Читать онлайн Ледяной рыцарь бесплатно

Ледяной рыцарь
Дарья Ратникова

Глава 1

Мы - мама, старая нянька Лина, давно уже ставшая членом семьи и сестричка Дайана, сидели у камина. В такую холодную зимнюю ночь поневоле хочется придвинуться поближе к камину. Вон как метель свирепствует. Я невольно поёжилась и поправила шаль на плечах. Пусть жили мы после смерти отца небогато и дорожили вещами, но страдать от голода или холода нам ещё не приходилось. И надеюсь, что не придётся. Мне остался последний год в пансионе, точнее последние полгода, после этого я рассчитывала устроиться гувернанткой, чтобы обеспечивать семью. Пока что мы жили на скромные проценты с дела, что оставил отец. Он был лесопромышленником, заготавливал лес и продавал его по выгодным ценам. Когда с ним случилось несчастье, он успел передать большую часть акций своего предприятия хорошему другу под договор выплачивать нам ежегодно проценты с дела. На это мы и жили.

- Няня, расскажи нам сказку.

- Какую сказку? Полно тебе Дая, - пристыдила мама, - большая уже.

- Ну мамочка, пожалуйста! Пусть няня расскажет! И Лисса тоже послушает. Ведь ты же любишь сказки, Лисса, - подольстилась ко мне маленькая хитрюга.

- Ну ладно, - сдалась нянюшка. – Но в последний раз. Потом мама проводит тебя спать. А то нечего гулять до утра.

-Да теперь не разберёшь утро тут или ночь, - буркнула я и вздохнула.

- Какую тебе сказку?

- Про ледяного рыцаря.

- Дая, а не хочешь послушать другую? – Спросила я ласково. В канун Новолетия да ещё и ночью и зимой слушать эту жутковатую историю не хотелось.

- Неа. А ты что, боишься? – Дая состроила мне рожицу.

Я невольно улыбнулась. Чего нам, правда, бояться? В тёплом доме за закрытыми дверями у горящего очага никакие рыцари не страшны.

- Расскажите, Лина, раз Дая так хочет, - мама вздохнула и погладила сестру по головке. Дайана только родилась, когда умер отец. И мама едва не отправилась вслед за ним. Хорошо, когда есть ради чего жить, то, что может вытащить из-за Края.

- Однажды, давным-давно, - начала рассказ няня. Я отхлебнула горячий кофе со сливками и приготовилась слушать. У няни был прирождённый талант рассказчицы. Каждый раз в её исполнении старые сказки и истории звучали по-новому. – Когда схлестнулись на поле брани добрые и злые силы у одного короля был рыцарь. Самый преданный и любимый. И вот в решающий момент, когда король нуждался в помощи рыцаря, того не оказалось рядом. Он предал короля. И был проклят навеки. Сердце его вмиг заледенело и перестало биться. С того времени рыцарь перестал чувствовать боль и жизнь. Он стал ледяным призраком в стране живых людей, изгоем, творящим беззакония. Все шарахались от него. И не стало для него места на земле. Сама земля прокляла его. И тогда отправился он к королеве Ночи, на гору Тонато. И встретила она его и нарекла ледяным рыцарем, и стал он самым сильным из её слуг.

Няня замолчала.

- Это ведь не всё, - разрушил ужасное очарование легенды голос Дайи. – А где конец? Рыцарь ведь не может всю жизнь оставаться проклятым.

- Говорят, есть пророчество, - вздохнула няня и продолжила. - что проклятие спадёт, если найдётся девушка, способная полюбить рыцаря. И для этого раз в десять лет он спускается с Тонато ночью в Новолетие, чтобы найти её. Каждые десять лет он забирает в замок к королеве Ночи девушку. Говорят, там они становятся вечными служанками самой королевы. И никогда не возвращаются на землю. И королева всё больше и больше укрепляется в своих силах. Ездит по ночам на своих чёрных санях, запряжённых людскими кошмарами по земле, и всё длиннее и длиннее становятся ночи и всё сильнее лютует зима.

Я вздохнула. Не знаю, что в этой легенде было правдой, а что вымыслом, но ночи и правда были длиннее дня даже летом, а зимой и вовсе не кончались. А зима длилась теперь семь месяцев из двенадцати, сменяясь коротким летом. А потом снова мороз и вечная ночь. Никто не мог ответить на вопрос, чем мы так прогневали Единого, что день стал короче ночи. Да и был ли он когда-то длиннее? Я не помнила.

- А почему королева Ночи становится всё сильнее и сильнее? – Спросила Дая.

- Говорят, что её может убить только проклятый рыцарь. Но он сам - её верный слуга и своими силами лишь помогает королеве.

- А как он ищет девушек?

– Дая, может не надо? – Маме тоже стало не по себе. Хотя мы и знали старинную легенду наизусть, и здесь в тепле и уюте нас никто не мог достать, даже сама королева Ночи. Но сегодня Новолетие…

- Никто не знает. Может быть, выбирает любую, а может чувствует, - няня сделала круглые глаза и принюхалась, так что мы обе покатились со смеху и даже мама улыбнулась. – Но говорят, что у избранницы ледяного рыцаря на двери дома появится рисунок остролиста, который ничто не способно стереть. Ну а теперь быстро спать. Мигом!

И няня первой встала из-за стола, забрав с собой свечу. Мама поднялась вслед за ней. Дая скорчила недовольную мину, но отправилась вслед за мамой. Я поднялась позже всех. Задёрнула занавески на окнах и помешала угли в камине. Метель сегодня лютовала сильнее, чем в другие дни. Да. Как не посмотри – невесёлая жизнь. Хотя, мы другой и не знали. Няня ещё может быть и помнила, а мы с Даей – уже нет. Ладно. О чём это я думаю? Как говорит мама, мне всего лишь двадцать лет. А это совсем не повод печалиться. Я улыбнулась и вытащила шпильки из волос, позволив им свободно упасть на плечи.

Завтра поутру начнутся гуляния для простонародья на главной площади, а вечером – бал в городской ратуше. Мама так надеялась на этот бал. Я, честно говоря, тоже. Почти все мои подруги по пансиону уже были помолвлены. А мне даже не поступало предложений. Наверное, в этом была и моя вина, но я не могла по получасу обсуждать погоду и надежду на не дождливое лето в этом году. Да и мне, честно говоря, ни разу не попадался такой молодой человек, с которым хотелось бы обсудить что-то иное, близкое мне.

Я взяла свечу и направилась в свою комнату, когда услышала какой-то непонятный стук то ли в дверь, то ли в окно, как будто ветер швырнул пригоршню снега. Не удержалась, подошла окну и посмотрела сквозь щёлочку в ставнях. Ничего. Странно. Поднялась к себе в комнату, разделась и легла спать. Спала почему-то плохо. Всю ночь преследовали кошмары. Я бежала куда-то по ледяной равнине, а за мной гналась сама королева Ночи, догоняя меня раз за разом. Как только она касалась меня, я тут же просыпалась. Не следовало няне рассказывать на ночь эту легенду, как и упоминать лишний раз о королеве Ночи. Когда, наконец, я проснулась наверное в четвёртый или пятый раз, то не выдержала, накинула шаль, зажгла свечу и направилась в детскую. До утра полежу там на кушетке, зато не наедине со своими кошмарами.

Вышла в коридор и услышала стук, настойчивый и громкий, будто кто-то стучал в дверь. Интересно, кто бродит по ночам в такую непогоду? И хотя наш дом стоял почти в центре, на одной из главных улиц, чувствовала я себя неуютно. Все страхи из ночных кошмаров и подзабытых легенд снова воскресли. Но я тут же запретила себе думать об этом. Вполне может быть, что за дверью стоит какой-нибудь заблудившийся путник, который просто нуждается в ночлеге и горячем чае, а я тут понадумала себе невесть что.

Накинула на плечи плащ, капюшоном укрыла голову и открыла дверь. Никого. Посмотрела по сторонам. Калитка закрыта. Ну что я в самом деле? Даром, что Новолетие сегодня. Но всё-таки сделала пару шагов вперёд, в сад. Метель едва не сбила с ног.

- Есть тут кто-нибудь? – Спросила громко, но сама едва услышала свой голос за завываниями ветра. Но никто не отозвался. Ясное дело, не воры же в такую метель пробрались к дому. При мысли о ворах почувствовала себя совсем уж неуютно.

Постояла несколько секунд, пока не почувствовала, что совсем продрогла, а потом развернулась и хотела уже войти в дом, как мне показалось, будто что-то блеснуло. То ли на снегу, то ли возле дома. Я шагнула обратно, прикрыла дверь и обернулась. И ахнула. На двери блестел рисунок остролиста. Очень яркий, очень красивый, совершенный и абсолютно ледяной. Я дотронулась до него и вскрикнула, отдёрнув руку. Он был холоднее снега, если такое вообще возможно. Мне стало не по себе. Интересно, что за шутник оставил здесь такой рисунок в ночь Новолетия?

Было искушение сходить за горячей водой, чтобы отмыть это безобразие с двери, но я уже замёрзла не на шутку. Поэтому зашла домой и закрыла дверь за собой. Ну попадись мне эти шутники! Раньше тоже такое бывало. Правда, не с нами. Подруга из пансиона рассказывала, что её дяде с тётей тоже нарисовали остролист на двери, да так, что никакими силами не стереть было. Пришлось заказывать новую дверь. Всё-таки неискоренима вера в легенды. И управы на них никакой нет. Губернатор только руками разводит. И даже такой лютый мороз не препятствие, видимо, для шутников.

Я как и намеревалась поднялась в детскую. Там жарко горел камин. Няня и Дая давно спали. Я свернулась клубочком на кушетке и подумала, проваливаясь в сон, что завтра мы все знатно посмеёмся над таким странным продолжением легенды на двери. Всё-таки при свете дня оно всё выглядит совсем по-другому.

Утром меня разбудила Дая.

- С Новолетием! – Сестрёнка прыгнула на кушетку и обняла меня, ничуть не заботясь тем, что я ещё спала. – Лисса, пошли быстрее завтракать. Няня приготовила наш любимый пудинг, а к чаю имбирный пирог и печенье с корицей. Чувствуешь, как пахнет? – Дая принюхалась. Я тоже, и тут же почувствовала умопомрачительные ароматы. Так пахнет только утром в Новолетие.

Сразу стало весело. Я пощекотала Даю и завалила на кровать. Завязалась весёлая возня. Моя сестрёнка, мой светлый лучик. Потом я оделась, пригладила волосы и чинно спустилась к завтраку. Наверное, мама уже приготовила подарки. Ни разу, даже после смерти отца мы не оставались в Новолетие без подарка.

- Доброе утро, мои дорогие! – Мама выглядела устало (наверное, не одну меня этой ночью мучали кошмары), но улыбалась.  – С Новолетием вас!

- И тебя, мамочка! – Дая кинулась к маме на шею, а я просто улыбнулась.

Нянюшка, которая после смерти отца помогала маме на кухне, поставила на стол пудинг и запечённую индейку.

- А пирог? Хочу пирог, - скорчила недовольную мину Дая.

- Будет тебе и пирог, потом, после пудинга. И не раньше, - тоном, не терпящим возражений, добавила няня.

Мы сели за стол. Мама прочитала молитву Единому. И только собрались приступить к праздничной трапезе, как в дом ворвалась метель. Распахнулись все ставни, и по комнате закружил снег. Я вскочила и бросилась к окнам. Мама и нянюшка встали вслед за мной. Пламя свечей затрепетало от ветра и погасло. В комнате воцарилась темнота. В неверном свете серого дня можно было разглядеть что-то лишь с огромным трудом.

- Сейчас я зажгу свечу, - няня направилась в кухню за розжигалом. Мы с мамой только закрыли окно, как скрипнула, открываясь дверь.

Я повернулась на скрип и охнула. В проёме двери стоял тот, кого мы поминали вчера вечером в легенде, Ледяной Рыцарь собственной персоной. Или может быть это чья-то глупая шутка, как и остролист. Вспомнив об остролисте на двери, я задрожала. Пискнула от ужаса Дая, спрятавшись за маму.

- Кто вы? И что вам надо в нашем доме? – Голос мамы чуть дрожал, но звучал по-прежнему учтиво.

- Я – тот, кого в ваших легендах прозвали ледяным рыцарем. И я пришёл за своей невестой.

- Это какая-то ошибка. У нас нет никаких невест.

- Есть. Вот она, - тоном не терпящим возражений сказал Ледяной Рыцарь, показывая рукой в стальной перчатке на меня. Сердце у меня упало в пятки. Почему то я не отрываясь смотрела на его странную перчатку. По ней бежали странные узоры, словно нарисованные инеем, как и остролист. И с каждой секундой всё меньше становилась моя надежда на то, что вся эта ситуация – чья то глупая шутка.

- Но как же так?! – Всхлипнула няня. И эта её беспомощность и страх в маминых глазах словно придали мне мужества.

- Я никуда с вами не поеду! – Сказала прямо, стараясь, чтобы голос не дрожал, и подняла глаза на рыцаря. Он посмотрел на меня в ответ. В комнате повеяло стужей. (А может это просто мне стало холодно). Его глаза, синие, холодные как лёд, смотрели на меня. И я почувствовала словно падаю в пропасть, лечу в бездонный колодец, чтобы там замёрзнуть. Передо мной плясали метели и пели вьюги. Я с трудом помотала головой и отвела взгляд, сбрасывая оцепенение. Морок исчез, словно его и не было. Ну уж нет! Я не поддамся! – А если вы заставите меня, я буду жаловаться Его Величеству!

Я понятия не имела, что сможет противопоставить король Ледяному Рыцарю и его королеве и захочет ли, но старалась верить в то, что говорю.

Рыцарь рассмеялся. Холодный смех его был похож на ледяные колокольчики.

- Что мне до ваших королей и королев? Я подчиняюсь только Царице Ночи. Она моя госпожа. И если она захочет – ей достаточно только двинуть пальцем, чтобы этот маленький городок исчез с лица земли. Или ты поедешь со мной, или они все умрут. – И кивнул головой на маму и Даю с няней.

Я вздрогнула. Из груди как будто разом исчез весь воздух. Он ведь несерьёзно! Страх которого доселе не было, противной липкой змеёй выполз и поднял свою голову. Похолодало. Я подняла голову.

Ледяной рыцарь протянул вперёд свою руку. На его ладони заиграл снежный вихрь, всё увеличиваясь в размерах, а по стенам пополз иней. Он не трогал меня, но всё ближе и ближе подходил к обнявшимся маме с сестрёнкой. Вот превратился в лёд стол, на котором остывали праздничные кушанья, вот замёрз старый железный светильник, закачался и не выдержал, упал на пол и разбился на мелкие кусочки. И вдруг возле мамы с Даей и няней заплясали маленькие снежные вихри, разрастаясь, они становились всё больше и больше. Ветер завывал.

- Стойте! Остановитесь! Я пойду с вами! – Крикнула я стараясь перекричать бурю. Но рыцарь, казалось меня не слышал. Он застыл с вытянутой рукой. Глаза его светились синим. Он был страшен. Да что там! Пугал до ужаса. Я сжала губы, чтобы не закричать и бросилась к нему через метель. Я не дам маме и сестрёнке погибнуть. Ни за что! Никогда!

Я дотронулась до перчатки рыцаря и холод, казалось, пронзил меня до самого сердца. Я почувствовала вдруг что умираю или замерзаю насмерть – какая разница. А потом внезапно всё прекратилось. Рыцарь опустил руку, и я поняла, что стою рядом с ним, вполне живая. И лёд и иней на стенах исчезли, словно их и не было. Вот только мама рыдала, прижимая к себе Даю.

- Идём. – Рыцарь был немногословен. Я вздохнула. Почему то мне не было страшно. Наверное, я ещё так до конца и не осознала, что всё, я больше никогда не увижу ни маму ни сестрёнку, а всё самое страшное, чего я боялась, уже случилось со мной.

- Можно мне взять вещи хотя бы?

- Они тебе не понадобятся, - ледяной рыцарь был неумолим.

Я вздохнула, посмотрела на маму, няню и сестрёнку, стараясь запомнить их в памяти такими, и направилась к двери вслед за рыцарем. Покорно сняла с вешалки своё пальто, потом шапку, оделась и… помедлив обернулась. Я хотела попрощаться с родными, даже решилась, сделала шаг к маме, и мой неумолимый палач тут же возник передо мной.

-  Идём, - повторил он, и я направилась за ним.

Несколько шагов, и вот я оставляю родной уютный и тёплый дом, чтобы шагнуть в темноту и холод. Ветер так и бушевал. Я поёжилась и поплотнее запахнула пальто. Вроде бы был день Новолетия. Ну как день – серая хмарь, что-то среднее между ночью и днём, но из-за метели и этот день стал почти ночью. Так что я с трудом видела очертания домов мимо которых мы шли. Несмотря на праздник и большую традиционную ёлку на главной  площади, на улицах почти не было народа. Только пару человек попались нам. Они с интересом посмотрели на меня и на моего спутника и тут же отвернулись. Хоть бы кто-нибудь помог мне!

Я понимала, что мои надежды бессмысленны и всё же верила, наверное, до последнего. И лишь когда мы вышли на пустырь, большое снежное поле за городом, мои надежды испарились. Я увидела огромные белые сани. Вокруг них вихрем кружились метели, а сами они были словно сделаны изо льда. А кони… Сначала я и вовсе их не увидела. А присмотревшись, отшатнулась назад. И если бы не мысль о том, что Ледяной Рыцарь может сделать что угодно с моими родными, я бы убежала обратно, да куда угодно. Потому что вместо лошадей в сани, как и говорили легенды, были запряжены кошмары.

Огромные чёрные тени, постоянно меняющие очертания. Словно чёрный дым. Зловещие. Даже смотреть на них было страшно. Они казались чернее самой ночи. Слуги Царицы Ночи, такие же верные псы, как и Ледяной Рыцарь.


Глава 2

Я вздрогнула и попятилась. Наверное было в моих глазах что то такое, что даже сам Ледяной Рыцарь вдруг сказал.

- Не бойся. Они не тронут тебя, пока я им не позволю. – и усмехнулся. И от этой его усмешки мне стало жутко до дрожи. Но я только поправила шапку и шагнула вслед за ним, к саням.

Он уселся в сани и показал мне на место рядом с собой, молча, словно я была собачкой. Я с трудом, стараясь не смотреть на жутких кошмаров, осторожно присела рядом. Сани были ледяные. Такие, что даже сквозь снег я чувствовала холод. Он пробирал до костей. Так я и не доеду туда, куда он собирается меня везти, замёрзну насмерть. Хотя какая разница, где умереть. Вряд ли у Царицы Ночи меня ждала лёгкая жизнь. И зачем я ей, интересно?

 В то, что рыцарь действительно пришёл за мной как за невестой, я  не верила – какая может быть невеста у того, кто сам уже давно не человек? Но всё же поспешно вспоминала легенду и её подробности. Если ей верить, то невеста должна полюбить рыцаря, чтобы проклятие разрушилось, и он стал снова человеком. Но как по мне это было невыполнимое условие – как можно искренне по-настоящему полюбить того, у кого нет сердца.

Хотя, я конечно, не могла считаться знатоком в таких делах. За всю свою жизнь мне так и не довелось влюбиться. Сердце моё было свободно и пусто. Хотя нет, не пусто. В нём жила мама и сестрёнка, а ещё память об отце и наших весёлых шалостях. Наверное, в моём сердце всё место заняли родные так, что для кого то ещё в нём уже не оставалось места.

За своими мыслями я почти забыла о пронизывающем холоде. Но вот особенно сильные порыв ветра залетел в сани, взъерошил мех на капюшоне и закинул мне пригоршню снега за воротник. Я поёжилась. Руки уже начали неметь.

- Вот. Садись на это. – И рыцарь протянул мне какую-то плотную и мягкую ткань. Я подложила её на сидение и даже невольно улыбнулась. От неё по всему телу расползалось неуловимое тепло.

Вот только ужасные скакуны потянулись ко мне. Я буквально вжалась в сани. И тогда ледяной рыцарь громко крикнул:

- Поехали! – И положил свою перчатку на облучок саней. Она едва заметно засветилась синим, словно иней заискрился на солнце.

Кошмары потянулись вверх. Мы что полетим?! Сани рванулись за ними. Я закричала. Но ветер тут же затолкал крик мне обратно в  горло. Ох! Единый! Мы действительно взлетели!

Сначала мне было страшно, до жути. Я закрыла глаза и вцепилась в сани. Но потом вспомнила, что это, наверное, последние минуты, когда я вижу сой город. И желание попрощаться, запомнить его в памяти навсегда пересилило страх. Я открыла глаза и осмотрелась. Везде, куда ни глянь, были облака. Большие и плотные, вовсе не такие красивые как казались с земли. Я посмотрела вниз и непроизвольно ойкнула. Внизу лежал наш город, как на ладони. И он казался ничуть не больше игрушечных городков, что я видела в лавке господина Мастерио. Такие же маленькие домики с миниатюрными улочками и фонарями. Вот только людей на улицах почти не было. И всё же в окнах горел свет. Там праздновали Новолетие. В городской ратуше уже наверное во всю готовятся к балу.

Я вздохнула. Не то чтобы мне хотелось на бал, но всё-таки я мечтала поболтать с подругами, потанцевать, побродить по городскому саду. Он единственный сохранился в городе. Красивый и вечно зелёный. Господин мэр обнёс его специальным магическим куполом. Под ним было всегда тепло и цвели цветы и зеленели деревья. Сейчас когда везде царили ночь и зима, которые почти не кончались, я мечтала прогуляться по этому саду и отдохнуть. Учёба была упорной. Я стремилась к намеченной цели – стать гувернанткой, а со временем может быть и открыть свой пансион. А для этого старалась и трудилась больше подруг.

И вот теперь все мои мечты пошли прахом. Из-за того, кто явился прямиком из древней легенды. И я никак не могла в это поверить. Отвела взгляд от большого озера, на котором сейчас звучала музыка, горели огни и катались на коньках мужчины и женщины, и посмотрела на своего спутника.

Рыцарь пугал меня. Он был и похож и не похож на человека. Закованный в доспехи, как настоящий рыцарь. Лишь только лицо оставалось свободным, бледное, словно высеченное изо льда, и белые волосы, словно покрытые инеем или снегом. Он был похож на ледяные фигуры, что иногда строили на праздник Новолетия.  И вот сейчас как будто ожила такая фигура, ходит, разговаривает, сидит рядом со мной. Вот только всё равно всем понятно, что она лишь ледяная фигура и рано или поздно придёт и её время. Как странно что история не донесла до нас имени рыцаря. Наверное, оно тоже было проклято. Оставив лишь название – Ледяной Рыцарь, призванное наводить ужас на маленьких детей. Кто же знал, что легенда на самом деле никакая не легенда. А кошмары из детских сказок соседствуют бок о бок с людьми.

Вдруг сани тряхнуло. Рыцарь вытянул руку. Глаза его загорелись синим. А по перчатке словно прошёл светящийся иней. Сани выправились и полетели дальше. А я вздрогнула. Мне вдруг захотелось свернуться клубочком, как в детстве, когда няня рассказывала слишком страшную историю, и юркнуть под одеяло. Но увы. Это было невозможно.

Сколько мы так летели, я не могла бы сказать. Сначала я рассматривала то облака, то пейзажи, что проносились внизу, и проверяла по ним свои знания в географии. Вот Местейрдаф. Вот Лизтель. А вот Хаусгельт. Но города мелькали и мелькали под нами. Наверное, сани набирали скорость. А потом я устала и меня начало смаривать. То ли странная поездка повлияла, то ли какое-то колдовство. Только я задремала.

А проснулась от того, что сани остановились.

Я осмотрелась, но ничего не увидела. Вокруг было темно и туманно. Ледяной Рыцарь ещё сидел рядом. Видимо, мы только что приехали. Наконец, он встал.

- Вылезай из саней. Мы приехали.

Он обратился словно ко мне и в то же время ни к кому. Он не спросил моего имени и не назвал своё, если оно у него было. Хотя. Что я хотела? Он же ледяной рыцарь.

Я встала и вылезла из саней. И тут же волшебство, благодаря которому я не замерзала, исчезла. Мне вмиг стало холодно. Мороз пробирал сквозь шубу и шапку, заставляя замерзать дыхание. Ресницы тут же покрылись инеем. Интересно, сколько тут градусов мороза? Все сорок наверное, а то и пятьдесят. Я постучала ногами. Но это ни капли не помогло согреться. Неужели меня привезли чтобы заморозить насмерть?

Я начала приплясывать на месте, не заботясь о том, кто на меня смотрит. Наконец, прошло, наверное, с четверть часа. Я уже наполовину превратилась в ледышку, когда Ледяной рыцарь, с равнодушием наблюдавший за моими усилиями, сделал пару шагов. Но не ко мне, а вперёд, через туман.

   И тут я услышала Голос. Он звенел как хрустальные колокольчики, переливался как лёд и был такой же холодный.

- Мой дорогой! Ты вернулся! Наконец-то! Ты привез её?

- Да госпожа. – Голос Рыцаря почему то звучал глухо, словно ему было больно. Да нет! Я помотала головой. Это глупо. Он изо льда и ничего не чувствует. Но всё же я не могла отделаться от какого-то странного ощущения. Будто рыцарю тяжело слышать этот голос.

Я догадывалась, кому он принадлежит. Но почему то не боялась. Весь страх словно остался там, внизу. А сейчас, где бы я ни была, я не имею права бояться.

- Так веди же её сюда. Чего ты ждёшь? А то бедная девочка насмерть замёрзнет. – В голосе теперь слышалось неподдельное участие и очарование. Но я помнила легенду. Кто бы это ни говорил, я ему не поверю.

- Пойдём, - Ледяной Рыцарь кивнул мне, и я пересиливая себя отправилась за ним.

Через пару шагов туман расступился перед нами, и я ахнула. Впереди, прямо передо мной высился замок. Огромный и абсолютно чёрный. Его шпили уходили вверх, в идеально чёрное небо. Если бы ни голубоватый и какой то безжизненный свет фонарей впереди, невозможно было бы что-то разглядеть.

Замок словно висел в воздухе. Потом я присмотрелась и поняла, что он всё-таки стоит на земле. Это мы стояли на небольшой площадке (наверное, это действительно была вершина горы), а перед нами высился замок. По краям же было ничто – пустое и чёрное. Земля словно обрывалась. Интересно, если шагнуть туда, что будет? Я сделала шаг и тут же услышала:

- Не ходи туда, девочка. Упадёшь и разобьёшься насмерть. – Голос слышался совсем рядом. Я повернулась.

Перед нами словно из ниоткуда возникла женщина. Прекрасная и тёмная. С белым, словно покрытым инеем, обручем на чёрных как смоль волосах в чёрном платье с причудливыми морозными узорами. Женщина не чувствовала мороза. Она была настолько красива и величественна, что я едва не склонила голову, признавая её красоту и мудрость и… Я закусила губу. Боль отрезвила меня. Это ведь Царица Ночи. Благодаря ей у нас почти безраздельно царит ночь, посевы вымерзают, а люди гибнут от голода и холода. Я выпрямилась и смело поглядела ей в глаза. Пусть знает, что на меня не действует её колдовство. Она нахмурилась. Словно тень пробежала по прекрасному лицу. А потом она сказала:

- Я – Царица Ночи. Добро пожаловать в моё царство, девочка.

- Я – Мелисса, - тихо представилась я.

- Какое мещанское имя! Оно не подходит невесте моего верного Майкла. Верно, мой рыцарь?

И Царица, улыбаясь, посмотрела на ледяного рыцаря. Я думала, что он упадёт перед ней на колени, как верный слуга или что там ещё. Но услышала только тяжёлое:

- Верно, моя госпожа. Ты во всём права. – Я обернулась. Рыцарь стоял, склонив голову. Но в глазах его мне почудилось что-то странное. Я посмотрела внимательно. Нет наверное мне показалось.

- Ты будешь зваться Лизеттой.

Я хотела возразить. Но тут же услышала.

- Не перечь мне, девочка. – Потом махнула рукой. – Пойдёмте за мной.

Я направилась вслед за Царицей к огромному мрачному замку. За мной шёл рыцарь. Я слышала его тяжёлые шаги.

- Пока ты ещё не прошла обряд наречения невестой моего верного Майка, будешь жить с другими девушками. Но конечно этот обряд просто фикция. Ты и так невеста.

- А что потом? – Не выдержала и спросила я.

- Потом, - царица усмехнулась. – Я конечно научу тебя, невесту как любящая свекровь всяким хозяйственным хитростям. Год походишь наречённой Майка. И если не полюбишь его – я отпущу тебя. Иди на все четыре стороны.

Год. У меня появилась надежда. Конечно, что то было не так. Но может быть старая легенда врала и девушки всё-таки возвращались домой? Я постараюсь всё разузнать об этом. А пока раз есть надежда, есть и жизнь.     

Несколько шагов. И вот мы уже стоим на крыльце огромного замка. Вблизи он казался ещё темнее и ещё кошмарнее. Я вмиг вспомнила все когда то слышанные легенды про Царицу Ночи. И были они на порядок ужаснее, чем истории про Ледяного Рыцаря. Я поёжилась. Но тут же взяла себя в руки. Пусть они думают, что мне холодно и я вовсе не умираю со страха. В этом моя сила.

В темноте и тревоге я не смогла разглядеть, был ли возле замка сад, да и сам замок видела только в общих чертах. И всё же какая то смутная тревога, не страх, не покидала меня. А ещё кроме нас не было ни одного человека. Неужели у Царицы нет слуг, что она пришла сама встречать нас?  

Но все мои мысли испарились, стоило только ступить за порог. Дверь открылась сама и бесшумно. А за дверью нас встретила полная темнота. Но Царица щёлкнула пальцами и на стенах мертвенно бледным, синеватым цветом, засияли светильники. Я увидела большой длинный коридор. Мне тогда он показался матово чёрным, с чёрным полом и потолком. Неужели возможно жить всегда в этой темноте и холоде, не видя света? В замке было не на много теплее, чем на улице. В бледном свете я видела облачко пара, вылетающее из моего рта. Только из моего. Царица и рыцарь словно и не дышали вовсе. Мне стало жутко. Я сжала пальцы в кулаки, чтобы не расплакаться, как привыкла делать с детства, всегда, когда мне было тяжело и плохо на душе.

- Майк, - царица наконец заговорила. – Отведи Лизетту в крыло к девушкам и скажи, чтобы они накормили её.

- Хорошо, моя госпожа. – И уже мне. – Иди за мной.

Лизетта. Теперь меня так зовут. На что они надеются? Что я буду откликаться на это имя? Пока я не стала перечить, а потом – посмотрим.

Я шла вслед за ледяным рыцарем по коридорам замка. Через пару поворотов и лестниц я уже потеряла им счёт. Мой проводник шёл молча, я тоже не стремилась заговорить с ним. От холода и голода я чувствовала себя почти неживой, все мысли и чувства притупились. С утра рыцарь не дал мне поесть. Интересно, сколько сейчас времени? День или уже наступила ночь? А в городской ратуше уже танцуют бал? Зажёг ли мэр огни на большой ёлки посреди площади? Я старалась думать о чём угодно, кроме того места, где сейчас находилась.

Казалось, прошло полчаса, прежде чем мы пришли.

- Входи. Тебя там встретят. – Рыцарь открыл дверь. В глаза мне ударил яркий свет и тепло. Единый, там было тепло!

Я шагнула за дверь. И пока приходила в себя, ко мне тут же подскочили девушки и куда-то повели. Закутали в тёплый плед и дали поднос с едой.

Через полчаса, когда я поела и немного пришла в себя, смогла осмотреться. Я сидела в большом зале с несколькими дверями. Рядом со мной суетились какие то девушки.

- Здравствуй, - сказала одна из них. Высокая, статная, среднего возраста, со светлыми волосами. Красивая, только какая-то печальная. – Я – Лайза.

- Я – Мелисса, - я улыбнулась, с наслаждением вытягивая отогревшиеся ноги.

- Ты новая невеста рыцаря?

- Да. А вы?

- Мы все здесь – его невесты за всё время.

- Все? – Я вздрогнула. Мгновенная догадка озарила пониманием, так что если бы я не сидела, то наверное упала бы.

- То есть… А сколько вас?

- Сто девушек. Ты будешь сто первой. Амери – самая первая невеста, она ещё помнит короля Идалиона Первого, я – самая последняя, была. Теперь последней будешь ты.

Я похолодела. Они что здесь уже тысячу лет? Или сколько там прошло времени с момента проклятия рыцаря.

- И вы так и не вернулись домой?

- Нет, - покачала головой Лайза. – И ты не вернёшься. Даже если она, - тут девушка понизила голос до шёпота. – обещала тебе другое. А если посмеешь ей перечить, останешься ледяной статуей в её саду, навсегда.

- Но зачем тогда это всё? – Мне хотелось плакать, я с трудом сдерживала рыдания, поэтому надеялась, что девушка поймёт меня без слов.

- Она любит играть и забавляться с нами. Тем более, что она умеет очаровывать. Те кто поверил ей и подчинился её голосу – стали безвольными игрушками в её руках. Они её личные и первые слуги. Это Валери – третья невеста и Марджори – десятая. Ещё пять девушек помогают ей, но эти две – самые преданные. У них нет сердца, как и у ледяного рыцаря. Остерегайся их! Те, кто не послушал её и отказался подчиняться – стоят там, ледяными статуями в саду. А мы, - Лайза грустно усмехнулась, - те, что остались, нечто среднее. Мы выполняем её поручения, готовим еду, моем полы и вышиваем снежные узоры на её одежде и постельном белье. Она любит живую ткань и живые узоры.

- А мужчины слуги тут есть?

- Конечно. Конюх, что ухаживает за кошмарами, несколько личных воинов, преданных псов и Рыцарь. – Последнее имя Лайза произнесла почти с таким же ужасом, как и до этого именовала царицу Ночи. Неужели Ледяной Рыцарь так страшен и неужели отсюда нельзя сбежать? А Лайза словно угадала её мысли. – Мы пытались сбежать. Это бесполезно. Он найдёт нас везде.

- Но неужели царице Ночи…, - начала я и тут же меня прервали словами «тшшш», и Лайза поднесла палец к губам. – Неужели ей, - исправилась я, - нужно столько девушек. Почему бы ей не отпустить вас обратно или не перестать набирать новых невест?

- Говорят это не в её власти. Рыцарь должен каждые десять лет выбирать себе невесту, если она запретит ему или помешает, то её власти придёт конец. Но есть пророчество, что одна из невест когда-нибудь полюбит рыцаря (хотя как по мне – это невозможно) и тогда она умрёт. Поэтому она не отпускает нас, чтобы пресечь все чувства заранее, так сказать, - Лайза снова усмехнулась, а я почувствовала вдруг как вымоталась. Столько всего свалилось на меня разом, но если я сейчас и сегодня не могу ничего сделать, то зачем переживать? Наверное, это была защитная реакция, но Лайза вдруг тепло улыбнулась и предложила:

- Давай я отведу тебя в спальню. Утро вечера мудреней. И здесь можно как то жить.

Я согласно кивнула и позволила увести себя. 

Глава 3


Утро началось как обычно, как было всегда. Я проснулась и сначала не могла вспомнить где я. Почему Дая не прыгает на меня, как обычно, с счастливым смехом, а мама не зовёт к столу. И тем тяжелее было отчаянье, когда я вспомнила и осознала, куда попала. Открыла глаза. Действительность была еще хуже, чем мне запомнилась.

Я лежала на узкой деревянной кровати, добротной, но до боли простой. Кровать стояла примерно посредине большой комнаты. А слева и справа от неё в ряд тянулись такие же кровати, уже заправленные. Напротив висели умывальники. По одному на пять кроватей. И стоял кувшин.

Комната была просторной, но тёмной и без окон. И в ней тем же ледяным синим светом горели светильники. В их неверном свете я разглядела чёрные панели на стенах и те же панели на потолке. На полу, видимо как исключение – тёмно синий ковёр. Всё просто, без украшений. И в то ж время негде даже отдохнуть глазам. Одна темнота. Мрачная и суровая, царство Ночи.

Я сжала губы, которые предательски задрожали, и села на кровати. Тут же дверь, в дальнем конце спальни открылась и оттуда появилась девушка. Я узнала Лайзу.

- Мелисса, госпожа приказала разбудить тебя. Она хочет поговорить с тобой.

- Хорошо. Сейчас иду. Только, мне не во что одеться, - я вспомнила пронизывающий холод в коридорах замка и на улице.

- О. Это поправимо. – Лайза улыбнулась. – Сейчас я дам тебе согревающий камень. Мы всегда пользуемся таким, когда идём на улицу. Носи его на поясе и тебе будет всегда тепло.

Она продолжала что-то щебетать, отвлекая меня от печальных мыслей, пока я одевалась. Когда настал черёд шапки и пальто, она подала мне простенький пояс, с небольшой сумочкой. В ней, видимо, и лежал этот странный камень. Я надела пояс и почувствовала как согреваюсь. Всё-таки, несмотря на то, что в комнате было достаточно тепло, я с непривычки замёрзла.

- Как госпожа тебя отпустит, придёшь к нам. Как раз будет готов завтрак.

Я кивнула и вышла за дверь, где меня снова ждал молчаливый проводник – ледяной Рыцарь. Он даже не поздоровался со мной. И я не поняла, вспомнил ли он, что именно меня вчера привёз в замок, а не Лайзу или другую девушку. Пока мы шли по коридорам, во мне зрел немой протест. Я не знала пока, могу ли что-то сделать, но я хотела хотя бы попытаться. В конце концов вечная жизнь в мрачном замке, где даже сами стены давили так, что дышать было тяжело, меня не прельщала. Но ледяной статуей я всегда успею стать.

И тут рыцарь остановился. Мы наконец пришли. Он открыл калитку и пропустил меня в морозную ледяную ночь, вечную ночь.

- А вот и ты, Лизетта! – Царица Ночи приветливо улыбнулась мне и махнула рукой, отпуская рыцаря. – Иди же сюда, не стой.

Я шагнула к ней и невольно ахнула. Сад вдруг озарился ровным синим светом. Он был бледным, неживым, и в то же время освещал всё как будто днём. Он шёл словно из ниоткуда. Я посмотрела вверх на небо и едва не вздрогнула – всё небо горело бледно синим светом, словно вспыхивали зарницы.

- Ну как, не правда ли здесь красиво?

Я осмотрелась. Сад действительно выглядел красиво, той же неживой красотой. Деревья (а были ли они на самом деле деревьями?) были полностью покрыты льдом и снегом. Даже листья у них были искусно вырезаны изо льда. Так же и кустарники и даже подобие травы изо льда. Здесь поработал какой-то снежный ювелир – сплошное царство льда и снега. Но мне не нравилось в этом саду. Царство вечной зимы – что может быть хуже?

Но я покорно ответила:

- Красиво, - и заметила тщеславную улыбку на лице Царицы Ночи.

- Пойдём. Ты ещё не видела самых главных украшений моего сада.

Я направилась вслед за ней по аллее. Ни пения птиц, ни ветерка, ни одного звука не слышалось здесь. Мертвое царство. Только наши шаги раздавались в этой тишине.

Наконец аллея завершилась фонтаном. Вряд ли он когда то работал, но выглядел очень красиво. Статуя в виде мальчика, воздевшего руки вверх. Я присмотрелась повнимательнее и вдруг вздрогнула, поражённая неприятной догадкой. Неужели? Не может быть!

Но мальчик выглядел как живой. Так реалистично. До мельчайших деталей – волосы на голове, шнурки на ботинках, даже выражение лица, как будто он просил, умолял о помощи. Только изо льда. Мне стало страшно и я невольно обхватила себя руками.

А Царица усмехнулась и кивнула вправо. И тут я увидела ИХ. Ледяные девушки. Каждая на отдельном постаменте. Ровно двенадцать фигур. И рядом – стоял свободный постамент. Девушки тоже были словно живые. Только у одной на лице застыл гнев, у другой – страх, у третьей злость, а одна – прижимала к себе котёнка.

Мне захотелось убежать, но ноги от страха отказались подчиняться.

- Вот, моя дорогая, - голос Царицы казалось источал мёд. – Что будет с теми девушками, которые перечат мне или моему дорогому Майку. Их ждёт участь стать украшением моего сада.

- А этот… Этот мальчик в фонтане он тоже… - У меня не хватило сил, чтобы задать вопрос.

- Я нашла его на улицах одного городка. Он всё равно замерзал. А статуя из него получилась красивая. – Она усмехнулась.

- Но это же ужасно! – Мне было всё равно, что и меня сейчас могли превратить в эту ледяную статую. Но стать добровольно верной служанкой такого чудовища… Это не укладывалось в моей голове!

Но Царица только усмехнулась.

- Привыкай, Лизетта. Если не хочешь испытать на себе силу моего гнева. – Она развернулась и направилась к замку. Я помедлила немного, а потом пошла за ней. Возле самой двери она обернулась. – Завтра у тебя обряд наречения, потом получишь свою работу. Вот увидишь – здесь тоже можно жить и даже неплохо. Если, конечно, у тебя хватит ума.

Она открыла дверь и вмиг исчезла за ней, оставив меня своему верному псу.

