Читать онлайн Почти Потеряла бесплатно

БЛЕЙК ПИРС

ПОЧТИ ПОТЕРЯЛА
(Серия Au Pair - Книга 2)


ГЛАВА 1

Кассандра Вейл стояла в длинной, медленно продвигающейся вперёд очереди на колесо обозрения «Глаз Лондона». После получасового ожидания она оказалась достаточно близко, чтобы увидеть гигантское колесо, размеры которого становились всё более ужасающими, а его стальные опоры дугой изгибались в мрачном небе. Возможность увидеть Лондон с высоты птичьего полёта не теряла свою привлекательность даже в такой пасмурный ноябрьский день.

Она была здесь одна, хотя казалось, что остальные здесь присутствующие люди были все с друзьями или семьёй. Впереди неё стояла раздражённая светловолосая девушка, которой по возрасту на вид было около двадцати с небольшим, как и Кэсси. Она присматривала за тремя непослушными темноволосыми мальчиками. Детям надоело стоять на месте, и они принялись кричать, препираться и толкать друг друга, выбиваясь из очереди. Они устроили такую суматоху, что люди начали жаловаться. Пожилой мужчина, стоящий впереди, обернулся и свирепым взглядом посмотрел на них.

- Не могли бы Вы сказать своим мальчикам, чтобы они вели себя тише? – спросил он блондинку высокомерным чопорным британским тоном.

- Простите, пожалуйста. Я попробую, - чуть не плача извинилась девушка.

Кэсси уже догадалась, что эта понурая белокурая девушка была сотрудницей по программе Au Pair. Наблюдая эту сцену противостояния, Кэсси вспомнила себя месяц назад. Она точно знала, насколько беспомощной чувствовала себя девушка, оказавшись в ловушке между неуправляемыми детьми, утраивающими истерику, и осуждающими наблюдателями, высказывающими своё возмущение. Ничего хорошего в подобной ситуации ждать не приходилось.

«Радуйся, что ты не на её месте», - сказала себе Кэсси. - «И у тебя есть возможность насладиться свободой и исследовать этот город».

Но проблема заключалась в том, что свободной она себя как раз-таки и не чувствовала. Девушка ощущала свою беззащитность и уязвимость.

Её бывший работодатель вскоре должен был предстать перед судом, а она была единственным человеком, который знал всю правду о случившемся. Хуже того, к настоящему времени он уже мог обнаружить, что она уничтожила улику, которую он планировал использовать против неё самой.

Девушке стало нехорошо от страха, что он может начать преследовать её.

Кто знает, как далеко может распространиться влияние богатого человека, находящегося в отчаянном положении? Кэсси думала, что в многомиллионном городе ей будет легко спрятаться, но французские газеты были повсюду и здесь. Их кричащие заголовки преследовали её в магазинах за каждым углом. Ей было известно об усиленном видеонаблюдении посредством уличных камер, особенно в местах, являющихся туристическими достопримечательностями, а центр Лондона сам по себе был одной огромной достопримечательностью для туристов.

Подняв голову и устремив взгляд вперёд, Кэсси заметила темноволосого мужчину, стоящего на платформе у аттракциона. Некоторое время тому назад она почувствовала на себе его взгляд, а сейчас увидела, что он снова смотрит в её сторону. Она пыталась убедить себя в том, что он мог быть охранником или полицейским в штатском, но подобные предположения не особенно успокоили девушку. Она делала всё возможное, чтобы избежать необходимости вступать в контакт с представителями правоохранительных органов, будь они одеты в штатское, будь они частными детективами или даже бывшими копами, в настоящее время решившими заняться более прибыльной работой и переквалифицировавшимися в местных громил.

Кэсси застыла на месте, когда увидела, что наблюдавший за нею мужчина достал свой телефон или, возможно, рацию, и срочно принялся что-то сообщать в этот прибор. В следующее же мгновение он сошёл с платформы и целенаправленно пошёл в её направлении.

Кэсси решила, что сегодня ей не стоит обозревать Лондон с высоты птичьего полёта. И ничего, что она уже купила билет, девушка собиралась уйти отсюда. Она вернётся в другой раз.

Кэсси развернулась, чтобы уйти, будучи уже готовой протолкнуться сквозь вереницу людей так быстро, насколько это было возможно, но к своему ужасу увидела, что сзади к ней приближаются ещё двое полицейских.

Девочки-подростки, которые стояли позади неё, тоже решили уйти. Они уже развернулись и принялись проталкиваться сквозь очередь по направлению к выходу. Кэсси последовала за ними и была благодарна девочкам, что они расчистили ей дорогу, но тут внутри неё возникла паника, поскольку за ними последовали полицейские.

- Подождите, мэм! Немедленно остановитесь! – воскликнул мужчина позади неё.

Она не станет оборачиваться. Нет, не станет. Кэсси будет кричать, хвататься за других стоящих в очереди людей, она станет просить и умолять, уверять их в том, что они нашли не того человека, что она ничего не знает о подозреваемом в убийстве Пьере Дюбуа, и что она никогда не работала у него. Она сделает всё, что потребуется, чтобы уйти отсюда.

Но, когда она собрала все свои силы для противостояния, один из мужчин задел её плечом и схватил двух подростков, идущих впереди.

Девочки начали кричать и отбиваться прямо так, как это планировала сделать сама Кэсси. Отталкивая в сторону посторонних наблюдателей этой сцены, к месту подошли ещё двое полицейских в штатском и схватили подростков за руки, пока один из сотрудников правопорядка, одетых в форму, открыл их сумки.

К своему удивлению Кэсси заметила, как мужчина вынул из ярко-розового рюкзака, который был у девушки повыше ростом, три мобильных телефона и два бумажника.

- Это карманники. Дамы и господа, пожалуйста, проверьте ваши сумки и, в случае, если у вас пропали какие-то вещи, сообщите нам, - сказал сотрудник полиции.

Кэсси схватила свою куртку и с облегчением нащупала внутри телефон, который был надёжно спрятан во внутреннем кармане. Потом она посмотрела на свою сумку, и её сердце замерло, когда девушка увидела, что молния на ней была открыта.

- Мой кошелёк пропал, - сказала она. – Кто-то украл его.

У Кэсси от волнения перехватило дыхание, и она последовала за полицией, выходя из очереди и направляясь за угол к небольшому офису охраны. Двое воришек уже ждали их там, обе были в слезах, пока полицейские осматривали их сумки.

- Среди этих кошельков есть Ваш, мэм? – спросил офицер в штатском, показывая на телефоны и кошельки, расположенные на стойке.

- Нет, его здесь нет.

Кэсси почувствовала, что сама вот-вот расплачется. Она смотрела, как один из офицеров перевернул рюкзак и надеялась, что оттуда выпадет её потёртый кожаный кошелёк, но в сумке больше ничего не было.

Офицер раздражённо покачал головой.

- Они передают краденные вещи сообщникам, стоящим в очереди, таким образом их очень быстро потерять из виду. Вы стояли прямо перед воровками, так что Ваш, вероятнее всего, был похищен несколько минут назад.

Кэсси повернулась и уставилась на воровок. Она надеялась, что все её чувства и эмоции по отношению к ним были отображены на её лице. Если бы здесь не было сотрудников полиции, она бы сорвалась на них, спросила бы их, какое право имели они разрушить её жизнь. Они не выглядели голодными, Кэсси хорошо видела их новые туфли и фирменные курточки. Они, должно быть, делали это, чтобы получить острые ощущения, купить алкоголь или наркотики.

- Извините, мэм, - продолжил офицер полиции, - Вы не против уделить нам ещё несколько минут, нам нужно, чтобы Вы написали заявление.

Заявление. Кэсси знала, что ей это не было на руку.

Она не хотела бы обращать на себя даже малейшее внимание полиции. Девушка не желала сообщать им свой адрес, говорить, кем она была, или оставлять свои данные в каком бы то ни было полицейском отчёте здесь, в Великобритании.

- Я только сообщу своей сестре, что я здесь, - соврала она офицеру.

- Без проблем.

Он отвернулся, говоря что-то в свою рацию, и Кэсси поспешила выйти из помещения.

Её кошелёк остался в прошлом, его больше не было. У девушки не было возможности получить его обратно, даже если бы она написала сотню заявлений в полицию. Поэтому Кэсси приняла лучшее по её мнению решение уйти подальше от этого аттракциона и больше никогда сюда не возвращаться.

Какой катастрофой обернулась эта прогулка. Сегодня с утра она сняла большую сумму денег, вместе с которой пропали и её банковские карты. Девушка не могла пойти в банк прямо сейчас, чтобы снять ещё денег, потому что у неё не было с собой документа, удостоверяющего личность – её паспорт находился в гостинице и у неё не было времени его забрать, потому что сразу после посещения «Глаза Лондона» она планировала встретиться с своей подругой Джесс, чтобы поужинать вместе.

Спустя полчаса, чувствуя эмоциональное потрясение после совершённого над нею преступления, потрясённая суммой денег, которой она лишилась, и в целом раздражённая пребыванием в Лондоне, Кэсси вошла в паб, где они договорились встретиться. Она успела попасть сюда до массового наплыва посетителей во время обеденного перерыва и попросила официантку забронировать для них столик в углу, пока шла в уборную.

Рассматривая своё отражение в зеркале, она разгладила свои вьющиеся каштановые волосы и попыталась изобразить как можно более приветливую улыбку. Она с трудом себя узнавала. Кэсси была уверена, что похудела с момента последней встречи с Джесс, и давая себе критическую оценку, девушка подметила, что выглядит слишком бледной и подавленной – и это было не только по причине потрясения, перенесённого ею сегодня чуть ранее.

В тот момент, когда она выходила из уборной, Джесс как раз вошла в паб.

Девушка была одета в ту же куртку, в которой она была в день их первой встречи больше месяца назад, когда они обе отправлялись во Францию на работу по программе Au Pair. При виде Джесс к Кэсси вернулись воспоминания. Девушка вспомнила, как она чувствовала себя, когда села на борт самолёта. Она была испуганной, неуверенной в себе, у неё были серьёзные опасения по поводу семьи, в которую она ехала работать. И они оказались вполне обоснованными.

В отличие от неё, Джесс была нанята на работу в прекрасную дружную семью, и Кэсси подумала, что она выглядит очень счастливой.

- Рада тебя видеть, - сказала Джесс, крепко обнимая Кэсси. – Как это здорово!

- Да, это прекрасно. Но я попала в неприятную ситуацию, - призналась Кэсси.

И она рассказала об ограблении, жертвой которого она стала чуть раньше.

- Нет! Это так ужасно. Как же тебе не повезло, что они нашли кошельки других людей, но не твой.

- Не могла бы ты одолжить мне немного денег на обед и на автобусный билет до гостиницы? Я даже не могу снять наличные в банке без своего паспорта. Я сразу же перечислю тебе их обратно, как только смогу выйти в интернет.

- Ну конечно же. И не нужно мне их возвращать, это мой подарок. Семья, на которую я работаю, приехала в Лондон по случаю свадьбы, и все они сегодня находятся в Винчестере с матерью невесты, так что они выделили мне денег для того, чтобы я смогла насладиться Лондоном. После нашей встречи я направляюсь в «Harrods».

Джесс откинула назад свои светлые волосы, с улыбкой поделившись деньгами с Кэсси.

- Эй, давай-ка сделаем селфи? – предложила она, но Кэсси отклонила это предложение.

- Я совсем без макияжа, - объяснила она. Джесс посмеялась и убрала свой телефон прочь.

Отсутствие косметики, конечно же, не являлось настоящей причиной - она делала всё возможное, чтобы оставаться вне чьего-либо поля зрения. Первым делом, которое Кэсси сделала после прибытия в Лондон, было то, что она изменила настройки в своих социальных сетях, полностью ограничив к ним доступ. Из благих намерений друзья могут сказать нечто такое, что впоследствии может выдать её перемещения. А она не хотела, чтобы кто-нибудь знал о её местонахождении. Ни её бывший парень в Штатах, ни её бывший работодатель со своей командой юристов во Франции.

Девушка думала, что будет чувствовать себя в безопасности, как только покинет Францию, но она не понимала, насколько доступным и взаимосвязанным был обмен информацией между всеми странами Европы. Более разумным решением для неё было бы вернуться сразу в Штаты.

- Ты потрясающе выглядишь – ты похудела? – спросила Джесс. – Как твои дела с семьёй, на которую ты работаешь? Ты говорила, что беспокоишься по этому поводу.

- У меня не сложилось с ними, так что я больше на них не работаю, - осторожно ответила Кэсси, умолчав неприятные детали, о которых она не могла заставить себя даже вспоминать.

- О, дорогая. Что пошло не так?

- Дети переехали на юг Франции, и семья больше не нуждалась в помощнице по уходу за ними.

 Кэсси попыталась преподнести всю эту ситуацию как можно проще, надеясь, что такой скучный рассказ предотвратит любые дальнейшие расспросы, потому что ей не хотелось обманывать свою подругу.

- Думаю, такое иногда случается. Могло быть и хуже. Ты могла бы работать на ту семью, о которой сейчас все говорят, где муж обвиняется в убийстве собственной невесты.

Кэсси поспешно отвела взгляд, обеспокоенная тем, что её может выдать собственное выражение лица.

К счастью, они были вынуждены отвлечься от этого разговора, так как им принесли вино, и как только они заказали еду, Джесс оставила позади этот сочный повод для сплетен.

- И что ты собираешься делать теперь? – спросила она подругу.

Кэсси почувствовала неловкость от этого вопроса, поскольку у неё не было внятного ответа на него. Хотела бы она сказать Джесс, что у неё есть план, и что она не просто живёт одним днём, зная, что ей следовало бы извлечь максимальную пользу из своего пребывания в Европе, но чувствуя при этом всё возрастающую неуверенность в своём положении здесь.

- Я не знаю. Я думала о том, чтобы вернуться в Штаты и найти работу в месте с более тёплым климатом. Возможно, во Флориде. Здесь находиться довольно дорого.

Джесс понимающе кивнула.

- Я купила машину, когда приехала сюда. Кто-то в гостинице продавал её. На неё пошла значительная часть моих сбережений.

- Так у тебя есть машина? – спросила Джесс. – Как здорово!

- Я была очень рада. Я совершила несколько удивительных поездок за город, но обслуживание машины, бензин и даже повседневные расходы на проживание обходятся мне гораздо дороже, чем я предполагала.

Финансовые траты без каких-либо перспектив заработка вызывали у неё сильные переживания и напоминали ей о тех сложностях, через которые она прошла, когда была моложе.

Кэсси ушла из дома в шестнадцать лет, чтобы сбежать от своего жестокого и беспощадного отца, и с тех пор ей пришлось заботиться о себе самостоятельно. Её некому было защитить, у неё не было денег и не было семьи, на которую она могла бы опереться, поскольку её мать умерла, а её старшая сестра Джеки сбежала из дома несколькими годами ранее, после чего они потеряли связь друг с другом.

Самостоятельная жизнь превратилась для Кэсси в необходимость практически выживать от месяца к месяцу. Иногда это ей удавалось ценой отчаянных усилий. И ничего страшного, если к концу месяца порой у неё из еды оставалась лишь арахисовая паста - в трудные времена это был её основной рацион, и она, как правило, устраивалась на работу в рестораны или бары отчасти потому, что там персоналу давали бесплатную еду.

Теперь она паниковала из-за того, что жила на деньги из постоянно сокращающейся заначки - её единственного имущества, а учитывая сумму, которую у неё сегодня украли, эта заначка ещё больше сократилась.

- Можешь поискать временную работу, чтобы как-то перебиться для начала, - посоветовала Джесс, будто прочитав её собственные мысли.

- Я так и сделала. Я обошла несколько ресторанов, и даже подала заявки на работу барменом в нескольких пабах, но мне сразу же отказали. Здесь все являются сторонниками правильного оформления документов, а всё, что у меня есть из документов -  это туристическая виза.

- Ты ищешь работу в ресторане? Почему ты снова не хочешь попробовать программу Au Pair? – с любопытством спросила Джесс.

- Нет, - выстрелила в ответ Кэсси, прежде чем подумала о том, что Джесс ведь была не в курсе обстоятельств её предыдущей работы. И потом продолжила.

- Если я не могу найти работу, то это касается абсолютно любой работы. Видишь ли, то, что у меня нет визы означает лишь то, что у меня её нет и всё равно для какой работы, а работа по программе предполагает ещё более длительные обязательства.

- Не обязательно, - возразила Джесс. – Это вовсе не обязательно. И у меня есть личный опыт такой работы без получения визы.

- Правда?

Кэсси знала, что внутри себя уже приняла решение. Она больше не вернётся к работе по программе. И всё же то, что говорила Джесс звучало довольно интересно.

- Видишь ли, все рестораны и пабы регулярно проходят проверки. И без соответствующей визы они никак не могут нанять на работу персонал. Но работа в семье – это другое дело. Это такая себе «серая зона». В конце концов, ты можешь быть просто другом семьи. Кто скажет, что на самом деле ты работаешь? В прошлом году я некоторое время жила у своих друзей в Девоне, и в итоге я подрабатывала по уходу за детьми и оказывала услуги нянечки для соседей и людей из того района.

- Приму к сведению, - сказала Кэсси, хотя на самом деле она даже не собралась в дальнейшем рассматривать подобный вариант для себя. Разговор с Джесс укрепил её решение вернуться в Штаты. Если она продаст машину, то у неё будет достаточно средств, чтобы поддержать себя, пока она снова не встанет на ноги.

С другой стороны, она рассчитывала, что будет путешествовать гораздо более продолжительное время. Девушка с удовольствием провела бы целый год за границей, надеясь, что это даст ей достаточно времени, чтобы оставить прошлое позади и двигаться дальше. Это был её шанс начать в жизни всё заново и вернуться совсем другим человеком. Приехать домой так скоро после отъезда будет означать для неё, что она сдалась. И не важно, что другие будут думать, что она не справилась – Кэсси сама будет считать, что не прошла испытание.

К ним подошёл официант, принеся тарелки, доверху наполненные начос. Кэсси была голодна, потому что пропустила свой завтрак, поэтому сразу же принялась за еду.

Но Джесс остановилась, нахмурила брови и достала из сумочки телефон.

- Кстати, говоря о подработке на неполный рабочий день, один из моих бывших работодателей звонил мне вчера и интересовался, не могу ли я помочь им снова.

- Правда? – спросила Кэсси, но всё её внимание было сосредоточено на еде.

- Его зовут Райан Эллис. Я работала на него в прошлом году. Родители его жены переезжали, и им нужно было, чтобы кто-то присматривал за детьми, пока их не было дома. Они прекрасные люди, и их дети тоже неплохие ребята - у них мальчик и девочка. Нам было очень весело. Они живут в живописной прибрежной деревушке.

- В чём заключается работа?

- Он ищет кого-то, кто смог бы срочно пожить у них недели три. Кэсси, это может быть именно тем, что тебе нужно. Он мне очень хорошо платил, давал наличные и вообще не заморачивался по поводу визы. Он сказал, что если меня взяли на работу в агентство по программе Au Pair, то я явно заслуживаю доверия. Почему бы не позвонить ему и не узнать подробности?

Перспектива получить наличные деньги в карман звучала очень соблазнительно для Кэсси. Но ещё одна работа по программе? Она не чувствовала, что готова. Возможно, она уже никогда не будет готова к этому.

- Я не совсем уверена, что это мне подходит.

Однако Джесс, похоже, всерьёз решила разобраться с будущим Кэсси. Она нажала на кнопки своего телефона.

- Давай я всё же вышлю тебе его номер. И напишу ему сейчас, что ты должна выйти с ним на связь, и что я могу за тебя поручиться. Никогда не знаешь, даже если и не будешь на него работать, возможно, он знает кого-то, кому нужна няня. Или человек для выгула собак. Или ещё что-то в этом роде.

Кэсси не могла поспорить с её логикой, и спустя мгновение её телефон завибрировал, когда пришло сообщение от Джесс.

- Как там твоя работа? – спросила она, как только Джесс закончила свою переписку.

- Лучше просто и быть не могло, - Джесс добавила гуакамоле на кусочек тортильи.

- Семья просто прекрасная. Они охотно предоставляют мне выходные дни и продолжают выплачивать бонусы. Дети иногда могут быть капризными, но всегда слушаются и, думаю, что я им тоже нравлюсь.

Она понизила голос.

- На прошлой неделе, когда все собрались по случаю предстоящей свадьбы, меня познакомили с одним из их кузенов. Ему двадцать восемь, он хорош собой и управляет компанией технической поддержки. Мне кажется, я ему понравилась, и, откровенно говоря, просто весело снова флиртовать.

Несмотря на то, что Кэсси была рада за свою подругу, она не могла сдержать в себе чувство зависти. Именно о такой работе она тайно мечтала. Почему же в её случае всё пошло наперекосяк? Это было просто неблагоприятным стечением обстоятельств или, в какой-то степени, последствием неправильно принятых ею решений?

 Кэсси внезапно вспомнила слова, которые сказала ей Джесс на борту самолёта во Францию. Она поделилась с Кэсси, что её первая работа прошла вовсе не так, как на то рассчитывала девушка, поэтому она её бросила и решила попробовать снова.

Джесс повезло только со второй попытки, и это заставило Кэсси задуматься, не сдаётся ли она слишком рано?

Когда они закончили свои начос, Джесс посмотрела на часы.

- Мне пора бежать. «Harrods» ждёт меня, - сказала она. – Мне нужно купить подарки всем домашним, детям и красавчику Жаку. Что бы мне ему подарить? Что бы ты купила молодому человеку, с которым у тебя флирт? Мне придётся потратить некоторое время, чтобы определиться!

Кэсси обняла Джесс на прощанье и ей стало немного грустно, что их совместный обед подошёл к концу. Дружеская беседа была для неё такой желанной разрядкой. Джесс выглядела настолько счастливой, и Кэсси было понятно почему. В ней нуждались и высоко оценивали её труд, она зарабатывала деньги, у неё была цель в жизни, и она чувствовала себя в безопасности.

Джесс не скиталась по жизни сама по себе, совершенно одна, без работы, и с навязчивой идеей того, что её преследуют, потому что началось судебное разбирательство по поводу дела об убийстве.

Несколько недель в отдалённой деревне может быть именно тем, что по многим причинам ей так необходимо в данный момент. И Джесс была права. Один телефонный звонок может открыть множество других возможностей. Она никогда не найдёт их, если не будет продолжать пытаться снова и снова.

Кэсси вышла из переполненного паба, чтобы найти тихий уголок, посмотрела по сторонам на случай, если мимо будут проходить ещё какие-нибудь карманники или желающие завладеть чужими телефонами.

Кэсси глубоко вздохнула и, прежде чем она успела основательно обдумать принятое решение и потерять всю свою решимость, набрала номер.

ГЛАВА 2

Кэсси крепко сжала телефон в руке и подошла ближе к стене, чтобы укрыться от моросящего дождя. Сейчас, когда она набрала номер Райана Эллиса, её тревожное состояние начало нарастать.

Ей нужно было как-то зарабатывать деньги, если она хотела подольше остаться в Англии, но после того, через что ей пришлось пройти во Франции, она сомневалась, было ли правильным решением снова найти работу по программе Au Pair. Даже если эта вакансия выглядела идеальной, будет ли он готов принять её на работу с таким незначительным опытом и без подтверждённой квалификации?

Кэсси представила, как собирает всю свою смелость, чтобы спросить, может ли она получить эту работу только для того, чтобы услышать в ответ позорное «Нет».

Звонок раздавался так долго, что она побоялась, что он перейдёт в режим голосовой почты. В последний момент трубку снял мужчина и ответил ей.

- Говорит Райан, - сказал он.

Было похоже, что его дыхание сбилось, как будто ему пришлось бежать к телефону.

- Здравствуйте, это Райан Эллис? – спросила Кэсси.

Девушка съежилась от очевидности ответа на свой вопрос, но она совершенно не знала этого мужчину и ей показалось неправильным начать разговор с фразы: «Привет, Райан!».

- Да, это я. С кем я говорю? – тон его голоса звучал не раздражённо, а, скорее, любопытно.

- Меня зовут Кэсси Вейл и мне Ваш номер дала моя подруга Джесс, которая работала у Вас в прошлом году. Она сказала, что Вам нужен человек, который смог бы помочь Вам какое-то время присматривать за детьми.

- Джесс, Джесс, Джесс, - несколько раз повторил Райан, как будто пытаясь вспомнить имя. – А, да, Джесс из Америки. Я вижу, она только что прислала мне сообщение. Какая приятная девушка. Она за Вас поручилась? Поэтому Вы звоните? Я ещё не успел прочесть сообщение.

Кэсси колебалась. Собиралась ли она утвердительно ответить на этот вопрос? Это означало бы взять на себя обязательства, а она не была полностью уверена, что уже была готова к подобному шагу.

- Я бы хотела детальнее узнать о вакансии, - ответила она. – Я работала по программе Au Pair во Франции, но мой контракт завершился. Я подумываю о том, чтобы устроиться на работу на непродолжительный срок, но на данном этапе я не совсем уверена.

Повисла короткая пауза.

- Позвольте мне ввести Вас в курс дела. На данный момент я нахожусь в отчаянном положении. Я только что пережил развод, который, откровенно говоря, поверг меня в шоковое состояние. Дети не хотят даже говорить об этом и им нужен кто-то, кто мог бы подбодрить их и немного развеселить. В довершение всего, я работаю сейчас над крупным проектом по работе, срок сдачи которого приближается и, соответственно, практически всё моё время уходит на него.

Кэсси была шокирована словами Райана. Она не ожидала, что его ситуация окажется настолько серьёзной. Неудивительно, что он отчаянно нуждался в помощи.

Должно быть, развод был очень непростым, если он так сильно повлиял на детей. Она догадалась, что, если дети остались с Райаном, то, должно быть, развод был инициативой его жены, и она ушла от него, скорее всего, к другому мужчине.

Она понятия не имела, что ей следует ответить на это.

- Ситуация звучит уж очень непростой, - в конце концов сказала она, чтобы заполнить короткое молчание.

- Я обзваниваю все свои контакты, поскольку у меня не было возможности разместить вакансию на эту работу, и я чувствую себя настолько растерянным, что не думаю, что буду особенно хорош в поисках кого-то нового. Но все, кто работал на меня раньше, сейчас заняты. Буду с Вами откровенным, мне очень нужна помощь. Я готов заплатить втрое больше обычного тарифа, а сама работа продлиться максимум три недели.

- Что ж, - начала Кэсси.

Ей просто не хватило бы духу сказать нет. В таких тяжёлых обстоятельствах отказать этому мужчине было бы слишком бессердечно. Девушке стало жаль его, и она посчитала, что сразу отказаться от этой работы было бы эгоистично. Эта семья нуждалась в помощи, и хорошие деньги вместе с непродолжительным сроком выполнения работы выглядели довольно заманчиво.

- Почему бы Вам не приехать и не увидеть нас? – предложил Райан. – У Вас есть машина? Если нет, я могу забрать Вас со станции. Я вне всякого сомнения оплачу Вам билет.

- У меня есть машина, - сказала Кэсси.

- Это ещё больше упрощает дело и отнимет у Вас около пяти часов езды, если движение будет не затруднено. Сейчас я вышлю Вам адрес в сообщении и возмещу стоимость поездки, если мы Вам не понравимся.

- Хорошо. Я выеду к Вам завтра с самого утра. К обеду я должна быть на месте, - сказала Кэсси.

Девушка повесила трубку, обрадовавшись, что у неё будет возможность провести время с семьёй, прежде чем принять окончательное решение. Если они ей понравятся, у неё будет возможность хоть как-то изменить их жизнь, предложить свою помощь и поддержку в трудное для них время.

Когда Райан сообщил ей, что недавно развёлся, она не ожидала, что почувствует столько сочувствия к нему. Кэсси, выросшая с доме, полном конфликтов и в раннем возрасте потерявшая мать, знала каково это было. Она знала, что в этой ситуации может быть полезной для семьи.

Уходя из дома и будучи при этом напуганным шестнадцатилетним подростком, она была полна решимости пойти по стопам своей сестры и навсегда избавиться от жестокого обращения своего отца. Но после того, как ей удалось сбежать от его жестокого влияния, она оказалась в токсичных отношениях со своим парнем Зейном. Затем, отправившись во Францию, чтобы убежать от Зейна, она попала в самый большой кошмар из всех возможных.

За пределами города, в отдалённой прибрежной деревне она могла бы благополучно спрятаться и почувствовать себя в кругу семьи, где могла быть нужной, что и было одной из главных причин, по которым она хотела найти работу именно по программе Au Pair.

Кэсси надеялась, что сможет использовать проведённое там время для того, чтобы исцелить свои раны.

ГЛАВА 3

Поездка к дому Райана Эллиса заняла у Кэсси больше времени, чем она ожидала. Избежать напряжённого городского движения, затрудняющего путь по шоссе в южном направлении, оказалось невозможным, и там ещё было два участка, на которых велись дорожные работы, из-за которых ей пришлось совершить длительный объезд.

Дополнительное время, проведённое в дороге, означало, что у неё почти закончился бензин. Ей пришлось потратить последние деньги, которые ей одолжила Джесс, чтобы залить полный бак. Забеспокоившись, что Райан может решить, что она передумала, она отправила ему сообщение с извинениями и предупредила, что задержится. От него сразу же пришёл ответ: «Ничего страшного, не торопись, будь аккуратной на дороге».

Как только она съехала с шоссе и направилась в сельскую местность, её взору предстали живописные виды. Она вытягивала шею, чтобы посмотреть через подстриженные живые изгороди на скошенные лоскутные поля всевозможных оттенков от тёмно-зелёного до золотисто-коричневого, на прекрасные фермерские домики и извилистые речушки. Аккуратные пейзажи наполняли её ощущением покоя, и несмотря на то, что собирающиеся тучи означали, что после обеда может пойти дождь, она надеялась достигнуть пункта назначения до того, как он начнётся.

Спустя более шесть часов после отъезда из Лондона, она прибыла в привлекательную своей необычностью прибрежную деревеньку. Даже в тусклом освещении она была очаровательной. Колёса машины гремели по мощёным улицам, сквозь просветы между домами которых виднелась живописная гавань. Райан проинструктировал её ехать через всю деревню по дороге со стороны скалы. Дом находился дальше на пару миль и был с видом на море.

Останавливаясь у открытых ворот, Кэсси застыла с изумлённым видом, потому что дом, находящийся за ними, был слишком уж прекрасным, чтобы быть правдой. Он был похож на то место, в котором она всегда мечтала жить. Простой, но одновременно великолепный дом с мягкими линиями и деревянными деталями, которые гармонично вписывались в его окрестности и напоминали ей корабль, пришвартованный в гавани - только это здание было расположено на скале с потрясающим видом на океан. В ухоженном дворе были размещены разного вида качели. Они были слегка ржавыми и Кэсси догадалась, что состояние игрового оборудования могло дать ей подсказку о возрасте детей.

Кэсси посмотрела на своё отражение в зеркале машины и проверила причёску – локоны были гладкими и блестящими благодаря её утренним стараниям, а коралловая помада была просто безупречной.

Она припарковала машину на подъездной дорожке, вымощенной булыжником, и пошла к дому по тропинке, окаймлённой цветочными клумбами. Даже в это время года клумбы выглядели яркими благодаря цветению растений красивого жёлтого цвета, и Кэсси узнала цветущую там жимолость. Она предположила, что летом здесь царит полное буйство красок.

Входная дверь открылась ещё до того, как она приблизилась к ней.

- Добрый день, Кэсси. Рад тебя видеть. Я Райан.

Мужчина, поздоровавшийся с девушкой, был на голову выше неё, выглядел стройным и удивительно молодым, у него были взъерошенные волосы песочно-каштанового цвета и пронзительные голубые глаза. Он улыбался и, похоже, был искренне рад видеть Кэсси, на нём была выцветшая футболка с Эминемом и потёртые джинсы.

- Здравствуйте, Райан.

Она пожала протянутую ей руку. Его рукопожатие было тёплым и уверенным.

- Ты застала меня как раз в процессе уборки на кухне, когда я готовился к твоему приезду. Чайник только закипел – ты любишь чай? Я знаю, что пить чай - это истинно английская привычка, и если ты предпочитаешь кофе, то он у меня тоже есть.

- Я с удовольствием выпила бы немного чая, - сказала Кэсси, обнадёженная его простым радушным приёмом.

Когда он закрыл входную дверь и направился на кухню, Кэсси подумала, что представляла себе Райана Эллиса совсем по-другому. Он был дружелюбнее, чем она думала, и ей понравилось, что он был в состоянии самостоятельно сделать уборку на кухне.

Кэсси вспомнила своё прибытие на прошлое место работы. Сразу же, как только она вошла в тот французский замок, то ощутила в воздухе напряжённую гнетущую атмосферу витающего там конфликта. В этом же доме девушка и близко такого не замечала.

Ступая по полированным деревянным половицам, она была поражена тем, насколько аккуратными они выглядели. На столе в холле даже стояли свежие цветы.

- Мы немного украсили дом по случаю твоего приезда, - сказал Райан, будто читая её мысли. – Он уже несколько месяцев не выглядел так хорошо.

Справа от себя Кэсси увидела гостиную с огромными раздвижными дверями, ведущими на веранду. Комната была обставлена кожаной мебелью, на стенах висели картины с изображением кораблей, что придавало ей гостеприимный и изысканный вид. Она не могла перестать сравнивать атмосферу этого дома с показной вычурностью замка, в котором она работала до этого. Чувствовалось, что в этом доме жила настоящая семья.

Кухня была опрятной и чистой, и Кэсси бросилось в глаза качество стоящих здесь столовых приборов. Чайник, тостер и кухонный комбайн были лучших брендов. Она узнала их яркие дизайнерские орнаменты, которые видела в статье, прочитанной в журнале, который был на борту самолёта, и вспомнила, насколько была удивлена, узнав их стоимость.

- Ты успела пообедать? – спросил Райан после того, как налил чай.

- Нет, но ничего страшного…

Не обращая внимания на протест девушки, мужчина открыл холодильник и достал оттуда тарелку с фруктами, кексами и бутербродами.

- По выходным я предпочитаю запастись закусками. Хотел бы я сказать, что это было предназначено специально для тебя, но это стандартный набор для детей. Дилану двенадцать лет, и он уже начал есть, как подросток, Мэдисон девять, она много занимается спортом, и я бы предпочёл, чтобы они питались подобной едой, чем кушали бы что-то неполезное или сладости.

- А где же дети? – спросила Кэсси, чувствуя очередной приплыв тревоги при мысли о встрече с ними. С таким весёлым, искренним папой они, скорее всего, были в точности такими, как их описала Джесс, но ей нужно было убедиться в этом самой.

- После обеда они отправились на велосипедную прогулку, чтобы навесить друга. Я сказал им, чтобы они успели вернуться до того, как погода испортится. Они должны быть с минуты на минуту – а если нет, мне придётся завести свой «Лэнд Ровер» и забрать их.

Райан посмотрел в окно на темнеющее небо.

- В любом случае, как я уже объяснил тебе, я очень нуждаюсь в помощи в течение предстоящего времени. Теперь я остался для них единственным родителем, и детям нужно как можно больше отвлекаться от всей этой ситуации, а я не могу отложить выполнение своей работы.

- А чем Вы занимаетесь? – спросила Кэсси.

- Я владею парком рыболовных и прогулочных лодок, который работает из городского порта. В это время года лодки как раз подлежат обслуживанию, и на данный момент у меня работает ремонтная бригада. Они чертовски заняты и первые штормы сезона вот-вот начнутся. Вот почему времени так мало, а мои теперешние обстоятельства никак не помогают ситуации.

- Это должно быть ужасно – пережить развод, особенно сейчас.

- Это было очень трудное время.

Когда Райан отвернулся от окна, при другом свете, Кэсси отметила, что он был не просто привлекательным, а поразительно красивым мужчиной. Его лицо было волевым и точёным, а по чётким очертаниям мышц на его руках, девушка подумала, что он имеет также очень спортивное телосложение.

Кэсси подумала, что с её стороны было неправильным рассматривать внешний вид этого бедолаги, пока он проходил через эмоциональный ад. Тем не менее, она должна была признать, что он был невероятно красив, настолько, что ей пришлось заставлять себя отвести от него взгляд.

- Райан, единственная проблема заключается в том, что на данный момент у меня нет на руках действующей рабочей визы. У меня есть виза для работы во Франции и все документы, которые требовало агентство по программе Au Pair у меня в порядке, но я не знала, что в этой стране всё устроено немного по-другому.

- Тебя порекомендовала мне хорошая знакомая, - улыбаясь, сказал Райан. – Это означает, что ты можешь остановиться у нас в качестве гостя. Я буду рассчитываться с тобой наличными, и эти расчёты нигде не будут фигурировать, таким образом, ты будешь их получать без необходимости платить за это налоги, если тебя это устроит.

Кэсси почувствовала волну облегчения. Райан понимал её ситуацию и был готов принять её без каких-либо проблем. Она ощутила, что огромный груз упал с её плеч. Она поняла, что это возможно станет решающим фактором, и девушке пришлось сдержать себя от того, чтобы сразу же не согласиться на эту работу. Кэсси наполнила себе, что ей следует быть очень осмотрительной и прежде, чем соглашаться, нужно подождать, пока она не познакомится с детьми.

- На какой срок Вам будут нужны мои услуги?

- Максимум на три недели. В течение этого времени я смогу завершить свой проект, и к тому моменту мы отправимся на школьные каникулы, где у нас будет возможность сблизиться как семья. Или даже точнее будет сказать «сблизиться как семья в совершенно новом формате». Говорят, что развод – это самый тяжёлый жизненный опыт, и я думаю, что мы с детьми можем это подтвердить.

Кэсси сочувственно кивнула. Она была уверена, что детям это далось совсем нелегко. Она задалась вопросом, насколько сильно Райан с женой ссорились. Конфликтов в подобной ситуации просто невозможно было бы избежать. Всё зависело от того, сопровождались ли они криками и взаимными обвинениями или проходили в напряжённой, угнетающей тишине.

Будучи ребёнком ей пришлось пережить оба варианта развития конфликта, и она не знала, какой из них был хуже.

Пока мать Кэсси была жива, ей удавалось сдерживать худшие проявления характера их отца. Девушка с детства хорошо помнила то напряжённое молчание, царящее в доме, и этот пережитый ею опыт позволил ей развить тонкое чутьё вибраций конфликта. Она могла войти в комнату и сразу же почувствовать, ссорились ли там люди. Подобное молчание было токсичным, оно выматывало эмоционально, потому что ему никогда не было конца.

Если и было что-то, что можно было бы упомянуть в качестве преимущества громкого выяснения отношений, то это было то, что в конечном итоге оно рано или поздно заканчивалось, даже если после этого оставалась куча осколков стекла или необходимо было вызывать скорую помощь. Но это наносило другого рода травмы и незаживающие шрамы. Это приносило с собой чувство страха, потому что крики и физическое насилие показывали, что человек может потерять над собой контроль и, следовательно, ему уже нельзя было полностью довериться.

В целом, именно последним способом выяснения конфликтов и пользовался отец Кэсси после смерти её матери.

 Кэсси осмотрела солнечную, уютную кухню и попыталась представить, что могло здесь происходить между Райаном и его женой. Самые сильные ссоры, по её опыту, происходили на кухне и в спальне.

- Мне очень жаль, что Вам пришлось пройти через такое, - тихо сказала она.

Райан пристально посмотрел на неё, и она также перевела взгляд на мужчину, вглядываясь в его бледные, пронзительно-голубые глаза.

- Кэсси, кажется, ты меня понимаешь, - сказал он.

 Девушке показалось, что он собирался спросить её ещё о чём-то, но в этот момент открылась входная дверь.

- Дети вернулись домой, как раз вовремя, - произнёс он с облегчением в голосе.

Кэсси выглянула в окно. Капли дождя брызгали по стеклу, и когда захлопнулась дверь, холодный ливень разразился на всю свою мощь.

- Привет, пап!

По деревянному полу прогремели шаги, и на кухню вбежала стройная девочка в велосипедных шортах и зелёной спортивной куртке. Она остановилась, когда заметила Кэсси, оглядела её с ног до головы, а затем подошла и пожала ей руку.

- Добрый день! Ты та самая леди, которая будет присматривать за нами?

- Меня зовут Кэсси. А ты, наверное, Мэдисон? – спросила Кэсси.

Мэдисон кивнула, а Райан взъерошил блестящие каштановые волосы своей дочери.

- Кэсси ещё не решила, будет ли у нас работать. Как ты думаешь? Ты обещаешь вести себя наилучшим образом?

Мэдисон пожала плечами.

- Ты всегда говоришь нам, чтобы мы не обещали того, чего не сможем выполнить. Но я постараюсь.

Райан засмеялся, и Кэсси поняла, что и сама улыбается от предельной честности ответа Мэдисон.

- А где Дилан? – спросил Райан.

- Он в гараже, смазывает свой велосипед. По дороге на холм он скрипел, а затем спала цепь, - Мэдисон глубоко вздохнула и подошла к двери на кухне.

- Дилан! – позвала она. – Иди сюда!

Кэсси расслышала отдалённый возглас: «Иду!».

- Пока он придёт, пройдёт целая вечность, - сказала Мэдисон. – Как только он начинает возиться с велосипедами, его не остановить.

Заметив тарелку с закусками, она мгновенно подошла к ней с горящими глазами. Затем, рассмотрев, что же именно было на этой тарелке, девочка раздражённо вздохнула.

- Пап, ты сделал бутерброды с яйцом.

- А в чём проблема? – спросил Райан, подняв бровь.

- Ты знаешь моё отношение к яйцам. Такое впечатление, что кого-то вырвало прямо на бутерброд.

Она осторожно выбрала кекс с противоположной стороны тарелки.

- Вырвало на бутерброд? – в голосе Райана слышалась смесь гнева и веселья. – Мэдди, не следует говорить подобные вещи в присутствии гостя.

- Будь осторожна, Кэсси, эти яичные штуки ко всему прилипают, - предупредила Мэдисон, продемонстрировав своему отцу выражение лица без малейшей тени раскаяния.

Внезапно Кэсси ощутила странное чувство принадлежности этому дому. Это добродушное подшучивание было именно тем, что она надеялась здесь встретить. На данный момент эта семья выглядела абсолютно нормальной, счастливой, где люди могут подшучивать друг над другом, заботиться друг о друге, хотя она была уверена, что у каждого из них были свои причуды и странности. Она осознала, насколько была напряжена, ожидая, что что-то должно пойти не так.

Девушка ещё ничего не съела, потому что ей было неудобно есть перед Райаном. Сейчас Кэсси поняла, насколько была голодна, и решила, что ей будет лучше что-нибудь съесть, пока её живот не выдаст этот факт громким урчанием.

- Я наберусь смелости и попробую бутерброд, - вызвалась Кэсси.

- Спасибо. Я рад, что хоть кто-то ценит моё кулинарное мастерство, - сказал Райан.

- «Яйцество», - добавила Мэдисон, рассмешив тем самым Кэсси.

Повернувшись к Кэсси, она сказала:

- Папа умеет всё готовить. Просто он ненавидит убирать.

- Даже не буду с этим спросить, - сказал Райан.

Мэдисон снова набрала воздух и развернулась к кухонной двери.

- Дилан! – прокричала она.

Затем она добавила спокойным голосом:

- А, вот ты где.

Высокий, худощавый мальчик вошёл внутрь. У него были такие же каштановые блестящие волосы, как у его сестры, и Кэсси задалась вопросом, не слишком ли быстро он вытянулся в плане роста, потому что он выглядел чрезмерно худым.

- Здравствуй, рад тебя видеть, - сказал он Кэсси с несколько отстранённым видом.

В его мальчишеских чертах она замечала сходство с Райаном. У них были очень похожие сильные челюсти и чётко выраженные скулы. В миловидном овальном лице Мэдисон было намного меньше от отца, и Кэсси стало интересно, как выглядела мать этих детей. Интересно, где-нибудь в доме были семейные фотографии? Или развод был до такой степени болезненным, что их пришлось убрать?

- Вы должны пожать руки, - напомнил мужчина своему сыну, но Дилан развернул ладони, и Кэсси увидела, что она были грязными от масла.

- Ой, ой. Иди сюда.

Райан поспешил к раковине, открыл кран и выдавил приличное количество средства для мытья посуды сыну на руки.

Пока Райан отвлёкся, Кэсси взяла ещё один бутерброд.

- Что там случилось с велосипедом? – спросил Райан.

- Цепь прокручивалась, когда я переключал передачи, - объяснил Дилан.

- Ты починил её? – Райан внимательно следил за процессом мытья рук.

- Да, - ответил мальчик.

Кэсси думала, что за этим ответом последует более подробное объяснение, но этого не произошло. Райан передал ему полотенце, и он вытер руки, затем слегка пожал руку Кэсси, чтобы поприветствовать её официально, после чего переключил своё внимание на закуски.

Дилан мало говорил во время еды, но Кэсси была удивлена тому факту, сколько еды ему удалось поглотить всего за несколько минут. Тарелка была почти пуста к тому времени, когда Райан поставил её обратно в холодильник.

- У тебя не будет аппетита, когда настанет время обедать, если ты продолжишь есть, а я собираюсь приготовить спагетти болоньезе, - сказал он.

- Я съем и целую тарелку спагетти, - пообещал Дилан.

Райан закрыл холодильник.

- Хорошо, дети, а сейчас ступайте и снимите свою велосипедную одежду, иначе простудитесь.

Когда они ушли, он развернулся к Кэсси, и она заметила, что его голос звучал обеспокоенно.

- И что ты думаешь? Дети соответствуют твоим ожиданиям? В целом, они очень хорошие, хоть у каждого и есть свои особенности.

Дети сразу понравились Кэсси. В частности, Мэдисон показалась ей достаточно беспроблемным ребёнком, и она не могла представить, что у такой общительной девочки мог быть какой-либо недостаток в общении. Дилан казался более сложным парнем, он был более сдержанным и замкнутым ребёнком. Но дело ещё могло быть и в том, что он был старше и вскоре должен был достичь подросткового возраста. Было логичным, что ему не особо много чего можно было сказать двадцатитрёхлетней девушке, устраивавшейся к ним на работу.

Райан был прав, казалось, что дети не были проблемными, и что было ещё более важным, он оказался заботливым отцом, который может помочь с любыми проблемами, если они возникнут.

 Так что, решение принято. Она согласится на эту работу.

- Они показались мне милыми. Я с удовольствием поработаю у Вас в ближайшие три недели.

Лицо Райана засияло.

- О, как здорово. Ты знаешь, Кэсси, как только я тебя увидел, нет, с того момента, как только я поговорил с тобой по телефону, у меня была надежда на то, что ты согласишься. Что-то в твоей энергетике заинтересовало меня. Я бы с удовольствием узнал твою историю, через что тебе пришлось пройти и что закалило твой характер, потому что ты кажешься… даже не знаю, какое слово подобрать. Мудрой. Зрелой. В любом случае, я чувствую, что мои дети будут в надёжных руках.

Кэсси не знала, что и сказать. Похвала Райана заставила её чувствовать себя неловко.

Мужчина добавил:

- Дети будут в восторге, я уже вижу, что ты им понравилась. Давай я покажу твою комнату и быстренько осмотрим вместе дом. У тебя есть с собой сумки?

- Да, есть.

Воспользовавшись моментом, пока дождь стих, Райан прошёл вместе с ней к машине и с лёгкостью достал её тяжёлые сумки, унося их в коридор.

- У нас только один гараж, в котором стоит «Лэнд Ровер», но парковка на улице абсолютно безопасна. Дом совсем незамысловат. Справа у нас находится гостиная, прямо – кухня, а слева – столовая, которую мы почти никогда не используем, поэтому она превратилась в комнату для собирания пазлов, чтения и игр, как ты можешь увидеть сама.

Заглянув внутрь, он вздохнул.

- А кто любитель пазлов?

- Мэдисон. Она любит работать руками, самостоятельно делать всевозможные поделки.

- И при этом она увлекается спортом? – спросила Кэсси. – У неё много талантов.

- Боюсь, что в случае с Мэдди, слабым местом являются школьные занятия. Ей нужна помощь в учёбе, особенно, в математике. Поэтому любая помощь, которую ты сможешь предложить, пусть то будет даже моральная поддержка, будет очень кстати.

- А что по поводу Дилана?

- Он страстный велосипедист, и не отвлекается ни на какие другие виды спорта. У него есть способности к техническим наукам, и он отличник в школе. Однако, нельзя назвать его очень общительным, он может быть довольно капризным мальчиком, если на него давить.

Кэсси кивнула, благодарная за информацию о своих новых подопечных.

- А вот и твоя комната. Давай оставим здесь вещи.

Окна этой маленькой комнатки выходили на море. Она была оформлена в бирюзовых и белых тонах и выглядела уютной и гостеприимной. Райан положил большую сумку Кэсси у подножия кровати, а сумку поменьше – на полосатое кресло.

- Гостевой санузел находится в коридоре. Комната Мэдисон – справа, а Дилана – слева, и, наконец, моя. И есть еще одно место, которое я должен тебе показать.

Райан провёл её обратно по коридору, и они направились в гостиную. За ней, сквозь стеклянные двери Кэсси увидела крытую террасу с кованной мебелью.

- Ух ты, - изумилась девушка. Вид на море с этой точки обзора был великолепным. Внизу можно было рассмотреть резкий спуск к океану, и было слышно, как волны бились о скалы.

- Это место моего умиротворения. Обычно я сижу здесь каждый вечер после ужина с бокалом вина, чтобы расслабиться. Я буду рад, если ты присоединишься ко мне в любой день, когда захочешь: вино – по желанию, а вот тёплая одежда, способная защитить от ветра – обязательна. Крыша довольно прочная, но сама терраса не застеклена. Я думал сделать это, но так и не смог. Звуки моря, долетающие снаружи, и даже случайный порыв ветра, приносящий брызги воды в грозовые ночи, устанавливают прочную связь человека с океаном. Только взгляни.

Он открыл раздвижную дверь.

Кэсси вышла на террасу и направилась к краю, хватаясь за стальные перила.

Как только она это сделала, у неё закружилась голова, и вдруг она поняла, что больше не смотрит вниз на Девонский пляж.

Она склонилась над каменным парапетом, в ужасе не отводя глаз от скрюченного тела лежащего далеко внизу, и её наполнила паника и растерянность.

Она могла физически ощутить холод от прикосновения руками к камню.

Она вспомнила аромат духов, который витал в роскошной спальне, и то, как она почувствовала приступ тошноты, а её ноги стали настолько слабыми, что она подумала, что вот-вот упадёт. Как она не могла вспомнить события предшествующей ночи. Её всегда пугающие кошмары, стали теперь ещё более ужасными и яркими после этого шокирующего зрелища, и она не была способна сказать, где заканчивались сны и начинались воспоминания.

Кэсси думала, что оставила ту напуганную девушку в прошлом, но сейчас, когда тьма была готова поглотить её, она поняла, что эти воспоминания и страхи уже стали частью её самой.

- Нет, - попыталась закричать она, но её голос, казалось, звучал откуда-то издалека, и всё, что доносилось от него, было едва различимым неразборчивым шёпотом.

ГЛАВА 4

- Вот так, успокойся. Просто дыши. Вдох, выдох, вдох, выдох.

Кэсси открыла глаза и обнаружила, что смотрит на массивные деревянные доски пола.

Её усадили на мягкую подушку одного из кованых стульев, уложив голову на колени. Сильные руки обхватили её плечи, поддерживая девушку.

Это был Райан, её новый работодатель. Его руки, его голос.

Что же она наделала? Кэсси запаниковала и тем самым ввела себя в неловкое положение. Она поспешно попыталась выпрямиться.

- Аккуратно, не торопись.

Кэсси тяжело вздохнула. У неё кружилась голова и она чувствовала себя так, будто только что пережила выход из тела.

- У тебя был сильный приступ головокружения. На минутку мне показалось, что ты вот-вот упадёшь через перила, - сказал Райан. – Мне удалось схватить тебя, прежде чем ты потеряла сознание. Как ты себя чувствуешь?

Как она себя чувствовала?

Девушке было очень холодно, её сознание было затуманено, и она была огорчена случившимся. Она отчаянно старалась произвести хорошее впечатление и оправдать похвалу Райана. А вместо этого, она сильно облажалась и ей следовало бы объяснить причину этого.

Хотя, как могла бы она это объяснить? Если бы Райан знал, какие ужасы ей пришлось пережить, и что в этот самый момент её бывший работодатель представал перед судом, он мог бы изменить своё мнение о ней и подумать, что её эмоциональное состояние было слишком нестабильным, чтобы заботиться о его детях в то время, когда они как раз и нуждаются в стабильности. Даже приступ паники мог послужить поводом задуматься на её счёт.

Было бы лучше согласиться с тем вариантом, который озвучил он сам – что у неё случился приступ головокружения.

- Мне уже гораздо лучше, - ответила Кэсси. – Мне очень жаль. Я должна была помнить, что со мной такое случается, если я долгое время не поднимаюсь на большую высоту. Потом это проходит. Через день или два всё будет в порядке.

- Хорошо, что ты знаешь об этом, но ты должна быть осторожна. Ты сможешь встать? Держись за мою руку.

Кэсси встала, опираясь на Райана до того времени, пока она убедилась в том, что сможет стоять на ногах самостоятельно, а затем он медленно проводил её обратно в гостиную.

- Теперь я в порядке.

- Ты уверена? – он ещё минуту держал её за руку, прежде чем отпустить.

- А сейчас разложи вещи, отдохни и обустраивайся, я буду готов с ужином в шесть тридцать.


* * *

Кэсси неспешно принялась распаковывать свои вещи, следя за тем, чтобы они были аккуратно сложены в симпатичный белый платяной шкаф, а свои лекарства она спрятала в задней части ящика стола. Она не думала, что члены этой семьи станут рыться в её вещах, пока она будет отсутствовать, но девушка не хотела, чтобы возникли какие бы то ни было деликатные вопросы на счёт успокоительных лекарств, которые она принимала, особенно после её недавнего приступа паники.

По крайней мере, она быстро пришла в себя после случившегося и это должно было стать показателем, что она контролирует свою тревожность. Она отметила для себя, что на всякий случай, ей следует принять свою вечернюю таблетку перед тем, как она присоединится к семейному ужину.

Восхитительный аромат поджаренного мяса и чеснока распространялся по дому задолго до шести тридцати. Кэсси подождала до четверти шестого, а затем одела одну из своих самым красивых футболок, украшенную бисерной вышивкой вокруг шеи, нанесла блеск для губ, и накрасила глаза. Она хотела, чтобы Райан увидел её в лучшем виде. Девушка убеждала себя, что было очень важно произвести хорошее впечатление из-за утренней панической атаки, но когда она возвращалась мыслями к тому моменту на террасе, то понимала, что чётче всего помнит загорелые, мускулистые руки Райана в тот момент, когда он держал её.

Её голова снова немного закружилась, когда она вспомнила, каким сильным и одновременно нежным он был с ней.

Выходя из своей комнаты, Кэсси чуть не столкнулась с Мэдисон, которая с нетерпением направлялась на кухню.

- Какой приятный запах, - сказала девочка Кэсси.

- Это твоё любимое блюдо на ужин?

- Ну, мне нравится, как папа готовит спагетти, а не то, как это делают в ресторанах. Они делают это как-то по-другому. Так что, я бы сказала, что это моё любимое домашнее блюдо, на втором месте у меня стоит жареная курица, а на третьем – «жаба в норке». А когда мы выходим куда-то покушать, мне нравится рыба с жареной картошкой, которую можно купить здесь повсюду, а ещё я люблю пиццу и ненавижу гамбургеры, которые, как оказалось, обожает Дилан, но мне кажется, что ресторанные гамбургеры – просто гадость.

- Что такое «жаба в норке»? – с любопытством спросила Кэсси, полагая, что это какое-то традиционное английское блюдо.

- Ты что, никогда не пробовала это блюдо? Это колбаски, запечённые в виде пирога, с тестом из яиц, муки и молока. Их нужно есть с большим количеством соуса. Я имею в виду, прям с очень большим количеством соуса. А ещё с бобами и морковью.

Этот разговор занял у них весь путь до кухни. Деревянный стол был накрыт на четверых, и Дилан уже сидел на своём месте, наливая себе стакан апельсинового сока.

- Бургеры – это не гадость. Это пища богов, - возразил мальчик.

- Моя учительница в школе сказала, что они по большей части состоят из хлеба и тех частей животных, которые есть можно только в перемолотом виде.

- Твоя учительница ошибается.

- Как она может ошибаться? Надо быть абсолютно глупым, чтобы так говорить.

Кэсси была готова вмешаться в спор, считая оскорбление, произнесённое Мэдисон слишком личным, но Дилан успел первым отстоять свою честь.

- Слушай, Мэдди, - Дилан сделал в её сторону предупредительный жест. – Ты либо со мной, либо против меня.

Кэсси не смогла разобраться, что это могло значить, но Мэдисон закатила глаза и показала ему язык, прежде чем сесть.

- Я могу Вам помочь, Райан?

Кэсси подошла к плите, где Райан снимал с огня кипящую кастрюлю с пастой.

Он посмотрел на неё и улыбнулся.

- Надеюсь, что у меня всё под контролем. Через тридцать секунд наступает время ужина. Ну же, дети. Хватайте тарелки и готовьтесь.

- Кэсси, мне нравится твоя футболка, - сказала Мэдисон.

- Спасибо. Я купила её в Нью-Йорке.

- Ух ты, Нью-Йорк. Я бы хотела там побывать, - сказала девочка, широко раскрыв глаза.

- В июне ученики шестого класса по специализации экономика отправились туда в школьную поездку, - сказал Дилан. – Учи экономику, и, может быть, ты тоже поедешь.

- Это как-то связано с математикой? – спросила Мэдисон.

Дилан кивнул.

- Я ненавижу математику. Она скучная и сложная.

- Ну что ж, тогда не поедешь.

Дилан переключил внимание на свою тарелку, доверху наполнив её едой, пока Райан в раковине мыл кухонные принадлежности.

Видя, что Мэдисон готова выразить протест, Кэсси решила сменить тему.

- Твой папа сказал мне, что ты любишь спорт. Какой твой любимый вид?

- Бег и гимнастика. Мне также нравится теннис, мы начали им заниматься летом.

- А ты велосипедист? – спросила Кэсси Дилана.

Он кивнул, добавляя в еду тёртый сыр.

- Дилан хочет стать профессионалом и однажды выиграть Тур де Франс, - сказала Мэдисон.

Райан сел за стол.

- Ты, скорее всего, откроешь какую-нибудь мудрёную математическую формулу и получишь стипендию в Кембриджском университете, - сказал он, ласково глядя на своего сына.

Дилан покачал головой.

- Тур де Франс любыми путями, пап, - настаивал мальчик.

- Сначала университет, - продолжил Райан твёрдым голосом и Дилан нахмурился в ответ. В разговор вмешалась Мэдисон, попросив ещё апельсинового сока, и Кэсси налила его ей, пока миновала короткая минута раздора.

Не вмешиваясь в этот спор, Кэсси доела свою порцию еды, которая, кстати говоря, была просто восхитительной. Она сделала вывод, что не знала до сих пор никого, кто был бы похож на Райана. Он был таким талантливым и заботливым. Ей было интересно, осознают ли дети, насколько им повезло с отцом, который в состоянии самостоятельно приготовить еду для своей семьи.

После ужина Кэсси изъявила желание выполнить уборку, которая главным образом заключалась в необходимости загрузить посуду в большую современную посудомоечную машину. Райан объяснил, что детям разрешено после ужина смотреть телевизор в течение часа, если они сделали своё домашнее задание, и что перед сном он отключает Wi-Fi.

- Для этих зависимых от компьютера подростков вредно всю ночь сидеть в своих телефонах, - сказал он. – А они с удовольствием делали бы это, если бы была такая возможность. А в кровати надо спать.

Когда наступило восемь тридцать, оба ребёнка послушно отправились спать.

Дилан бросил ей короткое «Спокойной ночи» и сообщил, что завтра он встанет очень рано, чтобы вместе с друзьями покататься на велосипеде вокруг деревни.

- Ты хочешь, чтобы я тебя разбудила? – спросила Кэсси.

Он покачал головой.

- Не надо, спасибо, я сам справлюсь, - сказал он, прежде чем закрыть дверь в свою спальню.

Мэдисон была более разговорчивой и Кэсси какое-то время провела, сидя на её кровати и слушая идеи девочки о том, чем можно было бы заняться завтра и какой должна быть погода.

- В деревне есть магазин со сладостями, в котором продаются восхитительные полосатые конфеты, похожие на маленькие трости со вкусом мяты. Папа нечасто нас отпускает туда, но, может быть, завтра он разрешит.

- Я спрошу у него, – пообещала Кэсси, затем она убедилась, что девочка готова ко сну, принесла ей стакан воды и выключила свет.

Когда она легонько закрыла дверь спальни Мэдисон, то вспомнила свою первую ночь на предыдущем рабочем месте. Ту самую, когда она уснула, будучи совершенно вымотанной, и не сразу пришла на помощь, когда младшему ребёнку приснился кошмар. Она до сих пор ощущала боль и шок от обжигающей пощёчины, которую она в итоге получила. Ей следовало бы уйти оттуда сразу после этого происшествия, но она так и не сделала этого.

Кэсси была уверена, что Райан никогда с ней так не поступит. Она не могла даже представить, чтобы он высказал даже какое-то устное порицание.

Думая о Райане, она вспомнила о его ежедневном бокале вина на веранде снаружи и стала сомневаться. Ей хотелось провести с ним больше времени, но она не была уверена, стоит ли ей это делать.

Был ли он искренним, когда предлагал ей присоединиться к нему? Или он предложил ей это просто из вежливости?

И хоть нерешительность продолжала кипеть в её голове, Кэсси вдруг осознала, что уже натягивает свою самую тёплую куртку. Она могла прощупать почву, и посмотреть, как он будет реагировать. Если ей покажется, что он не настроен на общение в компании, она ненадолго задержится, а затем пойдёт спать.

Кэсси направилась по коридору, всё ещё ломая голову по поводу своего решения. Будучи наёмным сотрудником, с её стороны не было правильным пить вино со своим работодателем после рабочего дня – или всё-таки было? Если она хочет вести себя крайне профессионально, ей следует идти спать. Однако, поскольку Райан с таким пониманием отнёсся к отсутствию у неё визы и пообещал платить ей наличными, границы профессионализма уже были слегка размыты.

Она была другом семьи, именно это сказал Райан. И выпить вместе по бокалу вина после ужина – это как раз и есть то, что обычно делают друзья.

Райан, казалось, был рад её видеть. Облегчение и волнение охватили девушку, когда она увидела его тёплую искреннюю улыбку.

Мужчина встал, взял её за руку и провёл по террасе, убедившись, что она благополучно уселась в кресло.

Её сердце стало биться чаще, когда она увидела, что он поставил на стол дополнительный бокал.

- Ты любишь «Шардоне»?

Кэсси кивнула: «Да, мне нравится».

- По правде говоря, я не являюсь особым знатоком вин, а мой любимый сорт – обычное терпкое красное вино, но именно этот превосходный экземпляр был мне подарен благодарным клиентом после удачной рыбалки. В такие моменты я получаю удовольствие от своей работы. Твоё здоровье!

Он наклонился и своим бокалом коснулся её бокала.

- Расскажите мне больше о Вашем бизнесе, - сказала Кэсси.

- Я начал обучаться своему делу в школе судовождения двенадцать лет назад, сразу же после того, как родился Дилан. Его появление в этом мире заставило меня переосмыслить цель своей жизни и то, что я могу дать своим детям. После школы я три года прослужил в Королевском Флоте, и в конце концов стал офицером торгового флота. Море у меня в крови, и я никогда не мог представить себе, что смогу жить или работать на суше.

Кэсси кивнула, и он продолжил.

- Когда родился Дилан, в этом районе начал бурно развиваться туризм, я известил о своём увольнении – на тот момент я был управляющим на верфи в Корнуолле - и купил свою первую лодку. За ней вскоре последовала и вторая, а на сегодняшний день я владею флотилией из шестнадцати судов разных форм и размеров. Моторные лодки, парусные суда, байдарки – и, наконец, жемчужиной моей коллекции является новая чартерная яхта, которая пользуется популярностью у корпоративных клиентов.

- Поразительно, - сказала Кэсси.

- Это был фантастический путь. Бизнес мне столько всего дал. Приличный доход, замечательную жизнь, прекрасный дом, который я спроектировал в соответствии с мечтой, которая у меня всегда была – и спасибо архитектору за то, что он смягчил некоторые мои безумные идеи, а то дом, к этому времени, возможно, уже сорвался бы вниз с обрыва.

Кэсси рассмеялась.

- Вести такой бизнес, должно быть, достаточно тяжело, - заметила девушка.

- О, да, - сказал Райан, поставив бокал на стол и направив свой взгляд на море. – Как владелец бизнеса, ты постоянно вынужден чем-то жертвовать. Твой рабочий день длится очень долго. У меня редко бывают выходные - сегодня я попросил своего менеджера подменить меня, потому что мне нужно было встретиться с тобой. Думаю, именно поэтому собственный бизнес — это непросто.

Он повернулся к ней и с серьёзным видом встретился с девушкой глазами.

- Думаю, именно поэтому мой брак в конце концов и распался.

Кэсси ощутила трепет от предвкушения того, что он собирался рассказать ей об этом. Она понимающе кивнула, надеясь, что он продолжит говорить, и через мгновение так и произошло.

 - Когда дети были поменьше, моей жене Триш было легче понять, что я вынужден был ставить работу на первое место. Но по мере того, как они становились старше и более самостоятельными, ей хотелось, чтобы я… ну, я думаю, чтобы я восполнил недостаток их присутствия в её жизни. Она нуждалась в эмоциональной поддержке, времени, и моём чрезмерном внимании. Меня это выматывало, а затем начались конфликты. Она была сильной женщиной. Именно это меня в ней и привлекло сначала, но люди меняются, и я думаю, как раз это с ней и произошло.

- Это звучит очень печально, - сказала Кэсси.

Её бокал уже практически опустел и Райан наполнил его, прежде чем долить себе.

- Это было угнетающе. Я даже не могу передать, насколько неспокойное тогда было время. Когда любишь кого-то, то отпустить этого человека совсем непросто, а когда любовь проходит, ты постоянно пытаешься обрести её снова. Надеешься, молишь судьбу, хочешь вернуть то, что когда-то так высоко ценил. Я пытался, Кэсси. Я старался изо всех сил, и когда стало ясно, что ничего не помогает, для меня это было подобно поражению.

Кэсси обнаружила, что наклонилась в его сторону.

- Как же это страшно.

