Читать онлайн Сводница бесплатно

— Знаете, я все же передумала! — заявила невеста, глядя на себя в зеркало. В ее руках дрожал букет белых ландышей, а на глаза набежали слезы. — Мне кажется, следует подождать…

— Пока состаришься? — я вскинула брови и, положив на острые плечи девушки свои теплые ладошки, посмотрела на нее через зеркало. — Риталия, если ты сейчас сбежишь, то будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Хотя бы на миг представь себе будущее без Винсента…

Девушка сдвинула брови. Такое будущее ей определенно не понравилось. А ведь я еще не напомнила, как она сама буквально умоляла меня взяться за ее дело и помочь окольцевать этого самого Винсента.

— При, двухминутная готовность! Где вы там застряли? Поторопитесь! У нас с Андреасом завтра защита магистерской, я хотела уйти пораньше. Жених готов и весь в нетерпении…

Паника в глазах невесты превратилась в ужас. Я провела ладонью по переговорному кристаллу и ответила:

— Спасибо, Марго. Невеста была в растерянности, а теперь настроена сбежать. Риталия!

Я перехватила клиентку, которая, подхватив юбки, уже выбиралась из комнаты через окно и силой затянула внутрь.

— Нет, я точно раздумала выходить замуж, — проревела она. — Не хочу! Не буду! Не готова я! А еще эти дети. О, ужас! Винсент наверняка захочет детей!

— У вас пятеро будет, вообще-то, — огорошила я, но тут же прикусила язык.

— Пятеро? — едва слышно протянула Риталия. — Пятеро? Пятеро…

— Отлично! Закрепим это состояние! — воспользовавшись ее замешательством, я быстренько поправила невесте фату, привела в порядок макияж и, заменив потрепанный букетик ландышей новым, вытолкала из комнатки.

— Пятеро, — повторяла она, словно заклинание, нараспев, дрожащим голосом, с большими от ужаса глазами.

Тем не менее, ногами шевелила довольно бодро и двигалась в нужном направлении — к церемониальному залу.

С робкими всегда так. Сначала они краснеют и смущаются на первом свидании, потом приходится попотеть, обставляя первый поцелуй, с первым признанием и того сложнее, а уж поженить эти ходячие недоразумения — настоящее искусство! Зато впоследствии, когда все закончится, они со слезами на глазах приходят благодарить, да так, что самой впору расплакаться.

— Пятеро, пятеро, — заверила я. — Две девочки и три мальчика. Все будут чистая вода! Такие же, как и вы с Винсентом! У старшенькой, Ришаны, будут глаза такого же цвета, как у твоего возлюбленного.

— Правда? — несколько расслабилась Риталия. — Фиалковые?

Заметив Марго, я жестом показала, чтобы открывали двери и начинали церемонию.

— Фиалковые. А младшенький, Дарвин, будет страшный озорник!

На самом деле, я знать не знала ни цвета глаз их детей, ни характера, но для пущей достоверности всегда следовало добавлять детали. Вот и взгляд у Риталии из испуганного превращался в мечтательный. К тому моменту, как она подошла к свадебной арке, была согласна уже и на пятерых детей, и на собаку, и даже на попугайчика. Ни страха, ни паники в ней не осталось. Убедившись, что Винсент крепко держит нашу трепетную лань, я с облегчением вздохнула, однако все равно сообщила по переговорному кристаллу:

— Ребята, просто на всякий случай, перекройте входы и выходы до конца церемонии.

Жрицы дома воды начали венчальную песнь и я, с чувством выполненного долга, заняла свое место в первом ряду, рядом с Марго — партнершей по бизнесу. Высокая стройная шатенка в пышном платье сапфирового цвета мило улыбалась, наблюдая за церемонией. В Доме воды они всегда проходят по-особенному красиво: журчит и искрится стихия, бьют фонтаны, по воздуху плавают водные пузырьки, а жрицы мелодичными голосами разливают по храму свадебные напевы.

— Как все прошло с женихом?

— О! Замечательно, — отмахнулась Марго. — Пришлось пригрозить, что мой муж, королевский маг, сожжет дотла дом Риталии, если сегодня свадьбы не будет.

— Трусил, — заключила я, впрочем, не сомневаясь, что так и будет.

— Еще как! Аж коленки дрожали. Но потерять любимую он испугался больше, чем потерять свободу.

Мы улыбнулись и слаженно вздохнули:

— Обожаю нашу работу, — ни тени сомнения не было на лицах Риталии и Винсента, которые замерли возле алтаря в ожидании чуда.

Духи еще ни разу не ошиблись. Я бралась организовывать судьбы лишь тех клиентов, чье будущее видела также ясно, как свою подругу Марго, по совместительству жену моего брата. Именно с них и началась моя карьера профессиональной сводницы. Ни Андреас, ни сама Марго не подозревали в день первой встречи, что полюбят друг друга и будут счастливы. А я видела это. Видела и сделала все, чтобы помочь им обрести друг друга. Пришлось, правда, попотеть и даже нанять девиц из дома терпимости, но оно того стоило.

Когда церемония подошла к концу, а дух воды благословил союз, окатив брачующихся святыми водами, Марго — маг Дома воздуха — простым заклинанием привела одежду наших клиентов в порядок и обратилась ко мне:

— С балом справишься самостоятельно? Нам с Андреасом нужно подготовиться к экзаменам.

— Знаю я вашу подготовку, — подмигнула подруге и вдруг, глядя на Риталию с Винсентом совершенно четко поняла, что на бал молодые не явятся. Слишком уж блестели их глаза. Кажется, с брачной ночью решено не затягивать. — Впрочем, беги, воркуйте. Наши клиенты все равно на бал не собираются, — я активировала переговорный кристалл и приказала: — Антоний. Готовь молодоженам карету.

Держась за руки и возбужденно улыбаясь, клиенты приближались к нам:

— Карета у центрального входа. Идите. Я все улажу, — порадовала прежде, чем те успели рты открыть.

За время подготовки к свадьбе клиенты, как правило, привыкали к моей манере, потому особо не удивились.

— Что бы мы без вас делали?

— Умерли бы в одиночестве, окруженные кошками и цветами, — Марго, в отличие от меня, приукрашивать не любила и чувства наших клиентов не щадила. Впрочем, Риталия и Винсент сами понимали, что все было бы именно так.

— Спасибо еще раз!

— Порой я тебя побаиваюсь, — подруга чмокнула меня на прощанье и поспешила к мужу. Я лишь мечтательно вздохнула, глядя ей вслед, надеясь, что и меня, однажды, унесут волны любви и бесконечного счастья, однако пока ничего и близко похожего на влюбленность мне испытать не удалось. Пара свиданий, которые ни к чему не привели…

Балом руководила уже на автомате. Гости ничуть не опечалились отсутствием молодоженов, поскольку ужин никто не отменил, а для танцев и флирта они и вовсе не требовались.

Воспользовавшись свободной минуткой, я скользнула в уборную, чтобы привести себя в порядок. Ополоснула лицо ледяной водой, поскольку к полуночи от громкой музыки меня неизменно клонило в сон. Когда поднялась и глянула на себя в зеркало, едва удержалась от крика. В женской уборной стоял мужчина в черном балахоне, чье лицо, помимо капюшона, было скрыто огненными сполохами. Очень сильный маг Дома огня. С такими мне не доводилось встречаться.

— Кто вы? — замерла, глядя на мужчину сквозь зеркало.

— Кто я — не имеет значения, — голос, словно треск поленьев, пожираемых стихией. Изменен. Сколько же в нем сил? Едва уловимо пахло костром. — Важно лишь то, что вы для меня сделаете.

— Я не веду дел с незнакомцами.

— На этот раз придется поступиться принципами.

Мужчина приблизился и положил на мраморный столик рядом с раковиной два изображения. На одном — миловидная женщина, явно знатная, судя по дорогим украшениям. На местную не похожа. На другом изображении симпатичный мужчина, тоже не из бедных, судя по антрацитовому камзолу, расшитому золотом. Я положила ладошки на фотографии, но ничего не почувствовала. У этих двоих не было совместного будущего. Но хуже всего другое — я не могла прочесть самого незнакомца. Обычно мне доступны какие-то эмоции, обрывки мыслей или даже образы, но в данном случае абсолютная пустота. Это и пугало, и вызывало любопытство одновременно.

— У этих двоих нет совместного будущего.

— Должно появиться, — жестко отрезал он.

Я замерла на мгновенье, обдумывая сложившуюся ситуацию. Какой-то незнакомец, но, без сомнения, очень сильный маг, требует, чтобы я изменила будущее двоих, которым уготована совершенно иная судьба. Не ломать чужие жизни — это мой главный принцип! Вот только чутье подсказывало, что выбора мне не оставят:

— Зачем это вам?

— Этот вопрос не должен вас волновать.

— И, тем не менее, он меня волнует. Очевидно, что выбора вы мне не предоставите. Учитывая уровень вашей силы, вы наверняка приближены к королю. Раз прячете лицо, вероятно, входите в тайную службу его величества. Плащ не позволяет должным образом оценить ваше телосложение, но и так понятно, что вы отлично владеете рапирой и невероятно сильны физически, следовательно, не простой офисный работник, а действующий полевой агент высокого уровня. Вывод: у вас достаточно власти заставить меня сделать то, что требуется. Допустим, я буду вынуждена помочь. И здесь возникает два вопроса: зачем это вам и кто эти люди? Эти двое не простые смертные, чьей судьбой вы заинтересовались забавы ради. Их союз каким-то образом важен для Флоссии. А теперь спросите себя, вы хотите, чтобы я разузнала о причинах, по которым следует соединить их судьбы или расскажете сами?

— Я полагал, что слухи о вашей проницательности продиктованы исключительно даром, — мужчина явно был удивлен и сделал шаг ближе. От него исходил жар невероятной силы. Мой внутренний огонь интуитивно потянулся навстречу. Чтобы не выгореть, я титаническим усилием заставила его успокоиться.

— Уверена, вам известно, что на вас мой дар не распространяется, — выдавила севшим голосом. Стикс — магический кристалл, индикатор и концентратор силы всех стихийных магов мира — раскалился докрасна. Я чувствовала, как нагрелся ридикюль.

— Разумеется, — довольно усмехнулся мужчина, а в следующее мгновение скинул капюшон, снял сполохи с лица и позволил себя разглядеть.

У меня на мгновенье дух захватило от удивительных сапфировых глаз. Когда смогла, наконец, сделать выдох и сглотнуть, принялась жадно впитывать информацию. Никогда прежде не видела этого мужчину. Судя по высокому росту и широким плечам, он выходец с севера. Над левой бровью и под губой два застарелых шрама — много сражался в прошлом. Но, поскольку Флоссия уже лет сто не вела ни с кем войн, моя теория о принадлежности к тайной службе обретала плоть. Я росла с двумя братьями, один из которых любитель рапиры, и способна отличить шрам, полученный в результате несчастного случая от шрама, оставленного оружием. Взгляд незнакомца ясный, открытый, свысока — занимает руководящую должность. Возраст навскидку определить сложно. Черные волосы, забранные в хвост на затылке, не тронуты сединой, но передо мной далеко не юноша. Этому магу лет тридцать пять, не меньше.

Десять лет. Солидная у нас разница в возрасте…

Поймав себя на странной мысли, я нахмурилась:

— Сделали выводы? — предположил он.

— Определенно. Давайте минуем этап угроз и перейдем сразу к делу.

— Не здесь. Завтра после обеда в вашем офисе.

— Фокус с маскировкой был проверкой, подхожу ли я для выполнения вашей миссии, — понятливо улыбнулась. Но улыбалась лишь от понимания безысходности положения, в которое попала. Следовало полагать, что рано или поздно мой дар привлечет внимание таких вот господ. Хоть я никогда его не афишировала, но скрыть подобные вещи сложно.

— Более чем подходите. Детали обсудим завтра. Доброго вечера, герцогиня, — мужчина подошел вплотную, взял мою ладонь, хоть я и не протягивала руки и, не отрывая взгляда от моих глаз, поцеловал кончики пальцев. А затем просто растворился в воздухе, оставив после себя языки пламени и аромат костра. Вот это да! Какое счастье, что праздник подошел к концу и неприятные организационные моменты можно свалить на помощников. В таком состоянии я попросту не способна выполнять свою работу.

Оказавшись дома — в двухэтажном особняке, купленном батюшкой для моего проживания в столице — я долго не могла успокоиться. Личность нового клиента будоражила сознание. Я не могла его прочитать! Не видела будущего! Могла полагаться исключительно на зрение и логику.

— Госпожа, желаете еще что-нибудь? — Ирда изо всех сил сдерживала зевок, но не удержалась. — Простите, пожалуйста.

— Ничего, время позднее, — я перестала метаться по комнате и остановилась. — Принеси мне переговорный кристалл и можешь идти отдыхать.

Переговорные кристаллы — последняя новинка на рынке магических артефактов. Стоят невероятных денег, поскольку создаются сильнейшими магами четырех стихий, но для нашей работы вещь исключительно необходимая. Впрочем, я использовала ее не только для работы, но и для экстренной связи. Вот и сейчас, визуализируя Марго, я настраивала устройство:

— При? Спеть тебе колыбельную? — послышался сонный голос подруги.

— Прости, что поздно. Никак успокоиться не могу! У нас новый клиент.

— Он что, на дом к тебе пришел? Гони в шею, ночью браки все равно не заключаются! Подождет.

— Нет. Мы познакомились в женском туалете, вообще-то, — задумалась я. Как-то комично получилось. И ведь не помешал никто, как ни странно, хотя уборная на свадьбе одно из популярнейших мест, уж мне-то об этом прекрасно известно.

— Нужно завести правило — не брать заказы в женском туалете. Она была пьяна и в отчаянии?

— Вообще-то, это был он.

— Вот как? — судя по голосу, Марго проснулась. — С этого места поподробнее.

— Перестань! Он даже не представился! Завтра после обеда назначил встречу в нашем офисе.

— Поняла. Я не буду спешить после защиты магистерской. Уверена, Андреас захочет отпраздновать и…

— Нет, наоборот! — спешно перебила я. — Поторопись, пожалуйста, чтобы успеть. Мне не очень удобно оставаться с ним наедине.

— Гм-хм, — многозначительно хмыкнула она.

Я и сама не понимала, что со мной происходит, но оставаться с незнакомцем один на один не хотелось. Слишком уж отличался он от других мужчин, с которыми мне доводилось иметь дело прежде. А повидала я не мало!

— Марго!

— Хорошо, При. Я тебя поняла. Но ты же знаешь своего брата.

— Я знаю тебя! Когда нужно, ты и демона рогатого уболтаешь. Доброй ночи.

— Жарких снов, — напутствовала подруга и отключила кристалл.

Разговор не принес желаемого облегчения. Напротив, волнение насчет завтрашней встречи только усилилось. В душе разрасталась тревога. У батюшки, по роду его службы, часто бывали разнообразные мутные личности. В том числе те, что скрывали лица и оставляли после себя запах озона или костров. И каждый раз после таких вот встреч отец замыкался, становился задумчивым и серьезным. Приход тайной королевской службы всегда предвещал неприятности, и я боялась, что в случае провала могу потерять все, что имею, или причинить вред отцу.

Стоит ли говорить, что ночью я почти не спала, а утро, вместо завтрака, потратила на маскировку мешков под глазами. Спасибо родителям, наградившим приятной внешностью, отличной кожей и глазами, цвета горячего шоколада. Мне удавалось сохранять достойный вид практически в любой ситуации, но отсутствие сна еще ни одну леди не сделало красивее.

Я выбрала платье винного цвета, подобрала к нему крашения из рубинов, волосы приказала убрать наверх и украсить заколкой с розами. Как и многие девушки, я питала особую любовь к королеве цветов и, если у меня когда-нибудь состоится собственная свадьба, в моих руках будут не ландыши или пионы, а именно розы. Мне уже чудился аромат крепких бутонов, но Ирда вовремя привела в чувство.

— Вы прекрасно выглядите, ваша светлость. Велеть подать завтрак?

— Нет, я не успеваю, — решительно поднялась с банкетки и еще раз окинула себя в зеркало трельяжа. Идеально. Именно так и должна выглядеть профессиональная сводница! И мешки под глазами почти не заметны.

Взяла со столика ридикюль и веер — в летний зной он жизненно необходим — и нервно улыбнулась. Волнение так никуда и не делось:

— Пусть Марта отправит завтрак в офис с посыльным и приготовь мне кофе в этом вашем фирменном стаканчике. Чтобы взять с собой. Выпью по дороге.

Как я сама советовала клиенткам, которых вид свадебной арки неизменно вгонял в панику, не следует пренебрегать прогулками! Свежий воздух, мягкие солнечные лучи, которые в столице крайне деликатно относятся к дамской коже, не обжигая и не пересушивая ее, размеренный рокот копыт по мостовой, шелест дамских юбок и суетливый стук каблучков — все это умиротворяло. Сейчас, неспешно шествуя по аллее из цветущих магнолий, я маленькими глоточками пила кофе и медитировала. Вокруг кипела жизнь, начиная с тянущейся к солнцу травы, заканчивая предлагающими горячие пирожки продавцами. Решила воспользоваться щедрым предложением и прикупила пару сырных плюшек, которые мы с Марго обожали.

В офис прибыла в лучшем расположении духа. От волнения не осталось и следа. Я готова ко всему. И очень вовремя, ведь на пороге меня встретила взволнованная Салли — наша секретарша:

— Герцогиня, слава духам вы пришли!

— Что стряслось? — я развязала шляпку и положила ее на полочку в прихожей. — Нас опять затопило?

— На этот раз слезами! В офисе Марго клиентка, из тех, кому отделаться надо. Уже десять минут ждет.

— Точно!

Я и забыла, что обещала подруге взять ее клиентов, пока она защищает магистерскую диссертацию и получает пятую магическую ступень. Свою пятую ступень по магическим коммуникациям я получила еще год назад, заочно. Родители не противились, хотя девушкам, особенно знатным, получать образование ни к чему. Во Флоссии принято, что мужчины работают, а женщины вдохновляют их своей красотой. Вот только быть горшечным цветком мне никогда не хотелось. Я всегда считала, что смогу и красоту миру дарить, и пользу при том приносить. Как яблоня. И цветы красивые, и плоды полезные.

Наша с Марго фирма «Сводницы» брала под крыло не только тех, кто хотел устроить свою судьбу, найти вторую половинку и обрести счастье. Куда с большей охотой, учитывая общественный уклад и положение женщин во Флоссии, к нам обращались те, кому не терпелось отделаться от жениха. Слишком толстые, слишком похотливые, слишком вспыльчивые и злобные… Мы тщательно анализировали личности предполагаемых женихов и, если таковые признавались неприемлемыми для супружеской жизни, брали несчастную невесту под опеку. Благо, у Марго в этом деле огромный практический опыт, потому тех, кому отделаться нужно, вела исключительно она. Мне же больше нравилось выращивать любовное дерево, а не выкорчевывать сорняки с корнем…

— Баронесса Уиторби, если не ошибаюсь? — я мило улыбнулась, сразу же оценивая присутствующую. В тонких руках дрожала чашечка с чаем, хоть чай и не тронут. Под глазами красные мешки, кожа — тонкая и бледная, разве что не просвечивает. Наряд для баронессы слишком скромный, хоть и аккуратный. Из этого можно сделать вывод, что девушку желают продать за какого-нибудь богатого господина, который наверняка крайне плохо к ней относится. Стала бы иначе она слезы лить, посули ей дорогие наряды и роскошное будущее?

— Прошу простить за опоздание. Перейдем сразу к делу. Меня зовут Присцилла де Ген и уверяю, не пройдет и недели, как ваш жених убежит, сломя голову.

— Вы в этом уверены? — голос девушки дрогнул, и она крепче сжала чашку. — Он настроен крайне решительно.

— Поверьте, мы знаем толк в этом деле!

С баронессой пришлось повозиться. Я тщательно расспросила ее о будущем муже, о дате свадьбы, о самой девушке, запросила некоторые документы и дала пару советов, как следует себя вести уже сегодня. Для каждого случая мы разрабатываем индивидуальную программу действий, это занимает определенное время, потому я дала баронессе Уиторби сонное зелье, если вдруг жених решит не ждать с приставаниями до свадьбы. Пообещав к завтрашнему дню предоставить план, от которого ее любитель дев легкого поведения поседеет раньше времени, я лично проводила клиентку до двери.

— Она так рыдала, пока вас не было! — сообщила Салли, поднимаясь из-за белоснежного стола. — Я ей успокоительных капель налила, но баронесса даже не притронулась!

— Ты все правильно сделала, не переживай. Для меня не было посылки?

— Ах, конечно!

Девушка встрепенулась и скрылась в небольшом подсобном помещении, откуда вышла с серебристым сервированным подносом.

— Только вот чай остыл.

— Неси в мой кабинет.

Вскоре я сидела на мягкой изумрудной козетке и лакомилась пышными булочками с марципаном. Марта добавляла какой-то особенный ингредиент, в результате они становились необычно вкусными! Неспешно читая корреспонденцию, я довольно улыбалась, когда попадались письма от счастливых клиентов, и недовольно хмурилась, читая угрозы. О да, поступали и такие, в основном анонимно. Кому же понравится, когда свадьбы расстраиваются, а невесты портятся на глазах? Благодаря нам, это стало происходить с завидным постоянством. Несколько знатных господ на прошлой неделе были вынуждены отказаться от притязаний на довольно выгодные партии. Для них — политика, для нас — судьбы женщин. В результате, прознав, кто стал причиной расторгнутого брака, водный лорд Сазерленд — один из двенадцати магов Верховного совета, затаил на нас с Марго лютую обиду. И только должность моего брата — королевского мага и заслуги батюшки перед королем лично, не позволяли ему вести открытую войну. Тем не менее, нас подозрительно часто топило, даже если не было никакого дождя, вместо холодной воды текла горячая, а стены отсыревали, покрываясь пышной плесенью. Такой крупный лорд, а занимался мелким пакостничеством. Не солидно.

— Лорд Сазерленд, когда же вы влюбитесь!

Я подожгла письмо с очередными угрозами, представляя, что сжигаю самого водного лорда и растворила пепел. Как только узнаю, что он за кем-то ухлестывает, отомщу сполна! Низко? Не я первая начала.

— Не лучшая кандидатура для вас.

Я вздрогнула от неожиданно прозвучавшего низкого голоса, а сердце пустилось в пляс. Прикрыла на миг глаза и успокоилась. Время встречи. Как давно он наблюдает за мной из темного угла? Почему не заметила огня от переноса?

— Извольте пользоваться дверью, чтобы…

Не успела договорить, как взметнулось рыжее пламя, и гость исчез из моего кабинета. В приемной послышался визг, затем что-то упало. Салли! Раздался стук в двери.

— Войдите, — я изо всех сил сдерживала улыбку.

— Так лучше? — не скрывая иронии, поинтересовался мой новый клиент.

Я скользнула по нему взглядом. Плаща в этот раз не было. Черные обтягивающие брюки из мягкой кожи, высокие сапоги, камзол из дорогой черной ткани, отливающей серебром. Никаких отличительных знаков. Ничего, за что можно было бы зацепиться. Разве что рубиновые запонки, но и это ни о чем не говорило. Мог и сам купить. Или, все же, жена? Мысль не понравилась. Кольца нет, но с работой в тайной службе короля не следует надеяться, что он станет его носить после свадьбы. На этот раз волосы мужчины были распущены и ухоженными локонами покоились на плечах. Черные, на свету они едва различимо отливали огнем.

— Пожалуй, можете появляться сразу в моем кабинете, — заключила я после короткой паузы. Салли наверняка уволится, если нечто подобное повторится. Она девушка впечатлительная. Каждый раз после свадьбы плачет, каждый раз готова с кулаками за обиженных клиенток на их женихов броситься.

— Как вам будет угодно.

На губах мужчины растянулась дипломатичная улыбка. Манипулятор! Хитрец! Он хорошо сделал домашнее задание и изучил меня, прежде чем подойти с подобным предложением. Меня не убедить словом, только делом, что и было продемонстрировано.

— Итак. С чего вы обычно начинаете?

Я указала на темно-зеленое вельветовое кресло по другую сторону от журнального столика, а сама, переставив поднос с завтраком на свой рабочий стол, осталась стоять и повернулась к мужчине. Он откинулся на спинку кресла и, закинув ногу на ногу, приложил указательный палец к губам. Разглядывал меня бесцеремонно, словно ребенок нового зверька в зоопарке.

— Обычно мы начинаем с имени, — унимая внутреннее беспричинное волнение, обозначила я. Этот откровенный взгляд заставлял волноваться. Не как профессионала, а как девушку…

— Тень, — без заминки отчеканил он.

— Тень?

— Тень.

Я задумалась, оценивая услышанное. Еще раз окинула присутствующего взглядом.

— Барон? Нет. Слишком мелко… граф, герцог? — я по привычке прислонилась к письменному столу и поняла, кто передо мной на самом деле. Это осознание отразилось подсказкой на лице мужчины. В его глазах колыхнулось пламя. — Огненный лорд.

Всего лордов двенадцать. По три от каждого дома. Из них состоит Верховный магический совет. Каждый лорд присматривает за несколькими герцогствами. Не владея землей по факту, они владеют несколькими герцогствами сразу. Отец всегда недолюбливал огненного лорда Тридуса, который время от времени приезжал к нему на инспекцию.

Выходит мой клиент знаком с лордом Сазерлендом. Это натолкнуло меня на одну весьма любопытную мысль.

— Хорошо, лорд Тень, — я приняла правила игры и улыбнулась. — Я бы предложила вам чаю, но Салли, стоит полагать, все еще без сознания.

— Это часто происходит с девушками при моем появлении, — негромко произнес мужчина, не сводя с меня взгляда. Решил смутить? Проверяет выдержку?

Чтобы скрыть дрожащие ладошки, я поправила юбки, медленно подошла к диванчику и опустилась на него. Теперь мы с лордом были почти на одном уровне и сидели друг напротив друга:

— Слишком самонадеянно и неуместно.

— Вы меня не боитесь, — констатировал он.

— Давайте сразу перейдем к правилам. С обычными клиентами они весьма незатейливы, но с вами будут особыми. Помните, это вам нужны мои услуги, а не мне ваши.

— Мы всегда можем перейти к тому варианту, где я вас шантажирую.

— Плохое начало, — предупредила, внимательно оценивая реакцию собеседника. — Правило номер один. Вы никогда мне не лжете. Предоставляете максимально полную информацию. И любую. Если мне понадобится знать цвет трусов бабушки вашего юноши, вы это узнаете. Правило номер два. Способы и методы, которыми мы будем достигать результата, определять буду я и моя партнерша по бизнесу. Вы в это не вмешиваетесь. И третье. Лорд Сазерленд.

— Хотите разнообразить личную жизнь? — он едва заметно приподнял бровь, не шелохнувшись и не изменив позы. Надменной. Самоуверенной. Демонстрирующей силу.

— Его личную жизнь, — поправила я. — Когда мне понадобится ваша помощь, вы ее окажете.

Мужчина убрал руку от лица и широко улыбнулся, выпрямляясь и наклоняясь ближе ко мне:

— Я не торгуюсь, герцогиня.

— Вот и замечательно. Значит, по рукам! — наверняка он имел в виду другое, но моя хватка мужчину позабавила, судя по едва заметному кивку. Отлично! В деле борьбы с водником мне понадобится любая поддержка. Это сейчас мерзкая пиявка занимается мелким пакостничеством. Если займется крупным, мне не помешает поддержка в высоких кругах. — Теперь обсудим детали.

Лорд Тень начертил в воздухе руну, которая вспыхнула, образовав небольшой огненный портал. Мне стоило немалых усилий подавить удивленный вздох. Мой брат, маг дома огня первой ступени, невероятно силен, но такое ему и близко не под силу! Откуда в лордах столько мощи? Из портала были извлечены папки, которые мужчина положил на журнальный столик. Я придвинула к себе теплые бумаги и принялась изучать, внимательно слушая пояснения. Низкий уверенный голос успокаивал и был необычайно приятным:

— Юноша — граф Чарли Хокстоф. Он будет завербован в будущем тайной службой короля. Девушка — маркиза Анита Де’Рти.

— Она не из Флоссии, — я перевела взгляд на лорда.

— Верно. Дочь ангарисского посла. Вы наверняка знаете, что между Флоссией и Ангариссией давняя холодная война. Появились сведения, что новый король Ангариссии настроен более агрессивно и планирует военные действия.

Я сжала кулачки. Герцогство моего отца на севере как раз граничит с Ангариссией и, в случае войны, удар придется на наши территории и его замок в первую очередь!

— Вы знали…

— Знал, к кому обратиться, — утвердительно кивнул он. — Мотивирует, не правда ли?

— Шантаж без шантажа. А вы достойный противник, лорд.

— С вами я предпочитаю дружить, а не враждовать.

Сказано серьезно, без иронии. Я даже как комплимент восприняла. Дух огня, Присцилла! Он тебе нравится! Наглый, уверенный в себе, манипулятор похлеще тебя, а уж харизма… Так. О чем мы беседовали? Ангариссия. Война… Поймав мой пристальный взгляд, незнакомец улыбнулся.

— Не принимайте на свой счет. Вы просто меня удивляете. Я заинтригована, не более. Прошу, продолжайте.

«Заинтригована, как же! Так бы и сказала, что не прочь завести интрижку», — зудело подсознание.

Лорд, судя по всему, мужчина опытный. А ждать принца на белом коне можно до старости. В конце концов, мне двадцать пять и времени в моем распоряжении не так уж и много…

— Мы внимательно изучили вкусы и предпочтения маркизы. Чарли наиболее подходящий вариант. Его вербовка состоится сразу после свадьбы с Анитой.

— А, если он откажется?

— Не откажется.

И так уверенно это прозвучало, что я прикусила язык. Разумеется, тайная служба короля… Существует миллион и один способ заставить человека сделать то, что требуется. Мне ли об этом не знать.

— Перед свадьбой, да и при знакомстве с маркизой Чарли будут проверять под всеми углами и не должно быть ни намека на его связь с тайной службой короля, — я размышляла вслух, изучая материалы. — Другое дело, что никто не станет проверять саму Аниту столь пристально.

— Приятно иметь дело с умной женщиной.

Умная женщина понимала и другое.

— Вот только нам с вами придется встречаться время от времени и, чтобы это не вызвало подозрений… — промелькнувшая мысль совершенно мне не понравилась.

— Все верно. Вы должны стать подругой Аниты и моей любовницей.

В этот момент в кабинет как раз зашла Марго. Подруга застыла на пороге, вероятно, решая, то ли пройти и присоединиться к разговору, то ли уйти от греха подальше.

— Марго, это наш новый клиент, лорд Тень, — я поспешно вскочила, чтобы скрыть от лорда свои эмоции.

Мужчина медленно поднялся. Рядом с Марго он казался совсем великаном. Она девушка миниатюрная, в отличие от меня, «леди достаньте воробушка». Подруга присела в книксене и ничем не выдала удивления по поводу имени присутствующего. Точнее отсутствия этого имени. За три месяца работы чего мы только не нагляделись.

— Лорд Тень, герцогиня де Ген, можно просто Марго.

Девушка подала руку для положенного поцелуя. Необходимые по этикету ритуалы были выполнены, и мы вновь расселись по местам.

— Как я понимаю, — войдя в курс дела, произнесла подруга, — мне следует заняться Чарли, а Присцилла возьмет на себя Аниту. Вам в любом случае придется встречаться, в том числе на мероприятиях. Чтобы снять даже малейшие подозрения и вопросы и не привлекать к делу третьих лиц, необходимо придать вашей связи огласку. Лишь публичные отношения не вызовут подозрений.

— Ты лучшая актриса, чем я. Возможно…

— При, да ты посмотри на него! — Марго и без слов поняла, что я имела в виду. К тому же, наш ночной разговор окончательно сложил для нее картинку. — Андреас меня живьем съест! К тому же, все знают, что я замужем.

Духи четырех стихий, я и забыла об этом. Как неудобно.

— Что вас смущает, герцогиня? Я не в вашем вкусе? — нахально улыбнулся лорд.

— В моем. Это и смущает! — вспыхнула я. — А крутить роман с женатым мужчиной в мои планы не входит.

— Значит, я женат?

— Ваши запонки.

— Подарок любовницы? — предположил он, не отвечая на мой вопрос.

— Значит, гарем. Еще лучше. Впрочем, выбора действительно нет. Ради безопасности Флоссии придется пожертвовать репутацией. Теперь у меня четвертое условие, лорд. После того, как все закончится, успешно, разумеется, я вас брошу, а вам придется изобразить страдание по этому поводу. Если столь высокопоставленный господин будет расстроен потерей любовницы, потенциальных женихов не смутит моя потерянная невинность. Восстановление репутации, которую вы же и испортите, не великая плата.

— Приятно, когда девушка знает, чего хочет, — согласился он, запустив ладонь в карман камзола. — Ангарисское посольство дает сегодня вечером бал в честь прибытия нового посла. Анита будет там. Это приглашение для вас с супругом, — на стол лег небольшой плотный конверт с золотыми вензелями. — Чарли тоже получил такое. Убедитесь, что он будет на балу.

— А мое приглашение?

— Я — ваше приглашение. Будьте готовы к семи. И наденьте красное. Вам идет, — он поднялся и, поправив воротник, внимательно посмотрел на нас с подругой. — Будущее Флоссии в руках двух сводниц.

Его губы изогнулись в интригующей улыбке, а в следующий миг мужчина растворился в бушующем пламени, оставив после себя аромат костра. Я-то начала привыкать, а вот Марго вцепилась в мою руку и не сразу пришла в себя:

— Поэтому Салли заикается?

— Моя вина, — опустилась на диванчик, игнорируя искрящийся взгляд подруги. Хочет знать, нравится ли мне лорд Тень. Не отвяжется ведь! — Да!

— И?

— И?

— При! Наряд! Ты должна его сразить!

— Я должна внести вклад в защиту Флоссии и герцогства моего батюшки. А это уж как пойдет. Я не стану его соблазнять.

— А поощрять ухаживания?

— Посмотрим. Держи, — протянула Марго папку с информацией о Чарли. — Убедись, что он явится на бал. И баронесса Уиторби крайне взволнована. Ты уж постарайся… Пусть у ее женишка не только глаз дергается! Он оказался любителем дам легкого поведения.

Подруга широко улыбнулась. Хочет использовать в этом деле наших знакомых из Каментонского дома терпимости. Чтобы свести ее с Андреасом мне в свое время пришлось нанять оттуда двух дам и вырядить в графиню и герцогиню. Прием оказался действенным, а в нашем деле нужны проверенные люди.

— Лже-графиня Илаин мне задолжала. Придется ей крупно постараться, чтобы столицу буквально лихорадило от нового скандала! У меня такой грандиозный план! Баронесса не только от жениха избавится, но и знатно озолотится! — передо мной стремительно пронеслись картинки плана подруги.

— Главное не переусердствуй, — рассмеялась я. — Иначе нам выставят счет за услуги сексолога и психотерапевта! И ладно, если только этим отделаемся.

К подобным счетам мы уже привыкли и даже не судились. А смысл? Виновны. К тому же, эти счета оплачивались нашими довольными клиентами, потому в итоге все стороны оказывались в выигрыше.

— И, кстати, поздравляю! Я горжусь вами.

— Все-то ты знаешь, — подмигнула Марго и убежала заниматься делами.

Я и правда видела, как они с Андреасом успешно защитили диссертации и получили заслуженные ступени. Брат сильный огневик, не удивительно, что его пару месяцев назад приняли в ряды королевских магов. Я мечтательно вздохнула, вспоминая, как сама получала магическое образование и меланхолично глянула на грамоту мага пятой ступени, что висела в рамочке на стене. Конечно, грамота эта оказалась без надобности, но зато придавала мне солидности в глазах клиенток! А это, порой, весьма важно.

На сегодня у меня были назначены встречи с флористом и поваром, а также должен прибыть отчет от сыщика по двум взятым в работу делам, но они вполне могли подождать до завтра. Попросив Салли выслать отчет домой, и отменить встречи, я отправилась готовиться к вечернему мероприятию. Времени оставалось не так много, а сделать предстояло немало. Один выбор платья чего только стоит!

Ванна, выбор нижнего белья и сорочки прошли без заминок. В конце концов, раздеваться я ни перед кем не планировала, но белье все равно выбрала красивое, кружевное. А вот с платьем дело обстояло сложнее. Лорд просил надеть красное. Как же! Все наряды красного оттенка отмела сразу. Просто хотелось его подразнить. Слишком уж недоступным и высокомерным он выглядел. А я поступлю так, как хочется мне. Ирда стойко терпела все прихоти хозяйки и разложила на кровати два наряда: сапфировый и изумрудный. Шелк и тафта, оба с открытыми плечами и вышивкой по корсету. Едва не выбрала сапфировый, но, вспомнив, что именно такого цвета глаза у моего предполагаемого любовника, остановилась на изумрудном.

Шнуровка была туго утянута, волосы собраны наверху в несложную, но элегантную прическу с плетением. Никаких легкомысленных кудрявых прядок. Главным украшением была изящная шея и нежные голые плечики. Даже украшения выбрала простенькие. В уши надела сережки-капельки, а на шею едва различимый кулон на тоненькой золотой цепочке.

Почему-то не сомневалась, что лорд явится ко мне домой, а не в офис. Узнать мой адрес королевской тайной службе ничего не стоит. Поэтому я не удивилась, когда, спускаясь по лестнице и скользя ладошкой по лакированным перилам, наткнулась на пристальный взгляд. Черный костюм, как и распущенные волосы, удивительно шли ему. Лишь шелковый шейный платок был огненно-красным и неизменные рубиновые запонки… Кто же эта таинственная незнакомка?

Лорд медленно поднялся из вельветового кресла и подал мне руку. Последние ступеньки я преодолела с его помощью.

— Вам идет этот цвет, — вместо приветствия, заявил он. Надо же! Думала, вставит шпильку насчет моей своенравности. Однако лорд запустил ладонь в огненный портал, уже не смутивший меня так, как в первый раз, и извлек оттуда плоскую бархатную коробочку с тисненой золотой короной на крышечке. — Это для вас.

Открыл самостоятельно. На красном шелке лежало поразительно шикарное колье.

— Я настолько предсказуема? — изумруды были великолепны. Изящная россыпь крупных камней в окружении бриллиантовой крошки и переплетении тонких золотых нитей. Изумительная красота. — Или у вас там целый ювелирный магазин припасен?

Не хотелось верить, что мои поступки можно просчитать так же просто, как поступки других людей. Я видела своих клиентов насквозь и знала их следующие шаги. Могла с легкостью предсказать, что они скажут или наденут на следующую встречу. Но, чтобы кто-то стал Присциллой де Ген для самой Присциллы де Ген, было необычно. Допустим, лорд знал, что из духа противоречия я не надену красное платье. Но знать, что выберу зеленое? Я до последнего не могла определиться с выбором! Он видит будущее? Подсматривал? Просчитал?

Тем не менее, я не подала вида.

— Поможете? — понимая, что таинственный лорд не раскроет своего секрета и не ответит, я подошла к зеркалу и сняла свой кулон.

Конечно, чтобы надеть на меня колье, мужчина должен подойти достаточно близко. Но я оказалась к этому не готова. Холод украшения и жар горячих пальцев, намеренно или нет касавшихся моей кожи, вызывали смешанные ощущения. Кожа отреагировала мурашками, которые сразу прошли, как только лорд положил тяжелые ладони на мои плечи, согревая своим теплом. Неверно истолковал мою реакцию? Даже к лучшему. Я смотрела на него сквозь зеркало, открыто, не скрывая интереса. Как он получил свои шрамы? Кто он? Как зовут? Каков на самом деле?

В следующий миг, к моему неудовольствию, зеркало покрылось огненной пеленой.

— Не привыкли к столь пристальному взгляду?

— От женщин нет. Не привык, — не отстраняясь, но и не возвращая зеркалу прежний вид, поделился он. — Они не видят моего лица.

И в этот момент стало по-особенному приятно, хотя и не до конца понятно, почему мне лорд открылся в первый же день знакомства.

— Жаль. Вы весьма хороши собой.

Мужчина резко развернул меня к себе, а его руки переместились на мою талию, не стесняясь по пути коснуться всего… всего! Я только ахнуть успела, а в следующий миг мир вокруг вспыхнул рыжим огнем, а я по инерции вцепилась в жесткий ворот антрацитового камзола и уткнулась носом в широкую грудь. Перемещение длилось недолго и не доставило физического дискомфорта. Но сколько было душевного волнения — не передать! Начать хотя бы с того, что прежде я даже не представляла себе возможность перемещения с кем-то. То, что лордам подвластна магия перехода, дарованная покоренной стихией, не являлось секретом. Но что они настолько сильны, чтобы переместить другого человека, не угробив его при этом, стало для меня открытием.

Я подняла голову и разочарованно выдохнула:

— Больше не стану вас бесцеремонно разглядывать. Только не прячьте свое лицо от меня.

— Это последствие перехода, — пояснил мужчина, и сполохи медленно растворились.

Только сейчас поняла, что все еще с силой сжимаю воротник лорда и нахожусь в его объятиях. Уютно, но неприемлемо. Убрала руки и тщательно привела в порядок помятый камзол, пригладив его горячими ладошками.

— Не испугались?

— Вы производите впечатление мужчины, который знает, что делает, — я отступила на шаг и осмотрелась.

Мы переместились в сад, который уже кутался в вечерние сумерки и подмигивал огненными шариками, летающими вокруг. Прямо за нами раскинулся королевский дворец, где и располагались посольства. К массивному крыльцу стекалась очередь из богато украшенных карет. Я даже не задумывалась, что лорд переместит нас. Стоило полагать, что и до дома он проводит меня столь же необычным способом.

Положив ладонь на изгиб подставленной руки, я позволила вести себя на бал. Мы шли к большой двустворчатой двери. Приятно, что не придется стоять в очереди. Лорд не похож на человека, которому приходится ждать, и уж тем более не представляю его в толпе ожидающих, пусть и знатных, но все же.

— Будут для меня инструкции?

— Надеюсь, у вас легкая рука, — многозначительно ответил лорд, а я снова зарделась, словно шестнадцатилетняя девица. В его присутствии я теряла весь пыл и сообразительность. Но очевидно, мой кавалер намекал на наши роли. Возможно, ему придется вести себя со мной достаточно вольно.

— Ее тяжесть зависит исключительно от вашей деликатности, — ответила в такт и прошла в открывшиеся перед нами двери.

Миновав широкий коридор, мы оказались в огромной бальной зале. Высокие, в два этажа, потолки украшены тяжелыми люстрами с огромным количеством огненных шаров и водных пузырей. От интересной смеси магии по залу рассыпались цветные солнечные зайчики, с которыми игрались дети и которым улыбались юные леди. Я осматривала помещение с профессиональной точки зрения, подмечая, что голубой шифон и обилие проявлений водной магии выдают принадлежность семьи посла к Дому воды с головой. Впрочем, этот факт имелся в предоставленной лордом информации.

Оркестр размещался в оркестровой яме, по периметру которой пускали струи небольшие фонтанчики и пышно цвели белые азалии вперемешку с голубыми кампанулами. В народе цветок называется «жених и невеста». Символично, учитывая, что именно здесь мы собираемся устроить первую встречу Чарли с Анитой. Передо мной вдруг отчетливо возникли образы жениха с невестой. Я видела Аниту, но жених стоял спиной. Наш ли это Чарли?

— Вы уверены, что герцогиня де Ген справится? — протягивая мне бокал с шампанским, лорд спугнул видение.

— А солнце всходит по утрам? — приняла напиток и сделала глоток, подмечая изысканный вкус. — Чарли будет здесь.

Словно в подтверждение моих слов, в зал вошел молодой человек с фотографии, а вслед за ним, через несколько пар, Андреас и Марго. Брат, как всегда, в излюбленном белом костюме, а подруга в нежно-кремовом платье. Я улыбнулась. Никогда не перестану любоваться своим первым шедевром. Как горят глаза брата, как светится Марго… Именно поэтому я занимаюсь тем, чем занимаюсь! Нет лучшей награды, чем счастье пары, которому ты помогла родиться на свет.

Потягивая шампанское, я рассматривала гостей и не сразу поняла, что кто-то обратился к моему спутнику.

— Лорд Герберт?

Посмотрела на седого мужчину с молодой и дорого одетой дамой, перевела взгляд на лорда Тень. Нет. Совсем он не лорд Герберт. А девица, которая с нескрываемым цинизмом и, я бы даже сказала, профессионализмом меня разглядывала, вполне вероятно была выдернута из ближайшего дома терпимости к мужским порокам. «Помоги себе сам» явно не про без устали болтающего старика. Я даже не прислушивалась к его болтовне, с отточенной улыбкой кивая, когда речь заходила о моей красоте или щедрости самого лорда. Разумеется, мое колье получило достойную оценку. Денежную.

Когда число подошедших выразить почтение лорду гостей перевалило за десяток, я не выдержала, подхватывая с подноса третий бокал шампанского, который, впрочем, ловко был перехвачен моим спутником и отставлен на столик:

— Эй!

— Тебе достаточно. Дама должна быть слегка веселой, но не пьяной.

Я пьяна? Да никогда герцогиня де Ген не была пьяна. Но что-то да, голова слегка кружилась. Что греха таить, я весьма нервничала и слава духу огня, со мной разумный мужчина, способный вовремя вернуть здравый смысл. Жест был оценен.

— Так сколько же у вас имен?

— Достаточно, чтобы не заботиться их запоминанием. Ни мне, ни другим.

Этого было достаточно. По необходимости службы лорд наверняка выполняет какую-то иную работу, позволяющую ему сохранять инкогнито. Так сказать, работа, обеспечивающая прикрытие. Вот только почему так много разных имен? Почему не выбрать одно не настоящее?

— Никто не знает настоящих имен лордов. Открою вам маленький секрет. Имя — наша уязвимость.

— Так значит лорд Сазерленд…

Ответом стала таинственная улыбка. Замечательно! Значит, эти высокопоставленные лорды всем врут и всех устраивает. Великолепно! Авантюрно! Захватывающе! Но не успела я наладиться восторгами, как кавалер подхватил меня под локоток и повел в сторону посла:

— Необходимо поздороваться.

— Думаете, уместно представлять послу свою любовницу?

Сначала сказала, а потом подумала. Из десятка подошедших к нам господ как минимум четверть была с любовницами. Кто как не я способен различать такие вещи! Тем не менее, прежде мне не доводилось играть роль фаворитки, а потому меня терзали определенные сомнения. Однако лорд Тень уверенно подвел меня к ангарисскому послу: высокому, худому мужчине с кудрявыми смолянистыми волосами, тронутыми сединой на висках. Он предпочел традиционный флосский камзол ангарисскому пестрому кафтану. Никогда не понимала ангарисских традиций наряжаться в нелепые салатово-оранжевые наряды. Благо, присутствующие ангариссцы решили поберечь нашу психику.

— Маркиз Де’Рти, — поздоровался мой кавалер, получив в ответ широкую улыбку.

— Лорд…

— Освальд.

— Весьма польщен, что все огненные лорды почтили присутствием наше мероприятие.

— Обязанность по протоколу, — сухо заметил мой кавалер. — Позвольте представить мою спутницу. Герцогиня Присцилла де Ген.

Я добродушно улыбнулась, протянула ладонь и, получив положенный поцелуй, принялась выслушивать комплименты о своей неземной красоте.

— Благодарю, вы очень любезны.

«Любезно вешаете лапшу на уши», — подсказывало подсознание. Нет, по поводу моей внешности комплименты были искренними. А вот относительно несказанной радости от знакомства и далее по списку — ложь. Особенно про «далее по списку».

— Я бы представил вам свою дочь, Аниту, но она танцует с лордом Рувейро, — мы, следуя за взглядом посла, обернулись на танцевальную площадку и заметили Аниту в объятиях земляного лорда. Я сразу это поняла, поскольку после каждого его шага на полу вырастали цветы. Желал впечатлить юную красавицу. Девушка весело смеялась, и, элегантно придерживая подол атласно-шифонового голубого платья, кружилась в танце.

— Надеюсь, нам это удастся. У меня не так много подруг в столице.

Поскольку мне в будущем понадобится сблизиться с Анитой, подготовить почву для этого следовало заранее.

— Вы живете в столице? — удивился посол, но вовремя вмешался лорд.

Он крепко сжал мои пальчики, поднес к губам и поцеловал, заметив:

— Герцогиня гостит у меня.

— О. Понимаю, понимаю, — взгляд посла вмиг изменился. Из герцогини я превратилась в дешевку, которой принялись подыскивать цену. Взгляд мужчины скользнул по моим плечам, декольте, талии и руке лорда на ней. — Понимаю, — вновь зачем-то добавил он, когда огневик притянул меня ближе, жестом заявляя, что подобный взгляд в мою сторону не уместен. Конечно. Кто отважится вступать в прямой конфликт с одним из двенадцати лордов суверенного королевства?

Но стало неприятно. До чего же неприятно! Тем не менее, стиснув зубы, я улыбалась. Долг к тому обязывал.

— Надеюсь, вы не откажетесь отобедать послезавтра вместе с нами?

— Разумеется, — лорд принял приглашение, а ведь у меня встреча с клиенткой, у которой скоро званый ужин, и она должна блеснуть на нем знанием этикета. Отсутствующим знанием, собственно говоря.

Бессмысленный разговор продолжился бы, но как раз вовремя к послу подошел мужчина и, склонившись, что-то прошептал на ухо. Посол извинился, откланялся и был таков. Причем убежал с такой скоростью, словно ему было неприятно в нашем присутствии. Впрочем, он маг дома воды, так что не удивительно. Даже я ощущаю исходящий от лорда Тени жар. Мне приятно, а вот противоположной стихии приятного мало. Учитывая, как легко прочитать этого мужчину, я стала сомневаться, что военные планы Ангариссии столь агрессивны.

— Вы уверены, что Ангариссия настроена враждебно? — глядя вслед удаляющемуся мужчине, я озвучила свою мысль. — Посол не похож на завтрашнего врага. Смеется, сыплет комплиментами, балы дает, с дочерью желает познакомить…

— Отношения между государствами те же, что и между людьми. Можно с улыбкой всадить человеку нож в спину.

И так уверено сказано, что явно со знанием дела. Вот только лорд не из тех, кто всадит нож в спину. Уверена, он всадит в сердце, глядя прямо в глаза. Поспешила перевести разговор в другое русло, ведь поговорить было о чем. Мы неспешно прогуливались по залу, поддерживая беседу:

— Вы упомянули в разговоре с маркизом, что я ваша гостья…

Гость — вполне определенное слово. Его нельзя толковать иначе, как кто-то, кто живет в моем доме. Факт того, что в ближайшем будущем мы с лордом будем жить под одной крышей, заставлял меня волноваться еще больше, чем сейчас.

— У вас будет целое крыло, — подтверждая мои опасения, обрадовал мужчина. — Можете обставить комнаты по вашему вкусу. Бюджет не ограничен.

— Не думаю, что в этом есть необходимость. Уверена, мы справимся за неделю. От силы две. А в интерьере я довольно неприхотлива.

— Как пожелаете.

Мы провели на балу довольно много времени, но Чарли и Анита так и не познакомились самостоятельно. Это означало, что линию судьбы следует подкорректировать. И у меня даже план родился. Я разглядывала танцующие пары, а мой дар нарисовал ближайшее будущее. Все получится. Нужно лишь немного постараться…

— Роберт! — за спиной послышался сильный мужской голос, и повеяло сыростью. Сильный водник.

— Лорд Сазерленд?

Я едва не поперхнулась шампанским, услышав знакомое имя. Да, все же удалось тайком от провожатого ухватить еще один бокал. Общество лорда заставляло меня волноваться, и я не знала, как иначе успокоиться.

— Кто ваша прелестная спутница?

В лицо я лорда Сазерленда прежде не видела и совершенно не была готова к тому, что передо мной предстанет симпатичный голубоглазый блондин на вид немногим старше моего кавалера. Идеальное лицо, без шрамов и глубоких морщин. Взгляд открытый и надменный. Этот к тайной службе отношения точно не имеет. Да и лица своего не скрывает, что еще раз доказывает мою правоту. В белых руках с хорошим маникюром явно ничего тяжелее бокала с вином не держал и владеет исключительно магией. Ее демонстрацию я уже имела неудовольствие наблюдать. Желание назваться другим именем отмела сразу. Натянула на лицо коварную улыбку и представилась:

— Герцогиня Присцилла де Ген.

Протянула ладонь для поцелуя и, наслаждаясь произведенным эффектом, добавила:

— Готова лично выслушать ваши глубочайшие извинения за недостойное поведение.

Понимая, что обомлевший от моей наглости подлец, а рядом с лордом Тенью я могла себе позволить такое поведение без страха, мою руку целовать не станет, я взяла своего кавалера под локоток и широко улыбнулась.

— Слушаю.

И так хорошо в этот момент стало! Я чувствовала покровительство огненного лорда, хоть и не могла читать его эмоции. Даже просто то, что он находился рядом и смотрел на лорда Сазерленда с усмешкой, ни в коей мере не подрывая мой авторитет, но и не вмешиваясь в наш конфликт, придавало мне уверенности в собственных силах. Встречу один на один я бы провела совершенно иначе. Не усомнюсь, что надменный водник мог опуститься до оскорблений или неприкрытых угроз, но в присутствии моего спутника он себе такого позволить точно не сможет.

— Могу я пригласить вас на танец? — вместо извинений.

И взгляд, почему-то, вовсе не на меня. Он спрашивал разрешение у Роберта. Роберт. Его ли это имя? Что-то подсказывало, что у Тени множество имен и вряд ли кто-то знает настоящее.

— Если герцогиня не возражает, — спокойно ответил он, позволяя мне самой принять решение. Приятно.

— Я великодушно позволю вам реабилитироваться в моих глазах, — поставила бокал на мраморный столик.

И хотя я отстранилась от лорда Тени, попав в объятия водника, мне было по-прежнему тепло. Словно огненное покровительство незримо со мной и сырость чужой стихии не чувствовалась. Я и забыла. Ожерелье на мне наверняка зачаровано! Весьма предупредительно…

Громко ударили духовые, присоединились клавишные и пары, шелестя юбками и цокая каблуками, закружились в вальсе. Лорд Сазерленд оказался безупречным партнером. Впрочем, в том, что он ловелас, умелый танцор и любовник, я даже не сомневалась. У него на лице написано: специализируюсь по юбкам. Не удивительно теперь, что отказ герцогини Оххары, которой мы неделю назад помогли избежать навязанного с лордом брака, он воспринял столь болезненно.

— Значит, вы ждете извинений? — без раскаяния, но и без угрозы, поинтересовался мужчина.

Нет. Извинений я не ждала, понимая, что их не будет. Но хотелось поставить мужчину на место. Показать, что он имеет дело не с пугливой барышней, а женщиной, способной стать для него достойным соперником.

Поворот, смена партнера и через два больших квадрата мы вновь встретились.

— Нет, лорд Сазерленд. Ваши извинения мне без надобности. Мелкое пакостничество вызывает лишь жалость, а не обиду.

— Жалость? — он в изумлении вскинул брови. — Вы остры на язык и знаете, как оскорбить мужчину.

— Я бы ни в коей мере не позволила себе оскорбить вас, не начни вы первым. Если так и дальше пойдет, мы будем вынуждены сменить офис. Прежний уже преет от вашей сырости и зарос плесенью.

— Полагаю, вы выставите мне счет? — и так многозначительно прозвучало, что я ответила на потаенный вопрос прямо и с гордо поднятой головой:

— Даже не сомневайтесь в этом. Лучше отступите первым.

— Теперь, — мужчина замер, бросив взгляд в сторону лорда Тени, который бесстрастно потягивая янтарный напиток, наблюдал за нашим танцем, — теперь это дело чести. Но после нашего личного знакомства мои методы изменятся, уверяю вас, герцогиня.

Музыка стихла. Партнер поднес к своим губам мою ладошку и поцеловал. Я потянула руку на себя, когда жест вежливости превратился во флирт. Уж не намекает ли он на то, что начнет за мной ухаживать? О духи четырех стихий! Мне только личной вендетты между двумя лордами не хватало! А я, стало быть, буду игрушкой в их руках?

— Мужчины должны выяснять свои отношения, не вмешивая в это женщин, — заметила я, когда партнер провожал меня обратно.

— Вы весьма проницательны, герцогиня. Но уверяю, Роберт здесь вовсе не при чем.

Вот только я ему не поверила. Несмотря на то, что магия лордов была куда сильнее моего особого дара, и рядом с ними он молчал, я чувствовала врожденной интуицией, да и просто головой понимала, что мужчина лжет. Они с огненным лордом обменялись тяжелым, очень неприятными взглядами, после чего лорд Сазерленд, чуть склонив голову, произнес:

— Нужна короткая беседа. Наедине.

— Я найду тебя, — спокойно ответил мужчина и перевел взгляд на меня. А я что? Я ничего. Стою, красивая, и жду случая познакомиться с Анитой. Уверена, он обязательно представится.

Вот только думала я сейчас совершенно не о деле. Глядя вслед удалявшемуся магу, я пыталась понять, что могло стать причиной личной вражды? То, что она была, я даже не сомневалась. И, скорее всего, из-за женщины.

— Однажды он лишился свой любимой фаворитки.

— И винит в этом вас, — без сомнений закончила я. — У него есть основания?

Присцилла, какое тебе дело? Да и было это в далеком прошлом! Лорд Тень едва заметно улыбнулся и ответил:

— Теперь для него дело чести увести мою фаворитку.

— Весьма обидный способ сказать, что я недостаточно хороша, чтобы заинтересовать лорда просто своей персоной. Благодарю. Вы сама галантность!

— Это ваши выводы. Я такого не говорил.

Но и не опротестовал! Спокойно. У меня нет никакого права злиться. В конце концов, и любовница-то я не настоящая, а лорд, тем не менее, щадит мои чувства, называя фавориткой. Хотя вовсе не обязан.

— Маркиза Де’Рти, кажется, заскучала. Самое время вас представить.

— Я так не думаю.

Мой кавалер удивленно поднял брови, а я достала из ридикюля переговорный кристалл и нашла взглядом Марго. Они с Андреасом стояли на противоположной стороне бального зала возле фуршетного стола:

— Марго. Сделай так, чтобы через пару минут Чарли стоял с бокалом чего-нибудь красного и поближе к танцевальной площадке. И чтобы в этот момент маркиза была в доступности полета жидкости.

— Поняла, — бодро ответила подруга и, подмигнув мне, склонилась к Андреасу. Наверняка брат в курсе нашей операции и окажет посильную помощь.

— Вы посвятите меня в свой план?

— Вот пригласите меня потанцевать, и, быть может, посвящу.

То, что мой план не такой уж и безупречный, я поняла сразу, как только оказалась в объятиях лорда. В голову ударило шампанское. Или мне хотелось так думать. Пожалуй, хотелось, ведь выпила я давно и не в таком количестве, чтобы голова кругом пошла. По закону подлости, зазвучал ангарисский вальс, что не удивительно, ведь мы на празднике ангарисского посла. Это красивый, медленный и чувственный танец, во время которого пары имеют возможность познакомиться друг с другом поближе, скажем так, не только духовно, но и физически. Переместив широкую ладонь на мою талию, лорд медленно притянул меня вплотную к себе. Дыхание сбилось, когда моя щека почти коснулась воротника его камзола. Несмотря на мой высокий рост, лорд Тень был куда выше. Моя ладошка в его руке казалась совсем игрушечной. Разумеется, и этот лорд оказался идеальным партнером. Учитывая, как часто им приходится появляться на подобных мероприятиях, они наверняка стоптали множество туфель.

— Значит, Роберт, — пробормотала первое, что пришло в голову, поскольку молчание стало невыносимым. Близость с этим таинственным сильным мужчиной меня необъяснимым образом волновала. Мое сбивчивое дыхание, и пылающие щеки наверняка не ускользнули от его внимательного взгляда.

— У меня множество имен.

— И как же вас называют ваши женщины?

Мужчина, повинуясь рисунку танца, надежно удерживая меня под лопатки, медленно наклонил и прошептал практически в губы:

— Милый, дорогой… любимый.

Его волосы коснулись моего лица и, как-то так само получилось, что я заправила черную прядь за ухо моему кавалеру. А затем скользнула ладошкой по щеке и мощной шее, прежде чем вновь коснулась плеча. Нет, в этот момент я не играла, хотя столь интимный жест был на руку нашей легенде. Сапфировые глаза блеснули огненными сполохами, а меня словно огнем обожгло. Для представительницы дома огня это вполне приятное ощущение, но чересчур сильное! Сердце заколотилось как очумелое. Когда мужчина поднял меня обратно, и мы вновь заскользили по паркету, я негромко произнесла дрожащим голосом:

— Учитывая отношения, которые мы демонстрируем окружающим, будет уместней называть вас по имени.

— Будет уместней обращаться ко мне на «ты».

— Хорошо. А что с именем?

— Выбери любое, какое нравится.

Я подняла голову, чтобы видеть его взгляд. Отчего-то в этот момент захотелось понять, о чем он думает, но, увы. Мой дар предательски спал, убаюканный гораздо большей силой. Лишь таинственное мерцание удивительных сапфировых глаз. Какое имя подойдет ему?

— Пожалуй, я так и буду называть тебя Тенью. Пока ты сам не попросишь об обратном.

Понимаю, что прозвучало довольно провокационно, но таковы уж наши отношения. Лорда, кажется, мой ответ вполне устроил, поскольку танцевальная стойка превратилась в объятия. Это не заметить со стороны, лишь почувствовать…

На мое счастье в ридикюле завибрировал переговорный кристалл, и я нашла взглядом Марго. Девушка отсалютовала бокалом, игриво приподняв бровку. Рядом с ней, прямо возле танцевальной площадки, стоял Чарли с бокалом красного вина. Юноша о чем-то оживленно беседовал с Андреасом. Не знаю, что за тему завел брат, но, казалось, упади рядом с графом метеорит, он даже и не заметит.

— А теперь мне придется несколько испортить вашу репутацию. Или свою, — добавила, подумав. — Неловкое па должно обернуться большим пятном красного вина на моем подоле…

Понятливо кивнув, лорд умело подвел нас к краю танцевальной площадки, затем положенный по рисунку танца поворот и, сделав вид, словно подвернула ногу, я налетела прямо на Чарли. Красное вино немедленно украсило мой наряд от корсета до самого края подола. Марго воспользовалась моментом всеобщего замешательства и плеснула свое вино на подол маркизы, что, по моей просьбе, стояла неподалеку.

Гости замерли в удивлении. Не меньше удивились и главные действующие лица спектакля. Кто-то искренне, а кто-то не очень.

— Простите, — засуетился юноша и, схватив со стола салфетки, протянул нам с Анитой.

— Благодарю, но не думаю, что салфетки смогут чем-то помочь! — возмутилась я. Тем не менее, помощь приняла и попыталась стереть пятна. Понятное дело, у меня ничего не получалось. Маркиза подарила Чарли неприязненный взгляд.

— Еще раз прошу меня простить, — извинился граф, глядя на девушку.

— На самом деле, это моя вина. Ногу подвернула. Вы здесь ни при чем, — нервно заметила я, усердно оттирая пятно. — Ну вот. Наряд испорчен. Видимо, нам придется возвращаться домой.

Я посмотрела на своего лорда и поняла, что обращение «милый» и «дорогой» в этот момент было готово сорваться с уст само собой. Не удивительно, что женщины обращались к нему подобным образом, хотя, казалось бы, ничего особенного мужчина и не делал.

— Не переживайте! — воскликнула Анита. — Я неплохо владею водной магией. Мы быстро исправим это недоразумение.

Мой расчет оказался точным. Теперь самое главное, чтобы Марго убедила Чарли пригласить Аниту на танец. В знак извинения это будет уместно. Никому и в голову не придет, что подобное знакомство было подстроено. А дальше дело за нашим графом. Надеюсь, он хоть немного более решительный, чем выглядит на первый взгляд. Конечно, я могу подстроить цепь событий и в этот момент даже видела улыбку на губах Аниты, танцующей с Чарли, вот только заставить их полюбить друг друга не так просто. Для этого, как минимум, мужская харизма нужна.

Впрочем, Аниту тоже следовало подтолкнуть. Я неожиданно подошла к лорду и, прильнув к нему всем телом, привстала на носочки, заглянула в глаза, медленно скользя ладошками по сильным рукам. В глубине сапфиров всколыхнулся огонь.

— Надеюсь, ты не заскучаешь без меня. Обещаю скоро вернуться.

И медленно поцеловала в уголок губ. Не вульгарно, но на грани приличия. Краем глаза заметила, что Анита пристально за нами наблюдает. Немного отстранилась, чтобы уйти, но лорд неожиданно притянул меня за талию к себе и прошептал прямо в губы, почти касаясь их:

— Без тебя это будет не легко. Постарайся не задерживаться.

— Обещаю, — нежно погладила его по щеке, улыбнулась и, мягко выскользнув из объятий, отправилась с Анитой в уборную.

Казалось бы, все сделала легко и непринужденно, а у самой коленки дрожали и сердце заходилось. Даже ладошки вспотели! Эта неожиданная, но необходимая по сценарию близость меня словно молнией поразила! Особенно, когда лорд одним властным рывком притянул меня к своему сильному телу. Одно воспоминание об этом обжигало щеки огнем.

— Вы такая красивая пара, — мечтательно протянула Анита. На то и был расчет. Девушка должна была первой завести разговор на мужскую тему, а с незнакомкой это не так-то и просто.

— О, спасибо. Признаться, я впервые в жизни потеряла голову! — и ведь даже врать не пришлось.

Девушка подхватила меня под руку и улыбнулась:

— Анита.

— Присцилла.

Мне понравилась ее открытость и дружелюбность. Конечно, это странные качества для дочери посла, но, впрочем, пост занимает не она. Мой батюшка с головой в политике, а меня в эту сферу даже не тянет. Дети порой бывают совершенно не похожи на своих родителей.

— Хотела бы и я так же! Мне уже девятнадцать, но отец все считает, что я маленькая. А тебе не страшно с лордом?

Я изумленно сдвинула брови, не понимая, что именно девушка имеет в виду.

— Ну, я про этот огонь на его лице… Он не обжигает?

По-доброму рассмеявшись, я прошла вслед за Анитой в просторную светлую уборную и объяснила:

— Это другие видят огонь. От меня лорд своего лица не прячет. Никогда в моей жизни не было такого мужчины!

Активировав кран, я хотела замыть пятно на юбке, но Анита подмигнула и сделала все сама. Она достала стикс, начертила на моем подоле руну и в следующий миг все пятна исчезли.

— Ничего себе! Какое полезное заклинание! — восхитилась я, разглаживая горячими ладошками складки. Пользуясь случаем, я заодно поправила макияж.

— На моем первом балу, когда я была впервые представлена обществу, одна девушка… — Анита мотнула головой и, перескочив, очевидно, неприятные подробности, закончила. — В общем, с моего первого бала я всегда держу при себе стикс, а в голове это заклинание. Чтобы никакое недоразумение не испортило мой вечер!

— Еще раз прошу прощения.

Девушка быстро привела в порядок свое платье и улыбнулась:

— Ты не виновата. Это тот юноша меня облил.

— Но толкнула его я. Значит и вина на мне. Но не будем о грустном. Как тебе бал? Успел кто-нибудь понравиться? — приглаживая волосы, я смотрела через зеркало на собеседницу, которая подкрашивала губы.

— Здесь много знатных и симпатичных господ, но пока никто не сразил мое сердце. Понимаешь… — она закрыла помаду и задумалась. — Мне хочется, как в сказке. Чтобы цветы, прогулки под луной, записки и взгляды из-под ресниц. Чтобы дрожали коленки, а от первого поцелуя взлетала ножка, вот так вот…

Она повернулась спиной и подогнула ножку, явно представляя себя в объятиях возлюбленного. Маркиза и не думала, что в этот момент вручила в мои руки ключи от собственного сердца. План по завоеванию этой милой девушки нашим графом выстроился настолько четко, словно я его с листа читала. Но для этого следовало закрепить наши отношения.

— Думаю, у тебя все это обязательно будет! Я успела понять, что в столице можно встретить настоящую любовь…

— Так ты влюблена? — глаза девушки заблестели и она, подпрыгнув, даже в ладошки хлопнула. Этому юному созданию так не терпелось влюбиться, что провалить наше задание способен разве что полный лентяй.

— Наверное… В такого, как лорд Тень сложно не влюбиться, — сказала, а сама смущенно отвела взгляд. По роду своей деятельности мне приходилось врать или недоговаривать, но лгать о собственных чувствах оказалось сложнее. Мой мнимый любовник вызывал трепет и влечение, но любовь? Не думаю.

— Присцилла, я здесь совсем никого не знаю. А общество, которое навязывает батюшка, мне совершенно претит. Какие-то взрослые и жутко скучные тетки! Не откажись прогуляться завтра со мной!

— Общество всегда можно поменять, — подмигнула. — Мой брат устраивает завтра званый ужин. Приглашаю. Он королевский маг, уверена, твой батюшка не станет возражать такой компании.

— О, было бы изумительно! Скорее бы завтра!

— Ну же, Анита! Зачем ждать завтра, если что-нибудь удивительное может случиться уже сегодня?

Подхватив девушку под локоть, я повела ее обратно в зал. Знаю Марго! Уверена, она уже обработала Чарли и тот разве что не мечтает пригласить мою трепетную подопечную на танец. Мы нашли подругу, Андреаса и Чарли в зоне для отдыха. Они расположились на мягких голубых диванчиках и забавлялись игрой в карты. Лорда с ними не было. Не представляю его за игрой в карты. Заметив нас, мужчины поднялись:

— Сестра, — Андреас кивнул и, плутовато улыбнувшись, добавил. — Твой возлюбленный просил передать, что вынужден ненадолго отлучиться.

Так и подмывало дать ему тычка, но я сдержанно улыбнулась и произнесла:

— Разрешите представить мою подругу, маркизу Аниту Де’Рти. В белом — мой обворожительный брат, Андреас. Его супруга — Марго, — девушка с улыбкой кивнула. — А это…

Перевела взгляд на Чарли и добавила:

— Следует полагать, это вам мы обязаны нашим с Анитой знакомством.

