Читать онлайн Клетка бесплатно

Рейвен Елена
Клетка


Пролог

Блеск и роскошь Москвы манят к себе всех молодых и амбициозных. Шальные деньги, шальная жизнь. И такая же шальная смерть. Я сижу в баре уже три часа, полупьяным взглядом рассматривая девушку, что извивается на пилоне справа от моего столика. Рыжие волосы, длинные ноги и тонкая, словно тростинка. Но взгляд. Такой взгляд я видел не раз у приятелей в Чечне и после. Он означает, что мыслей никаких за этими глазами нет, что сейчас её на ногах держит приличная доза наркоты. Жаль. Мордашка-то симпатичная. Опрокидываю в себя виски и показываю официантке, чтобы повторила. Идти домой не хочется совершенно. Ничего нового я там не увижу, да и не только дома. Для меня вообще в этом месте делать нечего. Но я здесь.

Зачем? Да, сам, бл**ь, не знаю! Может быть, у меня ещё теплится надежда, что можно спасти эти идиотские жизни. Видимо, героизм мне ввели под кожу, но вряд ли кто-то оценит подобные усилия.

Снова перевожу взгляд на девушку, замечая, что движения её сексуально-плавные, вот только не в истоме она совершает их. Ещё немного, и того и гляди свалится с пилона прямо на пол. Но рыжая словно чувствует свой предел и, в последний раз проскользив по шесту вниз, спускается и направляется за шторку за кулисами. Снова вздохнув, только хочу позвать официантку, как передо мной на стол опускается бутылка с первосортным виски. Подняв взгляд, пытаюсь рассмотреть неизвестного дарителя и едва не отказываюсь от продолжения, подавляя в себе сильнейшее желание сбежать.

— Привет, Алекс, — его легкий акцент почти не разобрать из-за громкой музыки. — Решил последовать по стопам матери?

— Нет, просто пытаюсь выкинуть из головы последние события, — не церемонясь, отвечаю на выпад прилизанного мужика.

— Ну и зря, для тебя есть работа.

— Не заинтересован.

— Будешь, — уверенно отвечает Михаил Сергеевич по кличке “Бульдозер”. Странная кличка, но ему подходит. Мужчина достает и кладет на стол увесистый конверт, а после поднимается и направляется на выход.

Я искоса смотрю на конверт, не имея никакого желания притрагиваться к нему, но выбора мне всё равно не оставили. Это жестокий бизнес, и абы кто в нем не может вращаться. Протянув руку, беру и вскрываю тонкую бумагу, в мельтишащем свете стробоскопа пытаясь рассмотреть снимки. И тут я четко осознаю, что “Бульдозер” был прав. Я очень заинтересован в этой работе.

Глава 1

Сидя в гримерке, я смотрю на себя в зеркало и вижу пустую оболочку. Да, это всё что осталось от меня, после стольких испытаний.

А всё началось с невинного на взгляд любого человека события: моя мама решила выйти замуж во второй раз. С отцом совсем не сложились отношения ни у неё, ни у меня, хотя что я тогда понимала, мне было всего двенадцать лет. И всё было замечательно, Слава заботился и о маме, и обо мне, лучше любого отца. Девочки в школе даже завидовали, что на уроки и с уроков меня забирал он на машине, отвозил домой. Каждые выходные культурная программа. Я даже помыслить не могла, что всё так изменится. Наивная была.

— Ева, тебя хотят видеть в зале, пришел Андрей! — в гримерку просовывает голову Настя, самая болтливая из официанток.

— А нельзя ему сказать, что я уехала, и пусть выберет себе другую девочку?

— Ты же знаешь, что он приходит из-за тебя, не лишай ни себя, ни клуб заработка. Я передам, что ты будешь через пять минут.

С этими словами Настя скрывается за дверью, а я вновь перевожу взгляд на своё отражение. Улыбаться через силу, так что скулы сводит, мне помогает только кокос, да и выдержать “свиданье” с Андреем без кокаина не выйдет. Поэтому, недолго думая, достаю из сумочки дозу и, высыпав её прямо на стол гримерки, делаю себе две дорожки. Пара мгновений — и уже вытираю нос от лишних следов, а наркотики разгоняют кровь от сердца по всему телу, заставляя то качать с утроенной силой. Поправляю помаду и тени, что стерлись слегка, пока я тут сидела, натирая себе лицо, нервничая от воспоминаний. Вот уже улыбка приклеивается на лицо, хотя и не касается пустых глаз. Им блеск придает только кокс, делая меня слегка сумасшедшей, но зато так я легко вписываюсь в атмосферу клуба.

Поднимаюсь и, поправив на себе голубое прозрачное платье на тонких бретельках, которое больше открывает, чем скрывает, направляюсь в зал, стараясь, чтобы меня не передергивало от сальных взглядов всех этих мужиков и холода. В главном зале специально поддерживают температуру ниже комнатной, чтобы у всех без исключения танцовщиц соски напрягались, словно в предоргазме. Татьяна Юрьевна считает, что это действует возбуждающе на клиентов, и не важно, что каждые две недели кто-то из девушек попадает в больницу с бронхитом или пневмонией, свой процент она получает и даже с лишком. Поворачиваю голову, выискивая того самого Андрея, и делаю вид, что не слышу и не вижу остальных мужиков, сидящих в зале.

Каждый раз одно и то же, каждый раз эти жадные и лапающие взгляды, но без каких-либо чувств. Такая реакция на всех девушек, но за ней не стоит ничего. Все эти кобели, собравшиеся здесь, считают нас едва ли не мусором. Или того хуже. “Привет, Андрей!”, как его негласно зовут у нас за кулисами, оказывается в центре зала, уже окруженный другими девушками.

“И почему бы ему не выбрать кого-то из них? Вон как желают заработать!” — но мои мысли остаются только мыслями, а на лице уже улыбка, та самая, от которой едва не сводит скулы.

— Ева, моя Ева! — мужчина замечает моё приближение и поднимается навстречу, стряхнув со своих колен новенькую девушку по имени Доминик. Естественно, имя не настоящее, так же как и моё, но кого это здесь волнует. Протягиваю обе руки к нему и чуть вскрикиваю, когда он дергает на себя, так что я буквально падаю ему на грудь. Мужчина хохочет, я же, не переставая улыбаться, пытаюсь обрести равновесие. Но куда там, сильные руки для достаточно полного телосложения обхватывают так, что я едва могу дышать. Упираться и сопротивляться не положено. Подобные мужчины не терпят неповиновения, поэтому стараюсь только дышать, дожидаясь, когда ему надоест прижимать меня к себе.

Я знаю, что меня ждет впереди, Андрей не отличается особым разнообразием, но всё равно нервничаю, как в первый раз.

Обычно он выбирает двух-трех девушек, чтобы ему устроили целое представление в випе, но иногда, под настроение видимо, он устраивает свидание только для меня. И в такие моменты я жалею, что отчим не убил меня в приступе очередной ярости. Нет ничего хуже, чем жить и ощущать себя чем-то вроде куклы из секс-шопа, которую имеют во все дырки, совершенно не заботясь о её комфорте, да что там комфорт, даже если причиняет боль, он ни за что не остановится, обеспечивая кровотечения. Поэтому и выдержать всё это без наркотиков для меня лично просто невозможно. Вот и сегодня, судя по тому, как он сосредоточенно наглаживает меня по спине, словно успокаивая дикое животное, которое готово в любой момент сорваться и убежать, я морально готовлюсь к предстоящему времяпровождению. Значит, не зря я уже приняла дозу, хотя с ним мне перепадет ещё пара дорожек, уже прямо в випе.

— Хочешь шампанского, детка? — он смотрит на меня, а я вижу перед собой страшную маску, искореженную злобой. Хотя внешне “привет, Андрей” вполне симпатичный мужчина, но отделаться от видения не получается.

— Лучше водки.

— Нет, детка, такие милые девочки не пьют водку, — он касается пальцем моих губ, раскрывая их и толкая туда средний палец, словно член. И я подыгрываю, облизывая его, хоть и знаю, что делать приятно смысла нет. Но, может быть, тогда мужчина не будет настолько жестоким.

— Хорошо, — проговариваю, когда он отпускает мой рот. — Пусть будет шампанское.

— Танюша, прикажи принести две бутылки “Дом Периньон” в наш с Евочкой вип.

— Конечно, дорогой, — Татьяна Юрьевна, словно лиса, потирает руки. — Всё будет сделано.

— Идем, красавица, — он поднимается и тянет меня за руку, но я не могу идти. Ноги словно наливаются свинцом, не позволяя сделать и шага, и мой ступор заставляет мужчину нахмуриться. — Детка, ну что же ты?

— Голова слегка закружилась, — ложь срывается с моего языка легко и непринужденно, но, видимо, такой ответ успокаивает мужчину.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Хочешь, я тебя отнесу? — хохочет он, чувствуя себя рыцарем в сияющих доспехах. И не дав мне даже времени рта открыть, подхватывает на руки и, закинув на плечо вниз головой, направляется к уже приготовленному для него випу. По дороге не упускает момента запустить руку под подол платья.

Не знаю, что дергает меня поднять голову, возможно, я чувствую через весь зал пристальный взгляд на себе. Взгляд, отличающийся от других. Так и выходит, мужчина за одним из столиков сидит и очень внимательно, совсем не лапающим или пьяным взглядом, смотрит на меня. Он даже не моргает, когда вспыхивает стробоскоп, как не отводит и взгляда. Его пронизывающие глаза словно смотрят в душу мне, доставая и видя там то, что я скрываю от всех в клубе. Он будто знает обо мне такие сокровенные тайны, которыми я не готова делиться ни с кем. Поэтому отвожу свой взгляд, стараясь не елозить на плече Андрея, пока мы не оказываемся в комнате. Едва только за нами закрывается дверь, как меня бесцеремонно бросают на кровать, так что я подпрыгиваю на ней пару раз.

— Давно мы не были с тобой наедине, детка.

Да, это правда, в последние разы он не попадал на меня, вернее, я делала всё, чтобы он не попал, скрываясь в гримерке и даже соглашаясь быть в минусе, лишь бы не появляться в зале и не попадаться на глаза этому мужчине.

— Но я ждала этого все время, — снова ложь, и снова то, что он хочет слышать.

— Сегодня покажешь, как скучала, моя дорогая Ева, — его прерывает тихий стук и, отвлекаясь от меня, Андрей идет открывать дверь, чтобы через полминуты вернуться с двумя бутылками шампанского.

Его улыбка, означающая предвкушение всех зверств, которые он запланировал, заставляет меня вжаться в подушки. Но на моё счастье или беду, прежде чем начать, мужчина достает из своего портмоне пять грамм “снега”. А это означает, что он не кончит через пять минут и не уснет, чтобы я смогла избежать мучений, наоборот, ему не хватит и ночи. Но Андрей делит дозу пополам, подвигая мне две дорожки. И я не отказываюсь, потому что на это время хочу отключить свой мозг окончательно. Как и чувствительность нервных окончаний приглушить.


Андрей останавливается, только видя, как я истекаю кровью на постели от разрывов. Он решил поэкспериментировать и пустить в ход обе бутылки из под “Дом Периньон”. За всё что я вытерпела, мужчина оставляет две тысячи баксов, но на эти деньги большей частью я проживу, не выходя на работу. И потрачу на лечение. Заворачиваясь в простыню, ощущаю, как меня начинает трясти, когда действие кокаина сходит на нет, а на передний план выходит боль. Сейчас физическая, потому что таких экспериментов не выдерживает ни одна нормальная девушка. Но я ведь давно уже не нормальная. Я дикий зверек, загнанный в клетку.

Глава 2

Уже неделя минула с той встречи, и каждый вечер у меня было слишком много дел, чтобы думать о бедных девчонках, которые продают себя за деньги. В тот вечер мне на какое-то мгновение стало жаль её, но лишь до того момента, пока не осознал, что она не в кандалах на этом месте, а сама делает такой выбор.

Не мне осуждать кого-то, но почему-то ощущение горечи не проходит.

— Саня, ты идешь? — оборачиваюсь на голос и вижу несуразного паренька, который служит связующим звеном между мной и Косарем. Мальчик на побегушках, но очень полезный, потому что мало кто обращает внимание на такого щегла.

— Да, минуту дай мне, — накидываю на плечи куртку и проверяю карманы: телефон, кэш и оружие. Да, голым без 92-й из дома выходить не следует. Тем более на подобные встречи.

Спустя полчаса я уже стою в обшарпанной каморке, которую Косарь гордо именует офисом. Долго ходить вокруг да около урка не привык, поэтому вопрос звучит сразу, едва я переступаю порог.

— Зачем ты вернулся?

— Это мой дом, — отвечаю как можно спокойнее. — Надо за матерью ухаживать.

— Врешь!

— Нет.

Испытывающий взгляд его черных глаз мог бы прожечь насквозь кого-то другого, но тот, кто видел смерть в лицо, не испытывает ни малейшего дискомфорта. Я видел. Столько, что порой заснуть не могу, элементарно боясь закрыть глаза и очнуться в самой гуще событий.

— Ладно, — видимо, моё молчание и отсутствие попыток переубедить его, срабатывает. Бандит верит моим словам, откидываясь на спинку кресла. — Будешь сначала у меня в свите, главное, не лезь через голову, если говорю что-то сделать, исполняешь беспрекословно. Ясно?

— Вполне.

— По оплате: сперва сойдемся на пятиста в неделю, потом посмотрю. Устраивает?

— Да.

— А ты не из болтливых, — любопытство во взгляде урки заставляет меня напрячься.

— Жизнь отбила охоту без толку молоть языком.

— Хорошо, мне нравится. Значит, не станешь болтать на стороне.

Протягиваю правую руку, и Косарь после небольшой заминки жмет её в ответ. Это огромный респект, так как не каждому законники будут жать руку, поэтому я ощущаю, что оказался в правильном месте и в правильное время. “Бульдозер” не ошибся, мне и работа не помешает, и возвращение в эту среду.

Домой ехать не хочется, поэтому, сев за руль, выруливаю на дорогу и устремляюсь вон из Москвы. Постепенно машин становится всё меньше, а лес за окном — всё гуще. Останавливаюсь на обочине и выхожу из автомобиля, рассматривая звезды на небе. В кои-то веки небо не затянуто тучами и не освещено десятками и сотнями огней. Даже воздух здесь другой, и пусть уже осень на дворе, но ощущение свободы чувствуется в каждом вдохе. Я понимаю умом, что это великая иллюзия, что никто не свободен, но как же чертовски хочется верить в это. Пусть и на короткие мгновения, но забыть о долге и обязательствах. О страхах и кошмарах.

Постояв ещё минут пять и выкурив сигарету, возвращаюсь за руль и, развернув машину, направляюсь обратно в столицу.

Поднимаясь на пятый этаж, я уже морально готовлюсь к очередному концерту, к отбиранию бутылок, несмотря на слезные мольбы, которые сменяются ругательствами, когда мать понимает, что я не отдам пойло. Так что хочется взять её за плечи и встряхнуть, чтобы мозги встали на место. Только осознание того, что это не поможет, и останавливает меня.

С того дня, как батя ушел к молоденькой девке, мать словно подменили. И меня не было рядом, чтобы вовремя поддержать её. Я ещё служил срочником, далеко на востоке, когда наша семья развалилась. Отца я не видел с тех пор, да и не испытывал сильного желания видеть. Когда срочная служба закончилась, я вернулся домой, полный надежд и ожиданий. Алина, милая девушка, для которой я оказался первым мужчиной, не стала ждать. Как рассказала мать, через три месяца после моего призыва она уже начала крутить роман с одним из бандитов, потом с другим, потом снова и снова. Узнав об этом, я всё бросил и напросился на контракт, а потом ещё парочку, один из которых затянулся на четыре года. Алина вышла замуж за одного из своих ухажеров, видимо, найдя то, что ей и было нужно. Но куда хуже то, что стало у меня дома.

Открываю дверь, поморщившись от запаха перегара. Я не считал себя педантом, по службе куда только не заносило, да и дома до армии не был пай-мальчиком. Дрался, курил за туалетами в школе, пил на дискотеках. Я и сейчас пью, но глядя на мать, уже не так бесконтрольно.

— Мама, я вернулся, — знаю, что не услышит или не выйдет встречать меня, поэтому и не ожидаю слов приветствия, скидывая кожанку на стул, а ботинки у порога, шагаю в кухню. Открываю холодильник, чтобы обнаружить там заплесневелый кусок сыра и пару сосисок, уже покрывшихся слизью.

“Зачем это хранить? Разве что лишь бы не держать пустым холодильник.”

Захлопываю дверцу и достаю сотовый, набирая номер пиццерии, как делал уже несколько недель подряд. Заказ у меня принимают довольно быстро, обещая доставить в течении получаса две пиццы, а за пивом я спускаюсь на первый этаж в “Перекресток”. Там же прихватываю что-нибудь пожевать, когда пицца закончится: батон копченой колбасы, буханку хлеба, каких-то солений и чай.

Когда вновь захожу домой, из спальни матери выходит какое-то чмо, совершенно голое.

— Ты кто такой? — оно ещё и разевает свою поганую пасть на меня.

— А ты? — буркаю в ответ, уже готовясь к обороне и нападению. — И что делаешь у меня дома?

— Саша? Это ты, Саша? — мама показывается в дверях, завязывая пояс халата.

— Да, а ты снова весело проводишь время, вместо того чтобы найти себе нормальную работу и мужчину.

— Не твоё дело, наглый щенок, с кем я сплю, надо ещё посмотреть, с кем ты сам спишь. Может, поэтому Алина и не дождалась тебя!

Сжимаю кулаки, стараясь дышать медленно и глубоко. Любого другого на её месте я бы уже закатал в асфальт, но это же мать, хоть её слова и задевают что-то живое, ещё оставшееся во мне.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍“Да, я не монах, и член на узел не завязывал, но разве справедливо обвинять меня в том, в чем нет моей вины. Я же в армии был, а не гулял по барам и ресторанам.”

Вдох-выдох. И ещё раз, стараясь взять себя в руки, прежде чем раскрыть рот и что-то сказать. Ухажер матушки, видя моё лицо, сперва пятится, как рак, назад, а после и вовсе скрывается в коридоре, прихватив с собой свои скромные шмотки. Молча разворачиваюсь на пятках и возвращаюсь в кухню, ставя на стол упаковку пива. Мать уже тут как тут, смотрит на железные банки, словно кошка на живую рыбу.

— Сынок, ты прости, — заискивает женщина. — Я погорячилась, не хотела тебя обижать, но сам подумай, дело ли, чтобы сын мать морали учил.

Лебезит, а сама не сводит глаз с упаковки “Карлсберга”.

“Бл**ь, ну почему всё должно быть именно так?”

— Хочешь? — чисто для проформы спрашиваю, и она кивает, как загипнотизированный удавом кролик. Хотя в этом и есть какой-то смысл, не зря же алкоголь называли зеленым змием. — Угощайся.

— Спасибо, родненький, — она даже не замечает, как выражение отвращения появляется у меня на лице: я не могу спокойно воспринимать эту конченную женщину как свою маму. Ту, что сидела ночами возле моей кровати, когда я болел. Ту, что дула на ранки, когда я сбивал колени в кровь. Эта же, опустившаяся на самое дно, никак не может быть моей матерью.

“Может, в клинику её отправить?”

Чтобы промыли организм, провели курс психо-помощи и вернули мою маму. А что? С Косарем денег скоро хватит не только на частную клинику, но и на то, чтобы отослать мать в путешествие. Это будет самым лучшим решением, она отвлечется и не станет мешаться под ногами.

Провожаю взглядом маму, прихватившую с собой ещё одну банку, и достаю мобильник, который дал мне Косарь. Вызовов нет, но это временно. Я не собираюсь сидеть в охране у него до скончания века, но для того, чтобы оказаться в этих кругах, лучшего способа и не придумать. Теперь надо себя зарекомендовать как следует, чтобы стать приближенным. А остальное будет видно дальше.


И, как по заказу, спустя два часа, когда я уже набил живот “пеперони” и добил всё это банкой пива, этот самый телефон начинает трезвонить.

— Слушаю, — одно слово, но таким тоном, что на том конце на несколько секунд наступает пауза.

— Черная мамба, тебя ждут на встрече в клубе “Лофт”. Там состоится встреча Косаря и какой-то политической шишки.

Черт, опять Лофт, опять голые девки, какие тут могут быть разговоры, когда все нормальные мужики начинают думать членами. Ну, надо — значит, надо.

— Буду на месте через десять минут.

— Нет, тебя заберет на машине Косарь, и вместе с ним вы приедете.

— Вот так честь, — тихо проговариваю, когда на том конце раздаются гудки. Однако сидеть некогда, поднимаюсь и, прихватив свой любимый арсенал, накидываю на плечи кожаную куртку, что отлично скрывает оружие на поясе за спиной. И через пару минут я уже стою возле подъезда и прикуриваю сигарету. Огонек мелькает в темноте, освещая моё лицо слегка зловещим красным светом. Черная мамба. Да, это моё прозвище с армии, а зеки неплохо потрудились, раз узнали позывной. Интересно, что ещё они накопали за столь короткий промежуток времени. А прозвали меня так за скорость реакции и точность выстрелов. Ну и за любовь к черному, наверно. Кто их поймет, этих вояк. Но приклеилось прозвище, да так и осталось, словно логотип с названием. Если кто-то говорит о Черной мамбе, значит, речь идет об Александре Ворошилове.

Прибываем в клуб мы чуть позже открытия его, в начале одиннадцатого, поэтому и гостей здесь ещё не так много, один столик сидит перед сценой, ещё двое — у барной стойки. Девушки ещё ходят по залу, до начала шоу час или полтора, но я неосознанно ищу взглядом одну. Однако её нигде не видно, может, и не работает сегодня.

— Что, Саня, хочется женских прелестей? — гогочет Косарь.

— Нет, — резко отворачиваюсь от стайки пташек в разноцветных платьях в пол. Вроде бы платья вечерние, но сквозь тонкую ткань абсолютно всё просвечивается, особенно, когда свет от прожектора попадает на неё.

— Да, ладно, я же вижу, — продолжает ухмыляться урка, а мне в этот момент хочется плюнуть на всё и заехать ему по роже. — Но ты не переживай, как только мы поговорим, сможешь остаться и расслабиться в комнате для привата. Или даже в випе.

Я на это ничего не отвечаю, да и не хотят от меня ничего слышать, направляясь к випу, закрытому от остальной части зала не просто шторками, но и дверями.

Устраиваюсь по правую руку от Косарева, стараясь в упор не смотреть на политика, но вслушиваюсь в каждое слово. Новый груз прибывает из Шанхая завтра, да, всё на таможне готово, да, оплата уже получена. Ещё несколько минут о делах, о договорах на следующую поставку, Косарь просит больше, настаивая, что территория увеличилась. Политик обещает подумать. После чего холеный лысоватый мужик поднимается и направляется к выходу, и только тут я понимаю, что видел его в этом клубе раньше. Именно со спины. Не хватает только рыжеволосой девчонки на его плече. После переговоров урка в отличном настроении выходит в зал и на радостях начинает осыпать девочек стодолларовыми купюрами. Я же отхожу чуть в тень и достаю сигарету. Лысый политик о чем-то спорит с холеной женщиной возле барной стойки, но после всё же разворачивается и уходит.

“Неужели рыжую искал?”

Поворачиваю голову и едва не давлюсь собственной сигаретой. Та самая рыжая выглядывает из-за шторы, с выражением полнейшего ужаса глядя на удаляющегося политика.

— Эй, Мамба, хочешь себе девочку? Выбирай, Танюшка любую обеспечит, правда ведь?

— Конечно, Косарек, — как заправская “мамка”, та самая холеная женщина подплывает ко мне, осматривая с головы до ног. Стою, не шевелясь, лишь только бровь приподнял, но, вероятно, её устраивает то, что она видит. — Кого же ты желаешь, солдатик?

— Как узнала? — теперь уже обе брови подняты мои.

— Выправка выдает, — она улыбается одними губами. — Был у меня один, ох, и горяч оказался. Так кто же тебе из девушек приглянулся?

Раз можно гулять на полную, то зачем ограничивать себя в чем-то? Киваю на штору, за которой мелькнули рыжие локоны.

— Ева? Но она только танцует.

— А мне больше ничего и не надо, — складываю руки на груди, демонстрируя, что возражения не принимаются. — Я видел один раз, как она танцевала, хотелось бы посмотреть на бис, — обвожу взглядом переполненный уже к началу шоу зал и уточняю: — Но не здесь.

— Разумеется, — “мамка” разворачивается и манит пальчиком за собой, направляясь к небольшой комнате с развешанными по стенам зеркалами, в центре которой стоит пилон, окруженный диванами. — Подожди здесь, пожалуйста, тебе принесут какие пожелаешь напитки, а скоро подойдет и Ева.

Глава 3

Вторые сутки я валяюсь в постели, вставая только сделать процедуры, выпить таблетки, и снова сплю. Отходняки от кокса всегда не проходят даром, а если это ещё и связано с физической и моральной болью, то и вовсе. Таня отпустила на домашнее лечение, когда я вышла из випа с кровавыми потеками на бедрах. Это единственное, что она может разрешить девочкам. В плюсе всегда должно быть от десяти до двадцати девушек, а если каждая начнет придумывать себе болезни и прочие причины для отсутствия, гости просто разойдутся по другим клубам. А это уже потери личные Татьяны.

Но от меня никакого толка в любом случае не было бы неделю точно, поэтому мне и позволено отлежаться.

Раньше я не имела такой возможности.


Москва. 10 лет назад.


— Всё будет хорошо, Вася, — Коля обнимает меня за плечи, когда гроб с мамой начинают закапывать. Я не отвожу взгляда от коричневой земли на красной ткани, которой обтянута крышка. Даже здесь и сейчас я не могу поверить и осознать, что это произошло на самом деле. Внутри словно всё занемело, так что я лишь отстраненно фиксирую руку отчима у себя на плече. — Мы и вдвоем проживем.

В этот момент я не осознаю, что означают его слова. По возвращении с кладбища запираюсь у себя в комнате, включив плеер и закрыв глаза. Так и засыпаю, вспоминая всё, связанное с мамой.

В школу я возвращаюсь спустя неделю. Коля заботится, привозя каждое утро и забирая после занятий. Ему это сделать не сложно, укладывается между делами своими. Девчонки каждый раз завидуют, наблюдая, как я сажусь в шоколадного цвета мерседес. Да я и сама не могу до конца поверить, что Коля так легко заменил отца, которому плевать на меня.

И вот после очередного дня мы стоим с девочками на остановке, обсуждая кто кому будет дарить валентинки, кто кому нравится и с кем встречается красавчик Миша Самойлов.

И словно четко по расписанию перед остановкой тормозит “мерин”, стекло опускается.

— Вася, садись быстрее, я спешу сегодня.

Я открываю дверь и опускаюсь на заднее сиденье, помахав подругам на прощанье. В этот момент я и предположить не могу, чем закончится для меня сегодняшняя поездка.

— Нужно заехать кое-куда, чтобы передать долг, — мужчина выруливает на шоссе, ведущее за город. Яркие огни и вывески сменяются темной лентой пригородной дороги, что с обоих сторон окружена густым хвойным лесом. Коля делает музыку погромче, я откидываюсь на сиденье, продолжая смотреть в окно. И размышляю о том, какие глупенькие у меня одноклассницы, ведь они даже не догадываются, что Миша Самойлов уже передал мне записку с приглашением на дискотеку в честь дня всех влюбленных и я приняла её. Вот для них будет сюрприз, когда я приду туда за руку с ним.

Чуть улыбаюсь, понимая, что я, сама того не ожидая, опередила всех красоток нашей школы.

— Приехали, Вась, подожди здесь, я пойду поговорю, — сказав это, Николай выходит из автомобиля. Я не акцентирую внимания на его словах, ну надо — значит, надо заехать. И уж совершенно неожиданно для меня становится, когда Коля открывает дверь. — Идем со мной, Вася.

— Зачем? — но я выбираюсь из салона, кутаясь в меховый полушубок.

— Так надо, — и меня ведут по заснеженной дорожке к небольшому дому.

— Куда мы идем?

— Я же говорил, мне нужно вернуть долг, я прогорел на последнем проекте, и меня поставили на счетчик.

— Плохо, но зачем мне…

— Ты — моя оплата, Василиса.

— Что-о? — я останавливаюсь посреди дорожки, но отчим хватает меня за руки и силком тащит к дверям. — Отпусти! — мой голос поднимается на октаву.

— Не могу, — он продолжает волоком тащить меня вперед, к железной двери дома.

— Пожалуйста, давай поедем домой, — висну на его руке из последних сил, цепляясь за единственного человека в этом мире, кто заботится обо мне. — Пожалуйста…

— Прости меня, — он толкает меня вперед, где мои руки тут же сжимают с такой силой, что на них сто процентов останутся синяки, и разворачивается, быстро направляясь к машине.

— Ко-о-оля-а-а! — кричу, но недолго: меня в ту же секунду с такой силой швыряют о стену, что весь воздух выбивают из легких.

— Он проиграл тебя, теперь можешь привыкать к своему новому дому.


Москва. Настоящее время.


Воспоминания о событиях десятилетней давности до сих пор заставляют меня вздрагивать и проклинать отчима, но свою жизнь я изменить уже не могу. Радует хотя бы то, что я не оказалась в притоне, подыхающей от передоза, хотя всё к этому и шло.

Это Татьяна нашла меня и вытащила оттуда, она же пересадила с героина на более легкие наркотики, она помогла заработать, хотя большую часть денег забирала себе, как возвращение суммы, которую она заплатила за меня.

И плачу по сей день. Но хотя бы живу сама по себе.

Вечер моего возвращения попадает на пятницу, но радует Танино согласие, что я не занимаюсь сексом, кто бы ни пришел и ни просил об этом. Просто танцы.

— Ты же сама понимаешь, что заработаешь меньше, чем если бы пару часов покувыркалась, — проговаривает наша арт-директор. — К тому же не все такие, как Андрей.

— Я не готова, Таня, поэтому, если ставишь меня в плюс, то только танцы.

— Хорошо, только танцы.

— Для всех.

— Для всех, — соглашается Татьяна.

Сегодня я стараюсь даже не нюхать кокаин, слишком тяжело мне в прошлый раз пришлось. Да и танцую, можно сказать, вяло, потому что тело отвыкло за неделю гнуться. Но и такого достаточно, чтобы пьяные оболтусы отирались вокруг пилона, закидывая меня деньгами.

— Ева, спускайся, — рядом появляется Аля, заместитель Татьяны. Скоро приедет Андрей, и она сказала, что если ты не хочешь повторить на бис, быстро марш в гримерку.

Дважды мне повторять не нужно, я не отошла ещё от предыдущей встречи с этим мужчиной. Да и деньги пока имеются, чтобы сломя голову кидаться в этот омут. Поэтому, быстро собрав раскиданные купюры, я быстрым шагом, насколько позволяют “стрипы”, направляюсь за шторку. И как раз вовремя, потому что через минуту я слышу возле гримерки знакомый голос, который приветствует Таню. Забиваюсь в самый дальний угол, стараясь даже дышать не слишком шумно, чтобы Андрей меня не увидел. Но он не слишком долго задерживается возле Тани, направляясь в дальний вип на какую-то встречу. И только тогда я выдыхаю чуть свободнее, но покидать своё укрытие не решаюсь. Особенно когда мой мучитель появляется вновь, наезжая на Юрьевну, что меня не увидел. Не выдерживаю и выглядываю из-за штор, чтобы позлорадствовать такому облому мужчины, но в какой-то момент понимаю, что на меня смотрят. И снова, как и тогда, его взгляд невозможно проигнорировать: цепкий и внимательный, он словно завладевает твоим вниманием. Так что спустя секунду я забываю об Андрее, стараясь понять, что это за мужчина, который зачастил сюда.

Но как только он отворачивается, я тут же скрываюсь за шторкой. Вернувшись в гримерку, опускаюсь на стул, раздумывая, может, домой собраться уже. Но подумать как следует я не успеваю, только докуриваю сигарету, как вбегает Шанталь, — даже не интересовалась, как её зовут на самом деле, — и, слишком наигранно дыша, сообщает мне не слишком радостные новости.

— Ева, идем скорее.

— С какой стати? Я уже танцевала.

— Это другое. Красавчик, что пришел сюда с Косарем, хочет приват.

— А я здесь при чем? — хмурюсь и начинаю расстегивать на себе обувь.

— При том, что он хочет тебя, — разочарование прямо чувствуется в голосе этой алчной до денег девицы. — Даже несмотря на то, что Таня сказала ему, что ты только танцуешь.

— И что?

— Всё равно зовет тебя. Поэтому не заставляй красавчика ждать, пока он не передумал и не лишил тебя и клуб денег. Мало тебе долгов? — и с этими словами Шанталь скрывается за шторкой.

— Тоже мне, выскочка, — ворчу, поднимаясь и не надевая “стрипы”, переобуваюсь в обычные туфли на шпильках. Зачем калечить ноги ради какого-то непонятного мужика, которого привел Косарь. Он их сюда водит по пять раз на неделе. Даже если там красавчик, мне что с того.

Прохожу через зал, успев заметить и Косаря в окружении целой толпы девиц, и Татьяну, что бдит за всеми девочками со своего наблюдательного пункта возле барной стойки, и направляюсь к випам, в один из которых отвели мужчину для привата. И оказывается, что это самый большой.

Открываю дверь и слегка теряюсь, увидев того самого, с карими глазами. Мужчина сидит, развалившись на диване, и, не отрываясь, смотрит на дверь. Секундное замешательство — и я вхожу в комнату, начиная танцевать. Я боюсь смотреть ему в лицо, боюсь сбиться с ритма, что мысленно себе отсчитываю, и боюсь, что приватный танец может стать слишком личным. Это как поцелуи для проституток. Есть грань, за которую нельзя переступать, иначе ты просто не выживешь в этом мире. Поэтому я смотрю куда угодно, исполняя заученные движения, лишь бы не на красавчика, сидящего вразвалочку на диване.

Глава 4

Опускаюсь на диван, стащив с плеч куртку. Всё равно никто не видит, что на поясе сзади у меня пристегнута “Беретта”, а девчонке и знать об этом не обязательно. Спустя пару минут входит симпатичная официантка и приносит односолодовый вискарь и пару бокалов. Наверное, рыжая Ева тоже не откажется от хорошего алкоголя. Наливаю в стакан золотистую жидкость и откидываюсь на спинку дивана, всё ещё ожидая появления танцовщицы. Когда же она входит, я, сам того не подозревая, выпрямляюсь на диване, подаваясь всем корпусом вперед. Плавные изгибы женского тела заманивают и соблазняют, словно сирены моряков. Она не смотрит прямо в лицо, мне же, наоборот, хочется зрительного контакта с девушкой. Хочется, чтобы она танцевала для меня и видела меня, а не только возбужденный ходячий член. Но Ева танцует так, словно она одна в комнате, не сводя своих глаз с зеркал на стенах. Когда же она опускается на пол и начинает имитировать половой акт, двигая бедрами и тазом, я чувствую, что простого танца мне мало. Джинсы становятся чертовски тесными, а сердце бьется под сто двадцать, словно я сам уже трахаю её.

“Вот чертовка!” — ругаюсь мысленно, стараясь незаметно поправить одежду и сесть поудобнее. Но руки тянутся погладить её по спине. И я тянусь, медленно, словно изо всех сил стараясь не спугнуть дикое животное. Но чтобы она не подумала, что я хочу её изнасиловать, сжимаю в пальцах стодолларовую купюру. Бумагой касаюсь её тела, и только тут мы встречаемся глазами. Я вновь вижу этот пустой взгляд.

— Зачем ты это делаешь? — вопрос вырывается помимо воли, но он отражает мои мысли. И я говорю о наркотиках, но девушка или не хочет понимать меня, или действительно не понимает.

— Потому что за это неплохо платят, — она тянет губы в улыбке, которая по-прежнему не касается глаз, что делает её ненастоящей.

— Как тебя зовут? — сую вторую сотку ей за резинку трусиков.

— Ева, — она поднимает и опускает таз, перевернувшись на спину и расставив ноги так, что я отчетливо вижу половые губы и клитор сквозь прозрачную и взмокшую ткань. Черт, если девка продолжит в том же духе, то я не выдержу.

Достаю купюру и ею веду по телу девушки от груди до развилки бедер.

— По-настоящему, — обвожу свернутой соткой её трусики, не прикасаясь руками ни к чему, хотя вместо этого мне хочется вжаться лицом в её промежность и ласкать языком.

— Ева, — упрямо повторяет девушка, выскальзывая из моих лап как раз вовремя.

— Лжешь, — ухмыляюсь, доставая следующую купюру. — Хочешь получить деньги — назови имя.

Девушка замирает на мгновение и после садится совсем не эротично, подтянув к себе ноги.

— Зачем тебе знать моё настоящее имя? — исподлобья смотрит она на меня. — Ты меня видишь первый и последний раз, для тебя я — Ева.

— Я так хочу, — упрямо повторяю. — Имя.

— Вася, — шепчет девушка.

— Не понял? — вскидываю брови. Она прикалывается, что ли? Или это транс? Но я не увидел члена у неё между ног, наоборот, только то, что члену, в частности моему, очень нравится.

— Ну, Василиса, — и тут я замечаю смущение девушки, видимо, рыжина выдает её с головой.

— Выпить хочешь, Василиса? — киваю на бутылку “Гленморанджа”.

— Я не против, — она спускает ноги и, вероятно, четко заученным движением пересаживается ко мне на колени.

“Бл***, я так кончу, словно сопляк, прямо в джинсы!”

Боюсь пошевелиться, чтобы не почувствовать даже легкого трения о ткань головки, а девушка совершенно свободно наклоняется вперед, разливая вискарь по бокалам и протягивает один мне. При этом прижимаясь своим упругим задом именно так, как я и хотел бы, если бы не столько одежды. Залпом осушаю рокс и всё же наклоняюсь вперед, обхватив девушку за талию. Перед лицом её торчащий и напряженный сосок, словно изощренная пытка. Вижу, но трогать нельзя. Видимо, все без исключения мужики в этом заведении начинают думать членами, иначе как ещё объяснить, что они оставляют такие бабки девушкам. Допив свой виски, Ева-Вася начинает ерзать на моих коленях, сначала медленно и почти незаметно, а после, когда ставит бокал на столик и упирается мне в плечи, разворачивается и седлает мои бедра, начав тереться о член своей влажной промежностью.

— Твою… — ругательство вырывается вместе с шипением, когда я ощущаю горячую женскую плоть. Не удержавшись, поднимаю голову, обхватываю покачивающуюся, словно спелый плод, грудь и накрываю губами торчащий сосок.

И в то же мгновение чувствую напряжение в теле девушки. Она словно каменеет в моих руках, и такую перемену трудно не заметить, если только ты не обдолбанный придурок или не насильник. Поднимаю голову, всматриваясь в её лицо, и вижу ужас в глазах Василисы.

— Вася, — тихо проговариваю, но успеваю заметить, как она прячет эмоции за пустым взглядом. Тем самым, который я начинаю ненавидеть. — Что случилось?

— Всё в порядке, но я думала, тебя предупредили, что я только танцую.

— Мне сказали, что секса не будет, — тянусь и наливаю вновь два бокала виски, протягивая один из них девушке, и когда она берет его, дрожь в пальцах выдает её напряжение. — Но я ведь и не набрасывался на тебя, лишь не удержался и приласкал.

— Да, извини за реакцию, просто я не готова к интиму, — тихо шепчет девушка, опустив голову и сгорбившись у меня на коленях, и крутит рокс с виски в руках.

— Мне не показалось, когда ты так терлась, что даже у импотента бы встал член.

— Это работа, — пожимает плечами Ева-Вася, продолжая рассматривать лед в стакане. — Иначе тебе просто нечего делать в стрипе.

— А что ещё входит в твою работу? — осторожно, чтобы не спугнуть девушку, поднимаю руку и начинаю водить по её спине, сперва едва-едва касаясь пальцами волос. Но видя, что она не отстраняется, уже более уверенно провожу, останавливая себя за мгновение до того, как рука опустится ниже талии и линии трусиков. В какой-то момент девушка поднимает голову и смотрит прямо мне в лицо, настолько пристально, что кажется, я сам оказался перед ней голый.

— Чего ты хочешь на самом деле?

— В смысле? — поднимаю брови, стараясь не слишком хмуриться.

— Если тебе нужен просто секс, то в зале полно девушек, которые не откажутся покувыркаться с тобой. Но ты позвал меня, зная, что я не трахаюсь. Зачем?

— Ты мне больше нравишься, — нагло вру, не сводя взгляда с неё. — К тому же я сказал, что не рассчитывал на секс, хотя и не отказался бы.

— И всё? — она щурит свои серые глаза, и мне становится не по себе, словно я курсант в учебке и меня распинает инструктор.

— И всё, — врать — так врать до конца. Хотя, возможно, некая доля правды в этом есть, но даже самому себе я не готов в ней признаться.

— Ок, я продолжу тогда, — и она залпом приговаривает грамм сто выдержанного вискаря. А после начинается очередная пытка. — Но ты не трогаешь меня руками и губами.

— Не могу обещать, что удержусь, — стараюсь не пялиться на полную грудь, что маячит перед моим лицом при каждом движении стриптизерши.

— Постарайся, — она берет из моих рук бокал, допивает и мой виски и возвращается к тому, на чем мы прервались из-за моего неосторожного касания. Задевая волосами по лицу, она разворачивается, откидываясь на мою грудь спиной, и трется так, что я почти готов кончить, но мужественно держусь руками за спинку дивана, позволяя чертовке елозить по моим бедрам, пока выдержка не изменяет мне. Осознаю, что дыхание не у меня одного учащенное, поэтому, повернув голову, выдыхаю в шею девушки, как и обещал, не трогаю губами, но даже движение теплого воздуха заставляет её задрожать и словно бы вжаться в меня сильнее. Воспринимаю это знаком того, что Василиса возбуждена не меньше моего, и чуть поворачиваю голову, прижимаясь губами к мочке уха девушки, обхватывая его и чуть потянув. Но всё это проделываю, напряженно ожидая, что она соскочит с моих колен, с ужасом и упреком глядя на меня. Однако вместо гневной тирады получаю тихий вздох, наверное, не будь я так напряжен, не заметил бы, но девчонке определенно приятно. Иначе зачем она закидывает руки за голову, обнимая меня и прижимая ближе к себе. Ерзает так, словно я уже глубоко внутри неё. Продолжаю сосать мочку её уха, щекоча и играя языком, в то время как одной рукой обнимаю за талию. Но на талии долго не задерживаюсь, поднимая руку туда, куда и хотел с самого начала — накрыть грудь её, сжать этот напряженный сосок, который дразнит, торча и выделяясь на белоснежной плоти словно спелая ягода. Очень медленно и не прерывая гипнотических движений, я поднимаю ладонь и, наконец, накрываю упругий холмик. И замираю в ожидании, молясь и боясь, чтобы Василиса не оттолкнула. Но вместо этого она выгибается сильнее, вжимая свою грудь в мою ладонь. Второй рукой действую куда смелее, не церемонясь путешествием от талии ввысь, а сразу обхватываю и пропускаю между пальцами сосок. На этот раз мне в награду достается стон. Лаская и не отпуская её мочку уха, поглаживаю и обвожу соски, поочередно сжимая груди, ещё больше воодушевляясь, слыша частое дыхание девушки и её тихие стоны. Отпускаю мочку уха и прижимаюсь губами к шее, вдыхая почти незаметный цветочный аромат, в то время как одну руку спускаю от груди по животу к развилке бедер девушки. Замираю на границе трусиков, опасаясь быть отвергнутым в самый неподходящий момент, но девушка самозабвенно отдает своё тело в моё распоряжение, поэтому прижимаю губы к его виску и тихо и хрипло проговариваю:

— Мы не будем заниматься сексом, Ева-Вася, но трогать тебя я хочу и могу, — вместо ответа я слышу её частое дыхание. Не давая ни ей, ни себе времени отказаться, просовываю руку под резинку и едва не кончаю, почувствовав горячую влагу на пальцах. — Бл***! — сквозь зубы рычу, но остановить меня не сможет уже ничто. Ладонь становится неподвластна голосу разума. Даже если бы я захотел, а я не хочу, остановиться, то уже не смог бы. Обвожу пальцем набухший клитор, а после погружаю один из пальцев в жаркую глубину и снова надавливаю на сосредоточение желаний. Девушка уже не слишком тихо стонет, и наверное, не будь музыки и закрытых дверей, скрывающих нас от посторонних глаз и ушей, уже спалились бы. Я так увлекаюсь, сосредоточившись на вздохах и стонах Васи, что дергаюсь, когда она в ответной ласке, заведя ладонь за спину, обхватывает мой член через ткань и начинает гладить, а после и вовсе, расстегнув ширинку, запускает свою проворную ладошку, лаская ничем не скрытую плоть.

— Твою мать! — сжимаю зубы, замирая на мгновение и надавливая пальцами на нежный комочек плоти, вдавливая его. Василиса дышит поверхностно и неглубоко, прерываясь на стоны каждый раз, когда я обвожу клитор. В очередной круг я зажимаю пальцами нежную плоть, и девушку накрывает оргазм. Это невозможно подделать. Когда пальцы мои покрываются её возбуждающей влагой, тело девушки содрогается в оргазме. Она стискивает бедрами мою руку, еще теснее прижимая ее к своей промежности, и неконтролируемо сжимает пальцами мой член. На мгновение отпускаю контроль, выплескивая сперму себе на живот и на спину Василисы, что так тесно прижимается ко мне. Секс без секса, но это почти то, что мне было нужно. Обессиленная девушка падает на меня, продолжая мелко подрагивать, я же тяжело дышу, но не разжимаю рук, обнимающих хрупкую фигурку.

— Извини, не вышло удержаться, — хмыкаю на ухо Василисе. Она ничего не отвечает, но и не спешит спрыгнуть с колен. — Вася?

— М-м-м? — самодовольная улыбка помимо воли появляется на моих губах, когда осознаю, что причиной её немногословности и истомы являюсь я сам.

— Я приду, когда ты будешь не только танцевать?

— Приходи, — она, наконец, поднимается и отодвигается, поправляя трусики, а после и прическу. — Но не уверена, что это случится в ближайшее время. Поэтому, — отводит глаза в сторону, — если хочешь, можешь выбрать любую другую.

— Не хочу, — я чуть отодвигаюсь, убирая член в джинсы, и устраиваюсь удобнее, вновь наливая виски. — Выпьешь ещё со мной? Или торопишься?

— Нет, я никуда не тороплюсь, да и за время здесь платишь ты.

— Ну и хорошо, только если не хочешь действительно нарушить своё же правило, садись рядышком, а не на колени. Я же не железный.

— Да, я заметила, — уголки её губ слегка приподнимаются, а после девушка присаживается на диван рядом со мной.

— За знакомство, Василиса, — поднимаю свой стакан и ударяю с тихим звоном о рокс девушки.

— За знакомство, хотя я так и не знаю, как тебя зовут, — теперь она улыбается вполне искренне, а не заученно, как кукла, несколько десятков минут назад на пилоне.

— Ауч, — хмыкаю, потирая лицо. — Саня, приятно познакомиться.

— Да, — только одно слово, но его можно отнести и как к признанию моего промаха, так и к приятности знакомства, а ещё и к принятию к сведению имени.

— Эй, Мамба, хорош там своего ненасытного одноглазого кормить! — слышу за дверью гогот Косаря, а после уже более серьёзный тон: — У нас ещё одна встреча сегодня, и не слишком приятная, поэтому натягивай штанишки и выходи.

— Мне пора, но я обязательно заеду.

— Как хочешь, — на её лице появляется снова маска отчужденности, и я проклинаю весь белый свет, за то что вмешались так бесцеремонно.

— Пока, Ева-Вася, — наклоняюсь и прижимаю губы ко лбу девушки.

— Пока, Саня, — она прикрывает глаза, когда я отодвигаюсь и выхожу первым из випа, чтобы Косарев не продолжил и дальше ржать.

Глава 5

— Приведите её в чувства, мне не нужна девка без сознания! — сквозь гул и звон в ушах я кое-как различаю голос. Голос, который до сих пор преследует меня в кошмарах.

— И как нам это сделать? На ней живого места нет.

— Мне плевать, хотя я могу кое-что попробовать, — я напрягаюсь внутри, но пошевелиться нет никаких сил. Тело словно не принадлежит мне. — Хочешь испытать новую грань, дорогуша?

В темноте комнаты вспыхивает яркое пламя, и мужчина раскуривает сигару, так что я вижу красное марево. И уже знаю, хоть и не понимаю откуда, что последует за этим вопросом. Очередной человек без имени и без каких-либо ещё слов тушит свою сигару о внутреннюю сторону моего бедра, заставив задергаться и заверещать на железной кровати без матраса. Я не могу увернуться от очередного тушения. На этот раз окурок прижимают к груди, так что от боли искры летят из глаз. Он прикуривает снова и подносит к лицу, шипя и брызгая слюной, чтобы я открыла глаза.


Просыпаюсь в холодном поту, начав ощупывать себя с головы до ног, и только спустя пять минут понимаю, что я дома, в своей квартире, а не в бараке на железной кровати с мучителем. Сердце колотится, кажется, где-то в горле, готовое выпрыгнуть, а перед мысленным взором мелькают картинки пережитого сна или, скорее, ужаса наяву, того, что действительно происходил со мной, а не во сне. Спускаю ноги с кровати, и только холод пола немного приводит в себя. Едва-едва переставляя ноги, топаю в ванную, забравшись под холодные струи воды, до тех пор, пока зубы не начинают клацать, и только потом включаю теплую, смывая с себя весь кошмар. Давно мне не снился этот сон, наверное, уже пару лет. Чтоб так ярко и реалистично — вообще не помню. Видимо, это последствия принятого перед сном викодина. Моё тело всё ещё болит после пережитого насилия, но с таблетками я хотя бы сплю. Или, лучше сказать, вырубаюсь без сновидений. Вот только если сон всё же снится, викодин не позволяет быстро вырваться из плена Морфея. Так и случилось сегодня. Я всё ещё стою под душем, но постепенно чувствую, как тело расслабляется. Уходит напряжение из мышц и кошмарные картинки из головы, а тело наполняется теплом от горячей воды. Почти так же, как это случилось вчера. Стараюсь прогнать из головы воспоминания прошлой ночи, но они лезут, как назойливые мотыльки на свет. Начав с того, как я вхожу в вип и вижу развалившегося на диване мужчину, и дальше, пока он не заставил моё тело пережить эти восхитительные ощущения. В какой-то момент игра перестала быть игрой, по крайней мере, для меня. Хотя я и не уверена, что мужчина испытал подобное впервые. Наверняка его жизнь была далеко не такой ужасной, как моя, поэтому и радостей он успел повидать побольше. Но всё же это было восхитительно.