- Ты выбрала подходящее слово. Это ужасно. Это заставило меня чувствовать себя не вполне адекватно и просто плыть по течению. Я очень серьёзно отношусь к принятым на себя обязательствам. Я даю их навсегда. Когда Триш ушла, мне пришлось пересмотреть своё собственное мнение о том, кем я был.

Кэсси моргнула. Она слышала в его голосе надрыв. Боль, через которую ему пришлось пройти, казалось, была ещё свежей, а раны ещё кровоточили. Должно быть, мужчине требовалось огромное мужество, чтобы скрыть это под шутливым и беззаботным внешним видом.

Она уже собиралась сказать Райану, как сильно была восхищена проявленной им силой в столь плачевном положении, но остановила себя как раз вовремя, осознав, что этот комментарий был бы слишком поспешным. Она едва была знакома с этим мужчиной и не имела права высказывать работодателю свои личные наблюдения после нескольких часов, проведённых в его компании.

О чём она думала – если и думала вообще?

Кэсси решила, что ей в голову ударило вино, и следует более тщательно подбирать слова. Только тот факт, что Райан был таким красивым, умным и добрым не был поводом вести себя перед ним как фанатеющий подросток. Этому надо было положить конец, потому что она могла поставить себя в неловкое положение, или даже больше того.

- Полагаю, мне лучше отпустить тебя спать, - сказал Райан, поставив на стол свой пустой бокал. – Ты должно быть, крайне измотана после поездки и знакомства с моими двумя хулиганами. Спасибо, что составила мне здесь компанию. Это многое значит, иметь возможность вот так вот поговорить.

- Это было приятным завершением дня и хорошим способом расслабиться, - согласилась Кэсси.

Хотя, на самом деле, она совсем не чувствовала себя расслабленной. Она была взволнована тем, насколько интимным получился их разговор. Когда они встали и направились внутрь, она не могла перестать думать о том, чем он с ней поделился.

Вернувшись в свою комнату, она быстро просмотрела свои сообщения, чувствуя благодарность за то, что в этом доме был проведён интернет. На её последнем месте работы не было даже сигнала сотовой сети, и она была полностью изолирована от внешнего мира. До того момента она не осознавала, насколько страшным было не иметь возможности выйти на связь, когда это было необходимо.

На своём телефоне Кэсси увидела несколько приветственных сообщений и одну или две картинки от друзей из Штатов.

Затем она увидела ещё одно сообщение, которое пришло сегодня чуть раньше. Оно было отправлено с незнакомого номера мобильного телефона английской сотовой сети, и когда Кэсси его увидела, то уровень её тревоги моментально поднялся, а когда она открыла его, то почувствовала, как её сковал леденящий страх.

«Будь осторожна», - было написано в тексте этого сообщения.

ГЛАВА 5

Кэсси надеялась, что будет спать в своей уютной комнате, где единственным звуком будет шум прибоя за окном. Она была уверена, что так и будет, если бы не это сообщение, которое выбило у неё почву под ногами, отправленное с незнакомого номера, пока она сидела с Райаном на террасе.

Первая мысль, которая вызвала в ней панику, была о том, что это послание было связано с судом по делу об убийстве, совершённом её бывшим работодателем - что каким-то образом она была вовлечена, и что за ней охотились. Она попыталась проверить последние новости, но разочаровалась, потому что Райан уже отключил Wi-Fi на сегодня.

Она не могла уснуть, переживая о том, что могло значить это сообщение, и кто его отослал, пытаясь успокоить себя тем, что его автор просто мог ошибиться номером, и оно было адресовано совсем другому человеку.


* * *

После многочисленных безуспешных попыток уснуть, Кэсси удалось погрузиться в сон, и она проснулась от звука своего будильника. Девушка схватила телефон, и к своему облегчению обнаружила, что интернет снова работал.

Прежде чем встать с кровати, она стала искать новости о суде.

Кэсси узнала, что слушание отложили, и что оно должно возобновиться через две недели. Более тщательно изучив вопрос, она обнаружила, что это произошло, потому что стороне защиты потребовалось больше времени для того, чтобы связаться с дополнительными свидетелями.

После этого от страха ей стало плохо.

Она снова взглянула на странное сообщение: «Будь осторожна», задаваясь вопросом, стоит ли ей ответить на него и спросить, что это значит, но отправитель, должно быть, заблокировал её ночью, так как она обнаружила, что не может написать ему в ответ.

В отчаянии она попыталась набрать этот номер.

Звонок сразу же прервался. Было ясно, что её звонки тоже были заблокированы.

Кэсси вздохнула от чувства безысходности. Прерывание общения подобным образом свидетельствовало, скорее, об угрозах и преследовании, чем о желании предупредить. Она предпочитала поддерживать версию о неправильном номере, о чём отправитель понял слишком поздно, и в итоге решил просто заблокировать её.

Немного успокоившись, она встала с кровати и пошла будить детей.

Дилан уже встал – Кэсси догадалась, что он, должно быть, отправился покататься на велосипеде. Надеясь, что он не расценит это как вторжение, она вошла в его комнату, поправила его одеяло и подушки и собрала разбросанную одежду.

Его полки были забиты огромным разнообразием книг, включая и некоторые по велоспорту. На самом верху книжного шкафа стоял аквариум с двумя золотыми рыбками, а на большом столе у окна стояла клетка для кроликов. Серый кролик ел на завтрак лист салата и Кэсси с удовольствием рассматривала его какое-то время.

Покинув его комнату, она постучала в дверь Мэдисон.

- Дай мне десять минут, - сонно ответила девочка, поэтому Кэсси направилась на кухню, чтобы приступить к завтраку.

Там она заметила, что Райан оставил стопку денег под солонкой, сопроводив её запиской: «Я ушёл на работу. Возьми детей и пойдите повеселитесь! Я вернусь вечером».

Кэсси положила кусочек хлеба в красивый тостер с цветочным орнаментом и набрала воды в чайник. Когда она была занята приготовлением кофе, на кухню, зевая, вошла Мэдисон, одетая в розовый халат.

- Доброе утро, - поприветствовала её Кэсси.

- Доброе. Я рада, что ты здесь. Все остальные жители этого дома встают так рано, - пожаловалась она.

- Сделать тебе кофе? Чай? Сок?

- Чай, пожалуйста.

- Будешь тост?

Мэдисон покачала головой: «Я пока не голодна, спасибо».

- Чем бы ты хотела заняться сегодня? Твой папа сказал нам выйти куда-нибудь, - сказала Кэсси, наливая девочке чай, который она попросила – с молоком и без сахара.

- Давай выберемся в город, - сказала Мэдисон. Там весело в выходные. И можно много чем заняться.

- Хорошая идея. Ты не знаешь, когда вернётся Дилан?

- Обычно его нет где-то час, - Мэдисон обхватила свою кружку руками и подула на горячий чай.

Кэсси была поражена тем, насколько самостоятельными, казалось, были дети. Было ясно, что они не привыкли к чрезмерной опеке. Она предположила, что деревня, в которой они жили, была достаточно небольшой и абсолютно безопасной, так что её можно было считать продолжением собственного дома.

Вскоре после этого вернулся Дилан, и к девяти они были одеты и готовы отправиться в город. Кэсси думала, что они возьмут машину, но Дилан предупредил её, что лучше не делать этого.

- На выходных очень трудно найти место для парковки. Обычно мы ходим туда пешком – туда идти всего два с половиной километра, а назад можно поехать на автобусе. Он ходит каждые два часа, так что нужно будет просто правильно рассчитать время.

Прогулка по деревне не могла быть более живописной. Кэсси была очарована меняющимися видами на море и колоритными домиками, которые они встречали по дороге. Откуда-то издалека слышался перезвон церковных колоколов. Воздух был свежим и прохладным, и вдыхать запах моря было настоящим удовольствием.

Мэдисон шла чуть впереди, показывая дома людей, с которыми была знакома, а это был практически каждый дом.

Несколько проезжающих мимо людей махали им, а одна женщина даже остановила свой «Рендж Ровер», чтобы предложить подвести их.

- Нет, спасибо, миссис О'Донохью, мы с удовольствием пройдёмся, - ответила Мэдисон. – Хотя нам может потребоваться Ваша помощь на обратном пути.

- Я позабочусь о вас! – с улыбкой пообещала женщина, прежде чем поехать дальше. Мэдисон объяснила, что эта женщина с мужем жили чуть дальше от побережья и владели небольшой органической фермой.

- В городе есть магазин, в котором продаётся их продукция, и иногда у них есть домашняя сливочная помадка, - сказала Мэдисон.

- Обязательно сходим туда, - пообещала Кэсси.

- Её детям повезло. Они ходят в школу-пансион в Корнуолле. Я бы тоже хотела там учиться, - сказала Мэдисон.

Кэсси нахмурилась, удивляясь, почему бы это девочке хотеть проводить больше времени вдали от такой идеальной жизни. Хотя, может быть, потому что развод родителей заставил её неуверенно себя чувствовать, и она хотела жить в более обширном сообществе.

- Ты счастлива в своей нынешней школе? – спросила она на всякий случай.

- Да, мне хорошо там, если бы ещё не приходилось учиться, - ответила Мэдисон.

Кэсси была рада тому, что в ситуации со школой девочки, похоже, не было никаких скрытых проблем, таких как издевательства со стороны других учеников.

Магазины были такими же причудливыми, какими Кэсси их себе и представляла. В нескольких продавались рыболовные снасти, тёплая одежда и спортивное снаряжение. Вспомнив, что у неё замёрзли руки, когда они с Райаном пили вино на террасе прошлой ночью, Кэсси примерила пару красивых перчаток, но решила, что, учитывая её финансовое положение и отсутствие наличных денег, было бы лучше не торопиться и купить более бюджетный вариант.

Запах выпекающегося хлеба привёл их в булочную через дорогу. После небольшого обсуждения с детьми, она купила домой ароматную булку хлеба и пирог с орехами.

Единственным разочарованием сегодняшнего утра стала кондитерская.

Когда Мэдисон, затаив дыхание подошла к двери, то остановилась с поникшим видом.

Магазин был закрыт, а на стеклянной двери была записка, написанная от руки: «Дорогие покупатели – в эти выходные нас не будет в городе в связи с семейным днём рождения! Мы снова сможем предложить вам любимые сладости во вторник».

Мэдисон грустно вздохнула.

- Обычно, когда их нет дома, управлять магазином остаётся их дочь. Наверное, сейчас все они поехали на этот глупый праздник.

- Наверное. Ничего страшного. Мы можем вернуться сюда на следующей неделе.

- Но это так долго, - опустив голову, Мэдисон развернулась, а Кэсси с тревогой закусила губу. Она очень хотела, чтобы эта прогулка в город прошла чрезвычайно успешно. Она представляла, как озарится лицо Райана, когда они будут обсуждать счастливо проведённый день, и с какой благодарностью он посмотрит на неё или даже похвалит.

 - Мы придём на следующей неделе, - повторила она, зная, что это было слабым утешением для девятилетней девочки, которая надеялась прямо сейчас купить свои мятные леденцы.

- И мы можем поискать сладости в других магазинах, - добавила она.

- Брось, Мэдди, - нетерпеливо сказал Дилан и, взяв сестру за руку, отвёл её от кондитерской. Впереди Кэсси заметила магазин, о котором ей рассказывала Мэдисон, принадлежащий женщине, предложившей им подвезти их.

- Зайдём сюда, и после этого решим, где пообедать, - сказала она.

Подумав, что нужно купить здоровую еду для предстоящих ужинов и просто в качестве закусок, Кэсси взяла несколько пакетов порезанных овощей, пакет с грушами и несколько разновидностей сухофруктов.

- А можно нам купить каштанов? – спросила Мэдисон. – Она такие вкусные, если их пожарить на огне. Мы так делали с мамой прошлой зимой.

Это был первый раз, когда кто-то из детей упомянул о своей матери, и, наблюдая за девочкой, Кэсси с тревогой ждала, расстроит ли её это воспоминание или это был знак того, что она хотела поговорить о разводе родителей. К облегчению Кэсси, девочка казалась спокойной.

- Конечно можем. Чудесная идея, - Кэсси добавила ещё один пакет в корзину с покупками.

- Смотри, а вот и помадка!

Мэдисон с воодушевлением принялась показывать свою находку и Кэсси поняла, что момент откровенности окончен. Но вспомнив о матери один раз, девочка положила начало и, возможно, со временем она захочет вернуться к этой теме. Кэсси напомнила себе, что ей следует быть готовой реагировать на все сигналы, которые подают ей дети. Ей не хотелось упустить возможность помочь им пережить это непростое время.

Сумки были выставлены на прилавке возле кассы вместе с другими сладостями. Там были яблоки в карамели, помадки, мятные конфеты, мешочки с рахат-лукумом и даже крошечные леденцы.

- Дилан и Мэдисон, чего бы вам хотелось? – спросила она.

- Яблоко в карамели, пожалуйста, помадку и один из этих леденцов, - сказала Мэдисон.

- Яблоко в карамели, два леденца, помадку и рахат-лукум, - добавил Дилан.

- Думаю, что по две сладости каждому будет достаточно, иначе вы перебьёте аппетит перед обедом, - сказала Кэсси, вспомнив, что в этой семье не приветствуется чрезмерное обилие сладостей. Она купила с витрины два яблока в карамели и две упаковки помадки.

- Как вы думаете, что бы понравилось вашему отцу? – спросила Кэсси и почувствовала прилив тёплых чувств, когда заговорила о Райане.

- Он любит орехи, - сказала Мэдисон и показала на стоящие на витрине жареные орехи кешью. – Вот эти – его любимые.

Кэсси добавила ещё одну покупку в корзину и направилась к кассе.

- Добрый день! – поздоровалась она с работницей магазина – пухленькой блондинкой, на бейджике которой было написано имя «Тина». Девушка улыбалась и обратилась к Мэдисон по имени.

- Привет, Мэдисон. Как папа? Он уже вышел из больницы?

Кэсси с беспокойством посмотрела на Мэдисон. Неужели ей чего-то недосказали? Но Мэдисон в смущении нахмурилась.

- Он не был в больнице.

- О, извини, я, наверное, неправильно поняла. Когда он был здесь в последний раз, то сказал… - начала Тина.

Но Мэдисон прервала её, с любопытством разглядывая кассиршу, пока та пробивала покупки.

- А ты поправилась.

Придя в ужас от бестактности этого комментария, Кэсси почувствовала, что её лицо стало такого же алого цвета, как и у Тины.

- Прошу прощения, - пробормотала она в качестве извинения.

- Ничего страшного.

Кэсси заметила, что у Тины совсем пропало настроение после этого комментария. Что же нашло на Мэдисон? Её разве никогда не учили, что нельзя говорить подобные вещи? Или она была ещё слишком маленькой, чтобы понять, насколько обидными были эти слова?

Понимая, что больше никакие извинения не способны изменить ситуацию, она схватила сдачу и поторопила девочку выйти из магазина, пока та не придумала ещё какую-нибудь бестактную фразу или личное оскорбление.

- Невежливо говорить такие вещи, - объяснила она, когда они отошли на достаточное расстояние вне пределов слышимости.

- Почему? – спросила Мэдисон. – Это ведь правда. Она сейчас гораздо толще, чем тогда, когда я её видела прошлый раз на каникулах в августе.

- Всегда лучше промолчать, если ты замечаешь подобное, особенно, если твои слова слышат и другие люди. Может быть… у неё проблемы с эндокринной системой или она принимает лекарства из-за которых её вес увеличился, например, кортизол. Или она ждёт ребёнка и не хочет, чтобы другие об этом узнали.

Кэсси бросила взгляд на Дилана, стоявшего слева от неё, посмотреть, слушает ли он их разговор, но он рылся в карманах и казался озадаченным.

Мэдисон нахмурилась, когда обдумала слова Кэсси.

- Хорошо, - сказала она. – Я буду помнить об этом в следующий раз.

Кэсси вздохнула с облегчением, что её логика была понятой.

- Хочешь яблоко в карамели?

Кэсси передала Мэдисон её яблоко, которое та спрятала в карман, а другое вручила Дилану. Но когда она протянула ему яблоко, мальчик отмахнулся.

Не веря своим глазам, Кэсси увидела, как он разворачивал один из леденцов из магазина, в котором они только что были.

- Дилан, - начала она.

- А, нет, я тоже хотела один из этих леденцов, - пожаловалась Мэдисон.

- Я взял и для тебя, - Дилан полез в глубокий карман своего пальто и к ужасу Кэсси, достал оттуда ещё несколько штук.

- Вот, - сказал он и протянул ей леденец.

- Дилан! – внезапно Кэсси почувствовала, что у неё перехватило дыхание, и её голос стал звучать высоко и напряжённо. Мысли лихорадочно крутились у неё в голове, и она отчаянно пыталась понять, что же только что произошло. Может быть, она неправильно поняла ситуацию?

 Нет. Дилан не мог купить эти конфеты. После неловкого комментария Мэдисон, она поспешно вывела детей из магазина. У Дилана не было времени их оплатить, тем более, что сотрудница магазина не очень ловко справлялась со старомодным кассовым аппаратом.

- Да, - отозвался мальчик, вопросительно глядя на Кэсси, и девушку пробрал мороз от того, что в его бледно-голубых глазах не было никаких следов эмоций.

- Мне кажется ты забыл заплатить за них.

- А я и не собирался платить, - небрежно ответил мальчик.

Кэсси уставилась на него, потрясённая до глубины души.

Дилан только что хладнокровно признался в том, что совершил воровство из этого магазина.

Она и представить себе не могла, что сын Райана способен на такое. Кэсси никогда не встречалась с такой ситуацией на своём опыте и не знала, как ей следует на это реагировать. Она была потрясена тем, что тот образ идеальной семьи Райана, в который она верила, на самом деле был далёк от реальности. Как же она могла так ошибиться.

Сын Райана только что совершил преступление. И что хуже того, он не проявлял ни сожаления, ни стыда, ни малейшего признака того, что понимал чудовищность своих действий. Он смотрел на неё со спокойным видом, и казалось, что его ничуть не беспокоило то, что он только что совершил.

ГЛАВА 6

Пока Кэсси застыла в шоковом состоянии и пыталась понять, как ей поступить с кражей, совершённой Диланом, она обнаружила, что Мэдисон, в свою очередь, уже приняла решение.

- Я не ем краденое, - огласила девочка. – Забери обратно.

Она протянула Дилану леденец.

- Но почему ты возвращаешь его мне? Я взял его специально для тебя, потому что ты хотела леденец, а в первом магазине их не было, а потом Кэсси пожадничала и не купила его тебе.

Дилан говорил обиженным тоном, будто надеялся на благодарность.

- Да, но я не хочу краденный леденец.

Сунув конфету обратно брату, Мэдисон скрестила руки.

- Если ты не возьмёшь его, я больше предлагать не стану.

- Я сказала нет.

Подняв подбородок, Мэдисон ушла.

- Ты либо со мной, либо против меня. Ты знаешь, что всегда говорит мама, - крикнул Дилан вслед сестре. Почувствовав волнение, которое вспыхнуло внутри при ещё одном упоминании об их матери, Кэсси обнаружила в голосе мальчика больше, чем намёк на угрозу.

- Так, прекратите немедленно.

Сделав несколько широких шагов, Кэсси схватила Мэдисон за руку и развернула обратно таким образом, что они все оказались стоящими лицом друг к другу на мощёном тротуаре. От страха ей стало холодно. Ситуация выходила из-под контроля, дети начали ссориться, и она даже не решила, как поступить с кражей. Независимо от того, насколько они были травмированы и какие эмоции подавляли, это был преступный акт.

Больше всего она была поражена тем, что тот магазин принадлежал знакомым этой семьи. Его владелица даже предложила подвезти их в город! Не следует обворовывать человека, который хотел тебя подвезти. Хотя, воровать не следует ни у кого, но особенно у женщины, которая от души попыталась помочь тебе этим же утром.

- Пойдёмте, сядем.

Слева от них находился кафетерий, который, казалось, был переполнен, но, как только Кэсси увидела, что парочка покидает одну из кабинок, она подтолкнула детей к двери.

Минуту спустя они сидели в тёплом помещении, где витал восхитительный аромат кофе и свежей выпечки.

Кэсси уставилась на меню, чувствуя себя беспомощной, потому что каждая прошедшая секунда показывала детям, что она и понятия не имеет, как разрешить эту ситуацию.

В идеале она должна была заставить Дилана вернуться и заплатить за то, что он взял, но что будет, если он откажется это делать? Она также не знала, какие последствия может повлечь за собой кража здесь, в Англии. У мальчика могут возникнуть проблемы, если политика магазина предполагает, что их сотрудник обязан сообщить о краже в полицию.

Затем Кэсси восстановила ход событий и поняла, что может быть и другой вариант развития ситуации.

Она вспомнила, что прямо перед тем, как Дилан украл конфеты, Мэдисон упомянула о жареных каштанах, которые они ели с мамой. Возможно этот тихий мальчик услышал слова своей сестры, и вспомнил ту травму, которую перенесла их семья.

Возможно, он проявлял свои подавленные эмоции по поводу развода родителей, сознательно совершая запретные действия. Чем больше Кэсси думала об этом, тем более вероятным было такое объяснение.

В таком случае было бы лучше уладить ситуацию более щадящим образом.

Кэсси посмотрела на Дилана, листавшего страницы своего меню, и выглядевшего абсолютно безразличным.

Мэдисон также, казалось, уже остыла от своей вспышки гнева. Отказавшись есть краденные сладости и высказав брату всё, что думает по этому поводу, она, казалось, решила для себя этот вопрос. Теперь девочка была поглощена чтением описания различных молочных коктейлей.

- Что ж, - сказала Кэсси. – Дилан, отдай мне, пожалуйста, сладости, которые ты взял. Достань всё из карманов.

Дилан порылся в своей куртке и достал оттуда четыре леденца и пачку рахат-лукума.

Кэсси смотрела на небольшую горку сладостей.

Он взял немного. Это не было воровством в крупных масштабах. Проблемой был сам факт того, что он вообще их взял и не считал совершённое действие неправильным.

- Я собираюсь конфисковать у тебя эти сладости, потому что неправильно брать что-то, не заплатив за это. У сотрудницы магазина могут быть проблемы, если деньги в кассе не совпадут с количеством товара в наличии. И у тебя могут быть большие проблемы. Во всех этих магазинчиках есть камеры видеонаблюдения.

- Хорошо, - ответил мальчик со скучающим видом.

- Мне придётся рассказать об этом твоему отцу и посмотрим, какое решение он примет. Пожалуйста, не делай так больше, независимо от того, хотел ли ты помочь или от того, как по твоему мнению к тебе несправедлив мир, или от того, что ты чувствуешь по поводу ваших семейных проблем. Это может привести к серьёзным последствиям. Понимаешь?

Она собрала конфеты и спрятала их себе в сумочку.

Наблюдая за детьми, она увидела, что Мэдисон, которая не нуждалась в предупреждениях, выглядела намного более обеспокоенной, чем Дилан. Он смотрел на неё таким взглядом, в котором она могла прочитать только недоумение. Мальчик слегка кивнул, и она догадалась, что не получит больше никакой реакции.

Она сделала всё, что могла. Теперь она могла только передать информацию Райану и поредоставить ему разобраться с ситуацией.

- Ты выбираешь молочный коктейль, Мэдисон? – спросила она.

- Бери с шоколадом, не прогадаешь, - посоветовал Дилан. Вот так просто напряжение спало и всё снова вернулось на круги своя.

Кэсси почувствовала огромное облегчение от того, что смогла справиться с ситуацией. Она поняла, что у неё дрожат руки и убрала их под стол, чтобы дети этого не заметили.

 Она всегда старалась избегать конфликтных ситуаций, потому что они возвращали ей воспоминания о тех временах, когда она была их невольным беспомощным участником. Она вспоминала некоторые фрагменты сцен ссор, разговоров на повышенных тонах и криков чистой ярости, разбитую посуду, необходимость прятаться под обеденным столом. Она чувствовала, как осколки жгут её руки и лицо.

При наличии выбора, в любой ссоре она обычно пыталась совершить действие, которое было бы равнозначно попытке спрятаться.

Сейчас она была рада тому, что ей удалось отстоять свой авторитет спокойно, но твёрдо, и что этот день в результате не превратился в катастрофу.

К ним подошла менеджер, чтобы принять заказы и Кэсси начала понимать, каким маленьким был этот городок, потому что и эта девушка знала их семью.

- Дилан и Мэдисон, привет! Как поживают ваши родители?

Кэсси съёжилась, понимая, что девушка явно не была в курсе последних новостей, а она не обсудила с Райаном, что следует говорить в подобных случаях. Пока она пыталась подобрать подходящие слова, заговорил Дилан.

-  У них всё в порядке, спасибо, Марта.

Кэсси была ему благодарна за этот краткий ответ, хоть она и была удивлена тому, насколько спокойно мальчик ответил на этот вопрос. Она думала, что они с Мэдисон расстроятся при упоминании их родителей. Возможно, Райан сказал им не обсуждать этот вопрос с людьми, которые не знали о случившемся. Кэсси решила, что это может быть возможной причиной, тем более, что девушка, похоже, торопилась и спросила о родителях просто из вежливости.

- Привет, Марта. Меня зовут Кэсси Вейл, - сказала она.

- Похоже, ты из Америки. Ты работаешь на Эллисов?

Кэсси снова вздрогнула при их коллективном упоминании.

- Просто помогаю, - ответила она, вспомнив, что несмотря на неофициальную договорённость с Райаном, ей следовало быть осторожной.

- Так тяжело найти хорошего помощника. В настоящее время у нас мало сотрудников. Одну из наших официанток вчера депортировали из-за отсутствия необходимых документов.

Она посмотрела на Кэсси, которая поспешила отвести взгляд. Что девушка хотела этим сказать? Неужели по американскому акценту она заподозрила, что у Кэсси нет рабочей визы?

Была ли эта фраза намёком на то, что местные власти всех тщательно проверяют?

К облегчению Кэсси, они с детьми быстро сделали заказы, и менеджер поспешила прочь.

Спустя некоторое время к ним подошла напряжённого вида официантка, которая была явно из местных и принесла их пироги и картошку фри.

Кэсси не хотела медлить с принятием пищи и рисковать снова наткнуться на вынужденные нежелательные разговоры, поскольку людей в кафетерии становилось всё меньше. Как только они поели, она подошла к кассе и расплатилась.

Выйдя из кафетерия, они отправились той же дорогой, которой пришли. Они остановились в магазине товаров для животных, где Кэсси купила еды для рыбок Дилана, которых, как сказал мальчик, звали Апельсин и Лимон. И подстилку в клетку его кролика Бенджамина Банни.

Когда они направились к автобусной остановке, Кэсси услышала музыку и заметила, что на городской площади собралась целая толпа людей.

- Как ты думаешь, что они там делают? – Мэдисон заметила это движение в тот самый момент, когда Кэсси повернула голову.

- Давай посмотрим, Кэсси? – попросил Дилан.

Они направились через дорогу и обнаружили, что там как раз проходит развлекательное шоу.

В северной части площади проводила своё живое выступление группа из трёх музыкантов. В противоположной части какой-то умелец мастерил животных из воздушных шаров. Уже сформировалась целая очередь из родителей с маленькими детьми.

В центре выполнял трюки фокусник, одетый в строгий костюм с цилиндром.

- Ух ты. Я очень люблю фокусы, - вздохнула Мэдисон.

- И я, - согласился Дилан. – Я бы хотел изучить их. И понять, как это работает.

Мэдисон закатила глаза.

- Проще простого. Это же магия!

Как только они подошли, фокусник как раз завершил один из своих трюков, публика восторженно вздыхала и аплодировала, а потом, когда толпа рассеялась, он развернулся прямо к ним.

- Добро пожаловать, добрые люди. Спасибо, что пришли сюда в этот замечательный день. Какой же это прекрасный день. Но скажите мне, юная леди, Вы не замёрзли?

Он позвал Мэдисон вперёд.

- Замёрзла? Я? Нет, - девочка шагнула вперёд, настороженно улыбаясь и ожидая, что же будет дальше.

Он протянул вперёд свои руки, в которых ничего не было, затем приблизился к Мэдисон и хлопнул в ладоши рядом с головой девочки.

Она ахнула. Когда он опустил руки, то в его ладонях был маленький игрушечный снеговик.

- Как Вы это сделали? – спросила девочка.

Он протянул ей игрушку.

- Всё это время он был у тебя на плече и путешествовал вместе с тобой, - объяснил фокусник, а Мэдисон засмеялась и была поражена, не веря своим глазам.

- А сейчас давай посмотрим, насколько зоркий у тебя взгляд. Вот так это работает. Ты делаешь ставку, любую сумму, которую пожелаешь, пока я перемешиваю четыре карты. Если ты угадаешь, какая из них будет дамой, ты удвоишь поставленную сумму. Если нет – останешься ни с чем. Итак, хочешь ли ты сделать ставку?

- Я хочу! Можно мне немного денег? – спросил Дилан.

- Конечно. Сколько бы ты хотел проиграть? – Кэсси порылась в кармане своей куртки.

- Я хотел бы проиграть 5 фунтов, пожалуйста. Или выиграть десять, конечно же.

Осознав, что позади неё собирается толпа, Кэсси дала Дилану деньги, и он сделал ставку.

- Для Вас, молодой человек, это не составит большого труда - я вижу, что у Вас зоркий глаз - но помните, что карточная дама – хитрая женщина, и она выиграла уже множество сражений.

- Внимательно смотрите, как я сдаю четыре карты. Видите, я размещаю их картинкам вверх абсолютно открыто. Это проще простого. Это всё равно, что раздавать деньги. Червовая дама, пиковый туз, девятка треф и бубновый валет. В конце концов, о браке говорят, что он начинается с сердец и бриллиантов, но к концу всё, что тебе остаётся – это дубинка и лопата, прямо как в карточных мастях.

Толпа разразилась смехом от этих слов.

Намёк фокусника на неудачный брак был не лучшей идеей, и Кэсси с беспокойством посмотрела на детей, но Мэдисон, казалось, не поняла эту шутку, а внимание Дилана было сконцентрировано на картах.

- А теперь я переверну их.

Одну за другой он перевернул карты картинками вниз.

- Сейчас я начну их перемещать.

Резво, но не слишком быстро он начал перемешивать четыре карты. Было интересно уследить за расположением карт и к тому моменту, когда он остановился, Кэсси была уверена, что дама была крайней справа.

- Так где же наша дама? – спросил фокусник.

Дилан сделал паузу, а затем указал на карту справа.

- Вы уверены, молодой человек?

- Уверен, - кивнул Дилан.

- У Вас есть один шанс изменить своё решение.

- Нет, я буду придерживаться этого. Она обязана быть там.

- Она обязана быть там. Что ж, посмотрим, согласна ли с этой обязанностью дама, или один из её спутников тайно сумел помочь ей скрыться.

Он открыл карту и Дилан издал слышимый стон.

Это был бубновый валет.

- Чёрт, - сказал он.

- Валет. Всегда готов прикрыть свою даму. Верный до конца. Но наша червовая дама, символ любви, всё ещё ускользает от нас.

- Так где же дама?

- И в самом деле, где же она?

Кэсси заметила, что когда он передвигал карты, то до одной из них он не дотрагивался вообще – той, которая лежала крайней слева. Это должен был быть пиковый туз.

- Я думаю, что она здесь, - догадалась она, показывая на эту карту.

- А, тут у нас смышлёная леди, которая указывает на карту, хоть и знает, что она не может быть дамой. Но знаете, что? Чудеса случаются.

 Фокусник торжественно открыл карту – и это была дама.

Смех и аплодисменты прокатились по площади, и Кэсси почувствовала прилив восторга, когда Дилан и Мэдисон дали ей пять.

- Как жаль, что Вы не сделали ставку, моя дорогая леди. Вы не станете богаче, но так тому и быть. Кому нужны деньги, когда тебя выбрала любовь?

Кэсси почувствовала, что её щёки покраснели. Как бы она хотела, чтобы это было правдой.

- Вы можете оставить себе эту карту на память.

Он вложил карту в бумажный конверт и запечатал, затем вручил его Кэсси, которая положила конверт в боковой карман своей сумочки.

 - Мне интересно, что бы было, если бы я выбрал вот эту карту, - заметил Дилан, когда они уходили.

- Я уверена, что это был бы бубновый валет, - сказала Кэсси. – Так он зарабатывает деньги, меняя карты местами, пока люди делают ставки.

- Его движения руками были настолько быстрыми, - сказал Дилан, качая головой.

- Для этого нужен природный талант, и потом ещё долгие годы тренировок, - предположила Кэсси.

- Думаю, так и есть, - согласился Дилан, когда они подошли к автобусной остановке.

- Он также применяет отвлекающие манёвры, но я не уверена, как это происходит, когда все четыре карты находятся так близко друг к другу. Но это определённо должно работать каким-то таким образом.

- Хорошо, давайте потренируемся. Постарайся отвлечь моё внимание, Кэсси, - сказала Мэдисон.

- Так и сделаем, но уже подходит автобус. Давайте сначала сядем в него.

Мэдисон обернулась, чтобы посмотреть, и пока её внимание было перенаправлено, Кэсси вытащила из кармана куртки девочки яблоко в карамели.

- Эй! Что это ты сделала? Я что-то почувствовала. И там нет никакого автобуса, - сказала Мэдисон и снова повернулась, потом увидела, что Дилан разразился смехом, затем на мгновение остановился, пока девочка не сообразила, что именно произошло, а затем снова начал хихикать.

- Ты поймала меня!

- Это не всегда так просто сделать. Мне повезло.

- Автобус едет, Мэдисон, - сказал Дилан.

- Я не буду смотреть. Тебе не удастся провести меня второй раз, - скрестив руки всё ещё смеялась девочка.

- Тогда мы оставим тебя здесь, - сказал Дилан, когда к остановке подошёл блестящий одноэтажный загородный автобус.

 Во время короткой дороги домой каждый из них старался изо всех сил сбить другого с толку. Когда они доехали до своей остановки, у Кэсси от смеха заболел живот, и она была счастлива от того, что они успешно провели этот день.

Когда они открыли входную дверь, её мобильный телефон завибрировал. Пришло сообщение от Райана, в котором он сообщал, что собирается купить домой пиццу и уточнял есть ли какие-нибудь начинки, которые она не любит.

Она написала в ответ: «Мне всё равно, спасибо», и когда почти нажала кнопку «Отправить», то поняла, что такой ответ может быть неправильно понят.

У Кэсси горело лицо, когда она стирала набранные слова и заменила их фразой: «Любая начинка подойдёт. Спасибо».

Через минуту её телефон снова зазвонил, и она схватила его, ожидая увидеть следующее сообщение от Райана.

Но оно было не от него. Сообщение написала Рене, одна из её старых школьных подруг из дома.

«Привет, Кэсси, тебя тут кое-кто искал сегодня. Звонила женщина из Франции. Она пыталась связаться с тобой, но больше ничего не сказала. Я могу дать ей твой номер?».

Кэсси перечитала сообщение снова и внезапно эта деревня больше не казалась ей отдалённой и безопасной.

В связи с предстоящим судебным разбирательством по делу её бывшего работодателя в Париже, когда его команда защиты разыскивала новых свидетелей, Кэсси испугалась, что ловушка захлопывается.

ГЛАВА 7

Пока она помогала детям с вечерними процедурами принятия ванны и переодевания в пижамы, Кэсси не могла выбросить из головы это тревожное сообщение. Она пыталась убедить себя, что юристы Пьера Дюбуа могли позвонить ей напрямую, и им не нужно было выслеживать её давнюю школьную подругу, но то, что кто-то её разыскивал, оставалось фактом.

Ей срочно нужно было узнать, кто был этим человеком.

После того, как Кэсси помыла ванную, она отправила сообщение Рене:

«У тебя есть номер той женщины? Она сказала тебе, как её зовут?».

Оставив свой телефон позади, она отправилась на кухню и помогла Мэдисон накрыть стол и снабдить его всем необходимым для пиццы: солью, перцем, измельчённым чесноком, соусом табаско и майонезом.

- Дилан любит майонез, - объяснила она. – А я думаю, что это гадость.

- Я тоже, - призналась Кэсси, и её сердце подпрыгнуло в груди, когда она услышала, что открылась входная дверь.

Мэдисон поспешила выйти из кухни вместе с Кэсси.

- Доставка пиццы! – объявил Райан, вручая Мэдисон стопку коробок. – Как хорошо дома. На улице становится холодно и темно.

Он увидел Кэсси и, как девушка и надеялась, его лицо расплылось в до безобразия привлекательной улыбке.

- Привет, Кэсси! Ты выглядишь прекрасно. Вижу, у тебя появился румянец после пребывания на нашем морском воздухе. Не могу дождаться твоего рассказа о сегодняшнем дне.

Кэсси улыбнулась ему в ответ, благодарная за то, что он предположил, что причиной её румянца является свежий воздух, а не тот факт, что она начала волноваться и чувствовать странную застенчивость, как только он вошёл.

Когда она забрала у него коробки, то сказала себе, что было бы здорово, если бы это её увлечение собственным начальником утихло.

Через несколько минут Райан присоединился к ним на кухне, и Кэсси увидела в его руках коричневый бумажный пакет.

- Я купил всем подарки, - объявил он.

- Что ты купил для меня? – спросила Мэдисон.

- Терпение, моя милая. Давайте сначала все сядем.

Когда дети уселись за стол, он открыл пакет.

- Мэдди, я принёс тебе вот это.

Это была чёрная облегающая майка с розовой блестящей надписью, которая была расположена вверх ногами.

«Это моя майка для стойки на руках» - гласила надпись.

- О, она такая красивая. Не могу дождаться, когда одену её в спортзал, - сказала Мэдисон, сияя от восторга и переворачивая майку из стороны в сторону, наблюдая как она блестит на свету.

- А это, Дилан, для тебя.

Его подарком была неоново-жёлтая велосипедная футболка с длинными рукавами.

- Круто, пап. Спасибо.

- Надеюсь, она усилит твою безопасность сейчас, когда по утрам ещё так темно. А для тебя, Кэсси, я купил это.

К удивлению Кэсси, Райан достал из пакета пару элегантных тёплых перчаток. Её глаза расширились, когда она поняла, что они были почти в точности такими же, как те, которые она примеряла в городе.

- О, они прекрасны без сомнения, и мне они так пригодятся.

К своему смятению Кэсси осознала, что снова попала под власть своего увлечения и представила себе, что оденет эти перчатки, когда в следующий раз будет сидеть с Райаном на улице и пить с ним вино.

- Надеюсь, что я угадал с размером. Я изо всех сил пытался представить себе твои руки, когда покупал их, - сказал Райан.

На мгновение Кэсси потеряла способность дышать, поскольку ей стало интересно, думал ли он так же, как и она.

- Итак, понравился ли всем вам сегодняшний день? – спросил Райан.

- Мы так весело провели время. В городе был фокусник. Он подарил мне снеговика, обманул Дилана и выманил у него пять фунтов, а потом Кэсси угадала, где была нужная карта и получила её на память, но денег не выиграла.

- А какую карту она выиграла? – спросил Райан свою дочь.

- Даму червей, и фокусник сказал, что её ожидает любовь.

Кэсси выпила немного апельсинового сока, потому что не знала, на чём остановить свой взгляд, и стеснялась встретиться взглядом с Райаном.

- Что ж, я думаю, что Кэсси заслуживает эту карту и всё, что она с собой приносит, - сказал Райан, и девушка чуть не пролила свой сок, когда ставила стакан на место.

- Что вы делали потом? – спросил он.

- По дороге до остановки мы стали говорить об отвлекающих приёмах, и Кэсси сбила меня с толку и вытащила из моего кармана яблоко в карамели!

Слова Мэдисон текли рекой, и, хоть Дилан был слишком занят поглощением пиццы, чтобы добавить что-нибудь, он с энтузиазмом кивал.

- Мы тоже купили Вам кое-что, - сказала Кэсси и робко вручила пакетик с орехами кешью.

- Мои любимые! Завтра у меня будет загруженный день, и я возьму их с собой, чтобы пообедать. Какая прелесть. Спасибо за такой продуманный подарок.

 Когда он произнёс свои последние слова, то посмотрел прямо на Кэсси, но его голубые глаза смогли задержать её взгляд всего на несколько секунд.

 После того, как пицца была съедена, хоть у Кэсси не было особого аппетита, но другие восполнили его отсутствие и доели каждый кусочек, она провела детей в гостиную, чтобы они воспользовались выделенным им временем для просмотра телевизора, и после окончания шоу талантов они были вполне довольными, а затем Кэсси уложила их спать.

Мэдисон всё ещё была под впечатлением от дневных приключений и шоу талантов, в котором участвовали две группы школьных гимнасток.

- Я думаю, что хотела бы когда-нибудь стать гимнасткой, - сказала она.

- Это тяжёлый труд, но если у тебя есть мечта, ты должна следовать ей, - посоветовала Кэсси.

 - Я чувствую, что не смогу уснуть.

- Хочешь, мы можем немного поговорить? Или я могу прочесть тебе сказку?

Кэсси старалась сохранить спокойствие и не думать о Райане, который сидел на улице с вином и ждал её. Или, может быть, он не стал её ждать, а вместо этого пошёл спать пораньше. В этом случае, она бы упустила шанс рассказать ему о воровстве, совершённом Диланом.

К ней снова вернулось это воспоминание. Будучи в эйфории от подарка и их беседы во время ужина, она даже забыла об этом неприятном инциденте. Её обязанностью было рассказать об этом Райану, даже если это испортило бы хорошее впечатление от этого дня.

- Я хочу немного почитать.

Мэдисон выбралась из-под покрывал, направилась к полке и выбрала книгу, которую она, очевидно, много раз читала, потому что её корешок был согнут, а углы страниц были загнуты.

- Это история обычной девочки, которая стала балериной. Мне она очень нравится, она просто захватывающая. Каждый раз, когда я её читаю, у меня захватывает дух. Тебе не кажется это странным?

- Нет, вовсе нет. Именно такие чувства и вызывают у читателей лучшие истории, - сказала Кэсси.

- Кэсси, как ты думаешь, в школе-пансионе преподают гимнастику?

Опять упоминание об этом пансионе. Кэсси взяла паузу.

- Да, тем более, что такие школы, как правило, намного больше обычных. Я думаю, у них там должны быть целые спортивные комплексы.

Мэдисон, казалось, была удовлетворена этим ответом, но потом ей в голову пришла ещё одна мысль.

- Разве в школе-пансионе нельзя остаться и на время каникул?

- Нет, на каникулы дети едут домой. А почему тебе хотелось бы остаться в школе?

Кэсси надеялась, что Мэдисон ответит, но она натянула покрывало до подбородка и открыла свою книгу.

- Я просто спросила. Спокойной ночи. Я позже выключу свет.

- Я загляну к тебе чуть позже, - пообещала Кэсси, прежде чем закрыть дверь.

Она побежала в свою комнату, схватила пальто, надела новые красивые перчатки и поспешила на балкон.

К облегчению Кэсси, Райан всё ещё был там. На самом деле, её даже охватило приятное волнение от понимания, что он ждал её, прежде чем открыть вино. Как только он увидел её, то встал, подвинул её кресло ближе к своему и взбил подушку, перед тем, как она села.

- Твоё здоровье. Огромное тебе спасибо за сегодняшний день. Это лучшее в мире чувство - видеть своих детей таким счастливыми.

- Ваше здоровье.

Как только их бокалы соприкоснулись, Кэсси вспомнила, что этот день не был таким уж идеальным. Сегодня произошёл серьёзный инцидент. Как ей сообщить об этом Райану? Что если он раскритикует её действия и скажет, что она должна была поступить иначе?

Кэсси решила, что всё-таки будет лучше поднять этот вопрос и обсудить его во время разговора. Она надеялась на то, что Райан может снова упомянуть о своём разводе, потому что это предоставит ей прекрасную возможность произнести фразу: «Знаете, я считаю, что этот развод повлиял на Дилана в большей степени, чем мы думали, потому что, как только Мэдисон упомянула в разговоре их мать, он украл из магазина несколько сладостей».

Некоторое время они говорили о погоде - завтра ожидался прекрасный солнечный день, и о расписании дня детей. Райан объяснил, что школьный автобус заберёт их в семь тридцать утра, к тому времени его уже не будет дома, дети сообщат ей, в котором часу заканчиваются занятия и нужно ли их отвезти на другие мероприятия.

- На внутренней стороне двери моего шкафа висит их расписание, если ты захочешь проверить его, - сказал он. – Я обновляю его каждый раз, когда в расписание вносят изменения.

- Спасибо большое. Я проверю, если мне это понадобится, - ответила Кэсси.

- Знаешь, - начал Райан и Кэсси напряглась, допивая остатки вина в своём бокале, поскольку тон его голоса изменился и стал более серьёзным. Она была уверена, что он собирался упомянуть о своём разводе, а это означало, что для неё может настать подходящий момент, чтобы затронуть сложную тему воровства, совершённого Диланом.

 Прежде чем продолжить, он снова наполнил их бокалы.

- Ты знаешь, ты сегодня не выходила у меня из головы. Как только я увидел эти перчатки, я сразу же подумал о тебе и понял, как мне понравилось наше вчерашнее общение на улице. Перчатки – это мой способ сказать тебе, что мне бы хотелось каждый вечер проводить здесь с тобой.

На мгновение Кэсси не знала, что ответить. Ей не верилось, что Райан только что сказал это. Затем, когда его слова рассеялись, она почувствовала, как её переполняет счастье.

- Я буду только рада. Мне очень понравилось время, которое мы провели вместе прошлым вечером.

Она хотела сказать больше, но остановила себя. Ей следовало быть осторожной в выражении эмоций, которые всё больше нарастали внутри неё, потому что комментарий Райана мог быть простым выражением вежливости.

- Они тебе подошли? – он взял её левую руку в свои ладони и осторожно провёл большим пальцем по её ладони.

- Да, они прекрасно сидят. И в них я вообще не чувствую холода.

Её сердце билось настолько быстро, что она задумалась, почувствовал ли он её учащённый пульс, когда нежно погладил запястье, прежде чем отпустить её руку.

- Я так тобой восхищаюсь, это такой серьёзный шаг – поехать путешествовать за границу. Ты решила сделать это в одиночку? Или с подругой?

- Я приехала сама, - сказала Кэсси, обрадовавшись тому, что он мог оценить, каких усилий это ей стоило.

- Это невероятно. А что думает по этому поводу твоя семья?

Кэсси не хотела обманывать его, поэтому изо всех сил постаралась обойти эту тему.

- Меня все поддержали. Друзья, семья, предыдущие работодатели. Было и несколько человек, которые сказали, что я буду очень скучать по дому и вскоре вернусь обратно, но этого не произошло.

- Тебе пришлось оставить дома кого-то особенного? Может быть, парня?

Кэсси едва смогла сделать вдох, понимая, что именно мог означать этот вопрос. Райан на что-то намекал? Или это был обычный вопрос, чтобы больше узнать о ней? Ей нужно быть осмотрительной, потому что она была настолько им очарована, что легко могла выдать что-то неуместное.

- У меня нет парня. Ранее в этом году я встречалась с одним парнем в Штатах, но мы расстались задолго до того, как я уехала.

Это не было правдой. Она рассталась со своим бывшим всего за пару недель до отъезда, и одной из её главных причин отправиться в путешествие за границу, была необходимость уехать как можно дальше, чтобы он не смог поехать за ней и убедить её изменить своё мнение.

Кэсси не могла рассказать Райану правдивую версию. Находясь здесь и сейчас, наблюдая за тем, как белые гребни далёких волн накрывают берег, она хотела, чтобы он думал, что её последние отношения остались в далёком прошлом. Что она была безмятежной, на её душе не было шрамов, и она была готова к новым отношениям.

- Я рад, что ты поделилась этим со мной. С моей стороны было бы неправильным не задать этот вопрос, - мягко сказал Райан. – И я так понимаю, что ты покончила с прошлым, потому что я не смогу быть спокойным, если это не так.

Кэсси смотрела на него, заворожённая его бледно-голубыми глазами, и чувствуя будто всё это ей снится.

- Да, я сделала это. Мне пришлось нелегко, и я была вынуждена принять сложное решение.

Он кивнул.

- Именно это я почувствовал в тебе с момента нашего первого разговора. Твою внутреннюю силу. Способность чётко знать, чего ты хочешь и идти к своей цели, а также ты обладаешь удивительной эмпатией, мягкостью и мудростью.

- Ну, я не знаю, как на счёт мудрости. Я бы не сказала, что большую часть времени отличаюсь особой мудростью.

Райан засмеялся.

- Это потому что ты слишком занята жизнью, чтобы иметь время на самоанализ. А это ещё одно замечательное качество.

- Ну, я так понимаю, что пока я нахожусь здесь, то могу поучиться у эксперта в этой области, - парировала она.

- Разве ты не считаешь, что жизнь веселее всего проживать рядом с человеком, который делает её достойной продолжать жить?

Его слова поддразнивали её, но его лицо было серьёзным, и она поняла, что не может отвести взгляд.

- Да, определённо, - прошептала она.

Этот разговор не был похож на обычную беседу. Он означал нечто большее. Он должен был означать.

Райан поставил свой бокал на стол и взял её за руку, помогая девушке встать с кресла. Его рука как бы случайно скользнула по её талии и задержалась на несколько секунд, пока Кэсси поворачивалась, чтобы зайти обратно в дом.

 - Надеюсь, ты хорошо спишь, - сказал он, когда они подошли к двери её спальни.

 Его рука коснулась её спины, когда он к ней наклонился, и её изумленные глаза следили только за его губами, чувственными и плотными, обрамлёнными мягким контуром щетины.

Затем всего лишь на мгновение его губы соприкоснулись с её губами, прежде чем он отстранился и тихо произнёс: «Спокойной ночи».

Кэсси подождала, пока не закроется дверь в его спальню, а затем, чувствуя, будто парит в воздухе, девушка проверила, погасила ли Мэдисон свет в своей комнате и вернулась в свою спальню.

Вдруг она поняла, что забыла рассказать Райану про воровство.

Ей не представилась такая возможность. События вечера никак не предполагали начало разговора на эту тему. Они стали разворачиваться в абсолютно противоположном направлении, которое оказалось вполне неожиданным и заставило её испытывать удивление, надежду и ожидание продолжения. После этого поцелуя, Кэсси почувствовала, что открылась какая-то дверца, за которой она увидела нечто, что могло изменить весь её мир.

Может он имел в виду дружеское общение? Или нечто большее? Она не была уверена, но думала, что так и было. Неуверенность заставляла её нервничать и волноваться, но в хорошем смысле.

Вернувшись в свою комнату, она снова проверила сообщения и обнаружила, что ей ответила Рене.

«Женщина сказала, что звонит с телефона-автомата. Так что у меня нет её номера. Если она позвонит снова, я спрошу её имя».

Когда Кэсси прочитала это сообщение, у неё внезапно возникла одна мысль.

Эта таинственная женщина звонила с телефона-автомата, боялась оставить данные о себе, и вышла на связь со школьной подругой Кэсси, которая была одной из немногих знакомых Кэсси, до сих пор живущих в её родном городе.

Её отец переехал из дома, в котором они выросли. Он переезжал несколько раз, сменил множество работ, подружек, и терял свой телефон почти каждый раз, когда уходил в пьяное буйство. Она уже долгое время не поддерживала с ним связь и больше никогда не хотела видеть его снова. Он старел, его здоровье пошатнулось, но он сам создал себе ту жизнь, которую заслуживал. Однако, это также означало, что члены его семьи, которые захотят разыскать его, теперь не смогут этого сделать. Даже она не знала, как теперь связаться со своим собственным отцом.

Был шанс, вероятность которого казалась ей всё более высокой, чем больше она об этом думала – шанс того, что это был звонок от её сестры Джеки, которая делала всё возможное, чтобы снова выйти на контакт с Кэсси. Старая школьная подруга могла быть единственной ниточкой, если не использовать социальные сети, а у Джеки не было там профиля. Кэсси часто искала сестру в интернете, когда у неё было на это время, в надежде, что её детективная работа может дать подсказку о местонахождении сестры.

Мурашки пробежали по спине у Кэсси, когда она рассмотрела возможность, что звонила именно Джеки.

Это не означало, что у Джеки всё хорошо, Кэсси так и не думала. Если бы Джеки обустроилась где-нибудь, если бы у неё была стабильная работа и жильё, она бы уже давно вышла на связь.

Когда Кэсси думала о Джеки, она всегда представляла себе неуверенное и ненадёжное положение своей сестры. Она представляла себе жизнь в попытке сохранить хрупкий баланс между деньгами и бедностью, наркотиками и реабилитацией, парнями и тиранами. Кто знал, через что именно ей приходилось проходить? Чем в большей неопределённости жила Джеки, тем сложнее ей было выйти на контакт со своей семьёй, которую она покинула много лет назад. Возможно, обстоятельства её жизни не позволяли ей сделать это, или она стыдилась того положения, в котором находилась. Возможно, она месяцами была в дороге или за решёткой, или у неё были проблемы с психикой, а, может быть, она попрошайничала, или кто знает, что ещё?

Кэсси решила, что нужно верить в лучшее и воспользоваться шансом, который ей предоставила Джеки.

Зная, что Райан в любую минуту может отключить интернет, Кэсси быстро написала Рене ответное сообщение.

«Это может быть моя сестра. Если она позвонит снова, пожалуйста, скажи ей мой номер».

Надеясь, что её догадка была правильной, Кэсси закрыла глаза, чувствуя, что сделала со своей стороны всё возможное, чтобы возобновить контакт с единственным представителем своей семьи, за которого она всё ещё переживала.

ГЛАВА 8

На следующее утро в доме царил организованный хаос, поскольку Кэсси пыталась помочь детям одеться в школу. Она не могла найти некоторые предметы их школьной формы, обувь была грязной, а носки – разными. Кэсси бегала взад-вперёд между кухней и спальнями, совмещая приготовление завтрака со сборами детей в школу.

Дети с жадностью выпили чай, съели тосты с джемом, прежде чем возобновить поиск необходимых школьных принадлежностей, которые, казалось, перенеслись за время выходных в параллельную вселенную.

- Я потеряла свой значок! – объявила Мэдисон, натягивая куртку.

- Как он выглядит? – спросила Кэсси с замиранием сердца. Она думала, что они наконец уже готовы выходить.

- Он круглый и ярко-зелёного цвета. Я не могу пойти без него в школу. На прошлой неделе я была капитаном нашего класса и сегодня мне надо его передать кому-то другому.

Кэсси в панике обыскала всю комнату, и в конце концов нашла этот значок на дне шкафа.

После того, как этот кризис был устранён, Дилан крикнул, что у него пропал пенал. И только поле того, как дети вышли из дома, Кэсси нашла его за клеткой кролика, и поспешила к остановке, где дети ждали автобуса.

Когда они уже сели в автобус, она глубоко вздохнула, и счастливые мысли о прошлом вечере возродились внутри неё.

Пока она убирала в доме, то снова и снова проигрывала в голове сцены их общения с Райаном.

Он флиртовал с ней, она была в этом уверена.

То, как он прикасался к ней, брал за руку, спрашивал, есть ли у неё парень. Сам по себе это был достаточно невинный вопрос, но кроме этого он сказал и кое-что ещё:

«С моей стороны было бы неправильным не задать этот вопрос».

Эта фраза указывала на то, что он задавал свой вопрос не из простого любопытства. Он хотел удостовериться.

А этот поцелуй. Она закрывала глаза, когда вспоминала о нём, и внутри неё разливалось тепло. Он случился так внезапно и был таким идеальным.

Он был похож на дружеский, но в то же время предполагал нечто большее. Это невозможно описать. Кэсси чувствовала себя неуверенной, но в хорошем смысле этого слова.

Утро быстро пролетело, и поскольку Райан сказал, что поздно придёт домой, она решила заблаговременно подготовиться к ужину. Она умела готовить не так много блюд, но на полке кухонного шкафа было полным-полно кулинарных книг.

Кэсси выбрала одну книгу о приготовлении семейных обедов. Она предположила, что это была книга Райана, но потом с удивлением обнаружила рукописную надпись на первой странице: «С днём рождения, Триш!».

Это была книга Триш. Возможно, её подарил женщине кто-то из её друзей - кто-то, кто не знал, что чаще всего в их семье готовил Райан. В любом случае, она не взяла её с собой.

Мысли Кэсси были прерваны громким стуком во входную дверь.

Она поспешила узнать, кто бы это мог быть.

Снаружи стоял мужчина, одетый в чёрную кожаную одежду. А позади него на боковой дорожке был припаркован огромный мотоцикл.

Как только Кэсси открыла дверь, он шагнул вперёд и оказался совсем рядом с ней. Он был высоким, широкоплечим парнем со стрижкой «ёжик» на тёмных волосах и усами. Девушка почувствовала лёгкий уровень агрессии в том, как он зашёл в дом, и в том, как он смотрел на неё.

Она отступила назад, взволнованная его вторжением. Кэсси пожалела, что не закрыла дверь на внутреннюю цепь, но она не считала, что в такой маленькой тихой деревне это может понадобиться.

- Это дом семьи Эллисов? – задал вопрос мужчина.

- Да, так и есть, - ответила Кэсси, думая, в чём же дело.

- А мистер Райан Эллис сегодня дома?

- Нет, он на работе. Я могу Вам чем-то помочь?

Внутри Кэсси воцарилась паника. Для своей собственной безопасности она должна была сказать, что Райан отошёл на минутку по соседству. Она не знала, кем был этот мужчина. Он вёл себя напористо и заносчиво, а так не ведут себя со своими клиентами, например, работники службы доставки.

- А ты кто? – слегка улыбнулся мужчина, опираясь рукой на дверной косяк.

- Я помощница по хозяйству, - оборонительно сказала Кэсси, слишком поздно вспомнив, что ей следовало бы сказать, что она друг семьи.

- А, так он нанял тебя на работу? Он платит тебе, да? Откуда ты? Из Штатов?

У Кэсси перехватило дыхание. Она совсем не ожидала такого допроса и сразу же подумала о депортированной официантке, о которой ей рассказала вчера менеджер кафетерия.

Она не ответила ему. Вместо этого она повторила: «Я могу Вам чем-то помочь?».

Она надеялась, что он не догадается, насколько она была напугана.

- У меня есть специальная посылка для мистера Райана Эллиса.

Мужчина вручил ей большой конверт из обёрточной бумаги, на котором было от руки написано имя Райана и его адрес.

Она положила его на стол в холле, и мужчина передал ей папку для подписи.

- Распишись здесь. Укажи своё полное имя, время доставки и номер телефона.

Итак, как оказалось, это была просто доставка. Кэсси почувствовала облегчение, но не собиралась расслабляться до тех пор, пока этот жуткий тип не выйдет за дверь.

- И твой паспорт, пожалуйста.

- Что-что?

Она в ужасе уставилась на него.

- Мне нужно его сфотографировать. Если ты не против.

Тон его голоса говорил, что ему было всё равно, против ли она. Он прислонился к стене и посмотрел на часы.

Кэсси совершенно не знала, что ей делать. К чему всё это? Она боялась, что это была какая-то облава на незаконно трудящихся.

Она не могла сказать ему убираться прочь, несмотря на то, что очень хотела сделать это. Было ли вообще законно фотографировать её паспорт или это было нарушением её прав? Это было похоже на попытку запугивания, но она не могла придумать выход из этого положения, ещё больше не усугубив его.

- Не могли бы Вы подождать снаружи, пока я принесу его? – попросила она.

Он не торопясь вышел на крыльцо. Скрестив руки и изобразив полуулыбку на своём круглом бледном лице, он стоял и смотрел.

 Она закрыла входную дверь, очень желая, чтобы ей не пришлось открывать её снова, и поспешила в свою комнату взять паспорт с уличающей её туристической визой.

Затем она вернулась, открыла дверь и вручила его мужчине.

Тем временем он закурил. Зажав губами сигарету, он взял телефон и пролистал страницы документа.

Она услышала многократный щелчок камеры телефона. Похоже, он сфотографировал больше, чем одну страницу.

Затем он вернул его Кэсси и вынул сигарету изо рта.

- Годится. Вот и всё. Скажи мистеру Эллису, что вскоре я снова вернусь, если это уведомление останется без ответа.

Он бросил тлеющий окурок на тротуар, развернулся и пошёл обратно к мотоциклу. Минуту спустя взревел двигатель, и он уехал прочь.

Кэсси поискала кругом, и подобрала горящую сигарету. Она погасила её о влажную траву и устремилась на кухню, чтобы выбросить. У неё дрожали руки. Что это было такое?

Она уставилась на конверт, поднесла его к свету и даже вертела в разные стороны, чтобы заметить хоть какой-то намёк на личность отправителя, но ничего не было видно.

Ей придётся подождать, пока Райан вернётся домой и рассказать ему об этом.

Кэсси начала бояться, что из-за её присутствия в этом доме и его чрезмерной доброты, у Райана могли возникнуть серьёзные проблемы.

ГЛАВА 9

Когда пришло время забирать детей из школы, Кэсси сделала всё возможное, чтобы оставить позади свои тревоги. Учитывая недавний развод родителей, у детей было полно своих забот, с которыми им приходилось справляться, и она не хотела, чтобы они ко всему ещё ощущали и её беспокойство.

Они оба ждали её у школьных ворот, а Мэдисон, казалось, была особенно рада видеть её.

Во время поездки домой по живописной местности маленькая девочка без умолку рассказывала о сегодняшних занятиях, которые показались ей скучными, математика становилась всё сложнее, а на спортивных занятиях они устроили увлекательные пробежки, которые ей очень понравились. Кэсси поняла, что улыбается, моментально отвлёкшись на весёлые комментарии девочки.

Дети быстро справились с бутербродами, которые она сделала, поглотив их всего за несколько минут, прежде чем выйти из кухни.

Кэсси убрала посуду после обеда и ещё немного задержалась на кухне, пытаясь сосредоточиться на приготовлении еды и не переживать по поводу содержимого конверта, лежащего на столе в гостиной, или по поводу того, как отреагирует на это Райан, когда вернётся домой.

Вдруг ей пришло в голову, что в доме было слишком тихо.

- Дилан? – позвала она. – Мэдисон?

Ответа не последовало.

Тревога сжала её живот, как незваный гость, которого временно изгнали, но который ждал своего возвращения.

Кэсси вышла из кухни и проверила комнаты детей. Их там не было, тогда она направилась на задний двор, заметив, что холодный ветер стих.

Дилан, одетый в синие джинсы и красную парку, находился на противоположной стороне травянистого склона, стоя на утёсе, выходящем на океан. Он стоял спиной к морю и набирал сообщение в телефоне. Вся сцена выглядела так, будто он был на самом краю -  там не было перил, только отвесная скала из песчаника и серые воды внизу.

- Дилан, не мог бы ты отойти оттуда? – сказала Кэсси.

Мальчик с любопытством поднял голову.

- Когда пишешь сообщение, то не подходи так близко к краю, - объяснила она. – Ты отвлекаешься. Ты можешь сорваться, а песчаник может раскрошиться.

- О, хорошо.

Он сделал шаг ближе.

- А где Мэдисон?

Он пожал плечами.

- Без понятия. Я только что сюда пришёл. Я переписывался с другом.

Дилан опустил голову и снова сосредоточился на своём телефоне.

Но Кэсси заметила что-то поблизости. Она направилась на утёс, чтобы посмотреть, что это было.

У края утёса на траве лежал розовый кроссовок. А где же был второй? И где была Мэдисон?

Кэсси почувствовала, как внутри неё нарастает паника, такая резкая и внезапная, что она, казалось, могла задушить её.

Она поспешила к краю обрыва.

Добравшись туда, она дала себе минутку, чтобы собраться с мыслями и убедиться в том, что она устойчиво стоит на ногах. Если этот крутой спуск вызовет ещё одно воспоминание о тех ужасах, которые она пережила во время своего пребывания во Франции, ей никто не сможет помочь.

Кэсси осторожно посмотрела вниз.

Далеко внизу, на камнях, она увидела вспышку розового цвета.

Внимательно присмотревшись, к своему ужасу она удостоверилась, что это был кроссовок.

- Мэдисон, - закричала она так громко, что Дилан испуганно оторвал голову от своего телефона.

- Мэдисон, где ты?

Она почувствовала прилив паники и отшатнулась от головокружительного обрыва.

- Дилан, она внизу. Я вижу её кроссовок. Должно быть, она упала.

Кэсси закрыла рот руками, чтобы сдержать рыдания. Чувство вины раздавило её. Она была так занята, что ей и в голову не пришло проверить детей. Она повела себя небрежно и безответственно, сосредоточившись на менее важных делах, вместо того, чтобы как следует позаботиться о детях, и в этот ужасный момент произошла катастрофа.

Упала ли Мэдисон? Может быть, дети дрались и Дилан столкнул её? А может она пыталась выполнить гимнастические или акробатические трюки и подошла слишком близко к краю?

Ей стало плохо от чувства вины и девушка спрашивала себя, могла ли она предотвратить этот несчастный случай, если бы удосужилась проверить детей раньше.

- Как нам спуститься вниз?

 Кэсси буквально прокричала этот вопрос высоким, пронзительным голосом, отчаянно обдумывая, какие экстренные действия ей следует предпринять и какова вероятность того, что после такого падения можно выжить. Скалы выглядели смертельно острыми, и Мэдисон, скорее всего, унесло в море, потому что никаких следов девочки не было, кроме ужасного вида этого одинокого кроссовка.

В одно мгновение Кэсси поняла, что то зыбкое чувство безопасности, которое возникло у неё во время пребывания в этой семье, было лишь хрупкой видимостью, за которой скрывались глубокие раны, гноящиеся внутри неё. Сейчас этой видимости не стало и ей открылась её истинная сущность.

Как она могла даже подумать, что подходит для того, чтобы ухаживать за детьми? Она была некомпетентна, ненадёжна, и багаж, который она тащила за собой, никогда не позволил бы ей добиться успеха в жизни.

 - Дилан, быстро дай мне свой телефон. Какой номер скорой помощи?

Когда Кэсси заговорила, Дилан начал смеяться.

На мгновение она уставилась на мальчика, крайне потрясённая его реакцией.

Затем она проследила за его взглядом и увидела, что Мэдисон выходит из боковой двери гаража, держа в руках кусок смятой газеты.

Она сделала несколько шагов от двери и нахмурилась, глядя в траву.

- Куда подевалась моя обувь? – спросила она.

На мгновение Кэсси потеряла дар речи. В её голове бушевала буря эмоций.

Затем ей удалось произнести несколько слов.

- Дилан, что здесь происходит? – её голос всё ещё был хриплым от напряжения, но она надеялась, что он был достаточно громким, чтобы выглядеть авторитетным.

- Я перемесил твою обувь. Один кроссовок упал со скалы, - сказал Дилан Мэдисон.