— Еще раз прошу меня простить, леди. Граф Чарли Хокстоф.

Демонстрируя великолепное воспитание, юноша подошел к нам и, склонив голову, любезно поцеловал ладонь сначала Аните, затем мне. Девушка приподняла бровку и стрельнула в меня довольным взглядом. Отлично! Все идет по сценарию. Мой лорд подобрал для Аниты подходящего кандидата.

— Маркиза, пользуясь случаем, могу ли я хоть как-то загладить свою вину и пригласить вас на следующий танец? Уверяю, я не настолько неуклюж, как вам могло показаться.

А голубоглазый блондин неплох! Либо Андреас и Марго поколдовали, либо природное обаяние, но юноша бил точно в цель. А дальше дело было за мной. Следовало позаботиться о подходящем танце.

— Хорошо. Я дам вам шанс в следующем танце, — великодушно позволила девушка и, приняв руку Чарли, заняла место на диванчике возле него.

— Кстати, дорогой брат, ты не против, если на завтрашний ужин я приду вместе с Анитой?

— Замечательная идея! — вмешалась Марго, а Андреас подавился канапе. Услужливо похлопав его по спинке, подруга отмахнулась. — Не обращайте внимания. Вот уж кто у нас неуклюжий, так это мой милый супруг.

— Правда? Помнится, на балу, за день до нашей свадьбы ты говорила совсем другое…

Ну, началось! Сейчас найдут предлог, чтобы уединиться и понесется! Знаю я этих двоих. Хлебом не корми, поамурничать дай. Под предлогом необходимости найти своего спутника, я покинула компанию, в которой в этот момент стала лишней. Следовало позаботиться о музыке. Я заказала распорядителю бала «Грацию», во время которой и Чарли, и Анита смогут показать друг друга с лучшей стороны, и решила немного прогуляться. Мое задание на сегодня выполнено, а дома работы невпроворот. Дела государственные, несомненно, важны, но и обычные сердца нуждаются в моем участии. Могла ли я уехать, не дожидаясь лорда? Вряд ли. Это вызовет ненужные пересуды. Пришлось дожидаться его с чашкой кофе в небольшой беседке в саду. От выпитого шампанского, яркого света и громкой музыки у меня по привычке разболелась голова и давило в груди, а спокойная прохлада сада с музыкой стрекочущих сверчков оказалась как раз тем, что требовалось. Горячий напиток привел мысли в порядок и взбодрил.

— Тебя не просто найти.

Я подняла взгляд. В сумраке подступающей ночи, разгоняемом лишь редкими огненными шарами, лорд Тень выглядел великолепно. Насилу отвела взгляд, который грозил стать совершенно неприличным и поднялась.

— Большего сегодня я сделать уже не смогу. Завтра Анита и Чарли будут на ужине в доме моего брата. В семь.

Как оказалось, я все же могла прочитать эмоции огневика. Либо он намеренно позволял это сделать. Не смогла сдержать улыбку и поинтересовалась:

— Надеть красное? Ведь оно мне так идет?

— Тебе подойдет любой цвет. Я тоже закончил дела. Можем отправляться домой.

И так приятно это прозвучало, что по телу разлилось бархатное тепло. Ласковое. Уютное. Домой с таким мужчиной? Мне бы, пожалуй, даже понравилось возвращаться домой, если бы там ждал он…

Анита поймет, если не стану прощаться. А после завтрашнего ужина мы посудачим, как две сплетницы о наших мужчинах. Мой статус любовницы огненного лорда весьма и весьма кстати!

Я подошла ближе к мужчине и заглянула в глаза:

— Что я должна сделать?

Он молча взял мои ладошки и положил к себе на грудь, заставляя подойти ближе, почти вплотную. Прикрыла глаза, ожидая, что вот-вот взметнется оглушающий рыжий огонь, но вместо этого спутник склонился ниже и прошептал:

— Прокатиться со мной на ландо.

Распахнула глаза и недовольно вскинула голову. Но, заметив неожиданные смешинки в сапфировом взгляде, сразу же оттаяла:

— Хотите продемонстрировать столице свою любовницу?

— Будем считать, что решил впечатлить вас своим богатством и красотой вечерней Кадирры. Впрочем, это не так далеко от правды. Столица в ночных огнях великолепна.

Смущенно улыбнувшись, я убрала руки с натренированной груди лорда, поймав себя на желании ощутить под пальцами его горячую кожу. Без камзола, без рубашки… Закусила губу и позволила отвести себя к упомянутой повозке. Зачем же он тогда обнял меня, если заранее решил, что мы не пойдем порталом? Или у нашей встречи были свидетели, которых я не видела? Впрочем, свидетели всегда могли быть и, играя роль, мы должны играть ее всегда, чтобы ни у кого не возникло мыслей об инсценировке.

Это даже хорошо, что мы поехали на ландо. Ночную Кадирру я не видела, а посмотреть было на что! Кучер неспешно вез нас по центральной улице, позволяя любоваться магической подсветкой магазинчиков и государственных зданий. Впрочем, проезжающие мимо повозки и многочисленные прогуливающиеся пары могли полюбоваться и нами. Еще бы! Белоснежное ландо, запряженное четырьмя аккасинцами дома огня, черными, как жгучая ночь с развевающимися на ветру рыжими гривами и хвостами! Невиданное зрелище!

Но больше завораживали не сиреневые огни в стеклянных лампах, парящие в воздухе и создающие романтическую атмосферу, не дремлющие парки и сверкающие вывесками здания, а звезды. Я перевела взгляд с очаровательного ночного города на небо и едва сдержала восхищенный вздох. Как давно я не видела таких звезд! С момента переезда в столицу и не видела. Дела, дела и даже не было минутки остановиться, чтобы полюбоваться красотой окружающего мира. Луна серебрила округу мягким светом. Как маленький ребенок, я уже не скрывала восторга, любуясь пейзажами и переливающимся бархатом неба.

Вскоре стало прохладно и мой кавалер, заметив, как я поежилась, немедленно снял с себя камзол и накинул на мои плечики. Огненный лорд предпочел согреть меня теплом собственного тела, а не магией. Оценив жест, я глубже укуталась в теплую ткань и вдохнула аромат оставшегося на ней парфюма. Приятный. Как и его владелец.

— Спасибо.

— Тебе к лицу такая улыбка.

— Такая?

— Искренняя. На балу ты вела себя профессионально. Но не сейчас.

Не стала говорить, что не все мое поведение на балу было игрой. Вынужденные объятия перед тем, как мы с Анитой отправились в уборную, были искренними. А то, что губы дрожали, так тому виной волнение, а не фальшь…

— Остановите здесь.

Будь я с кем-нибудь другим, решила бы, что мой час пришел, ведь кучер остановился возле кладбища. Лорд помог выбраться из нашего транспорта и притянул меня к себе.

— Какое-то не очень романтичное место, — заметила я, согреваясь нашей близостью, и мир скрылся за огненной стеной. Снова переход. Снова неожиданный. На этот раз вцепиться было не во что, ведь камзол лорда согревал мои плечи, и я попросту прижалась к мужчине. Когда огненная стена пала, оставив в напоминание о себе лишь запах костра, мы стояли на массивном крыльце огромного дома. Его дома.

Арочные деревянные двери, обвитые изогнутыми стальными прутьями, тут же открылись, впуская хозяина внутрь.

— Лорд… — заметив меня, дворецкий тут же оборвал приветствие и повторил уже утвердительно. — Лорд! Леди вас не дождались, легли спать. Мне ее разбудить?

А вот и таинственная «она», подарившая запонки. На белоснежных манжетах рубашки лорда они сияли сейчас багряными каплями. Упоминание о супруге моего ненастоящего любовника смутило. Я сняла камзол и протянула расторопному дворецкому.

— Нет, пусть отдыхает. Это герцогиня де Ген, она поживет у нас какое-то время.

— Какие покои подготовить?

— Все гостевое крыло второго этажа. Весь этаж? — он повернулся ко мне и, кажется, всерьез задал этот вопрос.

— Куда мне одной целый этаж? Комнаты будет достаточно.

— Значит, крыло, — вновь дворецкому. — И все необходимое для ее светлости. Она прибыла налегке.

— Будет сделано. Велеть подать ужин?

Вновь взгляд в мою сторону.

— Благодарю, не голодна. Но не откажусь от кофе. Черный. Без сахара. И горький шоколад, если есть.

Лорд отчего-то недовольно поджал губы, но смолчал. Решила не принимать на свой счет.

— Сейчас распоряжусь. Комнаты подготовят буквально через несколько минут. Вы можете подождать в малой столовой, если желаете.

— Мы разберемся, — лорд подхватил меня под руку и повел по своему дому.

Я привыкла к роскоши, но здесь таковой не было. Интерьер поместья был строгим и практичным. Каждая вещь имела функциональное назначение. Чувствовалась больше мужская рука, чем женская. Впрочем, этому быстро нашлось объяснение. В первом же холле мы встретились с Ней. Супруга лорда оказалась довольно молодой и очень красивой девушкой. В домашнем шелковом халате и с распущенными волосами, она замерла на лестнице:

— Ты пришел, — скромно улыбнулась леди Тень или как мне к ней следует обращаться. Она с грациозностью лани сбежала вниз по лестницам и повисла на шее мужчины, что еще мгновенье назад сжимал мою руку. Так неловко стало в этот момент! Особенно за чувства, что я испытываю к чужому мужу.

Я жадно разглядывала незнакомку, которая обнимала лорда, получая не меньше теплоты в ответ. Черные волосы струились по спине, мягкие черты лица, ладный юный стан. Она немногим меня моложе, лет на пять или на шесть. Вела себя довольно сдержано. Я так полагаю, в доме она ничего не решает и интерьером занимался сам огневик.

— Луиза, мы не вежливы, — лорд преобразился. Его глаза лучились любовью и теплотой. Очевидно, у них в семье мир и взаимопонимание. А тут я со своими нелепыми чувствами. — Это моя коллега, герцогиня де Ген. Она поживет немного у нас.

Коллега. Я исполнила книксен, все же леди по положению выше меня, и заверила:

— Вы меня даже не заметите.

— Надеюсь, что это не так! У нас очень редко бывают гости. Мы же встретимся за завтраком? Уверена, вы знаете много интересных историй. Поделитесь?

— Луиза, герцогиня очень устала. Да и тебе пора отдыхать.

— Конечно. Я понимаю, — она кротко улыбнулась, привстала на цыпочки и поцеловала лорда в щеку. — Добрых снов. Я тебя очень люблю.

— Я тоже тебя люблю, дорогая. Отдыхай. А мне еще нужно поработать.

— Обещай не сидеть допоздна! Тебе нужно себя беречь…

Я не знала, куда себя деть во время столь личной сцены. Она не предназначалась для моих глаз, но идти было некуда. Я стоически переносила крах каких-то нелепых надежд, что теплились на задворках души. Очарование и ничего больше. Просто очарование! Да и не бывает так, чтобы с первого взгляда мурашки по коже! Наверняка магия! Возможно, у лорда даже дар.

Погруженная в свои мысли, не сразу поняла, что мужчины — хозяин дома и дворецкий — ожидают моего ответа.

— Простите, я прослушала.

— Покои готовы, ваша светлость. Мы накрыли столик в комнате. Велеть подготовить для вас ванну?

— Благодарю, я справлюсь сама.

Мужчины с удивлением на меня посмотрели, но, к счастью, перечить не стали.

— Лорд, вас зовут к переговорному кристаллу, — в холле появился мужчина, затянутый в военную форму. Военную? Я и забыла, что нахожусь в доме человека из тайной службы короля. Если я не вижу охранных заклинаний и многочисленных шпионов, это не значит, что их нет.

— Не сейчас.

— Он красный, господин. Не терпит отлагательств.

Огневик явно не хотел уходить, но долг службы к этому обязывал.

— Поужинай, Присцилла. И, если что-то понадобится, хоть что, — он обратился ко мне, а я понятливо улыбнулась.

— Не переживайте, я довольно самостоятельна.

— Альгендо, после моего ухода замкни защиту на вход и выход. Никого не впускай ни под каким предлогом. И выстави двойной наряд охраны.

— Что-то случилось? — в душе вдруг колыхнулась тревога. Не за себя, нет. Но лорд истолковал по-своему.

— Леди остаются в доме без меня. Это необходимость и только. Добрых снов, герцогиня, — как само собой разумеющееся пояснил он и, поцеловав мою ладошку, исчез в огне. Очевидно, знал, кто пытался с ним связаться и счел, что быстрее нанести личный визит. Что ж. Ему виднее.

Сейчас, когда я осталась одна в чужом особняке, стало неуютно и холодно, несмотря на то, что в убежище мага дома огня такой силы холодно быть по определению не могло. Но душа стыла. Женат. А жена — красавица. Добрая, покорная, воспитанная… Грустно улыбнувшись, я последовала за Альгендо. Мы поднялись на второй этаж и, повернув в правый коридор, сразу же остановились возле двери из молочно-белого дерева с резным рисунком и драгоценными камнями. Произведение искусства! Это крыло явно предназначалось для гостей женского пола.

Оказавшись внутри, поняла, что не ошиблась. Комнатка была не большой, но довольно уютной, в приятных мятных тонах. Справа двуспальная кровать с балдахином и пышными подушками, возле большого окна, прикрытого лишь сеточками резной тюли, накрыт небольшой круглый столик, застеленный мятной скатертью. Вдоль стены пузатый комод на изогнутых ножках, трельяж с банкеткой.

— В спальне имеется уборная и гардеробная для вашего удобства и небольшой балкончик. Завтра подготовим кабинет и библиотеку. Имеются пожелания по книгам? Мы можем закупить любые. И мне необходимо узнать ваши предпочтения насчет гардероба, ваша светлость.

Усмехнувшись, я повернулась к Альгендо.

— Давайте договоримся, что пока никого нет, вы называете меня Присцилла. На худой конец, леди. Понимаю, что я в гостях, но мне было бы приятно.

— Понимаю ваша… леди.

— Замечательно. Книги и гардероб не нужны. Я распоряжусь, чтобы все необходимое доставили из моего дома уже завтра. Единственное, буду признательна, если найдется дневное платье. Не хотелось бы отправиться на работу в этом. И принесите принадлежности для письма.

— В гардеробной уже висит несколько нарядов на выбор. Я пришлю камеристку, чтобы она помогла вам переодеться и принесла необходимое.

— Спасибо. Добрых снов.

— Добрых снов, леди Присцилла.

Итак. Дом, милый дом! Кофе уже успел остыть, но для мага дома огня это не представляло проблемы. Провела рукой над чашечкой, и взметнулся ароматный пар. Оценив крепость и вкус, я с удовольствием отправила в рот горький шоколад, который легко таял на языке, оставляя приятное послевкусие какао. Мое излюбленное лакомство, когда следовало взбодриться и отогнать сон. Завтра придут клиенты, а у меня ничего не готово. Присцилла де Ген не может себе позволить ответы «я не знаю» или «я пока не придумала». Леди, что обращаются ко мне, надеются на помощь. Им попросту больше некуда идти, а потому работать и еще раз работать!

Камеристка принесла бумагу и зачарованное перо, которое не требовало чернил и даже могло писать само, стоило ему продиктовать нужное. Последняя новинка артефактов магов дома воздуха и земли. Я оценила и, наполнив ванну, диктовала перу свои задумки насчет очередной пары, что обратилась ко мне.

Баронесса Сайпер влюбилась без памяти в графа Никольетт. Баронесса и граф. Титулы разные, приданого у баронессы, как водится, особого не было, только красивые глаза, покорность и ясный ум. Девушка хорошая, добрая, я успела оценить ее качества и даже изучить отчет сыщиков, как о ней, так и о графе. Мужчина достойный моего внимания. Я берусь устраивать судьбы лишь в том случае, когда кандидаты этого заслуживают. Сказать «нет» недостойным для меня ничего не стоит. Возможно, по этой причине в последнее время количество угроз и гневных писем увеличилось. Впрочем, мой новый статус должен помочь решить эту проблему. Одно дело угрожать свободной герцогине, другое дело — фаворитке лорда! На это пойдет либо идиот, либо самоубийца.

Закутавшись в теплый махровый халат, я еще немного поработала, уже за столиком и, когда на горизонте уже забрезжил рассвет, легла в постель. Сон не шел. Непонятная тревога рвала сердце, а сквозь полудрему привиделся бред, что к границам нашего герцогства стягиваются силы постоянной армии Ангариссии. Стоит ли удивляться, что когда камеристка пришла меня разбудить, выглядела я не ахти. А чувствовала себя и того хуже!

Дневное платье оказалось точно по размеру, приятного кофейного оттенка, с открытыми плечами и узорной вышивкой на подоле. Волосы по обыкновению забрала наверх и, вслед за девушкой в скромном синем платье с белым передником последовала в столовую. Завтрак… И там будет Она.

Коридоры временного дома слились в одну красно-коричневую массу, ведь чем ближе приближались к столовой, тем быстрее колотилось сердце. Присцилла де Ген не может утратить контроль над собой! Я попросила у камеристки минутку, прислонилась к стене и отдышалась. Только когда полностью успокоилась, продолжила путь. Оказавшись в небольшой уютной столовой, которую можно легко назвать янтарной или медовой, я исполнила книксен:

— Доброе утро, лорд Тень, леди Луиза.

Мужчина оторвался от чтения письма и поднялся при моем появлении. Он выглядел неизменно хорошо: как обычно в белой рубашке с запонками и в обтягивающих брюках. Леди надела светло-персиковое платье с закрытой шеей и короткими рукавчиками и выглядела совсем уж молодо. Между ними разница, должно быть, лет двадцать… Вчера я не обратила на это внимания.

— О, как хорошо, что вы пришли, герцогиня! Садитесь рядом со мной!

Приняла приглашение и, поскольку завтрак не был протокольным и все уже приступили, аккуратно поддела вилочкой шарлотку. Пирог таял во рту!

— Желаете чаю? — поинтересовалась молодая служанка, прислуживающая за завтраком.

— Если можно, то черный кофе.

— Сливки, сахар?

— Нет, благодарю.

— Пить много кофе вредно для здоровья, — заметил лорд, не отрываясь от письма и помешивая ложечкой чай.

— Ты и сам пьешь не меньше! — вставила Луиза. — А я всегда ему говорила, что кофе вреден для сердца!

Сразу вспомнились родители. Матушка безуспешно пытается отучить отца от вредной пищи уже лет тридцать.

— Благодарю за заботу, но иного способа взбодриться я не знаю, а зелья имеют множество побочных эффектов…

Друг Андреаса едва не отравил Марго зельем восстановления магии. С тех пор я стараюсь избегать подобных вещей, учитывая, как много недоброжелателей у меня развелось.

Служанка налила кофе, и мы некоторое время завтракали молча. Впрочем, Луиза вся сидела как на иголках и взглядом едва не прожгла во мне дыру. Не нужно быть провидицей, чтобы понять — ее терзает любопытство:

— Спрашивайте, леди, — прожевав пирог, я улыбнулась.

— А, правда, что вы работаете?

Лорд оторвался от чтения и перевел взгляд на жену. Какой деликатный момент.

— Да, это так.

Луиза стрельнула глазами в заметно помрачневшего мужчину.

— И магическое образование получили?

— Получила. Пятую ступень.

Супруги снова обменялись взглядами, за которыми скрывался уже явно длительный конфликт.

— Вы ставите меня в неловкое положение, — созналась я.

— Бросьте. Дело не в вас, — мужчина отложил корреспонденцию и, поднявшись, набросил на плечи камзол. — Герцогиня, вынужден извиниться, но не смогу проводить вас на работу.

— В этом нет необходимости, я могу нанять повозку.

— Моих недостаточно? — усмехнулся он, подарив мне ироничный взгляд, а затем поцеловал свою супругу в макушку. — Доброго дня, леди.

Откланялся и оставил нас с Луизой наедине. Более неловкую ситуацию себе и представить сложно! А как же ужин у Андреаса? Мне стоит после работы отправиться домой или… Мотнула головой, полагая, что лорд обо всем позаботится и найдет способ поставить меня в известность.

— Герцогиня, теперь-то мы можем с вами посекретничать?

Вот только не до секретов мне было. В этот миг перед глазами проплыли ужасные картины сражения, в котором лорда Тень насквозь протыкают кортиком, и из его груди сочится алая кровь. И эти лица… Ангариссцы! Схватившись за столешницу, я судорожно вдохнула. Меня затрясло от страха. Видения часто были эмоциональными и отрывочными, но настолько сильными — впервые. Война! Война с Ангариссией все же случится и лорд Тень в ней погибнет! Или нет, если я помешаю… Видения даются, чтобы предупредить.

— Герцогиня, вам нехорошо? Воды! Дарла, воды!

Ко мне тут же подскочила служанка. Я осушила бокал и уставилась на девушку, изо всех сил скрывая волнение и дрожь:

— Мне срочно нужно поговорить с вашим супругом.

— С кем? — удивилась Луиза.

— Супругом. С лордом.

Некоторое время леди смотрела на меня и пыталась понять, пришла я в себя или все еще брежу. Понимая, что я серьезно, она улыбнулась:

— Я не замужем. Лорд Тень, как вы его называете — мой отец.

Вздохнула с облегчением. Еще бы! Мое положение в этом доме стало существенно приличней, если о моем положении вообще можно так сказать.

— Вы, кажется, этому рады? — Луиза вмиг изменилась и строго приподняла бровь. — Мне всего семнадцать, но от отца я унаследовала природную проницательность.

— Вы правы, — начала миролюбиво. — Рада и еще как! Понимаю, что мое присутствие в вашем доме на грани приличия. Но другая женщина под одной крышей с женой — это было бы слишком.

— Разве? Вы же коллеги и не строите далеко идущих планов на моего папу.

Надо же, сколько стали в голосе! К тому же, я посчитала, что она гораздо старше. Тому виной строгий наряд, высокая прическа и отменная выдержка. А уж этот взгляд свысока! Моя природная наблюдательность глубоко спала вчера, ведь только слепой не заметит сходства между Луизой и лордом!

— Все верно, леди. Мы только коллеги и мое нахождение здесь продиктовано исключительно работой.

— Это хорошо, — теперь расслабилась Луиза. — Ведь мой отец все же женат.

Час от часу не легче! Женат, да еще со взрослой дочерью! Только меня могло угораздить попасть в такую ситуацию. Спрашивать, где мать Луизы было бы совершенно неприлично, а сама девушка делиться этой информацией не спешила.

— Вижу, вы не знали. Да, мой отец, по роду службы, человек довольно скрытный. Он тяжело сходится с людьми. Вы давно знакомы?

— Два дня.

Девушка округлила глаза и замерла с недонесенной до рта вилкой. Ее рука медленно опустилась.

— Два дня?

— Два. А что вас так удивило?

— Безрассудство собственного батюшки. Пустить в дом незнакомку! — от подобной характеристики стало не по себе.

— Ваш отец не похож на безответственного человека и, уверяю, я не причиню вам вреда.

— Очень хочется надеяться. Вы мне нравитесь, Присцилла. Если не станете крутить хвостом вокруг моего отца, как делают все девицы, которые с ним работают, и не будете вредить ему, мы с вами даже подружимся!

— Был бы замечательно, — выдавила я, спрятав замешательство за чашкой кофе.

Ничего себе экземпляр! Эгоизм, нарциссизм, великолепные актерские данные, инстинкт собственника и манипуляторша в одном флаконе! А ведь с первого взгляда подумала, что передо мной трепетная лань. Вот только зубы у этой лани не хуже акульих. Материнское воспитание не чувствуется, а вот отцовской любви переизбыток.

— Придумала! — девушка озорно хлопнула в ладоши и повернулась ко мне. В горле резко пересохло. Что-то подсказывало, от таких придумок мне станет не по себе. — А можно мне с вами на работу?

Какое счастье, что в этот момент я не пила кофе и не жевала. Случился бы грандиозный конфуз.

— Эм…

— Отец никому не доверяет, у меня нет подруг! И из дома я так редко выхожу, что зима и та случается чаще! Вы тоже были молодой, вы должны меня понимать!

От очередной фразы мне стало дурно с новой силой. Что значит, была молодой? Я старше всего на восемь лет! Мне хотелось верить, что старость еще далека…

— Леди Луиза, я, право, даже не знаю…

— Пожалуйста, зовите меня Луиза! Можете просто Лу! Я же могу называть вас по имени?

Разве я не слишком для этого стара?

— Конечно.

— Отлично. Я тогда переоденусь, а вы пока выберите карету. Не надо ландо, это не безопасно, а карету любую можно.

— Но Луиза, ваш отец наверняка будет против!

Внутри все кричало, что обязательно будет и эта затея невероятно плохая. К тому же, я обязана каким-то образом связаться с лордом. Или ждать до ужина? Впрочем, до ужина с ним ничего не случится.

— Папа впустил вас в наш дом. Это знак невероятного доверия. С вами я могу ехать без страха, уверяю! К тому же, что может случиться на вашей работе?

Разве что незапланированный потоп, но магу дома огня такое не страшно.

— Уговорили. Собирайтесь. Но поторопитесь, мне нельзя опаздывать!

— Да я мигом! — крикнула девушка уже из коридора, убегая с такой скоростью, словно за ней бешеные собаки гнались. Не нравится мне эта затея. Ой как не нравится. Но отказать, почему-то, язык не поворачивался.

Выбор кареты меня не занимал. Я взяла из комнаты наработки по баронессе Сайпер и, в ожидании леди Луизы, перечитывала, сидя на лавочке под кустом пышно цветущего рододендрона. Карету подали быстро, запрягли двумя белоснежными аккасинцами и, к моему удивлению, леди Луизу долго ждать не пришлось. Девушка появилась на крыльце буквально через десять минут.

— Леди Луиза! — на крыльцо, вслед за хозяйкой, выскочил дворецкий, но девушка, не обращая внимания на бегущего следом мужчину, гордо шла вперед.

— Присцилла, поедемте, иначе вы опоздаете.

— Но Луиза…

— Леди Луиза! — вновь крикнул встревоженный мужчина, однако лакей помог девушке забраться в карету и протянул руку мне.

— Альгендо, что происходит?

— Альгендо! — недовольно вскрикнула Луиза. — Мы с Присциллой прокатимся, только и всего. У нее на работе наверняка очень весело, а мне не помешает проветриться. Ты так не считаешь?

— Конечно, — дворецкий сразу успокоился и бросил на меня короткий взгляд. — Езжайте. Но будьте осторожны.

— Уж не сомневайся. Присцилла, идемте же! Мне не терпится посмотреть, чем вы занимаетесь!

Я еще немного постояла, переводя взгляд с застывшего с протянутой рукой лакея на дворецкого и обратно. Наконец, кивнув Альгендо, расположилась в карете и, откинув голову на бархатную спинку сиденья, тяжело вздохнула. Кажется, меня ждет очень тяжелый день.

Осознавать, что день будет не просто тяжелым, а невозможно тяжелым, я начала через пятнадцать минут езды. Если не меньше. Луиза не замолкала ни на минуту. Она делилась со мной всем, начиная от нарядов любимых фарфоровых кукол, которые по ее приказу сшили лучшие модистки столицы до недовольства пятым по счету садовником, который вырастил рододендроны амарантового цвета, а не цвета фуксии.

— Действительно, неслыханная дерзость! — не удержалась и съязвила я, распахнув веер и открыв шторку кареты.

— Не открывайте шторку, это опасно. Я поставила на карете огненный щит, но стрелы, к примеру, сильных магов дома воды могут сразить даже сквозь него.

Перевела встревоженный взгляд на девушку и тут же закрыла шторку.

— Луиза, вы умная девушка. Неужели вас действительно занимают подобные вещи?

— Хотите начистоту? Чем, по-вашему, я должна заниматься в четырех стенах?

— Самообразованием?

Губы девушки дернулись в нервной улыбке. Она откинулась на спинку сиденья и огорошила меня:

— Я владею пятью языками, в совершенстве знаю магию огня, даже сложнейшие заклинания первой ступени, мне подвластная огненная стихия больше, чем магистрам из диссертационного совета, ботаника, физика, химия, астрономия, живопись… Я освоила игру на шести инструментах, рапиру, езду без седла…

— Ого!

— И для чего? Чтобы со всеми этими знаниями на стены смотреть? Стены, которые я даже не могу обставить по своему вкусу, потому что интерьер так нравился… — она осеклась и сменила тему. — В общем, вы поняли, почему стали для меня глотком свежего воздуха?

В этот момент стало так жаль Луизу, что захотелось ее обнять. Знала ли она материнскую ласку? Выросшая среди сестер и любвеобильных братьев, я никогда не испытывала недостатка в любви, но Луизе, похоже, этого весьма не хватало. Лорд заботится как знает и как умеет. По-мужски. В мужском понимании любовь выражается в защите. Но как сложно молодой девушке понять и принять это. Порой за родительским «нет» кроется бесконечный страх за ребенка, о чем я и сообщила собеседнице.

— У твоего отца опасная работа. Он делает все, чтобы тебя защитить.

— А толку-то мне от его защиты? Я жить хочу. Сейчас! Моя жизнь проходит. Скоро мое совершеннолетие и что вы думаете, даст он мне станцевать яблоньку на балу? Да он, если увидит меня рядом с парнем, наверняка с того кожу живьем спустит!

Не удержалась и рассмеялась. Луиза так мило выглядела в своем гневе, что улыбка расцвела сама собой. Понимаю, ей юношеские волнения казались такими настоящими, такими важными и реальными, что не было сил и возможности осознать, как все они тщетны на самом деле. Я ничуть не сомневалась, что все у девушки будет. И любовь, и брак. Вот только когда — другой вопрос. Впрочем, это не мое дело. Лорд и мать Луизы должны решать такие вопросы, а не я. У меня права на это нет.

Не заметила, как после разговора по душам прониклась к Луизе с ее немного эгоистичным характером, за которым, на самом деле, спрятана ранимая душа маленького ребенка, симпатией. Мы разговаривали о языках, путешествиях, звездах и за разговорами не заметили, как оказались возле крыльца моего офиса. Лакеи помогли выбраться из повозки. С любопытством наблюдала за реакцией девушки, которая, придерживая шляпку, смотрела на яркую деревянную вывеску «Сводницы».

Толкнула двухстворчатую деревянную дверь и, оказавшись в ставшей уже родной приемной, улыбнулась:

— Ну, проходи, Луиза, осваивайся.

— Ничего себе! — глаза девушки светились золотом.

Развязывая ленты шляпки, она жадно глядела по сторонам. На стенах приемной висели картинки с наших лучших свадеб, пожелания клиентов в рамочках, разнообразные подарки от них же. На журнальном столике перед козеткой стопкой лежали проспекты с цветными картинками. Девушка сразу же направилась туда.

— Доброе утро, ваш кофе, шоколад внутри, — Салли протянула картонный стаканчик черного кофе, а мой взгляд упал на огромный букет на ее столе.

— У тебя влиятельный ухажер?

— У вас влиятельный ухажер! — улыбнулась она, обхватывая двумя руками бордовые розы, перетянутые золотой лентой из органзы. — Сто одна. Здесь карточка.

— Поставь в моем кабинете, — вынимая из букета конвертик и вдохнув терпкий аромат королевы цветов, я устроилась рядом с Луизой на вельветовом диванчике.

— Шикарный букет. Ваш жених?

— Сейчас узнаем, — открыла маленький конвертик и вынула кремовую карточку с золотым тиснением, на котором было выбито два слова: лорд Сазерленд. Закатила глаза и бросила карточку в урну для бумаг. Лучше кофе попью. — Нет. Просто один настырный лорд.

Перед фактом поставил. Ни извинений, ни добрых слов. Стоит ли вообще его цветы ставить в воду? Вдруг от нее они превратятся в змей и задушат меня в собственном кабинете? Хотя, лорд непрозрачно намекнул, что его поведение изменится. Кажется, изменения начались.

Салли вернулась и рассказала последние новости, одновременно передавая несколько писем. Обычно корреспонденции куда больше.

— Марго отправилась за… эм… графиней Илаин, — метнув взгляд в сторону Луизы, Салли аккуратно подбирала слова. — Она прибыла сегодня на первом дилижансе. Баронесса Сайпер будет через два часа, а дело графини Хойтронт…

— Отказать, — отрезала я. — Ей мы не станем помогать. Графы Вильденбург и Хойтронт договорились об этом браке еще при рождении их детей. Графиня довольно строптива и эгоистична, но молодой граф Вильденбург в нее влюблен. Он хорош собой, богат, без дурных привычек и, что самое главное, сделает ее счастливой.

— Видели их будущее? — Салли вздохнула и устроилась за столом.

— Поправочка — прекрасное будущее. Так что откажи и отправь от нас утешительный подарок.

— Обоим?

— Ну, разумеется! Порой приятно помочь бесплатно.

Есть у меня традиция. Если я вижу благополучное будущее для пар, которые еще не осознавали своего счастья, то кроме отказа помогать в разладе отношений, я посылаю подарки. Как правило, ей — розы и шоколад, ему — бутылку хорошего алкоголя. И, самый главный элемент — признание в любви с просьбой о встрече. Как правило, к концу этой встречи о факте подлога уже никто и не вспоминал. Обожаю свою работу!

— Значит, вы помогаете людям найти свою любовь? — Луиза открыла очередной альбом, на этот раз со свадебными нарядами и замерла.

— В том числе. Прошу прощения за мою невоспитанность. Салли, это леди Луиза, моя гостья. Леди Луиза — это Салли, наш секретарь.

— Секретарь в делах любви, — подмигнула она. — Желаете чего-нибудь?

— Спасибо, но вы мне ничем помочь не можете. А вот Присцилла, — и взгляд на меня, полный надежды. — Вы же мне поможете?

Я все же подавилась кофе. Не за завтраком, так на работе. Салли подбежала с салфеткой и, промокнув губы, я деликатно спросила:

— В чем именно?

— Найти свою любовь.

И взгляд такой — серьезный, полный надежды, что отказать язык не поворачивался. Что-то рядом с Луизой мой язык вообще себя странно вел.

— Конечно. Ты достойна любви. Пойдем, я покажу тебе альбомы.

— А можно будет посмотреть, как вы работаете? Как сводите людей или разводите? Судя по рекламе, вы с вашей партнершей можете все в делах сердечных?

— Все могут только духи четырех стихий. А мы лишь стараемся немного подправить нити судьбы, — я улыбнулась и пригласила Луизу в свой кабинет. Девушка устроилась на козетке, а я, достав внушительный альбом с изображениями молодых юношей, положила его на колени гостье. — Это список холостых знатных юношей королевства. Те, что в столице сейчас расположены на первых пяти страницах.

— Откуда у вас этот список? — разглядывая изображения, восхитилась девушка. Никто с таким интересом, кроме Марго и Салли, не относился к тому, что я делаю. Приятно!

— Все ради клиентов. Обширная сеть частных детективов, личные знакомства, обаяние и харизма. Неважно, как мы этого достигли, важно, что… этот тебе не подходит, — я заметила изображение рыжеволосого юноши и извлекла его из альбома.

— Почему?

— Потому что, как оказалось, он предпочитает мужчин, да постарше.

Луиза глянула на изображение рыжего парня с пренебрежением и вновь вернулась к альбому. Воспользовавшись свободным временем, я разобрала почту, заказала Салли сервированный обед на две персоны, поскольку баронессу Сайпер, мою клиентку, придется готовить к ужину у короля. Затем обратила внимание на цветы, размещенные на своем рабочем столе. Толстые стебли заканчивались массивными бордовыми головками и умопомрачительно пахли. Что же задумал лорд? Не полагает же, что пленит мое сердце одним букетом? Впрочем, он и пятью букетами его не пленит. Да даже если добавит огромную коробку конфет — ни одна мышца не дрогнет.

Из коридора донеслись знакомые голоса. Позволив Луизе выбирать потенциальных женихов, я вышла в приемную, широко улыбнувшись, при виде старой знакомой.

— Графиня Илаин! — воскликнула я. Как-то прикипел этот псевдоним к женщине, и мы решили его не менять. Один раз он помог добиться цели, поможет и второй. — Марго.

— При. Как прошло свидание? — Марго многозначительно поиграла бровями, а я приложила палец к губам, не желая, чтобы вездесущая и не в меру проницательная Луиза о чем-то догадалась. У нас только начинали складываться доверительные отношения, мне не хотелось их испортить.

— Свидание? У вас вчера было свидание? Так цветы, все же, от ухажера? — в дверях появилась Луиза. Благо, Марго понимающе умолкла. Вот за что любила подругу — не требовались слова, чтобы мы друг друга поняли.

— Марго, это леди Луиза, дочь лорда Тени.

— Очень приятно, леди, — положенный книксен и изо всех сил старалась скрыть удивление.

— Леди Луиза, это герцогиня Марго де Ген — моя партнерша по бизнесу. Рядом с ней… эм, — я замялась, стоит ли моей гостье знать действительный статус пышногрудой блондинки, которая на самом деле не имеет графского титула, да и не блондинка, в общем-то. — Гм, это актриса и ее сценический псевдоним — графиня Илаин.

— Леди, — девушка исполнила книксен, Луиза же окинула компанию горящими глазами и воскликнула: — как здорово! Актриса будет играть в жизни?

— Да, у нас планируется прелюбопытнейшая сценка! — слова Марго предназначались мне, но я уже видела, к чему дело идет, и помешать развитию событий не могла.

— А можно мне с вами? Можно поучаствовать?

— Луиза, боюсь…

— Но я не помешаю! Правда, Присцилла! Позвольте, пожалуйста! Я очень хочу посмотреть, как это выглядит вживую! Я была в театре на постановках, но это другое. Здесь же игра в жизни! Если хотите, я могу где-нибудь пройтись, что-нибудь спросить или еще что. Ну, хотя бы самую мелочь сделать, поверьте, герцогиня Марго, я умею играть!

О, в этом у меня сомнений не было. На взгляд Марго я лишь кивнула, в полной мере подтверждая слова девушки. Вот уж в ком актерский талант пропадал, так это в ней.

— Я не могу вам отказать, — созналась партнерша, а я понимала, что не следует никуда отпускать Луизу. Нет, Марго я доверяла, как самой себе. Маг ветра пятой ступени и огненная магичка смогут, в случае чего, за себя постоять. Вот только страшили меня не возможные происшествия, а гнев лорда. Нельзя ее отпускать.

— Так можно, Присцилла?

— Конечно, идите, — слова сорвались с уст сами. Осознав их, я округлила глаза и попробовала отказать снова: — Да. Идите.

Да что же происходит? Почему я не могу отказать этой девушке?

Взяла Луизу за руку. Понимаю, что это непозволительно, но что мне еще оставалось делать?

— Быть может, ты хочешь остаться?

— Нет-нет, мы пойдем.

— Ты уверена, При? — Марго давала последний шанс, видя мое замешательство. — Но, если честно, лишняя пара рук лишней не будет!

— Конечно. Луиза юна и ей хочется приключений. Не вижу повода, чтобы она не могла пойти.

— Хорошо. В таком случае, кое-что возьму и за дело. Только позавтракаем где-нибудь, как вы на это смотрите, леди Луиза? Графиня Илаин только с дилижанса и ей…

Но дальше я не прислушивалась, ушла к себе в кабинет, понимая, что не права. Мне не следовало отпускать Луизу, тем не менее, противиться этому я не могла! Судьба? Воля духов? Какая-то магия? С другой стороны, что может случиться на обычном задании? Ничего! Успокоилась и принялась за работу.

Изучая бумаги по одному из дел, я полностью успокоилась, осознав беспочвенность своего волнения. Марго — моя подруга, жена королевского мага, а о настоящем статусе графини Илаин мало кто знает. Пока, во всяком случае. О, Марго придумала великолепную проделку, после которой баронесса Уиторби будет свободна, получит компенсацию, ее неверный женишок будет опозорен, а графиня Илаин не только прославится, но и получит клиентуру из круга высшей знати.

Улыбаясь, я и не заметила, как на пороге застыла Салли.

— Что у тебя?

— Баронесса Сайпер будет через десять минут. Могу я сервировать стол?

— Конечно, пожалуйста, — я кивнула в сторону обеденного стола, расположенного в эркере как раз для подобных тренировок. — Подай сервиз с васильками. Он по-особенному красивый.

— Хорошо. Кстати, вам только что еще один подарок доставили, — девушка положила передо мной набор дорогих конфет из горького шоколада с ликером. По спине пробежал холодок. Непослушные пальцы извлекли из конверта открытку с именем лорда Сазерленда, сомнений не было, но откуда он узнал о моих пристрастиях? Допустим, с розами мог угадать, они всем девушкам нравятся, но горький шоколад с ликером — слишком экзотичный выбор. Индивидуальный. Со знанием дела.

— Избавься от них, — отодвинула коробку, повинуясь чутью.

— А, может…

— Выкинь, Салли. Если хочется конфет, купи себе из нашего подарочного бюджета, я разрешаю. Но от этих избавься.

— Я вас поняла, — девушка исполнила книксен, что делала исключительно, когда волновалась, мы с Марго не настаивали на церемониале, и ушла сервировать стол. Настроение портилось на глазах. В душе разрасталась непонятная тревога. Еще и сон вспомнился о войне и ранении лорда… Смертельном ранении.

— Герцогиня?

Не сразу поняла, что Салли возвестила о приходе клиентки. Баронесса Сайпер расправила плечи, подняла подбородок и, как я учила, медленно исполнила книксен:

— Добрый день, ваша светлость. Рада видеть вас в добром здравии.

Мягко улыбнулась, наблюдая за успехами ученицы, и жестом пригласила ее войти. Следуя моему совету, девушка предпочла бледно-голубое платье без лишних рюшек и блесток. С ее изысканной внешностью следовало делать акцент на природной красоте, а не наряде.

— И я рада вас видеть, баронесса. Проходите, располагайтесь.

Мы устроились на козетке и после короткой беседы о погоде и самочувствии друг друга переместились за стол. Я аккуратно поправляла девушку, когда она путалась в приборах, громко чавкала, клала локти на стол, неверно расправляла салфетку и в других моментах. Нам предстояла непростая работа, ведь титул баронессе Сайпер достался не по праву рождения, а по первому замужеству. Увы, но барон Сайпер не дожил даже до первой брачной ночи, а потому молодая и невинная баронесса, в прошлом крестьянка из бедной семьи, нуждалась в опеке и обучении.

В самый ответственный момент, когда баронесса третий раз пыталась аккуратно выпить из ложечки горячий суп, взметнулось рыжее пламя. Моя подопечная, изрядно напугавшись, пролила суп на скатерть и с ужасом уставилась на шагнувшего из огня взбешенного лорда Тень. Его лицо и руки пылали. Я знала такое состояние. Когда маг Дома огня злится, его стихия вырывается наружу. Кажется, затея с Луизой была очень и очень плохой…

— Свободны, — тихим опасным голосом сказал он, глядя на мою клиентку.

— Лорд! — возмутилась я, вскакивая со стула, а затем обратилась к баронессе. — Простите, пожалуйста. Мы выйдем ненадолго. Вы пока можете потренироваться с супом или посмотреть наши проспекты с предложением таверн для…

Меня опалило огнем. Конечно, собственная стихия не может причинить мне вреда, к тому же, огонь был магический и намекал, что его хозяин в бешенстве, однако все внутри сжалось от страха. Стекла в окнах едва слышно вибрировали, а в ушах шептало пламя. Лорд едва обуздывал стихию, а я, осознав, какая мощь ему подвластна, окончательно оробела, хотя и старалась не подавать вида. Что бы ни случилось, мои клиенты должны думать, что ситуация под контролем. Даже, если мы будем падать с обрыва, они должны полагать, что все идет по плану, и мы мягко приземлимся в океан розовых лепестков.

— Х-хорош-шо, — промямлила бледная как смерть клиентка.

Я повернулась к лорду и проследовала за ним в приемную. Чувствовала себя нашкодившей школьницей. Как назло, Салли как раз ушла на обед, а Марго с Луизой помогали с делом графини Уиторби и еще не вернулись, хотя вот-вот должны были.

— Что ты себе позволяешь? — не повышая голоса, заявила я, оказавшись в коридоре, но тут же была прижата к стенке. Справа и слева легли каменные руки моего мнимого любовника, полыхающие магическим огнем.

— Этот вопрос я должен задать тебе. С какой стати ты решила, что можно нарушать мои прямые приказы?

— О чем ты?

Но мужчина был слишком зол, чтобы объяснить спокойно.

— Я понимаю, что на работе ты только и занимаешься, что веселыми шуточками, но моя дочь не твоя клиентка, а я — не один из идиотов женихов, которыми ты можешь крутить, как вздумается! Ты далеко зашла в своих играх!

Прикрыла глаза, игнорируя обидные выпады и осознавая, какую глупость совершила. Да вот только вряд ли он мне поверит! Надеюсь, Луиза не сознательно это сделала.

— Прости. Вы с Луизой слишком сильны и мой дар… Я не почувствовала, что она меня обманула. Я не знала, и ты не говорил…

— А догадаться не могла? Луизе запрещено покидать особняк без охраны! Это слишком опасно быть дочерью такого человека, как я. Быть рядом со мной опасно! — крикнул он, до боли стиснув мои руки. Я закусила губу и зажмурилась, ожидая, когда его гнев пройдет. Понимаю причину, но ведь я не виновата. — А ее видели в компании проститутки! Дух огня, каментонской шлюхи!

— Папа! — взвизгнула Луиза с порога. — Папа, отпусти Присциллу, что ты делаешь?!

Девушка подбежала к нам и вцепилась в руку лорда. Вот только сдвинуть эту скалу и близко не смогла. На моих глазах от обиды дрожали слезы, но я и слова не сказала, глядя, как налитый огнем взгляд медленно светлеет, как возвращаются сапфиры и отступает безумие. Марго стояла поблизости и не вмешивалась, понимая, что ничем не сможет помочь. Какое счастье, что Салли все еще не вернулась, а на дверях стоит полог тишины и клиентка не ведает, что творится в переговорной.

— Папа! Я заставила ее! Ты душишь меня заботой и защитой. Мне скоро восемнадцать! Я хочу гулять с друзьями, веселиться, хочу познакомиться с юношами, влюбиться хочу! А у Присциллы такая интересная работа! Мы только в ресторацию сходили, а ты…

— Домой, — едва слышно произнес лорд.

Но от этого тихого голоса у меня внутри все от страха заледенело. Сказал ей, а смотрел на меня, как хищный зверь на жертву. Хватку ослабил, но рук моих не выпустил. Луиза, не задавая вопросов, немедленно скрылась в огненном вихре. Кому-кому, а дочери известно, что с отцом в таком состоянии не спорят.

— Я буду за дверью, если понадоблюсь, — тихонько произнесла Марго и шмыгнула к себе в офис. Мне, признаться, тоже хотелось сейчас слиться с обоями и тихонечко так впитаться в стенку. Пусть взгляд лорда и утратил безумие, но мужчина по-прежнему считал меня виноватой в случившемся. Отчасти, справедливо.

— Ты имеешь право злиться. Я должна была подумать, что Луизе запрещено выходить из дома без охраны. Должна была отказать ей. Не знаю, о чем я только думала. Прости меня.

Мужчина стиснул зубы и закрыл глаза.

— Почему?

— Что почему?

— Почему ты не злишься, а извиняешься?

Он убрал ладони и посмотрел на мои руки, на которых остались красные следы. Конечно, отметины скоро пройдут, но гнев лорда не имел оснований. И оскорбления были лишними.

— Я злюсь. Очень злюсь! — и только дух Огня видит, как тяжело мне давалось внешнее спокойствие, когда хотелось наговорить кучу гадостей, накричать, зареветь, наконец. Но я не могла себе этого позволить. — Но и вину свою не отрицаю.

Сказала спокойно, и только предательская слеза скользнула вниз по щеке. Я не стала стирать ее, чтобы не привлекать внимание, но это сделал лорд Тень. Смахнул небрежно и тихо произнес:

— Луиза из одаренных. Окружающие сделают все, что она скажет.

Осознав, что в действительности произошло, я едва не задохнулась от гнева. Он знал! Знал, тем не менее, не только не предупредил, оставив нас наедине, но еще и злился на меня. Но в этот миг я осознала и другое. Одаренность передается по наследству. Это означало, что либо сам лорд, либо его жена одарены. Вот почему-то сомнения не возникло, кто из них одарен и чем именно. Тем не менее, решила уточнить:

— Ты или мать Луизы?

Лорд молчал, а его губы сузились до тонкой линии. Духи четырех стихий, Присцилла! Ну почему именно лорд? Ведь на них не распространяется твой дар! Иначе бы узнала, почувствовала бы, увидела бы, что эмоции не настоящие! Как зачарованная я повторяла себе, что очарована этим таинственным мужчиной. Так и было на самом деле. Всего лишь чары. Он ловко играл на струнах моей души, убаюкивая мое сознание красивой музыкой, и использовал в своих целях…

— Уйди, пожалуйста. Сейчас, — прошептала я. Шепот, за которым крик и невыносимая боль.

Мужчина постоял недолго, глядя в мои глаза, затем кивнул и направился к выходу. Какое счастье, что не решил перемещаться в офисе. Чем сильнее эмоции, тем больше отдача от заклинания. Это чудо, что мы еще не полыхаем.

— Цветы в твоем кабинете, — не поворачиваясь, спросил он, замерев возле открытой двери.

— Извинение от лорда Сазерленда.

Голос дрогнул, но я старалась держаться. Надо же. Явился в таком гневе, а букет все же заметил…

— Случившееся ничего не отменяет. Вечером ужин в доме твоего брата.

Дверь закрылась, затем дрогнула от силовой волны. Запахло костром. Я была права. Невероятная отдача от заклинания, а лорд исчез в еще большем гневе, чем при появлении. Только сейчас меня в полную силу накрыла волна обиды, страха, гнева и боли. Чтобы не закричать, я тихо сползла по стенке и, прикрыв рот ладошкой, разревелась. Марго вышла в коридор и молча отвела меня к себе. Принесла чай с мелиссой и обняла. Она ни о чем не спрашивала, ничего не говорила. Просто гладила меня по спине, как ребенка. А когда я перестала всхлипывать, негромко сказала:

— Я возьму твоих клиентов и попрошу Андреаса отвести тебя к нам.

— Не стоит, — я мотнула головой. — Мне нужно побыть одной.

— Скажи, если передумаешь, — подруга мягко улыбнулась. — И не переживай, я подготовлю баронессу Сайпер к ужину.

Для этого и нужны друзья. Она не ковыряла больную рану, не спрашивала, нужна ли мне помощь, не пыталась утешить. Марго просто сделала все, чтобы облегчить мою боль.

Тишина пустого кабинета вызвала странные ассоциации с кладбищем несбывшихся надежд. Я сапожник без сапог. Сводница, которая не может устроить собственную жизнь! Мне двадцать пять, я никогда по-настоящему не любила. По меркам современного общества меня с легкостью можно считать старой девой! Это для мужчины, чем старше, тем солидней, а для женщины, чем старше, тем меньше шансов. Совсем скоро придется идти на поклон к батюшке и умолять рассказать, кого мне напророчили духи. Они с мамой наверняка и на мой счет узнавали, но молчат, словно это тайна за семью печатями! А сама я не вижу…

А хуже всего, что с момента знакомства с лордом, я впервые поверила, что и для меня духи приберегли счастливое будущее. Откинув лицемерие и жеманство, следует откровенно признать, что я надеялась на будущее рядом с ним. Не знаю, какое точно будущее, но какое-нибудь. Надеялась, что влюбилась, что он, как минимум, очарован мной, и мы можем стать… Нет! Решительно тряхнула головой, понимая, что снова опускаюсь в яму под названием «болезненная влюбленность». Самое отвратительное — не существует никаких артефактов против способностей одаренных, поскольку сами одаренные — нечто вроде диковинных зверей. Нет двух одинаковых даров, они передаются по наследству, но видоизменяются. Мои дети, если таковые будут, тоже получатся одаренными, но их способности известны лишь стихийным духам. Раньше я считала дар подарком судьбы, теперь же мне он кажется проклятьем. Толку, если нельзя применить в ситуации, когда это действительно нужно?

Не в силах плавиться в эмоциях и рассуждениях, я вышла на улицу, не взяв веер и даже не надев шляпку. Вышла с одним ридикюлем, купила стаканчик кофе, пирожок с яблочным повидлом и, устроившись под липой в парке, выпила весь кофе, а пирожок кусочек за кусочком скормила голубям, кидавшим на него завистливые взгляды. Им нужней…

В одном лорд прав — несмотря ни на что, дело превыше всего. Сердца разбиваются миллионами ежедневно, крушение надежд происходит еще чаще. А вот ставить под угрозу земли отца и будущее Флоссии только потому, что я расстроена — несусветная глупость! Вот только никто не может запретить мне страдать.

Впрочем, лорд Тень не врал. Ни в чем. Он меня нанял, мы играем роль любовников, я выполняю миссию. Все! А свои чары он использовал наверняка для того, чтобы я играла правдоподобней. Можно ли винить, учитывая, что на кону судьба королевства? К тому же, он мне в чувствах не признавался, в любви не клялся, какие могут быть претензии?

Вот только душа, несмотря на доводы рассудка, не желала принимать такую действительность.

— Ненавижу, — процедила сквозь зубы, выбрасывая в урну мусор и откидываясь на спинку лавочки. Солнце, пробирающееся сквозь пышную зелень липы, приятно ласкало лицо. На миг даже тревоги отступили, как вдруг:

— Добрый день, герцогиня.

Осмотрела незнакомца. Мужчина, лет сорок, судя по акценту и острым скулам — иностранец. На ногах кожаные мокасины, узкие черные брюки с золотыми полосами по краям. На мужчине светло-бежевая рубашка и черный жилет сверху с какой-то эмблемой. То ли банка, то ли государственной службы. Руки без мозолей, стоит ровно. Нет, рапира явно не его инструмент. Служитель пера. Смотрит открыто, свысока, заслоняя солнце так, что блики лучей не позволяют разглядеть его лицо. Тайная служба! Наша или ангарисская? У нас полно иностранных агентов…

— Не такое уж оно и доброе, раз я понадобилась незнакомцу. Кто вы?

— Муслим.

Ангариссец. Сомнений не осталось. Я резко подобралась и выпрямила спину.

— И что вам от меня нужно, Муслим?

— Вы деловая женщина, мне это нравится, — мужчина улыбнулся и сделал шаг в сторону, так, чтобы я смогла лучше разглядеть его лицо. Бледно-голубые, почти прозрачные глаза на фоне черных волос выглядели пугающе. — Позволите?

— Мы в общественном месте. Пожалуйста, — я разрешила присесть возле меня, но не разрешала класть руку на спинку лавки. Прямо за мной! — Мой обеденный перерыв заканчивается. Если у вас ко мне дело — я слушаю.

— Вы любовница лорда Беверли.

Приподняла бровку и делано возмутилась:

— Ну, знаете!

— Возможно, вам он назвался иным именем. Возможно, даже сказал, что работает на королевскую тайную службу.

Между прочим, от лорда я этого ни разу не слышала. Все связанное с тайной службой — мои личные предположения, которые, впрочем, находят множество подтверждений.

— Ближе к делу, господин Муслим, — я устало потерла переносицу, демонстрируя скуку и раздражение.

— Хорошо. Ближе к делу. У нас есть информация, что лорд Беверли готовит переворот и план убийства короля.

— Да что вы? — изобразила изумление с ноткой страха, хоть это и было довольно нелегко. Столь смехотворные обвинения выглядели откровенно жалко.

— Проект «Каллисто» вам о чем-нибудь говорит?

— Впервые слышу, — вот тут — искренняя правда.

— Впервые, значит? — мужчина почесал верхнюю губу и в этот момент справа от меня, уже без разрешения, сел другой мужчина. Он тоже положил руку на спинку лавочки за мной. Это вовсе не грубый флирт, это агрессия. Демонстрация силы…

— Господа, — процедила ледяным тоном. — Кто вы?

— А вы не догадываетесь? — говорил Муслим. Тот, что справа от меня, сплошь состоял из мускул и, должно быть, говорил вообще плохо. Его роль заключалась в том, чтобы на меня жути нагнать. Получилось. Особенно, когда он меня по плечу похлопал. Я попыталась встать, но меня одним рывком усадили обратно. — Ну же, герцогиня, — противно улыбнулся ангариссец. — Мы пришли с миром, а вы себя так ведете. Давайте договоримся без лишних истерик.

— Конкретно. Что вы хотите?

— Одну маленькую услугу. Узнайте для нас о проекте «Каллисто». Кого лорд Беверли планирует внедрить в… окружение короля, чтобы в последующем убить?

— Сомневаюсь, что возможно так запросто кого-нибудь, как вы выразились, внедрить в окружение самого короля. Тем более, лорд Беверли сам находится в этом окружении. Он же один из двенадцати лордов!

— Ваш батюшка довольно стар, — как бы рассуждая вслух, произнес Муслим.

Я усмехнулась подобному заявлению. Учитывая, насколько сильный маг мой отец, сколько степеней защиты у замка, из которого он почти не выезжает и к которому не подобраться ни с воздуха, ни с земли, особый дар моей матушки, о котором известно единицам, горе вербовщиков можно заранее пожалеть. А заодно порекомендовать неплохого гробовщика. Через несколько домов от нашего офиса как раз такой открылся да повадился наведываться к нам раз в месяц, а то и чаще. Все предлагал скооперироваться. Мол, если мы доведем кого из женихов или невест до несчастного случая, он родственникам скидку сделает на свои услуги. Понятное дело от подобных щедрых предложений мы отбиваемся руками и ногами, хотя, нет-нет, но в приемной среди каталогов со свадебными платьями да мелькнет атлас с гробиками самых разных дизайнерских придумок.

— Мой батюшка еще всех вас переживет. А теперь, если вы закончили меня запугивать, я бы хотела вернуться к работе.

— Считаете себя неуязвимой? — удивился мужчина.

— Считаю, что вы напрасно тратите мое время.

— Не боитесь случайно попасть под лошадь?

— Если это случится, плакать точно не стану. Мне уже будет все равно.

— Что ж, герцогиня. Когда измените свое мнение, свяжитесь со мной, — он протянул черную карточку, на которой переливались серебристые буквы «Муслим», а ниже адрес.

— Можете отправить это графу Урновичу.

— Кому? — не понял ангариссец, а я кивнула на урну возле лавочки. — Вот, значит, как… Что ж. Я хотел как лучше. Еще раз доброго дня.

Кивнув амбалу, Муслим поднялся и мужчины оставили меня одну. Только сейчас, когда надобность храбриться отпала, я расслабилась. Руки тряслись, словно хвост у трясогузки, сердце заходилось, билось в ушах, пыталось выскочить через горло, в котором трепыхалось огненным комом.

Так. Спокойно. Думай, Присцилла! Думай!

Первое, что следует сделать — попросить Марго отправить ветреного вестника батюшке, предупредить об опасности. Затем поставить в известность Андреаса и саму Марго. Рассказать… Рассказать лорду? А стоит ли? Я так легко поверила в его слова о возможной войне с Ангариссией, что даже не допустила мысли об обмане. Он очаровал меня магией, возможно, обманывает с той же легкостью, используя в своих целях? Нет. Пока не выясню все сама, лорду ни слова. Узнаю, что за проект «Каллисто» и приму решение, что делать с этой информацией.

На пороге офиса меня встретила встревоженная Салли и передала ту самую визитку, что мне совал Муслим. Чтоб его! Спрятала карточку в ридикюле и попросила Салли доставить из моего дома наряд и драгоценности для ужина у Андреаса, заехать не успею, а переодеться можно и здесь. Окончательно успокоив девушку, отправилась к себе. Баронессы Сайпер уже не было, а встреча с флористами и поваром для свадьбы графини Тюдорс только вечером. Можно заняться делами, например, написать письмо отцу. Через несколько минут, как раз, когда я закончила, на пороге показалась Марго:

— Ты как?

— Уже лучше. Но давай мы пока не будем об этом разговаривать? Я не готова.

— Ты испугала меня.

— Сейчас испугаю еще больше, — указав взглядом на дверь, я поднялась, подыскивая слова. Впрочем, передо мной Марго. Кому, если не ей я могу говорить все, как есть. — Двойной полог…

Мы сотворили огненно-воздушный полог тишины, который всегда делали при строго конфиденциальных разговорах, такой не сломать одному стихийному магу.

Подруга села на диванчик и, стараясь сохранять спокойствие, ждала. Устроилась рядом и сказала, как есть:

— Вы с Андреасом должны быть осторожней. Есть вероятность, что в отношении вас могут… Принять меры.

— Принять меры?

— Да. Чтобы воздействовать на меня. С появлением лорда Тени все изменилось. Мы ввязались в историю, из которой так просто теперь не выпутаться. Сегодня в парке меня нашли люди… Я не стану рассказывать тебе всего, ради твоей же безопасности. Я отказалась с ними сотрудничать, и они довольно прямым текстом сказали, что попытаются изменить мое решение.

— Думаешь, могут подстроить несчастный случай?

— Думаю, что близкие мне люди в опасности по моей вине. Возможно, тебе стоит погостить у родителей какое-то время?

— Ближайшие девять месяцев Андреас меня никуда не отпустит. А после и подавно!

Я открыла от удивления рот, не зная, что и сказать. Как получилось, что я не заметила? Перевела взгляд на живот Марго, посмотрела в ее глаза, снова на живот. Почему не почувствовала? Почему не увидела?

— Как? — ляпнула первое, что пришло в голову.

— Правда, рассказать, откуда дети берутся? — усмехнулась подруга, накрыв мои ладони своими. — Дорогая, даже не знай я о своем положении, а узнала сегодня совсем случайно на плановом осмотре лекаря, все равно не оставила бы тебя. Тем более в такой сложный период! Мы будем осторожней.

— Теперь, ко всему прочему, мне еще и стыдно! Марго, скрывай новость до последнего. Если эти люди узнают, они в покое тебя не оставят, а, если я соглашусь на их предложение… — страшно даже представить, что будет, ведь Ангариссия пытается сделать меня шпионкой! Завербовать! Или это была проверка окружения Аниты? Стандартная процедура? Впрочем, я в любом случае ничем себя не выдала.

— Не соглашайся, если считаешь правильным. Я поддержу любое твое решение.

— Спасибо, Марго. Ты поможешь отправить весточку отцу? Хочу его предупредить. На всякий случай.

— Замок герцога де Гена охраняется не хуже королевской сокровищницы! — усмехнулась подруга и легко сотворила бледно-голубую птичку-вестника. Я свернула письмо и вложила в клюв магического создания. — Помню, как первый раз оказалась в вашем родовом гнезде. Надежды на побег рухнули в тот же миг!

Подруга распахнула окно и, насладившись глотком свежего воздуха, отпустила вестника. Он доберется до родителей куда быстрей, чем могут добраться недоброжелатели. Поблагодарив Марго за помощь, я занялась делами. Через час совсем успокоилась, даже съела принесенный Салли сэндвич с курицей и овощами. Казалось, в офисе, моем оазисе тишины и спокойствия, жизнь потекла своим чередом. Но не тут то было. Неприятности сегодня решили обрушиться на меня в полную силу.

— Салли, снова труба! — крикнула я, услышав характерный звук льющейся воды и даже вскочила. Но причина кошмарных звуков смотрела на меня смеющимся взглядом.

— Так вот с каким видом вы реагировали на мои пакости, — ехидно заметил лорд Сазерленд.

Я закатила глаза и опустилась обратно, подвигая к себе папку с бумагами.

— Вы верно выразились — «пакости». Дверь позади. Потрудитесь выйти самостоятельно и не намочите ковер. Он не дешевый.

Лорд опустил взгляд и, потоптавшись сапогами на аккуратном ашхинском ковре — наиболее ценном и дорогом в своем роде, сделал шаг в сторону, становясь на паркет. С чего бы вдруг подобная щепетильность?

— Вы все еще здесь? Кажется, мне пора задуматься о защите против порталов.

— Я сломаю любую защиту, чтобы добраться до вас.

Судя по выражению лица мужчины, предполагалось, что это будет флирт. И он явно надеялся, что я растаю, словно шоколад на солнце, но я лишь бросила на него пренебрежительный взгляд исподлобья. Не хватало только очков-половинок для строгого вида.

— Понятно. Не ели мои конфеты?

— Теперь понимаю, что правильно сделала. Не советую проходить мимо нашего заднего двора. Там крысы размером с собак и наверняка именно они оценили ваш подарок с приворотным зельем.

— Мне хотелось думать, что слухи о вашей проницательности сильно преувеличены.

— Какое счастье, что я вас расстроила.

— Что вы, напротив! — осторожно, шаг за шагом приближаясь ко мне, промурлыкал лорд. — Я восхищен.

— Печально слышать, — положила перо на стол и поднялась, чтобы не дать лорду возможности сделать меня заключенной собственного стула. А, судя по направленности движений, именно это он и собирался сделать. — Лорд Сазерленд, у меня нет времени вести с вами светские беседы. Уйдите.

— Вы грубы и прямолинейны, герцогиня. Знаете, что красит женщину?

Даже представить страшно!

— Молчание и покорность.

Смешок вырвался как-то сам собой, а в следующий миг я была прижата к стене, с которой слетела картина, подаренная одной из клиенток. Я хотела возмутиться, но вместо слов изо рта полилась вода! Дух огня, что он со мной сотворил? Боясь захлебнуться, я отплевывалась и судорожно схватилась за горло, но лорд, обняв мое лицо ладошками и прижав меня к стене своими бедрами, успокоил:

— Нет, нет, не переживай. Все хорошо. Не сопротивляйся… Я не причиню тебе вреда.

Действительно, в следующий миг вода отступила, и я вновь смогла дышать.

— Салли! — закричала, что было силы, но никто не услышал. Наивная идиотка, мы же сами с Марго поставили двойной полог тишины!

— Герцогиня, вы же не так глупы, как хотите показаться. Никто не войдет сюда. И не выйдет. Пока я этого не захочу.

— Что вам нужно? — вскинула ненавидящий взгляд. Аквамариновые глаза водника блестели от похоти.

— Не понимаешь? — широкой ладонью он сцепил мои запястья и удерживал над головой, а другой принялся медленно задирать подол моего платья.

— Лорд Сазерленд! — крикнула я, попытавшись вызвать огненный щит, но тот лишь шикнул, тут же потушенный куда более сильной стихией мужчины. В наказание, лорд окутал мои руки водными путами, они словно утонули в стене и, сколько бы я ни пыталась их одернуть, у меня ничего не получалось. — Оставьте меня, отойдите!

Но вместо этого мужчина впился влажным поцелуем в мою шею, провел по ней языком и опустился к плечику, задрав мои юбки почти до самых панталон. Я резко подняла ногу, чтобы ударить коленом, но он среагировал молниеносно. В результате и мои ноги увязли в чем-то жидком, но очень вязком. Ни сделать шаг, ни поднять колено больше не получалось. Я лишь свела бедра и бессильно билась — не дамся без боя!

В этот момент в двери постучали:

— Ваша светлость, прибыла Ирда с нарядом.

Лорд Сазерленд накрыл мой рот ладонью и угрожающе протянул:

— Сними полог и ответь, что все хорошо. Ну же, не будь идиоткой, иначе я их всех убью. Мне это ничего не стоит. Щелкну пальцами, и они захлебнутся.

Монстр! Какой же он монстр. Сомнений в его словах не было. Я понятливо кивнула и, сняв полог, дрогнувшим голосом произнесла:

— Я пока занята. Подождите немного.

— Хорошо.

Почувствовала, как магический фон вновь колыхнулся. На этот раз полог поставил сам лорд. Я еще раз дернулась, силясь высвободиться.

— Перестань брыкаться, Присцилла. От тебя не убудет!

— Да сгори ты в бездне! — я плюнула ему в лицо и со всей силы ударила лбом в переносицу, как учил Андреас. Такого лорд Сазерленд не ожидал, удар пропустил и, взвыв от боли, со всего размаху отвесил мне оплеуху. Щеку обожгла боль, из глаз брызнули слезы, но я ничего не могла сделать. Мое неповиновение лишь больше разозлило лорда, и я перестала сопротивляться, понимая, что для хищника сопротивление только в радость. К тому же, в моей ситуации брыкаться действительно не было никакого смысла.

— Какая ты горячая. Вот только знаешь, — его огромная ладонь легла на мою промежность и до боли сжала ее. — Я не верю, что ты любовница лорда, — мужчина прошептал мне прямо в губы. Не смогла себя сдержать и со всей силы укусила его, сплюнув на пол солоноватую жидкость.

— Ты можешь верить во что хочешь, ублюдок! Но твоей я никогда не стану! Можешь взять меня силой, но в ответ получишь мое вечное презрение!

Мужчина достал белоснежный платок, аккуратно стер кровь с нижней губы и с носа, и посмотрел на меня с плохо скрываемой злостью. Его лицо искажалось, словно было скрыто от меня за водной поверхностью. Очень сильно злился. Допрыгалась, пташка…

— Признайся, что ты ему не любовница и все закончится.

Сказав это, я автоматически разрушу легенду. Да и никаких гарантий, что лорд Сазерленд действительно остановится. Его слову веры нет.

— Был бы ты таким храбрым перед Робертом? Или твоей смелости хватает лишь на беззащитных женщин?

Его рот скривился в ухмылке. Очевидно, что удар по самолюбию не достиг своей цели:

— Женщин ли?

И лорд снова принялся задирать мои юбки, но на этот раз издевательски медленно. Одну за другой, слой за слоем, не сводя с меня немигающего горящего похотью взгляда. Мягкая тафта с предательской покорностью скользила вверх по коже. Внутренней стороны бедра коснулись сырые холодные пальцы водника. Зажмурилась, готовая ко всему: к подлости лорда, к боли, к грубости. Я Присцилла де Ген и способна справиться со всем! До острой боли закусила губу. Когда не видно, то не так страшно. Внезапно мужчина остановился и удивленно выдохнул:

— Да ты девственница!

— Что? — распахнула глаза, из последних сил строя из себя возмущенную любовницу.

— Девственница! — уже уверенней воскликнул он и расхохотался. Жестко, холодно, неприятно. — Какой подарок! Или хочешь, чтобы я в этом лично убедился?

