Читать онлайн Русская история. Беседы о смыслах бесплатно

Игорь Чубайс
Русская история. Беседы о смыслах. Новая концепция без «белых пятен»

«Героям Евромайдана!

Героям русского Сопротивления!»

Автор рекомендует эту книгу всем, кто обеспокоен судьбой нашей страны


На обложке

Великий Новгород. Памятник «Тысячелетие России».

Фрагмент © FotograFF / Фотобанк Лори



© Чубайс И. Б., 2018

© ООО «Яуза-каталог», 2018

Первая серия
Предваряющая часть

Про предисловие…

Разные авторы по-разному относятся к предисловию. Одни считают, что оно не нужно, что все уже сказано в тексте самой книги. Другие готовы подробно комментировать свои рассуждения…

Я попробую занять место где-то посередине и сделаю несколько предваряющих пояснений.


Эта книга могла бы быть значительно объемней – многие интересные факты здесь не описаны, но могла бы быть и короче, если бы строилась по принципу – схема-концепция, плюс ее краткая иллюстрация. Для меня здесь главное – не детали, а:

– убедительное изложение новой теории, нового понимания нашей двенадцативековой истории и, особенно,

– новое понимание трагического, послеоктябрьского столетия плюс

– осознание места этого столетия в истории страны.

Конкретные сюжеты всегда интересны, но особенно важны для автора тогда, когда разрушают старые мифы и проясняют новое понимание российского прошлого. Именно на таких «острых точках», а не на всей исторической хронике, я старался сконцентрировать внимание будущих читателей.


В публикациях и комментариях последнего времени меня нередко называют публицистом, т. е. как бы популяризатором науки. Спешу заверить читателя – все мои рассуждения имеют строго научный статус, книга, которую вы держите в руках, является строго научной работой (это не сборник мифов и сказок).

Но еще много лет назад, когда я только начинал свою профессиональную работу, я решил – исследования в сфере социальных наук, тексты, написанные о жизни общества, адресованы не только специалистам, но и всем, кто в это общество входит, обычным людям (этим социальные науки отличаются от точных и естественных). С тех пор я стараюсь – иногда удается лучше, иногда хуже – писать понятным, обычным языком, как это делали многие русские (досоветские) мыслители, избегавшие «птичьего языка науки». На вопрос – публицистика ли это? – я отвечаю «да», я стараюсь делать текст актуальным, диалогичным, образным, иногда даже клиповым, но публицистика здесь – форма, а содержание – всегда строго научно!

И еще об одном важном, но печальном обстоятельстве. Фальшивость традиционного описания советской истории, совершенно искаженное изображение советско-постсоветского столетия требуют огромных очищающих усилий от российских исследователей, требуют совершенно новых ответов на огромное множество вопросов.

Но интеллектуальная обстановка в стране устроена так, что множество блуждающих в потемках и сбившихся с пути людей даже не догадываются, в каком положении они пребывают, они не движутся к цели, они не понимают – куда попали, они просто топчутся на месте. Другими словами, объективный запрос на новое понимание России, на новые идеи и подходы наталкивается на отсутствие реального общественного интереса к таким решениям и на невероятно уменьшившееся количество тех, кто эти решения готов предложить… Автор солидарен и особо благодарен тем, кто духовно и интеллектуально не сломлен, кто готов искать правду.


В заключение вы хотите что-то пафосное? Я тоже… Если знание – сила, то и невежество – самая демоническая сила на земле. А тотальное историческое невежество – почва, из которой вырастает самая отвратительная власть. Только ясная память защищает от повторения ошибок!

Прежде чем…

Внутренний голос – автору: учти, читатель не любит долгие монологи. Автор: я тоже их не терплю. Поэтому время от времени буду прерывать самого себя и переходить к диалогу…

* * *

Автор: чем больше людей включается в дискуссию о своей истории, ее смысле и целях, тем успешнее оказывается путь, по которому общество идет. Но в случае с Россией такое обсуждение крайне затруднено, поскольку официальная концепция страны, ее официально представляемая история – это непрерывно изменяемый миф. Наш народ лишен исторической памяти.

Читатель: э, не слишком ли круто вы берете?

1. Первый разговор – почему у нас нет истории…

У нас нет истории? Первый аргумент автора

Давайте вспомним – как нас обязывали понимать самих себя во времена т. н. СССР? Школа и телевидение объясняли, что главное событие XX века – Великий Октябрь. История страны делится на две части. Все, что было до 1917 года, не имеет серьезного значения, то была «предыстория». Прежние столетия трактовались как подготовка к подлинной хронике человечества, писать которую советский народ начал первым. Только с залпом «Авроры» начался действительный отсчет времени и мы, впервые в мире, встали на путь строительства коммунизма. А все остальные народы, раньше или позже, к нам присоединятся. Ибо «победа коммунизма неизбежна», сообщали «средства массовой пропаганды и агитации» (в СССР так, вполне обоснованно, называли газеты, радио и телевидение)…

В 1991 году, после 70 лет строительства коммунизма, Советский Союз, так его и не построив, прекратил свое существование и распался. Началась вялая, приглушаемая, часто направляемая сверху, но, все-таки, дискуссия о том, «кто мы», «откуда и куда идем», «какова наша национальная идея»?.. Обсуждение не дало окончательного ответа ни на один вопрос: «эпоха Советского Союза – это высшее достижение или трагедия российской цивилизации», «Ленин и Сталин – великие вожди или главные преступники», «геополитическая катастрофа XX века – распад СССР или его создание», «почему произошел распад страны и кто за это отвечает» – эти темы оставались дискуссионными. Но в 2013 году политика открыто вмешалась в научное обсуждение и привела к его сворачиванию. Президент Путин поручил т. н. «ведущим гуманитариям» разработать «единую концепцию школьного учебника истории». «Ведущие гуманитарии» охотно взялись задело, не объяснив президенту, что трактовка истории – сфера научного поиска, а не властного диктата…

Спустя пару лет концепция была разработана и утверждена все тем же первым лицом, учебник написан. Основные положения нового подхода сводятся к следующему.

Никакого разрыва в нашей истории не было, ни в 1917 году, ни раньше, ни позже! История России, как теперь оказалось, непрерывна.

События нашего прошлого, точнее, все руководители страны – одинаково значимы, важны и дороги для нас. Всю свою историю надо обязательно любить и уважать.

Главное событие XX века, как выяснилось, вовсе не Октябрь, а победа советского народа в Великой Отечественной войне. Этот тезис из легко оспариваемого и околонаучно-идеологического переведен в статус сакрально-языческого мифа, подлежащего абсолютному и беспрекословному признанию. (Госдума РФ пыталась законодательно оспорить право на дискуссию по этому вопросу, нарушая тем самым пункт 1 статьи 44 Конституции РФ – «Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания».)


Краткое отступление, контрдоводы. Несколько своих соображений по теме войны выскажу сразу. Если и соглашаться с тезисом о нашей победе, необходимо его дополнить фактом – Вторую мировую войну Сталин развязывал вместе с Гитлером (даже Муссолини не сыграл здесь такую значимую роль), достаточно прочитать советско-германские документы: начиная с тайного договора в Рапалло 16 апреля 1922 года и заканчивая секретным протоколом к пакту Молотова – Риббентропа от 23 августа 1939 года.

Если и говорить о нашей победе, то с учетом того, что победили 53 государства антигитлеровской коалиции, одним из которых был СССР. («Никто не забыт, ничто не забыто» – это не всегда, это – когда выгодно!)

Говоря о победе, необходимо помнить повторявшиеся Сталиным и подтверждаемые независимыми исследователями слова – «без помощи США и Англии Советский Союз не выдержал бы напор Третьего Рейха и проиграл бы в этой войне»!

Отечественная война 1941–1945 годов – это третья отечественная за 150 лет (первая – 1812 года, вторая – 1914–1918 годов). На протяжении полутора веков русские люди никогда не участвовали в войне на стороне противника. Отечественная война 41–45 годов впервые шла параллельно с войной гражданской. Приблизительно 1100 тысяч граждан СССР перешли на сторону врага и воевали с советской властью. Ответственность за трагический раскол общества несут тогдашние руководители государства и, прежде всего, Сталин!

Сегодня, говоря о победе, странно не замечать – ни Советского Союза, ни советского народа-победителя не существует более четверти века! На каком основании нынешняя РФ «приватизирует» победу СССР и 16-ти союзных республик?

И еще одна реплика-вопрос. Побеждают в войне не ради парадов. Победа необходима, чтобы жизнь людей стала лучше и свободней. Так можно ли говорить о нашей победе, если в побежденных государствах – Германии и Японии – народ живет гораздо лучше, чем в нынешней России?

* * *

Но вернемся к «концепции единого учебника». В схему, предложенную авторским коллективом, многие важные события XX века просто не вписываются, поэтому «ведущим ученым» было разрешено ввести ненаучное понятие «сложные вопросы нашей истории», заменив им реальные ответы. С помощью такого демагогического приема острые вопросы замалчиваются или просто игнорируются.

И еще одно уточнение: фундаментальный околонаучный разворот – отказ от прежней, обанкротившейся «коммунистической концепции» – предложено не обсуждать и не комментировать. Правильнее всего его просто не замечать.

Почему у нас нет истории, другие аргументы

Выявлять и доказывать несостоятельность новой квазиконцепции можно долго. Даже те, кто профессионально далек от социальной науки, это хорошо понимают. Добавлю, что сами исполнители президентского распоряжения в откровенных, кулуарных разговорах со мной отплевывались и чертыхались от свалившегося на них поручения. Однако несколько дополнительных и важных доводов-возражений против официальной доктрины я приведу уже в этой, вводной части книги…

– Отказ от прежней концепции истории, признававшейся в СССР с момента появления самой советской концепции истории, не может быть тайной, он должен быть подробно объяснен, проанализирован и обоснован. Многочисленные организационные, административные, наконец (или – прежде всего) научные выводы из этого отказа должны быть сделаны. В противном случае мы сталкиваемся не с наукой, а с авторитарным шарлатанством, с новой «лысенковщиной» в гуманитарных одеждах. Однако, как известно читателям, никакие оргвыводы из «великого и незамеченного» отказа не последовали. Подробней об этом мы еще поговорим…

– Другой тезис официальной доктрины – «вся наша история и все руководители нашего государства одинаково важны» – является чистейшей демагогией. На самом деле, здесь речь идет о приеме, позволяющем легализовать лениносталинщину и ее преступления (вместе с методом «сложные вопросы»). Хотите подтверждения и иллюстрации этого утверждения? Пожалуйста.

…Давно интересуюсь сюжетами о Локотской республике. (В годы Отечественной войны на территории нынешней Брянской области было создано русское субгосударственное образование, свободное от большевизма, куда запрещалось входить немецким войскам…) Несколько лет назад я побывал в краеведческом музее г. Локоть. На вопрос экскурсоводу – зачем в музее фотографии Сталина, бюст Ленина? получил ответ: «Но это же наша история! На последовавший вопрос: «А почему у вас нет никаких материалов о Локотской республике?» – мне, без колебаний, объяснили: «А зачем нам такая история?!» Ответ был короткий и исчерпывающий. Так фальсификация истории прикрывается мифом о ее сохранении.

Лживость тезиса «о равнозначности событий нашего прошлого» усугубляет еще одно малоизвестное, но существенное обстоятельство. Наша страна, пожалуй, единственное государство, где архивы не просто полузакрыты и где гуманитарии говорят об «архивном ГУЛАГе». Начиная с 1918-го и до 1991 года документы архивов тайно уничтожались! Это ясно показывает, что власть, государственная политика несовместимы даже сами с собой, с собственной историей! (О возможном уничтожении документов после 1991 года достоверных сведений нет.)

Читатель: ну, это слишком жестко, так тоже нельзя!

Автор: а я убежден, что только так и надо! Ведь если врач скрывает от пациента характер его заболевания, это может привести к летальному исходу! Если у вас, читатель, есть принципиальные возражения, дайте какое-то иное объяснение происходящему. Я готов вас выслушать. Но просто «нет» и «низзя» – такой ответ годится только для имитационных теледискуссий на Первых ТВ-каналах.

…Подойду с другой стороны к важному, известному, но как бы забываемому обстоятельству, разрушающему историческую науку… Нам часто повторяют – мы не позволим переписывать нашу историю. Под этот призыв и происходит ее постоянное переписывание.

Возьмите любую известную фигуру из нашего прошлого… Пожалуйста, можно Сталина. При Николае II Сталин был малоизвестным террористом и политссыльным. При Ленине он стал соратником Ильича, правда, соратником из второго и третьего ряда (см. книгу Л. Троцкого «Сталин».) При самом Сталине – он величайший и мудрейший вождь, при Хрущеве – тот же человек оказался «нарушителем ленинских норм партийной жизни», при Брежневе Сталин напрочь исчез, его имя не упоминалось 17 лет, при Горбачеве… и т. д.

Не хотите политика? Пожалуйста. Кто у нас – до начала 1945 года – был «защитником родины», потом – до 1955 года – политическим преступником и узником ГУЛАГа, потом – рядовым школьным учителем, потом – «литературным власовцем», потом – Нобелевским лауреатом и власовцем, потом – нашим великим соотечественником и Нобелевским лауреатом… Чье столетие со дня рождения загодя постановил отметить президент, а потом – как-то передумалось и т. д. и т. п. Да, нет, это не разные люди, это один и тот же человек – это Александр Исаевич Солженицын. А вы говорите – «не дадим переписывать»…

Теперь – еще об одном важном принципе, действующем в науке, сформулированном философами-неопозитивистами, но нарушаемом постсоветской концепцией истории… В науке действует правило – научна только такая теория, которая какие-то процессы предсказывает, а какие-то объявляет невозможными, неизвестен факт, который ее опровергает, но такой факт можно выдумать. (Современная физика запрещает существование вечного двигателя, геометрия Евклида запрещает существование треугольника с суммой углов, не равной 180 градусам…) А если некая теория разрешает все – она просто бесполезна и не является научной. Это «все» и так существует, без всякой теории. (Поясню сказанное простым примером – правилами дорожного движения. Если правила будут разрешать все – и разворот в любом месте, и любую скорость, и движение по встречной полосе… они ничего не дают и никому не нужны.) Но история, которая оправдывает все произошедшее – бессмысленна. История нужна нам для того, чтобы обозначить и оценить победы, и делать выводы из поражений. Подход, навязываемый нашими политиками, а теперь – и самими официальными гуманитариями, – совершенно антинаучен, он уничтожает историю как науку, превращая ее в пустую демагогию.

Подытоживая, можно сказать, что лживая концепция истории России, помноженная на утаивание и искажение важнейших фактов нашего прошлого, возведенная в степень постоянного переписывания и пере-истолковывания узловых исторических событий, уничтожает подлинную историю и выдает пропагандистский миф за науку.

ИСТОРИИ У НАС НЕТ! НАПИШЕМ НАШУ ИСТОРИЮ!

2. Второй разговор. Если честно, так ли уж нужна нам история, разве без нее никак нельзя?

Читатель: а зачем вообще нужна история, каждый день нам приходится думать о настоящем, иногда возникают мысли о будущем. Но копаться в прошлом, интересном или не интересном, славном или бесславном, но в прошедшем, в том, чего нет?! Разве нельзя это оставить энтузиастам и любителям «антиквариата»? В чем я не прав? – вполне искренне спрашивает читатель.

Автор: давайте попробуем разобраться. Ответ не слишком сложен, но и банальным я его не назову. Внятный ответ нужен уже потому, что офшщальная пропаганда разными способами либо снижает интерес к историческому знанию, либо заменяет настоящую историю ее «резиновым чучелом»…

Для начала сделаю важное уточнение. Употребляя здесь термин «история», я, прежде всего, говорю об историософии и философии истории, т. е. о теории, о концепции, об обобщенном понимании исторического процесса, а не о самой хронике событий и не об описании отдельных фактов. Конечно, интересны, поучительны и сами события, но для нас главное – извлечение из них смыслов и выводов. Не зря говорят – прошлое никуда не уходит, оно даже не становится прошлым…

Вернусь к вопросу – нужна ли нам историософия России? Начну с короткого и, надеюсь, убеждающего ответа. Представим, что два разных исследователя изучают российский XX век и на этом основании стремятся «спроектировать» следующее столетие. Если для одного главной позитивной политической фигурой нашего прошлого будет Сталин, а для другого главное событие века – трагедия Октябрьского переворота, то и представления о будущем у нас окажутся совершенно различными. Разное понимание прошлого, и это вполне очевидно, ведет в разное будущее!

Вернемся к исходному вопросу с другой стороны. Если вы хотите понять, как вы сегодня выглядите и что лучше надеть – подойдите к зеркалу. Ну а если целый народ хочет оценить свое состояние, понять, где он находится и куда он пришел, каково его место среди других стран и народов, здесь, точно так же, нужно зеркало, только это зеркало называется история…

А вот другой довод… Вы приехали в незнакомый город, вам надо найти какую-то улицу. «Тоже мне проблема, – скажет читатель, – просто возьму карту, проложу маршрут из гостиницы в точку, которую надо посетить. – и в путь. Ну а история, делает вывод автор, – это та же карта, только не в пространстве, а во времени. Путь в будущее задает наше прошлое…

Еще не убедил? Тогда следующий аргумент. Самое дорогое и ценное приданое вашей жены – это кольцо, чудом уцелевшее и доставшееся от бабушки, а той – от ее бабушки… Или другая ситуация – вы приходите в ресторан и читаете в меню – «это блюдо приготовлено по старинным рецептам…», значит, надо попробовать… Еще один сюжет. Вам нездоровится, и вы обращаетесь к народному целителю, на Севере их называют шаманами. И чем больше в его роду было шаманов, тем надежнее и эффективнее будет лечение…Общее в этих житейских ситуациях, надеюсь, понятно. История – это своеобразное культурное сито, позволяющее отделить «зерна от плевел», отделить преходящее и второстепенное – от настоящего, подлинного, главного!


Увы, не удивительно, что сегодня в нашей стране, пребывающей в состоянии системного кризиса, государство, а точнее – чиновники, не желая расставаться с властью, не только не рекламируют интерес к знанию, но, напротив, создают своеобразный многоуровневый антиинтеллектуальный фильтр. Составляющие этого фильтра – деструктивная система ЕГЭ, которая заменяет школьные знания начетничеством, деморализующие и отвлекающие телепрограммы, которые превращают нашего зрителя из «самого читавшего» цензурированные книги – в «нечитающего» и погруженного в бесконечное количество бытовых проблем… Почему бутылка водки «путинка» стоит в разы дешевле обычной книги, тираж научной монографии в стране с населением в 143 миллиона не превышает пары тысячи экземпляров, асоциальных исследований, ставших предметом общественной дискуссии, просто нет?! В небывалых количествах издаются лишь книги, прославляющие Сталина!

Итак, подытожим. В «предыдущих частях фильма» автор ответил на три вопроса – как, имитируя публичную дискуссию, а на самом деле, полутайно менялась официальная концепция российской истории; почему новая концепция несостоятельна; зачем вообще нужна история.

Не пора ли теперь прийти на помощь оппонентам и подсказать «убедительные аргументы против автора»? Традиционный прием пропагандистов в крайне редкой дискуссии с альтернативной точкой зрения хорошо известен. «Вот, вы все критикуете, спекулируете на трудностях, а на самом деле занимаетесь обычным самопиаром. Если бы вы хоть что-то разумное предложили!» – любят восклицать хозяева «информационного пространства».

Согласен и прислушаюсь к желанной будущей критике. Действительно, необходимо не только «спекулировать» и заниматься самопиаром. Пора, наконец, перейти к изложению и обсуждению альтернативной, точнее – адекватной, научно обоснованной концепции истории…

3. Разговор третий. Что есть история и что ею не является? Возможны ли разные исторические школы?

Прежде чем текст запестрит великими именами и славными датами, прежде чем автор станет описывать и выстраивать цепочку узловых событий, необходимо определиться еще в нескольких исходных вопросах. Надеюсь, читатель, как и автор, согласен с тем, что возможны и правомерны разные трактовки прошлого? Если да, то какая история нам нужна?

Начну с констатации: плюрализм концепций, соревнование разных исследовательских школ – это научная норма. Разные подходы совершенно необходимы, их наличие – один из показателей того, что в гуманитарной сфере действительно возможен свободный научный поиск и настоящая социальная наука реально существует…Вчера вы были в центре города, подошли к театральной кассе и увидели, что чеховский «Вишневый сад» ставят, одновременно, три театра. Вы не удивились, понимая, что пьесы Чехова, как и любого другого драматурга, можно трактовать по-разному. Но если 50-страничную пьесу можно прочитать по-разному, то уж 12-вековую историю страны тем более можно представлять по-разному. (В 30-е годы Всеволод Мейерхольд, читая со сцены строчки В. Маяковского: «Язнаю, город будет!/Язнаю, саду цвестъ!… произносил их с не совсем традиционной интонацией: А я знаю – город будет?/А я знаю, саду цвестъ?..»

Обсуждая поставленный вопрос, уточню, что в истории неприемлемы две позиции, два подхода превращают науку в имитацию. Во-первых, ни один историк не вправе объявлять себя «совершенно объективным и беспристрастным». В картине мира, которую создает человек, сам человек всегда присутствует. Исследователь не просто отражает изучаемую им реальность, но и пропускает ее через себя и, значит, отражается в создаваемой теоретической картине. (Когда отец показывает ребенку на ночном небосводе созвездие Девы, тот долго не может понять – откуда взялось такое название. Но сам отец легко переносит себя на место древнегреческого юноши-астронома, который по ночам рассуждал не только о холодном свете далеких звезд…)

Исходя из сказанного, задача исследователя – не утверждать объективность, а, напротив, признать свою «включенность» и прямо указать – на каких именно позициях он стоит, какие принципы принимает, к какой научной школе принадлежит. Исследователь, признавая свой подход «одним из возможных», никогда не в праве объявлять его «единственно верным». (Комментарий Ленина: «учение Маркса всесильно, потому что оно верно» на самом деле обессмыслил это учение и перевел осовеченный марксизм из ряда с названием «философские концепции» в сферу с этикеткой «вненаучные мистификации».)

Второй запрет в исторической науке можно назвать «принцип честности». Это вето на создание концепции такими авторами, которые либо изначально, целенаправленно утаивают и скрывают какие-то факты и обстоятельства, либо не могут признать существование в прошлом неких известных событий, реально имевших место. В этой связи стоит напомнить, что в досоветской России цензурные ограничения существовали (в основном они копировали заимствованную нами прусскую цензурную инструкцию), но цензура исторических работ была запрещена! Любую книгу тех времен, любого автора, не говоря уже о великих именах – Карамзине, Соловьеве, Ключевском – можно переиздать, и их переиздают и через 150, и через 200 лет, и читают с огромным интересом. Но ни одну советскую книгу – об «историческом пленуме» и еще более «историческом съезде КПСС» – переиздать невозможно, поскольку их никто не станет читать. Все публикуемое в Советском Союзе проходило через цензуру, целенаправленно искажавшую и фальсифицировавшую реальность.

Продолжая обсуждать вопрос о «полноте информации», отметим, что российский историк, раньше или позже, неизбежно сталкивается с проблемой не только исчезнувших свидетельств, но и целенаправленно скрываемых документов. Оказавшись в таком положении, настоящий исследователь признает существование «белых пятен» и стремится их раскрыть. Иначе поступает псевдоученый, который пытается оправдать цензуру, делая вид, что «все понятно и известно», и множа тем самым «белые пятна».

Сделав уточнения, вновь обратимся к проблеме плюрализма научных школ. В выстраивании историософии прошлого за прошедшее столетие разработан целый ряд различных подходов. Исследователи вычленяют традиционное и информационное общество, выделяют эпоху модерна и постмодерна… Можно периодизировать происходившее в зависимости от того, кто находился во главе государства, «эпоха Петра Великого», «эпоха Александра II»… В СССР история традиционно делилась на выявленные К. Марксом общественно-экономические формации – рабовладение, феодализм, капитализм… (Конечно, на самом деле это была имитация марксизма, но подробней об этом – в другой раз.) Каждый из этих подходов имеет свой смысл и свою ценность. Разные школы отвечают на разные вопросы, а все вместе они дополняют друг друга.

Между тем, обращаясь к истории нашей страны, я предлагаю рассмотреть ее в рамках новой концепции. В чем она заключается, сформулирую позже, а пока первой эпохой нашей истории я предлагаю считать эпоху поиска центра нового формирующегося государства, выявление его столицы. Первая эпоха – это поиск главной политической и управленческой точки будущей великой державы…

Вторая серия
Историософия исторической России

Раздел первый
Первая эпоха русской истории. в поисках центра

1.1 Первая беседа. Коротко – о предыстории российской государственности. (Это не беседа, а, скорее, «перерыв на кофе» перед беседой.)

Описание истории Руси принято начинать с IX века. Но ведь «до того» тоже что-то происходило?

Отступление. Антиукраинская пропаганда в нынешней России началась с регулярного высмеивания некоего киевского историка, утверждавшего очевидную нелепость – что «древние укры появились на берегах Днепра в 10-м веке до нашей эры». Неуверен, что такой историк вообще существует, но для нас важно обратить внимание на другое обстоятельство. Национальное возрождение всегда сопровождается ростом интереса к корням и истокам своего народа. В Украине такой интерес очевиден! Даже во время Революции достоинства на Евромайдане со сцены звучали не только протестные речи и призывы. В центре Киева на огромный экран транслировались фильмы о национальной истории, которые смотрели десятки и сотни тысяч граждан.

Когда речь идет о древнейшей истории и предыстории своей страны, поучительна не только сама эта предыстория. Интерес к истокам – это лекарство, возрождающее нормальные гражданские и национальные чувства… Верно и обратное: прямой или косвенный запрет на историю – «манкуртизация народа» – это способ его духовного уничтожения.

…Узнать свою предысторию интересно и потому, что как «природа не терпит пустоты», так и картина мира ее не терпит… О давней истории нашей земли известно не очень много. Авторов, занимающихся этими вопросами, можно, увы, пересчитать по пальцам.

Итак, совсем коротко – заглянем в наше очень далекое прошлое. Геологи установили, что приблизительно 8 тысяч лет назад ледник стал уходить с равнины, теперь называемой Восточно-Европейской, – на север. И почти одновременно с этим процессом человек каменного века приступил к освоению нового, пригодного для проживания пространства. Первые поселенцы поддерживали себя с помощью охоты, рыболовства и лесного промысла. (На другом краю нынешней России – на суровых берегах Чукотки – первые обитатели появились 3–4 тысячи лет назад!)

Примерно 5 тысяч лет назад наши предки научились переплавлять медь и олово, наступил век бронзы. Аза 1000 лет до нового летоисчисления они освоили получение и использование железа. Появились плуг, меч, топор… По сей день в нашем фольклоре присутствуют следы происходившего в те времена взаимодействия и влияния ираноязычных скифов, сменившегося затем сарматским влиянием…

В 5–6 веках нашей эры в Верхнем Поволжье и Волго-Окском междуречье жили финно-угры, в Верхнем Поднепровье селились восточные балты. Тогда же из Центральной Европы в Европу Восточную стали переселяться славяне. Изначально у них, конечно, не было своего государства. Но взаимодействие разных племен приводило к конфликтам, которые временно можно было решить с помощью силы, а более устойчиво – через создание надплеменных структур. Объединение славянских племен, а точнее – объединение сформированных племенных союзов, было востребовано еще и как средство защиты от внешних врагов.

Если самым западным из славянских народов, создавшим и сохраняющим свою государственность, стали чехи, то самые восточные славяне, сохранившие собственную идентичность в противостоянии с многочисленными враждебными пришельцами, – это русские. В 9 веке различные надплеменные структуры стали здесь трансформироваться и преобразовываться в новое государство «с названьем кратким – „Русь”».

1.2 Беседа о первой эпохе русской истории. Как мы искали столицу

Подчасть 1. Из Ладоги в Киев

Традиционно датой рождения Руси считают 862 год. Тогда древнерусские племена обратились к своим соседям – варягам – западным славянам (а не скандинавам-викингам, как пишут многие наши историки) с просьбой «прийти и править», объединить племена, избавив их от междоусобицы и внутренней вражды. Первое, до настоящего времени, достоверно установленное имя и первый персонаж нашей истории – это Рюрик, прибывший с двумя братьями и дружиной. Он стал первым князем Руси (годы его правления – 862–879).

Начинал княжить Рюрик в Ладоге, теперь этот городок, расположенный на берегу одноименного озера недалеко от Санкт-Петербурга, называется Старая Ладога. Вскоре князь решил перейти в Новгород (сейчас – Великий Новгород), и центр управления переехал на берега реки Волхов. Призвание на княжение Рюрика, не связанного ни с одним из враждующих древнерусских племен, позволило прекратить междоусобную брань, создать единое крепкое войско и многократно расширить территорию формирующегося государства. Важный опыт военной организации и управления Древняя Русь умело заимствовала у западных соседей.

Одновременно строительство государства происходило и с южного направления – из древнего Киева. За два года до прихода Рюрика в Ладогу киевляне подписали первый межгосударственный договор с Византией. Так что датировать образование Руси можно и 860-м годом. Вообще киевляне и Византия постоянно взаимодействовали друг с другом, иногда – через военные походы. Однако самое ценное, что Русь получила от южных соседей, – не дань и не контрибуции, а христианская вера, о чем мы поговорим позже.

Пока же отметим, что продолжатель дела Рюрика – князь Олег – совершил поход из Новгорода на юг и захватил Смоленск и Киев. Последний стал новым главным городом формирующегося государства. В 882 году Олег объединил все эти земли. Процесс перемещения власти на юг и создание единой Новгород-Киевской Руси – важный индикатор успеха нашего государствообразующего процесса.

А зачем потребовалось переносить столицу из Новгорода в Киев и был ли этот перенос делом позитивным?…Древние цивилизации возникали либо на берегах великих рек – Янцзы, Нила, Ганга – либо на берегах морей – например, Средиземного. Похожая, хотя и со своими особенностями, ситуация сложилась и в Древней Руси. Знаменитый торговый путь из варяг в греки и менее знаменитый – из варяг в персы шел по маршруту, проходившему через древний Новгород и Киев. (Также через Киев проходил полузабытый сегодня путь «из немцев – в хазары»). Правда, единой водной артерии, единой реки, соединяющей Новгород и Киев, как известно, нет. Путешественники и торговцы, идущие через формирующееся славянское государство, периодически были вынуждены вытаскивать свои лодки на берег и тащить их волоком к ближайшей попутной реке. (Вспомним название подмосковного города Волоколамска).

Говоря о роли рек, подчеркнем, что не всякий водный массив становился прародителем новой цивилизации. Но отцам-основателям Руси удалось использовать существующую возможность и употребить ее себе на пользу. А в нашу речь вошла пословица: «Язык до Киева доведет».

…Бабушка киевского князя-крестителя Владимира, княгиня Ольга (годы ее жизни – 920–969) озаботилась соблюдением порядка на формирующемся торговом маршруте и организовала посты, где собирались налоги, шли обмен и торговля. Процесс взаимовлияния коренного населения и путешественников стал обоюдовыгодным, торговый поток содействовал пополнению казны государства, а торговый путь становился все более привлекательным… Даже не заглядывая в карту, читатель согласится, что управлять торговым потоком и контролировать его из центра, из Киева было удобней, чем из Новгорода. Поэтому стратегическое решение Олега о переносе столицы на юг было разумным и оправданным…

Я уже писал, что история для нас – это полученный опыт и обретенные уроки. Один из возможных уроков-выводов из прошлого сделаю прямо сейчас. Добавлю еще одно новое для не-гуманитария слово – «компаративистика». Так социальные исследователи называют сопоставление похожих процессов, происходивших в разных странах или в одной и той же стране, но в разное время.

… Заключительным созидательным аккордом Российской империи, прерванной в 1917 году, стало строительство двух самых протяженных в мире железнодорожных магистралей. В 1904 году было закончено строительство Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), соединяющей столицу и порт на Балтике – Санкт-Петербург с городом и портом на незамерзающем Желтом море – Порт-Артуром (и Далянем). Император Николай II пополнил бюджет этого важнейшего проекта вкладом из своих личных сбережений. А в 1916 году русские строители и инженеры, при участии большого количества привлеченных иностранных рабочих, завершили прокладку первой очереди Транссиба – по сей день самой протяженной трансширотной магистрали Евразии.

В результате русского строительства захватившие власть в 1917-м году большевики получили готовыми две гигантские транспортные артерии. К чему это привело? Нет, они не создали цивилизацию новых технологий, идей и качественного развития… Трасса Транссиба превратилась в зону ГУЛАГа, который Варлам Шаламов окрестил «тот же Освенцим, но без крематория». Ну а КВЖД, вместе с Порт-Артуром, товарищ Сталин, а затем – подвергший его сокрушительной критике, товарищ Хрущев подарили своему большому другу – товарищу Мао Цзедуну, и дорога отошла Китаю.

В этом контексте значение подвига создателей нашего государства – полностью использовавших, не упустивших свой шанс – видится лучше и полнее! (Подробный разговор о советских временах нам еще предстоит.)

Но вернемся в древний Киев. Вскоре он получил заслуженный титул «матери городов русских», а нашу землю путешественники назвали «страна-гардарика», т. е. страна множества городов, что было во времена средневековья большой редкостью. (Ко времени нашествия Батыя в Киевской Руси насчитывалось 300 городов.)

Огромную для того времени и продолжающую расти территорию древней Руси надо было интегрировать в единое, действующее по общим правилам государство. Потомки Рюрика искали способы объединения и, хотя не сразу, но нашли решение этой сложной проблемы. Во главе всех малых княжеств и городов, образующих новую страну, стояли представители одного и того же рода Рюриковичей. Был определен и механизм смены власти – когда из жизни уходил старший брат, в его город, ему на смену приходил следующий по возрасту брат из города меньшего по значению. Того сменял еще более молодой из, соответственно, еще меньшего городка и т. д. Интеграция через родство руководителей, несомненно, сплачивала страну, но этого было недостаточно. Связь управленцев нуждалась в дополнении общей идеей. Русь нуждалась в духовных ценностях, сплачивающих и объединяющих все население.

Можно сказать, что формирующееся государство столкнулось с проблемой, хорошо известной нам сегодня, правда, в силу совсем других причин и обстоятельств. Эту проблему сегодня называют «кризис национальной идеи». И если нынешний кризис – результат банкротства старой, т. н. «коммунистической идеи», то в Киеве, тысячу с лишним лет назад, не существовало никакой сплачивающей идеи, и ее необходимо было отыскать. В противном случае молодое государство могло рассыпаться на множество вновь противостоящих друг другу осколков…

1.3. Беседа о «запутанном понятии». От истории – к философии, что такое «русская идея»

И вновь отступим от хронологической канвы событий. Я уже писал, что главное для нас в этой книге – не сама история, а ее логика, смысл, философия. А раз так, нам не обойтись без термина, который наши СМИ, наши публицисты, «говорящие телеголовы» и ведущие политики давно и вконец запутали. Что такое «национальная идея» – она, как уверяют «эксперты», есть или ее нет и быть не может, она существует, но не может быть выявлена, ее провозглашает президент, объявляет патриарх и т. д. и т. п.? Прозвучала и опубликована масса версий…

Но начнем мы не с раскрытия содержания русской идеи, не с ответа на вопрос – из чего она состоит (у разных народов национальные идеи разные). Сначала раскроем смысл самого этого понятия, определимся – что оно обозначает, что значит – «национальная идея» (неважно – русская, китайская или американская…). (По аналогии – прежде чем выбрать и купить свой «Хюндай» или «Фольксваген», надо знать – что такое автомобиль.)

…Все живое на нашей земле объединяется в сообщества: бактерии – в колонии, пчелы – в ульи, птицы – в стаи… Так легче поддерживать жизнь. Видимо, первые биоорганизмы были очень уязвимы, выживали с трудом и на миллионы лет вперед завещали: жизнь – явление коллективное, жизнь сохраняет и защищает объединение…Таким же образом, объединяясь, поступали и люди. Но типы и формы человеческих коллективов на протяжении истории, менялись и продолжают меняться.

Человек, подобный нам с вами – гомо-сапиенс, – существует, примерно, 50 тысяч лет, и почти все это время люди объединялись в роды и племена. У каждого племени были собственные правила, символы, ценности, которые позволяли отделять своих – их надо защищать – от чужих. Самоидентификацию обеспечивали племенные боги и тотемы, тату, ритуалы, обряды, танцы и т. д. Нарушение или игнорирование внутренних правил вели к изгнанию из племени, что было равносильно вынесению смертного приговора…

Примерно 4–5 тысяч лет назад начался процесс формирования нового типа общности. Племена перемешивались и стали преобразовываться в более широкое, многочисленное объединение – в Китае, Индии, в Египте начали зарождаться новые народы. На некоторых не затронутых современной цивилизацией территориях этот процесс продолжается по сей день, а где-то еще и не начался. В России 1000–1200 лет назад 14 разных племен – древляне, северяне, вятичи, поляне, кривичи, дреговичи, обитавшие на Восточно-Европейской равнине, стали перемешиваться и формировать единый народ. Это смешение происходило не через био-физиологическое переплетение, новую общность создавало принятие новой, единой и соединяющей системы ценностей, происходившее параллельно с вытеснением старых интеграторов…

А теперь начнем выстраивать дефиницию. Национальная идея – это те правила и нормы, которые переплавили, переформатировали разные племена в единый народ. Но это только часть характеристики. Поэтому я продолжу определять.

Нац. идея – это самые главные, глубинные правила данного народа, из которых выводятся и выстраиваются остальные национальные нормы;

это то, что характеризует данный народ и что отличает его от других народов;

это нормы и правила, ставшие объективными, т. е. существующие независимо от того, осознает их отдельный человек или нет;

это устойчивые нормы и правила, сохраняющиеся длительное время, передающиеся из поколения в поколение.

Национальная идея, отчасти, похожа на грамматику родного языка. Далеко не каждый с ходу ответит на вопрос – каковы правила спряжения глагола совершенного вида в изъявительном наклонении, – но каждый согласен с тем, что эти правила существуют. И в устной речи, и в письменных текстах спрягаем мы все правильно.

Еще несколько уточнений. Поскольку, как уже было сказано, национальная идея существует объективно, ее нельзя выдумать, ее можно только выявить, примерно так, как выявляют, а не придумывают, законы природы. Для выявления существующей или утраченной национальной идеи необходим научный поиск, нужны социальные исследования и, соответственно, социальные исследователи…

И еще. Национальная идея – это не узко внутриэтнический набор правил одного, пусть и ведущего этноса. Это, если мы говорим о России, ОБЩЕРОССИЙСКИЕ, а не только русские ценности. (Так же, как национальная сборная, национальный проект или национальная безопасность – это не русское, а общероссийское явление.)

Термин «национальная идея» разошелся по Европе в первой половине XX века. (У нас понятие «русская идея» ввел Федор Михайлович Достоевский в 1862 году; вскоре после отмены крепостного права он первым задумался – по какому пути должна теперь пойти страна). С середины 30-х годов прошлого века в III рейхе этот термин стал официальным и ключевым. В результате, после краха нацизма и окончания Второй мировой войны понятие «нац. идея» на западе Европы не употребляется, вместе с грязной водой из ванны выплеснули и ребеночка. Термин ушел, а проблема кризиса старых правил осталась и обострилась. Теперь у наших соседей употребим термин «идентичность», там исследуют «проблему идентичности». А в Россию, после краха СССР, возвращается прежний термин – «национальная идея».

Еще раз подчеркну, если сравнивать нашу нынешнюю ситуацию с далеким прошлым, можно увидеть и сходство, и различие. В X веке в Киеве искали, каким образом можно сплотить и объединить разноликие племена. Сегодня мы задумываемся над тем, как сохранить целостность и единство страны, которую семьдесят лет пытались интегрировать на лживых, искусственно навязанных началах, которые рухнули и не подлежат восстановлению.

А зачем вообще нужно понятие «российская идея»? Не пустое ли это мудрствование, напоминающее некогда распространенный «реальный», «развитой» или еще какой-то социализм? Что оно дает?

Дает достаточно много!! Знание содержания российской идеи позволяет:

– понять и оценить нашу историю, понять – насколько она успешна или неуспешна, т. е. выявить, насколько удачно или неудачно в тот или в иной период реализовывалась нац. идея,

– выявить – как реализуемая сейчас стратегия страны соотносится или не соотносится с ее фундаментальной системой ценностей, с ее историческим предначертанием.

Знание нац. идеи позволяет:

– определять будущий путь и стратегию государства, правильно формулировать его узловые цели.

Рассуждая «от противного», можно добавить:

– общество, лишенное нацидеи, неизбежно будет двигаться к распаду, а затем – к ассимиляции другими, более сильными народами, активно поддерживающими свою идентичность и идею.

Если в тоталитарном государстве происходит замена нац. идеи искусственной, навязанной режимом системой ценностей, это, неизбежно, приведет либо к краху такой идеи, либо к краху государства, либо к краху и идеи, и государства.

1.4. Вернемся к разговору о первой эпохе нашей истории. Как мы искали столицу

Подчасть 2. Мы снова в Киеве

Вернемся на берега Днепра. Вы правы – мы стоим на Хрещатике. Остановимся и посмотрим вокруг, вспомним историю…Еще до Владимира-Крестителя Вещий Олег из первой столицы – из Ладоги – совершил поход в Византию. По версии некоторых исследователей, в Константинополе он прошел обряд крещения и принял христианство. Возвращаясь домой, Олег хотел принести новую веру на родину, но язычники-волхвы, понимая, что их власть и влияние будут потеряны, имитировали случайную смерть князя. «Злая гадюка кусила его, и принял он смерть от коня своего».

Первая попытка крещения Руси не удалась, однако интерес к духовным началам Константинополя сохранялся. Бабка Владимира, киевская княгиня Ольга тоже приняла христианство, но свою веру она не смогла или не захотела передать наследникам.

И вот в княжение Владимира – с 978 по 1015 год, названного народом «Креститель», «Красное Солнышко», а еще – «Святой», проблема объединяющей идеи оставалась актуальной. Поначалу князь хотел сплотить Русь вокруг языческих идолов, но многобожие не вело к нужному результату. Не стану пересказывать хорошо известную историю о послах, которых он отправил в разные страны, чтобы узнать, какая вера лучше. В 988 году Владимир сделал свой исторический выбор, приняв христианство. Без какого-либо кровопролития, без жертвоприношения, русичи вошли, вслед за своим князем, в воды Днепра язычниками, а вышли на берег, став христианами. Лишь установленные в городе старые идолы и пострадали, киевляне их сбросили и сожгли.

Менее известны другие важные подробности. Принятие на Руси новой веры проходило не одномоментно, а в несколько этапов. Изначально, по итогам обсуждений с послами, Владимир тайно крестился сам и крестил свою семью. Через некоторое время в Крыму, в Корсуни, крестилась его дружина. Еще позже прошло крещение Киева. А спустя два года после Киева христианство принял Новгород.

Стоит сравнить и напомнить, что совершенно по-другому осуществлялось «принятие» коммунистической идеи. Оно происходило «одномоментно» и с опорой на силу. Захватив власть, ленинцы не теряли время на переубеждение соотечественников, своих оппонентов они сразу объявили «контрреволюционерами», подлежащими уничтожению.

ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ «ПЕРВЫЕ»

Начало в 18:30, 25 октября 2017

В основе экспозиции, посвященной арестам 25 октября 1917 года – 4 января 1918 года, портреты и биографии пятидесяти человек – первых жертв советских политических репрессий. Для восстановления их судеб использованы фотографии, архивные документы (материалы следственных дел) и публикации многочисленных газет конца 1917 года, которые, несмотря на цензурные преследования, могли еще несколько месяцев публиковать информацию о репрессивных практиках новой власти.

Выставка пройдет с 25 октября 2017 года по 25 января 2018 года в холле Международного Мемориала.

Христианство, а позднее его восточноевропейская ветвь – православие, стало важнейшей частью сплачивающей российской национальной идеи, которая интегрировала разноликие племена. Повторю, что «идейная переплавка племен в народ» оказалась у нас очень глубокой и органичной. Если, к примеру, в нынешней Германии названия старых племен – швабы, прусы и др. – сохранились и присутствуют в топонимике страны, то в России племенное происхождение – это тема для историко-этнографических изысканий. Как отмечали отечественные исследователи, «зов земли звучит у нас сильнее голоса крови», этнические корни русским заменяет слово «земляк».

Итак, универсальный идейный интегратор был Владимиром найден. Посмотрим теперь, что это изменило, каким оказался результат?

Несомненно, принятие христианства имело многоплановые последствия, оно привело к позитивному изменению не только духовной жизни, но и всей внутренней системы правил. От жестких и, порой, кровавых обрядов язычества Русь переходила к нормам, которые и сегодня мы оцениваем как гуманные и мягкие. Вместе с новой верой мы приняли от Византии комплекс культурных достижений. В области архитектуры – начали возводить храмы, чего прежде не знали и не умели, по-новому стали строить крепости. Появилось европейское ювелирное дело. Принятие православия дополнил важнейший цивилизационный прорыв – создание письменности. На Руси распространились глаголица и кириллица, возникли школы. Равноапостольные братья – Кирилл и Мефодий – не только создали наш алфавит. Они смогли выполнить еще одну важную культурно-религиозную миссию.

Дело в том, что до конца X века в христианстве действовал принцип: настоящая Библия может быть написана только на одном из трех языков – древнегреческом, древнееврейском или на латыни. (В исламе по сей день настоящий Коран – только тот, который написан по-арабски.) Создатели русской письменности смогли прийти к согласию с Ватиканом в том, что Библия на кириллице так же сакральна, как и на трех классических языках. В результате наши предки с самого начала знакомились со Священным писанием на родном языке. (Уточню, что церковно-славянский и древнерусский не тождественны, но очень близки.) Замечу, что европейские народы, которые приняли христианство раньше нас (если это были не сами римляне или греки), должны были читать Библию на чужом для них языке. Первое англоязычное издание Ветхого и Нового заветов вышло на Британских островах только в 1535 году.