И снова бесконечные коридоры замка. Только на этот раз я шла, а перед глазами вставало увиденное и сердце замирало от боли и страха. Если бы я могла что-то изменить… Но я не в силах даже спасти себя саму. Я сжала губы, чтобы не расплакаться, дождалась, пока Ледяной Рыцарь доведёт меня до нужной двери, как верный страж, и почти без сил шагнула за порог.

Лайза была уже тут.

- Ну что, она показывала тебе ледяные статуи? – Участливо спросила девушка, помогая мне раздеться. - Она тут всем их показывает. Успокойся. Поначалу будет страшно, а потом привыкнешь.

- Но это же ужасно! Как можно к этому привыкнуть?

- Человек привыкает ко всему, - с философским спокойствием ответила Лайза. – А теперь иди завтракать. Я познакомлю тебя с другими девушками. А потом расскажу немного о завтрашнем обряде.

Я кивнула и принялась за еду. После завтрака она провела меня в другие комнаты. Всего в нашем «женском» крыле их было шесть, не считая большого бассейна с горячей водой – спальня, столовая, гостиная и две комнаты, занятые рукодельницами. Все – просторные, но тёмные, обставленные самой простой мебелью. Вся обстановка словно напоминала нам, кто мы, чтобы не забывались.

Порядки в замке были под стать его хозяйке. Девушки делали определённую работу – каждая в своей части замка. Потом шли к себе в комнаты и занимались там рукоделием. Ходить по замку без разрешения хозяйки было запрещено. Если она видела девушку, которая бродила по замку бесцельно или шла не в свои комнаты, ту ожидало наказание. Какое – девушки не рассказывали. Наверное, каждую – своё. Но мне не очень то и хотелось знать. На душе была такая тоска, что я даже подумала о том, чтобы нагрубить царице и пусть она поскорее превратит меня в статую. Но тут же отмела такой вариант – я буду бороться до конца. Судя по тому, что все невесты жили вместе, для Царицы Ночи в её заколдованном замке не существовало времени. С одной стороны это было хорошо, а с другой – жить рядом с ней вечность и не стариться – что могло быть худшей пыткой? Я даже вздрогнула.

Впрочем, долго размышлять мне девушки не дали. Лайза повела меня в купальню, рассказывая попутно, где что находится. Хоть здесь Царица Ночи не поскупилась. Купальня был такая, какую наверное имел только наш мэр, а может даже и у него не было. Вода, что горячая, что холодная, текли в огромный бассейн, стоило только сказать слово: «горячо» или «холодно». Всевозможные баночки и благовония стояли на небольшой тумбе возле бассейна. Видимо, Царица очень уж не любила немытых людей, если так расщедрилась.

Я залезла в воду и блаженно зажмурилась. Хотя бы бассейн и вода в нём не были аспидно чёрными. Пусть это глупо, но это была пока единственная комната, где могли отдохнуть мои глаза и это меня радовало.

- А теперь про обряд, - сказала Лайза, пока я принимала ванну.

Я кивнула.

- На самом деле это не обряд, а просто красивое представление. Он придуман ей. Просто для того, чтобы показать, что она исполняет пророчество.

- Значит, и она боится.

- Тсс, не говори так, - Лайза приложила палец к губам. – У неё везде уши.

Я вздохнула и замолчала. Что толку в разговорах, если даже здесь нельзя поговорить по душам?

- Ну так вот. Тебе завтра принесут красивое платье. Какое – известно только ей. Потом отведут в красивый зал, где ты скажешь, что согласна стать наречённой Ледяного Рыцаря и хранить ему верность год. Вот и весь обряд. Потом она выделит тебе отдельные покои. Несколько дней поживёшь в них, а дальше – как пойдёт. Может быть, она сразу вернёт тебя сюда, к нам и назначит работу, а может быть, ещё позабавится с тобой.

Я вздрогнула и обхватила себя руками за плечи. Чем то не нравился мне этот обряд, вот только сказать не могла чем.

Слишком уж все выходило просто. Словно Лайза пересказывала чей-то рассказ, а не сама была на этом обряде. Я попробовала спросить других девушек, но и они ничего не сказали мне. Только в общих чертах. Ни даже цвет зала, ни слова, ни суть самого обряда. Наверное, какое-то колдовство в этом есть. Но если даже и так, я всё равно ничего не могла сделать и это давило больше всего.

Целый день, пока не пришла пора спать, я слонялась по нашему крылу, подсматривая, чем занимались девушки. Я старательно не думала о завтрашнем обряде, хотя мысли нет нет и возвращались к нему. А утром меня разбудила Лайза.

- Твоё платье принесли. – И почему то её голос звучал настороженно.

– Что-то не так?

- Оно вовсе не похоже на свадебное. Пойдём, и сама всё увидишь.

Она, не зажигая светильников, потащила меня прочь из спальни. Я пошла за ней, а в груди неприятно ныло какое-то предчувствие.

В гостиной на кушетке лежала платье. Увидев его я едва не рассмеялась. Вот так фарс! Оно было действительно ни разу не бальное и не свадебное. Ярко красное (мне с детства не шёл этот цвет), из дешёвой ткани, с кучей оборок и складок, как на служанке из богатого дома. Словно Царица Ночи вдруг утратила всякий вкус. Хотя, может быть, это очередное правило её игры. Захотела поменять мне имя и превратить меня в глупую некрасивую дурочку. В любом случае это её право, как бы мне ни тяжело было это признать.

- Никто сюда не войдёт? – Я посмотрела на платье и на часы, которые пунктуальная Царица, видимо, специально сюда повесила. Они показывали пол шестого утра.

- Нет. Девушки встанут только через час.

- Тогда помоги мне примерить платье. – Я хотела посмотреть, можно ли хоть что то с ним сделать.

Лайза помогла мне влезть в платье. Оно было как минимум на размер больше и выглядело так что я едва не засмеялась. Более нелепой одежды и представить было нельзя. В нём я походила на почтенную пятидесятилетнюю матрону, мать и бабушку большого семейства.

- М-да. – Лайза задумчиво осмотрела меня. – Может быть, можно что-то ещё изменить, если девочки успеют. Но я не знаю, когда обряд.

И буквально тут же дверь в наше крыло отворилось. Дыхнуло холодом. На пороге стояла сама Царица Ночи. И рядом с ней в этом платье я выглядела совсем уродливой. Сравнение явно было не в мою пользу. Но мне не перед кем было красоваться.

- О. Вижу ты уже оделась, Лизетта. Это хорошо, потому что обряд начнётся через десять минут. Я сама лично пришла за тобой, чтобы рассказать тебе всё, что нужно. Пойдём. – И она шагнула ко мне.

- Но… - Осмелилась возразить Лайза. – Госпожа, разве она может пойти в таком виде? А причёска? А туфли? – На моих ногах красовались Лайзины тапочки.

- Надо было раньше одеваться, - жёстко ответила Царица, так что у Лайзы тут же пропало желание меня защищать. Я украдкой улыбнулась и пожала Лайзе руку, а потом ещё раз посмотрела на себя в зеркало и направилась за Царицей Ночи.

В конце концов какая разница, что я выгляжу толстой, а на голове у меня воронье гнездо. Разве мне надо, чтобы Рыцарь влюбился в меня? А если нет, то какая разница, как я выгляжу. Поэтому я покорно брела за Царицей по коридорам, зевая во всё горло.

Глава 4

Если даже это фарс, то я буду смеяться вместе со всеми. А Царица… Ну пусть она думает, что я покорилась. А я действительно покорно шла за ней, тихо слушая то что она мне говорит. Какие то банальности, будто она – любящая свекровь, а я – её милая невестка. О том, что я должна попытаться полюбить Майка, что он – замечательный человек и прочее, прочее, прочее.

Я покорно кивала, зевая украдкой. Хорошо, что события идут одни за другим и у меня нет времени думать о маме и Дае, оставленных дома. Иначе можно сойти с ума. Наконец, мы пришли.

Я стояла перед ярко красными дверями, что было само по себе странно в этом чёрном замке. Царица дотронулась до дверей и они бесшумно распахнулись. Я оглядела зал. Огромный, с полом, выложенным мрамором. Пол блестел так, что я могла бы разглядеть в нём своё лицо, если бы захотела. А ещё пустой. Не считая гобеленов и уже привычных бледных светильников на стенах. А посредине зала стоял камень. Или подобие каменного стола. Огромный и массивный. Он, казалось, сам светился теплым и живым светом, вопреки бледным синеватым светильникам.

Мне показалось, или Царица старалась не подходить к камню близко. Словно (возможно ли такое?) она боялась его. Мне же наоборот хотелось подойти поближе, словно он звал меня. Я без разрешения сделала пару шагов вперёд и застыла, рассмотрев, что на камне лежит меч. Такой же огромный с виду и, наверное, тяжеленный. И он смотрелся так чужеродно в этом чёрном замке, что мне стало интересно узнать его историю.

Из задумчивости меня вывел голос Царицы.

- А вот и ты, Майк!

Я обернулась. Она радостно улыбалась, а рыцарь выглядел усталым. Под глазами застыли тени. Словно он не спал ночами. Да, впрочем, какое мне дело до её верного пса? Когда он подошёл к ней, Царица снова заговорила. Голос её загремел и, казалось, заполнил собой весь зал.

- А теперь дети мои подойдите к камню. (Лизетта, наверное, гадает, какова его история – я расскажу её, в своё время). - Мы покорно двинулись к камню. Я со своей стороны, а рыцарь, каким то образом оказался напротив меня. И тоже сделал несколько шагов вперёд. Мне показалось, или ему тоже было неприятно находиться рядом с камнем?

В любом случае меня к нему прямо таки тянуло. Хотелось вытянуть руки (а я уже прилично озябла) и погреться. Но я  просто молча стояла и ждала следующего акта комедии.

Царица шагнула к нам.

- Лизетта и Майкл возьмитесь за руки.

Мы протянули друг другу руки через камень. Рука рыцаря в этот раз показалась мне не такой холодной. А ещё его ощутимо трясло.

- Лизетта, согласна ли ты быть наречённой Майкла целый год?

- Да, согласна. – Я ответила, не колеблясь, потому что от меня здесь ничего не зависело.

И при этих словах, показалось мне, или нет, я не могла сказать, словно лёгкое покалывание пронзило наши руки.

- Теперь ты наречённая Майкла и этот год должна быть ему любящей и верной невестой.

Любящей? На это я не соглашалась. Я хотела сказать об этом Царице, но промолчала.

- А теперь положите руки на камень и попробуйте вдвоём, не разжимая рук дотронуться до меча.

Интересно, что это за испытание? Меч должен убить меня? Или в такой просьбе нет никакого подвоха и это тоже часть обряда? 

В любом случае мне даже самой хотелось дотронуться до меча. Я потянулась к нему, не разжимая рук. Увидела, как в глазах рыцаря мелькнуло удивление. А потом мы вместе дотронулись до меча.

Мне показалось я увидела несколько искр, как будто меч заискрился от моего прикосновения, а потом снова всё исчезло.

- Достаточно! – Слишком поспешно почему то крикнула Царица.- Расцепите руки.

Я покорно отпустила Рыцаря. И вот что это было? Подняла глаза на своего жениха и заметила растерянность в его глазах. И ещё мне всего лишь на мгновенье показалось, что он стал похож на человека, который очнулся после долгого сна. Но это видение длилось лишь мгновенье, а потом снова исчезло.

А Царица подозвала меня:

- Подойди сюда, Лизетта.

Я подошла. Интересно, обряд закончился и можно уже позавтракать?

Но кажется это ещё не всё. Царица положила мне руки на плечи.

- А теперь ты всё забудешь и пойдёшь в свою комнату. Обряд сотрётся у тебя из головы. Ты всё забываешь, - голос становился всё тише и тише, всё нежнее и нежнее. Но я не чувствовала будто я что то забыла или забываю. Только голова начала болеть и с каждой секундой всё больше. А потом я услышала шёпот, словно Царица забылась и говорит сама с собой. Или может быть, он подумала, что колдовство уже действует и я ничего не слышу и не помню. – Девчонка смогла дотронуться до меча, подумать только! – А потом она отпустила меня и приказала. – Иди в свою спальню!

Я сделала несколько шагов, голову пронзила острая боль и я провалилась в беспамятство.

Очнулась на чём то мягком. Попыталась встать и тут же услышала заботливый голос Лайзы:

- Лежи. Тебе пока ещё рано вставать. Ты видимо перенервничала на обряде. Хотя раньше такого никогда не случалось, ни с кем из нас. Но мало ли.

Я хотела сказать, что не волновалась вообще, но язык словно бы присох к горлу.

- Пить, - прошептала.

- Сейчас-сейчас, - Лайза поспешно встала. А я вдруг вспомнила про обряд. И про то, что я должна была его забыть. Перебрала в памяти случившееся. Всё наоборот помнилось до мельчайших деталей. И этот странный красный зал и каменный стол, от которого шло тепло, и как мы с рыцарем взялись за руки и как дотронулись до меча. Но получается, что кроме меня, никто из девушек этого не запомнил и лишь на меня колдовство Царицы не подействовало. Как странно! И всё же лучше чтоб об этом никто не знал, иначе меня не спасут никакие предсказания.

Через несколько секунд, когда Лайза принесла попить, я уже сидела на кровати. Голова, конечно, ещё побаливала, но не сильно. Лучше сделать вид, что я уже пришла в себя.

- Тебе лучше? – Лайза была заботлива, как моя мама. Я едва не заплакала, вспомнив о своей семье, но тут же сжала губы. Надо быть сильной, иначе я потеряю последнюю надежду выбраться отсюда.

- Да конечно, спасибо. Не знаю, что на меня нашло.

Лайза ещё какое то время посидела рядом и мы поболтали о чём то незначительном, а потом она спохватилась:

- А почему же тебя принесли в нашу комнату, а не в отдельные покои, как обычно всех невест после обряда?

Я пожала плечами. Ответа на этот вопрос у меня не было. Может быть, он заключался в последних словах царицы, о том, что я смогла дотронуться до меча? Но я абсолютно ничего странного в этом не видела. Наоборот, меня и сейчас, стоило только вспомнить о живом тепле этого камня, тянуло туда. 

Я позавтракала. Спасибо Лайзе, завтрак принесли в кровать. А потом сидела и размышляла – что я могу сделать. И по всему выходило, что ничего. Только молчать, притворяться и ни о чём не спрашивать. Такое поведение было мне противно, но, увы, выбирать не приходилось. А ещё сидеть и ждать, пока за мной не явится Царица. А в том, что она явится, я была уверенна.

Поэтому оделась, несмотря на лёгкую слабость, убрала ужасное красное платье с глаз долой и села ждать, пока за мной придут. Девушки были все заняты своей работой и я сидела скучала. Опять накатили мысли о доме. Но ненадолго. Как я и ожидала, дверь распахнулась. На пороге стоял Ледяной Рыцарь.

- Пойдём. Госпожа ждёт тебя.

Я так и думала. Кивнула, потом встала и направилась за рыцарем. И снова молчание. В тишине замка наши шаги звучали неприлично громко. Так что даже самой слушать эти громкие звуки было тяжело. Но вот наконец мы пришли. В этом крыле я ещё ни разу не была. Светильники здесь не горели бледным тусклым светом, а сияли, причудливыми узорами. Свет расползался даже по стенам. И поэтому они казались не такими тёмными и мрачными, как везде в замке.

Рыцарь привёл меня к двери, обитой чёрным бархатом, и постучал. Дверь бесшумно распахнулась. За ней был серебристо серый зал, словно по чёрному цвету прошлись инеем. У меня уже устали глаза от вечной черноты и это серое разнообразие даже порадовало.

- Ну как ты Лизетта? Уже лучше себя чувствуешь? – Царица Ночи появилась словно из ниоткуда и поспешила ко мне. Её красивые чёрные туфельки с пряжкам из драгоценных камней сияли и переливались, но звука шагов не было, словно она плыла, не касаясь земли. Это проверка? Если да, то я не должна ничем выдать себя.

- Да. Уже всё прошло. Но очень сильно болела голова. А что со мной было? – Спросила я, стараясь чтобы голос звучал как можно искреннее. Раньше лгать мне не приходилось никогда, но сейчас… Почему то казалось от того, что я помню зависит моя и не только жизнь. А перед глазами до сих пор стоял камень и меч на нём и красный зал. 

Царица улыбнулась так сладко, что я поверила бы ей, если бы не знала, что она лжёт.

- Ничего такого, о чём стоило бы беспокоиться. Лекаря в замке нет, но я сама могу исцелить любую болезнь, стоит тебе только попросить меня.

- Я поняла, спасибо, - кивнула я.

- Ну что ж. Я рада, что ты пришла. Пойдём, я покажу тебе покои, в которых ты будешь жить. Можешь ходить здесь где хочешь, общаться с кем угодно. Я познакомлю тебя со своей личной горничной. Вся гардеробная в твоём распоряжении. И конечно Майк будет заходить к тебе, верно? – Она повернулась к рыцарю.

- Как прикажете, госпожа. – Мне показалось или на долю секунды я всё же увидела муку в глазах рыцаря.

- Ну, пойдём, Лизетта.

Я направилась вслед за Царицей, надеясь, что ей скоро надоест играть со мной в кошки мышки и она вернёт меня к девушкам, обратно.

А Царица бесшумно распахнула передо мной дверь и я не сдержалась, ахнула. Это была моя комната, в самом прямом смысле слова. Та самая, в которой  жила дома всю свою жизнь. Моя кровать, мой стол, мой шкаф и маленький комод с царапиной – её оставила Дая, когда ножницами пыталась открыть замок в моём шкафчике.

- Нравится? – Царица наслаждалась произведённым эффектом. А я боялась шагнуть вперёд, шагнуть и разочароваться, увидев, что всё вокруг ненастоящее. Как те ледяные деревья. Но я выдавила из себя

- Да, госпожа.

- Тогда что же ты стоишь? – Она засмеялась. – Заходи. И не забудь заглянуть в гардероб. Там небольшой подарок к будущей охоте.

Охота? О чём речь? Ладно. Разберусь после.

Я шагнула вперёд, а Царица притворила дверь, оставив меня наедине с моей комнатой. Здесь всё было так как дома. Я села в кресло и едва не расплакалась. Если она хотела сделать мне приятное, то сделала только хуже. Я снова вспомнила маму и сестрёнку и  то что никогда не вернусь домой по вине этой проклятой царицы и не сдержалась. Слёзы сами полились из глаз. Уж лучше бы она не травила мне душу или сразу бы превратила в ледяную статую.  

Выплакалась – и стало легче. В конце концов я жива и возможно смогу выбраться когда-нибудь. Ведь пока я жива, жива и надежда. А если лечь на кровать и закрыть глаза, можно на блаженные пять минут представить, что я дома. Я так и сделала. Улеглась на кровать, прямо в платье, обняла подушку и представила, что я лежу дома и скоро за мной придёт милая нянюшка, чтобы позвать к столу.

Пять минут прошли. Я печально улыбнулась и встала. Что там Царица говорила про подарок в гардеробе? И ещё про какую-то охоту. Надо выяснить. И понять, можно ли это использовать в своих интересах.

Я распахнула дверцу гардероба и удивленно осмотрела всё то богатство, что там висело. От обилия цветов после чёрного зарябило в глазах. Я наугад вытащила одно платье. Шикарное, глубокого синего цвета, расшитое по подолу звёздами и маленькими серебряными месяцами. Настоящее произведение искусства. В таком платье не стыдно было бы появиться столичной красавице. Я приложила его к себе и подошла к маленькому зеркалу. Платье шло мне, и сшито было как на мою фигуру. Мда. Без колдовства здесь явно не обошлось. Что всё это значит? Особенно после нелепого свадебного платья? Царица решила подкупить меня? Или отблагодарить за то, что я ничего не помню, а значит не та?

Почему то у меня была чёткая уверенность, что если я не забыла, если смогла дотронуться до меча,  это что-то да значит. Вот только у кого бы узнать – что? Может быть, в этом замке есть библиотека? Но даже если и так, вряд ли царица станет держать книги, которые подскажут, как её победить. Хотя, впрочем, это не моё дело. Победить её согласно легенде – должен Ледяной Рыцарь. Но я явно не та, что хочет его полюбить. Бррр! Даже думать об этом было странно. Хотя я ничего и не знала о любви, но всё же предполагала, что простой внешности для этого недостаточно. Нужно ещё узнать человека, а с псом Её Величества такое не представлялось возможным.

Так. Я снова вспомнила, что в гардеробе должен меня ждать некий подарок к охоте. Отложила синее платье и подошла посмотреть. Ну да. За ворохом платьев (как хоть они все сюда влезли?) отдельно висел костюм для верховой езды. И просто прелестный! Тёмно коричневого цвета. С сапожками, шляпой и тёплым плащом. А вместо юбки были большие и удобные шаровары, такие, что носят девушки далеко на востоке.

Замечательно! Вряд ли охотится они будут в замке, значит, мы спустимся вниз, на землю. А тогда… Может быть получится сбежать. Настроение моё сразу улучшилось. Я как раз раздумывала, что дальше делать, когда в дверь постучали.

- Входите. – Вряд ли это Царица. Она никогда не стучит.

Дверь отворилась и в комнату вплыла девушка. Красивая. Очень красивая. С длинными чёрными волосами, убранными в модную причёску. В платье, отделанном по последней столичной моде, словно она не в замке Царицы Ночи, где кроме нас, девушек, нет ни одного нормального человека, а во дворце короля.

- Добрый день. Я – Беатрис, личная горничная Её Величества. А ты, наверное, новая невеста Майкла, Лизетта?

- Вообще то меня зовут Мелисса. – Возразила я.

- Её Величество назвала тебя Лизеттой. Значит, это имя больше тебе подходит. У неё идеальный вкус. Как можно в этом сомневаться? Она – сама идеал, вечный и прекрасный, как Ночь. – Девушка кокетливо подняла брови. А глаза её смотрели куда-то сквозь меня. Мне стало не по себе. Словно я разговариваю не с живым человеком, а с куклой. Наверное, колдовство. Но почему оно не подействовало ни на меня ни на других девушек? Почему они работают служанками, а эта Беатрис – личная горничная? Или всё дело в личном выборе?

- Я пришла, чтобы показать тебе комнаты и наш зимний сад. Пойдём со мной.

- Постой. – Сад это конечно хорошо, хотя я боялась увидеть опять неживые ледяные деревья. Но мне хотелось поскорее узнать про охоту. - Расскажи мне лучше про охоту.

- Ааа. Тебе тоже интересно. – Беатрис улыбнулась и шагнула в комнату. Я едва не попятилась. Почему то с ней наедине оставаться не хотелось. Но я сдержалась. А она села на кровать и мечтательно закатила глаза. – Помню-помню свою первую охоту как вчера. Мне тоже было так интересно. И Майкл скакал рядом и рассказывал мне про неё. Но тебе он наверное не будет рассказывать. Её Величество больше не давала такого приказа. Мне так понравилась охота.

- А на кого мы будем охотиться? – Спросила я. Что-то меня настораживало. Какой-то странный взгляд Беатрис.

Но то что она сказала едва не выбило землю из под ног. И если бы я не сидела, то упала бы точно.

- На человека, - и горничная Царицы Ночи усмехнулась.

Глава 5

Я с трудом сдержалась, чтобы не вскрикнуть.

- Как это понять? – Спросила Беатрис.

- А что такого? Я тебя шокировала, да? Ничего, ты скоро привыкнешь, - она улыбнулась. – Или станешь ледяной статуей.

Горничная Царицы продолжала улыбаться, а меня от её улыбки пробрал мороз. Уж лучше стать статуей, чем такой… Я даже не знала, как сказать. Явно что она уже не человек, но и оправдания, что сердце её изо льда, не имела.

- А зачем нам нужно охотиться на людей? – Я всё ещё не могла отделаться от мысли, что это какой-то нелепый фарс. И совсем скоро всё прояснится.

- Госпоже интересна охота. Она ищет новые ледяные статуи для своей коллекции.

- Но… - Я помедлила немного, а потом всё же сказала. – Я не видела в саду новых статуй.

- А ты и не увидишь. Они в зимнем саду и доступны лишь избранным, - И Беатрис посмотрела на меня с превосходством. – Ну что, так пойдём, погуляем по саду?

Я хотела было отказаться. Смотреть на живых людей, превращённых в статуи, мне было страшно и больно. Но. Вдруг я узнаю что то новое. И я согласилась.

- Пойдём.

- Что-ж, ты сделала правильный выбор, - Беатрис понимающе кивнула.

Мы вышли из комнаты, и я заморгала. После обилия красок в моей комнате глаза с трудом привыкали к чёрному и серому.

Я старалась запомнить дорогу. Длинный коридор, потом несколько поворотов и мы пришли. Вот она – стеклянная дверь до потолка, причудливо расписанная морозными узорами, вот только без ручки или замочной скважины. А за ней угадывались очертания сада.

Беатрис прислонила руку к двери и та нехотя распахнулась.

- Прошу, - горничная театральным жестом предложила мне войти.

Я шагнула вперёд и ахнула. В саду было холодно, как и везде в замке, но каким то неведомым колдовством сад был действительно живым. Цвели цветы, зеленели деревья и даже склоняли ветви под невидимым ветерком.

- Ну что, красиво здесь?

- Да, - я забыла, что рядом со мной живая заколдованная кукла, просто стояла, увлеченная зрелищем. Этот вечно зелёный сад – был чудом здесь, в замке вечного мрака и холода.

- Тогда пойдём, я покажу тебе коллекцию Царицы.

Я направилась за Беатрис, и только сделав несколько шагов, поняла о чём речь. Сразу хотелось повернуть обратно, но ноги сами несли меня вперёд.

Через несколько минут мы вышли на поляну. Здесь журчала вода и лился фонтан. А вокруг него стояли фигуры. Те самые. И, Единый, как же их было много! Наверное, с полсотни, если не больше.

Тут были дети и взрослые, мужчины и женщины и даже животные. Они все застыли видимо в тех позах, в которых их застала охота. Кто-то убегал с выражением дикого ужаса на лице и уже занёс ногу запрыгнуть куда-то, да так и застыл, кто-то прогуливался и Царица застала их со счастливым выражением лица, наверное, со спины. Мне было больно и противно. Я не хотела участвовать в охоте, но если я откажусь, меня ждёт их участь. А так… Вдруг я получу возможность кого-то из них спасти. Ради этого стоило попробовать. Даже если не получится.

- Ну что, нравится тебе здесь? – Голос Беатрис так и сочился ядом.

- Здесь жутко, - я не смогла бы сейчас соврать, даже ради спасения собственной жизни. Обхватив себя руками за плечи, я с ужасом смотрела на ледяные фигуры. И всё же желание помочь им, если это возможно, крепло во мне.

Наверное, мы бы так ещё долго стояли, если бы не шаги. Почему то в этом заколдованном саду слышался каждый звук. И шаги отдавались эхом. Я обернулась и увидела Ледяного Рыцаря. В этом зелёном саду он выглядел до странности человечно. Правда, Беатрис, почему то при виде его вся перекосилась. А рыцарь шёл к нам. Остановившись возле нас, он повернулся и застыл, словно в ожидании приказа.

- Чего пришёл, пёс? – Голос Беатрис изменился. Она аж зашипела. Интересно, за что она так ненавидит Ледяного Рыцаря, а его хозяйку любит? Странная непоследовательность.

Рыцарь вздрогнул и поднял голову. Я думала, он испепелит её на месте, потому что в глазах его на мгновенье мелькнула ярость, но потом он снова стал самим собой.

- Госпожа приказала поговорить с моей невестой. – Ледяной голос, ледяной взгляд. Мне на секунду стало страшно. Конечно, он будет делать только то, что прикажет ему Царица Ночи. Ну а вдруг она для забавы прикажет ему убить меня? И о чём, скажите на милость, я должна с ним разговаривать? Или, может быть, Царица задала ему и темы для разговора?

- Ну раз так, тогда я вас оставлю. Приказ госпожи для меня закон, - Беатрис усмехнулась и поспешила сбежать. Я услышала только, как громко хлопнула дверь, отрезая меня от остального замка, оставляя наедине с Ледяным Рыцарем.

Я медленно пошла по тропинке, огибая заколдованные фигуры, проклятый рыцарь шёл рядом, молча. Пусть. Такое соседство меня вполне устраивает. Наконец возле одной из статуй я невольно замедлила шаг и услышала странный, полный муки голос, который мог принадлежать только рыцарю и в то же время говорил вроде бы и не он.

- Я помню эту девочку. Она просила у меня хлеба. А я протянул ей на ладони смерть.

Я повернулась и посмотрела на рыцаря. Он стоял больше чем когда либо, похожий на человека. Губы болезненно кривились, словно он беззвучно плакал.

- Что за девочка? – Спросила я чтобы поддержать разговор.

- О чём ты, Лизетта? – Я подняла глаза. Передо мной снова был Рыцарь. Твёрдый голос, лёд в глазах. Мне почудилось?

Нет. Я твёрдо была уверенна, что видела иного Ледяного Рыцаря, настоящего. Пусть всего несколько секунд, но точно видела.

- Я всего лишь хотела спросить, что это за статуя. – Спросила я как можно равнодушнее. Интересно, помнит он о своих провалах в памяти?

- Понятия не имею. Госпожа каждый раз привозит их с охоты. Таких, которые ей нравятся.

Понятно. Значит, не помнит. Я вздохнула. Странно. Но мне было жалко рыцаря. Не этого, заколдованного, проклятого и, наверное, по хорошему счёту заслужившего своё проклятье, а того, настоящего, который сознавал свою темницу и мучился в ней. Но я не знала, как вызвать в нём проблески разума и бывают ли они вообще. Может быть, такое случается раз в несколько лет у него? Но раз уж мы гуляем и вроде как должны разговаривать, по крайней мере, Царица подослала его для этого, я воспользуюсь случаем.

- Расскажи мне про охоту.

- Что ты хочешь узнать? – Он равнодушно посмотрел на меня. Пустые холодные глаза. Ощущение, будто говорю с мертвецом.

- Она устраивается каждый год?

- Нет. Только когда приезжает новая невеста. И то не всегда, по желанию госпожи.

Ясно. Значит, может устроить охоту когда ей захочется. Для чего? Наверное, чтобы невесту проверить. А вот на что проверить? Наверное, на бесчеловечность. Я вздрогнула. Получается, если Беатрис служит при Царице, она прошла проверку? Знать бы только, в чём она заключается. И почему я не расспросила девушек об охоте? И сами они ничего не сказали. Может быть, Царица и о ней стирает память? Да уж, плохая перспектива. Но выбора то у меня всё равно нет.

Я вздохнула и посмотрела на своего спутника. Он спокойно шёл рядом, ожидая следующего вопроса. И всё же мне почему то было проще знать, что в Ледяном Рыцаре осталось ещё что то живое.

- А вы… ты всегда участвуешь в охоте? – Называть рыцаря на ты было неловко, но глупо обращаться к тому, кто всё равно почти что не существует, на «вы». Разве я уважаю его?

- Как прикажет госпожа. Но почти всегда.

- А что ты делаешь на охоте?

- То что она прикажет, - Исчерпывающие ответы. Мда. Я вздохнула.

- А как проходит охота?

- Госпожа запрягает свои большие сани кошмарами. Я еду верхом следом. Туда, куда она прикажет. Там госпожа находит подходящий экземпляр для своей коллекции и начинается охота.

- А какая роль в этом во всём отводится невестам? – Мне было противно говорить об охоте, но почему то казалось важным. Я должна узнать.

- Каждый раз разная. Как прикажет госпожа. Может быть, отвлечь человека, может быть позвать или приманить.

Приманить! Как будто мы охотимся на животных! Наверное, для Царицы мы действительно некто вроде животных. Но меня от этого всего трясло. Больше вопросов задавать не хотелось.

Мы молча дошли до двери, ведущей прочь из такого красивого и одновременно страшного сада.

- Я хотела бы к себе в комнату, - сказала рыцарю.

- Хорошо. Я провожу.

Он открыл дверь, выпустил меня и так же молча пошёл рядом со мной по коридору. Несколько поворотов – и вот мы уже возле моей комнаты. Рыцарь впустил меня, закрыл дверь и ушёл, оставив размышлять над тем, что я услышала.

Несколько последующих дней слились в один долгий и нудный. Может быть, это тоже часть испытания, но я одна в своей знакомой с детства комнате сходила с ума больше, чем в той мрачной чёрной спальне, но с девушками. Тогда можно было хотя бы поговорить. Или чем то занять руки. А сейчас же было такое ощущение, будто про меня просто забыли. Никто не заходил ко мне, никто не разговаривал. Наверное, рыцарь перестал получать указания об этом просто напросто.

Конечно, иногда заглядывала Беатрис. Но нам с ней не о чём было поговорить. Она с восторгом говорила о своей госпоже и абсолютно не помнила (или не хотела вспоминать) свою прошлую жизнь. А я в свою очередь не хотела восторгаться её госпожой.

Ещё я попыталась разговорить служанку, которая приносила мне еду. Но она выглядела такой же ледяной, как и рыцарь. Вся бледная, почти синего цвета с жидкими бесцветными волосами и пустой мёртвый взгляд. То ли заколдована, то ли вообще не человек. Несколько раз я попыталась задать ей вопросы, но потом отступилась. Пыталась бродить по крылу, где меня поселили, но все двери, даже в сад, были заперты. И ни рукоделия, ни бумаги, ни ручки. Пытка бездельем.

От нечего делать я принялась разбирать и мерить платья, оставленные царицей. А ещё прикидывать – как они сшиты и из какой ткани. После смерти отца мы экономили деньги, поэтому я в пансионе брала дополнительно уроки шитья, чтобы научиться не тратить лишнего на портного. На какое то время меня это отвлекло. Я, правда, не знала, что буду делать дальше, когда пересмотрю все платья, но я старалась не думать об этом – слишком уж тяжелы были мысли.

За примеркой платья меня как раз и застала Царица Ночи. Дверь открылась без стука, повеяло холодом, и я уже оборачиваясь, знала, кого увижу.

- О, Лизетта, я вижу ты занята делом, - на лице Царицы застыла улыбка. Я видела, что она довольна. Пусть считает меня глупышкой, которая рада только платьям и украшениям. Так даже лучше. – Ну что, нравятся тебе мои наряды?

- Очень, - я сдержанно улыбнулась. Но, впрочем, не соврала. Они действительно были очень красивы.

- Я так рада. Беатрис уже рассказала тебе про охоту? – Царица выжидающе смотрела на меня.

- Да, конечно, - я не собиралась устраивать истерики и показывать, что до дрожи боюсь увидеть, как живой человек превращается в ледяную статую.

- Замечательно. Охота назначена на завтра. Я пришлю девочек, они помогут тебе собраться. А вечером к тебе зайдёт Майкл. Надеюсь, ты не против? Он хочет поближе узнать свою невесту.

- Нет конечно.

- Тогда до встречи. Я очень довольна тобой, Лизетта, - донеслось до меня уже из коридора. Интересно, это хорошо, что Царица мной довольна, или нет?

Я не хотела пока даже думать об этом, потому что при мысли о том, что завтра меня ждёт охота на людей, мне становилось плохо.

А вечером пришёл Ледяной Рыцарь. Молча распахнул дверь и встал у порога. Мне почему то не было жутко рядом с ним. А ещё упорно поднималось в груди чувство жалости. Я понимала, что не следует его жалеть, но почему то не могла без жалости смотреть на него. Всё-таки, наверное, такое наказание за предательство – слишком жестоко. Хотя, что я знаю про предательство? Старинные легенды делали рыцаря едва ли не главным виновником всех бед, страшным убийцей, едва ли не хуже Царицы Ночи. Я же, несмотря ни на что, видела перед собой лишь несчастного человека. Если бы не его пробуждение в саду, я бы, наверное, думала так же, как и все. Но этот его взгляд и слова… Если возможно, сделать что-то, чтобы помочь ему, я это сделаю.

Но пока, несмотря, на свою решимость, я просто медленно шла рядом с ним, стараясь не смотреть в ледяные глаза, молча. Мне не о чём было говорить с рыцарем. И всё же… Я хотела рискнуть. Возможно, он скажет мне правду.

- Скажи, а что за камень и меч, на котором мы клялись на обряде?

Возможно, он выдаст меня Царице, но… Почему бы и не попробовать?

Рыцарь резко остановился, словно на стену наткнулся. Я подняла голову и посмотрела на него. Только на мгновенье в его глазах мелькнуло удивление, чтобы снова смениться льдом. Или он умело притворяется или… Что «или» я и сама не могла сказать. Но страха почему то не было.

- Есть старая легенда, что госпожу, - он произнёс это слово едва ли не с ненавистью, - убьют этим мечом. Тот, кто сможет прикоснуться к камню и взять меч, сможет победить её.

Я едва не охнула. Выходит сама того не зная, я была на волоске от гибели. Конечно, Царица захочет убить ту, что теоретически может с ней справиться. Но только теоретически. Я не чувствовала себя в силе и понятия не имела вообще, как и что я могу сделать. К тому же я вдруг вспомнила продолжение старинной легенды о том, что победить Царицу может только Ледяной Рыцарь. Выходит он не может, если нужен камень и меч. Сам ведь рыцарь проклят и у него даже в мыслях нет такого, чтобы убить свою госпожу.

И всё же, что было подозрительно – он не высказал удивления моему вопросу. Либо ему действительно всё равно, либо он потом обо всём расскажет Царице. Тогда мне грозит быстрая и безболезненная смерть. И всё же…

- Но неужели никто не может прикоснуться к камню?

- Пока ни у кого не получалось, - рыцарь говорил спокойно, отстранённо и всё же что-то было не так, но я понятия не имела, что именно. Словно что-то неуловимо изменилось. 

- А сама госпожа разве не может?

- Нет. – Всё. Рыцарь или не мог или не хотел больше ничего говорить. С одной стороны я так ничего и не узнала, а с другой эти малые крохи – хоть что-то. К тому же я скоро смогу проверить – всё ли рассказывает рыцарь своей госпоже или нет. Конечно, проверка могла стоить мне жизни, но я почему то не могла молчать.

Молчать, притворяться, скрываться… Как же надоело! И почему я всё время медлю, словно чего то жду? Почему не могу высказать Царице всё, что накипело на душе?

Я сказала Рыцарю, что устала гулять. Он проводил меня до комнаты. Где опять были всё те же знакомые с детства, но пустые, словно оболочка без содержания, стены. Здесь казалось, что эта пытка бездельем не кончится никогда. Я даже поймала себя на том, что начала радоваться тому, что завтра охота – и испугалась сама себе. Наверное, это специально было задумано Царицей. Но я не поддамся. Если она думает, что я буду кого то ловить или заманивать в её сети, то она ошибается. Помочь себе, ценой чьей то жизни – это не про меня. Наверное, завтра я не пройду испытание и либо буду своей фигурой украшать парк, либо отправлюсь к девушкам.

С такими неутешительными мыслями я уснула. А проснулась от того, что кто-то вошёл в мою комнату.

- Вставай, Лизетта. На охоту опоздаешь. – Это была конечно Беатрис в новом бесподобном охотничьем наряде. Она так и лучилась от гордости. Видимо, госпожа, наконец то соизволила её опять взять на охоту. – Я пошла. Помогу собраться госпоже. А пока к тебе зайдут Мэри и Джоанн. Они помогут собраться тебе. Чао! До встречи на охоте.

И она упорхнула. Только юбки зашуршали. Что-ж!  Вот и настал тот самый день!


Глава 6


На охоту меня одевали тщательно, так как не одевали никогда даже на бал. Наверное, Царица дала приказ, что я должна выглядеть неотразимо. Ну что ж, я была не против.

После того, как девушки, помогавшие мне, ушли, я посмотрела на себя в зеркало и не узнала. Настолько я казалась сама себе красивой и в то же время величественной и холодной. Да уж, истинная невеста для Ледяного Рыцаря. Я ещё не привыкла к своему внешнему виду, как меня уже звала Беатрис.

- Пойдём, Лизетта. Госпожа уже собралась и ждёт только нас.

Я кивнула и направилась за горничной Царицы. И с каждым шагом моя уверенность в себе словно испарялась, а взамен приходил страх. А что если я ничем не смогу помочь? Что если я увижу смерть людей, пусть и незнакомых, но людей же! А если сама невольно послужу причиной их смерти?

Я сжала губы. Я не покажу вида, что боюсь. Если так думать, то можно вообще сидеть и ничего не делать. Сотни и тысячи лет просто жить в этом замке, ни во что не веря и ни на что не надеясь, как другие девушки. Но я так не могла и не хотела.

Мы вышли с Беатрис из крыла, принадлежащего Царице и я едва не начала тереть глаза руками – опять чёрные стены с мертвенно бледным светом. Да уж. Любая девушка сделает что угодно, чтобы вернуться туда, где нет этой давящей на сердце черноты.

Пару шагов – и мы в саду. На мне был согревающий камень, благодаря которому я не чувствовала мороза. Иначе в своём щегольском, но невероятно лёгком охотничьем наряде, я бы рисковала замёрзнуть до смерти.