В доказательство того, что лорд не остановится, пальцы продолжили движение наверх и уже коснулись кружева моих панталон. Резко свела бедра, насколько это было возможно в моей ситуации, и закричала:

— Хорошо! Хорошо! Доволен? Да! Я невинна!

Нет смысла врать. Если бы я сама не сказала, мерзавец бы лично убедился, за этим гадом станется! Он на мгновенье замер, взгляд его изменился: похоть обратилась холодной решимостью, а худые губы растянулись в довольной улыбке.

— Доволен, герцогиня. Очень доволен, — мужчина, словно издеваясь, опустил мои юбки, расправил на них складки и, впился в мои губы холодным жестким поцелуем.

Я вертела головой, пыталась оттолкнуть его, но не получалось. Наученный опытом, лорд отстранился прежде, чем я снова попыталась его укусить.

— Король сомневается в верности Роберта, теперь я вижу, что не зря. Ты не любовница лорда Беверли, ты его агент! — наконец прошептал извращенец, поглаживая меня по волосам.

— Агент? — жесткая усмешка. Всем известно, во Флоссии, в отличие от той же Ангариссии, нет женщин агентов. Не берут их на обучение. — Вы бредите, лорд Сазерленд! И представьте себе, лорд Тень, в отличие от вас, джентльмен. Он предпочел не лишать меня чести, поскольку большего, чем есть сейчас, дать не сможет. А женщина способна удовлетворить мужчину разными способами! Прикажете пр-родемонстрировать?

— Обязательно! — восхитился лорд, погладив меня по щеке. Не удержалась и плюнула в его надменную физиономию снова. Как ни в чем не бывало, он достал из кармана второй платок и медленно вытер лицо. — Обязательно продемонстрируете. Но не сегодня! Боюсь, в таком состоянии вы откусите весьма важную часть меня.

Путы неожиданно спали и, очутившись на свободе, я даже растерялась.

— Добровольно бы вы не сказали, а я должен был знать наверняка насчет ваших отношений с Робертом. Простите, за эту маленькую неприятность, — мерзавец коснулся моей щеки, и тупая боль вывела из оцепенения.

— Неприятность? — возмутилась я, со всей силы ударив в широкую грудь мужчины. Он пропустил удар и даже улыбнулся. — Неприятность? — ударила с новой силой.

Заметив, что я распаляюсь, предусмотрительный водник отошел подальше, но меня понесло.

— Неприятность — это сломанный ноготь! — я швырнула в него своей кружкой, но лорд ловко увернулся и фарфор разлетелся мелкими осколками после встречи со стеной. — Неприятность — это забыть зонтик в непогоду! — схватила со стола бронзовую статуэтку невесты и со всей силы швырнула в лорда. Гад успел отойти и от обеденного стола осталось лишь напоминание. — Флоссийское стекло! Мой любимый стол!

— Я компенсирую, не переживайте, — глумился лорд, чье присутствие стало невыносимым. Обвела гневным взглядом разгромленный кабинет и уставилась на вазу с цветами. Схватила ее и, замахнувшись, тоже швырнула в мужчину. Один из крупных осколков отскочил и резанул меня по ладони. Остановилась лишь когда заметила кровь, что крупными каплями шлепалась на пол.

— Как же я вас ненавижу! — прорычала сквозь зубы и швырнула в сторону лорда огненный шар, который ударил в стену, испепелив занавески и часть книжного шкафа.

Водник успел переместиться за мою спину, резко прижал к себе и прошептал на ухо:

— Ненависть — первый шаг к любви. Познав вкус твоих губ, я так просто тебя не оставлю!

Холодный сырой поцелуй впился в мою шею, словно пиявка. Я отчаянно молотила мужчину локтями, но гад исчез лишь тогда, когда добился своего: оставил на моей шее огромный засос. Это метка! Послание для лорда Тени! Я все же стала трофеем в чужой войне.

Тишина и пустота кабинета оглушили. Непонятно откуда подступил холод, который впился в мои плечи костлявыми пальцами. Горло свело от боли, на глаза набежали слезы, они душили, обжигали ледяной неприятной изморозью. Злость бурлила и нашла выход через мой истошный крик. Я злилась на свою беспомощность, на коварство и жестокость лорда Сазерленда, на лорда Тень, что не смог, даже не попытался обеспечить мою безопасность. Он видел во мне лишь агента, но не девушку, которая не способна защитить себя от его мира.

Через пару минут, когда истерика из буйной перешла в тихую, я подошла к буфету, достала бутылку дорогого коньяка, которым угощала клиентов-мужчин, налила полный стакан и выпила тремя крупными глотками. Янтарная жидкость обожгла пищевод, бухнулась в живот огненным комом, стремительно вскипятила кровь. Резко выдохнув и помотав головой, подошла к зеркалу. Волосы растрепаны, платье помято, кружево на лифе и юбках порвано, на щеке налился синяк, а на шее, как я и думала, огромный иссиня-красный засос. Меня — герцогиню де Ген ударили и тискали, как какую-то портовую шлюху! От гнева стекло треснуло, а затем, опаленное огнем, почернело. Налила второй стакан, села за стол и окинула взглядом перевернутый офис.

Обеденный стол разбит, стулья повалены, диванчик и кресла залиты водой, всюду валялись вещи, поломанные цветы, осколки стекла и вазы, окровавленный платок лорда, кровь на полу от моих порезанных рук. От гнева даже не чувствовала, как саднит порез…

Перевела взгляд на деревянную дверь, медленно глотнула коньяк. В голове от крепкого алкоголя пульсировали непривычные горячие волны. Дверь, словно живая, меняла форму. Тряхнув головой, швырнула в нее огненный ком и наблюдала, делая маленькие глотки, как стремительно обугливается предательская преграда. Не будь ее, не случилось бы ничего… Определенно, дверь мне больше не нужна. Неизвестно, кто еще решит зайти и через меня свести счеты с лордом Тенью.

В выеденной огнем дыре я заметила перепуганные лица Салли и Ирды.

— Входите, — разрешила, глядя на замерших девушек. Тело стало каким-то тяжелым, ватным, а в душе образовалась пустота. Неожиданно стало на все наплевать. На обоих лордов, чтоб им гореть синим пламенем, на свой внешний вид, даже на то, что энергетика этого места навсегда опорочена.

— Ваша светлость!

Камеристка и секретарь всего лишь прислужницы, и то дома земли, потому не могли погасить огонь. Я же и пальцем не пошевелила, пока упомянутый не съел дверь целиком. Когда злобное пламя накинулось на косяк и обои в приемной, я загасила его, позволив помощницам войти. Ирда первым делом бросилась открывать окно, чтобы мы не задохнулись от копоти, а Салли, осторожно ступая по осколкам, подходила ближе и, замерев перед кровавыми каплями на полу, спросила:

— Ваша светлость, мне позвать полицию? Королевских магов? Вызвать вашего брата?

За что я полюбила Салли, так это за умение вести себя в неординарных ситуациях. Сейчас она не причитала, не рвала на себе волосы, не спрашивала о произошедшем. Она пыталась решить проблему и не хлопнуться при этом в обморок.

— Лекаря. Только лекаря, — разглядывая окровавленные ладошки, попросила я. — Пусть кто-нибудь здесь приберется. И я больше не хочу видеть дверь. Никогда.

— Поняла. Мигом все сделаю. Может быть… воды?

Перевела пустой взгляд на секретаршу. Вода. Вот уж чего мне в ближайшее время точно не захочется, так это воды:

— Лекаря, — прошептала, допив одним глотком остатки коньяка и понимая, что встать не смогу.

Салли убежала в здание через дорогу. Так уж сложилось, что в центре города найти можно всех: от гробовщика до лекаря.

Ирда, с круглыми от страха глазами, переминалась с ноги на ногу возле окна. Под ее туфельками хрустели осколки обеденного стола. Скатерть, которая его прикрывала, уродливо повисла на деревянных балках и медленно тлела.

— Я могу помочь прибраться, — едва слышно предложила девушка и даже взяла пару осколков, но не знала, куда их деть и смущенно озиралась.

— Лучше сделай мне крепкий кофе и помоги переодеться. Лорд не должен застать меня в таком виде.

Выпив чашку крепкого ароматного напитка, я почувствовала себя несколько лучше. Во всяком случае, подняться смогла. Ирда все же перетянула мои порезы бинтами, после чего я шатающейся походкой, с поддержкой камеристки добралась до гардеробной и сменила порванное дневное платье на темно-вишневое вечернее. Злобно усмехнулась, вспомнив недавнюю просьбу лорда Тени явиться в красном. Впрочем, мне было все равно, в чем идти. Надела рубиновое колье и серьги.

Привести в порядок прическу не успели — явился лекарь, почтенный господин Эдельвейс. Так уж повелось, что магией исцеления владели только одаренные и в столице был единственный такой — королевский лекарь, а потому помочь мне могли лишь травы, настойки и взгляд профессионала. Над синяком и засосом придется трудиться с помощью косметики.

Лекарь аккуратно подошел к дивану, поставил на край свой чемоданчик. Они с Салли освободили диван от вещей и помогли мне расположиться, после чего девушки вышли, оставив меня наедине с господином Эдельвейсом.

Мужчина внимательно осмотрел щеку, посветил мне в глаза, попросил подняться и дотронуться до кончика носа. Мое опьянение не одобрил и заставил выпить отрезвляющее зелье, чему я была признательна. Появление в доме брата в пьяном виде сразу вызовет уйму вопросов, ведь Андреас знает, что я не пью ничего, крепче вина.

Лекарь обработал порезы, которых, к счастью, оказалось всего два и, складывая инструменты обратно в чемоданчик, произнес:

— Если это все, то физически вы здоровы. Я пропишу вам примочки, чтобы облегчить боль на щеке и руках. Сотрясения нет, кости целы, зашивать не нужно.

— Благодарю за помощь. Спасибо, господин Эдельвейс.

— Берегите себя, герцогиня. Неспокойные времена пошли. Наймите охрану.

— Обязательно, — кротко улыбнулась и велела Салли оплатить оказанные услуги.

Ирда переплела мне прическу, а Салли одолжила магический порошок, которым маскировала синяки под глазами. В результате я выглядела почти как прежде. След от удара не был заметен, только ныл, несмотря на принятую настойку. С засосом пришлось особо постараться — он никак не хотел маскироваться и, девушки потратили на него уйму косметики. Лишь одно бросалось в глаза — мой потухший взгляд, словно лишенный души… Лорд Сазерленд покушался на мою честь. Наглым, унизительным и бесцеремонным образом. Я глядела на свое отражение в зеркале и почти ненавидела себя за беззащитность. Меня лапали, словно девицу легкого поведения! А от противных жалящих поцелуев пришлось трижды промыть рот, но он все равно казался мне грязным. Запах тины и моря — Его запах — въелся под кожу. Как же я возненавидела лорда Сазерленда в этот миг! Никогда бы не подумала, что можно так ненавидеть.

На ресницах задрожали слезы. Ирда не выдержала и обняла меня со спины. Неслыханная дерзость для камеристки, но, чувствуя, как колотится ее сердце, ощущая плечом сырость от ее слез, я не стала ничего говорить.

— Я так испугалась, ваша светлость! Испугалась, что с вами случилась беда!

— Со мной случилась беда, Ирда. Но все позади и об этом никому не нужно знать. Ни единой живой душе. Договорились?

— Конечно, — она отстранилась и вытерла рукавом слезы. — Вы же знаете, что можете на меня положиться. Пожалуйста, госпожа, берегите себя!

— Обязательно… Подай перчатки. Нужно скрыть эти уродливые порезы.

Сквозь белоснежный резной гипюр тонкие красные нити на внутренних сторонах ладошек заметны не были. Перчатки я не любила, но выбирать не приходилось. Не хотела, чтобы лорд Тень узнал о случившемся. Во всяком случае, не сейчас, не так. Но мы обязательно обсудим мой трофейный статус!

Часы показывали без четверти семь. Доехать до брата уже не успеем. Если мой кавалер не явится к назначенному времени, плюну на все и на карете отправлюсь домой. Так плохо мне еще никогда не было. Не знаю, что болело больше — щека или чувство собственного достоинства. Ни один мужчина в мире не позволял себе такого обращения со мной!

— Я перенесла ваши встречи на завтра, — Салли приготовила чай с душицей и подала на столик в приемной, ведь в моем кабинете творился бедлам. — И вызвала рабочих. К утру вы не узнаете свой офис.

— Надеюсь на это, — губы дрогнули в улыбке, но в следующий миг рыжее пламя прогнало и намек на нее.

Лорд Тень, только появившись, окинул приемную хозяйским взглядом. Салли склонилась в глубоком реверансе. Я отставила чашку и, скрыв вход в свой офис огненной стеной, наивно полагала, что мужчина поймет намек и не сунется туда. Как бы не так! Даже не поздоровавшись, он двинулся именно туда! Пламя жалобно пыхнуло и погасло, пропуская незваного гостя, словно хозяина. Вот что значит — огненный лорд! Спокойно поднялась и, показав девушке жестом, чтобы оставалась на месте, прошла вслед за мужчиной.

— Что здесь произошло?

— Нервная клиентка, идем.

Не до разборок мне было в тот момент. Ужин бы пережить…

Однако мужчину мой ответ не устроил. Лорд Тень стоял посреди офиса и мрачно, стиснув зубы, разглядывал обстановку: разбросанные цветы, разбитые столики, осколки вазы и кровь…

— Клиенты бывают разные, — с нажимом повторила я. Губы лорда исказила нервная ухмылка:

— Ты врешь мне, Присцилла. Не стоит этого делать.

— Я думала, именно на этом и строятся наши отношения, — не удержалась. После всего, что произошло за день: видение, угрозы в парке, весть о беременности Марго, нападение лорда Сазерленда, выдержка мне отказала.

Он обернулся, одарил меня тяжелым взглядом и припечатал не менее тяжелым словом:

— Понятно. Видимо, я в тебе ошибался. Ты такая же, как и другие.

— Видимо так! — всплеснула руками. Лорд закатил глаза и покачал головой. Он что же, думает, все это я учинила из-за страданий по нему? Из-за нашей дневной размолвки? — О, не стоит принимать на свой счет! Я умею разделять работу и эмоции.

— Тогда что здесь произошло? — он резко развернулся и впился суровым взглядом в Салли. Хорошо, что Ирда уже ушла. Вот кто бы выложил все как на духу. Секретарша, несколько побледнев и кинув на меня взволнованный взгляд, выпалила:

— Я не знаю, лорд Тень. Мы… Я…

— Понятно, — повторил он и снова посмотрел на меня.

— Может вместо обсуждения бардака в моем офисе, мы займемся делом? Ужин через десять минут. Я не люблю опаздывать.

Протянула лорду ладонь, и это стало моей ошибкой. Передо мной человек, который подметит любую мелочь. Вот и сейчас, затянутая в перчатку рука привлекла его внимание.

— Сними.

Закрыла глаза, понимая, что сейчас произойдет. Довольно грубо лорд сам сорвал с меня перчатку. Жесткая ткань саданула по порезу. Закусив губу, я негромко простонала. Ладонь тут же была перехвачена и осмотрена. А дальше работал ищейка. Ему не было нужды о чем-то спрашивать, вещи и обстановка словно сами докладывали о случившемся.

Вот он стоит там, где появился лорд Сазерленд, идет к моему столу, все еще перепачканному кровью, принюхивается к стакану, хотя терпкий запах коньяка отчетливо повис в воздухе. Дальше двинулся к стене, заметил упавшую с нее картину. Дух огня! Окровавленный платок. Медленно, очень медленно мужчина поднял его, расправил. И почему у высших аристократов все до малейших деталей щепетильно? Я отчетливо заметила вышитые на шелковом платке инициалы…

В этот раз лорд не потрудился выйти, и горячая волна перехода свалила меня с ослабших ног, окончательно разрушив обстановку в офисе. Кажется, все же придется переехать… Или устроить капитальный ремонт. Словно вишенка на пироге — в полной тишине со стены свалилась моя грамота с присвоенной пятой ступенью.

Время сделалось резиновым. Не желая оставаться в кабинете, полном отрицательной энергетики, обхватила себя за плечи и вышла в приемную. Под тяжелым взглядом секретарши, которая изо всех сил старалась заниматься делами, не глядя на меня, мерила пространство шагами.

— Салли, отправляйся домой. Время уже позднее.

— Я вас не оставлю.

— Тогда, как соберешься, найми карету. За мой счет. Не стоит тебе в такое время разгуливать одной. Это не безопасно.

Не стала пугать девушку и рассказывать об угрозах, которые поступили мне не так давно. Уж не был ли лорд Сазерленд первым этапом реализации этих угроз? А что, если он заодно с ангариссцами? Настолько могущественных и беспринципных врагов у меня еще не было!

— Могу я чем-то вам помочь?

— Спасибо, Салли. Как будет время, посмотри предложения аренды. Подумаем о переезде. Энергетика этого места разрушена и опорочена…

Лорд Тень вновь появился неожиданно. Волосы растрепаны, камзол расстегнут, шейный платок в беспорядке, а на лице…

— У вас кровь, — забыв обиды и собственные проблемы, я потянулась к его щеке. Перехватив мою ладонь, и мимолетно коснувшись ее губами, он сухо ответил:

— Не моя.

Тем не менее, достала из ридикюля платочек и аккуратно стерла с щеки мужчины следы драки. Я не маленькая девочка и прекрасно понимала, где был лорд Тень и что делал. Вот только, как оказалось, понимала не до конца.

— Лорд Сазерленд больше тебя не побеспокоит. Никогда.

И это ледяное «никогда» заставило вздрогнуть. Рука замерла. Я внимательно посмотрела в лицо лорда, искаженное злостью, в глаза, в которых полыхал огонь ярости, и спросила едва слышно:

— Что значит… — сглотнула, собираясь с духом. — Что значит никогда?

— Не думай об этом. Нам пора.

— Что значит никогда? — я повысила голос, давая понять, что не успокоюсь, пока не получу ответ на свой вопрос.

— Лорд Сазерленд неудачно порезался, пока брился.

Салли от ужаса села обратно на стул с открытым ртом. Я бы тоже села, да позади меня дивана не было.

— Вы убили лорда Сазерленда?!

— Не велика потеря для Флоссии, — отмахнулся мужчина. — К тому же, в замке Альберт. Королевский целитель. Сомневаюсь, что гаду позволят издохнуть. Но подходить к тебе, если выживет, он поостережется.

Некстати вспомнилось видение. А ведь лорда в нем убили не на поле боя, а в каком-то помещении! То ли кабинет, то ли библиотека. Уверена, на руках огневика много крови, но как часто ему приходилось избавляться от столь высокопоставленных господ? Это не остается безнаказанным. Даже работа на тайную службу короля вряд ли позволяет ликвидировать, по сути, одного из доверенных самого правителя!

— Если об этом кто-то узнает…

— Я в силах себя защитить, герцогиня, — он протянул ладонь, но о каком ужине можно было говорить, когда происходят такие события?

— Нет, не в силах! — мужчина в изумлении вскинул бровь. — Не в силах. Я видела, как вас убивают!

— Пожалуй, я поеду домой, — Салли поняла, что большего ей слышать не нужно и направилась к выходу.

— Стоять!

От приказа лорда девушка немедленно замерла на месте. Он коснулся ее головы большими ладонями и выжег воспоминания об услышанном. Процедура крайне неприятная, но я понимала, что необходимая. Да и Салли это понимала, потому стиснув зубы, терпела. Так будет безопасней для всех.

Когда мы с мужчиной остались наедине, а тишина противно зазвенела в ушах, я разбила ее резкими словами:

— На вас нападут со спины и проткнут кортиком. Кто, где и когда — мне неизвестно.

— Что ж. Чему быть, того не миновать. Значит, мне не о чем волноваться.

— Это значит, что нужно быть осторожней! Нужно…

Я не смогла договорить. Столько мыслей роилось в голове, что, не зная, с какой начать, я и вовсе замолчала. Огневик истолковал по-своему.

— Я обидел тебя. Допустил, — мужчина стиснул зубы и продолжил. — Не обеспечил должной защиты. У тебя есть все причины ненавидеть меня сейчас.

— И я ненавижу! Несмотря на твое дурацкое обаяние, на чары, что ты пускаешь, чтобы заставить меня выполнять все свои желания, ненавижу! Обида, злость и гнев сидят вот здесь, — я легонько ударила себя в грудь и снова перешла на «ты», ведь дело касалось личного. — Но есть вещи более важные, чем эмоции! Будущее королевства, будущее моей семьи, моих родителей. Я не могу дать в обиду дом, в котором живу. А, если все так, как ты говоришь, если враг уже близко, то кто, если не ты, сможешь ему помешать?

— Регулярная армия? — мужчина иронично приподнял бровь, чем возмутил меня еще больше.

— Я серьезно! Убийство лорда не спустят тебе с рук! Даже покушение на него! Наверняка найдутся желающие отомстить. А теперь еще и отбор объявят. Если тот, кто его заменит, решит разобраться в ситуации?

— Присцилла, — лорд взял меня за плечи и объяснил, как маленькому ребенку. — Я глава тайной службы его величества. Второй человек в королевстве, и мое решение — это решение короля. Если это хоть как-то развеет твои сомнения в моих поступках.

— Пожалуй, несколько… — от подобной информации даже дух захватило. Глава тайной службы! Глава! А когда губы лорда осторожно коснулись моих, и нас закружило в огненном вихре, и вовсе соображать перестала. Пусть это всего лишь чары, пусть моя дрожь не настоящая, это даже к лучшему. Сейчас мне нужно было чувствовать защиту, спокойствие и силу. И лорд Тень давал их с лихвой. И поцелуй хоть и был фальшивым, официальным, почти братским, не шел ни в какое сравнение с холодными и жалящими, как укусы пиявки, поцелуями лорда Сазерленда.

Впрочем, услышав замечание Марго, я в тот же миг поняла, что поцелуй огневика был очередным актом длинной и сложной игры:

— А мы думали-гадали, что могло вас задержать!

Мы оказались в малой столовой, где за столом уже сидели Анита, Чарли, брат и подруга. Подарила лорду долгий и весьма красноречивый взгляд, после чего он негромко произнес:

— Хорошо. Мы обсудим это дома. Договорились? — вежливо поцеловал руку и проводил к столу, поприветствовав присутствующих.

В малой столовой горел камин, от чего на стенах плясали причудливые блики. Мне всегда нравилась эта столовая. Теплая, домашняя, уютная. Андреас и Марго принимали здесь гостей. Сейчас, когда за окнами бесновалась непогода, ветер швырял в стекло крупные холодные капли и сорванную с деревьев листву, было по-особенному приятно находиться в обществе столь сильных огненных магов и наслаждаться домашней обстановкой. Еще бы плед, горячий шоколад и устроиться в объятиях любимого.

Я украдкой бросила взгляд на лорда. Статный, воспитанный, красивый, несмотря на шрамы и строгий взгляд. Он поддерживал разговор, деликатно улыбаясь и умудряясь при этом наслаждаться ужином. Мне такое умение всегда давалось нелегко. Для леди ужин — словно экзамен. Сидеть ровно, правильно выбирать приборы, есть аккуратно и ровно столько, сколько полагается по этикету, ничего не разлить, никаких лишних звуков. Это не вечер у камина, где можно греть стылые пальцы о горячую глиняную кружку или лучше — о горячую кожу любимого человека. Любимого…

Воспоминание о том, что мои эмоции рядом с лордом Тенью вызваны исключительно его особым даром, неприятно кольнуло. Стоило по-настоящему вспомнить, что я не дома. Вместо халата и тапочек на мне дорогое платье и рубины, вместо какао — в бокале вино, а вместо любимого рядом коллега и клиенты, которые сами не подозревают о настоящем статусе. Вот только мысли, словно к спасению, возвращались раз за разом к уютному несуществующему вечеру у камина. Возможно, я так хотела сбежать туда, чтобы забыть все, что сегодня случилось. Все, кроме единственной новости, что моя подруга станет мамой. Перехватив встревоженный взгляд Марго, я тепло улыбнулась в ответ на ее улыбку.

— Ваша светлость, вы сегодня необычайно молчаливы, — заметила Анита.

— Мы же договаривались, просто Присцилла, — напомнила я, выдавив улыбку. В данный момент она была вынужденной и дипломатичной. — У меня выдался тяжелый день. Не принимайте на свой счет. В вашей компании удивительно приятно.

— Согласна! И я чувствую себя, словно дома. Вы себе представить не можете, как тяжело быть дочерью посла! Необходимость все время держать себя должным образом невероятно утомляет… Например, сегодня днем мне пришлось присутствовать на чае с королем! Это были самые долгие полчаса в моей жизни. От натуги спину и губы даже судорогой свело. А потом еще обед с лордом Ирвином…

Я напряглась. Лорд Ирвин — один из наиболее видных холостяков Флоссии. Это могло оказаться не знаком вежливости и деловой необходимостью, а тактическим шагом. У меня нюх на такие вещи! Только за минувшую неделю пришлось отказать трем клиенткам, которые разве что не умоляли меня свести их с лордом Красавчиком. О, да, лорд Ирвин щедро награжден духами не только сильнейшим даром магии огня, но и красотой. Такой, что заглядеться можно. И вдруг интерес самого обожаемого мужчины королевства сходится на вполне себе заурядной девушке? Дочери Ангарисского посла? Не верю в такие совпадения.

— Лорд Ирвин? — зацепилась за тему. — Не напомните, кто это?

— Он занимает пост Министра внутренних дел. У него очень сложная и ответственная работа!

Отметила, как напрягся Чарли и, отказавшись от куропатки, предпочел бокал белого вина. Нервничает. Анита ему понравилась, а разговор о потенциальном сопернике ранит. Срочно нужно делать из Чарли мужчину-романтика. Впрочем, этим займется Марго, меня не должны видеть рядом с ним слишком часто и близко. Да и Марго верно рассудила, что в этом деле лучше всего справится Андреас, которому можно рассказать о том, насколько важно свести этих двоих.

Но появление на горизонте лорда Ирвина совершенно не вписывалось в мои планы! Уж мне ли не знать, как настойчивы бывают лорды в достижении своих целей? Если такой появился рядом с дочерью ангарисского посла — это не случайно. Следовало немедленно что-то предпринимать!

Не прислушиваясь к разговорам, я думала и вспоминала информацию из досье Аниты и Чарли. Ничто так не сводит людей как общее дело! Достаточно вспомнить брата и его супругу, которые сошлись на фоне расследования странной смерти графини Дарби. Если бы не это расследование и не мои уловки, баронесса Ассанж — моя подруга в девичестве — по-прежнему успешно бы отбивалась от женихов, а мой брат пополнил бы коллекцию, став десятым несчастным и отвергнутым. Срочно общее дело!

В уме я словно пролистывала папки с информацией и смогла-таки кое-что найти! Воспользовавшись повисшей паузой, я направила разговор в нужное русло:

— Вы слышали, завтра в Арнуанском пассаже состоится выставка молодого художника, графа Лебуте.

— Мабуте, — поправил Чарли, чьи глаза тут же загорелись.

— Прошу прощения, — притворно смутилась я, намерено исковеркав имя знакомого живописца. — Вы интересуетесь живописью?

Юноша замолчал, смущенно улыбнувшись. Мой черед.

— Постойте. Так вы сами пишете?!

— Немного.

— А выставляетесь?

— Думал об этом, но пока не решаюсь. Организация собственной выставки довольно сложное занятие, ваша светлость.

Цепочка событий, которую следует воссоздать, мгновенно выстроилась в моей голове в совершенно четкий план.

— Что же в этом сложного? Я настаиваю, чтобы завтра же вы показали нам свои картины! Как вы на это смотрите? — обратилась к присутствующим, особенно задержав взгляд на Аните. Девушка и думать забыла о лорде Ирвине, ведь она страстная поклонница живописи.

— Я с удовольствием посмотрю ваши работы. А вы пишете людей? — она с интересом присоединилась к разговору.

— Только в особых случаях. Когда вижу внутреннюю красоту, особый огонь в глазах, когда чувствую… — он замер, понимая, что излишняя эмоциональность противоречит этикету и, имея отменное воспитание, закончил уверенным тоном: — вас бы я написал.

И так это было сказано, что у меня даже мурашки по спине пошли! В этой фразе и восхищение, и прикрытое скромностью признание несомненных красот маркизы.

Почувствовала на себе взгляд лорда Тени. Одобрял мой подход. Что говорить, я и сама гордилась внезапным экспромтом. Признаться, за всеми происшествиями сегодняшнего дня, я не нашла толком времени для разработки плана по сведению наших голубков. Какое счастье, что решение нашлось само! Следовало только немного подправить нити судьбы.

— А что вам мешает это сделать? Разумеется, если Анита не против.

— О. Меня никто никогда не писал, — созналась девушка. — Но мне кажется, это был бы весьма любопытный опыт! У меня столько свободного времени, что выделить пару часов ничего не стоит!

Однако девушка почти сразу же сникла:

— Впрочем, отец не одобрит, если я буду появляться в доме незамужнего мужчины, не будучи его невестой. Его имя не должно мелькать в скандалах.

— Это не проблема, — отмахнулась Марго. — На втором этаже нашего особняка великолепная оранжерея. Там идеальный свет! Уверена, она полностью подойдет под студию, как ты думаешь, Андреас? — Марго похлопала глазками и, судя по тому, как едва колыхнулась скатерть, применила свой коронный прием убеждения.

Брат поперхнулся и, бросив на Марго игривый взгляд, ответил:

— Разве я могу отказать моей любимой супруге. Особенно, когда она так убедительна?

— Мы вам не мешаем? — не удержалась, чтобы не вставить шпильку. Эти двое выглядели настолько мило, что передавали вирус любви воздушно-капельным путем всем присутствующим! Надеюсь, что теплота Марго и Андреаса коснется сердец наших подопечных.

— Наша оранжерея в вашем полном распоряжении, если хотите, — подтвердил брат, отпив вина.

— Правда? — Анита и Чарли растерянно посмотрели друг на друга, на нас. — Если у вас найдется время, граф…

— Это если у вас найдется время позировать, маркиза!

— Думаю, пару часов в день я смогу для этого выделить. Не верится, что меня напишут! А, если отец не согласится меня отпускать, вы же можете прийти во дворец! — ее глаза сверкнули и, я решила еще немного подтолкнуть:

— Завтра мы с лордом идем на выставку графа Мабуте, может быть, присоединитесь?

— Я с радостью! — согласилась Анита. — С утра у нас завтрак с королем, но после я полностью свободна! Невыносимо сидеть в запертых стенах, если бы вы только знали! А с вами отец отпускает без малейшего страха. Род де Ген на хорошем счету при дворе, к тому же с нами будет лорд Беверли. Более достойное общество и представить трудно.

Она ничего не сказала о графе и смущенно опустила ресницы, взглянув в его сторону. Хороший знак. Раз ничего не говорит батюшке о нашем Чарли, значит, боится возможного запрета на общение и не хочет такового.

— Слышал, граф перспективный авангардист. Я с удовольствием к вам присоединюсь, — Чарли словно светился изнутри, разговаривая о живописи. И как я сразу об этом не подумала, читая информацию об этих двоих?

— Вам тоже нравится авангардизм? — изумилась Анита. — Мало кто из аристократии понимает этот стиль!

— Современная аристократия слишком консервативна и чопорна! — согласился он.

Дальше я не слушала, поскольку как раз относилась к той части аристократии, что слишком консервативна и чопорна. Да и в целом живописью я не увлекаюсь. Вот музыка — другое дело. Тем не менее, ради работы можно и потерпеть. Все же не худшее времяпрепровождение.

— Мы будем вынуждены воздержаться в этот раз, — объявила Марго.

На таинственную улыбку я лишь кивнула, а Андреас притянул супругу к себе и поцеловал в висок. Как я рада за них!

В дальнейшем вечер проходил в спокойной обстановке. Мы переместились за круглый столик поменьше, куда подали чай со сладостями, и развлекались игрой в карты. Мужчины обсуждали охоту, рыбалку, магию, финансовое положение Флоссии, старательно обходили тему возможной войны. Мы же, слушая и вставляя порой комментарии, в основном переглядывались и хихикали, как маленькие девочки, шушукаясь и обсуждая своих мужчин. Я подмигнула сидевшей рядом Марго и кивнула в сторону наших пташек. Следовало еще немного с ними поработать. Подруга сориентировалась сразу:

— Возможно, вы хотите посмотреть оранжерею, Чарли? К тому же, раз уж вы оба здесь, можете выбрать цветовую гамму для наряда маркизы, позу, расположение, свет… И что там принято у художников. Разумеется, если решите писать у нас, а не во дворце.

Чарли, как раз вышедший из игры, потер пальцы, словно растирая между ними краску, и посмотрел на спутницу, которая, судя по взгляду, тоже горела желанием прикоснуться к искусству.

— Я вас провожу, — Марго поняла без слов, поднялась и, поцеловав Андреаса в макушку, повела наших подопечных за собой. За столом мы остались втроем: я, Андреас и лорд. Как только шаги гостей в коридоре затихли, брат отставил чашку и, скрестив пальцы в замок, холодно спросил:

— Значит, любовники?

— Андреас, — отмахнулась я, как ни в чем не бывало, наслаждаясь пирожным. — Ты же не маленький ребенок и все понимаешь. А мне уже далеко не двенадцать лет.

— Что у тебя с руками?

Холод мага дома огня пугал. Брат был настроен серьезно и от его внимания не ускользнули мои маленькие ухищрения. Только бы не обратил внимания на макияж. Я никогда так густо не красилась, и Андреас, с которым мы прожили вместе всю сознательную жизнь, знал меня как свои пять пальцев!

— Порезалась осколком вазы, — я старалась сохранить прежнюю легкость, но понимала, что разговор закончится не так, как бы мне хотелось.

— И почему она разбилась?

— Неловкое движение? — приподняла бровку и с вызовом посмотрела на брата.

— На щеке и шее тоже неловкие движения? — он стиснул зубы и перевел гневный взгляд на лорда Тень. Ну, смехотворное предположение!

— Другой Лорд, — созналась, закатив глаза. — Не этот. Лорд Сазерленд слишком увлекся своими… Так, знаете, что-то я сыта.

Но меня никто отпускать не собирался. Словно мышка, попавшая в ловушку, я оказалась в лапах двух хищников. Лорд Тень бесцеремонно развернул к себе мое лицо, держа пальцами за подбородок, создал рядом огненный шар для лучшего освещения и, смочив салфетку в бокале с водой, аккуратно коснулся моей щеки. Я взвыла от болезненного прикосновения, а в глазах лорда тут же вспыхнуло пламя.

— Нам пора, герцог. Проститесь за нас с супругой и гостями.

И, не утруждая себя вставанием, мужчина взял меня за руки, а затем мир спрятался в яростном рыжем пламени. Впервые переход оказался таким долгим, жарким, обжигающим. Мы словно парили в невесомости, окруженной яркими искрами. Лорд продолжал держать меня за руки, а затем неожиданно спросил. Прямо во время перехода. Так легко и спокойно, словно ему ничто не стоило творить столь сильную магию:

— Почему ты мне не сказала?

— У нас не настолько близкие отношения, чтобы я всем с тобой делилась.

— Не настолько близкие, значит? — глаза хищно сузились.

Я резко выдернула ладошки, разомкнув касание. В тот же миг пламя опустилось. Оказалось, что мы уже какое-то время находились в гостиной, озаренной мягким светом камина, вкусно пахнущей ежевикой и деревом.

— Брайан.

— Что? — обхватила себя за плечи, чувствуя дискомфорт и разглядывая комнату, чтобы отвлечься от неприятных мыслей. Обычная гостиная в деревянном стиле. В темно-зеленых бархатных креслах наверняка приятно отдохнуть после трудного дня, а такой же диванчик, на который мы и переместились, предназначался для компаний побольше. Перед нами каменный камин с невысоким кованым ограждением, а позади — накрытый чехлом бильярдный стол. Должно быть, не часто его тревожат. Окно прятало непогоду за тяжелыми зелеными шторами, а часы на стенах показывали без четверти девять.

— Ты хотела знать мое имя.

Уставилась на собеседника огромными глазами. Зачем лорд вручает мне ключи от своего инкогнито? Неужели настолько доверяет? Или очередная ложь? Я улыбнулась, понимая, что последняя мысль самая здравая.

— Пусть так. Брайан так Брайан, мне, в сущности, все равно, я всего лишь на тебя работаю. День был очень долгий, могу я отправиться к себе?

Вдруг некстати вспомнились слова лорда, оброненные в офисе «Сводниц», чары, о которых он не предупредил, Луиза, и обида накатила с новой силой.

— Нет, — тяжелая рука лорда легла на мои коленки. Жест не был интимным, скорее, демонстрация силы, но я вздрогнула. Грубость лорда Сазерленда не прошла бесследно, и сдержаться оказалось выше моих сил. Видимо, поняв это, Брайан или как его там, тут же убрал руку и повторил уже мягче: — позже. Когда мы все решим.

— Решать нечего. Ничего не изменилось.

— На тебя напали, Присцилла! И ты не поставила меня в известность!

— А должна была? Это никак не относится к тому, ради чего ты меня завербовал. Вербовка, кажется, так это называется? — голос дрогнул, и я прикрыла глаза, понимая, что провоцирую скандал. Сделала вдох, затем медленный выдох. — Ты не можешь опекать всех своих агентов. Ничего непоправимого не произошло.

Не совсем ложь. То, что сделал лорд Сазерленд — поправимо. Но с пережитой грубостью, с его насилием мне жить оставшуюся жизнь. Нужно осознать и принять новую реальность и не позволить произошедшему испортить мое будущее. Я вздрогнула от простого касания лорда Тени! Что же дальше будет? Можно смело идти в монастырь, если не смогу все принять. Ни один мужчина не станет разбираться, почему девушка смотрит на него волком и не отвечает взаимностью. Кого сегодня волнуют женские переживания? Моего брата, разве что. Но таких как он — единицы. Вряд ли мне такой достанется. И уж тем более на такого не похож глава тайной службы короля.

— А теперь вслух, — потребовал лорд.

— Что?

— То, о чем ты сейчас думала. Ты врешь. А я не люблю, когда мне врут.

Подарила мужчине долгий взгляд. Уставшее лицо в полумраке комнаты, освещаемое бликами камина выглядело необыкновенно притягательно. Весь мир словно сузился до его сапфировых глаз, что глядели с необычной теплотой. С уст сами сорвались слова:

— Он посягал на мою невинность…

Сказала, а дальше мир, словно покрылся медовой патокой. Лорд вспыхнул огнем, как спичка, опасно сверкнули глаза. Я едва успела схватить его за руку и резко дернуть на себя, ведь рыжее пламя уже взметнулось, готовое перенести своего хозяина, не сомневаюсь, к лорду Сазерленду.

— Что ты творишь? — заклинание было сломано, и переход не состоялся. Не была уверена, что это сработает, но, как и огневик, в этот момент я не думала, а делала.

— Не нужно! Я не хочу, чтобы из-за меня пролилась чья-то кровь!

— Следовало убедиться, что эта мразь сдохла! — прорычал он после долгого молчания. Очевидно, мужчина придерживался иного мнения и с удовольствием свернул бы воднику шею, но приятно, что мое мнение было принято во внимание. Он далеко не сразу смог успокоиться, напряженно разглядывая меня, словно мое тело могло дать ему какие-то ответы.

— Не смей так больше делать. Не смей применять ко мне свою магию, — тихо попросила я. Если бы не чары лорда, он бы не узнал о том позоре, что настиг меня в стенах собственного кабинета.

— Дар — часть меня.

— Неправда! — я повысила голос изо всех сил стараясь не разреветься. Что может быть хуже, чем осознавать себя безвольной куклой, не способной контролировать собственные чувства? Не способной держать язык за зубами!

— Тогда больше никогда мне не ври. Ты сама вынуждаешь. Иначе как бы я узнал?

— Узнал и что изменилось? Удовлетворил любопытство? Теперь доволен?

— Теперь я сделал выводы, — спокойно поправил Брайан и поднялся.

Имя ему не шло, но за неимением другого, я приняла решение так к нему и обращаться. Выставила перед собой ладошку, предупреждая, чтобы он не приближался. К счастью, мужчина уважал мое решение и подошел к камину, взял кочергу, потревожил тлеющие угли. Я немного успокоилась, глядя на родную стихию. Медленный танец огня завораживал, успокаивал, баюкал. Под мерный треск поленьев лорд негромко произнес:

— У меня много могущественных врагов. Больше, чем ты можешь себе представить. Когда я не обнаружил Луизу дома, мой мир пошатнулся. Я думал, — он замолчал, глядя в камин, а я не могла оторвать взгляда от его очерченного бликами профиля. — В голову приходили разные мысли. Одна страшней другой. Затем мне сообщили, что видели Луизу в обществе шлюхи, а дворецкий доложил, что дочь покинула поместье вместе с тобой.

В этот миг стало до боли жаль Луизу и лорда Тень. Моя беда резко утратила краски. В сущности, я утрачу невинность в любом случае, щека заживет, а гордость оправится. Это можно пережить. Физическая боль пройдет, душевная остынет. Но каково жить в напряжении каждый день? Не знать, доживешь ли до вечера? Увидишь ли снова тех, кого любишь? Возможно, по этой причине в доме нет матери Луизы? Может, на нее было совершено покушение и женщину попросту спрятали? Она живет в безопасном месте? Но что это за жизнь? Зачем нужна такая безопасность, если ты разлучен с любимыми. Смогла бы я каждый вечер ждать его дома, не зная, раздадутся ли вновь в холле тяжелые шаги? Смогла бы прощаться каждый раз, словно последний? Это невыносимо!

Не удержалась и сделала несколько шагов ближе. Впрочем, желание встать рядом и положить ладонь на плечо лорда переборола.

— Луизе запрещено покидать дом без меня. Она не может перейти, поскольку на поместье защита, у слуг артефакты от воздействия дочери. Вот только ее сила в разы превосходит все эти артефакты!

Ого! Я не знала, что против одаренных можно защититься. Наверняка сделано на заказ сильнейшими магами. Впрочем, вряд ли даже маги четырех стихий могут что-то противопоставить исконному дару, чья природа до сих пор не выяснена и не понятна.

— Теперь Луиза об этом знает и может сбежать.

— Прости…

Это действительно случилось по моей вине. Сама того не желая, я сделала и без того сложную жизнь этой семьи еще сложнее.

— Я уже говорил, тебе не в чем извиняться. Завтра закажу артефакт для тебя, но особо на него надеяться не стоит. Вам с Луизой лучше не общаться.

Поджала губы и отвернулась. Как-то все неправильно. Не по-человечески! Но следующие слова и вовсе поразили:

— С этого момента твоя работа в «Сводницах» закончена. Можешь сообщить герцогине де Ген об этом.

— Что? — возмущение в голосе и не думала скрывать. Лорд повернулся, изменился в лице. Холодность и решимость должны были убедить в непоколебимости принятого им решения.

— Это не обсуждается.

— Вот именно! — согласилась я. — Поскольку и обсуждать нечего! Я не брошу своих клиентов! Эта работа нужна мне не из-за денег! Я этим живу. И во мне нуждаются мои клиенты!

— В тебе нуждаюсь я, и это все перекрывает.

Внутри все завязалось в болезненный узел. Но он нуждается во мне исключительно с профессиональной точки зрения, не как мужчина. Только почему это задевает?

— Моя работа никак не мешает выполнению наших договоренностей! Я стану брать меньше заказов, часть обязанностей переложу на Марго, с чем-то справится Салли. Но не проси меня отказаться от работы!

— Я не прошу.

— Вот и замечательно! — но по взгляду Брайана поняла, что он имел в виду совсем другое. — Это невыносимо. Я сказала, что продолжу работать, и помешать этому ты не можешь.

— Ошибаешься.

— Тоже запрешь меня?

— Сама предложила!

Стиснула зубы и скрестила на груди руки, показывая, что не уступлю ему в этом вопросе. Лорд оценивал мою реакцию и, кажется, прикидывал возможные варианты. Требовать, чтобы я бросила то, чем живу, ради чего живу — невыносимая жестокость! Причем она не обоснована ничем, кроме прихоти самого лорда!

— Хочешь, чтобы я убивал всех, кто причинит тебе боль?

— Я не просила убивать лорда Сазерленда!

— Не просила, — согласился он, а у самого ни капли раскаяния в глазах. Сейчас явственно осознала, что повторись ситуация, он сделал бы это снова. Точнее не так. Он бы убедился, что лорд действительно мертв. И поступит так с другими, даже не задумываясь! Теперь точно нельзя рассказывать ему про Муслима и угрозы в свой адрес, иначе запрет, как дочь, и будет выпускать лишь на прогулки с Чарли и Анитой под собственным присмотром. Жизнь птицы в клетке не для меня. Пусть и клетка из драгоценных камней…

— Кто так решает проблемы?

— Я. Проще избавиться от человека, чем переубедить.

— Странно слышать это от главы тайной службы короля!

— Нет человека — нет проблемы, — словно ребенку пояснил он. — Куда проще предупредить их появление, чем ждать, когда они посыплются с новой силой. Мертвецы не могут причинить вреда живым.

И ведь понимала, что слова лорда справедливы, но принять такую реальность отказывалась. Конечно, в сердцах я желала треклятому воднику смерти, и вряд ли она стала бы большой потерей для королевства, однако душа моя металась. Мне хотелось надеяться, что королевский целитель все же спас его…

— Я не хочу жить и каждую минуту беспокоиться о тебе. У меня нет такой возможности!

— Этого и не требуется. Я в состоянии за себя постоять.

— Правда? — усмехнулся он, а в глазах блеснули огоньки иронии.

— Разве нет? В конце концов, это лорд Сазерленд удрал из моего кабинета с разбитым носом. А я ничего не потеряла.

— Ты так думаешь? — тихо произнес мужчина и хотел прикоснуться к моей щеке, но я отшатнулась. Рефлекторно.

Горькая улыбка на его губах стала ответом.

Потеряла. Еще как потеряла! И не должна так себя вести, учитывая, какой у меня статус в глазах общества. Официально для всей высшей знати я любовница лорда Тени. Во всяком случае, фаворитка, как это принято считать. Конечно, в глаза никто не осмелится так меня назвать, но все же взрослые люди и понимают, как обстоят дела. Да, будут осуждать за спиной, но, увы, интрижки за спинами жен — повсеместное явление во Флоссии. Именно поэтому я так цепляюсь за свою работу! Благодаря мне уже десятки пар обрели счастливое будущее…

— Попробуй еще раз…

Лорд не отказал, медленно поднял ладонь, готовый в любой момент ее убрать, и коснулся моей щеки. Мягко погладил, обвел пальцами контур губ, подбородок. Прислушалась к своим ощущениям и поняла, что страха нет. Да, тело чуралось, поскольку помнило агрессию лорда Сазерленда, но сейчас мне было приятно. Я чувствовала себя в безопасности, позволяя теплым бархатным волнам раскатываться по телу от каждого нового прикосновения. Удивительно, как грубые руки могут дарить подобную нежность!

— Неприятно? — негромко спросил он. Мотнула головой и открыла глаза, любуясь его теплым взглядом.

— Твои касания не могут быть неприятными. Природа дара такова, — слабо улыбнулась. Мужчина убрал ладонь и уперся рукой о камин.

— Я применил свой дар к тебе лишь дважды. В день нашего знакомства и здесь, чтобы узнать, что сделал лорд Сазерленд.

Правда ли это? Можно ли ему верить? Впрочем, какая разница. Главное, что он применил ко мне дар, а это значит, все, что я чувствую — уже не настоящее. Ведь нельзя сначала вызвать чувства, а потом отменить их! С самого первого дня я почувствовала необъяснимое притяжение, интерес, словно из моей груди натянулась невидимая нить, ведущая к лорду.

— Хорошо, — вздохнула я, возвращаясь к теме, что в этот момент волновала меня куда больше. — Но я все равно завтра утром отправлюсь на работу.

— И мне не удастся тебя переубедить?

— Проще убить! — припомнила ему недавнюю фразу о человеке и проблеме. Губы лорда искривились в ухмылке.

— В таком случае, ты не оставила мне выбора.

На миг испугалась, что мужчина действительно решит меня запереть.

— С завтрашнего утра вы переезжаете в здание напротив военного министерства.

Приподняв брови, я вставила ремарку:

— В здание, где располагается главный банк Флоссии? Не помню, чтобы там были арендные площади!

— Их там и нет. Впрочем, к утру и банка не будет.

— О чем ты говоришь?

— Так ты хочешь продолжать работать или мы перейдем к тому варианту, где я тебя запираю и моя проблема решена? Лично мне он нравится больше.

Я оказалась права, лорд допускал такой вариант развития событий!

— Хорошо. Банк так банк… Только не нужно никого убивать.

Мужчина усмехнулся и пояснил, чтобы я успокоилась:

— Управляющий банка мой давний должник. Он будет только рад избавиться от долга. Ты станешь его самым большим другом.

— Тебя так сильно боятся?

Ответом стало молчание. Впрочем, не усомнюсь, что причин бояться лорда Тень более чем предостаточно! Они даже у меня есть.

— Министр военных дел мой хороший друг. Ваш офис будет охраняться круглые сутки, в случае опасности через десять секунд прибудет взвод элитных бойцов и магов, — мои брови поползли вверх. — Это помимо того, что с тобой все время будет находиться два моих человека.

— Лорд Тень! — возмутилась я.

— Брайан. Обращайся ко мне по имени.

— Оно даже не твое.

— Но мне будет приятно, — обворожительная улыбка в довесок.

Хитрый лис! Уверена, за эту улыбку женщины сделают все, что он попросит и даже магию применять не нужно! Или он все же ее применил? Теперь я всегда буду сомневаться в собственных поступках относительно этого мужчины. Были ли решения моими собственными или вызваны чарами?

— Хорошо, Брайан! Но это перебор.

— Либо так, либо второй этаж моего особняка в твоем полном распоряжении. Вы с Луизой найдете, чем себя занять, а я позабочусь, чтобы ни одна из вас не ступила дальше забора.

— Шантажист!

И чему я только удивляюсь? Кажется, на этом поле я свои позиции потеряла. Остается работать с тем, что есть:

— Договорились. Но во время приема клиентов твои люди будут находиться за дверью!

— Исключено.

— Никто не станет откровенничать в присутствии двух мужчин. Ты не понимаешь, о чем просишь!

— Во-первых, я не прошу, — он накрыл мои плечи тяжелыми ладонями, и на этот раз от неожиданного касания я даже не дрогнула. — Во-вторых, маскироваться мои люди умеют. Просто разожги камин.

Все маги дома огня, включая меня, могут оборачиваться огнем. Сильные, поговаривают, способны гореть часами. Даже ходят слухи, словно в образе родной стихии можно излечить недуги и смертельные раны.

Вариант, предложенный лордом, был компромиссным. Работники тайной службы хранить секреты умеют, маскироваться тоже, защитить меня и подавно. У меня нет причин возражать.

— Что-то еще или на этом изменения в моей жизни закончатся?

— Вы смените название.

— И с какой стати?

Улыбнувшись, лорд отошел и пояснил:

— Оно слишком провокационное и может помешать делу, когда люди Ангарисского посла решат тебя проверить. Ты сближаешься с Анитой, это не останется незамеченным. Кроме того, не многие дамы находят смелость зайти в офис с таким названием.

— Нужна решительность, чтобы изменить свою судьбу, — не согласилась я.

— А робкие особы пусть мучаются?

Признаться, о таком я даже не задумывалась! Лорду вновь удалось меня удивить. Уверена, ему и дела не было до робких особ, он хотел обезопасить наш план, но при этом приводил вполне разумные доводы, почему это выгодно и мне.

— Хорошо. Мы сменим название. Но от этого не поменяется суть. Только, если обычно я сводница для знати, то сейчас для короля.

— Ты — моя сводница, — акцентировал он. — Король не в курсе всех операций тайной службы.

Ого! Даже так. Что ж, я и не строила планов на его величество, что глубоко стар и безнадежно женат. К тому же, в ближайшее время из числа полностихийцев выберут нового короля и у ребенка Марго и Андреаса, а я доподлинно знаю, что именно полностихийцем он и родится, есть шанс взойти на трон. В этот раз правитель избирается стихиями как раз из Дома огня…

Вот только в памяти всплыли слова лорда Сазерленда о сомнениях монарха в отношении Брайана-Роберта. Стало неприятно. Так ли важна информированность короля в конкретно этой операции? Вряд ли… Ведь не один Чарли будет шпионить для Флоссии. К тому же, и шпиона-то еще никакого нет.

— Почему ты идешь на компромиссы?

— Ты сильная женщина, — без заминок ответил он. — И, как я сказал в первый день, с тобой лучше сотрудничать. Это всегда приносит больше пользы. Идем, я провожу тебя до комнаты.

— Если можно, я побуду немного здесь.

— Хорошо. Тогда проводит Альгендо. Доброй ночи, Присцилла.

— Доброй ночи… Брайан, — неизвестно чему улыбнулась я. Не его имя. Или все же?

Подарив ответную улыбку, лорд мягко закрыл двери, а я, устроившись в кресле-качалке рядом с камином, задумалась обо всем, что произошло за день. Обо всем, что ждет завтра. С появлением огненного лорда моя жизнь превратилась в оживший вулкан. Неизвестно, когда случится новый взрыв, поглотит он меня или позволит прожить еще один день? Есть ли смысл теперь рассказывать ему о Муслиме? Вряд ли ангариссец сможет до меня добраться с такой-то охраной. Впрочем, если хочу остаться подругой Аниты и иметь к ней доступ, мне куда лучше сотрудничать с ним. Или хотя бы делать вид, что сотрудничаю. Тогда они доложат послу, что я лояльна к Ангариссии, и он позволит нам с Анитой беспрепятственно общаться. Вот так вот запросто нашелся ответ на один из мучительнейших вопросов. Оказалось достаточно тишины и родной стихии — шелковых переливов огня…

Увы, но Муслим не был единственной проблемой. Я не сомневалась в существовании некоего проекта «Каллисто», но он явно никак не связан с убийством короля. Глупость несусветная убивать того, кто через пару лет сам оставит трон.

Успокоившись, я поднялась и к удивлению обнаружила за дверью спокойно дожидавшегося меня дворецкого. Он склонился в приглашающем жесте, и я последовала за ним. Остальные проблемы можно решить по мере их поступления уже завтра.

Дом лорда не был особо большим, потому на этот раз дорогу я запомнила. Центральная лестница, поворот направо, третья дверь прямо по коридору вела в мои покои.

— Для вас подготовили кабинет и библиотеку, если желаете, могу показать.

— Завтра, Альгендо. Сейчас я слишком устала. Спасибо за помощь.

— Позову камеристку.

— Не стоит, я справлюсь сама.

— Могу чем-то еще помочь?

— Если можно, то кофе и горький шоколад. И принадлежности для письма.

— Конечно. Сейчас все будет, — мужчина поклонился и ушел.

Наученная опытом Марго, я предпочитала платья на молниях. Я могу себе позволить собственную модистку, поэтому необходимости подгонять наряд по размеру нет, а молния — удобна и практична в использовании, идеально дополняет наряд. Превращать одевание и раздевание в часовой ритуал мне не нравилось. Я предпочитала с пользой проводить время и по максимуму обходиться без камеристки. Поэтому сейчас она мне не требовалась.

Открыв дверь, я замерла на пороге. Комната утопала в цветах. Крупные красные розы были всюду: в вазах на столике, на комоде, на полу стояли чаши с водой, в которых плавали раскрывшиеся бутоны, даже на кровати лежали цветы. Закрыв рот ладошкой, я рассмеялась. По-доброму. От удивления и, пожалуй, восторга. Еще никто ничего подобного для меня не делал. Вот только зачем это лорду? Прошла внутрь, аккуратно сняла перчатки и дотронулась до бархатной головки цветка. С удовольствием втянула терпкий аромат.

— Не знал, любишь ли ты розы, — донеслось из-за спины.

Голос лорда был спокойным и уставшим. Следовало полагать, он сожалеет о случившемся днем и это его способ извиниться. Ведь извинений так и не было. Я вновь вспомнила, как мужчина ворвался в мой офис посреди встречи с баронессой Сайпер и негодование вперемешку с обидой вновь проснулись. Сказанного, конечно, не вернуть. Наверняка он действительно с иронией относится к моей работе и ко мне самой, но это понимание не в силах стереть горечь. С этим справится лишь время.

— Люблю, — я немного сдвинула вазу, чтобы положить перчатки.

Пауза. Я снова коснулась упругого красного бутона. Розами можно восхищаться вечно. Совершенные изгибы, восхитительный цвет, бархат на кончиках пальцев, а запах — непередаваемый!

— Я не умею извиняться.

Я бесшумно усмехнулась. Заметно.

— Чтобы извиниться, не обязательно заваливать комнату цветами, чтобы превзойти своего недруга. Достаточно сказать «прости, я был не прав». Чувствую себя трофеем, — повернулась, наконец, и замерла.

Лорд выглядел иначе сейчас. Прислонился к дверному косяку и смотрел уставшим взглядом. От идеальной собранности не осталось и следа. Камзола и шейного платка не было, из-под расстегнутой наполовину и не заправленной рубашки выглядывала мускулистая грудь, вместо сапог домашние туфли.

— Прости, я был не прав. И ты не трофей.

Он поднял ладонь, с которой уже был готов сорваться магический огонь, но я его остановила:

— Не нужно! — лорд остановился. — Дарить цветы, а затем сжигать их на глазах девушки это… бесчеловечно. Я принимаю извинения. И цветы тоже.

В коридоре раздались шаги. Лорд обернулся и пропустил в комнату дворецкого, который принес небольшой серебристый поднос.

— Простите, лорд. Герцогиня, ваш кофе и горький шоколад.

— Благодарю, вы очень любезны. Можете идти.

Вопреки моим ожиданиям, комнату покинул лишь дворецкий. Огненный лорд не шелохнулся, хотя время позднее и у него не было причин оставаться в моих покоях. Или хотя бы на пороге моих покоев.

— Кофе на ночь?

— У меня много работы. В том числе и по нашему делу. Любая случайность — это тщательно спланированная закономерность. Вопреки вашему представлению о никчемности того, чем я занимаюсь…

— Присцилла, — перебил он, но я не слушала, меня несло.

— Моя работа важна для меня. И для людей, которые обращаются к моим услугам. Я делаю их счастливыми. А мужчины, которые остались без выгодной партии, вроде лорда Сазерленда, зачастую сами виноваты в том, что невесты от них сбегают. И пусть вы считаете меня легкомысленной, возможно недалекой, но это именно вы, глава тайной королевской службы ко мне обратились, а не я к вам! Поэтому впредь держите себя в руках и учитывайте мой уровень…

— Присцилла! Ты одна из немногих, кто знает меня в лицо. В моем доме были единицы. И почти никто не оставался наедине с моей дочерью.

Я закрыла рот, мгновенно прекратив начавшуюся истерику. Как можно не сказав ничего, сказать так много?

— Завтрак в восемь утра. В малой столовой.

— Благодарю, но…

— Это не вопрос. Тебя проводят. Доброй ночи.

Двери за лордом мягко закрылись, а я осталась в комнате, полной роз и прозвучавших полунамеков. О, духи четырех стихий, за что мне все это?

После ухода лорда я долго не могла прийти в себя. Пила кофе, дышала розами, любовалась ими и не могла собраться с мыслями. Нет, плодотворной работы сегодня не получится. Подумаю хотя бы над названием, раз уж его предстоит сменить. Что-то необычное и броское сразу отмела. Моя работа не должна привлекать к себе излишнего внимания. К тому же, Брайан прав. Если, скажем, у нас будет стандартное агентство, дамы и господа с большей охотой станут захаживать в офис с вывеской «Брачное агентство Присциллы и Марго». Впрочем, и имена излишни… «Брачное агентство де Ген». А на листовках и визитках можно указать какой-нибудь слоган. «Соединим ваши души и сердца. Быстро. Качественно. С гарантией». «Невозможное возможно». «Воплоти мечту в реальности». Мечты, к слову, разные бывают.

Я усмехнулась и, отчетливо увидев в голове образ будущих визиток, с золотыми вензелями по краям, принялась записывать и зарисовывать все, что подкинул в помощь мой дар. Пусть без скандалов, пусть неброско, зато привлечет целевую аудиторию и избавит от лишнего внимания.

Хотела лечь пораньше, но выпрямилась лишь тогда, когда часы показывали два ночи. Затушила огни, разделась и легла в постель, но сон, несмотря на усталость, не шел. Я ворочалась, думая, каким будет завтрашний день? Хотела связаться с Марго по переговорному кристаллу, но подруга наверняка уже спала. Тем более, сейчас ей нужно больше отдыхать и меньше волноваться. Я пожалела, что у Салли нет личного кристалла, и записала в рабочем блокноте памятку, что нужно это исправить. Завтра с самого утра со всеми свяжусь. А еще клиенты! Ведь никто не знает, что мы переезжаем! Придется дать объявление по старому адресу, написать в газету и заказать объявление для оглашения на центральной рыночной площади. А кто у меня на завтра? Скоро свадьба графини Тюдорс, а я уже дважды переносила встречу с флористом…

От волнения уснуть так и не удалось. На горизонте уже брезжил рассвет. Отчаявшись выспаться, приняла ванну, сменила наряд, благо прибыли мои платья, и, дождавшись, когда стрелки на часах покажут семь утра, связалась с Марго.

— При? — подруга зевнула и, судя по звукам, сонно потянулась. — Что случилось?

— Если лорд тебя обидел, я…

— Нет, Андреас, все хорошо! — поспешила убедить брата. Все же разбудила. Они еще нежились в постели. — Просто я хотела предупредить Марго, что мы сегодня переезжаем. Я пока не уверена точно, куда нам утром идти: по новому или по старому адресу.

— Что значит переезжаем? — подруга встрепенулась, и сон как рукой сняло.

— После инцидента с лордом Сазерлендом, лорд Тень предоставил мне выбор: либо соглашаюсь с его условиями, либо буду заперта в четырех стенах.

— Второй вариант вполне хорош, — серьезно произнес брат. — Учитывая, с каким человеком ты связалась. Хоть знаешь, кто он? Поговаривают, что к министерству военных дел он имеет лишь косвенное отношение.

— Не переживай, я знаю о нем куда больше, чем ты. Мы переедем в здание главного банка Флоссии.

— Там же нет арендных мест, — удивилась Марго.

— Вот и я сказала лорду о том же. Но он ответил, что к утру будут…

— Присцилла, а давай ты найдешь себе нормального мужика, чтобы брат мог спать спокойно?

— Увы, в магазине под названием «жизнь» других не раздавали. Работаю с чем есть. В общем, я еще свяжусь, как узнаю подробнее. И… поздравляю вас.

— Лучшим подарком будет — возможность спокойно поспать и понежиться с женой. Все, При, отключаемся, — беззлобно проворчал брат и выключил переговорный кристалл.

На душе снова стало тревожно. Не просто волнительно из-за переезда, а тревожно. Вспомнилось видение о том, как к границам Флоссии стягиваются ангарисские войска. К границам герцогства де Ген… Конечно наш замок один из сильнейших военных оплотов северных земель, но и армия в Ангариссии не маленькая! В одном моем видении были десятки тысяч человек. Ни одна магия, ни один камень не выдержит такого напора…

Я металась по комнате, ожидая, когда за мной придут и позовут к завтраку. Но, вопреки ожиданиям, это случилось даже раньше. На стук я открыла прежде, чем Альгендо успел открыть рот.

— Вы уже проснулись, — удивился он.

— Я не спала. Что у вас?

— Ветреный вестник.

Мужчина протянул голубую птичку, что спокойно дремала в его ладонях. Удивительное дело, но ветреные вестники доставляют послание непосредственно адресату, либо возвращаются к отправителю. Почему вестник не влетел через открытое окно? Я специально не запирала, чтобы получить весть от батюшки сразу, как только он напишет! Последнюю мысль, оказалось, озвучила вслух.

— Защита поместья не пропускает вестников, — пояснил Альгендо. — Маг дома ветра из охраны поместья проверил его и счел безопасным. Не волнуйтесь, письмо никто не читал. Конфиденциальность в этом доме не пустой звук.

— Конечно, я понимаю.

К тому же, вестник и не отдаст письмо никому, кроме адресата. Я коснулась птички и та сразу ожила. Клюв спокойно разжался и, когда записка оказалась в моих ладонях, магия ветра рассеялась.

Нетерпеливо сорвала отцовскую сургучную печать, действительно не поврежденную, и жадно вчитывалась в строки, не обращая внимания на ожидавшего дворецкого.

«Дорогая дочь. Твои предупреждения оказалось своевременным. Мы предотвратили три попытки проникновения в замок. Охрана усилена, за нас с матушкой не переживай. Сегодня я отошлю Лори и Бригитту в столицу, к вашей тетушке. Они поживут какое-то время у нее. Приглядывай за ними».

Если отец отсылает моих сестер из замка, это значит… Ладони задрожали, а по телу прошелся липкий холодок. Я читала дальше.

«Ночью я получил донесение от лазутчиков. Армия Ангариссии стягивает войска к нашим границам. Они разбили лагеря в паре километров от нашего герцогства. Пока не предпринимали попыток нарушить суверенитет, но что-то подсказывает, это только дело времени. Береги себя. В случае войны держись ближе к Андреасу и не вздумай приезжать! И помни — любые видения могут повлиять на исход войны. Всякая информация может оказаться ценной.

Целуем, любим, твои родители».

Все же война! Я закрыла дрожащей ладошкой рот, но судорожный всхлип все же не остался незамеченным.

— Плохие вести, леди Присцилла?

— Хуже, чем плохие, Альгендо. Хуже. Я могу поговорить с лордом?

— Боюсь, только после завтрака. Господин крайне щепетилен в таких вопросах.

— Хорошо. Тогда, я готова.

Дорогу до малой столовой помнила, тем не менее, Альгендо проводил меня и помог устроиться за пустым пока столом. Я осталась одна. Из окон лился тусклый утренний свет, воздух еще не прогрелся, и голые плечики озябли. Не удержалась, швырнула в камин огненный шарик, наслаждаясь видом просыпающегося огня, с удовольствием облизывающего поленья. Вскоре стало теплее. Стремительно всплывающее солнце заливало столовую медно-рыжим светом, который играл в янтарных стенах и полыхал на них пожаром. В столовую вошли лорд и Луиза. Несмотря на раннее утро, оба выглядели идеально.

— Доброе утро, герцогиня.

Я хотела подняться, но мужчина указал жестом, что не стоит, быстрым шагом прошел на свое место и уселся за противоположным от меня концом стола. Луиза расположилась сбоку. Малая столовая, а стол на восемь персон. Сейчас мы все сидели на значительном удалении друг от друга и чувствовали некоторую неловкость. Луиза смотрела на скрещенные на коленях пальцы, лорд спокойно расправлял салфетку, а я сверлила его немигающим взглядом… Дождавшись, пока слуги расставят блюда и разольют по чашкам напитки, сразу перешла к главному:

— Лорд, могу я с вами поговорить? Наедине? Это крайне важно!

— Нет, — отрезал он, пододвигая тарелку с кашей. — Главное правило этого дома — завтракаем в спокойной обстановке и все вместе. Несмотря ни на что, — тяжелый взгляд в сторону Луизы, которая придвинула к себе тарелку и молча ела кашу. Ничего себе спокойная обстановка. Кому она нужна такая?

— Я не голодна.

Но после не менее тяжелого взгляда в свою сторону принялась работать ложкой с тройным энтузиазмом. Только когда тарелки оказались пусты, а чай выпит (в кофе мне было грубо отказано), лорд посмотрел на Луизу и девушка, тяжело вздохнув, едва слышно произнесла:

— Я должна извиниться перед вами, герцогиня.

Кажется, с кем-то вчера провели воспитательную беседу.

— Думаете? Не извиняйтесь, если не считаете себя виноватой. Это называется лицемерие, которое юную леди не красит.

Да, это было довольно грубо, но и лорд, и Луиза должны понять, что девушка далеко уже не ребенок.

— Вот и я о том же батюшке сказала! — ожила она, бросив недовольный взгляд в сторону отца, который, казалось, во мне дыру прожжет. А ведь он может!

— Не пытайтесь, лорд, я огнеустойчивая. Луиза уже не ребенок. Не стоит заставлять ее извиняться, если она не чувствует вины.

— Вы ставите под вопрос мои методы воспитания? — он вскинул брови и склонил голову на бок.

Вот ведь действительно наглость с моей стороны! У меня нет детей, и я понятия не имею, какой матерью стану, но я росла с младшими сестрами, о которых заботилась с их младенчества и знала, что такое воспитание леди. Такими вещами должна заниматься мать, но, очевидно, родительница Луизы по каким-то причинам не могла этого сделать.

— Прошу меня простить, это было грубо, — лорд несколько оттаял, но все равно был недоволен. Однако я ничьих иллюзий тешить не собиралась. Луиза обидела меня и должна осознать это. Судя по заметно повеселевшей девушке, она посчитала, что легко отделалась. — Леди Луиза. Я, тем не менее, должна вам кое-что сказать. Сами решите, сделаю это наедине либо при отце.

Она смутилась и, стрельнув взглядом в лорда, пожала плечами.

— Говорите.

— Что ж. Хорошо. Вчера мне показалось, что между нами сложились определенные отношения. Во всяком случае, вы вызвали у меня симпатию, и я от всей души хотела вам помочь. Понимаю, юная девушка, запертая в четырех стенах, увидела во мне возможность выбраться на волю. Вы меня использовали ради достижения своей цели. Многие так делают. Но, помимо вас и ваших чувств, существуют другие люди, у которых тоже есть чувства. Вы не подумали о том, что ваш отец будет довольно груб и обидит меня. Не подумали, что предали наше доверие и возможную дружбу. Не подумали, что сделаете мне больно своим обманом.

Девушка замерла и уставилась на меня немигающим взглядом. Я оказалась права. Она действительно об этом не подумала. Мало сказать ребенку, что он поступает плохо. Необходимо объяснить, почему именно плохо!

— Я причинила вам боль? — удивилась Луиза.