Во внешних делах принятие христианства ввело Русь в содружество наиболее продвинутых государств и народов. Оно сделало страну «своей» и понятной для христианского мира, хотя к этому времени уже произошло разделение Европы на Запад и Восток, на Западную Римскую империю и на Византию.

Итак, территориальная, надплеменная, управленческая и идейно-ценностная интеграция Руси была достигнута. Сложнейший процесс построения собственного государства наши предки прошли успешно. В цивилизационное пространство Европы вступало молодое, перспективное государство. Однако последовавшие вскоре события прервали наше поступательное движение.

1.5. Продолжим беседы о первой эпохе нашей истории; поиск столицы

Подчасть 3. Путь в Москву

Успешно просуществовав два с половиной столетия, Киевская Русь столкнулась с проблемами, которые ей разрешить не удалось…С востока в страну вторглись татаро-монголы. Изгнав из своих пределов хазар, печенегов, русские находили управу и на появившихся позднее половцев. Но в начале XIII века на наши земли пришли новые завоеватели – ордынцы. В 1223 году галицкий князь Мстислав Удалой проиграл татарским отрядам битву у реки Калка. Вскоре Киев попал в экономическую и политическую зависимость от Золотой Орды. С другой стороны, европейские крестовые походы, изменившие географию торговых путей, также сыграли свою негативную роль. Значение маршрута «из варяг в греки» сходило на нет. Мощь и роль центра на Днепре стали угасать.

…Я давно выступаю с сообщениями, докладами, публикациями о российской цивилизации, поэтому мне хорошо знакомы типичные претензии оппонентов. Повторяющийся у них мотив – вы сильно переоцениваете досоветскую Россию.

После некоторых разъяснений многие соглашаются с тем, что «та» Россия пусть не была раем, но была нормальной и вполне успешной страной. Конечно, у нее были ошибки и просчеты, но, в целом… Так вот, чтобы построить мост между «согласными» и «не согласными» с автором, я постараюсь время от времени останавливаться и разбирать ошибки, которые допускались в прошлом. Я охотно признаю и констатирую – истории без ошибок не бывает, даже нашей собственной…

Итак, Киев пал под давлением Орды. А могло ли противостояние закончиться по-другому? История всегда знает сослагательное наклонение. И борьба Руси с ордой могла разворачиваться иначе. Так почему же случилось то, что случилось?

Киевскую Русь интегрировали и сплачивали общий язык, единая вера, общая система управления.

Однако именно она – система управления – представляется мне противоречивой и уязвимой. Были у нее известные «плюсы», но были и менее осознанные «минусы».

…Тот, кто живет в однокомнатной квартире, точно зная, что переедет в двухкомнатную, не станет вкладываться в ремонт своей однушки! Похожей была логика и в Киевской Руси. «Переезд» властителя из города в город в те далекие времена, заранее предзаданная передача меньшего удела в обмен на больший, от одного Рюриковича к другому – от старшего – к младшему – не только сплачивал, но и ослаблял государство.

В упрощенной форме этот принцип управления был воспроизведен в СССР, где чиновника, провалившего работу на одном участке (из-за беспрекословного выполнения команд вышестоящей инстанции), автоматически переводили, часто – с повышением, в другой регион, где все руководящие посты также занимала никем не избираемая и неотстранимая от власти бюрократия-номенклатура. Советская номенклатура, а никакой не «Вашингтонский обком», вела и привела государство к краху. Сегодня этот трагический опыт вновь воспроизводится властью и ФСБ, создающими новое «дворянство», – крупными банками, НПО, монополиями «доверено» управлять только детям ведущих чиновников… Ошибки Киевской Руси в СССР-постСССР не усвоены и не исправлены!

…Вернемся на берег Днепра. Падение Киева и последующие драматические события показали, что восточные славяне вовсе не исчерпали свой государствосозидательный потенциал. Объединяющая христианская идея продолжала действовать. Полуутратив суверенитет страны, русские люди сохраняли надежды на освобождение и возрождение своей родины… В период татаро-монгольского ига многие русичи защитили себя, перемещаясь на север и на запад и подчинив свои земли литовскому князю. В XIV веке 90 % территории Литвы было заселено славянами. Вильнюсское государство при князе Гедемине стало называться Литовская Русь. Русское культурное влияние было здесь преобладающим, в официальном делопроизводстве, при дворе использовалась кириллица. Русские сохраняли свою веру и не испытывали ни религиозного, ни этнического давления.

Проблемы возникли тогда, когда князь Ягайло (1350–1434), отказавшись от язычества, решил принять католицизм. Став по л ьско-литовским королем, Ягайло обязался латинить своих подданных. С этого времени Вильнюс утрачивает интерес для русских и перестает быть для них центром. Но поиск столицы продолжается. Теперь в него включаются Суздаль, Владимир, Тверь, Москва.

Особенно острым оказалось московско-тверское противостояние, в котором победил хитрый, удачливый и по-своему талантливый политик Иван I, Калита. Годы его правления – 1325–1340. Всего за полтора десятилетия князю удалось преодолеть проблему, решавшуюся уже пять веков. Иван Данилович совершил исторический маневр и утвердил на многие столетия Москву – центром Руси, даже несмотря на то, что в 14 веке раздробленная страна оставалась под контролем ордынцев. Иван девять раз приезжал к ордынскому хану – в Золотой Сарай – и одаривал его подношениями. В результате он получил право самостоятельного сбора налогов, прежде предоставлявшееся только монгольским баскакам. Собранные средства частично уходили в Орду, но другая выкраиваемая князем часть денег шла на привлечение в Москву мастеровых людей, на прикуп новых земель, на расширение своих владений. Причем присоединенные земли получали те же права, какие были в самой Москве. В этом одно из отличий московской политики от политики Великого Новгорода, делавшего новые территории колониями. Заложенный Калитой, новый государствообразующий принцип был позднее продолжен Российской империей.

Еще одно отличие Москвы от В. Новгорода состояло в том, что на берегах Волхова существовало своеобразное двоевластие. Вече, этот средневековый парламент, обеспечивало политико-экономические решения важнейших внутренних и внешних вопросов. Что же касается князя, то его приглашали на ограниченное время, и сферой его компетенции была дружина. Выражаясь современным языком, князь отвечал за вопросы обороны и безопасности. А вот начиная с московского периода Руси, первый руководитель отвечал за весь комплекс вопросов – и военных, и хозяйственных, и внешне– и внутриполитических. Государь также становился главным собственником богатств страны, знать и остальное население получали свои доли по праву «пожалования».

Важнейшим фактором самоидентификации русских людей оставалось православие. Паспорта на Руси, хотя и появились довольно рано – в середине 17 века, с 1649 года, – в 14 веке их еще не знали. Однако, появись они в тысяча трехсотые годы, в них бы не было графы «национальность» (этот термин вошел в оборот только в начале XX века), но непременно была бы графа – «вероисповедание». Иначе говоря, Иван I не мог сделать Москву главным городом, не сделав его центром православия. И эту задачу ему также удалось решить. Первым Киевским митрополитом, переехавшим в Москву, стал митрополит Петр. Правда, непосредственно в Москву он перебрался из Владимира. С тех давних пор в неоднократно возникавших кризисных и форс-мажорных ситуациях церковь, почти всегда, вплоть до петровских времен, выполняла миссию соруководителя государства.

Итак, Калита завершил эпоху «поиска центра» и начал новую эпоху – собирания земель. В прошлом, в силу различных причин, разные народы также меняли свои столицы, так поступали поляки и литовцы, финны и японцы… На Руси процесс поиска продолжался пять веков. Много это или мало – сказать сложно, поскольку такое огромное государство, как Россия, кроме нас, никто создать не смог. Но не сложно ответить на другой вопрос – был ли выбор Калиты удачным? Критерий истины – практика. Как и выбор веры, выбор Москвы работает не десятилетия, а столетия, работает по сей день, и, значит, он исторически оправдан. (Об эпохе Санкт-Петербурга мы поговорим позднее.)

Справившись с решением первой фундаментальной задачи, наши предки перешли к решению следующей стратегической задачи, которая называется количественный рост, или СОБИРАНИЕ ЗЕМЕЛЬ. XIV век стал стартом новой эпохи, Русь вышла на путь количественного роста…


Так в чем предлагаемая автором новая концепция нашей истории? Русскую историю следует понимать как три последовательно сменявшие друг друга эпохи.

ПЕРВАЯ ЭПОХА, 862 – 1325 – ПОИСК ЦЕНТРА, ПОИСК ГЛАВНОГО ГОРОДА РУСИ.

ВТОРАЯ ЭПОХА, 1325–1880 – СОБИРАНИЕ ЗЕМЕЛЬ, ЭПОХА КОЛИЧЕСТВЕННОГО РОСТА!

Дойдем и до третьей эпохи, а пока – эпоха вторая…

Раздел второй
Вторая эпоха российской истории, собирание земель

2.1 Беседа первая. Великий государствостроитель Иван III

Путь, намеченный Калитой, сделанный им выбор, соответствовал объективным потребностям страны, исторической логике ее развития. Не удивительно, что наследники и потомки московского князя продолжили линию на приращение земли русской. Причем, в Великом Московском княжестве власть стали передавать от отца – сыну, а не от старшего брата – младшему, как это было во времена Киевской Руси. Пожалуй, самым выдающимся и успешным государствостроителем этого времени стал Иван III, Васильевич, заслуживший от народа титул Великий (годы его правления – 1462–1505). При нем слово «Русь» стало дополняться и заменяться новым словом – «Россия», тогда же впервые высший руководитель государства начал именовать себя не князем, а царем. Причем не только в указах для внутреннего пользования, но и в переписке с другими странами, что вызвало беспокойство в соседней Литве.

Между тем, главной заслугой Ивана III были не лингвистические трансформации, носившие, разумеется, вторичный характер, а процессы в самой действительности, которые они отражали. Высшим достижением царя стало мирное, добровольное объединение большинства русских княжеств. Наша страна, в силу внутренних усобиц и внешнего – ордынского – нашествия, находилась в полураздробленном состоянии. Иван смог провести переговоры с другими князьями и договориться об их вхождении в состав единого государства, центром которого признавалась Москва. Интеграция требовала унификации права, и в 1497 году в России появился единый Судебник.

Подвел московского царя только Великий Новгород. Сначала там тоже решили объединяться и поклялись на Библии, но потом «передумали» и решили ориентироваться на Ганзейский союз и север Европы. Совершив военный поход, Иван принудил новгородцев держать слово и силой включил их в состав русского государства. В результате дипломатических усилий Ивана в состав России вошли Ярославль, Тверь, Смоленск, Ростов Великий и ряд других земель.

Другое важнейшее достижение нового царя, впрочем, невозможное без первого, – освобождение России от ордынских поборов и от ордынского ига. В 1480 году на реке Угре встретились два войска – татарского хана Ахмата и московского царя Ивана Великого. Попытки ханских войск перейти реку умело пресекались, русская разведка работала «на опережение», вовремя сообщая командирам о возникающей опасности. После 40 дней безуспешного стояния Ахмат развернул войско и ушел в Орду. Русь окончательно прекратила выплачивать дань и полностью восстановила свою независимость.

Стоит вспомнить еще несколько достижений и особенностей правления Ивана Великого. Новый царь активно занимался строительством и благоустройством столицы. В Кремле был поставлен Успенский собор, украшающий город по сей день. Русским строителям, потерявшим свои навыки за времена ига, помог тогда приглашенный итальянский архитектор Аристотель Феорованти.

Правление Ивана пришлось на время трагического для русского сознания события. В 1453 году, под напором османцев, пал второй Рим – Константинополь. В 1472 году овдовевший Иван взял в жены Софью Палеолог, племянницу последнего византийского императора. К этому времени Москва начинает восприниматься внутри страны и за ее пределами как Третий Рим. Гербом государства стал двуглавый орел, символ, который мы заимствовали у Византии, подчеркивая тем самым свою связь и преемство со «вторым Римом». Напомню еще об одном личном качестве Ивана Великого. Когда его не стало, оказалось, что все имущество усопшего помещалось в… небольшом сундучке. Все свои силы Иван отдавал укреплению государства, а не личному обогащению…

* * *

Продолжим обсуждать изменения, порожденные активной пророссийской политикой Ивана III внутри страны и за ее пределами. Попытка цензурировать живую мысль приводит к повторению одной и той же сентенции – «история не знает сослагательного наклонения». История как реально разворачивавшаяся цепь событий, конечно, не может меняться, она уже произошла. Такая констатация самоочевидна. Но вот история как картина происходившего, как его модель, как анализ и «прогноз в прошлое», позволяет разыгрывать разные сценарии и варианты. Всякое событие, если мы говорим о социальном процессе, создает веер возможностей. Порой бывает полезно задаться вопросом – почему ситуацию «А» сменила ситуация «Б», а не «В» или «Г»?.. Исследование потенциальных, в действительности – не реализовывавшихся возможностей, дает новые выводы и уроки из истории, уроки, которые при «исключении сослагательного наклонения» получить невозможно.

…Вернемся в Россию XVвека, во времена первого русского царя. Ну не удалось бы ему договориться с соседями об объединении – что бы изменилось? Избавилась бы Россия от орды? Скорее всего, нет и восток Европы стал бы в культурном отношении Азией… Пройдя через тяжелейшие испытания, Россия смогла не просто победить, но и сделать необходимые выводы из произошедшего. Путь собирания земель, в то время еще не знакомый и не опробованный на западе нашего континента, оказался жизненно важным для восточных славян. Дело, начатое Иваном I и Иваном III – собирание земель, – продолжалось несколько столетий. Создание единой, великой империи (как же недоумки, травмированные постсоветской пропагандой, ненавидят это слово, даже не сознавая – откуда их ненависть и почему наша страна пять столетий развивалась по имперскому пути) стало важнейшим средством защиты, сохранения и развития российской государственности. Уточню и повторю – империя – это следствие, а причина – обеспечение безопасности страны! Империя – это правильный стратегический вывод из тяжелого и долгого ордынского ига!


А теперь поменяем масштаб и направление «сослагательной рефлексии». Не трудно догадаться, что бы ждало Великий Новгород, победи он, а не Москва. Но победила Московия, вечевой колокол новгородского кремля был вывезен, и средневековый парламент прекратил свои заседания потому, что в тот период восстановление единства государства и его едино-управляемости было абсолютным приоритетом.

…Великий Новгород входил в ганзейский союз, важнейшие по тем временам товары – воск (а это свечи и свет), меха – соболь, белка, мед и другое, Европа получала из Руси. Процессы, происходившие в нашей стране, и тогда оказывали влияние на ближних и дальних соседей. Включение Новгорода в состав России вывело его из Ганзы. Последствия этого – товарный дефицит – ощутили даже те страны, которые в союз не входили и располагались к западу от Ганзы… Путешествие Колумба, открытие Америки – нового гигантского источника товаров – это тоже, как и создание империи, далекое эхо российского преодоления ордынского ига.

2.2 Беседа вторая. Иван Грозный и смута, избрание Романовых

Продолжал собирать земли и сын Ивана III – Василий III, присоединивший Псков и Рязань, правда, он титуловался не как «царь», а как «Великий князь Московский и всея Руси». Негативный след в истории оставил внук Ивана, сын Василия, известный нам как царь Иван IV Грозный. Грозный был единственным в нашей истории царем, которого не любили ни русские историки, ни наш народ… Не удивительно, что значение деятельности Ивана IV преувеличено, фальсифицировано и совершенно искажено в официальной советско-постсоветской социально-гуманитарной науке.

Продолжая линию на присоединение территорий, Грозный в 1552 году совершил поход на Казань и после долгой и кровопролитной осады город взял. Казанское ханство было присоединено к России. После 240 лет угнетения, поборов и зависимости у русских были не только психологические основания для жесткого ответа и мести орде… Однако реальное взаимодействие русских и ордынцев пошло по совсем другому сценарию.

Освобождающаяся русская держава смогла найти в своем этно-религиозно-политическом пространстве достойное место для ордынцев. Жесткое и долгое противостояние двух цивилизаций – славянской и ордынской – завершилось не уничтожением победителем побежденного, а почетной интеграцией проигравшего при сохранении его идентичности. Татары получили право на сохранение, в составе России, своей территории, веры, языка и культуры.


Сделаю очередное отступление; еще раз об особенностях формирования Российской империи. Великое, как говорится, видится на расстоянии, еще немного компаративистики… Наши православные учителя и собратья – греки – не 240, а 400 лет находились под гнетом чуждой им Османской империи. В начале XIX века они, при поддержке России, смогли, наконец, освободиться и восстановить собственную независимость. Но греки не пытались договариваться и найти общий язык с османцами, как, впрочем, и османцы с греками. Греция и Турция поныне сосуществуют как независимые и «не очень симпатизирующие» друг другу государства (вспомним конфликт на Кипре). Греческий путь отличается от российского и тем, что потомки древней Эллады не захотели или не смогли пойти по пути наращивания территории и собирания земель.

В этом же контексте интересен опыт испанцев. С VIII века (с 711 года) до конца XV века (до 1492 года) Пиренейский полуостров находился, частично или полностью, под контролем арабско-мавританско-мусульманских завоевателей. Восстановившие свой суверенитет испанцы тоже не интегрировались с мусульманами и не создавали континентальную Испанскую империю.

Третий пример – Франция, которая попыталась интегрировать Алжир во второй половине XX века. Эта попытка привела к кровопролитной гражданской войне, закончившейся поражением метрополии и признанием независимости африканского государства.

Учитывая исторические параллели, не сложно понять действительную значимость и успешность пятивекового российского имперского маршрута. Понятно и то, как неубедительны те, кто пытается сегодня высмеять наш путь избавления от ига и российское собирания земель.


Вернемся к основному повествованию. Надо сказать, что в XVI веке, как и в более поздние времена, включение новых народов в состав царства, а позднее – империи, происходило по определенным правилам. Их суть в том, что внутренние нормы, традиции, сословная иерархия нового народа, как правило, сохранялись, поддерживались и не менялись после вхождения в Россию (в первую очередь это касалось народов, которые не вступали с Россией в конфронтацию). И сама элита, и другие социальные группы присоединяемого этноса, и соотношение между этими группами внутри интегрируемого сообщества сохранялись. Внутри своей общности люди могли делать карьеру по собственным, прежним, традиционным правилам. Но тот, кто хотел менять свой статус в масштабе всего государства, должен был переезжать в столицу и там осваивать новые правила и нормы. В реальной истории, на практике не все и не всегда получалось гладко, но исходные принципы интеграции были именно такими.

Не трудно заметить, насколько эти нормы отличались от «советских правил». Распространение советской власти в страны Балтии, на запад Украины и Белоруссии и др. сопровождалось массовыми репрессиями, арестами, депортациями, разрушением всех существовавших социально-экономических структур…


Возвращаясь в Казань, напомню, что всего через 60 лет после ее присоединения, когда Россию охватила смута, касимовские татары, мордва и другие народы Поволжья, вместе с русскими, сформировали в Нижнем Новгороде ополчение, которое защитило страну и спасло государство от распада. Национальная политика (хотя, тогда и не было такого понятия), проводимая Москвой, была мудрой и эффективной!

Между тем, царствование Ивана IV отмечено не только присоединением новых земель (Казани, а затем и Астрахани). На памятнике 1000-летию Руси, установленном в 1862 году в Великом Новгороде, представлено 150 скульптурных изображений князей, царей и других значимых фигур нашего прошлого. Есть там и жена Ивана, но самого Грозного среди них нет.

И дело здесь не просто в том, что царь был человеком жестоким, что совершенно нетипично для русской истории. (Ему приписывают ответственность за смерть от 3 до 5 тысяч человек. На западе Европы в этот период практиковалось убийство значительно большего количества людей.) Главная подоплека непринятия Грозного состояла в другом… Иван, с детства бывший свидетелем грубой, часто кровавой политической борьбы за трон, был человеком психологически травмированным. Всю жизнь он боялся потерять власть и в результате создал неведомый, не существовавший в прежней России режим абсолютизма.

Опричнина – вооруженные отряды, подчиняющиеся только Ивану и производившие внесудебные расправы – разрушили существовавшие – традиционные и органичные – каналы связи внутри государства. Механизмы взаимодействия общества и власти – религиозные, семейные, межрегиональные – были заменены личными командами из центра. Страну вынудили жить по принципу: «Иван Грозный – это Россия, нет Грозного – нет России». Неудивительно, что после смерти болезненного сына Ивана – царя Федора Иоанновича (1584–1598) на Руси случился острейший политический кризис – безвластие, по сей день не забытое и называемое смутой. (Примерно по тем же причинам, но три с половиной столетия спустя, через неполные 40 лет после смерти абсолютного властителя Сталина, распалось созданное им, совместно с Лениным и Троцким, тоталитарное квазигосударство – Советский Союз.)

Проблемы, порожденные абсолютной властью Грозного, дополнило то обстоятельство, что со смертью его сына – Федора Иоанновича, не имевшего детей, – пресеклась вся династия Рюриков, правивших, без малого, 750 лет. Князь и, тем более, царь имели совершенно особый статус на Руси, особую миссию и особую ответственность. Ушедшего владыку мог заменить только его ближайший наследник, но наследника не было!.. И тут, при поддержке польского войска, на Москву пошел самозванец, объявивший себя чудом спасшимся царевичем Дмитрием (младший сын Грозного, о котором по сей день достоверно не известно, был ли он убит или умер сам в 1591 году в Угличе). Вновь возникла реальная угроза существованию целостного и независимого русского государства. Активная в поисках новых территорий Польша рассматривала земли к востоку от своих границ как аналог «диких территорий американских индейцев», захваченных Колумбом…

Историко-медицинское отступление. Дополнительный свет на понимание сложных и необычных процессов, происходивших в России во второй половине XVI века, проливают исследования современного специалиста – доктора Валерия Михайловича Новоселова. Профессиональный медик исследовал деликатную проблему венерических заболеваний, точнее – венерических заболеваний в контексте исторических процессов. Изучая хроники, описывающие болезнь и лечение Иван IV, Валерий Михайлович пришел к выводу, что царь страдал от сифилитического расстройства.

Люди, подверженные этому недугу, либо не имеют потомства, либо их наследники отличаются различными проявлениями нездоровья. Другая особенность, характерная для носителей нейросифилиса, – эпизодическая склонность к крайней жестокости.

Насколько современная медицина помогает понять и объяснить сложные зигзаги истории середины 1500-х годов, читатель может оценить самостоятельно.

С сентября 1610 по ноябрь 1612 года в московском Кремле обосновался Лжедмитрий вместе с поставившими его поляками. Но в критической ситуации, когда страна потеряла управление и законную власть, народ не остался «молчаливым созерцателем» происходящего. Первое народное ополчение во главе с Ляпуновым не смогло избавиться от пришельцев, и тогда второе ополчение – во главе с Мининым и Пожарским – в 1612 году освободило Москву. А уже в феврале 1613 года собранный в столице земский собор (новая форма гражданского волеизъявления пришла на смену вече, распущенному в В. Новгороде, Пскове и Вятке) избрал на царствование новую династию. Рюриковичей сменили Романовы. Первым из них, сумевшим вывести страну из смуты, был Михаил Федорович. Он находился на царском троне с 1613 по 1645 год.

Характерно что собирание земель, расширение территории страны происходило даже в недолгий период смуты. Обширные восточные и северные земли – верховья рек Надыма, Енисея и Хатанги – с начала XVII века были включены в состав нашего государства. С избранием новой царствующей династии Романовых расширение продолжалось. В XVII столетии землепроходцы – В. Поярков, Ф. Попов, С. Дежнев, Е. Хабаров – присоединили северные и северо-восточные территории. Казак С. Дежнев пришел на Север вместе с отрядом добровольно оставшихся там русских старожилов, потомки которых смешались с местным населением. В 1654 году московскому царю присягает Богдан Хмельницкий, в единое Русское государство теперь входит левобережная часть Украины.

2.3 Беседа третья. Реформы Петра Великого – служить Богу или служить державе…

Время правления Петра I – он родился в 1672 году, самостоятельно правил с 1689 года, умер в 1725 году – не вмещается в традиционную логику количественных приращений, хотя линию на собирание земель он успешно продолжал. При Петре не только Камчатка стала российской. Главное присоединение, за которое Петр бился почти 20 лет, – выход к Балтике – качественно изменило статус страны. Еще сын Ивана III – великий князь Василий III, а затем и внук – Иван IV пытались проложить дорогу к Балтийскому морю, воюя с ливонцами, но Ливонская война закончилась для Грозного неудачно.

Петр I, сразившийся сначала под Нарвой с войском Карла XII (первая битва – в ноябре 1700 г.), также потерпел полное поражение, потеряв свою армию. Однако поражение не деморализовало царя, напротив, в ответ он постарался собрать в кулак и мобилизовать все ресурсы и возможности страны. И в 1709 году созданная им новая армия разгромила войско шведского короля под Полтавой. Созданный и установленный Фальконе в Петербурге памятник – «Медный всадник», вздыбивший (но не загнавший) коня и победивший, – аллегорическое выражение подвига нашего великого государствостроителя.

Победа над Швецией – самой могущественной европейской державой XVIII века (это как если бы сейчас кто-то победил армию НАТО) – дала, наконец, России выход к Балтике, где был основан морской порт и новая столица – Санкт-Петербург. Если, приняв христианство, древняя Русь уже с X века перестала быть «страной вне истории» и вошла в сообщество цивилизованных народов, то благодаря основанию северной столицы Россия превращалась в современное европейское государство, активно влияющее на процессы, происходившие на континенте. Можно сказать, что сам центр Европы переместился ближе к русской Балтике.

Преобразования Петра носили системный характер и касались всех ключевых вопросов. Прежде всего, речь шла о модернизации самой общероссийской системы ценностей и российской идентичности. Выражаясь современным языком, модернизация затронула национальную идею и идеологию. В допетровские времена главной доблестью на Руси считалось служение Богу, следование его заповедям. Петр укреплял православие, закладывал новые храмы и соборы, но главным делом для соотечественников становилось теперь служение державе. В стране начала формироваться светская жизнь, признавалась значимость не только божественных, но и мирских забот, возникло новое, светское искусство, литература и культура. Если бы Петр и его последователи не реформировали страну, Русь, со временем, могла превратиться в аналог «до-ататюрковской» Османской империи или в средневековую Персию…

Как во времена принятия православия и кириллической письменности, так и в годы петровских реформ, властям не пришло в голову размахивать и запугивать соотечественников жупелом с надписью «иностранный агент». Напротив, заслуги Петра в том и состоят, что он путешествовал по Европе, чтобы изучить ее опыт и «прорубить туда окно». Многое он смог почерпнуть у живших в старой столице мастеров и учителей из немецкой слободы. Были в городе также улицы и районы, где веками свободно селились армяне, поляки, литовцы, татары… В петровские времена у стен части Москвы – Белого города – обосновались пришедшие издалека индусы.

России был неведом советско-постсоветский «железный занавес», страна была достаточно открыта, что, безусловно, содействовало нашему развитию и прогрессу. Характерна русская пословица – «хорош Париж, а живет и Курмыш». Сами наши соотечественники также бывали за рубежом. Русская община с давних времен обосновалась в Константинополе, в монастыре в районе горы Афон в Греции, в других местах. Представители рода промышленников Демидовых уже в XVIII веке путешествовали по Европе и вносили пожертвования на возведение храмов во Флоренции…

Итак, Петр реформировал систему ценностей. Он создал новую армию и флот, что потребовало создания новой системы образования, прежде всего – военного, создал условия для становления российской науки, основал новую столицу… С именем Петра связана также развернувшаяся в стране промышленная революция. При нем было построено 220 новых фабрик и заводов. Наши предки научились плавить сталь не хуже шведской, шить сукно и делать паруса не хуже английских, Россия начала производить качественную бумагу…

И опять можно показать значимость исторических уроков и заключенного в них опыта. По сей день задается вопрос – как и на какие средства можно было приватизировать – продавать в частные руки – заводы и фабрики в годы ельцинских реформ? Ответ из петровских времен звучит весьма актуально – приватизацию следовало проводить не через фиктивные «залоговые аукционы», а опираясь на российский исторический опыт…Петр ввел дополнительные налоги – в казну платили все, даже крепостные крестьяне! На собранные средства государство строило новые предприятия. А потом, в рассрочку, с последующим возвращением всей потраченной государством суммы в госбюджет, новый собственник получал во владение завод или фабрику. (Примерно такая «петровская схема» приватизации была, после распада СССР, реализована в Казахстане.)

По итогам победной Северной войны в 1723 году Петр заслуженно получил титул российского императора. Грандиозный масштаб и успехи государства позволили официально преобразовать царство в империю.

…Спустя два года, в промозглый осенний день, Петр участвовал в спасении русских моряков с тонущего корабля. Император простудился и тяжело заболел, вылечить его не удалось…

Петр I проделал гигантскую созидательную работу, он был инициатором и реализатором преобразований, почти не соизмеримых с возможностями отдельного человека. Были ли у Петра ошибки? Да, были. С высоты сегодняшнего времени его главный просчет представляется мне в том, что он не создал (не успел!) никакого четкого механизма передачи высшей власти. В итоге несколько прошедших после Петра десятилетий руководство государством оставалось неустойчивым, а некоторые начинания великого реформатора, к сожалению, не были продолжены.

Впрочем, особой стабильности не было и в соседних европейских странах, где нередко случались дворцовые перевороты и затяжные, длящиеся десятилетиями войны.

2.4. Беседа четвертая. Контуры и портрет России, как мы определили свою западную границу? Что было дальше?

Реформированная Петром Россия продолжила процесс собирания земель. Как и наши первые присоединители Сибири, страна создавала нечто несравненно лучшее, чем колонии, – она сама врастала в Азию, раздвигая свои пределы. Это был органичный рост русской территории, а не банальное силовое завоевание далеких и чужих земель. Русская цивилизация, расположившаяся на Восточно-Европейской равнине, смогла расширить и продолжить себя в Зауралье – до берегов Тихого океана… (Напомню, что площадь самого западного славянского государства – Чехии – 79 тысяч кв. км, а нынешняя площадь самого восточного славянского государства – России – 17,1 миллиона кв. км!)

Довольно скоро расширение стало происходить по маршруту, по-новому ориентированному в пространстве. Это уже не было, как при Иване III, собирание прежде распавшихся и разделившихся княжеств, это не было движение в разных направлениях, приращивающих земли на севере, востоке или юге. Во времена Екатерины Великой (годы ее правления – 1762–1796) основные присоединения происходили в направлении к западу от Москвы т. е. к юго-западу от Санкт-Петербурга.

Замечу, что перемещение нашей столицы и наших границ в западном направлении, как правило, служило показателем прогрессивного, поступательного развития государства, а перенос и отступление главного города и рубежей на восток – свидетельство стратегического поражения. Переход центра из Киева в Москву – это геополитическое поражение, но перенос центра управления в Петербург – показатель того, что прежний проигрыш преодолен. (Произошедшие с захватом власти большевиками территориальные изменения – потеря земель по всему западно-южному периметру и новый перенос столицы с северо-запада – из Петербурга – на восток – в Москву – это внешние индикаторы системного поражения России, попавшей под советское иго…)

Вернемся в царствование Екатерины II. Особенности этого периода – новое смягчение общественных нравов, формирование интереса к европейским интеллектуальным процессам, к французской и немецкой философии. В стране начинается сложная работа по раскрепощению и освобождению сословий. «Жалованная грамота о вольности дворянства» 1785 года освобождает первую социальную группу от прежде неотвратимой обязанности нести госслужбу и превращает ее из объекта в субъект формирующейся политической и культурной жизни страны.

К концу XVIII века продвижение русских границ на запад почти прекращается. Южно-прибалтийские земли, нынешние Беларусь, Украина, вместе с Крымом, входят теперь в состав империи. В начале XIX века на западе происходит присоединение Финляндии и Бессарабии, по итогам войны 1812 года в состав страны входит Варшавское княжество.

«Тюрьма народов» – политическая терминология, заимствованная Лениным у к тому времени изменивших свои оценки зарубежных теоретиков была в прежней России неизвестна. Тогда у нас говорили о «многонародном государстве» и о «семье народов». В 1809 году после короткой и успешной российско-шведской войны Финляндия отделилась от Швеции и стала частью России. (Существовавшая с давних времена неприязнь финнов к шведам сохранялась довольно долго. Как финны относились к России, показал маршал Маннергейм – в его рабочем кабинете всегда висел портрет Николая II. Об отношении финнов к Советскому Союзу лучше не вспоминать, в Суоми практически нет семьи, не пострадавшей от войн с СССР).

Российскую империю де-факто можно считать государством федеративным. Финляндия присоединилась к России не как губерния, а обладая статусом государства. Финны имели и сохраняли собственную конституцию, свою валюту, сейм и, даже, армию. Въезд в большую Россию был для них свободен, проход из России в Финляндию – по специальным разрешениям. Чиновниками в Суоми были этнические финны. Единственная группа вопросов, которая решалась не в Хельсинки, а в Петербурге, – внешняя политика. Все остальное – выбор самих финнов. Аналогов такого типа объединения в мире по сей день не существует!

Можно напомнить и про тогдашнюю Польшу. Уровень суверенитета, которым обладало Варшавское княжество в составе Российской империи, был по признанию нынешних польских политологов, выше, чем суверенитет т. н. Польской Народной Республики…

…И еще одна важная деталь Российского портрета, которая существенно корректирует советско-постсоветское представление о нашем прошлом. Эта деталь либо замалчивается, либо фальсифицируется. О государственном насилии, которого почти не было до 1917 года и которое стало нормой после Октября.

За весь XIX век, с 1801 по 1900 годы, в России по политическим мотивам был казнен 41 человек! Эти данные приводит лучший историк русской эмиграции С. Ольденбург в своей работе «Царствование Императора Николая II». Александр Солженицын дополняет эту картину другими цифрами. В СССР за первые 35 лет строительства «светлого будущего» мы (вместе с войной) недосчитались 65 000 000 жизней. Этими данными следует начинать все школьные учебники истории.

…Но вернемся в начало века XIX-го… Мы становимся свидетелями первой Отечественной войны. (Напомним, что за пятнадцать лет до этого, в 1797 году император Павел I утвердил один из наиболее совершенных в юридическом отношении законов того времени «О престолонаследии». Вопрос о смене власти, не решенный Петром I, был теперь четко юридически регламентирован.)

Нападение Наполеона не стало для Александра I неожиданностью. Еще в 1807 году, анализируя итоги Тильзитского мира и не особо доверяя обещаниям Наполеона, император вместе с Барклаем де Толли обсуждал военные перспективы России. Оба пришли к выводу, что война с Францией весьма вероятна. Тогда же два руководителя пришли к убеждению, что наилучшей для нас тактикой будет тактика «отступательной войны». Ив 1812 году (да, не могу не сравнить; это не 1941-й!) заранее обдуманный план пришлось реализовывать.

Умение не позволить обойти отступающие войска, направлять движение наступающего противника в нужном направлении, вовремя умело уходить, не вступать в неподходящее время в большое сражение, а где надо – остановить продвижение врага и имитировать подготовку крупной битвы – все это требовало от русской армии владения высоким военным мастерством и высокого морального духа. Летом 1812-го границу с Россией перешло 600-тысячное войско, а до Бородино, благодаря принятой военной стратегии, добралось… 200 тысяч французов. Бежать же из страны после окончательного октябрьского поражения Наполеона под Малоярославцем, вынужденно отступать по старой Можайской дороге смогли лишь несколько тысяч захватчиков. Жизни русских солдат сберегала мудрость наших военачальников и огромная, веками собиравшаяся территория государства…

Поучительны многие уроки, связанные с первой Отечественной…Потенциал любой армии в войну оказывается недостаточным. Кутузову власти предложили взять под командование 70 тысяч ополченцев, правда, оружия не хватало, и добровольцы готовы были сражаться с врагом металлическими копьями. Михаил Илларионович от таких предложений отказался, жизнь русских людей тогдашние командиры ценили высоко!

После сражения на Бородинском поле погибшие были по-христиански захоронены рядом: здесь – наши могилы, там – французские. Ничего подобного после войны 1941 – 45 не происходило. Впрочем, наш народ проявил тогда и излишнее, на мой взгляд, добродушие. Замечательное пирожное и торт я бы не стал называть именем главного пришельца. Правда, эту этимологическую уступку компенсируют другие «лингвистические памятники». Со времен войны 1812-го года разного рода отбросы мы называем «швалью» (по-французски шваль – это гниющая павшая лошадь), а мелких попрошаек иронично именуем «шаромыжниками». («Шер ами» – «дорогой друг» – так обращались к русским крестьянам отступающие французы, выпрашивая у них кусок хлеба).

В 1814 году русская армия, успешно завершив войну, освободив пол-Европы и пройдя победным маршем по Парижу, возвращалась домой. Мэр французской столицы вручил русскому императору благодарственную грамоту. Ничего похожего на вакханалию с изнасилованными немками в Берлине 1945-го в Париже не происходило. Военные вели себя образцово. Иногда наши ребята заказывали в придорожных кафе чарку хмельного, но пить можно было в меру и «бистро», ибо за появление в городе в нетрезвом виде, по распоряжению русского командования, французская жандармерия задерживала без промедления! И еще. Когда армия покидала Париж, Александр I расплатился за все оставшиеся русские ресторанно-кофейные долги собственными деньгами. «Трофейные» вагоны двигались на восток не из Парижа, а из Берлина, и не в русское, а в советское время…

И теперь, пожалуй, главное. По итогам войны Россия, действительно освободившая пол-Европы, ограничилась присоединением Варшавского княжества (что, впрочем, и тогда вызывало дискуссию). Авторитет нашей страны, уважение европейцев были огромны. Венский конгресс 1815 года, созванный по инициативе Александра Первого и других руководителей государств-победителей, конгресс, в котором участвовали все европейцы, кроме Турции, определил не только новые государственные границы. Международный форум создал объединение, прообраз Евросоюза, где Россия впервые получила статус великой державы и неформального лидера. Западная граница империи была зафиксирована, решения Венского конгресса установили новые внутриконтинентальные границы.

В 1825 году, после смерти Александра I, в северной столице случился бунт заговорщиков-декабристов, который, не получив никакой общественной поддержки, был быстро подавлен. Во главе империи встал новый руководитель – Николай I. Россия продолжила процесс расширение, но теперь в направлении на Кавказ.

Сегодня не часто вспоминают о других наших достижениях того периода. При Николае I началось бурное развитие промышленности. Император изумил соотечественников, совершив важнейший технологический прорыв. За короткое время была успешно проложена первая протяженная железнодорожная трасса, соединившая две столицы – Петербург и Москву. (Нелепые выдумки про «русские косточки по бокам» привели к судебному конфликту дорожного министерства с безответственным автором поэмы.)

Конечно, надо уточнить, что не все начинания Николая I, обладавшего, как пишут его биографы, удивительной скромностью и работоспособностью (император работал по 18 часов в день и называл себя «рабом на галерах»), были удачными. Перенос на российскую почву шведского опыта военно-деревенских поселений не дал ожидавшихся результатов. Император начал тяжелую войну за присоединение Кавказа, но закавказские земли вошли в состав империи быстрее и охотней, чем территории Северного Кавказа. Однако и здесь вопрос был решен, и сторонам удалось договориться о почетном мире. В итоге горцы становились надежными союзниками России. Как много позже написал Расул Гамзатов: «Дагестан никогда добровольно не входил в состав России, но никогда добровольно из нее не выйдет!»

2.5. Беседа пятая. Про крымскую войну, когда поражение важнее победы

На время правления Николая I приходится еще одно событие, имевшее, без преувеличения, фундаментальные последствия для будущего страны и почти не замеченное и неправильно оцененное советско-постсоветскими историками. Речь идет о Крымской, или, как еще ее называли, Восточной войне 1853–1856 годов.

Про «поражение царской России в Крыму» сегодня знают все школьники, о русских победах им не рассказывают, или рассказывают так, что это не запоминается. Правда, о том, что Крым – это первое за 150 лет поражение России, не пишут. (Поясню любителям и знатокам деталей – сражение под Аустерлицем, проигранное в 1805 году нами и австрийцами французам, я не забыл. Но ведь семь антифранцузских, антинаполеоновских коалиций завершились итоговыми шестой и седьмой, где окончательная победа – за Россией и ее союзниками.) «Миф о проигранной войне» сознательно распространяется профессиональными пропагандистами, выдающими себя за патриотов. «Ну что же это за страна, – регулярно взывает к небу точнее, – к теле– и радиоаудитории г-н Зюганов, – если она проиграла три войны подряд!» О двух других (?), да еще подряд – поговорим позже, а пока – про войну в Крыму.

Конфликт «вокруг ключа» от Вифлеемского Храма в Палестине, входившей тогда в состав Османской империи, в конце концов, привел к русско-турецкой войне. Внешняя цепочка событий скрывала сложные, глубинные процессы: их суть – в стремлении Англии и Франции усилить свое влияние на Ближнем Востоке в ущерб России… Что касается хроники происходившего, найти ее описание можно в постсоветских учебниках истории, и повторяться здесь не стоит. Важнее понять смысл и значение тех событий.

Россия, признаю еще раз, потерпела поражение, хотя речь шла, скорее, о военном эпизоде, нежели о чем-то стратегически значимом; ничего похожего на блокаду северной столицы или на многомиллионные людские потери, как это было в годы Великой Отечественной, не случилось. В сентябре 1854 года англо-франко-турецкий десант высадился в тогдашней «глубокой провинции» – на Крымском побережье – и в конце августа 1855 года, после 22-х дней непрерывной бомбардировки, захватил город и крепость Севастополь.

Не забудем, что до этого, в ноябре 1853 года, адмиралу Павлу Нахимову удалось потопить в Синопском заливе весь турецкий флот, превосходивший русский в 3 раза. (Сотрудники музея-панорамы Севастополя рассказывают, что настоящая фамилия военачальника – Нахимсон; это к вопросу о карьерных ограничениях из-за черты оседлости, заимствованной Россией у запада Европы, но отмененной у нас – с запаздыванием – в 1915 году.) В июле 1855 года Павел Степанович погиб от вражеской пули, когда проверял боеготовность первой линии обороны города. Известно, что большую часть своего денежного довольствия адмирал отдавал менее обеспеченным подчиненным.

(Еще одно небольшое отступление и компаративистика. Во время войны 1941 – 45 годов второй обороной Севастополя руководил вице-адмирал Октябрьский [большевицкую кличку он взял вместо собственной фамилии – Иванов]. К концу июня 42-го года очередное наступление немцев прорвало линию защитников города и проникло в Севастополь. В этот момент Октябрьский, выполняя предписание Сталина, без лишней нервотрепки сел в самолет и улетел в тыл, на Кавказ. Одновременно полторы сотни номенклатурных деятелей более низкого уровня так же организованно покинули город на двух подводных лодках. А 90 тысяч красноармейцев и краснофлотцев, защищавших крепость и брошенных преступным командованием, остались без управления, без боеснабжения, без какой бы то ни было поддержки. Большинство из них попало в плен. Тот, кто и там выжил и вернулся домой, должен был всю оставшуюся жизнь отвечать за то, что попал в окружение и оказался в плену. Несколько удачней сложилась судьба самого командующего обороной. К концу войны он получил повышение и стал адмиралом, а после войны ему присвоили звание Героя Советского Союза. Вечное проклятие сталинскому трусу и подонку!!)

…Вернемся в первую оборону города. Профессиональная русская армия вела в это время войну на Кавказе, в боях в Крыму участвовали, в основном, запасники и резервисты. Если бы туда были переброшены профессионалы, исход войны, наверняка, был бы иным.

Но, пожалуй, самое главное – то, что последовало вслед за поражением. Русское общество тяжело реагировало на пережитый страной позор. В 1855 году император Николай I умер. Как пишут дотошные исследователи, на самом деле Николай тайно попросил своего лейб-медика дать ему яд и запретил вскрывать тело после смерти. (Сотрудник некрополя русских императоров в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга два года назад доверительно рассказал мне, что была проведена эксгумация тела и ведется исследование останков на предмет выявления следов яда. Однако ни о результатах расследования, ни об опровержении самого факта такого расследования ничего не сообщалось.)

Ну и о главном. Вступивший на престол сын Николая – Александр II – принял благословение отца на реформы и взял на себя всю полноту ответственности за Крым, т. е. за комплекс социально-экономических факторов, которые привели к отставанию страны и к поражению в войне. Значение этого поражения никто не собирался преуменьшать! И Александр сделал все необходимые выводы – был развернут комплекс реформ, которые привели Россию в принципиально новое состояние.

Ответом на поражение стала военная реформа, страна отказалась от пожизненной рекрутчины, в армию стали призывать на пять лет.

Прошла правовая реформа. Суд стал местом, где торжествовала законность и справедливость независимо от сословного положения участников тяжбы. Появился суд присяжных. Были отменены телесные наказания (физические пытки, в отличие от нынешних электрошокеров, были у нас запрещены еще в самом начале XIX века). Молодые юристы – талантливые выпускники университетов – обеспечивали качественное преобразование русского правосудия.

С 1864 года в стране проводилась реформа местного самоуправления. Были созданы земства, призванные самостоятельно решать большинство местных вопросов – строительство дорог, школ, больниц, организацию судов.

Проведена реформа университетов и училищ, предоставившая им большую самостоятельность…

Основной смысл реформ состоял в перераспределении полномочий и передаче значительной их части из центра в регионы и на места.