Перед замком Царицы, стояло двое саней. Огромные сани для госпожи. Кошмары в них нетерпеливо перебирали ногами, выдыхая облачка тьмы и небольшие сани Ледяного Рыцаря, в которых я уже ездила.

Беатрис улыбнулась мне, помахала ручкой и направилась к саням своей госпожи. В них уже сидели две девушки. Наверное, те, другие приближённые. А мне досталось место рядом с Ледяным Рыцарем. И почему мне было легче сидеть рядом с ним, чем с Царицей? Я понятия не имела, но стоило только мне залезть в сани, как они тронулись. Охота началась!

Сколько мы летели по воздуху в неизвестную сторону, я понятия не имела, но скоро уже могла видеть внизу под облаками огни городов. И хотя была ночь (а в замке Царицы Ночи я потеряла счёт времени, или же оно шло по-другому, не так как внизу), я радовалась ей, как живой. По сравнению с ночью, царившей на горе Тонато, эта ночь была светлой. А самое главное – мои глаза могли наконец то отдохнуть от беспроглядной черноты.

 Я уже не так боялась кошмаров, как в первый свой полёт и даже с восторгом смотрела по сторонам. Но всему хорошему скоро приходит конец. Мы начали снижаться. Я поняла это по тому, как засвистел воздух в ушах, а сани Царицы, летевшие перед нами, вдруг резко устремились вниз.

Я схватилась за борта саней и зажмурилась, чтобы не закричать. И открыла глаза только, когда безумный полёт закончился. Мы приземлились. Замечательное место. Опушка то ли парка, то ли леса. Вековые деревья, уходящие ввысь своими кронами. Совсем немного снега и огни фонарей где то вдалеке. Я бы побродила здесь, но увы. Вряд ли на охоте никогда не было попыток побега. Поэтому надо быть умнее. Я вылезла из саней и осталась стоять, поджидая Ледяного Рыцаря. Может быть, если я буду умело притворяться, Царица Ночи возьмёт меня в следующий раз на охоту и тогда я уже смогу воспользоваться случаем.

Я старалась не думать, что этот следующий раз может вообще не наступить или наступить только через десять лет, когда мама уже состарится, а сестричка выйдет замуж.

- Фи, как светло. И чем то противно пахнет! – Потянула носом Беатрис. А я с упоением наслаждалась свободой и еловым запахом.  Наверное, горничная Царицы совсем сошла с ума, если ей не нравятся такие простые человеческие радости. Даже вот рыцарь (я скосила на него глаза), и тот вроде как рад.

Незнакомые мне девушки что-то пробурчали в ответ на реплику Беатрис и вылезли из саней размять ноги. Я стояла, осматриваясь, стараясь запомнить каждую секунду этого счастья – просто быть живой и вроде как свободной. Но иллюзия счастья тут же закончилась.

- Лизетта, - ко мне направлялась Царица, - дорогая моя. Ты готова принять на себя самую важную роль в охоте?  

- А что я должна делать? – Спросила я тут же, стараясь не показать как мне страшно. Царица довольно улыбнулась. Видимо, я оправдывала её надежды.

- Майк отвезёт тебя поближе к городу, туда где прогуливаются люди. Он найдёт подходящий экземпляр для моей коллекции, а ты должна будешь отвлечь его, пока мы с девочками не подоспеем. Ну что, ты готова?

- Да, - кивнула я, стараясь чтобы голос не дрожал.

Ну вот и конец моей недолгой жизни в замке царицы, потому что никого отвлекать и завлекать я не собиралась.

- Хорошо. Майк, летите!

Наши сани поднялись в воздух и рыцарь направил их вдоль опушки леса. Совсем скоро уже показались огни города. Я слышала весёлые голоса людей. Рыцарь остановил кошмаров и спрыгнул с саней.

- Дальше мы пойдём пешком. – Он был бесстрастен и невозмутим. Неужели он так спокойно по приказу Царицы превратит человека в ледяную фигуру? Неужели ничего нельзя сделать?

Но рыцарь молчал. Лёд в глазах не таял. И я старалась не думать ни о чём, но не могла. Мы подошли к краю парка или леса, не знаю. Впереди была большая аллея, по ней прогуливались парочки, или дамы с детьми или молодые мужчины. Все были нарядно одеты, а где-то вдалеке слышалась музыка.

Одна парочка направлялась прямо к нам. Они не видели нас, но вот-вот должны были увидеть. Я вздрогнула, несколько мучительных минут гадая, что мне делать – нужно ли выйти и крикнуть, чтобы они бежали, или подпустить поближе. Но ледяной рыцарь схватил меня за руку и потащил за собой, в кусты.

- Они не должны нас видеть, пока.

Я кивнула. Ещё немного и я не выдержу, сорвусь. Это же просто невыносимо! Наблюдать со стороны и не иметь возможности ничего сделать.

И тут я увидела его. Одинокая фигура мальчишки, лет двенадцати-тринадцати. Высокий, долговязый, оборванный. То ли беспризорник, то ли из бедной семьи. Он шёл, спрятав руки в карманы в лёгкой цигейковой курточке, насвистывая что-то себе под нос. Нет, Единый! Только не его! Пожалуйста! Пощадите!

Но рыцарь кивнул мне.

- Вот он. Госпоже понравится. Иди.

Я сделала несколько шагов навстречу мальчику, ещё не решив, куда бежать и что сказать этому парню, как вдруг меня кто-то дёрнул за рукав, несильно, но я всё же повернулась назад. А повернувшись, увидела рыцаря. Он сидел на земле, больше, чем когда либо, похожий на обычного человека. Лоб покрывала испарина (в такой то мороз!), а в глазах вместо обычного льда застыла боль.

- Помоги мне! – Прошептал он и сжал мою руку.

Я растерялась даже. Несколько долгих секунд смотрела на него в молчании, теряя драгоценное время. А вдруг сейчас этот момент просветления у него пройдёт и я так и не смогу ничего сделать.

- Чем тебе помочь?

Он долго смотрел на меня, словно оценивая. И во взгляде не было прежнего льда. Боль, пожалуй, усталость, а потом появилось что-то ещё, чему я не могла дать названия.

- Ты кто? – Наконец, спросил он, - Я тебя не помню.

Не помнит! Значит моменты просвета бывали у него и раньше.

- Я – твоя новая невеста, Мелисса. – Осторожно ответила я. Да уж, звучало, наверное, дико. «Новая невеста».

- Новая невеста… - Он потёр лоб рукой. – Значит, я спал десять лет, или больше. Всё перемешалось. Ничего не помню.

Он попытался встать и застонал, как от боли. Потом поднял на меня глаза.

- Ты не боишься меня?

- Нет, - Я покачала головой. Почему то я и правда его не боялась. Странно, но он не пугал меня.

Вдруг до нас донеслись голоса, а потом нетерпеливое ржание кошмаров.

- Мы на охоте, да?

Я кивнула. Глаза у рыцаря потемнели.

- Ты должна будешь найти новую жертву, а я – убить её по приказу Царицы, превратить в лёд, верно? – Он выплюнул это «царицы» вместо обычного «госпожа» с такой ненавистью, что я сразу поверила в его искренность. Передо мной был другой человек, не Ледяной Рыцарь, а Майкл.

- Да.

- Помоги мне. Я не хочу этого делать.

- Как помочь? 

- Я не знаю. Будь рядом. Не дай мне сделать это. – Я только и успела подумать – как я смогу ему помешать, когда Майкл заговорил, торопливо, проглатывая слова. – Я под властью Царицы, под её вечным проклятьем. Тысячу раз уже я умолял небеса даровать мне прощение, но, видимо, моё время ещё не пришло. Но я не хочу служить проклятьем для людей. Иногда бывает, что её власть ослабевает. Особенно часто, когда я отправляюсь на землю и рядом со мной невеста. Словно Единый даёт мне шанс. Я не знаю, с чем это связано, но когда её нет рядом, я иногда могу сопротивляться. Но не в замке. Там слишком темно. Вечная ночь… - Он закусил губу, а по лицу вдруг прошла словно судорога боли. – Если ты – моя новая невеста, помоги мне. Я не хочу быть её верным псом, я не хочу, чтобы из за меня гибли люди. Помоги моей жертве сбежать.

- Я постараюсь. – Я действительно хотела помочь, но не понимала, чем.

Вдруг рыцарь обернулся и побледнел.

- Она уже рядом. Не дай мне снова стать убийцей.

Я понятия не имела, что надо делать, но жалость к рыцарю, жалость, в которую превратился страх, заставили меня взять его за руку. Рука его была тёплая, как у живого человека. И мне было жалко его совсем как человека.

А дальше всё случилось так быстро, что думать уже было некогда. Я услышала сдавленный крик. Похоже кричал этот мальчишка, потом треск ломающихся кустов и голос Царицы.

- Что-то вы долго. Я вами недовольна. Майк, ты знаешь, что надо делать.

Рыцарь встал. Я обернулась. В нём не осталось ничего от человека, который жаловался мне. Он был собран и серьёзен, минутная слабость прошла, и рыцарь снова был похож на воина. И всё же он оставался человеком. Я видела это.

Он сделал несколько шагов вперёд, когда навстречу нам из кустов вывалился мальчишка. Но увидев нас закричал от ужаса и хотел броситься назад. А сзади уже раздавалось ржание кошмаров и крики девушек Царицы. И тут Рыцарь шагнул вперёд, в мгновенье зажал ему рот и потащил в кусты. Я бросилась следом.

- Несколько минут мы выиграем, - он был сосредоточен и молчалив. Но я видела, как ему тяжело даётся это неподчинение.

- Парень, ты знаешь дорогу через лес, в безопасное место?

Мальчик закивал головой, кажется, сообразив, что убивать его сейчас не будут.

- Тогда беги, не разбирая дороги. Вперёд. Только молча. – И рыцарь отпустил его. Мальчик на мгновенье замешкался, а потом бросился бежать. А мы с рыцарем кинулись в другую сторону. Я всё ещё держала его за руку, боясь отпустить.

Мы бежали по направлению к Царице. И когда Рыцарь увидел её сани, он вдруг остановился.

- Что случилось? Где мой мальчик?

- Я потерял его из виду, - Рыцарь стоял, гордо подняв голову, без обычного «госпожа».

- Потерял, говоришь. – В глазах Царицы плеснулась ярость. – Ты будешь наказан, Майк. А пока вот тебе задаток. – И она протянула руку.   

На её ладони загорелось яркое синее пламя. Такое же как у рыцаря, только ярче. Я почувствовала мощь, исходящую от Царицы. Она словно выросла и сама засветилась синим светом. Она подняла руку и направила ладонь на рыцаря. Я увидела, как пламя коснулось его, окутало, словно одеялом. Рыцарь скорчился от боли, потом упал на колени, сжимая зубы. Он молчал, не желая кричать. И я могла лишь догадываться, как ему больно. Он словно горел в огне и не сгорал, а может замерзал от холода, ледяными иглами впивавшимся под кожу, как те статуи, в саду А я понятия не имела, как ему помочь.

Но мне было жалко его. За прошедшие несколько минут я узнала его так хорошо, словно знала всю жизнь. Хотя сама бы не могла толком сказать, почему. Наверное, если бы Царица наказывала его дольше, я бы не выдержала и чем-нибудь выдала бы себя. Но она вдруг опустила руку, а потом обернулась ко мне.

- Мой Рыцарь иногда выходит из повиновения. И тогда приходится напоминать ему, кто здесь хозяйка и госпожа. Так, Лизетта, будет со всяким, кто посмеет нарушить мою волю, - И она внимательно посмотрела на меня. Что-ж, я усвоила урок, поэтому просто стояла молча. Ну, поехали!

Она отвернулась и пошла прочь от рыцаря, который стоял на коленях, сжимая горло руками. Глаза его были закрыты.

- А как же охота? – Одна из девушек, ехавших с нами, капризно скривила губы.

- Я устрою охоту в другой раз, и не бойся, тебя точно возьму с собой, - Хищно усмехнулась она. – Садитесь. – Потом обернулась на рыцаря, который всё ещё стоял на коленях и приказала ему. – Садись в сани и правь кошмарами.

И он встал, медленно, словно нехотя. В глазах снова был лёд, словно они неживые. Он первым залез в сани, я за ним. Как только Царица подняла свои сани в воздух, мы взлетели вслед за ней. И тогда я подняла глаза. Мне показалось, или рыцарь снова был самим собой – не рабом, а человеком, Майклом. Хотя, может быть, мне так только показалось. Он не осмеливался заговорить со мной, а я тоже молчала, боясь напомнить о себе. Вдруг он уже забыл? Но я то ведь помню всё, и что мне теперь делать с этой памятью?

Сани летели по воздуху, а я обдумывала всё, что произошло на охоте. Я была рада, что мне не пришлось заманивать никого и я осталась в живых, да и не только я. Жертв ведь не было. А с другой стороны, я боялась, что Царица придумает какую-нибудь проверку похуже. И не факт тогда, что я справлюсь. Но я должна делать то, что могу, что зависит от меня – всё остальное – неважно. А ещё я всё-таки грустила, что побыла на земле так мало. Кто знает, может быть, теперь я увижу родные места только через десять лет или и вовсе не увижу, как те девушки, что работают на Царицу.

Мы приземлились. В этот раз полёт показался мне короче, чем до этого. Может быть, это тоже какое-то колдовство Царицы. Она первая выскочила из саней, да так, что полы её лёгкой, расшитой серебряными узорами шубки, взметнулись вверх, как крылья.

- Ну что, девочки, вы пока можете отдыхать. А ты, Лизетта, пройдёшь со мной.

Страх напомнил о себе. Неужели я выдала себя чем-то? Неужели в чём-то оступилась? Но Царица по-прежнему смотрела на меня дружелюбно.

- Ты, Майк, тоже пойдёшь со мной. – Она улыбалась, но глаза смотрели жёстко, как у хищного зверя. Она сжала в кулак руку в тёмно-синей перчатке, и рыцарь нехотя вылез из своих саней. Я замешкалась на секунду, а он, проходя мимо меня, поднял голову, и я даже вздрогнула – такой пылающий ненавистью взгляд был у него. Но не меня же он ненавидит, верно? С чего ему меня ненавидеть? К тому же я не видела, скорее чувствовала, что он сопротивляется изо всех сил. Вот только сил у него не хватает. Вот если бы я могла чем то помочь… Но чем?

Голова была занята мыслями о рыцаре, пока сама я покорно брела за Царицей. Мы шли в другое крыло замка. Туда, где я никогда не бывала и понятия не имела, что там находится. Наконец, мы остановились возле лестницы. Внизу было так темно, что я не рискнула бы ступить на первую ступеньку, не имея с собой светильника. Сломать шею вовсе не хотелось. Но Царица щёлкнула пальцами, и сама лестница засветилась мертвенно бледным светом, ещё бледнее, чем светильники в замке.

Царица медленно начала спускаться, даже не оглядываясь, идём ли мы за ней. Рыцарь покорно шёл следом, низко опустив голову. Я брела последней, стараясь угадать, куда она нас ведёт и что ей нужно. Лестница казалась нескончаемой и уже через тысячу ступеней, я потеряла им счёт. Когда мы наконец спустились, я обратила внимание, что здесь, внизу, никто, видимо, никогда не убирался. Да и вряд ли вообще слуги часто бывают в этой части замка. Стены выглядели обшарпанными, по углам висела паутина, на полу лежала пыль. А ещё было тихо. Так, что я слышала не только наши шаги, но и биение сердца, моего. Потому что у Царицы похоже сердца не было, а у рыцаря его ледяное тоже не билось. По крайней мере я так думала.

Наконец, мы пришли. Царица остановилась возле зарешеченной двери.

- Здесь будет сидеть Майк, неделю, в наказание. Я показала тебе это, поскольку ты ведь его невеста. Если не хочешь разделить его участь и получить свой кошмар – будешь вести себя благоразумно.

А разве я не веду, так и хотелось спросить мне. И что за кошмар? Но я сдержалась.  А Царица открыла дверь, и я забыла обо всём на свете. За дверью ярко светило солнце, освещая поле битвы. Прямо перед нами лежал человек среднего возраста. Лицо его показалось мне смутно знакомым. Он был сражён кинжалом и зажимал рану в боку. Я ещё не успела подумать, что я вижу перед собой, как услышала крик боли.

Я обернулась. Рыцарь сделал несколько шагов вперёд, упал на колени перед этим человеком и зарыдал.

Глава 7

- Кто это? – Вырвалось у меня, прежде чем я поняла, что спросила это вслух. Но Царица ответила.

- Вспомни легенду о Ледяном Рыцаре. Вроде бы так её называют у вас на земле.

Я лихорадочно стала вспоминать и до меня вдруг дошло, почему мне показалось смутно знакомым лицо этого человека, сражённого кинжалом. Это ведь был король АгнусI, мы читали про него в учебниках. Говорят, что он – тот самый король, которого предал Ледяной Рыцарь. Но никто ничего точно не знал об этом. Ведь это было на самой заре времён. И вот сейчас, я могла воочию убедиться в том, что это – правда. Царица превратила жизнь Ледяного Рыцаря в сущий кошмар в прямом смысле этого слова.

Я смотрела на него и не сомневалась, что он глубоко раскаивается и если бы не колдовство Царицы, давно бы уже вернулся на землю и жил как все обычные люди, если такой путь вообще возможен для него.

А рыцарь словно не видел нас и не осознавал вообще где находится. Он стоял на коленях возле тела короля и держал его за руку. Глаза рыцаря были закрыты.

- Господин, простите меня! Всего одна обида на вас и чарка вина, выпитая накануне свели меня с ума. Я не защитил вас от кинжала, хотя мог. Не остановил поднятой руки. Боже, как же я теперь раскаиваюсь! Простите меня, мой король!

Я отвернулась. Мне было неловко это слышать. Словно я вторглась во святыню святых. Вряд ли эта искренность рыцаря была предназначена для чужих ушей. Случайно подняла глаза и увидела Царицу. Её глаза горели. Она словно упивалась этой болью своего слуги.

- Что, Лизетта, тебе разве не интересно? – Она увидела, что я отвернулась. – Зря. Смотри что бывает с предателями. Ведь каждый предатель по праву мой. – Голос её перешёл в почти змеиное шипение.

Я вздрогнула и едва не отшатнулась. Но тут она расхохоталась.

- Не бойся. Я не собираюсь наказывать тебя. Ты мне нравишься и так. Ты – идеальная невеста для Майка. С тобой рядом он даже нашёл силы на непослушание. И это так интересно. Я уже давно никого не мучила и моё подземелье просто пылится и скучает без дела. Ну что, оставим дорогого Рыцаря. Пусть он борется с призраками прошлого. Я хотела предложить тебе работу.

- Какую? – Спросила я, не удержавшись.

- О, я пока подержу это в тайне. Мне так хочется, - она усмехнулась. – Пойдём наверх.

Она шагнула вперёд. Я за ней. Когда закрылась дверь, отделяя нас от Ледяного Рыцаря, я почувствовала себя неловко, словно ушла, оставив мучиться в одиночестве близкого мне человека. Но с Царицей не поспоришь. А с другой стороны никто мне не помешает прийти ещё раз сюда. Главное – запомнить дорогу. Что я и делала старательно. Но на пятом повороте потерялась. Сам замок словно старался запутать, выращивая коридоры и лестницы там, где их до этого не было.

Наконец, мы пришли. Царица молча довела меня до двери в комнату и исчезла, оставив меня одну. Я шагнула внутрь, упала на знакомую кровать, которая, наверное, тоже была миражом и только тогда поняла, как эта короткая поездка вымотала меня. Руки и ноги у меня дрожали от усталости, а от голода сводило желудок. Я скинула, почти с ненавистью этот элегантный костюм для охоты и влезла в самое простое из платьев. Хватит маскарада!

Интересно, скоро обо мне вспомнят и принесут еду? Или это тоже испытание? Но не успела я ещё об этом подумать, как пришла Беатрис. Она буквально лучилась радостью и счастьем.

- Привет, Лизетта! Ну как тебе охота? Интересно, верно? И главное, Майк, наглец! Как он осмелился так поступить? – Я видела, что она умело разыгрывает возмущение, а на самом деле её это только забавляло. И она пугала меня больше, чем Царица. Потому что стала похожей на неё по собственной воле. А Беатрис между тем продолжала. – Ну что, ты видела, как она его наказала? Расскажи, а?

Ссориться с горничной Царицы, которая обо всем рассказывает своей госпоже, мне не хотелось, поэтому я вкратце описала ей наказание Рыцаря.

- Ого. Как замечательно госпожа придумала! – Восхитилась она. А меня даже передёрнуло. – Вот если бы мне такую способность, все бы мои знакомые получили по горсточке персональных кошмаров. Ну кроме тебя, конечно, дорогая. Ты мне пока нравишься, - И она подмигнула мне и упорхнула, шурша платьем.

А через пару минут принесли ужин. Я ела, почти не чувствуя ни вкуса ни запаха еды. Перед глазами стояла согбенная фигура рыцаря. Если бы я могла как-то помочь ему, облегчить эту боль… И дороги я как назло не запомнила. И Царицу просить нет смысла. Она сразу раскусит, что я не на боль его хочу посмотреть, как Беатрис, а помочь. А если раскусит – боюсь ему будет ещё хуже.

Так я промучилась, пока не поняла, что засыпаю. Глаза закрылись сами собой. А во сне я видела странный камень и меч в нём. От него шло тепло и мне хотелось подойти ближе и погреться. Но я не могла. Обернулась поискать, что мне мешает и увидела рыцаря. Он сидел на полу, обняв руками ноги. Длинные спутанные волосы свисали на глаза. Он изменился. Похудел и постарел, но я всё-таки знала, чувствовала даже во сне, что это именно он. Я махнула ему рукой, зовя собой.

- Не могу, - ответил он. – Я не могу подойти к камню.

- Почему?

Но он не ответил. Помолчал немного, а потом произнёс.

- Возьми меня за руку и проведи.

Я обернулась к нему и… проснулась. Очнулась и ещё несколько минут не могла понять, где я и что со мной. Настолько реальным был сон.

И он помог мне решиться. Я просто должна была увидеть рыцаря.

Понятия не имею, что и зачем делаю, как буду искать рыцаря в этом круговороте коридоров, но я встала, оделась и пока никто не пришёл ко мне, вышла из комнаты. Никто за мной не следил, по крайней мере я не видела. Хотя в замке у Царицы, наверное, везде были свои глаза и уши. Я надеялась, что сейчас ещё довольно рано и меня пока не будут искать. Но часов здесь не было, поэтому я давно потеряла счёт времени, ориентируясь только на свои внутренние часы.

Чернота коридора как обычно заставила сначала зажмуриться с непривычки. Неужели нет выхода? Как же должно быть тяжело рыцарю изо дня в день сотни и тысячи лет видеть эту черноту! Почему-то думая про тысячи лет, я всё равно не воспринимала его как человека, который видел зарю мира и которому тысячи лет. Для меня это был просто усталый отчаявшийся и достойный жалости человек.

Может быть, именно поэтому я выбралась из крыла, в котором жила Царица со слугами и сейчас блуждала по замку. Именно блуждала. Потому что после первого же поворота убедилась, что то ли замок живёт своей злобной жизнью и путает меня намеренно, то ли у меня с памятью совсем плохо.

Но не прошло ещё, наверное, и четверти часа, как я совсем заблудилась. А главное – куда не пойди – никого не было. Ни девушек, которых теоретически здесь тысяча, ни слуг Царицы, ни её самой. Только бесконечные коридоры с десятками дверей и лестницы. Даже если я захочу вернуться, у меня теперь не получится, и я умру от голода и холода в этом жутком замке.

Я поёжилась. Да, картина выходила так себе. А главное я действительно не могла ни себе ничем помочь, ни рыцарю, к которому стремилась. Интересно, как скоро я устану бродить туда-сюда? Чтобы отвлечься от давящих мыслей я вспомнила того, кому хотела помочь. Вот ему тяжелее вдвойне. Он ведь даже если хотел бы – не мог умереть. Не жизнь, а вечное мучение.

Я остановилась и привалилась к стене коридора. И тут же испуганно отпрянула. Стоило дотронуться рукой до стены, как я словно увидела карту замка. Она встала как живая, перед глазами. Синие коридоры, как вены, а в центре, как жаркое сердце горел нестерпимым светом камень. Когда я отшатнулась, карта исчезла.

Колдовство? Наверное. И вряд ли оно рассчитано специально на меня. Но… Желание воспользоваться этой картой встало как живое. Поэтому я не выдержала, дотронулась рукой до стены и снова увидела карту. Так и пошла, вперёд, к лестнице, уводящей вниз, в подземелье, ведя пальцами по стене.

Когда передо мной снова появился этот чёрный провал в никуда, я даже не поверила своим глазам. Я шла куда меньше времени, чем до этого плутала по коридорам. Замок явно меня запутывал. Только почему смилостивился сейчас? Я понятия не имела, но смело шагнула в полную темноту, на первую ступеньку. Потом на вторую. И с каждым моим шагом лестница начинала светиться всё больше. Сначала слабо, бледно, едва различимо, потом всё ярче и ярче.

Интересно, уж не Царица ли наблюдает за мной сейчас и помогает дойти до цели, туда, куда я собралась, чтобы потом разом уничтожить и меня и Ледяного Рыцаря или превратить в ледяные фигуры и поставить украшать сад? Мне было страшно, но сама не понимаю, почему, я шла вперёд. Если раньше я даже и думать не хотела о том, чтобы искать общества рыцаря и говорить с ним, то сейчас мне было даже интересно. Но я понятия не имела, что я буду делать, если он снова станет рыцарем, таким каким его сделала Царица. Как вернуть ему память, как расколдовать его? Почему я хотела это сделать – сама не знала. Но мне было его жалко.

Я спускалась долго, очень долго. И когда в голове уже появилась мысль, что может быть, это не та лестница, она наконец то закончилась. Последняя ступенька и впереди пустой коридор. И вот дальше всё зависело от моей памяти. Никакая карта не подскажет мне, за какой дверью искать рыцаря.

Я шагнула вперёд, когда секундная мысль едва не заставила меня застонать в голос. Я совсем забыла, что Царица могла запереть дверь! Если не ключом, так колдовством, иначе ведь почему рыцарь не может выбраться из этой тюрьмы и отправиться, куда пожелает. Неужели всё напрасно? Нет! Я упрямо пошла вперёд. Глупо возвращаться, не узнав.

Несколько шагов и кажется вот она, дверь. По крайней мере, уходя, отсюда вчера с Царицей, я считала повороты и двери. И вроде бы я не ошиблась. Поэтому дотронулась до двери. Ручки на ней не было. Сначала ничего не происходило, а потом она открылась. Я снова была на поле боя. Крики, лязг мечей, топот копыт, сначала оглушили меня, так что я не сразу даже поняла, что картина поменялась.

Король уже не лежал на поле. И рыцаря не было. Я огляделась. Он сидел в небольшом подлеске слева, там, куда, наверное, не долетали стрелы. А рядом лежало тело короля. Он словно спал. Руки сложены на груди, рядом меч и щит.

А рыцарь прислонился к дереву и похоже тоже спал. Такой же, каким я его видела во сне. Постаревший и осунувшийся. Я медленно направилась к нему, не осмеливаясь его окрикнуть. Но он первый поднял глаза. Взгляд мутный и полный боли. Он увидел меня не сразу, а увидев, словно не узнал.

- Ты кто? И что делаешь в моём кошмаре?

- Мелисса, твоя невеста. Ты разве не помнишь?

Я боялась, что он скажет: «не помню». Но он вдруг посмотрел на меня, очень внимательно и взгляд его снова стал осмысленным.

- Кажется, помню… - Ответил он медленно. – Но я был словно в кошмаре. – Он огляделся по сторонам и схватился за голову. – Да я и сейчас в кошмаре.

Я понятия не имела, как не дать ему снова погрузиться в кошмар, но всё-таки попробовала его отвлечь.

- Расскажи мне, что тогда случилось.

Он снова поднял голову, в глазах застыла боль.

- Я расскажу. Хотя бы кому-то я должен сказать об этом. Но ты – первая, кто спросил меня. – И он взглянул на меня так странно и пристально, словно пытался запомнить, рассмотреть, узнать. Я почувствовала вдруг как кровь приливает к щекам и опустила глаза, не выдержав его взгляда. Но рыцарь снова заговорил. – Я был совсем мальчишкой, попрошайкой, которые рыщут по дорогам в поисках пропитания. Не знаю, как сейчас, но раньше рыскали. А после войны их развелось до неприличия много. Тогда, на заре, мир сотрясали страшные войны, но и люди были другими, сильнее, наверное. – Он сделал паузу. На миг лицо потемнело, словно он сейчас был там. Но я терпеливо ждала. Рыцарь сделал над собой усилие и продолжил. – Мой господин подобрал меня несмышлёного мальчонку и обучил всему, сначала сделав меня оруженосцем, а потом и посвятил в рыцари. Он был мне отцом и самым близким другом. Своих настоящих родителей я не помню.

Но как и между всеми людьми, между нами случались ссоры и чем я становился старше, тем всё чаще и чаще. Меня тяготило благодеяние короля. И нашлись нужные люди (о, они всегда находятся), которые нашептали мне, что так и должно быть, что я должен освободиться от гнёта благодеяний. А тут ещё король надумал жениться. И надо же было такому случиться, что я влюбился в его невесту. Ну или кто-то умело управлял моими чувствами. Сейчас я уже не разберусь в этом. Все они давно мертвы и сгнили в своих могилах.

Но мы тогда крупно повздорили. Я обиделся на него, он обиделся на меня. И в порыве гнева я произнёс страшные слова, что мне не нужна его дружба, что она тяготит меня. Слово за слово. Он тоже вспылил. Мы разругались в пух и прах. Я сказал, что даже если он будет умирать, я не вернусь к нему и ушёл из королевского замка.

А потом напился в ближайшем трактире. А утром узнал, что соседняя Астарция объявила войну. И король спешно уехал на войну и прислал мне письмо. Если бы я смирился или он бы был менее резок в своих словах, мы, наверное, помирились бы. Но он приказал мне прибыть на поле боя и занять подобающее по чину место, или он пришлёт за мной стражу. Я приехал, но в груди ещё кипела злость.

И когда один из своих же вельмож, из тех, что нашёптывали мне обиду на короля, поднял кинжал, чтобы вонзить в спину королю, я мог ещё закричать, предупредить, но я не стал. Всего одна секундная мысль, что его не станет – и я буду свободен, и я не остановил поднятой руки предателя.

Король умер мгновенно, так и не успев узнать, что я его предал и не успев простить. А потом явилась она и сказала, что все предатели по праву принадлежат ей. Она забрала тогда несколько человек с поля боя. Но с ними она давно наигралась, превратив в лёд, а меня оставила на мучение.

Рыцарь замолчал. Я тоже молчала потрясённая. Я знала легенду, слышала про предательство, но услышать от того, кто предал, увидеть воочию, это было совсем другое. И я видела, что рыцарь раскаялся. Он до сих пор страдал. И мне было так больно и жалко его, что я безотчётно взяла его за руку и пожала. Пусть я не могу утешить, но он, наверное, и не нуждается в утешении. Да и я видела, что такое настоящее предательство, что такое, когда душа твоя полностью отдана злу и не раскаивается ни капли, взять хотя бы Беатрис. А рыцарь он был не такой. Сама не знаю, почему, я произнесла его имя:

- Майкл…

Он поднял глаза на меня.

- Так меня зовёт она. Не надо. Я не Майкл. Но кто я? Это было так давно, что я забыл своё имя. Да я и не заслуживаю его. Рыцарь предавший себя, клятвопреступник. Для меня нет уже места здесь. - Он вздохнул. – Она возвращает мне память, лишь для того, чтобы помучить. Через пару дней она вернётся, прикажет мне и я снова буду её псом. А ты – её верной служанкой.

Он отвернулся и замолчал. Я сидела, глядя на вечное поле битвы. А в душе росло какое то странное чувство, которому не было названия. А ещё обречённость. Словно ничего не изменить. Но не слушаю ли я сейчас наветы, когда верю, что ничего уже не сделать? Я встрепенулась. Я жива и рыцарь жив, а значит не всё ещё потеряно.

- Как вернуть тебя? Как помочь тебе?

 Глава 8

Он медленно обернулся и посмотрел на меня, внимательно и странно. И снова я почувствовала, что краснею. Так необыкновенно и таким жарким огнём опалил взгляд…

- Я не знаю, - тихо ответил рыцарь, потом помолчав, добавил, - есть предание, что та, что полюбит меня, спасёт меня. Но как она это сделает – я не знаю.

Вот и всё. Ничего нового. Но я ведь не любила рыцаря. И не хотела любить. Меня дома ждут мама и сестрёнка. И всё же он не был мне безразличен. Этот усталый человек с больным взглядом. Он столько пережил, был предателем. Но я почему то не могла его винить, только жалеть.

Мы сидели молча, посреди поля, потом вдруг он вздрогнул.

- Я не знаю, зла ты мне желаешь, или добра, но я чувствую Её. Она идёт и скоро будет здесь. Я думаю тебе надо спрятаться.

Я мгновенно осмотрелась. В этом кошмаре негде было спрятаться. Поэтому я торопливо вскочила и бросилась к двери. Задержалась немного и сама не зная зачем, сказала:

- Я вернусь.

Пусть он не будет уже через несколько часов, а может дней, помнить меня. Пусть забудет эту фразу и снова станет рыцарем изо льда. Но сейчас я могла ему помочь, могла сказать, что я буду рядом. Почему-то мне было это важно.

- Благодарю, - он кивнул мне. И снова этот взгляд. Я зарделась, прижала руки к алеющим щекам и выбежала прочь, в коридор. Единый, что со мной творится! Я, кажется, готова влюбится в человека, которого не знаю совсем, которому сотни и тысячи лет и который проклят. И всё же… Его лицо так и стояло перед глазами.

В коридоре я посмотрела на лестницу. Там уже слышались шаги. Царица идёт сюда. Будем надеяться, что она не всезнающая и не всевидящая. Иначе она в два счёта поймёт, что я была у рыцаря. Я прижалась рукой к стене, всего лишь на секунду, чтобы увидеть, как коридор поворачивает направо и уводит куда-то вниз, ещё ниже. Раздумывать было некогда, и я кинулась вперёд. Сбоку увидела какую-то дверь и юркнула в неё.

Интересно, как я пойму, ушла Царица или всё ещё здесь? Ладно, подожду некоторое время, потом выйду и прислушаюсь. А пока осмотрюсь там, куда я забежала.

Я отошла от двери и огляделась. А потом ахнула. Интересно, это замок, или камень, который был словно заколдованным пленником, как и я в этом замке, привёл меня сюда? Я очутилась в каморке. Склад старых ненужных вещей. Мётлы, вёдра, тряпки, битая посуда, а ещё книги. Пыльные, покрытые паутиной и всё же они тут были. Интересно, что это за книги и почему Царица не решилась их выкинуть?

Я шагнула вперёд, прикоснулась к одной из них и почувствовала тепло. А вот и ответ. Книги, наверное, сродни камню и мечу. Я понятия не имела, что это за камень и меч, но вспоминала о них всё чаще и чаще. И мне всё чаще казалось, что камень живой и он такой же пленник Царицы, как и все мы.

Я бережно взяла книгу в руки и смахнула с неё пыль, чтобы в который уже раз удивиться. На потёртой, почти истлевшей от времени обложки был изображён рыцарь. Я была уверена, что тот самый, и написано «Легенды».

Я открыла книгу и немного помедлила, прежде чем перевернуть первую страницу. Вряд ли, конечно, я прочитаю всё за один раз, но забирать её в комнату, где живу и прятать прямо перед носом у Царицы, не имеет никакого смысла. Поэтому буду приходить сюда и читать, если замок пустит меня. Или это не замок? Ведь если бы он был живой, имел разум или какое-то его подобие как у живых существ, то служил бы он скорее всего Царице верой и правдой. Наверное, это камень, доброе сердце замка, помогает мне, но что или кто он такое? Я понятия не имела об этом, но решила не думать пока над загадками, которые я не в силах разгадать.

Итак. Я перевернула первую страницу. На титульном листе было написано: «Полная и достоверная Легенда о Ледяном Рыцаре». Так легенда или нет? Разве легенда может быть достоверной? Но я отмахнулась от навязчивых мыслей и продолжила чтение.

На первых двух листах была описана история рыцаря. Такая, которую он мне рассказал, один в один. Вот только там, где должно было быть вписано его имя, книга зияла пустыми местами. И это тоже было странно. Но я уже привыкла и перестала удивляться странностям.

История была с красочными иллюстрациями. И рыцарь и король были похожи на тех, что я видела и знала один в один. Интересно, сколько лет этой книге и кто её создал? Опять одни загадки без ответов.

Дальше была страница, где говорилось о том, как Царица Ночи забрала рыцаря в свой замок и сделала своим верным слугой. Царица тоже была похожа. Словно художник рисовал с натуры. А может и впрямь так было. Я перевернула страницу, хотела лишь просмотреть текст, но взгляд зацепился за первые строчки, и я прочитала всё.

« - Все предатели принадлежат мне по праву, - сказала Царица Ночи.

Она была страшнее самых страшных кошмаров. Высока ростом, а глаза метали молнии.

Рыцарь поднялся с колен. В тот миг он понял, что совершил, но было уже поздно.

- Если Создатель неба и земли слышит меня, я готов дать ответ. Я предал и глубоко раскаиваюсь и эта боль гнетёт меня уже сейчас. Но я готов дать ответ за это.

И ответ послышался рыцарю в шуме ветра, что внезапно поднялся над полем боя.

- Ты слишком горд сейчас. На тебя были возложены большие надежды, но ты не оправдал их. Твоё время ещё не пришло. Сейчас Её время. И ты по праву принадлежишь ей. Но наступит день, через много веков, когда на твою боль ответят любовью. Тогда будет даровано тебе прощение. И вот тебе знак – твой лёд растает рядом с ней, и сердце вновь станет биться.

И рыцарь склонил голову. А Царица Ночи расхохоталась и протянула руку и оледенело его сердце и перестало биться, в глазах поселилась стужа и не знал он с той поры ни боли, ни жалости, ни покоя.»

Всё. Страница закончилась. Я перевернула следующую, но она была пуста. Что за чудеса?! Но все страницы до конца книги были пусты. Это точно колдовство. И я не знала, плохое или хорошее. Потрясла книгу, перевернула, но ничего не появилось. Ну что-ж, значит попробую разобраться сама. Я знаю, что в этом пророчестве важную роль играют меч и камень, но пока не поняла, какую.

 Интересно, Царица ушла? Или ещё нет? Я приоткрыла дверь и прислушалась. Тихо. Хотела уже шагнуть вперёд, но зачем-то снова прикоснулась к стене комнаты и едва не ахнула. Теперь я видела не только коридоры перед глазами, но и Её. Понятия не имею, как, но я видела среди сплетений коридоров и комнат фигуру Царицы. Она всё ещё была здесь, рядом с рыцарем. Я быстро отшатнулась и закрыла за собой дверь в каморку.

Хотелось уже завтракать, но я не могла выйти отсюда, пока она не уйдёт. А что если она придумает остаться здесь, допустим, на день? Я представила, как медленно умираю от голода и содрогнулась. В голову лезли всякие нехорошие мысли о том, как Царица мучает рыцаря, перед глазами вдруг предстала фигура рыцаря, который катался от боли по траве, как тогда на охоте. Я помотала головой. Я всё равно сейчас ничего сделать не могу.

Даже проклятая книга ничего мне не показывает! Чего она ждёт? Что я произнесу имя рыцаря или скажу, что жалею его, что он мне небезразличен? Но пока я здесь буду гадать, Царица будет мучить его. В моих силах попытаться прекратить эти мучения, только я не знаю, как.

Я стиснула зубы и снова взяла книгу с полки и открыла на той странице, что читала последней. А потом перевернула. И едва не выронила книгу. На чистой странице вдруг стали сами собой появляться буквы, как будто кто-то их писал прямо при мне.

«О, ты, та, что читаешь книгу! Если тебе небезразличен Рыцарь, скорее переверни страницу, ибо на этих листах речь пойдёт о его делах, что черны, как сама тьма. Ибо не знает он жалости с тех пор, как сердце его превратилось в лёд и стал он верным слугой Царицы. И не станет он никогда прежним, пока чаша добрых дел не перевесит злых.»

Чаша добрых дел? Что это значит? Я, конечно, понимала, что все легенды иносказательны, но чтобы до такой степени… Интересно, зависит ли дальнейшая судьба рыцаря от того, прочитаю я про его дела, или нет? Что изменится? Я немного помедлила, но потом всё же решила не переворачивать страницу. Пусть он совершил много злых дел, но ведь не по своей воле и не по своему желанию. Я смело начала читать. Но как только прочла первые слова, буквы словно вспыхнули и загорелись. От неожиданности я едва не выронила книгу, но всё-таки удержала, успев увидеть, как превращаются в пепел последние слова.

Я даже не смогла разобрать о чём они были. А на чистом листе снова начали проявляться буквы.