Начинаю улыбаться, и даже не сразу ловлю себя на мысли, что напеваю песню. Сегодня у меня выходной в работе, точнее, отсыпной, поэтому есть прекрасная возможность посвятить время себе. Пора сделать маникюр и педикюр, немного подровнять волосы и освежить цвет. Из душа я уже выхожу, забыв о страшном сне, прикидывая в голове, с чего лучше начать. Наверное, пора обновить гардероб. Таня требует, чтобы везде, кроме пилона, мы ходили в длинных платьях в пол, поэтому пришло время обзавестись новым нарядом, прогулявшись до Афимола. Тем более, уже начинаются распродажи. Да, так и сделаю. Сначала платье, потом всё остальное. Натягиваю на себя шмотки, скручиваю волосы в узел на макушке и надеваю темные очки. Такси довозит меня за полчаса до Сити, а после начинается нескончаемый шопинг, так что через четыре часа я уже выдохлась, поэтому устроилась в первом попавшемся ресторане напротив Афимола и заказала себе кофе. Но я довольна, что удалось купить и новое белье, и платье, и обувь. Теперь можно и красоту навести. Допиваю кофе, расплачиваюсь по счету и, собрав все свои пакеты, направляюсь на выход, чтобы в дверях столкнуться с мужчиной из моего прошлого.

— Вася? — его голос я запомнила навсегда, сначала просто ненавидя, а после, когда обида поутихла, начав строить планы мести.

— Нет, вы ошиблись, — но сейчас я совершенно не готова разговаривать с этим человеком.

— Вася, это же ты, неужели не узнаешь своего папу?

— Я вас не знаю и не хочу знать, а сейчас отойдите в сторону, или я закричу, — поднимаю голову и смотрю ему прямо в лицо, не моргая. Удивительно, как его ещё не посадили за мошенничество или за работорговлю. Мужчина, вероятно, видит по моему лицу, что я не шучу, потому что отступает в сторону, позволяя мне пройти на выход.

“Что он здесь делал? Не мог же преследовать меня? Я давно уже расплатилась с долгом, точнее, с долгом тем ублюдкам расплатилась Татьяна, но его же это не касается.”

Мысли, мысли, мысли, словно рой потревоженных пчел гудят в моей голове. Эта встреча совершенно выбивает почву у меня из-под ног. Столько лет я пытаюсь строить свою жизнь вдали от отчима, и мне это почти удается. Долг Татьяне уменьшается с каждым днем, а мои личные доходы растут. Скоро я смогу позволить себе даже купить квартиру. Правда, достаются они чаще всего кровавой ценой.

По возвращении домой продолжаю думать, как получилось так, что я сегодня встретила Николая. Почему именно сейчас, а не за неделю до этого или неделю после? Я не сижу затворницей в квартире, если только не отхожу от посещений Андрея. Этот мужик жесток, но он хотя бы платит за свои садистские наклонности — то, что со мной делали десять лет назад, ни идет ни в какое сравнение с моими нынешними проблемами. Неделька отлежаться, пачка викодина, грамм пятнадцать кокса — и я снова готова к работе.


С того раза, как я видела здесь черноокого, минуло уже полтора месяца, и за это время мне удавалось избегать серьёзных травм, даже Андрей стал вести себя более сдержанно, не пихая в меня не предназначенные для секса предметы. Со временем мне стало казаться, что тот вечер был лишь плодом моей фантазии, что мне очень хотелось, чтобы секс не напоминал средневековые пытки, а просто дарил наслаждение, так как описывают в бульварных романчиках. Наивная. Такая жизнь уж точно не для меня. Да и не стоит мечтать о романтике, когда жизнь бьет фейсом об тейбл. Уже мечтала однажды, в прошлой жизни, ничего хорошего это мне не принесло. Поэтому и теперь следует выкинуть из головы мужчину, виденного всего два раза в жизни, и заняться работой: долги сами себя не отдадут.

Сегодня вечером Таня обещает полный зал, потому что приедут какие-то иностранные гости, которые хотят посмотреть на русскую экзотику, а значит, можно выгулять новое платье, купленное тогда в Афимоле. Достаю из чехла расшитое спереди платье в пол и облачаюсь в это чудо, украшенное пайетками так, что кажется рисунком на голом теле. Волосы оставляю распущенными — мужчинам так нравится больше всего, но при этом накручиваю немного концы, чтобы не висели паклей, а лежали плавными волнами. Последние штрихи в виде стойкой помады, взгляд на себя в зеркало — и, довольная достигнутым результатом, я подмигиваю своему отражению. Сегодня есть возможность хорошо заработать, гостей ожидается много, и все приглашенные Таней не жмоты на чаевые. Окуплю свои расходы сразу. Ещё раз бросаю взгляд в зеркало и покидаю гримерку.

Музыка пока ещё играет негромко, до открытия клуба минут десять, поэтому подхожу к барной стойке, где сидит Татьяна.

— Прекрасно выглядишь сегодня, Ева, — произносит наш арт-директор. — Вижу, ты во всеоружии сегодня.

— Ну так, особенный вечер требует особенного наряда, — улыбаюсь, принимая бокал шампанского. Хорошее начало для разгона этим вечером.

— Да, но в последнее время ты особенно стараешься.

— Правда? — делаю глоток шампанского, но оно застревает у меня в горле.

— Всё началось с того вечера, когда здесь побывал Косарь со своими парнями, — вроде бы рассуждает вслух Таня, но мне уже не хочется пить. Поэтому отставляю бокал.

— Я не заметила, вроде одеваюсь, как обычно, да и веду себя, как раньше.

— Может быть, мне и показалось, — на этот раз взгляд серых глаз прожигает меня насквозь, заставив нервничать. — В любом случае, тебе пошло на пользу это улучшение.

— Спасибо, — что ещё я могу сказать на такой сомнительный комплимент. Поэтому отхожу, занимая самое дальнее кресло в зале, скрывая себя в тени, чтобы до определенного момента никто и не видел меня.

Зал постепенно заполняется гостями, и когда уже веселье в самом разгаре, я покидаю своё убежище, чтобы нос к носу столкнуться с Андреем.

— Ева, радость моя, ты меня встречать вышла? — его голос чуть приглушается громкой музыкой, или это у меня кровь шумит так, что я с трудом разбираю его слова.

— Ну конечно, — растягиваю губы в улыбке, а сама лихорадочно соображаю, где мне найти кокаина на сегодня. — Такого гостя должны приветствовать лично.

Вижу, что мои слова ему по душе, но он быстро отвлекается, оборачиваясь в поисках кого-то. Я же использую этот момент, чтобы ускользнуть. Но, видимо, самомнение моё слишком подогрелось разговором с Татьяной, потому как Андрей даже не обращает внимания на моё отсутствие, направляясь к Тане, а после в самый большой вип. Наверное, дела важнее развлечений, но мне от этого только лучше. Обхожу гостей с бокалом шампанского, пока не началась программа, идут контакты и выбор, мы выбираем мужчин, они выбирают нас, а после — уже работа. Главное, не переборщить с выпивкой, а то можно, как Аля, с пилона грохнуться и сломать ногу или шею свернуть.

— Дорогая моя, когда ты уже нам станцуешь, — слышу откуда-то голос.

— И нам, — тут же подхватывают со смехом с другого конца.

— Давай, Ева, покажи класс, — шепчет мимо проходящая Настя, поставив на один из столиков бокалы с виски.

Улыбаюсь слегка и, подхватив подол своего вечернего платья, начинаю подниматься по ступеням на круглую сцену. Свет концентрируется на моем теле, скрывая лицо в полутени. Начинаю медленно раскачивать бедрами, диджей тут же меняет мелодию, включая одну из моих излюбленных песен. Странные птицы со сломанными крыльями. Да, эта песенка одна из любимых. С каждым аккордом движения становятся активнее и, как мелодия набирает темп, так и я раскачиваюсь, всё сильнее и сильнее, поднимая подол платья. И когда скидываю его к ногам и опускаюсь на колени, обхватив бедрами пилон, песня заканчивается. Но следом за ней начинается другая.

Следующий танец более активный, но все знают, что больше двух подряд я не танцую.

Мужчины собираются у сцены, начиная кидать купюры, устраивая мне дождь из банкнот. Поворачиваюсь спиной и, медленно двигая плечами, стаскиваю лямки бюстгальтера, раз, второй, третий, завожу руки за спину, снимая окончательно предмет белья. Оборачиваюсь и под общие возгласы запускаю его в толпу мужиков. И ловит его тот, кого я и не жду вовсе уже две недели точно.

Саша, не спуская глаз, подносит бюстик к лицу и будто целует, отчего я едва не спотыкаюсь.

— Ева, дорогая, — рядом появляется Татьяна, как раз вовремя, чтобы разогнать эту жадную до удовольствий толпу. — Идем, я тебя кое-кому представлю. Только платье надень, можно и без лифчика, думаю. Наверное, так будет даже пикантнее.

И пока я на ходу натягиваю обратно свой наряд, Таня ведет меня по залу к столику в вип-секции.

— Познакомься, Ева, это Михаил Костин, ему очень понравилось, как ты танцевала сегодня.

— Правда? — улыбаюсь, как кукла, несмотря на то, что мужчина внешне привлекательный, кто знает, какие демоны могут скрываться за этой внешностью.

— Очень, — голос у него тоже приятный, такой хрипловатый баритон, что словно ласкает слух. Интересно, не поет ли он, уверена, имел бы успех. — Присаживайся, — и мужчина двигается, уступая место рядом с собой. Опускаюсь, стараясь не помять платье, он замечает мои попытки разгладить одежду, но ничего не говорит, только наливает мне в бокал шампанского и протягивает его.

— А есть что-то покрепче? — хватит с меня шампанского, лучше что-то более серьёзное.

— Например, это? — Михаил кивает на бутылку Чиваса, стоящую на соседнем столике. — Или это? — раскрывает ладонь, на которой лежат две маленькие таблеточки.

— Для начала виски, — улыбаюсь и тянусь за бокалом, стараюсь не обращать внимания, что в этот момент рука мужчины скользит по моей спине до талии и ниже, поглаживая ягодицу. Виски в моих руках и пара кусочков льда сексуально позвякивает в нем, омываемые золотистой жидкостью. Но чем больше пью, тем смелее делаются движения и поглаживания мужчины. В какой-то момент осознаю, что меня поднимают и ведут куда-то. И это “куда-то” оказывается вип-комнатой. К этому всё и шло, я могу отказаться, но тогда лишусь денег, а вдруг он нормальный? Позволяю стащить с себя платье и провести руками от груди вниз, нырнуть в трусики и прикоснуться пальцами к самому интимному месту.

— Ты слишком напряжена, дорогая, — он снова протягивает мне таблеточку, и в этот раз не на глазах у всего клуба я не отказываюсь, запивая водой таблеточку экса. Эффект наступает довольно медленно, но спустя двадцать минут я уже теряю понимание, где и я и с кем, мне хочется прикосновений везде и всюду, и лишь только на краю сознания молю бога, чтобы этот Михаил оказался не таким, как Андрей.

Глава 6

Вот уже четвертый день я вынужден торчать на границе. Вокруг почти ни единой души, только вдалеке через реку — огни ближайшего городка Китайской народной республики. Груз задерживается на их стороне, поэтому приходится, как жабе в камышах, лазить по грязи, чтобы не попасться на глаза пограничникам. Но, несмотря на промозглый холод и сырость, мыслями я далеко отсюда. Стоит лишь закрыть глаза, проваливаясь в непродолжительный сон, как тут же в грезах появляется рыжая птичка. Стараюсь воскресить в памяти весь её танец, каждое плавное движение стройного тела. Блеск розовых губ, когда она делает глоток виски, и горячую влагу между ног, где Ева позволила себя касаться. В своих мечтах я дотрагиваюсь до неё не только руками. Представляю, как ставлю её на четвереньки и со всей силы вдалбливаюсь в жаркое лоно, пока нас обоих не охватывает судорожная кульминация. Такие сны совершенно не способствуют хорошему расположению духа, поэтому последние два дня Жека держится от меня на расстоянии.

На утро пятого дня через мост, наконец, переезжает фургон с бамбуком: именно его мы и ждали. Машина пересекает мост через Амур, въезжая на территорию Российской Федерации, в населенный пункт Каникурган. Препятствий особых не встречает, ведь до этого из Москвы был звонок и просьба не тормозить поставку китайского бамбука для декорирования элитной мебели.

Обмен происходит быстро и без каких-либо заминок, и вот я уже сижу за рулем грузовика, успев сменить номера на нем, и направляюсь на трассу. К ночи я уже должен быть в аэропорту Благовещенска, но перед этим придется проехать несколько постов полиции, не привлекая к себе излишнего внимания. Поэтому изо всех сил стараясь не нарушать ПДД, я качусь по трассе, на север, а после и в город через Зейский мост. Жека развалился и, совсем не имея совести, храпит на всю кабину, заглушая даже работающее радио. Я не пихаю его, парень сидел со мной всё это время, почти не смыкая глаз. Я-то успею отоспаться в самолете, а Женьке надо будет ещё на работу тащиться завтра. В городе встреваю в пробку, потому что поехал по самой загруженной улице, но искать объезды нет ни желания, ни времени. В итоге, когда я заезжаю на территорию аэропорта Игнатьево, охранник, не признав меня, раскрывает свой рот и начинает возмущаться, что нас ждут уже битых три часа и вылет нельзя постоянно откладывать.

— Когда приехали, тогда приехали, что-то не нравится — звони Косарю, — с этими словами поднимаю стекло и проезжаю на разгрузку к самолету.

АН-74 уже ждет на полосе, поэтому подъезжаю к боковой двери и бужу Жеку, чтобы помогал цеплять груз. От борзого охранника также подъезжает помощь в виде трех амбалов. В итоге впятером и ещё с парой членов экипажа загружаем бамбук в хвост самолета, а после я прощаюсь с Евгеном и поднимаюсь по ступеням в салон, уже предвкушая крепкий сон до самой Москвы. А вечером можно сходить наконец-то в Лофт. Птичка не выходит у меня из головы до тех пор, пока я не проваливаюсь в черноту сна, едва голова касается подголовника кресла и мерное гудение двигателей не помогает скорейшему уходу в царство Морфея.

Но груженый самолет не может преодолеть такое огромное расстояние, поэтому совершает посадку на дозаправку в Новосибирске, где мне совершенно не хочется выходить из салона. Температура тут даже не такая, как на границе, поэтому я уже достаю из рюкзака свитер и куртку, натягивая на себя их. И как раз вовремя, потому что дверь самолета открывается и входят трое в форме таможенных войск.

— Доброй ночи, капитан Скворцов, а это — лейтенант Бочаров и лейтенант Провидов, мы проведем осмотр самолета. Что везете?

— Да вот, бамбук из Китая, доставка в столицу для декорирования мебели.

Я готов к этим вопросам, поэтому достаю из папки и передаю им вполне официальные документы на бамбук из Китая, спасибо лысому чуваку из правительства. Косарь знает, с кем иметь дело, и поэтому даже мизинец не дрогнет у меня, пока эти трое будут лазить по самолету. Собаки с ними нет, что одновременно удивляет и радует меня, давая четкое ощущение, что как только самолет заправится, мы благополучно покинем этот суровый сибирский город. Но не тут-то было. Едва лишь я выдыхаю расслабленно, в дверях появляется морда овчарки, которая тянет за собой ещё одного мужика, и псина ломится именно туда, где сложен бамбук с кокаином. Я уже понимаю, что другого выхода у меня нет, и стараюсь незаметно дотянуться до пистолета. Это гадко и не правильно с точки зрения морали, но в моей работе нет места для принципов и совести. Пока они уже вчетвером и с собакой изучают груз и достают одну из сотен бамбуковых трубок, я надеваю глушитель на дуло своей беретты. Рядом в дверях появляется один из экипажа, тоже готовый стрелять, но меня волнует другое: есть ли там подмога. Показываю кивком на улицу, и парень качает головой. Только это мне и нужно, подняв пистолет, направляю на капитана.

“Пуф. Пуф. Пуф. Пуф” — четверо парней, как мешки с мукой, оседают на пол самолета, но собака остается живой и, скаля зубы, кидается на меня. Я успеваю выстрелить, но только раню животное, которое всеми зубами вцепляется мне в руку. Целюсь уже левой, выстрел — и короткий визг псины, и её челюсти разжимаются. Скидываю животное с трапа, прямо на улице в снег, а затем достаю телефон и набираю Косаря.

— У нас проблема! — после чего коротко и емко рассказываю всё, как было. Он также, как и я, не доверяет лысому. В том, что эта проверка санкционирована им, ни у одного из нас не остается сомнений, после того, как обшарив трупы таможенников, я нахожу у одного из них телефон с смс-кой и приказом забрать у нас груз. И этот телефон совпадает с тем, что дал мне Косарь тогда в клубе. Холеного политика.

Пилот появляется в тот момент, когда мы выкидываем второго таможенника из салона. Рука адски болит, но задерживаться здесь даже на минуту я не хочу, поэтому вместо того, чтобы с удовольствием расположиться в кресле, ору на пилота:

— Если ты, падла, не взлетишь через минуту, я пристрелю тебя и сам сяду за штурвал! — вижу, что у пилота трясутся руки, особенно когда на него направлена “беретта”, но мне ни капли не жаль этого несчастного. Если мы не взлетим, то рискуем долго валить лес в тайге. И, видимо, пушка действует как надо, потому что хоть и дрожащими руками, но пилот поднимает “АН” в небо. Только когда за окном исчезает город и появляются облака, я позволяю себе расслабиться. Но мысли и думы мешают отрубиться, прокручиваю в голове каждый эпизод с момента знакомства, как он хотел помочь с доставкой, и в какой-то мере помог, чтобы потом сдать.

— Вот паскуда! — вырывается у меня, но так как на это заявление никто больше не отвечает, продолжаю прикладываться к бутылке. Алкоголь даже не помогает снять напряжение, не то что уснуть. В крови столько адреналина, что он просто перебивает алкогольные пары. Но при подлете к Москве в моей голове уже созревает план действий, и едва только самолет заходит на предпосадочный круг, набираю смс Косарю. Надеюсь, этот идиот не устроил войны девяностых с перестрелками на дорогах. Для того, чтобы поквитаться с политиком, нужно будет всё тщательно спланировать.

И надо отдать должное Лёхе, он не стал поднимать бучу, наоборот, все мы дружно сделали вид, что ничего внепланового не произошло. Лишь наши обменивания взглядами выдают напряжение, что, кажется, витает в воздухе, несмотря на все попытки скрыть неприязненное отношение. Как и недолгое замешательство лысого, когда тот видит меня в клубе на встрече.

— Придурок, — шепчу себе под нос, но тут начинается шоу, и мои мысли слегка меняют направление.

Я видел девчонку в деле уже, но сейчас словно что-то неуловимо изменилось. Ева завлекает своим танцем, а уж когда она начинает раздеваться, толпа жаждущих плоти мужиков подается вперед, чтобы хоть одним пальцем ощутить тепло её тела. Все, что находятся возле сцены, но не я. Остаюсь на своем месте, за что и получаю в награду атрибут женского белья. Не свожу глаз с девушки на пилоне и подношу к лицу лифчик, который ещё сохранил её тепло. В этот момент она и замечает меня, но не прерывает своего выступления. Я и не тороплю, ведь всё можно обговорить и позже. Но не успеваю я сделать и шага, как её стаскивают со сцены и ведут к столику, где сидят гости. Во рту появляется приступ горечи, как тогда, с Алиной, вот только тут я не имею никаких прав на Василису. И кажется, не должно меня волновать, с кем она спит, но легче сказать, чем сделать. Политик покидает “Лофт”, за ним выходит из випа и Косарь.

— Ну, как прошло? — вижу, что он улыбается, но как-то недобро.

— Козел думает, что он самый умный.

— Надо выбрать самый лучший момент.

— Ладно, — Лёха хлопает меня по плечу. — Дела закончились, можно и отдохнуть. Ты как?

— А давай, — киваю, стараясь не думать, куда и зачем увели рыжую птичку, прикидывая, что клин надо клином вышибать.

Она, можно сказать, первая за долгое время, с кем я кончил, даже не занимаясь сексом, а что же будет, когда я стройные ножки любой из здешних красоток закину себе на плечи? Правильно, забуду обо всем вокруг. Или постараюсь забыть. В любом случае, напряжение надо снять и Косарь прав. Он подзывает главную и что-то шепчет ей на ухо, стараясь якобы незаметно прижаться к внушительному бюсту женщины. Та кивает и улыбается так, словно ей предложили райский дар. Косарь ещё раз проводит по груди Татьяны и возвращается ко мне.

— Сейчас она всё организует, ты каких предпочитаешь, темненьких или светленьких?

— Р… — тут же прикусываю язык и перестраиваю свою мысль, озвучивая совсем другое. — Разницы нет, лишь была не с длинными волосами.

— Только не говори, что у тебя гейские замашки, Мамба, я не переживу, если мой главный зам окажется п**иком.

— Нет, просто надоели патлатые уже.

— Так быстро? Ну ладно, — он замолкает, когда появляется начальница и ведет за собой целую вереницу девочек. Штук десять красоток, но я, даже не считая, выбираю грудастую и с крутыми бедрами блондинку, с волосами до плеч.

— Как тебя зовут? — подхожу и провожу пальцами от плеча до кисти руки и не сильно, но тяну за собой.

— Анжелика, — отвечает блонда.

— Как героиню романов Голон?

— Наверное, — вижу, что мои слова для неё пустой звук, но разве мне нужен интеллект? Нет, мне нужен бурный и неудержимый секс.

— Идем, — вместо пояснений я открываю первую попавшуюся дверь и завожу туда девушку. — Тебе нужно что-нибудь?

— Шампанского можно, — кокетливо хлопает она ресницами, — а у меня с собой есть белый дружок, — хихикает и достает из-за пазухи пакетик кокаина.

— М-м-м, как предусмотрительно, — скидываю с себя куртку, подходя ближе. Ну, закажи нам шампанское, — опускаюсь на диван, проведя по стройной ноге девицы. Она усмехается и отходит, чтобы позвать официантку с шампанским, я же стаскиваю через голову футболку и расстегиваю ремень на джинсах.

“Спасибо Васе, мне не нужна дополнительная стимуляция.”

— Черт тебя дери, — чертыхаюсь тут же вслух, понимая, что даже с членом наперевес и с соблазнительной девушкой рядом я опять вспомнил рыжую.

— Что такое? — возвращается блондинка с бутылкой шампанского и ставит его на столик, возле зеркала.

— Долго жду тебя, — хватаю её за талию и опрокидываю на кровать, начав, как дикарь, раздевать красотку. Мне нужно, просто жизненно необходимо выпустить пар. И пусть не всё получается так, как в мечтах, но конечная цель остается неизменной.

— О, какой ты горячий, — блондинка обхватывает меня за плечи, но тут замечает повязку на руке. — Ты ранен?

— Не обращай внимания, милая, и помоги мне лучше стащить джинсы.

И она помогает, так что через минуту я уже вжимаю свою плоть в её, наслаждаясь шелковистой и горячей мягкостью женской вагины. Толчок вперед — и я погружаюсь на всю длину. Раз, второй, третий, так что уже теряю понимание, где я и с кем, остается только физическое удовольствие от трения плоти, пока не происходит кульминация. Слишком быстро, как по мне, но Анжелика усиленно изображает оргазм. Я понимаю, что девушка не кончила, но роль не позволяет ей пожаловаться, поэтому, отстраняясь, наливаю в бокалы шампанское.

— Дай мне несколько минут прийти в себя, и мы продолжим, — вижу, что её глаза загораются в ожидании удовольствия. И я играю, якобы случайно плеснув шампанским прямо на грудь, и тут же принимаюсь слизывать напиток, а после уже просто облизывать нежную кожу и чувствительные соски.

— О, Саша-а-а-а, — стонет блонда так, что слышно, наверное, и в зале, пока выгибается на кровати, подставляя свое тело для дальнейших ласк. Я не разочаровываю, скользнув между её ног и начав лить тонкой струйкой шампанское, слизываю его с промежности девушки, лаская языком самую чувствительную часть женского тела. В этот раз блондинке не приходится притворяться, изображая оргазм. Я чувствую по влаге на языке, что она кончила. И пока ещё девушка приходит в себя, я вновь наполняю её собой, продолжая нашу “карусель”. На этот раз я выпускаю пар не один, не два и даже не пять раз. Кажется, блондинка высосала из меня всё до самой последней капли, особенно учитывая, что последний раз мой член побывал между её губ. Лишь спустя нескончаемое количество часов я выхожу из номера, на ходу натягивая куртку, и почти в дверях сталкиваюсь с Василисой.

— Хорошо отдохнул? — она улыбается, но взгляд такой же пустой, как и под наркотиками.

— Даже очень, — блондинка выходит следом, не трудясь прикрыться, оставив на себе лишь легкую накидку.

— Рада, что Анжелика смогла помочь, — с этими словами рыжая отворачивается и делает шаг по коридору, но я догоняю, схватив её за руку.

— Тебе неприятно?

— Это меня не касается, — Вася вырывает руку. — Ты просто очередной клиент.

— А ты обычная шлюха, играющая в невинность. — Её слова об очередном клиенте мгновенно выводят меня из себя, лишая самообладания.

— Да, — она улыбается вновь, — я шлюха. Разве ты не знал, что здесь все шлюхи? Такова специфика клуба.

С этими словами она оставляет меня посреди коридора с расстегнутыми джинсами и смотрящим ей вслед, с четким ощущением, что не она, а я здесь — главная шлюха.

Глава 7

Секс с Михаилом действительно выходит неплохим, а может, всему виной наркотики. Но как бы там ни было, в этот раз мне не требуется медицинская помощь. Даже что-то похожее на оргазм получилось испытать, особенно когда он перевернул меня на живот и, сжав мои бедра, вошел сзади.

Но сейчас мне ещё хуже, чем из-за издевательств Андрея. Я медленно иду в гримерку из випа, но дверь в одну из комнат открыта, и всё бы ничего, если бы не этот голос. “Красавчик” смеется, а после слышатся стоны Анжелики. Мои ноги просто отказываются идти дальше и вместо того, чтобы захлопнуть дверь и бежать домой, я останавливаюсь и через щель вижу отражение в зеркале. Вижу, как он трахает самую глупую девку нашего клуба. И, черт возьми, я борюсь с диким желанием ворваться и вытолкать блондинку вон из випа. Но вместо этого продолжаю смотреть, чувствуя, что у меня все внутренности сжимаются в тугой узел. Мне хочется оказаться на месте Анжелики, чтобы Саша так наполнял меня, ведь с ним даже доза не нужна. Но вместо этого я, как долбаная маньячка, почти не моргая, продолжаю подсматривать за чужим сексом. Когда Анжелика опускается на колени перед “красавчиком”, я закрываю глаза, слушая его тяжелое дыхание, и желаю больше никогда с ним не встречаться. Всё стихает, и я только собираюсь отойти от двери, как она распахивается и оттуда полураздетым выходит этот самый мужчина. Мне хочется сделать ему больно, так же, как я сама ощущаю, но вместо этого нарываюсь на гневную отповедь, из которой становится ясно, что Саша сам остался неравнодушным. Он ревновал, так же, как я. Тогда тем более ему лучше не ходить сюда, чтобы не мучить ни себя, ни меня.

Захожу в гримерку и сажусь перед зеркалом, запустив пальцы в волосы и рассматривая свое лицо в отражении.

— Дожилась, Василиса, неровно дышишь к очередному клиенту и не своему, как сегодня выяснилось, — говорит мне отражение или я ему. — Никакого эксклюзивного права на него у тебя нет, поэтому забудь, как будто его и не было никогда в твоей жизни, иначе не сможешь работать здесь.

— Психоз налицо, Ева? — в гримерку входит никто иной, как Анжелика, заставив меня дернуться и отвернуться от зеркала. — Или мечтала быть на моем месте?

— Да вот ещё, у меня всё довольно неплохо прошло, к тому же Михаил — это не Мамба и деньгами меня не обделил сверх оплаченного времени.

— Что ещё за мамба? Конфета что ли? — заметно, что она пытается шевелить мозгами, но получается это у блондинки откровенно плохо.

— Тот, с кем ты кувыркалась. Видимо, он ничего о себе не рассказывал тебе? — я снисходительно улыбаюсь, но моя улыбка быстро замирает на губах при ответном выпаде Анжелики.

— Ты знаешь, нам как-то не до разговоров было, — с этими словами она скидывает полупрозрачный пеньюар и направляется в душ, а я еле сдерживаюсь, чтобы не запустить в неё феном или чем потяжелее.

Как только блондинка исчезает из вида, я выдыхаю и начинаю стаскивать с себя одежду, мечтая поскорее облачиться в удобные джинсы и кофту, а также снять шпильки, обувшись в кроссовки. Не дожидаюсь выхода блондинки, душ я приняла ещё в випе, после секса, поэтому и собираюсь куда быстрее, чем все остальные девушки, кто ещё остался в клубе в этот поздний-ранний час. Натянув на себя одежду и завязав волосы в хвост, я направляюсь к выходу. Такси уже ждет возле черного входа: "Uber" как всегда приезжает вовремя, а я уже предвкушаю теплую и уютную постель дома, где, наконец, усну и просплю до самой ночи, а после, сходив в супермаркет за ведерком мороженого, буду смотреть сопливые мелодрамы. Но успеваю сделать только несколько шагов, как меня хватают за руку и, зажав рот, тащат куда-то за клуб. Зимой в это время на улице ещё темно и совершенно безлюдно.

— Заткнись! — раздается голос из моего кошмара.

Страх буквально парализует меня, так что я не могу дышать, чувствую, как глаза мои округляются. Я не помню, как его зовут, не помню даже, как он выглядит, но зато помню свой кошмар от пережитого в лагере с загадочным названием “Антрацит”.


Темно и грязно, вокруг вонь чьей-то рвоты, пота и мочи, всё это смешивается с синтетическим запахом наркотиков, которые готовят для сбыта. Девушки, кто более-менее способен, работают на доставке, остальных используют иначе. По ночам из соседнего помещения слышатся плач и просьбы о помощи. Иногда я вижу кого-то из тех, что уводят туда, а кого-то больше никогда не встречаю. Хотя я здесь всего лишь два месяца, и пока надо мной не производят никаких опытов. Зато увиденного хватит на всю жизнь.

— Она.

Я даже не сразу реагирую, потому что тут каждый день извращенцы выбирают себе развлечение. И когда передо мной останавливается местный надсмотрщик, я в ужасе отшатываюсь, забираясь с ногами на железную кровать без матраса.

— Ты идешь, — его пустой и мертвый, будто у змеи, взгляд, только добавляет ужаса. Этого человека уже ничем не разжалобить, никакой милости от него не дождаться, но я всё равно падаю на пол, ползая в его ногах.

— Пожалуйста, я вас умоляю, отпустите меня, я всё буду делать, но не отводите меня туда, пожалуйста, я сделаю всё, что угод…О-о-х, — моя мольба обрывается, когда он с силой бьет меня в живот ногой, а после, схватив за волосы, поднимает с пола и толкает в сторону соседнего помещения. Я упираюсь, цепляюсь за двери и кровати, но меня всё равно силой тащат, ударяя резиновыми дубинками по рукам и ногам.

Оказываюсь в комнате, где всего одна кровать, но зато накрытая матрасом, хоть и грязном, со следами крови и ещё чего-то. С ужасом останавливаюсь у входа и осматриваюсь дальше, кроме кровати есть ещё какой-то шкаф в углу, стол и стул. И на этом стуле спиной ко мне сидит мужчина.

— Иди сюда, рыжая, — он показывает на кровать, но я не двигаюсь с места, парализованная. — Легла! — от громкого голоса дергаюсь и в ужасе пячусь назад из комнаты, но двери за мной уже закрыты.

— Откройте, пожалуйста! — кричу и стучу в закрытую дверь, но всё бесполезно. А спустя мгновение мне на голову надевают мешок, так что всё вокруг исчезает из виду, и тащат, крепко держа за руки, пока не падаю на кровать.

Дальше всё происходит быстро: холод металла к телу, а после холодный воздух вокруг, который заставляет ежиться, но пошевелиться я не в силах. Руки и ноги разведены в стороны и привязаны к краям кровати, так что я абсолютно вся обнажена. Дергаюсь, когда ладонь скользит по ноге, но чудовище это не останавливает. Он поднимается от колена выше, пока не касается пальцами между ног, толкая палец внутрь, так что я вскрикиваю.

— Х-м-м, как любопытно, я думал в этом месте не осталось целок, — от его довольного тона меня охватывает ещё больший страх, грозя обернуться истерикой.

— Пожалуйста… — дергаю руки, но от этого веревки только сильнее режут нежную кожу. — Отпустите меня…

— Ш-ш-ш, молчи, — он отодвигается, и я слышу шуршание одежды с характерными звуками, когда расстегивают молнию на брюках. — И не кричи, иначе мне придется уколоть тебя, чтобы сделать послушной.

Чудовище забирается на кровать, устраиваясь между моих ног, и вновь гладит, вызывая у меня приступ тошноты. Я уже просто плачу, прикусив губу, чтобы не издать ни звука, он льет какую-то холодную жидкость мне на промежность, так что все внутренности у меня сжимаются в тугой узел от напряжения, а после я оказываюсь в Аду. Боль такая, что кажется, меня разорвет на части, мой громкий крик и дикое сопротивление, потом укол — и ощущение безразличия ко всему. Словно я не в своем теле и только наблюдаю, как в фильме, как меня насилует сначала это чудовище, потом другое и так далее, что через год пребывания в этом месте я уже не сопротивляюсь и не молю, понимая всю бесполезность происходящего.


Сейчас же я с яростью дикой кошки сражаюсь за свою жизнь, своё существование. Кусаю “чудовище” за руку, с наслаждением ощущая на языке солоноватый вкус крови, а после пинаю его в колено, впервые пожалев, что на мне не стрипы на шпильке, но и этого оказывается достаточно, чтобы хватка на моем теле исчезла. Второго шанса мне и не нужно, я бегом устремляюсь к клубу, но монстр из прошлого догоняет меня, на этот раз повалив на землю.

— Ты ещё и ожила, тем лучше, сможешь отработать все долги своего отца.

— У меня нет отца, — рычу, стараясь скинуть с себя этот “привет из прошлого”.

— Значит, любовника, — он хватает меня за волосы, стянутые в хвост, и ударяет о землю лицом, так что на минуту я отключаюсь, а когда прихожу в себя, уже лежу без тяжести, а рядом разворачивается драка. Хотя назвать дракой то, как “Мамба” отделывает напавшего на меня, можно с огромной натяжкой. Ему хватает всего нескольких ударов, чтобы отправить чудовище в нокаут. Чувствую на лице влагу и понимаю, что этот урод разбил мне нос.

— Ты как? — Саша приседает рядом, всматриваясь мне в лицо. — О, черт!

— Уже не хочешь меня? — кривлю губы в улыбке, а после начинаю хихикать. — Вид разбитого носа и крови тебя не возбуждает? Ты точно из другого теста, — уже смеюсь в открытую.

— А этот му**к тебя хорошо приложил, — вместо ответа на мои вопросы произносит мужчина, протягивая руку: — Идем обратно в клуб, хоть умоешься, а то вся чумазая.

— Да, такую меня не пустят на пилон, — поднимаюсь, но голова тут же идет кругом.

Однако прежде чем я впадаю вновь в беспамятство, “Мамба” обхватывает мою талию, не дав снова прижаться к земле. А после и вовсе на руки подхватывает, направляясь к черному входу, из которого я вышла каких-то пять минут назад, но сейчас у меня ощущение, что прошли годы.

Может быть, моё спасение Сашей — это просто бред, и спустя время я очнусь в лагере, опять в том самом кошмаре. Поэтому что есть силы цепляюсь за плечи мужчины, словно боясь очнуться и понять, что всё это — лишь иллюзия, игра воспаленного мозга.

— Тише, Вася, — он уже спускается по ступеням. — Ещё чуть-чуть — и ты вопьёшься ногтями мне в плечо, словно хищная птица. Или хочешь пустить мне кровь, чтобы уравнять наш внешний вид?

— Ха-ха, очень смешно, — внизу нас встречают Татьяна и тот мужик, с которым Саша приходил в прошлый раз и сегодня.

— Что случилось, Ева? — Татьяна Юрьевна тут же устремляется за барную стойку с полотенцем, а после возвращается и прикладывает его к моему лицу. — Ты словно на войне побывала.

— Можно сказать и так, этот был человек из “Антрацита”.

— Вот убл*дки, они всё же нашли тебя здесь.

— Кто это — они? Танюша, вам кто-то угрожает? Только скажи слово, и мы быстро поставим их на место.

— Нам нет, но я не понимаю.

— Он говорил про долги Николая, якобы их надо выплачивать.

— Но я ведь и так закрыла этот вопрос, — Таня садится за стол и достает сигарету, прикуривая. — С чего вдруг он объявился сейчас, да ещё у моего клуба?

— Я не знаю, — отнимаю полотенце от лица и осматриваю бар.

— Вон там стоит бутылка виски, налей себе, может, напряжение отпустит, а то тебя колбасит, словно при кокаиновом отходняке.

Я даже и не замечаю, что меня трясет, пока не делаю третью попытку налить в стакан виски.

— Да пей с горла, — Сашка оказывается рядом, чуть кривя губы в улыбке. Но вместо того, чтобы ответить, я так и делаю. Один глоток, второй, третий, четвертый, и могу ещё, но “Мамба” отбирает бутылку. — Хорош, а то снова упадешь.

— О, Сашенька, ты ещё здесь? Меня ждешь? — Анжелика выходит в зал в одном полотенце.

“Вот чертова шлюха! Небось услышала разговоры” — отворачиваюсь от пустоголовой блондинки, чтобы не видеть, как она виснет на руке мужчины.

— Ева, почему он требовал денег?

— Я не знаю, но может ли быть совпадением, что совсем недавно я в Сити встретила Николая?

— Что? Почему ты не сказала?

— Посчитала, что это случайность.

— Как видишь, нет, — неестественно громкий смех блондинки прерывает Таню. — Анжелика, иди уже домой, а то я тебя поставлю в минус на завтра.

— Но, Татьяна Юрьевна, — мямлит девушка, а я снова забираю бутылку у Саши и делаю глоток. — Я встретила настоящего мужчину, который оказался лучше всех.

Морщусь от столь откровенной лести, но вслух ничего не говорю. Что тут можно сказать, если она не знала никого лучше Александра? Или, может, она вообще не знает, как это: лучше? Но с горечью должна признать, что в этом Анжелика оказывается права.

Однако, чтобы не вызвать гнев начальницы, а также в надежде, что “Мамба” и завтра явится ради неё, девушка отступает и убирается сначала в гримерку, а после и вообще из клуба.

— Назойливая девица, — замечает Саша, на что я лишь прячу улыбку.

— Видимо, ты действительно произвел на неё впечатление, Мамба, — смеется его друг.

— А ты не завидуй, Косарь, — так же беззлобно отзывается красавчик.

— Мужчины, я считаю, что Анжелика и всё, с ней связанное, не является сейчас проблемой, в отличии от этого урода, которого вы бросили на улице. Кстати, он, может, уже сбежал?

— Нет, я закрыл его в багажнике машины, — Саня улыбается одними губами и почти равнодушно пожимает плечами. — Но, если нужно, я с ним “пообщаюсь”.

— Пусть полиция общается, уверена, у них будет, что сказать ему.

— Таня, я устала, можно, я поеду домой?

— Нет, сперва дашь показания, обо всем, кроме “Антрацита”. Об этом лучше молчать, чтобы и тебя не загребли за проституцию и наркотики.

Менты приезжают достаточно быстро, Саша выходит, отдавая им чудовище и заодно также давая показания, а после они опрашивают и меня. Что было, знаю ли я нападавшего, как пострадала. Я всё рассказываю, но ехать сейчас и снимать побои отказываюсь, сказав, что днем приеду сама. Наконец, меня отпускают, и я выхожу на улицу, когда уже светло.

— Тебя подвезти? — Мамба выходит следом.

— А разве тебе не надо по делам?

— Думаю, Косарь задержится здесь, будет утешать твою начальницу. Так подвезти?

— Хорошо, но можешь даже не рассчитывать, что тебе что-то обломится.

— Ты сегодня не в моем вкусе, — он криво улыбается и надевает очки.

— Слишком дерзкая?

— Слишком проблемная, — усмехается мужчина и идет к машине, открывая пассажирскую дверь.

— Уж какая есть, — сажусь в автомобиль и тяну на себя ремень, но пристегнуться самостоятельно не получается. Саша наклоняется и сам вставляет ремень в паз. Но когда отодвигается, наши лица оказываются на одном уровне в сантиметре друг от друга. Я смотрю на него, на его губы и понимаю, что хочу ощутить их прикосновение, здесь и сейчас, даже не замечая, что подаюсь навстречу мужчине, в сиюминутном желании почувствовать, как он целуется.

Глава 8

“Разочарование. Вот, что чувствуешь, когда понимаешь — ты один из череды многих. Я никогда не был амбициозным. Служа Родине — некогда думать о себе. Существуют только задачи от высшего руководства. Но сейчас я ощущаю неприятную горечь на языке, словно меня обманули в ожиданиях. Да, Василиса права, я идеализировал её, ожидая преференций в свою сторону. Но с чего я решил, что особенный?”

Очередная сигарета летит в сугроб, вспыхивая ненадолго ярким огоньком. Какая уже по счету? Пятая или десятая? Я не считаю, просто прикуриваю снова, глядя, как между туч просвечивает холодная луна. Её свет, в отличие от солнца, не согревает. Хотя мертвую душу не согреет и самое палящее светило. Криво улыбаюсь и только собираюсь сделать затяжку, как замечаю, что к приехавшему такси направляется рыжая. Вот так удача. Только я делаю шаг в её сторону, как Василису хватают за голову и талию и оттаскивают за угол.

— Мамба, я уже выхожу, заводи мотор, — тормозит меня за шаг до поворота телефонный звонок от Косаря.

— Да, — быстро отвечаю, даже не вслушиваясь в его разговор. Каждая секунда сейчас на вес золота. Во мне снова просыпается охотник, и я снова иду за жертвой, и эта жертва — не рыжая соблазнительница Василиса.


— Мамба, ты сегодня идешь на задание, — в дверь комнаты заглядывает старший. — Только давай в этот раз не так, как в Боготе. Каждый раз прикрывать твой зад я не собираюсь.

— Будет сделано, шеф, — затягиваю сильнее шнуровку, пока щиколоткой не ощущаю холодную сталь клинка. Я никуда и никогда не выхожу без ножа, как и без пистолета. “Беретта” занимает своё законное место в кобуре, а после я подхожу к кейсу, в котором лежит моя любимая “Орсис”. С самого первого дня, как я взял эту винтовку в руки, понял, что не расстанусь с ней никогда.

И сегодня мне без неё не обойтись. Как всегда, на протяжении уже последних двух лет, как я ушел на контракт, меня охватывает легкий мандраж перед выходом “в поле”. И сегодня не исключение. Цель наверняка догадывается, что за ним идут. Сто процентов окружил свой дом охраной, численностью напоминающей маленькую армию. Но мне и не нужно подходить близко. С расстояния около километра я бью без промаха.

Расположившись среди зеленой травы на холме напротив дома боевика, я настраиваю винтовку и сначала просто смотрю. Охрана ходит по периметру, но попадаются пробелы, когда почти все оказываются с другой стороны дома, а этот зажравшийся боров, па*ла, продающий бандитам оружие, из которого убивают наших парней, сейчас вольготно расположился в бассейне с парой сисястых шлюх. У меня мало времени, пока поднимут тревогу, но и этого хватает, чтобы прицелиться и выстрелить, попадая уроду точно в сердце. Я не слышу бабских криков, но через оптику прекрасно вижу, как они орут. Поднимаюсь, и пока охрана не сбежалась к боссу, складываю “F17” в кейс и покидаю это место. Вертушка ждет меня на окраине поселения, чтобы доставить в Дамаск. Дело сделано, и после такой удачной охоты внутри остается пустота.


— У меня нет отца, — слышу голос Васи, когда оказываюсь рядом. На автомате тянусь рукой под куртку и понимаю, что “Беретта” осталась в машине. Ну что же, рукопашная меня никогда не страшила. Два шага, как оказываюсь над паскудой, который ударяет девушку так, что она не шевелится. Вид совершенно беспомощной Василисы будит во мне дикаря, поднимая злость из самой глубины души. Я с остервенением набрасываюсь на му*ака, так что через несколько ударов он уже сползает по стене и опускается бесформенным мешком прямо в сугроб с характерными следами выгула домашних животных. Но прохлаждаться долго на свежем воздухе я этому уроду не даю. Связав его руки стяжкой, засовываю тело в багажник. О нем я позабочусь позднее, сейчас важнее девушка, что приходит в себя на земле. Помогаю Васе подняться, чувствуя, что от вида её разбитого лица мне хочется, чтобы это чмо очнулось, и снова вбить ему зубы в глотку.

Полиция, показания, скрытая улыбка сержанта, который по совместительству оказывается моим товарищем по оружию ещё на срочке, — и вот мы уже снова на улице.

Пикировки, словно и не было ничего в клубе сегодня ночью. Но я не могу стереть из памяти её, танцующую и раздевающуюся для меня, а после ушедшую с другим. Поэтому когда Василиса подается вперед, я торможу её за плечи и, глядя в глаза, твердо произношу:

— Это тебе не нужно, — вижу, как её глаза темнеют, когда до девушки доходит смысл сказанных мной слов.

— Ты же хотел, — она растеряна, а мне больно. Так, словно я опять словил тот снаряд. Я не хочу обижать её, но и использовать, как все здесь, тоже больше не хочу. Эта ночь изменила восприятие.

— С чего ты взяла? — отодвигаюсь окончательно, а после и закрываю дверь, не дав девушке тут же ответить. Сажусь за руль и завожу машину, выезжая с парковки. Боковым зрением вижу, что Вася развернулась на сиденье и не сводит с меня глаз.

— Это всё из-за того, что случилось ночью? — её вопрос — точное попадание в цель, так что я дергаю чуть руль, но при этом надеваю маску ублюдка, которую приходилось мне примерять не один раз.

— Просто я не хочу тебя целовать и всё. Мало ли, где ещё побывали твои губы сегодня.

— Я и забыла, что твои тоже были много где.

Дальше по пути, кроме названия адреса, мы не разговариваем, однако и отпустить её одну домой я не могу. Что бы я ни говорил: ей, себе, это не отменяет того факта, что я чувствую ответственность за Василису. Поэтому, когда останавливаюсь перед подъездом, глушу мотор.

— Я не приглашаю тебя, — она выходит из салона, но, не успев сделать и шага, хватается за голову и повисает прямо на дверце.

— А я не нуждаюсь в приглашениях. Татьяна оставила тебя на моё попечение. Поэтому, хочешь ты или нет, я поднимаюсь.

— Тебе никто не говорил, что ты неимоверно наглый и противный человек?

— Говорили, и я соглашаюсь с такой оценкой. Поэтому ты можешь оскорблять, ругать, но избавиться от меня у тебя не выйдет.

— Ты что, заделался моим телохранителем? И как надолго? Пока очередная тупая блондинка не ухватит тебя за член? — на её выпад лишь улыбаюсь холодно, не сводя глаз с лица девушки, и медленно проговариваю:

— Насколько мне помнится, ты тоже держала его в руках, — моя реплика останавливает поток наездов, и вместо этого Вася краснеет. — То-то же.

Оказавшись в квартире, признаюсь сам себе, что я не такого ожидал. Здесь ничто не напоминает о её ночной жизни. Цветок в кадке в углу прихожей, потом светлая кухня с огромным окном и комната с кроватью.

— Несмотря на то, что ты навязался, я не собираюсь за тобой ухаживать, Мамба.

— Не называй меня так.

— А как к тебе обращаться?

— Для тебя я — Александр.

Девушка ничего не отвечает, но, стащив кроссовки, проходит в комнату, оставив меня стоять в коридоре. Я следую её примеру, но не спешу заходить в комнату, прекрасно понимая, что она там переодевается. Осматриваюсь вокруг, заметив две двери в другом конце коридора. Наверняка там ванная и туалет. Снимаю куртку и ботинки, затем шагаю в том направлении. Да, так и есть. Просторная ванная комната, с аккуратной ванной и раковиной. На крючках висят разноцветные полотенца.

“Интересно, почему?” — стаскиваю свитер и, оставшись в одной майке, открываю воду, начав смывать с рук засохшую кровь и грязь, также осматривая повязку и рану, которая вновь начала кровить.

— Твою мать, — оглядываюсь в поисках того, чем можно остановить кровь, и натыкаюсь на рыжую нимфу в одной футболке не по размеру. — У тебя есть бинт или пластырь? Не хотелось бы запачкать твои вещи.

— Почему ты не сказал… — начинает она, но я отмахиваюсь.

— Бинт, Василиса.

Девушка выходит из ступора, а после подходит ко мне и открывает шкафчик, подвешенный прямо над раковиной, показав мне всю женскую “сокровищницу”. От прокладок и тампонов и заканчивая какими-то маслами, но здесь же у неё пластиковый ящик с медикаментами.

— Покажи рану, — Вася наклоняется и берет мою руку, а я не могу отвести взгляд от женского плеча, которое показывается, когда футболка девушки съезжает набок. Её пальцы, касающиеся моей руки, и слегка расширенные глаза, когда она видит рваную плоть, нервируют меня. — Кто тебя так?

— А это важно? — отвечаю резче, чем собирался. — Просто дай мне бинт и иди займись своими делами.

— Мне просто любопытно, — она поднимает голову, так что огненные кудри падают ей на лицо. — И не стоит изображать из себя такого грубияна.

Я уже открываю рот, чтобы сказать пару “ласковых” слов этой, как оказалось, занозе, но тут же закрываю, когда она льет какую-то жидкость на рану, отчего у меня искры сыпятся из глаз.

— Черт! Что это за дрянь?

— Всего лишь раствор медицинского спирта, — Василиса, не обращая абсолютно никакого внимания на мои мучения, деловито забинтовывает рану.

— Где ты этому научилась? Неужели в дневное время подрабатываешь медсестрой?

— Нет.

И как я ни жду продолжения, оно не следует. А значит, мне ещё интереснее, почему она молчит. У этой девушки больше загадок и тайн, чем у меня самого. Когда она заканчивает и отходит, я мою руки, а после Вася протягивает мне маленькое зеленое полотенце. Ванная комната теперь кажется не такой просторной, словно её стены сузились. Напряжение настолько возрастает, что кажется, вот-вот начнут между нами сверкать молнии, но Василиса разряжает обстановку.

— Если хочешь, в кухне есть кофемашина, а в холодильнике, наверное, осталась какая-нибудь еда.

— Василиса, — делаю шаг к девушке, но она уворачивается, открывая дверь из ванной и выпроваживая меня.

— Выйди, пожалуйста, — и я подчиняюсь, не имея никаких намерений набрасываться на рыжую.

