Читать онлайн Хранитель источника бесплатно



Хранитель источника

Зоя Лето


Глава 1

Утро понедельника началось с того, что после весёлых выходных, я решила не идти на пары и хорошенько за день отоспаться. Я не первый раз уже прогуливаю. Другого человека давно бы выперли из универа пинком под зад, но только не меня. Деньги отца всё решают.

Мой отец владелец крупной компании. У него деньги куры не клюют. У меня есть всё, о чём другие только мечтают, кроме любви и ласки. Банально, но я обделена самыми обычными человеческими чувствами, такими как забота и любовь. Отец живёт только своей работой, а когда он не работает, то либо играет в казино, либо проводит время в обществе женщины, каждый раз новой. Мать тоже особо не горевала из-за постоянных измен отца. Она быстро нашла утешение в руках нашего садовника и подала на развод, требуя от отца половины имущества. На что она рассчитывала? У отца лучшие адвокаты и связи буквально повсюду. Он дал ей пару миллионов и выставил мать и её любовника за порог. Так закончился их развод. Мать живёт в Италии, у неё сейчас двое детей. А я как говорится, осталась за бортом. Отец компенсировал отсутствие любви и заботы дорогими подарками, спа салонами и постоянными наличными. И вроде всё не плохо, наверное…

Звонок. Звонит мой мобильный.

-Ну, кого там принесло? – стону я, пытаясь разлепить тяжёлые, словно свинцом налитые веки. - Такой сон испорчен.

Мне снился чудесный сон. Я была принцессой в прекрасном летящем платье цвета свежей розы. У меня был свой замок, кучи слуг и поданных. В замке проходил бал, и я кружилась под музыку вместе с молодым аристократом. Он был хорош собою с безупречными манерами и самой восхитительной в мире улыбкой. После танца мы пошли с ним в милую укромную беседку, подальше от чужих глаз. Там он мне читал стихи и восхищался моей красотой. А когда он присев на одно колено, сделал мне предложение, меня разбудил, этот чёртов звонок!

Нащупав рукой, ненавистный мне в данный момент гаджет я поднесла его к уху, даже не посмотрев, кто звонит.

-Ало, - зевнула я в трубку.

-Привет киска, ты ещё в кроватке?

От этого голоса я тут же проснулась, и моя улыбка расползлась на пол лица. Мне звонит Дик Харрингтон. Самый клёвый парень у нас в универе. Я грезила о нём больше года, пока в один прекрасный день не опрокинула на него стакан с кофе. Благо он был уже остывший. Я думала, что мои мечты о нём после такой выходки так и останутся мечтами, но какого же было моё удивление, когда он рассмеялся и попросил мой номер телефона. Конечно, с этого момента прошло полторы недели, я уже и надеяться перестала. И о чудо звонок от Дика. А я зеваю ему в трубку…

-Привет Дик, - я сказала это самым приятным голосом из своего арсенала голосов.

-Эмм крошка напомни своё имя?

Любая девушка после такой фразы послала бы парня к чёртовой матери или ещё подальше, но не я. Это же не простой парень, а Дик Харрингтон. Моя мечта!

-Я Алексина.

-Ааа точно, прости крошка. Имя твоё больно…длинное. Отсыпаешься после вчерашней тусы?

Да уж туса вчера была что надо. Море алкоголя, громкая музыка и полная безнаказанность. В том, что родителям на тебя плевать есть свои плюсы, например, прийти под утро и вместо учёбы завалиться в кровать, никто и слова не скажет.

-Да, - я смеюсь. – Не было сил идти на пары.

-Я тоже хотел прогулять, но как назло моя мамка решила меня сегодня подвезти ни с того ни с сего, а стоило мне выйти из машины, так тут же нарвался на мистера Большое Ухо. Пришлось идти на пары.

Мистером Большое Ухо мы называли нашего препода по анатомии. Почему ухо? Потому что этот гад всегда всё слышал и был в курсе всех событий, а потом доносил ректору. Нам часто попадало из-за этого.

-Не повезло, - с грустью сказала я.

-Да ещё одну пару отсижу и свалю. Кстати, ты сегодня занята?

Моё сердце забилось чаще. Дик явно, не просто так спрашивал. Неужели позовёт на свидание?

-Я нет, абсолютно свободна, - я еле сдерживала радость.

-Давай встретимся в закусочной «У Джо» на шестой улице? Перекусим, а потом пойдём ко мне. Фильм посмотрим.

Фильм посмотрим, чайку попьём. Как часто мужчины и женщины завлекают такими фразами заинтересовавших их людей к себе домой. Только до чая или фильма дело редко доходит. Я уже была не маленькой девочкой и понимала, что под этим фильмом подразумевается.

-Ну, так что Алексина? Ты придёшь?

-Я да, да конечно.

-Ну, тогда до встречи. Я тебе после пары напишу. Целую киска.

Дик отключился, прежде чем я успела что-то ответить. Я лежала на кровати, наверное, минут двадцать прижимая смартфон к груди. А потом ко мне пришло осознание того, что мне осталось меньше часа, чтобы собраться.

Я тут же вскочила с кровати и начала суетиться. Дала указание домработнице погладить платье и сделать мне цитрусовый фреш. Потом наспех приняла душ и накрасилась. Волосы укладывать было уже некогда, поэтому я просто причесала их и сбрызнула лаком, для объёма. Я велела водителю, подогнать машину к входу допивая при этом свой фреш. Нацепив на себя все красивые, а главное дорогие украшения я влезла в туфли на длинной шпильке и, взглянув на себя в зеркало, схватила сумочку и поспешила на улицу.

До закусочной оставалось ехать не более пяти минут, когда мне вдруг позвонил отец. Это меня удивило. Мой отец редко мне звонит и всегда по делу.

-Привет пап, - сказала я, как обычно без особого энтузиазма.

-Привет милая, я всего на минутку.

Я даже не сомневалась. Он всегда звонит только на минутку. На большее у него, как обычно нет времени.

-Сегодня к нам придёт на ужин Лейла.

-Ну, пааап…

-Не папкай. Будь дома к семи часам и веди себя на этот раз повежливее. Иначе я сокращу твои карманные расходы.

Около месяца назад отец познакомился с женщиной по имени Лейла. Ну как с женщиной…. Она мне в старшие сёстры годится. У них разница с отцом почти в двадцать шесть лет. И теперь почти каждую неделю эта Лейла приходит к нам на ужин типа пообщаться со мной, наладить контакты. На самом деле они планируют её переезд к нам. Я успела подслушать их шушуканье, пока меня не спалила домработница. Если отцу сейчас на меня плевать то, что будет, когда эта Лейла переедет к нам?

-У меня на сегодня планы, - начала я.

-Так отложи их, - грубо перебил меня отец. - Разве я о многом тебя прошу?

-Ладно, - сдалась я, понимая, что с отцом спорить бесполезно. Всё равно будет так, как он захочет.

-Вот и славно. Не опаздывай.

-Пап подожди. – Ты не решил ещё насчёт моего выпускного? Может, всё-таки придёшь?

Я знала ответ, но всё равно надеялась услышать обратное. В трубке послышался недовольный вздох.

-Я уже говорил тебе, у меня не будет времени. Не заставляй меня постоянно повторяться.

И он повесил трубку. Я бросила телефон на сиденье и заплакала. Водитель поинтересовался всё ли со мной в порядке, и я молча кивнула. А потом стала поспешно приводить в порядок лицо. Дик скинул мне смс, что ждёт меня. Я велела водителю остановиться на другой стороне от закусочной, чтобы успеть слегка, освежить покрасневшие от слёз глаза.

Выйдя из машины, я почувствовала себя значительно лучше и не спеша пошла к пешеходному переходу. Но ещё издали я заметила на дороге, что - то белое, маленькое, живое. Приближаясь, я поняла, что этот белый комочек, маленький котёнок. Малыш бегал по дороге, едва не попадая под колёса машин. Не знаю, видели его водители или нет, но все они ехали мимо, не обращая внимания на крохотную жизнь, болтающуюся посреди дороги. Светофор, как назло показывал красный и на зелёный переключаться не спешил. Котёнок уже сидел не шевелясь, может, устал, а может, страх сковал его хрупкое тельце. Внезапно послышался громкий рёв турбины, и на бешеной скорости выскочила спортивная машина. Котёнок не двигался, а этот урод гнал так, что и слона на дороге не заметил бы. Я всегда была добра к животным, только к ним. Людей я презирала. Сказывалось воспитание и отсутствие любви родителей.

Чувство самосохранения покинуло меня. Я бросилась на дорогу, так быстро насколько позволяли неудобные туфли. Подбежав к котенку, я нагнулась и подняла его мягкое тельце. В этот миг я услышала противный звук тормозов и трения шин об асфальт, а потом почувствовала удар, который отнёс меня на несколько метров.

Последнее, что я помнила лежа на асфальте это дикую боль во всём теле. Крики повсюду. Людей суетившихся около меня и маленькое тельце, что я упорно прижимала к своей груди. Из последних сил я приподняла руку и встретилась взглядом с зелёными напуганными глазками. Он мяукал и боялся, но был невредим.

-Боже, он в порядке, я спасла его…»

Это были мои последние мысли. А потом темнота.

Глава 2

Я проснулась оттого, что солнечные лучи вовсю танцевали на моём лице вальс. С трудом открыв отяжелевшие веки, я чуть не вскрикнула от неожиданности. Я лежала на поляне в каком-то лесу. Приняв сидячую позу, я осмотрелась вокруг. В любой другой ситуации я была бы рада оказаться на такой поляне. Повсюду нетронутая девственная трава, в воздухе витает аромат свежести и запах цветов, отовсюду доносятся чириканье и пение птиц. Внезапно в голове всплыли последние фрагменты памяти и я, вскочив на ноги, стала себя оглядывать. Никаких синяков, ран или ушибов видно не было. Платье не порвано, туфли целые. Это был сон? Но что тогда я тут делаю? И вообще тут это где?

«Алексина не паникуй, просто позвони папе и вызови копов. Так, где мой телефон?»

Я осмотрела место, где лежала, но сумочки с мобильником нигде не было.

«А вот теперь можешь паниковать, ты чёрт его знает где, да ещё и без связи».

В голове пронеслись сотни мыслей и предположений. Я уже подумала и про похищение с целью наживы и про похищение с целью изнасилования, но ничего не сходилось. Моё тело было не тронуто, одежда в порядке, даже волосы в том же состоянии, как я их уложила дома. И все мои украшения на месте, хотя в данный момент я, не задумываясь, отдала бы их все, за один только телефонный звонок. Поняв, что нахожусь в безвыходной ситуации я начала кричать и звать на помощь. Но ответом мне было лишь чириканье птиц, которых походу забавляли мои истошные вопли, так как они начинали чирикать ещё громче и дружнее.

-Да заткнитесь все! - крикнула я птицам. - Чего вы разорались? Был бы ещё толк от вашего крика!

Я пожалела, что не являюсь какой-нибудь Белоснежкой из сказки, чтобы призвать всех живых тварей, обитающих в лесу, конечно кроме змей и хищников, себе на помощь.

Поняв, что от криков нет никакого толку, к тому же голос начал заметно садится, я решила двинуть в какую-нибудь сторону в надежде выйти поскорее из этого леса в цивилизацию. Это оказалось не просто. Шпильки от туфель проваливались в землю, из-за этого я несколько раз чуть не упала носом вниз. Я уже подумывала снять их, как вдруг из-за деревьев, позади меня, донёсся волчий вой. Походу мои крики были услышаны, но теми, кого мне сейчас хотелось бы видеть. Моё сердце ушло в пятки от страха, а под ложечкой засосало. Увидев кусты, я бросилась к ним, в надежде спрятаться. Потеряв по дороге свои туфли, я нырнула в кусты и замерла, стараясь не дышать. Лишь стук сердца сейчас мог выдать моё местоположение. Через несколько секунд на поляну вышли два волка. Один из них был особенно большим. Пока другой обнюхивал траву, этот осматривался. Внезапно он поднял голову и стал принюхиваться. А потом посмотрел в сторону моих сброшенных туфель и не спеша пошёл к ним. Я понимала, что найти ему меня это вопрос не скольких секунд, поэтому осторожно попятилась назад. Волк обнюхал мои туфли и посмотрел на меня так, словно не было кустов, за которыми я пряталась. Я резко сделала шаг назад и не найдя опоры полетела вниз с косогора. Упав на землю, я тут же почувствовала резкую боль в спине и голове. Мир потихоньку начал меркнуть, и перед тем как окончательно потерять сознание, я увидела наверху, где пряталась, огромную морду волка.

Что это? Вода? Нет, источник. Я стою в нём обнаженная, и вода доходит мне до пояса. Повсюду летают мотыльки и светлячки, а от источника исходит свечение, озаряя всё вокруг. Я слышу голос, но не понимаю слов. Как будто говорят на неизвестном мне диалекте. Я не спеша погружаюсь в воду с головой и …

-Эй, проснись?

Резко открыв глаза, я вижу над своим лицом лицо молодой девушки с веснушками и не обычными ушами.

-Ну, наконец-то! Долго же ты спала, - щебетала девушка вскакивая. – Не уходи никуда, я сейчас позову хранительницу.

И она выбежала из палатки. Стоп! Палатки? Я вскочила на ноги и начала нервно осматриваться вокруг.

Я находилась в имитированной палатке. На самом деле это был просто навес, державшийся на палках. На земле была лежанка из листьев и травы, на которой ещё минуту назад лежала я. В углу стояли какие-то ящики с горшками и кувшинами. Я посмотрела на свои руки, они были в ссадинах и царапинах, несколько ногтей было сломано. На мне было надето какое-то старое длинное платье. Кто-то меня переодел и снял с меня дорогие украшения.

«Ну, всё попала! Теперь меня точно похитили, ограбили и отправили в секту любителей природы и свежего воздуха!»

В палатку вбежала та рыжая девушка, а следом за ней опираясь на посох, зашла пожилая женщина. У обоих были странные уши, как у героев из сказок.

-Где мои вещи? – прошипела я, испепеляя их взглядом.

-Успокойся дитя, - начала женщина.

-Я спрашиваю, где мои вещи и украшения?– я встала, уперев руки в бока.

Рыжая девушка вышла вперёд.

-Не смей так разговаривать с хранительницей! – она злобно посмотрела на меня, слегка поправляя растрёпанные рыжие волосы. – А вообще твои побрякушки рядом с кроватью. Никто их не трогал.

-С кроватью? – с иронией повторила я за девушкой. – Ты имеешь ввиду это? – Я брезгливо кивнула в сторону лежанки.

Женщина положила ей руку на плечо, от чего рыжая смягчилась и отошла в сторону. А я нагнулась к не большому ящичку стоящему рядом с лежанкой. Внутри действительно были все мои украшения. Ушастая не обманула.

-Зачем меня переодели? И где моё платье? – я сжимала ящичек в руках, как какую-то святыню.

-А вот твоё платье пошло на тряпки, - с усмешкой сказала Рыжая.

-Что ты сказала? – я почувствовала нарастающую злость и гнев. Не будь в этом ящичке моих украшений, я швырнула бы ей его в голову.

-А что? Чинить там было нечего. Оно не пережило твоего падения.

-Лайя, - мягко сказала женщина. – Не дави на неё. Ей и так досталось.

Я смотрела на обстановку вокруг меня, на этих двух в непонятных нарядах со странными ушами и не могла понять что происходит.

-Вы косплееры? – вырвалось у меня. - Я что попала на сходку анимешников и игроманов? Если так, то я даю вам по десять баллов за костюмы. Особенно за уши, уж больно убедительными они выглядят. А вообще можно мне позвонить?

Пожилая молчала, а Рыжая смотрела на меня, как на дурочку.

-Я говорю, телефон можете дать? Мне надо позвонить.

-Что она несёт хранительница? Митра все такие странные? – спросила Рыжая у пожилой женщины.

Женщина с лаской посмотрела на рыжую посильнее облокотившись на свой посох.

-Она не обычная митра, Лайя. - Совершенная, не отсюда.

-Как Капеллан? – с удивлением спросила Рыжая.

Женщина коротко кивнула, а Рыжая посмотрела на меня с восхищением. Я же для себя сделала выводы, что надо поскорее валить. Либо они чокнутые, либо укуренные. Проверять мне не хотелось.

-Ладно, сдаюсь, - сказала я с глупой улыбкой. – Просто скажите, в какой стороне шоссе и я, пожалуй, пойду.

-Как тебя зовут дитя? – спросила пожилая женщина.

-Не много поздновато для знакомства. Алексина.

-Красивое имя. Меня зовут Амина и я хранительница этого клана. Ты можешь звать меня по имени. Это Лайя, - она махнула в сторону Рыжей. – Между прочим именно ей и Рэндвелу ты должна быть благодарна за своё спасение.

-Ага, - согласилась Рыжая с грустью. – В кое то веки сумела вытащить Рэндвела на прогулку, а вместо объятий и поцелуев мы наткнулись на тебя и волков.

Волки, точно волки, как я могла забыть? Я же была на волоске от смерти, такое не забывается. А я забыла!

-Я не собиралась вам мешать, усмехнулась я. – Кстати, а что стало с волками?

-Рэндвелу пришлось убить их, - с сожалением сказала Рыжая. – Вообще волки трусливы по природе. Их чуть шуганёшь и они врассыпную, но не в этот раз. За тебя они бились до последнего.

-Да милая, - сказала Амина. – Тебе очень повезло, что Лайя и Рэндвел нашли тебя. Ты ещё успеешь поблагодарить их, а сейчас пойдём, мне много нужно тебе рассказать, а времени осталось мало.

Она пошла к выходу из палатки, а я так и осталась стоять с открытым ртом.

«Что? О чём она? Что значит, времени осталось мало?»

Глава 3

Ничего не понимая, я выскочила вслед за Аминой на улицу и остолбенела глядя на происходящее вокруг. Мы находились на большой открытой местности. Повсюду стояли кучи подобных палаток. Сотни ушастых парней и девушек, женщин и мужчин, детей и пожилых сновали туда-сюда. Я слышала звуки удара молота о наковальню, до меня доносился запах свежего хлеба и сдобы. Я видела, как пара молодых парней, стреляют из лука по мишеням. Мимо меня прошли две женщины с огромными корзинами полные цветов.

«Ничего себе сходка! А они конкретно подготовились, я как будто в сказку попала!»

-Алексина, иди сюда,- услышала я крик Рыжей.

И тут же сотни глаз уставились на меня. Эти люди забыли, чем занимались секунду назад и сейчас с интересом разглядывали меня, как нечто экзотическое и редкое. Мне было некомфортно от этих взглядов. Я, опустив голову, всё также прижимая заветный ящичек к груди, быстрым шагом направилась к самой большой палатке, что здесь была.

Зайдя во внутрь я обнаружила кроме Амины и Рыжей ещё не скольких человек. Это были женщина и мужчина с посохами, и молодой парень, стоявший подальше ото всех.

-Подойди дитя, - мягко позвала меня Амина.

Всё происходящее начинало мне действовать на нервы. У меня разболелась голова, и мне хотелось домой, а не смотреть и тем более участвовать в этом цирке. Я послушно подошла к ней, собираясь высказать всё, что об этом думаю.

-Слушайте, начала я. – Мне всё равно, чем вы тут занимаетесь, я хочу домой. У вас есть телефон? Здесь целая толпа народа, у кого-то точно должен быть мобильник. Дайте мне позвонить.

-Дитя, у нас нет того, что ты хочешь, сказала Амина. – Для начала давайте все присядем, разговор нас ждёт долгий.

-Я не хочу сидеть и не хочу разговаривать, - я была на взводе. – Я хочу домой!

-Ты когда-нибудь молчишь? – внезапно подал голос парень, стоявший вдалеке. - Ты здесь всего пару минут, а уже всех достала.

Я бросила на него не довольный взгляд. Он же в свою очередь не довольно смотрел на меня. В его зелёных глазах читалось осуждение и презрение ко мне.

-Ты вообще кто такой, чтобы меня оскорблять? – я с вызовом посмотрела на него.

-Это ты кто такая?! Может в своём мире ты что-то из себя и представляла, но здесь ты никто и звать тебя никак. На твоём месте я бы прикусил язык, пока не отрезали.

-Тише дети, сказала Амина. – Я как старшая здесь прошу уважения к себе и прошу всех сесть.

-Я постою, - сказал парень. – Если вы не против хранительница, - поспешно добавил он.

-Не против, - сказала Амина, присаживаясь на стул. – Это Рэндвел, - сказала она, указав на молодого парня. – Он спас тебе жизнь, Алексина.

Все начали рассаживаться на стулья вокруг не большого деревянного стола, а мне в этот момент стало безумно стыдно. Я умудрилась при первой же встрече наехать на человека, который помог мне в трудную минуту, вместо того чтобы поблагодарить его. А сейчас для благодарности был не лучший момент. Поэтому я молча села на стул рядом с Рыжей.

-Дитя, рядом со мной по левую руку сидит Гернезиус, - это был мужчина с посохом средних лет. При упоминании своего имени он коротко кивнул. – А по правую Мавелин, - женщина с посохом была не намного моложе Амины и также кивнула, когда та произнесла её имя.

-Итак, как я уже говорила наша Алексина не просто митра, она совершенная. Такая как Капеллан и многие другие до него.

-Когда я впервые услышал о Капеллане, то был ещё совсем юнцом, - сказал Гернезиус. – Так много лет прошло с того момента. Не думал, что встречу ещё одного совершенного.

Амина посмотрела на меня и улыбнулась. Я же в свою очередь не понимала ничего из того что они сейчас говорят.

-Я думаю, что девка не понимает того, что вы ей рассказываете. Нужно говорить на её языке, - внезапно сказал своё слово Рэндвел.

-Рэндвел! – мягко, но в тоже время строго произнесла Амина. - Не девка, а девушка. Милый мой мальчик, не забывай о приличиях.

Вот чего, а приличий ему явно не хватало. Хотя их отсутствие не мешало Рыжей пожирать его глазами вместе с одеждой. Как бы ей не подавиться. Я невольно отметила про себя, что он был хорош собою. Высокий, стройный, с белыми, как снег волосами и зелёными яркими глазами. Поймав на себе мой взгляд, он поспешно опустил голову, а я отвернулась и посмотрела на Амину, словно и не смотрела на него секунду назад.

-Митра, так мы называем людей, - сказала Мавелин глядя на меня. – Совершенные, это люди, которые попадают из своего мира в наш. Капеллан был таким же, как ты дитя. Тоже из твоего мира.

-Так стоп, пожалуйста, - я вмешалась, так как моя голова отказывалась принимать тот бред, что они говорили. - Если я человек, как вы по-другому называете митра, то вы тогда кто? И что насчет мира? Ваш, наш, я не понимаю.

-Мы эльфийский народ, - сказала Рыжая глядя мне в глаза и улыбаясь. - Или эльфы. Хотя митра предпочитают называть нас остроухими или ушастыми.

-Наверное, потому что вы без конца называете их митра, а не людьми, - съязвила я.

Рэндвел усмехнулся, а Рыжая не довольно отвела взгляд. Понемногу до меня доходило осознание того что я явно далеко от дома и люди сидящие рядом, вовсе не косплееры, а реальные люди, или эльфы, как они себя называют. И становилось страшно.

-Как я оказалась здесь? И здесь это где? – я решила больше не спорить и дать им возможность мне всё объяснить.

-Существуют два мира, - начала Амина. – Ваш мир и наш. Вместе они существуют, не мешая друг другу. Но иногда людей из вашего мира заносит к нам волшебной силой источника. Это всегда не обычные люди, особенные, те, кто пожертвовал своей жизнью ради другого. Источник даёт им жизнь, второй шанс, но только уже в нашем мире.

-Значит, - запнулась я. – Значит, я всё-таки умерла…

Это был не сон. Я действительно умерла там, на дороге, спасая котёнка. Я отдала свою жизнь взамен его, и видимо их волшебный источник счёл меня достойной, раз перенёс меня сюда, в этот мир.

-Как мне вернуться назад? – я с мольбой посмотрела на Амину.

-Никак, - ответила мне Рыжая. - Тебе не вернуться назад. Твоё место здесь. Ты должна быть благодарна за эту возможность.

-Но что будет с моими родными, друзьями?

Рэндвел подошёл к нам и сел на свободный стул рядом со мной.

-Об этом можешь не волноваться, - сказал он глядя мне в глаза. – В твоём старом мире тебя словно никогда и не было. Ты не рождалась и никто не знает о твоём существовании. Ты и сама скоро забудешь о своей прошлой жизни.

Я чувствовала, что земля уходит из-под ног. По его глазам было видно, что он не шутит. Никто из них не шутил. Это всё взаправду. Мне не вернуться домой и скоро я сама забуду о своей прежней жизни.

-Я не хочу, - прошептала я, и слеза отчаяния скатилась по моей щеке.

-К своему сожалению ты не сможешь ничего с этим сделать. Давая таким, как ты второй шанс, источник забирает ваши воспоминания, чтобы вы могли начать жизнь с чистого листа. Потому что живя прошлым не обретешь будущего. Поэтому скоро воспоминания начнут покидать тебя. Ты конечно будешь цепляться за них из последних сил, будешь временами даже что-то вспоминать, но лишь до того времени, пока не забудешь своё имя. Как только забудешь, прошлое оставит тебя, - Рэндвел говорил это таким спокойным тоном, словно рассказывал сказку на ночь.

Я уже не сдерживалась, и горячие слёзы вовсю текли по моим щекам.

-Да ладно тебе не реви, - сказала Рыжая. – Тебе здесь понравится. А через недельку мы отправим тебя в город, к таким же митра, как ты?

Меня, как кипятком ошпарило.

-Как отправите? Я не останусь тут?

Мавелин отрицательно покачала головой.

-Тебе нельзя дитя долго оставаться с нами. – Эльфы по природе своей бессмертны. Мы не стареем и не умираем. Хотя в данный момент ты видишь среди нас эльфов в возрасте и пожилых, но это всё из-за влияния людей. Много веков, как люди берут нас в рабство, наши женщины рожают от них полукровок, эльфам приходится жить среди людей. Чистота нашего рода нарушена. Сейчас даже проживая рядом с людьми, мы теряем свою бессмертность, дар, данный нам создателем. Поэтому тебе придётся уйти к своим и жить среди них. Я уверена, что ты там быстро приспособишься, и найдёшь себе работу.

-Работу? – крикнула я, вскакивая со стула. Ящичек, что я так отчаянно сжимала, упал на землю, рассыпая всё содержимое. – Кем? Служанкой? Рабыней? Девочкой в борделе? Зачем ваш грёбаный источник послал меня сюда? Страдать? Признаюсь, мне и в моём мире жилось не так, как я хотела, но это уже перебор. Зачем вы меня спасли? Ну, оставили бы там, в лесу. Почему вы не оставили меня там?!

Я выскочила из палатки вся в слезах и бросилась бежать. Мне было всё равно, что все пяляться на меня, всё равно, что я не знаю куда бегу, всё равно, что ногам больно без обуви бежать по камням, и я разбиваю их в кровь. Я хотела одного. Убежать, как можно дальше!

Но уже через десять минут я выдохлась и села, на траву поджимая колени к груди. Сердце стучало, лёгким не хватало воздуха, а глаза болели от слёз. Я закрыла их и сидела слушая биение своего сердца. Когда же я, наконец, открыла их, то вскрикнула, увидев перед собой Рэндвела.

-Я настолько страшный? – сказал эльф, опускаясь на землю передо мной.

-Нннет, я просто не слышала, как ты подошёл, - сказала я заикаясь.

-Так и нужно. Эльфы должны передвигаться бесшумно, чтобы застигать врагов врасплох. Поэтому мы не носим обувь. А вот тебе она бы пригодилась, - кивнул он на мои кровоточащие ноги.

Я промолчала с грустью глядя на заснеженные горы, высота, которых достигала облаков.

-Вообще-то, - сказал Рэндвел, нарушая тишину. – У тебя есть возможность вернуться домой. Только шансы малы. Это сложный путь и никто его ещё не преодолел.

-Правда? – в моём сердце зажегся огонёк надежды. – Расскажи.

Подул ветер и я поёжилась. Рэндвел встал и подал мне руку.

-Пойдём назад. Там и расскажу.

Глава 4

Когда мы с Рэндвелом вернулись, нас уже ждали. На меня продолжали глазеть со всех сторон. К нам подошла счастливая Рыжая и взяла Рэндвела за руку.

-Вас долго не было, - сказала она. – Мы уже начали волноваться.

«Ну конечно Лайя, особенно ты. Потому что объект твоего обожания был со мной. Ты наверняка вся извелась, пока ждала его! Можешь не волноваться, твой возлюбленный меня не интересует. Дома меня ждёт другой. А как его зовут? Я не могу вспомнить. Ди…Ди…Дик, о боже Дик. Я начала забывать!»

Вперёд вышла хранительница, явно обеспокоенная. Все эльфы при ней расходились, пропуская её вперёд.

-Дитя, начала Амина. – Тебе не стоит уходить одной, здесь легко потеряться, - она действительно переживала за меня, это было видно в её глазах.

Рэндвел освободившись из цепкой хватки Рыжей подошёл к Амине.

- Хранительница, я хотел бы поговорить с вами о возвращении Алексины домой - он говорил намеренно громко, чтобы слышали все. – Я знаю, да и вы сами знаете, что есть одна единственная возможность вернуться ей в её мир.

-Есть, подтвердила хранительница.

-Есть? – крикнула я, сверля ей взглядом. – Так какого чёрта вы не сказали мне о ней? Почему вы так со мной обошлись? Вам лучше, чтобы я осталась здесь? А не вернулась туда, где мне самое место!

-Не кричи, а то голова заболит, - сказал Рэндвел, как обычно в своей манере. - Возможность действительно есть. Ты должна найти Хранителя источника. Только он сможет отправить тебя домой.

-И где мне его искать? – сказала я без особого энтузиазма, понимая, что на карте мне вряд ли покажут его местоположение.

-У источника, - вмешалась Рыжая.

«Спасибо мисс всезнайка, ты мне невероятно помогла! Теперь, то я точно без труда его разыщу, он же прям тут, за углом, плещется в своём источнике!»

Я мысленно успела обозвать эту Рыжую разными словами.

-Никто не знает, где находится источник, - сказала Амина. – Это великая сила и она должна быть сокрыта от посторонних глаз, иначе кто-нибудь решит воспользоваться источником в корыстных целях. Но найти его всё-таки возможно. Для этого нужно пройти «путь Паломника» и поверь старой хранительнице, это не прогулка, а тяжёлое испытание. Поэтому я и решила не рассказывать тебе о нём, чтобы уберечь тебя. Этим путём пошли тысячи, миллионы. Цели у всех были разные. Кто-то хотел богатства, кто-то любви, кто-то бессмертия, а кто-то власти. Но никто не смог преодолеть этот путь и лишь не многие вернулись назад с пустыми руками.

Слушая её мне, снова хотелось плакать и выть от отчаяния. Всё тело сотрясала дрожь. Казалось, что ещё вчера моя жизнь была спокойной, не торопливой и размеренной. Меня ждал обед и возможно предстоящий акт любви с парнем, в которого я влюблена на всю голову, а сейчас мне говорят, что в том мире меня не существует и никто не знает обо мне. И если я вновь хочу увидеть Дика и папу, мне надо идти каким-то путём кого-то там, чтобы найти какого-то хранителя и вернуться домой. А сладкой вишенкой на торте является то, что не один смертный не смог этим самым путём пройти. А они были подготовлены явно лучше меня. И выбор у меня не большой. Память уже начинает подводить меня. Я не знаю, сколько мне отведено времени на то чтобы всё забыть, даже имя. Поэтому выхода у меня всего два. Либо смириться, забыть всё и остаться тут, не зная, каким местом повернётся судьба. Возможно, я удачно выйду замуж за какого-нибудь красавца принца, и он увезёт меня в свой роскошный замок, где я нарожаю ему кучу детей, и мы будем жить в любви и согласии до конца дней своих. Слишком красиво, чтобы быть правдой. Больше шансов на то, что я проведу остаток своих дней в нищете и голоде, где-нибудь в лачуге. Хотя с моей внешностью передо мной откроются двери всех борделей, где меня примут на работу с распростёртыми объятиями. Там мне не придётся голодать, только жить не захочется. И второй выход это рискнуть всем. Пойти этим самым путём и надеяться на лучшее. Возможно, удача будет на моей стороне, и я найду его, а возможно в пути я всё забуду и погибну где-нибудь по дороге. Уж лучше я рискну, чем просто поплыву по течению!

-Я рискну, - с твёрдостью в голосе сказала я.

-Ну и глупая же ты Алексина, - сказала разочарованно Рыжая. – Ты не знакома с нашим миром. Ты не знаешь даже куда идти, про испытания я вообще молчу. Тебе нужен проводник, но никто не согласится сопровождать тебя. Это слишком опасно и бессмысленно. Ты быстрее забудешь всё, чем доберёшься до Хранителя источника. Посмотри вокруг, - она указала на эльфов стоящих вокруг нас. – Здесь много сильных и отважных эльфов, но никто из них не рискнёт провести тебя.

Я огляделась. Повсюду действительно было много эльфов мужчин. Многие из них выглядели, как настоящие воины, повидавшие многое на своём веку. Но при встрече с моим взглядом все они опускали глаза вниз, подтверждая слова Рыжей. Никто из них не хотел рисковать из-за меня.

-Я всё равно пойду, с проводником или без, - мой голос подрагивал, но сердце пылало.

Рыжая не довольно покачала головой, зато в глазах Амины читалось уважение.

-Просто нарисуйте мне хоть какую-то карту и покажите, в какую сторону идти, - продолжила я. – И я не буду терять время.

-Ох, дитя…- с сочувствием сказала хранительница, но не успела ничего дополнить.

-Я буду твоим проводником, - перебил её Рэндвел глядя мне в глаза. – И проведу тебя по «пути Паломника»

Я от изумления выпучила глаза. Наверное, в этот момент я была похожа на рыбу или на пекинеса, но ничего не могла с собой поделать. Вот от кого я точно не ждала помощи.

-Рэндвел нет, - крикнула Рыжая впиваясь в него руками. – Это слишком опасно. Ты там погибнешь из-за неё. Пусть ей помогает кто-нибудь ещё.

-Кто? – сказал он глядя на неё. - Ты видишь здесь ещё желающих? Посмотрим, - он подошёл к эльфам стоящим справа. – Может вы? – эльфы справа под его взглядом опускали головы. Тогда он подошёл к эльфам стоящим слева. – Или вы?- история повторилась. Они также опустили головы. - Видишь, - Рэндвел обратился к Рыжей. – Нет больше желающих, и не будет. Про «путь Паломника» ходят множество легенд, правдивых и не очень, поэтому никто в здравом уме не рискнёт пойти по нему.

Тут же начались обсуждения и шептания со всех сторон. Рыжая едва не плакала, а я смотрела на своего спасителя с огромной благодарностью. Он уже второй раз спасает меня. Второй! Я же так его и не поблагодарила за первый! Хранительница громко ударила посохом об землю, голоса и шептания стихли.

-Рэндвел и Алексина, - пройдёмте со мной.

Амина направилась в большую палатку, а мы с Рэндвелом не спеша пошли за ней. Зачем-то за нами увязалась ещё и Рыжая.

-Садитесь, - сказала Амина, когда мы все вошли в палатку. – Ох, Лайя, ты такая любопытная, - эти слова были обращены к Рыжей. – Садись тоже, но не мешай. Разговор предстоит серьёзный.

Когда мы все сели, она не спеша оглядела нас с лёгкой улыбкой.

-Алексина, - обратилась Амина ко мне. - Мне похвально твоё стремление вернуться домой, не смотря ни на что. Ты очень сильная девушка и твоя воля сильна. Не каждый эльф в моём клане сможет похвастаться такой силой воли, как у тебя. Я не буду больше отговаривать тебя и говорить про опасности. Ты сделала свой выбор. Рэндвел, мой мальчик – обратилась она к Рэндвелу сидящему между мной и Рыжей. – Ты всегда был не таким, как остальные. Я не могу запретить тебе…

-Почему не можете? – завизжала Рыжая. – Вы же хранительница, так запретите ему покидать клан!

Мне захотелось её стукнуть, настолько она была мне омерзительна. Хотя в глубине души я её даже понимала. Если бы мой возлюбленный пошёл с какой-то девахой в опасный путь, рискуя своей жизнью, я бы визжала не меньше её. Но со стороны, казалось, что Рэндвел совсем не питает к ней чувств или хорошо скрывает их.

-Лайя, я же просила не вмешиваться, - слегка повысив голос, сказала Амина. – Я не могу ему запретить хотя бы исходя из того, что это его выбор. И я не являюсь его хранительницей. Рэндвел не из нашего клана. Он свободный эльф. И свободен делать, что захочет.

Рыжая едва не плакала и мне даже стало жаль её. Но она хотя бы на своём месте в своём мире, а я здесь чужая. И Рэндвел сам предложил помощь, я его не просила, но очень ему за это признательна.

-Я продолжу с вашего позволения, - сказала Амина. – Ваш путь будет сложен. Самое важное тебе Алексина сохранить остатки своих воспоминаний. Рассказывай Рэндвелу о своём прошлом, о том, что любишь, кого любишь. Он будет напоминать тебе об этом, когда твоя память станет подводить. Но главное, помни своё имя. Без него, весь этот путь бессмыслен. Также я хотела поговорить о твоей магии.

«Магии? Я смогу колдовать? Как ведьма?!»

-При перемещении в наш мир у совершенных есть не большой запас магии. Очень сильной магии. Тебе даже не нужно учиться использовать её, стоит только очень сильно захотеть. Но у всего есть своя цена, дитя. Твоя магия – это твои воспоминания, память. При использовании её ты будешь терять огромное количество воспоминаний, безвозвратно. Запомни это и используй свой дар с умом. Мне больше нечего добавить. Когда вы отправляетесь?

-Завтра, - сказал Рэндвел, потерев глаза. - На рассвете. Я хочу, чтобы ты выспалась, - сказал он, уже обращаясь ко мне. – Дорога предстоит тяжёлая, идти придётся много, и привал мы будем делать, в крайнем случае. Поэтому иди спать, мне пока надо всё обдумать, собраться и попрощаться со всеми.

Я не стала спорить. Коротко пожелав всем доброй ночи, я вышла из большой палатки и направилась в ту, где очнулась сегодня утром.

Зайдя в палатку, я с удивлением заметила ящичек с моими украшениями, заботливо оставленный рядом с лежанкой. Мне стало стыдно, что я обвиняла всех в воровстве и истерила, как сумасшедшая. Спать на земле мне не хотелось, от слова совсем, но выбора не было. К тому же в пути вряд ли нам с Рэндвелом будут попадаться роскошные двухместные кровати.

«Двухместные? О боже Алексина. О чём ты уже думаешь?»

Я лежала и радовалась, что именно Рэндвел будет сопровождать меня. Хоть и понимала, что с ним будет сложно. Нрав у него тяжёлый. Сон не шёл, я ворочалась из стороны в сторону. Мне не хватало мягкой подушки и тёплого одеяла, даже не смотря на то, что ночь была тёплой. Лишь тогда, когда я подумала о доме, о папе и Дике я почувствовала дикую усталость и быстро провалилась в сон.

Глава 5

-Вставай, - сквозь сон я услышала строгий голос.

-Ммм, ещё пять минуточек, - простонала, я не открывая глаз.

-Нет у нас пяти минут, вставай и собирайся - снова сказал голос.

Я почувствовала, что в меня чем-то кинули. С трудом разлепив сонные веки, я заметила Рэндвела. Он был уже собран. Одежда на нём была, что и вчера. Дополнял ещё длинный зелёный плащ с капюшоном, кинжал зафиксированный ремнём на голени, большой двуручный меч у него на спине и лук на бедре. Он всё так же был без обуви. Неужели Рэндвел действительно собрался идти босым?

Было темно, солнце ещё не успело подняться.

-Ты же сказал, что мы отправимся на рассвете? – прозевала я, сонно потирая глаза.

-Пока ты соберёшься, уже десять раз рассветёт, - Рэндвел, как обычно был сама любезность. - Пока наденешь их, - сказал он, ставя какие-то старые мужицкие башмаки у моей лежанки. – В городе посмотрим тебе обувь поудобнее и по размеру. Одевайся и ешь, - он указал на тарелку с едой стоящую на одном из ящиков. - Я пока соберу нам провианта на первое время и заполню фляги с водой.

Уже выходя из палатки, он обернулся ко мне.

-Ты умеешь пользоваться оружием? Хотя бы ножом? – он сказал эту фразу с самым настоящим сарказмом, доказывая мою никчёмность. Хотя может это мне так спросонья показалось.

Умею ли я пользоваться оружием? Ну, только если косметиа и туфли входят в их число. А ножом? Да я и не готовила то никогда, пару раз всего его в руках держала. И при этом умудрилась им порезаться и уронить себе на ногу.

Он понял всё и без слов. Глубоко вздохнув Рэндвел вышел, оставив меня со смешанными чувствами.

Я взяла мешок, которым в меня кинули, и заглянула внутрь. Там лежала одежда. Из мешка шёл приятный запах трав и цветочный аромат. Я достала из него необычное платье. Верх платья был сделан из шерсти какого-то серого животного. Это была словно меховая накидка доходящая до середины. Рукава были укороченные, где-то три четверти. Металлические, словно панцирь. Юбка у платья была мне почти до колен. Из толстой прочной кожи. Надеть это платье оказалось совсем не просто, но хуже всего были башмаки. Мало того, что носков в дополнение к ним не шло, так они ещё и воняли ужасно. Размер был далеко не мой. Моя хрупкая, миниатюрная нога в них утонула. Я посильнее затянула пряжки на башмаках, чтобы они хотя бы за счёт лодыжек держались. Но лучше уж так, чем совсем без обуви.

На ящике стояла тарелка, от которой шёл восхитительный аромат, рядом с ней стоял стакан, как я поняла с чаем. На тарелке лежали две сваренных картофелины с зелёным луком и кусочком мяса со свежим хлебом. Я всегда трепетно относилась к своей фигуре и на завтраки пила только фреши из разнообразных овощей и фруктов. Но сейчас выбора особо не было, как и столовых приборов. Поэтому мне впервые пришлось, есть руками. То ли я была настолько голодной, то ли еда была настолько вкусной, но я управилась с ней за считанные минуты. А вот чай мне не понравился. Он был горький, на каких-то травах. Я сделала глоток и поняла, что допивать точно не буду.

Свои украшения из ящичка я пересыпала в мешок, где ранее была моя одежда и вышла из палатки. Солнце только-только поднималось. Но на улице уже собрались все эльфы. Рэндвел стоял рядом с Аминой, а Рыжая практически висла на нём. Заметив меня Амина махнула, подзывая подойти к ним. Подойдя к остальным, я коротко со всеми поздоровалась. Рыжая на меня даже не взглянула.

-Я рада, что платье подошло, - с улыбкой сказала хранительница, посмотрев на меня. – Извини насчёт башмаков. Эльфы не носят обуви дитя, даже эти башмаки мы нашли случайно. Остались у нашего охотника, с тех пор, когда он жил среди людей.

Мне льстила и в тоже время тяготила её забота. Я свалилась на их клан, как снег на голову. Вела себя просто отвратительно, не смотря на их помощь. И теперь они спокойно отдают мне свои вещи и отпускают со мной в опасный путь одного из них.

-Спасибо, вы так много сделали для меня, а мне даже нечем вас отблагодарить, - я подумала о том, что могу дать, что то из своих украшений. – Я могу дать вам…

-Нам ничего не нужно дитя, - перебила меня Амина. - Считай всё это нашим гостеприимством. Для меня будут лучшей наградой узнать, что у вас всё получилось, и ты вернулась в свой мир, а с моим мальчиком всё хорошо. Я буду очень рада, если ты Рэндвел потом вернёшься к нам.

-Ты обязан вернуться, - сказала Рыжая, ещё крепче обнимая его.

К нам подошёл один из эльфов. И протянул Рэндвелу меч.

-Вот Рэндвел, это лучший облегчённый меч, что у меня есть. Я его хорошо наточил.

-Спасибо Зел, - сказал Рэндвел, с восхищением разглядывая клинок. – Это для тебя - сказал он обращаясь ко мне. – Чуть позже я покажу, как им пользоваться, а пока, - он убрал клинок в ножны. – Закрепи этот ремень у себя на талии.

Я взяла ножны с мечом и отметила про себя его вес. Вроде не больше двух-трёх килограммов,а уже было не комфортно. Так он ещё и облегчённым считался. Интересно, а двуручный меч, как у Рэндвела сколько весит? Там, наверное, все килограмм двадцать. Зафиксирован ремень на талии, я постаралась сделать вид, что мне не тяжело, но это было не так.

Рэндвел заметил это, но промолчал и, взяв из рук хранительницы, такой же зелёный плащ, как был у него на плечах, накинул мне на плечи и и завязал шнурки на шее. Подняв с земли не большой потрёпанный рюкзак, он протянул его мне и я, положив в него свой мешок с украшениями, закинула рюкзак на спину. Другой рюкзак побольше он закинул на себя и внимательно посмотрел мне в глаза.

-Готова? – коротко спросил Рэндвел.

-Да, - ответила я, отмечая про себя, что я была совсем не готова.

-Тогда пойдём, - он, не дожидаясь меня, пошёл вперёд.

А я крепко обняла на прощание Амину, чем растрогала её. И коротко со всеми попрощавшись, побежала за ним.

В тот момент я даже не представляла, в какой долгий и опасный путь мы с Рэндвелом отправляемся. Через что нам предстоит пройти и с чем столкнуться, я просто бежала за ним, сердце моё стучало в ожидании опасностей и приключений.

Глава 6

Мой энтузиазм сошёл на нет, уже через пару часов. Ещё никогда я столько не ходила. Мне было тяжело. Плащ, рюкзак и меч вместе весили килограмм десять. Этот вес тянул меня к земле. А ноги.… Они ныли от долгого пути и неудобной обуви. Я растёрла пятки и пальцы. Идти было невероятно больно. И это было лишь началом пути.

-Рэндвел, - взмолилась я. – Давай сделаем привал, отдохнём.

-Привал? – спросил он с сарказмом. - Да мы только из лагеря вышли.

Рэндвел шёл впереди. Он казалось не чувствовал веса снаряжения. Выглядел бодрым, как обычно. И отсутствие обуви не мешало ему идти даже по камням. В то время, как я уже просто тащилась за ним, обессиленная и уставшая.

-Пожалуйста, - прохрипела я ускорившись, стараясь догнать его.

Он остановился так резко, что я со всего размаху впечаталась ему в спину. Рэндвел обернулся и взгляд его не сулил ничего хорошего. Он был зол.

-Ты походу не понимаешь всего происходящего, - сказал он, повысив голос. – Мы с тобой не на прогулку вышли. Наш путь займёт не одну неделю, а твоё время ждать не будет. Каждый бесполезный привал, будет отнимать у тебя драгоценные минуты, часы. Ты сказала тогда при всех, что готова на риск, готова не смотря ни на что идти, и я поверил тебе. Не заставляй меня пожалеть о своём решении, сопровождать тебя. Каждый день мы будем останавливаться на привал только два раза. Первый, это в середине дня, чтобы передохнуть и подкрепиться, и второй, на ночь, чтобы переночевать и утром снова отправиться в путь.

-Я растёрла ноги, мне больно идти, - я пыталась изо всех сил выдавить из него хоть каплю сострадания, но было, похоже, что я бьюсь об железную стену не в силах достучаться до него.

Лицо Рэндвела осталось таким же не пробиваемым.

-Растёрла ноги? Больно идти? – повторил он за мной с тем же холодом в голосе. – Значит, сними башмаки и иди без них. Когда сломаешь ногу, тогда мы сделаем привал, - он сказал это без тени улыбки. – До города осталось идти не больше пяти часов. Там купим тебе новые башмаки и посмотрим, что с твоими ногами. А пока.… Дыши свежим воздухом и наслаждайся видами.

Сказав это, он пошёл вперёд, а я так и осталась стоять с открытым ртом. В моей жизни были разные мужчины, но такого, как Рэндвел я видела впервые. Про таких говорят человек-кремень. Но у него походу сердце из камня, лишённое эмоций и простого сострадания. Я поняла, что взывать к его совести бесполезно и послушно поплелась следом.

Воздух действительно был совсем не такой, как в моём мире. Им хотелось дышать и дышать. Свежий, чистый с нотками запахов леса, смолы, травы и цветов.

Девственный лес, нетронутый людьми завораживал. Высокие сосны и ели, с огромной кроной, тянулись в небо. Создавалось такое впечатление, будто над головой зелёный навес. Под ногами стелилась зелёным ковром, лёгкая трава. По травинкам ползали различные букашки, над цветами кружили пчёлы. А какое в лесу стояло пение птиц. Если бы не чёртовы ноги, то я с удовольствием их слушала бы и слушала. Но, увы, все, что я сейчас слушала, это свои мысли.

«Интересно, если я умру у него за спиной, он хотя бы это заметит? Или обратит внимание лишь в городе? Остановимся, только когда сломаешь ногу! Изверг! Неудивительно, что у него с таким лицом нет девушки, кроме Рыжей естественно. Интересно у них всё серьёзно? Да какая тебе вообще разница Алексина, серьёзно или нет?! Уж ты, то на него совсем не претендуешь. Ну его в задницу, иметь такого парня. Будешь помирать, а он тебе скажет, что до больницы осталось всего пять часов, поэтому либо терпи, либо подыхай. Остановимся когда сдохнешь!»

Пару раз мы всё-таки останавливались на несколько минут. Попить воды, перекусить овощами, подождать пока с дороги уйдёт медведь или пара волков. Рэндвел хоть и держал оружие наготове, но было заметно, что убивать он их не хочет. Мне хотелось спросить, про тот случай в лесу, когда он впервые нашёл меня с Рыжей, но я как-то не решалась. Через пару часов мы, наконец, то вышли из леса на дорогу. В итоге Рэндвелу надоело, что я плетусь, как черепаха и он взял на себя ещё и мой рюкзак. Стало полегче, но ног я уже не чувствовала и меня заносило по дороге из стороны в сторону. Я услышала звук копыт и дребезжание колёс. К нам приближалась четырёхколёсная грузовая повозка, в которую впрягли двух крупных волов. Рэндвел коротко бросив на мои ноги взгляд, махнул извозчику. Тот же в свою очередь с недовольным видом затормозил около нас.

Извозчик был человеком пожилым. Лет так семидесяти, лысеющим с короткой бородкой. Одет был в поношенные, выстиранные вещи. Хотя волы у него были крупными, упитанными. На еду для них не скупились.

-Чего надо? – сказал извозчик, сплюнув на землю. Доброжелательность явно была не его качеством.

-В Митеринг? - спокойно спросил Рэндвел, не обращая на грубость извозчика никакого внимания.

-Ну, допустим. Вам то что? – спросил извозчик, бросая взгляды то на меня, то на Рэндвела.

-Плачу два серебряка, если довезёте нас до города.

Извозчик помолчал, наверное, прикидывал выгодно ему или нет. Ещё раз, бросив на меня взгляд, почесал затылок.

-Пьяная? – спросил он у Рэндвела, глядя на то, как меня шатает.

-Устала с дороги, ещё и ботинки трут.

-Ну да, - рассмеялся извозчик глядя на мои ноги. – Ты бы красавчик своей леди туфли бы лучше купил, что же она ходит у тебя в мужицких башмаках? Хотя ты вообще без сапог, о чём тут говорить вообще. Дело ваше. Плата вперёд. Ты сядешь рядом со мной, леди сзади в повозке. Украдёшь что-нибудь из вещей, пожалеешь.

Последние слова уже предназначались мне. Рэндвел протянул ему пару монет, и извозчик с довольным видом тут же убрал их за пазуху. Потом Рэндвел помог мне подняться в повозку, где я естественно оступилась и уселась своей пятой точкой, прям ему на голову. Всё-таки затолкав меня внутрь, он поставил рядом наши рюкзаки и пошёл к извозчику. А я осталась сидеть с красным от стыда лицом и смешанными чувствами. Через мгновение повозка тронулась и я, дав себе волю, решила немного вздремнуть, пока была такая возможность.

Сквозь сон я слышала разговоры Рэндвела с извозчиком. Последний задавал много вопросов, может, был любопытен, а может просто от одиночества и нехватки общения интересовался. Рэндвел отвечал сдержанно и уклончиво, но последнее, что я услышала, как он назвал меня своей женой.

«Женой? Боже упаси!»

Когда повозка резко остановилась, я тут же проснулась. Голова побаливала, ноги ныли, а это был первый день пути. Я думала, что после происшествия с его головой и моей задницей, Рэндвел не захочет больше мне помогать, но он ни сказав, ни слова обхватив меня за талию, спустил с повозки на землю и взял наши рюкзаки.

-Спасибо, что подвёз Бинар, осторожнее с разбойниками на дорогах, - Рэндвел махнул извозчику.

-И вам хорошего дня молодые, - расплылся в улыбке старый извозчик.

Походу дорога до города сдружила их. Коротко попрощавшись с ним, мы двинули с Рэндвелом на главную городскую улицу. Там в самом разгаре проходила ярмарка. Повсюду шум, крики, кучи народу, которые толкались, как стадо баранов. Чтобы не потеряться, я ухватилась за плащ Рэндвела и шла максимально близко к нему. Лавочники кричали, зазывали к себе народ. Моя голова разболелась ещё больше. В толпе было нечем дышать, а крики и шум сводили с ума. До меня стали доноситься запахи аромамасел, приправ, свежей выпечки. В желудке началась война, а под ложечкой засосало. Внезапно Рэндвел свернул в лавочку, стоявшую подальше от остальных. Чего только в этой лавочке не было. Дешёвые украшения, глиняные горшки, яркие ленты и ткани, какие-то обереги и амулеты и кучи всевозможной обуви. Я тут же отпустила плащ Рэндвела и, подбежав к обуви, загнулась раком, рассматривая чудные туфли с синими лентами. Мой взгляд неожиданно упал на длинные сапоги стоявшие подальше. Рука невольно потянулась к ним, но меня опередили. Щуплый лавочник с хитрыми глазами протянул мне сапоги, похотливо улыбаясь. От этой улыбки бросило в дрожь, но сапоги я всё же взяла.

-Смотри-смотри моя прелестница. Это чудные сапоги, такие нигде не сыщешь. В единственном экземпляре. Посмотри только какая кожа, какие вставки. Эльфийская работа, - щебетал лавочник, не переставая. - И цена на них довольно скромная, всего пару золотых.

-Сколько? – с возмущением воскликнул Рэндвел. – А не многовато ли? И ты что думаешь, я эльфийскую работу от вашей не отличу? В этих сапогах нет ничего, за что стоит заплатить золотом.

Было видно, что лавочник растерялся. Вероятно, он не ожидал, что я пришла не одна, а в сопровождение эльфа.

-Ну как же, - пропищал лавочник. - Это кожа толсторога, самая прочная во всём Ривере. И при этом самая мягкая. А посмотри на подошву, такую и за десять лет не истопчешь.

-Десять лет? – передразнил его Рэндвел. – Да их на месяц хватило бы. Причём самая мягкая кожа у кирчинского многоклюва, а кожа толсторога ему и в подмётки не годится.

Рэндвел ещё долго припирался с торговцем, но я для себя уже всё решила. Эти сапоги поразили меня в самое сердце, и я желала их, а если я чего-то хотела, то всегда это получала. Они были невероятно красивыми. Длиною до колен и действительно очень мягкими. У них был острый носок и подошва на не большом каблучке. Дополняли всё пряжки с ремнями, но были больше для красоты, чем для удобства.

-Обмен, - вырвалось у меня. – У вас есть обмен?

Лавочник хитро прищурился, и мерзко улыбнулся.

-А что такая красавица может мне предложить? – сказал он, улыбаясь во весь рот. Демонстрируя отсутствие почти половины зубов.

«Фу блин! Явно не то, о чём ты гад подумал. Не дай боже, с таким разделить постель. Я же потом не отмоюсь никогда!»

Я подошла к Рэндвелу и забрала у него свой рюкзак. По его виду было ясно, что он догадался зачем. Быстрее, пока не передумала, я открыла его и нырнула рукою в свой заветный мешок, доставая из него золотую серёжку с россыпью сапфиров.

Глаза лавочника заблестели ярче камней на моей серёжке. Казалось ещё чуть-чуть, и у него побежала бы слюна.

-Предлагаю на обмен эту вещицу, - сказала я, демонстративно помахивая её перед лицом торговца. – За эти вот сапоги и вон то кольцо, - я указала на серебряное колечко с розовым камнем, который поблескивал при лучах солнца.

-Но кольцо это совсем не дешёвое, - начал лавочник, жадно глядя на серьгу в моей руке.

-Слушай, угомонись а, - вмешался Рэндвел. Ему, похоже, надоел этот торг. – Эта побрякушка стоит в несколько раз дороже и сапог и кольца. Берёшь или нет?

Лавочник протянул руку, и я с не большим сожалением дала ему серёжку. Эти серьги были моими любимыми, все, что осталось от матери, после её уезда. Он покрутил её из стороны в сторону.

-Настоящие? – кивнул он на камни.

-Естественно настоящие, а ты как думаешь? - меня затрясло от такой наглости.

Лавочник быстро убрал серёжку в карман и, дав мне, кольцо стал руками подгонять нас покинуть его лавку.

-Забирайте всё и уходите. Сейчас же!

-С вашего позволения, - съязвил Рэндвел и, взяв меня за локоть, отвёл в сторону.

-Что это на него нашло? – спросила я, укладывая сапоги в рюкзак и надевая кольцо. На указательный палец оно, увы, не подошло, зато на безымянном смотрелось превосходно.

-Он подумал, что ты отдаёшь ему краденую вещь, - сказал Рэндвел, смотря за моими действиями.

