Читать онлайн Моя малышка бесплатно

Моя малышка

Глава 1

Тимур

Сегодня, как и всегда в этот день, я пошёл из дома, с целью напиться и потеряться. Отключиться от всего вокруг. Полностью забыться, даже от самого себя.

Забрёл в ночной бар поблизости и сразу заказал водки. Одну за одной, я опрокидывал в себя стопки. Только нихрена не брало, Не помню сколько выпил к тому моменту, как услышал женский крик и увидел какую-то потасовку.

Поднялся и пошёл на источник шума. Если все закончится мордобоем, так даже лучше. Для меня это сейчас отличный способ выпустить своих демонов наружу, чтоб окончательно не сожрали меня изнутри.

Подойдя поближе, увидел, как двое отморозков зажимают девчонку, у стены какого-то закутка. Молоденькая совсем. Темные, длинные волосы разметались по лицу. Девчонка сопротивлялась и кричала. Пыталась отбиться. И ведь ни одна падла не подошла ей помочь. Но мне все равно терять нечего и не долго думая, подлетел в эпицентр это действа и оттянул одного придурка за шкирку, приложив его головой об стену. Паренёк быстро отключился, видимо даже не успев понять, что произошло. После секундного замешательства, его друг бросился на меня, и быстро огреб точно в нос. Кровь брызнула и послышался хруст. Швырнул его к другу, ещё раз хорошенечко приложив в челюсть.

Как-то быстро все закончилось, даже не успел выплеснуть всю злобу и дурь, что скопилась внутри меня. А этого добра во мне хватило бы на десяток таких уебков. Жаль, что их всего двое было. Ну это для меня, а для той, к кому они пристали, думаю и это было с перебором.

Подошёл к девчонке, которая стояла вжавшись в стену. Глаза испуганные. Стоит словно в шоке.

— Пошли отсюда. — взял ее за руку и повёл к выходу, по пути бросив бармену наличку, за заказанный мной ранее алкоголь.

Вышли на улицу. Достал телефон и открыл приложение такси.

— Адрес называй, куда такси тебе заказывать?

Девчонка тряслась и заливалась слезами. Тушь размазалась по лицу, губы искусаны. Взгляд затравленный. Сопливая совсем, лет девятнадцать — двадцать на вид. И чего дома не сидится.

— Ну?

— Спасибо. Но не нужно такси.

— Совсем отмороженная чтоли? Куда ты сейчас в ночь пешком собралась? Мало приключений было?

— Нет. Мне идти некуда. Я пришла сюда к подруге, хотела попросить остаться переночевать в комнате персонала, но ее не оказалось на месте.

Твою мать, вот только этого мне не хватало. Нашёл приключений. И чего мне делать теперь? Тут оставлять? И смысл тогда был ее отбивать от отморозков, если такими темпами, она на новых нарвётся? Блядь. Провёл рукой по волосам и волком посмотрел на девчонку.

— Ладно, пошли.

Пошёл в сторону дома. Девчонка стояла и не думала двигаться с места. Встала как живая статуя, натянутая струной.

— Мне тебя долго ждать? Или тут предпочитаешь остаться?

— Нет. — быстро ответив, спотыкаясь, засеменила за мной. Сразу бы так.

Молча дошли до квартиры. Только стук ее каблучков разрезал ночную тишину. Открыл дверь и пропустил ее вперёд. Включил свет. Прошёл дальше по коридору и открыл гостевую комнату, которую обычно занимали мать или друзья, когда приезжали меня навестить.

— Можешь ложиться тут. Ванная по коридору и направо. Полотенца в шкафу. Разберёшься. А я спать.

Вышел из комнаты под перепуганный и ошарашенный взгляд девчонки, и пошёл в свою спальню. Было одно желание, поскорее уснуть и отключиться от реальности.

Глава 2

Алиса

Иду домой, еле шевеля ногами, то и дело оступаясь. Неровная брусчатка раздражает до ужаса. Не дорога, а не пойми что. Да и день сегодня не задался, однозначно. Уже вечерело. По пути к дому, зашла в магазин и купила продуктов. Дома шаром покати, а я Илье обещала сегодня на ужин его любимое мясо приготовить. Хотя, ему надо, мог бы и сам зайти в магазин.

Сейчас мы живем только на мою копеечную зарплату. Илью не так давно уволили. И сейчас он целыми днями катается по собеседованиям и приходит домой после восьми вечера. Хотя, кое-какие сбережения у него были, но он почему-то предпочитал не тратить их на продукты и другие бытовые нужды. Ну хотя, что значит почему-то? Все очень просто. Он очень прижимистый, и временами до жути жадный.

Не сразу обнаружила в нем эту черту. По началу, как влюблённая дура заглядывала в рот. Розовая пелена перед глазами, полностью застилала адекватный взгляд на вещи. Это были мои первые отношения, и в целом, мой первый мужчина. И окуналась я в это все, с головой. Сначала думала, что я самая счастливая. Потом только туман стал рассеиваться.

Я училась и старалась подрабатывать, то там, то тут. Сначала жила в общежитии, но когда наши с Ильей отношения стремительно завертелись, он предложил переехать к нему. И я согласилась. Так и жили.

Сейчас я понимаю, ведь все что происходит, это далеко не предел мечтаний. Я все время, как загнанная лошадь. Илья относится потребительски. Часто бывает очень груб, может в пылу ссоры толкнуть. Дать подзатыльник, если с чем-то не согласен, а я вызвалась спорить. Такими темпами и до конкретного рукоприкладства с последствиями недолго осталось. В сексе тоже полный штиль. Ну как, мы им занимаемся, но правда только ради удовольствия Ильи. Поначалу, я наивно полагала что все, что происходило в нашей постели норма. Но слушая рассказы девчонок с учебы, читая разные статьи, поняла, что не испытываю даже четвёртой доли того, что по идее должна бы. В какой-то период думала, что это я такая, и у меня туго с этим делом, но потом поняла, что дело не во мне. А в эгоистичном отношении Ильи. Не успела возбудиться и сухая? Да ни чего страшного. Плюнул и вперёд. А то что мне больно и не комфортно, его не останавливало, даже когда я об этом говорила. Отвратительно. Я о том, что такое оргазм, узнала только от самоизучения своего тела, и самостоятельных ласк.

Я подумывала, прекратить эти отношения. Но мест в общежитии сейчас нет, а денег на съемное жилье, у меня тоже не имеется. Знаю, подло это, и не правильно. Но как есть. Поэтому пока повременила с кардинальными решениями. Провинциальная, практически нищая девчонка, приехавшая покорять столицу, скажете вы? И правильно сделаете. Это действительно так.

Приехала из далекой глубинки, родителей потеряла в тринадцать лет, после чего осталась жить с бабушкой. Она у меня мировая. Всегда поддерживала, и старалась дать лучшее. Пусть в материальном плане, это было сложно, но морально и духовно, она меня обогащала по высшему разряду. И любила, такой тёплой и уютной любовью.

Это она в своё время настояла, чтоб я ехала поступать в столицу. Говорила, что с моими мозгами, мне нечего делать в этой забытой богом деревне. Я и поехала. И поступила. Твёрдо и уверенно стала студентом, на бюджетном месте.

Сейчас, бабушки уже год как не стало. И все, что у меня осталось, это старенький и перекошенный домик в деревне, в котором даже бабушка последние пол года не жила, из-за проблем с печкой. Она перебралась к своей подруге, такой же одинокой старушке.

Вот в таких размышлениях, я и дошла до квартиры, в которой пока ещё жила. Повернула ключ в замке, и переступила порог. В глаза сразу бросились ботинки Ильи и стоящие рядом, женские туфли, на высоком каблуке. Неприятные догадки, невольно прокрались в мысли. Интересно он однако собеседование проходит. Трудяга.

Поставила пакеты с продуктами на пол и не разуваясь пошла дальше. На кухне ни кого не было, только пустые бокалы из-под шампанского, сиротливо стояли рядом с распитой бутылкой.

Из комнаты доносился скрип нашей старой кровати и сдавленные стоны. Ну что ж, пойдём на звук. Дверь в спальню была открыта, и моему взору представилась неописуемая картина. Илья так усиленно пыхтел над телом какой-то девицы, явно стараясь произвести впечатление, что я невольно задумалась, что у него сердце прихватит от натуги.

— Это ты на собеседовании в виде проб в порнушку? Уже две недели по вакансиям мыкаешься, не перетрудился?

Девушка заверещала и начала истерично сталкивать с себя тело Ильи. Тот подорвался, вскочил и прикрывая руками полуэрогированный член, вытаращил на меня глаза.

— Не возьмут, Илюх, не дотягиваешь. — указала пальчикам в область его паха.

— Алиса? А ты как… — запнувшись на полуслове он начал подбирать свои вещи.

— Я как? Я хорошо. А вы?

— Почему ты дома, ты же позже должна прийти?

— А ты?

— Я… так получилось. Это, Алис, это совсем не то, что ты могла подумать, это просто разовое помутнение. Она для меня вообще ничего не значит. Я ведь тебя люблю. — нерешительным шагом двинулся в мою сторону.

— Чего? Совсем обнаглел? — девица явно была не согласна с его утверждениями.

Посмотрев на неё, перевела взгляд на бывшего парня.

— А я ничего не думаю, Илюш. Я сейчас ухожу, можете заканчивать начатое. Завтра приду за вещами и оставлю ключи.

Развернулась и решительным шагом пошла на выход из этой квартиры.

— Алис, подожди, я все объясню.

— И так подождала. Раньше надо было самой валить от тебя.

— Что?

— То! Все, говорить нам больше не о чем. Желаю удачи в поиски еще одной такой наивной дуры, как я. Счастливо оставаться.

Он попытался меня ухватить за руку, но я изловчилась увернуться.

— Ну и вали! Куда ты без меня? Да тебе жить негде! У тебя ничего нет! Самостоятельная нашлась! Прибежишь ещё. Ни кожи, ни рожи.

— Да лучше ничего не иметь, чем с тобой тут прозябать. И в целом, тебя это не должно касаться. Разберусь.

Если честно, в глубине души, его слова конечно больно резанули, но вида я не подала. Много чести. Потом поплачу, с собой наедине.

Не знаю, из-за вредности ли или обиды, но на выходе из квартиры прихватила кусок мяса, который купила чуть ли не на последние деньги и остервенело запихала его в сумочку. Хрен ему, а не бифштекс. Лучше собакам дворовым скормлю, чем тут оставлю.

Хлопнула дверью и быстро перебирая ногами, спустилась по лестнице на первый этаж.

Распахнула подъездную дверь и полной грудью вдохнула тёплый весенний воздух. А ведь мне и правда идти некуда. Единственным местом, где я могла хотя бы переночевать, была работа моей университетской подруги Лиды. Она работала в ночном баре, официанткой. У них там было служебное помещение, и пару раз мы с ней там даже оставались, болтая по пол ночи. Домой к ней напроситься я не могла, из-за скандального и агрессивного отца. В целом, бар этот, не самое приятное место, публика там, как на подбор. Алкоголики, дебоширы и грубияны. Но вариантов у меня не много, а вернее их полное отсутствие.

Не спеша дошла до нужного адреса. Подошла к барной стойке и попросила позвать Лиду.

— А ее нет сегодня. Она отпросилась на неделю, срочно.

— Ээээ… ясно. Спасибо.

Вот дура. Нужно же было сначала позвонить, а не идти сюда с полной уверенностью, что я ее тут застану. Но из-за того, что помнила, что сегодня ее смена, смело пришла, не удосужившись уточнить. Попробовала набрать ей сейчас, в надежде, что на сможет договориться с кет-то из коллег меня пустить переночевать. Но абонент был недоступен.

— Дайте тогда, пожалуйста, один виски-кола.

— Да, конечно. Минуту.

Так как идти все равно некуда, я решила немного посидеть в этом дерьмовом месте, в этот дерьмовый день, в дерьмовом настроении. Ну а что, подобное к подобному, как говорится.

Нужно что-то срочно решать. Не на вокзале же мне ночевать, хотя все к этому и идёт. Какая же я дура. Вместо того, пока была возможность, отложить немного денег, найти более стабильную работу и самой съехать, я тратила все на устройство быта в чужом доме.

Допив бокал со спиртным, начала собираться. Ну что же, на вокзале я ещё не ночевала. Все бывает впервые. Прежде чем уйти, зашла в уборную. Уже на выходе из туалета, меня перехватили какие-то два парня.

— О, какая куколка.

— Извините, я спешу.

— Уже не спешишь.

Меня приперли к стене. Два сальных взгляда прошлись по моему телу. Было ощущение, что они меня уже раздели и нагло ощупывают.

— Ну что, познакомимся поближе.

— Молодые люди, извините, но я не знакомлюсь и действительно очень спешу.

— А это не вопрос был.

Ужас и паника стали нарастать. Дурное предчувствие сковывало все нутро. А я думала день дерьмовый? Похоже, то ещё были цветочки.

Попыталась вырваться, но мне больно сжали предплечье и швырнули обратно к стене. Сильно ударившись спиной и затылком, прикусила губу, сдерживая болезненный стон.

— Не рыпайся, сука.

Я с ужасом начала озираться по сторонам, в поисках помощи. Но все равнодушно сидели и занимались своими делами. Игнорируя все происходящее вокруг. Думаю, если кто и увидел происходящее, предпочёл проигнорировать. Какой же ошибкой было, остаться здесь и не уйти сразу, не найдя Лилу. Начала кричать и извиваться, когда влажные, липкие руки стали задирать кофту, и пытаться расстегнуть ширинку моих брюк. Слёзы хлынули из глаз. Вся ситуация в целом и предшествующие этому события, пробили мою броню. Я продолжала кричать и отбиваться, не теряя надежды. За что получила, не слабую оплеуху.

И тогда, когда я уже оставила всякие надежды на помощь. Рядом появился высокий и крепкий мужчина. Я даже не успела понять, что произошло, когда один из этих дегенератов, лежал в отключке на полу. Та же участь настигла и второго. В прострации и шоке, я даже не услышала, что сказал этот незнакомец. Немного очнулась, когда он взял меня за руку и повёл за собой. Быстро семенила за ним, не думая, куда он меня ведёт.

Оказавшись на улице, он отпустил меня и начал ковыряться в своём телефоне.

— Адрес называй, куда такси тебе заказывать?

Вскинула на него глаза и не нашла, что ответить. А что я могла сейчас сказать? Назвать любой адрес и приехать не известно куда и опять во что-то вляпаться. День-то явно не мой.

— Ну?

— Спасибо. Но не нужно такси.

— Совсем отмороженная что ли? Куда ты сейчас в ночь пешком собралась? Мало приключений было?

— Нет. Мне идти некуда. Я пришла сюда к подруге, хотела попросить остаться переночевать в комнате персонала, но ее не оказалось на месте.

Мужчина окинул меня не добрым и очень уставшим взглядом, в котором было ещё столько всего намешано, что и не разобрать, явно о чём-то задумавшись. Вся эта ситуация, явно была ему не по душе. После продолжительного молчания, он снова посмотрел на меня.

— Ладно, пошли.

Развернулся и куда-то пошёл. А я, как вкопанная стояла и думала, что мне делать. И тут не останешься, и с незнакомцем идти опасалась, хоть он и помог мне. Но кто знает, что он из себя представляет. Из оцепенения вывел его грозный голос.

— Мне тебя долго ждать? Или тут предпочитаешь остаться?

— Нет. — ответ вырвался непроизвольно. Решив откинуть все сомнения, побежала за ним. Устала думать и переживать.

Шли молча. И я украдкой разглядывала моего сегодняшнего спасителя. Высокий, на голову выше меня. Волосы темные, практически чёрные, немного отросшие. Красивый профиль. Ровный нос, слегка полноватые губы, четко очерченные скулы. Только глаза его разглядеть не смогла. Широкие плечи. Явно под этим слоем одежды скрывается крепкое и мужественное тело. Узкие бёдра в чёрных джинсах. Своей комплекцией, смахивал на спортсмена. Да и силы, судя по всему, ему не занимать. С какой легкостью он раскидал тех двух уродов. Из под воротника футболки выглядывала часть татуировки. Что именно у него было набито, не разобрать. Сколько ему лет? На вскидку, около тридцати-тридцати пяти. Он обернулся и поймал мой изучающий взгляд. Смутившись я отвернулась, опустила голову и не рискнула дальше его разглядывать. Ещё не хватало, чтоб он это воспринял как-то иначе, нежели как мое банальное любопытство.

Минут через десять мы дошли до его квартиры. В ней было очень уютно, на сколько я успела разглядеть. Явно все сделано с душой, и явно к этому приложила руку женщина, слишком по-домашнему тут все было. Он отвёл меня в комнату, сказал, где находится душ и ушёл. Вот так, просто ушёл, и оставил у себя в квартире, совершенно незнакомого человека.

Немного осмотрела комнату, в которую меня поселили на эту ночь. Симпатично. Комната просторная. Большая двуспальная кровать стояла чуть левее окна, рядом две тумбы. Шкаф, комод, небольшой столик у стены, кресло и телевизор. На окнах висели бежевые шторы, с шоколадного цвета рисунком. В целом, вся комната была оформлена в бежевых, тёплых тонах. Ещё немного посидев, все же решилась сходить в душ. Взяла полотенце в шкафу, прихватила лежавшую там футболку, надеюсь за это я не получу на орехи, и аккуратно, почти крадучись пошла в том направлении, которое мне объяснил незнакомец. Даже имени его не знаю.

Зашла в ванную комнату, закрылась на замок, опёрлась о раковину и посмотрела на себя в зеркало. Видок ещё тот. Волосы всклокочены, косметика поплыла на пол лица. На щеке красовался небольшой красный след от руки одного из нападавших. В глазах, лихорадочный блеск.

Встряхнув головой, начала раздеваться. Залезла в ванну, задвинула шторку и встала под струи горячей, почти обжигающей кожу, воды. Хотелось смыть с себя хоть какое-то напоминание, о сегодняшнем дне. Не знаю, сколько я так простояла, но выйти решила уже только тогда, когда начала кружиться голова, от явного перегрева всего тела.

Наскоро вытеревшись, натянула на себя футболку, которая доставала мне до середины бедра, взяла свои вещи и так же крадучись, как и пришла сюда, пошла обратно. В комнате сложила вещи и аккуратно положила их на кресло.

Залезла под одеяло, которое натянула по самый нос. От постельного белья так приятно пахло. Свежестью. Мне казалось, что я нескоро смогу уснуть на новом, совсем не знакомом месте, под одной крышей с незнакомым мужчиной. Но все потрясения сегодняшнего дня, усталость и тёплое одеяло, сделали своё дело.

Утро встретило меня первыми лучами, весеннего солнца. Собственно они, пробиваясь через окно и падая мне на лицо, заставили разомкнуть веки. Не сразу поняла, где я нахожусь, но понимание пришло быстро. Лежала тихо, прислушалась и не услышала ни единого звука. По всей видимости, хозяин квартиры ещё спал. А вот я, жутко хотела кушать, о чем мне напомнил, урчащий голодом желудок. Чувство голода было на столько сильным, что вызывало приступы тошноты.

Будить мужчину совсем не хотелось. Но и хозяйничать на его кухне, тоже было неудобно. Ещё не удобнее, было брать его продукты. Мысль о том, что на этой кухне в принципе, властвует другая женщина, а я вероломно вторгаюсь на ее территорию, немного притупила чувство голода. Но не сильно. Все таки пересилив себя, надела брюки и пошла в святая святых любой женщины.

Кухня была просторной. В светло-зелёных тонах. Оборудована по последнему слову техники и дизайна. В холодильник заглянуть, все же не решилась. Вспомнила о содержимом своей сумки и достала оттуда кусок говядины. Понюхала. Вроде бы не испортился.

Огляделась в поисках нужного и взяла минимум приборов — разделочную доску, нож и сковороду. Старалась сильно не шуметь. Промыла мясо, порезала и начала обжаривать. Аромат в воздухе, витал божественный. Есть захотелось ещё сильнее. Выключила плиту и пошла в комнату, чтобы полностью переодеться в свою одежду.

Скинула футболку, и надела обратно свою кофту. На обратном пути на кухню, взгляд зацепился за фотографию в рамке, которая стояла на тумбе в гостиной. До этого, ее совсем не замечала. Подошла и взяла ее в руки. Со снимка на меня смотрела привлекательная молодая женщина и маленькая девочка лет четырёх-пяти. Красивые.

— Поставь обратно.

Голос был на столько агрессивным и неожиданным, что подпрыгнув на месте, чуть было не выронила рамку с фото. Повернулась и застыла от леденящего душу взгляда. Мужчина подошёл, резко вырвал ее из моих рук и аккуратно поставил ее на место. После чего, молча развернулся и пошёл, по всей видимости, в душ.

Немного постояв, все же направилась на кухню, куда и шла изначально. Взяла тарелочку и выложила на неё мясо. Даже осталось, кусок был вполне увесистый. Пока сидела и кушала, не без наслаждения кстати, на кухню зашёл хозяин квартиры. Окинул меня взглядом и приподнял одну бровь. Я так и замерла с вилкой в руке.

— Интересно. У меня не было мяса. Из квартиры ты тоже не выходила, ключи я не оставлял. Откуда ты его достала?

— Из сумки. Хотите? Там ещё осталось. — ответила, как есть.

— Из сумки?

— Ну да. Из своей сумки. — неуверенно произнесла и снова посмотрела на него. И тут случилось то, чего я ни как не ожидала. Мужчина расхохотался, так заразительно и искренне, что невольно сама улыбнулась.

— Ты серьезно? Пошла в низкосортный бар, ночью, с куском свежего мяса в дамской сумке?

Немного смутилась и опустила глаза.

— Так получилось.

— Не перестаёшь удивлять.

Пропустила его подкол в свой адрес, решив не заострять на этом внимание.

— Так будете кушать?

— Ну давай. Попробую твоё творение.

Быстро встала и начала накладывать оставшуюся порцию еды. Задумалась о том, что веду тут себя, как хозяйка, и стало очень не удобно.

— Извините, что немного здесь похозяйничала. Не хотела вас будить, а мне очень захотело поесть.

— Ни чего. Главное потом ставь все на свои места.

— Конечно. Спасибо. И за вчерашнее, тоже спасибо, что не оставили и не прошли мимо. И за то, что дали переночевать.

— Не за что.

Молча принялись за еду. Мужчина ел с крайне задумчивым видом. Что у него на уме? То говорит, а потом резко выпадает из реальности.

Закончив с завтраком, помыла посуду и все поставило туда, откуда брала.

— Я сейчас быстро заберу свои вещи и пойду. Спасибо ещё раз.

— Сегодня уже есть куда идти?

По моему растерянному взгляду, он явно понял, что идти мне некуда. Но я постаралась придать голосу уверенности.

— Да. Я разберусь.

— Ну тогда поехали, отвезу. Мне все равно по делам нужно.

— Да не стоит. Спасибо, я справлюсь.

— Собирайся. Я за ключами.

Не став спорить, быстро сходила за вещами и пошла обратно. Он уже ждал в коридоре.

Когда сели в его машину, он выжидательно посмотрел на меня. От чего я немного стушевалась.

— Адрес говори.

Точно, я же даже не сказала куда меня везти. Почему-то я ужасно теряюсь рядом с ним. Он очень подавляет, своей мощной энергетикой. Ведь обычно я очень сосредоточена и более уверенна в себе.

— Комсомольская 43/10. Мне там вещи забрать нужно.

Вбив адрес в навигаторе, он плавно тронулся с места.

— Я кстати Алиса.

— Ясно.

Явно не ожидая такой реакции, от смущения я отвернулась и прикрыла глаза. Ладно, нужно собраться и думать, что делать дальше. Достала свой телефон и начала искать адреса самых дешевых хостелов, на ночлег в котором мне хватило бы денег. Не уверена, что наскребу, но все же. Ведь часть моих денег, осталась в квартире Ильи. И если сейчас получится забрать вещи и деньги, я вполне смогу найти ночлег, а там выйду на подработку. Нашла подходящий мне хостел и добавила его в закладки.

До дома Ильи, доехали достаточно быстро. Старая пятиэтажка, как живой укор, всем своим видом напомнила то, как я отсюда уходила и при каких это было обстоятельствах. Бодро выпрыгнув из машины, пошла к подъезду. На нужный этаж поднялась перешагивая через ступеньку. Вставила ключ, но он не подошёл. Скотина какая, быстро же замки сменил. Нажала на звонок и принялась ждать, ощущая, как во мне по нарастающей поднимается волна неприкрытого гнева.

— о, явилась. — в приоткрытую дверь ответил мой бывший.

— Я за вещами. Разрешишь пройти?

— Ты тут больше не живешь и, следовательно, вещей твоих тут нет.

— Ты прикалываешься? Тут моя одежда. Не хочешь чтоб я заходила, сам тогда собери ее и вынеси.

— Ага, сейчас. Бегу и падаю.

— Илья, правда, вот не смешно ни капли. Отдай мне вещи. Они на мои деньги куплены.

— Больше ни чего не хочешь?

— Нет, не хочу. Только забрать своё.

— Иди откуда выползла. Думала унизишь меня вчера и я тебя сегодня с распростертыми объятиями встречу. Не угадала. Давай, топай, овца. — и захлопнул перед номом дверь.

— Тварь какая. Да подавись ты! — крикнула в закрытую дверь. Развернулась и гордо вышагивая пошла к машине с незнакомцем. Стоило открыть дверь его танка, как он окинул меня взглядом и вопросительно приподнял бровь.

— А вещи-то где? Я конечно понимаю, что ты в свою сумочку кладёшь бог знает что, — многозначительно посмотрел на мою небольшую женскую сумку, на тонком ремешке, перекинутую через плечо — но сомневаюсь, что туда бы поместились вещи.

— Не отдали — недовольно поджала губы.

Глубоко вздохнув, он покачал головой и вышел из машины.

— Пошли. — интересно, он со всеми такой немногословный.

Недолго думая пошла следом, указывая куда нужно идти. Почему-то сейчас хотелось бежать впереди него и тыкать пальцем в того, кто меня обидел.

Ещё раз позвонила в нужную дверь и через минуту она распахнулась.

— Сдрысни шваль, я неясно…

Договорить ему не дали. Затолкав его обратно в квартиру, защитник обиженных и обездоленных, распахнул дверь и решительно вошёл в квартиру.

— А ты кто такой?

— Завались и лучше постой молча, а ты иди за вещами.

Под ошарашенный взгляд Ильи, смело прошла в квартиру и начала собирать свои вещи. Сложив все в свой потрёпанный чемодан, решила проверить целостность своей заначки. И каково же было мое удивление, что в боковом кармане чемодана, где лежали мои сбережения, было пусто.

Выкатила чемодан в коридор.

— Все вещи?

— Да. Но денег нет.

— Не было у тебя никаких денег. — подал голос бывший.

— Были. В чемодане лежали, и ты об этом знал.

Мой страж перевёл взгляд с меня на Илью, от чего последний моментально побледнел.

— Деньги девушке верни.

— Нет у меня никаких денег. Врет она! Она чуть ли не нищая, какие у нее могут быть деньги?

Недолго думая, мой незнакомец взял хозяина квартиры за ворот толстовки и вжал в стену.

— Считаю до трёх, и если ты не отдашь девушке деньги, я тебя отвезу в одно занимательное место, где ты будешь жопой долг отрабатывать. Раз. — прозвучало так убедительно, что даже у меня мурашки пробежали.

— Понял, понял. Сейчас отдам. — заверещал так, будто его уже отправили на отработку и непосредственно приступили к действиям.

Откинув Илью вглубь квартиры, незнакомец стряхнул руки и несколько раз сжал кулаки. Мне почему-то показалось, что его терпение на грани. Мало того, что со мной возится, так ещё и тут такие препоны. С выдержкой у него явно сложности. Тем временем Илья почти бегом побежал в комнату. Но как-то подозрительно долго он там возится.

— Два. — голос, словно раскат грома прогремел.

Не одной мне видимо показалось, что Илья задерживается.

Запыхавшийся Илья вернулся к нам и трясущимися руками протянул мне деньги. Впихнул их мне в руки и выдохнул. Что-то мне показалось, в пачке денег, что он мне дал, было больше, чем он у меня забрал. Все что было выгребал, что ли?

— Здесь лишнее.

— Есть там лишнее? — незнакомец снова посмотрел на Илью.

— Нет. Все ее. Лишнего нет.

Я пожала плечами и убрала деньги в сумку. Ну нет, так нет.

Подхватив мой чемодан, страж пошёл в машину. Я следом. Было так приятно, что кто-то за меня заступился и отстоял. Давно не испытывала этого чувства. Защищённости.


Загрузили вещи в багажник и поехали по названому мной адресу. В тот хостел, который я приглядела. И не устал он со мной возиться? У него вроде дела были. Сам говорил.

По мере того как мы все ближе подъезжали к нужному адресу, лицо моего спасителя становилось все более и более хмурым. Остановившись у здания, он повернулся и серьезно на меня посмотрел.

— Ты серьезно?

— Что?

— Собираешься жить в этой гадюшне? Не пойми с кем по соседству?

— Это лучше, чем спать на вокзале. — немного огрызнувшись, скосила на него взгляд.

— Я бы поспорил. Это же конкретный притон.

— Спасибо конечно. Но мнения вашего, я не спрашивала. Я подобрала подходящий для себя вариант. На данный момент.

Гордо вскинув подбородок, взялась за ручку двери, и не успев за нее потянуть, чтоб распахнуть дверь, как вдруг услышала звук блокировки замков. Перевела непонимающий взгляд на мужчину.

Глава 3

Тимур

Господи. За что мне этот «подарок» судьбы на голову упал. Ведь привык уже абстрагироваться от всего и всех. Помог, отбил от отморозков, иди спокойно дальше, Тимур. Нет же, ввязался по самые уши в ее проблемы. А она ведь в этом плане совсем бедовая, что не день, то новые виражи.

А ещё, она оказалась очень даже симпатичной, когда смыла «панду» с лица. После всего, что произошло в прошлом, у меня были женщины, но разовые, не более. Не сразу конечно. Пришёл немного в чувства, и монахом я не стал. Поэтому оценить ее с мужской точки зрения, я вполне смог. Смог и даже захотел.

Стройная, подтянутая. Высокая грудь — троечка, округлые бёдра и тонкая талия. Личико кукольное. Маленький, аккуратный носик, пухлые губки, красивый разрез глаз. Имя Алиса ей подходит. Глаза, как у лисы, хитрые и пронзительные. Мелкая только, мне по плечо макушкой достаёт.

Живая девочка, в отличие от меня. Привыкшего к одиночеству и нежеланию общаться. Друзья смирились с этим. Только Стас ещё до сих пор не теряет надежды меня расшевелить. На работе тоже не донимают, подчиненные шарахаются, стоит зайти в офис.

Но тут программа дала сбой. Ей удаётся вывести меня на эмоции с неимоверной скоростью, от дичайшей злобы и агрессии, до неконтролируемого смеха. Думал удавлю, когда увидел, как она держит в руках фото. Ненавижу, когда у меня дома что-то трогают и тем более, кладут не туда, где было. А потом добила меня своей непосредственностью, в виде куска мяса в женской сумке. Жесть. Что у неё в голове?

Вроде бы и ведёт себя кротко, а в глазах при этом читается столько дерзости. Сумасшедший коктейль.

Когда повёз ее на квартиру за вещами, всю дорогу, скрипя зубами, сидел и думал какого хрена, ввязался во все это. Не ребёнок, сама бы справилась, но почему-то не смог отпустить одну. Как оказалось, правильно.

Увидел этого утырка, и поверить не смог, что такая красивая девочка, связалась с этим недоноском. Это как себя не любить нужно? Думал убью, когда он в ее адрес оскорбления кидать начал. Чудом удержался.

Ну а тот клоповник, в который она попросила ее отвезти, был последней каплей. Совсем мозгами поплыла что ли? Вскипел, когда собралась из машины вылазить, да ещё и с гордо поднятой головой. Будто не в притон идёт, а на бал вышагивает. Заблокировал двери, к хренам собачьим. Не ожидала девочка. Глаза округлились, от непонимания. А я просто завёл машину и вырулил с этой стремной подворотни.

— Эй, ты куда? — как быстро она перешла на «ты», и сама не заметила.

— Отсюда подальше.

— Ты издеваешься? Это единственное место, где я пока могу остановиться. Мне другого не найти. В общежитии мест пока нет.

— Разберёмся.

— Да с чем ты разбираться собрался?

— Сейчас доедем до моей работы, а дальше видно будет.

Чтоб больше не слышать возмущенное причитание лисы, включил музыку погромче и выехал на трассу. До офиса доехали быстро, пробок в это время почти не было.

Убавил громкость, заехал на парковку и заглушил мотор.

— Тимур.

— Что? — непонимающе на меня посмотрела.

— Имя. Мое.

— Ааааа. Хорошо, Тимур. Не прошло и года. Познакомились.

Вот же мелкая пигалица, ещё и дерзит сидит.

— Вылезай.

— Зачем?

— Хочешь в машине часа два мариноваться?

— А ты всегда такой грубый и немногословный? — надулась, но из машины все же выбралась. Правда дверью шарахнула так, что у меня аж заискрило.

— Всегда. — процедил сквозь зубы.

И не соврал ведь. Хотя раньше таким не был. Это после, стал хамоватым отшельником. Так проще стало. Никто в душу не лезет, не пытается заговорить. Сначала напускное было, как защитная реакция, от посягательств на мою внутреннюю территорию, а потом уже оброс этим, как броней.

Когда зашли в здание моего офиса, девчонка с любопытством рассматривала все вокруг. Ее, к слову, мои сотрудники рассматривали не с меньшим любопытством. Если, не сказать, что с большим. Даже не пытались скрыть заинтересованных взглядов. Ну конечно, по их мнению, такой социофоб, как я, и в обществе другого человека. Будет, что обсудить в мое отсутствие. Поднявшись на лифте, пошли к моему кабинету. Секретарь встала по стойке смирно, стоило войти в приемную.

— Доброе утро.

— Доброе. Елена, два кофе. Спасибо.

— Сейчас все будет, Тимур Рустамович.

Подойдя к кабинету, лиса уставилась на табличку на двери.

— Норберг Тимур Рустамович. — зачитала в слух надпись написанную черными буквами, на золотом фоне.

— А тебе идёт. Звучит красиво.

— Не думал об этом.

— Фамилия интересная. Откуда корни берет?

— Скандинавские корни.

— Да ты викинг, получается?

— Ага. Мореход. — девчонка фыркнула, но изучать пространство вокруг себя не перестала.

— А ты нормально умеешь общаться?

— Порой, мне кажется, что разучился. — не знаю, зачем вообще все это ей говорю.

— А кем ты работаешь?

— Я архитектор.

— И это твоя фирма. — не спрашивала, скорее утвердительно произнесла для себя.

— Ты очень проницательна. Заходи.

Распахнул дверь и пропустил Алису вперёд. Секретарша с любопытством посматривала в нашу сторону.

— Елена, кофе.

— Да-да. Минуту.

В кабинете занял своё кресло и предложил Алисе присесть напротив.

— У меня через десять минут совещание. Сейчас выпьем кофе и мне придётся уйти.

После, мы с тобой переговорим и у меня будет ещё одна встреча. За это время, тебе будет, что обдумать и над чем поразмышлять и после, дать мне ответ.

— Ого, как много слов ты сказал за один раз. Впечатляет.

Недовольно посмотрел на девчонку, на что она лукаво улыбнулась и все же не смогла сдержать смех.

— Заноза.

— Мизантроп. — после общения с ней, окончательно им стану. Как же хочется по жопе надавать.

Допив кофе поднялся и пошёл к выходу, возле самой двери обернулся на девчонку.

— Из кабинета не выходить. Нигде не лазить. Чего-то захочешь — скажешь моему секретарю.

— Так точно! А ты уверен, что она меня не пошлёт, с моими просьбами?

— Уверен.

Не дожидаясь ответной реплики, распахнул дверь и уверенным шагом пошёл в конференц-зал. Совещание с начальниками отделов, прошло мимо меня. Мыслями я все ещё был в кабинете, а не здесь. Сначала опасался, что девчонка просто молча уйдёт. Сам не знаю, почему для меня стало важно, чтоб она была в зоне видимости. Но коробило так, что хотелось выйти на пару минут и проверить. Потом вспомнил, что ее чемодан у меня в машине остался, и немного отпустило.

Нам предстоит серьезный разговор, и не знаю, как она отреагирует на мое предложение. Сам от себя в шоке, что мыслями, так глубоко в ней погряз. Кое-как досидев совещание, в процессе которого все же немного включился в обсуждения, как ни как, тут передо мной распинаются, вылетел вперёд всех сотрудников. И вот я уже возле своего кабинета, и с некой нерешительностью, открываю дверь.

Облегченно выдохнул, увидев лису. Но моментально напрягся от открывшейся передо мной картины. Член моментально среагировал, болезненно врезавшись в ширинку плотных джинсов. Она на коленях, что-то активно искала у меня под столом, не забыв при этом призывно оттопырить упругую попку. Да, девочка видная, складная.

Все. Занавес. Неужели я поплыл от этого вида. Наверное сказывается длительное отсутствие секса. Сегодня же нужно сбросить напряжение. Но проблема в том, что конкретно сейчас, мне не хотелось трахать никого, кроме этой мелкой занозы. Но даже думать об этом не хочу, хоть тело со мной и не согласно. А значит вариант один, тренировка и спарринг со Стасом. Он единственный, кто вывозит мой бешеный напор. Черт, с каких пор, я начал реагировать на неё, как на женщину?

Слегка прокашлявшись, привлёк ее внимание. Она быстро вылезла из-под стола и встала по стойке смирно. Прям, как мой член. Да блядь!

— Я немного задремала и случайно опрокину органайзер. Но вроде бы все собрала. Извини.

— Забей. Садись в кресло.

Решительным шагом обошёл стол, стараясь не обращать внимание на дискомфорт в джинсах и сел в кресло. Она и правда похоже уснула. На щеке красовались отметины, как ото сна на неровной, жесткой поверхности. Забавная. Глаза ещё даже немного сонные.

— Так о чем ты хотел поговорить.

— У меня к тебе предложение.

После моих слов, девчонка ощутимо напряглась.

— Какое?

— Для начала ответь мне на несколько вопросов. Ты работаешь где-то?

— Только периодические подработки.

— Учеба?

— Да, в университете, на юридическом.

— Возраст?

— Эээ, двадцать один. А тебе? — приподнял бровь и глянул на Алису.

— Хм, я думал ты младше. Мне тридцать два. Но это не важно. Так вот, вернёмся к предложению. На сколько я успел понять, ты сейчас находишься в крайне затруднительном положении. Как финансовом, так и жилищном. Я предлагаю тебе подработку у себя на фирме. Как такового графика нет, на учебе не скажется. Будешь в свободное время разбирать архив, работы там до жопы. Зарплата будет вполне достойной. Если после захочешь здесь остаться, думаю что-нибудь придумаем. Что касательно жилья. Встанешь на очередь в общежитии.

— Уже.

— Хорошо. Так вот. Пока комнату не дадут, поживёшь у меня. Я в квартире появляюсь не регулярно, много работаю и помимо этого дел полно, друг другу не помешаем.

— И что я буду тебе за это должна?

— Порядок в архиве и не нарушение моих границ и установленных порядков дома.

— Зачем тебе это?

— Сам задаюсь этим вопросом. — недовольно пробурчал себе под нос, но думаю, девчонка все же услышала. — скажем так, я никогда не был альтруистом, но решил попробовать. Мне несложно помочь, а тебе эта помощь сейчас, как ни когда кстати.

— Я бы могла сейчас сказать, что я справлюсь самостоятельно и мне не нужна твоя помощь. Но не буду. И если я тебе действительно не помешаю, то соглашусь.

Завершив все дела на сегодня, едем домой. Каждый в своих мыслях.

Видно, что лисе не очень комфортно от перспективы соседства со мной, но гордость включать не стала и с напускным спокойствием приняла помощь. Теперь главное и мне себя в руках держать. Не сорваться. Я слишком давно ни с кем не жил. Разовые ночевки друзей не в счёт. Хотя и они порой раздражали.

Затащив чемодан в выделенную ей, гостевую спальню, решил обозначить основные правила этого дома.

— В мою и соседнюю с ней комнату, никогда не заходишь. Нигде ничего не меняешь и не переставляешь. В этой комнате, можешь делать все, что хочешь. Продукты можешь брать. Любые, какие найдёшь. Но дома не густо, завтра все закуплю. Я пошёл, а ты разбирай вещи и устраивайся. Буду поздно.

— Хорошо. Спасибо.

