Читать онлайн Дети золота, дети песка бесплатно

Янина Волкова
Дети золота, дети песка

© Волкова Я., 2022

© Оформление. Издательство «Эксмо», 2022

Глава 1. Кровь на песке


Он открывает глаза и видит над собой голубое небо. Тело ломит, словно против богатырей бился на кулачных боях. Никогда еще такой боли он не испытывал, да и не то что жизнь у детей Солнца такая, что с болью учишься справляться. Никогда бы не подумал, что сможет испытывать нечто подобное. Кажется, Среча, потешаясь, вручила его нить сестре.

Застонав, садится Радомир на мягкой земле, растекающейся от малейшего движения. Губы пересохли и слиплись, и он морщится, силясь открыть рот. Как ни пытается, а не может вспомнить, что произошло, словно воспоминания, покинув его, птицами взмыли в небо. Радомир прижимает ладонь ко лбу, но тут же отдергивает ее, смотря на руку, покрытую песчинками. Внутри него все холодеет, и поднимает Радомир голову, глядя перед собой.

Несреча, ухмыльнувшись, сильнее сжимает его нить в руках.

– Песья кровь…

Вдоль берега разбросаны обломки корабля луннорожденных, а подле ног лижет песок волна. Радомир оборачивается; позади костяным хребтом поднимаются скалы, а у горизонта светлое небо молоком льется в звездную ночь. Ведун держится за голову, с силой хватает светлые волосы и в ужасе смотрит на бескрайнюю лазурь, раскинувшуюся перед ним блестящим в солнечных лучах полотном.

Этого не может быть.

Но он все вспоминает; резко, словно вспышками искр, когда огнивом высекают пламя. Огромное морское чудовище, кольцами сжимающее корабль. Крики людей. Полный ужаса взгляд Весны, которую он бросает в руки луннорожденного.

Тонущую девушку, чьи белоснежные волосы развеваются в соленой воде подобно змеям.

Воспоминания впиваются в него раскаленными наконечниками стрел. Ему кажется, что на его плечи опустили настоящую гору. Должен держать Радомир на себе ее вес, иначе рухнет она, а следом за ней – и он сам. Опускает голову между своих согнутых колен, тихонько застонав, и впивается взглядом в золотистый песок, жадно хватая разгоряченный воздух ртом.

Ему некого винить, кроме себя. Если бы он доверился видению, которое было ему даровано, ничего бы не случилось. Его народ подготовился бы к нападению, и северные волки ни за что не одолели бы их. Вместо этого он сглупил, возгордился, и теперь народ Солнца погаснет в холодных лучах Луны. Кто повинен в этом, если не он?

Когда только стало ясно, что Дар отца перешел к сыну, в один голос стали твердить ему, сколь велика ответственность, возложенная на ведунов. Ему все казалось, что пугают его страшными сказками, что нет никаких северян, потому что до четырех своих лет ни разу не видел их он. В тот миг, когда их полосатые паруса появились на горизонте, Радомир потерял и отца, и мать. Он потерял все потому, что отец не доверился своему Дару.

И что же сделал Радомир двенадцать лет спустя? Он повторил ту же самую ошибку. Закрыл глаза, смотрел, но не видел, не желая признавать, что ничем не отличается от своего отца.

Того, что произошло, ему не изменить. Но ведь он может дать отпор тому, что наступает. Под силу ли ему это?

Радомир с трудом поднимается на ноги, и земля пляшет вокруг ритуальные танцы. Становится трудно дышать, дурнота подкатывает к горлу и, согнувшись, ведун избавляется от скудного содержимого своего желудка прямо на песок. Собственное тело словно бы старается навредить ему, сделать слабым и немощным. Обтерев рот рукавом порванной рубашки, снова вглядывается он в горизонт, да только не видит в нем помощи. Ничего не остается ему, кроме как идти вперед.

Вперед, но куда? У него нет ни единой мысли о том, что ему стоит сделать. Как добраться до тех, кто дорог? Сейчас они окружены льдами далеких земель, погруженных в вечную Ночь, и на своих ногах ему к ним не приблизиться.

Нужен корабль. Быть может, на берег выбросило хоть одно целое судно?

Кости разорванного на части корабля разбросаны по всему берегу. Ведун хромает – похоже, повредил ногу во время падения, – но упрямо продолжает идти. Босыми ногами по песку шагать – настоящее испытание. Тот обжигает ступни, согретый светом Ярило, достающим до этих берегов. Радомир пытается идти по кромке воды, но песок там вязкий, словно глина, идти становится только сложнее. Тошнота не проходит, боль в теле разрывает на части. Шум волн навевает мысли о том, как хорошо было бы сейчас окунуться по самые плечи в бочку, стоящую подле дома, да напиться из нее холодной ключевой воды. Во рту сухо, от жажды и жара кружится голова.

Когда он в последний раз был таким слабым?

Что стало с теми, с кем плыл он на корабле? Воспоминания возвращаются к нему рваными клочьями цельного полотна, и в них оглушающий крик Весны. Больше всех волнуется он о ней, не может места себе найти, проклиная за то, что оставил одну. Но мог бы он спасти ее, если бы поступил иначе? Другого выбора не было, в тот миг он выбрал меньшее из двух зол, отдав ее в руки варяга. Если бы он только знал, что с Весной все в порядке, мог увидеть хоть на мгновение и узнать, что с ней все хорошо, у него были бы силы для борьбы.

Эти мысли душат его чувством вины. Не может простить себе, что отворачивался от предчувствия, не позволял ему открыть себе глаза. Может, не будь он так горд и упрям, иначе все было бы? Кто знает, кто остался в живых из тех, кого должен был защищать?

Радомир должен все исправить. Он должен стать тем, кем ему было суждено.

Ведуном. Защитником.

Только есть ли ему еще кого защищать?

Путь долог. Радомир выбивается из сил. Он голоден и, кажется, умирает от жажды. Среди остатков кораблекрушения нет еды, словно бы боги, насмехаясь над ним, отдали воде все съестное, что украли викинги с их земель. Океанская вода соленая, ею не утолить жажду, а потому остается лишь терпеть.

Разум мутнеет, и от того сначала принимает он за мираж девичий силуэт, мелькнувший впереди. Радомир останавливается, сощурившись, и прикладывает ладонь к глазам, пытаясь различить, правда то или вымысел, которым одаривает его истерзанное жаждой и усталостью тело.

Она шатается при каждом шаге, словно готова упасть в любой момент. Длинные белые волосы покачиваются в такт, и солнечные блики пляшут на смятом металле, некогда бывшем частью ее брони. Босая, израненная, шагает она ему навстречу, и Радомир узнает ее.

Тонущую девушку. Воительницу, поваленную им на поле боя. Северянку, стоящую на берегу бурной студеной реки.

Ренэйст.

Ее имя отдает зимним холодом. Кажется, словно делает глоток холодной воды, смакуя его на языке.

После крушения ей досталось ничуть не меньше. Еле передвигает ногами, и, когда она останавливается, чтобы перевести дыхание, Радомир в полной мере понимает, что северянка не иллюзия. Затаившись, поспешно скрывается он за остатками корабля, прижимаясь спиной к нагретой жаром древесине, и закрывает глаза. Сердце бьется в груди загнанной птицей, а от волнения потеют руки. Он выглядывает в щель между разбухшими от воды досками и видит, как воительница садится на обломок, тяжело прислонившись спиной к обвалившейся мачте. Накрывает ладонью левую сторону ребер, запрокинув голову назад, – и замирает.

Как удалось ей выжить? Радомир и свое-то спасение не помнит, как и того, почему оказался в воде, но то, как медленно шла она ко дну, явно видится ему. Быть может, это очередное видение, навеянное Даром? Все чаще становится сложно понять, где реальность пересекается с картинами, что видны только ему. Даже сейчас Радомир не может быть уверен, что северянка настоящая. Подойти бы к ней, заговорить, прикоснуться, только пожить еще хочется.

Они враги. Нечего ему ждать от нее доброты.

Но любопытство гонит его вперед, заставляет снова и снова пытаться ее рассмотреть. Ратибор бы сейчас схватил за ухо, потянул бы назад, в безопасность, приговаривая, что любопытство Радомира погубит. Он бы съязвил, мол, так что же погубит, злоба или любопытство, но никто не ответит. Ведун не может быть уверен в том, что старейшина жив, потому и не останавливает себя. Увы, коль боги и есть, то благоразумием они его не наградили.

Она не кажется ему такой грозной, как говорят о северных воинах. Услышишь «варяги», сказанное шепотом, словно бы от слова самого беда приключится, и представляешь могучих мужей, пропитанных кровью и потом, от которых веет холодом и смертью. Девчонка на них не похожа. Макушкой вряд ли достанет до его плеча, да и меч ей будет не по руке. Радомир не сомневается в том, что именно ее он видел в своих видениях, да только что они могли значить?

Зачем боги указали ему на нее?

Странно думать, что им еще может быть какое-то дело до происходящего с теми, кого они оставили. Но если ведения – их дар, то разве не должен он был исчезнуть вместе с ними? Кому только не задавал этот вопрос Радомир, спрашивал, отчего чужие думы продолжают тревожить его и тех, кто так на него похож, но ни Ратибор, ни иные древние старцы так ничего и не ответили.

Значит, и боги никуда не делись, только молчат. Прячутся и таятся, словно бы и нет их здесь. Для них все это – лишь забава, и от мыслей этих гнев в груди его разгорается только сильнее.

Она не шевелится, словно бы и не дышит. Белые волосы падают на плечи, тонкие прядки колышутся от дыхания. Или же Радомир хочет думать, что девчонка дышит? Ему боязно остаться одному, вот только такой гордец никогда не признается в этом даже себе самому. Стремясь разглядеть лицо северянки, ведун поддается вперед, выглядывая из своего укрытия, и, не удержав вес тела на пострадавшей ноге, оступается. Древесина с громким треском ломается под подошвой сапога, и Радомир, перестав дышать, замирает на месте.

Ничего не происходит. Нет ни крика, ни шума. Может, она не услышала? Радомир практически убеждает себя в этом, успокаиваясь и теряя бдительность. Беспечность – непозволительная роскошь.

Ведун вновь выглядывает в небольшую щель между досками, чертыхнувшись про себя; северянки нет на том месте, где она была мгновение назад. Напрасно считал, словно бы та, что обучена убивать, не услышит в тишине не то что хруст древесины, лопнувшей под его сапогом, – судорожный вдох, сорвавшийся в тот момент с разбитых губ. Радомир оглядывается по сторонам, пытаясь найти ее взглядом. Его дела плохи. С такой ногой не убежать далеко, и это даже несмотря на то, что сама луннорожденная не в лучшем состоянии. Радомир дышит глубоко, старается успокоиться. От паники не станет ему лучше.

Нужно уйти как можно скорее. Может, вернуться назад, откуда пришел, но избежать встречи с ней любым возможным способом. Быть внимательнее. Собственная беспечность играет с ним злую шутку.

Ему так и не удается понять, с какой стороны дочь Луны подкрадывается к нему. Руки ее сильны, и она толкает его в плечи, заставляя тяжело опереться спиной о разбухшую от воды древесину. Не позволив даже вдохнуть, воительница давит локтем на шею, грозя сломать кадык, и тянется за мечом, но пояс ее пуст. Луннорожденная смотрит на него голубыми глазами, и ее горячее дыхание щекочет ему ключицы.

Он в ловушке. Девчонка провела его. Держит крепко, и кажется Радомиру, словно бы волчья пасть сжимается вокруг его шеи. Дернется – и ему конец. Разве может она быть такой сильной после всего, что с ними случилось? После полученных ею ран?

Движет ей ярость, холодная, но обжигающая.

Замирают напротив друг друга, внимательно наблюдают за малейшим движением. Словно зверь, готова она лишить его жизни, если Радомир сделает то, что ей не по нраву придется. Именно северянка первой нарушает нависшую над ними тишину:

– Ты тот самый ведун.

Знает его язык, хоть и говорит неправильно. Рычит, звучит приглушенно, и нет в ней перелива колокольчиков, коим так хороши певчие дочери Солнца. Нет, голос северянки другой, он полнится тьмой и лунным светом, отчего звучит таинственно. Словно бы из другого мира звучит этот голос, да разве не так это? Пока размышляет он, воительница делает еще один шаг к нему, сокращая и без того небольшое расстояние, двигаясь медленно, словно бы Радомир – олень, который сбежит, стоит ей сделать хоть одно резкое движение.

Ему не нравится чувствовать себя добычей.

Тянет он губы в надменной усмешке, словно бы и не боится ее вовсе. Да чтобы он, ведун, и боялся какой-то размахивающей мечом девчонки! Вспоминая их встречу на подступе к горящему Большеречью, думается ему, что и мечом-то она не слишком хорошо владеет. Словно бы и вовсе не на своем месте была, когда рвалась в самую гущу боя.

– Ты практически такая, какой я видел тебя в лесу, Ренэйст.

Удивление на ее лице даже приятно ему. Резко отходит она назад, и ведун жадно вдыхает, чувствуя, как ноет горло. Он заходится хриплым кашлем, в то время как северянка смотрит на него льдистыми глазами; теперь она действительно выглядит испуганной.

Так он назвал ее в зимнем лесу, где был гостем в своем видении, и на поле боя, когда оставил синяк на бледной скуле. Именно его вспомнил, когда увидел ее, бредущую ему навстречу по песку.

Ренэйст.

Ренэйст мечется по песку из стороны в сторону, прихрамывая и снова держась ладонью за левый бок. Каждый шаг заставляет ее морщиться, скалить зубы в болезненной гримасе. Он продолжает сидеть неподвижно, наблюдая за ней одними глазами. Не хотелось бы снова почувствовать, как она душит его.

К ней самой, кажется, возвращается способность говорить. Останавливается прямо напротив него, возвышаясь подобно скале, и спрашивает гулко:

– Мое имя. Откуда ты его знаешь?

Радомир усмехается, дернув плечом.

– Все было бы проще, если бы я сам знал откуда.

Такой ответ ее не радует. Она хмурится, смотрит с неодобрением, комкая пальцами ткань порванных одежд. В глазах ее плещется недоверие, да и он не склонен ей доверять. Не меньше, чем насмешка богов, то, что вдвоем они оказались на этом берегу, где Солнце и Луна делят небосвод.

Снова боги. Словно бы ничего без них случиться не может.

Северянка отступает на шаг назад, окинув побережье задумчивым взглядом. Устремляет его вдаль, на север, словно бы может видеть она, что происходит сейчас в далекой ее родине. Сколько времени провели они на берегу? Успели ли корабли достичь родных берегов? Наверняка считают ее погибшей. Кто бы мог выжить в таком кораблекрушении?

Еще и морское чудовище… Откуда знать им было, что нечто подобное до сих пор бороздит водную гладь? Никак сам Мировой Змей явился им – дурной знак. Матери рассказывают своим волчатам, что об его кости корабли рвут свои деревянные бока на далеком юге, а что же на самом деле?

Теперь Ренэйст знает – правда никому не ведома.

– Если бы не этот змей, – шепчет она, – ничего подобного не произошло бы.

Ярость охватывает его, ведун вспыхивает как спичка и, стиснув кулаки, восклицает:

– Этого не было бы, если бы ваш проклятый народ оставался там, где ему до́лжно! С чего вы взяли, что можете подчинять нас себе?!

Ренэйст, не ожидая такой агрессии, вздрагивает невольно, но пламя в ее груди разгорается со скоростью лесного пожара. Зарычав, Белолунная хватает ведуна за грудки, с силой вжав его спиной в палубу, за которой он скрывался. Она скалит зубы, хрипло дыша, и Радомир хватается за ее запястья, силясь оттолкнуть от себя разъяренную девушку. Растрепанные волосы падают на перекошенное от ярости лицо, и, когда она начинает говорить, в голосе еще отчетливее слышится холод ее родины:

– Всего этого не было бы, если бы вы согласились помочь, когда мы просили! Но солнце перегрело ваши головы, и вы возгордились, считая, что лучше нас! Как смеешь ты обвинять мой народ в том, что мы боремся за свои жизни?!

Прозвучавшие слова вынуждают его удивленно вскинуть брови. Северяне просили помощи? Никто и никогда не говорил о подобном, да и мог ли кто-нибудь знать? Невольно вспоминает он Ратибора; того, кто мог рассказать ему правду, если о том ему было ведомо. Вряд ли он когда-нибудь снова поделится своей мудростью, ведь не видно было старика на корабле. Если умер, да хоть на родной земле, не попав в плен. Только что теперь делать ему здесь, на краю золотых земель, наедине с озлобленной волчицей? Радомир резко отталкивает ее от себя и, когда Ренэйст вскидывает на него звериный взгляд, произносит голосом твердым:

– Не имеет значения, что было тогда, северянка. Нам дана лишь одна жизнь, и не наши предки решают, как нам ее прожить. Поэтому я вырву свой народ из плена ваших холодных рук, и никогда больше вы не посмеете ступить на нашу землю!

Смешок, сорвавшийся с искусанных губ, отскакивает от скал и скрывается в морской пучине. Рваным движением отбрасывает воительница волосы с лица, окинув собеседника презрительным взглядом льдистых глаз.

– Не имеет значения, что было тогда, южанин? Как забавно рассуждаешь. Значит, то, что делаем мы, значение имеет, а вот злоба и жестокость твоего собственного народа глаза режет? Хорош ты, ведун, сказать нечего.

Упрекает. Она-то и смеет его в чем-то упрекать? Раскрасневшись от молчаливой ярости, поднимается Радомир на ноги, проглотив болезненный стон.

– Уж я-то хорош, спорить не стану.

И, толкнув Ренэйст плечом, хромая, направляется прочь. Сказал же, что вернет свой народ, нужно будет – по воде пойдет, но доберется до севера.

От такой наглости у нее перехватывает дыхание. Как же сильно напоминает сейчас ведун ей Ньяла! Вот уж кому нужно с ним соревноваться в том, у кого язык острее.

Ведун уходит прочь, оставляя глубокие следы на песке. Шагает уверенно, словно действительно знает, куда нужно идти. Только вот что будет делать, когда доберется до противоположного берега?

Белолунная смотрит ему вслед, и бессильная ярость душит ее изнутри. Ей страшно, она далеко от дома и не знает, выжил ли кто-то из ее родных в крушении. А этот наглец считает, что может просто все изменить! С силой пнув древесный обломок под своими ногами, взвив песок, Белая Волчица спешит за ним.

Не останется же она здесь одна.

– И что ты сделаешь? – кричит ему в спину. – Что ты сделаешь?!

Ноги скользят по песку, Ренэйст спотыкается и едва не падает, но продолжает идти. Лазурные волны лижут подошвы ее сапог, скрывая следы упрямого ведуна. Солнцерожденный хромает на левую ногу, но идет вперед, навстречу Луне. Словно бы не слышит ее, и от этого Ренэйст только злится сильнее. Как хочется поколотить наглеца, всю спесь с него согнать! Ей и самой больно идти, каждая косточка заходится волчьим воем при малейшем движении, но упрямо не желает она уступать ведуну. Кто он такой, чтобы вести себя с ней подобным образом?!

– Ты не доберешься один! – продолжает она. – Не справишься, даже если каким-то чудом сможешь найти корабль!

Плечи его вздрагивают, и Радомир оборачивается, глядя на нее гневными карими глазами. Он останавливается так резко, что Волчица едва успевает остановиться за мгновение до того, как влететь носом в его ключицы. Разъяренный ведун даже не замечает этого; столь яростен его взгляд, что вряд ли способен заметить хоть что-то. Кажется ей, что однажды видела уже подобный взгляд, и от озарения озноб проходит по хребту.

Как может солнцерожденный смотреть на нее глазами Витарра?

– И что ты предлагаешь?! – кричит он, взмахнув руками. – Остаться здесь и ждать? Я должен помочь моему народу, я…

Он пахнет отчаянием и страхом. Такой же потерянный, как и она сама, Радомир совершенно не знает, что ему нужно делать. Груз ответственности давит на его плечи, душит, склоняя к земле, а гордость не позволяет увидеть, какой путь может быть правильным. Все больше напоминает он ей старшего брата, пострадавшего от чужой жестокости. Сложно представить, какой была его жизнь на родных берегах, но Ренэйст понимает одно – от него требуют ничуть не меньше, чем от нее самой. Чужие ожидания приносят боль, лишают собственной воли.

Ее пугает то, как сильно они похожи.

Ренэйст хватается за его плечи, сжимая пальцами все еще влажную от океанской воды ткань разорванной рубахи. Ведун дергается, как обожженный, старается вырваться из ее хватки, но она держит крепко. Ждет, когда Радомир успокоится, когда посмотрит в глаза, и пытается унять сердце, в испуге бьющееся о собственные ребра.

Ведун успокаивается не сразу. Ренэйст видит, как его ладони алеют, словно бы нагреваются, как угли в очаге, но его сил недостаточно, чтобы разжечь настоящее пламя. Его движения становятся вялыми, но взгляд пылает лишь ярче – собственное бессилие его невероятно злит. Радомир молчит, ждет, и больше тянуть нельзя. У них не так много времени.

– Помоги мне вернуться домой, – устало шепчет Белолунная, вглядываясь в его глаза, желая видеть его реакцию на горькую ее просьбу. – Без тебя я не справлюсь, как и ты без меня. У нас нет иного выбора, кроме как объединиться для достижения наших целей.

Он ведь и сам понимает это, не так ли?

Радомир смотрит с недоверием, но вырваться не пытается. По выражению его лица невозможно сказать, о чем он думает, что собирается сказать. В равной мере она ожидает как того, что через мгновение опрокинет ведун ее на песок, стиснет руками шею и начнет топить в прибрежных водах до тех пор, пока не перестанет цепляться за жизнь, как и того, что сам попросит о помощи. Непредсказуемость его натуры лишь усложняет их и без того шаткое положение, лишает Ренэйст возможности видеть хотя бы на шаг вперед.

Сжимает ладонями ее локти, неосознанно опираясь; поврежденная нога не может выдержать вес его тела. Ренэйст придерживает его, пусть и старается делать это не столь явно. Уж не из тех ведун, кто принимает чужую помощь, признавая безболезненно свою слабость. Хмурится он, скалит зубы и, наконец, говорит:

– Хочешь объединиться? Заполучить мое доверие, сделав себе соратником? Откуда мне знать, что, едва мы ступим на землю Луны, ты не закуешь меня в кандалы или не бросишь умирать?

И все же он не так прост, как может показаться. Ведун хочет обезопасить себя, быть уверенным в том, что по окончании путешествия ему ничего не будет угрожать. Ему нужны доказательства. Вовсе не удивительно, ведь они все еще остаются врагами. Если бы не острая необходимость, то Волчица бы и сама не стала ему верить.

Не то чтобы сейчас она верит ему. Но у них нет другого выбора.

Ведун хочет знать, что она выполнит условия их соглашения. У Ренэйст есть только один способ убедить его в своих словах.

– Тогда побратайся со мной.