В кухне действительно оказывается кофемашина, и я вдруг осознаю, что почти не спал последнее время. Встреча груза, потом перевозка, потом эта ночь в клубе, и вот теперь я не лягу ещё какое-то время. Надо будет отвезти девчонку к врачам, чтобы сняли побои, а разбитый нос и синяки под глазами лучше всего остального свидетельствуют об ущербе. Поэтому я, действительно следуя совету Васи, делаю себе крепкий черный кофе и сажусь за стол. Девушка на этот раз выходит ко мне в махровом халате, завернутая в него от ушей до пяток.

— Давай поскорее покончим с этим, — выдает с порога Василиса, и я закашливаюсь, подавившись кофе. Почему у меня в голове совсем другие концовки? Концовки, где я встаю и подхожу к девушке и стаскиваю с точеной фигурки этот чертов халат, а после раскладываю её на этом самом столе и заканчиваю, и кончаю с ней. От разбушевавшейся фантазии мне становится тесно в джинсах, и приходится поерзать на стуле.

— Я жду только тебя, — какой-то двусмысленный разговор у нас получается, но от этого мне ещё больше хочется увидеть настоящую девушку, а не ту куклу, что танцует на шесте.

— Десять минут — и я буду готова, — она чуть улыбается, и я понимаю, что от девушки не ускользнуло мое возбуждение.

— Чертовка! — допиваю почти залпом кофе, обжигаясь, но эта боль хоть немного приводит меня в чувство.

Василиса оказывается верна своему слову — через десять минут она действительно одета и готова идти, а я же не решаюсь подняться из-за стола, чтобы не показать, что мои джинсы натянуты до предела.

— Твой свитер и телефон остались в ванной, а я пока подышу свежим воздухом.

И она направляется к окну, которое открывает, впуская холодный воздух в комнату. Я же поднимаюсь и быстро направляюсь в ванную комнату, там натягивая на себя свитер, заметив пошлое сообщение на мобильном от Косаря с пожеланием не стереть свой хер до размеров зубочистки. Фыркаю и не отвечаю. Пусть думает, что хочет. Я действительно заслужил пару-тройку дней выходных.

Из дома мы выходим ближе к обеду и едем в ближайший медпункт. Васю уводят на осмотр, а после привозят уже в коляске.

— Что случилось? — осматриваю девушку, не видя у неё причин передвигаться на каталке.

— Сотрясение мозга какой-то там тяжести, — она отмахивается и встает. — Я не запомнила, но справку для полиции они заполнили.

— Тогда давай отвезем, и я верну тебя домой.

— Да, но перед домом заедем в супермаркет. Хочу мороженого.

— Ты нормальная вообще? — улыбаюсь, не в силах понять, что в голове у этой девчонки.

— Нет, — улыбается девушка и выходит на улицу. — И это прописали мне врачи.

— Ладно, поехали.


Ближе к вечеру, когда уже на улице стемнело, мы опять оказываемся у квартиры Василисы. Она выходит и идет к дверям, я же достаю с заднего сиденья пакеты из магазина и шагаю следом.

— Положи пакеты на стол, — командует рыжая, чем вызывает у меня улыбку.

— Да, дорогая, — уже в открытую смеюсь, заметив, как она смущенно краснеет. — Ты обещала мороженое и кино, иначе бы я не согласился таскать эти неподъемные пакеты по лестнице.

— Да, но для начала надо лишнее убрать, — она моет руки, а после принимается за выгрузку продуктов в холодильник и не только. — Поскольку тебя мне навязали, теперь ещё и кормить тебя нужно. Поэтому делай хотя бы то, что тебе по силам.

— Туше, детка, — смеюсь, поднимая руки.


Через час мы уже сидим на мягком ковре в комнате перед большим телевизором и поедаем каждый своё мороженое: у меня мятное с шоколадом, у Васи — грецкий орех с кленовым сиропом. И, должен признать, её мороженое оказывается вкуснее.

Какое кино идет, я не обращаю внимания, сосредоточившись на том, чтобы не приставать к девушке, которая немного улыбается, но уже клюет носом, стараясь не уснуть. Однако усталость и напряжение последних дней сказывается и на мне, так что, прислонившись спиной к дивану, я прикрываю глаза. И не замечаю, как проваливаюсь в свой регулярный ночной кошмар.

Глава 9

Просыпаюсь резко от толчка в бок. Не понимаю, почему я на полу, и кто меня так толкает, пока не следует ещё один удар, а затем — какое-то невнятное бормотание. В комнате абсолютно темно, телевизор выключился по окончании фильма, а окна, занавешенные шторами, не впускают даже лунный свет.

— Нет! Нет, Кот, нет! — только услышав голос, я понимаю, что это Саша рядом и, судя по словам, ему снится кошмар.

— Саша, проснись! — толкаю его в плечо, но это не помогает. Тянусь к ночнику и, нажав кнопочку, освещаю комнату мягким светом. Поворачиваюсь к мужчине, который свернулся калачиком, и впадаю в ступор, увидев слезы у него на щеках. Что за сон ему снится, раз такие эмоции выходят наружу? — Проснись! — трясу его за плечи.

Мужчина открывает глаза, его лицо искажается, и он, схватив меня за шею, толкает обратно на ковер, навалившись сверху, и начинает душить. — Саша…. - хриплю, цепляясь за его запястья, пока могу дышать. — Что ты делаешь?

Внезапно давление с шеи исчезает, а мужчина всем телом валится на меня, мокрый, словно его облили из брандспойта. Не решаюсь двигаться, несмотря на то, что его тяжесть мешает дышать нормально, но мне страшно даже пальцем ноги шевельнуть, вдруг “Мамба” снова начнет душить и на этот раз завершит начатое. Дыхание мужчины прерывистое, а стук его сердца я чувствую даже через одежду. Не знаю, что мной движет, но поднимаю руки и провожу ими вдоль спины Александра. Он замирает на мгновение, а после скатывается с меня на ковер.

— Извини, — хрипит Саша и трет лицо.

— Знаешь, что я делаю, когда мне снятся кошмары? Умываюсь холодной водой.

— Да неужели? — хмыкает он и поднимается с пола одним гибким движением. — И часто ты страдаешь кошмарами?

— Достаточно, — его сарказм больно бьет по чувствам.

“Неужели этот напыщенный индюк считает, что я не знала горя и боли?”

Отворачиваюсь от него и поднимаюсь тоже на ноги, включая свет в комнате. Вижу, что за маской Александр скрыл свою боль и очень быстро это сделал. Мне одновременно и хочется и не хочется узнавать, что ему снилось.

Мужчина хоть и язвит, но всё же направляется в ванную, а после я слышу шум воды. Чего было огрызаться, если всё равно делаешь, как посоветовали?

Качаю головой и беру с тумбочки телефон, поняв, что уже половина восьмого утра. Мы проспали весь вечер и всю ночь.

Впервые в моей жизни я спала с мужчиной, а не трахалась и уходила к себе. Просто сон, ничем не опошленный. И от этого мне не по себе. Новые чувства и ощущения, всё это в конечном счете приводит к боли, моральной или физической, не суть.

Саша выходит из ванной комнаты, вытирая лицо полотенцем.

— Полегчало? — дожидаюсь, когда моя чашка наполнится кофе, и смотрю на мужчину в одной майке. Кажется, что если он снимет с себя одежду, я не удержусь от желания погладить его литые мускулы. — Кофе будешь?

— Вась, ты прости, если напугал тебя, — он присаживается за стол, не спуская глаз с меня.

— Меня уже мало что может напугать по-настоящему, тем более чьи-то кошмары. Хотя признаюсь, когда ты начал меня душить, я слегка струхнула. Так будешь кофе?

— Душить? — кажется, он не слышит уже второй раз вопрос про кофе, поэтому вместо ответа я киваю и наливаю ему в чашку коричневый напиток, от которого идет пар. — Вот черт! Прости меня, я не думал, что всё будет так.

— И часто ты нападаешь на рядом лежащих?

— Нет.

— Понятно.

— Я ни с кем не сплю уже лет пятнадцать точно.

— О-о, — только и могу выдавить из себя, по непонятной какой-то причине чувствуя удовольствие от этого открытия. — Ладно, пойду я тоже приму душ, сегодня надо ещё столько дел сделать.

— Каких дел, Василиса? Ты остаешься дома.

— Я не пленница, поэтому к восьми вечера уже буду на работе.

— У тебя сотрясение! — он аж поднимается из-за стола, сверкая своими карими глазищами. — Остаешься дома, я сказал.

— А я сказала, что у меня работа, которую никто не отменял! — пока я произношу свою речь, он подходит, останавливаясь со мной в дверном проеме. — И мне абсолютно всё равно, что ты сказал.

— Не терпится лечь под очередного муд*ка с "котлетой"? — он кривит губы, думая, что снова задел меня. Возможно, раньше так бы и случилось, но сейчас, после стольких испытаний, я четко знаю: деньги — главная ценность.

— Да, — растягиваю губы в улыбке, хоть и ощущаю на языке горький привкус. — Всё именно так. Продаю своё тело за деньги и немалые.

— Знаешь, кто ты после этого? — “Мамба” морщится, словно коснулся чего-то неприятного. — Потаскуха.

Не знаю, что меня толкает на этот поступок, но в этот раз я без тени улыбки просто поднимаю руку и влепливаю ему такую звонкую пощечину, что кажется, во всех уголках квартиры слышится эхо удара.

Непонятно, кто из нас больше удивлен этой выходкой, но когда мужчина медленно поворачивает голову, я словно возвращаюсь в прошлое и сжимаюсь в ожидании побоев до потери пульса. Не сразу понимаю, что меня ведут куда-то, продолжая пребывать на границе двух миров. И только когда Саша опускает мои руки под холодную воду, немного прихожу в себя.

— Ты второй раз так себя ведешь, думаешь, я бы ударил тебя в ответ?

— А разве нет?

— Я лишь однажды поднял руку на женщину, и то потому, что она на меня кидалась с ножом. А кто тебя так запугал?

— Разве это важно?

— Блин, Василиса, вот сейчас мне на самом деле хочется хорошенько тебя встряхнуть.

— Лучше дай мне спокойно принять душ, я не изменю своих планов.

— Я не могу таскаться за тобой, как собачонка на привязи.

— Я тебя об этом не просила. Спасибо, что привез домой и свозил в больницу и можешь быть свободен!

— Я говорил, что не от тебя это зависит, и если Таня посчитает разумным тебя впускать в клуб, то так тому и быть.

— Она уже так посчитала, ночью ещё написала в “WhatsApp”, что я должна быть в плюсе сегодня.

— Как можно танцевать с сотрясением? А если ты упадешь?

— О, ты такой милый в своей заботе, — поднимаю руку и провожу по его щеке, но мужчина быстро отталкивает мою ладонь. — Но уверена, такой вызов означает отнюдь не танцы.

— Как ты можешь трахаться со всеми без разбора?

— Кто ты такой, чтобы меня осуждать? Сам-то как на жизнь зарабатываешь? Не продаешь себя таким, как Косарь? Думаешь, я не знаю, какие дела у них с Андреем?

— Уж не так, как ты! — выплевывает он последние слова и покидает ванную, так захлопнув дверь, что зеркало над раковиной начинает дребезжать.

Я снимаю с себя одежду и забираюсь в душевую кабинку, включая воду. Первое время просто стою под струями, ощущая, как они стекают по телу, смывая весь негатив сегодняшнего утра. А после беру в руки мочалку и остервенело натираю себя, словно на мне остались следы грязи. И только когда начинает гореть кожа от трения, понимаю, что ощущение это осталось после его слов. Но что может знать этот выскочка, наверняка, у него есть и квартира, и деньги, и никогда он не знал, как это: бороться за собственную жизнь и в конце концов осознать, что нет ничего важнее хрустящих купюр. Вода всё продолжает литься мне на шею и плечи, а я вспоминаю, как Таня забрала меня из “Антрацита”. Что привело женщину в этот ад, я до сих пор не знаю. Но зато отчетливо помню, как она брезгливо переступала через грязь и испражнения, пока не остановилась надо мной. Рассматривая свежие ожоги от сигарет и порезы, которыми меня наградил очередной клиент, она показала на меня, а я, почти безразличная ко всему, под жесткими наркотиками, лишь отстраненно отметила, что женщины ко мне ещё не приставали.

И только когда она вывела меня из помещения на воздух, я вцепилась в её руку, как дикий зверек. Таня отвезла меня к себе, искупала, показала своему личному доктору, который сказал ей про внутренние разрывы, зажившие переломанные ребра и множественные раны на теле. Она выходила меня, научила всему, даже танцам на пилоне, и пристроила к себе в счет уплаты долгов.

Именно этой женщине я обязана своим нынешнем положением, и если бы не события прошлой ночи, можно было сказать, что я существую и живу вполне себе нормальной жизнью.

Одни становятся содержанками, другие — любовницами женатых мужчин, принимая на себя обязательства этих отношений, а я получаю те же деньги за несколько часов кувырканий. С кем-то они даются трудно, как с Андреем, а с кем-то легко, как с Михаилом. Но как бы то ни было, я сама выбираю, с кем спать. И ни от кого не желаю слушать нравоучения.

Вытираюсь и, завернувшись в халат, выхожу из ванной комнаты, внезапно понимая, что “Мамба” ушел из квартиры. Не осталось ни ботинок у дверей, ни куртки на крючке, даже чашки на столе, которая оказалась вместе с кофе в мойке.

Пожимаю плечами, понимая, что обижаться мужчина должен только на себя. И у него нет повода чувствовать себя оскорбленным. Никто ему не клялся в верности. Как и он мне.


Как и сказала Александру утром, в восемь вечера я вхожу в клуб, отмечаясь на ресепшн, и после шагаю в гримерку. Чтобы там наткнуться на гневные взгляды Анжелики.

— Что? — распускаю волосы и начинаю укладывать их волнами.

— Ты всё же забрала его себе, не смогла вынести, что кто-то и другим достается?

— О чем ты, Анжи? — разворачиваюсь от зеркала, перестав накручивать волосы на крупную плойку.

— Не о чем, а ком, лживая ты шлюха! Я о Сашеньке.

— П-ф-ф, — вновь отворачиваюсь и возвращаюсь к своему занятию. — Забирай его себе, если сможешь удержать своими куриными мозгами.

— Да как ты смеешь?! — она делает шаг ко мне, я выставляю вперед раскаленный предмет.

— Только подойди, — поднимаюсь навстречу опешившей и в ужасе смотрящей на меня блондинке. — И я изуродую твоё тупое смазливое личико! Ясно тебе?!

— Чокнутая! — Анжелика поправляет лиф корсета и удаляется из гримерки.

— Не подходи ко мне, тварь! — кричу ей вслед, понимая, что на тупую блонду выплеснулся весь мой гнев за эти последние два дня. Начиная от того момента, как она же трахалась с “Мамбой”, и заканчивая нашими сегодняшними разговорами с Сашей.

Эта небольшая встряска только подогревает моё желание сегодня и танцевать, и трахаться, для кого бы Татьяна не вызвала.


— Ты сегодня просто в ударе, дорогая, — Таня подает мне бокал шампанского и присаживается на высокий барный стул. — Неужели отдых всего лишь в сутки дал тебе такой заряд энергии? Или всё дело в компании?

— Так ты действительно приставила его ко мне?

— Я боялась, что с тобой может ещё что-то случиться. К тому же ты — мое недешевое вложение до сих пор.

— И ты не устаешь мне об этом напоминать.

— У тебя и правда сегодня язык острый, как стилет, — усмехается управляющая. — Видимо, ничего между вами не было, иначе ты была бы попокладистее.

— Зачем ты вызвала меня сегодня, Таня?

— Потому что тебя хотел видеть Андрей, и он очень настаивал, а также клялся и божился, что не станет вредить тебе.

— Нет, — от одной мысли лечь с этим извращенцем и именно сегодня я сжимаюсь.

— Но ты подумай сама, что теряешь…

— Нет, Татьяна!

— Тогда сама ему откажешь, когда он приедет.

— И не подумаю. Можешь не засчитывать мой сегодняшний выход.

— Поздно. Привет, Андрюшенька, — Татьяна бисером рассыпается у ног политика.

— Я так рад тебя видеть, дорогая, да ещё с моей деткой. Ева, от тебя сегодня глаз не оторвать. Это для меня ты так нарядилась?

Перевожу взгляд на Татьяну, которая разводит руками и подмигивает.

— Конечно, я и приехала сегодня только ради этого.

— Ух ты, моя куколка, — он по-свойски обнимает меня за плечи, мгновенно запуская руку под лиф и сжимая мою грудь. Улыбаюсь натянуто, поскольку я уже несколько дней без кокаина, и, следовательно, изображать радушие мне очень тяжело.

Но мои мучения остаются незамеченными лысым политиком. Вместо этого он тащит меня в центр зала и засовывает за мой лиф несколько “Бенов”.

— Потанцуй для меня, детка, — он располагается на диване и тут же шлепает по заду официантку, которая расторопно приносит ему виски. — Хочу посмотреть, как ты будешь двигаться на мне.

Исполняю, что он просит, и радуюсь, что момент секса оттянут, но в этот раз всё оказывается гораздо хуже, чем во все предыдущие наши встречи.

Глава 10

Как я мог даже на минуту допустить мысль, что Василиса жертва. Никакая она не жертва, а обычная шлюха, которая нашла способ зарабатывать себе на жизнь, не горбатясь по двенадцать часов ежедневно. А я, идиот, решил, что помогаю бедняжке.

Хлопаю дверью автомобиля с такой силой, что автоматический стеклоподъемник не выдерживает и стекло опускается само.

— Так мне и надо! Жизнь не отучила строить воздушные замки.

Завожу мотор и резко срываюсь с места, оставляя на асфальте темные следы от шин. Не хочу никого видеть в ближайшие несколько часов, но моему желанию не суждено сбыться. Телефонный звонок ловит меня на светофоре. Звонит Косарь, и вместо приветствия я слышу сальную шуточку.

— Да ты половой гигант, Санёк. Всю ночь с одной, теперь уже вторые сутки — с другой.

— У меня с Василисой ничего не было, — отрезаю, не давая ему развить тему кувырканий. — Я просто выполнил просьбу твоей Танюши.

— Да-да, можно подумать, тебя насильно это сделать заставили.

— Зачем ты звонишь? — эта тема меня порядком начинает бесить.

— Я разговаривал с кое-кем по поводу происшествия в самолете, — начал он, а я аж съехал на обочину, чтобы не устроить случайное дтп.

— И?

— Меня заверили, что политик не мог так сделать.

— Ты что, считаешь, что я сам себя подстрелить пытался? Или, может, руку свою погрыз, или на телефон одного из этих посланцев каким-то образом писал сообщения?

— Да тише ты, Мамба, — прямо чувствую, как он выдыхает и трет глаза рукой. — Я же не обвиняю тебя. Я лишь имею в виду, что Ерошин может оказаться хитрее и подстроить себе прикрытие.

— Мне плевать, я убью урода, который попытался меня грохнуть.

— Да-да, но не попрешь же ты на него с членом наперевес? Ты хоть представляешь, какая там охрана? Лучше выждать момент и подловить, когда он будет один.

— Например, с…

— Евой, — заканчивает за меня Косарь, но я-то хотел использовать совсем другой эпитет в отношении этой девушки, однако руки сами непроизвольно сжимают рулевое колесо так, что белеют костяшки. — И как раз сегодня он будет с ней, так что…

— Нет, я не приеду.

— В чем дело, Мамба?

— Ни в чем, просто я не хочу сегодня показываться в этом месте.

— Даже чтобы проучить политика?

— Даже поэтому.

— Странный ты тип, Саня, но настаивать не буду, развлекайся, как тебе нравится.

— И тебе того же, — отключаю телефон и бросаю его на заднее сиденье, но при этом продолжаю сидеть, так и не включив двигатель. Во мне борются два абсолютно противоположных желания: поехать и грохнуть политика за всё, что он сделал мне и за то, что делает с Васей, или забить на это и дождаться, когда этот урод сам назначит встречу, чтобы можно было его прикончить.

Но ни одно из этих желаний я не осуществляю. Едва только я собираюсь тронуться с места, как раздается звонок на совершенно другой телефон.

— Слушаю.

— Всё идет по плану, Александр, но Ерошина пока трогать нельзя.

— Но он уже и так запятнал себя.

— Пока команда не трогать, тебе ясно?

— Ясно.

— Вот и отлично, лучше езжай домой и хорошенько отоспись, у тебя слишком помятый вид, надо меньше времени тратить на девчонок.

Оборачиваюсь в поисках того, откуда меня палят, и дергаюсь, когда рядом останавливается “Гелик” и из открытого окна мне машет “Бульдозер”. А после внедорожник устремляется вперед, а я сижу, будто зашибленный топором по голове. Настолько беспечно было здесь стоять, вот так, что если бы там находился не Михаил Сергеевич, а люди Ерошина, меня бы уже к концу недели могли и закопать.

В который раз выдыхаю носом и после всё же трогаюсь с места, направляясь домой. Но не успеваю припарковать свой “крузак”, как вижу на другой стороне тротуара “привет из прошлого”. Девушка, которая клялась ждать меня из армии, а после с легкостью променяла на денежный мешок, разговаривает с соседкой моей матери.

Я так и зависаю, не успев припарковать машину, пока сзади не начинают сигналить. Алина оборачивается и тут же палит меня за попытками скрыться. Поднимает руку и машет, что абсолютно не оставляет мне шанса на маневр.

Всё хуже и хуже с каждой минутой в этот день: сперва кошмар, который не отпускает меня на протяжении уже трех лет, затем Василиса с её загоном насчет работы, потом Косарь с его уверениями и новостями, и вишенкой на торте становится эта встреча.

— Саша, я рада тебя видеть, — с годами она совершенно не изменилась и даже, кажется, стала ещё краше.

— Не могу сказать того же, — тянусь в бардачок и достаю оттуда пачку сигарет, прикуривая и выдыхая дым в сторону от девушки. Вижу, как она морщится от запаха, но даже бровью не веду. — Чем обязаны видеть тебя в этом месте?

— Я приехала к тебе.

— Правда? И почему же? Твой мешок прохудился?

— Нет, у Антона всё в порядке, или не совсем в порядке, но я по другой причине приехала.

— Я польщен, что ты вспомнила обо мне спустя столько лет.

— Я никогда не забывала тебя, Саш, — она отводит взгляд. — Просто наши пути разошлись, потому что мне нужно было больше, чем просто ожидание.

— Рад, что ты получила, что хотела, а сейчас извини, но мне надо идти.

— Саша, подожди, — она ловит меня за руку, заставляя вздрогнуть, и не столько от физической боли, сколько от воспоминаний, которые бередят душу. — Мне действительно нужна твоя помощь. Я заплачу, сколько скажешь, но помоги мне, пожалуйста.

— Что тебе надо?

— Не пригласишь меня к себе?

— Нет.

— А ты изменился, стал более мужественным, — хмыкаю, потому что она даже не понимает смысла этого слова. — И жестким.

— Не мы такие… так что тебе нужно?

— Один из партнеров Антона дал мне твои контакты и наводку, когда я заговорила о проблеме.

— Какая проблема, Алина? Проблемы у других людей, которым надо бороться за свою жизнь, а ты — избалованная сучка.

— Зачем ты так? У каждого в жизни свои проблемы, и каждый справляется с ними, как может…

— Короче, что тебе нужно?

— Я… мне..

— Алина!

— Мне нужно поймать мужа на измене.

— Ты издеваешься? — усмехаюсь и стараюсь понять, шутит она или нет.

— Я абсолютно серьёзна, Саша. Если он нарушает контракт, пусть платит.

— Сто пятьдесят кусков, — складываю руки на груди и прислоняюсь к двери своей машины.

— Легко.

— Евро, дорогая, не рублей же.

— Но… но у меня нет сразу такой суммы.

— Извини, мне пора, — отталкиваюсь от машины и делаю шаг в сторону.

— Саша, подожди, я смогу собрать эту сумму, но в течение недели.

— Когда соберешь, позвони.

— Но я не знаю номера, — она так забавно хлопает своими кукольными ресницами, что я не могу сдержать улыбку. Инфантильная девочка, всегда пребывающая под опекой всех, кто её любит, каким-то чудом решилась ограбить своего олигархишку.

— Мой номер не изменился за последние двадцать лет.

— О, ты про домашний.

— Ну да, а что?

— Ничего, я просто подумала…

— Всего хорошего, Алина.

И, быстро обойдя её, я направляюсь в подъезд, и только когда дверь за мной с тихим писком закрывается, позволяю себе немного расслабить плечи. Эта встреча совершенно дезориентирует меня. Я готов к встрече с врагами на поле боя, неприятелями по жизни, но не с девушкой, которая вырвала мне сердце своими наманикюренными пальчиками и растоптала его острыми каблуками. Ведь именно тогда я пошел на контракт, когда вернулся со срочки и узнал все эти новости.


Дорога домой из ВЧ оказывается слишком долгой и терпения у меня едва хватает. В поезде со мной находятся несколько дембелей, все пацаны двадцатилетние, пороха, кроме как на учениях, не нюхавшие. И каждый хвастается, что его ждет девчонка дома. Показывает фотографии, читает отрывки из писем. И я не отстаю, показав им последнюю фотографию Алины на фоне ярких цветов в Ботаническом саду. Моя девочка вызывает зависть у них, но никто вслух не произносит ничего.

Едва лишь поезд прибывает на Казанский вокзал, я уже на ногах. Нарядный, в военной форме, краповый берет гордо надеваю на голову. Пацаны рассматривали его почти всю дорогу. Не каждый может заслужить право носить его. И мне пришлось отдать тонну пота и крови, несколько попыток за год сдать экзамен, однако я получил эту награду. И теперь Алинка сможет гордиться мной ещё сильнее. Выхожу из поезда на перрон, ожидая, что моя девочка кинется мне прямо там в объятия и мы станем целоваться, как на той знаменитой картинке с поцелуем на Таймс-сквер. Но вместо Алины меня встречает только мать.

— Привет, ма, — осматриваюсь вокруг, всё ещё не теряя надежды. — А где Алина?

— Сынок, ты у меня такой сильный стал, и такой красавец в этой форме.

— Ма?

— Поехали домой, я тебе всё расскажу.

Тогда для меня прозвенел только первый звоночек. Уже дома мама рассказывает, что моя девушка гуляет в ночных клубах, совершенно пьяная и невменяемая возвращается домой, что её родители еле-еле отмазывают её от отчисления из универа. Я не верю во все это, мне кажется, что мать специально настраивает меня против Алины. Но не возражаю, понимая, что пока сам не увижу, это не убедит меня.

И должен признаться, убеждаюсь я в этом очень скоро. Буквально в тот же день, ближе к семи вечера выхожу из дома, чтобы успеть заметить, как моя невеста хихикает, стоя возле мажористой машины с каким-то богатеньким сосунком.

— Алина? — подхожу ближе, надеясь, что она сможет мне это объяснить. Девушка оборачивается, глядя на меня широко открытыми глазами.

— Саша? Как… что…. ты здесь делаешь? — от её виноватого вида мне становится тошно.

— Алин, ты знаешь его?

— Конечно, она меня знает, богатенький ублюдок, Алина — моя невеста.

— Невеста? Алиш, ты не говорила, что собираешься замуж.

— Я и не собираюсь. Саша, давай поговорим потом как-нибудь?

— Конечно, ты не собираешься, потому что никто не женится на такой шалаве, как ты. А я, идиот, ещё не верил матери, когда она рассказала, как ты проводишь тут время. Так мне и надо.

— Слыш, идиот, иди, куда шел до этого, — мажорчик всё же подает голос, но быстро затыкается, когда я перевожу на него взгляд.

— Гуляй дальше, шлюха, я не смогу дать ничего из того, что ты хочешь получить, — разворачиваюсь на каблуках и направляюсь в сторону дома, чувствуя, что с каждым шагом во мне умирает часть души, пока не остается одна черная дыра.


Дыхание сбившееся и сейчас, и я очень рад, что меня никто не видит в этот момент из моих корифеев-инструкторов. Иначе бы разжаловали в один присест. Поднимаюсь по ступеням вместо лифта, и это помогает немного убрать адреналин из крови. И когда оказываюсь перед дверью своей квартиры, уже могу легко контролировать себя.

Дома никого не оказывается, видимо, мать куда-то свалила, но я почти не реагирую на гнетущую тишину. Мне комфортно и спокойно здесь, несмотря на всё, что окружает: разбитые и грязные тарелки в раковине, полная мусорная корзина пустых бутылей из-под алкоголя и залитый стол. Разогреваю себе кусок пиццы в микроволновке и, прихватив банку пива, иду к себе в комнату. Только тут я начинаю анализировать, что случилось за последние несколько дней. Даже больше, но важно именно это время. С момента, как мы получили груз на границе, и заканчивая этим странным разговором с бывшей.

“Кто ей сказал про меня? Зачем ей нужно это?”

Хорошо, с бывшей и её неверным я разберусь позднее, сейчас надо сделать ещё одну вещь, которой следовало заняться уже давно.

— Але, — слышится в трубке прокуренный и хриплый голос.

— Дон, это я.

— Чё надо? — да, тяжелый случай, так общаться не каждый сможет.

— У меня есть информация.

— Ну? — бл***, мне хочется уже стукнуться головой об стену пару-тройку раз.

— Политик утверждает, что он не при делах, но я точно знаю, что приказ в аэропорту отдал именно Ерошин.

— И чё?

— Узнай наверняка, как можно его прижать. Мне осточертело уже играть мальчика на побегушках у местных распальцовщиков.

— Сделаю.

И короткие гудки на том конце позволяют мне откинуться на старом потрепанном диване и закрыть глаза. И в этот раз увидеть эротический сон с участием сразу двух девушек, которые ласкают друг дружку и меня.

Глава 11

— Да, детка, да! — слышу подбадривания Андрея и продолжаю ласкать новенькую, которую политик сам же и выбрал. — А сейчас я хочу, чтобы ты её трахнула, как я тебя. Страпоном, а после и чем-нибудь похожим, но не таким мягким.

Содрогаюсь от отвращения внутри, но делаю, как он говорит. Новенькая под дозой, поэтому я даже не уверена, что она осознает, кто именно её трахает.

— Давай, детка, или ты хочешь, чтобы и я пристроился сзади? — он поднимает руку и сжимает мою ягодицу. — Хотя сегодня у нас с тобой вряд ли что-то получится, поэтому я готов смотреть, как ты получаешь и доставляешь удовольствие этой красотке.

— Один момент, дорогой, — пристраиваю половой член и застегивая ремешки, а после тянусь за бутылочкой со смазкой, чтобы даже малейшего дискомфорта не ощутила бедняжка.

— Давай же, оттрахай её, — протянув руку, Андрей сжимает мою грудь и после сосок, прокручивая его, причиняя боль и прекрасно это осознавая. Но садист упивается даже от того, как я втягиваю воздух сквозь зубы. Стараюсь не явно отстраниться и приноравливаюсь, чтобы ввести страпон. В какой-то момент внезапно осознаю, что, несмотря на всю неправильность происходящего, я начинаю чувствовать возбуждение от процесса, от стонов девушки, стоящей на четвереньках, от того, как она подает бедра назад, и вдруг словно теряю себя, становясь другим человеком, другого пола даже. Схватив её за бедра, я толкаю свои вперёд, снова и снова, пока брюнетка подо мной не кричит протяжно, упав на подушки рядом с Андреем. Осознаю, что она кончила чуть-чуть раньше меня, поэтому, отвязав страпон, использую его и для себя, доводя своё тело до кульминации.

— Да ты шалунья, детка, боюсь, такими темпами ты сможешь обойтись и без меня, — слышу смех мужчины рядом, сквозь звон в ушах. Перед глазами ещё стоит образ кареглазого, с мыслями о котором я и кончила. Никто не узнает об этом, как и обо всем, что творится у меня в голове. Веки тяжелеют, и хочется зажмурить их и просто поспать, ощущая тепло оргазма в теле, но я запрещаю себе это делать, ведь не ровен час — и политику понадобится увидеть продолжение. Так и случается, только в этот раз он всё же берет дозу кокса и, вымазав в порошке палец, вводит его мне между ног, не забыв зацепить клитор. А после заставляет новенькую ласкать меня губами и ртом. Для меня это не первый секс с женщиной, но каждый раз всё иначе, хотя все без исключения девушки куда ласковее и нежнее мужчин. Но я не хочу её нежности, я хочу грубой силы мужчины, который подарил мне один из самых ярких оргазмов в жизни. Поэтому закрываю глаза, стараясь отрешиться от происходящего и представить, что это руки Саши сжимают мои бедра, и это его язык ласкает и лижет промежность, которая в сочетании с кокаином становится слишком чувствительной. В итоге я кончаю, выгибаясь на постели, и едва сдерживаю крик наслаждения, с именем, которое нельзя здесь произнести.


В випе с Андреем мы проводит несколько часов, продолжая устраивать порно-шоу этому извращенцу, до тех пор, пока клуб не закрывается. Захожу в свою гримерку и всё больше возвращаюсь мыслями к тому, что со мной было в комнате. Мыслями к мужчине, который теперь будет смотреть на меня с презрением. Но и менять что-то в своей жизни я сейчас не могу. Где ещё можно получить за четыре часа двести тысяч, и это притом, что половину отдаю в качестве долга Татьяне. Беру телефон в руку, собираясь вызвать такси, и тут вновь натыкаюсь на вымотанную и слегка не в себе Марсель. Девушка с пустым взглядом, хоть и румянцем на щеках. И сейчас, глядя на неё, я вижу себя, такую же растерянную, словно витающую где-то. Сейчас я четко, как никогда, осознаю, на что похожа моя собственная жизнь. Но деньги в сумочке помогают справиться с голосом совести. Всё равно до пенсии я не собираюсь крутиться на шесте, придет время — и надо будет заняться чем-то другим. Но об этом я подумаю завтра, а сегодня хочу поскорее добраться домой и лечь спать.

Звонок на сотовый оповещает о том, что такси прибыло и ждет. Натягиваю сапоги и, прихватив сумочку, поднимаюсь на улицу из клуба. Сегодня и завтра я взяла выходные, поэтому есть время отоспаться и уделить время себе. Волосы начали сечься на концах от постоянной термообработки и корни отросли, надо бы покрасить. Вот и прогуляюсь по салонам. Занятая своими мыслями, я открываю дверь стоящей возле черного хода машины и сажусь на заднее сиденье.

Машина трогается с места, и только отъезжая от клуба, я вижу в окно, что такси стоит немного дальше по улице. Поворачиваю голову к водителю — и крик застревает в горле.

За рулем сидит Николай Прокофьев. Едва только он видит, что я заметила, кто везет, как двери тут же блокируются.

— Останови машину, — в этот раз, как назло, газовый баллончик остался в другой сумочке. — Слышишь меня!

— Заткнись, шлюха! — он разворачивается, и я вижу в его руке пистолет. — Иначе не успеешь глазом моргнуть, как я добавлю к твоим дыркам ещё несколько.

Отшатываюсь от него, закрывая рот, и стараюсь незаметно набрать в сумочке номер Татьяны.

— Куда ты везешь меня? — нужно хоть как-то подать сигнал управляющей. — И зачем?

— Потому что ты ещё не всё отдала мне.

— Я тебе вообще ничего не должна. Это ты меня продал.

— Заткнись, я сказал. Иначе пристрелю тебя точно.

Я замолкаю и стараюсь смотреть в окно, запоминая всю дорогу и дорожные знаки, которые вспыхивают в свете фар. Когда машина покидает пределы МКАДа, я ещё пристальнее всматриваюсь в дорогу и надеюсь, что Таня не сбросила вызов, потому что в открытую достать телефон и убедиться в этом не могу.

— Зачем мы выехали из Москвы, и что это за “Подолино” такое?

— Закрой пасть, шлюха, я же сказал, — он нервно держит руль, замечаю признаки наркомана, которые нередко и у себя видела. Испарина на лице и тремор рук.

— Ты на наркоте сидишь? Если тебе нужна доза, я могу дать прямо сейчас.

Руль в руках отчима дергается, и машина виляет по дороге, но шоссе пустое, поэтому никаких ДТП не происходит. Машина заезжает на территорию с указателем достопримечательности.

— Зачем ты привез меня сюда? Неужели теперь притоны устраивают в таких местах, как усадьба Середниково.

— Сейчас узнаешь.

— Отпусти меня, Коля. Я тебе деньги отдам, хочешь? — роюсь в сумочке и достаю пакетик с коксом. — Хотя мне кажется, это тебе нужнее.

Протягиваю ему порошок и вижу, как бегают глаза наркомана.

— Шагай, — он всё же пересиливает свою тягу и, открыв дверь, хватает меня за руку, вытащив из автомобиля. — Тебя здесь заждались.

— Ты же понимаешь, что теперь не будет так как раньше, мне уже давно не пятнадцать лет. Да и интересую я теперь мало кого.

— Ты удивишься, дорогая, — и сейчас для меня словно сон повторяется, который я долгое время старалась забыть. Снова меня тащат, только теперь я не плачу и не умоляю морального урода отпустить. В этот раз я лишь крепче прижимаю к себе сумку, надеясь, что меня уже отследили до места прибытия. И только когда у входа из моей сумочки вытряхивают деньги и мобильник, который оказывается разряжен, я осознаю, что мне легко не вырваться отсюда.

— Как долго ты ещё будешь использовать меня, прикрывая свои долги?

— Столько, сколько нужно мне. Шевелись давай!

— Ты же понимаешь, что за это сядешь, если я выберусь отсюда?

— Я бы не был так в этом уверен, дорогуша. Тебя очень хотят видеть мои друзья.

— Друзья? Ха! Да никогда у тебя не было друзей, были только те, кто, как лоха, разводил тебя!

— Заткнись, я сказал!

И отчим со всего маха ударяет меня кулаком в лицо, так что я теряю сознание на какое-то время. Прихожу в себя уже в помещении, обстановка в котором, словно воплотившийся кошмар, напоминает о событиях десятилетней давности. Кровать без матраса, обшарпанные стены и одинокая лампочка, на проводах свисающая с потолка. При мне уже нет сумки, как и верхней одежды с обувью. Уроды оставили на мне только джинсы и футболку. Осматриваюсь вокруг и понимаю, что в этот раз нет даже самого маленького окна, лишь дырка притока воздуха, чтобы я не сдохла здесь раньше срока. Не знаю, сколько прошло времени, но только сейчас я осознаю, как у меня болит лицо. Вспоминаю, что это Коля меня ударил и вырубил. Осторожно трогаю лицо и осознаю, что щека распухла, а глаз, хоть и открыт, но тоже болит. Дверь дергаю, но та не поддается, оставаясь запертой снаружи. Однако долго пребывать мне в одиночестве не дают, спустя время дверь со скрипом открывается и в комнату входят двое “из ларца”: абсолютно в одинаковой одежде и в темных очках. Эти два “быка” становятся по обе стороны двери, пропуская вперед невысокого и сухопарого мужчину.

— Так вот ты какая, — мужчина подходит ближе, я отхожу дальше. — Где мой брат, сучка?

— Кто?

— Мой брат! — рявкает маленький человек с такой силой, что, кажется, стены дрожат. — Брат, который поехал к тебе и пропал. Я знаю, что последний раз его сигнал был возле вашего клуба, я также знаю, что он поехал искать девку, которая должна ему денег.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — ещё один шаг назад — и осознаю, что спиной упираюсь в стену.

— А я думаю, прекрасно понимаешь, — мелкий гном подходит ко мне и, подняв руку, сжимает подбородок так, что у меня искры сыпятся из глаз. — И если с моим братом что-то случилось, ты пожалеешь, что на свет родилась. А пока я разбираюсь, посидишь здесь.

И он вышел из комнаты, а следом за ним и двое его охранников, оставив меня слушать своё учащенное дыхание и с осознанием того, что Саша отправил этого мужика к ментам. И скоро гном узнает, что его братец сидит за решеткой. Но мне теперь от этого не легче. Сажусь на кровать и обхватываю колени руками, прикрывая глаза. Никогда не верила в Бога, но сейчас сперва незаметно для себя, а после и явно уже прошу Господа о помощи, о спасении. Сон не идет, даже несмотря на многочасовое бодрствование, и, словно я под кокаином, беру силы неизвестно откуда. Однако организм в конце концов сдается, погружая сознание в сон. И я засыпаю, хотя и страшусь пробуждения в этом месте. Однако сон ко мне в этот раз приходит не кошмарный.

Мужчина, что стоит ко мне спиной и смотрит в окно, скрытый в тени дневного света. Но я чувствую, кто это, знаю его и знаю уже давно. Подхожу к нему со спины и обнимаю, прижавшись щекой к теплой коже. Понимаю где-то на подсознании, что он улыбается, когда ощущает мои прикосновения, а после накрывает мои ладони у себя на животе своими руками.

— Никогда не думал, что может быть так, — он ещё теснее прижимает меня к себе. — Но с тобой всё и всегда было необычно.

— Я тоже не думала, что это окажется таким счастьем.

— Вася… — он берет меня за руку и разворачивает к себе, чтобы видеть лицо, и я обхожу, а после обнимаю за плечи мужчину, заглядывая в его карие глаза. — Я давно хотел сказать тебе… — он проводит рукой по щеке моей и спускается по шее до плеча, а после резко хватает за волосы и дергает за них. — Проснись, долбаная тварь!

Резко открываю глаза, видя перед собой не Сашу, а гнома, который нависает и дергает за волосы с такой силой, словно хочет вырвать их с корнем. В ужасе смотрю на этого человека, маленький рост которого и щуплое телосложение совершенно не соответствует силе, с которой он причиняет мне боль.

— Я ведь говорил, что ты заплатишь, если с Игорем что-то случится? Готовься, пребывание в “Антраците” тебе покажется райским отпуском в сравнении с теперешним твоим существованием.

— Я не понимаю.

— Не строй из себя идиотку! — он снова дергает, так что я сажусь на кровати. — Его закрыли менты! И это из-за тебя, шлюха!

Маленький человек с такой силой тащит меня с кровати, что я падаю на пол, не устояв на ногах. Но на полу меня не оставляют, а, потянув ещё раз, ставят на ноги.

— В камеру её, — командует гном. — Подготовьте для операции.

— ЧТО?! — мой крик и сопротивление привлекают внимание всех собравшихся.

— Ты станешь донором органов, таким образом и рассчитаешься.

— Нет! — я вырываюсь, но два “быка” держат крепко и волокут, несмотря на мои извивания. — Нет! Не надо!

— Поздно.

Меня приводят в камеру и сразу же кидают на стол и, прижав руку к холодному металлу, делают укол. Первый из многих, но спустя пару минут всё становится словно в тумане. Я уже не вырываюсь, когда меня переводят в другую комнату. Вижу над потолком огромную хирургическую лампу, и хотя мозг мой кричит “Беги отсюда!”, тело уже не может отвечать ему. Поэтому позволяю уложить себя на живот на операционный стол и будто бы отстраненно наблюдаю через мутную пелену перед глазами, как мне делают второй укол. Теперь тело словно немеет, я не чувствую ног и спины, но всё ещё не отрубаюсь, оставаясь в сознании. Поэтому вижу, как в комнату входят в специальной одежде два человека, как они подходят, берут в руки инструменты и наклоняются ко мне. Я хочу кричать, но уже не могу, поэтому вместо крика из груди вырывается только мычание. И я ощущаю себя забойной скотиной, которую разделают сейчас, и не останется от меня ничего. Прикрываю глаза, но всё равно не засыпаю, хоть и не чувствую касаний к спине. Поэтому упускаю момент, когда в этой комнате появляются посторонние. Крики, стрельба и чьи-то руки меня кутают в простынь и, подняв со стола, несут. Вижу только, как лампы мелькают на потолке по мере продвижения по коридору, но остаюсь абсолютно безучастной к событиям, происходящим вокруг, лишь только запоминаю шёпот: “Всё будет хорошо, милая, потерпи”.

Прихожу в себя в палате и не той, которая была у этих живодеров, а нормальной больничной палате. И первый человек, которого я вижу, — это Таня, сидящая на стуле возле моей кровати. Она замечает, что я открыла глаза, и улыбается слегка дрожащими губами.

— Привет, — проговаривает женщина и тут же отводит взгляд.

— Что произошло… — потягиваюсь и тут же падаю на подушки. Резкая боль в спине заставляет охнуть. — Они… они… они… — не могу заставить себя произнести даже слово.

— Нет, только порез сделали, — успокаивает меня Таня. — Но здесь всё зашили так аккуратно, что даже не заметно будет, когда шрам побледнеет.

— Ты всё же нашла меня, — закрываю глаза, наконец-то позволяя себе немножко расслабиться, но и то ненадолго.

— Это не я тебя нашла, — чувствую прикосновение пальцев Татьяны к своей руке. — Это Александр и Лёшенька.

— Не преувеличивай, Танюша, это всё наш супергерой, который с такой скоростью кинулся спасать даму, будто за ним черти гнались.

Раскрываю глаза и замечаю в комнате двух мужчин, один из которых внимательно смотрит мне в глаза.

Глава 12

Жизнь порой может заставить ощутить свой бег со скоростью света, когда кажется, что всё нужно было сделать ещё вчера, а уже почти завтра, и у тебя ни одной зацепки. Я ненавижу бездействие, поэтому хожу взад-вперед по большому залу “Лофта” в ожидании, когда знакомый перезвонит и сообщит, получилось ли отследить сотовый Василисы.

— Эй, Мамба, замри уже где-нибудь, от твоей беготни меня уже начинает укачивать, — ворчит Косарь и вновь старается как-то успокоить плачущую управляющую.

“Крокодиловы слёзы”, - мелькает мысль, потому что не могу поверить, что эта женщина будет горевать хоть по одной из своих девочек, но на Лёху они действуют. Я снова делаю круг и плюхаюсь на диван возле сцены. И только сейчас замечаю блондинистую голову Анжелики между темных штор. Девушка улыбается, словно считает, что я приехал навестить именно её. Отведя взгляд, опять поднимаяюсь и прокручиваю телефон между пальцами, который по-прежнему молчит.

— Да что же так долго?!

— Надо было мне сразу вас позвать, как только я поняла, что что-то не так с ней, — всхлипывает Татьяна. — Но я попробовала сама дозвониться, когда связь оборвалась…

— Ну успокойся, милая, ты всё сделала правильно.

— Только не слишком удачно, — буркаю себе под нос, чем заслуживаю хмурый взгляд Косаря. Однако ответить я не успеваю, наконец, моя мобила оживает. — Да! — рявкаю в трубку.

— Санёк, я не смог отследить до самого места, сигнал прервался на Новосходненском шоссе, в районе сразу после Химок. Но дорожные камеры в этом месте зафиксировали несколько машин, подходящих под описание. В Сходне их уже не было, значит, они съехали где-то… — дальше уже не слушаю. У меня есть фото с камеры видеонаблюдения клуба, а также возможный радиус поисков. Сажусь в машину, но рядом хлопает пассажирская дверь и на соседнее сиденье опускается Косарев.

— Ты же не думал, что поедешь один? Кто знает, куда они забрали девчонку, — с деловым видом Лёха пристегивает ремень, но делает это, уже когда я срываюсь с места. — Сейчас я позвоню еще ребятам, чтобы мы были точно не одни там.

— Спасибо, Лёх, — кошусь в сторону мужика рядом, стараясь не попасть в ДТП по дороге к Ленинградскому шоссе.

Пока машина движется в сторону области, я вспоминаю весь сегодняшний день.


С утра, как и до этого, пробуждение у меня одно. Мать ругается с очередным собутыльником за выпивку, а после выгоняет того из квартиры и стучится в мою комнату за новой порцией денег. Со всеми этими проблемами с наркотой я отложил отправку Галины Васильевны в лечебницу для зависимых, но похоже, придется вернуться к этому. Иначе просто невозможно сосуществовать. А после отправить её куда-нибудь подальше отсюда, от привычной обстановки. Выдаю ей пять сотен, и дождавшись, пока мама направится на улицу, набираю номер своего куратора.

— Здравствуйте, Михаил Сергеевич. Вы говорили, что у вас есть знакомый врач по особо деликатным вопросам.

— Да, в подмосковной частной клинике.

— Не могли бы вы дать мне контакты? Уже очень надо, — вздыхаю, кажется, что незаметно, но “Бульдозер” слышит даже через трубку мои горестные вздохи.

— Мать? — всего одно слово, но больше и не нужно. Я знаю, что он знает.

— Да, — отвечаю, не видя смысла юлить. — У меня больше нет вариантов, как ещё можно помочь.

— Хорошо, сейчас пришлю тебе номер, скажешь, что от меня, и избежишь дальнейших ненужных расспросов.

— Спасибо, Михаил Сергеевич.

— Ты лучше скажи, как продвигается наше дело? — тут же с места в карьер бросается куратор.

— Пока глухо, после происшествия в Новосибирске он ушел на дно, отморозился от всех контактов, общается только через своих шестерок, но так к нему не подобраться. Надо подождать немного.

— Хорошо, мы и так дали начальникам повод похвастаться заслугами за наш счет.

— Как всегда, — улыбаюсь одними губами. — Ещё раз спасибо и до связи, — прощаюсь с “Бульдозером”, услышав хлопанье двери. Позвоню по присланному номеру позднее, а пока надо бы пробежаться. Натягиваю трико и куртку, шапку и кроссовки и выхожу на морозный воздух. Снега ещё нет, но холод зимы уже отчетливо ощущается в воздухе. Будто он потрескивает от мороза и вот-вот заискрит, как электрический провод. Пересекаю проезжую часть и сначала трусцой, а потом быстрее убегаю вглубь парка.

Возвращаясь домой спустя сорок минут тренировки, я застаю возле своего подъезда Алину. Скрипнув от досады зубами, всё же подхожу. Избалованная сука переступает с ноги на ногу в своих фильдеперсовых сапожках, явно не предназначенных для дворовой грязи Измайловского района. Она мнет в руках свою сумочку и старается заглянуть незаметно в моё лицо.

— Зачем пришла?

— Я нашла деньги, — отвечает Костомарова. И, запустив руку в сумочку, пытается достать оттуда пачку банкнот.

— Ты чё творишь, идиотка?! — ловлю её руку за мгновение до того, как она вытащит деньги. — Хочешь, чтобы мне башку проломили, увидев эту “котлету”?

— Но… — она растерянно хлопает глазами.

— Да, тяжелый случай. Ты забыла, где находишься? Это не частный поселок на Рублевке, дорогая, это — Измайлово, и тут надо всегда держать ушки на макушке.

— Тогда как же…

— Где твоя машина? — перебиваю и, наконец, убираю свою руку с её кисти. Почему-то сейчас прикасаться к ней мне неприятно, словно к чему-то липкому.

— За домом, тут не было парковочных мест…

— Тогда прокатимся? — у меня интерес один, чтобы она свалила восвояси, а если её муженек трахает свою секретаршу или ещё кого, то узнать это не составит труда.