Поражение в Крымской войне привело императора еще к одному решению, которое по сей день остается «замутненным» пропагандой. А регулярное вбрасывание соответствующей темы в СМИ происходит так, будто ее окончательное правовое решение до сих пор отсутствует. Речь идет о продаже Аляски Соединенным Штатам Америки в 1867 году. Анализируя итоги Крымской войны, обсуждая их со своими помощниками, Александр II пришел к выводу: целостность и территориальная неприкосновенность государства, расположенного на трех континентах, с учетом существующих технических, коммуникационных и военных возможностей, гарантировать невозможно. В Петербурге помнили, что в годы войны английский военный флот обстреливал не только Севастополь. (Кстати, там англичане впервые применили химические снаряды с отравляющим веществом, и «вполне удачно». Изменившееся направление ветра понесло смертоносное облако прямиком на британцев. На этом эксперимент с военной химией был на долгие годы прекращен). Королевский флот смог тогда войти и в Белое море и обстрелять Соловки и Архангельск. Никак не меньше тревожило то, что моряки противника дошли до берегов Камчатки и бомбардировали Петропавловск! (Русско-японская война, проходившая через три с половиной десятилетия после решения продать Аляску, подтвердила обоснованность сделанного вывода.)

Итак, в 1867 году Аляска, а точнее – русско-американская торговая компания, расположенная на северо-западе американского континента, была продана американцам. Надо уточнить, что сама территория, на которой находилась компания, не имела государственного статуса и не принадлежала никакому государству. Сделка была для России очень выгодной, казна получила за нее более 7 миллионов долларов, на которые в центральном регионе было построено несколько железнодорожных путей, соединивших Москву с соседними губерниями.


И еще одно отступление. Еще раз о том, как и почему формировалась Российская империя. Я уже писал, что собирание земель – это ответ на ордынское иго.

Но были и другие важные причины для количественно-территориального роста государства, впрочем, связанные с первой. В целом, присоединение новых территорий было нормой европейской политики до конца XIX века. Побеждал в приращении земель тот, кто был сильнее, мотивированнее, успешней…

Россия не собиралась здесь отставать, причем очень часто ее действия были ответом на «проявление интереса» к новым территориям со стороны других государств – Швеции, Порты-Турции, Британии… Так было не только на Кавказе и в Центральной Азии…В ходе Крымской войны, может быть, самые главные вопросы решались не вокруг Севастополя, а на российском Дальнем Востоке. В разгар военных действий в Крыму, в 1854 году, английские и французские военные корабли подошли к Петропавловску-Камчатскому и его обстреляли. Британцы дважды высадили свой десант. Талантливый и инициативный губернатор Восточной Сибири Муравьев-Амурский (памятник ему изображен на нынешней 5-тысячной банкноте) смог организовать вооруженное противостояние англичанам (крепостное право в Сибири он отменил на 10 лет раньше, чем в остальной России, и из бывших крепостных создал крепкую армию.) Оба десанта были разгромлены.

В этом противостоянии, фактически, решалась судьба всего Дальнего Востока, государственная принадлежность которого еще не была ни достаточно четко зафиксирована в правовых документах, ни международно признана. Николай Муравьев смог защитить и отстоять интересы страны. Альтернативой русскому собиранию земель здесь, как и во многих других регионах, несомненно, был их переход под контроль других государств…

В то же самое время англичане участвовали в поставках в Китай больших партий опиума, распространение которого вело к деградации китайского населения. Также британцы пытались наладить наркопоставки на наш Дальний Восток. Губернатору Муравьеву удалось перекрыть опиумный поток в Россию и помочь Китаю его ограничить. В результате всех этих действий наша страна согласовала и подписала с императором Китая договор о признании общей границы по реке Амур.

И еще коротко об одном важном обстоятельстве, еще одном «смысле истории», достойном особой рефлексии. Главными заслугами Александра II традиционно считают не только системные реформы, о которых рассказано выше, но и вооруженную помощь православным народам Балкан в их борьбе за независимость от Османской империи. Показательно, что, помогая болгарам, сербам, грекам и другим братьям по вере воссоздавать свои государства, Россия никогда не вынашивала планов по их включению в состав империи. В Петербурге сознавали, что продвижение на запад завершено, западная российская граница зафиксирована окончательно.

И еще два слова о помощи Балканам. Неудивительно, что упоминание о выдающимся военачальнике, освободителе Болгарии генерале Михаиле Скобелеве почти исчезло из нынешних «учебников истории». Если бы он не ушел из жизни загадочно и слишком рано, если бы он оставался командующим в русско-японскую, исход войны мог бы быть иным, но об этом – немного позже. Другой русский генерал – Михаил Черняев, по сути добровольно руководивший нашими соединениями в войне за освобождение Сербии в 1877-78 годах, у себя на советско-постсоветской родине оказался совершенно забытым!

2.6. Особый разговор – про мифы о крепостном праве

В число наиболее резонансных преобразований Александра II, конечно же, входит крестьянская реформа 1861 года. Об этом глубинном социальном сдвиге и ответе на поражение в Крыму стоит поговорить подробней, поскольку по сей день события 150-летней давности официальная история трактует неверно. Напомню изначальный тезис автора – крестьянская реформа, как и другие процессы нашего прошлого, сегодня не может быть истолкована правильно, поскольку в советско-постсоветской гуманитарной науке концепция истории вообще отсутствует. В ней нет соответствующей системы координат, точек отсчета, нет устойчивой матрицы, в которую можно вписать происходившие социальные преобразования.

Итак, давайте разбираться самостоятельно… Из различных телепрограмм, с трибун научных конференций можно узнать и услышать, что крепостное право – самое страшное, что было в нашей истории (я цитирую название конференции в Москве), ведь «миллионы людей были рабами». Такие рассуждения с самого начала искажают картину прошлого, поскольку «ненавязчиво» уводят от ответственности за реальные преступления ленинско-сталинских времен, когда сотни тысяч крепких крестьян были депортированы в непригодные для проживания районы, когда миллионы сельских жителей были приговорены, в ходе трех искусственных голодоморов, к голодной смерти. Добавлю, что положение узников советского ГУЛАГа было несопоставимо хуже, чем положения чернокожих рабов, трудившихся на американских плантациях до 1864 года, когда рабство, по итогам гражданской войны в США, было отменено. Кстати, в той войне Россия поддержала северян, воевавших с работорговцами юга.

А теперь – по сути. Крепостное право в России – это совсем не то, что пишут о нем советско-постсоветские учебники. «Крепостное право» – это, фактически, синоним слова феодализм. Почти по всей Европе, там, где был феодализм, было и крепостное право. Многие историки считают, что у нас оно сложилось стихийно, что было гораздо мягче, чем у многих соседей, и было эффективно, почему и сохранялось несколько столетий.

Крепость не была в России проявлением чьего-то «политического самодурства» и неразумности, напротив, определенное время она выполняла важную социальную функцию…Если страна столетиями расширяется, ей нужна армия и профессиональный офицерский корпус. Дворяне обязаны были служить офицерами. Нередко бывало так, что они годами не видели свое имение, находясь в походе или готовясь к боевым действиям. Но военный корпус кто-то должен был содержать – крепостное право и выполняло эту функцию. Пока офицер воевал, крестьяне поддерживали его и его хозяйство.

Кроме того, надо учитывать, что до конца XVIII века в России «закреплены» были все сословия. И дворяне, которые обязательно несли военную или государственную службу, и крестьяне. Без этого было бы невозможно освоить огромные территории. Освобождение, как я уже писал, началось с 1785 года, с «Жалованной грамоты о вольности дворянства». Позднее более свободный статус получили горожане и купеческое сословие. А 1861 год стал годом завершения российского самоосвобождения.

Сделаю важное уточнение, которое русофобы как бы не замечают. Если крепостное право не русская, а общеевропейская норма, то существование особого сословия – казачества – т. е. свободных крестьян-защитников границ, – это, действительно, чисто российское изобретение, которое в нескольких странах пробовали, но так и не смогли повторить!

Другая важная черта нашего крепостного права – отношения между помещиками и их крестьянами, как правило, были взаимоприемлемыми. У Чехова в «Вишневом саде» Фире говорил: «Это было до беды». Какой беды? «До отмены крепости!», – отвечает старый лакей. Отношение к крепостному праву было разное, но многие крестьяне и после 61-го года не хотели никуда уходить, сложившаяся практика взаимоотношений их вполне устраивала.

Крепостной крестьянин в России – «раб»?! – имел свою собственность, свою землю, инвентарь, свой дом, семью. «Крепостной Ивашка подарил невесте на свадьбу 18 ниток жемчуга» – это из хроники крестьянского быта в Музее этнографии в Санкт-Петербурге. Уже Павел I издал указ, рекомендовавший использовать крепостных три дня в неделю, остальное время они работали на себя. (Сегодня мы живем в стране, где одни получают миллион рублей в день, а другие – миллион за всю жизнь, сегодняшний уровень эксплуатации несопоставим с тем, который существовал полтора века назад.)

И еще. Крепостное право не было «улицей с односторонним движением». Крепостные работали на помещика, но в случае неурожая хозяин был обязан кормить своих крестьян. Обязательства были взаимными.

Племянник Путина в 2016 году зарабатывал по 5,5 миллиона рублей в день.

НОВОСТИ

Двоюродный племянник президента России Владимира Путина Михаил Шеломов в 2016 году получил средний доход в 5,58 миллиона рублей в день, сообщил в четверг, 2 ноября, телеканал «Дождь», ссылаясь на финансовую отчетность компаний Шеломова.

2 ноября 2017 10:45

Сайт Сноб

Другой миф – крепостными, якобы, были все, кто не дворяне. На самом деле крепостные крестьяне в 1861 году составляли 28 % всего населения! Существовали губернии, особенно на севере и в Сибири, где вообще не было крепостных. Большая часть крестьянства была не крепостными, а, фактически, свободными – их называли «государственными» или удельными. Такие крестьяне получали землю и платили налог в госказну. Удельные крестьяне к 1861 году составляли почти половину всего населения.

Русские писатели, да и сами русские монархи, сочувствовали крестьянам из-за их нелегкого труда. Читаешь, например, Салтыкова-Щедрина или Некрасова, который вообще-то любил выпивать и писал иногда на заказ, и думаешь: какой же кошмар творился на Руси! Но представим более полно картину русской реальности. Учтем, что духовную жизнь России формировали две составляющие – православная церковь всегда поддерживала власть и государство, а русская литература занималась «критическим реализмом», выявляла болевые точки и слабые места. Когда мы читаем тексты Салтыкова-Щедрина, необходимо помнить, что это пишет не диссидент-подпольщик, а вице-губернатор Рязани! Правда, характер у Михаила Евграфовича был тяжелый, ужиться с ним было трудно, и поэтому из Рязани его через 2 года попросили.

Подчеркну – русская литература XIX века – это не зеркало жизни, а направленное увеличительное стекло. Если у Чехова сто рассказов о любви, и ни одного о счастливой любви, это вовсе не значит, что у нас все были несчастны и никто не умел любить.

Отмена крепости готовилась несколько десятилетий, поскольку она плохо сочеталась с незыблемым тогда правом частной собственности. Помещики должны были отказаться от того, что по праву им принадлежало!…Сделаем еще одно важное уточнение. Современные авторы, многое путая, нередко иронизируют – крепостная девка продавалась тогда дешевле хорошей коровы?! Комментаторы просто не понимают то время. Ведь корова продавалась как бы целиком, с мясом, молоком и шкурой… Ни девка, ни бабы, ни мужики вообще не продавались, продавался их будущий труд. сегодня у нас провоз багажа в общественном транспорте стоит дороже, чем проезд пассажира. Мы понимаем – дело в данном случае не в цене человеческой жизни, она ни при чем. На вираже пассажир может изогнуться, перейти, пересесть, а багаж не подстраивается под меняющийся маршрут, для перевозки общественным транспортом он неудобен.)

В итоге дискуссии, продолжавшейся несколько лет, дворянство проявило высокую гражданскую ответственность. Дав согласие на определенную рассроченную компенсацию, высшее сословие пошло на уступки, признавая, что интересы государства важнее интересов отдельного класса.

Реформы, проведенные по итогам Крымской войны, повлияли на все стороны российской жизни. Они перестраивали прежнее, закрыто-сословное устройство государства. Российское общество постепенно преобразовывалось в открытое и современное, с равными для всех правами. Изменения затрагивали характер русской армии, доступность системы образования, подготавливали демократизацию гражданских права… Как писали историки, в результате послекрымских реформ «мы стали жить в новой России, принципиально отличающейся от прежней, патриархальной…»

2.7. Беседа о том, как и когда завершилось территориальное расширение страны

Завершившееся в 1864-м году присоединение Кавказа позволило направить русскую пассионарную активность еще дальше на восток. В 60-е – начале 80-х годов были присоединены, по большей части – мирно, а частично – военным путем, огромные пространства Центральной Азии. Как и прежде, русские стремились не спешить с изменением существовавших на этих территориях норм и правил. Лишь от работорговли местным баям пришлось быстро отказаться.

В Петербурге не сомневались, что население Центральной Азии, в конечном счете, будет в выигрыше от вхождения в империю. В частности, и поэтому некоторые тамошние ханства предусмотрительно не включили в состав нашего государства, они получили статус российских протекторатов. Речь идет об активно противостоявших русской экспансии Бухаре и Хиве. (Их эмиры не получили помощь в противостоянии с Петербургом и от соседнего Афганистана.) Замысел россиян состоял в том, что через 10–20 лет местные жители сами увидят, чья стратегия развития дает лучшие результаты – тех, кто соединился с великой империей, или тех, кто сохранил свой ограниченный суверенитет. И выводы последуют сами собой… Пришедших на эти земли после Октябрьского переворота большевиков подобные тонкости не интересовали, красный флаг они поднимали повсеместно.

…Последним аккордом в расширении страны стала попытка присоединить новые земли на Дальнем Востоке. Далекую Маньчжурию, которую у нас стали называть «желтой Русью», предполагалось интегрировать в состав империи. (Стоит уточнить, что маньчжуры по своим этно-культурным характеристикам находятся ближе к коренным народам Сибири, чем к китайцам.) Но такой замысел реализовать не удалось. Впрочем, российское собирание земель никогда не было «всеядным». Например, попыток присоединить Монголию – в 1911 году она отделилась от Китая и стала российским протекторатом – никогда не предпринималось. (В состав СССР Монголия также официально не включалась, но вопрос – присоединять или нет – постоянно висел в воздухе. И лишь после XX съезда, точнее – после восстаний в Воркуте и Норильске, о них позже – в «узком кругу» и без сообщения в СМИ в Москве было окончательно решено – МНР официально сохранит независимость и в этом статусе вступит в ООН.)


Завершив, к началу XIX века, продвижение на европейском, западном направлении, продолжив присоединение на юге – на Кавказе, а затем и на юго-востоке от столицы – в Центральной Азии, Россия заканчивала реализовывать великий проект собирания земель. После небольших территориальных изменений на Дальнем Востоке она закончила «почетный круг расширения» освоением Северного морского пути, который завершался, как и начинался, в столице, но теперь уже в новой столице – в Санкт-Петербурге. Экспедиции русских полярных исследователей отправлялись в начале XX века из Петербурга в Северный Ледовитый океан. Исследователи Арктики нанесли на карты и включили в состав страны неизвестные, необитаемые острова и архипелаги. Проект количественного развития был завершен.

Не забудем, что еще раньше – в 1819 – 20 годах русские путешественники – Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев, выйдя из Кронштадта, совершили морской кругосветный поход и открыли новый материк – Антарктиду. Также первыми они нанесли на карты 29 островов.

Теперь страну ждали новая эпоха и новое время.


Русские дипломаты, зондируя обстановку и настроения в ближних и дальних столицах, с конца XIX века приходили к выводу об исчерпанности количественного развития, о чем они сообщали в своих донесениях в Санкт-Петербург. Генеральный штаб императорской армии также обсуждал эти вопросы и в первые годы начавшегося XX века принял резолюцию об отказе от новых территориальных расширений…

Россия энергично переходила в третью эпоху своей истории — эпоху качественного развития. Но прежде чем говорить об изменениях, происходивших с середины 80-х годов XIX века и продолжавшихся до 1917 года, необходимо остановиться на анализе нескольких особенно значимых и по сей день искаженно представляемых событий того времени.

Раздел третий
К III эпохе русской истории, переходя к обустройству и качественному развитию

3.1 Два коротких разговора. Восстановить правду истории!

Беседа первая – против фальши о русско-японской войне

Продолжая спор с единомышленниками «патриота» Г. Зюганова – о трех подряд проигранных войнах, – напомню, что после 1856 года, после проигранной Крымской войны (и стратегической победы на Дальнем Востоке), Россия победила на Кавказе, в Центральной Азии, победила в русско-афганской войне, в войнах с Османской империей на Балканах, совершила успешный военный поход в Персию и т. д. Но вот происходившую через 50 лет после Крымской, русско-японскую войну действительно можно считать второй и последней за 200 лет проигранной нами войной. Однако и здесь представление об этой «полу-неначавшейся» войне будут значительно полнее, если сделать несколько важных уточнений.

.. Успехи империи в продвижении российских интересов на Дальнем Востоке с тревогой воспринимались в набирающей силу Японии. «Ну, хоть бы Корею, хоть бы Маньчжурию нам оставили», – мечтали в Токио. И в 1904 году, вопреки международным законам, без объявления войны, японцы неожиданно начали боевые действия против нашего флота и его базы – Порт-Артура. Историки считают, что какого-то «решающего сражения», какого-то «русско-японского Сталинграда», однозначно склонившего чашу весов и определившего победителя, в этой войне не было.

В феврале 1905 года 214-й резервный Мокшанский пехотный полк в тяжелейших боях между Мукденом и Ляояном попал в японское окружение и постоянно подвергался атакам противника. В критический момент, когда уже заканчивались боеприпасы, командир полка полковник Петр Побыванец отдал приказ: «Знамя и оркестр – вперед!..» Капельмейстер Шатров вывел оркестр на бруствер окопов, отдал приказ играть боевой марш и повел оркестр вперед за знаменем полка. Воодушевленные солдаты ринулись в штыковую атаку. В ходе боя полк под музыку оркестра непрерывно атаковал японцев и, в конце концов, прорвал окружение. В ходе боя погиб командир полка, от 4000 состава полка осталось 700 человек, из состава оркестра в живых осталось только 7 музыкантов. За этот подвиг все музыканты оркестра были награждены георгиевскими крестами, Илья Шатров офицерским орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами (второе подобное награждение капельмейстеров), а оркестр удостоен почетных серебряных труб.

(Из википедии.) Да, это вам не миф про героев-панфиловцев.

Но тактические победы японского флота, несомненно, были. Реакция Петербурга на происходившее в десяти тысячах километров от столицы – в акватории Желтого и Японского морей – оказывалась, конечно, запаздывающей. Если Страна восходящего солнца бросила в военный конфликт, без преувеличения, весь свой потенциал, то под российским флагом в боевых действиях успело поучаствовать менее 10 % нашей армии. Однако ко времени «предполагавшегося завершения войны», к началу мирных переговоров с японцами – к августу 1905 года – Петербург успел осуществить значительную переброску войск и подготовиться к решающему повороту в боевых действиях в ближайшие недели. Ресурсы Японии к этому времени были, фактически, полностью исчерпаны. Дальше продолжать войну противник не мог, хотя само японское общество не было об этом информировано.

Так почему же война закончилась нашим поражением? Важным фактором наряду с удаленностью, повлиявшим на исход противостояния, стало международное общественное мнение, требовавшее мира. Под его давлением, в частности, под давлением общественного мнения США, настроенного пацифистски, российская делегация во главе с экс-премьером С. Ю. Витте села в американском Портсмуте за стол переговоров с японцами. Витте следовал жестким инструкциям из Петербурга, определяющим – в чем можно уступить, а в чем – нет. Уже на первом совместном заседании он заявил, что в этом конфликте «нет ни победителей, ни побежденных». Расчет Николая II основывался на том, что его условия японцев не устроят, война продолжится, и Россия ее вскоре победно завершит. Однако все детали замысла императора не были известны даже С. Витте. В свою очередь, делегация противника, сознавая невозможность продолжения боевых действий, быстро согласилась на российские условия.

В результате, Япония получила Курилы и пол-Сахалина, которые ей предстояло поднимать и осваивать «с нуля». И никаких контрибуций! В день, когда в Токио пришло сообщение о подписании мирного договора и его условиях, в Японии начались массовые демонстрации протеста. Вопрос у возмущенных демонстрантов был один – за что боролись?

Поспешное подписание Японией мирного договора стало определенной неожиданностью и для российского императора. Его расчет тоже не оправдался, России пришлось признать свое поражение… Наша армия возвращалась домой. Но уже через несколько лет на берегу Черного моря, в Николаеве, был построен судостроительный завод, который стал сооружать самые крупные и мощные военные корабли в мире! Советской военной промышленности удалось освоить производство морских судов такого тоннажа только к середине 50-х годов XX века.

…Ну а тогдашний президент США – Теодор Рузвельт – в 1906 году заслуженно получил Нобелевскую премию мира за содействие окончанию российско-японской войны.

«Я, когда внимательно изучал историю, хотел разобраться, почему в прошлом веке Российская империя потерпела поражение. К сожалению, она проиграла три войны подряд: Крымскую, с унижением и потерей права иметь свой флот в Севастополе, русско-японскую с потерей Сахалина, а затем сгорела в Первой мировой войне, защищая банкиров Лондона, Парижа и Нью-Йорка».

Г.Зюганов. Из речи на форуме «Территория смыслов», Владимирская область, 2 августа 2017.

Второй разговор – о «самом известном», про первую русскую революцию

Уж о чем наш читатель наслышан, так это о революции пятого года. Тут и школьные учебники не отмалчиваются, и станции метро, и мемориальные доски, и памятники на площадях… Можем ли мы добавить что-то новое к тому, что описывалось многократно? Что-то совершенно новое, пожалуй, не скажешь, но некоторые уточнения и по-новому расставленные акценты – возможны.

Сначала – о мирном шествии 9 января, в участников которого стреляла царская полиция. Шествие действительно состоялось (в отличие от сказки про «штурм Зимнего» 25 октября 17 года, которая целиком относится к сфере большевицкой мифологии), хотя власти проводить его запретили. Участники будущей манифестации просачивались к Дворцовой площади с разных сторон, оцепить и перекрыть весь центр и все магистрали города силы правопорядка не могли. Шествие с иконами и молитвами было задумано как мирное, но в него были внедрены вооруженные провокаторы, которые, в значительной степени, несут ответственность за превращение мирной процессии в кровавое столкновение. Уже у Нарвских ворот, на дальних подступах к Дворцовой площади, провокаторы начали стрелять по полиции, спровоцировав ее на ответные действия. Некоторые историки считают, что «за спинами стрелявших» скрываются японские резиденты, однако такое мнение по сей день остается рабочей гипотезой. (Подробнее о японском вмешательстве можно прочитать в книге И. Чихару «Японский резидент против Российской империи. Полковник Акаси Мотодзиро и его миссия 1904–1905 г.г.» М., РОССПЭН, 2013.)

Анализ событий 9 января подводит к важному заключению. Сегодня мы знаем, что руководство столицы было загодя информировано о шествии, намеченном на январское воскресенье. Императору рекомендовали накануне уехать в Царское Село, что он и сделал. В этом я вижу серьезную и, может быть, роковую ошибку Николая II. Если бы он остался в городе, если бы согласился принять делегацию протестующих и провел соответствующие переговоры, если бы стороны пришли к реальному в тех условиях компромиссу, цепь событий, развернувшихся вслед за «кровавым воскресеньем», могла бы просто «не развернуться». В действительности император упустил шанс на продолжение непрерывной российской стратегии общенационального согласия. Позднее встреча Николая II с делегацией участников шествия все-таки состоялась, но прошла она с опозданием, сугубо после «кровавого воскресенья» и носила скорее заорганизованный и ритуальный, чем конструктивный характер.

Еще одно важное уточнение состоит в том, что по итогам трагических событий Николай II запретил людям с оружием (полиции) входить на территорию бастующих заводов. Таким образом рабочие получили законное пространство для выражения своих требований. (Ничего подобного не происходило ни в «рабоче-крестьянской» СССР, ни в постСССР!) Гражданский протест не мог быть русской властью не услышан. Требование горожан – об улучшении условий жизни, об учете их гражданских и политических прав – дополнил крестьянский протест. За 1905 – 7 годы в сельской местности бунтари сожгли каждую седьмую помещичью усадьбу. Крестьяне требовали землю! И голос крестьянства власть также услышала и на негоадекватно отреагировала. Петр Столыпин получил указание – подготовить аграрную реформу!

3.2 Беседа о том, как Россия начинала XX век

В новый век Россия вступала с осознанной, признаваемой в стране и за рубежом, претензией на мировое лидерство. На чем основывалась эта претензия?

Начнем с демографии. За время правления Николая II – с 1894 по 1917 год – население империи выросло в полтора раза, со 124 до 186 миллионов человек (по другим данным – до 176 миллионов). Россия занимала второе место в мире, после США, по числу въезжающих в нее иностранцев. Уровень миграгщи отражал масштаб экономического прорыва, происходившего в стране. Уточню и дополню миграционную картину – параллельно с рекордным количеством въезжающих, имелись и две этнические группы, представители которых страну покидали. Это касалось части польского и еврейского населения. Государством, в которое они переезжали, как правило, была Америка, где также происходил бурный экономический подъем.

Говоря о демографии, надо иметь в виду, что при самом высоком в мире уровне рождаемости и уровне превышения рождаемости над смертностью, в России еще не был преодолен высокий уровень детской смертности. Решение этой проблемы требовало времени и усилий, и эти задачи страна решала.

К важным демографическим характеристикам относится еще один специфический, интегральный показатель, касающийся молодежи призывного возраста. С середины 1860-х годов идо 1914 года средний рост новобранцев русской армии вырос на 6 сантиметров! (После большевицкого переворота начался обратный процесс – полтора десятилетия россияне становились все ниже.)

В самом конце XIX века в империи была проведена первая всероссийская – от самых северных территорий на еще малоосвоенных берегах Ледовитого океана до песков центральной Азии – перепись населения (частичные переписи проводились и ранее, когда-то этому делу нас научили ордынцы). Итоги переписи изучил и проанализировал наш первый россиевед (он и ввел это понятие в научный оборот) Дмитрий Иванович Менделеев. Менделеев не только изучил результаты переписи, но и делал прогнозы. По подсчетам ученого, в 2000-м году население страны должно было составить 593 миллионов человек. Прогнозы Генштаба русской армии были более умеренными, но и их расчеты превышали показатель в 400 миллионов человек. Сегодня население страны – 143 миллиона человек! (Снижение численности населения – это результат ленинско-сталинского террора, это потеря территорий, это эмиграция и отсутствие иммиграции, снижение рождаемости, массовые легальные и нелегальные аборты, потери в войнах и др.) Площадь нашей страны к началу XX века составляла 22,4 млн. кв. км, (сейчас – 17,1 млн. кв. км).


Об экономическом росте. …В отличие от войны 1941-го года, в начало которой Сталин не мог поверить даже 22 июня, о вероятности будущей войны с Германией император был проинформирован русской разведкой за 6 лет до ее начала (тогда на столе Николая II появилась секретная «карта немецкого генштаба, обозначающая расположение войск в случае разворачивания боевых действий»). Из полученной разведчиками информации следовало, что германское нападение на Россию весьма вероятно. В результате темпы роста нашей экономики, и без того высокие, за 1908–1914 годы стали уникально высокими. За шесть лет ВВП вырос в полтора раза (без репрессий, без ГУЛАГа, без тотальной мобилизации женщин и подростков…)

Особенно быстро развивались новые отрасли – тяжелое машиностроение, химическое производство, электроиндустрия, добыча полезных ископаемых. Характерная деталь – уже с конца XIX века император запретил экспорт сырой нефти. Российские промышленники и иностранные предприниматели, в частности Нобель, заработавший значительную часть своего состояния на бакинской нефти, были обязаны осуществлять ее переработку. В нынешней РФ переход к экспорту переработанных углеводородов декларировался, с угасающей интенсивностью, на протяжении 15 лет, после чего вспоминать об обещанном перестали.

В сфере агропроизводства обеспечивался постоянный, стабильный рост сельхозпродукции. Даже в ходе и параллельно с фундаментальными преобразованиями – Столыпинской реформой – сбор зерна продолжал увеличиваться. Он существенно превышал у нас совокупный урожай основных зернопроизводящих стран – Америки, Канады и Аргентины. Доля России в мировом агроэкспорте составляла 40 %. (Сегодня РФ половину необходимого продовольствия закупает за рубежом.) Добавлю, что треть поголовья лошадей планеты бегала по нашим лугам и полям.


Успехи экономики – причина и следствие эффективной финансовой системы. Реформа С. Ю. Витте и введенные им золотые червонцы по сей день сохраняются в народной памяти и в личных коллекциях россиян. Рубль стал конвертируемой и привлекательной валютой, его символическое изображение – Р—, подобно нынешнему изображению доллара и евро, знал каждый европеец. Французский франк стоил в начале прошлого века 37 копеек, немецкая марка – 47 копеек, 1 доллар – 1 р. 90 копеек. По размерам золотых запасов Россия занимала 1-е – 2-е место в мире. До начала Первой мировой войны российские налоги были самыми низкими на континенте.


Состояние государства и общества характеризуют, конечно, не только «тонны стали» и курс рубля. Важен характер социальной политики, состояние образования, здравоохранения, культуры. И здесь наши дела обстояли совсем неплохо. Законодательство не допускало труд детей и женщин в ночное время. Рабочая неделя была у нас короче, чем в большинстве европейских стран. Трудовой кодекс, отпечатанный в России на французском и латинском языках для заграницы, был запрещен для распространения во Франции и Англии как крамольный. В 1912 году американский президент Тафт говорил делегации из России: «Ваш император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может».

Успехи отечественной системы образования большевикам десятилетиями приходилось «преодолевать» с помощью лживого мифа «о безграмотности русского народа»? (В список заклятых врагов советской власти, попадавших под бессудные репрессии, с самого начала были включены не только «буржуи», «попы», царские офицеры и т. д… но и лица, получившие образование в дореволюционных гимназиях и университетах.) Начальное образование у нас было бесплатным, а с 1908 года император сделал его всеобщим и обязательным. С этого времени ежегодно в стране открывалось 10 000 школ! К 1917 году половина населения (и это с учетом недавно присоединенных центрально-азиатских территорий!) умела читать и писать. В городах приблизительно 80 % жителей были грамотными. (В СССР только в 1930 году было принято решение о введении всеобщего бесплатного начального образования!) Добавлю, что 18 выпускников русских гимназий и университетов, вынужденных, после 1917 года, покинуть страну, стали Нобелевскими лауреатами. За все советские десятилетия только 10 советских ученых и писателей получили Нобелевские награды.

В области здравоохранения результаты также были неплохие. Земская (фактически – сельская) медицина была бесплатной. В городах заводы и фабрики с численностью работников свыше 100 человек также должны были иметь бесплатные поликлиники. Распространенный в СССР миф о том, что именно большевики впервые сделали медицину бесплатной, а образование – всеобщим, стопроцентный обман.

Приведу статистику по совсем другой, не самой светлой, но, конечно же, важной сфере жизни – по пенитенциарной системе. В начале XX века в ссылке и в заключении в России находилось приблизительно 70 тысяч человек. Менее 1 % из них отбывали наказание за политические преступления. (Сейчас в тюрьмах Российской Федерации находится приблизительно 700 тысяч человек.)

Об уровне культуры, об интеллектуальных процессах того времени мы, вроде бы, и сейчас не забыли.

«Серебряный век русской поэзии», а точнее – бриллиантовый век российской духовности – это великие прозаики, музыканты и композиторы, живописцы, система Станиславского и русский театр…

Закончу «сладко-клубничным десертом». За первые 20 лет правления Николая II количество отечественных и импортных товаров, потребляемых на внутреннем рынке, более чем удвоилось. Потребление сахара выросло с 25 миллионов тонн в 1894 году до 80 миллионов тонн в 1913 году!

В начале века самыми престижными у европейской элиты считались браки с невестами из России.

Подытоживая, можно было бы заняться развенчанием советских мифов, дискредитирующих старую Россию, но об этом и автор, и другие исследователи уже многократно писали. Ограничусь лишь несколькими замечаниями…По потреблению спиртного сто десять лет назад Россия была в конце списка – примерно 60-е место в мире, 4,7 литра в пересчете на чистый спирт на 1 человека в год (сейчас 14–18 литров). Миф о вечном избытке чиновников в России (кстати, как и о количестве полицейских) – это советская ложь, на 1000 жителей управленцев в империи было в 4 раза меньше, чем в других европейских странах – Австро-Венгрии, Пруссии, Франции, Британии. А их уровнем и профессионализмом Россия могла гордиться (подробнее об этом читай в публикациях С. Ольденбурга). Про «дураки и дороги» – ни Карамзин, ни Гоголь никогда не писали. Скорее всего, эта присказка о стране и ее начальниках появилась в советские десятилетия…


Закончу социально-экономический обзор прогнозами и перспективами. Каковым представлялось будущее страны в начале ушедшего столетия? Отечественные исследователи пришли к выводу, что в середине 20-х годов Россия станет страной всеобщей грамотности. В 40-е – 50-е выйдет по экономическим и социальным показателям на первое место в Европе (США тогда воспринимали как страну формирующуюся и далекую.) К выводу о том, что в середине века Россия станет № 1 в Европе – пришел, в частности, французский экономист Э. Тери, специально направленный из Парижа в Петербург в 1911 году. Книга Тери была издана и недавно у нас переиздана. (См. Эдмон Тери. Экономическое преобразование России. М., 2008.) Ведущие немецкие экономисты в это же время тоже приехали в Петербург для изучения российского экономического потенциала. Министр финансов Коковцев, к сожалению, открыл берлинским наблюдателям «все карты и двери» и предоставил интересовавшую их информацию. Ознакомившись с положением дел, немцы вернулись в Берлин и доложили о своих выводах кайзеру. Вильгельму объяснили – если он не начнет войну с Россией в ближайшее время, он не начнет ее никогда, ибо мощь восточного соседа стремительно возрастает. Этот отчет стал важной причиной того, что Германия, не завершив должную подготовку своей армии, в августе 1914 года поспешно объявила войну России…


Николай II, человек высочайшего образования, бесконечно преданный собственному народу, ставил перед страной и решал две главные задачи – безопасность России и прорыв в области просвещения. В конце XIX века он стал первым европейским политиком, осознавшим опасность войны в век машин. По указанию императора русские дипломаты подготовили и провели в 1899 году в Гааге Первую мирную конференцию – с участием глав государств – целью которой был отказ от войн в будущем. Однако противоречия между Францией и Германией из-за Эльзаса не позволили тогда международному форуму добиться успеха. Российские инициативы (в частности, против применения химического оружия) не были приняты. Однако конференция согласилась с предложением Санкт-Петербурга о создании трибунала против военных преступников. Так был создан Гаагский трибунал, который действует по сей день!

3.3 Разговор о главном – снова о русской идее

Нам опять необходимо обратиться к теме русской идеи. Читатель помнит, что прежде мы уже определили понятие «национальная идея» как набор «предельных оснований», или, говоря иначе, фундаментальных правил, на которых выстраиваются другие нормы и ценности данного народа. Выяснив, что такое НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ вообще, дав определение этого универсального понятие, выясним теперь – что такое РОССИЙСКАЯ национальная идея, каковы ее составляющие, что конкретно она в себя включает? Продолжим начатый разговор и выясним – какие именно правила формировали Россию, какие координаты определяли ее путь в будущее?

Предложенная автором методология выявления российской системы ценностей подробно описана в другой работе, повторяться здесь не имеет смысла. (Желающие могут прочитать мою книгу: «Российская идея». М., 2012, 480 с.) Подчеркну и напомню только одно принципиальное положение – нац. идею или, как часто говорят, «скрепы» или, еще по-другому, самобытность нельзя выдумать, все это надо выявить! Российская идея содержится в самой ткани нашей культуры. Для определения ее содержания я проделал четыре дополняющие друг друга и взаимопроверяющие исследования (четвертое повторило результаты трех предыдущих и показало завершенность работы).


Философски-обобщенно я проанализировал всю историю страны – с 9 века до наших дней;

методом контент-анализа исследовал ПОР пословиц русского народа – 7 ключевых рубрик – из сборника В. И. Даля;

с помощью анализа семантического поля проанализировал стихотворения о России, написанные на протяжении XIX века.

Наконец, я исследовал высказывания российских писателей, философов, мыслителей о русской идее.

Результат выполненной работы – объективен и, практически, не зависит от воззрений самого исследователя.


Главные российские ценности – это православие, собирание земель и общинный коллективизм. Ну и, конечно, родной язык, специфика мышления на русском языке.


Выявив составляющие русской идеи, мы получаем уникальный и незаменимый инструмент, который позволяет понять смысл процессов, происходивших у нас на стыке XIX и XX столетий. Именно это время стало периодом кризиса всех названных мною начал, временем, когда работавшие столетиями ориентиры одновременно переставали действовать и нуждались в модернизации. Сквозь призму кризиса русской идеи, смысл событий, развернувшихся в стране в начале XX века – революций 5-го и февраля 17-го года, и большевицкого путча октября 1917 года становится вполне понятным.


…Рассмотрим разворачивавшийся процесс по порядку и последовательно. Я уже писал, что собирание земель к концу XIX века себя исчерпало и прекратилось. От приоритета количественного продвижения страна переходила к философии качественного роста. Темпы развития нашей экономики с 80-х годов XIX века до 1917 года были самыми высокими в мире! В Европе вошел в употребление термин «русское экономическое чудо». Западные публицисты писали о «русской весне». Подробней об этом мы поговорим чуть позже.


…Небольшое уточнение на маргиналиях… Исследователи старшего поколения, с юности погруженные в лжемарксистскую схоластику, приучили аудиторию к тому, что Маркс роль и возможности России оценивал низко, считая ее страной отсталой и не представляющей интерес. Действительно, Маркс придерживался таких взглядов довольно долго. Но уже в преклонном возрасте он успел заметить, что в далекой для него стране происходят фундаментальные качественные преобразования. Сознавая значимость этих изменений, старый ученый взялся за изучение русского языка…

Теперь о другой составляющей русской идеи – об общинном коллективизме. Геополитики уверяют: география страны – ее приговор. Они не совсем правы!…Зона расселения восточных славян – это территория неустойчивого земледелия. Урожай здесь, при существующем климате, не мог быть гарантированным. В еще более суровых землях – например, в резко континентальной Монголии или на российском крайнем Севере – земледелие не может прокормить население, проживающие в этих местах традиционно народы занимаются животноводством, разводя оленей, верблюдов и т. д.

Предыдущие поколения, проживавшие в нашем «неустойчивом» климате, нашли свой ответ на вызов природы. Русские крестьяне не только работали от зари до зари. Высокая трудовая мораль, говоря современным языком, была началом безальтернативным. Ее дополняла и подстраховывала другая важнейшая составляющая – коллективизм. Наши не очень далекие предки жили общиной, или, как тогда говорили чаще, миром. Исходным и неизменным правилом общины был коллективизм. Тяжелую физическую работу – попробуй поставь мельницу в одиночку – делали сообща. В случае болезни скота, неурожая на одном краю огромного поля миряне с других краев приходили на помощь.

Забегая вперед, поясню еще одно обстоятельство. Некоторые авторы, продолжающие жевать советскую жвачку, уверяют, что русская община и советский колхоз – это почти близнецы. На самом деле такие два типа объединения просто несовместимы. Социологи выделяют две разные формы коллективов. Воинское подразделение – это коллектив, созданный вышестоящим начальником для выполнения порученной сверху задачи. В социологии это называется «формальная группа». Но есть объединения людей, которые создаются совершенно добровольно, например, клуб для обсуждения актуальной политической тематики. Такой коллектив действует по собственным правилам, в социологии он называется «неформальной группой». Думаю, читатель уже догадался: колхоз – это формальная группа, а община – неформальная.

Посмотрим, что происходило у нас с общиной в начале XX века. После реформы 1861 года русские крепостные крестьяне стали свободными, но земля, которую они обрабатывали, не была разделена между мирянами. Она оставалась, и это всех устраивало, коллективной, общинной собственностью. Внутри большого поля, которое принадлежало общине, каждый получал свою полосу земли. Раз в три – четыре года участки переходили из рук в руки, но само «большое поле» не менялось и оставалось неизменно общим. Крестьянин не мог продать свой или купить чужой участок, общинная собственность исключала собственность частную. Индивидуальный труд и взаимопомощь общинников позволяли обеспечить себя необходимым продовольствием.

Что изменилось на рубеже веков?

С начала XX века сельский уклад в России переживал серьезную модернизацию. За первые 10 лет нового столетия приблизительно в пять раз вырос объем используемых искусственных удобрений, также пятикратно выросла энерговооруженность села. В результате в общине происходило расслоение – одни крестьяне работали еще больше и продуктивней, теперь они производили товарную продукцию – зерно для продажи на рынке и мечтали увеличить свои наделы. Другие крестьяне снижали свою активность, ведь соседи все равно прокормят. Были и такие, кто стремился уйти в город на заработки. В результате еще одна составляющая русской идеи – общинный коллективизм – попала в полосу кризиса…

Власть, как всегда, слышала «сигналы снизу». Работавший много лет в России датский агроном Карл Андрей Кофод подготавливает и предлагает свою концепцию земельных преобразований. Николай II поручает П. А. Столыпину приступить к проведению доработанной вместе с Кофодом и другими русскими специалистами программы аграрной реформы: община разделяется. Отделяются отруба, превращаясь в индивидуальные, самостоятельные фермерские хозяйства. Параллельно начинается добровольное, организованное и поддержанное властью, рассчитанное приблизительно на два десятилетия переселение добровольцев на Дальний Восток и в Сибирь, где существуют большие неосвоенные пространства, пригодные для земледелия…

Власть находит разумное и оптимальное решение земельной проблемы, «черный передел» первой русской революции прекращается. Позднее, после большевистского переворота, спровоцированный новой властью бандитский захват земли, принадлежавшей крупным собственникам, все-таки произошел. Лозунг «земля – крестьянам» сработал в самой худшей форме. В итоге крупные помещичьи хозяйства – главные производители сельхозпродукции не только для себя и для города, но и на экспорт – были разграблены и уничтожены. А размер отдельного крестьянского хозяйства увеличился в среднем… всего на 15 %. Производство продовольствия в стране резко упало.

Итак, собирание земель себя исчерпало. Общинный коллективизм лишался своей социальной основы – общины. Я не забыл, третья составляющая русской идеи – православие. О том, как оно менялось, – в следующей беседе.

3.4 Беседа о кризисе религии и его последствиях. От божественной легитимации власти к гражданской. В чем смысл февральской революции

Продолжим анализ фундаментального идейного кризиса, развернувшегося в России на стыке XIX–XX веков. Неизменной составляющей русской идеи, ее основой на протяжении почти 1000 лет было и оставалось православие. В конце 19 столетия вся европейская цивилизация столкнулась с кризисом: Запад – с кризисом католицизма, а Восток – с кризисом православия. Нашла ли Россия решение и этой сложнейшей проблемы? Ответ я представил в статье, написанной в канун 100-летия Февральской революции. Приведу ее с небольшими изменениями…

Первая мировая и Февраль, что это было? К столетию Первой мировой мы, «вдруг», обнаружили, что война 1941-45-го годов увековечена в России тысячами памятников, монументов и топонимов, а вот о войне, начавшейся двадцатью пятью годами раньше, не напоминает ничто. Подходя к юбилею Февральской революции, мы снова замечаем – наше культурное пространство «асимметрично», оно заполнено октябрьской символикой, а о Феврале не говорит ни одна улица, ни одна станция метро, ни один монумент…

Если поведение человека – это производная от его биографии, то и сегодняшняя стратегия государства определяется его историей. Именно прошлое задает ориентиры и реперные точки на пути в будущее. Исходя из сказанного, понятно, что поведение государства-манкурта, лишенного истории, так же опасно (и для собственных граждан, и для соседей), как действия человека с искаженной или с отсутствующей памятью…

Что такое Февраль, предыстория и контекст. К 80-м годам XIX века, став, как и Британская империя, самым большим государством планеты, Россия завершила великий проект собирания земель и перешла к Эпохе Качественного Развития. Наш уникальный прорыв не остановила даже навязанная германцами мировая война. Неожиданный для начавших боевые действия государств «снарядный голод» (в канун войны эксперты разных стран уверяли, что конфликт будет недолгим, и продлится три – четыре месяца), Россия, через некоторое время, смогла компенсировать перепроизводством боеприпасов, которых хватило, увы, на войну гражданскую и даже на начало Второй мировой. Россия вместе с надежными союзниками – Англией и Францией – завершала войну победительницей. Кайзер Вильгельм трижды обращался в Петроград, Париж и Лондон с просьбой начать мирные переговоры, но немецкие предложения были отклонены, союзники понимали – победа Антанты неизбежна, и война закончится в соответствии с их собственным сценарием. (Выход советской России из Антанты, капитуляция перед проигрывающей Германией и подписание позорного Брестского мира – результат до сих пор не названного в полный голос предательства нашей родины большевиками.) Добавлю, что Россия буквально до 25 октября 1917 года не просто побеждала, она вела войну успешнее (особенно на южном направлении), чем наши союзники. Потери ВВП кконцу 17-го года составили у нас 20 % (во Франции – 30 %, в Германии – 50 %). Доля реально призванных на 1000 призывников была у нас заметно ниже, чем в других воюющих странах, количество погибших – также ниже (в Первой мировой Россия потеряла убитыми и умершими от ран в 60 раз меньше, чем в войне 41–45 годов, соответственно 700 тысяч человек и 42 миллиона человек!). До конца 1916 года империя оставалась единственным воюющим государством, не вводившим продовольственные карточки. (Страна не нуждалась в американской тушенке, а подростки не вставали на ящики, чтобы дотянуться до токарных станков и работать по десять часов в сутки, как это происходило в 41-45-м…)

Что такое Февраль, почему император отдал власть. У читателя, конечно, возник недоуменный вопрос – если все и вправду было так здорово, почему же народ вышел протестовать, чем люди были недовольны?