Изумленный, ведун ни слова не успевает сказать, даже осмыслить сказанное ей не может. Не верит, что северянка может быть серьезна в подобном желании. Кто по доброй воле повяжет себя кровью с врагом? Связь эта нерушима, не может воин причинить зло своему побратиму. Обряд свяжет им обоим руки, но в то же время обезопасит от предательства.

Решимость в холодных глазах кажется ведуну непоколебимой. Завораживающее зрелище, лишающее дара речи.

Поджав губы, недовольная его промедлением, конунгова дочь выхватывает из голенища сапога нож и одним движением вскрывает кожу на ладони острым лезвием. Алая кровь капает на золотистый песок, исчезая вместе с волной. Смотря в глаза ведуна, северянка твердо произносит:

– Я, Ренэйст из рода Волка, дочь Ганнара конунга, правителя Чертога Зимы, властителя земель моего народа, связываю себя с тобой узами побратимства. Клянусь беречь жизнь твою, как свою собственную, делить хлеб и кров, как делят с братом, и призываю богиню Вар в свидетельницы моего обета.

Слушая пылкую речь северянки, Радомир не может понять, чего в ней больше – храбрости или глупости.

Это не то, чего он ожидал, когда требовал предоставить ему доказательства. Мог ли он знать, что упрямая девчонка предложит ему побратимство? Еще ни с кем Радомир не связывал себя подобными узами.

Он смотрит на то, как кровь стекает с тонкого девичьего запястья. Видит голубоватые линии вен под бледной кожей и поднимает взгляд на лицо Ренэйст. Израненная и бледная, едва стоящая на ногах, девчонка едва ли не прожигает его взглядом, ожидая, чем он ответит. Радомир неожиданно ловит себя на мысли о том, что вряд ли она намного старше его самого. Возможно, они даже ровесники?

Разница между ними не так уж и велика.

Поджав губы, Ренэйст перехватывает нож за лезвие, вытягивая вперед рукоять, и смотрит на Радомира так, словно готова пригвоздить взглядом к скалам, что возвышаются над ними могущественными и пугающими древними стенами.

И ему страшно.

– Это моя клятва тебе, – говорит северянка, – никогда я не подниму оружие на своего брата, не предам и не оставлю на погибель. Будет ли этого достаточно, ведун, чтобы убедить тебя в честности моих слов и поступков?

Он может отказаться. Не принять ее клятву, высмеять и обвинить в легкомыслии. Мол, сколь глупа же ты, дочь ночи, что думаешь, словно бы враг с тобой побратается? Только вот гордость не позволит ему поступить так. Может, нет в нем воинской чести, но гордыни хватит на целый полк. Если уж девчонке, возомнившей себя воином, хватает смелости на подобный жест, то Радомир не намерен ей уступать.

Только сделать это оказывается не так просто.

Радомир вздыхает, отведя взгляд в сторону. Смотрит на океанские волны, что лижут песок под ногами, смывая кровь, что капает с чужого запястья, и думает о том, будет ли этого достаточно. Побратимство – шаг серьезный, он свяжет их судьбы не только на это путешествие, но и до конца их жизней. К чему бы это ни привело, им придется нести ответственность друг за друга. Даже если захочет, не сможет он ее оставить на произвол судьбы. Столько лет Радомир был один, что попросту не представляет, как о ком-то заботиться.

Но разве есть иной путь?

Рукоять ее ножа сделана из белой кости и удобно лежит в ладони. Солнцерожденный смотрит на кровь, поблескивающую на лезвии, и приставляет его к своей ладони, проводя с нажимом. Боль резкая и холодная, отрезвляющая на мгновение, а после резко погружающая в томный дурман. Ведун морщится, когда кожа раскрывается подобно цветочным лепесткам, и его собственная кровь смешивается на острие с кровью дочери Луны. Очарованный этим зрелищем, он не сразу вспоминает, что должен сказать, и, когда начинает, голос его дрожит:

– Я, Радомир, сын Святовита, связываю себя с тобой узами побратимства. Нити, коими Среча прядет мою судьбу, переплетаются отныне с твоими. Одна у нас доля, дочь Луны, одной дорогой нам идти.

В ответ на его речь Ренэйст удовлетворенно кивает. Радомир замечает тень облегчения, скользнувшую по ее лицу. Не верила, что он согласится? А будет ли удивлена, если скажет, что и сам удивлен? Взяв нож в другую руку, Радомир вытягивает ладонь вперед, ожидая завершения ритуала.

Девичьи пальцы сжимают его запястье, и Радомир чувствует, как она дрожит. Ренэйст старается быть храброй, но этот шаг дается отчаянно нелегко. Разве можно спокойно называть побратимом того, кого пытался убить? Там, на поле боя, они сцепились не на жизнь, а на смерть, и если бы ведун не признал ее, то чем бы все закончилось? До сих пор не понимает она, откуда может знать ее ведун, но сейчас не время для этих вопросов.

Она сможет задать их позже.

Радомир обхватывает ладонью ее тонкую руку так, чтобы раны их соприкасались. Кровь их смешивается, раны щиплет от соли, но все равно процесс этот кажется нереальным. Словно бы частью сна, ужасного кошмара, в котором они оба оказались.

Но, когда северянка поднимает на него взгляд голубых глаз, Радомир заставляет себя улыбнуться. Отныне он должен ее защищать.

Кровь, срывающаяся с их рук, капает на песок, мгновенно исчезая в океанской воде.

Глава 2. Паутина снов


Ритуал окончен, им следует продолжить свой путь.

Из обломка мачты сооружают костыль, чтобы ведуну не пришлось опираться на больную ногу. Глядя на спину идущей впереди него девушки, которую собственные раны словно бы не тревожат, Радомир хмурится. Ее упрямство, столь схожее с его собственным, только злит его. Как смеет она не показывать боль? Злясь, ведун то и дело пытается ускорить шаг, идти с воительницей на равных, но рана, будь трижды она проклята, вынуждает его стремительно выдыхаться, возвращаясь к медленному темпу.

Иногда она украдкой смотрит на него, считая, верно, что он не замечает. Оглядывается через плечо, проверяет, не слишком ли ведун отстал, но не торопится замедлять свой ход, давая тем самым хоть малейшую поблажку. Он сам хоть и пытается идти рядом, но под руку забраться не стремится. Радомир помнит о ноже, скрытом в голенище ее сапога, затаившемся подобно змее. Хоть и не сможет она воспользоваться им против него, никогда не стоит забывать об опасности.

Особенно когда ты заперт наедине с волком.

В иных обстоятельствах Радомир никогда бы не пошел на этот шаг. Связать себя узами крови с северянкой – кто добровольно согласится на это? Они ведут свой род от зверей, оттого и кутаются в их шкуры, стремясь вновь обрести свои корни. Но сейчас Радомир видит ее перед собой, и ей столько же лет, сколько и ему. Она не кажется дикой и жестокой, разве что по-звериному осторожной и любопытной. Может ли он судить о ней по делам, которые она не совершала? Разве то, кем были их предки, может предрешить, кем будут они сами?

Снова и снова невольно возвращается он мыслями к словам, сказанным ею. Действительно ли просили северные воители помощи у его народа? Если так, то отчего же им не помогли? Не хочет Радомир признавать, что его предки могут быть ничуть не лучше, чем завоеватели, порабощающие и сжигающие их города. Столь яростно обвинял он их, а теперь что?

Как бы тошно ему от этого ни было, да только все равно Ренэйст права – одному ему не добраться до земель ночи. Он погибнет сразу же, как только ступит на холодный берег, тени вековых елей поглотят его, и навсегда пропадет ведун в глубоких снегах.

Океанская волна лижет подошвы сапог белой пеной, смывает следы с мокрого песка. Жажда кажется невыносимой, губы трескаются и кровоточат, покрытые коркой. Ренэйст облизывается, но язык ее сух, и ничто не приносит ей облегчения. Длинные волосы собраны в высокую и небрежную прическу, рубаха прилипает к мокрой от пота спине, а из-за жажды двоится в глазах. В самое пекло Муспельхейма привели ее боги, и нужно возвратиться волчьей тропою назад.

Думы о судьбе луннорожденных, что делили с ней хлеб и огонь, тревожным роем вьются в голове. Ни одного тела не видит она на песчаном берегу; лишь разломанные кости кнорра, как жуткое напоминание о произошедшем крушении. С тревогой заглядывает под каждый обломок, боясь увидеть за ним брата, отца или возлюбленного. До самого своего возвращения она будет пребывать в тревожном неведении.

Схожие мысли тревожат и Радомира. Второй раз в жизни видел он северян и впервые лицом к лицу столкнулся с их яростной мощью. Что будет с теми, кто остался у них в плену? Какая судьба их ждет? С самого детства был он уверен, что северяне убивают всех и каждого, кто попадается им на пути, а что же на самом деле? Они забирают их, но для чего? Можно спросить у Ренэйст, только гордость не позволяет. Желание знать правду куда слабее, чем немая ярость, которую вскормил он в себе годами.

Их путь долог, и ноги начинают болеть нестерпимо. В какой-то момент усталость становится настолько болезненной, что нет возможности даже согнуть колени. Весь вес своего тела переносит ведун на импровизированный костыль, шагает медленно, ощущая, как сбивается дыхание. Вскоре и воительница дает слабину, падает на одно колено, упираясь в песок, и ладони ее проваливаются в зыбкую глубину. Не спешит Радомир помогать, лишь наблюдает за тем, как упрямо она поднимается, извергая проклятия на родном языке.

Он не знает, что означают эти слова, но в том, что это проклятия, ничуть не сомневается.

Обессиленные, они останавливаются на привал, но держатся на расстоянии друг от друга. Несмотря на то, что прошли по берегу уже много лиг, обломки кораблей продолжают встречаться на их пути. Тонкие и узкие, на легких веслах и наоборот, ужасающе огромные, подобно костям гигантских рыб, они глядят в небеса обнаженными скелетами, и кладбище это простирается до самого горизонта. Никогда не видел Радомир ничего подобного и не сказать, что вовсе ожидал, что когда-то увидит. Даже видение, кое посылает ему разнообразные кошмары и чудеса в его снах, не даровало ему подобных картин.

Северянка смотрит в ту же сторону.

Она сидит на нагретом камне, снимает сапог и вытряхивает из него песок. Нож лежит возле ее бедра, до него вполне можно дотянуться, но Радомир не успеет схватить оружие быстрее, чем северянка заметит его маневр. Уловив его взгляд, Ренэйст смотрит подозрительно, и Радомиру приходится найти другой объект для наблюдения. Он переводит взгляд на переломанную мачту, раскинувшую над его головой трухлявые кости, с нее свисает выцветший парус. Ткань, наполовину погруженная в воду, покачивается из стороны в сторону, словно бы развеваясь на несуществующем ветру, и они оба наблюдают за этим, словно зачарованные.

Радомир зло пинает костылем кусок гнилой древесины прямо к ногам луннорожденной. Не глядя, наступает Ренэйст на него тяжелым сапогом, разламывая в щепки.

– Это не наши суда, – неожиданно говорит Ренэйст.

– Если не ваши, – спрашивает он, – то чьи?

Ренэйст не отвечает ему и только жмет плечом. Порез на ладони, грубо перевязанный куском ткани, оторванным от подола и без того порванной рубахи, обжигает болью. Это чувство напоминает о том, что она еще жива и ей нужно бороться. Мельком смотрит она на руку ведуна, на грязной ткани проглядывают кровавые пятна.

Замолчав, они слушают шум волн. Ренэйст отворачивается от своего спутника, глядя на звездное небо, мерцающее вдалеке холодным светом. Дом там, к северу от Солнца, и там должны лечь в снежный курган ее кости, когда сама она предстанет перед Всеотцом. Что же сейчас происходит в далеком ныне Чертоге Зимы? Как бы ни было тяжело это признать, но Белолунная понимает, что мертва на родине. Иные луннорожденные видели, как она упала в воду, видели, как ужасное морское чудовище увлекло на дно остатки их корабля.

С чего бы маленькой конунговой дочке оставаться живой?

Если она мертва, что будет делать отец? Конунг ни за что не назовет своим наследником Витарра, и все может кончиться междоусобицей, если только она не вернется раньше, чем это случится.

Или если Витарр не решится взять то, что положено ему по праву рождения. Слишком долго он терпел насмешки и издевательства, и теперь, когда остается единственным щенком в волчьем роду, станет ли и дальше прятаться, поджав хвост к животу?

Нет. Он станет зверем, способным и умеющим убивать. И каждый, кто встанет на его пути, пожалеет об этом.

От этих мыслей ее пробирает мелкая дрожь, приходится обнять себя за плечи. Ренэйст не может допустить подобный исход. Сама мысль об этом погружает рассудок ее в хаос, рисует ужасающие картины, полные страдания и боли. Северяне будут биться до конца, отстаивая свою правоту, и длиться это будет до тех пор, пока никого не останется. Видит Ренэйст, как горят поселения, тела родных своих на пепелище, и над всем этим – Витарр, сжимающий в беспалой руке окровавленный меч.

– Нам нужно идти.

Как не хочет он продолжать путь! Лечь бы на горячий песок, отдать тело свое волнам да раствориться в них, позабыв обо всех бедах, что выпали на его долю. Удел слабых бежать от Судьбы, а Радомир себя таковым не считает. Он делает глубокий вдох, удобнее перехватив костыль, и медленно поднимается на ноги, ухватившись за руку поднявшейся с камня северянки. С неохотой принимает ведун ее помощь, но понимает, что теперь, когда приходится она ему сестрой, должен постепенно привыкать к ней. Ренэйст и самой не легче, только хватает ей такта не высказывать столь явно свое недовольство.

Ее сдержанность только сильнее его злит.

За весь нелегкий путь они делают еще несколько остановок. Ни слова не звучит между ними, ни единым взглядом не обмениваются. Лишь движутся на север, оставляя за собой неровную цепочку следов на песке. Все сложнее после каждого нового привала вновь подниматься на ноги для того, чтобы продолжить идти. Когда жажда и голод лишают сил окончательно, больше не встают они с теплого песка. Усталость оказывается сильнее страха.

Океан лижет ему пальцы раскинутых в стороны рук, но Радомир так ослаб, что даже пошевелиться не может. Вода дарит лживое ощущение прохлады и облегчения, но никак не восстанавливает потерянные силы, не залечивает раны. Это мертвая вода, соленая, и воспользоваться ею для исцеления ведун не сможет при всем своем желании. Он смотрит в окрашенное алым заревом небо, где смешиваются день и ночь, и медленно выдыхает, закрывая глаза.

Если бы только словами можно было описать, насколько он обессилен. Кажется, словно проще и вовсе исчезнуть, чем продолжить ощущать подобное. Ведун закрывает глаза и отдает себя безмолвию.

– Не засыпай, – раздается возле уха слабый женский голос.

Он устал настолько, что вряд ли сможет подняться. Почему бы немного не отдохнуть? Они шли так долго, что удивительно, как это силы не покинули их много лиг назад.

Волосы Ренэйст разметались по песку. Скосив взгляд, Радомир видит солнечные блики, пляшущие на серебряных бусинах, что вплетены в тонкие косы. Это зрелище кажется ему удивительным; словно вблизи звезды, которых он никогда в своей жизни не видел. Могут ли звезды быть так близко? Может, северяне и вовсе собирают их, упавших с небосвода, в плетеные корзины, а затем используют вместо факелов?

Мысль эта заставляет его коротко улыбнуться. Он представляет суровых северных воинов, рыскающих в снегу в поиске звезд. Совсем не это он должен представлять, столкнувшись с ними на поле боя.

Северянка лежит на песке подле него, и если он совсем немного сдвинет руку в сторону, то сможет коснуться ее пальцев. Дочь снега и ночи, носящая морозную полночь в своих волосах, она, как говорят легенды, должна осыпаться кристаллами льда от малейшего его прикосновения.

Она, просящая его не засыпать, сама погружается в сон. Радомир замечает, как выравнивается ее дыхание, как трепещут белые ресницы. Сейчас Ренэйст совершенно не выглядит опасной и воинственной. Самая обыкновенная девчонка. Такая же, как и его Весна.

Ничего не происходит, когда он прикасается к ее пальцам. Кожа Ренэйст теплая, и, прислушавшись, Радомир может услышать, как бежит северная кровь в тонких ее венах. Утомленная, она никак не реагирует на его прикосновение, и, закрыв глаза, ведун проваливается в беспамятство следом за своей спутницей.


Она вдыхает так, как делает вдох утопающий, вынырнувший из мутной холодной воды – жадно, полной грудью. Над головой вместо неба – знакомый с детства кусок льняной ткани, прикрепленный к деревянной балке под потолком, играющий роль шатра. Сквозь крошечные дыры в ткани, образовавшиеся от старости, пробивается теплый оранжевый свет, отбрасывая причудливые тени на противоположную сторону. Будучи ребенком, она любила находить в этих таинственных узорах различные фигуры, проигрывая в голове сюжеты знакомых сказок. Ренэйст крепко жмурится и вжимается затылком в подушку, обхватив ладонями свое пылающее лицо.

Этого просто не может быть. Как она могла здесь оказаться? Кораблекрушение, Солнце и Луна на одном небе, горячая кровь, капающая с ладони на песок во время ритуала братания… Ведун с глазами злыми, но безумно одинокими.

Неужели сон?

Протянув руку, воительница ведет ладонью по легкой ткани, кожей ощущая линии вышитого на ней узора. Если бы это был сон, ощутила бы она хоть что-нибудь? У Ренэйст нет дара, которым обладают вельвы, чтобы сны ее обращались в видения, поэтому сном это быть не может. Уж слишком явно ощущает она мир вокруг себя.

Но тогда набег, в свою очередь, был излишне реальным сном? Жар сжигаемых деревень, чужая кровь на собственной коже, тяжесть меча, все это Ренэйст ощущала не менее явно, чем постель, на которой лежит.

От этих мыслей становится сложно дышать. Словно невидимые руки стискивают шею, давят на глотку, вынуждая сглатывать нервно, от чего становится только хуже. Этот невиданный доселе страх заставляет зажмуриться крепко, ощущая, как в уголках глаз застывают слезы.

Это все неправда. Неправда. Неправда. Не…

– Ренэйст? Ты проснулась?

Голос матери заставляет сесть и рывком отодвинуть в сторону полог шатра. Ужасное ощущение постепенно отступает, оставаясь легким осадком на коже, но сейчас оно вовсе не имеет никакого значения. Ренэйст видит кюну, сидящую подле пламени очага, и нет на ее лице болезненно знакомой печали. С радостной улыбкой смотрит Йорунн на свою дочь, продолжая скользить гребнем по своим золотистым волосам, и тихо смеется, заметив изумление в голубых глазах.

– Что с тобой, волчонок? – ласково спрашивает кюна. – Плохой сон увидела?

Мысли в голове путаются подобно клубку пряжи, упавшему с колен ткачихи и покатившемуся по полу. Не знает Ренэйст, что ответить, происходящее кажется ей сном. Все совсем не так, как она привыкла, не так, как жила она долгие годы. Разве все, через что прошла она, могло присниться?

Но сейчас она сидит на своей постели, в доме, в котором прошло ее детство. Чувствует жар очага, видит мать, движения ее рук, пока расчесывает она полотно своих волос, и теряется только больше. Ренэйст чувствует себя совсем как тогда, в далеком детстве, когда холодной ночью вышли они из дома и затерялись в лесу. Только теперь она одна, и вместо леса – ее собственные сны.

– Я…

Ее прерывает громкий мужской смех, доносящийся снаружи. Дверь конунгова дома распахивается, и внутрь вваливаются трое мужчин, закутанных в звериные шкуры с ног до головы. Они смеются, стряхивая с себя снег, и прежде, чем дверь закрывается, Рена успевает увидеть тушу крупного оленя, брошенную в сугробе. Сколько же длилась охота, раз удалось им найти живого оленя в мертвом лесу? Сейчас дичь в пищу вскармливают для них солнцерожденные рабы, оттого всегда есть мясо на их столах, но чтобы раздобыть дикого оленя… Чудеса, не иначе.

Один из них, смеясь, поворачивает к ней голову, и Ренэйст видит блестящие карие глаза в прорези между меховой шубой и шапкой. Этот взгляд кажется ей знакомым, но в то же время чужим, как и все в этом доме. Ренэйст напрягается, не зная, чего ей ожидать, и крепче стискивает пальцами край постели. Мужчина снимает перчатки, кидает их куда-то в сторону – кажется, на постель, – и громко говорит:

– Глядите-ка, проснулась! Сейчас будет обижаться, что мы на охоту без нее ушли!

Ренэйст смотрит на него огромными глазами, и в горле у нее встает ком. Она знает, кому принадлежит этот голос, но никогда не слышала его столь… радостным. Медленно опускает ноги со своей постели, но не спешит вставать, наблюдая за пришедшими.

Ее брат потерял всю свою радость на берегу рокового озера.

Но он снимает шапку, вешает на крюк тяжелую шубу, и Ренэйст видит перед собой Витарра. Брат пересекает широким шагом комнату и, положив ладонь на плечо матери, легко целует кюну в макушку, заставив ту тихо засмеяться. На левой руке у него пять пальцев, и словно бы не было той ужасной ночи, когда боги жестоко наказали их за непослушание. Ренэйст сжимает пальцами мех, коим укрывается во время сна, и не сводит с него дикого взгляда. Ловит тот на себе ее взгляд, смотрит внимательно глазами карими, отцовскими, и, улыбнувшись, подмигивает озорно, заставляя сестру вздрогнуть от неожиданности.

Этого не может быть. Витарр никогда не вел себя подобным образом по отношению к ней, он ни с кем таким не был! Нелюдимый, он держался стороной от людей, ходил тайными тропами, что ведомы только волкам. Лишился пальцев, почерневших от ледяной воды, был дик и груб. Ренэйст никогда не видела подобную улыбку, обращенную к ней.

Настолько она погружается в тяжелые свои размышления, что даже не замечает, как к ней приближаются. Грубые пальцы стискивают подбородок, мягко вынуждая поднять лицо, и Белолунная дергается, желая избежать чужого прикосновения. Над головой у нее звучит тихий смешок, крепкая ладонь опускается на плечо, а губы прижимаются к макушке так знакомо, что начинает щипать в глазах. В ноздри бьет терпкий мужской запах, смешенный с еловой смолой и кровью, запах войны и леса, и, подняв руки, она запускает пальцы в мех полушубка у него на груди, притягивая ближе к себе.

Она скучала. Она так безумно скучала, словно бы всю жизнь его не видела. Поднимает руки выше, обнимает за шею, чувствуя, как руки его сжимают ее в ответных объятиях. И больше ничто ей не нужно, Ренэйст готова замереть так до самой своей смерти. До тех самых пор, пока сердце ее не перестанет биться.

– Хакон…

– Что-то ты сама не своя, – Медведь опускается перед ней на одно колено, тревожно глядя голубыми глазами. – Тебе плохо, любовь моя?

Что ей сказать? Слова покидают распахнутые губы, обратившись черными птицами, и в голове у нее одна лишь пустота. Так сложно поверить, что ничего не было! Ни посвящения, ни ведуна. Она ведь столь ясно видела светлое небо, и огонь над городами солнцерожденных, и блестящую от воды изумрудную чешую морского змея…

Столь явно чувствовала, что тонет. Возможно ли такое?