- Что? Со скалы? Дилан, это мои любимые кроссовки! Иди и принеси их сюда сейчас же.

- Он не может, - начала Кэсси, но Дилан перебил её.

- Он на скалах. Скоро закончится прилив. Я пойду туда через полчаса, - он посмотрел на Кэсси. – Там есть тропинка, чтобы спуститься.

- Зачем ты это сделал? – голос девочки всё ещё звучал сердито. – Я помыла их, потому что после пробежки они были грязными. Я принесла газету, чтобы положить внутрь и они смогли быстрее высохнуть, как папа нас учил. А ты их перенёс и один кроссовок теперь снова будет весь в грязи.

- Я думал мы поиграем. Я не хотел, чтобы один из них упал.

Кэсси откашлялась.

- Мэдисон могла сорваться вниз, когда попыталась бы достать кроссовок. Ты сам мог соскользнуть с края, когда клал его туда. Дилан, ты поступил очень плохо.

 Мальчик спокойно смотрел на неё.

- Ни у кого из нас не кружится голова на высоте, - сказал он.

Эти слова ударили Кэсси, подобно пощёчине. Они перенесли её в тот самый момент, когда она посмотрела вниз с балкона, будучи с Райаном на террасе.

Дилан знал, что случилось. То, как он только что это сказал, свидетельствовало о том, что он был в курсе. Он, наверное, проходил мимо гостиной в это время и увидел их на улице. А сейчас мальчик намеренно подбирал слова, чтобы продемонстрировать ей свою осведомлённость, и это изменило линию его поведения.

Кэсси заподозрила, что это было проявлением мести.

Дилан наказывал за что-то Мэдисон, или Кэсси, или их обеих, и она была уверена, что подобное его поведение было связано с их недавней поездкой в город. Они раскритиковали его, обвинили в краже. Тогда он не проявлял особых эмоций, но их слова, должно быть, сильно его задели, и теперь он решил нанести ответный удар.

Её охватила злость, и она знала, что вот-вот выплеснет её. Девушка собиралась накричать на мальчика, наговорить ему самые ужасные, обидные вещи, которые только могла придумать, попытаться разрушить его невозмутимую оболочку и заставить его чувствовать ту же боль, которую она чувствовала сейчас.

Она с трудом себя сдержала. Невероятным усилием воли ей удалось себя остановить, и по настороженному выражению лица мальчика она поняла, что он этого и ждал.

В самый последний момент она остановилась.

Хотела ли Кэсси сорваться от того, что злилась на мальчика? Или она злилась на себя за то, что так увлеклась своими делами, что не проверила детей?

Несправедливо было делать Дилана мишенью своего гнева, когда на самом деле это была её вина.

Поведение Дилана было тревожным и немного пугающим, но оно не было злым. Это была подлая шутка, только и всего - его способ показать ей, насколько умным он был, а также насколько чувствительным.

Она вспомнила его слова, которые он сказал, пытаясь защититься, и которые прозвучали немного угрожающе.

«Ты либо со мной, либо против меня».

И вместо того, чтобы разразиться ругательствами, Кэсси смогла сохранить спокойный тон голоса.

- Ничего страшного, Дилан. Я пойду туда с тобой, как только закончится прилив, и мы спасём кроссовок Мэдисон. Договорились?

Дилан выглядел удивлённым, как будто такой реакции он от неё не ждал и не обдумал, как быть в этой ситуации.

- Договорились, - нерешительно сказал он, и Кэсси с облегчением убедилась, что приняла верное решение.


* * *

Тропинка, ведущая к морю, находилась в нескольких сотнях метров, в месте, где скала была менее отвесной. Кэсси волновалась, что спуск может быть опасным, но, хоть он был скользким и каменистым, извилистая тропа не представляла особого риска.

Как только Кэсси с Диланом оказались внизу, они друг за другом пошли вдоль открытого участка узкого каменистого пляжа.

- Когда наступает прилив, то вода здесь покрывает всё, - сказал ей Дилан. – А море разбивается о скалы.

Там внизу было очень холодно, брызги волн били в лицо, но вместе с тем это приводило в восторг. Кэсси подумала, что в ветреный день можно промокнуть, просто прогуливаясь вдоль моря.

- Вот ты где.

Розовый кроссовок лежал на камне, и Дилан пробирался между острыми валунами, чтобы забрать его. Он вручил его Кэсси, и они поспешили отправиться назад, ступая по гальке и снова взбираясь вверх по дорожке.

Кэсси заметила, что погода начала портиться и была рада, что они к этому времени уже забрали кроссовок. Небо покрывалось тучами, и с севера снова подул холодный, сильный ветер.

Когда она зашла к Мэдисон, то девочка была в своей комнате и собирала пазл. Дилан с книгой отправился в столовую и растянулся в кресле-мешке в углу.

Кэсси набила оба кроссовка газетами и поставила возле батареи в прачечной, чтобы они высохли.

Только после этого она позволила себе вернуться на кухню и постаралась держать своё сознание под контролем. Когда её мысли отвлекались от процесса приготовления еды, она прислушивалась к каждому звуку, который мог означать, что кому-то из детей нужна её помощь.

Когда девушка услышала щелчок открывающейся входной двери, сердце подпрыгнуло в её груди, несмотря на строгие нотации, которые она сама себе прочитала. Было только полтретьего дня. Она надеялась, что всё в порядке, и у Райана ничего плохого на работе не произошло. Она выбежала из кухни, чтобы поздороваться.

Когда Кэсси вошла в коридор, то застыла от изумления.

В дом зашла девушка с бледно-розовыми волосами и закрыла за собою дверь.

Она повернулась, увидела Кэсси, и уставилась на неё с таким же удивлением.

- Кто ты такая? – спросила она.

ГЛАВА 10

Кэсси подозрительно смотрела на девушку с розовыми волосами.

- Я помогаю по дому, - ответила она, на этот раз помня, что нужно быть осторожной с выбором слов. – Я приехала на выходных. А Вы кто?

Девушка только что вошла в дом. Очевидно, что у неё был ключ. Райан, конечно, должен быть рассказать об этом.

Она выглядела на пару лет моложе Кэсси, и была очень симпатичной. На ней были потёртые джинсы с низкой посадкой, которые подчёркивали её тип фигуры «песочные часы». Её светлая кожа и местный акцент ясно говорили о том, что он была родом отсюда.

- Меня зовут Гарриет. Я работаю в клининговой компании и убираю здесь два раза в неделю. Обычно по понедельникам и пятницам, кроме тех дней, когда понедельник является официальным выходным.

- О, - произнесла Кэсси.

Она всё ещё не могла полностью доверять этой девушке и задавалась вопросом, следует ли ей позвонить Райану, чтобы убедиться в её словах, когда Дилан прокричал из столовой: «Привет, Гарриет!».

- Привет, Дилан! – ответила Гарриет.

Она сняла свою сиреневую куртку, повесила её на вешалку и достала из рюкзака халат.

- Будут какие-то особые распоряжения на сегодня?

Тон её голоса не отличался особым дружелюбием.

- А что ты обычно делаешь? – спросила Кэсси, чувствуя себя растерянной.

Встряхнув волосами, похожими на сладкую вату, Гарриет ответила:

- Обычно я загружаю бельё в стирку, затем - в сушку и складываю. Каждую неделю я меняю постельное бельё во всех комнатах – сегодня как раз день смены белья. Также еженедельно я убираю в ванных комнатах и на кухне, как правило, по пятницам. Пылесошу дом, вытираю пыль, убираю мусор и делаю любую другую работу, которая требуется, кроме глажки. Если на сегодня нет особых распоряжений, то я начну с уборки в комнатах.

Девушка целенаправленно отравилась в комнату Райана.

Кэсси всё ещё чувствовала себя полностью сбитой с толку. Она хотела пойти вслед за Гарриет в спальню и расспросить подробнее, но подумала, что это будет грубо с её стороны. Она должна была признать, что Райан просто забыл предупредить её о приходе девушки. В конце концов, он уехал сегодня очень рано, задолго до того, как она встала.

Даже если так, то, когда она приехала в субботу, Райан сказал ей, что убрал в доме специально по случаю её приезда. Он не упомянул, что за день до этого у них доме была домработница и именно она это сделала.

Чувствуя себя выбитой из колеи альтернативной версией происходящего, которая только что обнаружилась, Кэсси вернулась на кухню и закончила готовить ужин. Сдобрив специями и приправами тыкву, которую она вчера купила, она приступила к её приготовлению. Также Кэсси сделала картофельное пюре, и луковый соус для пирога с курицей, который она нашла в морозилке.

Гарриет вошла на кухню с корзиной белья, доверху заваленной постельным бельём и полотенцами.

Она прошла через боковую дверь в прачечную и через минуту начала работать стиральная машина.

Затем она вернулась на кухню.

- Вижу ты зря времени не теряла, - сказала она, глядя на результаты трудов Кэсси.

- Я решила сегодня помочь на кухне, - ответила Кэсси.

- Тебя наняли как повара или чтобы ты помогала с детьми?

- В основном я помогаю с детьми.

В замешательстве Кэсси подумала, не забыл ли Райан рассказать ей и о других сотрудниках, и что завтра на пороге дома может появиться повар.

Гарриет снова покинула кухню, а затем вернулась с пустой бутылкой вина и бокалами, которые они оставили на террасе вчера вечером. Минуту девушка разглядывала бокалы, прежде чем поставить их в посудомоечную машину, а затем взглянула на Кэсси.

- Так ты из Штатов, да?

- Да.

- Ты здесь давно?

- В стране около трёх недель. А работу здесь я начала на выходных.

- Как ты узнала об этом месте? Сюда редко кто приезжает. Обычно все останавливаются в Лондоне.

- Моя подруга в прошлом году работала на Райана во время школьных каникул и сказала мне, что ему снова требуется помощь, - сказала Кэсси.

- Так ты проделала весь этот путь в деревню сама?

- У меня есть машина, так что на ней я и доехала. Она припаркована на улице.

- А, да, я её видела. Маленький белый «Vauxhall»?

- Да, это она.

- А где ты спишь? – Гарриет надела пару резиновых перчаток и отжала бельё в раковине.

- Сплю? В гостевой спальне, конечно.

Её непрекращающийся поток вопросов смутил Кэсси.

- О, я не имела в виду, где именно в доме, я просто хотела знать, ночуешь ли ты здесь или где-то в другом месте?

- Я сплю в доме, - подтвердила Кэсси, хотя она сомневалась, что Гарриет подразумевала именно это.

Видя, что Гарриет была вся в работе, и весьма утомившись от их общения, Кэсси вышла из комнаты и пошла проверить детей.

Увидев, что Дилан разлёгся в кресле-мешке, погружённый в свою книгу, она убедилась, что ему ничего не нужно, и что у него нет домашнего задания. Мэдисон же, закончила собирать пазл и теперь хмурилась над своей тетрадью по математике.

- Никак не могу понять эти задачи, - пожаловалась девочка.

Усевшись на кровать, Кэсси склонилась над столом и приложила все усилия, чтобы ей помочь, объясняя, а не решая задачи за неё. И она думала, что преуспела в этом деле, когда снова открылась входная дверь и на этот раз это был Райан.

- Всем привет! – прокричал он, и Мэдисон взволнованно прокричала в ответ: «Привет, пап!».

Кэсси вскочила с кровати и бросилась к входной двери. Она с нетерпением ждала встречи с Райаном после его рабочего дня, но разнервничалась, вспомнив о доставке конверта.

Она быстро дошла, но Гарриет была ещё быстрее, и Кэсси увидела её уже у двери.

- Привет, мистер Э! – поздоровалась она, поправляя свои красивые розовые волосы.

- Добрый день, Гарриет! – дружески кивнул девушке Райан, прежде чем повернуться к Кэсси.

- Прости, утром я так спешил, что совершенно забыл предупредить тебя, что дважды в неделю к нам приходит горничная.

- Ничего страшного. Мы уже познакомились.

Поскольку Гарриет практически наступала ей на пятки, Кэсси решила, что будет лучше рассказать Райану о посылке того неприятного мужчины чуть позже.

- Хорошо, отлично, - Райан направился в свою спальню, но Гарриет преградила ему путь.

- Вы заметили? – спросила она, качая головой.

Райан озадаченно взглянул на неё, а затем на Кэсси.

- Заметил что?

Гарриет вздохнула.

- Мои волосы.

- О, - Райан взглянул на неё, нахмурившись.

- Они розовые, - улыбнулась Гарриет, накручивая на палец локон.

- Ах, так оно и есть. Мэдисон тебя уже видела? Ты ведь знаешь, как она любит розовый цвет?

Голос Райана звучал слегка растерянно, как будто он не понимал, что именно она пыталась сказать. И Кэсси показалось, что Гарриет расстроилась. Она задавалась вопросом, хотела ли Гарриет доказать, что их работодатель ценил её больше, чем Кэсси.

Затем, к удивлению Кэсси, Гарриет произнесла: «Я приготовила Вам Ваш чай, мистер Э. Куда его принести?

- Это очень мило, но я попил чай на работе. Может быть, дети захотят?

От внимания Кэсси не ускользнула вспышка ярости, которая омрачила лицо Гарриет.

- Пойду спрошу их, - сказала Кэсси и направилась по коридору, задаваясь вопросом, почему так расстроилась Гарриет.

После того, как Кэсси поставила ужин в духовку, они с Мэдисон пошли пить чай в гостиной, пока Гарриет мыла пол на кухне. Казалось, что девушка старается вложить в свою работу максимальное количество энергии. Ведро с водой буквально стучало по плитке.

Когда она закончила, Кэсси вернулась на кухню, желая продолжить готовку. Как только она открыла духовку, по кухне разнёсся восхитительный аромат пряной тыквы и выпечки. Проходящий мимо Райан даже остановился.

- Ты приготовила ужин? Кэсси, ты ангел. Пахнет просто чудесно.

В этот момент из кладовки Кэсси услышала громкий стук, когда Гарриет ставила туда швабру.

- Благодарю. Надеюсь, что на вкус это так же хорошо, как и на вид. Ужин будет готов примерно через полчаса, - сказала она, поставив миску с пюре и соус разогреваться.

Дверь кладовки со стуком захлопнулась.

Гарриет вышла из кухни, проходя мимо Кэсси.

Когда девушка миновала её, она что-то пробормотала, а мгновение спустя, захлопнулась входная дверь, и она ушла.

Кэсси озадаченно повернулась к плите.

Гарриет ей не понравилась, и она задалась вопросом, не страдает ли она биполярным расстройством. Девушка на вид была очень капризной и те странные слова, которые она произнесла с неким подтекстом, когда уходила, не имели никакого смысла.

Кэсси показалось, что она сказала: «Не подходи слишком близко».

ГЛАВА 11

Как только Гарриет ушла, Кэсси поспешила найти Райана, по дороге прихватив с собой доставленный конверт.

Он был в гостиной и пролистывал брошюру с рекламой лодок.

- Райан, сегодня утром доставили вот это, - Кэсси вручила ему конверт. – Доставщик сфотографировал мой паспорт. Я не знаю, зачем ему это понадобилось и переживаю, что это каким-то образом может повлечь за собой неприятности для Вас или для меня.

Произнося эти слова, она неловко себя чувствовала, как будто собственноручно привела в дом беду.

Райан нахмурился, переворачивая конверт.

- Тебе не следует беспокоиться. Наверное, это бумаги, которые мне нужно подписать для развода. На прошлой неделе мне приходили документы, и выглядели они подобным образом. В то время я был дома, поэтому сам получил посылку.

Когда мужчина уже открывал конверт, у него зазвонил телефон. Кэсси подумала, что с её стороны было бы невежливо слушать его разговор. Она заставила себя выйти из комнаты, хотя ей очень хотелось подождать где-то поблизости, пока Райан не откроет конверт, чтобы убедиться, что всё в порядке.

Она догадалась, что при доставке юридических документов было необходимо подтверждение личности получателя. Наверное, именно поэтому тот недружелюбный курьер сфотографировал её паспорт.

Но даже если всё так и было, она вспомнила его угрозы о том, что если это уведомление останется без внимания, то он вскоре снова вернётся. Обновления на работе Райана, похоже, находились в решающей стадии и у него голова была забита многими вопросами, так что она надеялась, что он не упустит из внимания этот документ. Если он должен был что-то подписать, Кэсси хотелось, чтобы он сделал это, потому что ей становилось не по себе при мысли о том, что тот темноволосый мужчина может вернуться.


* * *

Во вторник утром Мэдисон напомнила Райану, что на следующей неделе в понедельник и среду у неё будут дополнительные уроки по математике, и её нужно будет забрать из школы на час позже.

Кэсси заметила, что Райан был абсолютно растерянным. С утра он уже ответил на два телефонных звонка, в яростных тонах пообщавшись с их ремонтной компанией. Из разговора она догадалась, что на работе он был абсолютно другим человеком, и в его характере была жёсткая бескомпромиссная сторона, которая не проявлялась дома.

- Ты же не забудешь, пап? – с тревогой спросила Мэдисон.

- Я внесу это в расписание, - пообещала Кэсси, когда Райан снова вышел из комнаты, чтобы снова ответить на звонок.

Как только дети уехали, она отправилась в спальню Райана, чтобы внести коррективы в расписание девочки.

Она никогда не была в его спальне дольше, чем это требовалось, чтобы войти, забрать пустую кружку и выйти. Девушка старалась держаться отсюда подальше, потому что эта комната была его чрезвычайно личным пространством. В ней витал аромат одеколона, которым он пользовался, на прикроватном столике лежали книги, которые он читал, на стене напротив кровати висела картина с изображением морского пейзажа, которую, как была уверена Кэсси, он самостоятельно выбирал, а также там лежал блокнот с несколькими словами, написанными его наклонным твёрдым почерком.

Кэсси ничего не могла с собой поделать. Она стояла посреди комнаты на блестящем паркете, закрыв глаза и вдыхая его аромат. Она представляла Райана в этой комнате, тихонько насвистывавшего какую-то мелодию, снимая рубашку и подходя к окну с белыми занавесками, чтобы на мгновение полюбоваться бушующим морем. Затем она представила здесь и себя тоже.

В это мгновение она открыла глаза, устраняясь от ярких образов, которые становились всё более личными.

Окинув комнату быстрым взглядом, Кэсси обнаружила, что здесь не было семейных фотографий. Ни снимков со свадьбы, ни даже фотографий с детьми. Ей было интересно, были ли в этой комнате их снимки до развода, или у Райана всё было в компьютере.

Он говорил, что расписание находится внутри его шкафа. На какого именно?

Кэсси открыла наугад одну дверцу и моргнула от удивления, потому что внутри она обнаружила несколько аккуратно развешенных комплектов женской одежды.

Элегантные деловые костюмы, туфли на высоком каблуке, множество блузок нейтральных расцветок.

Одежда выглядела аккуратной и нетронутой, но само её присутствие здесь обеспокоило Кэсси. Это означало, что отношения Райана с женой не были полностью завершены. Либо Триш должна была ещё вернуться за ними, либо они ей больше не были нужны, и если так и было, то с ними можно было что-то сделать. Их можно было отдать в комиссионный магазин или раздать на благотворительность. Вещи выглядели высококачественными и практически новыми. Кто-то мог бы ими ещё пользоваться, вместо того, чтобы они здесь пылились.

Нахмурившись, она закрыла дверцу и перешла к другому шкафу.

В нём находились вещи Райана. Несколько кожаных курток и рубашек, ещё больше футболок и маек, горы джинсов и пара спортивных костюмов. На обратной стороне двери, как он и говорил, висело школьное расписание детей.

Кэсси сделала отметку напротив соответствующих дней.

Она не знала, следует ли ей задать Райану этот вопрос, и в этот вечер, когда они вместе пили вино, девушка набралась смелости и сделала это.

- Я заметила, что в Вашем шкафу ещё есть кое-какая одежда Триш, - сказала она.

Райан, сморщившись, кивнул.

- Она забрала только то, что поместилось в коробки, которые она привезла с собой, и пообещала вернуться за остальным. Но так и не пришла, а я не против. Это значит, что здесь её больше нет, что она больше не вторгается в моё пространство и мне не нужно об этом думать, если ты понимаешь, куда я клоню.

Кэсси кивнула.

- Если Вы хотите их раздать, только скажите мне. Я могу сделать это для Вас.

- Это очень любезное предложение, и я думаю, что воспользуюсь им, по крайней мере, для большей части одежды. Там есть несколько вещей, которые, я уверен, она захочет всё же забрать, так что, как только мне представится такая возможность, я их пересмотрю. Как только я закончу, я могу собрать то, что ещё может ей пригодиться.

- Отличная идея, - согласилась Кэсси.

- Знаешь, ты просто спасаешь мне жизнь. Я так рад, что ты тут, - улыбнулся он.

Кэсси изо всех сил пыталась сохранять спокойствие, она была рада, что ей удалось спокойно улыбнуться ему в ответ, при этом не краснея, не запинаясь и не показывая, что от его слов она тает внутри.

Выдать ему свои чувства - могло только привести её на опасный путь к разочарованию. В конце концов, Райан был богатым владельцем бизнеса, обладающий внешностью кинозвезды, в то время как она была всего лишь бедной путешественницей, даже если его доброта и похвала заставляли её чувствовать себя кем-то более особенным.


* * *

На следующий день, поскольку Райан опять был допоздна на работе, Кэсси снова занималась приготовлением еды. На этот раз она попробовала свои силы в приготовлении пасты с креветками и заправкой из лимона и чеснока. Она переживала, что это блюдо не совсем придётся по вкусу детям, поэтому она их спросила, хотели бы они попробовать его и очень обрадовалась, когда оба сказали, что им оно очень нравится.

- Ты просто кулинарный гений, - сказал Райан, попробовав первый кусочек.

- Да нет же. Я знаю о кулинарии совсем немного, всё, что я делала – это просто следовала рецептам из книг.

Райан покачал головой.

- Кулинария – это нечто большее. Даже имея рецепт, необходимо иметь чутьё и интуицию. У людей либо есть к этому талант, либо нет. У тебя он есть.

Мэдисон кивнула.

- Ты отличный кулинар, Кэсси. Ты не приготовила ни одного отвратительного блюда за всё время, пока ты здесь находишься. Мне нравится твоя еда. Можешь положить мне ещё немного, пожалуйста.

Райан нежно улыбнулся своей дочери.

- Я рад, что тебе нравятся креветки. Помнишь, последний раз, когда ты их пробовала в прошлом году, мы ездили на праздники в Мадрид, и тебе настолько не понравилась паэлья, что официанту пришлось тебе принести гамбургер вместо неё?

- Вообще-то это была не я, - поправила его Мэдисон. – Это была моя кузина Тесс. Она не стала есть паэлью, поэтому ей принесли бургер, но он ей тоже не понравился, поэтому она ела только жареную картошку. Я съела паэлью, но выбирала оттуда креветки.

- Твоей двоюродной сестры не было с нами за столом, - сказал Райан.

- Была. Тесс со своей мамой присоединились к нам.

- Нет, я хорошо помню этот момент, Мэдисон, - сказал Райан решительным тоном. – Это именно ты отказалась есть паэлью, я помню, как ещё подумал про себя, что было довольно странно, что моя собственная дочь не хочет попробовать и кусочка самого лучшего блюда, которое мы ели во время всех тех праздников.

Мэдисон с мольбой посмотрела на Дилана, но мальчик просто пожал плечами. Кэсси думала, что девочка продолжит спорить, потому что она, как правило, так же упрямо отстаивала свои взгляды, как бульдог косточку. Но к её удивлению, Мэдисон просто опустила голову и принялась уплетать добавку. Не похоже было, что она абсолютно довольна, но она больше не вспоминала о том случае, а после непродолжительной паузы Кэсси заполнила неловкое молчание и спросила, какая программа в школе ожидается на завтрашний день.

- Мы оба играем в школьной пьесе и завтра после школы у нас генеральная репетиция на сцене городской ратуши, - сказала Мэдисон.

- Откуда я должна вас забрать? – спросила Кэсси.

- Мы можем приехать назад на автобусе, - сказала Мэдисон. – Он как раз проезжает мимо ратуши.

Заинтригованная упоминанием о выступлении, Кэсси спросила:

- А о чём это пьеса? Какие у вас роли?

- Дилан участвует в команде, которая помогает оформить сцену, но он тоже будет появляться на сцене в футболке «Бригада» и менять декорации.

- Это очень важная роль, - добавил Дилан. – Нам нужно быть быстрыми, и в то же время мы должны быть похожими на работников фабрики, чтобы заставить зрителей смеяться, как будто мы тоже актёры. Нас в команде пятеро, и нас выбрали потому, что мы все высокие и сильные.

- Ну да, у вас очень ответственная роль, - согласилась Кэсси. – А ты кого играешь, Мэдди?

- Я – Верука Солт, - гордо ответила Мэдисон.

- Это один из главных персонажей, не так ли? – спросила Кэсси, пытаясь вспомнить содержание книги, которую она читала ещё в детстве.

- Да, так и есть. Я играю роль испорченного ребёнка, которому отец разрешает всё!

Райан засмеялся, покачивая головой.

- И я самая младшая из всех, у кого есть роль со словами, - продолжила девочка.

- Просто невероятно. Когда же состоится сама пьеса?

- В субботу после обеда.

Мэдисон провела вилкой по пустой тарелке, чтобы собрать последние капли соуса, облизнула её и аккуратно положила на стол.

- У меня есть билеты, - сказал Райан.

- И не забудь, у нас сегодня вечером вечеринка с ночёвкой, - напомнила отцу Мэдисон.

- Что это? – спросила Кэсси.

- На следующее утро они играют спектакль в рамках межшкольного фестиваля искусств в Кентербери. И вся актёрская труппа после субботнего шоу отправляется в отель и остаётся там на всю ночь. Затем в воскресенье их отвезут в школу, - объяснил Райан.

- Я внесу это в расписание и приеду забрать вас домой, когда вы вернётесь, - сказала Кэсси.


* * *

Утром она проснулась и обнаружила, что начался первый зимний шторм.

Надвигался массивный холодный фронт, принося с собой вой ветра и проливной дождь. Кэсси проснулась от звука дождевых капель, барабанящих в её окно, и как только она встала с постели, то поняла, что температура воздуха резко упала. Внезапно минимальный уровень центрального отопления показался недостаточным, и она поспешила одеться потеплее, натягивая толстые носки и несколько слоёв одежды.

Беспокоясь, что детям придётся стоять на улице под таким ледяным дождём, она подвезла их к остановке и подождала, пока не приехал автобус. Они подбежали к нему, резвясь под дождём и прыгая по лужам, прежде чем добраться до дверей автобуса.

Замёрзнув и промокнув после короткой пробежки от машины к дому, Кэсси направилась на кухню, чтобы согреться у огня. Она очень удивилась, когда застала там Райана, заваривающего чай.

- Доброе утро, милая, - поприветствовал он её, и она почувствовала, как краснеет от его комплимента и от того, что ей выдаётся возможность неожиданно провести с ним время.

- Всё в порядке? – спросила она. – Мне казалось, Вы сказали, что сегодня уезжаете рано утром.

- Я был на работе ровно столько, чтобы сделать звонок и узнать о погоде. С этим штормом сегодня просто невозможно делать ремонтные работы. Мне пришлось перенести работы новой команды. Я надеялся, что к обеду немного прояснится, но до завтрашнего дня нельзя проводить никаких работ.

- Господи, это, должно быть, портит Вам весь рабочий график.

- Я стараюсь распланировать его таким образом, чтобы учесть несколько дней, которые в это время года могут выпасть из графика, так что особой катастрофы нет. Основной проблемой было расписание предыдущей ремонтной бригады. К счастью, сейчас с новой командой у нас есть немного времени в запасе.

- Чем Вы планируете заняться сегодня? – спросила Кэсси, наливая чай.

- Мне нужно доделать кое-какую бумажную работу, но это не займёт много времени. Так что, если я могу тебе в чём-то помочь, дай мне знать.

- Договорились, - ответила Кэсси, окрылённая тем, что они с Райаном будут весь день вдвоём.

Бумажная работа, казалось, вообще не заняла у него времени, и он помог ей справиться с ежедневными обязанностями: убраться в комнатах, разобрать посудомоечную машину, загрузить в стирку бельё.

- Знаешь, это всё действительно похоже на семейную идиллию, - шутливо прокомментировал Райан. – Я уверен, что домашние обязанности становятся обыденными и раздражающими, когда повторяешь их изо дня в день, но время от времени, особенно в такой приятной компании, я даже нахожу их забавными.

- Вы думаете, что стали бы хорошим мужем-по-хозяйству? – шутливо спросила Кэсси, а затем густо покраснела, когда поняла, что её комментарий мог показаться слишком несвоевременным. Но Райан подмигнул ей, прежде чем серьёзным тоном ответить:

- Думаю, я был бы просто блестящим мужем.

К обеденному времени все домашние дела были завершены и дом был убран.

- Как человек, созданный для прогулок на открытом воздухе, должен признаться, что нахождение дома в такую погоду вызывает у меня клаустрофобию, - сказал Райан. – Ты не хочешь выйти пообедать в паб? Мы, конечно же, до нитки промокнем, пока дойдём туда, но у них там есть камин, поэтому мы сможем поесть, обсохнуть и выпить кружку другую пива, а затем проделать всё то же самое на обратном пути, если дождь к тому времени ещё не закончится. Я знаю, что будет весело и мне хотелось бы провести это время с тобой.

- Звучит просто великолепно, - сказала Кэсси, взволнованная их предстоящей совместной прогулкой, и поблагодарив свою счастливую звезду за то, что сегодня дети сами приедут домой на автобусе и ей не нужно никуда ехать.

Когда она направилась в свою комнату, чтобы надеть дождевик, то вспомнила, что ей нужно выполнить ещё одну обязанность до дому – почистить клетку кролика в комнате Дилана и насыпать немного свежих опилок.

Она направилась в комнату, захватив из шкафа пакет со стружкой.

- Иди сюда, малыш, мне нужно очень быстро убрать у тебя в клетке, - сказала она, наклоняясь.

А затем застыла на месте, в ужасе гладя внутрь.

Листья салата в клетке Бенджамина Банни остались нетронутыми. Он неподвижно лежал в глубине, а когда она нерешительно потянулась, чтобы дотронуться до его серого меха, то обнаружила, что тело кролика было холодным и окаменевшим.

Бенджамин Банни был мёртв.

ГЛАВА 12

- Райан! – закричала Кэсси. – Быстрее сюда!

Она не могла отвести взгляд от ужасного зрелища кролика, лежащего ничком, и почувствовала, как у неё наворачиваются слёзы.

Шаги Райана прогремели по деревянному полу и через мгновение, с обеспокоенным видом, он был уже у двери спальни Дилана.

- Что случилось?

- Бенджамин Банни. Он мёртв, Райан.

Она показала на клетку дрожащими руками.

- Мёртв? Ты уверена?

Райан поспешил войти в комнату.

Он подошёл к клетке и осторожно достал оттуда кролика.

Голова животного болталась из стороны в сторону в его руках.

- О, нет, это ужасно. Он ледяной и его конечности начали коченеть. Бедняжка.

- Как Вы думаете, что могло с ним случиться?

Кэсси шмыгала носом и сильно тёрла глаза.

- Я не знаю. Я ничего не смыслю в кроликах. Он у Дилана только три недели, но я знаю, что этот кролик был старшим из его питомцев. Он получил его от кого-то, кто переезжал и не хотел брать его с собой. Может быть, просто настало его время.

- У него случился сердечный приступ? – рискнула предположить Кэсси.

- Может быть. Не похоже, чтобы он мучился, - сказал Райан.

- Могло ли это случиться в результате переохлаждения?

- Нет, Дилан изучил правила ухода за кроликами. Эти животные хорошо переносят низкие температуры и даже предпочитают более прохладную температуру воздуха. Как я вижу, в его рационе ничего не изменилось, в клетке есть свежая вода. Наверное, у него случился инфаркт, инсульт или что-то в этом роде.  Дилан будет чрезвычайно огорчён. Он обожал Бенджамина.

Кэсси почувствовала, что вот-вот разразится рыданиями и попыталась взять эмоции под контроль. Она не хотела потерять самообладание и разрыдаться на глазах у Райана.

- Пойду похороню его сейчас на заднем дворе недалеко от кучи с компостом. И подумаю, как будет лучше сообщить об этом Дилану.

Бережно неся маленькое пушистое тельце в своих руках, он вышел из комнаты.

Кэсси глубоко вздохнула, дрожа всем телом.

- Мне очень жаль, малыш-кролик, - сказала она, медленно моргая глазами.

Она проверила Лимона и Апельсина, но обе рыбки выглядели вполне здоровыми и плавали в своём аквариуме.

Затем какое-то время она сидела на кровати Дилана, склонив голову на руки, не в силах остановить слёзы при мысли о гибели маленького серого кролика и о той боли, с которой столкнётся Дилан, когда узнает об этом.

Через некоторое время она почувствовала, как руки Райана нежно касаются её плеч.

- Я похоронил бедняжку, - сказал он. – Пошли. Тебе нужно отвлечься от всего этого, я предлагаю выйти, выпить, помянуть маленького кролика и взбодриться. Дилану не станет лучше от того, что мы расклеимся.


* * *

Два часа за дружеской беседой в тепле местного паба отвлекли мысли Кэсси от недавно испытанного шока, и она была благодарна, что у них была возможность обсудить это.

- Потеря домашнего животного это такая тяжёлая утрата, неважно, как именно это случилось, - сказал Райан.

- У детей были другие питомцы? – спросила Кэсси, чувствуя, что этот дом был бы ещё более дружелюбным, будь в нём кошка или собака.

- В детстве у меня дома были кошки, но после свадьбы, держать их дома было невозможным из-за аллергии, - объяснил Райан.

Судя по тому, как он это сформулировал, Кэсси не была уверена, была ли аллергия у кого-то из детей или у его бывшей жены.

- А у тебя? – спросил он.

- Пока была жива моя мама, у нас был пёс. Он был хорошим другом и нам было так весело вместе. Мы выгуливали его, кормили, дрессировали. По крайней мере, пытались. Он был уже достаточно старым и сложно поддавался дрессировке.

- Твоя мама умерла, когда ты ещё была маленькой? – сочувственно спросил Райан.

- Да. Она погибла в результате несчастного случая. После этого нас с сестрой растил отец вместе со своими многочисленными подружками. Этот период нельзя было назвать счастливой семейной жизнью. Мой отец был жестоким человеком, а когда мама умерла, всё стало намного хуже. Моя сестра Джеки убежала из дома, когда мне было двенадцать лет. Она долгое время защищала меня, но ситуация достигла того пика, когда она больше не смогла. После её ухода всё только усугубилось. Я тоже сбежала из дома, как только смогла.

- О, Кэсси. Ты перенесла такие сложные времена. Не удивительно, что ты такая зрелая и мудрая. Я уже говорил тебе, что почувствовал в тебе эти качества, а сейчас я понимаю, почему.

Голос Райана был полон сочувствия, когда он наклонился ближе. Кэсси чувствовала благодарность за его сострадание. Доверяя ему такие подробности своей жизни, она сделала серьёзный шаг – для себя и для них обоих.

- А где сейчас Джеки?

- Я не знаю, - сказала Кэсси, открывая страшную правду, которая заполняла большую часть её мыслей и кошмаров все эти годы.

- Ты не знаешь?

- Она больше не связывалась со мной. Годами я надеялась, что она меня найдёт. Каждый раз, когда дома звонил телефон, я думала, что это может быть она. Затем я ушла, а мой отец переехал, и чем дальше от дома я была, то, думая о Джеки, я понимала, что ей будет всё сложнее меня найти.

- Но есть же социальные сети, - сказал Райан.

- Моя страничка закрыта, и я не думаю, что у неё вообще есть какой бы то ни было аккаунт в интернете. Я часто её искала, но так и не нашла даже следа.

- Как ты думаешь, где она?

- Думаю, она отправилась в Европу, а что с ней случилось потом, я не имею представления. Какое-то время я думала, что она умерла, но недавно моё мнение поменялось. Думаю, она жива, и очень надеюсь, что когда-нибудь увижу её снова.

Кэсси подумала о сообщении от Рене о таинственной женщине, которая отказалась оставить свои данные.

Ею могла быть Джеки. Напуганная, пострадавшая и вне всякого сомнения чувствовавшая свою вину за все эти годы молчания. Ей потребуется какое-то время, чтобы набраться смелости и позвонить снова.

- Я надеюсь, что так и произойдёт, Кэсси. Жить в подобной неопределённости это тяжкая ноша, которую тебе приходится незаслуженно нести.

Райан посмотрел на часы.

- Нам лучше поторопиться домой. Теперь нужно подумать о нашем мальчике.

Она бросила на него резкий взгляд, задаваясь вопросом, понимал ли он, что именно только что сказал и в каком смысле употребил слово «наш», но он, похоже, даже не отдавал себе в этом отчёт или не жалел о выбранных словах.

Когда они отправились домой, дождь уже стих, а вот ветер был всё ещё сильным. После двух бокалов пива, Кэсси была рада оживлённой, отрезвляющей прогулке. До тех пор, пока она не встала на ноги, она не понимала, насколько опьянела от алкоголя и волновалась, что теперь может поддаться эмоциям, когда Райан расскажет сыну печальное известие.

Когда Дилан и Мэдисон вернулись, они буквально ворвались в дом, а девочка кричала и смеялась на протяжении всего короткого пути к входной двери.

- Привет, пап! Привет, Кэсси! Генеральная репетиция прошла очень хорошо. Мой костюм такой замечательный! Мне придётся носить это блестящее красивое платье, потому что я богата и избалована.

- Рад слышать это, милая. А сейчас иди на кухню. Хочешь чашечку чаю?

- Нет, спасибо.

С любопытным видом Мэдисон вошла на кухню, Дилан шёл рядом.

Кэсси глубоко вздохнула, когда увидела серьёзное лицо Райана. Она надеялась, что ей удастся сдержать слёзы.

- Дилан, боюсь, у меня для тебя плохие новости о Бенджамине Банни.

Кэсси услышала резкое дыхание Мэдисон. Посмотрев на детей, она увидела, что Мэдисон выглядела поражённой. А Дилан, тем не менее, не проявлял никаких эмоций.

- Что случилось, пап? – спросил мальчик.

- Когда Кэсси чистила клетку, она заметила, что с малышом что-то не так.

Голова Кэсси дёрнулась, и она уставилась на Райана, широко раскрыв глаза. Что-то было не так. Что он хотел этим сказать?

- Мы немедленно отвезли его к ветеринару, и там нам подтвердили, что он был уже старым и у него началась сердечная недостаточность. Они сказали, что если это продолжится, Бенджамин без сомнения будет очень мучиться, а его состояние постепенно будет только ухудшаться до конца его жизни, и что этот процесс необратим и смертелен.

Пока Кэсси слушала Райана, она практически не могла дышать.

- Они предложили усыпить Бенджи, чтобы оградить его от будущих мучений. Мы с Кэсси держали его на руках, а он ничего не подозревал - ему было спокойно и комфортно, а благодаря болеутоляющим средствам, которые ему дали, он даже чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы откусить маленький кусочек морковки, прежде чем навсегда погрузиться в сон.

Мэдисон начала рыдать, а Дилан мрачно кивнул. Его лицо по-прежнему не выражало эмоций. Чтобы успокоиться, Кэсси обняла Мэдисон, гладя её по плечам, затем поискала у себя в кармане пачку салфеток, которые она подготовила.

Она чувствовала себя полностью выбитой из колеи этой альтернативной версией развития событий. Девушка понятия не имела, почему Райан всё объяснил детям именно так. Он не обсудил это с ней заранее и даже не намекнул, что собирается придумать другой вариант произошедшего.

Он, конечно же, должен был спросить у Дилана, не заметил ли тот ничего подозрительного и были ли какие-то изменения в питании кролика или, может быть, он случайно получил травму, или была любая другая из миллиона других возможных вещей, которые могли произойти.

Что ж, сейчас уже было поздно и она не могла вмешаться. Она уже было собралась наскрести несколько связных слов, и сама произнести утешительную речь, когда Райан снова перебил её.

- Вот его прах, - сказал он, и достал стеклянную банку с пеплом.

Он мог собрать этот пепел только в камине. Кэсси заметила, что Райан почистил его после того, как они вернулись из паба. Что он похоронил Бенджамина – что ж, это было похоже на правду. Но он точно его не сжёг. В любом случае, пламя домашнего камина не было настолько сильным, чтобы сжечь кролика - он бы только поджарился.

От этой мысли у неё случился приступ тошноты, и она тяжело сглотнула.

- Я думал, что мы сейчас все вместе выпьем чаю и поговорим о Бенджамине, вспомним, каким чудесным кроликом он был. А затем, когда дождь закончится, мы можем пойти развеять его прах над морем.

Мэдисон всё ещё дрожала от рыданий.

- Это так грустно. Но это хорошая идея, пап.

Лицо Дилана было подобно камню.

Внезапно Кэсси охватил ужас. А что, если смерть кролика повлияла на её собственную память и это она всё перепутала? Провалы в памяти случались с ней и ранее, правда, когда она находилась в состоянии стресса, но это не означало, что они не могли повториться и в другое время. Эти провалы очень пугали девушку. Спустя несколько дней она вспоминала эпизоды, которые её память полностью растворяла, а гиперактивное подсознание придумывало альтернативные версии и представляло их ей в виде кошмаров, так что через некоторое время она не знала, что было правдой, а что – нет.

Было ужасно думать, что Райан сказал: «Давай отвезём малыша к ветеринару – может быть, он просто впал в глубокую кому», а она услышала: «Я похороню его в саду».

Кэсси решила, что спросит Райана об этом сегодня вечером, когда они снова будут пить вино, что уже превратилось в своеобразный вечерний ритуал.

Она хотела знать точно, были ли её воспоминания достоверными, или же ночные кошмары и ложные воспоминания снова к ней вернулись.

ГЛАВА 13

Как только дождь закончился, Кэсси вместе со всей семьёй отправилась на утёс.

Дилан шёл впереди, неся банку с прахом, Райан следовал за ним, а Кэсси шла сзади, крепко держа руку Мэдисон в своей. Она снова была на грани слёз и знала, что ей понадобится всё её самообладание, чтобы не сорваться.

- Ты был хорошим кроликом, Бенджамин, - торжественно сказал Дилан.

Кэсси сжала губы, чтобы не разразиться рыданиями. Сейчас было время Дилана скорбеть, и ей не следовало бы отвлекать внимание на себя. К счастью, она могла оправдать холодным ветром наличие слёз в своих глазах.

- Ты был лучшим, - добавил Райан.

- Замечательным кроликом. Я буду скучать по тебе, - согласилась Мэдисон.

Мэдисон была раньше более грустной, а теперь стала поспокойнее, и Кэсси подумала, что, возможно, интуиция Райана не подвела его, потому что, хоть эта прощальная церемония была не совсем обычной, она позволила им всем проводить их питомца в последний путь.

- Ты мне показался таким милым, Бенджамин. Спи спокойно, - сказала Кэсси.

Она подавила рыдание и задержала дыхание, стараясь предотвратить поток слёз.

Кэсси думала, что Дилан откроет банку и развеет прах из камина по ветру, но он не сделал этого. Он взвесил банку в руке, а затем бросил её вниз с обрыва.

Закатное солнце отражалось от стекла банки, когда та падала и исчезала из поля зрения. Море бушевало настолько сильно, что Кэсси даже не услышала, как она разбилась о камни там внизу.

Это послужило для Кэсси спусковым механизмом.

Отпустив руку Мэдисон, она опустилась на колени, согнувшись на мокрой, грязной траве и закрыла лицо руками. Из неё вырвались глубокие и неудержимые рыдания.

- Мне так жаль, - выдохнула она. – Это всё – моя вина, я виновата. Я должна была сделать что-то ещё. Если бы я успела раньше, может быть, всё обошлось бы.

Её охватило горе, а её рыдания превратились в крики.

- О, Кэсси, не расстраивайся.

Мэдисон крепко обхватила её своими руками, и почти залезла на девушку, пытаясь успокоить.

- Ты не виновата. Вовсе нет.

Райан присел рядом с ней, поглаживая её волосы и отодвигая пряди от залитого слезами лица.

- Не грусти, милая, - прошептал он ей. – Или мне тоже придётся заплакать.

Постепенно Кэсси взяла себя в руки и поднялась на ноги. Её джинсы и кофта были грязными.

- Простите меня за это, - пробормотала она.

- Я понимаю. Иногда нужно выпустить то, что находится у тебя внутри, и это может произойти только тогда, когда ты почувствуешь себя в достаточной безопасности, - сказал Райан.

 Кэсси была благодарна ему за понимание.

- Теперь нам лучше переодеть тебя в сухую одежду. Давай выпьем по бокальчику хереса и пожарим каштаны на огне, чтобы мы могли согреться перед ужином.

Райан и Мэдисон помогли ей встать на ноги, и они направились в дом. Кэсси провела несколько минут в своей комнате, дав себе время отдышаться и убедиться, что она не станет рыдать снова. Затем она надела сухую кофту и чистую пару джинсов и приложила прохладный ватный тампон к своим распухшим глазам. Наконец, девушка почувствовала, что готова присоединиться к семье Эллисов.

Как только она вышла из своей комнаты, то чуть не столкнулась с Диланом, который стоял снаружи. Она почувствовала угрызения совести за то, что невольно стала соучастником той альтернативной версии развития событий, которую ему рассказали. Может быть он подозревал, что на самом деле всё было не так?

К удивлению Кэсси, мальчик быстро и слегка неуклюже обнял её.

- Тебе уже получше? – тихо спросил он.

- Уже да. А ты как?

Он пожал плечами.

- Со мной всё хорошо.

Она ждала, что он отойдёт в сторону, но он этого не сделал. Вместо этого он спросил: «Ты так и не рассказала отцу, что я взял те сладости из магазина, правда ведь?».

Кэсси глубоко вздохнула.

- Я так и не нашла подходящего момента, а потом и вовсе решила не делать этого. Но если ты поступишь так снова, мне придётся об этом сказать.

Несколько мгновений мальчик обдумывал её слова, пока Кэсси смотрела на его не выражающее никаких эмоций лицо, и ей было интересно, о чём думает этот чрезвычайно умный, но замкнутый мальчик.

- Ты мне нравишься, Кэсси, - сказал он.

- Спасибо, - ответила девушка, ошеломлённая комплиментом, который она никогда не надеялась получить.

- В следующий раз мы можем поговорить подольше. И я расскажу тебе кое-что, о чём тебе надо знать.

В этот момент у Кэсси возникло плохое предчувствие - к чему мог привести этот разговор?

Но Дилан, похоже, уже сказал всё, что хотел. Он повернулся и направился на кухню, а Кэсси пошла вслед за ним.

На кухне Райан налил хереса для всех – Мэдисон всего лишь пригубила, а Дилан получил детский бокал. Все они подняли тост за кролика и выпили свой херес, а затем дети показали Кэсси самый лучший способ поджарить каштаны, пока Райан готовил рыбные палочки и жареную картошку.

Кэсси была благодарна этой семье за такую поддержку, и осознала, что она уже чувствует себя её частью. Она, знала, что этот вечер навсегда останется в её памяти: запах жареных каштанов, лица детей, залитые румянцем в тепле после пребывания на холодном воздухе и Райан, готовящий вкусную еду, которую все так любят.

Тем не менее, она чувствовала себя встревоженной тем, что сегодня произошло. Когда они с Райаном встретятся за вечерним бокалом вина, она пообещала себе, что спросит, почему он так поступил.


* * *

Впервые за всё это время Райана не было на балконе, он сидел на диване в гостиной с видом на океан.

- Это не только из-за холода, но ещё и из-за ветра, - объяснил он, когда пришла Кэсси. – Он дует так, что способен вырвать бокалы из наших рук.

Он похлопал по подушке рядом с собой, и она присела, убедившись, что между ними есть какое-то пространство и что она не сможет неосторожно прикоснуться к нему или сделать что-то такое, что могло бы ему намекнуть, что она была от него без ума.

- Я хотела бы обсудить то, как Вы объяснили Дилану смерть Бенджамина Банни, - неуверенно сказала она.

Она настолько нервничала от того, что подняла эту тему, что ей хотелось побыстрее всё выяснить и закончить.

- Да, на самом деле всё произошло совсем по-другому, не так ли?

- Об этом я и хотела поговорить.

Кэсси почувствовала облегчение от того, что её мысли не перепутались и что она не теряла рассудок. Всё-таки рассказанная история была всего лишь альтернативной версией произошедшего.

- Я охотно всё объясню. Я был в замешательстве и много думал, как правильно поступить, и окончательное решение пришло мне в голову уже после того, как мы вернулись из паба. Видишь ли, Дилан очень ранимый ребёнок. Его IQ вне всякой конкуренции. Он очень развит. Но иногда я думаю, что это может сыграть с ним дурную шутку. Он реагирует на события иначе, чем другие дети.

Кэсси понимала, что он имеет в виду. Поведение Дилана было не совсем обычным, и он выражал свой гнев странным способом.

Райан продолжил:

- Я подумал, что для него будет лучше знать, что Бенджамина обследовали, поставили соответствующий диагноз, и что в момент смерти о нём заботились. Иначе он мог очень расстроиться, и даже обвинить нас. Скоро состоится школьная пьеса, это его шанс проявить себя на публике, а это для него что-то новое и я не хочу, чтобы этому событию что-то помешало.

Кэсси неохотно кивнула. Она вроде бы удовлетворилась подобным объяснением. Девушка сделала глоток вина и поставила бокал на стол.

- Но есть и другая причина, - мягко сказал Райан.

- Какая? – повернулась к нему Кэсси, желая узнать, что это была за причина.

- О, Кэсси, а разве ты сама не можешь этого сказать? – Райан подвинулся к ней ближе, и девушка почувствовала электрический разряд, когда её коснулся взгляд его голубых глаз.

- Это потому, что здесь ты. Я отчаянно нуждаюсь в том, чтобы ты любила нас, как свою семью и не хотела уезжать. Видишь ли, мы такие, какие есть. Я ничего от тебя не скрываю. Но я хочу, чтобы ты увидела нас с лучшей стороны, без лишней драмы. Ты заставляешь меня хотеть стать лучше.

Он наклонился к ней так близко, что она могла рассмотреть крошечные золотистые вкрапления в бледно-голубых радужках его глаз. У неё было достаточно времени, чтобы почувствовать волнение и панику от того, что должно было вот-вот случиться. Затем их губы слились в поцелуе, и по мере того, как он продолжался, её голова нажала кружиться от восторга и чистого физического желания, которое пробудил в ней этот тесный контакт.

Райан отстранился. Он тяжело дышал.

- Мне очень жаль, - прошептал он. – Пожалуйста, прости меня, я вышел за рамки, и я прошу за это прощения.

Сердце Кэсси так сильно билось, и она была уверенна, что он это чувствует. И ей нужно было не упустить момент. Это был её шанс рассказать и показать ему свои чувства. Она притянула Райана ближе, обхватив его руками.

- Не надо извиняться. Я мечтала об этом с тех пор, как мы встретились.

- О, Кэсси, с того самого момента нашей первой встречи я надеялся, что это произойдёт, - пробормотал Райан. – Я знаю, что ты находишься здесь ещё так мало времени, но мне кажется совсем по-другому. Ты стала частью нашей семьи, и я не могу представить себе свою жизнь без тебя. Такое впечатление, что ты всегда была здесь.

Затем они поцеловались снова, на этот раз более страстно, и она почувствовала, как его руки скользнули под её блузку, ощутила тепло его кожи, и несмотря на протесты её внутреннего голоса, что это было неподходящее время и место для того, чтобы заходить так далеко, она не нашла в себе силы прекратить это.

Но Райан вдруг отпрянул от неё.

- Мы не можем так продолжать, Кэсси, это неправильно.

При этих словах Кэсси почувствовала, будто реальность дала ей пощёчину. Конечно же, он был прав. Это было непозволительно и не могло продолжаться дальше, и с этого момента ей лучше было обрести над собой чёртов контроль.

Затем она услышала его следующие слова:

- Я ещё даже не успел пригласить тебя на свидание. А я хотел бы всё-таки сначала сделать это, и организовать всё как нужно, потому что ты заслуживаешь только всего самого лучшего.

Он снова прижал её к себе, и его лицо и глаза озарила лукавая улыбка.

- Ты не занята завтра вечером? – прошептал он.

ГЛАВА 14

Когда Кэсси проснулась на следующее утро, под дверью своей спальни она обнаружила конверт.

Там было написано наклонным почерком Райана:

«Порадуй себя новым нарядом! Сегодня вечер нашего свидания! Увидимся позже. Р».

В конверте лежали деньги, и Кэсси была поражена щедростью Райана. Эта сумма могла покрыть все расходы: на обувь, платье, пальто и, что было важнее всего, на нижнее бельё. Девушка была поражена его предусмотрительностью.

Кэсси снова и снова перечитывала написанные Райаном слова, и между их прочтением она погружалась в воспоминания о том, что произошло прошлой ночью. Страсть их поцелуя, и то, как он прикасался к ней. Он смотрел на неё так, будто она была для него целым миром, она вспоминала слова, которые он ей говорил. Он сказал, что нуждался в ней и ценил её присутствие, что она стала частью их семьи, и что он уже не представлял свою жизнь без неё. Для неё это значило больше, чем он мог бы себе представить.

Без всякого сомнения, Кэсси была уверена, что Райан был тем самым мужчиной, о котором она всегда мечтала.

Она обняла себя, ощущая чувство нереальности, словно находилась в сказке, которая стала былью. Всё могло обернуться совсем по-другому. Она даже думать не хотела о том, что могла не воспользоваться советом Джесс, не позвонить Райану, и, как следствие, ничего из того, что происходило сейчас, просто не было бы.

Кэсси могла представить себе, что навсегда останется в этом доме. Она могла устроить свою жизнь в этой прекрасной деревне, жизнь, наполненную счастьем и любовью.

Оба ребёнка заметили её хорошее настроение, когда она отпускала шуточки о дождливой погоде и проверяла их на предмет готовности к завтрашней школьной пьесе.

Поскольку на улице снова было сыро, она подвезла детей на автобусную остановку и подождала, пока они там благополучно устроились. Затем, вместо того, чтобы вернуться домой, она отправилась в город купить наряд на сегодняшний вечер.

Два часа спустя она выбрала самое красивое платье, которое только можно было найти. Щедрый сюрприз от Райана позволил ей купить все необходимые вещи, а также косметику, после чего у неё всё ещё оставались деньги, так что она купила в подарок Райану дорожный набор, состоящий из шампуня и геля для душа – выбирая из самых трендовых мужских марок, предлагаемых ей консультантом магазина. Это был полезный подарок, а также намёк, что однажды они могли бы отправиться в совместное путешествие.

Кэсси с удивлением вспоминала, что всего неделю тому назад она собиралась вернуться в Штаты, и чуть не сделала это на самом деле.

Теперь Штаты казались ей каким-то отдалённым сном, а желание вернуться туда – глупым и недальновидным. Приключения, будущее и вся её реальность были именно здесь.

Оставшуюся часть утра она провела за уборкой и приготовлением простого ужина для детей. Казалось странным, и одновременно захватывающим, что сегодня она не сможет разделить его с ними.

 В два часа дня она услышала, как открылась входная дверь и, испытав чувство раздражения, поняла, что это пришла неприятная сотрудница клининговой компании Гарриет. Она уже и забыла, что вторым рабочим днём девушки в этом доме была пятница. Пытаясь поделиться своим хорошим расположением духа, Кэсси решила, что будет вежливой с ней, предположив, что в понедельник у девушки просто было плохое настроение.

Сегодня Гарриет действительно выглядела более спокойной. Её цвет волос уже порядком вымылся, и теперь это был едва заметный розовый оттенок, а её ногти выглядели только что покрашенными серебряным лаком с блёстками. Кэсси не могла не заметить снова, насколько симпатичной была эта девушка, а та, в свою очередь, вежливо ответила на приветствие Кэсси.

Обстановка в доме накалилась, когда Гарриет вышла из спальни Кэсси.

- Ты ходила по магазинам? – спросила она, вынося мусорный пакет, в котором было несколько использованных салфеток, а также упаковки и этикетки, которые Кэсси срезала со всех вещей, которые сегодня купила.

Кэсси встревоженно подняла голову. Было ли позволительным копаться в чужом мусорном ведре, вынося его?

- Это из магазина вечерних платьев, который находится в городе, - прокомментировала Гарриет, читая этикетки. – Из достаточно дорогого магазина.

- Завтра у детей школьная пьеса. Мне хотелось одеть что-то красивое, - ответила Кэсси.

Она знала, что врёт, но чувствовала, что правда окончательно испортит настроение Гарриет. Кэсси всё ещё не понимала, действительно ли девушка была влюблена в Райана или она просто была завистливым человеком, который раздражается всякий раз при виде другого человека, обладающего тем, чего не было у неё самой.

Сегодня по дому было не так уж много работы. Когда Кэсси поехала забирать детей из школы, она была уверена, что к тому времени, пока она вернётся, Гарриет уже не будет в доме.

Но Гарриет не ушла. Она приводила в порядок и так чистую кухню, достала все кофейные чашки и стаканы и поставила их в посудомоечную машину. Сейчас она расставляла их по местам.

У Кэсси возникли подозрения и ей стало интересно, намеренно ли Гарриет убивает время, чтобы оказаться в доме, когда придёт Райан.

- Ты уже со всем здесь справилась? – спросила она, пытаясь звучать приветливо. – Иди на кухню, Мэдди, я сделаю тебе чай.

- Мне ещё нужно сделать уборку в гостиной и подмести крыльцо, - сказала Гарриет.

Кэсси хотелось возмущённо переспросить: «Подмести крыльцо?». На улице всё ещё шёл дождь и всем было понятно, что нет никакой нужды в том, чтобы подметать или мыть снаружи дома, поскольку прекращение дождя и ветра не предвиделось.

Она с трудом заставила себя мило улыбнуться, не желая ссориться с девушкой. По крайней мере, Гарриет собиралась выйти из кухни, а это значило, что Кэсси могла приготовить чай, накрыть на стол и поставить в духовку ужин для детей.

В конце концов Гарриет снова вернулась на кухню. Взглянув на часы, Кэсси увидела, что было уже шесть часов. Её рабочее время уже давно вышло, но девушка всё ещё была здесь.

- Я нашла это на диване, - сказала она, держа в руках ванильный бальзам для губ. – Это кому-то принадлежит?

- Это моё. Спасибо большое. Должно быть, он выпал из моего кармана вчера вечером.

Кэсси взяла блеск для губ, обрадовавшись, что он нашёлся. Она искала его в обед, и, когда так и не смогла найти, то предположила, что уронила его в городе, пока меряла одежду.

- Он выпал, когда ты целовалась с моим отцом, - сказала Мэдисон, поднимая глаза от книжки со словесными играми, над которой девочка сидела за кухонным столом.

Кэсси уставилась на неё, потрясённая словами, когда услышала резкий вздох Гарриет.

Мэдисон продолжила излагать информацию спокойным тоном, как будто она не беспокоилась, а просто передавала факты.

- Вчера вечером я пошла набрать немного воды и увидела, как вы целовались. Может быть, твой блеск для губ выпал как раз тогда, - любезно сказала она Кэсси.

Взглянув на Гарриет, Кэсси увидела ненависть в её глазах. Гарриет смотрела на неё так, будто она была ядовитой змеёй, которую та собиралась убить.

- Это правда? – усмехнулась горничная. – Ты здесь для этого? Чтобы получить небольшой кусочек от папочки, да? Это не заняло у тебя много времени. Ты ещё тот турист.

Кэсси так внезапно вскочила, что задела стол и стоящие на нём солонка и перечница с грохотом упали.

- Мэдисон, пошли за мной, - приказала она.

Кэсси не собиралась позволить девочке остаться здесь в то время, пока вокруг витали злобные намёки о её отце и Кэсси. Она знала, как глубоко могут ранить слова.

- Он заплатил тебе за это? Приятное дополнение к работе? Или это был бесплатный бонус?

Гарриет бросалась словами.

 Кэсси схватила Мэдисон за руку и направилась к двери, толкая её в сторону спальни, за пределы слышимости.

Дилан устроился в кресле-мешке в столовой, погружённый в чтение книги, когда они проходили мимо, он поднял глаза.

- Что происходит? – спросила Мэдисон.

Задыхаясь, Кэсси объяснила ситуацию, пока проводила Мэдисон в её комнату.

- Гарриет вышла из себя и говорит ужасные вещи. Тебе не следует слушать её мерзкую и неправдивую речь. Нам будет лучше оставаться в своих комнатах, пока она не уйдёт.

Скорее всего, долго ждать этого не пришлось бы. Заявление Мэдисон положило конец тактике отсрочки. Когда Кэсси зашла в свою комнату, то услышала непродолжительное шипение кухонного крана, хлопанье дверцами шкафа, а затем топот гневных шагов, когда Гарриет направилась к входной двери.

Затем её сердце ушло в пятки, когда она услышала, как открылась дверь и раздался голос Райана.

- Тук-тук! Всем привет. Привет, Гарриет, ты всё ещё здесь?

- Да пошёл ты, подонок, - выпалила Гарриет.

Входная дверь захлопнулась так громко, что, казалось, весь дом содрогнулся.

ГЛАВА 15

Кэсси вырвалась из своей спальни и побежала в коридор, в котором, застыв на месте, стоял Райан, глядя на входную дверь.

Её охватила тревога из-за подобного поведения Гарриет, и она начала опасаться худшего. Что, если у Гарриет и Райана были отношения? Что, если Райан с ней спал? Он мог совершить это в момент страсти, как порыв, но даже, если это так и было, то её настораживало, что он об этом не рассказал. Ей нужно было знать, что происходит. Ей становилось невыносимо от мыслей, что что-то способно разрушить её возможное счастье.

Когда Райан развернулся и увидел её, его лицо смягчилось.

- Здравствуй, милая, - сказал он и обнял её.

Она обняла его в ответ, успокоившись от того, насколько крепкими и сильными были его объятия.

- Ты что, повздорила с Гарриет? – мягко спросил он, гладя рукой по её волосам.

- Мэдисон сказала Гарриет, что мы целовались. Должно быть, она видела нас вчера вечером.

Кэсси стало нехорошо, когда она тихим голосом описала, что произошло.

- Гарриет окончательно потеряла контроль над собой. Было похоже, что она ищет, чем бы заняться в доме, чтобы подождать, когда ты вернёшься с работы, но когда Мэдисон сказала это, то она убежала.

- Теперь понятно, - Райан положил руки ей на талию. – Думаю, она выдумала для себя некий фантастический мир. Некоторое время назад она сказала мне, что рассталась с парнем. Это выглядело, будто он разбил ей сердце. С того времени несчастная девушка ищет внимания. Мне кажется, она подумала, что я мог бы ею заинтересоваться.

- Правда? И это всё? – нахмурившись, спросила Кэсси.

- В прошлую пятницу она обняла меня, когда я пришёл домой, а потом, когда она уходила некоторое время спустя, то поцеловала меня в щёку. Она никогда не делала так раньше. Потом она спросила, не хотел бы я пойти с ней в паб выпить чего-нибудь, потому что завтра у неё день рождения. Я был довольно озадачен этим предложением, которое прозвучало крайне неожиданно, так что я вынужден был отказать ей.

Райан улыбнулся ей с печальным выражением лица.

 - Теперь понятно, - сказала Кэсси, задаваясь вопросом, как бы она сама поступила, если бы узнала, что её начальник, которого она представляла в своих романтических мечтах, встречается с кем-то другим.

 - Возможно, мне нужно было вести себя с ней твёрже и сказать, что меня не интересует её предложение, но тогда мне показалось, что в этом нет необходимости. Очевидно, я был неправ и должен был изъясняться более прямо. Но я не думаю, что она подлый или скверный человек - она просто переживает трудные времена.

Он повысил голос.

- Ну же, дети! Идите поздоровайтесь с вашим бедным трудолюбивым отцом!

Вся семья собралась на кухне.

- У вас двоих сегодня будет особенный вечер, - сказал он. – Мы собираемся сходить в новый ресторан, так что за вами присмотрит Лиза, которая живёт в конце улицы, и я сказал ей, что в качестве вознаграждения вам разрешено посмотреть фильм. Я дал ей список фильмов, из которого вы сможете выбрать – но он будет для вас сюрпризом. Вы сможете принять решение, только тогда, когда она придёт сюда в половине седьмого.

- Ура, - обрадовалась Мэдисон.

- Давайте поужинаем, и мы будем собираться.

Кэсси поспешила к себе в комнату, быстро приняла душ – голову она уже помыла раньше, а затем надела своё новое красивое платье. Девушка нанесла макияж, понимая, что у неё от волнения дрожат руки. Она не привыкла видеть себя такой нарядной. Кэсси даже не была на себя похожа.

 Сердце девушки бешено колотилось, когда она вышла из комнаты, думая, что попрощается с детьми и встретиться с Лизой прежде, чем они выйдут из дома.

Но Райан уже ждал её в коридоре.

- Ты выглядишь просто чудесно. Какое потрясающее платье, оно тебе очень идёт.

- Спасибо, - Кэсси чувствовала себя так, будто парит в воздухе, когда присоединилась к нему.

- Лиза уже здесь, и дети начали смотреть фильм. Давай ускользнём из дому и оставим их наедине со своей наградой, - прошептал он. – Такси уже ждёт нас на улице.

Минуту спустя они уже сидели на просторном заднем сидении серебристого «Мерседеса», который заказал Райан.

- Куда мы едем?

- Это прекрасный ресторан, который недавно открылся, он находится в часе езды отсюда. Я хотел сходить туда, как только о нём услышал. Думаю, нам очень понравится.

- Я никогда прежде не была в подобном месте.

- Тебе понравится. Мне кажется, там даже есть танцпол, так что мы сможем провести вечер с размахом.

Они разговаривали всё время в дороге, и к тому моменту, когда они доехали до ресторана, Кэсси узнала, что Райан любит питаться в заведениях, а его отец, который умер в возрасте шестидесяти лет во время глубоководных погружений, был страстным поклонником ресторанов и обожал пробовать новые вкусы и испытывать новые эмоции.

Она также узнала, что несмотря на их с Райаном двенадцатилетнюю разницу в возрасте, у них были очень похожие музыкальные вкусы, и что два места, в которых она мечтала побывать – Таиланд и Марокко, были и в вершине его списка желаний тоже.

Ресторан был очень модным и явно очень дорогим. Кэсси и не мечтала пойти на первое свидание в подобное место, и была рада, что ей удалось купить идеальное платье для этого вечера. Им подали по бокалу шампанского, прежде чем они сделали свой выбор из множества аппетитных блюд, указанных в меню.