-Краденую?- переспросила я, глупо улыбаясь. – Но почему он тогда не сдал нас стражникам? Ту же есть стражники?

-Они везде есть, - вздохнул Рэндвел. – А смысл? Ну, сдал бы и лишился дорогой безделушки. Стража нас арестовала бы, а у него изъяла краденую вещь. И остался бы он ни с чем. А так за твою вещицу он себе дюжину таких сапог и колец купит, и ещё золотишко останется.

Не успели мы и шагу сделать, как к нам подошла полная дама. Причём не просто полная, а очень полная. По её походке и осанке было видно, что она из знати. А дорогая, яркая одежда с золотыми украшениями лишь подчёркивала это. Её сопровождали двое мужчин, один из которых был эльфом. Сразу было понятно, что это её слуги. Они были скромно одеты, уставшие, и тащили огромные сумки набитые покупками их госпожи. Рэндвел коротко кивнул эльфу, на что получил лёгкий кивок в ответ.

-Ох, создатель, - сказала дама, с восхищением осматривая Рэндвела. – Какие ноги, какая талия и осанка. Вы милейшая отхватили себе самый настоящий бриллиант.

Я удивлённо захлопала глазами.

-Вы это мне? – с неуверенностью спросила я даму.

-Ну а кому же ещё милочка моя, - сказала дама самым приторным в мире голосом. – Вы только посмотрите в его глаза. Ох, боже правый, а волосы и лицо. Это чудное лицо.

Рэндвел молчал, а дама изливалась в комплиментах. Мне казалось ещё не много, и она набросится на него. Мне это представление начинало надоедать.

-Простите, - начала я, стараясь не показывать недовольства. - Что вам угодно?

Дама не сразу обратила на меня внимания продолжая рассматривать моего спутника с разных сторон. Её слуги послушно ждали, опустив головы.

-Я хочу приобрести вашего раба, - сказала дама, облизнув губы. И готова заплатить за него шестьдесят золотых. Хотя, - она снова посмотрела на Рэндвела, но теперь куда-то пониже. – Если он способен не только носить палку, но и использовать её, то дам за него сто золотых.

«Чего? Какую палку? Это одно из её не понятных слов? Погодите-ка, она, что намекает на это?»

-Рэндвел не продаётся! – твёрдо сказала я.

-Ах, значит, его зовут Рэндвел, - сказала дама, игнорируя меня. – Одно из их эльфийских имён. Прелестно. Милая моя, - сказала она, словно вспомнив о моём существовании. – Всё в этом мире продаётся. Просто надо знать цену. Назовите вашу, и я удвою её.

-Вы не понимаете? – я уже не скрывала свою раздражительность. – Он не раб!

-Ну, милочка моя, - она начала этой милочкой выводить меня из себя. – Раб, слуга, любовник, называйте, как хотите.

Я уже хотела послать её, но посмотрев на Рэндвела, вспомнила их не давний разговор с извозчиком.

-Он мой муж, - с вызовом я посмотрела на даму. - А мужей я не продаю! И вообще, как бы искусно мой муж не кидал палки, под вами он бы просто умер.

Это надо было видеть. Лицо дамы сначала покрылось красными пятнами, потом полностью стало красным. Она громко задышала, раздувая ноздри, чем стала похожа на свинью, только сваренную. Её слуги изо всех сил прятали улыбки под опущенными головами, и кажется, я впервые заметила на лице Рэндвела улыбку.

-Ты, - громко засопела дама, тыча в меня пальцем. – Ты пожалеешь о своих словах. Я тебе это припомню, и твой эльф всё равно будет моим.

Сказав это, она с гордо поднятым подбородком пошла вперёд, а её слуги с улыбками пошли следом.

-Удивила, - сказал Рэндвел с усмешкой. От былой улыбки не осталось и следа. – Приятно удивила.

Я с трудом сдерживал гнев. Руки сжались в кулаки, а губы тряслись от злости.

-Удивила? – прошипела я на него. - Ты какого чёрта молчал? Почему отдуваться пришлось мне одной?!

-Мне было интересно, - сказал он, не обращая на мою злость ни малейшего внимания. – Соблазнишься ли ты предложенными деньгами. Сто золотых это огромная сумма. Я даже не знал, что столько стою. Она ещё и торговаться была готова. Чтоб ты понимала за сто золотых в большом городе при королевстве можно купить себе не большой, но уютный домик со слугами и утварью.

-Если ты не забыл, - начала я успокаиваясь. - Я хочу вернуться домой, а не обустраиваться тут. И без тебя это не возможно.

-Ты назвала меня своим мужем, - он усмехнулся.

-Ты первый назвал меня женой, так что один-один. И вообще ты видел, как она на тебя смотрела. Меня до сих пор подёргивает. Она хотела тебя не просто в рабство взять.

-Я не дурак, сам всё понял. Единственное, в чём мне бы повезло, это в том, что я не делал бы всю грязную и тяжёлую работу, как остальные, а жил у неё в спальне. Хотя нет. Я уже после первого раза, на простынях повесился бы. Мне не понравились её последние слова. Это была явная угроза, а такие люди пустыми угрозами не бросаются. Нам нужно теперь быть осторожнее. Особенно тебе, я ей нужен живым.

-Вот спасибо, - съязвила я. – Я думала мы в одной лодке.

-В одной, - сказал он, забирая мой рюкзак. – Я тебя не брошу. Пойдём в таверну поедим и снимем комнату на ночь. Завтра предстоит долгий путь, поэтому поспишь в последний раз с комфортом.

Он пошёл вперёд.

-Эээ Рэндвел, почему в последний раз? – Я с криками бросилась за ним.

Глава 7

Мы зашли в таверну. Несмотря на ранний вечер, народу в ней было пруд пруди. Посетители, лишь единожды бросив на нас взгляд, снова возвращались к своим делам. В основном к распитию алкогольных напитков. В таверне было тепло благодаря большому каменному камину с коваными решётками. Напротив него в креслах сидели двое стариков и о чём-то шумно спорили. На старом диване сидел какой-то господин с дамой, у которой была смешная шляпка, они смеялись и пили. Чуть подальше за столом сидела кучка мужичков и во что-то оживлённо играли. Сбоку у стойки пела и играла на лютне какая-то эльфийка. Очень красивая и пела красиво, но грустно.

В далёкие лесные ночи,

В одиночестве со мной.

Нет сил, кричать что есть мочи,

Как мне нужен заветный покой.

Полная луна светит за окном,

Она пробьёт дорогу к сердцу гор.

Ночь темна и сны крепки,

Одиночество режет меня на куски.

Рэндвел остановился около неё. Она же в свою очередь перестала петь и улыбнулась. Он быстрым движением что-то всунул ей в руку и поспешно отошёл к стойке, а эльфийка, как ни в чём не бывало, продолжила петь.

У стойки стоял круглолицый мужичок с большим животом и считал монетки. Увидев нас с Рэндвелом, он быстро убрал монеты в сторону и расплылся в улыбке.

-Добро пожаловать путники. Добро пожаловать в таверну «Сладкий поросёнок», где вас ждёт вкуснейшая еда во всём Митеринге, лучший эль и вино, и если нужно, то на втором этаже у нас есть уютные комнаты. За комнату с одной кроватью прошу всего шесть серебряков, - сказал мужичок зазубренную до дыр фразу.

- Здравствуйте, а почему таверна называется «Сладкий поросёнок»? – спросила я, улыбаясь самой милой улыбкой.

-Сразу видно, что не местные, - сказал мужичок, оглядывая нас. – Называется так, потому что мы подаём самых сладких жареных поросят в медово-горчичном маринаде с нотками тимьяна, розмарина и гвоздики.

-Нам нужна комната, - Рэндвел был само очарование, ни вам здрасьте, ни вам до свидания. – Подойдёт та, что с одной кроватью.

-Но нас так-то двое, - вмешалась я.

-Я не сплю на кровати, - коротко подметил Рэндвел. – Ещё мы хотели бы поесть. Нам запечённый картофель с курицей и бутылку эля. Комната интересует с окном, если надо я доплачу.

Я боялась, что Рэндвел будет спрашивать, что я хотела бы поесть и была рада тому, что он сам сделал заказ. Я не понимала, зачем ему понадобилась комната с окном, но решила пока не лезть с расспросами.

-Значит комната, эль и картофель с курицей, - повторил мужичок. – Всего одиннадцать серебряков.

Рэндвел отсчитал нужную сумму и повёл меня за стол. Я села за стул, а он лишь пододвинул поближе к моим ногам наши рюкзаки.

-Мне надо отойти, будь здесь, - сказал он и собрался уйти.

-Рэндвел подожди, - я испуганно захлопала глазами. – Ты оставишь меня здесь одну?

-Я ненадолго, мне надо докупить провианта. Принесут еду, начинай без меня. Я скоро подойду.

С этими словами он быстрым шагом удалился, а я осталась одна в незнакомом мне месте. Вскоре принесли еду и эль, но Рэндвел так и не вернулся. Я поковырялась в тарелке, но аппетит куда-то пропал и есть, совершенно не хотелось. Взяв бутылку с элем, я налила себе в кружку тёмную жидкость и, сделав глоток, расплылась в улыбке. Эль напоминал мне хорошо сваренное пиво с привкусом орехов и переспевших фруктов. За первой кружкой незамедлительно последовала и вторая. И когда я максимально расслабилась и наконец, перестала вертеть головой в ожидании Рэндвела, ко мне внезапно подсели трое мужчин.

Их вид оставлял желать лучшего. Им всем было далеко за сорок. Потрёпанные жизнью или алкоголем они выглядели, как самые отпетые разбойники или пираты. Моё сердце учащённо забилось, а ладони вспотели.

-Позволь мы составим тебе компанию птичка, а то пить одной признак дурного воспитания, - сказал тот, что сидел ближе ко мне. Остальные улыбнулись, обнажив гнилые зубы.

-Я… я не одна и жду своего спутника, - с трудом пролепетала я, трясясь от страха.

-И где же он? – спросил второй, мерзко ухмыляясь. - Ты уже вторую кружку допиваешь в одиночестве. Вот мы и решили составить компанию такой красотке.

-Он скоро придёт, я лучше пойду его поищу, - сказала я и попыталась встать, но железная хватка на моей ноге заставила меня остаться на месте.

-Без резких движений птичка, и не ори, - сказал первый, что держал меня за ногу. – А не то, - я увидела блеск острия в его другой руке.

«Боже милостивый, он что зарежет меня на глазах у всех? Рэндвел твою мать, куда ты запропастился? О боги, а если они его уже убили и пришли за мной?!»

-Ты что оглохла? – сердито спросил третий.

-Ппростите, - заикаясь, произнесла чуть ли не плача.

-Ничего птичка, на первый раз простим, - сказал первый, дыша мне на щеку. – Пойдём в более тихое место, поговорим.

Я не успела ничего ответить, как вдруг за спиной первого, как будто из-под земли вырос Рэндвел и приставил ему к горлу кинжал.

-Отпусти её, пока руки не отрезал, - прошептал он ему на ухо.

Железная хватка тут же ослабла, и первый поспешил убрать руку с моей ноги. Его лицо перекосило от страха. Двое других бросали друг на друга взгляды, не зная, что им делать. Походу первый у них в команде отвечал за мозг, а двое других были так, на подхвате.

-А теперь пошли вон отсюда, ещё раз увижу, убью на месте, - Рэндвел не торопливо убрал кинжал от горла первого, и вся троица поспешила покинуть таверну.

Лишь, когда их и след простыл, Рэндвел убрал кинжал в ножны и сел рядом. Во мне бурлили чувства благодарности и ярости. Победила, конечно же, ярость.

-Рэндвел, какого чёрта? Ты где был? – мои глаза сверкали от злости, а тело била мелкая дрожь.

Он как будто меня не слышал. Рэндвел взял полупустую бутылку и налил себе остатки эля.

-Не ори, - сказал он сухо. – Не стоит привлекать к себе лишнего внимания. Ты почему не ела?

Я от этих слов чуть не поперхнулась. Меня пытались увести куда-то и не понятно, что со мной сделать, а его волнует не осталась бы я при этом голодной? Я открывала и закрывала рот, как рыба, не в силах выдавить из себя хоть слово. В голове метались тысячи слов, только матерных и наверняка он и половины из них не знал.

-Если съешь всё что в твоей тарелке, я расскажу, зачем оставил тебя, - он засунул в рот картофелину и не спеша стал жевать глядя мне в глаза.

-Это что шантаж? – я чуть не подавилась от такой наглости.

-Да, - спокойно ответил он и отправил в рот ещё одну картофелину. - Я не хочу завтра слушать твоё нытьё про то, что ты не наелась и нам нужно сделать привал.

«Ну ладно шантажист чёртов, будь, по-твоему. Сейчас увидишь, как я умею есть!»

Я взяла с тарелки куриную ножку всей пятернёй и стала жадно отрывать зубами от неё куски. Заметив взгляды брошенные посетителями в мою сторону, я с самым злым выражением лица посмотрела на них в ответ, от чего они поспешили отвернуться.

«Сейчас значит, вы меня заметили?! А пять минут назад, где вы были со своими осуждающими взглядами, когда трое нахалов угрожали мне и пытались, куда-то увести?! Сидели и пили своё пойло ничего не замечая!»

-Ты поразила меня в самое сердце своими манерами, - сказал Рэндвел, отпивая из своей кружки эль.

Он поднял пустую бутылку из-под эля и махнул ей. Через несколько секунд к нам подошла девушка и поставила бутылку с элем, а забирая пустую из рук Рэндвела подмигнула ему.

-А я смотрю, ты прям как магнит для женщин, - съязвила я, обгладывая куриную ножку.

-Что поделать, - сказал он, разливая по кружкам эль. - Я обаятельный.

-Ага, и самый скромный.

Он отпил из кружки и огляделся по сторонам, а потом поближе придвинулся ко мне.

-Насчёт тех людей. Они наёмники. Никчёмные, но наёмники. Лита, - он кивнул в сторону, где играла эльфийка на лютне. – Предупредила меня, что за нами следят. Походу их наняла та барышня с ярмарки, своих угроз она не забыла. Хорошо, что мы не в большом городе, хороших наёмников тут не найти. Но всё равно я должен был выяснить кто. Сама понимаешь, что сидеть и разглядывать всех присутствующих, это вызывать подозрения и показывать всем, что ты что-то знаешь или подозреваешь, поэтому я решил ловить на живца.

-Это я значит живец? А предупредить нельзя было? – я со злостью отпила свой эль, чувствую, что потихоньку начинаю хмелеть.

-Нельзя! Ты бы всё испортила. Я же сказал, что не брошу тебя. Если бы было нужно, я бы его убил. Я бы всех здесь убил.

Его зелёные глаза прожигали меня насквозь. Я поймала себя на мысли, что уже видела их, но не могла вспомнить где.

Ох, Рэндвел, - сказала я едва не мурлыкая. Если бы сейчас он решил меня поцеловать, то я была бы не против, а совсем даже наоборот. Я мысленно отругала себя за такие фантазии. - О боже, я же забыла тебя поблагодарить. Дважды.

Он оторвался от курицы и внимательно посмотрел на меня, ожидая.

-Рэндвел, это, в общем, - я чувствовала, как заливаюсь краской или виной всему был проклятый эль. – Спасибо тебе, что спас меня от волков и за то, что пошёл со мной.

Лёгкая улыбка всего на долю секунды озарила его лицо, прежде чем снова вернулось его обычное выражение.

-Не ожидал и… - он помолчал. – Пожалуйста. Давай доедать, и пойдём спать.

Мы посидели ещё минут двадцать и поднялись наверх. К этому времени меня уже шатало. Комната была максимально пустой. Стол в одном углу и одна старая кровать в другом. Рэндвел поставил под стол рюкзаки, а наше оружие бережно положил сверху. Лишь свой длинный меч он положил рядом с собой на полу. Я скинула ненавистные мне башмаки и легла на кровать. Ворочаясь с бока на бок, я поняла, что не хочу спать, а хочу совсем другого, близости. Плюсом ко всему шло то, что мне даже не надо было искать мужчину, он был рядом, стоит только руку протянуть. Несколько минут я пыталась бороться с нахлынувшим желанием, но в итоге сдалась и аккуратно сползла на пол, где лежал ко мне спиной Рэндвел. Я осторожно коснулась его плеча, и он резко повернулся ко мне.

-Алексина, - вздохнул он. - Что создатель подери, ты делаешь? Ложись спать.

Но я не собиралась так просто сдаваться. Он же мужчина, а ими так легко манипулировать. Особенно в этом деле. Я не спеша накрыла его губы своими, Рэндвел не сопротивлялся. Его губы были слаще мёда, а пах он так, как пахнут, наверное, только ангелы. Моя рука скользнула по его груди стараясь нащупать застёжки, но он резко перехватил её, заставляя меня остановиться.

-Что ты делаешь? - моему возмущению не было предела. – Ты разве не хочешь меня?

-Не хочу! – его тон вогнал меня в ступор. - А теперь ложись спать.

Моё удивление сменилось злостью.

«Да кем он себя возомнил?! Не хочет он, понимаешь ли. Да это Я его не хочу!»

Сделав надменное выражение лица, я тут же поднялась и легла на кровать. Я злилась, что он отказался от меня и не заметила, как уснула. Проснулась я от того, что кто-то грубо закрыл мне рот. Я резко открыла глаза и увидела Рэндвела, он прижимал палец ко рту, призывая меня молчать. Моргнув глазами я дала понять, что поняла его, и он убрал руку.

-Рэндвел, что происходит? – едва шевеля губами, спросила, чувствуя нарастающую панику.

-За дверью кто-то есть, - прошептал он мне в ответ.

Глава 8

Я бросала взгляды то на Рэндвела, то на дверь. Знала, что он сможет меня защитить, но от этого менее страшно не становилось. В отличие от Рэндвела я ничего не слышала и не чувствовала, но он же эльф, а они в этом плане более внимательны и слух у них лучше. Я дернулась, и кровать предательски скрипнула. И тут я услышала лёгкие шаги, за дверью, удаляющиеся от нашей комнаты.

-Прости, - сказала я, чуть слыша, понимая, что шептаться уже нет смысла. – Я не нарочно.

-Ничего, - Рэндвел был явно разочарован, но старался, не подавать вида. – За нами шпионили. Всего один, но я чувствую, что его дружки были неподалеку.

Я не прекращала поражаться его талантам. Неужели все эльфы настолько способные или он один такой? Потому и не побоялся отправиться со мной в долгое путешествие.

-Как ты понял это? И вообще ты же спал, как давно ты его услышал? – хоть опасность и миновала, но мой голос ещё слегка подрагивал.

-Я очень чутко сплю, по-другому нельзя. Меня не раз хотели прирезать, особенно во мне. Этот за дверью один из тех с кем ты вчера познакомилась. Как узнал? По запаху. Такую вонь тяжело с чем-то спутать.

Меня начало трясти. Эти трое так просто не хотели нас отпускать. Неизвестно сколько им пообещала эта оскорблённая мадам, но видать достаточно, что они решили всерьёз за нас взяться, не смотря на то, что Рэндвел напугал их до чёртиков в таверне. В голове ещё и пронеслись события этой ночи, от которых мне совсем стало дурно.

«Боже, что я натворила! Я теперь спокойно не смогу ему даже в глаза посмотреть. Какой стыд!»

Рэндвел поднялся и присел на кровать рядом со мной.

-Да не трясись ты так, - он положил мне руку на плечо. – Прорвёмся. Если надо будет, убью их. Постарайся поспать ещё пару часов.

Он собрался встать, но я удержала его за руку.

-Рэндвел, насчёт этой ночи, - я не решалась посмотреть на него.

Он, взяв меня за подбородок, приподнял мою голову, встречаясь со мной взглядом.

-Не делай так больше! – он не шутил. Мои хмельные приставания, ему явно не понравились. К тому же возможно у них с Рыжей всё серьёзно, а тут я подбиваю его на измену. - Вот ещё что, дай мне посмотреть на твои ноги.

-Мои ноги? Зачем? Да и они грязные, - я была в ступоре от его заинтересованности моими ногами.

-Я прошу осмотреть их, а не попробовать. Мне надо взглянуть на твои раны, убедиться, что завтра ты сможешь идти, и не будешь выносить мне мозг. Уверяю, что облизывать их не буду. Так что ляг и положи мне их на колени.

Спорить с ним было себе дороже. Поэтому я легла на спину и согнула ноги в коленях, не решаясь положить их на него.

-Всего пару часов назад ты была готова закинуть мне их на плечи, а сейчас боишься даже прикоснуться ко мне. Все митра такие странные? Или только те, что не отсюда.

От его слов мне стало ещё паршивее, но деваться было некуда, и я осторожно выпрямила ноги и положила их ему на колени, стараясь не встречаться с ним взглядом.

«О боги, лишь бы они не сильно воняли после тех башмаков!»

Он стал осматривать их. Его прикосновения и поглаживания вызывали во мне кучу эмоций, приятных эмоций. Я хотела, чтобы время остановилось. Ещё не с кем мне не было так хорошо. Невольно в голове промелькнуло лицо парня, на которого я случайно выливаю кофе. Он симпатичный, но я не помню его. Кто он? Знакомый? А как его зовут?

-Из-за этого ты ныла? – сказал Рэндвел с усмешкой. - Я то думал.

Он убрал в сторону мои ноги, которые я тут же поджала к себе поближе, встал и подошёл к своему рюкзаку. Недолго в нём полазив, он достал из него маленькую баночку и протянул мне.

-На вот намажь, к утру боль и жжение спадут.

Я минуту помедлила.

-Мне самому это сделать? – Рэндвел смотрел на меня с самым серьёзным выражением лица.

Я решила пошутить, хоть не много разрядить обстановку. Было ощущение, что он всё ещё злится из-за моих ночных фокусов.

-Да, будь любезен, - улыбнулась я. – А то руки меня что-то совсем не слушаются.

Он не говоря ни слова снова сел на кровать и похлопал себя по коленям, призывая положить на них мои ноги.

-Рэндвел ты что, я же пошутила, - я постаралась забрать из его рук мазь, но он не отдал.

-Либо даёшь ноги, либо остаёшься без мази!

Шутка не удалась, и я покорно протянула свои ноги, мысленно ругая себя всеми словами. Открыв баночку, он нанёс не много мази на мои мозоли и ранки. Он мази шёл приятный запах трав, и она холодила кожу.

-А теперь спи, осталось и так немного времени, - Рэндвел убрал мазь в рюкзак и снова лёг на пол, ко мне спиной. Уснуть мне удалось не скоро, мешали разные мысли. Одна из них была особенно пугающей. Рэндвел начинал мне нравиться.

За окном только-только рассветало, когда меня снова грубо подняли. К этому пора было уже привыкнуть, походу манеры и ласка не являются главными качествами моего спутника. Велев мне обуться, он открыл окно и посмотрел вниз.

-Рэндвел что ты делаешь? – спросила я его, доставая из рюкзака свои новенькие сапожки.

Ноги действительно не болели и ранки даже начали слегка затягиваться. Волшебная мазь эльфов, не иначе.

-Мы выйдем через окно? – коротко ответил он, мне продолжая вглядываться вниз.

-А что с дверью не так? – сказала я, натягивая первый сапог.

Надев сапог, я прикрыла глаза от удовольствия. Он был словно вторая кожа. Лавочник хоть и был противный и страшный, как чёрт, но не обманул, кожа у сапога была потрясающе мягкой и комфортной.

-Нравятся? – голос Рэндвела вывел меня из блаженной неги.

-Очень, - прошептала я одними губами, надевая второй сапог.

-Надеюсь, теперь ты перестанешь ныть, - Рэндвел умел всё испортить. Этого у него не отнять. - Мы выйдем через окно, потому что на улице нас будут ждать. Там я окажусь в невыгодном положении. Если те трое убьют нас, то смогут потом стражникам наплести с три короба и им за это ничего не будет. Мы здесь чужаки это первое, а второе я эльф. Наш народ, как ты уже знаешь, не пользуется популярностью у митра. Только в качестве рабов. А если я убью этих троих, то нас тут же схватят стражники. Я не хочу убивать невиновных, но убью, так как они будут мешать нам. Поэтому мы выйдем через окно и встретим этих троих на нейтральной территории, там уже я не буду сдерживаться. Поэтому я сейчас спрыгну, а ты скинешь мне рюкзаки и свой меч, а потом спрыгнешь сама.

-Постой, а мы не можем просто обойти их, чтобы они нас не заметили? Тихо уйти из города и пойти своей дорогой, - мне не хотелось снова встречаться с этой троицей. Всё-таки их трое, а из нас драться умеет только Рэндвел. Я лишь буду мешаться под ногами.

-Нет, не можем, - он посмотрел на меня так, словно я только что сказала какую-то глупость. – Во-первых, я не хочу оставлять эту заразу в живых. Уверен, их руки по локоть в крови. Не говоря уже про девушек и женщин, которых они обесчестили. Тебя ждала бы та же участь. В таверне они к тебе не поболтать подсели. А во-вторых, я их предупреждал, чтобы они отстали от нас. Теперь пусть пеняют на себя. К тому же я уже давненько не убивал, руки чешутся, знаешь ли. Скинь вещи, не заставляй меня ждать.

Сказав это, он перелез через окно и спрыгнул вниз. Я прислушалась, ожидая хоть малейшего шума, но его не последовало. Рэндвел всё делал бесшумно, прирождённый убийца. Я подумывала спросить у него, не был ли он раньше каким-нибудь ассасином. Я скинула сначала свой меч, потом свой рюкзак, а взявшись за его, чуть не надорвала себе спину. Рюкзак Рэндвела был увесистый, походу он всё тащил на себе, а мне хватало наглости добавлять ему веса своим рюкзаком.

Я выглянула в окно, прикидывая, как теперь спуститься мне, чтобы не сломать себе что-нибудь. Вроде второй этаж всего, но я знала себя. Я могла и с первого умудриться свернуть себе шею.

-Чего ты ждёшь? – сказал Рэндвел глядя на меня. - Прыгай.

-Ты сдурел? – возмутилась я. – Да я убьюсь к чёртовой бабушке.

-Прыгай, я тебя поймаю.

-А если не поймаешь? – не унималась я.

-Поймаю, - его голос вселял уверенность. – Доверься мне.

Выбора не было. К тому же не доверять Рэндвелу было глупо. Если же не ему, то кому вообще в этом мире я смогу довериться кроме себя?! Мысленно перекрестившись я перелезла через окно и спрыгнула. За секунду полёта я успела почувствовать и страх и эйфорию. Мне было и страшно и весело одновременно. Крепкие руки обхватили мои бёдра, а моя правая нога в согнутом колене врезалась во что-то твёрдое и мягкое одновременно.

Поставив меня на землю Рэндвел схватился за грудь. Было, похоже, что моё колено врезало ему прямо в грудную клетку.

-О создатель, - прохрипел он. – Надо было тебя не ловить. Ты даже прыгать нормально не умеешь.

-Прости Рэндвел, - с сожалением промямлила глядя на него. - Сильно больно?

Если бы взгляд мог убивать, то я сейчас была бы мертва.

-Мне? – сказал он с сарказмом. – Чертовски приятно. Обожаю, когда меня бьют. В следующий раз целься пониже, я тогда буду в полном восторге!

-Прости, - я сдерживалась, чтобы не броситься к нему и начать жалеть. – Я не хотела.

-Знаю, - вздохнул он. – Иначе прибил бы на месте, - он ещё раз потёр в районе солнечного сплетения. - Ладно, пойдём. Не будем заставлять нас долго ждать.

Я снова застегнула ремень с ножнами на поясе и, взвалив на плечи рюкзак, пошла следом за ним. Мы пошли обходным, путём, который всё равно вывел нас к воротам на выход из города. Там стоял один из троицы, видать поджидал нас на случай, если бы мы решили обмануть их. Что мы собственно и сделали, только они об этом ещё не догадывались.

Наёмник усмехнулся, но ничего не сказал, даже когда мы проходили мимо. Выйдя за ворота, я оглянулась, но его уже не было.

-Пойдём, - поторопил меня Рэндвел. – Они сделают нам засаду на дороге, и это будет их большая ошибка.

Мне не понравилось, как Рэндвел произнёс эти слова. Слишком кровожадно. Он жаждал крови, убийств. Я не знала его с этой стороны и не хотела узнавать.

Мы прошли не больше километра, когда вновь наткнулись на эту троицу. Они ждали нас во всеоружии. Были уверенными в своей победе, мне было их уже жаль.

Мы остановились от них на расстоянии не больше двух метров. Рэндвел не спеша скинул на землю рюкзак и вышел вперёд.

-Слушай эльф, сдавайся по-хорошему, - сказал первый с нескрываемой уверенностью. – Ты нужен живым. А будешь рыпаться, кончишь, как она, - сказал он, кивнув в мою сторону.

Остальные заржали, как по команде. Я старалась держаться за спиной Рэндвела, как за бетонной стеной.

-Как же двусмысленно звучат ваши слова,- сказал Рэндвел, доставая из-за спины свой огромный меч.

Он встал в стойку, прижимая к груди левой рукой кинжал, а правой держал меч так, словно он ничего не весил. Наёмники тоже повыхватывали свои мечи из ножен.

-Красивый меч, - мерзко ухмыльнулся второй. – Уверен, за него дадут много золота.

-Тебе оно уже не понадобится, - сказал Рэндвел таким тоном, что даже мне стало страшно.

Миг, всего один миг. Я даже не заметила, как Рэндвел замахнулся. Но кинжал, что он сжимал в левой руке, секунду назад, уже красовался в глазу второго наёмника. Тот даже понять ничего не успел. Быстрая смерть. Третий, было, открыл рот, чтобы что-то крикнуть, но лезвие меча Рэндвела опередило его, воткнувшись ему в грудь и выходя наружу. Сомневаюсь, что он бы выжил, но для пущей уверенности или потому что Рэндвелу было мало крови, он прокрутил лезвие в груди несчастного по часовой стрелке. Послышались ужасные звуки разрываемой плоти и криков наёмника. Крик был не долгим, но уверена, что перед смертью, третий почувствовал ужасную, нестерпимую боль. На лице первого наёмника появился неподдельный страх, он побелел и выронил свой меч. Пятясь назад, он запнулся и упал, но кое-как поднявшись, бросился убегать. Рэндвел схватил с бедра лук и, достав стрелу из колчана, висевшем у него на спине, прицелился. Он собирался убить безоружного и убегающего человека, я не могла этого допустить. Это уже было убийство, а не самооборона. Я толкнула Рэндвела в тот момент, когда он натянул тетиву для выстрела, и стрела улетела куда-то в сторону.

-Рэндвел остановись. Ты же не убийца! - я крикнула это в надежде достучаться до него.

Но он не слышал. Оттолкнув меня с такой силой, что я полетела на землю, он выдернул кинжал из глаза второго наёмника и кинул следом за убегающим первым. Секунда, может две, и тело наёмника замертво упало на землю.

Я не могла поверить своим глазам. Он убил их всех даже глазом не моргнув. Всех, и того, кто убегал, пытаясь спасти свою жизнь.

Я не успела ничего сказать, так как Рэндвел подойдя ко мне быстрым шагом и схватив меня за шиворот, встряхнул так, будто я ничего не весила. Сколько же у него было сил…

-Ты что творишь? – прошипел он мне в лицо, ставя на землю, но всё также удерживая за воротник. – Совсем ополоумела?

Страх сковал моё тело, я даже не пыталась вырваться. Ещё никогда я не видела его настолько разъярённым и не знала, чего от него ожидать в этот момент.

-Не смей, слышишь? Никогда. Не смей. Мне. Мешать! - последнюю фразу он произнёс по частям, чтобы максимально донести до меня смысл сказанного.

Ещё раз, встряхнув меня, он отпустил мой воротник, а я едва удержалась на ногах. Дёрнувшись из стороны в сторону, он вновь повернулся ко мне. Его глаза пылали яростью.

-Ты действительно настолько тупа? Или как прикажешь это понимать? У тебя взыграла жалость? К кому? К ним? – он махнул в сторону тел наёмников. – К этим мерзавцам? А ты не такая уж и смышлёная, как я думал. Поэтому я тебе объясню, что было бы с тобой окажись я либо слабым, что меня зарубили бы тут, прямо на твоих глазах. Либо трусливым, чтобы сдаться и обречь тебя на смерть. Слушаешь? – он прорычал мне это в лицо, а я с трудом кивнула ему в ответ. - Так слушай. Сначала тебя поимели бы по очереди, невзирая на твои крики, мольбы и слёзы. Ещё и поколотили бы, чтобы слишком громко не кричала. Потом взяли бы тебя все вместе. А когда наигрались бы с твоим телом, то перерезали бы тебе глотку и оставили твоё изуродованное тело где-нибудь в канаве, а может даже и заморачиваться не стали бы. Там где отымели, там бы и бросили. Это отбросы общества, а отбросы принято уничтожать!

-Но он же убегал?- еле слышно прошептала я.

-И что? – Рэндвел рассмеялся мне в лицо. – Ты думаешь, он бы одумался? Встал бы на путь истинный и отказался от лёгких денег? Никогда! Такие не меняются. Он уже через час нашёл бы себе новую компанию отбросов, таких же, как и он. И захотел бы отомстить за своих падших дружков. Устроил бы нам засаду или перерезал глотки во сне. Тебе нравится жить в страхе? Оглядываться постоянно, спать с чувством, что за тобой наблюдают, и ждут, пока ты заснёшь, ждать засады. Мне нет. Поэтому я искореняю опасность на корню. Да, я убийца и буду убивать дальше. И ты будешь со мной убивать. Таких личностей на дорогах, в лесах, да где угодно сотни, тысячи. Тут либо мы, либо они. Поэтому прими сей факт и прими меня, таким, какой я есть. Я это сделал не ради себя, а ради тебя, между прочим. Поэтому ты пойдёшь и найдёшь мою стрелу. Я промахнулся из-за тебя. И захвати кинжал из башки, того мерзавца. Буду считать это твоей благодарностью, за спасение. А пока будешь искать подумай и реши, либо ты всё поняла и приняла, либо забирай свои вещи и скатертью дорога!

Сказав это, Рэндвел отошёл от меня и, подняв с земли свой окровавленный меч, стал вытирать с него кровь о тела мёртвых наёмников. Меня замутило. Я поплелась в сторону тела первого наёмника с мыслью, что боюсь Рэндвела и не хочу оставаться с ним.

Глава 9

Я минут пятнадцать бродила вокруг трупа третьего наёмника не решаясь вытащить у него из головы проклятый кинжал. Найти стрелу я отчаялась уже через пять минут поисков. Вроде и местность была открытая ни кустов, ни высокой травы, но я понятия не имела, куда она запропастилась. Чем больше я бродила, тем сильнее злилась. Меня начало злить абсолютно всё: этот мир, его обитатели, моя ситуация, а главное Рэндвел.

«Найди мою стрелу. Я ему что рабыня?! Буду считать это благодарностью. За что блин?! Он убийца и сам в этом признался. Мне просто опасно находится рядом с ним».

-Нашла? - грубый голос Рэндвела вытащил меня из водоворота своих мыслей.

Я захлопала глазами, осознавая, что пока я находилась в своих размышлениях, умудрилась вернуться назад. Я мельком взглянула на тела, и мне показалось, что крови стало ещё больше. Бордовая, цвета спелой черешни она текла в разные стороны, впитываясь в землю. Меня снова затошнило, и я перевела взгляд на Рэндвела. Передо мной стоял не довольный эльф, скрестив руки на груди. Он был собран, меч снова висел у него за спиной, рюкзак стоял у ног, не хватало лишь меня. Вот только идти с ним я не собиралась, точнее вместе с ним. Для себя я уже всё решила, и мне показалось, что Рэндвел понял это. Его взгляд изменился.

-Нет не нашла, я ответила грубостью на грубость. - И не собираюсь искать. Я решила, что нам надо расстаться. Дальше я пойду без тебя.

Я ждала грубых слов в свой адрес, например, какая я тупая, глупая, дура и всё в таком духе, но их не последовало. Рэндвел, без каких либо эмоций нагнулся и поднял с земли свой рюкзак.

-Пойдёшь прямо, пока не дойдёшь до указателя, - Рэндвел махнул, указывая, куда мне идти. - От него свернёшь направо и до конца. Там будет снова указатель. Тебе нужно в лес Калленхад. Там уже сама. Удачи.

Даже не взглянув на меня, он закинул рюкзак на плечи и двинулся в другую сторону, а я так и осталась стоять, обдумывая, правильно ли я поступила. Сердце ныло, умоляя меня догнать его и извиниться, а гордость требовала идти дальше. В тоже время мой мозг кричал, что я дура и давал понять, что шансов на успех у меня нет. В итоге победило сердце, и я бросилась за Рэндвелом. Но пробежав несколько метров, я обнаружила, что его и след простыл, он как под землю провалился. Я позвала его раз, второй, третий, но ответом мне была тишина. В итоге смирившись, я побрела назад и, захватив свой рюкзак, двинулась в сторону, указанную мне Рэндвелом.

Я шла разбитая и несчастная, ругая себя последними словами. Рэндвел не был идеальным, но с ним я была, как за каменной стеной. Я знала, что со мной ничего плохого не случится, так как он был рядом. Перед глазами без конца маячил его образ, заставляя сердце сжиматься сильнее. Высокий, сильный, красивый, он так мне нравился. Не доступный конечно, но дорога предстояла длинная. Кто знает, вдруг она бы сблизила нас, а теперь его нет, по моей же глупости.

Я вернулась в реальный мир из размышлений, только тогда, когда поняла, что иду уже довольно долго, а указателя, так и не было.

«Вот чёрт, неужели пропустила?! Дура-дура-дура!»

Делать было нечего, пришлось возвращаться. Я не была уверена, что ещё не дошла до него, а не пропустила его во время своих размышлений, но лучше было перестраховаться. Внезапно меня окликнули. Я обернулась. Ко мне бежал молодой паренёк лет семнадцати. Поравнявшись со мной он, запыхавшись, поднял руку вверх, прося время, чтобы перевести дух.

-Ты как будто марафон пробежал, - пошутила я. – А вообще что тебе нужно? – я решила сразу рубить сплеча. Времени на долгие разговоры у меня не было. Солнце потихоньку клонилось к закату, наступал вечер.

-Да я, - паренёк прохрипел, ловя ртом воздух. - Пытался вас догнать. Не часто на дорогах встретишь такую красивую девушку и совсем одну. Это же опасно. В этих местах полно разбойников.

«Я была не одна. И опасность мне не грозила….»

Я молчала, с грустью обдумывая свои последние выходки и в который раз убеждалась в том, что сама виновата в том, что Рэндвела нет со мной.

-Я могу узнать ваше имя? – паренёк мялся смущаясь.

Я посмотрела на него. Сразу видно деревенский. Потёртая жилетка, рваная рубаха, заношенные штаны и дырявая обувь. Рыжий с веснушками и курчавым носом, но уж больно худой. На вид казался дружелюбным, улыбался, заламывая руки назад.

-Я Але…ксина, - я невольно испугалась, так как не с разу вспомнила своё имя.

«О боже, боже-боже-боже! Нет, пожалуйста. Я начала забывать. Я Алексина. Алексина! Главное не забыть. Не забыть!»

-Очень приятно Алексина. А я Марк, - он протянул мне свою худощавую руку.

Я протянула в ответ, и он пожал её. Рукопожатие у него было крепким, не смотря на излишнюю худобу.

-У вас приятная кожа, мягкая, - он задорно улыбнулся.

«Паренёк притормози, мал ещё, чтобы к взрослым девушкам клеиться».

-Куда вы направляетесь? Может я смогу вам помочь, - продолжал он, как ни в чём не бывало.

Глупо было доверять ему и в тоже время глупо отказываться от помощи.

-Мне нужно к лесу Калленхад. Знаешь его? – я улыбнулась самой приятной улыбкой.

-Знать то я знаю, - сказал Марк, растерявшись. - Только зачем вам туда? Этот лес проклят.

От его слов холодок пробежал по коже. Я знала, что «путь Паломника» это не прогулка в парке, но к проклятому лесу была не готова. Особенно иди туда одной. И самое главное, что Рэндвел умолчал об этом.

-Проклят он или нет, мне всё равно нужно его найти. Поможешь мне? - я решила не распространяться о своих планах, мало ли, что у этого паренька на уме.

Марк почесал затылок, оглядываясь. Я уже подумала, что он откажет.

-Помочь то помогу, - заговорил он, снова оглянувшись. – Я покажу вам дорогу до леса, но в лес не пойду. Мне ещё пожить хочется. Вы тоже не ходили бы туда, а то слухи про этот лес разные ходят.

-Какие слухи? - поинтересовалась я, ругая себя за любопытство. Ведь мне в этот лес предстояло идти и лучше бы мне не знать, что там твориться, иначе есть риск, что я передумаю, и придётся мне остаться тут. В скором времени, когда закончились мои украшения, я бы стала похожа на этого паренька. Худая, в рваной одежде сидела бы в грязи и просила милостыню.

Я помотала головой, отгоняя плохие мысли и набежавшую тревогу.

-Слухи, да разные, - усмехнулся Марк. – У каждого человека своя теория того, что там творится. Ходить то туда уже не ходят, поди, лет сто как минимум, а вот сочинять так это, пожалуйста. И ведьмы в этом лесу и вампиры, и мертвецы ходячие, послушаешь таких рассказчиков и из дома уже страшно выходить, не то, что в лес какой-то идти. Пойдём что ли? А то стоим тут на дороге, только неприятности притягиваем. Помочь? – он кивнул на рюкзак и тут его взгляд остановился на моём мече, висевшем у меня на талии. - Вот это да. Красота, то какая. Это же эльфийская работа. Где вы такой нашли? Он, поди, дорогущий.

-Да, спасибо, - сказала я, протягивая ему рюкзак. – А насчёт меча это подарок. А как ты понял, что он эльфийский?

-По гравировке на рукояти, - сказал Марк, закидывая мой рюкзак на плечи, но при этом не сводивший взгляда с меча. Надеюсь, потом разрешите подержать его. Ладно, пошлите.

Мы двинулись вперёд, попутно болтая обо всём на свете. Я была рада, что иду не одна и не представляла, как потом продолжать свой путь в одиночестве. А ещё мне хотелось есть. Хорошо, что солнце садилось, и подул лёгкий освежающий ветерок, так как у меня оставалось всего пол фляжки с водой, и я понятия не имела, где её наполнить.

-Здесь мы срежем, - сказал Марк, останавливаясь у одинокой тропинки, ведущей в лес.

Мне не хотелось идти через лес. Перед нами простиралась прямая длинная и хорошо освещённая дорога, а в лесу могло быть опасно. Я невольно вспомнила волков и у меня задрожали руки. Если наткнёмся даже на одного из них, то мы считай покойники. Я сомневалась, что этот худой паренёк умел обращаться с оружием.

-Может, лучше пойдём длинным путём? - сказала я, бросая взгляд то на лес, то на дорогу.

-Если срежем, то дойдём до леса Калленхад дотемна. Там мы могли переночевать, а наутро разошлись бы в разные стороны. А если пойдём длинным путём, то мы и к полуночи до леса не дойдём. Ещё и потеряемся, не дай создатель.

Ещё раз, с грустью посмотрев на дорогу, я удовлетворительно кивнула, и мы пошли по тропинке, ведущей в лес.

«Замечательно, один лес, другой. Тут сплошные леса прям рай для хищников и убийц, типа Рэндвела. Тьфу, опять его вспомнила».

В лесу оказалось намного темнее, чем на дороге. И страшнее. Я шла за Марком, вздрагивая от каждого шороха. Внезапно Марк сложил руки, словно в молитве и издал через них, какой-то звук.

-Что ты сделал? – спросила я, поравнявшись с ним.

-Ничего, - рассмеялся Марк. – Просто сов приманиваю.

-Сов?- удивилась я. - Зачем?

-Дорогу нам укажут, ты, что не знала, что совы хорошие путеводители?- он посмотрел на меня, как на дурочку и уверенно пошёл вперёд, словно ходил по этому лесу не один раз.

Мне стало не по себе. Марк вёл себя странно. Совы путеводители? Что за бред! Он меня за полоумную держит? И какие совы, ещё только вечер, а они ночные птицы и сейчас ещё либо спят, либо только начали просыпаться. Мне до боли захотелось вернуться.

-Марк, - позвала я. - Давай вернёмся. Я лучше пойду по дороге. Мне не нравится этот лес.

-Ты что Алексина? – он усмехнулся. - Да уже немного осталось, скоро выйдем на дорогу. Если ты боишься этого леса то, что будешь делать, когда доберёшься до леса Калленхад?

Внезапно издалека послышался звук, похожий на тот, что издал Марк.

-Видишь? – он улыбнулся. - Сова ответила, значит нам надо в ту сторону.

«Да откуда блин сове знать, куда мы направляемся? Надо валить. С ним или без него. Лучше без. Я как-нибудь найду дорогу назад».

-Отдай мой рюкзак, и я вернусь на дорогу.

Он стоял и смотрел по сторонам, словно не слышит меня.

-Марк, рюкзак отдай, - потребовала я, повысив голос.

Он продолжал стоять и пялиться на меня с какой-то глупой улыбкой. Моя рука легла на рукоять меча. Я была готова угрожать ему.

-На твоём месте я бы этого не делал, - его голос стал другим. Надменным, зловещим.

-А то что? – я старалась сохранять хладнокровие, но получалось плохо. Моё трясущееся тело выдавало меня.

-А то можешь пораниться, - услышала я голос позади себя.

И прежде чем я успела обернуться, почувствовала удар по голове и упала на землю без сознания.

Очнулась я с дикой головной болью, такой, что даже моргать было неприятно. Я захотела потрогать голову, но с ужасом обнаружила, что мои руки крепко связаны какой-то старой, вонючей верёвкой. Неизвестно сколько времени я провела без сознания, но заметно стемнело. До меня стали доносится громкие разговоры и смех. Оглядевшись, я поняла, что нахожусь в лагере посреди леса. Горел костёр, на огне жарилось мясо, зайцы или белки, трудно было понять, рядом стояли палатки, висела одежда, стояли ящики, а рядом с ящиками стояли люди. То как они выглядели и как разговаривали, давало понять, что я нахожусь не в обществе интеллигентов или аристократов, а в плену у самых настоящих разбойников. Семь мужчин среди них был и Марк. Моё сердце сжалось при виде его. Я прогнала парня, который готов был заслонить меня своей спиной, от любой опасности и пошла с тем, кто меня предал и завёл в ловушку.

«Ох, Рэндвел, какая же я была дура!»

Один из разбойников заметил меня и кивнул остальным. Что-то громко обсуждая, они двинулись ко мне, а я сильнее вжалась в дерево, возле которого сидела.

-Проснулась, значит, - рассмеялся один из них. У него была длинная рыжая борода и злые глаза. – Я уже подумал, что пришиб тебя. Рука у меня сильная.

Я молчала, с ужасом озираясь на них. Понимала, что кричать бесполезно. Меня никто не услышит и никто не придёт на помощь, а злить их мне не хотелось. Боль в голове доказывала, что церемониться со мной не будут. Я заметила свой меч у Марка в руках и снова вспомнила Рэндвела. Он бы такого никогда не допустил. Разбойников забавляла моя беспомощность.

-Расскажи нам милая, - продолжил рыжебородый. – Откуда ты тут такая взялась? И откуда у тебя драгоценности и эльфийский меч?

-Это подарок, - мой голос дрожал, как и всё тело.

Разбойники рассмеялись. Громче всех смеялся Марк, разглядывая мой меч.

-Мой парень сказал, что ты ему также ответила. Вот только никто не делает такие подарки просто так. Каким местом ты их заработала? – он грязно рассмеялся и остальные поддержали его. – На знатную ты не похожа, выходит воровка. А в лес направлялась, небось, для того, чтобы припрятать краденое. У тебя там тайник?

Я слышала, как сердце отсчитывает удары, а комок в горле мешал нормально глотать.

-Ннет у меня никакого тайника, - заикаясь, и чуть ли не плача произнесла я. - Пожалуйста, вы можете забрать всё, что у меня есть, только отпустите меня.

-Слышали парни? - рассмеялся рыжебородый. – Можете оставить побрякушки себе, она разрешает. И все снова заржали, как ишаки, брызжа слюной. – Мы не может тебя отпустить красавица, хотя бы, потому что ты знаешь, где наш лагерь. А нам не нужны неприятности в лицах стражников или храмовников.

-Я никому не скажу, - прошептала я. Головой я понимала, что меня не отпустят, как бы я не умоляла и не просила их.

-Это всего лишь слова, - сказал Марк. – К тому же за тебя хорошо заплатят золотом. Вот ещё что, ты девственница?

-Нет, я…

-Это плохо, - грубо перебил меня Марк. – Больше пятидесяти мы за тебя не выручим.

Бросая взгляды на каждого из них я видела только злые глаза и недобрые помыслы. Я была словно бабочка, попавшая в паутину, выхода нет, а паука о помощи просить бессмысленно. Только бабочка умрёт в конце и её страдания прекратятся, а мои нет.

-Если товар всё равно порченный, - вмешался другой разбойник. Он был толстый с десятью подбородками и невероятно маленькими глазами. - То почему бы нам самим сначала не опробовать его?

Вот тут моё сердце едва не остановилось. Меня хотели изнасиловать семь человек! Я не врала, что не являюсь девственницей, но и сексуальных партнёров у меня было не много. В такие моменты люди молятся богам и просят их о спасении, каком-то чуде, а я молилась о смерти. Просила бога, чтобы моё сердце остановилось. Лучше смерть, чем то, что меня ожидало.

-Хорошая идея Хоу, - рассмеялся Марк. - Ты полагаю, хочешь быть первым?Чтож, если поделишься своей долей, после того как мы её продадим, то так и быть позволю тебе побаловаться с ней вне очереди.

Другие разбойники стали что-то возражать, видать первыми хотели быть все.

-Молчать, - крикнул рыжебородый и возражения стихли. - Мой сын сказал слово, так что Хоу? Желающих на твоё место предостаточно.

Я даже не удивилась, что Марк сын рыжебородого. Они были похожи внешностью и характером. Как говорится яблочко от яблони.

Толстяк мялся, видать прикидывал, стоит ли моё тело, того золота что просил от него Марк.

-Ладно, - протянул толстый. - Будет тебе часть доли сукин ты сын.

- Ты абсолютно прав Хоу, моя мать была той ещё сукой, - рассмеялся Марк. – Ну, так бери её. Ночь коротка, а позабавиться хотят все. Только долго не тяни. Не успеешь, будешь дорабатывать рукой.

Все мерзко заржали, а меня аж передёрнуло.

-Только отойди подальше, не хочу, чтобы твоя толстая задница маячила перед глазами, пока я буду есть.

Разбойники, всё также смеясь, направились к костру, а толстяк, схватив меня за руки, потянул в другой конец лагеря.

Я пыталась сопротивляться, но он был сильнее. Грубо повалив меня на траву, толстяк принялся трогать меня, гладить своими грязными пальцами. Я лежала под ним и задыхалась от слёз и своей беспомощности. А потом он принялся целовать меня, облизывать, приговаривая, какая я сладкая, какая красивая. Во мне закипел гнев вперемешку с отчаянием. А когда он впился мне в губы поцелуем, я со всей силы укусила его за язык. Он заорал и попытался вырваться, но я не отпускала, даже когда почувствовала вкус его крови у себя во рту. Толстяк ударил меня в живот, и я отпустила его, скорчившись от боли. Кто-то окликнул его, но он словно ничего не замечая и крича ругательства, сомкнул свои липкие ручонки на моей шее. Он душил и не отпускал меня, даже тогда, когда я начала задыхаться от недостатка воздуха. Мир начал меркнуть. А я молилась богу на последнем издыхании.

«Боже дай ему сил довести дело до конца! Умоляю!»

Глава 10

Я услышала лёгкий шум, такой, какой издаёт туго натянутая веревка, если её тронуть. Секунда, и что-то тяжёлое навалилось на меня, ещё сильнее припечатывая к земле. Я закашляла, ловя ртом воздух.

-Хоу, ты, что там оглох? Если мне придётся встать, чтобы дойти до твоей жирной задницы, считай что твоё время вышло, - послышался голос одного из разбойников.

Придя в себя, я поняла, что лежу под бездыханным телом толстяка. У него из головы торчала стрела.

-Всё Хоу, ты меня достал! – снова послышался голос разбойника.

Я постаралась приподнять тело толстяка, но это оказалось выше моих сил. Его кровь пачкала мне воротник. Шаги разбойника становились отчётливее.

-Ты там что уснул? - он рассмеялся. - Если ты расплющил деваху, то пеняй на себя. Какого…

Договорить он не успел. Снова короткий звук и послышался шум от удара тела об землю. Среди разбойников началась паника, я не видела, но отчётливо всё слышала. Они бегали по лагерю, крича ругательства в поисках виновного в гибели своих товарищей.

-Барт, сука, убили Барта, - кричал Марк. Уж его голос я запомнила. - Найдите эту тварь. Стреляли с дерева, я своими яйцами клянусь, что с дерева.

Послышался крик ещё одного. Я же окончательно, придя в себя, стала спихивать в сторону тело толстяка. С попытки пятой мне это удалось. Наконец-то я смогла вздохнуть спокойно.

-Отец, - кричал Марк. – Отец! О создатель милосердный.

Я, держась за дерево, оглядела лагерь. Повсюду валялись трупы разбойников со стрелами в головах, а на земле, склонившись над телом рыжебородого сидел Марк.

-Выходите, - закричал Марк, озираясь по сторонам. - Или слабо сразиться в честном бою?

-Честный бой, не мой конёк, хотя ты его и не заслуживаешь, - с дерева спрыгнул Рэндвел, держа в руках лук.

Моё сердце забилось от радости, но ещё больше от стыда. Марк, прожигая его взглядом, поднялся с земли, обнажив клинок. Мой клинок.

-Эльфийское отродье, - прорычал он, сплёвывая на землю. - Я не верю, что ты был один, где остальные? Вы же, как крысы всегда ходите кучками!

-Мне до седьмого колена, веришь ты или нет. А вот крысы это больше относится к таким, как ты. Сколько вас не руби, мир чище не становится, так как вы плодитесь, словно крысы. Убьёшь одного ублюдка, а на его место придёт трое таких. Ты хотел честного боя? - Рэндвел отшвырнул лук в сторону и достал из-за спины свой огромный меч. - Будет тебе напоследок честный бой.

Марк кинулся на него, целясь в живот, но Рэндвел без особого труда отпарировал его атаку, выбив меч из его рук и ударом ноги отправил того на землю. Заметив меня, Рэндвел махнул мне, подзывая подойти к ним. Меня ещё шатало и мутило, но мне хотелось подбежать к нему, броситься в объятия и кричать о том, как я виновата. Подойдя, я посмотрела на Марка. Он был жалок, совсем, как я недавно.

-Пожалуйста, - прохрипел он. - Не убивайте меня. Я же всё лишь ребёнок, мне всего шестнадцать.

«Где же твоя храбрость Марк? Почему ты не смеёшься, как раньше?! Может, потому что сейчас перед тобой стоит не беззащитная девушка, а умелый воин! И нет больше спины папочки, за которой ты бы смог спрятаться!»

-Всего шестнадцать, а уже мразь! – вздохнул Рэндвел убирая меч за спину. - Не по той дорожке ты пошёл дружок, а вообще… - он посмотрел на меня с усмешкой. - Последнее слово за тобой.

-Что? – вырвалось из моего рта.

-Реши его судьбу. Либо мы его отпускаем, либо, - Рэндвел достал кинжал и присел рядом с ним. - Я убью его.

Марк лежал на земле и трясся, по его щекам бежали слёзы, но я вдруг ощутила, что не чувствую ничего кроме омерзения и ярости. Я смотрела на него и видела себя, плачущую, напуганную, умоляющую отпустить. В моей голове вихрем пронеслись все его последние действия. Как он приметил меня на дороге, как заманил в ловушку, как забрал мой меч, как торговался за моё тело, как собирался изнасиловать меня вместе с другими. Это не ребёнок, а чудовище. Сколько таких, как я угодило им в лапы?!

-Пожалуйста, - взмолился Марк.

«Молчи, лучше молчи!»

-Отпустите меня…

Рэндвел ждал, Марк плакал и умолял отпустить его, что он никому ничего не расскажет. Говорил всё то, что говорила я этим мерзавцам.

-Ты девственник? - резко спросила я, прерывая его мольбы. – По глазам вижу, что нет. Жаль, выгодно продать тебя не удастся. Даже пятьдесят монет не выручим, - я говорила с тем же тоном, каким он не так давно говорил со мной. И по взгляду и по ужасу в его глазах было ясно, что он вспомнил тот момент с торгами. - И отпустить я тебя тоже не могу. Ты захочешь отомстить, а мы с Рэндвелом хотим по ночам спокойно спать.

Я сказала это без тени какой-либо эмоции, так словно объявление прочитала. У меня не было к нему ни жалости, ни сочувствия, только ненависть. Рэндвел понял меня и был доволен моим ответом.

-Да примет создатель твою душу, - сказал он, занося кинжал.

-Ччто ты собираешься сделать? – завопил Марк в ужасе.

-Воспитать, - Рэндвел одним движением вогнал кинжал в горло парня. Брызнула кровь, много крови. Тот издал последний стон, дёрнулся пару раз и замер.

Увиденное не прошло мимо и тошнота, что одолевала меня на протяжении всего вечера, достигла предела. Я успела дёрнуться в сторону, прежде чем меня стошнило.

Не знаю, сколько времени я провела стоя у дерева, но когда обернулась, увидела, что Рэндвел оттаскивает тело последнего разбойника подальше, в кучу к остальным.

-Ты голодная? – спросил он, поравнявшись со мной.