Потому в ответ на его тревожный вопрос может она лишь покачать головой. Хакон не верит ей, слишком хорошо знает, когда волчица его лжет, и хмурит темные брови, оглаживая ладонями девичьи предплечья. Ренэйст в глаза ему не смотрит, все отводит взгляд, и столь это на нее не похоже, что волнуется он только сильнее.

Ренэйст ощущает его беспокойство. Чувство вины обжигает ей горло.

– Пóлно вам, – звучит глубокий мужской голос, знакомый и незнакомый одновременно, – она только проснулась. Сейчас пройдется со мной, чтобы проверить силки, и мигом придет в себя.

Голос этот сладок и терпок, окутывает и греет подобно мягкому меху в холодную ночь. Опираясь о руки своего возлюбленного, Ренэйст вытягивает шею, заглядывая за его плечо. Мужчина, которого видит она перед собой, ей незнаком, и стоит он так, что ей не видно лица. Словно намеренно скрывается, вынуждая воительницу поджимать губы от злости. Тянет с себя теплую шубу, разминает шею и оборачивается к очагу, позволяя его свету упасть на свое лицо.

Изумленная, Ренэйст смотрит на него едва ли не испуганно. Опираясь о плечи Хакона, конунгова дочь поднимается на ноги, проговорив сдавленно:

– Хэльвард…

Это действительно он, иначе и быть не может. Она видит голубые глаза, что достались им от матери, и темные волосы их отца. На вид ему чуть больше двадцати зим, а ведь столько бы ему было, если бы не оказался он на хрупком льду Зеркала Вар. Хэльвард выглядит абсолютно спокойным и таким живым, что Ренэйст отчаянно хочется верить в то, что долгие двенадцать зим были лишь ужасным сном. Ренэйст бежит к нему, ступая босыми ногами по деревянным доскам, и заключает в крепкие объятия. Великий Один, как сильно она хотела вновь прикоснуться к нему!..

– Неужели успела соскучиться так сильно за то время, что мы были на охоте, волчонок? – с усмешкой спрашивает он.

И Ренэйст отвечает:

– Ты не представляешь, как сильно.

Уткнувшись носом ему в грудь, Ренэйст не видит, как Хэльвард, Хакон и Витарр переглядываются. Последний, сидя на своей постели, лишь пожимает плечами, снимая сапоги; ему поведение сестры вовсе не кажется странным. Приснилось что-то плохое, что такого? Словно бы им страшные сны не снились. Зная, сколь сестра впечатлительна, Витарр не был бы удивлен, если бы Ренэйст встретила их в слезах. Белолунная только храбрится, вид делает, словно бесстрашна, а в душе-то она все тот же ребенок. Сделав глубокий вдох, Хэльвард мягко сжимает плечи сестры, отстраняя ее от себя, и с улыбкой говорит:

– Добыча не будет долго ждать в силках.

Он прав – добыча не будет ждать. Воодушевленная возможностью покинуть душный дом, Ренэйст отпрыгивает от Хэльварда, принимаясь одеваться. Торопясь, юрко скользит по дому, попутно собирая вещи. Обувает на ноги теплые сапоги, обитые мехом, прыгая на одной ноге под смех братьев, ищет свою рубаху, ругаясь под нос. Ренэйст не любит столь поспешные сборы. Она заплетает волосы в косу, позволяя отдельным прядям вольно падать на спину и подле лица, целует в макушку мать, пробегая за ее спиной, и закидывает поверх шубы колчан со стрелами. Брат распахивает двери, и одним прыжком выскакивает Волчица за порог, позволяя холоду окутать тело. В небесах над Чертогом Зимы все так же царствует Луна, и от света ее становится спокойнее.

Она дома. Плаванье, должно быть, привиделось ей.

Выходя следом, Хэльвард мягко хлопает сестру по плечу и шагает между заснеженных домов в сторону ворот. И, стоит ему пройти мимо, волнение вновь накрывает подобно штормовой волне. В последний раз, когда они вдвоем покидали безопасный очаг, случилась беда. Неприятное предчувствие накатывает на нее, остается комом в горле, заставляет колени подкашиваться. Рена сжимает пальцами крепление колчана у себя на груди, беспокойно смотря ему в спину. Не сразу делает конунгова дочь шаг, следуя за братом, но не рискует оглянуться и посмотреть на отчий дом. Словно бы тогда уж точно больше в него не вернется.

Чертог Зимы словно спит. От крыш редких домов поднимается дым, на снег из окон падает свет от огня, но они не видят людей. Скрипит снег под сапогами, пар мутными облачками срывается с губ, и стук сердца продолжает оглушать. Ренэйст кажется, словно бы голова идет кругом, но упрямо она продолжает шагать за братом, по щиколотку проваливаясь в снег.

Кажется ей, что в этот раз путь от дома до ворот проходит гораздо быстрее. Словно бы в пару шагов умещается, и от этого становится только беспокойнее. Насколько ей помнится, все совсем иначе, и через все поселение нужно пройти для того, чтобы оказаться здесь. Так почему же в этот раз путь занял так мало времени?

В отличие от нее, Хэльвард абсолютно спокоен. Он перешучивается со стражниками, пока они распахивают для них ворота, в то время как Волчица может выдавить из себя лишь неловкую улыбку, больше похожую на оскал.

Беспокойство плещется в ней, как море, по которому драккары добираются до солнечных берегов. Ренэйст старается утопить тревоги в этом море, но все выходит совершенно наоборот.

Это страхи топят ее.

Каждый шаг в сторону леса дается с трудом, словно бы ноги врастают в мерзлую землю, сокрытую под снегом. Дыхание сбивается, шум крови в ушах заглушает все звуки. Ренэйст кажется, что тысячи голодных глаз смотрят на нее из-за деревьев. Так страшно не было даже в ту роковую ночь, но ведь тогда она была ребенком, которому казалось, что ничто не может навредить ей, пока братья рядом. Сейчас же, познав всю жестокость мира, Ренэйст знает – ничто не сможет защитить, если беда действительно настигнет ее.

Да и была ли та ночь на самом деле?

– Ренэйст.

Остановившись, смотрит она на старшего брата, что глядит на нее ласково. Хэльвард улыбается, и его темные волосы, не заплетенные в косы, мягкими волнами падают вдоль лица, очерчивая острую линию нижней челюсти. В лунном свете голубые глаза кажутся почти прозрачными, околдовывающими, и Рена не может отвести от них свой взгляд.

Хэльвард кажется ненастоящим. Коснешься – и рассыплется хлопьями снега.

– Все в порядке, волчонок, – говорит он, – это просто лес.

«Просто лес, – повторяет она про себя. – Всего лишь лес».

Кажется, однажды она уже убеждала себя в подобном. Не в ту ли ночь, когда отроки вышли на испытания, Ренэйст говорила себе, что лес – это просто лес? «Не ходи в лес один, коль хочешь жить» – вот что с младенчества знают волчата, но ведь она не одна. Белолунная глубоко дышит и шагает за братом, позволяя ему увести себя в самую чащу. Хэльвард пропускает сестру вперед и идет следом, позволяя выбрать тропу.

Силки расставлены в тех же местах, в которых она сама их ставит; даже искать не приходится. Первые, которые встречаются им, пусты, добыча либо избежала ловушки, либо успела выбраться. Брат и сестра собирают их, складывают и убирают в сумки, не проронив ни слова, ощущая спинами пристальный взгляд леса. Между лопаток у нее словно бы загорается огонек свечи, который разрастается в самый настоящий костер. Ренэйст решает перейти в другой конец поля, сказав брату, что хочет проверить ловушки в тех местах.

Лес тих, словно бы спит. Ни шороха, ни шелеста. Даже редкие голоса зверей не доносятся из чащи, пока шагает она по снегу, пересекая поляну. Кажется Ренэйст, что тот даже и не скрипит под ее сапогами. Возможно ли это? Стволы деревьев бросают неровные тени на белоснежный покров, и кажется ей, словно бы те слегка покачиваются. Но ветра нет, и это невозможно. В остальном лес абсолютно спокоен.

Это спокойствие не кажется ей безопасным, но Ренэйст уверяет себя в том, что всему виной сон, который она видела. Дым над поселением солнцерожденных, кораблекрушение и, главное, смерть Хэльварда; все это ей лишь привиделось. У дочери конунга нет дара, коим обладает вельва, потому нет смысла считать, что сновидение вещее.

– Сестра!

Вздрогнув, оборачивается она, ожидая худшего, и с тревогой высматривает среди черных стволов деревьев силуэт брата. С победной усмешкой поднимает Хэльвард над головой тушку перепелки, сжимая сломанную шею в руке. Птицы редко попадаются в ловушки, на воле их осталось мало; тех птиц, что готовят к столу северян, солнцерожденные выращивают в Доме Солнца. Каждому ведомо, что вольная птица куда вкуснее домашней, и тот, кто поймает ее, обеспечит себя не только ужином, но и новой байкой, которую можно рассказать за столом. Довольный собой, за голову крепит он мертвую птицу к своему поясу, не решаясь разделывать тушу на морозе. Пух и перья хранят тело в тепле, и, если птицу ощипать, холод сразу повредит мясу, значительно испортив вкус.

Его радость заставляет Белолунную улыбнуться. Остатки тревоги покидают ее, и уже предвкушает она, каким вкусным будет птичье мясо. Перепелки той не то чтобы много, но урвать у Хэльварда кусочек ей по силам. Когда это он отказывал в чем-либо любимой младшей сестре?

Добравшись до противоположной стороны поляны, останавливается Ренэйст, взглядом стремясь найти поставленные Хэльвардом силки. Обычно сама она не использует место это для охоты. Лунный свет почти не касается заледенелых еловых ветвей, склоняющихся до самой земли, и добыче легко оказаться незамеченной. Удивительно, что Ганнарсон, великий и могучий охотник, выбрал подобное место.

Или, быть может, не такой уж он и умелый охотник?

Слегка слипшийся от инея белый мех она замечает лишь тогда, когда подходит к силкам совсем близко. Ловушка перехватила заячью шею, и тот сам задушил себя в попытках вырваться. Конечно, мясо куда нежнее, если добыча умерла без страха, да только в таких условиях охоты выбирать не приходится. Раньше охотники сворачивали зайцам шею еще до того, как те понимали, что попались, но на таком холоде вряд ли можно провести долгое время неподвижно, ожидая, когда кто-то попадется в твои силки. То, что в этих силках кто-то есть, – уже радость.

Ренэйст опускается на одно колено, протягивая руку, и проводит ладонью по покрытой тонким слоем льда шерстке. Когда ее стрела впервые пронзила мягкую плоть, она заливалась слезами, сжимая плечи лука в руках. Ганнар конунг стоял над ней, положив ладонь на сокрытую меховой шапкой макушку дочери, и сказал ей одно лишь короткое:

– Либо ты, волчонок, либо тебя.

Когда она выросла, оказалось, что это правило распространяется не только на охоту.

Сняв силки с шеи зайца, она убирает их в холщовую сумку, поднимая тушку за уши. Встав на ноги, Белолунная оборачивается, желая показать свою добычу брату, но едва не бьется носом о крепкую грудь Хэльварда. Она ведь даже не услышала, как он подошел так близко! Руки брата стискивают ее плечи с такой силой, словно бы он хочет сломать их. Ренэйст замирает под его взглядом, как добыча перед хищником, выдохнув:

– Хэльвард…

– Рэнейст, – произносит он, – ты должна проснуться.

Ворон, сидящий на верхушке дерева, пронзительно каркает, взмахнув крыльями. Он взлетает, и в ту же минуту остальные деревья осыпаются множеством кричащих черных птиц, затмевающих собой небо. Ренэйст хочет закрыть уши руками, лишь бы не слышать этих ужасных криков, но стоит последней звезде исчезнуть с небосвода, как наступает звенящая тишина. Нет больше ни добычи, ни силков, ни Луны, ни звезд. Только они с братом, окруженные непроглядной тьмой.

Крепко зажмурившись, Ренэйст стискивает зубы, вцепившись пальцами в рукава его теплой шубы, пытаясь убрать от себя руки Хэльварда, но он не отпускает. Волчица мечется, стремясь вырваться, чувствует себя загнанной в клетку, и юноша встряхивает ее с такой силой, что зубы девушки болезненно бьются друг о друга.

– Посмотри на меня, Ренэйст!

Ей не хочется. Ей совсем не хочется. Ренэйст боится настолько, что просто не может заставить себя сделать это. Только вот власть Хэльварда оказывается сильнее страха. Подчиняясь его словам, Рена медленно открывает глаза, поднимая взгляд на брата, и оглушительно ахает. Губы у него синие, под кожей виднеются темные вены, а в глазах бельмо. Волосы мокрые и покрыты инеем, словно бы он только что вышел из воды, и эта мысль пронзает ее подобно стреле.

Хэльвард утонул. Он мертв.

– Брат… – пораженно выдыхает она.

– Ты умираешь, и владычица Хель играет с тобой, Ренэйст. Она прядет паутину, заставляя тебя видеть то, чего ты так страстно желаешь, но это – обман. Когда силы покинут тебя, она увлечет тебя в свое царство, и тогда…

Он смотрит куда-то поверх ее головы, и его хватка лишь крепнет. Что бы ни видел он там, оно не радует его, даже пугает. В этой звенящей тишине Ренэйст слышит только собственное тяжелое дыхание. Она замирает, не в силах заставить себя обернуться, чтобы увидеть, что скрывается позади. Хэльвард поддается вперед, и его холодные губы касаются девичьего лба. Ренэйст закрывает глаза, чувствуя его дыхание на своей коже; оно пахнет смертью и тиной.

– Я люблю тебя.

Его руки толкают ее с такой силой, что у Ренэйст нет ни единого шанса, чтобы устоять на ногах. Она даже не вскрикивает, лишь откидывается назад, не сводя взгляда со своего брата. Хэльвард смотрит на нее с таким сочувствием, словно бы мертв вовсе не он, и медленно кивает головой. Спиной она проламывает крепкий лед, и зловещая тишина этого места наполняется предсмертным звоном разбитого зеркала.

Вновь это озеро.

Студеная вода заполняет ее нутро, стоит распахнуть губы для крика. Вязкая и тяжелая, она ощущается жидким железом, обжигающим кости. Собственные волосы мешают видеть, одежда тяжелеет, увлекая на дно. Самый страшный ночной кошмар ее становится явью, от него не сбежать, не скрыться. Ренэйст сопротивляется, рвется к свету, пытаясь дотянуться до тонких серебряных лучей, что пробиваются сквозь осколки льда, но все усилия ее тщетны. Ил станет для нее могилой.

Она не готова сдаваться так просто. Ренэйст связана долгом и не может погибнуть до тех пор, пока не исполнит его. Жмурится крепко, обнимает себя за плечи, тянется к жизни, что покидает ее, просачиваясь сквозь кожу.

Она должна проснуться, иначе умрет.

Должна проснуться, иначе умрет.

Проснуться, иначе умрет.

Иначе умрет.

Умрет.


Хлесткий удар приходится по левой щеке, и Ренэйст открывает глаза. Делает рваный вдох, закашлявшись, чувствует вкус озерного ила на своем языке и пробирающий до костей холод. Страх охватывает ее, только что вырвавшуюся из объятий самой владычицы Хель, когда чья-то ладонь накрывает рот. Она стискивает пальцами чужое запястье, царапая кожу короткими ногтями, желая вырваться, когда знакомый голос хрипло называет ее имя:

– Ренэйст.

Прекратив сопротивляться, Белолунная замирает и медленно открывает глаза, глядя на ведуна, что нависает над ней.

Это был сон. Все, что произошло с ней, было сном. Витарр никогда не был счастливым. Хэльвард не стал взрослым. Она не была свободной. Испытание, набег, происшествие на озере – вот что было горькой правдой с самого начала. Все, что она пыталась забыть, все, что не случилось в сладком дурмане, все это было правдой.

Их взгляды встречаются, и Радомир прижимает палец к своим иссохшим губам, велев молчать. Убирает руку от ее лица и, перехватив за запястье, помогает сесть на песке, кивком головы указав куда-то за спину северянки. Он напряжен, даже взволнован, и не знает Ренэйст, как вести себя сейчас. Взволнованный, ведун продолжает смотреть ей за спину, и холод проходит по хребту.

Хэльвард тоже так смотрел.

– У нас проблемы.

После столь ужасного сна ее мутит, но конунгова дочь с трудом берет себя в руки. Сейчас не время для слабости, уж вряд ли ведун был столь напуган, если бы ничего не грозило им. Обернувшись, она приподнимается и выглядывает из-за камня, ставшего им укрытием. Видимо, Радомир оттащил ее сюда, проснувшись первым.

– Одинова борода! – шепчет северянка, слегка пригнувшись, чтобы ее не было видно за камнем. – Кто это?

Всадников четверо. Их головы обтянуты плотными тканями, скрывающими лица, а под мощными копытами скакунов вздымается песок. Ренэйст видит оружие на их поясах, изогнутые клинки, пляшущие в свете Солнца; ее лук сейчас, должно быть, покоится на океанском дне, где должна была оказаться и она сама. Им, истощенным, не справиться с ними в бою. Переговариваясь на незнакомом языке, – или же она столь сильно ударилась головой, что не может узнать знакомую речь? – всадники осматривают обломки кораблей, и, догадавшись, что они делают, Белолунная с силой стискивает челюсти.

Если кто-то из богов еще жив, то они оба у него не на хорошем счету.

– Стервятники.

– Что? – переспрашивает Радомир, пристроившись рядом с ней.

– Стервятники, – повторяет Ренэйст, хмурясь. – Падальщики, ищущие наживы в потерпевших крушение кораблях.

В ее родных краях тоже есть подобные люди. Лишенные чести – как воинской, так и человеческой, – они грабят корабли, попавшие в ледяную ловушку, и упиваются своим бесчестием. Стервятниками становятся те, кто не прошел испытание, кто опозорил свой род. Те, у кого нет цели, нет жизни, нет имени. Такую судьбу пророчили и Витарру, пока лежал он в горячке после ледяных вод озера. Его называли падалью, гнилью, утверждали, что он не выживет, а даже если так, то нигде ему не будут рады.

Но сейчас нет времени на воспоминания о былом. Ей следует думать о собственной жизни. И Ренэйст достаточно умна для того, чтобы понимать, насколько бедственное их положение.

Им не убежать; больная нога не позволит ведуну передвигаться быстро, чтобы скрыться от всадников. Радомир и сам это понимает, наблюдая за тем, как постепенно вооруженные мужчины подбираются к ним. Столкновения не избежать, но ни он, ни она не смогут дать отпор. Ослабевшие, безоружные, что смогут они сделать?

Ведун кладет ладонь на затылок посестры, рывком заставляя опуститься вниз, скрываясь за острыми скалами, и сам прижимается спиной к нагретому Солнцем камню, закрывая глаза. Сердце бьется где-то в горле, от волнения потеют ладони. Он слишком слаб для того, чтобы использовать свой дар.

Но жить хочется им обоим.

– Нам нужно пройти мимо, – шепчет Ренэйст.

Заслышав ее, Радомир поворачивает голову и хмурит брови. Слегка приподнимается ведун, заглядывая за камень; четверо всадников в двух десятках локтей от них. Как Ренэйст собирается незаметно пройти мимо, если даже покрытая грязью она – белое пятно на песке? Они заметят ее сразу же, как только Волчица встанет на ноги, и сбежать не удастся.

Ренэйст не хочет сдаваться. Указывает северянка куда-то в сторону, ближе к скале, у подножия которой расположились острые пики. Коль добегут до тех скал – получат шанс на спасение, да куда Радомиру бежать с такой ногой?

Они должны хотя бы попытаться, пока есть даже крошечный шанс.

Их взгляды встречаются, и ведун кивает, соглашаясь. Медленно поднимается северянка с песка, пригнувшись, чтобы не было ее видно, и делает глубокий вдох, прикрыв глаза. Только даже если кажется, что остается незамеченной, для опытных следопытов это вовсе не так. Слышит она дикую, незнакомую речь совсем рядом и делает рывок вперед. Ренэйст спотыкается, ноги скользят по горячему песку, но она продолжает бежать. В одно мгновение весь мир исчезает, словно бы и нет никого больше, лишь она и песок. Даже Радомир прекращает существовать, след от ножа на ладони, оставшийся после ритуала, исчезает вместе с ним.

Она хочет жить. Она так сильно хочет жить.

Не смотрит по сторонам, лишь манят безопасные скалы, сулящие обманчивое спасение. Позади нее раздаются яростные крики схваченного Радомира, всадники подгоняют лошадей, победно улюлюкая. Скалы все ближе, силы покидают северянку. Дыхание становится тяжелым, кости ломит от боли, и, несмотря на упрямство, Ренэйст больше не может бежать. Тугая веревка с закрепленными на ее концах тяжелыми грузами крепко обхватывает лодыжки, лишая равновесия.

Ренэйст падает на песок, и склонившийся над ней всадник закрывает собой Солнце.

Глава 3. Погребальный костер


Кюна хранит молчание с тех пор, как корабли вернулись в Чертог Зимы.

Она сидит подле огня, сжимая в руках тряпичную куклу, принадлежавшую Ренэйст, и тихо плачет, не сводя взгляда с игрушки. Некогда нежная и ласковая Йорунн стала осколком льда, лишившись двоих детей, тенью себя прежней. Лишь иногда тихий всхлип срывается с дрожащих губ, и никто не стремится мешать ее горю.

Стоит Витарр на пороге, но не может войти в отчий дом. Слышит тихий плач матери, да неуте шает ее. Запрокидывает голову, смотря на безучастную Луну, сияющую на небосводе, хмурит густые темные брови, прикрывая глаза и медленно выдыхая.

«– Ублюдок!

Конунг бьет раньше, чем нескольким мужчинам удается его скрутить. Брызжет слюной, прожигая сына яростным взглядом, и вырывается, стремясь добраться до него. Подобно зверю хрипит и рычит Покоритель, и требуются трое, чтобы удержать его на месте.

– Сначала ты забрал моего сына, – рычит он, и, глядя на него снизу вверх, Витарр не может отвести взгляда от лица отца, в уголках губ которого пенится слюна, – а теперь отнял мою дочь!

Витарр вздрагивает, когда крепкая рука хватает его за загривок, но не пытается вырваться. Он встает на слабые ноги, когда Ульф Бурый рывком заставляет подняться, придерживая своего воспитанника, положив ладонь ему на лопатки.

– Выродок Локи! Гореть тебе в пламени Муспельхейма!»

Ренэйст не могла умереть.

Не волнует его ненависть отца, как не волнует и то, какая судьба уготована ему самому. Он привык ощущать себя изгоем и убийцей, но никогда не желал зла Ренэйст. Брат и сестра по крови, не товарищи они друг другу, а узы, связывающие их, тоньше конского волоса. Только не остановило это Белолунную, не помешало пойти на риск, проведя Братоубийцу на борт драккара. Зло качает Витарр головой; что теперь толку думать об этом? Поплатилась она за свою доброту, и теперь тело любимой конунговой дочери качает колыбель мертвых южных вод.