— Причинили, — произнесла негромко. — Вы знали, что отец заберет вас. Знали, что накажет обеих. Знали, что потеря свободной воли — самое ужасное, что может случиться с человеком. Знали, тем не менее, осознанно сделали то, что сделали. А теперь скажите, стоил ли глоток свободы потери нашей с вами дружбы?

На глазах леди блеснули слезы. Она часто заморгала, глядя на меня. Играла сейчас? Увы, я не могла чувствовать искренность высших магов и не могла решить, верить этой великолепной актрисе или не стоит.

— Простите меня, герцогиня. Я больше никогда-никогда не повлияю на вас. Всем самым дорогим клянусь!

— Могу ли я вам верить? Ведь однажды уже поверила, но оказалось, что вы ловко играли на моей доброте…

— Пожалуйста, дайте шанс! У меня совсем никого нет…

— Луиза!

— Но папа! Это так! Только ты, Альгендо и камеристка! Но какая это компания? Ты вечно на работе, а Альгендо и Роза — старики! Им куда веселей в компании друг друга, чем со мной! Мне даже поговорить не с кем! А ты знаешь, что Присцилла тоже знает ангарисский и играет на рояле? У нас столько общего. Еще она умеет различать созвездия! Мы можем сегодня воспользоваться твоей обсерваторией и посмотреть на звезды? Пожалуйста! Сегодня звездопад и…

— Не уверен, что герцогиня захочет…

— Пожалуйста, захотите! — умоляла она. — Я правда не думала, что все окажется так. Не думала, что мое желание сбежать обернется для вас обидой… Простите меня.

— Я прощаю вас, Луиза. И с радостью поднимусь в обсерваторию, если ваш отец, разумеется, позволит это сделать.

Лорд смотрел на меня иным взглядом. Каким-то необычно теплым, удивленным. От него ощутимо исходили бархатные волны.

Луиза загорелась идеей с обсерваторией и щебетала о падающих звездах, о том, как мы будем смотреть на созвездия Лапиры и Кассиопеи, на Каллисто, что появляется всего лишь раз в десятилетие и именно сегодня это созвездие будет видно. Стоп! Каллисто?

Я разорвала нить, связавшую нас с лордом непривычным и таким уютным теплом, и перевела взгляд на девушку.

— Как вы сказали? Созвездие Каллисто?

— Да! Уникальное явление, вы же наверняка о нем знаете?

— Да, появляется раз в десять лет, — пробормотала я, думая, не могло ли это и сегодняшний день как-то быть связаны с тем, что говорил Муслим.

— А вы знаете легенду о созвездии? — она была мне неизвестна, о чем я и сообщила. Девушка попала в свою стихию и, закинув в рот кокосовую конфету, с удовольствием рассказывала: — Каллисто — это было имя девушки, которая…

— Довольно, Луиза, нам с герцогиней необходимо заняться делами.

— Но, папа!

— Лорд, позвольте Луизе договорить.

— Некогда, — резко ответил он, поднялся и протянул мне руку. — Идемте!

Ничего не оставалось, как повиноваться. Девушка заметно сникла, такое поведение отца ее расстроило, да и меня, признаться, тоже. Он проявил неуважение к дочери, которая и без того не получает должной родительской заботы.

— Луиза, вы обязательно расскажете эту историю вечером. Договорились? — она грустно кивнула. — Нет. Мне нужно твердое обещание! Не терпится услышать об этом удивительном явлении!

— Хорошо, я обещаю рассказать.

— Тогда до вечера, — мягко улыбнулась и, вложив ладонь в горячую руку лорда, покинула вместе с ним столовую.

Коридор встретил неожиданной прохладой и полумраком. После сверкающей красками янтарной столовой понадобилось время, чтобы примериться к темноте, но этого времени мне не дали. Лорд мягко прижал меня к стене и обхватил мое лицо. Дыхание вмиг остановилось, как и сердце, что следующим оглушающим ударом разнесло вскипевшую кровь по всему телу.

— Что вы делаете, лорд?

— Ты удивительная женщина, Присцилла, — прошептал он, касаясь моих губ дыханием.

— Самая обычная, — не согласилась и, не в силах перенести столь сильных эмоций, заставивших тело дрожать, закрыла глаза. В страхе? В предвкушении? Неужели лорд меня поцелует?

— Посмотри на меня, — голос мужчины стал низким и хриплым.

Насилу открыла глаза, чтобы утонуть в мерцающих сапфирах. Брайан нежно и очень медленно погладил меня по щеке, коснулся губами там, где мгновенье назад были его пальцы, поцеловал подбородок, ямку под ушком. От каждого касания по телу пробегали огненные волны. Не удержала судорожный вздох и впилась пальцами в его плечи. Под тонкой тканью рубашки проступали сильные мышцы, и я не смогла перебороть искушение, скользнула ладошками по плечам мужчины, шее, груди. Лорд резко напрягся и, перехватив мои ладони, отстранился. Поцеловал каждую и отпустил. Спонтанная нежность при полном отсутствии свидетелей. Как мне это понимать?

— Ты хотела со мной поговорить? — откинув со лба растрепавшиеся от неожиданной ласки волосы, невозмутимо спросил он.

Издевается так? Я дрожала от лихорадившего тело жара, а кожа еще хранила тепло его губ, таких грубых, но таких нежных! Мысли разбегались, отказываясь выстраиваться в четкую линию, играли со мной в прятки, потому я могла лишь рассеянно моргать.

— Присцилла?

— Что это было сейчас?

— Непозволительная вольность? — вопрос, а не ответ.

— Хор-рошо, — ответила с запинкой, медленно начиная вспоминать, почему вообще хотела остаться наедине с лордом. — Я…

Нет. Не вспоминалось. Только горячие губы, сильные руки… О, духи четырех стихий, опять его чары!

— Прекрати применять ко мне свои чары! Я думать трезво из-за них не могу! Отчитать тебя так же, как Луизу?

— Это было непозволительно, — холодно заметил он, но тут же добавил: — но необходимо. Кажется, она осознала свою ошибку. И я не применял к тебе чары. Обещал, что не стану и не делал этого. Идем. С утра очень много дел и мало времени.

— Дел! — вспомнила, когда Брайан взял меня за руку и повел за собой. — Именно о делах я и хотела поговорить. Почему ты не предупредил, что ангарисская армия стягивается к границам герцогства де Ген?

Он резко остановился. Так резко, что я врезалась в его спину и ойкнула. Посмотрел на меня с высоты своего роста:

— Отец?

— Он на передовой. В трех километрах от наших границ ангариссцы разбили лагеря…

Мужчина поджал губы, а в холл влетел один из охранников.

— Лорд! Срочно! Красный кристалл.

— Дух огня, что за утро?!

Брайан резко притянул меня к себе, и мы утонули в рыжем пламени. Во время перехода он прошептал мне на ухо:

— Не привлекай внимания, ни с кем не разговаривай и никуда не уходи до моего прихода. Сядь в кресло и сиди.

— Что происходит?

— Мы потеряли всех агентов в Ангариссии. Всех.

Так не бывает! Нельзя взять и потерять всех агентов разом, только если не… Предатель! В тайной службе короля нашелся кто-то настолько высокопоставленный, что имеет доступ к такой информации! Муслим и лорд Сазерленд, да не упокоят духи его душу, если тот почил, стали моими главными подозреваемыми. Точнее, я подозревала, что они являются ниточками к настоящему предателю. Но при этом они оба заставляли меня усомниться в лорде Тени, которого тоже нельзя списывать со счетов!

— Тебя подозревают?

Волнение колыхнулось раненой птицей. Видение, то самое, где лорда убивают, не было связано с войной. Точнее, убьют его не на поле боя, а в кабинетах. Интуиция кричала. Нет, она ревела белугой, что я не должна позволить ему уйти.

— Все будет хорошо, — заверил он. Вот только я не поверила. Интуиция никогда меня не подводила. Пусть в отношении высших магов верить ей на все сто было нельзя, но, как говорит Марго, лучше перебдеть, чем недобдеть!

Пламя опустилось. Мы стояли посреди белоснежного холла с мраморными полами и слепяще-белыми стенами. Но я не смотрела по сторонам, только на мужчину, стоявшего передо мной. Нет. Любить такого как он нельзя. Даже магическое очарование превращает расставание в настоящую трагедию:

— Не будет, — на глазах блеснули слезы. — Не будет! Мои видения сбываются, если их не предотвратить.

— Тебе не стоит за меня беспокоиться, — ласково улыбнулся он, заключив мое лицо в свои горячие ладони.

— Кому, если не мне? Мой дом в опасности, — я хотела сказать другое, совсем другое, что волнуюсь о нем, но вряд ли это уместно в сложившихся обстоятельствах. — И его защита зависит от тебя.

Лорд игриво поцеловал кончик моего носа и сделал шаг назад. Почему он так беспечно относится к своей безопасности? Почему не прислушается? Видит во мне лишь сводницу, ни на что не способную, кроме устройства свадеб? А ведь я способна! И благодаря отцу и помощи с его делами неплохо разбираюсь в экономике, политике, геополитике и даже военном деле. А братья научили меня защищаться и владеть рапирой. Конечно тому же Андреасу я конкуренцию не составлю, но мастеру средней руки вполне могу задать неплохую трепку!

— Дюк, Эггер, живо в белый холл. Объект — герцогиня Присцилла де Ген. Охрана семь двадцать четыре.

Когда мужчина опустил руку, смогла заметить на его запястье небольшой красный кристалл на кожаном ремешке. Ничего себе! А наши с Марго кристаллы «по последней технике» в десять раз больше и никаких тебе ремешков для удобства крепления! Как-то некстати мысли метнулись в сторону работы. Надо будет выпросить у Брайана такие же. Весьма пригодятся для координации пышных свадеб!

Я опомнилась лишь тогда, когда лорд коснулся губами моих пальчиков и молча шагнул в охраняемую зону. Охрана беспрепятственно пропустила его, а вслед за этим мигнули красный, голубой, белый и зеленый стихийные щиты. Смотрела вслед уходившему мужчине и понимала: если его не станет, то мой мир разобьется на осколки. Он не просто разделится на «до» и «после», он исчезнет!

— Нет, — мотнула головой, сдавливая подступающие слезы.

В белом холле не было никого, кроме двух охранников в смешных красных остроконечных колпаках. Считается, что такая форма головного убора позволяет эффективнее использовать магические силы.

Обхватила себя руками и погладила по голым плечам. Они покрылись мурашками, вопреки духоте небольшого зала. Ждать его? А что, если ожидание растянется в вечность? Жаль, что видения не повторяются. Сейчас я бы попробовала выцепить из них малейшие детали, чтобы понять, когда лорду грозит опасность.

Дольше мучиться в неведении я не могла, двинулась вслед за лордом, но охранники ожили и преградили мне путь огненно-водным щитом.

— Как это понимать?

— Вход только по приглашению.

Изобразить обморок? Вряд ли по регламенту охрана в этом случае имеет право мне помогать. Фэйтон — глава охраны замка батюшки как-то рассказывал, что это строго запрещено. Не счесть попыток проникновения в наше родовое гнездо таким способом. То у чьей-то повозки колесо отвалилось прямо возле входа в замок, то ни с того, ни с сего, неподалеку прогуливались девицы или обнаружился сбежавший от родителей ребенок, раненый охотник — не счесть числа выдумок, к которым прибегали лазутчики. Но все решалось просто: охранники отправляли сигнал в замок, а сами ни на секунду не покидали пост. Как правило, к приходу подмоги якобы нуждающиеся в помощи успевали скрыться…

Нет. Обморок не вариант. Но что тогда? Диверсия?

Я оглянулась, но поджигать в белом холле было нечего. А, если и подожгу единственное кресло, охрана его мигом потушит, а меня задержат.

Не представляла, что подумаю о лорде Сазерленде в таком ключе, но по невероятно счастливому стечению обстоятельств за вожделенным щитом мелькнул его серебристый камзол. Жив-таки, гад! Так пусть теперь искупает вину.

— Он меня пригласил, — уверенно заявила охранникам, кивнув в сторону мага, а затем, нарушая все правила приличия, ведь на кону жизнь Брайана, крикнула: — лорд Сазерленд!

Мужчина остановился и, заметив меня, изменился в лице. Ехидно усмехнувшись, я указала на охранников и получила приглашение в закрытую зону. Отлично. А теперь ничего не бояться! Лорд Сазерленд выглядит чуть получше привидения, вряд ли в таком состоянии он способен на месть.

— Я знал, что ты не устоишь, но чтобы так быстро — не предполагал! — игриво заметил он, когда я подошла ближе. Горбатого могила исправит…

Под глазами залегли синяки, светлая кожа стала почти прозрачной, под ней отчетливо проступали вены, на шее бешено пульсировала жилка, а волосы на лбу водника слиплись от пота. Его явно лихорадило.

— Плохо выглядите.

— Вашими стараниями, герцогиня.

— Поделом. Я извиняться не стану! Где мне найти лорда Беверли?

Как я поняла, в замке лорда Тень называют именно этим именем. Роберт Беверли. Должно быть, он представляется так всем, кто связан с государственной службой.

— Лорд Итан! — раздалось за спиной, и навстречу воднику поплыла пышногрудая блондинка с невероятно узкой талией и неприлично вычурным гарнитуром из огромных хризолитов. — Вот вы где!

Пожалуйста. И этот грешит обилием имен. Водник качнулся и, чтобы не упасть, вцепился в мое запястье. Резко дернула руку на себя и, вырвавшись, пошла прочь. В таком состоянии он мне точно не помощник. Одно радует — смог провести в охраняемую зону, остальное сделаю сама.

Я двинулась в конец просторного белоснежного коридора, по которому каких-то пять минут назад прошел огневик. Жаль, нащупать остаточный след верховного мага не представлялось возможным. И дело даже не в том, что он маг, а в том, что глава тайной службы. Конспирация у него в крови, и я не нащупала даже отголосков его ауры.

В конце коридор раздваивался. Направо или налево? Ну же, Присцилла! На этот раз от твоей интуиции ни много, ни мало, зависит жизнь человека и судьба Флоссии!

Закрыла глаза, прислушалась к ощущениям и ступила в правый коридор прежде, чем сформировался ответ. Шла быстрым шагом, потом сорвалась на бег. Отчего-то казалось, что следует спешить и не ошиблась. Вдалеке метнулись тени. Одна, затем другая. Не думая, бросилась прямо туда. Сердце колотилось в ушах, юбки путались, пришлось их подхватить и неприлично задрать, чтобы не упасть.

Та самая дверь, за которой скрылись тени! Из-за нее донесся едва слышный голос лорда Тени. Легкие жгло с непривычки, дыхание сбивалось. Неужели интуиция подвела? Не подвела! Удар, еще один, крики.

Дернула двери, но оказалось заперто.

— Лорд!

Дернула еще раз — без толку. Собралась с силами и, осенив себя знамением духа огня, вышибла дверь огненным шаром. Присутствующие замерли, замерла и я. Сначала показалось, что вышло несколько неловко: с виду вполне приличные господа что-то обсуждают, а тут такое необычное появление дамы. Вот только торчащие из-за стола ботинки лорда Тени говорили, что господа отнюдь не приличные, а обсуждение касается одного: куда спрятать труп.

— Нет! — прошептала я, понимая, что опоздала. Мужчины, наконец, отмерли:

— Кажется, вы ошиблись дверью, леди, — с угрозой произнес один из них. Блондин с абсолютно черными глазами. Ангариссец! Резкие скулы, нос с горбинкой, белые волосы и тьма во взгляде. Обошла обомлевших от моей наглости господ и убедилась. За столом возле окна с кортиком в груди и застывшим взглядом лежал лорд тень, а под ним растекалась лужа красно-черной крови. Его губы едва заметно шевелились, должно быть, в предсмертных хрипах.

— Нет! — повторила громче, а мужчины двинулись в мою сторону. Внутри ядовитой желчью разливался гнев. Никогда ничего подобного не чувствовала, но весь мой мир сузился до потухших глаз лорда. — Нет… Не-ет!!!

Выброс такой силы произошел со мной впервые. Огонь шел не изнутри, он словно спустился от самого духа огня. Извне. Но я подхватила посыл и позволила ему течь сквозь себя. Заклинание огненного кольца было мне недоступно по силам, тем не менее, волной бабахнуло по кабинету, свалив присутствующих с ног. От ангариссца и еще двоих, оказавшихся водниками, остался лишь пепел, пар и клочки обожженной одежды, а двое — огневики огромной силы, валялись на полу, пытаясь прийти в себя.

Тут же кинулась к Брайану и не смогла сдержать слез. Безжизненные глаза смотрели в одну точку, а обескровленные губы едва шевелились от… Стоп. Наклонилась вплотную. Это не предсмертные хрипы!

— Вы…та…щи…

Должно быть, огневик имел в виду кортик. Ни секунды не раздумывая, обхватила оружие двумя руками, игнорируя неприятный холод. Заговоренный металл! Резко потянула на себя. Хлюпающий звук, оружие выходило неохотно, а затем мир погрузился во тьму. Меня ударили по голове чем-то тяжелым. Помню лишь звон выпавшего из рук кортика.

Голос Андреаса доносился словно издалека. Брат что-то кричал, но слов разобрать не получалось. Пустота накатывала волнами, то унося в мир забытья, укутывая теплым мягким одеялом мрака и покоя, то расцвечивая мир аляповатыми пятнами и громкими криками. Затем все смешалось в какой-то невообразимый гул, и, прежде чем я снова провалилась в небытие, в голове резко просветлело. Словно по мановению волшебной палочки.

— Ей нужно отдохнуть, — сказал кто-то с укором. — Говорите тише.

— Успокойтесь, герцог, — голос Брайана. Жив! Или у меня бред? Открыть глаза, чтобы убедиться воочию, не получалось.

— Успокоиться? Я доверил вам свою сестру!

— Вы, как никто другой должны понимать, что Присцилла не слушает, что ей говорят. Она не должна была там оказаться.

— От этого не легче! — лба коснулась теплая ладонь брата. Я знала его прикосновения: легкие, заботливые. Голос раздался совсем близко. — Я напишу отцу. Она должна вернуться домой. Рядом с вами опасно.

— Увы, но здесь в разы безопасней, — возразил лорд.

— Значит, слухи о войне не слухи? — предположил брат, но ему ответили молчанием. — Говорите, иначе я стану узнавать по своим каналам. Вряд ли стоит бередить воду.

— Армия ангариссцев возле границ герцогства де Ген.

— Что? — вспыхнул брат. — Я только что встречался с послом Ангариссии! Мы обсуждали развитие магического сотрудничества и обмен передовыми образцами артефактов, как ни в чем не бывало! Подписание контракта о сотрудничестве состоится на днях!

— А нас посол по-прежнему убеждает, что Ангариссия проводит учения и не планирует агрессию. При этом он не врет!

Действительно странно. В случае надвигающейся войны страна отзывает посла и посольство. Из Флоссии бы уехали все высокопоставленные ангариссцы: политики, журналисты, торговцы. Но, насколько мне известно, подобная эвакуация вызвала бы панику в обществе и не осталась бы незамеченной. В последние дни я видела слишком много ангариссцев, чтобы поверить в возможность войны. Впрочем, они в любом случае что-то задумали, но что именно?

— Я не хочу подвергать жизнь Присциллы опасности. Она должна уехать, — настаивал Андреас.

— Мало ли что ты хочешь, — прохрипела я. Во рту пересохло, голос был слабым, но меня услышали. Возле губ оказался бокал с водой, и я жадно опустошила его.

Открыла глаза, но зрение вернулось не сразу. Словно из темноты сначала выплыли лица Андреаса, лорда и какого-то мужчины, затем очертания потолка с позолоченной лепниной, темно-синего шелкового балдахина над кроватью.

Ладони незнакомца едва заметно светились от недавно использованной магии исцеления. На моей памяти только один человек в столице способен что-то исцелить — одаренный Альберт Хаксли. Королевский лекарь. Тот самый, что вернул с того света лорда Сазерленда. Ну, или просто тот свет выплюнул мерзкого водника обратно, потому что даже там такие как он не нужны.

Попыталась сесть. Организму это не понравилось. При помощи мужчин удалось устроиться довольно удобно. Лорд подложил мне под спину подушки, а лекарь внимательно осмотрел глаза, подсвечивая их светящимся кристаллом.

— Реакция на свет нормальная, но я и не сомневался. Вижу, что все у вас в порядке.

— Как лорд? — не глядя на Брайана, потребовала ответа от целителя. Тот даже смутился, настолько командным был мой тон.

— А что с ним станет? У него сто жизней, даст фору любой кошке. Абсолютно здоров.

— Эта штуковина не причинила ему вреда? Никаких последствий? — по прежнему не глядя на лорда, поскольку если посмотрю, то вряд ли смогу сдержать эмоции. Вид беспомощно распластанного в луже собственной крови огневика меня ошарашил. Не представляю, что станет, если я его потеряю. Моя жизнь лишится чего-то очень важного. Какой-то значимой части, без которой даже прежний воздух будет другим…

— Вам стоит беспокоиться о своем здоровье, герцогиня. Лорд Беверли здоров. Это не первое его ранение.

— Что ж. Раз так, благодарю за помощь. Но нам пора, — я осторожно села в кровати и свесила ноги на пол, нащупала туфельки. — У нас сегодня переезд, много дел и…

Когда поднялась, голову резко закружило, и удержаться на ногах не смогла. Все трое немедленно бросились ко мне, не дав упасть, поддержали и усадили обратно.

— Дайте мне минуточку. Сейчас…

Прикрыла глаза, упираясь ладонями в упругий матрас, но головокружение не проходило, воздуха не хватало, а сердце сбивалось с ритма. Прежде мне казалось это нормальным. В последнее время оно часто шалило. Но сейчас кольнуло сильнее обычного.

— Герцогиня, вам необходимо лечь, — настаивал целитель. — Я залечил травму. Но воздействие не проходит бесследно. Организму все равно необходимо восстановить силы, ведь я использую ваш резерв, а не свой.

— У меня нет никакой возможности отлеживаться! Особенно сейчас!

А ведь у меня не осталось магических сил. Стикс — магический кристалл, в котором аккумулируется сила стихийных магов, наверняка пуст. Это в разы ухудшает состояние.

— Но ваш организм…

— Вы не понимаете! — заволновалась я, вновь пытаясь подняться и даже не представляя, что подумает Марго, оказавшись возле закрытых дверей нашего офиса. Она не знает, куда идти! Наверняка пыталась со мной связаться, а на вызов кристалла никто не ответил! Ей нельзя волноваться, у нее ребенок будет. Андреас вряд ли стал ей рассказывать, что случилось со мной. Хотя я и сама толком не понимала, что случилось.

Очередная попытка встать закончилась тем, что лорд бесцеремонно подхватил меня на руки и уложил в кровать. Не усадил, а уложил! Как ребенка! Склонившись к моим губам, он прошептал:

— Попробуешь встать, я тебя раздену и заберу одежду с собой.

— Ты не посмеешь!

— А ты спровоцируй, — и глазом не моргнув, отчеканил он. Холодно, с решимостью. Ни тени флирта, только открытая угроза.

Я перестала брыкаться и осталась лежать. Лежа действительно состояние существенно улучшалось. Брат смотрел на меня волком:

— Мы с тобой еще серьезно поговорим, — предупредил он.

— Скажи Марго…

— Марго уже в курсе и взяла на себя хлопоты с вашим переездом. Серьезно поговорим! — напомнил он, а потом исправился. — Втроем.

Подарил тяжелый взгляд мне, лорду и поспешно вышел. Должно быть, инцидент со мной оторвал его от важных дел.

— Герцогиня, вам стоит всерьез задуматься о своем здоровье, — снова начал целитель. На старика даже не глянула.

— У меня уже ничего не болит, — ощупала щеку, шею, чтобы убедиться. Боли нигде не было, только слабость и головокружение. Да сердце с ритма сбивалось. Ничего необычного.

— Разве? А в груди? Боли между лопаток, отдающие в левую руку?

Я перевела изумленный взгляд на господина Хаксли и даже немного приподнялась, устраиваясь удобнее на подушках. Зеленые глаза, окруженные россыпью глубоких морщин, смотрели на меня с укором.

— Ага, — верно расценил мою реакцию. — Нехватка дыхания, шум в ушах, темнота перед глазами, головокружения?

— Это всего лишь нервы. Я бы не стала придавать этому значение.

— Простите, но при всем уважении, герцогиня, медицинское образование у меня, а не у вас. К тому же, мой дар позволяет видеть суть процессов, происходящих в организме пациента. К сожалению, я способен излечить лишь ранения, но болезни мне неподконтрольны. А вам следует обследовать сердце.

— Сердце? — усмехнулась я. — Вот еще. Мне двадцать пять, я в самом рассвете сил!

— Скажете, не было сердцебиений? Тахикардии? Не сбивался ритм?

Соврать? Прикусив язык, отвела взгляд. Было, конечно, но я не обращала внимания, считая, что это от недостатка сна и переизбытка нервов.

— Поступим так. На данный момент я не вижу ничего смертельного, но если вы продолжите в том же духе, то заработаете себе приступ, — он, с позволения лорда, достал полку секретера, взял лист, самопишущее перо и написал для меня адрес и имя. — Это мой хороший друг. Лекарь. Скажете, что от меня. Советую не откладывать визит и выполнять все его рекомендации.

А дальше повернулся к лорду Тени и говорил уже для него, складывая свои вещи в коричневый кожаный чемоданчик. Говорил так, словно меня в комнате вообще не было.

— Никаких стрессов, полноценный отдых, хорошее питание. Исключить переутомление и переохлаждение, физические нагрузки, тяжелую, жареную пищу, кофе и алкоголь. И поменьше соленого, — снова посмотрел на меня. — Не откладывайте визит, герцогиня! Всего доброго. Лорд, ваша светлость.

Когда в коридоре стихли легкие шаги целителя, необычайно живого, невзирая на довольно преклонный возраст, я перевела робкий взгляд на лорда. Робкий, потому что пугалась собственных мыслей. Тех, что пришли в короткий миг, когда мне показалось, что жизнь никогда не будет прежней. Когда показалось, что его убили…

— Ты жив, — негромко произнесла я после долгого молчания, жадно отыскивая следы болезни или травмы и, к счастью, не находя их.

— Благодаря вам, — он стиснул зубы и по-прежнему стоял далеко.

Слишком далеко.

Мне хотелось коснуться его всегда горячих ладоней, почувствовать тепло его тела, чтобы убедиться, что все это не сон. Но разве могла я просить о подобном? В глазах мужчины был непривычный и неожиданный холод, отстранение. Он долго молчал, да и мои мысли еще не оформились в конкретные фразы.

— Отдыхайте, — прозвучало неожиданным выстрелом, и Брайан стремительно направился к выходу.

— Эй! — ничего умнее на ум не пришло. Я села в кровати, понимая, что бежать за ним ни сил, ни возможности. К счастью, мой вскрик заставил лорда остановиться, но истолкован был неверно.

— Вам нечего бояться, — холодно заметил он. — Троих из пяти вы испепелили, двое задержаны и дают показания. Больше никому неизвестно, что вы там тоже были. У дверей Дин и Эггер, если что-то понадобится — они к вашим услугам. Вы в безопасности.

— В безопасности? — попробовала слова на вкус, поскольку мне и дела не было до своей безопасности. — А вы? Вы в безопасности?

В глазах мужчины скользнуло недоумение, впрочем, быстро стерлось прежним безразличием:

— Это моя работа. Справлюсь. Отдыхайте.

Все, что успела — рот открыть. Но говорить с пустотой было бы верхом глупости. Лорд ушел, оставив меня одну. Тут же раздался стук в дверь и сердце дернулось в надежде. Сейчас войдет, улыбнется и справится о моем состоянии. Но нет. Заглянул Эггер, представился и заверил, что мне ничего не угрожает, и что я могу обратиться к нему с любой просьбой.

— Спасибо, господин Эггер.

— Просто Эггер, — поправил он, добродушно улыбнувшись.

Высокий, широкоплечий и крайне мускулистый молодой парень больше походил на деревенского увальня, чем на работника тайных служб.

— Где я нахожусь?

— Во дворце. В покоях лорда Тени.

Лорд Тень. Значит и для своих людей он всего лишь Тень. Стало понятно, почему все его так называют. Тень мимолетна. Ее нельзя поймать, она всегда ускользает сквозь пальцы. Даже когда ты, казалось бы, держишь ее в руках, не можешь сказать, что она твоя. Он никогда не будет моим. Никогда! Следует осознать, признать и принять. Тогда жить будет гораздо проще. Вот только лежать в постели, зная, что это его постель, что простыни касались его тела, возможно, хранят множество историй с участием женщин, стало неуютно. Нервно улыбнувшись, я попросила принести кофе, поскольку в горле пересохло.

— Извините, герцогиня, не могу.

— Хорошо, тогда позовите того, кто может. У меня пересохло в горле.

— Да нет, попросить принести могу — кофе не могу. Лорд запретил.

Я удивленно моргнула, глядя на рыжеволосого мужчину и спросила:

— Он запретил что-то еще?

— Да много всего запретил. Если хотите, могу распорядиться насчет сока.

— Какого? — робко полюбопытствовала, даже не ведая, какие ужасы меня ждут.

— Томатного, морковного или сельдерейного.

От услышанного даже передернуло. Он что, издевается? Решил меня со свету сжить?

— Томатного? — прошипела, словно змея, откидывая одеяло и принимая сидячее положение. — Мор-рковного? — прорычала, надевая туфельки. — Сельдер-рейного?

Придерживаясь за спинку кровати, медленно поднялась. Эггер мгновенно оказался рядом и придержал, когда меня заметно качнуло:

— Вставать вам тоже запрещено, потому лягте, пожалуйста, обратно.

— А то что?

«А то что» случилось настолько неожиданно, что я даже ахнуть не успела. Вопреки предположению об огненной стихии, Эггер оказался магом Дома ветра. В мгновение ока скрутил меня воздушными потоками, уложил на кровать и накрыл одеялом.

— Я позову камеристку, чтобы вам помогли переодеться, и распоряжусь насчет сока. Не переживайте, Дин никого к вам не пропустит. Нужна маленькая армия и десятка три магов, чтобы уложить его на лопатки.

Мужчина подмигнул и вышел из спальни, разве что не подпрыгивая.

И чему, спрашивается, радовался? Тому, что я и шевельнуться не могу? Воздушные потоки спеленали меня так, что ни сесть, ни встать. Некстати зачесался нос, а руки намертво привязаны к телу.

— Эй! — закричала, но в ответ тишина. — Кто-нибудь! — снова тихо. Хорош защитничек. Убивать будут, никто на помощь не придет. — Помогите!

Конечно, я догадывалась, что в покоях лорда Тени мне ничего не грозит, но чтобы на одно простое «помогите» вспыхнуло аж три портала, это, конечно, впечатлило.

Эггер, лорд Тень и, следовало полагать, тот самый Дин, сначала глянули на меня, затем принялись осматривать комнату на наличие посторонних. Огневик подошел ко мне.

— Что случилось?

— Этот ваш защитник меня спеленал!

Требовательный взгляд лорда в сторону Эггера, который, проверив комнату, подошел к начальству и беззаботно доложил:

— Так ведь сами велели: будет озоровать, спеленать и все дела. Озоровала.

Перехватила смущенный взгляд лорда и едва сдержала смех. Вот правда, за все время ни разу не видела его хоть чуточку смущенным. Судя по всему, простодушный Эггер отлично работал руками, но не головой. В прочем, в том, что он надежный исполнитель и отличный боец, у меня сомнений не возникало.

Заметив, что присутствующие решили разойтись, я поспешила напомнить о себе:

— Ничего не забыли? У меня, вообще-то, нос чешется!

— Так бы сразу и сказали, — улыбнулся рыжеволосый, подошел ко мне и удивил донельзя. Он почесал мой нос.

— Теперь все хорошо?

— Хор-рошо? — этак скоро в волчицу превращусь, столько рычать. — Лорд, нам с вами нужно серьезно поговорить!

— У меня нет на это времени, герцогиня. Отдыхайте. Восстановите силы, чтобы вечером быть в форме.

Для похода в галерею. Об этом я не забыла. Дела превыше всего.

— В таком положении мне будет затруднительно восстановить силы.

Брайан кивнул Эггеру и на этот раз ушел, не прощаясь, оставив в напоминание о себе лишь запах костра и теплое касание ветра.

— Томатный сок очень полезен для сердца, — пообещал воздушник и, освободив меня от пут, предупредил: — не вставайте лишний раз. Лучше поспите. Мне ничего не стоит неделями такие путы держать.

Неделями? Я глядела на мускулистую спину уходившего мужчины и едва не присвистнула. Это что же, лорд решил нарушить обещания и запереть меня? Я на такое не подписывалась!

Впрочем, и врагом себе не была, потому, пригубив принесенный томатный сок, съела несколько пресных крекеров и провалилась в сон.

Проснулась лишь после обеда, чувствуя себя бодрой и отдохнувшей. Камеристка — молодая девушка с аккуратно забранными в култышку волосами и очень выразительными карими глазами, молча сидела в кресле и вышивала. Заметив, что я не сплю, отложила занятие и склонилась в книксене:

— Добрый день, ваша светлость. Желаете принять ванну и сменить наряд?

Было бы неплохо. Я вульгарным образом спала в мужской постели прямо в платье. Страшно представить, на кого была похожа в этот миг!

Ванная комната напомнила о лорде запахом костра и хвои. А еще пахло мандаринами. Необычная сладковатая нотка вызвала улыбку. Нежась в горячей воде, постаралась выкинуть из головы все мысли и последовать мудрому совету целителя. К тому же, я себе не враг. Несколько часов отдыха пойдут мне на пользу.

Удобно устроив голову на специальной подушечке, позволила ласковому шелку воды гладить мое тело и убаюкивать. Когда камеристка меня разбудила, вода уже остыла. Хотела привычным движением подогреть ее, но попытка колдовать отозвалась болью в висках и черными разводами перед глазами. Резерв опустошен. Теперь понятно, почему мне так плохо. На полное восстановление уйдет не меньше недели…

Камеристка помогла вымыть голову, с остальным я справилась сама, с удовольствием растирая по телу гель с приятным мандариновым запахом. Необычный выбор для мужчины. Мелькнувшую мысль о жене герцога развивать не стала, помня завет целителя: никаких волнений. Ох и сложная это задача — не думать о той, о ком запретила себе думать! Какая она? Высокая, статная, сильная женщина или наоборот худенькая, с большими глазами и кротким нравом? Нет, сомневаюсь, что лорд увлечется серой мышкой. Скорее всего, она первая красавица и решительная особа…

Решительно тряхнула головой, разбрызгивая по кафелю ароматные капли. Не думать — значит, не думать. Будь она хоть пять раз красавица, магичка и одаренная!

Закуталась в темно-синий халат лорда, который смотрелся на мне королевской мантией, что тяжелым шлейфом волочилась по полу, и вернулась в спальню, где увидела предложенный наряд:

— Должно быть, здесь какая-то ошибка? — я смотрела на домашнее платье. В таком не выйти в коридор, тем более в королевском дворце! В таком только лечь в постель либо, накинув халат, принять родственников.

— Никакой ошибки, ваша светлость. Лорд велел подать домашнее платье и халат. Вам предстоит провести день в покоях. В нем будет удобно, уверяю.

В удобстве я ничуть не сомневалась, просто тешила надежду на возможную прогулку. Даже больным и заключенным прогулки разрешаются! А прогуляться можно и до банка Флоссии… Глянуть одним глазком, как там дела у Марго. Уверена, что справляется, но ей нельзя напрягаться! А Салли! Успела ли предупредить всех клиентов? Снова придется перенести встречу с флористом. Третий раз! Нет, так нельзя…

— Можно я передам с вами записку? Только это очень срочно и не терпит отлагательств! Из замка же можно отправить ветреным вестником?

Только получив от девушки согласие, я спокойно переоделась, попросила подать обед, не решаясь даже подумать о том, что в него войдет, и расслабилась. Если мне нельзя пойти на работу, то работа придет ко мне!

Я размешивала ложкой рыже-зеленое пюре, тщетно мечтая, что оно превратится в идеально прожаренный стейк или, на худой конец, кусок рыбы, запеченной под сыром. Рыба здесь, конечно, была. Когда-то. До того, как некто додумался превратить ее в пюре. Я просто переутомилась, а не потеряла зубы! И не стала шестимесячным ребенком, чтобы есть перетертую еду! Придется сидеть голодной!

Решительно отодвинула угощенье как раз в тот момент, когда в дверь постучали.

— Ваша светлость, — Эггер выглядел озадаченным. — К вам ваш дядюшка Эштон с цветами и подарками. Примете?

— Конечно, пригласите его войти.

Разумеется, никакой дядюшка Эштон ко мне не приехал. Хотя упомянутый родственник у меня имелся. Я нарочито не стала использовать вымышленные имена, полагая, что работники тайной службы могли быть осведомлены о моих родственных связях.

Хогли — владелец цветочной лавки, высокий подтянутый мужчина за сорок — уверенными шагами вошел в комнату и поставил на комод большую коробку, а сверху букет.

— Прошу прощения за конспирацию и мой внешний вид, — я поднялась и подошла к мужчине.

Наши отношения были неформальными. Конечно, не настолько, чтобы устраивать пижамную вечеринку, но все же. За три месяца мы успели отвести несколько пышных свадеб и сдать десяток сложных проектов. Некоторые клиенты словно с небес свалились. За пару часов до свадьбы вдруг хотели экзотических цветов или сменить цвет свадебного букета, или переделать бутоньерки… Волнение никогда не доводит до добра, а сейчас и я поддавалась его тлетворному влиянию. Благо, ванна и отдых позволили найти выход из затруднительного положения.

— При, ты всегда обворожительна! — меня расцеловали в обе щеки. — Ничего не спрашиваю, сразу к делу, мы и без того упустили много времени. Так, это для тебя, — мне вручили пышный букет из нарциссов и крупных васильков, а вслед за ним каталог, что прятался в коробке, с якобы подарками для меня.

Графиня Тюдорс предпочитала лютики, невзирая на ядовитость цветка и его значение — агрессия. Впрочем, в отличие от других моих клиенток, хрупкой ромашкой графиню не назовешь. Если и выбирать цветок ей под стать, то кактус пришелся бы в пору. Но в силу недостаточных эстетических качеств пришлось подумать, какую альтернативу выбрать, ведь мне доподлинно известно, что у матери жениха аллергия на лютики.

Графиня Тюдорс и граф Оноре друг друга любят. Мне пришлось немало поработать с обоими, чтобы несколько смягчить характер графини и наоборот, усилить в графе мужское начало. Но примирить графиню с будущей свекровью не вышло. Последняя — ярая противница свадьбы сына на «злобной волчице, в чьей пасти больше зубов, чем звезд на небе». Впрочем, мой талант и любовь подопечных победили. А теперь мне предстояла нелегкая задача сделать так, чтобы во время церемонии не понадобились услуги нашего соседа-гробовщика, а волосы невесты и свекрови остались при них…

— Ты же понимаешь, лютики — не свадебный цветок. Я предлагаю подсолнух, — он перевернул лист и передо мной прямо на странице расцвел небольшой желтый цветок с яркой черной сердцевиной. Хогли — маг дома земли. — Я вырастил этого миленького друга как раз для графини Тюдорс. Ей хочется чего-то необычного и яркого — пожалуйста. В центре букета будет смотреться изумительно. Символ верности и привязанности к будущему супругу.

— Ей не необычного хочется, ей разозлить будущую свекровь хочется!

— Придумал! Желтые фиалки! — он снова перелистнул страницу и время понеслось. Мы разве что не сломали голову, подыскивая варианты для утверждения графиней. Дело было не только в букете невесты. Проблема в том, что он — задает тон остальному цветочному оформлению свадьбы. Очевидно, если зал будет усыпан лютиками, графиня Оноре в лучшем случае зайдется чихом, в худшем — превратится в огромный опухший шарик.

От плодотворной работы проснулся зверский аппетит, который не утолит странного цвета пюре. К счастью, недалеко от замка ресторанчик повара, с которым я тоже переносила встречу. Господин Идрик хоть и строг, но строгость эта напускная. Уверена, он сможет уделить мне полчаса времени.

Определившись с вариантами цветового решения свадьбы, я отправила с Хогли записку, в которой слезно просила назваться именем моего троюродного брата и принести хорошо прожаренный стейк, овощи гриль и макароны с сыром под коронным острым соусом Идрика.

Прежде, чем я скончалась от голода в страшных муках, в дверь снова постучали. Эггер объявил:

— Ваш троюродный брат примчался прямо из Андарии, чтобы навестить вас. Именно сегодня, — добавил недоверчиво.

— У нас невероятно дружная семья, — широко улыбнулась и велела пропустить.

К счастью, господин Идрик выполнил мою просьбу. Перенос встречи, как и незапланированное ее проведение в личных покоях — подумал моих — не одобрил, но, заметив, с каким аппетитом я накинулась на еще горячий обед, надежно спрятанный в непроницаемом для запахов контейнере, оттаял.

Через час мы полностью определились с меню. Удалось, как мне кажется, достичь компромисса между желаниями графини (граф желал одного — удовлетворить желания будущей жены) и здоровьем будущей свекрови.

Самой сложной будет встреча с будущей невестой, но ее в таком виде не провести. Я всерьез задумалась насчет приглашения портнихи, но в комнату вновь постучали. Позволила Эггеру войти, предусмотрительно поднявшись и спрятав за своей спиной остатки настоящего обеда:

— Ваша светлость. Просто на всякий случай, — мужчина окинул комнату недовольным взглядом и задержался на поваре. — Предупредите родственников, что на сегодня больше приемов не будет.

— Это не вам решать.

— Все верно. Так лорд решил, — он пожал плечами и проводил Идрика. Каким чудом удержалась, чтобы снова не зарычать — непонятно. Потребовала принести кофе — мне опять отказали. Зеленый чай — тоже отказали, ведь в нем кофеина еще больше. На предложение принести томатный сок ответила, что вылью его на голову тому, кто отважится подсунуть мне эту мерзость. С детства не переносила этот напиток. Он напоминал мне кровь, а я не вампир.

Впрочем, у меня не было особых причин злиться. День прошел довольно плодотворно и я, устроившись за секретером, принялась изготавливать эскизы для предстоящей свадьбы. Лорд не станет возражать, если воспользуюсь его принадлежностями. В противном случае, не оставил бы меня в своих покоях.

В кабинете лорда Тени

— Скажи, что у тебя хорошие новости, Шер. Если допрос придется проводить мне, не уверен, что сдержусь.

В кабинет быстрыми шагами вошел Шер Аперцвайг — высокий молодой блондин, правая рука лорда Тени, которому глава тайной королевской службы доверял. Так, как только может доверять человек, занимающий подобный пост. Печать духов четырех стихий на ладони Шера служила гарантией молчания и преданности, потому лорд мог говорить открыто.

— Ничего хорошего. Кто-то сильно постарался, — мужчина раскрыл ладонь и показал свою метку.

— Вот как? — лорд приподнял бровь и откинулся на спинку кожаного кресла, которое мягко пружинило под своим хозяином. — Какая?

— Огненная.

— Хорошо. Я приду позже, чтобы сломать ее. Остальные тоже с меткой или только эти двое?

— Пока не могу сказать. Герцогиня их в пепел превратила. Откуда только такие силы у пятой ступени?

Лорд выразительно посмотрел на соратника и объяснил, словно неразумному птенцу:

— Шер, я не мог шевелиться, но не утратил магию. Элементарное заклинание переноса сил доступно даже прислужникам. Она хотела сотворить огненный шар, но смогла больше. Шансов было мало, но герцогиня почувствовала мою силу и использовала ее.

— Невероятная женщина! И после такого еще умудрилась тебя спасти. Ты живучий гад, Брайан!

— Взаимно. Проведи реконструкцию, узнай, были ли печати у остальных. Понадобится — привлекай герцога де Гена и его супругу, у них большой опыт в сотрудничестве между домами. К тому же, герцог осведомлен о произошедшем. Установили личности?

— Барон Рокфор и граф Властин.

Имена ровным счетом ни о чем не говорили. На их месте могли быть десятки других столь же безликих личностей. Врагов у лорда было предостаточно, как и у короны.

— Откуда родом?

— Герцогство де Ген, — глава тайной службы короля подался вперед и склонил голову.

— Дела запросили?

— Уже в пути. Как только получу, сразу к тебе. Ангарисский след уже невозможно скрывать. Кажется, их шпионы наводнили все герцогство. Кстати, по поводу некоего «Муслима», — осторожно начал мужчина. — Нам продолжать его разработку? Или сосредоточиться на лорде Сазерленде?

— Лорд Сазерленд клюнул на Присциллу исключительно из-за нашей давней с ним вражды. Его отметаем. Хотя связь с ангариссцами возможна. Он та еще продажная шкура. Отработай контакты Муслима, следи за ним. Может, удастся выйти на заказчика. Думаю, след потянется к тайной службе Ангариссии.

— Одно наверняка — твоей смерти желает и кто-то из приближенных короля. Иначе ангариссцы не смогли бы подобраться так близко. Ты та еще заноза в заднице и способен помешать войне.

— Не переоценивай мои силы, — отмахнулся лорд. — Ты знаешь, между нашими королевствами давний и непримиримый спор. Лишь вопрос времени, когда Ангариссия нападет. Другое дело, что они не смогут на законных основаниях овладеть нашими стихийными источниками. Мировое сообщество никогда не признает завоевателей их полноправным владельцем, а духи — не раскроют силу.

— Подожди, — Шер задумался. — Возможно, они хотят спровоцировать нас?

— Каким это образом?

— Пока не знаю, но не стоит отметать этот вариант.

Лорд и сам не раз думал, что со стороны Ангариссии возможна провокация. Он предупредил пять покушений на короля за последние две недели. Стоило ли говорить, за последние десять лет их было всего три и все связаны с непопулярными, но необходимыми реформами налогообложения. Знать всегда неохотно расстается с деньгами, полагая, что крестьяне способны выжить на хлебе с водой, в то время как в их амбарах гниют мясо и крупы. Понимая, что пока лорд Тень возглавляет тайную службу, до короля не добраться, незримый враг переключился на него. Убрать главу тайной службы, учинить бунт, спровоцировать еще одно покушение или вовсе смерть правителя, подделать прошение флоссийского народа к Ангариссии о помощи и защите и все. Ангарисская армия победным маршем растопчет брусчатку до самой столицы и уже никакие силы не будут способны вышвырнуть их из страны. Они на законном основании завладеют источниками силы, а те, раз признав нового законного владельца, флоссианцам уже не вернутся. Без источников не будет самой Флоссии.

— Может, отпустишь свою любовницу прогуляться вечерком по городу? — предложил Шер, разглядывая задумчивого лорда. — Мы же для этого ее и наняли. Будет куда быстрей, чем…

— Нет, — отрезал мужчина слишком холодно. — Подыщите новую кандидатуру. Герцогиня больше в этом не участвует.

— Почему? Она идеально справляется! К тому же, если ей действительно удастся свести Чарли и Аниту, нам не помешает дополнительный шпион, в такое-то время. Учитывая, что наша резидентура уничтожена.

— Граф бесполезен. Как сейчас, так и потом. У него нет данных, чтобы стать надежным источником информации, к тому же война начнется со дня на день, а мы до сих пор не можем разобраться в собственном доме!

— А проект «Каллисто»? Закрываем? Перспективный же! В такое время…

— Подыщи другую кандидатуру. И созови совет. Начнем охоту на ведьм.

— Ты имеешь в виду… — глаза Шера расширились.

— Давно было пора это сделать. Начнем раздавать метки. И составь список всех из окружения герцогини, кто может или мог обо мне узнать больше, чем следует. Нужно замести следы.

— Хочешь выжечь ее память? — мужчина нахмурил брови. Выжечь память одного человека не сложно, но придется работать с десятками людей и все равно будет шанс, что кто-то и что-то вспомнит. Впрочем, сейчас им требовалось лишь выиграть время.

— Пока не знаю. Но не исключаю такой вариант. На этом настаивает герцог де Ген.

— Пошли ты его подальше, она нам нужна, Брайан! Где еще мы найдем такую?

— Из-под земли достань! — рыкнул лорд, и на этот раз у Шера не возникло ни единого возражения. Он лишь молча кивнул.

Огневик не хотел выжигать память Присциллы, заставлять ее забыть обо всем, что она узнала, но понимал, что иначе нельзя. Следовало навсегда вычеркнуть из своего прошлого, настоящего и тем более будущего ту, что становилась его слабостью.

Шер хотел что-то сказать, но лишь повторно кивнул и вышел исполнять поручения.

В покоях лорда Тени

Я растерянно смотрела на контейнер из-под сытного обеда и не знала, куда его деть. Фирменный картон источал сочный аромат жареного на углях мяса, которого в меню лорда Тени-Зануды не значилось. Предполагалось, что при обнаружении этой улики меня могло ждать наказание. Оказаться перетянутой воздушными потоками снова не захотелось, а потому, нарушив все мыслимые и немыслимые правила приличия, я распахнула окно и, убедившись, что внизу никого, выкинула следы своего чревоугоднического преступления прямо в королевский сад. Ничего. Королевским дворникам тоже нужно чем-то заниматься!

Оказалось, я вовремя замела следы, поскольку раздался очередной стук в дверь, и камеристка принесла для меня наряд. Наконец-то можно будет принять достойный вид! Полагаю, мне еще долго придется смущаться под взглядами флориста и повара, которые хоть и не припомнят вслух сегодняшнюю встречу, но наверняка надежно сохранят ее в памяти.

На глухое платье с пуговицами по самый подбородок и длинными узкими рукавами я смотрела с недоумением. Обычно я предпочитаю более открытые фасоны. Нет, не так, я всегда ношу наряды с открытыми плечами и довольно откровенным декольте. Природа наделила меня хорошей внешностью, и этот момент никогда меня не смущал. В таком наряде мой вид будет достойным только при посещении монастыря!

— Это шутка? — наблюдая за размеренными действиями камеристки, я переводила взгляд с темно-зеленого нечто на девушку.

— Лорд Тень лично подобрал.

— Вот оно как? — хищно протянула я. — Лично, значит, подобрал! Хор-рошо. А это… Тоже лично?

Рядом с верхним платьем лежали, с позволения духа огня сказать, панталоны и нижнее платье. Панталоны больше напоминали парашюты или, не знаю, мужские штаны, но явно не изысканный предмет женского гардероба!

— Сказал, чтобы для вечернего выхода вы надели именно это.

Злорадно улыбнувшись, я заставила свою камеристку покраснеть. А что, лишние слухи в нашем деле лишними не будут:

— В таком случае, — убирая панталоны и нижнее платье обратно в коробку, произнесла я. — Отдайте это обратно лорду и скажите, что лучше я вообще ничего не надену, чем надену это!

— Вы что же… — девушка не смогла закончить предложение, глядя на меня огромными глазами. Хищно улыбнулась в ответ и уверенно повторила:

— Под верхнее платье я не стану надевать ничего.

Сглотнув, камеристка принялась выполнять мое распоряжение и помогла надеть подъюбник, а затем верхнее платье. В столице даже вечера на удивление жаркие и душные, а рядом с магом огня я и вовсе бесстыдно вспотею в предложенном балахоне, к тому же с нижним платьем еще и с парашютами-штанами!

Понятия не имею, чем я думала в тот момент, когда отважилась на подобное… Закрытый наряд лорд выбрал сознательно, а мой сознательный выбор заключался в том, чтобы сделать ему вопреки.

Ощущать себя без нижнего белья было для меня в диковинку. Камеристка забрала мою старую одежду, коробку для лорда и, сделав книксен, оставила меня одну, примеряться к новым ощущениям. Лорд должен был явиться через полчаса и, стоит полагать, перенести нас на выставку. Но что-то подсказывало, теперь он может появиться и раньше. После того, как получит коробку…

Щеки опалило огнем. О чем я только думала? Приложила ладошки к лицу, но это не помогло. Захотелось отмотать время вспять и натянуть даже безразмерные панталоны, или те, что носила с утра, но такой возможности уже не было. К тому же, у меня появился новый посетитель, и мысли о собственной испорченности лениво уползли на задний план.

— Маркиза Де’Рти просит о встрече, — обозначил недовольный Эггер. Мужчина окинул меня странным взглядом и ожидал ответа.

— Пожалуйста, пусть входит, — я целомудренно скрестила ладошки перед собой, стараясь не думать о том, что на мне нет панталон. Кошмар! Как только мне могло прийти такое в голову?

— Присцилла! — Анита бросилась ко мне прямо с порога и, взяв за руки, принялась осматривать. — Как услышала, что вы упали с лестницы, места себе не находила! Конечно же, королевский лекарь вам сразу помог, но я все равно беспокоилась!

Упала с лестницы? Любопытно…

— Спасибо, Анита. Все хорошо. Присядем?

Анита читалась довольно легко. Девушка действительно искренне за меня волновалась, и это волнение стало глотком свежего воздуха. В клетке по имени Брайан Беверли становилось душновато и тесно. Представить себе не могу, что испытывает Луиза, каждый день проживая вот так… Размер клетки не меняет того факта, что ты не можешь расправить крылья и ощутить свободу полета.

— Мне сказали, вы планируете уехать на отдых?

Очень любопытно. Выбрала тактику «улыбаемся, киваем и отвечаем, не давая ответов». Это с какой стати лорд донес до маркизы подобную информацию? Почему готовит Аниту к моему отсутствию? Правда хочет меня сослать? Запереть надолго? Вовсе отлучить от проекта?

Приглядываясь к маркизе, слушая ее щебетание, я отметила, как нервно она теребит рюшечки на малахитовом платье, как кусает нижнюю губку и отводит взгляд, как разговор нет-нет, но касается лорда Тени. Мягко улыбнувшись, я решила все прояснить:

— Анита, скажи, как есть. Что тебя волнует?

Она снова закусила губу и задержала дыхание, а потом выпалила, словно впервые выпустила свою стихию на свободу:

— Лорд Ирвин пригласил меня в театр! — сказала, а сама лицо ладошками закрыла и засмеялась, как маленькая девочка, получившая долгожданный подарок. Вот так-так! Наступил момент, когда я могу стать либо самым лучшим другом, либо развести между нами мосты, как однажды они разошлись между прежде дружественными Ангариссией и Флоссией.

— И что ты думаешь по этому поводу? — я осторожно прощупывала почву. Маркиза растопырила пальцы, показав мне один глаз, затем другой, потом и вовсе опустила руки.

— Ты меня не осуждаешь?

На мне нет панталон, и официально я сплю с женатым лордом, у которого взрослый ребенок, мне ли осуждать? Разумеется, вслух я сказала не все и более корректно:

— Веления моего сердца и мои поступки расходятся с общественной моралью. Как я могу осуждать тебя, когда понимаю твои чувства, как никто другой?

Она жадно вдохнула воздух, словно он был настолько вкусный, что невозможно надышаться:

— Ах, Присцилла! Он такой… такой…

— Мужественный, — подсказала, вспоминая своего лорда.

— Да! — ее глаза сверкнули, словно заряженные под завязку стиксы. — А еще такой…

— Загадочный.

— Не то слово! И…

— Сильный.

— Вы словно мысли мои читаете, — восхитилась она и придвинулась ближе.

— Анита, мое сердце принадлежит одному из лордов. Я знаю, каково это.

— И что мне делать? — она раскрыла кружевной веер с перьями и принялась им обмахиваться. Ловя на себе струи свежего воздуха со сладкой ноткой жасмина, постаралась вывернуть ситуацию в свою пользу, но так, чтобы не ранить ее чувства.

— Решить, чего ты хочешь от мужчин.

Маркиза жадно ловила каждое мое слово и ждала продолжения.

— Лорд Ирвин — красивый и влиятельный мужчина. Он сделает тебя женщиной, но особо заботиться о твоем удовольствии не станет — он избалован женским вниманием. Я могу научить тебя, как раздразнить такого мужчину и сделать своим, но максимум, что тебя ждет — статус любовницы. Минимум — одна ночь, после чего он переключится на другую.

Девушка сникла, а огонь в ее глазах стремительно гас.

— Я не осуждаю тебя, потому что сама попала в сети огненного лорда! Меня устраивает статус фаворитки и не смущают разговоры за спиной. Ты к такому готова?

Она сложила веер и разглядывала тонкие ниточки зеленых перьев на нем.

— Нет, — произнесла тихо-тихо.

— Тогда, чего ты хочешь?

— Хочу быть единственной. Хочу чувствовать себя любимой и нужной. Хочу, чтобы рядом был сильный мужчина, способный защитить от всех бед мира. Чтоб за ним как за стеной, но кроме меня он не видел никого. Хочу стать его жизнью, его дыханием, его всем!

В глазах маркизы снова расцвела надежда.

— Граф Хокстоф милый молодой человек.

— Милый, — согласилась она, грустно улыбаясь. — Но сможет ли он стать опорой и защитой? Обаянием не уберечь честь дамы. Иногда и характер нужно показать.

Молодец, девочка. Спасибо за подсказку! Нужен тебе характер? Будет! Зачастую многие леди, и Анита не была исключением, не понимают, чего хотят в действительности. Они путают надежность и опасность, чувство защищенности и стабильность. Плохие мальчики кажутся им мечтой, рядом с которой их жизнь превратится в сказку, полную приключений. Вот только приключения рано или поздно заканчиваются разбитым сердцем и поруганной честью, а плохие мальчики либо тонут в своих пороках, либо встречают женщин, способных их одомашнить. Иного нет. Сейчас Анита очарована хулиганом лордом Ирвином, опасным и притягательным, способным открыть для нее мир искушения, греха и порока. Вот только он ничего не сможет дать взамен искренности и трепета маркизы.

— Я тебя пойму, если ты не захочешь пойти с нами на выставку.

— Что вы! Конечно хочу!

— Но и в театр с лордом пойдешь? — поняла по ее взгляду.

Маркиза прикусила губу и переспросила:

— Это не правильно?

Улыбнулась, сжав ее ладошку:

— Порой, сердцу виднее. Дай шанс и графу, и лорду, но не совершай поспешных поступков. Поверь мне, лишиться чести, потеряв голову, ничего не стоит. Но нам, женщинам, в отличие от мужчин, общество подобных слабостей не прощает. Если ты решишься пойти на это, нужна уверенность, что рядом с тобой мужчина, который это оценит.

— А лорд Тень… он это ценит?

Анита перевела взгляд за мою спину и замерла. Он вошел без стука. Просто открыл дверь и замер, заметив Аниту. Разумеется, это его покои, но ведь мог, хотя бы для приличия, известить о своем приходе. А вдруг я… Некстати вспомнилось про отсутствие нижнего белья и на щеки наверняка плеснуло краской. Я никогда не была склонна к излишней стыдливости, но в данный момент сто раз пожалела, что отказалась от тех парашютных панталон. К тому же, маркиза все равно ждала ответа, судя по ее взволнованному взгляду:

— Ценит, Анита. Иначе бы я не решилась отдать ему самое ценное, что имею.

Кажется, эта фраза стала решающей. Девушка с улыбкой кивнула и поднялась, чтобы исполнить книксен под холодным взглядом мужчины.

— Маркиза. Граф Хокстоф ожидает вас в малой изумрудной гостиной на втором этаже.

А взгляд отстраненный такой и на меня. Еще раз исполнив книксен и махнув мне ладошкой, Анита оставила нас вдвоем, осторожно закрыв за собой двери.

Тишина, во время которой в моей голове успел пронестись миллион мыслей. Миллион и одна. И все об одном и том же. Ну почему я совершила такую глупость? И что он теперь скажет? Ведь камеристка передала ему не только одежду, но и мои опрометчивые слова! Щеки не просто горели, все мое лицо пульсировало, кровь обжигала его, пытаясь испепелить меня заживо. Стыд тек по ней горячей патокой.

Но взгляд Брайана отстраненный, безразличный, скользнул по мне как по пустому месту. Это существенно остудило мой пыл и привело в чувство. Во всяком случае, язык смог шевелиться и выразить мысли словами.

— Ничего не желаете сказать? — не выдержала и подняла тему первой. Лучше уж сразу это обсудим, чем мучиться.

— А должен?

Он приподнял бровь. Так. Либо камеристка постеснялась передать обратно коробку и мои слова, либо сей факт никак не волнует огневика.

— Интересный выбор платья, — произнесла, скрывая недовольство и поднимаясь.

Ответа не последовало. Взгляд глаза в глаза.

— Ясно. Боитесь, что простужусь? Это не удивительно, ведь вашим взглядом можно костер заморозить!

Опять молчит. Да что с ним такое? Стало не по себе. Сцепила ладошки перед собой и наверняка выглядела как монашка. Монашка без панталон. Уголки моих губ дрогнули от этой мысли. Лорд ожил и протянул руку.

— Идемте.

— Я ждала вас позднее.

— Мне уйти?

Что-то не клеился у нас разговор. Решила, что продолжать и вовсе не стоит.

Сдвинула брови, молча вложила свою ладонь в его и сделала шаг навстречу, полагая, что мы пойдем через весь дворец к ландо. Двойная демонстрация меня в качестве фаворитки. Хотя, признаться, столь демонстративное поведение стало вызывать вопросы. Зачем оно нужно? Спрятать на видном месте? Не вяжется это с поведением лорда, но сейчас явно неподходящий момент задавать вопросы.

Но я ошиблась дважды.

Мы не пошли через весь замок, лорд перенес нас прямо к карете. Закрытой! С удивлением посмотрела на мужчину, на кучера, снова на мужчину:

— Закрытое платье, закрытый транспорт, закрытый лорд… Стукнули по голове меня, а странно себя ведете вы. Можно подумать, вы меня стесняетесь!

Проигнорировал замечание. Молча подал руку, помог устроиться на бархатном диванчике рядом с собой. Лошади зацокали копытами, колеса застучали по мощеной дороге. Нас немного покачивало из стороны в сторону. Времени предостаточно и мы с лихвой успевали к началу выставки. Приятно пахло деревом и кожей — карета совсем новая. Темнота задернутых шторок рассеивалась мягким светом огненного кристалла, болтающегося под потолком в ажурном бра.

Неожиданно лорд повернулся ко мне и, обхватил мою голову ладонями. Чем дальше, тем загадочнее… Не лицо в интимном жесте, а именно голову.

— Лорд Тень… Брайан, ты ведешь себя странно. Может, поговорим?

Во взгляде решимость, губы сомкнуты в тонкую линию. Он смотрел на меня холодно, отстраненно. С таким выражением лица убивают, а не выводят девушку в свет. По спине прошелся холодок. Хотя опасности я не чувствовала — интуиция спала — но не по себе было не то слово как!

— Брайан, — повторила мягче, положив ладонь ему на грудь. — Что с тобой происходит? Ты меня пугаешь!

Он закрыл на миг глаза, убрал руки и отвернулся. Вот только ладони сжал в кулаки на коленях, словно сожалел о чем-то.

— Завтра утром придет лекарь.

— Лекарь?

— Которого рекомендовал Альберт. В девять утра.

Замечательно!

— В моем расписании появилось что-то еще?

Но ни ответа, ни внимания не получила. Лорд, отодвинув шторку, изобразил крайнюю озабоченность видами, проплывающими за окном. Понимая, что странное поведение не изменится от моих расспросов, признавая за мужчиной право на личное пространство и личных тараканов, размером с эту карету, я сделала то же самое, ведь посмотреть было на что. Столица готовилась встречать главный праздник магов дома земли — праздник Цветения. Все утопало в растительности и красках.

Укутанный в сизо-фиолетовый шелк сумерек, город дремал, сонно подмигивая первыми разноцветными огнями, отдавая воздуху сладко-терпкий аромат фрезий, георгинов и магнолий. Цветы распускались вне зависимости от сезона и цикла, цвели и те, что уже не должны были и те, которым еще рано. Маги дома земли демонстрировали свою силу, а простые жители, лишенные магии, прислужники, смешенцы или даже одностихийцы иных домов с уважением и почтением украшали балкончики и двери своих домов.

Мы приехали неожиданно быстро. Увлеченная видами, забыла о хмуром собеседнике, который вел себя не то слово как странно. Я ему жизнь спасла! Нет, я не ждала благодарности, особого отношения или подарков. Мне хотелось вернуть, то, что у нас было. Спокойствие, доверие, равновесие. Сейчас же, невзирая на внешнюю неприступность, лорда штормило. Я не могла читать высших магов, но читала мужчин. И конкретно этот представитель мучился от невозможности принять решение.

Он волочил меня за собой, в буквальном смысле, по узкой каменистой тропинке между цветущими олеандрами. Было бы смешно, не будь так грустно. Устав созерцать широкую спину и вдыхать аромат неизвестности, резко выдернула ладонь и остановилась, получив хмурый взгляд:

— Хватит.

— Что хватит?

— Сделай это. То, что ты хочешь, но не решаешься. Сделай или скажи и будем жить дальше.

— Ты не понимаешь, о чем просишь, — отчеканил он и хотел отвернуться, но я подошла ближе и со всего размаху влепила ему пощечину. Ничего. Даже в лице не изменился.

— Идем.

Вместо ответа влепила еще одну, затем ударила кулаком в грудь, другой раз, еще и еще, пытаясь растопить эту глыбу льда, вызвать в нем хоть какие-то эмоции: гнев, обиду, ненависть — неважно! Любые! Нет ничего хуже безразличия. Наконец, схватив меня за запястья, лорд резко прижал меня к себе и прошептал:

— Что ты хочешь услышать, Присцилла?

— Хочу понять, что случилось? Что я сделала не так!

Подняв голову, встретилась с ожившим взглядом. Он стремительно менялся, наливался не огнем, нет, он становился безумным, а объятия обернулись стальными тисками. Самообладание лорда трещало по швам.

— Ничего.

— Я тебя сейчас лбом по носу ударю! — прошипела змеей, хотя понимала, что не дотянусь. — Что с тобой творится?

— Ты!

Замолчала, не зная, как реагировать.

— Со мной творишься ты! Хочешь услышать, что рядом с тобой я теряю возможность здраво мыслить? А на расстоянии только и думаю, все ли с тобой в порядке? Что не могу сосредоточиться на работе, когда мы вместе? Что сейчас, держа тебя в своих руках, только и думаю о том, чтобы сорвать с тебя это платье, под которым ничего нет? — он властно провел пальцами по моей щеке, по губам и ниже. — Это ты хочешь услышать? Что превратила огненного лорда в зависимого от тебя сумасшедшего? Это?

Он тряхнул меня, не сильно, но так, словно ненавидел. Словно перед ним стояла квинтэссенция его слабости, от чего жар всех предыдущих слов моментально схлынул. Меня трясло не то от страсти, не то от обиды. Как понять столь противоречивые эмоции? Как принять их?

— Я должен думать о будущем Флоссии, а думаю лишь о том, какова на вкус твоя кожа, когда ты содрогаешься от удовольствия, какого цвета твои глаза на пике наслаждения, каким станет твой голос, если довести тебя до исступления. Будешь ли ты молить меня остановиться или продолжать, — последние слова он прошептал, касаясь своими губами моих.

Мы стояли так близко, что я отчетливо слышала бешеный рев его сердца, ничуть не уступающий моему. Наша стихия вышла из-под контроля и уже не искрила, нас окутывали языки пламени. Они танцевали вокруг, скрывая нас от окружающего мира, хотя здесь, на одной из множества садовых тропинок, утопающих в цветах, не было ни одной живой души.

Я давно забыла, как дышать, хватая открытым ртом лишь жалкие обрывки раскаленного воздуха. По венам текла лава, земли под ногами не чувствовала и стояла исключительно благодаря твердым объятиям. Наши тела были продолжением друг друга, и одно это волновало больше самых откровенных ласк. Одно это заставляло желать большего, гораздо большего. Сейчас я была готова на все, но лорд, в отличие от меня, умел контролировать свои эмоции:

— Поэтому перестань провоцировать меня, Присцилла, — горячие губы коснулись моих, мягко обхватили нижнюю губу, потянули на себя. Хрипло выдохнув, подалась навстречу, желая продлить ласку. — Потому что, разбудив зверя, ты уже не сможешь его остановить.

А мне и не хотелось его останавливать! Разум уже давно отключился и только эмоции — бешенные, необузданные, неподконтрольные сознанию требовали продолжения. Но его не было. Лорд с удивительным внешним спокойствием отстранился, придержав меня за локти. Вечерний воздух показался необъяснимо холодным, а я едва стояла на дрожащих ногах. Желание задавать какие-либо вопросы пропало. Желание идти куда-либо тем более. Лучше бы он и дальше молчал. Или нет? Что мне теперь делать с внезапно свалившимся знанием? Брайан желает меня, как женщину. Как любовницу! Ведь он по-прежнему женат. Если жены рядом нет, это не отменяет факта брачных уз.

— Ты сможешь отказаться от своей работы? — вопрос прозвучал неожиданно.

— «Сводницы» для меня не просто работа, — прошептала я, не понимая, о чем мы вообще говорим, собирая осколки сознания и стараясь о них не порезаться. Его губы дрогнули в грустной улыбке, но тут же выпрямились.

— Нам пора, — только хриплый голос, на порядок ниже, чем обычно, выдавал его истинные чувства. Внешне мужчина сохранял невозмутимое спокойствие. Настолько невозмутимое, что у камня и то эмоций больше.

Не понимая, как реагировать в такой ситуации, не зная, как себя вести, я сделала то же, что и лорд: окаменела. Перед этим, правда, ударила его покачивающимся на запястье веером и уже потом молча приняла руку. Нацепила дипломатичную улыбку и двинулась следом. Вот только сердце дрогнуло, когда его пальцы на миг крепче сжали мои пальчики. Когда мы случайно касались друг друга плечом или он перемещал руку на мою талию, пропуская меня вперед по узкой тропинке. Дорога через пышный сад к входу в галерею превратилась для меня в настоящее испытание!

На странные картины почти не смотрела. Точнее, смотрела, но не видела их. Жар не проходил, сердце стучало в ушах, а присутствие лорда — холодного, непреступного, нервировало. Он был безупречно вежлив и деликатен, что нервировало куда сильнее, учитывая, что мне стали известны его настоящие чувства, а на мне, о дух огня, не было белья. Каждое случайное (или вовсе не случайное?) касание отзывалось во мне, раскатывалось по телу томительными волнами в предвкушении чего-то большего.