«Его время пришло, хотя каждый сам волен выбирать свой путь, но Рыцарь снова может стать человеком, если ты захочешь ему помочь»

Если я захочу помочь… Сердце в груди застучало сильнее. Неужели всё действительно зависит от меня? Хотя… Книга ведь могла здесь лежать специально. Вдруг это ещё одна проверка Царицы? Всё зависит от того, что я должна сделать. Я скользнула взглядом вниз страницы и прочла.

«Рыцарь должен вытащить меч из камня»

И всё. Ни строчкой больше. Я перелистнула страницы в надежде на подсказку. Пусто. Ну, наверное, она откроется позже. Хотя я вообще в этом сомневалась. Слишком странной была эта книга. Я вспомнила свой сон. То, что рыцарь должен дотронуться до камня и то что раньше он не мог это сделать, судя по удивлению Царицы, я знала. Но неужели трудно провести его к камню? Вот же он. Я дотронулась рукой до стены и снова увидела его в центре замка, словно живое сердце. В чём же проблема? Или Царица поставила там охрану? В любом случае, я подумаю об этом позже. А сейчас я увидела, что Царица вернулась в свои покои.

Я смело вышла из каморки и бросилась к лестнице. Интересно, меня хватились? Возле комнаты, где был заперт Рыцарь, я невольно приостановилась. А потом решилась и снова приоткрыла дверь. На этот раз поля боя не было. Просто тёмная комната. Рыцарь сидел на полу. Услышав скрип двери, поднялся и повернулся. И я с ужасом увидела лёд в его глазах.

- Лизетта? Что вы здесь делаете? Вас послала госпожа?

- Да, то есть нет, - я не знала, как спросить его, что случилось. Потом всё-таки решилась. – Мне рассказали, что вас наказали. (Я снова перешла на «вы»). Хотела спросить, за что.

- Я был непокорен госпоже и, кажется, очень сильно провинился в чём-то, правда я не помню, в чём. Но всё уже хорошо. Наказание скоро закончится. Госпожа сама приходила недавно и сказала, что я исправился и она довольна. Я счастлив служить моей госпоже.

- Ну хорошо. Тогда я пойду.

Я юркнула за дверь, даже не уверенная, что рыцарь заметил мой уход, добралась до странной светящейся лестницы, ступила на первую ступеньку, а потом вдруг разрыдалась. Это было глупо и странно. Я не плакала даже когда попала сюда в этой проклятый замок. Но вот сейчас почему-то сердце разрывалось от горя. Мне было неимоверно больно видеть снова ледяные глаза на лице рыцаря. Так больно, что слёзы сами текли из глаз. Интересно, чем мучила его Царица, что он снова стал покорным, верным псом?

Я постараюсь ему помочь, обязательно, даже если он сам этого не хочет. Вот только как? Я подумаю об этом после. А пока торопливо вытерла слёзы и поспешила вверх по лестнице. Может быть, моего отсутствия даже не заметили.

По пути в крыло Царицы я вдруг услышала шаги и не успела даже подумать о том, куда бы спрятаться, как мне навстречу вышла Лайза.

- Лайза! – Вскрикнула я обрадованно и едва не бросилась ей на шею. Но девушка вдруг отнеслась ко мне как-то странно.

- Добрый день, - она присела в книксене.

- Ты не узнаёшь меня? – В голове за один миг пронеслось много самых страшных мыслей, но ответ Лайзы развеял все сомнения.

- Нет почему же, узнаю, - её губы кривились от презрения. – Новая любимица Царицы и невеста Проклятого.

- Но я же невеста не по своей воле, как и все вы.

- Но живёшь то ты у неё по своей воле. Иначе почему бы тебе не вернуться к нам?

- Я не знаю, правда, Лайза. – Мне было важно убедить её в том, что я не виновата. – Я хочу вернуться, но Она ничего не говорила мне об этом.

- Правильно, потому что ты всё делаешь, чтобы понравиться Ей.

- Это неправда! – Глаза защипало от обиды.

- Мне некогда с тобой разговаривать, Лизетта, - голос Лайзы звучал хлёстко и больно как удар кнута. Она обошла меня и скоро исчезла за поворотом.

Проклятая Царица, проклятое царство Ночи и лжи! Даже если я наскучу Царице и вернусь к девушкам, они никогда не забудут того, что наплела им Царица, а может и показала через своё проклятое колдовство. Она делает всё, чтобы я подчинилась ей. Она ломает меня так же, как в своё время, наверное, ломала Рыцаря. Подумав о нём, я заставила себя успокоиться. У меня есть дело здесь и мне некогда обижаться и расстраиваться. И хотя сердце рвалось от боли и обиды, я заставила себя улыбнуться. Только так я смогу помочь рыцарю, даже если никто в этом замке не поддержит меня.

Глава 9

В моей комнате было пусто. Ни завтрака, ни служанки, ни Беатрис, никого. То ли никто не заметил моего отсутствия, то ли у Царицы были собственные мысли на этот счёт. Но я не успела даже подумать об этом, как в дверь постучали и вошла служанка.

- Вот ваш завтрак, - она поклонилась мне и поспешила убежать, словно знала, что я пришла.

Интересно, уж не она ли рассказала Лайзе всю ту чушь про меня, что думает эта девушка теперь? Надо в следующий раз задержать её каким-то образом и расспросить.

Я только начала свой завтрак, как дверь вдруг распахнулась и вошла Беатрис.

- Ну здравствуй, красавица! А ты знаешь, госпожа рассказала мне всё про Майка. Здорово она его наказала, верно? Она прямо вне себя от ярости вчера была. Остаться без новой фигуры в охоту. Говорят, скоро будет ещё одна охота, на которую, она не возьмёт рыцаря.

Я вздрогнула. Значит вот оно, следующее испытание. В таком случае я не выдержу его и даже не собираюсь выдерживать.

Пока я завтракала, Беатрис болтала, рассказывала какие-то сплетни, упоминала о своих подружках. Наконец, я поела. И почему-то пришло вдруг на ум задать ей вопрос.

- Беатрис, а у тебя кто-то остался на земле?

Она вздрогнула, словно я спросила что-то ужасное, потом вся скривилась, но всё-таки ответила:

- У меня там осталась сестра, - она выплюнула это слово, будто ненавидела свою сестру. А может и в самом деле ненавидела.

- А ты не скучаешь по ней?

- По ком? Она много веков уже как превратилась в прах и лежит в склепе рядом со своим драгоценным Робертом, - Беатрис отвернулась и замолчала. Я поняла, что она больше ничего не скажет. Несколько минут мы молчали, а потом она сказала уже совсем другим голосом. – Лизетта, госпожа ждёт тебя. Она хочет предложить тебе работу.

- Какую?

- О, она ничего мне не сказала. Наверное, хочет устроить тебе сюрприз. – Мне показалось или в её голосе послышалась зависть? – Госпожа ждёт тебя в своём кабинете.

Кабинет? Хм. Что-то новое. Кабинет я ещё не видела.

- Я готова, пойдём.

Мне не очень хотелось видеть Царицу, но приходилось делать вид. Тем более терять мне и так уже больше нечего. Я вспомнила Лайзу и тихо вздохнула. Может быть, царица даст мне такую работу, что я безнаказанно смогу бродить по замку и узнаю что-нибудь новое о рыцаре и о том, как отвести его к камню. Явно что сейчас, когда он снова не в себе, он не пойдёт со мной. Может быть, в этом и состоит главная загвоздка?

Я постаралась отогнать печальные мысли, но против воли мысли мои возвращались к рыцарю. Где он? Как можно ему помочь?

Несколько минут и Беатрис остановилась со мной у двери, обитой ярко-красным бархатом.

- Вот и кабинет госпожи. Мы пришли.

- Добрый день, Лизетта, заходи.

Царица была само очарование. В прелестном ярко-красном платье, подбитом мехом. На голове её была корона. Она ласково мне улыбалась. Я сделала вид, что тоже рада её видеть.

Кабинет был совсем не похож на другие комнаты в этом унылом замке. Стены обиты чёрными коврами, по которым иногда пробегали словно северное сияние, разноцветные блики. На потолке вместо обычных бледных светильников, сияла люстра, обычная, вполне земная. Посредине комнаты стояло несколько кресел, старинных, украшенных замысловатой резьбой, и стол. А ещё в комнате было окно и это вдвойне странно, потому что я редко видела окна в замке.

- Присаживайся. – Царица терпеливо подождала, пока я осмотрюсь. – Нравится тебе тут?

- Да, - ответила. И ведь почти не лукавила. По сравнению с одинаково чёрными комнатами в замке, эта – казалась даже красивой. И ничего лишнего. Я вдруг подумала, как выглядят личные покои Царицы и много ли там статуй и едва не вздрогнула. Но нет. Она не должна знать о том, что я думаю.

- Это замечательно, потому что тебе предстоит работать здесь. Ты знаешь, Лизетта, ты мне очень нравишься и Майку будто бы тоже. Глупостей не делаешь, меня слушаешься, - она хмыкнула. – Так что теперь я хочу поручить тебе ответственную работу.

- А Беатрис? – Вырвалось у меня. Мне было страшно даже подумать о том, какую работу Царица может мне предложить.

- А что Беатрис? Она наскучила мне за столько лет. Тем более её взгляды достаточно ограниченны и в силу своих жизненных обстоятельств она слишком сильно ненавидит людей. Надо быть ровнее, - Царица улыбнулась, показав ослепительно белые зубы. «Ну да, убивать без ненависти, высшая мера безразличия, наверное». – Вот ты достаточно подходишь мне, Лизетта. И если будешь хорошо работать, я не отошлю тебя к девушкам, а оставлю рядом с собой. Да и Майк всё время будет рядом. Как он тебе, а? Настоящий мужчина, воин, защитник, верно?

Я вспомнила лицо рыцаря, искажённое болью, и мне захотелось стереть Царицу в порошок. Впервые в жизни я чувствовала такую сильную ненависть к кому-то. Если бы я только знала, как пробудить его! Хотя я ведь знаю! Мгновенное осенение пришло внезапно. Там написано, что рыцарь будет оттаивать рядом со своей невестой. Значит мне просто нужно держаться к нему как можно ближе, постоянно быть рядом с ним. А где это возможно? Только здесь, рядом с Царицей, где он постоянно обитает. Значит я должна сделать всё, что от меня зависит, чтобы хорошо делать свою работу. Правда, я ещё не знаю, в чём она заключается.

- Он очень нравится мне, - призналась я Царице. Пусть думает что хочет, но тут я почти не соврала. К тому же ведь она ждёт именно этого от меня. Наверное, хочет назвать меня женой рыцаря и прекратить этот бесконечный поток невест. Служанку ведь она может выбрать себе и так. А собственно, что в этом плохого? Я хотела проверить, смогу ли я действительно помочь рыцарю, становится ли он самим собой со мной. И если это действительно так, то я согласилась бы и на это предложение Царицы. Я покраснела, подумав об этом.

- Вот и замечательно, - она улыбнулась, только улыбка эта показалась мне почему-то злобной и торжествующей. Я что-то не то сказала? – Как только его наказание завершится, я приведу его к тебе. Наверное, ты соскучилась по нему.

Я не стала отрицать её слова, просто промолчала. Несколько минут в комнате царила необычная тишина, а потом Царица снова заговорила.

- Так вот, про работу. У меня есть, ну скажем, волшебное, зеркало. Оно показывает жизнь, что происходит в разных городах. Можно увидеть всё, что хочешь и кого хочешь. Но вот незадача. Мне некогда за ним сидеть. Я хотела бы тебе предложить тебе посмотреть в него. И рассказать мне, что увидишь. А потом рассказывать мне всё самое интересное, что ты найдёшь. Ты согласна?

- Да, конечно, - я поспешила ответить, надеясь, что Царица никогда не узнает о том, что я думаю. В этом во всём точно был какой-то подвох, но я пока не могла понять, какой. Она испытывала меня. Это абсолютно точно, но я не могла ничего сделать.

- Хорошо. Тогда с завтрашнего дня начнём. Клара будет заходить за тобой с утра и до обеда.

С утра. Сердце у меня упало. Значит я не смогу больше сбегать к рыцарю. Хотя имеет ли это значение, если в глазах его снова лёд? Мне стало горько, но я улыбнулась и ответила Царице так, как она хотела слышать.

- Хорошо, значит до завтра, Лизетта, - и Царица улыбнулась мне.

Если уж завтра я должна прийти на работу, то сегодня я попробую или навестить рыцаря, или хотя бы добраться до камня. Меня почему-то тянуло к нему. Пусть это глупо, но я была уверенна, что узнаю какие-то ответы, если попаду туда. Поэтому я вернулась к себе в комнату и, подождав немного, прислонилась рукой к стене. Я не была уверенна, что в крыле Царицы, так близко от неё это сработает и едва не вздрогнула, так же чётко увидев план замка. Вот он, камень, ждёт меня. И я приду, обязательно.

Я медленно выглянула. В коридоре никого не было. И, держась рукой за стену, направилась прочь от крыла Царицы, к камню. Несколько пролётов я преодолела легко, а вот дальше начались странности.

Несмотря на план комнат, я словно шла неправильно. Вроде бы вперёд, вроде бы к камню, а вроде бы и не туда. То есть я шла, шла и никуда не приходила. Вот, значит, как Царица охраняет камень! Я ещё несколько раз повернула и поняла, что точно хожу по кругу, ни на каплю не приближаясь к камню. Мда. Так я точно никуда не попаду. Пойду лучше навещу рыцаря и попробую прочитать странную книгу легенд. Может быть, там есть ответ, как мне добраться до камня.

Дорогу до места, где был заперт рыцарь, я знала почти наизусть и прошла, даже не касаясь рукой стен. Я, на диво, быстро научилась ориентироваться в этих хитросплетениях коридоров. Почему-то возле двери, за которой Царица оставила рыцаря (Какой это идёт день для наказаний? Четвёртый? Или может уже неделя прошла?), я немного помедлила. Мне было страшно. Но потом я заставила себя натянуть на лицо улыбку и вошла. Рыцарь не увидит моих слёз. По крайней мере не сейчас, когда в его глазах снова лёд.

Он обернулся.

- Добрый вечер, Лизетта. Вас прислала Царица?

Снова те же однотипные слова, всё как и в прошлый раз. Мне было больно видеть его таким. Я закусила губу и ответила:

- Нет, я решила проведать вас.

А потом решилась. Я ведь пришла узнать, права ли легенда. Я подошла ближе к рыцарю и робко дотронулась до его руки.

- Вы помните меня?

Я боялась, что он оттолкнёт меня или попробует превратить в лёд. Я знала, что он это может и знала, что он никогда не простит себе, если так поступит, и всё же я на что-то надеялась.

Он вздрогнул. По лицу словно пробежала судорога.

- Мелисса? Ты пришла? - Он ничего не помнит. Мне стало грустно. - Но вроде бы приходила Она, а потом… - Он замолчал. Взгляд снова стал ледяным, но рыцарь сжал кулаки. Я видела, как он боролся и победил. Правда не знаю, надолго или нет. Но у него получилось. – Опять она игралась мной. Сколько это ещё будет продолжаться?

Я не могла ответить ему, поэтому просто молчала. Несколько минут тишины, потом я спросила осторожно.

- Ты совсем ничего не помнишь?

- Нет. После того, как ты ушла, а потом вернулась она – в голове туман, словно пустота. Я пытаюсь вспомнить и не могу.

- А ты знаешь, что она говорит тебе или делает, чтобы ты снова стал… стал… - Я не могла подобрать слова. Как назвать его? Ледяным Рыцарем. Но он бы обиделся. Наверное. Но рыцарь только слабо улыбнулся, понимающе.

- Той дрянью, что сейчас? Я не помню. Она приходит и потом словно всё в тумане. Я хочу возразить ей и не могу. А потом туман становится всё больше и больше и забирает всю мою жизнь.

Скверно. Я потёрла лоб. Как же мне расколдовать его, если он сам не знает, как заколдован?

А рыцарь внимательно посмотрел на меня.

- Скажи, только не лги мне. Ты что-то узнала? – И его испытующий взгляд остановился на мне. Я вновь почувствовала, что краснею. Кровь прилила к щекам. Сказать ему, или нет? А если он расскажет Царице? Нет, не нарочно, но вдруг она прикажет ему? Или же она уверенна, что только она может возвращать ему память, чтобы он мучился? Я не знала, как ему ответить, поэтому спросила:

- А ты что-нибудь помнишь про обряд, который мы проходили?

- Нет, - ответил рыцарь и покачал головой. – А что такое?

- А что ты вообще знаешь про обряд?

- Она каким-то образом проверяет невест, подходят они или нет. Но толком ничего. - Я вздохнула, рассказать или нет? Но он понял мой вздох по-своему. Черты его словно окаменели, во взгляде появилась жёсткость. – Ты тоже служишь ей, верно? А потом расскажешь всё. Заманишь меня ложной надеждой, чтобы разом её лишить.

Он схватил меня за руку, больно, так что останутся следы и прижал к стене, словно собираясь задушить. Я видела перед собой рыцаря, дикого, необузданного, жестокого, такого, который предал своего короля. Грудь его бурно поднималась, а в глаза было страшно смотреть. И всё-таки я не боялась. Почему-то оставаясь спокойным перед ним, словно перед лицом бури.

- Я не служу ей, - сказала тихо и невольно ойкнула от боли. Рыцарь тут же отпустил меня и отошёл.

- Прости… - Произнёс тихо. – Я забылся и очень устал.

- Я узнала, что я должна провести тебя к камню.

- К какому камню?

- На нём лежит меч. Разве ты ничего не помнишь?

- Нет. Совсем ничего. – Он склонил голову. Такой потерянный… Мне было его жалко. Но я смогу потом объяснить ему. Сейчас слишком мало времени.

- Так написано в книге. Что надо отвести тебя к камню.

- Так за чем же дело стало? Пошли. – И он подал мне руку. Я не посмела отказать. Может быть, действительно, ничего такого в этом нет. Может быть, просто шагнуть, вот и всё? И он будет расколдован?

Но возле двери рыцарь остановился.

- Я не могу выйти отсюда.

- Почему?

- Она не пускает меня. – Он говорил угрюмо и отрывисто, как будто ему было больно.

- Но ведь это же легко. – Я открыла дверь, шагнула за порог и потянула за собой рыцаря. Но его ноги словно приросли к полу.

- Я не могу, - сказал он с мукой, глядя на меня. – Я не могу сделать шаг.

- Ну ничего. Она ведь выпустит тебя, верно? Вот тогда и попробуем. – Я пыталась говорить весело, но на душе было тяжело.

Он отвернулся. Я уже почти закрыла дверь, когда услышала.

- Ты вернёшься?

На сердце стало больно от этой почти просьбы сильного человека.

- Конечно, вернусь. Обещаю. – Ответила я и закрыв дверь направилась в комнату, где лежала книга.

Глава 10

И каморка и книга были на месте. Так что я даже удивилась. В этом замке может случиться что угодно. Поэтому надеяться, что всё останется на своих местах было как-то глупо. И всё-таки всё оставалось прежним. Я взяла книгу, протёрла зачем-то обложку, как в первый раз, хотя пыли не было, и открыла её.

Перелистнула страницы. Ничего нового. Я немного подождала, потом разочарованно вздохнула и уже хотела закрыть книгу, когда на странице появились слова:

«Хочешь узнать ответ? Просто задай вопрос.»

Что это значит? Взять перо и написать вопрос? Или просто спросить?

Я поискала перо. Его конечно здесь не оказалось, как и чернильницы. Значит попробую спросить. Надеюсь меня никто не услышит.

- Как добраться до камня?

Кто бы ни создал эту книгу, он меня услышал. Прошло несколько томительно-долгих минут и наконец на страницах появился ответ.

- Туда можно попасть только когда придёт время и только тому, кто чист сердцем. Иного камень не пустит.

А то я этого не знала. Я вздохнула. Всё-таки легенды остаются легендами.

- А как понять, что время пришло?

Спросила я снова. На этот раз ответ появился быстрее и выглядел так, что иначе понять было невозможно. Всего два слова.

- Оно пришло.

Замечательно. Книга, оказывается, обладает чувством юмора. И почему же я тогда не могу добраться до камня?

Кажется, я сказала это вслух, потому что в книге появился ответ.

- Ты представь себе, куда хочешь попасть и всё получится. До камня нельзя дойти.

Как это? Я попробовала спросить у книги, но она упорно молчала. Всё интересней и интересней. Я вышла из комнаты и направилась вверх по лестнице. Может быть, действительно попробовать то, что кажется таким безумным? Вряд ли тот, кто создавал эту книгу желает мне зла.

Я дошла до того места, на котором в прошлый раз остановилась. Всё, дальше дороги для меня не было. Как там говорится. Просто представить. Я закрыла глаза и, дотронувшись до стены, увидела камень, сердце замка. А потом вспомнила странный огромный зал и меч, лежащий на камне, а ещё тепло, в котором так хотелось погреться. И неожиданно для себя попросила:

- Мне так хочется помочь рыцарю. Но я пока не знаю, чем и как. Помоги мне хотя бы попасть к тебе.

Вроде бы ничего не произошло. Только стало как-то теплее. Я открыла глаза и вздрогнула. Я стояла в таком знакомом пустом зале, а в середине - камень и меч. Они были словно неотделимы друг от друга.

Я, как завороженная, не отрывая глаз, подошла ближе. От камня волнами исходило тепло. Он словно манил, упрашивая прикоснуться к нему. И я дотронулась. Сначала до него, потом до меча, сомкнув руки на рукояти. И тут произошло совсем странное и невероятное. Я услышала голос:

- А вот теперь, когда ты сама нашла дорогу сюда, тебя никто не сможет запутать. Теперь ты сможешь приходить сюда как угодно и в любое время.

- Кто это говорит? – Я огляделась.

- Я, дух, заключённый в камне. Я заколдован и давно ждал своего часа. Но теперь время пришло.

- Вот как, - я сказала это вслух и немного растерянно. Ещё бы. Дух, который говорит со мной. Конечно, в этом замке можно было ожидать чего угодно и всё же… Интересно, для чего пришло время?

- Помоги мне выбраться отсюда. Выпусти меня на волю.

- Как?

- Пусть придёт тот, кто должен, возьмёт меч и разрубит узы зла.

Тот, кто должен? Рыцарь?

- Но он не может сюда прийти.

- Он заколдован, - ответил дух, - Но время пришло. Ты можешь помочь ему.

- Но как? – Эти дурацкие загадки и вопросы без ответов замучили меня. Я представляла, как рыцарю плохо и сжимала бессильно кулаки. Сказали бы прямо или книга или этот дух, что мне нужно сделать.

- Просто быть рядом. И ждать. Всё остальное зависит от него, - потом помедлив немного добавил, - и от тебя.

Но я же хочу ему помочь, я делаю всё, что от меня зависит! И если бы могла, сделала ещё больше! Но я промолчала. Постояла немного, потом подошла к камню. Он так и манил дотронуться до него. Я положила на него обе руки, ладонями чувствуя живительное тепло, а ещё спокойствие. Не хотелось ни говорить, ни что-то делать. Просто стоять так, часами, чувствуя тепло.

- Иди. Нечего тут стоять, - проворчал вдруг камень. Я вздрогнула. Волшебство рассеялось. Да. Не стоит сюда лишний раз заходить, именно потому что очень сильно хочется.

Я вздохнула, развернулась, чтобы идти к двери, но всё же медлила. Потом развернулась, подошла и обоими руками взялась за меч.

- Не надо…  - Начал было дух камня, но я и сама поняла, что не надо, только было поздно.

От меча словно тянулись длинные нити, которые опутывали весь замок и тянулись к покоям Царицы. Я увидела их случайно, уже дотронувшись до меча. Потом раздался долгий тонкий, на пределе слуха звук.

- Теперь она придёт сюда. Но ещё раньше здесь будут её слуги. Тебе надо спрятаться.

- Где? – Я обернулась, лихорадочно ища какой-нибудь укромный уголок, но в пустом зале не было даже никакой ниши, ни занавесей, ничего, где можно было бы спрятаться. Да и разве занавеси остановили бы её?

- Вниз по лестнице, в комнату, где лежит книга.

- Откуда вы знаете?

- Я её написал.

- А… - Все мысли разом вылетели из головы. – Это вы, - вдруг осенило меня, - сделали так, что я вижу план замка?

- Да. – если бы дух был человеком, он бы, наверное, кивнул. – Но все вопросы потом. Иди уже.

- Но я не успею. – В коридорах я обязательно столкнулась бы с Царицей или её слугами.

- Отсюда можно уйти не только ногами. Представь просто куда ты хочешь попасть.

Я лихорадочно закрыла глаза и представила эту маленькую каморку рядом с тюрьмой рыцаря. При мысли о нём на сердце стало теплее. Несколько секунд прошло, и я ничего не почувствовала, открыла глаза. Да! Получилось! Я стояла в пыльной комнатке, рядом с вёдрами и швабрами, а ещё с книгой, которую написал странный дух.

Интересно долго мне ждать? Я трогала то, что не должна была по неосторожности. А вдруг теперь Царица узнает, кто был в комнате? При мысли об этом стало страшно. Но ледяной пот прошиб меня, когда я представила, что она может обвинить в этом рыцаря. И ему снова придётся мучиться, а в том, что Царица умеет придумывать разнообразные способы для мучения я уже успела убедиться. Только бы не он! Пожалуйста, пусть она не подумает на него! Иначе я пойду и признаюсь во всём. Мысль о том, что она и дальше будет его мучить становилась просто невыносимой.

Я прижалась руками к стене, страшась увидеть её. Но всё было спокойно. Царица находилась в своих покоях. Я выдохнула. Кажется, можно расслабиться. Может быть, она не узнала? В любом случае мне стоит быть осторожнее. Я выглянула из комнатки, осмотрелась и направилась вверх, в крыло Царицы. И только на полпути вспомнила, что мне надо выспаться. Завтра меня ждёт работа. И, скорее всего, это очередная проверка. От того, пройду ли я её, зависит, что будет со мной и с рыцарем. Но сердце противилось приказам Царицы. Она не могла дать мне просто обычную работу. Во всём этом есть какой-то подвох. Вот только я не знала, какой. И это заставляло меня волноваться.

А вечером пришла Беатрис.

- Вот, значит, как. Хочешь стать любимицей Царицы, втереться к ней в доверие? – Она вся дышала злобой, так что я даже отшатнулась. – Но запомни, - она часто отлучается из замка и тогда уж мы с девочками постараемся испортить тебе жизнь.

- Постой, Беатрис! – Я попыталась наладить с ней отношения, раз уж с Лайзой ничего не вышло, хотя сама Беатрис внушала мне отвращение. Настолько она была пропитана духом тьмы, сама, по доброй воле, в отличие от рыцаря. Но и врагов в лице её и её подружек мне совсем иметь не хотелось. – Я вовсе не хочу быть горничной госпожи. Она просто предложила мне работу.

- Знаю я ваше «просто», - прошипела Беатрис. А потом вдруг улыбнулась, словно резко сменила гнев на милость. – Впрочем, мы не тронем тебя, и всё будет, как прежде, если ты проведёшь меня к волшебному зеркалу.

- Конечно. Я постараюсь.

- Вот и хорошо, - она улыбнулась, потрепала меня по плечу и упорхнула.

Интересно, что она хочет увидеть в зеркале Царицы? Тем более если у неё на земле никого не осталось? Или всё-таки Беатрис лукавит? В любом случае я как-нибудь придумаю, как ей помочь. Тем более если Царица часто отлучается из замка.

Вот это была хорошая новость. Столько всего можно успеть или хотя бы попытаться, пока её нет. И чары на рыцаре тоже ведь должны ослабевать в это время. Беатрис, сама того не зная, очень сильно помогла мне. И за это я согласна была её терпеть.

А с утра после завтрака за мной пришла служанка и сказала, что отведёт меня к госпоже. Я была готова. Мне было противно делать вид, что я по собственной воле хочу служить Царице, но ради рыцаря надо было потерпеть. Ради призрачной попытки спасти его.

- Доброе утро, Лизетта. Я рада тебя видеть, - Царица приветливо улыбнулась, я склонила голову и улыбнулась в ответ. – Проходи и садись сюда. – Она указала рукой на кресло возле стола.

Я присела. На столе стояло зеркало. Небольшое, на специальной подставке. Ничего примечательного. И всё-таки что-то в нём было, такое, что невольно заставляло смотреть на него.

- Вот. Это моё волшебное зеркало. Я протру его вот этой салфеткой и ты увидишь много всего интересного. Каждый день с утра ты будешь протирать его перед тем как смотреть, а уходя, протирать снова. Иначе волшебство не подействует. Тебе всё ясно?

- Да, госпожа.

- Хорошо. – Она протёрла салфеткой зеркало, улыбнулась мне ещё раз и отошла. – Смотри. К обеду я зайду и расспрошу, что ты видела.

Я, недоумевая, что нужно от меня Царице, всё же взглянула в зеркало, а, взглянув, забыла обо всём на свете. Передо мной был небольшой, но уютный дом, где-то, наверное, на севере моей родной страны. Он чем-то напомнил мне мой родной дом.

В маленькой уютной прихожей собралась, видимо, вся семья. Хозяйка семейства и три дочери встречали отца, который вернулся с работы. Они со смехом отбирали одна у другой то шляпу, то плащ, то обметали метёлкой занесённые снегом сапоги. Отец улыбался, дети тоже. Я едва сдержала вздох. Царица будет мне показывать то, чего я лишилась и скорее всего навсегда? Зачем ей это?

Но всё же я, затаив дыхание, наблюдала за этой такой простой и такой счастливой жизнью. Почему я увидела именно эту семью в зеркале – я не знала и знать не желала, но мне было безумно интересно наблюдать за ними. Я словно жила их счастьем и их жизнью, как умирающий в последний миг с жадностью следит за живыми.

Я не заметила как пришло время обеда, поглощённая чужой жизнью, чужими бедами и радостями. Опомнилась, только когда услышала шаги. Я узнала бы их из тысячи. Это идёт Царица. Я торопливо взяла салфетку и протёрла зеркало. Оно перестало показывать мне чужую жизнь. А она зашла, чтобы спросить:

- Ну что, Лизетта, увидела что-то интересное?

Я немного помолчала, думая, что бы ей ответить, а потом в нескольких словах попыталась рассказать то, что увидела. Я решила не лгать. Знала бы тогда, что из этого выйдет…

Царица улыбнулась и кивнула.

- Ну так я и думала. Но больше ничего не сказала. Я так и не поняла, о чём она. Но тут же забыла, когда она сказала, что на сегодня я свободна.

Попробовать ещё раз провести рыцаря к камню или самой пробраться. Но все мысли тут же исчезли из головы, а сердце начало неистово биться. По коридору шёл рыцарь, собственной персоной. Значит, она выпустила его!

Я хотела броситься к нему, но поняла, что он меня не узнаёт. В глазах его снова лёд. И всё же я попытаюсь, только для этого надо где-то уединиться. Лучше всего для этого подойдёт зимний сад Царицы. Благо, дорогу я помнила.

- Добрый день!

- Добрый день. Лизетта. Я как раз шёл к вам. Госпожа сказала, что сегодня я в вашем распоряжении.

Замечательно! Я улыбнулась.

- Не могли бы мы прогуляться по зимнему саду?

- Конечно.

И рыцарь уверенными шагами направился к заветной двери. Там нам точно никто не помешает.

Как только дверь в сад за нами закрылась, я поспешила проверить свою догадку и взяла рыцаря за руку, робко и всё же я не могла иначе и надеялась, что опять сработает. И правда. Лицо его прояснилось.

- Мелисса, здравствуй.

Я обрадованно улыбнулась.

- Ты не узнала ничего нового?

- Нет. Почти ничего. – Я вкратце рассказала рыцарю про камень и меч. Пусть это глупо, но я ему доверяла.

- И что же мне теперь делать? – Он опёрся на ствол дерева и обхватил голову руками.

Я только хотела сказать, что что-нибудь придумаю, как рыцарь прошептал:

- Она идёт. – Глаза его потемнели. Видно было, что он боролся, несколько секунд, но проиграл.

Глава 11


- Я искала тебя, Лизетта. Но так и думала, что ты гуляешь с Майком, - она улыбнулась, сознавая свой превосходство. И правда. Я не могла с ней тягаться. Рядом с ней рыцарь снова обратился в лёд и смотрел на неё, как преданный пёс. Мне было и досадно и больно. Как, каким образом я должна расколдовать его? Она не оставляет мне даже шанса.

- Я не хотела вам мешать, но у меня к вам такое предложение. Я вижу вы оба друг другу нравитесь. Почему бы вам не пожениться? А, Майкл? Ты ведь не против? – И она насмешливо посмотрела на рыцаря.

Конечно, я сама хотела этого. Но не так. Пусть рыцарь стал постепенно мне дороже всех других людей. Но ведь от него самого я ничего такого не слышала. Хотя если это единственный путь спасти его…

- Нет, конечно, госпожа, - глухо ответил рыцарь.

- Тогда сделай предложение Лизетте. Всё честь по чести. – Но рыцарь медлил. Я видела, что он боролся. А мне было больно на него смотреть. Всё это походило на комедию, на фарс. Но, видимо, Царица за всё свою долгую жизнь не наигралась с людьми. – Ну же! Я жду! – Поторопила его она.

- Лизетта, - рыцарь повернулся ко мне. В его жутких глазах не было и проблеска жизни. – Я люблю вас и прошу вашей руки.

На несколько мучительных секунд мне до безумия захотелось, чтобы он говорил это искренне и от чистого сердца.

- Ну что же ты Лизетта ничего не отвечаешь?

- А можно я подумаю? - Я сделала вид, что я смущена? Неужели сама Царица не понимает, что это всё игра? Или ей это нравится?

- Конечно, подумай… до завтра.

И Царица улыбнулась обворожительной улыбкой, в которой однако был лёд.

Зачем ей понадобилось так стремительно поженить нас? Для чего?

Надо попробовать вновь добраться до камня и задать ему этот вопрос. А пока что Царица милостиво оставила нас одних и удалилась. Я чувствовала, что она действительно ушла. Рыцарь молча шёл рядом, а я гадала – скоро ли он станет самим собой.

А в голову закрались сомнения. Может быть действительно будет легче помогать рыцарю, будучи его женой? Пусть это сумасшествие, но какое сладкое слово! Я как последняя дурочка влюбилась в проклятого рыцаря, предателя и убийцу, сама не понимая, когда жалость переросла в любовь.

А он молча шёл рядом и лишь когда мы вышли на аллею, полную ледяных фигур, вдруг резко остановился и схватился за голову.

- Долго ещё это будет продолжаться? – Он осмотрелся, увидел меня и бледное подобие улыбки озарило его лицо. – А, Мелисса.

Я улыбнулась в ответ.

- Ты знаешь, так тяжело, когда очнёшься и ничего не помнишь. Хотя, - он потёр лоб, - я что-то припоминаю, правда как в тумане…

Он не договорил. А у меня радостно забилось сердце. Это значит, что он вспоминает то, что делал, будучи заколдован.

- А что ты помнишь?

- Только что Царица вроде бы говорила что-то про свадьбу, а дальше всё как в тумане. Постой. – Он и сам остановился. – Она собирается нас поженить?

- Да, - я покраснела и отвернулась, успев поймать на себе странный горячий взгляд рыцаря.

А он повернулся и вдруг произнёс то, что я никак не ожидала услышать.

- Этого никак нельзя допустить!

- Но почему? – Кажется у меня был странный голос, так что рыцарь снова посмотрел на меня, в этот раз так долго и внимательно, что я не выдержала и отвернулась. В самом деле, зачем навязываться человеку.

- Мелисса, - голос его звучал неожиданно мягко. – Я сам не знаю, почему. Просто помню, что так нельзя, не должно быть. Память возвращается ко мне урывками, но я сейчас ничего не могу больше сказать. Может быть, завтра я вспомню. Но постарайся не подчиняться ей, даже если я не выдержу. Это очень важно. Хорошо? - И рыцарь неожиданно взял меня за руку. Я покраснела и потупилась. Это чистой воды сумасшествие – романтика среди мёртвых заледеневших фигур, бывших когда-то людьми, и всё же…

- Хорошо. Обещаю. – Ответила я.

Несколько минут мы шли молча. Рыцарь старался не смотреть на ледяные фигуры. Его согбенная спина вызывала у меня жалость. Хотелось утешить, сказать что-то. Но что я могла?

Но когда мы прошли фигуры и углубились в сад, рыцарь немного повеселел. И принялся вспоминать. Тихо, прикрыв глаза, словно разговаривая с самим собой. А я с интересом слушала. Он рассказывал про своего короля. И в этих рассказах сегодня не было горечи. Весёлые истории, пиры и битвы, шутки. Я слушала и тоже улыбалась. В этом сумасшедшем мире, словно была небольшая передышка для нас двоих.

Наконец, я зевнула. Наверное, уже поздно. Навалилась вдруг сильная усталость.

- Пойдём, я провожу тебя, - рыцарь дал мне руку и повёл до моей комнаты, так, словно вёл под руку какую-нибудь сиятельную даму. Я вздохнула. А когда он попрощался со мной и ушёл, легла спать.

Вот только сны мои были тревожны. Всю ночь мне снился свадебный обряд, а под конец Царица заливалась издевательским смехом и тянула руки к рыцарю со словами:

- Ну теперь то ты мой навсегда!

Встала я ни свет ни заря. Благо вчера Царица подарила мне часы и я точно знала, что сейчас ещё очень рано, а значит возможно я успею спросить у камня то, что хотела. Коснулась рукой стены (так мне было проще) и представила, что я стою возле камня. Открыла глаза и совсем не удивилась, что действительно оказалась рядом.

- Ну доброе утро! – Ворчливо приветствовал он меня.

- Доброе утро, - я всё никак не могла привыкнуть разговаривать с камнем.

- Зачем пришла?

- Царица хочет поженить нас с рыцарем, - выпалила я и покраснела.

- Этого никак нельзя допустить, - камень почти слово в слово повторил слова рыцаря.

- Но почему?

- Потому что если вы поженитесь сейчас, пока он под властью её чар, он уже никогда не станет прежним. – Голос посерьёзнел, а я не сразу осознала, ЧТО он сказал. А осознав поледенела.

- И что мне теперь делать? – спросила скорее у самой себя, не ожидая ответа.

- Тяните время. Возможно, у вас даже получится, - камень был сама доброта.

Ну да, а чего я могла ещё ждать? Надо сказать об этом рыцарю. Я посмотрела на часы и вернулась в свою комнату и как раз вовремя. В дверь постучали. Я потянулась, зевнула в постели и сказала:

- Войдите.

Вошла служанка, принесла завтрак. Я поела и отправилась на работу. Не скажу, что она мне была ненавистна. Наоборот. Желание увидеть знакомую семью, порадоваться её радостям, поплакать и посмеяться с ними заставило меня на время забыть про свои проблемы.

Я откинула с зеркала салфетку и с жадностью вгляделась в него. Передо мной снова была знакомая семья. Я не очень то умела читать по губам, но со временем всё же сумела понять, как кого звали. Главу семейства – папа Джозеф, маму – матушка Милли, старшую дочку, прелестную с золотыми волосами, лукавыми глазами и ямочками на щеках – Анной, среднюю, угловатую, высокую и немного неуклюжую – Линда, а младшую – Бель.

Я опять, забывая о себе следила за их смешной жизнью, полной какого-то лучистого искрящегося счастья и, казалось, чуждой забот. Видела, как старшая, Анна, ходила на работу – гувернанткой, а после работы смеялась с каким-то молодым человеком. Видела, как Линда и Бель катались на санках, ожидая прихода отца. Они были беззаботны и лучились счастьем. Так же как я когда-то до смерти отца и до того, как в наш дом пришёл ледяной рыцарь.

Вспомнив о нём, я подумала и о Царице и вздрогнула. Услышав шаги. Тут же торопливо прикрыла салфеткой зеркало. Мне снова стало страшно. Интересно, зачем она заставляет меня смотреть в зеркало и следить за этой семьёй? Ведь наверняка не просто так.

- Ну что, Лизетта, расскажи мне, что ты сегодня видела.

Я улыбнулась и попыталась рассказать Царице как можно скучнее обычную жизнь обычных людей. Чтобы она точно ими не заинтересовалась. Она в ответ как-то странно улыбнулась и отпустила меня. Почему-то от её улыбки меня пробрала дрожь. Я вышла из её кабинета и пошла сначала медленно, а потом побежала прочь. Хотелось убежать, исчезнуть, спрятаться, побыть одной. Но у замка есть глаза и уши. И всё же я бежала, не разбирая дороги. И не успела остановиться, увидев чью-то фигуру в конце коридора. И с разбегу врезалась в неё. Подняла глаза. Передо мной стоял рыцарь и улыбался.

- Мелисса.

Узнал! Я радостно выдохнула. А потом вспомнила что услышала от камня и погрустнела. Рыцарь выслушал меня и нахмурился.

- Я попытаюсь сопротивляться насколько смогу, но не знаю, надолго ли меня хватит. – Он отвернулся. Я чувствовала, что он не хочет показывать свою слабость. Если бы я только могла как-то успокоить! – И вот ещё что, - он повернулся, спокойный и собранный. – Я вспомнил. Царица скоро хочет устроить ещё одну охоту. И вряд ли она возьмёт меня с собой.