И тут во мне словно что-то сломалось. Я бросилась к нему и, ухватившись за его плащ зарыдала.

-Прости меня, прости-прости-прости, - я кричала, и всё сильнее тянула его плащ на себя. - Рэндвел они хотели меня изнасиловать. Все! А потом продать, как вещь. Ты был прав. Прав! Во всём, - слёзы потоком лились из глаз, я задыхалась от них не в силах успокоиться. - Ты пришёл за мной, а я такая дура! Боже Рэндвел прости меня.

Я уткнулась головой ему в грудь, продолжая всхлипывать. Меня трясло мелкой дрожью. Внезапно я почувствовала его руки у себя на спине.

-Чшшш, всё нормально принцесса. Теперь всё будет хорошо, - он прижал меня к себе, поглаживая мои плечи. Мне так не хватало этих объятий.

Едва из-за своей глупости и гордости я не лишилась чести, свободы и самого главного, моего дорогого эльфа. Он отпустил меня уже через пару минут, но эти минуты показались мне самыми драгоценными в моей жизни.

-Пойдём, посмотрим, что у них завалялось нам на ужин, - он направился к костру, а я пошла следом за ним.

На импровизированном подобии стола было мясо неизвестных мне животных, запечённая картошка, соль, немного яблок и бутылка с какой-то жидкостью, вероятно алкогольной. Мы сели на брёвна находящиеся рядом со столом и Рэндвел вылив из стаканов содержимое, оставшееся после предыдущих владельцев, вновь наполнил их жидкостью из бутылки.

-За тебя Рэндвел, - сказала я, поднимая руку со стаканом вверх. - Спасибо, что ты вернулся и спас меня.

Он улыбнулся краешком губ и тоже взмахнул стаканом. Я сделала глоток и тут же выплюнула.

-Ох, блин, какая дрянь, - я плевалась, стараясь освободиться от привкуса этой жидкости. - Это вообще что такое?

-Вообще, это вино, - сказал Рэндвел, после того, как отпил добрую половину стакана. - Хотя по вкусу напоминает ослиную мочу.

-Откуда ты знаешь, какая на вкус ослиная моча? – я смеялась, делая ещё глоток, надеясь, что второй заход пойдёт лучше. С огромным усилием я заставила себя это проглотить и закашляла. Градус этой штуки был невероятный.

-В своё время пришлось выпить. Гадость редкостная, - Рэндвел осушил свой стакан и наполнил вновь.

Я потянулась к мясу, борясь с желанием спросить, что это за животное. На вид было похоже на какого-то грызуна, но я была не уверена. Мясо было явно передержано, на вкус сухое и жёсткое.

-Вообще не вкусно, - заметила я, отпивая ещё из стакана. Следующие глотки пошли лучше, но я старалась не переусердствовать, так как в памяти ещё было свежо воспоминание о моём ночном приключении. - А вот картошка неплохая.

-Её тяжело испортить, - Рэндвел вновь осушил свой стакан и внимательно посмотрел на меня. - Расскажи мне лучше вот что. У тебя были проблемы с памятью? Ты помнишь своё имя?

Еда тут же отъехала на второй план. Я уже и забыла о своей миссии. Забыла о том, что мой дом не здесь, об отце, обо всех. Мне было так хорошо с Рэндвелом, что всё остальное оказалось мне не нужным.

-Когда мы расстались, и я встретила Марка, то не сразу вспомнила своё имя, - мне внезапно стало грустно и больно.

«Как я могла забыть?! Забыть о самом главном! Мне хорошо с ним, но мой дом не здесь, мои родные не здесь. Нельзя к нему привязываться. Нельзя! Он останется в этом мире, а я вернусь домой, и сказка закончится».

-Значит процесс пошёл. Имя это твоё всё. Оно связывает тебя с тем миром, откуда ты пришла. Забудешь, и эта связь оборвётся. Расскажи мне о себе, о своих родных, друзьях, любимых.

Рэндвел внимательно смотрел на меня в ожидании. А я, дожёвывая яблоко, собиралась с мыслями и ловила себя на том, что многое из своей жизни не могу вспомнить.

-Я … - Я помолчала, обдумывая слова. – Я родилась в богатой семье. Никогда ни в чём себе не отказывала. Думаю это ты и так понял. Моя мать... - я вдруг поняла, что совсем не помню её лица или имени. - Бросила меня и отца. У неё сейчас новая семья в…эм... не помню где. Отец, - с отцом была та же история, я не помнила ни лица, ни имени. – А что отец, нашёл себе молодую девушку, которой нужны лишь его деньги. Друзей у меня как таковых нет. Пара подруг и то, сложно назвать это дружбой. Уверена, что главную роль в нашем общении, играли деньги. А насчёт любимых. Эм. Блин.

-Вспоминай Алексина, это важно, - Рэндвел долил нам остатки из бутылки.

-Я не помню.

-Ладно, ты помнишь тот день, когда умерла?

-Да, - сказала я вспоминая. - Что-то помню. Мне позвонили и предложили встретиться.

-Кто? – взгляд зелёных глаз прожигал во мне дыру.

Я отрицательно помотала головой. Как не старалась я не могла вспомнить, того кто мне звонил в тот день и куда я направлялась.

-Вспоминай! Мы с Лайей нашли тебя в лесу в нарядном платье. Судя по его длине и вырезу на груди, ты шла явно не на встречу с подругами. Возможно к своему любимому?

В голове тут же всплыл образ Дика. Его голос, улыбка.

-Точно, - закричала я. - Рэндвел ты гений! В то утро мне позвонил Дик, о боже я вспомнила его имя! Он предложил встретиться в кафешке. Не помню в какой. По дороге мне позвонил отец и чем-то расстроил меня. Мы поругались и я плакала. А потом я увидела котёнка на дороге. Он был напуган. Повсюду были машины и, - я запнулась. – Ты, наверное, не понимаешь, что я несу. Кафешка это заведение наподобие вашей таверны, место, где можно перекусить, выпить, поговорить. А машина это что-то вроде телеги, но без лошади. И ездят они очень и очень быстро. Так вот, - я отпила из стакана. Телу было тепло, я чувствовала лёгкий жар на щеках. И голова начала слегка кружиться. - На дороге был котёнок. Беленький такой, как снежок. И глаза у него были невероятные. Большие и такие зелёные, - я улыбнулась и посмотрела на Рэндвела. Мы встретились с ним взглядом. - Как у тебя, - я помолчала, обдумывая сказанное. - На него неслась машина, и я выбежала на дорогу, чтобы спасти его. Всё произошло очень быстро. Меня сбили насмерть, котёнка я спасла. Вот так я и умерла.

-Ты умерла, спасая кота? - Рэндвел истерично рассмеялся. – Я догадывался, что с головой ты не в ладах.

Я бросила на него испепеляющий взгляд. На мгновение я была готова с ним согласиться, но отбросила эти мысли, как ненужный мусор. Я поступила, так как поступила и ни о чём не жалела.

-Да ну тебя, расскажи лучше о себе, - я, поставив локти на стол и скрестив пальцы, подпёрла ими подбородок.

-Мне нечего рассказывать, - Рэндвел тут же засуетился. – Давай лучше спать.

То ли мне надоела его излишняя загадочность, то ли алкоголь ударил в голову, но просто так я сдаваться не хотела.

-Да ладно тебе Рэндвел, ну расскажи хоть что-нибудь. Например про свой клан. Помнится, Амина упоминала, что ты не из их клана. Были у тебя братья или сёстры? Что насчёт твоих родителей? И вообще я же не лезу к тебе в душу, расспрашивая тебя о твоей личной жизни.

-Не отстанешь?

-Нет, - я довольно помотала головой.

-Ох, создатель, зачем ты послал её по мою душу? - он вздохнул. – Хорошо. Мой клан назывался Майнские эльфы, потому что мы жили вблизи гор Майн. Я не знал своих родителей. Отца убили митра, а мать сбросилась со скалы, не сумев пережить горя. В итоге меня, моего брата и сестру воспитала хранительница. Конец истории.

Моему возмущению не было предела. Раззадорил моё любопытство и отрезал на самом интересном месте.

-Эй, какой конец? А дальше? Почему ты ушёл?

-Алексина…

-Не скучаешь ли ты по родным? Не собираешься ли вернуться? – я тараторила, как сумасшедшая, не замечая накалившуюся обстановку.

-Алексина хватит…

-Почему хватит? – не унималась я.

Рэндвел вскочил на ноги и со всего размаху пнул импровизированный стол. Всё полетело на землю. Я сама чуть не завалилась вместе со всем содержимым.

-Потому что моего клана больше нет! Я лично всех перерезал. Хочешь послушать сказку на ночь? Не стесняйся, слушай. Как-то во время охоты я обнаружил одну пещеру, которая вывела меня в древние руины. Эльфийские. Я провёл в ней несколько дней, осматривая её и изучая. А когда вернулся, то оказалось, что во время моего отсутствия напали митра, и забрали в плен моего брата и сестру. Я, не раздумывая двинулся в большой город за ним. Никто из моего клана не пожелал мне помочь. Оказавшись среди митра, я был в панике, в ужасе. Мне доводилось видеть их, но не в таком количестве. Найти своих родных было практически невозможно. Мне пришлось долго и осторожно опрашивать народ, но результаты были равны нулю. В итоге мне удалось подкупить стражника, который сказал, что видел похожих на меня эльфов. Я нашёл нужный дом и решил под покровом ночи, без лишнего шума освободить своих родных. Не трудно было догадаться, что пленников будут держать в подвале, но я не был готов к тому, что там увижу. Я нашёл их…тела. Обезображенные со следами пыток и насилия. Тело брата ещё было тёплое. Я обезумел и убил всех, кто был в доме, включая поваров и прислугу. Хозяин дома вместе со своими сыновьями умирали долго и мучительно. Я изрядно с ними поиграл и добыл очень занимательную информацию. Моих родственников не похищали, а купили, - Рэндвел истерически рассмеялся. - Всего за горстку золотых монет. Причём и я должен был быть среди них, но из-за моего долгого отсутствия, в клане решили, что я погиб на охоте. Также как и решили, что я не вернусь назад, потому что меня убьют митра. Но они ошибались, я вернулся, и кровь полилась рекой. Добраться до хранительницы было тяжелее всего, к тому времени я был серьёзно ранен. В меня несколько раз попали из лука, и хорошо приложили кинжалами. Но я поймал эту старую ведьму. У меня к ней был всего один вопрос. За что? Она сказала, что моя семья была помехой, так как мы выступали против митра, а хранительница наоборот хотела, чтобы мы жили в городах вместе с ними. Мой брат хотел обратного, увести эльфов на восток, подальше от городов митра. Ради этого он даже собирался стать хранителем и потихоньку склонял эльфов на свою сторону. В итоге хранительница и совет решили от нас так избавиться. Мне повезло, а вот моим родным нет. Старая ведьма должна была хорошо помучиться перед смертью. Я связал её и оттащил на поляну, полную различных насекомых. Там я вспорол ей живот, но не сильно. Мне лишь нужно было сделать дверь для гостей. Как она кричала! Я до сих пор помню эти крики ,хотя с того дня прошло уже больше сорока лет. Ты говорила, что не хочешь лезть ко мне в душу. А что в итоге? Ты не просто заглянула в неё, ты залезла мне в душу с ногами! Надеюсь, я удовлетворил твоё любопытство и ответил на все интересующие тебя вопросы? Может тебе мало и хочется копнуть глубже?

Рэндвел бросив на меня пустой взгляд, пошёл в одну из импровизированных палаток, а я осталась сидеть разбитая и морально и физически. Я легла у затухающего костра прямо на землю и заплакала. Через некоторое время мне удалось заснуть. Я просыпалась несколько раз то от холода, то от шума и засыпала вновь.

-Прости меня принцесса, - сквозь сон я услышала голос Рэндвела и почувствовала его руку у себя на талии. Он лег, рядом прижимая меня к себе, и уткнулся мне в волосы. В этот момент я почувствовала себя счастливой. Мне стало так легко и тепло, что я вновь заснула и спала без сновидений до самого утра.

Глава 11

Я проснулась с чувством лёгкости и невероятного счастья. Где-то на востоке только-только поднималось раннее солнце. В голове тут же вихрем пронеслись воспоминания прошлого дня, и меня слегка передёрнуло от отвращения. Если я раньше и сомневалась, то сейчас была полностью уверена в том, что мерзавцы понесли заслуженную кару. Я удивилась тому, что Рэндвел не поднял меня до сих пор, и уже успела испугаться, что он мог бросить меня из-за моей вчерашней любопытности, но дернувшись, ощутила его сильную руку у себя на талии, которая всё сильнее прижимала меня к нему. Рэндвел спал, я чувствовала своим затылком его лёгкое, умиротворённое дыхание. Мои губы сами собой растянулись в улыбке.

«Неужели он не злится на меня из-за вчерашнего? Лежит тут, со мной, боже как я счастлива! Как же я буду там без него? Я люблю его? Уже? Неее это бред! Я просто благодарна ему за всё, что он для меня делает».

-Проснулась? Значит, будем вставать, - голос Рэндвела мигом вывел меня из мира мыслей.

Он поднялся и подал мне руку.

-Рэндвел прости меня за вчерашнее, - я заглянула ему в глаза пытаясь понять, злится он или нет. - Я не должна была давить на тебя. Просто мне хотелось больше о тебе узнать.

-Тебе незачем забивать свою голову ненужной информацией, ты должна помнить о своей жизни, не о моей, - Рэндвел говорил серьёзно, но при этом без какой либо злости. - Мне пришлось бросить свой рюкзак, чтобы догнать тебя, как можно быстрее, поэтому я сейчас пошманаю их лагерь в поисках того, что может нам пригодится. Ты пока перекуси и собери свои вещи. Скоро выдвигаемся.

Сказав это, он пошёл в ближайшую палатку, а я решила посмотреть, что осталось из еды. Минут через двадцать мы покинули этот лагерь смерти и двинулись в сторону леса Калленхад. Рэндвел единожды поинтересовался у меня, помню ли я своё имя и, получив удовлетворительный ответ, молчал всю оставшуюся дорогу до леса.

Стоя перед одинокой тропинкой уходящей вглубь тёмного, таинственного и пугающего леса я поежилась, бросая взгляды на указатели с предупреждениями. Тут была, по меньшей мере, дюжина деревянных указателей. Какие-то указатели попадали, другие сгнили, на некоторых невозможно было прочесть надписи. Этим указателям был явно не один год и предупреждения на них ни сулили ничего хорошего. Я невольно подавила нарастающую тревогу и вопросительно посмотрела на Рэндвела. Тот же в свою очередь безэмоционально глянул на указатели и развернулся ко мне лицом.

-Это лес Калленхад, - начал Рэндвел, его голос был твёрдым, а лицо серьёзным. - Держись рядом со мной и ни в коем случае не отвлекайся по мелочам и не отходи от меня. Может половина написанного здесь и выдумка, - он кивнул на указатели. – Но всё же это особый лес и нельзя его недооценивать. Заблудиться в нём не составит большого труда, даже опытному разведчику. Этот лес делает новые тропинки, буквально у тебя за спиной, стирая при этом старые. И неизвестно с какими именно обитателями нам предстоит столкнуться. Держи меч наготове. Всё же я виноват, что до сих пор не показал тебе даже самые простые приёмы. Обещаю, если выберемся отсюда, то я обязательно научу тебя. А пока, идём.

Он пошёл дальше в лес, а я, положа руку на рукоять меча, двинулась следом. Этот лес был огромен, суров и страшен. Он утопал в полумраке и прохладе. Часть деревьев была в какой-то непонятной слизи, другая часть была сухая, мёртвая, с выкрученными в разные стороны ветками, напоминающими длинные, худощавые руки и у меня от этого сравнения холодок прошёл по коже. Та, оставшаяся часть деревьев, что напоминала обычные на первый взгляд дубы и сосны с елями, была тоже не совсем обычной. Стволы деревьев были внушительных размеров, но абсолютно голые, без какого-либо мха, грибов или вьющихся растений. Верхушки сосен и елей были устремлены высоко вверх, они практически полностью загораживали лучи солнца, не давая им проникать глубоко в лес, отчего почва в лесу была сырой. Мне казалось, что деревья следят за нами и перешёптываются между собой. Пахло влагой и разложившейся травой. Передвигаться было тяжело из-за частых переплетений корней, что торчали из-под земли, словно пытались схватить нас и затащить под землю.

-Ты что-нибудь слышишь? – спросил меня Рэндвел, оглядываясь по сторонам.

Я прислушалась, но не услышала ничего. В этом лесу царила могильная тишина. Я отрицательно помотала головой.

-Вот именно, что ничего не слышно, - продолжал он. – Лес слишком спокоен, ни звука, ни шороха. Он словно вымер, но не дай глазам или ушам запутать тебя. Всё не то, чем кажется.

Мы двинулись дальше вдоль глубокого обрыва. Тишина пугала меня, я хотела услышать хоть что-то, хоть малейший звук, но слышала лишь удары собственного сердца. Мне не хватало пения птиц и жужжания жуков. Внезапно раздался страшный вой, совсем не похожий на тот, что издают волки. От этого воя кровь встала в жилах и волосы зашевелились. Рэндвел даже не успел выхватить меч, как вдруг из-за кустов на нас выпрыгнули огромные волки. Сначала мне показалось, что это были волки пока они не встали на задние лапы. Несмотря на покрытое шерстью тело, хвост, волчьи ноги и волкоподобную морду у них были человеческие руки с огромными когтями.

«Оборотни! Этого не может быть!»

Трое из них накинулись на Рэндвела и повалили его на землю. А четвёртый не спеша надвигался на меня, а я медленно отступала назад, пока не оказалась на краю обрыва. Я мысленно вспомнила своё первое пробуждение в этом мире и первое знакомство с волками.

-Прыгай, - внезапно донёсся до меня голос Рэндвела. - Алексина, пожалуйста, прыгай.

Я пыталась разглядеть Рэндвела, но надвигающийся на меня оскаленный оборотень не давал мне возможности. Прыгать вниз или разделяться со своим проводником я не хотела, но выбора не было. Оборотень выгнулся, приготавливаясь к прыжку, а я мысленно помолившись, спрыгнула вниз.

Всего несколько секунд полёта и безмятежной эйфории, а после не совсем мягкое приземление, во время которого, я умудрилась поджать одну ногу. Я почувствовала, как нога с треском хрустнула, и меня накрыла волна боли. Возможно, если бы лес был живым, то мой крик разбудил бы всех его обитателей. Мне было больно, очень больно. Я кричала держась за больную ногу, и слёзы потопом лились из глаз. Внезапно сквозь пелену слёз я уловила какое-то движение и мои глаза расширились от ужаса. Оборотень спрыгнул за мной следом и, встав на четвереньки, принимая образ огромного волка, двинулся на меня. Я заставила себя подняться, с благодарностью отметив, что нога была повреждена, но не сломана. Наступать было чертовски больно, хотелось кричать от боли, но стиснув зубы, я потихоньку отступала, назад достав меч из ножен и держа его наготове. Оборотень не отступал, но и не ускорялся он, словно гнал меня подальше. Сделав ещё пару шагов назад, я почувствовала, как ветки подо мной начали ломаться и, не успев ничего сделать, я полетела куда-то вниз.

С огромным усилием открыв глаза, я увидела перед ними кучу красных пятен, что символизировало о повреждение капилляров. Боль тут же отозвалась практически со всех участков тела. Хотя благодаря рюкзаку падение получилось более-менее щадящим для моей спины. Слёзы новым потоком полились из глаз. Мне стало, безумно жаль себя, но мысли о Рэндвеле отрезвили меня.

«О боже, вот дура! Лежу себя жалею, а как же Рэндвел? Вдруг он ранен? Боже, а вдруг он погиб, и те твари сейчас обгладывают его кости?! Нет-нет-нет! Соберись тряпка!»

Я была уверена лишь в одном, что находилась в глубокой, очень глубокой яме, из которой мне с моей больной ногой самостоятельно не вылезти. По крайней мере, в ближайшее время. Свет в яму практически не проникал, и пришлось ориентироваться на ощупь. В первую очередь я решил ощупать землю, на которой лежала, что-то твёрдое больно впилось мне в позвоночник. Я достала, какую-то палку, гладкую с закруглёнными краями. Когда до меня дошло осознание того что это, я закричала во весь дух, борясь с желанием выплюнуть завтрак.

Кости!

«О боже кости. Чьи? Животных? Или может таких же несчастных, как я? Надо выбираться, срочно! Иначе кончу, как они!»

Я стала ощупывать стены, прикидывая, как же мне всё-таки забраться наверх, когда внезапно вспомнила о своём мече.

«Меч! Он должен быть здесь! Я точно была с мечом. Ищи-ищи-ищи!»

Прогоняя омерзение и страх, я рухнула на землю и стала обшаривать кости в поисках меча. Каких только деталей от скелетов я не нашла. Я умудрилась порезать практически все пальцы в поисках заветной рукояти, как вдруг что-то блеснуло в метре от меня. С воодушевлением я бросилась в дальний угол и наткнулась на острие меча, снова порезав об него палец. Меч действительно слегка поблескивал, и я заметила в стене дыру. Кто-то вырыл её отсюда или наоборот сюда. Я не знала, куда она ведёт и ведёт ли вообще, но вариантов у меня было немного, я должна была выбраться. К сожалению, дыра была узкая, и мне пришлось бросить свой рюкзак здесь. Я достала из него лишь браслет, подаренный мне отцом и, засунув меч, в ножны, встав на четвереньки, полезла в дыру. Ползти было чудовищно больно, нога адски пульсировала, отдавая болью при каждом движении. Пахло землёй, сыростью и воздуха не хватало, дышать становилось с каждым шагом всё труднее. Я боялась, что застряну в ней навсегда и умру страшной смертью, или что воздух закончится, и я не успею выползти назад. Стены и беспросветная тьма давили на меня. В детстве я страдала от клаустрофобии настолько сильной, что не закрывала дверь в свою комнату, иначе стены начинали давить на меня. Благодаря помощи психолога и домработницы мне за пару лет удалось победить этот недуг. Но сейчас страх замкнутого пространства вновь вернулся ко мне. Я ползла лишь гонимая мыслью, что мне надо помочь Рэндвелу, увидеть его, обнять. Для себя я уже сделала все необходимые выводы и ответила на свой главный вопрос. Да, я люблю его. Очень люблю. Хочу его увидеть, обнять, прижаться к нему всем телом и не отпускать. Осознание правды дало мне второе дыхание, и я насколько могла, ускорилась и внезапно увидела вдалеке лёгкую полоску света.

«Выход! Боже, благослови того, кто вырыл этот проход!»

Я поползла изо всех сил, наплевав на больную ногу, и буквально вынырнула на свет, словно заново родилась. Я лежала на траве плача от счастья и вдыхая пусть не самый приятный, но всё же воздух. Полежав так несколько минут, я решила, что пора найти Рэндвела и, приняв сидячую позу, осмотрела ногу. Она покраснела и распухла, что не сулило ничего хорошего. Да и остальные мои конечности выглядели не лучшим образом. Я удивилась самой себе, ведь раньше из-за малейшей царапины или синяка я такие устраивала истерики, что весь дом на ушах стоял, а сейчас, когда на мне нет живого места, я молюсь о том, чтобы мне хватило сил найти Рэндвела и идти дальше. Этот мир меняет меня изо дня в день.

«Меня? А кто я?»

Внезапно до меня дошла мысль, что я совсем не помню, кто я. Я помню детство, домработницу, психолога, свои старые замашки, но совсем не могу вспомнить, кто я такая.

«Надо срочно найти Рэндвела. Срочно! Но сначала нужно встать».

Это оказалось не так-то просто. Ноги затекли после моей недавней прогулки и отказывались выпрямляться. Я поколола их ногтями, постучала кулачками, и с божьей помощью мне удалось подняться. Пошатываясь, но я всё же сумела удержаться на ногах. Точнее на одной ноге, больной ногой я слегка упиралась, чтобы поддерживать равновесие. Я не успела сделать и шага, как на меня вылетел волк и повалил на землю. Это был обычный волк, не оборотень, но из-за этого менее страшным он не стал. Его глаза были чёрными, словно угли, из пасти валила чёрная слюна, а ещё он был ранен. На шее у волка зияла большая рана, из которой вытекала чёрная, вязкая жидкость, словно смола. От него шёл зловонный запах, гнили и смерти.

Я отбивалась, как могла, защищая лицо и шею руками, но волк не отступал, он рвал когтями мне грудь и пытался добраться до головы. Собрав всю свою силу в кулак, я ударила его в нос, он на секунду оторопел, а потом вонзил клыки мне в плечо. И снова боль, сильная, глубокая и парализующая. Мне нужно было что-то сделать, пока он не повредил мне вконец руку или хуже того, не оторвал её. Превозмогая боль, я залезла свободной рукой ему в рану. Царапала её, старалась оторвать ткани, залезть как можно глубже. Мне в этот момент было наплевать на омерзение, на то, что эта чёрная жидкость течёт по моей руке вниз, капает мне на одежду, попадает на шею. Волк отпустил мою руку и, издав жалобный вой, спрыгнул назад. Я знала, что так просто он меня не отпустит, и полезла за мечом. Счёт пошёл на секунды….

Глава 12

Я успела выхватить меч из ножен, прежде чем волк предпринял попытку вновь напасть. А дальше всё пошло, как в замедленной съёмке. Животное, растопырив лапы и разинув пасть летело прям на меня, а я лишь успела вытянуть меч, перед собой держа его двумя руками и тело волка налетело на острое лезвие меча. Острие пронзило его тело с такой лёгкостью, будто это была не живая плоть, состоящая из мяса, жил, костей и органов, а какая-нибудь бумага или картон. Послышался омерзительный звук разрываемой плоти и скулёж волка, но всего на мгновение. Я, не сумев удержать такой вес, завалилась на бок. Чёрная кровь животного залила мне практически всё платье, а теперь она растекалась по всей земле, и от её запаха щипало глаза и хотелось стошнить. Волк был мёртв, из его раскрытой пасти текла чёрная слюна, и казалось, что его мёртвые чёрные глаза до сих пор смотрят на меня и проклинают. Не сумев побороть нахлынувшие позывы меня стошнило, но взглянув на содержимое, я задрожала всем телом. Из меня вышла масса чёрного цвета и пахла также зловонно, как и кровь волка.

Я быстро оглядела своё тело, и крик ужаса сорвался с моих губ. Мои руки и ноги были чёрными от вен, по которым текла такого же цвета кровь. Чем бы ни был болен этот волк, теперь его болезнь перешла и ко мне. Я вынула меч из его тела, и меня едва вновь не вывернуло от запаха. Пошатываясь, я побрела, куда глаза глядят. Моё состояние ухудшалось с каждым шагом, голова раскалывалась, тело ныло, а рука горела огнём, особенно в том мечте, где волк прокусил мне кожу и ткани. Нога пульсировала, и наступать на неё становилось всё тяжелее, но я шла и шла, гонимая желанием найти своего эльфа живым или мёртвым.

«Не такие сказки я читала. Нет, я знала, что без труда ничего не бывает, но это уже перебор! Через что ещё я должна пройти, чтобы получить желаемое?! Я умерла, меня пытались убить, изнасиловать, я прошла через боль, я до сих пор через неё прохожу. Но кажется это конец. Мне так плохо, боже помоги мне….»

Силы покидали меня, мне было жарко и холодно одновременно. Я начала бредить и спотыкаться на каждом шагу. Зацепившись за очередную корягу я не сумев удержаться упала в траву, которая хоть немного смягчила падение или я просто не чувствовала никакой другой боли, кроме той, что не отпускала меня всё это время. Я лежала глядя на блеклые лучи солнца, которые едва-едва пробивались сквозь величественные кроны деревьев. Чувствуя запах разлагающейся плоти, я не смогла сдержать слез, так как понимала, что этот запах идёт от меня, от моего тела, и я потихоньку умираю. Конечно, умереть в таком пустом и мёртвом месте совсем одной было и жутко и в тоже время успокаивающе. Ни каких посторонних звуков и никто не видит меня в таком виде. Мои глаза стали закрываться, как вдруг я услышала какой-то приближающийся шум. Во мне не осталось страха, и кто бы это ни был, мне было всё равно. Шум приблизился и надо мной показалась огромная морда оборотня.

-Что смотришь? – прохрипела я сухими губами. - Жри, давай, или что я не аппетитно выгляжу?

Оборотень с шумом принюхался и обошёл меня со всех сторон. Я чувствовала, что он был не один.

-Ты больна, - внезапно заговорил оборотень. Голос был женский, значит, это была самка. В другой ситуации я, быть может, и удивилась, но сейчас эмоции покинули меня вместе с силами. – Я здесь не для того, чтобы навредить тебе, а чтобы просить тебя о помощи.

Я хрипло засмеялась, но мой смех больше был похож на то, что я задыхаюсь. Лёгкие жгло, словно в них насыпали перца.

-Просить о помощи значит? Во-первых, вы убили моего друга, а во-вторых, посмотри на меня. Ты думаешь, я в состоянии тебе хоть чем-нибудь помочь? Ты либо тупая, либо отчаявшаяся, - говорить становилось всё больнее.

Я не боялась ни ее, ни её друзей. Всё худшее, что могло произойти со мной, уже произошло.

-Мы не убивали твоего друга. Он до сих пор жив, - самка тряслась без конца, оглядываясь по сторонам. - Мы старались лишь защитить свою территорию и самих себя. Этот лес проклят и все его обитатели прокляты, поэтому ни эльфы, ни люди, ни кто бы то ни был ещё сюда просто так не ходят. Всё дело в ритуале.

-Каком ещё ритуале? – тратя последние силы я приняла сидячую позу и уставилась на неё пустым взглядом. Чувства меня не подвели, кроме самки тут было ещё двое оборотней. Они стояли чуть подальше, но не сводили с неё глаз, будто я могла ей хоть чем-то навредить.

Самка присела слева от меня, и я впервые отметила, что кроме рук у неё были слишком человечные глаза, совсем не волчьи.

-В восточной части леса находится алтарь Мирала. Мы мало что знаем о нём, только то, что кровь невинного способна открыть врата. Мы всего лишь хотели прогнать вас отсюда.

Я вспомнила оборотня, что гнался за мной. Он действительно не нападал, а гнал меня подальше.

-Но вы напали на эльфа, что был вместе со мной, - я сплюнула чёрной слюной.

Самка с грустью посмотрела на меня.

-У тебя осталось не так много времени и мы, к сожалению, не в силах помочь тебе. Твой спутник представлял опасность, в отличие от тебя. Он знает эти леса и знает о ритуале, поэтому он похитил моего сына, моего милого мальчика. Для ритуала нужно много крови, иными словами вся. Твой спутник силён и своими силами мы не смогли с ним справиться. Поэтому я умоляю тебе поговорить с ним, остановить его, вдруг он послушает тебя.

Голова кружилась, и соображать становилось всё хуже.

«Из-за них я попала в эту ситуацию, но ведь ребёнок ни в чём не виноват. Я ведь могу и отказаться, но тогда упущу шанс увидеть Рэндвела напоследок, но при этом я не хочу, чтобы он видел меня такой. А вдруг эта болезнь передаётся по воздуху и он тоже заразится?»

-Умоляю, - повторила самка. Она едва не плакала.

-Мне, - прохрипела я и закашляла, словно древняя старуха. Мне казалось, что вот-вот и я выплюну свои лёгкие. Я кашляла и кашляла не в силах откашляться, а под конец сплюнула на землю чёрным комком грязи. - Мне не добраться самой.

-Мы доставим тебя к алтарю, - прорычал один из оборотней, подходя ближе. - Но нужно выдвигаться немедленно, пока ты ещё жива. От твоего мёртвого тела толку будет мало.

Оборотень опустился передо мной на четвереньки, прижав лапы к земле. Глубоко вздохнув, я схватилась за руку самки и, используя её как опору приподнялась. Ноги меня не держали от слова совсем. Я стояла лишь благодаря её руке. Самка помогла мне сесть на спину оборотня, и я легла на него, обхватив его тонкую талию ногами и вцепившись руками в его шерсть.

-Держись крепче, - прорычал оборотень. - Алтарь недалеко.

Оборотень поднялся на лапы с такой лёгкостью, словно я ни чего не весила и побежал. Двое других бежали следом. Мимо меня проплывали деревья, кусты, овраги. Огромный, но совсем пустой и безжизненный лес.

-Мы прибыли, - сказал оборотень, останавливаясь и садясь на четвереньки. - Вот он.

Сползая с его спины, я увидела огромную статую какого-то бога, рядом с которым словно защищая своего хозяина от посторонних, стояла статуя оскалившегося волка. У статуи обвитый ветками и травами стоял каменный алтарь, над которым кружился огромный шар, состоящий целиком из воды. Рядом с ним стоял Рэндвел и что-то шептал, держа в руках верёвку, которая была обвита вокруг шеи маленького волчонка-оборотня. Вид эльфа был удручающим. У Рэндвела вся одежда была в рваных порезах от когтей, волосы кое-где были окрашены кровью, да и сам он был изрядно изранен.

-Пожалуйста, - сказала самка, подходя ко мне. - Останови его. Мы не сможем подойти к алтарю.

-Почему? – я уже не хрипела, а шептала.

-Алтарь священен, - сказал оборотень, что вёз меня. – А мы прокляты и не смеем встать на священную землю. Наш сын может там находится только потому, что он невинен, в отличие от нас.

Я не стала терять драгоценные минуты, и еле передвигая ноги, двинулась к алтарю. Волчонок, увидев свою мать, заскулил, протягивая к ней свои ручонки. Рэндвел обернулся и, увидев меня улыбнулся. Я увидела его улыбку и едва не заплакала от радости. Оказывается, что мне для полного счастья было нужно так мало.

-Алексина, я так рад тебя видеть. Алтарь предсказал, что ты придёшь сюда и вот она ты.

Если бы не моя миссия и не страх того что я могу его заразить, то я бы потратила все свои последние силы и минуты жизни на то, чтобы хоть раз прикоснуться к нему. Я столько хотела ему сказать, но мой взгляд упал на маленького волчонка, и моё сердце сжалось от жалости к нему.

-Что ты собираешься сделать? Неужели ты убьёшь его?

Рэндвел посмотрел на оборотней, что стояли в нескольких метрах от нас. Мать продолжала скулить и тянула руки к своему ребёнку.

-Это ради тебя, - он снова посмотрел на меня. – Его кровь откроет портал. Он нам нужен, чтобы двигаться дальше. Это испытание.

-Рэндвел, - сказала я, опускаясь на землю. - Я умираю. Что-то внутри убивает меня.

-Это скверна, весь лес заражён ею. Но не волнуйся принцесса, как только я проведу ритуал, сила Мирала излечит тебя. Ты будешь жить моя маленькая митра. Потерпи немного, я быстро.

«Значит, эта сила излечит меня? Но для неё понадобится жертва. Готова ли я взять на душу этот грех? Наверное, да. Я хочу жить!»

Но видя боль в глазах матери, и маленького трясущегося волчонка я не могла поставить свои желания выше чужой жизни. Пускай хотя бы напоследок я сделаю что-нибудь хорошее, чтобы Рэндвел запомнил меня не только гордой, глупой и наивной девчонкой, а в первую очередь смелой девушкой способной на сострадание и любовь.

Рэндвел всё ещё шепча, схватил волчонка за шкирку и полез за кинжалом. Я понимала, что физически не успею добежать до него, поэтому набрав в лёгкие побольше воздуха я что есть мочи закричала.

-Рэндвел нет! – после этого меня снова поразил кашель. Изо рта летела чёрная грязь, и дышать стало невероятно больно.

Он услышал меня и, поставив волчонка на землю, приблизился ко мне.

-Алексина ты умрёшь, если не провести ритуал. Я не могу допустить этого, - его зелёные глаза встретились с моими наверняка уже чёрными глазами, как у того волка. Я уже успела обрадоваться, что что-то значу для него. - Я же обещал, что проведу тебя, а я всегда держу своё слово, - моя радость улетучилась также быстро, как и появилась.

Рэндвел не чувствовал ко мне ничего и это было видно невооружённым глазом. Я для него всего лишь обещание, не более того. Даже сейчас, когда я одной ногой в могиле он не может проявить ко мне ни грамма нежности или сочувствия. Но ни смотря, ни на что я рада, что он рядом.

-Я не боюсь смерти, - прохрипела я, понимая, что возможно это мои последние слова. – Но я не могу пожертвовать ребёнком.

-Это животное Алексина, не ребёнок!

-Ты не прав. Они умеют думать, говорить, переживать и плакать. Они народ, такой же, как твой или мой. Посмотри на мать, как она любит своё дитя, как переживает за него. В моей жизни такого никогда не было, а жаль. Поэтому, - снова кашель, сильнее обычного. – Отпусти его, ради меня, - я, пыталась прикрыть руками то, что выходило из меня, но получалось тщетно. Чёрная жижа вперемешку с грязью стекала между моих пальцев.

-Я верил в тебя принцесса. В то, что ты сделаешь правильный выбор.

Яркая вспышка озарила поляну и на миг ослепила меня, откидывая волной света на траву. Когда же мои глаза, наконец, привыкли к свету, я с удивлением обнаружила, что лежу на зелёной, мягкой траве в залитой солнцем поляне. Деревья стояли зелёные, величественные, а главное живые. Отовсюду доносились крики и пение птиц, а в траве жужжали насекомые. Я подняла свои руки и чуть не заплакала от радости. Ни чёрных вен, ни ссадин и ушибов, а девственно белые руки с аккуратными ноготками.

«Походу я умерла и попала в рай. Как же здесь чудесно! Главное, чтобы не было никаких волков, хватит с меня!»

Я поднялась, вдыхая полной грудью чистый воздух. Было ощущение, словно я заново родилась. Почувствовав прикосновение к руке, я едва не подпрыгнула от неожиданности.

-Я не хотел напугать тебя принцесса. Как ты? - этот дивный голос, который ласкает слух, я бы узнала из тысячи.

Я резко развернулась и встретилась лицом к лицу с Рэндвелом, который так же, как и я выглядел отлично. Бросившись ему на шею и зарывшись руками в его волосы, я дала волю слезам. Я рыдала, вслух прижимаясь к нему всё сильнее, а он ждал, поглаживая меня по спине. Внезапно до меня донеслись счастливые крики и смех. Я бросила взгляд в сторону и увидела кучку эльфов. Они смеялись и плакали, обнимаясь друг с другом. Моё внимание привлекли женщина с мальчиком. Они без конца обнимались и не могли нарадоваться.

-Рэндвел это…

Я запнулась не в силах вымолвить больше ни слова. Он взял меня за руку, и мы направились к эльфам. Завидев нас, эльфы бросились мне в ноги, осыпая меня словами благодарности. Я стояла истуканом и хлопала ртом словно рыба.

-Ты спасла этих эльфов. Для них ты героиня, пример того, что не все митра злые и алчные.

Эльфы кричали, перебивая друг друга, кланялись и пожимали мне руки. Рэндвел стоял рядом и молча наблюдал за этим процессом.

-Встаньте, - сказала я смущаясь. - Пожалуйста, встаньте. Я не понимаю, за что вы мне так благодарны, я же не сделала ничего.

Вперёд вышла эльфийка с янтарными глазами, и я узнала в ней самку оборотня и маму волчонка.

-Меня зовут Тилина, это мой муж Гаранор и сын Тамлен. Все кого ты сейчас видишь это коренные жители леса Калленхад. Точнее мы потомки коренных жителей. На нашем лесу много веков лежало проклятие, насланное на нас магами митра. Никто уже и не вспомнит точную причину проклятия, так давно это было. Мы жили в облике зверей, плодились, старели и умирали. И так век за веком, - она с нежностью потрепала сына по голове. – Сюда приходило множество людей, эльфов и других рас, но никто из них не был готов на самопожертвование. Легче же принести в жертву другого, не правда ли? Но увидев тебя, я поняла, что ты другая, что ты поможешь нам.

Я слушала их и в моей голове рождались вопросы один за другим. Откуда Рэндвел знал про ритуал, про испытание? О том, что я приду к алтарю, а не помру где-нибудь по дороге? Всё это было слишком странно и похоже на одно большое совпадение, но я не верила в совпадения. Сейчас мне не хотелось выяснять ответы на свои вопросы и портить эльфам всё веселье, но позже я была намерена выяснить всё.

-Позволь нам узнать имя нашей героини? Чтобы я смог сложить о тебе легенду и передавать её из поколения в поколение, чтобы все эльфы знали о твоём вкладе в нашу жизнь, - спросил самый взрослый эльф из всех присутствующих.

Я, было, открыла рот, но вдруг поняла, что совсем не помню своего имени, несмотря на то, что Рэндвел несколько раз произнёс его.

-Её зовут Алексина. Эта девушка не из нашего мира и я помогаю ей найти великий источник, чтобы она смогла вернуться домой. И думаю, что нам уже пора, с вашего позволения.

На меня посыпались пожелания, благодарности и советы. Все стремились обнять меня или взять за руку. Ещё никогда я не слышала столько тёплых слов в свой адрес, не видела столько благодарных и счастливых лиц.

Рэндвел мягко взяв меня за руку, подвёл к алтарю.

-Они никогда тебя не забудут, твоё имя будет жить в легендах. Но ты главное сама не забывай его. Ты Алексина и ты лучшее, что могло случиться в моей жизни, - он смотрел мне в глаза, и я видела в его зрачках своё отражение.

Моё сердце бешено отсчитывало такт ровно до того момента, пока я не почувствовала его губы у себя на щеке, после этого оно от счастья забилось, как бешенное, норовя выпрыгнуть наружу. Я вновь вспомнила своё имя и его глаза, такие знакомые глаза. Где же я их видела?!

- Прикоснись к алтарю.

Я, всё ещё не веря в происходящее, едва нашла в себе силы оторваться от него и перевела свой взгляд на алтарь. От него исходило тепло и слабое свечение. Стоило мне протянуть к нему руку, как свечение стало ярче. Коснувшись пальцами каменного алтаря, я почувствовала прилив сил и заряд энергии. Слева от алтаря, словно из воздуха появился портал, в котором можно было разглядеть голубое небо, а также поля и горы.

Рэндвел махнул на прощание эльфам и зашёл в портал первым. А я на секунду огляделась вокруг.

«Что за сильное проклятие могло так изменить этот прекрасный лес и его обитателей?! Я рада, что всё обошлось!»

Эльфы махали мне, особенно маленький Тамлен. Я улыбнулась им и зашла в портал вслед за Рэндвелом.

Глава 13

Я вышла из портала, и он тут же закрылся, словно его никогда и не было. Мы стояли посреди большой равнины. Подул лёгкий ветерок и по голубому небу поплыли лёгкие, белоснежные, словно подушки облака. В детстве я часто играла с домработницей за сладости. Принцип игры был таким, кто больше найдёт соответствий облаков с животными или предметами, да с чем угодно, тот забирает себе все сладости. Я не всегда выигрывала, но сладости доставались мне в любом случае. Домработница была мне роднее, чем собственные родители. Я твёрдо решила поменять в своей жизни абсолютно всё, когда вернусь домой. Будет сложно, но я знала, что все остальные трудности покажутся мне детской забавой, после тех, что я преодолею здесь, в этом мире.

-Облака - вестники хорошей погоды, - сказал Рэндвел, бросая взгляд на небо. – Это прекрасно, дождь был бы совсем не к месту.

Я посмотрела на него и закусила губу. Он единственный, о ком я буду скучать, когда вернусь домой. Сердце болезненно сжалось при мысли о том, что наши пути рано или поздно разойдутся. Но это было неизбежно он дитя этого мира, а я того. И как бы я не хотела остаться с ним, этого не случится. В любом случае я вернусь домой.

-Рэндвел, - в моей голове внезапно зародился вопрос. - Я буду помнить об этом мире и о его обитателях, когда вернусь домой?

Эльф посмотрел на меня с каким-то непониманием в глазах.

- Ты разве этого хочешь? Скорее всего, ты забудешь об этом мире, и о своей жизни в нём, точно так же, как сейчас забываешь свою прежнюю жизнь. Думаю, что так будет лучше. Тебе незачем будет помнить всё это. Да и вспоминать будет нечего – он усмехнулся.

-А ты? - я вдруг запнулась. - Ты забудешь меня?

Он слегка коснулся моей щеки и резко отдёрнул руку, словно моя щека была покрыта колючками.

-Нет, я не забуду. Я помню всех совершенных попавших в этот мир. Хотя прошло уже много лет.

«Возможно, и хорошо, что я забуду Рэндвела. Жить с мыслью о нём будет непросто. Я не смогу наладить свою личную жизнь, если буду искать парня подобного ему. Если вообще буду. Так стоп, что он сказал? Помнит всех совершенных?! Но как это?! Ему сколько лет вообще?!»

-Рэндвел, а сколько тебе лет? – я решила рубить сплеча. Слишком много вопросов и слишком мало ответов.

-Не уверен, что тебе стоит заострять на этом внимание, - ответил мне эльф, даже не посмотрев на меня. - Что- то мы тут застоялись, пойдём уже.

Он пошёл вперёд, но я не собиралась оставлять этот вопрос без ответа. Я дёрнулась за ним, и взяла его за руку, заставляя Рэндвела обратить на себя внимание. Он посмотрел на меня и вздохнул, но руку не отдёрнул.

-Я знаю этот взгляд. Ты теперь не отстанешь. Но проблема в том, что я не знаю ответ на этот вопрос. Я не помню. Уверен, что точно больше сотни, а вот сколько именно. И не надо на меня так смотреть. Тебе же говорили, что эльфы живут гораздо дольше людей, даже если утратили своё бессмертие.

Нет, я помнила слова Амины, но не думала, что парню, которому на вид лет двадцать может быть уже больше ста лет. Хотела бы и я так жить.

-У нас сейчас нет времени на расспросы, но я обещаю, что ты получишь свои ответы. В лесу Калленхад ты самостоятельно справилась с волком. Я очень горд за тебя.

«Как он об этом узнал? Его же не было рядом. И снова вопрос без ответа. Я опять ловила себя на мысли, что Рэндвел что-то скрывал или утаивал от меня. Это было очевидно!»

-Спасибо, - сказала я, едва шевеля губами, и отпустила его руку. Мне хотелось, чтобы он доверял мне полностью, как я доверяю ему несмотря ни на что.

-Эй, ну ты чего? – он взял меня за подбородок и слегка приподнял его, встречаясь со мной взглядом. – Я бы хотел рассказать тебе всё, но не могу. Ты же мне веришь? - в его глазах можно было утонуть. И снова чувство дежавю дало о себе знать. Я коротко кивнула ему в ответ и улыбнулась. Конечно же, я верила ему. - Меня беспокоит, что ты начала забывать своё имя. Ты прошла первое испытание и сейчас твоя память начнёт чаще давать сбои. Как тебя зовут?

-Алексина, - я вроде и вспомнила своё имя благодаря Рэндвелу, но не чувствовала его СВОИМ. Словно мне его навязывают. - Рэндвел, сколько испытаний всего? И это, если я всё же забуду имя, ты поможешь мне освоиться здесь? Хотя бы на начальных этапах?

-Я тебя не брошу, обещаю! И ты не забудешь, я не позволю этому случиться. Что касается испытаний, их всего три. Последнее будет самым сложным. Так, - он осмотрелся. - Если я не ошибаюсь, то мы сейчас находимся в землях Балдугар. Не имею ни малейшего понятия, почему портал перенёс нас именно сюда, но уверен, что мы скоро это узнаем. Пойдём Алексина. Я постараюсь чаще называть тебя по имени, чтобы ты не забывала его. Судя по солнцу, через пару часов начнёт вечереть, так что не мешало бы найти место для ночлега, да и перекусить тоже было бы неплохо.

Мы двинулись вперёд. Чем дальше мы шли, тем больше я поражалась красотой окружения. Мне удалось наконец-то отвлечься от всех терзающих меня мыслей и тревог и насладиться этим зрелищем. Красота природы проникла в моё сердце, наполняя его нежностью, романтикой и сказкой. Солнце не жалея сил светило, играя лучами. Оно было совсем не похожим на светило из моего мира. Это солнце было необыкновенным, величественным и красивым. При попадании его лучей на землю, зелёный ковёр начинал искриться всеми цветами радуги.

А какой здесь был воздух, чистый, свежий, невесомый, с лёгким ароматом травы и почвы. Над нами с криками пролетали птицы, словно здоровались. Мне жутко захотелось искупаться в какой-нибудь чистой речке или озере. Почувствовать кожей прохладу воды и отдаться ей полностью, смывая с себя все горести и печали, что терзали моё маленькое сердце. А потом сидеть где-нибудь на возвышенности, чувствовать дуновение ветра и встречать розовый закат вместе с …

«Хватит Алексина. Забудь об этом! Постарайся не думать о нём. Я знаю, что будет сложно, ведь Рэндвел всегда рядом. Но смотри на него, как на друга, приятеля, брата. Не мучай его и себя!»

-Чтоб мне гномом стать, - сказал Рэндвел, указывая на небольшую деревушку впереди. - Когда успели? Я же тут был не больше тридцати лет назад.

-У нас небоскрёбы умудряются за год построить, - рассмеялась я и тут же осеклась. - Это такие большие и высокие здания. Иногда, кажется, что они высотой достигают неба. Так что отстроить за тридцать лет небольшую деревушку, вполне реально.

Рэндвел словно не слышал меня. Он нервничал, без конца потирая руки. Я заметила, что к нам бежал какой-то парень, и сразу вспомнив Марка, встала за спиной у эльфа.

-Дело, не в этом. Места здесь не хорошие. Те, кто здесь отстроился, явно не знакомы с историей и легендами.

К нам подбежал молодой парень. Он был примерно нашего с Рэндвелом возраста. Если конечно откинуть тот факт, что кое-кто просто выглядит намного моложе своих истинных лет.

У парня вся одежда была изодрана, а ещё ней было много пятен крови. Слишком много. За спиной у него красовался лук и колчан со стрелами. Его руки и лицо были исполосованные порезами и царапинами, но при этом он был очень хорош собою. Тёмные волосы, лёгкая щетина, серые глаза и крепкое телосложение. Он был похож на одного моего знакомого, только я забыла на кого именно.

-Хвала создателю, - задыхаясь от нехватки кислорода, пролепетал парень. - Наша деревня в опасности. Мы умоляем о помощи.

-Сожалею, но мы нечем не сможем вам помочь, - Рэндвел схватил меня за руку и потащил прочь.

-Умоляю, - повторил парень. - За неделю вы первые путники, что проходили вблизи нашей деревни. Нам некого больше просить о помощи, а без неё мы не продержимся эту ночь.

Я поразилась словам Рэндвела. Моего проводника словно подменили. Обычно он трепетно относился к чужим бедам, а тут даже не захотел выслушать беднягу.

-Ты чего? – крикнула я, выдёргивая свою руку. - Этим людям нужна помощь. Неужели ты не хочешь хотя бы узнать в чём?

-Нет, не хочу, - эльф сказал, как отрезал. - Я чувствую запах смерти исходящий со стороны деревни и знаю, на чьих костях она построена. Мне этого достаточно, чтобы обойти это место десятой стороной. И я не хочу подвергать тебя риску.

Парень боязливо оглянулся назад и, поправив лук, вышел перед Рэндвелом.

-Я не могу заставить вас помочь нам. Попрошу только об одном. Пройти со мной в нашу деревню и поговорить со старостой. И если его слова вас не убедят, то вы сможете покинуть нашу деревню и отправиться дальше. Но если вы сейчас уйдёте, то завтра вместо нашей деревни будет пепелище с горой трупов.

Я умоляюще посмотрела на Рэндвела и тот, глянув на нас поочерёдно глубоко вздохнул.

-Хорошо, - сдавшись, произнёс он. - Но, чур, если я решу уйти вы не станете меня отговаривать ясно? Тебя это тоже касается, - это обращение уже было для меня. - Веди нас.

Парень улыбнулся, и в его глазах мелькнула тень надежды. Мы двинулись за ним в деревню, и чем ближе я к ней приближалась, тем тревожнее мне становилось.

Деревня располагалась вокруг разрушенного замка. Домов было не много, штук пятнадцать-шестнадцать. Сами дома были низкие, из дерева, а крыши были покрыты соломой и черепицей. Кроме домов здесь были ещё мельница, таверна и церковь. Самым внушительным зданием в деревне являлась церковь. Она единственная была построена из камня, кроме полуразрушенного замка. Я бы назвала эту деревушку милой, если бы не одно большое но! В ней повсюду царила смерть. Много крови, много убитых людей и животных, слёзы и отчаяние в глазах выживших. Мне было больно смотреть на них.

Мы прошли вслед за парнем в церковь. В ней было куча народа, в основном это были старики, женщины и дети. Отовсюду доносились стоны и рыдания, молитвы и вопросы детей. В основном дети расспрашивали взрослых о том, когда они умрут, и от этого становилось по-настоящему страшно.

Парень подвёл нас к довольно внушительному мужчине. Он был ростом не менее двух метров, с длинной густой бородой и большим секачом в руке. Рядом с ним стояла женщина в церковных одеждах, при виде нас она поклонилась и отошла в сторону. Здоровяк погладил бороду и обратился к парню.

-Пьетро, кого ты к нам привёл? Хотя, что это я? Простите мне мои манеры путники. Меня зовут Джереми Уисс и я староста этой деревни. Это Пьетро, - здоровяк потрепал парня по волосам. - Мой младший сын, точнее единственный оставшийся в живых сын. Как мне обращаться к вам?

Я, было, открыла рот, но Рэндвел перебил меня.

-Меня зовут Рэндвел, а девушку Алексина. У нас не так много свободного времени поэтому, пожалуйста, можно побыстрее рассказать нам, что у вас за беда и мы, пожалуй, пойдём.

Мне захотелось провалиться на этом самом месте. Эти люди нуждались в помощи, хотя я даже не представляла, чем мы, всего двое путников сможем им помочь. Но полное равнодушие эльфа загоняло меня в тупик.

-Хорошо, - сказал староста, и устало потёр виски. - Уже неделю, стоит только солнцу скрыться за горизонтом и на землю опустится ночи, как из замка начинают валить мертвецы. Они нападают на нас вплоть до рассвета. Мы отбиваемся, как можем, многие гибнут, но каждую ночь они возвращаются. У нас практически не осталось тех, кто может сражаться и много раненых. Пока что все старики, женщины и дети прячутся в церкви, но и она долго не простоит. Стоит умереть последнему защитнику, как мертвецы ринутся в церковь и снесут её вместе со всеми оставшимися людьми. Я вижу у вас оружие и надеюсь, что вы умеете им пользоваться и захотите помочь нам. Эта ночь скорей всего станет для нас последней и возможно вы, это шанс, подаренный нам самим создателем.

-А вы не пытались позвать на помощь или уйти из деревни? – спросила я, чувствуя, как сердце разрывается из-за жалости к этим несчастным.

-Мы не можем, - вмешался Пьетро. - Стоит кому-то отойти от деревни настолько, чтобы перестать её видеть, как словно из-под земли вылезают мертвецы и убивают этого несчастного или несчастных. Причём нападают они даже в дневное время. Мы молились, чтобы хоть кто-нибудь решил пройти мимо нас и смог позвать к нам на помощь храмовников, магов, да хоть кого-нибудь. Но как видите, никого не было, кроме вас двоих. А вы появились слишком поздно, чтобы посылать вас за помощью. Просто потому что вы всё равно не успеете вернуться до ночи, а к утру мы все будем мертвы.

-Что вы нашли? – вдруг резко спросил Рэндвел. Его зрачки сузились, а глаза стали ещё зеленее обычного.

-Простите… - начал староста.

-Я спрашиваю, ЧТО ВЫ НАШЛИ? Не делайте из меня идиота. Или делайте, но тогда я немедленно ухожу!

Староста и его сын переглянулись между собой, а Рэндвел махнув им на прощание, двинулся было к выходу.

-Стойте, - крикнул Пьетро. - Не знаю, как вы узнали…

-Как? - мне показалось, что Рэндвел сейчас накинется на парня. – Вы вообще интересовались историей этого места? По глазам же вижу, что нет! Так вот вам кусочек так сказать истории. Здесь давным-давно была большая местность, состоящая из болот. Как то сюда прибыл богатый дворянин Магнур и стал обустраивать эти болота. Замок, чьи развалины вы наблюдаете, это был его замок. Болота быстро обжились крестьянами под управлением Магнура. И это место получило название «Болота Магнура». Вот только их господин оказался не только богатым дворянином, но ещё и сильнейшим магистром-некромантом. Причина, по которой он выбрал эти болота, находилась в земле. Слишком много в ней умерло людей и гномов во время «Холодной войны» и земля вся пропиталась смертью и костями. Только походу ему этого оказалось мало, раз он решил завести на болотах себе ещё подопытных, только живых. Крестьяне умирали один за другим, а дети пропадали, прям из постелей. В итоге сложив в уме, что к чему они поняли, кто виноват в их бедах. Как-то ночью крестьяне подожгли замок и сожгли его вместе с Магнуром. После этого болота были заброшены. Как видите, спустя столько лет из болотистой местности образовалась прекрасная равнина, только замок напоминает о прежних временах. Но поговаривали, что Магнур привёз с собой какой-то могущественный артефакт. И после сожжения не нашли ни его, ни тела Магнура. Это всё можно было бы назвать сказкой или легендой, если бы среди выживших крестьян не было эльфов. А, как известно эльфы более трепетно относятся к своей истории, чем вы люди. Вы не цените прошлое и не учитесь на чужих ошибках, поэтому постоянно попадаете на одни и те же грабли. Я уверен, что вас сгубило ВАШЕ же любопытство, и вы нашли то, что не должны были трогать. Например, артефакт Магнура.

Повисла гробовая тишина. Я оглянулась и встретилась с сотнями глаз смотрящих на нас. Рассказывая, Рэндвел не старался говорить тише, наоборот он стремился быть услышанным. Что собственно и произошло.