Анита и Чарли щебетали, с горящими глазами обсуждая смысл двух палочек, треугольников и глубокое философское восприятие мира художника, только потому, что тень от мяча имела квадратную форму. Нет, пожалуй, мне никогда не понять это направление живописи. Холодное шампанское несколько остудило мой пыл, а прогулка по саду окончательно позволила взять эмоции под контроль. Прежняя Присцилла де Ген вернулась: спокойная и рассудительная. Лорд умеет держать себя в руках, вот и мне стоит поучиться. Очевидно, тот факт, что я спасла ему жизнь, не оставил мужчину равнодушным. Его наваждение пройдет, как только испарится адреналин. Матушка всегда говорила, что гормоны заставляют людей порой делать странные вещи. Сдается мне, она была права.

Наши подопечные, кажется, совершенно забыли о существовании мира вокруг. Они медленно рассекали собой полумрак подсвеченного огнями сада. Чарли, как бы невзначай, коснулся пальчиков маркизы. Сначала робко, она сделала вид, что не заметила. Вторая попытка… Ну же, будь ты смелей! Едва удержалась от замечания вслух. Словно прочитав мой посыл, граф сжал ладошку своей спутницы, и она не сопротивлялась. Только обернулась на меня и, заметив пылающие от смущения щеки, я подмигнула девушке, взяла лорда под локоток и повела в другую сторону.

— Думаю, на сегодня наша миссия выполнена. Хотя, признаться, уже не верила, что он решится взять ее за руку!

— Требуется немалая решимость, чтобы перейти черту в отношениях с той, кто тебе нравится, — спокойно произнес он, накрыв мою ладонь своей.

— Она девушка, а не боевой дракон!

— Порой первое куда страшнее! — приподняв бровь, улыбнулся он. Первая улыбка за вечер. Наконец, напряжение спало.

Обстановка была прекрасной! Журчали фонтаны, заливались соловьи, пышные кусты пионов дарили воздуху терпкую горечь, а раскидистые угловатые магнолии в цвету услаждали взор. Удивительные деревья! Подняв голову, я с упоением любовалась крупными белыми цветками, пока мой взгляд не уцепился за фигуру, мелькнувшую меж ветвей. Когда мы вновь вышли на открытую площадку из низкого кустарника, выложенного простеньким лабиринтом, я пригляделась, а внутренности опалило огнем. Ошибки не было. На одном из балкончиков в освещении факелов стоял лорд Сазерленд, который с ехидной улыбкой наблюдал за нами и отсалютовал мне бокалом с шампанским.

«Я вам не верю, герцогиня. И буду следить. Однажды причина, настоящая причина, по которой вы изображаете любовников, станет мне известна. И тогда вы уже не сможете сказать мне «нет», — это было в записке, которую передал через Идрика лорд. Несмотря ни на что, водник не бросил свое непонятное расследование. Скажи я об этом Брайану и от упрямого лорд прямо сейчас на балконе останется лишь дымящаяся лужица.

Не верите нам, значит? Что ж. Тут два выхода: либо убить, либо заставить поверить.

Я резко остановилась, поймав на себе обеспокоенный взгляд лорда Тени, а затем, пока не передумала, привстала на цыпочки и притянула мужчину к себе, впившись губами в его губы. Секунда замешательства, после которой напряженные плечи расслабились под моими ладошками, и я получила ответ на свои страхи. Лорд перенял инициативу. Его руки медленно опустились с моих лопаток на талию, очертив каждый изгиб тела, прижимая меня к себе вплотную, так, что я чувствовала исходивший от мужчины жар. Губы были мягкими, осторожными, но только поначалу. Вскоре его дыхание стало тяжелым, язык властно раздвинул мои губы, скользнул внутрь, и я не смогла удержать судорожного стона. Лорд резко отстранился и прошептал:

— Я же просил не провоцировать меня.

— Лорд Сазерленд наблюдает.

Брайан словно знал, куда смотреть. Окинул взглядом здание и тут же выцепил фигуру водника. Когда увидел его, от мерцающих сапфиров в глазах не осталось и следа. Лишь красный огонь гнева и ненависти. Кожа мужчины вмиг стала обжигающе огненной, а лицо скрылось за сполохами, как бывает перед переносом.

— Стой. Пожалуйста, остановись, — притянула его ближе и, обхватив голову ладошками, прошептала на ухо, делая вид, что мы милуемся.

— Не нужно крови. Пожалуйста… Достаточно убедить его, что мы те, кого изображаем.

Мягкие ладони вдруг стали каменными и лорд едва ли не до боли стиснул меня в объятиях, переводя взгляд то на лорда, то на меня.

— Нет человека, нет проблемы, помнишь? Сейчас ты моя женщина. И должна чувствовать себя в безопасности. Две минуты и от Патрика сырого места не останется.

— Прошу, — повторила с нажимом. — Его кровь будет на моих руках. Я не хочу с этим жить зная, что все можно решить иначе. Просто заставив его поверить, что…

Вместо конца фразы я охнула, поскольку горячие губы лорда коснулись моей обнаженной шеи. Затем поцелуи скользнули выше, переместились за ушко. От невероятных и сильных ощущений у меня дрогнули коленки и перед глазами поплыло. Мужчина это почувствовал, крепко удерживая в своих объятиях. Затем нашел мои губы, и я выпала из реальности. Это был не поцелуй, а сладкий мед с привкусом миндаля. Он нежно захватывал то верхнюю, то нижнюю губку, а потом углубил поцелуй, то обводя языком контур губ, то врываясь внутрь, яростно, почти больно.

Остатки разума померкли, и я даже не обратила внимания, когда взметнулся рыжий огонь. В следующий миг меня прижали к деревянной стене в какой-то комнате. По телу разливался нестерпимый жар, накапливаясь тяжелой ношей внизу живота. Мне хотелось избавиться от одежды, чтобы хоть как-то облегчить состояние, но ощущения лишь нарастали вместе с интенсивностью ласк. Тяжелое, сбившееся дыхание лорда, требовательные поцелуи, то в губы, то в шею сводили с ума. Я отчаянно зарывалась пальцами в его волосы, позволив бесстыже закинуть свою ногу ему на бедро. Мне было плевать на мораль в этот миг. На все было плевать, лишь бы его руки касались меня, а поцелуи не заканчивались:

— В этом платье я хочу тебя еще больше, — хрипло прошептал лорд. От этих слов по моему телу прокатилась очередная огненная волна. Обняв его лицо ладошками, я выдохнула в его губы:

— Так не останавливайся…

Несколько долгих мгновений он смотрел в мои глаза, приподняв мою голову за подбородок. О, этот взгляд, полный огня и желания! Он манил, завораживал, заставлял трепетать и признать полную капитуляцию перед этим сильным мужчиной. Я доверяла ему безгранично. Может и глупо, но правда, доверяла едва ли не больше, чем себе. Ведь мой разум рядом с ним туманился, а его оставался ясным, как день.

— Твоя репутация будет стерта… Я не могу этого допустить.

— Она и так уничтожена. Думаешь, кому-то будет до этого дело теперь? — я дрожала и даже не узнала собственный голос. Ломаный, с хрипотцой.

Лорд что-то решал в уме, а затем приказал, отступив на шаг:

— Развернись.

Повиновалась безропотно. Когда первый крючок платья раскрылся, поняла, что будет дальше. Ноги вмиг ослабли и, чтобы не упасть, я уперлась ладошками в стену. Лорд действовал очень медленно, словно пытая меня предвкушением. Третий крючок, пятый, седьмой… Вскоре платье тяжелым ворохом упало к моим ногам, а я осталась лишь в колье, сетках подъюбника и туфлях. Без белья! Разгоряченная кожа болезненно ныла, требуя прикосновений, но их не было. Когда лорд, наконец, провел кончиками пальцев вдоль позвоночника, я едва сдержала стон. Затем он коснулся меня только губами. Проложил дорожку поцелуев от плечика, по позвоночнику до поясницы и обратно. Не удержавшись, я прогнулась и замерла, касаясь бедрами грубой ткани его брюк.

— Боишься? — закусив мочку моего уха, прошептал Тень. Наконец, я явственно ощутила собой его горячее напряженное тело, поймала кожей тяжелое дыхание. Но все отошло на задний план, когда мои бедра коснулись его желания.

— Немного, — созналась я, даже боясь представить или подумать о том, что будет дальше. Как это будет…

— Не стоит, — едва слышный шепот.

Горячий язык коснулся моей шеи, а ладонь мужчины скользнула по животику ниже. Он подхватил застежку, и сетки осыпались воздушным зефиром к ногам. Шершавые пальцы продолжили пытку. Я стыдливо свела бедра и закусила губу, но сдержать стон, когда он коснулся меня в запретном месте, не смогла. — Доверься мне…

Жгучий стыд боролся с обжигающим желанием и вскоре, убаюканный хриплым дыханием, одним на двоих, и умелыми ласками, отступил. Но все резко прекратилось. Лорд отошел и, чтобы не упасть, пришлось снова упереться ладошками в стену.

— Ляг на кровать, — приказал он.

Переступив платье и подъюбник, всей кожей ощущая на себе восхищенный и возбужденный взгляд мужчины, я подошла к кровати, скинула туфельки и легла на прохладные шелковые простыни. Куда только делся стыд? Возможно, неподдельное восхищение и всепоглощающий огонь в глазах лорда выжгли его, но мне было все равно. И на пересуды толпы, и на то, что будет после. Здесь и сейчас были только мы и первобытная страсть, раскалившая докрасна воздух. Мне хотелось, чтобы мир лорда сузился до одной единственной девушки — меня. И хотелось, чтобы с этого дня нам не приходилось больше играть. Я была готова стать его женщиной. По-настоящему. И неважно, какой будет статус.

Вдоволь насладившись видом, мужчина подошел ближе и встал у подножия кровати, медленно, сантиметр за сантиметром рассматривая мое тело. Я ощущала его взгляд на себе так же явственно, как и каждое касание до этого. Сейчас кожа ныла, жаждала прикосновений, а внизу живота болезненно ломило и пульсировало.

— Что ты со мной делаешь, — возмутилась я. Ведь ничего не происходило. Лорд просто наслаждался зрелищем, позволяя мне изнывать от невероятных ощущений.

— И что я делаю? — приподняв бровь, он улыбнулся. Медленно расстегнул камзол и небрежно бросил его на кресло.

— Издеваешься!

— Скажи, чего ты хочешь, — как сытый кот промурлыкал лорд.

Вот это выдержка! Хочет, чтобы я озвучила это вслух? Ну нет. Я такое произносить не стану. Решила подняться, чтобы коснуться его первой, но услышала приказ:

— Ляг обратно. И положи руки над головой.

Повиновалась столь странному требованию и мужчина, наконец, обошел кровать и сел рядом.

— Хочешь, чтобы я тебя касался? — грубые пальцы медленно обвели мои ключицы и двинулись в сторону груди. Закрыв от удовольствия глаза, я кивнула. — Говори со мной, Присцилла. И смотри на меня.

Открыла глаза и произнесла не своим голосом, сгорая со стыда в буквальном смысле:

— Да.

Лорд довольно улыбнулся, а его пальцы коснулись моих сосков. Не в силах вынести острых ощущений, снова закрыла глаза, извиваясь под умелыми руками, выгибаясь им навстречу:

— Смотри на меня, — спокойно и ласково повторил он.

Форменное издевательство! Я всеми силами пыталась смотреть прямо в глаза своему истязателю, но ресницы дрожали, а предательские веки от удовольствия закрывались сами собой. Руки против воли опускались, желая комкать простыни, прикоснуться к лорду. Пытаясь совладать со странными требованиями, я кусала губы, а когда пальцы лорда очертили живот и оказались там, где быть вовсе не должны, все же закрыла глаза и свела бедра.

— Так не пойдет, — замер он. — Смотри на меня и верни руки за голову.

Я не могла выполнить эти требования. Удовольствие, жар, невообразимое желание с привкусом стыда смешались и буквально разрывали мое тело на части. А когда я видела пылающие огненной страстью глаза лорда, то весь этот коктейль становился взрывоопасным. Горел не только он, полыхали мы вместе, и, казалось, я лечу в какую-то порочную огненную пропасть, поскольку вскоре уже бесстыже извивалась под умелыми пальцами лорда, кусая губы и не отрывая взгляда от его туманящих разум глаз. Наслаждаясь неподдельным восхищением и желанием.

Жар становился сильнее, дыхание сперло, я уже не могла соображать и контролировать себя. Веки плотно сомкнулись, отказываясь подчиняться требованиям, руки впились в простынь, а тело выгнулось дугой. Весь мир сузился до сильных и уверенных движений лорда, и внезапно огненная волна накрыла с головой, а перед глазами рассыпались звезды. Из груди вырвался хрип. Тело пронзали острые нити удовольствия, ласково терзая чувствительную кожу…

Когда дыхание очень медленно, но все же восстановилось, а сознание разобрало случившееся логически, стыд-таки охватил меня до кончиков ушей. Я боялась шевельнуться и открыть глаза.

— Посмотри на меня.

Помотала головой.

— Присцилла, открой глаза, — ласково прошептал он, очертив пальцами контур моих губ.

Нет. Я не могла этого сделать.

— Тебе было хорошо? — змей искуситель закусил мою нижнюю губу и легонько потянул.

— Да, — прошептала я.

— Тогда открой глаза.

Собралась с духом. Не сразу, но все же сделала, о чем он попросил. Сидя на краю кровати, по-прежнему одетый, лорд смотрел на меня с улыбкой.

— Я хочу, чтобы каждый раз глядя на меня, ты вспоминала эти ощущения. Тогда ни лорд Сазерленд, ни другие и на миг не усомнятся, что ты моя любовница. И твоя невинность не тронута.

В этот момент логика проснулась и заработала на полную мощь. Лорд меня использовал! Он не признавался в чувствах, не говорил нежных слов, не давал прикасаться к нему, да даже не разделся! Это не был акт любви. Исключительно манипуляция страстью с целью повысить мои актерские навыки за счет более естественных реакций.

— Лежи. И не вздумай одеться, — приказал мужчина и скрылся в уборной.

Сложно описать, что я чувствовала в этот момент. Стыд, обиду, гнев. Но сама виновата! Я позволила себя обмануть, сама этого хотела. С другой стороны, лорд меня в любви не уверял. Это я к нему потянулась. Попросила помощи в решении проблемы с лордом Сазерлендом, и он ее решил, как мог. Даже честь не тронута. Получается, я благодарить его должна, а не гневаться. Понадобилось собраться с силами, чтобы не разрыдаться, потому что доводы рассудка мне не понравились.

Лорд вернулся довольно быстро. Вошел в комнату, снял запонки и, не сводя с меня взгляда, закатывал рукава. В ванной шумела вода. Я наблюдала за его уверенными движениями словно завороженная. Оголив по локоть свои сильные руки, он вновь сел на край кровати и принялся одну за другой вытаскивать шпильки из моей прически. Русые локоны рассыпались по плечам и спине. Он запустил в них пальцы и улыбнулся. А потом молча подхватил меня на руки. Я вцепилась в мускулистые плечи, желая прижаться к нему, почувствовать мужское тепло, но не могла решить, будет ли это правильным. Впрочем, решать и не пришлось, поскольку лорд бережно опустил меня в воду и, взболтнув ее ладошкой, подогрел. Обжигающая жидкость с ароматом жасмина кружила голову, а тело после непривычной ласки стало тяжелым и ватным. Сомневаюсь, что я самостоятельно смогла бы одолеть это короткое расстояние до ванной комнаты.

— Спасибо, — я, наконец, порвала странную, пугающую тишину.

— За что? — лорд плеснул на ладошки перламутровый гель и растирал в густую пену. Приятный терпкий аромат с горьковатой ноткой заполнил ванную комнату.

— Что не стал его убивать.

Звучало странно, и эта странность отразилась в его глазах.

— Теперь, пожалуй, лорд Сазерленд действительно не усомнится и оставит попытки меня заполучить. Ты хорошо придумал этот трюк.

— Поднимись.

Повиновалась. Вода с шумом полилась с меня обратно в ванну, а лорд коснулся намыленными ладошками моей шеи и принялся растирать ароматный гель по коже.

— Я с ним поговорю.

— Брайан!

— Разговор, Присцилла, словами. У него вопросы ко мне, а не к тебе. Я не привык вмешивать женщин в свои проблемы.

— Все равно не нужно. Я способна справиться… самостоятельно, — голос дрогнул, когда мужские ладони с особым усердием намыливали мою грудь.

— Я. С ним. Поговорю, — чеканя каждое слово, безапелляционно заявил он.

— Не нужно…

Лорд опасно сверкнул глазами, а в следующий миг его ладонь скользнула ниже. Чтобы я не протестовала и не возмущалась, мой рот запечатали поцелуем. Нежным. Невыносимым. Сладким, как сочный персик…

— Поговорю, — прошептал он, прерывая поцелуй, но не прекращая поглаживать меня снизу.

— Нет, — прохрипела, вновь теряя рассудок и вцепившись сырыми руками в плечи мужчины.

— Нет? — он надавил на какую-то особо чувствительную точку и вскинул брови.

— Мм… нет…

— Нет? — переспросил хищно, вновь нещадно меня, терзая, подводя к грани. — Точно нет?

— Да, — прошептала я, когда очередная жаркая волна выгнула тело дугой. Но на этот раз лорд позволил коснуться его, сам прижал к себе, весь вымокнув. Когда мое предательское и безвольное тело перестало сотрясаться от сладостной истомы, я прошептала, не глядя на него:

— Ты привык добиваться своего?

— Привык.

Быстро закончив меня намыливать, он смыл ароматную пену. Затем мастерски вымыл мою голову, словно ребенку… Но было что-то интимное и непередаваемое в том, как он мягко массировал пальцами мою кожу или поглаживал вспененные локоны…

— Хорошо. Делай, что считаешь нужным, но мне бы этого не хотелось, — наконец, я сдалась. Действительно, пусть мужчины разбираются самостоятельно.

Вместо ответа меня закутали в теплый махровый халат и на руках отнесли до кровати. Оказалось, что страсть застигла нас в комнате самого лорда, в его замке.

Оставив меня отдыхать, мужчина скрылся в уборной, прихватив с собой сухую рубашку и брюки.

Стало как-то пусто и досадно. Я понимала, это необходимо для работы, для сохранения легенды, для моего отца и будущего Флоссии, в конце концов, но имела ли я право в этой истории мечтать об обычном женском счастье? Мечтать заснуть в объятиях мужчины, от прикосновений которого кружится голова, и дрожат коленки? Вряд ли. К тому же, его дочь немногим младше меня, а сам лорд старше почти на пятнадцать лет! Немыслимо!

Несмотря на приятную усталость, я закуталась в халат лорда, поднялась и отправилась в свою комнату. Платье было смято, да и самостоятельно я бы его не застегнула. Аккуратно прикрыв за собой двери, вышла в коридор, но не успела и пару шагов ступить, как услышала голос Луизы:

— Герцогиня?

Духи четырех стихий, какой позор! Лорд будет страшен в гневе, когда узнает, какую глупость я совершила! И ведь дар молчал…

— Луиза? — нервно улыбнулась и повернулась. Какой смысл говорить, что она все не так поняла? Ей семнадцать. Она поняла все верно: — мне жаль, что ты это увидела.

— Жаль? — удивилась она. — Работа отца довольно… специфическая. Людям, да и ему, часто приходится делать то, что они не хотят делать.

— А, если я этого хотела? — решила осторожно прощупать почву, чтобы окончательно для себя решить: могу ли я думать о лорде Тень как о мужчине или выкинуть эти мысли из головы.

— Тогда это мне вас жаль. Вы никогда не замените мне матушку. Это раз. И вы у отца не первая, не последняя и не единственная. Да и как вы себе это представляете? Даже, если он на вас женится, по долгу службы будет спать с другими.

— Вы довольно прямолинейная девушка, — заметила я.

— А вы стойко реагируете на неприятную правду.

— Какую правду? — в дверях показался лорд. Он уже надел рубашку и даже высушил волосы при помощи магии.

— Довольно неприятную, но необходимую. Спасибо, Луиза, — я исполнила книксен и, не глядя на лорда, постыдно сбежала, хоть со стороны это и выглядело… А впрочем, так это и выглядело со стороны. Понятное дело, в присутствии дочери он за мной не отправился и даже задавать вопросы не стал. К их разговору я не прислушивалась.

Оказавшись в комнате и позволив себе скупые безмолвные слезы, я собралась с духом и решила для себя несколько вещей. Первое. Никаких эмоций. Я не из тех девушек, что устраивают истерики по поводу и без. Второе. Хватит винить себя и стыдиться. Я получила удовольствие. Что греха таить, прикосновения лорда волновали и заставляли кровь вскипать. И нет ничего постыдного в естественном проявлении чувств. Буду вести себя как вела прежде. Третье. Следовало сконцентрироваться на работе. Четвертое. Разговор с Луизой и обещанная встреча в обсерватории! А еще ее фраза «если он на вас женится»… Но ведь он не может жениться, если уже женат! Неужели она снова мне соврала?

Переоделась и привела себя в порядок, готовясь к приходу Луизы, подбирая слова не оправдания, а объяснения и старательно избегая мыслей о завтрашнем дне. О, дух огня, Марго! Нашла переговорный кристалл, что весь день молчал, и активировала его, связавшись с подругой.

— При! Как ты? — она ответила сразу, словно ждала связи со мной. — Андреас сказал, ты упала с лестницы! Как так вышло?

Если Андреас так сказал, я переубеждать не стану. В положении Марго волноваться вредно, а она обязательно будет, если узнает, что на самом деле мне досталось по голове вовсе не от лестницы. С нее станется и в расследование ввязаться, в котором брат наверняка участвует!

— Сама виновата. Под ноги следовало смотреть, а не по сторонам. Во дворце слишком скользкий пол!

Судя по голосу, она поверила, хотя слишком уж невероятным выглядело оправдание. Впрочем, наверняка навалившийся на нее одну переезд не позволил критично отнестись к этой новости.

— Прости, что не навестила тебя. Андреас сказал, что ты проспишь весь день, а переезд потребовал уйму сил. Я только недавно добралась до дома.

Неприятно уколол стыд. При желании я могла сбежать и присоединиться к Марго, но не стала. Послушалась лорда! Это с каких это пор Присцилла де Ген стала послушной девочкой?

— В твоем положении ты делаешь даже больше, чем можешь. Спасибо тебе, дорогая. Как там дела?

— Все отлично. Просто невероятно даже! Нам больше не придется платить арендную плату, и выходки лорда Сазерленда не страшны. Не знаю, что ты сделала с лордом Тенью, но собственница здания ты. А вчера были стихийные маги из королевского корпуса и заколдовали там каждый угол! Мерзкому воднику попросту не осталось маневра для пакостей!

Что-то мне подсказывало, его маневры и пакости отныне будут касаться исключительно меня. Агрессии и насилия с его стороны я не боялась, только самоубийца после внушения главы тайной королевской службы попробует снова причинить мне вред. Но ничто не мешает ему продолжить приставания, которые он называет ухаживаниями. К тому же, та записка, переданная с поваром, тому показатель! Надеюсь, наше с Брайаном выступление заставит его отступить. Лично меня бы заставило!

— Присцилла?

— Да, — я выплыла из раздумий, как щука из заводи. Также медленно и пафосно, поскольку происходящее не укладывалось в голове. Зачем лорд заколдовал здание — понимала, но зачем купил его на мое имя?

— Ты очаровала его! Обычно мужчины дарят своим женщинам драгоценности. Но ты особенная. Тебе королевскую собственность подарили!

Что-то как-то не смешно. Зачем он это сделал?

— Кстати, — воспользовавшись моей задумчивостью, подруга переняла инициативу. — Я тут подумала. Площадей слишком много для офиса, чтобы не пустовали, используем с толком. Разместимся на втором этаже, а на первом сделаем кафе, офис флориста и ателье по пошиву свадебных платьев. Все в одном месте. Что думаешь?

— Что ты прирожденный менеджер! Я полностью тебе доверяю.

Особенно, когда в таком состоянии. Себе я не доверяю точно.

— Ой, все, мне пора. Клиентка приехала!

— На ночь глядя? Марго, тебе нужно больше отдыхать!

— Я беременна, а не больна, — отмахнулась подруга.

— Пакости в стиле баронессы Ассанж? — улыбнулась, вспоминая период брачных игр Марго и Андреаса. Ох уж и кровушки она у братца попила! Без смеха не вспомнить.

— Будем распахивать окна посреди ночи, и посылать томные плачи сквозь чуткий графский сон! Андреас подтвердит — это работает. Дай дух ветра, что у женишка только глаз задергается при взгляде на невесту. Но он у нас впечатлительный. Три дня продержится. Максимум. И Мари свободна!

— Я тебя обожаю!

— Взаимно! Все, побежала.

Шелест и кристалл померк, оставив меня в комнате поместья не моего мужчины с тишиной и глупой улыбкой. После общения с Марго на душе всегда приятно и тепло. Именно в таком состоянии меня и застиг стук в двери. Уже? Что ж. Разговор с Луизой будет экспромтом. Возможно, это и к лучшему. Я не собираюсь ломать комедию или разыгрывать трагедию. Поговорим как взрослые девочки.

— Леди Луиза приглашает вас в обсерваторию, — с невозмутимым лицом произнес дворецкий.

Бросила взгляд в зеркало, поправила простенькую прическу, загнувшееся на лифе кремовое кружево и кивнула:

— Идемте, Альгендо.

Обсерватория, разумеется, располагалась в башне. Вот только я и не предполагала, как высоко мы заберемся! Круговая лестница, кажется, вела прямо к звездам. Вот-вот распахнутся двери, и дворецкий все с той же преступно идеальной осанкой предложит мне ступить на антрацитовый бархат с рассыпанными по нему жемчужинами. Но нет. Каменные ступеньки неумолимо вели за собой, а мы поднимались и поднимались. Темнота пугливо отступала от огненных кристаллов, отбрасывающих на стены таинственные тени.

Пару раз пришлось остановиться — сердце заходилось и кололо. Мне даже показалось, что сходить к лекарю действительно хорошая идея, но стоило прыткому органу успокоиться, тут же меняла решение — некогда! Я молода, ничего со мной не случится. Есть более важные дела. А лекаря посещу позже. Успеется.

— Пришли! — неожиданно объявил дворецкий и громко постучал в невысокие арочные двери.

— Войдите.

Пришлось пригнуться и подобрать юбки, чтобы оказаться в маленьком волшебном царстве. Луиза стояла возле телескопа в пышном платье сливового цвета и повернулась не сразу.

— Можете идти, Альгендо. Пусть нам принесут чай и закуски, мы тут надолго! А! И пирожные с птичьим молоком, вы любите птичье молоко, герцогиня?

— Люблю.

Да я в таком состоянии даже лук съем и не замечу!

В обсерватории было мило и уютно. Привычных диванов и кресел не было, вместо них — шерстяной плед прямо поверх ковра и множество подушек: маленьких, больших и огромных, таких, что на одну помещусь я, да еще и место останется. Я видела подобные подушки сегодня на выставке. Кажется, это тоже авангардизм. Такой забавный вид кресла, напоминающий мешок.

Потолок в обсерватории, как и положено, в форме купола, был украшен картой звездного неба. Звездочки даже подмигивали и в точности, я хорошо знала астрономию, отражали особенности сегодняшнего неба. Даже фаза луны и ее местоположение соответствовала тому, что было в действительности. Окна во всю стену позволяли любоваться окрестностями. Не удержалась и подошла ближе. Носики моих туфель почти касались стекла — от пола до самого потолка. Положила ладошки и, почувствовав пальчиками прохладу, ахнула.

За тонким слоем раскинулся удивительный вид: сад лорда с такой высоты был совсем крошечным, соседские поместья — точно маленькие бусинки, неуклюже оброненные мастерицей на малахитовое пушистое полотно, а вдалеке шелковая лента реки, ласково огибающая черную полосу леса. Это напомнило мне о доме. О месте, где я выросла и была по-настоящему счастлива. Первое время в столице было сложно привыкнуть к шуму соседей, постоянному цоканью копыт по мостовой, и к виду на соседское поместье из окна. Здесь же этого не было. Дом в столице может быть разным…

— Нравится? — донеслось из-за спины.

Насилу оторвалась от созерцания проплывающих совсем рядом пушистых облаков и повернулась.

— Не то слово. Удивительный вид!

Башня возвышалась на десятки, если не сотни метров. Когда за окном лениво махнув белоснежными крыльями, проплыла сова, я даже рот открыла:

— Это…

— Да, — девушка от души улыбнулась и, потянув меня за руку, вывела в центр обсерватории. — Стойте здесь и смотрите наверх! Сейчас вы увидите настоящее чудо!

Она хлопнула в ладоши, и кристаллы погасли. Я видела лишь очертания предметов, залитых мягким серебристым лунным светом. Затем Луиза повернула один из кристаллов на стене, который я ошибочно приняла за светильник, и действительно случилось чудо.

От кристалла потянулась огненная полоска, добравшись до основания купола, вспыхнула ярче и стремительно понеслась по кругу, вырисовывая спираль. Девушка встала рядом и закинула голову, шепнув:

— Никогда не перестану этим любоваться.

Не знала, куда и смотреть, на игру огня под куполом или освещаемое теплым рыжим светом счастливое лицо Луизы. Сейчас она была никакой не леди. Сейчас она была счастливым ребенком…

Купол тем временем полностью покрылся огнем, затем яркая вспышка и на пол полетели сотни искорок. Когда все стихло, я совсем утратила дар речи. Потолок исчез. Не знаю, что за магия такая, но его не было! И стен с окнами тоже не было! Над нами лишь небо, вокруг — бескрайние просторы. Ветерок лениво заигрывал с волосами, возвращая меня в реальность.

— Что? Как… это же…

— Магия! — кивнула девушка и улыбнулась, а затем двинулась к краю обсерватории.

— Луиза! — вскрикнула я, испугавшись, что она попросту сорвется вниз. Стен же не было! Но девушка подошла к самому краю и постучала по невидимому окну.

— Все на месте. Просто стало невидимым! А вот крыши и правда нет. Так мы сможем любоваться звездами по-настоящему. Вы только посмотрите!

Она подняла голову и улыбнулась.

— Кажется, подними руку и можно дотронуться до них.

— Бесподобно! — согласилась я.

И происшествие с лордом утратило какое-либо значение. Луиза не стала возвращаться к этому разговору, а я не спешила начинать первой. Если ее это волнует — мы обсудим, ну, а если нет — то и не стоит.

Мы рассматривали в телескоп пятна и кольца луны, любовались Арамдой — огромной звездой, едва уступающей Луне своими размерами. Сегодня ее красно-фиолетовое величество позволило внимательно себя рассмотреть. Звезда появлялась очень редко и излучала особый свет, благодаря чему Луну мы видели, а ее — нет. Только телескоп позволял любоваться ею.

Мы пили чай, болтали о звездах, смотрели в телескоп и чувствовали себя на равных. Я вспомнила Бригитту и Лори, которые, должно быть, уже прибыли в столицу и то, как мы любили вместе рассматривать звезды.

Неожиданно с неба сорвалась первая звездочка. Тряхнув кудряшками, Луиза хлопнула в ладошки и потащила меня за собой:

— Началось! Идемте!

Идея с подушками оказалась гениальной! Луиза устроилась поверх пледа и положила под голову атласную подушечку, а затем похлопала по местечку рядом с собой. Подхватив подол, я удобно устроилась рядом. Почему-то мы никогда так не делали с сестрами, а зря!

Бездна смотрела на нас и мигала множеством бриллиантов, а мы отвечали ей восхищенными взглядами и ловили момент, когда падала очередная звезда. Одна, другая, третья…

— Загадывай желание, — предложила я. — Если успеешь! И давай на «ты».

Не знаю, насколько это правильно, но между нами не такая разница в возрасте, чтобы выкать.

— Хорошо. Теперь ты загадывай!

— Одно желание — одна звезда. Падает, ну! — Луиза зажмурилась и что-то быстро-быстро прошептала.

— Успела?

— Успела. Моя очередь…

Когда небо расчертил очередной звездный отблеск, меня словно молнией поразило. Собственное желание так остро кольнуло сердце, что я даже схватилась за грудь.

— Присцилла? — переполошилась Луиза и немедленно села. В ее глазах плескалась тревога.

— Все хорошо, не переживай.

Вот только я нагло врала, потому что желанием Присциллы де Ген являлась любовь… Любовь того, кто никогда не сможет ее дать. Того, кто женат. Того, кто сам глубоко несчастен и не может отделить себя от работы. Впрочем, так же, как и я.

— Правда, Луиза, все хорошо.

— Это из-за папы? — ее взгляд вдруг стал невозможно серьезным. — Ты любишь его?

— Луиза, это…

— Ты понравилась мне, потому что общалась на равных. Не надо сейчас щадить мои чувства. Говори прямо. Ты любишь моего отца?

— Я не разрушу вашу семью. Ни за что, Луиза. Потому что, сделав это — возненавижу себя. Я не такая.

Она внимательно на меня посмотрела, а затем перевела взгляд на небо и, снова устроившись на подушках, сказала:

— Я соврала. Он не женат. Больше не женат…

А затем тихо напела:

— Этот день, этот миг, навсегда в моем сердце,

Дань свободе, мечте и любви.

Я дышу, я пою, я творю и поверьте,

Этот мир, этот час и все звезды — мои.

У нее оказался кристально чистый высокий голос. Словно журчал ледяной ручей, поблескивая на слепящем солнце. Девушка улыбалась, глядя на небосвод, а на душе стало тяжело. Это личное. Сейчас, здесь происходило что-то настолько личное, что мне вряд ли было место рядом. От нее веяло грустью и для того, чтобы почувствовать это, не требовалось иметь особый дар.

— Если хочешь, я уйду…

— Нет, пожалуйста, останься, — она сжала мою ладошку и утянула обратно на подушки. — Скоро появится Каллисто. Видишь, Арамда почти слилась с Луной. Это поразительно!

— Невероятно, — подтвердила я.

Арамда раз в десять лет перекрывала собой Луну, от чего несведущие думали, будто небесное светило становилось кроваво-фиолетовым. На самом деле мягкий лунный свет отражался от поверхности Арамды, создавая причудливую игру теней. Когда это происходило, на короткий миг, всего на пару минут на небе появлялось созвездие Каллисто.

— Ты обещала рассказать историю созвездия. Мне очень интересно!

В кабинете лорда

Он не мог заниматься работой и сейчас, откинувшись на спинку кожаного кресла, думал лишь о ней. О той, что спасла его жизнь и о той, которую он обманывает. Желание выжечь память Присциллы и навсегда вычеркнуть ее из своей жизни накатило с новой силой. Тогда в карете он почти решился, но малодушие и эгоизм ему не позволили. Он на какой-то миг подумал, что имеет право на счастье. Будто может продлить короткое мгновение, что она рядом. Будто то, что есть между ними — настоящее. Но это не так. Она просто великолепная актриса. Но рядом с ним герцогиня в опасности. Запереть ее в золотой клетке у лорда рука не поднимется. Присцилла слишком любит свободу, а для него нет ничего хуже, чем видеть потухший и ненавидящий взгляд в свою сторону… Впрочем, хуже только кровь любимой женщины, которую не смог спасти. Нет. Второй раз он этого не переживет. Когда работа мешается с чувствами, следует сделать жесткий выбор и он, к сожалению, не в пользу Присциллы. Долг требует отречься от зова собственного сердца.

Кристалл на столе мужчины окрасился черным цветом, прервав тяжелые мысли.

— Шер, — холодно отозвался лорд, активируя заклинание связи. — Что у тебя? Допрос дал результаты?

— Дал. Мы оказались правы. Кто-то очень щедро заплатил, чтобы обезглавить Флоссию. Вы с королем возглавляете списки всех наемников. Лорд Эштон мертв, на лорда Бартона совершено покушение, но он отбился. От старого засранца не так просто избавиться.

— Когда?

Лорд Бартон — друг лорда Тени — глава министерства военных дел.

— Труп Эштона нашел его дворецкий десять минут назад. По Бартону мне доложили только что. Везде был использован эллиниум…

— Ангариссцы!

Эллиниум добывался только в Ангариссии и это единственный металл в мире, способный обездвижить любого стихийного мага. Именно из эллиниума был сделан кортик, которым обездвижили лорда Тень. Конечно, была вероятность, что кто-то выкупил оружие, вот только ангариссцы им не торгуют.

На столе лорда вспыхнуло еще два кристалла: зеленый и красный.

— Разберись, Шер. Немедленно! Вызывай всех, кому мы доверяем. Лордов под охрану, к королю взвод черных ястребов. Я буду через час и к этому времени у тебя должны быть ответы.

— Не уверен, что…

— Шер, — холодно прервал лорд. — Ответы. Через час.

— Понял.

Разорвав сеанс связи, огневик активировал красный кристалл — вызов короля.

— Ваше величество, — приветствовал он.

— Что происходит, лорд Скаргхард?

— Я вынужден активировать протокол «Иллюзия» и укрыть вас в надежном месте.

— Завтра у меня встреча…

— Хоть с духами четырех стихий. Не обсуждается. С этого момента я ввожу красный уровень.

— Но лорд…

— Красный уровень, ваше величество. Это означает, что до окончания операции вы обязаны беспрекословно мне подчиняться.

— Для введения красного уровня необходима санкция лорда Бартона! — напомнил король.

— Хорошо, что вы об этом сказали, — огневик активировал зеленый кристалл, не разрывая сеанс связи с королем. — Выслушаем лорда Бартона.

— Ты охренел? — донеслось из зеленого кристалла. — Мать твою, Рэй, я уже десять минут жду, пока ты соизволишь…

— Король на связи, — отчеканил лорд Тень и крики из зеленого кристалла тут же прекратились.

— О… Ваше величество, прошу прощения.

— Господа, я жду!

— Лорд Бартон. Я ввожу красный уровень во Флоссии.

— Какого хе… Простите, ваше величество. Я уже давно это предлагал! Санкционирую. И протокол «Иллюзия»…

— Свяжись с лордом Ирвином, пусть активирует. Срочно поднимайте магистерский совет, сам живо к королю и эвакуируйте его.

— А моя жена, дети…

— Мы их защитим, ваше величество. Маги не смогут поддерживать иллюзию всей вашей семьи. Никому ни слова. Они не должны знать, что в замке и столице вас нет. Никто, кроме нас троих этого знать не должен. Не покидайте комнату, ни с кем не разговаривайте, впустите только лорда Бартона.

Зеленый кристалл захрипел, а через мгновение донеслось:

— Уже на месте, — отрапортовал он. — Король в безопасности.

— Что с вами? — раздался испуганный вопль его величества. Король видал виды, значит, Бартону действительно досталось. Ответа не последовало. — Господа, я вручаю вам свою жизнь.

— Именно на этот случай на нас с лордом Бартоном печать. Мы при всем желании не сможем причинить вам вред и остаться при этом в живых. Ситуация будет под контролем, если информация не распространится дальше нас. Действуй, Бартон.

Разорвав все сеансы связи, лорд решительно поднялся. Сомнений не осталось. Ситуация вышла из-под контроля, а это означало, что из его жизни должна исчезнуть не только Присцилла, но и Луиза. Рядом с ним становится слишком опасно…

Кристалл активировал автоматически и, услышав голос герцога Андреаса де Гена, уже не мешкал.

В обсерватории

— История, — вспомнила Луиза и повторила пальчиком контур созвездия Каллисто. Оно напоминало сердце с двумя остриями снизу. — На самом деле, это была девушка. Звали ее Каллисто. В преддверии войны между Гановером и Ульдраганом — странами, которых уже давно нет, разыгралась эта трагедия. Каллисто была дочерью посла Гановера, что жила вместе с отцом в Ульдрагане и так случилось, что она без памяти влюбилась в ульдраганского шпиона. Он уверял ее в любви, а, оказалось, попросту использовал, чтобы добывать нужные ему сведения о Гановере. Влюбленная Каллисто без зазрения совести всем с ним делилась и даже брала у отца некоторые документы, а потом… Потом, выполнив свою миссию, ее возлюбленный убил отца Каллисто и, разумеется, оставил девушку.

Неприятная история. Я действительно не знала о ней, несмотря на горячую любовь к астрономии.

— Это и стало причиной войны. Гановер напал, но Ульдраган с легкостью отразил атаки. Сведения, предоставленные Каллисто, оказались слишком важными. Расположение замков, постоянных армий, вооружение… Не прошло и месяца, как Гановер перестал существовать. Оглушенная горем — потеря отца и родины — Каллисто ушла на край высокого обрыва и спрыгнула. Считается, что в этот миг дух ветра подхватил Каллисто и унес в свое царство, а ее слезы так и остались искрящимися каплями на небе, напоминая всем нам о том, что любовь причиняет боль…

Теперь форма созвездия стала ясна. Это не два острия у сердца, оно разбито, от того внизу и две звезды рядышком. Словно подтверждая мои слова, Луиза снова повторила пальчиком очертания:

— Видишь? Это сердце. Просто оно разбито… Раз в десять лет мы можем видеть Каллисто. Она словно напоминает нам, что женщины не созданы для политики и всего этого…

— Шпионажа? — не было и малейшего подозрения, что Луиза может не знать о занятии своего отца.

— Да, — словно выплюнула она. — Присцилла, мир отца не для тебя. Да и не для меня. Он не для женщин! Беги, пока можешь, иначе в лучшем случае, все закончится разбитым сердцем…

Серьезный взгляд умной не по годам девочки заставил мое сердце сжаться:

— Слишком поздно, Луиза. Слишком поздно…

Мы снова посмотрели на небо, думая каждая о своем. История Луизы натолкнула меня на неприятную мысль. Муслим говорил о проекте «Каллисто», но Каллисто — женщина. Что, если лорд действительно меня обманывает? Не знаю, хочет ли он убить короля, но наверняка речь вовсе не о Чарли. Война с Ангариссией начнется со дня на день, при любом раскладе свадьбу так быстро не сыграть. Да и не отдаст посол на пороге войны свою дочь за вражеского подданного. Выходит вовсе не Чарли будет предполагаемым агентом. Им уже сейчас являюсь я! Оттого так резко лорд оборвал рассказ Луизы о созвездии, потому просил быть ближе с Анитой, потому применил ко мне чары в самую первую встречу! Очарованная, я не смогла логически мыслить, не смогла критически разложить все по полочкам. А сейчас догадка больно ударила по самолюбию. Лорд меня использовал! Жестко, цинично и без моего согласия. Я подписалась соединить Аниту и Чарли. Если хотел, чтобы сама шпионила за Ангариссией, следовало просить напрямую!

— У тебя такое выражение лица, что мне страшно! О чем ты думаешь?

— О сестрах, — соврала и глазом не моргнула.

— У тебя есть сестры? Какие они?

О Бригитте и Лори можно было рассказывать часами. Я поделилась нашими выходками и шутками, рассказала свои детские самые яркие воспоминания, что девчонки уже завтра будут в столице и мы, наконец-то, сможем увидеться!

— Жаль, что нельзя с ними познакомиться, — грустно вздохнула Луиза. — У меня никогда не было сестер.

— Страшно представить, во что бы превратился дом, будь они у тебя, — донесся усталый голос лорда. Он улыбался, глядя на дочь. Искренне.

Даже не стала смотреть в его сторону. Эмоции не обрели плоть, не обросли словами, а устраивать скандал, тем более в присутствии Луизы я точно не стану.

— Папа! Здорово, что ты пришел. Присоединяйся! — она похлопала по пледу рядом с собой и громко воскликнула: — снова! Присцилла, ты видела? Опять началось! Двойной звездопад! Папа, давай же, загадывай желание!

Вот бы не подумала, что лорд запросто растянется поверх пледа и, как простой смертный, а не глава королевской тайной службы, станет любоваться звездопадом, лежа на полу.

— Загадал?

— Боюсь, дорогая, моему желанию не суждено сбыться.

— Боюсь, дорогой, ты недооцениваешь духов четырех стихий! — передразнила она и протянула отцу ладонь. Когда крепкие мужские пальцы накрыли ее хрупкие и тоненькие, Луиза протянула мне другую руку.

Мы лежали втроем, держались за руки в тишине и смотрели, как падающие звезды расчерчивают грифельное небо сияющими штрихами. Казалось даже, можно услышать их едва слышный хрустальный звон.

Вот только лорд Тень не на небо смотрел… Мое негодование слишком быстро сменилось постыдным жаром. Нельзя думать о том, о чем я думала, в присутствии его дочери! Мне вообще о таком думать нельзя! Следовало злиться! Или попытаться понять его мотивы. У любого поступка они есть.

Вскоре тишину прервал легкий и грустный голос девушки, которая вновь запела:

— Если в сердце тоска и печаль на душе,

Если прошлое тянет трясиной…

Ее голос дрогнул, а на глазах выступили слезы. Я затаила дыхание, а продолжил Брайан. Голос у него оказался глубокий, бархатистый:

— Посмотри в небеса

Звезды — мои глаза.

— Я навеки с тобой, ангел мой…

Последнюю фразу они спели вместе. Крупные капли стекали по щекам Луизы и расплывались на шелковых подушках темными пятнами. Она всхлипнула, смахнула слезы ладошкой, поднялась и бросилась к двери:

— Луиза!

— Не ходи за мной!

Хлопнула дверь, застучали каблучки по каменным ступенькам, а затем стало тихо. Так тихо, что можно было услышать биение моего сердца или как там, в сотнях метров под нами стрекочут сверчки. Что-то очень и очень личное. Что-то, что закончилось трагедией. Возможно, связано с ее матерью?

— Ты не пойдешь следом?

— Нет, — мужчина тяжело вздохнул и мотнул головой. — Она просила не ходить.

— И ты всегда делаешь то, о чем просит девушка в слезах?

— Да, — холодный ответ меня огорошил. — Она Скаргхард. Справится.

— Она девушка! Которой нужен отец! Сейчас!

— Слезы не помощник в серьезном разговоре. Поговорим позже.

— Бесчувственный чурбан! — я со всей силы ударила лорда Тень кулаком по плечу. Вряд ли это хоть сколько-то его задело, поскольку больно в результате стало только мне. Я взвыла и потрясла ушибленную руку.

Брайан грустно усмехнулся. Игнорируя протесты, он взял мой кулачок и нежно сжал. Как раковина надежно скрывает маленькую драгоценную жемчужинку, также и он держал меня в своих руках. Когда боль схлынула, он осторожно погладил мои саднящие костяшки.

— Если хочешь ударить, большой палец клади сверху, а не внутрь, — аккуратно согнул мои пальцы. — Бей не костяшками, а плоской поверхностью, иначе можешь получить не ушиб, а перелом.

Я смотрела на него и поверить не могла. Сейчас он и правда показывал мне, как следует наносить удар? В то время как должен дочь утешать!

— Попробуй еще раз.

Да, пожалуйста! Меня дважды просить не надо. Прицелилась в глаз, хорошенько замахнулась и… Разумеется, он перехватил мой удар, более того, потянул за руку, и я позорно свалилась на подушки. Лорд прижал меня всем телом, плотно припечатав мои руки к полу:

— Главное — не нападай, когда не уверена, что противник тебе по зубам.

Хотела пнуть его коленом в пах, чтобы показать, что умею сопротивляться и зубы у меня острые, но это словно отразилось на моем лице, поскольку Брайан вдавил меня бедрами в пол, и захотелось не сопротивляться, а податься навстречу. Он желал меня и не скрывал этого.

— Значит, — собирая мысли в связные предложения, прошептала я. — Мне следовало извиниться перед теми господами и уйти? Не мешать тебя убивать?

— Да, — жестко обозначил он.

— Да?

— Да, Присцилла! Ты должна была уйти!

— Еще скажи, что у тебя все под контролем было!

— Нет. Они бы меня убили.

Сдвинула брови, показывая, что мне совершенно не понятна логика его рассуждений.

— Это какой-то очень странный способ сказать «спасибо».

— Ты могла погибнуть! Если бы не вытащила кинжал, если бы не смогла использовать огонь, что я тебе передал…

— Поняла, куча «если бы», но ведь все получилось! Все закончилось хорошо! Мы помогли друг другу!

Он отпустил мои руки, провел пальцами по моей щеке, очертил контур губ и выдохнул прямо в них:

— Я мог тебя потерять.

— Но не потерял…

— На этом все, — и легкий поцелуй, словно точка в еще не начавшемся обсуждении. Обсуждении? Смешно! Последний раз, когда мы с ним обсуждали мою дальнейшую жизнь, это выглядело как: он предлагает, а я киваю и со всем соглашаюсь. Не в этот раз…

— Почему ты сразу не сказал, что дело не в Чарли, а во мне?

— Никто не воспринимает всерьез любовниц лордов, но кристалл правды — обязателен по ангарисскому протоколу. Я бы рассказал, после проверки их службой безопасности. Но с тобой никогда нельзя знать наверняка. Ты все делаешь по-своему.

— Это плохо? — ладони мягко скользнули вверх по его спине, а щека по его щеке.

— Ты — мое слабое место. А я не могу себе позволить слабость. Только не сейчас, — он коснулся языком моих губ, искушая, провоцируя. Вот только не нужно искушать того, кто уже давно искусился. Я плавилась в его руках словно мягкий сыр на углях. А от слов сходила с ума. Я — слабое место сильного мужчины. Как тут устоять?

— Ты заставишь меня забыть? — осознание обожгло вмиг подступившими слезами.

Никогда бы не подумала, что горло настолько чувствительное место. Впрочем, я чувствовала каждое касание лорда так остро, как никогда прежде. Возможно от осознания, что это в последний раз.

— Ты должна забыть, — руки жадно скользнули по талии вниз, медленно поднимали юбки, а губы терзали мою шею.

— А как же другие?

— Я выжгу всех, — прошептал он, запечатывая мой протест яростным поцелуем-укусом, подавая вперед. Бесстыже согнула ноги, чтобы крепче обхватить его, продлить эту недопустимую, но такую волнительную близость. От ощущения его горячего каменного желания внизу живота накатывали спазмы, один за другим, все сильнее и сильнее. Стало трудно дышать, хотелось большего, гораздо большего. Хотелось слиться с ним, почувствовать в себе, до самого сердца!

— Пожалуйста, не нужно, — слеза расчертила щеку. Даже не заметила, что мир скрылся за плотной соленой пеленой. Я накрыла пальцами губы лорда и повторила: — не нужно! Я справлюсь! Не забирай у меня воспоминания о тебе…

— Так нужно, — хрипло прошептал он, сжимая мои ягодицы.

— Кому?

— Тебе, — прямо в губы. — Ты пока сама не понимаешь, но такая жизнь не для тебя. Со мной опасно, Присцилла. Особенно сейчас.

— Я не боюсь опасностей!

— В том и проблема.

Тишина, прерывалась лишь обрывками судорожных вздохов, всхлипами-стонами, бешеным биением сердца — одним на двоих. Я блуждала руками по его телу, стараясь запомнить каждую клеточку, каждый миг, стараясь впитать память о нем кончиками пальцев, губами, языком, вдыхая его запах, чтобы помнить. Несмотря на сильнейшую магию лордов, которой нельзя противостоять, я хотела надеяться на чудо.

— Как это будет? — прошептала сквозь слезы, запуская пальцы в густые жесткие волосы.

Поцелуй обжег шею, вырывая из моей груди бесстыдные стоны.

— Немного больно, — наши пальцы переплелись над моей головой, а потемневший, полный желания взгляд блуждал по моему лицу.

— Я не о боли, идиот ты бесчувственный, — хотела оттолкнуть, да не вышло. Такую скалу попробуй скинь с себя. — Как это будет, когда все закончится?

— Твой мир станет прежним. Будешь жить, как жила до меня. А мои люди проконтролируют, чтобы так оно и было.

— Да разве я жила до тебя? — одними губами, но он услышал. Горячие крупные слезы скатились на подушки.

— Когда все закончится… — медленный, волнительный поцелуй, которым хотелось наслаждаться вечно, — если ты будешь одна… — его руки переместились на мои бедра и с силой сжали их, заставив тело выгнуться навстречу грубой ласке… — я найду тебя.

— Ненавижу! — сквозь сумасшедшие то ли поцелуи, то ли укусы, сквозь бешеную пляску рвущихся друг к другу тел, прошептала я. — Ненавижу тебя!

— Рэйнард, — он отстранился. — Скажи это. Ненавижу тебя, Рэйнард!

— Зачем…

— Так нужно. И ты это сказала.

— Не верь всему, что говорит девушка в слезах!

— Только тогда ей и стоит верить.

— Ненавижу тебя, Рэйнард! — прошептала, зная, что будет дальше. Зная, что он собирается сделать. Прямо сейчас… У нас всего пара мгновений.

Осознание обожгло обидой, болью, непониманием. Мне хотелось уничтожить его в этом миг и наоборот — притянуть к себе крепко-крепко. Так крепко, чтобы чувствовать не только всей кожей, но и самым сердцем!

Память забудет, но не забудет тело. Я не позволю…

Страха не было. Только решимость.

Едва слышный щелчок застежки его брюк прозвучал выстрелом. Лорд замер, забыв, что хотел лишить меня памяти:

— Что ты делаешь?

— Ты сможешь забрать память ума, но не память тела…

Вторая застежка.

— Ты потеряешь честь, — в его глазах медленно разрастался огонь. Слова ничего не значат, я вижу решимость, которую не сдержит хрупкая преграда моей поруганной чести.

— Зато обрету тебя!

На короткий миг показалось, что Рэйнард все же отвергнет меня, что его сила воли переборет древнюю как мир животную страсть, а именно такая сотрясала нас, но этого не случилось.

Одежды быстро не стало, а боль была острой, но недолгой.

Я сжалась вокруг своего мужчины плотным кольцом, закусив губу и примеряясь к новым ощущениям. Вскоре боль сменилась необычным чувством наполненности, удовлетворения, бескрайнего счастья, словно сейчас я, наконец, обрела целостность, обрела саму себя! Сквозь пелену слез я видела пьяные звезды над нами, что расплывались и кружились в диком танце.

Лорд нежно целовал мои губы, ласково очерчивал изгибы обнаженного тела, томительно медленно двигался навстречу, наполняя так, что хотелось захлебнуться от счастья, и отстранялся, опустошая, словно лишая души. Боль сменилась сладкими требовательными спазмами, что заставляли выгибаться блудливой кошкой, впиваться ногтями в твердые плечи лорда, раскрывать бедра, подаваясь навстречу, подстраиваясь заданному ритму. Не было ни стыда, ни страха, ни сожаления. Ни на единый миг. В этот момент я чувствовала себя нужной и любимой. Огнем. Его огнем!

— Я найду тебя, — хрипотца в ослабшем голосе Рэйнарда пронзила тело острым кинжалом удовольствия. — Сквозь время, сквозь миры, — он переплел наши пальцы, подавшись вперед до предела, наполнив меня так, что дрожащие ресницы опустились, не в силах вынести наслаждения. — Ты моя!

— Твоя, — прошептала одними губами, хотя это и так было понятно. Я — его. С самого первого момента, с самой первой встречи, с первого взгляда. Как только пали огненные сполохи с его лица, моя дальнейшая судьба была предречена… Без него меня попросту нет.

Раскаленные ладони показались ледяными. Они неумолимо двигались по горячему телу, приближались к вискам, обжигая на прощание плечи, ключицы, шею…

— Ненавижу, — разрывая поцелуй, кусая его губы, подаваясь бешеному ритму тел.

Огонь вспыхнул перед глазами стремительно и, словно туман, медленным мягким потоком двинулся вниз.

— Ненавижу!

Слезы не в силах затушить этот огонь. Прощальные поцелуи и резкие, почти жестокие движения бедер тут же стирались из памяти. Горячий ком коснулся груди, прокатился по рукам, отозвался спазмом на кончиках пальцев, двинулся к животу, свернулся там обманчиво ласковым зверьком, а затем кинулся в ноги.

Тело, пронзенное острым, ни с чем несравнимым удовольствием, натянулось струной, позволяя чувственным волнам прокатываться от макушки до самых пяток, обжигая низ живота, а затем ослабло. Я слышала теряющееся в огненных вспышках и хороводе звезд дыхание лорда, ощущала тяжесть его расслабленного тела.

Прикосновения отходили на задний план, его образ смывался, лицо, которое я отчаянно пыталась запомнить, хватаясь за него руками, отгородилось огненными сполохами. А потом пустота, в которой лишь едва различимо на прощанье вспыхнуло чье-то «люблю…».

* * *

Пробуждение отзывалось тяжелой болью во всем теле. Мне казалось, словно оно одеревенело. Болела каждая клеточка, каждая мышца, будто я с непривычки весь день провела в седле.

Поворот головы стал настоящей пыткой!

— Ирда! — позвала камеристку, но вместо голоса раздались едва слышные хрипы. — Ирда!

В горле пересохло, голова трещала, зрение смазывало предметы, а события вчерашнего дня я не помнила! Что за дела? Вот я зашла в уборную на свадьбе и… Все! Неужели меня опоили?

Попробовала дотянуться до колокольчика на прикроватной тумбочке, но рука, показалась тяжелой, словно кузнечный молот и едва поднималась от влажных простыней. Сырым было все: подушки, одеяло, мое ночное платье… Точно опоили!

— Ирда! — попробовала позвать снова.

Через несколько минут двери открылись, и вошла непростительно бодрая и румяная девушка:

— Доброе утро, ваша светлость!

Доброе ли, когда просыпаешься вот так и не помнишь событий вчерашнего дня? Я ведь даже не пью! Ощущение с хорошей попойки наверняка примерно такое…

— Что вчера произошло? Я ничего не помню.

— Не переживайте, это последствия удара, — она помогла сесть в кровати и протянула стакан воды. Стекло запотело. Я с вожделением смотрела, как по гранитной стенке стекают капли, а затем залпом опрокинула в себя содержимое, даже не почувствовав. Только горло свело неприятной судорогой.

— Не переживать? У меня провал в памяти! С моей работой это непростительно!

— Вчера вы упали с лестницы во дворце и ударились головой, — спокойно объяснила камеристка. — Вас доставили ночью, велели обеспечить покой и дали целый список всего!

— Список чего? Что я делала во дворце? Кто меня принес?

Я начинала нервничать и камеристка это заметила.

— Пожалуйста, госпожа, только не волнуйтесь, вам нельзя!

— Это беременным нельзя, а мне можно, отвечай же скорей!

Сердце с волнением дернулось и пустилось в неуверенный пляс, на лбу проступила испарина.

— Список рекомендаций по уходу и разрешенных продуктов…

— И ты принимаешь такое от незнакомцев? Или меня принес кто-то знакомый?

Понимаю, что перебивала, но не терпелось восстановить события.

— Нет, я того господина не знаю, но он представился лекарем. Мне показалось, что он заботился о вас. Не знаю, что вы делали во дворце, наверное, были у брата.

Брат!

— Дай мне переговорный кристалл. Срочно!

— Так не велено же волноваться, госпожа! Давайте примем ванну, скоро придет доктор.

— Ирда! — перебила, стирая со лба испарину. Воздуха отчаянно не хватало. — Принеси кристалл и еще воды. Я пока лягу.

Девушка исполнила книксен и убежала, а я и правда прилегла. Сердце колотилось, в него словно иглы втыкали, по телу разливалась раскаленная кровь, я чувствовала огонь остро, как никогда прежде. По лицу и телу стекали ручейки пота, меня лихорадило. То ли сквозь сон, то ли в бреду услышала голос:

— Пряльщица судьбы, защити источник…

В языках танцующего пламени мелькнули едва различимые огненные паутинки, а сердце словно протыкали маленькими шипами. Кто-то невидимый всаживал один за другим. Холодно, жестко, неумолимо, отчего хотелось провалиться в небытие, но не получалось. Дикая боль едва не разрывала жилы, натянутые до предела.

— Следуй нитям… верь силе… впусти источник…

Очередной шип проткнул сердце насквозь.

Я резко распахнула глаза и судорожно втянула воздух открытым ртом.

— Очнулась, — констатировал кто-то и улыбнулся.

С недоумением разглядывала склонившегося надо мной мужчину и перепуганную Ирду за ним, что теребила передник и часто моргала. Что происходит? Что это только что было? Очередное видение, но впервые настолько яркое и абстрактное. Впервые с ощущениями. Через меня будто прошла чья-то боль. Не моя собственная. Боль источника огненной стихии! но разве это возможно? Во мне совершенно точно горел первозданный огонь!

— Здравствуйте, герцогиня. Я доктор Штойнхойнт. Ваша магия вышла из-под контроля. Мне пришлось дать вам магический успокоитель, пока вы не сгорели заживо. Вы недавно были рядом с источником?

Огненный источник — вулкан на юге герцогства де Ген. В последний раз мы ездили к его подножию всей семьей перед свадьбой старшего брата на праздник огненного духа. Помню, что испытала невероятный подъем сил. Мы издали любовались, как медленно по склону ползут рыжие змеи магмы, как из жерла вырываются алые языки, облизывая пушистые облака и чудом их не поджигая. Впрочем, небо над вулканом все равно пылало.

Отец строго настрого запрещал подходить ближе, рассказывал, что находились безумцы, которые взбирались на самый верх. Кто-то даже считал, если окунуться в пламя, можно получить бескрайнюю мощь, несравнимую даже с силой огненных лордов. Смельчаки превращались в пепел, тем все и заканчивалось. Так закончилась и история предыдущего короля Флоссии — Сигизмунда. Он мнил себя избранным. Вот только горел точно так же, как и простые смертные.

Те же, кто взбирался высоко, но не прыгал в жерло, сгорал от магического перенасыщения на месте или в ближайшее время, если не использовал магический успокоитель — редкое зелье, способное выровнять баланс сил.

Из этого делаю вывод, что передо мной далеко не простой лекарь.

Во-первых, сильный маг, как минимум, двустихиец, раз смог увидеть мой огонь и его нестабильность.

Во-вторых, маг дома воды, зелье стабильности на рынке днем с огнем не сыщешь.

В-третьих, учитывая, что меня принесли из дворца, он наверняка мог быть связан со двором.

— Вы знаете, что со мной случилось, — констатация факта.

— Магический всплеск! Такое бывает очень редко, при контакте с первозданной мощью огня. У источника, например. Или при использовании сил в паре с очень сильным магом.

Точно Андреас! Его рук дело, вот даже не сомневаюсь!

— Ирда, где кристалл?

— Герцогиня, позвольте, мне нужно вас осмотреть. Все подождет.

Нехотя подчинилась доктору. Из-за неожиданного приступа так и не получилось принять ванну, поэтому Ирда избавляла меня от липкой одежды прямо в присутствии лекаря. Впрочем, как меня учила матушка — лекарь не мужчина, он специалист. Наверное, будь передо мной даже первый красавец, а не сухонький старичок пусть и с крепкими руками, которые уверенными сильными движениями делали свое дело, я бы никогда не смогла представить его в качестве возлюбленного.

Мужчина приложил ладони к моей груди, закрыл глаза и замер. Попросил сначала дышать, затем не дышать, затем задержать дыхание на вдохе и выдохе, проделал то же со спины, трогал голову, осматривал пальцы и ногти, глаза. Затем вопросы-вопросы-вопросы, которым, казалось, не будет конца и края. Мне самой хотелось спросить его о многом, но даже не пыталась. Слишком уж сосредоточенным и серьезным выглядел доктор Штойнхойнт. Закончив, он позволил Ирде накинуть на мои плечи халат и, отерев подбородок ладошкой, вздохнул.

— У меня для вас не очень хорошие новости, герцогиня. Ваше сердце…

Ирда всегда была впечатлительной, но сейчас, невзирая на правила этикета, приложила ладошку к груди и с судорожным вздохом плюхнулась в кресло. Сдвинув брови, доктор продолжил:

— Ваше сердце работает не совсем обычно.

— Ирда, выйди, пожалуйста, — попросила, когда из глаз девушки брызнули слезы, а худые плечики начали подрагивать. Она яростно замотала головой, но я была непреклонна. — Ирда!

— Но, ваша светлость!

— Сейчас же! — пришлось сделать строгое лицо. Нехотя камеристка поднялась и вышла, но, судя по всхлипываниям под дверью, стояла и подслушивала. — Ирда, мы тебя слышим. Ты нам мешаешь!

Застучали каблучки, а затем все стихло. Понимаю, что это было жестоко, но никто не должен видеть мое волнение, мою слабость. В этот миг мне стало по-настоящему страшно и чужие слезы лишь больше нервировали. Обязательно извинюсь перед ней. Она добрая и преданная, но мне самой нужна поддержка. Поддерживать других сейчас не было сил.

— Продолжайте, пожалуйста. Что вы имеете в виду?

— У вас довольно странные изменения, похожие на аритмию и метаболические нарушения в сердце.

— Странные изменения?

— Все симптомы свидетельствуют об аритмии и метаболических нарушениях, но у меня имеются некоторые сомнения, вызванные профессиональным чутьем.

О профессиональном чутье я знала не понаслышке, а потому и тени улыбки не было на лице.

— Нужно понаблюдать за вами, — почесав подбородок, задумчиво произнес мужчина.

— Ну, что ж. От этого никто не умирал, это нервное.

— Герцогиня, — резко осадил доктор. — Аритмия в любой миг может обернуться остановкой сердца. Вы сами говорили, что чувствовали, как оно замирает!

— Но бьется заново, — нервно улыбнулась, стараясь не придавать значения словам доктора.

— До поры до времени. Если не лечить ваш недуг, все может закончиться плачевно, — он открыл кожаный портфель и достал оттуда два небольших пузырька из темного стекла. Затем извлек лист, перо и, расположившись за журнальным столиком, принялся писать. — Я оставляю вам лекарства. Принять нужно прямо сейчас. Далее по три капли утром, три капли вечером, перед едой. Они стабилизируют ваше состояние, улучшат кровообращение, успокоят нервную систему. Но необходимо будет приобрести дополнительно пилюли и изменить образ жизни.

Он какое-то время писал, а, когда закончил, подошел ко мне и протянул лист, покрытый мелкими символами. Пробежалась глазами и вскинула брови:

— Ну, знаете. Я не могу питаться одними овощами и не пить кофе!

— А жить без сердца можете?

— Не думаю, что все настолько плохо…

— Что ж. В таком случае, продолжайте жить, как жили. Но, когда попадете ко мне на операционный стол, не уверен, что смогу вам помочь, — жестко отчеканил мужчина, закрывая портфель. Говорил без нажима, без особых эмоций, но слова угодили прямо в цель. На операционный стол? Неужели все и правда настолько серьезно?

— Я не могу оставить работу! Что это за жизнь? Заедать помидоры оливками и лежать в кровати!

— Не лежать в кровати. Вам показана двигательная активность, но не чрезмерная! Работать можете, но без стрессов и желательно дома. Герцогиня, ваша профессия — соединять сердца, моя — лечить их. Но мы не можем заставить людей делать что-то помимо их воли, а потому лишь вам выбирать, какой будет ваша жизнь. Свое профессиональное мнение я высказал.

— Хорошо, благодарю, — совладав с нахлынувшими эмоциями, я мягко улыбнулась. — Доктор Штойнхойнт. Кто вас нанял?

— Не могу вам этого сказать, — мужчина пожал плечами и двинулся к дверям. — Всего доброго, герцогиня. Я приду через пару дней, проверить ваше состояние.

— Подождите! Что значит, не можете сказать?

— Человек, что оплачивает мои услуги, настаивает на конфиденциальности, и я не могу нарушить данное ему слово.

— Да кто узнает? — нахмурилась, но в ответ доктор протянул ладонь, на которой вспыхнула огненная метка. Слов не осталось. Я смотрела на закрытую дверь с открытым ртом и хлопала глазами, словно фарфоровая кукла. Огненная метка?!

— Ирда!!! — закричала так, что стены вполне могли дрогнуть, будь я магом Дома земли. — Переговорный кристалл, немедленно!

Девушка влетела в комнату с кристаллом в руках уже через несколько минут. Она все еще всхлипывала, плечики ее подрагивали, глаза красные. Хотела сразу же связаться с братом, но совесть вгрызлась острыми зубками и не отпускала.

— Ирда, прости мою резкость. Все хорошо. Я не умираю. Доктор прописал капли и велел купить пилюли. Возьми листок и отправь кого-нибудь в аптеку. Пусть экономка выделит деньги. И подготовь дневное платье, мне необходимо на работу.

— После всего, что…

— Ирда, — надавила я, но в этот раз добавила улыбку. — Мне приятна твоя забота, но не забывайся, пожалуйста.

— Хорошо, ваша светлость. Пожалуйста, берегите себя!

Оставшись наедине с кристаллом, я настроила заклинание и, пока ожидала ответа брата, глупо улыбалась. Все же, приятно, когда о тебе заботятся. Помню, когда отец привел Ирду в наш дом, я не понимала, зачем мне — маленькой девочке — в помощницах другая маленькая девочка. Но он, как всегда, оказался мудр! Мы с Ирдой выросли вместе и учились всему вместе. Я как быть герцогиней, она как быть камеристкой. В итоге, я уже не представляю себе жизни без нее, а она, уверена, многое отдаст за мое благополучие, потому что просто не может иначе. Именно поэтому без раздумий поехала со мной в столицу.

Брат ответил далеко не сразу.

— Присцилла. Доброе утро.

Голос встревоженный, назвал меня полным именем. Вот ведь пакостник!

— Что ты сделал, признавайся?

— О чем ты?

— Зачем ты выжег мою память? Зачем поставил метку доктору? Думал, не пойму, что его ты прислал?

— При, я не выжигал твою память и не ставил метку никакому доктору. Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Не понимает он, — возмутилась, хотя растерянность в голосе брата казалась искренней. — Я все равно выясню, что случилось, лучше сам расскажи.

— Ты ударилась головой в замке, но лекарь тебя исцелил. Никаких последствий.

— Что значит, никаких последствий, если я не помню, как закончилась вчерашняя свадьба?

Тишина в кристалле стала слишком уж многозначительной.

— Андреас.

— Эм… Поговори с Марго! Мне пора.

— Андреас!!!

Но брат постыдно сбежал от ответа, передав кристалл жене.

— При, как ты себя чувствуешь?