- Разве это не весело? – спросил Райан, когда они закончили с вкусными закусками.

Он потянулся через стол и взял девушку за руку, поглаживая её ладонь. Затем он спросил с некоторой тревогой в голосе:

- Тебе ведь тоже нравится?

- Это самый яркий вечер в моей жизни, - сказала Кэсси. – Я запомню его навсегда.

Она задавалась вопросом, понимал ли Райан, что она запомнит этот вечер не из-за вкусной еды или изысканной обстановки, а из-за его присутствия рядом с ней, и прикосновения его рук к её.

После десерта, кофе и шоколада они спустились на танцпол. Кэсси почувствовала лёгкое головокружение от всего вина, которое она выпила, и была рада возможности немного выпустить пар. Как прекрасно было танцевать с Райаном. Она уже и вспомнить не могла, когда в последний раз ей было так весело на танцполе, а он, в свою очередь, признался, что чувствует то же самое. Они окончили вечер в объятиях друг друга, когда играла последняя композиция.

Затем они отправились домой. В такси она вручила ему подарок, который выбрала, и Райан был так благодарен и тронут, как она и надеялась.

- Кэсси, ты невероятная. Каждый раз, когда я буду пользоваться этими средствами, я буду думать об этом вечере, проведённом с тобой.

Они начали целоваться, и к тому времени, когда такси подъехало к дому, у неё уже не осталось никаких сомнений, что она не пойдёт сразу в свою комнату.

Поскольку шёл сильный дождь, Райан попросил её подождать в такси, пока он сходил в дом, расплатился с Лизой и захватил зонтик для того, чтобы провести Кэсси до дома.

Затем, спрятавшись под зонтиком, они под руку направились под дождём в уютный дом, прошли мимо дверей в комнаты детей и оказались в спальне Райана.

 Когда он закрыл дверь и заключил её в свои объятия, Кэсси подумала, что никогда прежде не чувствовала себя такой счастливой.


* * *

Значительно позже Кэсси проснулась от медленного постоянного царапания в окне.

Было очень холодно, намного холоднее, чем ей казалось - наверное, она раскрылась во сне.

Она была одна в постели и понятия не имела, куда исчез Райан. Кругом была абсолютная темнота и единственный тусклый свет исходил от окна. Она не слышала привычный ритмичный звук прибоя. Только этот странный скрежет.

 Может быть, это ветка дерева царапала стекло. Если так, то на улице должно быть ветрено, и волны должны биться о скалы, пениться и тогда она должна их слышать.

Дрожа всем телом, она села на кровать, её кожа покрылась мурашками. Что это был за звук? Ей надо это выяснить, а затем проверить, куда делся Райан. У него не было никакой причины покидать комнату, разве что он решил проверить, почему не работает отопление.

- Райан? – тихонько позвала она, но ответа не последовало. Только снова раздался скрежет, на этот раз более громкий. Это был очень неприятный звук, будто что-то врезалось в стекло.

Её волнение превратилось в бешеный страх. Она выбралась из постели и пошла по холодному полу к окну.

Выглядывая сквозь тёмное стекло, она увидела, как ветка, похожая на коготь царапает оконное стекло.

Только на самом деле это не была ветка.

Когда Кэсси присмотрелась, то с ужасом увидела, что это чья-то рука. Бледная костлявая рука с ободранными ногтями. На ногтевых пластинах было выгравировано что-то тёмное, и она сразу подумала о запёкшейся крови.

Где же Райан? Она была объята страхом от его необъяснимого исчезновения – ушёл ли он или его похитили?

Она сделала глубокий вдох, полный ужаса и уже была готова позвать на помощь, но до того, как ей удалось это сделать, эта таинственная рука за окном прорвалась сквозь стекло и схватила её за руку.

Ледяные, невероятно сильные пальцы крепко сжали её запястье.

Затем в окне показалось лицо – белоснежная кожа, обрамлённая завитками мокрых волос. Оно было худым, как у скелета, будто находилось под водой целую вечность, прежде чем снова вернуться к жизни.

- Джеки, - прошептала Кэсси. – Ты жива.

Это была Джеки, но вместе с тем, как будто и нет. Она узнала черты своей сестры, хоть они и были измождены и размыты ледяной водой. Она видела эти карие глаза раньше. Но их выражение было тогда другим. Сейчас это был пустой голодный взгляд, как будто ею овладела другая сущность и вышла на охоту.

Губы призрака расплылись в усмешке, обнажая редкие неровные зубы, похожие на рот акулы.

- Да, - прошипела Джеки. – Я пришла за тобой.

Затем она бросилась на Кэсси, та, в свою очередь, отшатнулась, крича от ужаса и изо всех сил пытаясь вырваться из мёртвой хватки, в которой оказалась её рука и увернуться от блестящих рваных зубов и ледяного воздуха, который врывался с улицы и окружал её.

Но ей не удалось убежать. Её вытащили из комнаты через подоконник. Разбитое стекло расцарапало ей кожу, ранив её так, что она чувствовала, как у неё течёт кровь, вызывая кровавый блеск, вспыхивающий в голодных глазах Джеки.

Затем она упала – они обе падали, руки Джеки обвили её тело с неимоверной силой, связывая её так же крепко, как проволокой, потом они достигли воды и погрузились в тёмное бездонное море.

Благодаря собственным крикам, Кэсси удалось пробудиться от кошмара, и она села, тяжело дыша.

Она снова слышала шум моря, и рядом с ней спал Райан. Всё было хорошо. Ей опять снились её безумные кошмары, и ей следовало быть благодарной за то, что душераздирающие крики в её сне в реальности оказались не более, чем хныканьем, поскольку Райан даже не проснулся, а всё ещё мирно спал на своей стороне кровати.

Кэсси почувствовала облегчение, когда её кошмар ослабил свои щупальца.

Она не приняла лекарства. У неё не было возможности сделать это. Девушка с головой погрузилась в сказку, финалом которой был прошлый чудесный вечер, она обняла себя за плечи, когда вспомнила, как именно Райан дотрагивался до неё, когда они занимались любовью, и те слова, которые он ей шептал.

Она хотела лечь в постель, прижаться с нему и снова уснуть.

Но ей нужно было принять таблетки. Она не могла ждать до утра и подвергать себя риску повторения кошмарного сна.

Кэсси выбралась из кровати и на цыпочках прошла через всю комнату, сняв с вешалки халат Райана, который висел на двери, поскольку она не могла бродить по дому голышом.

Она включила свет и направилась вперёд по коридору, миновав закрытые двери детских комнат и тихонько пройдя в свою. Девушка набрала таблетки в руку, пошла на кухню, наполнила стакан водой, чтобы выпить их.

Затем она пошла обратно в комнату Райана, посмотрев по сторонам на двери детских спален, когда проходила мимо.

На обратном пути она заметила, что дверь в спальню Дилана больше не была закрытой.

Она была распахнута настежь, и Кэсси видела мальчика внутри.

Он сидел на кровати, его лицо было обращено к дверному проёму, и он молча смотрел, как она проходила мимо.

- Эй, Дилан, с тобой всё в порядке? – прошептала она, но мальчик не ответил, а просто продолжал неотрывно смотреть на неё.

Глядя на его безэмоциональное каменное выражение лица и неподвижность осанки, Кэсси почувствовала леденящий ужас.

ГЛАВА 16

Когда Кэсси снова проснулась, было ещё темно, а когда она открыла глаза, прозвучал раскат грома.

За окном шёл град, она нащупала выключатель и включила свет.

Райана не было. Кэсси взглянула на смятые покрывала и сладостно вздохнула.

Она совершенно забыла о ненастной погоде, вспомнив прикосновение его кожи и то ощущение спокойствия и любви, которое она испытывала, засыпая рядом с ним.

На прикроватной тумбочке он оставил чашку кофе, который был всё ещё тёплым, а её джинсы и кофта были аккуратно сложены у подножия кровати. Кэсси была тронута его заботливостью. Для неё имело большое значение, что она теперь могла выйти из комнаты должным образом одетая, вместо того, чтобы красться по коридору в позаимствованном у Райана халате. Она догадалась, что с наступлением непогоды он, скорее всего, поспешил на работу, чтобы проверить, что в гавани всё хорошо, но при этом он всё же нашёл время, чтобы показать ей свою заботу.

Когда девушка оделась и пошла в свою комнату, захватив чашечку кофе, она поймала себя на мысли, что ей не верится в то, что она приехала всего неделю назад. Она даже не мечтала, что всё закончится тем, что она влюбится в него, и что он испытает такие же чувства к ней.

Кэсси надеялась, что дети привыкнут к тому, что она теперь будет спать в кровати их отца. Ну, по крайней мере, иногда. Она не знала, как всё это должно развиваться дальше, и что Райан ждёт от неё. Учитывая его недавний развод, она догадывалась, что им следует пока что быть крайне осмотрительными.

Хотя, с осмотрительностью они уже допустили промах. Кэсси нахмурилась, когда вспомнила свою вчерашнюю прогулку по коридору и то, как Дилан сидел на своей кровати и смотрел прямо на неё.

Она вспомнила, как его молчание и настороженная поза напугали её, учитывая, что было абсолютно очевидным, что она направлялась в комнату его отца, завернувшись в его весьма заметный бардовый халат.

Кэсси задавалась вопросом, не отвести ли ей мальчика в сторону и поговорить с ним об этом лично, но эта мысль заставила её нервничать.

Она выпила свой чуть тёплый кофе, едва не выронив чашку, когда прямо над домом раздался ещё один мощный раскат грома.

Свет мигнул, а затем погас.

- Просто чудесно, - сказала она.

Девушка осторожно поставила чашку и распахнула занавески. На хмуром тёмно-синем небе было достаточно света, чтобы она могла обойти вокруг кровати и выйти из комнаты.

- Папа?

 Услышав взволнованный голос Мэдисон, Кэсси открыла дверь.

- Привет, Мэдди! Я думаю, что из-за вспышки молнии выбило электричество.

Она снова вернулась в комнату Райана и достала свой телефон из сумочки. Она не зарядила его прошлой ночью, но батареи хватило на несколько минут, чтобы использовать его в качестве фонарика.

С его помощью ей удалось подобрать одежду для Мэдисон.

- В котором часу вы выступаете?

- Пьеса начинается в одиннадцать, но нам нужно быть на месте к десяти, чтобы подготовиться.

- Сейчас без четверти восемь, поэтому у нас ещё много времени, - успокоила она девочку.

Она постучала в дверь Дилана и обнаружила, что он уже встал, тепло оделся, и теперь читал книгу при свете фонарика своего телефона.

Он не упомянул, что видел её прошлой ночью и никак не прокомментировал, по какой причине открыл свою дверь, чтобы посмотреть, как она проходила мимо.

- Завтрак будет готов через десять минут, - сказала она и пошла на кухню посмотреть, что можно было придумать.

Кэсси проверила электрический щиток в прачечной, но не смогла найти перегоревший предохранитель, так что она подумала, что обесточен был весь район. В кладовке она нашла свечи и поставила несколько штук на стол. Затем она приложила все усилия, чтобы быстро приготовить завтрак, заварить чай в ещё тёплой воде, которая оставалась в чайнике и найти в холодильнике продукты, чтобы сделать бутерброды.

Затем они с Диланом и Мэдисон расположились в полутёмной кухне.

- Ну разве это не весело? – спросила Кэсси. – Это почти как…

В этот момент она почувствовала, как что-то пробежало по её ноге.

Кэсси пронзительно закричала.

- Что случилось? – удивлённо прозвучал голос Мэдисон, и Кэсси увидела, что девочка разлила чай по всему столу.

- Что-то пробежало у меня по ноге, - объяснила Кэсси. – Я почувствовала на себе прикосновение какого-то животного.

Сердце Кэсси сильно билось в её груди, и она подняла ноги над полом, напуганная касанием маленьких лапок. Что это было? И где оно сейчас?

- Мне кажется, я тоже это слышал, - сказал Дилан.

- Где? – Кэсси хотела обуться, но после отключения электричества она была настолько занята, что у неё не было возможности этого сделать.

Что это было? Крыса? Огромный паук?

Дилан направил свет фонарика на своём телефоне на плинтуса, и, наклонившись, он увидел отблеск маленьких глазок.

- Это мышь!

Кэсси хлопнула в ладоши и мышь метнулась прочь, исчезая под кухонной стойкой.

- Это, должно быть, было так страшно, - сказала Мэдисон.

- Так и было.

Теперь, когда мышь убежала, Кэсси осмелилась снова поставить ногу на пол. Она направилась к раковине и прихватила оттуда полотенце, чтобы вытереть пролитый чай.

Через минуту открылась входная дверь и вернулся Райан, сбрасывая свою мокрую парку с плеч и снимая грязные ботинки.

- На улице очень мерзко. О, Кэсси, ты просто суперзвезда. Вы вместе завтракаете.

- Электричества нигде нет?

- Да, молния попала в трансформатор.

- Только что по ноге Кэсси пробежала мышь, и она закричала, - сказала отцу Мэдисон, с набитым бутербродом ртом.

- Что? Сейчас?

- Да, пока мы тут сидели. Она убежала вон туда, - показала Кэсси.

Райан поморщился.

- Они иногда появляются в доме в ненастную погоду, я не знаю почему. Проблема в том, что они не стремятся выйти обратно на улицу. В прошлом году у нас было целое нашествие грызунов. Нам срочно нужно купить несколько мышеловок.

- Я схожу, - предложила Кэсси, поскольку Райан только что пришёл с дождя и ещё не успел позавтракать.

- Ты ангел. Магазин хозяйственных товаров находится в противоположном направлении от деревни. Нужно проехать около трёх километров на запад, затем свернуть налево на первом перекрёстке, и ты его увидишь.

Райан дал ей немного денег, Кэсси обулась, надела куртку и пробежалась до своей машины.

Спустя десять минут она зашла в хозяйственный магазин. Небольшое здание было уже заполнено клиентами и Кэсси догадалась, что множество людей вынуждены провести срочные аварийные работы и устранить протечки после шторма.

Ей потребовалось некоторое время, чтобы найти нужный стеллаж, и когда она его нашла, то обнаружила, что мышеловок там не было.

В конце ряда находился сотрудник магазина, заполнявший полки.

- У нас закончились мышеловки, - сказал он. – Новая поставка должна прийти на следующей неделе.

- У меня чрезвычайная ситуация, - объяснила Кэсси. – Что бы Вы порекомендовали для поимки только что появившейся в доме мыши?

- Родентицид будет лучше всего. Это наше самое популярное средство, и оно должно устранить Вашу проблему.

Он вручил ей коробку.

Кэсси вышла из магазина, обрадовавшись, что ливень превратился в моросящий дождь. Она волновалась, останется ли время, чтобы в последний раз отрепетировать с детьми их слова, прежде чем им нужно будет уже ехать.

Она села в машину и повернула ключ зажигания.

Раздался щелчок. И больше ничего.

Нахмурившись, Кэсси попыталась снова.

Тот же результат. Двигатель не заводился.

Кэсси предприняла ещё одну попытку, сильнее прокручивая ключ, как будто это могло каким-то образом повлиять на результат и помочь машине завестись. Её малолитражка никогда её не подводила. Ей стало интересно, не стал ли шторм причиной короткого замыкания.

Желая обладать более обстоятельными знаниями о машинах, она пыталась нащупать под приборной панелью нужный рычаг и открыть капот, но когда она потянула за него, капот не открылся.

Чувствуя нарастающую внутри тревогу, она вышла из машины.

К своему глубокому беспокойству она поняла, что рычаг не срабатывал, потому что капот уже был открыт.

Она не закрыла машину. Более того, она об этом даже и не думала. В этой тихой маленькой деревушке она стала слишком небрежно относиться к безопасности и теперь ей пришлось за это расплатиться.

Внезапно этот живописный городок превратился в недружелюбное место.

Кто мог это сделать? Было ли это делом рук ребёнка, которому стало скучно, или за этим стоял более зловещий мотив? Оглядываясь по сторонам на аккуратную парковку, Кэсси не заметила шумных подростков, слоняющихся вокруг в ожидании возможности испортить чью-либо машину. Парковка была переполнена, но все здесь, казалось, спешили по своим собственным делам.

Кэсси начала бояться, что кто-то мог выследить её.

Она открыла капот, и её сердце ушло в пятки, когда она увидела разорванные провода, ведущие к аккумулятору. Кто-то намеренно перерезал их, и от осознания этого факта она почувствовала себя очень беззащитной, испуганной и одинокой. Девушка думала, что находится здесь в безопасности, спрятавшись и укрывшись в этом маленьком сообществе. Теперь было ясно, что нигде нельзя быть в безопасности, и кто-то совершил этот ужасный поступок специально.

Может быть её бывшему работодателю из Франции удалось выследить её? Кэсси задавалась вопросом, было ли это началом извращённой игры его мести, или чем-то похуже того. Выведение из строя её машины было способом гарантировать, что она не сможет исчезнуть в кратчайшие сроки, что могло означать, что у него был какой-то план.

Кэсси вдруг отчаянно захотела поговорить с Райаном, рассказать ему о том, что произошло, и услышать его успокаивающий голос. Минуту она рылась в сумочке, а потом вспомнила, что не взяла телефон с собой. Батарея почти разрядилась, поэтому она оставила его на зарядке на случай, если включат электричество.

- Чёрт возьми, - прокричала она, расстроенно хлопнув капотом. Не имея возможности связаться с ним и объяснить своё затруднительное положение, ей оставалось только идти пешком.

Она вытащила ключи из замка зажигания, взяла с сидения свою сумочку и пакет из хозяйственного магазина. Потом девушка закрыла машину, с горечью подумав, что ей следовало бы сделать это до того, как она вошла в магазин.

Кэсси вышла с парковки и направилась к узкой улочке, которая через три длинных километра должна была привести её к дому.

Пока она шла, её мысли вращались вокруг того, кто мог желать вывести её машину из строя таким способом.

Только два варианта приходило ей на ум в этой связи. Либо это был случайный разбой или же кто-то преследовал именно её, и выжидал возможности навредить.

Кэсси надеялась на первый вариант, потому что его альтернатива, что за ней следят, была пугающей. Она даже не хотела думать о том, как или по какой причине это произошло.

Она думала, что здесь её никто не найдёт. А что, если кому-то всё-таки это удалось?

Поглощённая своими тревожными мыслями, Кэсси услышала громкий звук мотора сзади себя.

Её первой мыслью было то, что этот человек может предложить подвезти её домой.

Через мгновение её интуиция подала ей тревожный знак.

Это было слишком быстро, слишком близко и слишком громко.

Рёв двигателя звучал прямо позади неё.

Повернувшись, она увидела быстро приближающуюся к ней решётку автомобиля.

Она отпрянула в сторону, сокрушая колючую изгородь.

Машина пролетела мимо так быстро и так близко, что даже смахнула листовые побеги, растущие на живой изгороди. Настолько близко, что, когда Кэсси посмотрела вниз, то увидела, что следы колёс, оставленные в грязи, были всего в нескольких сантиметрах от её ступни.

Одна из веток поцарапала ей руку, и Кэсси уставилась на тонкую струйку крови, бегущую по её коже. Пакет из хозяйственного магазина порвался. Посмотрев вниз, она увидела, что её джинсы были забрызганы грязью и следами от травы.

Если бы она не отпрыгнула прямо на изгородь, её бы сбили.

Кэсси осознала, что дрожит всем телом.

Она уставилась на следы колёс и оглянулась назад. Ей было видно конкретное место, где машина свернула с асфальта и примяла грузную траву у изгороди. Следы прошли по кривой линии - сошли с дороги, отметились на траве, а затем снова вернулись на асфальт.

Она находилась в самой дальней точке этой кривой линии.

- Что за чёрт? – вслух сказала она.

Буквы FRZ, или это были буквы FZR? В панике она не запомнила их точный порядок. Её едва не переехал небольшой белый автомобиль с низкой посадкой, на номерных знаках которого присутствовали буквы F, Z и R.

Если бы она не отпрянула от дороги, эта машина сбила бы её. Сломала бы ноги, проехалась по ней, кто знает?

Если это также было сделано преднамеренно, тогда она попала в серьёзные неприятности. В течение часа кто-то вывел из строя её машину, а затем попытался убить её, когда она шла домой. Если за этим стоял её бывший работодатель, то она понятия не имела, что ей делать в этом случае, или где спрятаться.

Кэсси продолжала идти вперёд, но через каждые несколько шагов она оглядывалась назад, напуганная до ужаса.

ГЛАВА 17

К тому времени, когда Кэсси добралась домой, она была напряжена, напугана, беспокоилась, что они могут опоздать на спектакль, и была на грани того, чтобы расплакаться.

Как только она подошла к входной двери, ей открыл Райан. На нём была классическая рубашка и брюки. Он был полностью собран, и Кэсси осознала, насколько растрёпанной, должно быть, выглядела она сама.

- Привет, красавица. Рад тебя видеть. Я уже начал волноваться, куда ты пропала.

Он выглянул на улицу и заметил, что машины не было.

- А где твоя машина?

- Она возле хозяйственного магазина. Райан, она не заводилась, и когда я открыла капот, я обнаружила, что он уже был открыт, а затем я увидела, что там перерезаны провода.

- Что? – его голос звучал скептически.

- Да, - дыхание Кэсси переходило в рыдания.

- Ты думаешь, что кто-то сделал это намеренно?  Провода не могли просто оборваться?

- Они были перерезаны. И двигатель даже не заводился. Единственным звуком был только щелчок ключа.

Райан покачал головой.

- Это неприемлемо. Ты хочешь заявить в полицию? Наверное, нам следует это сделать.

Опять это упоминание о полиции. Кэсси занервничала.

- Сомневаюсь, что они могут сделать что-то. К тому же, у меня нет доказательств.

Кэсси не хотела рассказывать ему свой страх о том, что за этим мог стоять её бывший работодатель. Это только бы усложнило ситуацию и могло вызвать недоверие Райана к ней. Но даже несмотря на это, ему следует знать о том, что с ней только что произошло.

- Затем, когда я пошла домой пешком, водитель автомобиля, ехавшего позади меня, свернул на мою дорогу, и чуть не сбил меня. Я отпрыгнула в сторону как раз вовремя. На траве остались следы от шин. Я поцарапалась об изгородь.

- Кэсси, это ужасно. Мне очень жаль.

Райан заключил её в свои объятия, крепко прижав к себе.

- Я чувствую личную ответственность за это. Мне кажется, что мы – наше сообщество – могли бы сделать для тебя большее.

- Не переживай, Райан.

Его слова звучали настолько искренне, что Кэсси улыбнулась, несмотря на то, что по её лицу текли слёзы.

- Это определённо не твоя вина!

- И тем не менее, я могу помочь исправить ситуацию. Я сейчас позвоню нашему местному механику Дейву Сидли, он владеет автомобильной мастерской. Он может отбуксировать твою машину в свою мастерскую и починить её. Я попрошу его привести её в идеальное состояние. По крайней мере это мы можем сделать прямо сейчас. Я уже звоню ему. Дай мне свои ключи.

Кэсси передала их ему.

- Что касается подобных инцидентов с поведением на дороге, они не являются редкостью. Водители, незнакомые с этим районом, не понимают, насколько узкие здесь улочки. Стоит отвлечься на секунду, и ты можешь оказаться на изгороди. Я даже не могу тебе передать, насколько часто такое случается. Так что, не переживай. Я уверен, что причина именно в этом. Тебе не стоило возвращаться пешком. Почему ты мне не позвонила?

- Мой телефон почти разрядился, так что я оставила его здесь.

Райан вздохнул, осторожно выпуская её из своих объятий.

- Ну, конечно. Это всё этот проклятый шторм. Электричество включили полчаса назад, так что мы снова готовы к работе.

Он смотрел на неё с серьёзным выражением лица.

- Кэсси, пожалуйста, не бойся. Я вижу, как ты расстроилась. Я позабочусь о тебе, обещаю. И не позволю, чтобы с тобой снова случилось нечто подобное. Только не тогда, когда ты здесь, с моей семьёй, в моём доме и под моей защитой.

Девушку успокоили его слова и, благодаря его спокойному анализу случившейся ситуации, она стала чувствовать себя менее беззащитной. К конце концов, может быть тот наезд и правда был случайностью.

Она вспомнила причину, по которой выходила из дому и протянула ему пакет.

- У них не было мышеловок. Поставка будет только на этой неделе, так что я купила яд.

- О, дорогая. Лучше будет дождаться новой партии. Я не люблю использовать яд, так как это может повлиять на всю пищевую цепочку. Мы можем обменять его на мышеловки на протяжении недели. А сейчас тебе лучше собраться. Нам ещё нужно побывать на спектакле.

Кэсси поспешила к себе, чтобы переодеться и как только она это сделала, семья была готова выезжать.

 По дороге в театр Райан был непривычно тихим и Кэсси стало интересно, не волнуется ли он. У обоих детей были важные роли, и они принимали участие в подобных мероприятиях в первый раз.

Когда они приехали, Райан развернулся в направлении задней части театра, где был вход за кулисы.

- Выходите здесь, а я припаркую машину. Кэсси, ты не пойдешь с детьми, на случай, если им понадобится помощь?

Кэсси заметила, что Мэдисон выглядела бледной и по дороге была намного менее разговорчивой, чем обычно. Она подозревала, что девочка волнуется перед выходом на сцену, и решала пойти с ней.

- Я потом присоединюсь к тебе в фойе, - сказала она Райану.

Когда они вошли в раздевалку, она встретила там преподавателя с измученным видом.

-  Наш визажист опаздывает. Вам не составит труда помочь нам?

- Конечно же, - согласилась Кэсси. – У меня нет большого опыта в нанесении сценического грима, поэтому скажите мне, что конкретно требуется.

- Чем ярче, тем лучше. Не ограничивайте себя, - подбодрила её преподаватель.

Дилан сел на стул перед зеркалом, и Кэсси подумала, что в первый раз видит его неуверенным.

- Ты справишься, - успокаивала его Кэсси. – Давай подумаем, как выглядит рабочий завода, и я постараюсь сделать всё возможное, чтобы воплотить эту идею в жизнь.

Мэдисон молча стояла, не выдвигая никаких предложений, что насторожило Кэсси ещё больше. Она была уверена, что у девочки было много идей.

- Он выглядит грязным, запачканным, - предположил Дилан.

- Хорошо, тогда сделаем большую грязную отметину на твоей щеке. А что будем делать с волосами? Мы можем воспользоваться гелем, чтобы придать им более дикий вид.

- Эй, я ещё хочу татуировку, - сказал Дилан, и Кэсси увидела, как Мэдисон слегка улыбнулась, прежде чем снова погрузиться в свой серьёзный вид.

- Я нарисую татуировку у тебя на шее, - сказала Кэсси.

После того, как она подчеркнула его глаза и щёки, а также изобразила реалистичное пятно, Кэсси нарисовала татуировку с помощью карандаша для бровей. Затем она смешала гель с водой и уложила ему волосы.

- О, я выгляжу очень круто, - радостно сказал Дилан. Казалось, он даже забыл про волнение. – Спасибо, Кэсси.

- Если бы у меня был завод, я бы наняла тебя на работу. А сейчас тебе следует поторопиться и одеться. Мэдди, сейчас твоя очередь. Как бы ты хотела выглядеть?

Мэдисон села, но пожала плечами, отказываясь смотреть на себя в зеркало.

- Может быть, нарисуем веснушки? Завьём кудри? – предложила Кэсси, всё больше тревожась.

Мэдисон покачала головой.

- Что случилось? – мягко спросила Кэсси, посмотрев на отражение Мэдисон в ярко освещённом стекле.

- Я не хочу участвовать в спектакле, - сказала девочка и расплакалась.

- Мэдисон!

В ужасе Кэсси взяла несколько салфеток из коробки для нанесения макияжа.

- Мэдди, но почему?

Мэдисон покачала головой, ничего не ответив, и Кэсси догадалась, что причиной может быть только чрезмерное волнение. Она торопливо попыталась отвлечь девочку от волнения и развеять её страхи.

- Помнишь, как тебе нравились репетиции и как ты без устали говорила о том, как весело это было? Ты отлично знаешь все свои слова, а если ты что-то забудешь, там будет твой учитель, чтобы подсказать, как ты мне объясняла.

 - Дело не в этом, - всхлипывала Мэдисон.

- А в чём же? – Кэсси присела на корточки, чтобы быть на одном уровне с девочкой, а не возвышаться над ней.

- У меня недостаточно хорошие оценки, чтобы участвовать в спектакле.

Кэсси нахмурилась, озадаченная этим аргументом.

- Что ты имеешь в виду? Спектакль не имеет отношения к оценкам. Ты получила роль на прослушивании. Ты рассказывала мне, как тебя выбрали.

- Мне не стоило этого делать. Мне надо было сказать, что я не могу участвовать, и что моё место должна занять другая девочка. Мы всё ещё можем это сделать, Кэсси. Давай найдём учительницу и всё ей объясним.

Кэсси в замешательстве уставилась на девочку. Должно быть, это было из-за нервов. Другой причины быть не могло.

- Ты лучше всего подходишь на эту роль. Это так же важно, как и хорошие отметки по математике.

- Ты так думаешь? – спросила Мэдисон голосом, полным сомнений.

- Однозначно, - сказала Кэсси, надеясь, что она не противоречила никаким утверждениям Райана, сказанным им в прошлом.

- Математика, конечно же, очень полезна, но в твоём телефоне есть калькулятор. И с помощью компьютера можно выполнить многие задания. Есть такие программы, которые позволяют производить вычисления, и тебе нужно только уметь ими пользоваться.

- Хорошо, - сказала Мэдисон, смотря на Кэсси с проблеском надежды в глазах.

- Но знаешь, что по-настоящему сложно, и что далеко не каждый может сделать?

- Что же это?

- Выступать на сцене. Не у каждого есть таланты или способности к этому. А сейчас тебе нужно доказать самой себе, на что ты способна, выйдя на сцену и поразив аудиторию своей игрой.

- У меня не возникнет проблем?

Кэсси сжала её руку, желая проникнуть в голову девочки и лучше понять её страхи, потому что та очень путанно изъяснялась.

- Абсолютно никаких. Помни, если ты почувствуешь себя неуверенно, посмотри на учительницу, и она тебе поможет.

Кэсси нежно вытерла глаза Мэдисон.

- Ты чувствуешь себя лучше?

- Думаю, да.

- Так какой макияж мы тебе сделаем? Как ты думаешь, волосы балованной девочки должны быть завиты в локоны, и стоит ли нам нарисовать немного веснушек на твоём лице?

- Я согласна.

Уложив волосы, используя гель и фен, Кэсси удалось сделать несколько Кудрей на густых каштановых волосах Мэдисон и нарисовать большие веснушки на щеках и носу. Она накрасила губы девочки яркой розовой помадой и подчеркнула глаза и брови для достижения преувеличенного эффекта, надеясь, что Мэдисон больше не будет плакать, чтобы не размазать макияж.

Снова вошёл Дилан, одетый в порванную спецовку, которая служила ему костюмом.

- Ты выглядишь на все сто, - сделал он комплимент сестре, и Мэдди неуверенно улыбнулась.

Ей пришла пора уходить. Учительница торопилась, держа в руках блестящее платье, которое будет идеально сочетаться с макияжем, который Кэсси только что сделала девочке.

- Удачи вам обоим, - сказала Кэсси.

Но Дилан покачал головой.

- Не стоит так говорить перед спектаклем. Нужно сказать: «Ни пуха, ни пера».

- Почему так? – удивлённо спросила Кэсси.

- Так принято говорить перед важным событием. Поэтому актёры обмениваются между собой такой фразой на удачу.

- А, так это суеверие. Ну тогда, ни пуха, ни пера, Дилан. Ни пуха, ни пера, Мэдисон. Желаю вам получить удовольствие от выступления.

Кэсси вышла из гримёрки, которая сейчас была переполнена актёрами и бормотанием возбуждённых голосов.

Райан ждал за дверью, и они поспешили занять свои места.

Сидя в первом ряду зрительного зала, Кэсси ещё больше стала волноваться за поведение Мэдисон.

- Райан, кто-нибудь говорил Мэдисон, что она не сможет сыграть в спектакле, если её оценки будут недостаточно хорошими? – шёпотом спросила она.

Райан нахмурился.

- Не думаю. Учительница, конечно же, не стала бы этого делать. Её оценки не настолько уж и плохи.

- Она не хотела выходить на сцену. Я думала, что это от волнения, но, похоже, на то есть более веская причина.

Райан покачал головой.

- Может быть, она неправильно поняла ситуацию. Я говорил ей, что игра в спектакле – это дополнительная деятельность и что она не должна сказываться на её школьной успеваемости.

Кэсси это не убедило, но затем она вспомнила, что Мэдисон было всего лишь девять лет и что она вполне могла неправильно понять, что ей говорили.

- Может быть и так. Надеюсь, с ней всё будет в порядке, когда поднимется занавес.

- Я тоже на это надеюсь, - сказал Райан.

Ещё через несколько минут зал был полон и пришло время начинать представление.

В темноте рука Райана нашла её руку.

Фраза «Ни пуха, ни пера» снова и снова повторялась в её голове, пока поднимался занавес. Она надеялась, что худшего не произойдёт и жалела, что у них с Мэдисон было мало времени, чтобы девочка окончательно успокоилась и вернулась в своё обычное состояние.

Её беспокойство усилилось, когда Мэдисон вышла на сцену.

Кэсси сразу же поняла по языку тела девочки, что та несчастна и не хочет там находиться. Мэдисон смотрела в зрительный зал, щурясь от яркого света, а затем опустила глаза.

- Нет, Мэдисон, - беззвучно прошептала Кэсси. – Не смей сдаваться. Ты сможешь.

Затем настала очередь Мэдисон говорить, и в спектакле её первые слова были самыми простыми. Всё, что ей нужно было сделать, это представиться и сказать: «Меня зовут Верука Солт».

Но Мэдисон не произнесла ни слова и в зале повисла тишина, с каждой секундой наполняющая Кэсси всё большим страхом.

ГЛАВА 18

Кэсси было видно, как учитель актёрского мастерства волнительно машет девочке из-под сцены, готовая помочь ей с её репликой. Но Мэдисон не смотрела на неё. Вместо этого, она снова подняла голову и уставилась на зрителей, словно пытаясь осмотреть весь зал.

Кэсси слышала вокруг обеспокоенные перешёптывания. Люди поняли, что это молчание слишком затянулось. Ей хотелось бы знать, что нужно делать в такой ситуации, но, исключая возможность выйти на сцену и взять девочку за руку, она больше ничего придумать не могла, и чувствовала себя совершенно беспомощной.

- Давай, Мэдисон, - услышала она шёпот Райана.

Дальнейшие события выглядели так, будто Мэдисон приняла решила, что всё в порядке и можно делать то, что она считала нужным. Кэсси с облегчением и гордостью увидела, как девочка подняла подбородок и собрала в кулак всю свою уверенность.

- Что ж, мистер Вонка. Меня зовут… - начала она, бросив взгляд в толпу и осознавая царящую там напряжённость, вызванную её паузой.

- Верука Солт, - закончила она, выдавая слова высокомерным тоном, сопровождая это надменным кивком своей кудрявой головы.

Зрительный зал разразился восторженными аплодисментами.

С этого момента Мэдисон приободрилась и начала справляться со своей ролью просто великолепно. Каждая реплика отскакивала у неё от зубов и в определённый момент она абсолютно перевоплотилась в испорченного ребёнка, роль которого ей доверили. После её излишнего волнения в начале выступления она стала звездой этого шоу с каждой своей последующей репликой. Сердце Кэсси наполнилось гордостью.

Дилан, появляющийся на сцене во время смены декораций, демонстрировал намного большее чувство юмора, чем Кэсси думала возможным в его случае, и, казалось, наполнял зрителей энергией настолько, чтобы те могли оценить важность его роли. Она видела, насколько окрылённым чувствовал себя Райан, поскольку, каждый раз, когда зрители смеялись, он неосознанно сжимал её руку.

Когда актёры в последний раз поклонились публике, и занавес закрылся, Кэсси настолько расчувствовалась, что была готова расплакаться. Она не могла перестать восхищаться мужеством Мэдисон и тем, как девочке удалось победить всех демонов, мучивших её в начале выступления.

- Она блестяще сыграла. И Дилан тоже. Я так ими горжусь.

Она хотела поцеловать Райана, но, учитывая, что все зрители встали со своих мест, ей не представилось такой возможности.

 - Они были настоящими звёздами. Нам лучше пойти и лично их поздравить и удостовериться, что их сумки для ночёвки загружены в автобус, - сказал Райан.

Когда Мэдисон увидела Кэсси, девочка подбежала к ней и крепко обняла.

- Ты очень здорово справилась, - убедила её Кэсси. – Главная звезда этого шоу. Ты сможешь повторить свой успех, не так ли? Завтра ты справишься?

- Я справлюсь, - прошептала ей Мэдисон. – Ты знаешь, Кэсси, я стояла на сцене и смотрела на каждого человека, сидящего в зрительном зале. Затем я поняла, что всё будет хорошо. Я вспомнила, что ты мне говорила и решила быть смелой.

- Ты была очень смелой, - согласилась Кэсси.

 После того, как Дилан получил свою порцию похвалы и поддержки, детям нужно было переодеться до того, как сесть в автобус, куда Райан уже загрузил их сумки.

Учитель актёрского мастерства стояла сзади.

- У меня к Вам есть один вопрос, мистер Эллис. В следующем году мы открываем театральный кружок для учеников младше двенадцати лет, и я хотела бы предложить Мэдисон стать первым руководителем этого кружка. Она очень талантлива, и я думаю, что она станет отличным примером для младших учеников, поскольку она хорошо себя зарекомендовала. Я хочу спросить Вашего разрешения, прежде чем сообщить ей об этом. Встречи в кружке, скорее всего, будут проходить дважды в месяц и, конечно же, когда у нас будут спектакли, то нужно будет проводить репетиции.

 Кэсси почувствовала прилив радостного возбуждения. Какое это будет достижение для девочки. Это будет для неё знаком особой чести.

Она думала, что Райан сразу же согласиться, но, к её удивлению, он колебался.

- Дайте мне подумать, - ответил он. – Я могу сообщить Вам своё решение в понедельник?

Учитель тоже выглядела удивлённой и слегка возмущённой.

- Конечно же. Мы хотели объявить об этом после сегодняшнего выступления, но можем подождать ещё пару дней.

- Спасибо, - сказал Райан.

Пока они шли к машине, Кэсси стало интересно, почему он сразу не согласился. Ей очень хотелось спросить Райана об этом, но это бы поставило под сомнение его авторитет, особенно сейчас, когда их отношения только начинали своё развитие. Должно быть, у него была на то какая-то причина, возможно она была связана со спортивными занятиями Мэдисон.

- Знаешь что, Кэсси? – спросил он, когда они сели в машину. Кэсси почувствовала облегчение. Он собирался поделиться с ней этой причиной.

- Что? – спросила она.

- У меня есть идея. Давай уедем на ночь. Детей нет в городе. Это бывает раз в сто лет. Было бы глупо не воспользоваться этим шансом.

Кэсси была в восторге от его слов. Она даже не могла себе представить более идеальное предложение. Только вчера, покупая дорожный набор Райану в подарок, она мечтала поехать куда-нибудь с ним, задаваясь вопросом, смогут ли они когда-нибудь это сделать.

- Отличная идея. А куда мы поедем? – спросила она.

- На побережье к северу отсюда есть замечательный отель. В прошлом году меня приглашали на его открытие. Этим утром мне пришло электронное письмо с сообщением о том, что у них освободился номер из-за внезапной отмены брони, и я его заказал. Надеюсь, ты не против?

- Я совершенно не против. Это просто прекрасно, - сказала Кэсси. Она снова витала в облаках своего счастья. Романтический ночной отдых был следующим шагом в их отношениях, и он состоялся гораздо раньше, чем она об этом даже успела помечтать.

 - Это отель класса люкс. Огромные ванны, настоящие камины, изысканная еда. Не могу дождаться, когда мы окажемся там с тобой.

По дороге домой Кэсси задалась вопросом, когда ей следует рассказать друзьям о своих новых невероятных отношениях.

Хоть она не была готова что-либо анонсировать в социальных сетях, у неё было несколько близких друзей, которые заслуживали того, чтобы знать, в какую сказку превратилась её жизнь.


* * *

Когда на следующий день Кэсси вернулась домой, кипя от радости и волнения, она знала, что пришла пора поделиться этой новостью.

Ночь, проведённая в том пятизвёздочном отеле была самым прекрасным событием в её жизни. Ей нужно было поделиться этим с кем-то и рассказать, что они с Райаном теперь пара.

Радостно вздохнув, она забралась на кровать и достала телефон из сумочки, улыбнувшись, увидев нужный подарок, который Райан сделал ей по прибытию в отель – прекрасный серебряный с белым кожаный кошелёк, которым она всегда будет дорожить.

Она была одна в доме, потому что, как только они вернулись, Райан поспешил на работу, чтобы проверить там обстановку. Это означало, что у неё было достаточно времени, чтобы написать электронное письмо и начать рассказывать своим друзьям, как изменилась её жизнь.

Кэсси решила, что первое сообщение должно быть адресовано Джесс. Она была в долгу перед этой девушкой и была очень ей благодарна, потому что, если бы они в тот самый день не встретились пообедать, и Джесс не порекомендовала бы ей Райана, практически заставив Кэсси позвонить ему, она бы никогда здесь не оказалась.

Она до сих пор не могла поверить в это счастливое совпадение.

«Привет, Джесс, - начала она, чувствуя внутри тепло, подбирая слова. – Надеюсь, тебе понравилось твоё пребывание в Лондоне, и я бы хотела выразить тебе огромную благодарность за то, что ты дала мне номер телефона Райана. Эта работа превратилась для меня в нечто большее, о чём я никогда и не мечтала – и под словом «большее» я имею в виду «намного большее»! Говоря в двух словах, Райан развёлся с женой – именно поэтому ему понадобилась помощь. Для него и детей настали непростые времена, но они хорошо справляются. Дети просто замечательные, как ты мне и рассказывала.

А сейчас всё закончилось тем, что мы с Райаном встречаемся! Джесс, в ту самую минуту, когда я приехала в его дом, я почувствовала, что между нами возникла искра. Ты не предупреждала меня, что он настолько милый! В любом случае, обнаружилось, что к моему счастью, он испытывает ко мне те же чувства, и мы только что вернулись из поездки, проведя вместе невероятную ночь в роскошном отеле.

Я старалась не торопить события и не позволять себе слишком сильно влюбиться в него, поскольку это слишком рано, но нужно признать, что я уже очень сильно полюбила его. Он такой щедрый, такой заботливый и искренний человек. Кто бы мог подумать, что я смогу встретить такого особенного мужчину в этой маленькой приморской деревне, где я просто рассчитывала встать на ноги и заработать немного дополнительных денег!

В любом случае, я хотела, чтобы ты узнала об этом первой.

Напиши поскорее, не могу дождаться и твоих новостей!

С любовью, Кэсси.»

Она быстро перечитала сообщение, а затем нажала кнопку «Отправить». Она была уверена, что Джесс будет очень рада услышать её хорошие новости, хоть Кэсси и напомнила себе, что ей следует быть осторожной с тем, чем она делится, поскольку её жизнь стала такой волшебной, что некоторые люди могли бы ей позавидовать.

Когда Кэсси начала писать следующее письмо, открылась входная дверь.

- Эй, - позвала она, вставая с кровати. – Быстро же ты вернулся.

Она поспешила выйти в коридор.

Девушка застыла на месте, увидев, что в дом только что вошёл незнакомый человек.

Высокая, хорошо одетая женщина с блестящими каштановыми волосами вкатила свой чемодан внутрь.

Когда она услышала голос Кэсси, женщина обернулась, посмотрела на девушку и нахмурилась.

- Кто ты такая? – спросила она.

- Подождите минутку, - сказала Кэсси, чувствуя себя совершенно неуверенно, застигнутая врасплох. – Это мне следовало бы Вас спросить об этом. Вы уверены, что попали по нужному адресу?

Ей стало интересно, закрыл ли Райан дверь, когда уходил. В нескольких кварталах от дома находилась гостиница и Кэсси подумала, что эта грубая загадочная женщина, должно быть, направлялась именно туда.

- О, не сомневайся, я уверена в этом на все сто.

Сложив руки, женщина посмотрела на Кэсси сверху вниз так, что девушка начала неловко себя чувствовать. Казалось, что эта женщина имеет право здесь находиться. Во всяком случае, так подумала Кэсси. Девушка задалась вопросом, не было ли у Райана встречи с адвокатом или каких-то других рабочих моментов. В таком случае ей следовало бы позвонить ему и сказать, что человек, с которым у него была встреча, пришёл и ждёт его здесь.

- Так что ты здесь делаешь? Ты уборщица? – спросила женщина.

Смущённая её взглядом и не желая обидеть эту женщину, если та была знакомой Райана или партнёром по бизнесу, Кэсси смягчила тон.

- Я не уборщица. Меня зовут Кассандра Вейл, я здесь живу и слежу за детьми.

Женщину нахмурилась.

- Райан ничего не говорил мне о том, что взял кого-то на работу.

Мрачное подозрение начало закрадываться в голову Кэсси.

- Извините, я могла бы узнать Ваше имя?

- Триш Эллис, - ответила ей женщина, и её ответ прозвучал так, будто ей не терпелось произнести эти слова. – Я жена Райана.

Пока Кэсси смотрела на неё, застывшая на месте от удивления, женщина прошла мимо и направилась в главную спальню, везя за собой чемодан, колёса которого вращались по деревянным доскам пола.

ГЛАВА 19

Кэсси смотрела ей вслед, ошеломлённая словами, произнесёнными этой женщиной.

Это была бывшая жена Райана. Знал ли он, что она должна была прийти? Почему она пришла в дом без предупреждения? И с какой стати она ставит под сомнение его решение о найме персонала? Ведь её не было рядом, чтобы присматривать за детьми.

Затем Кэсси посетила ещё одна ужасная мысль.

Триш пошла прямо в главную спальню, и, учитывая насыщенность предыдущего утра, девушка не могла вспомнить, заправила ли она кровать после прошлой ночи. После того, как отключился свет, она, кажется, даже не вспомнила об этом. Если Триш пришла, чтобы забрать оставшуюся часть вещей, она бы заметила, что простынь и покрывала были смяты с обеих сторон.

Кэсси не хотела, чтобы ей пришлось объяснять, что она провела ночь в их спальне. Может получиться неловкая, и даже в некоторой степени враждебная ситуация, которая создаст Райану дополнительные проблемы.

Она на цыпочках прошла по коридору, как можно тише ступая по блестящим деревянным доскам. Из главной спальни она услышала, как закрылась дверь в ванную. Кэсси быстро открыла дверь в спальню и заглянула внутрь, чтобы проверить.

К собственному облегчению она увидела, что кровать была заправлена. Очень аккуратно заправлена - должно быть Райан это сделал вчера.

Затем Кэсси настигло осознание, и она почувствовала физическое потрясение от увиденного.

Они с Райаном спали на бледно-голубом постельном белье. Она чётко это помнила. А сейчас на кровати была кремовая простынь и бежевые наволочки. Райан не просто застелил кровать, он полностью поменял постельное бельё. Зачем? У него не было причины делать это, если только он не знал заранее, что должна приехать Триш, и если это так и было, то почему он не сказал об этом ей?

Новой волной потрясения для Кэсси стало то, что она заметила, что Триш положила свой чемодан на пуфик и раскрыла его. Чемодан не был пуст, как того ожидала Кэсси. В нём было полно одежды. Он был забит рубашками и сложенными блузками, там лежала косметичка, несколько пар обуви в прозрачных пластиковых пакетах.

Девушка услышала, как в ванной смыли воду в унитазе, и поспешила отойти от двери и вернуться в свою комнату, не желая, чтобы её застали за подглядыванием.

Кэсси забралась на кровать, от смятения у неё кружилась голова. Что происходит? Она чувствовала, будто кто-то взял её знакомый мир и встряхнул его, так что теперь всё было не таким, каким казалось прежде.

Затем ей в голову пришла ещё одна мысль, самая шокирующая из всех.

Когда Триш представлялась, она не сказала, что была бывшей женой Райана или что они находились в бракоразводном процессе.

Женщина сказала, что она жена Райана.

Кэсси подняла голову, услышав, как каблуки стучат мимо её спальни. Триш, должно быть, направлялась на кухню. Несмотря на то, что Кэсси не хотела снова сталкиваться с ней, она волновалась, что могла неправильно понять ситуацию и ей хотелось узнать больше информации.

Сделав глубокий вдох и собирая все остатки своей смелости, Кэсси встала и пошла за Триш на кухню.

Она налила себе стакан воды, чайник уже был включён.

- Хочешь чая? – не очень дружественным тоном спросила Триш, увидев, что Кэсси зашла на кухню.

Кэсси пристально посмотрела на неё. Она не могла поверить, что у неё заняло столько времени осознание того факта, что этой женщиной была именно Триш. Смотря на черты её лица и густые, идеально подстриженные волосы, она видела сходство с обоими детьми, а особенно с Мэдисон.

- Я была довольно резка, - произнесла женщина. – Меня здесь долго не было и почему-то я подумала, что Райан живёт один. Я подумала, что мне лучше уточнить у тебя. Ты живешь здесь?

Триш смотрела на Кэсси с недоумением и продолжила говорить.

- Я здесь живу, по крайней мере, большую часть времени. Я часто путешествую. Я организатор международных мероприятий и поэтому часто бываю за границей.

От удивления у Кэсси перехватило дыхание, будто Триш ударила её по лицу. Сама того не заметив, она опустилась на стул.

- Это, наверное, очень весёлая работа, - сказала она.

Девушка пыталась сохранять нейтральный тон беседы, но на самом деле она понятия не имела, насколько хорошо ей это удавалось – звучал ли её голос официально или Триш подумала, что у неё что-то не в порядке с головой, потому что она не могла преодолеть своё паническое состояние, вызванное замешательством.

Триш покачала головой.

- Я бы так не сказала о своей работе. Она требует много ответственности. Я старший менеджер в компании, работающей в области глобальных коммуникаций, которая специализируется на проведении масштабных мероприятий по всему миру. Мне приходится работать с лидерами передовых отраслей по всем направлениям. Учёные, политики, звёзды – все знают нашу фирму и пользуются нашими услугами. Я специализируюсь на практическом проведении этих мероприятий, и только что организовала восьмидневный тур с лекциями по США. В нём участвовали пятеро экспертов в сфере экономики, он проходил в шести городах и общее число участников составило тридцать тысяч человек. И это было ещё одно из наших самых немногочисленных мероприятий.

Она налила себе чаю и взглянула на пакет из хозяйственного магазина, лежавший на стойке.

 - Что там внутри?

В состоянии шока Кэсси невнятно пробормотала.

- Это яд для грызунов. Я его купила, потому что в магазине закончились мышеловки, а в доме завелись мыши.

Она собиралась продолжить свой рассказ и объяснить, что Райан попросил её вернуть его обратно в магазин, поскольку яд может повлиять на всю пищевую цепочку, но Триш перебила её.

- Так может тебе следовало бы насыпать его куда-нибудь? Он не сможет убить ни одной мыши, лежа здесь на стойке. – А сейчас прошу меня простить, я очень устала. Я должна была вернуться вчера утром, но нам пришлось задержаться, чтобы организовать дополнительную пресс-конференцию. Я хочу немного отдохнуть перед тем, как поеду за детьми.

Она вышла из кухни, прихватив свою кружку.

Кэсси смотрела, как эта женщина уходит, и от возникших в её голове сомнений ей стало плохо.

У неё была возможность рассмотреть ухоженные руки Триш, когда та несла свой чай - на среднем пальце её левой руки было элегантное золотое кольцо.

Доказательства были неоспоримыми.

Длительному отсутствию Триш существовало веское основание. Ни одно из её действий с тех пор, как она переступила порог дома, не содержало в себе даже намёка на то, что между ними с Райаном был какой-то конфликт, не говоря уже о предстоящем разводе.

Кэсси начала переживать, что её ввели в заблуждение самым худшим, самым ужасным образом. Как такое было возможным?

Она переспала с Райаном – занималась с ним любовью, полагая, что он действительно развёлся, когда на самом деле он был женат и просто рассказывал ей слезливую историю.

Что случится, если об этом узнает Триш?

Кэсси закрыла лицо руками, когда её настиг весь ужас её положения.

Он заключался в том, что она жила здесь как часть семьи, теша себя иллюзиями, что хозяин этого дома был разведённым свободным мужчиной. Она целовалась с ним, спала с ним и оставалась в его спальне на ночь. Она не скрывала этого, поскольку не видела в том необходимости.

Неужели всё это время Райан ей лгал?

Кэсси не хотелось снова открывать глаза.

В конце концов ей удалось взять себя в руки и встать. Она в оцепенении уставилась на пакет из хозяйственного магазина, который лежал на стойке.

Триш сказала, что она должна насыпать яд, а Райан говорил, чтобы она этого не делала. До тех пор, пока ей не поступило обратное распоряжение, она собиралась сделать так, как велел Райан. Она поставила пакет с ядом в кладовку.

Затем она вернулась в свою комнату, и очередная волна ужаса охватывала её с каждым новым шагом, пока она обдумывала своё положение, то, насколько доверчивой она была и как безрассудно в результате этого поступала.

Когда она увидела на тумбочке свой телефон, её сердце чуть не остановилось, поскольку она вспомнила то радостное сообщение, которое отправила Джесс. Было просто невероятно, что всего час назад она верила, что находится совсем в другой реальности.

Когда-нибудь Джесс откроет её сообщение и прочтёт его устаревшее, уличающее Кэсси содержание. Её откровенное признание, сделанное в то время, когда она считала, что ей нечего скрывать.

Не удивительно, почему дети никогда не говорили с ней о разводе родителей. Это потому, что их семья до сих пор была целостной, хоть их мать и отсутствовала подолгу. К чему они, по-видимому, уже привыкли и поэтому не особо часто упоминали её.

Всю оставшуюся часть второй половины дня Кэсси не выходила из своей комнаты, прячась от Триш в состоянии полного шока. Она никогда прежде не чувствовала себя такой несчастной и одинокой. Она подумала позвонить Райану, но не знала, что ему сказать. И что, если Триш могла услышать её разговор с ним?

Когда настало время ехать забирать детей, она услышала шаги Триш по коридору и звук закрывшейся входной двери, когда та вышла. Кэсси услышала звук заведённого двигателя, и женщина уехала.

Через десять минут открылась входная дверь и она услышала, как Райан крикнул: «Привет!».

От звука его голоса, она ощутила прилив адреналина. Она не чувствовала, словно домой вернулся её любимый человек, она, скорее, готовилась к битве с врагом.

Кэсси вышла из комнаты и направилась в гостиную, чтобы найти Райана, который как раз снимал своё пальто.

- Здравствуй, красавица, - поздоровался он.

Кэсси этого даже не услышала.

- Райан, что, чёрт возьми, происходит? Твоя жена только что вернулась домой из заграничной поездки. Твоя жена. Не твоя бывшая. Твоя настоящая жена. Она говорит, что живёт здесь. Ты ничего мне об этом не сказал. Я понятия не имела, что ты ещё женат, или, что она может сюда вернуться. Ты хоть понимаешь, насколько глупой я себя чувствовала, когда она мне всё это объясняла?

Кэсси ощущала, что просто кипит изнутри. Она боялась, что может взорваться от бурлящих в ней эмоций.

- Всё хорошо. Всё хорошо. Успокойся, Кэсси, - сказал Райан.

- Успокоиться? Ты хочешь, чтобы я успокоилась после того, как она прошла в твою спальню и оставила там свои вещи, а затем сказала, что часто путешествует за границу, а оставшееся время живёт здесь? Что из всего этого должно меня успокоить?

- Она… - начал было Райан, но Кэсси было уже не остановить.

- И она носит на пальце кольцо. Обручальное кольцо! Я видела его, прямо на среднем пальце её левой руки. Райан, тебе лучше сказать мне сейчас всю правду. Я больше не потреплю лжи.

Её голос срывался в крик.

- Кэсси, пожалуйста, не расстраивайся. Иди сюда.

Райан говорил спокойно.

- Пожалуйста, пойдём в гостиную. Садись.

Кэсси чувствовала, что не сможет сидеть. Она была слишком зла. Но Райану удалось провести её в гостиную, и сама того не заметив, она оказалась на диване, вспомнив, что именно здесь они поцеловались в первый раз и здесь он впервые сказал ей, что хочет, чтобы она стала частью его жизни.

- Кэсси, послушай меня. Пожалуйста.

Он сел рядом с ней, касаясь её коленом. Кэсси сердито отдёрнула ногу. Она больше никогда не хотела дотрагиваться до него. Всё, что она могла сделать – это смотреть в его красивое лживое лицо.

- Мы расстались. Развод находится в стадии рассмотрения. Единственный оставшийся шаг, который нужно совершить – это подписать некоторые документы. Ты права, и мне следует извиниться за то, что я не рассказал тебе, как тяжело всё это восприняла Триш.

Кэсси неотрывно смотрела на него, бросая ему вызов заставить её поверить в его версию.

- Она начала вести себя очень непоследовательно с тех пор, как начался бракоразводный процесс. Подобные внезапные возвращения — это только один из примеров этого. Но есть и другие.

Кэсси собиралась спросить, какие именно, но Райан продолжил.

- Она страдает депрессией. У неё эта проблема уже долгое время. Помнишь, как я рассказывал тебе, насколько требовательной и надоедливой она стала?

Кэсси неохотно кивнула.

- Это было симптомом её болезни, потому что я уверен в том, что это болезнь. А это означало, что я должен был действовать очень медленно и осторожно. Несмотря на то, что отношения между нами уже были не теми, что прежде, я всё ещё чувствовал себя ответственным за неё. Я даже не мог начать процесс, пока ей не назначили нужные лекарства. На это ушли месяцы, и, Кэсси, их нельзя было назвать счастливыми.

Она смотрела на Райана и несмотря на внешнюю твёрдость, которую она пыталась продемонстрировать, в его глазах она видела только правду.

Затем она вспомнила, что Триш не была похожа на человека, находившегося в депрессии. Она хорошо знала, на что похожа была депрессия, знала, что постоянная тревожность сидит подобно дьяволу на твоём плече и никогда не оставляет тебя.

Хотя, может Триш удавалось хорошо это скрывать, если ей всё-таки назначили необходимые лекарства.

- Она – мать моих детей, - продолжал Райан. – Я бы никогда себе не простил, если бы мои действия, мой собственный эгоизм заставили бы её причинить вред самой себе. Так что я был терпеливым. Более терпеливым и более уступчивым, чем ты можешь себе представить.

Он вздохнул.

- Осталось преодолеть последнее препятствие. Я не хотел, чтобы она возвращалась сюда – но, поскольку она только что вернулась из тяжёлой командировки и хотела быть рядом со знакомым человеком, пока весь этот процесс подходит к концу, я не смог ей отказать. Ты бы смогла сказать нет?

- Где она жила? – с вызовом в голосе спросила Кэсси.

- Она снимала квартиру недалеко от аэропорта Хитроу. Это было для неё вполне разумным, потому что она много путешествует, но проблема состоит в том, что у неё совсем нет друзей или другой поддержки рядом. Я говорил ей, что ей следовало бы снять дом в деревне, пока всё это не закончится, но она отказалась. Думаю, она боялась, что пойдут слухи.

Кэсси покачала головой.

- Ты мне даже ничего не сказал. Ты хоть представляешь себе, как я расстроилась, когда она вошла в дом?

Райан склонился над ней и Кэсси подумала, что он хочет дотронуться до неё, но она отдёрнула руку и скрестила руки вместе на коленях.

- Я не знал, что она приедет именно сейчас. Она сказала мне, что сначала поедет на работу, и после ужина уже будет здесь. Я собирался поговорить с тобой до того, как мы поедем за детьми и объяснить, что должно произойти. Но я вижу, что она посмотрела в расписание и решила забрать детей самостоятельно.

- Да, - сказала Кэсси.

Внезапно она почувствовала, что вот-вот расплачется, потому что она хотела сама встретить детей и узнать, как прошло их важное выступление в Кентербери. Для Кэсси было очень важным ждать их на остановке, когда приедет автобус.

- Пожалуйста, Кэсси, помоги мне пройти через это. Будет нелегко, но, надеюсь, что это продлится недолго. Если тебе нужны доказательства моих чувств к тебе, я принёс тебе подарок. В качестве благодарности за то, что ты такая особенная и в качестве напоминания про тот удивительный день, который мы провели недавно.

К изумлению Кэсси, Райан достал из кармана небольшую бархатную коробочку и протянул ей.

Девушка открыла её, понимая, как у неё дрожат руки.

Внутри была пара золотых серёжек с красивыми зелёными драгоценными камнями, выложенными в форме цветов.

- Это изумруды. Когда я увидел их, я подумал, как тебе пойдёт этот цвет. Это подарок от всего сердца, поскольку ты принесла столько радости в мою жизнь, но это также и обещание. У наших отношений есть будущее. Нам просто нужно прожить следующие несколько дней. Ты достаточно сильная. И я надеюсь, что я тоже силён.

Кэсси уставилась на серьги.

Разве они способны были что-то изменить?

Она решила, что способны. Спокойные, логичные слова Райана наконец-то добрались до неё и обрели смысл. Она приняла тот факт, что это была просто последняя тяжёлая фаза этого сложного развода.

- Спасибо, - сказала она. – Я попытаюсь. Но, Райан, пожалуйста, это не может продолжаться слишком долго.

- Это и не будет долго продолжаться, - пообещал он.


* * *

Триш приехала домой с детьми в пять.

Кэсси надеялась услышать подробности их приключений, но, когда она вышла из своей комнаты, чтобы поздороваться с ними, то обнаружила, что столкнулась с двумя угрюмыми детьми, которые едва узнали её. Мэдисон направилась прямо в ванную, а Дилан разместился в своём кресле-мешке в столовой.

Кэсси нервно застыла у двери в столовую.

- Как прошла ваша поездка? – спросила она.

Дилан неохотно оторвал взгляд от книги.

- Всё прошло хорошо, - ответил он, а затем снова принялся за чтение.

Дверь ванной комнаты захлопнулась, и Кэсси поспешила, в надеже пересечься с Мэдисон, но девочка зашла в свою комнату и плотно закрыла за собою дверь.

Стоя снаружи, Кэсси нахмурилась. Она была уверена, что Мэдисон заметила её, но закрытая дверь была ясным знаком, что девочка не хотела говорить с ней.

Затем, к собственному удивлению, она почувствовала запах готовящейся на кухне еды.

Райан говорил ей, что они семьёй едят по воскресеньям фаст-фуд, как правило, пиццу. И Триш либо забыла об этом, либо такое происходило только, когда её не было дома. В любом случае, она готовила семейный ужин и это сбивало Кэсси с толку, потому что, она задавалась вопросом, что же, в таком случае, случилось с Райаном, который обычно готовил все блюда сам? Казалось, что таким образом Триш укрепляет свои позиции.

Кэсси вернулась в свою комнату, чувствуя себя собакой, поджавшей хвост. Она не выходила оттуда, пока не услышала, что Триш зовёт всех ужинать.

Квадратный кухонный стол был рассчитан на четверых человек. Чтобы сел пятый, надо было потесниться. Триш поставила ей приборы рядом с Мэдисон, но там не было достаточно места, и Кэсси пришлось сместиться в сторону так, чтобы её ноги оказались по обе стороны от ножки стола. Ей было неловко и неудобно, и у девушки сложилось впечатление, что она действительно была в этом доме ненужной, как пятое колесо в телеге.

Дети ели в тишине, Триш рассказывала Райану о своей поездке и задавала ему вопросы о людях, о которых Кэсси не имела ни малейшего представления. Из общего контекста, она поняла, что некоторые из них жили в их деревне.

- Ричардсоны открывают канцелярский магазин в городе, - сказал Райан.

- Как часть почтового отделения? Или в другом месте?

- Думаю, напротив него. По другую сторону дороги.

- Я не уверена, насколько рентабельным может быть канцелярский магазин в таком маленьком городке, - сказала Триш. – А если бы он был расположен в почтовом отделении, то это была бы другая ситуация. Но в другом помещении, я не уверена.

Кэсси ничего не могла добавить к этому разговору. Она съела свою порцию, заметив, что Триш была поваром не самого высшего класса, и что её паста с курицей была безвкусной и недостаточно приправленной. Ей хотелось бы быть в другом месте. Сидя за этим столом, она вспоминала все предыдущие разы, когда она наслаждалась здесь едой и как во время каждого ужина она с нетерпением ждала возможности вместе с Райаном выпить вина на террасе. Сейчас это больше не было возможным.

- Вчера утром у нас отключился свет, - сказала Мэдисон.

- Правда? – спросила Триш.

- Был страшный шторм, а потом всё потемнело.

- Наверное, было очень страшно, - сказала Триш. – В ванной и ваших комнатах есть фонарики? Это то, что ты можешь проверить завтра, - сказала она, обращаясь к Кэсси в первый раз.

- Во время сезона штормов такие отключения происходят часто, - продолжила женщина. – И если в комнате каждого будут фонарики, то не придётся искать дорогу в ванную в темноте.

- Я умею ориентироваться в доме, - запротестовала Мэдисон. – Иногда я проверяю себя и иду в ванную с закрытыми глазами.

- Тебе нужно думать и о других. От комнаты для гостей до ванной достаточно большое расстояние.

Мэдисон, озадачившись, нахмурилась.

- Кэсси не спала…

В эту секунду Кэсси поняла, что именно собиралась сказать девочка.

С полным ртом еды она никак не могла бы остановить то невинное заявление, которое вот-вот должно было доставить ей и Райану море проблем.

ГЛАВА 20

Кэсси перевернула свой стакан с водой.

Это было единственным способом остановить этот разговор, который она смогла придумать.

Она ударила тыльной стороной ладони по стакану, и тот упал на бок. Вода растеклась по всей тарелке Мэдисон, которая была почти нетронутой, а также пролилась на ногу девочки.

Мэдисон издала испуганный крик.

- Она холодная! Фу!

Кэсси поторопилась проглотить свою еду.

- Прости, Мэдди. Я такая неуклюжая, - извинилась она.

Райан вскочил и схватил кухонное полотенце с крючка над раковиной.

Сердце Кэсси начало быстро биться, когда она представила, какие последствия могла бы иметь новость, которую девочка едва не огласила. Она помогла Мэдисон вытереть брызги на коленях и вытерла стол, пока Райан подал ей новую тарелку с порцией еды.

- Хочешь ещё воды? – с холодной вежливостью спросила Триш у Кэсси, как только всё вернулось на круги своя.