-Это моя вина, - сказал Пьетро, опуская голову. - Мой отец слишком набожен, а мне хотелось кутежа и женщин. Чтобы лишний раз не светиться я водил девушек в развалины замка, ну сами понимаете зачем. И каждый раз я слышал голос у меня в голове. Он разговаривал со мной. В общем, этот голос показал мне тайный ход, который оказался завален. Я привёл туда братьев и мы расчистили завал. Тайный ход привёл нас в небольшую комнатку, где стояло большое зеркало. Только зеркало и ничего больше. Причём оно было совсем обычным и ничем не примечательным. Мы не понимали, зачем было его прятать. Я почувствовал холод, внезапно окутавший эту комнатку и страх. Мне захотелось тут же уйти, и я предложил это братьям. Мой старший брат Лени поддержал меня, но Кловис был очарован зеркалом. Он говорил, что зеркало показывает ему наше будущее, что оно волшебное. Кловис коснулся его и какая-то неведомая сила начала затягивать брата в зеркало. Я и Лени схватили его и попытались вытянуть назад, но всё было без толку. Зеркало начало затягивать и нас. В последний момент Лени отпихнул меня, и я упал на пол, а их с Кловисом затянуло вовнутрь. Я побежал за помощью, а когда выбежал из замка, то повсюду были мертвецы. Вот с того дня каждую ночь начали толпами валить мертвецы, а тайный ход пропал, словно его и не существовало.

Я слушала всё это, и мне становилось страшно за этих людей. Они были обречены.

-Вы только оттягиваете свой конец, - сказал равнодушно Рэндвел. - Не сегодня, так завтра вы все умрёте. Это всего лишь вопрос времени, и всё зависит от ситуации и от самопожертвования ваших людей. Но мертвецы не прекратятся, пока не будет уничтожено зеркало. Я…Я помогу вам, но только сегодня. Завтра, я осмотрю развалины замка и постараюсь найти вход, если найду, уничтожу зеркало, если нет, то до полудня мы с девушкой покинем деревню.

От неожиданности я едва не проглотила язык. На то, что Рэндвел согласится помочь, да ещё и после того, как едва тут всех матом не покрыл, я не рассчитывала ни капли.

-Предлагаю не терять времени даром, - продолжил он. - Нам ещё надо успеть подготовить ловушки и воодушевить народ. Алексина, - Рэндвел обернулся ко мне. - Ты останешься здесь, - я не успела возразить, так как он приложил палец к моим губам. - Либо так, либо мы сейчас же уходим. Я знаю, что ты смелая девушка и возможно справишься с одним-двумя, но третий тебя обязательно достанет. И я не позволю, этому случится. Обещай, что останешься здесь!

Он был прав. То, что я убила волка, не делало из меня воительницу. Но я боялась, слишком боялась его потерять, хотя сама и настояла на помощи этим людям.

-Обещаю, - всхлипнула я, и случайная слеза сбежала по моей щеке. – Пожалуйста, вернись ко мне живым, - я сказала это так, словно он был моим мужем, а не просто проводником.

Лёгкая улыбка тронула его губы и, поддавшись вперёд, он слегка коснулся ими моего лба.

-Обещаю, - прошептал Рэндвел. - Я никогда не брошу тебя.

Староста вместе с ним и сыном покинули церковь. Двери за ними тут же закрыли на большой засов.

Ожидание и бездействие угнетало меня. Несколько раз меня звали помолиться, но я отказывалась. Может их бог и был силён, но я рассчитывала только на Рэндвела. Если его убьют, деревне конец. Мертвецы вышибут эту дверь, и я постараюсь задержать их насколько это возможно. Хотя кого я пытаюсь обмануть? Меня снесут вместе с этой дверью.

Солнце садилось, а моя тревога поднималась всё выше. Внезапно раздался какой-то взрыв и послышался топот, от которого задрожала земля.

«Началось. Боже помоги нам!»

Глава 14

Я носилась по церкви, как ошалелая, беспомощность и страх пожирали меня изнутри. С улицы доносились крики, невнятные стоны, шарканье и много чего ещё, отчего сердце билось, как сумасшедшее норовя выпрыгнуть наружу. В церкви дела обстояли ничем не лучше, все рыдали, стонали и жались друг к другу. Я не знала, куда деться, чтобы этого не видеть и не слышать. В итоге я забилась в самый дальний угол церкви и наконец, дала волю слезам. Но внезапно сквозь закрытые веки я уловила какое-то свечение. Распахнув глаза я уставилась на его источник, это было кольцо, которое я приобрела у того хитрого лавочника ещё в начале своего пути. Розовый камень слегка поблескивал на моей руке. Я удивилась тому, что раньше не замечала этого. Поднявшись на ноги, я решила подойти к свечам, чтобы лучше разглядеть кольцо, но стоило мне сделать пару шагов, как свечение пропало. Я трясла рукой, в разные стороны, но камень на кольце выглядел, как обычно. Уже приняв, сей факт, что мне это привиделось, я решила вернуться в свой угол, но какого же было моё удивление, когда кольцо снова засветилось. Проанализировав ситуацию и сделав пару пробных заходов, я поняла, что кольцо светится не просто так и не везде, его что-то приманивает или оно на что-то реагирует.

-Простите, можно вас? - я подошла к женщине в церковных одеждах. Она молилась вместе с некоторыми людьми.

Женщина открыла глаза и посмотрела на меня с лёгкой улыбкой, но даже она не могла скрыть насколько была измучена эта женщина.

-Конечно дитя, - она отошла вместе со мной подальше от чужих глаз. - Я преподобная мать Ирбин, чем я могу помочь тебе?

-Вам может показаться этот вопрос глупым, но что находится за этим углом, - я указала в угол, в котором не так давно сидела.

Преподобная мать проследила за направлением моей руки, и её улыбка стала ещё теплее.

-Там ничего нет дитя, за этой стеной находится белый свет и руины замка.

Мне стало нечем дышать, словно кто-то схватил меня за шею, перекрывая подачу воздуха. Кольцо было связано с замком, в этом не было сомнений. Подумать только, безделушка, которую я увидела в лавочке у торговца, среди сотни других, оказалась непростой. Возможно, это кольцо поможет остановить мертвецов или хотя бы укажет путь к зеркалу. В любом случае нужно было попробовать, а для этого придётся покинуть церковь, единственное безопасное на данный момент место.

«Ну, решайся. Рэндвел там сражается из-за тебя и твоей жалости. Вдруг ты сможешь остановить мертвецов и спасти тем самым не одну жизнь. Ну, или умрёшь, как законченная идиотка, но зато ты хоть что-то постараешься сделать, а не будешь тупо сидеть, и ждать смерти!»

Мысленно поговорив с самой собой, обматерив и послав саму себя в далёкий путь, я двинулась уверенным шагом к двери. Возле неё я остановилась и обернулась, пробегая взглядом по всем собравшимся здесь.

-Уважаемые, - начала я уверенным тоном. - Мне нужно, чтобы открыли этот засов и закрыли тут же, как только я выйду наружу.

-Дитя моё, - вперёд вышла преподобная мать, её лицо было напуганным. - Наружу сейчас нельзя! Там повсюду мертвецы, тебя убьют.

Мне нужно было убедить их и как можно быстрее, потому что во- первых, моя смелость гасла с каждой секундой, а во-вторых, я боялась за Рэндвела и за этих людей. Мне хотелось избежать лишних смертей.

-Я знаю, как остановить мертвецов, - я лгала, как мне было не противно, но это было необходимо. Лица, обращённые на меня, изменились, в их глазах я увидела такую призрачную, совсем невесомую, но надежду. Они мне поверили или хотели верить. - Пока не поздно вы должны мне поверить и открыть дверь, чтобы я могла вам помочь. Обещаю, что я выйду так быстро, что не один мертвец не успеет проскочить.

-Дитя, - начала преподобная мать. - Мы не можем так рисковать. Ни собой, ни тобой.

-Ваши мужья, дети, родственники, сейчас бьются там за вас и умирают. Разве вы не хотите спасти их? Не хотите закончить всё это? У меня может, не получится, но я хотя бы попробую. Мой, - я запнулась, подбирая слова, но взглянув на них, я поняла, что нет смысла врать или как-то коверкать реальность. - Мой любимый сейчас там, за этой дверью, сражается с мертвецами, я знаю, что он силён, но мертвецов больше. Я не хочу его потерять и сделаю всё, чтобы помочь ему и вам!

Я дивилась самой себе, сказать такую проникновенную речь, да ещё и без подготовки. Чего-чего, а вот ораторство мне никогда не давалось. В таких ситуациях мой язык всегда был в одном месте, но сейчас за меня словно говорил другой человек. Было видно, что мои слова подействовали, пусть не на всех, но добрая половина людей была на моей стороне.

-Преподобная мать, - сказал старик, упираясь на клюку. - Она хочет помочь нам и рискует своей жизнью, а от нас требуется так мало, всего лишь довериться ей. И я верю, словам этой девушки и верю, что создатель не зря послал нам их двоих, когда мы совсем отчаялись, и наших сил стало недостаточно, чтобы бороться с мертвецами. За меня сейчас сражается моя внучка, и я не хочу её потерять, поэтому если есть даже такой призрачный шанс на успех, я готов рискнуть.

Пошли шушуканья между людьми. Моя речь и слова старика, сделали своё дело, было решено выпустить меня из церкви. Помогая убрать засов, я внезапно обратилась к преподобной матери.

-Если я не вернусь, скажите эльфу, что пришёл вместе со мной…

Но тут же все слова словно по команде покинули мой мозг. Преподобная мать, улыбнувшись докоснулась до моего плеча

-Я знаю, что ему сказать, но постарайся вернуться живой. Никакие слова не заменят любимого человека. Да защитит тебя создатель.

«Да защитит он всех нас!»

Дверь открылась, и я юркнула наружу. Не успела я оглядеться, как в мою сторону ринулся мертвец. Смотреть на него было и страшно и противно. Мертвец представлял собой, ходячий скелет с останками полусгнившей плоти, на которой кое- где виднелись полуистлевшие куски ткани. Он был в ржавом шлеме и с таким же ржавым мечом.

-Закрывайте, - крикнула я и обнажила клинок.

Мертвец был быстрым, но его движения были медленными и неповоротливыми, к тому же я стояла на ступеньках и тем самым была выше его, а значит, у меня было преимущество. Он замахнулся, но я ловко отпрыгнула назад и быстро, пока он не успел замахнуться вновь, сделала выпад вперёд, взмахивая мечом, и рука мертвеца вместе с оружием покатилась вниз. Мертвец замер и я, воспользовавшись этой заминкой, снесла мечом его голову. Это оказалось на удивление просто, словно резать ножом по бумаге. Но я даже не успела обрадоваться, как возле меня словно из-под земли вырос другой мертвец и занёс надо мной клинок. Секунда отделяла меня от неминуемой смерти, как вдруг он замер и завалился назад. Из его головы торчала стрела. Я посмотрела на его труп и почувствовала, как моё тело заполняется страхом, а ноги становятся ватными.

-Ты что сдурела? - услышала я голос рядом и, подняв голову, встретилась с недовольным лицом Пьетро. - Что ты здесь делаешь? Ты же должна быть в церкви создатель тебя подери!

Только тут я позволила себе осмотреться вокруг. Деревня кишела мертвецами, несколько домов горело, люди дрались с нежитью, которая к тому стреляла ещё и из луков, но Рэндвела нигде видно не было. А потом я вновь посмотрела на мертвецов, что пытались меня убить и на своего спасителя.

-Спасибо тебе большое, - я бросилась к нему на шею, и крепко обняв парня, прижилась к его плечу. Пьетро не сразу, но обнял меня, поглаживая по спине. Мне стало спокойнее, страх начал отпускать меня. - Спасибо, что спас меня. Ты Рэндвела не видел?

-Твой эльф это нечто, - сказал парень, отпуская меня. - Я знал, что эльфы очень ловкий и выносливый народ, но не думал, что настолько. Так двигаться и махать этой махиной, что он называет мечом, это что-то запредельно невероятное. Он уложил вдвое больше мертвецов, чем любой из нас. Но…

Пьетро замолчал, а я нервно сглотнула, ожидая продолжения, и предчувствую что-то нехорошее.

-Не хочу тебе врать Алексина, - Пьетро посмотрел мне в глаза. – Эльф был ранен в плечо и в грудь, но продолжал сражаться, так что я надеюсь, что с ним всё хорошо.

Мне стало дурно от его слов. Я почувствовала себя ужасно и морально и физически.

«Видишь, что натворила твоя никчёмная жалость! Рэндвел не хотел идти сюда, а теперь из-за тебя он умрёт и это будет твоя и только твоя вина!»

В моей голове словно жили две личности, хорошая и плохая. И сейчас одна личность пыталась морально задавить другую. Я затрясла головой, прогоняя эти мысли и надеясь, что с Рэндвелом всё хорошо, но стоять я больше была не намерена.

-Пьетро, я направляюсь к замку, - я заметила, как у парня задрожали губы. - Сначала выслушай, а потом скажешь. У нас нет времени стоять тут и разглагольствовать. Во-первых, мертвецы рано или поздно заметят нас, а во-вторых, пока мы тут стоим, люди погибают. У меня есть предположение и я хочу его проверить, если повезёт, то история с мертвецами закончится, если нет то.…Не думала я ещё короче, потому что надеюсь на первый вариант.

-Ты понимаешь, что повсюду мертвецы, да и что мы будем там делать? В руинах мы даже толком спрятаться не сможем!

Я не верила своим ушам, неужели он собирается идти со мной? С другой стороны мне бы пригодилась его помощь, но я боялась, все кто пытается мне помочь, в итоге страдают.

-Я пойду, с тобой или без тебя. Но, - я дотронулась до его груди. - Я была бы очень благодарна, если ты пойдёшь со мной и будешь меня прикрывать. Мне одной будет очень тяжело и я, скорее всего, погибну.

Пьетро взял меня за руку и посмотрел мне в глаза.

-У тебя с твоим эльфом что-то есть?

Я опешила от его вопроса, не зная, что мне ответить на это.

«Ну, давай-давай скажи, что любишь Рэндвела и тогда он откажется с тобой идти, и ты сдохнешь в этом замке! Соври, не будь глупой. Пьетро всё равно ничего не узнает, а Рэндвел и подавно. К тому же может, ты его вовсе и не любишь, а так хочешь немного под ним помять простыни».

Я велела себе заткнуться. Что-то происходило со мной и мне это не нравилось. Этот голос он мне совсем не принадлежал, я так совсем не думала. Пьетро ждал ответа и я решила сама того нехотя, согласиться с голосом из моей головы. Я боялась остаться одной.

Посмотрев ему в глаза, я отрицательно помотала головой. Парень заметно воодушевился, походу я его зацепила и сама того не подозревая дала ему шанс на что-то надеться.

-Тогда, когда всё это закончится, буду надеяться на поцелуй от прекрасной девы. Веди, я буду рядом.

Я сама себя загнала в угол, но отходить было уже некуда. Натянув улыбку, я аккуратно спустилась с лестницы и нырнула за церковь, прячась от нового потока мертвецов.

«Ой, да ладно тебе. Сделай мину попроще, а то словно говна наелась. Чем тебе Пьетро не угодил? По-моему, он красавец, да и попросил он у тебя всего лишь поцелуй, а не лечь с ним в одну кровать. Хотя, могла бы и лечь, было бы что вспомнить, а то у тебя кроме постоянного страха, своей ничтожности и твоего эльфа даже вспоминать будет нечего!»

Этот голос провоцировал меня, выводил на эмоции. Я едва не закричала в голос, но вовремя сдержалась и зажала рот ладонью. В этот момент мимо проковыляли двое мертвецов. У меня внезапно родилась мысль, что этот голос хочет мне навредить, что он это кто-то другой, не я. Я вспомнила слова Пьетро про голос, который привёл его к тайному ходу, и задумалась, не этот же голос я слышу у себя в голове?!

Из мыслей меня вывело кольцо, а точнее говоря его свет. Он стал ярче. Я, коснувшись руки Пьетро пригнувшись, перебежала от стены церкви к останкам стены замка. Он последовал моему примеру. Моё кольцо уже вовсю светилось, так что взгляд парня тоже упал на него.

-Это и есть твоё предположение? Выглядит пугающе, - прошептал он.

-Какое есть, - прошептала я, в ответ, высматривая мертвецов.

Я вынырнула из-за стены и столкнулась лицом к лицу с мертвецом.

-Пригнись, - услышала я позади голос Пьетро.

Я резко присела, чувствуя, как колени захрустели, а мертвец, получив свою порцию в виде стрелы в голову, завалился назад.

Пьетро вытащил стрелу из головы мертвеца, а я пошла вперёд гонимая свечением кольца, которое становилось ярче с каждым моим шагом. Я зашла в какую-то разрушенную залу и ощутила неестественный холод, идущий из стены.

-Здесь был тайный ход, и… - договорить он не успел, так как я прикоснулась рукой, на которой было кольцо, к стене и перед нами открылся проход ведущий куда-то вниз. - Чтоб меня мертвецы, хм не буду при тебе такое говорить, но блин это он, тот самый проход в комнату с зеркалом. Пойдём быстрее.

Пьетро не дожидаясь меня, сбежал вниз по ступенькам.

«И ты собираешься идти вниз? Ты чувствуешь, какой холод идёт оттуда? Это не к добру, возвращайся назад!»

Голос в моей голове уже не говорил, а кричал. Пытался напугать меня, сделать всё, чтобы я повернула назад.

«А вдруг пока ты здесь копаешься, твой эльф умирает, и только ты можешь ему помочь?»

-Заткнись, - закричала я и услышала эхо с оттенками моего голоса, только это был не мой голос. - Я не боюсь, тебе меня не напугать и уж тем более не остановить, - собрав всю свою волю в кулак, я побежала вниз по ступенькам.

Лестница привела меня в маленькую комнатку, где единственным предметом было огромное зеркало стоящее посередине. Рядом с ним стоял Пьетро, без конца вглядываясь в мутное стекло. Внешне это было обычное зеркало, ничего особенно, как и говорил парень ранее.

-Я ничего не вижу, - сказал он, когда я подошла к нему. - Почему оно не работает?

Пьетро протянул к нему руку, и я напряглась всеми мышцами, боясь, что зеркало сейчас его затянет вовнутрь, но ничего не произошло. Кольцо светилось, как сумасшедшее, я могла им освещать дорогу, вместо фонаря.

-Мы должны его уничтожить, - сказала я, кладя руку на навершие меча.

-Нет, - закричал Пьетро и встал между мной и зеркалом. - Пожалуйста, Алексина, там же мои братья, я должен им помочь. Мне нужно попасть в зеркало.

-И что ты сделаешь? - я смотрела на него в недоумении. - Твои братья не сумели выбраться оттуда, вдруг они вообще мертвы. Вдруг этот путь ведёт в один конец?

Он был в отчаянии, я хотела хоть как-то подбодрить его, но не находила нужных слов.

-Если бы там кто-то был из твоей семьи Алексина, неужели ты бы не рискнула всем, чем имеешь, чтобы помочь им? Возможно, мои братья мертвы, а может, и нет, и им нужна помощь.

Пьетро был прав во всём, и на его месте я бы поступила точно также, но я готовилась к тому, чтобы уничтожить зеркало, а не смотреть, как оно засосёт ещё кого-нибудь, делая из него живого мертвеца.

«Если мальчик так жаждет встретиться со своими братьями, то пусть идёт. Зачем ты ему мешаешь?»

-Этот голос говорит со мной, - сказал Пьетро, прерывая ход моих мыслей. - Говорит избавиться от тебя и тогда он вернёт мне моих братьев, - он посмотрел на меня, а я внутренне напряглась, ожидания окончания предложения и аккуратно опускала руку к мечу. – Успокойся, я не собираюсь его слушать. Хватит! Один раз уже послушал, к тому же я не смогу тебя убить. Но прошу, активируй зеркало, мне надо к братьям. Дай мне время до утра, если я не вернусь, то разбей его ко всем магистрам.

Я молча протянула руку к зеркалу, и цвет его стекла внезапно стал розовым, как камень на моём кольце и я увидела, что у угла не хватает небольшого осколка зеркала.

«Наблюдательная девочка. Как видишь, вы не первые, кто нашёл его. Те эльфы пытались уничтожить моё зеркало, недоумки. Вот только уничтожить его нельзя! Их сильнейшая магесса потратила все свои магические силы и что в итоге? Смогла отломить лишь малый фрагмент, но тогда они запечатали вход. Я ждал, я знал, что мои ожидания увенчаются успехом, ха-ха-ха!»

-Я постараюсь вернуться, - улыбнулся мне парень, но улыбка вышла натянутой. – Всё-таки меня будет ждать поцелуй прекрасной девы, - с этими словами он протянул руку к зеркалу и то, как по щелчку пальцев стало затягивать парня вовнутрь.

Когда его добрая половина тела пропала в импровизированном портале, я схватила его за свободную руку и позволила зеркалу затянуть вовнутрь ещё и меня.

Мы вывались с Пьетро из зеркала на каменный пол. Мне хоть и повезло завалиться на него, но, тем не менее, я умудрилась больно удариться коленкой, что символизировало, что здесь тоже есть боль и она очень даже ощутима.

-Алексина зачем? – сказал Пьетро, помогая мне подняться. - Тебе не следовало.

-Я сама решу, что мне следует, а что нет. Вдвоём уже не так страшно, давай осмотримся.

Первым делом я подошла к зеркалу, из которого мы сюда попали. Это было то самое зеркало, что стояло в той маленькой комнатушке, вот только оно больше не реагировало на кольцо. Да и само кольцо больше не светилось. Тогда я осмотрелась по сторонам. Мы находились в замке, только в целом. Он был красиво обстроен и оформлен. Я невольно залюбовалась им.

-Вы сделали большую ошибку, придя сюда, но тем хуже для вас и лучше для меня. Ваши души освободят меня наконец-то из этого плена. Чувствуйте себя, как дома, потому что здесь вы и умрёте!

Этот голос звучал из каждого угла, каждого камешка в этом замке. Стоило голосу затихнуть, как вдруг всё вокруг переменилось.

Все цвета пропали, словно мы попали в чёрно-белое кино. Всё стало серым, унылым, пугающим. Я резко почувствовала слабость, будто из меня выкачали силы. Единственным желанием было упасть на пол и лежать, ждать своей кончины. Я посмотрела на Пьетро и поняла, что он испытывает те же чувства, что и я.

«Магнур не умер Алексина. Он здесь и ваши души в его руках. Если вы не выберетесь отсюда, то в скором времени умрёте. Магнур высосет вашу жизненную энергию до дна и вырвется наружу, и тогда миру придёт конец. Он стал настолько силён, что даже Я - хранитель источника не справлюсь с ним. Но здесь он уязвим, поэтому есть шанс, что тебе хватит сил справиться с ним, но это смертельно опасно. С другой стороны ты можешь не рисковать и перенестись к зеркалу, что отправило тебя сюда, и уничтожить зеркало вместе с Магнуром. Для переноса и уничтожения тебе понадобится магия, что живёт в тебе, примерно половина. Но помни, только ты сможешь перенестись, все остальные застрявшие здесь души, умрут вместе с Магнуром!»

Я посмотрела на Пьетро и поняла, что голос хранителя источника слышу только я, а значит передо мной стоял нелёгкий выбор. Либо бросить паренька и его братьев умирать, тем самым вернуться, уничтожить зеркало, потратив половину своей магии, либо сразиться с самым могущественным магистром, здесь и неизвестно победить или проиграть.

Выбор был очевиден…

Глава 15

Слова хранителя, словно пулей застряли у меня в голове. Я могла бы спастись, выбраться отсюда, но не буду. Если есть шанс, хотя бы один шанс из тысячи, что я смогу победить Магнура и спасти всех этих людей, то я его не упущу.

-Ты в порядке?- на моё плечо легла тёплая ладонь Пьетро.

Нет, я не была в порядке, мне было страшно, очень страшно. Рядом не было Рэндвела, а от меня зависели жизни. И ещё ни разу я не сделала ничего полезного или правильного, вечно тонула и топила остальных вместе с собою.

-Конечно, - я вымученно улыбнулась, пряча свои страхи и тревоги за этой глупой улыбкой. - Пойдём, найдём твоих братьев и будем выбираться отсюда.

Я решила не рассказывать Пьетро о словах хранителя, дабы не пугать его и не расстраивать раньше времени. Уж лучше пусть думает о хорошем, чем о скорой смерти. Хороший настрой и добрые мысли способны воодушевить смертельно раненого человека продолжать биться и надеяться на лучшее, чем пасть на землю и ждать скорой кончины.

Мы шли молча, не тратя силы на разговоры. Только в моей голове было совсем не тихо, меня беспокоили мысли, но мне они не принадлежали. Сотни, миллионы мыслей чужих людей заполонили мою голову. Они не давали моим собственным мыслям и шанса быть услышанными.

Окружение пугало меня не меньше, чем то, что творилось у меня в голове. Чёрно-белая реальность, отсутствие красок и стены всё это давило на меня. Снова появился страх замкнутого пространства, ещё сильнее, чем в узкой пещере, по которой я ползла в лесу Калленхад. Я почувствовала, что ещё малая доля сил покинула меня и схватила Пьетро за руку, переводя дух. Он притянул меня к себе и крепко обнял, просто и без слов. Страх начал отступать и силы вновь вернулись ко мне.

-Пьетро, я поняла,- я едва не закричала во всё горло. - Он питается нашим страхом, чем сильнее мы боимся, тем больше сил он у нас вытягивает.

Парень смотрел на меня непонимающим взглядом, и я поняла, что нет смысла скрывать от него тайну. Пусть он будет готов к встрече с неизвестным, чем оно застанет его врасплох. Я коротко пересказала ему слова хранителя.

-Ты осталась здесь с нами, а не предпочла спастись в одиночку, - он говорил это с блеском в глазах, словно я сделала, что-то нереальное. - Я поражён, правда. Не найдётся столько слов, чтобы выразить мою благодарность.

-Пока я не сделала ничего, за что меня следовало благодарить, но я обязательно сделаю, вот увидишь. Пойдём уже, - я уверенно пошла вперёд, хотя на душе скребли кошки.

Мне казалось, что мы ходим по кругу, одни и те же комнаты, коридоры, обстановка. Комнату с кроватью на потолке мы точно проходили и не раз. Внезапно раздался душераздирающий крик едва не сотрясший стены.

-Помогите….

Следом за этим криком послышался другой, а за ним следующий. Они кричали, прося о помощи, о покое, взывали к создателю. От этих криков мне стало больно, и я стала оседать на пол.

-Алексина ты чего? - Пьетро схватил меня за плечи, удерживая на ногах. - Ты как?

-Мне плохо, - я едва шевелила губами. Голоса и мысли кричали в унисон, путая, пугая, принося нестерпимую головную боль, делая из меня лёгкую добычу. Я мысленно взмолилась к этим голосам и мыслям, надеясь, что они меня услышат.

«Пожалуйста, перестаньте! Я не смогу вам помощь, если вы продолжите одновременно кричать!»

«Ты поможешь нам? Ты спасёшь наши души? Отправишь нас к создателю? Помоги. Он держит нас. Он не отпускает нас. Я хочу умереть спокойно. Помоги. Мы устали».

Это были души несчастных, убитых и пленённых Магнуром. Их было так много, что мой мозг был не в силах понять, что от меня хочет добрая половина душ, если не больше.

«Я постараюсь, простите, но я не могу обещать. Магнур силён и это его царство, где он волен творить всё, что пожелает».

Я не хотела лгать этим несчастным и обещать им такую желанную свободу. Возможно, мне упасться победить Магнура и освободить эти души, а быть может, я потерплю поражение и пополню их ряды.

«Испытания… Он будет испытывать вас. Давить на вас. Играть вашими воспоминаниями, чувствами, страхами. Взывать к вашим тёмным уголкам души. Лишь пройдя все испытания, вы ослабите его и прорвёте завесу».

Голоса начали затихать, и боль в моей голове стала потихоньку уходить. Тошнота прошла, и я снова чувствовала свои ноги.

-Легко не будет, готовься к трудностям, - сказала я, словно на автомате и посмотрела Пьетро в глаза.

-О чём ты? - парень отпустил мои плечи и взъерошил свои волосы.

Я ответила ему улыбкой, и мы двинулись дальше. Но история с комнатами повторялась из раза в раз, мы продолжали ходить по кругу. Оказавшись вновь в комнате с рваными шторами, я резко развернулась и направилась в предыдущую комнату.

-Алексина, ты куда? - взволнованно спросил Пьетро. - Мы там уже были.

Я остановилась и обернулась к нему.

-Мы и здесь уже были, не раз и не два. Если не удаётся идти вперёд, значит пойдём назад.

Я пошла в предыдущую комнату, Пьетро молча двинулся за мной. За комнатой снова последовал тот же коридор, что мы проходили несколько минут назад, обстановка не менялась. Я уже хотела завыть от безысходности, когда мы вошли в очередную пройденную комнату, но внезапно двери захлопнулись, и стало холодно. Мы бросились с Пьетро к дверям, но они не поддавались, а между тем температура в комнате падала. У меня уже пошёл пар изо рта, и начали постукивать зубы.

-Нужно что-нибудь придумать и побыстрее, - сказал Пьетро растирая плечи. - Иначе мы замёрзнем тут насмерть. Двери что-то блокирует нам их не открыть. Осмотрись пока, а я проверю окно.

Он бросился к окну, а я осмотрелась. Из мебели здесь было кресло со столом, сундук и шкаф. В сундуке не было ничего, кроме старой одежды и каких-то тряпок, а шкаф оказался пустым. А между тем, моё тело сотрясалось от дрожи и пальцы начали коченеть. Я мельком бросила взгляд на потолок и замерла не в силах оторваться от него.

​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​Потолок в этой комнате был зеркальным, но отражение не соответствовало действительности. Комната в отражение выглядела совсем по-другому, она была залита солнечным светом, а мебель была изящной и богатой. Но меня поразило совсем не это, а наши с Пьетро отражения. Это были не мы, хотя выглядели точь в точь, но глаза и выражения лиц были злыми, жестокими.

-Пьетро, - позвала я, не отрываясь от своего отражения. - Иди сюда, посмотри.

-С окном точно ничего не получится, - послышался его голос совсем рядом. - Что ты там….

Парень умолк, уставившись в потолок. Мы стояли и смотрели на свои отражения, а те в свою очередь смотрели на нас. Внезапно моё отражение стало стучать по полу, а по потолку пошли трещины, образуя огромную паутину. Нужно было что-то предпринять и быстро. Я вспомнила про шкаф и, схватив Пьетро за руку, потащила его к нему. Мы едва успели захлопнуть дверцы, как послышался шум бьющегося стекла.

Я стояла, прижавшись к парню всем телом, а моё сердце стучало, как напуганное, норовя вызывать у меня инфаркт. Когда всё утихло, Пьетро аккуратно приоткрыл дверцу. Весь пол был усыпан осколками стекла. Если бы не шкаф, то мы наверняка бы погибли.

-Стой здесь, - сказал мне парень и аккуратно выбрался из шкафа. - Что за…

Я, испугавшись за Пьетро, вынырнула за ним следом и остолбенела. Напротив нас стояли наши отражения. Пьетро схватился за лук и парень напротив повторил то же самое. Я убрала выбившуюся прядь за ухо, и девушка сделала то же самое. Всё, что делали мы с Пьетро, другие мы повторяли за нами точь в точь. Внезапно их лица изменились, глаза стали злыми, а улыбки расплылись в хищном оскале.

-Вы только посмотрите на неё, - сказала другая я. – Строишь из себя воительницу, жертвуешь ради других. Признай что это всего лишь маска, прикрытие. Ты вовсе не такая, тебе плевать на других, ты печёшься лишь о собственной выгоде. Богатство, известность, власть и конечно любовь, вот что тебе нужно! Вот к чему ты стремишься!

-Не слушай её Алексина, ты вовсе не такая, - сказал Пьетро, держа самого себя на прицеле.

-А какой ты? - рассмеялся другой Пьетро. – Твои братья оказались здесь по твоей вине. Ты хотел женщин и веселья. Это всё у тебя было и могло бы быть уничтожь ты зеркало, но ты этого не сделал. Ты застрял здесь вместе со своими никчёмными братьями. Чего ты добивался? Думал, что спасёшь их, станешь героем, и отец позволит тебе и дальше вести разгульный образ жизни? Вот это вряд ли. Тебя либо отправят на поля, либо в монастырь. Дадут тебе рясу и библию, будешь по воскресеньям псалмы распевать.

Они говорили ужасные вещи, но это было правдой. Другая я говорила то, о чём я думала и временами думаю, это были не выдумки и не плод больного воображения.

-Предлагаю разделаться с ними, пока наши руки ещё нас слушаются, - сказал Пьетро и посильнее натянул тетиву.

-Пьетро нет, - я крикнула и впилась в него взглядом. - Они всё повторяют за нами, если ты выстрелишь, он выстрелит в ответ. Это испытание, то о чём меня предупреждали духи. Посмотри на них, - я махнула в сторону других нас. - Это же мы, только в злой интерпретации. В них собрано всё плохое, что есть в нас.

Пьетро опустил лук и посмотрел на меня.

-Если они это зло, тогда мы тем более должны избавиться от них.

-Нет, не должны, я покачала головой. - Всё в мире взаимосвязано. Не бывает добра без зла и зла без добра. Это баланс и его нельзя нарушать, - я сделала шаг к самой себе, и она ответила взаимностью. – Она часть меня, и уничтожив, её я уничтожу саму себя.

Я протянула руку и другая я протянула свою в ответ, когда наши пальцы встретились, комната озарилась яркой вспышкой света и другие я и Пьетро исчезли.

Комната моментально преобразилась, став такой же, какой мы видели её в отражении. Двери открылись, а холод пропал, словно его никогда и не существовало.

-Я поражён, - рассмеялся Пьетро, убирая лук за спину. - У меня просто нет слов, чтобы сказать какая ты умница. Как ты узнала? Вот я бы в жизни не догадался.

-Ты многого обо мне не знаешь, так что скажу в двух словах, - я едва могла сдержать свою радость. - У меня была очень хорошая домработница. С детства она рассказывала мне о добре и зле, опираясь на мои поступки. Я, к сожалению, не могу вспомнить её лица или имени, но её слова о балансе помню до сих пор. Когда другая я говорила со мной, я видела в ней себя. Это тяжело объяснить, особенно сейчас, когда внутри меня порхают бабочки и хочется петь, - я рассмеялась, но внезапно замолчала, вспомнив, что это только начало пути и неизвестно, что ждёт нас за поворотом. - Нам нужно двигаться дальше.

Пьетро ободряющее похлопал меня по плечу.

-Я готов, сил у меня хоть отбавляй.

Силы действительно вернулись ко мне, не все, но стало легче дышать и думать. Духи не обманули, а значит, сила Магнура в данный момент пошла на спад.

Мы двинулись дальше, точнее назад. Пьетро болтал без умолку, в основном все его разговоры были про меня, и к своему большому сожалению я чувствовала, что парень не на шутку запал на меня, возможно влюбился. От этого было стыдно и погано на душе. Я хотела поговорить с ним насчёт этого, но решила повременить, пока не выберемся отсюда, если выберемся.

Я открыла очередную дверь и остановилась, так как за ней была тьма, настолько тёмная, что даже собственных ног видно не было. Деваться было некуда и я, взяв парня за руку, шагнула во тьму.

-Не отпускай меня, - прошептала я, двигаясь вперёд.

Вытянув руку перед собой, я двигала ей во тьме надеясь нащупать что-нибудь, например другую дверь и выбраться отсюда. Внезапно зажглись свечи, и я едва не вскрикнула, оказавшись на краю пропасти. Пьетро подтянул меня к себе, и я схватившись за парня, в ужасе огляделась вокруг.

Мы находились в какой-то огромной зале, где на стенах висели зажжённые свечи. Прямо перед нами зияла огромная пропасть. Свечи давали мало света, и я не могла определить насколько эта пропасть была глубокой.

-Смотри, - закричал Пьетро, указывая куда-то вперёд. - Там Кловис. Кло-о-овис, братишка мы здесь.

Я проследила за направлением его руки и увидела на другой стороне от пропасти, словно на маленьком островке сидел парень. Трудно было сказать наверняка но, похоже, что он был ранен. Услышав своё имя, парень с трудом, держась за плечо, поднялся и посмотрел на нас.

-Пьетро? Хвала создателю, я уж думал мне конец. Где Лени и кто это с тобой?

Никто из нас не успел ничего сказать, потому что внезапно раздался голос. Он был грубый, властный и жестокий.

-Так-так-так, какая замечательная картина. Воссоединение семьи. Алексина, ты поразила меня в самое сердце тем как легко прошла моё испытание. Как видишь, не все справились с ним также идеально, как ты. Многие не готовы признать, что в них помимо добра живёт ещё и зло, и его в несколько, а то и вполовину раз больше. Сколько же зла живёт в тебе? А давай проверим. Сыграем в небольшую игру.

Внезапно над пропастью, словно из ниоткуда, всплыли небольшие платформы. Они были ничем не закреплены, просто висели в воздухе.

-Итак, Алексина, правила довольны просты. Кловису нужно попасть к вам, и для этого ему надо преодолеть этот небольшой отрезок пути. Только вот незадача, эти платформы любят правду. Если они услышат честный ответ на вопрос, то удержат Кловиса, а если нет, ему придётся умереть. Встань Кловис на первую платформу. Не боись она тебя удержит, это так сказать подарочек за то, что ты кое-как, но всё-таки прошёл моё первые испытание.

Кловис хоть и был напуган, но сделал пару шагов и оказался на платформе. Я видела, как ему было страшно, видела, как переживает Пьетро за брата. А сама я была в ужасе, не представляя, что меня ждёт.

-Отлично, видишь Кловис, первая платформа тебя держит, что нельзя сказать про остальные, поэтому советую не становится на них, пока они не получат свои ответы. Ну что же Алексина правила понятны? Одна платформа, один вопрос. Один вопрос, один ответ. Отвечаешь, и Кловис идёт дальше. Выживет он или нет, зависит от тебя. Первый вопрос, так сказать разминка. Почему при разводе родителей ты осталась с отцом, а не с матерью? Мать любила тебя больше и умоляла тебя переехать вместе с ней, но ты отказалась, почему?

Я с трудом сглотнула, словно в горле был огромный комок, мешающий нормально глотать. Магнур залез мне в голову, и я была перед ним словно обнажённая, выставляя напоказ всю свою порочность.

-Отец купил меня, - я почувствовала горячую слезу, бегущую у меня по щеке. – Он завалил меня игрушками и сладостями. Сказал, что у матери не будет столько денег, чтобы исполнять любой мой каприз, к тому же она была беременна, а я не хотела переезжать на второй план.

-Ахахаха, - смех Магнура едва не обвалил на нас потолок. - Еще, будучи ребенком, ты уже была расчётливой дрянью. Кловис чего застыл? Двигайся дальше, посмотрим, соврала она или сказала правду.

Кловис неуверенно перешёл на следующую платформу, и она устояла.

-Как я уже сказал, это была разминка. Следующий вопрос. Ты заручилась поддержкой Пьетро, сказав ему, что между тобой и эльфом ничего нет. Зачем ты ему соврала?

Вот этот вопрос поставил меня в тупик. Я взглянула на Пьетро и столкнулась с ним взглядом. Он тоже ждал ответа. Всё-таки следовало поговорить с ним на эту тему раньше.

-Я не соврала, - твёрдо ответила я, отводя взгляд. - Между мной и Рэндвелом действительно ничего нет. Моя вина лишь в том, что я утаила, что люблю его. Прости Пьетро, мне нужна была твоя помощь, поэтому я не сказала тебе об этом.

Кловис пошатнулся, и едва не упав вниз, вовремя удержал равновесие.

-Какие же вы люди нестойкие, - прошипел Магнур. - Переходи уже на следующую платформу. А для тебя Алексина готов следующий вопрос. Ты спасла невинное существо ценой своей жизни, нелепая смерть скажешь ты. Но что если в тот день ты не случайно погибла, а тебя намеренно убили, ты бы не хотела отомстить? Скажи, да и я скажу тебе, кто убил тебя.

Мне словно дали под дых. Я считала свою смерть несчастным случаем, нелепой шуткой судьбы, случайным стечением обстоятельств, но чтобы убийством. К такому я была не готова. Хотела бы я узнать, кто повинен в моей смерти? Да. А насчёт мести…

-Нет, я не хочу мстить.

-Лгунья! - рассмеялся Магнус.

-Я не лгу, - спокойно ответила я, глядя, как Кловис переходит на новую платформу. - Задай ты мне этот вопрос в начале моего пути, я бы с большой вероятностью согласилась бы, но не сейчас. Вся моя жизнь на земле была сплошным «Днём сурка», каждый день одно и то же и так изо дня в день. Только здесь я по-настоящему начала жить, только здесь я сама себе хозяйка и никто не принимает решения за меня и не говорит, что мне делать. Поэтому нет, я не хочу мстить, всё так, как должно быть. А что касается моего убийцы, бог ему судья.

Платформа под Кловисом не шелохнулась. Повисла гробовая тишина, но буквально через несколько секунд раздались хлопки. Магнур аплодировал.

-Браво Алексина, браво. Не ожидал. Осталось дело за малым. Видишь ли, вас друг от друга разделяет одна, всего одна платформа, но вот беда её нет. А платформа, на которой сейчас находится Кловис, потихоньку начала исчезать и скоро наш бедный мальчик упадёт вниз. Но вы можете спасти его, всего то нужна одна только одна жизнь взамен. Если ты Кловис совершишь самопожертвование, то умрут все находящиеся в этой комнате. Советую поторопиться с решением, а то платформа вот-вот пропадёт.

Мы с Пьетро переглянулись.

-Это должен быть я, - закричал парень, бросаясь вперёд, я едва успела схватить его за руку. - Нет Алексина, Кловис мой брат, не тебе жертвовать ради него. К тому же мне колдуна не одолеть, ты и сама это знаешь.

Я стояла перед трудным выбором. Жертвовать ради постороннего мне человека я не хотела, Магнура могла победить только я, сам хранитель это признал, но и стоять в стороне и смотреть, как другие гибнут, мне было чуждо.

-Пьетро я не верю, что это единственный выход. Давай… - я начала говорить, но в мою голову внезапно проник кто-то другой.

«Алексина, послушай. Ты стоишь над пропастью неизвестности. Не бойся рухнуть в бездну, ведь только падая можно понять, умеешь ли ты летать».

Это был голос хранителя источника, я его сразу узнала. Настолько приятным и обволакивающим он был. Платформа уже стала прозрачной, времени не оставалось. Его предложение казалось таким воодушевляющим, но в тоже время опасным.

«Откуда мне знать, что ты не врёшь? Что не пытаешься меня убить? Вдруг ты вообще Магнур, а не хранитель? Как я могу тебе доверять?»

Времени на болтовню не было, но и слепо верить голосу в голове я не могла. Он предлагал мне не цветов нарвать, а спрыгнуть вниз в огромную возможно пропасть.

«Как много вопросов и так мало времени. У тебя нет выбора. Можешь довериться мне и рискнуть, а можешь пустить вместо себя другого. Решать тебе!»

Я боялась ошибиться. Счёт пошёл на секунды, и надо было решать, кому из нас предстоит сделать прыжок веры.

Я повернулась к парню и взяла его за руки.

- Пьетро ты должен мне поверить,хотя честно говоря я в данный момент сама себе не верю. Я снова услышала голос хранителя. Его слова я повторить не смогу, но их суть заключалась в том, чтобы я не боялась и спрыгнула вниз.

- Алексина ты с ума сошла?! Ты готова поверить какому-то голосу?

Слова Пьетро звучали разумно. Но я верила, что со мной разговаривал не Магнур. Хотела верить.

-Нужно же во что-то верить, а то жить не захочется, - я коротко поцеловала парня в щёку и подошла к пропасти. Она пугала и манила меня одновременно. Я мысленно понадеялась, что там не глубоко или внизу находится вода, на крылья я даже не рассчитывала. Это было бы слишком круто.

«Надеюсь, что я не пожалею о своём решении!"

С этими мыслями я нырнула в тёмные воды неизвестности.

Глава 16

Я успела подумать о том, сколько раз мне уже мне довелось в этом мире куда-то спрыгнуть и откуда-то упасть. Всё началось с падения в лесу, когда я пятилась от волка, а заканчивается здесь прыжком в неизвестность. Внезапно вся пропасть, а может и всё вокруг озарилось розовым светом, настолько ярким, что заболели глаза. Я зажмурилась и закрыла лицо руками в надежде укрыться от этого света, но он погас также внезапно, как и появился. Убрав ладони и аккуратно открыв глаза, я обнаружила себя сидячей на полу посреди огромной комнаты. Слева от меня потирая затылок, поднимался Пьетро, а справа, кряхтя и держась за плечо, лежал Кловис.

«Мы живы! Живы! Ну, или умерли и попали в ад, потому что на райские сады что-то не похоже».

Пьетро бросился к брату и помог тому подняться. Меня немного мутило, но в целом чувствовала я себя прекрасно.

-Алексина правильно? - простонал Кловис и улыбнулся. - Не знаю как, но ты нас всех спасла.

-Значит, ты действительно слышала голос хранителя источника, вот это да, - глаза Пьетро горели от возбуждения. – Его могут слышать только совершенные, ты и правда, одна из них.

Кловис смотрел на меня, едва не раскрыв рот, а Пьетро его кажись и не закрывал. Парень был настолько воодушевлён, что едва не трясся от нахлынувших эмоций.

-Вы знаете про источник и про совершенных? - наверное, мой вопрос звучал глупо, но я даже не представляла, что эта информация является достоянием общественности.

-Все об этом знают. Встретить совершенного, это большая редкость, а найти источник мечтает каждый. Ведь он единственный, кто может исполнить любое заветное желание, а все о чём-то да мечтают. Я, например, тоже хотел найти его, чтобы пожелать, - Пьетро помялся. - Эх, да что греха таить. Я хотел нескончаемый запас алкоголя и женщин. Знаю, глупая мечта, сейчас я как никогда это понял. И … Алексина, твоё кольцо…

Я посмотрела на свою руку. Кольцо светилось ярким розовым светом, но уже через секунду оно вдруг потемнело и рассыпалось не оставив после себя и песчинки.

-Не может быть … - я рассмеялась, поняв всю суть происходящего.

Парни смотрели на меня с недоумением в глазах, а я не могла поверить своей удаче.

-Вы не поверите, но я, кажется, поняла, что нас спасло, и почему хранитель сказал прыгать именно мне. Магнур говорил, что эльфам не удалось уничтожить его зеркало, они смогли отломить от него лишь маленький фрагмент. Розовый свет и то, как кольцо реагировало на зеркало, привели меня к мысли, что камень в моём кольце и был этим фрагментом. Я не знаю, была ли та пропасть реальна или она было какой-то иллюзией, больной фантазией Магнура, но кольцо защитило меня, - я удивилась, насколько точно смогла донести свои мысли до других с первого раза. Обычно я несла какую-нибудь чушь, и приходилось едва не по слогам объяснять то, о чём я думала и хотела сказать. - Знаете, что в этой истории забавнее всего? А то, что я купила это кольцо меньше недели назад, на рынке, и выбрала его среди сотни других подобных.

-Да ладно? - Кловис от удивления даже забыл о своём больном плече. - Ты серьёзно выбрала среди кучи других колец то, что спасёт наши жизни? Тебе никто не говорил, что ты невероятная девушка?

-Я говорил что-то подобное, - рассмеялся Пьетро. Но его улыбка вмиг угасла, а лицо стало серьёзным. - Хорошо, что мы живы, но теперь нам нужно найти Лени.

-И выбраться отсюда, - добавил Кловис.

-Прости брат, но выбраться мы сможем лишь после того, как уничтожим хозяина этого места.

-Ну, хоть поживём ещё немного, - Кловис устало потёр глаза.

Радость от чудесного спасения была недолгой и вскоре мы все погрузились в свои мысли, петляя из комнаты в комнату. Мне хотелось развеселить парней дать им повод верить и надеяться на лучшее, но не могла подобрать нужных слов. Я боялась за себя, за них, за Рэндвела. Мне хотелось увидеть его, знать, что с ним всё в порядке. Мысли о том, что он мог погибнуть съедали меня без остатка.

Пройдя ещё несколько комнат, Кловис без сил упал на пол.

-Простите ребята, - простонал он, когда мы с Пьетро бросились к нему и перетащили к стене, где он мог сесть и опереться. - Я здесь дольше вас и у меня осталось не так много сил.

Кловис тяжело дышал и был истощён. Магнур хорошо подпитался его силами, парень выглядел измождённым и напуганным.

-Тебе нельзя бояться, - сказала я, слегка касаясь его лба. Он был раскалённым.

-Я боюсь не за себя, - Кловис прерывисто дышал, по его лицу тёк пот, а рана на плече выглядела уныло. Ему срочно требовалась помощь. - Со своей судьбой я успел смириться, но увидеть здесь вас никак не ожидал. Вам нужно двигаться дальше и найти Лени, я буду вас только задерживать.

-Что? Нет, - закричал Пьетро, хватая брата за руку. - Я тебя не брошу, больше не брошу!

Нужно было что-то делать и срочно. Бросить Кловиса мы не могли, как и тащить на себе. Неизвестно сколько нам ещё придётся идти. Я вспомнила про свою магию и решила попробовать излечить Кловиса насколько это возможно.

«Алексина нет! Не делай этого!»

Голос хранителя источника, словно молотком ударил по моей голове.

«Но почему? Он же умирает, ему нужна помощь!»

Я не понимала, почему он не разрешает мне воспользоваться тем, что дал мне источник при перемещении в этот мир. Ладно бы я решила потратить её на какую-нибудь глупость, но разве спасение человека не стоит частицы моей магии?!

«Алексина, исцеление требует большой траты магии. Сжечь весь город в пучине огненной, а затем выстроить новый изо льда обойдётся тебе намного дешевле, чем исцелить одного человека. К тому же использование магии тебя ослабит. Ты не сможешь противостоять Магнуру!»

Чувство беспомощности давило на меня, хотелось плакать от отчаяния. Какой толк от магии, если не можешь ей воспользоваться?! Передо мной лежит человек, которому нужна помощь, а я могу лишь смотреть на его мучения со стороны.

«Оставь их. Кловис помеха, а Пьетро не оставит брата одного, и я не могу судить его за это. Но ты не можешь сидеть, сложа руки. Ты нужна Лени, иначе он сгорит!»

Мне казалось, что этот мир издевается надо мной. Он кидал меня в пучину опасности и подкидывал несчастных, которые зависели от меня. Я уже начала подумывать, что это наказание за то, что я всегда находилась в стороне и не принимала участие в судьбах людей, которым могла помощь.

Сразу вспомнились фрагменты из жизни на земле. После того, как мать уехала с садовником в Испанию, у нас ещё раз шесть менялись садовники. Одним из них был юноша из Африки. Он плохо говорил по-английски, но всегда хорошо делал свою работу. Однажды случилась гроза, и дождь лил несколько дней без отдыха. Любимые папины цветы, название которых я не могла выговорить, были уничтожены. Обилие осадков их просто сгубило. Юноша пытался на ломаном английском объяснить отцу, что к чему, но получалась какая-то каша. Я стояла рядом и могла заступиться, хотя бы попытаться донести отцу, что вины садовника в гибели его цветов не было. Но я молчала, в итоге юношу уволили. А он на свою зарплату кормил кучу братьев и сестёр в Африке.

Вторым случаем было воровство, с моей стороны конечно. Мы с отцом поругались, и он не переводил мне денег на протяжении недели, а на выходных у меня была запланирована поездка в клуб. Я залезла к отцу в сейф и взяла оттуда крупную пачку денег, собираясь вернуть, как только получу перевод от отца, но забыла. Через несколько недель отец вернулся и не застав у себя в сейфе, который сам же не запирал никогда, эту пачку денег, обвинил нашу домработницу в воровстве. Они долго ругались. Он решил уволить домработницу, лишив её заработной платы. Когда она с чемоданами стояла на пороге, лишь тогда я решила сознаться. Я не чувствовала угрызений совести или вины, просто была не готова к тому, что отец наймёт новую домработницу. Ни разу за свой поступок я перед ней не извинилась.

Сейчас я бы многое отдала, чтобы повернуть время вспять и исправить все допущенные мной ошибки. Но время никому не подвластно. Я не любила людей, не ценила того что имела, и сейчас сполна за это расплачивалась.

-Ребята, - начала я, подбирая слова. Точнее придумывая правдоподобную ложь. - Хранитель вновь связался со мной. В одной из дальних комнат лежит артефакт, который поможет нам победить Магнура. Я должна найти его.

Кловис практически беспрерывно сглатывал копившуюся с огромной скоростью слюну.

-Подожди немного, - сказал Пьетро, поглаживая брата по голове. - Кловису скоро станет лучше, и мы все вместе пойдём за этим артефактом.

-Нет, - я сказала, как отрезала. Нельзя было оставаться и терять драгоценные секунды. - Хранитель сказал, что я должна пойти одной. Просто будьте здесь, я быстро, туда и сразу обратно.

Я едва не взорвалась в истеричном хохоте от того, насколько же складно я врала. Артефакт? Ну да конечно, быстрее я обращусь в дракона и спалю Магнура ко всем чертям.

-Не нравится мне всё это, - бедный Кловис уже хрипел. - Но он один раз уже помог тебе, а значит не верить ему нет смысла. Будь осторожна.

-Я бы не хотел, чтобы ты шла одна, - Пьетро грустно улыбнулся. – Но если так надо, тогда что ж, удачи. И возвращайся поскорее. Лишь бы ты не заблудилась в этих коридорах.

Я махнула им на прощание и твёрдой походкой вышла за дверь. Но стоило мне перейти в другую комнату, как мой энтузиазм погас, уступив место страху.

«Нет, нельзя бояться! Думай о хорошем. Всё будет хорошо, всё будет хорошо, всё будет хорошо!»

Я шла, повторяя эти слова, как мантру, стараясь зарядиться хорошими мыслями. Одни комнаты сменялись другими. Без особого энтузиазма я входила в одни двери и закрывала за собой другие. Выйдя в коридор, я едва не вскрикнула от представшей передо мной картины. Практически весь коридор был охвачен огнём, жар стоял такой, что можно было загореть за считанные минуты. Я слышала всхлипы, доносившиеся из-за стены огня, но не видела их хозяина.

-Эй, кто здесь? Лени, это ты? - крикнула я в огонь. Ответа не последовало, но всхлипы не прекратились.

«Он слишком напуган. Этот огонь разгорается благодаря его страху. Чем он сильнее, тем ближе к Лени пламя. Это очередное испытание».

Я уже успела забыть о душах несчастных, что томились здесь. Снова куча голосов кричали, перекрикивая друг друга. Ко мне вернулась головная боль.

-Говорите по одному, умоляю, - я схватилась за голову, которая была готова вот-вот разорваться.

«Сбрось оковы людского мира Алексина. Родись заново. Заново. Заново. Заново».

Это слово эхом билось в моей голове, вызывая нестерпимую боль. Но вскоре голоса утихли, а я смогла, наконец, свободно вздохнуть насколько это было возможно. Кислорода в помещение было ужасно мало, огонь практически поглотил его весь. Я не знала ответа на эту загадку, не понимала, чего от меня хотят, а между тем мне становилось дурно от исходящего жара. Волосы липли к лицу, пот тёк рекой, глазам было больно от яркого света.

-Что вы от меня хотите? - закричала я во весь голос. - Какие оковы? Как я могу родиться заново?! Вы что предлагаете мне умереть?! Боже помоги мне…

Подумав о боге, я внезапно вспомнила слова. «Каким бы ты ни был богатым или бедным, перед господом все равны. Голым человек рождается, голым и на тот свет уходит!»

«Сбрось оковы. Голым рождается. Мне надо…раздеться?!»

Я колебалась, так как мысль о том, чтобы преодолеть огонь в том, в чём мать родила, казалась мне максимально абсурдной. Дело было не в стеснении, чтобы выбраться отсюда я была готова раздеться хоть перед всей деревней, городом, да целым миром. Я боялась, что если мои догадки ошибочны, то меня ждёт страшная смерть, похуже простого падения с высоты.

Сняв сапоги и сбросив одежду, я вовремя вспомнила про браслет, едва не ступив в огонь. Оставив свои вещи в углу, в надежде, что огонь не успеет поглотить их, я подошла к стене из пламени. Страх окутал моё тело, словно невидимая вуаль и я почувствовала, как потихоньку начала слабеть. Магнур не терял времени зря и тащил из меня всё, что плохо лежит. Протянув руку к огню, я слегка коснулась его пальцем и резко отдёрнула руку назад. Я не почувствовала ни боли, ни жжения, ничего, словно коснулась воздуха. Следом за пальцем я протянула в огонь ладонь и ничего не произошло. Огня будто не существовало вовсе. Глубоко вздохнув, я сделала шаг, другой, третий. Я двигалась медленно и осторожно, а страх уступил место удивлению и радости. Мысль, что я правильно разгадала загадку, заставила моё сердце плясать от счастья. Ноги сами собой вынесли меня из огня, и я увидела сидящего на полу, вжавшегося в стену молодого мужчину. Он был напуган и тихо плакал, закрывая лицо руками. Я бросилась к нему и присев рядом, коснулась его плеча. Мужчина резко убрал руки и дёрнулся от меня, как от прокажённой, но внезапно его глаза изменились, и в них появилась надежда.

-Дева Виктория ты пришла за мной? - прошептал он и, взяв меня за руку, принялся покрывать её поцелуями.