— Как дерево! Ни согнуться, ни разогнуться, а в голове — опилки! Чем закончилась вчерашняя свадьба? Что я делала в замке ночью?

— Дорогая, свадьба, которую ты помнишь, была не вчера…

— Так, — я села на кровать, чтобы грешным делом не упасть от новостей. Слишком уж невероятными они казались. Но Марго нет смысла меня обманывать.

— Давай поговорим лично.

— Не уверена, что вытерплю.

— Вытерпишь. Ты же Присцилла де Ген! — ее голос наполнился улыбкой и заставил улыбнуться в ответ. — А, постой… Запиши адрес.

— Я не настолько сильно ударилась, чтобы забыть, где находится наш офис.

— Мы переехали в здание напротив министерства военных дел.

— Эм…

— При, просто запиши. Я все расскажу при встрече.

— Хорошо. Только поторопись. Иначе от неизвестности я сойду с ума.

Разорвала сеанс связи и уставилась на стену. Перламутровый узор на шелковых обоях мягко переливался под солнечными лучами всеми цветами радуги. Отчего-то он стал тем якорем, который помог сфокусировать мысли на происходящем, осознать себя здесь и сейчас, сконцентрироваться. Все

Произошедшее и сообщаемое друг с другом не вязалось. Я не могла упасть и удариться головой так, что события нескольких дней выпали из памяти! Меня не было у источника огня, с чего бы произошел всплеск? Если Андреас говорит, что не выжигал мою память, значит, не делал этого. Уж ложь в голосе брата я бы распознала. А он врал, когда говорил, что я ударилась головой в замке, но не врал, что меня вылечил лекарь. Значит, в замке я была и лекарь меня лечил. А лекарь там один — тот, что королевский. С какой стати сам Альберт Хаксли стал бы мне помогать? Необходимо с ним побеседовать! И еще огненная печать на ладони доктора Штойнхойнта. Кто этот таинственный огневик первой ступени? Только самым высшим огненным магам доступно это невероятно затратное заклинание. Зачем скрывать свою личность? Это может понадобиться лишь в одном случае: тот, кто выжег мою память и нанял доктора. Ерунда какая-то!

Уцепившись за эту мысль, я поднялась и направилась в ванну. Сегодня же встречусь с Альбертом Хаксли и узнаю, кто попросил его мне помочь, и что я делала в замке.

Ирда вернулась быстро, принесла мое любимое платье, голову мыла очень осторожно, причесывала еще осторожнее, словно я очень дорогая хрустальная статуэтка, которую можно разбить и потерять навеки. Вымытая, причесанная и хорошо одетая, в любимом комплекте из опалов, я выглядела превосходно. Настроение существенно улучшилось и произошедшее со мной перестало разрывать на части. Я найду тебя, загадочный некто, лишивший меня памяти! Ты бросил вызов Присцилле де Ген и в этом твоя ошибка!

Вот только глядя на себя в зеркало, я обратила внимание на взгляд. За азартом в глазах скрывалась боль. Не физическая — душевная. Прислушавшись к себе, поняла, что чего-то не хватает. Словно из меня не просто выжгли воспоминания, меня будто лишили чего-то очень важного. Даже на миг краски окружающего мира поблекли. Решительно тряхнула головой, отгоняя наваждение и улыбнулась. Но нельзя убежать от себя, как и обмануть себя не получится. Моя душа тосковала, вот только причину этой тоски я не могла понять.

* * *

Я с удивлением рассматривала свой новый офис, в отличие от предыдущего, залитый светом. Вкусно пахло новой мебелью: деревом и бархатом. Новый обеденный стол сиял накрахмаленной скатертью, письменный стол был таким же большим и удобным, только теперь из белого дерева. Да и вообще новая цветовая гамма мне понравилась: молочный и темный шоколад. Может, не очень практично, зато восхитительно и глаз радует! Я провела пальчиком по лакированному книжному шкафу и села за стол, расположив локти на удобных мягких подлокотниках. В этот момент вошла сияющая Марго:

— Нравится?

— Очень, — я улыбнулась. — Давно следовало переехать. Когда мы успели? Куда делся банк?

Она протянула мне тонкую кожаную папку, продолжая широко улыбаться. Осторожно приняла ее, раскрыла и вульгарно открыла рот.

— Не понимаю.

Подруга села на стул перед моим столом и, подперев кулачком щеку кивнула.

— Как?

— Понятия не имею как, главное, что это факт!

— Что значит, понятия не имеешь? Как я могла купить здание флоссийского банка? У меня таких денег и в помине нет! А отца я бы просить не стала. Мы вполне справлялись с арендой.

— Ничего не знаю, дорогая, но меня новая действительность в полной мере устраивает! Снизу устроим кафе, я уже присматриваю арендаторов. На место для швейного ателье и кондитера уже четыре заявки, Салли должна была тебе передать.

Я глянула на стопку бумаг справа и подняла брови. Давно же я, судя по всему, не занималась непосредственными обязанностями. Новое здание, арендаторы…

— Предвосхищая твой вопрос — ты одобрила мою идею вчера.

— И… Как я это сделала?

— Мы общались по кристаллу.

— А где я была в этот момент?

Подруга пожала плечами. Действительно, я же не имею привычки докладывать о своем местонахождении, откуда ей знать. Жаль, жаль… Впрочем, промелькнуло в ее взгляде что-то.

— Марго, — сузив глаза, я пристально на нее посмотрела. — Ну ка, рассказывай, что ты знаешь, о чем молчишь?

Она отвела глаза, а я вскочила. Знает!

— Марго! Мы же подруги.

— Я беременна! — огорошила она.

Ого. Такого ответа я явно не ожидала и снова открыла рот.

— Только давай в этот раз ты не станешь спрашивать «как».

— В этот раз? Я знала? — медленно села обратно, глядя на Марго по-новому. Теперь понятно, почему она так таинственно улыбалась и отводила взгляд. Не хотела огорошить меня такой новостью, когда и без того эмоции распирают.

— Конечно знала. Тебе я первой сообщила.

— Поздравляю. Я очень за вас рада.

Вот только улыбаться не получалось. То чувство, что утром лишь коснулось меня мягким перышком, вдруг стало сильнее. Сердце щемила тоска. Непонятная тоска. Душа словно истекала кровью, ее рвало на части. Почему весть о беременности Марго вызвала во мне такие эмоции?

— Прости, что по мне этого не видно.

— Прости, что пришлось сообщить в такой момент. Но ты бы думала, что я что-то от тебя скрываю.

— Я всегда думаю, что люди врут, — созналась и мягко улыбнулась. — Как правило, оказываюсь права. Что происходит? Кто мог выжечь мою память?

— Выжечь? — насторожилась подруга. — Почему ты думаешь, что ее кто-то выжег? Ты ударилась…

— Вот только не надо мне этот бред про удар головой! Андреас мне соврал, а сейчас врешь ты. Не стоит.

Она поджала губы и отвела взгляд. Знает! Марго все знает!

— Покажи мне руку.

— При, это…

— Руку дай! — злобно рыкнула я, а когда заметила на ладони Марго огненную печать, гневно ударила кулаками по столу. — Вы что, издеваетесь? Вы все всё знаете, но скрываете от меня правду!

Глаза защипало от поступивших слез, горло скрутило спазмом, а сердце замерло и забилось неровно. Дыхание сбилось, на лбу проступила испарина, и совершенно некстати вспыхнул камин в зоне для отдыха. Побочный эффект от эмоционального выброса? Почему мне казалось, будто в мое сердце медленно всаживают болезненные шипы? Только при этом перед глазами стоят картины влажной податливой земли и странных железных прутьев…

— Салли! — вскочила Марго и подошла ко мне. — Капли, живо.

Бросила на подругу гневный взгляд и выставила перед собой ладошку, другой растирая грудь, в которой неровно билось сердце:

— Не подходи. Не сейчас, Марго.

Сознание словно взбесилось. Вспышка, теплый ветер, слепит солнце.

Элайджа!

Красивые карие глаза, на свету почти медовые. Громкий детский смех.

— При, я этого не хотела, — Марго вернула в реальность. — Андреас предоставил мне выбор: либо он выжжет мою память, либо печать. Я хочу тебе все рассказать, но не могу! Даже если попытаюсь, тело взбунтует, язык отнимется, руки не станут писать… Ты же маг дома огня, ты знаешь, как это работает!

— Но он может. На нем же нет печати? Зачем Андреас сделал это со мной?

— На нем тоже печать.

Я схватилась за голову, пытаясь совладать с эмоциями, стерла дрожащей ладошкой испарину, отгоняя навязчивое видение с малышом, отмеченным четырьмя стихиями.

— Салли, где ты там?

— Бегу, уже бегу, — двери распахнулись, и помощница прибежала со стаканом воды, протянула мне. Отказываться не стала. Выпила и села на диванчик, пытаясь унять сердце, совладать с эмоциями и погасить камин, но проклятый не желал гаснуть. Что с моими силами? То огонь пытается меня испепелить, то отказывается повиноваться!

— На тебе тоже печать?

— Печать? — удивилась помощница. Я осмотрела ее ладошки, но ничего не обнаружила. Выжгли. Как пить дать, ее тоже выжгли, церемониться не стали. Кто так щедро раздал печати и выжег стольких людей? А главное, зачем? Посмотрела на Марго как на врага, хотя умом понимала, что она ни в чем не виновата. Ей тоже не оставили выбора. Но не злиться не получалось.

— Пожалуйста, оставь меня одну. Сейчас мне слишком сложно находиться с тобой рядом.

— Я понимаю, — Марго, глядя на мои страдания, сама едва не расплакалась. Она села рядом, сгребла меня в охапку и крепко-крепко обняла. — Прости, что я знаю. Но я даже намекнуть не могу! Он…

Подруга замолчала. Я знаю, как действует метка. Любые попытки обойти данную магу клятву бесполезны. Сейчас, в этот момент, наполненный молчанием и крепкими объятиями, она рассказывала мне все, что знает. Вот только услышать я ее не могла. Да и обижаться теперь тоже. Мы разревелись обе. От бессилия, от жестокости судьбы, от переполнявших эмоций. Она беременная, я больная, обеим нельзя волноваться, но обеих лихорадит от боли…

— Пожалуй, я еще капель принесу, — сообразила Салли, шмыгнув носом. — И себе тоже…

Но куда лучше любых капель действуют клиенты! Словно дух огня устал смотреть на то, как мы разводим сырость и решил ниспослать спасение. В коридоре послышался шум, чьи-то быстрые уверенные шаги, Салли запричитала. Дверь в мой офис распахнулась неожиданно и на пороге застыла весьма интересная женщина: высокая, худая, невероятно красивая и элегантная. На ней платье необычного фасона: вместо пышной юбки — обтягивающая, хоть и в пол. На голове огромная темно-синяя шляпа, в тон атласному наряду и цвету глаз. Худые губы изогнулись в улыбке, а руки, затянутые в длинные гипюровые перчатки, скрестились на груди.

Мы с Марго так и застыли — в слезах и объятиях.

— Кажется, я не вовремя, — совершенно не стесняясь этим фактом, заявила незнакомка и, вместо того, чтобы выйти, прошла внутрь.

— Эм… — протянула Марго.

— Смотря кто вы, и зачем пришли, — я отмерла, достала из ридикюля платок, зеркальце и прямо в присутствии беспардонной дамы привела себя в порядок. Марго занялась тем же. Раз уж мы нарушаем этикет, так сделаем это все вместе.

— Меня зовут герцогиня Эллехтойнер, — тонкая бровка изломилась, а губы снова растянулись в обворожительной улыбке. Дама бросила на мой новый, еще несиженный диванчик, ридикюль и расположилась рядом с ним.

Как я сама не догадалась? Герцогиня Эллехтойнер — скандальная молодая особа, которая не раз возмущала общество своими нарядами и слишком свободными нравами. А я напротив всегда восхищалась женщинами, которые знают, чего хотят и не бояться действовать вопреки мнению большинства. Еще о герцогине мне было известно другое: в скором времени она собиралась выйти замуж за лорда Коллинза.

— Герцогини Марго и Присцилла де Ген, — представились мы.

— Я знаю, кто вы, именно поэтому пришла. Только вы можете мне помочь.

— И чем мы можем вам помочь?

— Через два дня я должна выйти замуж.

— За лорда Коллинза, — кивнула я. — Поздравляю. Очень выгодная партия.

— Да знаю, — она отмахнулась и сложила ногу на ногу, от чего ткань разошлась в стороны, и длинный разрез продемонстрировал идеальную стройную ногу почти до самого бедра. Мы с Марго как-то помимо воли уставились на то самое место, граничившее с панталонами и медленно, глупо при этом улыбаясь, перевели взгляд на лицо гостьи. — Вот только у нас случилась маленькая проблемка. Распорядитель свадьбы умер.

Да. Проблемка невероятно ничтожных размеров.

— Нам очень жаль, — произнесла Марго, но герцогиня снова отмахнулась.

— Туда ему и дорога. Тот еще засранец был. В общем, нам нужно организовать свадьбу. Такую, чтобы вся Флоссия запомнила на долгие годы.

— Хорошо, — улыбнулась я. — Мы с радостью закончим то, что начал…

— Нечего заканчивать, в том и маленькая проблемка! — она вскинула брови. — Мы с Элиотом сегодня вернулись с отдыха, думая, что все готово, а нам сообщают, что распорядитель умер через несколько часов после того, как мы покинули город! Он даже не начал подготовку.

Сегодня я установила личный рекорд, поскольку третий раз за утро открыла рот. Одно радовало — рот Марго тоже не выдержал свалившихся известий. Организовать пышную свадьбу за два дня? Ущипните меня кто-нибудь.

— Простите, герцогиня, но к чему спешка? Раз все так, давайте перенесем торжество хотя бы на две недели? — хорошо, что это Марго предложила. У меня в данный момент на языке крутились исключительно нецензурные слова.

— Категорически исключено! Я лично разослала приглашения месяц назад! Перед тем, как уехать в отпуск. Кто же знал, что распорядитель подложит нам такую свинью?

Действительно, как он посмел скончаться? Воскресить и убить обратно собственноручно!

— Гости съедутся со всего мира! Ангариссия, Этельбон, Гроссен — отовсюду! Я не могу выслать новые приглашения и сказать: «извините, свадьба переносится». Все знают, герцогиня Эллехтойнер женщина слова! Так же, как и сестры де Ген.

Мы с Марго улыбнулись и смолчали. Нас часто принимали за сестер, и мы настолько к этому привыкли за три месяца, что уже сами считали друг друга родными.

— Мы действительно держим слово, но обещания вам не давали.

— Кажется, у вас в проспекте написано «невозможное возможно» или я ошибаюсь?

Мои плечи дрогнули от едва сдерживаемого смеха. Должно быть, шквал сильнейших эмоций и обилие выпитых за утро лекарств дали о себе знать. Сначала содрогались только плечи, затем поперек лица растянулась улыбка, а скоро я уже хохотала в голос, глядя на изумленную герцогиню и удивленную Марго.

— Про… простите, — сквозь смех извинялась я, но смеялась лишь сильней и сильней.

— Понимаю, — герцогиня расслабилась и улыбнулась, — я появилась в неподходящий момент. Это эмоции. Но вы профессионалы. Верю, что справитесь.

Она распахнула ридикюль и извлекла оттуда сложенные трубочкой документы.

— Здесь все мои пожелания насчет свадьбы. Все, что вам понадобится для подготовки. Вечером приеду обсудить варианты, которые вы подберете. Была очень рада знакомству.

Она поднялась, но в дверях остановилась и развернулась. Я по-прежнему смеялась и никак не могла остановиться:

— Вы мне нравитесь, — неожиданно произнесла герцогиня. — Эту свадьбу Флоссия запомнит навсегда!

Марго понимающе поглаживала меня по спине, а Салли глотала капли прямо в моем кабинете, с опаской поглядывая то на меня, то на подругу. Успокоиться мне удалось далеко не сразу.

— Невозможно возможно, — смех, словно кашель, неожиданно нападал снова и снова, но, кажется, истерика уже подходила к концу. — Мы что, правда такое писали?

Подруга растерянно улыбнулась и пожала плечами:

— Сестры де Ген слов на ветер не бросают.

— Два дня! — не могла перестать улыбаться. — Невозможно.

— Но мы это сделаем! — улыбнулась Марго.

— Ага, представляю в каком восторге будут швеи!

— И пекарь!

— И флористы, — дрожащим голосом воскликнула Салли и снова потянулась пальцами к крышечке успокоительных капель, но Марго вовремя отняла у нее бутылочку.

— Впервые вижу столь прямолинейную и уверенную в себе особу, — заметила я, когда успокоилась. — Салли, подай документы, посмотрим, что там у нее.

Мы с Марго разглядывали пожелания новой клиентки и уже истерично хохотали обе. Этот заказ — вызов. Но мы обязаны с ним справиться. Если сделаем это, наша репутация взлетит до небес, и мы получим все самые лучшие заказы Флоссии. Брак лорда и герцогини, в одном из зал королевского дворца! Невероятно? Конечно! Очереди на аренду королевских залов огромные. Кварцевый зал и вовсе приходится занимать за полгода и то не факт, что дадут. В голове тут же заметались мысли, как это устроить за два дня.

— Вижу, ты уже приняла решение, — улыбнулась подруга. — Берем заказ?

— Конечно, берем! Королевский дворец я возьму на себя, — Марго с облегчением вздохнула. Но я взяла это на себя не только потому, что люблю сложные задачки, но и потому, что именно во дворце скрыта разгадка тайны моей памяти. Именно там скрывается тот, кто ее выжег!

— Тогда флористы и декораторы тоже твои. На мне платье, меню, и развлекательная программа.

— Остальное распределим по ходу, — кивнула я, и мы разбрелись по кабинетам, заниматься непосредственными обязанностями. Правда, перед этим «обрадовали» Салли новостью, что на время текущего проекта подготовка свадьбы графини Тюдорс на ней. Кажется, нам пора расширять штат сотрудников, а Салли, несмотря на отсутствие титула, подходящий вариант для младшей помощницы, а не просто секретарши! Стрессоустойчивость у нее, конечно, средненькая, но живость ума, сообразительность и изобретательность присутствуют, а это в нашем деле самое главное.

Я передумала все варианты, добилась связи с самим распорядителем королевской недвижимости, но так и не удалось выбить аренду зала во дворце. Самое большее, что мне могли предложить — аренду через две недели либо здание в летней резиденции. Но это в Каментоне, небольшом городке. Нашу импозантную графиню такое не устроит. Ей не нужен хвост тигра, ей нужно сердце тигра!

— Ваша светлость, — судя по обращению Салли, в приемной ожидал посетитель. Вот только на это время у меня не было назначенных встреч. — К вам посетитель.

— Кто?

— Лорд Сазерленд.

— Лорд Сазерленд? Вот еще не хватало! Мелких пакостей ему мало, решил перейти к крупным? Гони его взашей!

— Он с цветами! К тому же, лорд, — настаивала она.

Пламя в камине полыхнуло. Да что это с ним? Попыталась погасить, но не получилось.

— Что ж, пусть проходит. Но не закрывай двери. Если начнет говорить гадости или попробует залить мой новый кабинет, я его вышвырну огненным шаром!

Девушка озорно улыбнулась, кивнула и пригласила гостя войти. Как я и просила, дверь запирать не стала.

Сначала появился огромный букет алых роз, настолько огромный, что едва помещался в руках лорда. Затем показался сам мужчина. Вид у него был удручающий, несмотря на идеальный белоснежный костюм и аккуратно уложенные светлые волосы. Нездоровая бледность и синие мешки под глазами перечеркивали все.

— Вид у вас кошмарный, — с ходу обозначила я, даже не поднимаясь со стула. — Стоит полагать, ревете ночами, не в силах простить мне расстроенный брак?

Мужчина замер, а на лице так живо отобразилось недоумение, что даже мне неловко стало.

— Расстроенный брак?

— Салли, забери у лорда цветы!

Помощница живо освободила руки мужчины от красивой тяжести и скрылась в приемной.

Цветы…

Память нарисовала комнату, заполненную розами. Они были всюду. И этот аромат: сладковатых роз и костра…

— Надеюсь, вы пришли извиниться за доставленные неудобства? — поинтересовалась, отгоняя странное наваждение.

— Неудобства? — удивился он. Затем подошел ближе и вгляделся в мое лицо. Провел перед собой ладонью, отчего на мою кожу брызнули соленые капли.

— Вы что творите? Снова за свое? Убирайтесь из моего кабинета!

— Он выжег вам память, не так ли? — почему-то на губах водника играла до жути довольная улыбка. — Все еще хотите, чтобы я ушел?

Камин полыхнул и привлек наше внимание. Лорд сдвинул брови и произнес:

— Вы обедали?

За подготовкой к осуществлению невозможного проекта я забыла о еде напрочь. Пирожок на завтрак давно исчез без следа и подкрепиться бы не помешало. Вот только время…

— Боюсь, не могу себе этого позволить. Вы знаете кто, а главное, зачем сделал это со мной?

— Знаю, — улыбнулся он. — И расскажу все, о чем вас заставили забыть. За обедом.

— При одном условии!

Он в удивлении вскинул брови.

— Не думайте, что делаете мне одолжение! Вы еще не загладили вину за постоянные потопы.

— Разве? Если не ошибаюсь, это здание теперь принадлежит вам.

Секунда замешательства. Лорд Сазерленд подарил мне бывшее здание королевского банка? Невозможно! Хотя, кому, если не лорду такое под силу?

— Так это было ваше извинение?

— А вам сказали иначе?

— Мне никто ничего не пояснил. Просто передали документы.

— Идемте, герцогиня. Я с удовольствием расскажу все, о чем вас заставили забыть.

Я подошла к мужчине и вложила ладошку в протянутую руку. Неотрывно глядя в мои глаза, он поцеловал кончики моих пальцев. Та тоска в груди… Неужели я тосковала по нему? Неужели у меня были к нему чувства? Мужчина смотрел на меня сейчас не как на врага или незнакомку. Он смотрел с интересом и желанием. Но душа рядом с ним по-прежнему ныла…

— Вижу, ты что-то вспомнила.

— Не вспомнила. Осознала.

Переход на «ты» отозвался внутри холодной неприязнью, и в целом я чувствовала себя в компании водника неуютно, но с другой стороны, я обо всем забыла. Сейчас он мне чужой человек, но что, если за забытые дни мы узнали друг друга лучше? Ведь моя душа тоскует по кому-то. Это нельзя отрицать. Такую боль ни с чем не спутать! Но лорд Сазерленд?

Снова посмотрела на мужчину. В аквамариновых глазах плескались восхищение и радость. Чему только он радовался?

— Верно, — улыбнулся он. — Цветы, моя дорогая, для тебя. Ведь мы любим друг друга. И это он тоже заставил тебя забыть.

— Кто он?

Водник обернулся на мой камин и повел за собой.

— Расскажу. Но не здесь.

В кабинете лорда Скаргхарда

Лорд смотрел за окно и не мог отделаться от мысли, что совершил самую большую ошибку в своей жизни. Нет, он не жалел, что отдалил от себя герцогиню, стер и запечатал всех, кто знал об их связи или знал его в лицо. Это убережет ее от ангарисских агентов. Он уже по своим каналам поставил в известность людей Муслима, что герцогиня больше не представляет ценности. Жалел он о другом — что подпустил ее слишком близко и позволил себе чувствовать. Снова… Хотя знает, что такому как он нельзя любить. Такого как он любить нельзя.

— Она снова пыталась сбежать, — с порога начал Шер, вырывая лорда из тяжелых мыслей.

— Пусть Лэсли ни на секунду не оставляет ее одну. Неужели сложно справиться с ребенком?

— Просила передать, что ты кровожадное чудовище и она… — мужчина замолчал.

— Она меня ненавидит, — сухо констатировал лорд, поворачиваясь и занимая место за столом. — Знаю. Утром, когда узнала, что герцогини больше с нами не будет, она повторила это раз сто и запустила в меня тарелкой с кашей.

— Я бы сделал также, но нет тарелки под рукой. Ты должен был использовать ее по назначению!

— Шер!

— Ай, — отмахнулся он и сел. — Эггер передал, что к твоей герцогине наведался Сазерленд.

— Зачем я только ее послушал? Лучше бы убил гада!

— Парни вмешаются, если он попытается перейти черту. Но, судя по шикарному букету, тот с извинениями.

Стиснув зубы и подавив желание уничтожить водника прямо сейчас, он лишь усилием воли заставил себя сменить тему. В конце концов, сам решил отдалить ее, теперь не время грызть локти. Его дело — безопасность Присциллы, а в остальном он доверял своей женщине, ее интуиции и внутренней силе.

— Лучше скажи, что с королем?

— Протокол выполнен. Магистерский совет запечатан в полном составе. Ты уверен, что в порядке? Даже одна печать отнимает уйму сил, а тут печати четырех стихий!

— Уверен, — отчеканил лорд. Немногие знали, что он полностихиец. Возможный претендент на трон после ухода действующего короля.

Уверен? Его стикс почти на нуле, но об этом он не расскажет даже Шеру. Сейчас на плечах лорда судьба Флоссии и жизнь короля. Он должен излучать силу и уверенность. Стоит показать слабость и все, кто рядом, разбредутся. Стикс следовало пополнить в ближайшее время, ведь метки, что он поставил, падут, исчерпав его резерв. До источника ему не добраться, зелье восстановления сил, разрабатываемое герцогом Дарби, так и не было закончено, оставался один вариант — сильный эмоциональный выброс, но такой могла дать лишь Присцилла. Неужели ему придется воспользоваться услугами другой женщины? Мысль неприятно ужалила, но выбора не было. На кону — судьба королевства.

— Есть информация об ангарисских пэрах? С кем мы имеем дело?

— Вот здесь полная тишина. Мы знаем лишь то, что план санкционирован ангарисским королем лично. Предположение по поводу провокации подтвердилось. Остается быть начеку и ждать.

— Не вариант. Я не стану сидеть и глядеть, как горит мой дом.

— Ты кинешься в огонь и сгоришь, знаю я тебя.

— Мы должны заставить их думать, что я кинулся в огонь и сгорел.

— Подожди, — замер Шер. — Ты хочешь позволить им себя убить?

— Хочу позволить им убить короля.

Шер сначала изумленно вскинул брови, затем задумался и удовлетворенно хмыкнул:

— А ведь я даже не подумал об этом.

— Как иначе мы выведем их на чистую воду? Пусть публично убьют короля и парочку лордов, призовут народ обратиться за помощью к Ангариссии, а их посла — занять место временного правителя и на этой славной ноте мы триумфально похлопаем в ладоши.

— Когда его величество «восстанет из мертвых» Ангариссии либо придется пойти в открытое противостояние…

— Чего они не станут делать, поскольку не получат в таком случае силу источников, — кивнул лорд.

— Либо они отступят и оставят планы насчет источников.

— Вот это вряд ли, — не согласился лорд. — Но будем решать проблемы по мере их поступления.

— Создать утечку данных о перемещении короля? — предложил Шер, но, заметив улыбку на губах друга, понял, что есть куда более надежный план.

В ресторанном комплексе «Дворец вкуса»

Для обеда ресторан оказался слишком шикарным и соответствовал своему названию. Здесь было все, что есть в большой королевской столовой, где мне однажды доводилось обедать вместе с братом и Марго: многоярусные люстры, свисающие с запредельно высоких потолков, украшенных фресками и золотой лепниной, настоящие свечи в высоких золотых подсвечниках, обвитых цветущим вьюнком, множество арок в окружении мраморных и позолоченных статуй, зеркала в резных рамках и небольшие круглые столики с сияющими накрахмаленными скатертями. Здесь дорого даже дышать, не то, что обедать.

— Ты прекрасно выглядишь, — произнес лорд Сазерленд, отодвигая для меня стул. Если бы мне с утра сказали, для кого я наряжаюсь, ни за что бы не поверила.

— Благодарю.

Разложила на коленях шелковую салфетку и посмотрела поверх меню на лорда. Симпатичный, но не настолько, чтобы сразить мое сердце. Как-то не вязалось у меня в голове, что я могла привязаться к нему столь быстро. Да и душа изнывала по кому-то другому, иначе сейчас мурлыкала бы ласковым котенком от радости.

Образы ненавистного пакостника и возлюбленного слишком разнятся. К тому же, я совершенно ничего о воднике не знаю, а то, что знаю, мне не нравится: начиная с его способа решать проблемы, заканчивая выбором места для обеда.

Не успели мы сделать заказ, а есть, к слову, при виде цен, расхотелось, как лорду принесли на золотом подносе ветреного вестника:

— Лорд Сазерленд. Наша служба охраны задержала вестника. Приносим извинения, но барьер не пропускает автоматически…

Мужчина небрежно махнул рукой, прерывая объяснения официанта и, вынимая из клюва вестника письмо, обратился ко мне:

— Закажи, что понравится. Я плачу.

И таким снисходительным тоном, словно я от этого должна броситься его ботинки целовать. Что ж. Кого-то не помешает научить хорошим манерам. Я планировала поберечь кошелек лорда, но мгновенно передумала и заказала пять самых дорогих блюд.

— И, пожалуй, еще чашечку черного кофе… со сливками, — добавила спешно и сама себе удивилась. Никогда не пила со сливками, но теперь словно стыдилась собственного выбора. Да, доктор советовал избегать крепкого напитка, но я не смогу никогда от него отказаться.

— Что-то еще? — официант с удивлением поднял бровь.

— И тирамиссу. Три порции. Да. Теперь все.

— А вам, лорд?

— Что? — мужчина оторвался от чтения и посмотрел на официанта. — Принесите то же самое.

Я усмехнулась, но поправлять не стала. Официант тоже смутился. Нас всего двое, а заказанные блюда в двойном размере не поместятся даже на столе, не говоря уже о наших желудках. Впрочем, аппетитов лорда я не знаю.

Когда водник оторвался от чтения, официант уже вернулся с кофе и шестью порциями пирожного. Лорд Сазерленд с недоумением уставился на обилие сладостей и перевел на меня суровый взгляд:

— Это что?

— Тирамиссу, — как ни в чем не бывало, я запустила маленькую вилочку в пирожное и попробовала. Вкусно, но не настолько, чтобы отдать за порцию четверть месячной зарплаты.

— Я вижу, но куда столько?

— Ты сам решил взять то же, что и я. А я заказала для себя, Салли и Марго.

Водник поджал губы, но смолчал. Ага. Это он еще сумму в чеке не видел и главных блюд не дождался. Наверняка после такого обеда гонора поубавится. Впрочем, тревожный взгляд, нет-нет, но возвращавшийся к письму, сменил направление моих мыслей.

— Ты хотел рассказать, кто выжег мою память.

— Да, — он глотнул кофе и поморщился. — Как ты пьешь такую гадость?

Первый звоночек. Если мы, по словам лорда, возлюбленные, он не может не знать, что я пью такой кофе.

— Губками и с удовольствием, — продемонстрировала, внимательно наблюдая за собеседником. А он, к слову, едва держал себя в руках, размешивая добавленный сахар. Две ложки! Дух огня, он что, ненормальный портить вкус благородного напитка?

— Роберт Беверли, — громко произнес он, но имя ровным счетом ни о чем мне не сказало. — Это он выжег твою память.

— Зачем? Я его даже не знаю, — сказала и прикусила язык. Конечно не знаю, ведь он заставил меня забыть! Из глубины души поднималось неприятное темное чувство, именуемое ненавистью. Каким монстром нужно быть, чтобы украсть у человека воспоминания? Ведь это моя жизнь! Оказалось, я и половину ужасов не представляла.

Колыхнулся магический фон, и я заметила едва различимый контур водного щита. Стоило полагать, услышу я важные, а то и секретные вещи. Рокот голосов и звон бокалов стал существенно тише, а баритон собеседника громче:

— Мне неприятно быть тем, кто вновь заставит тебя пережить мерзости, в которые Роберт тебя втянул.

— Говори. Прошу.

— Хорошо, — он скрестил ладони в замок возле губ и начал рассказывать. — Роберт работает в королевской тайной службе. Два дня назад он связался с тобой и предложил участие в… скажем так, тайной операции. Он разрисовал все в ярких красках, применил к тебе свой дар очарования, чтобы подавить волю. Шпионаж весьма романтичен, особенно, когда манипулируют духом патриотизма и заверяют, что ты можешь спасти не только земли отца, но и всю Флоссию.

— Так слух о войне… — у меня даже пирожное поперек горла встало. Я нервно отпила кофе и отодвинула сладость.

— Да. Армия Ангариссии готова напасть в любой момент.

— Не понимаю, при чем здесь я?

— Роберт хотел сделать тебя тайным агентом. Думал, что ты не догадаешься. Поверь, он умеет убеждать, к тому же, его дар очарования…

Лорд Сазерленд многозначительно замолчал, а я едва не задохнулась от негодования.

— Он что, домогался меня?

— Ты и сама была не против, хоть он и поднимал на тебя руку. Он же подавил твою волю.

— Подонок!

— Ты даже не представляешь, какой! Не удивляйся, если кто-то назовет тебя распутницей. Роберт не стеснялся афишировать ваши отношения. Разумеется, ты разгадала его замыслы и отказалась помогать, тогда он решил от тебя избавиться.

Слова лорда не оправдали моих надежд что-нибудь вспомнить. Увы, он рассказывал, а в душе ничего не оживало. Только крутилась фраза «Ненавижу тебя, Рэйнард!». Вместо того, чтобы убить меня, лорд стер воспоминания. Водник выглядит, словно восставший с того света. Картинка сложилась сама собой.

— Ты помешал ему меня убить.

— Попытался. Результат видишь сама.

— Значит, я вовсе не ударилась головой в замке. Меня ударил Роберт Беверли! А потом раздал всем печати, чтобы скрыть следы преступления?

— Именно. Королевский лекарь исцелил нас. Ты некоторое время пробыла в моих покоях, потом я распорядился отправить тебя домой.

Значит и о лекаре побеспокоился лорд Сазерленд? Надо же! Выходит, первое впечатление о человеке обманчиво. Мне даже стало неловко за заказанные сверх меры блюда, учитывая, что трое официантов как раз двинулись с ними в нашу сторону.

— Я оплачу, — смущенно улыбнулась, наблюдая крайнюю растерянность на лице спутника. — Можете сложить это с собой?

Официанты понятливо кивнули и, оставив лишь рыбу и порции для лорда Сазерленда, остальное унесли. Увы, джентльменом мой избранник не оказался, и возражать насчет оплаты не стал.

— Мне удалось убедить его стереть твою память и навсегда оставить в покое. Не думаю, что он представляет для тебя опасность теперь.

Мило улыбнувшись, мужчина накрыл мою ладошку своей. По идее, в красивом месте, при свечах и после шикарного букета роз, после откровений и правды я должна чувствовать благодарность, тепло и притяжение, но… их не было.

— А зачем тогда он запечатал волю Марго и стер память моей секретарши?

— Не знаю. Возможно, они могли что-то слышать.

Освободила ладошку, чтобы сделать глоток кофе. Если печать на Марго и Салли еще можно хоть как-то с натяжкой объяснить, то совершенно не вяжется печать лорда Беверли на докторе, которого, вроде как, прислал лорд Сазерленд, с заботой обо мне. Интуиция заставила промолчать. Ну, или не совсем…

— Спасибо за доктора.

— Я же забочусь о тебе, — еще одна улыбка после наглой лжи. Так заботится, что привирает для полноты картины. Пока не решила по поводу наших странных отношений, но воспользоваться ими стоит однозначно.

— Скажи, я тебе нравлюсь?

— Разве ты этого не видишь?

— Тогда ты сможешь выбить для меня аренду дворцового зала для проведения свадьбы?

Лорд скривился. Помогать он явно не горел, но выхода у меня не было.

— Не знаю, получится ли. Когда необходим зал?

— Через два дня свадьба лорда Коллинза. Просить аренду зала через жениха дурной тон, но, раз уж мой мужчина один из влиятельнейших господ королевства, то наверняка поможет с этим маленьким делом? — обворожительная улыбка, почесать мужское чувство собственного достоинства и должно сработать.

— И что мне за это будет? — с самодовольной улыбкой протянул он.

Нет, я, правда, согласилась по доброй воле завести с ним отношения? Что-то слабо в такое верится! Подавив внезапный приступ сильного кашля, и усмирив рвущиеся к волосам брови, дипломатично улыбнулась:

— Моя искренняя и большая благодарность.

— Насколько большая? — томно прошептал он, склонившись ближе ко мне. Это на что он намекает?! Так и подмывало сказать, что едва ли не больше его самомнения, но зал был нужнее.

— Ты сам решишь, как я смогу тебя отблагодарить.

— Мм. Достойная награда! Ведь свои желания мне известны.

Когда сальный взгляд скользнул в мое декольте, тайное стало явным и желания лорда Сазерленда стали известны не только ему. Разумеется, такие желания он может засунуть себе в… Эм. В общем, не стану я так благодарить.

— Так что, мне надеяться на зал?

— Ничего не могу обещать, но постараюсь.

Поджала губы и разочарованно вздохнула. Ничего не могу обещать — не тот ответ, который мечтаешь услышать от своего мужчины. Придется идти в замок и разговаривать с распорядителем королевской недвижимости лично.

Мы некоторое время обедали молча. Рыба была хороша, особенно с розмарином, но я глотала, почти не прожевывая, поскольку торопилась успеть во дворец. Лорд кидал рассеянные взгляды на принесенное письмо, и я не удержалась:

— Что в нем?

— Новости о лорде Беверли. Планирует убить короля.

Я подавилась и закашлялась. Хорошо, что нас окружал купол, иначе бы мы привлекли всеобщее внимание. Насилу справившись с приступом, уставилась большими глазами на собеседника.

— Ты так спокойно об этом говоришь?

— Я уже ничему не удивляюсь. От Роберта можно ожидать чего угодно!

— Почему ты не расскажешь о его злодеяниях?

— Кому? — усмехнулся водник. — Он — глава тайной службы, его лучший друг — министр военных дел, на их стороне большая часть лордов, включая Коллинза. По большому счету, мне не к кому идти, я в меньшинстве.

— Не поверю, что ничего нельзя сделать! Мы же не можем допустить убийство короля!

— Дело не только в короле. Роберт вошел в сговор с ангариссцами и, как только будут уничтожены все лорды и король — впустит в страну врагов и станет самым влиятельным человеком.

— А сейчас он разве недостаточно влиятелен? — почему-то пояснение мотивов лорда Беверли не укладывались в моей голове.

— Не знаю, что именно им движет. Возможно, ненависть, ведь из-за короля погибла его жена. Факт остается фактом. Один из нас уже убит. Ситуация не в нашу пользу. Если мы, лорды, дадим перебить себя, как зайцев, то убийство короля — вопрос времени. Даже сильнейший полностихиец, король недолго выстоит против пэров Ангариссии в одиночку. Мы должны защитить его.

— Но при этом вы не можете в открытую без достаточных к тому оснований уничтожить врагов королевства? — предположила я.

— Верно. В первом случае дремлющие ангарисские шпионы поднимут бунт и заставят народ просить у Ангариссии помощи, которую она с радостью окажет, ведь выборы следующего правителя только через три года, а во втором — объявят войну на законных основаниях.

— Вот ведь… — с языка были готовы сорваться слова, вовсе не подобающие приличной леди. Да и неприличной леди тоже не подобающие. Получается, как ни крути — война!

— Понимаешь, насколько все деликатно?

Понимание ситуации неприятно кольнуло в области сердца. Или просто доктор был прав и мне стоит больше отдыхать? Снова стальные прутья утопали в земле, и это отзывалось болью в сердце.

«Пряльщица судьбы… Защити источник…».

Голоса и видения появлялись все чаще. Как я могу защитить источник? Маленькая слабая герцогиня с пятой ступенью?

— Чем я могу помочь?

— Ты можешь этому помешать.

— Как?

— Поговорим об этом вечером. У меня. Сейчас мне необходимо на встречу и добыть для тебя кое-какие документы. В спокойной обстановке обсудим все варианты. Ты у меня умница, уверен, тебе может прийти на ум отличная идея.

Почему-то его похвала отозвалась неприязнью, а не радостью.

— Мне пора, но ты оставайся, заканчивай обед.

Лорд поднялся и склонился ко мне, чтобы поцеловать. Интуитивно отшатнулась. Не знаю почему, но, несмотря на бережное ко мне отношение, все внутри кричало, что следует держаться от него подальше.

— Прости. Никак не могу отделаться от мысли, что ты нарочно портил наши трубы и заливал канализацией…

— Виновен, — он пожал плечами и поцеловал мои пальчики. А затем ушел и вскоре мне принесли счет. За двоих, чтоб его дух огня сжег заживо! Он даже за себя не заплатил! И в такого человека я якобы влюблена?

Стоит ли объяснять, что сердце снова пустилось в пляс, на лбу выступила испарина, а ресторан я покидала в крайнем негодовании. Еду попросила отправить в офис, чтобы порадовать девчонок, а сама отправилась во дворец, который находился в пешеходной доступности. Сердце совсем расшалилось, и я уже жалела, что не наняла ландо и не взяла капли. Доктор предупреждал, что волноваться нельзя и следует соблюдать диету, но не знала, что все настолько плохо! Стикс у меня заполнен по самое не хочу, значит, дело действительно в здоровье. Уже вошла на центральную дорогу, ведущую во дворец, когда кольнуло особенно остро. Замерла, схватившись за грудь, и не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть.

«Пряльщица судьбы… Пряльщица!»

Острые прутья впиваются в землю, из которой сочится магма…

Низкий, глубокий рев, словно идущий из центра земли…

Видения вспыхивали одно за другим, но я не могла разобрать их суть. Не могла вдохнуть или выдохнуть.

Словно в дешевой пьесе, из-за угла выскочила карета и понеслась прямо на меня. Все, что успела — закрыть глаза. Не думала, что умру под копытами огненных аккасинцев…

Но, видимо дух огня отметил меня особой благодатью. Горячей волной меня снесло с дороги. Аккасинцы заржали, встали на дыбы. В лицо полетела сырая земля. Животные отчаянно молотили копытами воздух рядом со мной, а я, валяясь на обочине, едва дышала и по-прежнему не могла шевельнуться.

Кто-то сбил меня с ног и швырнул на обочину, но кто и зачем? И, главное, почему скрылся? И что за видения?

От очередного укола в сердце перед глазами поплыли черные круги. Из кареты выглянула женщина с огромным пером в шляпке, следом вышел мужчина. Я видела лишь очертания, а потом и вовсе ничего — все вокруг покрылось огнем.

— Альберт, срочно! — скомандовал мужчина, что нес меня на руках. Так спокойно стало в этот миг, словно волноваться не о чем и все будет хорошо.

Альберт — королевский целитель.

— Я же ее предупреждал! — недовольный хриплый голос. — Кладите сюда. Подайте ту банку, с черной крышкой. Да, эту. Стоп! Нет… Еще нужен магический успокоитель.

В рот скользнула неприятная терпкая жидкость. Затем целитель приложил холодные руки к моей груди, и боль мгновенно отступила, уступая место пустоте — пушистой и прохладной. В глазах прояснилось, я смогла сделать вдох. Потом мне всунули стакан с водой и невкусными каплями, с привкусом то ли мяты, то ли лимонной травы, совершенно не отбивающим жгучее послевкусие и позволили сесть.

В кабинете целителя было тесновато и душно, несмотря на открытое настежь окно. Ветерок заигрывал с простенькими тюлевыми занавесками. Никаких воспоминаний. Если я была здесь буквально вчера, почему память не подаст хоть маленький намек? Внимательно осматривала широкий невысокий шкаф, заставленный банками разного размера и цвета, письменный стол, заваленный бумагами, причем нижние уже смялись и пожелтели. Лекарю не помешала бы помощница…

Перевела смущенный взгляд с целителя на высокого незнакомца, подбирая слова. Неловко как-то вышло. Я же шла в замок, чтобы поговорить с распорядителем королевской недвижимостью, а оказалась… здесь! Видение, карета…

Почему-то оба мужчины выражали недовольство, хотя я пострадавшая и в пациенты не набивалась.

— Мне стоит извиниться?

— За то, что бросились под карету или за то, что не послушали моих советов? — поинтересовался целитель, приподняв густые брови.

— Бросилась под карету? Минуточку. Это он несся, как сумасшедший, — указала в сторону высокого и крепкого, словно дуб, незнакомца.

Из каждой ситуации необходимо извлекать выгоду, даже из совершенно невыгодной. Меня едва не угробили, но спасли жизнь, так что, вроде как, не считается. Но, если стоящий передо мной мрачный господин хотя бы вполовину более воспитан, нежели лорд Сазерленд, все может получиться.

— Назовите свое имя для начала, — с тем же недовольством, что получила в свою сторону, глянула на мужчину. Резкие скулы, волевой подбородок, черные, уложенные назад волосы, отдающие огнем — сильный огневик. Сомнений нет.

— Лорд Тень, — мужчина грустно усмехнулся и глянул на целителя. Старичок пожал плечами и ответил:

— Я предупреждал. Судьбу не переиначить, сколько ни старайся!

При слове «судьба» у меня случился очередной приступ. Точнее, не совсем приступ. Перед глазами словно разорвался огненный шар, а затем мир преобразился. Я смотрела на своего нового знакомого и видела нить, что тянулась из его груди в мою. Тоненькая, как паутинка, отдающая рыжиной. Зажмурилась, заново открыла глаза — бесполезно. Нить никуда не делась. Провела по ней рукой — без изменений. Аккуратно слезла с кушетки — нить двигалась вслед за мной. Понимаю, что в этот момент наверняка выглядела, по меньшей мере, странно, но происходили не менее странные вещи.

— Все в порядке, герцогиня?

Замерла и уставилась на мужчину:

— Я не представлялась.

— Вы герцогиня де Ген. Вас представил Альберт.

Перехватила честный-пречестный взгляд старичка, подтвердившего алиби моего нового знакомого. Интересное дело. А вот я почему-то не слышала, чтобы Альберт меня представлял!

Пригляделась к лорду Тени. Этот взгляд…

«Смотри на меня, Присцилла».

Щеки отчего-то защекотало смущение. Смущение? Бесовщина какая-то! Кому-то срочно требуется успокоиться.

Так, Присцилла. Ты здесь по другой причине! Бери себя в руки. Ты шла к целителю? Вот он, перед тобой. Допрашивай!

— Скажите, господин Хаксли, вы не знаете, кто выжег мою память?

— Извините, ваша светлость.

— А кто попросил исцелить меня после нападения лорда Беверли?

— После чего? — тон лорда Тени был таким, что можно заморозить горящий костер. Мгновенно.

— Лорд Беверли напал на меня вчера. А господин Хаксли исцелил, — пояснила незнакомцу, хотя вовсе была не обязана.

— Простите, герцогиня, но ничем не могу помочь, — старичок поспешил занять место за столом и нацепил небольшие очки с круглыми стеклами.

— И на вас этот мерзавец поставил печать?

А то как же! Наверняка поставил. И как мне узнать правду, когда куда ни сунься — везде тупик? Я верила лорду Сазерленду лишь наполовину. В том, что таинственный лорд Беверли подлец — сомнений не возникало, но в том, как все было на самом деле — возникали и серьезные. Водник не похож на самоотверженного джентльмена, который рискнет собой ради девушки. Он даже деньгами своими рискнуть не готов, и за обед пришлось платить мне. Вспоминать отвратительно.

— Мерзавец значит?

— Иного определения у меня нет. А вы, лорд, достойный господин?

— На что вы намекаете, герцогиня?

— Готовы искупить свою вину? За то, что чуть не убили меня?

Мужчина как-то странно на меня смотрел. С необъяснимой теплотой и улыбкой, которую всеми силами пытался скрыть. В душе шевельнулось то самое чувство, что раздирало ее с утра. Чувство боли, утраты, необъяснимой тоски. Только сейчас оно будто бы махнуло на прощанье крылом.

«Смотри на меня, Присцилла!»

Да смотрю я, смотрю! Вот только понять не могу на кого именно!

— Чем я могу вам помочь?

Постаралась поймать ускользающую нить разговора и не пялиться на нового знакомого слишком пристально.

— Мне нужен один из королевских залов в аренду для свадьбы лорда Коллинза. Через два дня! — добавила для весомости, но мужчина и бровью не повел.

— Уже выбрали какой именно?

От ответа я четвертый раз за день открыла рот. Совершенно точно, этот день войдет в историю Присциллы де Ген как самый ротооткрывательный. Если уж наглеть, то в крайней степени.

— Выбрала. Кварцевый.

Аренда этого уникального зала была расписана на многие месяцы вперед. За нее невесты разве что глотки друг другу не грызли, а все из-за уникального сочетания в интерьере нежных розового и голубого льдистых кварца. Полупрозрачные стены, в которые вмонтированы светящиеся огненные кристаллы, захватывали дух и покоряли даже самых взыскательных особ. Не говоря уже о том, что в этом сложном для обработки материале были выбиты удивительные картины цветущих садов. Когда активировалась подсветка огненных кристаллов, то стены оживали, и зал превращался в магическую оранжерею. Словами не передать, как красиво! Я видела это лишь однажды и до сих пор под впечатлением.

Стало интересно, как мой новый непрошибаемый знакомый станет оправдываться, но тот лишь протянул руку и произнес:

— Идемте.

Посмотрела на протянутую ладонь, на невозмутимое лицо и переспросила:

— Куда?

— Вам, кажется, был нужен зал?

— Через два дня, — уточнила, авторитетно задрав брови.

— Хорошо.

— На весь вечер! — для надежности. Ну, вдруг он не понял, что я имею в виду.

Но лорд лишь улыбнулся и ответил:

— Хоть на целый день. Но, если вы не поторопитесь, я вряд ли смогу вам помочь, потому что сейчас должен быть в другом месте.

Отчего-то вспомнилась дама с пером в огромной шляпе. Или огромным пером в шляпе? Неважно. Но это воспоминание перед приступом мне не понравилось. Не раздумывая больше, вложила свою ладошку в горячую руку незнакомца и покорно пошла следом, попрощавшись с целителем.

Мы шли по коридорам замка, вот так, не под руку, а держась за руки. Было в этом жесте что-то отдаленно знакомое и такое приятное, что никак не удавалось сдержать улыбку. Я сжимала горячую мужскую ладонь и чувствовала себя защищенной. Странные ассоциации от простого прикосновения.

Прохожие отводили взгляды и меняли направление движения, когда видели, кто важно вышагивает им навстречу.

— Похоже, вас здесь не очень-то любят.

— Скорее боятся, — он чуть крепче сжал мою ладошку, и по телу прокатилась горячая волна, свернувшаяся клубочком в области сердца. Я испугалась, что снова орган зашалил, но это было что-то иное. Что-то необъяснимое. Не могла оторвать взгляд от задумчивого лица, плотно сомкнутых и будто таких знакомых губ, над которыми небольшой шрам.

— Мы не могли встречаться прежде?

— Не думаю, — ответил слишком резко, и любое желание задавать дальнейшие вопросы отпало.

Грубиян! Впрочем, я могу простить ему грубость, если удастся решить вопрос с залом. Мы стремительно пересекли центральный холл, поднялись по лестнице, прошли вдоль галереи и остановились перед неприметной дверью с заветной табличкой: «распорядитель королевской недвижимостью». Уверенный стук и лорд вошел внутрь, увлекая меня за собой.

Тот самый распорядитель с таблички сидел за столом и, завидев нас, поспешил подняться. Во всяком случае, постарался поспешить, но слишком внушительные размеры не позволили сделать это грациозно:

— Лорд Бе…

— Нам нужен кварцевый зал, — перебил мужчина, игнорируя суетливость распорядителя, что пытался собрать разлетевшиеся перья. — Через два дня. Договор заключишь на имя герцогини де Ген.

Он указал на меня, а распорядитель изменился в лице:

— Но… простите, но аренда забита на полгода вперед…

— Зал отдашь бесплатно. И доступ в любое время, чтобы герцогиня имела возможность подготовиться к мероприятию.

— Так ведь зал занят…

— Мне оформить королевским приказом? — угрожающе спросил лорд. — Или рассмотреть новые кандидатуры на твою должность?

— Н-нет. Нет, не стоит. Я сделаю. Да, все сделаю.

— Проверю лично, — разве что огонь в глазах не полыхнул. Затем повернулся ко мне и, взяв в руки мою ладошку, медленно поцеловал: — прошу прощения, ваша светлость, за доставленные неудобства.

Провел пальцами по моим и, то ли забылся, то ли нарочно, поцеловал снова. Впрочем, я ничуть не возражала и против третьего поцелуя:

— Пожалуй, после такого вы можете звать меня по имени.

— С превеликим удовольствием.

А затем лорд Тень исчез в огне, оставив после себя запах костра с мандариновой ноткой. Невозможно знакомый и такой родной запах, что в груди снова потеплело, а затем болезненно сжалось. Распорядитель расслабился и плюхнулся обратно в кресло. Достал из кармана видавший виды платок и стер со лба испарину:

— С ним всегда так! Где лорд Беверли, там огромные проблемы! Подождите минутку, достану договор.

— Как вы сказали? — обомлела я. — Лорд Беверли?

— Вы же вроде бы знакомы, — удивился распорядитель. — Он никогда прежде не ходатайствовал ни за кого. Тем более именем короля! Должно быть, вы очень хорошо знакомы! Вот, заполните, пожалуйста. Что же мне теперь делать с графом Бишепом и баронессой Лейцвиг? Они же меня с потрохами съедят!

Мужчина причитал, но я уже не слушала. Смотрела сквозь бланк договора, лежавшего на столе, и не могла связать все, что знаю, воедино. То, каким лорд Сазерленд описал лорда Беверли, никак не вязалось с действительностью. Тот мерзавец, желавший меня убить, помогать не стал бы!

— Это был лорд Беверли? — на всякий случай, уточнила еще раз.

Распорядитель оторвался от большого журнала и посмотрел на меня как на ненормальную. Но я именно такой себя и чувствовала. Неужели Присциллу де Ген так просто провести? В отношении высших мой дар не работает, а интуиция путается. Логику же вообще можно не подключать, поскольку лорды умеют выставить ситуацию в нужном свете и манипулировать фактами. А факты таковы, что, в отличие от лорда Сазерленда, лорд Беверли, что якобы пытался меня убить, не только мне жизнь спас, но и с залом помог. Хотя мог просто позволить мне скончаться под копытами аккасинцев. Стоп. А ведь на обочину меня выкинул не он. Он из кареты вышел. Кто же тогда?

— Герцогиня, — распорядитель вывел меня из раздумий. — Если вам правда нужен этот зал, заполняйте, пожалуйста, договор. Мне еще нужно решить, что теперь делать с другими арендаторами.

— Выплатите им неустойку и предложите свадьбу в королевском саду в шатрах за счет короны. Поверьте, баронесса Лейцвиг это оценит, а граф Бишеп сделает все, что хочет его будущая супруга, поскольку души в ней не чает.

— Откуда вы… — удивился мужчина.

— Я сводница, — обворожительно улыбнулась. — Это моя профессия — все обо всех знать.

— Думаете, они согласятся? В шатрах-то?

— Если это будет подарок короля, они не посмеют отказаться!

Воодушевившись, распорядитель тяжело поднялся с кресла и, пока я заполняла договор, возился с бумагами в другом конце кабинета, пару раз чихнув от поднятого им же столба пыли. Видимо сад нечасто сдается в аренду. А зря! Сама я бы предпочла праздновать в окружении живых цветов, а не бездушного ажура мрамора и металла…

Признаться, я и сама была в восторге от того, как играючи удалось выбить аренду зала во дворце, да еще не абы какого зала, а кварцевого. Вот и Марго, с удовольствием угощаясь блюдами из ресторана «Дворец вкуса» смотрела на меня, словно на воплощение духа ветра.

— Один вопрос — как? Ты что, угрожала ему?

— Мне помог лорд Беверли, — я прищурилась, наблюдая за реакцией подруги, и медленно положила в рот кусочек красной рыбы. Кстати, в списке лекаря написано, что семга — первое блюдо при больном сердце.

Судя по застывшей на лице Марго грустной улыбке, я коснулась вопроса, на который распространяется печать.

— Я знаю, что это он выжег мою память. Мне лорд Сазерленд рассказал.

Улыбка исчезла. Ага. О лорде Сазерленде, значит, тоже нельзя. Интересно…

— Лорд Сазерленд вообще много чего рассказал. В частности, этим зданием мы ему обязаны. Ни за что бы не подумала, что он не только трубы портить горазд. Говорит, что мы с ним влюблены друг в друга, вот только я совершенно ничего не помню. Ты и представить не можешь, как это тяжело — знать, что у тебя украли жизнь. День, два — какая разница? От этого не проще! У меня душа ноет, словно за эти дни случилось что-то настолько важное, что разделило мою жизнь на «до» и «после». И страшно представить, если чем-то важным явился этот мерзкий водник. Он мне отвратителен.

Вот такая исповедь, после которой совершенно не ожидала услышать резкое замечание подруги:

— Я заставлю Андреаса снять с меня печать.

— Думаешь, он это сделает?

— Я ему выбора не оставлю! — припечатала она. Должно быть, в моей памяти сокрыто что-то по-настоящему важное. Иначе она не стала бы рисковать отношениями…

День пролетел быстро. Герцогиня прибыла вечером, как и обещала. Кварцевый зал, разумеется, одобрила, хотя ничуть не удивилась, что мне удалось его раздобыть. Цветочное и цветовое решение мы подкорректировали незначительно, сделав упор на розовые глицинии в женской зоне и голубые — в мужской, в остальном классические пионы и анемоны. С меню тоже проблем не возникло. Аллергиков не было, особых вкусовых изысков тоже. Разве что торт в форме парящего лебедя, но для господина Идрика это смастерить ничего не стоит. Хоть дракона на гнезде сделает!

С платьем оказалось сложнее. Разумеется, Марго подобрала фасоны по необычным вкусам клиентки, но все казалось последней недостаточно интересным. В результате, герцогиня сама набросала фасон, который к утру должен превратиться в черновик платья, а к завтрашнему вечеру — в завершенный вариант. У платья было три изюминки: голая спина с тонкими жемчужными нитками украшений, разрез от пола до середины бедра и трехметровая, расшитая жемчугом и бриллиантами фата.

Саму церемонию решили провести в кварцевом зале — раз уж у нас целый день, такое следовало использовать по максимуму. Репетицию назначили на послеобеденное время. Заодно будет возможность посмотреть декорации на месте и проверить расстановку мебели.

Марго ушла пораньше, пообещав, что как только Андреас освободит ее от печати, она все мне расскажет. Надежда теплилась во мне негаснущим камином, что уже сегодня вечером ко мне вернутся украденные воспоминания. Но вот уж чего от камина не ожидала, так это что негаснущим будет. Гаснуть он и вправду не собирался. Хотела спросить у Салли, не заговаривал ли его кто, но в моем кабинете уже стоял водник:

— Готова, моя радость?

От «моей радости» внутри все передернуло.

— К чему? — закрывая папку с эскизами и убирая ее на край стола, попыталась сохранить самообладание.

Он приподнял светлую бровь и томным голосом произнес:

— К незабываемой ночи, конечно же, — мягко ступая по ковру, он подкрался ближе.

— Спокойно, укротитель драконов. Я к тебе домой не поеду!

— Почему? Еще вчера ты говорила, что готова, — скользнул пальцами по моему лицу. Именно скользнул, оставив сырые разводы на коже.

— Что-то сомневаюсь, что я такое говорила.

Готова? Единственно к чему я готова с лордом Сазерлендом — так это к сотрудничеству ради сохранения земель моего отца. И то через силу. Даже находиться рядом с ним не доставляло ни малейшего удовольствия. Еще этот запах — соли и тины…

— Хорошо. Не говорила. Но, во всяком случае, мы были весьма к этому близки!

— Милый мой друг, — я ткнула пальчиком в грудь лорда и заставила его отойти. — Не знаю, что между нами было до того, как у меня случились проблемы с головой, но на данный момент я не испытываю к тебе и половину тех чувств, которые ты мне приписываешь. Потому прошу удобно расположиться в кресле или на диване и рассказывать, чем я могу помочь с…

— Не здесь, — перебил он, взглянув на мой камин.

— Что ты вечно озираешься на него? Так боишься огня?

— Я боюсь не огня, а тех, кто за ним скрывается.

— Впервые вижу мужчину, открыто признающегося в своих страхах. Ты прямо растешь в моих глазах! — не удержалась от шпильки и направилась к выходу. — Раз не здесь, значит по дороге домой. Ко мне домой.

Заметив пошловатый блеск в аквамариновых глазах, поправилась:

— Твое присутствие ограничится лишь крыльцом. Внутрь я тебя приглашать не стану. Если тебе не составило труда влюбить меня за два дня, сможешь провернуть это и снова. А, если нет, то наши отношения ограничатся лишь сотрудничеством. Это понятно?

Стиснув зубы, мужчина впился в мой локоть и потащил за собой:

— Понятней не бывает.

С трудом вырвала руку из цепких холодных пальцев и пошла следом. Нет. Такой человек совершенно точно не мог покорить мое сердце.

Дверцу кареты мне открыл кучер, он же помог забраться внутрь. Галантность моего предполагаемого возлюбленного била все рекорды и терялась где-то там высоко в облаках. Так высоко, что и не разглядеть. Судя по всему, его навыки обольщения дам заканчивались цветами, после чего панталоны юных леди падали сами, а дальнейшее развитие событий лорда не волновало. Он не трудился даже запоминать имена. Это одна из причин, по которой мы помогли его предполагаемому браку не состояться.

— Что ж, — открывая шторку, чтобы впустить в карету свет, я посмотрела на спутника. — До моего дома четырнадцать минут езды. Заинтересуй меня. Чем обычная герцогиня может помочь короне?

— Деловая хватка, — улыбнулся он, медленно скользнув по моему телу взглядом. Огорчен, что ничего не перепадет и смотрит так, что сразу видно — ничего между нами не было. Некоторые люди, неважно, что высшие, крайне плохо врут. — Что ж. Как я говорил, Роберт планирует убийство короля.

Говорил-говорил, да что-то как-то слабо мне в это верится. Я познакомилась с лордом Беверли и интуиция ни единого тревожного звоночка не выдала.

Лицо лорда Сазерленда то ныряло в темноту кареты, то выплывало из нее, купаясь в тусклом свете магических фонарей. Отчего-то он больше напоминал мне заговорщика, чем пресловутый лорд Беверли.

— Мне до него не добраться…

— До лорда или до короля?

— До обоих. Первый сам силен как все духи стихий разом, а второй все время окружен людьми Роберта. Нет ни единого шанса сообщить его величеству, что он в опасности.

Правда? Лично сейчас в моей голове с десяток таких «шансов» навскидку вырисовалось. О! Пока думала, подоспел второй десяток. Но я с заинтересованным видом слушала мужчину, не забывая кивать, а иногда и удивленно вскидывать брови. Зачем-то ведь он вешает мне лапшу на уши. Не развлечения же ради.

— Так и не поняла, в чем нужна моя помощь?

— Ну же, дорогая. Не пытайся казаться глупее, чем ты есть на самом деле.

Вот сейчас я вскинула брови совсем не в театральном жесте. Кончики пальцев обожгло невыносимым желанием почувствовать под собой холодную белоснежную кожу щеки собеседника. С хорошего такого размаху почувствовать… А еще ладонь как-то сама собой сжалась в кулак, так, чтобы большой палец обхватывал остальные, а бить не костяшками, а плоской поверхностью. Отогнала странные мысли, вспомнив, что на альтернативно одаренных личностей обижаются только такие же альтернативно одаренные и глуповато улыбнулась. Где-то слышала, что чем выше по положению собеседник, тем он больше любит глупые улыбки. Редко таким пользовалась, предпочитая говорить напрямую, но сейчас случай просто обязывал.

— И все же, я не понимаю.

— Роберт сделал все, чтобы опорочить тебя в глазах общества, а затем выжег твою память и выкинул, как сломанную игрушку. Тебя жалеют, за твоей спиной шепчутся и смеются, — он состроил жалеющую меня гримасу, полагая, будто мне есть дело до того, что творится за спиной. Я смотрю вперед, и мне искренне жаль тех, кто оборачивается и вечно трусливо трясет коленками.

— Ближе к делу. У тебя не так много времени.

— Неторопливая. Хорошо. Ближе к делу. Ты должна вернуть его расположение.

— Ты сам говорил, что лорд хотел меня убить. Что помешает ему вновь этого захотеть?

— Я. И отсутствие любовницы. Лучше старая, уже испытанная лошадка, чем новая, от которой не знаешь, чего ожидать.

— Подожди. Что ты имеешь в виду под… испытанная?

Мужчина демонстративно приподнял бровь и показательно медленно перевел взгляд на ту часть меня, которую сейчас прикрывали скрещенные ладошки.

— Что?! Лорд перешел черту?

— Если хочешь, могу проверить и сказать наверняка.

У меня даже язвительного ответа не нашлось. Я больше не девица и не помню, каково это было — впервые познать близость с мужчиной? Счастливый это был момент или нет? Понравилось мне или было больно? Злость закипала с новой силой. Он не имел права красть мои воспоминания! Никакого права!

— Н-не надо проверять. Так. То есть… Ну, хорошо, допустим я найду способ снова войти в доверие к лорду. Что дальше? Он не возьмет и не расскажет, что хочет убить короля. Тем более не предоставит мне данные о времени и месте убийства!

— Конечно не предоставит. Но ты же находчивая женщина. Умеешь подслушивать и подсматривать. Люди, документы, интуиция… Как только нужная или хотя бы полезная информация будет у тебя — передаешь ее мне. Если что-то срочное, — мужчина протянул кольцо с голубой сферой вместо камня и без разрешения надел на мой средний палец. — Откроешь сферу, нажмешь на пластинку, и я немедленно появлюсь, где бы ты ни была.

Секунда, что я думала, будто лорд Сазерленд за меня беспокоится, тут же растаяла в вечности:

— Мы не можем ошибиться и дать ему возможность уничтожить правителя. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы этого не допустить. Так что не бойся рисковать. В случае чего — я приду и вытащу тебя.

— Приехали, — произнесла вместо ответа. Карета остановилась, и в глаза ударил неяркий свет магических фонарей. Приняла руку кучера и спустилась.

— Это как понимать?

Обернулась на полпути к дому и произнесла:

— Я сделаю все, что в моих силах, чтобы сохранить жизнь его величества и не допустить вторжения ангариссцев.

Лорд довольно хмыкнул и, сказав что-то кучеру, откинулся на спинку дивана, так и не поняв, что я имела в виду вовсе не игру по его правилам. Я имела в виду игру по собственным правилам. Оба лорда меня подвели: один мерзавец, потому что стер память — нет для этого достойных причин, другой мерзавец, потому что откровенно врет, а я терпеть этого не могу. Следует провести самостоятельное расследование и перво-наперво — узнать побольше об ангарисском после, его ближайшем окружении, жене и детях, если таковые есть. Именно там, в сердце Ангариссии на территории Флоссии и кроется ответ на все мои вопросы: чего хочет враг и кого он успел привлечь на свою сторону.

Стоило переступить порог, как расторопная Ирда подсунула мне под нос стакан воды с каплями и приобретенные у знахаря пилюли, что следовало принимать на ночь. В кофе мне отказали собственные слуги — кто бы мог подумать! Впрочем, я не злилась, да и попросила больше по привычке. Переоделась, выпила чаю с бутербродами и уже готовилась ко сну, раскладывая в голове по полочкам события произошедшего дня и просчитывая, как лучше проникнуть в окружение посла, но по особняку разлилась мелодия вызова.

Гость? В такое время?

Накинула на плечи халат и поспешила в холл. Выглянула из-за угла и обомлела, увидев расстроенную Марго с небольшим кожаным чемоданчиком в руках.

— Нам нужно серьезно поговорить! — решительно заявила она прежде, чем я успела что-то произнести.

— Хорошо, — спешно спустилась.

Дворецкий принял у моей подруги чемодан и помог раздеться. Я обняла Марго и повела ее в сторону малой гостиной, где как раз горел камин.

— Ты что, ушла от Андреаса?

— Да.

— Эм… — ничего умнее на ум не пришло.

Лично сводила эту пару и собственными глазами видела кучу маленьких Марго и Андреасов, счастливое будущее и даже лохматую собаку. Ни одна из возможных нитей судьбы не вела к их разрыву. Да и сейчас они надежно связаны! Я отчетливо видела узел в районе ее сердца и образ Андреаса на нем! Никаких разрывов или еще чего-то…

— Вот и я так подумала, когда Андреас наотрез отказался восстановить твои воспоминания и рассказать обо всем!

— Почему он отказался? — мы устроились на диванчике, и я велела подать чай с мелиссой.

— Он не только отказался тебе рассказать, но и признался, что выжег часть моих воспоминаний, когда у нас зашла речь о… — она хотела что-то сказать, но замолчала и кивнула на метку, которая не дала ей продолжить.

— Лорде Беверли?

Марго по-прежнему молчала. Метка не давала ей говорить или хоть как-то намекнуть о том, что она знает.

— В общем, не только тебя выжгли, но и меня тоже! Не знала, что Андреасу такое под силу! Теперь не могу отделаться от мысли — как часто он прибегал к этому трюку? Как мне теперь ему верить? А что, если он мне изменяет и стирает воспоминания?

В глазах подруги мелькнула паника. Заключила ее дрожащие ладошки в свои и улыбнулась:

— А вот на этой прекрасной ноте остановимся! Андреас тебе не изменяет.

— Откуда ты…

— Андреас тебе не изменяет, — перебила, произнося уверенно и по словам. — Или ты сомневаешься в словах той, что видит будущее и обладает удивительным чутьем?

Губы девушки дрогнули в намеке на улыбку, и в принесенную фарфоровую чашку с чаем она вцепилась словно в спасательный круг. Несколькими крупными глотками осушила и налила из белого чайничка еще.

— Ты права. Наверное, это гормоны. Я так странно себя чувствую, — она накрыла живот ладошкой и нежно погладила. — Порой не могу контролировать эмоции. А в голову лезут всякие мысли…

— Когда такое происходит — обращайся ко мне.

Вот теперь улыбка стала искренней и почти спокойной.

— Ты пробовала узнать у Андреаса, что за воспоминания он выжег?