Возле дверей остановился от ее тихого голоса.

— Что ты тогда забыл в том баре? Мне кажется не для тебя такое место.

— Пытался потеряться. — ответил не оборачиваясь и ушёл.

Стас уже ждал меня в зале.

— Салют, бро.

Молча махнул рукой. Он меня знает, как никто другой. Знает, что бесполезно раскручивать на диалог, когда не хочу. Даже если это банальное приветствие. Хотя это не мешает ему пиздеть без остановки. Язык без костей. Порой, его не заткнуть.

Размялись и пошли на ринг. Несколько раз выхватил по роже. Причём достаточно ощутимо. Надо прекращать витать в облаках. Совсем уже поплыл. На ринге провели порядка полутора часов. Хорошо загнались. Теперь бы только в душ и постель. Сняли перчатки и пошли в раздевалку, по пути захватив воды. Вытер лицо полотенцем и сделал несколько жадных глотков.

— Что-то с тобой не то дружище.

— Нормально все.

— Ну, если бы я тебя не знал, не понял бы. Ты и так все время отстраненный, но сконцентрированный. А сейчас конкретно улетел куда-то.

— Забей.

— Ну как знаешь. Ты только так не тупи когда на бой выйдешь. Он хоть и через две недели, но все же. А то я тебя как девочку отделал сегодня. Где это видано? Стареешь.

— Иди на хер.

Да, через две недели бой. Пусть вся эта байда и не законная, зато там можно выплеснуть все дерьмо, что копится во мне целыми днями на пролёт. Когда-то там и Стас участвовал. Только он с этим завязал, а я как раз наоборот, начал. Уже три года выхожу в клетку. Адреналин жестко бьет в голову. Хорошо прочищает мозги.

Квартира встретила привычной тишиной. Только на этот раз, я знал, что здесь не один. И за закрытой дверью комнаты, спит лисичка. Интересно, какая она во сне? Почему-то кажется, что безумно трогательная и милая. Хотя, она и так такая.

Глава 4

Алиса

Мое второе утро в стенах этой квартиры. И первое утро, на более-менее законных основаниях. Ну, как законных? Просто обговорённых.

Сегодня нужно ехать в университет и так пропустила несколько дней. Не то чтобы я прям прилежная студентка, но без веских причин стараюсь не пропускать. Так и с бюджета вылететь недолго. А не для того я все предыдущие года упорно училась. Хоть и говорят, что сначала ты на зачетку работаешь, а потом она тебя, но тем не менее.

Приняла душ и пошла одеваться. Вчера пол вечера раскладывала вещи. Их хоть не так уж много, но то, в какой спешке я их все скидывала в чемодан, заставило меня все заново аккуратно складывать и развешивать.

Погода сегодня была тёплой, судя по яркому солнцу, пробивающемуся через окно, и это несмотря на то, что ещё достаточно рано. Решила надеть юбку карандаш с завышенной талией, длинной по колено и блузку персикового цвета. Заправила ее и достала туфельки лодочки на среднем каблуке. Вполне себе классика, тем более сегодня после занятий я думала приступить к работе в архиве.

Я тогда заметила, что все сотрудники ходили в классической одежде, это только Тимур пришёл в джинсах и чёрной футболке. Но он босс, ему наверное можно. Ну а я как все. Причесала волосы, решила оставить их распущенными, и сделала легкий и естественный макияж.

Пошла на кухню. Время ещё есть в запасе, могу выпить кофе перед выходом. Отсюда до университета тоже не далеко, а новая работа, почти в пешей доступности к ВУЗу. И это радует.

Пока пила кофе, Тимур тоже пришёл на кухню. Сегодня он был одет в классический темно-синий костюм и белую рубашку, волосы небрежно зачёсаны назад. На лице суточная щетина.

— Ого. — не смогла сдержать возгласа восхищения. Не привычно его видеть таким. Ему безумно идёт. Такой суровый и властный, одной энергетикой подавляет. Хотя у меня сейчас совсем другая реакция на него, такого. Внизу живота приятно тянуло. В горле пересохло. А ладошки стали влажными. Это и не удивительно. Как сказали бы однокурсницы, мужик огонь. Хотя для меня он сейчас целый вулкан, в пышущее жерло которого, я вот-вот сорвусь и упаду.

Он вопросительно приподнял бровь. Давно уже заметила эту его привычку. Словно без слов задаёт вопрос.

— Непривычно видеть тебя таким — поспешила объяснить свою реакцию и показательно обвела его рукой.

Он пожал плечами и молча подошел к кофемашине. Только после того, как в его руках дымилась кружка с напитком, он снова повернулся ко мне.

— Ты сейчас куда?

— На учебу.

— Я отвезу. На сколько я понял, нам по пути.

— О, спасибо. Ну я в принципе собрана.

— Тогда через пять минут выезжаем.

Я послушно кивнула и пошла в комнату за сумкой.

Не верится, что такой мужчина один. Наверняка у него должна быть женщина. Не знаю почему, но мысль об этом заставляет меня напрячься и вызывает грусть и раздражение. Но ведь он так запросто поселил меня у себя, неужели бы это не вызвало у его женщины протест? Хотя скорее всего она и не знает обо мне, да и он похоже не воспринимает меня, как объект противоположного пола. А вот я запуталась немного, как его воспринимаю. Но его присутствие, меня явно будоражит и не даёт остаться равнодушной.

В машине тихо играла музыка. Причём совершенно разношерстная. Чтоб не молчать всю дорогу, решила нарушить тишину.

— Я смогу уже сегодня выйти на работу?

— Да. Отдел кадров и охрану внизу я предупредил.

— Я тогда после учебы приеду.

— Сразу ко мне поднимайся. Помнишь, как пройти к кабинету?

— Да. Но если что спрошу, на худой конец.

Подъехав к университету, он достал из внутреннего кармана пиджака, связку ключей. И протянул ее мне.

— Комплект ключей от квартиры. И запиши на всякий случай мой номер.

Взяв ключи и обменявшись номерами, я поспешила выбраться из его махины. В узкой юбке это делать было очень не удобно. Зато его, судя по улыбке, этот процесс повеселил. Не привычно видеть его с улыбкой. Завораживающее зрелище. Кое-как выкарабкалась.

— Ну тогда до вечера. После учебы буду у тебя.

— Договорились. Удачи.

— И тебе.

Не оборачиваясь, поспешила в сторону университета. А обернуться, жуть, как хотелось.

На крыльце меня подхватили за руку. Дернулась от неожиданности. Это была Люда.

— Давай колись, кто тебя привёз на такой крутой тачке?

— Привет. Знакомый один.

— И давно у тебя появились такие интересные знакомые? Жалко за тонировкой не разглядела хозяина тачки.

— Да нет, недавно.

— Мне из тебя клещами все тащить?

— Да нечего рассказывать. Он мне очень помог, теперь буду у него работать. — говорить о том, что ещё и живу у него, не стала.

— Работать? Или работать? — ее мимика, все сказала за неё. Да уж, не зря не рассказала про жильё.

— Люд, что за фигня? Работать — это значит работать. Я знаю только одно определение этому слову.

— Ладно-ладно, не кипятись. Как с Ильей кстати дела? Видела его вчера. Какой-то он тормознутый.

— Понятия не имею, как у него дела. Мы расстались.

— Вот те на. Не успела уехать, а тут такие новости. Из-за чего?

— Он мне изменил. Да и не важно это, давно все к этому шло.

— Во урод.

— И не говори. Ты-то как? — решила перевести тему, пока не посыпался ещё шквал вопросов в мой адрес.

— Да что я. Ездила к тетке в область. Она в больницу попала. Вот у неё и обитала.

— Ясно. Сейчас все в порядке?

— Да, выписали ее, мать сейчас с ней.

Как раз дошли до аудитории и я полностью погрузилась в мир знаний, отключаясь от всего. Любила свою специальность, меня это затягивало.

Учебный день пролетел быстро, и я поспешила на работу.

— Алис, подожди. — за мной бежала Люда.

— Что такое?

— Слушай, наши устраивают вечеринку у Костика дома, завтра вечером. Придёшь?

— Не знаю пока, но в принципе можно. — не очень любила такие сборища, но я давно уже никуда не ходила. Поэтому не видела смысла отказываться.

— Ну отлично. Там тогда спишемся. Меня завтра на учебе не будет, так что на связи. Пока.

Попрощались с Людой и я пошла на автобусную остановку. До офиса Тимура всего пара остановок, и можно было бы дойти пешком, но мне уже поскорее хотелось оказаться на месте.

На проходной меня пропустили без проблем, видимо действительно предупредил обо мне. Зайдя в лифт, нажала на нужный этаж. Даже не верится, что у меня будет нормальная подработка.

У кабинета Тимура поздоровалась с секретарем.

— Привет. Ты к Тимуру Рустамовичу? — девушка с любопытством меня разглядывала, но как-то по-доброму.

— Да, он вроде ждать меня должен.

— Алиса, верно?

— Именно.

— А я Лена. Мы виделись с тобой в тот раз, правда не знакомились.

— Очень приятно.

— Взаимно. Про тебя уже весь офис говорит. Все обсуждают, кого шеф привёл работать, сам лично.

Ну началось. Вот они прелести женского коллектива. Хотя и мужики, в желании почесать языками, тоже не далеко ушли.

— Да пусть говорят. — а что ещё я могла ответить? Говорят и говорят, мне ни горячо ни холодно.

— Ну и правильно. У нас тут вообще любят сплетни пускать. Не обращай внимания.

— Спасибо.

— Ой, пойдём я тебя провожу. У него как раз сейчас никого нет.

Предварительно постучав, Лена проводила меня в кабинет.

— Тимур Рустамович, что-нибудь ещё нужно?

— Нет, Лена. Свободна. — девушка спешно покинула кабинет, оставив меня наедине с этим эталоном мужественности и стати.

— Привет.

— Привет. Как учёба?

— Отлично. Готова начинать трудиться.

— Хорошо. Пойдём тогда в кадры.

Отдел кадров был на этом же этаже, потому дошли мы быстро. Без стука распахнув дверь, Тимур рукой пригласил меня зайти.

— Ольга Леонидовна, оформите девушку, как стажёра, по свободному графику.

— Да, конечно. Сейчас сделаю.

— После как оформят, зайди обратно ко мне.

— Хорошо.

Девушка с кадров была похожа на акулу. Не внешность конечно, а энергетикой. Внешностью она была как раз очень даже. Стройная блондинка, с длинными, блестящими волосами. Губы накрашены ярко-красной помадой. Стильный костюм с юбкой, блузка, как по мне, со слишком большим количеством расстегнутых верхних пуговиц. Стоило Тимуру выйти, как все доброжелательность спала с ее лица, являя миру, настоящую стерву. Это было видно невооружённым взглядом.

После оформления, вернулась к Тимуру. Надо заканчивать его звать тут по имени. Здесь он для меня, Тимур Рустамович.

— Можно?

— Уже все? Я сам иду. Пошли покажу фронт работы.

Мне и самой его хочется поскорее увидеть и приступить.

— Вот наш архив. Нужно разложить все по годам и информативному содержанию. Как видишь, тут завал. — да, завал, это слабо сказано. Тут можно днями и ночами сидеть, и разгребать.

— Можешь за одно ознакомиться с документами которые будешь разбирать. Если в будущем захочешь тут остаться и работать по специальности, как раз поймёшь специфику работы всей фирмы.

— Отлично, я поняла.

— Будут какие-то вопросы, спрашивай. Все объясню.

Стоило ему уйти, как я сразу погрузилась в работу. Не заметила, как за спиной материализовалась дамочка из отдела кадров, у которой я оформлялась. От неожиданности вздрогнула.

— Уже приступила?

— Ну, да. Работы тут много.

— Протеже Тимура Рустамовича?

— Можно и так сказать. — отрицать не было смысла, все слишком очевидно.

— И что вас связывает? — задала вопрос с каким-то хищным и не здоровым блеском в глаз.

— Работа. Разве не очевидно?

Девушка фыркнула и поджала губы.

— Ну-ну. Ладно работай. И нечего тут задом крутить перед руководством.

— И не думала. — хотя вру конечно. Думала, и ещё как. Правда не про виляние задом, а просто о том, чтоб он посмотрел на меня, как на женщину, а не на бесполое существо, которому нужна помощь. Мечты-мечты.

— Надеюсь ты меня услышала. Работай давай. Я пошла.

— Всенеприменнейше. — ну она точно сука, фюрер в юбке, не иначе.

После ее ухода, я на столько погрузилась в работу, что явно потеряла счёт времени. В чувство реальности привёл голос Тимура.

— Ты чего ещё до сих пор тут? Время видела?

— Если честно, не видела.

— Собирайся, домой поехали.

К тому времени, как мы вышли из здания, сотрудников уже почти не осталось. Пред тем, как выехать к дому, Тимур заказал на дом еду из ресторана. Как раз должны доставить, к нашему приезду.

— А можно мне будет завтра чуть пораньше уйти?

— Можно. Я же говорил, что график свободный. А что такое?

— Планы на вечер. С одногруппниками собираемся на вечеринку к одному из наших. Хотела сходить не на долго.

— Ясно. — почему-то в его ответе, мне послышались нотки недовольства. Вот и пойми, о чем он думает.

Поужинав, мы разбрелись по комнатам.

Следующий день, пролетел так же не заметно, как и предыдущий. И вот сейчас я стою у зеркала, и придирчиво разглядываю свой внешний вид. В целом — не плохо. Платье, сиреневого цвета, чуть выше колен. Сверху накинула вязаный кардиган. Красиво, тепло и уютно. Почему-то желания сильно расфуфыриваться не было.

Когда я выходила из дома, Тимура ещё не было. С Людой договорились встретиться уже возле дома Кости. Он к слову жил в коттеджном посёлке. Куда пришлось добираться на такси.

Когда мы зашли в дом, я увидела не совсем то, чего ожидала. Народа было не так уж и много. И из этого небольшого количества, знакомых лиц было от силы три-четыре человека. Не считая Люды и хозяина дома, который к слову, встретил нас с каким-то подозрительным блеском в глазах. Было ощущение, что он под чем-то.

— Люд, может пойдём отсюда? Что-то здесь как-то не комфортно.

— Ой, не будь занудой, Алиска.

— Мы тут практически ни кого не знаем.

— Ну вот и познакомимся. Пошли.

Для себя решила, что пробуду тут максимум час и поеду домой.

Спустя минут сорок, сомнительно нахождения на этой вписке, решила, что пора сматывать удочки. Пить ничего не стала, только воду цедила весь вечер. Больно сомнительным мне все здесь казалось.

Как на зло, Люда куда-то запропастилась. Решила найти ее и сказать, что ухожу. Люда нашлась в одной из комнат, и ее знакомство с сомнительным парнем, явно увенчалось успехом. Решила, что просто напишу ей сообщение, что ушла. Сейчас ей явно не до меня. Пока искала телефон в сумке, налетела на какого-то парня.

— Куда так спешишь, куколка?

— Ой. Домой. Извини, что не заметила.

— Зачем так рано? Оставайся, повеселимся. Я давно за тобой наблюдаю.

— Я бы с радостью, но мне и правда пора.

— Да че ты ломаешься как целка? Пойдём оттянемся.

По спине прошёлся холодок. Неприятное ощущение кольнуло изнутри. Парень тоже был под чем-то. И ему было откровенно по хрен на мое мнение и не желание оставаться.

Я решила молча его обойти и не связываться, но он преградил мне дорогу. И схватил за руку.

— Отпусти.

— Ага, щас. Думаешь пришла и просто так свалишь? Нееет. Костян обещал, что подгонит девочек, так вот я планирую этим воспользоваться.

Глаза расширились от ужаса. Куда я попала? Костя мне всегда казался спокойным и вежливым парнем. Как же порой обманчиво все бывает. Голову обдало болью, от удара. Во рту ощутила металлический привкус крови. И начала драться, размахивая руками практически не глядя.

— щас я сделаю тебя более разговорчивой, чтоб не брыкалась.

Рукой зафиксировав мне челюсть, пальцами второй, разжал мне рот и пропихнул какую то таблетку. Я пыталась ее выплюнуть, но он так сильно надавил мне на шею, что в попытке глотнуть воздуха, втянула в себя таблетку.

Понимая, что никак не смогу с ним справиться, рукой нащупала какую-то вазу, что стояла на тумбе рядом. И со всего размаха ударила его по голове.

— Сука!

Пока он схватился за голову, я быстро проскочила мимо и заперлась на замок в ванной. Понимала, что скорее всего не успею добежать до первого этажа.

Склонившись над унитазом, начала вызывать рвоту, пока таблетка не начала действовать. Меня вырвало в несколько позывов. Прополоскала рот и начала судорожно думать, как быть дальше.

В дверь начали стучать и ломиться.

— Сиди сука. Все равно выйдешь оттуда. И я за все с тебя спрошу по полной. По кругу пойдёшь. Не выйдешь, дверь снесу.

Забившись в угол, начала искать телефон. Трясущимися руками, глотая слёзы набрала единственный номер, который сразу пришёл на ум, и обладатель которого мог мне помочь.

Гудки шли один за другим.

— Ответь. Пожалуйста, ответь. — просила тишину.

Набрала ещё раз, и зажмурившись, слушала монотонные гудки. Когда надежда, на то, что мне ответят, начала таять, я услышала такой долгожданный, слегка хриплый голос.

— Да?

— Тимур. Забери меня пожалуйста отсюда. Пожалуйста, забери. — просила, глотая слёзы.

— Алиса? Что случилось? — голос стал ещё более серьезным и сосредоточенным, хотя казалось бы, куда больше?

— Он приставал. Я ударила. Я боюсь. Закрылась в ванной, на втором этаже. Но они ломятся периодически. Сказали по кругу пустят. Я боюсь. Вдруг они ключ найдут.

— Успокойся! И спокойно и четко скажи мне адрес.

Назвала адрес.

— Это коттеджный посёлок, частный дом. Тимур, забери, прошу забери. — слезы текли неконтролируемым потоком.

— Сиди тихо, и найди чем можно защититься в случае чего. Я скоро буду. Телефон при себе держи.

Не успела ничего ответить, как он отключился. Начала озираться по сторонам в поисках хоть чего-то, что поможет мне отбиться. Не найдя ничего стоящего, разбила зеркало шваброй и подняла большой удлиненный осколок. Оттянула рукав кофты, и взяла его в руку, обернув рукавом, чтоб не порезаться.

Не знаю, сколько прошло времени, в течении которого в дверь, то ломились, то кричали какие-то ужасы, о моей дальнейшей судьбе. Но после, все это сменилось какими-то общими криками и жутким шумом и грохотом.

Сидя в углу, не моргая смотрела на дверь. Она начала сотрясаться с жутким шумом. Ее явно выламывали. Затаив дыхание, продолжала смотреть, сжимая в руке осколок.

Дверь с грохотом распахнулась, и ударилась о стену, выламывая замок. На пороге стоял Тимур.

Он напоминал дикого зверя. Взгляд словно обезумевший. Увидев меня, немного смягчился. Быстро подошел и сел на корточки передо мной.

— Я тебя звал, почему не отвечала?

— Не слышала. — продолжала сидеть и трястись. Слёзы текли, но уже от облегчения.

Разжав мои пальцы, забрал осколок и швырнул его в сторону.

— Тронули?

Смотрела на него и не могла ничего ответить.

— Тебе что-то успели сделать?

— Нет, не успели. — Отрицательно покачала головой.

Подхватив мена под руки, поднял меня и поставил на ноги.

— Идти сможешь?

— Д-да. — ответила чуть ли не заикаясь. Только так и не смогла сдвинуться с места.

Тимур подхватил меня на руки и понёс меня из этого злополучного дома. Только на выходе, поняла, что он приехал не один. С нами вместе вышел высокий и крепкий мужчина. Русые волосы были в каком-то творческом беспорядке, хотя ему шло. И в отличие от Тимура он улыбался, даже подмигнуть мне успел. Смешной.

Но мне было все равно на окруживших. Уткнулась носом в его шею и вдохнула его запах. Терпкий и мужской, с нотками кедра. Мне было так тепло и уютно у него на руках. Так спокойно. Жар его тела, в такой близости, успокаивал и будоражил одновременно. Гремучая смесь ощущений. Вечность бы так провела. Сразу стало спокойно и меня начало отпускать.

Усадив меня на заднее сидение незнакомой машины, сел рядом со мной. Незнакомец занял водительское место. Машина резко тронулась. Открыл бутылку с водой и протянул ее мне. Сделала несколько глотков и отдала ее обратно.

Руки уже не тряслись. Я ощутила защиту и мне стало спокойно. А Тимур тем временем обнял и прижал к себе. Приехал. Он приехал за мной.

Не знаю, что на меня так повлияло, шок происходящего ранее или близость Тимура. Скорее второе. Ведь стоило ему оказаться рядом и все ушло на второй план.

Прижатая к его телу, провела носом по его оголенной шее и аккуратно поцеловала не скрытый под одеждой, участок кожи. Тимур ощутимо напрягся, и его рука на моей талии сжалась сильнее. Никогда не проявляла инициативу первой, не находясь в отношениях, но сейчас не могла остановиться.

Аккуратно приподнявшись, посмотрела ему в глаза, в которых бушевал настоящий шторм. Подалась вперёд, и почти невесомо коснулась его губ своими. Он не оттолкнул и не отстранился сам. Но и не ответил. Мне было плевать, что в машине мы не одни. Сейчас ничего не имело значения. Немного осмелев, коснулась его губ ещё раз, уже более уверенно. После секундного замешательства, он ответил. И я почувствовала, как жар пробежал по всему телу. Вспыхнула, как спичка. Я была, как оголенный провод. Дотронься и рванет. Непередаваемые ощущения. Никогда такого не испытывала.

Глава 5

Тимур

Алиса сегодня собралась куда-то с одногруппниками. Не могу объяснить, но почему-то эта ситуация меня сильно раздражала. Кто там будет? Что за компания? Будут ли там парни, которые пускают на неё слюни? От одной только мысли об этом, хотелось сносить все вокруг. Было одно желание, посадить ее дома, чтоб сидела и лучше конспекты свои учила, зато под присмотром.

Чтоб не испытывать свою нервную систему на прочность, а в этом плане и так все хромало, после работы я снова отправился в зал. Стаса уже вызвонил. Он поворчал немного, что я его с «рыбалки» срываю, а у него уже вроде как клюёт, но обещал подъехать. Спустя двадцать минут, мы уже встретились у входа.

— Что за срочность, дружище?

— Накипело.

— Ну, раз накипело, пошли помнём косточки.

Не успели зайти в здание, как почувствовал вибрацию в кармане джинс. Звук что ли отключил случайно? Достал телефон и увидел на экране имя лисички. Странно. Какое-то дурное предчувствие пустило корни.

— Да?

Частое дыхание, всхлипывание и ее бессвязная речь сорвали все тормоза, когда начало доходить, что произошло. Узнав нужную информацию, сбросил вызов, чтоб не тратить время и быстрее действовать.

— Стас, заводи тачку, поехали.

— Куда поехали? Приехал же только.

— Заводи, блядь, эту гребаную машину.

Видимо осознав, что произошла какая-то жопа, друг без вопросов выполнил все, о чем я сказал и резко газанул с места, по адресу, который я ему назвал.

Чувствуя мое состояние, Стас гнал на максималках.

— Скажешь, что случилось?

— Алиса опять во что-то вляпалась.

— Алиса? — не смог скрыть удивления и на секунду оторвался от дороги, глянул на меня.

Я предпочёл отмолчаться. Уж не сейчас точно, что-то ему объяснять.

Через тридцать минут подъехали к нужному дому. Выпрыгнул практически на ходу. Стас бегом направился за мной.

Дверь отрыл какой-то торчок и сразу выхватил по роже. Решительно прошёл в дом и ничего не видя перед собой, начал искать Алису. К тому моменту, когда нашёл лисичку, от нас со Стасом, огребли практически все. Все, кто мешал найти лисичку.

Сердце пропустило удар, когда увидел ее затравленный взгляд. Свернулась в углу, как зашуганный котёнок. Захотелось вернуться и спалить тут все к чертям. В любом случае, всем причастным, к ее состоянию, это не сойдёт с рук. Такого я не прощаю.

Вынес ее оттуда на руках, прижав к себе.

В машине, она уже пришла в себя. Щеки порозовели. Слёзы высохли.

Вошёл в ступор, когда она нерешительно коснулась меня в поцелуе. А потом, уже более решительно и смело.

Я никогда никого не целую. Последние губы, которые коснулись моих, были ее. А сейчас не могу остановиться. Насытиться этой маленькой лисичкой. Впиваюсь в ее пухлые губки, словно оголодавший. Хочу ее всю. Каждый сантиметр тела. Растерзать. Заклеймить. Присвоить. Пить ее дыхание и слышать стоны. Провожу языком по ее нижней губе и прикусываю. Проталкиваю язык ей в рот и чувствую, как она дрожит. Шок уже давно прошёл и дрожь ее тела уже совсем другая. Голодная. Предвкушающая. Она будоражит. Заставляет кровь кипеть в венах. Сносит все тормоза и принципы. Мое табу, в отношении ее, терпит фиаско и рушится, превращаясь в пепел.

Она льнет ко мне всем телом, прижимается ближе. Острые коготки впиваются в затылок, цепляются за волосы, причиняя легкую боль. Но она только сильнее заводит. Лисичка стонет мне в рот и я с ещё большей жадностью набрасываюсь на неё. Сжимаю рукой ее грудь. Другой, за талию, припечатываю к себе, казалось бы, ближе быть, уже не возможно. Что же ты делаешь со мной, девочка. Останови меня, пока мы не сорвались вниз. Я ведь тебя сломаю.

Отрезвляет хлопок дверцы. Стас вышел. Видимо мы уже приехали. Отстраняемся друг от друга. Ее взгляд затуманен. Хватает воздух ртом, словно не дышала все это время. Провожу сбитыми на руках костяшками по ее щеке.

— Пойдём лисёнок.

Подхватываю ее на руки и выхожу. Легкая, словно пушинка. Положив голову мне на плечо, прикрыла глаза. Ее горячее дыхание обжигает шею. Ласкает кожу своим теплом.

Уложил ее на постель и прикрыл пледом. Она даже не стала открывать глаза. Поцеловал в висок и вышел.

Стас уже сидел на кухне. И курил в приоткрытое окно.

— Ну и что это было в машине?

Молча прошёл к холодильнику, достал оттуда холодный виски. Сделал несколько глотков прямо из бутылки. Горло обожгло, но его вкуса даже не почувствовал. Зато до сих пор чувствовал вкус губ Алисы. Черт! Что за наваждение?

— Я понимаю, ты иногда мог кого-то склеить. Но то, что ты ее у себя поселил, меня удивило. А ты знаешь, меня удивить — постараться нужно.

— Это ничего не значит.

— Знаешь кому чеши? Явно не мне.

Устало провёл рукой по лицу и глубоко выдохнул.

— Не знаю я. Ни чего я уже не знаю. До ее появления, жилось как-то легче. Никаких заморочек. Все просто и предельно ясно. А с ней, все перевернулось.

— Ну может стоит присмотреться? Девочка эффектная, вроде миленькая. Сколько можно себя закапывать? Сколько лет уже прошло? Отпусти. Пора, брат. — похлопал меня по плечу, и швырнул окурок в окно.

Я и сам понимал, что пора. Но понять проще, чем сделать.

— Да маленькая она, Стасян.

— Ну, как маленькая. Восемнадцать же есть?

— Есть. Ей двадцать один.

— пффф. Ну тем более. Чего ты паришься? Хер ровесников не ищет, расслабься. Да и разве это большая разница? Всего одиннадцать лет.

— Да иди ты, советчик хренов. Она не для разового перепихона, а большее я дать не могу.

Достал из кармана пачку сигарет. Закурил. Сделал глубокую затяжку и почувствовал, как едкий дым приникает в легкие. Давно пора бросать эту отраву, но все никак. Помогает иногда привести мысли в порядок.

— Скорее не хочешь. Ладно, не буду лезть к тебе в душу, сам разберёшься, мальчик взрослый. Ну, зато теперь мне понятна причина твоего непонятного состояния в последнее время.

Разговор прервал звук тихих шажков в коридоре. Лисичка шла к нам. Как только она появилась на пороге кухне, я встал и подошел к ней.

— Ты чего встала?

— Пить хочу.

Перевела взгляд на Стаса.

— Здравствуйте. Я Алиса.

Друг непринужденно протянул руку, которую она нерешительно сжала.

— Приятно познакомиться, Алиса. А я друг, товарищ и верный соратник этого угрюмого мужика. По совместительству мастер спорта по хорошему настроению — Стас.

— Это пиздеть без умолку, ты мастер спорта. Молчи уже.

Посмотрел на Алису, она слегка улыбнулась.

— Иди в комнату, я сейчас принесу тебе воды. Или может чай будешь?

— Чай.

— Тогда иди, я скоро.

Малышка ушла, а я под задумчивый взгляд Стаса, пошёл ставить чайник.

— Ладно, пойду я. Разберётесь тут.

— Спасибо тебе.

— Да за что? Ты же предлагал размять косточки, кто же думал, что получится даже лучше, чем планировали. Так что звони, если что.

— Договорились.

Закрыл за другом дверь и пошёл наливать чай для Алисы. Она лежала свернувшись калачиком на постели. Аккуратно присев рядом, протянул ей кружку.

— Горячий.

— Спасибо тебе. — было ощущение, что благодарит она меня вовсе не за чай. За несколько глотков допила его, не смотря что горячий, и вернула мне кружку обратно. Поставил ее на тумбу и внимательно посмотрел на лисичку. Она смотрела на меня не менее внимательно и изучающе. Прикрыла глаза, но от меня не укрылось, как задрожали ее ресницы. Это откат, девочка. Это пройдёт.

— Тише, тише, лисичка, я же здесь, рядом с тобой. Тебя никто больше не тронет. — откинул край пледа, которым она была укрыта, и прямо в одежде лёг рядом. Не знаю, что мной двигало. Желание успокоить ее или просто эгоистично снова хотелось оказаться рядом и чувствовать ее тело. Такое миниатюрное, но такое горячее и желанное.

— Обещаю, что не тронут. — проговорил куда-то в ее волосы и крепче прижал к себе.

Теперь точно, пусть дома сидит за учебниками. Как чувствовал сегодня, что-то дурное.

У неё так громко и сильно билось сердце, что отдавало мне в грудь. Маленький, боевой воробушек.

Спустя час, она полностью расслабилась в моих руках. Дыхание стало ровным и глубоким. Уснула.

Тихо, чтоб ее не разбудить, поднялся с кровати. Какое-то время неподвижно стоял и смотрел на то, как она спит. Что я делаю? Зачем подпускаю ее так близко? Ведь не выйдет у нас ничего.

Ушёл себе в спальню. Ещё долго лежал в постели и гипнотизировал потолок. Думал, думал, думал. Но так и не смог дать себе ответы, почему все так. И почему мне хочется ее оттолкнуть и одновременно с этим привязать ее к себе цепями и не отпускать. Знаю ее всего ни чего, а чувство, что целую вечность.

Глава 6

Алиса

Помню, как засыпала в кольце крепких рук, прижатая к твёрдой груди. Ощущала небывалое тепло и трепет, от этих объятий. Но сейчас, проснулась одна. И не единого напоминания или подтверждения, что это не плод моей фантазии. Что это было на самом деле.

Посмотрела на телефон. Десять утра. Заметила непрочитанное сообщение. От Тимура. Сердце тут же стало биться чаще, качая горячую, от эмоций, кровь.

«Я на работе. Отоспись и отдохни. И оставайся дома. Сегодня буду не поздно»

Вроде бы ничего особенного, а в животе, словно бабочки порхали. Тут же окатило волной восторга. Воспоминания о вчерашнем вечере, заставили участиться пульс и вытеснили все плохое, что произошло до этого.

Тимур вчера ответил мне. Да что там ответил? Он перетянул на себя ведущую роль. Не знаю, чем бы все закончилось, будь мы не в машине и одни. Хотя, кого я обманываю. Прекрасно знаю. И осознаю, что безумного этого хочу.

Вдыхать запах его тела. Дарить и принимать ласку. Нежиться в объятиях. И дотла сгорать от страсти. Только от мыслей об этом, по телу проносится неконтролируемая дрожь, а в горле пересыхает.

С необычайной легкостью пошла в душ. Нежилась под струями тёплой воды, млея от удовольствия. У меня было на столько хорошее и приподнятое настроение, что любая мелочь заставляла улыбаться. После решила заняться учёбой и нагнать пропущенный материал. Делала это не потому, что нужно, и я отстаю. А потому что интересно. Всегда хотела стать юристом. Защищать слабых, грамотно отстаивая их права. Добиваться правды. Бабушка говорила, что у меня это из-за врожденного чувства справедливости. В перерывах, пока ходила налить чай или кофе, пару раз набирала Люде, но она не отвечала. Хотела узнать как она, после вчерашнего. Позже пробовала дозвониться снова, но звонки она начала сбрасывать. Странно.

Когда все конспекты были переписаны решила приготовить ужин. Тимур сказал, что вернётся не поздно, значит уже можно начинать. Не знаю, что он любит, но хотелось его порадовать чем-то домашним.

Пошла на кухню и начала готовить. Тимур, как и обещал, л закупил продуктов. И сейчас полки в холодильнике трещали от изобилия вкусностей. Было все, от мяса разного вида, до сладких десертов. Парочку из которых, я уплела, пока занималась готовкой. Сладкое — моя слабость, ничего не могу с этим поделать. Готовить, я кстати тоже любила, и без ложной скромности могла сказать, что у меня неплохо получается.

К моменту, когда Тимур вернулся домой, я уже закончила готовить ужин. Не совсем представляла, как себя с ним вести. Как обычно? Или… как? Ладно, посмотрю по ситуации. Ведь есть вероятность, что он может сделать вид, что ничего не было. И все что было, просто попытка меня отвлечь и успокоить. Хотя, в глубине души понимаю, что скорее всего он и сам хотел того, что делал. Такое не разыграешь.

— Привет. Ты голодный? Я ужин приготовила.

— Привет. Да, не отказался бы.

— Тогда я накрываю на стол.

— Хорошо. Я сейчас подойду.

Через десять минут мы уже во всю уплетали то, что я приготовила. А именно, картофельное пюре, самодельные котлеты и овощной салат. Тимур ел с аппетитом, значит понравилось. Во всяком случае надеюсь на это. И тут уже он сам это подтвердил.

— Спасибо, очень вкусно. — отодвинул пустую тарелку и внимательно на меня посмотрел. Словно прочесть меня пытался. — ты как?

— Все хорошо. — взгляд внимательный от меня не отвёл. — правда.

— Хорошо, если так.

— Действительно так. Я бы не стала врать.

— Ладно. Как ты смотришь на то, чтобы в субботу съездить за город, на дачу?

— Даже не знаю. — сказать, что такое предложение меня удивило, ничего не сказать.

— А что тебя смущает?

— Ну, как сказать. Все мои последние выходы куда-то, заканчивались полным крахом. Только при тебе, два из двух, привели к ужасным ситуациям. — как же мне повезло, что он тогда находился рядом. Страшно думать о том, что могло бы со мной произойти.

— Ну сейчас-то я с тобой. Поэтому можешь ничего не опасаться. И люди там все проверенные и адекватные. Думаю, тебе должно там понравиться.

— Но ведь я там никого не знаю.

— Стаса уже знаешь. С остальными познакомишься. Я рядом. В чем проблема? Там никто не кусается.

— Ну, тогда можно. Я не против. — не стала отказываться. Все же и мне самой было интересно узнать окружение Тимура. Его друзей. Знакомых.

— Хорошо. — после он встал из-за стола, помыл посуду и пошёл в душ. Как обычно, все молча, сдержанно.

Я ещё немного прибралась на кухне и пошла в свою комнату. Наверное мне и правда стоит развеяться в приличной компании, и нормальной обстановке. И любопытство своё утолить. Да и перспектива провести время вместе с Тимуром, сказать по правде, окрыляет. Вызывает какой-то странный трепет внутри.

Никогда меня ещё так не волновало присутствие мужчины рядом. Никогда не бежали мурашки по телу, от одного только взгляда.

Шла к себе в комнату, вся в своих мыслях, погружённая в размышления о предстоящей субботе. В коридоре столкнулась с Тимуром. От неожиданности вскрикнула и отшатнулась к стене. Надо было на столько уйти в себя, что чуть не снесла его. Хотя его попробуй сдвинуть с пути, скорее себе шишек наставишь.

Тимур только помылся и вышел из душа. Чёрные волосы были влажными от воды. Но главным было не это. Вышел он обнаженным по пояс, в домашних темных штанах, сидящих низко на бёдрах. Темная дорожка волос скрывалась за краем резинки брюк. Желание было просканировать его взглядом с ног до головы. Чем я собственно бесстыдно занялась. Не думая, как это выглядит со стороны, прошлась по его обнаженному, натренированному телу, любопытным взглядом. Осталось разве что облизнуться.

Рельефное, смуглое, сильное тело, украшали узоры татуировок. Рисунок тянулся от шеи к плечу, переходил к груди и похоже, частично к лопатке. Какие-то замысловатые переплетеные и переходящие друг в друга узоры. С другой стороны, на груди, возле сердца была какая-то дата. Кожа поблескивала от капель воды. Как же он притягивал и завораживал. Мужественный, сильный, статный. Хочется касаться его. Провести кончиками пальцев, по его груди, чтоб ощутить, как словно разряды тока проходят по всему телу. Почувствовать тепло его гладкой кожи.

Только сейчас поняла, что стою, чуть ли не разинув рот и разглядываю его, практически не моргая. Невольно смутилась от своей реакции. И похоже это не осталось не замеченным. Он смотрел на меня таким взглядом, словно выбивал почву из под ног. И без того, темные глаза, почернели, полностью поглощая карие радужки зрачков.

— Извини. — практически пропищала и развернулась, собираюсь поскорее пойти в комнату.

Не успев сделать и пары шагов, почувствовала, как сильная рука обхватила за талию и резко притянула назад. Спиной ударилась о крепкую, обнаженную грудь. Сердце затрепыхалось раненой птицей. Во рту пересохло. А из груди вырвался толи стон, толи всхлип. Чувствовала, как он склонился надо мной и провёл носом по моим волосам, глубоко вдыхая. Горячее дыхание опалило чувствительную кожу на изгибе шеи. Рука переместилась чуть выше, едва касаясь груди. Мы не произносили ни слова. Только громко и рвано дышали. В поясницу упёрся его член, который хорошо ощущался под легкой тканью домашних штанов, давая понять степень его возбуждения. Глаза округлились, от такой его реакции на меня. Прижал меня ещё сильнее к себе, сжал полушарие груди. Соски в миг затвердели, выдавая с головой мою реакцию на него. И на его прикосновения, и близость. Не могла пошевелиться, тело было будто не моим, отказываясь слушаться. Оно полностью подчинялось ему. Его силе и ауре доминирования.

Дыхание сбилось. Сердце рвалось из груди. Его губы нежно коснулось изгиба шеи.

— Иди спать. — ощутила легкий поцелуй за ухом и он выпустил меня из капкана своих объятий. Обошёл меня и скрылся за дверью своей спальни, как ни в чем не бывало. Словно и не было ничего этого, секунду назад. Словно воздух не наэлектризовался от этого сближения.

На негнущихся ногах пошла к себе. Нижнее белье было насквозь мокрым. Никогда ещё не возбуждалась до такой степени. Тем боле только от таких, казалось бы, незначительных касаний. Хотя язык не поворачивается назвать то, что так ощутимо упиралось мне в поясницу, незначительным.

Проворочалась пол ночи, никак не могла уснуть. Мысль о том, что он рядом, практически за соседней дверью, не давала возможности погрузиться в сон. Почему я так реагировала на него? Словно безропотная лань, была готова подчиняться.

Проснулась по будильнику и еле разлепила глаза. Бессонная ночь, явно сказалась на моем сегодняшнем состоянии. Но собралась и все же пошла на пары. Весенний пятничный день был солнечным и тёплым. И я предвкушала наступление выходных. Сначала я переживала, как буду ощущать себя в компании друзей Тимура, а сейчас я так жду этого, разве что ни минуты считаю. Хочется быть ближе к этому мужчине. И это желание сильнее меня.

Тимур снова отвёз меня на учебу. Попытки отказаться, были жестко пресечены. Ну а я и не против. Отказывалась, можно сказать, только ради приличия. В душе я понимала, что мне нравится это и вызывает трепет. Хотя возможно с его стороны, это было просто ничего не значащим действием.