- Нет, спасибо, не нужно, - сказала Кэсси. Она чувствовала себя ещё более раздражённой, чем раньше, осознавая, что в любой момент невинный разговор за обеденным столом может приобрести неожиданный оборот.

Девушка с тревогой посмотрела на Мэдисон, но та не была настроена на продолжение разговора и снова погрузилась в молчание.

Когда все поели, Триш посмотрела на часы.

- Уже начало восьмого, а в половину мы встречаемся с Робинсонами. Ты будешь переодеваться? – спросила она Райана.

Кэсси не могла перестать удивляться тому, что происходило на её глазах.

- Мы просто выпьем чего-нибудь в «Морской Стреле». Там не требуется особый стиль одежды, - сказал Райан.

- Что ж, нам лучше потихоньку выходить, - Триш развернулась к Кэсси. – Убедишься, что дети готовы ко сну около восьми тридцати, хорошо? И не могла бы ты убрать на кухне?

- Конечно, я… конечно. Я всё сделаю.

Кэсси пришлось сдержать свой язвительный ответ, понимая, что он будет совершенно неуместным. В конце концов, её наняли на эту работу. Она просто не рассчитывала, что распоряжения ей будет давать жена Райана.

Райан вышел из кухни, напевая что-то себе под нос, и, спустя минуту, они с Триш уже выходили из дома.

Кэсси включила детям телевизор, а затем направилась обратно на кухню, терзая себя мучительными размышлениями о Райане и Триш. Она никогда не была в «Морской Стреле», но догадывалась, что это заведение находилось среди прочих пабов и ресторанов в гавани. Судя по всему, они встречались с другой супружеской парой.

«Ещё одной супружеской парой», - поправила себя Кэсси.

Это было похоже на жизнь обычной семьи - именно это и было самой тревожной частью всей этой необъяснимой ситуации. Когда они договорились об этой встрече? Зачем вообще нужно было на неё идти, если их отношения находились в настолько неопределённом положении?

Она хотела бы поехать в этот паб и через окно посмотреть, как будут общаться друг с другом Райан и Триш, будет ли их общение дружеским, или даже романтичным. Использует ли Триш эту прогулку, чтобы попытаться переубедить Райана и переосмыслить развод?

Кэсси остановилась, когда заметила, что кладёт солонку и перечницу в посудомоечную машину и осознав, что она настолько отвлечена, что не может справиться с простой уборкой.

Снова проверив свои действия, Кэсси нашла в них несколько глупых ошибок. Она поставила сыр в буфет, грязное полотенце сложила и положила вместе с чистыми. Девушка быстро исправила эти ошибки, на этот раз очень беспокоясь, что снова может сломаться под воздействием стресса. Триш, казалось, была помешана на точности, и Кэсси не сочла её тип личности способным к прощению ошибок. Даже малейший промах может привести к неприятностям.

Она вернулась в гостиную и увидела, что Дилан уже отправился в кровать, а Мэдисон дремала на диване. Она собирала пазл, но подставка, на которой она это делала, наклонилась в сторону и несколько фрагментов упало на пол.

- Давай, милая. Время укладываться спать. У тебя был насыщенный день, - сказала Кэсси, осторожно поправляя подставку, пытаясь спасти как можно большую часть работы, проделанной Мэдисон.

- А который сейчас час? – смущённо спросила девочка.

Кэсси посмотрела на часы, стоящие на каминной полке.

- Без четверти девять.

Она опоздала с укладыванием детей спать, сама того не осознавая.

Став на четвереньки, Кэсси собрала упавшие на пол элементы пазла и заглянула под диван, чтобы убедиться в том, что ни один не ускользнул от неё.

Под диваном она не заметила фрагментов пазла, но увидела кое-что другое: этот предмет, привлёкший её внимание, лежал чуть поодаль.

Скребя пальцами по ковру, Кэсси схватила и вытащила этот предмет, а затем с тревогой уставилась на него.

Это был тот самый конверт, который несколько дней назад доставил неприятный темноволосый мужчина. Она узнала адрес, написанный спереди от руки. Райан распечатал его, но бумаги всё ещё были внутри. Так что они, безусловно, ничего общего с разводом не имели.

 Подозрения зародились в ней уже тогда, когда она задалась вопросом, почему Райан спрятал его сразу после того, как открыл.

Сейчас она нашла этот конверт и решила, что как только останется сама в своей комнате, то заглянет внутрь.

Она сунула конверт в карман и подняла подставку с пазлом Мэдисон.

Мэдисон пошла вслед за Кэсси в свою комнату, не говоря ни слова.

Кэсси понятия не имела, почему девочка настолько угрюма, но она начала подозревать, что её состояние не имело ничего общего с так называемым разводом. Поддавшись внезапному порыву, она решила задать девочке несколько осторожных вопросов. Девушка отчаянно хотела выяснить, что знала Мэдисон.

- Мэдисон, - мягко спросила она, - ты не знаешь, собрались ли твои мама и папа жить в разных местах? Они вообще с тобой об этом говорили?

Мэдисон нахмурилась.

- Что ты имеешь в виду? – спросила она.

- Уезжала ли твоя мама из дома?

Она не хотела вкладывать в голову Мэдисон идеи на этот счёт и чувствовала, что идёт по тонкому льду. Ведь девочка запросто могла поделиться этой информацией с Триш. Кэсси крепко сжала руки, осознавая, что у неё вспотели ладони.

- Нет, она не уезжала из дома. Хотя и проводит много времени на работе.

- А тебе не грустно из-за этого?

Мэдисон казалась смущённой.

- Нет, - сказала она.

Внутри Кэсси вспыхнула ярость, и ей пришлось приложить усилия, чтобы Мэдисон не заметила по её словам или жестам, насколько она разозлилась.

Это было совсем не то, о чём говорил ей Райан. Он сказал, что дети знают о разводе, и что это настолько плохо на них повлияло, что они не хотят об этом говорить.

Это было ложью. На самом деле они ничего об этом не знали и поэтому ничего не говорили. Все особенности поведения детей, которые она подмечала, были простым совпадением. Даже воровство Дилана в магазине не было связано с упоминанием их матери.

Господи, какой же дурой она была. Если бы она спросила их об этом с самого начала, она могла бы добраться до правды и не дать себя одурачить подобным образом. Она не задавала детям этот вопрос, потому что Райан рассказал ей, насколько они были травмированы.

Он подстраховался заранее, словно опытный лжец, и Кэсси начинала бояться, что именно таким человеком и был Райан.

- Я очень устала, Кэсси, - сказала Мэдисон.

Кэсси поспешно слезла с её кровати.

- Спокойной ночи. Надеюсь, с утра у тебя будет хорошее настроение, - сказала она.

Она выключила свет в комнате девочки и закрыла дверь.

Ярость всё ещё кипела внутри Кэсси, когда она села на кровать и достала из кармана конверт. Она вынула бумаги, заметив, что у неё дрожали руки, а затем в ужасе уставилась на них.

Это были не документы на развод. Это было финальное требование о выплате по платежу от кредитного агентства.

Кэсси внимательно прочла его. Оно касалось значительной суммы и было просрочено на несколько месяцев. Согласно напечатанному в заявлении тексту, было похоже, что Райан не выполнял своих обязательств по каждому платежу. Либо у него не было денег, либо он просто игнорировал требования об оплате.

Теперь она поняла, почему доставщик был ей так неприятен – она приняла на себя основной удар его внимания, и, если Райан не будет платить по кредиту, то он снова вернётся.

- Он сказал мне, что это документы на развод. Но они никакого отношения к нему не имеют, - вслух сказала она. – А есть ли вообще этот развод? Очень сомневаюсь!

Гнев лишал её здравого смысла. Она имела право знать правду. И если её скрывали, у неё были другие способы, чтобы это выяснить.

Кэсси вышла из своей комнаты и тихо направилась в главную спальню, в которую легко открыла дверь.

Райан сказал, что Триш была здесь для того, чтобы подписать документы на развод. Но в конверте не было этих документов, и если Райан говорил правду, то они должны быть где-то в другом месте.

Логично было бы, если бы они хранились в деревянном шкафу для хранения документов в углу – там было два больших ящика, один из которых был помечен словом «Работа», а другой – «Дети/Личное».

Если документы на развод нуждаются в подписи, они должны где-то храниться. Если они были там, то Кэсси решительно хотела их найти.

ГЛАВА 21

Кэсси стало плохо от напряжения, когда она зашла в аккуратную спальню хозяев дома. Она была так зла, чувствовала себя настолько использованной и оскорблённой той ложью, которую ей внушал Райан, что ей не терпелось найти бумаги и покопаться в них. Она предупреждала сама себя, что это вызовет определённые последствия. Ей следует держать ситуацию под контролем и быть методичной в своих действиях.

Она открыла первый ящик, и с облегчением поняла, что он не был заперт.

Всё лежало на своих местах. Документы для налоговой, технический паспорт на дом, документы по работе Райана. Свидетельства о рождении. Свидетельство о браке.

Кэсси сделала паузу, когда увидела эту папку и её снова наполнила злость.

Прочитав документ, она увидела, что Триш и Райан поженились десять лет тому назад, но в свидетельства о рождении детей были внесены имена обоих родителей. Это значило, что они жили вместе уже до того, как официально заключили брак.

Затем Кэсси проверила документы на покупку дома и, к своему удивлению, обнаружила, что владелицей дома была Триш с того момента, как она его купила двенадцать лет назад.

Это никак не вязалось с историей, которую ей рассказал Райан о том, что этот дом был получен благодаря доходу от его бизнеса.

Осознавая, что с момента ухода хозяев дома прошло уже достаточное количество времени, и что они могли уже быть на пути домой, Кэсси ускорила свои поиски.

Она безуспешно пролистала все папки. Но так ничего и не нашла. Ни письма адвоката, ни бумаг, упомянутых Райаном. Ничегошеньки.

Впрочем, ей удалось найти кое-что другое.

Она из папок в ящике «Дети/Личное» называлась «Другое». Внутри неё была копия пригласительного билета, составленного ранее в этом году.

Кэсси читала его текст и чувствовала оцепенение от шока, когда разглядывала красивую цветочную бумагу.

«Дорогие…», - начиналось приглашение.

«В этот весенний праздничный день, мы - Триш и Райан с удовольствием приглашаем вас на наш семейный праздник.

Место проведения: оранжерея, отель «Lakeside»

Время: с 12.00

Дресс-код: элегантный стиль

Название мероприятия: десятилетний юбилей нашей супружеской жизни и обновление клятв.»

Кэсси смотрела на хрустящую дорогую бумагу пригласительного и чувствовала, что её поглощает убийственная ярость. В первый раз она поняла значение выражения «взгляд застила красная пелена» и, если бы у неё в руках оказалось оружие в тот момент, когда сюда вошёл бы Райан, она точно знала, что воспользовалась бы им против этого мужчины.

Их брак не распадался. Как раз наоборот.

Шесть месяцев тому назад они снова произнесли друг другу свои супружеские клятвы во время публичной церемонии, чтобы показать, что они были больше влюблены друг в друга, чем когда-либо.

У Кэсси возникло желание разорвать пригласительный и разбросать по комнате, словно конфетти, чтобы разбросанные кусочки бумаги показали Райану, что она была в курсе его лжи.

Осторожно положив пригласительный на место и бесшумно закрыв кабинет, Кэсси почувствовала, что её голова вот-вот взорвётся от разочарования.

Осторожно закрывая дверь, Кэсси направилась обратно по коридору, но когда она проходила мимо комнаты Дилана, то резко вздохнула.

Дверь в его комнату была открыта, и на этот раз он стоял возле своей кровати и смотрел прямо на неё.

Кэсси застыла на месте, по её спине пробежала дрожь, и она задалась вопросом, бодрствовал ли он или спал. Может быть, мальчик был склонен к хождению во сне и каждый раз открывал дверь спальни.

Она поняла, что он не спит, когда тот прошептал: «Пссс… Иди сюда».

 Девушка неохотно вошла в его комнату, поскольку была напугана и не знала, что всё это означало.

- Что случилось, Дилан? – прошептала она.

- Ты была в комнате отца, - сказал он.

Должно быть, он слышал, как она рылась в шкафах в кабинете его отца, хоть она и старалась сделать это как можно тише. Как она теперь должна была это объяснить? Зная, что её рассекретили, Кэсси вдруг стало стыдно.

Не было смысла это отрицать.

Кэсси кивнула.

Она подумала, что Дилан спросит, зачем она туда ходила, но он этого не сделал.

Вместо этого он сочувственно пробормотал: «Иногда приходится проверять то, что тебе говорит старик. Он не всегда рассказывает правду».

Кэсси даже не смела дышать, обдумывая слова Дилана. Она растерялась и не знала, что ответить. Согласиться с этим было бы неправильно, она не могла говорить плохо об отце в присутствии его сына.

Она всего лишь кивнула.

- Я пытался предупредить тебя, - сказал Дилан. – В первый день, когда ты приехала сюда, я попросил друга отправить тебе сообщение.

Кэсси в ужасе смотрела на мальчика.

- «Будь осторожна»? – спросила она. – Это сообщение? Ты попросил своего друга отправить мне его?

Дилан вздохнул.

- Да. Я хотел, чтобы он рассказал тебе больше, но он струсил. Это было хоть что-то, но, похоже, этого было недостаточно.

- Почему ты мне это сказал? – прошептала Кэсси.

- Потому что мой отец становится… странным… когда его обвиняют во лжи. Так что тебе придётся просто смириться с этим.

Дилан мягко продолжил.

- Это как с Бенджамином Банни. Я чуть не рассмеялся. Он приложил много усилий тогда. Какую историю придумал. Мог бы просто сказать, что кролик сбежал. Но потом я подумал, что в таком случае он бы точно знал, что Мэдисон проведёт оставшуюся часть своей жизни в его поисках.

И снова Кэсси не знала, как это прокомментировать.

- Он так сделал всего лишь потому, что хотел успокоить тебя, - в конце концов сказала Кэсси. – Чтобы ты не слишком расстраивался.

Дилан кивнул.

- Знаю, знаю. Поэтому я подыграл ему.

С улицы Кэсси услышала, как мимо проехала машина, скользя по мокрому асфальту. Этот шум напомнил ей, что уже было поздно и в любое время домой могли вернуться Райан и Триш.

- Тебе уже нужно ложиться в кровать, - сказала она Дилану. – Ты же не хочешь утром быть уставшим?

- Да, хорошо, - согласился мальчик.

Он забрался в кровать. Как только она накрыла его одеялом, её вдруг посетила одна мысль. Как Дилан догадался, что Райан врал про Бенджамина? Вся эта история о смерти кролика казалась правдоподобной. Пепел был немного переигранной деталью, но что именно натолкнуло Дилана на мысль, что весь рассказ про ветеринара был выдумкой?

- Как ты догадался, что это было неправдой? – прошептала она.

Мальчик уставился на неё, и в мягком свете, проникающем сквозь шторы, она могла рассмотреть только черты его лица: спокойные и какие-то пустые.

- Потому что это я убил Бенджамина тем утром, перед тем, как пойти в школу. Я сломал ему шею.

ГЛАВА 22

Испугавшись до жути, Кэсси хватала ртом воздух.

Шутил ли Дилан?

Она знала, что не шутил. Его голос звучал совершенно естественно, и это делало его слова только ещё более пугающими. В любом случае, его версия была более правдоподобной. Здоровый кролик вдруг умер.

Кэсси вспомнила, как висела голова Бенджамина: она была болтающейся и обмякшей. Она обратила на это внимание ещё тогда, и теперь стало ясно, почему это было так.

Зачем Дилан сделал это? Убийство невинного домашнего животного было психопатическим действием. Ни один нормальный мальчик не сделал бы такого. Каковы были его причины сделать это, или он просто решил совершить убийство, чтобы почувствовать, как ломаются кости в его руках, забрать маленькую безобидную жизнь?

Что за созданием был этот мальчик? Она думала, что он абсолютно нормальный подросток, только немного застенчивый и замкнутый. Только что она узнала, что за его тихой внешностью скрывается чудовище.

После его слов она потеряла дар речи и вздрогнула так, словно ей на спину высыпали ведро со льдом. Она понятия не имела, что сказать и что делать дальше. Но Дилану, казалось, не было до этого дела.

- Спокойной ночи, - сказал он и развернулся в кровати спиной к ней.

Ошеломлённая этим отвратительным откровением, Кэсси вышла из комнаты. Вернувшись в свою спальню, она забилась под одеяло, пребывая в состоянии шока от всех открытий сегодняшнего дня.

Райан был лжецом. То, что она обнаружила и то, чего ей так и не удалось найти, доказывало это. Он кормил её лживыми фактами, привязывал к себе, давал пустые обещания, которые ни на чём не основывались, кроме его собственного извращённого воображения.

Это подтвердил даже его собственный сын. Вспомнив разговор с Диланом, Кэсси уткнулась лицом в подушку.

Его слова и тот обычный тон, которым он их произносил, напугали девушку. Он спокойно говорил об убийстве, как будто это для него ничего не значило. Если он мог сделать такое с кроликом, на что ещё был способен этот мальчик? Что он мог бы сделать с ней?

Кэсси не могла заснуть, поскольку в ней сменяли друг друга страх и ярость, и когда домой вернулись Райан с Триш, она всё ещё не спала.

Когда они шли по коридору, тихо смеясь и перешёптываясь, стараясь при этом сильно не шуметь, она проверила свой телефон.

Было уже больше одиннадцати вечера. Должно быть, они были в пабе до самого закрытия. Это была не просто вежливая встреча, это был настоящий праздничный вечер.

Слушая их хихиканье, когда они проходили мимо её двери, Кэсси могла себе представить, что они шли очень близко друг к другу, возможно даже, рука об руку. Что произойдёт дальше, когда они войдут в спальню и устроятся в этой безукоризненно заправленной кровати?

Кэсси закрыла глаза так крепко, как только смогла, зажмурив их до боли, пытаясь остановить своё воображение.

Затем она встала и открыла окно. Даже, если в комнате стало бы очень холодно, ей хотелось слышать вой ветра и шум моря, волны которого пенились на тёмных блестящих камешках, ей и самой хотелось раствориться в силе этой бушующей стихии.

Она знала, что альтернативой этому звуку будет шорох любовных ласк, раздающийся из комнаты дальше по коридору, и если она его услышит, то это окончательно выбьет её из колеи.

- Подонок, - злобно прошептала она и снова легла в кровать. – Я ненавижу тебя за то, что ты сделал.


* * *

Кэсси не думала, что ей вообще удастся заснуть, но она должно быть дошла до предела возможностей своего организма этой ужасной ночью и всё-таки отключилась, потому что внезапно проснулась от смеха, раздававшегося с кухни.

Она мгновенно встала, почистила зубы и услышала грубый хохот Райана и пронзительный смех Триш. Девушка оделась, а затем, несмотря на то, что от злости у неё тряслись руки, она аккуратно нанесла макияж, чтобы скрыть бледность своего лица и тёмные круги под глазами. Она собиралась показать Райану, что не была разбита из-за этого, а на самом деле, ей было вообще всё равно.

Она проверила время на телефоне, и к своему ужасу заметила, что получила сообщение от Джесс.

То счастливое письмо, которое она написала вчера, признаваясь, что они с Райаном теперь встречаются, казалось, было написано в другой жизни. Какой же глупой и доверчивой она была.

Она жалела о том признании, которое сделала, но, по крайней мере, сейчас она могла поделиться своей злостью с Джесс, не подбирая выражений.

Она открыла сообщение и когда прочитала его, то почувствовала, что её сердце ушло в пятки.

«Привет, Кэсси», - писала Джесс.

«Думаю, у нас возникла какая-то неловкая ситуация! Я совершенно сбита с толку и чувствую, что поступила неправильно.

Помнишь, я говорила тебе, что работала у друзей моих знакомых. Именно так я познакомилась с Райаном и его семьёй. Его подругу, которую я хорошо знаю, зовут Оливия и она живёт в одном из соседних городов.

В любом случае, я поделилась с ней хорошими новостями, и она мне ответила. Она сказала, что ты лжёшь, потому что две недели назад они были у них в гостях на дне рождения Райана и всё было прекрасно. Райан со своей женой строили планы семейного отдыха на Новый год.

Я даже не знаю, что сказать или сделать! Я ужасно себя чувствую от того, что, возможно, распространила неправдивую информацию или неправильно поняла твоё сообщение. Разве эти их друзья не знали бы, что они развелись? Мне нужно знать, что ответить ей, потому что она требует ответа. Пожалуйста, помоги мне!

С любовью, Джесс».

Кэсси в панике уставилась на письмо.

Джесс нечаянно растрезвонила о её новости, и сейчас были все шансы того, что злая подружка расскажет всё Эллисам.

Побагровев от стыда, она перечитала письмо, которое отправила Джесс. Оно не оставляло ни малейших сомнений. Кэсси сказала, что между ними промелькнула искра, она упомянула несуществующий развод, употребила слово «встречаться» и, что хуже всего, она рассказала Джесс о том, что они с Райаном провели ночь в отеле.

Не было никакого способа дать заднюю - она полностью скомпрометировала себя. Она была честна и сейчас её откровенность сыграла с ней злую шутку.

 Она могла бы попросить Джесс соврать, но это было бы несправедливо, и Джесс могла отказаться.

После того, как Кэсси отчаянно обдумала все свои возможные варианты, она поняла, что должен был быть другой выход из положения, который не превратится в несправедливую ношу для её подруги, тем более, что она не знала, на чьей стороне находится Джесс.

Этот вариант предполагал, что она, Кэсси, должна признаться Джесс в том, что соврала ей.

С дрожащими руками девушка начала писать поспешный ответ.

«Джесс, мне очень неловко. Так получилось, что я сказала тебе те вещи, которые не были правдой.

Я думала, что между мной и Райаном возникло притяжение. Я приняла простую помощь ему в деловой поездке за то, что мы встречаемся. Слушай, мы классно поужинали, поболтали, многое друг другу рассказали и перед тем, как я вернулась в свой номер, он меня крепко обнял.

А всё остальное я додумала сама!

К счастью, вчера Райан отвёл меня в сторону и напомнил, что он счастлив в браке и, несмотря на то, что он достаточно дружественно настроен, он знает, что я одинока и что я, скорее всего, увидела нечто большее в его обыкновенном радушии.

Потом я пролила ведро слёз, но это, в основном, было из-за смущения, потому что я понимала, что он прав, а я была такой глупой.

Пожалуйста, скажи своей подруге, что это было простое недопонимание. Я скоро уезжаю, и мне крайне неприятно осознавать, что по причине моего собственного глупого воображения может пострадать такая замечательная семья!»

Кэсси посмотрела на экран и её затошнило.

Это не было правдой. То, что она написала в этом письме, было абсолютной ложью. Она солгала, чтобы защитить мужчину, который этого не заслуживал, который, по всей вероятности, был патологическим лжецом, и который продолжал делать всё возможное, чтобы и дальше морочить ей голову.

С другой стороны, если об этом узнает Триш, то Кэсси была уверена, что ей не придётся рассчитывать на понимание этой женщины. Спать с женатым мужчиной на его супружеском ложе, в доме, где жили двое его детей, было просто непростительно и никто бы ей не поверил, если бы она сказала, что не знала об этом.

Она не могла рисковать, чтобы допустить неожиданную огласку этой ситуации, тем более, что у неё не было необходимых документов, чтобы вообще быть допущенной к работе.  Если бы Триш узнала, что у неё был роман с её мужем, она нашла бы любую возможность, чтобы вонзить ей нож в спину.

Кэсси чувствовала, что Триш была приверженцем соблюдения чётких правил. Это было очевидно из всего её поведения. Если она узнает, что Кэсси получила эту работу при наличии только туристической визы, она без колебаний сообщит об этом в соответствующие органы.

Кэсси не думала, что Триш испытывает к ней симпатию в любом случае, и может даже инстинктивно подозревает, что между ними с Райаном было нечто большее, чем это могло показаться на первый взгляд.

Она стиснула зубы. Как бы несправедливо это ни было, ей всё-таки придётся сделать этот шаг, потому что у неё просто не было другого выбора. Если она этого не сделает, то ей придётся разгребать последствия, а они будут ещё более суровыми.

Сжав губы, Кэсси нажала кнопку «Отправить» и наблюдала за тем, как сообщение исчезло.

Затем она выключила телефон, не желая больше отвечать на входящие письма, и пошла собирать детей.

С нарастающей внутри нервозностью она проверила спальню Дилана и с облегчением обнаружила, что его там не было, а кровать уже была застелена.

Кэсси разбудила Мэдисон, и, когда девочка оделась, они вместе пошли на кухню. Кэсси натянула дежурную улыбку, и на самом деле очень хотела бы оказаться в другом месте. Всё что угодно было лучше, чем необходимость общаться с мужчиной, с которым она спала, который обманывал её и вводил в заблуждение, делая вид, что всё в порядке.

- Доброе утро! – поприветствовал их Райан. Он стоял у плиты, готовя омлет, а Триш сидела за кухонным столом и была занята, листая какую-то большую книгу. Дилан, сидящий по другую сторону стола, доедал свой завтрак.

Кэсси беспокойно посмотрела на Дилана, желая, чтобы это именно он соврал о своём поступке, а Райан сказал правду.

Дилан бросил на неё быстрый взгляд, а затем снова перевёл внимание себе в тарелку, не давая ей ни единого намёка на тот тревожный разговор, который состоялся у них накануне вечером.

- Доброе утро, - ответила Кэсси наигранно-весёлым тоном, задаваясь вопросом, как ей удастся пережить этот завтрак. Она чувствовала, что от испытываемого стресса она уже была близка к тому, чтобы сорваться. Она смотрела то на Райана, то на Триш, потом снова на Райана, тщетно надеясь уловить хоть какой-нибудь признак конфликта или разобщённости.

- Кофе на стойке, - сказала Триш. – Сегодня утром вам придётся обслужить себя самим. Мне нельзя замарать руки.

- Что ты делаешь, мам? – с любопытством спросила Мэдисон.

- Я делаю семейный альбом на память. Один из докладчиков в недавнем туре говорил о важности создания физических воспоминаний, а не только цифровых. Мы в этом смысле не преуспели, потому что большая часть наших фотографий находится в электронном виде, а в гостиной я нашла фотоальбом. Чуть позже я поеду в город и там распечатаю более свежие снимки.

Мэдисон оглянулась через плечо, но Кэсси заметила, что семейный альбом не настолько заинтересовал девочку, как она думала. Поскольку она любила разную творческую деятельность, Кэсси решила, что она захочет присоединиться к процессу и предложит свою помощь, но Мэдисон не сделала этого.

При упоминании о семейных ценностях Кэсси снова почувствовала, как внутри неё опять закипает негодование. Когда ты находишься в бракоразводном процессе, ты точно не станешь заниматься подобным, разве не так?

Она почувствовала, что у неё на глаза наворачиваются слёзы и забеспокоилась, что может потерять контроль и разразиться истерическими рыданиями в присутствии всех членов семьи. В своём сознании Кэсси сконцентрировалась на представлении высокой кирпичной стены, куда заключила все мысли о Райане, вдали от её поля зрения и сохраняя их недоступными для её чувств. Всё время возвращаясь мысленно к этой стене, она пыталась сохранить самообладание, готовя чай для Мэдисон.

- Омлет? – спросил Райан. – Можно выбрать ветчину, грибы и сыр. Что бы ты хотела, Мэдди? Дилан занят работой.

Мэдисон покачала головой.

- Я не хочу есть, пап.

Райан рассмеялся.

- Ты самый не созданный для утра человек, которого я знаю. Я всё равно сделаю тебе омлет, а когда ты придёшь домой из школы, Кэсси может разогреть его тебе в микроволновке. Как тебе такой вариант?

- Договорились, - согласилась Мэдисон. – С ветчиной и сыром, пожалуйста.

- А тебе, Кэсси?

Она не могла взглянуть на него, не говоря уже, чтобы заговорить.

- Не нужно, спасибо, - сказала она. – Я не очень хорошо чувствую себя сегодня с утра.

Она поняла, что на самом деле говорила правду. Её стало тошнить ещё больше и мысль об омлете вызвала у неё рвотный позыв.

Кэсси рассчитывала, что кто-то прокомментирует её слова или выразит сочувствие, но Райан склонился над плечом Триш, поглощённый её занятием.

- Я помню тебя в этом свадебном платье, - сказал он. – Ух ты, эта фотография возвращает тот день назад.

Триш засмеялась.

- Помнишь, как я чуть не выбрала пышное платье, похожее на безе. И потом, в последнюю минуту, вмешалась моя мама. Она сказала, чтобы я отдала предпочтение чему-то более элегантному.

- Чему-то более стильному, - Райан восхищённо смотрел вниз.

- Ну, спасибо, - ответила Триш.

- Мы ведь поженились ещё до того, как ты получила свою лицензию шкипера? – спросил Райан.

- Нет. У меня она уже была. Но если ты помнишь, я работала тогда над своей магистерской степенью MBA. Ты ещё шутил, что я могу сама организовать свадьбу.

Райан улыбнулся.

- Ты прекрасно её организовала. Это был такой особенный день.

Кэсси отвернулась от них, не в силах справиться с дальнейшими откровениями о достижениях Триш. Она догадалась, что десять лет назад Триш была примерно того же возраста, что и Кэсси. Она уже тогда обладала высокой квалификацией в многочисленных навыках и определённо была успешной. А чего достигла Кэсси? Ничего. До сих пор она могла похвастаться лишь тем, что была обычной официанткой и катастрофически неудачной сотрудницей Au Pair.

Как она могла хоть на мгновение поверить, что Райан может серьёзно к ней отнестись?

Она не была высокоинтеллектуальным и разносторонним звеном общества, как Триш. Как она могла не заметить полный провал сложившейся ситуации, при которой муж заигрывал с помощницей по хозяйству за спиной у своей жены?

Она никогда не была ровней Триш или Райану, и никогда не могла бы ею стать. Когда она сравнивала себя с ними, ей становилось стыдно за себя и за всё, чего она когда-либо стремилась достичь. Независимость, самодостаточность, те несколько навыков, которые ей удалось обрести, всё это было ничтожным по сравнению с тем, чего добились эти богатые, успешные люди.

Ей пришлось остановить себя от того, чтобы немедленно покинуть кухню. Вместо этого она заставила свои мысли вернуться к потребностям Мэдисон, видя, что родители девочки заняты воспоминаниями о свадьбе.

Она встала.

- Ты должна что-то съесть перед школой. Давай я положу тебе с собой немного сыра? Сухофрукты? Возьмёшь их в школу. Съешь по дроге.

- Хорошо, - согласилась Мэдисон, и Кэсси положила несколько закусок в её ланч-бокс.

- Кстати, об автобусе, вы двое уже должны взять свои сумки, - сказал Райан, взглянув на кухонные часы.

- Я заберу вас в час, - сказала Триш.

Кэсси осознала, что с возвращением Триш её присутствие стало лишним. Женщина взяла на себя всё управление, к тому же у неё была машина, в то время как Кэсси была сейчас вне игры на неопределённый срок.

Ей нужно было выяснить ситуацию со своей машиной. Как только её починят, она собиралась уехать отсюда.

Это было единственное решение, чтобы сохранить своё душевное равновесие.

Кэсси надела пальто и пошла проводить детей до автобусной остановки. Для неё было облегчением выйти из дома и хоть ненадолго сделать вид, что всё нормально.

Хотя, она не думала, что детей было так легко провести. Мэдисон вообще была сама не своя, и поскольку она не хотела говорить Кэсси, что произошло, девушка могла лишь догадаться, что девочка понимала, что происходило в их доме.

Что касается Дилана, она даже не знала, о чём с ним разговаривать. Нормальное общение казалось невозможным, ведь всякий раз, когда она на него смотрела, она представляла себе, как он подходит к клетке, берёт на руки своего питомца и жестоко сворачивает ему шею.

Внезапно она представила себе, как делает то же самое с Райаном. Именно этого он и заслуживал за ту боль и страдания, которые он ей причинил, и ей доставило какое-то горькое утешение представить, как она сжимает пальцы вокруг сильной шеи Райана с её гладкой кожей и держит её, пока не закончится доступ кислорода. Или, что ещё лучше, взять один из самых острых ножей, стоящих в дорогой подставке у них на кухне, и глубоко вонзить его в предательское сердце Райана.

Хоть она и знала, что никогда бы такого не сделала, фантазии о мести заставили её почувствовать себя лучше.

После того, как дети уехали в школу, ей не было смысла возвращаться в дом. Что ей там делать? Сидеть и слушать любовные разговоры Райана и Триш? Анализируя свои воспоминания, Кэсси поняла, что Райан делал комплименты Триш, а она соглашалась с ним.

Когда автобус отъехал, она направилась в деревню, надеясь выпустить наружу часть своей злости. Может быть, ей удастся найти «Морскую Стрелу» и посмотреть, насколько романтичным было это место.

В это холодное серое утро магическое очарование деревни полностью рассеялось. Она выглядела мрачной и унылой, все цвета были приглушены. Несколько человек, встреченных ею по дороге, выглядели недружелюбными, съёжившись в своих куртках и спеша укрыться от дождя, который только что начался.

Кэсси подставила лицо дождю. Ледяные капли скользили по её коже, и она была рада отвлечься от своих мыслей, потому что каждое слово, произнесённое Райаном и Триш, каждый его знак внимания, оказанный жене, разъедал Кэсси изнутри. Она не могла этого вынести. Она чувствовала, как будто внутри неё накапливается непреодолимая сила: это была ядовитая смесь гнева и вины. Кто знает, что произойдёт, когда она выйдет наружу?

Она поворачивалась то направо, то налево, а затем опять направо. Блуждая по улицам, Кэсси заметила, что дома становились всё меньше и выше, большинство было двухэтажными, возведёнными на отвесных холмах. Свободное место было здесь на вес золота, и хороший вид при этом не всегда шёл в комплекте.

Затем она остановилась, нахмурившись.

Перед ней стояла припаркованная машина белого цвета, и Кэсси была уверена, что у неё были те самые номера, которые она запомнила.

FZR. Теперь, когда она увидела эти буквы перед собой, она чётко вспомнила их порядок. Это был определённо тот самый номерной знак, который она видела.

Кэсси настолько была поглощена своими мыслями, что чуть не прошла мимо.

Затем она передумала.

Водитель этой машины чуть не убил её в той узкой улочке. Сейчас у неё был шанс узнать, кем был тот человек и было ли это сделано преднамеренно или в результате ужасной случайности.

Кэсси подошла к окрашенной в белый цвет передней двери дома, возле которого была припаркована эта машина, подняла медный дверной молоток, и с громким ударом опустила его.

ГЛАВА 23

Кэсси постучала во второй раз и ждала на улице, тяжело дыша после проделанного пути в гору и чувствуя нарастающую нервозность. Она не имела ни малейшего представления, что скажет, когда откроется дверь. Она была не очень-то находчивой в своём нормальном состоянии, а учитывая тот ад, через который она прошла с тех пор, как Триш вернулась домой, это были далеко не лучшие её времена.

Кэсси уже собралась развернуться, когда сквозь витражное стекло на боковой части двери она увидела приближающегося человека.

Через секунду дверь открылась.

Кэсси обнаружила, что смотрит на Гарриет, экономку Эллисов.

Приветствие Гарриет: «Добрый день, могу ли я…», - оборвалось на полуслове, когда она поняла, кто стоял напротив неё, и она в ужасе посмотрела на Кэсси.

Затем она попыталась захлопнуть дверь перед лицом девушки.

Гарриет действовала быстро, но Кэсси оказалась быстрее.

Помня тактику того неприятного курьера, она поставила ногу в дверную щель, и дверь отскочила от её резиновой подошвы, дав ей достаточную возможность для того, чтобы толкнуть её вперёд и проложить себе дорогу внутрь.

Гарриет с острожным видом отступила. Она оборонительно скрестила руки поверх зелёного халата, в который была одета. Кэсси с удивлением заметила, что девушка снова поменяла цвет волос, на этот раз они стали бирюзовыми.

- Что ты здесь делаешь? – спросила Гарриет.

- А почему ты пыталась закрыть дверь передо мной? – возразила Кэсси, чувствуя, как внутри неё снова нарастает гнев.

- Потому что я просто прибираюсь здесь, - самодовольно сказала Гарриет. – Я не могу впустить тебя в дом по соображениям безопасности. Все посылки я получаю у входной двери.

- Ну, я пришла сюда не для того, чтобы сделать доставку.

- Тогда почему ты сюда пришла? Ты потерялась? – бросила ей в лицо Гарриет.

Кэсси чувствовал её негодование как ощутимую силу.

- Я узнала твою машину.

Теперь Гарриет отвела взгляд.

- Мою машину? Откуда?

- Ты попыталась сбить меня в субботу утром, когда я возвращалась домой.

- Но зачем мне делать это? – спросила Гарриет тоном, полным возмущённой невинности. – Ты что, с ума сошла, думая, что я могла это сделать?

- Это была твоя машина. Я уверена, что видела именно её. И в этой деревне нет никого, кто бы ненавидел меня, кроме тебя. Ты вела себя со мной ужасно с самого начала.

Гарриет отступила на шаг назад, чуть не споткнувшись о ярко-зелёный вязаный ковёр на полу в коридоре.

- Ты была просто невыносима. Боже, как непрофессионально может вести себя сотрудник клининговой компании! Кричать на своего работодателя, оскорблять людей в присутствии маленьких детей. Ты даже рылась в моём мусорном ведре! Что это было, чёрт возьми?

- Слушай, я могу объяснить… - начала Гарриет.

Гнев Кэсси всё усиливался - она не могла его остановить.

Такая реакция была вызвана не только поведением Гарриет. Внутри Кэсси всё всплывало на поверхность. Её злость из-за несправедливости случившегося, её разбитые надежды и мечты. Беспомощная ярость охватила её, когда она подумала, как Райан обращался с ней и как обманул её. Наконец-то ей представилась возможность высказать всё это кому-то, кто заслуживал этого.

 - Ты ничего не сможешь объяснить. Ты унылая, завистливая, подлая стерва. Ты дошла до того, что возненавидела невинную девушку настолько сильно, что повредила её машину, а затем и вовсе пыталась переехать её, пока она шла домой.

Гарриет побледнела.

- Я этого не делала. Честно.

- Сейчас ты будешь всё отрицать? Ложь и отрицание – ими ты руководствуешься в своих действиях? Что ж, я точно знаю, что именно ты была тогда на дороге и если ты пыталась убить человека, а сейчас отрицаешь свой поступок – то это делает тебя ещё хуже, чем я могла подумать.

Бросаясь жестокими словами, словно оружием, Кэсси видела по выражению лица Гарриет, что они достигали своей цели.

- Ты всегда пытаешься оставаться в центре внимание любыми доступными средствами, что готова наехать на своей машине на человека, чей работодатель отказался встречаться с тобой? Правда, неужели ты настолько злобный и эгоистичный человек?

- Я не старалась убить тебя, - пробормотала Гарриет.

Кэсси ухватилась за это непреднамеренное признание, которое только что сделала девушка.

- Так это всё-таки была ты. Спасибо, что признала это, - её голос перешёл на высокие и резкие тона. Кэсси сделала ещё один шаг вперёд, и Гарриет снова отступила.

Позади неё Кэсси увидела лестницу, устланную ковровым покрытием, ведущую на верхние этажи, и небольшую дверь в маленькую, аккуратную кухню.

- Теперь, когда ты призналась, что покушалась на убийство, давай перейдём к теме твоего поведения в доме. Ты выставлялась напоказ перед своим работодателем - задерживалась допоздна, чтобы иметь возможность попытаться пофлиртовать с ним. Ты что, не заметила, что это его не интересовало, даже когда он тебе сказал об этом? И почему ты выплеснула свою злость на меня, эгоистичная дрянь? – голос Кэсси перешёл в крик.

- Пожалуйста, перестань кричать, - прошептала Гарриет.

Вглядываясь в ошеломлённое лицо Гарриет, Кэсси поняла, что поведению девушки было и другое объяснение.

Она вспомнила то, как девушка задерживалась в доме до того времени, пока Райан возвращался домой и спешила встретить его, при этом она была накрашена слишком сильно для простой сотрудницы клининговой компании. Кэсси тогда подумала, и Райан подтвердил её догадки о том, что Гарриет флиртовала с ним. И сейчас Кэсси вспомнила гнев девушки, когда ту проигнорировали, то, как она поторопилась выбежать из дома и почти смертельный случай на дороге. Она поняла, что реакция Гарриет не соответствовала простому невинному флирту, который был прерван.

 Гарриет пришла в ярость, расстроилась и жаждала мести. Её поведение можно было сравнить с тем, что сейчас чувствовала Кэсси. И это, должно быть, было по той же причине.

- Подожди-ка, - её дыхание участилось. – Ты спала с ним, разве не так? Я только что догадалась. Это всё объясняет. У вас с ним была интрижка. И когда ты вошла в дом в прошлый понедельник, ты подумала, что всё ещё в силе?

Наблюдая за взглядом Гарриет, Кэсси поняла, что была права. Она поставила руки на бёдра и уставилась на девушку, не давая ей возможности отрицать это.

- Да, - прошептала Гарриет. – Мы спали вместе.

Затем она сделала то, чего Кэсси от неё вообще не ожидала.

Она разрыдалась.

Это не были обычные слёзы. Это были всхлипывания, истерические рыдания, как будто Гарриет держала в себе целый океан страданий. Она закрыла лицо руками, рухнула на лестницу и горько заплакала.

Ярость Кэсси растворилась, и ей стало искренне жаль Гарриет.

Под лестницей была дверь в ванную. Оттуда она принесла горсть салфеток для девушки. Затем села рядом с ней на ступеньку и погладила по спине.

- Всё хорошо, - успокаивала она её. – Не расстраивайся, пожалуйста.

Её сочувствие заставило Гарриет только сильнее плакать, и Кэсси почувствовала угрызения совести, потому что у этой девушки не было никакой поддержки, и ей приходилось одной справляться со всеми испытаниями.

Потребовалось несколько минут, чтобы её рыдания утихли, и чтобы она снова смогла успокоиться и продолжить говорить.

Она вытерла лицо салфетками, и Кэсси дала ей ещё несколько штук.

- Да, хорошо, ты права. Я спала с ним. Но ты сказала это так, будто во всём этом была только моя вина.

Она повернулась к Кэсси и уставилась на неё своими распухшими, покрасневшими глазами.

- Я клянусь тебе своей жизнью, что это было не так. Всё произошло совсем не так.

- Хочешь поговорить со мной об этом? – спросила Кэсси.

Пока Гарриет высмаркивалась, Кэсси принесла ей стакан воды из кухни. Как только она поставила его на ступеньку рядом с девушкой, она осознала, что не может поверить в происходящее. Когда она постучала в дверь, она и представить себе не могла, что такое может произойти.

- Он приставал ко мне, - сказала Гарриет.

От этих слов Кэсси стало холодно.

- Ты уверена в этом? – спросила она.

- Уверена ли я?

Теперь, когда она справилась со своими слезами, самообладание, казалось, возвращалось к Гарриет.

- Ну, конечно же, я уверена. Я могу понять, когда парень подкатывает ко мне, а именно это он и делал. Он флиртовал со мной пару недель. Неожиданно оказывался дома, когда я там убиралась, а затем и в той же комнате, в которой была и я. Он признался в том, что у них с женой был брак по расчёту, и они, в основном, жили каждый сам по себе. И это, надо сказать, выглядело вполне правдоподобно. Её почти никогда не было рядом.

Слушая версию Гарриет, Кэсси чувствовала себя так, будто её выдернули из реальности.

Сколько же разных историй рассказывал Райан? Казалось, он способен сказать всё, что угодно, что было в его интересах.

- Он приглашал меня выпить на террасе, - продолжила Гарриет. - Потом мы ходили в паб. Скажу тебе одно, он знает, как заставить девушку влюбиться в него. Эти взгляды, эти фразы. Мы переспали несколько раз, один раз у него дома, остальные – у меня. Он подшучивал над тем, что у меня тогда были бледно-зелёные волосы. Я сказала ему, что перекрашусь в розовый, и он поспорил со мной, что я не осмелюсь этого сделать. Затем, внезапно, в следующие мои приходы в их дом, его уже не было дома. Когда я приехала в очередной раз, то в твоём присутствии он уже вёл себя со мной как чёртов незнакомец. Как будто он никогда не говорил: «О, Гарриет, я так одинок, а ты так прекрасна».

Она тяжело вздохнула.

- Потом я увидела, как он говорил с тобой и расстроилась. Я подумала, что ты украла его у меня.

Кэсси яростно покачала головой. Она не хотела, чтобы Гарриет удостоверилась в этом даже на мгновение, но понимала, почему девушка так думала.

- Я не крала его. Я ничего об этом не знала. По телефону он сказал мне, что разведён, и поэтому ему нужна помощь с детьми. Я думала, что он говорит правду. Зачем ему врать?

Она чувствовала, что задаёт себе этот бесполезный вопрос, и ответа на него на самом деле не существует. Но, в то же время, ей очень хотелось найти логическое объяснение действиям Райана, чтобы оправдать его, несмотря на массу доказательств, накопившихся против него.

Гарриет пожала плечами.

- Думаю, это просто такой человек. Он не может не лгать.

Кэсси никогда не думала, что есть люди – обычные люди – которые создают вокруг себя придуманную реальность без веской на то причины. Ей непросто было принять эту правду.

Гарриет вздохнула.

- В любом случае, я не хотела сбить тебя на своей машине, я хотела просто напугать тебя. Я так разозлилась, когда увидела тебя на дороге, но, честно говоря, в то мгновение, когда я крутнула рулём, я почувствовала себя ужасно, как будто зашла слишком далеко, как будто он превратил меня в плохого человека, которым я не являюсь.

Кэсси погладила Гарриет по плечу, отлично понимая, о чём шла речь.

- Так или иначе, ты можешь продолжать дальше: встречаться с ним, делать всё, что считаешь нужным, но тебе стоит знать, какой он человек на самом деле, и как он поступил со мной.

- Я не хочу больше иметь с ним ничего общего, и даже проводить ещё одну ночь в том доме, - призналась Кэсси. – В любом случае, свидания между нами исключены. Похоже, история со мной уже в прошлом, будто ничего никогда между нами не происходило. Я чувствую, что меня тоже использовали. Я совершенно запуталась от всего этого. И не знаю, что правда, а что – нет.

 Лицо Гарриет ожесточилось.

- Знаешь, какой лучший совет я могу тебе дать? Уходи оттуда. Тебе не нужно быть втянутой во всю эту ситуацию. Он лжец и использует девушек только в своих интересах. Я попросила поменяться сменами с одной из моих коллег, так что сегодня я в последний раз приду в тот дом, а после этого пусть с ним имеет дело кто-то другой. Я больше никогда не хочу переступать порог этого дома.

Гарриет встала на ноги.

- Мне нужно продолжить работу. Я очень сожалею о том, что произошло с тобой и ещё раз прошу прощения за то, что оскорбляла тебя.

Когда Кэсси выходила, Гарриет окликнула её.

- Кстати, я говорила правду о том, что кто бы ни повредил твою машину, это была не я. Честно. Я бы сказала, если бы это было так, но я этого не делала. Это был кто-то другой.

ГЛАВА 24

Когда за ней захлопнулась дверь уютного двухэтажного дома, Кэсси почувствовала рвотный позыв. Рассказ Гарриет подтверждал предательство Райана худшим из возможных способов.

Идя по дороге, она споткнулась и упала на бетонную крышку люка. Было холодно и сыро, и когда она привстала, её джинсы промокли, но ей было всё равно.

Несколько минут она сидела, безучастно глядя на дорогу и пытаясь осознать всё, что сказала Гарриет, и понять, что это значило.

Понемногу к ней вернулось логическое мышление.

Кэсси предположила, что Гарриет, возможно, не рассказала ей всю правду. Сначала Кэсси подумала, что она лжёт о том, что не выводила из строя её машину. В конце концов, попытка наехать на кого-то расценивается как желание нанести потенциальный ущерб, но вот перерезать провода – это уже совершённый акт нанесения ущерба, и у человека, сделавшего это, могли быть серьёзные проблемы.

Однако, её признание в интрижке с Райаном и горькие слёзы казались правдоподобными. Всё это было логичным – мгновенная неприязнь Гарриет к ней, борьба за внимание Райана, то, как она огрызнулась и выбежала из дома, когда поняла, что происходит. Кэсси не могла её винить. Она тоже знала, каково это, когда весь твой мир распадается на части.

Этот дом и эту семью она считала для себя безопасным убежищем после кошмара, который она пережила на своей предыдущей работе у Пьера Дюбуа.

Но сейчас она начала понимать, что действия Райана на самом деле были более разрушительными, чем действия Пьера. Конечно, Райан более продуманно обманывал её, чем это когда-либо делал Пьер.

Кэсси больше не могла выносить мысли об этом. Она встала на ноги и неохотно направилась в сторону дома.

Вернувшись туда, она с облегчением обнаружила, что Райана с Триш не было дома. Она понятия не имела, когда они вернутся, потому что они не оставили записку, а Райан не прислал ей сообщения.

Несмотря на то, что дом был пуст, он казался полон воспоминаний и ложных надежд. Каждый вид и запах напоминали ей о её мечтах, что это будет их общим домой с Райаном.

Каждый раз, когда она думала о случившемся, её охватывала новая волна недоверия. Её разум просто не мог принять тот факт, что всё, что она слышала, было ложью, и то, на чём основывалось её доверие этому человеку, оказалось такой же хрупкой конструкцией, как и карточный домик.

Мысли о картах вызвали в ней воспоминания о шоу, проводимом фокусником в то солнечное воскресенье, когда они с детьми пошли гулять в первый раз. Она всё ещё хранила эту чёртову карту в своей сумочке.

Кэсси достала бумажный конверт, запечатанный наклейкой, который вручил ей маг и почувствовала внутри форму карты.

Червовая дама - символ любви, была вручена ей в то самое время, когда она начала надеяться, что между ней и Райаном может промелькнуть особая искра.

Вздохнув, она открыла конверт.

Затем она в ужасе уставилась на его содержимое.

Карта, находящаяся внутри была двойкой пик.

Фокусник вообще не дал ей эту даму. Его последний трюк заключался в том, чтобы вложить внутрь совсем другую карту. Ту, которой он мог пожертвовать и которая не пригодилась бы ему для дальнейших выступлений.

Глядя на эту карту и думая о неправильном направлении, которое ей задали в этом доме, Кэсси стало плохо. Гарриет была права. Единственно правильным решением было уйти. Она не хотела оставаться здесь больше ни на одну ночь.

Она смяла карту и бросила её прочь.

Девушка вдруг осознала, что не знает, сказал ли Райан ей правду о том, что отправил её машину в ремонт. Ей оставалось надеяться, что он сдержит слово в отношении этого вопроса, и что он действительно занялся им.

Она всё ещё беспокоилась о машине, когда Триш с детьми вернулись домой.

- Ты присмотришь за ними после обеда? – спросила она Кэсси. – Я помогаю Райану сделать перестановку в офисе.

- Без проблем, - сказала Кэсси, широко улыбаясь притворной улыбкой, исказившей её лицо.

Зная, что Гарриет в любую минуту может прийти в последний раз на работу в этот дом, Кэсси решила, что после признаний, которыми они обменялись ранее, для них обеих будет лучше, если её не будет дома.

- Может нам пойти прогуляться до того кондитерского магазина, который находится дальше по дороге? – спросила она детей, думая, что ей также удастся запомнить названия соседних гостиниц, и спланировать, куда именно пойти ночевать позже вечером.

- Отличная идея, - согласился Дилан. – В кафетерии есть книжный магазин. У них есть несколько прикольных книжек.

Но Мэдисон, похоже, не сильно этого хотела.

- Я устала. И не хочу снова выходить из дома.

Кэсси прикусила губу. С Мэдисон явно было что-то не так, и Кэсси начала волноваться, что это было, потому что она догадалась, чем именно Кэсси занималась с её отцом.

Должно быть, её мир тоже был разрушен. Скорее всего, она была смущена, расстроена и обижена.

Насколько она знала, Дилан мог испытывать те же чувства, но просто лучше их скрывать.

- Ну же, Мэдди, - уговаривал её Дилан. – Книжный магазин — это такое весёлое место.

В конце концов, Мэдисон согласилась, и пока дети снимали свою школьную форму, Кэсси пересчитала свои деньги.

С ней ещё не рассчитались за работу официально, но каждый раз, когда Райан давал ей деньги, он говорил оставить сдачу себе. Денег хватало на то, чтобы оплатить обед в кафетерии и снять комнату на ночь, а завтра она сможет пойти в банк и снять ещё наличных.

 По дороге Кэсси сфотографировала вывески некоторых гостиниц, мимо которых они проходили.

- Какой прекрасный сегодня день, - сказала она, надеясь начать хоть какой-то разговор и прорваться сквозь молчание Мэдисон.

Кафетерий находился примерно в километре вниз по склону и представлял собой тёплое и уютное помещение с прекрасным выбором подержанных книг. После того, как они пообедали и выпили горячий шоколад, Кэсси позволила каждому съесть по кусочку морковного пирога вопреки правилам здорового питания, потом они ещё какое-то время сидели у камина с книгами, которые купили здесь.

- Что ты читаешь, Мэдисон? – спросила Кэсси, в надежде начать дружественную беседу.

- Это рассказ о девочке, которая ходила в школу-пансион, - коротко ответила Мэдисон.

Девушка была в растерянности. Было понятно, что девочка всё ещё не оставила эту идею, но Кэсси не знала, почему её это привлекает.

- Скажи, есть ли какая-то причина, по которой ты хочешь учиться в школе-пансионе? – спросила она мягким голосом.

Мэдисон твёрдо покачала головой.

- Я не могу сказать тебе это сейчас, – ответила она.

Когда они наконец-то шли домой, было уже почти темно. Когда они подошли к дому, Кэсси с облегчением обнаружила, что Гарриет уже ушла.

- Рад видеть вас дома, дорогие мои, - поприветствовал их Райан, когда услышал, что открылась входная дверь.

- Мы ходили в кондитерскую, - сказал Дилан. – Ели морковный торт и читали книги.

- Торт? – строгим голосом спросила с кухни Триш. – Надеюсь, что он не испортил вам аппетит перед ужином. Он будет готов в шесть.

Кэсси сразу направилась в свою комнату и целый час провела там, собирая свои вещи. К шести её сумки были готовы и на полках ничего не осталось. Она была готова идти.

Осталось выдержать всего один ужин.

За столом у Мэдисон не было аппетита, и Триш сделала ей выговор.

- Ты знаешь правила. Никаких перекусов между приёмам пищи и никаких тортов или конфет в течение недели. Ты пренебрегаешь правилами, Мэдди.

- Это была вина Кэсси, - сказал Дилан.

- Я не знала правил, - объяснила Кэсси, но Триш определённо потеряла интерес к обсуждению этого вопроса. Пожав плечами, она развернулась к Райану.

- Моя следующая командировка будет окончательно одобрена завтра. Это будет тур по Европе с группой учёных. Сегодня вечером будет принято решение, какие города будут задействованы. Это точно будет Париж, Франкфурт и Амстердам, но также могут добавиться Вена, Рим и Стамбул.

Кэсси молча ела, поскольку Райан и Триш снова обсуждали тему, в которую ни она, ни дети не могли внести свой вклад.

Она была рада, когда ужин подошёл к концу. Девушка помыла посуду и пошла в гостиную, чтобы посмотреть телевизор. Целый час Кэсси мучилась, терпеливо ожидая, когда всё это закончится. Она с волнением прислушивалась к разговорам, потому что, хоть Райан и Триш не говорили, что у них были планы выходить из дома, если они решат это сделать, она не сможет оставить детей одних. Как бы она ни злилась, это было бы несправедливым по отношению к Дилану и Мэдисон. В конце концов, это никоим образом не должно было на них отразиться.

Кэсси успокоилась, когда услышала, как Триш сказала: «Я иду спать. Завтра мне надо рано встать».

- Я присоединюсь к тебе через минуту, - ответил Райан.

После того, как она уложила детей спать в полдевятого, для Кэсси настало время двигаться дальше. Местные гостиницы не заселяли постояльцев после девяти вечера, а ближайшая из них находилась в десяти минутах ходьбы от дома. Но с тяжелыми сумками ей потребовалось бы чуть больше времени, чтобы дойти туда пешком.

Неслышно забрать вещи из дома было тем ещё испытанием. Деревянные доски пола, казалось, только усиливали звук колёсиков чемодана. После того, как она прокатила чемодан по своей спальне, Кэсси убедилась в том, что этот звук ей было никак не утаить. Поэтому она решила вынести сумки по одной. Это займёт больше времени, но будет не так рискованно.

Кэсси открыла дверь и выглянула наружу.

Было тихо. В коридоре не горел свет.

Она взяла самый тяжёлый чемодан и пронесла его несколько шагов. Но он был такой тяжёлый, что ей пришлось поставить его на пол снова и передохнуть, прежде чем сделать ещё несколько шагов.

Двигаться бесшумно отнимало у неё много времени. Казалось, с каждым разом её чемодан весил всё больше, когда она поднимала его с пола, а её руки просто обрывались от приложенных усилий.

В конце концов, тяжело дыша, она добралась до входной двери и оставила его на пороге.

Она вернулась за сумкой поменьше и снова проделала весь этот процесс.

Шаг за шагом, она вынесла сумку из дома.

Последний подход был самым лёгким, она взяла только свой рюкзак и сумочку. Девушка остановилась у двери спальни, задаваясь вопросом, надо ли ей написать записку, но решила не делать этого. В этом не было смысла. Райану не составит труда понять причину её ухода. Единственное, что его удивит, так это то, почему она оставалась здесь так долго.

Она осторожно закрыла дверь и в последний раз пошла по коридору.

Она дошла до входной двери, вышла наружу и минутку стояла на крыльце, тяжело дыша и в свете фонаря наблюдая за клубами пара, образовывающимися от её дыхания.

Ночь была тихой и безоблачной, дул холодный непрекращающийся ветер. В тёмном небе были видны яркие и ясные звёзды. Несмотря на холодный воздух, эффект от её недавней тяжёлой атлетики разогнал её кровь. Обрадовавшись, что теперь она может везти все сумки, она достала в них ручки.

Затем она подпрыгнула, услышав щелчок позади себя. Она обернулась и напряглась, когда открылась входная дверь.

Это был Райан и в этот самый момент её тщательно продуманные планы рухнули, она приготовилась к противостоянию, которое, как она ожидала, вскоре последует.

- Кэсси, - прошептал он. – Всё в порядке? Куда ты собралась?

К своему удивлению, Кэсси заметила, что тон его голоса вовсе не был возмущённым. Он пристально смотрел на неё и всё, что она могла разглядеть в его взгляде – это было беспокойство и забота.

ГЛАВА 25

Кэсси сердито смотрела на Райана, глубоко огорчённая тем, что ей не удалось ускользнуть незамеченной. Но в то же время она испытывала колкое удовольствие, что она, по крайней мере, будет иметь возможность высказать ему всё, что она думала про него и про его враньё.

- Я убираюсь отсюда к чёрту, - прошептала она.

Райан покачал головой, сделав шаг ей навстречу.

- Нет, Кэсси, пожалуйста. Почему ты уходишь?

Он взял её за руку, но она не могла выдержать его прикосновения. Девушка отдёрнула руку.

- А как ты думаешь, почему я ухожу? Мне надоело, что меня водят за нос и постоянно лгут. Я жалею лишь о том, что была настолько глупой, что верила тебе так долго.

- Но… - Райан беспомощно посмотрел на неё. – Я объяснил тебе ситуацию.

- Ты мне соврал.

Кэсси стояла за своим чемоданом, который заслонял её от Райана. Она не хотела больше видеть его красивую внешность, наблюдать за его обаятельными манерами и слышать пустые обещания.

Райан глубоко вздохнул.

- Пожалуйста, поверь мне.

- А зачем мне это?

Она дрожала. Ей не потребовалось много времени, чтобы продрогнуть в этот холодный вечер.

- О, Кэсси.

Райан обошёл чемодан и в следующее мгновение обхватил её своими руками. Кэсси поняла, что вот-вот расплачется, потому что его объятия были такими сильными, такими знакомыми. Это заставило её желать, чтобы кошмара последних двух дней никогда не было, и чтобы всё продолжалось, как раньше.

Она знала, что не должна этого делать, но это было так просто, так безопасно прижаться к нему и слушать его объяснения.

- Я сам прошёл через ад, когда вернулась Триш. Не думай, что меня не терзали угрызения совести за то, как это выглядело с твоей точки зрения. Это процесс, и мы потихоньку движемся к цели. Она сложный человек, и я знал, что, если не улажу это должным образом, всё может получиться как нельзя хуже. Я старался, как мог. Старался подчеркнуть её значимость, но в то же время обратить её внимание на необходимость довести наши отношения до логичного финала.

- И тебе это удалось? – Кэсси сомневалась, стоит ли верить его словам.

- У нас было несколько шансов обсудить ситуацию. Она провела вторую часть дня в моём офисе, переставляя вещи и давая мне понять, что она хочет взять с собой, потому что часть мебели в зоне ожидания и административных помещениях принадлежит ей.

- А, понятно, - сказала Кэсси.

Она почувствовала, как внутри неё вспыхнуло облегчение, несмотря на то, что она делала всё возможное, чтобы заглушить это чувство.

- Фотографии, воспоминания – это части всё того же процесса. После встречи с Робинсонами мы договорились, что этот развод пройдёт мирно. Нам нужно уважать то, что нам удалось построить и разделить. Ради детей мы хотим сделать это как можно менее травматичным образом.

Затем Кэсси вспомнила те бумаги, которые увидела в его кабинете, когда искала хоть какое-то доказательство предстоящего развода.

- Чуть раньше в этом году у вас была годовщина свадьбы, на которой вы снова клялись друг другу в любви! – обвинила она его. – Это точно меня не утешило.

Райан смотрел на неё, как на умалишённую.

- Кэсси, кто тебе это сказал?

На мгновение Кэсси растерялась и не знала, что ответить. Сейчас обманывать придётся ей, потому что она не могла сказать Райану, что рылась в его личных документах.

- Об этом упомянул один из детей, - сказала она, надеясь, что он не спросит, кто именно и что конкретно тот сказал.

- Странно. Зачем им говорить тебе такое? Слушай, мы действительно говорили об этом чуть раньше в этом году. Триш искала подходящее место и, я думаю, она даже разработала пригласительные. Должно быть, что как раз во время этого процесса она и рассказала детям об этом событии. Когда стало известно, что вопрос обновления клятв уже не стоит, по многим причинам мы отменили эту церемонию. Насколько я помню, Триш даже не было дома в день нашей годовщины, и я на целый день ездил с детьми в Брайтон.

- О! – Кэсси накрыло чувство стыда, так как она сделала неверное предположение. – Может быть, я не так поняла.

- Должно быть так и есть.

Потом Кэсси вспомнила о том, что ещё произошло этим утром.

- А как насчёт Гарриет? – она стиснула челюсти и стала пристально смотреть на него, провоцируя Райана доказать обратное.

- А что с ней?

- Она сказала, что вы переспали!

Кэсси вся сжалась в его объятиях, ожидая его ответа. Но вместо того, чтобы возмущённо это отрицать, Райан начал смеяться.

- Да ну! Она не могла сказать тебе такое! Пожалуйста, Кэсси, скажи, что ты ей не поверила.

Кэсси вспомнила, что в определённой степени сомневалась в словах Гарриет, но не в этом вопросе.

- Я поверила ей. Она была искренне расстроена.

- Что ж, это вполне в её стиле. Как я выяснил вчера.

Голос Райана стал жёстче.

- В её стиле? Что ты имеешь ввиду?

 - Она несколько месяцев работала и у Робинсонов. Воган рассказал мне при встрече, что за это время она украла из их дома много ценных вещей. Когда его жена предъявила ей претензии, у Гарриет началась неконтролируемая истерика, она сказала, что Воган заигрывал с ней, что ей было некомфортно работать на них с этих пор, и она подумывала над тем, не выдвинуть ли ей обвинения против него.

- Правда?

Кэсси была встревожена, так как такое объяснения звучало вполне правдоподобно.

- Учитывая, что она уже приглашала меня сходить с ней в паб, и что Триш вчера не смогла найти свой золотой браслет, я решил пресечь это в зародыше. Первым делом сегодня я позвонил в агентство и спросил, смогут ли они прислать другого человека вместо неё. К сожалению, они смогут её заменить только начиная с пятницы, но пока она была здесь, мы закрыли шкатулку с драгоценностями на ключ. Я рад, что тебе больше не придётся иметь дело с её грубостью – это было недопустимо и выходило за все рамки.

- Ого. Ничего себе.

Кэсси не знала, что и сказать. Похоже, что это Райан не хотел больше, чтобы Гарриет у него работала, а не наоборот.

Была такая вероятность. Всё, что он рассказал, имело смысл. Кэсси была в полном смятении. Её состояние можно было сравнить с тем, как будто ты одновременно смотришь в два конца одного и того же туннеля, но видишь совершенно разные картины.

Райан тихонько отпустил её и убрал пряди волос с её лица. Ветер всё усиливался и становилось очень холодно.

- Пожалуйста, ангел мой, позволь помочь тебе отнести вещи обратно в дом?

- Хорошо, согласилась Кэсси.

Через пару минут её чемоданы снова стояли в её комнате.

Она подумала, что Райан тут же уйдёт, но вместо этого он запустил руку в карман её куртки.

- Тебе, должно быть, интересно, как я узнал, что ты уходишь. Просто я пришёл проведать тебя. Я хотел извиниться за то, через что тебе пришлось пройти, и объяснить, что это просто часть необходимого процесса. А также, я хотел дать тебе вот это.

К удивлению Кэсси, он достал из внутреннего кармана своего пиджака большую квадратную бархатную коробку.

Девушка открыла её и, хоть она и пыталась не выражать эмоций искреннего удивления, у неё перехватило дыхание, когда она посмотрела вниз.

Там внутри лежало изысканное бриллиантовое колье.

- Я купил его сегодня для тебя. Я хочу, чтобы ты без сомнений знала, сколько ты для меня значишь. Настолько сильно я тебя ценю. Это подарок, который сопровождается моими искренними извинениями за то, что ты переживаешь, а также это выражение моего серьёзного намерения вскоре быть вместе.

Райан говорил мягким, но серьёзным тоном.

Кэсси разглядывала бриллианты, наблюдая, как мерцают камни, и их грани отражают свет, горящий в коридоре.

- Какое красивое, - вздохнула она.

- Подожди, пока не увидишь его в дневном свете. Оно прекрасно. Но что самое важное, оно подарено со всей моей любовью к тебе.

Кэсси стояла на месте, крепко сжимая коробку, не в силах поверить тому, что она только что услышала, так как он сказал, что любит её.