Посмотрим, с чего все началось? Зимние перебои в снабжении белым хлебом вызвали возмущение у прежде не знакомых с подобным явлением питерских домохозяек. В Международный день женщин – 23 февраля (по новому стилю – 8 марта) они вышли на улицы с протестными плакатами. Шествие, которое никто не останавливал, повторялось и расширялось несколько дней подряд и переросло в массовый бунт. Забастовки на предприятиях дополнило неповиновение части солдат Петроградского гарнизона из числа полуразложившихся резервных полков, Волынского и других. Тыловым военным очень не хотелось отправляться на фронт…

Акции горожан – рабочих, женщин, военных – все это нарастало и на фоне «полу-заговора» командующих фронтами привело к отречению императора.

Сделаю два уточнения. 1. Отказ Николая II – это ответ на тяжелейшую для него дилемму – отдать власть и таким образом успокоить недовольных и снять протест или не уходить, и тогда допустить призрачную возможность гражданской войны. Император ушел, чтобы успокоить недовольных и сделать невозможной внутреннюю, братоубийственную бойню. Пришедшие через 8 месяцев большевики могли удержать власть только расколов русское общество и развязав гражданскую войну. Именно это они незамедлительно и сделали…

2. Николай II не «отменял монархию», он передал власть брату – Михаилу, который объявил, что примет решение Учредительного собрания, которое предстояло всенародно избрать. Сохранять, отменять или реформировать монархию – должны были решить народные избранники…

12 июня 1918 года в Перми большевики бессудно расстреляли Михаила, а 17 июля в Екатеринбурге – Николая II. В марте 1917 года полномочия императора перешли к Временному комитету Госдумы, передавшему их Временному правительству…

Февральская революция, что она реально изменила. Интенсивная работа Временного правительства смогла за два месяца, в основном, восстановить управляемость, порядок и внутреннее согласие в стране. Его первый руководитель – либерал, князь Львов, а затем – социалист Керенский, объявили всеобщую политическую амнистию, отменили смертную казнь и цензуру (в военное время!), убрали сословно-национальные ограничения, создали условия для возвращения эмигрантов. Правительство гарантировало независимость судебной системы, ввело 8-часовой рабочий день, провозгласило свободу конфессий и независимость православной церкви. Вопросы об автономии Финляндии и независимости Польши были отнесены к ведению созываемого вскоре Учредительного собрания; летом 1917 года Украина получила автономию. В это же время было восстановлено городское и сельское самоуправление. 1 сентября Временное правительство, без проведения референдума, объявило Россию республикой. В военной политике в целом успешно реализовывался лозунг – «Война до победного конца». К лету 1917 года русский фронт сдерживал самые большие за все военное время немецкие формирования!

(После подписания Брестского мира 70 германских дивизий и 3000 орудий были переброшены с восточного на западный – франко-англо-американский – фронт. Это стало важным фактором, приведшим к затягиванию войны и кровопролития еще на 8 месяцев.)

Февраль и его враги. Наряду с широкой общественной поддержкой, у ВП появились оппоненты справа и слева. 3–5 июля в Петрограде была предпринята попытка большевицкого переворота. Используя демагогию и подкуп, большевики попытались захватить власть, предательски скоординировав свои выступления с немецким командованием, ударившим в те же дни по нашим позициям на фронтах. Красный мятеж вскоре захлебнулся, авторитет ленинцев был подорван. Сам же Ленин, открыто объявленный немецким шпионом, скрылся от суда и бежал в Финляндию, откуда, как и с Дона, «выдачи не было».

Справа деятельность новой власти критиковали консерваторы, организовавшие свое выступление 27–31 августа. Возглавил невнятные действия правых Верховный главнокомандующий генерал Корнилов, который также не получил поддержку в обществе. Эшелоны мятежников не смогли доехать до столицы, поскольку железнодорожный путь разобрали сторонники Февраля. Мятеж был остановлен, но порядок в стране вновь оказался основательно расшатан. В итоге в «окаянные октябрьские дни» корниловцы безучастно наблюдали за выступлением «левых», не мешая им расправиться с ненавистным демократическим правительством. Правые были убеждены, что Ленин и Троцкий власть не удержат. И тогда корниловцы, избавившись и от Временного правительства и от большевиков, возглавят страну. Не многие знали, что Ленин распоряжался колоссальными ресурсами воюющей с Россией Германии, получая от нее финансы, пропагандистскую помощь и даже воинские части. Уже после большевицкого переворота Дзержинский действовал в Москве при поддержке германских учреждений. Свои жалобы жители города, как пишет в книге «Потерянная Россия» А. Керенский, должны были подавать немецкому послу Мирбаху.

Что такое Февраль, главная цель. От божественной легитимации власти – к гражданской! Почти все проведенные Временным правительством преобразования произошли бы и без Февральской революции. Император публично признавал – Россия нуждается в реформах, и он их проведет, как только победно завершит войну. Реформы были подготовлены, но их, конечно же, не следовало начинать во время войны. Однако главный вопрос, главная проблема России состояли вовсе не в сокращении рабочего дня и даже не в отмене смертной казни. Они формулировались иначе.

Глубинная причина действительно переживаемого страной кризиса состояла не в политических ограничениях, неизбежных в военное время. Кризис был не экономический, а идейный. …Русскую власть, как и власть в других странах Европы, столетиями узаконивали не выборы, а процедура Богопомазания. Входящий на престол император был не только законным наследником предыдущего монарха. Обязательная для нового государя процедура «венчания на царство» включала акт получения особых полномочий от Творца, акт Богопомазания. Главой государства мог быть только тот, кто нес перед Творцом ответственность и выполнял его заповеди. В странах, где все – от мала до велика – люди верующие, такой тип узаконивания власти самый эффективный. Однако с конца XIX века в России стал распространяться атеизм. И значит сам фундамент великого государства подвергся эрозии. Рука об руку с атеистами шли нигилисты, террористы, бомбисты. В их понимании власть царя была незаконной, и они начали охоту на Россию. Ф. М. Достоевский, первым заговоривший о русской идее, устами своего героя Ивана Карамазова предрек – если Бога нет, все дозволено!

Предупреждение провидца страна услышала… Главной целью Февраля стало не местное самоуправление, и не равенство сословий, а созыв Учредительного собрания, которое предстояло избирать на самых демократических в то время всеобщих, прямых, равных и тайных выборах. А дальше Учсобрание, т. е. сами народноизбранные должны были определить характер и форму государственного устройства. Временное правительство подготовило Закон о выборах, но, не успев их провести в сентябре, перенесло голосование на ноябрь…

Что такое Февраль, несбывшееся. Провалив июльский путч, Ленин понял – захватить власть в стране можно только хорошо организованной вооруженной силой. И начиная с августа он приступил к подготовке вооруженного мятежа. Между тем, события на фронте разворачивались для нас очень удачно, но крайне неудачно для большевиков. Россия и АНТАНТА победно завершали войну, союзница германцев – Австро-Венгрия – просто утратила способность вести боевые действия. Русский Февраль сделал участие в войне славянских народов, входивших в дунайскую империю – чехов, словаков, хорватов – лишенным всякого смысла. Вена готовилась срочно выйти из войны. Вслед за ней так же собиралась поступить София. Узнав о тайных намерениях австрийцев, Берлин потребовал от своего финансового партнера и, по совместительству, «вождя пролетариата» немедленных действий. Загодя отпечатанные за границей большевистские листовки гласили: «За мир, хлеб и скорейший созыв Учредительного собрания»…

Тихо и бескровно арестовав находившихся в Зимнем министров Временного правительства и заполнив созданные вакансии своими людьми, ленинцы 12 ноября, как и намечалось их предшественниками, провели долгожданные выборы в Учредительное собрание. Демократическое волеизъявление они, разумеется, проиграли, не получив и четверти голосов. Поэтому, параллельно с подсчетом бюллетеней не контролировавшейся ленинцами избирательной комиссией, они срочно создавали неведомую прежней России собственную силовую структуру – ВЧК. В декабре о создании ВЧК было объявлено. И только 18 января 1918-го, а не 28 ноября 1917-го года, как изначально объявлялось, части народных избранников было позволено доехать до Питера и собраться в Таврическом дворце. В ночь на 19 января Учредительное собрание, объявившее советские декреты незаконными, было разогнано чекистами и красногвардейцами. Вышедших на его защиту питерцев и москвичей встретили пулеметные очереди. Десятки демонстрантов были расстреляны…


Подытоживая, еще раз повторю, что знание русской идеи, исследование истории методом «идейного анализа» позволяют правильно понять смысл и значение социальных процессов, происходивших в нашей стране на рубеже XIX–XX веков. Иная методология, выявляющая причины фундаментальных изменений этого периода, мне неизвестна.

Третья серия
Историософия СССР И пост-СССР

Раздел первый
Российский цивилизационный разрыв; СССР вместо России

1.1. Беседа о том, как большевики ПРЕРВАЛИ НАШУ ИСТОРИЮ

Захват власти большевиками означал тотальный разрыв с российской цивилизацией и российской идентичностью. Такой разрыв должен передаваться и в логике повествования данной книги. Поэтому, начиная с этого раздела, я временно ввожу новую, двойную нумерацию страниц.


Но вернемся к основному тексту. Обратимся к компаративистике, посмотрим – исторический разрыв, разрыв государственности – где-то что-то подобное происходило или мы опять «впереди планеты всей»? А Третий рейх и ФРГ, ФРГ и т. н. ГДР – это одно и то же? Народный Китай и Тайвань – какие-то ассоциации возникают? Про Северную, очень «народную» и еще более – «демократическую» Корею и Южную Корею я уже не говорю… Тоталитаризм – это всегда отказ от истории. Он не вытекает из прошлого, но всегда с неизбежностью прерывает историю. Последователи советского тоталитаризма в Европе и Азии разрывали судьбы своих народов так же, как это делали большевики-ленинцы…

Для полноты и точности изложения добавлю, что случаются разрывы, так сказать, более мягкие, чем советско-российский. Например, в современной Франции говорят о «пятой республике», поляки спорят: нынешняя Речь Посполита – четвертая или третья республика. Но это несколько иные сюжеты…

Вернемся в Россию. Сегодня многим кажется, что пишущий о «российском историческом разрыве» похож на человека, свалившегося неведомо откуда. Вроде, сто лет такие мысли никому не приходили в голову, и вот опять… Но это не совсем правильные рассуждения. На свалившегося с Луны или из советского инобытия скорее похож тот, кто разрыв не заметил. Спор с «незаметившим» начну со ссылок на знакомые имена.


Возьмите полное собрание сочинений Ленина (ничего, потом помоете руки), изданный в 1969-м году том 33, страница 28… Черным по белому: «…все прежние революции усовершенствовали государственную машину, а ее надо разбить, сломать. Этот вывод есть основное, главное в учении марксизма о государстве». Работу «Государство и революция» Ленин писал в августе – сентябре 17-го года, в Разливе, когда готовил вооруженный переворот…

А вот слова человека с совершенно другим мировоззрением. Осенью 1918-го русский мыслитель, писатель, публицист Василий Розанов в эссе «Божественная комедия» констатирует: «С лязгом, скрипом, визгом опускается над Русскою Историею железный занавес». (В. Розанов. Миниатюры, М, 2004, с. 486.) Как видим, первым про «железный занавес» сообщил не Черчилль в 1946-м, а Розанов в 1918-м!

Приведу еще несколько цитат разных авторов. Иван Бунин, «Окаянные дни» (апрель 1919): «Наши дети, внуки не будут в состоянии представить себе ту Россию, в которой мы когда-то (то есть вчера) жили… – ВСЮ ЭТУ МОЩЬ, СЛОЖНОСТЬ, БОГАТСТВО, СЧАСТЬЕ…» (Какое страшное и точное предсказание!!)

…Товарищ Сталин, продолжатель дела великого Ленина, выступая в тяжелейший момент войны – 6 ноября 1941 года – с докладом о «24-й годовщине…» мудро заметил: «По сути дела гитлеровский режим является копией того реакционного режима, который существовал в России при царизме». (Т. е. Россия при царизме – этосовсем не СССР! – И. Ч.)

Ну и еще одна подытоживающая цитата. Александр Исаевич Солженицын в одном из интервью констатирует: «Советский Союз соотносится с исторической Россией, как убийца с убитым»!


Перейдем теперь, от цитирования к фактическому, содержательному анализу. Посмотрим, в чем конкретно состоял и проявлялся разрыв.

Всякое государство обозначает и идентифицирует себя через набор символов. Переход в Советскую Россию – это принятие нового флага, герба, гимна и, одновременно, запрет на русский гимн, герб и флаг. По сей день депутаты-коммунисты в Госдуме

носят на лацканах своих пиджаков значок с флагом несуществующей РСФСР, подчеркивая единство совка и постсовка. Большевицкий переворот привел к отказу от самого название страны – Россия превратилась в Советский Союз. Нынче одураченные подростки бегают по улицам в майках с надписью «Моя родина – СССР». Маек с надписью «Моя родина – Россия» в постсовке я не видел. Правда недавно появились футболки с замечательным лозунгом – «декоммунизация!»


Госсимволы – это важная, но внешняя идентификация государства, его глубинная характеристика – тип и характер государственного устройства. В 1917 году думская монархия, сброшенная с февральской, республиканской высоты, трансформировалась в т. н. «республику рабочих и крестьян», в «диктатуру пролетариата», точнее, конечно, в диктатуру над пролетариатом.

Важнейшая часть всякого государства – его правовая система. 30 ноября 1917 года предсовнаркома юрист Ульянов издал декрет, которым отменил и запретил действие всего корпуса российских законов, создававшихся 1000 лет. С этого момента обращение к русскому праву каралось конфискацией имущества. Суд присяжных заменялся т. н. «революционным правосудием», т. е. абсолютным произволом. Российские суды и адвокатура были распущены. С ноября 1917 по 1922 уголовный кодекс вообще отсутствовал.

Одновременно был провозглашен открытый и полный отказ от норм и принципов международного права. Ни в СССР, ни в постСССР отношение к происходившему сто лет назад не менялось и даже не обсуждалось.

08 января 2018

В Совфеде пригрозили выходом из ВТО в случае удовлетворения иска ЕС к России

Ранее Евросоюз потребовал выплатить почти 1,5 миллиарда евро компенсации из-за запрета на импорт свиноводческой продукции европейских производителей.

Запрет на ввоз свиноводческой продукции из Европы был введен в 2014 году по санитарным соображениям. ВТО признала его незаконным…


С ленты новостей…10 мая, 19:43

Минюст не признал решение суда о компенсациях за присоединение Крыма.

В Минюсте пояснили, что Россия не признает наличие у Гаагского арбитража права на рассмотрение исков украинских компаний о выплате им компенсаций.

Власти России не признают решение Постоянной палаты третейского суда в Гааге (ППТС) о взыскании с России компенсации в пользу украинских компаний, утративших свои активы в Крыму после присоединения полуострова к России.

«Российская Федерация не признает вышеуказанное решение в связи с отсутствием у арбитража юрисдикции на рассмотрение упомянутого иска», – сообщили РБК в пресс-службе Минюста России.

Напомню, что во время перестройки М. Горбачев выдвинул лозунг – «Мы должны построить правовое государство». Тем самым генсек-президент признал, что все советские десятилетия режим был не правовым. Однако дальше лозунга дело не пошло.

Всякое государство создает свои силовые структуры. Русскую полицию и жандармерию Февраль отменил и сформировал милицию. А большевики разоружили и распустили русскую армию. В Брестский мир они, по собственной инициативе, вписали 5 статью – о ее роспуске. Германцы удивились, но возражать не стали.

Ленин вполне обоснованно опасался и ненавидел нашу амию больше, чем немецкий кайзер. Вернись русские солдаты домой с оружием, висели бы большевицкие вожди на фонарях. О преобладании анти-большевицких настроений не только в обществе, но и в войсках свидетельствовали социологические опросы и результаты проводившихся в воинских частях выборов в Учредительное собрание. (Исключение составляли настроения в тыловом, столичном гарнизоне.)

На новых принципах и по другим правилам создавалась Красная армия. Зачастую для ее формирования применялось устрашение граждан и облавы. Кроме того, в действующих соединениях красных Троцкий вводил принцип децимации. В случае поражения в сражении с белыми часть могли выстроить и расстрелять каждого десятого (а иногда – и пятого)…

Добавлением к созданной Троцким новой армии стало детище Дзержинского – новая власть сформировала не существовавшую прежде, силовую структуру – карательную политическую полицию ВЧК. В последующие десятилетия эта организация неоднократно переименовывалась, но ее сущность и цель не менялись – борьба и уничтожение оппонентов и противников большевицкого режима.

Утверждение советской государственности происходило параллельно с проведением национализации частной собственности. Публично смысл национализации объяснялся вполне убедительно – «народу возвращалось то, что было им создано». Но в действительности национализация выполняла совершенно другие задачи. Во-первых, она открыто и как бы законно лишала имущества прежних собственников, превращая их в людей бесправных. Во-вторых, заводы, фабрики, порты… – все это огосударствлялось и как бы переходило в руки народа. Но фактически это становилось собственностью номенклатуры, которая самостоятельно определяла – как и в какой пропорции использовать и распределять доходы, получаемые всей советской экономикой.

Монополизация собственности в руках номенклатуры превращала трудящихся в новых крепостных, целиком зависящих от воли государства. Рабочие и служащие потеряли реальную возможность бастовать и отстаивать свои интересы, поскольку, лишаясь из-за протеста работы на данном предприятии, они могли искать новое место только на таком же государственном предприятии. Народ попал в полную зависимость от власти.

Большевики поддержали объявленную февралистами отмену сословий и привилегий и декларировали социальное равенство. Но в действительности вместо равенства они, подвергнув репрессиям представителей прежних привилегированных сословий, тайно создали новый эксплуататорский класс – партгосаппарат, или, иначе, номенклатуру, которая пользовалась особыми, тайными привилегиями и жила по собственным, отличным от действующих в стране, законам и нормам.

Еще одной гранью разрыва между исторической Россией и советским квазигосударством стало переименование историко-культурного пространства и времени. Так называемый «Ленинский план монументальной пропаганды», в действительности – план уничтожения национальной исторической памяти, принятый в апреле 1918 года, означал «снятие памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг».

Прежний календарь также перечеркивался и переписывался. Старые праздники попали под запрет или «переименовывались». 6 мая – день рождения императора Николая II – превратился в 19 мая (новый стиль) – день рождения пионерии. 23 февраля (по старому стилю) – день начала Февральской революции – был объявлен днем рождения Красной армии. 7 ноября – день вооруженного большевицкого мятежа – стал праздником Великой Октябрьской социалистической революции…

Так же менялась карта страны. Исторические названия городов, площадей, улиц вытесняли советские топонимы. По очень приблизительным оценкам, в среднем из 10 исторических названий за прошедшее столетие уцелело два – три.

Уникальный за все советские десятилетия случай возвращения наименований произошел в осажденном Ленинграде. За 14 дней до прорыва осады, в январе 1944 года, председатель горисполкома П. Попков вернул 20 магистралям города их исторические имена. Невский проспект, временно называвшийся «проспект 25 октября»», вновь стал называться Невским, вместо Ленинского на карту города вернулся Пискаревский проспект. В 1945 году отдельным улицам в Киеве, Одессе и Харькове также вернули их досоветские наименования…

Если все произошедшее, как уверяют некоторые, не было историческим разрывом, тогда объясните – что вообще такое исторический разрыв и в чем он должен выражаться? А остальным я предлагаю вспомнить стихотворение Марины Цветаевой «Страна», написанное в июне 1931 года.

С фонарем обшарьте
Весь подлунный свет!
Той страны на карте —
Нет, в пространстве – нет.
Выпита как с блюдца, —
Донышко блестит.
Можно ли вернуться
В дом, который – срыт?
Заново родися —
В новую страну!
Ну-ка, воротися
На спину коню
Сбросившему! Кости
Целы-то – хотя?
Эдакому гостю
Булочник – ломтя
Ломаного, плотник —
Гроба не продаст!
Той её – несчётных
Вёрст, небесных царств,
Той, где на монетах —
Молодость моя,
Той России – нету. —

Как и той меня.

Добавлю еще несколько уточнений и соображение, без которых картина цивилизационного разрыва будет неполной. Новая власть навязала разрыв не только по формализованным линиям, образуемым самим государством, – по линии права, армии, собственности и т. д., но и по неформальным граням, создаваемым и поддерживаемым обществом, по граням не государственной, а общечеловеческой и общенациональной идентичности. Большевицкий захват с трудом, постепенно, но настойчиво вел к трансформации самых глубинных основ человеческого общежития – к вырождению и переворачиванию морали и нравственных норм.

В Германии Фридрих Ницше, современник Ф. Достоевского, приветствовал гибель богов, а значит, и гибель морали. Ницше предсказывал, что на смену старому человеку, чье поведение ограничено нравственными нормами, придет новый сверхчеловек, действия которого ничто не сковывает. Германские национал-социалисты во многом использовали идеи ницшеанства.

В советизированной России происходили процессы не менее чудовищные. Традиционно русская мораль – библейские заповеди: чти отца, чти мать… – фактически была отменена. Выступавший в октябре 1920 года на III съезде комсомола Ленин потребовал сломать традиционную мораль и отказаться от прежних, общечеловеческих правил поведения. Отныне высшей ценностью провозглашалась не жизнь человека, а содействие победе мировой революции. Нравственно все, что служит торжеству нового строя и разрушает старые, тысячелетием отработанные правила!

На коммунистическом иконостасе появился Павлик Морозов, прославившийся, по официальной версии, тем, что предал собственного отца. Отказавшись от общечеловеческой морали, от самого фундаментального, важного и необходимого для сохранения человеческой жизни, советский режим обрек наш народ на невиданные в истории страдания и лишения. Впрочем, правящий класс обрек и самого себя на трагическую развязку в исторически недолгой перспективе.

С первых же дней захвата власти большевики вводили в России цензуру – запрет на свободу слова и свободу печати. В 1921 году Ленин ввел запрет на свободную научную мысль, отменив традиционную социальную науку. Были закрыты все социально-гуманитарные факультеты (права, истории, философии, социологии, филологии) российских университетов. Власть, возможно, не сознавая этого, загнала себя в стратегический тупик, в пространство постоянной лженаучной фальсификации. Большевицкий режим сам обрек себя на крах, но, поскольку всеми своими щупальцами он впился в тело страны, в чрезвычайно сложном положении оказались захваченные и порабощенные им российское общество и государство…

1.2 Беседа об отказе от русской идеи

Разрыв с русской историей и самобытностью был частью процесса большевицкого расчленения России. Что было дальше? Глубинный уровень отказа – это отрицание русской идеи. Собственно, «разорванность во времени», которую я уже описал, и разрыв с русской идеей – это две взаимосвязанные грани одного и того же процесса…

Важнейшая компонента русской идеи, как уже говорилось, – это православие, попавшее на стыке двух столетий в полосу кризиса. На смену православию, точнее, в дополнение к нему, как своему главному регулятору и ориентиру, Россия выбрала демократию и переход к народовластию. Как на это реагировали большевики? Они нанесли сокрушающий удар по самой основе нашей государственности – по русской церкви. Говоря формально, Ленин объявил об «отделении церкви от государства», но фактически речь шла о разграблении церкви и о физическом уничтожении многих ее служителей и прихожан. В годы гражданской войны 200 тысяч священников было расстреляно, повешено, утоплено… Из 80 тысяч храмов, действовавших в 1917 году, к 1991 году уцелело и функционировало около 8 тысяч церквей. Все другие конфессии также подверглись разгрому. На смену традиционным формам российской духовности пришла т. н. «коммунистическая идеология», подробнее о которой мы поговорим позже.

Другая составляющая русской идеи, как мы помним, – это собирание земель. С середины и даже с начала XIX века оно переходило в обустройство. Такой переход большевиков также не устроил. Захватив власть, они объявили о неизбежности мировой революции, т. е. о стремлении распространить свою власть на всю планету. Как иронизировали их оппоненты, большевики неизменно борются за мир, причем за весь! Л. Троцкий изложил свою идею понятно и доступно: «Россия для нас – это хворост в костре мировой революции». Та же мысль выражена в большевистских лозунгах к октябрьским торжествам 1 ноября 1918 года: «Чтобы завоевать весь мир навсегда, будьте готовы пожертвовать всем!» Как видим, и эта составляющая русской идеи была отброшена и перечеркнута коммунистическим проектом.

Третья составляющая – общинный, неформальный коллективизм. На его месте в Советском Союзе утверждался коллективизм формально-государственный. Всякий советский человек – с детства и до своего последнего часа – должен был пребывать в формальном объединении – пионерском, комсомольском, трудовом, учебном, воинском, творческом, спортивном и т. п. Руководитель такого коллектива был обязан проводить «строго государственную линию», а члены коллектива должны были ему подчиняться.

ВСоветском Союзе в 1983 году, в канун перестройки, появился фильм, где, пожалуй, впервые конфликт отдельного человека и формальной группы, индивида и коллектива, разрешался не в пользу коллектива. В картине Ролана Быкова «Чучело» школьница Лена Бессольцева противостоит всем одноклассниками, но оказывается правой!

Небольшое отступление. В современной, постсоветской России действуют, в несколько «отредактированной» форме, те же принципы организации и управления, которые действовали в СССР. Стремление к экспансии, в частности, присоединение территорий, рассматривается как стратегически верное. В экономике – бесспорный приоритет отводится расширению добычи полезных ископаемых, а не их переработке. Стратегия экстенсивного существования перечеркивает курс на качественный рост.

В соотношении неформальных и формальных объединений неформалам включен «красный свет», дорога им перекрыта. А если некое неформальное гражданское объединение все же начинает приобретать самостоятельный социальный вес и значение, власти либо преобразуют его в объединение формальное, либо просто стремятся такую группу распустить. Из недавних примеров – ситуация с движением «Бессмертный полк», которое превратилось из неформального и гражданского в формализованное и официальное. Другой пример – объединение «Бессмертный барак», акция памяти о замученных в сталинских лагерях. Информация об этом начинании, лишь только о нем заговорили СМИ, тут же исчезло из эфира, а о самом объединении, практически, ничего не известно. Еще один пример – общество «Мемориал», которое постоянно подвергается давлению со стороны властей и не может действовать в полную силу…


Если не вникать в суть происходящего, может показаться, что после 1991 года отношение государства к основе русской идеи – к православию – принципиально изменилось, но такой вывод будет неверным. В советские годы уголовно преследовалась пропаганда религиозных чувств, а теперь уголовно преследуется оскорбление религиозных чувств. В действительности, изменилось не столько государство, сколько РПЦ, которой существующий режим предписал идти по пути полного подчинения и растворения в постсоветской системе власти. Официальная церковь стала ее опорой. Поэтому в новой ситуации оскорбление церкви оказывается равносильно оскорблению власти.

1.3. Беседа о том, как русскую идею заменяли коммунистической идеей

Порвав с русской идеей, а, значит, и с исторической Россией, большевики были вынуждены предложить обществу какую-то «прилично смотрящуюся» альтернативу. И они поспешили это сделать. Главным лозунгом и целью страны был объявлен коммунизм. Ответ на вопрос, что такое коммунизм и что такое коммунистическая идея, звучал в советских средствах пропаганды ежедневно, и, в то же время, он остался невероятно запутанным и фальсифицированным. В 60-е – 70-е годы на Западе проводились разного рода «антикоммунистические конгрессы» и «форумы», целью которых была критика СССР. Протест против социализма и коммунизма периодически звучит из уст современных российских либералов (в свое время у меня был горячий спор на эту тему с Валерией Новодворской). В результате вновь и вновь возникает неразрешенный вопрос: коммунизм – это зло или добро? Ответ я представлю позже, а прежде определю смысл самого исходного понятия «коммунистическая идея», точнее, напомню то, что читателю и так должно быть хорошо знакомо.

Начну, наверное, со странной для автора-«антисоветчика» и, в то же время, с почти очевидной констатации – коммунистическая идея – это одна из самых сильных, гуманных и привлекательных идей, сформулированных человеческой мыслью. Коммунизм – это социальная справедливость и равные права для всех, это общество, в котором свободное развитие каждого является условием свободного развития всех, где человек человеку – друг, товарищ и брат… Коммунизм – это отмирание государства, солидарность трудящихся, это «кто не работает, тот не ест», это «каждый – по способности, каждому – по потребности» и т. д., и т. п. Не удивительно, что такие идеи находили сторонников в самых разных уголках нашей планеты – от юга Африки до севера Америки.

Так в чем проблема, после вышесказанного совершенно непонятно – почему мировой коммунизм, по-другому – «соцлагерь» рухнул? На этот вопрос пора ответить! Если говорить точно, то рухнул не коммунизм и не социализм, а самая грандиозная мистификация XX века, самая большая пародия на социализм – рухнул советский мифосоциализм. Ибо политический режим, который существовал и удерживался в т. н. «соцлагере», в действительности никогда не был социалистическим.

Если говорить конкретней и вычленить самое основное, то ключевая характеристика социализма – это отсутствие эксплуатации. Речь идет о такой системе, где все средства производства и вся собственность принадлежат всему обществу, всему народу, а не отдельному классу хозяев-капиталистов. Раз частная собственность отсутствует, значит, нет «чужого труда» и, значит, никто не может присваивать продукты чужого труда. Т. е. социализм – это когда все, что ты сделал и заработал, – ты и получил (за вычетом средств, которые могут идти на бесплатное образование, здравоохранение, оборону, помощь нуждающимся и т. и.). Однако в реальном Советском Союзе, как и в других «соцстранах», эксплуатация существовала, и существовал класс эксплуататоров – часть произведенного трудящимися здесь негласно и тайно присваивала господствующая номенклатура (партгосаппарат). Расчеты экономистов показывают, что уровень эксплуатации, т. е. уровень несправедливого перераспределения доходов в СССР и других «соцстранах» был значительно выше, чем в странах Запада. Словом, поныне сохраняемый «миф о советском социализме» – это откровенная фальшь, по сей день используемая постсоветской пропагандой.

Уточню, что проведенные выше важные, хотя и игнорируемые «официальным информационным пространством», разоблачения советчины вовсе не являются авторским открытием. Первым сложившуюся в СССР после Октября систему объективно проанализировал изгнанный из страны организатор большевицкого переворота Лев Троцкий в работе «Преданная революция». Позднее ту же проблематику изучал югославский теоретик и экс-коммунист Милован Джилас в работе «Новый класс». Еще позже к теме обратился покинувший Советский Союз профессор Российского университета дружбы народов Михаил Восленский, опубликовавший на Западе глубокую и содержательную работу «Номенклатура». Если говорить не о теоретиках, а о политиках, то стоит вспомнить «Алжирскую речь» Че Гевары, где он признал – ни о каком социализме в бюрократизированных СССР и КНР говорить нельзя.

Поставлю «точки над и», сделаю еще одно уточнение. В начале беседы я уже писал, что получаемое трудящимися в воображаемо-идеальном социалистическом государстве денежное содержание не может быть полным. Часть заработанного идет на бесплатную медицину, образование и т. п. В СССР такие отчисления в бюджет назывались «общественные фонды потребления». Некоторые теоретики утверждают, что за счет действия ОФП происходила корректировка доходов граждан и достигалась та самая социальная справедливость, о которой рассказывала советская пропаганда.

На самом деле анализ экономической статистики показывает обратное. Советское государство и в этом отношении было уникальным, оно заботилось не о бедных, а о богатых. Изначально зарплата устанавливалась здесь не пропорционально трудовому вкладу (что декларирует марксистская теория), а пропорционально идеологической активности и ангажированности работника. В добавление и в продолжение этого принципа, место, занимаемое человеком в существующей номенклатурно-идеологической иерархии, напрямую коррелировало с размером дополнительного дохода, получаемого им из общественных фондов. Проиллюстрируем и подтвердим представленные соображения несколькими конкретными примерами.

Как известно, почти все жилье в СССР трудящиеся получали (если, конечно, они его получали) бесплатно, за счет тех самых ОФП. Но трудно представить какого-то секретаря райкома или горкома, который стоит в долгой очереди на квартиру. А вот обычные труженики могли годами тесниться в подвалах и коммуналках в ожидании нормального жилья… В минздраве СССР существовало Четвертое главное управление, отвечавшее за лечение высшего руководящего слоя страны. В 80-е годы бюджет Минздрава делился «по справедливости» – на две равные части: 50 % средств уходило в 4 главное управление, а остальные 50 % – на лечение всего советского народа.

Одни и те же негласные правила действовали в СССР и в мирное, и в экстремальное военное время. В осажденном Ленинграде, где полтора миллиона человек умерло от голода, руководителю городской парторганизации А. Жданову приходилось лечиться от ожирения. Собственно, принципиальные изменения не произошли у нас и после 1991 года. По уровню социальной несправедливости и поляризации нынешняя РФ (согласно Конституции – государство «социальное», а в действительности – сословно-корпоратичное) занимает первое место в мире…

1.4. Беседа о том, как русскую идею заменили коммунистической идеологией

Теперь пришло время разобраться со вторым важнейшим и ключевым понятием советской системы – с термином «коммунистическая идеология». Если реальное содержание концепта ком. идея, как мы уже выяснили, понять довольно просто, то над смыслом словосочетания «коммунистическая идеология» автору, в свое время, пришлось очень долго ломать голову. Значение этого понятия никто не объяснил ни в советское, ни в постсоветское время, хотя и в нынешней КПРФ продолжает действовать «идеологический отдел». А википедия «без затей» определяет «ком. идеологию» просто как синоним «коммунистической идеи».

Так что же такое «ком. идеология» на самом деле? Если взяться за философские словари советских времен, мы увидим, что термины «ком. идея» и «ком. идеология» разведены, но про ком. идеологию говорится что-то совершенно невнятное – какая-то «совокупность взглядов и воззрений господствующего класса…» и прочая дребедень. При этом книги с названием «Коммунистическая идеология» – самого частотного термина советской пропаганды – вы нигде не встретите…

Если обратиться к К. Марксу и прочитать его работу «Немецкая идеология» (единственная книга классика, в название которой входит интересующее нас понятие), мы увидим, что «идеологией» он называет искаженное и деформированное отражение реальности. Соответственно, о «коммунистической идеологии» Маркс не писал никогда. Этот термин был ему не только незнаком, но просто несовместим с его теорией…

Обратимся к трудам крупнейшего западного специалиста по идеологии – Карла Мангейма. Увы, и в его книгах ответ на вопрос, что такое коммунистическая идеология, отсутствует. Правда, после изучения Мангейма становится ясно, что «идеология» в понимании западной социальной мысли и «коммунистическая идеология» в трактовке советских пропагандистов – это понятия, близкие по звучанию и написанию, но совершенно разные по смыслу и значению…

Ладно, не будем дальше мучить читателя, сформулируем ответ…Дело в том, что реальная жизнь в СССР была совершенно не похожа на коммунистический миф. Решить по-настоящему проблему «несоответствия» – снять ее – партноменклатура не только не могла, но и не собиралась. Однако само существование этого противоречия было совершенно очевидно. Для разрешения проблемы власти пошли своим особым путем. Ленин начал, а Сталин завершил создание системы тотальной цензуры.

Сайт Коммерсант. ru

07.11.2017, 18:49 обновлено в 19:45

ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРЕДЛАГАЕТ ВЫДЕЛИТЬ ТАСС 210 МЛН РУБЛЕЙ НА ПОЛИТИЧЕСКИЙ КАНАЛ ДЛЯ ДЕТЕЙ


Правительство предложило выделить ТАСС дополнительные субсидии на сумму 210 млн руб. на создание канала общественно-политической направленности для детей, сообщает РБК со ссылкой на поправки в проект бюджета на 2018–2020 годы. Субсидии будут направлены на «финансовое обеспечение создания и организационно-техническое сопровождение специализированного канала общественно-политической направленности, ориентированного на детей в возрасте 8–16 лет».

В результате вся циркулирующая в государстве информация подвергалась жесткому контролю, обработке и переработке. Информационные потоки из-за рубежа либо пресекались и не пропускались, либо – переинтепретировались и приобретали необходимый для власти смысл. Все собственные сообщения, создаваемые внутри страны также изначально, прежде чем стать содержанием информационных каналов, подвергались обязательному цензурному контролю. Но и этим власть не ограничилась. Она ставила целью распространить контроль также на все неофициальные информационные потоки – письма, телефонные переговоры, частные беседы, тексты, отпечатанные на пишущей машинке, и т. д.

Цель контроля, как и само признание существования контроля, никогда не оглашались, но понять, в чем состоял замысел создателей машины тотальной лжи, – не сложно. Все информационные потоки должны были дополнять друг друга и решать общую задачу – укреплять и поддерживать миф о строительстве в СССР самого передового общественного строя. Информация неопределенная и, тем более, отрицающая сказанное до советской аудитории дойти не могла. Так что ком, идеологию можно определить как контроль за всей циркулирующей в государстве и обществе информацией с целью поддержания мифа о строительстве коммунизма.

Ком. идеология предполагала бесконечное разнообразие манипуляций с информацией: ее утаивание, фальсификацию, искажение, если нужно – гипертрофированное раздувание каких-то фактов, все с той же целью – поддерживать миф-картину коммунистического строительства в СССР. Подробно описывать, как были устроены Главлит, репер-тком, выставком, библиотечный спецхран, почтовые цензоры, как работала система радиоглушения, как работали контролирующие мысль редколлегии журналов и т. д. и т. п., чем занимались секретари парткомов по идеологии, пионервожатые, пограничники, платные стукачи и прочая, и прочая, – я не буду, кое-что об этом написали другие авторы. Уточню только, что, несмотря на тотальный информационный контроль, часть граждан отказывалась верить и принимать коммунистическую мифологию. Более того, находились и те, кто такому зомбированию препятствовал и противодействовал. В частности, через самое страшное преступление советских времен – через самиздат.

Из сказанного вытекает, что ком. идеология изначально должна была включать и реально включала две составляющие. Первая – это машина цензурного воздействия на информацию. Вторая – система физического воздействия на граждан, которые не принимали обработанную информацию, кто с ней не соглашался, кто не поддавался зомбированию. Вторая составляющая – это машина подавления граждан через террор, ГУЛАГ, КГБ, депортации, искусственные голодоморы и т. д.

И еще один подытоживающий, важнейший вопрос и, конечно же, ответ. А зачем, собственно, надо было поддерживать миф о комстроительстве? Что, без этой демагогии никак нельзя было обойтись?

Сказка про коммунизм решала ключевую политическую задачу. Она была главным способом легитимации советчины и как бы узаконивала самоназначаемую власть. Если мы соглашаемся с тем, что «наш народ строит самую передовую формацию», мы, тем самым, признаем, что руководители этого процесса – самые прогрессивные люди, которые становятся как бы новыми святыми и неприкасаемыми. В таком политико-информационном пространстве всякое критическое высказывание в адрес руководителя государства становится высказыванием против прогресса. Такое «кощунство» мог себе позволить либо сумасшедший (критиков режима в брежневско-андроповские времена отправляли на принудительное психиатрическое лечение), либо сознательный враг народа. Не удивительно, что враги, после 1917 года, существовали всегда, но в разные периоды назывались по-разному – контрреволюционеры, «кулаки и подкулачники», антисоветчики, диссиденты, стиляги, неформалы, иностранные агенты, «пятая колонна», экстремисты всех мастей и т. д. ит. и.

Поверх раздела, поверх истории
Беседа о новой концепции историософии России

О кратком содержании «предыдущих серий» и о том, что мы увидим дальше. Итоги и напутное

Еще раз напомню.

Первая эпоха российской государственности – это поиск политического центра, определение места ее столицы (862 —1325).

Вторая эпоха российской государственности – собирание земель, приоритетное значение количественного роста (1325–1880).

Третья эпоха российской государственности – переход к философии обустройства, к качественному развитию (1880–1917).

Третью эпоху прервал большевицкий переворот.

[Отступление. В начале книги я подчеркнул, что тексты в области социальных наук всегда стараюсь писать нормальным, обычным (а не занаученным) языком. Бэтой работе вы не встретите фразы типа «экзистенциально-ретиальная дизъюнкция трансцедентально-виртуальной апперцепции…» и т. п. и т. д.

Однако процессы, происходящие в обществе, довольно часто не являются ни банальными, ни очевидными, ни прозрачными. Стараясь не усложнять их описание искусственно, автор, конечно сознает, что объяснить происходившее «коротко и ясно» удается далеко не всегда. (Будь ситуация обратной – социальная наука была бы не нужна. Хватило бы простого здравого смысла.)

Чтобы сделать свои рассуждения более понятными, я иногда прибегаю к повторам (скоро внимательный читатель увидит несколько важных, но повторяющихся абзацев – при желании он может их пропустить), часто – к выделению и прописыванию выводов, время от времени – к пока не принятому в научной литературе использованию разных типов шрифтов, подчеркиваний, выделений и также – к разного рода паузам и интервалам между частями текста. Ни один нормальный человек не может часами говорить монотонно, интонация у нас несет до 40 % информации. Поэтому и текст должен быть местами – «тише», а местами – «громче».

Это очередное отступление и пояснения – для тех, кто не привык читать подобного типа книги.]

Принципы и ценности, на которых выстраивалось русское государство, к концу XIX века, проработав целое тысячелетие, попали в полосу кризиса. Китайский иероглиф, обозначающий кризис, одновременно обозначает и новые возможности, новый шанс. В соответствии с этой логикой, с начала века ХХ-го Россия активно приступила к модернизации своих глубинных правил, русская идея вошла в полосу реформирования.

Однако начало третьей эпохи было осложнено объявленной нам Германией войной и вынужденным включением России в Первую мировую. Ну а дальше… Буквально за сутки до ее окончания – это не метафора, это точная датировка, – за 24 часа до победы России группа заговорщиков, получивших неограниченную помощь воюющего с нами кайзера, совершила государственный переворот. Произошел РАЗРЫВ с российской историей и идентичностью, с российской идеей. Великое государство пало, не выдержав террор путчистов, прикрываемый мифом о строительстве коммунизма…

Сделаю здесь еще одну вставку. Нам не обойтись без описания, отчасти – повторяющего, но и подытоживающего то, что происходило в мрачный осенний день 25 октября 1917 года в нашей северной столице… (Представляемый ниже фрагмент полностью был опубликован в канун столетней годовщины переворота в газете «Московский комсомолец», а также на ряде сайтов в России, в Украине, в Сербии и Германии.)

К столетию русской катастрофы

Невыявленные смыслы

Избавиться от мифов. Смысл событий, происходивших в нашей стране 100 лет назад, до сих пор не раскрыт официальными историками и продолжает фальсифицироваться нынешними СМИ.

В день векового юбилея телеканал «Россия 1» посвятил Октябрю программу «60 минут». От Зюганова и его единомышленников мы услышали:

– История не знает сослагательного наклонения. Что было – то было!

На самом деле, история, как наука, изучает и реализованные, и не реализовавшиеся возможности. Во втором случае выявление причин позволяет получить важные дополнительные выводы… «Сослагательный запрет» – это откровенное цензурирование свободной мысли, а в нашем случае еще и оправдание преступлений прошлого.

– Царская Россия проиграла три войны подряд, – в сотый раз уверял назначенный телередакцией «главным по дискуссии» Зюганов.

Не подряд, а за двести лет, и не три, а две! Запомним, коммунисты – самые отвратительные очернители исторической России!

– России нельзя было ввязываться в мировую войну, – повторял лидер КПРФ. Ввязалась в войну Германия, а не мы. В 1913 году кайзер прислал в Петербург своих экономистов, которые получили необходимую информацию от министра финансов Коковцева. Вернувшись в Берлин, эксперты заявили – если Вильгельм не начнет войну в ближайшее время, он не начнет ее никогда. Россия вырывается вперед невероятными темпами и становится не только геополитическим, но экономическим гигантом Европы!

Спустя несколько месяцев Германия объявила нам войну. Началась Первая мировая. Характерно, что именно с 1914 года картина происходившего в России большевиками сверхсфальсифицирована, что необходимо им для сохранения мифа «о великом Октябре».

От мифов – к реальной истории. Первый разговор – о Феврале. Как я уже писал, смысл Февраля состоял в переходе от божественной к гражданской легитимации власти. На 12 ноября Временное правительство А. Керенского назначило выборы в российское Учредительное собрание, на 28 ноября – начало работы РУС. Судьбу государства теперь должны были определять избранные народом. Другая важнейшая задача февралистов – война до победного конца.

Что происходило в октябре. Главной задачей Ленина был захват власти. Но для этого прежде надо проиграть войну, иначе законным триумфатором страны станет Керенский. События на фронте развивались крайне неудачно для большевиков и удачно для России. Австро-Венгрия оказалась не способна продолжать боевые действия. Составлявшие дунайскую империю славянские народы – чехи, боснийцы, словаки, хорваты – после Февральской революции воевать с русскими не хотели и не могли. На 26 октября в Лодзи была назначена встреча министра иностранных дел российского Временного правительства и делегации из Вены для подписания мира. Вслед за австрийцами из войны выходила Болгария.

Узнав о тайных планах своих союзников, Берлин срочно обратился за помощью к проплаченному другу – Ульянову. Ленин с криками «днем позже… промедление смерти подобно…» и Троцкий поручают Антонову-Овсеенко арестовать Временное правительство. За сутки до окончания войны – 25 октября министры ВП арестованы.

26 октября «II съезд Советов» принял ленинский Декрет о мире – т. е. о сепаратном выходе из Антанты и о капитуляции германцам или, как заявил в Совфеде РФ в июле 2012 года В. Путин, – о «национальной измене». Про т. н. «2 съезд Советов» – напомню: ни 1-й, ни 2-й съезд сами Советы не признали, в действительности так назвали совещание представителей Советов нескольких регионов, где ленинцы преобладали. Большевицкая «Правда» про не происходивший «штурм Зимнего» 26 октября ничего не писала. Что дальше? Назначенное «съездом» временное большевицкое правительство тихо проводит выборы 12 ноября и их проигрывает, не получив и 22–24 % голосов. В декабре оно срочно создает ВЧК и уже в следующем году – 18 января, а не 28 ноября, как изначально объявлялось, – позволяет части делегатов собраться в Таврическом дворце Петрограда.