Старшего отдали пресной воде, младшую – соленой. Один он остался, не живой и не мертвый.

За тяжелой дубовой дверью повисает тишина, и Витарр напрягается, вслушивается. Кто знает, что сделает с собой безутешная женщина? Всегда матери ближе дочери, а кюну и без того лишили ее в ту пору, когда погиб Хэльвард. Вместо того чтобы вскармливать ее, обучать женским премудростям, Йорунн наблюдала лишь со стороны, как растет Ренэйст заменой погибшему брату. Даже из лука заставили научиться стрелять, забрав прялку и велев ступить на воинский путь. Быть может, тешила себя Йорунн надеждами на скорое рождение внуков, а теперь нет у нее детей, что продолжат их род.

Кто знает, что сделает с собой безутешная мать?

Витарр тянет было руку, чтобы, распахнув дверь, оказаться рядом, пресечь необдуманный шаг, но до слуха его доносится сдавленный всхлип, и выдыхает Братоубийца. Должен ли радоваться он тому, что она плачет? Но так он знает, что мать жива. Нет ничего, что могло бы быть важнее этого.

Сжав и разжав пальцы, убирает он руку от двери, прижимаясь к заледеневшей древесине лбом. Кажется ему, что Йорунн не обрадуется, если он подойдет к ней. Не приголубит, не приласкает. Простила она ему смерть Хэльварда, но Ренэйст не простит.

Ненависть матери принять он не готов. Оставив кюну наедине со своим горем, Витарр уходит прочь.

Скрипит снег под тяжелыми его сапогами, когда, обогнув Великий Чертог, хромая, идет он в сторону Дома Солнца. Накидывает на темную свою голову глубокий капюшон, скрывая лицо в тени, и держится стен домов, скрываясь от бдительных взглядов стражников. После произошедшего люди обозлились на него лишь сильнее. Стоит ли удивляться? Ренэйст всеми любима, надежда своего народа, будущая правительница. Подруга, дочь, возлюбленная.

Если б не Ульф, конунг еще в море вырвал бы сердце из его груди, оттого и нет у него желания лишний раз попадаться ему на глаза. Никогда Ганнар Покоритель не поверит в то, что сожалеет Витарр о гибели своей сестры. Охотней примет он то, что его, ублюдка, тайком выносил Локи из колыбели, отдавая великанше Ангрбоде – той, что приносит горе, – дабы та вскормила Братоубийцу своим молоком.

Коль отпрыском Локи считают его, то единственная сестра, что есть у него, – владычица Хель, а Фенрир и Ермунганд приходятся ему братьями. Что ему горевать по каким-то волчьим детям?

Но он горюет, и горе это, безутешное, скрыто во тьме за его ребрами.

Он видит его выходящим из Дома Солнца и останавливается, желая остаться незамеченным. Нечасто можно встретить его в этой части Чертога Зимы, но Медведя нельзя с кем-либо спутать. Тень печали омрачает лицо Хакона, останавливается он на самом пороге и замирает, глядя на холодный лик Луны, не моргая. Ни слова о случившемся не сказал берсерк ему после плавания, оно и к лучшему. Коль и винит его, как и все вокруг, только держит в себе. Не хочет Витарр оказаться рядом, когда ярость переполнит чашу его духа, и тогда зверь вырвется из его грудины. Отступает Витарр назад, ступая след в след, но снег скрипит, и в полной тишине бесконечной ночи звук этот кажется оглушительным. Хакон закрывает глаза, облачко пара срывается с губ его, когда он, выдохнув, произносит:

– Тьма больше не скроет тебя от чужих взглядов, Витарр Братоубийца.

Хмурится Витарр от слов этих, но выходит вперед, стремясь скрыть хромоту. От уголка левого глаза по скуле вниз к шее проложила себе по лицу Хакона путь глубокая рана, обещающая остаться на коже шрамом. Напоминанием о случившемся крушении прослужит она до тех пор, пока не шагнет воин под рухнувшие своды Вальхаллы. Никогда ему не забыть о своей потере. Витарр останавливается, между ними – от силы десять локтей, но нет в нем ни волнения, ни страха. Ничего, кроме сожаления, не осталось в его сердце, и потому голос его спокоен, когда звучат его слова:

– Нечасто навещаешь ты солнцерожденных, Хакон.

Ухмыляется Медведь.

– Желал узнать ответ на свой вопрос. Как оказалось, в этом ведуны не отличаются от вельв.

– И каков же ответ?

Вновь возводит Хакон взгляд к Луне и полнится болью утраты подобно кубку, в который льется яд. Обжигает тоска изнутри, душит длинными пальцами, а холод лишает сил. Что ему теперь победы и битвы? Что до света холодных звезд и блеска льда в бледном сиянии небесного ока?

– Им это неведомо.

Лишь глупец не догадается, что за вопрос тяготит думы Хакона. Каждый, кто был в тот миг на борту кнорра, видел, как исчезла Ренэйст в соленых водах. Как могла остаться она живой? Богиня Ран заберет в свои пенные чертоги каждого, кого поймает в сети. Боги, хоть и мертвые, но всегда получают все что хотят.

Быть может, в ту ночь, на Зеркале Вар, должны были погибнуть они с Ренэйст. Быть может, он следующий.

Витарр отворачивается, и взгляд его падает на стену, ограждающую Чертог Зимы от леса. Там, на заснеженном холме, готовят погребальный костер для его сестры. Когда на земли северян опустилась вечная зима, они перестали возводить курганы, ведь почва промерзла настолько, что даже мертвым не осталось места в ее чреве. Смерть больше не несет в себе чести, лишь слезы и боль. Каждому ведомо, что дух погибшего воина не попадет на порог Вальхаллы, а иные души не примет у себя владычица Хель. Неизвестно, что ожидает их после гибели, оттого не торопятся они умирать.

Замечает, что и Хакон смотрит в ту сторону; каково ему будет хоронить любимую женщину? Он был на борту кнорра, когда это произошло. Мог спасти ее, но Ренэйст предпочла сохранить жизнь какой-то рабыни. Сестра его всегда была слишком добра, и это ее сгубило.

Хакон едва ли не с детства мечтал о ней. С тех самых пор, как конунг привел его из набега, холодного и одичалого. Должен был заменить Ренэйст Хэльварда, а стал ей вовсе не братом. Не одобри Покоритель этот союз, никогда бы не позволил оборванцу посмотреть на свою драгоценную дочь. Только вот едва ли не больше, чем сами возлюбленные, ждал он их свадьбы, что никогда не случится.

Никогда не станет она женой. Не даст ее чрево жизнь. Кормит Ренэйст морское чудовище, что качает ее в тугих кольцах, играя с прядями белых волос.

Погребальный костер будет пуст. Нет у них тела, которое они могли бы предать огню, и это не та участь, которую заслужила его сестра.

Качает Медведь головой, отвернувшись, и проходит мимо Витарра, желая уйти. Братоубийца продолжает смотреть на звездное небо, чувствуя, как ворочается горе, и говорит тихо, едва ли не шепотом, зная, что слова эти причинят боль:

– Ты был бы ей хорошим мужем.

Хакон останавливается, ладонью сжав эфес меча, покоящегося у него на боку. Спина у него прямая, словно из камня высеченная, и в ночной тишине слышит Витарр скрип его зубов, когда крепко стискивает челюсти. Так и не повернувшись, отвечает Хакон лишенным огня голосом:

– Был бы.


Погребальный костер полон подношений.

Изогнутый лук – не тот, что принадлежал Хэльварду и достался Ренэйст по наследству, ведь он сейчас покоится на морском дне, – и колчан, хранящий стрелы с белоснежным оперением, украшения и меха, разбросанные по всей поверхности деревянного постамента. Посуда и одежда, гребень и зеркало, некоторые личные вещи – все это должно облегчить жизнь погибшей, помочь ей занять должное место в ином мире. Но какой в этом смысл, коль тело ее не будет предано огню? Она погребена под толщей воды, ей не пригодятся все эти дары. Каждый пришедший на похороны оставляет свой дар, выказывает уважение, и думы их полнятся только мыслями о Ренэйст. Сожалеют о том, что не смогли помочь. Сокрушаются, что она погибла, такая юная. Волнуются, не зная, что будет дальше. Возможно, кто-то даже удовлетворен подобным исходом.

Этот ритуал нужен только живым. Ренэйст до него уж вряд ли есть дело.

К кургану стянулись все жители и гости Чертога Зимы. В своих темных одеждах на белом снегу кажутся они стаей ворон, беспокойными птицами. Видит Витарр, как под руку ведет Хакон его мать, бледную и безликую кюну. Йорунн сжимает в руке ту самую куклу, с которой так любила играть Ренэйст, но не кладет ее к остальным подношениям. Не так просто хоронить второго ребенка, не так просто прощаться с кровью своей и плотью.

Медведь останавливается у изголовья кургана. Его тяжелая рука накрывает хрупкие женские плечи, и Витарр видит, как он что-то говорит ей. Кюна лишь отрицательно качает головой, прижимая тряпичную игрушку к своей груди. Это Витарр сейчас должен быть рядом с ней. Поддерживать Йорунн, утешать ее, согревать своим присутствием. Единственное дитя, которое у нее осталось.

Гул голосов рассекает ночную тишь и смолкает лишь тогда, когда появляется конунг. Ритуал начинается.

Приглашенная из лесной глуши вельва не внушает Витарру никакого уважения. Древняя слепая старуха вряд ли сама понимает, что происходит, пока обходит сложенный курган, напевая свои заклинания, призванные облегчить духу погибшей дорогу по ту сторону. Витарру так и не удается понять, чей именно дух они сопровождают, если у них нет даже тела почившей. Ему бы хотелось верить в то, что если нет тела, то Ренэйст может быть жива. Стоит ли ему быть настолько наивным?

Ганнар подводит к костру белую кобылицу, и Витарр видит нож в его руке. Когда умирает вождь, по традиции в его честь забивают двух лошадей. Ренэйст же не только воин, но и любимая дочь конунга, потому дары должны соответствовать ее статусу.

Так род Волка отдает дань своим корням.

Тихо плача, стоит Йорунн кюна в стороне, качая в колыбели ладоней тканевую куклу. Не может принять свою потерю, отказывается верить, только упрямство не вернет ей дочь. Поднимает она взгляд, смотрит на сына заплаканными глазами, но тот лишь прячет лицо за густым мехом, накинув на голову глубокий капюшон.

Он не виноват. Они не должны винить его.

Для северян смерть не конец, а лишь начало пути. Они хоронят своих мертвецов с почестями, а после пышно пируют, чтобы в чертогах Одина знали, сколь горды они тем, кого потеряли. Похороны Ренэйст тихи и пусты; в ее гибели нет чести, слишком много боли она причиняет живым. Витарр видит, сколько горечи и сожаления на лицах тех, кто пришел проводить его сестру к праотцам. Смерть Рены несет не только горе, но и возможные распри, ведь она была наследницей Ганнара. Белолунная должна была передать титул конунга будущему своему супругу, но теперь конунг должен выбрать иного преемника.

Витарр не тешит себя пустыми надеждами. Знает он, что выберет отец Хакона, да только найдутся те, кто не примет такое решение. Правление передается в руки иного рода лишь в том случае, если от прежнего не осталось и следа, в то время как у нынешнего конунга остался живой сын. С какой стати трон Чертога Зимы должен занять чужак? Никто бы и спорить не стал, стань он супругом Ренэйст.

Вельва, дождавшись, когда иная часть ритуала будет выполнена, обходит пустующее погребальное ложе вновь. Шепчет себе под нос тайные слова, на языке этом когда-то говорили северные боги. Давным-давно их предки украли эти слова у них, желая заполучить хоть толику из множества умений. Женщин, что смогли прикоснуться при помощи этих заклятий к корням Иггдрасиля, Мирового Древа, прозвали вельвами, провидицами, ибо открылись им тайны каждого из Девяти Миров.

Сага сказала ему, что речи эти давно потеряли свою силу и являют собой не более чем тонкую нить, связывающую с прошлым. У него нет повода для того, чтобы не верить Саге. Она никогда не лжет ему.

Йорунн плачет безутешно. Прячет лицо за тряпичной куклой, вытирая ею горькие слезы, и стоящий подле нее Хакон бережно обнимает мать своей возлюбленной за плечи, привлекая ближе к себе. Конунг выглядит безразличным. На его лице нет ни капли участия, словно бы все, что происходит, абсолютно его не касается. Возможно ли, что просто не верит он в то, что хоронит любимую дочь? Вместе с ней сгорят надежды его рода, Волк будет вынужден отдать свое место другому, или же Ганнар вновь признает сына. Витарр в это не верит, конунг сделает все, что угодно, но уж точно не назовет его сыном вновь. Его и без того винят в том, что произошло. По Чертогу Зимы ходит молва, что таким образом боги наказали Ренэйст за то, что решила ему помочь. Что именно из-за присутствия Витарра на корабле морской змей пробудился ото сна и почуял их. Узнал в нем ту же черную кровь, что течет под его чешуей.

Ощущается, что вместе с Ренэйст хоронят весь род Волка. Невольно задумывается он о похоронах брата, на которых не присутствовал. Несмотря на то, что Хэльвард был наследником конунга, он не успел стать воином, поэтому его хоронили в совершенно иных условиях. В то время Витарр лежал в постели, сражаясь за свою жизнь, сгорая изнутри от сковывающего его жара. Да даже если бы был здоров, ему бы вряд ли было дозволено присутствовать на прощании с Хэльвардом. Он и на этих похоронах присутствует-то только потому, что больше ему нечего терять. Витарр рассчитывал на то, что, приняв участие в набеге, сможет добиться уважительного к себе отношения. Наградой его надеждам стали раздор и беспокойство всего народа.

Ритуал подходит к концу, и вельва замирает, запрокинув голову и слегка покачиваясь из стороны в сторону, отчего кости животных, коими украшено ее одеяние, стучат друг о друга. В полнейшей тишине наблюдают собравшиеся за ее действиями, и лишь тихие всхлипы кюны дополняют будоражащий костный стук. Раскрывает вельва слепые свои глаза, и кажется Витарру, словно бы воздух становится холоднее. Резко взмахнув руками, опустив голову, в несколько шагов оказывается она подле будущего погребального костра, проведя над ним дрожащей дланью. Запустив скрюченные пальцы в поясной мешочек, старуха извлекает из него гладкий темный камушек, блестящий в свете Луны, и кладет его к иным подношениям.

Руна. Маленькая руна, высеченная на обсидиановом камне. Та самая, которую вельва использовала во время ритуала посвящения.

– Твой путь, – шипит она беззубым ртом, отходя в сторону, – начался.

Слова эти доносятся до него, и тело напрягается, ощущая тревогу. С чего говорить ей о пути? Речи эти пробуждают в нем отголоски разговора, что, словно со дна пойла из дурман-травы, всплывают на поверхность. Издали слышит он собственный голос и голос младшей сестры, мертвой сестры, и пронзают они Витарра острыми наконечниками стрел.

«– Раидо – хорошая руна.

– Правда?

– Она означает «дорога». Или «новый путь».

Что на самом деле означало предсказание, полученное Ренэйст после охоты? Могло ли случиться так, что на самом деле она жива? Спасаясь от разъяренного морского чудовища, корабли отплыли от места нападения так стремительно, что она могла просто остаться незамеченной. От этой мысли становится горько. Она нуждалась в помощи, а они оставили ее.

Отвернувшись, он смотрит в совершенно другую сторону, не желая видеть момент, когда курган охватит пламя. Знает, что чувство вины душит его мыслями о сестре. Ему бы хотелось, чтобы Ренэйст была здесь, чтобы смогла найти подход к каждому, одним своим присутствием заставляя утихнуть споры и бури. Быть может, она не хотела быть правительницей, но она умела ей быть. Знала, как должна была себя вести, что сказать и как посмотреть.

Маленькая, напуганная девочка, вынужденная стать взрослой слишком рано.

Решимость поднимается из его груди, душит, крепко стиснув глотку своей пламенной хваткой. Нет. Теперь он должен нести ответственность, должен получить то, что положено ему по праву наследования. Каждому ведомо, чей он сын, и конунг при всем желании не смеет отрицать их родство. От его ненависти Витарр не прекращает быть тем, кем был рожден. Нет ни брата его, ни сестры, а это значит, что остался только он.

Теперь Братоубийца возьмет свою судьбу за рога.

Витарр вздрагивает, стоит холодной ладони стиснуть его искалеченное запястье, лишенное двух пальцев, и опускает взгляд вниз. Вельва стоит подле него, вырвав из вязкого плена тяжелых мыслей. Он чувствует запах смерти, пота и трав, что исходит от нее, и невольно морщится, до того вонь та противна. Но хватка ее крепка, и вскидывает ведьма на него слепой взгляд, царапая желтыми ногтями кожу на его запястье.

– Пусты могилы брата твоего и сестры, – шипит старуха подобно змее, – лишь оттого, что не для них они были уготованы. Тебя желают в свои объятья мертвые боги, Братоубийца, плату за клятву, кою ты дал, да нарушил, пустоголовый щенок. Нет больше спин, за которыми ты можешь скрыться, и не сбежать тебе от судьбы. Вар идет за тобой.

Становится тяжело дышать, и Витарр раскрывает рот, пытаясь вдохнуть. Слова вельвы сбивают с него всю спесь, раскрывают старые раны и выжигают новые, заставляя нутро истекать кровью.

Такими глупыми кажутся теперь мысли о том, что займет он дóлжное место. Никогда не станет он своим, не то что правителем. Ему так хотелось верить в то, что у него есть шанс на спасение, но слова вельвы поясняют одно – у богов, пусть они и мертвы, свои на него думы. Зло оскалившись, выдергивает он руку из хватки сморщенной, но невероятно сильной женщины, зверем разъяренным рыча:

– Прикуси свой поганый язык, старуха! Поди прочь!

Та ничего не отвечает. Лишь заходится хриплым смехом, качая седой головой, и идет прочь, продолжая бессвязно бормотать. Юноша смотрит ей вслед, скрипя зубами, ладонью сжимая рукоять верного меча. Ему бы пронзить согнутую эту спину, пролив черную ведовскую кровь на снег, да только деяние это не сделает ему чести.

«Твой путь начался» – вот что сказала вельва, стоя над костром его сестры. Вспоминает он слова иной провидицы, что из раза в раз повторяла ему свое предсказание.

«Пройдет белая дева сотни дорог, повернет колесо против его оси и воротится назад, ведя за собой погибель. Ты – тьма, Витарр, сестра твоя – свет. Однажды один из вас убьет другого».

Сага.

Должен увидеть он молодую вельву, спросить еще раз, что таят в себе слова, что шепчут ее устами погибшие боги. Есть ли надежда, что жива сестра его? Сага говорит, что «белая дева пройдет сотни дорог», старуха пророчит мертвой Ренэйст начало пути, лишь глупец не поймет, как связаны эти слова!

Оборачивается Витарр, смотрит на костер, что полыхает ярко в ночи, и скалит зубы. Сжимает конунг в руке пылающий факел, наблюдает за тем, как охватывает пламя принесенные ими дары. Кюна падает на колени, содрогаясь всем телом; к ней приближается Сванна, супруга Тове ярла, и становится коленями в снег подле нее, обнимая за плечи, пока по другую сторону в снег опускается Хакон, стремясь помочь своей повелительнице. Собственный сын Сванны, потерявший в набеге глаз, лежит сейчас в одном из домов, набираясь сил. Все время с момента их возвращения находился он между мирами, как однажды был и сам Витарр.

Но Ове выжил. Почему не могла выжить Ренэйст?

Двойственность собственных мыслей губит его, Витарр не может понять, чего жаждет на самом деле. Должен ли он надеяться на то, что сестра жива, или же кончина ее может облегчить его страдания? Тянет ли она его за собой в могилу или, наоборот, взрастет из ее костей его будущее? Змеями клубятся эти мысли в его голове, темными голосами звучат, когда пытается спать. Конунгов сын должен знать правду.

– Это ты виноват! – восклицает Йорунн, вскинув на супруга своего покрасневший от слез взгляд. – Ты сгубил нашу дочь! Я молила тебя не забирать у меня Ренэйст, не делать из нее воина, но ты не послушал меня! Каждому ведомо, сколь я противилась твоему решению, и вот к чему оно привело! Лишь ты виновен во всем, Ганнар, лишь по твоей воле моей дочери больше нет со мной! Лучше бы боги забрали тебя, лучше бы это ты умер!

Конунг ничего не отвечает. Продолжает держать в руке своей факел и смотрит на пламя, кое разгорается все больше, пожирая все возложенные на него подношения. Кажется, что мгновение – и сам шагнет он в этот огонь.

Сванна помогает Йорунн подняться с колен и, обнимая за плечи, уводит прочь. Кюна продолжает изрыгать проклятья сквозь слезы, и столь не похоже это на нее, что каждое слово ее сопровождается обеспокоенным шепотком толпы. Кто бы мог представить себе, что нежная и кроткая женщина способна на подобное выражение чувств?

Ярко пылающий костер больше никому не интересен. В одно мгновение люди словно бы забыли о том, для чего они здесь. Все их внимание отныне приковано к конунгу и его супруге, словно бы ничего важнее их ссоры не существует.

Оттого то, что происходит дальше, остается никем не замеченным. Никем, кроме Витарра, по обыкновению наблюдающего за всем из тени.

Быстрым шагом приближается Хакон к погребальному костру, полный отчаянной решимости. Витарр видит, как запускает он руку в самое пламя, выхватывая некий предмет из подношений. Стиснув зубы, выдергивает берсерк руку из огня, раскрывает ладонь, глядя на свою добычу, после чего разворачивается, встречаясь с конунгом взглядами. Ганнар смотрит на него в немом изумлении, и Хакон отвечает ему, да за ревом пламени Братоубийце не услышать его слов. Медведь уходит, расправив плечи, и Витарр следует его примеру, направляясь в Чертог Зимы.

У него не так много времени. Обряд окончен, и вскоре те, кто присутствовал на похоронах, вернутся в свои дома. Ему нужно успеть все подготовить, пока поселение пустует. Пока есть возможность остаться незамеченным.

Чтобы получить ответы, он должен привести к ней ее сестру.


Пламя погребального костра утихнет не скоро. Орошенный жиром, курган будет долгое время ярким факелом светить в ночи до тех пор, пока не останется от него одно пепелище. Только даже когда миг этот настанет, будет продолжать свое одинокое пиршество Ганнар конунг в стенах Великого Чертога до тех пор, пока не останется в нем сил для того, чтобы поднять тяжелую кружку. Заливает он горе свое крепким медом, да горечь его не может хоть на миг заглушить боль, кою испытывает могучий вождь. Будучи правителем, не может позволить конунг, чтобы хоть кто-то смог увидеть его слабость. В народе прослыл Ганнар Покоритель грозным и жестоким, познающим усладу лишь в бою, и слава эта тянется из самой его молодости. Тяжелый нрав младшего сына Ленне конунга мог укротить лишь его брат, Снорре, которому и было суждено занять отцовский престол. Спокойный и тихий, куда больше интересовался он изучением собственных земель и составлением карт, чем воинским ремеслом, что и было камнем преткновения меж двумя братьями. В тот миг, когда Снорре погиб в пещерах, погребенный под обвалом, Ганнар был с ним. Именно его обвиняли в произошедшем, об этом шептались люди за его спиной.