Кто такая дева Виктория я понятия не имела, наверное, была одной из их святых. Я аккуратно убрала свою руку и смахнула скатившуюся по его щеке слезу.

-Уверена, что дева Виктория ещё успеет к тебе прийти, а меня можешь звать просто Алексина, - я улыбнулась мужчине и сама едва не заплакала. - Ты Лени? Мы с Пьетро пришли сюда за вами.

-Пьетро тоже здесь? - прошептал мужчина. - Да-да, я Лени. Я искал Кловиса долгое время, но огонь, - он вдруг запнулся. - Клянусь дыханием создателя, здесь был огонь.

Я обернулась и обнаружила, что огонь пропал, а на мне вновь была одежда, словно я её не скидывала несколько минут назад.

Внезапно стены сотряс страшный крик. Он был наполнен злобой.

-Мерзкая тварь. Ты всё только портишь, - закричал Магнур. - Хватит! Игры кончились. Ты так хотела встретиться со мной, ну так вот он я.

На наших глазах стены начали исчезать, а пространство уменьшаться. Всё менялось до тех пор, пока не осталась одна единственная комната с зеркалом, из которого мы все сюда попали. Прямо перед нами сидели Пьетро с Кловисом, их глаза были такими же огромными, как у персонажей из мультиков. Но меня больше интересовала фигура стоящая дальше. Это был высокий и невероятно худой мужчина, одетый в длинные одеяния. Его лицо и руки были полностью покрыты ожогами, но устрашало совсем не это, а взгляд этого мужчины. Даже у волков, что пытались меня сожрать и у разбойников, что хотели меня изнасиловать, не было настолько жестокого и уничтожающего взгляда.

Пьетро резко вскочив на ноги, схватился за свой лук, а Лени обнажил клинок. Даже бедняга Кловис поднялся, хотя от него толку сейчас было меньше всего.

-Браво, - захлопал в ладоши Магнур. - Лицом к лицу здесь со мной не встречался ни один смертный, живым, разумеется. Вы уже успели оценить моё гостеприимство?

-Успели, а теперь хотим домой, - Пьетро изо всех сил сжимал свой лук, готовый в любую секунду напасть.

Магнур перестал аплодировать и смерил нас всех испепеляющим взглядом.

-А вот это навряд ли. Вы все послужите благой цели, а ты, - он указал на меня своим длинным пальцем. - Твоей магии мне хватить вдоволь, чтобы выбраться из этой тюрьмы.

В следующую секунду Магнур махнул рукой, и в мою сторону полетела невидимая, но остро ощущаемая волна. Крепкие руки оттолкнули меня в сторону, и я увидела, как Лени отнесло к стене. Мужчина влетел в неё со всего размаху и упал без чувств. Я понадеялась, что он жив и всего лишь потерял сознание.

-Досадно, - разочарованно вздохнул Магнур. - Ох уж эти жертвенники.

Пьетро выпускал одну стрелу за другой, но они словно бились о невидимую стену, не долетая до Магнура.

Из пола вылезли огромные каменные руки и схватили Пьетро и Кловиса в тиски, словно бабочек. Я старалась вызвать свою так называемую магию, но ничего не получалось. Хранительница говорила, что мне надо лишь захотеть. Я хотела, ещё как хотела, но ничего не выходило. Между тем Магнур переключил всё своё внимание на меня. Сглотнув, я вытащила из ножен свой клинок, понимая, что у меня нет ни шанса, чтобы противостоять ему.

Увиденное зрелище рассмешило Магнура.

-И это всё? - он смеялся ещё противнее, чем говорил и выглядел. – Я ожидал от тебя чего-то более сносного. Думаю, что за свою храбрость ты заслуживаешь быстрой смерти.

В одну секунду он оказался рядом со мной и, встряхнув, словно тряпичную куклу, схватил меня за шею. Магнур поднял руку со мной вверх, отрывая мои ноги от земли и я, выронив свой меч, отчаянно вцепилась пальцами в его обожжённую кожу, пытаясь спастись.

-Хотя с другой стороны, у тебя был шанс умереть лёгкой смертью, но ты ему не последовала. Ты продолжала гадить, срывать мои планы.

С этими словами он поднял вверх свою правую руку, и крепко сжав ладонь, словно клинком вошёл в моё плечо, выходя наружу. Кроме невообразимой боли застилающей глаза, я почувствовала, как порвались мои ткани, мышцы и суставы. Мне хотелось кричать, но из моего сдавленного горла выходило лишь жалкое хрипение.

-Это твоя, - мерзко ухмыльнулся Магнур, демонстрируя моему вниманию свою руку залитую моей кровью. – Я уверен тебе было больно, но представление пора заканчивать. Последнее слово будет?

Он слегка ослабил хватку, и я смогла выдохнуть, чувствуя привкус слёз на своих губах.

-Сгори монстр, - прошептала я из последних сил. - Сгори в адском пламени.

Магнур открыл, было, рот, чтобы мне ответить, как вдруг, словно из-под земли вырвалось адское, всепоглощающее пламя. Он тут же отпустил меня, и я мешком упала на пол, не в силах что-либо сделать. Я могла только наблюдать.

Наблюдать за тем, как Магнур бегал в ужасе и пытался своей магией погасить пламя, которого становилось всё больше. Оно разрасталось, поглощая всё вокруг. Мир начал гаснуть и моё сознание вместе с ним, последнее, что я слышала, это были предсмертные крики Магнура.

Я снова оказалась у источника. Только на этот раз сидела в воде, обхватив колени руками. Мне было так легко и спокойно. Все страхи, боль и волнения остались далеко позади. Я смотрела на дерево перед собою и дивилась его красоте. Это дерево росло из воды, а быть может, это была вода принявшая облик дерева. Вокруг летали светлячки и прекрасные бабочки. Мне хотелось окунуться с головой, но что-то останавливало меня, не давая зайти дальше.

-Ты молодец Алексина. Благодаря тебе деревня спасена, а могущественный колдун повержен.

Голос шёл отовсюду, но я не видела его хозяина, лишь чувствовала присутствие каждой клеточкой своего тела.

-Я умерла? - раньше эта мысль ужаснула бы меня, но сейчас я бы не испугалась, даже получив положительный ответ.

-Нет, - мягко ответил мне голос. - Ты просто спишь.

Я коснулась воды. Она была прозрачной, как стёклышко и переливалась всеми цветами радуги.

-А я могу проснуться?

-В любое время, только скажи, - мне почудилось, что хозяин голоса стоит рядом со мной, но обернувшись, я никого не увидела, и от этого мне стало грустно.

-Я хочу проснуться.

Меня кто-то обнял сзади, да так, что я не могла развернуться, и не могла увидеть того кто это был.

-Мне жаль, что пришлось убить тебя, но я не мог спокойно смотреть, как ты страдаешь. Ты была несчастна, и я решил забрать тебя из мира, где ты была никому не нужна. Я эгоист Алексина, прости меня.

Я открыла глаза и обнаружила себя лежащей на кровати в неизвестном мне доме. Рядом на стуле посапывал какой-то мальчик и я, протянув к нему руку, вскрикнула от резкой боли в плече. Мальчик тут же проснулся едва, не упав со стула.

-Дева вы проснулись? - он посмотрел на меня с удивлением, а потом резко перевёл взгляд на моё плечо. - Не напрягайте, пожалуйста, свою руку, она ещё не до конца зажила. Мы так долго ждали вашего пробуждения, особенно ваш спутник. Он практически не спал, дежуря каждый день, у вашей кровати. Ой, точно, меня же просили предупредить, когда.…Ой-ой-ой, не уходите никуда.

С этими словами мальчик стрелой вылетел из комнаты. Я решила глянуть, что с моим плечом, пока никого нет. Моё надплечье было крепко обмотано повязкой, которая обхватывала меня вокруг торса на груди. Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату влетел Пьетро с улыбкой до ушей.

-Алексина, - заорал он, кажись на всю округу. – Создатель свидетель, насколько я рад тебя видеть.

Он бросился ко мне и обнял, от чего моё плечо предательски заныло.

-Тише-тише, - засмеялась я в ответ. - Я же раненая как-никак.

В дверях показались ещё несколько человек, все они были рады и махали мне. Среди них я заметила беловолосого парня с зелёными глазами. Он был очень красивым, и моё внимание было приковано только к нему одному. Растолкав остальных, он с нескрываемым волнением подбежал ко мне и сев на колено взял меня за руку.

-Вздох создателя, как же я рад, что с тобой всё хорошо принцесса.

-Спасибо, - сказала я. - А ты кто?

Глаза парня распахнулись, выражая полное недоумение. Он тут же отпустил мою руку и поднялся с колен.

-Алексина ты разве не узнаёшь меня?

Он коснулся моей щеки в ожидании ответа.

-Нет, - я постаралась улыбнуться, чтобы хоть как-то успокоить парня. - А должна?

Глава 17


Повисла гробовая тишина, которую нарушало лишь моё сердцебиение. Все собравшиеся тут только смотрели друг друга с непониманием в глазах и не смели сказать ни слова.

-Оставьте нас, - белокурый парень резко встал с кровати и обратился ко всем присутствующим.

Все без лишних расспросов тут же вышли и закрыли дверь, оставив меня с ним наедине. Зеленоглазый вздохнув, взъерошил волосы, и я заметила необычную, слегка заострённую форму его ушей.

-Ты эльф? - вдруг вырвалось у меня.

Парень посмотрел на меня, его взгляд был печален. Отмерив комнатку шагами взад вперёд, он подошёл к моей кровати и присел, не сводя с меня глаз.

-Да, я эльф, а вообще меня зовут Рэндвел. Мы с тобой познакомились в лагере эльфов в Дарлинге. Оттуда началось твоё путешествие. Сам факт того, что ты не помнишь меня, вводит в ступор, удивляет. Ни с кем из совершенных подобного не случалось, по крайней мере, с теми, кого я вёл. Они могли забыть всё, включая собственное имя, но всегда помнили моё и меня. Ладно, зайдем, пожалуй, с иной стороны. Имя ты помнишь, и это не может не радовать, но меня интересует другое. Ты помнишь, как попала в этот мир? Куда направлялась всё это время?

Я напрягала каждую клеточку своего мозга, чтобы вспомнить этого эльфа, но всё было тщетно. Всё это время я путешествовала с кем-то, но вот с кем именно, этого я вспомнить не могла.

-Слушай Рэндвел, да? То, что я не помню тебя, не значит, что я не помню всего остального. Как я попала в этот мир, да просто и…эээ.…А действительно как? Я не помню.

Вот теперь мне стало действительно страшно. Мои воспоминания начинались с того, как я ехала в машине, а потом резко перепрыгивали на момент пробуждения в лагере, где я впервые увидела Рыжую сидящую возле моей лежанки. По моей памяти словно прошлись ножницами и порезали её на кусочки. Все мои воспоминания это сплошные скачки из места в место. Единственное, что хорошо сохранилось у меня в голове это пребывание в зеркале и битва с Магнуром. А также мой последний сон…

-Меня убили, да? - на глаза предательски навернулись слёзы, но я не спешила давать им волю. Мне сейчас было не до слёз, я хотела увидеть, как он отреагирует на мои слова и что скажет.

-О чём ты? - Рэндвел спросил без дрожи в голосе, даже не отвёл глаз, но его руки предательски сжались в кулаки, что свидетельствовало о том, что либо он лгал, либо что-то недоговаривал.

-Ах, ты…- я не договорила, мне хотелось зашибить его чем-нибудь тяжёлым или вообще прибить ко всем чертям.

Я резко вскочила с кровати и, наплевав на ноющую боль в плече, бросилась к двери, подальше от этого лжеца и лицемера.

-Алексина постой, ты всё не так поняла, - услышала я голос позади себя и резко развернулась, чтобы послушать очередную порцию лжи, что он собирался мне сказать.

В этот момент его левая рука всей пятернёй легла на мою грудь. Я от такой дерзости даже потеряла дар речи, в то время как парень резко отнял руку и спрятал её за спиной.

-Это не то, что ты подумала, я хотел схватить тебя за руку.

-Ага, значит, сначала я всё не так поняла, сейчас это не то, что я думаю. Ты совсем ополоумел? - закричала я на него так громко, что меня возможно, в данный момент слышала вся деревня. – Сначала врёшь мне, теперь что решил напоследок ощупать мои выпирающие места?

-Какие места? Что я там не щупал? - Рэндвел осёкся и закрыл рот, сдерживая улыбку. - Алексина я имел ввиду не это.

Я вспыхнула, как зажжённая спичка, мои глаза едва не горели синим пламенем.

-Успокойся, я ничего с тобой не делал. Между прочим, это ты проявляла ко мне интерес, а не я.

-Ну конечно, - съязвила я, слегка морщась от внезапно нахлынувшей боли в плече. - Сейчас ты можешь сказать что угодно, я же всё равно никогда не узнаю правду.

-Слушай, - парень сделал шаг ко мне, а я инстинктивно попятилась назад. – Если бы я хотел, нет, не так. Если бы я относился к тебе хуже, то воспользовался бы тобой, но между нами ничего не было, поверь мне.

-Как часто ты говорил мне эти слова, - только сказав, я поняла, что ляпнула.

«Часто? Он говорил мне их раньше?»

Рэндвел улыбнулся и коснулся моей руки. Я не сопротивлялась и позволила ему взять меня за руку.

-Значит не всё потеряно, память, возможно, вернётся к тебе. Пойдём, - он потянул меня в сторону кровати. - Тебе надо отдохнуть. Знаешь, многие говорят: «Трудности не изнуряют, а закаляют». Так вот всё это полная чушь. Трудности изнуряют и ещё как.

Я залезла в кровать, а Рэндвел заботливо укрыл меня одеялом.

-Через два дня состоится праздник, который местные готовят в честь твоей победы над Магнуром и освобождению ихней деревни. Я хочу, чтобы ты набралась сил. После праздника мы уйдём, конечно, если ты захочешь идти со мной. К этому времени ты может что-нибудь и вспомнишь, а может, и нет. В любом случае последнее слово будет за тобой.

Парень вышел, закрыв за собой дверь, а я осталась лежать со смешанными чувствами и эмоциями. Сон не шёл, хотя глаза слипались, а тело требовало отдыха. Я лежала и думала о том, какая же всё-таки странная штука эта жизнь. Как много она даёт нам шансов. Одни мы ловим, другие упускаем, третьи меняют всю нашу судьбу. А иногда нас просто сбивают с ног, оставляя лежать в грязи сломленными и несчастными.

Я сидела на камне, опустив ноги в воду. Моя нагота уже не смущала меня, да и стесняться мне было особо некого. Что - то коснулось моей ноги, и я успела разглядеть в воде маленькую розовую рыбку, которая тут же юркнула и уплыла, исчезая из поля моего зрения. Меня привлёк песок серебряного цвета, что находился на глубине источника. Я протянула к нему руку и, зачерпнув его в кулак, вытащила на поверхность. Когда я раскрыла ладонь, то не поверила своим глазам. Вместо песка на моей руке лежали, переливаясь, маленькие стеклянные камешки.

«Это бриллианты? Не может быть!»

-Может, - услышала я знакомый голос, но его хозяина вновь нигде не было видно. - Здесь возможно всё. Источник волен выполнить любое, даже самое сокровенное желание. Поверь мне золото, бриллианты, всевозможные рубины и алмазы это меньшее что он способен дать.

Я горько усмехнулась и высыпала камни обратно в воду, где они вновь стали песком серебряного цвета.

-Пока найдёшь этот источник, перестанешь уже чего-либо хотеть.

Я почувствовала лёгкое прикосновение к плечу, но не стала оборачиваться. Навряд ли бы мне удалось увидеть лицо хозяина голоса, а так я хотя бы знала, что нахожусь не одна и не страдаю шизофренией, разговаривая сама с собой.

-Милая Алексина ты ошибаешься. Испытания придуманы не просто так. Думаешь у живущих, кем бы они ни были людьми, гномами или эльфами, мало желаний? Да их тысячи и в основном все хотят одного и того же. Но готовы они бороться за них, жертвовать, поставить свою жизнь на кон? Вот в чём вопрос. Лишь столкнувшись с трудностями, испытав на себе все прелести и горести этого бренного мира, у того кто всё-таки сумеет дойти будет только одно, самое заветное желание, а все остальные покажутся ему пустышками. Мне приходится испытывать желающих, причинять им боль, заставлять страдать, но я не могу по-другому. Ничего не даётся задаром, за всё приходится платить. Это не только в нашем мире так, и в твоём, всё абсолютно также.

-Да уж, причинять боль, ты горазд, - я говорила не думая, мне хотелось высказаться, сказать всё, что накипело и лежало тяжёлым грузом на сердце.

-Живущие сами идут на этот рискованный шаг. Они не могут воплотить в жизнь свои мечты и желания и уповают на чудеса источника. Я лишь отбираю достойных. Взять, к примеру, тебя моя милая. Вспомни своё первое испытание в лесу Калленхад. Ты была ранена, заражена скверной, на тебя давили, вынуждая сделать неправильный выбор. Но, тем не менее, ты не поддалась, не поставила свою жизнь выше другой, даже не смотря, что это была жизнь маленького оборотня, животного с человеческим голосом. Думаешь, кто-нибудь ещё поступил также? Были сотни, тысячи претендентов, но никто из них не сделал правильный выбор, хотя на пороге смерти были далеко не все. Принести в жертву животное, как они думали, оказалось для них легче, чем поступиться собственными желаниями. А между тем этот несчастный народ потерял уже всякую надежду избавиться от векового проклятия. Но тут появилась ты и рассеяла его одной фразой, одним правильным выбором.

-Постой, - прервала я его. – В жертву же надо было принести дитя оборотня. И что все эти желающие на протяжении стольких лет резали их, как скот?

-Нет, им не позволяли этого сделать. С желающими всегда шёл проводник, который вёл их по пути Паломника. Пройти этот путь самостоятельно невозможно.

Рядом со мной порхала одна из самых красивых бабочек, которых мне доводилось видеть. Я аккуратно приподняла вверх свой указательный палец, и она села мне на краешек ногтя, совсем не боясь, что я могу причинить ей вред. Её жёлтые, словно золото крылья поражали своей изысканностью, необыкновенностью и красотой. Пару раз, махнув крыльями, бабочка взлетела и осыпала мою руку золотой пыльцой. Это было необыкновенное зрелище.

-Я так много забыла что, кажется, будто я потеряла часть себя. А Рэндвел… Как я могу довериться ему, если совсем его не помню?

Мне никто не ответил, а между тем всё происходящее вокруг начало исчезать. Меня словно выталкивали назад.

-Ты сама не даёшь себе вспомнить, - услышала я напоследок.

Проснувшись от какого-то шума, я резко приподнялась готовая ко всему. Ко мне спиной стояла девушка и чем-то занималась. Словно почувствовав мой взгляд, она обернулась и вскрикнула от неожиданности.

-Простите, пожалуйста, я вас разбудила? Я старалась не шуметь и….

-Всё в порядке, - сказала я зевая. - Я долго спала?

Девушка повесила на стул платье и повернулась ко мне с нескрываемым восхищением.

-Чуть больше суток. Вас было решено, не будить вплоть до самого праздника. Ваши вещи в сундуке. Одежда постирана, сапоги начищены, клинок наточен. А вот это платье, - она указала на стул. - Для праздника. Вроде ваш размер. И туфли, если будут жать, обращайтесь ко мне, я мигом найду другие. Я велю подготовить вам ванну вы, наверное, захотите помыть свои волосы, да и просто понежиться в горячей воде. Как будете готовы, спускайтесь на первый этаж и сразу первая дверь направо.

Она поклонилась и вышла из комнаты. Мысль о горячей ванне мигом подняла меня с кровати. Я ощупала своё плечо, оно ещё болело, но уже не так сильно. Платье сразу же завладело моим вниманием, стоило мне увидеть его. Воздушное и лёгкое, цвета свежей розы, оно было так похоже на платье из моего сна. Я взяла его в руки и, приложив к себе, начала кружиться по комнате представляя себя на балу, не хватало только кавалера.

«Блин я даже сон свой вспомнила столетней давности, а Рэндвела вспомнить не могу. Как я могла забыть такого красавчика?»

Мне не терпелось надеть это платье и увидеть в зеркале как оно сидит на мне, главное, чтобы не в магическом. Хватит с меня подобных зеркал. В туфли я влезла сразу, не смогла себе отказать побыть в чём-нибудь другом, кроме постоянных сапог. Они сели просто идеально, не смотря на простоту, их красота завораживала. Небольшой каблучок, полукруглый носок и причудливые голубые ленты, которые закручивались вокруг лодыжки и завязывались в милый бантик.

Собрав в охапку вещи из сундука и захватив свой счастливый браслет, я быстрым шагом направилась на первый этаж в комнату с заветной ванной.

Там меня уже ждала деревянная бадья, наполненная горячей водой от которой шёл пар. Я не успела раздеться, как в комнату вошли две девушки, как оказалось, что им велели помочь мне с водными процедурами. Отказаться у меня не вышло, эти барышни были неприступны словно гора. В итоге меня раздели, сняли повязку и усадили в бадью. Рана кстати выглядела не так устрашающе, как я успела себе нафантазировать.

Девушки налили в воду какую-то жидкость, отчего вода стала зеленой, и добавили в неё цветов. Я почувствовала себя какой-то дриадой, словно находилась не в комнате сидя в бадье, а в пруду, вокруг которого росли причудливые цветы и травы. Мне массировали голову, мыли волосы, обтирали тело. Всё это было странно, но в то же время приятно. Я попросила оставить меня, так как хотела полежать ещё не много, пока вода вконец не остыла. Только я закрыла глаза, как вдруг дверь скрипнула, и зашёл довольный Пьетро.

-Я уже потерял тебя, - сказал парень, с довольной улыбкой усаживаясь на стул. - Зашёл проведать, а в комнате пусто.

Приняв сидячую позу, я прикрыла руками свою наготу.

-Расслабься, - рассмеялся он. - Ничего не видно.

-А если было видно, ты бы мне сказал?

-Нет, - по тону его голоса, было, не ясно шутил ли он в данный момент или говорил правду.

-Вот поэтому я и не могу расслабиться! Говори, зачем пришёл и мотай отсюда, вода остывает.

«Что за день?! Один лапает, другой глазеет. Одним словом мужчины!»

Я злилась, а у Пьетро улыбка не сходила с лица, и было похоже, что его забавляла вся эта ситуация.

-Ладно-ладно, - он поднял руки, вверх делая вид, что сдаётся. - А то ещё превратишь меня в ежа. Я хотел напомнить про твой должок и попросить тебя потанцевать со мной сегодня. А то вдруг потом у меня не будет возможности вырвать тебя из рук того грозного эльфа, хотя походу он уже нашёл себе пару на вечер. Видел его с нашей Милой, неплохо она твоего проводника заарканила.

Мои глаза расширились, а руки непроизвольно опустились вниз, слегка оголяя верхнюю поверхность груди. Пьетро сначала дернулся, впившись в меня глазами, но, похоже, вид моего расстроенного лица отбил у него всё желание рассматривать все мои прелести.

-Прости Алексина, - сказал он вставая. - Я думал, что раз ты его не помнишь, то ничего к нему не чувствуешь. Мне лучше уйти.

Парень вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь, а я осталась сидеть с пустым взглядом. Я не понимала, почему мне стало так больно от одной сказанной им фразы. Головой мне не удалось вспомнить Рэндвела, но сердце знало о нём больше, чем я могла себе представить.

Когда до начала праздника оставалось совсем немного времени, я надела своё нарядное платье и обулась. Девушки, что помогли с принятием ванны, заплели мне в волосы ленты и цветы. Стоя у зеркала, я не могла сдержать улыбки и едва не плакала от счастья. Мне так не хватало таких ярких женских мелочей, как платье и туфли. Я думала, что мои спутанные волосы с примесью грязи и веток придётся состричь под корню, но этим девушкам удалось невозможное. Их не просто удалось спасти, они ожили и блестели, как никогда ранее.

На улицу меня вывели с повязкой на глазах. Я слышала лёгкий гул толпы, звук какого-то инструмента, треск от костра, а также уловила запах жареного мяса.

-Уважаемые, я прошу тишины, - рядом со мной раздался басистый голос старосты. Толпа и музыканты тут же стихли, ожидая дальнейших слов старосты. - Больше недели мы оплакивали погибших и отстраивали деревню. Всё это время наша спасительница спала непробудным сном, и мы уже начали готовиться к худшему. Но милосердный создатель не оставил эту деву и сейчас она стоит здесь, перед нами.

С моих глаз сняли повязку, и я столкнулась глазами с кучей людей смотрящих на меня с восхищением, благодарностью и теплотой. Я была героиней спасшей целую деревню от неминуемой гибели, их героиней. Мне было неловко, и я готова была провалиться под землю от такого всеобщего внимания. Но взяв себя в руки, я подняла правую руку вверх, и помахала этим людям, улыбаясь сквозь слёзы. В ответ мне начала махать, аплодировать, отовсюду раздавались счастливые крики, кто- то свистел, а кто-то, как и я плакал от счастья.

-Мы никогда не сможем отплатить тебе той же монетой, как и я не смогу в должной мере отблагодарить тебя за спасение моих сыновей. Твой друг отказался от почестей, отдав все лавры тебе, но знайте, вы оба, что вам здесь всегда будут рады, как гостям и как жителям, если вдруг вы решите таким образом осчастливить нашу деревушку, - у меня предательски заурчало в животе и как назло именно в тот момент, когда староста замолчал. - Правильно говоришь, - сказал он с улыбкой. - Хорош болтать, пора есть и веселиться.

Огромный стол набитый разнообразной пищей и напитками стоял прямо на улице, а вместо стульев были лавки, которые жители вынесли из церкви. Повсюду горели факелы, дома были украшены всеобразными лентами, чуть поодаль от стола стояли музыканты с причудливыми инструментами. До стола мне удалось дойти не сразу, жители подходили ко мне со словами благодарности, с желанием обнять или хотя бы коснуться руки, меня благословляли и желали много всего хорошего. У стола мне предложили занять большое стул, стоящий во главе, но я отказалась, не смотря ни на что, я считала себя обычной девчонкой и не хотела быть выше всех остальных. Это была всеобщая война, а я лишь помогла её закончить. Рэндвел махнул мне, предлагая сесть рядом с ним, но увидев рыжую девицу, сидящую от него слева, я демонстративно плюхнулась на лавку между Пьетро и Кловисом.

«Рыжие для Рэндвела, как магнит на холодильник. Никак не может отлипнуть от них. В лагере эльфов у него одна была, сейчас другая. Я красить волосы точно не буду, по крайней мере, не в рыжий цвет!»

В голове тут же всплыло лицо счастливой Лайи обнимающей Рэндвела.

-Чего спишь? Только тебя и ждём, - голос Кловиса вывел меня из транса, и я увидела всех стоявшими со стаканами в руках

Схватив свой стакан, я с небольшим смятением, поднялась и все принялись дружно чокаться и выкрикивать тосты. Вскоре я совсем забыла о воспоминании, внезапно всплывшем в моей голове. Атмосфера праздника заставила меня забыть вообще обо всём. Я слушала музыку, людей, ела жареного поросёнка вперемешку с пряниками и фруктами, а потом заедала курицей с мармеладом, пила вино и просто жила. Мельком я бросала взгляды в сторону Рэндвела и рыжей девушки. Она всё время что-то говорила ему, стараясь взять за руку, но его взгляд был полностью сосредоточен на мне. Почувствовав, что начинаю хмелеть я встала и, взяв Пьетро за руку, потащила его танцевать.

Музыканты уже сами были поддатыми, но при этом умудрялись хорошо играть и временами даже пели. Я танцевала вместе с Пьетро и с другими людьми. Мы менялись парами, прыгали, кружились. Под конец я весёлая и совсем выбившаяся из сил решила пойти к столу попить воды и перевести дух, но меня остановила одна сцена, разыгравшаяся между Рэндвелом и рыжей девушкой. Парень что-то говорил ей, но она качала головой и едва не плакала, а потом внезапно поддалась вперёд и поцеловала его. Рэндвел помедлил несколько секунд, а затем отстранился от неё, встретившись со мной взглядом. Мне этого хватило, чтобы хорошее настроение вмиг улетучилось.

-Может, прогуляемся? - сказал Пьетро, внезапно оказавшись рядом со мной.

-Давай, - я улыбнулась ему, хотя на душе кошки скребли. И если бы не его предложение, то я скорей всего сбежала бы ото всех в дом и завалилась на кровать.

Мы двинулись с ним в сторону одного из домов и, обогнув его, пошли по одинокой тропинке уходящей вдаль. Уже стемнело, и я шла, смотря под ноги, поддерживая низ платья.

-Я так понимаю, ты ведёшь меня в укромное место, чтобы я отработала долг? - пошутила я, не поднимая взгляда.

Пьетро засмеялся, и я тоже рассмеялась думая, как же нелепо прозвучал мой вопрос.

-Вовсе нет, я же не тупой, ну ладно может и тупой, но не слепой. Не увидеть, как ты смотришь на него можно только с закрытыми глазами.

Мы вышли к небольшому водоёму, окружённому деревьями и камнями. Некоторые деревья росли, прямо из него, а другие склонились над ним, опуская в воду часть своей листвы. За нами, не боясь быть обнаруженными, подглядывали месяц и звёзды. Подул лёгкий ветерок, слегка колышущий мои волосы и подол платья. Данную обстановку можно было бы назвать интимной и раем для двоих.

-Пьетро ты не мог бы оставить нас наедине? Мне надо поговорить с данной особой, - голос Рэндвела ввёл меня в ступор.

«Он что следил за нами?!»

-Понял, ухожу, - Пьетро в шутку поклонился и направился обратно в деревню.

Дождавшись, когда его фигура совсем пропадёт из поля зрения, Рэндвел развернулся и посмотрел на меня уставшим взглядом.

-Ты долго будешь бегать от меня?

Я насупилась и сложила руки на груди.

-Я не бегаю от тебя. Видишь, стою же сейчас перед тобой, а не даю дёру.

-Очень смешно, ты понимаешь, о чём я. Весь вечер ты меня избегаешь, словно я сделал тебе что-то плохое. Или я чего-то не понимаю? Всё дело в той девушке?

Я вздохнула и, подойдя к водоему, присела, коснувшись воды пальцами. По воде тут же побежала лёгкая рябь, убегая от меня всё дальше и дальше.

-Рэндвел тебе нужно отдохнуть, ты же собрался завтра уходить.

-Я уходить? А как насчёт мы уходить?

-Нет больше никаких мы, - я резко встала и обернулась к нему с глазами полными от слёз. - Я остаюсь. Этот проклятый источник может собой гордиться, ему удалось меня сломать.

Рэндвел подошёл ближе и приобнял меня за плечи, прижимая к своей груди.

-Я не дам тебе сдастся, ты уже так близка к цели.

Вцепившись в его рубашку, я дала волю слезам, пока он поглаживал мои плечи.

-Но я уже сдалась. Меня каждый день испытывали на прочность, эти два испытания просто высосали из меня все силы. А что будет в последнем? Что мне предстоит сделать? Отрубить себе руку? Утопить собаку? Выпить кровь всех девственниц мира? Я устала Рэндвел, неужели ты этого не видишь? Моя память и так уже пошла на попятную, скоро я обо всём забуду.

Я отстранилась от него и захотела вернуться назад, но Рэндвел не дал и шага сделать. Вместо этого он подхватил меня на руки и пошёл в воду.

-Рэндвел, какого чёрта ты делаешь? – я заверещала, вцепившись в его плечо.

Парень продолжал идти вперед, не смотря на мои крики, визги и дёрганья ногами.

-А ну поставь меня на землю, - скомандовала я, видя, что вода уже доходила ему до пояса.

-Как скажешь, - с этими словами он резко отпустил меня, и я ушла под воду с головой.

Я вынырнула, сгорая от злости и ярости готовая порвать этого вредного эльфа в пух и прах. Моё платье полностью промокло, а волосы прилипли к голове и висели мокрыми паклями.

-Ты, - прорычала я, тыча в него пальцем. – Ты зачем это сделал? - Я принялась лупить его кулачками по груди. - Самодовольный, невозможный, эгоист, воображала.

Рэндвел стоял неподвижно и, наверное, ждал, пока у меня закончатся слова. Злиться одной было неинтересно, и я попыталась уйти, но он ухватил меня за руку.

-Отпусти, - крикнула я и снова заплакала. - Ненавижу тебя!

-Ненавидишь? – переспросил он, но руку не отпустил.

Кого я пыталась обмануть, его или себя? Я подняла на него заплаканное лицо, боясь сказать хоть слово, чтобы пуще не разрыдаться.

-Нам нельзя влюбляться в друг друга и не я придумал это правило, - мне показалось, что Рэндвел произнёс это предложение с нотками печали в голосе.

Я понимающе кивнула головой, глотая слюну.

-Надо было сказать об этом раньше, - я горько усмехнулась.

-Да я сглупил, - едва слышно прошептал парень. - Не думал, что смогу заинтересоваться человеческой женщиной.

«Что?»

Он как-то странно улыбнулся, посмотрел на меня и мимолётная слегка заметная серьёзность, что казалось, появилась на его лице, тут же прошла без следа. Я не успела понять, в чём дело, его руки обвили мою талию, чуть притягивая меня к нему. Рэндвел наклонился ко мне, и мне не надо было быть телепатом, чтобы понять, что он хочет сделать. Я успела прикрыть глаза, когда почувствовала его губы на своих губах. Он не пытался влезть ко мне в рот с языком или целовать до потери дыхания, нет, это были легкие, словно игривые поцелуи, наполненные какой-то глубиной, теплотой….

В этот момент даже, если сам бог потребовал, я не смогла бы остановить его или остановиться самой. Я обнимала Рэндвела за плечи, слегка зарывалась пальцами в белоснежные волосы, в то время как его дыхание обжигало мне кожу.

Перед глазами запрыгали воспоминания. Вот я впервые встречаю Рэндвела в палатке, а сейчас мы с ним сидим в таверне и пьём эль, в следующий момент я кидаюсь ему в объятия в лагере разбойников. И так картинка за картинкой я вспоминала своё с ним приключение. Точнее голова вспоминала, а сердце и не забывало. Мне хотелось обрадовать его этой новостью, но я быстро откинула её на второй план.

Рассказать я всегда успею, а этот поцелуй может оказаться последним в нашей жизни…

Глава 18

С того дня, как мы ушли из деревни прошло чуть больше двух недель. К сожалению, я так и не вспомнила причину своей смерти, а из прошлого помнила лишь какие-то отдельные фрагменты, которые не собирались в единую картину. Зато свою жизнь в этом мире я могла пересказать наизусть, помнила каждую фразу, эмоцию или событие. Благодаря Рэндвелу мне удалось сохранить в памяти своё имя, хотя временами я чувствовала, что оно мне не принадлежит, словно я позаимствовала его у кого-то другого. Мы ни разу не заговорили о случившемся между нами в деревне, да и наши отношения с ним не просто не изменились и не сдвинулись ни на шаг, казалось, что всё стало только хуже. Каждый день на протяжении нескольких дней у нас случались то споры то ссоры на пустом месте, инициатором которых всегда выступала я.

Взять хотя бы один из дней. Рэндвел подстрелил двух зайцев на ужин. Обычно он всегда готовил сам, но охотясь, парень случайно наткнулся на место произрастания особых целебных трав и сказал, что хочет дотемна, собрать нам в дорогу этих самых трав, поэтому готовкой должна заняться я. Мне предстояло освежевать этих зайцев, а затем приготовить их на костре. МНЕ! Человеку, который никогда не пользовался ножом на кухне, да и не готовил то никогда. В итоге сначала проплакав над несчастными, убитыми тушками зайцев, а затем, перерезав себе все пальцы, я ничего не приготовила. А когда вернулся Рэндвел, я умудрилась обвинить его во всех грехах, даже в том, что не умею готовить, словно я каждый божий день умоляла научить меня, а он гад такой не захотел этого делать.

Парень объяснял перепады моего настроения тем, что на меня давит атмосфера места. Мы приближались к «Гиблым топям», а его смрад и удушливое зловоние расстилались на много километров. От них у несчастных путников случались приступы необъяснимой агрессии, головные боли, им везде и всюду что-то мерещилось, и нередко они сходили с ума, либо кончали жизнь самоубийством. Не каждый рискнёт сунуться в это место, только самый отчаянный или глупый. Мы относились к первой категории, так как обход занял бы слишком много дней, которых в запасе у нас осталось не так уж и много.

Тем ближе мы приближались к топям, тем сильнее у меня рвало крышу. Мне повсюду чудились лица, а в голове разные голоса звали меня куда-то, пели, то кричали, то едва шептали. Буквально перед самыми топями мы встали лагерем, решив заночевать, а поутру двинуться в путь, чтобы успеть за сутки преодолеть их и выйти в более-менее безопасное место. Глядя на ржавое озеро, простирающееся впереди, я чувствовала шелест и перешёптывания сухих камышей, хотя в воздухе не было ни дуновения ветерка. Тяжёлые испарение витали в холодном воздухе, а за болотами там, вдалеке, виднелись зелёные холмы. Рэндвел не стал разводить костёр, объясняя это тем, что испарения от топей легко возгораемые. Поев ягод и запив их большим количеством пресной воды, мы легли спать.

Я проснулась среди ночи от голоса, который настойчиво звал меня по имени. Вскочив на ноги я осмотрелась и не нашла ни Рэндвела, ни лагеря. Голос снова позвал меня и я, оглянувшись в его сторону, увидела небольшую кучку витающих в воздухе ярких огоньков. Они плясали и кружили, всячески манили меня подойти к ним, коснуться их. Мне стало страшно и захотелось убежать от них, спрятаться, позвать Рэндвела, но моё тело предательски направилось в сторону огоньков, не обращая внимания на мои душевные крики. Я шла за огоньками словно завороженная, пытаясь схватить их. Сплошная топь оказалась вблизи разделённой на ячейки, окна, озерца. Я двигалась между ними, ступая ногами на небольшую дорожку, что петляла из стороны в сторону. Здесь было уныло, никакой зелени и растительности не было и в помине. Повсюду торчали сухие травы и практически сгнившие камыши, а зловонные испарения, цвета детской неожиданности, не давали увидеть луну и звёзды. Но меня сейчас интересовали только огоньки, всё остальное отошло на задний план. Я продолжала двигаться за ними, не замечая, что свернула с дорожки и иду прямиком в топи. Головой то я это понимала, но тело напрочь отказывалось меня слушаться. И так шаг за шагом я погружалась всё глубже и глубже. Когда меня от неминуемой гибели отделял всего один шаг, я успела подумать.

«Неужели это конец?!»

Звон будильника. Будильника?!

Я резко открыла глаза и потеряла дар речи, увидев над собой потолок комнаты. Моей комнаты. Без конца моргая и щипая себя за руку, я пыталась убедиться, что это просто сон, но боль была вполне осязаемой. Что это значит?! Я вернулась домой? Мне всё приснилось? Но как так? Этот сон был таким явным, таким реалистичным…

Бросившись к зеркалу я осмотрела себя с ног до головы. На мне не было ни царапин, ни ушибов, все ногти были целы и блистали новеньким маникюром, а от раны на плече не осталось и следа. И вроде бы я должна прыгать от счастья, ведь сбылась моя заветная мечта, осуществилось моё самое сокровенное желание, но радости я совсем не ощущала.

Я осторожно открыла дверь и на цыпочках, словно вор проскользнула в ванную. Намеренно приняв самый холодный душ, я до конца убедилась, что это не сон, а самая настоящая реальность. Решив вернуться в свою комнату, чтобы переодеться, я внезапно уловила голоса доносившиеся снизу. Голос отца узнать было совсем не трудно, его басистый смех невозможно спутать ни с чем другим, а вот голос женщины мне показался смутно знакомым.

Открыв свой огромный шкаф, я тут же приметила среди сотни другой одежды своё ультракороткое платье, которое не пережило моего падения в лесу. По крайней мере, в моём сне. Неужели это был всего лишь сон?! Эльфы, разбойники, зеркало, Магнур и Рэндвел… Я всегда думала, что этот парень был слишком хорош для меня, но могла ли я его выдумать, вот в чём вопрос.

От круговорота мыслей у меня жутко разболелась голова, что уже символизировало реальность всего происходящего. Нацепив первое попавшееся под руку, я решила выяснить, что происходит и понять, где заканчивается граница сна и начинается явь. Сбежав по лестнице и не сбавляя темпа, я ворвалась на кухню, откуда доносились голоса.

-Доброе утро милая, - ко мне со счастливой улыбкой повернулся отец. – Ты наконец-то проснулась. Будильник звонил на протяжении десяти минут, мы уж думали идти будить тебя собственноручно.

Мельком взглянув на отца, я перевела взгляд на спину женщины, что стояла у плиты.

-Даже повзрослев, ты так и осталась соней, любительницей поспать подольше, - женщина перевернула пару блинчиков, и обернулась ко мне, вытирая руки полотенцем. – Завтрак почти готов детка, поторопись, а то опоздаешь в колледж.

Я смотрела на неё и не верила своим глазам. Передо мной стояла мама…

-Мама? - мне показалось, что в лёгких закончился воздух, и я сейчас упаду на пол. - Ты разве не улетела жить в Италию?

В ответ на мой вопрос родители переглянулись между собой и рассмеялись, словно я сказала какую-то глупость.

-Я? В Италию? – мама потрепала меня по волосам.- Это ты туда собираешься детка. Я если и улечу, то только вместе с твоим замечательным папой и куда-нибудь на острова, подальше от городской суеты.

Отец чмокнул маму в щёку, а мне стало не по себе. Всё это выглядело так неестественно. Меня усадили за стол и поставили передо мной тарелку блинчиков с клюквенным сиропом. Не смотря на то, что это было моим любимым блюдом, мне в горло и кусок не лез.

-Детка, я знаю про твою диету, но съешь хоть кусочек, я же старалась, - мама села, напротив меня подперев подбородок руками. - Тебе кстати твой мальчик звонил, уже несколько раз как.

Я так мечтала об этом, чтобы родители были вместе и не разводились, заведя себе новых партнёров. Ради этого я была готова, есть по целой тарелке этих блинчиков каждый божий день, на протяжении всей жизни. И вроде бы сейчас всё отлично, мама рядом, отец дома, но меня не отпускало чувство нереальности всего происходящего. Всё было слишком хорошо.

-Какой мальчик? - сказала я, засунув в рот, обильно политый сиропом кусочек блинчика.

-Как какой? - скрестил руки на груди отец. - Твой дурачок. Вот что ты дочь в нём нашла? Я тебе такого перспективного жениха предлагал, нет, ты за него вцепилась.

Мама встала и приобняла отца за талию.

-Ну-ну милый, ты чего разошёлся? Дик отличный мальчик и очень любит нашу дочь. Между прочим, ты тоже не сразу стал перспективным и имел всё то, что имеешь сейчас. Дай ему шанс, у мальчика вся жизнь впереди, ещё успеет себя проявить, а умная женщина рядом с ним поможет ему в этом, - она подмигнула мне. - И вообще Алексина, заканчивай на ночь глядя, свой сериал смотреть, ты в итоге совсем не высыпаешься и тупишь по утрам.

-Какой сериал? - спросила я, пережёвывая и запивая еду свежезаваренным кофе.

-Не болтай с набитым ртом, - отчитала меня мама. – Тебе виднее. Уже третью неделю оторваться от него не можешь. Я понимаю, что замки, драконы и эльфы это жутко интересно, но не надо из-за этого выпадать из реальной жизни. А то ты со своим белобрысым эльфом мне уже все уши прожужжала, какой он классный и…

Не дослушав маму я, сорвавшись с места, ринулась в свою комнату. Белобрысый эльф, это же не то, что я думаю?! В моей комнате не было телевизора, но был большой ноутбук. Запустив его, я зашла в интернет и запустила первую открывшуюся вкладку. Моему взору тут же предстал постер этого сериала, где одним из главных героев был Рэндвел?! Что?

«Хранитель источника» гласило название сериала. Я начала щёлкать по сериям и не могла поверить в то, что там происходило. Сериал повествовал о приключениях юной девушки в сопровождении эльфа-проводника. Всё то, что мне казалось, произошло со мной, происходило на экране с этой самой девушкой. Неужели у меня настолько разыгралось воображение, что мне приснился сон, где главной героиней сериала являлась я сама?

-Детка, - донёсся голос матери. - Поторопись. Машина уже ждёт тебя, опоздаешь же!

Я глубоко вздохнула, принимая поражение. Значит, всё это был лишь сном, и не было никаких приключений, опасностей и Рэндвел всего лишь один из тысячи актёров, в которого мне не повезло влюбиться. Впереди меня ждала реальная жизнь, и пора было вылезать из своей скорлупы на поверхность.

Надев брючный костюм и уложив волосы в пучок, я спустилась вниз и, помахав родителям, выскользнула за дверь. По пути в колледж мне позвонил Дик и сказал, что будет ждать меня у входа, при этом несколько раз назвав меня любимой. Странно это было слышать от него.

Проезжая мимо перекрёстка недалеко от закусочной «У Джо» у меня невольно кольнуло в сердце. Мне почудилось, что я увидела на дороге маленького белого котёнка, но я отмахнулась от этой мысли, как от назойливой мошки.

«Наверное, мама права и мне надо завязать с ночными просмотрами сериалов. Уже всякая чушь в голову лезет».

У входа на лестнице меня ждал Дик. Увидев его я не почувствовала ровным счётом ничего, никаких эмоций, что было странно для влюблённой девушки.

Выйдя из машины, я натянула одну из своих самых милых улыбок и направилась к нему.

-Котёнок, как я рад тебя видеть, - парень обнял меня за талию и потянулся к моим губам.

И снова никаких эмоций, он для меня был словно обычный человек с улицы, мимо которого прошёл и через секунду вообще забыл. Нехотя я обвила руками его шею и слегка чмокнула в губы.

-Кто-то сегодня не с той ноги встал? - рассмеялся Дик, не выпуская меня из рук. – Булочка моя ты шикарно выглядишь, собственно как и всегда.

-Спасибо, - тихо ответила я ему и стала разглядывать остальных студентов, что неторопливо поднимались по лестнице.

Среди них я заметила нашего преподавателя по анатомии. Встретившись со мной взглядом, он дружелюбно улыбнулся и направился в нашу сторону.

-Что молодые люди, уже чувствуете сладкий запах свободы? Подумать только сегодня последний день, когда я ещё могу с гордостью назваться вашим преподавателем. А завтра вы уже будете выпускниками, и жизнь пораскидает вас по разным уголкам.

«Чего? Что ты несёшь? С какой гордостью? Ты же меня терпеть не можешь! Да и весь наш класс тоже».

-Не задерживайтесь только, - он подмигнул нам и пошёл вверх по лестнице.

Я с нескрываемым удивлением глядела ему вслед, а потом перевела взгляд на Дика.

-Вот он уж точно сегодня не с той ноги встал, - рассмеялась я. – Никогда бы не подумала, что услышу от мистера Большое Ухо что-то кроме криков и претензий в свой адрес.

-От кого? - парень смотрел на меня с непонимающей улыбкой.

-От мистера Большое Ухо. У него погоняло такое, ты сам-то спал сегодня?

-Впервые слышу.

Тут пришёл черёд удивляться мне. Я точно знала, что весь колледж дразнил так нашего преподавателя по анатомии. Причём Дик был одним из инициаторов придумать кличку этому преподу.

-Алексина, - услышала я радостный визг за спиной.

На всех парах ко мне неслась ярко накрашенная брюнетка по имени Меган, с которой у нас вечно были ссоры, частенько доводящие до рукоприкладства. Волос эта тварь повыдёргивала у меня предостаточно.

-Чего тебе? – я даже не пыталась изобразить дружелюбие, наоборот всем своим видом демонстрировала своё полное безразличие к её персоне.

Девушка крепко обняла меня за талию и слегка коснулась своими густо накрашенными помадой губами, моей щеки.

-Подружка ты чего такая сердитая? Дик, ты опять что-то натворил? – она бросила на парня недовольный взгляд.

-Клянусь я тут не причём, - он поднял руки вверх. - Она сегодня сама не своя.

В моей голове была полная каша. То, что происходило, мне не нравилось абсолютно. Амнезией я никогда не страдала, поэтому никак не могла забыть или тем более переделать свои воспоминания. Я помнила всё по-другому, а мне словно пытались навязать новую действительность, выдавая её за правду.

-Зайчонок ты тут? - голос Дика, вывел меня из транса.

Я посмотрела сперва на него, потом на Меган и мне показалось, будто я их впервые вижу. Девушка что-то пробормотала и пошла вверх по ступенькам.

-Не хочу идти в универ, давай прогуляем? - я умоляюще посмотрела на парня.

-Как скажешь конфетка, - парень попытался обнять меня, но я буквально выскользнула у него из рук.

Его уменьшительно-ласкательные эпитеты начинали меня злить. Что не слово, то либо какой-нибудь зверь, либо еда. Вот Рэндвел меня никогда так не называл.

«Может всё, потому что он герой из сериала, дурья твоя башка?!»

-Пойдём ко мне, - он заигрывающе улыбнулся, но я совсем не хотела этого, да и идти к нему тоже.

-Давай сначала зайдем, перекусим, а там посмотрим? – естественно голодной я не была, мне хотелось обговорить кое-какие детали, а у него дома этого явно не получилось бы.

Дик сразу же предложил закусочную «У Джо», и мы не спеша направились к ней. Пока мы шли, парень болтал без умолку, но я его совсем не слушала, а была полностью погружена в свои мысли. Пришла я в себя только в закусочной, когда нам принесли меню.

-Слушай Дик, как давно мы встречаемся? - я листала яркие страницы, но глаз не цеплялся ни за одну позицию.

-Около трёх месяцев, а что такое зайчонок? – я ощущала его взгляд даже не глядя на него.

-А как мы познакомились? - только сейчас я позволила себе убрать меню подальше и взглянуть в его глаза.

-Это что какой-то тест на отношения? - Дик рассмеялся.

Я поняла, что совсем не хочу всего этого, и притворяться мне осточертело. Телом я была как бы здесь, но мыслями далеко-далеко отсюда.

-Спасибо за всё, - сказала я вставая. - Но дальше я сама.

Парень захлопал глазами, не понимая, что я имею в виду.

-Мы расстаёмся, - я, было, пошла на выход, но он ухватил меня за руку, которую я в ту же секунду вырвала. - Я не люблю тебя, слышишь?! Оставь меня в покое!

-Что на тебя нашло малышка? Ты ещё вчера мне говорила, что любишь, а сегодня значит, нет? Разлюбила?- Дик постарался коснуться моего лица, но я сделала шаг назад и огляделась вокруг.

На нас были обращены лица всех присутствующих, даже персонала. Никто не смел, сдвинуться и все словно ждали окончания этого спектакля.

-Я не помню того, что говорила вчера, но знаю, что скажу сегодня. А говорю я, что не люблю и не хочу быть с тобой! Мне всё это не нужно!

Последнюю фразу я выкрикнула, вложив в неё всю свою агрессию, накопившуюся за это утро и, столкнувшись с удивлёнными взглядами посетителей, поскорее покинула закусочную. Избавившись от этого груза, мне стало значительно легче.

Выйдя из заведения, едва не столкнувшись с каким-то мужчиной, я взглянула на него и едва не потеряла дар речи. Его тело стояло неподвижно, словно статуя или какая-нибудь восковая фигура. Я оглянулась, чтобы удостовериться, что это вижу не только я, когда поняла, что вся улица стоит неподвижно. Люди, животные, машины всё стояло без движения, словно время остановилось, а вместе с ним и жизнь.

Услышав хлопки в ладоши, я резко развернулась, ища глазами их хозяина, пока мой взгляд не наткнулся на Дика. Точнее на кого-то издалека похожего на него.

-Браво-браво, - голос принадлежал женщине. – У меня на тебя были большие планы, знаешь ли. Чем же тебе не угодила такая реальность? Разве не об этом ты мечтала?

Огненно-красные глаза прожигали меня взглядом, а дьявольская улыбка заставляла кровь стынуть в жилах.

-Кто ты? - я прошептала, чувствуя, как от страха сводит желудок.

-Не красиво отвечать вопросом на вопрос, знаешь ли, - рассмеялась женщина.

-Может я и мечтала о такой жизни, но давно уже смирилась и приняла то, что имею, а другого мне не надо. К тому же ты не позаботилась о моей памяти. Странно видеть одну реальность, когда в голове сидит совсем другая.

Та, что выдавала себя за Дика, подошла ближе.

-Меня зовут Момуна и я хозяйка Бергундских топей, которые у вас в народе прозвали Гиблыми. Мне нравится принимать гостей у себя в топях, но только на постоянной основе. А ты пренебрегла моим гостеприимством.

-Что ты сделала со мной? И почему не принимаешь свой истинный облик? Я сомневаюсь, что ты выглядишь точь в точь, как мой бывший возлюбленный, - я вцепилась в воротник своего пиджака и теребила его в руках.

Момуна истерически засмеялась.

-У меня нет определённого облика, поэтому я принимаю любой другой, который беру из ваших воспоминаний. Что сделала? Погрузила в сон, в мечту, о которой ты грезила. Ты должна была спать, а я бы питалась твоими жизненными силами. Но ты всё испортила, - мне на секунду показалось, что она сейчас наброситься на меня, но Момуна лишь изверглась в оглушительном хохоте.

-Либо убей, либо отпусти, всё равно твоя ловушка со сном не сработала.

-Я не умею убивать, да мне и незачем. У меня нет недостатка в глупых смертных, чьи силы так и просятся в мои руки. Что ты сказала, отпустить? Чтобы ты вновь продолжала путь вместе со своим благородным и честным эльфом? - слова «благородным и честным» она произнесла наиболее мерзко, пытаясь выделить их среди всех остальных.

-Не пытайся настроить меня против него, не выйдет!

-Да неужели? – Момуна растянула свою дьявольскую улыбку от уха до уха. – Как много ты о нём знаешь. Хотя нет, как много ты о нём не знаешь?! Я отпущу тебя, но сначала кое- что покажу. Ты главное смотри внимательно.

Стоило ей закончить, как жизнь снова забила ключом, и улица вновь ожила.

-Узнаёшь перекрёсток? - она махнула рукой на другую сторону дорогу. - Скоро твоя машина прибудет.

Я не знала, что она хочет мне показать, как не понимала при чём тут я и на что мне следовала смотреть. По дороге ездили машины, по тротуары ходили люди, бегали дети, иногда пробегали животные. Животные!

В моей голове волшебным образом всплыл образ маленького, беззащитного комочка, и я словно зачарованная начала искать его среди снующих туда-сюда ног. Внезапно я увидела его, появившегося словно из ниоткуда. Меня так поразил этот момент, что я не сразу услышала подошедшую ко мне Мамуну.

-Видишь? Уверена, что видишь. А теперь скажи мне, никого он тебе не напоминает? Ну-ну подойди поближе, присмотрись. Это всего лишь воспоминание, он тебя не увидит.

Я сделала пару шагов и присела рядом с котёнком, рассматривая его, как какую-то диковинку. Белый как снег, он смотрел в одну точку, не моргая, своими зелёными глазищами. Словно ждал чего-то или кого-то. Его глаза поражали своей красотой, в них можно было утонуть. Утонуть? Лишь одни глаза вызывали у меня такое желание.

-Этого не может быть, - я прохрипела эти слова, едва шевелящимися губами.

-Может, - рассмеялась Мамуна. - Ещё как может. Ты главное не отвлекайся, всё самое сладкое впереди.

Внезапно глаза котёнка расширились, и я моментально развернулась, ища то, что привлекло его внимание. К перекрёстку подъехала чёрная, тонированная машина и из неё вышла…я?

-Смотри, - верещала Мамуна. - Сейчас ты умрёшь.

Я не помнила свою смерть и не особо жалела об этом утраченном воспоминании. И уж тем более не хотела на это смотреть!

Девушка, которой являлась я из прошлого, смотрела в маленькое карманное зеркальце и подтирала чёрные подтёки от туши. Судя по поплывшему макияжу, она недавно плакала. Котенок, завидев её, тут же бросился на дорогу и, приняв вид напуганного животного начал метаться из стороны в сторону. Девушка, убрав зеркальце в сумку, приблизилась к пешеходному переходу и встала, ожидая, когда загорится зелёный свет, но тут её внимание привлёк котёнок. Её глаза расширились от ужаса, и она стала бросать бесконечные взгляды на светофор в надежде увидеть заветный свет.

Почувствовав, как немеют ноги, я присела, задыхаясь от рыданий. Я вспомнила, чем всё закончится и увидеть вновь, как я погибаю было выше моих сил. Услышав визг тормозов, а затем последующие крики людей я резко выпрямилась и увидела свои последние секунды. Девушка приподняла руку, в которой мёртвой хваткой удерживала котёнка и через секунду её рука безжизненно упала на асфальт. К ней со всех сторон сбегались люди, которые пытались ей помочь, вызывали помощь, а котенок, сделав пару шагов, обернулся и … растворился в воздухе, словно и не бывало.

-Вот тебе честный, вот тебе и благородный, - сказала с воодушевлением Мамуна. - Сделал дело и был готов. Жаль, что я не питаюсь горем и отчаянием, иначе ты бы сейчас накормила меня досыта.

Мне не нашлось, что ей ответить, да и слова здесь были лишними.

-Люди хилые существа, так, по крайней мере, я всегда думала. Ты заставила меня немного переосмыслить свои действия, в следующий раз я буду более осмотрительной.

В следующую секунду моё тело словно налилось свинцом, а в глазах потемнело и сознание покинуло меня.

-Алексина ты слышишь меня? Проснись, - сквозь сон я слышала знакомый голос и чувствовала, что меня без остановки трясут.

