Но это не он может не вернуть магию, а я. Это не его ломало и режило в водовороте наживую, а надо было терпеть, не позволить себе потерять сознание, потому что это бы лишило меня даже призрачного шанса на спасение. Не ему пришлось терпеть методы лечения целителя, до крови прикусывая язык и сжимая челюсти так, что стералась эмаль с зубов, только бы не орать в голос. Пусть всего десять-двадцать секунд, но боль это адская.

— Иди сюда.

Я даже не заметила, как Гивард оказался рядом, обнял меня прямо так, сидящую на стуле, прижал к себе.

— Я знаю, что тебе тяжело, но не могу почти ничем помочь, прости.

— Так это... То, что было ночью, это была благотворительность?! — неожиданно для себя выдала я, даже не успев подумать. Вот когда точно стоило прикусить язык.

Мужчина отстранился, посмотрел внимательно, так, что я съежилась под тяжелым взглядом.

— Фрея, я знаю, что тебе плохо и тяжело, но это уже переходит всякие границы! — отчеканил он.

Я, в свою очередь, тоже коротко посмотрела на Гиварда, села обратно на стул. Когда только вскочить успела, даже не помню.

— Прости меня пожалуйста, — тихо ответила, стараясь теперь на него не смотреть. — Я сама не понимаю, что и зачем несу.

Мужчина тоже вернулся на свое место, помолчал какое-то время. Отрезал кусок мяса и с какой-то иезуитской тщательностью прожевал.

— Целитель говорил, что у тебя возможны перепады настроения из-за всего случившегося, что это может отразиться на тебе не только физически.

Я совершенно не аристократично хрюкнула, точнее фыркнула. Только невесело. Хотя на самом деле, хотелось то ли в голос засмеяться, то ли опять расплакаться.

— Это он так дипломатично выразился, что я могу сойти с ума?

— Вряд ли все настолько серьезно, — покачал головой Лан Кейнер. — Скорее он имел в виду, что у тебя. Как бы это поточнее?..

— Психологическая травма? — тут уж я по-настоящему рассмеялась. — Так сказала бы Анна, жена моего брата. Знаешь, она мне многое рассказала о своем мире. Ты был на Терре?

— Был, — кивнул Гивард, следя за мной так, будто я стала опасной и совершенно непредсказуемой. — С исследовательской миссией лет семь назад.

— Так вот, там люди не приучены каждую минуту ходить под угрозой гибели. Они не драконы, но я-то дракон. О какой травме ты говоришь, Гивард, если я пережила войну, смерть почти всех своих родственников, разрушение родного дома. Мне лично в этой войне не угрожали, но я ведь могла погибнуть и случайно. Я не боюсь смерти и не привыкла придавать этому такое уж большое значение. Странно, что это приходится объяснять такому же дракону, как я.

— Все люди разные, Фрея, — Гивард улыбнулся и чуть расслабился. — Я действительно за тебя волнуюсь. Ты постоянно плачешь, говоришь и думаешь всякую ерунду. Вбила вот себе в голову, что магия не вернется, хотя шансы на такой исход минимальны.

— Но они есть.

— Есть. Как и возможность погибнуть здесь и сейчас от вдруг прекратившей сдерживать острова Льеона магии. Ты сама сказала, что мы все ходим под этой угрозой каждую минуту каждого дня. И это действительно так.

— Может, я как раз переживаю, что не успею сбежать, если у меня не будет магии, — уже порядком успокоившись, ответила я.

— Намекаешь на то, что я тебя брошу? — фыркнул мужчина. — Кажется, я тебе уже этой ночью показал, что этого не хочу.

— А чего ты на самом деле хочешь? — спросила я, хотя по телу от его слов прокатилась жаркая волна. И не только смущения.

— Чтобы ты была рядом, — Гивард посмотрел мне прямо в глаза, кажется, пытаясь там что-то найти.

Что именно? Не знаю и прямо сейчас не готова узнать. Но пока я просто рада его словам, это оказывается очень приятно, когда ты кому-то нужна. Пусть даже лишь для постельных утех.

Хотя вообще-то кое-что в ответ сказать все же хотелось...

И внезапно я поняла, что если сейчас не произнесу вслух то, что вертится на языке, то всю жизнь буду об этом жалеть. Наверное, это можно посчитать каким-то предчувствием менталиста.

— Я... Я тоже этого хочу.

Ага, очень хочу. Особенно, если будет так же хорошо, как этой ночью. И, кажется, Гивард понял, о чем я подумала, понимающе усмехнулся.

Может, все же язык стоило прикусить? Предчувствие предчувствием, но в последнее время я говорю слишком много того, чего озвучивать не стоит.

— Так что там насчет нападения? — через минуту смущающейся тишины спросила я.

— Нападения? — Лан Кейнер вернулся к своему, еще почти нетронутому обеду. Я последовала его примеру.

Он продолжил лишь через минуту вполне деловым тоном, полностью развеивая эту смущающую, но какую-то интимную атмосферу нашего общения.

— Менталиста, который к тебе цеплялся, мы проверили. В момент, когда тебя дернули за ногу и окунули в туман, он был на виду. Да и потом постоянно с кем-то крутился и не пропадал из поля зрения. Твоих криков ни он, ни его коллега не слушали, потому что там было слишком много народу.

— То есть опять ничего? — тяжело вздохнула я.

— Не совсем, — мужчина на некоторое время замолчал, пристально рассматривая лес, подходящий почти к перилам террасы. — Несколько человек с боевого заметили крупного темно-красного дракона, которого не видели никогда раньше. Он парил почти над кромкой тумана и в общих забавах участия не принимал. А потом и вовсе куда-то исчез. По крайней мере, на полигон он вместе со всеми не приземлялся.

— Это может быть кто угодно. Там было довольно много народу. И сесть он мог раньше, еще до начала прибоя и где-то в другом месте.

— Мог, это все возможно, да. Но он точно не боевик. И лорд Райтис, и его студенты подтвердили, что драконов такой расцветки среди них нет. Не преподаватель и не служащий. Так что кто он такой непонятно.

— Там было много первокурсников.

— Да, вот только все они были с гражданских факультетов, и в большинстве своем девушки.

— И что? Нет, про девушек я поняла, но ведь и парни среди нас тоже были.

— Хм... — Гивард, видимо, задумался, как бы мне попроще объяснить. — Сама знаешь, чем крупнее дракон, тем больше у него магии. Чем больше магии, тем больше вероятность, что мужчина пойдет на боевой. Дракон был очень крупный, но не с боевого. А кроме того, мы прошерстили всю картотеку по первокурсникам — похожих параметров ни у кого из студентов нет.

— Значит, это опять был наемник?

— Да, Фрея. Очень большая вероятность, что это так. После твоих слов о покушении, мы закрыли Остров. Теперь для прямого перехода сюда нужно разрешение кого-то из руководства Академии.

— Получается, опасности больше нет? — спросила я, вглядываясь в напряженное лицо Лан Кейнера.

— Степень опасности теперь намного ниже, маленькая. Но расслабляться пока рано.

Глава 27

Я готовилась к приезду брата с невесткой и племянником так, как не готовилась к решающим мероприятиям отбора и всем балам, которые посещала, вместе взятым. Дело не в том, что я хотела выглядеть как-то по особому красиво, нет. Я хотела быть обычной, такой, какой они меня привыкли видеть, а не больной, бледной, несчастной.

Получалось так себе. Да и настроение этому тоже не способствовало.

Ведь поговорили с Гивардом нормально, как взрослые люди. Я головой прекрасно поняла, что он хотел мне сказать, даже готова была с ним согласиться, что как-то мои эмоции совершенно не соответствуют ситуации. Но, честно говоря, думаю, тут все просто прорвалось, что накопилось раньше: поломанная жизнь, когда я, Высшая, становлюсь все лишь наложницей, дурацкие соперницы, покушения и вишенкой на торте возможное лишение магии.

Я только самого Лан Кейнера убрала из своих невзгод. Все же, я была к нему сильно несправедлива поначалу, признаю. Он действовал так, как должен был, да и человек он не плохой. Совсем неплохой. Даже если не говорить про то, что он меня дважды просто спас, причем один раз, рискуя своей собственной жизнью, то сейчас он ведет себя вовсе не как циничный высокомерный придурок, которым я его считала весь отбор.

В итоге, я выбрала спокойных тонов бежевое платье, которое не так подчеркивало болезненную бледность и синеву кожи.

— Вы отлично выглядите, Фрея, — заглянула в комнату Аби.

— Конечно, — не скрывая сарказма в голосе, ответила я. На что горничная лишь покачала головой, как обычно в последнее время, неодобрительно.

Но что я могу сказать, если я и правда выгляжу и чувствую себя скверно. Эти эмоции выматывают меня похуже болезни.

— Я лишь хотела сказать, что милорд просил спускаться, лорд и леди Да Нарей прибудут с минуты на минуту.

— Спасибо, — я кивнула и последовала за ней на первый этаж, где уже были оба Лан Кейнера. Кстати, с того памятного ужина так близко отца моего мужчины я видела первый раз. Не очень-то он меня баловал общением.

— Фрея, отлично выглядишь, — Г ивард взял меня за руку, а потом и вовсе приобнял.

Теперь его объятия ощущались естественно, совершенно не вызывали отторжения. А ведь прошло не так уж много времени.

Лан Кейнер старший мне кивнул и осведомился о самочувствии, я лишь успела ответить, что все нормально, как засияла арка перехода.

Обычно, портал не сопровождается никакими зрительными или слуховыми эффектами, но не в том случае, если на него надо получить разрешение. Остров-то, как сказал Гивард, закрыт для переходов.

Нанеся разрешающую руну, старший мужчина отошел чуть в сторону, и прямо в гостиной появился Клеон. Сначала один, но практически вслед за ним материализовалась Анна. Одна, без ребенка.

— Добро пожаловать, будьте как дома! — поприветствовал вновь прибывших хозяин Острова.

Пока мужчины расшаркивались, и Клеон представлял Анну, я несколько раз ловила на себе его обеспокоенные взгляды. Но сейчас обсуждать что-то серьезное было явно не время.

Визит обещал быть коротким, всего несколько часов, но насыщенным. Мне очень надо поговорить с Анной, а вот с братом я говорить боюсь. Боюсь не только расклеиться, но и его осуждения, ведь образцом адекватного поведения я себя в последнее время не чувствую.

— Думаю, вы еще успеете наговориться, молодежь, — по доброму усмехнулся Лан Кейнер-старший, — а сейчас прошу к столу.

Ужин прошел чинно, благородно и отнюдь не по домашнему. Клеон и оба Лан Кейнера светски беседовали чуть ли не о погоде. Вообще, между братом и Гивардом чувствовалось сильное напряжение. Не то чтобы искрило, но видно было, что они друг друга недолюбливают. Причем не уверена, что я имею к этой антипатии хоть какое-то отношение.

Впрочем, Лан Кейнер-старший, поужинав, нас покинул, и мы встали из-за стола.

— Предлагаю чего-нибудь выпить в гостиной, — Гивард выполнял роль радушного хозяина, но я чувствовала, точнее даже знала, что ему нужно поговорить с братом наедине.

— Вы не обидитесь, если я украду у вас Анну? — улыбнулась я.

— Конечно, — Клеон в очередной раз бросил на меня задумчивый и какой-то тревожный взгляд.

— Мальчики, вы только не подеритесь. Учтите, разнимать вас мы не будем, — усмехнулась Анна. Она как обычно в своем репертуаре.

У Гиварда дернулся глаз, кажется, от такого наглого обращения, а брат лишь фыркнул и никого не стесняясь чмокнул жену в щеку.

Мы с невесткой сразу же пошли в мои покои. На самом деле, это неприлично, но какая кому разница? А Анне так и вообще на эти условности наплевать.

— Милая, ты как? — спросила она, как только за Аби закрылась дверь. Мы заказали горничной чай и сейчас сидели на диванчиках в гостиной моих личных апартаментов.

— Нормально, — я пожала плечами.

— А если честно?

— Я не знаю, Аня, я не знаю! — на глаза сами собой навернулись слезы. — Тебе ведь Клеон сказал, что меня дважды чуть не убили? Я с последнего раза очень странно себя чувствую. Откуда-то лезут какие-то совершенно лишние эмоции. Вот как сейчас, — я шмыгнула носом.

— Хм... А ты случайно не беременна? Ну, вы же?.. — Анна выжидающе посмотрела на меня. Пришлось кивнуть и смущенно отвести глаза.

— Целитель бы сказал, если бы я была беременна. Да и с такими повреждениями я бы потеряла ребенка, — тихо ответила я.

— Ты слишком хорошо выглядишь для человека, у которого было переломано большинство костей. Может, все не так страшно?

— Я? Хорошо? Поверь, все было очень плохо, — рыкнула я.

Ладно, как скажешь.

— Прости, — пришлось напомнить себе, что Анна не виновата, что не знает, при каких повреждениях выживают драконы. Она не из этого мира и всего понять просто не может.

— Ничего. Лучше расскажи, как у вас с ним? — по-доброму усмехнулась невестка, оглядев мой бордовый цвет лица, потому что на фоне недавних событий я ее вопрос поняла совершенно по-особенному. — Что, настолько хорош?

— Анна!

— Что Анна? Уже двадцать один год Анна, между прочим, — фыркнула та. — Так все же, как у вас отношения?

— Я не знаю, — пожала плечами. — Он... Он хороший, он меня дважды спасал и...

— Он тебе нравится, не так ли? — понимающе покивала невестка.

Я отвернулась, не зная, что сказать. Нравится ли мне Гивард? Без сомнений. Нравится ли он мне в том смысле, который в это понятие вкладывает Анна? Не знаю.

— Почему вы не взяли с собой мелкого? — я решила перевести тему. — Мне так хотелось увидеть племянника.

— Мы не знали, что нас здесь ждет, — как-то странно ответила девушка.

— В каком смысле?

— Тут могло быть опасно, Фрея.

— Вы думали, что и на вас могут напасть?

— Такая вероятность существует, но дело не только в этом. Скажем так, у Клеона и лорда Лан Кейнера несколько натянутые отношения.

— И вы решили, что он причинит вред малышу? Бред! — возмутилась я, во все глаза смотря на Анну.

— Не бред, разумная предосторожность, — раздался от двери знакомый голос.

Мужчины стояли у входа в комнату, и что-то я не слышала, чтобы они стучали.

— Гивард, но это же глупо! Как можно вообще подумать, что ты причинишь вред моему племяннику только из-за того, что когда-то вы там повздорили? — возмутилась я, вставая. — Клеон?!

Но брат отвел взгляд, что было красноречивее любых слов. Больше того, как мне показалось, он не ожидал, что я встану на сторону своего мужчины.

— Мы драконы, милая, — мягко напомнил мне Гивард, подходя и присаживаясь рядом. — Сама ведь говорила недавно об этом. Представительнице Терры еще простительно этого не понимать, — он уважительно кивнула Анне, — но ведь не тебе.

Я сделала глубокий вдох, опасаясь высказать все, что я про этих павлинов думаю.

— Из-за чего хоть спор? — спросила Анна, сидевшая до этого тихо как мышка. По ее неодобрительным блеску в глазах, она тоже не думала, что здесь малышу угрожает опасность именно от Гиварда. Но переупрямить брата не смогла. Да и с учетом ситуации, ребенка действительно сюда тащить не стоило.

— Да ерунда! — ответили мужчины хором и почему-то сделали оба вид, что рассматривают интерьер.

— Ты в это веришь? — заговорчески уточнила у меня Анна. Я лишь покачала головой и подозрительно уставилась на Клеона.

Поскольку о причинах конфликта я уже догадалась, то мой братец открылся с новой стороны. Если о том, что Гивард бабник и ни одной юбки не пропустит, я знала, то вот о Клеоне я в таком ключе даже не думала.

— Так-так-так, — тем временем, прищурившись как какой-то дознаватель, Анна уставилась на мужа. — Значит, из-за какой-то бабы поссорились?

— Бабы? — тут уж я усмехнулась.

— Фрея... — попытался что-то сказать Гивард, но я его перебила.

— Есть подозрение, что не из-за одной бабы, скорее уж охотничьи угодья не поделили. Не так ли, милый? — язвительно уточнила я, неожиданно понимая, что вот сейчас я первый раз за последнее время окончательно расслабилась.

А что еще нужно? Гивард рядом, вот он сидит, обнимает меня за талию. Брат и невестка буравят друг друга взглядами. Причем у Клеона даже капли вины в наглых глазах нет.

Я со своими близкими, я дома.

— Фрея, если я тебя сейчас поцелую, ты замолчишь? — уточнил Лан Кейнер насмешливо.

— А что, она только так затыкается? — приподнял бровь мой брат.

— Клеон! — я возмущенно уставилась на него, впрочем, не делая попытки отстраниться от Гиварда, который прижал меня к себе теснее.

— Что? — невозмутимо ответил тот.

Да они спелись! Когда только успели?

— Итак, вы обо всем договорились. Я правильно поняла? — сверкнув глазами в сторону брата, уточнила Анна. — Поймите меня правильно, вы тут родились и все такое, но мне как-то непривычно, что моего мужа пытаются втравить в войну против мужчины моей, по сути, сестры.

— Мы договорились, — кивнул Гивард.

— Мы заключили союз, но. — Клеон отвел взгляд от жены, покачал головой.

— Ситуация складывается так, что повоевать все равно придется, — закончил за него Лан Кейнер.

— Повоевать или на самом деле повоевать? — уточнила я, внутренне передернувшись.

— Пока попытаемся решить вопрос в Совете. Мы владеем слишком важными островами, чтобы просто взять и на нас напасть, но и вопрос на повестке стоит серьезный, — ответил Гивард.

— В любом случае наш остров тоже переходит на осадное положение, — продолжил Клеон.

— Думаю, открытой фазы войны не будет, но всегда лучше перестраховаться.

— Что может быть настолько серьезным, чтобы объявлять вам войну? — спросила Анна. — И Академический остров и наш, с производством противоментальных артефактов, по сути, ценнейшие активы Совета. Нужна очень серьезная причина, чтобы рискнуть.

— Как насчет артефакта, который позволит вернуть мир Льеон и его магию в первоначальное состояние нормальной, не расколотой планеты?

Мы с Анной в ужасе посмотрели на Гиварда.

— За такое нас всех в порошок сотрут, — заключила невестка. И я была с ней полностью солидарна.

Глава 28

Встреча с семьей оставила очень странное чувство какой-то недосказанности, как мне кажется. Ну хоть с братом удалось поговорить наедине. Ему, конечно, не очень хотелось оставлять Анну, но он все же сдался. Да и некрасиво было бы столь демонстративно не доверять новому союзнику.

Когда же мы все-таки остались одни, первое, что сделал Клеон, это обнял меня. А я его обняла в ответ.

Честное слово, больше всего я боялась его осуждения, что так и не стала женой, что оказалась наложницей его если не врага, то далеко не друга, что никак не повлияла на свою жизнь. Да и вся эта история с покушениями, травмами и соперницами не добавляли мне уважения в собственных глазах.

Брат же сказал, что по терминологии Анны я загоняюсь, и он не одобряет, что я так сильно расклеилась. Может, он и прав, но что делать, если все это оказалось слишком для меня?

Тем не менее, когда я утром встала, то твердо решила изменить свое поведение и отношение ко всему случившемуся. Магией мне заниматься пока нельзя — ладно, но ведь никто не говорит, что я совсем ничего не могу предпринять.

Поэтому после завтрака первое, что я сделала — засела за учебники. И интересовали меня вовсе не занятия. Использование щитов, в том числе ментальных для защиты и нападения, техники, которые можно создавать вместе с ними, а еще контроль и способы его развития — вот, что составит мою учебную программу на ближайшее время. Тем более, что материал, который мы сейчас изучаем на занятиях, я знала еще года два назад.

За учебниками я просидела до обеда, а потом решила реализовать вторую часть моего сумасбродного плана: мне нужна была Ларита.

Все сейчас считают, что я немного нервная и неадекватная? Тогда ни у кого не вызовет вопросов тот факт, что я выдеру кое-кому жиденькие волосенки. Что, Высшей не пристало так себя вести? Ну так смотрим пункт один про неадекватность.