Ганнар сумел заставить замолчать каждого, кто выражал свое недовольство. Но о сыне своем говорить позволил.

Злость пожирает его; как мог допустить он все это? Не сберег Хэльварда. Позволил погибнуть Ренэйст. Обрек на страдания Витарра. Его никогда не было рядом, чтобы помочь своим детям. Он дал им жизнь, но не помог понять, как ей распоряжаться. Слишком долго конунг закрывал глаза на свои изъяны, уверенный в собственной непоколебимой правоте.

Его сын пошел по его стопам, прошел через то же горе, а Ганнар с ним таким образом обошелся. Кто мешал самому конунгу броситься в воду и спасти обоих своих сыновей? Почему он стоял на берегу, наблюдая за тем, как Хэльвард и Витарр борются за свои жизни?

Права Йорунн. Лишь его в этом вина.

Настолько он пьян, что даже не слышит, как тяжелые двери Великого Чертога отворяются. Все, что происходит вокруг, словно бы больше не имеет никакой важности. Не поднимает Ганнар головы, когда практически бесшумные шаги нарушают его одиночество. Кто бы ни пришел сюда в столь поздний час, его присутствие не стоит его внимания. Конунг делает еще глоток пряного напитка, пока визитер подходит совсем близко. Тонкие руки накрывают плечи, и мужчина вздрагивает невольно, когда слышит ее голос:

– Я соболезную твоей потере, мой конунг. Ренэйст была бы превосходной наследницей.

Он был готов к тому, что по его душу придет кто угодно, но не она. Супруга, решившая пронзить его остатками своей боли. Ульф Бурый, вбивший себе в голову, что имеет право на то, чтобы решать, как ему, конунгу, следует поступить. Витарр, насмехающийся над его слабостью. Но к ее приходу он был не готов, и гнев застилает глаза. Стискивает Ганнар пальцами края тяжелой кружки, да так, что дерево начинает трещать. Злость охватывает его, заставляя отчаянье раствориться в ней, и хрипит сквозь зубы, покачав головой:

– Я сделал все так, как ты сказала. Отрекся от Витарра и нарек дочь своей наследницей, потому что ты сказала, что так будет лучше. Что боги велели тебе передать мне их слова. Я поверил тебе и сегодня похоронил ее. Что ты можешь сказать мне, чтобы оправдать мою потерю?

Женщина ухмыляется; он чувствует, как растягиваются ее губы у него над ухом. Хватка становится крепче, словно бы желает она пустить когти свои в самую его плоть, но вместо этого отходит, плавно покачивая бедрами. Ганнар смотрит на нее сквозь пряди темных волос, тронутых сединой, и кривит губы.

Ведьма. Проклятая ведьма.

Как он мог быть настолько глуп, чтобы поверить ей? Учитывая, что за молва ходит о ней, сторониться нужно, как от прокаженной, а он… Залпом допивает он содержимое своей чары, опустошая ее одним глотком, и с грохотом опускает на стол, роняя голову на сложенные руки.

Ему с этим не справиться.

– Что я скажу? – спрашивает она, подходя к столу, на котором стоят новая бутыль эля и еще одна кружка. – Что такова была воля богов, и лишь передала я тебе их слова. Но не печалься, дорогой мой конунг, – я знаю, как утолить твою печаль.

Ничто не может утолить его печаль. Она сказала ему множество зим назад, что дочь будет ничуть не худшим наследником, чем сын, и что сами боги желают, чтобы она заняла его место. Мужчина поверил, сломленный смертью старшего сына, и, считая, что это поможет снять проклятье с его рода, поступил так, как сказала она. Теперь же двое из троих его щенков мертвы, и того, что остался в живых, он сам затравил, считая виновником этих несчастий.

Потому что она так сказала. Потому что боги считали Витарра виновным.

Как он был слеп!

– Я велю казнить тебя, – хрипит Ганнар, так и не открывая глаз. – Приговорю к «кровавому орлу» и буду смотреть, как тело твое корчится в муках, проклятая ведьма. Ты знала все с самого начала.

– К чему же такая ярость, мой конунг? – ласково шепчет она. – Словно бы я своею рукой столкнула дочь твою за борт. Да будет тебе известно, что я любила Ренэйст так, словно бы она была моей собственной дочерью. Смерть ее причиняет мне не меньше боли, чем тебе, но горе не должно застилать нам глаза. Мы должны идти дальше.

Вновь, как и двенадцать зим назад, голос этот убаюкивает его, подчиняет своей воле, и ярость в груди воина стихает. Сломленный, сидит он за столом, подняв на женщину взгляд лишь тогда, когда она ставит перед ним полную эля кружку, забрав из рук конунга ту, которую он опустошил.

– Пей, мой конунг, – щебечет она, проведя холодной ладонью по его щеке, – это усмирит твою боль.

Ей нельзя верить. Он знает это, осознает так ясно, как никогда не понимал, но, словно одурманенный, поднимает кубок к губам, делая первый глоток. Женщина смотрит на него с ласковой улыбкой, словно мать на свое дитя, и надавливает пальцами на дно кружки, заставляя мужчину опрокинуть в себя все содержимое.

Улыбка превращается в звериный оскал.

Им предстоят новые похороны.

Глава 4. Солнце в ночи


Испуганный гул не умолкает даже тогда, когда оставшиеся невредимыми корабли отплывают достаточно далеко от места крушения. Взволнованные люди мечутся по палубе, перекрикиваются между собой, с тревогой вглядываясь в водную гладь, словно бы пытаясь убедиться, что чудовище оставило их в покое. Помогают раненым, суетятся, как беспокойное зверье, и уже не кажутся столь суровыми, какими были, нападая на Большеречье. Настолько взволнованы они случившимся, что даже не обращают внимания на своих пленников. Может, есть возможность спастись – вдалеке все виднеется спасительный остров чужих берегов. Не успеют спохватиться северяне, а там, быть может, удастся добраться вплавь.

Только кто рискнет прыгнуть за борт после всего, что довелось увидеть?

Сломленные кораблекрушением и явлением морского чудовища, пришедшего из самых глубин, дети Солнца прекращают противиться своей судьбе. Жмутся друг к другу, льют слезы и молят Ярило о спасении. Тот смотрит на них с золотого щита Солнца, сияющего над головами, отражающегося в лазурных водах, кажущихся обманчиво спокойными, и остается безучастным.

Южане не меньше напуганы и безутешны, чем северяне. Сторонятся бортов корабля, держатся от них подальше и смотрят на удаляющийся остров. Дрожат от страха, молят о спасении и кричат, кричат, кричат.

Безутешнее всех рыдает Весна. Бьется в чужих руках, стремится туда, к обломкам, к змеиной чешуе на волнах и людской крови. Тянет ее к Радомиру, не верит она в то, что мог кануть он в морской пучине. Они пообещали отдать друг другу свои сердца. Весна должна стать ему верной женой, а что же теперь? Мертвецам жены не нужны. Кричит она его имя, твердит, словно единственное слово, ей ведомое, до тех пор, пока не лишается сил.

Не помнит она остаток путешествия, то, как скрылось Солнце вдали, а вокруг стало так темно, словно глаза закрыты. Луннорожденные жгут факелы да достают меха, в которые кутаются сами и скрывают своих пленников. До этого мига Весна касалась меха лишь на живых зверях, в их краях нет нужды в том, чтобы хранить тепло тела, да и мяса в избытке. Для чего просто так убивать жителей леса? Но сейчас, в лютом этом холоде, кутается она в мех лишь сильнее, прячется всем телом.

Слезы приходится держать в себе. Кругом столь холодно, что слезы мгновенно застывают на щеках, превращаясь в лед и оставляя болезненные следы. Хуже всего, что слезы морозят ресницы, и веки смыкаются так крепко, что не удается открыть глаза. Несколько раз просыпается она от криков испуганных людей, не понимающих, что происходит. Тогда кто-то из северян греет глаз своим дыханием и пальцами осторожно заставляет раскрыть веки. Боль от этого пронзает как иголочки и кажется невыносимой те пронзительные секунды, которые длится мучительный ритуал.

Хотя что может быть хуже боли разбитого сердца?

Изредка смотрит Весна на северянина, что спас ее на корабле. В его руки кинул ее Радомир, доверился ему по неведомой ей причине. Теперь одна на двоих у них боль, ведь та, что утонула вместе с ее ведуном, была владычицей его сердца. Весна не понимает ни единого слова, что срываются с губ северян, только ей хватает полного звериной тоски взгляда для того, чтобы все встало на свои места.

И в те моменты, когда его нет в поле ее зрения, Весна смотрит на другого мужчину. От него держатся поодаль, не дают ему еды, не говорят с ним. Смотрят, как на врага, даже хуже, чем смотрят на пленников. Он не связан, но словно бы и нет его для тех, с кем одна кровь у него в венах. Нелюдимый, похожий на черного зверя, он подает пленникам воду чаще других, а с некоторыми даже тихо переговаривается на их языке.

Она следит за ними, как охотник за дичью, повадки изучая. Ей сложно понять, что творится в их головах, представить, что ждет ее народ дальше, и потому Весна старается быть наблюдательной. Сейчас нет рядом с ними ведуна, что сможет о них позаботиться, и потому она взвалит его ношу на свои плечи. Если и не спасет, то позаботится о том, чтобы никакого зла им не причинили. Что, казалось бы, может сделать она, обычная южная девчонка, босоногая и звонкоголосая?

Все, что потребуется.

Спать под песнопения северян невозможно. Они поют глубокими и хриплыми голосами под одинокий бой барабана, обтянутого телячьей кожей, и их голоса сливаются с шумом волн под веслами, пробирая до костей. Кажется, словно бы песня эта льется из самой Нави, и холодный свет тысячи маленьких солнц никак не греет.

Может, и нет никакой дороги на север? Навье везет их по смоляной реке, и все они мертвы.

Весна вглядывается в черное полотно над их головами, вслушивается в плеск воды и думает о том, как сильно тоскует по дому.

Что стало с теми, кому удалось скрыться от напасти в лесу? Если пожар не смогли сразить вовремя, то он наверняка охватил всю деревню. На месте Большеречья может остаться одно лишь пепелище, и тогда тем, кто выжил, придется покинуть родные места, чтобы выжить. Если бы с ними был ведун, то он бы еще смог сделать что-то, чтобы спасти погибшую почву, но Радомир…

Радомир сейчас никому не может помочь.

За время плаванья погибли несколько человек. Они не смогли вынести этот холод, пронизывающий до костей, впивающийся в плоть зубами разъяренного зверя. Несмотря на теплые меха, одежды и обувь, что дают им северяне, южная кровь стынет в жилах, а тело каменеет, буквально заставляя дух покинуть его. Тела тех, кто не смог больше проснуться, луннорожденные оборачивают плотными тканями и убирают вниз, где хранят награбленное добро. Это пугает. Не может понять Весна, для чего им подобный ужасный обычай; неужели, если кончится пища, начнут пожирать погибших, как пугали в старых сказках?

Дети прижимаются к ней в страхе, прячутся под руки и тихо плачут на протяжении всего плавания. Весна успокаивает бедняжек так, как может: поет им тихие песни, от которых домом веет, и утешает в своих объятиях. Это не помогает, да и мало что может помочь.

Не может скрыть она своего удивления, когда нелюдимый северянин, похожий больше на дикого зверя, чем на человека, подходит к ней. Он становится на одно колено, волосы на голове и лице практически сливаются с мехом его плаща, в который он укутан с ног до головы, и потому не может Весна разглядеть его лица. Она лишь крепче обнимает жмущихся к ней детей, что с ужасом наблюдают за завоевателем, лишившим их дома, в то время как сам он протягивает к ним руку.

В левой руке его, на которой не хватает двух пальцев, замечает Весна вырезанную из куска древесины лошадку. Работа грубая, углы острые, ему, видно, не хватило терпения для того, чтобы сделать все так, как надо. Он молчит, и один из детей, самый маленький, робко протягивает руку, принимая странный этот дар. Весна хотела бы выхватить его из детских рук, выбросить за борт, в темную воду, где место каждому сыну севера, да только к чему пугать ребенка?

На мрачном лице северянина мелькает подобие улыбки.

Ничего не говорит он, собирался было уйти, но тихим шепотом останавливает его Весна:

– Стой.

Забывает она, что перед ней человек из другого народа. Откуда знать ему их язык? Только и слышит она, как переговариваются они на своем, похожем на звериное рычание, и отводит взгляд, как слышит голос, похожий на голос мертвеца:

– Что тебе нужно?

Вскинув голову, Весна смотрит на него, не скрывая своего изумления. Темная фигура возвышается над ней, и тени, падающие на него от горящих поблизости факелов, придают ему облик, еще более пугающий.

Словно бы сама темнота стоит перед ней.

И столько вопросов хочет задать Весна этой темноте, неожиданно знающей родной ее язык, но сказать может только одно:

– Зачем вы делаете это?

Смотрит долго на нее – и молчит. Весна успевает было подумать, что не понял он ее вопрос, не услышал, не захотел отвечать, когда голос, грубый и мрачный, вновь доносится до нее, подхватываемый плеском весел о воду и треском факелов:

– Нам всем хочется жить.

Не дожидаясь, когда она спросит что-то еще, он уходит, скрываясь в дальней части корабля.

Грубо сделанная деревянная лошадка остается в детских руках.


Земля, пусть и чужая, заставляет ликовать и облегченно выдохнуть; это плаванье выжало из них все силы. Весна видит белоснежное полотно, блестящее под светом северного Солнца, такое яркое, что глазам даже больно смотреть на него. Там, на этом полотне, у самой воды темным пятном значится поселение, к которому и держат свой путь корабли. Северяне ликуют, они дуют в рог и кричат, размахивая руками, словно бы там, на берегу, их видно.

Среди солнцерожденных пробегает беспокойный шепот. Что же теперь с ними будет? Никто из них не знает, как поступают северяне со своими пленниками, и за время плаванья столько было страшных небылиц выдумано, что страшно ступать с корабля.

Прижимая к себе спящих детей, настолько уставших, что даже не побеспокоенных этим шумом, Весна смотрит на свои ноги. Сапоги ей, не привыкшей носить обувь, давят и жмут, но приходится привыкать, ведь совсем не хочется ей остаться без пальцев. Этими ногами, обутыми в сапоги, ступит она на вражью землю и должна будет принять свою судьбу. Страх клокочет в горле вместе с беспокойным ее сердцем, стук которого оглушает, и крепко закрывает Весна глаза, в последний раз моля о том, чтобы все это оказалось лишь страшным сном.

Откроет она глаза – и снова дома. В избе темно, двери и окна плотно закрыты, чтобы солнечный свет не проникал внутрь. В избе пусто: отец, должно быть, уже ушел в поле, а мать скотину доит. Ей бы самой встать пораньше, но так сладко спится на мягкой перине, что тяжко покинуть этот плен. Встанет она с лавки, потянется всем телом да выскочит, босоногая, прочь из дома. Пробежит по согретой Ярилом земле, выпьет молока парного, только из-под коровы, и стрелой охотничьей побежит к лесу, к самому ее краю, где на опушке стоит одинокий дом, а в доме том – ведун нелюдимый, со взглядом пламенным. Как увидит ее, так тут же гнев оставит его, солнце засияет в нем, и все будет хорошо.

Только нет ничего этого. Лишь поцарапанная временем древесина, на которой они ютятся, скованные цепью и тяжелой одеждой, призванной сохранить тепло, да темное небо над головой.

Ни солнца. Ни родных. Ни Радомира.

Чем ближе корабли к берегу, тем сильнее становится волнение. Люди мечутся из стороны в сторону, кричат и переговариваются, и от суматохи становится беспокойно. Неизбежность ощущается только отчетливее, осознание того, что ничего нельзя изменить, отравляет сильнее, чем яд самой опасной змеи. Во время плаванья, темного и монотонного, они успели даже забыть о том, какая участь их ожидает, а теперь должны столкнуться с ней лицом к лицу.

Кидают канаты, и люди, стоящие на берегу, притягивают корабли ближе, помогая им пройти сквозь ледяной плен. Под треск льдин, похожий на человеческий крик, их путешествие заканчивается.

Их выводят всех вместе, связанных и обеспокоенных. Белая земля хрустит под ногами, и, когда звук этот раздается впервые, южане пугаются, смотрят с опаской себе под ноги, не понимая, безопасно ли идти дальше. Но их тянут вперед, не дают и мгновения для того, чтобы привыкнуть, потому приходится подчиниться. Тьма, окружающая со всех сторон, давит. Во время плаванья от нее их защищал борт корабля, а сейчас, когда они в самом ее сердце, спасения нет.

Их ведут вперед, а Весна все оборачивается. Она видит женщину, высокую и светловолосую, с золотым обручем на лбу, тревожно вглядывающуюся в лица каждого, кто проходит мимо нее. Видит, с какой надеждой смотрит на темноволосого мужчину, приближающегося к ней, и как лицо ее искажается болью. Прикладывает руки к лицу, царапает ногтями бледную кожу, смотрит диким зверем. Весна не понимает ни слова из того, что она говорит, но, когда женщина падает на колени, слова не нужны.

Крик матери, потерявшей ребенка, понятен на любом наречии.

Край этот суров и беспощаден, груб и холоден. Те, кто не вышел на пристань, прячутся по домам, от крыш которых поднимается дым, и вид этот заставляет вновь подумать о Большеречье, охваченном огнем. Их ведут прочь от кораблей, прочь от безутешной матери, за пределы мрачного города. Страх пробирает до костей даже сильнее, чем холод, напуганные дети плачут, а кто-то из взрослых возносит молитвы богам. Если они не слышали их до́ма, как смогут услышать здесь?

Их путь пролегает до здания, стоящего на отшибе. Огромное, похожее на маленькое поселение в единых стенах, оно украшено знакомыми орнаментами. От него веет домом, и это чувство пугает. Это неправильно, унизительно, и среди солнцерожденных проходит недовольный гул. Кто-то из мужчин вырывается, набрасывается на одного из луннорожденных, их сопровождающих, веревка выскальзывает из рук захватчиков, и это их шанс сбежать. Паника охватывает пленников, они мечутся из стороны в сторону: мужчины устремляются прочь, к лесу, испуганные женщины цепляются за детей, стараясь их защитить.

– Быстрее! Мы должны бежать!

– Мы умрем в этом лесу, нужно остаться здесь!

Так и топчутся они на месте, крича и плача, пока луннорожденные пресекают попытку побега жестоко и беспощадно. Бунтарей оглушают тяжелыми ударами мечей, заставляют остальных тянуть их бесчувственные тела за собой по снегу на веревках, что связывают их между собой.

Подобная демонстрация жестокости заставляет подчиниться, затаить еще бо́льшую обиду. Дети Солнца сломлены, но не побеждены и отплатят за унижение, когда придет время.

Шум умолкает, и весь Дом Солнца погружается в тишину, когда они переступают его порог. Весна не в силах сдержать изумленного вдоха, увидев, сколько людей хранят в себе эти стены. Южане, такие же, как она, смотрят на них со спокойным сожалением на лицах; они сочувствуют, но не испытывают ничего более к их несчастью. Сами ведь прошли через это, и прекрасно было ведомо им, что будут другие.

Луннорожденные уходят, не сказав ни слова. Весна вздрагивает, стоит массивной двери закрыться за их спинами, и оборачивается, в испуге понимая, что теперь точно некуда идти. Постепенно люди подтягиваются к ним, подходят ближе, помогают снять путы. Помогают тем, кто пострадал от руки северян, обрабатывают раны, подают воду. Они говорят на том же языке, имена у них родные, только другие они, не такие.

Чужие.

Ежится Весна, колючей становится, когда светлокосая женщина мягко снимает с нее тяжелый плащ. В Доме Солнца жарко, словно дома, и почти так же светло. Щурится Весна, позабыв, каким ярким может быть свет, и с жадностью припадает к чарке с прохладной водой, которую ей подают. Только сейчас понимает она, как сильно устала, как нужен ей сон. На корабле страх был так силен, что не удавалось надолго закрыть глаза, а сейчас, в тепле и мнимой безопасности, понимает она, насколько сильно нуждается в покое.

– Что здесь происходит?

Люди, собравшиеся подле них, расступаются, позволяя мужчине приблизиться. Статный, с тронутыми сединой волосами, он смотрит на них холодным взглядом, с которым не сравнится даже вода во фьордах. Невольно отступает Весна за спину одного из мужчин, что стоит рядом, смотрит из-за его плеча, сильнее сжимая в дрожащих ладонях чарку с водой. Испуганные дети жмутся к ногам матерей, и страх душит только сильнее.

– Вот, Святовит, конунг из набега вернулся…

Не слышит она ни слова из того, что сказано далее. Чаша едва не выпадает из ее вмиг ослабевших рук, когда понимает Весна, чье имя произнесли.

Имя ведуна, что многие годы защищал Большеречье. Ведуна, что склонил голову перед захватчиками, лишь бы спасти свой народ от гибели. Имя отца Радомира.

Святовит. Быть не может!

Словно бы одно это имя пробуждает ее ото сна, возвращает жажду жизни, вскармливает в ней то, что свернулось клубком в груди, не желая бороться. Сколько раз слышала она это имя! Если кто-то может помочь им всем, то это только он.

Выронив чашку, расплескав остатки воды, Весна выходит из тени. Тянет руку, пытаясь ухватиться за него, тяжело дышит и плачет, роняя горькие слезы. Она, возможно, слишком поспешна и безрассудна, но можно ли винить ее в этом? Быть может, она так отчаянно тянется к нему, потому что втайне жаждет увидеть в нем чужие черты?..

«Я люблю тебя. Я вернусь за тобой».

Радомир не мог лгать ей. Клялся всегда быть рядом, никогда не выпускать руку ее из своей руки, и сейчас, когда самому ему столь нужна помощь, есть только один человек, который может помочь ей вернуть его! Ни единой мысли не допускает Весна о том, что обозналась, ведь позволь она сомнениям вновь захватить ее, никогда более не сможет вырваться из тьмы.

– Святовит!..

Оборачивается ведун, отвернувшись от своего собеседника, и глядит на нее с холодным спокойствием. Весна замирает пред ним, как добыча перед хищником, дышит тяжело, а волосы прилипают к ее мокрым от слез щекам. Множество привезенных из набегов видел ведун, многих выслушал, и потому голос его звучит спокойно, когда он обращается к ней.

– Чем я могу помочь тебе, дитя?