Когда подъехали к месту, я, прежде чем выйти из машины, быстро поцеловала его в небритую щеку и выскочила, как ужаленная, из машины. Даже не успела полностью разглядеть его реакцию, на мой самовольный и спонтанный жест. Но почему-то показалось, что он улыбнулся. Или же, мне просто хотелось так думать.

Весь учебный день ловила на себе любопытные взгляды сокурсников. Не знаю, что стало тому причиной, но это немного настораживало и напрягало. Обычно я не притягивала к себе столько внимания.

На выходе из Универа столкнулась с Лидой. Странно, что пришла она сюда уже после всех занятий. Потому что ее весь день на парах не было. Дозвониться до неё я так и не смогла, поэтому решила поговорить сейчас.

— Привет.

— Ну и сука ты, Алиса! — выплюнула мне в лицо, словно ядом, пропуская приветствие мимо ушей.

— Не поняла? — я действительно немного опешила, от такого поворота.

— А что тут не понятного?! Чего ты у Кости устроила? А? Что за шоу, со спец эффектами? Костю вчера прямо с пар увели менты! Весь универ гудит и на ушах стоит. Всех загребли! Да это впору им заявление писать, так-то их тогда избили! Причём не слабо. На них валят то, чего они даже не делали! И скажешь, ты тут ни при чем?

Неужели это Тимур? Больше не представляю, кому ещё это было нужно. Не то что бы, это и ему нужно было. Из-за меня? Из-за того, что могло случиться со мной, не предотврати он этого?

— А ты знаешь чего они делали, а чего нет? — сказала серьезно глядя в глаза, похоже, уже бывшей подруге.

— Но точно, не то, в чем их обвиняют!

— Люд, ты сейчас серьезно? Меня там чуть не изнасиловали! Я чудом отбилась! А ты говоришь так, будто они белые и пушистые! Да они конченые, раз решили, что могут творить любой беспредел. Что Костя, что его друзья.

— Вот не надо. Могла оторваться и получить удовольствие, а ты состроила там из себя благородную девицу. Подразнить захотела? А тебе не кажется, что немного с этим переиграла?

— А надо было, как шлюхе последней, ноги раздвинуть прям с порога? И плюнув на отвращение, ублажать кого-то по первому требованию?

Люда аж красными пятнами пошла. Ну да, хороший намёк в ее адрес вышел. Она ведь быстро с кем-то уединилась. Задела ее, хоть и не специально. Как так получилось, что мы до этого с ней столько общались и дружили, а я не видела до конца ее прогнившую натуру. Она конечно всегда была немного своеобразной, но не на столько, чтоб закрыть глаза на этот беспредел. Так ещё и меня обвинить в этом.

— Или надо было глотать ту дрянь, которую в меня впихивали насильно? В этом по твоему кайф?

— Да иди ты! Связалась не пойми с кем, все теперь плохими стали. А сама-то что? Вылезла из своей деревни непонятной. Возомнила себя звездой. Людям жизни сломала.

— Я-то как раз с нормальными людьми общаюсь. И жизнь чуть мне не сломали. Ты знаешь, а даже хорошо, что так вышло. Эта ситуация наши с тобой дороги развела, и это к лучшему. Мне такие твари в окружении не нужны. Увольте. Не мое это.

— Скажи своему мужику, чтоб их отпустили!

— И не подумаю. Если все так, как есть, значит судьба такая. — ничуть не кривила душой. Я была рада, что все это не было спущено на самотёк.

— Да ты никто! Нищенка и оборванка! Ничего у тебя в жизни не будет, больше всего хочу, чтоб ты в самую жопу скатилась. На себе прочувствовала, каково это, когда жизнь ломается. И мужик твой тебя кинет, такие как ты, не нужны никому. Тварь!

— Ну, это вряд ли. И, Люд, лучше пожелай себе успеха, а не другим неудачи. Может и жизнь наладится. Как знать.

Обошла ее, не став слушать, что она вопила мне в след, пошла на остановку. Не знаю, на сколько действительно виноваты те парни, в том чем их обвиняют. Но явно они не на столько безобидны, насколько хочет показать мне Люда.

Тимур сказал сегодня на работу не приходить, поэтому я смело поехала домой.

К моему приходу, он тоже уже был дома. Допивал кофе на кухне. Мы вели себя, как обычно. Будто и не было между нами тех искр. И взаимного желания. Расспрашивать Тимура о том, что рассказала Люда, пока не стала. Может позже, но не сейчас.

В субботу после обеда поехали за город. Дорога заняла около часа. Даже вздремнуть успела. Так переживала, как сегодня все пройдёт, что вчера еле-еле уснула. А это была уже не первая ночь с бессонницей, вот и сказалось видимо.

Народа было много. В основном все ровесники Тимура. Разве только несколько девушек, были по возрасту ближе ко мне.

— А есть какой-то повод или это просто отдых в выходной день?

— У Стаса сегодня день рождения.

— А почему ты не сказал? — растерянно посмотрела на Тимура. — я даже ничего не купила, чтоб поздравить. — сразу стало как-то неуютно и стыдно.

— Я его уже поздравил от нас. Не заморачивайся. Тебе чего-нибудь принести? — немного удивило это его «от нас», но вида не подала.

— Я бы выпила чего-нибудь не крепкого.

— Сейчас принесу. Ещё чего захватить?

— Не, все. Спасибо.

Осталась ждать возле беседки, где мы сидели. Уютно тут. Не заметила, как ко мне подошел виновник торжества. Довольный и улыбчивый.

— Привет. Скучаешь?

— Привет. Да нет, Тимура жду. С днём рождения, кстати. Желаю тебе много всего самого позитивного, светлого и прекрасного! Расти большим и сильным.

— Спасибо, Алиска. Куда уж больше-то? — смеясь ответил Стас.

— Действительно, вымахал здоровенный и широченный.

Посмотрела в сторону, куда ушёл Тимур и увидела, что возле него вьётся какая-то девушка, призывно стреляя глазами. Красивая. Высокая. И явно его ровесница. Они о чём-то разговаривали. Видно, что Тимур вёл себя отчужденно, но несмотря на это, во мне поселилась крупица ревности. Никогда раньше не испытывала этого чувства. И надо заметить, не самые приятные ощущения.

Проследив за моим взглядом, Стас неопределённо хмыкнул.

— Не парься. Ей ничего не светит.

— Почему?

— Ну, многие не оставляли попыток его захомутать, но кроме как на один раз, никому не светило.

— Спасибо, успокоил. — беспокойство разлилось по всему телу, с новой силой.

— Да не парься ты, говорю. Облом ей полный. Если он пришёл сюда с тобой, то и уйдёт с тобой. Он хоть и говнюк, но не на столько, чтоб так тебя кинуть.

— А почему он в принципе один?

— Ну, я думаю ты уже заметила, что он далеко не лёгок в общении и в целом тяжелый человек. Вот и результат.

— А разве была возможность этого не заметить?

— Не-а, не было. — ответил с ироничным смешком.

— Но ведь если кто-то к нему подкатывает, их это не смущает.

— Он тебе не рассказывал?

— Чего?

— Значит не рассказывал. Я не буду тебе ничего объяснять. Не потому что не хочу, а потому что не имею права. Он мой друг. И в праве сам решать, стоит тебе знать или нет. Просто знай, что он не всегда был таким. Он успел хлебнуть, отчего отгородился от всех, в том числе и постоянных отношений. Правда если на чистоту, с твоим появлением он ощутимо расшевелился. Чего уже давно не было. Чему, я кстати рад. Так что не вешай нос, мелкая. — собственно по моему носу он и щелкнул пальцем.

— Я не мелкая.

— Ты шутишь? Метр с кепкой, в прыжке со стула. Не мелкая она. Ну-ну.

— Это просто вы вымахали, под два метра ростом.

От разговора отвлёк подошедший парень, вроде бы Миша, если не ошибаюсь. Запуталась уже в именах. Слишком много новых за один вечер. А с учетом того, что я вообще плохо запоминаю имена, это настоящая проблема.

— Стасян, я чего спросить-то хотел. А бой уже в следующую субботу?

— Ну да.

— По времени все как обычно?

— В то же время, в том же месте. Все без изменений.

— А Тимыч же выходит?

— куда без него? Естественно, помахается.

— Ну норм, подтянусь тогда.

— Давай.

Получив интересующую его информацию, парень пошёл дальше. А я уставилась на Стаса.

— А что за бой?

— Тим дерётся в клетке. Он часто этим промышляет.

— Ого. Не знала. А можно мне тоже прийти?

— Смеёшься что ли? Нет конечно. Это нелегальные бои. И сомневаюсь, что Тимуру это понравится.

— Ну, пожалуйста. Мы ему не скажем. — состроила самый жалостливый вид, на какой только была способна.

— Под монастырь ты меня подведёшь, мелочь.

— Ну мне очень хочется посмотреть. — ведь действительно загорелась этой идеей. Мысль увидеть Тимура профессионально дерущимся, заставляла тело покрываться мурашками. Фантазия уже подкидывала красочные картинки.

— Ох, и получу же я потом за это. Ладно, придумаем что-нибудь. Только Тиму пока ничего не говори. Не хочу раньше времени бежать из страны и скрываться.

— Спасибо-спасибо. Я молчком. — чуть ли не подпрыгивала от радости. Осталось в ладоши захлопать. Не думала, что он занимается такими боями. И теперь, жуть как сильно, хочу посмотреть. Я правда не любитель такого вида спорта, но на Тимура бы посмотрела. Причём с удовольствием.

— Держи, мохито. — Тимур неожиданно оказался рядом и протянул мне стакан. Стас подмигнул и быстро ретировался.

Интересно, за счёт чего они дружат. Они же совершенно разные. Просто диаметрально противоположные. Но видно, что друзья хорошие.

— О чем разговаривали?

— Так, обо всем и ни о чем. С днём рождения поздравила. Тут кстати красиво очень. — решила сменить тему.

— Да, хорошее место. — Тимур обнял меня за талию и нежно притянул к себе. — голодная? — выдохнул мне куда-то в область макушки.

— Ну, так. Поесть бы не отказалась. Но терпимо.

— шашлык уже почти готов. Пойдём. — обнял за талию и повёл к основному скоплению народа.

А мне никуда идти не хотелось. Так бы и стояла тут. С ним. На этом самом месте.

Вечеринка была классная. Музыка, шашлык. Все ребята были общительными и приятными. Разница в возрасте не была помехой, говорили обо все на свете, не чувствуя дискомфорта. Было очень непринужденно и легко. Царила такая дружеская атмосфера, что не замечала как летит время. Разве только та девушка, которая подходила к Тимуру, метала в мою сторону недовольные взгляды. Но я решила не заморачиваться насчёт этого. Мне было так весело и хорошо. Да и слова Стаса немного утихомирил мой внутренний и ревностный раздрай.

Я тысячу лет столько не смеялась. Даже немного потанцевать успела. Утомилась, но утомленность была приятной. Хорошо, что в машине, по пути сюда, успела немного вздремнуть.

Как же в корне все это отличается от посиделок с моими однокурсниками и ровесниками. Особенно с последним разом. Но тут, все что угодно будет отличаться от того ада, что был на вечеринке Коли. Тут все иначе. Не уверена, что теперь куда-то захочется ходить с однокурсниками.

Когда ближе к ночи, стало прохладно многие начали расходиться по комнатам. И только сейчас я поняла, что у нас одна комната на двоих. Сразу стала немного нервничать. Но старалась не подавать вида. Тимур вёл себя предельно спокойно и невозмутимо, будто мы так каждую ночь проводим. Решила ровняться на него.

Если мне хочется приблизиться к Тимуру, то явно не стоит трястись, как лист осиновый. Иначе он точно ко мне не приблизится. Невольно вспомнился наш поцелуй в машине. Такой страстный, горячий, поглощающий. Машинально провела пальцами по губам. Определенно, это был лучший поцелуй в моей жизни.

Первой сходила в душ, надела длинную футболку и легла в постель. Тимур присоединился спустя десять минут. Лёг и повернулся в мою сторону. Мы находились на разных сторонах постели, на приличном расстоянии друг от друга.

Из одежды на нем были только чёрные боксеры. Какой же он всё-таки крепкий. Не перестаю этим восторгаться. Каждый раз, рассматривая все новые и новые участки, его практически обнажённости тела. Словно на запретную территорию захожу.

Мы долго лежали и просто смотрели друг на друга, не произнося ни слова. Я первой нарушила эту уютную тишину.

— Это ведь ты сделал так, что всех с той вечеринки арестовали?

— А это имеет значение?

— Не знаю. — не определенно пожала плечами. — просто предположила.

— Не забивай голову ненужным хламом. Просто забудь.

Он перелег чуть ближе ко мне, обхватил рукой и притянул в плотную к своему телу. От него исходил такой жар, что я начала плавиться. И телом и мыслями.

Провёл ладонью по бедру, поднимаясь выше, задирая край футболки. Все это делал, не сводя с меня внимательных глаз. Словно проверял, позволяю я заложить дальше или нет. Остановлю или разрешу продолжить. А я не то что готова разрешить, я готова об этом просить.

Зрачки расширились, сделав и без того темные глаза, практически черными. Смотрел прямо в душу. А мне казалась, я вижу в них своё отражение.

Дотронувшись до моей груди, подался вперёд и впился в губы. Тёплой, слегка шершавой рукой, провёл по соску, от чего тот моментально затвердел. Слегка сжал его между пальцами. Из моей груди вырвался возбужденный стон.

Я завелась с пол оборота. Сама потянулась к нему, и вцепилась руками в его плечи. Оторвавшись от моих губ, стал покрывать поцелуями скулы, щеки, шею. Откинула голову назад, давая больший доступ к шее и выгнулась всем телом ему навстречу.

— Скажи если не хочешь. — прошептал мне в губы.

— Хочу. — ответила, срываясь на стон.

Это стало спусковым крючком. Все условности и барьеры, полетели к чертям. Все стало не важным.

Поцелуй стал ещё более жадным и диким. Он подмял меня под себя, придавив своим телом. Его руки гладили, сжимали, снова гладили. Везде, абсолютно все тело.

Никогда не испытывала такого возбуждения. Раздался треск и мои трусики, ненужным клочком ткани, были отброшены в сторону. Внутрення сторона бёдер, была влажной. На столько, что я немного смутилась. Потянув за края моей футболки, он стянул ее и оставил меня полностью обнаженной.

С лихорадочным блеском в глазах, Тимур обвёл мое тело взглядом. Припал губами к груди и прикусил сосок. Зарывшись пальчиками в его волосы, потянула ещё ближе к себе. Обхватив его ногами, чувствовала, как возбужденный пульсирующий член, упирается мне в промежность. Трется о влажные половые губки, имитируя фрикции. Скинул с себя трусы, и словно избавившись от последней преграды, Тимур возвышался надо мной словно скала или крепость. Толстый ровный член был увит вздутыми венками по всей длине. На бордовой, от возбуждения головке, блестела капля его смазки. Член слегка подрагивал от скопившегося напряжения. Поймала себя на мысли, что хочу попробовать его на вкус. Обхватить губами и провести языком, по всей впечатляющей длине. Разведя коленом мои ноги, он устроился между ними, и накрыл меня своим телом.

Внутри меня все пульсировало от желания, каждая частичка моего тела желала быть к нему ближе и ощущать его в себе. Проведя пальцами по влажными складочкам он без подготовки вогнал в меня два пальца. Но я была на столько влажной, что она и не требовалась. Трахал ими и одновременно с этим ласкал клитор. Раздвинула ноги ещё шире и начала сама насаживаться на его пальцы, не сдерживая стонов. Спустя несколько таких толчков, вынул их из меня и я, почувствовав пустоту, недовольно захныкала. Провёл ими, по моим губам, проталкивая в рот. Обхватила их и начала посасывать, почувствовав вкус своего возбуждения. Зарычав, Тимур накинулся на мои губы, полностью меня поглощая. А я была готова отдаться вся, без остатка. Одновременно, с немного грубым поцелуем, ощутила глубокое и резкое вторжение. Вскрикнув, скрестила ноги у него за спиной и раскрылась ещё больше, подаваясь на встречу его движениям, изнемогая от желания, чувствовать его внутри себя, еще глубже. До упора и до предела. Легкая боль добавляла остроты и ещё сильнее заводила.

— Лисичка, все в порядке?

— Да… да все хорошо. Только не останавливайся. Прошу, не останавливайся. — Хотела чувствовать его до конца. Каждое движение его члена во мне, каждый спазм от неконтролируемого возбуждения.

Движения были жёсткими, хлёсткими. Каждый толчок вырывал из моей груди стоны, заставляя впиваться зубами в его плечо, чтоб хоть немного заглушить вырывающиеся из меня звуки. Это было на грани. Он словно дикий зверь брал меня, терзал и возносил к вершине удовольствия. Громко. Сладко. Порочно.

Вся комната была пропитана сексом, влажные шлепки наших тел, стоны, хрипы. Спинка постели методично билась о стену. Словно подстегивая к ещё более грубым и глубоким движениям.

Выпрямившись, он перехватил мои ноги и положил себе на одно плечо, фиксируя их рукой. Второй обхватил бедро и плотнее притянул к себе. Я чувствовала что вот-вот взорвусь. Разлечусь на атомы. Внизу живота сладкой судорогой скапливалось тепло, словно сгусток энергии. Тело напряглось, пальцы на ногах поджались.

Все тело обдало импульсом наслаждения. Не сумев сдержать рвущийся наружу возглас, прокричала имя этого невероятного мужчины. Я чувствовала, как стенки влагалища сжались вокруг члена, из-за чего ощущения только усилились, продлевая удовольствие.

Тимур утробно простонал. Мышцы на сильном тренированном теле бугрились и перекатывались от напряжения. Кожа блестела. Он тоже был на грани и я отчётливо ощущала, как член, словно немного увеличился и пульсировал внутри меня. Движения стали ещё более быстрыми, рваными и бесконтрольными. Совершив ещё несколько особо жестких и глубоких толчков, которыми возродил отголоски пережитого мной оргазма, вышел из меня и рыча, словно раненый зверь, излился прямо мне на ягодицы и половые губы, и без того влажные, от моей смазки. Его семя обжигало горячими струями, выплескиваясь на мое тело. Провёл по ним пару раз, ещё пульсирующей от разрядки головкой, задевая чувствительный клитор и размазывая по мне сперму. И лёг рядом, откинувшись на спину.

Пролежав так около пяти минут, мы восстановили сбитое дыхание. Все мокрые и потные от такого крышесносного секса.

Ни разу в жизни не испытывала таких эмоций от секса и оргазма. Да и в целом такой сильной разрядки, что словно током прошибло, у меня не было. Тимур снова притянул меня к себе, набрасываясь на губы. Подхватил на руки, и усадил сверху на себя.

— Иди ко мне малышка. — нежно поглаживал мои ноги, не разрывая зрительный контакт.

— Ты уже? — округлила глаза, чувствуя твёрдую подрагивающую плоть под собой.

— Мне тебя мало, лисёнок. — хмыкнул улыбаясь и сжимая руками мои бёдра. — слишком мало. — сильнее вдавив меня в себя, толкнулся на встречу.

Это была долгая ночь. Второй раз он брал меня нежнее и более чувственно. Словно утолив свой первобытный голод, принялся изучать мое тело. Каждый участок, каждую частичку меня. Это однозначно лучшая ночь в моей жизни, с лучшим мужчиной, который сейчас был именно со мной.

Уснули мы только на рассвете. Мятые простыни были свидетелями нашей страсти. В воздухе витал запах похоти и секса. Все было на столько естественным, что у меня не возникло ни единого сомнения, в правильности произошедшего. Не хотела думать, что будет завтра. Сейчас мне было хорошо, как никогда раньше.

Глава 7

Алиса

Утро встретило нас ярким солнцем и громкими голосами, которые доносились с улицы, сквозь приоткрытое окно, через которое в комнату тянулся аромат чего-то жутко вкусного. Уверена, если бы я не хотела так сильно спать, уже давно была бы там, где этот источник аппетитного запаха.

Лежала прижавшись к горячему телу, уместив голову на его груди. Слушала ровный и успокаивающий стук его сердца. Как колыбельная. Рукой он нежно поглаживал меня по спине. Было так хорошо, что вставать, не хотелось совершенно. Даже не смотря на чувство голода.

— Проснулась? — головы коснулся легкий поцелуй.

— Угу. Можно и так сказать — проворчала не открывая глаз. Ещё удобнее устроившись на Тимуре.

— Вставать собираешься?

— Не-а.

— А придётся. Ребята уже накрыли к завтраку, стол на улице. А тебе обязательно нужно поесть. Ну, или хочешь, сюда принесу?

— Не, я сейчас встану. Не буду же я здесь весь день валяться.

— А я бы повалялся тут с тобой. — было так непривычно, что он спокойно разговаривает и проявляет какие-то эмоции. Всегда суровый и сдержанный, сейчас самый обычный мужчина, с потрясающей улыбкой и хищной энергетикой. Хотя, что значит самый обычный? Нет, не обычный, а самый необыкновенный. Чуткий, страстный и желанный.

Встав, пошла в ванну. Посмотрела на себя в зеркало. Глаза блестели загадочным блеском, волосы спутаны, губы припухшие и горели огнём, от жадных поцелуев. Все тело было усыпано засосами, шея, грудь, ключицы. На бёдрах отчётливо выделялись синяки, оставленные его руками, в пылу страсти. Поймала себя на мысли, что улыбаюсь.

Не заметила, как Тимур подошел со спины и провёл пальцами по отметинам на коже

— Болит?

— Нет, все хорошо.

— Извини, немного не рассчитал.

— Да брось ты. Мне было безумно хорошо, а это — указала на отметины. — прямое тому напоминание. Поэтому тебе не о чем беспокоиться.

Хмыкнув, поцеловал меня за ушко и отстранился.

— Собирайся. Я тебя буду ждать внизу.

Приняв душ, переоделась в свежую одежду и пошла на первый этаж, этого огромного гостевого дома.

К моменту моего прихода, все ребята уже встали. Кто-то был вполне себе бодр, а кто-то явно вчера перебрал и пытался пережить сегодняшний день. А я, просто шла с блаженной улыбкой, ощущая ноющую боль в мышцах и во всем теле в целом. И эта боль, непроизвольно возвращали меня мыслями и воспоминаниями в сегодняшнюю ночь. Заставляя улыбку становиться ещё шире.

После завтрака, часть компании собралась разъезжаться. Мы были в их числе. Тимур ждал на улице, возле машины, а я пошла в нашу комнату, за сумочкой.

Обведя комнату взглядом и убедившись, что ничего не оставила, пошла к Тимуру. По пути столкнулась со Стасом, который загадочно улыбнулся и поднял вверх два больших пальца. На мой вопросительный взгляд, он смешно закатил глаза и шутя махнул рукой. Я тоже улыбнулась, прекрасно понимая, о чем он. Что-то у меня ощущение, что непосредственно он приложил руку, с совместной ночевке.

Домой вернулись отдохнувшими и одновременно уставшими. Выпив чай, разбрелись по своим комнатам. Снова врозь, будто и не было ничего. Тимур ушёл к себе и закрылся, как само собой разумеющееся. Стало немного обидно. Да что там немного? Очень даже обидно.

Вся неделя прошла в режиме универ-работа-дом. Я безумно устала, но это была приятная усталость, от плодотворно проведённого времени.

Правда немного смущала наша с Тимуром ситуация. Мы спали в разных спальнях, близости между нами больше не было. Не считая поцелуев, уютных объятий и одного раза в машине, когда Тимур довёл меня до взрыва, своими умелыми пальцами.

Его отношение ко мне однозначно поменялось. Он больше улыбается, стал проявлять нежность и заботу. Невзначай касаться. Писал или звонил, предупреждая, что задержится, и по возможности старался подвозить на учебу или домой. Но тем не менее, между нами была какая-то невидимая, но ощутимая стена. Происхождение которой, было для меня загадкой. Но она была и ощущалась практически физически.

Я помнила, что Тимур просил не нарушать его границы и не заходить к нему в спальню. Но сейчас мне это казалось немного странным, и было не по себе. Но нарушать его правила, я не решалась. Если уж меня что-то и беспокоит, то лучше это озвучить и поговорить с ним, чем сразу лезть туда, куда просили этого не делать.

Но то, что это грызло меня изнутри — это факт. Изо дня в день угнетало и раздражало. Правда когда Тимуру стоило меня обнять и прижать к себе, я сразу про все забывала. Наивно конечно, глупо. Но это было бесконтрольно.

За всей этой кутерьмой, не заметила, как наступила суббота. День, когда у Тимура должен состояться бой. Я помнила об этом, и ждала. Не смотря на всю неопределенность, ждала.

Сейчас я находилась дома одна, Тимур уехал около двух часов назад. Я помнила, что Стас сказал, что попробует меня провести на бой, но никакой конкретики не дал. Телефонами мы, как на зло не обменялись, и я понятия не имела, в силе сегодня все, или нет. Так и ходила, маясь, по квартире.

— Неужели не получится? — бубнила сама себе под нос.

Спустя минут тридцать, моих таких мучений, в дверь раздался звонок. Пулей подбежав и распахнув дверь, увидела Стаса. Он окинул меня взглядом. Явно оценив мой через чур домашний вид, округлил глаза.

— Не понял. И чего это ты не собранная? Нам выдвигаться уже пора, так-то. А ты, будто ко сну готовишься.

После секундной заминки рванула в комнату, как ошпаренная.

— Я быстро! — крикнула уже из комнаты, перебирая вещи в шкафу.

— Совсем сильно расфуфыриваться не обязательно. Дресс код там не предусмотрен. — говорил с явной усмешкой.

Быстро натянула вязаное, но лёгкое платье, длиной чуть ниже колен, сверху накинула джинсовку. Волосы собрала в высокий хвост и выбежала в коридор. Промчавшись мимо Стаса, натянула кроссовки и выпрямилась по струнке.

— Я все!

— Эй, кто ты? Ты девушка вообще?

— Ну так-то да. — вопрос сбил меня с толку. — а что-то не так?

— Да такие скоростные сборы впервые вижу. Я думал кофе успею хлебнуть, пока ты собираться будешь, а я только и успел, разве что разуться. Но надо отметить, выглядишь кстати хорошо.

— Ну, что могу сказать, обувайся обратно. Кофе потом как-нибудь попьёшь.

— Гостеприимства у тебя не занимать, конечно.

— Давай-давай. — подтолкнула его к обуви.

Стас весело засмеялся, обулся и мы вышли из квартиры. Оба в приподнятом настроении.

Всю дорогу сидела, как на иголках. Хотелось бежать вперёд машины, хоть он и ехал предельно быстро. Но предвкушение захлестывало с такой силой, что не могла усидеть на месте.

— Да не пыхти ты так, приедем уже скоро, а то такими темпами, мне дыру в кресле протрешь своим шилом. — Неужели мое нетерпение, было так заметно.

— Ой, тебе лишь бы подковырнуть. — отмахнулась от мужчины.

— А ты думала. С кофе меня продинамила, а я ведь запомнил.

— Злыдень. — злыдень, но добрый.

— Ну, разве что совсем чуть-чуть.

Спустя сорок минут, мы подъехали к ничем не примечательному зданию. Не вывесок, ни каких опознавательных знаков. Абсолютно ничего, что могло хоть как-то натолкнуть на мысли о том, чем тут занимаются.

На входе нас встретил рослый мужчина, крепкого телосложения. Его можно было бы назвать привлекательным, если бы не взгляд. Взгляд был таким, что пробирал до костей. Пожав руку Стасу, пропустил нас вперёд. Пришлось спуститься в подвальное помещение. Пока мерила шагами ступеньки, озиралась по сторонам и все внимательно рассматривала, хотя по сути и не на что смотреть было, пока спускались.

Впервые была в таком месте. Приглушённый свет. В центре находился ринг, обнесённый сеткой. Вот как раз на него, во всю светили прожекторы. Людей было море. Кто-то сидел за столиками, кто-то просто стоял и наблюдал за происходящим в клетке. Оказывается такие мероприятия достаточно популярны и собираю не мало народа. Девушки-официантки, в откровенных нарядах, разносили напитки. Было много мужчин, не самой приятной внешности, от взгляда которых, хотелось съежиться. Многие были с девушками, которые, почему-то мне казалось, были представительницами древнейшей профессии. Было что-то в их внешности, одежде и поведении, что кричало об этом.

— Ну что застыла, мелочь? — Стас слегка подтолкнул меня вперёд.

— Я не застыла. Идти-то куда? Веди.

— Не страшно?

— А должно быть? — с вызовом на него посмотрела.

— Ну, наверное. Мне вот лично страшно. От того, что со мной потом сделает Тим, когда узнаёт, что я тебя привёл сюда.

Я удивленно посмотрела на Стаса.

— Ой, ладно, пошли. Тим следующим выходит.

Мы подошли практически к рингу. К этому моменту предыдущие бойцы уже покинули поле боя. К нам подошел мужчина, который встретил нас на входе и Миша, который был на дне рождения Стаса. Приятный парень. Общительный и весёлый. На дне рождения он был с девушкой, но сейчас мне кажется, он пришёл один.

— о какие люди! — окинул меня Миша любопытным взглядом.

— Привет.

— Ты губы закатай, а то тебя Тим размотает вместо того, с кем выходит драться. — шутливо, но в тоже время серьезно сказал Стас.

— Да понял я, не тупой же.

— Так, ладно парни, оставляю за старших, сторожите мелкую, чтоб ни один волосок. Мне к Тиму надо. А ты — серьезно посмотрел на меня — чтоб ни на шаг от них не отходила, ясно?

— Так точно, буду их тенью.

Стас ушёл, а я стояла и смотрела по сторонам, пока мужчины о чём-то между собой переговаривались.

— В первый раз здесь? — обратился ко мне Миша.

— Ага.

— Не боись. Твой быстро уложит соперника.

— Надеюсь. — а сама подвисла. Мой? Хотелось бы, чтоб это было так. Ведь в глубине души я его таковым и считала и тешила призрачную надежду.

Сердце пропустило удар, когда в клетку вышел Тимур и какой-то мужчина. По комплекции они ни чем друг другу не уступали. Оба высокие, сильные, суровые. Как два хищника перед броском.

Никогда подобные мероприятия не находили во мне отклика. Но сейчас… Сейчас это будоражило. Я переживала за Тимура, но одновременно с этим, была уверена в его победе. Если он одним взглядом и своей дикой энергетикой может пригвоздить к месту, то в драке он точно настоящий зверь.

Бой начался. Наблюдала не моргая, за точными и выверенными движениями Тимура. Он словно машина, наносил удары. Сильный, крепкий. Мышцы перекатывались под смуглой татуированной кожей. Голый торс блестел от пота. Никогда не любила потных мужчин, всегда это вызывало во мне чувство брезгливости и неприязни. Но не сейчас. Да и где Тимур, и где какой-нибудь влажный мужик тесно жмущийся во время давки в метро. Вещи несопоставимые. Здесь же хотелось прижаться к нему и пропитаться его поистине мужским запахом.

Образ Тимура в офисе и здесь, у меня совсем не клеился. Хотя я и видела, как он дерётся, взять хоть тот случай в баре, при нашем знакомстве. Но тогда все было совсем не так. Даже не знаю, какой Тимур мне нравится больше, тот собранный и серьезный, в классическом костюме, или этот — дикий и необузданный. С неуправляемой мощью и энергетикой.

Видела, как смотрели на него девушки. Стреляли глазами. Разве что из трусиков не выпрыгивали. Только он никого не замечал, полностью сконцентрированный и собранный. Мой викинг. Хищник. Охотник. Мужчина, во всех смыслах этого слова.

После точного удара в челюсть соперника, я не сдержала крика ликования, подпрыгнув на месте. Адреналин затуманил разум.

Тимур дернулся словно от удара и перевёл взгляд в толпу, четко обнаружив меня. Прошёл по мне взглядом, словно просканировал и ещё сильнее свёл брови. Мне кажется я отсюда чувствовала, его шок и бешенство. Челюсти крепко сжаты, взгляд прошибающий насквозь. Чувствую мне ещё прилетит от него. Но все это потом. Все не имеет значения.

Видимо из-за того, что Тимур отвлёкся, его соперник решил подсуетиться и нанёс ему удар. Я сама дёрнулась, словно почувствовав все на себе. Из рассеченной брови потекла кровь. Зажав рот ладонями, продолжила наблюдать. Наблюдать правда пришлось не долго. Одним точным ударом, в которую было вложено столько силы и мощи, Тимур вырубил мужчину, и тот безвольным мешком свалился на пол. Чувство, что всю ярость от моего появления здесь, он направил на того, кто лежал без сознания у его ног.

Толпа загудела. Крики, свист. Все словно с ума посходили.

Только Тимур не обращая внимания ни на что, вылетел из клетки и направился в нашу сторону. За несколько решительных шагов, преодолел разделяющее нас расстояние. Его взглядом можно было убивать.

— Тебе пиздец! — сначала опешила, а потом поняла, что это было адресовано Стасу, который стоял у меня за спиной. И когда только успел подойти. На что тот, улыбнулся и подмигнул. Надеюсь ему не сильно достанет.

Не успев опомниться, почувствовала, как меня схватили за руку и куда-то потянули. Спотыкаясь, семенила за Тимуром, еле поспевая за его широкими шагами. Он только своим видом, рассекал толпу, заставляя всех расступиться.

Затолкав меня в какое-то помещение, припер к стене. Опустив руку на мою шею, немного сдавил и прорычал.

— Какого черта ты тут забыла? Ты хоть знаешь что тут за контингент собирается? Знаешь в какую клоаку влезла?

— Я была не одна.

— Да плевать. — и без промедления набросился на мои губы.

— Сумасбродная девчонка. — ощутимо приложил меня своей рукой по ягодице.

— Дикий варвар. — не оставаясь в долгу, укусила его за губу.

Это был не поцелуй. Мы были готовы сожрать друг друга. Сгореть от эмоций на этом месте, терзая тела друг друга.

В воздухе искрило, напряжение и возбуждение окатило неконтролируемой лавиной, полностью захлестывая, и отрезая от всего мира. Только мы. Есть только здесь и сейчас. И только наш голод.

Подхватив меня и подкинув в воздух, ещё сильнее вжал в стену. Платье задралось, полностью оголяя мои бёдра. Ногами обхватила его за талию и впилась руками в волосы, заставляя его зарычать.

Прикусив меня за шею, опустил руку к моим трусикам. Отодвинув их в сторону, вошёл в меня двумя пальцами. Не сумев сдержать стона, откинула голову назад, ударившись затылком.

— Трахни меня. — сама не поняла, как из меня вырвались эти слова.

— Трахну, можешь даже не сомневаться.

Сделав несколько поступательных движений, провёл пальцем по клитору, и высвободил возбужденный член из спортивных шорт.

Одним точным движением вошёл в меня, заставляя захлебываться наслаждением и огнём, исходящим от наших тел.

Входил резко и максимально глубоко. До легкой боли. Машонка билась о мою промежность, издавая при этом влажные и громкие звуки. Не сдерживая стонов, царапала его плечи, шею и спину.

Мы словно дикие, терзали друг друга. Не знаю что это. Адреналин так действовал на нас, атмосфера вечера или просто первобытное желание обладать. Тормоза слетели. Не давая возможности остановиться. Нам было мало. Пили дыхание друг друга. Его руки с силой сжимали мои ягодицы, насаживая меня на крепкий возбужденный член. В бешеном поцелуе бились зубами, оставляя на телах друг друга отметины страсти.

Внизу живота зарождалось томительное тепло, готовое вот-вот вырваться наружу. Он насаживал меня на себя до упора, максимально растягивая. Я не чувствовала боли, от жёсткого трения спины о стену. Все потом. Сейчас я сама подмахивала бёдрами, на сколько это было возможно, с единственным желанием чувствовать его член глубже в себе.

— да, Тим… да… я сейчас… — голос срывался от неровного и рваного дыхания.

— Кончай. — с этими словами он ощутимо укусил меня за шею и еще сильнее ускорился, крепко сжимая бёдра. Наверняка снова будут синяки, которые только-только начали сходить. Но я хотела их. Чтоб он пометил меня ими. Брал меня бешено. Не щадя. В его действиях не было ни намёка на нежность и ласку.

Подступивший оргазм поглотил меня с головой. Крик застрял где-то в горле. Дыхание сбилось. Тело, словно невесомое, парило в воздухе. Из него, словно огненный шар вырвался, ослепляя своей вспышкой. Сама почувствовала как сжались стенки влагалища, обхватив член ещё сильнее и крепче. Тимур догнал меня через пару глубоких и грубых толчков. Опалив мою шею горячим дыханием, резко вынул член, обжигая кожу своим семенем, кончил мне на внутреннюю поверхность бедра, продолжая тереться о мою промежность, продлевая наше, одно на двоих, удовольствие.

— сумасшедшая. — выдохнул мне в губы и упёрся своим лбом, в мой.

— как и ты. — невесомо поцеловала его в кончик носа. Если бы он меня не держал сейчас, я бы точно свалилась, потому что в ногах, до сих пор была приятная слабость. Какое-то время он так и держал меня на руках. Мы улыбались друг другу, как ненормальные. Кажется, я потеряла себя в нем.

Приведя себя в порядок мы вышли в зал, из которого Тимур меня не так давно, стремительно вывел. Он успел быстро принять душ и переодеться. Даже умудрились обработать его рассечение. Подошли к ребятам, после чего, Тимур поздоровался с Мишей и тем не знакомым мужчиной. На Стаса смотрел таким взглядом, словно обещал, что они ещё поговорят и он помнит о его выходке, в виде моего присутствия тут.

— Ну что, погнали отмечать победу? Мы в клубе столик зарезервировали.

— Ты как? — обратился ко мне, мой победитель.

— Отлично. — не смогла сдержать улыбки.

— Тогда поехали. — прильнув меня за талию, Тимур направился к выходу.

Клуб находился неподалёку. Я конечно бывала в клубах, но в таком, впервые. Такое пафосное место, каждый уголок говорил о его помпезности и дороговизне. Удивительно, что меня в моем скромном наряде, пропустили без проблем и вопросов. Хотя возможно, все дело было в моем сопровождении. Мужчин здесь явно знали.

Мы заняли столик в ВИП ложе. Немного посидев, я пошла танцевать.

В детстве, когда ещё были живы родители, я занималась танцами. Потом, когда их не стало, бабушка ещё пыталась оплачивать занятия, но скоро на это не осталось денег. И мне пришлось оставить то, что я так любила. Мне казалось, у меня в крови любовь к этому виду искусства. А это именно искусство. Искусство владеть своим телом, отдаваться музыке без остатка. Вот и сейчас я полностью погрузилась в атмосферу и отдалась ритму, периодически ловя на себе горящий взгляд Тимура. В такие моменты мои движения становились ещё более плавными и страстными.

Удивительно, что ко мне даже никто не подходил и не пытался знакомиться, как это часто бывало на наших вылазках с друзьями. Хотя был один парень, с явным намерением, но его быстро тормознул Миша, который незаметно крутился рядом. Видимо сторожил как цербер, пока Тимур и Стас разговаривали. Приятно быть под присмотром и знать, что никто не обидит.

Не знаю, сколько прошло времени, но растеряв последние силы, пошла обратно за столик. Пока подходила, уловила обрывки разговора Тимура и Стаса.

— Ты рехнулся, ее туда привести?

— Тим, ну все же нормально. Тем более мы ее одну не оставляли, она всегда была под присмотром. И поверь, я бы никому не позволил и близко к ней подойти.

— Я знаю. Просто это место не для неё. Если бы полез кто-то?

— Смеёшься? Я включил цербера, стоило ей порог этой гадюшни переступить.

— Сам понимаешь, что это гадюшник, и все равно ее привёл!

Их разговор прервался с моим появлением. Явно рассчитывали, что это разговор не для моих ушей.

Тимур притянул меня за талию и усадил к себе на колени. А я полностью расслабившись, в его объятиях, под размеренные поглаживания, не заметила, как вечер подошел к концу. И не заметила, как мое сердце, стало принадлежать, этому суровому и немного грубому мужчине. Но одновременно с этим, внимательному и порой даже нежному. Чего стоили только его касания, поглаживания и забота. Мой идеально-неидеальный мужчина.

Глава 8

Алиса

В воскресенье, встала пораньше и пошла готовить завтрак. Хоть это уже было моим привычным занятием в этом доме, но сегодня хотелось готовить с удвоенной силой. Подозреваю, что это какая-то встроенная женская особенность. Как по принципу «путь к сердцу мужчины, лежит через желудок». И это все выстреливало из меня, словно на уровне инстинктов и внутренней потребности. Хотелось накормить, порадовать.