— Бесполезно! Мы с ним никогда так не ругались! — на ее глаза тут же набежали слезы. — Да мы с ним вообще особо никогда не ругались, а если и вздорили, то сразу мирились…

— Должно быть, мы стали свидетельницами чего-то важного.

— Или участницами!

— Участницами — совершенно точно. Лорд Сазерленд говорил, что лорд Беверли желает убить короля. Я не верю ему ни на миг, поэтому считаю своим долгом разузнать подробней. Пока не знаю как, — ответила на немой вопрос в глазах Марго. — Могу рассчитывать на твою пассивную помощь?

— Пассивную? — удивилась она. Я перевела взгляд на ее живот и утвердительно кивнула.

— К активной я тебя привлекать точно не стану. Нужно узнать об ангарисском после подробнее. Обратимся к нашему частному детективу, пусть предоставит данные. Придумаем, как проникнуть в его окружение. Кстати, Лори и Бригитта наверняка уже в столице! Можно и их привлечь.

— У меня уже возникла парочка идей, но с ними нужно переспать, — вдохновилась подруга. — Я ведь могу пожить у тебя?

— Насчет этого. Марго. У меня украли всего несколько дней жизни, и, поверь, это ужасное чувство. Я понимаю, что эту потерю вряд ли получится восполнить. Но это сделано по чужой воле. Ты же сознательно выкидываешь те дни, что дарованы духами вам с Андреасом. Через год, через десятки лет причина твоей обиды утратит актуальность и единственное, о чем ты будешь жалеть — это потерянные дни. Дни, проведенные врозь, дни, посвященные обиде… А поэтому! Сейчас ты можешь остаться у меня — не выкину же я ночью на улицу беременную подругу, но завтра после работы едешь домой и говоришь с мужем. Мне неважно, будете ли вы колотить друг друга, насиловать или ходить с надутыми губами, но вы будете вместе. Единственное, что я заставлю тебя сделать — вот не поленюсь приехать и проверить — это лечь спать вместе. Каждую ночь, дарованную духами, проводите вместе. Раскатитесь по разным краям кровати, закройтесь разными одеялами, да что угодно, но ложитесь вместе. Ты найдешь силы простить его, потому что любовь сильней, а потом, когда боль утихнет, скажешь мне спасибо за этот совет.

Подруга смотрела на меня глазами, полными слез, и я поняла, что придется пережить очередной потоп! Но это не страшно, поскольку слезы очищают душу. Слезы говорят о том, что душа вообще есть…

Спать мы легли вместе и болтали почти до самого утра, не вспоминая ни об Андреасе, ни о лорде Беверли, ни о других мужчинах. Мы посвятили это время друг другу, нашему прошлому, настоящему и будущему. Разве что немного позволили себе поволноваться о будущем Элайджи, которому суждено однажды стать правителем Флоссии. Вот только об этом я пока не стала рассказывать Марго, чтобы раньше времени не пугать. И это видение позволило понять, что агрессию Ангариссии нам предотвратить удастся, но как это сделать, пока не понятно.

Утро застало врасплох. Выглядели мы словно две курицы, которых начали ощипывать, а потом бросили, решив, что и так сойдет, и на суп мы не годимся.

Я долго смеялась над вороньим гнездом в голове подруги, пока не увидела, как выгляжу сама. Мешкам под моими глазами мог позавидовать любой кладовщик. И уж совершенно точно они ввергли в настоящий ужас Ирду, которая сочла их признаком приближающегося сердечного приступа. От двойной порции капель удалось ее отговорить лишь убедив, что избыток капель может убить быстрее, чем их недостаток.

В общем, никогда так остро не нуждалась в кофе. Мне даже удалось прокрасться на кухню, пока Ирда занималась Марго, но дорогу перегородил дворецкий, а кухарка даже скалкой пригрозила. Это мне-то? Герцогине де Ген? Ладно. Припомню! Попросите у меня незапланированный выходной… дам два! Разумеется, негодовала я исключительно для вида, а на деле ценила заботу о себе, ведь прислуга знала меня с самого детства и для них я была почти родной. Да и они за годы работы у батюшки стали мне дороги.

На работу ехали уже при полном параде. От мешков не осталось ни следа — спасибо магам дома воды и земли, которые разработали чудесные зелья и примочки, волосы были уложены в красивые высокие прически, обрамленные тугими кудрями, платья идеально выглажены, а украшения подобраны под стать. Конечно, я одолжила Марго и наряды, и драгоценности, для герцогини де Ген другая герцогиня де Ген ничего не пожалеет. Особенно учитывая, что мы проведем половину дня во дворце.

Сегодня душа ныла чуть меньше, чем вчера, хотя я по-прежнему ощущала пустоту. В районе груди своим новым зрением я видела обрывок огненной паутинки, которая разве что не кровоточила. Она грустно повисла, явно бесцеремонно кем-то оборванная. Вот только оборвать можно то, что было целым. С кем меня соединял дух огня за эти дни? Почему лорд Беверли посчитал, что вправе разорвать эту нить и заставить меня забыть?

Чтобы отвлечься от этих мыслей, я первым делом дала распоряжение Салли связаться с нашим детективом и прислать мне отчет по ангарисскому послу и вызвать моих сестер. В подготовке к завтрашней свадьбе нам понадобятся дополнительные руки.

Мы с Марго просмотрели резюме на должность новой помощницы, ведь Салли официально перевели в младшие сотрудницы, одобрив почти все ее предложения по свадьбе графини Тюдорс, внеся лишь некоторые коррективы. Выбрали нескольких девушек, с которыми проведем собеседование. Получится ли найти достойную замену Салли? Должно. Просто обязано получиться! Нельзя держать человека на удобной должности и не позволять ему расти только потому, что ты привыкла к его исполнительности. Она давно показала, что способна на большее и заслуживает шанса доказать это. К тому же, перемены всегда к лучшему.

Вот только моя тоскующая душа так не считала, нет-нет, да и пиная меня каблучком под дых, возвращая мысли туда, в пугающую пустоту, которая теперь, в одиночестве кабинета нервировала. Да еще этот негаснущий камин…

Стук в кабинет вывел из оцепенения, а затем внутрь вплыла герцогиня Эллехтойнер.

— Герцогиня, смею надеяться, что все готово к репетиции свадьбы?

— Правильно смеете, — улыбнулась я, как раз получив сообщение, что прибыли украшенные ландо и кареты для утверждения, а сестры уже на подходе. — Вы пока можете спуститься вниз, проверить готовность платья и внести корректировки, а я закончу и через пару минут присоединюсь к вам с Марго.

— Замечательно, — она окинула меня с ног до головы и произнесла: — вы что-то потеряли?

Почему-то сразу поняла, что она имеет в виду. Проницательность? Или тоже одаренная? Среди высшей аристократии количество одаренных велико, вполне может быть.

— Потеряла.

— Не грустите. Оно само вернется. Быстрее, чем вы думаете.

И вышла, грациозно поигрывая бедрами, закидывая на плечо меховую накидку. Меховую накидку летом! Удивительная женщина. Я не удержала улыбку и сложила эскизы для утверждения в отдельную папку, чтобы просмотреть во время примерки платья. Одна простая фраза, но сказанная с такой уверенностью, что я не решалась сомневаться.

Появление сестер было встречено визгом и хохотом. Прибежала Марго и визг со смехом повторился. Не виделись всего три месяца, а казалось, что целую вечность! Мы прежде так надолго не разлучались и тоска сейчас, несмотря на присутствие девчонок, показалась невыносимой.

— Мы так скучали, так скучали! — заверила Бригитта, обнимая то меня, то Марго.

— Не то слово, как! — подтвердила Лори, проделывая то же самое.

— Маменька выслала вам подарки, да и папенька не скупился, мы с собой не взяли, к вам отправили.

— Там кружева, наряды, украшения, а еще…

— Лори! Не рассказывай, иначе какой это будет сюрприз?

Особо болтать времени не было, срочный заказ нельзя было отложить, поэтому девчонкам пришлось сразу же вливаться в работу, большая часть которой будет уже на месте.

— Лори, проверь, все ли в порядке со спецэффектами! Бригитта, убедись, что все ленты и украшения погружены. Мужчинам грузчикам доверять нельзя! У нас нет возможности возвращаться туда-обратно каждый раз. И шары! Шары должны быть нежно-розового и лазурного цвета. Если оттенки не совпадают, отправь обратно и потребуй немедленной замены!

Раздав указания, мы присоединились к герцогине, примеряющей платье. Предсвадебная суета всегда меня вдохновляла. Всюду сновали помощники, кто-то прибегал с уточнениями, кто-то за утверждением, кто-то советовался насчет исполнения. В такие моменты я чувствовала себя центром собственной вселенной, маленькой волшебницей, которая создавала собственный мир, которая делала сказку для маленьких девочек, что сидят внутри каждой невесты, приходившей за нашей помощью. Мы с Марго старались воплотить мечты всех клиенток, потому что они этого достойны! И мечты, и клиентки!

Герцогиня платьем оказалась недовольна. Снова. У главной швеи дергался глаз, и то и дело расползалась нервная улыбка. Помощницы три раза едва не укололи герцогиню булавками, то ли из мести, то ли от волнения. Они подкалывали там, где было велико и совершенно точно ущипнули, растягивая там, где было узко. Единственное, что удовлетворило нашу взыскательную особу — расшитая жемчугом и бриллиантами трехметровая фата. Ее, а также пять девочек в розовых платьицах, мы взяли с собой на репетицию.

Сестры шли по дворцу, чудом не раскрывая рот, приглушенно хихикая и восторженно глядя по сторонам. Вспомнила наше с Марго первое посещение королевского дома и улыбнулась. Столько эмоций было в тот миг, а сейчас они лишь глухим эхом отдавались где-то глубоко-глубоко внутри. Как так получается, когда ты окружен роскошью, перестаешь это ценить и восхищаться с прежней силой? Возможно, в том и причина поведения герцогини Эллехтойнер: она родилась в роскоши, жила в роскоши и, подозреваю, даже ее похороны выйдут по стоимости как маленькая война. Война!

Как только доставили папки от частного детектива, я отдала поручение девчонкам заняться декором, чтобы спокойно просмотреть информацию. Марго утверждала с герцогиней музыку, варианты сервировки и скатерти, рассадку гостей, внося окончательные коррективы. Часто бывало так, что за день до свадьбы гости умудрялись перессориться и располагать их рядом или даже за одним столом было чревато скандалом, а то и вовсе летающими напитками или едой. Обожглись на первой свадьбе — вспоминать стыдно лицо матери невесты, по которой скользкими червяками стекали спагетти…

Убедившись, что все заняты делом, сама я тщательно изучила предоставленную информацию. Посол — маркиз Де’Рти приехал с дочерью Анитой, которую часто видели в сопровождении графа Хокстофа и нас с лордом Беверли. Так. Это означает, либо я подбиралась к маркизе через попытку свести ее с графом, либо через разговоры о мужчинах в ключе наставничества. Судя по всему, девушка не только юна, но еще и невинна, в делах любви не искушена. Как без подозрений выйти напрямую на посла, придумать не удалось. Оставалась Анита. Вот только как узнать, стерта ли ее память? Отважился бы лорд Беверли проделать такое с иностранкой? Если ангариссцы узнают о вмешательстве в сознание своего подданного, наверняка случится скандал!

Спасение подоспело неожиданно в лице лорда Сазерленда. Кварцевый зал располагался рядом с административным крылом, в котором у него, как министра экономики и торговли, имелся кабинет.

— Присцилла, ты восхитительна! — заверил он, буквально ощупав меня взглядом с головы до ног. Одно из любимых платьев винного цвета действительно выгодно подчеркивало мои достоинства в виде длинной шеи, острых плечиков и объемной груди.

— Благодарю.

— Ты подумала, как лучше сблизиться с лордом Беверли?

Да, на этот счет у меня тоже успели родиться мысли, но делиться ими я не спешила. Ответы на мои вопросы в стане врага, а не предполагаемого изменника. К тому же, не чувствовала я измены.

— Память Аниты не стерта, надо полагать?

В глазах мужчины мелькнуло удивление. Он отступил на шаг назад и весь подобрался:

— Смотрю, ты как всегда в своем репертуаре. Я же сказал — займись Беверли. Ты должна быть там, где он, чтобы, когда случится неизбежное, иметь хотя бы призрачную возможность спасти его величество!

— Да, я помню, — неосознанно погладила холодный камень чужого кольца, сидевшего на моем пальце, словно чужеродный элемент. Огненная суть моего дара с неохотой принимала чужую стихию. — Тем не менее, вопрос касается маркизы.

— Нет. Не думаю, что Беверли стер ее. Без международного скандала такое не провернуть, а он лишь на руку Ангариссии. Теоретически — это какой-никакой повод объявить ноту протеста, а затем развить скандал и даже напасть.

Мелькнула шальная мысль, что для развязывания войны им достаточно пожертвовать одним из своих людей. Убить его, подкинуть на территорию замка и обвинить одного из лордов в жестокой расправе по политическим мотивам. Пока разберутся, если вообще удастся разобраться, воины Ангариссии доберутся до дворца. Насколько мне известно, если ничего не поменялось, армия нашего королевства не так сильна, ведь король сконцентрировал усилия на внутренней политике и благоустройстве жизни подданных, а не на обороне от врагов. Да и мир давно не сотрясали войны. Наличие армии — больше пережиток прошлого, нежели необходимость. Впрочем, на нашей территории два из четырех стихийных источника, следовало полагать, что их рано или поздно захотят присвоить другие королевства. Быть может в этом дело? Потому враг ведет себя столь странно?

Я нахмурилась, потому что все сходилось. Чтобы завладеть источником — необходимо владеть территорией, на которой они располагаются. Источник признает нового владельца в одном случае: когда смена власти была мирной или обоснованной. Военная агрессия как таковая не подойдет. Но, если, скажем, королевство лишится короля и лордов…

У меня от ужаса расширились глаза. Тогда народ может сам попросить о заступничестве! И у кого? У полностихийцев Эндрога? Вряд ли, с ними у нас давнее соперничество! Южного королевства Лицпейг? Тоже нет. Их правитель слишком молод, сам правит через регента. Остается лишь Ангариссия, что с превеликим удовольствием «поможет» флоссианцам и приберет к рукам силу источников. Что они хотят с ними сделать? Почему источник огня просил уберечь его и не показал возможное будущее?

— Присцилла! — звонкий голос герцогини Эллехтойнер вывел меня из оцепенения. — Я не сомневаюсь, что ваша беседа весьма важна и занимательна, но у меня завтра свадьба, а я ее не вижу.

Я повернула голову, пытаясь вернуть мысли в рабочее русло, но все вдруг стало таким неважным. Какое дело кому-то до цветов и цвета каемки на тарелках, если завтра все это будет сожжено дотла врагом? Впрочем, этого не случится. Я сделаю все, чтобы не допустить! Пока король жив, пока жив хоть один лорд, этого не случится, ведь любой из них может возглавить страну до выбора нового правителя, который по циклу стихий состоится лишь через три года. Увы, процесс никак не ускорить. Не предусмотрительно со стороны духов, но как есть. Еще ни разу не возникала необходимость в досрочном выборе короля.

— При? — Марго мягко коснулась моей руки. — Все хорошо?

Помотала головой и натянула напряженную улыбку. Вряд ли пара часов что-то изменит. А потеряв заказ, я совершенно точно никому не сделаю лучше.

— Прошу прощения, герцогиня. В чем проблема?

— Я не вижу церемонию! С музыкой определились, — перевела взгляд на замученный оркестр и поняла, что процесс был не из легких, но Марго с девочками справились. — Но сама церемония! Встаньте с лордом Сазерлендом к арке.

Заметила, что из пяти цветочных арок осталась одна, украшенная глициниями и анемонами, кованая в форме сердца и усеянная мягко сияющими матовыми кристаллами. Именно такую арку я бы выбрала для себя. Вот только стоять под ней рядом с водником совершенно не хотелось. Но желание клиентки — закон. Потащила лорда за собой и улыбнулась заказчице.

— Так… Марго, фата! — она аккуратно отцепила от своих волос трехметровую роскошную фату и велела водрузить на мою голову. — В ней я буду вплоть до благословения духов. Когда оно снизойдет, хочу, чтобы фату сняли ветреные вестники, вознесли к потолку и покружили над гостями. При этом должны падать вниз лепестки гортензий… — она задумалась. — Нет, пожалуй, яблоневые лепестки и только после этого фату можно медленно унести.

Я улыбнулась, вспомнив бал, который стал переломной точкой в отношениях Марго и Андреаса. Тогда я как раз использовала этот прием с лепестками, потому технически представляла, как быстро воплотить это в жизнь.

— Как пожелаете.

— Теперь отойдите к тайным дверям и прошествуйте к алтарю.

Бригитта и Лори помогли надеть фату, а детки, похожие на маленькие зефирки, подхватили ажурные края гипюра и понесли следом за мной. Мягко вступили скрипки, я подняла взгляд и едва не скривилась при виде лорда Сазерленда. Нет, как мужчина он был вполне хорош собой, даже неестественная бледность и синяки под глазами проходили, но воспринять его как чьего-либо мужа, не получалось. Не говоря уже о том, чтобы представить, что он мой жених.

— Присцилла, пожалуйста, улыбнитесь! Если все будет выглядеть именно так, гости подумают, что пришли на похороны. Стоп! Стоп, мы букет забыли. Букет тоже дайте!

Марго подала мне букет, меня развернули, что с трехметровой фатой было не так-то просто и заставили попробовать снова. Сначала я смотрела на ажурную арку, затем на парадные двери за ней, через которые в зал пройдут гости, а затем замерла, столкнувшись со взглядом, в котором плясал огонь. Видимо, на моем лице при виде лорда Беверли тоже что-то изменилось, поскольку герцогиня хлопнула в ладоши и радостно воскликнула:

— Отлично! Отлично! Так держать.

Лори и Бригитта подсказывали подружкам невесты, куда нужно встать и как кидать лепестки белых роз, чтобы случайно не засветить невесте в глаз.

А я шла вперед, уже без страха и отвращения, сжимала руками скромный букет анемонов и гортензий, и смотрела на лорда Беверли, пытаясь понять, что держит его здесь? Что не дает уйти? Ведь очевидно, он просто проходил мимо. Или не просто?

От водника не ускользнула натянувшаяся между мной и огневиком нить. Вот только он не видел настоящую нить. Ту, что шла из моего сердца и сейчас ожила, тянулась навстречу пылающему взгляду, яростно впилась в его грудь. Не может быть… Или все же может? Или дух огня связал нас ради спасения источника?

Когда холодные пальцы водника сомкнулись вокруг моей кисти, я уже стояла под аркой. Перевела недовольный взгляд на мужчину и выдернула руку:

— Перестань меня хватать. Я не твоя собственность, и ты делаешь мне больно.

— А ты выставляешь меня идиотом. Мы здесь вместе, а ты разве что не трахаешь взглядом Роберта.

— Ты, кажется, сам просил! И выбирай выражения.

— Великолепно, великолепно! — восхитилась герцогиня и похлопала в ладоши. — Теперь я вижу и могу сказать, что сестры де Ген знают свое дело! Повар уже на месте?

— Да, — Марго поняла, что мне не до подготовки и переняла инициативу на себя.

Лори и Бригитта помогли избавиться от фаты.

Подобрав подол платья, я вышла из зала. Понимаю, что мое поведение никак не вписывается в рамки морали, не поддается логике, но я пошла по огненной нити, которая стремительно таяла, чем больше расстояния ложилось между мной и лордом Беверли. Я разве что не побежала, когда нить стала отчетливей, но в одном из коридоров ударилась в невидимую стену. Вдалеке мелькнули черные тени. Высокие и хищные. Это не флоссианцы. Я приглядывалась, но все уже стихло. На душе стало тревожно. Происходило что-то нехорошее…

Попробовала обойти преграду, но стена стояла плотно и не пропускала меня. Сконцентрировалась и, направив в нее огненный шар, что разумеется запрещено во дворце, стремительно бросилась в образовавшийся разрыв. Кто-то скажет глупость, а Присцилла де Ген называет это повиновением интуиции. Вот только интуиция не спасает от удара по голове сзади, в отличие от невесть откуда взявшегося рыжеволосого мужчины.

Я даже вскрикнуть не успела, так быстро все произошло. Ветер шевельнул мои кудри, я развернулась и замерла. Над головой дрожала застывшая в воздухе бронзовая статуэтка, стиснутая сильной рукой ангариссца. Мужчина был мне незнаком, но отличить ангариссца от флоссианца сможет даже ребенок.

— Бегите, герцогиня! — крикнул рыжеволосый мужчина, что удерживал руку врага стихией ветра. Только я успела сделать шаг, как ангариссец пересилил сковывающие его путы, и статуэтка просвистела мимо моего уха и с грохотом повалилась на пол, расколов мраморную плитку. — Бегите!!!

Дважды просить не пришлось. Подхватила платье и побежала. Вперед!

— Не туда! — донеслось вслед, но я уже не слушала. — Дин!

Далеко убежать не успела. Меня перехватили за пояс и втащили в одну из комнат. Я пыталась кричать, брыкаться и даже укусить напавшего за мозолистую руку, зажимающую мой рот, но он крепко стиснул меня в объятиях и прошептал на ухо:

— Перестаньте брыкаться, герцогиня, иначе из-за вас Флоссия лишится короля!

Из-за меня? Да я всего лишь за лордом Беверли пошла! И, судя по всему, прав оказался лорд Сазерленд. Глава тайной службы короля замешан в странных, очень странных событиях. Коридор, по которому я бежала, ведет в крыло короля. Но куда делась стража? Прежде по коридору и шагу ступить не получилось бы, а я шла беспрепятственно! Ее мог убрать лишь тот, кто занимает высокое положение. Например, лорд Беверли!

— Если я уберу руку, вы не станете кричать?

Помотала головой и, как только рот освободился, прошипела:

— Это вы хотите убить короля! — пнула мужчину носком туфли по коленке, как учил брат, ударила кулаком в кадык и бросилась в коридор. Прежде, чем меня снова втащили в кабинет, я успела увидеть, как кого-то волокли за ноги, как лорд Беверли хромал следом, зажимая ладонью кровоточащий бок, как на белом мраморе остается широкий кровавый след. И мантия… Его величество!

Меня резко дернули на себя и бросили через всю комнату на диван. Двери с грохотом захлопнулись, а руки и ноги связали воздушные путы.

— Отпустите меня немедленно! Там короля убивают, я буду крича…

С зажатым ртом кричать не получалось. Развернула кольцо лорда Сазерленда, открыла сферу и надавила на пластинку. Булькающий звук возвестил о немедленном появлении водника. Мой то ли спаситель, то ли похититель уставился на лорда, не зная, как реагировать.

— Ну? — окинув нашу компанию, мужчина внушительно глянул на незнакомца. Тот отошел от меня и пояснил.

— Лорд Сазерленд, герцогиня задержана до прибытия лорда Беверли.

— Основание?

— Она оказалась на месте проведения специальной операции. Предстоит решить, что с ней делать.

— Вздор. Герцогиня идет со мной! Я слышал шум, здесь у вас явно небезопасно. Если Роберту понадобится, найдет ее светлость у меня.

— Но…

Дослушать возражения не успели, поскольку лорд переместил нас обратно в кварцевый зал. Герцогиня Эллехтойнер уже ушла, Бригитта и Лори весело щебетали, помогая Марго с тестированием системы яблоневых лепестков, помощники сновали туда-сюда, расставляли выбранную посуду, перестилали скатерти, раскладывали посадочные карточки. Свадьбу решили сыграть на рассвете, когда солнечные лучи только-только коснутся полупрозрачных стен залы. Желание клиента, каким бы странным оно ни было — закон.

Я подошла к одному из фуршетных столов, налила себе воды и приняла капли. Сердце колотилось и сбивалось с ритма. Немного успокоившись, обратилась к лорду, что все это время напряженно на меня смотрел:

— Ты соврал мне.

— В чем именно? Что произошло? Что ты видела?

— Я не знаю, что я видела. И никто, кроме лорда Беверли не сможет мне этого объяснить.

— Неужели ты настолько глупа? Пойдешь к нему, чтобы он снова выжег твою память? Или вешал лапшу на уши?

— Ну зачем же? Если мне захочется лапши, я обращусь к тебе. Лорд не станет выжигать мою память, — поджала губы, наблюдая, как по запотевшему стеклу стекают крупные капли. — Интуиция редко обманывает меня. Хоть в отношении высших магов она и дает сбои, но сейчас я не сомневаюсь. В отличие от него, ты мне врал. И не раз.

— Я спас тебя!

Слабая какая-то аргументация. Внутри меня росло раздражение. Желание вернуть потерянные воспоминания, разобраться в ситуации стало почти невыносимым.

— Где кабинет лорда?

— Он вряд ли там.

— А я подожду!

Вот ведь удивительное дело. Смотрела на лорда Сазерленда и никак не могла понять его мотивы. Он не похож на предателя, но и не похож на того, кто радеет за королевство. Такие как он глубоко эгоистичны, мнительны и мстительны. У них, как правило, нет не только моральных ценностей, но и друзей, а в женщине они ценят одно: скорость падения панталон к его ногам.

— Северное крыло, второй этаж. Доступ туда только через охрану. Тебя не пустят.

— Это мы еще посмотрим!

Прежде, чем уйти, попрощалась с сестрами, предупредила Марго, напомнив ей, чтобы сегодня ночевала дома и отправилась в нужном направлении.

В замке было необычайно тихо и пусто. Минимум охраны, словно вся она сейчас находилась в другом месте. Золотые стены в шелках и ценном дереве сейчас больше напоминали стены фамильного склепа. Предчувствие разливало по телу липкий мед тревоги, а потом и вовсе вызвало видение. Я вцепилась в скульптуру духа земли, чтобы не упасть.

Яркая вспышка. Крики. Паника. Дым.

Передо мной кварцевый зал, тот самый, в котором завтра с утра пройдет свадьба герцогини и лорда Коллинза. Вот только закончится она кровью на безупречно белых гортензиях и множеством смертей.

Меня затрясло. Впервые в жизни я видела нечто настолько жуткое, что не могла даже пошевелиться. Стояла, вцепившись в гипс так, что он крошился, и дышала через раз.

— Леди, с вами все в порядке? — поинтересовался проходивший мимо молодой человек, судя по одежде — слуга.

— Мне нужно к лорду Беверли, — сообщила дрожащим голосом. — Кажется, я заблудилась.

— Вы действительно заблудились. Это третий этаж. Вам нужно вернуться назад к лестнице, спуститься и повернуть направо. Я бы проводил, но меня ждут фрейлины королевы, а ждать эти дамы ой как не любят.

— Спасибо, я найду дорогу.

Сказать проще, чем сделать. Сердце стучало в ушах не то от страха, не то от болезни, коридор расплывался перед глазами, мысли путались. Я не имею право на слабость. Соберись, Присцилла! Ты герцогиня де Ген, ты не имеешь возможности быть такой размазней!

Прислонилась к стене, выровняла дыхание, усмирила клокочущее в горле сердце и осмотрелась. Должно быть, я снова забрела куда-то не туда, потому что надписи на дверях значились по-ангарисски. Этаж посольства? Быть может, знак? Отбросив страх и сомнения, пошла вперед, прошла мимо охранников, замерших статуями, заявив, что следую к маркизе Де’Рти, дальше по коридору.

Проходя мимо очередной двери замерла. Кабинет ангарисского посла. Постучала — никого. Время позднее, мы с репетицией свадьбы задержались. За окнами темно, а большинство служащих либо дома, либо расслабляется в обществе дам. Конечно, маркиз с дочерью, судя по докладу частного сыщика, живут во дворце, вот только в жилом, а не административном крыле. О том, что охрана меня не пропустила бы, не окажись маркизы где-то поблизости, я не подумала.

Ответ нашелся в небольшой зале. Маркиза, а, судя по отчету, это была именно она, сидела на фоне лиловой ткани с букетом колокольчиков в руках. Волосы ее вились кудрями, а в глазах плескался восторг. Граф Хокстоф медленно водил кистью по холсту, больше любуясь красотой юной Аниты, нежели занимаясь делом. В их груди теплились рыжеватые огоньки, которые робко тянули навстречу друг другу свои лучики. Как-то само получилось, что я подняла руки, мысленно потянула за огненные ниточки маркизы и графа и перевязала их бантом. Постояла недолго, улыбаясь, чувствуя, что все правильно и двинулась дальше.

Не знаю, чем я думала, когда взламывала шпилькой замок на двери, ведущей в пустующий кабинет посла. Если и думала, то явно не головой или не о том, о чем нужно, поскольку внутри оказалась с подозрительной легкостью и, разумеется, не нашла ничего и близко полезного. Только горы пустой официальной переписки, приказы, формы, формуляры… Разумеется, что-то поистине важное хранят за семью замками, а не одним, что так просто может вскрыть шпилькой герцогиня с проворными пальчиками.

Уже собиралась выходить, как за дверью раздались шаги, и послышался голос.

— В кабинет, живо, — мужчина был взволнован.

Посол? Метнулась из стороны в сторону. Камин! Нет, если они решат его загасить, я развоплощусь. Спрятаться за шкаф? Не выйдет — слишком пышная юбка. В результате я шмыгнула за шторку и встала ногами на подоконник, чтобы платье не оттопыривало плотный гобелен. Оставалось надеяться, что мужчинам не понадобится открыть окно…

— Следует быть осторожнее, здесь ошивается Беверли, — закрывая изнутри двери, произнес один из мужчин. — И охрана сказала, что в крыле видели герцогиню де Ген.

Извлекла из ридикюля переговорный кристалл, суматошно настроила на режим без звука и поставила на связь с Марго. Матовый цвет сменился светло-голубым. Надеюсь, она все поймет и не сбросит сеанс. Кристаллы хранят память, если услышу что-то важное, это можно будет воспроизвести.

— Вот как? Вы ее поймали?

— Нет. Герцогиня теперь бесполезна. Наш источник сообщил, что лорд ее стер. Мы так и не смогли узнать, в чем заключается план Каллисто.

— Просто так людей не стирают, Муслим. Она что-то знала. Найдите ее и найдите огненного пэра, который сможет восстановить ее память.

— Ваша дочь с ней общалась. Попросим Аниту привести свою подругу и выясним, находится ли наш план под угрозой?

— Кстати, насчет дочери. Что там с этим графом, который пишет ее портрет?

— Граф Чарли Хокстоф. Старший сын графа Хокстофа. Перспективный юноша, репутация семьи безукоризненна, окружение не вызывает подозрений. Перспективный художник, маг второй ступени, учится живописи. Ваша дочь, кажется, им увлечена.

— Взаимно?

— Более чем.

— Хорошо. Проследи, чтобы у него не было интрижек. Когда все случится, устроим их брак. Дочери нужно будет адаптироваться к новой реальности, и брак ей в этом поможет. Возвращаясь к делу, действовать нужно очень деликатно. Ты знаешь, в случае сомнений в том, что флоссианцы добровольно обратились к нам за помощью, мы мощь источников не получим. А без них… Ты же знаешь короля!

— Я понимаю, маркиз. Кстати об этом. Наш лорд доложил, что короля Флоссии спасти не удалось. Он скончался.

— Наконец-то хорошие новости, Муслим! Я уже было подумал, что твои люди ни на что не годятся. Так облажаться с лордом Бартоном!

— Мы не учли, что он силен не меньше лорда Беверли. Но перед эллиниумом все равны.

— Теперь счет идет на минуты! Сразу объявлять о смерти короля они не станут. День-два новость удастся придержать до того, как придворные начнут задавать вопросы и поползут слухи. Прежде, чем Беверли сделает все, чтобы объявить себя преемником, мы должны от него избавиться.

Я даже дышать перестала. Прокрадываясь в кабинет, я и подумать не могла, что стану свидетелем столь важного разговора! Главное остаться в живых и передать информацию в нужные руки. Вот только какие являются нужными? Если лорд Беверли помеха для ангариссцев, значит ни о каком сговоре и речи быть не может. Сазерленд, мерзкая водянистая пиявка, врал мне от начала и до конца!

— Мы должны вызвать у населения ужас. Избавиться от всех лордов, которые могут претендовать на престол. Но как это сделать за столь короткое время, если из всех попыток успехом увенчалась только одна и то полагаю, по чистой случайности.

— Взрыв дворца? — предложил Муслим, понизив голос. — У нас для этого есть все необходимое.

— Собрать всех лордов в одном месте и… Муслим! Где ты раньше был с такой идеей?

— Гонялся за новой любовницей лорда Беверли. К слову, только секс. Никаких обязательств. Она сразу же рассказала все, что знает.

Сердце неуверенно дернулось, а в кровь словно пчелиного яда впрыснули. Любовница? Только секс? Какое мне дело до личной жизни того, кто меня стер? Последствие примененного ко мне дара очарования? Я совершенно точно ревновала того, кого даже не помнила. Ревновала, хотя речь шла о войне и взрыве дворца! Что ж я за создание такое?

— Хорошо. Подготовь все как можно скорее. После смерти короля уничтожить их будет куда проще.

— А герцогиня де Ген?

— Избавься, — я от негодования даже рот открыла. Таким тоном это было сказано, словно я какая-то надоедливая муха. — Следующие сорок восемь часов слишком важны для будущего нашего народа, мы должны исключить даже малейший шанс, что ничего не получится. Взрыв следует устроить как можно раньше!

— Не переживайте, маркиз, наш лорд уже обо всем позаботился. Через пару часов я вернусь с докладом.

— Буду ждать в своих покоях.

Когда залезала на подоконник и пряталась за шторками, я и не подозревала, как долго мне придется провести в неудобной позе. Посол не ушел вслед за неким Муслимом, он остался в кабинете и, судя по звону хрусталя и терпкому ореховому аромату, пил. Шелест пера, хруст бумаги… Ноги начали затекать, спину ломило. Я отключила сеанс связи и спрятала переговорный кристалл, обращаясь к духу огня, чтобы помог мне выбраться из этой неловкой ситуации.

Полная луна взирала на меня с явной иронией. Глубокая ночь вступила в свои права, а я по-прежнему стояла на подоконнике, дыша через раз. Что подумает Ирда? Наверняка потеряла. На лорда Сазерленда было глубоко плевать. Вот уж кто найдет, чем себя занять в мое отсутствие.

Наконец, свет кристалла померк, скрипнул паркет, мягко щелкнул замок, повернулся ключ и все затихло. Я осторожно приоткрыла шторку — темнота. В кабинете никого не было. Самое время выбираться. Дернула ручку двери — заперто. Вот ведь! Посол запер дверь снаружи, а внутри не было сквозной замочной щели!!! Нет, нет, нет! Что мне делать? Если меня обнаружат, то убьют, посол весьма открыто выразился по этому поводу.

Сотворила огненный шарик, чтобы осветить кабинет, вдохнула, выдохнула… Если нельзя выйти через дверь — выйду через окно. Распахнула шторы, глянула вниз. Третий этаж! Чтоб меня… Связаться с Марго, чтобы подстраховала? Она маг дома ветра, могла бы и спустить. Впрочем, глупую мысль отмела сразу. Стража не пропустит ее ночью, к тому же, все это делать придется на потеху публике. Мы в административном крыле, здесь полно кабинетов, как посольских, так и кабинетов лордов и их помощников. Кто-то наверняка еще не спит и находится на работе. К примеру, лорд Беверли. Его кабинет как раз на втором этаже. Иного выхода я не видела.

Открыла окно и посмотрела вниз. Холодный ветер колыхал черно-зеленый океан растительности, злобно скалящийся декоративными булыжниками. Выглядит как плохая идея. Очень и очень плохая идея! Если бы внизу был хотя бы кустарник, но нет. Сорвусь — можно прощаться с жизнью.

Идею спуститься по стене до земли отмела сразу. Вот на этаж ниже был шанс. Призрачный такой, но все же…

Посмотрела по сторонам. На втором этаже левее кто-то не запер окно. Вот туда я и планировала добраться. Подняла подол одного из любимых платьев и сделала кощунственную вещь — завязала его узлом спереди вместе с подъюбником. Иначе высок риск зацепиться и упасть.

Хвала духам, дворец украшен многочисленными статуями, выступами и лепниной. Вниз не смотрела. Скинула туфельки в траву, что скрыла их в своей черно-зеленой шерстке, даже не надеясь, что будет возможность их забрать, нащупала пальчиками ног широкий выступ, осторожно поставила одну ногу, затем другую. Надежная опора. Вроде бы…

Сердце кричало громче садовых сверчков.

Только бы никто не прогуливался! Если заметят — придется туго.

Удерживаясь руками за каменный подоконник, прикрыла окно. Плевать, пусть посол завтра это заметит. Скорее всего, подумают, что уборщица забыла закрыть.

Посмотрела вправо — на вожделенное открытое окно. Путь к нему лежал через двух горгулий, межэтажный карниз и полуголую девицу. Собралась с духом и, прикусив губу, двинулась. Вспотевшие пальцы скользили по шершавому холодному гипсу, но я двигалась исключительно на упрямстве, крепче перехватываясь и опираясь на ступни, когда казалось, что вот-вот упаду. Межэтажный карниз был довольно широким, и по нему я прошла до нужного окна. Чтобы спуститься вниз, пришлось обнять полуголую девицу и скользнуть по ее телу, упираясь ногами в покрытый тонким слоем мха камень стены. Все бы ничего, но когда голая грудь уперлась мне в нос, неожиданно пробрал смех. Не до смеха стало лишь в тот момент, когда нога вместо ожидаемого снизу выступа нащупала контур стихийного барьера. Твоего огненного духа! Почему-то подумать о защите от прослушивания и от таких вот обалдевших шпионов, как я, даже не удосужилась!

Ползти куда-то в другое окно у меня уже не хватало сил. Эх, была не была, Присцилла! Придется тебе отбрехиваться всеми силами и подключать женское обаяние.

— Господа хорошие, пожалуйста, снимите барьер, иначе я разобьюсь, к огненному духу!

Не думала, что все случится настолько быстро. Барьер сняли, меня тоже. Порыв холодного ветра окутал мягкими полосами и осторожно внес сквозь открытое окно в кабинет, полный незнакомых мужчин. Впрочем, почему незнакомых? Двух из них я совершенно точно знала в лицо, а третьего по изображениям в своем же альбоме… Лорд Ирвин.

Перевела взгляд на главного недовольного моим появлением. Но удивительное дело, на рыжеволосого широкоплечего увальня, что до сих пор держал меня в воздухе, он смотрел еще более недовольно.

Затем присутствующие мужчины синхронно отвернулись. Все, кроме лорда Беверли. Тоже мне джентльмены!

— Отпустите меня немедленно! — потребовала, дернув узел подола, но тот не желал развязываться и скрывать от огневика мои оголенные конечности.

— Эггер, — приказал он. — Свободен.

— Простите, герцогиня, — смутился он и отвернулся, а меня мягко опустили на пол. Голые ступни коснулись мягкого ворса ковра.

Я ведь не представлялась, а меня здесь каждая кошка знает!

Лорд Беверли быстрыми движениями снял с себя камзол и укрыл меня от посторонних глаз. Затем и вовсе закрыл собой, обняв одной рукой и прижимая к сильному телу. Вкусно пахнуло костром и мандариновой ноткой. Какой необычный запах.

Он что-то говорил присутствующим мужчинам, но я не слушала. Я смотрела на его грудь, из которой к моей тянулась едва различимая огненная паутинка. Желание расстегнуть его рубашку преодолела исключительно из-за лишних глаз. Впрочем, лишних глаз не стало, как только мы перенеслись в другое место.

Лорд смотрел на меня с теплотой сверху вниз, по-прежнему сжимая в объятиях, хотя такой необходимости уже не было. И я была не против. Лорд Сазерленд пытался меня убедить, что Роберт Беверли — монстр, разрушивший мою жизнь, вот только почему-то моя душа тянулась к этому монстру. Душа тянулась, а тело помнило! Оно помнило!

Чтобы убедиться в этом, я провела кончиками пальцев по его щеке, шее, по вороту белоснежной рубашки и как-то так получилось, что расстегнула пуговичку. Затем вторую…

Следовало же убедиться, что ранения в том коридоре мне только привиделись. Или что Альберт их уже залечил!

Лорд перехватил мою руку и мягко спросил, обратившись по имени так, словно всегда обращался ко мне подобным образом:

— Присцилла, что ты делаешь?

— Вспоминаю, — сдвинув брови, я убрала его руку и расстегнула третью пуговичку, скользнула ладошкой под белоснежный шелк и закрыла от удовольствия глаза.

Его кожа горела под моими пальцами, которые помнили очертания этого тела… Каждый сантиметр, каждый бугорок. Со злостью дернула полы рубашки в стороны, и, не встречая сопротивления, по-хозяйски провела ладонями по широкой груди, плоскому животу, замерла лишь коснувшись жесткой ткани брюк. Перевела взгляд выше и замерла. Лорд Беверли смотрел на меня не с ненавистью. Он смотрел на меня с желанием. Этот мерзавец не просто лишил меня воспоминаний, он забрал память о нас!

— Я это помню, бездушный ты подонок! — ударила его кулачком в грудь.

— В прошлый раз был идиотом, — улыбнулся он, по-прежнему не сопротивляясь. — Но бездушным. Да.

— Зачем?

— Хотел уберечь тебя от своего мира. Но признаю свою ошибку. Следовало не памяти тебя лишить, а сослать в отдаленный уголок королевства и запереть в каком-нибудь монастыре!

Сказано было без злобы, даже с иронией, но возмущение захлестнуло с головой:

— Что? Я бы возненавидела тебя!

— Зато у тебя была бы целая жизнь. Чтобы меня ненавидеть. Жизнь, Присцилла.

— Ненавижу!

«Ненавижу тебя, Рэйнард!» — снова вспыхнуло в памяти. А потом этот взгляд… Горячее дыхание на моей шее, стук сердца. О, духи огня, он правда это сделал! Выжег меня! Забрал мои воспоминания, забрал нас!

— Ненавижу тебя, Рэйнард! — снова ударила его в грудь, затем еще, еще и еще. Затем толкнула на кровать и набросилась сверху, продолжая колотить.

В какой миг я оказалась придавлена к простыням, а удары сменились поцелуями, даже не поняла. Осознала лишь, что мои пальцы привычными движениями зарываются в волосы лорда, а тело податливо тянется навстречу. Губы же давно предали меня и мою злость, принимая жадные поцелуи, растворяясь в них, позволяя переплетаться нашим языкам.

Мы любили друг друга яростно и неистово, срывая одежду, которая стала лишней, борясь за право оказаться сверху. Но лорд, разумеется, победил. Приподнялся на локтях, чтобы заглянуть в мои глаза и победно улыбался.

— Это было больно, наблюдать за твоей жизнью, и не иметь права вмешаться… Особенно, когда ты стояла с ним у алтаря… В фате. Думал убью этого гада прямо там!

— Это было больно, слышать, что у тебя так быстро появилась любовница! — вдруг осознала собственные чувства, вспомнив слова некоего Муслима.

— В моей жизни есть и будет только одна женщина — это ты, — уверенно произнес он, обхватив мое лицо ладонями.

— Но любовница была, — ревность жалила скорпионом и не желала уползать.

Лорд неожиданно вошел в меня, заполняя собой, выбивая из моей головы неприятные мысли:

— Смотри на меня, Присцилла, — хрипло протянул он. Открыть глаза оказалось не так просто, а от увиденного и вовсе хотелось зажмуриться. В его глазах полыхал огонь желания. Темного, непреодолимого…

Я шевельнула бедрами и прошептала в отместку:

— Смотри на меня, Рэйнард, — ощущение собственной власти над этим сильным мужчиной волновало и стирало все страхи. Какая разница, кто был у него до меня? Важно лишь то, что сейчас в его жизни не может быть места для другой. Я осознавала это также ясно, как и то, что без него не смогу жить. Именно о нем тосковала душа!

— Ты мое проклятье… — прошептал он, накрывая мой рот поцелуем и резко подаваясь вперед.

Я плавилась в наслаждении, позволяя делать с собой все, что ему хочется. Позволяя подводить меня к вершине наслаждения и отступать, чтобы продлить чувственную пытку. Когда мир все же рассыпался множеством ярких искр, а тело содрогалось от горячих волн, качающих не только меня, но и Рэйнарда, воспоминания хлынули бурной ледяной рекой. Одно за другим, восстанавливая целостность мира, заполняя пустоту недостающими элементами паззла. Когда я вспомнила все, громко воскликнула:

— Сволочь!

Лорд недоуменно поднял голову с моей тяжело вздымающейся груди.

— Нет, не ты, — улыбнулась и потянулась навстречу поцелую, убрала с его лица смолянистую прядь, но потом все же добавила: — Впрочем, ты тоже хорош. Ты стер мою память!

Его черты заострились. Лорд перекатился на кровати, уходя от ответа на незаданный вопрос.

— Нет!

— Да, Присцилла. Это ничего не меняет.

— Это меняет все! — я вскочила и закуталась в одеяло, готовая, если понадобится, убежать. Но что-то подсказывало, что лорд не выжжет меня против воли. Он не станет применять силу. — Даже лишив меня памяти, ты не сможешь переиначить судьбу! Я вижу ее нити, Рэйнард! Одна из них, хочешь ты того или нет, связывает нас.

— По-моему, мои желания очевидны, — его улыбка была обманчивой. Я вспомнила все, в том числе и Луизу, которая живет взаперти и захотелось взвыть.

— Вот только не нужно! Мы найдем друг друга, несмотря ни на что. Положи между нами города и посмотри, как скоро я упаду на твою голову вновь! Или как скоро дух огня приведет тебя ко мне! Это не изменить! По какой-то причине духам угодно свести нас. Наша задача — выполнить их волю. Думаю, это связано с военной агрессией Ангариссии. Я слышала зов источника. Не знаю, что ангариссцы хотят сделать, но дух просил у меня защиты. И еще, короля убили! Как теперь быть? Ты же был там, почему ты…

— Присцилла! — лорд медленно поднялся. Вид голого мужского тела неожиданно смутил, и я отвернулась. Тоже мне, смущенная невинность! Пару минут назад извивалась под ним ужом и что-то ничуть не краснела! — Ты в этом участвовать не будешь!

— С тобой или без тебя, но я это сделаю!

Пока сама не знала, что именно, но что-то сделаю точно.

— Единственное, что ты сейчас можешь сделать — беречь себя и не отвлекать меня. У нас все под контролем.

— Правда? И ты знаешь, что один из лордов предатель?

— Знаю.

— И знаешь кто?

— Предполагаю.

— Хорошо. А знаешь, что после того, как ангариссцы убьют короля, они устроят взрыв во дворце? — все же повернулась.

Конечно, он этого не знал. И реакции своей не скрывал.

— Откуда, думаешь, я свалилась на твою голову? Прямо из кабинета ангарисского посла!

Найти ридикюль среди обрывков платья оказалось непросто. Особенно придерживая одеяло, которое все время норовило спасть и обнажить самые интересные части меня. Наконец, достала кристалл и смогла извлечь из него память, чтобы дать лорду услышать все, что стало мне известно, из первых уст.

Пока слушали запись, я протянула мужчине штаны, поскольку смотреть на него без смущения не могла. Увы, платье мое восстановлению не подлежало.

— Теперь ты понимаешь, что все куда серьезней? Они не остановятся после убийства короля. Им важно добраться до тебя!

— Присцилла. Ты — моя слабость. И пока ты рядом, Флоссия в опасности. И я вместе с ней. Не говоря уже о том, что ты — ходячая мишень. Как вообще тебя занесло во дворец? Ты должна была жить себе спокойно и заниматься любимым делом! Тогда люди Муслима о тебе забыли бы.

— Меня занесло во дворец из-за новой клиентки! Потому что мы с Марго — лучшие в своем деле! — не скрестила руки на груди лишь потому, что держала ими одеяло. Лорд стиснул зубы и проигнорировал мое замечание.

— Разве? — задумался он, задев мое профессиональное самомнение.

— Это ты о чем сейчас вообще?

— О том, что случайности в моем мире не случайны. Кто твоя клиентка?

— Вот шайтан окаянный! — выругалась я, едва не выронив одеяло. Затем натянула его повыше и озвучила догадку: — лорд Коллинз ваш предатель! Завтра состоится его свадьба с герцогиней Эллехтойнер и на эту свадьбу приглашены все лорды! Там и произойдет взрыв.

Лорд задумался, видимо соотнося полученную информацию со своими наработками и подозрениями, затем повернулся ко мне и жестко отчеканил:

— Свадьбы не будет.

— Что ты такое несешь? Конечно будет! Я могу ошибаться, а работа, несмотря ни на что, должна быть выполнена! Это моя профессиональная репутация.

— Для тебя, Присцилла, не будет никакой свадьбы. Мне плевать на твою репутацию, на твою честь и на все, что тебя так заботит. Я думаю лишь о тебе. О твоей жизни, понимаешь или нет? Она так хрупка, что один миг — и тебя нет! Ты оказалась в замке, потому что тебя сознательно сюда привели. Ты оказалась в королевском крыле, потому что туда тебя тоже привели!

— Я сама туда пошла, — не согласилась.

— Разве? И лорд Сазерленд к тому не подталкивал?

— Подталкивал. Но неужели ты думаешь, что он связан с убийством короля? Не похож он на предателя.

— Он не предатель, он идиот, которого следовало убить еще тогда, когда он впервые на тебя напал. Присцилла, мой мир непредсказуем и опасен. В нем сплошь и рядом циники и предатели. Эггер чудом спас тебя, а Дин едва удержал. Сазерленд чуть не сорвал всю операцию, потому что не может простить…

— Что ты увел его женщину? — я заполнила внезапную паузу вопросом. Рэйнард прикрыл глаза — ему было больно вспоминать. — О, духи четырех стихий! Это твоя жена?

— Он до сих пор не простил мне ее смерть и видимо решил отомстить таким способом — забрать у меня тебя и заставить страдать…

— Неужели он настолько… Настолько! — ответила на свой же вопрос, вспомнив все, что успел сделать лорд Сазерленд за время нашего короткого знакомства. — Подонок!

Тишина стала гнетущей. Я не могла бездействовать! Но при этом понимала, что игра проходит в высшей лиге, игроков я совсем не знаю, а у каждого из них свои мотивы и методы. Что мне остается? Сложить ручки на коленках и ждать? Верить своему мужчине и надеяться, что он останется жив? Увы, но я так не умею.

— Я могу выжечь твою память и сослать подальше, либо ты уедешь по доброй воле. Иных вариантов нет.

— Есть варианты! Ты можешь использовать меня!

— Очень заманчиво, но нет, — произнес он низким голосом и двинулся в мою сторону. Опасно медленно. Как тигр, который готовился напасть. Отступила на пару шагов, лорд подошел ближе. Бросилась к двери, дернула ручку — заперто! В следующий миг с меня слетело одеяло. Вот ведь незадача, постыдных места три, а ладошек всего две! Пока решала, что именно ими прикрыть, обжигающий взгляд лорда медленно очертил изгибы моего тела, и прикрываться вовсе расхотелось. Это — мое оружие.

Смело шагнула навстречу Рэйнарду, обвила руками шею и выдохнула в губы своего мужчины:

— Скажи, что не скучал.

Вместо ответа шершавые ладони накрыли мои бедра и притянули меня к сильному телу, не скрывая, насколько сильно он скучал!

— Скажи, что не думал обо мне, — сама прижалась ближе, дразня его пальчиками. Вместо ответа — хриплый рык. Довольно улыбнулась и продолжила: — Совсем не волновался…

— Я понял, к чему ты клонишь, — он перехватил мои шаловливые ладошки и поцеловал.

— Отлично! Расклад таков, — я с деловым видом подошла к шкафу и, раскрыв дверцы, искала, что бы надеть. — Я — женщина, неразборчивая в связях. Потому, поматросила лорда Сазерленда и бросила, — взяла первую попавшуюся рубашку и бесцеремонно натянула ее на себя. Рэйнард, казалось, даже не слушал, наблюдая, как я медленно застегиваю одну пуговицу за другой. — Оказалось, что я настолько хороша в любовных утехах, что ты снисходительно позволил мне вернуться.

— Зачем?

— Зачем что? — не поняла, застегнув последнюю пуговицу. Под легкой тканью отчетливо выделялись соски, да и полы рубашки не особо что-то прикрывали. Судя по выражению лица лорда, лучше бы я и дальше в чем матушка родила разгуливала.

— Зачем ты это надела?

Смущенно потянула рубашку вниз, хотя толку от такого жеста ноль.

Звук рассыпавшихся по полу пуговиц привел в себя, а яростный поцелуй снова из себя вывел… Очнулась я уже на кровати, когда царапала спину лорда и задыхалась от счастья, даже не подозревая, что одному человеку может выпасть столько, что едва вмещает душа. Пылкие губы исследовали мое тело сантиметр за сантиметром, заставляли дрожать и выгибаться, сходить с ума и обретать его ясность, шептать одно-единственное имя: Рэйнард. Мой. Мой. И только мой!

Мы лежали и тяжело дышали, не в силах пошевелиться. Я ласково теребила пальчиками жесткие волнистые пряди лежавшего на моей груди лорда и не хотела думать ни о чем. Ни об Ангариссии, ни о шпионах, ни об источниках. Хотелось, чтобы миг замер, чтобы кроме нас не было никого и ничего. Но он прав. «Это ничего не меняет». Если мы не сможем договориться, все закончится очередной потерей памяти и… Нет. Я этого не вынесу. Но и потерю свободы не вынесу тоже.

— Есть еще один вариант, — негромко произнес он.

— Мм? — сказать что-то еще попросту не было сил. Мне в этот момент было преступно хорошо, так хорошо, что даже стыдно…

— Жениться на тебе.

Мои пальцы замерли, а мозг обрел удивительную ясность, не позволяя душе раньше времени раскрыться пионами, а сердцу бросаться в пляс. Он имеет в виду дело. Только дело.

— Это снимет многие вопросы, — согласилась после долгого молчания и продолжила гладить его по волосам. — И резко повысит мою ценность в глазах ангариссцев. Муслим подходил ко мне раньше, спрашивал о проекте «Каллисто». Возможно, они расхотят меня убивать, если поймут, что я что-то да значу!

— Почему ты мне сразу не рассказала?

— Не знала, можно ли тебе доверять настолько. В мире шпионов вообще верить никому нельзя. К тому же, ты меня очаровал и сделал это снова, иначе, почему я лежу голая в твоей постели и совсем не чувствую стыда?

— Могу это исправить. Насчет стыда, — многообещающе протянул он, а его рука…

— Нет! — резко сдвинула бедра и рассмеялась. — Рэйнард, перестань! Мы о важных вещах говорим. Соберись!

Признаться, мне и самой было сложно собраться, когда он так близко. Мысли о войне и возможном взрыве на завтрашней свадьбе казались какими-то нереальными, далекими, даже шуточными. Но только осознание действительности нависшей угрозы заставило нас подойти к делу со всей серьезностью.

— Я уже говорил, что не применю к тебе свой дар и сдержал слово, — он обнял меня одной рукой и позволил удобно устроиться на своей груди.

— Если мы объявим о помолвке, это объяснит, почему ты стер мою память. Муслим мне угрожал, я рассказала тебе, ты меня стер, чтобы обезопасить.

— И решил жениться, поскольку одно дело угрожать любовнице лорда, а другое — законной супруге главы тайной королевской службы. Но мне по-прежнему не нравится этот план. На севере Флоссии есть монастырь…

— Надеюсь, мужской? — перебила я.

— Присцилла!

— Рэйнард!

Тишина, прерываемая противостоянием наших взглядов. Я фыркнула и положила голову обратно на грудь, вырисовывая пальчиком круги на его горячей коже, размышляя над всем. Ладно, сменим тему. У меня еще будет возможность убедить его. Главное, что вопрос с выжиганием моей памяти, кажется, решен.

— Ты должен помирить Андреаса и Марго.

— Я их не ссорил.

— У них будет ребенок! А ты заставил Андреаса заставить Марго врать мне! Заставил заставить… это вдвойне отвратительно!

— Это была попытка уберечь тебя от мира, в который ты так рвешься. Мне не за что извиняться.

— Ты сам меня втянул в этот мир!

— Что стало моей роковой ошибкой, — тяжело выдохнул он.

— Значит, ты жалеешь, что мы встретились? — захотела отстраниться, но объятия Рэйнарда мягкими лишь казались. Он крепко удерживал меня рядом и для надежности даже прикрыл шелковым покрывалом.

— Жалею, что втянул в мир, который тебя погубит, — с болью произнес он.

— Как погубил твою жену?

Сказала, а сама прикусила язык. Вот кто тянул? Но тишина длилась недолго.

— Как погубил мою жену, — подтвердил он. — Ей это тоже казалось игрой. Вот только противник играл лучше и… Я не успел ее спасти и дал обет, что такого не повторится.

— Поэтому Луиза живет взаперти?

— Живет, — акцентировал он, я лишь поджала губы. Что это за жизнь для юной леди? Или взаперти или в духами стихий забытом уголке королевства. Иначе слишком опасно. Иначе можно сойти с ума о переживания за ее здоровье и сохранность. — И поэтому ты больше и близко не подойдешь к послу, Аните и тем более лорду Сазерленду.

— Ну вот. А я уже раздумывала по поводу свадебного платья: гипюр или шелк…

— Я серьезно! — сталь в голосе. Улыбка сползла с моего лица. Мы снова возвращаемся к тому, от чего ушли.

— И я серьезно. Ты не можешь винить себя в выборе своей жены! И не можешь запретить мне сделать мой собственный.

— Могу. И запрещаю. Это не обсуждается! — меня стиснул так, что едва кости не затрещали.

— Тогда ты потеряешь меня навсегда, — не думала, что будет так больно произнести эти слова, но разве может быть по-другому? Я не смогу жить с деспотом, а он не может иначе из-за страха меня потерять. Я ценю свободу как ничто другое в этом мире, но отношения с лордом предполагают отказ от этой свободы. Что я выберу: дышать полной грудью без него или задыхаться рядом с ним?

Сейчас мы лежали в объятиях друг друга, но были невыносимо далеки. Наконец, он перестал меня удерживать, и я смогла отстраниться. Легла рядом, сложив руки замком поверх одеяла, и разглядывала молдинг на потолке. Первый шаг на пути к свободе. Но нужна ли мне такая свобода?

— Так ты помиришь Марго и Андреаса? — нужно было заполнить гнетущую тишину хоть чем-то. Его молчание заставляло сердце болезненно сжиматься.

— Я поговорю с герцогиней, но не думаю, что это что-то изменит. Дело в них. И в доверии.

— Которое ты же и разрушил.

— Я предоставил твоему брату выбор. Либо я сам заставлю Марго забыть, либо это сделает он.

И вот как к этому относиться? Злиться мне на лорда или восхищаться? С одной стороны, ему куда проще было вышвырнуть меня из столицы, выжечь так, что я и маму родную бы не вспомнила, выжечь всех, кто видел нас вместе и хоть что-то знал. Но он не стал этого делать и к каждому нашел индивидуальный подход. Вот только выбор, перед которым был поставлен Андреас — это жестокий выбор. Брат не мог позволить чужаку вмешаться в сознание его беременной супруги. А сделать это самостоятельно — автоматически подорвать доверие, которое между ними было. Я могу понять Марго, которая не знает, как теперь верить мужу, потому что сама не знаю, как верить Рэйнарду. Он в любой момент может применить ко мне свой дар, и я с глупой улыбкой соглашусь с любым его предложением.

Почему-то последняя мысль отрезвила:

— Почему ты просто меня не заставишь?

Тишина.

— Рэйнард? Почему ты не заставишь меня согласиться уехать или дать добро на лишение памяти? Почему не применишь дар?

— Потому что потерять доверие невероятно просто. Когда живешь среди шпионов, привыкаешь никому не верить, все подвергать сомнению, всегда быть на чеку, готовым получить удар в спину даже от самых близких. Это способно поглотить, выжечь душу дотла, превратить в чудовище. Кстати, Луиза считает меня именно кровожадным чудовищем за то, что лишил тебя памяти.

— Она просто с языка сорвала, — улыбнулась потолку, чувствуя на себе взгляд.

— В моем мире доверие — это привилегия, что-то почти невероятное. Начинаешь ценить такие вещи, когда лишаешься их.

— И ты доверяешь мне? Вот так запросто? Ведь я могу быть шпионкой.

— Останься со мной сегодня, — негромко произнес он вместо ответа. Хотя, это и было ответом. Сон нас всех делает уязвимыми и спать спокойно можно лишь с тем, кому доверяешь словно самому себе. Было ли это проверкой для него или для меня — неважно, ведь согласие сорвалось с уст прежде, чем я успела все тщательно взвесить. Вернулась в его объятия, укрыла нас обоих одеялом и сладко зевнула.

* * *

Он меня запер. Без одежды, как и обещал, когда я впервые оказалась в этой комнате! Я лежала безнадежно голая и беспомощная в большой кровати, которая еще хранила его тепло. На столике нашла свои капли, стакан воды, еще горячий омлет, оладьи, малиновое варенье, апельсиновый сок — неужели мне такое можно — и чашечку чая. Еще ко всему этому безобразию прилагалась роза и небольшая записка:

«Уверен, ты найдешь, чем себя занять. Можешь подумать над фасоном платья или списком гостей. Когда будешь крушить апартаменты, пожалуйста, не трогай секретер, на нем охранное заклинание, можешь пораниться. Доброго дня. Целую, Р.»

Целует он!

«Р!»

Р-р-р!

Ох, как я рычала в этот момент! Как негодовала! Колотила подушкой кровать, шкаф, козетку. По дуге обошла секретер и продолжила бесчинствовать в гостиной. А ведь какие разговоры вел! Рассуждал о моем участии, о том, как обмануть Муслима, обвести вокруг пальца ангарисскую разведку! Зубы мне заговаривал! Бдительность мою успокаивал! Не воспользовался врожденным даром, использовал благоприобретенный! Победил меня моим же оружием!

Вскоре мне надоело заниматься разрушениями. Я бросила подушку, извлекла из шкафа одну-единственную рубашку, надела ее и, скрестив руки на груди, уселась на кровати. И что мне предлагается делать? Во-первых, Марго меня потеряет, если уже не потеряла — у нас свадьба через пару часов! Она же с ума сойдет! Во-вторых, это обязательно дойдет до Андреаса! Он тоже меня потеряет, и они станут сходить с ума вместе. Впрочем, совместное волнение сближает, они могут помириться. В-третьих, сегодня посол Ангариссии планирует взорвать лордов! Марго! На свадьбе же будет Марго! Я вскочила и бросилась к двери. Бесполезно. Сколько ни колотила — никто не открыл, хотя уверена, с той стороны стоят Дин или Эггер.

Неужели Рэйнард даст Марго погибнуть?

Неужели я настолько не доверяю своему мужчине, думая, будто без меня рухнет мир и он не справится?

Быть может, моя задача в том и заключалась, чтобы сначала спасти лорда от смерти, а затем предупредить о взрыве? В конце концов, я манией величия не страдаю и понимаю, что в некоторых случаях действительно лучше отступить. Но как мне быть, зная, что он и люди, которые мне дороги, сейчас в опасности? А я здесь — в безопасном месте, не имею возможности им помочь.

Нет, ну неужели он думает, что я могу что-то испортить? Понимаю, сегодня ответственный день, но так ведь, и я не шестнадцатилетний ребенок, знаю, когда необходимо посидеть тихонечко и не мешать взрослым лордам делать свою работу! Я бы могла совсем незаметной быть!

Окинула спальню придирчивым взглядом и закатила глаза. Тоже мне — взрослая женщина. На эмоциях устроила полнейший бедлам и еще осуждаю Рэйнарда! Спокойно, Присцилла. Берем себя в руки и думаем.

Не думалось. Вот совсем!

Позавтракала, приняла капли. Затем прибралась в комнате и приняла ванну.

Вопреки моим ожиданиям, под дверью никого не было. А, если Дин и Эггер все же были там, то очень хорошо это скрывали, потому что я даже кричала «помогите», но никто не появился. А что, если меня действительно придут убивать? Я даже убежать не смогу. Вот только в такой расклад событий почему-то не верилось. Лорд потерял жену и, судя по тому, что его дочь дожила до семнадцати лет, знает толк в запирании девиц.

Свадьба должна была вот-вот начаться. Чем ближе приближался этот момент, тем тяжелее становилась душа. С каждым шагом, которыми я мерила комнаты лорда, с каждым вздохом она словно наполнялась камнями, стремилась к полу. Не выдержала и села на козетку. Может, воспользоваться магией? Хорошо. Окажусь я в коридоре в рубашке лорда, далеко уйду? Одежды-то на мне нет. Но это резко утратило значение, когда все вокруг заметно качнулось, а стекла с противным скрежетом разлетелись на мелкие осколки и жадно впились в спешно выставленный огненный щит.

Удар сердца. Другой.

Второй взрыв, слабее.

В нос ударил резкий запах дыма. С улицы донеслись крики.

Плевать на одежду!

Выбила дверь огненным шаром и бросилась в кварцевый зал.

Туда, откуда все бежали.

— Герцогиня, остановитесь! — донесся вслед голос Эггера, а затем меня спеленали воздушные путы прямо посреди коридора. Слезы застилали глаза, хотя я не думала. Не было ни единой мысли в голове, ни единого образа. Если стану думать — мое сердце остановится, а душа разорвется на части. Просто идти туда, откуда все бегут. Просто оказаться там, а затем думать… Только потом думать.

Гипюр или шелк…

Горло скрутил спазм. Хотелось кричать, но я не могла. Молотила ногами в воздухе и взбивала его кулаками.

— Вам не надо туда, герцогиня, — Эггер, перемазанный сажей, с окровавленной рукой, явно был на месте событий и перенесся сразу, как только все произошло.

— Надо, — отрезала, вырываясь из пут, бросая на сопротивление значительную часть своего резерва. Эггер не поймал меня вновь только благодаря тому, что в коридор высыпали люди. Хотя, если бы сильно постарался, то все же смог бы. Но дал мне возможность уйти…

Я распихивала локтями людей и неслась вперед. Туда, где осталось мое сердце, туда, где должна была быть этим утром, туда, где должна не найти своих любимых, иначе мое сердце остановится. Оно не будет биться!

— Герцогиня! — голос Эггера становился тише, а затем и вовсе захлебнулся в рокоте толпы. Идти становилось все сложнее — слишком многие пытались убежать, шли грозным потоком навстречу, я едва протискивалась между ними, падала на колени, снова вставала, невзирая на оттоптанные руки и ноги, на растрепанную прическу и порванную рубашку, под которой совершенно ничего не было.

— Присцилла! — Андреас, заметив меня, бросился навстречу и вжал меня в себя. — Тебе не нужно туда.

— Марго?

— Дома. Вместе с сестрами. Она дома, При, все хорошо. Все живы.

— А лорд? — взгляд брата окаменел. — Андреас, где лорд Беверли?

— При…

— Нет, — мотнула головой, отталкивая брата, но он снова прижал меня к себе, сильно, даже больно. — Нет! Это неправда! — ударила его в черный камзол. Черный… Он всегда белые носил! — Ты знал… Он рассказал тебе о взрыве!

— Присцилла, успокойся…

— В гробу я буду спокойна, уйди, Андреас! Уйди! Мне нужно туда!

Но, сколько бы я ни билась, брат не давал вырваться, а когда подоспел-таки Эггер — передал под его попечение, а сам стремительными шагами ушел туда, где должна была состояться самая лучшая моя свадьба…

«Эту свадьбу Флоссия запомнит навсегда!», — всплыли в памяти слова герцогини Эллехтойнер. Тогда я не придала им значения, а сейчас оценила в полной мере…

Брат ушел туда, где под огромными кусками льдистого кварца, бетона и арматуры торчали руки, ноги и окровавленные тела…

— Он старался их спасти, — тихо произнес Эггер. Тихо, но, несмотря на стоны, непонятный грохот и шелест воды, я услышала. — Но не всегда получается так, как мы хотим. Идемте, герцогиня. Мне приказано доставить вас в дом герцога де Гена.

Мужчина взял меня за руку. Я не сопротивлялась. Держалась за сердце, что билось через раз, и смотрела в одну точку. Внутри образовалась пугающая пустота…

Его больше нет.

Моего лорда Тень, моего Брайана, моего ненавистного и такого любимого Рэйнарда… Да я даже согласна отказаться от «Сводниц», лишь бы он был рядом. Мне не нужна свобода!

Но. Его. Больше. Нет.

Подняла полные слез глаза и поняла, что лицо лорда настолько живо, словно передо мной вовсе не Эггер. Он обхватил мое лицо ладонями, так, как только он умеет и прошептал:

— Все позади. Все закончилось.

— Что? — мотнула головой, пытаясь понять, не сошла ли я с ума, но образ Рэйнарда не смывался. Лицо Эггера не возвращалось. — Я не понимаю.

— Я жив, Присцилла. Это я. Нам пришлось заставить тебя поверить, что…

Звон оплеухи прервал его объяснения. Отступила на шаг и уперлась спиной в грудь Эггера.

— Выйди, — холодно попросил лорд, не сводя с меня взгляда. Я смотрела на своего мужчину зло, почти с ненавистью. Это каким же надо быть извергом, чтобы заставить меня поверить?

— Как ты мог? — прошептала одними губами, а грудь обожгло огнем. Слезы не слушали доводы разума и текли, не переставая. То ли от пережитого ужаса, то ли от радости и облегчения, что он жив. Жив! Ну так это просто исправить! Не дожидаясь ответа, я влепила ему еще одну оплеуху. Он мог перехватить мою руку. Легко, играючи, но не стал. Лучше бы еще сам себе добавил!

— Тебе нельзя волноваться, — лорд нежно подхватил меня на руки, несмотря на слабые попытки к сопротивлению, донес до чьей-то кровати и аккуратно уложил, накрыл сверху одеялом и дал стакан. В нос ударил резкий запах капель. Выходит, к моему появлению готовились.

Запер меня с утра, чтобы я не испортила его план? А сразу сюда перенести нельзя было? Предупредить?

— Неужели нельзя было написать? Подготовить?

Он мотнул головой и нежно погладил меня по щеке.

— Извини. Но в этом деле даже малая фальшь способна все испортить.