Я с трудом разлепила веки, слегка постанывая, и встретилась взглядом с Рэндвелом. Волна облегчения прошла по его лицу. Меня мучала головная боль, которая мигом стала неактуальной, когда я всмотрелась в его поистине нечеловеческие глаза. И как я раньше этого не замечала?! У него кошачьи глаза, кошачья грация, то, как он прыгал с больших высот, приземляясь всегда на ноги. Злость вперемешку с обидой наполнили моё тело. Вложив в руки всю свою силу, я оттолкнула его и, приняв сидячую позу сквозь стиснутые зубы процедила:

-За что Рэндвел? Почему? Почему ты так поступил?!

-Что я сделал? - парень либо действительно не понимал о чём идёт речь, либо умело притворялся.

А я устала уже от притворств, ото лжи, что следовала за нами по пятам, от недосказанности. Я же верила ему, доверяла, любила в конце то концов! Мне нужны были ответы или клянусь всеми богами на земле, я придушу его собственными руками. Вытирая предательски текущие слёзы, я настраивала себя на вопрос ответ, который мог поставить конечную точку в нашем путешествии.

-За что ты убил меня?!

Глава 19

Я, выпучив глаза, смотрела на него, не отрываясь. Мои ноздри сжимались и разжимались, а тело сотрясалось от ярости. Словно бык на корриде, ждущий красную тряпку я ждала объяснений. Ответов, а не очередную порцию лжи и недосказанности!

В отличие от меня Рэндвел был само спокойствие, чем нервировал меня ещё больше. Было ощущение, что я обвиняю его не в убийстве, а в том, что он забыл почистить зубы или причесаться. Пауза заметно затянулась.

-Ну, мне что до вечера ждать или как? – я не пыталась быть милой, мои зубы уже начало сводить от напряжения. Слёзы и отчаяние уступили место еле сдерживаемой злости.

Он глубоко вздохнул и, прикрыв глаза, опустил голову.

-Ты же знаешь, - едва не шепча произнёс эльф. - Я не могу тебе всего рассказать.

«Чтоб тебе пусто было! Чтобы тебе солнце никогда не светило и трава под ногами, казалась острой, словно камни! И вода не утоляла жажды, а пища казалась адски острой и противной на вкус!»

Я помотала головой, прогоняя эти мысли. Во мне всё ещё жила магия, и я могла ненароком воплотить в жизнь то, о чём думала. Жаль, что с источником это не сработало, ни разу.

-Я не могу рассказать тебе это, не могу рассказать то, - передразнила я Рэндвела. – Если у тебя проблемы со слухом, то я повторю. Меня интересует лишь один вопрос! – я схватила его за воротник так сильно, что услышала треск ткани и почувствовала натяжение. - Почему?

И снова предательские слёзы напомнили о себе, а обильное количество слюны стремилось вырваться из моего рта и потечь маленькими струйками вниз.

Тишина.

-Почему? - снова завопила я, сильнее тряхнув его за воротник.

Только сейчас Рэндвел наконец-то посмотрел на меня. Его зелёные глаза с продолговатыми зрачками избегали моих глаз, возможно, ему было стыдно. Одна из прядей упала ему на нос, и от этого он стал ещё красивее. Наши лица находились в нескольких сантиметрах друг от друга, в любой другой ситуации я была бы этому безмерно рада и надеялась на поцелуй, но не в этот момент.

-Источник послал меня за тобой, потому что только ты могла спасти всех этих людей. Что стоит одна жизнь в сравнении с жизнями всех этих несчастных?

Мне словно воткнули нож, только не в спину, а в самое сердце.

-Но это была моя жизнь … - слова застряли в горле, а в лёгкие будто насыпали перца. Моя грудь пылала пламенем, а глазам стало нестерпимо больно.

Все мои иллюзии и надежды рассыпались в прах, не оставив после себя ничего, кроме зияющей дыры и пустоты в душе. Пазл наконец-то сложился. Рэндвел служил источнику, либо его хранителю и как верный солдат выполнял все его приказы. Он помог мне умереть, как бы невзначай предложил свою помощь, причём единственный из всех, хотя я ему сразу не понравилась. Терпел мои истерики и закидоны, всячески оберегал и направлял именно туда, куда нужно было ему. Поэтому все его чувства поверхностные, я для него не больше, чем ценный объект, который должен исполнить предначертанное. Я уверена, что ради достижения цели Рэндвел даже переспал бы со мной. Ловушка Момуны подпортила ему все планы, но это ничего не меняет. Мне некуда деваться и я покорно пойду за ним, куда бы он меня не вёл. В надежде, что после третьего испытания меня всё-таки отправят домой. Единственное, что изменилось, это моё отношение к нему. Нет, я всё ещё люблю этого засранца, но доверия больше не испытываю. Возможно это и к лучшему.

Эльф хотел коснуться моего лица, но я, отпустив его воротник, протестующе упёрлась ладонями ему в грудь.

-Пожалуйста, не трогай меня, не делай ещё больнее, чем сейчас. Я лишь надеюсь, что не все твои слова были ложью, хотя бы те, что касались моего возвращения домой.

Он поднялся и протянул мне руку, предлагая помочь встать, но я проигнорировала её и поднялась сама.

-Я никогда не врал тебе. Недоговаривал, но не врал, - Рэндвел поднял с земли свой меч и двинулся вперёд, а я как собачка поплелась следом.

С этого момента наше совместное приключение стало для меня адом. Мы практически не общались, хотя он делал попытки наладить со мной контакт, но я все его усилия обрывала на корню и разговаривала с ним только по делу. Всё моё общение свелось к разговорам с самой собой.

«Какая же я всё-таки редкостная неудачница. На земле я имела все, о чём только могла пожелать, кроме родительской заботы и верных друзей. У меня была очередь из женихов, только не было любви. Я хотела воспарить над обыденностью, убежать от проблем, жаждала приключений и новых ощущений, но попала в западню, из которой просто так не выбраться. Очутилась в неизвестном и враждебном мире, где снова от меня все чего-то хотят и не спрашивают о том, чего хочу я. Думала, что Рэндвел это единственный луч света, маяк среди кромешной тьмы. Я доверилась ему, открылась и снова обожглась. Словно бабочка, летящая на огонь, я хочу верить в лучшее, но итог всегда один. Боль и сожаления об опаленных крыльях и разбитых мечтах!»

Плохое настроение, уныние и подавленность отнимали у меня все силы. Хотелось упасть и лежать, пока сердце не перестанет биться, но я упорно заставляла себя идти дальше. У меня была цель, и я должна была осуществить её.

По ночам мне часто было холодно, так как я всегда ложилась подальше от костра, особенно подальше от Рэндвела. Неизвестно каким чудом мне удавалось уснуть, но спала я всегда крепко и просыпалась отдохнувшей и полной сил. Как-то ночью меня разбудила естественная нужда и я, открыв глаза, почувствовала исходящее сзади тепло и крепкие мужские руки, обнимающие меня за талию. Естественно, я закатила скандал и наговорила кучу гадостей, особенно подчеркнув, чтобы он никогда, больше, не смел меня трогать. О том, что это было глупо, я поняла, когда снова улеглась на землю и затряслась от слабого дуновения ветра. Через некоторое время, когда усталость всё же взяла вверх я снова почувствовала его крепкие объятия, согревающие и защищающие меня от холода. Больше я уже не противилась и не выступала.

Мы шли несколько дней, прерываясь только на обед и на сон. Я не жаловалась, хотя временами очень сильно хотелось.

Оказавшись в горах, у меня сложилось такое ощущение, словно я попала в совсем другое место. От избытка кислорода у меня закружилась голова. Было прохладно, а из ущелья дул довольно холодный воздух. Я поражалась красоте и силе этих гор. Удивительная, холодная, безжалостная, необычная и странная красота, которая неудержимо притягивала меня к себе. Мир гор был настолько необычен и своеобразен, что его можно было сравнить разве что с пейзажами другой планеты. Было непривычно оказаться в тишине высоты.

-Надо быть предельно осторожными, камнепады или лавина это не единственные опасности, что здесь обитают, - Рэндвел огляделся по сторонам, прислушиваясь.

Мне казалось, что горы таят в себе тайну, какую-то мистику, что их мощь способна, как воодушевить пришедшего, так и сломить недостойного. Только здесь я ощутила себя счастливой и беззаботной, словно птица, которая может лететь куда пожелает. Все мои мысли и тревоги, боль и разочарование ушли на задний план.

Мы шли по узкой горной дороге, которая временами сужалась до нескольких метров. Всё другое пространство занимали горы, их склоны и вершины. Выше их было только небо.

-У меня такое чувство, что за нами наблюдают, - Рэндвел сказал это предельно тихо, словно нас могли подслушивать. - Держись поближе ко мне.

Я замотала головой в разные стороны, но ничего подозрительного не заметила. Над ущельем вздымались настоящие высотные пики побеленные снегом. Некоторые из них образовывали странные громадные фигуры похожие на людей и зверей. Мне почудилось, что одна из фигур дёрнулась. Я даже остановилась, чтобы точнее рассмотреть её, но она больше не шевелилась и я, решив, что мне просто показалось, двинулась следом за эльфом, без конца оглядываясь вокруг. Чувство чего-то нехорошего не отпускало меня, появилась гнетущая тревога и привкус неопознанного страха.

Рэндвел аккуратно взял меня за руку и придвинул к себе вплотную.

-Слушай меня внимательно Алексина, - он с опаской посмотрел на горную вершину. - Эти ущелья место обитания шенгов. Они опасные твари, поверь мне на слово. У них острые, как бритвы когти и крепкие челюсти, но страшнее всего их ледяное дыхание. Если дыхнут, ни в коем случае не стой на месте, иначе тут же обледенеешь. В это время года шенги обычно спят, но я насчитал уже троих. Не знаю, что их разбудило, но они нас так просто не отпустят. Наша основная и первостепенная на данный момент задача это добраться до моста туманов.

-Моста туманов? - переспросила я его, едва шевеля губами.

-Да, это верёвочный подвесной мост, который, как говорят, висит над пропастью. Никто не знает, что находится внизу, так как под мостом всегда клубится густой туман. На другой стороне моста температура выше, чем здесь, поэтому шенги за нами не побегут. Пойдём дальше.

Осторожными шагами Рэндвел пошел, вперёд оглядываясь по сторонам и положа руку на лук. Вскоре на горизонте замаячил мост, а за ним уже не было гор, только голубое небо с маленькими белыми облачками. Я еле перебирала ногами от страха. Меня пугали шенги, но больше всего я боялась моста, а именно высоты.

Когда от моста нас отделяли какие-то жалкие метры, перед нами с утёса спрыгнул огромный зверь. Внешне это был гибрид медведя с крокодилом. Морда у зверя была вытянутой и приплюснутой, а глаза, уши и ноздри располагались на верхней части головы. Тело у него было приземистое, неуклюжее, ноги короткие, задние длиннее передних, из-за чего спина зверя была дугообразно изогнута кверху. И самым главным украшением у него были огромные спиральные рога, как у какого-нибудь козла или барана. Из ноздрей и пасти животного валил ледяной пар.

Рэндвел аккуратно снял со спины меч. Зверь следил за каждым его действием.

-Только не оборачивайся, - он говорил мне, но смотрел вперёд, на животное, преграждающее нам путь. - Сзади стоит ещё один, а третий притаился сверху. Они сонные и плохо соображают, но не стоит их недооценивать. Я спровоцирую на себя первых двух, а ты тем временем беги через мост. Третий побежит за тобой, но он медленный и неуклюжий, поэтому ты успеешь перебежать.

-А как же ты? - от страха мой язык едва шевелился и словно прирос к зубам.

-Разберусь с этими и догоню по возможности. Поверь, мне без тебя будет намного проще с ними справиться.

Я открыла рот, чтобы рассказать про свой страх высоты, но внезапно зверь засмеялся, словно гиена и бросился в мою сторону. Рэндвел резко оттолкну в меня в сторону и, поменявшись со мной, местами замахнулся на зверя. Тот тоже постарался увернуться, но не успел. Брызнула кровь.

-Алексина беги, - крикнул эльф, уворачиваясь от ледяного дыхания. - Не стой столбом.

Ноги инстинктивно понесли меня вперед, и я краем глаза уловила, какое-то движение сверху. Времени разглядывать, что это у меня не было, я просто бежала вперёд, стараясь не смотреть вниз, в надежде пробежать этот злосчастный мост, как можно скорее. Но почувствовав под собой неровную поверхность, а также ощутив лёгкое покачивание, я резко остановилась и огляделась по сторонам. До середины моста мне не хватало всего пары метров.

Я знала, что смотреть вниз нельзя ни в коем случае, но не смогла совладать с собой и буквально на секунду опустила голову. Этой секунды оказалось достаточно, чтобы меня охватила паника, а тело парализовало от страха. Появились тошнота, головокружение, а следом пришло осознание того, что самостоятельно мне до конца моста не дойти. Сзади послышался отвратительный смех, и я словно несмазанный робот хрустя суставами кое - как развернулась практически, не отрывая ног от моста. Ко мне осторожными и неторопливыми шагами двигался шенг, без конца хохоча. Схватившись за верёвки, что являлись опорой моста, я стала медленно пятиться назад. О том, чтобы достать меч и речи быть не могло, сейчас я была уверена на миллион процентов, что отпустив эти веревки, тут же упаду вниз. Было заметно, что зверю на мосту тоже было не комфортно, но он словно чуя мою беспомощность, продолжал приближаться, с каждой секундой сокращая расстояние между нами.

-Уйди, - крикнула я ему, головой понимая, как глупо это звучит. Животное уже почувствовало мой страх и поэтому никуда не уйдёт.

Сделав ещё шаг, шенг бросился вперёд, но мне каким-то чудом удалось увернуться. Я упала, больно ударившись пятой точкой и инстинктивно без разбору начала хвататься за всё сразу. У меня включилась защитная реакция организма, которая пыталась сделать всё необходимое, чтобы избежать падения. Схватившись за спасительные веревки, я не успела восстановить дыхание, как вдруг мост начал ходить ходуном. С глазами полными ужаса я пыталась разглядеть причину этого внезапного мостатрясения. Оказалось, что шенг зацепился рогами за верёвки, опору моста и не мог выбраться. Чем сильнее он мотал головой, тем больше они накручивались ему на рога, как спагетти на вилку. Я уже подумала, что всё обошлось, и судьба наконец-то повернулась ко мне лицом, а не задницей, как обычно, но всё оказалось иначе. Шенг рвал когтями верёвки и дышал ледяным дыханием, отчего та часть моста, что подвергалась обледенению, становилась хрупкой и норовила сломаться или раскрошиться на тысячи осколков. Я должна была сделать хоть что-то, но страх не позволял мне сдвинуться с места, и я продолжала сидеть, вцепившись в свой спасательный круг и смотреть за разъярённым животным. Зверь обдал дыханием всё вокруг себя, включая собственные ноги, а затем раздался глухой треск. Часть досок сломалась, несколько из них рассыпались. Поднявшийся холодный ветер сделал всё только хуже, он колебал, раскачивал в стороны эту хрупкую конструкцию, деформировал доски, растягивал опоры. Внезапно одна из основных верёвок лопнула, и я словно в замедленной съёмке смотрела на разрушение моста. Как рвутся его опоры с левой стороны, как падают вниз доски. У шенга не было шансов, он улетел вниз одним из первых. Потом очередь дошла и до меня. Потеряв опору под ногами, я повисла, удерживаясь на верёвках, что не выпускала из рук. Несмотря на спортивное телосложение, я не могла похвастать выдающимися достижениями в спорте. Мои руки были слабыми, не натренированными и не способными удерживать в течение долгого времени пятьдесят килограммов веса.

-Рэндвел, - завопила я, чувствуя, как ладони начинают потеть, и становится всё труднее держаться.

Я пыталась подтянуться, но силы в руках оказалось недостаточно.

-Рэндвел, - снова закричала я. - Пожалуйста, помоги.

Всеми силами я заставляла себя не смотреть вниз, но то, что я видела над собой, не вселяло в меня надежду, а наоборот отнимало её. Мост начал рваться и с правой стороны. Мои руки устали и взмокли, я потихоньку съезжала вниз. Вопя, как резанная я цеплялась пальцами стараясь отсрочить свой конец. Силы иссякли, я закрыла глаза, понимая, что сейчас упаду вниз, как вдруг крепкая ладонь обхватила моё запястье.

-Успел, - тяжело дыша, прошептал Рэндвел. - Я ошибся, их было пятеро.

Он улыбнулся мне, и моё сердце забилось чаще. Но внезапно его лицо изменилось.

-Держись, - крикнул эльф. - Сейчас…

Нас внезапно дёрнуло и, протащив несколько метров, припечатало в скалу. Я открыла глаза, которые сжимала всё время нашего полёта и увидела, что мост разломило на две части. Мы сейчас находились на другой стороне. Точнее висели на импровизированной лестнице, состоящей из верёвок и досок, что раньше называлась мостом. Рэндвел удерживая меня одной рукой, кое-как подтянулся на второй руке и встал ногами на одну из досок. Я не переставала удивляться ему, с виду такой хрупкий эльф, а имел поистине нечеловеческую силу.

Послышался противный треск, который становился только громче. Рэндвел подтянул меня наверх, и я наконец-то почувствовала под ногами хоть какую-то, но пору.

-Нам нужно поторопиться, - сказал он и взглянул наверх. - Долго эта конструкция не продержится. За мной.

Он полез первым, а сделав пару шагов, остановилась. Страх высоты снова вернулся ко мне, парализуя и вызывая головную боль. Словно почувствовав неладное, он остановился и посмотрел вниз.

-Алексина что с тобой? - его голос был взволнованным и немного испуганным.

-Я боюсь высоты, - не смея поднять головы, прохрипела я. - Мне не подняться.

Между тем треск стал сильнее, и доски задрожали. Ветер только усугублял ситуацию.

-Принцесса послушай меня, - голос эльфа стал серьёзнее. - Этот мост, точнее то, что от него осталось не выдержит нас двоих, понимаешь? Поэтому мне нужна твоя помощь.

-Но я не могу, - я наконец-то смогла поднять голову и встретиться с ним глазами.

-Тебе всего лишь надо подняться на пару шагов наверх, поравняться со мной и я нас вытащу, обещаю.

Страх был силён, но слова Рэндвела взбодрили меня, дали надежду. Оставаться здесь было опасно. Я подняла ногу, но тут же опустила её, заливаясь слезами обиды и бессилия.

-Я верю в тебя, - послышался голос сверху.

Что руководило его действиями и словами, я не понимала, но так хотелось думать, что это было не просто так, не из чувства долга, а нечто большее. Повинуясь голосу разума, а не страха я осторожно полезла наверх, без конца останавливаясь и мысленно давая себе пинка и наставление двигаться вперёд.

Через несколько минут мои старания увенчались успехом. Мне показалось, что Рэндвел странно стоит, словно не держится за опоры, а наоборот держит их.

-Видишь принцесса, всё получилось, - он тяжело дышал, а на лбу выступили капельки пота.

-Спасибо тебе, но не надо меня так называть, хорошо? – прошлые обиды не забылись. Даже в такой момент я не могла сдержать своё эго и засунуть его куда-нибудь поглубже.

-Хорошо, - хрипло рассмеялся эльф. - Я знаю, что утратил твоё доверие, но прошу, нет, умоляю тебя довериться мне один раз. Последний раз. Дай мне руку, - он протянул мне свою ладонь, и я настороженно вложила в неё свою руку. – Хорошо. Мне надо закинуть тебя наверх. Я раскачаю твоё тело настолько насколько смогу. Твоей главной задачей будет подумать о чём-нибудь приятном, о том, что заставляет сердце петь, а тело пускаться в пляс. Это поможет тебе оказаться на земле.

Его слова не вызывали у меня ничего кроме страха и недоверия. Вся эта идея казалась мне безумной и бредовой. Разве мы не можем просто подняться наверх? Будет сложно и долго, потому что я буду нас тормозить, но по мне это лучше, чем заниматься каким-то сомнительным паркуром. А вдруг у меня не получится ни о чём подумать, вдруг все мысли просто вылетят из моей головы?

-Извини Рэндвел, но я пас. Ты сам себя слышишь?

Я постаралась вырвать свою руку, но он не дал мне этого сделать.

-Алексина, мост вот-вот рухнет. У нас времени в обрез. Мы должны попробовать, иначе ты погибнешь.

Его слова были убедительными, но мне было не по себе.

-А как же ты? У тебя будет время подняться наверх?

-Конечно, принцес…прости Алексина, я задумался, - Рэндвел грустно улыбнулся, а у меня на душе заскребли кошки. – Я никогда тебе не врал и сейчас не вру, - но я не верила. Что-то не давало мне довериться его словам. - Ты меня любишь? - его вопрос застал меня врасплох. У меня пропал дар речи, а глаза едва не вываливались из орбит. - Можешь не обманывать, вижу, что любишь. И я… - он глубоко вздохнул. - Ох, создатель. Я прошу тебя, пожалуйста, Алексина, мне тяжело….

Что именно ему было тяжело, Рэндвел не стал договаривать, а я решила перенести этот разговор на то момент, когда мы оба будем наверху. Сделав сомнительный шаг назад, я повисла у него на руке, полностью доверив свою жизнь его бредовому плану. Эльф стал раскачивать меня из стороны в сторону, словно я висела на турнике. С каждым разом моё тело поднималось всё выше и выше, а треск усиливался.

-На счёт три подумай о чём-нибудь приятном, - его голос растворялся в шуме ветра. - Раз.…

Ветер шумел в ушах, играл с моими волосами и холодил ноги.

-Два…

Его слова, пусть и не договорённые распустились в моём сердце красивым бутоном. Я так давно ждала их. Неужели он любит меня?

-Три…

Почувствовав, как его рука отпустила меня, я полетела куда-то вверх. Страх тут же постарался взять контроль над моим телом и головой, но мысли опередили его. Я вспомнила эпизод из своей жизни, когда мы с Рэндвелом впервые поцеловались. Его тепло, слова, прикосновения…

Меня словно снова подкинули, и я, потеряв всё свою лёгкость, упала на твёрдую поверхность. Открыв глаза, я осмотрелась и едва сдержала улыбку, увидев, что лежу на земле. Страшный шум оборвал мой поток радости и я, бросившись к обрыву, успела заметить куски моста, исчезающие в тумане. Рэндвела нигде видно не было. Я позвала его раз, другой, третий.

Чувство осознания пришло ко мне не сразу, а когда я наконец-то поняла, что произошло, то упала на колени в безумном рыдании.

-Ты соврал, - закричала я куда-то вдаль, понимая, что эти слова вряд ли дойдут до ушей того, кому они предназначались. - Как ты мог?! - мои маленькие кулачки принялись стучать по слегка замёрзшей земле, принося мне лёгкую боль в кистях. – Почему? О боже почему? – слёзы мешали дышать, давили, заставляя вдыхать больше воздуха.

Упав на спину, я посмотрела на небо, покрытое белоснежными облаками. Они висели так близко, и казалось, что к ним можно допрыгнуть, дотянуться рукой, оторвать себе кусочек, который потом медленно растает, как моё сердце. Оно не просто растаяло, а разбилось вдребезги не оставляя после себя ничего, кроме пустоты и боли. В голове всплыли наши последние дни, то, как я себя вела и как запретила ему называть себя принцессой. Мне даже не хватило смелости признаться ему в любви. Возможно, его слова про любовь, были сказаны для того, чтобы подбодрить меня, вселить надежду. Но я ведь, правда, правда…

-Рэндвел, я… - горькая слеза сожалений потекла по моей щеке, капая вниз. - Я люблю тебя…

Глава 20

Последующие два дня прошли для меня словно в тумане. В перерывах между плачем и истериками я двигалась вперед, не понимая, куда иду и зачем. Без Рэндвела найти источник было нереально, да и искать не хотелось. Моё внутреннее я, моя цель, всё умерло вместе с ним. Осталась пустая оболочка.

Мне пришлось голодать, хотя временами на пути попадались различные ягоды, но я не знала, можно ли их есть. Рэндвел часто рассказывал о местной флоре, и если бы я слушала внимательнее, а не витала в облаках или любовалась им исподтишка, то знала какие ягоды съедобные, а от каких в лучшем случае пронесёт. Охотник из меня тоже был, мягко говоря, никакой. Я несколько раз пыталась поохотиться на зайцев и умудрилась один раз упасть, едва не улетев в овраг, а во второй чуть сама не стала едой для кучки волков. Благо они спали и, наверное, были сыты, так как один из них почуяв меня, поднял голову, но через секунду снова опустил её на лапы и продолжил свой полуденный сон. По ночам мне было дико холодно и страшно. Костёр я не разводила, дабы не привлечь на свет не прошеных гостей и спала под деревьями, чтобы хоть как-то укрыться от ветра.

На третий день, едва волоча ноги от усталости, голода и стресса я едва не заплакала, увидев вдалеке большой город, над которым величественно возвышался огромный замок. Появившиеся откуда ни возьмись сила, и энергия взбодрили моё жалкое тело, и я словно окрылённая направилась в сторону города.

Город был окружён высокими стенами с башнями, а также глубокими ямами для защиты от нападения снаружи. Проходя в ворота, я думала, что местная стража остановит меня, пошлёт куда подальше или докопается с расспросами, но они лишь с подозрением пробежались по мне взглядом и ничего не сказали. Этот город разительно отличался от всех мест, где я успела побывать. Улицы были крайне узкими, а верхние этажи домов выступали над нижними. У меня под ногами пробежала большая чёрная крыса, и я сморщилась от отвращения. Я боялась не самих крыс, а заразу, что они переносят. Крысы-вестники людских бед. Они портят имущество, уничтожают съестные припасы и разносят болезни. Эти животные заселились вместе с людьми, и изгнать их очень сложно, практически нереально. Можно даже подумать, что крыса лучший друг человека, а не допустим кошка или собака. Но считать так было бы ужасной ошибкой.

Проходя по узким и кривым улицам, моё сердце то и дело сжималось от страха. Здесь не хватало освещения, а солнечные лучи едва пробивались в эти места. В таких потёмках нередко прятались разбойники, воры или насильники в ожидании своей беспечной жертвы. Атмосфера города была ничуть не радостной, повсюду валялся мусор и нечистоты, скот пасся прямо на дороге, поедая этот же самый мусор и остатки пищи, выброшенные на улицу. Выйдя на главную площадь, я наконец-то смогла вздохнуть свободно. Мне чудилось, что я попала в совсем другое место, словно город был разделён на два лагеря, богатых и бедных, крестьян и зажиточных господ. Основной массой горожан были ремесленники и торговцы. Неподалёку от площади располагался городской собор. Палатки и лавочки пестрили разнообразными товарами. Я жалела, что у меня не было денег, а так хотелось закупиться товарами и продуктами у бойких торгашей. Мой взгляд упал на замок, он словно дышал волшебством и таил в себе множество тайн и легенд. Наверное, здорово жить в нём, носить красивые наряды, участвовать в балах, скакать на лошадях, отправляться каждую неделю на охоту и смотреть, как рыцари участвуют в турнирах.

«К чёрту товары, хочу пойти на бал. Или прокатиться в карете в роскошном платье, как Золушка или какая-нибудь принцесса. Только моя карета это тыква, а роскошное платье лохмотья, да и принца я своего потеряла, а другого мне ни с платьем, ни с каретой не надо!»

Мимо меня прошла девушка в пышном платье, держа под руку молодого человека в расшитом драгоценными камнями камзоле. Они весело хихикали и наслаждались обществом друг друга.

До меня донёсся запах пирогов с рыбой и сладких булочек. От этого у меня в животе адски заурчало, символизируя о том, что неплохо было бы накормить свой желудок пока он не начал поедать самого себя. Остановившись у палатки с печёными вкусностями, я принялась разгадывать её содержимое. Разнообразные пироги, булочки, печенья и пирожки манили меня, приковывали взгляд, заставляли то и дело сглатывать копившуюся с огромной скоростью слюну.

Денег я естественно не имела и единственной ценной вещью, кроме меча был мой браслет. Последняя вещь, связывающая меня с домом. Раньше я думала, что он приносит удачу, но походу браслет сломался или её запасы подошли к концу.

-Ну что милая, - произнесла пожилая женщина, торгующая всеми этими вкусностями. - Какой пирожочек желаешь, какая булочка на тебя смотрит?

Откровенно говоря, я хотела съесть весь её ассортимент, не уверена, что в меня бы влезла и добрая половина, но понадкусывать хотелось всё.

-У меня нет монет, - тихо проговорила я, снимая с руки браслет. - Возможно, вы захотите обменять пару пирожков на эту вещицу.

Я протянула его женщине и та с неохотой принялась вертеть браслет во все стороны, пристально рассматривая каждую деталь.

-Ладно, - недовольным голосом проворчала она, превращаясь из женщины преклонного возраста в мерзкую старуху. - Подожди здесь, я сейчас оценю твою безделицу и вернусь. Не вздумай украсть или съесть чего, мигом стражу позову.

Я была поражена такой наглостью. Даже невооружённым глазом было видно, что это не простая бижутерия, а дорогая и качественная вещь. Да уж этот город значительно отличался от того маленького городка, где мы были с Рэндвелом. Воспоминание о нём больно кольнуло меня, едва не вызвав новый приступ плача.

-Вот она, - услышала я противный голос старухи. – Не знаю, у кого эта воровка спёрла эту вещицу. Я не стала расспрашивать, и сразу же пошла за вами.

Возле меня оказались три человека, стоя так, чтобы у меня не было не единой возможности спастись бегством. Рядом со старухой возвышался стражник, а третий был похож на рыцаря. Он был одет в начищенные доспехи, за его спиной висел большой щит, а на поясе сверкал острый клинок.

Моё сердце забилось чаще рискуя вызвать у меня сердечный приступ. Я уже сотню раз прокляла эту каргу и себя за излишнюю беспечность. Но откуда же мне было знать, что меня снова примут за воровку желающую сбагрить краденую вещь. Ага, за пирожки, совсем тупой из меня грабитель и голодный.

-Можешь идти добрая женщина, мы сами во всём разберёмся, - сказал рыцарь, обращаясь к старухе, и с интересом осмотрел мой браслет.

-Золото, чую и камни настоящие. Дорогая вещица, не поделишься с нами, где ты её взяла? - он впился в меня взглядом. Его синие глаза едва не прожигали меня насквозь, стараясь выведать правду.

Я не знала, что делать, страх сковал моё тело и требовал только одного, бежать без оглядки. Но куда? Да и какой смысл, меня тут же поймают.

«Сказать правду, а поверят? Может соврать, что нашла? Ну да Алексина эту ложь они непременно съедят, как горячие пирожки и отпустят тебя на все четыре стороны, не будь наивной дурочкой. Ты влипла!»

-В молчанку вздумала играть а? - подал голос стражник. Он был неприятным типом, и от него сильно пахло потом и перегаром. - Или немой решила прикинуться?

Рыцарь не сводил с меня глаз. В отличие от стражника он был молод и довольно привлекателен. Но внешность нередко бывает обманчивой. Не угадаешь, что скрывается за этой внешней оболочкой. Он мог оказаться той ещё сволочью, похлеще этой ведьмы и стражника вместе взятых.

-Ну, - прикрикнул на меня стражник.

-Он мой - пискнула я, не узнавая собственного голоса.

Он басисто расхохотался, привлекая в нашу сторону взгляды и шушуканья. Глядя на зевак, что толпились то тут, то там, в надежде увидеть или услышать новый повод для сплетен, я была готова провалиться под землю или исчезнуть без следа.

-Твой говоришь. Ну, так договаривай, как ты его заработала? Что - то не припоминаю тебя. А я всех девочек мадам Розетты знаю.

«Девочек? Мадам Розетта? Он что сравнил меня с проституткой?!»

Я не смогла проглотить это высказывание, да и не хотела.

-Теперь понятно, куда уходит всё твоё жалование, что тебе даже на воду не хватает, чтобы ванну принять. Хотя с такой вонью тебе и открыта дорога разве что в бордель, потому что лишь за монеты женщина согласиться разделить с тобой ложе.

Стражник так надул щёки, что они стали похожи на воздушные шарики. Казалось вот-вот и он взлетит. Тыча в меня своей сосиской, что называлась пальцем он, едва не брызгая слюной завопил:

-Ах ты паршивая су…

Договорить ему не удалось, так как рыцарь положил свою ладонь ему на плечо. Мне показалось, что от этого жеста рост стражника поубавился, а тело уменьшилось в размере.

-Ну-ну капитан, чего это вы разорались? - спокойным тоном осадил его мужчина. - Не надо обижаться на правду.

Я едва сдержала смешок, что не могла сказать о других обывателях наблюдающих за нашим конфликтом. Те смеялись в открытую, а кто-то даже тыкал в стражника пальцем.

-А ну пошли вон отсюда, - заорал капитан. - Иначе всех в темницу брошу.

Смешки поутихли, но люди уходить не спешили.

-Вы не имеете права сажать людей за решётку только из-за того, что они смеялись, - сказал рыцарь и посмотрел на багрового от злости стражника. - Я уже давно говорил и вам и вашим людям, что бордели вас до добра не доведут. К тому же у вас дети капитан, им хоть что-то остаётся от вашего жалованья?

Мне казалось ещё чуть-чуть, и стражник взорвётся, как петарда или накинется на рыцаря с кулаками.

-Куда тратить своё жалованье я сам решу, и обойдусь без вашей помощи сэр Лайнос.

Синие глаза рыцаря стали едва ли не тёмными и на лице заиграли скулы.

-Изольда хорошая женщина и я не позволю, чтобы она или её дети голодали из-за того, что её муж пьяница и любитель таскаться по девкам. Я могу поговорить с герцогом, и ваше жалованье уменьшится втрое или того хуже вас снимут с поста капитана стражи. Откровенно говоря, очень многие недовольны тем, как вы исполняете свои обязанности, на вашем месте я бы не зарывался.

Его слова подействовали на стражника отрезвляюще и тот сразу стушевался.

-Да понял я, понял. Нормально мои дети едят, можете у них сами спросить. Что с девчонкой делать будем? Давайте её в темницу на неделю другую кинем, там она быстро во всём сознается.

Я уже и забыть успела, с чего начался этот разговор и вновь мой страх дал о себе знать, а мозг начал подкидывать идеи, глупые в основном.

-Вы свободны капитан, - сказал рыцарь и оглянулся на зевак, что продолжали следить за развитием сюжета. – Дальше я сам. Скажите людям, чтобы расходились, здесь не на что смотреть.

Если стражник что-то и хотел добавить, то предпочёл промолчать и, отдав честь рыцарю, отправился разгонять народ.

Оставшись с ним вдвоём, я начала паниковать, переминаясь с ноги на ногу и теребить ткань своего платья. Взгляд синих глаз скользнул вниз на мои сапоги, потом задержался на мече, висевшем на поясе, а затем переместился выше, где и замер на моих глазах, бегающих из стороны в сторону. В этот момент мой живот издал просто чудовищный звук, напоминая о себе. Мне стало не столько стыдно, сколько смешно и я опустила голову, пряча улыбку за опущенными ресницами.

-Вета, - обратился мужчина к старухе торгующей печённостями. – Что у тебя сегодня самое вкусное?

От его слов у карги заблестели глаза, а рот расплылся в улыбке. Она снова стала похожа на милую пожилую женщину, которой была изначально.

-Милок, да всё что видишь вкусное. Только утром испекла. Пирог с осетром объедение, мой муж только вчера рыбку для него наловил, а с пирог лесными ягодами такой сладкий, что пальчики оближешь. Пирожочки моя дочь совсем недавно принесла они ещё, как говорится с пылу с жару. Смотри, какие они румяные, аж корочка золотится.

От её слов, у меня в животе началась война, а рот было страшно открывать, иначе из него могло вырываться цунами в виде слюны.

-Выбирай, - теперь уже мужчина обращался ко мне и положил на прилавок большую блестящую монету.

У старухи едва не отвалилась челюсть, а я сглотнула накопившуюся слюну мешающую выдавить хоть слово.

-Нам предстоит серьёзный разговор, и я не хочу, чтобы нас отвлекали, - рыцарь кивнул на мой живот.

Ну что же хозяин-барин, он же платит, хоть поем напоследок.

-Пирог с рыбой, - рассеянно проговорила я, стараясь не встречаться взглядом с ведьмой.

-Вета положи на тарелку пирог и пару сладких пирожков. Ты же любишь сладкое? – этот вопрос застал меня врасплох, так как я думала, что пирожки он покупал исключительно для себя.

Не смея посмотреть ему в глаза, я коротко кивнула, почувствовав себя нахлебницей. Как моя жизнь круто поменялась. В своём мире я часто платила за других, мысленно обзывая этих людей нищебродами, а здесь уже платили за меня, и нищебродом стала я сама.

-Дожили, благородные господа покупают еду воровкам и преступницам, - ворчала старуха, возясь с пирожками.

Карга едва ли не с презрением сунула мне под нос тарелку и протянула рыцарю несколько монет.

-Оставь себе, - сказал он, улыбнувшись ей. - Иногда Вета слова лучше держать в мыслях, а не произносить вслух, может тогда у тебя покупателей станет больше.

Мы вышли с рынка и, обойдя собор, устроились на одинокой лавочке вдали от посторонних глаз. Только тут я позволила себе хорошенько рассмотреть сидящего напротив меня мужчину. Он был под два метра ростом, судя по доспехам с крепкой мускулатурой и широкоплечий. Волевое лицо украшали два шрама, один над левой бровью, а второй слегка рассекая нижнюю губу, спускался к подбородку. У него были синие с искорками глаза, лёгкая щетина и тёмные, почти чёрные волосы. Этот рыцарь был полной противоположностью Рэндвелу. В других обстоятельствах я бы влюбилась в него без памяти, но сейчас он был для меня просто мужчиной, купившим мне еду.

-Меня зовут сэр Лайнос, но для простоты разговора можешь звать меня по имени. Как тебя зовут дева?

Надо же, а я думала, что рыцари с манерами существуют только в сказках и мечтах, а тут вот он воплоти, сидит напротив.

-Алексина, - я ещё помнила своё его, но надолго ли.

-Красивое имя. Что же Алексина разговор у нас с тобой предстоит непростой. Кушай, а я пока расскажу, в какую ситуацию ты угодила.

После его слов мне и кусок в горло не лез, но живот своим урчанием заставлял, есть через силу. Откусив, я отметила про себя, что пирог и вправду обалденный, не обманула старая ведьма.

-Я не могу ни принять, ни опровергнуть факт того, что этот браслет является твоим. Также с уверенностью могу заявить, что ты не местная. Всех людей этого города я знаю в лицо и ты не одна из них, поэтому никто из горожан не сможет подтвердить твои слова. У нас в данное время участились кражи, люди озлобленны, а стража измучена патрулями, ежедневными жалобами и нескончаемыми поисками воров. Мне хочется верить тебе, с виду ты не похожа на воровку, но одинокая дева, гуляющая с драгоценным браслетом и эльфийским мечом, наводит на разные мысли. Капитан стражи не забудет тебя и вскоре поднимет вопрос о том, что стало с девушкой укравшей дорогую безделушку, поэтому я не могу отпустить тебя. Меня иначе лишат звания и понизят в должности, а эта работа кормит мою мать и сестру. Я не могу так рисковать.

Съеденный пирог встал комом у меня в горле. Что это значит? Меня посадят, а что потом, казнят? Я вновь вспомнила Рэндвела. Если бы он был рядом, то со мной никогда такого не произошло. Слишком поздно я по-настоящему оценила всё то, что этот эльф делал для меня.

-Спасибо что накормили сэр Лайнос, - сказала я, грустно усмехнувшись. - Уверена, что заключённых кормят хуже, если вообще кормят.

Подняв голову щурясь от ярких солнечных лучей, я постаралась запомнить солнце, навряд ли мне удастся увидеть его в ближайшее время.

- Не делай поспешных выводов Алексина. Если бы я хотел отправить тебя в темницу, то этого разговора не было, - произнёс рыцарь и пристально вгляделся в моё лицо. – У меня для тебя есть предложение и возможность избежать заключения. Меня послали в город, чтобы я привёл дочь кузнеца, которая должна была стать служанкой нашей леди Элисифф. Но девушка сломала руку и поэтому не сможет в полной мере выполнять все зависящие от неё обязанности, так что я предлагаю эту кандидатуру тебе. Попав в услужение к леди Элисифф, с тебя будут сняты все обвинения. Но я хочу заранее предупредить, что роль служанки это, во-первых большая ответственность, а во-вторых тяжёлый труд. Тебе придётся много работать и выполнять любой её каприз. Ситуация осложняется тем, что леди беременна и поэтому её капризов стало вдвое больше обычного.

-С чего ты взял, что ваша леди возьмёт меня на роль своей служанки? Меня, абсолютно незнакомую девушку с улицы.

Сэр Лайнос многозначительно улыбнулся от чего искорки в его глазах, заплясали ещё сильнее.

-Ты же не сама придёшь, а со мной. Я буду представлять, и отвечать за тебя и твою работу в замке. Леди Элисифф узнав, что дочь кузнеца так не вовремя для неё, сломала руку и не сможет стать её служанкой, будет рвать и метать, крича, что ей нужна замена. Но если я вместе с плохими новостями одновременно принесу ещё и хорошие, то мне удастся избежать её истерик и криков. К тому же ты очень красивая девушка Алексина, а она любит, чтобы её окружали только красивые вещи и люди. У тебя будет крыша над головой, одежда, горячая еда и жалование. Но всё это придётся отрабатывать сполна.

Его слова пугали меня. Я же ничего не умею и никогда в жизни не работала. Мне тяжело даже представить насколько будет трудно и смогу ли я справится со всеми обязанностями.

«А что, если не смогу? Что тогда будет со мной или с ним? Вот дурак, он же собирается нести ответственность совсем за незнакомого человека, неужели настолько доверяет мне? Надеюсь, он часом не влюбился, а то ей богу глаз с меня не сводит. Только этого мне хватало!»

-Не бойся, тебе всё расскажут и покажут, сразу в самое пекло без подготовки не кинут, - словно прочитав мои мысли, произнёс мужчина.

Это хоть немного успокаивало.

-Я буду готовить, и заниматься делами на кухне? И эта работа, она навсегда? Мне предстоит состариться, служа вашей леди?

Сэр Лайнос рассмеялся в голос, и его смех оказался не менее приятным, чем он сам.

-Нет, готовка не будет входить в твои обязанности, для этого есть поварихи. А насчёт состариться, - он вновь улыбнулся, от чего я тоже не смогла сдержать улыбки. – Ты будешь обязана служить ей ровно год, а дальше, как сама решишь. Эта работа будет тяжёлой, и я не хочу, чтобы ты лелеяла себя мечтами о лёгкой и прекрасной жизни при замке. Каждый день нужно будет рано вставать и поздно ложиться, тобой могут быть, как довольны так и не довольны, и нередко придётся слушать в свой адрес оскорбления и претензии. Я говорю всё это не для того, чтобы отговорить, а для того чтобы подготовить к тому, что тебя ждёт. Но есть у этой работы и положительная сторона. Ты будешь сопровождать леди Элисифф на все балы и мероприятия, где с большой вероятностью познакомишься с очень богатыми и влиятельными людьми. Возможно, тебе удастся выйти за кого-нибудь из них замуж и прожить всю свою оставшуюся жизнь безбедно.

«Ей богу, как отец говорит. Тот тоже всю жизнь хотел, чтобы я удачно вышла замуж, и с малых лет прививал мне любовь к богатству и роскоши, думая, что они делают меня счастливее. А как оказалось, что для счастья было нужно так мало. Я путешествовала, ела то, что предлагала местная флора и всё, что ловил Рэндвел, спала с ним на земле, ходила в одной и той же одежде, помогала людям и была невероятно счастлива. Ни какие богатства и роскошь не дадут мне этого!»

-Вот этого мне не нужно, спасибо. За мной придут, обязательно придут, - не знаю, зачем я сказала это. Наверное, в глубине души я надеялась, что так и будет. Что Рэндвел жив, и он найдёт меня, где бы я ни была.

В синих глазах что-то промелькнуло. Неужели ревность? У меня аж сердце ёкнуло.

-У тебя есть пара? – его вопрос лишь подтверждал мои опасения.

-Неважно. Я так понимаю, у меня нет выбора верно? - я постаралась быстро перевести тему.

Рыцарь взлохматил свои волосы глядя куда-то вдаль.

- Ну почему же, есть. Можешь отказаться, но тогда тебя бросят в темницу, пока не сознаешься в воровстве. Уверяю никто не будет проводить расследование, чтобы доказать твою невиновность. А через пару недель уже и не вспомнят, за что ты там сидишь. Исход будет один и тот же в любом случае, даже если ты сознаешься, - сэр Лайнос взглянул на браслет, что держал в руке. – На тебя либо повесят самую тяжёлую и грязную работу, либо ты пополнишь ряды девочек мадам Розетты. Я даю тебе возможность избежать этой участи. Выбор за тобой Алексина.

Выбор? У меня нет выбора, кроме как принять этот мир и его законы. Мне придётся провести в нём всю оставшуюся жизнь. И не хорошо начинать её с темницы.

- Согласна, - без особого энтузиазма ответила я глядя в небо, стараясь утихомирить подступающие к глазам слёзы.

Мужчина хотел что-то ответить, но улыбнулся глядя на то, как я набросилась на пирожок. Показывать ему свою слабость мне не хотелось, и я решила отвлечься поеданием пирожков. Первый с малиной был просто божественным, а вот второй оказался с морковью.

-Какая гадость, - сказала я едва различимыми словами, так, как мой рот был полностью набит едой. - Эта старуха тебя обманула, пирожок с морковью мерзость, да ещё и не сладкий, хоть бы мяса в него добавила.

Рыцарь рассмеялся, пряча свою улыбку за сжатым кулаком.

-Еда в замке намного лучше, тебе понравится, поверь мне, - он встал и протянул мне ладонь. – Пойдём, у меня конь тут неподалёку под присмотром остался, сейчас его заберём и отправимся знакомить тебя с леди Элисифф.

Глава 21

Высоченный замок, стоящий на возвышенности имел серые каменные стены, массивные кованые решётки на узких окнах и мощные округлые башни. Он манил и в то же время пугал меня. Весь его вид внушал страх. Казалось, будто я попала в хорошо охраняемую тюрьму. О строении замков я была мало осведомлена, но без труда узнала дозорную башню и специальную, которая использовалась для того, чтобы во время нападения в ней могли спрятаться важные люди. Например, какой-нибудь лорд вместе со своей семьёй. Мы подъехали ко рву, точнее к тому, что должно было им называться.

- Сирил, - крикнул сэр Лайнос дозорному. – Опускай мост. – Раньше здесь был ров, заполненный наполовину водой, - обратился он уже ко мне. – Но несколько лет назад вода начала убывать, пока совсем не пропала. Было велено заставить ров кольями.

Тяжёлый и скрипучий узкий мост, опустился, поднимая перед нами клубы пыли и песка. Вблизи этот замок показался мне ещё страшнее. Минуя мост, рыцарь остановил лошадь, а к нам не спеша подошёл пожилой мужчина.

- Доброго дня сэр Лайнос, - сказал он, и я заметила, что старик слегка прихрамывал на правую ногу. – Поставить Буцифала в стойло?

Рыцарь слез и обхватив меня за талию, спустил с лошади на землю.

- Доброго Грэг. Да, будь любезен. Покорми и напои, но не рассёдлывай, мне скоро вновь выдвигаться. Как самочувствие? - спросил мужчина, опуская взгляд на ногу старика.

Грэг взял коня за уздечку и улыбнулся.

- Хорошо, очень хорошо. Ваша мазь намного снизила боль, и ходить стало легче. Спасибо вам сэр Лайнос.

Старик повёл коня, а мы с рыцарем пошли вперёд, к главному входу в замок. Когда тяжёлая дубовая дверь отворилась, моему взору предстала гигантская зала, выстланная огромным красным ковром, на потолке была подвешена стеклянная, а может и хрустальная люстра, а в конце залы над камином висел герб. Мы пошли дальше, миновав одну из круговых лестниц, отделяющих первый этаж от второго. Внутри замка было сумрачно от небольших окон. По стенам были развешаны дымящиеся факелы, на столиках стояли свечи, которые тускло, освещали роскошные гобелены и узоры на стенах.

К нам на встречу шла молодая и красивая девушка, одетая в длинное и простое платье. Стало быть, служанка.

- Эми, - обратился к ней мужчина, отчего на лице девушки заиграла лёгкая улыбка. – Леди Элисифф у себя?

Служанка мельком взглянула на меня, а затем на рыцаря, и мне показалось, что она покраснела.

- Да сэр Лайнос, мне предупредить её о вашем визите? – она вновь посмотрела на меня.

- Если у тебя нет срочных поручений, то я был тебе очень признателен, - он улыбнулся, и девушка опустила глаза. Было похоже, что она испытывала к нему симпатию.

Коротко кивнув, служанка развернулась и быстрым шагом удалилась. Убедившись, что она ушла и, посмотрев по сторонам, мужчина приблизился ко мне и заговорил чуть дыша:

- Комната леди Элисифф сразу за поворотом и я пока есть время, я хочу дать тебе пару важных советов. Слушай и запоминай, второго шанса не будет. Как только мы войдём в комнату, тебе следует поклониться, уверен идеальный реверанс, ты сделать не сможешь, поэтому я научу тебя правильному поклону.

Сэр Лайнос присел, слегка согнув колени. Его руки словно держали подол платья, который следовало немного натянуть в разные стороны. При этом голова была опущена вниз, так что подбородок касался груди.

- Повтори, - сказал он поднявшись.

Я не привыкла кланяться, но это было настолько лёгкое движение, что не вызвало у меня никаких проблем.

- Хорошо, не идеально, но допустимо. Главное, стой так, пока тебе не скажут, что довольно. Далее, в какой-то момент леди Элисифф скажет, что ты можешь обращаться к ней по имени, ни в коем случае так не делай, ей это не понравится. Также не смотри на её живот и ничего не говори ей по поводу беременности, она сейчас очень переживает, что выглядит не лучшим образом. А вот её волосы и кожу можешь похвалить, это будет плюсом и не останется незамеченным. И последнее, утверждай, что браслет твой, даже если это не так и как бы сильно она на тебя не давила. Меньше всего нужно, чтобы в замке у тебя была репутация воровки. Сплетни здесь, как горячие пирожки, разлетаются мгновенно.

Его слова не на шутку испугали меня, если бы не отчаянное положение, то я бы уже со всех ног бежала отсюда подальше. Но деваться было некуда, либо я стану служанкой, либо заключённой, последняя участь мне совсем не улыбалась.

Завернув за угол, мы остановились у очень красивой резной двери. Глубоко вздохнув, рыцарь постучал по ней костяшками пальцев.

- Прошу вас, - раздался приятный голос по ту сторону двери.

Мы зашли в очень хорошо освещённую комнату. Я не успела её разглядеть, так как тут же сложилась в поклоне, молясь про себя, чтобы он получился сносным.

- Этикет соблюдён, можете подойти, - судя по тону леди, была довольна.

Я резко выпрямилась, от чего один из позвонков громко хрустнул, доставив мне небольшой дискомфорт и заставив рассмеяться красивую молодую женщину напротив меня. Только сейчас я позволила себе на секунду осмотреть комнату.

Стены были обиты тёмно-красным атласом с золотыми узорами, мебель из красного дерева и очень много горшков. В них были посажены розы различных цветов, среди них были даже чёрные. Эти благородные цветы служили не только украшением, но и благоуханием. Запах от них стоял фантастический, я будто попала в ботанический сад или в лавку парфюмера.

- Тебе нравятся розы? – спросила женщина и, взглянув на неё, я поняла, что вопрос был адресован мне.

В большом кресле, обитом фиолетовым бархатом, сидела красивая женщина. У неё были роскошные волнистые чёрные волосы, цвета самой тёмной ночи, которые спадали у неё с грудей и заканчивались на довольно выпирающем животе. Невероятно бледное и гладкое, точно фарфоровое лицо украшали изогнутые брови, большие карие глаза с длинными ресницами и пухлые алые губы. На ней было платье нереальной красоты, словно его придумали и сшили самые лучшие дизайнеры со всего мира. Глубокое декольте подчёркивало большую и красивую грудь. Мой взгляд упал на её живот, но я резко подняла глаза, сделав вид, что меня интересует большой бокал с красной жидкостью, который она держала в руке.

- Это сок из зимних ягод, не волнуйся, - словно проследив за моим взглядом, ответила женщина. – Так что насчёт роз?

Откровенно говоря, я никогда особо не восторгалась розами, относилась к ним так же нейтрально, как и к другим цветам. Лично для меня самыми красивыми цветами в мире всегда были подсолнухи. В детстве я шутила, что они не только красивые, но ещё и вкусные. С возрастом я поняла, чем меня так зацепили подсолнухи. Они были большими и жёлтыми точно летнее солнце, глядя на них душа радовалась, а сердце пело.

- Розы прекрасные цветы, такие нежные и красивые. С виду они кажутся хрупкими, но не стоит их недооценивать. Беспечные люди, тянущие к ним свои руки рискуют наткнуться на шипы.

Женщина улыбнулась, она осталась довольна моим ответом.

- А знаешь ли ты легенду о розах?

Я отрицательно помотала головой.

- Тогда я расскажу. Она короткая. В ней говорится, что изначально все розы были только белого цвета. Невинные, чистые и совершенные. А потом их красоту заметили люди и захотели обладать ей, но у каждого из них были свои намерения. Когда кто-то пытался сорвать цветок, то всегда неизбежно натыкался на шипы, которые ранили его до крови. Розы вбирали в себя эту кровь и окрашивались цвет настроения и сердца того, кто возжелал их. Если человек был влюблён и счастлив, то они окрашивались в розовый цвет, если его терзала боль и обида, то в красный. Жёлтыми они становились, если он был нерешительным, глупым и беспечным. Но если у человека внутри была тьма, ярость, желание мести и смерти то они окрашивались в чёрный цвет. Какой цвет больше подходит тебе?

Интересно она из чистого любопытства интересуется или это проверка?

- Красный, - без раздумий ответила я и взглянула на маленький кустик с красными розами.

Если верить легенде то красный - это цвет боли и обиды, всего того, что я ощупала все эти дни и чувствую сейчас.

- Красный? Интересно, а твой сэр Лайнос?

Мужчина слегка помялся и бросил взгляд сначала на один горшок затем на другой.

- Я даже не знаю леди Элисифф, наверное, розовый.

Повисла тишина, женщина буравила взглядом рыцаря, а я надеялась про себя, чтобы он был просто очень счастливым человеком.

- Вы влюблены сэр рыцарь или настолько счастливы?

Мужчина улыбнулся и лёгким движением провёл по своим волосам.

- Наверное, и то и другое.

Я сделала вид, словно меня в этой комнате совсем нет. Он, конечно, мог быть влюблён в кого угодно, и этой девушкой могла быть не я, но мне почему-то казалось, что всё с точностью да наоборот.

- Всё интереснее и интереснее, - сказала женщина и отпила из бокала. – Опустим разговор про розы и вернёмся к моему поручению. Что насчёт дочери кузнеца? Эта девушка на неё совсем не похожа. Кто она?

Сэр Лайнос вышел вперёд, словно пытался защитить меня от прожигающего взгляда женщины.

- Леди Элисифф я прошу возможности высказаться и всё объяснить.

Она утвердительно кивнула и положила левую руку на живот.

- Мэри сломала на днях руку, помогая в кузнице отцу. Она, к сожалению, не сможет стать для вас хорошей служанкой. В городе я случайно наткнулся на эту деву, её зовут Алексина и мне показалось, что она отлично подойдёт для этой работы.

Женщина глубоко вздохнула, на её лице читалось недовольство.

- Ох уж эта Мэри, она себе каждый год что-то ломает. Что касается вашей встречи, я хотела бы узнать подробности, ведь не мог ты просто так увидеть её на улице и предложить работу.

Моё сердце пропустило удар, затем другой. Я изо всех сил надеялась, что она не станет расспрашивать о том, как именно мы познакомились. Но у судьбы были на этот счёт другие планы.

- Эту деву подозревали в воровстве браслета, которым она пыталась заплатить за пирог.

- Что?

Женщина громко рассмеялась, а потом схватилась за живот, слегка охая но, не прекращая улыбаться.

- Что за бред, не один вор не станет, светить на улицах краденой вещью, так ещё и менять её на еду. Я могу взглянуть на браслет?

Рыцарь протянул его ей, и она начала с интересом рассматривать его.

- Вещица не из дешёвых и стоит явно побольше одного пирога. За неё можно сотню таких пирогов приобрести. Алексина ты явно не из наших мест, так как ты здесь оказалась?

Мой мозг стал отчаянно искать ответ на этот вопрос. Не могла же я ей сказать, что меня занесло сюда из другого мира. На ум пришло только одно место.

- Из Митеринга леди Элисифф.

Она с подозрением посмотрела на меня затем на браслет.

- Можешь звать меня по имени. Митеринг, хм далеко же тебя занесло.

Я вспомнила слова сэра Лайноса и не собиралась попадаться в её сети.

- Митеринг маленький город, там сложно найти хорошую работу. Вот я и решила попытать счастье здесь, - к сожалению, я понятия не имела, как назывался этот город. – По дороге на меня и моих людей напали разбойники, мне чудом удалось сбежать. К сожалению, этот браслет всё, что у меня осталось, а с дороги я была страшно голодна и не знала, что за попытку бартера меня обвинят в воровстве, - я удивлялась самой себе, насколько складно мне удавалось лгать глядя в глаза этой женщине. – Сэр Лайнос вступился за меня возле хлебной лавки леди Элисифф, а после, предложил мне возможность стать вашей служанкой.

Лёгкая улыбка заиграла на лице женщины, ей понравилось, что я не попалась на её уловку.

- Дороги сейчас не безопасны. Разбойники и воры поджидают путников повсюду. Тебе очень повезло вырваться из их цепких лап. Ты девушка боевая, как я погляжу, - её взгляд упал на меч, висевший у меня на поясе. – Только справишься ли ты?