Я похолодела, представив, что мне придётся сидеть с Царицей в санях и смотреть в глаза тем людям, которых она будет убивать. Лучше умереть! Я вздрогнула и вдруг почувствовала дружеское пожатие рыцаря. Подняла глаза и потерялась под его взглядом.

- Не бойся. Мы что-нибудь придумаем. – И это «мы» в этом царстве мрака и холода грело сильнее огня.

Мы неторопливо прогуливались по замку и почему-то не могли наговориться. Это было так странно и радостно одновременно. Но нашей идиллии скоро пришёл конец. Рыцарь успел только прошептать одними губами:

- Она идёт, - и побледнел, став белее снега, а на следующий миг снова обратился в лёд. – Моя госпожа, - шагнул он ей навстречу, а я вдруг почувствовала боль. Царица могла делать с ним всё, что хочет, она упивалась своей властью, намекая мне, что я всего лишь пешка в её игре. Вот только почему же мне так больно?

- О! Сладкая парочка, - её голос звучал насмешливо. – Вижу вы уже жить не можете друг без друга. Ну что, Лизетта, ты надумала?

- Это такой серьёзный шаг, - пролепетала я, усердно делая вид, что я глупее, чем на самом деле. – Я никак не могу решиться.

- Ну ладно, так и быть. Подожду твоего ответа ещё немного. Дашь мне его после новой охоты. А теперь пошли, Майк, у меня есть к тебе дело. – Она снисходительно посмотрела на меня, как госпожа на свою служанку или даже нет, как девочка на свою игрушечную куклу. Играйтесь, мол, пока я разрешаю. А потом Царица в сопровождении рыцаря медленно удалилась.

Он даже не обернулся! Отправился за ней как послушный раб! Я сжала зубы, чтобы не разреветься. Если бы хотя бы Лайза верила мне! Если бы с ней я могла искренне поговорить. Сил держать это всё в себе совсем не было. Я на мгновение закрыла глаза и вновь представила себя у камня.

- Ну открывай глаза, чего стоишь? – Услышала я ворчливый голос. И словно плотину прорвало. Уселась на пол, привалилась спиной к стене и разревелась. – Ну чего случилось на этот раз?

- Мне тяжело, - пожаловалась я камню. Пусть это глупо, но у меня не было ощущения, что я разговариваю с камнем. Нет. Я всякий раз представляла, что так, допустим, мог бы со мной говорить дедушка, которого я не помнила. Но по характеру он вполне мог быть таким ворчливым.

Я плакала, стараясь чтобы меня было не слышно. Воспоминания о привычной жизни, тревога за маму и сестрёнку, мысли о рыцаре, всё навалилось разом и словно исчезли все силы, всё, что держало до сих пор. Наконец, выплакавшись,

я начала немного успокаиваться.

- Не отчаивайся, - камень говорил тише обычного и словно жалел меня. – У тебя непременно всё получится.

- Спасибо, - пусть это не весть какая поддержка, но я была благодарна и ей. – Скажи мне, - вдруг вспомнила я то, что не давало дышать последние несколько часов, - Как мне избежать охоты?

- Никак, - камень помолчал немного, потом добавил, - впрочем, что бы ты ни сделала, Царица не накажет тебя сразу и не убьёт. Она любит развлекаться с людьми. А ты пока интересна ей.

- Плохое утешение, - усмехнулась я, придя в себя.

- Какое есть. Единственный совет – притворяйся до последнего. Слишком дерзких она не любит.

Интересно камень, точнее дух, которого туда заточили исходит из собственного опыта? Я только подумала, но вслух ничего не сказала. Попрощалась с ним и отправилась к себе в комнату.

Вечер прошёл без происшествий. А ночью я опять бродила в стране кошмаров. За мной гонялся Ледяной рыцарь с мечом в руке и я не знала, куда спрятаться, а Царица смеялась и приказывала ему как собаке, загоняющей дичь, куда бежать, в какую сторону.

Из-за этих снов утром я чувствовала себя так, словно и правда всю ночь бегала. Но действительность оказалась ещё хуже. Только я встала, позавтракала и приготовилась идти на работу, как в комнату вошла без стука Беатрис.

- Идём, - она вся лучилась какой-то злобной радостью. – Царица хочет тебя видеть.

Я постаралась спрятать как можно дальше своё дурное предчувствие и отправилась за ней.

- Добрый день, Лизетта, - Царица ждала меня в кабинете. – Я очень довольна твоей работой. Мы вчера с Майклом поговорили и решили, что будем заранее выбирать человека для новой охоты. Майк тоже недоволен тем, что у него случаются периоды помутнения, когда он ничего не помнит, а потом бывает за это наказан. Поэтому на новую охоту мы отправимся с тобой вдвоём, дорогая. И выбор уже сделан. Мне очень понравились те девочки, о которых ты рассказывала. Поэтому начнём с одной из них. Как ты говорила их зовут?

Царица внимательно смотрела на меня. А у меня в глазах потемнело. Вот, значит, что она собирается делать! И чему я невольно послужила орудием! Я сжала губы. Надо притворяться. Притворяться, когда хочет стонать от боли. Неужели моими руками будет разрушена эта семейная идиллия? Это счастье любящих друг друга людей?

Я непослушными губами прошептала их имена. Едва слышно. Но Царице хватило.

- Так. Я думаю, начнём с самой старшей. Это будет интересно.

Интересно. Что мне делать? Как отказаться? Как сорвать охоту? Я готова оказаться в тюрьме вместо рыцаря. Я пыталась заставить себя придумать выход, но ничто не шло на ум. Если только встать перед этой девушкой и умереть вместе с ней. Ведь предупредить я их не успею.

- Охота будет завтра. Утром Беатрис зайдёт за тобой, а пока можешь подготовиться. Новый наряд тебе должны были уже принести.  – И Царица отпустила меня.

Я сжала губы, чтобы не расплакаться. У меня есть один день, чтобы придумать какой-то выход. Но я не уверенна, что у меня получится.

Глава 12

Целый день я не знала, куда себя деть, раздумывала, искала выход. И по всему выходило, что его нет. Как бы я ни хотела, как бы ни старалась, всё равно в голову ничего не шло. Я пыталась найти рыцаря, но, Царица, словно предвидев это, держала его возле себя целый день. Я направилась к камню, но он молчал. Я даже хотела найти Лайзу и унизиться перед ней, но потом поняла, что это бессмысленно. В завтрашней игре мне никто не поможет. Может быть, отказаться от охоты и отправиться снова к девушкам? Но я не была уверенна, что Царица вернёт меня к ним. О, нет. Она ещё не наигралась своей новой игрушкой. И вряд ли наказание будет таким лёгким.

Потом мои мысли плавно перетекли к рыцарю. Может быть, он сможет выбраться на новую охоту и как-то помочь мне? Но когда он придёт в себя, мы с Царицей будем уже далеко. И вспомнит ли он ещё что-то – вот в чём вопрос.

Так целый день я не знала, куда себя деть, ночью почти не спала. А утром, когда за мной пришла Беатрис, выглядела, наверное, так, как будто мой судный час настал. Вряд ли я смогу сыграть перед Царицей весёлую и счастливую дурочку.

В новом чёрном с серебром охотничьем костюме я выглядела словно смерть. Я криво усмехнулась, осмотрев себя в зеркало и направилась за Беатрис. Та вывела меня за дверь, в сад и шепнула:

- Удачи! – Таким голосом, словно пожелала мне смерти.

- Лизетта, ну что, поедем? Забирайся ко мне! – Царица просто обворожительно улыбнулась.

Я залезла к ней в сани. Она подняла руки и сани, запряжённые кошмарами взвились в воздух. В этот раз я не наслаждалась полётом и не думала, не могла думать ни о чём, кроме охоты и как её избежать. Кажется, я даже улыбалась Царице и что-то отвечала, а сама лихорадочно думала и не находила выхода.

Наконец, мы приехали. Городок, который я видела в волшебном зеркале на самом деле выглядел ещё лучше. Красивый, с островерхими шпилями на маленьких черепичных крышах. Хоть сани Царицы и приземлились на окраине, я всё-таки могла видеть и слышать жизнь, ту, настоящую, по которой так истосковалась. Я жадно вслушивалась в ржание лошадей, лай собак и разговоры людей. И мне, казалось, что на свете нет ничего лучше. Но сказка быстро закончилась.

- Лизетта, пойди приведи мне девушку. Анна, кажется её зовут, верно? Такое мещанское имя. – Царица скривила губы.

Я послушалась. Если она сама не пойдёт со мной, может быть, что-то получится? Может быть, я успею предупредить девушку? Несколько шагов, я завернула за переулок и потеряла Царицу и сани из виду. Так. Теперь вспомнить, где сейчас может находиться Анна. Дома она или нет?

Я знала дорогу до её дома, так, словно сама ходила по ней всю жизнь. И чем ближе я подходила, тем сильнее билось сердце. Ещё несколько шагов и я увижу тех, за которыми наблюдала недавно, чьё счастье жадно ловила, прильнув к зеркалу и уже не надеясь на своё.

Я завернула за поворот и едва ли ни нос к носу столкнулась с Анной. Она, видимо, только что вышла из дома. Вживую ещё милее, чем в зеркале. Из-под берета растрепались золотые кудри.

- Анна! – Окликнула я её. Мы с ней были, наверное, ровесницы. Но какая же пропасть легла между нами!

- Да? Мы знакомы? – Она удивлённо посмотрела на меня.

- Да… То есть нет… Неважно. Тебе грозит опасность. Беги отсюда. Уходи куда хочешь. В лес или в другой город. Спрячься.

- Какая опасность? Что случилось? – Лицо её вытянулось. Детская доверчивость так странно сочеталась со взрослостью.

- Не важно, - я подумала, что расскажи я ей про Царицу, она не поверит. – Просто надо спрятаться, убежать. Быстрее!

Я потащила её за руку мимо дома, куда-то в другой конец города, подальше от Царицы, сама не зная куда. Но мы прошли только несколько шагов, когда я почувствовала знакомый холод.

- Поздно, - прошептала одними губами.

Анна обернулась. Перед нами приземлились сани Царицы.

- Что это? – Она едва не дрожала.

Я не успела ответить.

- Какая милая мордочка! – Царица улыбнулась и протянула руку.

- Анна! – Из дома к нам бежала девочка. – Не надо!

Я дёрнула Анну за руку. Может быть мы успеем спастись? Но поздно. Вспышка синего холодного пламени и девушка рядом со мной превратилась в лёд.

- Какая жалость, Лизетта! Кажется, эта девушка тебе понравилась. Но ничего, это поправимо. А за тобой малышка, - обратилась она к сестрёнке Анны, - я ещё вернусь.

Миг – и фигура Анны уже в санях, а мы взлетели в воздух. Всю дорогу Царица молчала, а я едва сдерживала слёзы. Я невольно стала игрушкой в её руках. И я не могу так больше.

Когда мы приземлились, я сразу спрыгнула с саней. Пропади пропадом эта проклятая Царица Ночи и её чёрный замок. Пропади оно всё пропадом! Я сделала несколько шагов, потом вдруг обернулась. На губах у Царицы играла торжествующая улыбка. Так, словно она уже победила всех, словно весь мир уже подчинился ей. И это было последней каплей. Я, закусив губу, бросилась в замок. Не разбирая дороги, не замечая, куда бегу. Остановилась только когда сил бежать уже не было. Села на пол, обхватила колени и зарыдала.

Я плакала долго, пока не заболели глаз от слёз. Мне было всё равно, что подумает обо мне Царица. Я больше не буду её слугой. Я не приду больше на её работу и не буду слушаться её. Приняла решение и сразу стало легче. Только на мгновенье. Я встала и едва не упала. Всё вокруг меня кружилось. Так странно. Что происходит? Но когда голова или мир вокруг перестали кружиться – я поняла, что стою снова перед камнем.

- Что случилось? - Я явно не хотела попасть к нему, не сейчас.

- Мы связаны больше, чем ты думаешь, - ответил он, хмыкнув. – Только пожалуйста не надо говорить, что у тебя всё хорошо. Даже я почувствовал, как тебе плохо.

Я стояла молча. Разговаривать с ним не было сил, но, пожалуй, то, что он почувствовал меня удивляло.

- Ничего не хочешь мне сказать?

А он в самом деле умел быть настойчивым. Но я не хотела сейчас разговаривать, поэтому покачала головой. Только лечь где-нибудь, свернуться в клубок и уснуть и так, чтобы увидеть во сне маму.

- Тогда могу предостеречь. Не забывай про рыцаря. Он нуждается в тебе. Если Царица убьёт тебя, то он уже никогда не возродится.

- А откуда ты знаешь, что сейчас я что-то могу изменить? – Вспылила я. – Или ты больше думаешь о себе, чем о нём?

Я не хотела разговаривать, поэтому прикоснулась к стене, представила себя в своей комнате и закрыла глаза. Навязчивый камень тут же исчез. Но его голос ещё звучал в ушах. «Не забывай про рыцаря». Если я сдамся, если Царица убьёт меня, правда ли что ему уже никто не поможет? Но ведь и я так не могла больше.

Я легла на кровать и отвернулась к стене. И кажется задремала, потому что не услышала шагов. Очнулась только когда на кровать кто-то присел. Резко повернулась и села, отшатнувшись от испуга к стене. И увидела рыцаря. Его лицо было печальным и задумчивым. Морщины от усталости выступали резче.

- Прости Мелисса, я испугался. Стучал в комнату, но ты не отвечала и тогда я вошёл. Царица была настолько счастливой сегодня, что мне стало не по себе.

- Ей есть с чего быть счастливой, - тихо ответила я. Слёзы предательски подступили к глазам. Я представила, как сейчас сидят члены такой дружной и весёлой семьи без своей старшей сестры, как с трудом сдерживают слёзы, а может быть и плачут вот так, как я, как ненавидят меня. А я ничем не могу помочь. И даже напротив. Единственный выход, который у меня есть – и тот для меня невозможен.

- Я – предательница, - прошептала я, а потом сама не заметила как начала рассказывать рыцарю обо всём, всхлипывая, едва сдерживая слёзы. Мне было так больно и горько. Я – предательница, я помогла убить человека.

Рыцарь молча слушал, потом вдруг подвинулся ко мне и прижал меня к себе. Я едва не задохнулась от нахлынувших чувств. Это было так необычно и прекрасно, что слёзы сами высохли на глазах. И всё же я не могла так больше. Я должна была это сказать.

- Прости. Я, наверное, не смогу тебе помочь. Я не могу больше помогать Царице, не могу служить ей, не могу быть убийцей.

- Ты не убийца, - хрипло ответил он. – Не больше, чем я. - Я посмотрела на рыцаря. В его глазах словно полыхало пламя, озаряя такое мужественное и необыкновенно родное лицо. – Я вспомнил. Они живые. Все живые. Если только нам удастся победить её, они все вернутся.

И он замолчал, в волнении сжав кулаки.

- Но как это сделать? – Это было замечательно. Представить, как они все, ледяные и безжизненные вновь оживут. Могло ли что-то быть лучше этого?

- Я не знаю. Я не помню. Только знаю, что надо пытаться.

Ради этого стоило жить.

- Но она ведь заставит меня снова смотреть в это зеркало и находить ей новых и новых жертв.

- Я обещаю – я буду рядом, - и рыцарь положил свою руку поверх моей. Я покраснела и опустила глаза. Я ему нужна. Так говорил камень? И всё же я не имею права ломать чужую жизнь ради наших двоих, хоть и ставки в этой игре очень высоки.

- Я боюсь… - Тихо ответила вместо того, чтобы объяснять что-то. Он обязательно поймёт.

- Я попытаюсь сопротивляться ей так долго, как смогу.

Это всё. Больше мы ничего не могли. Только если попробовать пройти к камню. А что если сделать это прямо сейчас?

- Пойдём. – Я решительно встала и взяла его за руку. Отчаянию я буду предаваться завтра, а сейчас у меня ещё есть надежда. Я закрыла глаза и представила камень.

И мы оказались в зале. Оба. Я сделала несколько шагов по направлению к камню, а вот рыцарь привалился к стене. Кажется, ему было плохо.

- Что с тобой? – Повернулась я к нему.

- Мне тяжело здесь, - ответил он словно через силу.

- Почему? – Но он не ответил. – Что с ним? – Спросила уже у камня.

- На нём печать Царицы. Он принадлежит ей. А тот, кто принадлежит ей, не может находиться здесь. Не мучай его. Сейчас он едва держится. А силы вам ещё понадобятся.

Я подошла к рыцарю. Он действительно держался из последних сил. На лбу выступила испарина. Словно ему было здесь неимоверно тяжело. Я прикоснулась к нему и привычно представила свою комнату. Миг – и мы уже там.

Рыцарь встряхнулся и обвёл глазами комнату. Взгляд его постепенно прояснялся.

- Что это было? Что это за комната? Почему мне там так плохо?

- Разве ты не помнишь? Царица проверяла нас в этой комнате, и ты даже прикоснулся к камню.

- Смутно. Почти нет. Наверное, меня держала её воля.

- Да. Дух сказал, что ты принадлежишь ей и поэтому не можешь находиться там долго.

- Но я не хочу принадлежать ей! – Рыцарь сжал кулаки. – Сколько раз я мечтал уничтожить её, стереть с лица земли и не могу даже пальцем прикоснуться. Я её покорный и послушный раб и ненавижу её за это. И себя за то, что когда то оступился.

В комнате повисла тишина, почти осязаемая. Если бы я могла хоть как-то помочь, утешить. Но я молчала.

- Наверное, я противен тебе, - Истолковал моё молчание он по-своему. – Иначе и быть не может. Слишком глупо, чтобы на что-то рассчитывать, - он горько усмехнулся. Я хотела подойти, сказать, что… люблю его. Да, люблю! Но молчала. Так глупо. Просто не могла найти слов. Несколько секунд и он вновь стал самим собой – бесстрастным и невозмутимым.

- Она идёт, - успел тихо прошептать, потом пожал мою руку. – Я буду с тобой, насколько хватит моих сил. Я обещал.

И замолчал. Я видела, что лёд пока ещё не овладел им, что он борется. Но стоит Царице только захотеть и по её прихоти он снова станет её верным Ледяным Рыцарем. Так есть ли у нас надежда? Стоит ли бороться? Какой-то противный липкий внутренний голос нашёптывал, что лучше сдаться, не противиться, позволить делать с собой всё, что захочу. Но тогда ведь я не буду больше собой. А потерять себя – это самое страшное, что может случиться с человеком. Может быть, даже страшнее смерти.

А через несколько секунд в комнату без стука зашла Царица.

- О, я вижу вы оба здесь. Майк, я тебя как раз искала. Хотела попросить помочь мне поставить новую фигуру на её место в сад. Ты ведь поможешь, верно?

- Конечно, госпожа, - ответил он как обычно. Но что-то было не так. Она не почувствовала, не услышала, только я поняла. Присмотрелась. Рыцарь ещё боролся. Лёд в глазах появлялся и тут же таял.

- Ну вот и замечательно! А ты Лизетта пойдёшь со мной. Надеюсь, ты больше не будешь привязываться к… людям, - И хотя слова были безобидные и голос звучал ласково, но в голосе таилась угроза. – И, да, завтра снова жду тебя на работу. Расскажешь мне, что нового случилось в этой прекрасной семье. Мне понравилась младшая девчонка, интересный типаж. Возможно, через пару дней опять поеду пополнять свою коллекцию. Только мы вдвоём, ты и я. Да, дорогая? – И Царица обворожительно улыбнулась. А мне стало так противно и тяжело на душе. Нет. Я больше не выдержу. И тут же почувствовала лёгкое пожатие руки. Рыцарь со мной. Он борется. Никогда ещё так долго он не мог ей сопротивляться. А значит всё не напрасно. Я даже смогла улыбнуться Царице и кивнуть. Он будет рядом, должен быть, иначе я сойду с ума.

Мы вышли из комнаты. Царица вместе со своим верным пажом, а за ними я. Я наблюдала за рыцарем. Как он идёт, как чеканит шаг. Взглянув на него никто бы не смог заподозрить, что он изменился. Но я знала о нём то, что наполняло мою душу светом.

Дверь в зимний сад была открыта. Царица вошла и направилась вперёд, прямо туда, где была аллея ледяных фигур. Я старалась не смотреть по сторонам, рассматривая свои ноги. Наверное, если бы Царица приказала смотреть, я бы не выдержала, несмотря ни на что. Но она молчала. А мне казалось, что если я встречусь взглядом с ледяной Анной, застывшей с испугом и молчаливым укором на лице, я умру.

Но рыцарь молча установил ледяную фигуру, одну из, на постамент. Я не смотрела на него. Но если он всё помнил, был самим собой, я не знала, как он мог вытерпеть, как у него это получалось. Несмотря на всё, что я узнала о нём, я не могла презирать его или ненавидеть, только восхищаться и безмерно уважать. За все эти годы не сойти с ума, остаться человеком и только молча умолять о прощении – это дорогого стоит.

Когда все дела в саду были завершены, Царица подошла ко мне.

- Иди отдыхай. Ты, наверное, устала сегодня. А я заберу Майка. Он мне нужен. И не опаздывай завтра. – И она развернулась и ушла, забирая с собой рыцаря. А я вдруг почувствовала себя неимоверно одинокой и несчастной. А рыцарь медленно удалялся от меня, чеканя шаг. Интересно, смогу ли я когда-нибудь любить его без страха, что Она прикажет ему вонзить нож в моё сердце и он это сделает? Это было так больно, что я помотала головой, чтобы поскорее избавиться от унылых мыслей. Если так думать, то можно сразу лечь и руки сложить. Но я должна бороться, должна попытаться, тем более, что он обещал быть рядом.

Я твердила эти слова, засыпая. А ночью мне снился рыцарь, радостный и молодой, такой, каким он был, наверное, давным-давно, много веков назад. И он счастливо улыбался.

Глава 13

А утром меня разбудила Беатрис. Он почему-то принесла завтрак и взглянув на меня неприязненно вместо приветствия сказала:

- Ты помнишь, что мне обещала?

- Конечно, - кивнула я. – Но ведь госпожа пока ещё здесь.

- На твоё счастье, - скривилась она. – Но она иногда любит забавляться – кататься по ночным городам и пугать прохожих, не морозить, нет, так ради шутки. Я думаю, она скоро отправится на новую забаву.

- Ты уверенна, что она не возьмёт меня?

- Уж я это устрою, поверь мне, - ехидно ответила Беатрис. Она думала, что я в восторге от того, что Царица берёт меня с собой. Век бы не участвовать в этих поездках!

Но я покорно делала вид, что согласна с Беатрис и ждала только, когда же она уйдёт и оставит меня в покое, чтобы я могла собраться с мыслями перед работой. Наконец, она вышла. Я доела завтрак, переоделась и направилась в кабинет.

За несколько шагов до него ноги словно бы стали ватными. Я представила, что я сейчас увижу и что должна буду рассказать Царице и мне становилось плохо. Только мысль о рыцаре держала меня и помогала не броситься прочь из замка.

В кабинете всё было, как всегда. Я откинула покрывало с зеркала и с какой-то мучительной тоской вгляделась в него. В доме царило горе. Матушка и Линда сидели у окна, с тоской глядя на заснеженную улицу и о чём-то переговаривались, а Бель забилась в угол и рыдала. Отца пока не было. Но я знала, что я увижу и догадывалась, куда он ушёл. Будь проклята Царица, за то, что заставляет людей плакать!

Несколько часов я наблюдала эту тоскливую картину до тех пор, пока не вошла Царица. Тогда я торопливо накинула салфетку на зеркало.

- Ну как? Что нового узнала?

Я угрюмо рассказала то, что увидела. На то чтобы притворяться не осталось никаких сил.

- Вот как. Прекрасно! Ну я думаю этим замечательным сёстрам, которые так скучают друг по другу будет веселее вместе. Так что через пару дней поедем на новую охоту. А после охоты я думаю мы справим твою с Майком свадьбу. Я же вижу как вы счастливы друг с другом. – она усмехнулась. – Так что не отказывайся. Платье мои мастерицы пошьют быстро.

И она махнула рукой, отпуская меня. Я не успела даже ничего ответить. А ведь как сказал камень – она не может заставить. Только добровольно. Но ведь и добрая воля бывает разной. Например, согласие можно вынудить и под пытками. Или приказать кого-нибудь пытать на моих глазах. Я вздрогнула. Да уж. Мысли у меня сегодня какие-то особенно невесёлые.

Я буквально брела к своей комнате. Сил почти не было. Вечная ночь, тоска, холод. Как девушки выдерживают здесь годами и даже веками? Хотя их там несколько, а я здесь одна, ну или почти одна.

Я почти дошла до своей комнаты, как услышала громкий разговор, почти крики.

- Ты нарочно испортила то платье госпожи, которое она дала вам подшить. И спалила мои новые туфли. Я этого так не оставлю! Ведите её к госпоже!

- Я не специально это сделала, но оправдываться перед тобой не буду.

Голоса показались мне знакомыми. Я остановилась. Скоро из-за поворота вышла Беатрис, а следом за ней рыцарь и ещё один воин (первый мужчина, которого я здесь видела, кроме самого рыцаря), которые держали за руки растрёпанную Лайзу.

- Что происходит? – Тихо спросила я.

Лайза сделала вид, будто не знает меня. Зато Беатрис радостно пустилась в объяснения.

- Эта паршивка испортила мои туфли и платье госпожи. Она должна за это ответить. А то слишком уж дерзко себя ведёт.

- И куда вы её ведёте?

- К госпоже, куда же ещё? Если хочешь – пошли с нами.

Я посмотрела на Беатрис, на рыцаря, который снова стал ледяным, не видя никого и ничего вокруг, на Лайзу, вздохнула и пошла с ними. Её ждало наказание. И каким оно будет, я не хотела даже думать, но мне было жалко её. Пусть Лайза поверила наветам на меня, но она это сделала не со зла. Да и не поверить было трудно. К тому же она меня почти совсем не знала. И я попробую, попытаюсь. Может быть, мне удастся спасти её. Главное – дозваться рыцаря. Я была уверенна, что он поможет мне. Но как к нему подобраться?

Я пропустила немного вперёд Беатрис с воинами и направилась следом за ними. Когда они повернули к покоям Царицы, рыцарь очутился почти рядом со мной, немного выпустив Лайзу, и я коснулась его. Он вздрогнул и тут же обернулся.

- Мелисса? – Прошептал тихо. Я приложила палец к губам, потом указала на Лайзу. Не знаю, понял ли он меня, но кивнул. Через несколько минут мы уже стояли у покоев Царицы. Беатрис постучала в дверь.

- Да? - Царица распахнула дверь. Она была неизменно обворожительна и выглядела совсем по-домашнему – в тапочках и простом платье. Но так она казалась мне более опасной. Интересно, рыцарь сможет противостоять ей сейчас или даже не попытается?

- Госпожа, эта девчонка испортила мои туфли и ваше платье, - И Беатрис толкнула Лайзу вперёд. Та стояла прямо, строго и даже бесстрашно. Я хотела бы иметь её среди своих друзей.

- Ну что-ж, сейчас разберёмся, - и она улыбнулась, такой противной предвкушающей улыбкой.

А потом вытянула руку. Лайза скривилась от боли. Я видела её лицо. Но ни одного звука не издала.

- Зачем ты испортила моё платье? – Лайза молчала. Тогда Царица опять протянула вперёд руку. – Отвечай! Иначе будет ещё больнее.

Девушка застонала, а потом процедила сквозь зубы.

- Я не специально. Я задремала за работой, а когда проснулась – платье подпалилось у печи.

Лайза шьёт на кухне? Интересно. Почему-то я была уверенна, что она сделала это нарочно. Но у Царицы миллионы платьев. И она в любой момент может приказать пошить новое. К чему такая мелочность?

- Ну что-ж, если ты не специально, то и наказание будет не таким жестоким. – И Царица улыбнулась. Но от её улыбки меня почему-то пробрала дрожь. – Всего лишь пополнишь коллекцию фигур в моём саду. – Я вздрогнула и взглянула на Лайзу. Девушка упорно смотрела себе под ноги. Это ли не жестокое наказание? – Но я, так и быть, заморожу тебя не до конца. Ты очень хорошо умеешь шить, понимаешь в кружевах и фасонах платьев. Оставлю тебе голову, сможешь говорить. А я буду приходить и беседовать с тобой, когда мне будет скучно. – Лайза вздрогнула, в её глазах мелькнул ужас. Разве могло быть что-то хуже такой полусмерти-полужизни? – Майк, приведи приговор в исполнение - обратилась Царица к рыцарю. О, нет! Только не он! Он не сможет с ней бороться сейчас. Он ещё слишком слаб.

Я с мольбой посмотрела на него. Но он отвернулся, шагнул к Лайзе, вытянул вперёд руку, а потом вдруг убрал её за спину и сам встал перед Царицей, прикрыв девушку собой. Я тоже сделала шаг вперёд. Если мы умрём, то умрём вместе.

Но оказалось её это даже насмешило.

- О, Майк, в тебе проснулись рыцарские чувства. Никак, перед свадьбой от радости. Ну ничего. Я скоро это исправлю. А пока, так и быть. Запри эту девчонку в комнате, внизу. А ты, Беатрис, проследи за исполнением приговора.

Я выдохнула. Комната внизу, это, наверное, там где Царица держала рыцаря. Она махнула рукой, давая понять, что мы можем идти. Про меня приказов не поступало, поэтому я решила, что тоже могу пойти вместе с рыцарем. И направилась за ними.

Лайза была бледной и молчаливой, рыцарь шёл отстранённо, ни на кого не глядя, как и должно при людях. Зато Беатрис отыгралась за всех. Она обзывала Лайзу, обращалась к ней как к рабыне и грозила всеми мыслимыми и немыслимыми карами. Я молчала.

Возле самой тюрьмы, рыцарь изменился в лице. Да так сильно, я даже испугалась, что Беатрис заметит. Но она захлёбывалась своей злобой. Рыцарь отпер дверь, впустил туда Лайзу и запер за ней. Это и хорошо и плохо. Значит в этот раз я свободно не пройду сюда и не смогу её навестить. Но с другой стороны с рыцарем я всегда смогу договориться. Мне грело душу, что пока я рядом, он почти не чувствует влияния Царицы. Почти…

- Лизетта, я хотела с тобой поговорить, - Беатрис на обратном пути соизволила даже заговорить со мной.

- Да, я слушаю. – Рядом был рыцарь. Если что, он не даст меня в обиду. Больше всего на свете мне сейчас хотелось поговорить с ним. Сначала с ним, потом с Лайзой. Но я вынужденно терпела. Надо делать вид, иначе у нас ничего не получится. Мысль о том, что у него получается бороться с Царицей наполняло душу радостью.

- Помнишь, о чём мы говорили? – Я кивнула.

- Ну так вот. Это будет завтра.

- Она уедет завтра? – Наверное, я не смогла сдержать радости, потому что Беатрис прижала палец к губам.

- Тише, - и мотнула головой в сторону рыцаря. Я кивнула. Завтра так завтра. Надеюсь, она не заберёт рыцаря. И Беатрис, думаю тоже не займёт у меня целый день. А значит мы сможем поговорить с рыцарем…наедине. Почему-то при мысли об этом кровь прилила к щекам.

Возле моей комнаты Беатрис наконец оставила нас и направилась к себе. Как только её шаги стихли, я сжала рыцарю руку и посмотрела в глаза:

- Спасибо тебе.

- Не за что пока, - он печально улыбнулся. - Я сделал меньшее из того, что мог и что должен был.

Мы помолчали. А потом он устало потёр лоб рукой.

- Я понемногу вспоминаю.

- Что? – Я с жадностью посмотрела на него.

- Какие-то отрывки той жизни, что была с ней. – Он сжал губы. Я сочувственно посмотрела на него. Если бы я только могла утешать. Конечно вспоминать то, сколько зла натворил, подчиняясь приказу, ужасно. Но ведь, наверное, было что-то такое, что помогло выстоять, не сломаться.

- О чём ты думаешь, Мелисса? – Моё имя из его уст звучало, как музыка. Я смущённо потупилась, но потом ответила.

- Я думала о том, что держало тебя, что помогло не сломаться.

- Что? – Он задумчиво посмотрел на меня. – Я сам иногда гадал, почему я ещё держусь. Она иногда отпускала меня, чтобы насладиться моей болью и отчаяньем. Она толкала меня к гибели и наслаждалась этой игрой. У неё ведь много слуг. Но я думаю меня держали только мысли о том зле, что я причинил вольно и невольно и должен исправить. Если бы не это, пожалуй меня бы ничего не держало. Но не сейчас. Сейчас у меня появилась ты.

Его взгляд был таким странным, тяжёлым, тоскливым, ищущим и горячим. Я потупилась. А сердце радостно пело. Правда песнь была похожа на песнь мотылька, танцующего у огня, всё ближе и ближе. Мы и были мотыльками, беспечными, глупыми, но каким же прекрасным казался нам огонь!

В коридоре послышались шаги. Рыцарь выпрямился и отвернулся от меня. Я вздрогнула и сделала вид, будто рассматриваю узоры на стене. Но это всего лишь служанка прошла.

- Ты не вспомнил как избежать свадьбы? – Спросила я напрямик. Так проще и сложнее одновременно. Рыцарь нахмурился.

- Нет. Она никогда не говорила.

И в этом вся тяжесть. Надо было избежать того, что избегать не хотелось. Я думаю неловкость почувствовали мы оба, потому что разговор скоро сошёл на нет. И когда рыцаря позвала Царица мне показалось даже что он вздохнул с облегчением. Я понимала, что ему тяжело, но ничем не могла помочь.

редвкушающей улыбкой.

Глава 14

 А утром Царица действительно уехала. Об этом мне сообщила Беатрис, которая быстро забежала в комнату.

- Пойдём, время не терпит. Ты обещала.

Я мысленно попросила прощения у Лайзы, к которой собиралась забежать и отправилась вслед за Беатрис. Ту прямо трясло. Интересно, что она хотела увидеть, а главное зачем? Ведь, наверняка, все её родные уже много лет как в могилах. Что ей нужно?

Дверь в кабинет была открыта. Зеркальце ждало меня. Я села за него, ожидая указаний Беатрис. Наверное, она знает, как увидеть то, что хочешь. Хотя если она сможет… Сердце забилось от несбыточной надежды. Если она сможет, значит и я смогу увидеть своих родных, узнать как там мама и Дая.

Беатрис что-то говорила, я её почти не слушала. В ушах шумело. А вдруг?

- Ты что, глухая, Лизетта?

- Что? – Я словно бы очнулась.

- Скажи Сэм Медроуз перед тем как открыть зеркало. Оно должно так работать. – В её словах была какая-то ожесточенность.

- Сэм Медроуз, - послушно повторила я и сняла ткань с зеркала. Сначала ничего не происходило, а потом зеркало показало мне мужчину, шегольски одетого, с подкрученными усиками. Он стоял на улице, нетерпеливо постукивая тростью и поглядывая на часы.

- Он! Сэм! – Крикнула Беатрис, а потом махнула мне рукой – Отойди. Дай посмотреть. Я об этом мечтала столько лет!

Лет? Интересно, когда и где она успела с ним познакомиться? Мне неинтересно было наблюдать за неким Сэмом, поэтому я отошла в угол кабинета, надеясь, что Беатрис поскорее насмотрится. Мне не терпелось увидеть семью. Интересно, и как я сама до этого не додумалась. Оправданием мне могло служить только то, что я слишком устала. Очень много всего навалилось на меня за это время. Это и мысли о рыцаре почти заставили меня забыть о семье, привыкнуть. Но сейчас вдруг воспоминания о маме и сестрёнке навалились с такой силой, что я едва не заплакала.

Наконец, Беатрис с неохотой оторвалась от зеркала.

- Я пойду. Она скоро вернётся. Но я буду приходить ещё. И ты будешь меня пускать, иначе, - и она выразительно посмотрела на неё.

Я вздохнула. Не то чтобы я боялась Беатрис. Нет. Мне было её скорее жалко.

- А почему ты не попросишь Царицу о том чтобы смотреть сама? – Вопрос вертелся на языке.

- Я просила. Ты думаешь, она разрешила? Тогда ты плохо её знаешь, - и Беатрис усмехнулась, а потом торопливо вышла из комнаты.

Я осталась одна. Снова закрыла зеркало тканью. А перед тем как открыть, глубоко вздохнула. Соблазн увидеть семью был очень велик. А если войдёт Царица? Что-ж, я скажу ей то, что говорила всегда. Поэтому я громко произнесла

- Арина Вевир. – Так звали мою мать. Несколько томительных секунд ничего не происходило, а потом зеркало показало мне наш дом.

Я забыла даже как дышать, рассматривая родные до боли стены. В горле появился ком, глаза предательски защипало. На лестнице стояла мама, постаревшая и осунувшаяся с того момента, что мы не виделись. В её глазах больше не было смеха. Мама спускалась на кухню. Несколько долгих мгновений и она зашла внутрь. Нянюшка ссутулившись и держась за спину расставляла на столе столовые приборы. Дая сидела у окна. Услышав мамины шаги, она подскочила и повернулась, а я увидела залитое слезами лицо.

Сил смотреть больше не было. Я закрыла зеркало тряпкой, потом открыла и сделала вид, что наблюдаю за происходящим в знакомой мне семье. Но в глазах стояли слёзы. Я ничего не видела. Несколько мгновений пыталась справиться с собой и не разрыдаться, пока не услышала шаги, Её шаги. Слёзы сразу высохли. Я сжала губы. Царица никогда не узнает, почему я плакала.

- У тебя всё хорошо, Лизетта? – Голос звучал ласково, подкупающе, так словно это родная мать говорит со своим ребенком. Но я даже не подумала поддаться этому очарованию. Свою мать я только что видела. И она была убита горем из-за поступка царицы. Это всё она виновата. И в том, что случилось со мной и в том, что происходит сейчас в других семьях, всех тех, которых она лишила радости и веселья на многие годы, поселив там горе и нужду.

И все же ради рыцаря и всех тех, которые нуждались в нас, мой голос не дрожал, когда я отвечала ей.

- Да, госпожа.

- Ну что как поживают наши друзья? Плачет ли маленькая сестрёнка? Послезавтра, пожалуй, отправимся на охоту.

Я спокойным голосом рассказала то, что успела увидеть, додумывая детали на ходу. Она махнула рукой, разрешая идти и вдруг уже у самой двери меня догнал вопрос.

- Лизетта, а ведь у тебя тоже, наверное, есть родные?

От её слов я вмиг заледенела. Представила словно воочию, как рыцарь снова заходит в наш дом, или даже не он, а сама Царица Ночи, как протягивает руку и Дая превращается в ледяную фигуру и пополняет коллекцию статуэток в саду. Нет. Пусть она делает, что хочет, но ни слова про маму, няню и Даю она от меня не услышит.

Я молчала. В первый раз осмелилась открыто противостоять ей. И не знала, какой будет результат. Царица тоже молчала. Может быть, ждала, а может думала, как сделать мне больнее и заставить всё рассказать.

Положение спас рыцарь.

- Майк! Вот и ты! А мне как раз тебя не хватало, - в своей обычной манере обратилась она к рыцарю. – Лизетта, видимо, после всего что с ней случилось забыла, остались ли у неё родные и как их зовут. Но ты ведь помнишь, откуда ты её забирал, верно, Майк? – И она улыбнулась жутко и торжествующе и посмотрела на рыцаря. А я вздрогнула. На сердце стало холодно. Ну да. Она может ему приказывать. А он должен подчиняться. Сколько он сможет бороться? Я не рассчитывала ни на что, поэтому прикусила губу и отвернулась, стараясь не встречаться взглядом с рыцарем.

Но рыцарь молчал. Я догадывалась, чего ему это стоило, восхищалась им, но понимала, что эту игру он проиграл.

- Ну же, Майк! Я ведь хочу пригласить родственников Лизетты на вашу свадьбу. – Рыцарь молчал. Я повернулась. На ледяном лице застыли капельки пота. Царица скривилась, словно ей попался слишком твёрдый орешек, а потом протянула руку и громко произнесла:

- Я приказываю тебе ответить.

Рыцарь закусил губу до крови. По подбородку покатилась капля крови. Я смотрела на неё, как завороженная. Время словно остановилось. Несколько минут борьбы. Я не знала, чего ему это стоит, но я догадывалась. А потом он ответил.

- Да я помню, я покажу вам, госпожа.

- Ну вот и замечательно, - Царица лучезарно улыбнулась, а я бросилась прочь из комнаты. Слёзы застилали глаза. Я знала, что так будет, знала, что она сильнее и что он не выдержит. И всё же до последнего надеялась, как дурочка.

Оказавшись в комнате я закрыла глаза и представила зал, где стоял камень. Сейчас я не хотела видеть рыцаря. Я могла бы наговорить ему глупостей. Он ведь не виноват, он боролся. И всё же как болью обжигала мысль, что он предатель. Это было глупо. Мне просто надо успокоиться. И всё же я не могла.