РУС принимает постановление о незаконности советских декретов, и в ту же ночь делегатов разгоняют, а демонстрантов в двух столицах, вышедших на поддержку законно избранной власти, расстреливают красные пулеметчики. Убито больше сотни человек. Так большевики решают вторую важнейшую задачу – захват власти. Выступивший на съезде Учсобрания Н. Бухарин заявляет о начале гражданской войны…

Спрашивается – где вы разглядели «Великий Октябрь» и «Великую революцию»?

Октябрь и российский разрыв. Незаконная большевицкая власть, в действительности, представляла интересы только своих вождей и не имела никакой социальной базы ни в прошлой, ни в современной им России. Даже русские марксисты – Плеханов, Мартов и др. – не признали законность путча. Поэтому ленинцам пришлось отказаться от всего тысячелетнего наследия страны.

СССР – вместо исторической России. Вместо русской идеи большевики провозгласили «коммунистическую идею» – социальную справедливость, отказ от эксплуатации, свободное развитие каждого – условие свободного развития всех, каждый – по способности, каждому – по труду и т. д.

Но громкие лозунги служили прикрытием ужасающей советской реальности. В СССР царила тотальная цензура и духовное рабство, закрытые границы, сверхэксплуатация, экономическая отсталость, дефицит, голод и нищета, катастрофа в агросекторе и т. д.

Неудивительно, что вся история СССР – это история сопротивления нашего народа тоталитарной власти, а также история борьбы этой власти с собственным народом. Большевизм – это три искусственных голодомора, это ГУЛАГ – «тот же Освенцим, но без крематория», это красный террор и большой террор, это депортация 6 миллионов человек. Но это и белое движение, и власовское движение, и Локотская республика, и восстания в Кронштадте, Тамбове, Воркуте, Норильске, Новочеркасске, и диссидентство, и неформалы 80-х…

Итоги и перспективы. В XX век Россия вступала с претензией на мировое лидерство, закончила его распадом страны.

Почти все пострадавшие от сталинских репрессий – и народы, и граждане, – теперь, тихо и незаметно, официально реабилитированы, но это означает, что Сталин, Ленин и их последователи совершили преступный геноцид нашего народа, при этом они остались главными героями и символами постсоветского государства. Что-то еще надо пояснять?

Чтобы выйти из 100-летнего тупика, необходимо проделать гигантское интеллектуальное и духовное очищение. Лишь отказавшись от советчины и дав ей правовую оценку, объявив программу преемства с исторической Россией, с Февралем и белым движением, чье наследие надо модернизировать и реформировать, а также – усвоив опыт европейских демократий, мы получим шанс возродить российскую цивилизацию и, выйдя из положения изгоя, вернуться в мировую историю, заняв в ней достойное место…


Вернемся к основному повествованию. Если история России, как это вытекает из предложенной автором концепции, была прервана, то следующий период, и это тоже вытекает из предложенной модели, невозможно описать «в старом масштабе». Для его измерения, анализа и понимания необходима какая-то новая система координат. Подобно тому, как первый россиевед, Дмитрий Иванович Менделеев, кроме прочего, открыл свою «систему химических элементов», его последователи, изучающие нашу страну, должны создать и выявить «новую систему исторических событий», новую матрицу понимания «советско-постсоветской» России.

Так как же нам понимать «советскую» историю, как описать и структурировать путь, по которому вынудили идти наше угнетенное Отечество? Официальная, «советская» история СССР как «история партсъездов и пятилеток» – это не просто порожденное ком. идеологией поверхностно-имитационное описание происходившего, это трактовка, которая сознательно скрывает и фальсифицирует подлинные процессы и противоречия, определявшие наш путь…

…В стране и за рубежом работают исследователи, не принимающие советско-постсоветскую официальную догматику и представляющие альтернативное, критическое, «внесоветское» понимание советского периода нашей истории. Однако и внесистемные авторы, как правило, более полно и достоверно описывая происходившие события и процессы, размещают их в прежней матрице сталинской историософии. Советский период, по-прежнему, представляется как хроника сменяемости вождей, генсеков и «этапов строительства социализма».

Сказанное касается ряда новых и интересных работ группы бывшего директора Института российской истории РАН А. Н. Сахарова («История России», 2007, раздел 5), книги «Две России», М., 2008 – семи авторов, возглавляемых политэмигрантом Б. С. Пушкаревым, книги-двухтомника 43-х авторов «История России»… Даже написанная и изданная ранее, в 1982 году, в эмиграции, во Франкфурте-на-Майне интереснейшая монография М. Геллера и А. Некрича «Утопия у власти» – пожалуй, только шаг к новой историософии страны…

Работу по созданию новой концепции, по внесоветскому пониманию российской истории советского периода необходимо продолжить. Один из таких подходов представлен автором в публикуемых здесь беседах. Поясню, в чем заключается его суть.

Исходный принцип: главным противостоянием, определявшим характер всего происходящего в СССР социального процесса, был конфликт тоталитарной власти с борющимся с ней народом. Ключевой антагонизм – противостояние между ложью коммунистической идеологии и не согласным с ней, проявляющим это несогласие в самых разных формах и самосохраняющим себя в этом противостоянии российским обществом. Советская история – это не история торжества ленинизма и строительства социализма, это история русского сопротивления большевизму. После семидесяти советских лет это противостояние прошло очень важный рубеж – произошел крах ком. идеологии, главного легитиматора системы. Но крах идеологии не дополнило – реальное и символическое – отстранение от власти ее прежних создателей, носителей и бенефициаров. До сих пор не дана правовая оценка советчины и сохранена основа советской системы власти – сохранена номенклатура.

В понимаемом таким образом советском этапе российской истории автор выделяет четыре основных периода…

Раздел второй
Матрица советской истории

2.1. Беседа о первом отступлении большевизма

Но прежде – о победе красных. (1918–1921)

Захватив власть в Петрограде, в начале 1918 года большевики совершили прежде невиданное – расползаясь по всей стране, они развязали полномасштабную гражданскую войну… И к концу 20-го года, после потери белыми Крыма и ноябрьской эвакуации русской армии из Севастополя, красные, фактически, могли праздновать победу, они утвердились на значительной части российской территории. Белое движение пало. Вопрос о том, почему красные победили белых, по понятным причинам оказался в официальной советской «науке» сфальсифицированным и малоисследованным. Кратко представим здесь несколько узловых суждений и выводов по этой недоизученной проблеме.

Навязанное Лениным братоубийство и сегодня, зачастую, трактуется как столкновение двух похожих, полноправных, равнозначных и сопоставимых друг с другом сил, имеющих противоположные политические ориентации. Но ни с советским, ни с постсоветским пониманием прошлого автор согласиться не может. Белое движение – «За единую и неделимую» – при всей его разноликости в своей основе было патриотическим, пророссийским, вытекающим из самой природы нашей страны. Красное движение было и оставалось «инородно-интернационалистским», вне-, а во многом и антироссийским. (Один только навязанный ленинцами прямой и открытый террор унес 1,5 миллиона русских жизней, вынужденный и ответный белый террор – гибель 300 тысяч человек.)

Красная армия, как правило, формировалась принудительно, уклонение от объявлявшейся мобилизации каралось физически. Не являвшимся по призыву бывшим царским офицерам, которые попадали в зону мобилизации, угрожал расстрел вместе с их семьями. О принципе «децимации» я уже писал. Значительная часть красных формирований состояла из иностранных наемников; венгры, чехи, китайцы, немцы, сербы временами составляли до трети личного состава армии.

Практиковавшиеся создателем Красной армии Троцким методы с высоты сегодняшнего времени представляются варварскими, античеловечными и контрпродуктивными. Но в реальных условиях гражданской войны, в ситуации разрушения и деградации всех прежних правил жизни, они оказались достаточно эффективными.

Что же касается белой армии, то она, по преимуществу, была добровольческой. Ее командующие минимизировали свое денежное довольствие, как и выплаты своим подчиненным. Действовавшее в разных регионах огромной страны белое движение не было интегрировано, единая военная стратегия отсутствовала, во многих своих проявлениях оно оставалось стихийным. Белые на Кубани и белые в Сибири не смогли согласовать свои планы. Противопоставив красной демагогии и их лозунгу «Власть – трудовому народу» лозунг «За единую и неделимую», белые не имели единой, проработанной программы по крестьянскому, земельному и другим вопросам.

Тем не менее, белое движение стояло за правое дело, оно могло и было обязано победить. Что же помешало? Принципиальное и, видимо, главное препятствие состояло в очевидном отсутствии у белых достаточной материальной базы для ведения боевых действий. Как отмечает один из лидеров белого движения А. И. Деникин, у большевиков изначально под контролем оказался промышленный центр страны, где на складах хранилась большая часть военно-технических запасов России. Также в их руки попали заводы, которые могли ремонтировать и восстанавливать вышедшую из строя военную технику. К началу гражданской войны подконтрольные большевикам центральные районы государства были меньше затронуты мобилизацией. Белым же приходилось действовать в условиях дефицита материальных и человеческих ресурсов.

…И вот, после трех лет сражений, к началу 1921-го года гражданская война завершается победой красных. Ценою своей жизни белое движение спасло Евpony от большевицкого захвата, но внутри России оно потерпело поражение. Казалось, победа красных окончательна. Страна вынуждена подчиниться политике военного коммунизма. Получив землю, крестьяне были обязаны почти весь урожай отдавать по продразверстке. Внутренняя торговля была запрещена. Совнарком монополизировал и контролировал в своих интересах все товарные потоки. Нарушение запретов каралось по законам военного времени… Давняя мечта Ильича – превратить войну империалистическую в войну гражданскую – осуществилась и завершилась его победой.

Теперь о красном поражении. (1921–1929)

В марте 1921 года в Москве созывается X съезд РКП(б). Несомненно, победа далась большевикам нелегко, ленинцы понесли огромные (если говорить о рядовых участниках, а не о руководителях) потери. И все-таки съехавшимся в столицу делегатам казалось, что громкое мероприятие можно будет назвать съездом победителей. Однако «что-то не связалось». И в дни работы съезда в Кронштадте вспыхнуло анти-большевицкое восстание военных моряков. В любой момент оно могло перекинуться на весь Балтийский флот (если бы лед успел сойти, корабли смогли бы маневрировать и взаимодействовать.) В эти же дни на Тамбовщине с новой силой вспыхивает крестьянское восстание… И Ленину пришлось выбежать на трибуну съезда с криком «отступаем». Под давлением не прекращающегося внутреннего сопротивления большевики провозгласили новую экономическую политику, говоря проще – были вынуждены вернуться к русскому капитализму.

Не упуская нити политического контроля, власть позволила россиянам приступить к восстановлению экономики, полностью разрушенной в ходе гражданской войны. Большевики признали, что возврат к «старому капитализму» и частной собственности, официально, как всегда – для информационного прикрытия – оригинально названный «новой экономической политикой», неизбежен. Объявленный съездом экономический разворот доказывал бессмысленность Октябрьского проекта. Но иного выхода, не считая полной капитуляции, у Ленина не оставалось. По итогам Первой мировой, к 1917 году Россия потеряла 20 % ВВП (Франция – 30 %, Германия – 50 %). Но к концу гражданской войны от нашей экономики осталось 2–3 % ее довоенного потенциала! Разрушенная большевицкими фанатиками страна лежала в руинах.

Русское крестьянство добилось – и съезд проголосовал – за замену продразверстки (сдачи государству 70 % собранного урожая) – 30-процентным продналогом. Но за это частичное признание очевидного России пришлось заплатить невиданную прежде цену. Политика, проводившаяся партией Ленина, привела в 1921–1922 годах к первому искусственному голодомору (голод Поволжья), унесшему 5,5 миллиона жизней!

Съезд позволил России возродить торговлю и, в ограниченном размере, частное предпринимательство… Вообще-то идеи НЭПа, затри года до Ленина, высказал лидер меньшевиков Ю. Мартов. Но тогда новая власть его предложения проигнорировала. В 1921-м Ленин, с опозданием, «приватизировал» чужой проект. По его замыслу, экономическое отступление было рассчитано приблизительно на двадцать лет…

Правящая партия, объявившая переход от «военного коммунизма» к НЭПу, стала осуществлять его осторожно, с повторяющимся попятным движением и остановками. Неурожай 1927 – 28 годов подтолкнул большевиков к очередному усилению давления на крестьян, в частности, к созданию так называемых «экономических ножниц», когда цены на продовольствие занижаются, а цены на необходимые деревне промышленные товары – завышаются. Власти стали практиковать в стране принудительные займы. Однако, в целом, смягчение репрессий, роспуск трудовой армии и отмена трудовой повинности, политика экономической либерализации давали определенный позитивный результат.

Национальный доход в период НЭПа ежегодно вырастал на 18 % (не забудем, что исходная база была минимальной). Проведенная в несколько этапов денежная реформа вернула в оборот крепкую, конвертируемую валюту – советский червонец. Работа рынка содействовала ежегодному снижению цен на потребительские товары. Управление экономикой было децентрализовано, 90 % действующих предприятий объединились в 421 автономный трест.

После принудительной депортации осенью 1922 года на «Философском пароходе» крупнейших русских мыслителей, не разделявших идеи ленинизма, в стране проводилась вынужденная, ограниченная либерализация в сфере культуры. В это время были написаны разные по жанру произведения, совсем не похожие по содержанию и тональности на романы Н. Островского «Как закалялась сталь» и «Рожденные революцией».

Не «соцреалистическими» – правда, в те годы «соцреализм» еще не изобрели – были и эстрадные шлягеры – «Купите бублички» и «Мурка», и художественно-литературные произведения, отличающиеся своей критической глубиной. Н. Эрдман написал пьесу «Самоубийца», П. Корин работал над монументальным полотном «Русь уходящая», к сожалению, так и не законченным (для знающего эту историю правильнее сказать – так и не начатым), А. Платонов написал «Котлован». И. Ильф и Е. Петров в 1927 году завершили работу над социальной сатирой «Двенадцать стульев», а в 1931-м успели опубликовать «Золотой теленок», запрещенные в СССР с 1949 по 1956 годы. В 1934-м «по инерции» на экраны вышел фильм Г. Александрова «Веселые ребята». В годы НЭПа всякий желающий, если, конечно, он не выступал с открыто антисоветских позиций, мог за собственные деньги опубликовать свое сочинение. Книги с надписью на обложке «издана за счет автора» в годы брежневщины воспринимались как проявление немыслимого разгула демократии.

Опыт и практика НЭПа показывали, что продолжение экономической либерализации требует либерализации политической. Только на этом пути страна способна выйти из тупика, в который ее загнал большевизм. Однако главной целью ленинцев было и всегда оставалось удержание собственной власти, а не развитие захваченной территории. Интересы государства, интересы народа и т. д. – имели третьестепенное значение и могли быть учтены только при условии гарантированного выполнения главной цели. Не удивительно, что в полном противоречии с экономической логикой в конце 20-х годов Сталин решает НЭП свернуть.

Для более полного ответа на вопрос, зачем это было сделано, необходимо провести дополнительное исследование. Но изначально ясно, что Сталин имел целью усилить свою власть, хотя и без отмены НЭПа полномочия вождя были огромны. Для окончательного подчинения России, для того, чтобы повергнуть ее в политическое рабство и безмолвие и, таким образом, сделать свое господство безальтернативным (неизбежная цель всякого несостоятельного политика!), предстояло осуществить централизацию управления экономикой и, что еще сложнее, централизовать агросектор. Требовалось также внедрить единоначалие в духовной и идейной жизни российского общества…

В октябре 1928 года в СССР был принят первый 5-летний план. Не совсем свободный рынок в стране сворачивался окончательно. Последние остатки новой экономполитики были отменены в октябре 1931 года, принятием решения о запрете частной торговли.

2.2 Беседа о сталинском наступлении. Возврат в «военный коммунизм» в мирное время. (1929–1941)

Некоторым внешним индикатором реальных политических изменений в СССР можно считать не только шумно-пропагандистские партсъезды, но и изменения в деятельности политической полиции. В этом плане показательно, что ВЧК была с началом НЭПа – в феврале 1922 года, по распоряжению Ленина – упразднена, но с передачей ее полномочий Государственному политическому управлению – ГПУ. В 1934 году ОГПУ (объединенное госполиту-правление) вошло состав НКВД СССР.

Завершение НЭПа означало повторную ликвидацию частной собственности в городе и, соответственно, ликвидацию самого слоя частных собственников как субъекта полузамороженной и остановленной политической жизни в стране. Лишение слоя собственников принадлежавшей им собственности и социального статуса, их реакция на происходившие изменения плохо исследованны и недостаточно знакомы современному читателю. Можно лишь утверждать, что этот процесс вызвал гораздо меньший протест и резонанс, нежели проводившееся с начала 30-х годов «раскрестьянивание России», или, иначе, «национализация крестьянства и его коллективизация». Часть прежних владельцев, видимо, оставалась на руководящих постах своих предприятий, которые меняли статус – из частных превращались в государственные.

Несколько лучше мы представляем изменения в партийном руководстве, где борьба и противостояние различных группировок к концу 20-х годов продолжались и шли с неизменным промежуточным успехом Сталина и его группы. Лидер группы не менялся, но состав его единомышленников и занимаемая ими позиция варьировалась.

Ограниченный риск номенклатуры, пошедшей по пути вынужденных экономических трансформаций, был ею успешно преодолен. Партгосаппарат смог и дальше проводить контролируемые реформы и сохранять собственную власть. Но к концу 20-х годов Сталин решил закончить «либеральные игры», институционализировав и закрепив свое личное командное положение в экономике. Решающим на «пути назад» стал год 1929-й, объявленный вождем годом «Великого перелома». Курс «на отступление» завершился, начинался этап нового большевицкого наступления и террора.

К 12-й годовщине Октября Сталин написал статью «Год великого перелома». 10 страниц текста, написанных в крайне демагогической и конфронтационной манере, перечисляют бесконечные победы и успехи большевиков в истерзанной и израненной ими стране. Одновременно – как уже достигнутые и как подлежащие решению – ставятся три задачи.

Извечная и неразрешимая для советско-постсоветского режима цель – повысить производительность труда, в промышленности – выйти на ускоренный темп развития, стать «страной металлической», в сельском хозяйстве – перейти к коллективному земледелию.

Форсированная, мобилизационная, управляемая из единого центра (т. е. – нерыночная) экономика фактически ввергала страну в новую гражданскую войну. Власть наступала по всем фронтам. Началось массовое закрытие церквей – последней духовной отдушины народа. (Прежде чем в 1930 году взорвать Храм Христа Спасителя, московские власти уничтожили 457 церквей.) В 1930 году создается ГУЛАГ. Собственно, репрессии большевики проводили с самого начала, с момента захвата власти. Уже в 1918 году на подконтрольной ленинцам территории действовало 500 концлагерей (так они официально назывались). Но с 1930 года партия переходит к массовому использованию бесплатного труда заключенных. Узники ГУЛАГа, чье реальное положение было хуже, чем положение американских рабов, используются для рытья каналов, прокладки железных дорог, возведения промышленных предприятий… Руководство НКВД рассматривало зеков как разновидность промышленного сырья, как обычный расходный материал. На содержание одного заключенного средств выделялось меньше, чем на содержание одной сторожевой собаки.

Вторично национализировав, а точнее – присвоив сферу промышленного производства, торговли и услуг, большевики почувствовали себя увереннее, но полновластными хозяевами страны они еще не были. Мешали десятки миллионов русских крестьян, которые, несмотря на все препоны, стремились вести небольшие, самостоятельные, выражаясь современным языком – фермерские хозяйства. И вот в начале 30-х в агросекторе партия объявила курс на «сплошную коллективизацию».

Первой реакцией на политику партии стал массовый забой скота, крестьяне не хотели отдавать его в колхозы. Сталин попытался успокоить деревню, в газете «Правда» появилась его статья «Головокружение от успехов». Процесс тотальной коллективизации временно приостановился. Но недолгая пауза вскоре была отменена и выдавливание в колхозы продолжилось уже без каких-либо остановок. Контролировать сотню тысяч колхозов было, конечно, значительно проще, чем управлять многими миллионами свободных крестьянских хозяйств.

Курс на «великий перелом» привел к тому, что с конца 20-х годов в стране возобновилась мало изученная нашими историками крестьянская война (по своему размаху и числу участников она значительно превосходила воспетые в народных песнях восстания С. Разина и Е. Пугачева). Но широчайший крестьянский протест был изначально ослаблен из-за своей разрозненности и нескоординированности. Многочисленные бунты в разных регионах вспыхивали и проходили в разное время.

В ответ на возобновившееся и обострившееся сопротивление, в ответ на отказ крестьянства от «коллективизации», Сталин организовал по всей стране второй искусственный голодомор. Зимой 1932–1933 годов в деревнях были изъяты все продовольственные запасы, включая посевной материал. Наиболее жестокий характер голодомор носил в Казахстане и в Украине. В Украине территории, где перед этим возникали крестьянские протесты, были оцеплены войсками ОГПУ и армии. Покинуть зону голода было невозможно…

В здании Музея голодомора в Киеве по периметру стен установлены стойки-кафедры (количество стоек соответствует количеству областей), на которых выложены огромные, толстенные тома, размером с чемодан. Каждая книга – это список погибших от голода в 33-м году (исключая Западную и Закарпатскую Украину и Северную Буковину, которые не пострадали от голода, т. к. не входили в то время в состав СССР – УССР). В этот же период в Польше, где о голоде в Советском Союзе было ничего не известно, проходили массовые протесты против закупок огромных объемов зерна в СССР, что снижало цены на внутреннем рынке и наносило ущерб польскому крестьянству.

В результате второго искусственного голодомора 4 миллиона украинцев, а в целом по стране – от Молдовы и Беларуси до Казахстана и Монголии – 7 миллионов человек умерло от голода. (Численность казахов в СССР между двумя переписями – 1926 и 1937 годов – уменьшилась на 27,9 %,с 3,968 миллиона человек до 2,862 миллиона человек.) Пережившие голодомор крестьяне весной 33-го поползли вступать в колхозы. Параллельно происходил процесс «ликвидации кулачества как класса». Понятие «кулак», также, как ныне термины «экстремист», «5 колонна» и т. и., власть не определяла, а для большего удобства был введен термин «подкулачник».

Сделаю небольшое, но существенное уточнение. Обсуждение темы «голод в СССР» обычно наталкивается на заранее подготовленный лживый ответ – но ведь и в России случался голод; что, не знаете про голод 1891 года? Такое у нас бывает, это наш сложный климат…

Отвечу коротко. Во-первых, голод в исторической России действительно случался, но он никогда не был искусственным, организованным самой властью.

Во-вторых, то, что в досоветской России называли голодом, сегодня правильнее назвать «дефицитом продовольствия». Тогда власти предпринимали все возможное, чтобы спасти людей. Смертность в 1892 году возросла, но не было смертей от дистрофии и прямого недоедания. Люди умирали из-за распространения инфекций, вызванных снижением иммунитета.

В отличие от этого, в Советском Союзе люди умирали непосредственно от недоедания и дистрофии. В период обострения в стране фиксировалось людоедство, которое никогда не наблюдалось в исторической России (именно этот страшный индикатор отличает «голод» от «дефицита продовольствия»).

Несколько иначе обстояло дело в области промышленного производства. Сталин принял решение в ускоренном темпе восстановить старые заводы и построить новые. Восстановив промышленную базу, большевики с началом третьей пятилетки – (1937–1941) перешли к форсированному развертыванию военного производства.

Напомню, что с конца 20-х годов в странах Запада разразился экономический кризис, в США наступила «великая депрессия». (Одна из важнейших причин кризиса – выход, после Октября 17-го года, советской России из мировой системы хозяйствования и отказ большевиков возвращать долги кредитовавшим нас государствам.) В условиях экономического спада и безработицы деловые люди Запада, как правило, соглашались с предложениями Кремля организовать строительство современных заводов и фабрик в СССР. Оказавшиеся без работы, квалифицированные европейские рабочие и инженеры положительно реагировали на призывы советских эмиссаров приехать к нам на стройки. Таким образом, Сталину удалось использовать спровоцированный большевиками кризис мировой экономики для восстановления разрушенной теми же большевиками экономики в России.

Внутри страны также предпринимались «разнообразные шаги» для наращивания собственного промышленного потенциала. В 1935 году шахтеру Стаханову было доверено совершить заранее подготовленный «трудовой подвиг». За одну смену Стаханов выполнил почти 15 дневных норм. В результате нормативы для всех горняков были повышены, правда, парторг шахты никому не объяснял, как он готовил «рабочий рекорд» и благодаря чему этот рекорд был установлен.

Новый виток массовых репрессий, названный его западными первоисследователями – «большой террор», был развернут вслед за убийством в декабре 1934 года руководителя Ленинградской парторганизации С. Кирова. На сей раз репрессии прошлись не только по рядовым гражданам, но и по самой номенклатуре. Поставив под контроль всю страну, Сталин особо заботился об единомыслии и единоподчинении внутри партийных рядов…

Важным достижением советской экономики считалась проведенная в 1935 году (через 15 лет после окончания гражданской войны!) отмена карточек на промышленные и продовольственные товары. Повторю, что даже в условиях Первой мировой, до февраля 1917 года, Россия не нуждалась в карточной системе.

Подавив русское сопротивление, взяв под контроль город, село, интеллектуальную жизнь (в частности, через создание т. н. «творческих союзов», вне которых легально заниматься искусством и литературой было невозможно), образование и культуру, утвердив единоначалие в правящей партии, уничтожив реальную и потенциальную оппозицию в армии и НКВД, Сталин превратил себя в абсолютного, единоличного и незаменимого вождя. В разгар репрессий 30-х годов новая советская Конституция, принятая в декабре 1936 года, и XVIII съезд ВКПб в марте 1939 года объявили о построении социализма в СССР. Казалось, восстания Кронштадта и Тамбовщины забыты навсегда, диктатура красных – вечна. Но в этот период неожиданно начинается второе серьезное поражение и отступление номенклатуры.

2.3 Беседа об Отчественной войне и втором сталинском отступлении (1941 – 1946)

Договор: Сталин – Гитлер, предыстория

В результате национальной измены большевиков советская Россия в одностороннем порядке вышла из договора с Антантой и в марте 1918 года, подписав Брестский мир, признала свое, столь желанное для Ленина, поражение в Первой мировой войне. Как и проигравшая чуть позже Германия, РСФСР оказалась в тяжелейшем экономическом и политическом положении и превратилась в государство-изгой. Однако правовой статус Москвы оказался хуже, чем статус Берлина.

Юридически подытоживший Первую мировую войну, Версальский мирный договор (июнь 1919 г.) наложил на Германию не только неподъемные контрибуции, но и жесткие ограничения в сфере военной деятельности. Веймарская республика сохраняла право на создание полицейских формирований, но ей было запрещено создавать вооруженные силы.

С другой стороны, оветская Россия, предавшая Антанту и лишенная самого права участвовать в Версальской конференции, в отличие от Германии, вообще выпала и вывела себя из легитимного европейского политического пространства. Открыто отрицая международное право, большевики, не понимая этого, загнали страну во внешнеполитический тупик. (Посольство Временного правительства Российской республики продолжало работать в Вашингтоне до июня 1922 года; США официально признали СССР только в ноябре 1933 года!)

В результате два проигравших государства довольно быстро «стали искать» и «нашли друг друга», договорившись о взаимной поддержке и сотрудничестве в обход международных соглашений. В 1922 году делегации РСФСР и Германии, участвовавшие в многосторонних переговорах в Генуе, подписали в ее пригороде – Рапалло – двусторонний договор, содержавший отказ от всех взаимных послевоенных претензий и включавший раздел о военном сотрудничестве. С этого времени началось тайное советско-германское взаимодействие, прежде всего – в военной сфере. (Самое фундаментальное исследование этой темы – в книге историков Ю. Дьякова и Т. Бушевой «Фашистский меч ковался в СССР», М., 1992.) Сотрудничество продолжалось успешно и почти непрерывно до 1941 года. Оно затормозилось с приходом к власти Гитлера и приостановилось во время гражданской войны в Испании, но затем вновь продолжилось с еще большей интенсивностью. Стратегические планы фюрера – по захвату Европы и Сталина – о «мировой революции» – удачно сочетались и дополняли друг друга.

Дело в том, что, провозгласив идею «мировой революции», Ленин и его единомышленники вскоре убедились – никакое «восстание пролетариата» нигде не происходит и нигде не намечается. Поэтому, сохраняя лозунг «мировой революции», они изменили свою реально проводимую политику. Ставка была сделана на развязывание войны. Война с другими или в других государствах представлялась оптимальным условием для распространения советского большевизма и для захвата власти прокремлевскими радикалами. Разговоры о «мировой революции» сталинцы использовали для прикрытия планов по развязыванию мировой войны.

Договор: Сталин – Гитлер, триумф сталинской политики

23 августа 1939 года две страны подписали в Москве Договор о ненападении, к которому прилагался секретный Дополнительный протокол. Этот протокол, существование которого СССР категорически отрицал 50 лет, в конце концов был официально признан и получил негативную оценку высшего законодательного органа страны – Верховного Совета и Съезда народных депутатов. Протокол перечислял государства и территории в Восточной Европе, которые, по согласованию с III рейхом, должны были перейти под контроль Советского Союза. Подписание Протокола означало развязывание Второй мировой войны.

Спустя неделю после заключения московских соглашений, 1 сентября 1939 года, войска фюрера напали на Польшу. А 17 сентября Красная армия, по приказу Сталина и по согласованию с Гитлером, вторглась на территорию Польского государства с востока. Добавлю, что попытка Гитлера добиться согласия Муссолини на участие в этой преступной акции успехом не увенчалась.

Принципиально дополняет картину происходившего то обстоятельство, что в августе 1939 года дипломаты Сталина вели параллельные переговоры с англо-французской делегацией о возможном сотрудничестве в целях блокирования агрессивных планов рейха и предотвращения возможной войны. У Сталина были абсолютно реальные шансы воссоздать Антанту и, таким путем, лишить Гитлера возможности развязать большую войну в Европе. Но если Ленин, в свое время, мечтал о «превращении войны империалистической в войну гражданскую», то задача Сталина, победившего в гражданской, состояла теперь в развязывании чужими руками новой «империалистической» бойни в Европе. Поэтому, по инициативе СССР, советско-англо-французские переговоры были остановлены.

Два слова стоит сказать по поводу т. н. «Мюнхенского сговора» 1938 года, когда Англия, Франция и Германия договорились о передаче части территории Чехословакии под немецкое управление. Постсоветские историки-пропагандисты продолжают повторять историю про Мюнхен, чтобы вытеснить правду о советско-англо-французских переговорах. Действительность состоит в том, что соглашения в столице Баварии реально оказались политической ошибкой противников III рейха, которые поверили, что аппетиты фюрера будут исчерпаны «кусочком» чешской территории.

Но картина окажется более полной, если учитывать, что Мюнхен – это производная нескольких политических векторов. Европейцы сознавали, что советский режим так же агрессивен, как и гитлеровский. Договариваясь и приближая к себе рейх, они надеялись вбить клин в возможный союз Москвы и Берлина. Таким образом Запад хотел обезопасить себя на случай возможного противостояния с Москвой.

Добавлю, что некоторые историки считают – Сталин, в меру возможностей, даже содействовал подписанию Мюнхенского соглашения, ибо на практике оно усиливало напряженность на континенте и увеличивало вероятность новой войны.

Но вернемся в СССР, где «великий перелом» как период нового наступления номенклатуры на собственный народ продолжался и во внутренней, и во внешней политике. Благодаря советско-германскому сговору, Сталин, с минимальными потерями, присоединил к СССР новые территории – часть Финляндии, три республики Балтии, Восточную Польшу, Бессарабию. Сочиненная в 1938 году, популярная советская песня про «малой кровью, могучим ударом» вызывает у нас горькое раздражение, но до июня 1941-го она представлялась убедительным свидетельством сталинской правоты.

Итак, на первом этапе Второй мировой и новом этапе советско-германской дружбы дела, с точки зрения Кремля, шли совсем неплохо (не считая провала Красной армии в войне с Финляндией). В ноябре 1940 года нарком Молотов совершил визит в Берлин. «Линию секретного протокола» Рейху предлагалось продолжить и развить. 13 ноября 1940 года Молотов встречается с Гитлером и, по поручению Сталина, предлагает укрепить ось Рим – Берлин – Токио, вписав в нее Москву. Советский Союз предлагает предоставить свои войска для участия в предстоящих боевых действиях, но, правда, и завоеванное тогда придется делить не на троих, а на четверых. Проект соответствующего документа уцелел и хранится в президентском архиве в Москве, хотя вспоминают о нем очень редко. Гитлер обещает подумать над предложением боевого друга, с войсками которого он уже провел совместные победные парады в захваченных Бресте и Львове.

После 22 июня. Провал сталинского проекта

…Неожиданно наступает 22 июня 1941 года. Многие историки предполагают, что Сталин сам собирался напасть на Гитлера, но опоздал и просчитался со сроками. Правда, документа, доказывающего это предположение, в архивах до сих пор не найдено. Помню рассказ моего отца, профессионального военного, который, уже в преклонном возрасте, как-то одномоментно стал человеком открытым и откровенным. Его командирская карта, отец служил в 20 километрах от советско-(литовско) – германской границы, была командованием разорвана. У однополчан, объяснял отец, оставалась только схема немецкой территории, отступать без карты они не могли, могли только наступать. Впрочем, этому обстоятельству не противоречит другая версия.

По сей день, делая доклады в дни военных годовщин, российские руководители клеймят Гитлера за «вероломное нападение»!! Желая или не желая этого, они, фактически, признают, что Сталин доверял совместным договоренностям с рейхом и готовился к совместным боевым действиям на чужой территории. Таким образом, нам подсказывают и объясняют – Гитлер плох совсем не потому, что он фашист, а потому, что он разорвал договор со своим боевым товарищем – Сталиным! В биографической книге «20 писем другу» Светлана Аллилуева вспоминает, как ее отец после окончания войны сетовал в присутствии домашних – ну и дурак же этот Гитлер, решил меня обмануть! А как бы мы могли все вокруг захватить и поделить, как бы хорошо все вместе организовали!

Меду тем, осознав к середине дня – 22 июня, что Рейх не играет в провокации, а развязал настоящую войну, Сталин действует в полном соответствии с ленинским сценарием, придерживаясь ленинских принципов. Главное для вождя – сохранение личной власти (на идеологическом языке это обозначается термином «идеалы революции»), а не спасение государства. В августе 1914-го Ильич, как известно, не пошел в добровольцы и не лег под немецкие пулеметы. Напротив, на немецкие деньги он готовил и затем совершил госпереворот. А потом, опять же, ради сохранения собственной власти, подписал Брестский мир и отдал германцам огромные территории, принадлежавшие России. Ну а Сталин, сообразив, что началась война, обратился к болгарскому послу в Москве с просьбой передать Гитлеру – «мы готовы уступить занятые вермахтом территории и действовать совместно против западных демократий». Эти «сигналы из Москвы» историками установлены, но не ясно, почему Сталин не получил ответ из рейха. Толи болгарам не удалось связаться с Берлином, то ли Берлин решил, что обойдется без сомнительного союзника.

И только 3 июля, поняв, что войну не остановить, Сталин, наконец, обратился к народу, к «братьям и сестрам», призвав отдать «все силы – на разгром врага». Война вместе с Гитлером против Польши переформатируется в войну против Гитлера – вместе с Польшей.

С этого момента, под воздействием сокрушительного внешнего давления, вождь и его номенклатура перешли к новой идеологической концепции. Выражаясь современным языком, она была гибридной. Невероятно ужесточилось внутреннее давление, точнее – террор в отношении гражданского населения и военнослужащих, но все это дополнял глубокий идеологический маневр. Традиционная коммунистическая идеология и ленинская демагогия были в значительной степени вытеснены патриотическими символами и лозунгами. (В 1920-м, во время проигранной Москвой советско-польской войны, Ленин также недолго вспоминал о патриотизме.)

Среди ключевых вопросов, на которые официальная, системная наука не дает ответ, – вопрос о том, почему Красная армия, имевшая к июню 1941 года многократный перевес над вермахтом в авиации, танках, артиллерии, не уступавшая противнику по своей численности и имеющая многократно превышающий мобилизационный резерв, почему эта армия отступала до Москвы и до Волги? Традиционный ответ – нападение было неожиданным – ничего не объясняет. Фактор неожиданности может действовать день, неделю, полмесяца, но не полтора же года!

Ответ независимых исследователей на поставленный вопрос, вкратце сводится к следующему. С оружием в руках стоял те самые парни, по головам которых прокатилось страшное «красное колесо» терроров, голодоморов, ГУЛАГа, репрессий, депортаций… Такая армия вовсе не рвалась защищать «родной» – а на самом деле, совершенно враждебный им – «советский строй». К концу 41-го года в немецкий плен ушло или попало почти 3 миллиона красноармейцев. Кадровая армия, практически, перестала существовать. В разгар войны ее пришлось воссоздавать заново. 1942 год Сталин официально объявил «годом учебы»!..

Но почему же, отступив вглубь страны на полторы тысячи километров, армия, все-таки, развернулась и пошла в наступление? И дошла до Берлина? Сработало много факторов – и жесточайшая машина внутренних репрессий на подконтрольной Сталину территории, и колоссальная, спасительная помощь Запада… Но, пожалуй, важнейшим фактором следует признать реакцию российского общества на поставленную Гитлером перед немцами невыполнимую цель. Рейх боролся не с советчиной, а с Россией как таковой. И когда миллионы наших пленных осознали, что «на той стороне» им вообще нет места (первые месяцы войны попавших в плен даже не кормили), ответ, с опозданием, последовал…

Но вернемся «с поля боя» в Кремль, в кабинет Сталина. Посмотрим, как изменялась официальная идеология. Суть трансформаций состояла в том, чтобы представить теперь нашу власть и страну как государство российское, продолжающее свою историю (это сегодня повторяет и концепция единого учебника истории) и дружественное, союзное всем цивилизованным народам (а это несовместимо с нынешней чудовищной концепцией иноагентов, согласно которой «весь мир не в ногу, а мы – в ногу»). Советская риторика в официальной пропаганде не отрицалась, но уходила на второй и третий план и максимально сближалась с российскостью (это также напоминает нынешнюю, абсурдную, информационно-пропагандистскую, официальную картину России, где Ленин – в мавзолее, а страна строит капитализм. Назвать нынешнюю ситуацию новым НЭПом власти то ли не догадались, то ли не решились).

Посмотрим, каким путем эта задача решалась?

Важная составляющая проводившихся трансформаций – официальное возвращение части российской символики. Вновь появились офицеры, которые вновь получили погоны. (В ходе гражданской «золотопогонников» расстреливали.) В армии вновь, как при Петре, появились «гвардия» и соответствующий нагрудный знак. В наградной ряд вошли ордена с именами героев русской истории – Александра Невского, Кутузова, Нахимова, Богдана Хмельницкого…

Здесь, пока мы не ушли слишком далеко, надо сделать важное пояснение. Обращение к российской символике, своеобразный «идеологический НЭП», имело, конечно, поверхностный, пропагандистский характер и не означало действительного воссоединения с исторической Россией. Возрождая российские ценности, от общества утаили, что потомок Кутузова сидит в ГУЛАГе, а наследник Нахимова служит священником в армии Власова… Выражаясь точнее, проведенную Сталиным манипуляцию можно определить как приватизацию русских ценностей параллельно с их переинтерпретацией, или, выражаясь еще точнее, возвращение традиционной формы с выхолащиванием ее реального смысла и содержания.

Показательна и такая «частная» деталь. Первым командующим обороной Севастополя в Крымской войне был адмирал Корнилов. Но орден решено было назвать именем второго командующего – Нахимова, первому командующему не повезло – его однофамилец был одним из руководителей белого движения. Черно-оранжевая ленточка Георгиевского креста, которой в русской армии отмечали солдатское мужество, в Красной армии стала ленточкой солдатского ордена Славы. Этот украденный большевиками у России символ теперь вновь эволюционировал и стал в Украине запретным знаком, поскольку его присвоили сепаратисты ОРДЛО, воюющие против Революции достоинства и против Евромайдана…

В ходе войны Сталину пришлось не только вернуть русскую символику, но и, частично, отказаться от символики советской. С 1943 года Гимном СССР перестал быть «Интернационал», им стал новый гимн, текст которого имел двоякий – и национально-патриотический, и советский – характер. Правда, двигаться дальше Сталин побоялся и российский флаг возвращать не стал. Шеврон с нашим триколором был на форме воевавшей против Сталина армии Власова.

Важным идеологическим маневром, менявшим и оздоравливавшим духовную атмосферу в стране, стала инициированная Сталиным «реабилитация» и легализация Русской православной церкви. Но и здесь для достоверности картины нужны «дополнительные краски». Вызволение в 1943 году из застенков ГУЛАГа православных иерархов сопровождалось снижением интенсивности, но не отменой антирелигиозных репрессий. Расстрелы священников продолжались в СССР до победного 45-го года!

Важнейшей и реальной политической трансформацией стало создание в январе 1942 года антигитлеровской коалиции государств, отстаивающих демократические идеалы. В ее состав, с момента основания, вошел Советский Союз. Участие в объединении демократических государств через полтора года дополнил роспуск Коминтерна, носивший, впрочем, прежде всего пропагандистский характер. Реальной целью самороспуска III Интернационала, объявленного в канун вступления Красной армии на территорию соседних государств, было стремление снизить возможный уровень антисоветского сопротивления в этих странах.

С высоты сегодняшнего времени вполне очевидно, что второе сталинское отступление было тактическим и вынужденным. Как и в случае с одобренным Лениным возвращением в капитализм – с советским НЭПом, – речь шла о тактическом маневре с целью удержания собственной власти. Обращение к российским и общечеловеческим ценностям помогло победить в страшной войне, помогло обрести союзников, договориться с ними и получить огромную помощь. Но после войны оно быстро превратилось в помеху для власти. Поэтому на глазах у бесправных россиян, перед лицом западных демократий, вождь быстро сменил новые идеологические ориентиры на старые.

Уже в марте 1946 года, выступая в американском Фултоне, бывший союзник Сталина английский премьер У. Черчилль констатировал – над востоком Европы. от польского Гданьска до Адриатики, опускается железный занавес… Государства, спасшие нашу страну от разгрома, были, без колебаний, объявлены в СССР нашими врагами. Восточная Европа была вынуждена отказаться от спасительного американского Плана Маршалла. В действительности происходило даже нечто худшее, включенные в соцлагерь государства в первые послевоенные годы были обязаны, без лишней огласки, поставлять в Советский Союз товары по заниженным ценам. Сумма полученной Сталиным «финансовой субсидии» составляла, по подсчетам американских экономистов, 11 миллиардов долларов. (Эта сумма равна стоимости всех поставок по ленд-лизу.) Вместе с дивидендами от труда миллионов рабов советского ГУЛАГа, вместе с доходами от труда сотен тысяч немецких, японских и др. военнопленных, эти экономические вливания позволили большевицкому режиму относительно быстро восстановить экономику, реализовать предельно дорогостоящий «атомный проект» и даже ежегодно проводить громогласное «снижение цен».

2.4. Беседа о втором номенклатурном наступлении (1946–1953)

Сталину было «не привыкать» к отступлению, но, завершив очередной вынужденный отскок, вождь, с утроенной энергией, взялся за возврат в исходное, привычное и естественное для него состояние.

…Приходившие с войны, уцелевшие, но израненные и измученные фронтовики возвращались домой не только с трофеями, но и с надеждами: «Мы победили, врагов больше нет. Теперь колхозы распустят и землю раздадут, ГУЛАГ – отменят, НКВД – расформируют», – думали они… А кроме того, миллионы соотечественников, впервые оказавшиеся за рубежом, воочию убедились, что «в мире капитала и эксплуатации» живут несопоставимо лучше, чем в государстве, где «власть принадлежит трудящимся».

Сталин догадывался о массовых настроениях, платные стукачи пронизывали все слои советского общества, их доносы доходили до адресата. С этим надо было что-то делать. Кремлевские недоучки, объявлявшие себя «великими мыслителями», что-то слышали про кучку декабристов, отреагировавших в 1825 году на поход в Париж. Но декабристы были маргиналами, не имевшими сторонников и последователей в русском обществе. Ситуация 45-го года была совершенно другой. Выступая 24 мая на победном приеме в Кремле, Сталин, признав огромные ошибки властей, констатировал: «Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь… Но русский народ не пошел на это».

На самом деле народ пытался реагировать и реагировал, но его сопротивление превентивно и безжалостно подавлялось:

– СМЕРШем – расстрелявшим во время войны 70 тысяч человек, объявленных шпионами,

– военно-полевыми судами, отправившими в штрафбаты и приговорившими к расстрелу сотни тысяч человек,

– заградотрядами (количество убитых – неизвестно),

– депортациями целых народов (общее количество оторванных от дома и выброшенных в неосвоенные территории – 6 миллионов человек),

– ужесточением репрессий в ГУЛАГе (после того как Ленинград попал в осаду, тысячи политузников, находившихся в тюрьмах города, были замурованы в них навсегда!)…

Несмотря ни на что, ответ на сталинскую политику не заставил себя долго ждать. Из числа военнослужащих 1 100 тысяч человек перешли на сторону противника, позднее всех перебежчиков стали называть «власовцами». В узком смысле слова, «власовцы» – это те, кто вошел непосредственно в состав Русской освободительной армии генерала Андрея Власова (приблизительно 120 тысяч человек).

Кроме РОА, на территории Локотской республики (сейчас это несколько районов Брянской и Орловской областей) была образована РОНА (Русская освободительная народная армия), которая также противостояла сталинскому режиму. На всей территории Украины, а не только на ее западе, действовали отряды УПА (Украинской повстанческой армии). Некоторые ее группировки проникали на территорию РСФСР и других союзных республик. В Литве против фашистов, а позднее – против советской власти, действовала польская Армия Крайова. Отряды «лесных братьев» оказывали сопротивление советской власти в Эстонии, Латвии и Литве. Антисоветские партизанские отряды воевали в Беларуси. На территории Югославии против коммунистических партизан И. Тито действовал Русский охранный корпус, состоявший, в основном, из русской эмиграции и ушедших из плена бывших советских военнослужащих. В досоветской истории не было случая, когда бы во время войны русской армии пришлось воевать с русскими формированиями, перешедшими на сторону противника. Ни во время войны с Наполеоном, ни в годы войны с Кайзером русские люди не переходили в массовом порядке на сторону врага!