Молчит Весна, смотрит на него – и плачет. Сколь похожи они с Радомиром! Словно бы на своего возлюбленного смотрит, но уже тронутого мудростью прожитых лет. Но Радомир не смотрел бы так холодно, нет, его глаза – карие, на свету кажущиеся почти медовыми, – дарили бы только тепло.

Глаза выдают, насколько же разные отец и сын.

Душат ее рыдания, и плачет Весна в голос, рухнув в руки ведуна. Не ожидал подобного Святовит, смотрит изумленно, накрыв ладонями дрожащие девичьи плечи. Оглядывается по сторонам, силясь понять, что нужно сделать, чтобы утешить ее. Люди смотрят на них в немом изумлении, переговариваются между собой, но не вмешиваются. Святовит староста, ему и решать, что делать.

Многие девы, лишившись дома, лили слезы, оказавшись в стенах Дома Солнца, но никогда, ни одну из них Святовит не утешал сам. Отчаянно цепляется Весна за его рубаху, мокнет ткань от горьких ее слез, и ведун вздыхает, положив ладонь на макушку ее, поглаживая русые волосы.

Лишь однажды утешал он плачущую девицу, нежил похожим жестом, отгоняя тревоги прочь.

«– Не пустит меня отец за тебя! Не отдаст!

Ясна плачет так горько, что даже Солнце темнеет от слез ее. Жмется к нему всем своим худеньким телом, и он обнимает ее, босоногую, поглаживая по кудрявым черным волосам. Ясна шмыгает носом, как девчонка, и смотрит на него глазами карими, колдовскими, и губы дрожат, когда пылко шепчет она:

– А я все равно пойду! Не мила мне жизнь без тебя!»

– Не плачь, девочка, – велит он. – Говори, что терзает тебя? Край вражеский? Всем нам было здесь худо, как прибыли сюда, да и сейчас нелегко. Нечего слезы лить, вместе будем нести эту ношу, единым народом.

Отстраняется Весна, смотрит на ведуна глазами зелеными, покрасневшими от слез, и никак не может найти в себе силы, чтобы сказать горькую правду. Смотрит и боится, сомневается – должна ли сказать? Быть может, и не помнит он Радомира, может, и знать о нем ничего не хочет. Юный ведун ни слова об отце своем не желал слышать, виня в том, что не смогла без него жить Ясна, любимая его матушка. Так отчего же желать Святовиту? Отходит Весна, заламывает огрубевшие от холода пальца и смотрит несчастно, позволяя волосам русым упасть на лицо, хоть немного скрывая его от сурового взгляда ведуна.

– Святовит, – говорит она голосом слабым, дрожащим от страха, – помнишь ли ты Радомира?

Весь мир его, и без того разбитый, осыпается на куски, стоит этому имени прозвучать в стенах Дома Солнца. Не думал Святовит, что однажды услышит его вновь, долгие зимы спустя.

«У мальчика волосы русые, как у него, а вот глаза материнские – такие же колдовские, карие. Отказывается носить обувь, смеется звонко, как ручеек, а, бывает, смотрит в пустоту, растерянно улыбаясь и протягивая вперед руки. Шкодливый, как котенок, маленький солнечный лучик, вся радость этого мира в нем лишь одном».

Радомир. Тот, кто радует этот мир.

Словно подменяют ведуна, другим он становится. Сжимает ладонями хрупкие девичьи плечи, нависая над нею подобно скале. Испуганно ахает Весна, вжимает шею в плечи, и слезы вновь наворачиваются на глаза ее, да только не замечает того Святовит. Со свистом вдыхает он воздух сквозь стиснутые зубы, силясь совладать с собой, да только как можно, коль все тревоги, кои хранил он в себе, вырываются наружу?

– Где мой сын? Он здесь?

Стаей беспокойных птиц звучат голоса детей Солнца, из уст в уста несущих имя ведовского сына. Никому и никогда не говорил Святовит о своем ребенке, и новость эта изумляет солнцерожденных. Нелюдимый и холодный ведун, старейшина Дома Солнца, отцом стал он для всех них, но никогда не вспоминал родное дитя.

Шепотки эти совершенно не тревожат его. Когда Радомира привезли? Почему он не видит его среди тех, кого привели? Столько сказать он должен, столько сделать! Святовит пожертвовал всем, чтобы уберечь его от беды, но дороги все равно привели Радомира на север.

Весна дрожит, словно осинка, и смотрит печально в его глаза. Качает она головой, и голос ее звучит не громче шепота, когда произносит роковые слова:

– Радомир… Он утонул.


Подобно червю, что пожирает перезрелое яблоко, с каждым пройденным мигом впивается тоска все сильнее в сердце Весны. Тиха она, молчалива, и лишь печаль видна на осунувшемся лице. Она не спит, пища не приносит ей удовольствия, и даже в печали не может найти успокоение. Все думает Весна о том, что сказал ей Радомир там, на тонущем корабле, и повторяет эти слова чаще, чем предки ее шептали молитвы своим богам.

«Я люблю тебя. Я вернусь за тобой».

Не в силах находиться внутри Дома Солнца, стоит она на пороге, кутаясь в меха и глядя на серебряный диск Луны. Как и иным южанам, казались ей выдумкой и снег, и холод, да только страшные сказки были правдивы. Не представляла она, что однажды окажется в этом забытом богами краю льда и ночи, а теперь, столкнувшись с собственным страхом, не знает, что делать.

Весна не может сказать точно, как давно прибыли они в этот недружелюбный край. Привыкнуть к новому быту оказалось сложно, она до сих пор не смогла с ним смириться. Ее душа рвется обратно, домой, желает пролететь вольной птицей над океаном и оставить кошмар позади. Весна выдыхает облачко пара и смотрит на то, как поднимается оно вверх.

Другие здесь люди, чужие. Не пахнет от них сладким солнечным медом, не видели их глаза ясного неба, ведь рождены они здесь, в снегах и морозе. Те же, кого силой забрали из дома, давно позабыли, как выглядит нежный их Юг, и нет смысла в том, чтобы тешить их рассказами о родине. Забыть бы ей о том, кто она и откуда, да только что тогда ей останется?

Если бы только Радомир был здесь, рядом с нею…

– Опять снаружи стоишь, окаянная.

Заботливые руки накидывают ей на плечи еще один теплый плащ, скрывают от коварного холода. Украдкой оборачивается Весна, смотрит на вставшую подле нее Нежану и молчит, упрямо поджав губы. Нежана откидывает за спину толстую светлую косу, становится рядом с Весной и смотрит на Луну, запахнув свою накидку плотнее. С порога Дома Солнца открывается вид на весь Чертог Зимы, он словно на ладони, ведь поселение солнцерожденных находится на возвышении. Они молчат, и Весна не знает, о чем говорить. Что нужно сказать? Что Нежана хочет услышать?

Говорить не приходится, потому что Нежана сама начинает разговор.

– Замерзнешь же. Не привыкла ты к этому холоду, в тепле тебе следует быть.

– Коль в тепле, – посиневшими губами шепчет Весна, – так пусть вернут меня домой. Меня и всех, кого посмели забрать.

Нежана вздыхает устало, печально даже. Не смотрит на Весну, но веет от нее тоской – материнской тоской, тоской усталой. Подобную тоску испытывают матери, когда понимают, что дети их ошибаются, но должны позволить им совершить эту ошибку.

– Ты знаешь, что невозможно это. Дом далеко, и никто по доброй воле тебя туда не повезет. Знаю, что тяжко это, но придется привыкнуть к новой жизни. Неужели думаешь, что счастье кроется лишь в том, какое светило царствует над твоей головой? Мы сами определяем, каким оно будет, даже если не можем повлиять на события.

Не знает Весна, что следует ей ответить. То, сколь страшно ей, нельзя описать словами, и потому хранит она молчание, опустив взгляд. Нежана не такая, как она, и никогда не видела ничего, кроме ужасной этой Ночи. Откуда ей знать, как хорошо в лучах Отца-Солнца? Весна же видела то, каким может быть мир, и оттого хочет для себя лучшей доли.

Что может знать об этом Нежана?

Еще в чреве матери попала она в плен, и рождена была здесь, в Доме Солнца. О родине знает лишь от мужа да других солнцерожденных, чьи ноги касались согретой Ярилом земли. Привыкла она к этому быту, к людям и свету факелов, прогоняющим от порога холод и тьму. Редко выходит Нежана даже на порог, всю себя отдавая Дому Солнца и материнству. Здесь же она разродилась, явив неприветливому этому миру прекрасного ребенка, здесь и сложит свои кости. Смотришь на нее, и веришь в то, что судьба подобная ее устраивает. Нежана взращивает Румяну, как взращивает всходы пшеницы, поет песни – что свои, что чужие, – и нет в ее сердце печали.

Весне бы ее покорность. Там, дома, обладала она нравом кротким и нежным, а сейчас ярким пламенем горит в ней южная гордость. Не может смириться, не хочет склонить голову, оттого мучается, ласточка, скованная собственной горестью.

Перекидывает она толстую косу обратно на плечо, поправляя на себе медвежий полушубок, и кладет руку на узкую ладонь Весны, чувствуя, сколь грубой от мороза стала доселе нежная кожа. Украдкой стирает солнцерожденная навернувшиеся на глаза слезы и чувствует себя столь слабой, что не в силах даже вырвать руку свою из мягкой хватки.

– Ты думаешь, что мы не понимаем, – говорит Нежана тихо, – что никогда не поймем, как вам тяжко без Солнца.

– Да! Как не понимаю я и то, почему ты защищаешь… их! Чудовища, монстры в звериных шкурах, они не заслуживают ни прощения, ни понимания!

Резче, чем хотелось, отвечает ей Весна, но страх и обида заставляют сжать губы, не смея произнести слова извинения. Убирает Нежана от нее свою руку, и солнцерожденная стыдится смотреть на нее, зная, сколь грубы были злые ее слова. Уйдет сейчас, оставит ее одну, и холод еще сильнее проникнет в нутро Весны сквозь хрупкие ее ребра, навсегда погасив в ней Солнце.

– Я не защищаю их, Весна. Но они тоже люди. В них течет такая же красная кровь, и так же чувствуют они боль, страх и голод. Кто знает, может, если бы все мы относились друг к другу иначе, то ничего этого не случилось бы. День и ночь все так же сменяли бы друг друга, а боги нас не покинули.

Нежана вздыхает. Весна смотрит, как облачко пара, сорвавшись с ее губ, поднимается вверх.

– Все равно не понимаю, – тихо говорит она, – как все вы смогли так просто принять их, смириться с укладом, который они навязывают. У меня кровь в жилах кипит от мысли о том, что наша земля ограничивается лишь этими стенами, и то она не принадлежит нам.

– Многие не признали. Для них это до сих пор удар, задевающий гордость, и детям они рассказывают, как лучше было на родной земле, пусть и не видели ее никогда. Но многие здесь чувствуют себя, как дома. Мой муж, знаешь, даже побратался с одним из них, – Нежана слегка улыбается, – колючий, словно еж, нелюдимый и дикий, а смотрит так, словно за каплю ласки готов горы свернуть. Может, так оно и есть, кто знает? Быть может, разозлишься ты, но многие наши девушки вышли замуж за северных воинов и понесли от них. Счастливые дети рождаются в этих союзах, здоровые и сильные.

– Выходят замуж за северян? Но почему? – посиневшими от холода губами шепчет изумленная Весна.

Нежана хитро пожимает плечами.

– Потому что не глупы они и знают, что тепло самой лютой зимой могут дать пламя очага и любимые руки, а не далекое Солнце. А сердцу не прикажешь, оно само решит, чьи руки будут теми самыми, любимыми.

Молчит Весна, не зная, что ответить. Иные девы, коих знает она, скорее лишат себя жизни, чем шагнут в объятия северянина, да и сама никогда на такое она не пойдет. Как можно полюбить чужака? Отвернуться от всего, что ведомо, стать ему женой, позабыв то, кем была…

Может ли любовь быть столь сильна?

Весна знает – может. Столько раз ей твердили, что лучше сторониться Радомира, не смотреть на него, утаить от него свое сердце. Любовь ведуна не принесет радости, она искалечит и сожжет, оставив после себя лишь пепелище. Гордая и влюбленная, Весна никого не слушала, ноги сами несли ее туда, к избушке на отшибе, к усталым от бессонницы карим глазам.

И где теперь ее ведун? Много дала ей эта любовь?

– Пойдем, – ласково, словно мать, велит Нежана, сжав ладонями ее плечи, – не могу я смотреть на синие губы твои да красный нос.

Перед тем как уйти, вновь бросает Весна тревожный взгляд вдаль, за стены Чертога Зимы, к самому лесу. Видит, как догорает костер, лишь угли мерцают во тьме – хоронили конунгову дочь. Это ее видела Весна на корабле в ту роковую минуту, именно она велела Радомиру бросить ее в руки северянина. Должна ли она считать ее своей спасительницей?

Проходят они внутрь Дома Солнца, и Весна морщится, чувствуя, как тепло колет озябшие руки и замерзшие щеки. Нежана проводит ее глубже, усаживает за стол, велев сидеть здесь, отогреваться, пока она принесет для нее горячее питье, и уходит. Вздыхает, растирая холодные руки, когда слышит подле себя детский голос:

– Нужно щеки жиром мазать, когда на улицу выходишь. Тогда болеть не будут.

Оборачивается Весна и устало улыбается, наблюдая за веселой Румяной. Та держит в руках тряпичную куклу, которой расчесывает шерстяные косы деревянным гребешком, украшенным орнаментом; его для дочери вырезал Ярополк, подле огня очага рассказывая ей старые сказки, принадлежащие их народу.

Румяна никогда не видела Солнце и вряд ли когда-нибудь увидит. Знает она, что южанка, только потому, что родители сказали ей это, но не чувствует себя такой. Северяне ей ближе, дикие серые звери, и сама Румяна старается быть такой же, не ведая, кем были ее предки. Да и что может знать она, если здесь – лишь отблеск великой их родины? Если бы могла девочка хоть одним глазком увидеть яркий свет Отца-Солнца…

– Спасибо за урок, Румянушка, – с мягкой улыбкой отвечает Весна, – постараюсь впредь быть осторожнее.

Румяна улыбается в ответ и довольно кивает головой, заплетая кукле косы.

Становится жарко, и, сняв меха, откладывает их на лавку подле себя, рассматривая Дом Солнца изнутри. Великолепие его поражает, но и внушает страх; словно в хлеву живет ее народ, пусть и столь прекрасном. Кормовые животные солнцерожденные для северян, лишь для пропитания нужны они им. Старшие из их народа говорят, что и раньше паруса детей Луны поднимались над их берегами, но не столь часто, да и проплывали они мимо, манимые иными землями.

– Замерзла? Смотреть на тебя страшно, бедняжка!

Поднимает Весна взгляд и робко улыбается подошедшей к ней женщине. Вручает Нежана ей в руки чашу с горячим питьем и садится рядом. Улыбнувшись дочери, оглядывает она сады, что вот-вот готовы начать плодоносить. Весна делает глоток пряного меда, чувствуя, как согревает он ее нутро, и закрывает глаза. Впервые за все время, что она здесь, Весна чувствует легкий отголосок покоя.

– Спасибо за заботу, Нежана. Со мной все хорошо.

Сидят они рядом, вдыхают аромат цветущих деревьев, и кажется Весне, всего на одно лишь мгновение, что она дома. Раньше на лавке сидели они вместе с матушкой, пока та вышивала, и Весна пела ей, и никогда не думала о том, что ждет ее темная дорога.

Их молчание нарушает вернувшийся с поля Ярополк. Стирая со лба пот, он опускается подле дочери, выдохнув тяжело, и чуть улыбается ей, когда Румяна радостно показывает отцу косы, которые сама заплела кукле. Те вышли криво, не особо туго, но Ярополк с улыбкой хвалит ее, ласково огладив по волосам. Ярко улыбается Румяна, вдохновленная похвалой, и с новой силой начинает терзать шерстяные волосы.

Нежана, поднявшись из-за стола, отходит в сторону, чтобы принести мужу холодной воды. С благодарностью смотрит на нее супруг и пьет жадно, пока нежные пальцы убирают с лица его темные волосы, прилипшие к влажной от работы коже.

– Хорошо потрудился?

Вытерев бороду от воды, поставив чашу на стол, Ярополк отвечает:

– Работы много еще, урожай поспевает, но Святовит всех с поля погнал. Сказал, что от ослабших толку не будет, ему такие работники не нужны.

Нежана кивает головой, окинув взглядом поле. Работы, в самом деле, очень много, и им стоит постараться, чтобы все подготовить вовремя. Часть урожая отдают они луннорожденным, а часть оставляют себе – питаются сами и кормят скот. Вернулись варяги из набега, много пищи им понадобится, а запасы еды, оставшиеся с предыдущего урожая, подходят к концу.

Но это не становится причиной их волнений. С тех времен, как стал Святовит их старейшиной, ни один год не принес им горький урожай. Нет причин для тревоги.

– А где же сам Святовит?

Ярополк, обернувшись, смотрит в сторону золотистого моря колосьев. Невольно и Весна поворачивает голову следом за ним.

– Сказал, что следует ему сделать что-то еще, да там и остался.

– Нехорошо, – хмурит Нежана светлые брови, качает головой, – всех отдыхать прогнал, а сам в поле. И без того практически все время там, совсем о себе не заботится. Весна, будь добра, отнеси Святовиту воды. Коль мы этого не сделаем, то сам он точно не станет.

Встреча с ведуном совсем не радует Весну. Сердце ее сковывает лед, и она отводит взгляд, встревоженная. Комкает пальцами юбку на своих коленях и чувствует, как вставший в горле ком мешает ей вдохнуть. Перед глазами встает лицо Святовита, боль, исказившая его в тот миг, когда сказала она ему те страшные слова.

«Радомир… Он утонул».

Сама ведь в то не верит, а сказала так, словно бы сомнений никаких нет и быть не может. Кажется ей, что невзлюбил ее потому ведун, видеть не хочет. Ни разу не заговорили они с тех самых пор, как Весна впервые переступила порог Дома Солнца.

Словно бы не знает этого Нежана, отправляя к старейшине именно ее. Хочется отказаться, найти причину, по которой сможет она избежать столь ужасающей встречи, но вместо того, чтобы отказаться, произносит:

– Да. Конечно, я отнесу.

Что повлекло за собой внезапное это согласие – Весна не знает. Она смотрит на Нежану с мольбой, пытаясь показать, что вовсе не это сказать хотела, только попытки эти, намеренно или нет, остаются незамеченными. Нежана улыбается, положив ладонь на ее плечо, и поговаривает ласково:

– Замечательно! Сходи наполни чарку водой и отнеси ее Святовиту.

Не чувствуя ног, бредет солнцерожденная к бочкам с ключевой водой, крепко сжимая дрожащими пальцами деревянную чашу. Бьется сердце ее с такой силой, что, кажется, вскоре сломает изнутри. Ей неспокойно, хочется убежать и скрыться, но вместо этого наполняет Весна чашу водой и, закрыв бочку, движется в сторону поля.

Так приятно ступить в его золотые объятия! Пахнет землей и зерном, колосья щекочут руки, и с какой охотой сняла бы Весна тяжелые сапоги. Дома всегда ходила она босиком, как и многие другие, ощущала ступнями жар согретой Ярилом земли. Здесь это роскошь непозволительная, невозможная даже.

Сапоги не дают связи с землей. Не позволяют ее прочувствовать.

Все гадает Весна, как отнесется к ее визиту Святовит, пока движется в его сторону. Стоит ведун посреди поля, водит руками по колосьям, готовым вот-вот уронить с себя тяжелые зерна, и вовсе не смотрит в ее сторону. Тяжел и груб Святовит, сложно с ним говорить, поэтому не тревожат его без дела.

Ведунов уважают, но боятся. Нуждаются в них, но обходят стороной.

Чем ближе подходит, тем страшнее ей становится. Должен был он уже услышать ее шаги, заметить, что больше не один среди колосьев. Весна не видит его лица, но кажется ей, что еще мрачнее оно, чем обычно. Кажется, словно подле ведуна земля дрожит, ни один колосок не движется, пока Святовит к нему не притронется.

Ведовство творит, не иначе.

Остановившись на расстоянии двух локтей от него, стискивает крепче славянка тяжелую чашу в дрожащих ладонях. Все не смотрит ведун на нее, и тревога, что исходит от него, передается ей самой. Даже дышать забывает, произносит взволнованным голосом:

– Старейшина Святовит?

Он делает вдох глубокий, словно из холодной воды выныривает, и понимает все Весна – посетило старейшину ведение. Оборачивается, смотрит на нее взглядом пустым, словно бы саму ее не видит, вглядываясь вдаль, и лишь спустя несколько мгновений взгляд его сосредотачивается на ней. Не знает Весна, что ей делать, вытягивает резко вперед руки, протягивая ведуну чашу.

От резкого движения ее рук вода расплескивается за пределы чаши, увлажняя пальцы и землю под ногами.

– Я принесла воды! Ярополк сказал, что остался ты в поле и после работы усердной всегда хочется пить.

Святовит молчит. Продолжает смотреть на нее, ни слова не проронив. От усталости руки солнцерожденной начинают дрожать, продолжать удерживать чашу просто невыносимо, и тогда ведун, наконец, забирает ту из ее ладоней.

Его собственные руки дрожат не меньше.

Страх становится только сильнее. Весна молчит, теребит нервно кончик русой своей косы и ждет терпеливо, когда старейшина утолит свою жажду. Не благодарит он ее, ни слова не говорит, оторвав чашу от губ лишь тогда, когда она пустеет. Вытирает рукавом одежды остатки влаги с губ, смотрит тяжелым взглядом себе под ноги, и тогда решается она задать вопрос:

– Что ты видел?

Лишь в это мгновение ведун действительно на нее смотрит. Осознанно, словно бы впервые замечает, что она находится здесь. В обеих руках сжимает Весна свою косу, дышит через нос, пытаясь удержать взгляд на холодных глазах Святовита. Он подходит ближе, кладет тяжелую руку на ее плечо и, склонив голову, произносит тихо, словно бы может их кто-то подслушать:

– Беда идет по наши души, девочка. Мы должны быть готовы.

Беда? Вновь? Что может быть хуже, чем невольничество под боком у северян? Не может представить Весна судьбы тяжелее, события, что сможет оказаться страшнее того, через что уже пришлось пройти их народу. Но не станет лгать Святовит, да и не ведун вовсе выбирает то, что ему видеть. Коль говорит, что беда их ждет, значит, не обойти ее стороной.

– Но что случится? К чему мы должны быть готовы?

Святовит не успевает ответить ей. Тяжелые врата Дома Солнца с грохотом отворяются, и вбежавший внутрь солнцерожденный, не переведя дыхания, кричит:

– Конунг мертв!

Беда уже за ними пришла.

Весь Дом Солнца погружается в тревожное молчание. Весна ахает испуганно, прикрывает губы ладонью, поднимая на старосту взгляд. Тот бледен и напряжен, смотрит на гонца, принесшего тревожную весть, и, вернув чашу в девичьи руки, решительным шагом направляется прочь. Выронив ту, расплескав остатки воды, Весна спешит за ведуном.