По кухне порхала словно бабочка, земли под собой не чувствовала.

Тимур вышел на кухню как раз к моменту, когда я практически закончила и ставила на стол кружки, с дымящимся кофе.

— Доброе утро.

— И тебе. — почувствовала горячие ладони на своей талии. Тимур притянул меня к своей груди и неспешно поцеловал. Нежно, ласково, тягуче. Я любила его страстные поцелуи, но и такие тоже, они заставляли плавиться все тело, окутывая сладкой истомой.

За завтраком, как обычно болтали обо все и ни о чем.

— Сегодня я в зал, не теряй если что, я на связи.

— Хорошо.

Стало немного грустно, что сегодняшний день придётся провести в одиночестве. Ну, буду тогда заниматься сидеть, что ещё остаётся. На какие-то вылазки я сейчас точно не готова. Во всяком случае не без Тимура.

Когда с завтраком мы закончили, а кофе был практически допит, я озвучила то, что меня интересовало и не отпускало со вчерашнего дня.

— А давно ты этим занимаешься? Ну, боями, я имею ввиду.

— Около трёх лет, может чуть меньше.

— А зачем? Я не думаю, что это твой такой способ заработка, мне кажется тебе и работы для этого хватает.

— Нет, это совершенно точно не способ заработать.

— А что тогда?

— Способ выплеснуть все накопившиеся эмоции. Разгрузка, своего рода.

— Но ведь разве тренировки в зале не разгружают мозг? Да и тело тоже.

— Почему же, разгружают, но не в достаточной для меня степени.

Жалко у меня нет такого занятия, которое служило бы мне отдушиной. И мне бы не приходилось сидеть одной, как будет сегодня. Раньше это были танцы, но это было так давно. Сколько лет прошло. Хотя я и думала, что когда отучусь, найду хорошую работу, обязательно снова буду заниматься.

— О чем задумалась, лисёнок?

— Да просто вспомнила, что раньше занималась танцами и это тоже, своего рода, был способ отпустить себя. Сейчас уже давно ничего такого нет, к сожалению.

— Хочешь, поехали со мной?

— Куда? На тренировку?

— Ну да. Там и тренажёров полно, можешь позаниматься. Ну и самооборону тебе подтянем. Тебе, с твоей тягой к приключениям, явно лишним не будет.

— А это удобно? Я не буду там тебе мешать?

— Нет конечно. Так что если хочешь, можешь собираться. Одежда спортивная есть?

— Есть конечно.

— Отлично. Тогда через минут тридцать будь готова. И спасибо за завтрак.

Тимур встал из-за стола и снова поцеловал меня в губы. Если так будет после каждого приема пищи, то я готова не вылазить из кухни сутками.

В комнате начала перебирать вещи. Сложила в рюкзачок легинсы, спортивный топ и футболку с кроссовками. И сама переоделась на выход. В принципе, собралась и время подошло, как раз выезжать.

— Я готова. — крикнула Тимуру из комнаты.

Через минуту он стоял у меня в дверном проеме.

— Хочешь купальник захвати, можем в бассейн после сходить.

Быстро впихнула в рюкзак единственный купальник, раздельный, чёрного цвета и мы пошли.

Доехали быстро. Зал был расположен практически возле работы. В здании через дорогу.

На проходной, охранник не успел открыть рот, и после слов Тимура «она со мной», понимающе кивнул и пожелал удачной тренировки.

Девушки на ресепшене, при виде Тимура сразу встрепенулись и натянули самые радушные улыбки. Как только щеки не треснули. На меня правда косились не очень радостно. Но рука Тима на моей талии, придавала мне уверенности.

— Тебя здесь все так хорошо знают.

— Ну во-первых я сюда хожу не первый год, а во-вторых, владелец клуба Стас. Открытием мы занимались вместе, потом уже я отошёл от этого всего.

— Ого. А почему отошёл?

— Были причины. Стало не до того.

— Понятно. А Стас тоже тут сейчас?

— Да, чуть позже подтянется в зал. Если тебе понравится, сможем оформить абонемент.

— Я не думаю, что смогу себе пока это позволить. — прикинула цену, и поняла, что это точно не мой вариант. Мне пока, разве что на турниках во дворе болтаться…

— Я не спрашивал, можешь ты это позволить или нет. Твоё дело определиться, хочешь или нет. Остальное не твои заботы.

Открыла рот от удивления и от смущения почувствовала, как начинают гореть щеки.

— А теперь топай в раздевалку. Я буду в зале ждать. Прямо по коридору и на право. — шлёпнув меня по попе, Тимур пошёл дальше, а я переодеваться.

Быстренько привела себя в нужный вид, собрала волосы в высокий хвост и пошла в том направлении, которое указал Тим.

Зал был классный. Пока шла, все внимательно рассматривала. Все такое стильное, новенькое, блестящее. Оборудовано на высшем уровне. Сравнивать мне особо не с чем было, но это было и ни к чему. И так все очевидно.

Тимур прошёлся по мне глазами, в которых вспыхнул неподдельный интерес. Я знала, что выгляжу хорошо, и это придавало уверенности. Стас уже тоже пришёл.

— Привет.

— Привет, мелочь.

— Сам ты мелочь. Я готова кстати. — это уже было адресовано Тимуру.

— Тебе надо размяться немного, и после этого, можем начать тренировку. — через чур серьезно, сказал мой защитник.

— Отлично. Я тогда быстренько.

— Не торопись, лисёнок. Все успеем.

На беговую дорожку пошла с широкой улыбкой и начала с быстрой ходьбы. Как раз хорошо разгоню кровь и разомну мышцы.

Блин, как же мне нравится когда он называет меня лисёнком. Это какая-то особая степень обращения, с его стороны. Мой суровый охотник и маленькая лисичка. Охотник он, надо отдать должное, хороший. Сердечко мое поймал крепко и ловко. И осознаю я это конкретно. Влипла по самые уши.

В своей розовой пелене, не заметила, как ко мне подошел незнакомый парень моего возраста, в униформе сотрудника спорт-клуба.

— Добрый день, милая девушка. Вы у нас в первый раз?

— Да, сегодня впервые.

— Если хотите, могу провести вам экскурсию и если вас интересует, можно оформить персональные тренировки. Для новичков, так проще. Вникните в азы.

— Спасибо большое, но нет. Уже есть тот, кто все объяснит.

— Уже оформили договор с тренером?

— Нет. У меня свой тренер. — произнесла, не скрывая улыбки.

— Но это не одно и то же. Одно дело, когда это просто наш клиент, а другое, когда обьясняет все профессионал.

— Можешь не сомневаться в профессионализме клиента. Алис, у тебя все в порядке? — вздрогнула от неожиданности.

— Да, Тимур. — мне было приятно его внимание. Оно окрыляло.

— Тимур, здравствуйте. — парень протянул руку для приветствия. Которую Тим сжал, явно не жалея силы.

— А ты чего тут ошиваешься? Твоё место разве не в силовом зале?

— Да вот решил новенькой девушке предложить провести тренировку.

— Девушка в твоих тренировках не нуждается. Девушка со мной.

— Ой, извините. Не знал. Тогда конечно. Извините, я пойду.

— Иди. — под тяжелым взглядом Тима, парень быстро ретировался.

— Зачем ты с ним так грубо?

— Пусть своими прямыми обязанностями занимается, а не девушек клеит.

— Он меня не клеил.

— Ну да. А я слепой. Ты закончила? Можем идти.

Неужели ревнует? Мой Цербер. Всех отгоняет, одним только взглядом, пробирающим до костей. Если бы он на меня так посмотрел, у меня бы наверное сердце в пятки ушло.

В самом конце зала было небольшое помещение, на половину отгороженное стеной. Тут были маты, груши, ещё всякие прибамбасы и огороженный ринг. Пройдя к матам, повернулись лицом друг к другу.

— Готова?

— Не то слово. — у меня действительно уже чесались руки от желания, поскорее начать.

— Тогда давай отработаем разные захваты и техники освобождения. Только помни, всегда здраво оценивай свои силы, и если понимаешь, что не справишься, лучше убегай, если есть возможность. Риск не всегда оправдан, и ты можешь только разозлить нападавшего.

— Поняла. — послушно кивнула, внимая каждому слову.

— Подойди ко мне.

Подошла практически в плотную к Тимуру. Нас разделяли какие-то двадцать сантиметров. Он схватил меня за руку.

— захват одной руки спереди. Ты должна резко поднять захваченную руку вверх, подбирая ее снизу свободной и одновременно с этим повернуться ко мне спиной.

Сделала так, как сказал Тимур. Его дыхание щекотало. Такой крепкий, сильный, горячий. Хотелось прижаться к нему, да покрепче. Мозг превращался в кисель.

— Алис, ты меня слушаешь?

— А? Да, конечно. Повтори пожалуйста. — вся кровь прилила к лицу, заставляя покраснеть.

— Свободной рукой захвати мою руку за запястье и резко перегни ее в локтевом суставе, через своё плечо, движением сверху-вниз. Так ты сможешь на несколько секунд дезодорировать противника болевым приемом. И не отвлекайся, лисёнок. Если вместо меня будет кто-то другой, для тебя будет ценна каждая секунда.

Делала и повторяла все, что говорил Тимур. Стараясь все запомнить и ничего не упустить.

— Локтем свободной руки, ударь в солнечное сплетение, со всей силы, что есть. Вот сюда. — он взял мою руку и приложил к своей груди. Кончики пальцев покалывало, от соприкосновения с его телом. Словно маленькие электрические импульсы пропускала через себя.

— Запомнила?

— Вроде бы да.

— Тогда давай пробовать. Делаешь все быстро, с применением силы. И не мешкай.

— А если я сделаю тебе больно?

— Не переживай, не сделаешь, лисенок.

И тут началась бесконечная череда из повторений и отработки приема. С каждым разом у меня получалось все лучше и лучше. Я действительно старалась. Ведь в глубине души понимала, что хочу произвести впечатление на Тимура. Показать, что я не просто бедовая девчонка, которая вечно во что-то влипает. Но и то, что я способна дать отпор и впитать в себя все, чему он меня учит.

— Отлично. Теперь попробуем это на ком-то другом. — обведя пространство взглядом, Тимур подозвал того парня, который подходил ко мне во время разминки. Объяснил, что сейчас отработка приема будет проходить на нем.

Парень виновато почесал затылок и осуществил захват руки. Сделала все, как учил Тимур. Четко, резко, отточенными движениями, которые из-за многократного повторения, дошли до автоматизма.

В конце, парень согнулся, хватая воздух ртом, как рыба выброшенная на сушу.

— Извини пожалуйста. — растерянно подошла к нему и положила руку на плечо.

— Все нормально, не переживай. Мы часто сами здесь тренируемся. Поэтому побитыми порой ходим. А ты молодец. Тимур Рустамович, хорошо тебя натренировал.

— Он может.

— Ты судя по всему, тоже. — парень улыбался, и явно не держал зла.

После того как он ушёл, я подошла к Тимуру, у которого в глазах плясали черти.

— Зачем мы его так? Как-то не удобно даже.

— Для профилактики. — уловила смешинки в его глазах.

— Ты специально его выбрал что ли? Тимур, что за детский сад.

— Не обижайся лисёнок, просто хотелось посмотреть на тебя со стороны. И это, хочу тебе сказать, доставило мне зрительный оргазм.

— Точно детский сад. — пробубнила себе под нос, чем вызвала у него смех. Почему он так редко смеётся. Все готова отдать за его улыбку. Он сразу становится другим. Таким домашним.

Отработав ещё несколько приемов, как силовых, так и болевых, Тимур сказал, что на сегодня хватит. Он предложил мне ещё позаниматься, если есть желание, но я решила остаться тут и посмотреть за их спаррингом со Стасом. Стоит сказать, это завораживающее зрелище.

Они дрались на равных, практически не уступая друг другу. Но Тимур был все таки чуточку сильнее и эффектнее. Он рассказывал, что Стас раньше тоже дрался в клетке как и он. И поэтому он единственный здесь, с кем Тим тренируется на равных.

Не заметила, как пролетело время и Тим махнул мне рукой, прося кинуть ему воду. Взяв бутылку с лавочки возле себя, кинула ее ему в руки. Пил жадно, большими глотками. Весь разгоряченный, мокрый. Не мужчина, а моя ожившая мечта.

— Пойдём плавать, малышка. На сегодня здесь закончили. — притянув меня к себе, поцеловал в висок.

Собрали вещи и пошли к раздевалкам. Быстро переоделась в свой простенький купальник, ополоснулась и обмотавшись полотенцем вышла к Тимуру, который уже меня ждал.

В плавательных шортах, тоже после душа и с перекинутым через плечо полотенцем. По груди стекали капельки воды. Это сразу откинуло меня в воспоминания. Когда он дома, после душа прижимал меня к себе. Это был наш второй такой физический контакт, после поцелуя в машине. И вроде бы уже не раз видели друг друга обнаженными. Но каждый раз, при виде Тимура таким, меня охватывало волной жара. Интересно, смогу я когда-то к этому привыкнуть и не выдавать так явно, свою на него реакцию.

Замешкавшись, отвела взгляд и увидев дверь с табличкой «бассейн», повернула в ее сторону, правда на пол пути Тимур меня остановил, взяв за руку.

— нам не сюда, лисичка.

— Так бассейн же тут? Разве нет?

— Тут общий. Мы пойдём в отдельный, для персонала.

— Ого. Тут даже так.

Мы подошли к другой двери и спустились на цокольный этаж.

Красиво. По периметру, вполне внушительного бассейна, стояли плетёные кресла и шезлонги. Помещение украшали огромные кадки с искусственными пальмами, которые я никогда бы не приняла за таковые, если бы Тимур не сказал, что они не живые. Одна из стен, была расписана под пляж. Освящение приглушенное. По одной из торцевых стен бассейна, работал водопад. Интересное решение.

Тимур вошёл в воду, красивым прыжком, после чего начал рассекать воду, широкими бросками рук.

Я же, полностью забыв о красоте и стати, с разбегу прыгнула в воду бомбочкой, крепко зажав при этом нос и зажмурив глаза. Вода была очень тёплой. Самое оно, поплавать в такой, расслабляя мышцы после нагрузки. Вынырнула с громким смехом. Чувствовала себя ребёнком. Как представлю, что могла бы сейчас сидеть одна дома, а не находиться здесь, так аж плечи передергивает.

Проплыв несколько кругов, туда-обратно, направилась к бортику. С одной стороны вдоль, бассейн был достаточно глубоким, но с противоположной, можно было смело нащупать ногами дно. Решила немного передохнуть и перевести дыхание. Если бы я только знала, что через несколько секунд спустя, оно окончательно даст сбой.

Тимур неожиданно вынырнул возле меня, подхватывая на руки, от чего я даже немного взвизгнула.

— Устала?

— Ну, если совсем немножечко. Но это приятная усталость. — потерлась своим носом о его.

— Я не сомневался, что приятная.

Заставив обхватить себя ногами, притянул меня ближе к себе. Руками сжал мои ягодицы и коснулся моих губ, своими.

Этот поцелуй был неспешным, поглощающим. Он словно заново познавал меня. Провёл языком по моей нижней губе и после, слегка ее прикусил. Целовал глубоко. Постепенно он начал набирать обороты, и его язык во всю хозяйничал у меня во рту.

Вжал меня спиной в бортик, а я сама пыталась сильнее прижаться к его телу. Как голодная самка терлась о его возбужденный член. Он плавно переместился от моих губ к шее и ключицам, покрывая их обжигающими поцелуями. Откинула голову, чтоб дать ещё больше пространства для его губ. Из нашей нежащей слабости друг к другу, выдернул голос Стаса.

— Ребят, у нас камеры. Или вы тут порнушку снимать решили что ли?

— Приперся. — Тимур обреченно выдохнул мне в губы, отстраняясь. Чем вызвал у меня приступ смеха. На его лице читался облом вселенского масштаба.

— Конечно приперся. Я ж порядок блюду.

— Блюститель, хренов. Не там блюдёшь.

— Ой, ладно. Наверстаете. Не заводись.

— Уже завёлся. — прошептал так, чтоб слышала только я.

Вовремя Стас появился, иначе бы от нас, вода закипела. Ведь даже находясь в бассейне, я понимала на сколько все мокро в моих трусиках, и совсем не от воды, как можно было бы подумать.

Нехотя оторвавшись друг от друга, мы проплыли ещё пару кругов, но уже вместе со Стасом и после, начали собираться. В раздевалке переоделась, высушила и уложила волосы, и пошла на выход.

До стоянки, шли с Тимуром держась за руки. Мелочь, казалось бы, а приятно. Он помог мне залезть в машину и обойдя ее, занял водительское место.

— Проголодалась?

— Ну, есть немного. Перекусить бы я не отказалась.

— Отлично, тогда заедем перекусим и потом домой. Или ты куда-нибудь ещё хочешь?

— Не, никуда больше не хочу потом. Мы же можем дома потом какой-нибудь фильм посмотреть? Или ты занят?

— Можем конечно. До завтра я в твоём распоряжении.

— Звучит заманчиво. — не сдержала ответной улыбки.

— Кстати. Ты подумала насчёт того, что бы оформить абонемент?

— Если это возможно, я бы не отказалась. И если тебе будет удобно, я бы отдавала постепенно с подработки.

— Нет. Мне это не удобно. Отдавать ты мне ничего не будешь. Абонемент я тебе завтра оформлю. И мы раз и на всегда, закрываем этот вопрос. Ходить можем вместе, если хочешь.

— Спрашиваешь ещё, конечно хочу вместе. И… спасибо большое тебе. Мне очень не удобно, но спасибо, правда. — я была ему очень благодарна. Но я на столько не привыкла, чтоб за меня платили, что это не давало покоя. Но Тимур был более чем убедительным. Да и слова бабушки вспомнила «Не мешай мужику, быть мужиком! Если он хочет тебя порадовать — принимай. Но и сама давай в замен. Тепло, ласку, заботу. Без этого никуда. Ты женщина, и ты хранительница очага».

Выбрали кафе, расположенное на пол пути к дому. Признаться честно, я бы не просто перекусила, а съела бы слона. Давно я не ощущала себя на столько голодной. Хотя чему удивляться. Энергии за сегодняшний день я потратила много, оттуда и желание ее восполнить.

Кушали не спеша, в процессе непринужденно беседуя. Когда оставалось допить только капучино, я решила спросить у Тимура о том, что не давало мне покоя эти дни. На свой страх и риск, не зная, как он отреагирует.

— Тимур, я могу задать тебе один вопрос?

— Можешь конечно.

— Какие у нас отношения?

— В плане? — он явно напрягся после моего вопроса, что от меня не укрылось.

— Ну, я понимаю, что мы спим друг с другом. Просто… Просто мы вроде бы и сблизились, и ты стал вести себя немного иначе. Мягче чтоли. Но тем не менее все равно держишься на расстоянии. Мы по прежнему даже спим в разных спальнях. Если же у нас голый секс, то это понятное поведение. Но если нет, то тогда я ничего не понимаю. — как же сложно было все это говорить, даже голос дрожал на каждом произнесенном слове.

— Алис, давай не забегать вперёд. У меня давно не было никаких отношений. Поэтому пусть все пока идёт своим чередом.

— Но почему мы не можем ночевать вместе? Мы ведь спали так у Стаса на дне рождения.

— Лисёнок, это мои загоны и тараканы. Тебе пока слишком рано в них разбираться. Поэтому давай пока оставим все так, как есть. Хорошо?

— Хорошо.

А что ещё я могла сказать? Он явно не хочет, чтоб я лезла в душу, по крайней мере сейчас. Ругаться и портить то хрупкое, что есть, я не хотела. Да и по правде говоря, боялась. Вернуться к тому неразговорчивому и вечно замкнутому Тимуру, желания не было. Главное набраться терпения, и не опускать руки.

Расплатившись за обед, пошли к припаркованной машине. Настроение упало на несколько ступеней вниз. Хоть я и старалась этого не показывать.

Тимур завёл машину, но отъезжать не спешил. Тяжело вздохнув, перетянул меня к себе на колени.

— Лисёнок, посмотри на меня. — взял в руки мое лицо и повернул к себе, внимательно смотря в глаза. — я не хочу тебя чем-то обнадеживать, потому что и сам не до конца понимаю, какие у нас отношения. Но одно я могу сказать точно. Мне с тобой очень хорошо. Так, как не было уже очень давно. И это для меня ценно. Давай жить здесь и сейчас. А там будет видно, к чему это приведёт.

Я послушно кивнула головой.

— Просто наберись терпения. Знаю, что может быть сложно. Да и я не подарок. Может ты сама от меня сбежишь, сверкая пятками. — сказал вроде и серьезно, но в то же время и шутя.

— Не дождёшься. — шмыгнув носом, уткнулась ему в шею. Терпение, значит терпение. Слишком сильно я к нему прикипела, за этот короткий отрезок времени. И если для того, чтоб быть рядом, нужно принять некоторые ограничения, значит я их приму.

Глава 9

Тимур

Меня повело. Конкретно повело. Сам не мог объяснить себе, как это произошло. Ещё вчера был обособленным ото всех, а уже сегодня, не представляю себя в одиночестве.

Старался держаться от неё подальше. Но разве это возможно? Первое время получалось, и то со скрипом. Ведь когда постоянно хочется ее касаться, находиться рядом, тормоза срывает.

После первого раза на днюхе Стаса, думал успокоюсь. Что добился того, чего хотел, и отпустит. Нет. Ещё сильнее и крепче за яйца взяла и скрутила. Крепко в кулачке своём маленьком зажала. Не могу. Пробовал дальне держаться в стороне, не сильно успешно, но все же. Но после того секса в раздевалке после боя, я понял, что не могу устоять. Не могу ее забыть. От неё абстрагироваться. Маленькая, страстная, горячая. И такая желанная.

Как же меня к ней тянуло. Я как мальчишка срывался, стоило ей оказаться рядом. Ее податливое, гибкое тело. Нежный голос. Всегда сопровождающий ее, запах лесных ягод. Тёплый взгляд. Все это сводило с ума, и превращало меня в животное, изголодавшееся по этой нереальной малышке.

Каждый вечер, возвращаясь домой, меня ждал ужин. Домашний, вкусный, как когда-то. От этого было тепло на душе, и одновременно больно.

Алиса была такой милой малышкой и нежной лисичкой. Я ушёл в неё с головой. Чего только стоило мой выдержке, находиться с ней рядом на работе. Смотреть на ее стройные ножки. Строгая офисная одежда придавала ей некого шарма и еще больше меня заводила. Не удивительно, что выдержка трещала по швам. И я ни один раз срывался и брал ее прямо на рабочем месте.

Это как дурман. Мозг отключался и отказывался функционировать в привычном ему режиме.

И дело ведь не только в физическом влечении. Хотя оно бесспорно сильное. Но дело ещё и в том, что мне с ней душевно хорошо. Спокойно. Умиротворенно. Словно я на своём месте.

Вместе мы жили уже больше месяца, и я видел, что ее ранит моя периодическая отчужденность. Понимал, что это причиняет ей боль. Так же, как понимал, что она уже далеко не равнодушна ко мне. Только я не знал, что делать с этими ее чувствами. Как и не знал, что делать со своими. Ведь однозначно, что-то внутри меня, она задела и бередила душу. Но когда-то я запретил себе любить и впускать кого-то в душу. А тут, привычная до недавнего времени установка, дала сбой.

Дошло до того, что я уже всерьёз задумывался над тем, чтоб купить другой дом и жить в нем с Алисой. Начать жизнь с нуля, с чистого листа. Дать себе полную волю в действиях и не сдерживаться, оборачиваясь в прошлое. Из-за которого у нас с ней порой выстраивались, непонятные для неё, барьеры. Прошлое, как гири на ногах, не давало двигаться дальше.

Я много о ней узнал, из простых обычных разговоров по вечерам, за которыми мы любили коротать время. Оказывается она сирота, совершенно одна, во всем мире. Любит смотреть ужастики и комедии. Всегда мечтала завести собаку, но возможности у неё не было. В детстве занималась танцами и рисованием. И много-много всего, от любимых блюд, до того, о чем мечтает в будущем. Живая девочка.

После работы я пропадал в зале, и выплескивал всю свою дурь там, лишь бы не загоняться ещё больше. Алиска часто ходила со мной и я помогал ей заниматься. Схватывает все налету. Способная и внимательная. А я кайфовал от этих занятий. Прижимать к себе ее хрупкую фигуру, касаться кожи, вдыхать ее запах. Боевая лисичка. Кровь, как лава, закипала в венах. Да и сам я был, как ходячий вулкан. Правда после таких тренировок с ней, я с удвоенной силой лупил грушу и гонял Стаса.

Кстати о нем. Он выедал мне мозг, чайной ложкой. Его наставления и слова, до сих пор кручу в голове. И ведь прав, сученыш. Как всегда, прав.

— Тимыч, может хватит уже, как говно в проруби, туда-сюда колыхаться?

— А может ты не будешь в душу лезть?

— Да иди ты. Кто если не я, скажет тебе правду в лоб? — и тут он прав. Единственный кто может выговаривать мне все, что думает.

— И какую правду ты сказать хочешь? Какую, которую я сам не знаю? Думаешь чем-то сможешь удивить? Я и сам все знаю. Меня тянет к ней, но боюсь, со мной она не сможет чувствовать себя любимой. А жить по принципу брать и ничего не давать в замен, не прокатит.

— Да блядь! Сколько лет прошло, хватит. Не изводи, ни себя, ни девочку. Нормальная ведь она! Чего тебе не хватает? Думаешь лучше найдёшь? Так я тебе скажу — не найдёшь. Кому ты нужен со своими тараканами, а? А ей нужен, любой. Это видно невооружённым глазом. Просрешь ты все, такими темпами.

— Ты сейчас на меня надавить таким способом решил?

— На говно давить, только испачкаться. А ты сейчас, настоящее дерьмо, и с девочкой поступаешь соответсвенно, дерьмово. Что, так и сидите по разным комнатам? Ты нормальный вообще? Чего она подумать должна? Ты хоть поговори с ней.

— Должно быть не нормальный. Но это мой мир. Моя неприкосновенная территория. И мы с ней говорили по этому поводу, она вроде бы поняла.

— Да иди ты на хер, со своей территорией. Мозги тебе вправлять нужно. Великовозрастный идиот. Поняла, не значит, что приняла.

— Я думаю продать квартиру. — резко сменил тему.

— А это уже что-то. Я думаю давно пора, тем более если в этом есть стопор для тебя. Начни заново. Тем более есть с кем и главное, ради кого.

Друг тогда распылялся и заводился все сильнее. Его даже потряхивало местами. Как собственно и меня. От его правоты и моей старой привязанности. Которая выжгла внутри меня, все дотла.

В наших отношениях с Алисой, я брал значительно больше, чем давал взамен. И это в корне не правильно. Быть так не должно. И такого отношения, лисичка точно не заслуживает. А значит, нас ожидает разговор по душам, где я просто обязан рассказать ей все. Открыться и отпустить все, что держит. Потому что Алису, я отпускать не намерен.

Поглядел на часы. Думаю, уже домой пора. Набрал секретаря.

— Да, Тимур Рустамович.

— Елена, подскажите, Алиса у себя?

— На сколько мне известно, да. Работает в архиве.

— Скажите, чтоб зашла ко мне.

— Конечно, сейчас передам.

— Спасибо.

Буквально через пять минут в кабинет зашла Алиса. Такая искренняя, с улыбкой. Сразу возникает одно желание, когда она рядом — сгрести ее в охапку и спрятать от всего мира.

— Что-то случилось?

— А должно?

— Ну, ты меня вызвал.

— Для этого не нужен повод. Иди ко мне лисёнок, я соскучился. — сам не понял, как из меня вылилось это откровение. Просто почувствовал необходимость ее увидеть.

Алиса нерешительно подошла, и притянув ее к себе на колени, поцеловал. Как же я любил вкус ее губ. Нежная, мягкая, податливая. Такая хрупкая и живая. Через силу, заставил себя оторваться. Кто бы знал, чего мне это стоило.

— Ты закончила на сегодня? — слегка прикусил ее губку.

— Практически, немного осталось.

— Ну, считай что закончила. Поехали перекусим и домой? М? — все же не удержался и начал покрывать поцелуями ее шею, намотав на кулак волосы, оттягивая ее голову чуть назад, давая себе больше простора. Кровь моментально прилила к паху. Член сквозь ткань брюк, упирался в бедро лисёнка, выдавая с головой мое желание. А хотел я ее перманентно. До дрожи в руках. До волн мурашек по всему телу.

— Мммм…. Тимур, кто-то может зайти, я дверь не закрывала. — голосок у лисички уже начал срываться.

— Плевать. Поехали, малышка?

— А как же тренировка?

— Давай завтра? Домой пиздец как хочу.

— Не ругайся. Мммм… поехали.

Поднял малышку на руки не переставая целовать.

— Тимур Рустамович, вам звонят из… — в незапертую дверь влетела Лена и резко оборвалась на полуслове. Уставилась на нас круглыми от удивления глазами. Ну ещё бы. Держу лисёнка на руках, не двусмысленно терзаю ее губы, сжимая упругую попку. Ещё немного и мы бы начали срывать друг с друга одежду. Как было уже не единожды, когда мы не могли притормозить.

- Лена! Стучать не пробовали? — гаркнул так, что окна задрожали.

— Простите, Тимур Рустамович. Но я стучала. Дважды.

Может и стучала, вот только сомневаюсь что мы бы ее слышали. Были слишком заняты друг другом. Алиска совсем затихла у меня на руках, уткнулась носом в плечо, прикрыв глаза.

— Лена, выйди уже наконец! И прикрой дверь с обратной стороны. Меня ни для кого нет.

— Поняла. Извините ещё раз.

После того, как секретарь вышла, повернулся к Алисе.

— Эй, ты чего там затихла?

— Стыдно. Нас видели, как мне теперь тут работать?

— Точно так же, как и раньше. Тебе нечего стыдиться. Выбрось все глупости из головы. Слышишь?

— Слышу. — отозвалась без особого энтузиазма.

— Алис, не будь ребёнком. Ну увидели и увидели. Мы взрослые люди, и чем мы занимаемся никого не касается. Если ты переживаешь, что можешь себя этим скомпрометировать, то не переживай. Если боишься что кто-то будет что-то говорить и обидит тебя этим — не бойся и сразу говори мне, если что. Я не допущу, чтоб тебе было не комфортно. — и ведь действительно не допущу. Если узнаю, что кто-то хоть слово в ее адрес скажет, раздавлю нахрен, глазом не моргнув.

Под смущенный взгляд секретарши, с не менее смущенной лисичкой, вышел из офиса.

Заскочили поужинать в ресторан и поехали домой. Дома, Алиска уснула ещё на середине фильма, который мы сели смотреть, по ее же инициативе. Перенёс ее в постель, укрыл одеялом и ушёл к себе. Правда до этого, еще несколько минут стоял и просто любовался, глядя как вздымается ее грудь, от глубокого дыхания, как подрагивают ресницы, а на губах застыла легкая улыбка.

Все изменил один день. А вернее ночь. Ночь, когда я оттолкнул от себя лисёнка, возведя глухую стену, из моих призраков прошлого. Обидел и растоптал ее чувства. И стоило ли оно того?

До сих пор задаюсь вопросом, почему я так себя повёл? Единственное объяснение, что был в шоке от кошмара, который был до боли реалистичным и перенёс меня на три года назад. Триггернуло не по детски. По другому не могу объяснить, что мной руководило и заставило сказать то, что я сказал.

Нужно было пускать в себя как можно меньше сомнений, и не позволять прошлому брать верх над настоящим. Тогда бы потом не было, так мучительно больно. Нам обоим.

Глава 10

Алиса

Очередной рабочий день. В архиве навела такой грандиозный порядок, что сама от себя в шоке. До конечного идеального результата, ещё правда надо попотеть, но в целом уже очень даже достойно. Да и получаю я за эту работу столько, что грех все не вылизать.

— Алис, ты тут? — узнаю по голосу Лену. Мы с ней не плохо сдружились. Не могу сказать, что прям подружками стали, но и больше чем просто коллеги.

— Да, Лен. — выглядываю из-за стеллажа.

— Отлично. Тимур Рустамович тебе не дозвонился, и просил передать, что в обед уезжает на совещание, но просил дождаться его и не уходить.

— Спасибо, Лен. — смотрю на телефон, и правда пропущенные от Тимура. Видимо я так заработалась, что ничего не слышала.

— Так что сегодня в обед я тебя украду. Сходим в кафешку на первом этаже?

— Давай, я не против.

— Ну, тогда собирайся. До обеда так-то осталось всего четыре минуты. — сказала с важным видом, глядя на часы.

Быстренько схватив сумочку и телефон вышла из кабинета. Лена уже была готова и мы пошли в лифт. В кафе было не многолюдно. Заняв свободный столик возле окна, мы приступили к обеду. Мимо нас прошла Ольга Леонидовна. Окинула нас таким взглядом, будто мы виноваты во всех смертных грехах.

— Чего это она на нас так посмотрела?

— Это Алис, она скорее всего на тебя так зыркнула.

— На меня? А я то чем ей не угодила?

— Ну как тебе сказать. Про вас с начальником уже давно слушок идёт, что вы шуры-муры крутите. Но кстати, я лично молчком. Это не от меня пошло. Ну так вот, Ольга уже давно на него виды имеет, а тут ты появилась. У неё и так не особо-то получалось подкатить, а теперь и подавно. Вот и бесится на тебя.

— Супер. — давно уже заметила, что она меня невзлюбила.

— Просто имей ввиду, что она жуть какая подлая сука. Вообщем поаккуратнее.

— Спасибо, но надеюсь, это знание мне не пригодится.

— Хорошо бы. Кстати, а у вас с боссом прям серьезно все, да? — я так выразительно посмотрела на Лену, что это было громче слов. — все-все, поняла. Я не лезу. — в примирительном жесте подняла руки.

Вот за это я и люблю Лену. Она хоть и любопытная, но в то же время никогда насильно не лезет не в своё дело и сплетни не разносит. Удивительное сочетание качеств.

После обеда, разошлись по рабочим местам. Я начала работать, снова наводить порядок в документах. Так быстрее время пролетит и Тимура дождусь.

Мы с ним вроде бы вместе и одновременно с этим, он сам по себе. Тяжело, очень тяжело. Ни когда не думала, что отношения могут быть на столько неравномерными. Моя жизнь, как американские горки с крутыми виражами, подъемами и падениями.

Он просил набраться терпения и не торопиться. Но сказать просто, а вот суметь к этому прислушаться и сделать — сложнее. Да так, чтоб себя потом мыслями всякими не загонять.

Да, секс был безумный. Да, он внимательный и даже нежный, хотя никогда бы не подумала. Да, мы хорошо проводим время вместе. Но! Есть одно большое и жирное НО. Стоит нам оказаться в его квартире, как он словно меняется. Становится более холодным и отчуждённым. Хотя вроде и обнять может, и поцеловать, но все это как-то по другому, с привкусом холодности и отстранённости. Сложно все как-то. Мысли я читать не умею, а понять в чем дело — не могу. А Тим рассказывать не спешит. Хотя ясновидящим быть не надо, что бы понять, что у Тимура что-то тяжелое сидит в душе.

За работой и размышлениями время пролетело быстро. В целом, сегодняшний день прошёл, как обычно. Как и все предыдущие ему. У меня уже наладился свой ритм и расписание.

С учебой было уже попроще. Начинались зачеты, и пар как таковых уже не было. Поэтому теперь, я ещё больше времени проводила на работе. Мне нравилось заниматься тем, что мне поручил Тимур. Ведь в добавок ко всему, он потихоньку меня втягивал в более глубокое русло своей деятельности. И я уже всерьёз подумывала, попробовать себя по специальности. Не каждый ведь день мне работу предлагают, да ещё и далеко не в последней фирме.

Спустя два часа, приехал Тимур и после работы, мы как обычно поехали в зал, на тренировку. Он, как и обещал, оформил мне абонемент, и теперь заниматься я ходила, как полноправный клиент спорт-клуба. Мне нравилось. Очень. Я была безумно благодарна, за такую возможность. Тим ещё и занятия танцами предложил оплатить, но тут я категорично отказалась, сославшись на то, что везде успевать не буду. Но положа руку на сердце, причина была не в этом. Мне просто не хотелось на столько обременяться Тимура. Он и так слишком много для меня делает. Возится со мной, по хлеще чем с ребёнком.

Поужинав, мы разошлись по своим комнатам. Как же меня это достало. Ведь хочется быть с человеком полностью, а не так, как у нас. Даже не было желания смотреть фильм, как мы делали это ранее. Такой просмотр фильмов перед сном, стал нашей маленькой традицией. Сегодня мы ее нарушили.

Долго ворочалась и не могла уснуть. Не знаю, скольких трудов мне стоило отключиться, но кое-как, я все же это сделала. Разбудил меня рано с утра странный шум.

Прислушавшись, поняла, что из комнаты Тимура доносятся стоны и какой-то сдавленный полукрик. Это точно Тим. Аккуратно поднявшись, тихонько пошла к нему в комнату. Постучала, но не дождавшись, сама не знаю чего, толкнула дверь.

Он лежал на кровати и во сне стонал. Пока подходила к нему, разглядела несколько фотографий, стоящих на прикроватной тумбе, возле его постели. На них были изображены маленькая девочка и та женщина, что и на фото в гостиной, которое после моего переезда, Тимур куда-то убрал. Только на этих двух фото был и он. Счастливый. Улыбчивый. Глаза светились неподдельной радостью. Никогда его не видела таким. На столько счастливым и открытым. Громко сглотнув, подошла к нему и присела на краешек постели. Он снова застонал. Лицо было искажено эмоциями боли, это отчётливо выделялось даже сквозь сон.

— Тимур, проснись. — аккуратно дотронулась до плеча. Но он, так и не пробуждался.

— Тимур. Это сон. Пожалуйста, просыпайся. — уже более ощутимо, попыталась выдернуть его из когтистых лап кошмара. А то, что это был именно он, и дураку было понятно.

— Мила! — резко вскинувшись, схватил меня за руку. Пропустила укол неконтролируемой ревности мимо и посмотрела на него. Глаза бешеные, зрачки расширены. На лбу выступила испарина, отросшие волосы были влажными. В целом вид у него был, словно безумный.

— Что ты здесь делаешь? — процедил, сквозь плотно сжатые зубы. Его взглядом можно было заморозить или убить.

— Тебе снился кошмар, и я …

— Я предупреждал тебя не заходить сюда? — перебил меня на полу слове, не дав договорить.

— Тимур, мне больно. — посмотрела на руку, но он и не думал отпускать.

— Я спрашиваю, предупреждал или нет? Отвечай!

— Предупреждал. Просто ты кричал во сне.

— И поэтому ты подумала, что имеешь право лезть туда, куда тебе лезть не стоит?

— Я не хотела ничего плохого, просто беспокоилась о тебе.

— Я не просил этого. Какого хрена? Думаешь особенная такая? Так вот таких как ты, миллион по земле ходит.

— Тимур, зачем ты так? — на глаза навернулись слёзы. Его слова жалили, словно дротики с ядом, попадая в самое сердце и заставляя его сжиматься от боли.

— Как так? Как?!

— Вот так. Я ведь люблю тебя. — произнесла почти шепотом, еле размыкая губы.

— И что с того? А?

— Но я думала…

— Твои ожидания — это твои проблемы. — не дав договорить, выплюнул мне в лицо, с какой-то ненавистью отбросил руку, которую до сих пор с силой сжимал. Запястье горело огнём. Наверняка проявятся синяки. Но это меньшее, что меня сейчас беспокоило.

Его слова выбили почву из под ног. В ушах засвистело, а перел глазами плясали белые мушки. Молча встала и не оборачиваясь, пошла прочь из его комнаты, роняя обжигающие слёзы. С его неприкосновенной территории.

Подождать? Набраться терпения? Для чего? Чтоб потом мои ожидания так и остались ожиданиями? Зачем он так со мной? Когда-то я говорила, что он может убить одним только взглядом. И теперь этот взгляд убил у меня надежду на что-то хорошее рядом с ним.

Комнату в общежитии выделили ещё неделю назад, но я не торопилась туда съезжать. Договорилась о небольшой отсрочке. Глупая и наивная. До чего же глупая. Ничему жизнь не учит.

Сейчас же, я четко решила съехать. Здесь мне делать больше нечего. Быть удобной, мне надоело. Пока работала у Тимура, скопила немного денег, на первое время хватит, а там найду другую подработку. Не в первый раз. Справлюсь как-нибудь. Давно ведь придерживалась мнения, что расчитывать нужно только на себя, но сейчас не много расслабилась. Себе во вред.