 - Пожалуйста, ты можешь остаться здесь немного дольше? Просто, чтобы я имел возможность доказать тебе, что мои слова – это правда?

Мысли Кэсси путались. Возможно, она поверила альтернативным версиям, которые не отображали истинное положение вещей, и что Райан на самом деле только что сказал правду. Разве не говорят, что поступки ценятся дороже слов? Вручить такое ценное ювелирное украшение в подарок – было доказательством его намерений.

- Я останусь, - пообещала она ему.

Черты лица Райана смягчились от облегчения. Он заключил её в свои объятия и крепко поцеловал, и, как только Кэсси ответила ему на это со всей силой своей подавленной страсти, она поняла, что её глаза наполнились слезами.

ГЛАВА 26

Кэсси думала, что на следующее утро проснётся, полная надежд.

Вместо этого, сразу после пробуждения она почувствовала головокружение. У неё болел живот, и она чувствовала тяжесть и переутомление.

- Тьфу, - произнесла она. Затем села на кровать и согнулась пополам, надеясь, что её тошнота пройдёт, но даже запах кофе и тостов, доносящийся из кухни, казалось, только усугублял её.

Что такого вчера готовила Триш? Может быть, еда была испорчена? Кэсси стало интересно. Но, в таком случае, всей семье было бы плохо.

Затем её посетила ужасная мысль, от которой кровь застыла в её жилах.

Она могла быть беременной.

А что, если это так и было?

Кэсси закрыла глаза, не в состоянии здраво мыслить и остановить своё воображение от придумывания самых худших сценариев.

Ей никогда не было так страшно. Самым жестоким и неизбежным образом это показало ей, что её действия имели последствия.

Ей нужно было проверить это как можно скорее, потому что она должна была это знать.

Она решила поехать вместе с детьми в город на автобусе.  Она могла остановиться у аптеки и купить тест на беременность, и, если ей повезёт, она могла успеть обратно на другом автобусе.

Завтракать вместе со всей семьёй она не могла никак. Не только потому, что она плохо чувствовала себя сейчас, но и определённо после того, что случилось вчера вечером.

Она хотела провести остаток дня в своей комнате, рассматривая колье, которое ей подарил Райан, раздумывая над теми словами, которые он ей сказал прошлой ночью, и пытаясь убедить себя, что на самом деле всё было хорошо. Она бы не вынесла, если бы что-то разрушило ту хрупкую надежду, которая снова у неё появилась.

Кэсси медленно оделась, убедилась, что в кармане её пальто было немного денег и присоединилась к детям на улице, когда настало время садиться в автобус.

Она вообще не рассчитывала увидеть их сегодня снова и ей было странно вести себя так, как будто ничего не случилось, когда она представляла, как отсидится в гостинице, составляя план побега из города.

- Ты едешь с нами? – с любопытством спросила Мэдисон, когда Кэсси достала из сумочки деньги, видя, что подъезжает автобус.

 - Я еду в магазин, - сказала она.

- А кто нас заберёт из школы? – спросила девочка после того, как они сели в автобус.

- Я не знаю. Наверно, ваша мама, - ответила Кэсси.

Девушка заметила, что Мэдисон не обрадовалась этому, как Кэсси того ожидала. Вместо этого она нахмурилась.

- Мама сказала, что она уходит.

Сердце Кэсси ёкнуло.

Это был тот самый момент, которого она ждала и который ей обещал Райан. Внутри неё вспыхнуло пламя надежды, поскольку она поняла, что этому сущему аду был виден конец, и что он наступит раньше, чем она думала.

Он не солгал.

К тому колье, которое он ей подарил, прилагался сертификат, который подтверждал подлинность бриллиантов. Никто не станет дарить настоящие бриллианты человеку, до которого ему нет дела. В конце концов, бриллианты – это вечные камни. Они были символом настоящей любви.

- Тогда, наверное, вас заберу я, - сказала она Мэдисон.

- Круто! – лицо девочки прояснилось.

Кэсси запуталась, задаваясь вопросом, не ошибалась ли она всё это время насчёт поведения девочки. Могло ли оно быть вызвано как раз тем, что их мать была дома?

Но на данный момент у неё были более серьёзные проблемы, и её снова затошнило, как только она вспомнила, с какой целью ехала в город.

Беременность в подобной ситуации была бы для неё полной катастрофой.

Кэсси некоторое время потратила на безуспешные поиски в аптеке, пока не увидела, что тесты стоят за прилавком, где ей и следовало бы изначально спросить. Это означало, что ей придётся подождать, пока в магазине не останется покупателей. Затем она подошла к фармацевту.

- Не могли бы Вы дать мне тест на беременность? – спросила она.

- Какой, милочка?

Кэсси не знала. Она понятия не имела, что их существует несколько видов. Ведь беременность — это просто беременность?

- Давайте самый дешёвый, - ответила девушка.

Она поспешно расплатилась и спрятала упаковку в карман пальто.

Автобус должен был прийти только через час, поэтому Кэсси пошла пешком, чувствуя себя лучше на свежем бодрящем воздухе. Тем не менее, когда она подошла к дому, тревожные мысли о беременности снова вернулись к ней.

Как только она вошла в дом, то сразу же направилась в ванную.

Из коридора она услышала голос Райана, наполненный заботой и пониманием.

- Триш, ты всё собрала, любимая? У тебя всё есть?

Когда она услышала эти слова, то внутри неё расцвела надежда. Это всё-таки происходило. После тех американских горок, во время которых она начала верить, что её счастье было ложным, а её реальность была построена на лжи, процесс двигался вперёд, как и обещал Райан.

Она закрылась в ванной и дрожащими руками открыла упаковку. Это было единственным, что могло бы усложнить ситуацию. Кэсси молилась, чтобы эта тревога оказалась ложной, и её неожиданная тошнота была спровоцирована стрессом или просто проблемами с желудком.

Она тщательно изучила инструкцию, прежде чем присесть на корточки в туалете, неуклюже держа тест в своей нетвёрдой руке.

 В этот момент в дверь громко постучали.

- Кэсси? – позвал Райан беспокойным голосом. – Ты там?

Испугавшись, Кэсси уронила полоску теста в унитаз.

В панике она достала её оттуда.

- Кэсси? – снова позвал Райан.

- Да, я тут. Я выхожу через минутку.

Какая неловкая катастрофа. Она вытерла полоску туалетной бумагой, как только смогла, и попробовала снова. В инструкции говорилось, что надо подождать две минуты, но она не могла заставлять Райана ждать.

Так как она не могла взять его с собой, Кэсси завернула тест в салфетку и спрятала в шкафу в ванной.

Затем, чувствуя себя нехорошо от нервов и ожидания, она открыла дверь.

- Доброе утро, Кэсси.

Голос Райана был таким же приветливым, как и всегда, и судя по его обычному тону, она догадалась, что Триш была где-то неподалёку.

С замиранием сердца Кэсси ждала, что он сообщит ей новость о том, что Триш съезжает.

Затем он посмотрел по сторонам.

- О, дорогая, у тебя всё готово?

Триш прошла мимо, неся огромную сумку через плечо, но где был её чемодан? Это был не тот отъезд, на который рассчитывала Кэсси.

Когда Триш проходила мимо, Райан схватил её за талию, прижал к себе, и они нежно поцеловались.

Кэсси снова почувствовала, как её мир рушился. Что, чёрт возьми, здесь происходило?

Триш выглядела безупречно, как всегда. Её волосы были идеально уложены, на ней были тёмно-синие джинсы и малиновое пальто.

- Увидимся в машине, - сказала она, сжимая руку Райана, пока Кэсси в оцепенении смотрела на него. Когда женщина проходила мимо, в воздухе остался шлейф её духов.

- Мы сегодня направляемся в деревню. Соединим работу и досуг, - сказал ей Райан, и Кэсси не могла поверить, каким спокойным тоном он это произнёс.

- Мы собираемся посетить один из самых известных местных виноградников – с намерением оценить, можно ли там провести одно из мероприятий Триш. Так что это будет исследование, не облагающееся налогами, - подмигнул ей Райан.

- А что с детьми?

- Ты можешь взять машину Триш, чтобы поехать за ними в школу. Дальше всё по расписанию. Вот ключи.

Райан вручил ей ключи от шикарной чёрной «Вольво».

Он оглянулся и Кэсси поняла, что он, должно быть, проверял, смотрит ли Триш.

Затем он наклонился к ней и прошептал ей на ухо:

- Всё будет хорошо. Я обещаю. Это последнее препятствие. Мне нужно, чтобы ты верила мне, Кэсси.

Он обхватил руками её лицо, и, прежде чем она смогла собрать все свои силы, чтобы оттолкнуть его, Райан подарил девушке глубокий и томный поцелуй.

- Моя красавица, - прошептал он.

 Кэсси чувствовала запах духов Триш на его коже.

 Когда Райан вышел, Кэсси чуть не вырвало. Приступ тошноты снова сразил её, и она тяжело сглотнула, прислонившись к стене.

Девушка собиралась побежать в ванную, чтобы её вырвало, в надежде, что ей станет легче, когда поняла, что Райан и Триш ещё не уехали. Казалось, они ссорились на улице, или, во всяком случае, оживлённо спорили.

Затем она услышала стук каблуков, и заметила, что Триш идёт по коридору в направлении неё.

- Пожалуйста, верни мне ключи, - сказала женщина. – Без обид, но я не хочу, чтобы кто-то, кроме Райана, садился за руль «Вольво». Вот ключи от «Лэнд Ровера». Можешь воспользоваться этой машиной, чтобы забрать и привезти домой детей.

Она протянула руку, и Кэсси отдала ей ключи от машины, принимая взамен другие.

Мгновение спустя захлопнулась входная дверь, и она услышала ровный ход двигателя отъезжающей «Вольво».

В мгновение ока всё изменилось.

Уверения Райана теперь казались бесполезными. Её чувство безопасности растворилось, и она отдавала себе отчёт, что инстинктивно, в глубине души никогда не верила в его версию.

Она вернулась туда, где была накануне.

Единственным различием было то, что сейчас у неё был дополнительный повод для беспокойства о своей возможной беременности, что ухудшило бы её положение в тысячу раз.

Кэсси вернулась в ванную и развернула тест на беременность. У неё так тряслись руки, что она чуть снова не уронила его.

Глубоко вздохнув и приготовившись к худшему, он посмотрела на тест.

ГЛАВА 27

Смотря на окошко с результатами теста, Кэсси нахмурилась.

Согласно инструкции, там должна было быть одна или две полоски. Одна означала бы, что она не беременна, а две – что беременна.

Вместо этого окошко было серым и размытым, и там вообще не видно было ни одной полоски. Так не должно было быть, и это означало, что тест был испорчен.

Кэсси вздохнула от разочарования.

Она смяла его и выбросила в унитаз. Теперь ей нужно было снова ехать в другую аптеку, чтобы купить новый тест. Она могла бы сделать это по дороге за детьми. Возможно, ей надо будет купить сразу два, просто на всякий случай, потому что она больше не хотела возвращаться в ту проклятую аптеку. Это был маленький городок и люди бы её запомнили. Кэсси могла представить себе, какие пойдут слухи.

- Рыжеволосая девушка с волнистыми волосами приходила три раза за тестом на беременность. Три раза! Я уверена, что видела её в городе раньше. У кого она работает?

Кэсси почувствовала себя раздавленной. Она не могла себе представить, насколько ей была важна поддержка Райана до того момента, пока её не стало. Сейчас она была абсолютно одинока. Не было никого, с кем она могла бы поговорить или довериться, и она не могла сдержать слёзы.

Она лежала на кровати и рыдала. Через несколько минут её отвлёк звонок на стационарный телефон.

Она поднялась с кровати, вытирая глаза и направляясь в холл.

- Добрый день, дом семьи Эллисов, - сказала она.

- Это миссис Эллис?

- Нет-нет. Она только что уехала. Меня зовут Кэсси. Могу ли я чем-то Вам помочь?

- Это звонит секретарь из школы. В одном из наших классов произошёл пожар, вызванный коротким замыканием. Никто не пострадал и огонь уже взят под контроль, но в здании много дыма. Я звоню, чтобы попросить Вас забрать детей немедленно. Завтра школа будет закрыта, пока мы будет проводить ремонтные работы и обеспечивать надлежащее состояние циркуляции воздуха в соответствии с требуемыми стандартами.

- Хорошо. Я сейчас приеду.

- Я была бы Вам благодарна, если бы Вы сделали это как можно скорее. Спасибо.

«Чёрт», - подумала Кэсси. Вот и купила тест в своё свободное время. Ей придётся попросить детей подождать в машине, пока она забежит в аптеку и купит его.

Она задалась вопросом должна ли она сообщить Райану о пожаре и решила подождать, пока дети будут дома. Когда она уже была готова выходить, то проверила свой телефон и очень удивилась, обнаружив там сообщение от него.

«Мы решили остаться здесь на ночь. Ждите нас к завтрашнему вечеру. Спасибо, Р.»

Решили остаться на ночь?

Кэсси так сильно сжала челюсти, когда читала эти слова, что подумала, что может сломать зубы.

Это не было похоже на прощальное путешествие. Как раз наоборот. Из этого сообщения было ясно, что отношения Райана и Триш были вполне нормальными, и это беззаботное сообщение ясно показывало ей всю картину.

- Да пошёл ты, подонок, - пробормотала она, а затем отложила телефон в сторону, вспомнив, что именно эти слова произнесла и Гарриет, когда уходила из этого дома.

Кэсси поняла, что нет ничего хуже, чем быть жертвой патологического лжеца. Это уничтожило её самооценку, заставило чувствовать себя дешёвой и полностью доступной. Она задавалась вопросом, сможет ли она когда-нибудь снова доверять людям после того, как её так сильно обманули.


* * *

За воротами школы творился какой-то организованный хаос. Поток машин регулировало два наряда дорожной полиции. Возле здания всё ещё стояла пожарная машина, хоть Кэсси не видела ни дыма, ни пламени.

Дилан и Мэдисон подбежали к машине и, казалось, обрадовались, увидев Кэсси за рулём.

- Мы только что так повеселились, Кэсси, - сказала Мэдисон. – Сегодня у нас не было никаких уроков. Это было захватывающе. Это была настоящая пожарная тревога во время настоящего пожара.

- Пожар начался в нашем классе. Там было столько дыма, что с трудом можно было разглядеть дверь, - добавил Дилан.

- Это звучит увлекательно, но пожар — это всегда серьёзная вещь, так что я рада, что с вами всё хорошо и что вы сохраняли спокойствие. По дороге мы остановимся возле аптеки, потому что мне надо там кое-что купить.

Прямо за углом ей удалось найти парковочное место.

- Я на минутку, - сказала она детям и вышла из машины.

Фармацевт узнала её.

- Вы вернулись? – спросила она Кэсси, когда та сжала зубы.

- Тест не сработал. Я испортила его. Мне нужен ещё один, пожалуйста.

- Какой у Вас день задержки? – спросила фармацевт, поворачиваясь к упаковкам с тестами.

- Я… эээ, - Кэсси напрягла мозг, но так сразу и не вспомнила. – У меня ещё нет задержки. Цикл должен начаться через пару дней, но меня тошнит, и я хотела бы убедиться.

- Тогда Вам нужен тест для раннего определения беременности. Он должен показать результат уже за пять дней до начала менструации. У нас в наличии две фирмы, какую Вам дать?

- Которая подешевле, - неуверенно сказала Кэсси.

Женщина протянула ей коробку через прилавок.

К своему ужасу Кэсси заметила, что в аптеку вошёл Дилан. Он стоял неподалёку и смотрел на что-то, лежащее на полках, и девушка понятия не имела, как много ему удалось услышать.

Она начала дрожать и неуклюже перебирать монеты. Монета номиналом в один фунт упала, и ей пришлось поднимать её с пола.

К прилавку подошёл Дилан.

- Не могла бы ты купить мне что-то от горла? От дыма оно у меня болит.

- Да-да, конечно.

Кэсси снова повернулась к фармацевту, молясь, чтобы женщина не упоминала о тесте на беременность или не узнала Дилана.

Девушка увидела, как та нахмурилась, как будто пытаясь разобраться в его словах.

- Ты из того класса, в котором начался пожар? К нам уже двое человек приходило с жалобами на боль в горле. Я советую вот эти таблетки и сироп.

Она передала пакет и бутылочку через прилавок.

 - Эти лекарства должны помочь тебе успокоить горло, справиться с болевыми ощущениями и кашлем, и уже к завтрашнему дню ты будешь, как новенький.

 - А как насчёт этого? – спросил Дилан, указывая на товар, который стоял высоко на полке сзади неё.

- Что именно ты имеешь в виду? – женщина повернулась и, после двух неудачных попыток нашла препарат, на который указывал мальчик.

- А, нет, милый, это – обычное обезболивающее. Тот сироп, который я тебе дала содержит обезболивающий компонент, а также противоотёчные средства. Так что сироп намного лучше.

- Хорошо, спасибо.

Кэсси расплатилась за лекарства и как можно скорее вышла на улицу подальше от болтливой продавщицы. Как только она села в машину, то открыла бардачок на центральной консоли и быстро спрятала туда пакет с тестом.

Они поехали домой, и дети по дороге несколько раз переигрывали этот, должно быть, самый впечатляющий день их школьной жизни. Кэсси решила, что будет лучше оставить тест в машине и вернуться за ним уже вечером. Таким образом дети бы ничего не заметили.

Кэсси прошла прямо на кухню и приготовила детям ранний обед, поскольку лекарства Дилана нужно было принимать во время еды.

От всего эмоционального напряжения этого дня она чувствовала себя утомлённой и всё ещё не могла поверить в то, что Райан прислал ей такое сообщение - такое откровенное признание в том, что он солгал и не собирался оставлять свою жену.

Кэсси начала подозревать, что он морочил ей голову, чтобы она охотно согласилась с планами, которые он заранее построил с Триш.

Тот факт, что её машина была выведена из строя, тоже не улучшал ситуацию. Если бы она была на ходу, Кэсси была уверена, что к этому моменту её бы здесь уже не было. Она бы не оказалась в таком затруднительном положении, вынужденная ждать, пока машину отремонтируют.

Подумав о машине, Кэсси захотелось дать самой себе пинка. Вчера ночью, когда Райан вручал ей подарки и нашёптывал ей на ухо все те ничего не значащие милые словечки, она могла бы спросить его об этом. Вместо пустых обещаний она могла бы получить реальную информацию о ходе ремонта своей машины.

- Обед готов, - позвала она детей.

Она поспешила в ванную, но как только она туда вошла, то просто замерла на месте.

От замешательства у Кэсси закружилась голова. Должно быть, она сходила с ума и делала какие-то вещи, а потом просто забывала о них, потому что прямо перед ней, на столешнице в ванной комнате лежал тест на беременность.

Это было полным безумием. Как она могла пронести его в дом и оставить вот так вот прямо на столешнице на всеобщее обозрение? Она помнила, как спрятала тест в бардачок машины и соблюдала осторожность не открывать его, поскольку не хотела, чтобы это увидели дети.

А теперь он лежал здесь, но, присмотревшись поближе, Кэсси увидела, что это был не тот тест.

Этот был самый дорогой из имеющихся в аптеке, лучший вариант из двух ей предложенных, тот, который она не выбрала. Не было никакого логического объяснения нахождению здесь этого предмета.

Она подпрыгнула, когда, полным триумфа голосом, Дилан произнёс позади неё:

- Я украл его для тебя.

ГЛАВА 28

Кэсси бросила тест на столешницу и в ужасе повернулась к Дилану.

- Что? Что ты сделал? Дилан, это просто безумие! Да как ты…

Мальчик стоял в дверном проёме с лёгкой улыбкой на губах, выглядя совершено равнодушным.

- Я слышал, как ты спрашивала о нём и говорила, что прошлый не сработал. И тогда я украл для тебя ещё один. Я практиковался. Видишь ли, я использовал приём, при котором нужно сбить человека с толку - тогда ты и фармацевт посмотрели на верхнюю полку. Вы не видели моих рук, и тогда я схватил тест для тебя. Это было просто, правда.

Позади Дилана раздался голос Мэдисон.

- Подвинься. Я ничего не вижу. Что происходит? Что ты сделал?

Кэсси закрыла рот рукой, когда Мэдисон протиснулась в дверной проём рядом с Диланом.

- Ты украл что-то ещё? – спросила она.

Её взгляд сфокусировался на тесте на беременность, хоть Кэсси и пыталась убрать его.

- Что это такое?

- Ничего. Это… - начала скрипящим от паники голосом Кэсси, но её перебил Дилан.

- Это тест на беременность, Мэдди. Женщины его используют, когда хотят узнать, будет ли у них ребёнок.

Даже при том, что мальчик утверждал, что помогал Кэсси, его голос звучал ликующе, когда он сообщал Мэдисон эти факты.

- А почему у Кэсси должен быть ребёнок?

- Что ж, давай посмотрим, - начал Дилан. – Разве мне нужно объяснять? Я не уверен, что ты поймёшь.

Кэсси внезапно прервала его.

- Перестань, - закричала она так громко, что Мэдисон на шаг отступила.

- Дилан, я не позволю тебе вести себя подобным образом. Перестань дразнить Мэдисон. Это несправедливый и злой поступок. Я очень зла на тебя. Ты знаешь правила по поводу воровства. Я говорила тебе, что этого делать нельзя. Ни ради меня, ни ради кого-либо ещё, ни для того, чтобы доказать, что ты можешь это сделать. У тебя могут быть большие неприятности. Это ставит под угрозу всё твоё будущее. Тебе придётся прекратить это. Сейчас же!

Кэсси почувствовала головокружение от этого эмоционального взрыва, вызванного яростью, а также от того, что её дыхание участилось.

Дилан сжал губы и, казалось, был настолько же зол, насколько и она. Вглядываясь в его лицо, в эти пустые глаза и отстранённые черты, она почувствовала холодящий страх.

- Ступай в свою комнату, - приказала она, пытаясь не выдать ему свой страх. – Я поговорю с тобой через минуту.

Она понятия не имела, сделает ли мальчик то, что она сказала и станет ли он вообще её слушать, но после паузы, которая казалась вечностью, он развернулся и ушёл. Кэсси вздохнула, горько сожалея о своей вспышке гнева.

- Кэсси, что это за предмет? – снова спросила Мэдисон. Её голос звучал, как будто сквозь слёзы, но девочка была полна решимости.

- Это тест, который делают женщины, чтобы узнать, будет ли у них ребёнок, - сказала Кэсси, зная, что её ответ был отнюдь не исчерпывающим, но она понятия не имела, насколько Мэдисон было известно о том, как зарождается жизнь, и это точно было не то время и место, чтобы просвещать её в этом вопросе.

- А как это можно понять? – взволнованно спросила Мэдисон.

- Нужно пописать на полоску теста, - сказала ей Кэсси. – Если у тебя будет ребёнок, то твоя моча будет отличаться от обычной, и эта полоска может определить разницу.

 - Так, а зачем тебе этот тест?

- Потому что мне стало нехорошо, и я решила проверить, что это было не по причине беременности.

- Мне тоже нужно сделать тест? – Мэдисон выглядела обеспокоенной. – Мне вчера было плохо. От маминой еды мне всегда нездоровится.

- Нет-нет, когда тебе плохо от еды – это совсем другое. Кроме того, этот тест можно проходить только взрослым, - сказала Кэсси.

- Ой.

Мэдисон всё ещё была озадачена, но Кэсси подумала, что ей удалось дать ей достаточно информации, чтобы эта тема перестала привлекать девочку.

- Мэдди, можешь выбрать ужин на сегодня, - сказала Кэсси. – Иди на кухню и посмотри, что бы ты хотела, чтобы я приготовила.

- Хорошо. Схожу.

Обрадовавшись, Мэдисон развернулась и вышла из ванной.

Кэсси опустилась на край ванной и закрыла лицо руками.

Честность и откровенность девочки означали, что она была подобна эхо-камере. Шансы на то, что она повторит слова Кэсси при своих родителях были неимоверно высокими. На самом деле, в этом даже не было никаких сомнений.

И ничего, что она сказала Райану, что была одинока уже несколько месяцев - Кэсси знала, что ей лучше выдумать альтернативную версию о своём бывшем парне, которого она встретила в Лондоне.

Эта неприкрытая ложь была необходима, чтобы Триш не могла заподозрить правду.

Проблема была в том, что с Диланом этот вариант бы не прошёл.

Он знал о том, что представлял собой тест на беременность, и видел, как она ночью шла в комнату Райана. Дилан точно знал, что происходило, и тем, что она накричала на него, Кэсси его разозлила. Сейчас все карты были в руках мальчика, и ей оставалось только догадываться, какой могла бы быть его месть.

Она не могла угрожать ему тем, что расскажет отцу о его краже. Кэсси была уверена, что Дилан точно знал, почему сейчас она не может этого сделать.

Когда Кэсси постучала в дверь его спальни, надеясь, что сможет сгладить ситуацию, Дилан ей не ответил.

Дверь не была заперта на ключ. Девушка могла бы её распахнуть, войти внутрь и потребовать, чтобы они обсудили ситуацию. Но она решила не делать этого, потому что это только бы ещё больше разозлило Дилана.

Вместо этого она мягко сказала: «Дилан, прости, что я накричала на тебя. Нам нужно поговорить об этом. Скажи мне, когда будешь готов».

Кэсси какое-то время ждала, надеясь на ответ, но когда его не последовало, она развернулась, от страха ощущая озноб и чувствуя себя абсолютно одинокой.

Она направилась на кухню, не в силах перестать думать о тех яростных словах, которыми она кричала на Дилана, о его пустом и неподвижном выражении лица и о его глазах, не выражающих никаких эмоций.

Ей не стоило так срываться на нём. Его поведение доказало ей, что с эмоциональной точки зрения он не был обычным человеком, и что он мог стать опасным противником. Единственной причиной того, что Кэсси потеряла над собой контроль, было то, что она была ошеломлена последствиями возможной беременности.

Её эмоции были похожи на котёл, в котором бурлил яд, и весь этот яд она выплеснула на одного человека, который своим собственным извращённым способом пытался ей помочь.

В этом доме у неё был союзник. Теперь же, по причине её собственных действий, она осталась одн а.

Через несколько минут она услышала, что дверь его спальни открылась, но он не стал с ней разговаривать и не пошёл на кухню. Вместо этого он вышел на улицу, и когда она поспешила за ним, то обнаружила, что мальчик в сумерках отправился кататься на своём велосипеде.

Теперь к её эмоциональному грузу добавилось и беспокойство за него. Она понятия не имела, в каком направлении он уехал, и сомневалась, что ему разрешено ездить на велосипеде в такое позднее время. Если Дилан не вернётся к тому времени, когда совсем стемнеет, ей придётся отправиться на его поиски.

Тем временем Кэсси начала готовить жареную курицу, которую попросила Мэдисон, но она была настолько рассеяна, что совершенно неправильно настроила духовку.

Когда на открыла её, оттуда повалил чёрный дым.

Птица сверху обуглилась, но когда Кэсси разрезала её, то обнаружила, что внутри та была всё ещё сырой и из неё сочилась кровь.

- О, чёрт, - сказала она, уставившись не несъедобное мясо и думая о том, как расстроится Мэдисон и о своей собственной некомпетентности.

Ей нужно было заказать еду навынос. Зачем она пыталась готовить, когда была такой несобранной и когда ощущала физическую боль, представляя, как Триш и Райан проводят время в своей поездке с ночёвкой?

Она знала, что они поехали туда как пара, и это была отнюдь не «деловая поездка». Она видела это по тому, как они выглядели, как касались друг друга, по тому, как он её целовал и по тому, как они флиртовали и заигрывали друг с другом у неё на глазах.

Что же они делали в данный момент? Наступал вечер, и они, должно быть, были где-то в номере и принимали участие в приватной винной дегустации. Она представляла, как они сидят у пылающего огня, их ноги соприкасаются, и время от времени они берутся за руки. Она представляла себе, как Райан смотрит на Триш, выражение его глаз, то, как они разговаривают и смеются, обмениваясь шутками, которые стали частью их собственного личного лексикона, после более чем десятилетней совместной жизни.

А вот, где была она: её душевное равновесие нарушилось, она испортила ужин, дети её ненавидели и целый океан страха давил ей на плечи.

Кэсси рухнула на стул, закрыла лицо руками и разрыдалась.

Казалось, прошло уже несколько часов, но, в действительности, наверное, не больше пары минут, когда она услышала, как захлопнулась входная дверь. Осознавая, что это вернулся Дилан, она заставила себя собраться с силами и идти дальше. Она почувствовала, что показать мальчику свою слабость было бы глупо, и, что хуже того – показать страх, независимо от того, как она дрожала внутри себя.

- Привет, Дилан, - позвала она и почувствовала огромное облегчение, когда он ответил обычное: «Привет».

Этот небольшой стимул дал ей ту силу воли, в которой она нуждалась.

Она не могла позволить, чтобы эта семья уничтожила её.

Как только вернётся Райан, она сможет уйти, и на этот раз она не позволит себе поддаться какой-либо его лжи.

Курицу ещё можно было спасти. Если бы Кэсси отрезала обгоревшую часть и остаток поставила в духовку на меньший огонь, то она была бы съедобной.

А между тем Кэсси решила воспользоваться подарком Дилана. Поскольку это был самый надёжный тест на беременность, она собиралась прямо сейчас им воспользоваться, чтобы так или иначе, узнать всё, как есть.

Вернувшись в ванную, она осторожно взяла полоску и в этот раз чётко следовала инструкции, подождав две минуты, прежде чем посмотреть вниз.

К её полному облегчению, тест оказался негативным.

Кэсси выдохнула, и с этом выдохом, казалось, ушло всё её напряжение. Этот тест не мог ошибиться, потому что он был самым точным.

Наконец-то дела начали развиваться в её пользу.


* * *

На следующее утро Кэсси проснулась, полностью уверенная в своём решении. Она больше не поверит ни единому слову Райана. Всё, что она делала до этого, попросту уничтожало её собственную самооценку. Не важно, что он скажет или сделает, она собиралась покинуть этот дом, как только они вернутся.

Перед обедом Кэсси с детьми играла в настольную игру, и после того, как прошёл дождь, они вышли прогуляться по тропинке, ведущей на пляж. Казалось, Дилан снова подобрел в отношении неё, и она надеялась, что мальчик понял, что она просто вышла из себя и принял её извинения.

Поскольку время всё уходило, а никаких признаков Райана и Триш не было, Кэсси стала задаваться вопросом, когда именно они планировали вернуться. Райан сказал «поздно», но что именно это значило? Она предположила, что это значило «во второй половине дня», но уже было далеко за пять часов, а от него не было ни весточки. Как надолго они планируют продлить эту милую романтическую поездку?

Кэсси рвала и метала, снова собирая свои вещи, как только наступил вечер. Она хотела как можно быстрее покончить со своим отъездом. Никакие добрые слова, никакие поцелуи или бриллиантовые колье не могли изменить её решение на этот раз. Она видела Райана насквозь – патологического лжеца, который увлёк её, потому что это входило в его планы.

Только когда она закончила собирать вещи, девушка вспомнила, что второй тест – тот, который она купила, до сих пор был в бардачке машины Райана. Мысль оставить его там и надеяться, что когда-нибудь в будущем он может стать интересным предметом для разговора между Райаном и Триш, была соблазнительной, но всё же Кэсси решила, что будет лучше убрать его оттуда.

Она направилась в гараж и открыла бардачок на центральной консоли. Тест упал на самое дно, и когда она рылась внутри тёмного бардачка, первым, что ей удалось оттуда вытащить, была пара кусачек.

Она положила их на сидение и снова погрузилась внутрь.

На этот раз она вытащила короткий нож.

Затем она нащупала пластиковый пакет с тестом, но там было ещё что-то. Что же это было?

Кэсси вытащила пакет с тестом, а затем стала скрести пальцами, подбирая маленькие острые предметы, которые она там нащупала.

Она достала эти предметы и озадаченно уставилась на них.

Это были кусочки провода.

Последний раз, когда она видела провода такого же цвета и размера, это было, когда она смотрела внутрь открытого капота своей машины.

От ужасной реальности у Кэсси закружилось в голове.

Неудивительно, что для неё было так легко согласиться остаться и поверить в ложь Райана о Триш. Главной причиной этого был тот факт, что она оказалась в бедственном положении и зависела от него в вопросе ремонта своей машины.

Он поймал её здесь в ловушку, заставляя положиться на его помощь, добившись этого тем, что сначала самостоятельно перерезал провода её машины. Его жена тогда вот-вот должна была прилететь домой и ему нужен был запасной план. Должно быть, он выехал вслед за ней и проследовал до хозяйственного магазина.

Девушка оставила свою машину незапертой, но если бы она этого не сделала, она была уверена, что он поступил бы как-то иначе – возможно, проколол бы два или три колеса.

Так или иначе, он разработал надёжный план, чтобы заставить её остаться.

Она стала жертвой его манипуляций, сама не осознавая этого.

ГЛАВА 29

Когда реальность поступков, совершённых Райаном, накрыла её с головой, Кэсси почувствовала настолько сильную злость, что она уже не могла рассуждать здраво.

Он вывел её машину из строя, чтобы она наверняка не смогла уехать. Всё это время он попросту использовал её. Увидев, насколько она уязвима, он поймал её в свои паучьи сети лжи и обмана, чтобы получить всё, что ему было нужно.

Дрожащими руками Кэсси положила назад в бардачок эти компрометирующие его предметы и спрятала в свой чемодан неиспользованный тест на беременность.

Она приготовила детям ужин, при этом ей даже удалось съесть несколько кусочков и самой. Девушка чувствовала себя слишком вымотанной эмоционально для поддержания оживлённой беседы, но, в любом случае, общая атмосфера за столом казалась мрачной. Мэдисон не произнесла ни слова, а Дилан во время еды листал журнал про велоспорт.

Уставившись на стену напротив, Кэсси добавляла последние штрихи к стратегии своего ухода из этого дома.

Каждый из детей знал дискредитирующую её информацию о том, что произошло и мог в любое время её раскрыть. Мэдисон могла бы обмолвиться об этом ненароком, но, если бы Дилан что-то сказал на эту тему, это было бы сделано преднамеренно.

Пусть они сообщат эту новость, когда она будет в безопасности где-то совершенно в другом месте. Это может произойти даже тогда, когда они будут наслаждаться оживлённой дискуссией о текущих событиях за обеденным столом, и Райан тогда может лгать, сколько его душе угодно, пытаясь выкрутиться из сложившейся ситуации.

С наступлением вечера Кэсси начала задаваться вопросом, может быть они забронировали номер на винодельне ещё на одну ночь, а ей просто не удосужились сказать.

Она подумала даже, что по дороге домой они могли попасть в аварию.

После вечернего часа просмотра телевизора она уложила детей спать и запаковала оставшуюся часть своих вещей. Ей доставило некое удовольствие смотреть на абсолютно пустые полки в своей комнате.

- Да пошёл ты, Райан, - прошептала она и застегнула чемодан на молнию.

По прошествии нескольких минут Кэсси с разочарованием осознала, что застрянет здесь ещё на одну ночь, потому что заселиться в местные гостиницы этим вечером она уже не успеет. Её план заключался в том, чтобы немедленно покинуть этот дом, но сейчас это не представлялось возможным.

Было уже около десяти часов вечера, когда она услышала, как открылась входная дверь.

Триш и Райан, смеясь, вошли в дом.

- Ты очень-очень плохой, - услышала она хихиканье Триш. – Разве это было так уж необходимо останавливаться в нашем пабе? Ладно, если бы мы ограничились только бутылкой шампанского, но бренди? Чья это была идея?

Она громко хихикнула и икнула. Было похоже, что она пьяна.

- Шампанское было моей идеей, а коньяк – твоей. Давай, милая, тебе пора в кровать.

Райан и сам не выглядел абсолютно трезвым.

Кэсси открыла дверь и вышла в коридор.

Они были там. В одной руке Райана были их сумки, а второй он держал Триш. Она опиралась на него и смеялась.

- О, привет, Кэсси. Ты ещё не спишь? Тут всё в порядке? Детишки уже в кровати? – спросил Райан.

- Всё хорошо.

Когда они проходили мимо неё, Кэсси посмотрела на Райана и задалась вопросом, представлял ли он себе, как она его ненавидит.

Он растоптал её в эмоциональном плане, но выйдет из этой ситуации кристально чистым.  Он успешно продолжит свою привилегированную жизнь со своей идеальной семьёй в своём прекрасном доме с дорогими машинами, будет делать всё, что ему угодно, и спать с кем захочет. Он будет прокладывать свой путь при помощи лжи и не будет обращать абсолютно никакого внимания на то опустошение, которое оставляет после себя.

В этот момент Кэсси передумала. Она не станет уходить. Перед тем, как уйти завтра утром, ей нужно сказать им обоим несколько слов. Ничего не говоря, она вернулась в свою комнату.

Спустя несколько минут она подпрыгнула от стука в дверь.

- Привет, красавица, - прошептал Райан.

Кэсси недоверчиво уставилась на него.

Как он мог продолжать этот фарс? Обманывал ли он сам себя?

Определённо так и было – он ей улыбнулся ещё стоя в дверном проёме, будто ничего не произошло.

- Триш заснула. Выйдешь на бокальчик вина перед сном? – спросил он.

- Нет, - прошипела она и повернулась к нему спиной.

Затем она почувствовала его руку у себя на плече, он делал ей массаж так, что раньше она бы почувствовала волну желания и счастья от этого. Теперь же его прикосновение возмутило её, и она вздрогнула.

- Всего один бокальчик. Ну давай же. Я так по тебе соскучился. Мне надо поговорить с тобой.

- Хорошо, - ответила она.

Если он хочет поговорить, она предоставит ему такую возможность. И ей не будет стыдно произнести те слова, которые она планировала ему сказать.

Она схватила свою куртку, перчатки были уже спрятаны в чемодан, и последовала за ним в коридор.

Когда они вышли за пределы слышимости спален, он начал говорить обычным голосом, как будто всё было в порядке.

- Начинается шторм. Его не видно отсюда - он приближается с другой стороны. Когда мы возвращались, то молния была просто невероятной. Скорее всего у нас будет достаточно времени только для одного бокала на улице, но он будет стоить этого невероятного зрелища, и дождь будет попадать на балкон.

Кэсси молча следовала за ним, когда он взял с кухни бутылку вина и бокалы.

Снаружи дул сильный ветер, но, по его словам, направление шторма было такое, что на балконе было безопасно находиться. Волны разбивались о берег, и в слабом мерцающем свете она могла видеть только белые гребни наступающих волн.

Она находилась здесь в последний раз. Думая о всех предыдущих их встречах на этом самом месте, о всех словах, которые он ей говорил, и которым она верила, она снова приходила в ярость.

- Красавица моя, я так по тебе скучал. Дома всё было хорошо?

Райан подвинул свой стул ближе к ней и протянул ей бокал.

Кэсси выпила полбокала залпом.

- Во-первых, я – не твоя красавица.

Он смотрел на неё, подняв бровь, и в его глазах было искреннее недоумение.

- Что ты имеешь в виду? Что-то не так?

Как она могла ему верить? Глядя на этого мужчину сейчас, Кэсси не могла понять, как она могла позволить так жестоко себя обмануть.

- Райан, я по горло сыта твоими играми. Совершенно ясно, что ты не собираешься разводиться.

Он вздохнул.

- Кэсси, не надо так. Пожалуйста. Для меня это достаточно сложно. Ты знаешь,..

- О, избавь меня от этого!

Она видела, как изменилось его лицо, когда он уловил откровенный сарказм в её тоне, но Кэсси продолжила свою речь в полном объёме.

- Что ты этим хочешь сказать? Для меня трудно подводить Триш к этому разводу. О, Кэсси, пожалуйста, пойми меня.

- Послушай, Райан, я понимаю. Единственная трудная для тебя вещь сейчас – это согласовать твои истории, потому что никакого развода не существует. Его нет, и никогда не было, всё это – полная чушь. Ты лжец, Райан. Патологический, опасный лжец и даже твои дети это знают. Ты обманывал меня столько раз, а я верила тебе, потому что раньше никогда не встречала таких людей, как ты, и мне понадобилось некоторое время, чтобы понять, что люди на самом деле могут быть такими бесцеремонно двуличными, как ты.

- Кэсси, хватит!

Лицо Райана вспыхнуло от ярости. В этот момент она не могла поверить, насколько он был уродлив со своими прищуренными глазами и искривлённым огрызающимся ртом.

Прежде чем продолжить, Кэсси опустила свой бокал.

- Так случилось, что я открыла бардачок твоей машины. Какой позор, ты даже не успел выложить кусачки, которые использовал, чтобы перерезать провода моей машины. Мне следовало бы понять, какое это было совпадение, что моя машина была выведена из строя за день до возвращения твоей жены. Таким образом ты обеспечил наличие няни для своих детей во время ваших совместных романтических прогулок. Это определённо был хороший способ не дать мне уйти в гневе, особенно после того, как ты выступил героем дня и пообещал, что будешь обо мне заботиться. Райан, я испытываю к тебе крайнее презрение. Тебе следует обратиться к специалистам, чтобы они помогли тебе справиться со своими психологическими проблемами. Может быть, им это удастся.

 Слова так и вылетали из уст Кэсси.

- Завтра первым делом я уеду из этого дома, а перед тем, как я это сделаю, я собираюсь обновить информацию для твоей жены о том, что на самом деле здесь происходит. Мы с ней можем поболтать за чашечкой кофе, чтобы она точно знала, за какого патологического обманщика она вышла замуж.

Над океаном вспыхнула молния и по всему дому прокатился раскат грома.

Когда она повернулась, Райан схватил её руку, и Кэсси закричала, когда он дёрнул её на себя. Его пальцы вонзились ей в предплечье и сильно сжали его, тогда девушка почувствовала внезапный прилив страха.

Неужели она могла подумать, что он примет это её заявление вот так вот просто?

- Ты не сделаешь этого, - бросил он ей. – И я скажу тебе, почему. Если ты хоть слово скажешь моей жене об этом, если ты хоть намекнёшь ей – я заявлю на тебя в полицию за жестокое обращение.

Кэсси в ужасе уставилась на него. Заявит на неё в полицию за жестокое обращение? О чём он говорил?

Райан повысил голос, он почти перешёл на крик, и Кэсси поняла, что он был гораздо более зол, чем она могла себе представить.

- За жестокое обращение с детьми. Я вызову социальных работников, они придут осмотреть детей и найдут у них синяки. А я тебе обещаю, что им будет на что посмотреть.

Она уставилась на него, потрясённая тем, на что он намекал – что он причинит вред своим детям и обвинит в этом её. Как мог отец поступить так со своими собственными детьми? Это не было шуткой, он не сказал эти слова просто так. Он констатировал факт.

Кэсси не хотела говорить ему больше ни слова. Если бы её собственная безопасность была под угрозой, она бы даже не пыталась, но сейчас, когда он угрожал Дилану и Мэдисон, ей нужно было за них постоять.

- Райан, пожалуйста, это же твои собственные дети! Ты не можешь… - начала она.

Разъярённый, он кричал на неё, а её рука всё ещё была зажата его пальцами, как тисками.

- Я могу, и я обязательно сделаю это. Кстати говоря, как раз на этом месте я и обнаружу, что у тебя нет необходимого разрешения на работу. Я скажу им, что ты соврала мне, и предоставлю всю необходимую информацию, чтобы тебя оштрафовали и депортировали – конечно, после того, как ты отбудешь тюремное заключение за жестокое обращение.

У Кэсси не осталось больше слов. Степень его угроз заставила её замолчать. То, что он сказал, было за гранью шока - она чувствовала себя раздавленной всей злобностью его намерений.

На короткий жуткий миг всю эту сцену сине-белым светом осветила вспышка молнии.

 Райан продолжил более тихим тоном.

- Ты глупая маленькая девчонка. Если ты думаешь, что можешь что-то сделать, чтобы нарушить мои планы, то ты ошибаешься. Триш одолжила мне для бизнеса большую сумму денег, и я не позволю, чтобы что-то подвергло это опасности. А особенно твоё истеричное поведение. Так что ты не будешь жаловаться и делать ничего, кроме тех обязанностей, ради которых я тебя нанял. Ты закроешь рот и будешь вести себя, как взрослый человек, будешь делать детей счастливыми до того самого момента, пока я не разрешу тебе уйти. Поняла?

Она не смогла ничего сказать, только кивнула в ответ.

- Так что, на данный момент ты никуда не уйдёшь.

Райан в последний раз дёрнул её за руку, прежде чем отпустить, и Кэсси вдруг чуть не потеряла равновесие.

Её рука пульсировала и всё, о чём она могла думать, это было желание убежать от него. Девушка отшатнулась назад, восстановила равновесие, вышла сквозь стеклянные двери и вернулась в гостиную, где было безопасно.

Её дыхание переходило в острые, порывистые всхлипывания.

Она была ошеломлена той насильственной стороной, с которой Райан только что ей открылся. Под этим симпатичным, очаровательным фасадом скрывался патологический лжец, готовый на всё – угрозы, нанесения вреда и ущерба, чтобы защитить себя.

Через что же в прошлом прошли его дети? Обижал ли Райан их раньше? Как она могла их защитить, сама будучи при этом нелегальным работником, которому теперь угрожали депортацией?

Кэсси знала, что ей нужно придумать способ справиться с этой ситуацией, чтобы сохранить детей в безопасности и не дать Райану воплотить в жизнь его угрозы, но она боялась, что было уже слишком поздно. Она потеряла контроль над ситуацией, и всё его доверие к ней исчезло.

Ей следовало бы вспомнить предупреждение Дилана о том, что его отец становился «странным», когда кто-то пытался уличить его во лжи.

«Странным» - было слишком преуменьшенным словом. Райан становился абсолютным социопатом.

Какой же полной дурой она была, когда поверила ему, влюбилась в него, и какой идиоткой она была, когда думала, что последнее слово будет за ней.

Всё, что она сделала – это раскрыла ему все свои карты и теперь всецело была в его власти.

ГЛАВА 30

Кэсси пряталась под кроватью, её рука крепко сжала ладонь Джеки.

Они слышали своего отца в комнате внизу. Он был в ярости, как называла это Джеки. Кэсси точно не знала, что именно означало это слово, но понимала, как пугающе оно звучало. Это объясняло, почему для них было так важно спрятаться, так как мир был угрожающим и злым, как и действия их отца.

Ярость.

Это слово означало крик, ругательства, разбитую посуду, и Кэсси знала, что на следующий день им надо будет осторожно ходить по полу, поскольку острые и смертельно опасные осколки могут таиться где угодно. Они могли идти или ползти на коленях и наткнуться на осколок, который сразу можно было и не увидеть, а только почувствовать боль от того, что он мог попасть под кожу и спровоцировать тёмный поток крови.

- Если нам удастся добраться до моря, у нас всё будет хорошо, - прошептала Кэсси.

- Да, - ответила Джеки.

Сквозь всю эту суматоху внизу, Кэсси могла расслышать звуки моря - непрекращающийся шум прибоя - хоть она и знала, что вблизи их небольшой квартиры моря не было. Должно быть, в этом направлении просто дул ветер, потому что ей был также слышен и его запах.

Теперь ей было слышно и кое-что ещё - это был звук тяжёлых шагов, который означал, что их отец поднимался по лестнице, и она сжала руку Джеки ещё сильнее, вжимаясь в тёмное узкое место между кроватью и стеной.

- Сейчас он будет нас бить, - прошептала она. Беспомощность парализовала её, когда она подумала, насколько он был огромным, как его зловредное присутствие наполнит комнату, когда он ворвётся внутрь, и насколько сильным может быть их отец в состоянии алкогольного опьянения.

- Нам нужно выбираться отсюда, - сказала Джеки.

- Он идёт. У нас уже нет времени.

- Время есть, если мы будем действовать быстро. Иди за мной.

Она вытащила Кэсси из-под кровати и подошла к подоконнику. Комната выглядела мрачной, а шаги были всё громче. Их отец, должно быть, был уже у самой двери, и Кэсси почувствовала себя беззащитной. В комнате было очень холодно. Окно было открыто настежь, и ледяной ветер врывался сквозь него, теребя занавески.

- Помоги мне, - взмолилась Кэсси, потому что спуск в окно был достаточно приличным. Они были высоко, так высоко, что ей не было видно земли внизу, она могла только слышать этот отдалённый шум моря и яростный рёв своего отца.

- Я не могу, - прошептала Джеки, и внезапно отпустила руку Кэсси. Она осталась абсолютно одна, а Джеки исчезала, громко смеясь при этом.

- Нет, - закричала Кэсси, но Джеки уже не было, от неё остался только призрачный след её смеха.

У неё не было времени, чтобы вернуться в своё укрытие под кроватью. Её отец уже врывался в дверь. Джеки выманила её из укрытия и теперь единственным выходом отсюда был спуск из высокого окна. Кэсси в ужасе смотрела вниз, понимая, что ей придётся прыгать.

- Это всего лишь сон, с тобой всё будет хорошо, - сказала она сама себе. – Прыгай. Просто прыгни, и ты проснёшься.

Но что-то её останавливало, и она никак не могла этого сделать.

Ей было холодно. Так холодно, а трава была такой влажной под её ногами.

Тяжело дыша, Кэсси проснулась и обнаружила, что стоит на улице.

Где она была? Шум моря был таким громким.

Она сделала неуверенный шаг вперёд и, к своему ужасу, поняла, что стояла почти на краю обрыва. Ещё один шаг, и она упала бы вниз, туда, где в темноте таились коварные камни.

Вскрикнув, она отшатнулась назад, поворачиваясь спиной к тёмной пропасти.

- Как, чёрт возьми?

Всё ещё шёл небольшой дождь. Её босые ноги замёрзли, а пижама была влажной и холодной.

Она устремилась назад к дому, где уличные фонари проливали свет на тротуар, золотым сиянием озаряя ледяную морось.

Кэсси дрожала от холода. Это не было похоже на хождение во сне. Всё было так реалистично. Она могла так просто совершить тот прыжок во сне, и что бы тогда произошло?

Что бы с ней случилось?

Входная дверь была открыта и дождевые капли проникали внутрь, пропитывая влагой коврик в коридоре. Под своими босыми ногами Кэсси чувствовала мягкую поверхность. Она закрыла дверь, подумав, что ей следует пойти принять горячую ванну, потому что она продрогла до костей.

Когда она захлопнула входную дверь, к ней вернулись воспоминания о событиях предыдущей ночи. Она снова начала дрожать, несмотря на то, что знала, что на этот раз это было, скорее, от шока, чем от холода.

Она выпустила монстра на волю.

Будучи в гневе, она не совсем понимала последствия своих действий. Она и подумать не могла, что именно означало для Райана быть обвинённым во лжи, и на что он способен пойти, чтобы защитить себя. Она представила, как он берёт хрупкую ручку Мэдисон и сжимает её своими сильными руками, чтобы оставить видимые отметины в виде синяков.

Будет ли он заставлять девочку молчать или прикажет сказать, что это сделала Кэсси? Девушка не могла допустить и мысли о том, что он был способен на такое.

Кроме того, она не поняла, до какой степени он зависел от Триш в финансовом плане. История о его успешном бизнесе была ещё одной ложью. Он был по уши в долгах – все признаки этого были налицо, но она блаженно проигнорировала их.

Райан не мог позволить, чтобы что-то пошло не так.

Кэсси боялась, что в течение нескольких ближайших дней она будет находиться в реальной опасности теперь, когда Райан прекратил претворяться и показал ей своё истинное лицо.

Назвав его лжецом, она пересекла черту, а когда кто-то её пересекал, этот человек становился его врагом, и с этого момента все ставки были сделаны.

Она догадалась, что люди вели себя с ним крайне осторожно. Таким образом, он мог скрывать тёмную сторону своей личности, и именно поэтому ему удавалось избежать ответственности за свои деяния.

Кэсси снова пошла в спальню, но, когда она проходила мимо гостиной, то заметила, что свет на крыльце всё ещё горел.

Была ли стеклянная дверь открытой или закрытой? Похоже, она всё-таки была открыта, а в комнате чувствовался сквозняк.

Кэсси решила проверить, взглянув на часы, когда проходила мимо них. Было чуть больше трёх часов утра.

Дверь была открыта, и Кэсси уже почти закрывала её, когда вдруг остановилась.

На стуле у балкона было что-то – нет, точнее, кто-то. Она видела вытянутые ноги и свисающую руку. Это был Райан. Должно быть, он напился до беспамятства. Она увидела вторую бутылку, стоящую возле первой.

Даже одетый в куртку, к этому моменту он мог получить серьёзное обморожение здесь, на ледяном воздухе. Отбросив мысль, что как раз этого он и заслуживал, Кэсси подошла ближе, чтобы разбудить его.

- Райан, - позвала она, теребя его за плечо.

Его голова откинулась на бок.

Там было очень холодно, и у Кэсси кончалось терпение.

- Проснись!

Она снова принялась трясти его, на этот раз с большей силой. Когда никакого ответа не последовало, щупальца страха снова стали подбираться к ней, девушка обошла стул и встала прямо напротив мужчины.

Она в ужасе посмотрела вниз.

Его лицо было бледным и каким-то ужасно раздутым. Его голубые глаза были широко раскрыты, молча устремлённые вперёд. Его рот был приоткрытым, и она видела, что его рвало – на подбородке и по передней части его рубашки были огромные малиновые пятна.

Красное вино или…?

- Райан! – закричала она. – Проснись, проснись же, пожалуйста, скажи, что с тобой всё хорошо!

«Проверь его пульс! Проверь его пульс!» - говорила она себе, и дрожащими руками обхватила его запястье.

Она ничего не чувствовала, даже слабых толчков.

- Он мёртв, - прошептала Кэсси.

ГЛАВА 31

Кэсси отступила в безопасное место в гостиной, не в силах отвести глаза от неподвижного сползшего тела Райана.

- Он мёртв, - повторила она.

Вздрагивая от шока, она обняла себя, вспомнив, как рухнула вниз его рука, когда она пыталась измерить пульс. Его запястье было холодным и влажным наощупь, подобно куску мяса, и вовсе не походило на запястье. От этого её затошнило, и она тяжело сглотнула.

Ей нужна была помощь. Она должна была кого-нибудь разбудить.

Мозг Кэсси медленно соображал от шока и испуга. Сделать то, что было необходимо, сейчас казалось невозможным. Она не знала, как вызвать скорую помощь, и кто должен это сделать.

Ей нужно было спросить кого-то, но не детей. Они не должны знать, что их отец умер.

Триш. Ей нужно разбудить Триш.

От страха все её внутренние органы сжались, когда она представила, какой может быть реакция Триш.

Спотыкаясь, Кэсси прошла дальше по коридору и постучала в дверь хозяйской спальни.

- Триш! – тихо позвала она, понимая, что всхлипывает. – Триш, я могу войти?

Испугавшись, что Триш могла быть без сознания, и что если стучать громче, то можно разбудить детей, Кэсси открыла дверь и вошла в комнату. Там пахло духами и сном. Она нащупала выключатель и включила его, пока Триш, моргая, привстала.

Её волосы были спутаны, а макияж размазался под глазами. Кэсси догадалась, что женщина была слишком пьяна, чтобы смыть его должным образом, и до сих пор она выглядела не совсем трезвой.

- Пожалуйста, пройдёмте за мной. Случилось нечто ужасное, - прошептала Кэсси.

- Что? Что произошло?

- Райан мёртв. Он на улице на террасе. Я только что обнаружила его там.

- Что?

Триш резко подскочила.

- Ты издеваешься надо мной!

Она посмотрела на пустую кровать рядом с собой, как будто надеялась увидеть там своего мужа.

- Да нет же. Пожалуйста, идёмте скорее.

Триш вскочила с кровати и побежала по коридору, Кэсси следовала за ней.

- О, Господи, - сказала Триш, когда увидела мужа. Её лицо сморщилось и Кэсси почувствовала, как внутри неё текли слёзы, когда Триш подалась вперёд, опустилась на колени и схватила его за запястье, чтобы измерить пульс, как это сделала Кэсси.

Триш не знала, что он лжец и прелюбодей. Кэсси видела, что он всегда относился к своей жене, как к принцессе.

Что же она должна сейчас испытывать?

Кэсси больше не могла на это смотреть. Её поглощало чувство вины. Она зашла в дом и рухнула на диван, потрясённая необходимостью сообщить эту ужасную новость детям.

Через минуту к ней присоединилась Триш.

Казалось, что она полностью пришла в себя, недавнее состояние опьянения полностью прошло. Она выглядела шокированной, и, несмотря на то, что она на её лице не было видно слёз, у Кэсси сложилось впечатление, что ей удаётся держаться с огромным усилием.

- Я собираюсь вызвать полицию. Детям лучше оставаться в стороне. Лучше пусть побудут в комнате Дилана, она больше. Ты посидишь с ними? Я не знаю, сколько времени понадобится полиции, пока они приедут.

- Конечно, я сделаю это, - согласилась Кэсси.

Она отправилась в свою комнату и надела самую тёплую одежду, которую ей удалось найти, в надежде, что дополнительные слои вещей смогут унять дрожь, которая, казалось, исходила из глубины её естества. Она не знала, как ей удастся утешить детей, когда она чувствовала, что сама рушится изнутри.

Ей потребовались две попытки, прежде чем она смогла сориентироваться, её так трясло, что она едва смогла застегнуть свои ботинки с опушкой.

После того, как она оделась, Кэсси осторожно разбудила Мэдисон, помогла ей одеться в спортивный костюм и кроссовки и отвела девочку в комнату Дилана.

Дилан не спал. Кэсси знала, что Дилан просыпался от малейшего шума и испугалась, когда задалась вопросом, как много мог он услышать.

- Дилан, подвинься. Мэдисон устала. Ей нужно прилечь.

- А почему она тут?

Кэсси не могла сказать ему правду.

- Ваша мама сказала мне привести сестру к тебе в комнату. Скоро она всё вам объяснит сама. А теперь постарайтесь снова уснуть.

- А где папа? – сонным и жалобным голосом спросила Мэдисон.

Кэсси в ужасе посмотрела на девочку сверху вниз, задаваясь вопросом, что ей нужно было ответить.

- Я думаю, с папой что-то случилось, - сказал Дилан.

- Что? – Мэдисон встала. – Что случилось?

Кэсси изо всех своих сил пыталась не сорваться. Она вспоминала счастливые семейные вечера, проведённые на кухне, шутки, которыми Райан обменивался со своими детьми и то, как он готовил для них еду. Они не знали, что он угрожал Кэсси тем, что причинит им вред, если девушка перейдёт черту. Они знали его только как своего отца – центральную фигуру их мира.

И это не она должна была сообщить им эту новость. Она была даже не самым подходящим человеком для того, чтобы успокаивать их сейчас. Они нуждались в своей матери. Почему её не было здесь? Сколько времени может занять, чтобы просто вызвать полицию?

- Я точно не знаю, что произошло, - ответила она, отчаянно пытаясь сохранить спокойный тон голоса, потому что малейшее его колебание спровоцировало бы поток рыданий и полную утрату контроля над собой с её стороны.

Дилан вытягивал голову, вглядываясь в окно.

- Я вижу, что сюда едет машина, - объявил мальчик, и к нему присоединилась Мэдисон, стоя на коленях на кровати и прижавшись лицом к стеклу.

- Ещё три машины, - заметил Дилан.

Кэсси прикусила губу. Чем больше машин и полиции, тем больше времени, скорее всего, это займёт. Ей нужно было, чтобы Триш зашла сюда до того, как дети начнут паниковать, но догадка Дилана уже поставила её в безвыходное положение.

- А что они там загружают? – с тревогой спросила Мэдисон.

- Это носилки.

- Папа болен? Он ранен?

Кэсси закусила губу.

- Спереди на этом фургоне написано «Коронер», - сказал Дилан. – А это значит, что кто-то умер.

Он отвернулся от окна и пристально посмотрел на Кэсси.

- Разве это не так? – спросил он. – Коронер увозит трупы, правильно?

Пока Кэсси пыталась придумать какой-нибудь последовательный ответ, Мэдисон быстро сложила дважды два.

- Папа умер. О, Дилан, папа умер, да?

Закричав от горя, она бросилась в руки Кэсси, вопя во весь голос.

Сама вся в слезах, Кэсси обняла девочку. Она так рыдала, что была не в состоянии сказать что-либо, что могло бы утешить Мэдисон, и даже не могла говорить вообще. Всё, что она могла сделать – это крепко держать девочку, пока та выплёскивала своё горе, и её тело содрогалось, когда она плакала.

ГЛАВА 32

Казалось, прошло около нескольких часов, прежде чем Кэсси услышала шаги, приближающиеся к двери спальни.

Она понятия не имела, почему полиция так медленно всё делала. Мэдисон рыдала на руках у Кэсси, пока не уснула, девушка прижалась к подушке и сделала всё возможное, чтобы успокоить девочку.

Кэсси не знала, находился ли Дилан до сих пор в состоянии шока или же отрицания. Он читал, но она не знала, был ли он вовлечён в процесс, поскольку он только автоматически перелистывал страницы.

Когда Кэсси заняла сидячее положение, Мэдисон проснулась и снова принялась рыдать.

Снаружи она услышала голос Триш, он звучал хрипло, как будто она плакала.

- Я не хочу, чтобы они оставались с ней наедине. Пожалуйста, - сказала женщина.

Кэсси как будто ударило током. Неужели Триш имела в виду её?

Дверь открылась, и в комнату вошла Триш, за ней следовал полицейский в штатском.

- Мои дорогие, мама здесь.

У неё были опухшие глаза и абсолютно белый цвет лица.

- Я сейчас с вами посижу. Всё будет хорошо, мои драгоценные, я вам обещаю.

Кэсси осознала, что никогда раньше не слышала, чтобы Триш называла своих детей «дорогими» или «драгоценными». Пока её ошеломлённый ум размышлял над этим, девушка поняла, что высокий лысеющий полицейский обращался к ней.

- Мэм? Мисс Вейл? Пожалуйста, пройдёмте с нами. Нам нужно, чтобы Вы рассказали нам о том, что Вы видели.

Кэсси встала. Мэдисон отсидела ей ноги, и теперь она испытывала боль, будто в них вонзилась тысяча игл и булавок.

Она не подумала, что полиция захочет допросить её, но, безо всякого сомнения, они должны были взять у неё показания, поскольку это именно она обнаружила тело Райана. Девушка надеялась, что это не займёт слишком много времени.

Когда она подошла к двери, то заметила, что Триш отстранилась от неё, обнимая Мэдисон, как будто пытаясь защитить девочку, и была озадачена, увидев страх в её глазах.

Когда они вышли, лысеющий офицер представился Кэсси:

- Меня зовут детектив Брутон, а это – детектив Паркер.

Паркер выглядел моложе Брутона и более ожесточённым. Он был низким и мускулистым мужчиной с коротко подстриженными светлыми волосами и выглядел так, будто проводил много времени, занимаясь в спортзале. То, как он смотрел на Кэсси, заставило её нервничать. На самом деле, затем она поменяла своё первоначальное мнение. Поведение обоих детективов вызывало у неё всё большее беспокойство.

- Садитесь сюда, мэм.

Сотрудники полиции расположились за кухонным столом. Он был завален бумагами и официальными документами, а в углу находился чехол от фотокамеры.

Кэсси сидела спиной к стене и ждала, пока детективы освободят немного места за столом.

- Ваше имя, пожалуйста?

- Кассандра Вейл.

- Адрес постоянного места жительства?

Кэсси поняла, что у неё нет такового. Когда она покидала Штаты, то съехала со своей съёмной квартиры. Она хотела было назвать свой домашний адрес – дом, в котором они жили с Джеки, пока была жива их мать. С тех пор отец переезжал оттуда не единожды. Никто в этом доме не знает о ней сейчас.

Она надеялась, что полицейские не потребуют у неё предъявить паспорт, в котором было такое компрометирующее отсутствие рабочей визы. Несмотря на то, что они присутствовали здесь по причине смерти, выглядели они готовыми пресекать любое, даже незначительное, нарушение закона.

- Что Вы здесь делаете?

Она сглотнула.

- Я практически не знала Райана Эллиса. Он пригласил меня сюда на пару недель.

Он был мёртв и не мог противоречить её словам. Тем не менее, Брутон поднял бровь во время того, как записывал её показания.

- Вы не работаете?

Паркер просто впился в неё взглядом и несмотря на холод, Кэсси почувствовала, как её подмышки начали потеть.

- Я помогала по хозяйству.

- Похоже, вдова мистера Эллиса думает, что Вы были наняты на работу по программе Au Pair.

- Я помогала по хозяйству, - повторила Кэсси, упорно придерживаясь своей истории.

- Минутку, мы посмотрим Ваш паспорт.

Брутон и Паркер переглянулись и Кэсси стало плохо.

- Когда Вы приехали? – продолжил допрос Брутон.

Когда же это было? Кэсси копалась в собственных воспоминаниях, пытаясь вспомнить, когда она сюда приехала, полная надежд, что делает шаг навстречу чему-то лучшему. Её воспоминания были разбиты на части и девушке потребовалось некоторое время, чтобы вернуться в тот день.

- В субботу. Я приехала в прошлую субботу.

- Как Вы добрались сюда?

- У меня есть машина. Она на данный момент в ремонте. Я могу сказать вам номера.

- Мы запросим эту информацию позже. А сейчас расскажите мне о том, что произошло вчера вечером.

- Райан и Триш поздно вернулись домой. Их не было дома предыдущей ночью. Думаю, они оба пили алкоголь. Триш сразу отправилась в кровать. Я сообщила Райану, что с детьми всё хорошо. Мы выпили по бокалу вина на террасе. Потом я тоже пошла спать.

Кэсси закрыла глаза, не желая думать о том, что произошло в действительности и о том, какой стороной повернулся к ней Райан. Не желая вспоминать тот момент, когда она поняла, что под маской лёгкого очарования скрывался злобный манипулятор, который не остановился бы ни перед чем, чтобы достичь своих целей.

- Я проснулась в три часа ночи и пошла в ванную.

Она не собиралась упоминать своё хождение во сне, поскольку это только усугубило бы ситуацию.

- Я заметила, что на крыльце всё ещё горел свет и пошла проверить. Я увидела, что там сидел Райан, и, когда подошла к нему, то сразу поняла, что он мёртв.

Она проглотила сдавленное рыдание.

- Я позвала Триш, и она мне сказала посидеть с детьми.

Детективы выжидающе смотрели на неё, как будто ждали, что она скажет больше. Но что ещё она должна была сказать?

Повисло неловкое молчание.

Следующим заговорил Паркер. Он наклонился вперёд, положа руки на стол.

- В каких отношениях Вы состояли с жертвой?

Кэсси в замешательстве уставилась на него.

- А почему Вы назвали Райана жертвой? – спросила она.