И пусть все скажут спасибо, что мне пока нельзя пользоваться магией.

На разведку и поиск соперницы я отправила Аби. И та сообщила, что искомая персона сейчас движется в сторону полигона боевиков. Отлично!

Я вышла на улицу через черный ход, перед этим деактивировав артефакты. Анна бы мной гордилась, а вот брат убил бы, потому что я вышла из-под защиты дома. Правда, на шее у меня болтались все возможные защитные амулеты, которые только выдал мне Гивард.

Перехватить цель до полигона я, конечно, не успела, но и это вышло неплохо. Потому что я за ней проследила.

Эх, до чего я опустилась — следить за соперницей!

И честно говоря, мне бы было очень стыдно, касайся дело только борьбы двух наложниц за внимание хозяина. Вот только я была бы просто счастлива, если все дело было бы в этом. М-да...

Пока я тихой незаметной тенью, скрытой под мощным артефактом подавления поля, следовала за Ларитой, мне кое-что показалось странным. Она как будто пряталась, пыталась подобраться к полигону незаметной, шла так, чтобы не попасться на глаза другим студентам.

Так что я ожидала чего-то интересного.

И дождалась. Наверное. Потому что то, что Ларита встречалась с двумя парнями боевой наружности, это без сомнений, занимательно. Хотя и ничего криминального.

Я ожидала, чего угодно. Может, она шла на встречу с любовником или сама за кем-то следила. Но нет, с парнями она говорила совершенно по-деловому, более того, она была чем-то крайне недовольна, даже раздражена.

А раздраженный шарик из нежно-голубых воланов — это то еще зрелище.

О чем они говорили, я, к огромному своему сожалению, не слышала. И если бы это были не боевики, разумеется, под прикрытием артефакта постаралась бы подойти поближе, но… я не настолько сумасшедшая, чтобы не понять — боевики раскусят меня на раз.

Парней я запомнила хорошо. И это, возможно, важно, потому что Ларита им что-то передала, а потом крутанулась на месте и поплыла со всеми своими фалдами, воланами и рюшами в обратном направлении.

Теперь передо мной встал вопрос, попытаться ли с ней поговорить или рассказать о том, что видела, Гиварду.

Но, собственно, что я видела? О чем рассказывать Лан Кейнеру? О том, что Ларита говорила о чем-то, чего я не слышала, и передала что-то, что даже при своем драконьем зрении, я не смогла рассмотреть?

Смешно-о-о...

Так что вопрос, стоит ли сейчас припугнуть Лариту или нет, был чисто риторическим. Стоит.

Я кралась за девушкой еще какое-то время. Надо отойти на достаточное расстояние от полигона и найти довольно уединенное место. Благо, с последним она мне помогла сама, поскольку тоже не желала светить свое посещение боевиков.

Тропинка через небольшую рощу, ведущая к полигону, где-то через сто метро делала крюк почти в девяносто градусов. Вот за ближайшим деревом я ее и поджидала.

Ларита шла, вовсе не как легкая нимфа, коей она прикидывается. Девушка широко шагала, чуть не путаясь в платье, и в такт так же широко размахивала руками, почти как какой-то рабочий или крестьянин. От себя, как говорится, не уйдешь, м-да.

— Ну, привет что ли, — растянула губы в неприятной улыбке я, выходя на тропинку и снимая маскировку.

— Ой, — Ларита отскочила с места метра на два. — Ты чего это?

— Поговорить надо, — опять улыбнулась я.

— Да? А я вот не хочу с тобой разговаривать, — ответила девушка нагло, но в то же время особой уверенности в ее голосе не наблюдалось.

— А придется, — покачала головой я. — С чего бы начать? — я напоказ задумалась. — О, можем поговорить о двух боевиках и свертке, который ты им передала. Как тебе идея?

— Ты что, следила за мной?! — взвизгнула та.

— Представь, мимо проходила, — глумливо усмехнулась я.

В меня будто Древний вселился, я сама себя сейчас не узнавала. Но мне это нравилось. Фрея Да Нарей, свободная от условностей Высших, готовая вытрясти душу из этой расфуфыренной курицы. Наверное, я слишком долго общалась с Анной. Это она такая, может отбросить весь аристократический лоск и наподдать обидчику так, что он на всю жизнь запомнит.

— Я тебе не верю, — наконец нашлась Ларита.

— Милочка, да мне все равно, веришь ты мне или нет. Но вот о том, что я видела, гуляя по лесу, мне, знаешь ли, полезны прогулки и свежий воздух, я непременно сообщу Гиварду. Может, его это и не заинтересует, а может и наоборот. Мало ли что его бывшая наложница могла вынести из дома.

— Ты!.. — от возмущения, девушка даже фразу закончить не смогла, только меняла цвет лица от бледного в первый момент, до бордового, когда до нее дошло, что именно я сказала.

— А что, думаешь, он мне не поверит? Зря думаешь, я ведь Высшая.

— Тогда скрывающий амулет тебе зачем, а Высшая? — неожиданно быстро пришла в себя Ларита.

— Скрывающий? Где? — я напоказ перебрала горсть амулетов. — А, этот? Так вместе с остальными схватила. — Пожала плечами. Вообще-то, если бы она была умная, это мог быть и аргумент, да вот только она не такая и вряд ли сможет воспользоваться преимуществом.

— Чего тебе нужно? — хмуро спросила девушка. Как я и думала, она не поняла, что могла бы мою версию и утопить. Пришлось бы признаваться Гиварду, что я действительно следила. И за это меня бы по голове точно не погладили.

— Хочу знать кое-что…

— И что же? — еще сильнее нахмурилась та.

— Про бал. Ты меня подставила специально или случайно получилось?

— Случайно, — тут же хмуро ответила она, поведя плечами. — Меня уже и Гивард, и лорд Райтис спрашивали.

— Спрашивали, да... Только видишь ли в чем дело, дорогуша, — я хитро усмехнулась и продолжила елейным тоном. — Они не менталисты, а я да.

От этих слов она вздрогнула и подняла на меня злой взгляд.

— Хочешь правды? Будет тебе правда. Я бы хотела, чтобы тебя прибили и ты мне не мешала. Жаль, ты оказалась такой живучей! Но я тебя на балу не подставляла. Хотела только, чтобы ты оттуда убралась.

Что ж, ее слова были правдивы. Но не надо быть менталистом, чтобы ощутить в них некоторую недосказанность.

— Убралась оттуда зачем?

— Ой, ну просто показать, что ты никудышная наложница хозяина. Что, так сложно догадаться? — Ложь.

— Серьезно? То есть, ты правда считала, что твое дефиле на балу и обливание меня вином, откроет тебе дорогу в койку хозяина? — удивилась я.

— Ты его не знаешь, а я знаю. Он с той женщиной, которую видит здесь и сейчас. — А вот это правда. Ну или глубокое убеждение девушки, на мой взгляд, ошибочное. Не видела я, чтобы Гивард за каждой встречной юбкой волочился. И тут либо дело во мне, либо в чем-то еще. И мне почему-то кажется, что верен второй вариант.

— Так для чего тебе на самом деле нужно было убрать меня из зала, — задала вопрос я, как только Ларита чуть расслабилась.

Эта тупая курица даже артефакт не носит, все эмоции и мысли как на ладони.

Я же сказала...

— Если будешь мне врать, я все равно узнаю, но, поверь, тебе это не понравится.

— Правда? И как же ты это сделаешь, если ты у нас болезная и сейчас даже частичкой магии не обладаешь? — усмехнулась Ларита.

А правда, как? Как я узнала, врет она или нет? Я уже хотела ей ответить в том же тоне, но резко остановилась и заглянула в себя. Ментальный источник горел яркой фиолетовой искоркой на положенном месте. А вот второго я не почувствовала.

Огромным усилием воли я сдержала возгласы то ли радости, то ли удивления… то ли страха. Так не бывает, чтобы один вид магии вернулся, а второй нет. Но сейчас точно не время с этим разбираться.

Пока я стояла растерянная, выбитая из колеи обрушившейся прямо на голову информацией, Ларита шагнула ко мне.

— Так что ты мне сделаешь, а? — девушка усмехнулась. — Высшая! Да какая ты Высшая без магии? Я могу тебе соврать или сказать правду, но ты этого даже не поймешь.

— А вдруг пойму? — улыбнулась я. — Вдруг магия вернулась или и вовсе никуда не исчезала? Ты не можешь знать наверняка.

— Поверь, знаю, — откровенно глумливо ответила Ларита, приближаясь почти вплотную ко мне. — Жаль, что ты осталась жива, но хватит и того, что ты больше не дракон.

— Как, например, Альяна? — спросила я, а девушка отшатнулась. — Давай поговорим о ней. Значит, говоришь, меня хотели убить или лишить магии? Как и ее, да? И кто все это придумал? Явно ведь не ты, у тебя на такое ума не хватит.

— Заткнись! — вдруг, сильно побледнев, заорала Ларита.

— А что так? — усмехнулась я, прикидывая, успею ли я закрыться ментальным щитом. Точнее, смогу ли, а то искорка-то маленькая. На выявление лжи ее хватило, но на что-то большее — ой не знаю.

— Ты. Ничего. Не понимаешь!

— Кто главный, Ларита? Ты ведь знаешь.

— Я не... Ты.

— Ты знаешь, — перебила ее я. — Так кто?

— Ты ничего не узнаешь! — опять заорала она и кинулась на меня, формируя в руке ледяной кинжал.

Я даже сделать ничего не успела, как защитный артефакт отбросил ее от меня. Она упала на задницу метрах в трех, бешено шипя. Тут же сформировала еще один клинок.

— Что тут происходит?!

Мы обе обернулись на голос. В десятке метров от нас на тропинке стоял Гивард и с неподдельным недоумением переводил взгляд с одной на другую.

Глава 29
Лан Кейнер

В принципе, я не сомневался, что мы сможем договориться с Да Нареем. В конце концов, наши личные недопонимания — лишь наши личные, к общему делу не относящиеся. А артефакт, который может вернуть когда-нибудь наш мир в изначальное состояние и самой планеты, и магии — это точно не личное.

Так что на утро после разговора с Клеоном мы оба отправились на Остров Совета, но разными маршрутами, друг с другом не пересекаясь. Это не игры в шпионов, просто надо узнать настроения на месте.

Конечно, по логике нас должно было поддержать большинство. В военном блоке мы и не сомневались, но... Там, где замешаны большие прибыли, логика не всегда срабатывает. Артефакторы и так годами создавали свою влиятельную группу, перекупали «бесхозных», если так можно выразиться, челнов Совета и просто ответственных исполнителей, так что если придется с ними сражаться, это будет непросто.

Конечно, если это примет норму открытого противостояния, многие встанут на нашу сторону, но пока войны нет, можно и сделать вид, что не замечаешь этого шебуршения под ковром.

А дело? Дело в данном случае не так важно. И пусть от этого зависит жизнь всего нашего мира, но прибыль-то важнее, м-да.

Драконы всегда были такими. Недаром нам удалось практически уничтожить собственный мир. И лишь ценой неимоверных усилий и жерств тоже драконов, мир погиб не до конца.

Хотя и сейчас слышатся голоса про то, чтобы оставить умирающий Льеон и уйти туда, где все в порядке с магией и планетой. Правда, далеко не факт, что это поможет. Есть, конечно, некоторые данные, что в других мирах драконы рождаются с полноценной магией, даже полукровки, но устойчивой тенденции к этому все равно не прослеживает.

Та же Анна, жена Да Нарея, сильная драконница, родившаяся на Терре, где магии нет вообще. Есть ли корреляция между этими фактами? Никто не знает, потому что неизвестно, через сколько поколений проявилась в ней драконья магия и кто был изначальным донором.

Так стоит ли рисковать? Можно, конечно, провести исследования и сделать на Терре что-то типа инкубатора для маленьких дракончиков. Но ведь и там мир далеко не спокойный. Не говоря про то, что если уходить с Льеона, то куда мы денем десяток миллионов людей? Драконов, конечно, мало, но ведь в нашем умирающем мире живем не только мы.

В общем, хотелось выяснить настроения Совета, насчет предложения Шир Зидани.

Я провел в главном атриуме сессионного зала все время до обеда, и надо сказать, что пока все смотрится неплохо. У большей части членов Совета есть четкое понимание, что с артефакторами не стоит связываться. Если они захватят эту технологию, то мир Льеона просто не расплатится с ними за ее применение.

Тут же я подбросил им еще информацию для размышления, что пока еще артефакт не готов и его использование без всех необходимых тестов может плохо закончиться. Льеон может пойти вразнос.

Я уже собирался возвращаться на Академический остров, когда случайно в коридорах под атриумом столкнулся с виновником торжества.

Шир Задани шел в окружении своих прихлебал из состава Совета. Да, у средней руки чиновника есть подручные из высших руководителей Льеона. Это, пожалуй, даже символично.

— Лорд Лан Кейнер! — советник радушно улыбнулся. — Как я рад вас видеть! На ловца, как говорится...

Да уж, теперь главное не стать тем зверем, которого сейчас поймают. Я тоже улыбнулся в ответ и пожал протянутую руку, сжав ее чуть крепче необходимого.

— Как я понимаю, вы обдумали мое предложение, лорд, — усмехнулся в ответ на эту мою детскую выходку советник.

— Обдумал, — я оглядел совпровождающих его прихлебателей. — И мой ответ прежний: я не имею права подвергать Льеон опасности и отдавать в разработку не проверенный до конца артефакт.

— Теперь это решать не вам. Я планирую вынести этот вопрос на обсуждение на Совет.

— Что ж, это отлично, — я усмехнулся. Вот и посмотрим, что выиграет, жажда наживы или страх за свои жизни.

Впрочем, если члены Совета пока недостаточно напуганы, стоит их напугать по-настоящему.

— Могу вам пожелать лишь успехов, лорд Шир Задани.

— Не слишком ли вы самоуверенны, Лан Кейнер? Ваш договор с Да Нареем вовсе не дает вам карт-бланш.

— Возможно, — усмехнулся я, стараясь держать лицо. Как он узнал? С момента заключения союза прошло меньше суток.

— Вы сейчас, наверное, думаете, откуда я знаю? — понимающе ухмыльнулся советник в ответ. — Поверьте, я знаю все о том, что меня касается. Например, я знаю, что ваша новая наложница лишилась магии. Какая потеря! Интересно, что ее брат думает по этому поводу?

Ее брат счастлив, что Фрея осталась жива, рад, что у меня хватило сил ее спасти. Древние с ней, с магией. С другой стороны, у него действительно есть право обвинять меня в случившемся.

— Думаю, это лучше узнать у него, — я безразлично пожал плечами, впрочем, ничего не отрицая. Когда к моей девочке вернется магия, это будет для них сюрпризом. Надеюсь, неприятным. Плюс, дополнительный козырь у нее в рукаве.

— Вы так уверены в вашем союзе? А ведь недавно...

— Наши разногласия с Да Нареем не имеют никакого отношения к тому, что вы ставите под угрозу само существование нашего мира, Шир Задани, — отбрил я наглеца. Наши с Клеоном имена и так в свое время потрепали достаточно. О том, что мы отбивали друг у друга всех подряд женщин, в Академии знали все, даже ставки делали. Аж стыдно вспоминать, хоть уже времени почти десять лет прошло.

— Не надо громких слов Лан Кейнер. Вы и сами знаете, что все возможные тесты уже проведены, осталась малость — проверка действующего образца в реальных условиях. Декан Гириас...

— Пока декан Гириас работает в Академии, он будет следовать тем указаниям, которые даю я. Если у него отличное мнение.

— То он его выскажет на заседении Совета, — перебил на этот раз Шр Задани. — Заседение назначено через десять дней. А теперь... Был рад повидаться Лан Кейнер, но сейчас у меня много работы. До встречи.

Кажется, придется признать, что он переиграл меня по очкам. По крайней мере, сейчас.

Я с неприязнью посмотрел вслед этой разношерстной группе, которая за все время разговора не проронила ни слова. Как послушные слуги прямо.

— Он боится, — услышал я позади себя знакомый голос. Обернулся, посмотрел на вышедшего из-за угла Да Нарея.

— Что?

— Он боится, — повторил тот. — Не тебя, конечно.

— А кого?

— Не кого, чего. — Менталист погасил фиолетовый блеск в глазах. Такое случается у сильных магов, когда они работают на пределе возможностей. Сейчас Клеон читал всю эту группу, пытаясь при этом не повредить артефакты.

— И чего же? — спросил я, смиряя раздражение. Играть в угадайку не хотелось.

— Знаешь, как говорит моя жена: и хочется и колется. То есть он хочет получить выгоду, власть над Советом, но до ус... в общем, он очень боится, что ты прав и артефакт не готов. Ему не хочется войти в историю нашего народа, как разрушителю мира.

— Странно, я думал, он просто хочет войти в историю, все равно, как именно.

— На этом можно сыграть, — не слушая продолжил Да Нарей. — Заседание через десять дней. Нужно не только их сильно напугать, но и переложить всю ответственность на Шир Задани лично.

— Думаешь, он отступит, если его припереть к стенке? Сомневаюсь, гордость не позволит.

— Думаю, он начнет юлить, а это даст нам время. Люди, которые за ним стоят, хотят власти. И денег. Но больше все-таки власти. Вот они точно не отступят, нужно готовиться ко всему.

С Да Нареем мы вскоре разошлись. Он пошел шпионить, точнее общаться с членами Совета дальше, искать союзников из тех, с кем я еще не успел или не смог поговорить.

По-хорошему, надо подключать отца. У него больше опыта и влияния, хотя он все это и не любит. Совет и его уважаемых членов, в смысле. Но ситуация такова, что личные предрассудки придется оставить в стороне.

Сейчас же я решил вернуться в Академию. Надо еще раз поговорить с Гириасом, обрисовать ему перспективы, если он посмеет пойти против меня. Но для начала сообщить Райтису, чтобы он готовился к возможным силовым действиям со стороны Шир Задани. И студентов для защиты использовать нельзя. По крайней мере, всех студентов.

Впрочем, нельзя допустить, чтобы лояльные нам и не лояльные устроили разборки прямо здесь.

Начать решил с декана боевиков, потому что у Гириаса, как я помню, сейчас практические занятия у старшекурсников. Вот так, направляясь по тропинке к полигону, на котором и должен был быть Райтис, я натолкнулся на презабавную картину: две мои наложницы, похоже, выясняли отношения.

Я уже хотел прервать зарождавшуюся ссору, когда Фрея спросила про Альяну и ответ Лариты мне совершенно не понравился. Она явно что-то скрывала.

— Кто главный? — вторя моим мыслям задала вопрос Фрея.

А дальше произошло то, чего я совершенно не ожидал, милая глупышка Ларита, безыскусный манипулятор, вызывающий лишь раздражение и сожаление, сформировала ледянок клинок и попыталась ударить Высшую.

Все это случилось настолько быстро, что я не успевал, да и не мог вмешаться — девушки стояли слишком близко. Благо, Фрея не забыла все выданные ей артефакты. Ларита отлетела и уселась на задницу, но, похоже, сдаваться не собиралась.

— Что тут происходит?! — я решил вмешаться, пока они действительно друг друга не поубивали.

Ларита — дура, если считает, что Высшая даже без магии не сможет с ней справиться. А у артефактов Фреи еще заряда хватило бы на полчаса, так что исход боя был предрешен.

Девушки посмотрели на меня. Фрея насмешливо, чуть приподняв бровь. Почувствовала что ли? А вот вторая наоборот затравлено. О да, я собираюсь задать ей пару неприятных вопросов.

— Я повторяю, что тут происходит?

— Она... она на меня напала! — ну конечно, Ларита тут же пустила слезу, не забыв при этом незаметно, как она думает, распустить плетение еще одного кинжала.

Фрея?

— Она на меня напала с ледяным клинком, но сработали защитные артефакты. Ты же знаешь, я сейчас не могу колдовать, как бы я на нее напала? — Ага, и глазками хлоп-хлоп.

Еще одна бессовестная манипуляторша на мою голову!

— Ларита?

— Это не правда!