Последующие минут двадцать я доказывала ей, что не боюсь сложной работы, что едва не с рождения готовилась к этому дню. И наконец-то получила долгожданное одобрение и назначение на роль служанки. Сэру Лайносу было поручено осведомить стражу о моей невиновности, а мне найти Эми, которая должна была показать мою комнату и рассказать всё самое необходимое. Поклонившись, и оставив леди Элисифф отдыхать, мы вышли за дверь.

- Я знал, что у тебя всё получится, - сказал рыцарь, когда мы спустились на первый этаж. – Ах да это твоё, - он протянул мне мой браслет, который я тут же убрала в карман. – А вот и Эми, - сэр Лайнос махнул проходящей мимо девушке, и та с нескрываемой улыбкой подошла к нему. - Эми, это Алексина, она будет здесь работать в качестве служанки леди Элисифф. Ты не могла бы ознакомить её с замком?

Девушка помялась, переступая с ноги на ногу, а потом ещё шире улыбнулась.

- Конечно сэр Лайнос, но для начала нам следует зайти к Нэн.

- Удачи Алексина, - сказал рыцарь и слегка коснулся моих пальцев. – Обещаю, что обязательно навещу тебя.

С этими словами он пошёл к выходу, а я побрела вслед за девушкой, не представляя, какие ещё фокусы преподнесёт мне судьба. Мы двинулись по длинным запутанным и пустым коридорам, которые вели в бесчисленное множество комнат. Весь путь нам освещали факелы, вознося неровные блики на стенах.

- Запомни, - внезапно подала голос девушка. - На первом этаже, левое крыло отведено для воспитанниц и всякого рода прислуги. У них довольно скромные жилища. Там нам делать нечего. Мы сейчас находимся в правом крыле, здесь находится моя комната, твоя, Нэн и ещё нескольких важных слуг. Они намного просторнее и уютнее, - я прям чувствовала, как Эми возносила себя над слугами, живущими в левом крыле.

Мы остановились у одной из комнат, и она пару раз постучала по двери.

- Войдите, - прозвучал недовольный голос.

Язащла следом за девушкой в тёмную и мрачную комнату, посреди которой сидела на стуле и вязала старая сморщенная старуха. Бабушкой её называть язык не поднимался.

- Ааа Мэри, заждались уж мы тебя, - проворчала она, откладывая в сторону недовязанную работу.

Я не успела отреагировать, как в разговор влезла Эми.

- Мэри сломала руку. А это Алексина, она будет служанкой леди Элисифф.

Старуха недовольно прицокнула и пробежалась по мне взглядом.

- Алексина значит, твоё имя уж больно длинное. Будешь Алу. И нечего глаза выпячивать, имя должно быть простое, чтобы тебя легче было подзывать, когда будешь нужна. Чем короче оно, тем проще всем будет тебя запомнить. У всех здесь сокращённые имена для удобства. Я, например Нэнси, а она Эмилия. Итак, твоя комната самая последняя в правом крыле, одежду и обувь найдёшь там же. Платье выбирай до середины лодыжки, иначе рискуешь где-нибудь зацепиться и упасть. Хуже всего, если с лестницы навернёшься, как Гия, упокой создатель её душу. Эми покажет тебе замок, я понимаю, что за раз ты не сможешь выучить каждый его коридор и уголок, но ты уж постарайся. Сопровождающих с тобой не будет, а леди Элисифф не отличается особой терпеливостью. Ох, старая моя голова, чувствуя я что-то позабыла.

Старуха принялась крутить головой из стороны в сторону, а мы с Эми стояли в ожидании того, когда она наконец-то вспомнит, то о чём забыла.

- Вспомнила, - проворчала она, поправляя свой чепчик. – Представиться то я забыла. Меня зовут Нэн, я надзирательница. Так меня называют, но вообще я всего лишь старшая служанка, следящая за другими, чтобы вы не ленились и хорошо выполняли свои обязанности. По всем вопросам ты обращаешься ко мне. Изволь, чтобы они были действительно стоящими, а со всякой мелочью иди к Эми. Вставать будешь с первыми лучами солнца, затем приведёшь себя в порядок. Если, что порвалось, зашьёшь, если загрязнилось, постираешь. Ванну будешь принимать не реже двух раз в неделю. Твои волосы должны блестеть, а кожа благоухать. Ни какого пота, у леди Элисифф сейчас обострённый нюх, к ней даже стражники на глаза бояться показаться. Что касается стражи, её здесь много, а значит и мужчин здесь много. Никакого флирта, никаких намёков, никакой любви в этих стенах! Будут сами катить к тебе яйца шли их подальше, им- то в худшем случае грозит выговор и лишение жалованья, а тебя с позором выкинут за порог. Кстати у тебя есть тёмное прошлое? Какие-нибудь грязные делишки совершала?

Я потупилась, не зная, что ответить. Секретничать с этой старой каргой мне совсем не хотелось.

- Можешь молчать, сколько душе угодно, я по глазам вижу, что не всё у тебя чисто да гладко. Да ты не ссы против ветра, кто без греха?! Я вот сама заколола своего мужа вилами и ничуть не жалею об этом и ты не жалей. Всё что было, осталось в прошлом, главное на старые грабли не наступать. И имей в виду, если попрут из замка пинком под зад вспомнят все твои грехи, так что лучше не нарывайся и отслужи свой год тихо спокойно. Вернёмся к твоей работе. Леди Элисифф очень требовательная женщина, её служанки работают в саду, ухаживая за розами, убирают её комнату, выполняют любое поручение. Ты умеешь петь или танцевать?

Вот чего-чего, а ничего из этого я не умела. Мне пришлось отрицательно покачать головой, зная, что ничего хорошего я после этого не услышу.

- Очень плохо. Леди может попросить тебя развлечь её и попросит. Так что тебе следует подумать, над тем, чем ты будешь её радовать. На сегодня ты свободна. Изучи замок вместе с Эми, прими ванну и подготовься к завтрашнему дню. Обещаю, он будет сложным. А теперь оставьте меня, я устала.

С этими словами старая служанка принялась вновь за своё вязание.

- Твоя комната в конце коридора, - сказала Эми, когда мы вышли из комнаты надзирательницы. – Уверена с ней ты и сама разберёшься. Ключ если что торчит в замочной скважине. Где комната леди Элисифф я уверена ты тоже запомнила. Пойдем, покажу, где кухня, как выйти в сад и прочие мелочи.

Для меня замок так и остался опасным и величественным. От его огромных каменных серых стен веяло холодом.

В центре замка соединял оба крыла каминный зал. Здесь же слева от камина находилась едва приметная потайная дверь с бронзовыми ручками. Эми объяснила мне, что эта дверь ведёт в подвалы, а те в свою очередь выведут в туннели под замком. И мне там тоже делать нечего, иначе Нэн будет в ярости. По пути нам встретились несколько слуг, как ни странно они были более любезны, чем все те люди, с которыми мне довелось познакомиться в замке.

- Я даже рада, что ты здесь появилась, - сказала Эми, когда мы вышли в сад.

После тёмного и сырого помещения, я была рада очутиться на свежем воздухе под ясным тёплым солнцем. Здесь повсюду были лавочки и скульптуры, которые утопали в яркой зелени и кустах благоухающих роз.

- Правда? - спросила я её, усаживаясь рядом с Эми на скамейку.

Девушка расправила складки на платье, и посмотрела на меня, сверкнув на солнце своими стальными глазами.

- Ага, у служанок редко бывают свободные минутки, а про часы я вообще молчу. Думала, что до дня летнего солнцестояния вообще не удастся отдохнуть, а тут такая удача. Видишь ли, дочка кузнеца уже подрабатывала в замке и учить или что-то показывать ей не было бы нужды, - Эми замолчала, но я спинным мозгом чувствовала, что она хочет у меня что-то спросить. Я не давила на неё, а терпеливо ждала. – Слушай Алу, тебя привёл сэр Лайнос верно? Как вы с ним познакомились?

Вот опять, только удалось от старухи отбиться, так следующая с расспросами лезет. Замок это как паутина, сплетни в нём разлетаются со страшной скоростью. При чём в них частенько всё привирают и приукрашают действительность. Это как в той поговорке «Немой сказал глухому, что слепой видел, как одноногий ходил по воде». Стоит сейчас рассказать Эми про браслет, на следующий день меня будут считать воровкой обокравшей лавку старой карги, а в сообщниках у меня был сам сэр Лайнос. Стоял на стрёме и ждал, пока я все пироги с рыбой вынесу.

- Тебе он нравится? – я решила перевести тему и, судя по глазам девушки, сразу же попала куда нужно. – Случайно мы встретились, ничего особенного.

Эми надула губы и скрестила руки на груди. Было похоже, что она мне не поверила.

- Я видела, как он на тебя смотрел, да ещё сказал, что навестит.

Я прыснула со смеху. Вот с кем надо быть аккуратнее. Рот у Эми улыбается, глаза глядят, а уши слушают.

- Сэр Лайнос поручился за меня вот и переживает, чтобы я справилась со своими обязанностями, а то леди Элисифф вышвырнет его и жалованья лишит, а он мать и сестру кормит.

Девушка боязливо оглянулась по сторонам, а затем приблизилась ко мне ближе и заговорила почти шёпотом.

- Ничего она ему не сделает. Он любовник нашей леди, - Эми встретилась с моим скептическим взглядом и продолжила: - Хочешь верь, хочешь нет, но однажды герцог вернулся на пару дней раньше положенного и этим явно подпортил планы на прекрасный вечер сэру Лайносу и нашей леди. Я лично застала его выбегающим из её покоев, в чём мать родила.

- Ого, - только и смогла я выдавить из себя, обрабатывая полученную мной информацию.

- Ага, - подначила меня девушка. – Что же раз между вами ничего нет, то я приглашу его на фестиваль. Когда решусь, конечно. Ладно, засиделись мы тут с тобой. Мне тебе ещё столько всего нужно показать.

Впечатления от людей, живших в замке, у меня сложились двоякие. А вот ощущения после нахождения в самом замке остались довольно мрачными. Не смотря на всю красоту и величие этого строения, мне хотелось поскорее уйти отсюда, не оглядываясь. Я чувствовала, что должно случиться что-то очень плохое и это чувство пугало меня.

Глава 22

Так началась моя новая жизнь, состоящая из того, чтобы быть на посылках у леди Элисифф. Уже к вечеру первого дня я знала весь замок наизусть, кроме некоторых помещений, куда служанкам был вход запрещён. Первые несколько дней я плакала по ночам, предаваясь воспоминаниям, но потом не осталось сил и на это. С раннего утра и до позднего вечера приходилось заниматься тяжёлой работой. Я научилась вышивать, вязать, ухаживать за розами, стирать и даже гладить. Последнее было наиболее изнуряющим процессом, так как эти утюги, не шли ни в какое сравнение с современными, электрическими утюгами. У меня их было несколько видов, не считая плойки.

Основной, плоский утюг был сделан целиком из металла и нагревался на плите или у очага. Он мог нагреться докрасна, так что держать его приходилось с помощью прихватки. Работать с ним было совсем небезопасно. Мне даже удалось несколько раз сильно обжечь пальцы. К тому же этот утюг пока нагревался, ещё и пропитывался дымом и покрывался сажей. Так что его приходилось постоянно чистить. Зато им было удобно гладить большие площади ткани - например, нижние юбки.

Следующим видом утюга был духовой утюг, на углях. Он нагревался изнутри. В него клали раскалённый докрасна кусок металла или уголь. Им было удобно гладить деликатные вещи. Он не был таким горячим снаружи и более чистым. Можно было не опасаться запачкать им чистые вещи. Но большим минусом этого утюга был его вес. После него у меня отваливались руки и болела поясница.

А для складчатых вещиц использовались плойки. И это было намного утомительнее, чем глажка белья. Плойки - представляли собой узкие металлические трубки на подставке. Внутри они были пустые и туда вставлялись нагретые металлические полоски. Нужный участок ткани оборачивался вокруг плойки, и приходилось держать, пока он не принимал соответствующую форму.

Несмотря на то, что я гладила только свои, и вещи леди Элисифф этот процесс отнимал у меня кучу энергии и сил. Мне приходилось этими тяжёлыми и всё время остывающими утюгами выглаживать десятки метров ткани после утомительной стирки.

Кормили нас довольно сносно и вкусно. Не экономили на мясе или фруктах, правда, из-за стола приходилось всё время подниматься голодной. Во-первых, на полный желудок было тяжело выполнять разного вида работу, а во-вторых, сытный обед вызывал зевоту и желание поспать.

Леди Элисифф совсем не устроил тот факт, что я не умею петь и танцевать. Она заставляла меня учиться часами напролёт, могла лишить обеда или полдника, если у меня не получалось. Я обучилась вальсу и ещё нескольким видам медленного танца, но с пением всё оказалось куда хуже. Один раз мне пришлось петь, не переставая больше пяти часов подряд, в итоге я сорвала голос и не могла нормально говорить почти четыре дня. Эта пытка должна была продолжиться, пока мне не удастся запеть так как она того хотела, но Фортуна решила наконец-то повернуться ко мне лицом. После очередной неудачи Леди Элисифф схватилась за книгу, которую перечитывала снова и снова на протяжении нескольких недель и велела мне скрыться с её глаз. Я уже было хотела уйти, но внезапно у меня в голове всплыла сумбурная мысль, от которой мне не удалось отмахнуться, как от назойливой мухи. Леди любила читать книги о приключениях и у кого, как не у меня было, что ей рассказать. Мы с Рэндвелом повстречали на своём пути немало интересного, и мне многое хотелось бы вновь пережить пускай и в качестве воспоминаний. Я предложила рассказать ей чудесную историю о приключениях невероятно сильного, но в то же время красивого эльфа и его прекрасной спутницы. С того дня учиться пению мне стало необязательно и я изо дня в день рассказывала Леди Элисифф очередную порцию приключений этой несносной парочки. Она всегда слушала мои истории с чашкой горячего чая и не сводила с меня своих тёмных глаз.

После ужина мы частенько болтали с Эми сидя в саду, а потом я приходила к себе и без сил падала на кровать. Во снах мне снились лица Рэндвела, Амины, Пьетро и многих других, кого я успела повстречать на своём пути и кого навряд ли когда-нибудь снова увижу.

Сэр Лайнос, как и обещал ранее, навещал меня, чем вызывал ревность и ярость у Эми. Гуляя с ним в саду, я чувствовала её присутствие, мне казалось, что она следила за нами. От этой мысли было жутко. Мужчина частенько пытался докоснуться до моей руки или лица, но я противилась этому, держа его на расстоянии.

Стражники во дворце нередко хлопали меня по пятой точке, предлагали помощь и всеми силами пытались склонить к греху, но я обычно посылала всех в далёкое путешествие и грозилась в следующий раз ударить их чем-нибудь тяжёлым. Но всё повторялось до тех пор, пока в замок не вернулся герцог.

Я как раз отбивалась от очередного хама, как вдруг стражник встал в постойку смирно, а за моей спиной раздался грозный голос:

- Что здесь происходит?

Резко обернувшись и сделав до мастерства отточенный реверанс, я замерла, не смея поднять глаза.

- Ваше величество, - залепетал стражник. – Это совсем не то…

- Я не с тобой разговариваю, - грубо перебил его мужчина. – Можешь выпрямиться.

Поняв, что обращаются ко мне, я медленно приподнялась, выпрямляя плечи, чувствуя, как спина после тяжёлого рабочего дня едва не заскрипела от усталости. Передо мной стоял зрелый мужчина, лет так под сорок. У него была смуглая кожа, чёрные, пронзительные глаза, волосы цвета пшеницы, густые, спускающиеся до плеч и такого же цвета борода. Он был высок, достаточно широк в плечах и статен. Мне не нужно было объяснять, кто стоял передо мной, я это поняла, сразу взглянув на него.

- Ваше Величество, - начала я.

- Вильгельм, - перебил меня мужчина, улыбаясь краешком губ.

Возможно, он действительно хотел, чтобы его называли по имени, но урок с леди Элисифф был жив в моей памяти, и в голове было принято решение не рисковать.

- Ваше Величество, - снова повторила я, заставив губы мужчины растянуться в улыбке. – Мы с вами не знакомы. Меня зовут Алу, я новая служанка леди Элисифф. Этот стражник, - указала я на мужчину позади себя. – Хотел мне помочь, но я отказалась, чтобы не отвлекать его от службы.

Ложь получилась такой себе, ведь со стороны его действия были совсем иными, но я решила солгать, чтобы не создавать себе лишних проблем. Вдруг он бы в будущем решил мне отомстить, а лишних врагов мне заводить не хотелось.

Герцог посмотрел на меня с недоверием, а потом перевёл взгляд на стражника.

- Так всё и было молодой человек?

Взгляд его стал тяжёлым, выпытывающим.

- Так точно Ваше Величество, я просто хотел помочь этой леди.

Голос стражника подрагивал, значит, ему было чего опасаться. Увы, но с методами герцога я была не знакома, и надеялась никогда не узнать, как в замке принято наказывать за проступки.

- Свободен и чтобы больше я тебя рядом с этой девушкой не видел.

Стражник тут же покинул нас, оставляя меня с герцогом наедине. Я подумала, что мне тоже было бы неплохо куда-нибудь сбежать. К тому же моя работа на сегодня была закончена, и мне дико хотелось есть.

- Ты ужинала Алу? – спросил мужчина, словно прочитав мои мысли.

- Нет, Ваше…

- Вильгельм, пожалуйста, называй меня Вильгельм, а то при упоминании Ваше Величество, я чувствую себя глубоким старцем, - он лукаво улыбнулся слегка подмигивая.

«Не поняла. Он, что флиртует со мной?»

Я знала, что служанки нередко становятся наложницами своих господ, но надеялась, что меня эта участь обойдёт стороной.

- Хорошо, - глубоко вздохнув, мне удалось растянуть губы в улыбке. - Вильгельм.

Глаза герцога засветились, словно я сказала ему что-то немыслимо приятное. Отказаться от ужина в его компании мне не удалось, и уже через десять минут я сидела на стуле по левую руку от мужчины. Мы ужинали в главном зале за длинным столом, предназначенным для пированья хозяина замка и его друзей. Объёмистый камин, расположенный в середине зала был зажжён, и от него исходило приятное тепло. Стол ломился от разнообразия еды, несмотря на то, что ужинали всего два человека. Здесь были горячие пироги с луком, яйцом и рыбой, гора мяса всех видов и типов, белый хлеб, кувшины с элем. Всё лежало на серебряной посуде, столовые приборы тоже были серебряными с красивой гравировкой. Чуть подальше стояли вазы с фруктами, сахарные кубики, пирожные и сладкие фигурки.

Я ела лишь то, что стояло около меня, чтобы не приходилось тянуться через весь стол, да и как-то неудобно было. Мне было некомфортно находиться за столом с герцогом, всё-таки я была обычной служанкой, которой максимум, что было дозволено - это приносить и забирать тарелки, а также следить, чтобы бокалы у господ всегда были полными.

В тишине отужинать не удалось, так как мужчина то и дело задавал различные вопросы и рьяно интересовался моей выдуманной биографией. Между тем мой бокал с вином не успевал опустеть, как его снова наполняли. В какой-то момент усталость вперемешку с алкоголем дали о себе знать и я почувствовала, что начала пьянеть. Нужно было поскорей заканчивать эту трапезу и отправляться к себе, от греха подальше. К тому же завтрашнюю работу никто не отменял. Вскочив со стула и едва не опрокинув свою посуду, я захотела поклониться и поблагодарить за ужин, но подол платья предательски зацепился за стул, и я упала прямо в объятия герцога. В этот момент мне захотелось проснуться и чтобы всё это оказалось лишь дурным сном. Но чуда не случилось, я стояла обхваченная крепкими мужскими руками, которые заставляли меня прижиматься к его телу, от которого исходил хвойный аромат вперемешку с запахом луга.

Неизвестно, чем всё закончилось, если бы из-за спины герцога не послышался женский голос.

- Дорогой, ты уже вернулся?

У меня от страха зашевелились волосы на затылке. Мало ли на что со стороны была похожа эта ситуация, вдруг леди Элисифф сейчас такого себе нафантазировала.

Герцог, выпустив меня из своих крепких рук, без особого энтузиазма повернулся к своей жене, встречаясь с ней взглядом.

- Несколько часов, как вернулся. Мне сказали, что ты спишь, вот я и решил отложить нашу встречу до утра. По дороге в зал мне повстречалась твоя служанка Алу и я попросил её составить мне компанию в вечерней трапезе.

Леди Элисифф обдала меня холодным взглядом.

«Не нравился мне этот взгляд. Быть беде!»

- Ты свободна Алу, - сказала женщина ледяным тоном. – У тебя на завтра много работы.

- Дай девочке выходной пусть отдохнёт, - сказал герцог, ласково улыбаясь мне. – На ней же лица нет, совсем загоняла ты её.

Леди Элисифф хотела что-то возразить, но мужчина с бесстрастным тоном продолжил:

- К тому же мы завтра отправляемся на охоту, её услуги тебе всё равно не понадобятся.

Если взгляд умел убивать, меня бы уже собирали по кускам, отковыривая мозги с кишками со всех стен. Я поняла, что прежнего отношения от женщины теперь можно не ждать. Отныне она будет считать меня своим врагом номер один.

- Это моя служанка и она ко мне не отдыхать нанималась, - прошипела леди сквозь стиснутые зубы. – Через неделю будет фестиваль летнего солнцестояния, вот тогда и отдохнёт. А ты, - обратилась она ко мне, буравя недовольным взглядом. – Завтра постираешь и погладишь мои вещи, а так же поработаешь в саду. В этот период розам очень душно и нужен тщательный уход. Ах да, - сказала женщина таким тоном, словно только что вспомнила, чем меня ещё озадачить. – Вытрешь пыль с книг и подсушишь их от сырости. К моему приезду корешки должны блестеть, а книги пахнуть древесиной.

Я поклонилась и поспешила удалиться, пока в её голову не пришло ещё какое-нибудь сумбурное занятие. Засыпая, я радовалась тому, что завтра мне удастся отдохнуть от леди Элисифф и возможно она к вечеру оттает и не будет уже так сильно меня ненавидеть.

На следующий день герцог с женой с утра пораньше покинули замок со своим эскортом. Мы с Эми неспешно завтракали, пока нас взашей не выгнала Нэн. После стирки и глажки я принялась за книги, надеясь немного размять спину перед походом в сад, где мне предстояло провести несколько часов, ухаживая за розами. Если раньше я недолюбливала эти цветы, то сейчас едва ли не ненавидела.

Я решила пропустить обед, боясь, что не успею сделать все дела в саду, и если вдруг леди Элисифф вернётся пораньше, то явно не обрадуется тому, что её драгоценные розы остались без должного ухода.

Погода сегодня мне явно не благоволила. Солнце припекало и нагоняло сон. Промучившись около часа, я присела на скамейку и подняла голову, подставляя лицо нежным лучам.

- Добрый день.

Я с удивлением открыла глаза и уставилась на молодого мужчину сидящего рядом. Возможно, жаркое солнце разморила моё тело, и я не заметила, как задремала.

- Добрый сэр Лайнос, - я вымученно улыбнулась ему. – Разве вы не должны сопровождать герцога и его жену?

Мужчина был на удивление одет в белую рубашку, у которой были расстёгнуты верхние пуговицы, демонстрируя всему миру его спортивную грудь, и штаны, заправленные в высокие сапоги.

- У меня сегодня выходной, - он лучезарно улыбнулся мне. – Когда же ты начнёшь обращаться ко мне на «ты», Алексина?

Сэр Лайнос всегда называл меня полным именем, хотя я много раз просила его так не делать. Хотя бы, потому что уже успела отвыкнуть от него. В замке меня звали Алу и я привыкла быть просто Алу, не Алексиной.

- А когда Ты начнёшь называть меня по имени? Просила же ведь ко мне так не обращаться.

Я с вызовом посмотрела ему в глаза, но он так мило улыбался, что на него было невозможно злиться.

- Алексина мне нравится больше. Давай я помогу тебе в саду?

- Что? Нет! – я машинально схватила его за руку. – Даже не вздумай. Леди Элисифф меня и так недолюбливает, не хватало ей до кучи узнать, что я отлыниваю от работы и заставляю помогать её лю…, - я осеклась на полуслове.

К сожалению это не осталось незамеченным. Синие глаза тут же впились в меня ледяными иголками.

- Кого? – спросил сэр Лайнос, не давая мне забрать свою руку.

«Дурёха! Язык без костей!»

- Неважно, - под его взглядом я стушевалась и отвернулась.

- Договаривай, раз начала.

«Ну ей богу, словно второй Рэндвел!»

- Любовника, теперь доволен?

Он отпустил мою руку и перестал улыбаться. Возможно, мне удалось задеть его за живое.

- Эми разболтала, не так ли? – спросил мужчина и, не дожидаясь моего ответа, продолжил: - Я спал с леди Элисифф пару раз, чего уже скрывать. Мне нужно было звание, а ей мужчина, - он, поставив локти на колени, сложил ладони лодочкой и упёрся в них лбом. – Моя мать в скором времени умрёт Алексина, это неизбежно. Но чтобы хоть как-то отсрочить этот момент требовались дорогостоящие лекарства, а на жалованье стражника их было не позволить. Я должен был стать рыцарем и готов был ради этого на всё. К тому наша леди красивая женщина, так что спать с ней мне было совсем не в напряг. Каждый получил то, что хотел. Но однажды герцог нас едва не застукал, и она прекратила наши встречи. Между нами говоря, его Величество и сам любитель сходить налево. Его даже не смущает положение жены. Типа всё в порядке вещей. А насчёт Эми, ты уж с ней поосторожнее. Она ярая сплетница и за лишнюю монету мать родную сдаст. Я её уже предупреждал, что сплетни и рытьё в чужом белье до добра не доведут. Эта девушка ходит по лезвию ножа и когда-нибудь напорется.

Я невольно задумалась над его словами. Эми всегда так рьяно интересовалась мной и моим прошлым, интересно для чего?

- А вообще я хотел поговорить с тобой насчёт фестиваля, - сэр Лайнос выпрямился и вновь посмотрел на меня с лёгкой улыбкой. – Ты не хотела бы пойти со мной?

«Опять двадцать пять! Да когда же ты наконец-то сдашься?!»

- Слушай Лайнос,- я едва сдерживала себя. - Я тебе уже говорила…

- Я знаю, - перебил меня мужчина.

- У меня есть…

- Я знаю, - снова перебил он. – Но Алексина, с того времени прошёл почти месяц.

Мои глаза расширились. С этой работой я совсем потеряла ход времени. Неужели прошло так много времени?

- Понимаю, что тебе это не понравится, но всё равно скажу. Может он нашёл себе другую девушку?

Я тряхнула волосами и недовольно поджала губы, стараясь унять желание заплакать.

- Мёртвые не изменяют, ясно тебе? – эта фраза непроизвольно слетела с моих губ и слезы, словно выжидая этого момента, водопадом хлынули из глаз.

Мужчина тут же поддался ко мне и заключил в объятия. Я сначала сделала попытку вырваться, но он не позволил и ласково перебирал пальцами пряди моих волос, упавшие еду на ладонь.

- Я не знал, - сказал сэр Лайнос, слегка понизив голос. – Ты всегда говорила о нём, как о живом. Приношу свои глубочайшие сожаления.

Стало больно, казалось, что вместе с сердцем плакала и душа, а ноги и руки налились тяжёлой слабостью.

- Потому что я надеялась и до сих пор надеюсь, - прошептала я, прикрывая глаза и вдыхая всей грудью.

Мужчина взял меня за подбородок, и развернул к себе, встречаясь со мной глазами.

- Тебе пора вырваться из паутины, которую выстроило собственное сознание. И чем раньше ты это сделаешь – тем быстрее станешь счастливее и отпустишь прошлое. Я не хочу давить на тебя, просто прошу дать мне шанс, не отталкивай меня. Мы можем пойти на фестиваль, как друзья, погуляем, узнаешь меня получше. Наедине это будет сделать проще, а там уже сама решишь. Ты мне нравишься Алексина, впервые увидев тебя, около латка старой Веты я больше не смог выкинуть твой образ из головы. И пожалуйста, не говори мне, что я должен пригласить Эми, потому что она влюблена в меня. Об этом уже успела попросить Нэн, но я отказался, хотя бы потому, что не хочу, чтобы на следующий день все знали, какое я ношу нижнее бельё и как часто мою голову.

Его последние слова вызвали у меня лёгкую улыбку. В чём-то он был прав, голова понимала это, но сердце не соглашалось.

- Хорошо, - вздохнула я сдаваясь. – Я пойду с тобой на фестиваль.

С одной стороны я чувствовала, что предаю память о Рэндвеле, но с другой, я же не собиралась ничего такого делать, а просто хотела хорошо и весело провести один из немногих выходных, что у меня предвиделись. Невозможно описать то, как он был счастлив, услышав эти слова. Сэр Лайнос как-никак помог мне, когда казалось, что весь мир отвернулся от меня и пойти с ним на фестиваль – это меньшее, чем я могла отплатить ему за добро.

На том и порешили. Неделя тянулась медленно, казалось, что ей ни конца, ни края. Леди Элисифф была недовольна каждым моим шагом, ей было просто невозможно угодить. Всё что я делала или говорила, оказываясь не так или не то. Она больше не слушала мои рассказы и старалась не оставаться со мной наедине. С Эми я тоже умудрилась разругаться в пыль и прах после того, как она узнала, что я пойду на фестиваль с её возлюбленным. Герцога мне принципиально удавалось избегать, одного раза уже хватило. Сэр Лайнос постоянно был в разъездах и в замке не появлялся. Я всю неделю была одна, ни с кем почти не разговаривала и проводила вечера в полном одиночестве.

Ни настроения, ни желания идти на фестиваль у меня к концу недели не было. К тому я сомневалась, что леди Элисифф позволит, особенно после того, как застукала меня со своим мужем. Как ни странно она сама заговорила со мной об этом, и мало того, что отпустила на праздник, так ещё и была в хорошем расположении духа, напевая какую-то песенку. В итоге под испепеляющий в спину взгляд от Эми, я пошла в свою комнату, собираться.

Большого выбора в одежде у меня не было, поэтому я надела более-менее подходящее платье для праздника. Оно было нежно голубого оттенка, имело самый маленький вырез в зоне декольте и доходило мне до пят. Меня устраивало, я не хотела ненароком соблазнить рыцаря на необдуманный шаг. Расчёсывая волосы, мне не повезло споткнуться о стоящий рядом с зеркалом большой сундук. Нога тут же отозвалась неприятными ощущениями. Я распахнула сундук, не понимая, зачем он тут вообще нужен, ведь все мои вещи висят в шкафу. Увидев своё старое платье с меховым воротником и металлическими рукавами, я почувствовала, как сильнее забилось сердце. Мне удалось забыть об этих вещах, которые здесь лежали в ожидании, когда же я снова надену их. К большому удивлению среди моих вещей не было браслета. Платье, сапоги и меч лежали на месте, но браслет, как в воду канул. Времени искать его, не было, но меня сильно огорчил этот факт. Я решила, что сразу после фестиваля перерою всё в комнате, пока не найду его.

Сэр Лайнос встретил меня у входа, и галантно поцеловав кончики моих пальцев, отметил, как прекрасно я сегодня выгляжу. Взяв мою руку, он без промедления повёл меня к площади. Навстречу нам шли люди и пели хором с инструментальным сопровождением. У них были барабаны, флейты и другие инструменты. Я с неподдельным восторгом оглядывала всё вокруг. Повсюду горели костры вокруг, которых бегали дети, а женщины и мужчины плясали отдельно друг от друга. Мне почудилось, что у дальнего костра пляшут церковники в кругу, держа друг друга за палец.

Ну и как же быть весёлому празднику без ломящегося от выпивки и угощений стола. Чего на нём только не было. Разнообразная пища включала в себя обилие мяса, на любой вкус и дополняли всё это большие кувшины с элем и вином. Двое крепких мужчин что-то не поделив между собой, начали лихой мордобой, который длился не менее десяти минут, на потеху толпе. Позже бойцов всё же разняли. Выступали разные скоморохи, жонглёры, трубадуры и певцы. Я хлопала в ладоши талантливым артистам, пила эль и наблюдала за драками, которых становилось только больше.

- Не жалеешь. Что пошла со мной? – спросил сэр Лайнос, когда мы подошли к столу, чтобы выпить по стакану эля.

Я вскинула голову, глядя ему в глаза.

- Ни капли. Мне было бы не так весело, будь я здесь в гордом одиночестве.

Он обрадовался моим словам. В его глазах плясали отсветы костра и жаркое пламя, заставившее моё сердце пропустить один удар. Я отвернулась, делая вид, что меня интересует еда.

«Вот только этого не надо. Мне и так проблем хватает!»

Как назло в этот момент заиграла медленная и спокойная музыка, а певцы запели любовную песню о подвигах истинных рыцарей. На имитированном танцполе начала собираться толпа из парочек.

- Может, потанцуем? Я приглашаю, - сэр Лайнос галантно протянул мне руку, слегка наклоняясь.

Я обеспокоено глянула вокруг, многие смотрели на нас в ожидании моего ответа.

«Один танец, ничего плохого же не случится?!»

- С удовольствием, - я положила свою руку в его распахнутую ладонь.

Он потянул меня в толпу. Музыканты не жалея сил выдавали своё более романтичные аккорды. Руки мужчины легли мне на талию, притягивая ближе. Мне ничего не оставалось, кроме как обвить его шею положа одну руку на другую. Под тягучую мелодию мы слегка покачивались в такт, мягко переступая с ноги на ногу. Не смея встречаться с ним глазами, я держала свою голову слегка развёрнутой. Сэр Лайнос издав короткий смешок, внезапно отстранился от меня и, взяв мою руку, крутанул меня на месте, а затем снова повернул лицом к себе. Моя голова вдруг оказалась в его крепких ладонях. Они были большими и сильными. Я почувствовала, как закружилась голова, как пальцы вцепились в его плечи. Всё разом смешалось: запах его тела, запах костра, музыка и крики, гудение в ногах. Казалось, что мир завертелся вокруг меня. Что это было? Безумная ночь или пьянящее пусть и не долгое чувство свободы и спокойствия? Почувствовав на своих губах его губы, я встрепенулась, словно дикая птица. Это был бережный, но в то же время жаркий поцелуй. Когда он прервал его, я судорожно глотнула воздуха и со всей силы оттолкнула мужчину от себя. Никогда ещё я не чувствовала себя настолько паршиво. Словно я вывалялась в грязи, которую никак было не отмыть.

- Прости, - залепетала я, отходя от него на шаг. – Мне нужно отойти.

И не слушая ничего в ответ, я быстрым шагом направилась за угол одной из дальних палаток. Стоя там закрыв лицо руками, я пыталась успокоиться. Мозг приказывал мне взять себя в руки, в то время как сердце обвиняло, называя предательницей. Но разве я предала? Кого предала?

- Вот ты где? – послышался недовольный женский голос.

Убрав руки от лица, я с удивлением взглянула на Эми, которая сгорала от ярости.

- Как ты могла? – закричала она, едва не бросаясь на меня с кулаками. – Ты же говорила, что он тебя не интересует?! Тогда что во имя создателя это сейчас было? – Эми не то злилась, не то плакала.

Я постаралась коснуться её, но девушка отшатнулась от меня. Её руки сжимались в кулаки, а глаза испепеляли ненавистью.

- Я же поверила тебе, а ты воткнула мне нож в спину!

- Слушай Эми, это произошло…

- Заткнись сука! – закричала она, не давая мне договорить. - Лживая тварь! Змея! - кричала девушка, как обезумевшая.

Во мне начала закипать обида. Может я и была виновата, что пошла с ним на фестиваль, но этот поцелуй был не моей инициативой, а значит, она не имела прав кидаться в меня такими словами.

- Хватит! – крикнула я, оттолкнув её. – Нет моей вины в том поцелуе. И перестань за мной следить, ходишь, как тень, бесишь!

Я пошла вперёд, пытаясь унять дрожь в коленях.

- Ты пожалеешь, - долетели до меня различимые слова, брошенные в спину.

Решив не уподобляться ей, я снова вышла на площадь, чтобы попрощаться с сэром Лайносом, но его нигде не было видно. В итоге побродив немного вокруг, я решила вернуться в комнату.

Сбросив с себя платье и нацепив ночную рубашку, я нырнула под одеяло, надеясь поскорей заснуть и забыть обо всём. Но уснуть мне удалось не сразу, слова Эми, словно вбитый гвоздь, не хотели покидать мою голову.

- Ты пожалеешь.

Громкий и упорный стук в мою дверь заставил меня проснуться. С трудом разлепив веки, я поняла, что на дворе глубокая ночь. Кого там принесло?

Стук усилился, казалось ещё немного и мне вынесут дверь.

- Кто там? – спросила я хриплым от страха голосом.

- Леди Алексина? – послышался грозный голос. – Это капитан Гарнер. Откройте дверь.

Я слышала за дверью, по крайней мере троих, и от этого стало жутко. Капитан? Что ему нужно от меня?

- Прошу вас, не заставляйте меня выламывать дверь или посылать за ключом.

Бежать всё равно было некуда. Схватившись за тяжёлый подсвечник, я дрожащими руками повернула ключ в замочной скважине. Дверь отворилась, и в освещении тусклой свечи стоял большой и грузный мужчина в доспехах, а рядом с ним была испуганная Нэн и ещё один стражник.

- Леди Алексина? – повторил капитан, на что получил неуверенный кивок в ответ. – Оденьтесь и пройдёмте с нами.

Я опустила подсвечник и едва шевелящимися губами спросила:

- Что происходит?

Капитан, пробежавшись по мне хмурым взглядом тяжело вздохнул.

- Вы подозреваетесь в убийстве Эмилии Моро.

Глава 23

Я сидела на какой-то старой неудобной табуретке в комнате освещённой одним единственным факелом. Надо мной возвышался мужчина, именуемый себя капитаном Гарнером. В углу на стульях сидели Сэр Лайнос и Нэн, а у двери стояли два стражника с оружием наготове, словно хрупкая, напуганная до смерти девушка может представлять собой угрозу их жизням.

- Для простоты общения, предлагаю сразу перейти на «ты», хорошо? Итак, как хорошо ты знала Эмилию Моро? – капитан потёр сонные глаза, а у меня сон, как ветром сдуло. – Вы дружили?

- Мы с Эми… - начала я.

- Эмилией, называй девушку её именем без преуменьшений.

- Мы с Эмилией были служанками, времени на то, чтобы дружить у нас не было. Но это не мешало нам общаться…

Я осеклась, не зная стоит ли говорить капитану всю правду, неизвестно было, для чего меня сюда привели. Для дачи показаний или признания в убийстве.

- Но, - продолжил мужчина, словно прочитал мои мысли и понял, что предложение ещё не закончено.

Смысла врать не было, уверена многие в замке могли подтвердить, что в последние дни мы либо не общались, либо огрызались друг на друга.

- За неделю до фестиваля мы поссорились, - я столкнулась в вопросительным взглядом капитана, от которого внутри всё похолодело. – Сэр Лайнос предложил мне пойти на праздник с ним, и я согласилась. Эми, то есть Эмилия была влюблена в него, наверное, мне стоило бы отказаться….

- Сэр Лайнос, - грубо перебил меня капитан. – Вы знали об этом?

На секунду я перевела взгляд в сторону, на сидящих там людей. Нэн всхлипывала, вытирая слёзы платком, а по лицу рыцаря было сложно понять, что он чувствовал в данный момент.

- Догадывался, - ответил мужчина, не колеблясь. – Она мне лично в любви не признавалась.

Гарнер приглушённо простонал и снова повернулся ко мне.

- Чувствую, что сон мне сегодня не светит, - сказал он самому себе, не стесняясь сидящих тут людей. Словно им спать было совсем не обязательно.

- Я вообще не понимаю, почему мы все здесь сидим. И почему Алексину допрашивают так, словно она подозреваемая, - сэр Лайнос был недоволен и прожигал капитана презрительным взглядом.

- Да потому что она и есть подозреваемая, - прорычал Гарнер. – Эмилия Моро была найдена задушенной за последней палаткой на выходе с площади. Её тело обнаружила одна из парочек, которая кхм, хотела уединиться. К тому же у нас есть свидетель, который проходя мимо этой злополучной палатки, видел и слышал, как Алексина ругалась с Эмилией, угрожала ей. А минут через двадцать вторую нашли мёртвой. В отличие от вас сэр рыцарь, алиби у вашей девушки нет, - последнюю фразу он особо выделил, давая понять, что мои шансы уплыли вместе с надеждой в далёкое плавание.

Капитан отмерил комнатку тяжёлыми шагами, а потом вновь остановился около моей табуретки.

– Если верить показаниям сэра Лайноса то вы вдвоём были на фестивале до полуночи, там вас многие запомнили благодаря вашему поцелую и тому, как резво девушка умчалась от своего возлюбленного сразу после него. Я так понимаю, именно в этот промежуток времени ты и встретилась с Эмилией, расскажи подробнее о встрече и о вашей ссоре.

Сердце бешено отстукивало ритм, мне казалось, что оно отсоединилось ото всех тромбов и сейчас билось о стенки моей грудной клетки в надежде спастись, убежать подальше. У меня в голове сидела только одна мысль.

«Меня подозревают!»

Больше ни о чём думать не получалось. Ещё этот свидетель портил картину. Неизвестно, что он услышал и что рассказал страже.

- Я убежала и спряталась за палаткой, чтобы успокоиться и так сказать привести мысли в порядок…

- А какова причина бегства? – снова бесцеремонно перебил меня Гарнер

И что мне ему ответить? Что я внезапно вспомнила о своём возлюбленном и меня загрызла совесть?!

- Это моя вина, - спасательный круг прилетел оттуда, откуда не ждали, но надеялись. – У Алексины в прошлом был не удачный опыт с мужчиной, и она не хотела отношений, по крайней мере, чтобы они так стремительно развивались. Тем поцелуем, - сэр Лайнос вздохнул так, словно действительно корил себя за содеянное. – Я поторопился и этим напугал её.

Не описать словами, как я была ему благодарна. Он поддерживал меня несмотря ни на что.

- Допустим, - с неохотой согласился капитан. – Продолжай, - обратился он уже ко мне.

Я сглотнула воздух, так как слюны больше не было. Страх высосал её подчистую.

- Стоя за палаткой, я пыталась привести в порядок мысли, как вдруг ко мне подошла Эмилия, уверена, что она следила за мной.

- Чем ты это докажешь?

Этот капитан уже начинал меня злить, я едва сдерживала себя в руках, чтобы не крикнуть на него или хуже того, не расплакаться.

- Ну, раз она подошла ко мне, когда я осталась одна, значит следила. К тому же она частенько следила за нами и в замке, ходила словно тень.

Я рассказала капитану всю суть нашей ссоры почему она кричала и из-за кого всё это было, а также сказала, что это Эми мне угрожала, а не я ей. Капитан слушал, но как будто не слышал меня или не верил. Но это правда, я бы никогда не смогла причинить ей боль. Вру, смогла бы, например, вцепиться в волосы, оставить пару царапин, покатать на земле, но задушить – это слишком. У меня бы элементарно не хватило на это сил.

- Где твой браслет? – внезапно спросил капитан серьёзным, едва не грозным тоном.

Я на миг потеряла дар речи. Причём тут мой браслет?

- Не знаешь? Твой браслет был найден в руке у убитой, - эти слова слово чем-то тяжёлым огрели меня по голове.

- Ккак? – только и смогла я выговорить, чувствуя, что земля начинает уходить из-под ног.

- Это ты мне скажи. Свидетель слышал, что именно ты Алексина угрожала Эмилии.

- Это ложь, - крикнула я, вскакивая со стула.

Стражники у двери напряглись, но остались на своих местах.

- Капитан это ошибка, Алексина никогда бы, - сэр Лайнос пулей подлетел к раскрасневшемуся Гарнеру.

- Это не ошибка, а убийство. Нэн и другая прислуга подтвердила, что у девушек в последнюю неделю были конфликты из-за вас дорогой рыцарь, причём их инициатором выступала всегда Алексина. Далее свидетель слышал, как она угрожала убитой, у Эмилии найден браслет подозреваемой, и у неё нет алиби. Мне неприятно это говорить, но леди Алексина вы обвиняетесь в убийстве Эмилии Моро и помещаетесь в тюрьму до вынесения окончательного приговора! Стража!

- Капитан вы не можете… - начал рыцарь едва ли не с мольбой в голосе.

- Сэр Лайнос ещё хоть слово и вы лишитесь звания, держите себя в руках! Я понимаю, что вы неравнодушны к этой девушке, но все факты указывают на её виновность. Мы всё ещё проверим до вынесения полного приговора, но сомневаюсь, что найдём новые улики или зацепки.

Я почувствовала, как у меня задрожали челюсти, а пальцы скрючились в неявственной для них позе. Мне хотелось зажмуриться, и чтобы когда я вновь открыла глаза, то была бы далеко-далеко отсюда, рядом был Рэндвел и вся жизнь впереди. Но мне не удавалось даже моргнуть, а пот маленькими бисеринками выступил на моём лбу. В панике я начала оглядываться по сторонам, пытаясь найти поддержку или пути отхода, но между тем рядом со мной нарисовался один из стражников.

- Капитан, - проговорил он в полголоса. – У нас такое дело, тюрьма так сказать переполнена. Мы накрыли шайку торговцев особой смеси, а их оказалось без малого почти восемьдесят человек. Не посадим же мы её к ним. Девчонка до приговора тогда вряд ли дотянет, если вы понимаете, о чём я.

- Не было печали, - прорычал Гарнер и почесал затылок.

Мне хотелось исчезнуть. Стать невидимкой, обратиться маленькой мышкой и сбежать отсюда. Нэн тяжело дыша, поднялась со стула и расправила подол своего платья.

- В подвале замка есть небольшая тюрьма, там в своё время держали королевских изменников. Вообще эту тюрьму построил покойный Рихард для своих сыновей. Но во время последнего бунта башне изрядно досталось, не уверена, что хоть одна камера уцелела, но можно проверить, - Нэн даже не смотрела в мою сторону, то ли меня стыдилась, то ли самой было стыдно.

- Спасибо Нэнси, - сказал Гарнер, чем вызвал недовольство у старухи. Наверняка она уже отвыкла от своего полного имени. – Вы сэр Лайнос пойдёте с нами, будете придерживать свою подругу, а то смотрю, она вот-вот в обморок грохнется. Не хочу, чтобы потом на меня жаловались, из-за того, что она размозжила себе голову о каменный пол. Стража, а вы глаз с неё и с него не сводите. Влюблённые мужчины опасны, скажу я вам. Сколько воин и бед было из-за их несчастной любви.

Он пошёл вперёд, Сэр Лайнос придерживал меня за плечи. Я чувствовала, как его била мелкая дрожь. Он хотел помочь, но был бессилен, что-либо сделать. И в этом не было его вины.

Обычно замки имели тайны, которые хранились в их подвалах. В этом, например, находилась тюрьма, в которую меня вскоре посадят. Ирония судьбы, спаслась от одного заключения из-за воровства и попала в другое из-за убийства и в обоих случаях я была абсолютно невиновной. Какая несправедливость! Мы шли по коридору, в котором горел такой манящий свет от факелов. Раньше замок казался мне опасным в своём архитектурном величии, опасности веяли от мощи каменных и загадочных стен. Только сейчас я поняла, что замок, как и все строения сам по себе был не причём, опасность представляли собой люди, которые в них жили. Один из них убил Эми и так удачно подставил меня. И самое смешное заключалось в том, что у меня даже не было подозреваемого. Ни малейших намёков на того, кто мог это сделать. Эми была сплетницей и зла ей могли желать многие, но кто из них решился на убийство и почему? Может она что-то узнала?

Мои мысли заглушало гулкое эхо шагов и удары моего сердца. Спускаясь в подвал замка, по узкой винтовой лестнице, где-то слышалось, как капли воды приземлялись на пол, словно точили его своим холодным прозрачным песком. Только сейчас я поняла, что забыла надеть башмаки и, проходя по полу босыми ногами, чувствовала неровности и шершавости камней, вложенных в основе, а также исходящий от них ледяной холод. Серость, тёмные краски подвала приводили все мои чувства в напряжение. Казалось, где-то здесь сами стены отдавали отголосками стонов.

Мы зашли за один неприметный угол и вошли в потайную, скрытую от посторонних глаз дверь. За ней оказалась череда длинных коридоров, которые вывели нас на ступеньки, ведущие почему-то наверх, в какую то башню. Было ощущение, что они ведут меня прямиком в ад. Так и оказалось.

То, что я увидела, граничило наравне с самым настоящим адом и безысходностью.

Может, это место раньше и было тюрьмой, но сейчас больше напоминало склеп. Правая сторона была вся завалена обломками и камнями, да и с левой тоже мало что сохранилось. Две камеры, в одной из которых прямо на полу зияла огромная дыра, а у другой не было стены.

- Что ж, ну хоть что-то, - пробормотал капитан.

- Так стоп! Вы, что хотите посадить её сюда? – сэр Лайнос вышел вперёд, с опаской оглядывая помещение. – Вас совсем не смущает, что в этой камере попросту нет места. И ладно места, а то, что у неё нет, создатель подери, стены, тоже нормально? Да она себе шею свернет, если выпадет отсюда!

- Свернёт, если только захочет сбежать, - огрызнулся Гарнер, отпирая решётчатую дверь.

- Капитан здесь холодно, неужели вы сами не чувствуете? Мы находимся в северной башне, здесь постоянно дуют ветра.

- Сэр лайнос, - Гарнер впился в рыцаря немигающим взглядом. – Уверяю, вашей подруге сидеть здесь, долго не придётся. Так и быть я позабочусь о том, чтобы ей принесли одеяло. Эта камера лучшее из того, что есть. Или может нам её подселить к тем торговцам? Думаете, там ей будет лучше?

- Не надо, взмолилась я чуть не плача. – Здесь неплохо и вид хороший.

- Вот и ладненько, - оживился капитан. – В обычной тюрьме ей бы пришлось сидеть и смотреть весь день на свечку, а тут вон горы, небо, воздух чистый.

Какой заботливый! И места метр на метр, а дальше пропасть с одним лишь летальным исходом.

- Прошу вас, - махнул он рукой, приглашая меня зайти внутрь. – Скоро вам принесут обувь и одеяло, а пока располагайтесь. Сэр Лайнос у вас будет ещё время поболтать со своей подругой напоследок, а пока вы мне нужны в другом деле.

Я зашла внутрь и за мной закрыли ржавую и жутко скрипящую дверь. Мужчине не хотелось оставлять меня, но выбора у него не было.

- Я навещу тебя, - улыбнутся сэр Лайнос и пошёл следом за капитаном и стражниками оставляя меня здесь совсем одну.

Серость этого места зашкаливала. Серый цвет правил балом. Хотя бы здесь не было крыс и мух, пока не было. В этой камере кроме свежего воздуха витал ещё один, запах безысходности и отчаяния.

«Тюрьма – самый гостеприимный дом на земле. Её двери всегда открыты».

Пол был адски холодным, в углу вместо кровати лежал небольшой настил из сена. Хотя бы не было скелета на цепях или инструментов для пыток.


Обрушившаяся стена была своеобразным окном, дверью в другой мир. Где летают и кричат птицы, где синее небо над головой, а вдалеке виднеются белоснежные горы и зелёные поля. Кажется, что свобода так близко стоит только руку протянуть, сделать шаг, но вместо этого там ждет лишь смерть. Падать вниз довольно высоко. Нет. Ужасно высоко. Мой своеобразный ад!

Я села, на краю свесив вниз ноги и заплакала, глядя на всю эту красоту.

Хотелось проснуться от кошмара!

Хотелось замереть и не дышать!

Хотелось, чтобы «Всё это» поскорее закончилось и как-то само разрешилось!

Хотелось защиты!

Надежды на спасение нет, мне не сбежать!

Вскоре принесли какое-то старое пропахнувшее сыростью одеяло и мои башмаки. Чуть позже принесли что-то наподобие еды, какую-то похлёбку. Всё это время я сидела на краю и не реагировала почти не на что, глядя на то, как летают птицы. Мне хотелось стать одной из них и улететь отсюда. Эта высота отделяла мою тюрьму от внешнего мира и для меня она была непреодолимой.

К вечеру снова принесли похлёбку. Я заставила себя поесть, было невкусно, но съедобно. Холодало, моя кожа покрылась мурашками и слегка посинела. Закутавшись в одеяло, я легла на сено и уснула неспокойным сном.

Мне снился Рэндвел. Он говорил, что любит меня и спасёт, чтобы я не теряла надежду. Я плакала и просила его не уходить, мне так хотелось уйти с ним.

Сквозь сон я услышала, что меня зовут. С трудом открыв сонные веки в тусклом свете свечи, я увидела сэра Лайноса.

- Как ты? – спросил мужчина. А потом покачал головой. – Извини, это глупый вопрос. Ты главное держись, ладно? Я пытаюсь расследовать смерть Эми, но мне не дают, постоянно отвлекают разного рода задачами. Леди Элисифф тоже не верит в твою виновность, но она бессильна что-либо сделать. Нужно давить на герцога, а он верит капитану, они давние друзья. Хотел подбодрить тебя, а в итоге только расстроил, - он тяжело вздохнул. - Если хочешь, я могу уйти.

Я отрицательно помотала головой, зубы стучали от холода, а голова словно налилась свинцом.

Сэр Лайнос сел перед дверью и поманил меня к себе. Я кое-как поднявшись, подошла к двери и села напротив, просунув свою руку между решёток. Он взял её в свои ладони и слегка потёр, согревая. Его руки были горячими и сильными.

- Твоя кожа сплошной лёд, - рыцарь помассировал мои пальцы, возвращая им ушедшее тепло. – Слушай это, наверное, прозвучит глупо, но расскажи о своём парне.

- Зачем? – я вымученно улыбнулась.

Забавно, что он решил спросить о нём сейчас.

- Думаю, воспоминания о дорогом человеке поднимут тебе настроение.

Возможно, он был прав. Мысли о Рэндвеле не только тяготили мне душу, но и наполняли сердце радостью. На секунду закрыв глаза, я представила в голове его образ.

- Он сильный, - сказала я с нескрываемым восхищением. – Добрый, заботливый, внимательный. У него приятный голос, хорошие манеры, и чертовски притягательная внешность.

- Так - так, а можно внешность поподробнее описать? А то так мне сложно его представить, – рассмеялся рыцарь.

- Ну, - я не знала с чего именно начать. – Во-первых, он эльф…

- Что? – вскрикнул мужчина. – Эльф? Серьёзно? Я думал, что тебе нравятся крепкие, плечистые парни.

- И?

- Ну эльфы, они же худые, как тростинка.

- Он не такой. Рэндвел не худой, он очень стройный и гибкий, - последнее слово прозвучало двусмысленно и это не ускользнуло от ушей сэра Лайноса, так как его улыбка стала шире. – Не надо думать о том, о чём ты сейчас подумал, я не об этом. У него очень сильные руки и то как он махал двуручным мечом…

- Серьёзно? Эльф с двуручным мечом? Вот это неожиданность. Я думал они больше по лукам и скрытной атаке.

Я даже не злилась на то, что рыцарь постоянно меня прерывал. Мне нравилась его любопытность.

- Он умел всё. И мечом махать, и из лука стрелять, и кинжалом пользоваться.

- Не мужчина, а три в одном, - мне показалось, что в голосе мужчины проскользнули нотки ревности. Я была не при чём, он сам захотел поговорить о Рэндвеле. – Мы немного отошли от темы, так что насчёт привлекательной внешности?

Я снова закрыла глаза и в деталях вспомнила, каждый волосок на его голове.

- У него фантастические глаза. Зелёные, как изумруд, со зрачками, как у кота. И белые, белые как снег в горах, волосы. Помню, как в Миттеринге мне предлагали за него кучу монет.

Я рассказала в деталях про ту забавную историю с торгами, и мы с рыцарем от души посмеялись.

- Послушать тебя, то он живое воплощение идеального мужчины. Есть ли у него хоть один недостаток?

Если бы меня спросили об этом месяца полтора назад, то я бы составила целый список, а сейчас не могла вспомнить и одного.

- Он любил убивать, это приносило ему удовольствие. Сначала я была против этого, но теперь понимаю, что есть люди заслуживающие смерти.

Повисла тишина, от хорошего настроения не осталось и следа.

- Я не убивала Эми и не угрожала ей. Кто-то стащил мой браслет и подставил меня. Перед фестивалем я не смогла найти его в своих вещах, хотя всё остальное оказалось на месте.

Рыцарь сильнее сжал мою руку и шумно выдохнул.

-Я верю тебе Алексина. Этот свидетель не даёт мне покоя, а самое главное я нигде не могу найти его, чтобы допросить.

- Сэр Лайнос пора, - послышался грубый голос стражника. – На сегодня посещение закончено.

Мужчина тут же отпустил мою руку и слегка покачиваясь, поднялся на ноги.

- Отдыхай, я завтра тебя навещу.

Сказав это, он скрылся в темноте, а затем послышался глухой стук закрывающейся двери. И снова давящее одиночество окутало меня тёмной вуалью. Спать не хотелось, и я подошла к пропасти глядя на усыпанное звёздами небо.

Мне больше ничего не хотелось, желания, как будто покинули меня.

«Будь что будет – мне уже всё равно!»

На следующий день сэр Лайнос не пришёл и на последующий тоже. Зато меня навестил капитан Гарнер.

- Приговор вынесен. На рассвете вы будете казнены через повешенье на центральной площади, - сказал он без тени сожаления. Для него я была убийцей, не заслуживающей жалости. – Сегодня на ужин вы можете попросить любое блюдо.