- А ты дурочка, - скрипучий голос камня выдернул меня из собственных мыслей. Я подняла голову и посмотрела на него. И всё же ничего нового не увидела. – Если бы ты знала, чего рыцарю стоит сопротивляться ей, ты не обижалась бы на него. Он боролся как мог. Я тоже когда-то пытался сопротивляться ей. Видишь, что теперь из меня получилось, - камень едва слышно вздохнул. А потом добавил. - Только представь, каково сейчас ему!

Я силой подавила всхлипы. В самом деле. Чего это я? Думаю о себе. А рыцарю ведь куда тяжелее. Обожгла мысль про маму и сестрёнку. Но если Царица поедет на охоту, мы сможем их защитить, попытаемся. Да и когда это ещё будет... А рыцарю нужна помощь сейчас.

- Спасибо, - кивнула я и не дождавшись ответа камня приложила руку к стене и попыталась почувствовать рыцаря. Где он? Что делает? Как ни странно, я быстро увидела его фигуру, хотя раньше могла чувствовать только царицу.

Потянулась к нему и закрыла глаза. А когда открыла, едва не упала. Рыцарь стоял почти на самом краю площадки, зависшей на вершине горы Тонато. Той самой, на которой как в бездне стоял замок.

- Стой! Подожди! – Я протянула к нему руки, перепугавшись.

Но он то ли не слышал меня, то ли не хотел слышать.

- Да стой же ты! – Я сделала несколько шагов к нему и робко дотронулась до его руки. Сердце колотилось, как бешенное.

- Мелисса? – Он обернулся. На лице застыла гримаса отвращения. Как будто он был сам себе противен. – Зачем ты пришла? – Голос звучал глухо. – Я – предатель. Я предал твою семью. И предам ещё не раз. Что тебе надо от меня?

- Я… - Голос ломался и не слушался. – Я хочу поговорить.

- О чём? Не надо меня жалеть. Не надо делать вид, будто я тебе интересен. Я предатель. Преступник. Нам никогда не быть вместе. Хватит играться в Её игры.

- Да стой же ты! – Я попыталась схватить его за рукав, тщетно пытаясь подобрать слова. – Я вовсе не жалею тебя. Ты мне очень дорог. Я… Я люблю тебя.

Рыцарь повернулся ко мне. В глазах застыло удивление. Нет, даже изумление.

- Ты говоришь правду? – Наконец, ответил он.

- А разве ты не видишь? – Вопрос за вопрос. И почему люди не умеют иногда читать мысли?

Несколько минут вязкого отчаяния. Сердце колотилось от страха. А потом рыцарь повернулся ко мне и медленно словно во сне посмотрел. Глаза в глаза. Потом подошёл и прижал к себе.

- Гарольд. – Я подняла голову и недоумённо посмотрела на него. Что он хотел сказать? А в его глазах застыло торжество. – Я вспомнил. Меня зовут Гарольд.

- Это же замечательно! – Радость захлестнула волной. Он вспомнил своё имя. Почему-то я была уверенна, что это ещё один шаг на пути к тому чтобы освободиться от Царицы, от её власти и гнёта.

- И теперь я точно могу сказать, что люблю тебя. Вместе с тобой я обрёл себя и имя. – И Гарольд так посмотрел на меня, что я покраснела и отвернулась. Конечно делать признание первой не принято, но я вспомнила что случилось ещё несколько минут назад и вздрогнула. Может у нас не будет будущего, но пока мы есть друг у друга, у нас есть настоящее.

Несколько минут мы стояли так на снегу, в холодном тёмном мире, на краю пропасти и любовались друг другом, а потом я вздохнула, вспомнив то, что хочет устроить Царица.

- Сможешь ли ты с ней бороться? Как долго? – Спросила я, пока мы шли по тёмным коридорам замка в свои комнаты.

- Не знаю. - Рыцарь мне доверял, хотя по лицу его временами пробегала тень. Я не знала, надолго ли хватит этого хрупкого доверия между нами. Но сердце пело и не хотело думать о чём-то плохом. – Раньше я мог бороться несколько минут и то вдали от неё. Сейчас рядом с ней я могу сопротивляться сколько угодно, пока она не отдаст прямой приказ. Приказам я не в силах противостоять, пока что. – Он помрачнел.

- И что же нам делать? – Спросила я вслух.

- Не знаю. Я пока не знаю. Если она поедет на охоту, я буду рядом. – Он замолчал и вздохнул. Я поняла его тоску. Если он будет рядом с ней, то что помешает ей отдать прямой приказ убить, например, Даю? Я представила свою сестрёнку и непроизвольно сжала кулаки. Гарольд понял меня. Отвернулся, а потом прижал меня к себе. - Попробуй спроси у камня. Может быть, есть какая-то возможность сопротивляться ей?

- Спрошу, - пообещала я. – Мне надо его ещё поблагодарить кое за что.

У моей комнаты мы нехотя расстались. Царица прислала служанку с приказом рыцарю прийти. А я… Я чувствовала себя совсем опустошённой и счастливой одновременно. Да, я была счастлива, хотя мы оба ходили словно по лезвию ножа, а наши жизни здесь ничего не стоили.

Очутившись в комнате я снова закрыла глаза и представила камень.

- Ну что? Как дела у твоего рыцаря? – Я покраснела, услышав слово «твоего», хотя камень и сказал это ворчливым тоном, я догадывалась, что он рад.

- Спасибо тебе, - искренне сказала я.

- Да не за что. Чего уж там. От вас двоих зависит моя жизнь, если на то пошло. Я сам заинтересован в этом. – Я почему-то не обиделась на него. Он казался слишком добродушным для того чтобы держаться каких-то корыстных целей.

- Я хотела спросить. – Я помедлила, раздумывая над вопросом. – Как рыцарю бороться? Как противостоять Царице?

- Не знаю, - ответ камня разочаровал, но не огорчил. Я предполагала что-то такое. – Есть только предсказание, легенда. Сказано, что ты должна быть рядом. Вот и будь. Возможно, когда-нибудь у него получится.

- А до этого момента она убьёт всех кто мне дорог, превратит всю мою семью в ледяные фигуры руками рыцаря, чтобы я согласилась на нашу свадьбу и этого «когда-нибудь» не случилось. – В моём голосе явно чувствовалась усталость.

- Всё возможно. Ты просто будь рядом.

Я вздохнула. Ну да. Что это я? Они оба были из другого мира, неподвластного нашим законам. Что Царица, что этот дух, заключённый в камень. Он, наверное, и хотел бы не говорить загадками, да не умеет.

-Хорошо, - ответила я. И только уже собиралась уйти, как почему-то решила добавить. – И он наконец-то вспомнил своё имя. Его зовут Гарольд.

- Да это же замечательно! – Камень обрадовался. – Значит час близок. Ты всё делаешь правильно.

Ну хоть что-то. Я улыбнулась, попрощалась и вернулась к себе в комнату. А вернувшись вспомнила про Лайзу. Я сегодня так и не навестила её. А она ведь держалась молодцом, пошла против Царицы. Мне стало стыдно. Интересно, успею ли я ещё повидать её сегодня до того, как Царица или кто-нибудь из её прихвостней решит увидеться со мной перед сном?

Я постояла, подумала, а потом решилась. Была не была. Закрыла глаза, дотронулась рукой до стены, представила комнату Лайзы и очутилась прямо перед ней. И только тогда, открыв глаза, осознала, ЧТО произошло сегодня два раза подряд. Я не просто видела карту замка я смогла переместиться туда, куда хочу. Не только к камню и обратно а туда, куда захочу. Но открытые способности в этом проклятом замке не радовали, а скорее пугали. Я шагнула вперёд и взялась за ручку и тут только вспомнила, что дверь в комнату заперта и попасть в неё без ключей и рыцаря не получится. Я, конечно, могла бы сходить за рыцарем, но решила попробовать войти так же как и до этого. Представила Лайзу за дверью, закрыла глаза и дотронулась до двери рукой.

Поняла, что получилась, когда услышала вскрик. Открыла глаза и увидела Лайзу, которая с ужасом и отвращением смотрела на меня.

Глава 15

Отвращение в её глазах было таким искренним, что мне на секунду даже стало плохо. Но потом я вспомнила зачем я здесь. Я могла бы и не видеться с ней. Но мне хотелось попытаться. Против клеветы трудно бороться и всё же я попробую.

- Привет, Лайза. – Я улыбнулась, но была готова ко всему и не удивилась, увидев, как она отшатнулась от меня. Мы помолчали немного, а потом она всё-таки нарушила молчание.

- Зачем ты пришла? 

- Поговорить, - я держалась так же осторожно, как и она. И надеялась что мне удастся  понять, почему она поверила наветам обо мне.

- Я не хочу с тобой разговаривать. Если ты думаешь, что узнаешь обо мне что-то новое, то не надейся. Я сказала госпоже правду. – И она гордо подняла голову.

- Меня не посылала госпожа. Я пришла сама по доброй воле. И хочу просто понять, почему ты так относишься ко мне. Что я тебе сделала? – Кажется остаться равнодушной у меня не получится.

- Я не знаю, что ты имеешь в виду? – она отвернулась.

- Знаешь, только не хочешь отвечать.

Мы обе знали, что это правда, и всё же она молчала.

Я не знала, что ещё сказать и собралась уходить. Я не могу заставить другого человека говорить. А даже если бы и могла – не стала. Я вспомнила Царицу с её приказами и мне стало мерзко. И тут вдруг Лайза заговорила.

- Я не верю тебе, потому что ты служишь Царице. Но если это не так, - я слышала, что она заколебалась. В голосе не было уверенности, – скажи мне, почему ты живёшь в её покоях, почему не вернулась к нам?

- Ты думаешь я по своей воле живу у неё? Я хотела к вам вернуться, но она не дала.

- А почему не дала? Я знаю, что Царица не только наделила тебя своей милостью, но ещё и дала тебе нормальную комнату с обоями и шкафом, полным нарядов. – Хорошо у Царицы работают шпионы. Мне было одновременно и грустно и смешно. Неужели Лайза позавидовала моим платьям или ей нужна отдельная комната?

- Хочешь я тебе отдам все эти платья и комнату впридачу? Забирай всё и живи с ней и её прихвостнями, - я всё больше и больше раздражалась, сама не знаю, почему. – Только рыцаря мне оставьте.

Я проговорилась и поджала губы, но было поздно. Слова уже вырвались и, наверное, так должно было быть. Я отвернулась и шагнула к двери. Сама не знаю, чего я хотела от этой встречи. Какие-то взаимные обиды и объяснения и ничего больше.

- Стой, Мелисса! – Я подняла голову. Лайза выглядела виноватой. – Мне сказали и я поверила. Я не должна была, правда ведь? Но я слишком мало тебя знала. И всё же, неужели ты сказала правду. Неужели тебе нужен этот… - Она махнула рукой. Я поняла о чём речь. И всё же мне стало тоскливо. Сколько лет пришлось Гарольду ждать? И неужели же ни одна из девушек не испытывала к нему даже жалости? Неужели только отвращение?

- Я не хочу говорить об этом, - глухо ответила я. – Знаю только, что Царица желает нашей свадьбы, которую нельзя допустить. Если она состоится, то у нас не будет никакой надежды больше.

- Почему? – Но она не успела договорить. Послышались шаги и в двери повернулся ключ.

Я заметалась, в поисках выхода, совсем забыв за эти несколько минут, что могу попасть хотя бы в зал, к камню. Но дверь уже открылась. Не знаю, что я делала, если бы это была сама Царица, но за дверью стоял лишь Гарольд с миской супа и хлебом на подносе.

Лайза отшатнулась. В её глазах я явно видела ужас. Интересно, что сделал ей или её родным рыцарь? Думать об этом не хотелось. Может быть, моя любовь к нему противоестественна, но я видела перед собой лишь несчастного человека, который не сломался, вопреки всему. Видела и гордилась.

Я подошла к Гарольду, забрала у него поднос и поставила перед Лайзой.

- Мелисса, - тихо сказал он. Мне не понравилась тоска в его голосе. Я подняла глаза. Рыцарь говорил так, словно мы были одни. – Я знаю, как избежать свадьбы. Ты должна отречься от меня, возненавидеть и тогда она не сможет настоять.

Я вздрогнула. Это звучало правильно, но слишком много боли было в глазах рыцаря. Я не могла при Лайзе успокоить его, сказать, что мы всё равно будем видеться, вопреки всему. Я только сжала его руку и шепнула:

- Поговорим после.

А Лайза кажется начала оттаивать, увидев что рыцарь вовсе не сама царица и не собирается превращать её в лёд, подошла поближе и внимательно посмотрела на нас.

- Я знаю, - нарушила она молчание первой, - что нужно сделать, чтобы расстроить вашу свадьбу. Ведь вы оба этого хотите, верно? – Говорила она робко, голос дрожал, но мы молчали и она осмелела. – Нужно помочь мне бежать. Или хотя бы попытаться.

- Но Царица накажет тебя. – я изумлённо посмотрела на Лайзу.

- Не накажет, - вместо неё ответил Гарольд. – Если ты скажешь, что вы бежали прочь от меня. Царица не верит в любовь, она знает, что то что люди зовут влюблённостью – непрочно. Ты можешь сказать, что решила навестить Лайзу и увидела то, что оттолкнуло тебя от меня. Придумай любую мерзость. Я не в обиде. – И Гарольд усмехнулся. Чуть печально и больно, но так что защемило сердце. Я его никому не отдам и никуда не отпущу. Я сильнее сжала руку моего рыцаря и сказала.

– Я так и сделаю. Но сначала надо придумать, что мне делать – завтра Царица хочет опять отправиться на охоту.

Мы замолчали. Наверное, никак избежать охоты не получится. А если отправиться с Царицей как в прошлый раз и действовать по обстоятельствам, сможет ли она простить меня или превратит в лёд, как только я перестану ей подчиняться? Ни я, ни, наверное, Гарольд не знали ответа на этот вопрос, но выбора не было. Тем более, что после того как рыцарь рассказал ей про моих родных, я боялась что до предполагаемой свадьбы нас ожидает даже две охоты.

И всё же мы остались и вместе с Лайзой разработали план на случай, если наша свадьба всё-таки не расстроится раньше. В ночь перед свадьбой у нас с рыцарем должна будет произойти крупная ссора, потом истерика, разговор с Лайзой и я попытаюсь помочь ей сбежать. Рыцарь естественно выследит нас и выдаст Царице. После чего я признаюсь ей, что ненавижу его. И тут же я перестану быть удобной игрушкой в её руках, и она быстренько вернёт меня обратно, в комнату к другим девушкам. А там мне уже поможет Лайза. Всё было замечательно, если бы мы сами верили в этот план. Слишком уж оно выходило гладко на словах. Но будем надеяться на лучшее.

Несколько раз подряд за время нашего разговора я ловила странные взгляды Лайзы. Как будто она смотрела на великого и ужасного Ледяного рыцаря и не узнавала его. На губах его иногда появлялась улыбка, а в глазах кроме тоски мелькало что-то такое, что я смущалась и прятала глаза. Он был сегодня красив как никогда и похож на человека, а не на проклятого одинокого рыцаря. Наверное, Лайза сегодня первый раз увидела его таким, каким он должен был быть и каким являлся на самом деле. И я гордилась им.

Обратно мы с Гарольдом возвращались вместе. В нашем положении глупо было терять хоть одну минуту, которую мы могли бы провести вдвоём. Дорогой мы больше молчали. Может быть, вечная и неизменная темнота замка и коридоров угнетали, а может быть нам и не нужны были слова. Не знаю. Во всяком случае я чувствовала себя счастливой. И засыпала тоже счастливая, правда осознавая, что могу этого счастья лишиться в один момент. И это делало наше счастье хрупким, воздушным, почти невесомым.

А утром после завтрака, когда я гадала, нужно или нет идти на работу, ко мне заглянула Беатрис и кислой миной на лице сообщила, что Царица сказала мне подготовиться к охоте и к двенадцати быть одетой. По-видимому мы опять поедем вдвоём. Мне стало страшно, но я постаралась взять себя в руки ради Гарольда.

В двенадцать за мной зашла служанка и мы направились в сад, где нас уже ждала Царица. И снова всё повторилось, как дурной сон. Недаром в сани были запряжены кошмары. Мы тронулись. Царица молча наблюдала, как земля уходит из под ног и уносится вместе с облаками. Я чувствовала, что она сегодня не в духе и злить её смертельно опасно. А ещё закрадывалось какое-то нехорошее чувство, предчувствие, если можно так сказать. Казалось, что должно произойти что-то плохое, но я не знала, что именно.

- Лизетта, - нарушила молчание царица.

- Да, госпожа. – Я всё ещё изображала покорность.

- Я передумала приглашать на вашу с Майклом свадьбу твоих родственников, тем более если ты не хочешь их видеть. Давайте устроим небольшую свадьбу в кругу друзей. Только ты, Майкл и я, завтра.

Завтра? Так скоро? Я вздрогнула. Мы так не договаривались. Неужели Царица о чём-то догадалась? Что там говорил камень? Что и у стен в этом замке есть уши? Похоже это так. Но мне надо было изображать покорность и влюблённость. И хотя с этим у меня хорошо получалось, сердце разрывалось, когда я представляла, как откажусь от Гарольда, отрекусь от него, уйду. Что бы там ни говорили, это тоже предательство, хоть и вынужденное.

- Так скоро?! – Ответила я, выдержав небольшую паузу и пролепетала. – Я так благодарна вам, но право не стоит обо мне так сильно заботиться.

- О, не стоит благодарности. Ты мне интересна, Лизетта. Пожалуй, никакая девушка мне не была так интересна, - усмехнулась царица. А я задумалась, считать это комплиментом или предостережением. Сердце тревожно забилось.

Наконец мы приехали. Сани приземлились на окраине города. Снова, как и в прошлый раз стало тоскливо и одиноко. Я с наслаждением вбирала в себя запахи и звуки земли, наслаждалась светом и городским шумом.

- На этот раз я пойду с тобой, а то ты, пожалуй, опять не сможешь выполнить моё задание.

Я закусила губу. Я же знала, что ничего не смогу изменить. К чему эта пытка? Зачем уже третий раз она заставляет меня находить жертву, а потом берёт с собой на охоту? Чего она хочет? Увидеть, как я мучаюсь? Ей нравится находить удовольствие в чужих страданиях?

Царица пошла вперёд. Я боялась представить, что будет, если ей на дороге попадутся люди. Хорошо, что знакомая семья жила на окраине города. Хотя что это я. Как я могу говорить «хорошо», если сейчас Царица принесёт ещё больше горя и ещё больше жертв?

Но она шла вперёд, словно не замечая иду я за ней или нет. На несколько мгновений возникло малодушное желание повернуться назад и скрыться, убежать, петляя между домов. Но я вспомнила о Гарольде. Может быть, царица и не найдёт меня. Но я не могу бросить его, не могу бросить Лайзу. Я честно попыталась представить свою дальнейшую жизнь без рыцаря и не смогла. Мы так срослись друг с другом, что я не знала, что буду делать без него. Нет, я бы конечно существовала и жила, но каждое утро просыпаясь знала бы, что его рядом нет и никогда не будет. Я вздрогнула. Так себе перспектива.

И вдруг, прервав мои размышления, царица резко остановилась. Я осмотрелась и увидела знакомый дом. Мы пришли.

Царице не понадобилось стучать. Только она подошла к двери, как та бесшумно распахнулась и в прихожую ворвался холод. Я сжала губы, стараясь не расплакаться. Дом так походил на мой собственный. Перед глазами словно воскрес тот день, когда рыцарь вот так же без стука ворвался в мой дом. Спасибо хоть не превратил в лёд на глазах у родных. Хотя, наверное, им было так же тяжело перенести что меня увезли.

Я молча стояла в сторонке, мечтая только о том, чтобы если жертв совсем невозможно избежать, их было бы меньше. Пожалуйста! Я молилась сама не знаю о чём. И как же желала, чтобы этот кошмар поскорее закончился!

 Я так ушла в свои мысли, что не сразу заметила – дом был пуст. Как странно! Ещё вчера я видела этих людей, а теперь они исчезли в неизвестном направлении. Может быть, вышли за покупками? Или отправились в гости?

Царица нахмурилась.

- Обыщи дом. И не думай мне лгать. Спустишься и скажешь – есть здесь кто-то или нет. Если есть я всё равно почувствую.

А зачем тогда она просит меня? Я мысленно пожала плечами, но кивнула на просьбу Царицы. И медленно направилась вверх по лестнице. Комнаты были знакомы по увиденному в зеркале. Я обошла их все, стараясь не спешить, но и не медля. Потому что я буквально чувствовала, что царица сейчас не в духе. Но комнаты, слава Создателю, были пусты. Вещи все лежали на месте. Никто не собирался в спешке. Словно они все ушли в гости.

«Пожалуйста, пусть они вернутся попозже! А лучше завтра!» - Взмолилась я. Надо побыстрее уходить. И хотя это вряд ли зависело от меня, я быстро пробежала по коридору и спустилась к Царице.

- Никого нет.

- Что-ж, Лизетта. Ты права. – Она задумчиво осмотрелась вокруг. – Ладно пойдём. Поохотимся в другой раз. Всё-таки у тебя завтра свадьба, - и она плотоядно улыбнулась. Мне стало не по себе. Вряд ли наша уловка получится. А если и получится, то может стоить мне жизни. Но надо рискнуть.

Обратно, в замок мы возвращались в полной тишине. Царица кажется была не в духе и даже кошмары притихли и неслись меньше обычного. С одной стороны я была просто счастлива, что охота закончилась так неудачно для Царицы и так удачно для семьи, которая и так лишилась одной дочки. А с другой стороны плохое настроение Царицы могло привести к самым неожиданным неприятностям для меня. Поэтому я сидела молча, стараясь не напоминать о себе. Надо было сегодня увидеться с рыцарем и сказать, что план переносится на сегодняшний вечер. И это всё так быстро, без возможности даже подумать.

На площадке возле замка нас никто не встречал. Царица спрыгнула с саней и даже не обернувшись на меня направилась в замок. Я направилась за ней. Ох, не нравилось мне это её молчание!

Но в замке она так и ни разу не посмотрела на меня, словно меня и не существует. Я не знала, чем вызвана её такая задумчивость, поэтому направилась сразу в свою комнату. Лучше какое-то время посидеть там, а уж потом отправиться на поиски рыцаря. Надо было ещё раз обговорить все детали.

Но Царица так и не вспомнила обо мне. Что-ж, значит пришло время действовать. Я с колотящимся сердцем отправилась в покои Гарольда. Я уже знала, что его комната находится почти рядом с комнатой царицы, всего пару дверей от неё. И если она не требовала рыцаря к себе, то он должен быть там. Но я первый раз вот так заходила за ним. Обычно мы или встречались где-то в замке или у меня просто не было времени, чтобы зайти к нему.

Несколько минут и вот я уже стучу в дверь к Гарольду. За дверью был тишина. Ни шагов, ни звуков. И никто не отвечал. Когда я уже было думала, что рыцаря там нет, дверь открылась. И я едва не налетела на Гарольда.

- Мелисса! Но что ты тут делаешь? Как охота?

- Я как раз и хотела тебе об этом рассказать.

- Тогда давай прогуляемся до зимнего сада. – Рыцарь прикрыл дверь и мы медленно направились к зимнему саду. В этом замке погулять, пожалуй, можно было только в одном месте и это место вызвало отвращение – зимний сад. Мы по негласной договорённости обходили стороной то место, где стояли фигуры, гуляя только по боковым дорожкам. Нам обоим этот сад напоминал о земле, где по милости Царицы весна и день так малы и стремительны, что цветущих деревьев почти не увидишь.

Пока мы неспешно прогуливались, я рассказывала Гарольду всё, что услышала и узнала, всё что произошло сегодня. Он всё больше и больше хмурился.

- Не нравится мне это. Совсем. Но хорошо. Давай попытаемся разыграть вечером то, о чём договорились. А там будь что будет. И говори, что ты меня ненавидишь, не стесняйся. Я этого заслужил. – И он улыбнулся своей странной кривой то ли улыбкой, то ли ухмылкой, а у меня защемило сердце от тоски, сквозившей в его голосе. Хотелось обнять, утешить, сказать что я не предам, что люблю и буду рядом. Но я так и не смогла ничего выговорить. Только прижала его руку к груди. Вечером. Всё должно случиться вечером.

Глава 16

До вечера Царица обо мне не вспомнила. А когда настало время ужина, а значит и исполнения задуманного, я почувствовала, как меня трясёт. И всё же медлить нельзя. Гарольд не всегда носил ужин пленнице, только когда была личное распоряжение об этом Царицы. Но сегодня такого распоряжения не было. Значит всё ещё удобнее, чем я думала. И это тоже пугало.

И всё-таки я нацепила на лицо самую милую из своих улыбок и направилась вместе со служанкой, которую отправили отнести еду, к пленнице. С каждым шагом мне становилось всё тяжелее и тяжелее. Казалось, что я делаю ошибку, но я подбадривала себя мыслями, что так надо, только так, по другому у нас с Гарольдом нет шансов.

Служанка болтала без умолку. Она уже не первый раз пыталась показать мне, как она рада служить новой фаворитке госпожи. Она была совсем не похожа на Беатрис и иногда я даже думала, что заставило её прислуживать Царице. А потом натыкалась на её ледяной взгляд и вопрос отпадал сам собой. И от этого почему-то было плохо.

Вот и знакомые ступени. Спуск в подземелье сегодня не впечатлил меня. Ноги тряслись, я шла словно в тумане. Сейчас от того как я сыграю, будет ни много, ни мало, зависеть наша жизнь. А я должна отыграть этот спектакль хорошо, чтобы даже Царица поверила. Я знала, что служанка ей всё расскажет.

Возле комнаты, ставшей темницей Лайзе, я услышала громкие голоса. Я знала, что там творится и всё равно на мгновенье остановилась.

- Пустите меня! Пустите! Мне больно!

Я рванулась вперёд и распахнула настежь дверь, оставив изумлённую служанку стоять с подносом в руках.

- Что происходит?

Гарольд стоял держа одной рукой Лайзу за руку, а второй прижимал к себе. Увидев меня он отпрянул, в глазах на секунду всего лишь мелькнула боль. Если бы я не знала, что это спектакль, никогда бы не поверила – так правдоподобно они себя вели. Какой-то мерзкий голосок в душе даже принялся нашёптывать что-то нехорошее. Но я сжала губы. Это чушь! Я не буду его слушать.

Увидев меня Лайза оттолкнула рыцаря, наконец-то вырвалась и прислонившись к стене начала всхлипывать.

- Что такое? Что случилось? Лайза?

- Он… Он мучил меня. Он хотел… - Она очень натурально покраснела и потянулась ко мне, делая вид, будто что-то шепчет мне.

- Это правда? – Я обернулась к рыцарю. – Накануне свадьбы ты искал общения вовсе не со мной, а с другой женщиной.

Гарольд пожал плечами и отвернулся. Потом посмотрел на меня, на Лайзу, съёжившуюся в углу, на служанку, у которой от страха зуб на зуб не попадал и произнёс сквозь зубы.

- Я тебе верность и любовь до смерти не обещал.

Развернулся и вышел. А я осталась наедине с Лайзой. Служанка вручила ей поднос и убежала. Наверное, доложит о нашей ссоре Царице. По крайней мере я надеялась на это. Теперь пора было приступать ко второй части нашего плана.

 - Бежим. Быстро! Пока нас не хватились.

Я взяла Лайзу за руку и мы бросились вверх по лестнице, туда к выходу в сад. Я примерно представляла, где находится конюшня с кошмарами, если можно было это так назвать. Интересно, когда нас найдут? Успеем ли мы хотя бы улететь прочь из этого проклятого замка. Мы быстро шли к выходу, а сердце рвалось вовсе не на волю, а к Гарольду. Каково ему сейчас? Наверное, если бы не наш план, он бы отпустил меня, не стал бы искать, не оповестил бы Царицу. Но тогда обречён не только он, обречены все мы, вопрос только во времени. Я надеялась, что он это понимает и сможет сделать то, о чём я его просила.

В саду было пусто. И в замке нам тоже не встретился ни один слуга. Словно это не тюрьма, не замок на краю мира, а просто дом, уйти из которого можно в любое время. И всё же я не обольщалась. От девушек я слышала, что никому ещё не удавалось сбежать из замка Царицы. Потому что любого, побывавшего в замке, она отмечала своей невидимой меткой. Тьма всегда найдёт тьму, а ночь тянется к ночи. Поэтому Царица чувствовала и знала, где находится любой её пленник. Нет. Я не обольщалась. У нас только один выход.

Увидев меня, кошмары сначала разволновались, потом успокоились. Правильно. Ведь я столько раз ездила в санях и рядом с Царицей и рядом с рыцарем. А ещё на мне не было прямого запрета, поэтому они беспрекословно подпустили меня к саням.

Лайза старалась выглядеть решительно, хотя я видела, что она держится из последних сил. Кошмары одним только видом внушали ужас.

- Быстрее! Садимся в сани! Я помогу тебе! – Говорила я, не в состоянии отделаться от мысли, что играю роль в каком-то спектакле. Пусть бы нас поскорее нашли! Это глупо, но я желала именно этого.

Ещё секунда, мгновенье и кошмары взмыли в воздух. Покружили вокруг замка и полетели вниз. Я не умела ими управлять и поэтому не была уверенна, что мы вернёмся в замок живыми. Но попытка не пытка.

Несколько минут мы летели в молчании. Интересно, далеко ли выпустит нас Царица? О том, что о нашем побеге уже знают, я была уверенна. Но ей обязательно захочется нас наказать, а для этого надо поиграться с нами, как кошка с мышью. Внушить надежду, отпустить немного, а потом снова поймать и на этот раз навсегда.

Но надо было играть роль. Мы отлетели немного от замка и начали снижаться. По плану мы с Лайзой должны были высадиться в ближайшем лесу, возле небольшого селения, а потом отослать кошмаров обратно и направиться к людям. В зимнем лесу затеряться проще. Так думали бы те, кто на самом деле хотел сбежать. Но я то знала, что это всё равно бесполезно.

На опушке леса сани остановились. Кошмары нервно рыли копытами снег. Едва различимые в ночной тьме, скорее тени, чем кони, они всё-таки оставляли вполне видимые следы.

Я откинула дверцу саней и хотела уже спрыгнуть на снег, а потом и помочь Лайзе выбраться, как кошмары, словно услышав немой приказ, взмыли в небо. Я едва успела схватиться за бортик саней, чтобы не упасть.

- Вот и кончился наш побег, - усмехнулась Лайза. Она не выглядела расстроенной, скорее довольной. Потому что понимала, что оно удалось, то ради чего мы всё затеяли.

И всё же мы попытались ещё раз.

- Прыгай, пока тут низко и убегай. Быстрее! Я задержу их!

Я молилась о том, чтобы Лайза спрыгнув не сломала себе ничего. Ну же. Пусть она сделает вид, что пыталась до последнего. Это была импровизация. И девушка поняла меня. Она неуклюже перевалилась через бортик и упала в снег. Благо сани ещё были не очень высоко. Лайза бросилась бежать. А сани несли меня прочь, к Царице и рыцарю. Теперь мой выход.

Ещё издали я увидела Царицу, а рядом с ней Гарольда. И Беатрис кажется тоже была там. И на секунду мне стало действительно страшно. Царица выглядела не просто ужасной, а величественно-ужасной. Глаза её горели синим, а вся фигура словно излучала тьму. Но я не должна бояться. Нельзя показывать свою слабость. Когда мы приземлились, я старалась не смотреть на Гарольда. Потому что рядом с ним я могу не выдержать.

- На колени, - громовой голос Царицы буквально пригвоздил меня к земле, заставив упасть в снег у её ног, стоило мне только слезть с саней. – Где твоя подруга, отвечай!

Я подняла голову и дерзко посмотрела прямо в лицо Царице.

- Она сбежала. И вы её не найдёте. – Спокойно. Главное чтобы голос не дрожал!

- Майкл! – Вместо ответа Царица обратилась к рыцарю. – Кажется у тебя новая пассия. Найди её! Быстро!

Рыцарь усмехнулся. Закрыл глаза и вытянул руку.

- Я знаю, где она.

- Прекрасно! Привези мне её. А я пока поговорю с Лизеттой.

Я с почти с ужасом смотрела, как Гарольда садился в сани и как они взмыли в воздух. Остаться сейчас наедине с Царицей вовсе не входило в мои планы.

- А теперь, девочка, расскажи мне всё, как есть, - и Царица взяла меня за подбородок и посмотрела в глаза. Я почувствовала, что леденею. Наверное, это какое-то колдовство. В панике я цеплялась как за соломинку за последние воспоминания. Перед глазами возникло лицо Гарольда, и я почувствовала, как мне стало легче, а колдовство отступило.

- Мне нечего рассказывать! – Гордо ответила я. – Я не хочу быть связанной с человеком, который не собирается быть мне верен до конца.

- Неужели тебя так разозлило, - вкрадчивый голос Царицы словно обволакивал, - что Майкл предпочёл тебе другую? Но он ведь мужчина. А они такие непостоянные! Зачем же надо было помогать бежать этой девчонке? Ты хотела убрать её с глаз долой? Думала что любовь длится дольше пары недель? Мне жалко тебя девочка, - Царица отвернулась, а я с изумлением смотрела на неё. А где наказание? А если наш план не удастся?

- Я верю в вечную любовь, - упрямо ответила я.

- Что есть любовь? – Усмехнулась она. – Ладно, для меня нет разницы, какую свадьбу играть. Тогда ты займёшь место Лайзы, а она пойдёт под венец с Майклом.

Я сжала губы. Разочарование было таким сильным, что я едва не застонала в голос. Ну не этого же мы добивались! Да и какой прок Царице вдруг женить Гарольда на Лайзе? Она могла сделать это много лет назад. Или она ждёт, что я буду ревновать? Я не знала, как мне поступить и с нетерпением ждала Гарольда.

Через несколько минут показались сани с рыцарем и Лайзой. Она плакала. На секунду мне стало плохо. Я представила, что он на самом деле обидел её. Но присмотревшись увидела, что девушка играет.

- Майк, привёз нашу беглянку? Если она тебя развлечёт – дарю её тебе. Делай с ней что хочешь. А я пойду отдохну. Устала от этих игр. – И она направилась к замку, а потом вдруг обернулась. – И вот ещё что. Проводи Лизетту в крыло к девушкам. Она сама сделала свой выбор. – И Царица злобно усмехнулась.

Она знает что-то, чего не знаю я? Лайза рыдала. Я шла, опустив голову, а Гарольд молчал и не смотрел на нас.

Только в замке он вдруг заговорил.

- Простите меня. Это ловушка, и я не знаю, как из неё выбраться.

- Она поняла? – Спросила я. Лайза молчала. И так было понятно, кого я имела в виду.

- Не знаю. Она разозлена, что мы нарушили её планы. И всё же не стала наказывать никого из нас. Возможно, наказание будет, но потом.

Возле комнаты, ведущей в половину девушек, Лайза вдруг подняла голову.

- Нам надо поговорить наедине.

- Конечно, - Гарольд всё понял правильно и отошёл.

А Лайза вдруг схватила меня за руку и зашептала.

- Не оставляй меня с ним! Я прошу тебя! Если Царица устроит нашу свадьбу, я сойду с ума. Неужели ты не боишься его?

Я хотела сказать Лайзе, что даже больше – я люблю Гарольда, люблю таким какой он есть, но смолчала. Я понимала её и ничем не могла утешить. И всё же ответила.

- Я постараюсь сделать так, чтобы никакой свадьбы не было.

Рыцарь посмотрел на меня.

- Я постараюсь прийти завтра.

Мы поняли друг друга без слов. Вход в покои Царицы, где я жила раньше, теперь мне заказан. Но и Гарольд не сможет приходить ко мне сюда, не вызвав подозрения. А значит мы прощаемся. Надолго ли? Я не знала. Как и того, каким он будет без меня. Вдруг опять его сердце покроется льдом. Я думала об этом и едва не плакала. Зачем мы всё это затеяли, зачем?

- Будь осторожен, - ответила тихо, и открыла дверь в комнату. И тут же что-то тяжёлое упало на меня, в глазах потемнело и я потеряла сознание.

Не знаю, сколько прошло времени, но я вдруг очнулась, а очнувшись, попыталась открыть глаза. И ничего не увидела. Меня накрыл мгновенный ужас – я ослепла. Но потом просто поняла, что лежу в каком-то темном месте, абсолютно без света. А ещё в тишине. Все звуки казались далёкими и приглушёнными, едва слышимыми. Да где же я? И что со мной случилось? Я попыталась ощупать то, на чём лежала. Повернулась и едва не вскрикнула от боли. Голова болела даже от малейшего движения. Интересно, что всё-таки произошло? Кому я так не угодила, что мне захотели сделать больно?

Но долго раздумывать мне не дали. Дверь открылась, яркий свет хлынул в комнату. Я зажмурила глаза, из которых от света потекли слёзы.

- А вот и она очнулась, прислужница Царицы! – Голос был женский, а я постепенно начала догадываться, что произошло. Видимо, Царица подготовила почву. Уж не знаю, что она внушила девушкам, но они, как и Лайза поверили её наветам. А значит ничего хорошего мне ждать не приходилось.

Я сама отказалась от общения с теми людьми, которые мне верили, отказалась от сносных условий, а Царица сделала так, чтобы жизнь в новых условиях стала для меня невыносимой. Что-ж, я потерплю, только если есть хотя бы призрачная возможность помочь Гарольду. При мысли о нём стало тепло. Я постараюсь всё выдержать ради него.

- Ну что ты молчишь?! – Девушка видимо что-то говорила, а я задумавшись, прослушала.

- Оставь её. Всё равно ты ничего ей не сделаешь. Царица рано или поздно заинтересуется судьбой своей новой служанки.

- Нет. Она ответит мне, что случилось с Лайзой.

- Лайза теперь в моих покоях. Она выйдет замуж за ледяного рыцаря, - тихо ответила я. Сказала, и сама не поверила – так это странно звучало. Я мечтала быть рядом с Гарольдом всегда, до самой смерти. А получилось, что сама отдала это право, добровольно.

- Это ты во всём виновата! – Первая девушка кинулась ко мне, но вторая её удержала. Глаза ещё не привыкли к темноте, поэтому я плохо видела их лица. Всё словно расплывалось.

- Оставь её. Пошли.

Одна девушка увела вторую, оставив открытой дверь. Я полежала ещё немного, но никто не пришёл. Никто не интересовался мной. И я даже не знала, хорошо это или плохо. В конце концов, собравшись с силами, я встала и кое-как, борясь с приступом дурноты, шатаясь добрела до светлого проёма двери. Сделала шаг вперёд и оказалась в знакомой гостиной, где мы с Лайзой так часто сидели. Казалось, это было в какой-то другой, не молей жизни, будто не со мной.

Час, наверное, был поздний. Я пыталась сообразить – какой сегодня день или ночь. Первая после нашего побега или уже вторая. Наверное, первая, в противном случае Гарольд, не найдя меня, всё бы здесь разнёс. Значит я была в забытье всего несколько часов.

Меня это не успокоило. Хотя, наверное, вряд ли что-то может сейчас утешить меня. Я с трудом дошла до кресла и обессиленная упала в него. Да, если я понадоблюсь Царице завтра, вряд ли я смогу исполнять её приказы.

И всё-таки надо попробовать привести себя в порядок и быть готовой к новым каверзам. Я осмотрелась вокруг. Зеркала здесь не было. Это, наверное, и к лучшему. Я боялась даже представить, как я выгляжу. Но кажется здесь где то была ванная комната.

Я с трудом, натыкаясь на стены, нашла выход из гостиной. Кажется, ванная была в конце коридора. Я всего пару раз была там и последний раз перед обручением.

На ощупь добрела до ванной. Открыла дверь. Вода уже стояла в ванной, ожидая меня. Лайза объясняла мне, что это колдовство Царицы. Но сейчас, пожалуй в первый раз, я была рада этому колдовству.

Залезла в ванную, разглядывая в бледном свете светильников своё отражение в зеркале. Каждая служанка Царицы должна выглядеть безупречно. Видимо, для этого в комнатах девушек существовала такая роскошь как ванная и даже зеркало повесили. А в зеркале я выглядела так, словно ожившая ледяная фигура.

Бледное лицо с кругами под глазами, запекшаяся кровь на волосах, синяки на лице, кровоподтёк на скуле. Я не хотела знать, кто сотворил со мной всё это. Ведь все мы – всего лишь пешки в руках Царицы. Что толку обижаться на девушек, которые так же были обмануты ненавистью?

После мытья, когда я кое-как привела себя в порядок, хотя скрыть все следы того что со мной случилось, мне так и не удалось, я снова вернулась в пустую гостиную.

Хотелось с кем-то поговорить. Сил молчать больше не было. Но тревожить Гарольда я не осмелюсь, а с кем я ещё могла быть искренней? Только с камнем. Я подошла к стене, закрыла глаза, представила перед собой знакомую комнату. Досчитала до десяти, выдохнула и открыла глаза. Я стояла рядом с камнем. Сейчас я задам ему все вопросы, всё, что накопилось у меня за последние дни. Я чувствовала, что он знает больше чем говорит и всё же несмотря на это доверяла ему.

Я вздохнула и подошла ближе.

Глава 17

- Добрый день, - начала я. Но камень молчал.