На часах было начало седьмого утра. Пока соберусь, общежитие уже откроется, и я смогу заехать в комнату перед занятиями. Хотя не уверена, что пойду сегодня в универ. Толку? Просто отсидеть время, а на деле пропустить все мимо ушей. Да и это не занятия как таковые, а просто подготовка к зачетам. Сама справлюсь.

Не глядя, скидывала вещи в свой злосчастный, потрёпанный чемодан. Нужно будет купить новый. В этот вечно складываю вещи в процессе неожиданных сборов. На все про все, ушло около тридцати минут. Переоделась, собрала волосы в небрежный пучок и пошла на выход. Больше меня тут ничего не держит.

В коридоре стоял Тимур. Мрачный. Смотрел на меня каким-то непонятным взглядом. Словно насквозь прожигал. Если бы не услышала того, что он сказал ранее, подумала бы, что ему больно. Но это же Тимур, ему не может быть больно, от моего ухода.

— Куда ты собралась, Алис?

— Не твоего ума дело.

— Хватит! Я с горяча наговорил лишнего. Перегнул. Я признаю. Оставайся.

— Для чего? Быть под рукой, когда нужна? Или находиться в стороне, когда не нужна? А я не нужна тебе! Спасибо тебе за все. Это хороший урок на будущее. Я усвоила, можешь не сомневаться.

— Куда ты сейчас пойдёшь? Не занимайся ерундой.

— В общежитие.

— Тебе выделили комнату? — мой ответ его явно удивил.

— Да. Неделю назад. Загостилась я тут, пора и честь знать. Не пропаду.

— Алис, ты все не так поняла. Не нужно тебе в общежитие. Я же не гоню тебя. Оставайся столько, сколько нужно.

— в прям смысле, да, не гонишь. Но лучше бы гнал в открытую. Было бы даже не так обидно. А ещё лучше, изначально не нужно было меня к себе подпускать. Знаешь в чем наша принципиальная разница? Для тебя, я была просто этапом в жизни, удобным таким этапом, а ты для меня — словно сама жизнь! Но я тоже не девочка для битья. Что бы я к тебе не чувствовала, как бы сейчас не хотела остаться — я этого не сделаю! Через себя переступлю, но не сделаю. Мои ожидания, это мои проблемы. Ты правильно сказал! Освобождаю тебя от таких проблем. И от себя, тоже освобождаю! А теперь отпусти мой чемодан и дай пройти. — рванула из его рук свою ношу, которую он успел взять, резко открыла входную дверь, бросила свои ключи на полку в прихожей, и пошла к лифту.

Каждый шаг, каждый удар каблука — отдавался в груди, заставляя все внутренности сжиматься. Слёзы текли беспрерывно. Не оборачиваться. Только не оборачиваться. Если сейчас увижу его, боюсь, что окончательно сломаюсь. Хотя казалось бы, куда больше? Но я чувствовала, что это ещё не предел той боли и отчаянию, которые сейчас испытываю. И уверена, чуть позже меня, словно цунами, ещё накроет с головой потерянностью, унынием, болью и печалью.

Когда лифт, со скрипом открыл свои двери, я услышала позади себя сильный грохот, будто что-то швырнули в стену с неимоверной силой. Зажмурилась и шагнула в кабинку лифта. Трясущимися руками нажала на кнопку «первый этаж» и по прежнему не оборачиваясь, отправилась в неизвестность, от которой уже так отвыкла.

Я очень обижена, мне больно и плохо. Но где-то в глубине души, я надеялась, что Тимур меня все же остановит. Не даст зайти в этот чёртов лифт. Прижмёт к себе и просто никуда не отпустит. Пусть даже силой. Но ничего этого не произошло. Даже элементарного «извини» я не услышала. Хотя к чему мне это извинение, если мне не слова нужны, а действия и поступки. Слов уже достаточно сказали.

На автобусной остановке уселась в ожидании нужного автобуса. На такси не поеду. Раз пора начинать экономить и потуже затянуть пояса, то лучше уже сейчас и сразу.

До общежития добралась быстро. Даже не помню как. Может и быстро от того, что не замечала ничего вокруг, находясь в прострации. Проплакала всю дорогу. Жалея себя и свои несбывшиеся надежды, мечты и ожидания, похороненные под прахом боли и обиды. Как я могла так вляпаться. Полюбить такое бездушное чудовище. Как глупо было надеяться на что-то большее. Теплить надежду, что у нас может что-то получиться. Наивно. Как же наивно и глупо.

Я просто влюбилась и контролировать это совершенно не могу. Да и как можно контролировать то, что контролю совершенно не поддаётся. То, что неподвластно разуму и берет верх над всеми остальными чувствами и эмоциями.

Заселилась в комнату. Швырнула чемодан куда-то в угол. Сил разбирать его, не было совершенно. Все чего хотелось, лечь на кровать, свернуться в позе эмбриона, и пролежать так, не один день. Чтоб никто не трогал, не задавал не нужных вопросов, не лез в душу. В конце концов, хотелось просто выплакаться от души.

Глава 11

Алиса

Каждый прожитый мной день, был наполнен болью, словно ходила босая по битому стеклу. Мне казалось, что с Тимуром, я как за каменной стеной. Он хоть порой и вёл себя странно, но я всегда чувствовала себя с ним защищённой. Только на деле вышло, что меня этой самой каменной стеной и придавило. По мне словно прошлись асфальтоукладчиком.

Через неделю после моего переезда, во всю шла сессия. Часть зачетов сдала автоматом и пока не начались экзамены, решила съездить в свою родную деревню.

От Тимура за все это время не было ни звонков, ни сообщений. Он исчез из моей жизни так же стремительно, как и появился. Будто и не было его никогда. Да только дыра в сердце, напоминала, что был. Был и оставил неизгладимый след в моей жизни. Всю душу поломал.

Как после всего что было, суметь дальше доверять мужчинам и не ждать подвоха. С Ильей, вышло все через пятую точку, но там было проще, я не любила, как оказалось. А тут, все вышло куда сложнее.

Было тепло, и то, что в деревенском доме не работало отопление, не было помехой. Мне просто захотелось оказаться там, где мне когда-то было хорошо. Там, где меня безоговорочно любили. К сожалению, все это осталось в прошлом. Далеком, но таком счастливом. Все бы отдала, чтоб снова оказаться там.

Собрала необходимые вещи, учебники с конспектами и поехала на вокзал. В дороге пыталась немного подготовиться к экзаменам. Лучше так, чем забивать голову, никому не нужными мыслями. Так и не заметила, как пролетело время в пути.

Дом встретил меня перекошенной крышей, толщей пыли и грязи. Он был точным отражением меня. И крыша набекрень, и в душе грязи, что не смыть. В первый день начала до чиста отдраивать весь дом. Мыла, чистила, скребла. Хороший способ отвлечься и выплеснуть все эмоции. К вечеру дом блестел чистотой. Словно и не уезжала я никуда. Жаль только бабули здесь нет. И мы не можем, как раньше по вечерам, сидеть и пить чай с вареньем из чёрной смородины, болтая обо всем на свете. Она была очень мудрой женщиной, прожившей не простую жизнь. Мне бы хоть капельку ее мудрости. Может легче жить бы стало.

Спать легла с чувством легкой, но приятной усталости. Даже не снилось ничего. И ни кто. Кто-то очень конкретный, кто проследовал меня во сне, практически каждую ночь. И заставлял просыпаться на мокрой от слез подушке. Сейчас я просто набиралась сил, от крепкого и здорового сна. Мне это было нужно.

Утро встретило меня с первыми петухами, которые активно горланили у соседей. Так бы и ощипала их, лишь бы дали ещё хоть немного поспать. Провалявшись в постели ещё около часа, все же встала. Уснуть уже было не реально. Позавтракала и решила сходить туда, где не была так долго. К бабушке.

Могилка была заросшей. Даже стыдно стало, что так запустила. Она бы меня точно пожурила, за такой бардак. Ведь чистота и бабуля, были почти синонимами. Около часа наводила порядок. Положила свежий букетик искусственных цветов, который купила ещё в городе. И села на лавочку, напротив чёрного могильного камня.

— Привет бабуль. Давно я не была у тебя. Совсем от рук отбилась. — смахнула со щеки, непрошеные слёзы.

— С учебой у меня все отлично, ты можешь мной гордиться. Я очень стараюсь. Живу в общежитии, мне комнату выделили. Так что не пропаду. А ещё. Ещё я влюбилась, бабуль. В первые в жизни, так сильно влюбилась. Но совсем не в того человека. Ему моя любовь не нужна, как оказалось. И я не нужна. — шмыгнув носом, стёрла слёзы рукавом кофты.

— А ещё, я очень по тебе скучаю. Мне так тебя не хватает. Твоих улыбки, советов, поддержки. Я очень тебя люблю, бабуль. Очень-очень. Обещаю тебе, у меня все будет хорошо.

Я была уверена, что она меня слышит. Все о чем я говорю ей. Все, о чем болит.

Посидев так ещё какое-то время, пошла к дому. Правда на пол пути, немного сменила маршрут. Зашла в местный продуктовый магазинчик. Выбор продуктов тут был не большой, но в целом, все качественное и свежее. Стояли лотки с фермерским мясом и молочкой. На всю округу, это был единственный продуктовый.

Набрала говядины, курицу, несколько видов крупы. Прихватила свежего хлеба, муку, ещё всякой съестной мелочевки. Ну и немного сладостей к чаю.

Пакеты получились объемными и увесистыми. Явно я немного переусердствовала с количеством набранного, но по принципу «своя ноша не тянет», уверенно понесла сумки.

До нужного мне дома, дошла минут за пятнадцать. Надеюсь, Зинаида Васильевна дома. Мне очень хотелось отдать ей гостинцы. Ведь именно у неё жила моя бабуля, перед смертью. Они были очень дружны, всегда поддерживали друг друга, ещё с молодости. Да, их дружба была проверена годами. И бабу Зину, я любила, как свою родную. Мы созванивались иногда, с праздниками поздравляли друг друга, просто справлялись о делах и здоровье.

Удача мне улыбнулась и я застала дома бабулину подругу. Спустя долгие уговоры, принять пакеты с продуктами, я все же настояла на своём. Мы попили чай, много разговаривали. Даже здесь, в доме бабушкиной подруги, я почувствовала себя дома.

С пустыми руками меня из дома не выпустили. Это извечный пунктик тети Зины. Да и Бабушка была такой же. Когда приезжала в гости и после уезжала на учебу, везла с собой целые сумки с домашними гостинцами.

Вот и сейчас, со спокойной душой и чистой совестью, ещё с ячейкой домашних яиц и несколькими банками солений, собралась домой. Шла ни о чем не думая и ничего не замечая вокруг себя. Просто наслаждалась тишиной и покоем. Чаще нужно сюда приезжать. Тут даже дышится по другому.

— Алиска? — меня окликнул чей-то голос. Обернулась и увидела парня, своего ровесника.

— Алиска? Пичугина? Правда ты что ли? — смотрела на него и никак не могла вспомнить. Но он меня явно знал. Улыбался так, будто сто лет не видел, а сейчас был несказанно рад.

— Привет. — произнесла неуверенно.

— Привет! Не узнала что ли?

Было немного стыдно, признавать его правоту. Но и делать вид, что это не так, было нелепо.

— Если честно, то нет. Мы знакомы?

— Шутишь чтоли? Как яблоки воровали из соседних участков? На речку бегали тайком? Мотоблок у дяди Пети угнали? Помнишь?

И тут до меня начало доходить. Неужели это Коля? Тот долговязый парнишка в очках, который приезжал каждое лето к бабушке в деревню. Который вечно дергал меня за хвостики. И с которым мы всегда искали приключений на пятую точку. Ну нельзя на столько измениться же. Он совсе не тот смешной мальчишка. Сейчас передо мной взрослый, высокий парень. Очень симпатичный. Да и без очков. Как его узнать-то? Два разных человека.

— Коля? — произнесла не решительно.

— Бинго! Я.

— Офигеть ты даёшь. Тебя не узнать.

— Ну, есть немного. Но зато ты все такая же мелкая красотка.

— А ты, как тут оказался?

— Да, к бабушке приехал, с огородом помочь. А ты как? Ты же вроде уехала отсюда, мне мои говорили.

— Да, уехала учиться в город.

Беседа завертелась со скоростью света. Мы говорили обо всем подряд. Выяснилось, что Коля тоже учится, на инженера, и живет кстати не далеко от моего общежития. Договорились, что когда вернёмся в город, обязательно пересечемся. Коль уж встретились, решили связь не терять. Да и не лишним не будет. И так друзей в целом нет, а тут прямо к месту встретились.

— У тебя на вечер какие планы?

— Да собственно ни каких. — неопределенно пожала плечами.

— Пойдём на речку? Я вчера ходил, вода — парное молоко.

— Ну, можно в принципе. Все равно дома сидеть, а так хоть развеюсь. — подумав, что ничего не теряю, приняла приглашение.

— Отлично. Я тогда за тобой зайду. А сейчас пока, давай провожу тебя. Заодно прогуляемся ещё и немного поболтаем. Блин, офигеть конечно встретились. Я если честно, вообще не ожидал.

— Да, я собственно тоже. Приехала, а тут такой сюрприз.

— А ты одна тут?

— Ну да, а с кем мне тут быть?

— Ну, не знаю, может с парнем приехала. Кто же знает.

— Нет. Я одна. И приехала, и в целом. — прям по больному полосануло. Но предпочла сейчас не думать об этом. Да и язык не повернётся назвать Тимура парнем. Мужчиной — да, но не парнем.

— Я тоже.

— В целом, или сюда приехал? — чуть не прикусила язык, из-за своего любопытства.

— В целом. С девушкой разошлись неделю назад, вот и махнул в деревню. И моим помощь и сам отвлечься. — какая знакомая однако ситуация.

— Понимаю, аналогично. А чего расстались?

— Она с моим старшим братом изменила. Так что оттуда вдвойне свалить хотелось.

— Охренеть. Сочувствую. Какое-то двойное предательство получилось.

— Ну да, как-то так. А ты почему одна?

— Да просто, не срослось. — неопределенно пожала плечами. — бывает и так. Ничего шокирующего.

— Поверь, лучше без шокирующего. — как-то по грустному ухмыльнулся. — значит мы с тобой тут оба в бегах?

— Получается, что так. Сотоварищи по несчастью.

Так и дошли до моего дома. На прощание Коля поцеловал меня в щеку и сказал, что вечером зайдет.

Время до вечера, пролетело не заметно. Встретились с Колей, около пяти часов. И сразу направились к реке, на которой провели не малую кучу времени в детстве.

Давно я так не веселилась и не отдыхала. Мы бесились, шутили. Все легко и непринужденно. Нашли друг в друге отдушину похоже. Вдоволь наплававшись, так что все мышцы начали болеть, вылезла на берег. Немного подсохнув, начали собираться. Уже вечерело, и стало ощутимо прохладно.

— Ты кстати когда в город возвращаешься?

— Не знаю, думала дня через два.

— Отлично. Я тоже примерно так планировал. Хочешь подкину тебя?

— Ну если не сложно, была бы рада.

— Не сложно конечно, Алис. И дорога веселее будет, в такой-то компании.

Подходя к моему дому, остановилась как вкопанная, увидев знакомую чёрную машину. А на улице, облокотившись на капот, стоял Стас, небрежно куря, и смотря на меня, поверх темных очков авиаторов.

— Ну привет, мелкая. Ну и заставила ты конечно взрослого дяденьку побегать в поисках. Нормально ты так забралась, еле нашёл. — окинул взглядом окрестности.

— Стас?

— Он самый. Встречай, красавица. — раскрыл объятия, одаривая меня задорной улыбкой и смешинками в глазах.

— Алис, это кто? — спросил с настороженностью Коля.

— Коль, это знакомый.

— Да, знакомый, Коль. А ты у нас кто такой? Домой-то не пора? Девушку я забираю. Можешь топать дальше. Один.

Коля ещё больше напрягся. И перевёл вопросительный взгляд на меня.

— Ладно Коль, давай до завтра? — немного помешкав, с озадаченным и настороженным видом, он все же согласно кивнул.

— Хорошо. У тебя точно все будет в порядке? — с опаской покосился на Стаса.

— Не переживай. Точнее не бывает.

— Напиши мне потом, хорошо?

— Договорились. — улыбнулась, наверное больше для того, чтоб Коля не волновался.

Распрощавшись с другом детства, пригласила Стаса в дом. Налила ему чай, поставила варенье, яблочный пирог, который испекла до того как идти плавать и села за стол, напротив него.

— Ну рассказывай, зачем пожаловал?

— Фу, как грубо. Тебя между прочим, днём с огнём не сыщешь.

— А чего меня искать?

— Ну, если серьезно, Алис. Я за тебя переживал. Хотел узнать, как ты. По поведению Тима, понял, что у вас какая-то жопа назрела. Причём, вселенского масштаба. Он бухает как черт, за последнюю неделю провёл два боя, как собака бешеная, злой. На работе все шарахаются, стоит ему мимо пройти.

— Стас, прости, но я не хочу о нем говорить. — при мысли о нем, все внутри задрожало.

— Да и не будем. Главное что ты жива-здорова. А что это кстати, за щегол рядом с тобой терся? — с прищуром посмотрел на меня Стас. Словно сканировал меня и мои эмоции.

— Коля? Друг детства. И он не щегол.

— Похер, как его зовут, да и имя я запомнил. Смотрел он на тебя кстати, совсем ни как друг. Уж поверь, я с чисто мужской точки зрения говорю.

— Ты решил проехать столько километров, чтоб сказать о том, кто и как на меня смотрит?

— Нет. Приехал, я уже сказал, зачем. А это, просто констатация фактов. Ты же умная девочка, не наделаешь глупостей?

— Что именно ты считаешь глупостью? — с вызовом посмотрела на собеседника.

— Ты и сама знаешь о чем я. Алис, я не враг тебе. Как и Тиму. Заканчивайте уже эту канитель. Изводите только друг друга.

— Я его не извожу. Не знаю, из-за чего он пьёт и так далее по списку, но точно не из-за меня.

— Ошибаешься мелкая.

— Я ошиблась, когда имела неосторожность влюбиться в него. И как оказалось, ему это все шло и ехало. А сейчас я не ошибаюсь.

— Какие же вы непрошибаемые-то оба. Мне бы ваши страсти.

— Не нужны тебе такие страсти, Стас. Как ты меня нашёл кстати?

— Ну, сначала выведал где твоя общага. Там сказали, что ты уехала. Через универ узнал адрес прописки и вуаля, я тут.

— Сыщик блин.

— А ты думала.

Мы проболтали пол ночи. Просто обо всем подряд. После, я постелила Стасу в зале, на стареньком диване. Если честно, я была рада, что он приехал. Хоть и как снег на голову, но мне было приятно его видеть и пообщаться.

На следующий день Стас уехал рано утром. Перед тем, как сесть в машину, щелкнул меня по носу и подмигнул, в излюбленной ему манере.

— Возвращайся в город, мелкая. И знай, что для тебя, я всегда на связи, номер у тебя есть.

— Спасибо Стас. Правда, спасибо.

— Не кисни. Жду на тренировки.

Да, повезло Тимуру с другом. Жаль у меня таких друзей нет. Может и жилось бы легче, с такой поддержкой. С людьми, готовыми всегда помочь и не бросить в беде.

В моем окружении, в целом было мало людей, с которыми хотелось бы заводить дружбу. Не знаю почему так сложилось. Сама скорее всего виновата. Вон, с Людой сдружились, а что на деле вышло? Ничего хорошего. И это я ещё легко отделалась, могло быть и хуже, если бы не Тимур. Опять Тимур… Куда не ткнись, везде что-то о нем напоминает.

Как, за такой короткий промежуток времени, он умудрился занять столько места в моей жизни? Стать ее центром? Всегда оберегал, не бросил в беде. Правда на чувства мои ответить не смог. Хотя разве я могу его в этом винить? Насильно мил не будешь, а мои ожидания — это мои проблемы. Так он и сказал мне в ту ночь.

Глупая, наивная девчонка. Напридумывала себе сказку, а на деле вышел дешевый сериал, без намёка на хэппи энд.

Глава 12

Тимур

Я вспылил. Повёл себя не правильно. И это мягко сказано. Этот чертов кошмар выбил меня из колеи, разбередил старые раны и я был озлоблен на всех вокруг. И от этого пострадала ни в чем неповинная Алиса, на которую в пылу раздрая я сорвался. На что не имел ни малейшего права. Триггер — не оправдание.

Никогда не забуду эти глаза, и ту бурю эмоций, которая в них плескалась. Боль, отчаяние, непонимание, обида. И виной всему этому, я. Даже тот кто любит, иногда подводит. А я подвёл. Ее подвёл, чувства ее подвёл, себя самого. И понял ведь, что люблю ее по ходу. Только хреново, что понял только сейчас. Когда назад уже не отмотаешь и слова свои обратно не заберёшь.

Я глушил отчаяние от своей слабости и малодушия, в алкоголе и боях. И думал, думал, думал — как вернуть Алису. Как заставить ее поверить, что она мне не безразлична. Что на самом деле она нужна мне. Ведь правда нужна. И особенно остро я это понял, когда она ушла. Стоит потерять человека, как приходит понимание. Почему так? Почему сразу не думал головой, а ковырялся в старых ранах, словно мазохист?

Сегодня после тренировки, завалились со Стасом ко мне. Достал бутылку вискаря, и поставил ее на стол.

— Завязывать не планируешь?

— А есть смысл?

— Смысл есть всегда. — когда только в философы успел заделаться.

— У меня больше нет.

— Ты словно откатился на три года назад.

— Может и так, но причина теперь другая.

— Жалеешь?

— О чем?

— О том, что упустил Алису?

— Жалею. Не дня не проходит, чтоб не жалел.

— А зачем отпустил-то тогда? Хрен ли не остановил?

— Мне в какой-то момент показалось, что я ее несчастной сделаю. Да и наговорил ей дерьма перед этим. И опять же, в какой-то момент, подумал что возможно, так будет лучше.

— А сейчас? Что кажется?

— А сейчас кажется, что я долбоеб.

— Ооо, поверь друг, тебе не кажется. Два метра долбоеба, во всей красе.

— Я не знаю, что делать. Мне нужно ее вернуть. Сделать так, чтоб простила. А с чего начать не знаю. Чувствую себя глупым пацаном лет пятнадцати, хотя я даже тогда так не тупил.

— Ну, для начала завязывай бухать, как отбитый синяк. А то пока ты тут в три горла заливаешь, Алису уведут. Причём крутится там уже один гаденыш. Тебе он конечно не конкурент, но кто его знает, что выкинет мелкая.

— Какой ещё гаденыш? — сам не заметил, как напрягся. Рука сжала стакан с такой силой, что тот треснул и раскрошился, прямо в ладони.

— Полегче давай. А то ладошки покромсаешь, нечем дрочить будет, пока Алиска не вернётся. — хохочет зараза, как конь. Втащил бы кому другому. Но не ему.

— Иди на хер. — встал и промыл руку под краном. Вытер об полотенце и бросил его в раковину.

— Я серьезно, завязывай. Крутится возле неё, какой-то друг детства, с плотоядным взглядом.

— А ты-то откуда это знаешь?

— Да наведался я к ней в деревню, куда она упылила недавно.

Вскинул на друга острый взгляд. Какого хера он ездил к лисичке? Что ему от неё понадобилось? Понравилась? Только о мысли об этом, захотелось убивать.

— Если я узнаю, что ты к ней…

— Так, тормози. Девушка друга — табу. И ты это прекрасно знаешь. Но нужно же кому-то было вправлять вам мозги, пока дел не наворотили. — после его слов, немного отпустило.

— Пока, я так понимаю безуспешно?

— Ну, главное начать. Ты знаешь, Тимыч. Я очень редко лез к тебе в душу. Но сейчас не промолчу.

— Это я уже понял. — грустно ухмыльнулся, в ответ на его слова.

— Я всегда был рядом. И когда у тебя все было хорошо, и когда ты откровенно загибался. Так вот Алиса, в тебя жизнь вдохнула. А ты так бездарно все похерил. Я не знаю, что именно ты ей наговорил, могу только догадываться. Но если ты так и будешь сидеть, как пень с глазами, просрешь все ещё больше. И все пиздой пойдёт. Ты сам прекрасно это знаешь. Поэтому соберись, вытряхни все дерьмо и живи дальше. Как нормальный человек живи. Как жил три года назад. Тяжело, плохо, сложно. Плевать. Хватит жалеть себя и прятаться за броней бесчувственной скотины. И да, только попробуй меня потом не взять свидетелем на свадьбу, удавлю.

Стас прав, во всем прав. От и до. В каждом произнесенном слове. Давно пора прекращать себя жалеть и отравлять жизнь себе и окружающим. Взрослый мужик, а веду себя как мелкая пигалица, с киселем вместо мозга.

Спать ложился, с твёрдой уверенностью в дальнейших действиях. Свою лисичку я верну. И уже знал, что будет первым в списке действий. Если и начинать все с чистого листа, то только полноценно и по крупному. Без оглядки на прошлое. Без проецирования старых ран, на нынешнюю жизнь. Без барьеров и отстраненности.

Утро началось с поисков новой жил площади. Благо с моей профессиональной деятельностью, у меня были подвязки в нужных кругах.

Много времени это не заняло. Нашлись и покупатели и продавцы. Было бы желание, а оно было. Если уж и начинать все с чистого листа, то капитально. С переездом тоже проблем не возникло. Покидал свою квартиру с легким чувством грусти и одновременного облегчения. Словно петлю с шеи скинул. Даже дышать стало легче.

Стас моим переездом тоже занялся вплотную, говорил, что поможет поскорее все провернуть, чтоб я не пошёл на попятную. Но я и не пошёл бы. Давно не был на столько уверен в правильности своих действий. Я наконец-то знал, что я делаю и ради чего все это. Правда делать надо было все это на порядок раньше. И не терять драгоценное время сейчас. Но уже что имеем, то имеем.

В новом доме, много что нужно переделывать и доделывать. Так сказать, под себя. Но сейчас этим заниматься не стал. Пусть Алиса все сделает, как ей того будет хотеться, а я поддержу ее в любых желаниях и начинаниях. Главное, чтоб вернулась. А если нет, то мне как-то пофиг, как тут все будет.

После того, как с переездом и устройством было покончено, решил наконец, поехать к Алисе. Прошло достаточно времени, чтоб осознать, на сколько она мне нужна. Надеюсь я ей тоже. И ее слова о любви, не были легкой девчачьей влюбленностью, которая испарилась словно дымка, стоило мне ее от себя оттолкнуть и на время пропасть с горизонта.

Какой же я дебил, что так долго тянул со всем. Но когда перестал себя жалеть, понял что ехать к ней с тем что есть, смысла нет. Нужно хоть что-то поменять, чтоб можно было начинать заново.

Ехал к ее общежитию, и самого трясло от волнения, как мальчишку сопливого. Я прекрасно понимал, что вероятность того, что она кинется мне в объятия прямо с порога, равна нулю. Но как минимум, поговорить нам нужно. И так затянулось все. Не мог без неё уже ни работать, ни есть, ни спать. Всего ломало, как героинового наркомана. А она, мой самый настоящий наркотик. Нужнее кислорода стала.

Сидел в машине возле входа в общежитие и ждал когда она вернётся к себе. Я точно знал, что у неё сегодня экзамен, и она ещё не пришла. Приехал заранее, чтоб ее не пропустить.

Какой же у меня был шок, когда увидел ее в компании какого-то парня, который с широченной улыбкой провожал ее до общаги, не забывая ее при этом держать за руку. Но это ещё пол беды. Самый пиздец произошёл потом. Когда этот камикадзе, накрыл ее губы своими. Я думал вырву руль к херам, с какой силой я в него вцепился. Хотелось с такой же силой сжать его шею, до характерного хруста. Значит это и есть тот друг детства, о котором говорил мне Стас.

Скольких трудов мне стоило остаться в машине и наломать дров. Не думаю, что Алиса бы меня за это похвалила. Наши отношения и так на грани, а вернее ее ко мне. И портить их ещё больше, значит похоронить все заживо. А я бы испортил, не сдержался, вспылил бы. Точно наговорил бы лишнего. Не только этому утырку, но и ей.

Давить на неё нельзя, она сама должна принять решение в отношении меня. Нас. Я могу только слегка ее подтолкнуть и направить.

Выдохнул, когда она отстранилась от своего «друга». Начала ему что-то серьезно говорить, на что тот изменился во взгляде и понимающе закивал. А после, она скрылась за дверью.

Дал себе ещё десять минут и вышел из машины. На проходной пропустили без лишних вопросов, стоило подкинуть охраннику пару купюр, хорошего номинала. Проходной двор, не иначе. Все вокруг обшарпанное, грязное. Желание схватить ее в охапку и утащить отсюда подальше, превозмогало и подавляло что-то рациональное во мне.

К комнате ее подошел, все еще немного заведённый. Все равно крыло от увиденной картины. Как представлю, что там могли быть не только поцелуи. Что если за это время, пока я копался в себе и после подготавливался к возвращению лисёнка, кто-то ласкал ее тело, любил ее, прикасался. Да ну нахуй. От этих мыслей кровь закипала.

Не дав возможности ещё больше себя накрутить, решительно постучал в дверь. Алиса открыла быстро. Удивление и шок, подавить не смогла. Все в глазах ее колдовских читалось, как на ладони.

Глава 13

Алиса

Через два дня, мы с Колей, вместе поехали из деревни в город. На машине и в приятной компании, было в разы комфортнее, чем на общественном транспорте.

— Я кстати, все спросить забываю. А кто к тебе приезжал в тот вечер?

— Это Стас. Просто друг, и даже не совсем мой.

— А чего хотел-то?

— Просто проведать. — это ведь действительно так, даже не соврала.

— Ясно. Тебя куда конкретно подкинуть?

— Да у ближайшего метро высади.

— Я не это имел ввиду. Какое ещё метро, тоже удумала. Адрес общаги говори.

Коля решил подвезти меня прям к моему нынешнему месту проживания, а я и не против. Не могу сказать, что мне тут как-то плохо или не комфортно. Нет, все вполне приемлемо. Даже в комнате живу одна. Комнатка маленькая совсем, на одного и рассчитана, а мне больше и не надо. Но просто я так привыкла готовить ужин по вечерам. Смотреть фильмы вместе. Вместе с тем, кого сейчас нет рядом.

После разговора со Стасом, я подумала, что может, было бы правильным поговорить с Тимуром. Но потом откинула эту мысль. О чем говорить уже? Вроде все сказали.

Периодически прерывая поток своих мыслей, беседами с Колей, не заметила, как оказалась возле общаги.

— Ты завтра чем-то занята? Может встретимся вечером?

— Завтра не смогу. К экзамену готовиться буду. Он уже через три дня, а у меня и конь не валялся.

— Ну тогда да, готовься. Может тогда после экзамена? Заодно и отметим успешную сдачу. М?

— Ты уверен, что она будет успешной?

— Я в этом не сомневаюсь. Ну так что?

— Мне бы твою уверенность. Но я не против.

— Ну вот и договорились. Тогда на связи. Пока. — поцеловав меня в щеку, Коля поехал домой, предварительно перенеся мои вещи в комнату.

Все эти дни, сидела над учебниками, не поднимая головы. Даже питаться забывала. И так скинула несколько килограмм, а сейчас ещё больше усугубляю. И так вид уже не здоровый. Словно безжизненный. Вечные синяки под глазами, сами глаза частенько опухшие и красные от слез.

— До чего ты себя довела, Алиса? — задала вопрос в пустоту.

Так и пролетели дни подготовки. На экзамен шла измученная, но зато с целым багажом знаний. Даже хорошо, что все это произошло в период сессии. Так хоть было чем себя занять. Иначе совсем бы поплыла. Размазня.

Экзамен сдала на отлично. Что не удивительно, ведь готовилась сутки на пролёт.

Созвонились с Колей и договорились встретиться, и отметить успешную сдачу. Пока я решала ещё некоторые учебные вопросы, он как раз подъехал к моему университету.

— Ну что, я же говорил, что сдашь. Молодец, Алис.

— Спасибо. Буду тебя теперь чаще слушать.

— Ну что? Может в кафе? Отметим?

— А давай. Я так закопалась эти дни, что не ела толком. А сейчас чувствую аппетит разыгрался не на шутку. Слона бы съела.

— Пошли. Накормлю тебя за все дни пищевого простоя. А то кожа да кости.

— Ну спасибо.

— Да не обижайся. Я ж по доброму.

Мы отлично провели время вместе. Хоть развеялась немного. За что была безмерно благодарна Коле.

До общежития шли довольные, отдохнувшие и главное, сытые. Решили прогуляться пешком и немного растрясти, то что наели.

— Спасибо, что проводил.

— А как иначе. Может в кино завтра сходим?

— Можно. Только давай не очень поздно?

— Договорились. Я тебе наберу тогда завтра.

Заметила в Коле какую-то нерешительность. Вроде бы уже практически попрощались, а он все на месте топчется. Не успев сообразить в чем дело, как ощутила прикосновение к своим губам.

Он целовал нежно, размеренно, неспешно. Притянул меня за талию, углубил поцелуй. Сначала начала отвечать на его ласку, но потом словно током прошибло.

Неправильно это все. Недолжное все быть так. Коля — хороший парень, но только как друг. И это я окончательно поняла, с этим неожиданным поцелуем. Он не был мне противен, но тем не менее, желание сходить в душ и смыть с себя чужие прикосновения, пересиливало все остальное. Он не Тимур.

Слегка отстранившись от Коли, внимательно и серьезно на него посмотрела.

— Не надо, Коль.

— Почему?

— Просто не могу. Ты хороший, добрый, весёлый и очень привлекательный, но не могу я так. Ты мне друг. Может встреться мы не сейчас, а чуточку раньше, все и было бы по другому.

— Любишь его до сих пор?

— К сожалению. — и рада бы не любить, а не могу ведь.

— Понимаю.

— Ты тоже, да?

— Да. Не могу отпустить до сих пор и простить. Да, зря я сейчас подкатил. Думал оба переключимся. Прости, Алис.

— Забей. Все хорошо.

— Но дружить же можем?

— Пффф, ещё спрашиваешь. Конечно можем.

Попрощавшись, пошла в общежитие. Зашла в комнату и устало опустилась на постель.

Почему меня не отпускает. Почему не могу сдвинуться с мертвой точки. Как мазохистка, то и дело вспоминаю, как мне было хорошо. Пусть не до конца, но было же. Это когда-нибудь пройдёт? Должно же стать легче, в конце-то концов!

Из прострации вывел громкий стук в дверь. Кого там ещё принесло. Сначала не хотела открывать, было желание сделать вид, что меня нет и свернуться колачиком на постели. Но сама не поняла, как ноги понесли к двери. И резко распахнув ее, чуть не забыла, как дышать.

Мое проклятье и мое спасение. Тот, кто не даёт мне покоя ни днём, ни ночью. Тот, кто крепко поселился в душе и сердце. Тимур. Прожигал меня взглядом.

— Что ты тут делаешь?

— К тебе пришёл. — оттеснив меня, уверенно прошёл в комнату. И без того маленькое помещение, сейчас напоминало спичечный коробок, из которого откачали весь кислород.

— С кем ты была? — задал вопрос не глядя на меня, а изучая взглядом мою комнату.

— Не поняла? — сейчас в голове была такая каша, что не могла понять, о чем он спрашивает.

— Кто провожал тебя сейчас?

— Друг. — только сейчас дошло, что спрашивал он судя по всему о Коле. Получается он нас видел. Почему-то стало не уютно от этого.

— И какого хрена, так называемый друг, пытается тебе свой язык в рот пропихнуть? — Тимур подтвердил мои мысли, своими словами.

— Это недоразумение. И мы уже решили этот вопрос. И вообще, я не обязана тебе что-то объяснять.

— Ошибаешься, Алиса. Обязана, и ещё как.

— Это ты ошибаешься, если думаешь, что пришёл сюда права качать, а я буду плясать под твою дудку.

Он замолчал глубоко дыша. Словно сдерживал себя изо всех сил.

— Алис. — устало провёл рукой по лицу и волосам, и посмотрел на меня. — извини. Я вспылил, когда увидел, как он к тебе лезет. Возвращайся домой.

Упорно молчу, прокручиваю в голове все услышанное. Домой? А был ли там мой дом? И что будет, вернись я туда? Снова качели?

— Ты скажешь что-нибудь?

А что сказать? У меня все буквы из головы выветрились. Покажи мне сейчас алфавит, он для меня все равно что Китайская грамота. Слова перемешались в несвязную кашу.

— Тимур, ты оттолкнул меня. Отпустил. Зачем мне возвращаться? Ты даже не вспоминал обо мне все это время.

— Я и не забывал о тебе, все это время. Просто на какой-то момент, мне показалось, что так будет правильно. Но я ошибся. И после, начал все исправлять.

— Легко делать подлости с доводами справедливости и правильности. А ты поступил подло, когда посчитал, что оттолкнуть и отпустить меня от себя, справедливо и правильно. Меня ты не спрашивал, как лучше.

— Если бы я хотел отпустить, не пытался бы сейчас удержать.

— Так не держи! — голос срывается на крик. Все что копила внутри себя, все это время, получило выход.

— Не могу. Ты мне нужна. Вся нужна.

— Ты сам не можешь понять, что ты хочешь! То подпускаешь, то отталкиваешь! Не тебе от меня чего-то требовать, желать и хотеть! Ты мне все сказал той ночью, а я, все поняла.

— Прости меня. Я представляю, как все это для тебя выглядит. Я поступил с тобой как конченный ублюдок.

— Ни чего ты не представляешь! Представлял бы, так не поступал.

— Я все тебе объясню. И надеюсь, ты сможешь меня немного понять. И простить. Я обещаю тебе, что такого больше не повторится.

— А ты спросил, нужно мне теперь это или нет?

— Надеюсь, что все ещё нужно.

Глава 14

Три года назад

Тимур

— Папочка, а мы потом сходим в кафе? Я так мороженого хочу, того клубничного, с зефирками. Ты же купишь? Да, папуль?

— Сходим обязательно, сейчас маму заберём, заедем в торговый центр и потом обязательно пойдём за мороженым.

Моя кареглазая кнопка уже в нетерпении ерзает в кресле, ожидая порции любимого лакомства. До сих пор удивляюсь, как в это маленькое четырехлетнее чудо, вмещается столько сладостей. Если ее вовремя не тормозить, сметёт все за один присест и глазом не моргнёт. Ещё и добавки попросит. А потом будет ходить с диатезными щечками. Плавали, знаем.

Подъезжаем к медицинскому центру, в котором работает моя жена, и мы с дочкой терпеливо ждём Милу. Она не заставляет себя долго ждать, и легкой, порхающей походкой спускается по ступенькам, прямиком к нам. Когда она садится в машину, в открытую дверь проникает свежий и легкий весенний ветерок. Не знаю почему, но именно он у меня ассоциируется с женой. Такой же нежный, легкий, тёплый и свежий.

— Привет. Давно ждёте? — целует меня в губы и поворачивается к дочке, игриво щёлкая ее по носу. Та в ответ, заливисто смеётся.

— Нет, только-только подъехали. Катюшка даже не успела заскучать.

— Ну раз Катюша не успела, значит точно не давно. — с улыбкой, посмеиваясь, сказала Мила. Мы оба прекрасно знаем, какая непоседа наша дочка. Наша шилопопая кнопка.

— Мамуль, а папа мне мороженое обещал купить. Если хочешь, я и с тобой поделюсь.

— Конечно хочу, от мороженого и я не откажусь. — две главные сластены в моей жизни.

С улыбками переглядываемся с женой и я трогаюсь с места.

— Ну что, куда? Ты вроде в «Капитолий» зайти хотела?

— Да, нужно платье купить, на годовщину свадьбы Смирновых. Уже на следующей неделе же, а я совсем не подготовилась. А мне, как Настя позвонила сегодня, сказать ко скольки сбор в выходные, я так и села. Из головы ведь вылетело. Совсем закрутилась.

— Ну тогда поехали. Найдём очаровательное плате, для самой очаровательной девушки.

— А потом за мороженкой. — вклинивается в наш диалог, тонкий голосок дочки. Ох, непоседа.

Через вечерние пробки, добираемся до торгового центра. На входе в здание, спохватываюсь, что оставил телефон в машине. Не критично, но лучше забрать, с работы скорее всего будут названивать.

— Мил, вы идите, я сейчас догоню. Телефон забыл взять.

— давай, мы сразу на второй этаж пойдём. Если не найдёшь, звони.