Значит, мое присутствие на месте было необходимо для достоверности. Чтобы ангариссцы поверили в смерть лорда. В смерть, возможно, всех лордов?

— Это жестоко, — прошептала дрогнувшим голосом.

Лорд обнял мою ладошку и прижал к губам.

— Мой мир жесток, Присцилла. Я предупреждал. Порой я вынужден делать вещи, которыми не горжусь. Которые мне самому отвратительны. Но они должны быть сделаны ради большего блага. Ради блага других. Поэтому я выжег твою память, чтобы не пришлось выбирать между тобой и Флоссией, чтобы не пришлось делать… то, что я сделал сегодня.

Странный способ извиниться, но я по глазам Рэйнарда видела, как он страдает сейчас. Холодный, решительный, но от меня не спрятать изнывающую от боли душу. Я видела ее, чувствовала, потому провела ладошкой по его щеке и произнесла:

— Я прощаю тебя. Но это все равно было невыносимо жестоко! — горячая слеза обожгла щеку, но радость пересиливала обиду и гнев.

— Я не могу остаться, — вместо ответа. — Но Марго и сестры присмотрят за тобой.

— Подожди. Ты пойдешь туда? Не понимаю…

— В лицо меня знают лишь несколько лордов и король. Пора выйти из тени.

От этого не легче.

Кажется, мне тоже пора…

Пора окунуться в небытие, поскольку реальность невыносима.

Перед глазами поплыло, а разум отказывал, потому что сквозь безумие мне послышалось, словно лорд пообещал оставить должность, когда все закончится.

Конечно же это безумие. Он не оставит свою работу. Так же, как и я не смогу оставить свою. Потому что люди в нас нуждаются. Каждые по-своему, но нуждаются.

Потому что мы те, кто мы есть и иначе быть не может.

Или все же?

Меня баюкали ласковые волны сна, но это длилось недолго. Сердце обожгло огнем, оно вновь сбилось с ритма, но на этот раз я не спешила проснуться, принять капли или испугаться. На этот раз я поняла, что моя боль не связана с болезнью. Нить, идущая из моей груди, шевелилась. Она тянула за собой, звала. И я откликнулась на этот зов, пошла следом. Пробиралась сквозь черный лес, ударяющий по лицу сырыми грубыми ветками, ноги утопали во влажном мху, пахло тиной, прелостью и грибами. Затем я вышла на поляну, залитую солнцем. Резкий контраст света и тьмы заставил зажмуриться, прикрыть глаза рукой. Когда блеск солнечных лучей рассеялся, позволяя зрению различать контуры окружающих предметов, я обомлела.

Я стояла у подножия извергающегося вулкана, а в его жерле, среди беснующихся языков пламени, за обжигающими струями лавы, стоял он — дух огня. И смотрел прямо на меня.

— Пряльщица судьбы, — раздался низкий гортанный голос, смешанный с треском поленьев. — Угроза нависла над моим источником.

Я словно получила удивительное умение приближать объекты. Мелкие точки, копошившиеся у подножия вулкана, вдруг приблизились. Это люди. Ангариссцы! Они вбивали в землю вокруг вулкана какие-то металлические штыри, и этих штырей в их телеге было множество.

Затем друга картинка — армия нарушила суверенитет Флоссии и пересекла границу герцогства батюшки. Гонца, который кинулся сообщить об этом, немедленно убили, кристалл связи и тревожного оповещения — уничтожили.

— Пряльщица судьбы, — вновь позвал огненный дух. — Все, отмеченные моей благодатью, все дети огня! Призываю вас… Остановите…

Голос огненного духа слабел, словно что-то лишало его сил.

— Но как… Как я могу вам помочь?

Я смотрела и пыталась думать, хоть на эмоциях это было и нелегко. Штыри вокруг вулкана, что это? Штыри… Ангариссия. Эллиниум!!! Если эллиниум обездвиживает любого мага, любой стихии, то способен ли он загасить источник? Матушка родная, им не нужна власть над источником, они хотят его уничтожить! Взять под свой контроль!

Осознание озарило меня ужасом. Все стихийные маги, утратив связь с источником, лишатся магии. И только те, у кого будет возможность зачерпнуть силу от духа, смогут творить волшебство. Ангариссцы хотят захватить контроль над источником, чтобы решать, кто достоин владеть магией, а кто нет!

Меня вышвырнуло из видения так же резко, как и окунуло в него.

— Марго!!! — яростный крик разодрал горло едва ли не до крови. Из глаз хлынул новый поток слез. — Марго!!!

Дверь распахнулась в ту же минуту, в комнату влетели сестры, Ирда и подруга.

— Ваш светлость, не беспокойтесь, вам нельзя вол… — Ирда попыталась меня уложить, но я вскочила с постели, накинула на плечи чей-то халат, явно не моего размера и безумными глазами уставилась на подругу. После вообще вцепилась в ее руки, чтобы не упасть.

— Марго, немедленно свяжись с моим отцом!

— Вестник…

— Нет. В тебе же есть магия воды. Свяжись по тарелке…

— Во мне лишь отголоски водной стихии. Не уверена, что получится связаться, а, если и получится, связь будет нечеткой.

— Плевать! — отмахнулась я. — Ангариссцы шагнули на нашу территорию!

— Что? — у сестер кровь от лица отхлынула, они закрыли рты ладошками и переглянулись. Они тоже все понимали.

— Война? — Марго накрыла ладошкой живот, но голос ее даже не дрогнул, только ноздри колыхнулись от сдерживаемых эмоций.

— Война. И система оповещения сломана. Отец не знает о вторжении! До замка от границы полдня пути, Марго, мы должны торопиться! Ирда, неси воду и тарелку!

— Марго, мы поможем, — предложили сестры. В отличие от меня, в них была магия дома воды. Мне же духи даровали огонь и воздух. Увы, вторая стихия была так слаба, что даже вестника не позволяла отправить.

Подруга кивнула и освободила стол для тарелки, Ирда прибежала, расплескав от волнения воду, но мы запретили сейчас убирать, не до этого было. Окружили стол со всех сторон. Герцогини де Ген взялись за руки, мне же оставалось стоять и изо всех сил сдерживать волнение.

Марго достала стикс, начертила поверх воды связующую руну, затем снова взяла сестер за руки и прошептала заклинание. Руна засветилась голубым светом — вызов пошел. Лишь бы кто-то заметил! Лишь бы отец оказался рядом! Я понимала, что сил у нас недостаточно, чтобы удерживать связь долго…

К счастью, духи благоволили. Буквально через пару минут я увидела склонившееся над тарелкой лицо отца:

— Присцилла? Девочки? Что случилось?

Он понимал, если я вышла на связь таким необычным образом, значит дело серьезное.

— Папа, у нас мало времени. Армия Ангариссии только что нарушила суверенитет Флоссии. Я видела.

— Секунду, — лицо герцога исчезло, но через мгновение появилось вновь. Пока я говорила, он настраивал кристалл связи. Я бы сама связалась с ним по кристаллу, но на таком расстоянии он не работал.

— Ваши предупредительные системы уничтожены, гонцы — убиты. Армия многочисленна, папа! Их целью является источник. Уже сейчас они окружают его эллиниумом…

— Действительно, дозорные не выходят на связь. Ни один! Подожди!

Хрипнул кристалл. Какие-то крики, обрывки фраз, лязг металла:

— Герцог… конец! Ангарисс…

Отец стиснул зубы, а лицо его сделалось хищным и сосредоточенным. Никогда не видела его таким. Мне даже не по себе стало, но я была обязана рассказать все.

— Ко мне обратился дух огня, напрямую. Он призвал всех, отмеченных стихией, встать на защиту. Папа, угроза серьезная. Ангариссии нужна не власть во Флоссии, ей нужны источники. Они хотят лишить магов магии. Я так понимаю и армия их построена на силе. Они планируют лишить наших магов огня и взять страну численностью армии. Не знаю, как они склонят духа к сотрудничеству в таком случае, но факт остается фактом. Защити источник! Я выдвигаюсь прямо сейчас!

— Присцилла, даже не думай! — изображение покрылось рябью, а голос отца прерывался бульканьем. Вскоре изображение померкло…

Марго и сестры откинулись на спинки кресел и тяжело дышали. Я видела, как трудно им далось соединить нас с отцом, но иного выхода не было. Вестник подоспел бы только к вечеру, в лучшем случае, силы кристалла не хватало для связи, а перенестись на такое расстояние тоже нереально.

Вот только как мне добраться до источника? У армии Ангариссии есть сутки. Их лазутчики уже начали лишать источник силы. Самый быстрый аккасинец доставит меня к вулкану в лучшем случае за два дня… Мне нужен лорд! Он сможет перенести меня как можно ближе, максимально близко! Если не лорд, то хотя бы Эггер или Дин, они тоже достаточно сильны!

— Присцилла, ты же не думаешь и в самом деле… туда? — тяжело дыша, с надеждой произнесла Марго, но я уже рыскала по шкафам в поисках одежды. — Это комната Андреаса, здесь только мужская одежда.

— Подойдет! Ирда, принеси мне нижнее белье и обувь без каблука, — подобрав рубашку и брюки, потребовала я. Конечно брат несколько шире в бедрах и существенно шире в плечах, но я не на показ мод собиралась. В платье на поле боя нечего делать. Да я вообще была уверена, что женщине на поле боя не место, но источник звал, я не могла не откликнуться на зов.

— Но сердце, ваша светлость, — Ирда не торопилась исполнять мое поручение.

— Оно здорово! То, что мы приняли за болезнь — было зовом источника, его болью. Неизвестно, как давно ангариссцы лишают его сил. Сколько эллиниума уже всадили в него и сколько еще всадят. Поторопись же, Ирда!

— Но… Как ты туда доберешься? Зачем? — вскочила Лори.

— При, ты ничего не сможешь сделать, — согласилась Бригитта. — Ты, конечно, наша сестра и мы твоих талантов не преуменьшаем, но все же…

— Не знаю, девочки, — натягивая принесенные панталоны и завязывая завязки прямо в присутствии герцогинь, которые даже внимания на этот конфуз не обратили, отрезала я. — Не знаю! Но источник звал. Я должна помочь.

— Значит и мы должны, — смело заявила Лори — моя младшая сестренка, которой едва исполнилось восемнадцать.

— Дорогая, это не ваш бой.

— Но твой? — нахмурилась Марго. — Почему ты так решила? Если идешь ты, то…

— А вот ты вообще молчи и сиди на месте! — грубо ответила я. — Ты под сердцем будущего правителя Флоссии носишь, так что позволь мне сделать все, чтобы Элайджа родился, и ему было, куда сесть своей маленькой герцогской попкой!

Подруга вскинула брови и замерла, сестры глянули на Марго, как на смертельно больную, я же уверенными движениями расстегивала рубашку лорда, поскольку она была куда больше рубашки брата. Переоделась, кое-как подпоясала самые узкие брюки Андреаса и, решив, что все довольно удобно, завязала шнуровку на ботиночках для верховой езды.

Девчонки смотрели на меня как на ненормальную, которой, наверное, в этот миг я и являлась. Как я доберусь до вулкана? Хорошо, доберусь, что сделать смогу? В одиночку буду шеи ангариссцам сворачивать? Тоже мне, героиня!

Впрочем, наверняка что-то да смогу. Источник звал, я должна прийти… А разобраться можно на месте.

— При, — наконец, ожила Марго, которой еще только предстояло осознать свою роль в будущем королевства. — Нужно предупредить лорда и Андреаса.

— Чтобы попытались меня отговорить? — вскинула брови. — Исключено!

В этот момент дверь распахнулась, судя по звуку, с каким она врезалась в стену, ее открыли с ноги. На пороге стоял брат. В его глазах полыхали языки пламени, а по коже пробегали искры. Первая ступень, сила зашкаливала, он был в бешенстве и, судя по всему, откуда-то узнал.

— Андреас, я…

— Готова, — констатировал он, скользнув по мне взглядом, и протянул ладонь. — Идем.

Шагнула к нему навстречу, не задавая лишних вопросов. Должно быть, он тоже почувствовал зов.

Зашелестели юбки герцогинь, всхлипнула Марго и этот всхлип вернул брата в реальность. Огонь отступил, он перевел взгляд на жену.

По щеке подруги скользнула слеза. Смяв бархатные юбки, она прошептала:

— Если вы не вернетесь, герцог, я найду способ вас воскресить и лично закопаю заживо! Чтобы поняли, каково мне сейчас!

— Я тоже люблю тебя, — улыбнулся он. Мягко, искренне, а затем, чтобы не было лишних слез, развернулся и повел меня за собой.

Всхлипы и причитания остались за спиной. Впереди — неизвестность, а здесь и сейчас — решимость.

— Эггер сможет перенести нас до Каментона, — сообщил брат, когда мы сбегали вниз по лестнице. — Лорд Беверли нужен здесь, чтобы удержать власть и схватить всех, кто участвовал в заговоре.

— Не только лорд Коллинз? — удивилась я.

— Не только. Сеть оказалась широкой. Король жив, об этом стало известно, ангариссцы открыли на него охоту…

— Я поняла, Андреас. Роберту ни слова, — почему-то не могла называть лорда настоящим именем даже в присутствии брата. Настоящее имя — ключ к их первозданной силе и ключ к их погибели.

— Лорд Ирвин и лорд Тридус — огневики, уже выдвинулись к источнику. — Лорд Бартон держит оборону Кадирры, ему нельзя покидать ее пределы. Водные лорды спешно стягивают силы к источнику воды.

Был ли хоть малый шанс, что Рэйнард не отправится следом? Сейчас как никогда я его поняла. Надеюсь, он не узнает, потому что иначе ему придется выбирать, кого защищать: меня или короля. И он должен выбрать короля! Но сможет ли? Смогла бы я на его месте?

Эггер стоял в холле и переводил тревожный взгляд с меня на Андреаса:

— Вы не сообщили ему? — уточнила на всякий случай.

— Должен, — мужчина явно метался. — Иначе потеряю в лучшем случае, работу. Он убьет меня, если вы пострадаете, герцогиня.

— Такова воля духа огня. Я должна быть там. Эггер, пожалуйста.

— Если я умру из-за вас, герцогиня, то мой призрак будет устраивать вам пакости всю жизнь!

— Согласна!

Нервная улыбка. Шаг в рыжее пламя и через долгую минуту мы уже в Каментоне, возле оседланных огненных аккасинцев. Эггер пошатнулся, схватился за шею вороного жеребца и чудом устоял. Брат протянул ему флягу воды:

— Уверен, что сможешь ехать? Перенос отнял у тебя все силы.

— Уверен. Я ее одну не оставлю, — и взгляд на меня, полный слепой преданности. Нет, не мне. Своей работе и своему огненному лорду. Работе, из-за которой пожертвуешь всем, даже собственной жизнью, потому что обязан. Потому что дал клятву…

Мы оседлали аккасинцев и, подняв столп пыли, понеслись к источнику. Полдня пути, мы были обязаны успеть! Обязаны помочь! Вот только сердце мое все сильнее сжималось и пропускало удары, словно эллиниум вбивали не в подножие вулкана, а в мое собственное тело. Я чувствовала страдания духа. Это чувствовали Андреас и Эггер, но не так остро, как я. Возможно, дело в особом даре, ведь одаренные — особо отмечены духами своей стихии.

Тот, кто подготовил аккасинцев, позаботился обо всем. В сумках оказалась еда, теплая сменная одежда, даже оружие и средства первой необходимости: от гигиенических до магических. Когда половина пути осталась позади, мы остановились возле реки, чтобы дать аккасинцам передохнуть. Впрочем, кому я вру. Наши лошади способны двое суток гнать без остановок, правда после этого столько же восстанавливаться. Отдых был необходим Эггеру, что потратил на перенос все силы и мне. С непривычки одолеть такое расстояние оказалось непростым делом, и Андреас это понимал.

Пока наши кони жадно хлебали воду, растопыривая ноздри и пуская из них клубы дыма, мы жарили на костре мясо.

— Что мы будем делать, Андреас?

Лицо брата в отблесках костра завораживало. Он сейчас сам был похож на огненного духа: брутальный, с легкой небритостью, отросшими почти до плеч темными волосами, которые прежде он стриг куда короче.

— Не знаю, — помешивая угли, он бросил встревоженный взгляд на Эггера, что растянулся поверх шерстяного одеяла возле костра. — Если хочешь, мы останемся на ночлег здесь.

— Исключено. Мне уже лучше. Чем ближе к источнику, тем быстрее восстанавливаются силы. Скоро буду как новенький.

Вот только мы все понимали, что прежде силы восстанавливались куда быстрей. Источник страдал…

После отдыха и сытного ужина ехать, вопреки логике, оказалось куда сложнее. Тело, почувствовав передышку, требовало ее продлить. Но нельзя было. Каждый час, да даже каждая минута были на счету, потому мы гнали, как могли! Изо всех сил. На пределе возможностей.

На месте были еще затемно и, как оказалось, зря волновались о том, что мы будем делать. Мы стали не первыми и, судя по мелькавшим с разных сторон между деревьями огням, не последними.

Служители духа огня, маги самых разных ступеней, в большинстве своем, одаренные, как выяснилось позже, стягивались с разных сторон и поступали под руководство лорда Ирвина, что прибыл прежде других и уже приступил к выполнению своих обязанностей.

До того, как мы приехали, ангариссцев обнаружили и уничтожили, вот только те успели вбить в вулкан множество штырей из эллиниума, и достать получилось далеко не все. Источник страдал, магия была не стабильна и рассеивалась, мы это чувствовали, а я еще и видела. Во сне из вулкана вырывались языки пламени и раскаленная магма, а сейчас я видела лишь множество тончайших волосков огненной энергии. Такой же волосок вел меня к Рэйнарду. Они, словно щупальца осьминога, шевелились, колыхались на ветру, тянулись в разные стороны, пытаясь достать до земли или коснуться кого-то из нас, но у них не получалось. Нити дрожали, пульсировали. Источник слабел, хоть и боролся с силой эллиниума.

Заметив нашу компанию, лорд Ирвин угрожающе приблизился и, сдвинув брови, уставился на меня:

— Она что здесь делает?

— Помогает, — вступился брат.

— Беверли в курсе? — голос Ирвина, холодный, жесткий, словно создан отдавать приказы.

— Нет, — отрапортовал Эггер, получив свою порцию холода от огневика.

— Пусть все так и остается. Он нужен в столице, — мне подарили очередной неприязненный взгляд. — Отправляйся с третьим отрядом на поиск эллиниума. Возьми в штабе перчатки, к металлу голыми руками не прикасаться, все обнаруженное вытаскивать осторожно, грузить в телеги и вывозить в охраняемую зону. Эггер…

— Я с ней. Отвечаю за герцогиню головой.

Верхняя губа лорда Ирвина — высокого, широкоплечего и могучего, словно скала — дернулась, но он промолчал. Видимо мой Рэйнард поавторитетней будет.

— Герцог, на первую линию, укреплять рубежи обороны. Как у вас с заклинанием огненной сети?

Но ответа я уже не услышала, мужчины стремительно двинулись к той самой первой линии, а я поплелась вслед за Эггером, не в силах отвести взгляда от сияющих в ночи огненных волос духа. Разве для этого я здесь? Чтобы искать металл? Впрочем, каждый из тех, что отмечен силой огненной стихии, сейчас здесь ради чего-то. Помощь каждого важна и значима. Несмотря на наши внутренние амбиции и желание геройствовать, мы должны являться частью единого механизма и выполнять свою роль.

Вопреки предположению, найти эллиниум оказалось не так и просто. Ангариссцы надежно вбили его глубоко в землю, не оставив при том никаких следов. Прутики, толщиной с мой большой палец, почти неразличимы в земле. Искать приходилось на четвереньках, прощупывая почву, раздвигая кусты и высокие заросли травы. Я наставила заноз, ссадин и разодрала руки в кровь, как и Эггер, но нам удалось вытащить на двоих порядка двух дюжин штырей. А их были сотни, если не тысячи. Тележки с металлом вывозились и вывозились со святых земель источника, а конца и края поискам не было, мое сердце по-прежнему сбивалось с ритма, а боль духа чувствовалась, как никогда.

Нельзя окунуться в источник или подобраться близко к нему. А что, если у них все же вышло? Что, если они смогли и забросили эллиниум прямо в жерло? Тогда источник обречен! Тогда, сколько бы прутьев мы не вытащили, спасения не будет. Источник замрет, лишится сил, не сможет питать магов, что будут сражаться за него.

Через несколько часов мы услышали первые взрывы. Там, где солнце лениво поднималось из-за сонных гор, началась война. Там располагался мой дом. Замок отца. Там он держал оборону со своим немногочисленным войском под руководством Фэйтона, которого здесь не было. Если он не здесь, значит защищает отца. Сильный маг жизнь за батюшку отдаст, но я не желала смерти никому.

Еще через пару часов, помимо частей действующей флоссийской армии, у подножья холма показались полки со знаменами Ангариссии. Я выпрямилась, всматриваясь вдаль — мы поднялись довольно высоко и при всем желании ни один, даже магический снаряд до поисковых отрядов не долетит.

— Как думаешь, замок моего отца пал? — голос дрогнул, а к Эггеру я обратилась на ты. Я так обращалась уже последние несколько часов, и он не возражал.

— Не знаю, герцогиня. Не знаю. Ангариссии нужен источник, вполне возможно они прошли мимо, лишь отражая защиту опорного замка. Хотя, я знаю герцога де Гена, он сделает все, чтобы задержать армию…

Поджала губы, глотая соленые слезы. Я тоже слишком хорошо знала отца, чтобы подумать, будто он отсидится. Нет. Он отсиживаться не станет…

Не думать, Присцилла! Не думать! Допустишь мысль о плохом и утонешь в горе!

Нашла взглядом брата. В ослепительном белом, он стоял в окружении огня, на высоком уступе, рядом с лордом Ирвином и другими мужчинами, которых я не знала в лицо. Они что-то обсуждали, указывая жестами на армию Ангариссии, на флоссийские части и раскинувшиеся внизу линии обороны из магов и щитов.

Умирать никому не хотелось. Но аромат смерти витал в воздухе…

— Почему все стоят?

Увы, в вопросах войны я не была сильна.

— Сейчас ангарисский пэр, возглавляющий войско отправит лордам предложение сдаться без боя.

Мы проследили за взметнувшимся ввысь огненным шаром, в котором дрожала капсула с тем самым посланием. Шар медленно скользил над головами наших магов и приплыл прямо в руки лорда Ирвина. Мужчина расколол капсулу, раскрыл свиток и, пробежавшись по нему взглядом, немедленно сжег.

— Это… Это значит, что мирно решить вопрос не получится? — предположила я.

— Не получится, — Эггер стер со лба пот и посмотрел на огромный диск лениво поднимающегося солнца. По горизонту разливалась небесная кровь. Какой ужасающий символизм.

— Так не должно быть. Это неправильно! — возмутилась я.

— Не мы придумали это, герцогиня. Не мы начали.

Жуткий утробный звук то ли рога, то ли какого-то духового инструмента, больше похожий на вой умирающего животного, огласил округу, а затем, с громкими криками, ангариссцы бросились вперед. Я закрыла ладошкой рвущийся вскрик. Войска Флоссии и наши маги остались стоять, ожидая приказа главнокомандующего. Андреас обернулся и, перехватив мой взгляд, положил руку на сердце. Не в силах сдержать слез, сделала то же самое, а затем поцеловала ладонь, желая брату выжить. Не в силах защитить его, я осела на землю, изо всех сил сдавливая крики и рвущуюся истерику. Взрыв, в воздух полетели куски земли. Скрежет металла… Наши части тоже двинулись вперед. Вверх взметнулась огненная стихия. Потоки армий схлестнулись в смертельном танце.

— Эллинум! — закричал кто-то. — Укрывайся, эллиниум!

Я вскочила, чтобы понять, что происходит, и на этот раз сдержать крика не получилось. Не только потому, что подножие вулкана уже было усыпано трупами, окроплено кровью и пожиралось огнем… Я кричала, потому что ангариссцы пошли на подлость, используя разрывные снаряды из эллиниума. Они обездвиживали наших магов, а затем ступали по беззащитным телам, вспарывая их рапирами и ножами, не встречая сопротивления.

— Пряльщица судьбы, пряльщица! — позвал дух. Я вскинула голову, туда, где огненные нити едва колыхались, почти невидимые. — Пряди, это твой дар! Твое спасение! Пряди…

Не знаю, что мною двигало. Какая-то бредовая надежда или еще что, но я вскинула руки, пытаясь дотянуться до тонких паутинок силы, что металась в жерле вулкана, в сотнях метрах над нами и они откликнулись. Они потянулись в мою сторону, отзываясь на зов. И я пряла… Под изумленным взглядом Эггера, под удивление других магов из отряда искателей, я пряла… Сплетала нити в сеть, желая создать своего рода покрывало для брата, укрыть его.

Сейчас там, внизу, он, вместе с лордами и другими, как я поняла, сильнейшими магами, руководил битвой, вливая силу туда, где она требовалась, едва удерживая огненные щиты, не позволяя потоку ангариссцев хлынуть и захватить источник. А там, за щитами, не на жизнь, а на смерть билась регулярная флоссийская армия.

Взмывали ввысь снаряды, пускаемые катапультами, и разрывались совсем близко с Андреасом. Наконец, закончив узор, я оборвала нити и оправила огненное покрывало-щит к брату. Странное заклинание, сплетенное из чистой огненной энергии из первозданной мощи, оказалось как раз вовремя. Только сеть прикрыла Андреаса и лордов, как в нее угодил снаряд, наполненный эллиниумом. Мужчины успели упасть и прикрыть головы, я закричала, но в следующий миг, они поднялись, вскинули головы. Снаряд запутался в сетях силы источника. Он не смог одолеть древнюю силу!

Андреас вновь нашел меня взглядом и кивнул. Почему-то понял, что это именно я. Стало понятно, зачем понадобилось мое присутствие. Из-за моего дара.

Я брала нити и соединила их сначала с Андреасом, чьи силы многократно возросли. Огненный заслон полыхнул невероятной мощью, по склону прокатилась огненная волна, оттесняя ангарисских магов, прикрывая нашу армию, лишенную магии. Затем я соединила лордов, чьи силы тоже не бесконечны, с силой вулкана, проделала это со всеми, кто был на верхнем уступе, соединила с одной из нитей Эггера, чьи глаза тут же полыхнули огнем. От него повеяло невыносимым жаром, даже пришлось отступить на шаг:

— Что ты чувствуешь?

— Источник… Первозданную силу! — восхитился он и посмотрел на свои ладони, объятые пламенем. — Я — его продолжение!

— Иди туда. Помоги им, Эггер умоляю!

— Нет. Я дал обещание лорду…

— Да какое кому дело до обещаний, если мы все погибнем? Ты нужен там! Сюда не доносятся осколки боя, но это лишь сейчас! Пожалуйста, прошу…

Он долго не решался, но и сам прекрасно понимал, что с доступом к первозданной мощи источника его силы существенно выросли. Здесь он бесполезен, но не там! Увы, я не могла подключить к источнику всех, поскольку он изнывал от боли, его силы не были безграничными из-за эллиниума. Перевес ангарисской армии остановился, линия боя выровнялась, а лорды, вместе с Андреасом, в окружении огня, ощетинившись сталью, танцевали со смертью уже в первых рядах. Но надолго ли такое превосходство?

Провожая взглядом Эггера, я поняла, что эллиниум все же попал в жерло вулкана, иначе источник защитил бы себя. А это значило, что даже в случае победы мы проиграем.

Это значило и то, что выбора у меня нет.

Одной из нитей я подключила к источнику и себя. По венам разлился чистый огонь! Он заполнил меня от макушки до пяточек, ладони вспыхнули от переполненности силой. Я стала частью чего-то большего, совершенного, невыносимо могущественного.

В следующее мгновенье я перенеслась на самый верх, так легко и играючи, словно дышала огнем, была его продолжением.

Я стояла на самом краю, на кромке раскаленной докрасна земли, что растрескалась от невыносимых температур. В лицо ударил обжигающий жар, способный расплавить любой металл, кроме эллиниума, но меня жар не тронул. Дышать было сложно, я жмурилась от огненных сполохов, горячий воздух искажал пространство. Обернулась на миг, чтобы задохнуться от восторга и ужаса. Там, в сотнях метрах ниже и в километрах дальше развернулся бой. С этой точки я видела, как людская река ангариссцев теряется за горизонтом, как малочисленна флоссийская армия, большая часть подразделений которой еще не подоспела на защиту наших земель, как с севера несутся на помощь части с едва различимыми знаменами нашего герцогства. Они скорее угадывались, но я знала, оттуда мог спешить лишь отец, а значит жив! Пока жив. Превосходство в численности, увы, не на нашей стороне.

Было ли мне страшно?

Невыносимо! До дрожи! Это только в книгах пишут, что герой делает что-то смело и без сомнений. Я сомневалась. Боялась до колик в животе. Но жить в мире без моих любимых, я боялась еще больше!

Не думать, Присцилла!

Развернулась, шагнула и, раскинув руки в стороны, полетела навстречу неизвестности, доверившись интуиции, доверившись стихии, молясь огненному духу, чтобы раскаленная жижа, плескавшаяся в жерле вулкана, не растворила меня.

Тягучая красная субстанция обступила со всех сторон, а затем нестерпимая боль и темнота. Кажется, я кричала, но в месте, где я оказалась, не было ни звуков, ни света, ни ощущений, ни даже дыхания.

Ничто. Бездна. Бесконечность.

И в этот миг я осознала, почему никто не возвращался после погружения в источник. Не только ты погружаешься в бесконечность. Бесконечность погружается в тебя!

Передо мной проносились картины: от сотворения мира до его окончательной гибели. Я видела все: прошлое, настоящее, будущее. Видела нити судеб тех, кого уже связала и тех, кого следует связать. Видела, что будет, если я не вмешаюсь и, если вмешаюсь. Видела восхождение нового короля и падение империи, видела исход этого и сотни других сражений, видела рождение Элайджи и смерть Рэйнарда. Я видела все и всех, я знала все и вся, я сама стала духом огня…

А потом внезапно открыла глаза.

— Здравствуй, Присцилла, — мягко улыбнулся король Сигизмунд. Тот, что полвека назад прыгнул в источник и исчез навсегда…

Я смотрела на него, не в силах ни удивиться, ни задать вопросы. Просто хлопала ресницами, потому что так было нужно, просто вдыхала тяжелый спертый воздух, потому что это требовалось организму. Увиденное изменило меня. Казалось, на плечи легла невыносимая ноша, состарившая меня разом на десятки, а то и сотни лет, придавившая к земле, которой здесь не было… Нельзя окунуться в источник…

— И вернуться? — додумал король. — Верно, — подтвердил он. — Вернуться нельзя. Тебя могут только вернуть. Если бы я знал это тогда, пятьдесят лет назад…

Он горько усмехнулся, но, кажется, уже смирился со своей участью.

— И вы все это время были здесь?

— Нет. Меня и сейчас здесь нет. Просто тебе проще принять реальность через мой образ.

— А такую реальность можно принять? — спросила севшим голосом.

Сверху что-то взорвалось, непроглядная тьма на миг осветилась красными сполохами, но я даже не вздрогнула, продолжая смотреть перед собой.

— Возьми, — король Сигизмунд протянул тяжелый двуручный меч из эллиниума. Тот, что забросил в жерло вулкана ангариссец. Тот, что отравляет источник, засев в самом его сердце, тот, что не дет насытить воинов огня силой и стряхнуть с себя бремя агрессивных завоевателей. Тот, что болью отзывался в моем сердце все это время.

— Зачем? — отрешенно спросила я.

— Затем, что еще не время, Присцилла. Еще не подошел конец, и источник должен быть освобожден.

Ангариссия сделала верный расчет. Через сеть своих шпионов они узнали, что король жив, а вместо лордов на свадьбе присутствовали иллюзии. Они перешли к запасному плану — блокировать источники. Сейчас такая же война идет за водный источник. Война, в которой погибнет лорд Сазерленд, не дав ангариссцу забросить в водный источник другой меч из эллиниума.

Заблокировав силу духов, они могут лишить магии всех стихийных магов Флоссии. Захватят нашу страну военной мощью, дождутся, пока стихийные духи начнут стремительно терять свои силы и пойдут с ними на договор: дух предоставляет силу и дар только избранным ангариссцам. Перед лицом неминуемой гибели сдаются даже боги…

Но король Сигизмунд говорит, что еще не время.

История мира, что пронеслась перед моими глазами, говорила, что еще не время.

Вот только все зависело от меня.

Если я не вынесу меч из сердца огненного духа, источник падет. Дух сдастся ангариссцам. Не сразу, но сдастся. И это приблизит конец времен…Конец, что не так и далек, в общем и целом.

— Думаете, я должна это сделать?

Король кивнул.

— Так должно, Присцилла. Просто возьми и выкинь его.

Я посмотрела на протянутый меч. Маловероятно, что смогу хотя бы поднять такой. Однако металл даже не обжог пальцы холодом, а руки не ощутили веса. Король указал куда-то наверх, и я повиновалась. В темноте, в непроглядной тьме, в которой лицо собеседника, как и сам меч, скорее угадывались, нежели были видны, я замахнулась и со всех своих женских сил подбросила меч вверх. Он вспорхнул с такой легкостью, словно сам хотел улететь, словно был птицей, что только и ждала, как расправит крылья и унесется ввысь. Сначала прикрыла голову, ожидая удара или гулкого звука падения, но их не было.

— Король Сигизмунд?

— А теперь остается лишь ждать… Ждать или умереть. Этого нам увидеть не дано.

И с этими словами он исчез, оставив меня одну в неизвестности. Вслед за королем исчез и пол. Я сорвалась и полетела вниз.

Сначала страх сжал мое сердце, вскоре стал отступать, а через десять или пятнадцать минут я поняла, что не падаю. Я зависла в неизвестности, в небытии, где-то между нашим миром и потусторонним, где-то, откуда нет и не может быть выхода.

Наверное, я умерла, и за мной никто не приходил.

* * *

— Где она? — лорд Скаргхард, вытерев с лица кровь, откинул рапиру и схватил Эггера за грудки. — Я тебя спрашиваю, где она?

— Лорд, я…

— Что ты?

— Роберт, отпустите его, — вмешался Андреас, положив руку на плечо огневику, но, несмотря на первозданную мощь источника, что все еще текла по его венам, он не смог выдержать удар лорда и упал на колено. — Я тоже ее люблю, но это не дает права поднимать на меня руку, — он сплюнул кровь и тяжело поднялся.

Лорд тряхнул головой и, закрыв глаза, произнес:

— Я не чувствую ее. Эггер, добром прошу. Говори.

Мужчина, размером едва уступавший лорду, сжался, словно котенок перед разъяренным хищником.

— Я…

В глазах лорда вспыхнуло пламя, под его кожей проступили вены, налитые огнем, первозданной стихией, что вырывалась из-под контроля. Мало кто знал, что лорды — воины стихийных духов на земле, избранные, в которых течет сила самой стихии. Первозданная и неукротимая.

— Она пошла к вулкану.

— И ты ее пустил?

Удар уничтожил бы Эггера, но Андреас перехватил объятый пламенем кулак прежде, чем тот достиг своей цели. Ненавидящий взгляд лорда принял с благородством и ответил спокойно:

— Мы найдем ее. Вместе. Идемте.

— Не найдете, — Эггер мотнул головой и кивнул в сторону меча, покореженного истинной стихией. — Думаете, как он оказался здесь?

Лицо лорда осунулось. Он перевел взгляд к дымящейся вершине вулкана, что успокаивался после кровопролитной схватки, что восстанавливал силы после борьбы с чужеродным металлом, способным поработить его и уничтожить. Борьбы, в которой удалось выстоять лишь чудом, благодаря внезапно проснувшейся мощи источника. Вот только глава королевской тайной службы как никто другой знал, что случайностей в его работе не бывает.

— Позаботься о Луизе, — сказал он спокойно. — Передай дочери, что, несмотря на наши разногласия, я всегда любил ее.

— Роберт, — Эггер впервые отважился назвать лорда по имени, но сейчас это не имело значения. — Вы же не пойдете туда? Вы же не оставите дочь одну?

— Одну, — горько усмехнулся мужчина. — Я превращаю жизнь тех, кого люблю, в бездну. Непроглядную, черную, полную страданий бездну. И выхода из этой бездны нет. Поверь, она погорюет немного, а затем выйдет замуж и будет счастлива. А ты, Андреас, позаботься, чтобы судьбу моей дочери устроила твоя жена.

— Лорд.

— Мне нужно твое слово.

— Даю свое слово, — Андреас стиснул зубы и перевел взгляд на вулкан. Туда, где предположительно находилась его сестра. Или то, что от нее осталось. Андреас не знал, как жить и дышать, если Присциллы не станет. Не знал, как посмотрит в глаза родителям и Марго, ведь он лично привел сюда ту, кого поклялся защищать. Его младшую сестру, его кудряшку, что всегда находила нужные слова и была верной опорой.

Рыжий огонь взметнулся и исчез, оставив мужчин наедине с тишиной, которая после боя стала невыносимой, ведь в ней крики умирающих и лязг оружия слышались острее, хотя их уже и не было…

* * *

Когда ты знаешь, что было, есть и будет — время теряет значение.

Я никогда не видела свою судьбу. Ни прежде, ни сейчас, и теперь ясно почему. Пряльщице судьбы это не положено, ведь я способна менять ее направление. Почему-то дух огня отметил своей милостью или своим проклятием именно меня.

Сейчас обретенное знание стало проклятьем.

Я видела разные варианты мира: со мной и без меня. Это пугало, нервировало и вдохновляло одновременно, поскольку мое участие в судьбах флоссианцев способно сделать мир лучше. Для кого-то…

Вот только зачем? Зачем, если в итоге мы катимся в бездну? Весь путь, вся наша жизнь, по сути — путешествие к смерти. Мы так стремимся куда-то, спешим, боимся, волнуемся, не осознавая, что в масштабе вечности и вселенной это ничего незначащее мгновенье. Меньшее, чем взмах ресниц. Так стоит ли вообще вмешиваться?

Знание впрыснуло яд в мою кровь. Яд безразличия. Яд апатии. Яд малодушия. А быть может дух огня и вовсе лишил меня души. Выжег ее, как лорд выжигал память…

Появление в бездне Рэйнарда стало неожиданностью.

— Присцилла! — я не видела его, слышала лишь голос. Тихий, далекий. — Присцилла!

Откликнуться? А стоит ли…

— При!!!

Настойчивый. Но у меня нет сил на объяснения. Нет сил сопротивляться или оправдываться. В этот миг я не хотела ничего. Я хотела исчезнуть.

— Присцилла!

Голос раздался совсем рядом, а затем меня коснулись знакомые ладони. Они по-хозяйски прошлись вдоль тела, поднялись выше, заключили лицо в объятия, рождая внутри меня забытый трепет:

— Это ты, — прошептал лорд, прижимаясь лбом к моему лбу.

Мы не видели друг друга, только чувствовали. В полной тишине. В непроницаемой темноте. Стоя на какой-то хрупкой, неверной поверхности, что в любой миг может сорваться в неконтролируемое падение…

— Я думал, что потерял тебя… Идем домой.

— Домой? — прижалась щекой к его щеке.

Какое знакомое слово. Вот только теперь оно не вызывает прежних эмоций, потому что я знаю, что через семь лет отец скончается от болезни, а матушка сойдет с ума от горя. Мы будем ее поддерживать, но ее хватит на два года…

Я знаю судьбу Марго и Андреаса, их сына и двух дочерей, знаю будущее Луизы. Мне все известно наперед, как и то, что вернувшись, я могу все переиначить. Могу спрясть судьбу любого человека так, как считаю нужным. Вот каков мой дар. Не только соединять сердца. Дух огня позволяет мне исправить судьбу любого человека. Вот только увидев все, я не считаю это правильным. Не считаю, что это вообще возможно, ведь итог все равно один… Гибель всего живого. Кроме того, делая лучше судьбу одного человека, я ухудшаю мир другого. Спасение моих родителей будет означать гибель чьих-то других. Зачем мне такая ответственность? Как жить с осознанием такого выбора?

— Домой, — прошептал он, коснувшись губами моих.

Наше будущее я не видела. Лишь смерть Рэйнарда через семь месяцев. Семь коротких месяцев. Когда упадет на землю последний лепесток вишневого дерева, сердце моего любимого остановится. А что, если я могу изменить судьбу вех, но не нашу? Это знание, это сомнение — еще одна причина, по которой мы не можем быть вместе. Смогу ли я отменить смерть? Должна ли? Но жить и смотреть в глаза любимого, понимая, что делаешь это последний раз — невыносимая мука. Лучше отказаться сейчас, чем впустить его в сердце и умереть от потери вместе с любимым.

— У меня нет дома, Рэйнард.

— Тогда останемся здесь, — спокойно прошептал он. — Мой дом там, где ты. Потому что нельзя разделить сердце и душу. А они здесь. С тобой.

— Ты с ума сошел? Ты нужен Луизе, нужен королю!

— Сошел. Я сошел с ума, При, — горячо прошептал он, покрывая мое лицо легкими, медленными, почти невесомыми поцелуями, лишая сомнений и возражений. — В тот день, как заговорил с тобой в уборной. Сошел с ума в тот миг, как открыл тебе свое лицо. Как впервые коснулся кончиками пальцев твоей шеи, когда застегивал колье и продлил это касание, потому что оно отозвалось в моем сердце давно забытой нежностью. И в тот день я понятия не имел, какое платье ты выберешь, потому у меня наготове было два набора: универсальный и в тон платью, — я не сдержала глупой улыбки и почувствовала, как по щекам скатились слезы. — Тебя невозможно предугадать. Ты непредсказуемая, сумасбродная, ты такая же сумасшедшая, как и я. И неважно, где мы сойдем с ума. Важно, что сделаем это вместе.

Это самое восхитительное признание в любви, которое я когда-либо слышала. Мне захотелось поверить, что там, наверху, все будет иначе. Что источник позволит забыть или принять, смириться с моим новым знанием. Или даст все исправить! Потому что я тоже люблю его… Люблю Рэйнарда! Моего лорда Тень.

— Ты хоть понимаешь, на что себя обрекаешь?

— Не говорю, что нам будет просто, — заверил он.

— Просто не будет. Никогда. Повезет, если мы не поубиваем друг друга в первый же месяц…

— Выходи за меня.

Тишина стала свидетелем, как сердце против воли ускорило бег. Глупое… Мне известны судьбы империй и королей, а оно трепещет от пары слов, сказанных с хрипотцой и уверенностью в положительном ответе.

— Сменить одну клетку на другую?

— Я уйду с должности. Шер станет достойным преемником. Мне нужна семья. Я дал королевству все, что мог.

— Ты будешь несчастен, не имея возможности заниматься любимым делом.

— Уверен, смогу найти себя в чем-то другом.

— Это ты сейчас так говоришь, — я хотела выскользнуть из его объятий, но лорд не позволил.

— Не делай из меня дурака. Однажды я потерял любимую женщину из-за своей работы. В тот момент, когда она умирала, истекала кровью на алтаре сектантов, я был в другом месте. Спас жизни двум сотням детей, но потерял ту, что любил. До сих пор не понимаю, как Луиза могла простить меня, ведь я так и не смог этого сделать…

Я знала, как погибла его жена. Сейчас я знала все и даже больше. Знала и то, что однажды один из детей, выживших благодаря лорду, спасет жизнь Луизе. Другой стал убийцей и уже унес несколько жизней. Третий талантливый начинающий доктор, а четвертый… Множество судеб, каждая из которых стоит того, чтобы ее нить вилась. Вот только нить герцогини Роберты Беверли прервалась из-за принятого ею же решения. Она хотела соответствовать мужу, хотела доказать, что тоже на что-то годится, хотела внедриться в секту и предоставить супругу данные о руководстве, чтобы раз и навсегда уничтожить несущую вред организацию. Вот только противник оказался умнее…

Жены не стало, остался псевдоним — Роберт Беверли. Именно он напоминал лорду, для чего он вообще работает. Именно он каждый раз напоминал, какую цену ему пришлось заплатить, чтобы флоссианцы могли спать спокойно. Вот только его жертву никто не оценит, ведь такие как он всегда остаются в тени. Такие как он и есть тень.

Осознав, вспомнив, поняв и приняв, я не решилась стать еще одним тягостным воспоминанием, еще одним шрамом в его душе. Этот сильный духом и телом мужчина заслужил любовь. Он заслужил быть счастливым.

— Между работой и семьей я выберу семью. Я выбираю тебя, Присцилла.

— Хорошо, — улыбнулась, находя его губы. — Хорошо.

— Это значит, ты согласна?

— В конце концов, ты уже меня обесчестил и только поэтому обязан жениться.

— Ты моя — помнишь?

Какой толк в том, что тебе известны все знания мира, если ты не знаешь мотивы и мысли одного единственного человека. В тот миг в обсерватории, когда лорд выжег мою память, он не прощался. И, зная его силу воли, подозреваю, мог меня остановить, но не стал. Он выжег мою память, чтобы сберечь, чтобы, когда все закончится — жениться. Мой рыцарь на черном аккасинце!

— Сложно забыть, когда напоминают с завидным постоянством.

Сама не заметила, как мы оказались наверху. На тонкой грани, покрытой пеплом и рассыпающейся под ногами, что отделяет бездну огненного духа от бывшей некогда живой земли…

Андреас и Эггер смотрели на нас огромными глазами, не веря в происходящее. Судя по лицам, они давно отринули надежду на наше возвращение. Ведь нельзя окунуться в источник и выжить.

Выжила ли я? Несмотря на грустную улыбку, я все помнила…

Я помнила прошлое, знала настоящее и видела будущее.

— При, — Андреас замер, не в силах пошевелиться.

— Да, я знаю. И не стоит, потому что это мой выбор, — он открыл рот, но я снова перебила. — Понимаю, что младшая, но младшая не значит неразумная, — брат сдвинул брови и прищурился. — Перестань пугать меня взглядом, не прыгни я в вулкан, Ангариссия бы захватила Флоссию в течение недели и, поверь мне, ты не захочешь увидеть мир, в котором магия подконтрольна ангарисскому королю и выдается только за особые заслуги тем, кого он сочтет нужным. Сначала Флоссия, затем другие королевства. Одно за другим. Мировое господство, восстание духов четырех стихи, гибель всего живого… Был такой вариант развития событий, не выкинь я железяку из жерла.

Лица присутствующих вытянулись, а я закрыла рот. Вряд ли стоит рассказывать всем и каждому, как источник меня изменил.

Передернула плечами, когда перед глазами вновь поплыли страшные картины. Смогу ли я жить с такой ношей?

Увы. Как оказалось, выбора у меня не было. Рэйнард пытался выжечь мои новые знания, но вместо этого страдал сам. Любая попытка воздействовать на них отдавалась болью во всем его теле. После третьей попытки я перестала пытаться и окунулась в депрессию.

Меня осматривали и терзали все, кому не лень и Рэйнард, увы, не мог этому помешать. Все же единственный случай, когда кто-то смог окунуться в источник и выжить. Выжить. Только что это за жизнь? Меня осматривал магистерский совет и гильдия королевских магов, маги других королевств и даже межсоюзный ковен. Я с грустной улыбкой глядела в их глаза и могла рассказать каждому, что ждет их в следующую секунду, в следующий час или день. Я могла сказать, когда они умрут или как им этого избежать. Могла. Но не говорила. Молча принимала судьбу. Невозможно спасти всех, а выбирать, кого спасать, а кого из-за этого обречь на страдания — значит мнить себя самим огненным духом, значит взять на себя слишком большую ответственность.

Жалела ли я, что вышла из источника? Каждый миг, когда оставалась одна, потому что одиночество обнажало мои собственные страхи. Я не представляла, как жить дальше и все чаще возвращалась к источнику за ответами, но не находила их.

На работу ходила, потому что нужно было ходить, хотя все больше дел забирала Марго, несмотря на стремительно растущий живот. Мы наняли трех помощниц, в результате мое вмешательство в работу сводниц ограничивалось исключительно консультациями и советами по самым важным вопросам, потому что я не могла видеть людей и общаться с ними. Я видела не лица, я видела истории жизни и нити судьбы.

Сила Андреаса, Эггера и лордов вернулась в рамки прежних резервов, хотя они отмечали их существенное увеличение. А вот мои силы выросли стократ, только об этом я никому не рассказывала. Тайком я перемещалась через всю Флоссию к вулкану, и мне хватало сил вернуться обратно. Зачем я вообще возвращалась в дом лорда, с которым мы почти перестали общаться?

Просто в один из дней, глядя в кипящую рыжую бездну поняла, что, несмотря на все знания мира, лишь рядом с Рэйнардом я обретаю покой. Лишь рядом с ним эти знания отступают на задний план, лишь рядом с ним существование уже не кажется невыносимой пыткой, лишь глядя в его глаза я не вижу судьбы, а вижу человека. Человека, чей взор навеки погаснет с падением последнего лепестка с вишни. Ведь я не могу вмешаться в его судьбу, его нитей я не вижу…

Сегодня я по обыкновению ужинала в своей комнате в доме лорда, глядя на отцветший сад. Луиза вернулась из пансиона для юных леди и беззаботно гуляла по саду с друзьями, не подозревая, что сегодняшний день заберет у нее отца.

Сегодня вишни отцвели, а замок навеки потеряет хозяина…

Ночью я боялась выходить из комнаты, боялась спускаться вниз, боялась услышать пугающую тишину, которая станет подтверждением…

За семь месяцев я ни разу не вмешалась в чужие судьбы, хотя порой желание было практически непреодолимым. Я подолгу беседовала с огненным духом, глядя в жерло вулкана, хотя, разумеется, мне никто не отвечал. Возможно, я и вовсе сошла с ума, но сила действительно лишала разума и ни единая живая душа в этом мире не была способна понять моих мук.

Невыносимая тишина дома давила тисками…

Я погрузилась в огонь и вновь перенеслась к духу, что проклял меня знанием. Вулкан лениво спал, окутанный черным бархатом ночи. Раскинув руки в стороны, я шла, невзирая на сильнейший ветер, по тонкой кромке его жерла и в сотый раз обратилась к духу:

— Сегодня день, когда ты отнимешь у меня самое ценное. Отнимешь за то, что я спасла тебя.

Остановилась, чтобы посмотреть в бесстыжую лужу кипящей магмы, лениво булькающую, как начинающий закипать суп.

— Зачем ты позволил мне вернуться? Чтобы мучить его? Чтобы мучилась я? Зачем мне знание, которым нельзя воспользоваться? Которое уничтожает меня день за днем?

— Это твой выбор, не пользоваться им, — в моей голове раздался голос. Отлично, Присцилла, приехали. Теперь комната с мягкими стенами и долгие годы одиночества.

— Я не дух огня, чтобы влиять на чужие судьбы! Откуда мне знать, что я не сделаю хуже? Спасу от смерти одного, а в результате погибнут другие! Как я могу сделать такой выбор? Решать, кому жить, а кому умереть?

— Все, так или иначе, влияют на чужие судьбы. Ты и раньше это делала, просто не знала исхода. Сейчас же он тебе известен.

— Единственное, что мне действительно известно — что сегодня я потеряла единственного мужчину, которого люблю. Знаю, что никогда не полюблю вновь. Знаю, что не достойна вершить судьбы. Пожалуйста, забери свое проклятье! Избавь меня от него!

— Хочешь знать, почему я отметил тебя этим даром?

Обхватила себя руками и усмехнулась. Даром? Я проклята…

— Потому что ты достойна. Потому что на земле слишком много зла, а духи, да будет тебе известно, не могут напрямую вмешиваться в судьбы людей. Семь месяцев тебе даны, чтобы осознать и принять свою силу. Любой другой за это время вознесся бы до небес, получил бы мировое господство, возможность решать, кому жить, кому умирать. Любой, но не ты. За семь месяцев ты не вмешалась в судьбы людей ни разу.

— Это говорит о моем малодушии! Ведь я не помогала, когда могла!

— И не сделала ничего к своей выгоде. Почему ты не попыталась спасти мужчину, которого любишь?

— Потому что слаба? Потому что сдалась?

Именно так это и выглядело. В отличие от Рэйнарда, что день за днем встречал меня с улыбкой, что с надеждой ждал за завтраком, обедом и ужином, дарившего подарки и находившего слова ободрения все эти семь долгих месяцев, я не нашла в себе сил даже попытаться его спасти. Да, нити его судьбы я не видела, но ведь могла попробовать!

— Нет. Потому что ты приняла свою судьбу. Приняла и не пыталась ее изменить. Ты, в чьих венах течет первозданная мощь стихии, что по силе равна духам четырех стихий, смирилась и покорилась моей воле. Ты показала, что достойна быть моим продолжением на земле, моим хранителем и пророком. Ты пряльщица судьбы, Присцилла. Смирись с даром, как смирилась с потерей самого ценного. Смирись и осознай, что отныне в твоих руках судьба Флоссии.

— Зачем мне Флоссия без него? Как я смогу сделать хоть что-то хорошее, если сама несчастна?

— Ты видела прошлое, настоящее и будущее. Скажи, как много из того, что ты видела семь месяцев назад, исполнилось в точности?

На самом деле, не так и много. Все видения, связанные с долгосрочными перспективами, исполнились с определенными искажениями. Я задумалась, просматривая нити судьбы, перебирая их мысленным взором. Огненный шелк отзывался на мои мысли, убаюкивал, шептал тысячью голосами людей, которых я не знала, но чьи судьбы чувствовала. И в этот миг пришло осознание, что мир не статичен. Каждую секунду, минуту и час будущее меняется с невероятной скоростью, поскольку не я одна могу влиять на него, поскольку каждый из нас, по-своему, прядет судьбу свою и своих близкий, судьбу других, порой незнакомых людей. Только в отличие от них, я знаю, в каждый следующий момент знаю, что будет дальше. И это «дальше» зависит не от меня или судьбы, которая не каменная статуя, а вода, течет, меняется, принимает иную форму. Это «дальше» зависит от наших поступков и решений.

Но я осознала и другое. Дух огня не просто наделил меня даром. Дух огня сделал меня пятой стихией…

Он превратил меня в богиню! А весь мир — в песочницу, с которой я могу сделать все, что пожелаю. И это благодарность за освобождение его от эллиниума? Мне бы хватило первой ступени с лихвой, куда мне такое?

— Но, — я задохнулась от осознания и замерла. — Но как мне понять, когда следует вмешаться?

Ощущение вседозволенности, понимание безнаказанности и при том колоссальной ответственности за судьбы миллионов едва не расплющило меня гранитной плитой.

— Ты с достоинством прошла испытание и сможешь понять, когда нужно вмешаться, а когда позволить событиям идти своим чередом.

Глупы те, кто мечтает о силе и власти.

Глупы те, кто мечтает уподобиться богу.

Я не просила для себя такой силы и врагу не пожелаю такой судьбы. Но что есть, то есть. Следует это принять и отпустить. Следует начать жить заново, учиться общаться с людьми, абстрагируясь от проплывающих мимо картин их прошлого, настоящего и будущего, следует видеть перед собой человека, а не картины его жизни.

Рэйнард!

В следующий миг, прямо как была, в покрытых пеплом тапочках, длинной сорочке и шелковом халате, я оказалась в поместье лорда. Жар его сердца почувствовала сразу и кинулась к кабинету, откуда он шел.

Жив!

Это было только испытание! Лорд жив!

Лорд — избранник духа огня — оказался очередным моим испытанием!

Занесла руку, чтобы постучать в двери, сказать, что с этого момента все будет иначе, что я приняла свою силу и смирилась, но донесшийся из кабинета женский смех словно вылил на меня ведро ледяной воды. Я прильнула ухом к двери, не найдя поблизости стакана:

— Вы восхитительный мужчина, Брайан! Одна возможность находиться с вами рядом — уже невероятная удача!

Невероятная удача, что граф Питсбург не заразил вас гонореей, графиня Кайзер!

Я стиснула зубы, вспомнив свой зарок. Я могу абстрагироваться от дара! Ведь за все это время я даже не пыталась остановить его, взять под контроль, сконцентрироваться на людях! Я позволяла сознанию открыто воспринимать все, что протекает сквозь него. Утопала в жалости к себе и эгоизме. Не замечала за даром людей, что рядом.

— Некоторые с вами не согласятся, графиня, — раздался уставший голос Рэйнарда.

— Не представляю, как вы справлялись с этим семь месяцев!

— Порой мне кажется, что я уже и не живу вовсе. Иногда это совсем невыносимо, и я начинаю терять надежду…

— Я здесь для того, чтобы помочь, Брайан, — ласково проворковала графиня.

Что? Помочь? Помочь моему мужчине? Моему будущему мужу? А помогалка, ваше сиятельство, у вас не треснет?

— Останьтесь на ночь.

Тут уж я не выдержала. На ночь, значит, ей остаться?

Резко распахнула двери и хищно сузила глаза, глянув на Рэйнарда, который с моим появлением даже в лице не изменился.

— Свободны, графиня.

— Присцилла!

— Свободны, — повторила так же холодно, не отрывая взгляда от будущего возможно не супруга.

— Ничего, я понимаю. Доброй ночи лорд, герцогиня.

Миленько улыбнувшись, графиня сделала довольно глубокий реверанс, чтобы сверкнуть пышной грудью и медленно, покачивая бедрами, покинула кабинет.

— Доброй ночи? — переспросила я, когда двери закрылись. Мужчина устало отер лицо.

— Что ты хочешь, Присцилла?

Семь долгих месяцев я только и делала, что жалела себя. Сетовала на судьбу, которую могла поменять. Считала, что незаслуженно страдаю.

Семь долгих месяцев я боялась потерять того, кого люблю. Настолько боялась, что сделала его жизнь невыносимой. Отдалилась, чтобы защитить свое сердце, не понимая, что терзаю его душу!

Сейчас лорд смотрел на меня как на разрывное заклинание замедленного действия: рванет или не рванет? А, если и рванет, удастся ли спастись? Когда этот взгляд изменился? Когда он утратил надежду? И не поздно ли еще все исправить?

Графиня Кайзер, значит?

— Я хочу, — умерив пыл, мягко улыбнулась, чем немало удивила лорда. За последние семь месяцев улыбка ни разу не касалась моего лица. — Напомнить тебе, — дернула шелковый поясок, и ткань халата разошлась в стороны. — Почему там, на дне источника ты сказал то, что сказал.

Лорд замер, не меняя позы. Так и сидел, откинувшись на спинку кожаного кресла, и смотрел на меня, не мигая.

Стоило ли винить его за такую реакцию? Он мужчина, который за семь месяцев ни разу не изменил мне. Который семь месяцев преданно ждал и верил, что я справлюсь. Который не сломался… Такой мужчина достоин самого лучшего!

— Прости меня, — прошептала, едва сдерживая слезы, и устроилась на его коленях, прижалась к широкой груди, в которой колотилось сердце, чей звук я почти забыла.

— Присцилла, — словно не веря, что я вернулась, мужчина заключил меня в крепкие объятия. Будто мы не были вместе все это время, а жили в иных мирах. Будто впервые видимся, после долгой разлуки. Я тянулась навстречу этим объятиям, растворялась в них, цеплялась пальцами за плотную ткань его камзола. — Вчера ты должен был умереть.

Голос дрогнул, когда стрелка часов отмерила мгновенья следующего дня. Моя фраза повисла в гнетущей тишине.

— Но я жив.

— Жив, — все же не сдержала слез и поцеловала его, не веря, что видение осталось в прошлом, что жестокое испытание пройдено. Конечно, страх потерять его теперь станет лишь крепче, но, в отличие от потерянных месяцев жизни, я больше не собираюсь терять ни мгновения. Пусть мне суждено прожить с ним лишь день, или неделю, или пять лет — я ни одного вздоха не отдам другой женщине! Ни одного взгляда не пропущу! Ни одного касания… Я запомню и впитаю все, приму с благодарностью и отблагодарю в ответ. Так, как умею! От всего сердца, от всей души.

Нежный поцелуй из благодарного превратился в требовательный. Лорд подхватил меня за бедра и устроил поверх себя, позволяя сквозь тонкую ткань ночной сорочки почувствовать силу своего желания. Семь долгих месяцев я прожила без его рук, без его губ, без его горячей кожи, опустошенная, лишенная его!

Закинула голову, подставляя шею для поцелуев и прогнулась, чтобы подразнить своего мужчину бедрами, потереться о него, захлебнуться от острого желания, пронзившего тело от макушки до пят. Я хотела его, словно сумасшедшая, словно путник, что семь месяцев провел в пустыне, лишенный воды. Он был моей водой, моим дыханием!

— Подожди, подожди, — прошептал Рэйнард, охлаждая мой пыл.

— Что? — кровь шумела в ушах, грудь тяжело вздымалась, внизу живота пульсировало от невыносимого желания слиться воедино с моим любимым, а он меня остановил? Это как называется?

— Подожди… — он поцеловал меня в губы, медленно, искушая, дразня, очертил языком контур губ, но отстранился, чтобы открыть верхний ящик стола и протянуть мне небольшую бархатную коробочку. — Вчера я большую часть дня провел, выбирая подарки для тех, кого люблю больше жизни. Открой.

— Сейчас?

— Сейчас, Присцилла.

Погладила кончиками пальцев красный бархат. Мягко щелкнул замочек. Увидев, что внутри, я вскинула брови и с непониманием уставилась на Рэйнарда.

— И?

— Эм… Здорово, — внутри все упало. Я бы поняла, окажись там кольцо, но серьги? — Спасибо…

Лорд опустил мои руки, заглянул в коробочку и улыбнулся:

— Ты затуманила мой разум, это не тебе…

— Вот как? — резко захлопнула коробочку и разве что не швырнула ее в лорда. — Быть может, это для графини Кайзер? Она, знаешь ли, весьма вольных нравов и, приди я на полчаса позже, ты бы занимался с ней тем же, чем только что занимались мы. Вот только что-то подсказывает, ее останавливать ты бы не стал!

Я хотела подняться, но лорд накрыл мои бедра тяжелыми руками и глядел на меня с улыбкой.

— Тебя это веселит? Да как ты…

— Замолчи, Присцилла!

— Замолчать?

Негодование захлестнуло с новой силой, но лорд накрыл мой рот пальцами, не давая и слова сказать.

— Серьги — это подарок Луизе. К платью, в котором она пойдет на нашу свадьбу.

Сузила глаза, намекая, что не верю ни единому его слову.

— А вот подарок для тебя, — он извлек из верхнего ящичка точно такую же коробочку. — Мне самому открыть или надеяться на твою милость?

Разве можно устоять против этого взгляда? Теплого, искушающего, обещающего столько всего… Я так боялась его потерять, что сейчас меня пугает каждая мелочь! Но достаточно было шевельнуть бедрами, чтобы понять всю беспочвенность своих страхов.

— А, к духу четырех стихий, — прорычал он, сам открыл коробочку, вынул оттуда кольцо и надел на мой палец.

Я даже не успела ответить согласием или рассмотреть подарок…

Рывок и я уже на столе.

Надо мной возвышался голодный зверь, которого в данный момент не остановило бы даже появление ангарисской армии. А в следующий миг я вновь обрела целостность, чувствуя, как Рэйнард заполняет меня собой, как голодными сильными толчками вбивается в меня, жадно целует, в страхе снова потерять. Вот только с этого момента я больше никогда не заставлю его мучиться. Разве что от желания.

Хотя это вряд ли.

Оказалось, что лорд Скаргхард умеет искушать куда искусней, чем я могла подумать. Пять, а то и шесть раз подряд. Статус официальной невесты открыл для меня иную сторону моего любимого: чувственную, ненасытную, но при этом бесконечно нежную, заботливую и страстную. Я была счастлива с ним каждый миг, ведь это все, что у нас есть.

Один единственный миг.

А графиню Кайзер, как оказалось, наняла Марго, хоть лорд и всячески возражал. Кажется, моя интриганка-подруга применяет ко мне мои же методы. Как я ее обожаю!

ЭПИЛОГ

— Знаете, я все же передумала! — заявила я, глядя на себя в зеркало. В моих руках дрожал букет красных роз, а на глаза набежали слезы. Платье было восхитительно, прическа — великолепна, драгоценности — изумительны, а организация на высшем уровне. Вот только я совершенно точно знала, что не сделаю Рэйнарда счастливым. Из-за меня он страдал семь долгих месяцев! Семь месяцев я пыталась разобраться в себе, осознать свою новую реальность, а он преданно ждал и был рядом. Я не достойна такого мужчины! — Мне кажется, следует подождать…

— Пока состаришься? — Марго вскинула брови и, положив на мои голые плечи свои теплые ладошки, посмотрела на меня через зеркало. — Присцилла, если ты сейчас сбежишь, то будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Хотя бы на миг представь себе будущее без Брайана, Роберта и кем бы он там ни был на самом деле…

— Марго, это, вообще-то, моя вдохновляющая речь для трусливых невест! Я не сделаю его счастливым! Только измучаю всего, как мучила семь месяцев подряд! А тебе вообще пора в роддом!

— Нет, я ни за что не пропущу твою сва-а-адьбу, — она согнулась от спазма и вцепилась в мою руку почти до боли. Странное дело, но я не чувствовала, что сегодня подруге предстоит рожать. Я явственно видела, что родит она через три дня здорового крепкого мальчугана, но сейчас герцогиня корчилась от боли и совершенно точно рожала!

— Присцилла, она рожает! — закричала Луиза, округлив глаза. Сестры схватились кто за воду, кто за веер, обмахивали Марго, не зная, как облегчить ее боль.

— Да я отменю свадьбу! Ее можно перенести, а роды — нельзя!

— Перенесешь? — подруга вцепилась в меня уже двумя руками и тяжело дышала, так, как учат дышать на курсах подготовки к родам. Короткий вдох через нос и выдох через рот. Долгий, размеренный. Мы обе дышали одинаково, глядя друг на друга круглыми от страха глазами.

Я тоже прошла курсы вместе с подругой, ведь наше с лордом недельное затмение, во время которого мы выходили из спальни только для того, чтобы принять ванну, не прошло бесследно. Через девять месяцев и мне предстояло вот это все со схватками, криками и отходом вод.

— Во-оды! — закричала Луиза.

Подол подруги стремительно обмокал.

— Марго, у тебя воды отошли!!!

Сестры завизжали, забегали вокруг, не зная, за что схватиться.

— Если ты немедленно не пойдешь к алтарю и не выйдешь замуж за своего лорда, я тебя пр-рокляну! — прорычала Марго.

Впервые видела ее столь решительно настроенной. Даже возражать побоялась.

— Хорошо. Хорошо, идем! Быстрее!

Я подхватила юбки и уже через минуту распахнула двери, ведущие в сад. Да, моя свадьба, как всегда и мечтала, проходила в саду. Вот только сейчас я спешила, боясь опоздать. Дух огня снова меня испытывает? Сначала мнимая смерть Рэйнарда, сейчас обман с датой родов у лучшей подруги! Нужно поторопиться, иначе добрая часть Флоссии увидит, что находится у Марго под юбкой!

Медленно заплакали скрипки, вверх взмыли перламутровые бабочки, полетели жасминовые лепестки, а лица гостей вмиг стали одухотворенными. Вот только я никого не видела. Оркестру пришлось ускориться, подстраиваясь под мой стремительный забег по перламутрово-жемчужной ковровой дорожке к алтарю.

— Сделаем это, — решительно заявила я, швырнув букет подружкам невесты и угодив в Луизу. Взяла лорда за руки. — И поторопитесь, пожалуйста, — обратилась к жрецам, а потом перевела взгляд в зал. Андреас держал Марго за руку и поглаживал по животу, чтобы облегчить ее боль.

Церемония прошла на удивление быстро. Лорд смотрел на меня, я смотрела на него, и мир утратил значение. Все отошло на задний план: мои страхи, мой дар, который получалось время от времени контролировать, роды Марго и даже новость Луизы о том, что она тоже планирует влюбиться и выйти замуж и вообще хочет жить отдельно, потому что устала от золотой клетки, хотя время от времени мне удавалось заставить Рэя открывать ее дверцу. Теперь, к слову, клетка распахнулась, ведь Рэйнард действительно оставил свой пост и занялся бизнесом. Успешно, как и все, за что он брался.

Сейчас здесь были только мы вдвоем и сошедший на нас огонь — благословение союза духом огня.

— Я люблю тебя, Присцилла, — вот так просто, без сомнений и страха. Так, что сомневаться и в голову не придет.

— Я люблю тебя… Марго.

— Марго? — удивился лорд.

— Марго? — переспросила подруга.

— Марго! Срочно лекаря, нужно в роддом! — закричала я и, подобрав юбки, поспешила к подруге.

— А, это, — отмахнулась она. — Я передумала. Не сегодня.

Я уставилась на нее, медленно закипая от негодования. Меня обвели вокруг пальца! Интриганка! Пакостница! Озорница! В ней магия духа воды, не составит труда намочить подол!

— Ты!

— Я, — довольно улыбнулась наглая мошенница и поднялась, приглашая гостей в шатры. Вот как мне на нее злиться после всего?

Нахальная герцогиня подмигнула и, взяв под руку брата, ушла в сторону поместья, наверняка сменить сырое платье. Это же надо было додуматься!

Когда гости и жрецы покинули сад и скрылись в шатрах, лорд подошел ко мне и обнял со спины. Негодование тут же сменилось совсем другим чувством, которое в последнее время совершенно переходило рамки приличия. Мое тело словно сошло с ума, желая компенсировать семь долгих месяцев, выкинутых духу огня под угольки…

— Как смотришь на то, чтобы…

— Да!

Взметнулось рыжее пламя, наше общее, и еще неделю лорд и леди Тень не покидали своего поместья, утопая в бесконечном счастье, которое пахло костром и мандаринами и сияло ярче любых огней мира.

Желание, загаданное в обсерватории под звон падающих звезд, все же сбылось.

И, разумеется, жили мы долго и счастливо, но это уже совсем другая история!

Важно!

Многие другие книги вы найдете в телеграм-канале «Цокольный этаж»:

https://t.me/groundfloor

Нравится книга?

Давайте кинем автору награду на Литнет. Хотя бы 10–20 рублей…

Teleserial Book