— Хорошо, — кивает девушка и, глядя на неё сейчас, я не могу понять, что мне могло нравиться в этой кукле. Она настолько идеальна, что даже подташнивает от этого.

Пухлые надутые губы, всегда идеальные темные волосы. Внезапно вспоминаю непослушные рыжие кудри, которые видятся мне в каждой более-менее рыжей девушке, и голубые-голубые глаза. Василиса. Вот кто не выходит из головы, несмотря на все мои попытки убедить самого себя, что нам не по пути.

Алина выруливает с района и вопросительно косится на меня.

— Давай по Главной аллее, потом по Московскому проспекту. Там найдешь место для парковки, и мы поговорим.

Костомарова делает именно так и, через пятнадцать минут остановившись на парковке Измайловского парка, глушит двигатель.

— Здесь нормально? — вижу, что она нервничает. И это словно придает мне силы. Напряжение от первой встречи исчезает, оставляя только безразличное ощущение, как к незнакомке. Странно, как дорогие люди могут в один миг стать никем.

— Да, а сейчас объясни мне, с кем, по твоему мнению, изменяет тебе муж, чтобы мне было откуда плясать. Он задерживается на работе или с друзьями, а может быть, ты видела его флиртующим с кем-то?

— Ничего этого нет, просто я чувствую, что он охладел ко мне в последний год.

“Ничего удивительного для меня, видимо, рассмотрел твою жадную до наживы натуру”, - но вслух я этого не произношу. А Алина между тем продолжает:

— Понимаешь, он стал задерживаться, говорит, что много работает, что устает, поэтому у нас нет никакого сек…

— Алина, прошу без подробностей, — кажется, меня может стошнить от её откровений.

— Извини, так вот, раньше с этим проблем не было, а теперь на все мои ухищрения он не обращает внимания. И у меня только два вывода: либо мой муж стал импотентом, либо завел себе интрижку.

— Хорошо, я начну с работы, потом будет видно. Где у него офис?

— Это ВТБ банк в Башне “Евразия” в Сити.

— Хорошо, но я не могу гарантировать, что он попадется со спущенными штанами, но если что-то есть, я узнаю.

Она достает из сумки деньги и передает их, а я быстро прячу за резинку штанов, прикрывая толстовкой "котлету". Надо бы сразу в банк и на счет закинуть, иначе мать найдет и вытащит, раскидав все эти деньги по своим ёб*рям

— Спасибо, Саш, — . Алина тянется поцеловать в щеку, но я тут же удерживаю Костомарову за плечи, не желая пачкать себя.

“Черт возьми, Василиса была права. Она не скрывает своего заработка, не скрывает своей натуры и открыто признает свой род деятельности, в отличие от этой суки, которая носит маску благородной леди, а по факту сама ещё ниже, чем все шлюхи из “Лофта”".

— Не стоит, Алина.

— Извини, просто хотела поблагодарить.

— Пока не за что, к тому же ты мне платишь. Мне нужен твой номер для связи, если я что-то найду. А сейчас мне пора возвращаться, поэтому прошу тебя отвезти меня к месту жительства, не хотелось бы бегать по парку со ста пятьюдесятью кусками под толстовкой.

— Хорошо, запишешь?

— У меня нет с собой ничего, я бегал в парке, когда ты приехала, — произношу очевидные вещи, словно она умственно отсталая.

— О-о, ну хорошо, — и она записывает на маленьком стикере десять цифр и передает мне. — На вотсап можешь писать в любое время суток.

— Спасибо, но я лучше позвоню, — “Хрен тебе, а не моя мобила, стерва!”.

— Как хочешь, — раньше бы мне могло показаться, что ей всё равно, но нервно подрагивающие пальцы на руле и постукивающие по нему, даже когда музыка не играет из динамиков, выдает Костомарову с головой. Никак не комментирую, стараясь как можно быстрее оказаться дома. Я не знаю, сколько времени ушло на все эти поездки и прогулки, но тревожное чувство всё сильнее заставляет мои внутренности скручиваться в тугой узел.

Так было лишь пару раз в моей жизни. Впервые, когда меня подкараулили и избили почти до полусмерти пацаны из соседнего двора, ещё в седьмом классе, а второй — когда я с парнями оказался в засаде в Сирии. Обстрел — и никакой помощи от своих. Тогда я потерял троих парней. Совсем молодых сержантов.

И вот снова. Плохое предчувствие, но я сижу, стараясь расслабить мышцы лица и не хмуриться. Отвлекаю себя размышлениями, куда следует убрать бабки.

Через некоторое время машина тормозит возле дома номер 59 по Измайловскому проспекту.

— Ещё раз спасибо, — девушка больше не делает попыток приставать ко мне, за что я премного благодарен.

— Я позвоню, — открываю дверь и, не прощаясь, направляюсь в свой подъезд. Быстро поднимаясь по ступеням, я уже знаю, где спрячу деньги. В моей комнате расшатанная доска паркета, под неё и засуну. Войдя к себе, попадаю на трезвон сотового. Ещё не смахнув зеленый кружок с изображением трубки, я чувствую: что-то должно произойти.

— Да! — снимаю телефон и подношу его к уху, а сам в это время становлюсь на колени и прячу баксы под паркет.

— Где тебя черти носят, Мамба?! — голос Косаря говорит сам за себя. — Ты должен немедленно схватить свою жопу в руки и нестись в “Лофт”.

— Уже еду, — даже не расспрашиваю, что там случилось, готовый к кровавому месиву, к горам трупов с огнестрелом, да к чему угодно, только не к тому, что слышу, едва переступив порог.


— Как пропала? — ощущение завязывающихся в узел внутренностей усиливается. — Есть хоть что-то?

— Видеокамеры зафиксировали номер и марку машины, но мои знакомые в ГАИ не смогли найти её. Я звонила им сразу же, как Вася позвонила мне.

— Позвонила?

— Ну, она набрала меня, только не говорила. Судя по тому, что я слышала, это её отчим, который и продал её когда-то в наркопритон, — Татьяна Леницкая судорожно всхлипывает и рассказывает всё, что ей известно о жизни девушки. — Но либо он понял про телефон, либо Василисе пришлось его отключить, потому что я так и не поняла, куда он её везет. Последнее, что слышала, это какое-то Подомино, или Подонино…

— Подолино?

— Может быть, — снова всхлипывает Таня. — Надо было мне раньше тебе набрать, — поднимаю глаза, но управляющая обращается к Косарю.


По дороге на север набираю номер того, кого бы я не стал беспокоить, не будь на то крайней необходимости.

— Чё надо? — снова тот же вопрос, но мне сейчас не до сантиментов. Кажется, что с каждой минутой, каждой секундой, пока я не знаю, где девушка, что с ней, этот узел внутри затягивается лишь сильнее.

— Мне нужна твоя помощь, и времени нет.

— Ну?

— Девчонку похитил ублюдок-отчим, который до этого продал её в наркопритон. Неизвестно, что он сейчас с ней может сделать…

— А ты чё, запал?

— Дон, мать твою, при чем тут это. Я отправил тебе только что фото и номер машины, а также её мобильный. Может, он ещё не выключен, и получится запеленговать.

— Сделаю.

И короткие гудки раздаются в телефоне. После Химок сворачиваю на Новосходненское шоссе, а Лёха сидит и помалкивает, стараясь не отвлекать меня от дороги. Я даже не сразу замечаю, что гоню под сто восемьдесят и “шашечками” объезжаю всех, кто попадается на моем пути.

“Хорошо, что на встречку не выехал”, - мелькает запоздалая мысль.

Десять или пятнадцать минут спустя телефон снова оживает.

— Да!

— Последний сигнал сотового был из усадьбы “Середниково”.

— И что это за хрень?

— Сань, я нашел информацию, что там какая-то мутная история с незаконной торговлей органами…

— ЧТО?! — ударяю по тормозам, поднимая целое облако пыли на обочине, а Косарь едва не вылетает в лобовое стекло.

— Ну это не подтвержденные данные, но пару раз мне попадались наметки от силовиков.

— Ты можешь устроить приезд туда маски-шоу?

— Сделаю, из Зеленограда подтянутся ребята.

— Поторопи их, мы уже почти доехали, минут двадцать осталось, — отключаю сотовый и вновь выруливаю на шоссе.

— Если ты позвал ментов, то, наверное, ребята мои там не понадобятся.

— Не вмешивай их, Лёха. Если там действительно идет торговля органами, то у менты сто процентов должна быть информация об этом. Да и не успеть парням за нами уже.

— А ты в натуре запал на рыжую?

— Нет, — пресекаю возможное веселье Косаря. — Просто ненавижу, когда слабых женщин используют для мерзких целей.

— Да я без задней мысли, просто не думаю, что для любой девочки из “Лофта” ты бы так гнал, едва не угробив меня и себя.

Молчу и рулю, оставляя без комментариев замечание бандита, который сам за свою “Танюшу” готов голову отгрызть всем и каждому. Проехав Подолино, выезжаю к усадьбе, объезжая её по кругу до ворот. Но там пост охраны, а значит, просто так не въехать. Делаю круг дальше и вижу сквозь живую изгородь автомобиль, снятый камерой у клуба. Пальцы сильнее сжимают руль, я уже готов разбить голову ублюдка, который обрек девочку на такую жизнь. Заворачиваю за поворот и тушу фары, заметив неприметный микроавтобус, сильно смахивающий на экскурсионный.

— А вот и друзья из “маски-шоу”, - констатирует Косарев. — Ты не против, если я не пойду с ними здороваться?

— Оставайся, я сам разберусь. — Торможу рядом с автобусом и проверяю оружие. "Беретта" на месте, как и стилет. Мало мне одного пистолета, не отказался бы от ещё одной пушки. Открываю дверь и, подняв руки вверх, шагаю в сторону псевдотуристического транспорта.

— Ворошилов, какого черта ты тут делаешь? — слышу голос из далекого прошлого. Бугай в бронике и каске выходит вперед, опустив руки на АК. — Здесь секретная операция МВД.

— Правда, что ли? — улыбаюсь вполне искренне своему корешу по первой военной кампании. Свисток дослужился до отряда ментовского. И в то время как я ушел в ФСБ, он отправился в Росгвардию. — Вот не думал, что приедешь именно ты.

— Мы были неподалеку, поэтому после вызова оказались в этом месте. Но ты так и не ответил, что сам здесь делаешь.

— Эти ублюдки похитили мою девчонку, — полуправда, но лишь касающаяся нашего с Васей статуса. — И это я попросил Дона позвать подмогу, когда узнал, чем они тут занимаются.

— Тогда ты с нами? Но не лезь под пули в случае чего, Мамба.

— Договорились, Свисток.

— Эй! Мои ребята зовут меня капитан Свиридов.

— Да как скажешь, — хлопаю по плечу Макса и оборачиваюсь к его отряду. Десять человек, экипированных так, словно на войне, в "брониках" и с оружием наперевес. — Главное, с девчонкой аккуратнее.

— Мы вперед, ты за нами, прикрываешь и подчищаешь, в случае чего.

— Заметано.

Бойцы СОБРа двигаются, как тени вдоль забора, до ближайшего поста охраны. “Пуф. Пуф” — оружие с глушителем — и два трупа в будке. Мне не жаль. Если всё правда, то надо ещё посмотреть, скольких людей они здесь убили или поспособствовали убийству. Перебежка до здания, где горит свет, а я задерживаюсь возле автомобиля, проткнув все четыре колеса ножом.

“Не уйдешь, сука!” — плюю прямо на капот и следую туда, где скрылись бойцы отряда. Успеваю, если можно так сказать, под шапочный разбор. Трое человек лежат в наручниках, ещё полдюжины застрелены. Осматриваюсь вокруг и тут замечаю её на операционном столе.

— Бл*дь! — тут же устремляюсь к девушке, и выдыхаю лишь тогда, когда замечаю только порез на спине. Прижимаю марлю к порезу и приклеиваю её пластырем, а после заворачиваю девушку в какую-то тряпку. — Капитан, я отвезу её в больницу, можете не благодарить и не упоминать меня в рапорте.

— Вали отсюда, Ворошилов, пока не приехали следаки.

Подхватываю девушку на руки и несу к выходу, прислушиваясь к её неровному дыханию.

— Всё будет хорошо, милая, потерпи, — крепче прижимаю рыжую к себе. Ладонью чувствую теплую влагу, которая пропитывает ткань, и, обернувшись, замечаю, что уже оставляю кровавый след. — Потерпи немного, — от моей хватки Вася стонет, видимо, наркотик перестает действовать. Ещё быстрее шагаю, потому успеваю заметить невысокого мужчину, юркнувшего в сторону забора. Возвращаться, чтобы предупредить “Свистка”, нет ни времени, ни желания, и если они не совсем идиоты, то оставили снаружи патруль. Но выходит всё иначе. Визг тормозов и глухой удар с кряканьем, а после — голос Косаря:

— Шевелись, Мамба, я не хочу задерживаться в этом скопище ментов дольше положенного.

— Помоги мне, вместо того чтобы умничать, — крепче обхватываю Василису, и когда Лёха открывает дверь, укладываю девушку на заднем сиденье. И, не раздумывая ни минуты, сажусь туда же, устраивая её на коленях, прижимая пусть и пропитанную алой жидкостью ткань, но хоть так перекрывая ток крови. Главное успеть, чтобы Вася не потеряла слишком много. — Гони давай в ближайшую больницу, где ей смогут помочь. — Прижимаюсь щекой к рыжим волосам и прикрываю глаза, уговаривая и себя, и её потерпеть.

— Что случилось там?

— Уродов почти всех перестреляли СОБРовцы, но те уже успели сделать надрез Ваське.

Машина всего за каких-то пятнадцать минут доезжает до медпункта, где на спину девушке накладывают швы и, взяв с меня расписку, что я отвезу её в клинику, отпускают. Так я и делаю, прижимая к себе Васю, потерявшую сознание. Косарь доезжает до Химок, и только там отпускаю её в приемном отделении городской клинической больницы. С выпиской скорой из Новосходненеского района нас принимают достаточно быстро. Василису перекладывают на носилки и увозят в соседний корпус, а я остаюсь стоять в коридоре, весь выпачканный кровью девушки.

— Эй, парень, сходи в туалет, хоть руки помой, а то распугаешь здесь всех. Выглядишь, как после взрыва в метро.

— Огромный типун тебе на язык, Косарь. Звони своей Танюше, сообщи, где мы, а я и правда пойду, умоюсь и постараюсь очистить одежду, сколько смогу.


Через полтора часа нам всем сообщают, что девушку перевели в послеоперационную палату и можно будет навестить её. Внутрь входит Таня, я же остаюсь за дверью, через стекло всматриваясь в бледное и, кажется, безжизненное лицо рыжей птички, которой сегодня едва не срезали крылья во всех смыслах этого слова. Вот ресницы цвета солнца вздрагивают, и Васька открывает глаза. Таня что-то бормочет, но в этот момент Косарь открывает дверь и достаточно бесцеремонно входит в палату, со своим обычным апломбом сообщая всё, что я сделал сегодня. Не знаю, что сказать, расстались мы ужасно, но всё это было словно в прошлой жизни. Жизни, которая разделилась на две части моментом, когда я увидел девушку лежащей и неподвижной на столе с разрезанной спиной.

— Мы оставим вас, — Косарев тянет Татьяну из палаты, и я занимаю её стул. По-прежнему молчу, молчит и Вася. Тишина словно сгущается вокруг нас, и, наконец, меня прорывает:

— Чем ты думала, садясь к нему в машину? — прикусить бы себе язык, но слова уже произнесены.

— Я решила, что это такси, — хрипло проговаривает девушка и тянет руку ко мне, перевернув ладонью вверх. Жест беззащитности, жест доверия, и я сжимаю её пальцы обоими руками, крепко, но не до боли. Хватит с неё и так боли. — Спасибо, Саша, — одинокая слеза собирается в уголке голубого глаза и медленно скатывается по бледной девичьей щеке. — Спасибо.

Двигаюсь на эмоциях, абсолютно перестав соображать. Подняв задницу со стула, я наклоняюсь над Васей и, обхватив лицо девушки ладонями, губами ловлю ещё одну слезу, а после рта её касаюсь своим. Почти невесомо, но оттого словно ещё более трепетно. Василиса делает судорожный вдох и прижимает свои губы теснее к моим. Считаю до пяти и отодвигаюсь, стараясь не слишком волновать и без того потрепанную нервную систему рыжей птички.

— Тебе нужно отдыхать, — сажусь обратно на стул.

— Ты останешься со мной? — просьба в словах и мольба в глазах.

— Да, хотя больше тебе ничто не угрожает. Всю эту богадельню накрыли гвардейцы. А коротышку сбил Косарь, когда мы уезжали оттуда.

— А Николай… — вижу, как страх поселяется в голубых глазах, и подавшись вперед, вновь сжимаю её ладонь.

— Если не словил пулю, то уже точно скручен и доставлен в СИЗО. Уехать он сто процентов не смог оттуда, я оставил ему сюрприз… — замечаю, как мелко задрожал подбородок девушки, и снова оказываюсь рядом, не спуская глаз с её лица. — Он ответит за всё, что сделал с тобой. Не только сегодня, но и десять лет назад тоже. Уж я об этом позабочусь.

Глава 13

С того страшного дня минула уже неделя. Большую часть этого времени я провожу в больнице, а сегодня меня выписывают и отправляют на домашнее лечение, предупредив, что нитки на шве сами собой рассосутся через десять дней. Саша, всё это время приезжавший каждый день в больницу, самолично теперь забирает меня в квартиру. На кресле-каталке вывозит на улицу и помогает сесть на заднее сиденье своего внедорожника. Тянется и пристегивает ремнем, чем вызывает у меня слабый стон.

— Прости, но лучше сзади, хотя, если ремень давит, можем отстегнуть его.

— Ты похож на наседку, — чуть кривлю губы в улыбке и стараюсь разрядить напряжение между нами после того поцелуя в палате. — Но мне нравится, — тут же добавляю, заметив, как мужчина поджал губы.

— Вижу, что тебе уже лучше, — комментирует Александр и всё же отстегивает ремень. — Думаю, удержишься и так.

Мамба открывает водительскую дверь и садится за руль, заводя мотор. Я помалкиваю, глядя в окно, пока он выруливает со стоянки клиники и дальше на МКАД. Лишь спустя пять минут ловлю его взгляд в зеркале заднего вида. Чуть улыбаюсь и снова поворачиваюсь к окну. С тех пор он ни разу не прикоснулся ко мне как к женщине, которую желают. Словно то, что случилось неделю назад, было умопомрачением для него или галюцинацией для меня после всего пережитого.

— Твоего отчима повязали в пяти километрах от места, где я забрал тебя, — внезапно произносит мужчина. — Он, конечно, будет отрицать своё присутствие в том притоне, но именно поэтому сейчас очень важно, чтобы Прокофьев не знал, где ты живешь.

— И что это значит?

— Я разговаривал с одним знакомым, у него дом под Королевом, туда и отвезу тебя на время, пока этого козла не посадят далеко и надолго.

— Не уверена, что это хорошая идея.

— У тебя нет выбора: до тех пор, пока судья не вынесет приговор, оставаться в твоей квартире опасно. И ещё: я сменил тебе сотовый и оформил новую сим-карту, — Саша протягивает смартфон назад, и я забираю его. — Этот номер знаю только я и Леницкая, потому что она настояла. Желательно, чтобы больше никто не узнал.

— Да кому мне звонить? — пожимаю плечами и тут же морщусь, когда повязка сдвигается на пару миллиметров.

— Я предупреждаю на всякий случай. Послушай, Вася, то, что случилось там, касается не только тебя. ФСБ уже давно разрабатывали эту банду, которая торгует на черном рынке органами людей. Большинство из них повязали, но остальные не оставят тебя в покое, потому что ты являешься живым свидетелем того, что там было. Поэтому, прошу, оставь свой скепсис и подумай сама. Твой отчим будет всё отрицать, а единственный человек в мире, который может связать его с преступлениями, — это ты.

— Ты серьёзно хочешь, чтобы я пошла в прокуратуру и рассказала, что из меня сделали героиновую проститутку-малолетку?

“Почему все мужики не думают дальше своего носа?” — ощущаю какое-то глухое разочарование от понимания, что и Мамба такой же, как остальные.

— Я не это имел ввиду, — тут же поправляется Александр.

— А что?

— Хватит и того, что он продал тебя в рабство, а после чуть не пустил на органы.

— Если спросят про рабство, узнают про “Антрацит”, а значит, и про всё остальное.

— Но это не доказывает, чем именно ты там занималась.

— Они всё записывали на камеры, Саша, — прикрываю глаза, устав спорить. — И стоит ментам только оказаться там, как все доказательства предстанут их глазам.

— Ты думаешь, что люди, которые платили такие бабки за присутствие в том месте, позволят держать на себя компромат?

— А ты думаешь, им всё рассказывают? — вздыхаю, вновь открывая глаза. — Это то же самое, что в клубе. СБ установили камеры во всех залах и випах, просто они не висят, как уличные, а прячутся в светильниках, зеркалах и даже шурупах, что держат стекла в душевых кабинках.

— Не может быть, — вижу в зеркале, как его глаза расширяются.

— Что? Ты позволил себе лишнее с Анжеликой? — слова вырываются неосознанно, и забрать их я уже не могу. Улыбка Ворошилова — словно укол в самое сердце.

— Может быть, — он не продолжает эту тему, за что я в какой-то степени благодарна, а меняет, переключая внимание на моё недовольное лицо. — Как ты?

— Болит, но уже не так, как было в начале.

— Хорошо, и мы почти приехали. Но тут слишком неровная дорога, поэтому потерпи немного, — и не успевает мужчина договорить, как машину встряхивает, и чем медленнее Саша едет, тем больше внедорожник качает на колее и ямах. Но в конце концов моим охам и болезненному мычанию приходит финал: автомобиль останавливается возле высокого деревянного забора. Мамба выходит, чтобы открыть ворота, а после возвращается и заезжает под навес. Мне же открывается вид на дом. Точнее, особняк.

— Ничего себе у тебя знакомые? — невольно вырывается у меня вопрос.

— Нравится? — в его глазах вопрос, но мне непонятно, что мужчина хочет услышать в ответ.

— Я бы тоже хотела жить в таком доме, и чтобы никого на полкилометра вокруг. Это, наверное, настигает всех, кто на работе окружен большим количеством людей.

— Наверное, — он пожимает плечами, а после выходит из “Тойоты” и помогает мне.

Двигаюсь ещё с трудом, но зато самостоятельно. Выбравшись из салона, осматриваюсь более внимательно. Замечаю открытую веранду, на которой стоят два кресла и плетеный стол. И это в зимнюю пору. Сам дом двухэтажный и с пристроенной мансардой, двор такой большой, что даже машина под навесом совершенно не стесняет пространство вокруг.

— Так тихо вокруг, — наконец, я осознаю, что в этом месте не слышно привычных звуков города. Нигде не воет сирена скорой помощи или ГАИ, не проносятся и не сигналят машины в пробках, так, что не слышишь самого себя. А здесь лишь тишина, которая только теперь оглушает.

— Город далеко, — придерживает дверь Саша, пропуская меня в дом. А я даже не увидела, как он открыл её. Прохожу в тепло помещения, согревая ладони, потирая их друг об друга, и вздрагиваю, когда Александр накрывает мои руки своими. Поднимаю глаза на него, и в сумраке, что уже опустился на улицу, его зрачки кажутся черными.

Так странно. У нормальных людей сначала свидания и ухаживания, потом откровения и лишь затем — секс, а у нас же всё происходит с точностью до наоборот. Хотя я уже плохо помню тот первый раз, когда мы встретились, лишь ощущение, которого я никогда до этого не испытывала.

Мужчина делает шаг ко мне, а я не двигаюсь с места. Мамба отпускает мои руки и, погладив по плечам, обнимает за шею. Ещё шаг — и между нашими губами лишь два миллиметра воздуха. Кажется, ещё чуть-чуть, только один вздох — и наши губы встретятся, но я трушу, отступая от мужчины. В его взгляде — непонимание вместе с горечью, но Саша быстро берет себя в руки. Сделав вид, что ничего не было, он проходит вглубь дома и везде включает свет. Я следую за ним по пятам, чувствуя, что сердце моё не желает успокаиваться. Поцелуй, что был в больнице, отличался от привычных для меня — Александр словно дотронулся до того уголка души, куда я так давно никого не пускала. Поэтому и поддалась моменту, благодарная за свою жизнь, спасенную им уже в который раз. Но за эту неделю я четко осознаю, что это не просто благодарность. Точнее, даже больше, чем простая благодарность. До всего этого я сама себя обманывала, притворялась и уговаривала, что такие чувства не для меня. Что не могу я заводить нормальных отношений, хотя бы потому, что нормальный секс больше не для меня.

“Эх, Саша, почему же ты не встретился мне намного, намного раньше… — провожаю мужчину, поднимающегося по лестнице на второй этаж, взглядом. — Зачем тебе нужна сломанная кукла?”

Но даже зная ответ, я уже давно перестала владеть своими чувствами. Возврата к прошлому нет с того самого момента, как мы встретились глазами в клубе. Минуты через две Ворошилов спускается, хмурясь, и это заставляет меня нервничать.

— Что-то случилось?

— Нет, — он садится на диван в кухне. — Просто выключенный свет меня напрягает. А здесь столько темных углов, что хоть сколько зажигай иллюминацию, они останутся.

— А мне нравится темнота, — подхожу ближе и включаю электрический чайник на столе. — Но такая, знаешь, добрая, как летом на реке, которая окутывает интимностью, а не пугает до чертиков, как безлюдная ночь на улице. Наверное, безлюдность меня пугает больше обычной темноты.

— А знаешь, тут в пяти минутах езды есть небольшой пляж на Клязьме. Хотя сейчас туда не проехать. Но летом тут очень классно.

— Часто приезжаешь в гости к знакомому? — меня посещает мысль, что это дом никакого не знакомого, уж слишком свободно Мамба ведет себя здесь.

— Да.

Коротко и без продолжения. Прячу улыбку и отворачиваюсь, чтобы заварить чай. Но не нахожу в холодильнике ничего, даже половины лимона. Закрываю дверцу, внезапно понимая, что на больничной еде я ужасно проголодалась. И особенно хочу чего-то, супервредного и калорийного.

— Саш? — оборачиваюсь к мужчине, который опять хмуро смотрит на этот раз на экран телефона и набирает сообщение.

— М-м? — Мамба поднимает глаза на меня.

— Раз уж ты так часто бываешь здесь, есть ли в этом месте “Макдак”?

— И не один, — отзывается он.

— Хочу-не-могу супервредностей, всего-всего: от картошки фри до мороженного.

— Хорошо, я съезжу сейчас, — он поднимается с дивана, но не успевает сделать и шага, как ловлю его за руку.

— Я с тобой, — внезапно осознаю, что могу остаться одна в этом доме даже с включенным светом. Или я просто не хочу отпускать от себя мужчину. Не сегодня и не сейчас. Даже осознание, что он будет спать в одном доме, пусть и в другой комнате, приносит мне успокоение. Поэтому, пресекая все возражения, иду и самостоятельно надеваю куртку. Которую, как и некоторые другие вещи, Саша привез из квартиры к моей выписке из больницы.

— Ладно, но, может быть, впереди тебя посадим, там хотя бы сиденья с подогревом, не будешь так мерзнуть.

— Хорошо бы, — я уже открываю дверь на улицу, не дожидаясь, когда мужчина оденется. Однако успеваю заметить, что свет в доме гаснет одномоментно. Словно Мамба вырубил один общий выключатель. — Как ты выключил весь свет разом? — спрашиваю, едва только Саша появляется на веранде.

— Пультом управления.

Проглатываю вопрос, внезапно осознавая, что он просто проверял дом, включая каждую лампочку в отдельности. Что ж, пульт — это хорошо и экономит много времени.

— Ты идешь? — Ворошилов стоит возле открытой пассажирской двери. И я замечаю на его лице раздражение вперемешку с нетерпением.

— А ты опаздываешь? — подхожу и опускаюсь на сиденье, вздрогнув, когда пятая точка прижимается к ледяной коже сиденья. — Что же так холодно?

— Сейчас согреешься, — Александр садится за руль и включает одновременно печку и подогрев сидений, выруливая из-под навеса. Потом тот же ритуал с закрытием ворот и кочками напополам с колеей. Но спустя пять минут внедорожник выезжает на ровную дорогу, а моя задница начинает постепенно согреваться. Я аж глаза прикрываю от этого ощущения.

— О, какой кайф, — не сдержавшись, произношу и слышу смешок. — Осталось ещё вредностей съесть для полного счастья.

— Как мало тебе надо, — он чуть улыбается, поглядывая на меня, — чтобы словить кайф.

— Это ирония? — мне сразу становится как-то невесело, когда он так говорит. Аналогия кайфа с наркотиками и, как следствие, его же напоминание о рабочих днях в клубе.

— Извини, я ступил.

Дальнейший путь мы проделываем в тишине, пока Саша не паркуется у “МакАвто” и открывает окно.

— Мне картошку фри, среднюю упаковку наггетсов, — газировку отметаю из-за возможного дискомфорта в кишечнике, зато подменяю её на чай. — И макфлури с клубникой.

— Один двойной эспрессо, и… — дальше перечисляет в окошко мои пожелания.

— А ты не хочешь есть? — удивленно смотрю на него. — Совсем?

— Но вдруг ты поделишься? — он криво улыбается. И я вновь подвисаю, глядя на его губы. Там, в больничной палате, был наш первый поцелуй, несмотря на то, что оргазм с Ворошиловым я испытала давным-давно.

— Может быть, если мне понравится твоё поведение… — не успеваю договорить, так как телефон у Саши начинает трезвонить.

— Извини, — тихо проговаривает он и выходит из машины, увидев, кто звонит. Вот только заказ готов, оказывается, сейчас, и я открываю окно со стороны водителя, чтобы услышать кусок разговора: — … зачем ты дала Алине мой сотовый? Я не желаю разговаривать с ней, как и видеть… — замолкает, видимо, слушает ответ. — И что? Что с того, что я любил? — не замечаю, что мои руки начинают дрожать. Зато Саша замечает, что я пытаюсь забрать заказ, и обрывает разговор. — Я перезвоню.

Мужчина сам подходит и забирает заказ, а после садится в салон, отъезжая от места выдачи на парковку.

Я же ощущаю боль и, кажется, даже хуже физической, повторяя в голове его слова “я любил, любил, любил…”. Теперь мне ничего в горло не лезет, а картошка фри, которую я обожаю, сейчас становится ватой, которую даже соус не спасает. Делаю глоток чая и тут же, поперхнувшись, закашливаюсь, обжигая себе язык и нёбо. Саша молча попивает свой эспрессо, но лишь до тех пор, как я сгибаюсь и ругаюсь, чувствуя, как горит у меня во рту.

— Ты в порядке? — он наклоняется и заглядывает мне в лицо.

— Да, просто обожглась, — шиплю, лишь бы не молчать, и чтобы он отодвинулся. — Ничего страшного. Можешь угощаться, — передаю ему весь пакет, за исключением мороженого, которое оставляю себе.

— Василиса? — он забирает пакет, но есть не начинает. — Что с тобой? Ты вся раскраснелась.

— Я же сказала — ничего! — повышаю голос, чувствуя, что он загоняет меня в угол.

— Ла-а-адно, — тянет мужчина и начинает копаться в пакете как ни в чем не бывало. — Много ты успела услышать? — словно бы между прочим спрашивает Саша, а я замираю, так и не донеся ложку с клубникой до рта. — Ну, чего молчишь? Колись, что успела услышать о делах моей непутевой мамаши, — на этот раз он поднимает глаза на меня.

— Кто это — Алина? — выпаливаю то, что волнует меня в данный момент больше всего.

— А-а, понятно, — хмыкает Ворошилов и снова достает из пакета кусочек куриного мяса и, обмакнув тот в соус, отправляет наггетс в рот.

Замечаю, что на вопрос он не отвечает, что одновременно бесит и убивает меня. Он же сказал, что любил.

“Ну, а почему бы нет? Саша — привлекательный парень и вполне мог иметь отношения. Черт, да он и сейчас может находиться в отношениях! Что я вообще о нем знаю?”

— Это моя бывшая невеста, которая не дождалась меня из армии, — он так резко нарушает тишину, что я вздрагиваю. — Я тогда “срочку” отбывал. Вернулся, а она гуляет.

— Извини, — еле проговариваю, чувствуя себя полнейшей идиоткой.

— Я понимаю, почему тебя это взволновало, — он внимательно всматривается в моё лицо: — И хочу, чтобы ты услышала меня сейчас: я ничего не чувствую к ней.

А после поднимает руку и проводит большим пальцем по моей щеке до уголка губ и только когда убирает руку, замечаю, что он собрал мороженое, которое и отправляет себе в рот. Чувствую, как мои глаза расширяются, а дыхание замирает где-то в горле.

— По вкусу напоминает твои губы, — проговаривает Саша, отставляя свой кофе на приборную панель, а после и моё мороженое убирает туда же. — Впрочем, всё же не настолько напоминает, — он наклоняется, и я подаюсь вперед, в этот раз особенно сильно желая воскресить в памяти поцелуй.

И мужчина целует, сначала едва касаясь, но когда я поднимаю руки и обнимаю его за шею, словно срывается. Глухой стон — и поцелуй становится глубоким, так что моя голова откидывается назад на подголовник, но я отвечаю, жадно лаская в ответ его язык своим, и наслаждаюсь каждым касанием. Мы так увлекаемся взаимными ласками, что когда Саша пытается прижать к себе, вскрикиваю от боли в спине.

— Ох, черт возьми, — тут же мужская хватка ослабевает. — Прости, милая, прости, — почти невесомые поцелуи касаются глаз, щек и носа.

— Ничего, я сама забыла на какое-то время, что у меня спина порезана, — отодвигаюсь и, вновь взяв своё мороженое, продолжаю есть, лишь бы чем-то занять руки и рот, а ещё изо всех сил избегаю взгляда мужчины.

— Василиса? — всё же поднимаю глаза на Ворошилова. — Я хочу тебя, — он берет мою ладонь и опускает себе на пах, так что ясно чувствую его напряженный член. — Но я переживу какое-то время, пока ты окончательно не поправишься, чем доставлю тебе боль сейчас.

— Ты…я… не думаю…

— Зато я уверен, что и ты меня хочешь, поэтому мы подождем лишь немного, прежде чем перейти на другую ступень.

— Ты же знаешь, чем я занималась в клубе… — не свожу с него взгляда, пытаясь прочитать эмоции мужчины. — В прошлый раз, когда мы говорили об этом, ты достаточно ясно выразил свою точку зрения о моем заработке.

— Да, но с того момента слишком много всего произошло.

— Ты думаешь, что я не вернусь в “Лофт”?

— Но ты можешь танцевать, не трахаясь. Так, как ты делала это раньше, в ту ночь, когда мы впервые были в випе.

— А ты знаешь, почему? — доедаю остатки мороженого и убираю пустой стаканчик в бумажный пакет. — Перед тем вечером я целую неделю провалялась дома после изнасилования фетишистом-изувером в випе.

Тогда Андрей постарался на славу, увлекшись кокаином и своим представлением о фетишистском сексе, о чем я до сих пор не могу вспоминать без внутренней дрожи. Но откуда Ворошилову знать, на что идут девушки ради лишней тысячи баксов?

— Это лысый? — почти выплевывает два слова Саша.

— Что? — не сразу понимаю, о чем он спрашивает.

— Это лысый причинил тебе боль? — медленно и по словам повторяет Александр, и я киваю, внезапно почувствовав, что у меня задрожал подбородок и губы, в попытках сдержать слезы. — Теперь я точно убью его, — рычит мужчина, с такой силой сжимая руль, что кожа, которой тот оплетен, жалобно скрипит под пальцами.

— Ты не понимаешь, он не первый и не последний, — вытираю рукой скатившуюся по щеке слезу. — Пока я должна деньги Тане, мне ни за что не заработать их, просто танцуя на шесте, не говоря уже о смене работы.

— И сколько ты ей торчишь?

— Ещё около двухсот тысяч баксов, — отвожу глаза в сторону.

— Когда ты поправишься, мы ещё вернемся к этому разговору, — мужчина заводит машину, — а сейчас нам пора возвращаться, правда, заедем сперва в магазин, потому что до меня только дошло, что холодильник дома абсолютно пуст.

— Это ведь твой дом, да? — чуть улыбаюсь, принимая его негласное предложение сменить тему. — А не знакомого.

— Как догадалась? — не отпирается Алекс, и я чувствую себя уже более уверенно.

— Ты очень по-хозяйски себя вел, что ли… приехал, по комнатам прошелся, на диване потом развалился, да и про свет тоже была подсказка. Кстати, а если можно было включить его одним нажатием, почему ты в каждой комнате отдельно это сделал?

— Старая привычка проверять помещение, — он пожимает плечами, и я понимаю, что эту сторону Мамбы я не скоро смогу разгадать.

Саша выезжает с парковки “МакАвто”, чтобы через десять минут остановить машину возле супермаркета здоровой пищи, ну или как там себя позиционирует “ВкусВилл”. Загрузив полный багажник “Тойоты” продуктами, мы выезжаем по направлению к дому.

Глава 14

Останавливаю машину возле ворот, не заезжая во двор, но лишь потому, что сегодня у меня приготовлен сюрприз для Василисы. Долго я думал и придумывал, как развлечь девчонку, которая каждую ночь будит меня криками ужаса на протяжении последней недели. Так что не высыпаемся ни я, ни она, потому что, чтобы успокоить рыжую птичку, уходит минимум два часа рассказов или фильмов, или ещё какой-нибудь ерунды для отвлечения. Но и мои дела никуда не исчезают. И Косарь, хотя и ослабил контроль надо мной, но всё равно устраивает постоянные вылазки по делам своей банды. А тут ещё и Алина со своим неверным супругом, который действительно трахает свою секретаршу. Но по какой-то извращенной причине я до сих пор не сказал ей об этом. Можно посчитать, что мелочно свожу счеты с бывшей, но это не так. Просто хочу, чтобы она на своей холеной шкурке испытала, что такое предательство.

И, как всегда при воспоминании об Алине, у меня быстро портится настроение, но я недолго пребываю в этом состоянии. Над калиткой появляется рыжая голова, и я чувствую мгновенный подъем. Словно с “поля” возвращаюсь в родной дом, где меня ждут и рады, но сперва предстоит отчитать непослушную девчонку за то, что в мороз вышла из дома в одних комнатных тапочках и халате до колена.

— Вася, какого черта ты шастаешь по улице полураздетая?

— И тебе добрый вечер, — она криво улыбается, и мне стоит огромного труда не улыбнуться в ответ. — Как прошел твой день?

— Так же, как все предыдущие, а сейчас быстро в дом одеваться, у меня для тебя сюрприз.

— Не очень люблю сюрпризы, — ворчливо замечает девушка, но всё же заходит в тепло помещения. Я же закрываю калитку и следую за рыжей, притормаживая, лишь чтобы закрыть дверь.

— Уверен, этот тебе понравится, — всё же позволяю себе чуть улыбнуться.

За последние две недели Василиса обжилась в этом доме и теперь свободно перемещается по комнатам в одном шелковом халатике, словно провоцируя меня. Но куда больше мне нравится аромат, что распространяется из кухни. И это происходит каждый раз, когда я приезжаю сюда вечером, а не под утро. Но даже тогда всегда могу найти на столе или в холодильнике что-нибудь вкусное. А сейчас целая стопка золотистых блинчиков встречает меня таким ароматом, что слюни текут.

— Кто научил тебя этим фокусам? — не могу удержаться и сворачиваю один из блинов, откусывая большой кусок. — Не думал, что в “Лофте” преподают кулинарные курсы.

— А это и не там, — рыжая появляется в дверях, по-прежнему в одном розовом халате. — Готовить меня научила мама, ещё когда была жива. В то время у меня была чудесная жизнь, жаль, что узнать настоящую реальность пришлось так резко и жестко.

Блинчик встает комом у меня в горле, когда доходит, какую ахинею я сморозил, пытаясь пошутить. Проталкиваю кое-как жареное тесто и делаю шаг к девушке.

— Прости меня, Вася, — поднимаю руку, но Василиса отстраняется, уходя из кухни, а моя рука повисает в воздухе. Бью кулаком в стену, выплескивая в ударе негатив на самого себя.

— Что мне надеть для твоего сюрприза? — слышу со второго этажа через пять минут.

— Что-нибудь теплое, непромокаемое и желательно непродуваемое, — выхожу из кухни и останавливаюсь возле лестницы, глядя на девушку снизу вверх.

— Значит, платье отпадает.

— Нет-нет, никаких платьев. Джинсы, свитер и пуховик, а ещё теплые носки и варежки.

— Не пойму, Ворошилов, ты что, меня в лес тащить собрался ночью?

— Почти, — как можно загадочнее отвечаю я. — А сейчас иди, одевайся, пока ещё у нас есть время.

— Раскомандовался тут, — замечает девушка и скрывается в своей комнате, а меня в этот момент от достойной реплики отвлекает телефонный звонок.

— Саша! — рыдает в трубку Алина, так что я с трудом понимаю её пьяную речь. — Он сказал, что я никуда не годная шлюха и что он трахал и будет трахать свою секретаршу, а ещё своего зама и всех девок, какие ему приглянутся, лишь бы не спать со мной.

— Стоп! — рявкаю в трубку, чтобы хоть немного остановить поток спутанных слов.

— Ты говорил, что он не гуляет ни с кем, — на заднем плане слышится шум автомобилей. Ты не знал или молчал специально?

— Где ты, черт возьми? — игнорирую её обвинительные вопросы.

— Не знаю, я уехала из дома, стою где-то на шоссе.

— Бл…! — ругаюсь под нос себе. — На каком шоссе ты стоишь?

— Да откуда я знаю, ничего не видно, темнота вокруг. Господи, зачем я только послушала тебя?!

— Включи фары и найди любой знак, можешь проехать немного до указателей?

— Могу, наверное, — хоть реветь перестала. Слышу, как гудит мотор, а после её вопль в трубке: — О, я вижу! До Москвы восемь километров, рядом при повороте направо какой-то ресторан “Лукоморье”, а сейчас вокруг меня леса.

— Идиотка, — вновь произношу вполголоса. — Стой, где стоишь, я что-нибудь придумаю.

— У нас проблема? — Василиса появляется на ступенях, полностью одетая и со смешной шапкой в руках.

— Нет, лишь небольшое отклонение от плана, — отключаю телефон и подхожу к рыжей птичке, помогая завязать шарф. Хотя вернее будет сказать, что мне хочется коснуться Васи, чтобы стереть неприятный осадок от недавнего разговора.

— Ты всё больше меня напрягаешь, Саша, — она хмурится, а я борюсь с желанием поцеловать её или, может, что ещё посерьезнее. Но вместо этого выпроваживаю девушку из дома и открываю дверь “Тойоты”.

— Поверь мне, тебе должно понравиться, тем более, для меня это тоже впервые, — улыбаюсь, предвкушая удивление Василисы на мероприятиях, которые я затеял. — Поехали, надо мотнуться быстренько на другой конец Московской области.

— Ну, тогда покатай меня, большая черепаха, — Вася улыбается, и я выдыхаю, заводя мотор.

— Ты же понимаешь, насколько двусмысленно это звучит? — прищуриваю глаза, выезжая на шоссе и направляясь в сторону МКАДа.

— Всё зависит от вашей испорченности и распущенности, господин Ворошилов, — парирует девушка, откровенно флиртуя, и это не может не радовать.

— Я покажу тебе и другое катание, дорогая, не только на колесах автомобиля, — понижаю голос, одновременно внимательно ловлю мелкие движения и неосознанную реакцию Василисы, которую та не может скрыть. И она не подводит, чуть сильнее сжимая колени и руки, что теребят завязки на пуховике. А также приоткрытые губы, которые девушка бессознательно облизывает. Всё это вкупе вызывает ответ уже у меня: член мгновенно твердеет в джинсах, так что приходится поёрзать на сиденье.

Спустя полчаса мы останавливаемся возле мигающего аварийкой “Мерседеса”. Разворачиваюсь на шоссе и подъезжаю, паркуясь в карман прямо за этой крутой тачкой.

— Подожди меня здесь, Вася. Это не займет много времени, — выхожу из машины и направляюсь к “мерину”, заходя с пассажирского сиденья. Едва только сажусь в салон, как Костомарова кидается мне на шею, рыдая в голос, и я понимаю, что её истерика не наигранная.

— Успокойся, Алина, — как можно мягче отодвигаю от себя девушку за плечи. — Объясни мне нормально, что произошло и как ты узнала о похождениях мужа.

— Я блефовала с ним, решила, что ты просто умалчиваешь из мужской солидарности, или мой муж тебе больше заплатил, и когда он вернулся сегодня поздно, я пристала к нему с расспросами, а он не стал отпираться, — пухлые губы снова начинают дрожать, и я откидываюсь на сиденье, прикрывая глаза.

— Зачем ты это сделала, идиотка? Ты говорила, что тебе нужны были серьёзные доказательства для развода, а теперь что? Он скажет, что всё делалось с твоего согласия, и выкинет тебя на улицу, как последнюю шлюху.

“До чего же ты докатился, Ворошилов!” — не могу поверить, что сижу здесь и слушаю полупьяную речь бывшей подружки, а в это время рыжая птичка томится в моем автомобиле в ожидании, когда мы сможем побыть одни и когда я её оттрахаю во всех возможных позах и плоскостях.

— Прости меня, Саша, — Алина вклинивается в мои бурные фантазии, снова наклоняясь, но в этот раз я готов.

— Я не верну тебе деньги, потому что я свою часть договора добросовестно выполнял, и то, что ты сама всё испортила, — не моя вина.

— Я знаю, прости, но что же мне теперь делать?

— Возвращайся домой, постарайся сделать вид, что ничего не случилось, и надейся, что он сам не разведется с тобой после этого.

— Но как можно делать вид?

— Так же, как делает большинство других шлюх. А сейчас мне пора. Не звони мне больше и матери не надоедай. Прощай, Алина, я искренне желаю тебе удачи.

Выхожу из дорогой тачки и почти бегом направляюсь к своему “крузаку”. Но резко торможу, не застав там Василису.

— Да твою мать! — запираю машину и иду по шоссе в сторону области, прекрасно понимая, что вперед она не пошла, иначе бы я увидел.

Одинокую фигурку, кутающуюся в объемную куртку, вижу метров через пятьдесят, а ускорив шаг, догоняю её.

— Далече собралась, ягодка? — специально копирую реплику из мультфильма, который мы не так давно смотрели и смеялись, когда не получилось уснуть из-за кошмаров, в надежде снизить накал недовольства девушки.

— Подальше от тебя, — огрызается Васька, даже не взглянув в мою сторону, и продолжает двигаться вперед.

— И как это понимать? — обгоняю её и, развернувшись, шагаю спиной, чтобы видеть её лицо.

— Отличный сюрприз, Мамба, я безмерно польщена, что ты привез меня посмотреть на своё свидание с другой женщиной.

— Это Алина, — киваю в сторону уже давно уехавшей машины, — а не свиданье.

— О! От понимания, что это твоя бывшая невеста, меня прям сразу как-то попустило! — язвит рыжая, даже не сбавляя темп.

Не могу сдержаться и начинаю смеяться, остановившись на пути девушки и тем самым затормозив её “марш несогласных”. И смеюсь до тех пор, пока слезы не выступают на глазах. Открывшаяся мне в эту минуту истина переворачивает сознание и меняет нас местами с “Евой”.

— Что смешного, придурок несчастный?

— Ты ревнуешь, Васька? — её покрасневшие щеки я вижу даже в темноте улицы, и это нельзя списать на румянец от мороза. — Черт возьми, ты правда меня ревнуешь?

— Размечтался! — она складывает руки на груди, принимая защитную позу, но мои инстинкты никогда не врут. Делаю шаг к девушке, становлюсь вплотную и, не сводя глаз с лица Васи, поправляю её шапку с большим помпоном. В этот самый момент я понимаю, что в этой агонии ревности не одинок, и что у меня есть возможность надавить на чувства рыжей птички, чтобы избавить её от работы в клубе. По крайней мере, чувства лучше всего остального могут повлиять на решение не трахаться с толстосумами.

— Поверить не могу, — выдыхаю, обхватив лицо девушки ладонями. — У тебя нет ни малейшего повода для ревности, дорогая, — ещё ближе придвигаюсь и только собираюсь поцеловать Василису, как проезжающий мимо грузовик дудит клаксоном, словно мы оказались на проезжей части прямо у него под колесами, разрушая этот гипнотический момент.

Девушка делает шаг от меня и снова закрывается эмоционально. Но увиденного уже не стереть из памяти, да я и не хочу. Выражение праведного негодования и обманчивого отрицания на лице Васи я запомню надолго.

— Поехали отсюда, милая, — обнимаю её за плечи и разворачиваю, почти таща за собой к машине. — Мой сюрприз был вовсе не в этом.

— Зачем тогда мы сюда приехали? Зачем ты пошел к ней и обнимался, и хрен знает ещё что делал там с ней в этой крутой тачке?

— Обнимался? — уж чего-чего, а этого я точно не делал.

— Да, я всё видела, Саша, фары просветили даже через заводскую тонировку.

— Я не обнимался с ней, ревнивая девочка, а старался отстранить от себя назойливую пьяную бабу.

— Ну да, как и всех своих девок отстраняешь?

— Перестань, Василиса, я не давал тебе поводов для ревности, — открываю пассажирскую дверь, и лишь когда Василиса садится на сиденье, пристегиваю ремнем. Но не отстраняюсь, а быстро и жадно захватываю её губы в поцелуе. Эффект неожиданности срабатывает, как надо: Вася отвечает на поцелуй. Но я не продолжаю, понимая, что мы всё ещё на Рублевке, а время идет.

— Ты всегда едешь к ней по первому звонку? — её вопросы радуют меня, несмотря на нерадостную тему.

— Нет, это был первый и последний раз, — сам не до конца понимаю почему, но я хочу успокоить девушку, хочу, чтобы она выкинула из головы Алину и всех остальных, так же, как это делаю я сам.

— А если она снова позвонит?

— Это будут её проблемы, а сейчас поехали уже, иначе мы не успеем добраться до Измайловского парка вовремя.

— Парка?

— Да, — выруливаю на шоссе и встраиваюсь в поток автомобилей. — Но больше я пока ничего не скажу, иначе что же это за сюрприз?

— Начинается, — рыжая дует губы, но стаскивает с волос шапку, припорошенную снегом, который за последние десять минут заметно усилился. И это дает мне возможность прикоснуться к мягким прядям. Что я и делаю, подняв руку и запустив пальцы в копну. Дорога до парка занимает больше времени, чем даже наша езда по МКАДу, но мы всё же приезжаем вовремя, чтобы успеть и по мороженому съесть, и даже входные билеты в “Лес чудес” с прокатом тюбинга купить. Там же мне на кассе рассказывают, что за отдельную плату есть возможность попасть в Хаски-парк, поиграть с собаками и покататься в упряжке.