Бегом возвращаюсь к машине. И начинаю искать телефон глазами. Ничерта не нахожу. Оглядываю внимательнее салон и нахожу его на полу за сиденьем. Видимо выпал из кармана пальто. Достал телефон и проверил его на наличие пропущенных звонков. Все чисто, никто меня не терял. Закрыл машину и пошёл ко входу, догонять девчонок. Именно в тот момент, когда я только начал подходить к дверям, меня чуть ли не снесло волной горячего, колючего и обжигающего воздуха. Стеклянные двери разлетелись в дребезги. И тут, спустя несколько секунд, ко мне пришло осознание.

Сорвавшись с места, оглушенный криками, побежал внутрь здания.

— Мила! Катя! — орал срывая голос, не обращая внимания, как едкий дым раздирает горло. Метался словно раненый зверь в клетке.

— Мила!

Расталкивал людей и бежал вперёд, не понимая сам, куда бегу. Телефон, точно. Нужно позвонить жене.

Набрал номер, но слышал монотонные гудки, лелея надежду, что сейчас она поднимет трубку и ответит, что все хорошо. Что они уже на верхних этажах. Но этого не происходило. Где-то отдаленно услышал мелодию, которая стояла на телефоне жены. По телу прошла дрожь.

Сконцентрировавшись на звуке, пер вперёд, как танк, ни на что не обращая внимания. То, что я увидел перед собой, навсегда перевернуло мою жизнь, на до и после. Навсего убило во мне все живое и способность вдыхать полной грудью.

Среди разрушенного от взрыва здания, лежали тела людей. Среди которых я увидел тех, кого любил больше жизни. Тех, кто и был всей моей жизнью. На негнущихся ногах приблизился к ним и рухнул на колени.

— Мила, солнце, очнись. Любимая моя. Слышишь меня? — гладил ее по волосам и сжимал руки.

Но она не слышала. Все тело было в порезах, пыли и крови. Глаза стеклянным взглядом смотрели в пустоту. В них больше не было жизни. Не было привычного тепла, с которым они всегда смотрели на меня и дочку. Пустой взгляд в никуда, резал мне душу в клочья. Холодным клинком проходил сквозь сердце.

— Катюша, доченька моя. — подполз к тельцу дочки. Стёр кровь с маленького кукольного личика. Взял в руку, ее еще тёплую ладошку и поднёс к губам. Целовал маленькие пальчики, прижимал к своим, мокрым от слез, щекам.

— Доченька моя. Папа рядом. Не уходи от меня. Я умоляю тебя. Слышишь? Мы же хотели пойти в твоё любимое кафе. Слышишь? Маленькая моя девочка, ты только дыши. Только не оставляй меня. Я всегда буду рядом, только не уходи.

Но меня уже никто не слышал. Никто мне не отвечал.

— Ааааааа! — сел, вцепившись руками в волосы и раскачивался в стороны. Не чувствовал, как текут соленые слёзы по лицу. Как едкий дым проникает в легкие. Сидел рядом с телами своих девочек и умирал вместе с ними.

Рядом бегали люди. Кто-то кричал, стонал. Запах гари въедался под кожу. Пришёл в себя, только когда рядом со мной люди в форме разложили чёрные ткани, похожие на мешки.

— Нет! Не трогайте! — вцепился в руку мужчины, который хотел дотронуться до дочери, и оттолкнул его в сторону.

— Положено так.

— Не смей. Не трогай. Я сам! Уберите руки от них. Не прикасайтесь! — орал, как безумный, бросаясь на людей, не позволяя приблизиться.

Растолкал всех, кто был рядом. Один из мужчин, протянул мне ткань. Откинул его руку, готовый бросаться на всех.

— Нет. Вы не понимаете. Она боится темноты. Нельзя ее так. Нельзя.

Взял дочку на руки. Ее ручки в неестественном положении свесились вниз. Головка, с растрёпанными волосами, запрокинулась.

— Доченька, милая моя. Я тебя никому не отдам. Я знаю, как ты боишься. Я рядом. Папа всегда рядом. Никто тебя не обидит.

Поднялся на ноги и пошёл к выходу. Крепко прижимая к груди своё крохотное сокровище. Хотел открыть машину и положить ее внутрь, но меня остановили.

— Не положено. Вам туда.

Указав рукой в сторону служебных машин, мужчина взял меня за плечо и повёл к ним. Не помню, как дошёл и положил дочь на специальные носилки внутри кузова. До последнего не мог разжать руки и отпустить ее. Помню только, как попросил мужчину не оставлять ее одну, и под сочувствующие взгляды побежал обратно в здание.

Упал на колени перед женой и тоже взял ее на руки.

— Милая моя. — целовал перепачканное кровью лицо.

— Прости, что не уберёг. Прости.

Держал ее на трясущихся руках, шёл к выходу. Каждый шаг обрывал слёзы из глаз, которые непрерывным потоком текли и застилали весь обзор.

Положил ее рядом с дочкой и упал на колени, сотрясаясь всем телом, от неконтролируемых рыданий. В груди все горело огнём. Дыхания не хватало. Меня словно в тиски зажало и перекрыло кислород.

В тот день, я умер там же. Этот злосчастный день и несчастный случай, забрали у меня самое ценное и вместе с ними мою израненную душу. Меня тоже не стало, как и не стало прежней, счастливой жизни. Этот день, навсегда лишил меня возможности жить, чувствовать и любить.

**

Настоящее

Каждый год в это день, я умираю. Снова и снова. Каждое утро начинается с агонии и боли. Друзья давно не пытаются как-то отвлечь меня в этот злосчастный день. Пытались. Долго и упорно. Но поняли, что бесполезно, дают возможность побыть в себе и смирились с моим состоянием. Вот только я до сих пор смириться не могу. Не могу отпустить тот день, и это раздирающее изнутри, чувство потери и пустоты. После утраты самых близких и любимых, все стало пресным и не имеющим смысла. Больше никто не встречает дома, я не слышу звонкий смех своей кареглазой кнопки, не прижимаю к себе любимую жену, появляющуюся в коридоре, стоило мне повернуть ключ в замочной скважине, приходя после работы. Нет ничего. Это больше не дом, а просто пустые, бездушные бетонные стены. Коробка, в которую я каждый день возвращаюсь и ничего, кроме встречающей меня, ненавистной тишины не нахожу.

Три года прошло, а все по прежнему на своих местах, все так, как оставила после себя Милана, хранительница уюта и домашнего очага. Самая лучшая и любимая женщина, с которой мы со школы были вместе. В комнате дочки до сих пор ее любимы игрушки и книжки. На комоде лежат резиночки и заколки, которые она смешно цепляла на задорные хвостики. Моя маленькая кнопка.

Хочется верить, что все как раньше, и они просто вышли, и скоро вернутся с прогулки. Но это не так. Не так черт возьми!

Почему они? Почему не я? Почему? Этот вопрос я задаю себе каждый божий день, из года в год. Почему у меня их забрали? Лишили главного смысла жизни. Для чего я остался? Чтоб жрать себя и существовать, как пустая оболочка, без чувств и смысла?

Было время, когда хотелось уйти вслед за ними, но я знал, что Мила бы мне этого не простила. Она всегда считала меня сильным, умеющим справляться со всем, что бы не происходило. Я и справлялся, но с тем, что их нет со мной, так и не смог. Это сильнее меня. Нет такого лекарства, той таблетки, которая бы вернула меня к нормальной жизни.

Хочется крушить все вокруг себя, от безысходности. Но нельзя. Нельзя нарушать все то, что так старательно и с любовью, обустраивала здесь Мила. Ведь это моя ниточка, в призрачное, но счастливое прошлое.

Мозгами-то понимаю, что не здоровая это херня, а поделать с этим, ничего не могу.

После своего рассказа, не заметил, как погрузился в свои мысли. Из оцепенения вывела маленькая ладошка Алисы, опустившаяся мне на плечо. Она плакала и вытирала слёзы рукавом своей кофты.

— Прости, что заставила все это вспоминать. — проговорила, почти заикаясь.

— Как ты успела понять, до недавнего времени, я и не забывал об этом.

— Теперь поняла. Прости.

— Единственный кто должен сейчас просить прощение, это я. Я должен был с тобой поговорить раньше, а не держать все в себе, доводя до того, что произошло. Прошу, забудь, все что я наговорил тебе той ночью. Я был не в себе. Сам не понимал, что творю. Это слабое оправдание, но это так. Меня вообще не оправдывает все это, но просто я хотел, чтоб ты знала. Я долго не мог переключиться и отпустить прошлое. В этом была моя ошибка. И я перед тобой виноват. Ты не заслужила, и не виновата в моей слабости.

— Это страшно, и я не представляю, как ты смог это все вынести. Я правда, не держу на тебя обиды. Но Тимур… Мы не сможем быть вместе, пока тебя так крепко держит прошлое. Я не они, и никогда не смогу ими стать. Мне тяжело быть с человеком, который не может полностью быть моим. А ты все ещё не мой. — продолжая ронять слёзы, говорила моя малышка. Видел, как ее трясёт от волнения.

И я все это прекрасно понимал. Все, о чем она говорит. Но в одном она ошибалась. Я уже ее. Весь с потрохами. И быть без неё — настоящая мука. Очередная агония. Очередные бесцельно прожитые дни. Очередной откат.

Говоря все это, она продолжала плакать. А мне было хреново от ее слез. От того, что делал ей больно.

— Малышка моя, не плачь. Слышишь?

— Мне за тебя больно. — сказав это, бросилась в мои объятия.

— Я привык к этой боли. Прошу, лисичка, возвращайся ко мне. Я ведь сдохну без тебя. Каждый день, как в аду.

— Тимур. Это не правильно. Не правильно по отношению, как к тебе, так и ко мне. Там нет места для меня, и нет душевной свободы для тебя. Я словно преступление совершаю, когда чувствую себя счастливой там, рядом с тобой. Ты думаешь я теперь не понимаю, что в твоей голове постоянно крутятся мысли о том, что ты их предаёшь, проводя туда меня. Не в качестве незнакомой девочки-соседки, а в качестве девушки. Теперь понимаю. Ты ведь даже сексом не можешь там заниматься. Я понимаю и не хочу тебе делать больно. А тебе ведь от этого больно.

Сделав несколько глубоких вдохов, она продолжила.

— У меня нет цели тебя обидеть. Но при всем желании, я не смогу до конца понять, что ты чувствуешь. Не потому что не хочу. А потому что, то что произошло в твоей жизни, на столько тяжело и больно, что не дай Бог, когда-то это узнать и прочувствовать. Даже думать об этом страшно. Ты не отпустил своё прошлое. А пока это так, мы оба будем мучаться.

— Ты не права, я отпустил.

Я посмотрел на ее взволнованное лицо. Уставшие и грустные глаза. И в груди закололо.

— Если не туда, то ты пойдёшь со мной?

— А куда, Тимур?

— Просто ответь на вопрос.

— Я не знаю. Правда, не знаю. Твоё прошлое…

— Останется в прошлом.

— Но ты так долго жил с этой болью, что в одно мгновение это не пройдёт.

— С тобой проходит. Лисичка, дай мне шанс. И я докажу тебе, что ты, самое ценное, что сейчас есть в моей жизни.

— Тимур…

— Подожди. Не говори ни чего сейчас. Просто дай время, если сейчас не готова. Хорошо?

— Хорошо. — произнесла еле слышно, практически не шевеля губами. А я поцеловал ее в лоб. Погладил по волосам и пошел к выходу из ее комнаты. На душе было тяжело. Не от того, что вспомнил все. К этой тяжести, я уже привык. А от того, что оставляю здесь ее. Не успев переступить порог, услышал надломленный голос.

— Тимур. — Встал, как вкопанный, боясь пошевелиться. Всего прошибло напряжением и ожиданием. Ком в горле, мешал вздохнуть.

— Да, лисичка? — сам не узнал свой севший голос.

— Не уходи. — сказала срываясь на рыдания.

Не думая, развернулся и преодолел разделявшее нас расстояние, и крепко прижал ее к своей груди. Маленькая, словно котёнок, жалась ко мне, роняя обжигающие, тело и душу, слёзы. Сердце грохотало так, что уже не разобрать, чьё оно. Мое или ее.

— Не уйду, малышка. Не уйду. — Гладил ее по голове, крепче прижимал к себе, закрыв глаза. Моя маленькая гавань. Знала бы она, что значит для меня. И что я наизнанку вывернуться готов, лишь бы больше не видеть ее слез. — никуда от тебя не уйду.

Глава 15

Алиса

В этот день, Тимур остался со мной, до самого вечера. Как и обещал, он никуда не ушёл. Мы просто лежали на постели, крепко прижимаясь друг к другу. Каждый погруженный в свои мысли. Но наверняка, думая об одном и том же.

То, что рассказал Тимур, разъедало меня изнутри. Не представляю, как он все это пережил. Я бы на его месте не смогла выбраться. Не нашла бы столько внутренних сил. Теперь, я лучше понимаю причину его периодической отстранённости и суровости. И винить его в этом не могу. Любой бы сломался. Даже такой сильный мужчина, как он.

Я верила каждому его слову. О том, что не сможет без меня, что ему плохо, что жалеет, о сказанном в ту ночь. Ведь и я без него не могу. Он открылся мне, доверился, полностью обнажая душу. Я мучалась сомнениями, и их было достаточно много. Но потом отпустила себя. Ведь если мы не попробуем, оба будем жалеть. Упущенного времени не вернуть. Нужно жить здесь и сейчас. В это самое мгновение. Без оглядки на прошлое. Помнить о нем, но не давать ему рушить настоящее.

За окном уже давно стемнело. Мы даже немного вздремнуть успели. Хоть и на ужасно маленькой и неудобной кровати, но зато вместе. Я так давно мечтала, вот так лежать рядом, нежиться в объятиях друг друга, что даже отсутствие удобной постели, не стало для нас помехой. На все было плевать. Главное, что вместе.

— Ты как? Отдохнула? — вывел меня из прострации любимый голос, с будоражащей хрипотцой.

— Да, как никогда хорошо. А ты?

— Немного бока отлежал, но в целом не плохо.

— Да ну тебя, всю романтику развеял. — шутя ударила кулачком ему в плечо.

— Малышка, не хочу тебя разочаровывать, но я совсем не романтик, если честно.

— Да и ладно. Это не главное.

— А что для тебя главное?

— Что ты рядом. А романтик или нет — плевать.

Тимур обнял меня ещё крепче и поцеловал в макушку. Он больше ничего не ответил, но слова и не нужны были. Мне кажется, мы сейчас чувствовали друг друга, на каком-то непостижимом уровне.

— Поехали перекусим? Ты совсем исхудала за это время. Ты хоть ешь? — провёл рукой по моему животу и рёбрам, слегка ущипнув за бок.

— Ем конечно. — смущенно отвела глаза. Не очень бы хотелось, чтоб он знал, как я убивалась без него и просто забывала про еду и многое другое. Не по тому, что я такая гордая и не хочу, чтоб он знал, что по нему лили слёзы, а просто по тому, что не люблю когда меня жалеют. А то мое состояние, кроме жалости, ничего больше вызвать не сможет. С содроганием вспоминаю все предшествующие сегодняшнему, дни.

— Хреново значит ешь. Поехали, отъедаться. — сказал по доброму, но все же твёрдо и решительно.

С трудом разлепили наши объятия и начали собираться. Проходя через пункт охраны на первом этаже, поздоровались с охранником, и я озадачилась одной мыслью.

— Тимур, а как тебя кстати пропустили сюда? Здесь же пропускной режим. И посторонних не пускают без пропуска или сопровождения. Да ещё и на такой период времени.

— Ну-ну. Считай, у меня был пропуск. — сказал, неопределенно хмыкнув — Реально думала я к тебе не попаду, когда мне надО?

— А все это время не надо было? Что ты так долго о себе знать не давал? — не знаю почему, но начала немного закипать. Неужели все это время не мог определиться в чувствах и желаниях. Да хотя бы позвонить или написать.

— Алис, так нужно было. Просто поверь. Мне нужно было время. И не для того, чтоб подумать, если ты об этом. Я все для нас решил, практически сразу. Время, чтоб просто кое-что утрясти и подготовиться к твоему возвращению.

— Ты был уверен, что я вернусь?

— Нет, не был. Но очень на это надеялся. И поэтому решил на этот случай, сделать все правильно. А это не очень быстро.

— Ясно. — калейдоскоп мыслей путался в голове. Пыталась понять, о чем он говорил, и не могла. Время? Подготовиться? К чему и зачем? Одни вопросы.

— Не забивай свою прелестную головку, мыслями. Скоро сама все узнаешь. — видимо все мои эмоции отразились на лице, раз он понял, что я обдумываю его предыдущие слова.

В кафе Тимур заказал, без преувеличения, половину всего меню. Его желание меня накормить, а скорее откормить, даже немного пугало. Неужели я и правда так сильно исхудала. Хотя, судя по тому, как на мне болтались джинсы, которые до этого достаточно плотно сидели, он прав. В весе я потеряла прилично.

Кое-как осилив стейк из рыбы с гарниром из овощей, салат и десерт с кофе, я откинулась на диванчике. Точно лопну, если пошевелюсь.

Я не помню, чтоб мы когда-то столько разговорили, сколько делали это сегодня. Обсудили, все что только можно было. А ведь мне раньше казалось, что когда мы сблизились, он стал более разговорчивым. Как же я ошибалась. То время и в сравнение не идёт.

Чуть позже мы сели в машину и Тимур плавно тронулся. На лице у него играла, не понятная мне улыбка. Даже глаза улыбались, поблескивая озорным блеском.

— Тимур, а куда мы едем? — оглянувшись в окно по сторонам, понимаю, что наш маршрут мне совсем не знаком.

— Домой, лисёнок.

— Что-то я не совсем понимаю. — недоуменно на него посмотрела. Ехали мы явно не в мое общежитие и не в его квартиру. Туда дорогу, я хорошо помнила.

— Скоро поймёшь. Просто наберись немного терпения. Это не на долго.

— Терпение, как оказалось, не мой конёк. Но я постараюсь.

Мы въехали в элитный район, не понять это было сложно. Величественные дома возвышались со всех сторон. Подъехали к одному из участков. За высокими кованными воротами, располагался красивый двухэтажный дом, с ухоженной территорией. Выложенная дорожка, обрамлённая кустарниками, туйками и декоративными фонариками, вела к открытой террасе. Красиво, глаз не оторвать. Вот только, что мы тут делаем, я пока не понимала.

— Нравится? — тихо спросил Тим, и обнял меня за талию.

— Тут очень красиво. Конечно нравится.

— Тогда пойдём внутрь. Посмотришь здесь все.

Внутри было ещё красивее, чем снаружи. Тимур провёл мне целую экскурсию. Показал первый этаж, где располагались огромная кухня и гостиная, спорт зал, две спальни, санузел, и выход на закрытую веранду с внутренней стороны участка, с огромными панорамными окнами в пол. На второй этаж вела широкая лестница, с резными перилами. Там мы посмотрели ещё три спальни, балкон, ещё один санузел и небольшой кабинет.

— Ну как тебе?

— Впечатляет. — сказала, как есть. Дом был шикарным. — а зачем мы здесь, Тим? — до сих пор не понимала цель этой экскурсии.

— Ну, это теперь наш дом. Если ты конечно не против, жить тут со мной, на правах хозяйки.

От удивления и шока, все слова перемешались в кашу. Так и стояла, молча моргая и смотря на Тима. Наш дом. Только от одной этой фразы, чувствовала дрожь в негнущихся коленках.

— Ну, что скажешь? Согласна? — спросил, серьезно глядя мне в глаза. В них читалась надежда, на мой положительный ответ.

Не знала, что сказать. Молча обняла Тима и уткнулась носом в его грудь. Слёзы лились из глаз, сами по себе. Наш дом. Наш. И ничей больше. Все с чистого листа, с ним. Не могла поверить в происходящее. Неужели он решил переехать ради меня. Ведь я помню, как он отзывался о старой квартире.

— Ты же не шутишь, да? — прошептала еле слышно, не веря до сих пор.

— Да какие уж тут шутки, лисёнок. Нашу спальню выбери сама, все обустроим, как ты захочешь. Ремонт я делать не стал, время поджимало, да и хотелось, чтоб ты все здесь сделала так, как тебе захочется.

— Ты поэтому, так долго не давал о себе знать?

— Да. Хотел возвращать тебя, уже четко обозначив наши отношения и полностью обнулившись. Я не мастер, красивых речей, но, Алис, ты мне нужна. Я давно это понял, просто принять не мог до конца. Останешься со мной?

— Куда ж я денусь. Останусь конечно. О таком я и мечтать не могла. — шмыгнув носом, ещё крепче прижалась к моему волшебнику.

— Не нужно мечтать, нужно наслаждаться действительностью. Обещаю, ты не пожалеешь.

— Я и так знаю, что не пожалею. Спасибо тебе, Тимур.

— Это тебе спасибо. Что простила и дала шанс. — проговорил куда-то мне в макушку.

В ту ночь, мы остались ночевать в новом доме. И уже на следующий день, забрали все мои вещи из общежития. Поехали за ними сразу, как только проснулись и позавтракали. Тимур так торопился полностью меня перевезти, что до вечера ждать отказался на отрез.

Не успела я прижиться в общаге, как уже начала устраиваться в новом месте. И была этому несказанно рада. Мне бы было хорошо в любом месте, главное чтоб с Тимуром. А уж в таком доме, это было хорошо вдвойне. Я попала в сказку.

После закрытия сессии, а именно, сдачи последнего экзамена, я во всю занялась обустройством дома. Тимур дал мне полную свободу действий. Сказал, что хочет, чтобы наш дом, был создан мной. Таким, каким вижу его я. Тут я, конечно, оторвалась по полной. Легко давать себе волю, когда нет стеснения в финансах и воображении. Раньше, я себе такого позволить не могла.

Первым делом внесли изменения в нашу спальню. Комнату я выбрала на втором этаже, с выходом на балкон. Она мне показалась самой уютной. И мы этот уют, довели до совершенства. Кровать выбрали такую, что на ней потеряться можно. Но это не мешало нам, засыпать каждую ночь в крепких объятиях друг друга.

Как же давно я мечтала, вот так, проводить ночи. Рядом с ним. Ощущая тепло его тела. Нежиться в сладкой неге. Просыпаться с утра рядом друг с другом. Без всяких ограничений заниматься любовью, отдавая ему себя всю, без остатка.

Попутно с ремонтом и выбором новой мебели, я решила вернуться на работу в фирму Тимура. Как раз сегодня был первый день, моего возвращения на трудовой фронт. Тим хоть и сказал, что это совсем не обязательно, но я хотела быть хоть чуточку самостоятельной и не сидеть полностью на его шее. Зарплату мне конечно он платить будет, но не за просто так ведь. На этом месте мог быть любой другой сотрудник, который точно так же, получал бы зарплату. Так пусть этим человеком, буду я.

Приехали в офис и первым делом пошли в кабинет Тима.

— Доброе утро, Тимур Рустамович. — поприветствовала Лена, стоило перешагнуть порог приемной.

— Доброе, Елена.

— Алиса!? — глаза Лены округлились и ее лицо озарила улыбка. Видимо не сдержав эмоций, она подлетела ко мне и крепко обняла. — как я рада тебя видеть! Ты где пропадала?

Увидев немного удивленный вид своего начальника, выпустила меня из объятий и отступила на шаг назад.

— Ой. Извините.

— Да ничего. — с улыбкой ответил Тимур.

— Сессию сдавала, сейчас вот вернулась. — посвящать кого-то в наши отношения и все, что произошло, я не хотела.

— Просто ты так резко пропала, у нас все озадачились. Ольга Леонидовна уже даже приказ на твоё увольнение подготовила. Правда вроде так и валяется у неё, хотела подсунуть на подпись под шумок, но не получилось. Ещё и статью вписала. Вот ей облом.

Ну, ничего удивительного, эта дама меня с первого дня недолюбливала.

— Не понял. Какой ещё приказ? Они в кадрах охренели в конец что ли? — Тимура это известие явно вывело из себя.

— Ой. Я думала вы знаете, Тимур Рустамович. — Лена пыталась сделать удивленный и невинный вид, но удавалось ей это, по правде говоря, плохо. Все кричало о том, что она сказала это специально, и знала что кое-кому из отдела кадров, из-за этой новости, прилетит по полной.

— Вызови ко мне Ольгу. Сейчас. — почти прорычал, Тим. — Алис, пойдём пока в кабинет. — легким шлепком по попе, подтолкнул меня в нужном направлении.

— Сейчас вызову, Тимур Рустамович.

Лена светилась, как начищенный самовар. Ну да, маленькая месть удалась. Вот ведь хитрая чертовка. Я тоже не смогла сдержать ответной улыбки.

Буквально через пять минут, в кабинет Тимура, походкой от бедра, вошла Ольга Леонидовна. Увидев меня, сидящую в кресле напротив Тимура, она не смогла скрыть эмоций и ее лицо исказилось гримасой неприязни. Что, кстати, не укрылось и от Тима.

— Вызывали, Тимур Рустамович?

— Вызывал. Подскажите, Ольга, что за беспредел происходит у вас в отделе, за моей спиной?

— Не совсем понимаю вас. — сказала уверенно, но голос все равно немного дрогнул.

— А вы напрягите память. Может расскажите, что за приказ хотели мне подсунуть, без моего на то указания и ведома?

— Какой приказ? — судя по тому, как забегали глаза и кожа на шее пошла красными пятнами, она явно поняла о чем речь, но упорно делала вид, что не понимает в чем вопрос. Чем ещё сильнее злила своего начальника.

— На увольнение Алисы. Ну? Мне долго ещё придётся из вас по одному слову вытягивать? Мое время не резиновое.

Немного помолчав, она сжала кулаки и все же решила все высказать.

— Да, я подготовила приказ на увольнение Алисы. Сотрудник пренебрёг своими обязанностями, не выходил на работу. Это между прочим, увольнение по статье. Вашей фирме не нужны такие сотрудники, которые портят ее репутацию. Это безответственно и непрофессионально. И очень хорошо, что Алиса пришла. Я подготовила все документы, и могу уже сейчас выдать ей трудовую. — после всей тирады, гордо вздёрнула подбородок. Конечно она права, что повела я себя не профессионально. Тут не поспоришь. Но судя по всему, Тимур так не считал.

— Что-то я не припомню, когда возложил на вас обязанности по решению таких вопросов. Руководитель здесь я, и я решаю кто тут работает и кто нет! И если вы взяли на себя смелость в выполнении решений за меня, то прямо сейчас можете нести приказ. С радостью подпишу. Только на своё увольнение, Ольга Леонидовна. И не забудьте трудовую прихватить, когда отправитель в свободное плавание, за пределы этого офиса. — Каждое слово он отчеканил четко, твёрдо и даже гневно, если не сказать больше.

— Тимур Рустамович! Я не хотела ничего такого! Я же, как лучше думала!

— Думать — это моя забота. Ваша — выполнять то, что скажет руководитель.

— Простите. Такого больше не повторится. — чуть ли не взвизгнула, подскочив на месте. Она явно не ожидала такого поворота. Хотя, как знать. Не просто же так, хотела подсунуть приказ на подпись не заметно.

— Конечно не повторится. Потому что в следующий раз, в подобной ситуации, вы вылетите отсюда вперёд своего визга. Свободны.

Быстро стуча каблуками, она вылетела из кабинета как ошпаренная. Когда дверь за ней закрылась, я обратилась к Тимуру.

— Тим, она ведь отчасти права, я виновата в том, что не выходила на работу.

— Виноват я, что ты не выходила на работу. И на этом, мы вопрос закрываем. Точка.

Спорить не стала. Закрываем, значит закрываем. Не думала, что он так отчитает Ольгу из-за меня. Где-то в душе, было даже приятно, чего уж скрывать.

— В архив ты не вернёшься, туда возьмём практиканта или стажёра. Пойдёшь осваивать юридический отдел. — от удивления, крови взлетели вверх, глаза округлились. Вот так вот сразу, с неоконченным образованием?

— Но я же ещё даже диплом не получила. Это ведь очень ответственно. — решила озвучить то, что беспокоило.

— Ни чего страшного. Уверен ты справишься. Для начала будешь на подхвате у юристов, начнёшь потихоньку вникать в работу. Наберешься опыта, как раз. Если ты хочешь, конечно. Решать только тебе.

— Хочу! Ещё бы не хотеть. — это действительно правда. В следующем учебном году, у меня диплом, и можно будет тему выбрать подходящую, и писать его, уже имея фундамент в виде практики.

— Ну и отлично, пойдём провожу тебя к нашим юристам. Заодно, все им объясню.

Команда юристов, встретила меня очень даже доброжелательно. Мне выделили рабочее место. Я занимала небольшой стол возле окна, в которое открывался завораживающий вид на парк. Изо дня в день, я все больше втягивалась в процесс. Работа была мне по душе. Столько всего интересного и нового узнавала. С работой в архиве это не сравнится, хотя я и тогда не жаловалась. Но сейчас чувствовала, что это прям мое.

Сегодня, как и всегда, мы вместе вернулись домой, после рабочего дня и тренировки. Да, мы снова возобновили наши занятия. Стас, когда увидел меня в первый раз в зале, после отсутствия, не сдержался и крепко обнял, чем вызвал скрип зубов, моего мужчины. Да-да, именно моего. Теперь, в этом уже не было сомнений. Да и Тимур, при любом удобном случае, показывал, что я с ним и я его.

Поужинав, я стала убирать посуду со стола. Загрузила все в посудомойку и убрала в холодильник остаток недоеденной лазаньи. Стоило вернуться к столу, как ощутила руки Тимура на талии. Развернулась в его объятиях и положила руки ему на грудь. Ощущая ладошкой, как громко бьется его сердце.

— Пойдём в спальню или останемся здесь? — наклонившись, Тим ласково коснулся моих губ своими. Поцелуй постепенно набирал обороты. Было чувство, что он уже взял меня, только языком. Так страстно он поглощал меня, лишая воздуха.

С трудом оторвавшись от него, провела пальчиком по губам Тимура, опускаясь ниже. Выводила невидимые узоры на его груди, прессе, подцепила пряжку ремня.

— Мммм…. А на кухне у нас ещё не было.

— Нужно срочно исправлять такой косяк.

— Я согласна.

Не долго думая, не разрывая зрительного контакта, опустилась на колени перед Тимуром. Резким движением, расстегнула пряжку ремня. Одновременно с тем, пока спускала брюки вместе с трусами, покусывала его подкаченный живот. Кусала и сразу же зализывала свои укусы. Стащив с него белье, практически облизнулась от представшей передо мной картины.

Увитый венками член, покачивался от напряжения и критического уровня возбуждения. На головке выступила капля смазки, которую сразу же захотелось слизать. Никогда раньше не любила оральные ласки, а сейчас же, вся сгораю от нетерпения, ощутить его вкус.

Проведя языком от основания вверх, слизала смазку языком и обхватила головку губами, поигрывая с уздечкой.

— Черт. Да, лисёнок. — тихий рык со стоном, пьянили сознание.

Хотелось принимать его глубже. Не переставая ласкать мошонку рукой, стала глубже и резче насаживаться ртом на член. Головка упиралась в горло. По лицу струились слёзы, с подбородка текла слюна, а я продолжала вбирать в себя член на столько, на сколько могла. На каждое мое поступательное движение, Тимур подавался бёдрами на встречу.

Не прекращая ласк, подняла затуманенный взгляд на Тимура, и столкнулась с его, горящими глазами. Он смотрел на меня не отрываясь, челюсти плотно сжаты, в глазах бушевал огонь и неконтролируемое желание. Взгляд завораживал, пробирал до нутра.

Все так же не отрывая взгляда от его глаз, провела несколько раз круговыми движениями языка по уздечке, обводя пульсирующую головку, спустилась ниже. Не прекращая ласкать член рукой, поочередно всосала в себя яички. Облизывала, целовала, снова облизывала их и продолжала дрочить рукой. После снова возвращала губы на член.

Никогда бы не подумала, что могу на столько сильно возбудиться от минета. Трусики можно было выжимать, выделяемая от возбуждения смазка, стекала по внутренней стороне бедра. Я чувствовала, как все пульсировало внутри, в предвкушении резкого и грубого вторжения. Хотела его. Безумно и по животному.

Дыхание Тимура сбилось, стало громким и прерывистым. Запустив свои пальцы мне в волосы, нетерпеливыми толчками вошёл членом мне в горло, и после, с глухим стоном, отстранил. Подняв меня на ноги, впился в губы бешеным поцелуем. Его напор сносил все на своём пути, словно необузданная природная стихия. Контролю это неподвластно.

— Хочу тебя, малышка. Пиздец, как сильно. Уже дымится все. — проговорил мне в губы.

— И чего же ты ждёшь? — отстранилась и невинно закусила губу.

— Маленькая сучка. — ощутимо шлёпнул по ягодице.

Резко развернув меня спиной к себе, заставил опереться на столешницу. Схватилась за неё так, что побелели костяшки на руках. Ладонью надавил на поясницу, призывая сильнее прогнуться. Приняв призывную и откровенную позу, покрутила бёдрами в нетерпении и ожидании.

Задрал мой легкий, домашний сарафан и одним движением разорвал трусики. Кружево от напора больно врезалось в кожу. Но от этой боли, я ещё сильнее завелась. Как же я любила, когда он вёл себя, словно изголодавшийся дикий зверь. Необузданный. Неутомимый. Немного грубый и страстный.

Тимур вошёл в меня, одним резким и глубоким толчком. Наши тела слились воедино. Стоны рвались из груди. Влажные звуки, заполнили собой все пространство.

Просунув руку между столешницей и моим телом, сжав чувствительную грудь, притянул меня к себе, крепко прижимая. Его дыхание обжигало кожу на шее. Одна рука по прежнему крепко удерживала меня за бедро. Вторая с сильным напором, потянулась выше, по моему телу. От груди к шее, после к скулам. Обхватив лицо своей ладонью, повернул мою голову и прикусил за губу. Не прекращая бешеного ритма, провёл языком по верхней губе, после обвёл нижнюю и проник языком.

Мы кусали друг друга, с упоением поглощали стоны, словно обезумевшие. Внутри все горело, каждый сантиметр на теле, был словно оголенный провод.

Выйдя из меня, он согнул одну мою ногу в колене, задрал ее и зафиксировал на столе, полностью раскрыв меня, и тем самым предоставляя себе, ещё больше доступа для глубины вторжения. Снова ворвался в меня, с громким звуком, от столкновения влажных тел. Зафиксировав меня руками, крепко сжав бедро и талию, брал меня страстно и порочно-неутомимо. Проникновения стали ещё глубже. С каждым новым толчком, я умирала и возрождалась снова.

Тело охватило жарким спазмом, я вот-вот была готова взорваться.

— Да… я сейчас… не останавливайся. — голос охрип от стонов.

— И не подумал бы.

Движения стали рваными и более резкими. Чувствуя, как внутри меня начинает пульсировать, до предела возбужденный член, начала содрогаться от подступающего оргазма, глуша крик, прикусив свою руку. К финишу пришли одновременно. С глухим стоном, Тимур кончил, изливаясь глубоко в меня, горячей и обжигающей спермой. Совершив пару завершающих толчков, он он замер, переводя сбившееся дыхание. Чуть позже, отстранился, заставляя почувствовать холод и пустоту, от разорванного контакта с его телом.

Ещё немного отдышавшись, поправил ещё не до конца опавший член, и застегнул ширинку. Я же, не могла пошевелиться, полностью обмякнув на столе. Ноги дрожали, сердце по прежнему билось через раз. Подхватив на руки, мое расслабленное от оргазма тело, пошёл к лестнице, ведущей на второй этаж. Я до сих пор находилась в сладостной прострации.

Бережно положив меня на постель, скинув одежду, лёг рядом, предварительно и с меня сняв сарафан.

Лежала у него на груди и даже думать было страшно о том, на сколько сильно я счастлива. И как мне сейчас хорошо.

— Люблю тебя, лисёнок.

Вскинув на Тимура искристый взгляд, не могла поверить в услышанное. Что его слова были правдой, а не эхом моего больного воображения.

— Я тоже тебя люблю. Очень-очень сильно. — подтянувшись чуть выше, поцеловала его в губы. Нежно и предельно трепетно.

Сейчас, это был поцелуй не с целью поглотить друг друга. Это был поцелуй-признание. Признание в наших чувствах, тепле и всем, что испытываем друг к другу.

Глава 16

Тимур

Жизнь наладилась и все шло своим чередом. Непередаваемые чувства, когда все так хорошо, как сейчас. Единственное, что оставалось сделать — это завязать с боями. Нет уже той потребности в этом, что была последние три года. Это был мой способ, держать внутри демонов, прошлое и эмоции. Теперь наоборот спокойствия и умиротворения хочется. Да и Алису нервировать не хочу. Чувствую, что ей не спокойно будет от моего подобного досуга. Собственно об этом, я и решил сегодня сказать Стасу.

— Блин, Тимыч. Ты же понимаешь, что оттуда так просто не уходят? С тебя потребуют компенсацию.

Понимал ли я это? Конечно понимал. И прекрасно помнил, как не просто было Стасу, когда он завязывал со всей этой херней. Но смог соскочить с крючка. Надеюсь и у меня получится. И ведь, когда я только ввязался во все это, он предупреждал меня, что не стоит туда лезть. Но тогда меня ничего не держало, каждый новый день, был бессмысленно прожит. И я погряз в этом по самые уши. Знал бы я тогда, как жизнь обернётся, десять раз подумал бы, прежде чем ввязываться. Но время назад не отмотать, и надо как-то разруливать всю эту канитель.

— Понимаю. И к этой компенсации готов.

— Я тебя в этом решении поддерживаю, давно пора было. Но имей ввиду, не факт, что компенсация будет материальной.

— Знаю. Я думал об этом. Но выходить из этого нужно. Когда, если не сейчас?

— Что, решил остепениться и осесть с Алиской? Оно того стоит. — друг понимающе улыбнулся.

— Как-то так. Хватит с меня этого треша, спокойствия хочется.

— Рад я за вас. Прямо вот от души. Она хорошая девочка. Тебе пиздец как повезло ее встретить. Не просри своё счастье.

— Да хватит уже, и так чуть не похерил все. Понимаю, что семьи нормальной хочу. Спокойствия и простой банальной бытовухи. Домой к ней возвращаться. Чувствовать, что нужен и что меня ждут. Опостылело одиночество. А с ней, я все это чувствую и проживаю с кайфом.

— Ты так рассказываешь, что самому остепениться захотелось.

— Так вперёд, чего ты сиськи мнёшь.

— Вот правильно ты заметил. Сиськи мять я люблю, причём разные. Поэтому моногамия не для меня. А связываться с кем-то и левачить потом, тоже не айс. Смысл? Лучше так, как есть. Все честно, прозрачно, без обязательств. Никто ни от кого не ждёт чего-то большего. Все, так сказать, на берегу обговорено.

— Посмотрю я, когда тебя конкретно поведёт и крепко возьмёт за яйца, какая-нибудь заноза.

— Сплюнь. Тьфу-тьфу-тьфу. — друг никогда не был суеверным, но сейчас через плечо поплевал. — Это не для меня. И сомневаюсь, что найдётся та, которая сможет истребить под корень, мою кобелиную натуру.

— Не зарекайся. Ещё помянешь мое слово. Вот тогда я на тебя посмотрю.

— Да иди ты. Умеешь настроение подпортить. — сказал с иронией.

После разговора с другом, поехал на встречу в клуб.

Слова Стаса оказались пророческими. И откупиться деньгами не вышло. На встрече, Власов, хозяин подпольного клуба, доходчиво объяснил, чего хочет. А именно загнать меня в октагон на бой, в режиме нон-стоп, против троих бойцов. Не просто будет, но стоит попробовать и испытать удачу.

— Ты же понимаешь, Тимур, что денег у меня и так куры не клюют. Ты самый рейтинговый боец, и на тебе клуб поднимал баснословные бабки. Всегда полный зал собирал. Так вот, уход твой, должен быть зрелищным. И запоминающимся. И не вздумай слить бой. Из дела выйдешь, только при условии безоговорочной победы.

— Хорошо. Если тебя так торкает тройнячок, уложу твоих бойцов.

— Ты так уж не хорохорься. Против тебя тоже выйдут не соплежуи. А вполне достойные ребята. И для того, чтоб уложить их, придётся попотеть.

— Я тебя услышал. Назначай дату боя. Но это будет последняя наша встреча.

— Договорились. Ты же знаешь, я за свои слова отвечаю.