— Ларита, брось этот цирк, я все видел, — устало ответил я. — И я тоже хочу знать, что на самом деле произошло с Альяной и кто главный? Кто хотел убить Фрею? Отвечай!

Девушка поджала губы, посмотрела на меня с мольбой, по я лишь покачал головой.

— Я ничего не знаю, правда, — попыталась отвертеться она. Но не надо быть менталистом, чтобы понять — лжет.

— Если ты его боишься, то я обещаю, я смогу тебя защитить, — мягко сказал я, подходя и присаживаясь на корточки рядом с девушкой.

— Я не знаю ничего! — выкрикнула она и, резко вскочив, попыталась убежать.

Перехватить ее оказалось не так-то просто, она начала брыкаться и даже кусаться.

— Она очень боится, Гивард, — незаметно сзади подошла Фрея. — Очень. Больше, чем Древних. Она так ничего не скажет.

Пока она говорила, я пытался кое-как успокоить бьющуюся в настоящей истерике Лариту, только не получалось. В конце концов, она прокусила мне руку до крови, так, что я ее машинально отпустил. Но не успела она ступить и шагу, как на нее висок легла засветившаяся фиолетовым рука, и девушка обмякла.

Я обернулся и внимательно посмотрел на Фрею, но та лишь улыбнулась и беззаботно пожала плечами.

Глава 30

Мы решили собраться в кабинете лорда Райтиса, куда Гивард с Ларитой просто телепортировался, а я подошла через пару минут. Выбор места был не случаен, поскольку в главный корпус, где полно народу, с бессознательной девушкой было нельзя, как и домой. Даже несмотря на возможность переместиться, кто-нибудь что-нибудь бы заметил. В первую очередь то, что Лан Кейнер что-то скрывает. Ну и дома, по словам Аби, тоже было небезопасно.

Кстати, я об этом решила рассказать Гиварду, и хоть он новость воспринял скептически, все равно рисковать не стал.

Я перемещаться не умела, так что пошла через главный вход боевого факультета, совершенно не таясь. Мало ли какое дело может быть у меня или моего хозяина к лорду Райтису.

Когда я пришла, мужчины что-то оживленно обсуждали, но сразу замолкли, увидев меня. Мы расселись и Лан Кейнер вкратце обрисовал нашу проблему.

— Значит, вы считаете, что попытка убийства леди Да Нарей, — кивок в мою сторону, — и нападение на Альяну — звенья одной цепи? — задумчиво проговорил хозяин кабинета, вертя в руках карандаш.

— По всему выходит, что так, — хмуро отозвался Гивард. — Но я совершенно не понимаю, что их связывает. Фрея — моя наложница, Альяна — лишь небольшое кратковременное увлечение, не более того.

— Значит, кто-то решил, что не небольшое и не кратковременное, — вставила я, то и дело поглядывая на бессознательную девушку, полулежащую в кресле. Не пропустить бы момент, когда она очнется... — И это явно не Ларита. Более того, она этого кого-то очень боится.

— Подождите, леди Фрея. — Тут Гивард поморщился, но Райтис не обратил на это внимания.

— Вы считаете, что это какая-то женщина, которая помешалась на нашем общем знакомом, и теперь она устраняет конкуренток?

— Психопатка? Преследовательница? — я пожала плечами. — Как не назови, но да, мне кажется, это очень близко к истине. Причем, этот человек обладает обширными связями.

— Настолько обширными, чтобы нанять Серебряный клык? — усмехнулся Гивард.

— А кто сказал, что оба покушения на меня совершили одни и те же люди? Вначале, меня хотели похитить, потом убить.

— Мы уже говорили об этом, — не согласился Лан Кейнер. — Обстоятельства могли измениться.

— Могли, но что если дело не в этом? Что, если именно первое покушение совершили не наемники? Лорд Райтис говорил, что это мог быть новобранец, которая только хотела вступить в отряд. Но что если нет?

— И наемник, покушавшийся на мою жизнь, и эта наемница, оба потом переместились на один из островов Совета. На один и тот же.

— И это ничего не доказывает, — вклинился в наш спор декан. — В конце концов, это могла быть как случайность, так и желание нас запутать.

— И если второе, значит этот некто знал о ходе расследования, — мрачно констатировал Гивард. — Только это все предположения, которые нам ничего не дают. Доказательств как не было, так и нет. А теперь еще и возможные проблемы после заседания Совета.

— Мы предпримем все необходимые меры. — начал лорд Райтис, но я его перебила, хотя очень хотелось узнать последние новости о грядущем противостоянии.

— Она приходит в себя, — я показала на зашевелившуюся Лариту.

Девушка резко открыла глаза, все еще мутные после обморока, посмотрела на нас. Потом так же резко вскочила и попыталась выбежать из комнаты, но ее перехватил лорд Райтис и вернул на место.

— И куда это мы собрались? — усмехнулся он, усаживая девушку обратно на стул.

— Вы не имеете права меня удерживать! Гивард!

— Что Гивард? — удивился тот.

— Как ты можешь позволять так со мной обращаться?!

— Ларита, ты сейчас не моя наложница, ты сейчас преступница и соучастница тяжкого преступления. И только от тебя зависит, в каком качестве ты выйдешь из этого кабинета.

— Я ничего не делала!

— Но ты знаешь, кто делал, — не вопросительно, скорее обвинительно продолжил Лан Кейнер.

Ни я, ни Райтис не вмешивались без его просьбы, хотя я не переставала ее сканировать. Если соврет, я буду об этом знать.

— Я ничего не знаю! — отнекивалась девушка.

Я же фыркнула, но даже комментировать не стала.

— Ларита-а-а, — протянул Гивард, — это уже не игрушки, ты понимаешь? Убийство или попытка убийства Высшей караются смертью, лишение магических сил — каменоломнями с антимагическим металлом. Ты ведь понимаешь, что это значит? А я не смогу или не захочу тебя защитить, если ты сейчас же все не расскажешь.

— Я ничего не знаю! — в отчаянии выкрикнула Ларита, закрывая лицо руками и вся трясясь.

— Она боится этого человека больше, чем смерти, — шепнула я на ухо Гиварду.

Мне даже сложно представить, чем этот неизвестный мог настолько сильно запугать девушку, что она предпочитает смерть.

— Ты могла бы... — начал Лан Кейнер, потом продолжил специально для Лариты, взглядом давая понять, что он меня, конечно, никогда не заставит это сделать. — Ты могла бы прочитать ее мысли.

— Могла бы, конечно, — я включилась в игру.

— Нет! — заорала девушка. — Это запрещено, это незаконно! Ты не посмеешь! За это накажут.

— Она Высшая, — пожал плечами Гивард. — Кому поверят, низкородной преступнице или ей.

Это был запрещенный прием, мы все это понимали. Более того, я не при каких обстоятельствах не собиралась этого делать. Сканирование без разрешения незаконно, за это могут по решению Совета лишить магии.

Нет, конечно, этим, время от времени, занимаются все менталисты. Клеон вообще может даже противоментальный артефакт обойти, не повредив, но мысли прочитать. Но я не он, мое вмешательство заметят и смогут доказать.

А учитывая готовящееся противостояние в Совете, подобные действия могут быть использованы не столько против меня, сколько против Гиварда и Клеона. В нашей ситуации меня действительно могут примерно наказать.

Но тут я зацепилась взглядом за Лариту, которая изменилась в мгновение ока. У нее распрямилась спина, взгляд стал холодным и дерзким, она оглядела нас так, будто мы какие-то ничтожества, на ее губах заиграла насмешливая и презрительная улыбка.

И эта метаморфоза мне очень не понравилась. Сейчас она не создавала впечатление взбалмошного излишне надушенного шарика из кружев, теперь казалось, что это она могла быть кукловодом, хитрой продуманной стервой, которая не остановится ни перед чем.

Преображение Лариты заметила не только я. Лорд Райтис напрягся, а вот Лан Кейнер наоборот посмотрел на девушку скучающе-выжидательно.

И действительно, он же говорил, что она отличная актриса и манипулятор. Да, но меня больше напрягает не ее внешний вид, а то, что сейчас в ментале она транслирует абсолютное спокойствие. А такого не бывает, нормальные люди не переходят вот так, по щелчку пальцев, от истерики и жутчайшего страха в состояние полного эмоционального штиля.

И я бы подумала, что такое поведение свойственно нездоровым людям. Вот только есть одна ма-а-аленькая проблема: драконы могут быть какими угодно — жестокими, жадными, властолюбивыми, но они не бывают психически больными. Даже если это драконы на одну восьмую.

Впрочем, у нас, получается, два неадекватных дракона в наличии. Потому что организатор всего этого тоже как бы не в себе. Мне так кажется.

Нет, на самом деле, если преследовательница действительно существует, такое отклонение у драконов может быть. Гипертрофированное собственничество, жажда власти над другим человеком. И ради этого дракон может на многое пойти.

Но то, что сейчас демонстрирует Ларита, ненормально даже для нас. А если предположить, что таких психованных все же две, то вырисовывается какая-то странная картина.

— Итак, мальчики и девочки, — начала девушка ледяным тоном, — значит, вы мне решили поугрожать? Милый, милый Гивард, как же так? Я же твоя любимая наложница, — расхохоталась она.

— Ларита, я в курсе, что в тебе умерла великая актриса, — поморщился Лан Кейнер.

Мы с Райтисом переглянулись, и я едва заметно покачала головой, давая понять, что она не играет.

— Ох Гивард, как же плохо ты разбираешься в людях! Мы просто в недоумении, — грустно усмехнулась девушка. — Вот у своей Высшей спросил бы, лучше, или у друга. Они гораздо внимательнее тебя, родной.

— Фрея? — мужчина глянул на меня.

— Она не играет, — ответила я, про себя повторяя конструкт атакующего плетения. Вода мне по-прежнему неподвластна, но сейчас разбираться с этим некогда, а менталом нормально не закроешься, если будет мало-мальски серьезная атака.

А сейчас я уже далеко не уверена, что Ларита так уж бездарна.

— Значит, ее страхи были наигранными? — уточнил Райтис, который хмурился все сильнее.

— Тоже нет, — покачала головой я.

— И если бы у нас не было менталиста, мы бы об этом не узнали... — пробормотал декан почти про себя.

— Ах да, ментали-и-ист, — протянула Ларита, которая, разумеется, слышала наши перешептывания. Невозможно что-то сказать настолько тихо, чтобы этого не услышал дракон, находящийся в той же комнате. — Жаль, что ты не сдохла. У тебя было два шанса уйти, но ты у нас живучая, да?

Девушка посмотрела на меня своим ледяным взглядом. Я ей ответила тем же. Страха рядом с двумя боевыми магами я не ощущала, да и, объективно, я сильнее нее.

— Значит, ты имеешь какое-то отношение к попыткам убийства Фреи? — уточнил Лан Кейнер.

— Я? Что ты, милый, я не имею никакого отношения. Я просто сказала, что жаль, что она не сдохла.

— Фрея? — Гивард вопросительно приподнял бровь.

— Я не могу понять, — честно сказала я.

— На ней артефакт, который мы не заметили?

— Нет, — чуть притормозив и обдумав эту мысль, все же ответила я. — Это не артефакт, у нее просто пропали все эмоции. И я не знаю, как такое вообще возможно. И предупреждая твой следующий вопрос, ваши с лордом Райтисом остаточные эмоции я чувствую даже сквозь артефакты.

Кстати об этом, мне кажется, или я стала сильнее после того, как вернулась ментальная магия?

Впрочем, вопросы моей магии в очередной раз могут и подождать. Тут у нас вообще какая-то чертовщина происходит, так что все потом.

Лан Кейнер и Райтис медленно переглянулись и внимательно, я бы сказала, по новому, посмотрели на Лариту.

— Интересно, — усмехнулся Гивард.

— О-о-очень интересно, — согласился декан боевиков.

— Это все же какой-то артефакт? — вклинилась я, тут же перебитая голосом Лариты.

— Эй, мальчики, не смотрите на меня так. Ставить на себе опыты я все равно не позволю.

— Фрея, милая, — мягко обратился ко мне Гивард, не отрывая взгляда от девушки. — У тебя ведь есть прямая связь с Клеоном, так?

Я кивнула. Брат действительно дал мне артефакт связи, настроенный только на него. Кстати, такой же выдал и Лан Кейнер.

— Свяжись-ка с лордом Да Нареем, скажи, что он нам очень нужен и срочно. И то, что у нас происходит, его очень заинтересует.

— И что же это? — полюбопытствовала я, ища в грозди артефактов нужный.

— Прости, это секретная информация. Если Да Нарей захочет, расскажет, но честно говоря, ты прекрасно проживешь без этого знания.

— Эй, меня вообще-то убить пытались! — возмутилась я, потому что это было действительно обидно.

— Это не моя тайна, Фрея, я правда не могу сказать.

— Но Клеон в курсе, — констатировала я с обидой, уже вызывая брата.

Впрочем, тот сказал, что сейчас на острове Совета и сразу прийти не может, придется подождать час, может, больше.

— Вы такие забавные, так суетитесь, — усмехнулась Ларита, про которую я уже успела забыть. — Но вы ничего не узнаете. Куда там вашим скудным умишкам!

— Если он действительно здесь, — серьезно сказал лорд Райтис, похоже, обращаясь к Гиварду, — то у нас проблемы. Серьезные проблемы. Неизвестно, сколько еще человек подверглись воздействию.

— Вот это нужно у Клеона уточнить. Там, конечно, был опытный образец, но...

— Да о чем вы?!

— Да, о чем это вы, мальчики? Такие серьезные, — Ларита усмехнулась в мою сторону. — Ты только на них посмотри, дорогуша.

Что-то полыхнуло в ее эмоциях, но я так и не разобрала, что это было, уж слишком быстро. Тем не менее, напряглась, потому что ничего хорошего я от нее не ждала.

— Ларита, вы ведь хотели меня убрать именно из-за этого да? — неожиданно пришла мне в голову стоящая мысль.

И опять неясная вспышка каких-то эмоций.

— Да, из-за этого, — я покивала сама себе. — Вы боялись, что я что-то пойму, замечу что-то странное, скажу Гиварду или лорду Райтису. А, кстати, почему вы так не переживали относительно двух других менталистов?

— Ой, ты думаешь, что обо всем догадалась? — весело рассмеялась девушка. — Да ты просто маленькая дурочка!

— А не переживать вы из-за них могли лишь по двум причинам: либо они вместе с вами, либо вы слишком редко общаетесь. Да, именно поэтому!

Теперь я наблюдала не только за эмоциями, это сейчас почти бесполезно, но и за выражением лица. Ларита не умела держать его так, как это умеют Высшие.

— Гивард, лорд Райтис, я не знаю, из-за чего все это происходит, однако, это явно не связано с боевым факультетом, но довольно близко к самому Гиварду.

В тот момент, когда я закончила говорить, эмоции Лариты опять полыхнули, и я, отвлекшись, едва успела закрыться от ее магического удара.

Глава 31

Сквозь звон в ушах я сначала услышала какие-то крики, потом что-то ощутимо бахнуло, что аж пол затрясся, на котором я, кстати, лежала. Видимо, он удара стул перевернулся, и я полетела на пол. Но я этого совершенно не помню.

Опасливо открыла глаза, которые почему-то закрывала ладонями, надо мной склонился очень обеспокоенный Гивард. Он что-то говорил, но я не слышала, что именно. Потрясла головой, но шум в ушах не проходил, показала мужчине, что не слышу.

Впрочем, он тут же сообразил и подал руку, предлагая на нее опереться и попробовать встать. Что я с успехом и проделала. Осмотрела себя критически уже стоя, пока Гивард меня слегка поддерживал и страховал — боялся, что я все-таки свалюсь. Но и ему было ясно, что пострадала только моя гордость от валяния по полу. Единственное что, был разорван рукав, а под ним на руке наливался синяк, но и это понятно, именно этим местом я ударилась об угол стола, когда падала. Повезло.

Я еще раз потрясла головой, стараясь все-таки, окончательно прийти в себя. Потом попыталась осмотреться, но первое, на что я наткнулась, это на обеспокоенный взгляд Гиварда. Опять.

— Со мной все в порядке. Кажется, — успокаивающе сказала ему. Он что-то произнес в ответ, но я лишь покачала головой.

— Сними щит! — тогда прокричал он так, что даже я услышала.

Посмотрела удивленно на свою руку, затянутую в фиолетовое марево. Когда Гивард помогал мне встать, я даже внимания не обратила. Впрочем, я уже мыслила достаточно ясно, чтобы понять, что нужно немедленно убрать щит, иначе у меня могут быть опять проблемы с источником, его сейчас нельзя перенапрягать.

Как только я сбросила защиту, и звон в ушах тут же пропал, точнее, сменился писком боевой тревоги. Именно его я приняла за последствия удара.

— Что... Что происходит? — спросила я мужчину и обвела взглядом комнату.

Ларита лежала на полу рядом с креслом, в котором она и сидела. И она не подавала признаков жизни. Над ней склонился лорд Райтис, создавая какие-то техники.

— Она жива? — прошептала я непослушными губами.

— Пока жива, — скривился Гивард. — Если она не умрет, я ее сам убью.

Я аккуратно взяла мужчину за руку. Он сначала напрягся, но потом расслабился и через мгновение прижал меня к себе.

— Ты не представляешь, как я испугался. — он еще сильнее обнял, потом почти невесомо прижался на секунду к губам. На что я лишь пискнула, потому что он не аккуратно сжал мою поврежденную руку. Я, конечно, дракон, так что синяк, даже сильный, сойдет за несколько часов, но сейчас-то все равно больно.

Гивард только нахмурился и только задался целью осмотреть и вылечить мне руку, как дверь распахнулась и в кабинет, сопровождаемый секретарем, влетел целитель. Не тот, высший светлый маг, который лечил меня, а обычный, коих на факультете боевой магии должно быть в достатке.

Он сразу занялся Ларитой, хотя Лан Кейнер и предпринял попытку сначала заставить его вылечить меня.

— Ей помощь нужна больше, — мягко держа мужчину за руку и поглаживая его пальцы, сказала я.

— Она пыталась тебя убить. Вдруг ей все же удалось причинить какой-то вред, а ты не замечаешь?

— Так проверь меня диагностом. Но уверяю тебя, ее атака не достигла цели.

— Ты могла бы при падении сломать себе шею, — поджал губы он, но диагност запустил.

— Ну и провалялась бы в постели лишние пару дней. Мне не привыкать, — как можно беззаботнее пожала плечами я. — Гивард, я выжила после перелома почти всех костей, не умерла бы от падения со стула. И убить она меня не смогла бы, банально не хватило бы сил.

— Она тебя ударила ледяным копьем. Если бы она сумела его разогнать, ментальный щит тебе бы не помог.

— Но ей не доступна подобная магия, это высшее боевое умение, — возразила я. — Хотя уже то, что она смогла создать ледяное копье, вселяет уважение. Ей ведь не должно было хватить на это силы?

Гивард показал мне глазами, что сейчас не время и не место обсуждать силу Лариты. И тут он прав — сглупила. Если лорд Райтис в силу должности должен быть в курсе, то целителю знать подробности вовсе не обязательно.

— Ну что? — спросил через несколько минут декан боевого факультете.

— Жить будет, но ее лучше положить под восстанавливающие ментальные артефакты, у нее сильно повреждена кора головного мозга.

Все сразу посмотрела на меня. Хм...

— Я ее не атаковала, — покачала головой я. — Она напала первая. Может, конечно, я что-то сделала в ответ, машинально, но. Я этого не помню.

— Вообще-то, леди Да Нарей сразу после удара упала на пол и вряд ли могла ответить, — задумчиво проговорил лорд Райтис.

— Думаю, дело не в этом. — не менее задумчиво поддержал друга Лан Кейнер. — Кладите Лариту под артефакты, когда придет в себя, мы с ней еще раз поговорим. В присутствии незаинтересованного менталиста.

На мгновение меня обожгло обидой из-за недоверия, но практически сразу я поняла, что Гивард прав, нужен беспристрастный взгляд, особенно, если в отношении меня начнут расследование. Все же, обвинение в ментальном ударе — это не шутки.

Впрочем, доказать, что не я напала первая, если вообще напала, не составит труда. Ведь если бы атаковала я, то Ларита уже не смогла бы ударить сама. С выжженными мозгами это было бы сложно сделать.