Сознавая весь масштаб, остроту и опасность для номенклатурного режима русского сопротивления, сознавая возможности и перспективы нового, теперь уже антисоветского партизанского движения в 1944 – 45 гг., Сталин принял решение прибегнуть к крайнему, но надежному и прежде уже опробованному приему. В 1946–1947 годах в стране был организован третий искусственный голодомор. (Ни одного слова об этом преступлении не просочилось в советские СМИ вплоть до начала перестройки). Собранное в колхозах и совхозах зерно изымалось и свозилось в централизованные государственные хранилища. Часть свезенного была продана за рубеж (в частности, во Францию, часть – в виде братской помощи – поставлялась в будущие соцстраны, например, в Чехословакию). Строго лимитированная часть зерна, под строжайшим контролем, направлялась в города, для отпуска по карточкам. Значительное количество собранного и вывезенного на склады просто сгнило.

В результате «великий менеджер» приговорил к голодной смерти 2 миллиона соотечественников. При этом погубленного под протекающими складскими крышами зерна было достаточно, чтобы полностью избежать голодных смертей.

Другим, более «гуманным» испытанием стала для нашего народа обязательная подписка на «добровольный заем». Часть получаемого полунищенского заработка – 15–20 % зарплаты – трудящиеся автоматически (еще до получения денег) принуждались «добровольно» отдать в долг государству – на «восстановление народного хозяйства». В результате принятых мер «самый передовой общественный строй» был спасен, но, как пишет единственный профессиональный исследователь этой проблемы – профессор Института российской истории РАН В. Ф. Зима, – в стране произошла демографическая катастрофа. Половина населения оказалась на грани выживания и спаслась чудом. В России появилось немало сел и деревень, где не осталось не только мужского населения (все подлежащие призыву в армию погибли на фронтах), не осталось и женского населения, женщины подорвали здоровье в результате непосильных и обязательных работ на лесоповалах и т. п. – выжили немногочисленные дети и старики. Современная медицина показывает, что генетические изменения и последствия перенесенного голода сохраняются на протяжении трех поколений.

От историософии – к генетике, еще одно отступление. Первый вариант этой книги – ее электронная версия – в феврале-марте 2018 года частями публиковался на сайте «Эхо Москвы». Каждый фрагмент активно комментировали как оппоненты, так и те, кто с автором соглашался. Но вот когда публикация дошла до темы третьего голодомора и его генетических последствий, несколько читателей написали, что «автор ошибается», что генетических последствий здесь быть не может. Чтобы ответить на замечания оппонентов, я обратился к мнению профессионального медика, доктора В. М. Новоселова, работающего «на стыке» нескольких научных направлений – биологии, генетики и медицины. По моей просьбе Валерий Михайлович написал свой краткий комментарий, который разрешает противоречия, возникшие между автором и оппонентами. Ниже я публикую странички, написанные Валерием Новоселовым.

Еще Чарльз Дарвин в середине XIX века ввел в обращение понятие «борьба за существование», в центре которого находится взаимоотношение факторов внешней среды и организма (слово «борьба» здесь обозначает выживаемость в условиях меняющихся факторов внешней среды генетически неоднородных особей любого вида).

При недостаточности пищи, если мы говорим о модельных опытах на насекомых или животных (например, в известных опытах МсСау 1930-х годов) или о голоде десятков миллионов людей, граждан СССР, здесь также происходил отбор. В данном случае жестко действовал один параметр внешней среды – нехватка или почти полное отсутствие пищи. Гибель отдельной особи при отсутствии пищи – это воля случая, но когда речь идет о направленном воздействии на миллионы людей, это приводит к элиминации огромной части популяции и выживанию другой части, у которой есть какие-то признаки, влияющие на выживаемость. Это и есть отбор избирательного переживания данных условий и избирательного размножения неравноценных особей. Здесь речь только о механизмах работы эволюции.

Во всех случаях результатом данной борьбы является избирательный характер смертности и, таким образом, выживание и оставление потомства более «приспособленными» к данным социально-политическим условиям, что, может, и незаметно на уровне фенотипа, но заметно на уровне тонких настроек организма, которым характерны такие сложные понятия, как «мораль, социальная ответственность, историческая память, сознание, склонность к предвзятости мышления». Даже эпистемология этих понятий находится в постоянном развитии.

Еще со времен исследований Н.В. Тимофеева-Ресовского наблюдения в модельных исследованиях показали, что есть «возможность перестройки наследственного материала без изменения видимой организации» (И.И. Шмальгаузен).

Таким образом, вопрос о селекционной роли грубых внешних воздействий на генетический аппарат жителей Советского Союза путем создания неблагоприятных факторов внешней среды, а именно голода, доносов, арестов и ТУЛАГа, не вызывает сомнения – они есть. Но в силу того, что мы имеем дело с процессом эволюции, которая постоянна в своем развитии, их сложно измерить.

Мы не видим тонких изменений, которые произошли в геноме популяции под воздействием жестких воздействий внешней среды во время политического режима большевиков, мы лишь видим изменения возрастной структуры населения, которая в России очень неравномерна, есть многочисленные и малочисленные поколения.

Изменения, несомненнно, происходили, их не могло не быть, как в любом случае воздействия фактора внешней среды и работы естественного отбора. Именно половозрастная пирамида, которая выглядит у нас как «условная елка», заставляет задуматься о том, какая часть населения была потеряна и травмирована в «гео-политических играх» XX века неистовым руководством страны под названием СССР. Возможно потому, что генетика дает ответы и заставляет задуматься о последствиях «красного проекта», она и была признана в СССР «империалистической наукой капитализма».


Вернемся теперь к основному тексту. Осуществляемые сталинским режимом репрессии носили всеохватный характер. Тех, кто, попав в немецкие лагеря, выжил и возвращался домой, родина встречала как потенциальных предателей. Все они, при пересечении границы, проходили унизительную проверку на лояльность власти, многие получали новые сроки и направлялись в советский ГУЛАГ.

В своих мемуарах «Воспоминания» Н. Хрущев пишет, что самым многочисленным «население» ГУЛАГа стало после «Великой победы», 10 миллионов человек было упрятано в лагеря. Быстро была свернута политика «согласия с РПЦ», власть вернулась к притеснению православных и представителей других традиционных верований. После 1947 года новые церкви открывать уже не разрешалось. (В годы войны немцы восстановили и открыли на оккупированных территориях значительно больше церквей, чем временно лояльное к РПЦ советское государство.)

Несмотря на крайне тяжелое экономическое и крайне напряженное политическое состояние, советский режим, по окончании войны, смог расширить свое влияние. Правда, его контроль распространился не там и не в тех масштабах, которые изначально предполагались. В состав т. н. «социалистического лагеря» – государств-вассалов Кремля – были включены все сопредельные и даже несколько несопредельных европейских государств. Исключение составляли Финляндия, статус которой официально определялся не как «нейтральный», а как «страны, стремящейся к нейтралитету», и Норвегия. В Европе в соцлагерь входили Восточная Германия (ГДР), Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Албания и Югославия. Впрочем, с руководителем последней – И.Б. Тито – Сталин вскоре резко разругался.

2.5 Беседа о третьем отступлении номенклатуры. После смерти Сталина (1953–1964)

Сказка про XX съезд как пример советской мифологии. Насколько устойчивой оказалась возрожденно-реанимированная сталинщина, можно судить по событиям, развернувшимся спустя несколько недель после смерти «отца народов»…

Но, чтобы лучше понять происходившее в то время, первую остановку мы сделаем позже, в феврале 1956 года. Мысленно перенесемся в кремлевский зал заседаний, где проходила работа XX съезда КПСС, и зададимся несколькими вопросами. Почему партия, всегда единодушно поддерживавшая великого вождя, в один прекрасный день так же единодушно его осудила? Если народ это отречение одобрил, почему главный доклад Никита Хрущев делал тайно и ночью? Почему чтение доклада, по свидетельству внука Хрущева, длилось 5 часов, а опубликованная его версия звучит 2–2,5 часа? Почему ознакомление народа с тем, что этот народ поддержал, произошло спустя 30 с лишним лет? (Сокращенный, но официально называемый полным, текст доклада впервые опубликован в СССР в годы перестройки.) Наконец почему, сам Никита Сергеевич, слывший ближайшим подручным «отца народов», неожиданно изменил взгляды и предал имя учителя анафеме? Отвечая на важнейшие исторические вопросы, «просто не замеченные» официальной советско-постсоветской социальной наукой, мы обнаруживаем три варианта ответа.

Подходя формально, можно предположить, что нового партийного лидера замучила совесть, и он, преодолевая самого себя, встал на трудный путь покаяния. (Что-то подобное происходило в Венгрии в 1956 году, когда народную антикоммунистическую революцию возглавил бывший номенклатурный чиновник, связанный с советской госбезопасностью, Имре Надь.) Увы, случай с Хрущевым в такое объяснение не вписывается, пройди Никита Сергеевич действительно через внутреннее покаяние, страна освободилась бы не только от сталинщины, но и от цензуры, от колхозов, от Компартии, КГБ, да и венгерскую революцию не давили бы советские танки…

Тогда, может быть, радикальный разворот Персека объясняет мощное давление извне? Увы, после Второй мировой международный авторитет родины Сталина резко вырос, народы многих капиталистических стран с искренним интересом и доверием прислушивались к советской пропаганде, а власти в этих государствах, соответственно, прислушивались к голосу своего народа.

Значит, остается последний, третий вариант – в СССР, как и в 1921 году, система столкнулась с мощным внутренним давлением на власть.

Горячее лето-53: о чем сказано шепотом и о чем не сказано вовсе. После первого вооруженного восстания сотни заключенных в лагере Усть-Усинска на севере Коми АССР в 1942 году, разного рода бунты и протесты повторялись в ГУЛАГе неоднократно. Но с уходом Сталина они приобрели совершенно новый размах и масштаб. 25 мая 1953 года в шести лагерях под Норильском начался бунт, который продолжался 72 дня. В забастовке участвовали не менее 20 тысяч человек. Больше половины из них – активисты антикоммунистического, национально-освободительного движения запада Украины, советско-постсоветская пропаганда традиционно клеймит их термином «бандеровцы». Молодые ребята имели военную выучку, хорошую физическую подготовку, доверяли друг другу и глубоко ненавидели советско-тоталитарный режим. Они и организовали первый массовый протест. Среди руководителей бунта был бывший лидер молодежной патриотической организации запада Украины Евген Грицак. Он подарил мне свою книгу воспоминаний о тех днях, подчеркивая, что в Норильске русские и украинцы действовали сообща. Национальных разногласий между политзаключенными не существовало. Норильская зона предъявила администрации ГУЛАГа как бытовые, экономические, так и политические требования.

…Не успел закончиться Норильск, как в августе 1953 года в районе Воркуты поднялось новое, еще более мощное восстание. Протест был хорошо организован, точнее – самоорганизован, правда, точные сведения о нем получить довольно сложно, в школьных учебниках об этом почему-то не пишут. Однако, мне повезло, я слушал и запомнил выступление одного из руководителей воркутинцев – Игоря Доброштана, с которым общался на первой конференции «Мемориала» в Москве, в октябре 1989 года. В сочетании с другими источниками вырисовывается следующая картина восстания.

Ядро сопротивления составили бывшие власовцы, действовавшие сообща с украинскими патриотами-антисоветчиками. Такой союз оказался не по зубам ни лагерной администрации, ни ворам в законе. Тайно изготовив колющие предметы, заключенные первой бригады напали на охрану, уничтожили ее и завладели оружием вохровцев. Одна за другой были освобождены поочередно выходившие на работу все шесть лагерных бригад. Актив принял решение двигаться на Воркуту, чтобы захватить там мощную городскую радиостанцию и обратиться к стране и к миру. По дороге 10 тыс. зэков, при поддержке перешедшего на их сторону бывшего начальника зоны, освободили еще несколько лагерей. Посланные на перехват отряды НКВД остановить 100-тысячную колонну уже не могли и не очень рвались. (По некоторым сведениям, правда, по сей день недостаточно документированным, именно такой была итоговая численность повстанцев.) Направленные против вчерашних узников танки завязли в тундре. И только военной авиации удалось подавить восставших, когда бунтари находились уже в 20 километрах от шахтерского центра. К этому времени вся воркутинская номенклатура бежала или была эвакуирована из города.

Нетрудно понять, что Никите Хрущеву, своевременно получавшему соответствующую информацию от КГБ, было от чего впасть в отчаяние. Машина власти и репрессий разваливалась прямо у него на глазах. Становилось понятно: еще одно-два восстания, и режим попадет в коллапс. Ни вохры, ни тайга, ни кремлевские стены партийцев не спасут. И власти пришлось срочно остановить машину репрессий – прекратились аресты, ряд лагерных строек был спешно остановлен и брошен, начался панический роспуск и демонтаж ГУЛАГа. Именно такой процесс разворачивался с лета – осени 1953 года.

Историческое значение восстаний, руководимых Грицаком и Доброштаном, состояло не просто в роспуске Воркутинской и Норильской зон ГУЛАГа. Революция узников вынудила режим пойти на демонтаж всей системы террора, создававшейся с октября 1917 года…Ко времени открытия XX съезда, когда номенклатуре впервые предложили осудить сталинские преступления, сохраняя неприкосновенным имя Ленина, большинство политзаключенных находилось уже на свободе.

(Здесь нужно сделать небольшое уточнение. Первую постсталинскую амнистию объявил и провел Л. Берия. Но Берия выпустил на свободу не политических узников, а уголовников. В результате в городах страны начался страшный бандитизм. Реальная цель сталинского последователя состояла не в демократизации страны, а в том, чтобы, ссылаясь на криминальную опасность, добиться увеличения бюджета МВД.)

Революция в ГУЛАГе, что было после…

Анализ решений, принимавшихся Кремлем вслед за восстаниями в Норильске и Воркуте, подтверждает вывод об их огромном значении и влиянии на всю политическую жизнь страны.

Почему весной 54-го года началось освоение целинных и залежных земель, и два миллиона молодых, наиболее активных людей были брошены в полуне-пригодные для земледелия казахские степи (а ведь располагала страна и плодородным, но заброшенным Черноземьем, и даже Причерноморскими субтропиками)? Целина – это не экономический, а, как все в СССР, прежде всего, идеолого-политический проект. Главная цель принимавшихся решений – всегда и везде – сохранение собственной власти, а не успехи в экономике. Освоение целины стало запуском созданного номенклатурой нового механизма косвенных репрессий. Хрущев спокойно отнесся к тому, что его первоначальные мечты – целина не просто решит продовольственную проблему, но и позволит наладить экспорт зерна, — осуществить не удалось. Успешно решалась другая, самая важная и не объявленная задача: вытолкнув, под пропагандистские фанфары, в тяжелейшие бытовые условия, в изоляцию, в отдаленные и неосвоенные районы, молодую и самую активную часть общества, партаппарат исключил возможную встречу возвращавшихся домой реабилитированных зеков с потенциальными бунтарями. Энергия возможного протеста трансформировалась в безопасный массовый полусизифов труд целинников. Кроме того, была создана новая, мягкая форма «почетных репрессий» в виде «освоения целины», «ударных комсомольских строек» и т. п. Если бы номенклатура действительно хотела решить сельхозпроблему, она бы вернула землю в частную собственность и продолжила столыпинскую реформу.

А почему с середины 50-х годов в СССР развернулось массовое жилищное строительство, с конца 50-х домостроительные комбинаты поставили на поток выпуск хрущевских пятиэтажек? Да потому, что миллионы людей вернулись из лагерей. В и без того перенаселенных коммуналках-клоповниках жить было уже невозможно. Остановив массовые репрессии и перейдя к массовой реабилитации, партия в 1957 году приняла вынужденное решение о начале массового жилищного строительства.

…Восстания в ГУЛАГе привели к изменению устройства самого «советского государства». 16-я союзная республика – Карело-Финская ССР (образована сразу после окончания советско-финской войны в марте 1940 года) – была в июле 1956 года переформатирована в более скромное образование – в Карельскую АССР. Кремль прекратил готовить «революцию» в Финляндии, и включение-поглощение Суоми «братской К-ФССР» больше не предполагалось. По аналогичным причинам буферная Бурят-Монгольская АССР в июле 1958 года трансформировалась в Бурятскую АССР. В Москве отказались от перспективы включения Монгольской народной республики в состав Советского Союза.

Восстания в лагерях принципиально изменили советскую внешнюю политику. В сентябре 1955 года СССР установил дипотношения с ФРГ, в Москву впервые прибыла официальная западногерманская делегация во главе с канцлером Конрадом Аденауэром. Не только по итогам переговоров, но и в результате Воркутинского восстания, о чем, конечно же, никогда публично не сообщалось, были отпущены на родину все еще продолжавшие работать в СССР немецкие (38 тысяч человек) и японские военнопленные.

Но еще в преддверии установления отношений с ФРГ, в феврале 1955 года, газета «Правда» в редакционной (т. е. подготовленной в ЦК КПСС) статье неожиданно предложила Вене провести переговоры. И в мае 55-го Москва, по собственной инициативе, заключила с открытой некоммунистической страной – Австрией – договор о ее нейтралитете и вывела свои войска на родину (чтоб не разбежались). Советская зона оккупации Австрии, по инициативе Кремля, прекратила свое существование.

Первое послевоенное десятилетие финны постоянно ожидали, что их вот-вот отправят в соцлагерь и обяжут строить «светлое будущее». Но с середины 50-х миролюбивый СССР неожиданно отказался от использования военно-морской базы на финском полуострове Порккала-Удц. (Договор об аренде, подписанный в 1947 году на 50 лет, был досрочно денонсирован Москвой в 1955-м).

В результате восстаний в ГУЛАГе советский режим радикально изменил свою внешнеполитическую стратегию. Отказавшись от подготовки т. и. «мировой революции», в переводе с советско-идеологического языка на русский – от развязывания мировой войны, – руководство компартии было вынуждено провозгласить курс на «мирное сосуществование двух систем».

Добавлю, что ограниченная «либерализация» и критика сталинизма, проводившаяся по указанию Политбюро ЦК КПСС в послесталинские годы в Польше и Венгрии, в меньшей степени – в ГДР, Чехословакии, Болгарии, Румынии (после прихода Н. Чаушеску она полностью прекратилась) и Монголии, – это долгое эхо страха перед потенциальными и реальными Доброштанами и Грицаками. По тем же причинам уже в 1957 году из Румынии были выведены советские войска.

Еще одно отдаленное следствие не замеченной официальными историками «революции зеков» – кризис в отношениях КПСС и КПК. Вскоре после XX съезда Москва потеряла поддержку «братской» китайской Компартии. Каяться и «либерализироваться» Пекину было незачем. Подвергать критике Сталина и, тем более, председателя Мао там никто не собирался, поскольку китайскому КГБ, увы, удавалось полностью справиться с возникавшими в Поднебесной бунтами.

Те же факторы привели во второй половине 50-х к конфликту между Москвой и Тираной. Коммунистические диктаторы – Э. Ходжа, X. Леши и М. Шеху – постоянно опасались влияния югославского либерального социализма на суверенную албанскую демократию. Когда же оттепель протрубили из Кремля, маленький балканский народ оказался под еще более жестокой тиранией своих вождей, прибегших к блокированию с Пекином против Хрущева и против Тито.

Картину номенклатурного отступления в после-сталинском СССР дополню еще несколькими сюжетами. Восстания в ГУЛАГе надломили тоталитарный режим, но не смогли его уничтожить. Ради удержания власти политбюро пришлось отказаться от террора как своей главной стратегии. На некоторое время политическая атмосфера в стране стала чище и свободней. Вектор, определявший российское направление движения, вновь, как и в годы НЭПа, прокладывал народ, а не номенклатура. «Революция зеков» стала вторым изданием вооруженного Кронштадтско-Тамбовского протеста.

В этой ситуации интересно проследить логику поведения нового номенклатурного лидера Никиты Хрущева. (Будучи подростком, я не пропускал в газетах ни одного его доклада, регулярно слушал его речи в прямом эфире, всегда встречал на выходе из лужниковского Дворца спорта, где проходили своеобразные отчеты Хрущева о поездках за рубеж.) Юношеские впечатления, позднее дополненные изучением множества исторических и публицистических источников, позволили сформировать целостный образ советского руководителя.

Хрущева характеризовали несколько ключевых качеств. Конечно, он был властолюбив и, ради достижения высшего в госпирамиде поста, вступал в самые разные заговоры и сговоры с другими, или против других номенклатурных игроков. В общении с западными лидерами Хрущев не всегда мог скрыть свою обиду (за недооценку его «исторической миссии»), зависть (из-за роскоши, увиденной при посещении резиденции президента США в Кемп-Девиде…). Зависть иногда проявлялась и в реакции на события внутри страны (Хрущев потребовал ввести в УК статью о смертной казни и расстрелять валютчика Яна Рокотова, подпольного бизнесмена, собравшего большое количество золотых царских червонцев). Партруководитель был плохо образован, временами – эмоционально неустойчив, но обладал природной смекалкой и здравым умом. И еще одно, может быть, самое главное качество Никиты Сергеевича – где-то в глубине души он оставался человеком искренним. Он не был коммунистическим роботом-фанатиком, он искренне верил (до поры до времени) в новый строй, в концепции и теории которого разбирался не больше, чем Чапаев – в Интернационале…

Хрущев пережил революцию в Венгрии и приказал подавить ее танками, внутренне продолжая верить в коммунизм. Загодя, в 1961 году, он объявил 1980 год годом построения коммунизма в СССР, хотя экономика страны, особенно ее сельское хозяйство, демонстрировали хроническую неэффективность… И, тем не менее, народные протесты, о которых народ не информировали и которые никогда не умолкали, подтачивали существовавшую у партлидера веру в коммунизм. Хрущева угнетало то, что, уверяя весь мир – мы находится в авангарде мирового прогресса. – на практике СССР отгораживался от внешнего мира «железным занавесом» идеологии, цензурированием информации, госграницей…

…В сентябре 1960 года на турбоэлектроходе «Балтика» советская делегация, во главе с Первым секретарем, прибыла в Нью-Йорк для демонстрации преимуществ социалистического строя и, заодно, для участия в работе Генассамблеи ООН. Один из членов многократно перепроверенного экипажа «Балтики» – Виктор Яаниметс – сошел на берег и попросил политического убежища в США. Побег Яаниметса был очередным звеном непрерывно нарастающего сериала под названием «бегство на Запад из социалистического рая». По мере приоткрытая границы «невозвращенство» повторялось регулярно и происходило только в одну сторону.

Но, видимо, окончательно подорвало хрущевскую ВЕРУ В СИСТЕМУ восстание рабочих Новочеркасска 1–2 июня 1962 года. (Официальная информация об этих событиях стала доступной только в годы перестройки, спустя четверть века после произошедшего.) Диссидент-политолог Сергей Григорянц убежден, что к концу своего правления Хрущев разочаровался в советской системе целиком. Выводу Григорянца вторит сын экс-партруководителя – Сергей Никитович Хрущев. Будучи человеком крайне осторожным, Сергей Никитович, тем не менее, на встрече в Библиотеке иностранной литературы в Москве летом 2016 года заявил прямо и открыто: с 1962 года Хрущев пришел к выводу – система не работает.

Сегодня можно только догадываться, насколько глубоко Хрущев собирался реформировать СССР. По свидетельству Евгения Евтушенко, партлидер потребовал от секретаря политбюро по идеологии Ильичева подготовить постановление об отмене цензуры. В ответ на это партноменклатура смогла организовать в декабре 1962 года известную выставку в московском Манеже, где эмоционально разогретый Хрущев публично накинулся с критикойна советских художников-абстракционистов..

В Устав КПСС, принятый на 22 съезде в октябре 1961 года, были включены положения об обязательной ротации партруководителей всех уровней таким образом, чтобы в течение трех – четырех лет состав выборных органов полностью обновлялся. Разумеется, для первых секретарей – райкомов, обкомов и выше – Никита Сергеевич предусмотрел исключения из этого правила. В 1963-м году в стране был объявлен своеобразный «переход к многопартийности» – компартия делилась на «городскую» и «сельскую». В бюллетени для выборов в советы предполагалось включать несколько кандидатов… В экономике, вместо уравниловки, вводился «принцип материальной заинтересованности» и хозрасчет…

Эти и другие идеи руководителя вызвали серьезное беспокойство его ближайшего окружения. (Позднее 23 съезд отменил положения Устава о ротации номенклатуры.) Заговор против персека возглавил очередной «продолжатель дела великого Ленина» Леонид Брежнев. В тайной беседе с тогдашним председателем КГБ Семичастным Брежнев предлагал уничтожить своего товарища, подстроив Хрущеву авиакатастрофу. В конце концов оба сошлись на том, что подобные вопросы лучше решать на пленуме ЦК, который необходимо хорошо подготовить.

…По сей день подлинные причины отставки Хрущева официально не названы и едва ли будут названы. Основы советского госустройства сохраняются и продолжают у нас действовать, пусть и в новом изводе, и в новой форме. Открытый для общества и честный анализ развернувшегося в 1964 году политического кризиса официальная социальная наука в СССР никогда не проводила.

2.6 Беседа о третьем наступлении номенклатуры. Брежневская реакция. (1964–1985)

В октябре 1964 года Хрущев из президиума ЦК был выведен и отправлен под бессрочный домашний арест. Бывший «всенародно поддерживавшийся и любимый» руководитель не мог выступать в СМИ (тогда они вполне честно назывались «средства массовой агитации и пропаганды»), не имел права свободно встречаться с людьми. «Великое – хрущевское – десятилетие» было переименовано в «период волюнтаризма». Политобозреватели, вдруг, обнаружили, что Хрущев требовал выращивать кукурузу за полярным кругом?!. Не буду писать о скандале и угрозах в его адрес после публикации за рубежом чрезвычайно интересной и содержательной книги мемуаров «Воспоминания». Официально все это называлось «ушел по состоянию здоровья».

Реальные причины отстранения первого лица партии и государства, причины и смысл острейшего номенклатурного кризиса никак не комментировались в СМИ и оставались частью тайной жизни правящего класса. Народ не имел права знать правду о произошедшем в «нашей» стране. Какие-либо изменения в материалах радио и телевидения в первые послехрущевские месяцы заметить было трудно. Собственно, ком. идеолгия была и сохранялась, а ком. идеология, напомню, – это не картина реальности. Это система искривления картины реальности, имеющая целью поддержание коммунистического мифа, обосновывающего несменяемость действующего режима. Пропаганда должна была делать вид, что ничего существенного в стране не произошло и не могло произойти. И именно эту лживую маску она настойчиво демонстрировала. В наши дни это называется «она утонула».

Принципиальных изменений в информационном потоке, повторю, не произошло, но некоторые изменения, конечно, имели место. Главным идеологическим мифом всей советчины, до ее хрущевских разоблачений, оставался миф о великих Ленине и Сталине. Но после XX съезда и открытой десталинизации возвеличивать тирана было уже невозможно. Поэтому в годы правления Брежнева – с 1964 по 1982-й – полностью прекратилось упоминание самого имени Сталина. (Точно также прекратилось и упоминание имени Хрущева). Но вынужденную «номенклатурную утрату» восполнило утроенное повторение имени «великого Ленина».

Брежневский период, после его окончания, публицисты справедливо окрестили «эпохой застоя». Официальная жизнь страны, действительно, стала невероятно серой и скучной, в ней вообще ничего не происходило и ничего не менялось… Режим долго не мог понять – что надо делать, чтобы сохранить власть. Вернуться к массовому террору политбюрократы не решались и просто не могли. Опыт Воркуты и Норильска до сих пор отбивает охоту реанимировать ГУЛАГ. Но вовсе отказаться от репрессий и вернуть страну в правовое поле – означало потерять «руководящую и направляющую роль». В результате «смелых проб и ошибок» преследование непокорной и несломленной части нашего народа продолжилось, но приобрело новый – точечный и избирательный характер.

Массовый террор и расстрелы стали невозможны, но тысячи (не миллионы!) людей расплачивались за свою гражданскую позицию годами тюрьмы. Срок наказания также сократили, 20–25 лет, как прежде, за политику не давали. Но 7—10 лет стало нормой. Появился и новый вид наказания. Сотни, а возможно, и тысячи людей, не согласных с советским строем, объявлялись психически больными. Возник даже новый диагноз «вялотекущая шизофрения», неизвестный мировой психиатрической науке. Советских медиков это нисколько не останавливало, и они продолжали «лечить» здоровых людей от антисоветчины. В результате Ассоциация психиатров СССР была с позором исключена из Всемирной ассоциации психиатрии. Сколько соотечественников подверглось репрессиям в брежневские годы, по сей день остается неизвестным. Как-то, во время ельцинского правления, я участвовал в теледебатах о советском строе. Моим оппонентом был внук Леонида Брежнева – Андрей. На вопрос, поставленный мною «в лоб» – назовите количество репрессированных в брежневские и, в целом, в советские десятилетия, – прославлявший режим внук генсека ответил – «эти цифры вы не узнаете никогда». Увы, по сей день Андрей остается правым!

Потеряв возможность прибегать к террору над массами, власти перешли к террору над русским языком. Пропаганда препарировала нашу речь по нескольким направлениям. Язык масс-медиа стал предельно агрессивным. Люди не «работали» на заводах и фабриках, а «брали за высотой – высоту», «за рубежом – рубеж». В сельском хозяйстве разворачивалась «битва за урожай», животноводство превратилось в «ударный фронт»…

Исходные понятия, на которых строилась картина мира, пропаганда изначально разделила четко проведенной чертой. Никому не позволено было путать «буржуазные псевдосвободы» и «социалистическую демократию», «буржуазный гуманизм» и «пролетарский гуманизм», «буржуазное искусство» и «искусство социалистического реализма», «свободный труд на благо народа» и «буржуазный труд в условиях капиталистической эксплуатации»… Каждый советский человек, с младых ногтей, обязан был усвоить и знать: «два мира – две системы», «два мира – две идеологии».

08 июня 2018

«Коммерсантъ» узнал об уничтожении архивных данных заключенных ГУЛАГа.

Уничтожаются, в частности, учетные карточки со сведениями о репрессированных в СССР. Это происходит с 2014 года в соответствии с закрытым межведомственным приказом.

По данным Музея истории ГУЛАГа, в российских архивах в соответствии с «засекреченным межведомственным указом» от 2014 года ведется уничтожение архивных карточек заключенных сталинских лагерей. Об этом говорится в письме директора музея Романа Романова советнику президента России, председателю Совета по правам человека (СПЧ) Михаилу Федотову. С посланием ознакомился «Коммерсантъ».

Личные дела заключенных, освобожденных из лагерей, уничтожались, однако в архивах оставались карточки с информацией о находившихся в ГУЛАГе и их перемещениях между лагерями, пояснил Романов изданию. Уничтожение этих карточек, как уточняет в послании директор музея, означает полное удаление информации о нахождении осужденных в системе ГУЛАГа. Это, как считают сотрудники центра документации Музея истории ГУЛАГа, может «иметь катастрофические последствия для изучения истории лагерей и получения данных о жертвах репрессий», указывает издание.

Все бесконечное многообразие человеческих проявлений – жизнь и смерть, любовь и ненависть, зависть и гордость и т. д. и т. п… сводилось к хорошо управляемому и контролируемому минимуму выражений. Все советские люди – «с честью несли», «достойно встречали», «крепили оборону», «боролись за мир» и, непрерывно, «все теснее сплачивались вокруг родного ленинского ЦК».

Можно предположить, что, если бы власти усилили давление и возобновили физический террор, народ ответил бы вооруженным сопротивлением. Но партия на это не решалась, она стремилась избежать силового противостояния. Поэтому реальным ответом на духовное рабство и интеллектуальное подавление стало диссидентское движение. «Легальных» диссидентов, тех, кто открыто и публично заявлял о своем несогласии с политикой партии, было не много. По всей стране их насчитывалось не больше нескольких тысяч человек. Но именно диссиденты стали совестью и ориентиром для многих миллионов прислушивавшихся к ним граждан. Обращения диссидентов к власти, их заявления, комментарии, открытые письма регулярно транслировали западные радиостанции. Свободные радиоголоса в СССР постоянно глушили, но, несмотря на это, они имели огромную аудиторию. Уезжая за город, слушатели находили узкую полосу частоты, где рычание глушителей прерывалось. Кроме того, противостоянию системе помогал самиздат и тамиздат – тексты, которые нелегально писались и издавались внутри страны, а также книги и журналы, которые кому-то удавалось привезти из-за рубежа. В те годы Россия стремилась любыми путями отыскать книги и машинописные распечатки текстов В. Войновича, В. Гроссмана, Венедикта Ерофеева, В. Некрасова, Ю. Трифонова, М. Цветаевой…

Часть диссидентского движения составляли люди, получившие высокое и официальное признание в стране, а затем перешедшие в группы правозащитников и борцов за права человека. Самым известным среди них был Нобелевский лауреат А. Д. Сахаров. Так же значимо, как голос Сахарова, звучал «поверх барьеров» голос русского патриота и мыслителя, Нобелевского лауреата А. И. Солженицына.

Еще одна группа специфического протеста – это барды, писавшие свои песни неподцензурно, без согласования с контролирующими инстанциями. Первое имя здесь – Владимир Высоцкий, а также – А. Галич, Б. Окуджава и другие исполнители авторских песен, которые не вписывались в официальный идеологический миф о строительстве коммунизма.

Говоря о русском сопротивлении третьему наступлению номенклатуры, необходимо учитывать массовый народный протест, который проявился в неиссякаемом потоке политических анекдотов. Анекдоты увековечили и безжалостно высмеяли Ленина, Сталина, Брежнева, КПСС, коммунизм и, даже, комдива Василия Чапаева, который, вопреки советской пропаганде, не был подстрелен капелевцами и не утонул в Урале, но был тайно расстрелян чекистами, не без оснований предположившими, что он вот-вот перейдет на сторону белых.

Голоса тех, кто открыто противостоял системе, крайне раздражали власть, поскольку разрушали один из основных идеологических постулатов. Режим, давно присвоивший себе право выступать от имени общества, все свои обращения начинал словами – «весь советский народ, как один человек, единодушно поддерживает…» или, напротив, «весь советский народ, как один человек, единодушно осуждает…» Неискоренимое свободомыслие не просто разрушало насаждаемую сверху ложь, но и ставило вопросы, на которые пропаганда не могла ответить – почему на 50-м, 60-м году строительства светлого будущего народ слагает и массово распространяет веселую антисоветчину?!


Основная работа КГБ, конечно, не сводилась к борьбе с крайне редким явлением – вражеским шпионажем. Главной целью этой организации была борьба с собственным народом, с его инакомыслием и обеспечение бессрочного господства номенклатуры. И надо признать, что к началу 80-х политической полиции удалось уничтожить почти все группы несогласных, практически все без исключения диссиденты оказались либо в заключении, либо в «психлечебницах». Некоторые были высланы из страны. Ко времени прихода во власть – в марте 85-го – 54-летнего М. Горбачева интеллектуальное пространство в СССР было почти целиком «зачищено». Номенклатуре уже никто ничем не угрожал. Но Горбачев, как и некоторые его коллеги, понимал – оставаться в атмосфере коммунистической лжи и мракобесия невозможно. Беседуя друг с другом, Горбачев и Шеварднадзе констатировали – «ВСЕ СГНИЛО».

Парадокс состоял в том, что победа номенклатуры вела к гибели и народа, и самой номенклатуры. В 1985-м сигнал к переменам подал не внутренний протест Кронштадта и Тамбова, не внешняя угроза и не нападение друга-предателя Гитлера, не новый внутренний протест Евгена Грицака и Игоря Доброштана. Перемен требовала сама тоталитарная система, построенная на полностью исчерпавшем себя мифе о «победе коммунизма».

Горбачев объявил о переходе к политике перестройки.

2.7. Беседа о четвертой волне сопротивления. (1985–2000)

Российское общество оказалось настолько глубоко травмировано 20-летием застоя и реакции, что поначалу почти не реагировало на идущие из Кремля призывы к переменам. В течение двух лет власть выводила себя и своих подневольных подданных из состояния «беспробудного единства». Люди учились заново говорить друг с другом, открыто высказывать свои мысли, избавлялись от страха и самоцензуры. Весной 1987 года в стране появились первые независимые, неформальные, политические клубы. Вскоре власти начали выпускать из тюрем советских политзаключенных.

В Москве и других городах начали полустихийно проходить небольшие антикоммунистические митинги. В марте 1989 года в столичных Лужниках удалось собрать первый за 60 лет массовый – стотысячный – свободный политический митинг. Вскоре активисты гражданских дискуссионных клубов перешли к формированию альтернативных политических партий. Общество пришло в движение. На Манежной площади в Москве в феврале 1990 года прошел самый большой оппозиционный митинг, в котором участвовало 500 тысяч человек. Открывавший его Юрий Афанасьев поздравил собравшихся «с началом мирной, демократической февральской революции»! Выступивший вслед за Афанасьевым автор этой книги публично объявил – «нас здесь так много, что мы можем штурмовать не только Зимний, но и Лубянку» (здание КГБ). К сожалению, на большее мне тогда не хватило духа, а на последующих митингах к микрофону меня уже не допускали…

Требования, которые выдвигала организованная и неорганизованная оппозиция, сводились к нескольким ключевым: свобода, отмена цензуры, свобода политзаключенным, многопартийность. На каждом митинге народ традиционно скандировал – «Долой КПСС». Требование свобод было неизменным, но со временем оно наполнялось все более глубоким смыслом. Демонстранты настаивали на открытии границ, свободе въезда и выезда из страны, открытии архивов, восстановлении права на частную собственность…

На первом этапе перестройки повторялась парадоксальная ситуация – управляемые и направляемые властями СМИ писали о социальных проблемах более откровенно и более смело, чем об этом решались говорить сами граждане. Но позднее, к началу 1988 года ситуация стала меняться. Номенклатура почувствовала, что инициатива перешла к гражданам, народные требования и протесты нарастали. Свободные выборы, многопартийность, глубокая экономическая реформа – такие призывы крайне нервировали чиновников, не желавших сдавать позиции. Сверху стали звучать сигналы – «остановитесь». Но неформальное демократическое движение останавливаться не собиралось, хотя каждый догадывался – внутри независимых объединений действует сдерживающая движение агентура. А движение за переход к многопартийности через раскол КПСС – объединение «Демократическая платформа», – возникшее в среде рядовых коммунистов, крепло уже в самой правящей партии.

Противостояние общества и консерваторов во власти привело к номенклатурному расколу. В августе 1991 консерваторы попытались вернуть свои позиции и объявили о введении чрезвычайного положения. Горбачев, который постоянно колебался – к какой части правителей примкнуть, в конце концов попал «мимо всех». Августовский путч провалился. К власти в Москве и России пришла большая группа активистов, отстаивавших демократические требования. Но в действительности значительная часть новых чиновников состояла из прежней номенклатуры, вовремя переметнувшейся в демократический лагерь. Объединителем и лидером победивших демократов стал бывший свердловский партсекретарь Борис Ельцин.

В считанные недели, после провала ГКЧП, Советский Союз распался. Все союзные республики заявили о своем выходе из состава СССР. Последним, в декабре 1991 года, это сделал Казахстан. В новой форме повторился процесс, происходивший с октября (а не до октября!) 1917 по январь 1918 года, когда большевики арестовали Временное правительство и разогнали Учредительноое собрание. Свергнув законную власть, ленинцы привели страну к развалу. В 1991-м незаконный ГКЧПистский путч вновь развалил теперь уже сам Советский Союз.

Традиционно повторяемый прием советско-постсоветской пропаганды – замена местами причины и следствия. «Февраль разорвал страну, большевики ее воссоединили», – по сей день повторяют лже-историки. На самом деле, вместе с Февральской революцией 1917 года в ряде мест и территорий, в частности, в Финляндии, Польше, Украине, Армении и др., возникло активное движение за национальную автономию. Его суть – не выход из империи (в которой всем было совсем неплохо), преобразуемой в республику, а в придании официального статуса родному языку… Вопрос об автономии предстояло решать избираемому народом Учредительному собранию. А вот после незаконного большевицкого захвата власти и разгона УС регионы стали отделяться и провозглашать собственную независимость. Страна рассыпалась на десятки квазигосударств – от Ингерманландии (под Петроградом) до Уральской республики, Донского казачьего войска, Дальневосточной республики и т. д. и т. п. В годы гражданской войны по отделившимся территориям красные прошли «огнем и мечом» и в 1922 году объединили их вновь. Созданное нелегитимное образование назвали «СССР». Договор о его создании был подготовлен, но ни одна вошедшая в Союз республика не провела его ратификацию. Так что государство это с самого начала было неправовым и нелегитимным.

В 1991 году путчисты ни в одном городе и ни в одной деревне не получили поддержку. Тем более, не могли они объединить огромные территории рухнувшего Союза, составлявшие тогда шестую часть суши…


О ельцинском периоде как продолжении востребованных обществом преобразований, как о времени перехода от сопротивления – к созиданию расскажу кратко. Об этом писали многие авторы, да и само это время многие читатели хорошо помнят. Народ требовал отказа от деградировавшей коммунистической идеологии, и в новой, принятой в 1993 году Конституции про «социалистическое государство» речь уже не шла. Понятия «социалистический строй», «строительство коммунизма», «братский социалистический лагерь» и т. п. быстро исчезали из официального лексикона. Государство объявило об отказе от

всякой государственной идеологии. В стране гарантировалось соблюдение гражданских прав и свобод, восстанавливалось право на частную собственность. Легитимность власти должна была обеспечиваться не тоталитарной идеологией, а, как и намечало Учредительное собрание, – свободными выборами…

Между тем, окончательный демонтаж старой системы власти стал постепенно заменять полумерами и компромиссами. Само же общество устало от длительного противостояния режиму. В результате номенклатура смогла усидеть в старых креслах, сменив маску «борцов за светлое будущее» на маску «борцов за демократию». (В день провала путча – 21 августа 1991 года – проигравшие аппаратчики тайно бегали из здания ЦК КПСС на Старой площади к баррикадам у Белого дома. Там они фотографировались на случай, если придется доказывать, что «звериное обличье прогнившего режима» они разглядели давно…)

Успокаивающая и малоинициативная политика новых властей вела к медленному откату от демократических берегов. В самом обществе гражданская активность угасала: часть лидеров ушла во власть (откуда их довольно скоро выпроводили), а сами активисты вели себя вяло и по-детски доверчиво. «Тихо закрылись» помещения, в которых недавно проходили бурные дискуссии и заседания неформалов. Противоречивые ельцинско-гайдаровские реформы не вели к появлению собственников и не создали настоящую частную собственность. Вместо этого, возник слой людей, которые с разрешения и фактически по поручению власти, стали, как бы по доверенности, исполнять роль хозяев предприятий. Номенклатура очистилась от одиозных персонажей прошлого и продолжила хозяйничать в стране. «Старых партийцев» сменили «нестарые комсомольские вожаки», позднее в ряды чиновников активно потянулись люди в погонах… Борьба за свободу слова выродилась в свободу от слова. В ельцинское время писать и говорить можно было все что угодно, но критика СМИ ничего не меняла и, фактически, ни на что не влияла. Чиновники на нее, как правило, не реагировали, и журналистика переродилась в банальное «выпускание пара». Масс-медия так и не стали «четвертой властью».

Почти все, за что многие десятилетия боролось русское сопротивление, в годы правления Ельцина не было доведено до конца и в результате оказалось дискредитированным. Диссиденты и неформалы, их лидеры либо остались сидеть на запасных стульях и не влияли на политический курс, либо были адаптированы к властным правилам, либо вообще во власть не пошли. Вместе с тем, довольно долго, не год и не два, и в обществе, и в самой власти господствовала неопределенность. Не было слышно людей, которые могли предложить ясную и убедительную программу дальнейших действий. Было непонятно – что происходит на самом деле и что следует предпринять. Власть, отмалчивалась и морочила народу голову…

В годы «номенклатурного отступления периода отечественной войны», как я уже писал, главным вектором духовной жизни стало возрождение национальной истории и культуры. В период хрущевского отступления интеллектуальный поиск шел одновременно в нескольких направлениях. Вновь проявила себя линия на российское возрождение, был отчетливо заметен растущий интерес к культурно-историческим традициям. Но самым массовым стал открытый протест против репрессий, против советчины и сталинщины. Ограниченным, но вполне заметным становилось внимание к ценностям Запада.

В период горбачевско-ельцинский маршрут интеллектуальных исканий вновь изменился. Откровенно и явно преобладало два течения – сокрушительное, полное отрицание советской системы и огромный и некритический интерес к западным ценностям. О значении национального возрождения – главного двигателя реальных, позитивных изменений в бывших союзных республиках и в т. н. «соцстранах» – в самой России, к сожалению, говорили все тише и все менее заметно. Долгие десятилетия противостояния тоталитаризму опустошили самые основы и почти весь потенциал прежде неисчерпаемой российской ментальности и идентичности. Наиболее сокрушительный удар большевизм нанес именно по русскости и российскости!

Произошло и еще одно важное изменение. Как уже не раз подчеркивалось, главной идейной основой российской (досоветской) системы ценностей была православная церковь. Но, начиная с горбачевского времени и, особенно, с 2000-го года, РПЦ оказалась почти полностью интегрированной и растворенной постсоветской, номенклатурной системой. Роль церкви как «института российского возрождения» оказалась ограниченной и нереализованной. РПЦ, прежде всего, ее иерархи, совершила историческое предательство, подставив свое плечо под постбольшевизм, так и не удосужившись публично осудить советчину.