Любое блюдо? Это у них вместо последнего желания что ли? Вряд ли мне кусок в горло залезет.

- Я хочу бутылку самого лучшего вина, можно даже без бокала. Главное откупорьте его сами, - сказала я глядя ему в глаза.

- Уверена? Это твой последний приём пищи?

- От голода я точно не умру капитан, - улыбнулась я, но мои глаза при этом горели ненавистью.

- Хорошо, но утром отдадите пустую бутылку, не выкидывайте её.

Он думает, что я сделаю из неё оружие и порешу всю стражу, вставшую у меня на пути?

- Как скажете капитан. Я могу узнать, где сэр Лайнос? Он придёт сегодня?

Гарнер стушевался и отвёл глаза.

- У него важное поручение.

Врёт и не краснеет!

- С ним хотя бы всё в порядке? - мне не хотелось, чтобы он не пострадал из-за меня

- Да, - коротко ответил капитан и ушел, громко стуча сапогами об пол.

Через некоторое время принесли вино вместе с кружкой. Навряд ли оно было самым лучшим, но мне было всё равно. Я пила вино, смотря, как солнце уходит в закат. А вместе с ним вскоре уйду и я.

Смерть через повешенье это, как игра в русскую рулетку. Повезет, не повезёт. Только вместо пули здесь верёвка и счастливого конца нет. Если повезёт то, когда у меня из-под ног вышибут табуретку, верёвка во время падения тела правильно затянется на моей шее и сломает позвоночник, даруя мгновенную смерть. А если нет, то мне придётся болтаться в петле в течение нескольких минут, корчась от удушья в ожидании конца. Долгая смерть и слишком болезненная, зато толпу зевак позабавит на совесть.

Но я не дам им этого! Они не увидят меня в петле, и не будут смотреть на мои мучения. Я могла бы перерезать себе глотку или вены осколками от бутылки, но это слишком долго и страшно. Есть другой способ, и он сейчас находился прямо передо мной, выход в мир. Желательно головой вниз, чтобы наверняка.

Я сидела, попивая вино и вспоминая всё лучшее, что было в моей пусть не такой долгой, но всё же жизни. На пустой желудок алкоголь шёл хорошо, и я быстро начинала хмелеть. Это мне и было нужно, когда ты пьян, то все страхи уходят на второй план, а в голове лишь веселье и жажда приключений. Я оттягивала момент с прыжком и не заметила, как уснула.

Меня разбудили чьи-то истошные крики, доносящиеся отовсюду и запах гари. Солнце поднималось. За мной вот-вот должны были прийти.

Я посмотрела на пропасть, собираясь с мыслями, как вдруг дверь, ведущая в тюрьму ,с грохотом открылась. Послышались шаги.

Времени на раздумья не осталось. Сейчас или никогда. Мысленно перекрестившись и глубоко вздохнув, я сделала шаг в пропасть.

Глава 24


- Алексина нет!

Мне едва удалось удержать равновесие, ещё малая доля секунды и я полетела бы вниз. Этот голос был мне хорошо, слишком хорошо знаком. От нахлынувшей радости у меня едва не закружилась голова. Но я боялась обернуться, боялась, что это всего лишь мираж, чья-то злая шутка, что там никого нет и это всё плод моей больной фантазии, попытка отговорить себя от прыжка и надеяться на лучшее.

- Пожалуйста, не двигайся, а лучше осторожно отойди от края.

«Клянусь всеми богами, если позади меня никого нет, то я…»

А что я могла сделать? Только снова настроить себя на прыжок, хотя второй раз у меня просто не хватило бы духу или смелости, чтобы самолично убить себя.

Послышался короткий щелчок, дверь камеры со скрипом распахнулась. Я крепко зажмурилась не в силах обернуться и вообще что-либо сделать. Дышать стало невероятно трудно, а время словно замедлилось. Чьи-то крепкие руки обхватили меня за талию и оттащили назад, подальше от края.

- Я так долго искал тебя.

В нос ударил запах леса, свежескошенной травы, дыма, крови и смерти. Сильные руки не выпускали меня ни на секунду, и чей-то лоб упёрся мне в затылок, обдавая его горячим дыханием. Собравшись с силами, готовая ко всему я резко обернулась. К такому мне следовало подготовиться получше. Передо мной счастливый, а главное живой стоял Рэндвел. Его одежда была изодрана, на теле не было живого места от синяков, гематом и свежих ран, но, тем не менее, это был он, мой рыцарь в сияющих доспехах. Тот, кто столько натерпелся от меня и ни разу не бросил.

- Я умерла? – горькие слёзы потекли по моим щекам, а сердце отказывалось верить глазам, говоря мне, что всё это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

А вдруг рай всё-таки существует, и бог решил, что я достойна в него попасть. Только мне бы тогда хотелось оказаться где-нибудь на берегу океана, а не в этой камере, где каждый камешек веет смертью и безысходностью.

- Нет, конечно, нет, ты здесь, со мной, - его дыхание было частым и прерывистым, словно ему пришлось бежать марафон.

Силы окончательно покинули моё измученное тело, и если бы не Рэндвел я бы тотчас рухнула на холодный, каменный пол. Он осторожно опустил меня вниз, садясь при этом на колени. Холод тут же впился в моё тело острыми коготками, символизирую о том, что я жива и это не рай. В раю всегда тепло, нет боли и печали, только радость и счастье. Мои нервы окончательно сдали, и я громко зарыдала едва, не крича во всё горло.

- Чшшш принцесса, ну ты чего? – Рэндвел целовал каждую мою щёку, с которой стекали слёзы. – Всё будет хорошо.

Мои пальцы непроизвольно сомкнулись у него на воротнике, от чего ткань жалобно затрещала. Они словно обвиняли его за то, что он так долго шёл ко мне, за то, что оставил одну.

- Твоя улыбка – самое прекрасное, что я видел в этом мире, улыбнись любовь моя.

Как много слова значат для людей, какую силу имеют над нами. Слова никогда не потеряют свою силу, слова передают смысл и возвещают истину тем, кто им внимает.

Слёзы застыли у меня в глазах, хотя я ещё не выплеснула всё, что накопилось во мне за эти долгие недели без него.

Оторвавшись от его одежды, которая и без того уже на ладан дышала я несмело подняла голову встречаясь с ним взглядом. Глаза щипало от слёз, губы дрожали, а грудь подрагивала, мне едва удавалось сдерживать рыдания. Рэндвел словно этого и ждал, потому что в следующую секунду обхватил мою голову руками и с жаром поцеловал. Его горячие губы умело завладели моими холодными, словно не живыми. Я неуверенно отвечала на его поцелуи, всё ещё не веря в реальность всего происходящего.

- Не сдерживай себя, - он сказал это тихо, нежно, мне в губы, и снова продолжил целовать.

С шумом выдохнув, не прерывая поцелуя, я обвила его шею, закрывая глаза. Мне удалось абстрагироваться, выкинуть из головы все проблемы, страхи, беды и боль, что терзали меня так долго. Рэндвел тут же прижал меня к себе ближе и увеличил напор. От его близости по моему телу, не переставая бегали мурашки, и кружилась голова. Я всегда знала и сейчас снова убедилась в том, как сильно меня тянуло к нему. Мне было его мало. Пока Рэндвела не было, я училась жить и обходиться без него, а сейчас словно одним уколом в губы, снова стала зависимой от этого несносного эльфа.

- Как бы мне хотелось раздеть тебя прямо сейчас, - он медленно отстранился от меня.

Слёзы разом высохли у меня на лице, а глаза раскрылись так широко, что грозили вывалиться из орбит.

- Чего? – прошептала я, не веря своим ушам.

Ко мне вновь вернулись силы, и появилось желание поскорее убраться отсюда. Стены и вся эта гнетущая остановка снова начали давить на меня.

- Ну, слава создателю, - рассмеялся Рэндвел, вытирая кровь с подбородка, я не сразу заметила, что некоторые из его ран продолжали кровоточить. – Я уже не знал, как привести тебя в чувство.

Мне хотелось стукнуть его и заплакать или рассмеяться, столько эмоций бурлило у меня в душе, что было не разобрать.

Послышались торопливые шаги, и к нам запыхавшись, неся с собой верёвку и какой-то мешок, присоединился сэр Лайнос. Не передать словами, как я была рада, что с ним всё в порядке.

- Ну, это вообще, ни в какие ворота! Если бы я знал, что ты такую бучу устроишь, то оказался тебе помогать, - сказал он, передавая верёвку и мешок Рэндвелу. – Она около трёх метров, но до земли минимум пять, ты уверен, что у вас получится? Хотя обратным путём, через тоннели тоже не советую ходить, там скоро стражи будет видимо-невидимо. Той, которую ты ещё не успел перерезать, хвала создателю!

Рэндвел улыбнулся одной из своих самых приятных улыбок и забрал веревку.

- В этом нет моей вины, они сами напали.

- Потому что они стражники, а ты посторонний! Что им, по-твоему, нужно было сделать? Поклониться и провести тебя внутрь?! Я же предлагал сделать всё скрытно, незаметно. Ты понимаешь, что многих из них я знал, а у некоторых остались семьи?!

Губы у сэра Лайноса дрожали, мне стало искренне, жаль его. Методы Рэндвела я уже давно изучила. Он никогда не искал лёгких путей.

Мужчины встретились взглядами, со стороны казалось, что они вот-вот набросятся друг на друга.

- Надевая форму стражника, они должны были знать, что подписывают смертный приговор, что не сегодня, так завтра их могут убить, - у Рэндвела не дрогнул ни один мускул, его глаза не моргали и были словно стеклянные. – Самый быстрый способ идти напролом и ты это знаешь. Пожаром мне и так удалось отвлечь половину стражи, причём ту часть, где были твои друзья. Всё зависящее от себя я сделал. Мне нужно было спасти Алексину, и даже если бы пришлось выбирать между сотней людей и ей одной, мой выбор был очевиден! Не пытайся давить на мою совесть, у меня её нет, и никогда не было.

Сэр Лайнос глубоко вздохнул, закатывая глаза.

- Да уж этот пунктик о тебе Алесина умолчала.

Я виновато потупила взгляд. О безжалостности Рэндвела я действительно не сказала, тогда мне и в голову не могло прийти, что этим двоим, суждено повстречаться на пути.

- Она многого обо мне не знает, ей простительно, - с этими словами он стал крепить верёвку к двери моей камеры. – Двоих эта рухлядь не выдержит. Первым спущусь я, а ты принцесса следом.

Сэр Лайнос громко фыркнул, взлохматив себе волосы, и с опаской посмотрел вокруг.

- Ты меня вообще слушаешь? Верёвки до земли не хватит, вы себе ноги переломаете и это в лучшем случае!

Рэндвел затянув крепкий узел, посмотрел на него с усмешкой.

- Я упал с моста, а там высота была явно побольше этой. И вообще не забывай, что я эльф. У нас в отличие от людей гибкие и крепкие кости. Мы полжизни проводим на деревьях и прыгаем с таких высот, что тебе и не снилось.

- Ладно, - вынужденно согласился сэр Лайнос. – А она?

- Я тебя поймаю, - сказал Рэндвел и подмигнул мне. – Ты же мне веришь?

Больше, чем кому либо! Я себе не так верила, как ему.

- Да, - мой голос звучал твёрдо.

- Хорошо, тебе надо будет слезть по верёвке, и когда я скажу прыгать, просто разожми руки, - он ещё раз проверил узел и подошёл ко мне. - Попрощайтесь, и спускайся ко мне. Я буду ждать тебя.

Сложно передать, как долго мне пришлось ждать этих слов. Любовь стоит того, чтобы ждать и я дождалась!

- Спасибо тебе, я не умею извиняться, надеюсь, ты поймёшь, - Рэндвел протянул руку сэру Лайносу и, не смотря на мой скептицизм, тот незамедлительно пожал ее, молча кивнув головой.

Когда мы остались с рыцарем наедине, то никто из нас не решался сделать первый шаг или заговорить. Я с одной стороны чувствовала вину за смерть его людей, но в то же время виноватой себя не считала. Жизнь вообще не справедлива, к кому-то она поворачивается передом, а к кому-то задницей. Мне наконец-то удалось увидеть её лицо.

- Знаешь, я могла бы извиниться, но это было бы неуместно. Так что лучше скажу спасибо. Без тебя моя жизнь в замке была бы совсем невыносимой и своим спасением я тоже обязана тебе. Уверена, что Рэндвел не появился здесь бы просто так. Ты хороший человек сэр Лайнос.

Рыцарь грустно улыбнулся, в его глазах стояли печаль и тоска.

- А ты волшебная, словно неземная девушка Алексина. Я … влюбился в тебя сам того не подозревая.

Его голос был наполнен сожалением. С ним я могла быть, как за каменной стеной, возможно, мне бы удалось полюбить его, со временем.

- Моё сердце принадлежит ему без остатка. Но мой дом находится там, где никому из вас нет места. Сейчас я прощаюсь с тобой, а уже скоро попрощаюсь и с Рэндвелом.

Я подняла голову наверх, останавливая новый поток слёз и часто задышала, унимая нарастающую тоску. Мужчина сделал шаг вперёд и заключил меня в своих объятиях. Даже сквозь доспехи было отчётливо ощутимо его частое сердцебиение.

- Ты разобьёшь ему сердце, как разбила мне.

Я положила голову ему на грудь, сильно зажмуривая глаза, до боли.

- Знаю. Тебе ничего не будет за мой побег? Все же знают, что мы были близки.

- Не волнуйся, я всё улажу. А ты, как бы это банально не звучало, слушай своё сердце. Мозг это хорошо, но если делать всё то, что хочет он и игнорировать свои чувства и эмоции, то есть риск остаться несчастной и получить, то, что не хочешь или что тебе совсем не нужно.

Мозг и сердце, абсолютно разные органы, хоть и находятся в одном теле и должны работать сообща. Каждый из них будет всегда тянуть одеяло на себя и придётся волей-неволей выбирать чью-то сторону.

- Прощай сэр Лайнос, - слегка пристав на цыпочки поцеловала его в щёку и отстранилась.

Собрав волю в кулак, я присела и, ухватившись за верёвку, в последний раз взглянула на рыцаря.

- Прощай Алексина, - он улыбнулся и поднял кулак вверх, желая удачи.

В детстве и на уроках физкультуры мне приходилось лазить по канату и у меня тогда неплохо получалось. Обхватив верёвку ногами, стала аккуратно шаг за шагом спускаться вниз. Закрыв глаза и слушая ветер, я испытывала какую-то неведанную радость, при этом, совсем не ощущая страха. Мою голову даже посетила мысль отпустить верёвку и полететь вниз наслаждаясь свободой и невесомостью. А вдруг у меня вырастут крылья? Как там говорилось.… Только падая, можно понять, умеешь ли ты летать.

- Отпускай, - послышался голос снизу.

Что мною двигало непонятно, но услышав одно слово, я резко разжала пальцы. Только в фильмах люди падают красиво и невесомо, на деле я летела, как брошенный вниз камень.

Приземление не было мягким, но, тем не менее, меня поймали, как Рэндвел и обещал.

- Я думал, тебя придётся упрашивать, - рассмеялся он. На солнце его глаза были совсем другими, мне даже показалось, что у него зрачки стали больше. – Нам пора принцесса, только путь тебе совсем не понравится.


Не понравится? – кричала я, когда город и замок остались далеко позади. – Это я тебе скажу на милость, слишком мягко сказано! От меня воняет! Я даже не хочу знать, что было в той воде!

Рэндвел улыбался во весь рот, хотя пах, откровенно говоря, не лучше меня. Мы с ним словно вылезли из канализации, возможно на деле так оно и было. Меня трясло даже от мысли, что там плавало. Как говориться, что естественно, то небезобразно. А я вот скажу, что безобразно и даже слишком!

- Зато мы оба живы, - он смеялся, обнимая меня одной рукой, из-за чего мы больше толкались и мешали друг другу идти.

Так непривычно было видеть его таким. Эта разлука раскрыла в нём что-то новое, что-то, что он так старательно скрывал от меня и возможно и от себя тоже. Всю дорогу мы с Рэндвелом дурачились, толкались, считали облака и просто наслаждались жизнью. Он рассказывал мне о моей прошлой жизни, о которой я уже и забыть забыла. Но вспомнить мне удалось немногое. Через несколько часов на горизонте замаячил лес, где нам предстояло заночевать.

За время, проведённое в этом мире, лес стал для меня целым отдельным государством, которое наполняли птицы, насекомые и животные. Я любила в нём всё, красоту природы, аромат распустившихся цветов на деревьях и различных трав, местных жителей, например зайчика, который трусливо прятался за кустом или хитрую лисичку, крадущуюся в поисках еды. Мы с ним заняли очень милое и уютное местечко рядом с небольшим озером. Рэндвел пошёл охотиться, а я осталась собрать веток для костра. В мешке оказались все мои вещи, даже злосчастный браслет из-за которого у меня было столько проблем. Гуляя по лесу собирая хворост, я слушала завораживающее пение птиц. В городе мне такого никогда увидеть не удастся, поэтому я, как могла, заряжалась сказочной атмосферой и получала массу положительных эмоций. Этот лес - сказка только для меня одной.

Насобирав целую кучу веток и сучков, я сложила их возле дерева и решила окунуться в озеро и смыть с себя зловонный запах, пока Рэндвел не вернулся. Скинув с себя платье и башмаки, последнее напоминание о моей жизни в замке я остановилась у берега и посмотрела на своё дрожащее отражение в реке. На меня смотрела уставшая лохматая девушка, но в то же время в её глазах горел огонь и нестерпимая воля к жизни. Я улыбнулась своему отражению и пошла вперёд. Шаг за шагом пробиралась всё глубже, пока вода не дошла мне до груди. Глубоко вздохнув и, задержав дыхание, я ушла с головой под воду. Вместе с грязью и запахом мне хотелось смыть с себя все те дни, что я провела в темнице. Хотелось забыть о них, как о страшном сне.

Проведя под водой около минуты, я вынырнула на поверхность, чтобы вздохнуть глоток свежего воздуха. Глаза слегка слезились, а лёгкие горели, из-за долгого сдерживания воздуха внутри. Слегка помассировав кожу головы и потерев руки, я словно кожей ощутила на себе чей-то взгляд.

Я прикрыла грудь руками и резко повернулась. Рэндвел стоял оперевшись о дерево и с улыбкой смотрел на меня. Он казался невинным, но взгляд таил в себе нераскрытую страсть. Я могла бы отвернуться потребовать, чтобы он ушёл, но мне почему-то захотелось взглянуть на его реакцию.

-Подсматривать не хорошо.

Обхватив грудь одной рукой, второй я прикрыла самое интимное место и осторожно сделала несколько шагов в сторону суши. Его глаза изучали мои ноги, затем не спеша поднялись вверх, остановились на плохо прикрытой груди и резко опустились вниз. Мне показалось, что он засмущался.

- У тебя очень красивое тело, - Рэндвел едва не прошептал эти слова, смотря себе под ноги.

- Это не даёт тебе право пожирать меня глазами, - я остановилась рядом с ним и с шумом вздохнула воздух. – Фу, теперь твоя очередь. Только оставь нож, я разделаю то, что ты поймал, подготовлю к жарке.

Он скривился в усмешке, не веря своим ушам.

- Что? Я работала в замке, и мне иногда приходилось помогать на кухне, можешь не верить, но я теперь много чего умею.

Достав из мешка своё старое, доброе платье я надела его и пошла смотреть, что подстрелил Рэндвел. На ужин нам была утка и пара довольно крупных зайцев. Управившись с зайцами за несколько минут, я стала ощипывать утку, и мой взгляд упал на озеро, где вовсю принимал водные ванны Рэндвел. Закатное солнце освещало его широкие плечи, подтянутую грудь и плоский живот. Большая часть тела была усыпана шрамами и ранами, некоторые из них были свежими. С его волос срывались капли воды, чертя на коже длинные серебристые дорожки. Мой взгляд невольно скользнул за ними. От ключицы, по груди до пупка и ниже…

- Подсматривать не хорошо, - с улыбкой передразнил меня Рэндвел, и я тут же отвернулась, сделав вид, что не смотрела в его сторону ещё секунду назад.

В отличие от меня у него не было дополнительной одежды. Он слегка всполоснул свои штаны и хорошо отжав надел их и пошёл разводить костёр, а я насколько возможно было без мыла и порошка, постирала его рубашку с плащом и повесила всё сушиться на дерево.

Когда мы сели есть, солнце уже скрылось за горизонтом, и на землю неспешным шагом опускалась ночь. Сидя возле костра и жуя абсолютно пресную утку, я была невероятно счастлива. Мне не нужно было крыши над головой, вкусной еды в серебряной посуде и столовых приборов. Погода благоволила нам, мельчайший дождь мог испортить все планы, но небо было идеальным и вскоре на нём появились первые звёзды.

- Рэндвел, а как ты меня нашёл? – тишина затянулась, поэтому я решила её прервать, выведя тем самым моего спутника из раздумий. – И вообще расскажи, что случилось с тобой после того инцидента на мосту. Я думала ты погиб, - эти слова дались мне тяжело, и он, заметив это, тут же повернулся в мою сторону. – Но надеялась на обратное.

Убрав в сторону недоеденного зайца Рэндвел сел поудобнее согнув одну ногу в колене.

- Мост туманов, - он усмехнулся. – Внизу была река, забавно да? Туман скрывал горную реку, правда, холодную, как будто в неё добавили льда. Хотя знаешь, упасть с такой высоты сравнимо самоубийству, можно напрочь сломать кости или отбить все органы. Я … связан договором с источником, а потому не могу умереть, пока не выполню свою миссию. Моя задача провести тебя к нему, и пока ты жива, в тебе остаются крупицы памяти, и ты справляешься с испытаниями, я обязан сопровождать тебя. Если же мне удастся по тем или иным причинам погибнуть, источник поднимет меня и так раз за разом, пока миссия не будет выполнена.

Я едва не прикусила себе язык от возмущения.

- Почему ты мне раньше об этом не говорил?

- Я и сейчас не должен был, просто не хочу, чтобы ты волновалась. Тебе нужно думать о себе, - в его глазах отражалось пламя огня. – Упав в реку меня вынесло течением к Ха… - он осёкся улыбнувшись. – Я забываю, что ты не местная и не знаешь всех мест, в общем, очень далеко. Мне понадобилось время, чтобы хоть немного оклематься и дойти до тебя. С вывихнутой ногой это оказалось не так просто. Найти тебя мне не составило труда, я чувствую … это трудно объяснить словами, но у меня с тобой неразрывная связь. Иногда я вижу то же что и ты, испытываю твои чувства и эмоции.

В этот момент я пила чай с травами, что он собрал, и едва не подавилась от этих слов. В голове всплыл наш поцелуй с сэром Лайносом ,и мне до боли стало стыдно. Я лишь могла понадеяться на то, что Рэндвел этого не почувствовал или хуже того не увидел.

- Ты занервничала, - сказал Рэндвел глядя на меня. – Не волнуйся, у меня нет желания копаться в твоей голове, это происходит спонтанно неосознанно и я над этим не властен. До города я чувствовал сильную связь с тобой, но когда зашёл в него, она ослабла, и я не мог понять, где ты находишься, только чувствовал, что тебе угрожает опасность. Опрашивать местных оказалось неудачной затеей, никто о тебе не знал и не слышал. А потом мне повстречалась торговка на площади.

В голове тут же всплыл образ мерзкой старухи, из-за которой и начались все мои неприятности.

- Она называла тебя воровкой и другими неприятными словами, мне честно говоря, захотелось отрезать ей язык, но нас прервал тот рыцарь Лайнос. Он на удивление был хорошо осведомлён обо мне. Тогда-то я и узнал, что с тобой случилось, и где тебя держат.

- Я её не убивала, - неизвестно сколько раз мне приходилось повторять эту фразу.

- Знаю.

- Не знаешь, ты просто доверяешь мне и думаешь, что я на такое не способна!

Он усмехнулся и сел поближе, заметно сократив между нами дистанцию.

- Нет, я действительно знаю, что Эмилию убила не ты, а кое-кто другой.

- Откуда?

- Лайнос провёл небольшое расследование. Ты знала о беременности своей госпожи?

- Ну естественно, я же прислуживала ей и видела её живот.

- Это верно, а что если я тебе скажу что она не была беременной?

Немой вопрос застыл на моих губах. Рэндвел не спешил объяснять, следя за моей реакцией. Это неспокойное вымученное ожидание съедало меня, и я почувствовала, что начала нервно постукивать себя по ноге.

- Удивлена? – наконец спросил он. – Леди Элисифф родом из Таргалы маленького увядающего королевства. Брак с герцогом был единственной надеждой для её будущего и будущего её страны. Вот только герцог не спешил скреплять с ней узы брака. Поговаривали, что он нашёл на её место другую претендентку и тогда в ход пошла ложь с выдуманной беременностью. Живот у Элисифф начал расти, вот только не настоящий и вскоре все уже знали о её беременности. У герцога не осталось выбора кроме как объявить о помолвке, но её пришлось отложить. Он хотел видеть на свадьбе своего друга короля Киллиана, а тот как раз вёл войну против Редгара. Поэтому Элисифф ничего не оставалось, как ждать. Лайнос рассказал, что Эмилия была сплетницей и очень любопытной девушкой. Не знаю как, но она узнала о маленькой тайне своей госпожи и пыталась ту шантажировать. Не знаю, чем думала эта девчонка. В итоге она поплатилась за эту дерзость жизнью, а в убийстве так удачно обвинили тебя.

Я истерически рассмеялась, а затем сжала челюсть до скрипа, до вкуса крови во рту. Рэндвел приобнял меня, а я крепко зажмурилась, будто открыв глаза, снова окажусь в тюрьме, в том замке покрытым вуалью лжи и предательства.

- Не волнуйся, всё позади. Я убил её, уверен, она почувствовала всю боль, что принесла другим, - его губы, коснулись моего виска, а рука крепче обхватила моё плечо. – Скоро ты вернёшься домой, обещаю.

Его слова должны были подбодрить меня, но сама мысль о скором возвращении в свой мир и завершения нашего путешествия почему-то вызвала во мне неприятные и грустные нотки. Как говорится всё хорошее рано или поздно заканчивается. Мне хотелось отойти от этой темы расслабиться.

- Рэндвел, можно посмотреть на твои уши? – мой вопрос, возможно, прозвучал глупо, но это единственное, что пришло мне в голову.

Он коротко кивнул, слегка повернув голову вбок. Я осторожно отодвинула в сторону его копну белоснежных волос, обнажая шею и слегка заострённое на конце ухо. Оно было почти, как у людей, можно было даже сказать, что ничего особенного в нём не было, но для меня оно было прекрасным. Я слегка коснулась заострённого края и провела линию до мочки. Рэндвел не отреагировал, и тогда мои пальцы, слегка коснулись его шеи, и повели линии к подбородку, а затем остановились на тёплых слегка влажных губах. Мои действия хоть и казались невинными на первый взгляд, несли в себе едва не интимный характер. Рэндвел вздрогнул, от чего я резко убрала руку.

- Тебе холодно?

- Нет, глупышка, - он посмотрел на меня с улыбкой. – Мне приятно.

Одно маленькое, едва заметное движение и наши губы соприкоснулись. Его взгляд всегда меня немного смущал, но сейчас я ощутила дикое стеснение. Но мне это нравилось. Он видел меня насквозь: каждую мысль, каждую частичку души. Рядом с ним я чувствовала себя голой.

- Ты необыкновенная Алексина, такая добрая и красивая, - Рэндвел прошептал мне эти слова в губы и снова прикоснулся к ним.

Я знала, что он говорил не о моей внешности, нет, я была красивой для него внешне, но сейчас Рэндвел говорил обо мне в целом. О том какая я во всех своих проявлениях. Со всеми ошибками и недостатками и вздорностью, со всеми достоинствами и проявлениями доброты – я была для него красивой и необыкновенной. Казалось, что влюбиться в него было самым правильным решением в моей жизни.

Его руки обвили мою талию, чуть притягивая, разворачивая к себе. Дыхание обожгло шею. Наши поцелуи были игривыми, чувственными и страстными, но при этом они были наполнены какой-то глубиной и теплотой. Я не заметила, как оказалась у него на бёдрах, а его руки спустились, ниже обхватывая мои ягодицы.

- Рэндвел ты обещаешь, что завтра…

Он не дал мне договорить, прислонив палец к моим губам.

- Что бы ни случилось завтра, у нас есть ещё сегодня. Не надо давать обещаний. Просто будь у меня, а я буду у тебя. Давай просто будем друг у друга. Молча, тихо и … по-настоящему.

Одним резким движением Рэндвел повалил меня на землю. Я обвила ногами его талию. Шею и ключицы жгло от прикосновений и поцелуев. Я помогла ему стянуть с меня платье и с наслаждением прижалась обнажённым телом к его разгорячённой груди. Всё вокруг завертелось, закружилось. Я видела, как над головой подрагивают звёзды, ощущала движения, жар, прерывисто дышала и старалась оказаться к нему ближе, хотя ближе было уже некуда. Казалось, что мы никогда больше не встретимся. Я сама в это верила. Но он был рядом, я слышала его лёгкие стоны над своим ухом и удивлялась, почему мы с Рэндвелом шли к этому так долго.

После произошедшего между нами, я сгорала от смущения и не могла найти в себе силы посмотреть на него.

- Ну ты чего? – рассмеялся Рэндвел подбрасывая веток в костёр. – Уже поздно стесняться и жалеть о случившемся.

- Я и не жалею.

Мы смотрели на языки пламени, слушали, как трещат поленья и наслаждались тишиной и друг другом.

- Рэндвел, а как же запрет? – меня внезапно окутало беспокойство.

-Он старался выглядеть уверенно но при этом изрядно покусывал губы.

- К дьяволу запрет! Это было прекрасно и я жалею лишь о том, что так поздно решил наплевать на все правила. Столько времени потеряно.

В груди неприятно ёкнуло. Волнение, что спало во мне, лишь изредка беспокоящее, вспыхнуло неконтролируемой силой.

- Ты же не оставишь меня? Всё будет хорошо?

Он подсел ближе, взяв меня за руку. Его губы улыбались, но глаза оставались серьёзными.

- Я сделаю всё на свете, что бы ты была счастлива, обещаю.

Рэндвел всё время говорил только обо мне, совсем не упоминая себя, неужели для него важнее моё счастье, чем своё собственное? Об этом я подумаю завтра, а пока, как он говорил.

Что бы ни случилось завтра, у нас есть ещё сегодня…

Глава 25


Приятно идти по тропинкам и осознавать, что можешь прикоснуться к живым деревьям, траве, цветам и обрести душевное спокойствие и равновесие. Я чувствовала, что моё путешествие подходит к концу и старалась нарочно идти медленнее, дабы отсрочить этот неизбежный конец. Наши отношения с Рэндвелом изменились в лучшую сторону, он больше не строил из себя недотрогу и не шарахался от меня по любому поводу. Мне нравились эти перемены, пусть они и запоздали.

Вскоре лес остался далеко позади, и на его смену пришла пустошь. Вокруг не было ничего, кроме камней песка и каких-то полуразвалившихся построек. Вид, мягко говоря, был удручающим.

- Что-то быстро стемнело, - заметила я глядя вокруг.

Казалось, что ещё полчаса назад светило яркое солнце, а сейчас землю окутала чёрная вуаль тьмы.

- Мы в свистящих пустошах. Здесь день равен нескольким часам, зато ночь может длиться днями напролёт, - Рэндвел говорил вполголоса, словно нас могли подслушать. – Держись поближе ко мне. Это место способно поглощать звуки.

Просить меня дважды не было необходимости, я не хотела терять не единой минуты вдали от него. Насколько этот мир огромен и необычен. Как много в нём разных и загадочных мест. Жаль, что мне не удастся увидеть их все.

Поднялась пыльная буря, и мы с Рэндвелом скрылись в небольших развалинах. Поблизости не было ни веток, ни живности, которую можно было поймать, поэтому пришлось довольствоваться остатками ягод и водой из фляги. Усевшись поудобнее возле сохранившейся стены я положила голову эльфу на плечо, а он в ответ обнял меня.

- Что ты будешь делать, когда вернёшься?

Интересный вопрос, я даже не думала об этом. Да и странно задумываться о будущем, когда не помнишь и половины своего прошлого.

- Буду учиться жить заново. Жаль, конечно, что я забуду обо всём, что со мной произошло здесь. Об этом мире, людях, местах, - на глаза начали наворачиваться слёзы. – И о тебе.

Его рука, сжимающая мою талию, слегка сжалась. Скорое расставание не приносило радости никому из нас.

- Знаешь, расставание-это маленькая смерть. Так что тебе будет проще жить без воспоминаний, они будут только заставлять жалеть и оглядываться назад.

Мы встретились глазами, я не шевелилась и ждала. Рэндвел помедлил и поцеловал меня, едва коснувшись губами. Наши кончики носов коснулись друг друга, чем вызвали улыбку на моём лице. Я сильнее прижалась к нему всем телом и обняла так крепко, что он вряд ли смог сдвинуться с места, даже если бы очень этого захотел.

- А что будешь делать ты? – сон потихоньку начал одолевать меня.

- Для начала навещу Амину и остальных, отчитаюсь так сказать, - он рассмеялся, но этот смех прозвучал неестественно. – А потом махну на восток в затерянные чащи. Через пару месяцев там будет очень красиво, как в раю, - мне было тяжело верить его словам, словно Рэндвел говорил о своих недостижимых мечтах.

- Знаешь, мне не хочется расставаться. Я так сильно люблю тебя и не знаю даже что мне делать. Может, мне стоит остаться …

Я ждала ответа, но его не последовало. Вскоре меня одолел сон. Впервые за долгое время мне не приснилось ничего, просто сон без сновидений.

На следующее утро пошёл сильный ливень. Мы шли с Рэндвелом, не взирая ни на что, он молчал и шёл впереди, а я, утопая в грязи, едва поспевала за ним. В конечном счете, силы покинули меня и в очередной раз, поскользнувшись, мне не удалось удержать равновесие, и я упала лицом в грязь.

Только тут эльф вспомнил о моём существовании и бросился ко мне. Отпихнув его протянутую руку, я поднялась с недовольным лицом.

- Какого чёрта Рэндвел? – мой голос перешёл на крик. - Что происходит? Я внезапно стала тебе не нужна? Куда ты так несёшься? - я его не узнавала, словно передо мной был чужой человек. На нём снова была та маска, которую он так долго носил не снимая.

- Прости Алексина, я задумался, - он говорил со мной, но сам будто был далеко отсюда.

- О чём же?

- О том, что ты сказала вчера.

Он подумал? Но что-то не видно радости на его лице.

- И? – я ждала с замиранием сердца. Всего три заветных слова могли сделать меня самой счастливой девушкой в мире. Даже простому «не уходи» я была бы довольна.

«Чего же ты молчишь? Останови меня! Скажи что любишь, что не хочешь, чтобы я уходила!»

- Ты должна вернуться!

От этих слов моё сердце едва не разбилось вдребезги. Я захлопала глазами, до конца не веря в суть слов, что услышала секунду назад.

- Но почему?

Я не видела причины, почему мы не можем быть вместе. Я люблю его и до сегодняшнего дня думала, что и он тоже. Неужели я снова ошиблась? Меня опять обманули?

- Твоё место там. Мы не созданы друг для друга. К тому же ты человек. У нас нет будущего.

Нет страшнее боли, чем услышать такие слова от любимого человека. Я же была готова бросить всё, оставить свою прежнюю жизнь ради него. Хотела начать с ним новую страницу в своей жизни. Почему он? Почему сейчас?

- Чего ты хочешь от меня? Чтобы я вернулась? Хорошо, вернусь назад. Я думала, что ты обрадуешься. Хотела быть с тобой, но ты. Тебе этого не нужно.

Во мне до последнего теплилась надежда, что это окажется сном, глупой шуткой. Что Рэндвел сейчас подбежит, обнимет, скажет, что мы будем жить как в добрых сказках долго и счастливо. Но он стоял, как истукан, не выражая никаких эмоций.

- Алексина ты очень дорога мне и я рад, что познакомился с тобой, но …

- Но…

- Стоит это таких усилий?

Я заплаканная и морально истощённая чувствовала, что в душе моей всё изранено и истерзано болью и обидой, а он смотрел на меня равнодушно, как на незнакомого человека. Мне хотелось истерично рассмеяться, хотелось вырвать сердце из груди, чтобы оно больше не мучилось. В моей груди выросла дыра, которую мне теперь не заполнить.

- Я поняла…

На грани потери сознания я бросилась бежать вперёд, без оглядки, всё равно куда, лишь бы убежать от этой боли. В горку по мокрой земле это оказалось довольно сложной задачей.

- Алесина стой, - он бросился за мной.

Рэндвел был проворнее и бегал лучше, поэтому он вскоре нагнал меня и схватил за руку. Я вырывалась и кричала как бешенная, но тут моя нога поскользнулась и я поехала вниз, таща его за собой. Вскоре мы уже летели кубарем. Он прижимал меня к своей груди, поэтому падения я практически не ощущала, а потом послышался громкий удар и хруст. А затем наступила тишина, которую прерывал дождь лившийся стеной и звуки моего сердца.

Руки на моей спине обмякли, и одна из них безжизненно упала в грязь. Я тут же села на колени. Рэндвел не шевелился, его белые волосы были все испачканы в грязи, глаза закрыты, а грудь неподвижна.

- Рэндвел, - я тихо позвала его, взяв за руку. Она оказалась тяжёлой и безвольной, точно рука куклы. Он не реагировал на мой голос и прикосновения. Осознание болевым шоком ударило по мне.

- Нет, - закричала я, обхватив его голову. – Нет, пожалуйста. Пожалуйста, не умирай, я вернусь домой честно-честно, а ты вернёшься назад расскажешь Амине и Рыжей, какая я дура и сколько нервов тебе помотала, - я нервно рассмеялась. - Только, пожалуйста, не умирай. Не бросай меня.

Я покрывала его щёки поцелуями и молила очнуться. Природа лила слёзы вместе со мной.

- Испытание завершено, - прогремел голос. Было ощущение, что со мной говорил сам господь. – Дорога открыта, я жду тебя.

Я в ужасе смотрела на светящуюся тропинку, что стала вырисовываться посреди грязной земли.

- Что это значит? – мой голос был, как у маленькой девочки, писклявый, жалкий. – Какое ещё испытание?

- Он ослушался меня, тем самым доказав, что не достоин служить мне. Тебе предстояло убить его, и ты справилась.

-Что? Я не хотела. Это получилось случайно, - я орала, заглушая учащённое сердцебиение.

- Ты не виновата. Это было предопределено.

Страх и безысходность сковали моё тело цепями. Я сидела, сжимая его руку и тяжело дышала, и моё дыхание потихоньку переходило в рыдание. С губ сорвался крик отчаяние, потонувший в мясорубке мучений, что испытывала в данный момент моя разодранная на лохмотья душа.

Внезапно мои руки засияли нежным зелёным цветом. Он успокаивал, словно убаюкивал.

- Что это со мной?

- Это магия дитя, она указывает тебе дорогу ко мне.

Моя магия. Я уже и забыла о ней. Всего лишь единожды мне довелось использовать её в борьбе с Магнуром.

«А что если?»

Все беды были из-за меня. Сколько раз мне удалось испортить ему жизнь? Возможно Рэндвелу не стоило отправлять меня сюда.

- Знаешь, - я поцеловала его пальцы. – Я полюбила тебя с тех пор как в первый раз увидела. Ты был такой сердитый и недовольный, стоял в углу, скрестив руки, и наблюдал за мной. Я подтолкнула тебя к нарушению правил, хотя ты и предупреждал меня. Возможно, мои чувства были тебе немного в тягость, но я надеюсь, что хоть немного скрасила твою жизнь. Ты ни за что не умрёшь.

Мои руки засветились сильнее, от этого стало тепло и уютно, но в то же время я начала слабеть.

- Остановись девочка. Если не остановишься, то погибнешь. Ты отдаёшь ему не только свою магию, но и жизнь.

Не оступлюсь! Мне больше не страшно!

- Я согласна на это. Человек не должен всегда только брать, нужно и отдавать взамен. Я хочу сделать хоть что-то для любимого.

Свет стал ярче. На грани потери сознания я пыталась сосредоточиться на этой неизвестной мне силе, пыталась представить, как она вырывается из меня.

- Я хотела быть с тобой. Моё желание всё-таки исполнилось и я счастлива.


Звонок. Звонил мой мобильный.

- Ну кого там принесло? – простонала я потерев сонные глаза.

Нащупав гаджет, я поднесла его к уху, закрыв при этом глаза.

- Алло.

- Привет киска, ты ещё в кроватке?

Знакомый голос. Но спросонья не узнаю.

- Ага, а кто это?

Повисла секундная пауза.

- Это Дик милашка. Ты, что уже забыла?

Блин он на часы смотрел, прежде чем названивать? Я с трудом открыла глаза и посмотрела на время.

«Ничего себе! Да мне надо на пары собираться, а не в кровати лежать».

- Ааа привет Дик. Что хотел?

Парень был явно не готов к такому вопросу.

- Я, эээ да вот хотел спросить, ты сегодня занята?

Я уже поднялась с кровати и направилась в ванную.

- Иду на пары, как и ты, наверное.

- Ааа так ты идёшь. Я думал, что после вчерашней тусы тебя невозможно будет от кровати оторвать. Ну, тогда встретимся в столовой?

Честно говоря, не хотелось.

- Ага, - не дожидаясь ответа, я сбросила звонок и залезла в душевую кабину, включив горячий душ.

Настроения не было от слова совсем. Не хотелось ничего, ни спать, ни есть и тем более идти на пары.

Выйдя из ванной, я столкнулась с домработницей.

- О мисс вы уже проснулись? Сейчас сделаю вам фреш и …

- Я что похожа на маленькую? – перебила я её, одарив слабой улыбкой. – Сама сделаю.

Домработница была не то, что удивлена, она была в шоке.

- Может тогда, я вам вещи подготовлю?

- Марта иди, отдохни, я сама всё сделаю.

Хлопнув дверью у её лица я залезла в шкаф и, натянув водолазку с джинсами, спустилась вниз. Выпив остатки молока прямо из пачки, схватила свою сумочку и вышла за дверь. Водитель курил и при виде меня тут же затушил сигарету.

- Мисс я сейчас подготовлю машину.

- Не надо Оливер, - я остановила мужчину, широко зевая при этом. – Хочу пройтись пешком. Благо время мне позволяет. Забирать меня тоже, кстати, не нужно, сама приду.

Оставив водителя со смешанными чувствами, пошла по тротуару вперёд, глядя на снующих туда-сюда людей. Они торопились и практически не смотрели в мою сторону, в то время как я разглядывала каждого, словно пыталась найти среди них кого-то очень важного.

Зазвонил мой телефон.

- Привет пап, - сказала я без особой радости, убирая прядь волос за ухо.

- Привет милая, я всего на минуту.

Кто бы мог сомневаться. Раньше меня бы это очень огорчило, но в данный момент было всё равно.

- Ага, как скажешь.

- Всё нормально?

Слышать от слова такие вопросы, было как минимум, не привычно.

- Да.

Мне не хотелось разговаривать с ним, но и сбросить звонок я не могла. Вдруг он скажет мне что-то приятное или неожиданное, впервые за долгие годы пофигизма.

- Сегодня к нам на ужин придёт Лейла.

Наверное, стоило сбросить звонок.

- Поняла, значит займу себя на вечер.

- Нет, я хочу, чтобы ты была дома.

Хотеть не вредно папочка. Весь мир не крутится вокруг тебя одного.

- Ты можешь этого хотеть, но я не обязана переступать через себя ради твоей очередной пассии. И пока ты не начал мне угрожать, скажу, что можешь не давать мне на карманные расходы, я найду работу и в скором времени съеду от тебя, чтобы не мешать вам с Лейлой, жить вместе. На выпускной звать не буду, можешь не приходить. Чао папуля.

- Алексина подожди…

Но я сбросила звонок и отключила телефон, бросив его на дно сумочки. Летнее солнце ласкало мою кожу, а прохладный ветерок помогал привести мысли в порядок.

«Какая же скучная и безэмоциональная у меня жизнь, пора в ней что-то менять!»

До колледжа оставалась пара кварталов, когда со мной поравнялась машина. Большой чёрный джип остановился возле меня, и тонированное стекло опустилось вниз, демонстрируя всему миру довольную физиономию Дика.

- Крошка ты чего пешком идёшь? Давай мы тебя подбросим?

«Когда ты уже угомонишься?»

Его мама сидящая за рулём, улыбнулась мне и махнула рукой, приглашая поехать с ними.

«Была, не была!»

Я уже открыла заднюю дверь, когда услышала слабое мяуканье у себя за спиной. У стеклянной витрины сидел котёнок и жалобно мяукал, оглядываясь на прохожих. Маленький, напуганный и такой одинокий, прям как я, он сидел там один, никому не нужный.

- Алексина ты садишься? – поторопил меня Дик.

Я, посмотрев на дверь, снова перевела взгляд на котёнка и шумно выдохнув, захлопнула её.

- Пожалуй, пройдусь.

Подойдя к котёнку, я протянула ему ладонь, а он аккуратно слегка шевеля влажным носиком, коснулся моих пальцев.

- Уверена? – спросил Дик серьёзным, слишком серьёзным для него голосом. – Второго шанса не будет!

«Что? Да иди ты!»

- Уверена, - твёрдо сказала я. – Можешь не сомневаться.

Эпилог

Выбор! Если отбросить в сторону все заумные термины и объяснения из книг, что такое выбор?

Это поступки, влияющие на нашу судьбу. Это то, с чем людям приходится сталкиваться не один и даже не сто раз в жизни! И важен даже не сам выбор, а его исход. Иногда даже самый глупый, сумбурный, необдуманный шаг ведёт к благополучию и счастью.

Выбор нужно делать, основываясь только на собственных желаниях. Моим желанием было счастье. А счастье - это тот выбор, который я делала каждый день. Мне пришлось долго и упорно бороться за него, но в итоге меня настигло поражение.

Я открыла глаза и обнаружила себя сидящей в прозрачной воде возле огромного и прекрасного дерева. Оно словно наполовину состояло из воды, а вместо листьев было покрыто миллионами огоньков. Сколько же раз мне довелось побывать в этот месте? Это сон или реальность?

Что вообще произошло? Я же была на земле, дома, а теперь здесь? Стоп! Дома, а дальше? Я ничего не помню. Меня зовут Алексина, имя помню, уже всё не так плохо. Но откуда я? Кто мои родители? Пустота, ни единого воспоминания, словно до пробуждения в этом мире, меня вовсе не существовало.

- Я умерла? – мой голос эхом пробежался вокруг.

- Нет и это не сон. Ты здесь воочию, - мягкий обволакивающий голос раздавался отовсюду, казалось, что каждая капелька была наполнена им.

Мне было тепло и спокойно, каждая клеточка моего тела отдыхала, но вместе со спокойствием в сердце всё больше зарождалась грусть.

- То есть как? Я не понимаю. Возвращение на землю было сном? Я совсем ничего не помню.

- Почему? Нет, это было проверкой. Тебе дали шанс выбрать. Земля или Видэрия, этот мир. Ты сделала свой выбор, а потому твой дом теперь здесь. Хотя ты всё ещё моешь передумать, у тебя осталось желание.

- Желание? – я усмехнулась. – Для начала было бы неплохо увидеть Хранителя источника. Я же прошла все чёртовы испытания и считаю, что достойна наконец-то плюнуть ему в лицо! Мне хотелось обычного человеческого счастья, того что у меня никогда не было и ты дал мне это. А потом забрал, - мои слёзы упали двумя большими каплями в воду, а затем превратились в маленькие благоухающие цветочки белого цвета. – Мне просто хочется взглянуть в глаза тому, кому это было нужно.

Я подогнула колени к грудям и обняла их, свесив голову. Слёзы тонкими ручейками побежали из глаз.

- Не плачь, когда ты плачешь, мне самому хочется плакать.

Моя голова словно стала весить килограмм пятьдесят, я с трудом оторвала её от коленей, чтобы взглянуть на человека появившегося, словно из воздуха.

- Какого? – мои губы двигались, но из них не вылетало ничего членораздельного.

Зелёные глаза с вытянутыми зрачками, белые волосы, это серьёзное выражение лица.

- Ты? – мне бы следовало обрадоваться, кинуться ему на шею, но я чувствовала лишь злость, поднимающуюся по моим венам.

- Да, - коротко ответил Рэндвел, словно сканируя меня взглядом. – Я Хранитель источника.

«Я убью его!»

Мои руки сжались в кулаки, в голове появился целый словарь матерных слов, такой толщины, что им можно было забить до смерти.

- Это ты, - я истерично рассмеялась. Со стороны могло показаться, что у меня поехала крыша. - Ты, - повторила я, до сих пор не веря своим глазам. – Да пошёл ты!

Я выпорхнула из воды и на мне волшебным образом появилась одежда. Моё такое родное и единственное платье. Только выглядело оно в данный момент, как новое. Мне хотелось убежать, куда глаза глядят, но нигде не было видно выхода, словно кроме этого источника, больше ничего не существовало.

- Прости Алексина. Я не мог сказать этого раньше, хотя бы потому, что тогда твой путь был бы окочен. Если бы я открылся, то ты бы никогда не нашла источник.

Губы задрожали, в глазах появилась новая волна слёз, и стало трудно дышать, словно выкачали весь воздух.

- Ты понимаешь, что я пережила?

Мне хотелось ударить его, а затем поцеловать, а следом снова ударить.

- Нет и никогда не пойму. Ты сделала то, что многим не под силу. Хотя умирать было совсем не обязательно.

Мои глаза округлились, а на губах застыл немой вопрос.

- Ты могла просто загадать желание.

«Твою налево! Сначала о магии забыла, потом о желании! Что я за человек такой, у меня только одна извилина в голове работает?»

- Но твой поступок достоин восхищения, ты сумела поразить даже сам источник. Твоим путём ходили многие, но никто не смог преодолеть и половины пути.

Я потянулась к нему, но он отступил, грустно опустив голову.

- Прости Алексина, нельзя. Ты можешь лишиться желания.

Отчего судьба ко мне так жестока? Что я ей сделала? Хотя бы Рэндвел живой, от этой мысли на сердце было спокойнее. Я огляделась по сторонам. Это место словно райский уголок, но скоро мне предстоит покинуть его, а что дальше? Я останусь совсем одна?

- И как давно ты Хранитель? – я попыталась перевести тему, оттянуть неизбежный финал.

- Почти двести лет. Каждые пятьсот лет источник находит себе нового Хранителя. Мой долг скоро будет уплачен.

«Ничего себе скоро! Да я умру быстрее, чем он отпустит тебя!»

Сердце сжалось от этой мысли.

«Даже если я проживу эти триста лет, то буду глубокой старухой, в то время как он не постареет ни на год».

- И как он их находит? А главное что даёт взамен?

Я задавала вопросы, чтобы отвлечься, успокоить нарастающие с каждой секундой боль и обиду.

- Я, например, услышал его зов во сне. Что даёт? Источник вернул мне зрение. Я ослеп из-за яда гермунжской верпы, это разновидность страшно ядовитых змей. На каждого её яд действует по разному, мне ещё можно сказать повезло. Мог и в ящик сыграть. Первое время было адски тяжело, лишение зрения сделало меня потерянным, ущербным и жалким. Мне понадобились долгие пять месяцев, чтобы адаптироваться, встать на ноги, перестать жалеть себя. Этим я впечатлил источник и тот предложил мне сделку.

Рэндвел тяжело вздохнул, каждое слово давалось ему с трудом. Он старался даже не смотреть в мою сторону.

- Если бы я мог что-то для тебя сделать…

- У меня ведь есть желание правильно? – я перебила его, так как знала, что он не сможет дать мне того, что я хотела.

Хранитель кивнул и посмотрел на меня.

- Я могу загадать всё что угодно?

- Да, только одно желание. Загадывать вместо одного сотню нельзя, - он улыбнулся. - Были уже такие умники. И создателем я тебе сделать не смогу

У меня промелькнула в голове такая мысль. А как было бы здорово загадать нескончаемый поток желаний.

- Я хочу быть уверена, что загадаю правильное желание, поэтому для начала ответь на вопрос. Только умоляю, будь честен, это наша последняя встреча.

- Здесь нельзя лгать, это священное место.

-Хорошо, - я набрала в лёгкие побольше воздуха. - Ты любишь меня? Хотел бы путешествовать со мной, открывать новые земли, искать неприятностей на свою задницу, быть рядом и терпеть мой скверный характер?

Рэндвел улыбнулся самой приятной улыбкой, его глаза горели нежностью, и словно не было тех страшных слов.

- Да, мне бы очень этого хотелось. Я до боли в сердце люблю тебя.

Если бы моё сердце уже не было разбито, оно бы раскололось на миллионы осколков.

- Если ты готова загадать желание, то тебе нужно войти в источник.

- Просто признайся, что хочешь ещё разок взглянуть на мои прелести, - я попыталась улыбнуться, но получилось скверно. – Мне хочется того, о чём мечтает каждая девушка. Любить и быть любимой, жить со своим возлюбленным долго и счастливо.

Я зашла в источник и вода, которая ещё не так давно слегка покрывала мне колени, сейчас доставала до живота. От неё начали подниматься капли, которые по всем законам должны были падать вниз, а не лететь наверх. Я легла, раскинув руки в стороны, позволив воде удерживать себя на плаву, и прошептала желание. Внезапно источник забурил, словно его вскипятили, и меня затянуло под воду.


Открыв глаза, я столкнулась с огромным ярким светилом, от которого у меня через секунду заболели глаза. Кроме солнца повсюду были деревья всякого рода растительность.

«Я что в лесу? Опять! Боже умоляю пусть не будет никаких волков или того хуже, дай мне передышку и пусть я не буду голой. Аминь!»

Почувствовав чьё-то присутствие, я повернула голову вбок, и мои губы растянулись в счастливой улыбке. Уткнувшись в моё плечо, слегка посапывая, спал Рэндвел. Его лицо было таким умиротворённым, мне даже казалось, что он улыбался во сне.

«Получилось! Неужели получилось? Первый раз в жизни, кто-нибудь ущипните меня да посильнее».

Я слегка прикусила губу и довольно выдохнула. Боль присутствовала, а значит, это был не сон. Обхватив голову Рэндвела ладонями, я поцеловала его, легко и непринуждённо. Буквально через секунду я почувствовала, что мой спутник больше не спал. Он притянул меня ещё ближе, превращая нежный и ласковый поцелуй в танец страсти на кончиках губ. Смеясь и едва не плача от нахлынувшей радости, я повалила его на спину и уселась сверху. Мне до сих пор не верилось, что всё получилось, моё желание исполнилось, всё, что я хотела, сейчас было передо мной, точнее подо мной. Его руки гладили мои бёдра, а глаза не отрывались от моего лица.

Рэндвел резко выдохнул и поддался вперёд, принимая сидячую позу и усаживая меня сверху. Мои пальцы зарылись в его волосы, в то время как он покрывал поцелуями мою шею. Я запрокинула голову и прикрыла глаза, наслаждаясь его мягкими губами, что дарили мне столько удовольствия. Сердце билось, как бешенное, а руки мелко дрожали. Мне было всё равно, что повсюду был лес, что нас могли увидеть, главное чтобы не мешали. Всё чего я сейчас боялась, это проснуться и обнаружить себя одной посреди грёбаного ничего. Но это было бы несправедливо! Хватит! Мне надоело быть жертвой, пора бы и вкусить радость победы.

Я второпях сдёрнула с себя платье, слегка порезавшись о металлический наплечник, и помогла Рэндвелу избавиться от рубашки. Кончики его пальцев с наслаждением впились мне в бёдра, оставляя на них полукруглые следы ногтей. Весь мир перестал существовать, был только он и я, всё остальное, осталось за бортом.

- До сих пор не могу поверить в то, что ты потратила своё единственное желание на меня, - Рэндвел довольно завязывал шнурки на рубашке.

Я улыбалась, потихоньку приходя в себя и восстанавливая дыхание.

- Никогда бы не подумал, что такая как ты, влюбится в такого как я. Но я рад этому, правда. Интересно, какие у нас с тобой будут дети?

В лёгких внезапно кончился кислород, и я с шумом закашляла.

- Об этом нам ещё рано задумываться, - прохрипела я, поднимаясь и отряхивая платье.

- Не сейчас конечно, потом, в будущем. Для начала я женюсь на тебе.

-Правда? – моё сердце пропустило удар, потом ещё один.

Он подошёл ближе и обнял меня, целуя в висок.

- Это чистая правда, больше никакой лжи, никакого обмана. Ты мне веришь?

От радости я не могла вымолвить и слова, поэтому кивала, как ненормальная глупо улыбаясь. Моё сердце пело, а душа цвела.

Рэндвел огляделся вокруг и потрогал стволы рядом стоящих деревьев.

- Знаешь, а мы всего в тридцати минутах от клана Амины, предлагаю навестить их, а потом двинемся на восток. Я так много хочу тебе показать.

С ним я была готова, отправится хоть на край света.

- Твоя Рыжая мне не простит, что я увела тебя у неё.

- Она не моя. Я люблю только тебя. И сделаю всё, чтобы ты никогда не пожалела о своём выборе.

Ради этих слов стоило пройти этот путь, стоило преодолеть все опасности и несчастья падающие, как листопад, на мои плечи.

- Не пожалею. Я тоже люблю тебя Рэндвел. И я очень счастлива!

Если чего-то очень хочешь, борись и тебе воздастся. Тот, кто не падёт, а упав, поднимется и пойдёт дальше, преодолеет все преграды и ловушки судьбы, обретя истинное счастье или любовь. А любовь – это и есть счастье!

Конец



Teleserial Book