Поняли это и мужчины, но Гивард в итоге решил, что подстраховаться все равно очень желательно. И я была в этом с ним согласна. Ведь что получается, Лан Кейнер и Райтис друзья, а посторонние нападения не видели. И вряд ли эти двое позволят себя ментально сканировать, чтобы доказать свою правоту, а меня сканировать и вовсе нельзя.

— Не переживай, все будет хорошо, — прижал меня к себе Гивард, когда целитель переместился с бессознательной Ларитой в лазарет.

— Я не переживаю, — покачала головой я. — Я только не понимаю, чем ее спровоцировала. Неужели была настолько права, что цель это либо ты, либо кто-то рядом с тобой.

— Может, цель — это вы? — бесшумно подошел к нам лорд Райтис. — Я имею в виду глобально, а не в связке с ним, — кивок в сторону Гиварда. — Что если дело вообще не в том, что вы его наложница?

— А смысл? — Я повернулась к мужчине. — В смысле, почему здесь и сейчас? Я сама путешествовала по островам Совета, даже без охраны или только с Анной. Меня там могли убить сколько угодно раз. Клеон никогда не ограничивал меня в перемещениях. Если дело во мне или в брате, если это месть нам, то зачем такие сложности, как нападение на меня на Академическом острове?

— Вообще, я согласен с Фреей, версия, что это месть за войну, у меня была, но честно говоря, теперь она кажется более чем сомнительной. С другой стороны, — тяжело вздохнул Лан Кейнер, — если дело в том, о чем мы подумали, то тут могут быть варианты.

— Да о чем вы подумали-то? Как я узнаю, во мне тут дело или нет, если не понимаю о чем вы вообще говорите? — возмутилась я. На это мужчины лишь переглянулись.

— Мы посоветуемся с Да Нареем, стоит ли тебе знать, — непреклонно ответил Лан Кейнер. — Впрочем, он сам может подтвердить или опровергнуть эту версию.

— Вы меня бесите, — буркнула я, на что Г ивард только заулыбался и опять притянул меня к себе, потискал, как маленького дракончика.

— Ты себе просто не представляешь, как я испугался! — опять повторил он.

— И что дальше? — спросила я, когда о чем-то переглянувшись с Гивардом, лорд Райтис выскользнул за дверь и мы остались в его кабинете одни.

— Если ты не очень устала и перенервничала, что нужно бы закончить с одним важным вопросом.

— С каким?

— Те парни, которых ты видела, которым Ларита что-то передала. Нужно, чтобы ты их опознала и присутствовала на допросе.

— Ты считаешь, что это хорошая идея? Я имею в виду, что лучше бы пригласить для допроса постороннего менталиста.

— Возможно, ты права. А поскольку, вероятнее всего, они не имеют ко всей этой истории никакого отношения, можно взять любого из двух.

— Лучше Высшего, ему доверия больше и на него воздействовать сложнее, — улыбнулась я. Мне нравилось, что Гивард начал говорить со мной как со взрослой.

— Как раз лучше не Высшего. Ведь Высший представляет, как правило, чьи-то интересы или балансирует между ними. Пошли.

— Куда? И мне надо переодеться, у меня рукав рваный. Не стоит всем знать...

— Ты права.

Лан Кейнер прижал меня к себе, и мы переместились прямо в мою спальню.

— Нежелательно, чтобы нас видел кто-то, кроме твоей Аби. Переодевайся.

— Я поняла, но я и без нее справлюсь,— фыркнула я. — Ты не отвернешься?

— А я там чего-то не видел? — резонно уточнил Лан Кейнер.

Я уже хотела обидеться, но почему-то не выдержала и захихикала, одновременно с этим заливаясь краской.

— Фрея, время, — делано серьезно сказал Гивард, указывая на часы, а сам с удобством расположился на софе под окном.

— Ты невыносим! — возмутилась я, но все же отвернулась к шкафу, чтобы выбрать платье. Тут же почувствовала у себя на талии руки мужчины, а шею обжег поцелуй.

— Гивард!

— Мы спешим, я знаю, — с сожалением ответил он, отстраняясь. — Но на сегодняшний вечер у меня большие планы.

— До него еще дожить надо, до вечера, — тяжело вздохнула я. — Между прочим, есть у меня подозрение, что ничего хорошего этим парням Ларита не передала. Я прямо чувствую, как мы теряем время.

— Уже и собственную женщину обнять и поцеловать нельзя, — притворно обиделся мужчина. — Но ты права, сначала дело. Вот решим все проблемы и будем только и делать, что целоваться. Хотя нет... не только.

Он усмехнулся. А я ответила ему улыбкой и сама потянулась за поцелуем.

Впрочем, время действительно не ждало, так что Гивард сам помог мне переодеться и затянуть корсет, и мы вернулись в кабинет лорда Райтиса. Секретарь уже успел привести его в порядок.

Буквально через минуту появился сам хозяин вместе с незнакомым мне менталистом, а еще через минут десять два парня, которых я видела вместе с Ларитой.

— Этим двум драконам передала сверток Ларита Дакари? — начал допрос лорд Райтис.

— Да, этим, — кивнула я.

— Вы принимали сверток от Лариты Дакари?

— А что собственно?.. — начал один из парней.

— Отвечайте! — рыкнул декан. — Напоминаю, это официальный допрос и на нем присутствует приглашенный менталист.

— Да, — ответили оба боевика синхронно.

— И что в нем было?

— Мы не знаем?

— Это правда, — кивнула менталист.

— И вы даже не заглянули? Что-то не верится. И куда вы его дели?

— Нам сказали его передать какому-то парню, мы его не знаем.

— И почему вы согласились?

— Ну просто красивая девушка попросила... — Оба боевика лишь растерянно пожали плечами.

— Она вам что-то обещала?

Я почувствовала, как напрягся Гивард. Да уж, если его наложница благодарила каким-то недопустимым образом за оказанные услуги, это безусловно скажется на репутации.

— Она сказала, что ее попросил лорд Лан Кейнер, но ей некогда искать этого парня. И что он нашей услуги не забудет, — оба парня посмотрели на проректора.

— Они пока говорят правду, — подтвердил менталист то, что я и так знала.

— Но почему вас?

— Ну, может она нас первых встретила?

Я поморщилась. Не надо было быть менталистом, чтобы понять, что это неправда. Она встретилась с ними целенаправленно. Впрочем, тот парень, что отвечал на вопросы, говорил правду или был уверен, что говорит именно ее, чего не скажешь о втором. И если он думает, что его молчание поможет ему проскочить ментальное сканирование при допросе, что ему стоит подумать еще раз.

Глава 32
Лан Кейнер

Результаты допроса боевиков получились странные. Тот, что побойчее, отвечавший на наши вопросы, на самом деле по мнению обоих менталистов ничего не знал. А вот второй, старший в группе, скрывал лишь то, что их маршрут, по которому они патрулируют периметр полигона, сегодня неожиданно изменили.

Почему он это решил скрыть, опять же, он объяснить не смог, как и то, почему предоставил право говорить своему напарнику, а не отвечал сам как старший.

Но тут Фрея вспомнила, что сверток брал в руки именно он, так что может быть артефакт начал оказывать воздействие сразу, путая мысли и заставляя совершать странные, нелогичные поступки. М-да, может быть...

Но другого объяснения ни я, ни Райтис придумать не смогли. Нам нужен Да Нарей, чтобы прояснить детали, без него мы пока тыкаемся как новорожденные дикие дракончики.

Фрею я переправил домой, вызвав к ней целителя. Пусть все-таки проверит, все ли в ней в порядке и разберется, что там с магией. Девочка сказала, что с ментальной все в порядке, а вот с водной что-то не то.

Впрочем, к своему величайшему сожалению, ее придется оставить на попечение Абигейл, потому что то, что у нас здесь происходит, может быть даже более серьезно, чем чертов восстановительный артефакт для планеты.

Ну хорошо, может и не более, но почти в равной степени.

Лайон отправился искать неведомого парня, которому боевики передали сверток. Я же лишь успел вернуться в свой кабинет, как прямо перед столом вспыхнула арка перехода. Кто-то запрашивал разрешение на посещение острова.

— Заходи, — я сформировал разрешающий конструкт, открывая портал.

— Опять что-то с Фреей? — Да Нарей, как обычно, не стал тратить время на расшаркивания.

— На этот раз она не пострадала.

— Знаешь, я уже начинаю думать, что стоит переправить ее на мой остров, иначе до расторжения вашего договора она может и не дожить.

— Я ты не много себе позволяешь? — от одной мысли, что кто-то может отнять ее у меня, злость будто кипятком ошпарила.

— Так чего ты хотел? — проигнорировал мой пассаж мужчина и занял место за столом.

— Клеон, вопрос серьезный, — смерив свою злость, тут же переключился я. — Это касается вашего артефакта.

— Нашего артефакта? Почему мне кажется, что ты имеешь в виду вовсе не стандартные противоментальные артефакты.

— Нет, я имею в виду тот самый артефакт. Его ведь не нашли?

— Нет, — помедлив, все таки признался Да Нарей. — С чего ты так решил? Он был утерян во время войны, скорее всего, уничтожен во время нападения на ваш дворец.

— У нас тут есть как минимум два дракона, чье поведение может говорить о применение артефакта.

— Может, на них воздействовал менталист?

— Я бы тоже так подумал, если бы во время одного из инцидентов не присутствовала Фрея, которая считает, что внешнего воздействия не было.

— Фрея молода и неопытна. Но можно поподробнее, что все-таки произошло.

И я рассказал Да Нарею подробности разговора с Ларитой и того, что ощутила Фрея. Заодно и упомянул странное поведение одного из допрашиваемых парней.

Клеон замолчал надолго, даже прикрыл глаза раздумывая.

— Мне надо поговорить с Фреей, расспросить ее подробнее об ощущениях, потом с этой твоей Ларитой и посмотреть кое-что в архивах клана. Но предварительно... Да, ты можешь быть и прав.

— И что теперь делать?

— Искать, — он пожал плечами. — Если в свертке действительно было то, о чем ты думаешь, то лучше его найти как можно скорее. Положи артефакт рядом с полигоном или учебными классами, скажем, боевиков, и в течение пары месяцев у нас будет несколько сотен невменяемых, но хорошо обученных студентов.

К Фрее мы решили переместиться, чтобы нас с Да Нареем никто не видел.

Малышка обрадовалась брату, который тут же ее отругал за шпионские игры. Я бы тоже отругал, но, честно говоря, был просто рад, что на этот раз она отделалась только синяком.

Детально обо всем расспросив сестру, Клеон убыл на свой остров рыться в архивах. Он, конечно, хотел бы поговорить и с Ларитой, но та, по словам целителей, все еще пребывала без сознания. Не то чтобы это помеха для опытного менталиста, но глубокое сканирование может ее травмировать еще сильнее, а кроме того не будет принято никаким следствием. А в сложившейся ситуации нам лучше действовать по закону.

Я же решил выпить чаю с Фреей, которая выглядела немного смурной и растерянной. Попросил Абигейл накрыть прямо в спальне, потому что видел, что девушка не очень-то рвется куда-то идти. Не то, чтобы совсем глаза слипаются, но она устала и перенервничала — это видно невооруженным взглядом.

— Целитель уже приходил? — уточнил я, когда мы расположились за чайным столиком, и Фрея с видимым удовольствием вгрызлась в пирожное.

— Приходил, — промычала она, даже не подумав перестать жевать.

— И что сказал? — чуть помедлив спросил я, так и не дождавшись продолжения.

— Сказал, что ментальный источник полностью восстановился. Хотя мне кажется, что я стала еще сильнее, чем была, — пожала плечами девушка, отпила горячий чай с капелькой настойки, поставила чашку на место. — А вот про водный источник такого сказать нельзя. Целитель сказал, что его не чувствует, я тоже. Это еще ничего не значит, он может восстановиться. Но...

— Но?

— Во время прибоя, объективно, я использовала больше именно его, израсходовала всю силу и даже больше, когда как ментальной магией я просто пыталась дозваться помощи.

— Но так ведь не бывает. Если есть один источник, есть и второй, — с сомнением спросил я.

— Никогда не слышал, чтобы терялся какой-либо один вид магии.

— Целитель сказал, что такое возможно, если источники разделены как у менталистов. Если два источника сливаются в один, то и лишиться их маг может только одновременно, а вот если источника два, то они никак не взаимосвязаны.

— Что-то я о таком не слышал, — протянул я. Хотя по роду деятельности должен бы...

— Целитель, опять же, сказал, что такие случаи крайне редки. — Фрея принялась за третье по счету пирожное, чему я мог только умиляться несмотря на серьезность разговора. — Их всего насчитывалось четыре за документированную историю. Так что вполне мог не слышать.

Что еще он сказал?

— Сказал, что ментальный источник восстановился быстро, так что еще ничего не потеряно и магия воды может вернуться, — девушка пожала плечами.

— Конечно вернется! — я постарался вселить в нее уверенность. — Но даже если нет, то...

— Знаешь, я рада, — перебила меня она, — что вернулся ментал. Если магия воды не проснется, я это переживу. Быть с одной силой — это гораздо лучше, чем быть без всего.

И я с ней должен был в этом согласиться. Фрея снова дракон, причем, по крайней мере, в одной стихии она не потеряла в силе. Что уже не может не радовать. Для нашего совместного будущего вовсе не имеет значения, сколько у нее источников и сколько видов магии ей подчиняется.

— Но целитель настоятельно не рекомендовал мне пока обращаться в дракона, — прервала мои размышления девушка. — Только когда вернется вода или когда станет окончательно ясно, что она не вернется.

— Это значит, Фрея, что тебе нужна дополнительная защита. Твой брат предложил, чтобы ты пока, на время, вернулась на остров Да Нареев... — начал я.

— Нет! — чуть не взвизгнула она. — Или ты меня выгоняешь?

Я удивленно посмотрел на девушку.

— Я всего лишь забочусь о твоей безопасности, — вздохнул я.

— Заботишься или хочешь избавиться? — чуть не плача, но все равно язвительно спросила Фрея.

— Эй, ну ты чего?

Я пересел на подлокотник ее кресла, взял за ледяную руку, стал перебирать пальчики.

— Я не хочу от тебя избавиться, маленькая. Но ты и так пострадала из-за меня. Я просто не хочу, чтобы это повторилось. Ты мне очень дорога и я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

Фрея внимательно посмотрела на меня, закусив губу. Потом резко встала и тут же практически упала в мои объятия. Не будь я драконом, мы бы тут же свалились с кресла, благо, мне удалось удержать равновесие.

— Никогда. Не смей. Меня отсылать! Если я тебе действительно нравлюсь, конечно. Понял? — буркнула девушка почти мне в губы.

— Понял, — ухмыльнулся в ответ и ее поцеловал.

Нам обоим нужно было расслабиться и немного снять напряжение этого дня. Но дело было еще и в том, что я физически не мог выпустить ее сейчас из объятий. Это было нужно не только мне, но и ей, я это чувствовал.

Но даже самые приятные и светлые моменты не длятся долго.

Я оставил Фрею спящей, навесил на ее двери все возможные артефакты и защитные плетения с разрешением на доступ только для себя и Абигейл. Попросил ее горничную приглядывать за малышкой, а сам отправился работать.

Тем более, что как раз в это время постучал (фигурально выражаясь) Да Нарей, прося разрешение на вход на территорию Академии.

Мы опять расположились в моем кабинете, только теперь к нам присоединился и Райтис, который пока ничего не нашел.

— Ты что-то узнал? — спросил я Клеона, как только секретарь подал чай и удалился. — Что-то быстро.

— После войны не так много осталось, — скривился он. — В том числе, не осталось чертежей артефакта, что странно, потому что хранились они не в клановом архиве, а на заводе...

— Дай угадаю, — хмыкнул Лайон, — завод в войне не пострадал?

— Именно, — кивнула Да Нарей. — Но завод был некоторое время на территории, которую контролировала противоположная сторона. И конечно они могли забрать все документы, в том числе по артефакту, а потом и продать. Думаю, покупатели бы нашлись.

— Но почему ты думаешь, что это не сам артефакт, а его реплика?

— Потому что теперь мне доподлинно известно, что настоящий артефакт был уничтожен при атаке на дворец Да Нареев. Да и побочные действия говорят о том, что скорее всего его воссоздавал очень талантливый артефактор, но не менталист.

— Побочные действия? — заинтересовался Райтис, опережая меня.

— Артефакт изначально создавался по заказу Совета для контроля над поведением некоторого количества людей, до двух сотен человек включительно. Его планировали применять в тюрьмах и для подавления вооруженных конфликтов. Вам это известно? — мы с Лаоном кивнули. — Так вот, психические отклонения у драконов он вызывать не должен. По крайней мере, оригинальный вариант не вызывал даже при тесном взаимодействии с людьми и драконами.

— То есть получается, кто-то сделал неудачную реплику по чертежам, которые купил у Нареев. Но может ли быть такое, что это просто напросто другой артефакт? Что если создано что-то, грубо говоря, разжижающее мозги драконам? — спросил Райтис.

— Для более точного ответа на этот вопрос, мне нужно просканировать Лариту. Но. — Да Нарей задумался на некоторое время. — Артефакт был призван подавлять негативные эмоции, транслировать спокойствие. Одна ошибка в плетении, и вот он уже делает прямо противоположное. Думаю, это более вероятно, чем новый артефакт.

— Или не ошибка, а намеренное изменение, — предположил я.

— Или так, — согласился Да Нарей.

Мы решили встретиться завтра, чтобы отправиться вместе в лазарет, где сейчас лежала Ларита, и вместе ее допросить. Но когда мы уже прощались, вошел секретарь и сообщил, что Ларита умерла. Вернее, ее убили прямо в лазарете.

Глава 33

Сквозь сон я почувствовала, как Гивард пришел и лег на кровать рядом. Было это уже под утро. И меня, конечно, интересовало, где и с кем его носило всю ночь, но не настолько, чтобы окончательно проснуться. Так что я перевернулась, подкатилась под бок к мужчине и опять заснула.

Утром меня разбудила Аби, потому что Лан Кейнер уже успел уйти. И тут же огорошила новостями. Моя пронырливая горничная еще вчера вечером узнала, что Ларита отправилась к Древним.

— Что значит убили? Ты же не имеешь в виду...

Учитывая то, что от меня она каким-то неведомым образом получила ментальный удар, причиной ее смерти могла быть и я. А это не слишком хорошая новость в наших условиях.

— Ее закололи прямо в лазарете, леди Фрея, — чопорно ответила Абигейл, разливая по чашкам бодрящий взвар. Я пригласила горничную позавтракать со мной, потому что здесь скучно, а в спальне никто не увидит.

— Закололи? То есть у нее не расплавились мозги и это был не удар менталиста?

— Нет, миледи. Не знаю на счет мозгов, — ответила та язвительно, — может они и расплавились, но умерла она явно не от этого.

— Хм... — промычала я, чтобы не сболтнуть так и вертевшиеся на языке не менее язвительные слова. Не в адрес горничной, разумеется.

Жалела ли я Лариту? Да в общем-то не особенно. Мне даже было не очень жаль, что она умерла — одной помехой меньше. Ведь это раньше я считала ее досадным недоразумением, до того, как прониклась к Гиварду определенной симпатией. А теперь я намерена была за него бороться, и только что умерла моя конкурентка.

Не хорошо так говорить, но никакой скорби я не чувствую.

Но и это еще не все. Если ее закололи, то из этого факта можно сделать несколько интересных выводов: например, что ее убийца не менталист. Я, честно говоря, очень боялась, что ее прикончат ментальным ударом и тогда сотрется то воздействие, которое на нее якобы оказала я.

Почему мне это не выгодно? Все просто: это бы выглядело как попытка скрыть информацию, замести следы.

Теперь же, после ее убийства холодным оружием, можно понять, какое именно воздействие на нее было оказано, и кто это сделал.

Я до сих пор сомневалась, что могла успеть ее ударить настолько сильно, что у нее спеклись мозги. Как там сказала целитель? Повреждена кора головного мозга, да? Почему мне кажется, что это симптом долговременного ментального воздействия, а не единоразового? Где-то я об этом читала, но хорошо бы проконсультироваться с братом.