– Святовит! – восклицает она тревожно. – Что же нам делать?

Ведун молчит. Может ли быть такое, что он и сам не знает, что их ждет дальше? Дар не всегда являет то, что одаренный хочет знать, но сейчас как никогда нужно им быть уверенными в своем будущем. Люди постепенно собираются в центре со всех уголков Дома Солнца, обеспокоенные и испуганные. Их обеспокоенные голоса поднимаются к самой крыше.

– Тише, – Святовит поднимает вверх руку, призывая собравшихся людей к молчанию. – Всемил, расскажи подробнее. Что произошло с конунгом?

Всемил выходит вперед и говорит так громко, чтобы было слышно каждое его слово:

– Я возвращался из конюшни, когда услышал разговор двух стражников. Они говорили о том, что кюна нашла конунга в Великом Чертоге. Тот сидел за одним из столов, и вокруг него было множество пустых бочек. Никак спился от горя, похоронив дочь.

Хмурится ведун, оглаживает ладонью подбородок. Словно бы и не здесь он мыслями, потому и не видит, как страшно его народу. Весна стоит за сильным его плечом, прижав руки к груди, смотрит на ведуна и ждет, что он скажет. Только недавно прибывшая в холодный этот край, не может она понять, как гибель правителя повлияет на них. Она замечает Нежану, которая крепко прижимается к своему супругу, и Ярополк, обнимая ее сильной рукой, произносит:

– Что нам с того, что конунг погиб? Словно бы в наших жизнях что-то изменится.

– Верно! – восклицает один из мужчин. – Что нам будет с того, что бесами этими окаянными будет править кто-то другой? Как были пленниками, да так и останемся!

Остальные поднимают гул столь громкий, что кажется Весне, словно бы вот-вот треснет голова ее, как перезрелый фрукт. Но ведун не позволяет волнению этому захлестнуть присутствующих тревожной штормовой волной. Поднимает он обе руки, и солнцерожденные, заметив этот жест, умолкают, переводят на него испуганные свои взгляды. Святовит молчит несколько мгновений, после чего произносит громко:

– Вы не правы. Для нас большое значение имеет то, кто займет престол Чертога Зимы. От решения конунга зависит многое, и будет лучше, если новый правитель будет на нашей стороне.

– Вот только с чего бы хоть кому-то быть на нашей стороне? Никто из них добровольно нас не отпустит, да и не изменит ничего!

Взволнованный гул поднимается снова, еще громче и тревожнее, чем прежде. Только вот Святовит вовсе не выглядит взволнованным. Позволяет ведун своему народу высказаться, освободить свои страхи и волнения, и лишь затем начинает говорить сам.

– Отчего же? У конунга помимо дочери есть сын, имеющий все права на то, чтобы стать Покорителю достойной заменой. Его правление будет нам лишь на руку.

Ведун выдерживает небольшую паузу, и губ его касается кривая усмешка.

– Ведь одному из нас Витарр приходится побратимом. Мы дали ему наше имя, и отныне Володар не может пойти против народа того, с кем связал себя кровными узами.

Взгляды всех жителей Дома Солнца устремляются на Ярослава. Тот, продолжая обнимать супругу, опускает взгляд на шрам, украшающий запястье. Совсем юнцом повязал он себя с конунговым сыном, сам дал ему имя, нарекая солнцерожденным. И что же, теперь братание их принесет Витарру горе?

Святовит крепко стискивает кулаки.

– Настает наше время.

Глава 5. Венценосная


Вяжут их по рукам и ногам, перекидывают поперек седла подобно заарканенной дичи. Пыль, что вздымается из-под лошадиных копыт, забивает горло и нос, мешая дышать. Ренэйст проклинает их – и всадников, и коней, – желая, чтобы весь холод Хельхейма обрушился на них в одночасье. Вряд ли уж знают охотники, сколь лед может быть губителен.

Люди везут их прочь от воды. Продолжают говорить на своем языке, и ни слова понять она не в силах. Кони их держат путь к скалам, что возвышаются к небесам черной пастью, и приходится ей смириться.

Нет у Ренэйст сил, чтобы сделать вдох, жесткое седло трет кожу до крови через ткань порванной одежды. Изредка всадник кладет ладонь на ее спину, проверяя словно, дышит ли, и она, рыча подобно зверю, рывком сводит лопатки, силясь сбросить с себя чужое прикосновение. Забавит его подобная прыть, и, хохоча, он хлопает ее по плечам, заставляя вновь повиснуть поперек седла. Ее волосы покачиваются у самого лошадиного брюха. Если бы был у нее нож, она бы вспорола лошадь.

Выбравшись, первым делом она отрубит ему руки.

Постепенно силы возвращаются к ней в столь малой доле, что сбежать все равно не получится. И вместе с возможностью двигаться приходит возможность мыслить. Ахает северянка, словно иглой пронзенная.

Радомир!

Вспоминает конунгова дочь, как бежала, оставив его позади, как стремилась спасти свою шкуру. Резала с ним руки, одарила своей кровью, а после бросила, не испытывая ни капли сожаления. Но сколь же тошно сейчас ей от собственной трусости!

Никогда не оставит северянин брата в бою, не поддастся трусости. Поступком этим Ренэйст позорит свое имя и теперь должна очистить свою честь. Сама предложила солнцерожденному родственные свои узы, пообещала, что поможет ему, в какой бы беде он ни оказался.

Отныне держать ей свое слово до самой смерти.

Приподнявшись, Рена находит побратима взглядом. Кажется ей, что Радомир не дышит; безвольно повисла его голова, а связанные руки покачиваются в такт движениям лошади. Не видит Ренэйст, дышит ли он, и проводит языком по пересохшим от волнения губам. Одной ей точно не выбраться, и потому нужен ей Радомир, да много ли он сделает, если умрет? Они ранены и слабы от жажды, против четверых вооруженных всадников им не выстоять, а там, куда их везут, врагов явно будет больше.

Мысли ее покидают тело, несутся прочь, домой. Силится представить, что же сейчас творится на родном холодном берегу. Добрались ли они до Чертога Зимы? Все ли пережили путь назад? После того, что произошло во время их плаванья…

Ее, должно быть, уже и похоронили, решив, что канула конунгова дочь в соленой воде. Но Ренэйст упряма, она не согласна признать собственную гибель, оттого и рвется назад, на Север.

Не ведает она, куда их везут, ведь народ ее никогда не посещал эти земли. Сухи они, не плодородны, чего от них ожидать? Но, как оказалось, великие мореплаватели прошлого ошибались, а они сами оказались слишком глупы, чтобы высадиться на эти берега.

Ренэйст приподнимается вновь, оглядывается по сторонам, пытаясь запомнить дорогу, которой везут их. Если удастся сбежать, то нужно знать, куда следует идти, хотя бы то, с какой стороны они пришли.

Какое же она все же дитя. Действительно верит в то, что они смогут сбежать.

Там, впереди, в чреве скал видит она темный проем. Именно туда держали путь падальщики, чьей добычей они стали. Если бы они с Радомиром прошли дальше, то и сами смогли бы найти этот путь. Только вот захотели бы они узнать, куда он ведет? Безоружные, раненые, они не поддались бы явному риску, постаравшись отыскать более безопасный путь.

Теперь же у них нет иного выбора.

Мрак окутывает их, стоит коням шагнуть под своды пещеры. Цокот их копыт отскакивает от стен, громогласным эхом бьет по ушам, и Волчица морщится. В царящем мраке не удается ей разглядеть недвижимый силуэт Радомира; там, на берегу, ему пришлось тяжелее, чем ей. Надеется она, что его не убили, но тешит себя Белолунная тем, что если б погиб, то вряд ли бы те, кто напал на них, взяли с собой мертвое тело.

Она уверена – он будет зол на нее. У Радомира нет ни единой причины для того, чтобы верить ей, а своим предательством она лишь воздвигла между ними стену еще более высокую, чем та, что была раньше. Это значительно осложнит ситуацию, в которой они оказались.

Путь невыносимо долог. Кажется ей, что никогда не покинут они своды пещеры. Пахнет здесь сыростью и гнилью, влажной затхлостью. От того, что она вниз головой висит, дышать только сложнее, появляется легкое головокружение, стремительно обращающееся тошнотворным комом в горле. Закрывает Ренэйст глаза, прислушиваясь к собственному дыханию; Хакон учил, что так можно вновь обрести равновесие. Куда спокойнее было бы, будь здесь сам Хакон. Но его нет, и придется ей самой справляться со своими страхами.

В ее жилах течет волчья кровь. Вовсе не она должна бояться.

В пещере становится светлее, видимо, выход из пещеры все ближе. На луке седла совсем рядом с собой замечает Ренэйст покачивающиеся ножны, в которых хранится нож с изогнутой рукоятью. Ладони ее холодеют от волнения, но слегка изворачивается она, силясь дотянуться; ей нужно хоть какое-то оружие. Руки связаны за спиной, практически у самой поясницы, и луннорожденная слегка двигает запястьями, пытаясь ослабить веревку. Прикасается она самыми кончиками пальцев к холодному металлу ножен, не в силах ухватить их покрепче, когда всадник замечает ее маневр. Он что-то яростно выкрикивает – кажется, нечто бранное, – и с силой бьет ее по пальцам каблуком своего сапога. Белолунная кричит от боли, поджав пальцы и вжав кисти в поясницу, рычит сквозь зубы от бессильной ярости. Всадник перехватывает ножны и убирает их подальше от нее, лишая северянку возможности заполучить вожделенную сталь.

Ничего. Если понадобится, она собственными зубами разорвет их глотки.

Покидают они своды пещеры, оказываясь во власти дневного светила. Но свет этот ярче сияния Солнца и Луны, от него слепит глаза, и Ренэйст отворачивается, зажмурившись. Не сразу удается привыкнуть, и, когда она все же открывает глаза, у Ренэйст перехватывает дыхание.

– Великая Фригга…

Город сияет куполами, отлитыми из чистого золота. Они отражают свет Солнца и сверкают ярче звезд, коими усыпано ее северное небо. Ренэйст видит стены башен, созданных из белого камня, и не верит, что среди пустыни мог раскинуться город. Как же выживают его жители на этой голой земле? Здесь нет лесов, нет дичи, нет ничего, что может их прокормить. Только это великолепие, превосходящее по красоте своей любое здание, которое только видела конунгова дочь в своей жизни.

– Ренэйст…

Голос его звучит тихо, совсем слабо. Северянка оборачивается, глядя на своего побратима с беспокойством. Лицо Радомира осунулось, на виске запеклась кровь, от которой слиплось несколько русых прядей. Измученный, смотрит он на нее мутными карими глазами, проведя языком по сухим губам, и хрипло выдыхает:

– Куда они везут нас?

Щурясь, вновь смотрит она на ярко блестящее солнце.

– Они нас уже привезли.


Дорога в эту часть дворца мужчинам закрыта, и оттого столь желанно взглянуть за эти стены хотя бы одним глазком.

Пусть и значит это, что глаза придется лишиться.

Собственная безнаказанность при посещении гарема пьянит его, ласкает самолюбие Касима столь яростно, что с нетерпением ждет он любой возможности переступить порог золотых врат. Отводят евнухи взгляды, стоит только ему показаться, перешептываются, но слова сказать не смеют. Пропустить его – ее приказ, и слово ее никто не смеет нарушить.

Каждый в Алтын-Куле знает, кто истинно правит городом.

Гарем похож на оазис. До самых сводов возвышаются тропические деревья, раскинувшие пышные свои ветви во все стороны. Некоторые из них столь низко расположены, что Касим наступает на них без какой-либо жалости. Пол устелен мраморными плитами, между которых льется вода; в извилистых «тропинках», от которых питаются богатые эти сады, плещутся живые рыбы. Запах благовоний смешивается с ароматом цветов, высоко в ветвях щебечут певчие птицы, и душа наполняется покоем. Касим позволяет блаженству наполнить его, растечься по его венам сладким медом; была бы его воля, так и не уходил никуда.

Лишь султан имеет право находиться здесь столько, сколько пожелает, но лишь с ее дозволения.

Эти сады в свое время стали подарком прошлого султана, Сабира I, возлюбленной дочери. Любопытной и жаждущей знаний росла она, читающей книги и изучающей древние карты. Рвалась она прочь, за стены дворца, мечтая узнать, что хранит за собой мир за пределами Алтын-Куле, но кто позволит подобное царской дочери? Стремясь утолить ее жажду, приказал Сабир воздвигнуть в гареме оазис рукотворный, дать дочери все, что только она пожелает. Лишь свободу так и не смог ей дать.

Но даже это не погасило пламя в прекрасной этой душе.

Наложницы, заметив главу янычар, разбегаются в стороны, точно те же птички, и тянется за ними разноцветный шлейф легких одежд. Прячутся за колоннами и стволами деревьев, но не стараются сделать так, чтобы вовсе их не увидел. Лишь игра это, лукавая невинность, выставленная напоказ. Одна краше другой, смотрят они за каждым его движением, следят ярко подведенными глазами за каждым шагом, перешептываясь. Хихикают, стоит Касиму бросить на них мимолетный взгляд. Янычар не имеет права на них смотреть, но безнаказанная вседозволенность пьянит его.

Уж точно не был бы рад их нынешний султан, Саид III, если бы узнал, что другой мужчина любуется его сокровищницей. Лишь он может лицезреть красоту этих женщин, слышать их песни, игру на музыкальных инструментах или наблюдать за тем, как танцуют они, извиваясь изящно подобно змеям. Лишь он один может возлечь с любой из них, пригласив красавицу в свои покои.

Безусловно, с ее дозволения. Лишь она решает, кого из наложниц может он возжелать.

Его прекрасная, всемогущая госпожа.

Венценосная.

Она возлежит на тахте в окружении сотен и тысяч ярких подушек. Кончиками пальцев ног, опущенных вниз, она касается холодной воды, и край струящегося одеяния, качающийся на волнах, вызванных легким движением ступней, темнеет. Подобные мелочи ее не беспокоят, даже не обращает на них внимания. Подле головы ее стоит бронзовый поднос, покрытый эмалью и полный разнообразных фруктов. Вся поза ее источает покой и праздность, ленивое наслаждение жизнью, и Касим бы умер, лишь бы оказаться ягодой винограда, которую она перекатывает между пальцев.

Взгляд карих глаз скользит по строкам, написанным на пожелтевших, едва ли не истлевших страницах древнего фолианта. Скользит лениво, без интереса – давно уже знает наизусть каждое слово, что начертано здесь.

Они ей наскучили. Они все ей наскучили.

Рабыни, мягко качающие над ней веерами из павлиньих перьев, переглядываются, но ничего не говорят, стоит им завидеть его. Их взгляды не столь волнуют его, как взгляд той единственной, о которой он мог мечтать. Касим не помнит, когда в ликах других женщин, с коими доводилось ему делить ложе, он стал видеть ее лицо.

Он останавливается у самой нижней ступени, накрытой алым ковром, ведущей к постаменту, на котором царственно покоится резная тахта. Касим уверен, она позволит ему подойти ближе, в гареме действуют ее правила, но, словно преданный пес, он трепетно ждет дозволения. Склоняет голову, сгибаясь в поклоне, полном подчинения и обожания.

Только к ней он относится таким образом. Только перед ней преклоняется.

– Госпожа моя.

Медленно, словно бы все, что творится вокруг, не стоит и малейшего ее внимания, она поднимает взгляд от книги, смотря на него. Изучает взглядом, склонив голову к плечу, и прядь темных волос, выбившись из прически, змеиными кольцами падает поверх фруктов.

Это не слишком ее беспокоит.

Движения медленные и плавные. Тягучие, словно ото сна просыпается. Касим знает, сколь острый ум таится за этой лживой праздностью. Взмахом руки велит рабыням уйти, прихватив с собой павлиньи веера, и садится на тахте, с трепетной нежностью вручив одной из уходящих девушек свою книгу. Длинные волосы ее черным золотом опадают на плечи и грудь, и тихо звенят золотые браслеты на узких запястьях.

Лучшую из женщин назвал Саид III своей женой. Прекрасную, восхитительную Танальдиз, цветок пустыни.

Свою собственную сестру.

Губы ее трогает улыбка, и, протянув к нему руку, Танальдиз зовет верного своего пса.

– Касим.

Он готов оказаться подле нее в одно мгновение. Не поднимая головы, ступает по ступеням выше, к самым ее ногам, и преклоняет колено, смиренно ожидая, когда позволит ему говорить. Тонкие пальцы прикасаются к его волосам, от влажного виска опускаются ниже, поддевая подбородок и легким движением заставляя поднять голову.

Они смотрят друг другу в глаза, и ничего прекраснее, чем взгляд ее, никогда он не встречал.

– Что хочешь ты мне сообщить? Никогда просто так не придешь, чтобы скрасить мое одиночество. Только по делу.

Касим перехватывает ее руку, сжимая в грубой своей ладони, и прижимается трепетно к костяшкам ее пальцев. Если бы мог, то каждую секунду жизни своей проводил подле нее. Он должен быть рад тому, что благодаря ее дозволению имеет право находиться на территории гарема и видеть ее, пусть и кратко.

Ни один другой мужчина, кроме султана, подобной роскоши не знает. Но с каким блаженством Касим был бы единственным!

– Госпожа моя, – Касим вновь смотрит в ее глаза, – море благословило тебя и щедро одарило.

На мгновение в карих радужках, в солнечном свете кажущихся карминовыми, проскальзывает интерес, но он быстро утихает. Убрав изящную руку из его хватки, она вновь забрасывает ноги на тахту, откинув в сторону ткань своего платья, подол которого намок, чтобы та не мешалась ей. К Касиму она также словно бы теряет интерес; не смотрит на него, отвернувшись в сторону балконного проема, закрытого шторами, сделанными из прозрачной вуали. Там, вдали, виднеется море и Солнце, расположенное на юге.

– Ничем не может оно меня одарить. Что в этот раз выбросило на его берег? Беглого раба? Крохи краденого? Даже в них нет больше ничего, что может меня удивить. Знаешь ты, как это наскучило мне, и все же приходишь. Не велю впускать тебя в гарем, вот увидишь.

Он улыбается. Да, капризна бывает его госпожа, но какой еще может быть женщина, не покидающая этих стен? Прекрасен гарем, воздвигнутый для нее отцом, но клетка, пусть и золотая, все та же клетка.

Только вот в этот раз море действительно ее одарило. Исполнило одно из самых страстных ее желаний. Безусловно, Касим уверен – все это произошло только потому, что она того пожелала. Осознанно или нет, но желание ее стало действительностью, таково могущество госпожи его, Венценосной Танальдиз.

Выпрямившись, Касим любуется ей, и волна яростного жара проходит по телу его, стоит представить, как Саид, мерзкий ублюдок, недостойный называться султаном, прикасается к ней. Собственное бессилие злит его, пробуждает звериную ярость, дикое желание отомстить. Не только в Танальдиз кроится его ненависть, пусть и является она зерном этого гнева. О нет, Саид III – рок их народа, проклятие, отравляющее пустыню.

Но сейчас не время придаваться гневу. Касим пришел в гарем не для того, чтобы сжечь себя изнутри в бессильной ярости, которую он не может выпустить на волю.

– Верно, госпожа моя, – отвечает он, вернув себе прежнее самообладание, – море выбросило на берег беглого солнцерожденного раба, но не он главное сокровище, о котором я пришел тебе поведать. На берегу вместе с ним была найдена луннорожденная.

Танальдиз поворачивает голову, впиваясь в него пылающим взглядом так резко, что ее длинные волосы взлетают вверх от этого движения. Смотрит недоверчиво, не в силах поверить в его слова. Но Касим выдерживает этот взгляд; с чего бы лгать ему ей? Он самый преданный ее пес, воин, что шагнет в самое пекло, крича ее имя, если только она пожелает.

Потому Танальдиз верит ему. Она не меняет позы, но мышцы ее напрягаются, и кажется, словно в единый момент готова Венценосная броситься прочь, ступая по плитам босыми ногами, и струящаяся ткань ее одежд победоносным знаменем будет за ней развиваться.

– Луннорожденная? Ты уверен?

– Ошибки быть не может. Одного взгляда на нее достаточно, чтобы убедиться в том, что она принадлежит к северным племенам. Ни единого слова не понимает из того, что мы говорим, и смотрит, как истинный зверь в человеческой шкуре. Один из янычар поведал мне, что она пыталась украсть его нож, пока они возвращались в город.

Танальдиз выглядит заинтересованной, нет, взволнованной. Может, несколько обеспокоенной, ведь нечасто в их краях оказываются северяне. Изредка видно, как корабли их проходят мимо, но с воды стены дворца защищены скалами, потому вряд ли известно им о государстве, затаившемся в песках. Иначе давно бы стали наведываться они в эти края, пусть не может похвастаться их земля тем плодородием, которым обладают славяне.

Но не для того столь пылко желает Танальдиз увидеть дикую женщину. Ничего не знают они о северянах, лишь слухи и испуганные шепотки славян, коим удавалось сбежать с их кораблей и добраться до обманчиво безопасных берегов, откуда вновь попадали в плен. Столь много слышала Танальдиз о диком и нелюдимом племени, что мечтала хоть раз увидеть хоть одного. А здесь подобный подарок – луннорожденная женщина!

Венценосная садится на тахте ровно, упираясь в нее ладонями. Вся поза ее так и кричит о том, что в любое мгновение готова она сорваться прочь, оббежать весь дворец, если понадобится, чтобы поскорее увидеть того, кого так долго ждала. Тонкие брови сходятся на переносице, Танальдиз выглядит обеспокоенной.

– Султану уже об этом известно?

Если Саид узнает о появлении новой женщины во дворце, то кошмарный сон станет явью. У Танальдиз не будет возможности даже мельком взглянуть на нее до тех пор, пока та не надоест ему. Охочий до удовольствия султан не упустит возможности поразвлечься с женщиной из другого народа, первое время его правления все солнцерожденные рабыни попадали в гарем исключительно через его постель, пока не наскучили ему.

Многие славянские женщины стремились покончить с собой, лишь бы не оставаться наедине с султаном. Их непоколебимый дух так и не был сломлен. Что же тогда сделает в подобной ситуации северная воительница?

– Нет, госпожа моя, я велел всем, кому известно об этом, держать язык за зубами, но нам следует поспешить. У стен есть глаза и уши, и все они ведут к султану.

Как только луннорожденная окажется на территории гарема, то судьбой ее будет распоряжаться Венценосная. Танальдиз даст ей свою защиту, и никто не посмеет притронуться к ней или иной другой женщине, над которой властвует госпожа, без ее дозволения. Но до тех пор, пока не перешагнула она этот порог, судьба ее в опасности.

– И где она сейчас?

– В южных банях. Сейчас она…

Но дальше его не слушают. Поднявшись на ноги, Танальдиз проносится мимо, ступает босыми ногами по ковру, что устилает ступени, по плитам, перешагивая через глубокие борозды, полные воды. Ее одеяние развивается при каждом шаге, наложницы тревожно провожают свою повелительницу взглядами, и гарем наполняется беспокойным гулом птичьих криков и женских перешептываний.