Мы с парнями и раньше приходили сюда, но нечасто. Сами лепили статуи и смотрели на уже готовые, единственный минус — попасть внутрь удавалось редко. Но, судя по распахнутым глазам “птички”, я не прогадал с сюрпризом, а уж когда Василису допускают до собак, то счастью девушки нет предела. Не зря говорят, что животные лечат душевные раны, и, возможно, именно такая сумасшедшая собака и нужна Ваське, чтобы не давала вспоминать о проблемах в жизни.

— Саша, они такие дурные и классные одновременно, что я прямо пожалела, что до сих пор не завела себе собаку! — она хватает меня за руку, не осознавая, что ведет себя, как маленькая девочка на аттракционе. Зато я вижу перед собой ту девушку, которой Василиса была когда-то, и от этого меня ещё сильнее разбирает злость на ублюдка, который почти сломал эту девочку.

Три с половиной часа Васькиных восторгов дарят и мне наслаждение, но куда больше меня радует, что не всё потеряно для рыжей птички. В итоге всю дорогу до дома слушаю восторги и неиссякаемый поток пережитых ощущений.

— Я рад, что угадал с сюрпризом, — торможу возле дома в Подмосковье, глушу мотор, но не двигаюсь с места.

— Угадал? — Василиса отстегивает ремень безопасности, но выходить из машины не спешит, сижу и я, рассматривая девушку в свете луны. — Это просто невероятное путешествие, я так не веселилась лет с тринадцати, когда в наш город приехали аттракционы и разместились в парке.

— Но в Москве столько развлечений, что этот Ледовый городок — лишь малая толика всего.

— Странно, что ты постоянно забываешь о том, какая жизнь у меня в этом городе, — веселость исчезает из голубых глаз девушки, но я не позволяю ей отвернуться.

Протянув руку, поворачиваю голову Василисы к себе за подбородок и в то же мгновение отпускаю “тормоза”. Я хотел этого с того самого момента, как впервые увидел её на плече Ерошина. Обдолбаную, под кокаином и алкоголем, но всё равно желал, и сейчас это желание становится только сильнее. Василиса отзывается, судорожно вздохнув, и я тяну её к себе на колени, отодвигая водительское кресло назад, чтобы было больше места. Перелезая через трансмиссию, девушка задевает ногой приемник, и салон наполняет музыка с какой-то радиостанции, но всё это я фиксирую лишь периферийными органами чувств, полностью сосредоточившись на рыжей птичке, что седлает мои колени. Вася дергает молнию на моей куртке и стаскивает её с плеч, а я же снимаю с неё пуховик, а после забираюсь руками под свитер, касаясь рубца на спине, который хоть и затянулся, но ещё до конца не исчез. Дергаю вязаную ткань вверх и снимаю с Василисы и этот предмет одежды, оставляя на ней джинсы и бюстгальтер, через который проступают напряженные горошины сосков. Поднимаю голову и накрываю губами прямо через ткань упругий сосок, с силой втягивая его в рот. Девушка всхлипывает, зарываясь пальцами мне в волосы, и сильнее прижимает мою голову к своей груди. Улыбаюсь, прикусив зубами выступающую ягоду, оттягиваю её на себя, так что Василиса выгибается, откидываясь на руль, едва не оглушив всю округу сигналом клаксона. Переключаюсь на вторую грудь, а Васька ещё активнее дергает ремень на моих джинсах. Смеюсь от её нетерпения, лаская и наглаживая бархатистую теплую кожу, а после стаскиваю с себя джинсы вместе с трусами и дергаюсь, как от электрошока, когда тонкие пальцы девушки касаются моего члена, скользя по всей длине до основания и обратно.

— Мы уже играли в эту игру, дорогая, — хрипло проговариваю, расстегивая пуговицы и молнию на её джинсах и стаскивая с бедер и ног девушки ставшую ненужной одежду, лишь мимолетно касаясь разгоряченной плоти между её бедер. — Сыграем иначе в этот раз, — обвожу рукой, едва касаясь, набухшие от прилившей крови складки и тут же толкаю сразу два пальца в жар влагалища, едва не кончая, когда она сжимает их внутренними мышцами.

— Я готова, — выдыхает Вася, приподнимая бедра, и обхватывает мою голову руками, а после наклоняется, закрывая рот поцелуем.

— Чувствую, — тяжело дыша, отзываюсь, затем приподнимаю Василису за бедра и медленно, по миллиметру, опускаю на свой член, оказываясь наконец там, куда я так давно стремился. Ловим судорожные выдохи друг друга одновременно, когда губы сливаются в поцелуе, смешивая горячее дыхание в одно целое. Вновь целую и поднимаю девушку, но лишь настолько, чтобы опять скользнуть в горячую влажность и замереть там на полсекунды. Прикрываю глаза, сосредоточившись на ощущениях. Снова подъем и спуск, Василиса добавляет амплитуду, а её горловые стоны буквально обрушивают на меня лавину из жадной потребности, ревности и желания стать единственным, кто слышал и слышит это, кто ощутит на себе, как она двигает тазом, толкаясь мне навстречу каждый раз. Движения становятся быстрее, дыхание — короче, а возбуждение нарастает в теле, подобно туго закручивающейся пружине, которая вот-вот должна лопнуть. Ещё толчок — и я ощущаю давление вагинальных мышц девушки, в оргазме стискивающих мой член, а в салоне раздается крик наслаждения Васьки, заглушенный моими губами.

Резко выхожу из тисков плоти, пока сам не кончил прямо в неё, умудряясь испачкать спермой и свой живот, и девушки. Василиса падает мне на грудь, тяжело дыша, а я же кое-как дотягиваюсь, чтобы погасить свет в салоне, который даже не заметил, когда включился. И лишь сейчас осознаю, что если бы кто проехал или прошел по улице, то мог узреть целое секс-шоу. Печка работает, и в машине тепло, а, учитывая наши разгоряченные тела, то можно сказать, что даже жарко.

— Как ты? — только теперь я понимаю, что это был наш первый раз, хотя за сегодняшнюю ночь он вряд ли окажется последним. Это как пустить ребенка в сладкое царство и ожидать, что он не станет объедаться. Я хочу всего и сразу, но перво-наперво надо понять, нормально ли себя чувствует девушка.

— Не знаю, но я не хочу шевелиться, — Вася трется носом о мою шею и грудь, вызывая тем самым легкую улыбку на моих губах.

— Но ничего не болит?

— А, ты про это, — чувствую, что и она улыбается. — Всё хорошо, Саша. Я в порядке.

— Хорошо, тогда передвигаемся домой, а то в машине не слишком удобно лежать голыми.

— Ты прав, — она реально хихикает, и я, опешив, смотрю на девушку. — Дома будет удобнее.

— Ничего себе заявление, — хмыкаю и, позволив Василисе соскользнуть с колен на соседнее сиденье, поправляю джинсы и свитер, а после наблюдаю, как она натягивает на себя одежду. Покидая салон “Тойоты”, куртки мы только набрасываем на плечи. А возле дверей я вновь обнимаю девушку и накрываю её губы своими, целуя так жадно, словно мы и не занимались сексом каких-то десять минут назад. Вася обнимает за плечи, мгновенно отвечая на поцелуй, и прижимается теснее, пока я открываю дверь и завожу нас в темноту дома. Свет не включаю, предпочитая чувствовать тепло и касания, чем наблюдать за её реакциями. Ласкать, чтобы и она ощущала мои прикосновения, а не видела, и воспринимала на уровне осязания лишь меня одного и инстинктивно запоминала эти ощущения на всю жизнь.

Глава 15

Всё моё тело ломает от желания. От необходимости вновь испытать это волшебное ощущение, когда кажется, что всё моё существо разлетается на мелкие-мелкие осколки. И гостиная дает больше простора для фантазии. Стаскиваю свою майку, снимаю и с Саши одежду, касаясь губами его плеч и шеи. И вновь возвращаюсь к его рту, накрывая своим. Мужчина стискивает меня в объятиях, прижимая к стене, и, не останавливаясь, шарит руками по телу. Секунда — и куда-то в сторону летит мой бюстгальтер, ещё секунда — и Саша спускает джинсы, запуская пальцы прямо под трусики, касаясь жаждущей ласк разгоряченной плоти. Мои ноги подгибаются от первого же касания, а тело, наоборот, стремится ещё теснее прижать сильные пальцы к пульсирующему клитору.

— Не могу больше ждать, — хрипло шепчет Мамба и дергает джинсы с моих бедер вниз, захватывая при этом и трусы, оставляя меня абсолютно обнаженной. Но в этот раз я хочу быть на равных и трясущимися руками расстегиваю его ширинку, касаясь напряженной плоти.

— Не можешь ждать? — выдыхаю в губы Ворошилова, обхватывая и поглаживая член. — Но ты всё ещё одет, а мы уже не в машине…

— Васька, — рычит мужчина, скидывая джинсы и переступая через них, а после обхватывает мои бедра, поднимая и прижимая к стене.

— Я хочу тебя, Саша, — и в этом желании я не лукавлю, как не лукавила с ним никогда. Удивительно, но я ни разу не соврала этому мужчине ни в чем.

— У нас вся ночь впереди, милая, — оказавшись обнаженным, мужчина, наоборот, притормаживает, словно растягивая удовольствие. — И за эту ночь ты будешь хотеть меня не единожды.

— Ты садист! — выкрикиваю, но он лишь улыбается и вводит средний палец мне между ног, так что я начинаю дрожать. — Са-а-аш-а-а-ах…

— Хорошая девочка, а главное — послушная, — Ворошилов отстраняет меня от стены и несет вглубь комнаты, пока ногами не чувствую подлокотник дивана. — Ночник, — произносит Александр, и в углу гостиной загорается бра, раскидывая золотистые искры света. — Хочу видеть твои глаза в этот раз, — шепчет Мамба и опускает меня на диван, устраиваясь меж бедер.

— А я — твои… — на мгновение дыхание останавливается, когда Саша плавно скользит на всю длину. — Да-а-ах, — выгибаю спину и теснее прижимаюсь всем телом, обхватывая его бедра ногами, чтобы ещё глубже ощутить касания.

С каждым толчком мужчины моё сердце всё сильнее колотится в груди, готовое выпрыгнуть. И когда кажется, что вот-вот, прямо сейчас, я упаду с обрыва, Ворошилов останавливается и выскальзывает.

— Куда-а-а-а?! — цепляюсь за его плечи, стараясь вернуть его туда, где мне особенно нравится.

— Детка, я забыл презерватив, — он наклоняется, запечатлев на моих губах поцелуй, и поднимается с дивана окончательно, оставляя меня дрожать от возбуждения и одновременно с этим любоваться телом мужчины, который столько сделал для меня за такой короткий отрезок времени, сколько никто со смерти мамы не делал. Саша возвращается через полминуты, держа между пальцами золотой квадратик с надписью “durex”. — Не поможешь мне?

— О да, — становлюсь на колени на диване и беру презерватив, зубами разрывая упаковку. — Но для этого ты должен сесть на диван и откинуться на подушки.

— Кажется, я начинаю догадываться, что именно пришло тебе в голову, и мне это определенно нравится.

— Вот и посмотрим, сходятся наши мысли или нет, — толкаю Саню в плечи так, чтобы он уже лег на спину, а после скольжу пальцами по его обнаженному торсу, лишь слегка обращая внимание на шрамы, что проскальзывают под пальцами, пока не упираюсь в бедра мужчины. Сажусь удобнее между его ног и беру скрученный “презик” в рот, чтобы спустя удар сердца наклониться и обхватить губами твердый и напряженный член. Александр дергается, но тут же откидывает голову на подушки, напрягая живот и бедра, а мои губы скользят по всей длине, одновременно надевая на ствол защиту и лаская его.

— Вася-я-а, — его хриплое дыхание и этот стон лишь сильнее распаляют меня, толкая на вещи, которыми раньше приходилось заниматься только по принуждению. Теперь же я получаю удовольствие, осознавая, что этот сильный и смелый мужчина в данный конкретный отрезок времени зависим от моих ласк.

— Да, дорогой? — оторвавшись на мгновение от своего увлекательного занятия, я поднимаю голову, но тут же заменяю губы на ладонь, не останавливая ласки.

— Ты — чертовка, — хрипло произносит Ворошилов и, подняв руку, щипает меня за сосок, так что я вздрагиваю, но вместо боли мое тело содрогается от вспышки наслаждения, а бедра сводит судорогой.

— Всё для вас, мой Господин, — улыбаюсь и вновь наклоняю голову, накрывая его плоть ртом, в то же мгновение Саня запускает пальцы мне в волосы, направляя и подталкивая к дальнейшим действиям. Но в какой-то момент резко отстраняет от себя, приподнимая, подтягивая меня вверх, накрывая мои губы своими. Затем резко опускает на свой член, обхватывая руками поясницу, не давая мне сдвинуться с места, и резкими и быстрыми толчками доводит до оргазма за полминуты. В этот раз мужчина не выскальзывает, чтобы излиться на живот или ещё куда, а остается со мной, кончая. И в этом так увлекается, что я чувствую боль от давления его пальцев на недавно заживший шрам, но, как ни странно, эта боль лишь добавляет яркости моему оргазму.

— Са-а-а-а-ша-а-а! — крик срывается с моих губ, когда внутренние мышцы плотно обхватывают член.

Совершенно не чувствуя своего тела, я падаю на грудь мужчины, слыша возле своего сердца, как сильно колотится сердце Ворошилова. Спустя минуту, когда проходит заложенность в ушах после оргазма, а звуки и ощущения приходят в норму, ощущаю, как Саша легонько наглаживает мою спину, но в какой-то момент замирает. И я осознаю, что мужчина наткнулся на шрамы от ожогов. Словно экзотический рисунок они протянулись вдоль позвоночника. Поворачиваю голову и прижимаюсь губами к шее Мамбы, чувствуя на языке солоноватый вкус его кожи.

— Я не перестарался? — голову не поднимаю, но отчетливо слышу напряжение в голосе мужчины.

— Мне понравилось, хотя это, наверно, какое-то извращение… — не сразу осознаю, что и сама хмурюсь. — Когда ты надавил на шрам, это было больно, но в сочетании со страстью словно открылось второе дыхание для оргазма. Это извращение, да?

— Я тоже слышал, что несильная боль может обострить наслаждение, — он возобновляет поглаживания, и я опять расслабляюсь, начав рисовать пальцем узор на его плече.

— Не знаю, всё, что я видела и переживала, было либо в “Антраците”, где всё началось, либо после, в “Лофте”. Но в такие заведения идут те, кто стремится удовлетворить свои грязные мысли и желания, а не заниматься любовью с нормальным человеком.

— Вася… — он набирает в легкие побольше воздуха, но я поднимаюсь с его груди и, глядя в глаза, уже продолжаю.

— Я испытывала оргазмы, Саша, но все они были сопряжены с насилием, в легкой форме или нет, а также всегда примешивались наркотики. Иначе просто не выдержать это. Но не с тобой. Всё это время, с самой больницы, я в завязке и чувствую себя замечательно.

— Правда? — он заводит руки за голову, играя мускулами, и я с жадностью рассматриваю этого мужчину в золотистом свете бра.

— Ну, может, не на сто процентов, — отвожу взгляд, делая вид, что задумалась. — Может, процентов на сорок…. Ай! Саша! — вскрикиваю, когда мужчина сначала резко садится, а после закидывает меня на плечо и поднимается с дивана, шлепнув по голому заду.

— Сорок процентов? Сорок?! — Ворошилов широко шагает, переступая через две ступени и поднимаясь наверх.

— Саша, перестань! — смеюсь, свисая вниз головой, но при этом с наслаждением рассматриваю упругие мужские ягодицы. — Опусти меня, пожалуйста.

— Нет, будем компенсировать оставшиеся проценты, это ж надо… — он пинком открывает дверь, и я понимаю, что мы в ванной комнате. — Сорок…

— Я несерьёзно ведь, я шутила… — Мамба опускает меня на пол душевой так, чтобы я проскользила по его телу, четко ощущая возбуждение.

— Ничего не знаю, — Саша протягивает руку мне за спину и, нажав на кнопку, включает воду. Сначала она льётся ледяная, так что я вскрикиваю, уворачиваясь от колючих, как иглы, струй холодной воды, но постепенно нагревается, уже не жаля, а лаская кожу. Однако к этому моменту я перестаю обращать внимание на льющиеся сверху потоки. Мужчина делает шаг ко мне, обнимая и поглаживая бока и спину, лаская и намыливая кожу. Поднимаю руки и обхватываю его плечи, а после приподнимаюсь и прижимаю свои губы к его, беря инициативу в поцелуе на себя. И Саша следует за мной, отвечая на ласки, которые с каждой минутой, проведенной в воде, становятся всё откровеннее. И вот уже я вновь задыхаюсь от возбуждения, но мужчина по-прежнему тянет время, едва касаясь пальцем чувствительной плоти.

— Пожалуйста… Саша-а-а-а… — хнычу, извиваясь в его руках. — Перестань тянуть…

— Нет, мы загружаем тебя на все сто, — он слизывает влагу с моих губ, а после опускается ниже. — Надо и тебя наградить, как ты меня сегодня…

И между словами Ворошилов опускается на колени, толкая меня к стене душевой кабины, а сам тем временем скользит губами по моему животу и ниже, пока не касается языком набухших от прилившей крови складок плоти. Вскрикиваю, но Александр крепче сжимает мои бедра, а сам толкает язык между половыми губами, дотрагиваясь и дразня клитор. Прижимаюсь к стеклянной стенке и, запустив пальцы в волосы мужчины, тяну ближе к себе его голову, выгибаясь навстречу.

— Ну что? Сколько теперь процентов? — Мамба отвлекается на мгновение, глядя на меня снизу вверх.

— Что? — кажется, он говорит на каком-то иностранном языке.

— Говорю, на сколько процентов ты теперь себя чувствуешь? — он вводит в меня один палец, и мои колени подкашиваются, а из горла вырывается протяжный стон. — Вася?

— Заткнись, Мамба, и трахни, наконец, меня, черт тебя возьми! — не выдерживаю этой медленной пытки, сжимая бедра.

— Да ты ещё и командовать умеешь? — хмыкает мужчина, но поднимается на ноги и разворачивает меня спиной к себе. — А слушаться тоже можешь?

— Саша! — вскрикиваю, уже находясь на грани истерики от перенапряжения.

— Да-да? — его ладони скользят от бедер вверх, пока не накрывают мои груди, стискивая между пальцами соски, а сам он трется напряженным членом о ягодицы. Александр наклоняет голову и тянет зубами за мочку уха, а после, приподняв мои бедра, заскальзывает в сочащееся влагой возбуждения лоно, вырывая у меня хриплый стон.

— Да-да-да-а-а-а-р, — не могу сдержать стонов, пока мужчина медленно качает бедрами, но и у него не хватает терпения надолго, и через некоторое время толчки становятся резче и быстрее. Одну руку Александр опускает между моих бедер и надавливает пальцами на клитор, а другой тянет за волосы, намотав на кулак мокрые пряди. Да, боль и наслаждение оказываются неотделимы друг от друга в моей голове.

— Ещё сильнее, — хриплю, понимая, что до края остается лишь чуть-чуть сильнее дернуть или ущипнуть, не доставляя сверхсадистских ощущений, но причиняя легкую боль. — Ещё, я хочу ещё жестче, — и, привстав на цыпочки, сама толкаю бедра ему навстречу, прогнув поясницу.

— Ах ты, маленькая рыжая развратница, — Саша опускает голову и кусает меня за плечо, одновременно с этим сжимает пальцами клитор и толкается на всю длину и, кажется, даже глубже.

Все эти действия, происходящие одномоментно, просто взрывают мой мозг, выбрасывая за грань реальности. Оглушают и ослепляют, оставляя только осязательные ощущения, я даже не фиксирую, кончил ли сам мужчина, как он это сделал, хотя, если он успел выйти, вода, скорее всего, смыла все следы. Не знаю, сколько проходит времени, когда начинаю приходить в себя, и первое, что чувствую, — это холодную стену под щекой. Лишь после — крепкие объятия мужчины, который навалился на мою спину, вжимая меня сильнее в стеклянную поверхность. И только спустя время ощущаю его горячее дыхание у себя возле уха.

— Это было на все двести процентов, — голос мой немного охрип от криков наслаждения. На моё заявление мужчина сперва издает невнятный звук, похожий как на мычание, так и на хмыканье, а после начинает смеяться.

— Ты самая необычная девушка в моей жизни, Лисёнок, — он произносит эти слова негромко и из-за шума воды мне остается лишь гадать, так ли всё было или осталось лишь плодом моего воображения. Но прозвище довольно интересное и необычное для меня, хотя псевдоним в клубе я бы такой не взяла. Скорее это напоминает о временах детства.

— Лисёнок? — вздрагиваю, когда мужчина начинает мыть мое тело мягкой губкой, касаясь покрасневшей груди и живота, спускаясь вниз, проводя между бедер, а после и спины, но здесь, под ярким светом в отличие от гостиной ему точно станет видно моё изуродованное тело.

Мочалка скользит по коже, словно бы ничего особенного, но я напрягаюсь. Не хочу разговаривать об этом и вспоминать времена в “Антраците”, но, видимо, у Ворошилова другие планы. Он продолжает мыть меня, но теперь уже и пальцами касаясь моих шрамов. Бережно, словно это может причинить мне новую боль, Саша касается полосы на пояснице, там, где совсем недавно были швы, а после поднимает ладони, проводя по бледным кружочкам вдоль позвоночника. Он молчит, но все эти вопросы и слова, словно грозовое облако, повисают над нами. Однако никто из нас не нарушает тишину, а через десять минут Александр кутает меня в махровое полотенце, обнимает и помогает дошагать до спальни, где укладывает на кровать, кутая под пушистое одеяло. Эти манипуляции и попытки сделать из меня куколку бабочки только сильнее напрягают, и впервые после того, как сердце забилось ровно, я раскрываю рот:

— Ты не останешься со мной?

— Лисёнок, надо машину загнать во двор, не хотелось бы обнаружить её поцарапанной или без колес. Но я вернусь, а ты пока не мерзни, я видел, что ты дрожала.

— Хорошо, — я соглашаюсь, хотя уверена, Саша, как и я, знает истинную причину моей дрожи в душе, но то, что он съезжает с этой темы, радует меня. Глубже зарываюсь в мягкие подушки и одеяло, понимая, что я всё же замерзла. Однако впервые за всю сознательную жизнь мне хочется чувствовать рядом тепло этого конкретного человека, который сейчас натягивает на себя джинсы, скрывая под голубой тканью свои упругие ягодицы.

— Поторопитесь, господин Ворошилов, — ещё удобнее ложусь, обнимаю его подушку и прижимаю к себе. — Я могу и не дождаться вас здесь.

— Не успеешь даже заметить моего отсутствия.

Я и не замечаю, провалившись в глубокий сон без сновидений, но когда просыпаюсь, ощущаю, что мне тепло и спокойно, поворачиваю голову и вижу спящего на животе Александра. Стараюсь не шевелиться и украдкой рассматриваю мужчину при дневном свете, и вижу истерзанную кожу на спине любимого. Да, я уже не отрицаю этой простой истины, и хотя мои чувства могут быть и не взаимны, но я определенно ему нравлюсь. Жизнь — это боль. И я уяснила это давно, но не могла и подумать, что сейчас может быть так больно. Мне казалось, я давно разучилась чувствовать всё, кроме физических истязаний, но этот мужчина затронул что-то, так глубоко спрятанное внутри меня, о чем я и не подозревала. Провожу пальцами по его спине, касаясь теплой кожи, и понимаю, что воспринимаю его давно ушедшую боль как свою. Я вижу шрамы от пуль, от ножа и даже рваный и не слишком удачно сросшийся под левой лопаткой. Моё тело тоже имеет свои шрамы, как видимые, так и невидимые, но на эти метки смерти не могу спокойно смотреть. С той ночи, когда я танцевала для него приват в випе, уже столько времени прошло, как и событий, которые заставили иначе смотреть на многие вещи и ценить такие моменты тишины. Но когда касаюсь его бока, мужчина хмыкает и переворачивается на спину, не заботясь, чтобы прикрыть свою наготу. Скольжу взглядом от его лица, задержавшись ненадолго на губах, а после опускаю глаза ниже. Саша улыбается, наслаждаясь моим изучением, а я же стараюсь перебороть дрожь в пальцах, которыми дотрагиваюсь до ранений на груди мужчины.

— На моём теле можно карту сокровищ найти, — усмехается он и, обхватив мои пальцы своими, ведет руку вниз.

— Са-а-аш, — тяну губы в улыбке, понимая, что он несерьезен или не хочет быть серьёзным. — Ты не можешь не пошлить.

— Я вот думаю, твои невинные поглаживания разбудили во мне очередной сюрприз для тебя. Поэтому хватит дразнить, Лисёнок, и иди ко мне.

Глава 16

Ощущение нереальности сопровождает меня весь день и вечер, когда мы просто целуемся и обнимаемся, включив какое-то кино. Заранее запасенное мороженое приходится как нельзя кстати, напоминая нашу первую совместную ночевку. Я помню ощущения, помню, как держал в объятиях девушку, которая за деньги позволяла касаться себя везде, но без них была колючей, как кактус. До недавнего времени. Не знаю, то ли встреча с Алиной её подстегнула, то ли просто период притирки прошел, но я был безумно счастлив. Как подросток, получивший желанный подарок на день рождения.

— … и вот этот слон взлетел на сугроб и оттуда спикировал в вулкан… — доносится до меня голос Василисы, хотя слова звучат как полнейший бред.

— Что? Какой слон?

— Я проверяла, слушаешь ты меня или нет, — она трется щекой о моё плечо, а я лишь крепче прижимаю рыжую к себе.

Ощущение, что только разожму руки — потеряю эту девушку, не оставляет даже во сне. Словно стоит мне закрыть глаза и ослабить хватку — и снова вернется тот ужас, который я пережил, пока искал её по Подмосковью.

— Я просто задумался, — прижимаю губы к её мягким волосам на макушке.

— И о чем таком важном ты думал, если не слушаешь меня уже минут пятнадцать? — она теснее жмётся в мои объятия, кутаясь в шерстяной плед.

— Я думаю о том, как коротка и хрупка человеческая жизнь. И промедление всего лишь в несколько минут может стоить очень дорого.

— Саша…

— Тихо, я не расспрашиваю и не выспрашиваю, я просто подумал, что опоздай я на десять минут, ты бы не была сейчас со мной.

— Но всё обошлось благодаря тебе, — она поднимает голову, и я не сдерживаю желания, целуя её сладкие губы. Жадно и крепко, почти опрокинув девушку на диван. Она отвечает мне столь же жадно и страстно, обхватив руками мои плечи. А после снова устраивается на моём плече. Накрываю нас обоих пледом и так же в уютном молчании мы продолжаем смотреть “Пятьдесят первых поцелуев”.

Вечер переходит в ночь, и вот мы уже снова ласкаем друга, но уже не так жадно и неистово, как это было накануне. Наоборот, мне нравится гладить бархатистую и теплую кожу Василисы, наблюдая, как дыхание девушки ускоряется, как она мелко дрожит от самых интимных касаний, а после просит добавки. И, наконец, погружаться в её жаркую влажность, чувствуя, как она стискивает стенками влагалища, сопровождая каждую мою фрикцию громким стоном.

— Скоро закончится этот рай на земле, — Вася кутается в мои объятия так доверчиво и мило, что её слова производят эффект ледяного душа.

— Почему? — поднимаю голову с подушки и всматриваюсь сверху вниз в лицо девушки. Нехорошее ощущение ядовитой змеёй закрадывается в сознание. Я надоел ей. Девочка наигралась, выздоровела и хочет свалить. А я, дурак, размечтался о нашем совместном быте. Но то, что произносит Василиса, оказывается ещё хуже, чем мои мысли.

— Мне пора вернуться в “Лофт”, я не закончила дела с Таней, — замираю, боясь сделать даже вдох, кажется, тронь меня — и я взорвусь и наговорю гадостей, которые уже жгут мне язык.

— Если дело в деньгах, я мог бы перекрыть твой долг… — не успеваю закончить, как рыжая выскальзывает из моих рук и садится на кровати, с таким укором глядя на меня, словно я до глубины души задел её. — Что?

— Я не хочу больше никому быть должна. У меня был в жизни мужчина, который решил заплатить мной долг…

— Но я же не… — слова застревают у меня в горле, когда я думаю о том, как она восприняла моё предложение. — Черт возьми, Вася! Как ты могла даже подумать такое?

— У меня богатый опыт в этом плане. Наш договор с Таней меня вполне устраивает, и менять его я не хочу.

— Значит, ты опять вернешься на пилон?

— Ну и что? Тебя это смущает?

— Я не думал, что после всего, что было в последнее время ты захочешь снова раздеваться и трахаться с другими… — и уж точно не думал, что меня это будет так волновать.

— Ясно, вот именно поэтому я ни за что не возьму у тебя деньги. Кэш всегда делает меня пешкой в чужой игре. И больше я никому и никогда не позволю распоряжаться моей жизнью и телом.

Она поднимается с кровати и направляется в душ, а я не отвожу взгляда от её спины, пытаясь в темноте рассмотреть ожоги и шрамы. И убедить себя, что не имею никакого морального права осуждать или порицать её, пусть даже в малой доле, но всё же независимость.

В ванной загорается свет, а после раздается шум воды. Я же по-прежнему лежу на кровати, глядя в дверной проём. Что я могу предложить ей? Чем могу удержать от возвращения в клуб? К этим развратным и лишенным всяких нравственных принципов, голодным до легкодоступного женского тела мужланам. Но все мои вопросы повисают в тишине, поскольку нет ни единого ответа на них. Точнее, он-то есть, но я его даже мысленно произносить не могу.

— Мне, наверное, лучше вернуться домой к себе, — Лисёнок появляется в дверях, замотанная в одно полотенце.

— Исключено, пока дело с торговлей органами не утихнет. Хотя я бы посоветовал тебе продать квартиру.

— Она не моя, Саша, — девушка грустно улыбается, опускаясь на край кровати. Не могу сдержать себя, да и не хочу, тянусь к ней и, заключив Василису в объятия, прижимаю к себе, утыкаясь в её волосы.

— Прости, я как-то не подумал.

— Конечно, ты не подумал, — язвит девушка, но не вырывается, поэтому её колкость пропускаю мимо ушей. — Разговор о деньгах ты не воспринимаешь всерьез.

— Вася…

— Я хочу уже завтра вернуться в клуб, — её слова, словно холодные кинжалы, вонзаются мне в мозг.

— Тогда я сам отвезу тебя туда. Но в квартиру лучше не возвращаться.

— Как скажешь, — она безразлично пожимает плечами, а мне же хочется как следует встряхнуть, чтобы убрать этот бесящий нейтральный тон. Но вместо этого я просто прижимаю губы к её обнаженному плечу, ещё крепче сжимая в руках девушку, которая стала дорога мне.

Стискиваю челюсти, но молчу в ответ на её замечание. Лучше так, чем я раскрою рот и всё это превратится в ссору. Только в этот момент понимаю, что мы толком и не ссорились за всё время пребывания Васьки в моем доме. И только разговор о её работе, такой ненавистной для меня, почти спровоцировал ссору.

Девушка поддается моим объятиям, позволяя уложить себя вновь в кровать. Во мне же просыпается дикарь, жаждущий любым способом застолбить право на обладание этим стройным телом. Поэтому, не давая себе и секунды на раздумья, обрушиваю всю страсть на Василису, покрывая поцелуями её лицо, шею и грудь. Спускаюсь ниже, крепко удерживая девушку за бедра, пока не касаюсь разгоряченной влажной промежности. Её стоны и всхлипы — просто музыка для моих ушей, но хочется лишить её воли и разума, пусть и на короткое время, но чтобы ни единый человек не смог стереть эти воспоминания. Довожу Ваську до кульминации раз, но на этом не останавливаюсь, продолжая ласкать снова и снова, не давая ей и мгновения на перерыв. И к тому моменту, как я толкаюсь членом в её жаркое лоно, девушка уже лишь бессвязно бормочет что-то. Но при этом притягивает к себе достаточно требовательно, так что я почти падаю всем телом на неё. В этот раз наш секс даже отдаленно не напоминает занятия любовью, скорее, это животное совокупление, где положения тел меняются, едва только успеваем вздохнуть. В итоге заканчиваем уже иначе, когда я падаю на её спину, стискивая поясницу и бедро Васи. Мне хорошо, хоть и понимаю, что тяжелый для неё, но заставить себя покинуть влажную тесную вагину не могу. Поэтому лишь приподнимаюсь на руках и, перевернувшись на бок, прижимаю к себе девушку. Так и засыпаю, ощущая пульсацию пережитого наслаждения глубоко внутри Василисы.

Зато утро не предвещает ничего хорошего. Просыпаюсь, дернувшись во сне, и осознаю, что в постели только я один. Быстро осматриваюсь и понимаю, что и в спальне один. Нехорошее предчувствие накрывает очень быстро.

“Неужели она ушла? После такой ночи поднялась и так легко оставила меня?”

Спускаю ноги с кровати и направляюсь вниз по лестнице, на ходу натягивая трико. Первое, что я слышу, — это пение. Словно какой-то странный бэк-вокал у Дубцовой. Потом вдыхаю запах свежесваренного кофе и даже не отдаю себе отчета в том, что начинаю улыбаться. Открываю дверь и вижу, как Лисёнок пританцовывает возле плиты, переворачивая оладушек.

— Глупое слово "Милая", ты знаешь, а я счастливая, это необъяснимое, чувство такое сильное. И ты его, пожалуйста, береги-и-и… — с последним словом Васька разворачивается и замолкает.

— Не знал, что ты ещё и петь умеешь, — делаю ещё шаг к девушке, заключая её в объятия. — Пахнет так вкусно, что слюнки текут.

— Я рада, хотела сделать тебе сюрприз и разбудить завтраком в постель. Но раз уж ты встал сам, то можешь наливать кофе, а я почти закончила.

— Не оставляй меня одного, я едва умом не тронулся, не найдя тебя рядом.

— Ты такой милый, Саша, — она подходит ближе и запускает пальцы мне в волосы, стараясь причесать вихры. — Но я же здесь и не убежала босиком по снегу.

— Не смешно, Лисёнок, — замечаю ворчливо, но сам утыкаюсь лицом ей между грудей. — Но я и правда голоден, поэтому давай кормить меня и тебя.

— Да, сэр, — усмехается она и возвращается к сковороде, деловито переворачивая небольшие пышные кружки теста. А я же наливаю в две чашки кофе, потом достаю из холодильника вишневое варенье и выставляю его на стол.

— Ты больше не запоешь?

— Нет, Сань, я стесняюсь, — радио сменилось уже с Дубцовой на какую-то иностранную блеющую певичку.

— А зря, мне это понравилось почти так же, как твоя музыка прошлой ночью.

— Саша! — как истинная рыжуха Васька быстро покрывается румянцем.

— Да-да? — поднимаю руку и запускаю её под майку Василисы, сжав упругую ягодицу.

— Перестань, ты сам сказал, что голоден.

— Да, но я не уточнял природу своего голода.

— Поосторожнее, мужчина, у меня в руках горячий предмет.

— Черт! Васька, ты осознаешь, что я в самую последнюю очередь буду думать о сковороде?

— Давай завтракать, ещё масса дел на сегодня.

— Не напоминай мне про вечер.

— И не думала, для тебя есть испытание покруче, раз уж ты вызвался сопровождать меня. Сегодня мне надо в салон, навести лоск, чтобы не выглядеть домохозяйкой.

— А мне нравится твой лохматый вид, напоминает о том, как я сам и лохматил тебя.

— Да, но ты же не хочешь, чтобы все видели меня после ночи с тобой?

— Очень даже хочу, — подаюсь вперед, упираясь в стол. — Чтобы каждый му*ак знал, что ты занята.

— А я занята? — она прищуривает глаза, и только тут я понимаю, что сболтнул то, что не следовало. Никогда никому не показывать свою зависимость. Не позволять людям узнать слабости. Эти непреложные истины, казалось, выбиты у меня с обратной стороны черепушки. Но я в одно мгновение забываю о них, стоит лишь представить Василису с кем-то чужим.

— Давай завтракать, — понимаю, что этими словами задеваю, но не могу продолжить и признаться. Девушка замыкается и берет чашку с кофе в руки, подтянув к себе одну ногу. Точно так же она сидела в своей съемной квартире, когда я впервые побывал там.

— Хорошо, я записалась к мастеру на четырнадцать часов, а с учетом пробок выехать надо будет в половине первого.

— Вася… — её отчужденность мне не нравится совсем, поэтому поднимаю руку и прижимаю к щеке девушки. — Ты очень дорога мне.

— Я понимаю, Саш, но ты сам сказал, что надо завтракать.

— Перестань вести себя так, словно я разрушил твои надежды. Ты прекрасно осведомлена, кто я и что я. И не обещал тебе радужных единорогов.

— А я ничего и не говорила тебе, — девушка отстраняется, а после и вовсе выходит из-за стола, так и не притронувшись к ею же приготовленным оладьям.

— Вася!

— Я иду одеваться, Саша, тебе бы тоже не помешало, — и с этими словами она оставляет меня сидеть одного в кухне.

Чувствую себя распоследним дерьмом, но на попятную не пойду. Слишком нестабильна моя жизнь сейчас. А Васька и так натерпелась уже на десять жизней, чтобы ещё со мной связываться. Через несколько минут поднимаюсь и направляюсь одеваться тоже, ведь на часах уже и так начало первого.

Всю дорогу в салон и там же мы не разговариваем. Я понимаю, что обидел девушку, но лучше так, чем потом причинить ещё больше боли. Поэтому молчание сопровождает наш путь и домой к Ваське, где она собирает свои вещи в сумку, а я прикидываю, как мне сегодня слиться со встречи с Косарем и этим уродом, который меня подставил.

Вечер наступает слишком быстро. Останавливаю машину возле служебного входа в "Лофт". Так странно, кажется, в прошлой жизни я спас девчонку от урода вот в этом переулке, а после мы отсюда же уехали к ней домой. Я помню, как она язвила и огрызалась, а потом уснула на моём плече. Губы кривятся в горькую улыбку. Ничего у нас не происходило по-нормальному. Каждая встреча — это просто стычка, и даже удивительно, как мы всё же соприкоснулись и так ярко. Хотя и здесь тоже не обошлось без потрясений.

— Мне пора, — это первые слова Васи с нашего завтрака. — Ты зайдешь?

— Нет, у меня встреча, но я заберу тебя, и передай своей Татьяне, чтобы не устраивала тебе ненужных встреч.

— Это и есть основной доход, — девушка уже открыла дверь и спустила ногу, когда я не выдерживаю.

— Василиса, если ты с кем и будешь спать здесь, то исключительно со мной. Если не захотела брать деньги у меня просто, я буду приезжать и оплачивать часы в випе!

— Эко тебя зацепило, — передо мной уже не Васька. Сейчас я смотрю на девушку, которую впервые увидел, если не добавлять сюда туман в глазах от кокса. — Я сама решаю, с кем сплю, а раз я тебе никто, то и распоряжаться моим телом ты не можешь.

— Вася! Не беси меня! — она посылает воздушный поцелуй и захлопывает дверь, направляясь к служебному входу. В этот самый момент раздается звонок телефона. Косарев. — Да! — рявкаю в трубку, совершенно не сдерживая себя.

— Воу! Воу! Парень, такое впечатление, что тебя прервали в самый лучший момент твоей жизни.

— Куда ехать? — не хочу даже намека слышать касаемо своей половой жизни из уст этого пошляка.

— Судя по камерам Танюши ты уже приехал. Мы в Зеркальном зале в “Лофте” и ждем только тебя, прежде чем пойдем развлекаться с девочками. Кстати, эта сисястая блондинка интересовалась, где ты пропадаешь так долго.

— Иду.

“Ну что же, даже ехать никуда не надо, всё с доставкой в клуб, и даже сам Ерошин, падла, будет здесь. Хоть какой-то плюс, если выкинуть из головы, что именно с ним я впервые увидел свою женщину… “ — обрываю мысли на этом моменте, понимая, что хоть я и отказываюсь признавать свою привязанность, но даже себя контролировать не получается.

Выхожу из автомобиля и направляюсь туда же, где десять минут назад скрылась рыжая бестия.

— Вот сегодня и проверим, кого ты выбираешь, — бубню себе под нос, быстро спускаясь в клуб и направляясь в указанный зал.

Глава 17

Атмосфера в клубе такая же, как всегда. В зале гремит музыка, в гримерке суетятся девочки, кто-то спорит, кто-то по телефону болтает, а кто-то — даже читает. Здесь нет ни одной благополучной девушки. Да и ни одна нормальная девка не пойдет сверкать промежностью на пилоне, если есть другая возможность устроиться в жизни. Шанталь ругается со своим ухажером по телефону, видимо, снова он ревнует её к похотливым клиентам. Внезапно я осознаю, что теперь и у меня появился ухажер.

“Саша, Саня, Александр” — мысленно произношу его имя, пока наш стилист наводит мне лоск.

— Рад, что ты вернулась целой и невредимой, дорогая, — он вытягивает мои волосы утюжком, а после закалывает пряди так, чтобы придать объем моей голове и при этом открыть шею и лицо. — Я очень волновался, когда узнал от Танюши, что ты в больнице.

Фёдор — самый настоящий гей и не скрывает своих пристрастий, поэтому с ним так легко и общаются все девочки и, совершенно не стесняясь, переодеваются при нем в гримерке. Но, несмотря на свою ориентацию, он единственный, кто не осуждал меня никогда за то, что я творила. Иногда даже вызывался отвезти, как и после моих встреч с Андреем.

— Девочки, вы представляете, кто сегодня в клубе? Тот красавчик, правая рука Косаря. О, я трепещу каждый раз от его взгляда. А как он… — Анжелика замолкает, заметив меня.

— Ай! Федя! — вскрикиваю, когда он плойкой прижигает мне ухо.

— А ты не вертись, как юла, на стуле! — слышу вместо извинений.

— Как дела, Анжелика? — встречаюсь с ней глазами в зеркале.

— Были хорошо, пока тут кокаиновой шлюхой не запахло.

— Брейк, девочки! — в гримерке появляется Аля с органайзером в руке. — Итак, кто у нас сегодня в плюсе? Шанталь, Анжелика, Блэки, Ева и Стэйси. Остальные ещё не готовы. Девочки, как только диджей объявит парад, вы все должны быть на сцене. Сегодня у нас ожидается много гостей и весьма состоятельных.

— И среди них есть особенные, — тихо, но так, чтобы я услышала, проговаривает блондинка.

— И не мечтай, шлюха, — так же тихо отзываюсь я и натягиваю на себя платье в пол, но при этом с открытой спиной и руками. Лодочки на ноги, чтобы не порвать подол. Эти платья — единственная вещь, в которой не могу себе отказать. Знаю, что на вечеринки или светские тусовки я редко попадаю, хотя бывало и такое, если богатеям нужен был эскорт. Но это на моем веку случалось всего пару-тройку раз. Когда все одетые девочки покидают гримерку, я притормаживаю, всматриваясь в своё отражение. Ощущение чего-то неотвратимого преследует меня весь вечер. Разговор с Ворошиловым дома, потом в машине — всё это словно неотвратимо приближает нас к точке невозврата. И приходится признаться самой себе, что я не готова отпустить этого мужчину из своей жизни. Мне нравится, как он проявляет свои собственнические чувства, нравится, что он хочет быть единственным. Я бы тоже этого очень хотела, хотя и понимаю, что такое просто нереально в наших отношениях.

Ещё раз взглянув на себя, выхожу в зал под первые звуки “Парада”. Песня набирает обороты, а мы все ходим змейкой вокруг пилона. Гости только заходят в зал, рассаживаясь на диванах, и среди них я вижу Андрея и, не удержав равновесия, спотыкаюсь. Этот мужчина тоже не сводит с меня глаз, умудряясь даже послать воздушный поцелуй. А у меня внутри всё леденеет. Перевожу взгляд направо и вижу Сашу, который, прищурившись, смотрит на политика. Чувствую, как Стейси подталкивает меня в спину, чтобы сдвинулась с места, и отворачиваюсь от обоих мужчин. Если Андрей захочет приват, мне не удастся избежать этого, как бы я не хотела. Единственный вариант, это заявить, что я вообще не хожу в випы. Но тогда теряю деньги, а значит, смысл моего пребывания в клубе тоже теряется.

Замкнутый круг какой-то получается. Почти как наш хоровод, только его можно разорвать, что мы и делаем, медленно спускаясь со сцены в зал. И в ту же секунду меня прижимает к себе Андрей.

— Ева, дорогая, как же я скучал по тебе, — моё тело парализует рядом с этим мужчиной, но даже не это самое худшее. Саша стоит в тени возле бара и не сводит с меня глаз.

— Правда? — растягиваю губы в улыбке, стараясь хотя бы немного отодвинуться от холеного мужика.

— Конечно, идем скорее в вип, у меня для тебя есть подарок, — он вкладывает мне в ладонь пакетик с коксом. — Ты же любишь “снежок”, я помню.

И он разворачивает меня в направлении коридора. Оборачиваюсь через плечо и холодею от выражения лица Ворошилова. Он словно обдумывает план убийства. Уверена, ему не составит большого труда сделать это. Андрей открывает дверь в вип, и я захожу туда. Но в дверях раздается телефонный звонок.

— Алё? — рявкает он в трубку. — Я занят! Что? Кто это сделал? Да, я понял. Сейчас буду. — И уже мне: — Прости, детка, небольшая помеха в делах, но я вернусь завтра, и мы продолжим.

— Я буду ждать, — у меня уже скулы сводит от искусственной улыбки.

И, несмотря на облом, он всё же опускает две тысячи баксов на кровать. После чего разворачивается и покидает вип, снова прижав смартфон к уху. Я же чувствую, как из меня будто весь воздух выпустили. Так, наверное, ощущают себя приговоренные к смертной казни и оправданные в последний момент люди.

— Обломилось тебе развлечение? — поднимаю глаза и вижу в дверном проеме Мамбу.

— Это не развлечение, — собираю деньги, и это не ускользает от внимания Александра.

— Но, вижу, заработать ты успела, хотя это суперскоростной секс.

— Саша, перестань! — поднимаюсь с кровати и уже почти протискиваюсь мимо мужчины, чувствуя, что мне бы очень не помешала доза.

— Не так быстро, дорогая, — он прижимает меня к стене коридора, шаря руками по бедрам и заду, задирая подол платья. — Я не успел сказать, что мне очень нравится твой сегодняшний наряд.

— Спасибо, — после его слов я совсем не расположена к сексу, поэтому упираюсь в плечи Ворошилова, стараясь оттолкнуть от себя. — Отпусти меня, Саш.

— Пойдешь искать другую жертву, раз с Ерошиным не выгорело?

— Нет, хотя тебя это не должно волновать.

— Но, представь себе, меня это волнует, — мужчина всё же задирает мой подол, поглаживая обнаженные ягодицы. — Очень волнует, — Александр опускает голову и прижимается губами чуть ниже моего уха.

Эти манипуляции всё-таки имеют воздействие на меня, потому что даже против воли я прикрываю глаза, позволяя мужчине играть на моих ощущениях. И он играет, медленно, но верно заставляя меня трепетать от своих прикосновений.

— Идём со мной, — горячий шепот на ухо лишает меня сил сопротивляться. — Я кое-что сделаю.

И Саша ведет меня дальше по коридору, а после — на цокольный этаж. Темный и почти не освещаемый слабыми красными лампочками на стенах, позволяющий только что не упасть, споткнувшись в темноте.

“Но в этом помещении нет кроватей, есть только…” — от мысли, что он всё-таки решил убить меня за поход с Андреем в вип, резко торможу.

— В чем дело? — Ворошилов прижимается сзади, покрывая поцелуями мои плечи и шею. — Почему остановилась?

— Ты хочешь убить меня?

— Да.

— Это не смешная шутка, Саша, — презираю себя за дрожание в голосе, но представить, что человек, в которого я влюбилась, может так жестоко расправиться со мной, несмотря на все его слова, я не могу.

— А кто говорит, что я шучу, — серьёзно отвечает Ворошилов, а после обхватывает меня руками и почти несёт к двери в конце коридора. — Здесь нас никто не найдет и никто не услышит твои крики.

Мне становится дурно от ощущения предательства, хотя я и не могу себе объяснить, почему же так больно в душе.

— Неужели это из-за того, что я не отказалась от похода в вип с Андреем?

— А ты как думаешь? — Саша вталкивает меня в комнату, но я не смотрю вокруг, а всматриваюсь в его непроницаемое лицо.

— Саша, прошу, я же говорила, что это моя работа…

— Вот и работай, — он снова подталкивает меня вперед, пока спиной не касаюсь холодной кожаной поверхности. — Прямо сейчас мы и начнем.

— Что? — но внезапно я понимаю, где очутилась. Здесь я не бывала ни разу, просто потому что не любительница подобных забав, но девочки, которые ходили сюда с клиентами, рассказывали о нереальных ощущениях. — Где мы?

— В бдсм-комнате, — Саша пристегивает мое запястье к перекладине. — А ты о чем думала?

— Ах ты, мерзавец! — я лягаю его ногами, но попадаю лишь в бедро, хотя целилась ему по яйцам. — Как ты мог так со мной поступить! Ненавижу тебя! Скотина!

— А ну тихо, женщина! — он зажимает мне рот рукой, но даже так я готова его убить глазами. — Я лишь подыграл тебе, когда ты начала нести чушь про убийства.

Мычу слова ругательства, потому что мужчина по-прежнему прижимает свою ладонь к моим губам. Это же надо так жестоко шутить, когда я тут едва не прощалась с жизнью, да ещё и заявлять об этом, как об обычном событии, словно он съел моё мороженое без спроса.

— Не кричи, всё равно тебя не услышат, — негодяй отнимает руку, но не отступает, а наоборот, застегивает кожаный ремень на втором запястье. — Вот так лучше, мне не хотелось бы обездвиживать тебя совсем, однако если продолжишь попытки лишить меня эрекции, я тебя стреножу.

— Мерзавец! — шиплю я, дергая руками, но путы держат крепко.

— Я помню, что тебе понравилась легкая боль в сочетании с сексом, дорогая, — его рука сначала скользит по моей, дойдя до плеча, и ныряет под волосы в поисках застежки на платье.

И он её находит. Помогая себе второй рукой, пока губами прижимается в моей щеке и шее, Ворошилов расстегивает крючки. Платье из-за тяжести камней на вороте быстро сползает, повисая на бедрах и оставляя меня по пояс обнаженной.

— Да, я буду убивать тебя, Ева, — шепчет мужчина мне на ухо, пока его пальцы рисуют замысловатый узор на моей груди и животе, помимо воли посылая мурашки по телу. — Медленно и множество раз, пока не иссякнут силы, — на этот раз Саша прикусывает кожу у меня на плече, так что я непроизвольно дергаюсь.