Я знал. Знал, какая Власов, жадная и подлая тварь. Во всем ищущий свою выгоду. Таких ещё поискать нужно. Но вариантов у меня не было, так как знал, что просто так он не отпустит. И в случае чего, начнёт бить по больному и слабому месту, которым конкретно сейчас, являлась лисичка. Костьми лягу, но ее не подставлю. Просто не имею на это права. Значит нужно поднапрячься на тренировках и не посыпаться на ринге, в день боя.

Через два дня после той встречи, мне позвонил Власов и сообщил дату.

Бой был назначен через две недели, на вечер пятницы. Все свободное время занимали тренировки и спарринг со Стасом. Признаться честно, не знал, как вывезу этот бой. Но перспектива быть свободным от этого дерьма, придавала сил. Как и мысли о спокойной жизни с лисичкой. Ведь не соврал Стасу, когда говорил, что хочу нормальной семьи и простого, сука, счастья. Я так давно не испытывал этого чувства, что каждый день, рядом с лисичкой, был словно глоток свежего воздуха. Я впитывал в себя как губка, все ее эмоции, любовь, нежность, трепет. И сам старался возвращать ей все это, в тройном размере. Она этого заслуживает, как ни кто другой.

Но сегодня, Алиса выбила меня из колеи, своей просьбой.

— Тим, у меня к тебе есть одна просьба. Я уверена, что тебе это не очень понравится, но выслушай меня сначала. Хорошо?

Сказать, что я после этих слов напрягся — это ничего не сказать. И как оказалось, не зря.

— Какая?

— Помнишь моего друга, Колю? — помнил ли я его? Да, как я мог забыть ушлепка, который у меня на глазах, присосался, как пиявка, к губам МОЕЙ лисички? Его я запомнил.

— Помню. — пока произнёс одно слово, челюсть свело от напряжения.

— Хорошо. — лично я в этом, не видел ничего хорошего. — он учится на инженера и сейчас у него практика. Может можно его устроить у тебя в архив? Ты ведь ещё никого туда не взял? Он правда хороший специалист.

— И как ты себе это представляешь? — пиздец, приплыли. Чувствовал, как начинаю закипать.

— Тим, у нас с ним правда ничего нет. Мы правда дружили в детстве. Он хороший парень, в плане как друг. — я уже сейчас, хотел переломать кости, этому хорошему парню. Не помню, когда в последний раз, меня так захлёстывало ревностью. С трудом подавлял в себе желание вспылить.

— И это повод тащить его сюда? Чтоб он маячил у меня перед носом, как красная тряпка для быка? — о чем она только думала, предлагая мне это. Видимо решила друга в смертники записать.

— Я так и думала, что ты так отреагируешь. Ладно, нет — значит нет.

После этих слов, лисичка значительно сникла настроением. Что же ты со мной делаешь, маленькая чертовка? Все кишки на кулак наматывает, превращая меня в бесхребетное существо, готовое валяться у ее ног преданным псом.

— Хорошо. — выдавил через не могу.

— Что хорошо?

— Хорошо. Пусть приходит завтра, к десяти утра. Сначала переговорю с ним, а там видно будет. — может и лучше держать его на виду. Заодно и посмотрю, что за отношения у них такие, дружеские. Если что, на корню обрублю все к херам.

— Тим, спасибо тебе. Я если честно, не ожидала, что ты согласишься.

С этими словами, лисичка забралась ко мне на колени и нежно потерлась носом о мою щеку. Хитрая плутовка. И как тут устоять? Любой другой, отказал бы не задумываясь, причём практически в любой просьбе. Но Алиса не любая. Единственная и любимая.

На следующий день, ровно к десяти часам, этот пацан уже сидел у меня в кабинете.

— Здравствуйте, Тимур Рустамович. — протянул свою руку, которую сломать хотелось, за то, что касался ей лисички.

— Здравствуй. — пожали руки и этот Коля, уселся напротив меня.

— Спасибо, что взяли к себе на практику. Это большая удача, попасть к вам в фирму.

— Я пока ещё тебя никуда не взял. Сначала обсудим основные моменты и уже после, я приму решение.

— Да, конечно.

Обговорив основные тонкости его работы, на ближайшие пару месяцев, я понял, что Коля, далеко не дурак, и в своей профессии, плавает, как рыба в воде. Но все же, прежде чем дать ему ответ и сказать своё решение, решил озвучить ещё один момент. Далеко не маловажный.

— И да. Чтоб возле Алисы не крутился. Узнаю, убью нахрен. — смерил его убийственным взглядом. Парень сразу подобрался и ответил достаточно серьезно.

— Тимур Рустамович, не подумайте ничего такого. Алиса меня не привлекает, как девушка. Она просто хороший друг, ещё с детских времён. Ничего большего. — ну про «не привлекает», это он конечно загнул. Но ничего, посмотрим на практике, что к чему. И что, с этим «к чему», делать. Казнить или помиловать.

— В твоих интересах, чтоб это было так. Можешь приступать к работе, или практике, как там она у тебя правильно называется. Жду завтра, к девяти. Документы уже сейчас, можешь отнести в кадры.

Знал бы я тогда, что этот гаденыш в будущем мне поможет, а точнее Алисе, так бы не раздражался на него сейчас. Но наперёд не заглянешь.

Домой вернулся поздно. На работе аврал, ещё и две рабочих встречи, и обе затянулись. А у меня голова забита не работой, а предстоящим боем. Ни на чем сконцентрироваться нормально не могу. Все раздражает и выводит из себя.

Алиса встречала дома, с горячим и явно вкусным ужином, судя по тому аромату, который витал в воздухе. Сразу как-то спокойнее стало.

— Привет! Ты поздно сегодня. — лисичка подошла и приветственно поцеловала. Какая же она маленькая и уютная. Домой теперь так и тянет. Если бы не обстоятельства, давно бы уже наслаждался временем, проведённым с ней. Ладно, наверстаем.

Ни разу не пожалел о своём решении, переехать. Теперь это дом, во всем понимании этого слова. Не бетонные стены с болезненными воспоминаниями, а место, где всегда хорошо, тепло, вкусно пахнет и где всегда ждут. Бывало конечно, иногда накатывало тоской о прошлом, но стоило взглянуть на Алису, все сразу улетучивалось. Мог ли я мечтать о таком? Не мог. Но у меня теперь все есть, потому что есть моя лисичка. Маленькая чертовка, занявшая так много места в душе и сердце.

— На работе задержался. Голодный, как волк. Накормишь? — притянул малышку к себе и уткнулся носом в ее волосы. Моя.

— Конечно. Все уже готово. Раздевайся и топай на кухню. Я пока на стол накрою.

Пошёл в спальню и скинул с себя наконец, ненавистный костюм. Устал. Я чертовски устал, за сегодня. Как и за предыдущие дни. Решил по быстрому принять душ, и смыть с себя тяжесть сегодняшнего дня. Иначе рискую залипнуть прямо за ужином, и это не смотря на голод. Быстро закончив с водными процедурами, спустился на первый этаж.

На столе стоял ужин, а Алиса крутилась возле, в ожидании меня.

— Ты чего ждёшь? Садилась бы есть без меня, нечего себя голодом морить.

— А я и не морю. Да и ты не долго, так что, все в порядке.

— Упрямая. Ладно, пойдём.

Ужинали практически молча. Я думал о своём, а Алиса не сводила с меня внимательных глаз. Явно что-то чувствует.

— Тим, у тебя все в порядке? — прошлась по мне взглядом, словно сканером.

— Все хорошо, а что такое?

— Не знаю. — пожала хрупкими плечиками. — просто ты какой-то задумчивый. И очень уставший.

Чуткая девочка. Видит меня насквозь.

— Все хорошо, лисичка. Не беспокойся.

— Ты же помнишь, что мы обещали друг другу не молчать и в случае чего, все озвучивать?

Помнил ли я? Конечно помнил. Вот только сейчас не тот случай и не та ситуация, о которых я расскажу Алисе. Ни к чему забивать ей голову, всем происходящим. Только издергается вся. А толку от этого?

Она конечно никогда не говорила чего-то категоричного по поводу моего нелегального занятия, но как-то раз обмолвилась, что когда к ней в деревню приезжал Стас, и рассказывал, что я без остановки дерусь, она очень за меня переживала. Пусть лучше спокойно живет эти дни, одного психа, в моем лице, достаточно.

— Малыш, правда, не забивай голову. Лучше расскажи, как у тебя день прошёл? А то не виделись сегодня толком. — решил ненавязчиво сменить тему. Знал, что она сразу переключится и начнёт взахлёб рассказывать о работе.

— Отлично! Сегодня отрабатывали договор, по твоему последнему контракту. Там столько тонкостей и нюансов, что голова кругом. Но так захватывает. Мне и учиться нравится, но теория и практика, это разное совсем. В работе все такое, живое что ли, в действии. Это не простые примеры и зубрежка материала.

Она с таким упоением рассказывала о работе и учёбе, что невольно залюбовался. Ей явно нравится то, чем она занимается. Повезло ей, что выбрала образование по душе. Я когда-то поступил так же. Хоть отец и пророчил мне будущее в медицине. Семейное дело и так далее. Но я выбрал архитектуру. И ни капли не пожалел. Где я и где медицина? Словно разные полюса. Отец правда, так и не принял моего решения, и до самой смерти не переставал меня этим упрекать. Но зато мать приняла мою сторону и брала весь ударила себя, всегда успокаивая отца.

— Я рад, что тебе нравится. Это главное.

— Очень нравится. Спасибо тебе. — спрыгнула со стула, схватила пустые тарелки. По пути поцеловала и поскакала стрекозой. Столько в ней жизни.

После ужина пошли в спальню. На сегодня, я был не в силах проводить наш вечер, за традиционным просмотром фильма. Хотелось просто упасть на постель и наконец-то расслабиться.

Алиса уже спала. А я все никак не мог уснуть, даже не смотря на усталость. Все прокручивал в голове разные мысли. Посмотрел на лисёнка. Такая она милая во сне. Губки слегка приоткрыты. Ресницы подрагивают. Поймал себя на мысли, что люблю рассматривать ее спящую. Любоваться чертами любимого лица. Смотреть, как смешно морщит носик во сне. Как волосы рассыпаются по плечам и подушке. Это успокаивает. Даёт понимание, что я на своём месте. Люблю спать с ней рядом. Каким же идиомом был, когда намеренно себя этого лишал. Сейчас меня от неё под дулом пистолета не оторвёшь.

И если для того, чтоб будущее было спокойным и счастливым, нужно провести этот бой, то я выгрызу себе это счастье зубами. Костьми лягу, в лепёшку расшибусь, но сохраню то, что сейчас имею. Облажаться, я не имею права.

Глава 17

Алиса

Тимур последнее время очень задумчивый. Его явно что-то беспокоит, но со мной он делиться не торопится. Из-за чего я уже извелась вся. Он видимо думает, что тщательно шифруется и я ничего не замечаю. Но я все чувствую. С ним что-то творится. Что-то происходит, а я не знаю как ему помочь.

Вот и сегодня сорвался куда-то еще до обеда. Сказал его не ждать, что будет очень поздно. Странно. Обычно по пятницам мы в зал ходим, а сегодня он куда-то уехал, хотя всегда предупреждал куда он, а сегодня и словом не обмолвился. На мое решение сходить в зал одной, попросил после работы сразу ехать домой и дождаться его там. Не поняла, в чем проблема, но спорить не стала. Домой, так домой. Да и без него тренироваться, совсем не то.

Решила постараться не грустить и не грузиться. И раз сегодня обедать придётся без него, решила позвать в кафе Лену. Давно мы с ней не сидели и не болтали. Конечно, куда мне. Я каждую свободную минуту с Тимуром проводила. Так бы и сегодня было, если бы он куда-то не сорвался впопыхах.

Лена мне не отказала, и даже наоборот, с радостью приняла приглашение.

— Ну, рассказывай, чего у тебя нового?

— Да вроде все по старому. Работа — дом, дом — работа. Ну, ещё в зал на тренировки. Стабильно в общем.

— И как тебе живётся с нашим суровым боссом? — подняла на Лену круглые, от удивления глаза. О том, что мы живем вместе, я не распространялась, хоть отношения наши, мы и не скрывали. — да ладно тебе, все же понятно. Весь офис и без того об этом трубит. Вы у нас главные звёзды, чтоб почесать языками.

— Мало ли кто о чем гудит. — пробубнила себе под нос, словно маленький ребёнок. Вот ещё сплетен мне не хватало. Я предполагала, что не без них. Но предполагать и четко знать — совсем разные вещи.

— Да ладно тебе, Алис. Я же не со зла. И я так-то рада за вас. Он хоть повеселел с тобой. Даже добрее и приветливее стал. Суровым его уже называем, разве что по старой памяти.

— И не суровый он вовсе. — почему-то захотелось за него заступиться. Словно внутренняя потребность. Непроизвольно как-то.

— Ну, это как в Простоквашино у почтальона Печкина, с велосипедом. Только тут Тимур Рустамович, а ты его «велосипед». Он же реально подобрел с твоим появлением. А как он на тебя смотрит. Мммм… закачаешься. — Ленка мечтательно закатила глаза. Смешная она.

— Блин, Лен! Хватит меня смущать. И так уже вся краска к лицу прилила. И щеки горят.

— Да ладно тебе, глупенькая. Радуйся. Он мужик надежный, это сразу видно. Так что с гордостью носи статус, его дамы сердца. — не смогла скрыть улыбки, на ее слова. Да и она так заразительно улыбается, что сдержаться не реально.

— Да я рада, правда. Просто не привыкла об этом с кем-то говорить. Разве что, только со Стасом. — он к слову часто заезжает к Тимуру в офис, поэтому Лена без труда понимала, о ком я говорю. — ты сама то как? А то все только обо мне говорим.

— Ой, я хорошо. Мама в гости на неделю приезжала, думала свихнусь. Я ее конечно очень люблю, но так привыкла жить одна и самостоятельно, что ее чрезмерная опека, меня чуть не задушила. И это только за неделю, представляешь?

Я не представляла. Все бы отдала, за возможность почувствовать опеку родителей. Пусть иногда и чрезмерную. Чтоб рядом были. Поддерживали.

— Далеко от тебя живет?

— Да, в Чите. Да и я сама оттуда. После университета, сюда переехала. И вроде устроиться нормально даже получилось. Не идеально конечно, но все же. Я кстати спросить у тебя хотела. — Лена как-то загадочно замолчала.

— О чем?

— Тот парень, Коля. Он ведь твой друг, на сколько я поняла?

— Ну, да. А что такое? — тут уже, как-то любопытненько стало.

— Он просто пригласил меня завтра в кафе сходить, да и в целом прогуляться. А я не знаю. Думаю вот. Он вроде весёлый, симпатичный. Да и не глупый. Просто младше на три года. Не знаю я, короче.

— Ну и что? Сходи, развейся. Тебя же это ни к чему не обязывает. Он свободный, отношений сейчас нет. Приглядишься получше. Да и три года — разве разница?

— Нет конечно. Просто у меня всегда мужчины постарше были. Не привычно просто. Хотя скрывать не буду, он мне приятен. И как мужика, я могла бы его рассмотреть. Ну, чисто теоретически.

— Вот и рассмотри как раз. Неформальная обстановка вам в помощь. Глядишь, от теории к практике перейдёшь. — на самом деле, я была бы рада, если ребята бы сошлись. Лена, в целом, хорошая девушка. И Коля, собственно тоже. Вдруг получится чего.

— А знаешь, ты права. Пожалуй, приму его приглашение. А то он все мельком ко мне забегает. То конфетки принесёт, то кофе с утра. А я все крепость неприступную из себя строю. А потом выяснится, что его какая-нибудь Дашка из бухгалтерии, к рукам прибрала. Эта может. — сказала с таким знанием дела, что я не смогла сдержать смеха. В этом вся Лена.

После такого позитивного обеда, проведённого в хорошей компании, снова погрузилась в работу. День пролетел не заметно. Несколько раз порывалась позвонить Тимуру, но останавливала себя. Поэтому просто написала сообщение, что уже скоро собираюсь домой. Минут через десять, он ответил и попросил написать, когда доберусь.

Выключила компьютер, взяла сотовый со стола, прихватила сумочку и направилась в сторону лифтов.

— Ты домой? — обернулась на голос и увидела Колю, идущего прямо ко мне.

— Да, на сегодня достаточно. И так засиделась допоздна. Неделя выдалась очень плодотворной. Теперь домой. На релакс.

— И то верно. Ты одна сегодня?

Ожидаемый вопрос. Потому что, как правило, офис мы покидаем вместе с Тимуром. Так же, как и приезжаем в него.

— Ну да, Тим ещё до обеда по делам уехал. Так что, сегодня тряхну стариной и поеду на общественном транспорте. — только сейчас поняла, что уже целую кучу времени, не ездила на метро.

— Пойдём тогда, вместе с тобой до остановки дойду.

— Давай, повеселее будет.

Вместе спустились, вышли на улицу и неспешно, пошли по тротуару, вдоль дороги, к остановке.

— Тебе кстати как, нравится работа? — решила заодно поинтересоваться у друга.

— Супер. Тимур Рустамович меня даже немного привлекает к другим делам, помимо архива. Это колоссальный опыт. Хороший он у тебя мужик. Я рад, что вы со всем разобрались и помирились.

— Сама рада. Не знаю, как бы жила без него. — и это правда. Ни дня не смогу без него. Иногда даже пугает, моя такая зависимость, от присутствия Тимура в моей жизни.

Нашу беседу прервал громкий визг тормозов. Рядом с нами резко остановилась большая чёрная машина, с наглухо тонированными стёклами, из которой выскочили двое мужчин.

Ничего не успела понять, как меня вдруг схватили и потащили к машине. Коля не растерялся и полез в драку, пытаясь меня защитить. Но это не помогло. Уже краем глаза заметила, когда за мной захлопнулась дверь, что его избивают. Стало ещё страшнее, чем было секунду назад.

Я кричала, дралась, пыталась вырваться. Но меня скрутили, как безвольную куклу и швырнули на сиденье. Все произошло на столько быстро и неожиданно, что даже сориентироваться не успела. Пока выворачивалась из захвата, оцарапала щеку, о часы надетые на руку нападавшего.

Резко сорвавшись с места, меня повезли в неизвестном направлении. Не знаю, где нашла силы, но смогла сдержать рвущуюся из меня истерику. Тимур всегда говорил, во время наших тренировок, что паника, самый худший советчик. Собрала всю волю в кулак и попыталась успокоиться. Аккуратно покосилась в сторону. Рядом со мной сидел рослый мужчина, на передних сидениях водитель и ещё один похититель, но более щуплый. И в отличии от остальных, очень неприятный внешне. Хотя и двое других, симпатии не вызывали. От слова — совсем.

— Куда меня везут? И кто вы такие? — голос предательски дрожал, хоть я и пыталась его контролировать.

— Вопросов не задавай, целее будешь. — ответил тот, что сидел рядом.

— Но я могу хотя бы узнать, что я такого сделала, что меня средь бела дня, похитили прямо на улице? — я была в шоке от происходящего. Думала, что только в фильмах такое бывает. Чтоб вот так просто, взять и увезти человека против его воли, на оживлённой улице, где ходят люди и ездят машины. Толку правда от этого, как от козла молока, все равно никто не помог. Только Коля пытался, ещё и пострадал из-за этого. Надеюсь, что с ним все в порядке, и его не покалечили.

— Это спасибо мужику своему скажи. Его заслуга. — сказал тот, что сидел спереди. Водитель же делал вид, что ничего не происходит. И участвовать в разговоре, явно не имел желания, показывая это своим невозмутимым и отстранённым видом.

— Тимур? Я ничего не понимаю. Что он сделал?

— Я же сказал. Поменьше вопросов, красавица. — ответил мужчина, находившийся справа от меня.

Решив не накалять ситуацию, замолчала и начала прокручивать в голове, рой мыслей. Причём здесь Тимур? Не понимала, что происходит. Что будет дальше? Куда меня везут? Чего от меня хотят? Хорошо хоть больше силу не применяют и не калечат. Ехала, глядя в окно, пытаясь понять, куда примерно меня везут.

Спустя минут пятнадцать-двадцать, мы подъехали к незнакомому мне зданию. Мужчины вышли из машины и вытянули меня наружу. Грубо толкнув в спину, повели к двери, ведущей внутрь. Чуть было не спотыкнулась от такого толчка, но устояла на ногах и не расползлась по полу.

Внутри было какое-то невзрачное помещение, назначение которого, мне было непонятно. Все какое-то заброшенное. Будто тут не появлялся никто годами. Меня завели в небольшую комнатку, чем-то отдаленно напоминающую кабинет. Но тут было очень грязно и пыльно. У стены стоял массивный стол и пара стульев. На единственном окне, заклеенном пожелтевшей клеенкой, была решетка.

— Тут сиди и не рыпайся. И поверь, лучше тебе слушать то, что говорят. — усадив меня на один из стульев, мужчины вышли за дверь.

Перерывала в голове миллион мыслей и вариантов. За что я здесь? Что случилось с Тимуром? И главное, как отсюда выбираться. Не было желания провести здесь, ни одной лишней минуты. Временами паника накатывала с новой силой, но пока ещё, я могла с ней справиться.

Одиночество мое было не долгим. Вернулись двое. Снова те же, что и привели меня сюда. Водитель куда-то делся.

— Ну что, красавица. Сейчас проведём небольшую фотосессию. Отправим фото твоей мордашки, Тимуру. Оповестим о твоей пропаже.

Задрав мне подбородок, один из мужчин достал телефон и сделал фото. После начал что-то набирать в телефоне. Предполагаю, что отправляет Тиму фото, как и обещал.

— Зачем вы хотите отправить фото Тимуру?

— У него сейчас бой начнётся, нужно подстраховаться. Чтоб не учудил чего.

— Тимур и так дерётся. Он этим и до меня занимался. К чему сейчас это представление? Разве что-то поменялось?

— Много чего. И как видишь, до тебя дрался, а теперь завязать решил. Но если свободы хочет, то должен выполнить все условия. Шеф его так просто не отпустит.

— Я уверена, он и так бы их выполнил.

— На этот бой такие бабки поставили, что тебе и не снились. Поэтому дополнительный стимул, в виде тебя, не помешает. Слушок прошёл, что за тебя он землю перероет. Вот и пусть займётся. Чтоб бой не слил. Посидишь пока здесь, а там видно будет.

— Вы меня потом отпустите? — глупо на это надеяться, но сдержаться и не спросить, не смогла.

— Возможно да, а может и нет. Это от твоего мужика зависит. Ну, и от шефа. — мужчина пошел к двери, но на секунду остановился. — Арс, присмотри пока за ней. И руки не распускай. Шеф сказал, не зверствовать пока.

— Шеф сказал. Ага. — тот посмотрел убийственным взглядом, на моего временного стража. — Понял я. Понял.

Стоило тому мужчине выйти, как этот щуплый дегенерат, направился ко мне. С мерзкой улыбочкой, остановился напротив.

— А ты ничего такая. Пока сказали тебя не трогать, но это не значит, что шеф не может передумать. Я подожду. — окинул меня с ног до головы, скальным взглядом, после которого захотелось помыться. Вроде и не прикасался ко мне, но ощущение было, что всю облапал.

— Долго ждать придётся.

— Не советую показывать зубки. Дороже обойдётся. Лучше будь послушной, и тебе возможно, даже понравится.

— Да иди ты! — выплюнула слова, ему в лицо.

Ответить он мне ничего не смог. Точнее, не успел. За дверью раздался какой-то шум. Грохот и крики. Дверь, что вела в помещение, где я находилась, начала содрогаться от ударов. Ее явно пытались выбить. Сердце зашлось в бешеном ритме.

— А это ещё что за херня? — Арс, именно так его назвал другой мужчина, подскочил и больно дернул меня со стула. Захватив за шею локтем, прикрылся мной, словно щитом и попятился чуть назад.

Когда дверь с грохотом отварилась, на пороге стояли Стас с Мишей и ещё несколько, незнакомых мне мужчин. Вид у всех был такой, словно сейчас без разговоров шею свёрнут моему обидчицу. А я и не против, если уж на чистоту.

— Девушку отпусти. — разнесся эхом, голос Стаса. Как же я была рада, его видеть.

— Вы, блядь, ещё кто такие? — в голосе Арса ощутилось явное волнение и испуг.

— Тебе лучше не знать. Последний раз повторяю. Отпусти девушку. — Стас окинул меня изучающим взглядом, и убедившись, что я цела и невредима, перевёл взгляд обратно, на удерживающего меня мужчину.

— Ага. Разбежались.

Вспомнила все, чему учил меня Тимур на наших тренировках. Нужно что-то делать, а не стоять столбом, боясь пошевелиться. Тимур говорил, что прежде, чем что-то предпринимать, я должна быть уверена в своих действиях. Все, что я делала дальше, было словно на рефлексах. Тело само все решило за меня.

Оперевшись подбородком на локоть мужчины, которым он держал меня за шею, прижимая к себе. Своей левой рукой схватила его за запястье, а правой за плечо. Перенесла вес своего тела на левую ногу, и правой зашла за его ногу. Сделала подножку, и мы вместе рухнули на грязный и пыльный пол. Из-за падения, хватка на моей шее ослабла и я смогла вырваться и подскочить. Не долго думая, ударила похитителя ногой в пах и что есть силы, побежала к Стасу.

Вырваться мне удалось чудом. Только по тому, что мужчина не ожидал этого, и держал меня не так крепко, как мог бы.

Подхватив меня под руки, Стас повернулся к Мише.

— Разберитесь тут и поехали. Мы в машине будем. — посмотрев на меня, подмигнул и повёл к выходу. — пойдём мелкая.

Пока выходили, увидела своих обидчиков, водителя и другого мужчину, оба сидели на полу, со связанными руками и малость помятыми.

Открыв мне переднюю пассажирскую дверь, помог забраться внутрь.

— Ты как? Тебе ничего не сделали?

— Нет, все в порядке. Напугали просто. Но это ерунда. Меня не обижали.

— Ну, хоть это радует. — он старался быть веселым и не принужденным, но его выдавало внутреннее напряжение. Как сжимал кулаки. Как холодной сталью блестели глаза.

— Как вы узнали, что я здесь?

— Друг твой панику поднял. Сразу, как тебя увезли, побежал ко мне на работу. — ну да, Коля знал что этот зал, расположенный напротив работы, принадлежит Стасу и что мы там часто пропадаем. Рассказывала ему как-то. Он даже подумывал тоже абонемент приобрести.

— Сказать по правде, я надеялась, что он как-то поможет и сообщит, потому что все произошло на его глазах. Он кстати как? Ему вроде досталось не слабо.

— Не о том беспокоишься, мелочь. Но нормально с ним все. Скоро заживет. Он сначала Тимуру звонить начал, но не дозвонился. Прибежал ко мне, но не застал там. Орал как резаный, чтоб со мной связались. Хорошо, что номера тачки запомнил, на которой тебя увезли. Остальное — дело техники.

— Никогда не думала, что могу оказаться в такой ситуации.

— Странно. Ты же у нас магнит для приключений. — хохотнул Стас.

— Да ну тебя. Можно подумать, я специально.

— Ладно. Шутки в сторону. Поехали. А то твой мужик бешеный, места себе не находит. У него сейчас там все в самом разгаре.

— Те мужчины говорили о каком-то бое. Во что Тимур ввязался?

— Нормально все, не переживай. Свободу отвоевывает. — не совсем поняла о чем он, но спокойствия его слова не придали.

К этому моменту, мужчины, которые приехали со Стасом, вышли из здания и расселись по машинам. Миша сел к нам. Не теряя ни минуты, мы тронулись с места и поехали, как я поняла, к Тимуру.

Сейчас, уже начало немного потряхивать, чувствовала мелкую дрожь во всем теле. Видимо, когда все это случилось, я была на столько собрана, а организм мобилизован, что не давала себе возможности, пасть в отчаянии и быть порабощенной страхом. Сейчас же, начался откат. Все что копилось и держалось внутри, получило выход.

— Мелочь, ты чего? Сырость разводить решила?

— А? — повернулась лицом к Стасу, и только сейчас поняла, что плачу. По щекам текли предательские слёзы, о наличии которых, я даже не подозревала.

— Сейчас Тим увидит тебя в слезах, и точного кого-нибудь грохнет. — улыбнулся Стас.

— Не надо. Я сейчас успокоюсь. Просто видимо накопилось. — растерла слёзы по щекам и задрала голову, глубоко вздохнув. Было чувство, что если смотреть вверх, слёзы не будут литься. Куда там. Стекали каплями из внешних уголков глаз, холодя шею.

Стас сбросил скорость, и съехав на обочину, затормозил. Повернулся ко мне и взял за плечо.

— Алис. Все хорошо, и все обошлось. Не мучь себя слезами. Слышишь? — я согласно покачала головой. — сейчас приедем к твоему защитнику и сразу легче станет. Ну давай, не вешай нос. Это все эмоции. Ты не одна теперь. Оглянись вокруг, у тебя теперь защитников, целая рота. А самый главный, ждёт тебя сейчас и изводится не меньше. Давай, соберись, девочка. Поедем. Вам поддержка друг друга сейчас необходима. М?

— Да, поедем. Я не буду больше плакать. Обещаю. — постаралась успокоиться. И только мысли о Тимуре, помогли мне в этом.

Даже не верится, что отделалась легким испугом. Наверное по тому, что где-то в душе, была не объяснимая уверенность, что меня заберут. Сейчас я уже действительно была не одна. И рядом были люди, готовые меня защитить. Всегда помочь и поддержать.

Глава 18

Тимур

Сегодня с самого утра, весь как на иголках. Чертова пятница, день, когда мне предстоит выбить право, на спокойную и размеренную жизнь.

Весь день, с самого начала, все пошло через жопу. Не успели с Алисой приехать на работу, как пришлось срочно выезжать на объект. Там все затянулось и в офис возвращаться времени уже не было. Оттуда, сразу махнул к Стасу. На бой договорились ехать вместе.

— Ну что, готов надрать всем задницы?

— Как никогда. — нервно дёрнул головой в сторону, стряхивая напряжение.

— Алиска ведь не знает, что у тебя бой сегодня?

— Нет. Ни к чему ей такие переживания.

— Ты же понимаешь, что она потом поймёт все. Не думаю, что после троих, ты будешь так же свеж и бодр. Рожу тебе явно подправят. Как ни крути.

— Это уже будет потом. Когда я буду дома. И все решится. Там уже и объясню ей все.

В раздевалке скинул спортивную сумку на пол, и принялся переодеваться. Движения были резкими и дергаными. Никак не мог совладать с собой.

Телефон Стаса зазвонил и приняв вызов, он отошёл в сторону. По переменившемуся лицу друга, я понял, что что-то не так. Слишком сосредоточенным и напряженным он был. Закончив разговор, вернулся ко мне.

— Тимыч, ты только не срывайся.

— Блядь, что такое? — и так весь на взводе, того гляди, перемкнёт.

— Алису запихнули в машину, прямо на улице, не далеко от работы. И куда-то увезли.

Сердце оборвалось от ужаса.

— Сука! — с силой ударил кулаком в стену.

— Успокойся. Есть номер тачки, сейчас пробьём.

— Какое, блядь, успокойся? Убью. Каждую тварь удавлю своими руками! — метался, как раненый зверь в клетке. Всего разрывало на части. От злости и страха. Неконтролируемого и животного страха, за лисичку. Кто посмел.

— Есть предположения, кто мог?

— Власов, тварь. Мразь хитровыебанная. Больше некому. — больше реально было некому. Дорогу я никому не переходил, да и у Алисы нет таких врагов, Киотского бы такое вытворить.

Начал судорожно искать телефон. На экране высвечивался пропущенный от Коли и сообщение с незнакомого номера. Быстро открыл и был готов раскрошить телефон руками. Это было фото моей лисички. Под фото был текст: «ты знаешь, что делать. Хочешь, чтоб девчонка вернулась домой, не лажани сегодня». Мои догадки подтвердились. Власов, гнида, решил подстраховаться.

В целом, Алиса на фото выглядела целой и невредимой, но глаза… Глаза все равно выдавали панику и ужас. Трясущейся рукой, молча передал телефон другу. Язык не поворачивался, произнести хоть слово.

— Я уверен, на то и расчёт, чтоб тебя вывести и подстегнуть. Ее не должны тронуть. Мы ее найдём.

— Да мне по хуй, на что расчёт! Алиса хер пойми где и с кем!

Резко сорвавшись с места, вылетел из раздевалки. Пронёсся как смерч, всех сшибая на своём пути. В кабинет Власова влетел озверевший до предела.

— Я тебя, сука, уничтожу. Где Алиса?

— Ты не кипятись. Лучше свою дурь на бой направь. Тебе сейчас лучше об этом думать. А не о своей девчонке.

— Если ее хоть пальцем тронули, ты себя по частям не соберёшь. Я тебя сгною. — не говорил, а рычал, сам не узнавая свой голос. Внутри все кипело. Словно по венам бежала не кровь, а кипящая лава.

— Ты полегче на поворотах, Тимур.

Не выдержав, рывком поднял его со стула и прижал падаль к стене. Сжал пальцы на шее этой твари. Сейчас я был готов удавить его прямо здесь. Плевать на последствия. На все плевать, кроме Алисы.

— В твоих интересах, чтоб с ней все было хорошо. Мне будет плевать на все, если с ней, хоть что-то произойдёт. Все с землей сравняю. До твоей семьи доберусь. И плевать мне будет, что они тут не при делах, как и тебе сейчас. Всю жизнь жалеть будешь, что решился на эту херню. — я конечно не такой отморозок, но пусть лучше думает, что именно таким я и являюсь.

Власов начал хрипеть, не сумев ничего ответить. Лицо побагровело от недостатка кислорода. А я только сильнее сжимал его шею. Соблазн не дать ему вдохнуть, был на столько велик, что если бы не Стас, довёл начатое до конца.

— Тимыч, отпусти его. — друг попытался оторвать меня от него. Но я не слышал и не видел ничего вокруг, кроме застывшей в памяти, фотографии моей малышки с испуганными глазами. — да блядь, успокойся! — резко откинув меня в сторону, проорал Стас.

Власов кулем свалился на пол, потирая шею руками и жадно хватая воздух ртом.

— Да отпусти ты меня. — прорычал на друга, который сдерживал меня от очередной попытки приблизиться к уроду. Я только начал и останавливаться не собирался.

— Успокойся. Мы пробили номер тачки. Выяснили, куда ее увезли. — тихо сказал мне Стас. — пошли в раздевалку, пока сюда его псы не набежали. Этим ты делу не поможешь, только усугубишь. Давай, Тимыч, включай мозги а не дурь.

Кинув убийственный взгляд на Власова, нервно вышел из его кабинета.

Сам виноват. Не доглядел. Упустил. Понадеялся, что все будет в порядке и Алису не тронут. Хотя были же мысли, что надо кого-то из ребят к ней приставить. Но моя самонадеянность, сегодня сыграла против меня.

— Собирайся, поехали.

— Нет. Ты останешься тут. Мы с парнями справимся.

— Ты совсем головой поехал? Она там! Одна! А я буду здесь торчать?

— Ты мне доверяешь? Я тебя хоть раз подвёл? Вернём твою мелкую, целой и не вредимой. Включи хладнокровие и холодную голову. Закончи то, что запланировал. Ради неё же все затеял.

Затеял ради неё, а уберечь не смог. Попытался взять себя в руки. Давалось с трудом, но все же смог собраться. Когда Стас уже стоял в дверях, окликнул его.

— Стас, я без неё не выплыву.

— Все хорошо будет. Доверься и соберись.

В клетку входил с хладнокровной решимостью. Плевать на количество бойцов. Буду стоять до конца. На сколько хватит сил и даже больше.

С первым соперником справился достаточно быстро. Немного погоняли друг друга по рингу, и он словил четкий удар в голову. Из меня так и перло все дерьмо, видимо сил это придавало. Неконтролируемая агрессия и злость. Особых усилий не прилагал. Но не обнадеживал себя этим. Сейчас легко только по тому, что я ещё не вымотался и полон сил. Но как бы я подготовлен не был, на сколько бы не была натренирована выносливость, к третьему бойцу сил будет значительно меньше. И я оказался прав, дальше — стало сложнее. Я после первого боя, пусть и не напряженного, но все же. А соперник, в отличии от меня, свеж и полон сил. Тут уже и по роже успел выхватить пару раз. Но пока ещё крепко стоял на ногах. Второй бой, все же немного затянулся. Чудом смог вырубить бойца, отточенным, до автоматизма, ударом.

На третьем заходе начался откровенный пиздец. Сил почти не оставалось. Дрался на голом адреналине.

Главное продержаться, пока не буду уверен, что Алиса в безопасности. Мысли о том, что от моей выдержки и стойкости зависит жизнь и здоровье лисички, придавали сил. Словно невидимый щит, ограждали от поражения. В полной мере, ощутил на себе, что такое второе дыхание.

Кровь стекала по лицу, застилая видимость. Голова раскалывалась от боли из-за пропущенных ударов. Меня откровенно вело и ноги еле держали. В висках долбило так, что кажется, даже уши закладывало. Но все это было херней, на фоне основной проблемы.

Это не обычная дворовая драка, где раскидать сразу троих, и выеденного яйца не стоит. Здесь сложнее. Приходится биться с такими же натренированными бойцами. Только с каждым новым, ты уже находишься не в таком выигрышном положении.

Пропустил ещё один удар в голову и упал на пол. Из глаз, чуть ли не искры посыпались. Чудом увернулся от удушающего. Встал, встряхнул головой, прогоняя морок и немного пошатываясь, принял стойку. Пора заканчивать. Валяться буду потом. Дома. В постеле, с лисичкой под боком.

Одного взгляда на неё хватило, чтоб полностью прийти в себя и собраться. Она здесь. Моя малышка в безопасности. Рядом. Друг нашёл ее, не подвёл, как и обещал.

Пошёл в наступление. Сбил бойца с ног, перебросив через себя. Навалившись сверху, наносил удары один за одним, не щадя. В каждый, вкладывал всю злость и ненависть, что засели внутри. Не знаю сколько бы это продолжалось, если бы меня не оттащили.

Придя в себя, немного отдышавшись, выскочил из клетки и практически бегом подлетел к Алисе. Сгрёб ее в охапку, прижал к себе, что не оторвать. Маленькая моя. Личико чумазое, одежда грязная, на щеке царапина, от одного взгляда на которую, захотелось убивать. Каждую суку, что хоть как-то имела отношение к произошедшему. Из ее глаз, текут слёзы. Дотрагивается до меня, своими маленькими дрожащими пальчиками. А меня разрывает изнутри.

— Маленькая моя. — шепчу и целую в макушку.

— Тимур, тебе в больницу надо. — голос скачет от волнения. Смотрит на меня отстранившись. А во взгляде столько боли и переживаний.

— Домой мне надо, лисичка. Домой. С тобой.

— Ты весь в крови. Как ты себя чувствуешь? Господи. Как же я за тебя испугалась.

— Поверь, я за тебя не меньше.

— Знаю. — уткнулась мне в грудь, сотрясаясь от слез.

— Малышка, я весь грязный и мокрый. Запачкаю тебя. — только сейчас осознал, что весь в крови.

— Плевать. Главное что рядом.

— Поехали домой, лисичка? М?

Ни чего не сказав, согласно закивала, стирая слёзы.

— Стас, отведи Алису в машину, я отойду.

— К Власову? — друг понял без слов и понимающе кивнул. — Миха отведёт, я с тобой схожу.

— Тимур, не надо. Не уходи пожалуйста. — вцепилась мне в руку, не давая сдвинуться с места.

— Все в порядке, Алис. Не переживай, я быстро. Через пять минут уже буду рядом. Хорошо? Просто подожди меня в машине.

Отправив Алису с Мишей, пошли к Власову.

Миновав охрану, которую, видимо тот выставил после моего последнего визита, с разлета распахнул дверь, и прошёл в кабинет. Не тратя времени на ненужные разговоры, сразу приступил к делу.

— Свою часть договора я выполнил. Теперь не вздумай мне на глаза попадаться. Даже разговаривать не стану, сразу удавлю.

— Я помню наш договор. Можешь быть спокоен, больше не пересечемся. Хотя конечно жаль такого бойца терять. Может передумаешь?

— Сейчас я передумаю уходить отсюда, пока тебе не втащу.

— Ладно, угомонись. Нет, так нет. Я тебя услышал. Кстати, красивая у тебя куколка, я заценил.

— Тим, не надо. — Стас попытался меня остановить, но немного не успел.