Обиделся? Или? Что «или» я даже боялась себе представить. Без своего насмешливого собеседника я сразу почувствовала себя одинокой.

- Что случилось? Почему ты молчишь?

Ответа не было. Я подошла ближе и осмелилась коснуться его поверхности рукой. Ничего. Словно передо мной был просто камень. Я боялась представить, что он исчез, умер и что к этому приложила руку Царица. И как раз тогда, когда он был больше всего мне нужен. Слёзы навернулись на глаза. Я села прислонилась к необычно холодной поверхности камня и заплакала. Снова зарыдала от бессилия. Неужели уже поздно и ничего нельзя изменить? Или она почувствовала, что я бываю здесь и убила ег Хотя, разве такое возможно? Может быть, превратила в лёд? Но если так, значит есть возможность спасти его.

Но я боялась сказать себе даже мысленно, что спасти его может только чудо. Ведь если я не вытащу Гарольда из под власти Царицы скоро нам всем придёт конец.

Я вспомнила о рыцаре и до боли захотелось поговорить с ним, спросить совета. Может быть, и ничего страшного если я загляну к нему. Я ведь всего лишь на минутку. Да и вряд ли Царица будет следить за ним тогда, когда все спят.

Я дотронулась до стены, представила его комнату. Ещё подумала что безопаснее будет оказаться у него в спальне, внутри, так сказать, а не возле двери. Закрыла глаза, подождала несколько секунд и открыла. Гарольд спал. И во сне казался обычным человеком. Волосы разметались по подушке, лоб прорезали морщины, глаза закрыты. Мне до боли захотелось прижаться к нему, обнять, откинуть непослушные пряди с лица. Увидеть его обычные глаза, без льда внутри.

Я сделала несколько шагов к кровати. Наступила на что-то на полу, споткнулась и едва не упала. Но этих нескольких минут Гарольду хватило, чтобы вскочить с кровати и вытянуть руку. С пальцев едва не сорвался лёд, а я забыла как дышать. Только подняла глаза и посмотрела на рыцаря. Слава Создателю, в его глазах не было льда. Только боль и усталость.

- Мелисса! Никогда не делай так, не подкрадывайся ко мне среди ночи! Я ведь мог заморозить тебя, мог даже убить.

- Прости, - выдохнула я и всё же шагнула к Гарольду. Он прижал меня к себе и мы так стояли долго, почти вечность. И всё же он отстранился.

- Что-то случилось?

Я надеялась, что в темноте он не увидит как ужасно я выгляжу. Но Гарольд всё же рассмотрел и нахмурился.

- Кто это сотворил с тобой? Царица? – Я почувствовала, как он весь напрягся, как сжались в кулаки руки.

- Это не она, - тихо ответила я, - но её руками несомненно. – И рассказала, что произошло. – Но это ещё не всё, - добавила после некоторого молчания. – Камень, который давал мне советы, точнее дух в камне, его больше нет. Он молчит. Наверное, она каким-то образом узнала о том, что мы разговариваем и что-то с ним сотворила.

- Я подумаю. Может быть, узнаю у неё в чём дело и постараюсь помочь. Но не знаю, возможно ли что-то сделать. Она ведь и в самом деле готовится к свадьбе. И я боюсь, что она заставит меня причинить зло этой девушке, Лайза, кажется… - Гарольд осёкся и отвернулся. А я словно вживую почувствовала его боль и страх так, словно действительно была связанна с ним.

- Я верю, ты справишься, - я подняла голову и посмотрела ему в глаза. Он самый лучший. Я люблю его! Он обязательно справится!

- Береги себя. Не приходи сюда больше, даже ночью. Здесь опасно. И вот ещё что... Если эти девушки ещё хоть раз тронут тебя, дай мне знать. – Он сжал мне руку.

Я улыбнулась ему, дотронулась до стены. Представила ванную комнату в половине девушек и закрыла глаза. Открыла уже в комнате. И решила ещё раз принять ванну. Вода странным образом успокаивала и дарила такой необходимый покой.

Да, без советов камня мне было труднее решить, что делать, но сидеть и спокойно ждать пока всё случится само, я тоже не могла. Я должна помочь Гарольду бороться. Хоть и помощь с моей стороны была невелика.

Но я могу хотя бы попробовать. В ночь перед свадьбой я должна провести его к камню. Сама не знаю, почему вдруг такие мысли возникли в голове, но я почему-то была уверенна, что они правильные. Да и сам камень говорил привести к нему Гарольда. Вот может быть время пришло.


А утром меня разбудила одна из девушек и сказала, что Царица прислала служанку с приказанием, что мне делать. А я только забылась сном… Вздохнув, встала, едва не вскрикнув от боли и усталости. Думаю, что вчерашнее приключение ещё долго будет давать о себе знать. Так. Надо узнать, что Царица от меня хочет. Позавтракаю потом.

В гостиной стояла служанка Царица. Одна из тех, которые иногда приносили мне ужин. Но её имени я не знала. Она равнодушно скользнула по мне взглядом. То ли ей было всё равно, то ли она действительно меня не узнала.

- Лизетта? Госпожа приказала вам украсить свадебное платье. Она передала, что невеста господина рыцаря должна выглядеть неотразимо. Вы должны украсить платье так, будто делаете его для себя.

«Будто делаете для себя…» - в глазах потемнело. Стало вдруг страшно. Эта оговорка царицы не просто мне не понравилась, она напугала меня. Что-то назревало, вот только я не могла понять, что. Но она явно не простила нашей с рыцарем выходки. Интересно, смог он что-то разузнать? Все эти мысли промелькнули в голове, но с виду я была само спокойствие.

- А к какому дню и часу нужно платье? – Я попыталась мило улыбнуться и тут же голову пронзила боль.

- Через два дня, к шести часам утра.

- Хорошо. Я всё сделаю.

Служанка отвернулась и ушла. А у меня хватило сил только чтобы доползти до кресла и рухнуть в него. Девушки меня игнорировали. Как будто меня поселили жить среди людей, которые не умели говорить. И всё же мне надо было украсить платье, а для этого найти тех, кто шил его для Царицы и поговорить с ними.

Но то ли все сговорились, то ли это был приказ Царицы, но платье оказалось ещё совсем не готово. А на все мои расспросы девушки отвечали, что они его дошьют только через два дня, к вечеру. Видимо, так было задумано Царицей, чтобы накануне свадьбы, я сидела всю ночь, украшая платье и думая над тем, что я могла бы быть на месте Лайзы. Изощрённую она выбрала месть. Вот только я не собиралась ей поддаваться. Если бы я не знала, что Гарольд любит меня, я боялась бы и унывала. Но я знала.

До вечера день прошёл тихо. Даже странно как-то. Никто не тревожил меня, не докучал с расспросами, не просил рассматривать в волшебном зеркале чужую жизнь. Я просто ходила по комнатам, завтракала и обедала со всеми остальными девушками. Они словно не замечали меня. На мои робкие попытки спросить что-то не относящееся к работе они не отвечали. И эта пытка под конец дня казалась мне почти невыносимой. Пусть это было неправильно, пусть рыцарь отговаривал меня гулять по замку, но я не могла сидеть и смотреть на чёрные стены.

Поэтому выждала момент, улизнула в ванну и коснулась стены рукой. Царица была у себя в покоях, Лайза – в бывших моих комнатах, Гарольд тоже у себя. Что-ж, лучше рискнуть, чем ничего не делать. Я закрыла глаза и пожелала очутиться в комнате Лайзы. Потом открыла. Она сидела на кровати, уронив голову на руки и кажется плакала. Рядом, на покрывале лежала фата и свадебные украшения. Я не знала, зачем Царице весь этот фарс и чего она ждала столько лет, почему не женила рыцаря дальше, но одно я знала точно – я должна утешить Лайзу.

- Лайза, - позвала я тихо. Девушка вздрогнула и подняла голову. На щеках виднелись следы слёз.

- Мелисса! Как я рада тебя видеть! Ты что-то придумала? Как избежать этой свадьбы?

- Ну я пока думаю, - ответила я уклончиво. Если бы Лайза знала, как я хочу сама оказаться на её месте! – Но я знаю точно, что Царица не может заставить вас пожениться без вашей воли. Просто скажешь, что ты не согласна, но это уже на крайний случай. – А про себя подумала, что первым это скажет Гарольд. И тогда уже начнётся игра в открытую.

- Я скажу, если это поможет. А как у тебя дела?

Я попыталась успокоить Лайзу. В конце концов она не виновата, что девушки так себя ведут. Это всё происки Царицы. Мы помолчали какое-то время. Наверное, надо было уходить и когда я уже развернулась и направилась к стене, Лайза вдруг тихо попросила:

- Не уходи! Побудь со мной ещё чуть-чуть. Мне страшно. – Я вернулась, села рядом с ней и положила руку ей на плечо. А она вдруг начала всхлипывать. – Госпожа заставляет меня общаться с ним. А потом, завтра я должна буду стать его женой. А ты знаешь, как мне страшно! Дома, много-много лет назад у меня был жених. Его звали Данзил. Старомодное имя. Мы как раз готовились к свадьбе, обсуждали приданное и наш милый маленький домик, который купил Данзил, когда пришёл рыцарь. Госпожа приказал ему забрать меня. А я была сиротой, воспитывалась у тёти с дядей. И кроме Данзила некому было меня защитить. Он бросился ко мне и не успел. И теперь, когда я смотрю на рыцаря, мне страшно. Я вижу в его глазах лежащего Данзила.

Лайза уже рыдала не сдерживаясь, а я сидела в каком-то оцепенении.

- Понимаешь, я почти забыла всё. Прошло много лет, а время лечит. Но при виде рыцаря снова всё вспоминается. Я не могу и не хочу выходить за него замуж и предавать Данзила.

Я утешала Лайзу, что-то говорила, а сердце словно окаменело. Интересно, сколько бед натворил Гарольд? И не будет ли это всегда стоять между нами?

Прежде чем увидеть его, прежде чем спросить, я должна была успокоиться. Обычно мне помогал камень, но сейчас когда его нет, куда мне пойти? И тут я вдруг вспомнила про таинственную комнату в подземельях замка и про странную книгу, написанную камнем.

Я прикоснулась к стене рукой и изо всех сил пожелала очутиться в этой комнате. И моё желание исполнилось. Я снова была в старой каморке с мётлами и вёдрами. И книга вновь была на месте. Я схватила её нетерпеливо. Может быть, теперь когда духа нет, она ответит мне за него?

Я пролистала страницы, ожидая увидеть даже не знаю что. На что-то я всё же надеялась, но страницы были пусты. Я вспомнила, что надо задавать вопросы. Перо лежало тут как тут, словно меня ждало. Я написала вопрос:

- Где ты?

И терпеливо стала ждать ответа. Но ответ не появился. Тогда я попыталась ещё раз, уже понимая, что мои попытки тщетны.

- Что мне делать?

Но ответ так и не появился. Я закрыла книгу и прислонилась спиной к стене. Мало того, что я не знала, что мне делать дальше, сердце мучала тоска. Мне было жалко Гарольда и всё же то, что он делал под властью Царицы сейчас обрело плоть. И оно стояло между нами. Я закрыла глаза и попыталась стряхнуть наваждение, но у меня ничего не получалось. И всё же я должна это сделать ради него. Если мне так тяжело и душно, то как должно быть Гарольду, когда он приходил в себя? Я представила его, вспомнила его лицо, искажённое внутренней болью и все сомнения отступили, уступив место жалости. Если любишь, то надо идти до конца.

Я глубоко вздохнула, закрыла глаза и представила комнату Гарольда. Он ещё не спал. Обернулся на звук шагов.

- Мелисса! – Шагнул ко мне и прижал к себе. Морщины разгладились, на лице появилась улыбка. – Ты зачем здесь?

- Я должна провести тебя к камню. Сегодня. – Я замолчала. Не зная, должна ли я говорить, но Гарольд спросил сам.

- Что-то ещё?

Я вздохнула.

- Лайза тебя боится. Она говорит, что ты убил её жениха. – Вот и всё. Слова сказаны.

Гарольд побледнел, потом опустил глаза. Прошло несколько минут, потом он добавил глухо. Я видела с каким трудом ему давались эти слова.

- Если ты останешься со мной, ещё много обо мне узнаешь. – Он замолчал, потом поднял на меня глаза и посмотрел серьёзно и внимательно. – Лисса, - он впервые назвал меня так, как называли меня дома. – Мне не нужна твоя жалость.

Это звучало грубо, горько и искренне. Только ли жалость была у меня к нему? Я ведь жалела Гарольда.

- Без жалости не бывает любви, - ответила я тихо. И это было правдой.

Я подняла глаза. Мой рыцарь смотрел на меня внимательно, пытливо. Я снова почувствовала, будто меня оценивают.

- Я не пугаю тебя? – наконец, нарушил молчание он.

- Было такое, - призналась я, - но прошло. Сейчас мне больно за тебя. – И видимо что-то было в моих глазах, что Гарольд поверил. Молча притянул меня к себе и так мы стояли, забыв о времени.

- Свадьба не состоится, - нарушил он молчание первым. – Я не хочу больше никого мучить. Если не будет другого выхода, я попробую в открытую противостоять Царице. Только прошу – будь рядом. Иначе у меня может не получится.

- Буду, - ответила я тихо.

Я верила в него и всё же боялась. Казалось, что назревает что-то. Нечто такое, чему я не могу найти названия.

- Нам надо попробовать попасть к камню.

- Сейчас? – Гарольд был согласен, я знала это. Но почему то чувствовала что время ещё не пришло.

- Нет. В ночь перед твоей свадьбой. – Я знала, что если не успею украсить платье – Царица меня накажет. Но это было важнее платья.

- Я готов. Я буду ждать тебя. А теперь иди. Она скоро будет здесь.

Я не знала, как Гарольд всякий раз её чувствует. Но это было нам только на руку. Я закрыла глаза и снова оказалась в ванной. Сейчас закончится один бессмысленный день и начнётся другой. Неимоверно тяжёлый. Но я должна вытерпеть их, просто пережить. Свадьба Гарольда страшила меня и единственное, что я могла – это подготовиться к ней.

Утром ничего не поменялось. Девушки всё ещё шили платье и по-прежнему не разговаривали со мной. Царица больше никаких приказов мне не передавала. И хотя я могла ходить куда угодно, меня это не радовало. Весь день превратился в сплошное ожидание. Я не знала, куда себя деть. Наверное, эта пытка специально было задумана Царицей.

Наконец, настал вечер. Девушки с ехидной улыбкой отдали мне платье и показали, где лежат камни для украшения и принадлежности для шитья. Наверное, всё-таки это была их задумка, а не Царицы. Я покорно села за вышивку, а мысли витали где-то далеко. Скоро, совсем скоро настанет тот момент, когда всё решится, момент от которого зависит наша жизнь.

Через час я вздохнула и отложила иголку. Время пришло.

Глава 18


 Я снова закрыла глаза и снова очутилась в комнате Гарольда. Он ждал меня и, увидев, вскочил с кровати и шагнул навстречу.

- Я так рад, что у тебя получилось прийти. Весь сегодняшний день рядом со мной была Царица. Она словно что-то чувствовала – расспрашивала, выясняла, как ты живёшь, не говорил ли я с тобой и прочее. И даже предложила мне провести ночь наедине с невестой. Надо спешить, боюсь, что она что-то заподозрила.

Да, я этого боялась. Царица тоже спешила. Я взяла Гарольда за руку и дотронулась до стены. Сосредоточиться, представить комнату с камнем и очутиться там. Я сотни раз это делала.

Открыла глаза. Мы стояли возле камня. Гарольд держал меня за руку. Камень по-прежнему молчал, я не чувствовала его.

- Как ты себя чувствуешь? – Тихо спросила я рыцаря. Он молча прислушивался к себе.

- Мне легче, не так, как в прошлый раз, намного легче. Хотя что-то ещё держит меня, что-то осталось. Постой. Я попробую подойти.

И он шагнул вперёд, всё ближе и ближе. Вот сейчас он сможет дотронуться до камня. И Гарольд смог. Дотронулся и тут же отскочил обратно, как будто обжёгся.

- У тебя получилось, - я неуверенно улыбнулась.

- Да.

- Теперь попробуй дотронуться до меча.

Я не стала говорить ему, что если взять меч, то Царица услышит и придёт. Что-то мне подсказывало, что это должно произойти не сейчас. И когда мой рыцарь подошёл к мечу и попытался дотронуться до него, а потом отшатнулся, я даже не разочаровалась. Он уже может, осталось совсем чуть-чуть. Вот только я не знала, что должно произойти, чтобы это чуть-чуть сдвинулось с мёртвой точки.

- Я не могу, - тихо выдохнул Гарольд.

- Тебе тяжело здесь?

- Почти нет, но я не могу дотронуться до меча. Значит всё было зря.

- Не зря. Камень и меч уже знают тебя и помнят. Ты сможешь один в следующий раз. А со мной у тебя получится и сейчас, - я говорила уверенно, потому что помнила, как после помолвки спокойно дотронулась вместе с рыцарем до камня и меча. Знать бы ещё, что мы всё делаем правильно, но камень молчал.

- Что-ж, тогда пойдём, - он улыбнулся мне, но я чувствовала его тревогу.

Я вернула Гарольда в его комнату, а сама вернулась дошивать платье. Вроде всё было хорошо, но тревога только нарастала.

К шести утра я уже засыпала на ходу, а платье было почти закончено, когда в дверь постучали. Я была уверенна, что пришли не только за платьем, но и за мной. Царица не упустит возможности посмеяться надо мной. Так и есть.

- Лизетта, - служанка была уже другой, той что предлагала мне недавно дружбу. – Царица требует тебя к себе. И свадебное платье для госпожи Лайзы возьми с собой.

Я покорно кивнула. Зачем показывать, что я не согласна до поры до времени?

 Служанка вела меня уже знакомыми тропинками в крыло Царицы. А я пока шла, продумывала, что могу изменить и могу ли вообще.

Возле зимнего сада служанка остановилась и постучала. Дверь бесшумно распахнулась. Свадьба в саду на фоне ледяных фигур? Что-ж, это в лучших традициях Царицы. Но если я приглашена на церемонию и сейчас будет свадьба, то почему невеста ещё не одета и платье у меня в руках?

- Лизетта, отдай платье служанке, - услышала я, стоило мне только переступить порог.

Я молча выполнила приказ и направилась к Рыцарю и Царице. Лайза стояла рядом, бледная как смерть. Мне показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Я подошла ближе и поклонилась Царице, а сама мельком посмотрела на Гарольда. Хвала Создателю он был самим собой, иначе я не знаю, как бы я это выдержала.

- Ну что дорогие мои, пока служанка готовит твоё платье, Лайза, я бы хотела рассказать, какой подарок я вам сделала. – При слове «подарок» меня почему-то затрясло. – Я конечно думала, что мой дорогой Майкл выберет Лизетту. И тогда бы на свадьбу я пригласила её родственников, - и Царица противно улыбнулась. – Но Лизетта отказалась, любовь прошла, а родственников её я уже пригласила. Вот незадача, - При этих словах я забыла как дышать. Сердце в груди казалось остановилось. Создатель, помоги мне! – Ну не везти же их, а точнее одну родственницу обратно. Пусть повеселится на свадьбе. А потом я подарю её вам, новобрачные. – И Царица плотоядно облизнулась.

Лайза сжалась в комок, а Гарольд весь напрягся. Я знала, что будет дальше, чувствовала и боялась. Если сейчас он уступит, а Царица специально устроила это представление. Если он уступит... Я с холодеющей ясностью поняла, что тогда у нас с ним не будет никакого выхода. И рыцарь не сможет с этим жить и я.

Я подняла глаза, готовая встретить ту, о ком говорила Царица. А ноги подгибались от страха. Я хотела увидеть родных и боялась. И всё же, когда из-за кустов стражник вывел Даю, я вскрикнула от ужаса.

- Лисса! – Сестрёнка вырвалась и бросилась ко мне, обняла меня, уткнулась в платье и разревелась. Я обняла её и подняла глаза на Гарольда. Пусть он поможет! Пусть защитит!

И он шагнул вперёд, прикрывая нас собой. Царица довольно улыбнулась.

- Так-так. А спектакль то не удался. – Она повернулась к Лайзе, - Вон отсюда! – Девушка развернулась и бросилась прочь из сада. – А теперь поговорим.

- Вы думали, что можете обмануть меня? – Голос Царицы, усиленный колдовством, гремел на весь сад. Я молчала, стараясь не поднимать глаз, прижимая к себе сестрёнку.

- Лисса, мне страшно, - всхлипывала она. А я старалась не думать о том, как там поживает мама, без нас обоих. А ещё было страшно от того, что выхода, казалось нет. Совсем нет.

- Если и так – то вы плохие притворщики. А о тебе, Майкл я была лучшего мнения. Но ничего, ты можешь исправить это мнение сейчас. Например, позабавиться с этой девчонкой.

- Я не буду это делать, - мой рыцарь поднял глаза на Царицу и ответил твёрдо. Я видела, как он сжал руки в кулаки, приготовившись бороться.

Я надеялась и ждала, что он защитит нас или даст хотя бы несколько минут перерыва. Тогда я смогла бы убежать и спрятать Даю. Пусть недолго, но всё же там, где она её не найдёт.

Но Царица к моему удивлению не разозлилась, а рассмеялась.

- Не будешь? – Она шагнула к рыцарю и разом выросла так, что оказалась выше него, словно до потолка. – Но как же, мой хороший? Ты столько лет подчинялся мне, а теперь хочешь взбунтоваться? Оставь свои попытки. Это бессмысленно. От меня никто никогда не уходил и никто не перечил мне. Я всегда добиваюсь, чего хочу, всегда. – Она пустила в ход какие-то чары. Воздух словно стал вязким, дышалось с трудом. В голове мутилось. А ещё почему-то безумно хотелось подчиниться, упасть на колени перед Царицей и служить ей. Нет. Гарольд не выдержит. – Мой хороший, - продолжила она, - девушки и влюблённость как вода – они приливают и отливают. Но я, я буду всегда. Я всегда приму тебя, всегда буду рядом. Неужели же ты хочешь обидеть меня? Хочешь причинить мне боль? Ну же?

Я понимала, чувствовала, как Гарольду тяжело. И чувствовала, что он не выдержит, сломается. Поэтому, воспользовавшись тем, что Царица отвлеклась на него, покрепче перехватила Даю за руку, и бросилась бежать. Петляла, запутывала следы, делала вид, что бегу к выходу, хотя на самом деле мечтала добраться до стены. Наконец добежала. Схватилась рукой за стену и представила каморку с книгой.

Миг и я с ошарашенной Даей стою среди веников и вёдер. Я услышала  вслед приказ:

- Найди их и приведи ко мне. Я сама с ними позабавлюсь.

Гарольд не выдержит. Я была уверенна, что наш план разгадали слишком рано. Не знаю, чего не хватило. Наверное, времени. Его у нас было очень мало. Но теперь я должна сбить Царицу и рыцаря со следа.

- Дая, слушай, - я посмотрела сестре в глаза. – Сиди здесь и не высовывайся и не шуми. Чего бы ни случилось. Поняла?

Она кивнула. А у меня не было времени даже чтобы расспросить, как себя чувствует мама. Мне надо было спешить.

Я выбралась из комнаты, представила себе любое дальнее крыло и очутилась там. Пусть Царица думает, что мы успели добежать сюда. Хотя я не знала, насколько велики её возможности. Всё-таки это её замок. Наверное, она сможет рано или поздно найти Даю, стоит ей только захотеть. Но мне надо выиграть больше времени.

И я бросилась бежать вниз, к выходу из замка. Пусть подумают, что я убежала с Даей, чтобы спасти её, пусть бросятся за мной в погоню. Главное добежать до кошмаров. А там уже пусть гонятся за нами. Я готова была повторить тот же путь, что проделали мы с Лайзой, но на морозном воздухе, прямо у двери, меня ждал рыцарь.

И я заледенела. Сердце почти перестало биться. Он снова был Ледяным Рыцарем, верным псом Царицы Ночи. Он протянул свои руки ко мне.

- Гарольд, не надо! – Успела я выкрикнуть, прежде чем почувствовала ледяной холод, сковавший меня изнутри. Создатель, как же холодно! Руки и ноги отказались меня слушаться и я замёрзшей статуей упала на белый снег. И последняя моя мысль была, что я наверное, разобьюсь на тысячи осколков. А ещё – как глупо всё произошло. Царица оказалась сильнее. А Дая будет там, в комнате медленно умирать без еды и воды.

Я успела ещё выхватить своим угасающим сознанием торжествующий крик Царицы:

- А всё-таки я сильнее тебя, девочка.

И бледное с испуганным взглядом лицо Гарольда. А потом мир накрыла темнота.

Странно, но я очнулась. Мне было холодно. Так, словно меня искупали в ледяной воде и забыли вытереть. Я открыла глаза. С трудом. Было темно, темнее чем обычно. Хотя в этом замке вечной ночи, я привыкла к темноте. Я с трудом различала неясные очертания стены.

Я попыталась встать. Получилось с трудом. Пошатываясь, направилась к тому, что я видела, как стену. Надо идти, иначе замёрзну здесь насмерть. Несколько шагов и я упёрлась во что-то. Ощупала. Холодный камень. Прислонилась к нему. Стоять не было сил. Руки сводило от холода. И только тогда поняла: Я больше не вижу, где я нахожусь и куда можно переместиться. Царица и это отняла у меня.

Отняла всё: Даю, Гарольда, разрушила нашу семью. И теперь заключила меня непонятно куда, чтобы наслаждаться моими мучениями. Даже нет, не моими. Я представила, что Гарольду сейчас намного хуже чем мне. Как он сможет жить, после того как Царица его руками разделается со мной? Я ненавижу её! Ненавижу за всю ту боль, что она причинила и продолжает причинять! Но это ведь ничего не меняет.

Я уселась на холодный пол, обняла колени и просто отрешённо стала смотреть в темноту. Даже сил плакать не было. Всё. Это тупик.

И тут вдруг я услышала голос:

- Не унывай! – Это был он, дух из камня.

- Ты тоже здесь? – Встрепенулась я. Пусть он был бесплотным духом, имевшим какие-то свои счёты с Царицей, вовсе не друг мне и не родственник. Но его присутствие обрадовало меня, вселило новые силы. Я не одна.

- Тоже. Пришлось. Только теперь я выгляжу вот так. – Ко мне из темноты с улыбкой шагнул мужчина. Почему-то несмотря на полную тьму, я видела его отчётливо. Или он светился или это было какое-то колдовство.

- Познакомимся, - он улыбнулся мне и поклонился. Мужчина средних лет с небольшой тёмной с проседью бородкой.

- Кто ты? – Спросила я, как зачарованная глядя на него.

- Твой знакомый, - он улыбнулся. – Можешь называть меня Другом Лета.

Друг Лета? Это имя напомнило мне какую-то легенду. Но какую?

- Как ты здесь оказался? Я думала Царица убила тебя.

- Не совсем. Она освободила меня из камня и заточила сюда. Она тоже знает, чувствует, что время близко.

- Но Гарольд… рыцарь снова поддался ей. У него нет сил. Это он поймал меня. – Воспоминание обожгло болью и я едва не расплакалась.

- У него есть силы, просто он не знает об этом и не верит, - Друг Лета мигом помрачнел. – Ему надо вытащить меч и пронзить им Царицу. Если он не поверит в себя и не сможет – мы все погибнем.

Все. Я вспомнила Даю. Представила мамины глаза, которая осталась сейчас одна, совсем одна, без двух своих дочерей, без «утешения» как она называла нас. У Гарольда должно получиться. Но я не могу с ним увидеться и как он справится без меня – тоже не знаю. Настало время доверия. Я могу только верить в него и больше ничего.

- И больше ничего, - улыбнулся Друг Лета, прочитав мои мысли.

Я вздохнула. Ждать было тяжело, хотя ещё больше страшила неизвестность, а страх за Даю сидел в сердце ледяным ужасом. Только бы Царица с помощью рыцаря или кого-то ещё не добралась до неё!

Не знаю, сколько прошло времени, но когда я почувствовала, что совсем превращаюсь в лёд, вдруг скрипнула, открываясь дверь. И сразу загорелся свет, бледный, как везде в замке, но моим глазам стало больно и от него. А когда я привыкла к свету, увидела Царицу. К моему удивлению она пришла одна. За спиной не было рыцаря. Мне стало страшно. Я представила, что она могла его наказать за неповиновение, даже убить. Нет, Создатель, только не это!

Я вдруг чётко поняла, что смерть сестры я смогла бы пережить, хоть и с трудом, а вот смерть Гарольда я не перенесу. Только не тогда, когда мы ещё не узнали друг друга, не поженились, не стали единой судьбой. Пожалуйста, Создатель, оставь его мне!

- Ну что, Мелисса? Так кажется тебя зовут? Думала, что твоя любовь окажется для Майкла сильнее меня? Если так, то ты ошиблась. Но ты забавная, - Царица смотрела на меня с улыбкой и с явным интересом, а я леденела всё больше и больше, хотя дальше вроде было бы некуда. – Я пожалуй оставлю тебя в живых, да. Я долго думала и так решила. Но сначала я вволю повеселюсь с тобой и твоей маленькой сестричкой.

Я вздрогнула. Она заметила это и торжествующе улыбнулась.

- Ты ведь такая самонадеянная девчонка. Думала, что мой замок, который подчиняется мне не открыл мне о человеке, который почти приручил его, который может проходить сквозь стены, куда захочет и прятать своих сестрёнок, в глупой надежде что её никто не найдёт. – Царица замолчала, а мне стало плохо. Так тошно, что казалось пропали силы даже дышать. Она всё знала и наблюдала, как будто смотрела спектакль, забавлялась нами. А мы, сами не зная того, играли по её правилам. Но Друг Лета неужели он не знал? Или знал, но молчал? Я невольно обернулась, ища глазами его фигуру, но он исчез, словно его и не было. – Молчишь? – Царица усмехнулась. – Ну молчи. И думай. Сегодня тебе принесут поесть и вернут камень для обогрева. Ты мне нужна живая. А завтра повеселимся.

И она ушла, громко хлопнув дверью и за ней следом погасли все светильники, снова оставив меня в полной темноте. Я уронила голову на руки. Вот и тупик. Либо Гарольд проиграет и подчинится и тогда погибнем мы все, как говорит Друг Лета либо он победит. Но почему-то после слов Царицы, я в это почти не верила. Она мастерски умела нагонять уныние. Я не знала, колдовство ли это было или просто я сама поверила в её слова, но я в каком-то оцепенении просидела до того момента, как дверь открылась и мне принесли ужин.

Я встала, машинально взяла тарелку с едой и начала есть. Дух молчал. Я до сих пор не знала, кто он и чем является и что мне делать. Он молчал, а у меня не было желания ни с кем говорить. Я думала только о Гарольде и молила Создателя, чтобы у него всё получилось. Представляла его лицо и на сердце становилось легче, а тьма постепенно отпускала. Я не верила и всё же надеялась.

И когда мне принесли камень для обогрева и меня окутало долгожданное тепло, все мысли куда-то исчезли. Я свернулась клубочком на полу и заснула.

Глава 19


Он не спал всю ночь. Стоило хоть на минуту закрыть глаза – перед ним появлялся образ Мелиссы, умолявший о помощи. Такой она была перед тем, как Царица заставила его применить свою силу против неё.

И он не знал даже, жива она или нет. Когда воля Царицы отступила и он понял, что натворил, навалилась такая апатия, что даже открывать глаза было тяжело. Царица заперла его в комнате. Она больше не доверяла ему. Но он всё равно бы не ушёл. Некуда было. Теперь некуда.

Он лежал на кровати и бездумно смотрел в потолок. Сколько так времени прошло – он не знал. Задрёмывал, видел раскрытый в беззвучном крике рот Мелиссы, слышал торжествующий смех Царицы и снова просыпался.

А утром (наверное, это было утро) пришла Царица.

- Вставай, Майкл. – Она была мила и ласкова, улыбалась так искренне, что никто не заподозрил бы в этой женщине саму Царицу Ночи. Но он видел под лживой личной её настоящую. И если бы мог – стёр её с лица земли. Всё средоточие зла. Но он не мог. И после того, что сотворил вчера – нет ему прощения. – Надеюсь ты хорошо выспался, - продолжила Царица. – потому что вечером мы повеселимся. А сейчас пошли. Я покажу тебе, где скрывается эта маленькая мерзавка.

После этих слов сердце в груди точно заледенело бы, если бы оно не было и так ледяным. «Маленькая мерзавка» - это, наверное, сестра Мелиссы. А если Царица сказал о веселье вечером, значит и сама Мелисса скорее всего жива. Сердце в груди забилось сильнее. Пусть она никогда не простит его, но пока она жива – есть и надежда.

Он встал и подошёл к Царице, как верный пёс, снова и снова готовый услужить. Противный сам себе уже. Но она не должна ничего заподозрить. Царица улыбнулась и взяла его за руку. Ледяная, как сама зима. Сердце в груди снова в миг заледенело. Снова мысли начали путаться. И снова этот ненавистный зов, на который он шёл, переставая быть самим собой: «Иди ко мне». Он снова тонул в ледяном озере, не в силах выбраться. И так раз за разом, теряя себя.

Каждый раз он молился о пощаде и каждый раз проигрывал. И вот сейчас он взмолился. Не ради себя. Только чтобы не пострадали самые дорогие для него люди на земле – Мелисса и её маленькая сестрёнка. Пусть она отвернётся от него, пусть уйдёт, но зато она будет жива и свободна. И впервые он почувствовал, как слабеет ледяная хватка на сердце. Так всегда было, когда рядом находилась она, Лисса. Но даже с ней он не мог сопротивляться прямому приказу Царицы. И вот сейчас кажется время пришло.

Лишь бы она не узнала. Пока ещё слишком рано. Поэтому он просто шёл рядом с Царицей. Такой же как всегда. Он должен быть ледяным сейчас, больше чем когда-либо. От этого зависит слишком много жизней.

Они шли по всему замку, спускаясь всё ниже и ниже, туда где она заточила его после встречи с Мелиссой. Туда где она приходила к нему. Это были такие сладкие воспоминания, что Гарольд цеплялся за них, как утопающий, не позволяя водам ледяного озера захлестнуть его, утащить на дно, лишить разума и сердца.

И всё же он побледнел, когда они проходили мимо. Неужели Мелисса спрятала свою маленькую сестру там? Но нет, Царица уверенно шагала вперёд к неприметной двери. Несколько шагов и вот они уже здесь. Одним рывком она потянула дверь на себя и предстала во всём своём величии перед маленькой девочкой, свернувшейся калачиком на старой ветоши.

Девочка услышала скрип открывшейся двери, протёрла кулаками глаза, увидела Царицу и в ужасе отскочила. Спокойно. Он – сейчас Ледяной Рыцарь, верный Её пёс и слуга. Он не имеет права быть самим собой, иначе всё сорвётся.

- Возьми её с собой. – Приказала Царица. – И пойдём.

Он подошёл и несмотря на вопли и протесты взял на руки девочку. Она плакала, била его в грудь кулаками, проклинала. Он должен был казаться невозмутимым. Он направился вслед за Царицей.

- Отведёшь её в комнату Лизетты, ту самую, - она усмехнулась. – У меня пока свои дела. Но вечером я приду за тобой и за ней. – Она пальцем указала на девочку. И та, визжавшая и крутившаяся в руках, тихо обмякла. Гарольд напомнил себе, что обязан делать вид. Иначе всё сорвётся. Но ненависть к Царице сегодня жгла огнём, не давала дышать. По какому праву она распоряжается жизнями невинных людей? Кто дал ей власть?

- Ты слышишь, Майк? Ты ведь сделаешь, как я приказываю, верно?

Он склонил голову. От тихого такого холодного и такого спокойного голоса в мыслях опять появился холод, сердце начало покрываться коркой льда, а ледяной озеро снова начало смыкать свои волны над головой. Он почти не помнил, как дошёл до бывшей комнаты Мелиссы, как запер там девочку. Холод накатывал волнами. И от того, что он боролся, было ещё больнее.

Чьи то чужие мысли нашёптывали ему, что лучше подчиниться, упасть на дно, остаться тем, кем он был все эти сотни и тысячи лет. И он почти подчинился, почти. Даже мысль о Мелиссе, за которую он хватался угасающим сознанием не давала тепла, не способна была согреть. Ещё немного и он проиграет.

И вдруг он услышал голос:

- Проснись. Она ждёт тебя. – Холод отступил. Слабость исчезла, память вернулась. Ледяные тиски больше не сжимали сердце. Гарольд огляделся в поисках говорившего. В комнате никого не было. Только он один.

- Спасибо тебе, кто бы ты ни был, - всё же прошептал он и встал. Его время пришло.

Гарольд подошёл к двери. Она бесшумно распахнулась. Царица не запирала его. Значит всё ещё проще, чем он думал. Он прикрыл глаза на несколько секунд, чтобы вспомнить, где находится тот зал с мечом. Оказывается, после утренней прогулки прошло уже очень много времени, которое просто выпало из памяти, как бывало всегда, когда он находился под Её властью. Время поджимало. Он должен совершить предназначенное.

Коридоры были пусты. Несколько встреченных девушек при виде него бросились бежать. Наверное, он слишком страшно сейчас выглядел. Но ему не было до этого дела. Он шёл в зал. И сегодня он возьмёт меч и сделает то, что должно.

Поворот, ещё поворот, длинный коридор и вот в конце такая заветная дверь. Он шагнул вперёд. Дверь распахнулась. Вот камень, вот меч. И даже осматриваться не надо. Он помнил всё здесь до мелочей. И когда приходил с Мелиссой и раньше. Вспомнились все предыдущие обручения с невестами здесь, в этом зале. И как раз за разом они пытались вместе с ним прикоснуться к мечу и не могли. Царица торжествовала. А потом вдруг тот миг, когда появилась Лисса. Нежная, немного печальная и такая красивая, какой-то внутренней иной красотой, что глаз не отвести. И Она испугалась. Первый раз в жизни Царица испытала страх за своё могущество, что рано или поздно рассыплется как пепел. И постаралась заставить Мелиссу забыть, но не смогла.

Да, теперь он помнил всё это до мелочей. Камень или меч или этот зал вернули ему память. А вместе с ней и ту боль, что он забыл, ту, что причинял людям. Если бы ему не надо было спешить, он не смог, не совладал бы с этой горькой памятью. Но ему было некогда.

Гарольд уверенно шагнул к мечу. Сейчас. Он сможет. И одним ловким движением поднял его с камня. Раздался тоненький звук. Он догадался, ощутил, что Царица сейчас будет здесь. Ему грозит смерть. Если она сможет его убить. Но он почему-то не чувствовал страха. Он готов встретить смерть. Но сначала у него есть дело. И он его исполнит.

Он убрал меч в старые ножны на поясе, в которых висел та тупая железяка, которая по недоумению лишь называлась мечом. А потом шагнул за порог. От меча шло едва ощутимое тепло. Оно жгло его раньше словно раскалённым железом. А сейчас лишь согревало. А ещё вместе с мечом пришло знание, где именно Царица держит Мелиссу, и куда сейчас отвела её сестру. А на обратном пути обнаружив пропажу меча, бросилась сюда.

Гарольд должен был успеть. Он не думал, что будет делать дальше, просто шёл вперёд. Там ждёт его Лисса. Или, может уже не ждёт, а ненавидит. Он стерпит и это, если только она останется жива.

Вот коридор. Потом поворот, потом ещё поворот. И лестница с нескончаемыми ступенями, словно ведущая в бездну. Там он всегда отбывал наказания. Но сейчас лестница шла словно в другую сторону. Почему бы и нет. Это ведь её замок, подчиняющийся её злой силе.

Он почти бежал вниз, по ступеням, всё глубже и глубже в самую черноту замка. Тени сгущались над головой, становилось тяжело дышать. Но он чувствовал, почти видел перед глазами образ Мелиссы сжавшейся в комочек в мрачном тёмном подземелье. Сам не понимал, как, но видел, где она. Она верила в него и ждала. Гарольд усмехнулся. Жутко. И бросился к ней быстрее.

Вот и дверь. Та самая. За ней ждёт Мелисса. Конечно, она была заперта. И всё же его сила пока при нём. Он дотронулся до замочной скважины. Иней оплёл дверь и скользнул вовнутрь. Несколько секунд, щелкнул замок, рассыпавшись ледяной пылью и дверь распахнулась.

Гарольд вошёл в темноту, полную, такую, что не видно ничего. И вдруг один за другим загорелись светильники. Мелисса сидела, прижавшись в стене, обнимая сестру. А перед ней стояла Царица, грозная и гордая в своём величии. Её словно окутывала тьма. Такую её он видел тогда на поле боя. И уже не боялся. Пришло время.

- Ну что, ты пришёл? А я уж думала, что веселье начнётся без тебя, - голос Царицы гремел, отражаясь от сводов камеры.

Гарольд молчал. Разговоры он оставит ей. А ему надо защитить тех, кто доверился ему, тех, кто ему дорог. Он шагнул вперёд, к Мелиссе. Но Царица встала перед ними.