— Пожалуйста… — прошу я, хотя до конца и сама не понимаю, чего именно.

— Саша…

— Да, детка, я знаю, — его ладони спускаются ниже и, зацепив ткань платья, стаскивают его вниз. — Обожаю твоё тело, — он опускает голову и накрывает торчащий сосок губами, а после, прикусив его, тянет на себя.

— А-а-ах, — я уже не сопротивляюсь, кажется, даже не злюсь. Наоборот, сейчас я хочу этого мужчину.

— Расскажи мне, что тебе нравится, — оторвавшись от моей груди, он спускается ниже. — Тебе нравится, когда я целую тебя здесь? — Ворошилов нажимает какой-то рычаг, и моё тело дергается, когда ремни на руках натягиваются, поднимая меня в воздух. Теперь я даже пальцами не ощущаю пол, а натяжение в плечах сначала причиняет боль, а после — легкое онемение. — Говори! — он щипает за грудь, так что я вскрикиваю.

— Да-да, — поспешно отвечаю и прикрываю глаза, чувствуя, как он касается губами лобка и ещё ниже.

— А здесь? — шепчет он и, подхватив мои бедра, опускает их себе на плечи.

— Да! Да-а-а! — я напрягаюсь, стараясь ещё теснее прижаться к нему, чувствуя быстро приближающийся оргазм.

— Хорошо, — и он отстраняется и поднимается в полный рост, а после отходит в огромному стеллажу, на котором разложены и развешаны всякие секс-игрушки.

— Ты… ты… негодяй! — я снова дергаюсь, ощущая, как эйфория предоргазма покидает моё тело, сменяясь бешеной яростью. — Ненавижу тебя!

— Не бросай напрасных слов, Ева, мы только начали, ты же не ожидала, что я дам тебе сразу же кончить от кунилингуса?

Его обращение охлаждает мой пыл, он уже дважды назвал меня Евой, словно разграничивая таким образом то, что было в его доме и что происходит здесь. Клиент и его шлюха — вот каковы наши нынешние взаимоотношения.

— Что-то ты притихла, — Ворошилов оборачивается через плечо, и я вижу в его руках плетку с множеством кожаных ремешков. — О чем задумалась?

— О том, что будет дальше, милый, — медовым голосом отзываюсь, не сводя взгляда с его лица, и ликую внутренне, заметив, что мужчина нахмурился.

— Надо бы поумерить твою неуместную язвительность, — он кладет плеть на место, а сам направляется ко мне, чтобы спустя пару мгновений натянуть мне на лицо маску. Всё погружается в полнейшую черноту, но отсутствие зрения обостряет другие чувства. Я слышу, как он дышит, как ходит вокруг меня, а его прикосновения словно рождают пламя в теле. Представляю, что он касается меня и высекает искры. И так увлекаюсь этими фантазиями, что удар плетью, словно жалящие пчелы, становится для меня полнейшей неожиданностью. Со свистом втягиваю воздух. За первым ударом следует второй, и на этот раз я слышу шелест прямо перед касанием плети моего тела. Странно, но боль совсем не такая, какую можно было бы ожидать. Мягкие языки кожи будто оплетают, и лишь концы причиняют боль.

— Ты шлюха и будешь наказана за своё поведение, — слышу его злой голос в ухе, хотя он не рычит и не орет, но тем больше я боюсь. Особенно, когда он так разговаривает со мной.

— Саша… — прошу я, но слышу, как он отходит от меня.

— Я для тебя не Саша, — мужчина возвращается, и я вскрикиваю, когда он цепляет на мои напряженные соски зажимы.

Эти игрушки мне знакомы, Андрей любил развлекаться, надевая их себе и прося меня дергать за них во время секса. Но на себе я чувствую их впервые. Соски горят и пульсируют, но мужчина на этом не останавливается. В комнате раздается жужжание. Дергаюсь, когда он ведёт вибратором по руке до подмышки и дальше, задевая грудь и в конце касаясь зажима, лишь усиливая пульсирующую боль. Но внезапно я чувствую совершенно другую пульсацию. Промежность словно судорогой сводит. Мой мучитель проделывает те же манипуляции с другой рукой и грудью, я же сжимаю бедра сильнее. Прикусываю нижнюю губу, чтобы не застонать в голос, но Ворошилов это замечает.

— Тебе нравится? — его язык проходится по моим губам, заставляя меня разжать зубы.

— Да-а-ах, — моё тело снова дрожит, приближаясь к оргазму, но вместо того, чтобы дать мне желаемое, Мамба опять заставляет меня трепетать на грани оргазма. Я уже готова разрыдаться, когда слышу шорох где-то слева от себя, а после чувствую его обнаженное тело рядом со своим. Маска остается на глазах, когда мужчина подхватывает меня за бедра и входит на всю длину. Утяжеленные зажимы на сосках при каждом толчке качаются и тянут за собой, ещё сильнее продлевая моё болезненное наслаждение.

— Я не желаю видеть тебя с другими! Никогда! Ты! Только! Моя! — каждое слово сопровождается толчком, на что я отвечаю криками наслаждения.

— Да-да-да! — кажется, меня сейчас просто разорвет от напряжения, но мужчина не останавливается, и когда думаю, что сейчас умру, он срывает зажимы, и кровь, прилив к соскам, служит кульминацией экстаза.

Распадаюсь на миллиарды и миллиарды кусочков. Темная маска на глазах создает обманчивое ощущение смерти. Он действительно убил меня. Только не так, как я думала вначале. Ещё один толчок — и Саша содрогается в оргазме, я чувствую это по горячей жидкости на своем лобке. Мужчина вжимает меня в крестовину, тяжело дыша в шею. Проходит минута, а может, десять, и Мамба отстраняется от меня, но не отпускает и лишь снимает маску с лица. А после целует в губы, так нежно и трепетно, что у меня ком встает в горле. Молча наблюдаю, как он освобождает мои кисти от кожаных ремней, целуя покрасневшие запястья. Я по-прежнему молчу, просто потому что не знаю, как реагировать на него теперь и чего ждать. После Саша кутает меня в халат и, прихватив моё платье, выводит из комнаты и с цокольного этажа. Мы минуем випы и большую сцену, через служебный ход попадая в гримерку.

— Я подожду, пока ты переоденешься, и поедем домой, — с этими словами мужчина уже разворачивается и направляется в коридор.

— Нет, — смотрю на своё отражение и не узнаю. Эта незнакомка с безумными глазами — явно не я.

— Что, прости? — он разворачивается и возвращается в гримерку.

— Я не поеду с тобой никуда.

— Василиса, не глупи, — он делает шаг и опускает руки мне на плечи, но я выворачиваюсь.

— Не прикасайся ко мне.

Воспоминания того, что было внизу накатывают, будто цунами, сметая всякую выдержку. И реакции моего тела доказывают, что я действительно шлюха и такие уроды, как Андрей, мой отчим и другие, что были в “Антраците” сделали из меня психически ненормальную шлюху. Такую, которая заводится, когда её щипают, лупят плетью и трахают, словно животные.

“Но ни с кем из них ты так не наслаждалась процессом, как с этим мужчиной, — шепчет в голове противный голос, — так к чему притворяться и винить других?”

— Лисёнок мой, — он сжимает меня руками, даже несмотря на слабое сопротивление. — Хочешь, я помогу тебе одеться?

— Нет, — но я не вырываюсь, прекрасно понимая и признаваясь себе, что здесь, в этих руках я чувствую себя защищенной, несмотря на всё произошедшее сегодня.

Спустя тридцать минут я сажусь в его машину и невидящим взглядом смотрю в темноту ночи. Саша так же молча садится на водительское сиденье и заводит мотор, выезжая с парковки. Почти всю дорогу мы молчим, и только когда он въезжает на территорию поселка, я не выдерживаю.

— Зачем ты это сделал?

— Потому что не мог смотреть, как ты с такой легкостью пошла с этой тварью Ерошиным.

— Я же говорила, что не могу распоряжаться своей жизнью, пока надо мной висит этот долг.

— Но я ведь предложил выход, — мужчина останавливается возле ворот и открывает дверь. — Ты отказалась.

— И я объяснила, почему.

— А я сказал, что никто не будет спать с тобой, кроме меня. И это не изменится.

— Ты не можешь всё контролировать.

— Могу, ведь выманить этого урода из випа оказалось не так уж сложно.

— Так это ты звонил?

— Нет, но это и не важно. Я никому не позволю брать моё.

Мужчина захлопывает дверь и идет открывать ворота, а я же сижу в салоне и перевариваю его слова. Спрашивать, что он подразумевает под словом “моё”, я не хочу, чтобы ещё раз не нарваться на отказ. Ворошилов возвращается и, заехав во двор, выключает двигатель, а после разворачивается ко мне.

— Я заплатил сегодня за наше “свидание”, - Мамба выходит из машины и, прежде чем захлопнуть дверь автомобиля, огорошивает меня признанием: — Так что теперь ты должна Татьяне сто тысяч.

Глава 18

2015 год. САР. Алеппо.


— Мои приказы не обсуждаются, сержант! — капитан сверлит меня глазами.

— Да пошел ты! — разворачиваюсь и, засунув сигарету между зубами, выхожу из палатки.

— Сержант! Немедленно вернитесь!

— Ага, щаз! — затягиваюсь ароматным дымом, глядя вокруг, на редкие деревья, лишь те, которые сумели выжить в этом ужасном климате. Песок и ветер. Сирийская пустыня.

Странно, но сейчас мне уже не важно, где быть, не важно, какое задание прилетит от “полкана”. Уже шесть лет я на войне, и можно сказать, что моя жизнь — война. После первых двух в учебке дальше было легче. Это сначала кровь и внутренности заставляли морщиться, теперь же у меня даже бровь не дернется при виде человека, вынесшего себе мозг дробовиком. Не трогают уже и оторванные конечности. Наоборот, мозг словно автономно включает систему защиты и ищет возможность просто помочь: перетянуть жгутом, или чем попадет, замотать первыми попавшимися тканями, чтобы и грязь не попала в рану.

Можно сказать, что последний год для меня вообще оказался менее кровавым. И лишь сейчас меня хотят отправить в Пальмиру, выкуривать террористов. Чистое самоубийство. Сплошная территория боевиков. А командиры хотят удостовериться, что Амир аль Хаиб будет в городе, когда по нему нанесут ракетный удар. Поэтому и навязывают мне вылазку. И я легко могу сойти за бандита, ведь последние два месяца не брился, да и волосы отросли почти до плеч. Но идти туда без прикрытия, да ещё заведомо зная о возможном провале операции? Как бы то ни было, я — лишь подчиненный. Могу брыкаться, могу упираться, но если МихСер скажет, придется сжать сфинктер и отправиться в город.

Что и происходит. Эта падла, капитан, пожаловался моему непосредственному начальнику, и спустя два часа после разговора в палатке меня вызывают в оперштаб.

— Мамба, ты знаешь, что никто лучше тебя не справится с этим заданием. Нам нужна стопроцентная уверенность, что аль Хаиб будет там. Мы не можем позволить себе стрелять, как американцы в Ираке.

— Но неужели нет осведомителей в его банде?

— Я не доверяю им, как тебе. Слушай, давай так. Если дело выгорит, я отправлю тебя в отпуск на месяц.

— Или отправите груз двести.

— Уж постарайся без этого.

— Хорошо, но я не пойду на дело с сопляками капитана, как он пытался мне навязать. Мне нужен один, но проверенный напарник.

— Кто?

— Пуля.

— Но он же в Герате.

— Либо он, либо ищите другого дурака на эту гнилую операцию.

Можно было бы шокироваться, если не знать, сколько мы со старшим уже прошли за эти годы. Поэтому Исаковский тяжело вздыхает и, достав телефон, набирает номер, а затем выходит из палатки оперштаба. Я остаюсь стоять возле стола, уже прикидывая, как лучше всего подобраться к гнезду боевиков, и как можно не в самой Пальмире, а в другом месте прибиться к банде.

МихСер возвращается спустя три минуты.

— Полевой прибудет сюда ближайшим рейсом, но не раньше завтрашнего утра, — сообщает он, а я лишь киваю, принимая это, и сосредотачиваясь на плане операции.

— Что у вас есть на этого Амира аль Хаиба?

— Его настоящее имя — Кайл Хаинмар, сорок два года. Был подданным Великобритании, но десять лет назад попал в французский легион. Прошел там подготовку, получил уже французское гражданство и новое имя.

— Французский легион? — присвистываю, понимая, что это не какой-то там дикий чех.

— Да, поэтому я и прошу тебя заняться этим.

— Есть легенда?

— Да, ты — дезертир из российской армии, застреливший своего командира. Скрываешься на территории ИГ, пережидая, когда русские уйдут из Сирии. Но теперь придется придумать легенду для сержанта Полевого.

— Справится, тем более он из Афгана. Думаю, вообще сойдет за своего среди игиловцев.

— Будем надеяться на это.

— Хорошо, когда мне выдвигаться?

— Лучше ночью, так будет правдоподобно. Мы обеспечим тебе легенду с расстрелом, потому что не факт, что среди нас нет шпионов Хаиба.

— Я не против расстрелять капитана Сердова.

— Саня, ты же понимаешь, что мы не сделаем это. Сердов — не твой командир, поэтому и выглядеть это будет не так.

— Эх, непруха, — усмехаюсь. Исаковский лишь слегка приподнимает уголки губ, что свидетельствует о том, что он оценил юмор.

Всё проходит по четко намеченному плану. За одним лишь небольшим исключением — Пуля не успевает до моего отъезда. И это лишь первая из неприятностей, сопровождающих операцию.

Аль Хаиб не приезжает со своими бандитами, то ли почувствовав засаду, то ли по каким-то своим соображениям. И внедрение проходит не слишком гладко. Один из боевиков начинает бычить в мою сторону, и между нами завязывается драка. В итоге у меня рассечена бровь и разбита губа, у него сломан нос и отбиты почки. Но после этого шушуканье уродов прекращается, хотя они и продолжают смотреть с настороженностью.

На второй день Амира опять нет, и я уже начинаю думать, что всё это бесполезная трата времени. Что скорее всего у командира есть свои люди в оперштабе ФСБ, и ему уже сообщили, что готовится покушение. Но на третий день в лагере все же появляется Амир.

С первого взгляда и не скажешь, что это суперспец, прошедший школу французского легиона. Но тем и отличается он от обычных быков, которые не вылазят из качалки, лишь бы нарастить мышечную массу, оставаясь при этом неповоротливыми. Нет, тут очень внимательный и цепкий взгляд, который даже меня заставляет слегка струхнуть, словно аль Хаиб знает все мои тайны.

— Говорят, ты грохнул своего командира, — он прислоняется к столу в каморке, которая служит комнатой мне и ещё двум мужикам. — А за что?

— Этот урод решил, что сделает из меня “петушка”, - как ни в чем не бывало выдаю информацию, заранее оговоренную с Исаковским. — А я был не готов подставлять свою жопу.

— И только?

— Для меня этого достаточно. А что, ты тоже используешь своих парней так? — манера нагловатого и слегка безбашенного дурака мне удается с легкостью.

Амир аль Хаиб сперва прищуривается и молчит, но я смотрю простовато искренне, и в конце концов главарь разражается смехом. Хотя это слово вряд ли может точно охарактеризовать каркающие звуки.

— Ты или тупой, или слишком смелый, раз спрашиваешь меня об этом в лицо.

— Думай, как хочешь, — пожимаю плечами и, достав автомат, начинаю полировать ствол.

— Ты, говорят, отделал Шамиля так, что мой боец не может теперь сопровождать меня в ближайшие дни.

“А вот и удачная возможность,” — мысленно потираю руки, но ничем не выдаю своего предвкушения.

— А что надо делать? — главное, не переборщить с идиотизмом, иначе можно и пролететь.

— У нас в городе будет собрание, тебе необходимо лишь присутствовать в качестве моей охраны.

— Не думал, что легионеру нужна охрана, — выбалтываю частично информацию, что мгновенно привлекает ко мне внимание Хаиба.

— Откуда знаешь? — вот теперь его взгляд действительно становится цепким.

— Я знал, кто вы, ещё до того, как попал сюда. Среди солдат ходит много слухов, но что такое французский легион известно многим, хотя и не всё о подготовке там.

— А ты был в легионе?

— Нет.

“Смешивай ложь и правду в одно так, чтобы второго было немного больше, иначе провалишься,” — вспоминаю слова своего наставника.

— Мы выезжаем в девять. К этому времени ты уже должен будешь ждать в машине.

Прежде чем выйти из комнаты, боевик бросает ещё один взгляд через плечо, но я увлеченно натираю свой ствол, делая вид, что разговор окончен, и я снова один.

Перед самой поездкой незаметно прикрепляю к креслу, на котором поедет Амир, маячок, активируя его таким образом. Но тут мое везение заканчивается окончательно.

— Эй, новенький! Садись в машину!

— Да я лучше с пацанами поеду.

— Садись в машину, — тихо, но от того ещё более угрожающе звучит приказ бандита. — Живо!

— Ладно, ладно, что сразу так смотреть, — опускаюсь на переднее пассажирское сиденье, надеясь, что нашим идиотам не хватит “смекалки” выстрелить ракетой по автомобилю.

Но, видимо, дальше руководит операцией не ФСБ, а этот идиот Сердов. Сначала слышу свист, будто ветер прорывается через щель, а после меня кидает вперед, почти выбрасывая в лобовое стекло. Вот только ремни не дают этого сделать, как и кувыркающаяся машина.

Удар головой о раму, и на какое-то время я отключаюсь, а когда прихожу в себя, мне в лицо направлено дуло пистолета.

— Очнулся, голубок, — всё лицо Амира в крови, а звериный оскал кажется ещё страшнее. — Говори, кто ты и откуда, пока я не прострелил тебе башку!

— Я — сержант российской армии. Служил в сто двадцатом гвардейском дивизионе. Сбежал из расположения полка, потому что расстрелял командира.

— Врёшь, собака! Мы нашли маячок в машине. Меня не могли так легко найти, пока не появился ты. Но это последнее твоё задание.

— Да? Тогда это последнее твоё решение, потому что ты не доживешь до этого вечера.

— В любом случае, ты не узнаешь об этом, — и он взводит курок. Но выстрел получается скошенным, потому как чертов придурок Пуля попадает ему в руку.

В этот момент боевики Хаиба расстреливают меня. Бронежилет спасает, но лишь до того момента, как одна из “маслин” не попадает в шею. Жалящее чувство, а после очень быстро воротник куртки пропитывается влагой. Прежде чем свет в глазах меркнет, вижу перед собой лицо Пули, который что-то кричит мне, даже пытается трясти. Но в теле наступает такая слабость, что не хочется даже глаза открывать, и я поддаюсь этому плотному черному туману, проваливаясь в черноту.


2018 год. Москва.


Сижу за столом в кухне и смотрю в оконное стекло, отстраненно фокусируясь на том, как падает снег. Сегодня получился очень насыщенный вечер и ночь. Василиса, приняв душ, уже крепко спит, а я, как идиот, сижу за столом, вспоминая свои армейские дни. В тот далекий день я видел Пулю в последний раз.

Поднимаюсь и, подойдя к буфету, открываю его, доставая бутылку вискаря.

— Почему ты не спишь? — её силуэт в моем старом свитере отражается в панорамном окне.

— Не спится мне что-то, — не хочу грузить Ваську своим прошлым, прекрасно понимая, что у неё и своих кошмаров достаточно. — Будешь? — поднимаю бутылку “Макаллана”.

— Разве что немного. Я не очень люблю виски.

Ставлю на стойку два стакана, кидаю по три куска льда и наливаю вискарь так, чтобы льдинки покрылись жидкостью. А после протягиваю один из стаканов рыжухе.

— А ты почему встала? — делаю глоток и прикрываю глаза, чувствуя, как золотистый напиток обжигает рот и горло, медленно стекая в желудок.

— Я проснулась и обнаружила пустую кровать. Вот и встала, — девушка тоже отпивает виски, чуть морщась, но затем делает второй глоток и уже не кривится. — Почему ты не остался в постели? — вопрос о другом вроде, но сводится к тому же: по какой причине не сплю.

— Я слишком напряжен сегодня, чтобы так легко уснуть, — девушка наклоняет голову набок и, чуть прищурив глаза, всматривается в моё лицо. — Что?

— Ты впервые был в той комнате?

Васе не нужно уточнять, о чем идет речь, но я не хочу посвящать её в свои прошлые связи, чтобы не ухудшить и так напряженные отношения.

— В “Лофте” был впервые, но для меня это не дебют, если ты это хотела узнать, — Василиса слегка краснеет и отводит взгляд. — Что тебя смущает?

— Ничего, — она обхватывает себя руками, подходя ближе к стеклу.

— Вася-я-а… — тяну и подхожу к ней, встав за спиной, но касаться её не рискую. — Рассказывай.

— Я никогда раньше не делала этого. То есть с другими использовала эти игрушки, но на себе испытывала только вибратор. А тут всё это: и маска, и плеть и… и… и ты…

— Тебе не понравилось? Если ты не хочешь, мы никогда больше… — она разворачивается и прижимает пальцы к моим губам.

— В том-то и дело, что я хочу больше, и это меня пугает и смущает.

— Лисёнок, — всё же обнимаю девушку, прижимая губы к её волосам. — Всё будет так, как ты хочешь. Я люблю доставлять тебе наслаждение.

— Это правда не тянет на психическое отклонение? — она обнимает меня за талию, пряча лицо на груди.

— Всё, что доставляет наслаждение — не психическое отклонение, — говорю и сам понимаю, какую ересь несу, но хочется успокоить девушку. — Ну, или почти всё. Например, зависимости это уже не хорошо. Хотя есть и от секса зависимость, но это ведь не наш случай. Потому что я хочу тебя, а ты меня, и это привязанность.

— Саша, а ты правда лишь меня хочешь? — она поднимает лицо ко мне, а я, не удержавшись, обхватываю её лицо и целую. Без страсти, но с глубочайшей нежностью.

Кажется, мои действия должны сказать громче слов о том, что я не просто хочу лишь её, а влюбился, как последний дурак. Мне жадно, даже чтоб чужие мужики глазели, пока Василиса танцует. Что уж говорить о том, как меня чуть не разорвало, когда в зале появился Ерошин и увел мою девушку в вип. Но спасибо Дону, всё получилось.

— А сама ты как думаешь? — немного отстраняюсь, чтобы видеть её глаза.

— Хотелось бы услышать, — она поднимает руку и проводит по моей щеке пальцами.

Понимаю, что сначала я задел Ваську утром, сделав вид, что оговорился, потом после нашей сессии жесткой любви, потом в машине и вот сейчас. Девушка заслужила правду.

— Ты мне нужна, Василиса, очень, — снова обхватываю её руками, прижимая к себе так сильно, что она вскрикивает. — Веришь мне? Я с ума схожу от ревности, от бессилия, от невозможности что-то исправить. Пожалуйста, прими от меня остальные деньги и бросай этот клуб. Чтобы не встречаться с другими мужчинами, и тем более с этой тварью Ерошиным.

— Ты же знаешь, я не… — но не даю ей договорить, перебивая:

— Знаю, поэтому и уговариваю. Прошу, Вася. Давай бросим всё это и уедем куда-нибудь на неделю, месяц, год?

— А что будет потом? — она прижимается, почти невесомо поглаживая меня по спине. — Когда выйдет время этого бегства? Нет, Саша, так не пойдет.

— Но почему?! Почему ты так упорно отказываешься принять у меня деньги, но при этом с такой легкостью берешь их у таких моральных уродов, как политик?

— Потому что это мой заработок. Я больше ничего не умею, Саша. Танцевать и трахаться за деньги — вот чему меня научили.

— Ясно, я понял, — разжимаю объятья и словно разбиваю хрупкую вещь.

— Саш, — Василиса тянется ко мне, но для меня, словно “стоп, машина”, её слова о заработке. — Почему ты не говоришь сам, где взял такие деньги? Я не видела тебя в клубе до недавнего времени, а значит, ты был где-то занят. Я видела твои шрамы, видела, как ты ведешь себя в экстремальной ситуации. Ты — не просто правая рука Косаря, и не просто его дилер. Почему ты не бросишь свои дела и не останешься сидеть дома?

— Ты ничего не понимаешь, — отмахиваюсь от её вопросов, прекрасно осознавая, что до приказа Исаковского я и шага не сделаю из косаревской банды. К тому же именно благодаря Косарю я сейчас могу обнимать и прижимать к себе эту невозможную девчонку.

— Конечно я не понимаю, — она с такой силой ставит стакан на стол, что тот лопается прямо в её ладони, а острые края стекла впиваются в ладонь девушки. — Да твою ж маму!

Вид крови словно перезагружает меня. Ассоциативная связка "Василиса-кровь" для меня, словно красная тряпка для быка. Сдвигаюсь с места и, схватив рыжую за руку, тяну к раковине, чтобы промыть рану и, если есть мелкие осколки, смыть их. После прижимаю полотенце, смоченное в ледяной воде, к её ладони.

— Держи так, я сейчас, — быстро поднимаюсь в душевую и там достаю из аптечного ящика всё необходимое: йод, перекись и бинты. Со всем этим инвентарем возвращаюсь в кухню и принимаюсь за дело. Васька возмущается, шипит и жалуется, но не обращаю на это внимания, занимаясь её ладонью. — Теперь придется воздержаться на какое-то время от твоих выступлений в клубе. На шесте не покрутишься с таким порезом.

— А ты и рад, — ворчливо замечает девушка, глядя на свою забинтованную руку.

— Рад, что ты порезалась? Нет. А вот что не будешь вышагивать перед этими козлами — очень даже.

— Ты просто невозможен, — фыркает Вася, но хотя бы не упрямится.

А мне большего и не надо, чтобы выиграть время.

Вот только время это заканчивается спустя десять минут, со звонком Исаковского:

— Пора начинать.

Глава 19

С того злополучного звонка от начальника Саши минула уже пятая неделя. Он пропал, сказав лишь, что оставляет мне машину и дом на неопределенный срок. И за все это время я получила лишь три сообщения: "Я скучаю, Лисенок", "Еще не могу приехать, прости" и "Как ты, милая?".

Я же пребываю в каком-то вакууме без чувств, в то время, как "Лофт" готовится ко дню Святого Валентина. Таня гоняет нас нещадно, желая до автоматизма отработать программу, так что сил мне хватает только доехать до дома Ворошилова и упасть на диван, не поднимаясь в спальню.

Потом снова подъем и дорога, тренировка и репетиция, а после и ежедневная программа. И мне каким-то чудом удается избегать приглашений в vip. А возможно, все дело в том, что Татьяна большую часть моего долга получила от Александра и не настаивает на интиме. Косарь тоже пропал, как и политик. Если раньше Андрей был частым гостем, то теперь я не видела его с того неудавшегося нашего интима, прерванного Сашкой.

И вот, наконец, наступает праздник всех влюбленных. Для меня он начинается с радостного известия.

— Лисенок, ты хорошо себя вела? — вместо приветствия будит меня голос Сани. — А то я вернусь и отшлепаю тебя.

Довольство в его голосе вселяет в меня надежду на скорую встречу.

— Да ты все обещаешь, — гоняю по тарелке недоеденный омлет. — Когда же это случится, я вся истомилась уже.

— Я сегодня возвращаюсь в Москву.

— Правда? — даже приподнимаюсь на стуле. — И во сколько?

— Пока не знаю, Вась, как будет с погодой.

— Я просто хотела бы, чтобы ты успел в клуб на программу. Таня приготовила нечто незабываемое.

— Я, правда, постараюсь, но не могу обещать.

— Я буду ждать тебя, Саша, — прикрываю глаза, кутаясь в его гигантский свитер, словно это объятия мужчины.


Вечером я уже в гримерке с особой тщательностью готовлюсь, нанося макияж и укладывая волосы. Мое платье висит на плечиках, напоминая мне больше выпускные, чем шоу в стрипе. Зеленое шелковое одеяние в пол, скрепленное на плечах и руках скрытыми кнопками.

Сегодня мне уготована роль нимфы, которая соблазняет, но не поддается на очарование мужчин.

— Ну, разве что одного, — хмыкаю сама себе под нос, вглядываясь в отражение, и остаюсь довольна финальной версией себя.

— Ты прелестно выглядишь, — Анжелика источает мед, вот только я знаю, что он ядом наполнен. — Думаю, всем твоим “мужчинам” понравится этот образ невинной девы.

— Дорогая, что бы я делала без твоих “комплиментов”.

— Обращайся, — она наклоняется, чтобы поправить прическу в зеркале.

— Яд гадюк полезен лишь в малых дозах, так что спасибо, — поднимаюсь и улыбаюсь, видя онемевшую шлюху.

— О, Ева, — Татьяна уже поджидает меня возле барной стойки. — Ты чудесно выглядишь.

— Я сама довольна, — улыбаюсь одними губами, как меня и научили. — Чувствую, сегодня будет особенный вечер.

— Хорошо бы, хотя в День Влюбленных обычно не так и много мужчин развлекаются у нас, предпочитая проводить время со своими подругами и женами.

— Ну, не все же, — усмехаюсь, представляя, что скажет Мамба, когда увидит меня в этом образе.

— Надеюсь, ты права, деньги, затраченные на шоу-программу, хотелось бы отбить.

“Встречайте, Михаил” — раздается в рации, и тут же “Лофт” наполняется музыкой и девочками, возле каждого проема вместо дверей стоят девушки, разводя в стороны руки с полупрозрачными палантинами, словно живые шторы. Я же отхожу в тень, не желая привлекать к себе лишнее внимание до прихода Ворошилова. Могу танцевать, могу выпивать, но ни с кем из них я спать не хочу.

— Ева, — раздается за спиной, и у меня мурашки бегут по рукам. Оборачиваюсь, расплываясь в улыбке, которая с трудом остается на лице, когда я понимаю, что это не Саша.

— Добрый вечер, Михаил, — улыбаюсь уже более фальшиво, но хотя бы не так натужно, как вначале.

— Ты потрясающе выглядишь, — он заказывает для меня шампанское. — Составишь мне компанию?

— Конечно, — открыто сопротивляться не имею права. Все гости во главе клуба, и “желание клиента — закон” — это не образное выражение. Присаживаюсь на диван рядом с мужчиной, тут же появляется официантка, принимая заказ у Михаила.

— Почему же в этот чудесный вечер вы в гордом одиночестве? — делаю глоток шампанского.

— Скоро появятся мои друзья, но сейчас я приехал специально, надеясь увидеть тебя.

— Правда? — “Будь мила и любезна, чтобы твой отказ не оскорбил” — напоминаю себе. — Неужели только из-за меня?

— Конечно, сладкая Ева, — он наклоняется к моему уху, обдавая чувствительную кожу горячим дыханием. — Я так давно тебя не видел и переживал, когда ты болела.

— Скажете тоже, — усмехаюсь, стараясь немного увеличить расстояние под предлогом, что тянусь поставить бокал на стол. — У нас в клубе полно красивых девушек, уверена, они не давали вам скучать и вряд ли дадут.

— Тогда у нас намечается затруднение, — он снова придвигается, на этот раз не стесняясь, прижимается губами к моему открытому плечу. — Я не хочу других девушек, какими бы они ни были распрекрасные.

— Но я сегодня занимаюсь только консумацией.

— Но мы легко можем это исправить, — сообщает мужчина, и я напрягаюсь. — Танюша! Милая, подойди к нам, — кричит Михаил, и Таня действительно подходит, на лице — лучезарная улыбка.

Поражаюсь, как Леницкой удается так улыбаться, и лицо не сводит судорогой к концу ночи.

— Привет, дорогой, — поцелуи в щеку — обычный ритуал.

— Танюша, это правда, что наша Ева сегодня в консумации?

— Да, Миша, — она кидает на меня предостерегающий взгляд, предупреждая, чтобы я молчала. — Но ты можешь выбрать из девочек любую.

— Танюша, разве проблема изменить правила?

— Правила не меняются ни для кого, к тому же наша Ева ещё не до конца оправилась от травм после автокатастрофы.

— Правда? — он переводит свои голубые глаза, и я изображаю глубокое сожаление, кивая словам Татьяны. — Но танцевать же ты можешь?

— Только танцы и компания, Миша, — сообщает Татьяна.

— Значит, и трахаться может, — тут же подается он вперед, хватая за руку моего арт-директора. — Сколько?

— Может быть, всё же выберешь дру…

— Таня, я хочу её. Сколько?

— Сто пятьдесят, — я вскакиваю с дивана, в упор глядя на Татьяну, но та лишь немного хмурит брови и поджимает губы.

— Договорились, — Михаил кладет на стол пачку пятитысячных купюр.

— Ты не понял, Миша, сто пятьдесят зеленых, — ласково улыбается Таня, а после переводит взгляд на меня и кивает, чтобы я села обратно на диван. Опускаюсь, не спуская глаз с Леницкой.

— А не многовато за несколько часов пусть и жаркого, но простого траха?

— Конечно, многовато, но это цена за нарушение правил “Лофта”, а не за секс с девочкой. Я же предлагаю тебе попроще вариант…

— Хорошо, — он встает и оглядывается на меня, а после наклоняется и целует крепко в губы, запрокидывая мне голову. — Дождись меня, детка, — его взгляд голодный и жадный, а после уже обращается к Татьяне. — Мне нужно к компьютеру, чтобы перевести тебе на счет такую сумму. Кэша с собой такого нет, а банкомат долго будет снимать, и не факт, что получится.

— Хорошо, дорогой, мой кабинет и ноутбук в полном твоем распоряжении, — она берет его за руку и провожает в свой кабинет за гримеркой девочек.

Я же со всех ног кидаюсь к барной стойке, чувствуя, как меня колбасит, будто после жестких наркотиков.

— Налей мне пятьдесят грамм, — говорю барменше, и Ксюха быстро наполняет шот хорошей водкой. Залпом опрокидываю в себя, не ощущая никакого эффекта. — Повтори.

Вторая стопка тоже не приносит нужного эффекта. Теперь я вовсе не хочу, чтобы Саша приезжал сюда, чтобы видел меня, и молюсь всем богам, чтобы он застрял где-то в пробках или аэропортах и приехал лишь утром, чтобы забрать меня домой.

Я так глубоко ухожу в своё желание, что когда на барной стойке появляется третья рюмка и я тянусь к ней, тонкие пальцы отбирают её и меня разворачивают.

— Ева! Возьми себя в руки! — Татьяна смотрит на меня пристально и внимательно.

— Мы же договаривались, что я лишь танцую, а ты продала меня.

— Это твой шанс, дурочка! — она слегка встряхивает меня. — Несколько часов кувырканий, и ты не только закроешь долги, но ещё и заработаешь двадцать пять кусков.

— А двадцать пять ты? Нет.

— Ева…

— Я не пойду с ним, — я готова всё бросить и уйти из клуба и выплачивать Тане долг, работая уборщицей в ресторане.

— Прекрати истерику, пока я не дала тебе пощечину, — её лицо приобретает черты жестокого тирана, вместо улыбчивой и ласковой красотки. — Твой хахаль переживет один раз, к тому же таких легких денег больше ты нигде не найдешь.

— Таня, но я не могу…

— Можешь и сделаешь, пара часов кувырканий… — она ненадолго замолкает, и её глаза расширяются: — Или он такой же, как Андрей?

— Нет, совсем нет, но…

— Тогда я не вижу других причин. Как только он выйдет, ты переступаешь через свои непонятно откуда взявшиеся принципы и отправляешься в вип. Если надо, будешь с ним до утра. Сколько захочет, столько он будет тебя иметь, и ты будешь наслаждаться этим.

— Ненавижу тебя, — шиплю ей в лицо, но водка всё же оказывает парализующий эффект, притупляя острые эмоции, и я умом понимаю, что Татьяна права. Саша, может, и рыцарь, но сегодня он есть, завтра его нет, а моя жизнь в руках этой женщины. И именно сегодня у меня появляется шанс освободиться от кабалы. И я смогу самостоятельно выбирать себе работу и занятие.

— Последний раз, Таня.

— По крайней мере, ты станешь абсолютно свободной.

— От чего она станет свободна? — мне хочется завизжать от досады и обиды, что именно сейчас он появился здесь.

Медленно оборачиваюсь и вижу осунувшегося Сашу, заросшего и нестриженного. Такой любимый, такой родной. И такой не к месту здесь и сейчас.

— От долгов, — отвечает Таня и опрокидывает мою водку в себя, а после отходит, но на прощание всё же договаривает: — Всего один раз, Ева.

— И как же ты окажешься свободна от долгов? — его прищур ещё больше придает лицу мужчины усталость.

— Есть один гость… — начинаю и вижу, как Ворошилов, даже не дослушав, разворачивается и идет на выход из бара. — Саша, куда ты?

— Я так и знал! — он так резко разворачивается, что я буквально врезаюсь в него. — Так и знал, что мой отъезд всё изменит, но я думал, это будут перемены к лучшему.

— Это и есть лучшее.

Опускаю руки на его предплечья, но мужчина скидывает их, и в его глазах я вижу разочарование и боль, которые быстро сменяются презрением.

— Для тебя, наверное, это потолок, Ева, — он словно выплевывает мой псевдоним. — Для подобных тебе нет других вариантов.

— Зачем ты это говоришь? — ком, появившийся в горле, не дает спокойно вздохнуть.

— Потому что это правда.

— Саша, всего один раз, один раз — и я больше не должна буду спать ни с кем из них.

— Ты такая же, как все другие, которые идут к тому, кто больше заплатит! Но вот вопрос, я готов был заплатить твой долг, я предлагал тебе это несколько раз, но ты выбрала грязный путь, потому что такова твоя суть.

— Ты прав! — в какой-то момент злость берет верх над обидой. — Ты абсолютно прав, мне не нужны твои деньги! А сейчас извини, мне пора! Зарабатывать так, как я могу, и отдавать свои, — подчеркиваю это слово, — долги.

И оставив его в коридоре между караоке и большим залами, направляюсь дальше в самую большую вип-комнату. Здесь ещё никого нет, но свет приглушен и играет тихая музыка. Вибрации басов из пятидесятиваттных колонок не слышно, благодаря отличной шумоизоляции. Перевожу взгляд на стейшн и вижу там уже лед, бокалы, стаканы, бутылку шампанского и бутылку виски. Игнорирую шипучий напиток, свинчивая пробку с Джонни Уокера. Не самый мой любимый напиток, но сейчас то, что необходимо. Не пачкая рокс, я прикладываюсь к горлышку, делая большой глоток, и тут же закашливаюсь.

— Детка, неужели перспектива покувыркаться со мной вгоняет тебя в такой стресс? — оборачиваюсь и вижу Михаила.

— Что ты, просто Татьяна иногда может напрягать, а я не хочу рядом с тобой быть скованной.

— Тогда тебе нужно не виски, малышка, — он выкладывает там же на поднос, где стоят бутылки и бокалы, два граммовых пакетика. Кокс. Но этот наркотик у меня связан с Андреем, а разум не желает погружаться в ужас извращенного секса с политиком. Качаю головой и делаю ещё один глоток, а после протягиваю бутылку мужчине.

— Давай, как в детстве, когда все пили из одной бутылки?

— У меня было слегка другое детство, милая, но я не откажусь выпить вискарь с твоих губ и сладкого ротика.

И в одно мгновение он притягивает меня к себе, обхватив рукой, а второй наклоняет бутылку виски так, чтобы жидкость заливалась мне в рот, а после целует, высасывая односолодовый.

Я давно научилась даже получать оргазмы на чисто физическом уровне, не подключая эмоциональный аспект, и сегодня мне эта практика служит хорошую службу. Механический секс, немного восклицаний и похвал мужчине, которые заводят любого, и спустя три часа секс-марафона на кровати, у стены и в душе я оказываюсь свободна. Свободна во всех смыслах. Миша спит, напившись виски, а я покидаю вип. Одновременно со мной в коридор выходит блондинка из другого випа и, увидев меня, победно улыбается. Мне не нужно даже спрашивать, я и так знаю, что он сделал. Но всё же, едва Анжелика исчезает за поворотом, я на негнущихся коленях шагаю к приоткрытой двери малого випа. Он сидит на смятой постели, держа в руке бутылку виски.

— Разве тебе мало на сегодня? — мужчина поднимает голову, и я вижу, как его глаза расширяются. — Вася?

Холодно улыбаюсь и, приблизившись к нему в два шага, со всей силы бью его по щеке, совершенно не думая о том, что мужчина может дать сдачи.

— Василиса умерла для тебя, — разворачиваюсь и покидаю вип-комнату. Но не успеваю даже дойти до гримерки, как он хватает меня за руку, резко разворачивая и вталкивая в пустой зал караоке. Гости уже к этому времени разошлись по випам, а остальные тусуются в большом зале.

— Отпусти!

— Ты считаешь себя лучше меня?

— Какая теперь разница, Мамба? М?

— Тебе же неприятно было увидеть меня с другой?

— У тебя ещё хватает наглости ровнять свой секс с моим? — горько усмехаюсь, а после качаю головой. — Не могу поверить, что я так ошиблась в тебе. Знаешь, Мамба, мужики, которые сюда ходят, не притворяются никем, наоборот, именно здесь они сбрасывают маски, а ты же, наоборот, скрывал свою мелочную натуру под маской благородства. Очень жаль, что ты появился тогда в том доме, где меня хотели порезать. И жаль, что спас меня, — вижу, как мужчина бледнеет, но договорить просто необходимо. — Там всё тоже было предельно просто. Снова отчим и снова долги, а я — лишь разменная монета. Ты заставил меня поверить в другое. Именно ты — самый жестокий и беспринципный из всех мужчин в моей жизни.

— Я спас тебе жизнь! Разве это, по-твоему, беспринципно?

— Знаешь, это можно сравнить с тем, как ты приносишь котенка с улицы, моешь его, кормишь, а как только он сделал лужу, потому что его вовремя не выпустили, выкидываешь обратно на улицу. Поэтому да, ты самый бесчувственный и жестокий, потому что подарил намек на счастье и надежду, а потом всё это отобрал. Прощай, Мамба, — высвобождаю руку у него из хватки и выхожу, возвращаясь в гримерку. Здесь, сидя перед зеркалом, я снимаю тонны макияжа, расчесываю волосы и переодеваюсь, а после вызываю такси и, выскользнув через служебный ход, сажусь в машину. Желтый автомобиль несется на север по пустой Москве в четыре утра, и к дому Ворошилова он довозит меня быстро.

Оплачиваю дорогу и прошу таксиста не уезжать, а сама захожу в дом. Всё здесь пронизано ожиданием любимого мужчины, даже две чашки в форме сердечек на столе. Прохожу на второй этаж и, достав две огромных икеевских сумки, скидываю из шифоньера и выдвижных ящиков свои вещи, потом из ванной комнаты косметику и прочие принадлежности.

На полминуты зависаю, рассматривая кровать в спальне, и закрываю глаза. Мои нервные окончания жалят, словно рой диких пчел, воспоминания. И все они, как ни странно, счастливые, вот только не думала я, что всё это так мало значит для Ворошилова.

Открываю глаза, беру сумки и выхожу из спальни, прикрыв за собой двери, и спускаюсь по ступеням. Но стоит мне только распахнуть входную дверь, как на пороге оказывается Саша.

— Бежишь, пока меня нет дома?

— Да пошел ты, Ворошилов! Если бы я хотела, я бы ушла сразу, как ты уехал, а не ждала тебя, как дурочка, каждый день, бродя по дому в одиночестве. А сейчас уйди с дороги!

Он сторонится, и я выхожу на улицу, где меня дожидается таксист. Пока водитель убирает мои сумки в багажник, я смотрю на дорогу, а не на дом. И лишь когда машина трогается с места, позволяю себе оглянуться через заднее стекло, словно прощаясь с этим домом. И тут я чувствую, как мою щеку что-то щекочет. Поднимаю руку и убираю раздражающее ощущение, внезапно понимая, что пальцы у меня стали мокрые. Слёзы. Слезы, которых у меня не было с пятнадцати лет. С тех лет, когда я ещё верила в доброту и порядочность людей. Смахиваю со злостью горячую влагу, но взор снова туманится, так что все огни Москвы сливаются в красно-желтое пятно.

Спустя тридцать минут открываю ключом свою съемную квартиру. Во время нашего совместного с Александром проживания я по какой-то причине продолжала платить аренду, словно чувствовала, что вернусь сюда. Бросаю сумки у входа, закрываю дверь и сползаю по ней прямо на пол, спрятав лицо в руках и, наконец, давая выход эмоциям и чувствам. Оплакивая своё детство, лишенное материнской любви, свою молодость, разрушенную жадным и недалеким отчимом, свою жизнь, которую вряд ли теперь можно исправить, и разбитое сердце, в которое я с самого детства никого не допускала.

Глава 20

Бывают в жизни такие поступки, после которых пути назад нет. И одним из них стало моё приглашение блонды в VIP, в ответ на уход Василисы. Сказать, что мне больно, это ничего не сказать. Даже предательство Алины такой боли не причинило. Но я действительно не понимаю, почему она отказалась от моих денег, принимая их от другого, чужого мужика. И мне хочется сделать и ей больно, так, чтобы поняла она, что таких шлюх, как она, можно легко менять. Пусть это и не соответствует действительности. Но сделать больно в ответ я хочу и исполняю.

Блондинка течет при новости о походе со мной в VIP. Но я не хочу её, как не хочу и любую другую кроме Василисы. Однако двери в VIP закрываем, и лишь когда девушка начинает раздеваться, торможу её, натягивая обратно на плечи тонкие бретели платья.

— Мы не будем спать.

— Что? Но…

— Я заплачу как за секс, и ты никому не скажешь, что ничего не было, — достаю пресс купюр и отсчитываю гораздо больше, чем оговорено было с Татьяной.

— А если я хочу всё же тебя? — она виснет на моей шее, прижимая губы к уху. Физиология у меня нормального мужика, но я не собираюсь её трахать. Просто не могу себя заставить, даже несмотря на стояк в штанах.

— Тогда я позову другую, которая согласится на мои условия.

— Это из-за Евы? — блондинка демонстрирует неслабую интуицию. И мне почему-то не хочется в этом лгать.

— Хоть это и не твоё дело, но да, — опускаюсь на кровать, сгребая покрывало и создавая видимость бурного совокупления. — Хочешь выпить?

— Да, можно, — Анжелика опускается рядом. — Шампанское.

“А Васька бы взяла вискарь из моего бокала”, — но вместо этого нажимаю на кнопку и сообщаю в бар, чтобы нам принесли бутылку шампанского.

Три часа. Дольше время тянулось для меня только в засаде. Но кажется, что сегодня это в разы труднее. Анжела покидает VIP-комнату, прихватив с собой оплату за секс, которого не было, а я же опускаюсь на кровать, думая, что за это время Вася точно должна закончить кувыркаться. Но когда дверь открывается, я совершенно не ожидаю увидеть Василису, думая, что Анжелика решила всё же получить секс. Поэтому и испытываю шок, когда передо мной оказывается рыжая.


После возвращения из клуба и быстрого разговора уже дома с Васей, мне хочется напиться до беспамятства, а также вернуться в клуб и всё же трахнуть блондинку, чтобы хоть довести дело до логического конца. Но вместо этого я наполняю ванну ледяной водой и окунаюсь в неё, чувствуя, как тело постепенно немеет, убирая боль трёх сломанных ребер. Синяки только начинают проявляться, но это и не важно. Больше никто не увидит их, как и не перевяжет раны. Когда вода смыкается над головой, меня окутывает тишина. И в этом беззвучии яснее ясного я слышу свои нерадостные мысли. И вопросы.

“Почему Вася сделала то, что сделала?”

“Почему отказалась принять деньги, но отдалась другому?”

И наконец “Почему она сбежала, если не считала себя виноватой?”.

Кислород заканчивается в легких, и я выныриваю, хватая ртом воздух и расплескивая по полу воду.

Держась за бок, я кое-как добираюсь до кровати и, не заботясь расстелить постель, просто опускаюсь поверх покрывала. Держу в руках телефон, листая список исходящих вызовов, чтобы доложить “Бульдозеру” об успешном завершении операции, и для отчета надо показать парочку фотографий, которые мне удалось сделать на том складе в доках. Но оказавшись в галерее изображений, я зависаю на совершенно других фотографиях.

Вот мы с рыжей совместно пытаемся испечь пирог, но сливки в тот вечер использовались совсем не по назначению. Однако на фото запечатлена смеющаяся девушка с перепачканным мукой лицом, пролистываю дальше и вижу самые первые, которые делал в Измайлово, когда Васька радовалась, словно ребенок, обычным развлечениям. Ещё одна фотография сделана в клубе — отражение уже не Лисенка, а Евы в зеркале и встреча со мной глазами. Есть фотография, где я незаметно снял её. Василиса сидит за столом и смотрит в окно, подтянув к себе одну ногу и обводя край чашки с кофе.

Такая разная, но такая родная. И что со всем этим стало? Спущено в унитаз на её идиотских принципах. Какая разница, если бы деньги отдал я, а не этот богатенький франт? Почему она так поступила, почему променяла меня на пустой секс без чувств?

Нажимаю на значок “Выделить все” и выбираю папку со снимками рыжеволосой девушки. Секундное колебание, и “Удалить” стирает любое напоминание в моём смартфоне о глубоких чувствах. Но как только на экране сообщается, что папка пуста, мне хочется всё вернуть. Вот только момент упущен, но остается ещё номер телефона. Набираю заветные цифры и слушаю сначала длинные гудки, которые прерываются на короткие. Сбросила. Набираю снова, но в этот раз короткие гудки раздаются почти сразу. При третьей попытке искусственный голос сообщает, что телефон абонента выключен или вне зоны действия сети, и предлагает оставить сообщение.

— Прости меня, я люблю тебя, — выдаю то, что не решался до сих пор сказать ей в глаза.

А после всё же отсылаю сообщение Михаилу Сергеевичу, приправив его фотографиями склада наркоты, которую этот ублюдок Ерошин прячет под перевозками пальмового масла. Ниточки одна за другой постепенно приводят к политику, хотя прямых улик, обличающих его, найти не удалось. Но удалось узнать, что склад оформлен на фирму однодневку на Каймановых островах, и аренда оплачена на год вперед со счета, принадлежащего одному из замов ублюдка. Всё это я сообщаю и, откинув телефон, смотрю в потолок, чувствуя, как перед глазами всё плывет от усталости. Вырубаюсь, даже не прикрывшись одеялом, и не замечаю, что телефон тренькнул, оповещая о входящем сообщении.

Мне снова снится война. Запах крови и горящей плоти, стоны и крики раненых. Так выглядит война изнутри, а не то, что показывают по телевизору, снятое голливудскими режиссерами. Вокруг полно солдат или их составных частей. Только что наша группа попала под минометный обстрел, и выжить удается не всем. Среди раненых я вижу своих друзей. Шагаю, неглубоко дыша, чтоб не вырвало, и ищу среди них одного человека. Я нахожу его придавленным плитой перекрытия дома, без движения и, кажется, даже без дыхания.