Подводя общий итог четвертой волны противостояния гражданского сопротивления номенклатурной власти, надо подчеркнуть, что итог этот был достаточно значимым, хотя и не вполне осознанным. Главный его результат – полная потеря режимом обосновывавшей его правление коммунистической идеологии. В результате вопрос о необходимости отстранения номенклатуры, о ее нелегитимности сознает все большая часть российского общества. Старый лозунг – «Долой КПСС» – постепенно преобразуется в призыв «хватит кормить проворовавшихся чиновников».

Другая, негативная половина итогов вполне очевидна – потеряв свою идеологию, сам старый правящий слой смог сохраниться.

Поскольку нормальный способ легитимации – демократические выборы – неприемлем для исчерпавшей себя власти, возрастающую и все более важную роль в жизни государства стали играть силовики. Одновременно власти вынуждены все более нервозно объявлять о поиске новой идеологии, новых «скреп» и «национальной идеи», которая уже давно выявлена российской внесистемной наукой, но, разумеется, не признана и не замечена властью. Реально проводимые в России выборы оказываются все более откровенно фальсифицированными и не признаются международным сообществом демократических государств…

Администрация президента и власти на местах делали все, чтобы завлечь избирателей на участки. В итоге по отчетам ЦИК явка составила 67,4 % и превысила аналогичные показатели 2012 года. И Владимир Путин, и глава ЦИК Элла Памфилова назвали прошедшие выборы «самыми чистыми в истории». Но в распоряжении «Новой газеты» оказались неопровержимые доказательства масштабных фальсификаций итогов голосования. Эти данные мы получили от активистов и наблюдателей, которые уже два месяца ведут незаметную, кропотливую и беспрецедентную по своим масштабам работу – просматривают записи с тысяч камер, установленных на участках в день голосования. Они считают количество людей, опустивших бюллетенив урны, а затем сравнивают эти результаты с данными ЦИК.

Результаты исследования оказались шокирующими: на большинстве участков реальная явка была в два-три, а то и в пять раз ниже официальной.

«Новая газета», 04. 06. 2018.

В авторитарно-тоталитарных системах, как правило, декларируется приверженность какому-то идеологическому мифу. Гитлер боролся за нацизм и III рейх, Фидель Кастро – за «кубинский суверенитет и социализм», семейство Кимов – за идеи Чучхе… Нынешняя российская власть остро нуждается в собственной сверхидее, но найти ее не может…

2.8 Беседа о четвертом наступление номенклатуры. Президентство Путина

С уходом Ельцина «демократическое полутоптание на месте» прекратилось и началось восстановление всевластия чиновничества, которое, как уже было сказано, никуда и не уходило…Вспоминаю спор с одним из товарищей в первые годы правления Путина. Мой друг, человек весьма капризный, всегда был недоволен происходящим. Спорили мы и о новом президенте. Я уверял, что возвращение кагебешника во власть – явление крайне неприятное, но оно не является необратимым: не понравится Путин – в следующий раз его не выберут. Евгений ответил как отрезал – «он пришел навсегда, выборов больше не будет». Тогда мне было искренне жалко этого неизлечимого пессимиста. Сегодня мне жалко нас всех.

Анализируя «новые времена» несколько подробней, я и сегодня считаю, что приход Путина имел некоторое политическое оправдание и позитивную составляющую. Ельцин не догадывался, каков будет второй и последующие сроки правления преемника, но на первом этапе главным было восстановить и укрепить целостность страны. Непродуктивное правление первого президента, его постоянные «болезни» и исчезновения из общественного пространства ставили под вопрос уже не целостность СССР, а целостность России. СМИ постоянно писали о «параде суверенитетов» в областях и национальных образованиях. И Путин с командой силовиков смог подчинить регионы единому центру, согласовать их конституции и уставы с Конституцией РФ. Правда, сделано это было по-большевицки – регионы непомерную долю своих поступлений должны были переводить в федеральный бюджет. Азатем, пропорционально степени их лояльности, получали «внеплановую» финансовую поддержку Москвы и «закрытие глаз» на «нецелевое использование» бюджета (в переводе на русский – получали право на коррупцию)…

Понятно, что замена органичного, идейно-ценностного сплачивания российского общества принудительной, деморализующей финансово-силовой удавкой для региональных чиновников не сняла и не отменила вопрос единства России. Проблема сохранилась и перешла в другую плоскость. Неизбежное, со временем, возвращение к теме отношений между центром и регионами станет в будущем еще более болезненным, чем до путинских преобразований. Практически все остальные начинания нового этапа номенклатурного наступления носили традиционный для авторитарного государства характер.

В СССР власть по форме напоминала пирамиду с острой вершиной. В ее основании находился «советский народ» – т. е. все люди, от мала до велика, родившиеся в СССР. У советского народа был «признанный авангард» – т. н. КПСС, у компартии имелся «боевой штаб» – центральный комитет. ЦК возглавляло «ленинское политбюро», во главе которого пребывал «выдающийся марксист-ленинец, продолжитель дела великого Ленина». В построенной таким образом тоталитарной системе один человек, вместе с полутора десятком членов политбюро, управлял поведением сотен миллионов советских граждан.

Ну а в пост-СССР, где создана лишь бледная копия КПСС – «Единая Россия» – и все еще нет «постсоветского народа», в более мягкой форме воссоздана советская система управления, которая теперь называется «вертикаль власти». Здесь нет, как в обычных демократиях, баланса управленческих институтов, нет системы сдержек и противовесов, нет реального разделения законодательной, исполнительной и судебной власти. Соответственно, нет и независимых СМИ. Все это «заменяет» вертикаль и «ручное управление».

Россия продолжает оставаться в ловушке, в которую она угодила 100 лет назад. Попасть в такую систему естественным путем почти невозможно, но нормальный, «законный и прозрачный» выход из нее также исключен. Апеллировать и готовиться надо либо к чуду (и оно произошло в бывшем «соцлагере», в республиках Балтии, происходит сейчас в Украине и в Армении), либо к самораспаду самой управленческой системы (но, ни в коем случае, не к распаду государства). Приоритетом для российского общества должны оставаться целостность страны и демонтаж контрпродуктивной системы управления.

В гражданской и политической жизни нам необходимо перейти от положения, где народ обязан выражать мнение власти, к положению, когда власть будет обязана выражать мнение народа. В хозяйственном укладе не экономика будет концентрированным выражением политики, а политика станет концентрированным выражением интересов предпринимателей…

В первые годы правления Путина быстро исчез один из ключевых лозунгов перестройки – «плюрализм», но по-прежнему звучали заверения в приверженности демократии. Позднее и это громкое слово оказалось почти дискредитировано, а ярлык «либерал» теперь используется для очернения любого, чьи взгляды не совпадают с линией властей. В страну вновь вернулась цензура, нарушаются права и свободы граждан, растет число политзаключенных. Малый и средний бизнес, не успев встать на ноги, либо вытеснен на периферию экономического процесса, либо просто разорен. Если постоянно декларировавшейся и не реализуемой целью советской экономической системы было – «догнать и перегнать» (США), то суть постсоветской экономической системы, как и прежде, – никогда не объявляемое, бессмысленное разбазаривание невосполнимых природных ресурсов. Защитники Ельцина сокрушаются – при Борисе Николаевиче бочка нефти стоила, ай-яй-яй, 8 долларов, а не 120, как при Владимире Владимировиче. Им и в голову не приходит, что седьмая часть суши должна себя самоутверждать новейшими технологиями и самыми современными производствами, а не доходами от экспорта непереработанных углеводородов.

Итог почти двадцатилетнего, четвертого наступления номенклатуры очевиден. Власть постоянно предпринимает пропагандистские усилия для дезориентации российского общества в культурно-историческом времени и пространстве. Интегратором страны является не ее история, не собственные ценности, а рожденный в чиновничьих кабинетах «образ врага». Тех, кто с этим согласен, сплачивает противостояние России всему «глубоко враждебному нам» окружающему миру, состоящему из украинских фашистов-жидобандеровцев, гейропейцев, пиндосо-америкосов… Одним из общественных ответов на подобную пропаганду стал широкий отказ от про-смотра главного источника «новостей» – телевидения – и утверждение в нашем языке понятий «зомбоящик» и «Геббельс» (т. е. – телевизор).

На вершине властной пирамиды нынче, как и прежде, находится действующий руководитель. Генсек, переименованный в президента, по формуле своего заместителя, фактически, заменяет весь народ – «Путин – это Россия. Нет Путина – нет России». (Раньше эта мысль выражалась более мягко: «Народ и партия – едины».) Непрерывные пропагандистские усилия прилагаются для того, чтобы возродить образ «великого Сталина» и сделать нынешнюю Россию его открытой преемницей. Духовное изнасилование народа смердящим трупом Сталина не остается безрезультатным. Часть деморализованных и манкуртизированных соотечественников уже принимает россиеубийцу за своего родного отца. Но окончательно обелить имя самого страшного, вместе с Гитлером, преступника XX века властям не удастся. Активная часть общества сделать это никогда не позволит.

Итогом 20-летия номенклатурного отката стала глубокая деградация страны во всех сферах, за исключением непропорционально растущего военного сектора. Разрушено образование, каждый восьмой выпускник школы не может сдать ЕГЭ по русскому языку. Ни один российский вуз не входит даже в первую сотню лучших университетов мира…

Разрушена система здравоохранения. Сокращается численность коренного населения. В не особо удаленных от двух столиц сельских районах количество родившихся на треть отстает от количества умерших. (Однокомнатную квартиру в городках Нижегородской области можно купить за 5000 рублей!) Население областных центров за 20 лет уменьшилось на пятую часть. В крупных городах – городах-миллионниках – фиксируется стагнация, население в них не растет. При этом неподконтрольно и неуправляемо увеличивается население Москвы, единственного места в России, где сохраняются относительно приемлемые уровень зарплаты и социально-бытовые условия.

Чтобы не казаться тенденциозным в своих оценках, я приведу два «чужих», не мною написанных подытоживающих комментария.

Первая публикация подготовлена человеком с совершенно иными, нежели мои, философско-политическими воззрениями, это фрагмент блога Андрея Кончаловского, вывешенный им на сайте «Эхо Москвы» 27 февраля 2012 года.


«Смертность в России. За последние 20 лет в России вымерло более 7 млн русских. По этому показателю мы опережаем Бразилию и Турцию на 50 %, а Европу – в несколько раз.


Ежегодно Россия теряет по численности населения целую область, равную Псковской, или крупный город, такой как Краснодар.


Количество самоубийств, отравлений, убийств и несчастных случаев в России сравнимо с уровнем смертности в Анголе и Бурунди.


По продолжительности жизни мужчин Россия занимает примерно 160-е место в мире, уступая Бангладеш.


Россия занимает 1 место в мире по абсолютной величине убыли населения.


По оценкам ООН, население России с нынешних 143 миллионов человек к 2025 г. сократится до 121–136 миллионов.


Цифры, отражающие кризис семьи в России, тоже ужасают: 8 из 10 стариков, проживающих в домах для престарелых, имеют родственников, способных их содержать. Но, тем не менее, они отосланы в приюты! Родственники от них отказались.


У нас от 2 до 5 миллионов беспризорников (после Великой Отечественной войны их было 700 тысяч).


В Китае на 1 миллиард 400 миллионов населения беспризорных только 200 тыс. – т. е. в 100 раз меньше, чем у нас. Вот что значат дети для китайца! А ведь забота о стариках и детях – это залог процветающей нации.


80 % из 370 тысяч детей, находящихся в детских домах, имеют живых родителей. Но их содержит государство!…


Мы занимаем 1-е место в мире по числу детей, брошенных родителями.


Все эти цифры свидетельствуют об эрозии, распаде семейных ценностей у нас в стране…


Преступления против детей. По данным Следственного комитета РФ за 2010 год, 100 тысяч несовершеннолетних стали жертвами преступлений – из них 1700 детей изнасилованы и убиты (по этим цифрам мы опередили даже Южную Африку). Это значит, что каждый день в России убивают 4–5 детей.


В 2010 году в России было совершено 9500 сексуальных преступлений против несовершеннолетних – из них 2600 изнасилований, 3600 ненасильственных половых сношений (за 8 лет сексуальная преступность выросла почти в 20 раз). Нас в этих преступлениях опережает только Южная Африка.


Наркомания и алкоголизм. 30 тысяч россиян ежегодно гибнет от наркотической передозировки (население небольшого городка). В год от водки погибают 70 000 человек В Афганистане во время войны погибло наших солдат 14 000!..


Коррупция. Размер взяток в России удесятерился, ну а суды между собой наших олигархов в Лондоне стали посмешищем для мирового бизнес-сообщества.


Безнаказанность в правовой сфере дошла до того, что против погибшего в тюрьме юриста Магнитского возбуждено уголовное дело – то есть решили судить мертвого человека, который, естественно, не может себя защитить! В Европе подобный инцидент последний раз случился в XVII веке, когда выкопали из могилы Кромвеля и вздернули на виселице, – так сказать, правосудие вдогонку!


В ежегодном исследовании Transparency International Россия по уровню коррупции за 2011 г. спустилась на 154-е место из 178 стран. Мы соседствуем с Гвинеей-Бисау и Кенией.


В свете приведенных цифр можно смело говорить об упадке национальной нравственности – и, в конечном счете, ответственность за это несет наша власть.

А теперь – знаете ли вы, что: за последние 10 лет в Сибири исчезло 11.000 деревень и 290 городов. Средняя плотность населения Сибири и Дальнего Востока – 2 человека на 1 кв. км. Средняя плотность Центральной части России – 46 чел./кв. км средняя плотность населения Китая – 140 чел./кв. км. Средняя плотность населения Японии – 338 чел./кв. км.


Для кого мы завоевывали и развивали Сибирь и Курилы?..


Для страны с таким богатством природных и водных ресурсов позорно иметь 50 % населения бедняков».


Вдогонку более свежая публикация из электронного общественно-политического журнала «Эхо России».


Путин в числах

25 декабря, 2017– 14:03

«С 2005 года закрыто более 35 000 крупных и средних заводов. Вдумайтесь в это число: каждый день, включая выходные, на протяжении 12 лет страна лишалась 8 заводов!

За 20 лет Россия лишилась 38000 крупных коллективных агрохозяйств. Пять с лишним колхозов в день! 39 %) оставшихся – убыточны.

За 20 лет Россия потеряла более 23000 городов и деревень. Причем деревень около 20 тысяч. Три с лишним населенных пункта в день вымирает!

Закрыто 15600 клубов, 4300 библиотек, 22000 детсадов, 14000 школ. Из работавших в 2000-м году 10 700 больниц в 2015 году осталось 4 400, от 21300 поликлиник 2000 года в 2015 осталось 16 500.

Россия вышла в мировые «лидеры» по количеству бедных и нищих граждан. Сегодня по уровню жизни наша страна откатилась на 91-е место в мире. Официально (то есть официально признанное количество – ЭР) 16 % населения страны имеют доход ниже прожиточного минимума.

Сегодня более 50 % продуктов животноводства и 90 % овощей производится в личных подворьях (то есть кустарным способом – ЭР). На смену машинам пришел ручной труд. По производительности труда страна в 8 раз отстает от уровня ЕС.

5 миллионов сельских жителей не имеют работы, но безработными не считаются, ибо имеют приусадебное хозяйство.

По размеру ВВП на душу населения МВФ поместил Россию ниже Малайзии – на 45-е место, Глобальный индекс конкуренции поместил Россию на 67-е место. Индекс человеческого развития ООН– на 66-е место. В РФ не менее 4 миллионов бездомных, что составляет почти 3 % населения РФ.

10 % наиболее низкооплачиваемых работников получают в среднем 7527 рублей в месяц, а 10 % самых высокооплачиваемых – 108 996. То есть в 14.5 раза больше. По итогам первого полугодия 2016 на долю 10 процентов наиболее обеспеченных людей пришлось 29,4 %) общего объема доходов, на долю 10 %) наименее обеспеченных россиян – 2,1 процента.

Вывод капитала из России колоссален. Главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников: в год утечка капитала составляет $ 15–20 млрд, а в отдельные годы достигала $ 30–50 млрд. Счетная палата оценила вывоз капитала за 2013–2015 гг. за счет фиктивных экспортно-импортных операций в 1,2 трлн руб. А по оценкам Boston Consulting Group, почти треть от $ 2 трлн частных денег россиян находилась в 2013–2014 гг. в офшорах…

За первую половину 2017 года в РФ ввезено продовольствия и сельхозсырья на $13,7 млрд, сообщили в Минсельхозе со ссылкой на данные ФТС. Это на 15,5 % больше, чем в том же периоде прошлого года – тогда было поставлено продукции на $11,8 млрд.

Положительную динамику продемонстрировал импорт мяса (1,6 %)), мяса птицы (15%о), рыбы (15,8), цитрусовых (6,2 %)), сухого молока (9,2 %)). Увеличились также поставки кофе и чая из-за рубежа – на 8,5%о и 6,9 %) соответственно. Самый существенный рост показал ввоз подсолнечного масла (в 6,4 раза), напитков (32,2 %).

Если в 1999–2000 годах в мировом списке миллиардеров журнала Forbes вообще не было ни одного россиянина, то в 2010 году, по версии журнала «Финанс», в России уже 62 человека с состоянием свыше $1 млрд. В лидерах – щедро одаренный за «Сибнефть» Роман Абрамович (4-е место с $11,2 млрд) и Олег Дерипаска (5-е с $10,7 млрд), на помощь которому Путин выделил огромные средства в ходе кризиса. В списке миллиардеров – близкие друзья Путина: Тимченко, братья Ротенберги, Ковальчук. Всего сейчас в России 132000 долларовых миллионеров. Если коэффициент дифференциации доходов (соотношение между средними уровнями доходов 10 % самых богатых и 10 %) самых бедных) в 2000-м стабилизировался на уровне 13–14 раз, то сегодня он превышает 17 раз!

За 16 лет не сдано в эксплуатацию ни одного километра современного железнодорожного полотна, приспособленного для скоростного движения. Дорог в 2014–2015 годах строилось по 1,2 тыс. км в год – в 4 раза меньше, чем в 2000-м. Автомобильная трасса между Москвой и Санкт-Петербургом все так же строится, как и в конце 1990-х. По данным самого «Газпрома», уровень газификации российских населенных пунктов за год вырос на 0,1 %), до 65,4 %>. С такими темпами задача полной газификации будет выполнена в начале XXII столетия.

Ежегодно от алкоголизма в РФ умирает 1,5 миллиона человек (ВОЗ). В РФ 8 млн человек употребляют наркотики, из них 4 миллиона находятся в жесткой зависимости. РФ заняла первое место среди подростковых самоубийств, смертность среди подростков в РФ в три раза выше, чем в европейских странах (директор Научного центра здоровья детей РАМН, глава исполкома Союза педиатров России Александр Баранов). РФ заняла четвертое место в мире по общему числу самоубийств (ВОЗ).

За 2014 год в регионах Северо-Кавказского федерального округа произошло не менее 26 диверсионно-террористических актов и не менее 137 боестолкновений и перестрелок с участниками вооруженного подполья.

За это время жертвами конфликта стали 434 человек, в том числе 290 погибло и 144 получили ранения (статистика Кавказского узла).


Где деньги, Зин?


…240 млн евро отдано Сирии на решение социальных проблем (Правительство РФ).

9,87 млрд долларов списано долгов Северной Корее, 90 % долга (министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка).

450 млн долларов – выдан кредит Белоруссии (Правительство РФ).

6,7 млн долл. – выделено на улучшение благосостояния крестьян Таджикистана (официальное сообщение МИДа РФ).

12 млрд рублей – инвестиции в развитие Абхазии (Путин).

6,5 млрд рублей – финансовая помощь РФ Южной Осетии за 2015 год; напомним, что финансовая помощь от РФ – основная доходная статья бюджета Южной Осетии (министр финансов Аза Хабалова).

50 тыс. тонн пшеницы в дар Северной Корее (заместитель министра заготовок и продовольствия КНДР Ким Чжи Сок).

200 млн $– грант Киргизии на обустройство границ (президент Киргизии Алмазбек Атамбаев).

32 млрд $ – списано долгов Кубе (глава МИД России Сергей Лавров).

30 млрд $ в год обходится РФ экономический союз с Казахстаном (замминистра финансов Сергей Шаталов).

142 млрд рублей – подготовка к чемпионату мира по футболу в 2018 году (приложение к федеральному закону о федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов).

В 2013 году РФ выделила около $610 млн на так называемые программы содействия международному развитию (подсчеты экспертов Kommersant.ru).

140 млрд $ составляют потери РФ из-за санкций и снижения цены на нефть (министр финансов, данные ноябрь 2014).

376,5 млрд рублей – предположительная стоимость моста через Керченский пролив, который должен соединить Крым и Кубань («Автодор»).

200 млрд рублей было изъято из Пенсионного Фонда на нужды Крыма (первый зампред Банка России Сергей Швецов). В конце 2014 года на нужды Крыма дополнительно выделено еще 7миллиардов рублей (Дмитрий Медведев).

138,6 млрд рублей – дотации бюджетам регионов Северо-Кавказского федерального округа увеличились на 14 %, в 2013 году (Минрегион).

13 миллиардов евро были украдены при проведении Сочинской Олимпиады, то есть треть денег, потраченных на Олимпиаду (член Международного олимпийского комитета (МОК) Жан-Франко Каспер). 7 млрд долларов ушло на поддержание олимпийских объектов в Сочи (Bloomberg).

4,7 млрд рублей – докапитализация РЖД за счет увеличения уставного капитала (Дмитрий Медведев). Это не деньги на развитие, это деньги «в стол», которые будут там лежать, на случай, если у кредиторов и инвесторов РЖД появятся к ним претензии).

625 млрд руб. – кредит для погашения части долгов Роснефти (скан документов Центробанка), его выдача привела к стремительному и рекордному падению рубля по отношению к евро и доллару и чуть не поставило экономику на грань коллапса. С 12 по 19 декабря ЦБ потратил на поддержку рубля $15,7 млрд.

100 миллиардов $ – цена строительства газопровода «Сила Сибири» (Газпром), а сам газопровод будет строиться в кредит, при нынешних ценах на нефть проект оказывается более чем убыточным. При этом «Газпром» освободили на 15 лет от уплаты налогов с добычи газа для Китая по газопроводу «Сила Сибири» (новость на портале правовой информации).

700 млн руб. потратит ФСБ на покупку квартир для сотрудников (Госзакупки).

380 млн рублей на закупку автобусов и внедорожников для ФСБ (РИА-Новости).

31 миллион рублей заплатят за систему выявления неугодных блогеров и СМИ (сайт Госзакупок).

25 миллионов рублей на разработку системы, автоматически выявляющей запрещенные материалы (включённые в перечень экстремистских материалов) в интернете (Роскомнадзор).

33 миллиона рублей – месячный бюджет только одного из множества агентств, занимающихся проправительственной агитацией в социальных сетях (Анонимный Интернационал).

20 миллионов рублей – официальные гранты молодежным прокремлевским организациям «Ночные Волки», «Стоп-Хам», «Хрюши против» (РБКDaily).

Бренд Новой Москвы обойдется в 17 миллионов рублей, ранее на разработку эскиза логотипа Москвы было потрачено 7,5миллиона (НИиПИ Генплана города Москвы).

226 миллионов рублей – разработка инвестиционного сайта города Москвы (руководитель департамента информационных технологий правительства Москвы).

Кремль потратит 45 млн руб. на новогодние приемы (сайт Госзакупок). 10 миллионов рублей на матчи с участием команд разных национальностей, чтобы повысить уровень толерантности в Москве (Департамент межрегионального сотрудничества Москвы). 500 000 рублей на положительные комментарии об отдыхе в Крыму (сайт Госзакупок).

22 миллиарда рублей планирует потратить Смольный на программу «достижения позитивного настроя граждан, проживающих в Санкт-Петербурге», для сравнения – на расселение коммуналок в 2014 г. заложено 2,5 млрд руб., на бесплатные лекарства для льготников – 1,6 млрд руб. (Комитет по молодежной политике Смольного).

Сбербанк выплатит почти миллиард рублей премий своему руководству (отчет банка по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО)).

1,24 миллиарда рублей составят выплаты членам правления ВТБ, за первое полугодие они выросли в 7 раз (данные квартального отчета банка).

Госдума решила подарить банкам триллион рублей (Интерфакс). Зарплата федеральных чиновников РФ за год увеличилась на треть (Росстат).

На лечение московских чиновников за год потратят 2,6 млрд рублей (юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь).

7 млрд рублей – депутаты Государственной Думы вдвое увеличили финансирование своих партий (председатель Комитета Думы по регламенту Сергей Попов).

В число самых высокооплачиваемых менеджеров российских компаний вошли Игорь Сечин – президент Роснефти (до $50 млн), председатель правления ВТБ Андрей Костин ($37 млн), глава «Газпрома» Алексей Миллер (оценка $25 млн), президент Банка Москвы Михаил Кузовлев ($17 млн), глава Сбербанка Герман Греф ($16 млн). (Forbes). Богатейшей семьей российских предпринимателей стали… братья Аркадий и Борис Ротенберги, их совместный бизнес оценивается в $5,55 млрд. На втором месте с $4,85 млрд большая семья Гуцериевых: братья Михаил, Саит-Салам и Хамзат и их племянник Микаил Шишханов. Братья Алексей и Дмитрий Ананьевы на третьем месте, их совместное состояние– $4,6 млрд. Совокупное состояние 10 богатейших семей России составляет $26,3 млрд (Forbes).

15 декабря 2017 года Росстат сообщил, что в ноябре 2017 суммарный выпуск продукции предприятий рухнул на 3,6 %… Зафиксированный результат стал сюрпризом для экспертов, которые ожидали, что производство после нулевого показателя в октябре вернется к росту – на 0,4 %, согласно консенсус-прогнозу Bloomberg, и на 0,3%о, согласно опросу «Интерфакса». Ноябрьский обвал стал рекордным за все время кризиса: ни разу с момента падения цен на нефть фабрики и заводы не сокращали производство настолько резко. Более того, темпы падения выпуска оказались максимальными с октября 2009 года, когда российская экономика пережила пик негативных последствия мирового финансового кризиса. Спад идет фронтально: в плюсе не оказался ни один из четырех промышленных секторов, которые отслеживает Росстат.

Минэкономразвития, напомним, ждет роста ВВП на 2,2 % в этом году и 2,4 % в следующем. Месяц назад глава МЭР Максим Орешкин говорил, что стагнация временная и связана с расчисткой банковского сектора и ограничением нефтедобычи.

На деле, похоже, эффект низкой базы прошлого года уже «съели», а расчет на активный спрос так и не оправдался, говорит аналитик «Альпари» Анна Бодрова: рост угасает, потому что опираться только на трубу с сырьем неэффективно.

Добыча полезных ископаемых сократилась на 1%она фоне сделки со странами ОПЕК, которая связала руки нефтяникам, и падения спроса на газ в Европе, из-за которого был вынужден сократить добычу «Газпром». Доходы населения продолжают сокращаться в реальном выражении (на 1,3%о с начала года), с ними – сжимается и платежеспособный спрос. Его отсутствие называют главным препятствием 51 % промпредприятий, показал опрос ВШЭ. И лишь 16 % топ-менеджеров видят, что потребность в их продукции на внутреннем рынке растет.

Препятствий для развития слишком много, они замыкаются в порочный круг и неустранимы в одночасье: из-за дыры в бюджете государство сокращает капвложения и расходы на зарплаты; доходы населения сжимаются в реальном выражении, выжигая платежеспособный спрос; не получая финансовых ресурсов, предприятия не могут вкладываться в модернизацию, в то время как износ основных фондов превысил 50 %>, перечисляет директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.

Темпы роста ВВП с 2,5 % во втором квартале упали до 1,8 % в третьем; в оставшиеся месяцы года они не превысят 1 %, а в следующем году замедлятся до нуля, прогнозирует директор Центра структурных исследований РАНХиГС Алексей Ведев.

Рост первой половины года был «чисто коррекционным» отскоком после провала 2015—16 гг., уже в следующем году все факторы этого роста исчезнут, добавляет Ведев.


По данным Росстата:

32 000 000 – пенсионеры, они свое отработали;

1100 000 – армия;

2 160 000 – сотрудники ФСО, ФСБ и спецподразделений;

2541 000– сотрудники МЧС, МВД, УФСИН и прокуратуры;

1 356 000 – таможенная служба и налоговая инспекция;

1321 000– чиновники лицензирующих и контролирующих организаций;

1252 000 – прочие чиновники;

1 727000– клерки социальных и страховых фондов;

1827 000 – депутаты и их аппарат;

1843 000 – нотариат и адвокатура;

1098 000 – бойцы ЧОПов;

8420 000– зарегистрированные безработные.

___________________________________________

Итого: 54 000 000 (пятьдесят четыре миллиона! – ЭР)


Ну, и еще 29 500 000 детей. Не считая безработных условно со своим ЛИХ. Из оставшихся 63 миллионов большая часть – журналисты, писатели, актеры, режиссеры, художники, юристы, мерчендайзеры, менеджеры и прочий офисный планктон. Производительно работают примерно 20 миллионов. Или того меньше.

За 16 лет прирост мощности всех российских морских портов включая суперпорт Усть-Луга, оказался вдвое меньше, чем прирост перевалки в одном только порту Шанхая. Проводки транзитных грузов по Северному морскому пути в 2014 году были ниже, чем в 1999-м (130 тыс. против 460 тыс. т).

Для не согласных с вышеизложенным: Росстат зафиксировал рекордный за 8 лет обвал промышленности.»


По-моему, для оценки сложившейся ситуации информация вполне исчерпывающая!!

* * *

…Продолжая рассматривать и анализировать характер четвертого номенклатурного наступления, выделим некоторые его особенности. Нынешний режим отказался от деструктивного для него принципа – «весь советский народ, как один человек…» В постсоветском государстве легально существует хорошо управляемая и контролируемая разноголосица в СМИ, а самим гражданам позволено, так сказать, разномнение и разночтение. Вопрос не в том, придерживаетесь ли вы не совпадающей с «линией партии» точки зрения? Вопрос в другом – является ли ваша позиция действительно опасной для власти, может ли она перерасти в некие существенные акции несогласия? В советское время свобода слова ограничивалась пространством собственной кухни (если, конечно, квартира не была коммунальной). Теперь власти осознали, что эту территорию можно, без потерь для себя, расширить.

Но если опасность потерять власть действительно возникает, носители этой опасности незамедлительно подвергаются разнообразным санкциям – от выдавливания за рубеж до перманентно продлеваемого домашнего ареста, а то и до помещения в психушку, до пыток электрическим током и избиений электрошокером. Опыт «старых добрых времен» 37-го года спецслужбы не забывают… В большинстве случаев власти подавляют сопротивление, действуя адресно и точечно. Массовые аресты по плану и разнарядке из центра, после восстаний в Воркуте и Норильске, представляются маловероятными, хотя в ходе конкретных акций – например, московских «прогулок по Тверской» и т. п. – ОМОН может выхватывать любого подвернувшегося под руку человека, включая тех, кто в месте проведения гражданской акции оказался совершенно случайно.

Другая особенность «четвертой номенклатурной волны» состоит в том, что нынче власть не препятствует и даже, в некотором отношении, стимулирует желающих уехать за рубеж. В условиях сырьевой экономики большое население – лишняя обуза, с которой властям еще и приходится делиться. Начало этому процессу положил Б. Ельцин, за 10 лет его правления страну покинуло 80 % докторов наук (так называемые гуманитарии, специалисты по истории КПСС сюда не попали). Согласно некоторым публикациям, из постсоветской России уже уехало 20 миллионов человек! Но в первую очередь номенклатура старается выдавить за рубеж граждански активных и несогласных.

В то же время, низкоквалифицированные жители центрально-азиатских республик, положение которых на родине еще хуже, чем положение россиян, активно приезжают на заработки в РФ. По подсчетам профессора ВШЭ О. И. Шкаратана, сегодня половина активного мужского населения России – это мигранты из бывших азиатских республик СССР!

И все же, несмотря на немыслимые в истории XX века потери и тяжелейшую социально-психологическую ситуацию, несмотря на постоянное и достаточно умелое вбивание в общественное сознание пропагандистского мифа «от вас ничего не зависит», несмотря на трагическую историческую память, часть российского общества остается не только не подверженной госпропаганде, но и продолжает российский протест и российское сопротивление.

Это утверждение доказывается множеством обстоятельств. Если допустить, что рейтинг президента, как об этом сообщают социологи, составляет 80–85 %, непонятно, зачем численность силовых структур растет и создаются принципиально новые формирования? Например, управление «Э» – по борьбе с экстремизмом (которого – экстремизма – у нас на самом деле нет) внутри МВД, почему разрастается система ФСО, почему создана новая, прежде не существовавшая, полумиллионная структура – росгвардия и т. д.? Почему информационные каналы жестко цензурируются и на телевидении и на радио действуют запрещающие «стоп-листы» со списками тех, кого приглашать в эфир нельзя? Если «народ и партия – по-прежнему – едины», почему контроль интернета постоянно ужесточается? Наконец, почему не угасает народный протест, когда на акции несогласия выходят все – от «школоты» до военных и пенсионеров?

(– …люди, которые пришли на митинги к Навальному в Омске, Новосибирске и Екатеринбурге – их было действительно очень много, небывало много для этих регионов, – они прекрасно осведомлены, что на каждого из них будет заведен файлик. Все они засняты, переписаны, подконтрольны – например, есть директива закрывать военную карьеру для всех участников протестных митингов. Из интервью А. Венедиктова еженедельнику «Собеседник» 6.10. 17).

Напомним, первое отступление номенклатуры – 1921–1929 годы – это ответ на мощные восстания внутри страны. Второе отступление – 1941–1946 – реакция на внешнее давление, на неожиданное, «вероломное» нападение III рейха. Третье отступление – 1953–1964 годы – ответ, опять-таки, на внутренний протест, на восстания в ГУЛАГе. Четвертое отступление – 1985–2000 годы – результат деградации и разложения самой существующей политической системы…

Как в этой сетке координат описать нынешнее положение России? Необходимо констатировать, что действующая система власти полностью деградировала. На вопросы, громко поставленные перед номенклатурой Алексеем Навальным – когда вы прекратите разворовывать страну? – властям ответить нечего (не считая репрессий против тех, кто такие вопросы задает). Отсутствие идеологии ведет к разрушению самого фундамента властной вертикали.

Параллельно с внутренним, действует, хотя и не в полную силу, но все-таки действует внешний фактор. Россия, за нарушение международного права, наказана изоляцией и экономическими санкциями. В США составлен список «кремлевских изгоев». В то же время Запад отказался использовать свои информационные ресурсы и не объясняет гражданам РФ собственную позицию. (Радиостанции «Свобода», «Голос Америки» в России почти не слышны.)

Третий фактор, который ведет к трансформации системы, – внутренний протест – существует, но его интенсивность пока ниже уровня, необходимого для демонтажа советско-постсоветской «вертикали». Говоря точнее, внутреннее недовольство и протест достаточно широки, но власти хватает ресурсов, чтобы все это глушить и делать почти незаметным для внутренней и внешней аудитории… Как открыто признают некоторые высокопоставленные чиновники-спецслужбисты, «если на протестный митинг в столице выйдет 300–500 тысяч человек, полиция будет поддерживать несогласных, а не власть». Но эти 300 тысяч пока не выходят…

Илья Кормильцев в своей удивительной песне «Скованные одной цепью» образно и кратко выразил многое из того, о чем я писал в этой части книги…


связанные одной…

здесь суставы вялы а пространства огромны
здесь составы смяли чтобы сделать колонны
одни слова для кухонь другие для улиц
здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц
и я держу равнение даже целуясь
на скованных одной цепью
связанных одной целью
скованных одной цепью
связанных одной целью…
можно верить и в отсутствие веры
можно делать и отсутствие дела
здесь нищие молятся, молятся на
то что их нищета гарантирована
здесь можно играть про себя на трубе
но как не играй все играешь отбой
и если есть те кто приходит к тебе
найдутся и те кто придет за тобой
также скованные одной цепью
связанные одной целью
скованные одной цепью
связанные одной…
здесь женщины ищут но находят лишь старость
здесь мерилом работы считают усталость
здесь нет негодяев в кабинетах из кожи
здесь первые на последних похожи
и не меньше последних устали быть может
быть скованными одной цепью
связанными одной целью
скованными одной цепью
связанными одной целью…

2.9. Беседа с выводами. От итогов четвертого наступления номенклатуры – к некоторым итогам столетнего российско-«советско-постсоветского» цивилизационного разрыва

«Русская катастрофа» – это и есть объективная, точная и горькая оценка прошедшего столетия, вытекающая из наших предыдущих бесед.

О колоссальных, невосполнимых людских и территориальных потерях я уже много писал и не буду повторяться. XX столетие Советский Союз заканчивал не «отмиранием государства», как обещал «великий Ленин», а его распадом. А. Солженицын подытожил – «XX век Россия проиграла»! По уровню ВВП наша страна равна Голландии, население которой в 22 раза меньше, а территория не составляет и 0,5 % площади РФ…

Другая реже упоминаемая, плохо исследованная

и мало осознанная составляющая потерь – уничтожение большевиками российских историко-культурных ценностей. Невероятно пострадали создававшиеся и собиравшиеся 9 веков церковные сокровища – иконы, драгоценные оклады, фрески, кресты, колокола, древние рукописи и печатные книги, сделанная из драгоценных металлов церковная утварь, реликвии… Разграблены и бесследно исчезли сокровища русских царей… В первые двадцать послеоктябрьских лет происходило разграбление, иногда – уничтожение, часто – продажа и вывоз за рубеж ценнейших экспонатов из главных музеев и книг из библиотек страны (Эрмитажа, Кремля, Государственной публичной библиотеки). Эшелоны с древними книгами и рукописями большевики отправляли за границу, продавая их по символическим ценам. Уничтожались исторические памятники (например, Красные ворота в Москве – памятник победы Петра под Полтавой), уничтожались памятники архитектуры (в столице на месте возведения гостиницы «Россия» был снесен район Зарядье, а теперь снесена и сама советская «Россия»). Музей народного искусства в Талашкино, созданный княгиней Марией Тенишевой, по своим художественным достоинствам сопоставимый с Третьяковской галереей, исчез, практически, бесследно. Аналогичные процессы, но в меньших масштабах, происходили в российских регионах. Разграбление и уничтожение культурно-архитектурных памятников продолжалось в послевоенные десятилетия, продолжается – в новых формах – по сей день. По оценкам экспертов, за 70 советских лет страна лишилась 95 % своих культурных сокровищ.

Особые потери – потеря «человеческого капитала» – утрата инициативы, трудовых навыков и деловых качеств нашего народа. Производительность труда у нас в четыре – восемь раз ниже, чем в большинстве европейских стран. Но эта статистика нуждается в пояснении. Неэффективность работника – не причина, а следствие депрессивной системы управления. Люди, пять поколений подряд лишавшиеся возможности нормально самореализовываться и получать достойное вознаграждение за труд, не видят смысла в труде с полной самоотдачей. Сегодня российских специалистов не приглашают работать за рубеж, за исключением, разве что, военных советников. Левши, подковавшего блоху, больше нет.

Впрочем, те, кто уезжает на Запад по собственной инициативе, довольно быстро находят себе место и адаптируются к новым условиям. Никто за рубежом не говорит и не пишет о «тунеядцах и неумехах» из России. Потому что проблема здесь не в людях, а в системе. Бюрократические оковы и коррупция исключают создание в России мировых брендов, в лучшем случае, у нас могут появиться только их копии…

Столетняя деградация особенно заметна и наиболее опасна в сфере морали, в области духовной и интеллектуальной жизни. Рубеж XIX–XX веков скромно назван Серебряным веком поэзии. Прозу Ф. Достоевского, Л. Толстого, А. Чехова, театр К. Станиславского, великую живопись, музыку, великие имена и открытия в науке достойно назвать и оценить не успели… Между тем, русская мысль успешно искала новые ценности, новые идеи, она нащупывала выход из кризиса идентичности и самобытности.

А как с интеллектуальной жизнью в СССР? Литература и искусство соцреализма, за исключением «не проживших свой век» Маяковского и Горького, не остались в памяти следующих поколений. Читаемое и перечитываемое сегодня – это наследие тех, «кто был не согласен», кого преследовали и репрессировали, чьи работы издавать было запрещено – Есенина и Замятина, Гросмана и Солженицына, Пастернака и Высоцкого. Мы помним и не забудем имена Н. Эрдмана, Ю.Любимова, П.Корина, В. Шукшина…

Советско-постсоветское столетие вело не только к экономической деградации и разрушению исторической памяти, оно вело к утрате национальной идентичности и национальной самобытности России. Цивилизованные народы ценят и сохраняют свои культурные традиции – в праздники европейцы надевают национальные костюмы, поют народные песни, танцуют свои танцы, европейцы любят собственную национальную кухню. Своих национальных героев – писателей, музыкантов, художников ценит каждый народ.

В России народные культурные традиции целенаправленно предаются забвению, юбилеи наших великих писателей и мастеров искусства не отмечаются. Дни и декады культур народов Российской Федерации государство также давно не отмечает.

В России (в Московской областной филармонии) сохранился один, единственный в стане ансамбль гусляров. От волшебной мелодии русской балалайки только и осталось что иронично-унижающее понятие – «балалаечник»… Хлебом-солью здесь никого не встречают. Даже родной русский язык в центре столицы вытеснен иностранной рекламой. В советские десятилетия национальную культуру стремились заменить коммунистическим зомбированием. В последние десятилетия, после краха ком. идеологии, вместо духовного и культурно-национального возрождения проводится политика нравственной деградации и антиинтеллектуализма. Эту задачу выполняют многочисленные телепрограммы – от основанного К. Собчак «Дома-2», до бесконечных ток-шоу…

2.10. Беседа поверх истории. Россиефобия вместо патриотизма!

За свою жизнь я побывал в полусотне стран, но нигде не сталкивался с такой глубокой неприязнью к собственной Родине, какая формируется у нас. Мне не известно случая, чтобы какой-то народ приучали ненавидеть самого себя… Вы удивлены, не понимаете – о чем речь?

…Вспомним советские 60-е и 70-е. Самый популярный любимый народом артист, или, точнее, артист, которому власть позволила ощутить народную любовь – это, несомненно, Аркадий Райкин. Его яркая, острая сатира, как и его талант, незабываемы… Но зададимся вопросов – над кем Райкин, с разрешения цензуры, предлагал смеяться? Над правящей партией, ее политбюро и генсеком? Бог с вами, конечно, нет! Смеялись мы над самими собой. Нам доходчиво объясняли – «Россия – страна дураков», виноваты во всем – только мы. В этом и состоял неглубокий смысл интермедий артиста, которого власти сделали лауреатом и орденоносцем. Это вам не угробленный режимом Высоцкий, с «Охотой на волков» и с «Истопи ты мне баньку по-белому…»

…Прошли годы, началась перестройка. И в рейтинг самых популярных политологических книг вошла, разрекламированная СМИ, работа подполковника погранслужбы Андрея Паршева «Почему Россия не Америка». Идея книги проста и доходчива – хотите жить лучше, чем в других странах? Не получится. Никогда! Ведь у нас «среднезимняя» температура ниже, чем в Европе и Америке. Расходы на зимний обогрев выше, чем там. Отсюда стоимость, себестоимость, накладные расходы… и т. д. Другими словами, не стройте иллюзий, «они» всегда будут впереди, «мы» всегда будем позади!

Правда, Паршев не пишет о том, что Вашингтон расположен южнее нашего Сочи, что летом Америка – это пекло и на кондиционирование своих помещений американцы вынуждены расходовать втрое больше энергии, чем мы – на отопление своих. О том, что, кроме температуры, есть масса других «факторов успеха» – наличие полезных ископаемых и водных ресурсов, выход к морям, дороги, образованное и квалифицированное население и т. д. – про это автор-пропагандист даже не вспоминает…

И вновь прошли годы. Но в тот же ряд антироссийской пропаганды вписывается недавний, резонансный, разрекламированный и очень правдивый фильм о постсоветском беспределе. Картина «Левиафан» – это нашумевшая лента о срастании бизнеса, власти, криминала и церкви. Фильм откровенно рассказывает о деградации номенклатуры, а, вслед за ней, и общества. Но ключевая смысловая особенность картины не в ее достоверности, главное в том, что в фильме нет положительных героев. И значит, выхода из российского тупика автор не видит! Нас вновь, сознательно или неосознанно, и уже с новой аргументацией, подводят к выводу – дальше будет только хуже, надо либо терпеть, либо уезжать.

Вспоминаю, как обсуждал «Левиафан» с замечательным киноведом, недавно от нас ушедшим, Даниилом Дондуреем. Даниил объяснял, как, целенаправленно создавался официальный негативный информационный фон вокруг картины, как власти «угрожая» режиссеру судом, в действительности формировали растущий интерес у потенциальной аудитории, проводили умелую пиар-кампанию новой работы Андрея Звягинцева. Традиция национального самоуничижения не прерывается!?

Впрочем, анализируя «Левиафан», замечу, что сам автор, возможно, имел в виду иную трактовку картины, если исходить из того, что показанное в фильме – не про нас, а про западную цивилизацию в целом. Такое понимание не исключено, в частности, потому, что название картины коррелирует с терминологией Ветхого Завета, а также повторяет название главного критического философского труда английского мыслителя 17 века Томаса Гоббса… (Когда-то я читал лекции по истории философии в ГИТИСе, в частности – на курсе, где учился Андрей и рассказывал и про Гоббса, и про его «Левиафан»).

Кричащие примеры пропагандистских издевательств не над властью, а над собственной страной и народом можно продолжать и продолжать… Спрашивается, зачем и кому это нужно? Кто наносит удар по самому главному для любого общества – по народному самосознанию, кто разрушает чувство национальной гордости и уверенности в себе?


В исторической России Екатерина Великая сформулировала известный тогда принцип «если народ чем-то недоволен, виноват всегда государь». Иначе устроены СССР и постСССР, где, если что не так, власть не причем, и ни за что не отвечает.