- Возьми эту девчонку и делай с ней то, что я скажу. А потом примешься за её сестру. Я приказываю тебе. – Царица указала рукой на сестру Лиссы. Та сжалась в комок пи крепче прижала к себе сестру. На сердце стало больно. Он не обидит её. Никогда. Приказ Царицы больше не имел над ней власти.

- Я не буду подчиняться тебе, - ответил он, сжимая рукоять меча. И с радостью увидел, как засияли надеждой глаза Мелиссы. Может когда-нибудь, он сможет назвать её свой женой. И ради этого стоило бороться до последней капли крови.

- А я приказываю тебе подчиняться, - в голосе Царицы в первый раз ему послышалась паника.

- Ты больше не имеешь власти надо мной.

Она вздрогнула и направила на него свою руку. Ледяная плеть сорвалась с пальцев и рассыпалась инеем, не причинив вреда. Несколько секунд она стояла молча, в изумлении, а потом подняла руку и повернулась к Мелиссе.

Гарольд сжал зубы. Нет! Он не успевает. Бегом он бросился к Лиссе и не успел. Увидел как смеётся Царица, воздев руки и как обмякает тело девочки на руках любимой.

- Ты думал, что сильнее меня? Нет! – Она хохотала, безумно кривя губы, а он добрался, наконец, до Лиссы.

Любимая прижимала к себе сестру и беззвучно плакала. Он поднял глаза. Царица всё ещё смеялась. А потом, отсмеявшись подняла руку. Сейчас она доберётся до Лиссы и он никак не сможет её защитить. Или сможет?

Гарольд выпрямился, расправил плечи и вытащил меч из ножен. Меч засверкал так, что стало больно глазам, а  Царица отшатнулась, словно её ударили. От меча исходило едва ощутимое тепло, такое приятное и радостное. Он чувствовал его и впитывал, насыщаясь теплом, наслаждаясь им. После долгих дней зимы это действительно была радость, такая чистая и незамутнённая.

А дальше всё произошло внезапно. Царица не стала ждать, пока он успеет защититься, а мгновенно щёлкнула пальцами и ледяные стрелы полетели в них. Гарольд сам не понял, как взметнулась вверх рука с мечом, отражая стрелы, но они ударились в меч и отрикошетили в Царицу. Она взвизгнула и подпрыгнула. Но её стихией был лёд и иней и ни её стрелы, ни его сила не могла причинить ей существенного вреда.

Она только, разозлившись, сжала губы и шагнула вперёд, а потом снова подняла руки.

- Ты не сможешь долго сопротивляться мне, ты устанешь. И тогда ты погибнешь, а с тобой и эта девчонка. – Её голос гремел. А потом вдруг Царица рассыпалась на множество маленьких ледяных искорок. Он оглянулся. И успел увидеть как возле двери, словно в стене тумана встаёт она. А потом всё закружилось в метельной круговерти. Так что не стало видно никого и ничего вокруг. Только белое кружево. А ещё холод. Он снова пронизывал до костей.

Он должен был защитить Мелиссу, но не увидел её. Только белый вихрь, который становился всё сильнее и сильнее. А потом из вихря стали появляться молнии - то одна, то другая. Они обрушивались на  Гарольда, так что он едва успевал поднимать меч.

А Царица хохотала. Где? Он не мог понять. Он двинулся к ней, на голос, но успел увидеть, только рассыпающийся инеем плащ. И всё равно он с усилием шёл туда, где только что видел её фигуру или слышал голос. И вдруг всё стихло. Метель и вихрь исчезли, в комнате снова было светло. А Царица снова стояла напротив Мелиссы, подняв руку.

Он не успеет. Доли секунды хватило, чтобы понять, что он опять не успеет. Она играла им, снова играла, чтобы увидеть его боль, его слёзы. Он рванулся к Лиссе и ноги вдруг примёрзли к полу. А Царица щёлкнула пальцами и девушка, побледнев, сползла на пол. Её лицо стало белым, словно она долго пролежала в снегу.

Не помня себя от отчаяния, Гарольд взревел и рванулся к Царице. От боли застило разум, в глазах темнело. Она отняла у него Мелиссу, она забрала её и больше он никогда её не увидит. Он рванулся к ней, поднял меч. Царица услышала шум, повернулась, вскинула руки, но не успела ничего сделать. Меч пронзил её.

Она ахнула и стала оседать на пол, руки её покрылись морозным узором, платье превратилось в лохмотья. А потом она стала словно таять. Несколько секунд и на месте Царицы осталась только лужа.

Гарольд пошатнулся, потом уцепился за меч, сжал зубы, брезгливо обошёл то что осталось от Царицы и бросился к Мелиссе. Она лежала недвижимая, как ледяная фигура. Руки сжимали сестру, которая тоже превратилась в лёд. Бережно он наклонился над ней и поцеловал в лоб.

- Спи спокойно.

А потом не сдержался. Прижался к её ледяной руке губами и заплакал. Вся боль, вся ненависть на Царицу, всё рабство, вся проклятая многовековая жизнь в этом тёмном замке  вдруг воскресли в этот миг. Он сжимал кулаки и солёные слёзы текли по лицу, по губам и падали на руку Лиссы.

- Отойди. Я попробую помочь ей.

Гарольд поднял голову и увидел рядом с собой человека? Нет. Он был и похож и не похож на людей. Прозрачный. Зелёные глаза, небольшая бородка.

- Кто ты?

- Друг лета. Тот дух, с которым она разговаривала.

- Дух камня?

- Да, - чтобы не терять времени, он склонился над Мелиссой. Гарольд молился, чтобы этот друг помог ей. Если это в его силах. Создатель, пожалуйста, сотвори чудо!

Друг прижал руку к груди Лиссы и закрыл глаза. Сначала ничего не происходило, а потом вдруг на её лицо вернулись краски. Словно замёрзшая картина начала вдруг оттаивать. Гарольд взял её за руку и сжал. Может хоть так он передаст ей немного тепла и поможет Другу.

Прошло несколько томительных минут, прежде чем Лисса вздохнула. Гарольд несмело улыбнулся. А потом указал духу на маленькую девочку, лежащую рядом.

- Ей сможешь помочь?

Друг посмотрел на него внимательно, пристально, он бы даже сказал. А потом начал медленно:

- Смогу. Но а что если я скажу, что потребуется твоя жизнь, чтобы помочь ей. Ты пожертвуешь собой? Ведь это не твоя любимая, а всего лишь её сестра. – Друг смотрел пристально, не отводя глаз. На краткий миг мелькнуло постыдное желание сказать «нет». Мелисса очнулась бы и он ей всё объяснил. Она погоревала бы, но забыла. Время лечит. А он получил бы счастливую жизнь. Пусть на краткий срок, ибо все тысячи лет исчезли после смерти Царицы, но всё равно умер бы счастливый и спокойный. Может быть, даже Лисса подарила бы ему детей. Но он отмёл это, как соблазн, как искушение.

- Да, я готов. Что от меня требуется?

Друг улыбнулся и опустил руку на грудь девочке. Мгновение, и на её лицо тоже вернулись краски.

А потом Лисса пошевелилась и открыла глаза. Слава Создателю, они обе живы!

Глава 20

Воспоминания возвращались медленно. Я помнила Царицу и Гарольда, видела как они схлестнулись, как полетели молнии и искры. Вспомнила, как сидела, качая Даю на руках, а по щекам текли слёзы. А потом.. Потом мгновенная вспышка и мир словно исчез. Миг – и передо мной выросла стена льда. А я словно падаю в огромное ледяное озеро. И моему падению нет конца. Кажется, я пыталась кричать, но даже не слышала своего крика. Ледяное марево затмило разум.

А потом вдруг тепло и чей то тихий голос:

- Очнись! Ты нужна своему рыцарю.

Мне показалось я уже когда-то слышала этот голос. Вот только когда и где? Что-то знакомое было в нём, очень знакомое. А ещё я нужна была рыцарю. Какому? Воспоминания про Гарольда приходили и уходили, накатывая как волна. Я то помнила его имя, то забывала, погружаясь всё глубже и глубже в ледяные воды.

А потом вдруг резкий рывок. Я открыла глаза и увидела над собой Гарольда. Он сжимал мою руку. А рядом над кем-то склонился Друг Лета. Несколько секунд мне понадобилось чтобы понять, что рядом лежит Дая.

- Дая! – Я вскочила на ноги и упала бы, если бы Гарольд меня не поддержал.

Я бросилась к сестрёнке, но она уже открыла глаза и села, растерянно оглядываясь.

- Слава Создателю, ты жива!

Я прижала её к себе, потом посмотрела на полупрозрачного Друга.

- Спасибо тебе.

- Да не за что! – Он усмехнулся, а потом вдруг указал на Гарольда. – Его благодари.

Я замешкалась пару мгновений и только потом осознала, что случилось. Если мы все живы и Гарольд рядом, значит Царицы больше нет, значит он справился. Я подняла глаза и вгляделась в его лицо. Это был тот Гарольд, которого я знала и в то же время не он. Словно все морщины разгладились, а вся боль ушла. В нём больше не было ничего от Ледяного Рыцаря. Просто усталый человек, за плечами которого груз прожитых лет. На висках белела седина. Глаза смотрели внимательно и пытливо. Мне ещё предстояло узнать этого рыцаря. Но это был он, мой Гарольд, только немного не такой, каким я привыкла его видеть.

Я стояла бы так и смотрела на него, не замечая ничего вокруг, если бы не услышала покашливание Друга Лета, о котором совсем забыла. Я повернулась к нему. Он улыбался.

- Простите меня, конечно, но замок после гибели Цариц долго не проживёт. Вы же хотите вернуться домой?

- Да, - машинально ответила я.

- Вот и славно. Значит надо поторопиться. Всё колдовство Царицы начало разрушаться. И зимний сад тоже. Мне надо быть там.

Я вдруг поняла о чём он говорит.

- И ледяные фигуры? – У меня перехватило дыхание.

- И они тоже. Поэтому я пойду. У меня много работы. Буду ждать вас в зимнем саду. – И Друг исчез, оставив после себя приятный запах фиалок.

- Кто или что он, интересно? – Спросила я вслух, не надеясь впрочем на ответ.

- Я думаю он тот, кто нам всем нужен сейчас больше всего, - усмехнулся Гарольд. Мне было так приятно видеть улыбку на его лице. – Он – Лето. То самое, которое после смерти Царицы почти не наступало. Никогда. И теперь оно пришло.

- Это значит такой долгой зимы больше не будет? – Спросила вдруг Дая, серьёзно прислушиваясь к нашим словам. А я тоже никак не могла поверить, что я стала частью легенды и она вершится на моих глазах.

- Не будет, - мотнул головой Гарольд. – Я надеюсь. Ведь всё закончилось. Он больше не в плену. А значит теперь настало время долгого дня и жаркого лета.

Дая подняла голову и посмотрела на моего рыцаря внимательно и пытливо. Я боялась, что она испугается или расплачется и мне придётся успокаивать её. Но сестра просто смотрела и молчала. Она выросла, как и все мы.

Несколько минут мы помолчали, а потом Гарольд сказал:

- Пойдёмте в зимний сад. Другу может потребоваться помощь.

Я согласно кивнула. Но по пути у нас было ещё одно дело. Пусть оно мне не нравилось, но я должна была его сделать. Точнее мы вместе. Надо было рассказать девушкам, что Царица мертва и они теперь свободны. А значит надо было сделать крюк и зайти к ним в крыло. Мелькнула мысль – интересно, что теперь будет делать Беатрис и служанки Царицы, те, которые служили ей по доброй воле. И куда делись кошмары? Неужели Друг Лета допустит, чтобы они дальше мучили людей?

Мы вышли из камеры и начали подниматься по ступеням. Остановившись отдохнуть, я вдруг заметила, что Гарольд прислушивается. Его лицо стало серьёзным.

- Что случилось?

- Послушай.

Я прислушалась. Сначала ничего не услышала, а потом различила неясный гул, словно гул толпы. Хотя больше всего этот звук был похож на море, на морской прилив. Как будто замок затапливало водой.

- Друг Лета сказал, что у нас мало времени. – Ответил Гарольд на мой невысказанный вопрос. – кажется, его ещё меньше, чем я думал. Бегом! В зимний сад! Быстро!

- Но Дая! – Его напряжение передалось и мне.

- Я возьму её на руки. Надо спешить.

- А девушки? Надо им сказать.

- Мы забежим к ним.

Гарольд словно чувствовал опасность. А я пока не могла понять, что происходит. Но стало тревожно. Мы бросились бежать. Вверх по лестнице.

И всё быстрее и быстрее. Я обернулась и посмотрела вниз. За нами полз иней. По перилам, по лестнице. Он словно пытался нас обогнать. Это было странно, непонятно, а от того тревожно. А ещё тревога Гарольда передалась и мне. Я пыталась не отставать, но скоро поняла, что задыхаюсь. Я всё же не рыцарь без страха и упрёка.

Я хотела крикнуть Гарольду, попросить, чтобы шёл помедленнее. Но он вдруг как почувствовал. Обернулся и виновато посмотрел на меня.

- Прости меня. Я забыл, что тебе тяжело ещё быстро идти. Но нам надо спешить быстрее в зимний сад. Я думаю если кто-то и защитит нас от разрушающегося замка, то только Друг Лета.

Я кивнула, и всё же немного сбавила шаг. Пока мы шли, какие-то странные шорохи, скрипы и шипения стали громче. Я боялась смотреть назад. Почему-то казалось, что увижу там что-то страшное. Несколько минут мы шли молча. Наконец, пустое крыло кончилось и мы повернули в сторону комнат, где жили девушки. Интересно, я найду там Лайзу? Мне почему-то неимоверно хотелось их всех увидеть, не смотря ни на что. Во всём виновата была Царица, а теперь её нет. А значит нет и обиды или зла между нами.

Возле самих комнат девушек мы невольно перешли на шаг. Я пропустила Гарольда вперёд. Он сначала дотронулся до двери, потом с недоумением посмотрел на свои руки. А я поняла. Он привык пользоваться силой Царицы, сроднился с ней за много лет. А теперь её не стало. Минутная пауза. И вдруг Гарольд улыбнулся, легко и радостно и просто толкнул дверь плечом.

Она отворилась. Девушки при нашем появлении вскочили с кресел. На их лицах застыла тревога. Здесь были, наверное, сразу все, полная комната возможных невест Гарольда. При мысли об этом какое-то неприятное чувство поднялось в душе. И тут же исчезло. Он – мой рыцарь и только мой.

Девушки оставили рукоделия, и сидели молча, словно бы прислушивались. Значит они тоже чувствовали, а может и знали, что замок умирал.

- Что происходит? – Наконец, набралась смелости и спросила одна из них

- Царица мертва, - тихо ответила я. – Вы свободны.

Тишина. Никаких вопросов. Девушки молчали. На их лицах отражалось изумление и недоверие. Кто-то закусил губы, кто-то всхлипывал, кто-то просто стоял, прикрыв глаза. Они молчали и думали. Но у нас не было времени. Я хотела напомнить им об этом. Но опять самая старшая заговорила первой.

- А он? – И указала на моего рыцаря.

- И он свободен, - тихо ответила я. Гарольд подошёл и встал боком, готовый защищать меня. Дая испуганно прижималась к нему. Но он был готов спустить её на землю в любую минуту и закрыть нас собой.

- Свободен после того, как сотворил столько зла?

- Он убил Царицу. Он творил зло не по своей воле. – Вступилась я и почувствовала благодарное пожатие Гарольда. Ему, наверное, ещё не раз придётся отстаивать своё право быть человеком. Но пока я рядом, пока мы вместе, никто не посмеет оскорблять его.

Девушка долго молчала, потом хмыкнула, но так ничего и не сказала. А из толпы вдруг ко мне шагнула Лайза.

- Она правда мертва?

- Да.

- Я рада, что у вас всё получилось, - она сжала мою руку. - Но что нам делать дальше?

- Идти в зимний сад. Замок разрушается. Прислушайтесь.

Девушки затихли. Уже совсем ясно и громко слышались скрипы, хрусты и какой-то неясный гул. Пол под ногами подрагивал.

Девушки помедлили несколько секунд. Гарольд развернулся и направился к дверям. Я вместе с ним. Уже в коридоре он обернулся и тогда они все вместе направились за нами. Сначала медленно, но потом услышав пару раз какой-то неясный грохот, бросились бежать. На пути в зимний сад, в крыле Царицы к нам присоединилось ещё несколько девушек. Они старались держаться особняком. Я узнала служанок Царицы и Беатрис. Она прятала глаза и отворачивалась, делая вид, что никого не знает. Я надеялась, что ей просто было стыдно.

Возле зимнего сада мы на секунду остановились, чтобы услышать грохот такой силы, что все невольно присели, а кто-то зажал уши.

- Быстрее в сад.

Девушки забежали внутрь. Гарольд захлопнул дверь. Все бросились к центру сада, туда где стояли ледяные фигуры. Но теперь вместо них были только пустые постаменты. А ожившие снова люди неуверенно шли навстречу. Девушки, чьих родственников заколдовала Царица, бросились обниматься. Слёзы сменила радость. Теперь уже все, даже самые сомневающиеся поверили, что она мертва и колдовство рассеялось.

А к нам подошёл Друг Лета.

- Я всё здесь закончил. Пора уходить.

- Как? Вряд ли мы сможем выйти из замка. Там что-то рухнуло, - Гарольд был необычно серьёзен для такого радостного момента, словно чувствовал что-то нехорошее.

- Рухнуло. Лестница, - Прислушался Друг Лета. – Не бойтесь. Я помогу попасть во двор. Только надо быстро решить кто где хочет оказаться. Девушки, - его голос вдруг усилился так, что его услышали все. Услышали и обернулись. – Я помогу вам всем сейчас попасть во двор замка. Там надо действовать быстро. Решайте, где вы хотите оказаться. Я постараюсь помочь.

- Хорошо. – Кто-то сказал, кто-то кивнул.

Друг Лета улыбнулся.

- Ну вот и славно. А теперь все закройте глаза и не двигайтесь. Иначе будет больно или неприятно.

Несколько секунд ничего не происходило, а потом вдруг я почувствовала, как пол уходит из под ног. Это было и похоже и не похоже на мои перемещения по замку. Я едва сдержалась, чтобы не открыть глаза и не нащупать Гарольда, руку которого случайно выпустила. Вспомнила что будет больно и чудом удержалась на ногах стараясь не шевелиться. Подул вдруг лёгкий ветерок и стало холоднее.

- Можно открыть глаза, - голос Друга Лета раздался словно рядом со мной. Я открыла глаза и обернулась. Друг Лета стоял впереди нас всех, возле ледяных фигур, оставшихся здесь, на улице, в парке Царицы. Он уже делал своё дело, заставляя их сбросить оковы колдовства и присоединиться к девушкам. А я оглянулась в поисках Гарольда.

Он осторожно поставил Даю на снег, крепко держа её за руку и оборачивался.

- Лисса! – Он улыбнулся и шагнул ко мне. Я улыбнулась в ответ. Но видела, что несмотря на улыбку на сердце у Гарольда было тревожно.

- Да. Что такое?

- Ты слышала, что Друг Лета сказал. Ты решила, куда хочешь вернуться?

- Домой, конечно, - я всё ещё не понимала, куда Гарольд клонит. Увидела, как меняется его лицо и меня осенило. – Я хочу вернуться домой с тобой. – Я взяла его за руку. Ни место ни время не располагало к признанию. К тому же Дая внимательно смотрела на нас. Но я всё же шагнула вперёд и сжала его руку. – Мой дом там, где ты. И будет, как ты решишь. Но я сначала хотела бы увидеть маму и отдать ей Даю.

Но Гарольд молчал. Я смутилась. Может быть, я слишком навязываюсь? Может быть, теперь когда он обрёл свободу, мой рыцарь не захочет связывать себя новыми узами? Я пойму и всё же буду ждать.

- Зачем я тебе такой? – Тихо спросил он. И в одной фразе было столько боли, что захотелось прижать его к себе, сказать, как он мне дорог. Но я только тихо ответила.

- Я люблю тебя. – Не ожидая ответа.

А он всё же решился.

- Я отправлюсь к тебе домой и попрошу твоей руки.

Я представила реакцию мамы и в первый раз мне стало грустно. Да я хотела домой, но мой путь отныне был накрепко связан с путём Гарольда, куда он, туда и я. И если мама откажет ему, отвергнет его, захлопнет дверь, я покину свой дом и уйду вслед за ним. Потому что по-другому уже не представляю жизни. И от этого стало одновременно и печально и радостно.

- Я буду счастлив официально сделать тебе предложение.

- Это ничего не изменит, - я улыбнулась. – Моя жизнь теперь связана с твоей и даже если моя мама откажет…

- Давай пока не будем об этом, - прервал меня Гарольд.

Он стоял такой мрачный в одежде, которая органично смотрелась здесь, возле тёмного замка, но которая будет странной и нелепой там, внизу, опираясь на меч. И я вдруг поняла, что ему понадобится время, много времени, чтобы вписаться в новый мир, мир который его не знал, который считал его частью легенды, мир, который пугал им детей. И может быть даже этого никогда не произойдёт. Но даже если это так, я буду рада жить с ним отшельником, в каком-нибудь небольшом домике, на краю леса.

Я улыбнулась и крепче сжала его руку.

- Ну что, вы решили, куда хотите отправиться?

Несколько девушек уверенно вышли вперёд. Это, наверное, были те, которые попали сюда не так давно и может быть у них были ещё родственники, которые не забыли их. Но остальные неуверенно переминались с ноги на ногу и жались друг к другу. Вечная жизнь в Царстве Ночи отняла у них родственников и любимых, всех тех, кто им был дорог. Отдельной группой стояли служанки Царицы и Беатрис. Им вообще некуда было идти.

Друг Лета оглядел их и печально вздохнул.

- Поторопитесь. Время уже на исходе. Замок разрушается.

Мы обернулись. Замок действительно выглядел жутко. По стенам, как дикий плющ, полз иней, только с жуткой скоростью. Окна провалились, двери слетели с петель, стены побледнели. Когда иней дополз до крыши, замок с жутким грохотом начал складываться.

- Быстрее! – Торопил Друг Лета.

Он ходил по девушкам. Щелчок пальцев – и они исчезали. Но большая часть всё равно стояла в стороне.

- Мы не знаем, куда нам идти, - ответили они на невысказанный вопрос.

Друг Лета что-то шепнул одной из них. Девушка нахмурилась, потом радостно кивнула. Её подруги услышав новость, тоже закивали соглашаясь. Интересно, что он им предложил? После щелчка пальцев, они тоже исчезли. И Друг Лета подошёл к служанкам Царицы, которые жались друг к другу и прятали глаза.

- Куда же мне вас деть? – Он вздохнул. – Может вы хотите начать новую жизнь?  Или и там продолжите пакостить. А?

Как ни странно первой отозвалась Беатрис.

- Я хочу попробовать.

- Ну попробуй, - усмехнулся Друг Лета. - Куда тебя отправить?

Беатрис покраснела и что-то ему зашептала.

- Хорошо, - ответил Друг. – Только учтите все вы – будете отравлять другим людям жизнь – верну вас сюда, в горы. Будете здесь отравлять жизнь друг другу сколько хотите.

- Мы не будем, - закивали девушки.

Он щёлкнул пальцами и они одна за другой начали исчезать. Конечно, поменяться тяжело. Но кто его знает – может быть и у них что-то получится. Получилось же у моего рыцаря. Хоть и долог и труден был этот путь.

- Ну. А вас куда?

- Домой. – Ответила я за всех.

- И его? – Усмехнулся Друг Лета, показывая на Гарольда.

- Да. Мой дом – его дом, - тихо ответила я.

- Ну смотрите. – Он улыбнулся и поднял руку.

- Мы ещё увидимся? – Спросила вдруг я.

- Кто знает? Ищи меня в зелёной листве солнечным утром. Он улыбнулся и щёлкнул пальцами.

Глава 21

Сначала ничего не происходило, а потом вдруг я почувствовала свежий воздух, а ещё услышала какие-то странные звуки и не сразу осознала, что это – пение птиц. Открыла глаза и ахнула – наступила весна. Снег уже почти везде стаял, на деревьях набухли почки и вовсю распевали птицы.

После смерти Царицы прошло всего ничего, казалось бы – несколько часов, а Друг Лета уже вступил в свои права. А ещё рядом царил белый, ясный, ослепительно-солнечный день. Я даже стояла и моргала какое-то время. Глазам было больно смотреть на всё это великолепие, после темноты замка.

Когда глаза привыкли к свету, я обернулась. Гарольд стоял рядом. Глаза его были прикрыты. Он жадно вдыхал воздух полной грудью. Потом открыл глаза, увидел меня и улыбнулся.

- Я думал, что этого уже никогда не случится, - ответил он на мой невысказанный вопрос. А потом шагнул вперёд, присел на корточки и опустил руку в ручей. В воде плыли всякие палочки, хвойные иголки и ещё какая-то лесная мелочь. Гарольд подхватил палочку, вытащил из ручья и повертел в руках.

Потом шагнул вперёд, к деревьям, потрогал шершавую кору, вдохнул первый весенний запах распускающихся почек.

- Здесь так прекрасно! Я забыл уже, какая она, весна.

Я улыбнулась. Не буду ему мешать. Дая тоже нашла себе занятие. Она забавлялась тем, что кидала палочки в ручей и смотрела как он вертел их.

А я задумалась. Мы были в подлеске, недалеко от города. До нашего дома полчаса пешком. Друг Лета поступил очень милостиво, переместив нас сюда, а не сразу домой, в противном случае, я бы не знала, что дальше делать. Всё-таки я робела. Нет я не стеснялась рыцаря. Но я боялась и оттягивала изо всех сил ту минуту, когда надо было представить его маме и услышать её осуждающие слова. Если бы можно было жить здесь, на опушке леса, никуда не спеша…

Но время увы, теперь для нас слишком быстро. Я пыталась представить, сколько сейчас лет Гарольду, если переводить на человеческий язык. Сорок? Тридцать пять? Не получится ли так, что время станет слишком быстро идти для него, после смерти Царицы? Наверное, я боялась зря, но когда моё самое заветное желание исполнилось и мы очутились снова на земле, я  вдруг почувствовала неуверенность. Я изменилась и больше не та беззаботная девочка, которой была. Но и кем я стала, я ещё пока не знала, мне только предстояло себя узнать.

- Ты волнуешься? – Сзади подошёл Гарольд. Он перестал наслаждаться весной и внимательно смотрел на меня.

- Да. Немного. – Я повернулась и посмотрела ему в глаза. – Я не знаю, как дальше жить и что делать.

- Я тоже не знаю, - он улыбнулся как-то потерянно. – Но надо ведь с чего-то начинать.

- Надо, - я вздохнула. – Дая, пойдём домой.

Сестра бросила последнюю палочку в ручей и пошла за нами.

Скоро уже я увидела знакомые шпили моего родного города. Крыши домов без снега, сверкающие в солнечных лучах, выглядели так необычно, что я даже замедлила шаг. Наверное, не один житель вышел на улицу, пытаясь понять с чего вдруг наступила такая ранняя весна. Ничего, они ещё не знают, что эта ранняя весна и жаркое лето теперь навсегда останутся с нами, а зима будет только для того, чтобы ребятишки смогли слепить снеговичка и поиграть в снежки. Так было раньше и так будет теперь.

Мы шли по улицам. И если со мной и с Даей здоровались, то на рыцаря смотрели в лучшем случае недоуменно. Да и вид у нас честно говоря был не очень. Моё платье поизносилось и выглядело не лучшим образом, Дая тоже после всех этих приключений в замке казалась маленькой оборванкой.

Я облегченно вздохнула лишь, когда мы свернули на знакомую улицу и постучали в дверь. Довольно долго никто не открывал. Я даже испугалась, не случилось ли чего. Но наконец за дверью послышались шаркающие шаги.

- Кто там? – Голос принадлежал няне. Я хотела ответить, но Дая опередила меня.

- Няня, нянюшка, это мы.

Дверь открылась и няня ахнула, увидев нас. Она бросилась обнимать меня и Даю, одновременно, утирая слёзы.

- Дорогие мои, хорошие, лапочки мои. Я уж думала никогда больше не увижу вас, после того как ведьма со своим прихвостнем забрала вас. А вы вот они тут. Да что же мы стоим? Пойдёмте мамочку обрадуем. Она как слегла после пропажи Даи, так и не встаёт. Но ничего, сейчас то она быстро поправится. – Няня отпустила нас и шагнула в дом. Мы вошли за ней. Гарольд тоже шагнул следом.

- А это ещё кто такой? – Няня вдруг встала перед ним, уперев руки в бока. – Это ведь ты украл мою дорогую девочку. А теперь зачем пришёл?

- Он – мой друг, - вступилась я, боясь сказать слово «жених». В этом доме всё вдруг показалось мелким, словно ничего и не было, словно я вернулась в прошлое. И только напряжённый взгляд Гарольда выдавал как ему тяжело. Я взяла его за руку и повела за собой.

- Дорогуша моя, - быстро-быстро говорила няня в маминой комнате, - Смотри, кого я тебе привела.

Первой вбежала в комнату Дая и запрыгнула к маме на постель. Обнимания, поцелуи, радостный смех. Потом настала моя очередь.

Мама, увидев нас, села на постели, радостная. Она обязательно поправится. Счастье лучшее лекарство. А теперь настало время.

Я отошла от маминой постели, взяла Гарольда за руку и подвела ближе.

- Мама, это мой жених. – И настала тишина. Все взгляды устремились на нас, и я поняла, что краснею. Почувствовала, как Гарольд крепче сжал мою руку, готовый и здесь защищать меня до смерти.

- Ну проходи, жених, - наконец сказала мама. – Поговорим.


Несколько минут царила тишина вопреки маминым словам. Никто не знал, с чего начать. Улыбки постепенно угасли. Даже Дая уже меньше радовалась. Няня смотрела на меня осуждающе. Нет. Так не пойдёт. Я сжала губы. Если они вот сейчас не заговорят, а  будут смотреть на нас, словно мы самые распоследние предатели и воплощение зла на земле, то я возьму сейчас рыцаря за руку, развернусь и уйду. Мама видимо что-то почувствовала.

- Нянюшка, возьми пожалуйста Даю. Она, наверное, голодна.

- Конечно, моя дорогая. Конечно. Пойду покормлю и принесу тебе ужин наверх. И как я могла забыть, что мы сегодня не завтракали. – Так приговаривая и осуждающе взирая на меня, няня увела Даю.

- А теперь, - начала мама, - когда дверь за ними закрылась, я хотела бы выслушать всё, что с вами произошло.

Она смотрела тепло. Она не осуждала. И мне вдруг стало хорошо, словно какая-то пружина разжалась. Я начала рассказывать всё с самого начала. Как попала в замок, как встретила Лайзу, как ближе познакомилась с рыцарем. Я говорила искренне, но не упоминала о чувствах. Это только наше, личное, при всей моей любви к маме.

Она не перебивала и молча слушала. Гарольд стоял рядом, в своей средневековой одежде, готовый всегда защитить меня. Я видела, как он украдкой осматривался, замечая новые, неизвестные, наверное, ему предметы в интерьере, назначение которых не знал. Ничего, он привыкнет, мой рыцарь.

Когда я закончила, воцарилось молчание на какое-то время. А потом мама подняла на меня глаза:

- Лисса, я могу поговорить с твоим женихом наедине.

- Конечно, мама.

Я вышла за дверь, прикрыла её за собой, стараясь не оборачиваться и отошла к стене. Желание подслушать было велико, но они не будут говорить ни о чём таком, что не смог бы мне потом рассказать Гарольд. Создатель, хоть бы мама его поняла и приняла! Больше ни о чём не прошу!

Я маялась в ожидании Гарольда и рассматривала такие знакомые узоры на обоях. Я уже выучила их, но сейчас вдруг они казались мне какими-то незнакомыми, как и всё дома. Я шагнула к окну, но и там всё было каким-то странно новым, словно неизвестным. Наверное, это от того, что за такое короткое время я сама изменилась и теперь уже не знаю, где я новая.

Наконец, часы в коридоре пробили одиннадцать. Утро, но не такое уж и раннее. Я рассеянно подумала о завтраке, как вдруг дверь распахнулась и вышел Гарольд. А за ним стояла мама. Ещё слабая, пошатываясь.

- Подойди сюда, Лисса.

Я подняла глаза и встретилась с ней взглядом. Поневоле стало страшно.

- Я благословляю вас с Гарольдом на брак, - Я выдохнула. Об этих словах я мечтала, но не их ожидала. Я подошла обнять маму. Гарольд стоял прямой, как ледяная фигура. Ему было неловко, он не знал, куда деть глаза. Мой рыцарь. Ничего. Он привыкнет. Просто нужно дать ему время.

- Ты изменилась, моя девочка, - шепнула мне мама, когда я обнимала её, - и больше уже не принадлежишь мне. Я боялась, что это произойдёт, но не думала, что так рано. Ты слишком рано повзрослела. – Она вздохнула и печально улыбнулась. – Но слава Создателю, ты вернулась, живой и невредимой, больше мне ничего не надо. Пойдёмте завтракать. А после завтрака у меня есть для вас сюрприз.

Заходя в столовую, мама что-то шепнула няне. После этого, та уже больше не глядела на нас с Гарольдом как на врагов и даже улыбалась. И всё же мне было странно. Я надеялась, что мама меня поймёт, но не думала, что так сразу. Интересно, что сказал такого маме Гарольд, что она благословила нас? Надо спросить его.

После завтрака, мама встала.

- Мелисса, я обещала сюрприз и когда мне послал его Создатель несколько дней назад, я посчитала его насмешкой судьбы. Но теперь я понимаю, что всё к лучшему. Три или четыре дня назад ко мне пришёл господин Бенефин, друг отца, который исправно выплачивал нам проценты, с которых мы жили. Я постоянно переписывалась с ним. Он говорил, что дела внезапно пошли в гору. А потом он пришёл и вручил мне немалую сумму. Эту сумму получил бы отец, если бы по-прежнему владел своими акциями в его компании. Таким образом господин Бенефин пытался, как он сказал почтить его память. Я не могу сказать про него ничего плохого. Он всегда был Джону хорошим другом. И он не захотел слушать никаких возражений. Просто оставил эту сумму денег на столе и ушёл. Они не нужны были мне тогда, но теперь я понимаю, для чего Создатель послал их мне. Лисса и Гарольд, я даю вам эти деньги вместе с моим благословением. Купите себе небольшой домик и будьте счастливы.

Мама улыбнулась и села обратно за стол. Длинная речь и обильная еда утомили её. А я не могла даже слова сказать от радости. Неужели моя мечта о нашем с Гарольдом доме так быстро исполнится? Неужели не надо будет скитаться по съемным домам и искать себе работу?

- Мамочка, спасибо тебе. Спасибо! – Я бросилась к ней и обняла её. Она смотрела довольно и счастливо. А Гарольд только молча встал из-за стола и поклонился.

Няня с Даей и мамой вернулись наверх поболтать о жизни, как подмигнула мне Дая. А мы с Гарольдом пошли в магазин выбирать одежду. Впереди было столько интересных дел – и выбрать дом и мебель и подготовиться к свадьбе и решить кого позвать и…

- Лисса, у вас здесь есть парк? – Вдруг спросил меня Гарольд, после того, как мы вышли из магазина.

- Да, конечно, - я недоумённо посмотрела на него. Я обещала показать ему город, но завтра. Сегодня хотелось отдохнуть.

- Пойдём в парк. Я хочу отдохнуть.

Я молча кивнула, оставив расспросы до лучшего момента. В парке мы присели на лавочку. На Гарольда больше не оборачивались. Теперь он был одет по последней моде и я тайком любовалась им. Правда бледное лицо вызывало беспокойство.

- Тебе не плохо?

- Нет, - он несмело улыбнулся. – Просто столько всего навалилось. Я устал и не уверен, что смогу найти себя в этой жизни. Всё-таки дома кроме войны я ничего не умел.

- Ты научишься, - тихо сказала я и взяла его за руку. – Это не имеет для меня значения. Я буду жить бедно, главное, чтобы ты был рядом.

Гарольд притянул меня к себе. Мы молчали. С ним не хотелось говорить. Молчать вдвоём – вот сама большая роскошь, которую не все могут позволить себе. Наконец, я нарушила молчание.

- Скажи, что ты сказал моей матери. Почему она так быстро благословила нас?

- Ничего такого особенного, - тихо сказал он. – Просто искренне ответил на её вопрос, что согласен ждать сколько угодно дней и лет, что твоё счастье и твоя жизнь для меня дороже моей собственной.

- Я знаю, - я прижалась губами к его руке. – Я знаю, Гарольд.

Эпилог

Свадьбы была простая. Никаких друзей, нарядов, шелков и прочего такого. Только мама, Дая, няня и мы с Гарольдом. А ещё ласковый свет, льющийся через церковное окно. Накануне свадьбы священник очень долго говорил с Гарольдом. А я молила Создателя, чтобы у него хватило мудрости понять моего рыцаря. По-видимому хватило. Выйдя из храма он подошёл ко мне.

- Береги своего будущего супруга, Мелисса.

Я только улыбнулась в ответ. А сердце забилось часто-часто. И вот мы уже муж и жена. Все клятвы приняты, все слова сказаны. Когда я сидела и плакала у Царицы в её тёмном мрачном замке, разве могла я поверить что всё в результате обернётся таким вот счастьем? Ради этого стоило всё пройти, все испытания снова и снова.

Гарольд тоже счастлив. Я чувствую и знаю это. Угадываю почти его мысли. Теперь мы – один человек, и ближе нас друг у друга никого нет и не должно быть. После свадьбы мы сначала поехали на могилу к отцу. Я должна была это сделать. Я обещала папе, что своего жениха приведу к нему познакомиться и я сдержала слово, пусть и не так, как мечтала в детстве.

А потом мы вернулись домой, где матушка с няней накрыли для нас скромный стол. Я не мечтала о другой свадьбе. Мне не нужны были дорогие пиры и долгое застолье. Все мои подруги из пансиона разъехались кто куда и ни одна даже не поинтересовалась, почему я не вернулась в пансион после зимних каникул. Я расстроилась бы, но они не стоили этого.

Мы решили с Гарольдом никуда не ездить после свадьбы, а просто поселиться в нашем домике. Мы уже выбрали его и необыкновенно быстро купили. Так словно он действительно всегда принадлежал только нам. Это был старый видавший виды, но очень уютный домик на самом краю города, почти в лесу. Из его окна виден был ручей, а ещё небольшая берёзовая рощица. Домик был выкрашен когда-то белой краской, изрядно выцветшей со временем и увит плющом. Увидев его я сразу почувствовала – вот он, наш дом мечты.

А ещё при доме обнаружилась старая заброшенная кузница. Оказывается, один из хозяев был кузнецом. Как ни странно, но Гарольду понравилось заниматься металлом. Может быть, со временем он действительно станет кузнецом. Он шутит и говорит, что, наверное, кузнецами у него были родители.

Он вообще окреп и возмужал, перестал стесняться и бояться, а ещё загорел, мой Гарольд. И стал совсем не похож, на того ледяного рыцаря, который служил Царице ночи. Вообще сейчас я вспоминаю все наши приключения, как какую-то сказку. Плохое забывается быстро и я почти не верила, что всё что с нами было, произошло наяву.

Только иногда в нашем домике возле ручья ранним летним утром я иногда слышала чей-то шёпот. Я и верила и не верила, что это Друг Лета говорит со мной и всё же отвечала, боясь разрушить чары.

Единственное, что заботило меня – это судьба Лайзы и других девушек. Так ли у них всё хорошо, как у нас? И вот через несколько месяцев после свадьбы мне пришло письмо, правда на старый, мамин адрес от Лайзы. Она писала, что Друг Лета предложил им тогда, возле замка Царицы, создать свой пансион и учить девиц разным видам рукоделия. Они согласились. И он переместил их к зданию в столице в хорошем состоянии, которое продавалось за бесценок. У одной из девушек вдруг в кармане обнаружились деньги (всё-таки Друг – волшебник) и они выкупили это здание. Теперь их пансион растёт и процветает, от желающих учиться нет отбоя, а Лайза зовёт меня в гости.

И я приеду, обязательно. Но уже следующим летом, когда мои самые скромные и нежные женские ожидания сбудутся, и я, надеюсь, стану матерью.  А пока что мы радуемся друг другу и нашему дому, а наш дом, надеюсь радуется нам. И я готова повторить фразу, которую мне сказал отец перед смертью:

- Не печалься, дорогая, чтобы ни произошло. Всё – к лучшему.

И кстати да, за матушкой ухаживает господин Бенефин. Она, конечно, не забыла и никогда не забудет отца, но и он ей очень нравится. И мы все будем совсем не против ещё одной свадьбы. Даже Дая, которая очень скучает без меня в большом доме. Но я надеюсь скоро уже развеять её скуку. А пока что она снова ходит в школу и радуется общению с девочками. Так странно что все мы выросли и даже Дая скоро, наверное, приведёт в дом жениха. Но в этом есть свои радости и их намного больше. Как и всегда в любой жизни.

Конец




Оглавление

  • Ледяной рыцарьДарья Ратникова
  • Teleserial Book