— Кот! Черт! Нет! Кот?! — но мужчина никак не реагирует. И прижав пальцы к его шее, понимаю, что не чувствую пульса. Падаю на колени рядом с другом, ощущая огромнейшую боль потери, а после пытаюсь сдвинуть плиту с друга, но не могу. Она словно весит не одну тонну.

Видимо, переворачиваюсь во сне, потому что картинка немного видоизменяется. Всё то же место, где-то под Алеппо, в деревне, название которой и не запомнить. Снова обстрел, снова запах гари и крови. И я снова иду между раненых и стонущих, пока мой взгляд не цепляется за ярко рыжее пятно в этом сером тумане разрушенного строения. Внутри меня всё холодеет, но с ещё большим удивлением и страхом я пытаюсь понять, как она оказалась здесь. Замираю, парализованный, не в силах даже двинуться с места. Мне страшно подойти и увидеть бледное лицо моего Лисенка, осознать, что она совершенно бездыханная.

— Василиса! — я всё же сдвигаюсь с места, переступая с ноги на ногу так, словно они не мои вовсе. — Лисенок! — хочется кричать, но я сам почти не слышу своего голоса, так тихо он звучит.

Вот оказываюсь рядом с рыжими волосами и переворачиваю девушку с бока на спину. От вида её лица, покрытого пылью и кровью, мне становится плохо. Рвотный спазм подкатывает к горлу, но вместо позыва из горла вырывается крик.

— Саша! — слышу её голос, но смотрю на покрытое кровью лицо, понимая, что я не успел. Я не успел спасти её, не успел снова уберечь от беды.

— Не-е-е-ет! — поднимаю её, но голова девушки безвольно повисает. — Нет! Пожалуйста!

— Саша! — меня встряхивают, так что глаза раскрываются, и я чувствую, как меня колотит. От зубов до пальцев на ногах тело словно ходуном ходит на кровати. Но я не успеваю осознать, где я, как бред снова поглощает меня. На этот раз это не Сирия, а “Лофт”. И я снова опаздываю. Слышу свистящий звук пули, но прежде чем я успеваю повалить танцовщицу с пилона, её тело вздрагивает, когда черная “маслина” врезается в плоть со скоростью пятьсот метров в секунду, отбрасывая девушку на пол за сценой.

— Вася-я-а-а-а! — бросаюсь за ней, но клуб охватывает пожар. Языки пламени лижут тяжелые портьеры и шелковые обои, перескакивая на мебель. Но мне уже всё равно. Я не хочу жить без неё. Пусть не со мной, но была бы жива! Я согласен даже просто смотреть на неё издалека, лишь бы она дышала и жила. И может быть, изредка улыбалась.

— Саша! У тебя бред! — прохлада касается моего лица, даря ощущение блаженства, а может быть, я умер, и я тянусь к ней, не желая упускать мгновения. — Господи, надо же было так похерить себя!

Улыбаюсь, слушая, как она ворчит. Пусть. Пусть ворчит, ругается, даже дерется, лишь бы была рядом и жива.

— Ворошилов! Я вызываю скорую! — мне хочется протянуть руки и обнять её, забыть всё, что было раньше, но я не могу даже пальцем пошевелить. Тело налилось свинцовой тяжестью. — Проклятье!

К моему лбу снова прижимается что-то прохладное, и я опять оказываюсь в кошмаре. Всё повторяется снова и снова, я опаздываю, не успеваю спасти и теряю. Это какой-то замкнутый круг, который никак не хочет рваться, пока мне не легчает. Не знаю, в какой момент это происходит, но кошмары отступают, оставляя рядом лишь чувство, что я крепко сжимаю маленькую ладонь девушки.

Дальше для меня начинаются американские горки от облегчения до лихорадки, и снова возможность вынырнуть из бреда. Единственное, что не дает мне сойти с ума и не скулить, как брошенный на улице пес, это её голос. Василиса, словно добрая фея, всегда рядом и держит меня в рамках реальности.

Сегодня я сплю без кошмаров, впервые за долгое время, а просыпаюсь от того, что хочу жрать. Не есть, не кушать, а именно жрать. Такой голод, словно я месяц ничего кроме корки черствого хлеба во рту не держал. Однако встать самостоятельно у меня не получается. Для начала, я обмотан сухой простыней, а поверх неё лежат женская нога и рука. Кошусь в сторону и выдыхаю от облегчения, что мне не приснилась она, так громко, что девушка тут же просыпается.

— Плохо? — её пальцы на автомате касаются моего лба, и она немного хмурит брови, словно пытаясь осознать, что со мной. А я смотрю на неё и боюсь дышать, не то что шевелиться. — Температуры нет больше.

— Вася, — в горле так пересохло, что вместо нормального голоса раздается какой-то сип со свистом.

— Что? — эти огромные глаза цвета грозового неба встречаются со мной. А мне хочется заорать, оттого что я не могу прижать её к себе и не отпускать. — Ты хочешь в туалет?

— Э-э, — мне становится неловко от её прямого вопроса, но тут же понимаю, что именно это меня и разбудило, а позже пришел голод. — Да.

— Сейчас, — и она поднимается с кровати, а я замечаю, что девушка в свитере и в джинсах, а не голая, в отличие от меня. Никакого намека на интим, но тем дороже мне её присутствие здесь. — Давай, только не слишком резко, иначе я не удержу тебя.

— Я не маленький! — отмахиваюсь от её рук, чувствуя внезапную неловкость. Но тут же признаю правоту девушки, когда комната переворачивается вверх ногами.

— А ведешь себя, как маленький, — она снова помогает мне сначала сесть, а позже и встать с кровати. Опираюсь на её плечи, чувствуя, как голова кружится, будто я в стельку пьяный. Но когда мы доходим до туалета, я отпускаю её плечи и сам захожу внутрь, пытаясь закрыть дверь. — Не глупи, Саша, вдруг не удержишь равновесие.

— Удержу, — я всё же выпихиваю девушку наружу и поворачиваюсь к толчку. Но меня по-прежнему шатает, так что одной рукой приходится помогать себе не промазать, а другой я держусь за стену, чувствуя, как всё тело дрожит от напряжения. Меня колбасит так, словно лихорадка продолжается. Однако каким-то образом я умудряюсь даже не испачкать пол и сидушку унитаза. Открываю дверь, чувствуя, как по лицу, шее и груди стекают крупные капли пота.

— Идем обратно, тебе нужно набираться сил, а не шастать по дому.

— Я не слабак, чтоб набираться сил, — несмотря на своё физическое состояние, я упираюсь всё равно. — И уж поссать могу и сам ходить. И вниз пойду, потому что я голодный, как пас*уда!

— Я принесу тебе бульон, — она подводит меня к кровати, но я упираюсь в плечи девушки.

— Что это за еда — бульон? Ничего нет, что ли, посущественнее?

— Другое сейчас и не полезет, а если налупишься, то обязательно потом вырвет. Извини, но меня не прельщает перспектива убираться.

— Да я сам пойду! — но Василиса лишь легонько толкает меня в грудь, и я словно подкошенный валюсь на кровать.

— Ага, я вижу. Жди здесь.

И она оставляет меня в спальне, спускаясь на первый этаж. Я же пытаюсь побороть дикую слабость, чтобы хотя бы не выглядеть такой развалиной, какой себя ощущаю. Через пять минут у меня перестают дрожать руки и ноги, а позже, несмотря на голод, я снова засыпаю. Но в этот раз мой сон некрепкий, и когда Василиса приносит бульон, я просыпаюсь.

— Ты сам, или помочь? — она ставит небольшую миску на прикроватную тумбочку.

— Я же не парализованный, — ворчливо замечаю, хотя представив картину, как Васька кормит меня, я готов облить себе грудь и ноги.

— Ещё бы чуть-чуть, и стал, — она опускает ложку в миску и поднимается, подойдя к окну. — Небезопасно было трахаться с такими травмами.

— Да, — беру бульон и аккуратно начинаю есть. Ни хлеба, ни сухарей, но даже так мне безумно вкусно. — Небезопасно, но я готов был рискнуть.

— И как оно тебе теперь?

— Василиса… — она не оборачивается ко мне, поэтому продолжаю говорить с её спиной. — Лисенок?

— Не называй меня так! — её плечи напрягаются, а мне хочется обнять её и сжать руками так крепко, чтобы взвизгнула. — Это прозвище для тех, кому не всё равно.

— Посмотри на меня, малыш, — я успеваю съесть ещё две ложки бульона, прежде чем вижу её лицо. До этого я был так рад её видеть, а потом мне вообще было не до окружающей обстановки, но теперь я замечаю темные круги под глазами и осунувшееся бледное лицо. Может быть, это лишь моё желание, но, кажется, её глаза блестят от непролитых слез. — Я не спал с ней, Вась.

— Это уже не имеет никакого значения. Между нами всё кончено.

Она скрещивает руки на груди в защитном жесте, но я лишь качаю головой.

— Если всё так, тогда что ты здесь делаешь? — я не улыбаюсь, наоборот, настороженно и внимательно слежу за любыми изменениями в лице и жестах девушки. Поэтому, когда её рука нервно дергается к шее, прижимая пальцы к впадинке между ключицами, понимаю, что Вася избегает открывать мне правду.

— Я приехала забрать свои оставшиеся вещи и нашла тебя в лихорадочном бреду.

— Ну и что? Могла бы вызвать скорую и уехать.

— Не могла, — Василиса опускает руки и отводит взгляд, избегая смотреть мне в лицо. — Я же не бесчувственная сука, какой ты меня считаешь.

— Я никогда… — но быстро осекаюсь, вспоминая, что высказал ей в клубе. — Василиса, я никогда не думал так, как наговорил тебе в тот вечер.

— Это уже не важно. Я рада, что тебе лучше, если хочешь, я ещё сегодня останусь, чтобы помочь тебе, а завтра уеду.

— Василиса… — порываюсь встать, но тут же осознаю, насколько нелепо я выгляжу голышом. — Останься не только до завтра. Пожалуйста.

— Я не могу, — она обхватывает себя руками, словно замерзает, а мне становится холодно от осознания, что я сам всё разрушил между нами.

Глава 21

Сложно ненавидеть, когда едва не теряешь любимого человека. Я не смогла, несмотря на всю боль, которую он причинил мне. И сейчас я смотрю на мужчину, что растянулся на кровати, и не могу поверить, что он жив и почти здоров. Он уже не выглядит таким бледным, каким был вчера, да и в сознании полностью, умудряется даже перечить на каждом шагу.

Я не могу остаться, но и найти в себе силы уйти тоже не могу. Лучше бы он был здоров, когда я приехала за вещами, лучше бы его вообще не было дома. Но нет, первое, что я увидела, зайдя в спальню: это мечущегося по кровати и кричащего от боли Ворошилова. И просто не смогла, не смогла его бросить.

Вот и сейчас, рассматривая измученного болезнью мужчину, у меня ноги не идут на выход. Но он причинил столько боли, что и забыть её я не могу. Не могу, потому что проревела всю оставшуюся ночь и утро напролет.

— Василиса… — поднимаю глаза на мужчину, что сидит на краю кровати. — Я прошу тебя.

— Не надо, — каждый раз, закрывая глаза, я вижу его в VIP-комнате клуба, полураздетым на смятой кровати. — Не надо просить о том, что не можешь обещать.

— Я не могу отпустить тебя.

— Но лишь до очередного раза? Потом снова будут оскорбления и мелочная месть.

— Тебе ведь было больно? — его взгляд становится таким цепким, что я просто не могу отвернуться.

— Да.

— Вот и мне больно от твоего выбора, — он, опираясь на спинку кровати, вновь поднимается на ноги. Сейчас в одном лишь полотенце на бедрах он мог бы выглядеть как Аполлон, если бы ни ужасные синяки от сломанных ребер.

— Я лишь просила один раз, Саша, всего один, чтобы я могла освободиться и быть с тобой.

— Я не могу видеть тебя с другими. Как ты не поймешь, что я с ума схожу от ревности? — он оказывается рядом, опуская руки мне на плечи.

— А как ты не понимаешь, что я не могу быть ещё кому-то обязанной?

— Василиса, разве ты не понимаешь, что за такие деньги никто не отстанет от тебя после одного раза?

— Что ты хочешь этим сказать?

— Лишь то, что ты всё равно осталась должна, но теперь этому хмырю, и должна не деньги, а своё тело.

— Почему тебе это так важно?

— Да потому, что я люблю тебя, — он отворачивается, пряча от меня свои глаза.

— Что? — мой голос садится, а в горле появляется ком.

— Что слышала, — он ещё и отходит, возвращаясь к кровати, и опускается на подушки, прикрывая рукой лицо.

— Нет, будь любезен повторить, что ты только что сказал.

— Зачем? Для тебя это ничего не значит и не значило, — его равнодушный тон просто взрывает мою нервную систему, и, чтобы не наброситься на него с кулаками, помня о болезни и сломанных ребрах, я лишь цежу сквозь сжатые зубы:

— Ты не имеешь никакого морального права судить меня, Мамба. Тем более решать, что для меня имеет значение, а что нет.

— А ты потеряла моральное право что-либо требовать от меня.

— Вижу, что ты окончательно пришел в себя, — мои глаза снова начинает щипать от слез обиды. — Так что я могу с чистой совестью уехать отсюда.

— С чистой совестью?! — он так резко садится, что морщится от боли. — Разве у шлюх она бывает чистой? Да и вообще, бывает ли у них совесть?

— Намного больше, чем у некоторых лицемерных мужчин.

Прихватив свою куртку, я открываю дверь и начинаю спускаться по ступеням. Вот снова — и так будет всю жизнь с ним, чуть что, сразу напоминание о моём прошлом. Даже если я стану толстеющей домохозяйкой с кучей детей на коленях, руках и шее, он будет припоминать мне моё прошлое.

— Вася, подожди! — оборачиваюсь внизу лестницы и вижу мужчину, который держится за дверной проем наверху. — Я не то хотел сказать.

— Именно это ты и хотел сказать, Ворошилов. Но я избавлю тебя от своего “грязного” общества.

— Лисёнок, подожди, — он начинает спускаться, а я же натягиваю уже сапоги, сидя на пуфике возле дверей. — Прости меня, милая, — он оказывается рядом и поднимает меня, сжав в объятиях. — Я правда не хотел делать тебе больно, просто не могу контролировать свои эмоции, когда дело касается твоего заработка. Не уходи, пожалуйста, милая!

— Извини, но я не могу так, — вырываюсь из его объятий и на всякий случай делаю ещё один шаг назад. — Всё кончено между нами, Саша. Ты ничего мне не должен, но и я ничего не должна тебе.

— Останься хотя бы сегодня, уже темно на улице, да и небезопасно… — он прерывается, потому что я начинаю истерично смеяться. — Что я смешного сказал?

— Мамба, ты не считаешь, что мне уже поздно бояться темноты?

— Считаешь, что ты много повидала? А знаешь ли ты, что делают с хорошенькими девочками банды моральных уродов?

— Не больше, чем ты знаешь о том, что делают с подростками в наркопритонах, — беру в руки сумку и оборачиваюсь на пороге, словно запоминая его сидящим на пуфике. — И я вызову такси, так что можешь возвращаться в кроватку и спать.

— Ты думаешь, я смогу уснуть, зная, что тебя больше нет рядом?

— Надо было думать об этом до того, как укладывать в свою кровать Анжелику.

— Но у меня ничего…

— Не хочу больше слышать эту жалкую ложь. Доброй ночи, Саша.

И с этими словами я покидаю помещение, словно закрывая за собой не только дверь в его дом, но, кажется, и в нашу прошлую жизнь. В прошлый раз я уехала отсюда, плохо соображая, но теперь, стоя за большими воротами в ожидании желтого такси, я словно прощаюсь с этим местом, прокручивая в голове, сколько здесь было радостных моментов, сколько смеха и страсти.

Моя квартира не напоминает об этом мужчине почти ничем, кроме той единственной ночи, когда он остался ночевать и чуть не придушил меня после своих кошмаров. Но и всё на этом. Минимум обстановки, никаких безделушек девчачьих и спартанский порядок везде. Поэтому брошенная у входа сумка как бельмо на глазу, но я настолько устала, что даже это нарушение порядка меня не волнует. Еле переставляю ноги, добираясь до кровати, чувствуя, что только теперь я понимаю, как устала за эти трое суток. Я почти не спала, испереживалась, ведь как бы мне ни было больно, я люблю этого тупоголового идиота. Стоит моей голове лишь коснуться подушки, как я тут же проваливаюсь в сон без сновидений.

Утро наступает слишком быстро, как и пролетает день до вечера, который хотя бы скрашивается тренировкой в студии. Вечером же у меня уже работа, которую я и так отложила из-за болезни Ворошилова. Татьяна звонила трижды за это время, пока я не сказала, что выйду сегодня. И, лишь услышав об этом, управляющая отстала.

Приезжаю в клуб за два часа до открытия, здесь только охрана и дневная уборщица, которая заканчивает свою работу. Но меня это абсолютно устраивает, поскольку находиться в тесном помещении гримерки вместе с блондинкой нет ни желания, ни настроения, ни сил. Поэтому к моменту, когда появляются первые ночные сотрудники, я почти готова. Остается только дождаться стилиста, чтобы уложить волосы в прическу. И Дима приезжает за полчаса до открытия. Для него это нормально, поскольку мастер своего дела может за двадцать минут обслужить до десяти девушек.

Поэтому за неимением других танцовщиц мне он делает самой первой. И через пятнадцать минут я, полностью одетая и накрашенная, сижу за баром, попивая кока колу через соломинку. Танцовщицы прибывают с каждой минутой, но я даже себя обмануть не могу, говоря, что не жду появления лишь одной. Однако вот уже приезжает Леницкая, а блонды до сих пор нет.

— О, Ева, я рада видеть тебя, как твой больной кавалер?

— Будет жить, — распространяться о том, на что меня толкнула Таня, не хочу, как и обсуждать с ней свои отношения с Сашей. — А я не вижу сегодня Анжелику.

— А она не работает сегодня и завтра, сказала, нужны выходные поухаживать за больным родственником. Так странно, правда, все вокруг болеют, прям эпидемия какая-то.

Я не хочу думать о том, за каким родственником ухаживать собирается Анжелика, но мысли мои всё равно возвращаются к мужчине, оставшемся в доме за Мытищами. И тут же воображение дорисовывает, как именно она будет помогать ему выздоравливать.

— Что с тобой дорогая? Ты изменилась в лице, — от притворной заботы Татьяны Юрьевны меня с души воротит. — Кстати, у меня для тебя новости.

— Когда ты так говоришь, обычно это ничем хорошим для меня не заканчивается.

— Да брось, сегодня потанцуешь, пока не приедет Миша, а потом сама узнаешь.

— От тайн и загадок легче не становится, Татьяна.

— А ты расслабься, теперь вольная птица, — она странно улыбается, словно подкалывает меня. — Можешь выбирать себе мужчин, каких хочешь.

— А если я никаких не хочу?

— Не может быть, что ты теперь по девочкам…

— Тьфу, блин, Таня, ну каким девочкам?

— Не знаю, а зачем ты Анжелику высматривала? — Свет в зале резко гаснет, а диджей сообщает о прибытии первых гостей. — Но не важно, раз ты уже полностью готова, тебе и открывать парад.

— Как скажете, Татьяна Юрьевна, — соскальзываю со стула и отправляюсь на сцену. Если мне сегодня открывать бал, то пусть так и будет.

Максим, наш диджей, включает совершенно новую для меня песню, но которая удивительным образом находит отклик во мне. Я уже слышала эту группу, но никогда не принимала её так близко к сердцу. Однако сегодня я словно отдаюсь танцу, не обращая внимания на присутствующих гостей в зале. Не обращая внимания лишь до того момента, когда в зале появляется он. Ворошилов ещё не слишком твердо держится на ногах, но уже не качается из стороны в сторону. Спотыкаюсь, и лишь отличная реакция, выработанная за годы, не позволяет мне упасть с пилона. Мужчина подходит к бару и просит налить себе выпить. Даже не сомневаюсь, что это будет его любимый “Гленмораджи”. Одергиваю себя, напоминая, что он подлый изменник, негодяй, который так мелочно отомстил за мою безвыходную ситуацию.

Но как бы я себя ни настраивала, эти несколько дней, проведенные рядом с ним, эти его стоны и мольбы, касающиеся меня, пошатнули стену, которую я воздвигла между нами. Я не знаю, что ему снилось, но даже самый глупый человек поймет, что Саша страдал. И теперь он снова здесь, один, без блондинки. И я позволяю себе лишь улыбку в его сторону. Но мужчина отворачивается, словно не замечая, а может, его голова сейчас занята делами. Я ведь даже не знаю, где он был всё это время до четырнадцатого февраля. И, судя по сломанным ребрам и другим синякам, ему не слишком сладко пришлось.

Моё выступление заканчивается, и я спускаюсь со сцены, раздумывая, подойти к нему или нет, может быть, стоит поцеловать его и всё оставить в прошлом или, наоборот, сделать вид, что мы не знакомы. Хотя куда быть ближе, если уж мы испробовали даже подвал в этом заведении. Или в его доме? Или в том ужасном месте, где меня порезали и едва не пустили на запчасти? Саша — единственный во всем грёбаном мире, кто стал мне таким родным. Возможно, именно поэтому его предательство воспринимаю так остро, что бы он там ни повторял про то, что не спал с блондинкой. Я уже почти касаюсь его плеча, когда с другой стороны на нем виснет Анжелика.

“Это просто удар под дых!”

Резко сворачиваю и обхожу парочку, направляясь к углу барной стойки, где остался мой бокал. Проходя мимо, я чувствую, как Ворошилов пытается поймать меня за руку, но резко дергаю её, вырывая из его пальцев, и даже взглядом не удостаиваю.

— Милый, спасибо что подвез меня сегодня на работу, — слышу тем временем голос блондинки. — Ты же дождешься меня сегодня, чтобы я не ехала ночью одна, а то мало ли, какие психи ходят по улицам.

Кажется, у меня даже зубы сводит от подобной приторности, что течет в голосе Анжелики. Разворачиваюсь и брезгливо осматриваю дешевое платье, что надела на себя эта танцовщица. Странно, что с такими деньгами она не носит “Шанель” или “Дольче и Габбана”. Видно даже с полумраке клуба, как неровно строчка идет у неё на юбке. Поднимаю взгляд выше и чувствую, что меня сейчас стошнит. Анжелика ещё теснее прижимается к Мамбе и целует его в губы. А он держит её за плечи. Однако и момент моего триумфа и теперь уже тоже мести наступает. Диджей объявляет, что в клуб вошел новый гость Михаил. Если уж мне и выбирать, с кем трахаться, то пусть это будет Миша, а не политик или кто-то подобный ему. Василиса уходит, и на первый план выходит Ева, одна из лучших танцовщиц “Лофта”.

— Миша, — протягиваю ему руки, совершенно не обращая внимания, что на мне лишь легкое платье, которое я надела после танца и то, которое лишь слегка прикрывает все интимные места. — Добро пожаловать в “Лофт” снова.

— Евочка, душа моя, — он целует в щеку, но я, движимая обидой и злостью, поворачиваю голову и целую его в губы. Затылком чувствую, как меня прожигают взглядом, но вместо этого лишь ближе придвигаюсь, углубляя поцелуй. — Да, — ошарашено проговаривает Костин. — Если ты меня будешь встречать каждый день, я буду здесь жить. Или можно сделать ещё лучше, но сперва мне надо с Таней поговорить.

— Хорошо, я буду ждать тебя в зале на маленьком двухместном диване или на сцене, как тебе больше нравится.

— Начнем со сцены, давно я не видел, как ты танцуешь, Ева.

— Хорошо, — ещё один смазанный поцелуй, и мы расходимся. Михаил идет в кабинет, разговаривать о чем-то с Татьяной, а я же делаю шаг к сцене.

— Постой, Ева, — от прикосновения мужских пальцев я цепенею. Но не потому, что боюсь, а потому что больше не хочу испытывать на себе его касания. Не после того, что я только что видела.

— Зачем? — вырываю свою руку у него.

— Это и есть твой ответ? Ты выбираешь мешок с деньгами?

— А ты выбираешь самую дешевую шлюху нашего клуба, Мамба. Сочувствую.

— Эй! Сама ты дешевка, убогая!

— Давно ты нарываешься, сука, сейчас и получишь, — снимаю с ноги туфлю и зажимаю её так, чтобы каблук воткнуть в какую-то часть тела блондинки. — Я тебе покажу убогую!

Но я успеваю только замахнуться, как эта дура начинает блажить во всю глотку:

— Па-ама-а-а-а-аги-и-те-е! Убива-а-а-ают! — глядя на это представление, у меня даже злость на неё пропадает, не то что желание огреть ещё и Ворошилова, который пытается удержать меня.

— Тьфу, истеричка неуравновешенная! — надеваю туфлю обратно и как раз вовремя, потому что на эти вопли сбегается не только охрана, но и Таня с Михаилом из кабинета выбегают.

— Что случилось? — управляющая переводит взгляд с орущей блондинки на меня и Сашу, который до сих пор держит меня за предплечье.

— Мне кажется, у Анжелики нервный срыв, сначала она сыпала угрозами, а когда я хотела ответить, у неё случился этот припадок.

Анжелика затыкается только после того, как Татьяна хлестко бьет её по лицу.

— Оштрафована на пятнадцать тысяч и закрыта на вход! — четко проговаривает Леницкая. — Уволена с черным списком. Иди лечись, Вика.

— Но… но… это она чокнутая! — блондинка тыкает в меня пальцем.

— Я вижу только тебя, орущую и позорящую не то что себя. Ты позоришь мой клуб, показывая, что такие чокнутые у меня работают.

— Татьяна Юрьевна!

— Всё, убирайся! — а после поворачивается к охране. — Проводите и проверьте её вещи перед выходом. Ева, теперь ты. Предложение Миши как нельзя кстати оказалось. Тебе надо тоже отвлечься и отдохнуть. Поэтому ты едешь в увольнение на неделю. Отвлечешься и отдохнешь, развеешься, наконец.

— Что? — я настолько шокирована, что голос Саши раздается как гром среди ясного неба. А ведь он всё ещё стоит за моей спиной, но хотя бы не удерживает за руку. — Никуда она не поедет.

— Это не тебе решать, — Татьяна, ещё не отошедшая от воплей Анжелики, теперь обращает свой гневный взгляд на Ворошилова.

— Сколько за неё заплатили? Я даю больше, — от этого заявления я даже рот отрываю. Обсуждают меня словно я кусок мяса, а не живой человек.

— Ты опоздал, мальчик, — это уже Михаил вступает в диалог. — Ева едет со мной.

— Я тебе не мальчик, зарвавшийся богатенький петушок.

— Саша! — я всё же оборачиваюсь к любимому, всматриваясь в его глаза.

— Так сколько, Танюша?

— Всё уже оплачено давно, поэтому надо соблюдать формальности.

— Ты не ответила на мой вопрос, хитрая лиса.

— Я и не обязана! Ты здесь никто и звать тебя никак! А сейчас, если не хочешь последовать за Анжеликой, иди выпей что-нибудь в баре и успокой свою гордость.

Я аж рот открыла от такого нагоняя.

— Ева, — Саша смотрит на меня. — Ты же не поедешь?

— Почему же? Я не против отдохнуть, тем более что последние дни у меня выдались напряженными.

Видеть, как его лицо замыкается, мне больно, но и простить сегодняшнее, после того как умолял меня остаться, тоже не могу. Или не могу так легко. Будем квиты, может, потом и поговорим.

— Вот и славно, — Михаил тут же притягивает меня в объятия, прижимая губы к виску. — Сегодня же и уедем.

— Здорово! — я бросаю последний взгляд на Ворошилова и вижу в его глазах ярость.

Но теперь он снова сам виноват. И когда я только-только поверила, что всё может наладиться, меня быстро поставили на место.

— Тогда отправляемся, но это платье надо бы сменить, — Костин критично осматривает мой наряд. — Что ты думаешь насчет бикини?

— В феврале? — поднимаю на него глаза.

— Конечно, на Мальдивах сейчас лето.

— О, так мы летим на острова?

— Конечно, детка, где ещё можно так отдохнуть от всех передряг этого мира.

— Супер! Миша, позволь мне только переодеться по-зимнему, чтобы было в чем выбирать бикини, и я сразу выйду к тебе.

— Жду тебя здесь, дорогая.

Его настойчивость хоть и задевает меня, но списываю это на нервозность мою. Я уже нацеливаюсь избегать Ворошилова, но его самого нет нигде. Наверное, испытываю облегчение, избежав очередного неприятного разговора. Через двадцать минут я уже в джинсах и свитере, прихватив куртку и сумку выхожу в зал.

— Я готова, — слегка улыбаюсь, оценив удивление на лице мужчины. — Что?

— Не знаю, просто ты такая обычная.

— Я и есть обычная, ты же видел меня голой. Третьей сиськи точно нет.

— Может, мне её и не хватает, — шутит Михаил, и я расслабляюсь.

А через двенадцать часов мы на частном самолете приземляемся в аэропорту Мале. Я, как дикарка, рассматриваю всё вокруг. От яркости красок глаза болят. Голубой, белый, зеленый желтый, — все будто оцифрованные.

— Нравится? — Миша улыбается на мой восторг.

— Да! Здесь так красиво!

— Подожди, ещё на сам остров доберемся, в отель, там намного тише, чем в столице.

— И что мы там будем делать?

— Как что? Расслаблять мозг и психику, а напрягать другие части тела.

— Я не против напрячь другие части, — подаюсь вперед и прижимаю свои губы к губам мужчины. Хотелось бы мне видеть рядом другого мужчину, но он сделал свой выбор и даже решил за меня.

Глава 22

Не знаю, какое из двух чувств главенствует во мне: ярость или грусть. Я смотрю вслед уходящей из клуба и уже переодетой Василисе и опрокидываю в себя не знаю, какой по счету виски. Отупение мозга, но не ноющей дыры в груди, которая теперь, видимо, навсегда со мной. Романова открыто выбрала “денежный мешок”. Что ещё я могу предложить, кроме себя и сомнительного приданного в виде моей матери-алкоголички и ПТС? Нет. Ей и деньги мои не нужны.

— Ну что ты так расстраиваешься? Ева — не единственная девочка, танцующая в этом клубе.

— Таня, уйди от греха подальше, — тихо проговариваю и поворачиваюсь к управляющей.

— Ну что так реагировать, найдешь себе другую.

— Ева для тебя просто кусок мяса, который ты кидаешь богатеньким клиентам?

— Каждый выживает, как может, нам ли об этом не знать, — она пожимает плечами, а я борюсь с желанием свернуть её тонкую шею. Лишь неприятные выяснения отношений с Косарем тормозят меня.

— И поэтому ты торгуешь девушками, как заправская сутенерша?

— Послушай, ты! — в одно мгновение милая и улыбчивая Танюша превращается в фурию, но и я уже не сама любезность. Просил ведь её свалить.

— Ну! — спускаюсь со стула и нависаю над управляющей. Она тут же меняет тактику, опуская ладонь мне на предплечье.

— Саша, ты не понимаешь, он заплатил с одним условием, что я устрою им ещё одну встречу.

— Он увез её, черт знает куда!

— Но он хороший мужчина, по крайней мере, не такой, как Андрей Ерошин.

— Ты вообще без мозгов, Татьяна? — качаю головой. — Он увез её, а знаешь ли ты, сколько девочек вот так пропадает без вести, просто поехав отдыхать с богатеньким мешком? И откуда у него деньги? Чем занимается, ты знаешь?

— Да наплевать мне, чем он занимается. И Ева самостоятельная девушка, которая сама, заметь, решила уехать!

— Много ты знаешь о мотивах Евы.

— Ты мне надоел! — она делает шаг в сторону, но хватаю её за руку чуть выше локтя и наклоняюсь к самому уху.

— Если с Васькой что-то случится в этой поездке, ты лично мне ответишь, и поверь, тебе не понравится это.

— Вали отсюда, Мамба, больше тебе здесь делать нечего! — она вырывает руку и гордо удаляется, я же действительно разворачиваюсь и выхожу на улицу. Сигареты, сука, как назло закончились. Но я не успеваю сделать и пары шагов в сторону ночного супермаркета, как раздается трель мобильного.

— Алло, — увидев имя звонящего, я даже вслух его не произношу.

— Завтра начинается операция, — и Бульдозер отключается. Ни где, ни во сколько — ничего. Но, надеюсь, помощнички его мне напишут или наберут. Очень долго мы ждали этого момента, разработку вели ещё до того, как я прилетел из Латакии, и вот, наконец, наступил этот момент. А ещё потому, что политик всегда выскальзывает из облавы. Но не в этот раз. Теперь эта гадюка попадется в силок и получит по заслугам. Видимо, не только я работал в этом направлении, но и другие трудились, и вот теперь Исаковский собрал всё воедино.

Всё же захожу в супермаркет, потому что мне просто жизненно необходимо покурить. И первая же затяжка — словно оргазм. Пока шатаюсь по улице, мозги немного проветриваются от алкоголя, и я начинаю четко соображать что завтра моя работа у Косаря закончится. Ну, или послезавтра. Косарь в принципе неплохой мужик, но нам точно не по пути. Хотя, признаться, иметь шальные бабки — всегда здорово. Теперь снова придется либо контракт брать, либо найти себе подходящую работу.

— Или спиться, как мать, — прислоняюсь к своей машине и делаю последнюю затяжку.

— Сашенька! — истеричная блондинка оказывается рядом и вводит меня в совершеннейший ступор. — Я так долго жду тебя!

— Анжелика, я не в состоянии и настроении.

— Но мы же провели эту ночь вместе, — чертовка уже держится за ширинку, пытаясь расстегнуть молнию на джинсах. — И нам было хорошо.

— Разве я не сказал, что это ничего не значит?

— Ну и что, давай повторим ничего не значащий секс в твоей большой машине. Знаешь, я никогда не трахалась на заднем сиденье машины.

— Верю с трудом, — хмыкаю, но проворные руки от себя отстраняю. Пусть она и не Васька, но я всё же не каменный.

— Ну ладно, в машине было, но не на заднем, а спереди, так что облокачивалась на руль и каждый раз нажимала на клаксон.

— Шумно, наверное, было, — отстраняю девушку от себя и открываю водительскую дверь. — У меня тоже как-то был секс на водительском сиденье.

— Так давай сравним, кто и как помнит, — она наклоняется в салон, прижимая ладонь к моему паху. — К тому же тебе нужно помочь снять напряжение.

— Чего ты хочешь на самом деле? — беру девушку за подбородок и смотрю в её глаза.

— Тебя. Как ты знаешь, я больше не девочка Тани, но я всё равно здесь, и я ждала тебя.

— Мне казалось, что мы обо всем договорились утром.

— Да, но она променяла тебя, — блондинка не останавливает свои поглаживания. — Я видела, как она уехала с этим богатеем.

— Много ты знаешь, — отстраняю её руку от себя и пристегиваюсь ремнем, готовый ехать.

— Предостаточно. Это ты появился всего полгода назад, а мы работаем, ну, или работали уже несколько лет. И Ева всегда была амбициозной и алчной сукой, которая спит только с теми, кто больше заплатит. И сейчас она выбрала кошелек, а не тебя.

— А ты, значит, у нас бескорыстная давалка?

Хотя я и сам согласен с её словами о продажности Василисы, но слышать от такой же продажной шлюхи нелестные слова в адрес коллеги по цеху для меня в принципе неприемлемо. А если учесть, что речь про Васю, то и подавно.

— Я знаю своё место, — она скрещивает руки на груди, и это дает мне возможность закрыть дверь.

— Рад за тебя, дорогая, — проговариваю я в открытое окно и трогаюсь с места.

— Идиот! — кричит мне вслед девушка, но я это и без её напоминаний знаю.

Только идиот мог так опуститься, чтобы трахнуть эту шлюшку, когда она явилась домой к нему. Сделанного не воротишь, как и не вернешь того, что потерял по своей дурости. И сегодня я понимаю это, как никогда, четко.

Дом встречает меня оглушительной тишиной и темнотой. Так давно я не приезжал сюда один. Последние несколько месяцев рядом со мной была рыжая птичка. Но и она теперь где-то с этим ходячим бумажником. Никому я не нужен. Ни матери, которая спивается с каждым днем всё больше, ни Алине, которая решила продать себя за баксы, ни Василисе, которая поступила точно так же. Может, мне на роду написано быть, окруженным продажными и низкими женщинами. Но, черт побери, Лисенок же оказалась в определенных обстоятельствах.

“Ага, но деньги взяла не у тебя” — тут же напоминает въедливый внутренний голос.

Не включаю свет в доме, прекрасно ориентируясь в темноте. Но и в спальню не поднимаюсь, слишком много воспоминаний в том месте, которые сейчас не хочу воскрешать. Другое дело — гостиная, здесь всё было иначе и хотя мы и здесь занимались сексом, но последний раз в этой комнате была другая женщина. Женщина, которая словно завеса, укрыла собой болезненные воспоминания любви совсем другой. Заваливаюсь на диван, даже не сняв верхнюю одежду, и закрываю глаза. Только тут понимаю, что я напился, хотя вел машину ровно. И, как у любого пьяного придурка, у меня начинается самокопание. Все эти “почему?”, “за что?” и “как исправить?”. Не замечаю, как вырубаюсь, так и не решив, что надо сделать, чтобы наконец перестало так болеть.

Будит меня телефонный звонок.

— Алло? — с бодуна туго соображаю, но голос Бульдозера тут же приводит в чувство.

— Южный порт, через четыре часа.

— Принял, — похмелье как рукой снимает от новостей.

Сборы занимают от силы час, даже успеваю выпить кофе, прежде чем выехать из дома, направляясь в назначенное место. Приезжаю немногим раньше указанного времени, но застаю здесь почти всю команду. Даже Свисток среди них.

— Здорово, Мамба!

— Здорово! — пожимаю протянутую Максом руку. — И ты здесь?

— Да, это совместная операция.

— Ну, если привлекают лучших, то куда же без спецов.

— Да ты и сам не промах. Одеваться будешь? — Он кивает на небольшую пристройку возле контейнеров.

— Броник есть?

— И не только, — ухмыляется Свиридов. — Только шевелись, всё вот-вот должно начаться.

— Вспомню армию, — усмехаюсь я, чувствуя, как адреналин заставляет кровь быстрее бежать по венам. Так всегда происходит, словно резервная система организма мобилизуется и настраивается на знатную заварушку. Сегодня с ублюдком, который торгует наркотой и уничтожает детей, будет покончено. Однако для меня это ещё и личная вендетта. Я хочу разорвать его на кусочки за то, что он творил с моим лисенком. Что бы там между нами ни было, я продолжаю считать девушку своей. И пусть сейчас она далеко, зато по возвращении нам будет, о чем поговорить. И может быть, принеся голову этого извращенного ублюдка ей на порог, я заслужу прощение. И мы оставим всё, что было до этого момента, в прошлом.

— Ложись! — раздается крик, а после маленькая пристройка превращается в решето. И только реакция, привитая за время в армии и на войне, спасает мне жизнь.

Дальше начинается настоящее светопреставление. Крики, свист пуль и глухие удары, когда они попадают в стены или тела. Ползком добираюсь до двери, открываю её и тут же уворачиваюсь от пыли, поднятой очередным выстрелом в десяти сантиметрах от моей головы.

— Они прицельно стреляют! — слышу голос Макса.

— Прикрой меня, Свисток! — кричу со своего места и под автоматную очередь хватаю свою винтовку и бегом бросаюсь за контейнер. Дальше перебежкой ещё за один, пока не оказываюсь возле крана, который грузит эти самые контейнеры на корабли. Закинув оружие за спину, я, как обезьяна, поднимаюсь на башню крана. Устроившись там пластом, я настраиваю оптику и в этом положении оказываюсь выгоднее всех внизу. Обвожу через прицел местность и выхватываю одного из снайперов. Урод пристроился на крыше одного из контейнеров. Одно нажатие на курок — и минус один у противника. Обвожу местность и нахожу второго. Пуф. Глушитель делает своё дело, и второй снайпер повержен. Но огонь не прекращается. Вот только я вижу, как трое человек, прикрывая четвертого, бегут к припаркованной машине. Разворачиваюсь и, прицелившись, стреляю в эту группу. Один из телохранителей вздрагивает и падает, но проклятый политик всё же скрывается в салоне. Ещё один выстрел, но попадаю лишь в дверь машины, которая быстро срывается с места.

— Черт! — ругаюсь себе под нос.

— Он ушел, — слышу сообщение в гарнитуру.

“Бл***! Теперь козел заляжет на дно и ничем его не выкурить, да ещё и подстрахуется, спихнув на кого-нибудь свои дела. Может быть, даже на Косаря.”

Сказать, что мне жаль, значит, соврать, но если смотреть на бандита просто как на человека, то он даже вызывает уважение преданностью своим принципам.

— Спускайся, Мамба, — это уже голос Бульдозера. — Ты отлично отработал свою часть.

— Да, вот только ублюдок ушел.

— Ничего, теперь за этой лисой начнется погоня везде. Ему не скрыться нигде от нас.

— Не уверен я в этом, — ворчу себе под нос, отключив микрофон гарнитуры, и спускаюсь с крана, а после подхожу к мужикам, которые собрались в полукруг в ожидании скорой для двух раненых СОБРовцев.

— Я не попал в этого козла, — подхожу ближе к Свиридову. — Одного из его быков подстрелил, но и только.

— Мы поймаем его и мало ему не покажется, прежде чем он попадет в СИЗО.

— Надеюсь, я бы тоже не отказался от свидания с этим поганым ублюдком.

— Договорились, я наберу тебе.

— Ладно, не хочу светиться здесь, тем более сейчас, когда такая засада сорвалась.

— Спасибо тебе, Саня, — Свисток снимает маску и шлем и обнимает меня по-братски. — Если бы не ты, наших бы полегло намного больше.

— Это работа, твоя и моя.

— Не отказывайся от благодарностей, — хмыкает коллега. — Тем более, мало кто скажет такое, учитывая специфику твоих навыков и работы.

— Ладно, я поехал, надо свалить, пока меня не хватились.

— До связи, Мамба.

— До связи, Свисток.

— Эй! Попрошу! — но на его возмущение я лишь смеюсь, а после сваливаю с этого места и, садясь за руль, снимаю трубку, увидев звонок Косаря.

— Хэй, Мамба, где ты пропадаешь?

— Отсыпаюсь после пьянки вчерашней, — вру без запинки. Я вчера действительно пил и это видела эта шалава Таня.

— Ты нужен сейчас в клубе.

— Буду через час, может, чуть больше, как дороги.

— Поторопись, — и Косарев бросает трубку.

Ну вот и ответочка. Не успел пороховой дым осесть, как эта пас**да уже поднял всех на уши. Но я сказал, что приеду через час, поэтому и не спешу вообще, выезжая на трассу. По пути ещё заезжаю в супермаркет, прикидывая, что дома шаром покати, а больше позаботиться обо мне некому. Но колбаса может хотя бы набить живот. А упаковка пива не даст напиться в слюни. Да и матери надо будет завести еды, потому что деньги она все спустит на бухло своих еб*рей. Поэтому багажник полон продуктов, и только после я направляюсь в “Лофт”. На парковке уже стоит простреленная мной машина. Отчетливая дырка от пули красуется в её боку. Улыбаюсь, но лишь мысленно, спускаясь в клуб. Здесь уже ходит по всему главному залу политик, словно тигр в клетке.

“Ничего, ублюдок, скоро ты будешь в четырех квадратных метрах, с решетками на окнах” — обещаю ему про себя, пока подхожу к бару и прошу себе кофе у бармена.

— Ты через Китай ехал? — взрывается политик, но я лишь поднимаю бровь и перевожу взгляд на Косаря.

— Я говорил.

— А что случилось? — мне легко можно в кино идти играть.

— Что случилось?! Что случилось?! — он останавливается рядом со мной и бьет кулаком по барной стойке, так что моя чашка подпрыгивает и переворачивается. — Меня едва не пристрелили!

— Да вы что?! — делаю круглые глаза. Станиславский бы позавидовал. — И кто? Конкуренты?

— Не знаю! Но вы должны решить эту проблему, если хотите получать свои шуршащие банкноты.

— Хорошо, я узнаю, что смогу. Катенька, можно мне кофе всё же, голова трещит нереально после вчерашнего.

Делаю вид, что не замечаю брезгливого выражения на лице Ерошина. Но сейчас мне не это надо, главное, узнать, куда эта крыса спрячется.

— Уж постарайся, — он отходит.

— А вам бы на дно залечь, если заварушка серьёзная.

— Да не буду я прятаться. Пусть только попробуют ещё раз сунуться.

Поджимаю губы, прикидывая, как его выкурить из города и там устроить несчастный случай. Но вслух ничего не говорю, продолжая попивать кофе.

— Мамба, надо найти тех, кто напал на Андрея Алексеевича.

— Да я понял это уже, понял, можно мне кофе допить, прежде чем я начну соображать?

— Не дерзи, мальчишка, — Ерошин опять оказывается рядом.

— А то что?

— Тебе не понравятся последствия!

— Эй, эй! Успокойтесь, Саня устал, вы пережили такое сегодня, поэтому у всех нервы на пределе.

— Мне нужно понимать, куда вы ехали или шли, когда на вас напали, сколько было нападавших, говорили ли они что-либо?

— Я был на встрече, — начинает политик. — Они появились из ниоткуда, и сразу началась пальба. Даже машину мою прострелили.

— Ого, — удивленно поднимаю брови. — И кто был с вами на той встрече? Вы уверены, что это не он подставил?

— Я ни в чем и ни в ком не уверен, — он тяжело смотрит на меня. — Даже в вас с Косарем.

— Тогда зачем пришли сюда? — мой вопрос вполне резонен.

— Потому что вы повязаны со мной в этом бизнесе, и что потеряю я, то потеряете и вы.

— Ладно, поищем мы ваших недоброжелателей, а сейчас можно мне, наконец, ехать? У меня есть ещё дела помимо поиска злодеев.

— Вали отсюда, — отмахивается политик, но я пропускаю его ответ мимо ушей, кидаю на стойку пять сотен и встаю, направляясь на улицу.

Пусть посидит в клубе, подумает, что и как, а я пока расскажу своим, что он не собирается прятаться. Сажусь за руль и резко выезжаю с парковки, словно действительно опаздываю, и лишь оказавшись на трассе, набираю Бульдозера.

— Он не собирается прятаться, — докладываю, не упоминая имен. — И даже не знает, кто на него напал.

— Отлично, подержим его в напряжении, а после тепленького возьмем.

— Да, но надо будет подкинуть ему парочку зацепок.

— Это без проблем. Жду звонка.

— Ок.

Отключаюсь и направляюсь по проспекту в Измайлово. Заезжая во двор, я понимаю, что последний раз был здесь, когда Василису привозил в парк. И домой даже не заходил. Поднимаюсь на четвертый этаж и открываю дверь в квартиру, где я провел всё своё детство и юность, занося пакеты с продуктами, и не узнаю свою квартиру.

— Мама, я вернулся, ты дома? — но вместо матери навстречу мне выходит молодая мамочка, держащая на руках сопящего младенца.

Глава 23

Неделя в этом райском уголке пролетает, как одно мгновение. Никогда ещё до этого я не чувствовала себя такой свободной. Море, сплошной релакс, когда не надо вставать и бежать куда-то на работу, теплое южное солнце и жаркий секс с мужчиной. И пусть я продолжаю втайне скучать по совершенно другому идиоту, с Михаилом мне приятно. Сегодня последний вечер, который мы проводим в этом райском уголке. Сижу на пляже и смотрю, как солнечный диск медленно тонет в океане, окрашивая его в багряно-красный цвет.

“Цвет крови” — некстати посещает меня ужасная мысль.

— О чем задумалась? — Миша целует меня в макушку и опускается рядом на песок.

— О том, как здесь хорошо и как мне не хочется уезжать в холодную Москву.

— В этом и прелесть подобных вылазок, милая, чтобы сменить не только место, но и широту, и из зимы оказаться в лете.

— Мне было очень хорошо здесь, — поворачиваюсь к мужчине и прижимаюсь к его плечу головой. — Отдых действительно был полезен для души и тела.

— Твоё тело создано для этих мест, Ева, — он знает моё настоящее имя, потому как мы проходили контроль, но продолжает называть сценическим именем. И меня это вполне устраивает. Как и легкая дрожь тела, когда мужчина проводит ладонью по моей ноге и выше. Физиология не имеет ничего конкретного с чувствами, это я уяснила и теперь, как никогда, понимаю мужиков, которые позволяют себе трахаться, испытывая чувства к совсем другой.

— Пойдем в бунгало? — поднимаюсь с песка и тяну за собой мужчину. — Песок слишком плохо сказывается на качестве секса.

— Ах ты, маленькая развратница, — смеется Костин и поднимается следом за мной, а после подхватывает меня на руки и несет в дом.

Последняя ночь в этом месте наполнена нежностью и страстью, а уже утром мы вылетаем в российскую столицу.

Возвращение из лета в зиму происходит резко, как и понимание, что все, что было на острове, можно забыть, как яркий сон.

— Миша, скажи, должна ли я ещё что-то вам с Татьяной? — спрашиваю, когда самолет уже совершил посадку в Домодедово.

— О чем ты, милая?

— Не притворяйся, тебе это не идет. Я спрашиваю, должна ли я ещё спать за те деньги, что ты заплатил в тот раз?

— Чтобы ты знала, мне пришлось ещё доплатить, чтобы тебя забрать на Мальдивы. Так что нет, ты не должна ни клубу, ни мне.

— Отлично, это я и хотела услышать, — беру его руку в свои и слегка сжимаю. — Спасибо тебе за этот отдых.

— Тебе спасибо, милая, для меня этот отпуск тоже был волшебным.

Подаюсь вперед и целую его в губы, с горечью понимая, что без чувств куда проще и легче состоять в каких бы то ни было отношениях. И пусть у меня ни разу не поджимались пальцы на ногах от одной только улыбки Миши, пусть не кружилась голова от его поцелуев, но и не болит сейчас в груди от расставания.

— Я подвезу тебя, — он улыбается, проводя пальцем по моему подбородку. — И надеюсь увидеть тебя в клубе, где ты сама согласишься быть со мной, а не потому, что кому-то что-то должна.

— Может быть, — улыбаюсь и откидываюсь на спинку сиденья. — Я же кроме, как танцевать, ничего толком не умею.

— Теперь у тебя есть возможность учиться, ведь всё, что ты заработаешь, станет твоим.

— Ты прав, Миша.

Мы выходим из самолета, и прямо на посадочной полосе стоит автомобиль. Холод просто собачий, особенно в сравнении с райским местом в Тихом океане.

— Или если хочешь, я мог бы…

— Нет, извини, отпуск — это отпуск, а жизнь — это жизнь.

— Но имей в виду, что я дважды предлагать не буду.