Она увидела, как Брутон взглянул на Паркера, как будто её вопрос удивил его.

Паркер моментально бросил грозный взгляд на Кэсси. Девушка подумала, что его, наверное, было легко разозлить и, несмотря на то, что он выбрал неправильное слово, хотел обвинить её в том, что она указала на эту ошибку.

Но вместо ответа на вопрос, он медленно и чётко повторил свой вопрос.

- В каких отношениях с жертвой Вы состояли?

- Мы дружили, - неуверенно сказала Кэсси. Она задавалась вопросом, знают ли детективы, что это было неправдой. Триш уже могла им сказать, что она была абсолютно незнакомым человеком, который до этого никогда не встречался с их семьёй.

Паркер уставился на неё, и молчание стало неловким.

- Вы уверены в этом?

Кэсси кивнула. Она стала волноваться о том, куда они клонили. Безвременная смерть Райана раскрыла все её тайны. Теперь она была вовлечена в расследование, и если сотрудники полиции продолжат допрос в таком ключе, то Триш узнает о том, что они делали с Райаном.

- Кассандра Вейл, - голос Паркера был суровым и бескомпромиссным. Его взгляд приковал её к месту. - Ваши сегодняшние показания составят часть официального расследования, касаемо этой смерти. Лжесвидетельство является преступлением, поскольку оно сводит на нет цели правосудия.

Он порылся в одном из коричневых конвертов, лежащих на столе и достал пакет с уликами.

Кэсси в ужасе затаила дыхание, когда увидела, что внутри него находился первый тест на беременность, которым она воспользовалась, а затем испортила его, уронив в унитаз.

- Мы нашли это во время обыска дома, и миссис Эллис подтвердила, что это принадлежит не ей.

Как же они нашли его? Кэсси была уверена, что аккуратно избавилась от него. Может быть, Дилан спрятал его куда-нибудь. А может Триш начала что-то подозревать и начала поиски. В любом случае, он лежал прямо здесь у всех на виду, вместе с её тайнами.

У Кэсси скрутило живот, когда она вспомнила, что об этом знали дети. Мэдисон видела, как они с Райаном целовались, и что она не спала в своей комнате. Дилан видел её, идущей в спальню отца и завёрнутую в его халат. Если она продолжит это отрицать, то у неё не останется шансов.

- Мы несколько раз переспали, - прошептала она, а её глаза наполнились слезами.

Она чувствовала себя шлюхой, признаваясь в своём проступке в доме этой семьи, в холле которого ждали его дети и скорбящая жена.

- Пожалуйста, поймите, я понятия не имела, что он женат. Он сказал мне, что развёлся. Правду я узнала только, когда из заграничной командировки домой вернулась его жена.

Детективы снова обменялись взглядами.

Кэсси начала понимать, что это было ещё не всё. Она вспомнила то, как Паркер назвал Райана «жертвой», и даже то, как Триш со страхом посмотрела на неё чуть раньше и потребовала, чтобы Кэсси не оставляли наедине с её детьми.

Паркер встал с места, и Брутон ему кивнул.

- Дайте нам Ваш паспорт, пожалуйста.

Кэсси вместе с полицейскими вошла в свою комнату и достала паспорт из сумки.

Он его забрал, и они вернулись обратно на кухню.

Кэсси с ужасом подумала, что они собираются забрать у неё паспорт. На своей предыдущей работе её тоже допрашивала полиция после подозрительной смерти в замке, и всё кончилось тем, что у неё забрали паспорт. Она помнила, как ощущала себя пойманной в ловушку, лишённая возможности уехать, пленницей того дома.

Кэсси боялась, что это случится снова.

На самом деле то, что они сделали потом, было даже хуже этого.

Полицейский достал диктофон и коротко надиктовал в него дату, номер дела и какую-то другую информацию, которую она не смогла разобрать.

Затем Паркер развернулся к ней.

- Кассандра Вейл, Вы арестованы по подозрению в убийстве Райана Эллиса. Вы имеете право хранить молчание, но Вашей дальнейшей защите повредит, если Вы не упомянёте во время допроса факты, на которые позже будете ссылаться во время суда.

Он продолжил читать Кэсси её права, но она уже не слышала того, что говорил этот мужчина.

Всё, что она могла слышать – это панические мысли в её собственной голове.

Они думали, что Райан был убит, и подозревали её в совершении этого преступления.

Учитывая, что она сама призналась в том, что у них был роман, и что Райан солгал ей, Кэсси поняла, что сама того не желая, дала полиции именно то, чего они ждали – весомый мотив для этого убийства.

ГЛАВА 33

Кэсси в ужасе уставилась на двух офицеров. Брутон выглядел невозмутимым, а вот Паркер, казалось, был доволен, как будто он был внутренне удовлетворён всем, что здесь происходило.

- Нет, - громко сказала девушка. Когда она не услышала ответа, то попыталась ещё раз.

- Нет! – закричала она. – Вы не можете этого сделать. У вас нет права меня арестовывать. Я невиновна. Вы подставляете меня, это заговор. Я этого не допущу. Вызовите мне адвоката. Немедленно!

Паркер схватил её за руки и завёл их за спину. Она сопротивлялась, чувствовав себя при этом так, будто сражается за свою жизнь, а не просто за свободу. Это был кошмарный сон, из которого ей надо было убежать. Этого не могло происходить, это не было реальностью.

- Сюда, пожалуйста, мэм.

Изо всех сил крича и чувствуя, как ей в руки впиваются крепкие тиски наручников, Кэсси поняла, что она наполовину идёт, а наполовину её несут к ожидающей полицейской машине.

Только когда они развернули её, чтобы заставить сесть в машину привычным и практичным способом, она увидела Триш и детей, стоящих у входной двери и наблюдающих, как её увозят.

Кэсси пришла в ужас от мысли, что дети могут видеть её сейчас в последний раз, и эта картина запечатлеется у них, как последнее воспоминание о ней. Она не могла подвигать руками, и её садили в машину, словно преступницу. За то преступление, которого она не совершала.

- Я невиновна, - крикнула она им, всхлипывая. – Меня подставили. Пожалуйста, помогите мне!

Она надеялась, что они подбегут к машине и вмешаются, но они просто стояли, смотрели, и Кэсси поняла, что Триш, должно быть, полностью верила в её вину.

Кэсси никогда прежде не чувствовала себя такой беспомощной и одинокой.


* * *

Поездка до местного отделения полиции заняла всего несколько минут, но Кэсси они показались вечностью. Страх буквально подавил её. Не было никаких сфабрикованных обвинений - это просто была британская полицейская система, которая работала, как хорошо отлаженный механизм. Если они её арестовали, значит у них были неопровержимые доказательства. Она жалела о том, что оказывала сопротивление, когда полицейские забирали её. Ослеплённая паникой, она инстинктивно боролась с ними, но это могло лишь убедить их в том, что она была виновна.

Когда они приехали, полицейские помогли ей выйти из машины и сопроводили в полицейский участок. Там, наконец, с неё сняли наручники и освободили её затёкшие руки.

Она никак не могла перестать плакать. Она рыдала, когда темноволосая женщина-констебль, которая выглядела ненамного старше Кэсси, фотографировала её и снимала отпечатки пальцев. Она плакала, когда ей снова зачитали её права, до сих пор не в состоянии понять, что они имели в виду.

Её подставляли. Это было всё, за что она могла зацепиться. Триш узнала, что она спала с Райаном, и обвинила её в его убийстве.

Сам факт того, что она допускала возможность такого варианта развития событий был пугающим. Кэсси задавалась вопросом, присутствовала ли коррупция в этой местной структуре. В этом тесном сообществе у Триш могут быть связи в полицейском участке. Если это так и было, кто знал, как далеко распространялось её влияние, и сможет ли Кэсси выйти за его пределы, чтобы защитить себя в суде?

- Сюда, пожалуйста, милочка.

Добрая констебль перестала называть её «мэм» после того, как открыла для Кэсси третью пачку салфеток. Теперь у неё, похоже, возникло желание позаботиться о Кэсси, но факт того, что эта женщина не осталась к ней безучастной, только заставил девушку рыдать ещё сильнее, когда её посадили в крошечную тюремную камеру.

Дверь за ней с лязгом захлопнулась, и она осталась одна, запертая в этом тесном холодном месте, где пахло химическим чистящим средством с кислым оттенком застаревшей рвоты.

Вчера ночью она не выпила свои таблетки – она была слишком взволнована и забыла об этом после того, как сбежала от угроз Райана. Наверное, именно тогда ей приснился кошмар, и она ходила во сне. Теперь она здесь, не известно, как надолго запертая в полицейской камере без лекарств. Сможет ли она справиться самостоятельно?

Кэсси сомневалась в этом. Она чувствовала, что её разум перегружен, и со всех сторон в её голове раздавались сигналы тревоги. Её способность к логическому мышлению полностью атрофировалась. От истерического плача её тошнило, и, на самом деле, она провела некоторое время, пытаясь вызвать рвоту над металлическим унитазом, который был втиснут в крошечное пространство за кроватью в спартанском стиле.

Затем она упала на колени рядом с кроватью и уткнулась лицом в грубое голубое одеяло.

Девушка лежала там, её рыдания понемногу становились всё тише, пока она не соскользнула с кровати на твёрдый пол, покрытый линолеумом.


* * *

Констебль Ария Чандра с тревогой смотрела сквозь решётку.

Симпатичная рыжеволосая девушка перенесла настолько сильный истерический припадок, что констебль чуть не вызвала участкового врача, поскольку подумала, что ей нужно выписать успокоительное.

Сейчас она наконец-то успокоилась, но легла на полу. Девушка должна лежать хотя бы на кровати.

Прочитав обвинительное заключение, Чандра узнала, что её арестовали в доме. Она казалась трезвой и не пребывала под воздействием наркотиков, несмотря на то, что после ареста девушка стала истерить и пыталась оказать сопротивление офицерам полиции.

Чандра вздохнула. Эта девушка была симпатичной и выглядела хрупкой и безвредной, и ей никак не пойдёт на пользу, если она будет лежать на полу. Когда чуть позже придут детективы, её вызовут на допрос. Ей нужно отдохнуть.

- Пойдём со мной, ладно? – спросила она у своего напарника по смене, младшего сержанта.

В пластиковом стаканчике она сделала тёплый, сладкий чай и направилась в камеру, а сержант остался стоять у запертой двери.

Чандра поставила стаканчик на полку.

- Ну же, милая. Вставай. Тебе будет лучше на кровати. На полу слишком холодно спать.

Она помогла девушке подняться, оценивая её состояние и задаваясь вопросом, нужно ли ей после этого позвонить доктору. Девушка дрожала и тряслась, а затем опять начала плакать.

- Это подстава, - снова и снова повторяла она.

- Милая, тебе нужно немного отдохнуть. Вот твой чай.

Она дала в руки девушки стаканчик, заметив при этом, что ей было очень холодно, и держала его ровно, пока та пила чай. Она столько плакала, что ей нужно было пополнить количество жидкости в организме. Когда Чандра убедилась, что девушка сможет держать его самостоятельно, она отпустила стаканчик.

Когда Кэсси допила чай, констебль помогла ей забраться на кровать и накрыла девушку одеялом. Потом она вышла, надеясь, что та успокоится и сможет немного поспать.

Через час она вернулась, чтобы проверить Кэсси, и принесла ей ещё одну чашку чая. Она всё ещё сомневалась, стоит ли ей вызвать врача, потому что, хоть девушка наконец-то и перестала плакать, она сильно дрожала.

- Мне так жаль, - шептала она, когда разлила на пол немного чая.

- Всё хорошо. Постарайся успокоиться. Помни, никто не хочет причинить тебе вред. Они просто следуют протоколу.

Вернувшись за стойку регистрации, Чандра увидела, что Паркер уже вернулся на работу.

Не было нужды спрашивать его, удалось ли ему немного поспать, потому что было очевидно, что он явно только что вернулся из спортзала. Его волосы всё ещё были мокрыми после душа, а через плечо у него висела спортивная сумка.

- Хорошо потренировался? – спросила она.

- Лучше не бывает. Спорт держит меня в здравом уме, - улыбнулся он ей.

- Ты собираешься сейчас допросить эту девушку? Не будь слишком жёстким с ней. Она очень нервничает.

Паркер нахмурился.

- Чандра, она не заслуживает особого отношения. Она убийца. Сейчас мы собираемся выложить все известные нам факты того, что она сделала, и я буду очень удивлён, если она тут же не сдастся и не обеспечит нам полное признание.

- Она говорит, что не делала этого. Она мне так сказала - она всё время это повторяет.

- Все улики свидетельствуют, что это преступление совершила именно она. Если она утверждает обратное, то она лжёт.

- Лжёт? – спросила Чандра. – Ты и правда так думаешь?

Чандра хотела бы быть более опытным сотрудником. В этом участке она работала всего один год и всё ещё готовилась стать детективом. У неё не было ни единого доказательства, что эта рыжеволосая девушка говорит правду, только её внутреннее чутьё, но какая польза от чутья, когда ты всего лишь стажёр.

Паркер тяжело вздохнул и положил руки на стойку.

Говоря тихим голосом, он произнёс:

- Для меня это личное дело. Райан Эллис был моим другом. Мы ходили в один спортзал. Мы даже тренировались вместе, когда это позволяли мои смены на работе.

- Ну и что? – спросила Чандра. Она не была удивлена, потому что в городе был только один полицейский участок и только один спортзал.

- Он был хорошим парнем, примерным семьянином, который высоко отзывался о своей жене и детях. Мне кажется, у него был бизнес по прокату лодок. Он усердно тренировался, чётко соблюдал режим с понедельника по пятницу, а иногда приходил и по субботам, с семи до восьми тридцати утра. Когда нам выпадал случай потренироваться вместе, он был фантастическим партнёром в силовых тренировках.

Паркер грустно улыбнулся.

- Я помню, он шутил, будто его семья думает, что с самого утра он идёт на работу. Так он мне сказал. Но вместо работы он шёл в спортзал.

Чандра подняла брови.

- И после этого ты называешь лгуньей эту девушку?

Паркер нахмурился.

- Она жива. А он – мёртв. Я собираюсь быть с ней настолько жёстким, насколько это потребуется.

Чандра разочарованно вздохнула, будучи уже готовой поспорить с ним, как зазвонил телефон, и Паркер ушёл.

Она могла только надеяться, что этот допрос не разрушит окончательно эту хрупкую, нервную молодую девушку.

ГЛАВА 34

Когда Кэсси услышала звук шагов, направляющихся к двери её камеры, она снова занервничала и всё, что она смогла сделать – это встать на ноги. Она чувствовала головокружение, дезориентацию и неспособность связать воедино даже самые простые предложения.

Как же она собиралась противостоять их натиску?

Оба полицейских выглядели мрачными, а Паркер, особенно, казался враждебным. Он даже не поздоровался с ней, несмотря на то что Брутон бросил ей короткое «Доброе утро!».

По крайне мере, на этот раз на неё не надели наручники, но как только она пошла следом за ними, то с каждым шагом её головокружение только усиливалось.

Крошечная комната для допросов была тёплой и казалась душной. Она села на железный стул, уставившись на стол, пока двое офицеров усаживались напротив неё и включали записывающую аппаратуру.

После того, как она снова назвала своё имя и адрес для записи, Паркер сразу перешёл к делу.

- Расскажите нам, что произошло вчера ночью. Во всех деталях, пожалуйста. Ничего не упускайте. Когда сможете, называйте точно время происходивших событий.

Кэсси хотелось расплакаться. Куда он клонил? Почему они продолжают спрашивать её об одном и том же? Хотел ли он доказать, что она каким-то образом виновна в смерти Райана? Как можно быть ответственным за поступки другого взрослого человека?

- Я накормила детей ужином и уложила их спать до восьми тридцати.

Её голос звучал слабо и практически беззвучно. Считала ли она сама себя вызывающим доверие свидетелем? Она так не считала, как и они. Она видела это по выражению их лиц.

- Эллисы вернулись домой около десяти. Они были… что ж, Райан казался выпившим, а Триш довольно пьяной. Райан уложил Триш спать, а затем вернулся обратно. Мы с ним выпили по бокалу вина на террасе, и я доложила ему обстановку. Это не заняло много времени. Я была в кровати до одиннадцати. А он остался сидеть на террасе.

- Что произошло потом?

- Как я сказала, я проснулась от кошмарного сна. Заметила, что на террасе всё ещё горит свет. Пошла и обнаружила его там.

А сон ли выманил её на улицу в сад по дождю? После своего противостояния с Райаном она находилась под влиянием стресса и, возможно, видела или делала что-то, о чём не помнит. Возможно, именно поэтому полиция считала её виновной.

- Почему вы постоянно спрашиваете меня об этом? Я не знала, что он остался на улице в такую холодную погоду, и что он выпил ещё одну бутылку вина. Я даже не знала, что люди могут так просто умереть от пребывания на холоде. Почему вы меня обвиняете? Я не закрывала его на улице и не привязывала к стулу! Что, по-вашему, я должна была сделать?

Её дыхание участились, и она чувствовала, что начинает рыдать.

Полицейские обменялись взглядами, смысл которых Кэсси не удалось понять.

Она подумала, что Паркер какое-то время находился в замешательстве, но Брутон спокойно продолжил.

- Тело Райана Эллиса было сразу же доставлено для проведения вскрытия и нескольких анализов. Час назад пришли результаты, и они оказались такими, какими мы и предполагали. Мистер Эллис умер не от переохлаждения и не от каких-либо других естественных или иных причин, которые можно было предотвратить. Он умер, потому что в вино, которое он выпил, было добавлено большое количество крысиного яда.

Он впился в неё взглядом, и Кэсси не могла произнести ни слова, потрясённая шоком от услышанного.

Только сейчас она осознала все последствия его смерти.

Крысиный яд – отрава, которую она купила собственноручно, потому что все мышеловки были распроданы, а затем отложила в кладовку.

Её разум пошатнулся.

Кто-то отравил Райана. Отравил его. Как это было сделано и когда?

Чего стоило сознательно добавить в бутылку немного этого яда, зная, что он выпьет вино, а затем умрёт?

Кто мог бы совершить настолько бессердечный поступок?

Она вспомнила тёмно-красное рвотное пятно на его рубашке и догадалась, что это, должно быть, была кровь.

- Мне плохо, - внезапно сказала она, и Паркер вскочил со стула. Он схватил мусорное ведро, стоящее в углу, как раз вовремя подставив его Кэсси.

Девушку вырвало в серое ведро, поскольку она была не в силах стереть образ кровавого рвотного пятна из своих мыслей.

Крысиный яд. Кто-то отравил его, и он умер.

Она чувствовала себя хорошо после той бутылки вина, из которой они пили вместе - ей даже не было плохо. Кэсси догадалась, что теперь она выглядела даже ещё более виноватой.

- Можно мне немного воды? – попросила она. Её голос дрожал, а во рту был ужасный привкус.

Она прополоскала рот тёплой водой, которую ей принесли и сплюнула в ведро, чувствуя себя униженной и беззащитной от того, что ей пришлось всё это делать под их критически настроенным взором.

- Вы купили крысиный яд самостоятельно, правильно?

У неё не было шансов спасти положение. Кэсси почувствовала, что этот допрос будет беспощадным.

- Да. Я должна была купить мышеловки, но их не было в магазине, тогда продавец порекомендовал мне яд. Потом Райан сказал, что они не пользуются в доме ядом. Он попросил отвезти его обратно и поменять.

- Но Вы этого не сделали. Почему? – вопрос Паркера звучал обвинительно.

- Моя машина сломалась.

- Но Вы пользовались и другой машиной, разве не так?

- Только спустя несколько дней. К тому времени я уже забыла про этот яд. Я… я даже не вспомнила, что нужно было поехать поменять его. Я должна была позвонить в магазин и спросить, пришли ли к ним на склад мышеловки.

- К тому времени Вы узнали, что мистер Эллис был женат, и что дела обстояли вовсе не так, как Вы думали, - Паркер наклонился вперёд.

- Да. Я была в смятении, потому что он продолжал говорить мне одно, но поступать совершенно по-другому. Я была очень несчастна. И решила уйти. Я бы уже сделала это прошлой ночью, если бы они вернулись чуть раньше, но я не могла оставить детей одних.

- Ваш паспорт.

Сейчас заговорил Брутон, и Кэсси нервно сглотнула.

- Да?

- У Вас нет визы для работы в Англии. У Вас только туристическая виза.

- Как я и сказала, я по-дружески помогала.

Лицо Брутона омрачилось.

- Этим утром мы снова допросили жену Райана Эллиса. Она подтвердила, что никогда раньше не видела Вас, и что её муж ни разу о Вас не упоминал.

Одна ложь… всего одна ложь, и её поймали. На мгновение Кэсси была ошеломлена иронией происходящего. Это может потопить её. Тем временем, Райан наговорил ей тысячи ложных сведений и ушёл из жизни без последствий, во всяком случае, до конца его жизни они так и не вскрылись.

- Хорошо. Это не совсем правда.

Паркер удовлетворённо кивнул, записывая её признание.

Кэсси чувствовала его неприязнь к себе, хотя и не знала её причины. Было такое впечатление, будто он хотел, чтобы это именно она совершила это преступление и была осуждена за него. Похоже, он не испытывал к ней ни малейшего сочувствия. Они рассматривали хоть кого-то ещё в качестве подозреваемого? Конечно, в подобных случаях, всегда под подозрение попадала супруга, но они, похоже, совсем не сомневались в версии Триш.

Как ей убедить их рассмотреть Триш в качестве подозреваемой? Существует ли способ перенаправить их внимание подальше от себя?

Она смотрела на Паркера, на его плотные, мускулистые руки, скрещенные на столе, на хмурый взгляд, из-за которого его широкий лоб покрывался морщинами. Он был сильным, сосредоточенным мужчиной. Так что, возможно, ей тоже следует постараться быть сильнее. Ей не удавалось сохранять спокойствие, она была слабой и хрупкой в глазах всех окружающих и, возможно, в своих мыслях он причислил её к образу жертвы.

Брутон казался более нейтральным, хотя, может быть, он просто умел лучше скрывать свои чувства.

В любом случае, они поймали её на лжи.

Это было худшее, что могло случиться. Возможно, ей нужно было признаться, что она приехала сюда работать, но тогда она призналась бы и в том, что нарушила закон, и тогда они бы поймали её на этом.

Любой вариант ответа на вопрос о работе делал её ненадёжным свидетелем или преступницей. Эта линия допроса не сулила Кэсси ничего хорошего. Ей нужно было обвинить другого человека, возможно, Триш, в совершении этого преступления, но её слова не имели никакого веса.

 Если она солгала в одном, то могла сделать это снова. Маленькая ложь приводит к большой. Поэтому они ей не поверят, и Кэсси знала, что эта ложь будет использована против неё.

Это заставило её снова задуматься о Райане, и её мозг содрогнулся, когда она подумала о той бесконечной лжи, которую он распространял вокруг себя. Она вспомнила, с какой дерзостью и наглостью он это делал, то, как обманывал её, и Кэсси снова была потрясена, как и в первый момент, когда узнала об этом.

Она хотела убить его.

Кэсси обуял страх, когда она вспомнила свои мысли об убийстве Райана и свою злость на него. Она не могла сказать об этом полиции, иначе они сочли бы это признанием.

Она также не могла рассказать им, что под воздействием стресса её память распадалась на части, и о том странном инциденте с хождением во сне, который случился перед тем, как он умер.

Она тяжело сглотнула, когда сама себе задала вопрос, много ли она сама помнила о той ночи. Что, если их неумолимый допрос вызвал воспоминания, о которых она даже не знала?

В ужасе Кэсси представила себе, как она пошла в кладовку, открыла упаковку с ядом и добавила его в вино. Она представила, как размешала его, чтобы убедиться, что яд растворился, а затем понюхала, удовлетворённо кивнув, когда единственным запахом, который она почувствовала, был фруктовый, землистый аромат вина. Наливая себе ещё один бокал вина, она подошла к Райану, чтобы смиренно извиниться перед ним, и сказать, что она верит ему, затем она ждала, наблюдая за тем, как он пил смертоносную жидкость из своего бокала.

Что, если эти подавленные воспоминания вызвали её приступ хождения во сне.

Взглянув на сотрудников полиции, Кэсси с облегчением увидела, что они просматривают свои записи. Возможно, это означало, что на сегодня допрос окончен. Но затем Паркер отложил ручку и снова взял её паспорт, тщательно осматривая его.

- Я вижу здесь у Вас рабочую визу во Францию, открытую в октябре. Значит, Вы там работали. Это должен был быть годовой контракт, верно? Что произошло?

Кэсси было трудно дышать. Она думала, что информация из её паспорта не сможет доставить ей ещё больше неприятностей, но сейчас она понимала, что это возможно, и что это уже произошло.

- Семья, на которую я работала, больше не нуждалась в моих услугах, - сказала она.

- Так ли это на самом деле? – голос Паркера был полон сарказма, и она не смогла набраться смелости посмотреть ему в глаза. Вместо этого, она устремила свой взгляд в стол.

- Вы можете дать нам информацию о Вашем работодателе и контактные данные? – давил он на неё. – Нам нужно проверить, не было ли каких-то нарушений с Вашей стороны в течение того короткого времени, которое Вы провели в их доме?

Нарушений. Сейчас Кэсси казалось, что в комнате совсем не было воздуха. Она не могла лгать в этой ситуации, всё было слишком серьёзно, несмотря на то, что правда мгновенно обличила бы её.

Девушка подумала о своём бывшем работодателе и задалась вопросом, содержался ли он под стражей, ожидая судебного процесса.

С самого начала он настаивал на том, что был ошибочно обвинён в преступлении, которого не совершал.

Теперь Кэсси точно знала, каково это было.

Какая ирония судьбы, что она оказалась в такой же ситуации – единственная разница заключалась в том, что, чтобы оправдать его, круглосуточно работала профессиональная команда адвокатов, а у неё не было никого.

- Я работала на семью Дюбуа, - сказала она. – Меня нанял на работу Пьер Дюбуа.

Наступило короткое молчание, а затем, когда Паркер понял, о ком она говорила, Кэсси заметила триумфальный блеск в его глазах.

ГЛАВА 35

Когда Чандра вошла в комнату для допросов после того, как провела рыжеволосую девушку обратно в камеру, она обнаружила, что Брутон и Паркер обсуждают это дело. Их разговор становился всё более напряжённым.

- Слишком много совпадений, - настаивал Паркер. – Она работает на эту французскую семью, и там находят мёртвую жену хозяина дома. Теперь она работает в этой семье, и здесь смертью заканчивает хозяин дома. Что она из себя представляет?  Я знаю, что думаю на несколько шагов вперёд, но всё это указывает на методологию серийного убийцы.

Брутон покачал головой.

- Она женщина, и вероятность того, что она может быть серийным убийцей невелика. Слушай, это может указывать на простое неудачное совпадение, но существует также вероятность того, что опыт её предыдущей работы заставил её переступить черту. Это молодая девушка с нестабильной психикой, которая пережила травмирующий опыт будучи под подозрением в совершении убийства на своей предыдущей работе – именно он и мог послужить спусковым крючком.

- Да, мог, - согласился Паркер.

Поскольку она была частью команды, хоть и младшим её членом, Чандра хотела выступить в защиту девушки, но сдержалась. Они были более опытными и менее наивными, чем она. Несмотря на то, что она не могла поверить в то, что слышала, ей следовало признать, что, возможно, их выводы были правильными.

Брутон уверенно заговорил, загибая пальцы с аккуратным маникюром.

- Во-первых, сначала во Франции происходит травмирующее событие. Во-вторых, она попадает в безопасное, по её мнению, место. В-третьих, её предполагаемый защитник, недавно её соблазнивший, оказывается лжецом, когда домой возвращается его жена. Всё это не самые лучшие перспективы на будущее. Она тревожный человек: посмотрите на лекарства, которые мы обнаружили в её вещах. Девушка испытывает постоянное давление. И эта ситуация стала для неё чрезмерно стрессовой.

Паркер кивнул, его выражение лица было мрачным.

- Это хорошее альтернативное объяснение.

- Она сама может неточно помнить все события. Её показания были шаткими. Я ни на минуту не сомневаюсь, что мы можем допрашивать её три дня подряд, и получим три абсолютно разные версии развития событий.

- Ты имеешь в виду, что она могла совершить убийство, а затем её разум вытеснил воспоминания об этом? – Паркер подался всем корпусом вперёд.

- Это всего лишь одно из возможных предположений, основанное на нашем первом впечатлении о ней и её приёме лекарственных препаратов. И тем не менее нельзя исключать вариант, что это убийство не имеет к ней никакого отношения. Мы не можем сбрасывать со счетов, что она может быть и невиновной. Помнишь, как искренне она была удивлена, что он умер не от переохлаждения, - сказал Брутон.


Сейчас настала очередь Чандры кивнуть, выражая своё согласие.

- А кто же тогда альтернативный подозреваемый? – поспорил Паркер.

- В поле зрения – его семья, - цинично прозвучали слова Брутона.

- Ты хочешь сказать, что это кто-то из самых близких членов семьи, несмотря на то, что Эллис вводил девушку в заблуждение по поводу своего семейного статуса.

Чандре показалось интересным, что в своей фразе Паркер не использовал слово «ложь».

Брутон нетерпеливо вздохнул.

- Послушай, мистер Эллис явно был патологическим лжецом.

Чандра ощутила удовлетворение то того, что Брутон не разделял приверженности Паркера.

- Ты не можешь этого знать! – бросился Паркер на защиту своего друга. – Возможно, он просто хотел затащить её к себе в постель.

- Даже, если это и так, они переспали, и жена об этом узнала. Именно поэтому пока мы и не можем исключить её из числа подозреваемых.

- Брутон, она узнала об их интрижке только, когда мы ей рассказали. До этого времени она понятия об этом не имела – ты сам видел, насколько она была потрясена и как плакала потом.

- Мисс Вейл тоже казалась шокированной и рыдала, - напомнил ему Брутон.

- Миссис Эллис сказала нам, что вернулась домой пьяной после романтического отдыха и сразу же пошла спать. Это не оставляет места для убийства, - сказал Паркер.

- Что ж, в таком случае, где веские улики, указывающие на то, что это сделала мисс Вейл? – спросил Брутон, и Чандра заметила, что Паркер неожиданно умолк.

- На данный момент их нет, - продолжил Брутон. – В любом случае, их недостаточно. Мы можем связаться с адвокатом Пьера Дюбуа или его семьёй, но любое их свидетельство будет лишь характеристикой её личности. Это не будет являться доказательством.

Паркер в отчаянии хлопнул по столу.

- Ты прав. Нам нужно доказательство в любой форме. Признание подойдёт. Или другое конкретное, неопровержимое доказательство.

Чандра была в ужасе, что их разговор выглядел так, будто они проводили мозговой штурм на предмет того, как найти возможность потопить эту девушку. Неужели никто из них не сочувствовал ей? Она снова рыдала взахлёб, когда Чандра проводила её в камеру. Что ещё хуже того, она с трудом дышала и всё время повторяла сквозь рыдания: «Я заслужила это. Я сама навлекла на себя беду».

Чандра глубоко вздохнула и решила, что настал её черёд говорить.

- Разве не может существовать ещё и альтернативный подозреваемый, который не является частью семьи? Разве не возможно, что Райан Эллис уже поступал так и ранее? Я имею в виду, спал с другими девушками.

Паркер с раздражённым видом поднял голову.

- Это возможно, но миссис Эллис ничего не знала о том, кто ещё недавно был в их доме.

- Кроме сотрудницы клининговой компании. Она упомянула, что дважды в неделю им помогают по хозяйству, - добавил Брутон.

- Мы непременно допросим эту сотрудницу, но на данный момент подозреваемой является не она, а мисс Вейл. Так что нам нужно выстроить против её невиновности убедительные аргументы, мы просто обязаны это сделать. В конце концов, ведь кто-то всё-таки убил мистера Элиса.

Чандра вздохнула. Похоже, события складывались не совсем хорошо для этой девушки. А что же об этом всём знала она сама? Эти детективы были опытными профессионалами, и если они считали, что убийцей была Кассандра Вейл, то так, скорее всего, и было.

- А не могло ли это быть самоубийством? – рискнула она.

Паркер покачал головой.

- Причина смерти и то, что не было предсмертной записки, сразу же исключили это предположение.

- О, - разочарованно произнесла Чандра.

- Впрочем, ты мыслишь довольно логично, - одобрительно произнёс Брутон, и Чандра почувствовала вспышку гордости.

- А кто-нибудь дежурит на стойке регистрации? – Паркер многозначительно уставился на экран камеры, на котором была видна приёмная зона. Отследив его взгляд, Чандра заметила, что внутрь вошёл какой-то человек с улицы.

- Уже иду, - сказала она.

Она поспешила выйти из комнаты для допросов и направилась в приёмную.

Женщина, ждущая в холле, была высокой, стройной брюнеткой с коротко стриженными волосами, на ней был стильный замшевый пиджак, который Чандра хотела бы и себе, несмотря на то, что знала, что стоит он, скорее всего, как вся её месячная зарплата.

- Извините за задержку, мэм, - сказала Чандра. – Чем я могу Вам помочь?

- Меня зовут Триш Эллис, - спокойным серьёзным голосом ответила женщина. – Думаю, у вас находится моя сотрудница Кэсси Вейл в качестве подозреваемой в убийстве. Я пришла внести за неё залог.

Чандра уставилась на женщину в полном шоке.

Она не могла поверить в происходящее. Вдова убитого приехала, чтобы внести залог за подозреваемую в убийстве. Почему?

Всё, о чём она могла думать в своём замешательстве, это то, что Паркер придёт в ярость.

ГЛАВА 36

Кэсси сгорбилась на кровати, положив локти на колени. На протяжении всего допроса, у неё была надежда на то, что полицейские поверят ей, но ничто не было способно помочь ей. Сейчас она чувствовала, как её одолевает глубочайшая депрессия.

Ей не доставили её лекарства. Они остались в доме, и для девушки это было ударом, поскольку во время тяжёлых стрессовых ситуаций она всегда опиралась на них. По опыту она знала, что без этих лекарств её тревожное состояние только усилится. Начнутся панические атаки – она уже чувствовала их тревожные признаки и знала, что вскоре можно ожидать их наступление.

Кэсси понятия не имела, как долго её будут удерживать здесь, и как дальше будут развиваться события. Она догадывалась, что следующим может быть судебное заседание. К завтрашнему дню она будет окончательно раздавлена – тревожное состояние разрушало её память. Она не сможет выступить в суде с внятными, последовательными показаниями и может изложить абсолютно другой вариант развития событий, который будет противоречить её сегодняшним показаниям. Каша в её собственной голове может предопределить её дальнейшую участь.

Возможно, было бы лучше признаться. Описать сцену, которую она так живо представила себе о том, как она аккуратно насыпала яд в бокал с вином и медленно размешала его, чтобы не осталось следов.

Если бы Кэсси сказала полицейским это, они бы сразу же поверили ей. У них не было бы сомнений или домыслов о её истории. Кроме того, никто бы не опроверг её версию, так что, возможно, ей стоит это сделать.

Её глаза наполнились слезами, когда она подумала о неверном выборе, который привёл её сюда.

Затем стук в дверь напугал её до отчаяния.

Она подняла голову, надеясь, что это пришла дружелюбная констебль со стойки регистрации, так как она могла принести Кэсси её лекарства из дома – она предупредила, что ей были назначены медикаменты, так что, возможно, ей их доставили.

Её сердце ушло в пятки, когда она увидела, что это была не констебль.

Это был Паркер, и выглядел он бледным. Его челюсти были сжаты, и Кэсси видела, как на его лбу пульсировала вена.

Он заговорил, явно стараясь сохранить обычный тон голоса.

- Пойдёмте за мной, - отрезал он.

Кэсси хотела спросить, зачем, но была уверена, что он ей не ответит. Что бы это могло быть? Только какая-то её очередная проблема, в чём она не сомневалась. Может быть, её слушание в суде было назначено на сегодняшний день, и они повезут её туда в фургоне. Если это так, то ей, вероятно, следует сначала попросить разрешить ей воспользоваться туалетом, но она не смогла бы сделать это в присутствии Паркера, потому что он может не спускать с неё глаз.

Её ноги дрожали, и когда он сжал её руку своей, она была ему благодарна за поддержку.

Она изо всех сил старалась не отставать, пока он шёл рядом.

Когда Кэсси дошла до стойки регистрации, то чуть не упала от шока.

Там была Триш.

Она была занята подписанием целой кипы официальных бланков, и чуть подняла голову, когда вошла Кэсси.

Дружелюбная констебль сочувственно ей улыбнулась, но Кэсси слишком нервничала, чтобы заметить это.

Что здесь происходило? Может Триш приехала, чтобы предоставить больше доказательств, которые смогут немедленно доказать вину Кэсси?

Брутон ответил на её вопрос.

- Мисс Вейл, миссис Эллис любезно согласилась внести за Вас залог. Мы решили позволить ей это сделать, при соблюдении определённых условий. Мы соглашаемся выдать Вас под залог, поскольку на данный момент у нас нет против Вас достаточных доказательств для признания Вас виновной. Тем не менее, мы продолжим наше расследование, и если появятся дополнительные доказательства Вы можете быть повторно арестованы. Вы понимаете, что я Вам говорю?

Она кивнула, хоть у неё кружилась голова, и Кэсси стала задаваться вопросом, не может ли это быть просто очень реалистичным сном, который выдумал её тревожный ум.

Было ли это сном, или нет, Кэсси была уверена, что Паркер выступил против этого решения, но его протест был отклонён более старшим детективом. Это могло объяснить его проявление злости.

Брутон продолжил:

- Вы должны оставаться в доме семьи Эллисов. Вы не имеете права покидать их дом без сопровождения, по крайней мере, одного взрослого человека, и даже, если Вы находитесь в компании взрослого человека, Вы не имеете права покидать территорию деревни. Вы должны сотрудничать со следствием в любое время. Вам это понятно?

- Да, - сказала она, отдавая себе отчёт в том, что её голос звучал настолько тихо, что его практически не было слышно вообще.

- Вам будет необходимо являться в полицейский участок каждую пятницу между четырьмя и пятью часами вечера. Начиная с этой пятницы.

- Я поняла, - ответила Кэсси.

- Ваш паспорт побудет у нас, - сказал он в заключение.

Паркер вышел вперёд.

- Мисс Вейл, нарушение любого из этих правил станет непосредственным поводом для Вашего повторного ареста.

- Я поняла, - прошептала она.

Её руки так сильно дрожали, что она с трудом поставила свою подпись в местах, на которые указал Брутон.

Триш сжала её плечо.

- Всё будет хорошо, - сказала она.

Кэсси подняла голову, поражённая таким неожиданным проявлением доброты этой женщины.

- Я припарковалась позади здания. Мы можем идти, офицеры? Мне ещё сегодня предстоит многое сделать.

- Конечно, мэм, - сказал Брутон.

Кэсси вышла следом за Триш, но, когда женщина свернула за угол, девушка, пребывая в своём нервном состоянии, уронила курточку и принялась искать её наощупь.

Позади себя она услышала оживлённую беседу у стойки регистрации.

- Она склонна скрываться от правосудия! – почти прокричал Паркер.

- У нас её паспорт. Не было никаких причин, чтобы отказать выпустить её под залог, - сказал Брутон более ровным голосом.

Затем заговорила констебль эмоциональным тоном.

- Паркер, пожалуйста. Если ты обнаружишь, что она невиновна, пообещай мне одну вещь. Пообещай, что ты так же усердно будешь её защищать, как ты сейчас пытаешься преследовать её.

Кэсси больше ничего не услышала. Она поспешила догнать Триш и выйти на улицу на холодный, свежий воздух.

Она забралась в машину, чувствуя оцепенение от состояния шока, и решила, что лучшее, что она может сейчас сделать – это просто молчать, потому что она не знала, что может наговорить, если начнёт беседу. Зачем Триш помогала ей? И вообще, помогала ли ей Триш, или она хотела отомстить, а затем избавиться от неё каким-нибудь незаметным способом?

Мысли Кэсси роились в её голове, пока она раздумывала над возможными вариантами.

- Мне жаль, что тебе пришлось так долго ждать, - сказала Триш, когда они отъехали.

Она посмотрела на Кэсси, как будто ждала ответа, но девушка не знала, что сказать. Триш говорила обычным тоном, как и всегда, но Кэсси до сих пор не понимала, почему женщина ей помогает.

Когда машина ехала по дороге в деревню, она была уверена, что всё это ей снится. Она пережила слишком большой стресс в камере полицейского участка, затем заснула и попала в плен сна, который, скорее всего, вот-вот должен был обернуться кошмаром.

Она ждала, пока мягкий кожаный интерьер машины раствориться в воздухе, и она окажется на краю высокого здания, над ней будет насмехаться Джеки своим высоким и резким голосом, похожим на крики чаек.

Но этого не произошло. Вместо этого они остановились возле дома, и Триш вышла из машины, как ни в чём не бывало.

- Что ты хочешь сделать прежде всего? – спросила она. – Принять ванну? Поспать? Съесть что-нибудь?

И снова Кэсси была застигнута врасплох добротой этой женщины. Она чувствовала себя виноватой за то, что подозревала Триш в убийстве. Пока Кэсси задавалась вопросом, как убедить полицию сконцентрировать своё внимание на Триш, та, в свою очередь, сделала всё возможное, чтобы оправдать Кэсси и выяснить, кто был настоящим убийцей.

- Я… я хотела бы принять ванну, - запнулась Кэсси, ей нужно было смыть со своей кожи запах этой удушающей полицейской камеры.

Она заметила, что на кофейном столике в гостиной стояло два букета лилий. Люди уже начали выражать Триш свои соболезнования по поводу смерти мужа.

- Иди, сначала выпей кружку кофе. Дети сегодня с другими членами семьи. Когда я за ними поеду, то возьму рыбы и жареной картошки. Нам всем нужно сегодня подкрепиться.

Пока Триш готовила кофе, Кэсси поспешила в свою комнату.

Всё стояло на своих местах. Её телефон был на зарядке. Её вещи и шкафы явно были проверены полицией, потому что лекарства находились в другом месте, но всё же, они были здесь – это было самое главное.

Кэсси выпила таблетки и с облегчением выдохнула.

Затем она пошла на кухню, где Триш сделала кофе и приготовила тарелку с печеньем.

- Я хочу извиниться за своё недавнее поведение, - сказала женщина. – Я не могла ясно мыслить и была вне себя от горя.

- Я так сожалею обо всём, - начала Кэсси, но Триш покачала головой.

- Что сделано, то сделано. Вина есть на обеих сторонах - с моей стороны было бы неправильно сказать иначе, - она опустила голову и на мгновение прикрыла глаза руками, прежде чем продолжить.

- В любом случае, я не думаю, что это ты убила моего мужа.

- Не думаете? – Кэсси не верила своим ушам. После всего случившегося Триш была на её стороне.

Кэсси почувствовала, что у неё снова наворачиваются слёзы на глаза, но в этот раз они были вызваны облегчением и благодарностью.

- Я не могу сказать Вам, что это для меня значит, - прошептала она. – Мне было так плохо от всего этого.

- Ситуация довольно сложная, и мне очень жаль, что ты в неё попала, - выразила сочувствие Триш. – Тем и менее, факт остаётся фактом – моего любимого Райана кто-то убил. И вопрос в том, кто именно мог сделать это?

Лекарства Кэсси уже начали действовать, она спокойно пила кофе и находилась в безопасном знакомом пространстве кухни. Тогда девушка поняла, что уже может мыслить более ясно.

Ей на ум сразу пришёл один человек.

Уборщица Гарриет.

Могла ли она сделать это?

Да, могла. У Гарриет в понедельник была рабочая смена – это был её последний день перед увольнением, и они расстались, пребывая в плохих отношениях, девушка была чрезвычайно зла и крайне недовольна.

Она могла открыть одну из бутылок и насыпать туда яд. Гарриет не знала, кто выпьет это вино, но она, возможно, догадалась, что большую часть в любом случае выпьет Райан и, скорее всего, о других людях она не думала в тот момент.

Кэсси колебалась. Рассказать Триш о Гарриет было словно открыть ящик Пандоры. Для начала, она была уверена в том, что Райан спал с Гарриет. Триш об этом ещё не знала, и Кэсси не хотела сообщать ей эту информацию. Она не чувствовала себя достаточно храброй, и приняла ещё недостаточно лекарств, чтобы справиться с реакцией Триш.

Другой подозреваемый был ещё более вероятным, но, если бы она его назвала, последствия от этого были бы даже хуже.

Кэсси не могла забыть то, как Дилан сидел на своей кровати, наблюдая за ней, и те ужасные слова, которые он произнёс. Он всегда действовал, основываясь на фактах, и единственной эмоцией, которую он проявлял, было слабое веселье от её шока и неверия.

 Дилан продемонстрировал, что может украсть, не испытывая чувства вины, и что он способен убить без раскаяния. Видел ли он разницу между животным и человеком? Она не знала ответа на этот вопрос. Он был всего лишь двенадцатилетним мальчишкой, и он внушал ей чувство страха. Она не знала, каков мог быть его мотив, чтобы добавить в вино яд, но, возможно, мотив ему и не требовался, или он сделал это для осуществления какой-то извращённой мести.

Условия её залога заключались в том, что она не имела права покидать этот дом. Если она скажет Триш, что подозревает Дилана, и он об этом узнает, это может подвергнуть её опасности.

- У меня есть кое-какие мысли, - сказала Кэсси. – Я бы хотела поделиться ими с Вами, но мне нужно немного больше времени, чтобы привести голову в порядок. Не могли бы мы обсудить это чуть позже?

Триш грустно улыбнулась.

- Я догадывалась, что ты почувствуешь, кто это мог быть. У меня тоже есть сильные подозрения, основанные на том, что я услышала, но, буду честна с тобой, Кэсси, я даже боюсь ими поделиться, хоть и знаю, что должна. Так что, да, пожалуйста, отдохни, сколько потребуется. Это серьёзный вопрос. Никто из нас не хочет выдвигать необоснованные обвинения, но нам обеим нужно быть смелыми и честными, если мы будем заодно. Поешь что-нибудь, отдохни. Мы можем поговорить позже.

Кэсси почувствовала волну облегчения, что Триш её совсем не подозревала. Это убедило её в том, что хождение во сне и частичные воспоминания были просто вызваны ночным кошмаром. В конце концов, если бы Триш думала, что убийство совершила именно она, она никогда бы не внесла за неё залог.

- А где дети? – спросила Кэсси.

- Они навещают свою тётю, старшую сестру Райана. Она попросила, чтобы дети составили ей компанию сегодня, и я подумала, что это пойдёт им на пользу. Я заеду за ними в пять, и по дороге домой привезу нам ужин.

Триш встала.

- Я изо всех сил пыталась держать всё случившееся в тайне, но слухи уже пошли. Мне уже звонили, и некоторые из жителей деревни приходили сюда, а также несколько раз доставляли цветы. И тем не менее, если телефон будет звонить – не бери трубку, пусть переходит на автоответчик, и не открывай никому, кто будет стучаться в дверь, это могут оказаться журналисты, а ты знаешь, на что способна жёлтая пресса в нашей стране.

Триш вышла из кухни, а Кэсси налила себе стакан воды и села за стол. Триш сказала ей поесть, но она совсем не была голодна. Не сейчас, когда она намеревалась рассказать Триш о том, что её собственный сын признался в том, что сломал шею своему домашнему кролику.

Она полагалась на добрую волю Триш - это было именно то, что вытащило её из тюрьмы. Но этот кредит доверия может закончиться, если Кэсси предъявит обвинение, которое может ранить или разозлить эту женщину.

Кэсси знала, что ей нужно сделать всё возможное, чтобы Триш могла верить ей, потому что теперь она была в её власти.

ГЛАВА 37

Кэсси чувствовала себя неловко, находясь одной в этом доме. Она не могла заставить себя посмотреть на террасу, где умер Райан. Она очень боялась нарушить условия залога и не была уверена, распространяются ли они на пребывание в саду. Лучше будет оставаться в доме, особенно, если журналисты таблоидов могут ждать снаружи, вооружённые своими фотоаппаратами и готовые запечатлеть её в кадре.

Теперь только Триш могла отвозить и забирать детей. Кэсси даже не могла провести их до автобусной остановки. Её пугало осознание того, насколько бесполезным было её пребывание в их доме, и каким бременем для них она вскоре станет. Если у них с Триш состоится разговор, то, чем раньше это произойдёт, тем лучше.

Когда семья вернулась домой, она приободрилась, услышав негромкий смех, когда дети подбежали к входной двери. Кэсси поспешила поздороваться с ними.

- Привет! Как вы оба поживаете? – спросила она.

Она обрадовалась, когда увидела, что Мэдисон выглядела более радостной и надеялась, что события этого дня немного отвлекли её от горя. Когда они вошли в дом, оба ребёнка стали более мрачными, а Мэдисон перестала улыбаться.

- У нас всё хорошо, спасибо, - сказала девочка.

Дилан и вовсе не поздоровался с ней, он прошёл мимо, опустив голову.

- А вот и еда!

Триш несла рыбу с жареной картошкой в большом коричневом бумажном пакете. Войдя, она закрыла входную дверь.

- Давайте, народ. Это был трудный день. Давайте поедим, а затем вам, детишки, нужно будет лечь пораньше.

- Могу ли я помочь тебе подготовиться ко сну, Мэдисон? – спросила Кэсси.

Довольная тем, что у неё появилось занятие, Кэсси помогла девочке принять ванну, и они вместе выбрали её любимую розовую пижаму.

- Как ты думаешь, я смогу в скором времени пойти в школу-пансион? – прошептала Мэдисон, когда Кэсси сложила её полотенце.

Кэсси была уверена, что Мэдисон чувствовала, будто весь её мир рухнул. Возможно, школа-пансион была бы неплохой идеей в долгосрочной перспективе, особенно принимая во внимание то, сколько времени Триш проводит в отъезде.

- Мы можем спросить у твоей мамы, - ответила она. – Если ты уверена, что хочешь туда ходить, тогда давай обсудим это с ней.

К её удивлению, девочка разрыдалась и начала тяжело дышать.

- Я уже спрашивала у неё. Она сказала нет. Я спросила её об этом, как только она вернулась из своей поездки. Я спросила у неё по-доброму, Кэсси, а она рассмеялась. И сказала нет. Она сказала, что мне следует делать то, что мне говорят, и что, пока я не стану лучшей по математике в классе, я не смогу больше играть в спектаклях.

- О, Мэдди, мне очень жаль, - сказала Кэсси, понимая, почему Мэдисон вела себя в последние дни настолько нехарактерным для себя образом.

- Я ненавижу её, Кэсси, - прошептала Мэдисон. – Мне никогда не удастся стать лучшей по математике в нашем классе. И это несправедливо говорить мне, что я должна это сделать. Я хотела бы, чтобы она умерла. Она говорила мне, что я не могу играть Веруку Солт, потому что у меня не было хороших оценок, и хоть папа сказал, что я могу, мне всё равно было страшно. Мне нужно было убедиться, что она не наблюдает за мной, потому что она сказала, что, если мои оценки будут плохими, она поднимется на сцену и стащит меня оттуда. Я хотела бы, чтобы это она умерла, вместо папы.

Девочка разразилась рыданиями, когда Кэсси крепко обняла её, но, хоть девушка и сделала всё возможное, чтобы успокоить малышку, она была глубоко обеспокоена последствиями слов Мэдисон.


* * *

Ужин прошёл тихо. Кэсси не могла ничего делать, кроме как ковырять вилкой еду в своей тарелке. Она чувствовала нервное напряжение в животе при мысли о разговоре, который предстоял им с Триш, и о том, что она должна будет ей сказать.

Аппетит был только у Дилана. Он наполнил тарелку едой, а затем щедро положил себе добавки. Триш съела немного, а Мэдисон, явно всё ещё расстроенная, не стала есть ничего, кроме картошки.

- Уложи детей спать, хорошо? А я тут уберусь, - сказала Триш, когда все окончили есть.

Кэсси была удивлена, что положенный час на просмотр телевизора был пропущен, но чувствовала благодарность за то, что они с Триш имели возможность начать этот непростой разговор, в котором нуждалась каждая из них.

Мэдисон охотно пошла в свою комнату, а вот Дилан возмущался, что ему нужно было так рано идти спать.

- Это несправедливо, - сказал он Кэсси, когда она провожала его по коридору.

- Мне жаль, - ответила она.

- По телевизору сегодня идёт что-то, что бы я хотел посмотреть.

- Может быть, мы сможет записать это, и ты сможешь пересмотреть это завтра? Я спрошу твою маму, можно ли тебе выделить немного дополнительного времени перед сном?

Кэсси почувствовала облегчение от того, что мальчик не был зол на неё, потому что, учитывая то, что она собиралась рассказать его матери, он имел на это полное право. Она не могла защитить его своими собственными силами, и должна была озвучить свои подозрения Триш.

Кэсси знала, что ей нужно убедиться в том, что Дилан не будет слышать их разговор, потому что она знала, что у него был очень чуткий сон, и мальчик, казалось, знал гораздо больше о том, что происходит, чем ему следовало бы.

На мгновение от страха ей стало нехорошо.

- Спокойной ночи, - сказала она весёлым голосом, но Дилан как-то странно посмотрел на неё, как будто предвидел её действия и чувствовал намерение.

Убедившись, что двери в детские спальни были плотно закрыты, Кэсси вернулась на кухню. Она боялась этого разговора с Триш и надеялась, что сможет найти правильный способ поделиться с ней своими мыслями.

Когда она вошла на кухню, то была удивлена, поскольку там никого не было.

- Я выхожу на улицу, - позвала её Триш.

Кэсси обернулась.

Триш стояла в дверном проёме гостиной, одетая в стильную парку. Она держала поднос с бутылкой вина и двумя бокалами.

Кэсси не ожидала такого приглашения, и от этого ей стало очень неловко. Она больше никогда не хотела сидеть на этой террасе. Там было слишком много воспоминаний. Почему бы им не поговорить на кухне?

Затем до неё дошло. Должно быть, Триш беспокоится, чтобы их разговор не услышали дети. Если они закроют дверь на террасу, чего они никогда не делали с Райаном, то снаружи будет более уединённо.

- Тебе не нужно беспокоиться, - сказала Триш, она явно не могла понять причину нерешительности Кэсси. – Я купила эту бутылку сегодня в официальном магазине спиртных напитков в городе. Оно точно не может быть поддельным.

- Я и не беспокоюсь, - начала Кэсси, а потом просто сказала, - пойду возьму свою куртку.

Она поспешила в свою комнату, схватила куртку и направилась на улицу.

Как она и думала, Триш закрыла за ними дверь, когда они обе оказались на террасе.

Ночь была очень тихой - ветра не было вообще, слышался только отдалённый шум моря.

- Какой непростой был день, - сказала Триш. – Я рада, что он закончился. Говорят, что после пережитой трагедии нужно просто принимать всё, как есть, час за часом, день за днём. Теперь я понимаю истинный смысл этих слов.

Она налила два полных бокала и один протянула Кэсси.

- Это был кошмар наяву, - сказала Кэсси. – Мне так жаль, что всё это случилось.

- Это не твоя вина. Какая странная картина, мы сейчас обе сидим на этом месте. Я знаю, что вы с Райаном пили здесь вино несколько раз.

Кэсси чувствовала, будто падает в пропасть вины. Она вспоминала те беззаботные вечера, те поцелуи, то, как она себя чувствовала, влюбившись в этого мужчину. Каким же предательством всё это оказалось для стольких людей во многих отношениях.

- Если бы я знала, я бы никогда на это не пошла.

Она не могла встретиться взглядом с Триш и вместо этого вглядывалась в тёмную морскую даль.

- Что он тебе сказал?

Девушка повернулась и с опасением посмотрела на Триш.

- Что Вы имеете в виду?

Триш сделала глоток вина.

- Я хотела бы знать, что он тебе сказал. Обо мне, о нашей ситуации. Что он сказал тебе о нас, и что он говорил о тебе. Это меня терзает настолько сильно, что я не могу спать. Мне нужно покончить с этим. На самом деле сегодня я была у психолога, и он посоветовал мне поговорить с тобой. Он сказал, что это поможет нам обеим идти дальше.

Кэсси глубоко вздохнула. Она изо всех сил пыталась забыть те слова, которые он ей тогда говорил, и то, что он делал. Она никогда не думала, что ей придётся делиться деталями их общения. С другой стороны, она могла себе представить, насколько опустошённой чувствовала себя Триш, зная, что, сама того не желая, была вовлечена в такую огромную паутину лжи.

Если психолог посоветовал им поступить именно так, Кэсси решила, что ей придётся согласиться и надеяться на то, что правда действительно будет иметь эффект катарсиса.

- Когда я первый раз позвонила Райану, чтобы договориться о работе, я не была уверена, что готова к этому. Скорее всего, он почувствовал это и нашёл способ убедить меня. Думаю, он обеспечил себе кредит доверия, когда сказал, что разведён. Он сделал это по-умному. Он сказал, что дети переживают по этому поводу и не хотят обсуждать эту тему, поэтому мне не следует давить на них. И, в результате, я никогда при них её не поднимала, и начала догадываться только после того, как Вы вернулись домой.

Рассказывая историю, Кэсси почувствовала стыд за то, что была настолько легковерной.

- Так что же он тебе говорил?

Кэсси была рада, что на улице было темно, потому что осознала, что покраснела, вспомнив его слова.

- Что Вы – сильная личность, но, когда дети становились взрослее, Вам требовалось всё больше внимания, и вы отдалились друг от друга в эмоциональном плане. Он сказал это так, как будто Вы уже съехали и не жили в этом доме. Я спросила Райана про Вашу одежду, которую нашла в шкафу, и он сказал, что Вы не стали всё это забирать. У него на всё было своё объяснение.

Триш кивнула.

- А что насчёт обновления наших клятв? Он упоминал об этом?

- А оно всё-таки было? – удивлённо спросила Кэсси, а затем поймала сама себя за язык. Конечно же, отмена этого события, должно быть, была просто ещё одной ложью Райана.

- О, да. Это было грандиозным мероприятием. У нас было около сотни приглашённых гостей. Мои коллеги, коллеги Райана, его сестра и брат. Райан не общался со своими родителями. Он много лет не видел их. Его отец хотел, чтобы Райан пошёл служить в морской флот, но он отказался - тогда и начался их конфликт.

- О, - произнесла Кэсси, ошеломлённая масштабами лжи, в которую она верила.

- Он говорил мне, что служил во флоте и закончил службу в звании капитана.

- Это чистой воды вымысел, - грустно сказала Триш. – В любом случае, обновление клятв произошло, и это мероприятие имело большой успех. Я его полностью оплатила. Я уверена, что ты уже догадалась, что именно моя солидная зарплата обеспечивает наш образ жизни. Лодки Райана приносят какие-то карманные деньги, но их недостаточно, чтобы существенно повлиять на наше финансовое положение, а его недавнее приобретение яхты просто поставило его в тупик.

Кэсси кивнула, вспомнив письмо из кредитного агентства, и подумала, что у него могли быть ещё и те долги, о которых Триш даже не знала.

- В любом случае, вернёмся к тебе, - продолжила Триш. – Когда ты поняла, что происходит на самом деле?

- Я думаю, что первый раз я начала что-то подозревать, когда Вы вошли в дом.

В бокале Кэсси закончилось вино. Она быстро выпила его, так как неловко себя чувствовала, учитывая оборот, который принял этот разговор. Триш наклонилась и налила ещё.

Кэсси знала, что ей лучше помедленнее пить на голодный желудок, потому что ей нужно быть уверенной в себе. Она уже чувствовала лёгкое головокружение и расслабление.

- И что ты подумала? – спросила Триш.

- Я предположила, что Вы вернулись за некоторыми вещами. Я даже и представить не могла, что Вы здесь живёте. Я не могла поверить, что Вы вошли прямиком в спальню и понятия не имела, что мне делать дальше. Затем я заметила, что Райан поменял постельное бельё.

Кэсси снова почувствовала, как пылает её лицо.

- Сокрытие улик, - горько вздохнув, сказала Триш.

- Да. Теперь я это вижу. Но, Триш, проблема заключалась в том, что я верила ему. Я правда верила этому человеку. Всему, что он говорил. На протяжении долгого времени я находилась в состоянии полного шока, но с каждым новым открытием очередных фактов, я всё равно находила способ оправдать его каким-то образом.

Какой же глупой она была. Оглядываясь назад, Кэсси хотела бы тогда больше внимания обращать на факты, а не просто слепо верить всему, что ей говорили.

- Ты, должно быть, пережила непростое время за эти несколько дней, - заметила Триш, и Кэсси была рада слышать сочувственные нотки в её голосе.

- Я жила в аду. До того, как Вы вернулись, я была уверена, что мы с Райаном начнём вместе жить. Это казалось сказкой, но, в то же время, это происходило на самом деле, и он казался мне искренним. Он дарил мне подарки. Говорил, что любит меня.

Снова слёзы наполнили её глаза, и она поставила бокал на стол, чтобы вытереть их. Когда она подняла голову, то заметила, что Триш снова наполнила бокал до краёв.

- Ты, должно быть, злилась? – спросила она.

- Я была в ярости. Я чувствовала себя использованной. Никогда прежде в своей жизни мне не было так стыдно. Я чувствовала, что меня предали. Я поняла, как жестоко меня обманули, какой глупой я была и насколько искусным лжецом был он, как он играл со мной, чтобы заставить меня поверить в то, что было выгодно ему.

Триш понимающе кивнула, когда Кэсси продолжила.

- Я признаю, что могла бы убить его тогда. Настолько я была зла. Я представляла, как буду душить его или приставлю к горлу кухонный нож. Мне приносило облегчение, когда я представляла его мёртвым. Я не справлялась, я чувствовала себя такой беспомощной и разъярённой.

Кэсси глубоко вздохнула, радуясь, что ей удалось быть честной, хотя это и произошло под влиянием больше, чем половины бутылки вина. В конце концов, когда разговор коснётся личности реального подозреваемого, ей нужно будет открыто говорить и не бояться того, как на это отреагирует Триш. И Триш тоже нужно быть с ней полностью откровенной.

 - Ты ведь не всё мне рассказала, - пробормотала Триш, и Кэсси в замешательстве уставилась на неё, нахмурившись. – Чем ещё ты можешь поделиться со мной?

- Что Вы имеете в виду?

- Как это было, когда вы спали вместе? Что он делал? Вы спали после того, как я вернулась, или только, когда меня не было?

Кэсси сделала ещё один большой глоток вина.

Как она должна была описать это? Это было личным и ни к чему не имело отношения. Зачем Триш было это знать?

- Триш, я не думаю, что должна Вам это говорить. Я не… я не хочу причинить Вам боль. А подобные детали могут принести много боли.

- А ты не считаешь, что больнее всего это незнание? – мягким голосом спросила Триш.

Кэсси покачала головой.

- Я точно не уверена, но как знание таких деталей может улучшить ситуацию в целом?

Она была смущена тем направлением, которое приобрело их общение и задавалась вопросом, не были ли эти вопросы частью совета психолога.

Спустя мгновение Триш подтвердила её догадки.

- Доктор Миллис сказал, что это может помочь.

Если это порекомендовал психолог, возможно, ей нужно попытаться. Скорее всего, Триш тоже нужно было раз и навсегда покончить с этим вопросом. Кэсси надеялась, что её слова помогут ей исцелиться, а не навредят.

- Он был действительно хорошим любовником, - тихо сказала она. – Сначала это показалось мне… не знаю… немного странным, потому что я была на тринадцать лет младше него и была нанята на работу, чтобы помогать с детьми. Он относился ко мне, как к принцессе. Он знал точно, что нужно делать.

Она посмотрела на Триш, надеясь, что этого будет достаточно, но Триш выжидающе наблюдала за ней.

- Продолжай, - сказала она.

- Это всё, правда, - Кэсси умоляюще посмотрела на женщину, но та покачала головой.

- Нет, должно быть что-то ещё.

- Я ничего больше не припомню.

- Ты рассказала мне о его действиях, но не сказала о том, что он тебе говорил. Пожалуйста, расскажи мне, - поощряла её Триш.

После этих слов Кэсси вспомнила слова и обещания Райана и поняла, что уже не может остановить этот поток воспоминаний.

- Он говорил мне, какое у меня красивое тело, что он представлял, как каждый день своей жизни просыпается рядом со мной и с нетерпением ждёт времени, когда это осуществится. Он говорил, что я особенная, и что таких больше нет. Что я завожу его так, как ещё никто никогда не делал.

- Дальше, - тихо сказала Триш.

- После того, как Вы вернулись, мы не спали вместе, но он продолжал обещать, что всё идёт по плану.

- Он целовал тебя?

- Да, мы несколько раз целовались уже после Вашего возвращения.

- А как насчёт любви? Он когда-нибудь признавался тебе в этом чувстве?

- Да. Когда однажды ночью я попыталась уйти, он сказал, что я должна верить ему, и что он любит меня. Тогда он подарил мне бриллиантовое колье. Я подумала, что это было доказательством того, что он говорил это всё всерьёз, ведь бриллианты – это вечные камни, так ведь?

У Кэсси сбилось дыхание, когда она почувствовала беспокойство и смятение, бушевавшие внутри неё.

- О, бедная Кэсси. Как ты, должно быть, разозлилась, что все эти обещания имели под собой фундамент, который был не прочнее глины.

- Я была опустошена.

- Это было тогда, когда ты боялась, что забеременела?

- Да. Я выяснила, что это была только боязнь, но от этого всё стало только хуже. Это показало мне, какими серьёзными могли быть последствия. И это также заставило меня понять, насколько одинокой я была.

- И ты призвала его к ответу? – спросила Триш.

- К тому времени я была в ярости. Мою машину кто-то сломал за день до Вашего возвращения. Чтобы вывести из строя аккумулятор, были перерезаны провода. Я выяснила, что это сделал Райан. Думаю, так он готовился к Вашему приезду и пытался удостовериться, что я никуда не уеду. Ему нужна была в запасе нянька для детей, чтобы он мог проводить время с Вами.

Триш немного нахмурилась.

- Сломал твою машину? Ты уверена, что он зашёл так далеко?

Кэсси тоскливо кивнула.

- Я уверена. Я нашла инструменты, которыми он пользовался и обрывки проводов моей машины в бардачке «Лэнд Ровера». Не думаю, что он предполагал, что я могу заглянуть туда, но я сделала это.

- Потом ты назвала его лжецом?

- Я высказала ему всё. Мы сидели прямо здесь, на террасе. Это было после того, как Вы вернулись из своей романтической поездки, Вы тогда сразу пошли спать. Я прямо в лицо обвинила его в том, что он лжец, и тогда он кардинально поменялся. Я никогда прежде не видела его таким злым. Я даже не предполагала, что он может быть таким. Он схватил меня и стал угрожать.