Но ведь и здесь, как в любой другой стране, важнейшей для управленцев категорией остается «патриотизм». Вы спрашиваете – как формировать патриотизм, обвиняя во всех бедах сам народ? Понятие «патриотизм», как и все другие ключевые социально-политические термины, здесь искажено и фальсифицировано

Каким образом эта задача решается? Пропаганда целенаправленно раскалывает аудиторию на две части. Тех, кто принимает ТВ-зомбирование, учат соглашаться с принципом: слова «Родина», «власть» и «патриотизм» – неразрывны и почти синонимичны.

То есть, в «первый сектор» попадают те, кто власть принимает и поддерживает. Либералы называют их «ПУТриотами», «ватниками» или «официальными патриотами». Конечно, и ватник в повседневной жизни не может не сталкиваться с массой разочаровывающих проблем. На этот случай, ему дают подсказку – виноват «Вашингтонский обком» и его продажные российские слуги – внутренние враги. Если этой аргументации не хватает, есть и другие запасные доводы и приемы, например – «царь – молодец, да слуги – плохие». И вот задача решена. Стройные ряды «путриотов», убежденных, что Россия – это ее президент, шагают от Калининграда до Находки.

Вторая, меньшая часть аудитории, уверена, что она отвергла и не принимает официальную пропаганду. Хотя и им СМИ внушают те же «истины»: понятия родина, власть и патриотизм – синонимы. Но отвергая пропаганду и президента, этот сектор, отвергает также родину и патриотизм. Их антироссийские установки укрепляет создаваемый СМИ отталкивающий или, напротив, слащаво-приторный образ России. В итоге, значительная часть интеллигенции превращается, фактически, в антироссийскую, в прозападно-либерально ориентированную. К судьбе страны – «Рашки» – они относятся с ироничной усмешкой, говоря точнее – она их вообще не интересует, что и является стратегической целью пропаганды. Либералы не пытаются понять, что историческая Россия и советско-постсоветский режим несовместимы. Для них чужеродна вся Россия, как неприемлем и официальный «патриотизм».

В итоге власть, «парящая над идеологическим рингом», умело сталкивает и противопоставляет про-кремлевских ватников и либеральных россиефобов.

Другой, не менее важный результат умелой пропаганды состоит в следующем. «Ватный патриотизм» лишен созидательного смысла, он не вносит ничего нового, именно потому, что он консервативно-провластный. Его суть выражает принцип «мы всегда «за»» и «не было бы хуже». Этот слой полностью устраивает Кремль. А позиция западников, которые всю историю страны оценивают негативно, не может быть принята широкими слоями общества (что также устраивает власть) именно потому, что такая позиция отрицает действительный патриотизм и какие-либо переживания за судьбу отечества. Этот подход отрицает как советскость, так и российскость.


Подытоживая, можно сказать, что лишение человека патриотизма, как и приучение его к вывернутому, провластному патриотизму – это целенаправленная социальная кастрация граждан, это приобщение их к политическому извращению.


Третий – внепропагандистский – тип отношения к Родине и вытекающая из него концепция выхода из нашего кризиса, состоит в том, что историческая Россия – это и есть Родина, а Совок – это наша катастрофа. В противовес и либералам-западникам и «патриотам-ватникам», люди отстаивающие эту позицию, исходят из того, что власть и народ после 1917 года находятся в состоянии конфронтации, а до 1917 года они были вполне органично связаны и взаимодействовали друг с другом. Политическая надстройка-государственность, сохраняющаяся над российской цивилизацией целое столетие, является не только искусственной, но и противоестественной.

Подобная точка зрения не просто не пропагандируется, она вообще не принимается никакими российскими СМИ, не допускается в образовательный процесс, отторгается официальной культурой. Возникает парадоксальная для действительного патриота ситуация, удачно подмеченная поэтом Дмитрием Приговым – «чем больше Родину мы любим, тем меньше нравимся мы ей». Этот парадокс верно отражается, хотя и не вполне рационально осознается, некоторыми зарубежными исследователями России. Например, бывший активист польской «Солидарности» – Адам Михник – постоянно, с некоторым самоукором и нескрываемым удивлением называет себя «самым антисоветским русофилом»… Добавлю, что наряду с политико-идеологической дифференциацией, в фундаменте патриотизма всегда была, оставалась и остается глубинная привязанность и переживания за свой язык (как писал И. Бродский, родина – это язык), землю, природу, культуру, историю, народ. Со времен Ф.М. Достоевского, такой подход принято называть «почвеническим патриотизмом»…

Несмотря на гонения и манипуляции, в стране отстаивали и будут отстаивать свои позиции действительные патриоты, которые словосочетание «Святая Русь» никогда не заменят на высказывание, ставшее теперь пословицей – «где лучше – где нас нет».


…Проводившаяся в СССР политика управляемой духовной деградации общества привела к тому, что в период распада страны у нас не возник и не сложился соответствующий интеллектуальный поиск, как это было в начале XX века, в период кризиса Русской идеи. Мы видим и с горечью признаем – духовные силы народа небеспредельны, и сегодня, похоже, они находятся в своей низшей точке.

И еще одно отступление и уточнение. Постсоветская пропаганда не редко употребляет термины «наши национальные интересы», «наши ценности» и т. д. Делается это с единственной целью – имитировать непримиримую полемику и противостояние со сторонниками «западных ценностей». В действительности, в официальной российской политике не выявлены, не сформулированы и не присутствуют никакие аутентичные собственные ценности, нормы и правила. Реальным и высшим началом для существующей власти остается сама эта власть, которая за общенациональные и общероссийские интересы выдает интересы руководителей вертикали.

Четвертая серия
Выводы и заключения

Раздел первый
Россия как прогноз. Преемство

1.1. Беседа о будущей России. Преодолеть советскость, продолжить российскость

Четвертое наступление номенклатуры подходит к концу. Скоро Россия вновь сможет открыть «окно возможностей» и в свободной дискуссии, в свободном и ответственном гражданском диалоге будет решать вопросы своего выбора и своей идентичности. К всенародному плебисциту общество должно быть подготовлено, ведь страна исчерпала почти все ресурсы для отступления. Если мы не хотим, чтобы корабль «Россия» распался и исчез в океане мировой истории, нам необходимо принимать правильные решения.

Что же предстоит сделать, точнее – что необходимо обсудить, какие вопросы включить в повестку дня тогда, когда дискуссия выйдет за рамки интернета и переместится в новое и свободное телевидение, в другие СМИ, в клубы, дворцы, на площади и митинги? Какие главные правила и ценности мы выберем и утвердим и от чего откажемся?

О ЛЮСТРАЦИИ. Часть вопросов вполне конкретна, она находится на стыке тактики и стратегии. Все руководство силовых структур и большинство, а может быть, и все сотрудники этих структур должны быть распущены или нет? Чиновники из сферы гражданского управления, включая т. н. «народных депутатов» всех уровней, может быть, кроме низшего – первичного, должны освободить сферу управления? Сколь широкой должна быть люстрация, должна ли она охватить всю бюрократию в идеологической сфере, в сфере СМИ, культуры, образования или только ее руководителей. Как быть с гуманитариями вузов и школ, с «системными» учеными и исследователями в области общественных наук? Сохранить 10 %? Оставить на технических должностях?

Что мы все об этом думаем?

О ЦЕЛОСТНОСТИ СТРАНЫ. Еще более фундаментальный вопрос для будущей, возрождающейся России – какие ценности следует признать главными, на какой концепции истории и историософии страны следует основываться? Но сначала – важнейший предвопрос – о единстве и целостности государства. Сегодня действует немало групп (во власти и в оппозиции), существует ряд движений, вполголоса выступающих за новый распад России. За распад открыто высказались несколько активистов Форума «Свободная Россия» в Вильнюсе. Тема эта очень эмоциональна, само ее обсуждение для многих неприемлемо по нравственным соображениям. Ситуация напоминает годы Гражданской войны, когда Белое движение предпочло погибнуть, не получив помощь из-за рубежа, но не вступать в переговоры с другими странами об отделении различных территорий Российского государства. Между тем, уровень произошедшей за 100 лет социальной и нравственной деградации и зомбирования заметной части нашего общества беспрецедентен, и потому вопрос о целостности государства – тема не только политиканов, но и дезориентированных граждан.

Выскажу свои соображения кратко, представлю несколько доводов. Первый – «от эмоций», от которых уйти невозможно. Спрошу у оппонента – можете ли вы обсуждать вопрос – как лучше разрезать на части ваших… нет, не могу договаривать. Ведь Родина – это мать во всех культурах и языках. Если вы поддерживаете идею распада, значит вы не патриот и у вас просто нет права обсуждать судьбу будущей России!

Напомню оппонентам, что Россия существует 12 столетий. Вас не беспокоит перспектива стать последним поколением, которое по праву обладает словом Россия? Не хочется продолжать эту жутковатую, но не всеми осознаваемую перспективу…

Распад страны – это человеческая и национальная катастрофа, когда миллионы родственников, друзей и люди одной этничности оказываются по разные стороны границы!

Распад страны – это экономическая катастрофа потому, что целостное, единое народное хозяйство разрывается на части, что ведет к окончательному экономическому отставанию и провалу.

Распад государства с огромной армией – это, с вероятностью 99 %, бесконечная гражданская война. Распад страны, напичканной всеми видами оружия – это война внутри, по периметру и за пределами наших границ! Продолжать и развивать эту мысль не буду.

Приведу еще один аргумент. Сторонники распада проявляют почти очевидную логическую несостоятельность. Практически все самостоятельно размышляющие россияне признают – действующая политическая система, действующая машина управления – неэффективна и неприемлема. Но откуда же вывод об оправданности распада страны? В демонтаже, со всей очевидностью, нуждается система управления, от которой надо освободить Россию! Из этого нужно исходить!!

Не трудно подтвердить сказанное известными и очевидными свидетельствами – мы уже пережили в 1991-м распад СССР, сохранив в части постCCCР «совковую политическую систему». И что, зажили свободно и счастливо? …Маленькая Литва систему поменяла, маленький Таджикистан – нет. Результат известен…

Повторю: нам жизненно необходима ЦЕЛОСТНОСТНАЯ РОССИЯ, освобожденная от НЕАДЕКВАТНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ.

Но в борьбе за целостность победить надо силой разума и убеждений, а не силой оружия.


…Никто не спрашивает – зачем человеку две руки и две ноги, и никто не предлагает ополовинить то, что создано природой и эволюцией. Никто не предлагает уменьшить средний рост человека… Но также нелеп вопрос – зачем нам такая большая Россия, собранная десятками поколений наших предков? Пусть оппоненты объяснят – зачем им нужен распад, кто от этого выиграет?


Пожалуй, последний, простой и прозрачный аргумент…Большинство людей профессионально не занимается ни историей, ни политологией, но они вполне обоснованно рассуждают и делают выводы опираясь на здравый смысл. – Так ведь однокомнатную квартиру гораздо легче убрать, чем пятикомнатную, убедительно объясняет мне уважаемая оппонентка. – Согласен, отвечаю я. Но при условии, что в большой квартире, как и в маленькой, проживает по одному человеку с одинаковым доходом… А если в 5-комнатной семья в пять раз больше и вариантов для эффективного использования их потенциала гораздо больше… Ну, в общем, иногда логика все же убеждает…


О «РУССКОМ НЮРНБЕРГЕ». Как проложить путь, который ведет к будущей, свободной и возрожденной России? Важнейший и необходимый шаг – правовая оценка советско-постсоветского периода. Чтобы восстановить собственную идентичность, чтобы Россия действительно стала Россией, начать нужно с очищения от советчины, которая была навязана насилием, ложью. Нам необходим «Русский Нюрнберг», необходимо дать правовую оценку советскому режиму. Мы должны осудить систему, в которой миллионы людей честно трудились, добывали уголь, плавили сталь, прокладывали дороги, лечили больных, водили поезда и пароходы, заботились о детях, наконец, воевали и боролись с захватчиками, но результаты их труда постоянно оборачивались против них самих. Если правовую оценку не даст наш народ, не дадим мы сами, за нас это сделают другие и мы получим все тот же Нюрнберг, но только «не русский»!

Другая важнейшая функция «нового Нюрнберга» – возвращение в правовое пространство, из которого нас вырвали 100 лет назад. Собственно, чем глубже окажутся решения суда, тем более полным будет наше возвращение в цивилизованное, правовое государство.


О НОВОМ УЧРЕДИТЕЛЬНОМ СОБРАНИИ. От иронизирующих пропагандистов часто слышу вопрос – каяться за депортации, красный террор, – а не надо ли покаяться за Ивана Грозного, а, может быть, за присоединение Сибири? Ответ уже был дан. Наш кризис начался с перерезания русской истории большевицким бронепоездом, с разгона Лениным всенародно избранного Учредительного собрания. Отсюда и важнейший шаг на пути возрождения страны – подготовка и созыв нового Учредительного собрания. Собственно, новое Собрание – это пред-власть, это орган, который решит – какою должна быть власть. Новое Учредительное собрание сможет предложить и юридическую, и политическую оценку прошедшего столетия, оно выразит отношение народа к монархическому и республиканскому устройству России, к организационной и идеологической форме возрожденной, российской государственной системы.

Право участия в выборах, как и право быть избранным в возрождаемое Собрание не могут получить те, кто несет ответственность за разрушение исторической России. Возможно, работа УС должна быть не «одноразовой» а поэтапно возобновляемой, поскольку глубина кризиса, в котором находится Россия беспрецедентна. По мере открытия архивов, по мере публикации и осознания обществом скрываемых от него фактов и документов, УС может проводить новые заседания, продолжая формировать принципы стратегии страны на годы и десятилетия. Но, в любом случае, работа избранного состава УС должна быть ограничена изначально определенным сроком, скажем, двумя или тремя годами.

Конечно, размышление о движении в предлагаемом здесь направлении порождает множество вопросов. Отвечу пока только на один. «Каковы инструменты достижения поставленной цели» или как выйти на путь, описанный здесь совсем коротко? Обязательное условие – открытие советских архивов, роспуск «архивного ГУЛАГа», свободный доступ ко всей утаиваемой от общества информации, к нашей собственной истории. Нам необходимы возрожденное народное образование и самообразование, свободная гражданская дискуссия о нашем прошлом, настоящем и будущем. Мотором перемен должны стать гражданские объединения и патриотические гражданские организации, в частности, сеть дискуссионных клубов «Россия».

Работа гражданских объединений приведет к созданию политических инструментов – институтов, решающих важнейшие проблемы. Такими государственными институтами могут стать независимый «Российский институт национальной памяти», «Российское объединение лиц и потомков лиц, подвергавшихся политическим репрессиям после 1917 года», «Российский антикоррупционный суд», «Гражданский союз» – объедиение гражданских организаций России, Европы и Северной Америки… и др. Возможно создание общероссийского Центра, скажем, из 5–7 человек с безупречной репутацией, не обладающих никакими особыми рычагами власти, кроме собственного статуса, морального авторитета и регулярного доступа в СМИ. Такой «коллективный Сахаров – Солженицын», работающий бесплатно, возможно, привлекающий ограниченные открытые и добровольные денежные перечисления граждан, имеющий аналогичные региональные формирования, мог бы стать моральным контролером будущих изменений – от самого верхнего – до первичного уровня управления…

1.2. Беседа о русской идее, реформированной, модернизированной и дополненной

Теперь о том, в чем состоит возрожденный маршрут, что представляет собой возрожденная Российская идея?

ИСТОРИЗМ. Начинать необходимо с восстановления истории. Не сложно вернуть исторические названия улицам, площадям, городам, демонтировать советские монументы и советскую символику. Для этого достаточно политической воли новых руководителей. На заигранный пропагандистами вопрос – разве можно уничтожать свою историю, разве можно переименовывать города и улицы – ответ очень прост. Историю уничтожать ни в коем случае нельзя! Но разве можно с симпатией и уважением относиться к тем, кто нашу историю уничтожал?! Историю надо полно и правдиво написать, из нее ничего нельзя вычеркивать. А вот отношение к тем, кто ее уничтожал, и к тем, кто ее спасал и отстаивал должно быть совершенно разным. Выражаясь иначе, топонимы не следует переименовывать, им необходимо вернуть исторические названия. Такой же процесс необходим по отношению к нашему социокультурному календарю.

Наше культурное пространство и время – это место для увековечения тех, кто отстаивал Россию. Это герои Белого движения, это те, кого советская политическая полиция изгоняла, преследовала и уничтожала… Это Колчак, Деникин, Врангель, это Цветаева, Ахматова, Пастернак, это Бунин, Высоцкий, Гросман, это Сахаров и Солженицын, это А. Политковская и Б. Немцов… В каждом российском регионе такие люди были, их имена надо помнить и на них надо ориентироваться…

Необходимо написать, обсудить а затем – изучать, начиная со школы, очищенную от мифов и свободную от пробелов цензуры историю России. Это позволит правильно понять наше нынешнее место в собственной 12-вековой цепи событий и в мировом социокультурном пространстве. Такая история восстановит российскую идентичность и вернет нас в мировую цивилизацию. Восстановление истории поможет осознать разрыв, который произошел после 1917 года и, одновременно, будет работать на его преодоление, на осознание своих истоков, своей гражданской генеалогии и самобытности.

Книга, которую Вы держите в руках, представляет для широкого обсуждения авторскую концепцию, как одну из возможных для возрождения исторического видения России…

Свободная от советских фальсификаций историософия должна стать основой для обучения в школе и в ВУЗах. Кроме системы образования, для восстановления адекватного понимания своей страны полезно организовать регулярные конкурсы на лучшую книгу, лучший спектакль, лучший кинофильм о русской истории. Появится и лучшая книга для детей, которая выйдет большим тиражом под грифом «Моя первая книжка по истории Родины»… Восстановление краеведческих и исторических музеев, игры-реконструкции исторических событий, праздники национальных культур, дни русской и национальной книги, одежды, кухни – все это будет работать на возрождение страны, на преодоление столетия потерь…

ОБУСТРОЙСТВО… Наша история восстановлена и изучена, что дальше? Другим исходным принципом должна стать, прерванная большевиками, стратегия обустройства. Полтора столетия назад мы завершили путь собирания и присоединения земель. Давно необходимо перейти к их обустройству. Переход к обустройству – это госбюджет, где главные статьи расходов – не армия и война, не силовики и не чиновники. Приоритеты бюджета – медицина и восстановление здоровья нашего народа, образование – работа на повышение человеческого капитала, новые технологии, новый транспорт, связь и дороги, качественно новое производство… Нам нужна развитая наука и Академия наук… Нужно ограничение и запрет на вывоз сырья, продавать надо продукты его переработки… Параллельно с восстановлением здоровья населения, необходимо перейти к очищению природы, к очищению всей окружающей среды. Необходимо перейти к очищению наших лесов, рек, воздуха. Нам нужна программа полного очищения России от лжи и грязи.

ДУХОВНОСТЬ. Мало что так отстоит и удалено друг от друга, как духовность и нормы постсоветской России. Но ровно также глубок разрыв между нынешним государством и аутентичной, исторической Россией.

Важнейшей составляющей Русской идеи было православие. Сегодня вопрос веры – личный, каждый решает его сам. Но это не означает, что религия ушла бесследно. Одна из ключевых особенностей русского православия, если рассматривать его не с точки зрения верующего или неверующего, а в рамках культурологии и теории ценностей – это приоритет морали, нравственности и духовности.

Характерно, что важнейшее в нашей культуре и, фактически, незнакомое на западе Европы слово «интеллигенция» лишь отчасти является синонимом распространенного там термина «интеллектуал». Интеллигент – это человек, который многому обучен, во многом разбирается, но, плюс к сказанному, это человек непременно нравственный. Это тот, в ком соединены знания и мораль. На западе Европы есть слово «истина», на востоке – в России есть еще и слово «правда», т. е. истина, соединенная с моралью. И хотя слова «праведник» – тот, кто говорит только правду – и трудник – кто работает не за деньги, а ради большой цели – сегодня почти забыты, мы все еще сохраняем шанс укрепить и продолжить наши традиционные правила. (Для полноты картины, стоит помнить, что у китайцев есть иероглиф, который обозначает истину, нравственность и красоту – «одним знаком». Есть ли аналог такого понятия у нас – может быть это слово «благо»?)

Россия никогда не была страной аскетов и отшельников, материальное здесь всегда играло важную роль. Но стяжательство, стремление заработать деньги не превращалось для человека в главное, в самоцель. В реальной жизни конкретных людей случалось по-разному, но поддерживало, одобряло и само общество и наш концентрированный национальный опыт – русская литература – тех, у кого главное – не вещное, а идейное. В детстве нам читали «Сказку о рыбаке и рыбке», а в зрелости мы сами читали «Пиковую даму», где главный герой стремится разбогатеть, но заканчивает жизненный путь в психушке! На западе говорят – «если ты умный, почему не богатый?» Ав России напоминают – «уговор – дороже денег»! У нас слово, которое дал, и честь – важнее богатства. Мы и сегодня понимаем присказку «держится на честном слове». Перевести ее на другие языки довольно трудно.

Главным в нашем Возрождении, в новациях, реформах и преобразованиях не должна быть голая экономическая выгода, (как известно, самые высокодоходные сферы – проституция, наркотики и торговля оружием), но нравственное, моральное исцеление…

ДЕМОКРАТИЯ. Возрожденная и реформированная Российская идея, в самом кратком изложении – это историзм, обустройство, духовность и, плюс, демократия. Подробно о том, как именно и почему эти ценности выводятся из Русской идеи конца XIX века, я показал в другой работе. (См. книгу Российская идея, М., 2012). Здесь рассуждения будут краткими. Почему демократия?

Количественный рост и собирание земель предполагали востребованность единоначалия и единоуправления…Осваивавшие Северную Америку колонисты шли на Запад, не проводя у индейцев референдумы и альтернативное голосование. Они опирались на свою превосходящую силу. Но после того, как вся территория – от океана до океана – перешла под контроль белого населения, в США стала утверждаться демократия. Говоря о российском маршруте, некоторые историки по сей день повторяют бессмысленную песню «русскиевсегдаотстают». В действительности, можно утверждать, что многие отстали от нас или, как минимум, что мы шли своим путем.

Шведы уже после поражения под Полтавой в 1709 году остановили свой количественный рост и перешли к стадии качественного развития. Что-то похожее произошло с французами. Окончание наполеоновских войн в основном определило границы Франции на европейском континенте и перевело страну в фазу качественного развития…

Российское собирание земель оказалось самым успешным на планете, оно продолжалось тогда, когда другие европейские соседи уже не мечтали о новых территориях. Представив свой ответ на вызов 240-летнего ордынского ига, собрав самое большое в мире государство, обеспечивающее собственными ресурсами защиту от внешней агрессии, Россия заслужила первую премию за количественный рост! А когда стадия экстенсивного развития оказалась пройденной, после поражения в Крымской войне, начался переход к качественному росту и, вместе с этим, востребованность демократических начал!

Обустройство может быть эффективным только в условиях свободы передвижения, в условиях свободной конкуренции идей, в условиях перехода от жестко централизованного управления страной к гибкому, плюралистическому и разностороннему движению сигналов: внутри общества, от общества – к власти, от власти – к обществу. Такие изменения стали у нас преобладающей тенденцией с конца XIX века. При этом надо иметь в виду, что демократическая составляющая, практически, всегда присутствовала в российском политическом пространстве. Пять веков вечевого парламентаризма сменила средневековая демократия земских соборов. На смену соборам Петр Великий ввел важный консультативный орган – Государственный совет… Отменив крепостное право, Александр II содействовал становлению земства и местного самоуправления. Городская выборная дума существовала в столице – Санкт-Петербурге – с конца XVIII века, не на много позже она появилась и в Москве. С 1906 года главным совещательным органом с тенденцией его превращения в полноценный законодательный институт, стала избираемая народом Государственная Дума. Дважды Дума досрочно распускалась, но всякий раз назначались новые выборы. Целью императора был не отказ от независимых законодателей, а эффективное вписывание Думы в российские традиции и правила, а также – модернизация самих этих традиций…

Советско-постсоветское, абсолютистское и тоталитарно-авторитарное государство проводит только такие «выборы», результат которых изначально гарантирован.

И вот, после коренного демонтажа советчины, возникнет реальная возможность и необходимость переход к стратегии обустройства а, значит, и к демократическому переучреждению государства. В будущей России должны быть обеспечены все возможные свободы – демонстраций и религий, слова и печати, передвижений и, конечно же, частной собственности. Вполне понятно, что без гарантированной частной собственности не может быть создано правовое и демократическое государство.

Частная собственность, право и демократия – три кита, три базовых сообщающихся сосуда будущей Российской государственности…

Между тем, свобода по-российски должна учитывать особенности нашей страны и отличаться от свободы по-западноевропейски. Основная особенность заключается в том, что в традиционной российской культуре мораль выше свободы. Иначе говоря, наша система правил позволяет все то, что не нарушает нормы морали, что сохраняет нравственность… Никто не вправе «отменять» или запрещать сексуальные отклонения, но они не должны рекламироваться. Также и культурные и национальные традиции должны оберегаться и обладать изначальным приоритетом над сторонниками социальных экспериментов…

И еще одно уточнение…. Еще 30–40 лет назад интеллектуальная жизнь в России во многом определялась и направлялась идеями двух наших Нобелевских лауреатов – А. Сахарова и А. Солженицына. Позднее получилось так, что эти имена стали несовпадающими а, отчасти, даже противостоящими друг другу. Если Андрей Дмитриевич – сторонник последовательного соблюдения гражданских прав, то Александр Исаевич – сторонник сильного государства. К сожалению, в России пока не нашлось третьего имени, кто смог бы показать – два названных подхода не противоречат, а взаимообуславливают друг друга. Только сильное, эффективное государство может быть настоящим гарантом прав своих граждан и только свободные граждане – главный гарант и опора сильного государства.

Понятие «сильная власть», «сильный руководитель» имеет двоякий смысл. Кровавый диктатор – пресловутый Сталин – для многих остается сильным политиком, ведь он подмял под себя всю страну, всю систему управления, все спецслужбы… В нормальной системе отсчета сильный руководитель – это, лидер совсем иного типа. Примером такого государственного деятеля может служить Вацлав Гавел, очень и очень недолго, – Борис Ельцин… Здесь речь идет о политиках, которые выражают и отстаивают реальные интересы своего народа, это лидеры, чьи интересы слиты с интересами страны. Такие политики действительно очень сильны, ибо они получают общенациональную поддержку…

В завершении – еще одно уточнение. В будущей России свобода должна стать устоявшейся нормой, а не острейшим дефицитом, с чем мы сталкиваемся сейчас. В истории нет абсолютных и неизменных ценностей, неизменно лишь само движение и изменение. Когда мы восстановим свою самобытность и идентичность, свободный выбор не будет цениться выше, чем сохранение традиций, органичных норм и правил. Собственно, когда ценность свободы перестанет восприниматься самим обществом так остро, как теперь – это и будет показателем того, что Россия вернулась в свой дом, что она встала на свой путь, и что все у нас идет нормально! Но тогда возникнут новые вызовы и запросы на новые ценности, отстаивать которые мы будем, опираясь на весь свой богатый, многосложный а иногда, и негативный опыт!

Итоги и несколько «разнонаправленных реплик»

Без принципиально нового понимания нашей историософии, без глубинного переосмысления, без верного описания и правильной оценки как всей нашей тысячелетней досоветской истории, так и столетия советчины, мы не сможем начать преодоление Русской Катастрофы!

1. Суть представленной в книге концепции российской цивилизации

сводится к нескольким ключевым суждениям.

Тысячелетний Российский маршрут – с 862 по 1917 годы – состоит из трех основных эпох.

Первая эпоха – смена и поиск политического центра страны, борьба разных земель и городов за право стать столицей (862 – 1325). С 1325 года таким местом стала Москва.

Вторая эпоха – великий проект Собирания земель, количественный рост (1325–1880).

Третья эпоха – переход к философии обустройства, время быстрого, качественного развития Российского государства (1880–1917).

Октябрь 1917 – январь 1918 – «окаянные дни», геополитическая катастрофа, исторический сбой, разрыв российской государственности. Насильственное завоевание России Советским режимом.

С 1917 по настоящее время – «красное колесо», столетие противостояния власти и общества, включающее четыре периода номенклатурного отступления.

Первое отступление номенклатуры – т. н. НЭП, 1921–1929 гг.

Второе, идеологическое отступление номенклатуры – 1941–1946 гг.

Третье отступление номенклатуры – 1953–1964 гг.

Четвертое отступление номенклатуры – 1985–2000 гг.

Впереди – выход из векового и тяжелейшего, сопоставимого лишь с ордынским игом, системного кризиса, который состоит в Преемстве с реформированной исторической Россией. Преемство должно быть дополнено учетом позитивного опыта Запада и правовой оценкой советчины. Идейно-ценностная основа нашего Возрождения – реформированная и модернизированная Российская идея, дополненная позитивными ценностями Запада.

2. Что должно быть, что нужно… О будущем

Что было задумано? Целью автора был «сбор по крупицам» и восстановление исторической картины, которую на протяжении столетия целенаправленно разрушала и фальсифицировала коммунистическая идеология.

Реконструкция целостного образа страны позволила получить новую методологию, т. е. новую «линейку» для измерения и понимания русского времени. Верно и обратное – новая методология работает на возрождение целостного образа прошлого и на прогнозирование нашего завтра. Общий итог: мы получили новую философию России и новую концепцию ее будущего.

…У Василия Шукшина в «Калине красной» есть запоминающийся драматический сюжет, когда мать не узнает своего сына. Я хотел предложить читателям по сей день не узнающим и не принимающим свою историческую Родину, выдавить из себя манкурта. Несмотря на тяжелейшие утраты, «за нашей спиною осталась» великая история и поэтому у нас есть шанс на возрождение.

Несколько комментаторов сайта «Эхо Москвы», из числа первых читателей электронного варианта этой книги, пытались вписать ее текст в нелепые рамки – то ли скрытого либерализма, то ли гримированного национализма, одни обвиняли меня в имперскости, другие – в работе на иностранные гранты… Тьфу!

Настоящей российской патриотической мысли давно пора консолидироваться и заявить о себе громко. Призываю к сплочению тех, кому чужда официальная мифология и чьи подходы несовместимы с антинаучной постсоветчиной. Консолидироваться тем, кто видит будущее в Преемстве с реформированной Россией, обогащенном позитивным опытом Запада!

Я готов дискутировать о деталях изложенной концепции, готов уточнять аргументы и доводы, но, честно признаю, не вижу реальную, серьезную альтернативу представленной здесь повестке. Все предыдущие книги я заканчивал призывом – давайте полемизировать, жду ваши контрдоводы и опровержения! Но на практике никаких аргументированных опровержений так и не прозвучало. Я убежден – из глубокого провала выход только один – наверх! Продолжать «советизм», унесший десятки миллионов жизней – преступно. Голое либеральное западничество, отказ от богатейшего национального опыта – это, мягко говоря, абсурд. Призываю коллег продолжить поиск в направлении, которое здесь представлено.

3. Что есть, что реально… О настоящем

… Что разочаровывает. И Юрий Николаевич Афанасьев, которого уже нет с нами, и с которым я неоднократно полемизировал, и Гавриил Харитонович Попов, чьи работы мне всегда были интересны и с которым я чаще согласен, чем не согласен, высказывали одну и ту же мысль – они перестали писать, потому, что аудитории больше нет, обращаться не к кому… Самые тяжелые потери, которые понес наш народ – интеллектуальные и духовные. Из «самого пишущего», из народа Пушкина-Достоевского-Толстого-Чехова, нас превратили в «самого читающего» советскую макулатуру, а затем и в вовсе не читающего.

Я прекрасно понимаю, что эту книгу, скорее всего, почти никто не заметит, никто не процитирует и не прорецензирует, никто не включит в научный оборот поскольку и самого этого оборота уже нет. Сегодня интерес к свободной русской мысли за рубежом выше, чем в самой стране.

Меня приглашают на научные конференции, переводят и издают статьи и книги в десятках стран, со мной полемизируют, но уже много лет дома мне, де факто, запрещено читать авторский курс «Россиеведение», а сам этот термин остается, как и в советские годы, полузапретным. В таком же, а то и в худшем положении, находятся все другие независимые российские исследователи. Их не замечают, увольняют с работы, не дают высказаться и выдавливают из страны.

Что же будет дальше? Человек уходит из жизни тогда, когда поймет – как много ошибок он совершил в молодости. Тоталитарное государство, совершающее преступление за преступлением, устроено противоположным образом. Всякая акция такой власти вынуждает ее совершать расширяющийся набор новых неправильных действий. Это напоминает поведение наркомана, раз от раза увеличивающего свою дозу. Чем все заканчивается – известно…

Если еще раз прокомментировать наше настоящее, надо признать, что в экономическом плане система себя исчерпала полностью. Ее защитник – узкое меньшинство, чьи доходы растут за счет снижения уровня жизни широкого большинства, пока еще это терпящего. Другой защитник, как ни странно – масса обездоленных, запуганных людей, которые опасаются любых перемен.

В идейном плане система себя также исчерпала. Приход большевиков сопровождался самоизоляцией и железным занавесом. Но на первом этапе общецивилизационные нормы и ценности удавалось заменить советчиной и комидеологией. После краха СССР и небольшого перерыва, курс на самоизоляцию – теперь это называется «борьба с иностранными агентами» – продолжается, однако нынешним властям абсолютно нечем компенсировать свою закрытость. Страну просто вырывают из мировых культурных норм, заменяя их непрерывной ложью, деградацией, не предлагая никакой, даже эфемерной позитивной альтернативы.

Это означает, что система себя полностью исчерпала, ее кризис находится в апогее.

Что дальше? Чехи, венгры, литовцы, эстонцы, полтора десятка других народов пол века были под т. н. коммунистами, но смогли возродиться. Польша не существовала 120 лет, но вернулась в европейскую историю. Евреи потеряли свое государство на 2000 лет, сегодня Израиль – одно из самых успешных и технически – передовых государств планеты. Наш ближайший сосед – Украина, несмотря на огромные проблемы и навязанную ей войну, мужественно встала на путь демократии и национального возрождения. Мы не должны опустить знамя, знамя надо держать! Нужно крепить веру в Россию. И тогда наш день, день возрождения обязательно, непременно и неизбежно придет!

О личном. Когда возраст переваливает серьезный круглый рубеж, хочешь – не хочешь, принято задумываться об итогах. И здесь я сталкиваюсь с новым противоречием. Говорят, что читатель заканчивает знакомство с книгой не таким, каким его начинал. Не знаю, верно ли это по отношению к аудитории данного текста, но четко сознаю – автор завершает свою работу не таким, каким ее начал. Очень хочется «не ставить точку», хочется продолжать, уточнять и развивать изложенную концепцию. Николай Никулин, подытоживая свои уникальные мемуары о войне, писал – в его книге – только часть правды, всю правду еще предстоит рассказать.

Я буду продолжать работу…

Краткая библиография

Астафьев В.П. Прокляты и убиты. М., 2008

Бердяев Н.А. Душа России. М., 1915

Восленский М. Номенклатура. М., 1990

Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Т.т. 1–2. Франкфурт-на-Майне, 1982.

Грицяк Е. Норильское восстание. Харьков, 2008

Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в семи томах. М., 1996

Зима В.Ф. Голод 1946–1947 в СССР: происхождение и последствия. М., 1996.

История России. (Под редакцией академика РАН А.Н. Сахарова). М., 2007

Истрия России. XX век. 1894–1939. М., 2009

История России. XX век. 1939–2007. М., 2009

Карпович М.М. Лекции по интеллектуальной истории России (XVIII – начало XX века). М, 2012

Керенский А. Потерянная Россия. М, 2014

Менделеев Д.И. К познанию России. М., 2002.

Моя история. Рюриковичи. М., 2015

Никулин Н. Воспоминания о войне. СПб., 2008

Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. М., 1992.

Попович М. Червоне Столггтя. Кшв. 2007

Пословицы русского народа. М., 1957

Пушкарев С.Г. Россия 1801–1917: власть и общество. М., 2001

Пушкарев Б. С. Две России XX века. 1917–1993. М., 2008

«Совершенно секретно»: Лубянка – Сталину. О положении в стране. (1922 – 1934). М., 2001 – 2013. Т.т. 1 – 9.

Солженицын А.И. Собрание сочинений. Архипелаг ГУЛАГ. Т.т. 4–6. М., 1999–2000.

Соловьев С.М. Общедоступные чтения о русской истории. М., 1992

Сталин И. О Великой отечественной войне Советского Союза. М., 1947

Хрущев Н. Воспоминания. М., 2007

James H. Deutsche Identitet, 1770–1990. Frankfurt – New York, 1991

Domagalski-Labedzki W. Solidarnosc Walczaca. Wroclaw, 2017.

Об авторе

1947 – родился в Берлине в семье военнослужащего.

1972 – закончил философский факультет Ленгосуниверситета (теперь – СпбГУ).

1979 – закончил аспирантуру Института социологических исследований АН СССР в Москве, защитил кандидатскую диссертацию о польской социологии телевидения.

1975–1990 – научные стажировки в СПбГУ, в МГУ, в Центре изучения общественного мнения польского радио и телевидения в Варшаве, в научном центре Радио «Свобода» в Мюнхене, в Центре исследования Восточной Европы Университета г. Бремен.

1980–1997 – доцент кафедры философии ГИТИСа (теперь – Российская академия театрального искусства – РАТИ).

1997–2010 – доцент, профессор Российского университета дружбы народов (РУДН).

С 1992 года тема научных исследований – Россиеведение.

1998 – под руководством автора в рамках РУДН создан первый в стране межвузовский Центр по изучению России. (Закрыт в 2010 году по распоряжению министра Фурсенко).

2000 – защитил докторскую диссертацию «Идейно-идентификационная основа российского общества и государства». В работе представлено решение проблемы Российской идеи.

2007–2014 – автор и ведущий программ радио «Говорит Москва», радио «Русская служба новостей», радио «Комсомольская правда».

С 2010 – по настоящее время – блогер сайта «Эхо Москвы».

И. Чубайс – автор более 200 статей и 20 книг по Россиеведче-ской тематике, выступал с докладами на научных конференциях, публиковал статьи, интервью в Украине, Польше, ФРГ, США, Латвии, Эстонии, Литве, Азербайджане, Японии, Ю.Корее, Китае, Индии, Швеции, Австрии, Франции, Чехии, Словакии и др.

Монография «От Русской идеи – к идее новой России», М., 1996 – победитель конкурса Гарвардского университета США на лучшую работу о Русской идее.


Гражданская активность

Август 1968 – с чехословацким флагом протестовал против оккупации ЧССР на площади перед обкомом КПСС в Одессе.

С марта 1987 до начала 1992 года – участник и один из лидеров гражданского демократического движения.

Март 1989 – организатор и ведущий первого массового демократического митинга в Лужниках. Оратор на всех последующих протестных митингов в Москве до февраля 1990 года. (После заявления на полумиллионом митинге на Манеже «нас здесь так много, что мы можем штурмовать не только Зимний, но и Лубянку», выступать на манифестациях не мог.)

1989–1991 – инициатор создания и один из лидеров Демократической платформы (фракции, созданной в КПСС для ее раскола и перехода к многопартийности, позднее – Республиканской партии РФ, ее первый сопредседатель).

Апрель 1990 – исключен из КПСС «за деятельность направленную на раскол партии».

За участие в митинге на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года осужден на сутки ареста.

С 2010 года – по настоящее время – ведущий Гражданского дискуссионного клуба «Россия».


Основные публикации автора

Чубайс И. От Русской идеи – к идее Новой России. М., 1996. 103 с.

Чубайс И. Россия в поисках себя. М., 1998. 158 с.

Преемство. Что же будет с Родиной и с нами. Материалы международной научной конференции. М., 2000. 447 с. (И. Чубайс – ответственный редактор и автор).

Россиеведение – мы «за». М., 2002, 104 с. (И. Чубайс – ответственный редактор и автор).

Отечествоведение. Учебник для старших классов средней школы. М., 2004. 332 с. (И. Чубайс – автор концепции, ответственный редактор, автор раздела «Философия России»)

Чубайс И. Разгаданная Россия. М, 2005. 392 с.

Гражданский диалог: Москва – Киев. М., 2010, 222 с. (И. Чубайс – ответственный редактор и автор).

Чубайс И. Российская идея. М., 2012. 480 с.

Чубайс И. Как нам понимать свою страну. М., 2014. 94 с.

Чубайс И. Чубайс против Путина. М., 2016. 206 с.

Чубайс И. Русская история, беседы о смыслах. (Электронная версия книги). Сайт «Эхо Москвы», февраль – март 2018.

Harvard Universiti From the Russian idea to the idea of a New Russia

By Igor Chubais Juli 1998. Издание и перевод – J. Aleksander Ogden

Russland und Europa. «Wer sind wir». Moskau. 1998. (Ответственный редактор и автор – И. Чубайс). Перевод Т. Frickinger.

Tschubais I. Wie wir unsere land verstehen sollen. Aachen. 2016.

Издание и перевод – D. Kegler

Tschubais I. Das andere Russland. Gedanken eines Moskauer Dissidenten. Aachen, 2017. Издание и перевод – D. Kegler


Москва – Десна-Городище.

12 июня 2018.


Оглавление

  • Первая серияПредваряющая часть
  •   Про предисловие…
  •   Прежде чем…
  •   1. Первый разговор – почему у нас нет истории…
  •     У нас нет истории? Первый аргумент автора
  •     Почему у нас нет истории, другие аргументы
  •   2. Второй разговор. Если честно, так ли уж нужна нам история, разве без нее никак нельзя?
  •   3. Разговор третий. Что есть история и что ею не является? Возможны ли разные исторические школы?
  • Вторая серияИсториософия исторической России
  •   Раздел первыйПервая эпоха русской истории. в поисках центра
  •     1.1 Первая беседа. Коротко – о предыстории российской государственности. (Это не беседа, а, скорее, «перерыв на кофе» перед беседой.)
  •     1.2 Беседа о первой эпохе русской истории. Как мы искали столицу
  •       Подчасть 1. Из Ладоги в Киев
  •     1.3. Беседа о «запутанном понятии». От истории – к философии, что такое «русская идея»
  •     1.4. Вернемся к разговору о первой эпохе нашей истории. Как мы искали столицу
  •       Подчасть 2. Мы снова в Киеве
  •     1.5. Продолжим беседы о первой эпохе нашей истории; поиск столицы
  •       Подчасть 3. Путь в Москву
  •   Раздел второйВторая эпоха российской истории, собирание земель
  •     2.1 Беседа первая. Великий государствостроитель Иван III
  •     2.2 Беседа вторая. Иван Грозный и смута, избрание Романовых
  •     2.3 Беседа третья. Реформы Петра Великого – служить Богу или служить державе…
  •     2.4. Беседа четвертая. Контуры и портрет России, как мы определили свою западную границу? Что было дальше?
  •     2.5. Беседа пятая. Про крымскую войну, когда поражение важнее победы
  •     2.6. Особый разговор – про мифы о крепостном праве
  •     2.7. Беседа о том, как и когда завершилось территориальное расширение страны
  •   Раздел третийК III эпохе русской истории, переходя к обустройству и качественному развитию
  •     3.1 Два коротких разговора. Восстановить правду истории!
  •       Второй разговор – о «самом известном», про первую русскую революцию
  •     3.2 Беседа о том, как Россия начинала XX век
  •     3.3 Разговор о главном – снова о русской идее
  •     3.4 Беседа о кризисе религии и его последствиях. От божественной легитимации власти к гражданской. В чем смысл февральской революции
  • Третья серияИсториософия СССР И пост-СССР
  •   Раздел первыйРоссийский цивилизационный разрыв; СССР вместо России
  •     1.1. Беседа о том, как большевики ПРЕРВАЛИ НАШУ ИСТОРИЮ
  •     1.2 Беседа об отказе от русской идеи
  •     1.3. Беседа о том, как русскую идею заменяли коммунистической идеей
  •     1.4. Беседа о том, как русскую идею заменили коммунистической идеологией
  •   Поверх раздела, поверх историиБеседа о новой концепции историософии России
  •     О кратком содержании «предыдущих серий» и о том, что мы увидим дальше. Итоги и напутное
  •     К столетию русской катастрофы
  •       Невыявленные смыслы
  •   Раздел второйМатрица советской истории
  •     2.1. Беседа о первом отступлении большевизма
  •       Но прежде – о победе красных. (1918–1921)
  •       Теперь о красном поражении. (1921–1929)
  •     2.2 Беседа о сталинском наступлении. Возврат в «военный коммунизм» в мирное время. (1929–1941)
  •     2.3 Беседа об Отчественной войне и втором сталинском отступлении (1941 – 1946)
  •       Договор: Сталин – Гитлер, предыстория
  •       Договор: Сталин – Гитлер, триумф сталинской политики
  •       После 22 июня. Провал сталинского проекта
  •     2.4. Беседа о втором номенклатурном наступлении (1946–1953)
  •     2.5 Беседа о третьем отступлении номенклатуры. После смерти Сталина (1953–1964)
  •     2.6 Беседа о третьем наступлении номенклатуры. Брежневская реакция. (1964–1985)
  •     2.7. Беседа о четвертой волне сопротивления. (1985–2000)
  •     2.8 Беседа о четвертом наступление номенклатуры. Президентство Путина
  •     2.9. Беседа с выводами. От итогов четвертого наступления номенклатуры – к некоторым итогам столетнего российско-«советско-постсоветского» цивилизационного разрыва
  •     2.10. Беседа поверх истории. Россиефобия вместо патриотизма!
  • Четвертая серияВыводы и заключения
  •   Раздел первыйРоссия как прогноз. Преемство
  •     1.1. Беседа о будущей России. Преодолеть советскость, продолжить российскость
  •     1.2. Беседа о русской идее, реформированной, модернизированной и дополненной
  •   Итоги и несколько «разнонаправленных реплик»
  •     1. Суть представленной в книге концепции российской цивилизации
  •     2. Что должно быть, что нужно… О будущем
  •     3. Что есть, что реально… О настоящем
  • Краткая библиография
  • Об авторе
  • Teleserial Book