— Договорились, — улыбаюсь и сажусь на заднее сиденье мерседеса.

— Так куда везти?

— Вешняковская, дом тридцать девять.

— Слышал? — спрашивает Михаил у водителя, и когда тот отвечает согласием, поворачивается ко мне. — Так я увижу тебя в клубе?

— Да, может, не сегодня, но с завтрашнего дня я вернусь на работу.

— Тогда я заеду завтра, — произносит Михаил уже возле моего дома.

— Как пожелаешь, — подставляю губы для поцелуя, а после выхожу из машины, забирая у водителя свою сумку.

— До завтра, милая, — произносит мужчина в открытое окно.

— До завтра, — посылаю ему воздушный и направляюсь к своей квартире.

Коридор. Лифт и снова небольшой холл. Поворот ключа — и резкое напряжение во всем теле. В ванной комнате горит свет. А на полу в прихожей — мужские кроссовки.

“Неужели меня всё же нашли прихвостни отчима? Или это грабители? Как жаль, что у меня нет с собой оружия, хотя бы той “пукалки”, что я нашла в доме Мамбы. Мамба. Александр Ворошилов. Саша.”

При одном лишь мысленном произношении его имени у меня в груди опять появляется эта боль. Мне снова хочется вернуться на острова, где получилось выкинуть из головы всю боль и любовь хотя бы на неделю. Прислоняюсь к стене и прикрываю глаза, решая, как лучше поступить: сбежать отсюда и из коридора вызвать полицию, или же неслышно пробраться в спальню, где за дверью припрятана двухкилограммовая гантель. И какой-то черт дергает меня выбрать второй вариант. Неслышно стаскиваю с ног угги и на цыпочках, спасибо нескрипучему полу, тихонько пробираюсь в спальню. Там, не включая свет, достаю гантель и, крепко ухватив, направляюсь к ванной комнате. Приоткрываю дверь, и тут мне на плечо опускается рука.

— Прив… — не слушая, с размаху бью незваного гостя по голове и только потом оборачиваюсь. Ворошилов медленно сползает по стене на пол, лишившись сознания.

— Бл**ь! — выпускаю из пальцев гантель и кидаюсь к единственному любимому и совершенно неожиданному гостю.

Успеваю в тот момент, чтобы перехватить ещё один его удар, на этот раз об тумбочку в прихожей. Сил дотащить мужика до кровати, пока тот в отключке, у меня точно не хватит. Поэтому кое-как оттаскиваю его в сторону, морщась при виде крови, которая медленно стекает из раны чуть выше виска. Опускаю сначала на пол, а после быстро возвращаюсь в ванную, открываю свой шкафчик с "зеленкой" и сдергиваю с трубы полотенце, которое оказывается ещё влажным.

— Идиот! — сокрушаюсь, подкладывая полотенце ему под затылок, а после откручиваю крышку на “зеленке” и, окунув в неё ватную палочку, прижимаю к кровоточащей ране. Видимо, ему щипет, потому что мужчина сперва морщится, стараясь увернуться от моих манипуляций, а когда это не удается, открывает глаза. Я смотрю на него, он на меня. Секунда, удар сердца — и мы набрасываемся друг на друга, сминая губы, почти раня до крови. Жадность и голод, настоятельная потребность тела ощутить то незабываемое чувство. И любовь, которая сметает все границы и барьеры, что я возводила вокруг себя. Вот он, раненый, словно с этим ударом выплеснулась на него вся моя боль. Мужчина зарывается пальцами мне в волосы и переворачивает на спину, нависая сверху. Но в этот момент его снова накрывает, и Саша теряет сознание.

— Н-да, Василиса, неплохо ты его приложила, раньше бы так отстаивала свою честь. Саша! Очнись, блин! — сумасшедшее желание отпускает, когда доходит, что я только что едва не совершила. Плоть слаба, а разум в загуле.

Скидываю его с себя и очередной удар о пол сопровождается стоном мужчины, а после он снова приходит в себя.

— Вася…

— Какого хрена ты делаешь в моей квартире? — вместо приветствия произношу я и сажусь на полу. Просто картина маслом: шлюха и покалеченный вояка на полу в съемной квартире в жопе мира под названием “Выхино”. Было бы очень весело, если бы не было так грустно. — Что молчишь?

— Я ждал тебя, — просто отвечает мужчина, но попытка сесть у него проваливается, и он хватается за голову. — Твою ж мать… где это я так?

— О гантель в моей руке стукнулся.

— Ты меня приложила? — удивление в его голосе помимо воли вызывает у меня улыбку.

— Разве я не предупреждала тебя ещё очень давно, что могу за себя постоять?

— Но я не думал, что ты пустишь в ход спортинвентарь.

— Думаю, от ножа или сковородки тебе бы больше досталось, — помогаю мужчине сесть и вижу, кровь снова пошла. Оборачиваюсь и понимаю, что флакончик с “зеленкой” мы опрокинули. — Сиди здесь.

— Да я как-то никуда и не собирался, — он пытается хохмить, но нездоровая бледность на его лице выдает истинное положение вещей.

Поднимаюсь и снова тащу из ванной на этот раз перекись и йод. Раскладываю весь медпункт на тумбочке, а после снова подношу ватную палочку к кровоточащей ране.

— Так что ты делаешь в моей квартире, Ворошилов?

— Я ждал тебя, — отвечает Саша, хоть и морщится от жжения при обработке, но не дергается. Мои пальцы соскальзывают с виска на его щеку, и я вижу как мужчина прикрывает глаза. — Таня говорила, что ты уехала на неделю, вот я и приехал вчера сюда.

— Зачем? — мне сложно быть так близко от него и сопротивляться своим чувствам. Отпуск помог рассортировать мою жизнь на то, что важно и что не очень важно. И этот мужчина с пробитой головой оказался в первой колонке.

— Потому что я люблю тебя, — он смотрит на меня, а после притягивает к себе, как мне кажется, но вместо этого мужчина хрипит: — Помоги добраться до унитаза!

И я как могу, помогаю ему, но мы успеваем добраться только до раковины, как мужчину вырывает.

— Я должна вызвать скорую, Саша, у тебя явное сотрясение, — хмурюсь, наблюдая, как мужчина опирается на дрожащие руки.

— И скажешь, что сама меня огрела?

— Нет, конечно, я скажу что нашла тебя таким в коридоре.

— А ты умеешь искусно врать, — он смывает за собой и вытирает рот, а после медленно поворачивается ко мне. — Может, и не только в этом?

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ты же любишь меня? Я чувствую это, — он прислоняется к раковине, явно с трудом держа равновесие. — Скажи хотя бы сейчас правду.

— Это не меняет того факта, что ты спал с этой дешевкой.

— Но ты ведь тоже спала с этим кошельком на ножках. Кстати, я рад, что он не оказался моральным уродом и отпустил тебя домой, а не продал где-нибудь в рабство.

— По себе судишь, Мамба?

— Не будь ты девушкой, — его взгляд резко из туманного становится таким яростным, что я делаю шаг назад. — Я бы врезал тебе за подобные предположения.

— Достаточно просто ответить “нет”.

— Василиса, — он прикрывает на мгновение глаза, а после его снова вырывает.

— Так, всё, я зову врача, — оставляю его в ванной и выхожу, чтобы набрать сто двенадцать. Говорю, как и ему сказала: вернулась домой и нашла мужчину без сознания.

Скорая приезжает через двадцать минут, к этому моменту мне удается уложить Ворошилова на кровать, приготовив на всякий случай пластиковый таз из ванной. Рекомендации стандартные: покой, при головной боли анальгин или что-то подобное, и если спать не сможет, то снотворное.

— Ворошилов, похоже, ты решил меня измором взять, сначала лихорадка у тебя дома, теперь это здесь.

— Заметь, Васька, в этот раз не я сам себе врезал, как ты тут врачам заливала. Так что компенсация должна быть в двойном размере.

— Не выйдет у тебя, — накрываю его одеялом, наблюдая, как Саша прикрывает глаза. — Но сейчас спи. А я здесь посижу, только сумку распакую и хотя бы умоюсь с дороги.

— Ты очень красивая и загорелая, Лисенок, — бормочет мужчина, проваливаясь в сон. — И я люблю тебя, несмотря ни на что.

— Ага, — отзываюсь и, уже выйдя из комнаты, добавляю. — С любовью ты трахал Анжелику, и кто знает, кого ещё за это время.

Через десять минут возвращаюсь в спальню и начинаю доставать вещи из сумки, как слышу кашель, а после мужчина просыпается и его снова вырывает.

— Может, снова вызвать врача? Не нравится мне это.

— Да всё будет нормально. Думаешь, это первый раз, когда я по башке получал?

— Так вот почему ты такой?

— Какой? — он приоткрывает один глаз, снова опускаясь на подушки.

— Дурак, — отзываюсь и возвращаюсь к вещам.

— Дурак, возможно, но дурак, который любит тебя.

— Ворошилов, прекрати повторять одно и то же, словно хочешь заучить скороговорку.

— Но это правда, — он снова засыпает, а я же мою тазик, а затем сажусь на кровать и просто рассматриваю мужчину, который мне дороже всего. И я сама чуть голову не пробила ему. Осторожно укладываюсь рядом с ним на подушку, опуская ладонь на грудь мужчины, чтобы в случае чего помочь.

Но ночь проходит относительно спокойно. Ворошилова больше не тошнило, и спал он достаточно крепко, или же я так крепко спала, что всё пропустила. Но когда открываю глаза, он смотрит на меня.

— Привет, — шепчет мужчина, продолжая рассматривать меня так внимательно, словно ищет какие-то индивидуальные запоминающиеся вещи.

— Привет, как ты себя чувствуешь?

— Башка трещит нереально, и я бы не отказался от анальгина, стакана воды и зубной щетки с пастой.

— Сейчас, — поднимаюсь с кровати, но Мамба ловит меня за руку.

— Я люблю тебя, — снова повторяет он на мой вопросительный взгляд. И, должна признаться, ещё с десяток повторений — и я сама уверюсь, что всё, что было в клубе, мне приснилось.

— Ага, — отзываюсь. Признаниям с моей стороны ещё не настал момент. Слишком много боли после моего признания было. — Я сейчас.

— И ты меня любишь, — проговаривает он мне в спину. — Я знаю это.

— Рада за тебя, — отзываюсь у дверей, а после покидаю спальню, прихватив с собой тазик, надобность в котором отпала. В кухне я наливаю стакан воды и, забрав таблетки, возвращаюсь в спальню. — Вот, выпей.

— Васька, — поднимаю глаза на него. — Я тебя люблю.

— Перестань, Ворошилов, терзать меня.

— Но это правда, и я не могу без тебя, именно поэтому я и здесь.

— Кстати, а как ты вошел?

— Я сделал дубликат ключа, когда забрал тебя отсюда в свой дом. На всякий случай.

— Отлично. Надо будет запомнить, что в первую очередь следует сменить замок после расставания с мужчиной.

— Я надеюсь, больше не будет расставаний.

— Для этого тебе надо изменить своё отношение ко мне, Ворошилов.

— А разве ты не видишь, что я уже его изменил?

— Не знаю, кроме повторения признания в любви больше в тебе незаметно перемен.

— Почему ты такая вредная, Василиса?

— Наверное, потому что ты причинил мне боль.

— И мне очень, просто безумно жаль, родная, и я хочу сделать всё, чтобы ты забыла о моих поступках и словах.

— И тебя не цепляет, что я неделю провела с другим мужчиной и спала с ним?

— Василиса, я хочу начать всё сначала, вот прямо с сегодняшнего дня. Давай оставим всё, что было, в прошлом. Ты делала больно мне, я — тебе, но я не хочу повторять.

— Я делала больно тебе? — недоверчиво приподнимаю брови.

— Вася… — он потихоньку поднимается на ноги и, пошатываясь, подходит ко мне. — Давай начнем всё с начала. Ты же уже никому ничего не должна, я почти освободился от своего треклятого задания, мы любим друг друга и учтем ошибки прошлого.

Я понимаю, что мне этого тоже безумно хочется, что я не хочу жить прошлым и постоянно испытывать боль. Но я не могу до конца верить ему, слишком часто он предавал меня и не только с женщиной, но и в своем отношении к моему заработку. Поэтому я ничего не отвечаю на это, лишь приобнимаю его за талию и провожаю в ванную комнату.

— Сам справишься?

— Да, дай мне пять минут, — вижу, что моё молчание задевает его, но пересилить себя не могу сейчас. Не так быстро и легко. — И ещё мне нужна твоя помощь.

— Подержать? — выгибаю одну бровь.

— В другой раз, — он включается в пикировку, но лишь на мгновение, а после его лицо становится серьезным. — Моя мать пропала, а в квартире её живет молодая семья, которые эту самую квартиру купили через агентство.

— И как я тебе могу помочь? — мы возвращаемся в спальню, где я укладываю мужчину обратно на кровать.

— Помоги мне найти её, поскольку я временно стал нетрудоспособным.

— Ладно, но только потому, что я чувствую ответственность за твою дурную голову.

— Спасибо, Лисенок.

— Не называй меня так.

— Не могу, ты мой маленький рыжий лисенок.

Поиски матери начинаются с того самого агентства, Саша звонит туда, но там отрицают какую бы то ни было причастность к купле-продаже квартиры в Измайлово.

— Так мы ничего не добьемся, — отключаю телефон и откидываюсь на спинку. — Честно говоря, я не знаю, чем тебе помочь, ведь у меня ни навыков, ни оборудования нет, чтобы хакнуть их БД.

— Что?

— Ну, узнать, кто покупал у твоей матери квартиру, и кто продал её той семье.

— Васька, — он притягивает меня к себе и целует в губы, так что на мгновение дыхание у меня останавливается. Но это лишь выраженная радость. — Притащи, пожалуйста, мой телефон, он на столе в кухне.

Кидаю на него возмущенный взгляд, но поднимаюсь и иду, но, стоит мне взять телефон в руки, как на быстрой панели сенсорного экрана высвечивается сообщение.

“Милый, куда ты пропал? Я не против повторить нашу волшебную ночь. Целую, Анжелика”

Глава 24

Ощущение, словно в дерьмо влезла. Беру его сотовый и, вернувшись в комнату, кидаю в него, попадая в грудь.

— Лживый ублюдок! Как я только могла повестись на твои уверения?! Как могла даже мысль допустить, что ты мне не врал?!

— Да что происходит?

— Тебе там сообщение прилетело! — брезгливо морщусь и забираю у него свой ноутбук.

— Что? Кто? — Ворошилов открывает послание. — Бл**ь! Вася, я ничего с ней не хочу иметь, а эта чокнутая взялась доставать меня сообщениями и звонками. И если второе легко прекратить, добавив номер в черный список, то с месседжами такое не прокатит. Я не лгу сейчас. Я здесь, я люблю тебя и хочу быть с тобой. Только с тобой, всегда. Если ты должна какие-то ещё деньги, мы заплатим, если хочешь танцевать — хорошо, но я прошу тебя, не позволяй всяким чокнутым вмешиваться в отношения.

— Раз она так пишет, значит, есть повод.

— Василиса…

— Когда?

— После нашего расставания, — он отводит взгляд, а мне хочется снова съездить ему по голове гантелью. — Я был пьян тогда, и мне, честно говоря, всё равно было…

— Не желаю слушать…

— Но ты сама спросила.

— Да, но не станем же мы делиться подробностями времяпровождения порознь?

— Прости, я не подумал.

— Это я могу понять. У тебя в голове блендер поработал вчера.

— Вась, я не вру тебе сейчас. Поверь мне, пожалуйста. Ты для меня всё, Лисёнок.

— П-ф-ф! — издаю неопределенный звук, но после киваю на телефон. — Ты будешь делать, что собирался? Или хочешь ответить “Анжелике”, а я просто мешаю своим присутствием?

— Вася! Прекрати!

— Что именно?

— Вести себя так! — он хмурится и набирает номер телефона по памяти. — Алло, Дон! Потрудись немного, бро. Да, мне нужно кое-что личное. Да без проблем. Сейчас, — и дальше Саша диктует название агентства, номер телефона, а после рассказывает про свою мать. — Спасибо, дружище, да, я на связи и жду.

— Я рада, что у тебя всё получилось, Ворошилов.

Я бы и хотела злиться, но, как ни странно, я верю ему. И не могу злиться просто потому, что мы действительно причинили друг другу боль. И теперь появился, пусть и мизерный, но шанс быть вместе. По крайней мере, рушить всё не буду на корню, и ему действительно надо найти маму.

— А я рад, что ты здесь и со мной…

— Я не с тобой, Саша, ты просто у меня дома, — перебиваю его, но Мамба даже ухом не ведет.

— А ещё что я люблю тебя, а ты меня.

— Я тебе этого не говорила.

— И не надо. Я и так знаю об этом. И вижу.

— Ну-ну.

— Спорим? — он прищуривает свои глаза, и я чувствую, как сердце набирает ход. — Подойди.

— Нет, — качаю головой.

— Трусишь?

— Вот ещё! — пересекаю спальню и становлюсь напротив кровати в её изножье. — Что тебе?

— Ближе, бандерлоги, — Ворошилов так идеально подделывает голос удава из мультика, что я улыбаюсь помимо воли и делаю шаг к нему. — Ближе.

И когда я оказываюсь на расстоянии вытянутой руки, он дергает на себя, опрокидывая рядом на кровать и нависает сверху.

— Мамба, у тебя же сотрясение.

— У меня сейчас повышенное давление совсем в другом месте.

— О-о, бедняжка, — но я не успеваю ничего сделать, да и Саша не успевает меня поцеловать, как его телефон издает раздражающую трель.

— Да. — Александр вмиг меняется в лице, слушая информацию от своего друга — не друга. — Вот паскуды! Ладно, Дон, дальше я сам, но ты не мог бы ещё пробить, где сейчас моя мать? Да, конечно, паспорт же у тебя есть? Супер, жду тогда.

— Что там? — я почти ничего не разобрала из разговора.

— Это треклятые черные риелторы, и мне даже жаль ту семью, которая влетела на деньги. Я думаю, с ними надо будет встретиться и взять свидетелями в суд.

— Да, таких уродов надо сажать. А что с мамой твоей?

— Дон, скоро наберет, как узнает, где она.

— Хорошо, — я не двигаюсь с места, и он тоже не совершает попыток приставать. Лежим и напару пялимся в потолок.

— Вась?

— Да?

— Если он сейчас найдет маму, ты же сможешь сесть за руль? Машина внизу, во дворе, но маму надо будет забрать и отвезти в дом в Мытищах. Или в клинику в Серпухове.

— Конечно, — я прекрасно понимаю, что он мог бы и сам сесть за руль, но с ЧМТ всё может быть довольно непредсказуемо. — Правда, я не водила машину с того момента, как получила права.

— У меня автомат, так что не парься, — и он снова берет звонящий телефон. — Нашел? Где? ЧТО? Вот же твари! Да, я сам, спасибо, Дон.

— Что?

— Они заперли её в приют для бомжей.

— Вот уроды! Поехали прямо сейчас, заберем её. Только ты оденься, — усмехаюсь, намекая на его голый торс.

— А что? Тебя это отвлекает?

— Нет, просто на улице мороз, а лечить тебя от ещё одной лихорадки нет никакого желания.

— Эх, а я думал, получится тебя отвлечь.

— У тебя это и так получается, — ворчу себе под нос, наблюдая, как Ворошилов натягивает через голову футболку.

Вскоре мы уже в “Тойоте”, и Мамба нервничает и прикрикивает, когда я едва не наезжаю на забор. Огрызаюсь, замечая, что предупредила его, предлагаю вызвать такси, но Саша отказывается. Кое-как освоившись за рулем, выруливаю на дорогу, пока Ворошилов вбивает в навигатор адрес, присланный Доном.

Маму Саши мы и правда находим в приюте, молчаливую и сжавшуюся в углу. Она не пьяная, как боялся всю дорогу Ворошилов. Наоборот, взгляд таких же, как у Мамбы, карих глаз ясный и сфокусированный. А ещё виноватый, как у собаки, которая натворила дел. Забираем её и отвозим в дом в Мытищах, там Саня отводит маму в душевую и оставляет её искупаться. А в это время мой телефон разрывается от звонка Тани. Разговор короткий и максимально информативный.

— Мне нужно на работу, Саш, — сообщаю, едва лишь мужчина спускается со второго этажа.

— Я хочу поехать с тобой.

— Но твоя мама…

— Этот дом она продать не сможет, — вроде бы шутит, но я вижу напряжение на лице Ворошилова и не знаю, почему. — Подожди меня, Вась.

— Ладно, — соглашаюсь, хоть и не понимаю, что происходит.

— Я люблю тебя, — он делает шаг ко мне навстречу и обнимает, прижимаясь губами к волосам.

— Саша, я не могу… — выдыхаю, понимая, что если скажу ему о любви, все снова может сломаться. И этот маленький мир может разбиться вдребезги.

— Я буду ждать сколько нужно, Лисенок, — он ещё раз целует меня и отпускает.

— Ты должен знать, что сегодня приедет в клуб Костин.

— Но ты же не пойдешь с ним… — и без того бледное лицо Ворошилова становится мертвецки бледным.

— Эй! Ты же не собираешься потерять сознание здесь? Я не буду тащить тебя до дивана.

— Я в порядке, — отмахивается Мамба. — Просто не знаю, как реагировать на твоё признание.

— Нормально реагировать, — хмурюсь. — Я предупредила тебя, но это не значит, что я пойду с ним в вип. А ты сразу думаешь обо мне худшее… Знаешь, Саша, наверное ты не готов ещё перевернуть страницу…

— Нет! — он снова притягивает меня в объятия. — Прости, просто я не могу спокойно воспринимать, что моя женщина ходит с кем-то в вип…

— Мой долг закрыт, и теперь я только танцую, ну, или на своё усмотрение встречаюсь. Больше никто не может меня заставить спать, с кем надо.

— А со мной ты хочешь спать?

— Нет.

— Нет?

— Нет, потому что ты ведешь себя как последняя задница.

— Васька…

— Чего?

— Я люблю тебя.

— Мне кажется, я слишком сильно приложила тебя по голове, и на этой фразе заело твой мозг.

— Может быть и так. Ну что? Поехали?

Приезд в клуб сопровождается небольшим переполохом, поскольку там уже присутствует серьезная охрана и даже Косарь.

— Что здесь творится? — спрашиваю у Тани.

— У нас тут почти оперативный штаб Ерошина.

— Андрей здесь?

— Да, уже несколько дней, но его быки прячутся, когда гости начинают прибывать. И скоро тут почти никого не останется, кроме его самого и личного охранника.

— Я не хочу сегодня выступать.

— Да брось, Ева, теперь ты сама себе хозяйка. Хочешь с ним, хочешь с Костиным, а хочешь — вот с этим, — Таня кидает презрительный взгляд на Мамбу, тот отвечает ей таким же. Что-то между этими двумя произошло всё-таки? — Ну что, иди переодевайся и готовься, сегодня ты танцуешь для себя.

— И для меня, — добавляет мне на ухо Ворошилов, но тут же отходит к Косарю.

Я же направляюсь в гримерку, прикидывая, что именно можно сегодня исполнить и как избежать посещения випа с политиком. Ведь такие люди никогда не воспринимают отказ. Но не придумываю ничего лучше, чем сбежать из клуба сразу же после приглашения политика, сославшись на подготовку к интиму.

— Встречаем нашу очаровательную Шанталь! — слышу голос диджея, а значит, у меня есть минут пятнадцать на подготовку. Моральную, в первую очередь. — А теперь господа, мы ожидаем бурных аплодисментов, ведь на нашей сцене вновь королева “Лофта”, богиня эротического танца, самая первая женщина, познавшая соблазн, — закатываю глаза от этих дифирамбов. — Встречайте, Ева!

У меня сегодня целый номер “Женщины-кошки” и все нужные атрибуты на мне, от маски с ушками до когтей и хвоста. И кожаный боди. Выражение ошарашенного лица Мамбы вызывает у меня улыбку. Такого при нем я ещё не делала. Во-первых, купила наряд этот относительно недавно и, во-вторых, хотела его как раз испробовать на четырнадцатое февраля, когда всё у нас испортилось. С тех пор этот наряд ждал своего часа. Красная помада привлекает внимание к улыбке, а при виде хвоста мужики в зале начинают закидывать сцену деньгами. Обхожу её по кругу, раскручивая хвост, чуть сбиваюсь с шага, заметив улыбающегося Ерошина, но тут же возвращаю взгляд к Мамбе. Что же, сегодня, или никогда больше я не смогу признаться. Продолжая растягивать губы в улыбке, спускаюсь со сцены и прохожу между рядами мужиков, пока не останавливаюсь перед Ворошиловым. Он не сводит с меня глаз, а я же делаю ещё один шаг к нему и, обхватив голову мужчины руками, крепко целую в губы, вызывая общий стон разочарования. Но едва Саша пытается поймать меня, как выскальзываю и, погрозив пальцем, отхожу обратно к сцене, чтобы скрыться там. Следующий номер — через десять минут, и он будет романтичным, с кроватью прямо на сцене.

— О, Ева, это был фурор, — официантка Настя. — Тебе помочь снять этот наряд? Кстати, не одолжишь, чтобы я своему молодому человеку сделала такой же сюрприз, как ты сегодня своему?

— Возможно, — улыбаюсь и стаскиваю с плеч латекс, а после и с задницы, хотя это оказывается труднее. В танце кожа под клеенкой вспотела и теперь всё там словно в вакууме прилипло. — И, наверное, мне без помощи твоей не обойтись.

— Пять секунд, — и девушка действительно помогает мне. На сцене сейчас парад, но я могу пропустить его. Избавившись от “женщины-кошки”, надеваю белоснежный корсет, такие же полупрозрачные трусики и просвечивающийся и мерцающий в свете прожекторов пеньюар.

— Скажешь, когда мой выход, а то мало ли что здесь переменилось.

— Без проблем, — наверное, это единственная девушка, которая никогда не вела себя как сука в этом серпентарии. — А что мне сказать красавчику, с которым ты целовалась?

— Что я следующий танец дарю ему, — отзываюсь, глядя на неё в зеркале.

— Будет сделано, — хихикает Настя и выходит из гримерки.

— Две минуты, Ева, — Татьяна заглядывает в гримерку. — И что мне ответить Ерошину, если он спросит про тебя?

— Скажи, что я сегодня не хожу в випы.

— Даже со своим воякой?

— Даже с ним.

— Ну, как скажешь, хотя Андрей всегда платит неплохие деньги.

Перестаю красить губы и разворачиваюсь к администраторше.

— Так иди сама трахнись с ним, Танюша, — мило улыбаюсь и, поднявшись со стула, прохожу мимо ошарашенной управляющей. — Может быть, тебе и понравится разрыв вагины бутылкой из под шампанского.

— Ты…

— Мне пора на сцену, дорогая, увидимся после.

Медленная музыка — и я на кровати изображаю сгорающую от желания спящую девушку, которая страдает лунатизмом, крутясь на пилоне и катаясь по сцене.

Однако я успеваю только начать номер, как, перекрикивая музыку в зале, раздается “Всем лежать!”. А после замкнутое пространство наполняется запахом порохового дыма, потому как из другого конца от сцены Ерошин и его охранник начинают отстреливаться, продвигаясь ко мне.

— Вася! — я слышу Сашкин голос, но жидкий дым из машины, плюс пороховой, погружают зал в туман. — Вася!

— Не рыпайся, дорогуша, — меня резко дергают за волосы, стаскивая с кровати на сцене. — Или я пристрелю твоего любовничка.

— Отпусти её, ублюдок, тебе не выйти отсюда живым, — Саша забирается на сцену, и я вижу в его руке пистолет, направленный на политика.

— Кто ты такой? Забыл, на кого работаешь?

— Я работаю на ФСБ, урод. И я жалею, что не пристрелил тебя там, в порту.

— Ах, так это ты сливал всё мусорам? А я догадывался, но не мог понять, кто крысятничает: ты или Косарь.

— Саша… — я держусь за волосы, потому что ощущение такое, словно Ерошин готов мне скальп содрать.

— Не дергайся, я сказал! — Андрей дергает с такой силой, что у меня слезы наворачиваются на глаза от боли.

— Больше ты не причинишь никому боли, урод.

Выстрелы звучат одновременно со всех сторон, так что я еле различаю, что творится в клубе, а ещё всё это дополняется истеричными воплями кого-то из танцовщиц. Ерошин дергается рядом и выпускает мои волосы, а я тут же кидаюсь к любимому. Дальше всё происходит, как в самом ужасном кошмаре или крутом боевике.

— Значит, мы все здесь сдохнем, — хрипит Андрей и прицеливается. Ворошилов обнимает меня и резко разворачивает, поворачиваясь спиной к политику, и тут же вздрагивает. Я даже не сразу понимаю, что происходит, пока Саша не начинает оседать, повиснув на моих плечах. Два выстрела в спину, когда любимый закрывает меня собой, и ещё один, словно контрольный, но раненый урод мажет, не попав в Мамбу.

— Саша, Саша… — прижимаю мужчину к себе, не обращая внимания на продолжающий твориться здесь хаос. — Саша… — укладываю его на подушку, что стащила с кровати.

— Я люблю тебя, — хрипло проговаривает любимый и начинает кашлять кровью.

— Саша, — вытираю пеньюаром кровь с губ мужчины. — Я люблю тебя, — слезы начинают течь из глаз. — Не оставляй меня, пожалуйста, любимый. Не оставляй, — наклоняюсь и прижимаюсь к губам его в поцелуе, словно вдыхая в него кислород. — Люблю тебя…

— Я знал… — и он закрывает глаза. А у меня из горла вырывается крик боли и отчаяния, такой, что привлекает внимание всех “маски-шоу”, которые устроили тут конец света.

Глава 25

“Она любит меня, она сказала, что любит меня!” — эта мысль, как заезженная пластинка, крутится в моей голове, и только она и не дает мне надолго провалиться в черноту. Я временами слышу голоса, слышу женский плач, но не могу различить ничего внятного. Боль порой вырывается, но за военные годы я уже свыкся с этим ощущением, и мы с болью неразлучны, словно старые друзья.

Когда впервые прихожу в себя, то ожидаю увидеть рядом Ваську, но вместо неё вижу мать. Так странно и непривычно наблюдать за Ириной Олеговной без паров алкоголя, которые туманят её разум. Мама спит в кресле, положив руки и голову на небольшой столик. Я рад видеть её опрятной и чистой, рад, что она рядом, но куда сильнее меня волнует, где Василиса.

Последнее, что я помню, это как паскуда Ерошин целится в неё, как закрываю любимую собой и слышу её признание и мольбы не оставлять.

“Конечно, я не оставлю, разве может быть иначе? Но где же она сама, неужели, передав меня матери, слилась за ненадобностью?”

Но ведь признание мне не приснилось, она несколько раз сказала, что любит меня, поэтому приподнимаюсь, что заставляет монитор истерично запищать. И это будит мою мать.

— Сашенька, милый, наконец-то ты пришел в себя! — мама оказывается рядом, сжимая мои пальцы. — Я так переживала, что ты так и не проснешься.

— Мама, ты здесь…

— Конечно, я здесь, сына, конечно, здесь, мне как позвонили, так я сразу приехала.

— Кто позвонил?

“Может быть, Василиса?”

— Какой-то Михаил Сергеевич, — она поправляет одеяло у меня в ногах. — Позвонил и сказал, что тебя ранили и ты сейчас в больнице.

— И всё? А где Василиса? — мама отводит взгляд, и я нервничаю ещё больше, повышая голос: — Мама, где Вася?

— Она в реанимации, — мать так и не смотрит на меня.

— Что?! — кажется, сейчас у меня сердце остановится. Одно дело я, пулевым ранением меньше, больше — не так уж и важно, но Васька не должна была пострадать.

— Да, сказали, что она не сразу среагировала на ранение в живот, и начался перитонит.

— Бл**ь! Если этот ублюдок жив, я сам лично его убью!

— О ком ты, сына?

— О том уроде, который ранил нас. Мама, я хочу поговорить с доктором, ты можешь позвать его?

— Да, конечно, — и мать оставляет меня, отправляясь на поиски врача.

А я же строю предположения, где Лисёнок и что с ней. И до такой степени себя накручиваю, что с приходом доктора вместо вопросов получаю укол снотворного от медсестры, чтобы успокоиться.

Проходит ещё, хрен знает, сколько времени, прежде чем я всё же встречаюсь с врачом.

— Ваше состояние стабильно, одна пуля была в мягких тканях, другая застряла в ребре.

— А третья? — я точно помню, что выстрелов было три.

— А третьего ранения нет.

— А что с Василисой Романовой?

— Она сейчас в реанимации, большая кровопотеря плюс перитонит.

— Ранение?

— Да.

— Доктор, когда я могу её увидеть?

— Когда её переведут в обычную палату.

— И когда это случится?

— Не могу вам дать точный ответ. Всё зависит от её состояния и физического, и морального.

— Разрешите мне её увидеть.

— Кем Романова Василиса вам приходится?

— Она моя невеста.

— Хорошо, но лишь на пару минут и если вы наденете средства защиты.

Мне помогают сесть в кресло, наряжая в больничную шапку, маску и перчатки. А так на мне лишь бинты и хлопковые штаны, которые едва не просвечиваются. На другой этаж на лифте, потом по коридору меня везет медсестра, и останавливается уже возле двойных дверей. Но я даже не успеваю спросить, в чем дело, как меня передают с рук на руки другой сестричке.

— Ваша невеста ещё не приходила в сознание. Но состояние и не ухудшилось, а это оставляет надежду на поправку.

Меня подкатывают к больничной койке, на которой лежит моя рыжая птичка. Трубки торчат из её рта, из рук, и даже где-то под прикрывающей живот простыней. И без того светлая кожа лица сейчас выглядит синюшно-бледной.

— Малыш, — сжимаю пальцы той руки, где нет катетера, — как мне жаль, что я не смог уберечь тебя от всех пуль. — рука холодная у неё, но хотя бы не ледяная. — И ты просила не оставлять тебя, а сейчас я прошу. Приходи в себя, Лисёнок, у нас с тобой ещё столько дел.

Может быть, это просто нервный тик, но мне кажется, её пальцы шевельнулись. Поднимаю глаза, всматриваясь в лицо, и вижу, как дрогнув, поднимаются её веки.

— Любимая, — только неимоверное количество трубок мешает мне стиснуть её в объятиях. — Ты очнулась, милая, — я бы и рад подняться, но швы на спине могут разойтись.

— Ещё рано экстубировать её, пока мы не уверены, что в норме показатели после воспаления.

— Главное, что она пришла в сознание, — отзываюсь я доктору, а после вновь поворачиваюсь к Ваське. — Я буду рядом, родная, этажом ниже, а может, скоро и рядом совсем. Главное, поправляйся, любимая, ты нужна мне, — наклоняю голову и прижимаюсь губами к холодным пальцам девушки. Она же сжимает пальцами мои, словно не желая отпускать.

— Всё, ей надо отдыхать.

— Я вернусь завтра, малыш, — отпускаю её руку и вижу страх в голубых глазах. Но слишком быстро её снова погружают в сон.

По возвращении в палату рассказываю матери, что Василиса пришла в себя, но ещё остается в реанимации. Тут уже и мои процедуры, и перевязки подходят, и на какое-то время я выпадаю из реальности. Видимо, даже такие элементарные действия, как подъем и спуск на инвалидной коляске, в моём состоянии оказываются слишком утомительными. После перевязки я отрубаюсь.


В больнице я провожу неделю, прежде чем меня выпроваживают домой, а вот Василиса задерживается, и через две недели моего Лисёнка только переводят в обычную палату. После событий в “Лофте” поднимается целая волна арестов коррумпированных чиновников, кто так или иначе был связан с Андреем Ерошиным. Исаковский лишь один раз набирает мне, чтобы сообщить, что эта гнида жив и сядет надолго не только за торговлю, но и за покушение на жизнь.

— Ты сегодня поедешь в больницу? — спрашивает меня мама, готовя что-то на кухне. Это настолько дикое зрелище, что я даже на мгновение забываю ответить на вопрос, пытаясь вспомнить, когда она готовила мне в последний раз. И не могу. Даже до ухода в армию, сопливым юнцом я сам себе готовил чаще всего. Она хоть и не пила тогда, но всё же отстранилась от домашних дел.

— Саша?

— А? Да, я еду сейчас в клинику, навещу Василису, а потом в контору.

— А что же будет дальше, сынок?

— Дальше я займусь квартирой, которую ты сдуру отдала этим риелторам.

— Саша, я же уже объясняла, что ни при чем…

— Да-да, ты божий агнец, которого обманули и надурили. А не скажешь, почему ты не позвонила мне сама?

— Мне было стыдно, — мать отворачивается, и я вижу, как судорожно она делает вдох.

— Прости, сейчас это уже неважно, надо думать, как вернуть квартиру. Ладно, я поехал.

— Передавай привет Василисе.

— Ага, — запихиваю в рот булочку и выхожу из дома.

Снег уже растаял, и в хорошую погоду здесь можно вполне приемлемо проехать, не качаясь на колее. Что для меня хорошо, потому как раны не до конца затянулись.

— Где моя рыжая птичка? — захожу в палату и опускаю на стол возле стены новый букет. Нет, не розы, это слишком банально. Я приношу Василисе какие угодно цветы, кроме роз.

— Изнемогает от желания самостоятельно уже сходить в туалет, — ворчливо отзывается Васька с кровати.

— Тогда я не смогу носить тебя на руках, — подхожу ближе и накрываю её губы своими. — Я успел соскучиться, Лисёнок.

— И я скучала по твоим губам и рукам и ещё хочу домой.

— Милая, как только врач разрешит, я заберу тебя, но не в твою квартиру…

— Почему это?

— Потому что ты моя, — поправляю волосы девушки, убирая кудрявую прядь за ухо ей. — И ты призналась, что любишь меня.

— Не помню я такого, — но яркий румянец на щеках выдает её с головой.

— Правда что ли? Может быть, это была какая-то другая танцовщица “Лофта”?

— Ты… невозможная задница, Ворошилов!

— Что?

— Зачем издеваешься над больным человеком? — дует губы рыжая.

— Я люблю тебя, — уже без смеха и даже улыбки произношу и вновь целую любимую. — А ты меня, я помню и знаю это. Но, может быть, ты повторишь?

— Вот ещё!

— Ну, что тебе стоит? — бодаю её носом в щеку. — Повтори или надо, чтобы меня снова подстрелили, чтобы ты смогла себя пересилить… — не успеваю я договорить, как слышу сопение девушки, а отстранившись, вижу в её глазах слезы. — Вась?

— Никогда больше не смей так со мной поступать!

— Но я же не специально, к тому же до конца мне не удалось защитить тебя.

— Я люблю тебя, — она прижимает ладонь к моей щеке.

— Ну вот, не смертельно ведь, — улыбаюсь, но целую свою девочку снова.

— Вижу, ваше присутствие действует хорошо на нашу пациентку, — насмешливый голос доктора от дверей заставляет меня отстраниться.

— Как дела, доктор? — улыбается Василиса, а мне же приходится сжать зубы, особенно когда врач откидывает покрывало, рассматривая затягивающийся шрам.

Абсолютно голая Васька ниже пояса порождает во мне желание оттащить врача, особенно когда он начинает трогать её живот. Но не двигаюсь с места и не произношу ни слова, понимая, что мое поведение кроманьонца неуместно в данном конкретном случае. Поэтому терпеливо жду, — уж что-что, а терпение у меня гигантское, иначе не смог бы работать снайпером, — когда закончится осмотр, чтобы услышать вполне радостную новость, что больную можно забирать на амбулаторное лечение домой.

И я верен своему слову: отвожу Василису в свой дом. Да и она сильно не возмущается, по крайней мере, пока речь не заходит о комнате для сна. Романова требует себе отдельную комнату и кровать, но присутствие матери в доме лишает её этой привилегии.

— Ничего не поделаешь, милая, на диване в гостинной никто спать не будет, а кровать в гостевой комнате занята мамой, ты же не выгонишь её на диван? Или меня с двумя пулевыми ранениями? Да и тебе не дело спать на нем, к тому же кровать у меня большая и мягкая…

— Да помню я это и без напоминаний. Ты хитрый манипулятор, Ворошилов.

— Ну почему же? Здесь за тобой будет круглосуточный уход сразу двух человек, где ты ещё найдешь сиделок, да ещё и бесплатных?

— А бесплатных ли?

— Ну, может быть, поцелуи в качестве оплаты услуг меня и устроят, — ухмыляюсь. — А мама бонусом будет.

— Вот я так и знала, — она хмурится, но стоит мне подойти ближе и обхватить её лицо, как девушка улыбается. — Хочешь получить первую плату?

— Именно так, — проговариваю тихо и накрываю её губы своими.


С помощью “Бульдозера” удается выйти на эту группу риэлтеров, и, оказывается, на их счету не только захолустье в Измайлово, но и достаточно крутые квартиры прямо в центре Москвы. И не все собственники были пьяницами, были и просто ветераны, у которых не осталось родственников. И так как такое не провернуть в одиночку, у них имелись связи в администрации мэра. Но даже это их не спасло. Жаль только тех, кто купил у них жильё “по выгодной цене”. И покупатели, которые купили нашу квартиру, тоже влетели на деньги. Правда ведь говорят: “не гонялся бы ты, поп, за дешевизной”. Всё оказывается не таким уж и радужным в итоге. Но квартира возвращена, мама переезжает обратно к себе, но ненадолго. Спустя два месяца я всё же отправляю её в клинику, не столько чтобы избавиться от зависимости, сколько чтобы не сорваться вновь. Ведь тут надо мозги поправлять в первую очередь, а там психологи заточены на это как раз. Пара недель терапии, плюс отдых на свежем воздухе. Ну и мне спокойнее, что она не одна в квартире или снова дружбу водит с алконавтами.

Что же касается нас с Василисой, то, как и в любой не слишком адекватной паре, у нас случаются свои загоны. Как, например, сегодня, когда она собирается в клуб. И пусть это не “Лофт”, но танцевать голой на шесте — это для меня как серпом по яйцам. Тем более, когда уже всё на самом деле по-настоящему. Никто никому ничего уже не должен. У меня покончено с работой под прикрытием, у Васьки нет долгов, да и работы в Лофте, потому как после погрома, который устроили люди Исаковского и Ерошина, там надо делать капитальный ремонт.

— Неужели нельзя пойти официанткой? Барменом? Да хоть кем!

— Саша, прекрати, мы уже сто раз это обсуждали. Это просто работа, за танец я получаю деньги, но в этом месте никто не заставляет спать с клиентами.

— Всё равно ты будешь раздеваться перед ними, — ворчу, хоть и понимаю, что уперся, как баран, не имея на то веских оснований.

— А ты каждый день ходишь со своими военными девчонками в душевую после тренировок и ничего?

— Да это всего раз было! И то потому, что у нас сломался душ.

— Ну да, конечно, — хмыкает рыжая бестия, и я поджимаю губы. Рассказал по своей дурости о единственном случае, так теперь каждый спор мы возвращаемся к этому инциденту.

— Василиса, ты же понимаешь, что это не одно и то же?

— Почему? — она подходит ближе и обнимает меня за плечи, заглядывая в глаза. — Ты же раздетый был, и они были раздетые. А в моем случае раздеваюсь лишь я, да ещё и получаю за это деньги.

— Васька, ты меня с ума сведешь! — обхватываю её за талию, теснее прижимая к себе. — Не могу представлять, что они все дрочат на тебя.

— А ты не думай об этом. Думай о том, что танцую я только для тебя, как думаю я сама, каждый раз выходя на сцену.

— Может, мне заказать приват? — делаю вид, что раздумываю.

— Можешь, конечно, в “Визави” неплохие кабинки и диваны там мягкие… — во все глаза смотрю на девушку, ошарашенный новостью.

— А ты откуда знаешь? Бывала там?

— Конечно, — с серьёзным видом кивает она, а я же чувствую, что сейчас пар повалит из ушей. — Каждое собрание мы собираемся в приватных кабинках. А ты про что подумал? — уже в открытую смеется она.

— Что хочу придушить тебя, как Дездемону.

— Обожаю, когда ты ревнуешь, — она подается вперед, накрывая мои губы своими, отпускаю вожжи мгновенно, подхватив девушку и прижимая её к стене, перехватывая инициативу и углубляя поцелуй. — Саша, — шепчет рыжая, откидывая голову назад и открывая мне свою длинную тонкую шею, — я опоздаю на работу.

— Ну и пусть, — приподнимаю её выше, прижимаясь губами к груди, покусывая нежную кожу. — Не отпущу тебя, пока не получу своё и не оставлю метку.

— Любимый, но правда опоздаю.

— Тогда меньше разговоров, — разворачиваюсь и кидаю Ваську на кровать, стаскивая с неё стринги и лифчик. — Моя женщина пойдет с моим запахом на теле, — опускаюсь между её раздвинутых ног и обхватываю губами клитор, так что девушка выгибается, ухватившись за покрывало и громко стонет, пока я ласкаю. Ловлю момент приближения оргазма Василисы и сменяю губы и язык на свою плоть. Расширившиеся голубые глаза заставляют меня улыбнуться.

— Именно так и никак иначе, мой маленький рыжий лисенок. Ты попалась, и больше я тебя никуда не отпущу, — начинаю двигаться сначала медленно, но чувствуя, что девушка близка к разрядке, ускоряю движения, вдалбливаясь по самые яйца. Девушка подо мной хрипло стонет, выгибаясь всем телом навстречу, пока не напрягается, чтобы испустить хриплый стон и забиться в конвульсиях.

Сжимаю в руках, следуя за ней, чувствуя, как наполняю её изнутри, и безумно радуясь тому, что могу это делать всегда.

“Моя. Моя. Моя.” — бьется слово в голове синхронно с конвульсиями. Знаю, что нельзя оставлять на теле меток, но не могу отказать себе в маленькой шалости прикусить её за шею, хотя хотел бы покрыть засосами всё тело девушки.

— Ну всё, — усмехается Василиса. — Теперь я точно опоздала.

— Ну и пусть, — снова целую любимую. — Давай совсем останешься дома?

— Так ты это и задумывал, соблазняя меня?

— Я хочу, чтобы ты всегда была рядом, — притягиваю Василису в объятия. — И говоря всегда, я именно это и имею в виду.

— А можно поточнее, — рыжая лиса ещё и улыбается.

Выпускаю её из рук, вставая с кровати, и вижу, что теперь Лисенок не улыбается, а хмурится. Наступает мой черед для поддразниваний. Прошагав до своих шмоток, небрежно брошенных на стуле, запускаю руку в карман и нащупываю небольшое кольцо. Также с непроницаемым лицом возвращаюсь к любимой.

— Саша? Что происходит? — нервничает чертовка, но слишком долго томить её в неизвестности не могу.

— Закрой глаза, — прошу, проведя по её щеке пальцами. — Пожалуйста, — добавляю, когда Васька хмурится. И хоть и с колебанием, но Василиса закрывает глаза. А я же беру её правую руку и надеваю на безымянный палец кольцо с бриллиантом. Любимая не дожидается разрешения открыть глаза, а просто распахивает веки, с таким невероятным удивлением глядя на кольцо, потом на меня и снова на кольцо.

— Саша, это…

— Выходи за меня, родная, — целую её руку с кольцом. — Вася? — поднимаю на неё взгляд, не услышав ни звука в ответ, и осознаю, что любимая плачет. — Лисёнок? Что…

— Да! — она кидается мне на шею, покрывая поцелуями лицо. — Да! Я хочу быть с тобой!

— Малыш, — обнимаю её, ещё теснее прижимая к себе, и целую в ответ, сначала едва касаясь, но после с такой страстью, что дыхание заканчивается. — Я люблю тебя.

— Я люблю тебя, — синхронно отзывается девушка мне в ответ, и я понимаю, что мечты исполняются даже у таких, как я.

Эпилог

Вскрываю уже третью по счету упаковку теста на беременность, не в силах поверить, что всё же первый не соврал, и второй тоже. Но никаких сомнений не остается, когда третий даже показывает срок.

— Бл**ь! — беременность, которую совершенно мы не планировали. — Выбрасываю все тесты в мусорное ведро и поднимаюсь с бортика ванны.

Свадьба должна состояться через месяц, и этот ребенок сейчас совершенно ни к месту. Я вообще не уверена, что хочу детей. Не с той жизнью, что у меня была. Да и Саша с его кошмарами не самый образцовый отец. Но куда сильнее меня волнует, как сознаться в беременности человеку, которого люблю больше жизни. И пусть всё, что привело меня сюда, было не самым радостным, но именно боль и страдания, не только физические, но и моральные, помогли оценить мужчину, который остался рядом.

— Васька? — слышу я голос Ворошилова внизу.

— Я в ванной, — отзываюсь, захлопывая крышку ведра. И как раз вовремя, потому что любимый появляется в дверях, настороженно глядя на меня.

— Что случилось?

— Я беременна, — вываливаю на мужчину первое, что приходит на ум.

— Что? — хрипит мужчина, ухватившись за косяк двери.

— Ты прекрасно слышал, — хмурюсь и смотрю на него.

— Но как?

— Как у всех других, Саша! — психую и встаю с бортика. — Три недели.

— Ты уверена?

— Осталось только у врача подтвердить. И я это сделаю, прежде чем отправиться на аборт.

— Что? — мне даже становится смешно от его повторов.

— Саш, тебя контузило снова?

— Даже думать не смей про аборт, — он сдвигается с места и в два шага преодолевает расстояние.

— Я не готова…

— Никто не бывает готов, но у нас будет время, чтобы привыкнуть.

— Но…

— Т-с-с, — любимый прижимает палец к моим губам. — Я хочу от тебя детей. Столько, сколько будет.

— Но…

— Услышь меня. Я люблю тебя, я хочу быть с тобой, хочу детей, чтобы они радовали и огорчали нас, хочу внуков, которые будут приезжать в наш дом на выходные, и, может, даже правнуков, если Бог позволит увидеть их.

— Почему ты такой? — не замечаю, что глаза наполняются слезами, пока одна из них не стекает по щеке.

— Какой, — он ловит вторую каплю пальцем, а после наклоняется и целует мои глаза.

— Такой хороший, — всхлипываю и выдаю самый глубинный свой страх. — Я не заслуживаю тебя…

— Василиса, — он обхватывает моё лицо, заставляя посмотреть в его глаза. — Твоя жизнь была кошмаром наяву. Я даже не представляю, как ты сохранила рассудок после всего, что перенесла. Ты заслуживаешь не такого оболтуса как я, ты заслуживаешь всего самого лучшего. Но я слишком эгоистичен, чтобы уступить тебя кому-либо. Ты моя любимая женщина, а скоро станешь матерью моего ребенка. И, может быть, не одного.

— Я люблю тебя больше жизни, — ещё один всхлип — и я подаюсь к нему навстречу, прижимая свои губы к его. — И буду любить, пока буду дышать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Конец


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Эпилог
  • Teleserial Book