— Аби, давай после завтрака прогуляемся. Подготовь мне одежду, пожалуйста.

— Лорд Лан Кейнер просил передать, чтобы вы никуда не выходили из своих покоев, миледи.

— Вот как? А почему, он не сказал?

— Сказал. Сказал, что это для вас слишком опасно. И если вы не хотите отправиться на родной остров, пока все не уляжется, то вам лучше послушаться — это его слова.

Во мне тут же поднялась волна протеста, но не успела я что-то сказать, как на двери сверкнули защитные артефакты.

— Кто это там ломится? — как можно спокойнее спросила я, стараясь показать удивление, а не нервозность.

Хотя на самом деле мне было скорее страшно, чем интересно. Руки стали ледяными, спина покрылась холодным потом. Меня пытались убить уже дважды и один раз похитить, а сегодня убили Лариту. И никто не даст гарантии, что мне не попытаются навредить еще раз.

Я, конечно, в укрепленном особняке лорда Лан Кейнера, но мало ли...

Аби вскочила, но я сделала знак рукой оставаться на месте. Ну честное слово, что может сделать обычный человек, если по ту сторону какой-нибудь сильный маг.

— Представьтесь! — чуть повысив голос, спросила я, когда подошла к двери.

— Леди Да Нарей, это Сарана, мне нужно с вами поговорить, — твердо ответили с той стороны голосом бывшей наложницы Гиварда.

Хм. Что ей может быть нужно? И насколько безопасно ее пускать? С одной стороны, вряд ли она сильнее меня, но точно умелее, а еще она артефактор.

— Вы одна? — наконец уточнила я.

— Да, одна. Поверьте, если бы это не было срочно, я бы не пришла.

— Может, вам лучше поговорить с лордом Лан Кейнером?

— Я бы с удовольствием, только его нет на острове, — ответили из-за двери.

— Подождите одну секунду, Сарана, мне надо одеться.

Подозрительно это как-то. Но и отшить было бы неправильно. А кроме того я чувствую ее эмоциональный фон, она волнуется, но никакой агрессии в ней нет.

— Аби, — тихо обратилась я к горничной. — Выйди через спальню лорда, попробуй найти его камердинера. Во-первых, уточни, где он сейчас, а во-вторых. Хотя нет. Постой за дверью и послушай, о чем будет идти речь. Если дело примет скверный оборот, ищи камердинера или самого лорда.

Девушка покачала головой, явно не согласная с моим приказом, но решила не спорить.

Мне категорически не нравилась идея приглашать артефакторшу на свою территорию, поскольку придется отключить всю защиту в гостиной, но так действительно будет лучше. Мало ли, вдруг она сообщит что-то ценное, а в других комнатах могут быть чьи-то посторонние уши.

Надев на себя горсть артефактов, я деактивировала систему безопасности в гостиной. Если что, смогу укрыться в спальне. Если успею...

— Прошу прощения, что так долго. Проходите, — приоткрыв дверь, я пригласила девушку в комнату. — Чай, кофе?

— Спасибо, — Сарана криво улыбнулась, — успокаивающий отвар был бы весьма кстати.

Мы присели на кресла около журнального столика. Сделали заказ по меню Академии, которое здесь тоже работало. Тут же перед нами появились две чашки, одна со взваром, другая с кофе, и целая тарелка пирожных.

Девушка сделала глоток, а я заметила, что ее руки, обхватившие чашку, слегка подрагивают.

— С вами все в порядке?

— Очень на это надеюсь, — покачала головой та. — Вы ведь менталист?

— Да.

— Если я сейчас сниму защитный артефакт, вы можете меня продиагностировать на предмет... — она покрутила рукой в воздухе, видимо, подбирая слова. Но так и не подобрала.

— На предмет? — поторопила я, недоумевая. Впрочем, она разожгла во мне научный интерес.

— На предмет повреждений мозга. От ментального воздействия, я имею в виду.

— Если на вас воздействовал менталист, то мне не стоит лезть, я могу стереть следы, — я покачала головой.

— Нет, не думаю, что это был человек, маг. У меня есть основание полагать, что несколько человек подверглись воздействию какого-то ментального артефакта, — девушка посмотрела на меня умоляюще. — Пожалуйста, проверьте, я не хочу сойти с ума!

Сначала я слегка оторопела, потому что то, о чем говорила Сарана, звучало мягко говоря странно. Но потом у меня в голове начали складываться в единую картину разрозненные пазлы. Пока я видела не все, но то, что знала, уже могло натолкнуть на кое-какие интересные мысли.

Во-первых, странное поведение Лариты, повреждение ее мозга. Потом еще одна ненормальная преследовательница Лан Кейнера, демонстрирующая поведение, драконам обычно не свойственное.

Во-вторых, Сарана — артефактор, так что наверное у нее есть основание считать, что воздействует артефакт. И я бы не отметала эту версию, потому что на острове Да Нареев было много всяких разных интересных поделок не всегда мирного назначения. И наверняка после войны часть из них оказалась на черном рынке.

Ну и последнее, Гивард что-то знает и это что-то обсуждает с моим братом. Совпадение? Как бы не так!

— Вам необходимо будет снять противоментальный артефакт, — со вздохом сказала я. Сарана помедлила буквально секунду, потом решительно сдернула с шеи амулет.

— Сидите спокойно, постарайтесь не двигаться и не нервничать. Я не причиню вам вреда. Это обычная диагностика, просто ментальная, — успокаивающее сказала я, запуская технику.

В этом и правда не было ничего сложного и опасного, я справилась за секунд двадцать. Опустила руки.

— Можете надеть артефакт обратно, я закончила.

— Ну что? — помолчав, спросила девушка, потому что я не торопилась озвучивать результаты — переваривала увиденное.

— Сарана, вы только не волнуйтесь, — я выставила вперед руки, пытаясь заранее успокоить артефакторшу, но выбрала, видимо, не очень удачные слова.

— Все плохо, да?

— Нет. На самом деле, нет. У вас есть небольшие повреждения, но... Не думаю, что они настолько серьезны, чтобы оказать существенное влияние на здоровье и поведение. Несколько кровоизлияний легко уберет любой целитель, а в ментальном плане я не почувствовала никаких нарушений.

— Правда? — спросила девушка, которая, кажется, уже была готова разрыдаться.

— Правда, — абсолютно честно ответила я.

Характер повреждений очень похож на то, что было у Лариты, только гораздо меньший по объему. А в ментальном плане она и вовсе была устойчива. Нервничала сильно — это да, но никаких странных изменений психики я не заметила.

— Съешьте, вам это нужно. — Я пододвинула к Саране блюдо с пирожными, себе тоже прихватила — надо восстановиться после техники.

— Спасибо, — та благодарно кивнула и схватила первое, что подвернулось под руку. — Вы меня простите, пожалуйста, за то, как я повела себя при нашей первой встрече.

— Ничего, я не сержусь. — Деланно безразлично пожала плечами. — Но мне хотелось бы узнать подробности.

— Давайте я попробую с самого начала, — девушка скривилась. — По кампусу ходило много слухов. В частности, что женщины, которыми интересуется Гивард, лорд Лан Кейнер, часто попадают в странные неприятности.

— Так... Это вы сейчас Альяну имеете в виду?

— Не только ее. Альяна, можно сказать, самый известный, вопиющий случай. Но было много других, не таких громких. Кто-то ломал кости, после чего резко охладевал к отношениям с проректором, кому-то угрожали.

— И вам?

— Я. — Сарана замялась. — Я не уверена. Была пара моментов, которая меня напугала, но я не уверена, что это не случайность.

— И давно это происходит?

— Уже примерно год. Так вот, потом появилась Ларита. Сначала она была немного простоватой, но в целом нормальной девчонкой, но вскоре стала вести себя очень странно.

— Сильно душиться и одеваться в километры кружев? — фыркнула я.

— Нет, такой она была всегда. Она стала злой, агрессивной. Честно, я думала это связано с крахом ее надежд на резонанс, но... — девушка развела руками. — Дальше было хуже.

— Но вы же не думаете, что за всеми нападениями стояла она?

— Нет. У нее на такое не хватило бы ума и возможностей, — Сарана как будто бы прочитала мои мысли. — Но я знаю женщину, у которой бы хватило, которая в закрытой зоне часто работала с каким-то неизвестным артефактом, — девушка передернула плечами. — И которая, как мне теперь известно, точно выносила этот артефакт из экранируемой от магии лаборатории.

— А известно вам это стало потому?.. — хотя я, в общем-то, уже представляла, что та ответит.

— Да, именно, — Сарана поняла, что я догадалась. — Потому что где-то месяц назад леди Ри Нилман попросила меня подменить ее секретаря.

— Почему вы об этом не сказали Гиварду?

— Потому что полная картина сложилась у меня только сегодня, после известия о смерти Лариты. Мне подруга-целительница сказала, что у нее мозг был поврежден каким-то странным ментальным воздействием. И то, доказательств у меня нет. Более того, я сегодня утром проверила: того самого артефакта на месте тоже нет.

— Но вы все равно пришли. Почему?

— Почему? — Сарана нервно усмехнулась. — Потому что не хочу сойти с ума, а потом получить кинжалом по шее.

— Но почему вы не пришли к Гиварду раньше, если знали, что с его пассиями происходят странные вещи?

— Потому что я артефактор, а не боевик. Мне присущи осторожность, а не храбрость, — девушка отвернулась. — Во-первых, я все же не была уверена, что все правильно понимаю. А во-вторых, просто посчитала, что безопаснее не вмешиваться. Ну когда-нибудь он же должен был все заметить!

Я лишь скептически на нее посмотрела. Гивард? Заметить? Да он караван Древних драконов способен не увидеть, даже если они пролетят прямо перед его носом. Ну не самый он проницательный человек, что ж поделать.

Глава 34

Встреча с Сараной оставила после себя странное впечатление. Нет, к девушке у меня претензий не было, но если признаться честно, я бы поступила иначе. Впрочем, мне хорошо говорить, я ведь не на ее месте. Может, я бы тоже скрыла слухи о нападениях на других из боязни показаться смешной паникершей или попыталась разобраться сама и влипла в неприятности.

Но все же она пришла, когда получила более или менее правдоподобную информацию. Правда, пришла немного не по адресу.

— Аби, — позвала я горничную, которая стояла за дверью. Та вошла и посмотрела вопросительно. Мы обе понимали, что если Сарана не ошиблась, то это все может вылиться в большие проблемы. — Аби, найди камердинера лорда Лан Кейнера, уточни где хозяин.

— Может, вам попробовать самой с ним связаться?

— Уже пробовала, — я повертела в руках артефакты. — Ни он, ни брат не отвечают.

Есть ли повод из-за этого волноваться? Ну, они два взрослых дракона, не обделенных силой, так что вряд ли. Если только они не сводят счеты друг с другом, что тоже маловероятно.

Горничная вернулась неожиданно быстро, я даже не успела продумать дальнейшие шаги.

— Леди Фрея, Стентон говорит, что милорда вызвали на Совет, — тут же ответила девушка, на мой вопросительный взгляд.

— Вот как? Странно... — Гивард говорил, что Совет по вопросу этого их артефакта, который воссоздаст или окончательно разрушит наш мир, состоится через десять дней. Вернее, уже через восемь. Случилось что-то еще или это касается смерти Лариты?

— А по какой причине, он не сказал, случайно?

— Нет, миледи, он не знает, я спросила.

Что ж. Я села в кресло и задумалась.

Смерть наложницы Лан Кейнера вряд ли достойная причина для созыва совета. А вот артефакт, который может влиять на психику и поведение дракона — очень даже достойная. М-да...

Учитывая то, что говорили Гивард, лорд Райтис, а потом и неожиданно прибывший брат, устроивший одной несчастной маленькой менталистке сначала разнос, а потом допрос, сдается мне, что Сарана была права.

А это значит, что у нас на территории Академии где-то есть опасный ментальный артефакт, а также группа лиц, подвергшихся его воздействию. Но ведь и это еще не все.

Кто сказал, что сами главные интересанты подверглись воздействию артефакта? Что если есть еще некий человек или, опять же, группа людей, которые воздействию не подвергались, но как кукловоды всем руководят?

Да, знаю, слишком накручено, но... Если с этим неизвестным артефактом работала декан Ри Нилман, которая вполне может стоять за всеми происшествиями с пассиями Гиварда, то она ведь начинала это делать, в смысле работать, с какой-то целью, верно? Это она потом немного свихнулась на почве страсти к одному чешуйчатому ловеласу.

Какое-то исследование? Но ведь Гивард, как проректор, о нем не знал, значит, оно было не по заказу Академии. А это, в свою очередь, значит, что кто-то еще знает, что здесь происходит.

От этой мысли я перевернулась, зябко обхватила себя за плечи.

Декан Ри Нилман меня, честно говоря, не очень волновала. Но может, я ее недооцениваю? Если Сарана права, а она права, то именно эта женщина стояла за нападениями на драконниц и увечьями. Значит у нее огромные связи и возможности. И все же, она мне представляется меньшей опасностью, чем тот, кто всем руководит.

— Аби, — я позвала горничную, которая занималась очередным перебором моих нарядов. Ей просто нужно было что-то делать. — Ты можешь выяснить, где сейчас находится лорд Райтис?

— Что ему передать?

— Ничего, просто выясни, где он и чем занимается.

— Вы будете здесь?

— Да, не волнуйся. Обещаю, что никуда не уйду.

Девушка на меня посмотрела недоверчиво, но я и правда не собиралась сбегать. Мне нужно было подумать.

Сейчас на территории Академии есть только один человек, который более-менее в курсе ситуации — лорд Лайон Райтис. Ближайший друг и соратник Гиварда. Но вот вопрос, можно ли ему доверять? Могу ли я быть уверена, что он не кукловод?

Я прокрутила в голове ситуацию так и этак, но не нашла ни одного факта, из известных мне, разумеется, который бы указывал на декана боевиков. Ни одного. Плюс, мой мужчина ему доверяет. Но учитывая то, как Гивард разбирается в людях, это вообще ничего не значит.

Но помимо лорда Райтиса есть еще один вариант: отправиться к лорду ректору, то есть Лан Кейнеру-старшему, и все рассказать ему. Отец-то Гиварда не должен быть в этом замешан. Не должен, по идее, ставить под угрозу жизнь сына и работу Академии. Но это по идее. А по факту, я о нем ничего не знаю. Общаться он со мной желания не изъявлял, так что разговаривали мы всего несколько раз.

Так стоит ли ему доверять? Да и захочет ли он во всем разбираться?

Наверное, все же стоит дождаться Гиварда и все рассказать уже ему. Но когда он вернется и не станет ли за это время ситуация еще хуже?

Побарабанив пальцами по столу, я все же пришла к выводу, что лорду Райтису Лан Кейнер доверят зря. Он декан боевого факультета и руководит всей безопасностью острова. Ну то есть не то чтобы прямо руководит безопасностью, так, пресекает стычки студентов. Но все же именно ему Гивард поручил расследовать нападения на меня и на него. И где результат?

Второй момент: он не мог не знать о том, что нападают и запугивают женщин. Ну то есть мог и тогда он совершенно не на своем месте.

Ну и последнее — Ларита. Кто мог ее незаметно убить в лазарете, как не боевик?

Что делать дальше я не представляла, поэтому села и стала ждать. Нет, сейчас можно, конечно, пойти и сделать какую-нибудь глупость, но тогда Гивард меня точно на остров Да Нареев отправит. М-да...

Иногда даже мне нужно побыть хорошей и послушной девочкой.

Приходил за это время только целитель, которого, по понятным причинам, я не пустила. Сказала, что Лан Кейнер навесил охранных артефактов на вход, а отключать их я не умею. Что, конечно же, не правда.

Хоть от него опасность и не ощущается, но все же стоит перестраховаться. На этот раз. Тем более, что предчувствие у меня скверное. Да еще артефакты. Стандартные охранные артефакты, которые декан факультета артефакторики может отключить чуть не щелчком пальцев — так себе защита.

Так я просидела до вечера, вздрагивая от каждого шороха. Ну ладно, не от каждого, но все равно было тревожно. Гивард не появлялся и не отвечал на вызовы артефакта, так же как брат.

Я уже хотела связаться с Анной, узнать, может быть она в курсе ситуации, но в конце концов решила ее не волновать. Ведь скорее всего с ними обоими все в порядке. Они два взрослых, сильных дракона, которые себя в обиду не дадут. Но от чего же так тоскливо?

Поужинав, я решила пойти спать. Сидеть у окна и прислушиваться к тишине дома просто бессмысленно. Тем более, что я придумала уже столько версий того, где Гивард и Клеон, что хочется то ли завыть от тоски, то ли побиться головой о стену. Фантазия у меня хорошая.

Уже почти приготовившись ко сну я вдруг услышала шум внизу. Сначала грохот, будто что-то упало, потом чьи-то крики и голоса. Вскочила, испуганно заметалась по комнате.

Так, во-первых, надо одеться. Нехорошо встречать врагов полуголой. Во-вторых, необходимо выяснить, что там произошло. Вот только Аби я уже успела отпустить. Ну да не глухая же она, должна услышать, что что-то происходит. Хотя нет, стоп. Пусть лучше ничего не слышит — незачем ею рисковать.

Но что же делать мне?

Накинув самое простое, без сложных застежек, платье, я заплела волосы в косу, нацепила все имеющиеся в наличии артефакты и опять прислушалась. Кажется, голоса в гостиной или малом зале на первом этаже, но Гиварда я не слышу. То есть, в доме посторонние.

Я сейчас, конечно, нахожусь под охраной артефактов, но они не факт, что помогут в длительной перспективе. Они же рассчитаны на то, что если кто-то будет рваться в комнату, Лан Кейнер прибудет и меня спасет. Так что, стоит ли сидеть на месте в полном неведении относительно того, что вообще происходит?

Из своих апартаментов я решила не выходить. Если это за мной, хотя не факт, потому что наверх никто не поднимается, то оставаться на месте вообще плохая идея. Так что я проскользнула в соседнюю спальню — комнату Гиварда. Здесь было темно, и только свет лун из незашторенного окна освещал пространство. Впрочем, любому дракону этого достаточно, поэтому зажигать артефакты я, конечно, не стала.

Я прокралась к выходу и прислушалась. Тишина. Приоткрыла дверь в гостиную, повторила маневр — то же самое. Точнее, голоса раздавались внизу, более того, говорили на повышенных тонах.

Теперь нужно принять окончательное решение: выяснять, что происходит, или нет. Наверное это глупо, но меня буквально тянуло вниз. Туда, к людям. Может, я просто устала бояться?

Я медленно, стараясь не издавать шума, слышного даже дракону, приоткрыла дверь, осмотрелась. В коридоре на втором этаже не было никого, в том числе слуг. Все внезапно стали глухими или и правда никакой опасности нет, а я веду себя как последняя идиотка?

Что ж, очень скоро мы это выясним.

Собравшись со всеми возможными физическими и душевными силами, я полностью прикрылась ментальным щитом, в том числе и закрывая ауру, и выскользнула, наконец, за дверь. Прокралась, будто какая-то воришка по коридору до лестницы, заглянула через перила, но внизу была спокойная темнота. По крайней мере, свет в большом холле не включали. Впрочем, нужно ли это драконам? Голоса же стали громче, но это и понятно — теперь нас не разделяли двери и стены.

Кажется, все собравшиеся находятся не в гостиной, тогда был бы виден луч света, а в малом обеденном зале. Для незваных гостей несколько странный выбор места, так что вариант с взломом и проникновением в дом, думаю, можно сразу отвергнуть.

Тут прямо из-под лестницы просименила моя Аби с каким-то то ли тазом, то ли кастрюлей и направилась как раз в сторону малого зала. Я хотела ее окликнуть, но не успела, слишком быстро она убежала.

Так, если Аби в курсе, значит, никакой опасности точно нет. Наверное. В принципе, на нее тоже мог воздействовать этот таинственный артефакт и подчинить себе. Я же не знаю, каков у него механизм прямого действия. Но моя горничная постоянно, с самого появления в нашем доме, точнее, в моем бывшем доме, носит противоментальный артефакт, ведь все Да Нареи менталисты. Только вот далеко не факт, конечно, что он поможет в данном случае.