Не выдержав, стёр гаденькую ухмылку с лица Власова, приложив головой об стол, за которым он сидел. Не слушая гнусавых воплей, вышли громко хлопнув дверью. Охрана даже с места не двинулась. Надеюсь, больше никогда не придётся сюда возвращаться.

Домой нас закинули парни, я за руль садиться не рискнул. У меня сейчас видимость хреновая, разве что по приборам, глаз заплыл напроч.

Первым делом отправился в душ. Смыть с себя все дерьмо, которым, по ощущениям, пропитался насквозь. Холодная вода привела в чувства. Стало значительно лучше. Что даже удивительно, потому что на вид, я был похож на отбивную.

Вышел из ванной и застал Алису, сидящей на нашей постели, с аптечкой в руках. По всей видимости, она тоже только из душа. Волосы ещё влажные, сама в милом, коротеньком домашнем платье.

Подошел к ней, и аккуратно, еле касаясь, провёл рукой по щеке.

— Ты как? Тебя же не тронули там?

— Я нормально, меня правда не обижали.

— Испугалась?

— Да. Но за тебя, испугалась сильнее.

— Глупенькая моя. Со мной и не такое бывало и ничего, живой как видишь. — тут я конечно приукрасил. Подобного со мной ещё не происходило. Но малышке об этом знать не обязательно. Она только успокаиваться начала, незачем ей снова себя накручивать.

— Давай я обработаю все. Садись на кровать. А завтра в больницу поедем.

Не стал спорить и говорить, что в больницу мы точно не поедем. Послушно сел, позволяя лисичке начали манипуляции с моим нафаршированным лицом.

Лисичка, дрожащими руками обрабатывала мою разукрашенную физиономию. От каждого ее прикосновения, сносило крышу и рвало тормоза напрочь.

— Очень больно?

— Терпимо. Не переживай. — боль — это последнее, о чем я сейчас думал.

Член уже давно встал в стойку, топорщась под полотенцем. Боль в теле ушла на второй план. Я уже ничего не чувствовал, кроме неуемного желания, обладать лисёнком.

Подол ее домашнего платья немного задрался, оголяя стройные бёдра, а я уже задрался сдерживать себя.

Плавно повел рукой, по ее бедру, неотрывно глядя в глаза. Малышка отреагировала сразу. Зрачки расширились, дыхание участилось. Она всегда такая, заводится, словно по щелчку, стоит только прикоснуться. Да что уж там, я и сам, как юнец рядом с ней, с вечно топорщащейся ширинкой. Даже в свои шестнадцать, не проводил столько времени, со стояком в штанах.

Притянул ее ближе, и прикусил грудь за возбужденный сосок, который отчётливо выделялся сквозь тонкую ткань. Знаю, что она уже готова.

Помог лисичке, избавиться от одежды и опрокинул на кровать. Аптечка с лекарствами улетела на пол, в след за ней и мое полотенце.

Какая же она красивая. Бархатная кожа, пьяный от желания взгляд, вся идеальная и моя. Накрыл ее своим телом, и припал к губам. Целовал глубоко, с оттяжкой, прикусывая пухлые губки. Рукой ласкал тело, манящие изгибы, ноги, грудь, бёдра. Каждый участок на ее коже, не оставлял без внимания.

Она дрожала в моих руках и вспыхивала, словно спичка. Опустился с поцелуями к шее, провёл языком по ключицам, к груди. Прикусил сосок, обвел языком и сразу же подул на него. Рукой сжимал вторую грудь.

Так, поцелуями, спустился к ее гладенькому лобку. Развёл ноги чуть шире и провёл пальцами по истекающей возбуждением киске. Устроился поудобнее меж раскинутых ножек и притянул ее ближе к своему лицу.

— Тим, не надо. — малышка немного запаниковала.

— Надо, лисичка. Расслабься, хочу попробовать тебя всю.

Не став спорить, Алиса откинулась на подушку и тяжело задышала. Провёл языком меж половых губок, упиваясь ее возбуждением. На вкус была, словно карамель. Понял, что не оторвусь, пока не почувствую ее оргазм, на своём языке.

Впился в неё, словно изголодавшийся. Всасывал клитор, ласкал его, периодически спускаясь ниже, вводя в неё язык. Снова возвращался к клитору. Ее несдержанные стоны и пальчики в моих волосах, которыми она притягивала ближе к себе, заставляли мозг плавиться. Член сводило от желания.

Чувствуя, что лисичка вот-вот кончит, ввёл в неё пальцы, и начал ими трахать. Она сама насаживалась на них, подаваясь бёдрами на встречу. Кровь в висках пульсировала, как и стенки ее влагалища, сжимающие мои пальцы. Да, малышка. Ты мой наркотик.

Ударив по клитору языком и снова прикусив, заставил Алису содрогаться от оргазма, срывая голос. Моя сладкая девочка. То, как она кричит, стонет, притягивает ближе к себе и другой рукой комкает простынь — сносит крышу. Чувственная, горячая, обжигающая и соблазнительная. Моя.

Отстранился от неё, но только на секунды, чтоб принять другое положение и снова поцеловать ее в губы. Чтоб тоже почувствовала свой вкус. Знаю, что ее это заводит не меньше, чем меня.

Малышка подо мной, ерзает в нетерпении, призывно подаваясь бёдрами навстречу. Вошёл в неё легким скользящим движением, моя мокрая, порочная лисичка, приняла меня до упора. Словно в эйфории, все плыло перед глазами, держа в фокусе, только любимое лицо Алисы. Раскрасневшаяся, взгляд расфокусирован, губы искусаны. Запрокидывает голову, выгибается, стонет и закрывает глаза.

— Не закрывай. Хочу видеть все твои эмоции, лисичка. — говорю и сам не узнаю свой голос.

Малышка распахивает свои колдовские глазки с поволокой. Ведьма. Впивается в меня взглядом, прожигая до нутра. Если глаза — зеркало души, то ее, еще и отражение моей.

В этот раз, все было по другому. Это не был дикий и голодный секс. Все было нежно, чувственно, глубоко и проникновенно. Толчок за толчком, и я входил в неё, проникая все глубже с каждым разом. Такая податливая, всегда готовая для меня, истекала влагой мне на член. И дело было не в том, что каждое резкое движение причиняло мне боль, а в том, что сейчас хотелось нежности. Залюбить и заласкать ее, до одури. Не торопиться и растягивать наше удовольствие, впитывая в себя, каждую ее эмоцию.

Слушать ее стоны, ощущать бархатистость кожи, упиваться влажными звуками столкновения наших тел — было высшей степенью удовольствия. То, как она крепко впивалась пальчиками в мои плечи, полосуя кожу ноготками — заставляло заводиться и распаляться ещё сильнее, хотя казалось, что сильнее уже просто некуда.

Хотел ее всю. Заклеймить. Пометить. Присвоить. Входил в неё раз за разом, все ближе подталкивая нас к оргазму. Внутри неё было так узко, горячо, что на долго меня бы не хватило. Это чистый кайф и настоящее наслаждение. Тело лисички задрожало, стоны стали громче, сжав меня внутри себя, она ещё больше выгнулась и начала кончать, заставляя судорогу удовольствия прострелить позвоночник, пуская по телу, импульсы упоения и экстаза.

Больше не сдерживая себя, сорвался за ней следом. Кончал глубоко в неё, изливаясь бурным потоком семени. Из моей груди вырывались хрипы и животный рык. Но я продолжал движения, пока она не выжала из меня все, до последней капли.

Уткнувшись лбом ей в грудь, тяжело дышал, так и не выйдя из неё. Это было выше моих сил. Если бы не хреновое самочувствие, пошёл бы сразу на второй заход, не вынимая из неё члена.

С трудом заставив себя оторваться, перекатился на спину и притянул Алису к себе. Она жалась ко мне, как маленький котёнок. Прося любви и ласки. А я с радостью ей все это давал.

Поцеловал ее и отстранившись, серьезно посмотрел в глаза.

— Лисичка, выходи за меня? Я сейчас конечно ни как мужчина мечты выгляжу, но это поправимо. Честно. — проговорил ей в губы.

— До свадьбы заживет. — рассмеялась и прильнула ко мне с поцелуем.

— Это значит «да»? — спросил, оторвавшись от ее губ.

— Да. Да. Да!

Это самое желанное и ценное «да», в моей жизни. То, ради которого стоило пройти через мясорубку. То, которое заставляет сердце рваться из груди.

Глава 19

Алиса

На следующий день, мы все же поехали в больницу. На Тимуре живого места не было. С трудом уговорила его, уже чуть ли не в ультимативной форме. Сдался, мой викинг. В больнице подтвердили мои опасения. Сотрясение, трещины в рёбрах и рассечения.

Где вчера только сил набрался, на ночные подвиги в спальне. Хоть ночью и было все, ни как обычно, а более нежно и ласково, но сдаётся мне, дело было вовсе не в травмах, а в эмоциональном настрое Тима. И как бы банально это не звучало, вчера мы занимались ни сексом, а любовью. На мне не осталось ни сантиметра, куда бы Тимур не целовал мое тело.

День провели дома. В спокойствии и тишине. Тимур практически все время лежал, а я составляла ему компанию, в перерывах между готовкой и другими домашними делами.

Тим объяснил мне, что это был его последний бой. И по правде говоря, эти слова, как камень с плеч.

Узнала, что для того, чтоб завязать с боями, ему нужно было провести зрелищный бой, ведь так просто это занятие не бросают. Кто-то откупается деньгами, а кто-то, как Тим, на ринге выбивает себе свободу. До сих пор помню свои ощущения, когда Тим сказал, что боев больше не будет. Искренняя радость и облегчение, окутали меня собой, заставляя расслабиться.

Но тем не менее, весь день для меня, прошёл в размышлениях. Был ещё один вопрос, который проклевывался ростком сомнения и неуверенности. Я прекрасно помню, что после близости, Тим сделал мне предложение. Но больше мы эту тему не поднимали. Ни в прямую, ни косвенно. И я задалась вопросом, что возможно, он сказал это на эмоциях. От переизбытка адреналина перед этим. Может, я конечно себя и накручиваю. Но для меня, во всем этом, была какая-то неоднозначность.

На следующее утро, все мои сомнения и вопросы отпали сами собой. Точнее, их полностью развеял Тимур. Сделал то, чего я совсем не ожидала, но была безумно рада и удивлена.

Проснулась от легкого, почти невесомого прикосновения к руке. Открыв глаза, увидела Тимура, сидящего на корточках возле постели. Держа мою руку в своей, он загадочно улыбался.

— Тимур? Ты чего так рано встал? Как себя чувствуешь?

— Все хорошо, просто исправляю свою оплошность. — сказал как-то по доброму и с трепетом.

Перевела взгляд на свою руку, которую он держал, и увидела на пальчике колечко. Аккуратное, утонченное, с красивым камнем, который так переливался яркими бликами, что я сразу же окончательно проснусь. Сон как рукой сняло. Да куда там, глаза были, как два бильярдных шара на выкате.

— Доброе утро, малышка. — наклонился ко мне и нежно коснулся моих губ, своими.

— Самое доброе. — прошептала, прибывая в шоке. Теперь я была полностью уверена в его намерениях. И поняла, что только зря изводилась. Я даже передать не могла, весь спектр эмоций, что кружил внутри. Радость, смятение, любовь и безграничное счастье.

Разве могла я о таком мечтать? О таком мужчине рядом. О доме, в котором живем. О предложении создать семью. Я ведь раньше всегда думала, что замуж выйду не раньше тридцати. Хотела отучиться, построить карьеру, крепко встать на ноги. А теперь понимаю, как заблуждалась. Какие нафиг тридцать, когда все самое главное есть уже сейчас. Учеба почти на финишной прямой. Работа тоже есть. И рядом потрясающий мужчина, которого люблю больше всего на свете. Моя опора, поддержка и тот, кто заставляет быть уверенной в завтрашнем дне.

Подорвавшись с кровати, влетела в объятия Тимура.

— Полегче, малышка.

— Ой, прости. Больно? — совсем забыла, о трещинах на его рёбрах. И о том, что мои, такие резвые объятия, могут причинить ему боль. От неловкости, прикусила губу.

— Нормально, но не переусердствуй. — сказал, а сам смеясь, притянул меня ещё ближе и крепче прижал к себе.

— Люблю тебя. — проговорила ему в губы.

— А я тебя люблю, малышка.

Потеряла счёт времени, сколько мы ласкали друг друга в поцелуе. Наверное это продолжалось бы ещё дольше, если бы у меня предательски, не заурчал живот.

— Пойдём завтракать, а то смотрю, у кого-то уже бунт в желудке.

— Ну, не бунт конечно, но предпосылки имеются.

Быстренько накинув халатик, я проскользнула к двери и мы спустили на кухню. К моему удивлению, завтрак уже был готов и стоял на столе. Перевела вопросительный взгляд на Тимура.

— Что? — выпросите но вздернул бровь. Словно ничего необычного не было.

— Ты сам приготовил?

— А что тебя так удивляет? Я же жил как-то, до того как встретил тебя.

— Логично. Ну давай, пойдём дегустировать. Мне уже не терпится, если честно.

— Пошли, маленький дегустатор. — как обычно, шлёпнул по попке и пошёл вперёд.

На столе стояли блинчики, сандвичи с рыбой, воздушный омлет, и кофе с молоком.

— Куда ты так много всего приготовил?

— Много — не мало. Ешь давай.

Положив в тарелку несколько блинчиков, щедро залила их сгущёнкой. На вкус это великолепие, было ещё лучше, чем я себе представляла. Для меня никогда не готовил мужчина. От этого понимания, было не только вкусно, но и безумно приятно.

— Мммм, это просто гастрономический оргазм. — облизав пальчик, который испачкала в сгущенке, посмотрела на Тимура.

— Если ты сделаешь так ещё раз, то мы от гастрономических оргазмов, перейдём к другим. Поверь, не менее приятным.

— Эээй, спокойно. Тебе нельзя сейчас напрягаться. Помнишь же, что врач сказал? Постельный режим и как можно больше отдыха. — правда, разве его может это остановить. Ни травмы, ни боль, ни наставления и предписания врача, не смогут усмирить дикий нрав, моего мужчины.

— Ну, одно другому не мешает. Тем более постельный режим, сам по себе располагает.

— Неугомонный. — притворно возмутившись, закатила глаза.

— С тобой по другому не получается. — улыбнулся мне по доброму, а в глазах уже бушевало пламя. Чтоб не провоцировать Тима ещё больше, отвела взгляд, и все же не сумев сдержать улыбки, продолжила кушать.

Эти дни были похожи на сказку. Все время мы проводили вместе. Тимуру нужно было принять человеческий облик, и пока его травмы не заживут, он решил остаться дома и рабочие вопросы вёл удаленно. Собственно и для меня оформил неожиданный и внеплановый отпуск.

Сначала немного по возмущалась, а потом поняла, что такая возможность, быть рядом и посвящать все время друг другу, скорее редкость. И сдалась, в полное и безоговорочное владение, моего викинга.

Так прошло две недели. Две потрясающие недели. В течении которых, мы смотрели фильмы, занимались сексом, много гуляли по вечерам и обсуждали планы на будущее.

Тимур настаивал, что свадьбу нужно сыграть, как можно раньше. Вот ведь собственнические замашки. Ну, а я и не против. И так все это время, мысленно примеряла к себе, его фамилию. Что каждый раз, вызывало во мне внутренний трепет, предвкушение и улыбку. В итоге, когда Тимуру стало немного полегче, мы съездили и подали заявление. Весь день потом ходила, как заведённая и с шилом в одном месте. А Тимур, глядя на меня, сам не переставал улыбаться.

Он вообще стал более приветливым и веселым. Все время норовил меня то ущипнуть за попку, то зажать где-нибудь у стены. Платья и юбки, с ним носить, в целом было опасно. Подол всегда задран, а на ягодицах его руки, и не важно, что в этот момент делаю я. Готовлю, убираю или ещё что-то, он всегда согревал меня своими прикосновениями, заставляя табун мурашек, плясать по коже.

Сегодня, после завтрака, пошла на участок, полить все свои цветочки и кустарнички. После того, как в доме были сделаны все запланированные мной изменения, я принялась за участок. Ухаживала за всем сама, получала от этого неописуемый кайф.

Вот и сейчас, полностью погрузилась в процесс. До тех пор, пока не почувствовала брызги воды на спине.

— Ааа, мокро! — обернулась и увидела Тима, распыляющего на меня брызги из шланга. Довольный такой, любимый, но зараза. — ну ты попал!

Подорвалась с места и попыталась выдернуть штанг из его рук. Но куда мне там. Задрав руку, поливал меня словно фонтанчик. Пыхтела, прыгала, шутя ругалась. Бросив эту затею, ухватилась за лейку и плеснула в него. За что получила ещё одну струю воды.

Носились по участку, как ненормальные, поливая друг друга водой и громко смеясь. Мокрые, довольные, счастливые. Как дети малые. Представляю, как это выглядит со стороны. Но нам было все равно.

С разбега запрыгнула на Тима и впилась в его губы с поцелуем. От такого напора, он выронил шланг и подхватил меня, прижав к себе. Воспользовавшись тем, что он отвлёкся, спрыгнула и ухватилась за шланг. Щедро так, окатила его струёй, даже не подумала зажать его пальцем и распылить напор воды.

— Ха, попался? — я ликовала. Правда не долго.

— Коварная лисичка.

Тим бросился ко мне, а я бросив все, с ребячьим визгом, попыталась удрать, от мокрого мужчины. Лишь бы не схлопотать очередную порцию брызг. Не знаю, сколько бы это продолжалось, если бы нас не прервали.

— Тимур? — обернувшись на голос, увидела пожилую женщину, смотрящую на нас, растерянным взглядом. Невысокого роста, с аккуратно собранными в пучок, седыми волосами. Я тут же поправила одежду и встала как вкопанная. Как и Тимур.

— Мама? — трындец. Я тут в таком виде, а к Тимуру приехала мама. Стою вся мокрая, растрепанная, и глупо улыбаюсь. — ты почему не позвонила?

Тимур подошел к ней и поцеловал в щеку.

— Я звонила, сынок. Но ты трубку не взял. Решила заехать, все равно рядом была. Хоть тебя проведать и посмотреть, как на новом месте устроился. Не виделись ведь уже, дай Бог памяти, сколько.

Сделав несколько шагов, в их направлении, поздоровалась с женщиной.

— Здравствуйте. Я Алиса. — сказала, переминаясь с ноги на ногу.

— Здравствуй, красавица. А я Светлана Олеговна, мама этого оболтуса. — любя погладила сына по плечу.

Не знаю, как пойдёт дальше, но конкретно сейчас, женщина производила очень приятное впечатление. Но мне все равно было волнительно. Ладно, соберись Алиса, не покусает же она тебя, в самом деле. Внутренний диалог с собой, придавал немного смелости. Глупо конечно, но уж как есть.

Я знала, что у Тима есть мама, он рассказывал о ней. Но почему-то я никогда не озадачивалась вопросом знакомства с ней. Нам было так хорошо вдвоём, что об остальном и не думали. А зря. Может и не застали бы нас сейчас, в таком виде.

— Проходите, я чай налью. — женщина согласно кивнула, на мое предложение.

Пока Тимур с мамой шли в сторону дома, о чем-то говоря, я побежала ставить чайник и накрывать на стол.

— Малыш, расслабься. — Тимур подошел со спины и обнял меня за талию. Поцеловал в макушку. — пойдём переоденемся. А то мы лужи на полу оставляем.

Опустив глаза, поняла, что он не шутит. А под нами и правда собрались лужицы. Добротные такие.

Быстренько переоделись и пошли вниз.

— Я что-то нервничаю немного.

— Расслабься. Она адекватная. Не обидит точно. За это можешь не переживать.

— Да я не про это.

— А про что тогда?

— Не знаю, понравиться хочется. — призналась честно о том, что беспокоило. Может и звучало глупо, но уж как есть.

— Поверь, ты уже нравишься.

— Думаешь?

— Уверен. — мне бы его уверенность. Но спорить не стала.

Крепко взяв меня за руку, Тимур повел меня к столу. Усадил за него, обнял за талию.

За всем этим, внимательно наблюдала его мама. У неё очень добрые глаза. А улыбка ещё добрее, располагала на общение. Все вместе уселись за столом.

— А ты, Алисонька, чем занимаешься?

— Учусь, впереди последний курс. Сейчас работаю у Тимура на фирме. Это хорошая практическая база, перед написанием диплома.

— Какая умница. А родители чем занимаются?

— Родители умерли.

— Прости деточка, я не хотела тебя обидеть. Моя бестактность меня погубит. — женщина виновато поджала губы.

— Не переживайте, это давно было. Меня бабушка потом растила, к сожалению ее уже тоже нет. — воспоминания о бабушке, приятным тёплом разлились по телу. Уверена, она была бы рада за меня.

— Совсем одна. — с сожалением покачала головой. — а с Тимуром вы?

— Алиса моя невеста. Не так давно, заявление подали. — ответил за меня Тимур. Произнёс с таким тёплом и гордостью, что я невольно улыбнулась.

— И молчал столько времени, обормот. — пожурила сына. — счастье то какое! Как я рада. А когда же свадьба? — женщина вся светилась, от известия о женитьбе сына.

— Двадцатого сентября. Мы бы сказали естественно, просто немного закрутились.

— Да уж верю. От такой девушки, небось не отлипал все это время. Алиса, ты будешь самой красивой невестой. Так и вижу тебя в белом платье. Такая куколка. — прижала руки к груди.

У Тимура зазвонил телефон. Посмотрев на экран, он встал со своего места.

— По работе, скоро вернусь. — поцеловал и приняв вызов, вышел из кухни.

— Поверить не могу, сын женится. Я ведь Тимура поздно родила, в сорок три. Долго детки не получались, и с первым мужем из-за этого и разошлись, спустя десять лет брака. Я потом встретила отца Тимура, поженились, и случайно получилось, когда я уже и не ждала. Ты не представляешь, как я была счастлива. Такой подарок судьбы, когда уже отчаялась и надежду потеряла.

— Это действительно подарок судьбы. — в словах женщины было столько любви к сыну, что это пробирало до глубины души.

— Думала уже и не доживу до того времени, когда его счастливым и жизнерадостным увижу. У него ведь трагедия случилась в жизни. Да что у него, и у меня тоже. Он после неё таким грубоватым и отстранённым стал. Ото всех закрылся. Сердце от боли разрывалось, глядя на него.

— Да, я знаю. То что он пережил, врагу не пожелаешь.

— Он рассказал тебе? — женщина была явно удивлена.

— Да. — не знала, что ещё сказать. Я знала его историю и от этого знания мне было больно за него.

— Он никогда никому не рассказывал. Всегда в себе держал. Знали только те, кто рядом тогда был. Ты ему очень дорога, Алиса. Это сразу видно. Спасибо тебе.

— Вам не за что меня благодарить. Это вам спасибо за сына, вы воспитали его достойным мужчиной. — ни капли не приукрасила, сказала, как есть. О таком спутнике жизни, можно только мечтать.

— Нет, я очень тебе благодарна. Он ведь рядом с тобой светится весь. Улыбается. Знаешь, как давно я не видела у него такой улыбки. — женщина не сдержалась и обронила слёзы. — для меня счастье, видеть его таким. Сегодня когда увидела, как вы дурачитесь во дворе, сначала глазам не поверила. Думала совсем из ума выжила, и мерещится его смех. А потом, словно бальзам на душу, когда глаза его живые увидела. О большем, я и мечтать не могла.

— Ну что за сырость вы тут развели? — нас прервал объект нашей беседы.

— От счастья сынок. Ехала сюда и представить не могла, какой подарок меня ждёт. На старость лет, теперь и умирать не страшно.

— Это ещё что за разговоры, тебе ещё внуков нянчить. Так что отставить такой настрой.

После слов Тимура, краска прилила к лицу. Хотелось накрыть щеки ладошками, но содержала этот порыв. Зато, Светлана Олеговна не сдерживала своей радости. А я прибывала в шоке. Мы конечно никогда не говорили о детях, но я уже сейчас чувствовала, что люблю их. Обязательно не одного. Да, я хотела, как минимум троих. Перевела растерянный взгляд на Тимура. А он как ни в чем ни бывало, подмигнул и поцеловал.

Просидели до самого вечера. Разговаривали очень много. Я рассказывала о себе, своём детстве, родителях и бабушке. Светлана Олеговна, истории из детства Тимура. Оказывается он был тем ещё задирой и непоседой. Говорила, что с родительских собраний в школе, вся красная выходила, слушая о проделках сына. С детства был твердолобым правдолюбом. Таким, кстати и остался.

Вот так, в моей жизни появился ещё один замечательный человек. Не было никого, а теперь есть и друзья и просто близкие люди. Это согревало. Я обрела дом.

Глава 20

Алиса

Дни до свадьбы, летели с неимоверной скоростью. Я и оглянуться не успела. И вот, я стою напротив зеркала, в красивейшем свадебном платье. Выбирать которое, ходили с Леной и Светланой Олеговной. Они вплотную занялись организацией торжества. Лена, так вообще, когда узнала о предстоящем замужестве, визжала от радости так, что уши закладывало. Даже Тимур, на такой шум вышел из кабинета. Что не осталось незамеченным его секретарем и поздравления посыпались уже на него, словно из рога изобилия. Он явно выпал в осадок, от такой реакции. Это я привыкла к характеру Лены, так как мы с ней плотно общались. А он конечно, опешил сначала.

Справлять решили не большим кругом. Пригласили только самых близких. Естественно Стаса, Мишу, маму Тимура, ещё нескольких его друзей, пару коллег с работы, Лену с Колей. Эти двое кстати, по всей видимости все же спелись. И их отношения, явно вышли за рамки дружеских. Там во всю романтикой веяло. Я была рада за ребят и искренне надеялась, что у них все получится.

— Дочка, ты такая красивая. — Светлана Олеговна, подошла и взяла меня за руку. В глазах блестели слёзы.

— Спасибо вам. — я почувствовала, что и сама вот-вот расплачусь от трогательности момента.

— Ну давай без слез, деточка. Тебе такую красоту наводили, нельзя портить макияж.

— Просто не верится, что сегодняшний день уже настал. Так быстро время пролетело и вот уже этот момент в реальности.

— У вас ещё столько прекрасных моментов в жизни будет, не лить же из-за каждого слёзы. Привыкай к счастью. Принимай его с улыбкой и распахнутыми объятиями.

— Уже привыкла. С вашим сыном это быстро получилось.

— Это главное. Вы так любите друг друга. Я насмотреться на вас не могу.

— Ну что, невеста, готова? — в комнату, словно ураган, забежала Лена. — там жених уже в ожидании, весь дымится. Впервые вижу босса на столько сосредоточенным и нетерпеливым. — хихикая, проговорила подруга.

Она действительно за это время, стала мне подругой. Чему я безгранично рада.

Спускаясь по лестнице, сразу заметила Тимура, в окружении друзей. Он выделялся. Такой по мужественному красивый, статный, излучающий силу и мощь. Одет в темно-синий классический костюм и белоснежную рубашку. В галстуке, носить которые к слову, терпеть не может. Но сегодня был особенный день. Для нас двоих.

На звук приближающихся шагов, он сразу повернулся ко мне. Не отрывая взгляда, подошла к его протянутой руке и вложила в неё свою. Ладонь была горячей, согревая мои дрожащие пальчики.

— Ты потрясающе выглядишь, лисичка. Если бы не роспись, уволок бы тебя в спальню прямо сейчас.

— Ну-ну, потерпи до вечера. Не будь пещерным человеком.

— Не уверен, что выдержу. — и я ему верила. Слишком уж говорящим, был его взгляд.

До ЗАГСа доехали быстро. Все это время, не разрывали крепко сцепленных рук.

Войдя в шикарный зал, с белоснежными колоннами в потолок, остановились в его центре. Все наши близкие, были рядом.

Женщина регистратор, произнесла торжественную речь, после чего обратилась к нам с вопросом.

— Согласны ли вы, Тимур, взять в жены Алису?

— Согласен. — без промедления ответил, мой без пяти минут, муж.

— Согласны ли вы, Алиса, взять в мужья Тимура?

— Да, согласна. — от волнения, голос предательски дрожал. Тимур крепче сжал мою ладонь, тем самым успокаивая и подбадривая. Хотя и сам заметно волновался. Тут ещё вопрос, кого он этим жестом успокаивал больше, меня или себя.

Пока ставила подпись на документах, всю потряхивало. Зато Тимур уверенно и размашисто поставил подпись и отложил в сторону ручку.

— Объявляю вас мужем и женой. Дорогой любви вы пришли к этому союзу, пронесите через долгие годы совместной жизни, это прекрасное чувство. Обменяйтесь кольцами, в знак своей любви и верности. Можете скрепить союз поцелуем.

После обмена кольцами, мы слились в поцелуе. Отовсюду слышались крики, поздравления и аплодисменты. На глаза снова наворачивались, предательские слёзы. Невозможно было их удержать.

Теперь, я Норберг Алиса. Это сочетание двух слов, словно бальзам на душу. Все гости подходили и поздравляли, говоря море пожеланий и приятных слов. Обнимали, радовались за нас. Самый счастливый день в моей жизни, в кругу самых близких людей.

После небольшего фуршета поехали в ресторан. Мы арендовали небольшое заведение, с красивым и просторным залом, украшенным живыми цветами и шариками. Глядя на это великолепие, до сих пор не могла поверить, что я теперь жена.

Ближе к концу праздничного вечера, мы вышли в центр зала. Играла какая-то душевная песня, слов которой я даже не запомнила. Тимур кружил меня в танце, словно пушинку, а в конце и вовсе подхватил на руки. Мы не обращали внимания ни на кого, словно были здесь одни. В нашем уютном и укромном мирке.

После нашего танца, присела за стол. Ноги отваливались. Давно я столько не танцевала. Ведь помимо нашего с Тимуром танца, я во всю отдавалась танцам с гостями.

— Устала, лисичка? — муж присел рядом и взял меня за руку, крутя пальцем обручальное колечко. Такой невинный с виду жест, заставлял бабочек в животе порхать.

— Немножко. — сказала честно.

— Поехали домой, малышка. У нас ещё брачная ночь впереди, я и так стойко держался все это время.

Стойко — в его понимании, означает, что он не накинулся на меня в темном углу, срывая платье. А то, что он то и дело прижимал к себе и руками гладил все мое тело, это так, прелюдия.

— А поехали. Я тебе ещё сюрприз подготовила.

— Что за сюрприз?

— Тебе понравится. Но все потом. — чмокнула его в нос.

— Интриганка. Поехали, хочу свой сюрприз, помимо основного подарка, в праздничной обертке. — неугомонный.

Попрощались с гостями и сели в машину. Нашим водителем на сегодня, был Стас. Довезя нас до дома, пожелал не вылазить из спальни неделю. Вечно он со своими шуточками. Но судя по настрою Тимура, так оно и будет.

В комнату ввалились, не прекращая целоваться.

— Люблю тебя лисичка. Моя сладкая малышка.

— Я тоже люблю тебя. — говорили сквозь поцелуи, не отлипая друг от друга.

Скинула с него пиджак и вырвала рубашку из-за пояса брюк. Притянув его за галстук, прикусила за губу.

— Где мой обещанный сюрприз, кстати? Я ведь жду. — прошептал прямо в губы.

Оторвалась от Тима и внимательно на него посмотрела. Не долго думая, сделала то, о чем мечтала на протяжении последней недели.

— Здесь. — взяла его руку и положила на свой живот, указывая на свой сюрприз. Сюрприз как для него, так и для меня.

Срок был ещё маленьким. Семь недель. Узнала я, не за долго до свадьбы и решила придержать эту новость, до сегодняшнего дня. Пусть этот день запомнится вдвойне.

— Ты же не шутишь, Алис? — голос сел, рука на моем животе отдавала легкой дрожью.

— Нет. Ты станешь папой.

— Повтори ещё. — прошептал еле слышно, видимо до сих пор не сумев осознать.

— Ты папой станешь, Тим.

Сильно зажмурившись он поднял голову вверх. Простоял так несколько секунд, а после открыл глаза и посмотрел на меня с такой любовью и благодарностью, что это просто не возможно передать.

Впервые видела слёзы в глазах этого сильного и стойкого мужчины. Не произнося ни слова, Тимур опустился на колени передо мной и прижавшись губами к ещё совсем плоскому животику, крепко обнял. Дышал тяжело и рвано.

Наверное, для него это значит намного больше, чем я могла себе представить. Когда-то потеряв самых близких людей, и спустя годы, восполнив эту пустоту внутри себя, он ко многому стал относиться более остро и концентрированно. Вот и сейчас тоже.

Мы никогда особо не говорили о детях, не обсуждали эту тему, если только вскользь. Но из того, что в какой-то момент Тимур просто перестал предохраняться, я предположила, что он хочет ребёнка, причём возможно ещё сам этого до конца не осознавая. Ну, а я и не против. Разве это ли не счастье, родить от любимого мужчины.

Запустила пальчики в его волосы и сама прижалась к нему ближе. Тимур поднял на меня глаза, в которых плескалось море различных эмоций. Счастье, неверие, последующее осознание, безграничная любовь. О да, любви там было безграничное количество. В его глазах, можно было утонуть.

— Спасибо, лисичка.

— Тебе спасибо, мой викинг. — я была благодарна ему, за каждый прожитый день рядом. За возможность, познать будущие прелести материнства. За всю заботу, которой он меня ежедневно окружал. За каждое утро, встречающее крепкими объятиями. Наше знакомство вышло сложным, с привкусом горечи, но я бы ничего не поменяла. Ни один прожитый миг. Все это стоило того, что мы имеем сейчас. Все это бесценно и привело нас невидимыми нитями, друг к другу.

— Люблю вас. Ты не представляешь, как же я вас люблю. — отстраняясь от меня, он громко смеётся, заражая и меня, своими эмоциями.

Эпилог

Тимур

Когда-то я искренне считал, что моя жизнь закончилась в тот день, когда не стало моей семьи. И жил с этим убеждением годы, отгораживаясь от всего вокруг. Но я ошибся.

Нет, я не забыл их. Я продолжаю о них помнить и любить. Но уже другой любовью. Я просто их отпустил, и себя, вместе с ними. Когда-то я сказал Алисе, что прошлое, останется в прошлом, и слово своё сдержал. Не просто ради красного словца, а действительно, потому что так чувствовал.

Дал себе шанс, снова почувствовать вкус к жизни.

Когда-то, я чуть не совершил ошибку, оттолкнув от себя лисёнка. Слава небесам, что смог прийти в себя, все переосмыслить, и понять, что не могу я без неё. Без этой улыбки, звонкого смеха. Без ее поцелуев, ласки и любви. Знал ведь ещё тогда, что любит. Невозможно было это не почувствовать и не понять. Да и она сама сказала это в ту ночь. Трепетная, нежная, но со стальным стержнем внутри.

Я снова загибался. Снова чувствовал, что теряю вкус к жизни. Только разница была в том, что она была относительно рядом. Она просто была. А я упустил. Более того, оттолкнул. Из-за болезненной привязанности к прошлому.

Но она простила. Поняла и приняла. Вытравила всех моих тараканов и заполнила всю пустоту, внутри меня, собой. Мои пятьдесят килограмм счастья.

Сейчас у меня снова есть семья. Я готов носить Алису на руках, благодарить каждый день за сына, за любовь, за то счастье, которым она меня наполнила.

Я на всегда запомню тот день, когда она родила Лёшку. Как и тот день, когда она сказала заветное «да», и огорошила новостью, что я стану отцом.

Когда я впервые его увидел, руки дрожали. Сердце рвалось из грудной клетки, совершая очередной кульбит. Прижимал его к себе и не моргал, вдыхая детский молочный запах, целуя в темный пушок на маленькой головке. За эти мгновения, я был готов благодарить ее вечно.

Из воспоминай вырвал ласковый голосок Алисы.

— Тим, ты кушать идёшь? Уже все готово, пойдём, пока не остыло.

Такая домашняя, уютная, моя лисичка. Быстро преодолев разделяющее нас расстояние, подошел к моей малышке.

— Иди сюда, мой полтинничек. — подхватываю ее на руки и бережно прижимая к себе.

— Чего? Что ещё за обзывательство такое? — наигранно возмущается, стреляя в меня лукавым взглядом.

— Да в тебе от силы пятьдесят килограмм веса.

— Ну, если быть точным, то побольше будет.

— Ну да, я же держу на руках сразу два сокровища. Но, все равно полтинничек. — за что получил легкий удар в плечо. Рассмеявшись, поцеловал ее в нос.

И да, мы снова ждём пополнения. На этот раз у нас будет девочка. Дочка.

Моя малышка не перестаёт одаривать меня счастьем. Из нее получилась замечательная мама и не менее замечательная жена. Иногда мне кажется, что она была создана для семенного счастья, для материнства, хранения уюта и домашнего тепла, и это у нее в крови. Молоденькая, но такая трепетная и в то же время мудрая.

Нас прервал звонок в дверь. Так и не добравшись до ужина, пошел открывать, как есть, с Лисичкой на руках. На пороге стоял Стас, который обещал по пути завезти мне рабочие документы, ведь теперь, я как можно больше времени провожу дома. Совсем забыл про него. При виде нас, картинно закатил глаза.

— Вы все никак не угомонитесь? — посмотрел на веселую лисичку у меня на руках. Сказал с иронией и по доброму.

— И тебе привет.

— Привет-привет. Алис, как ты его только терпишь, он же небось, прохода тебе не даёт? Задушит своей любовью.

— За это и терплю. — довольной кошкой, промурлыкала лисичка. Моя девочка. Поставил ее на ноги и пожал руку Стасу.

— О, смотрю принцесса активно растёт? — указал взглядом на Алискин животик. Который за последнее время, значительно подрос.

— Дааа, нам на УЗИ сказали, что щекастенькая она у нас. Так что это все щёки. — хохотнув, сказала лисичка и погладила живот.

— Красоткой будет. Папаша ещё замучается женихов от неё отгонять.

Только мысль об этом, привела в дикий ужас. Она ещё не родилась, а я уже сейчас, готов коршуном отгонять от неё всех подряд. Так же, как и от ее мамы. Там ещё и Лешка подрастёт, поможет.

— Рано пока ещё об этом. — буркнул не довольно на друга.

— Да ладно тебе. Расслабься. А то уже чуть ли не пар из ушей валит. Где кстати, мой любимый крестник? Что-то тихо у вас как-то.

— Спит сейчас. Умаялся, носился как электровеник. Только ходить недавно начал, а уже готов бежать. — с теплотой и гордостью, ответила жена.

— Ладно тогда, пусть отсыпается. Насладитесь тишиной и покоем пока. Передадите ему маленький презент. — друг протянул Алисе пакет с игрушкой. Наверняка опять какой-нибудь робот, от которых наш сын просто фанател, с подачи крестного.

Вышли с Алисой на крыльцо, проводить друга. Возле его машины, стояла молоденькая девчонка, на вскидку, ровесница лисички. Это уже интересно. С каких это пор, друг таскает с собой девушек.

— А кто с тобой приехал? — не смолчала Алиса, озвучила вопрос вперёд меня. Стас проследил за ее взглядом и покачал головой. Невесело усмехнулся, с какой-то долей обреченности.

— Моя головная боль и настоящая заноза в заднице. — увидев наши округлившиеся глаза, поспешил остановить поток вопросов, которые того глади, были готовы сорваться с языка. — так, отставить. Все потом.

— Ну, потом, так потом. Как скажешь. — что-то тут не чисто, судя по поведению друга. Неужели и на него нашлась управа, в лице девчонки, с дерзким взглядом.

— Ладно, я погнал. А вы давайте, отдыхайте. Если что, на связи.

— Заезжай, как время будет. Мы тебе всегда рады. — сказала на прощание лисичка.

— Пффф, могла не уточнять. Как только, так сразу. Ждите.

Проводив Стаса, вернулись домой. Снова притянул к себе лисичку. Это была какая-то внутренняя потребность, все время ее касаться. А с ее беременностью, это желание только возрастало.

В первый раз, когда ждали сына, она переживала, что я могу охладеть к ней, из-за увеличившихся объемов. Но я быстро рассеял эти сомнения и опасения. Причём совершенно не осознанно.

— Пойдём на кухню, принцесса требует подкрепиться. — взяла меня за руку и потянула за собой.

Обожаю ее беременную, такая она милая. Чувствую, вторым ребёнком мы не ограничимся. Главное, что и Алиса не против.

Это ли не счастье? Иметь любимую женщину, которая любит меня. Растить шкодливого сына и трепетно ждать, появления дочери. Счастье, самое что ни на есть, настоящее.


Оглавление

  • Моя малышка
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Эпилог
  • Teleserial Book