 Кэсси передёрнуло от этих воспоминаний. Ей было невыносимо сложно снова переживать тот момент, когда человек, которого она любила, и которому доверяла, превратился в монстра и полностью изменил к ней своё отношение.

- И что он сказал? – тихо спросила Триш.

- Он стал кричать, что вызовет социальную службу и скажет, что я применяла насилие по отношению к детям, и что они найдут синяки, когда их осмотрят. Я не могла поверить в то, что он способен нанести вред своим собственным детям только для того, чтобы обеспечить доказательства своим словам. Также он угрожал мне, что напишет на меня заявление за нелегальную работу. Он сказал, что заставит меня остаться, чего бы это ему ни стоило, потому что ему нужно было, чтобы Вы давали ему деньги на развитие его бизнеса, и чтобы это произошло, всё должно идти по плану.

Триш резко выдохнула, полная злости.

- Это неприемлемо. Ты такая храбрая, что говоришь об этом, - сказала она.

Приободрившись, Кэсси продолжила.

- В основном, я думаю, он не мог вынести того, что я назвала его лжецом,  и что за это он был готов заставить меня страдать любым способом. Внезапно, всё замкнулось на его эго. Будто ничего, что он говорил или делал со мной до этого не имело никакого значения. Я увидела монстра, жившего внутри этого мужчины таким, какой он был. Я была в ярости и, вместе с тем, мне было очень страшно. Я чувствовала, будто попала в ловушку. И поняла, как ловко умел манипулировать этот сукин сын. Я ненавидела его за то, что он сделал. Ненавидела его!

Её голос перешёл в крик и весь гнев, кипящий внутри неё, должен был найти выход. Она больше не могла его сдерживать. Она должна была выпустить наружу воспоминания обо всём том, что Райан говорил и делал. О том, как он разрушил её самооценку и растоптал её личность только потому, что хотел продемонстрировать, что может это сделать.

- Какой лживый ублюдок! Как он посмел использовать меня подобным образом? Как он посмел манипулировать мной, лгать и вводить в заблуждение. Кто дал ему право попытаться разрушить мою жизнь? Я думала, что это был мой шанс на счастье, на то, что мы проживём вместе целую жизнь. Но этого не случится. Всё это было чёртовой ложью.

Кэсси услышала треск.

Ножка её бокала упала на пол и разбилась.

Она схватила бокал так сильно, что переломила его хрупкую ножку пополам. Кэсси торопливо схватила обеими руками хрупкую чашу бокала.

Триш наклонилась и ловко вытащила пустую чашу у неё из рук.

- Ты не поранилась?

Кэсси посмотрела вниз. У неё дрожали руки, и из пореза на правой руке струилась тёмная струйка крови.

- Всё хорошо, - сказала она. – Это просто царапина.

- Хорошо. Пожалуйста, продолжай.

- Я зашла в дом. После этого я мало что помню. Думаю, я отправилась в кровать. Мне снился кошмар, а когда я проснулась, то очутилась на улице, возле скалы. Я никому не говорила, что когда мне снился кошмар, я ходила во сне. Иногда со мной такое случается, когда я нахожусь в состоянии стресса. У меня также бывают пробелы в памяти. В любом случае, мне было холодно и страшно, я не могла вспомнить, как я туда попала. Я зашла внутрь, и тогда заметила его.

Она моргнула, вспомнив эти открытые безжизненные глаза. То, как тело Райана лежало на кресле с тем ужасным красным пятном на его шикарной синей рубашке.

- Я проверила его пульс, - тихо сказала она. – Потом я позвала Вас. Вот и всё, что произошло, Триш. Больше сказать нечего.

Кэсси почувствовала, что, если она сейчас встанет на ноги, то потеряет сознание. Она заставила себя глубоко дышать, чтобы собраться с мыслями. Она поделилась своей версией произошедших событий так честно и откровенно, насколько это было возможным, и даже больше, чем она ожидала. Сейчас они могли бы уже перейти к логическому продолжению их разговора и поделиться друг с другом мыслями о том, кто и когда мог насыпать яд в вино.

К своему удивлению, Кэсси заметила, что Триш встала и начала рыться в кармане своей куртки.

На её лице было выражение абсолютного триумфа, когда она достала оттуда кое-что.

Кэсси устремила свой взгляд на этот предмет. Это было изящное современное записывающее устройство.

Триш посмотрела на него, а затем осторожно нажала кнопку «Стоп», и, когда она это сделала, Кэсси в ужасе поняла, что целью этого вечера был совсем не обмен мнениями или сотрудничество. Это никогда и не было настоящей целью.

Это была ловушка, осторожно расставленная и мастерски скрытая.

И она угодила прямо в неё.

Кэсси почувствовала, будто её парализовало от страха. Она знала, что ей нужно выхватить этот диктофон и выбросить вниз с террасы, но её реакция была слишком медленной. Она только успела об этом подумать, как Триш уже убрала его обратно в карман и пересела на противоположную сторону стола.

- Какое подробное признание, - сказала Триш тоном полного удовлетворения. – Не думаю, что начиная с этого момента хоть кто-нибудь станет сомневаться в том, что это именно ты убила моего мужа.

ГЛАВА 38

- Триш, я не убивала Райана. Вы знаете, что это была не я. Ведь так?

Голос Кэсси сильно дрожал.

- Зачем Вы так поступаете со мной? Неужели Вы настолько меня ненавидите, что способны обвинить меня в том, чего я не совершала?

Триш посмотрела на неё с лёгкой улыбкой на лице, и Кэсси была шокирована её уравновешенностью и спокойствием. Она была холодна, как лёд, и не выражала ни тени сочувствия или других эмоций, и Кэсси жалела, что не сразу поняла, кто в семье Эллисов был настоящим психопатом.

- Я не думаю, что полиция способна сделать свою работу достаточно эффективно. Именно поэтому я внесла за тебя залог. Потому что знала, что я смогу это сделать за них.

Она постучала по карману куртки.

- Это очень детальная информация, и она должна быть рассмотрена в суде. Особенно упоминания о потере памяти будут очень полезным дополнением. Вместе с моими показаниями, которые заполнят пробелы твоей истории, доказательств будет более чем достаточно, чтобы тебя признали виновной.

Кэсси в ужасе уставилась на неё. Она не могла говорить. Девушка ничего не могла произнести в свою защиту. Она была полностью ошарашена тем, что только что сделала Триш.

- Кстати, - продолжила женщина, - все деньги в этом доме принадлежат мне. Так что, бриллиантовое колье – тоже моё. Я уверена, что оно сыграет свою роль в поиске улик. Как ты сама сказала, бриллианты – это, якобы, вечные камни.

- Почему? – хриплым испуганным голосом пыталась выяснить Кэсси, но Триш продолжала свою речь, не обращая внимания на её вопрос.

- А теперь, позволь мне объяснить, что произойдёт дальше.

Дальше? Кэсси моргнула. Её ожидало что-то ещё? Она приготовилась к тому, что может услышать возможную версию дальнейшего развития событий, потому что она не думала, что может случиться ещё больший кошмар, чем тот, который происходил в этот самый момент.

- Большую часть завтрашнего дня меня не будет дома, мне нужно организовать похороны и сделать маникюр. Дети всё ещё не ходят в школу и утром снова отправятся к своей тётушке, но мне нужно, чтобы ты присмотрела за ними во второй половине дня. Затем, когда я вернусь, ты соберёшь свои вещи и уйдёшь.

- Что? – голос Кэсси был высоким и пронзительным. Её разум был занят тем, что пытался понять указания Триш.

- Триш, я не могу покидать дом. Это нарушение моих условий выхода под залог. Мне нужно оставаться в доме. Или выходить на улицу в сопровождении взрослого человека. Так мне сказали в полиции. Я имею в виду, что я расписалась о выполнении этого и других условий.

 Она умоляюще смотрела на Триш, но женщина снова посмотрела на неё своим ледяным взглядом.

- Это твоя проблема, а не моя. Ты уедешь, как только я вернусь. Никаких переговоров, никаких вторых шансов. Если ты откажешься уходить, я передам полиции эту запись. Так что, у тебя есть выбор. Ты либо со мной, либо – против меня.

Она улыбнулась Кэсси, и девушка подумала, что она никогда прежде не видела такого злобного выражения лица ни у одного человеческого существа.

Она ясно поняла, что здесь происходило. Триш передаст полиции эту запись в любом случае. И эти записанные слова, в совокупности с фактом нарушения условий залога и её уходом из этого дома, забьют последний гвоздь в гроб доказательства её вины.

Триш встала, собрала бокалы и бутылку вина.

Она посмотрела на осколки у ног Кэсси.

- Подмети это, прежде чем пойдёшь спать, хорошо? – сказала она. – И оставь то колье возле двери моей спальни.

Она развернулась и пошла в дом.

Кэсси чувствовала жгучую боль в ладони и поняла, что она была влажной от крови.

Она думала, что это просто царапина, но осколок вонзился ей в кожу.

Она осторожно вытащила окровавленный осколок, осознавая, что единственным звуком, раздающимся на террасе были всхлипывающие звуки её дыхания.

Она неуверенно направилась на кухню, чувствуя себя, будто на автопилоте, пока промывала руку в раковине от крови. Её разум был занят тем, что только что с ней произошло, и она почувствовала себя плохо от того, что начала винить себя, ибо, если бы она мыслила более ясно, она могла бы избежать этой ситуации.

Она слепо доверилась Триш, и теперь будет расплачиваться за это до конца своей жизни.

Кэсси подмела сверкающие осколки стекла и выбросила их в мусорное ведро на кухне, а когда они упали на дно, она начала рыдать. Её ноги обмякли, и девушка растянулась на полу, не в силах пошевелиться, пребывая в шоковом состоянии от тщательно выверенных злобных действий, которые только что ей продемонстрировала Триш, и от того, как она использовала отчаяние Кэсси, чтобы добиться своих собственных целей.

Она не знала, сколько времени провела, лежа на полу в луже слёз, прежде чем услышала позади себя шаги.

Кэсси неуклюже повернулась.

Это был Дилан.

Он посмотрел на неё сверху вниз, и на его лице отразилось лёгкое удивление.

- С тобой всё в порядке? Мне показалось, что я слышал что-то, - прошептал он.

Кэсси поднялась на ноги. Было очевидно, что она не была в порядке, и она бы не смогла обмануть Дилана. Её лицо опухло от слёз, а глаза заплыли. Порез на её ладони снова кровоточил, оставляя ржавый след. Она была уверена, что её лицо было бледным, как стена.

- Хочешь чаю? – неловко спросил он, и этот вопрос заставил её снова плакать.

- Думаю, тебе нужно выпить немного чаю, - сказал мальчик.

Дилан поставил чайник, и на мгновение звук кипящей воды был единственным шумом в комнате.

- Сладкий чай помогает справиться с шоком, - сказал он. – Нас этому учили на уроке. А ты выглядишь шокированной.

Он добавил в чай две ложки сахара.

- Тебя обидела моя сука-мать? – тихо спросил он, усаживаясь за стол напротив неё.

Кэсси уставилась на мальчика, потрясённая его выбором слов, а также тем, как он их произнёс.

Что она могла ответить этому странному, социопатичному двенадцатилетнему мальчику, который до сегодняшнего вечера находился на первой строке в её списке подозреваемых.

Она слегка кивнула.

Дилан поморщился.

- Папа был клёвым. У него были свои тараканы, но он был крутым парнем. Мне жаль, что он умер. С мамой всё по-другому.

У Кэсси скрутило от страха живот.

- Ты так думаешь? – прошептала она.

Этот вопрос звучал как-то предательски, но, в то же время, Кэсси стало легче от того, что кто-то, кто был близок Триш, мог сказать про неё такое.

- У неё не всё в порядке с головой, - признался Дилан.

- Почему ты так говоришь? – Кэсси едва могла дышать, пока прошептала этот вопрос.

- Что ж, посмотри на Бенджамина Банни.

Кэсси моргнула. Она не ожидала, что Дилан поднимет эту тему. Она не хотела об этом думать. Он признался в убийстве своего собственного питомца. Какое отношение к этому имела его мать?

- Я не понимаю, - сказала она.

- Я взял его себе. Мои друзья переезжали, и Бенджи было некуда девать. Никто не хочет кроликов, они больше не популярны среди домашних питомцев. Я изучал его. Всё, что он делал бы – это просто оставался в клетке в моей комнате. Он бы никому не помешал. Но она взбесилась.

Высоким шёпотом он копировал речь своей матери.

- Что ты наделал, Дилан? Ты же знаешь, что у меня аллергия на мех. В моём доме не будет жить животное, у которого мех. Я основной добытчик, я оплачиваю счета. Это мой дом и мои правила, и я говорю, что кролик здесь не останется.

- И что потом? – спросила Кэсси, завороженная и потрясённая этой историей.

- Перед тем, как она уехала в свою последнюю поездку, она сказала мне, что, если Бенджамин всё ещё будет в доме, когда она вернётся, то она отравит его. Она бы точно это сделала.

- Нет! – тяжело вздохнула Кэсси, когда до неё дошёл смысл слов Дилана.

Мальчик кивнул.

- Я подумал отпустить его на волю, но ручные кролики не могут выжить в дикой природе, особенно уже старенькие. Я изучил этот вопрос.

Его лицо стало жёстче.

- Тогда мне пришлось сломать ему шею. Я узнал в интернете, как это лучше сделать. Это было безболезненно, и он сразу же умер. Он ничего не успел понять. Так было лучше для него.

 Кэсси смотрела на мальчика, потрясённая историей, которой он только что с ней поделился.

Дрожь в её руках немного поутихла, и девушка смогла выпить немного сладкого чая с молоком, а Дилан кивнул в знак одобрения.

- Мне очень жаль Бенджамина, - сказала она.

Дилан пожал плечами.

- Мне нужно было сделать выбор, - сказал он без эмоций. – Но в этом она вся. Безрассудная. Всё должно вертеться только вокруг неё одной. Если ты против неё, она замучает тебя. Она больше не разрешит Мэдди играть в спектакле. Она запретила ей выступать и сказала, что ей нельзя принимать участие в выступлении, пока та не станет лучшей в классе по математике.

Дилан презрительно рассмеялся.

- Мэдди никогда не доберётся даже до среднего уровня. Потом она сказала Мэдди, что та не может возглавить драматический кружок и даже не сможет участвовать в нём. Ей нужна дочь, которая будет иметь успех в академических науках. В этом заключается роль Мэдди, и она заставит её выполнить это. Вот такая она.

- О, нет, - вздохнула Кэсси. Это откровение так много объяснило ей в поведении девочки. Это не было материнством, это было навязывание своим детям своих собственных безумных намерений.

Сейчас Триш предстала перед Кэсси с другой, тёмной, стороны.

Она была женщиной, которая не искала причин и не терпела никаких доводов.

И она была ненормальной. На самом деле, нормальность была далеко не её чертой.

- Спасибо, что пришёл за мной, - сказала она Дилану. – Ты очень помог мне. А сейчас нам надо идти в кровать. Уже очень поздно.

- Хорошо, - Дилан встал, потянулся и зевнул.

- Увидимся утром.

Он развернулся и тихо пошёл назад по коридору.

Кэсси погасила свет и убедилась, что дверь на улицу была закрытой. Она достала бриллиантовое колье из своего чемодана и положила его рядом с дверью Триш. Пусть оно будет у неё. Со всей ложью и страданиями, которыми оно было окружено, Кэсси не хотела оставлять у себя это украшение.

Потом она пошла спать, но, как только она легла в кровать, её снова охватила паника.

Сочувствие со стороны Дилана утешало её, но оно не могло помочь ей выйти из затруднительного положения, в котором она оказалась. Записанное на диктофон признание решит её судьбу. Она поразилась хитрости Триш, с помощью которой та сначала получила это признание, а затем собиралась заставить её сбежать из дома.

Полиция сразу же выследит её. Она нигде не могла спрятаться, а без паспорта она не могла никуда уехать.

Лучшей идеей было сразу же пойти самой в полицейский участок и сдаться. Может быть, там будет дружелюбная констебль. Но потом она снова вспомнила суровое, бескомпромиссное лицо детектива Паркера и то, как он смотрел на неё, будто уже было доказано, что она преступница.

Она вспомнила, насколько твёрдой была кровать в тюремной камере с колючим синим одеялом, и запах химических средств, исходящий от металлического унитаза, и резкий флуоресцентный свет в камере, который слепил ей глаза.

Ей снова предстоит там оказаться, и кто знает, как надолго?

У неё не было денег на адвоката, и она догадывалась, что ей выделят измождённого работой общественного защитника. Тем временем Триш мобилизует все свои ресурсы, чтобы суд поверил в её версию.

Кэсси задалась вопросом, что бы она сделала на месте судьи.

Чьи показания будут иметь больший вес - свидетельства здоровой, высококвалифицированной женщины, которая была столпом местного общества, или слова путешественницы, которая работала нелегально, призналась в своём желании убить Райана Эллиса и, несмотря на коктейль из принимаемых ею медикаментов против тревожности, страдала ночными кошмарами, хождением во сне и потерей памяти?

Это было элементарно.

Ситуация была безвыходной.

Пока Кэсси ворочалась в своей постели, изо всех сил пытаясь отогнать свои мысли, чтобы хоть немного отдохнуть, один факт стал для неё совершенно ясным.

Это Триш Эллис убила своего собственного мужа.

Только так можно было объяснить её действия этим вечером, и Дилан подтвердил, что подобное поведение было ей свойственно.

ГЛАВА 39

Кэсси выезжала из деревни по тёмной и пустой дороге. Капли дождя бились о ветровое стекло, и дворники сметали их прочь.

- Я не должна здесь быть, - сказала она, пока внутри неё нарастал страх. – Мне это запрещено, согласно условиям выхода под залог. Я одна и нахожусь за пределами деревни.

- Ты не одна.

Кэсси посмотрела на человека, сидящего на пассажирском сидении. Она даже не знала, что там кто-то был, но, когда она повернула голову, то увидела свою сестру Джеки.

Джеки была одета так, словно собиралась на шикарный ужин. Её волосы были завиты в локоны, удерживаемые хрустальной шпилькой, а её платье и пиджак выглядели нарядными и совершенно новыми.

- Я получила немного денег, - сказала она. – Я могу помочь тебе.

- Как? – спросила Кэсси, поскольку знала, что это невозможно. У Джеки не могло быть постоянной работы, и, в любом случае, деньги не могли купить ей выход из этого затруднительного положения. У неё были большие проблемы, и они становились всё больше с каждой проезжаемой милей.

- Нам нужно вернуться назад, - сказала Кэсси.

- Нет. Остановись.

Они вышли из машины и дошли до края пропасти. Далеко за океаном она увидела мерцающие огни. Если бы она могла попасть туда, она была бы свободной, но эти огни, казалось, были так далеко.

- Выпей немного вина.

Джеки протянула ей бокал красного вина, и Кэсси поднесла его к своим губам. Когда она уже собралась сделать глоток, то поняла, что это вино было отравленным. На поверхности тёмно-красной жидкости был зеленоватый оттенок, и Кэсси увидела, как яд уже начинает разъедать стекло, оставляя в нём углубления и обесцвечивая его.

- Нет! – закричала она. – Нам нельзя!

Но Джеки уже опустошила свой бокал и, шатаясь, шла в сторону Кэсси.

- Ты можешь, - прошипела она. – Ты должна!

Выражение её лица начало меняться, черты ожесточились, она побледнела, и Кэсси поняла, что она ошиблась. Это была вовсе не её сестра. Теперь она оказалась в ловушке, она стояла спиной к обрыву и идти ей было уже некуда.

 Человеком, который двигался в её направлении с серым раздутым лицом и вытянутыми вперёд руками был Райан Эллис.


* * *

Тяжело дыша, Кэсси привстала в кровати. Она была насквозь мокрой от пота. Опять кошмары. На этот раз в них присутствовал яд. Всё началось с нарушения условий выхода под залог и закончилось тем, что она видела труп Райана.

За всю ночь она так почти и не поспала. Проверив время, она увидела, что было уже семь утра. Наконец-то она могла встать с кровати, хоть и ужасно боялась, что может принести ей этот день.

Когда она вошла в детские спальни, то увидела, что Дилан на этот раз был ещё сонным, и она догадалась, что их ночной разговор утомил его.

Мэдисон вся в слезах пряталась в кровати.

- Я скучаю по папе, - всё время повторяла она. Девочка цеплялась за одеяло, и Кэсси потребовалось всё её терпение и способность к уговорам, чтобы поднять её и одеть.

Пока она была занята Мэдисон, Кэсси услышала снаружи стук каблуков Триш по деревянному полу и почувствовала приступ тошноты, когда вспомнила угрозы этой женщины.

Во время своей долгой, безысходной ночи, Кэсси обдумывала все возможные варианты, включая и тот, который предполагал возможность дать волю эмоциям перед детьми, настаивать на своей невиновности, и умолять Триш о помиловании.

Хотя это и была её единственная надежда, она была уверена, что Триш уже предвидела такой вариант развития событий, и придумала способ противодействия ему.

К облегчению Кэсси, Триш всего лишь постучала в дверь и прокричала радостное «До свидания, Мэдди!», а затем вышла на улицу.

Только сейчас Кэсси стала замечать, что мать не особенно проявляет свою привязанность к детям. Она даже не удосужилась войти в комнату дочери, обнять Мэдисон, успокоить её. Несмотря на все свои недостатки и ошибки, Райан был главной опорой их семьи. Именно он окружал детей любовью, а сейчас его не стало, и дети остались с матерью.

Кэсси отлично понимала, почему девочка ведёт себя подобным образом.

- Давай, Мэдисон, - уговаривала она малышку. – Время завтрака, тебе нужно что-нибудь съесть, пока тебя не забрала тётя. Может быть, тебе сделать оладьи? Или сэндвич с беконом? «Жабу в норке»?

- «Жабу в норке» едят на ужин, - хмыкнула Мэдисон. – Можно мне сэндвич с беконом, пожалуйста?

Кэсси поторопилась его приготовить. Дети как раз успели доесть завтрак, когда Кэсси услышала, как на улице сигналит машина.

Она ещё никогда не видела их тётю. Подойдя к входной двери, пока дети надевали верхнюю одежду, она вспомнила, что ей следует чётко придерживаться правил выхода под залог. Если она хоть на шаг выступит за пределы дома, она их нарушит, и девушка была уверена, что эта женщина знала об этом.

Да что там тётя. Это была небольшая деревенька, где все всё знали друг о друге. Кэсси не сомневалась, что за ней наблюдает множество глаз.

Она открыла дверь.

Тётя, сестра Райана, была миловидной женщиной с вьющимися светлыми волосами. Она выглядела на несколько лет старше Райана.

- Доброе утро, - поприветствовала её Кэсси.

- Привет, меня зовут Надин. Дети уже готовы?

- Они как раз надевают куртки. Я очень сожалею о Вашей потере, - тихим голосом сказала Кэсси.

Надин не пожала ей руку и почти не смотрела в глаза.

Кэсси чувствовала её неодобрение – нет, скорее даже неприязнь, которая исходила от этой женщины. Она догадалась, что все в деревне знали и верили в версию Триш.

- Дети вернутся к часу, - сказала она.

Мэдисон пошла к входной двери, на её глазах всё ещё были слёзы, но Кэсси обрадовалась, когда увидела, как Надин крепко обняла девочку, утешая её, казалось, тётя искренне заботится и любит детей.

Дилан шёл вслед за сестрой и тоже обрадовался, когда увидел свою тётю.

- Привет, тётушка Н! Мы можем проехать мимо велосипедного магазина по дороге?

- Конечно, дорогой. Мы можем провести там какое-то время, если ты хочешь.

Не сказав Кэсси ни слова, она развернулась и вместе с детьми пошла к машине.

Кэсси закрыла входную дверь и убедилась в том, что она заперта. Помня о том, что Триш предупредила её о возможном появлении журналистов, она зашторила окна в гостиной и своей спальне, чтобы никто не смог сфотографировать её внутри дома.

Она чувствовала полнейшее отчаяние, когда думала о том, как дальше сложится этот день.

Триш совершила преступление. И пыталась повесить свою вину на Кэсси. Но, может быть, ей удастся каким-то образом доказать свою невиновность.

По крайне мере, теперь у неё для этого было несколько часов.

Триш могла спрятать диктофон где-то в доме. Если бы Кэсси удалось найти и уничтожить его, это бы очень ей помогло.

Девушка начала методичный обыск дома.

Она убрала на кухне и прошлась по всем шкафам. Проверила прачечную, провела обыск в гараже, проверив каждую коробку и контейнер, которые стояли на полках.

Она искала в гостиной, и тщательно проверила детские спальни.

Кэсси так ничего и не нашла, и, несмотря на то, что она пыталась подготовить себя к тому, что так и будет, она чувствовала, как отчаяние внутри неё всё больше нарастает.

Осталось провести обыск только в одном месте – в спальне хозяев.

В этот момент Кэсси услышала стук во входную дверь.

Её сердце начало биться сильнее при мысли о том, что Триш вернулась домой раньше, и ей придётся отказаться от поисков, так и не проверив наиболее вероятное местонахождение диктофона.

Затем к Кэсси вернулся здравый смысл. Если бы это была Триш, она бы не стучала в дверь, поскольку у неё были ключи.

Хотя, это мог быть журналист.

Кэсси слегка приоткрыла дверь и с подозрением выглянула наружу.

Седовласая женщина, стоявшая снаружи, заглянула внутрь несколько раз, когда увидела девушку.

У неё в руках была накрытая крышкой тарелка, и, сквозь стеклянную крышку Кэсси увидела домашний пирог.

- Добрый день, - сказала она.

Люди приносили еду, чтобы выразить свои соболезнования семье, и, несмотря на стресс, Кэсси не переставала восхищаться, какими добрыми и отзывчивыми были местные жители.

Но женщина впилась в неё взглядом.

- Ты сотрудница по программе Au Pair? Что ты здесь делаешь? Я думала, что ты в тюрьме.

- Я… я вышла под залог, - заикаясь, сказала Кэсси.

- Правда? – с подозрением смотрела на неё женщина.

Кэсси почувствовала, как её лицо начало гореть. Под осуждающим взглядом этой женщина она чувствовала себя не лучше преступника.

- Да. Можете позвонить Триш и узнать у неё, если хотите, или же, она будет дома сегодня после обеда. Я могу взять это? Это для семьи?

- Нет, - седоволосая женщина схватилась за тарелку. – Я не оставлю это с тобой. Насколько я знаю, ты можешь отравить это блюдо. Я приду снова, когда Триш вернётся.

Кэсси уставилась на женщину, потрясённая тем, что она считает себя вправе говорить подобные вещи прямо ей в лицо.

- Это именно Триш внесла за меня залог, - попыталась возразить девушка тихим голосом, но женщина оставалась безжалостной.

- Я не верю, что тебя отпустили под залог. Тебе самое место в тюрьме. Будь уверена, что я буду присутствовать на суде. Райан был частью нашего общества. У тебя не было права соблазнять его, а затем лишать жизни. Ты – маленькая шлюшка. И заслуживаешь всего, что с тобой произойдёт.

Кэсси больше не могла терпеть всю эту тираду. Внутри неё негромкий голос храбрости начинал набирать силу.

Она не собиралась просто стоять здесь в то время, как эта женщина оскорбляла её за преступление, в котором её несправедливо обвиняли.

Она выпрямилась и посмотрела прямо в лицо этой женщине.

- Замолчите! – прокричала девушка. – Закройте свой рот. Вы ничего не знаете о том, что произошло. Ничего! Если бы Вы знали, то не посмели бы говорить со мной подобным образом. Кто дал Вам право всё это высказывать другому человеку, другому живому существу, когда Вы не обладаете ни малейшей информацией о том, что случилось на самом деле? Уходите прочь. Я не обязана всё это слушать, а Вам не следовало этого произносить.

Она закрыла дверь прямо перед лицом этой женщины.

Выглянув в окно, Кэсси увидела, как женщина какое-то время стояла на месте в растерянности, и подумала, что ей стало стыдно за своё поведение.

Затем она развернулась и направилась к воротам сада, прежде чем выйти на дорогу.

Несмотря на то, что ей удалось высказать своё мнение в ответ на оскорбления этой женщины, Кэсси расстроилась из-за её обвинений. Её слова глубоко ранили девушку. Она выразила мнение всех жителей деревни по поводу неё.

Когда женщина исчезла из виду, Кэсси расплакалась от унижения. Этот эпизод опустил её на самое дно, и Кэсси знала, что упасть ещё ниже было просто невозможно. Её самоуважение было разрушено, она чувствовала, что погрязла в смятении и стыде. Она была жертвой: сначала – Райана, а теперь и Триш, и, вместе, эта парочка уничтожила её собственное будущее.

Больше ни на что не было надежды.

Кэсси захотелось просто лечь на пол и подождать, пока пройдёт несколько часов, прежде чем случится неизбежное.

Каким-то образом она нашла в себе силы встать и нетвёрдой походкой направиться в хозяйскую спальню.

Там она проверила все шкафы и ящики, в которых хранились документы. Она осмотрела под матрасом, заглянула под кровать и ощупала подушки.

У Кэсси практически не оставалось мест, которые она не проверила, и тогда она начала понимать, что Триш, конечно же, не могла бы так просто оставить диктофон в доме. Даже, если он был хорошо спрятан, она должна была догадаться, что отчаянные поиски могут привести к его обнаружению.

Столкнувшись с постоянной неудачей в своих поисках, ей потребовалась вся сила воли, чтобы не сорваться. Она погрузилась глубоко в себя, и, к собственному удивлению, Кэсси обнаружила внутри стальной стержень, о существовании которого никогда даже и подумать не могла.

Бросить поиски означало бы сдаться. А она не собиралась этого делать. И неважно, что все те ужасы, через которые она прошла, опустили её ниже некуда, что она была эмоционально разорвана на части и опустошена от напряжения и чувства абсолютной подавленности.

Она не позволит Триш победить. Даже если ей и не удастся найти диктофон, возможно, существует какой-то другой способ доказать свою невиновность.

Глубоко вздохнув, Кэсси возобновила поиски. Она проверила платяные шкафы, посмотрела в пустых чемоданах Триш и под её одеждой. Девушка прошлась по всем вешалкам, проверяя карманы всех висящих на них вещей, потому что, в конце концов, именно туда Триш сначала и убрала диктофон.

Но там ничего не было.

Затем Кэсси открыла шкаф Райана и сделала то же самое.

Её поиски ни к чему не привели, за исключением того, что в боковом кармане его джинсов она нашла записку и визитную карточку.

Кэсси с любопытством развернула записку.

Она узнала почерк.

«Привет, красавчик», - гласила записка. - «Думаю, ты удивишься, узнав, что я всё ещё думаю о тебе. Позвони мне, как только найдёшь эту записку. Давай встретимся. Ужин, напитки, розовые волосы, розовое шампанское, и сам знаешь, что ещё!».

Она догадалась, что это была записка от Гарриет. Во время их интрижки, уборщица, должно быть, прятала записки для Райана. Может быть он её нашёл, прочитал, и спрятал обратно в карман джинсов? Или он так никогда и не видел её? Кэсси не знала.

Рядом с запиской лежала стандартная визитная карточка клинингового агентства, но на обратной стороне Гарриет написала номер своего мобильного телефона.

Кэсси посмотрела на него и её разум стал активно наполняться идеями.

В этой деревне у неё был лишь один друг - один человек, который понимал, через что ей пришлось пройти, и кто, скорее всего, поверит её словам.

Как можно было воспользоваться этой, внезапно появившейся, информацией?

Кэсси вспомнила, как фокусник тасовал свои карты на городской площади, и его способность мастерски сбивать людей с толку.

Фактическое признание Диланом намерения своей матери отравить его кролика и то, что сделал мальчик, чтобы поступить на опережение.

Девушка вспомнила и злобную, агрессивную позицию детектива, когда он сетовал на отсутствие прямых доказательств, чтобы предъявить ей обвинение в убийстве.

Пришло ей на ум и то признание, которое она так опрометчиво сделала, выпустив наружу свой гнев за то, что её предали, не зная тогда, что каждое её слово будет использовано против неё.

Кэсси чувствовала, как разные части её плана начинают собираться воедино. План этот основывался на многих факторах, которые она не могла проконтролировать или предсказать заранее – и самым первоочередным и важным из них было то, возьмёт ли Гарриет трубку и согласится ли помочь ей.

Это было авантюрой, отчаянным прыжком в темноту, но это всё, что у неё было на данный момент, её единственная надежда на спасение.

Кэсси взяла свой мобильный телефон и набрала номер.

ГЛАВА 40

Триш вернулась домой только во второй половине дня.

Сидя за кухонным столом, Кэсси услышала щелчок дверной защёлки и грохот закрывшейся двери.

Она почувствовала, что её нервы были на пределе. Все решения, которые она принимала сейчас, изменения, которые она не могла контролировать, могли решить её судьбу. Её план был хрупким, рождённым в последнюю минуту отчаяния. И были тысячи причин, по которым он мог не сработать.

Она думала о необходимости сбить Триш с толку. Это было ей под силу.

И снова Кэсси ощутила внутри себя ту внутреннюю стойкость и силу, о наличии которых и не подозревала, и это придало ей смелость, необходимую, чтобы пережить эту ситуацию.

Каблуки Триш застучали по деревянному полу.

- Здравствуйте, дети, - позвала она.

Затем она продолжила более резким голосом:

- Дилан? Мэдисон? Где вы?

Спустя мгновение Триш была у двери на кухню.

У неё был безупречный макияж, будто она вышла из дома минуту назад. Она была очень нарядно одета в сшитый на заказ чёрный костюм, на её шее была ниточка жемчуга.

- Где дети? – огрызнулась она в сторону Кэсси. – Они остались у Надин? Что происходит? Мне нужно, чтобы они были дома, а ты убралась отсюда.

Она порылась в своей сумочке в поисках мобильного телефона.

- Не стоит надоедать Надин, - сказала Кэсси. – Она привезла детей домой в час.

- Где же они в таком случае? – уставилась на неё Триш. – Почему, чёрт возьми, их здесь нет?

- Они в безопасности, - сказала Кэсси. – Но в этом доме их нет.

Теперь Триш смотрела на неё в состоянии сильного изумления, как будто червяк, которого она почти раздавила, вдруг превратился в кобру.

- Что происходит?

- Я подумала, что нам с тобой нужно поговорить наедине. Может быть, ты хочешь сесть?

Кэсси указала жестом на стул, а затем запахнула своё пальто. Она потянулась рукой к внутреннему карману, а затем быстро опустила её.

Триш пристально следила за ней.

- Зачем нам снова говорить?

Кэсси заставила себя говорить таким спокойным голосом, на который только была способна, несмотря на то, что не могла заставить свои руки перестать дрожать.

- Триш, я знаю, что это ты убила Райана. Ты добавила крысиный яд в его вино. В этом нет никаких сомнений. Я только хочу узнать, почему. Это не могло быть просто из-за его романа со мной. Должно быть, ты знала, что он такой. Так, зачем тогда?

Триш начала смеяться. Неприятный, похожий на колокол звук раздался в комнате.

- Распахни свой плащ.

Кэсси посмотрела на неё широко раскрытыми глазами с поражённым выражением лица.

- Почему я должна это сделать? – теперь голос девушки дрожал.

- Назови это прихотью. Потому что я не глупа. Ты завернулась в пальто, находясь в тёплой кухне? Неужели? Давай, распахни его.

Лицо Кэсси сморщилось.

Она медленно распахнула пальто.

- Я вижу его там. Достань его, милая. Не заставляй меня подойти и сделать это самой.

Руки Кэсси так сильно дрожали, что она едва смогла достать диктофон из своего внутреннего кармана.

Это была не такая дорогая модель, как у Триш. Её диктофон был намного дешевле, его купила Гарриет по дороге, когда приехала за Диланом и Мэдисон, которые сейчас были в её доме.

Каким бы дешёвым он ни был, Кэсси надеялась, что он хорошо справится со своим заданием. Сейчас она закусила губу и молча посмотрела на Триш с молчаливым призывом, положив этот предмет на кухонный стол.

- Давай-ка посмотрим, - взяла его Триш.

- Боже мой, да он ведь ведёт запись. Но не так уж и долго.

Она выключила прибор.

- Как мило. Ты надеялась записать моё признание. Что ж, к сожалению, я не стану подыгрывать тебе. На самом деле, думаю, мы избавимся от него вместе. Какая досада, что ты потратила свои деньги впустую. В тюрьме тебе больше не представится такой возможности.

Она бросила маленький серебристый диктофон на пол.

Затем она наступила на него. Кэсси в ужасе наблюдала за тем, как блестящий ботинок Триш снова и снова топчется по диктофону.

- Нет, - закричала она. – Триш, пожалуйста, не надо.

Прошло совсем немного времени, прежде чем его хрупкая оболочка раскололась. Уже через минуту диктофон развалился на кусочки, которые разлетелись по полу. Кэсси уставилась на них, а затем снова на Триш. Девушка знала, что на её лице была изображена картина полного крушения.

- Нет, - снова и снова шептала она.

Она могла только представить себе, о чём думала Триш, глядя на неё. Какой жалкой и разбитой, должно быть, она выглядела в своей робкой неудачной попытке провести эту женщину.

- Не стоит заморачиваться и убирать это перед уходом, - сочувственно сказала ей Триш. – Я сама это сделаю, пока буду ждать приезда полиции.

Она снова засмеялась.

- Не хочешь немного вина?

Когда Кэсси покачала головой, Триш пожала плечами.

- Что ж, а я выпью немного.

Она открыла бутылку и налила себе бокал вина.

- Твоё здоровье, - сказала она, и одарила Кэсси улыбкой, в которой не было ни единого следа теплоты.

- Ты права. Я действительно убила его, - сказала она. – Я насыпала яд ему в вино. Я тогда не была настолько пьяной, насколько выглядела. И поверь мне, когда он кричал на тебя на балконе, я очень быстро протрезвела.

- Ты убила его, потому что он кричал на меня? – недоверчиво спросила Кэсси.

Триш вздохнула.

- Постарайся применить немного интеллекта, ладно? Нет, я убила его из-за того, чем именно он тебе угрожал. Смотри, связи на стороне не были его прерогативой. Мои поездки за границу? Поверь мне, дорогая, у нас были свободные отношения, и я не жаловалась на его невинные шалости. Мне было даже всё равно, что он был патологическим лжецом, или что у него были проблемы с деньгами и мне приходилось довольно часто выручать его.

- Из-за чего же тогда? – спросила Кэсси. Её губы онемели, и она с трудом пыталась выговорить слова - её голос звучал ровно, как будто она больше не интересовалась мотивами Триш.

- Он пригрозил тем, что вызовет социальную службу. Он пообещал, что дети смогут предъявить доказательства жестокого с ними обращения. Ты что-то об этом знаешь?

Триш выдвинула стоящий напротив Кэсси стул и села, заговорщицки наклонившись через деревянный стол.

- Ты, должно быть, действительно достала его, потому что я никогда прежде не видела Райана таким злым. Совершенно ясно, что ты задела его за живое. Но угрожать навредить моим детям просто недопустимо. Если бы сюда приехали с проверкой представители социальной службы, это было бы совсем не к месту, и это бы могло навредить моей репутации. Моя карьера основывается на безупречной репутации, поскольку моя компания имеет дело с корпорациями, знаменитостями и политиками самого высокого уровня.

Кэсси прочистила горло.

- Ты хочешь что-то сказать? – спросила Триш. – Пожалуйста, можешь сделать это. Тебе слово. Можешь назвать это нашим девичьим междусобойчиком.

Голос Кэсси заметно дрожал, когда она заговорила.

- Думаю, что ты волновалась о том, что дети могут рассказать социальным службам о других вещах. Как, например, о том, что ты угрожала отравить кролика Дилана или забрать Мэдисон со сцены. Это ведь тоже жестокое обращение, я думаю.

Кэсси увидела, как лицо Триш искажается от гнева.

- О, надо же, вы подружились. Что ж, хватит об этом, я позже поговорю с ними о том, как нехорошо сплетничать. Ты мне надоела, а также твои никчёмные попытки скрыть свою интрижку и твои жалкие усилия получить расположение моих детей. А сейчас расскажи мне, где они.

Кэсси встала и подошла к другому концу стола, так, чтобы их по-прежнему разделяла его поверхность.

 Она чувствовала напряжение в каждой мышце своего тела. Её дыхание было частым, и девушка заставляла себя быть сильной, продолжать опираться на свой внутренний стержень, потому что, если бы она сейчас сдалась, всё было бы кончено.

Она отодвинула в сторону сложенную посуду на кухонной столешнице.

Рядом с посудой лежал её мобильный телефон - он был на видном месте, но спрятан, потому что ей удалось переключить всё внимание Триш на скрытый в пальто диктофон. Она достала телефон и крепко сжала его в руке.

- Диктофон был отвлекающим манёвром, - сказала она Триш. – Всё это время тебя записывал этот телефон. Я не позволю, чтобы дети вернулись домой, пока полиция не послушает эту запись и не арестует тебя.

ГЛАВА 41

Яростный крик Триш наполнил комнату.

Кэсси заметила, как потемнело лицо женщины, когда она поняла, что её провели.

- Отдай мне это. Сейчас же! – кричала она.

Кэсси отступила назад.

Она почувствовала прилив адреналина. Она не рассчитывала, что ярость Триш будет столь внезапной.

- Нет, - настаивала девушка.

Триш остановилась, делая последнюю попытку восстановить контроль над ситуацией.

- Кэсси, - сказала она. – Полиция никогда не поверит тебе. Но давай обсудим это. Мы можем действовать сообща. Мы никогда не обговаривали, кто ещё мог бы совершить это убийство. Моим предположением станет уборщица, а, если мы обе скажем одно и то же, есть большая вероятность, что они нам поверят. Ну давай же.

Кэсси покачала головой.

Триш рассмеялась, но на этот раз её смех был высоким и выдавал тот факт, что она паниковала. Она принялась бормотать.

- Вижу, тебе нужно большее. Хорошо. После всего, через что тебе пришлось пройти, я с радостью компенсирую тебе ущерб. Давай снова сядем и обсудим это, как полагается.

- Я не буду ничего с тобой обсуждать, Триш, - настаивала Кэсси. – Я видела твоё настоящее лицо. Ты заслуживаешь того, что с тобой произойдёт.

В мгновение ока рассудительное поведение Триш исчезло. Она прищурила глаза и изогнула губы.

- Ну ты и сука. Если ты не хочешь отдать мне телефон по своей воле, то я тебя заставлю.

Она набросилась на Кэсси, которая в ужасе отпрыгнула, когда ногти Триш впились в её лицо. Высокая женщина снова бросилась к ней и схватила девушку за руку.

- Нет, - кричала Кэсси. Она уворачивалась, пытаясь вырваться из хватки этой женщины, но Триш боролась со всей своей отчаянной силой. Кэсси слышала её резкое дыхание, и чувствовала, как пальцы этой женщины сжимают её запястье. Затем она принялась безжалостно вырывать телефон из рук Кэсси. Девушка была поражена жуткой силой Триш.

В панике размахивая своей свободной рукой, Кэсси схватила что-то и крепко сжала. На ощупь она поняла, что это была огромная перечница.

Девушка неуклюже подняла её, и со всей своей силы ударила Триш по голове.

Женщина яростно выругалась, отшатнувшись назад и, несмотря на то, что она так и не отпустила руки, её хватка ослабла, и Кэсси вывернулась.

Триш снова попыталась её схватить и дотянулась до куртки девушки, потянув её назад так, что девушка отскочила от стола. Деревянный стол качнулся и наклонился, бутылка и стаканы упали и разбились. По полу рассыпались осколки, а красное вино, подобно крови, растеклось по плитке.

Триш снова выругалась, когда поскользнулась на осколке стекла, что позволило Кэсси снова вырваться на свободу.

Она в отчаянии побежала прочь, и под кроссовками девушки слышался хруст стекла, когда она скользила по мокрому полу, направляясь к двери.

За ней бежала Триш с силой и скоростью, которые придавало ей полное отчаяние. Кэсси слышала звук её шагов, который раздавался уже слишком близко.

Затем что-то впилось в её куртку, разрывая её на куски, и, когда Кэсси обернулась, то закричала.

Триш схватила один из длинных смертоносных кухонных ножей, и Кэсси оказалась в нескольких сантиметрах от того, чтобы он разрезал её плоть. Это потрясение придало ей резкое ускорение, и она бросилась вперёд.

Но куда было бежать? Она помчалась по коридору, движимая своим страхом, и отдавая себе отчёт в том, что Триш была выше и, возможно, быстрее неё, к тому же этой женщине было нечего терять.

Она бросилась в главную спальню. Захлопнула дверь. И провернула ключ в замке как раз в тот момент, когда Триш всем своим весом налегла на дверь.

Тяжело дыша, Кэсси поняла, что эта дверь сумела дать ей всего минутную передышку. Защёлка была слишком хлипкой, и в любой момент Триш могла её сломать.

Она вбежала в ванну, закрыла дверь и с ужасом поняла, что там не было ключа.

Кэсси снова распахнула её и заметила, что дверь спальни начала трескаться.

Она просунула телефон под кровать. На данный момент это место казалось ей безопасным укрытием. Затем она подбежала к окну и попыталась открыть его.

Защёлка была тугой, а петли были закрашены и с трудом поддавались её усилиям. Дверь тряслась и гремела, её деревянные части разлетались по полу, и Кэсси поняла, что ещё одна попытка, и Триш будет внутри.

В голове Кэсси пронеслись видения, фрагменты кошмара, в котором окно превратилось в небоскрёб.

Отбросив страх, Кэсси выпрыгнула.

Высота была не такой уж и большой, но удар, полученный ею при падении на мощёную дорожку, сотряс все кости в её теле.

Ей очень хотелось убежать подальше от этого дома, но на машине Триш будет гораздо быстрее неё, а также может даже сбить её.

У неё не оставалось времени - девушка видела, как Триш подходит к окну. Ей нужно было сразу же скрыться из вида, а в этом аккуратно постриженном зимнем саду у неё не было шансов. Прислоняясь к стене, Кэсси оббежала дом, надеясь найти более подходящее укрытие позади него, ближе к морю.

Единственным растением, в сени которого можно было спрятаться, был маленький колючий кустарник с красными ягодами.

Она подкралась к нему и спряталась в его тени, стараясь как можно глубже заползти в это укрытие и пытаясь заглушить звук своего дыхания, который перешёл в отчаянные болезненные вздохи.

Триш догадается, что она сбежала через окно. У неё не получилось закрыть его за собой. Поэтому женщина, должно быть, знала, что Кэсси прячется в саду.

Было уже почти темно. С каждой прошедшей минутой, её будет всё сложнее найти. Если бы ей удалось спрятаться здесь на достаточно долгое время, она была бы в безопасности. Но, когда она подумала о Триш, то почувствовала себя животным, на которого шла охота, животным, которое отчаянно хотело избежать смерти.

Кэсси пригнулась ниже, когда в саду показался мощный луч фонарика.

Триш могла предугадать её действия. Она вышла из спальни и пошла через чёрный ход. Теперь темнота больше ничего не значила, и, на самом деле, могла только помочь Триш.

Луч фонарика ослепил Кэсси, и она знала, что за его слепящим светом скрывалась Триш с ножом в руке.

Девушка попыталась задержать дыхание, сдерживать рваные вздохи, слиться с травой так, чтобы ничего, даже её испуганные мысли, не привлекали к ней внимание Триш.

Она наблюдала, как свет фонаря мелькал между цветочными клумбами. Триш использовала его луч, но сама при этом не двигалась. Она позволяла ему сделать всю работу за неё, оставаясь на месте, с которого весь сад было видно, как на ладони.

Свет переместился с цветочных клумб и на минуту заблестел над травой.

Затем фонарь засветил сквозь ветки прямо на неё, и Кэсси знала, что Триш заметила её.

- Ну давай же, Кэсси, выходи. Игра окончена.

Голос Триш был охрипшим и запыхавшимся, но при этом звучал торжествующе.

Она не стала ждать, пока Кэсси подчиниться её воле сама. Через минуту она уже неслась к лужайке, на которой пряталась Кэсси.

Покинув своё укрытие, Кэсси изо всех ног бросилась бежать, спотыкаясь в темноте, поскольку свет ослеплял её, и она временно было дезориентирована. Она планировала проникнуть в прачечную и уже оттуда попытаться перебраться через забор в соседний двор.

Напуганная и растерянная, она обнаружила, что движется в том же направлении, в котором она ходила во сне – прямо к скале.

- Телефон… он… в спальне, - выдохнула девушка, поворачиваясь к Триш.

Свет фонаря проходил вблизи неё, и она вздрогнула, отводя глаза, когда луч устремился прямо ей в глаза.

- Мне сейчас не нужен телефон, - огрызнулась Триш.

Кэсси увернулась вправо, Триш последовала за ней. Мысль о ноже в руках этой женщины заставила кровь Кэсси в ужасе застыть в её жилах. Достаточно будет одного удара его острого смертельного лезвия, а она не сомневалась в том, что Триш вложит в этот удар всю силу, которая у неё была.

Когда ей удалось немного оторваться, случилась катастрофа.

Её нога зацепилась за камень, и она растянулась на траве, падая плашмя и сгибаясь при этом вдвое на случай того, если придётся уклоняться от ударов ножа.

Но она развернулась в неправильном направлении.

Кэсси закричала, когда поняла, что падает вниз с края скалы. Она отчаянно пыталась схватиться хоть за что-нибудь, но так и не смогла ничего найти. Клочья травы резали ей пальцы, но она не могла зацепиться даже за них.

Звук моря наполнил её уши. Она знала, что под ней был головокружительный обрыв, ведущий прямо на скалы. Сейчас было время прилива - она слышала его. Она упадёт вниз, сломает себе все кости и поранится, а потом холодные неумолимые волны унесут её в море.

Затем, цепляясь пальцами за всё вокруг, она нащупала скалистый камень.

Песчаник был мокрым и скользким, и, что ещё хуже, казалось, что он вот-вот оторвётся от скалы.

Как-то она сказала Дилану, что песчаник может раскрошиться. Теперь он был единственной её опорой, удерживающей от неминуемой гибели.

Кэсси взобралась на этот камень и схватилась за него изо всех своих сил, зная, что у неё немного времени, потому что ногами ей было не во что упереться, а её руки уже горели от напряжения.

Это даст ей в лучшем случае одну или две минуты. Она не сможет залезть обратно, а когда её руки устанут, она ослабит хватку и сорвётся вниз.

Снова вернулись её кошмары.

Она вспомнила насмешливые слова Джеки, её лицо, когда та смотрела вниз со злобным ликованием, готовая бросить Кэсси на произвол судьбы.

Затем, прямо над собой она снова увидела свет фонаря.

- Ты держишься?

Триш хрипло рассмеялась, а Кэсси заметила отблеск лезвия ножа.

- Что ж, это ненадолго.

ГЛАВА 42

Даже если она была вне пределов досягаемости рук Триш, Кэсси знала, что эта женщина может достать до неё лезвием ножа.

Она сжала зубы, приказывая себе продолжать держаться, даже если она почувствует удар ножа, поразивший её. Даже если он будет резать на части её кожу и сухожилия, разрывать её плоть и отделять её от костей, вскрывать её вены, она должна держаться. Она собиралась держаться за этот камень, пока Триш не оторвёт её от него, или пока её не оставят собственные силы.

Затем, внезапно, свет фонаря устремился вверх.

Она услышала крик Триш, и хор других голосов, раздававшийся сверху, и поняла, что несмотря на все риски, на всё, что могло пойти не так, помощь всё-таки прибыла.

Сейчас Триш арестуют, и она предстанет перед лицом правосудия, которого она заслуживала.

Единственной проблемой было то, что для неё самой было уже слишком поздно.

Её руки дрожали, а вспотевшие ладони вот-вот должны были соскользнуть.

Она почувствовала, как они расслабляются, и её наполнило странное умиротворение. Она ощущала, будто рядом с ней была Джеки, будто она предлагала ей свою поддержку, и Кэсси знала, что, когда она сорвётся, когда её кости сломаются, она не будет одинока.

А затем вспыхнул ещё один луч света – на этот раз это был яркий прожектор, который осветил всю территорию вокруг. Даже когда её ослабевшие пальцы отпустили хватку, она почувствовала, как две сильные руки обхватили её запястья, поймав её, когда она падала и крепко сжали.

- Всё хорошо. Ты в безопасности. Я тебя не отпущу.

Кэсси впилась взглядом в ярко-голубые глаза детектива Паркера.


* * *

Прошло несколько минут, прежде чем Кэсси вытащили наверх, и, только после того, как она оказалась лежащей в безопасности на траве, завёрнутая в одеяло, так как она не могла держаться на своих трясущихся ногах, девушка поняла, что Паркер рисковал, спасая ей жизнь.

Он на полкорпуса свесился вниз со скалы, чтобы подхватить её перед тем, как она упала, надеясь, что члены его команды каким-то образом смогут удержать его и не дать ему упасть вместе с девушкой.

Они смогли. Брутон был явно шокирован этой ситуацией, в которой жизнь нескольких человек висела на волоске, а дружелюбная констебль, которая представилась детективом-стажёром Чандрой, была вся в слезах.

- Я так рада, что с тобой всё в порядке, Кэсси, - хныкала она. – Паркер – ты герой. Я не могу поверить, что ты это сделал.

Он покачал головой.

- Я не мог перестать думать о твоих словах. Ты сказала, что я обязан пытаться спасти её так же сильно, как пытался упрятать её в тюрьму. Это благодаря тебе я пошёл на этот риск.

- Но как ты узнал, где она? Ведь мы планировали вначале обыскать дом!

Паркер нахмурился.

- Разве вы её не слышали? Как только я вышел из машины, я услышал её крик.

Он повернулся к Кэсси.

- Ты кричала: «Джеки! Джеки! Помоги!», - я не знал, кто это кричит, я просто пошёл на звук.

- Я кричала? – с удивлением спросила Кэсси. Она не могла подумать, что произнесла и слово.

- Правда? – спросила Чандра с таким же удивлением. – Должно быть, у тебя очень чувствительный слух. Я стояла всего на несколько шагов позади тебя и ничего не уловила.

Прежде чем Кэсси сумела спросить Паркера ещё что-нибудь об этом странном совпадении, она услышала шёпот позади себя.

Это был злобный голос Триш, и Кэсси резко обернулась.

- Как это случилось?

Кэсси была рада видеть, что Триш была надёжно обездвижена. Её руки были зафиксированы за спиной, а сама она была в надёжной хватке сотрудника полиции в форме.

Вокруг них мелькали вспышки фотокамер, пока детективы описывали место происшествия. Неподалёку лежали брошенный фонарик и кухонный нож, который полицейские вырвали из рук Триш.

- Мы с Гарриет составили план, - сказала ей Кэсси.

Она не могла сказать Триш, чего ей это стоило. Как Гарриет примчалась прямо к их дому, останавливаясь только для того, чтобы взять по дороге диктофон. Они составляли план действий вместе, нервничали и были в отчаянии, зная, что весь их сценарий зависел от множества факторов, которые не были в их власти, а также от того, удастся ли Кэсси сбить с толку Триш.

- Диктофон был лишь приманкой, - сказала она. – Но когда я сказала тебе, что всё записывала, это тоже было неправдой. Я позвонила Гарриет, как только услышала, что ты вошла в дом, и оставила свой телефон на столешнице. Она, со своей стороны, всё записала и сразу же после этого связалась с полицией.

Дети всё ещё были в доме Гарриет. Она заверила Кэсси, что они спокойно могут побыть в её небольшой гостиной, снабжённые перекусом и кабельным телевидением, и что до вечера они будут в целости и сохранности, пока Гарриет будет ждать в своей комнате – там, где сигнал сотовой сети был лучше – дальнейшего развития событий.

Кэсси знала, что отныне была в огромном долгу перед Гарриет.

Брутон вздохнул.

- В следующий раз, когда вы, леди, будете планировать спецоперацию, пожалуйста, сообщите нам об этом заранее, а не во время, или уже после случившегося. Так всегда безопаснее. Но вы действовали очень храбро, и, благодаря вашим действиям, мы можем предъявить настоящему преступнику массу обвинений. Убийство, покушение на убийство, лжесвидетельство, сопротивление аресту. Она не будет освобождена под залог и будет находиться в тюрьме очень долгое время. Всё это точно тянет на пожизненное заключение.

Кэсси не могла бы себе представить худшую судьбу, и более подходящее наказание для женщины, которая так беспощадно распорядилась своей жизнью и репутацией для удовлетворения собственных интересов.

Триш уставилась на неё с каменным лицом, и, хоть она не произнесла ни слова, Кэсси видела поражение в её глазах.

- Фургон подъехал. Можете взять её прямо под стражу, - сказал Брутон сотрудникам полиции. – Мы подъедем чуть позже, как только закончим беседу с мисс Вейл.

К удивлению Кэсси, Паркер вручил ей белый конверт.

- Это принадлежит Вам.

Внутри конверта лежал её паспорт. Кэсси посмотрела на него, не веря своим собственным глазам. Затем она перевела взгляд на Паркера.

- Вы действительно возвращаете мне его? Вы уверены?

Он кивнул.

- Но… как же насчёт моей визы?

Заговорил Брутон.

- Ваш рабочий статус никаким образом не относится к этому делу об убийстве. Мы не намерены заниматься этим вопросом, так как человека, который предположительно нанял Вас на работу, уже нет в живых. А сейчас нам нужно опросить Вас и зафиксировать Ваши показания.

Дружелюбный констебль прочистила горло.

- Кухня превратилась в зону бедствия, дорогая, но, как только ты воссоздашь детективам картину произошедших там событий, и мы закончим фотографировать, сюда приедет уборочная бригада, так что к завтрашнему дню здесь всё будет в порядке. А тем временем пансион через дорогу предложил нам свои услуги. Они позволят нам использовать их столовую для проведения сбора показаний, а также владелец пригласил тебя остаться у них на ночь в одном из номеров совершенно бесплатно, если там тебе будет более комфортно.

- Да, так мне будет комфортнее, - с благодарностью сказала Кэсси. – Пожалуйста, поблагодарите владельца от моего имени.

Кэсси хотелось бы надеяться на то, что по деревне уже разошёлся слух о том, что всё это время она была невиновна. Несмотря на то, что она прекрасно знала, что приверженность местного населения к членам семьи Эллисов была достаточно высокой, и не все в деревне поверят в правду, по крайней мере, это уже значило, что она больше не была социальным изгоем.

- Сейчас я поеду домой к Гарриет, - сказала дружелюбная констебль. – Мы решили, что детям лучше всего будет сразу поехать ночевать к их тёте, так что мне нужно всё для этого подготовить. Пожалуйста, не могла бы ты помочь мне собрать для них одежду, чтобы я смогла собрать сумку?

После того, как Кэсси рассказала полицейским, как всё было во время сцены драки на кухне, она поспешила в хозяйскую спальню.

Там, под кроватью, лежал её телефон, и она с облегчением заметила, что он всё ещё работает. Небольшой уголок экрана откололся во время их драки, но тем не менее телефоном можно было ещё пользоваться.

Возвращаясь обратно, она собрала в сумку туалетные принадлежности, пижамы и сменную одежду для детей.

В последнюю минуту она вырвала страницу из розовой тетради в комнате Мэдисон.

«Я люблю вас обоих», - написала она. – «Спокойной вам ночи. Увидимся завтра».

Она вложила эту записку в сумку.

Затем, собрав свою зубную щётку, лекарства, сменную майку, она прошла вслед за полицией в пансион для дачи финальных показаний.

Её плечи болели, руки сводило. Пальцы были все в синяках, а ладони покрыты мелкими порезами. Попытки уцепиться за скалу оставили глубокие ссадины на её запястьях. Рукав её куртки порвался по шву, и когда она сняла её, чтобы стряхнуть песок, то в ужасе уставилась на огромный порез, который был сзади на спине.

Кэсси была на волосок от того, чтобы получить смертельную рану.

Она боролась за свою жизнь  и победила. Возможно, Триш и была богатой, у неё была степень MBA и очень престижная работа, но, когда наступил решающий момент, именно Кэсси одержала победу, поскольку была сильнее.

Она вспомнила тот внутренний потенциал, который почувствовала в себе, такой огромный и неожиданный. Откуда взялся этот стальной стержень? Она этого не знала, но это позволило ей сохранить самообладание, хоть и с трудом, вцепиться за скалу и провисеть на ней дольше, чем она могла бы подумать, что такое вообще физически возможно.

Кэсси подумала о своём нелёгком детстве и о тех шрамах, которые оно на ней оставило, о том, что ей пришлось пережить драки и домашнее насилие, необходимость постоять за себя, даже если это означало выполнять работу простой официантки. Возможно, прожитая ею жизнь, которой она так стыдилась, не была такой уж и плохой.

Может быть… всего лишь может быть… именно это заложило внутри неё основу, необходимую для того, чтобы выжить в этой ситуации.

ГЛАВА 43

Пронзительный звонок телефона вырвал Кэсси из её измождённого короткого сна, и она нащупала его, чтобы ответить.

- Я слушаю, - Кэсси встала, включила свет и моргая сонными глазами, посмотрела на белые занавески роскошной комнаты, в которой её поселили.

Раздался незнакомый голос мужчины на обратном конце провода.

- Здравствуйте. Я говорю с Кэсси Вейл?

- Да, это я, - с осторожностью сказала Кэсси.

- Меня зовут Дэвид Сидли, я работаю в автомобильной мастерской. У нас Ваша машина.

- Моя машина? – тон голоса Кэсси стал выше от удивления.

- Да. Простите за задержку. Заменить все провода – это достаточно длительная работа, но мы уже закончили. Мы с механиком едем в город, так что, если хотите, я могу доставить Вам машину через час.

- Конечно. Спасибо огромное.

Кэсси чувствовала себя на седьмом небе от счастья, но… во сколько же ей обойдётся этот ремонт?

- Сколько я Вам должна? – спросила она, задаваясь вопросом успеет ли она сходить в банк, чтобы снять деньги?

- Мы слышали о трагедии, произошедшей в семье Эллисов. В свете этих событий, я не могу взять с Вас деньги. Работа – за наш счёт. Пожалуйста, примите наши соболезнования, и передайте наши добрые пожелания детям.

- Обязательно, - пообещала Кэсси. – Я Вам так благодарна. Это невероятно добрый поступок с Вашей стороны.

Владелец пансиона приготовил ей роскошный завтрак. Осознав, насколько голодной она была, и чувствуя вернувшийся аппетит, Кэсси съела всё до последнего кусочка. Затем она вышла через дорогу туда, где через минуту её ждала прибывшая машина.

Она с благодарностью взяла ключи у механика, почувствовав эмоциональный подъём от того, что снова была на колёсах. Ей вернули паспорт и машину, таким образом её мир снова был под контролем. Девушку наполнило ощущение свободы, такое крепкое, как выдержанное вино.

В доме Эллисов служба, вызванная полицией, уже отчистила кухню и подмела все осколки стекла. Дом выглядел опрятным и уютным, и Кэсси было трудно поверить, что недавно здесь происходили такие кошмарные события, что ей пришлось бороться за свою жизнь и удалось провести убийцу и заставить её признаться.

Теперь настало время уехать отсюда.

Она отнесла свои вещи в машину и ждала, пока приедут дети. Прошлой ночью она получила сообщение от их тёти, в котором говорилось, что с детьми всё хорошо, и они приедут домой не позднее девяти утра, чтобы собрать вещи.

Без пяти девять машина тёти подъехала к дому.

На этот раз Надин первой вышла из машины, чтобы поздороваться с Кэсси.

- Какой кошмар, - неустанно повторяла она. – Ты такая смелая. Спасибо тебе за то, что ты сделала.

Затем Дилан и Мэдисон обняли её.

- Мы останемся с тётушкой, - прошептала Мэдисон, и глаза девочки засияли. – Мне разрешили ходить в театральный кружок, и в следующем году, я смогу пойти в школу-пансион, если всё ещё буду этого хотеть.

Кэсси почувствовала, что её сердце тает от счастья.

- Ты можешь загрузить аквариум в машину? – с беспокойством спросил Дилан у Надин. – Потому что Апельсин и Лимон должны поехать со мной. Я узнал, как можно их перевезти.

Он пожал Кэсси руку.

- Ты здорово нам помогла, - сказал он. – Моя тётя говорит, что я могу завести другого кролика. Я подумываю об этом.

Кэсси улыбнулась мальчику. Несмотря на то, что ей так и не удалось до конца разобраться в сущности его личности, она чувствовала, что теперь намного лучше его понимает.

- Я знаю, что ты сможешь очень хорошо позаботиться о малыше.

Кэсси помахала детям, когда они вошли в дом, чтобы собрать вещи. Она планировала направиться в деревню, снять достаточно денег, чтобы иметь возможность обеспечить себя какое-то время, а затем проехать мимо дома Гарриет и вручить ей подарок в знак благодарности. В одной из витрин магазинов она увидела кожаную куртку, которая, по её мнению, должна была понравится девушке.

И кто знает, куда она отправится потом? Кэсси решила, что уедет как можно дальше от этой деревни.

Когда она села в машину, то увидела, что ей пришло сообщение.

Пока она ещё была в зоне досягаемости домашнего Wi-Fi, девушка быстро его прочла.

Его прислала Рене, её подруга из Штатов.

«Привет, Кэсси», - гласило сообщение. – «Просто хотела тебе сказать, что вчера снова звонила та женщина. Я дала ей твой номер. Её голос был встревоженный, и она говорила, что беспокоится, всё ли у тебя в порядке. Она сказала, что скоро свяжется с тобой. Просто дай ей время».

Кэсси снова и снова перечитывала сообщение, чувствуя глубокое удовлетворение от каждого слова. Она ощущала рядом с собой присутствие Джеки, хоть и не понимала странного поворота событий, произошедших прошлой ночью.

Может быть, ей никогда так и не удастся этого понять.

Некоторые связи были настолько прочными, что выходили далеко за пределы понимания.

Она надеялась, что однажды снова увидит Джеки.

Кэсси завела машину и уехала, посмотрев в зеркало заднего вида, чтобы не упустить момент, когда дом Эллисов навсегда исчезнет из её поля зрения.


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27
  • ГЛАВА 28
  • ГЛАВА 29
  • ГЛАВА 30
  • ГЛАВА 31
  • ГЛАВА 32
  • ГЛАВА 33
  • ГЛАВА 34
  • ГЛАВА 35
  • ГЛАВА 36
  • ГЛАВА 37
  • ГЛАВА 38
  • ГЛАВА 39
  • ГЛАВА 40
  • ГЛАВА 41
  • ГЛАВА 42
  • ГЛАВА 43
  • Teleserial Book