С другой стороны, это уже паранойя.

Я аккуратно спустилась по лестнице, спряталась в тенях большого холла. Опять прислушалась. Тут из гостиной раздался подозрительно знакомый голос.

— Нет, так нельзя. Я иду за ним! — закричал лорд Райтис, выскочил из дверей малого зала и направился куда-то вглубь холла. Скорее всего, к проходу в здание Академии.

Да что там происходит?!

Я несмело отлипла от стены и заглянула в освещенное пространство зала. Сначала, даже не поняла, что вижу: несколько мужчин, среди них Клеон, толпились вокруг стола, а на столе что-то лежало.

Не что-то, кто-то!

Сорвавшись с места, я практически не касаясь пола преодолела десяток метров и растолкав людей, пробилась к столу.

— Гивард... — позвала я, смаргивая слезы и боясь к нему прикоснуться.

Глава 35

Гивард лежал на нашем обеденном столе без движения и был настолько бледен, что в первый момент я подумала, что он мертв. Вся грудная клетка у него была в крови, разодрана, будто когтями.

Я сначала запаниковала настолько, что у меня самой чуть не остановилось сердце. Но немного отпустило, когда я поняла, что он все еще жив. Дышит. Хоть грудь и вздымается в заметным трудом.

— Фрея... — чьи-то руки обхватили меня и попытались оттеснить, но я не позволила, зацепилась за стол, как за последнюю соломинку. И только потом обернулась. Перед глазами плыло, так что я не сразу поняла, что вижу перед собой брата.

— Что произошло? — пересохшими губами, с трудом ворочая языком, спросила я.

— Давай отойдем, присядь, — Клеон опять попытался оттеснить меня от стола.

— Нет! — я вырвалась, обвела взглядом столпившихся мужчин: лорда Лан Кейнера-старшего, брата и еще двух незнакомых. — Я хочу знать, что произошло! И где целитель? Почему его еще нет?

— За ним пошел лорд Райтис, но...

— Но вы не хотели его звать, я слышала! — я опять сорвалась на крик. Плевать, что я Высшая и не должна так себя вести, причем при посторонних. Но это же Гивард! Гивард лежит сейчас на столе неподвижный, и он очень плох.

— Фрея, да приди ты в себя! — Клеон меня встряхнул так, что у меня клацнули зубы. — Драконы от таких ранений не умирают. Слышишь?!

Я слышала, но категорически отказывалась принимать этот очевидный факт к сведению.

— Тогда почему он без сознания? — прошипела я.

— Потому что ему сильно досталось.

— Но почему вы не хотели звать целителя? Гивард же тогда придет в себя быстрее, — чуть сбавив тон, спросила я.

— Потому что мы не знаем, кому здесь можно доверять, — грустно усмехнувшись, ответил лорд Лан Кейнер.

— А лорд Райтис? Ему можно?

— Ему можно, — успокаивающе ответил брат.

Нет, ну если Клеон так говорит. Не ставить же под сомнение суждения и профессионализм, возможно, самого сильного менталиста современности.

— Фрея, тебе лучше пойти к себе, — брат тут же почувствовал, что я начала успокаиваться и более-менее трезво мыслить.

— Ну уж нет! — эмоции опять захлестнули. Да так, что я едва справилась с собой и не заорала на этого. Этого. Нет, Клеона нельзя назвать безэмоциональным или глупым, но как он мог предложить мне оставить здесь Гиварда и уйти?

— Пусть остается, — вступился за меня отец моего лорда. — Леди Фрея — девушка разумная, хуже не сделает.

Похвала старого лиса была приятна, а намек понятен. Так что я встала, стараясь не мешать мужчинам, аккуратно взяла Гиварда за руку и стала наблюдать за дыханием. Оно временами прерывалось, казалось, вместе с моим, поскольку я сама тоже еле дышала.

Скоро пришел целитель и начался процесс лечения. Все время я не спускала с мага жизни глаз, старалась читать эмоции, чтобы тот не успел даже попытаться навредить.

— Его лучше сейчас перенести в спальню, — наконец сказал пожилой мужчина. — Теперь он не без сознания, а просто в целительном сне. Ему нужно отдохнуть, и скоро лорд Лан Кейнер пойдет на поправку. Я загляну завтра с утра.

Магия воздуха одного из присутствующих незнакомцев подхватила тело Гиварда и аккуратно доставила до кровати. Я села рядом, внимательно наблюдала, как камердинер смывает кровь с уже начавших затягиваться глубоких шрамов.

— Фрея, может лучше... — еще раз попытался Клеон.

— Оставь ее, — покачал головой Лан Кейнер-старший. — Пусть сидит здесь, вместо того, чтобы метаться по своей комнате.

— Да, я останусь, — не оборачиваясь к ним, ответила я. — Но может вы мне все-таки скажете, что произошло?

— Нападение, — я скорее почувствовала, нежели увидела, как брат пожал плечами. — Но мы успели вовремя.

Клеон кивнул куда-то себе за спину, и я поняла, что он имел в виду не только себя, но и тех незнакомцев, которые уже покинули не только комнату, но и остров.

— Кто они? — спросила я. Не то чтобы было интересно, но нужно же знать, кого благодарить за спасение Гиварда.

— Члены Совета, такие же как я и лорд Лан Кейнер.

— Они за нас?

— Они просто оказались рядом. Никому не позволено нападать на наследника Острова в стенах Совета. Это просто недопустимо! — неожиданно зло прошипел Колем Лан Кейнер. — Распустились! Видимо, зря я отошел от дел.

— Им наглости не занимать, — протянул брат, соглашаясь.

— Пора уже прихлопнуть этот рассадник! Да Нарей, можно тебя на пару слов наедине, — отец Гиварда покосился на меня, но поскольку я уходить не собиралась, им пришлось выйти самим.

Ишь, умные какие! Нет уж, я тут останусь. Тем более, что рука мужчины, которую я так и не отпускала, потеплела, а пальцы только что слегка дернулись.

А потом и вовсе легонько сжали мою ладонь.

— Ты здесь? — прошептал Гивард еле слышно, с трудом открыв глаза.

— Здесь, — кивнула я, стараясь незаметно стереть с щеки почему-то полившиеся градом слезы.

— Я уже думал, они никогда не уйдут, — криво усмехнулся мужчина, на глазах приходя в себя. — Голова болит от их болтовни.

— Тебе надо поспать, так целитель сказал. Или его позвать? — спросила я и шмыгнула носом, стараясь прекратить поток слез. Получалось так себе.

— Эй, ну ты что? Не плачь, любимая, я в порядке.

Я замерла и вопросительно посмотрела на Гиварда. Даже слезы мгновенно высохли.

Возможно, мне показалось, что он это сказал? Ну не может быть, чтобы это было реальностью. Просто не может. Мы, драконы, в первую очередь озабочены не чувствами, а продолжением рода, силой наследников, магией. Но так было не всегда, лишь после магической катастрофы, что устроили предки. Симпатии, любовь — все отошло на второй план, и мало кому удавалось обрести свое счастье.

Клеону и Анне удалось, и втайне я им жутко завидовала. Мне тоже хотелось так, тоже мечталось, что мой муж когда-нибудь скажет эти слова. С мужем не получилось, но...

— Что? — онемевшими губами наконец выдавила я.

— Что, что? — криво усмехнулся Гивард. — Не плачь, говорю.

— Нет, как ты меня назвал?

— Назвал? А как? — Да он издевается! Глаза вон смеются.

— Дурак! — прокомментировала зло.

Надежда, что меня кто-то сможет полюбить, загорелась, а сейчас медленно, словно нехотя, гасла. Какие глупости я себе навыдумывала!

— Нельзя так с больными обращаться, люби-и-имая, — протянул он, опять усмехаясь. — Ты невыносимая, не в меру активная, слегка стервозная и иногда злобная, но я люблю тебя, Фрея Да Нарей.

Он чуть сжал мои пальцы, поднес их к губам и поцеловал. Хотя учитывая ранение далось ему это непросто.

— Правда любишь? — все не слишком приятные черты моего характера я предпочла пропустить мимо ушей.

— Правда, — он опять улыбнулся. — Когда ты пропала во время прибоя, я думал, что у меня самого сердце остановится.

Я с трудом сдержалась, чтобы не завизжать и не броситься ему на шею. В последний момент остановилась, хоть и качнулась немного вперед, и то только потому, что он ранен.

— Ты же можешь меня прочитать, артефакт сняли. — Видимо, он решил, что я ему все еще не верю.

Хотя насчет артефакта он прав, просто мне не пришло в голову, что в таком состоянии Гиварда можно просканировать.

И я окунулась в его чувства, нырнула с головой, стараясь при этом не касаться мыслеформ, потому что читать мысли человека, который тебе полностью доверяет — значило бы предать его доверие. Меня окутала такая волна невыносимой нежности, что я чуть опять не заплакала.

Сжав его большую ладонь своими пальчиками, которые на фоне его руки казались крошечными, я прилегла рядом. Очень старалась не задеть его, чтобы ничего не повредить. Уткнулась куда-то в шею.

— Я тоже тебя люблю, Гивард Лан Кейнер, — прошептала тихо. — Хоть ты не менее невыносимый, самодовольный, насмешливый ловелас и очень плохо разбираешься в людях. И учти, когда я тебя сегодня увидела на столе всего в крови, у меня тоже сердце чуть не остановилось. Так что не смей больше меня так пугать!

Последние слова я практически прокричала, заново переживая весь свой ужас от увиденного, и опять чуть не разрыдалась.

— Милая, я вот сейчас чуть не оглох, — усмехнулся мужчина, повернув голову так, что наши лица оказались почти напротив друг друга. — Не знаю, как это принято после признаний в любви, но наверное нужно поцеловаться, а я до тебя немного не дотянусь.

— Думаешь? — в притворном сомнении ухмыльнулась я, опять шмыгнув носом. — А вот не заслужил ты сегодня поцелуй! Не будешь в следующий раз меня так пугать!

Все это я говорила уже практически ему в губы, после чего сама прижалась к ним в поцелуе.

Гивард не может прочитать мои чувства, как я его, но я могу специально открыть для него свои. Это практически первое, чему обучают менталистов, чтобы, если возникнет необходимость, они могли продемонстрировать свои эмоции на допросе другому менталисту. Сканировать-то нас нельзя. Но на других магов это тоже действует, хоть и в меньшей степени.

Нас так поглотили чувства друг друга, что остановиться удалось с трудом и только после того, как Гивард сдавленно охнул, перетянув меня на себя. Я тут же скатилась обратно и судорожно начала осматривать раненого на предмет новых повреждений.

— Фрея, все в порядке, маленькая. — Он успокаивающе погладил меня по щеке. — Но, боюсь, закрепление наших чувств делом придется отложить на некоторое время.

Я опять шмыгнула носом и кивнула, ложась рядом.

— Тебе надо отдохнуть. Целитель сказал...

— Я слышал, что он сказал, — перебил Гивард. — Он меня так напитал магией, что ни о каком сне и речи быть не может. Не хочу.

— Ладно... — я некоторое время молча устраивалась поудобнее, прижалась теснее к теплому мужскому телу. Уютно. — Тогда может расскажешь, что случилось?

— Да. — Лан Кейнер скривился, подумал несколько секунд, но когда я уже хотела его поторопить, пересказал краткую версию событий: — Напали прямо в здании, где проходит Совет. Неслыханная наглость, тут я с отцом согласен. Группа из пяти человек, только поэтому я получил так много ран, хоть и не очень серьезных. Но твой брат успел вовремя, надо сказать. Менталист, знаешь ли, очень помогает при задержании.

— Значит, их смогли взять живыми?

— Троих из пяти.

А двое сбежали?

— Нет, не сбежали, — хмыкнул этот самоуверенный чешуйчатый. — Что могут наемники против Высших?

— Наемники? А может это те самые, из Серебряного клыка?

— Вполне возможно, и скоро мы об этом узнаем. С ними работают сейчас дознаватели Совета.

— Не слишком ли это... — я замялась, пытаясь подобрать слова, но Г ивард меня понял и так.

— Твой брат тоже не хотел отдавать наших пленников, но Совет настоял. Не каждый день прямо у них под носом совершают подобные преступления. Даже этих зарвавшихся остолопов проняло, ведь в следующий раз вот так в наглую напасть могут на любого из них в самом, якобы, защищенном месте Льеона.

— Но ведь результаты сообщат.

— Пусть попробуют не сообщить, — усмехнулся мужчина. — Отец тогда точно вернется в Совет и перетряхнет его вверх дном. Впрочем, и у меня есть кое-какие подозрения. Я там ведь не ради развлечения присутствовал.

— Кстати об этом, — я внезапно вспомнила наш разговор с Сараной. — Я должна тебе тоже кое-что сказать. Возможно, это даст ответы на некоторые вопросы.

После моего краткого, но емкого рассказа, Гивард надолго задумался, так что мне пришлось его поторопить.

— Выходит, декан Ри Нилман исследовала наш артефакт, в смысле, Да Нареев?

— Твой брат считает, что это реплика по чертежам, украденным на заводе.

— А она могла такое сделать? — уточнила я, нахмурившись. — Пойми меня правильно, я не ставлю под сомнение профессионализм декана, но над созданием лишь одного артефакта работает целое производство, несколько лабораторий. Иметь чертежи мало.

— Здесь ты права, — задумчиво проговорил мужчина. — Мы не думали, что его сделали где-то здесь, а не на артефактном заводе или в лаборатории. Хотя в Академии сама по себе лаборатория очень хорошая.

— Ну хорошо, предположим, его сделали в другом месте и декан его только изучала, — продолжила размышлять я. — Но зачем? Ведь это не неизвестный артефакт, а вполне понятные свойства.

— Свойства, говоришь? — Гивард повернул голову ко мне, нахмурился. — А что если его и правда сделали не здесь, но где-то ошиблись, и декан Ри Нилман пыталась понять, в чем именно проблема? Мне, признаться, больше нравилась версия, что его изменили намеренно, но…

— В этом нет никакого смысла, — продолжила я за него. — Мы имеем артефакт, который калечит людей, вызывая у них признаки душевной болезни, которые у всех проявляются по-разному. Каждый сходит с ума по-своему.

— Получается, что Ри Нилман помешалась на мне, а Ларита тогда на чем?

— На власти, я полагаю, — пожала плечами. — Сам подумай, она была никем и представляла из себя не очень много. Но хотелось-то большего, хотелось повелевать и управлять.

— Возможно... Но как Ларита получила доступ к артефакту?

Я на несколько секунд замолчала, прокручивая ситуацию так и этак. И получалась в любом случае какая-то ерунда.

— Предположим, ей его дала декан Ри Нилман, чтобы что?.. — медленно начала я. — Чтобы та сошла с ума? Но тогда декан должна была знать о пагубном воздействии, что оказывает артефакт и на нее.

— Значит, не знала или думала, что защитилась от воздействия.

— Или Ларите дала артефакт вовсе не она, а тот, по чьему заказу проводилось исследование. Опять этот неведомый заказчик. Могла ли декан проводить исследования для себя?

— Вряд ли… — задумчиво отозвался Гивард, не сводя взгляда с отсветов уличных фонарей на потолке. — Если ты говоришь, а я склонен с тобой согласиться, что артефакт был произведен не здесь, то скорее всего исследование кто-то заказал или просто попросил ее исправить поделку, сыграв на научном интересе.

— Тогда она бы знала, что с артефактом что-то не так. Хотя она же не менталист, чтобы в точности понять, как он воздействует.

— Возможно, заказчики сами не знали, в чем именно проблема, просто он не делал того, что должен был делать.

— А может и нет, любимый, — я потерлась носом о его колючую от щетины щеку. — Что если в этом и была задумка?

— О чем ты?

— Может, хотели свести Академию с ума? Сам подумай, сколько декан всего сделала нехорошего, а потом еще и Ларита. И все вертится вокруг тебя.

— Хм... — Гивард задумался. — Если бы хотела свести с ума Академию, то просто положили бы артефакт где-нибудь в аудитории и у нас бы студенты и преподаватели массово поехали крышей.

— Это было бы слишком приметно.

— Да, разобрались бы быстро, но Академии был бы уже нанесен определенный репутационный урон. Но более вероятен все же другой вариант: видя последствия работы с артефактом, сумасшествие женщины было направлено в определенное русло.

— Или им просто воспользовались, а потом и подтолкнули в этом же направлении Лариту, — я внимательно посмотрела на своего мужчину. — Значит, все же работали против тебя.

— А ты им мешала, потому что как менталист могла что-то заподозрить, — продолжил мою мысль Гивард. — Одно дело два боевика-менталиста, с которыми я редко пересекаюсь, другое — наложница-менталист, которая бы что-то заподозрила, будь изменения в поведении у меня или у моего окружения.

— Но Ларита... — я отвернулась. Вдруг к несчастной девчонке возникла жалость. Может она и не самое милое существо во вселенной, но такого она явно не заслужила.

— Мы не знали, что искать и где, не знали, что надо было ее просканировать. Так что не расстраивайся, — безразлично ответил он.

— Тебя что, совсем не трогает ее смерть? — удивилась я, приподнимаясь на локте и нависая над мужчиной, чтобы видеть его лицо.

— Мне ее жаль, Фрея, но. Не хочу лицемерить и делать вид, что оплакиваю самую большую потерю в своей жизни, — Лан Кейнер упрямо поджал губы. — Я не рад, что она умерла, но без нее стало даже дышать легче.

— Знаешь, это жестоко, — нахмурилась. — Я понимаю, она тебя достала, но все же.

Молнией мелькнула страшная догадка, которой я ни за что не хотела верить даже в мыслях. Но я собрала всю свою волю в кулак и посмотрела на Гиварда. От моего взгляда он напрягся, нахмурился.

— Что?

— Ты только не волнуйся, но мне надо тебя просканировать, — твердо сказала я, стараясь не отводить взгляд.

— Но ты же это делала не так давно, — он весело подмигнул, но я видела его взгляд — в нем не было и тени веселья.

— Во-первых, это был не целительский диагност, а во-вторых, я фокусировалась на эмоциях, своих и твоих. Гивард, может я и перестраховываюсь, но я достаточно тебя знаю, чтобы понимать: тебе не свойственна подобная черствость и жестокость.

— Если тебе так будет спокойнее, — мужчина пожал плечами, но в то же время внимательно наблюдал за мной.

Не думаю, что он поверил, но я знала, дурное предчувствие меня не обманывает. Я сформировала технику ментального диагноста, и пощипывающее тепло потекло с моих рук, впитываясь в его голову. Всего каких-то двадцать секунду, то же самое я делала с Сараной недавно.

— Ты побледнела, — обеспокоенно констатировал мужчина. — Так что там, все нормально? Я медленно покачала головой и сглотнула вязкую слюну.

— Насколько все плохо?

— Небольшие повреждения, — язык будто присох к небу, и каждый звук давался с огромным трудом. — Но область расширяется практически на глазах. Артефакт где-то в доме.

— Пойди и позови моего отца и своего брата, Фрея, — мужчина говорил спокойно и собрано, мерно поглаживая мои пальцы, не давая мне впасть в истерику.

Я кивнула два раза, как какой-то заводной болванчик. Мысли путались, страшно было настолько, что хотелось кричать, но спокойный взгляд вселял уверенность, давал силы. Кивнула еще раз и опрометью бросилась к двери, на ходу прикидывая, где могут быть лорд Лан Кейнер-старший и Клеон.

Глава 36

Артефакт нашли довольно быстро. Он лежал в одном из ящиков стола кабинета Гиварда, где тот практически никогда не бывает, предпочитая работать на работе, а не дома. Удачное место — помещение, в которое обычно никто не заходит и лишних предметов не обнаружит вот так с ходу.

А ведь кто-то его подложил, и у этого кого-то был доступ не просто к дому, а к кабинету.

Сейчас мой любимый спал в моей кровати, и я наотрез отказывалась отпускать его обратно к себе. Хотя обычная стена для артефакта не преграда.

Хорошо, что заметили вовремя, а то все закончилось бы очень печально. Как я и предполагала, цель Гивард, а меня хотели убрать именно потому, что я могла обратить внимание на что-то странное в поведение. Например, если мужчина становится ни с того ни с сего злым и агрессивным, себя не контролирует — это должно было вызвать вопросы у любой нормальной женщины.

— Но почему на него так быстро подействовало? — спросил лорд Райтис Клеона.

Сейчас в нашей гостиной собралось что-то типа военного совета. А я сидела в сторонке и слушала, стараясь не отсвечивать. Пока не заметили и не выгнали.

— Вероятнее всего, дело в ранении. Точнее не в нем самом, а в том, что для исцеления потребовалось снять противоментальный артефакт. Без него, наверное, этот артефакт воздействует гораздо сильнее, — ответил брат, пожав плечами.

— То есть, точно ты не знаешь?

— Пока не готов говорить со стопроцентной уверенностью. Найденный артефакт надо изучить, а уж потом делать окончательные выводы.

— Ларита не носила артефакт, — неожиданно даже для самой себя сказала я.

— Что? — все мужчины в количестве трех штук повернулись ко мне.

— Ларита не носила артефакт, — повторила я. — Поэтому изменения в ее поведении не заметили, но они были стремительные.

— Но несколько даже не часов, минут!.. — воскликнул отец моего лорда.

— Да, это странно, — согласился лорд Райтис, но мой брат опять покачал головой:

— Мы ничего не знаем об артефакте. Возможно, именно так стремительно он и действует. Даже, я бы сказал, вероятно, потому что для подавления массовых агрессивных действий в тюрьмах или тех же рудниках нужно именно такое быстрое действие, а не раскачка в несколько часов или дней. И Фрея права, на эту несчастную девушку, Лариту, если она ходила без противометального артефакта, наша находка могла подействовать еще оперативнее, чем не других людей. Ну и Лан Кейнер без артефакта, опять же, ослабленный ранением... Еще бы несколько часов и изменения могли стать необратимыми.

От этих слов я вздрогнула и постаралась не подать вида, насколько мне страшно и плохо. Не только из-за страха за любимого, но и из-за того, что его признания тоже могли быть продиктованы артефактом, а не искренними чувствами.

— Какие дальнейшие действия вы планируете предпринять? — помолчав, спросил Клеон. — Я исследую артефакт, но мне нужно время, чтобы собрать комиссию независимых экспертов. В нашей ситуации все нужно делать по закону.

— Согласен, — кивнул Лан Кейнер-старший. — Лорд Райтис?

— Думаю, нужно арестовать леди Ри Нилман и, конечно, допросить всех слуг. Нам нужно знать, кто подложил артефакт, но вина декана в любом случае уже практически доказана.

— Вряд ли она хотела навредить Гиварду подложив артефакт, она же на нем помешана, — опять подала голос я. — И я хочу присутствовать на допросе декана.

— Твое присутствие на допросе леди Ри Нилман не рационально, — отрезал брат.

— Клеон!..

— Фрея, девочка, — обратился ко мне отец Гиварда, — лорд Да Нарей прав. А кроме того, на правах хозяйки этого дома и менталиста будет логично, если ты будешь присутствовать на допросе слуг.

Про хозяйку дома, безусловно, приятно слышать, и он в чем-то прав — это мои обязанности. Но я очень хотела раскрыть эту тайну и узнать, кто за всем стоит, кто подсунул декану этот демонский артефакт для изучения.

Тем временем, старший дракон обвел всех взглядом.

— Полагаю, роли лучше распределить таким образом: я и леди Фрея поговорим с нашими слугами. Как только найдем что-то подозрительное, обязательно сообщим вам, задокументируем с помощью независимого менталиста и представителя Отдела дознания Совета. Вы, лорд Да Нарей займетесь артефактом, а Райтис деканом Ри Нилман, но так, чтобы никто посторонний не узнал, что на нее вышли.

— Не лучше ли сразу подключить кого-то из Совета? — нахмурился брат.

— Вы ее сначала изолируйте и поставьте охрану, а я свяжусь с парочкой хороших знакомых, — усмехнулся старик. — Возражения? Нет возражений. Отлично, тогда за работу.

Допрос слуг мы закончили быстро, потому что сразу нашли виновного. Я припомнила слова Аби насчет какой-то подозрительной активности экономки и рассказала Лан Кейнеру. С нее и начали.

Оказалось, что положить артефакт ей велел какой-то мужчина, но она не помнит, как он выглядел. Мне это показалось странным, потому что говорила она точно правду, поэтому помимо сканирование на наличие повреждений мозга я ее просканировала и на предмет воздействия менталиста. И результат оказался положительным.

Но вот как долго она работала на этого неизвестного мужчину — это загадка, которую вряд ли даже опытный менталист разгадает без глубокого сканирования памяти. А на такие действия нужна санкция Совета, потому что не все после них выживают.

Что же до странного поведения, которое заметила Аби, то все объяснилось довольно просто — экономка воровала. Не вещи, нет, деньги, которые выделяются на содержание дома. Но это хоть и неприятно, но к нашей ситуации никакого отношения не имеет.

Впрочем, менталист этот ведь точно знал, кого выбрать — слабое звено, человека с гнильцой.

Со слугами выяснили мы все, конечно, быстро, только вот провозились долго. И дело не только во мне, как в неопытном менталисте, но еще и в том, что несмотря на признавшую вину горничную опросить нужно было все равно всех, в том числе охрану поместья. Тут оказывается и таковая была, но лишь номинально, потому что Высшим положено.

В результате, провозились мы до утра. Так что я решила позавтракать и идти спать, но в обеденный зал неожиданно спустился Гивард.

— Тебе надо лежать, я распоряжусь, чтобы тебе принесли завтрак в комнату.

— Со мной все в порядке, — скривился мужчина. — Нужно идти работать.

— Гивард, милый, — елейным голосом начала я, — тебя вчера ранили. Два раза, между прочим. Тебе нужно до конца выздороветь.

— Фрея, любимая, — в тон мне ответил тот, — если я буду валяться в постели, то мы так и не докопаемся до правды. Есть у меня одна теория и я хочу ее проверить.

— Фрея права, — вмешался Лан Кейнер-старший. — Тебе нужно отдохнуть. И до чего ты там додумался, не поделишься?

Гивард посмотрел в мою сторону, видимо раздумывая, стоит ли говорить при мне. А я нахмурилась, уже предчувствуя, что мне это не понравится.

— Да вот, — мужчина начал завтракать как ни в чем не бывало, — думаю привлечь внимание к своей персоне и к тому, что я не пострадал.

— Хочешь спровоцировать их на более решительные действия?

— Именно. На территории Академии мне вряд ли что-то грозит, а покидать остров я не собираюсь.

— Я бы не была в этом так уверена, — нахмурилась я. Предчувствие не подвело, предложение Гиварда мне отчетливо не нравилось.

— Они не смогут увести меня насильно, остров закрыт для несанкционированных перемещений.

— Где-то здесь, по острову, между прочим, бегает неучтенный менталист. А теперь подумай еще раз и скажи, ты точно уверен во всем вышесказанном? — ехидно осведомилась я, хотя ситуация к веселью не располагала.

— Менталист? — удивился мужчина.

А, ну да, он же не в курсе! Пришлось пересказать нашу беседу с горничной.

— И все равно это не меняет дела. Мне вчера твой брат дал самый сильный противоментальный артефакт из возможных, какая-то новая разработка. Так что все будет хорошо.

— Все будет еще лучше, если я буду рядом с тобой.

— И это полностью провалит мой план ловли на живца, — усмехнулся мужчина. — Ты лучше отдохни, ведь не ложилась еще, а я займусь делом.

— Какая забота! — восхитилась я. — Да я глаз не смогу сомкнуть!..

— Фрея, на меня будет работать каждый артефакт острова, а отец за этим проследит. Не так ли? — Гивард посмотрел на родителя.

— Мне не нравится твоя идея, — покачал головой тот, и я уже успела облегченно вздохнуть, когда он продолжил: — Но думаю, в нашей ситуации она неплоха. Так что да, я прослежу, а лорд Райтис будет наготове.

— Ну замечательно просто!

— Не мешай мужчине геройствовать, девочка, — усмехнулся лорд Лан Кейнер. — А то я уже думал, что воспитал рохлю и оболтуса.

— Вот спасибо! — скептически фыркнул Гивард. — Ладно, тогда так, Фрея идет отдыхать, а мы работать. Прости отец, но сейчас отдохнуть вряд ли получится.

— Надо бы лорда Райтиса и Да Нарея предупредить о том, что мы узнали. И не по переговорному артефакту. Менталист — это вам не шутки, — почесав нос, задумчиво проговорил старший дракон.

Ну да, есть такое. Нас, менталистов, часто недооценивают. Временами, очень сильно.

— Давайте я сбегаю расскажу лорду Райтису, а вы свяжитесь с Клеоном, — предложила я, понимая, что ни о каком отдыхе не может быть и речи, пока Гивард тут из себя наживку изображает.

— Добро, — согласились мужчины и не доев покинули столовую.

Я тоже не стала засиживаться и выскочила на улицу. Где сейчас находился лорд Райтис мне известно — он должен быть во внутреннем каземате Академии, который находился за полигоном боевиков. Ну а что, логично. Кто больше всего дебоширит и дерется? Правильно, боевики. А больше тюрьма на Академическом острове не для чего и не нужна.

Стараясь не подавать вида, что спешу по каким-то жутко важным делам, я прогулочным шагом пошла в направлении полигона. Благо, странного в такой прогулке ничего не было, потому что путь мой пролегал через небольшую рощу, как раз ту, где я в прошлый раз следила за Ларитой.

Но теперь, похоже, я сама стала жертвой своего фокуса, потому что прямо из-за поворота мне навстречу вышел мой же собственный декан, лорд Гириас.

Конечно, он мог вовсе не меня поджидать, но, во-первых, нервы были на взводе, и я сразу подумала, что что-то тут не чисто, а во-вторых, уж больше ситуации похожи. И занятия, между прочим, уже начались, так что ему нечего здесь делать.

— Миледи Да Нарей? — немного удивленно спросил декан. — Не ожидал вас здесь встретить.

А кого ожидал, интересно? Но этот вопрос я вслух решила не задавать, а только мило улыбнулась.

— Мне целитель велел больше гулять, а тут отличное место.

— С этим сложно спорить. Я слышал, что вчера с вашим хозяином что-то случилось. С ним все нормально?

Слышал? Откуда это он слышал, если даже к целителю вчера идти не хотели. Все-таки от целителя?

— Ой, да там сущая ерунда, всего несколько царапин, — я беззаботно махнула рукой, поддерживая легенду Гиварда. — Он уже почти поправился, даже изъявил желание вернуться к работе.

— Ну и слава Древним! А вы куда?

— Хм... Так гуляю, — опять улыбнулась я. — Дойду до полигона, посмотрю, может там бои какие-нибудь тренировочные.

— Так ваше самочувствие, кстати, я не спросил сразу, прошу прощения.

— Да вроде бы неплохо, — я опять улыбнулась, но грустно. Мало кто знал, что ко мне вернулась одна из стихий, и я хотела это сохранить в тайне как можно дольше. Правда, если целитель проболтался.

— Что ж, не смею задерживать, — декан учтиво освободил мне место для прохода. — Удачной прогулки.

— Благодарю, — кивнула я и развернулась, чтобы продолжить свой путь.

Глава 37

Наверное, лишь паранойя из-за последних событий и позволила мне сейчас избежать неприятных последствий. Встреча с деканом Гириасом сразу показалась мне подозрительной, особенно в свете того, что наши противники уже потеряли любой страх и совесть, напав на Гиварда на острове Совета. Поэтому я готовила щитовое плетение загодя.

Безусловно, подготовка любой техники не была бы сюрпризом для декана, но лишь в случае, если дело не касается ментальной магии. У нас все не как у людей.

Так что несильный оглушающий удар в спину я приняла уже на щит. Развернулась.

— Значит, магия вернулась, — недобро ухмыляясь протянул мужчина. — Что ж, тем хуже для тебя.

Я не стала отвечать, просто усилила защиту и уже схватилась за переговорный артефакт, когда почувствовала сразу две вещи, меня искренне поразившие.

— А кто это у нас здесь? — буквально из воздуха передо мной материализовался молодой мужчина. Он не прошел через портал, нет, он просто появился.

Впрочем, не так. Он уже был тут, но почувствовала я его лишь тогда, когда накинула ментальный щит. А значит что? Значит, передо мной менталист и сильный, раз смог задурить голову даже другому менталисту. Хотя сам по себе не целенаправленный отвод глаз, ментальный маг может и не заметить, особенно, если он такой неопытный как я и не ловит диверсанта специально.

Но накинутый щит тут же обнаружил неподалеку ментальную технику, пусть и не направленную конкретно на меня, но все же задевающую по касательной.

Спорить готова, что это тот самый тип, которому передали артефакт боевики по просьбе Лариты, и который потом его отдал нашей экономке.

— Какая у меня хорошая компания! — восхитилась я, посматривая то на одного, то на другого. — Тоже хотите прогуляться?

От меня не укрылось, что лорд Гириас вовсе не удивился присутствию этого человека.

Я потянулась за артефактом связи, намереваясь сделать вид, что вызываю помощь, хотя, конечно, понимала, что мне не дадут никому ничего сообщить.

— Не стоит, миледи Да Нарей, — тут же подтвердил мои мысли декан. — Вы не сможете позвать помощь, артефакт не подействует.

Не верить ему на слово у меня причин не было, но я должна была попытаться, хотя бы для вида. А сама воспользовалась другим, неучтенным противниками и только что образовавшимся способом.

В другое время, я бы наверное тут танцевала и издавала торжествующие вопли, а скорее всего побежала бы искать Гиварда, чтобы обнять, поцеловать и вместе отметить это радостное событие. Но сейчас как-то не до этого...

Пока я с умным видом вертела в руках неработающий артефакт, тронула струну силы, которая буквально минуту назад навечно связала нас с Лан Кейнером в магическом и человеческом смысле. Надеюсь, я не выдала внешне и в ментальном плане ни единой подозрительной эмоции, хотя сдерживаться удавалось с трудом. Но я же Высшая и обязана уметь контролировать выражение лица!

Сигнал о помощи, точнее тревогу и страх я транслировала Гиварду через вновь образовавшуюся связь резонанса. Будем надеяться, что он почувствовал и все понял.

Потом откинула неработающий артефакт, подняла голову, посмотрела на мужчин.

— И?

— Ты пойдешь со мной, — ответил менталист.

— Очень в этом сомневаюсь.

— Я могу заставить, — усмехнулся он.

— В магическом плане я сильнее. Ты не сможешь мне ничего сделать, — покачала головой я. Вот только он гораздо опытнее, к величайшему сожалению.

— Зато я смогу, — в тон моему наглому тону ответил декан Гириас и шагнул ко мне, формируя какую-то технику.

Водной стихии у меня теперь не было, так что закрыться в полной мере не получится. Но ведь и я не сидела сложа руки все время пребывания на этом острове. Уже после первого покушения стало понятно, что надо уметь защищаться, так что вокруг меня сейчас гудел в магическом диапазоне усиленный щит, а кроме того я готовила контратаку.

Правда вот напасть первой я не могла. Ведь доказать угрозу жизни менталисту гораздо сложнее — его нельзя сканировать.

Декан Гириас не подвел, накинул на меня так называемую сеть, сковывающую движения и заставляющую через несколько секунд потерять сознание.

Мой щит загудел сильнее, и техника просто рассеялась при соприкосновении с ним. Нет, я не стала непобедимой. Любая мало-мальски сильная атакующая форма — и мне конец, но ведь как правило начинают не с чего-то серьезного. Зачем сразу тратить значительные силы, если можно обойтись и чем-то полегче?

— Так, так, так, — усмехнулся мужчина. — Кто-то сделал домашнее задание?

Он начал подготовку какой-то другой техники. Благо, атакующие не были его коньком, все же он теоретик и ему требовалось несколько секунд. Был бы тут боевик и меня бы уже запаковали.

Так что ждать развития событий я не стала, а ударила в ответ. И это была не просто техника, а одна из сильнейших ментальных форм. Она напоминала по ощущениям остро заточенный клинок, проникающий через любой щит или артефакт при должном уровне магии, разумеется. Теперь мне на него силы хватало.

Щит лорда Гириаса моя атака прошила, будто его и не было, но менталист, про которого я уже успела забыть, поставил свою защиту. Второй щит уже потерявшая остроту атака пробить не смогла — обе техники схлопнулись.

Так мы и стояли друг напротив друга, слегка оглушенные после ментального хлопка. На нас с менталистом он подействовал сильнее, все же отдача у обеих техник была не слабая. На декана подействовало в меньшей степени, но все же его атакующая техника сорвалась и ему придется начинать ее строить заново. Жаль только, что это фора всего в несколько секунд.

Даже не смотря на легкое оглушение, я судорожно пыталась сообразить, что же делать. Собственно, не так уж много у меня вариантов, вернее, ничего адекватного я придумать вот так сходу и не могу.

Убежать? Ну ведь догонят, а я даже перемещаться не умею. Еще один на один с менталистом можно было свести партию вничью, победить все равно бы не вышло. Ну какой из меня боевой маг?! Но лорд Г ириас мне явно не даст ни единого шанса.

Декан как раз закончил какую-то форму, явно атакующую, и попытался кинуть ее в меня, но у него не вышло. Вернее, кинуть-то он кинул, но не попал.

Где-то в полуметре от меня с низким гудением молниеносно возникла стена огня, поглощая атаку. А сзади на плечи легли руки, притягивая к себе. Я с облегчением откинула голову на плечо материализовавшегося секундой ранее Гиварда.

— Менталист, — указала я на всякий случай.

— Я им займусь, — тут же из перехода появился Клеон.

А лорд Райтис и еще несколько боевиков на своих двоих ломились к нам через лес, как стадо диких драконов. Несмотря на то, что рощица жиденькая, все равно они создавали столько шума, что Древние могли бы проснуться.

— Лорд Лан Кейнер, что это значит?! — сделал возмущенное лицо декан Гириас, когда один из подошедших боевиков попытался его скрутить.

— Сам бы хотел знать, — равнодушно пожал плечами мой будущий муж. — Фрея?

— Они на меня напали, пытались заставить пойти с ними.

— Но позвольте, мы просто хотели вас обезопасить! Такие дела творятся, одинокой девушке не стоит ходить по лесу без сопровождения.

— А сетью и ментальными формами вы, вероятно, тоже атаковали, исходя из моего блага? — ехидно уточнила я.

— И стазисом, — тут же буркнул брат, который менталиста просто вырубил с одного магического удара.

А, так вот что это было. Вовремя же Гивард появился, от такой техники ментальный щит бы не продержался и пары секунд.

— Вы арестованы за нападение на студентку Академии и будете задержаны до выяснения всех обстоятельств этого дела, — мрачно выдал лорд Райтис, подходя к декану. — Снимите щит.

— Вы не имеете права!

— Снимите щит, лорд Гириас. Вы отсюда все равно не сможете переместиться, вся территория заблокирована. В противном случае, я буду вынужден принять меры.

На пальцах лорда Райтиса заиграла алыми всполохами какая-то атакующая форма, одного взгляда на которую декану было достаточно, чтобы снять защиту и позволить боевику заковать себя в антимагические наручники.

Задержанных одного увели, другого унесли, а мы так и остались стоять с Гивардом одни посреди леса.

— Ты все-таки пришел, — констатировала я, потершись макушкой о его подбородок.

— А я мог не прийти? — фыркнул он.

— Нет, — я про себя улыбнулась. Он меня спасал даже тогда, когда между нами не было резонанса, что уж говорить о нынешней ситуации. — Я просто боялась, что ты не почувствуешь или не поймешь. Удивительно вовремя появилась связь...

— Магии было угодно, чтобы ты осталась в живых. Не вижу в этом ничего странного.

— Магия — вещь неодушевленная, она не может чего-то хотеть или не хотеть.

— По всем нашим исследованиям выходит, что это не совсем так. Какое-то коллективное сознание у магии Льеона все же есть. И оно появилось как раз после того, как планета раскололась.

— Правда? — Сказать, что я была удивлена, это ничего не сказать. — Но это же меняет все. Все наши знания, установки.

— Меняет, — задумчиво протянул Гивард. — Более того, именно в этом настоящая причина, почему я считаю преждевременным использование артефакта для восстановления планеты.

Я развернулась в руках своего любимого мужчины, взглянула на него снизу вверх.

— Ты считаешь, что магия будет против? Но почему? Разве этому магическому сознанию не хочется, чтобы все восстановилось, как было?

— И чтобы магия, возможно, потеряла свое сознание? — насмешливо уточнил тот. — Ни один разумный организм не захочет этого разума лишиться. И будет противодействовать всеми силами.

— Ну ты же не хочешь сказать, что это. — я неопределенно мотнула головой в сторону, куда увели схваченных преступников.

— Нет, конечно. Как раз наоборот, они были за то, чтобы запустить артефакт сейчас. Если я правильно понял их мотивы, вся эта заваруха как раз из-за артефакта и случилась. Впрочем, дознание докопается до правды.

— А мы это предотвратили и получили... — я сама не верила, что это говорю.

— Немного не так: мы получили, чтобы предотвратить, — поправил Гивард, чуть не жмурясь от удовольствия, потому что я обняла его за шею, прижалась всем телом.

Что же получается? Разумная магия нашла способ нейтрализовать своих врагов, дав нам с Гивардом резонанс, чтобы я смогла позвать его на помощь. Звучит как бред, на первый взгляд, но тем не менее, логично.

И опять же, если предположить, что ученые правы и у магии есть коллективное сознание, получается что она не только нейтрализовала с помощью своего подарка угрозу, но и наградила тех, кто ей помог.

— Гивард, это страшно.

— Не без этого, — криво усмехнулся мужчина.

— И что будет теперь?

— Как что? Мы поженимся, заведем минимум трех детишек...

— Вот как? А ты мне уже сделал предложение, чтобы что-то утверждать? — ехидно осведомилась я.

— Нет, но собираюсь это исправить в ближайшее время, — ответил он, наклонившись ко мне и почти касаясь губами. — Мне кажется, тебе пойдет имя Фрея Лан Кейнер.

«Без сомнений», — подумала я, отвечая на жаркий поцелуй, от которого по всему тело проскакивали искры возбуждения.

Поцелуй с любимым мужчиной, с которым еще и магический резонанс — это непередаваемые ощущения. Гораздо острее, ярче, горячее.

Жаль, что сейчас придется ограничиться лишь поцелуем — у нас еще много дел.

Глава 38

К огромному моему сожалению, допросы преступников прошли без меня. Гивард просто-напросто чуть не запер меня дома, напирая на то, что я могу столкнуться с сообщниками декана Гириаса, причем, не только на нашем острове, но и в любом другом месте. Не так уж он не прав, кстати, но это не отменяет того, что мне было чертовски интересно. А потом задержанных и вовсе забрали дознаватели. Так что даже призрачный шанс что-то узнать или подслушать у меня пропал.

Впрочем, источник информации у меня все же был. Гивард и Клеон присутствовали на всех допросах и следственных действиях, не желая оставлять дело на самотек. Тем более, что за всем, как я поняла, стояли весьма значимые фигуры, и была вероятность, что расследование попытаются спустить на тормозах.

Вот и сейчас жених, теперь уже официальный, только что прибыл с острова Совета, где проходил очередной этап дознания. Брата я расспросить даже не пыталась, он на мои честные глаза уже давно перестал реагировать, а вот Лан Кейнеру, в первую очередь из-за нашей связи, теперь очень тяжело мне отказать. И я этим собираюсь бессовестно воспользоваться.

По крайней мере, именно такие мысли блуждали у меня в голове, когда я ворвалась в личные апартаменты мужчины. Надо отдать должное его нервам, он даже не дернулся.

— Гивард, любимый, есть минутка? — невинно хлопнула глазами я.

— Прости, милая, я очень занят. Давай чуть позже. — Сказав это, он даже не повернулся в мою сторону!

— Меня пытались убить и похитить. Дважды, Г ивард. Я хочу знать все! — я топнула ногой и отошла к окну кабинета будущего мужа. — И ты мне все расскажешь! Ну расскажешь же?

Мой будущий муж в данный момент сидел за столом и читал какие-то бумаги, начисто проигнорировав мое праведное возмущение.

— Гивард!

— Фрея, милая, ты дашь мне поработать или нет?

— Нет, конечно! — тут же вспыхнула я. — Ты вернулся с острова Совета уже два часа назад. Ладно, тебе действительно нужно было пообедать и отдохнуть. Ты пообедал и что сделал? Пошел работать. А значит, ты вполне можешь рассказать, как все прошло.

— Мы еще не женаты, а ты меня уже пилишь, дорогая, — сделал скорбную гримасу он.

— Гивард! — я угрожающе уставились на мужчину, уперев руки в бока. — Ты и так достаточно от меня бегал, чем только разжег интерес. А теперь я хочу знать все. Все, слышишь?!

— Ладно, ладно. Что именно ты хочешь узнать?

— Я же сказала, что все, так что можешь начать сначала, — милостиво разрешила я, притопнув от нетерпения, и села напротив него.

— Сначала? Собственно, все было до банальности просто. Некая группа лиц хотела получить артефакт, восстанавливающий магию Льеона, в свое личное пользование, чтобы на этом заработать и повысить свое влияние в Совете.

— И что же это за группа лиц?

— Несколько правителей артефактных промышленных островов, интересны которых представлял советник по науке в Совете Шир Зидани. Помнишь, я вас знакомил на балу. — Кивнула. Советника я помнила, а также помнила реакцию Гиварда на него.

— Значит, они хотели сами производить этот артефакт, чтобы контролировать возможность использования и получить за него деньги?

— Точнее, чтобы контролировать Совет. Обладание подобным артефактом — весомый аргумент в любом споре. Они бы фактически стали правителями Льеона. Но он был создан на нейтральной территории, а значит его надо было как-то переправить к артефактам.

— И для этих целей понадобился лорд Гириас.

— На самом деле, нет. Он был одним из разработчиков устройства и был просто-напросто перекуплен той стороной. Деньги, власть, влияние, определенная свобода действий в профессиональном плане — это не то, что ему могла дать Академия.

— То есть, кукловод, который все это затеял, не он? Жаль, я думала, что все, что произошло здесь, его рук дело. Тогда кто все устроил, известно?

— Лорд Гириас, — ответил Гивард.

— Но...

— Скажем так, он подошел к делу с размахом. Когда не получилось забрать артефакт миром, то есть договорившись со мной, и когда провалился первоначальный силовой вариант, они решили дискредитировать Академию, чтобы Совет сам передал им устройство. Попытка ранить и запугать меня как раз из этой серии, и это была идея Шир Задани. Гириас же, как истинный теоретик, не терпящий насилия, предложил нарушить работу Академии.

— Но у него ведь не получилось.

— Могло получиться, точнее, ему почти удалось. Декан Ри Нилман уже была в таком плачевном состоянии, что могла пойти вразнос. Плюс, они были осведомлены о побочном действии ментального артефакта и собирались этим воспользоваться со всем размахом.

— Например, свести тебя с ума?

— В том числе. Но, как мы с лордом Райтисом и предполагали, главной целью были боевики. Если бы они вышли из-под контроля, боюсь, от Академии ничего бы не осталось. Плюс, подняли бы данные о странных происшествиях с некоторыми студентками. Наша репутация была бы уничтожена.

— Но подожди, ведь Ри Нилман была уже подвержена влиянию ментального артефакта намного раньше этих всех событий.

— Верно, и лорд Гириас знал о том, что происходит и решил сохранить это в тайне, чтобы держать ее под контролем. Ему принадлежала идея втянуть Лариту и вытащить на поверхность все грешки Ри Нилман. Ведь если мы не можем контролировать своего же собственного сотрудника, как нам можно поручать такую важную и ответственную работу, как производство артефакта, способного восстановить нашу мир.

— И этого было бы достаточно, чтобы свернуть разработку здесь и открыть там? Совет что, слепой что ли? — удивилась я. — Неужели они не поняли бы, что это просто провокация?

— Во-первых, проблемы с Ри Нилман действительно были и мы их пропустили. И это не делает чести ни всей Академии, ни мне лично. — Гивард тяжело вздохнул и на минуту прикрыл глаза. Тема для него была явно непростая, потому что декан артефакторов действительно сошла с ума на фоне безнадежной любви к нему. — Во-вторых, ты упускаешь из вида, что разбирательство в Совете не было бы честным. Кого-то подкупили бы, кого-то запугали, кто-то проголосовал бы как надо просто чтобы набрать очков среди будущих лидеров. Так что, думаю, план был жизнеспособен.

— Но почему они с таким фанатизмом хотели избавиться от меня? Из-за того, что я могла бы заметить изменения в твоем поведении? Ну так, при всем том, что ты мне сейчас рассказал, воздействовать на тебя было совсем не обязательно.

— Нет, но крайне желательно. Ведь это я им всеми силами противодействовал. Впрочем, дело действительно не только в этом.

Гивард на несколько секунд запнулся, будто решая, говорить мне или нет.

— А в чем? — поторопила его я.

— В чем? В тебе. Лично в тебе и в отряде Серебряный клык, который леди Ри Нилман изначально наняла для грязной работенки, типа нападения на девушек за пределами этого острова. Потом уже контракт перехватил лорд Гириас и поставил им иные задачи: разобраться с тобой и мной.

— Эм-м-м... — протянула задумчиво. — Не понимаю, как мы можем быть связаны. Я и узнала об их существовании только с твоих слов.

— Зато они о тебе знали. Вернее. Там на самом деле все сложно. В этом отряде служат несколько менталистов из тех, что работают неофициально. Так называемые черные менталисты, с одним из которых ты столкнулась.

— Но это же бандиты, как они могут работать на официальных наемников?

— Отряду нужны были менталисты и их ему предоставила некая подпольная организация. А платой потребовала тебя. Желательно живой, но не обязательно.

— Ничего не понимаю! Почему именно меня? Хотели сделать меня черным менталистом? Но это бред!

— Я тоже сначала не понял, но твой брат оказался в курсе.

— Клеон? А он-то тут при чем?

— Насколько я понял из его рассказа, на отборе невест, где он нашел свою жену, произошло нечто. Столкновение с некоей очень сильной менталисткой по имени Милана. Она отступница, ее разыскивал Совет еще до того, как она хотела уничтожить остров Невест со всеми невестами.

— Да, я в курсе, мне и Анна, и Клеон эту историю рассказывали. Это было ужасно!

— Так вот, как я понял, ее операцию и сорвал твой брат.

— Да, именно так! Его даже в Совете потом наградили. Только при чем здесь я?

— А при том, что эта Милана хотела банально отомстить ему через тебя, — припечатал Гивард.

Мы посмотрели друг на друга, я неверяще, а мужчина наоборот успокаивающе и сочувственно. А у меня даже не было слов, чтобы возмутиться.

— И что она планировала со мной делать?

— Для того, чтобы это выяснить, нужно ее сначала найти. А это пока никому не удалось, Фрея.

— Так что я все еще в опасности?

— Пока да, но за дело теперь взялся твой брат лично. Ему, мягко говоря, очень не понравилось, что тебя втянули во всю эту историю, а дознаватели Совета показали в деле поимки отступницы свою полную профнепригодность. За последние пять лет они так и не смогли выйти на ее след. Она появляется, наносит удар и пропадает бесследно, а они ничего не могут сделать. Впрочем, — Гивард нахмурился, — я тоже не собираюсь оставаться в стороне от этого дела, теперь оно личное и для меня. Ну а с тобой мы начнем тренировки, в том числе и боевые, чтобы ты в любой ситуации могла себя защитить.

— У меня есть теперь лишь ментальная магия, — напомнила я. — И, вероятнее всего, так и останется.

— Значит, будем работать с тем, что есть, — улыбнулся Гивард, вставая и подходя ко мне, крепко обнимая. — Кроме того, вас, ментальщиков, всегда недооценивают. Поверь, все получится.

Причин не верить своему любимому мужчине у меня не было, так что я улыбнулась в ответ на его ободряющую улыбку и обнала. С момента возникновения резонанса нам все время хочется касаться друг друга. Так зачем отказываться?

Эпилог
Лан Кейнер

Наша с Фреей официальная помолвка прошла как-то буднично. Много людей мы не приглашали, были лишь коллеги, друзья, да некоторые члены Совета из дружественных групп. На свадьбе, к величайшему сожалению, отделаться всего сотней гостей не получится, так что ее пока мы решили отложить. До лучших времен, так сказать.

Нет, по законам Льеона и магии мы уже считаемся женатыми с момента возникновения резонанса, но сама церемония с банкетом и весельем, как дань традиции, сейчас явно лишняя.

И дело не в том, что Фрее может все еще грозить опасность, хотя и в этом тоже. И даже не в том, что на свадьбе могут быть провокации не только этой менталистки Миланы, но и враждебных нам группировок. Ведь из-за нас им существенно прищемили их чешуйчатые хвосты. Просто в данный момент это немного неприлично.

Я никогда не любил Лариту, она мне даже не особенно нравилась, просто тот отбор невест был крайне скуп на магов жизни. Но тем не менее, она была моей официальной наложницей, и она погибла при трагических обстоятельствах, так что хоть пару месяцев траура надо соблюсти. Иначе нас просто не поймут.

Мне это нравилось не больше, чем Фрее, но мы оба понимали, что это необходимо, ведь до сих пор некоторые думают, что убил ее кто-то из нас. Хотя теперь дознанию доподлинно известно, что горло ей перерезал как раз тот самый менталист, которого мы задержали во время последнего нападения на Фрею.

Я посмотрел на кресло в самом углу кабинета, где сейчас как раз сидела моя девочка и читала очередной учебник. Она облюбовала это место не так давно, но это было удобно нам обоим. Физическая необходимость находиться рядом, касаться друг друга, а если такой возможности нет, то хотя бы смотреть друг на друга, диктовала свои законы.

Это было почти рабство у своих собственных сошедших с ума эмоций, но рабство приятное.

— Что? — Фрея подняла голову и посмотрела на меня, мягко улыбнувшись, а меня затопила волна нежности.

— Просто любуюсь любимой женщиной, — усмехнулся я. — А что, нельзя?

Девушка начала тут же паясничать, поворачиваться то одной стороной, то другой, чтобы мне было удобнее любоваться, показала язык. Какой же она в сущности еще ребенок! Тем страшнее то, что ее пытались убить или похитить. Даже думать не хочется, что с ней могли сделать в плену.

— Гивард, ее поймают, — прекратив улыбаться и паясничать, серьезно сказала Фрея, заметив или почувствовал перемену моего настроения. Как менталист, она ощущала нашу связь полнее, могла теперь чувствовать мои эмоции, несмотря на все возможные противоментальные артефакты.

Иногда это смущало. Непривычно, что ты открытая книга для другого человека. С другой стороны, мы стали лучше понимать друг друга. Фрея оказалась не по возрасту мудрой, и когда я искренне чего-то не понимал (а этих женщин вообще сложно понять), то не обижалась, а просто объясняла чего хочет нормальными словами, но не криками и истериками.

Вообще, мне с ней невероятно повезло.

— Да, наверное поймают. Этим же занимается твой брат. А вот, кстати, и он.

Мы так и не решились снять ограничения на посещение Академии. Студенты, конечно, роптали, но это в лучшую сторону отразилось на успеваемости, ведь вместо пьянок-гулянок на других островах им пришлось учиться. Я уже подумываю над тем, чтобы так все и оставить. Отец, правда, против — опасается взрыва студенческого негодования.

Тем не менее, пока режим ограниченного доступа не отменен, каждый посещающий должен получить разрешение. Даже брат моей жены.

Я вывел форму доступа и прямо в центре моего кабинета появилось все семейство Да Нарей полным составом: Клеон, Анна и малыш Глен, который не придумал ничего лучше, как с визгом тут же броситься к тете на руки.

Фрея довольно рассмеялась и посмотрела на ребенка таким взглядом...

О пополнении нашего семейства мы пока не задумывались, но судя по виду жены, она это в долгий ящик откладывать не собирается.

Я встал и поприветствовал гостей, а точнее уже родственников. Да Нарей сегодня был еще более серьезен и сосредоточен, чем обычно, и я понял, что нам предстоит разговор.

Мы уже уладили все разногласия между нами, но Клеон был все равно не слишком счастлив от факта нашего родства. Впрочем, его можно понять, попортили мы друг другу немало крови, к обоюдному удовольствию обоих, надо сказать. Наше противостояние помогало не скучать и держаться в тонусе, правда, потом Да Нарею стало вовсе не до развлечений —началась война на его острове.

После отличного обеда, где все болтали о каких-то ничего не значащих вещах, мы разместились в малой гостиной за бокалом коньяка. И только там мы смогли нормально поговорить. Женщины же ушли пообщаться о своем и, кажется, потискать ребенка. По крайней мере, в эмоциональном фоне Фреи, даже в той крохе, что я ощущал через нашу связь, я почувствовал именно это желание. Да, она хотела ребенка, и, боюсь, никакие уговоры подождать не помогут. С другой стороны, а зачем ждать?

— Я, конечно, понимаю, что у вас только что образовался резонанс, но прошу, притуши эмоции, я все-таки ее брат! — Возмутился Клеон. — Пробирает даже через артефакты.

— А ты меня не читай, — огрызнулся я и спросил, наконец отвлекаясь от своих мыслей о любимой: — Что-то выяснилось?

— Отдел дознания напал на след. На этот раз есть серьезные шансы, что Милану удастся схватить или обезвредить.

— Серьезные шансы? — криво усмехнулся я. — В прошлый раз они так же говорили.

— Тем не менее, уже несколько ячеек ее организации разгромлены. Очень помогают твои родственники, между прочим. Их боевые и следящие артефакты — это что-то!

— Она уже несколько раз уходила от преследования.

— На этот раз не уйдет, — хищно осклабился Клеон. — Я сам поучаствую в захвате, если понадобится, но разберусь с этой стервой. Она чуть не убила Анну, она чуть не убила Фрею — это личное.

— Помощь нужна? Я тоже был бы не против поучаствовать, — усмехнулся я.

Конечно, я уже давно не боевик, но и не самый последний по силе маг на Льеоне. И когда-то я был очень неплох именно в боевой магии. Что ж, придется вспомнить прошлое.

Да Нареи пробыли у нас еще некоторое время, в течении которого Фрея несколько раз пыталась меня втянуть в игры с ребенком. Я, разумеется, понимал, чего она добивается, но это было так мило и забавно, что я просто не мог слегка не поиздеваться над ней, пытаясь отвертеться всеми возможными способами.

Когда же родственнички наконец убыли, Фрея забралась ко мне на руки, и тут я понял, что на этот раз отвертеться точно не получится. Приподнял вопросительно бровь.

— Гивард, у нас скоро будет ребенок, — с какой-то странной интонацией сказала она.

— Ты беременна? — Ожидаемо, но я пока не разобрался в своих чувствах. Слишком неожиданно, ведь она никогда раньше об этом не заговаривала.

— Пока нет. Но... Гивард, у нас скоро будет, — она выделила это слово, — ребенок!

Я внимательно посмотрел на решительное выражение лица моей упрямой девочки.

— Как скажешь, любимая, — про себя усмехнувшись, ответил я.

Одного пронзительного взгляда из-под длинных ресниц достаточно, чтобы я не мог ей ни в чем отказать. Тем более, что производством наследником рано или поздно все равно нужно будет озаботиться.

— Ну так чего ты ждешь, любимый? Приступай! — Фрея обняла меня за шею, притягивая к себе.

— Слушаю и повинуюсь, моя леди! — фыркнул я, целуя мягкие, сладкие губы.


Оглавление

  • Дана ДанбергДраконьи острова. Остров драконьих надежд
  • ПрологЛорд Гивард Лан Кейнер
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3Гивард Лан Кейнер
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15Лан Кейнер
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18Лан Кейнер
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23Лан Кейнер
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29Лан Кейнер
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32Лан Кейнер
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • ЭпилогЛан Кейнер
  • Teleserial Book