– Госпожа, подождите!

С какой же стати ей его слушать? Танальдиз не одаривает его даже мимолетным взглядом, продолжая двигаться вперед, словно бы гонится за ней чудовище из детских сказок. А может, уверенная в том, что Касим последует за ней в самое пекло.

В этом уж точно не стоит сомневаться.

Добравшись до ворот, ограждающих гарем от остальной части дворца, Танальдиз останавливается перед ними, и Касим, встав за спиной своей госпожи, громогласно отдает приказ:

– Открыть ворота!

Стоило бы накинуть что-то на нее, сокрыть великолепие тела от чужих глаз, но подобные мелочи Венценосную не волнуют. Благоухающим цветами ураганом проносится она мимо стражников, отворивших тяжелые врата, и преданным псом следует за ней глава полка янычар. В каждом движении правительницы скользит напряжение и нетерпение, ни о чем, что происходит вокруг, не думает она.

Потому одного испепеляющего взгляда Касима достаточно для того, чтобы ни один мужчина не посмел посмотреть на нее. Евнухи и стражники опускают взгляды в пол, стоит только им появиться, но за их учтивой покорностью скрываются ядовитые мысли.

Каждый из них готов в любое мгновение сообщить султану о том, что сестра его покинула гарем. Потому не так у них много времени для того, чтобы провести луннорожденную в безопасные стены гарема.

Огромное усилие приходится сделать над собой Танальдиз для того, чтобы пусть и быстрым шагом, но идти, а не бежать по извилистым коридорам. Сердце бьется столь быстро, как птичка, запертая в крошечной клетке, что готово лопнуть подобно переспелому гранату, пролив свой сок на ее нутро. Встреча эта для Танальдиз значит так много! Другой язык, другая культура, что лучше развеет ее одиночество и тоску? Наизусть знает она каждую книгу в дворцовой библиотеке, каждый закуток родных, но таких наскучивших стен. Ей запрещено даже в город выйти, должна ли она быть счастлива?

Счастлива ли птица, которой обрезают крылья и закрывают в стенах золотой решетки? Танальдиз устала от того, что ее сравнивают с нежной голубкой. Она – гордая тигрица, хищница, в чьих руках находится вся власть. Вскоре все изменится, и Танальдиз будет сама решать, что и когда она имеет право делать.

Она ждала эту встречу всю свою жизнь. И этот шанс Танальдиз не намерена упустить, пусть даже собственный брат постарается помешать ей в этом.


С трудом может поверить она в то, что все происходит на самом деле. Белые башни с золотыми куполами, возвышающиеся над черными скалами, оказываются настоящим городом, через который их провозят, направляясь к самому дворцу, расположенному в самом его сердце.

Он разительно отличается от Чертога Зимы или Большеречья, который увидела она во время набега. Большой, шумный, пахнет человеческим потом, чем-то пряным и пылью. Город полнится небольшими каменными домами, плотно прижимающимися стенами друг к другу, и никогда еще не видела она подобных строений. На ее родине дома строят из дерева, да и солнцерожденные возводят свои жилища из крепких стволов. Эти же люди словно бы еще при жизни готовят себе курганы, и от мысли этой становится ей не по себе. Сухой, мертвый, неприветливый этот край внушает только презрение и злобу.

Чужая, незнакомая речь режет уши, люди кричат и переговариваются громко, стремятся стать единственным, кого можно услышать. Стервятники провозят их по большой дороге, по обеим сторонам которой стоят широкие столы, скрытые от яркого света яркими отрезами ткани, и ломятся те столы от всевозможных товаров. Вниз головой особо не полюбуешься, да и не то чтобы ей особо интересно, чем торгуют местные торговцы, но вот сама она представляет для них куда бо́льший интерес.

Люди смотрят на нее, перешептываются, указывают на нее пальцем. Все, как один, черноволосые, темноглазые, со смуглой кожей, и Ренэйст на их фоне чудится белой вороной, несмотря на то, что под светом солнца ее кожа приобрела золотистый оттенок, слегка отдающий в красноту. Гадко ей от их взглядов, тошно от любопытства. Дети, бегущие подле лошадей, кричат и смеются, дергая ее за длинные белые волосы, свисающие подле лица. Ренэйст скалится, дергает головой, как непокорная кобылица, и проклинает юнцов на своем языке, стараясь вырвать длинные локоны из их грязных пальцев.

Тех это только сильнее забавит.

Всадник, властно держащий руку на ее лопатках, заметив детей, раздраженно цокает языком. Он выхватывает из-за пояса кнут, которым подгоняет свою лошадь, и, резко замахнувшись, со свистом опускает его на беспризорников, в несколько хлестких ударов заставив их остаться позади. Люди, блуждающие вокруг, даже не обращают ни малейшего внимания на то, как ребенок, держась за окровавленную щеку, оцарапанную ударом кнута, оседает на землю, а его сообщники разбегаются в разные стороны. Спешащие по своим делам, взрослые огибают рыдающего мальчишку, и вскоре его слезы исчезают в повседневной рутине.

Для Ренэйст это кажется диким. В ее мире детей оберегают, ведь так тяжело вырастить здоровое потомство в суровых их условиях. За жизнь Ове мать его боролась долго, с трудом отпустила проходить ритуал посвящения, ведь рожден он был слабым и болезненным. Таких семей, как у Олафа ярла, где много детей, крайне мало, и настоящим богатством считаются здоровые наследники. А здесь дитя приравнивается к мусору, пыли под ногами. Возможно, это вовсе не то, на что должна она обращать внимание в подобной ситуации, но раскаленным металлом въедается под кожу это зрелище.

Рыдающий маленький мальчик, сквозь пальцы которого бежит горячая кровь, и поток людей, которым абсолютно безразлична его боль.

Устав держать голову поднятой, Рена вновь опадает на покатый лошадиный бок, морщась от вони, что исходит от шерсти. Тошнота подкатывает к глотке, но ей удается совладать с собой. Животное хлещет себя хвостом по крупу, грязные пряди попадают луннорожденной по лицу, и она скалит зубы, представляя в красках, как набросится на тех, кто пленил ее, сразу же, как только ноги ее коснутся земли.

Только вот не случится это. Она слишком устала, ослабела, ей нужны вода и отдых. При всем желании не сможет дать она достойный отпор, а от Радомира и то толку сейчас нет. Приподнимаясь, Ренэйст все пытается рассмотреть, дышит ли ведун. Радомир бледен, он не двигается, и ненароком кажется ей, что для него это конец.

Никто ему не давал права на то, чтобы умирать.

Постепенно шум стихает, рыночная площадь оказывается позади. Теперь даже воздух становится чище, или же ее тело обманывает само себя? Видят боги, она так устала, что вряд ли сможет отличить явь от собственных мыслей.

Лишь бы больше не снились сны, подобные тому, что приснился ей тогда, на берегу.

Эта часть города от той, которую они минули, ограждена белоснежной каменной стеной. Огромные алые врата причудливой округлой формы распахивают перед всадниками еще задолго до того, как те к ним приближаются. Но с удивлением видит она, что за воротами скрывается пышная зелень, вдоль дорог, выложенных камнем, высажены диковинные деревья, а от аромата цветов кружится голова. Словно в иной мир попали, пройдя по Бивресту из пламенного Муспельхейма в блаженный Альвхейм. Разве может возникнуть подобное чудо среди пустыни?

Белолунная уже не чувствует собственных ребер, тело ее полнится лишь злобой и болью, но ныне она беспомощна. Мучения ее вскоре прекращаются – проехав по дороге, ведущей к самому дворцу, останавливаются и спешиваются. Ее рывком бросают на землю, заставив северянку глухо застонать от боли. Подле нее, подобно мешку, грузно падает солнцерожденный, не издав при этом ни звука. Приподнимается Ренэйст, упираясь в землю одним плечом, и вглядывается пристально в неподвижную фигуру до тех пор, пока уставшим глазам не удается заметить, как вздымаются его бока при каждом вдохе.

Их разделяют, и Ренэйст не знает, куда уводят Радомира. Ее заставляют встать на ноги, толкают в спину, вынуждая шагать следом за одиним из ублюдков, что привезли луннорожденную в это место. Она рычит и вырывается, стремится сорваться прочь, но держат ее слишком крепко, пресекая любую возможность побега. Ренэйст оборачивается вновь, смотрит на то, как волочат Радомира по земле, и скалит зубы.

Они все поплатятся за это.

Изнутри дворец кажется еще более просторным и светлым, чем снаружи. Прихрамывая, Ренэйст рассматривает причудливые стены, покрытые искусной резьбой, но старается не высказывать своего восхищения. Сейчас должны волновать ее совершенно другие вещи, а не красоты вражеского края.

Один из мужчин, сопровождающих ее, говорит что-то второму и, дождавшись его кивка, уходит прочь. Будь Ренэйст в лучшем состоянии, то смогла бы справиться с ним, да только не лишняя ли это бравада? Конунгова дочь наблюдает за удаляющимся падальщиком, получая очередной толчок в спину, и кидает на мужчину полный немой ярости взгляд. Того это только забавит, и он толкает северянку снова, отчего та, оступившись, едва не падает на пол.

Коридоры пусты, и лишь вдалеке слышит она чьи-то голоса. Не стоит ждать того, что окажется в далеком этом месте кто-то из ее народа; они никогда не высаживались на эти берега. С тоской вслушивается она в отголоски чужих разговоров, звонкого смеха, продолжая шагать навстречу неизвестному.

Но дорога эта приводит ее в купальню.

От горячей воды в помещении стоит плотный пар, и Ренэйст щурится, словно слепой щенок, силясь разглядеть хоть что-то. Кажется ей, что она ослепла, тело напрягается, как в ту ночь, когда они охотились на тролля. Подумать только, как давно это было! В самом деле, в тот миг ослепла она, но лишь от снега, что попал в глаза, пока спускались они втроем на одном щите, крича и прощаясь с жизнью. Чудится Белолунной, словно бы вновь оказалась дома, среди холодных снегов и вечной ночи.

Никогда так сильно не хотела она вернуться, как сейчас.

Следовавший за ней мужчина громко говорит что-то, и из глубин купальни выходит пожилая женщина. Из-за ее спины выглядывают несколько юных, которые смотрят на нее в изумлении, не понимая, кто она такая. Мужчина и женщина говорят о чем-то, Ренэйст смотрит на дверь, чувствуя, как от жара становится ей хуже. Жажда становится только сильнее, дыхание затрудняется, и она словно бы ныряет в мутный туман, скрывающий вязкую воду.

В себя конунгова дочь приходит лишь в тот момент, когда дверь захлопывается, а сама она оказывается наедине с женщинами, которые, как она только замечает, практически обнажены; лишь завернуты в полотенца. Ренэйст пятится, хромая нога подводит ее, подкашиваясь, и Белолунная едва ли не падает, неловко взмахнув руками. Юные девушки испуганно наблюдают за происходящим, пока женщина, подойдя ближе, хватает северянку за руку, увлекая ее, слабо сопротивляющуюся, за собой в глубь купальни.

– Нет, – слабым голосом противится Рена, – нет, не нужно!..

На родном Севере никогда не сталкивалась она с подобным. Каждый сам за свою чистоту отвечает, в то время как здесь девушки снимают ее одежду – точнее, те грязные ошметки, что от нее остались, – проведя луннорожденную к лавкам у дальней стены купальни. Одежду и то, что осталось от нее, они кладут в плетеную корзину, и Ренэйст практически уверена в том, что больше никогда ее не увидит. Но, когда дело доходит до украшений, то здесь уже ее поведение меняется. Если до этого позволяла себя оголять, зажавшись и стыдясь, то сейчас трепетно сжимает в кулаке Агисхьяльм, принадлежащий Хэльварду, отданный братом в тот роковой миг, на берегу Зеркала Вар, покоящийся на одном плотном шнуре с Вегвизиром, ее собственным оберегом, полученным Ренэйст в зените десятой своей зимы. Она с ними никогда не расстается. И сейчас не расстанется.

Сколь забавно. Боги послали ей устами вельвы Вегвизир, призванный помочь найти верный путь даже в самую ненастную погоду, и следом за ним – руну Райдо на обряде посвящения в воины, обещающую долгий путь. Как могли они не понять послания, что так настойчиво вкладывали мертвые боги в их головы? Конунг истрактовал их так, словно бы благословлена его дочь на набеги, на дальние странствия, и за каждым застольем хвастался тем перед другими воинами. Кому столь явно был указан путь, как не его дочери?

Теперь Ренэйст знает – вовсе не о том говорили ей. Не к тому должна была она быть готова. К событиям, таким, как теперь она знает, просто невозможно быть готовым, и потому все, что ей остается, так это приложить все возможные усилия для того, чтобы вернуться домой.

Ренэйст не может сдаться так просто. Только не сейчас, когда предчувствие беды не оставляет ее в покое, не позволяет расслабиться хотя бы на одно жалкое мгновение.

Одна из девушек все пытается забрать у нее обереги, пока другая борется с волосами. Те запутались, из-за песка и грязи стали отвратительного серого цвета, и той приходится постараться для того, чтобы вытащить из плотно сбитых прядей все бусины, которыми ранее Ренэйст украшала гордые косы. Северянка рычит, вынужденная расстаться со своим богатством, сил-то сопротивляться у нее все равно нет. И когда ее, оголенную, усаживают на невысокий стул, злобно ворчит, обернувшись через плечо:

– Все пальцы тебе сломаю, если хоть одна бусина пропадет.

Та, безусловно, ее не понимает, но угрожающего тона достаточно, чтобы движения чужих пальцев стали куда более осторожными. Украшения северянки кладут в небольшой деревянный ларец, и Ренэйст внимательно следит за тем, куда его ставят.

От жара, царящего в купальне, ее все сильнее клонит в сон. Покачиваясь из стороны в сторону, пока ее трут, обливают водой, обтирают горячим полотенцем и приводят волосы в порядок, воительница успевает заметить все ссадины и синяки, что красуются на ее теле после кораблекрушения. С ребром явно беда, синяк с той стороны больше напоминает кровоподтек, и Ренэйст стонет от боли сквозь крепко стиснутые зубы, когда по этому месту проводят мягкой тряпкой, смывая пот и грязь.

Из-за усталости стыд пропадает, и истощенная воительница позволяет рабыням позаботиться о себе. Они долго и упорно очищают ее тело и волосы, придавая длинным прядям прежний вид. Взрослая рабыня берет в руки гребень, принимаясь вычесывать ее, и это совсем не похоже на то, как ее расчесывала родная мама. Действия Йорунн были нежными, обволакивающими, убаюкивающими даже, и Ренэйст расслаблялась в те мгновения, когда мама ухаживала за ней, пропуская ее пряди сквозь пальцы. Рабыня же действует более сурово, дергает резче, если гребень не проходит сквозь особо спутанные места, и, вскрикнув, северянка отстраняется, выдернув из ее рук свои волосы.

– Что ты творишь? – зло рычит она, обернувшись.

Она и не надеется на то, что ей ответят. Эти женщины не знают ее язык, поэтому не смогут понять, что говорит им луннорожденная. Протянув руки, рабыня хватает ее за плечи и разворачивает резко, вынуждая конунгову дочь сдавленно застонать от боли, пронзившей бок. Относятся к ней так, словно бы она и не человек вовсе, словно бы чувства ее значения не имеют. Коль так обращаются с ней, то что сейчас происходит с Радомиром?

Юная рабыня промывает свежий порез, оставшийся после ритуала братания. Ренэйст хмурится и поджимает губы. Пока ее здесь омывают, Радомир может быть уже мертв. Ее тело кричит от боли и усталости, требует отдыха, но есть ли у нее на это право? Если бы только у нее было оружие…

Продолжая расчесывать ее волосы, женщина за спиной Волчицы произносит неожиданно:

– Несносная девчонка. Откуда ты только взялась?

Ярость вспыхивает в истощенном теле в одно мгновение. Обернувшись, Ренэйст впивается злым взглядом в изумленное лицо рабыни.

– Кого ты назвала несносной девчонкой? Ты хоть знаешь, с кем говоришь?!

Та смотрит на нее не с удивлением – с испугом. Рен упивается этим чувством, приняв его за страх перед ее яростью, но осознание медленно приходит к ней. Они поняли друг друга. Они обе только что говорили на языке солнцерожденных.

– Ты солнцерожденная.

Ей не отвечают, да ответ и не нужен, ведь все и без того очевидно. Женщина выглядит так, словно бы и сама забыла о том, кем является, так ранила ее родная речь. Сколько же она здесь находится, раз позабыла о своих истоках? Ее украли и везли на Север, как многих других до и после нее? Как же смогла она выбраться?

Рабыня не выглядит так, словно намерена отвечать. Встав на ноги, она вручает гребень одной из девушек, уходя как можно скорее прочь. Ренэйст видит, как та скрывается за высокой деревянной ширмой, после чего ее вновь усаживают обратно на стул.

В этот раз волосы ей расчесывают куда мягче, но мыслями она совершенно не здесь.

Девушки молчат, словно бы боятся, что северянка вдруг и их понимать начнет. Их взгляды, которыми они обмениваются, говорят красноречивее слов, но Ренэйст так устала, что не обращает на них никакого внимания. Чувствует себя измученной дочь Луны, вздыхает тяжело, сжимая и разжимая кулаки. Не может найти выход. Не знает, как поступить. Все здесь чужое, ей незнакомо, и потому нет ни единой мысли, как можно отсюда сбежать. Помимо этого нужно придумать ей, как увести за собой Радомира, а тот так плох, что может испустить дух в любой миг.

Тело ее омывают, поливая из кованого ковша до тех пор, пока вода, что льется с нее, не становится чистой. К тому моменту Ренэйст практически засыпает, то и дело склоняет голову, с трудом держа глаза открытыми. Самым краем глаза замечает, пока рабыни, подхватив под руки, ведут ее к водоему ненастоящему, камнем гладким выложенному, как взрослая рабыня, уже облаченная в тяжелое черное платье, выходит из-за ширмы, направляясь к двери. Словно бы сбежать старается, испугавшись того, что признали в ней ту, кем давно уже перестала быть.

Ренэйст сделает все, чтобы никогда не забыть того, кто она и откуда.

Вода в источнике оказывается прохладной, и Ренэйст ахает, дернувшись назад. Стоит она в воде по щиколотки, в глубь водоема ведут гладкие ступеньки, а мыслями оказывается Белолунная на берегу прокля́того озера. Его воды куда холоднее, но истощенное сознание вновь и вновь пробуждает в Ренэйст первобытный этот страх перед водой, питающийся недавним воспоминанием о кораблекрушении.

Упирается она, не позволяет завести себя глубже, пока рабыни, стоя на ступень ниже, все тянут ее за руки. Ренэйст качает головой, рычит, оборачиваясь; остановившись, солнцерожденная смотрит прямо на них, сжав кулаки и поджав губы. Она открывает рот, собираясь что-то сказать, но не успевает. В ту же секунду дверь распахивается, и тогда Ренэйст впервые видит ее.

Кажется, словно бы с ее появлением туман, порожденный горячей водой, рассеивается, и дышать становится легче. Белолунную больше не тянут на самое дно, наоборот, рабыни отпускают ее, отчего Ренэйст едва ли не падает в воду сама, и склоняются перед вошедшей в купальню женщиной в поклоне. Она разительно отличается от них, в ней чувствуется что-то иное, что-то знакомое. Она невысокая, темноволосая и взволнованная.

Ренэйст стоит перед ней полностью обнаженная, прикрытая лишь собственными волосами. Они совершенно разные, словно бы кривые отражения друг друга. Северянка оборачивается, расправляя плечи настолько, насколько позволяют израненные ее кости, и чуть вздергивает подбородок. Другая повторяет за ней, в царственном жесте складывает руки – и делает несколько шагов вперед. От волнения у нее подрагивает уголок губ, и, остановившись подле солнцерожденной, слушает, что та стремится ей рассказать, не одарив рабыню ни малейшим взглядом. Все ее внимание сосредоточено на Ренэйст, и она, в свою очередь, не отводит взгляд.

Рабыня замолкает, и девушка подходит ближе. В абсолютной тишине, пронзившей купальни, слышен каждый шаг босых ее ног. Она останавливается прямо перед Ренэйст, шагнув в воду, и подол ее одежд расходится по поверхности причудливым узором. Она берет Ренэйст за руки, переплетает их пальцы и, улыбнувшись, произносит на языке солнцерожденных:

– Я так ждала тебя. Добро пожаловать в Алтын-Куле.

И Ренэйст верит в то, что ей рады.

Глава 6. Тьма и Пламя


Чертог Зимы пуст; еще никто из его жителей не успел вернуться от кургана к своим домам. Благодаря этому Витарр не таится, пробираясь сквозь снег к дому конунга, не прячется в тенях, опасаясь пламени факелов, освещающих путь. Лицо его темнеет от решительности, губы сжаты так плотно, что, кажется, еще мгновение – и лопнут словно перезрелый фрукт. Думы его полнятся тяжелыми мыслями, тонущими в поисках ответа. Как следует ему себя повести? Как нужно себя повести? За все эти зимы ни разу не задумывался Витарр о подобном. Казалось ему, что принял он свою судьбу, навязанную другими, а теперь должен сам сделать выбор.

Хорош он, раз даже подобное решение сам принять не может. Сразу мчится вельве в ноги кланяться. В любой другой раз возненавидел бы себя Братоубийца, осадил, но сейчас нет времени для размышлений. Настало время действовать.

Коня приходится забрать с собой из стойла сразу, подвести его к самому порогу. Не сказать, что животное радо покинуть теплое место, и терпеливо ждать на холоде ему также удовольствия не доставляет. Конь ржет, выказывая свое недовольство, и бьет копытом, поднимая снег. Витарр шипит на него, тянет за поводья, вынуждая остановиться, и бормочет угрюмо себе под нос:

– Что ты мне характер свой показываешь, а? Словно бы мне самому нравится в такой холод куда-то ехать!

Но выхода нет; он должен узнать правду. Если это означает, что необходимо будет вновь проделать долгий путь в глубину леса, то он это сделает.

Поводья привязывает Витарр к одному из опорных столбов, чтобы несносная скотина не сбежала в лес, после чего проходит внутрь дома. Сердце его колотится так сильно, что ничего больше не слышит он, кроме болезненного его боя. Витарр проводит ладонью по подбородку, смахивая иней с бороды, и застывает на пороге, с тревогой оглядываясь по сторонам. В доме тихо – ни мать, ни конунг не успели вернуться, поэтому в стенах этих не звучит безутешный плач. Старый раб тоже не спит на лавке; видимо, вернулся в Дом Солнца, лишь бы не слышать, как убиваются по конунговой дочери.

Витарр закрывает дверь, снимает с головы тяжелый капюшон, а следом за этим зовет:

– Руна.

Голос звучит тихо и сипло, словно бы в одно мгновение разучился говорить. Когда разговаривали они в последний раз? Вся эта тайна злит его. Ему запрещено даже просто посмотреть на нее, чтобы не вызвать подозрений! Витарр не так много просит в своей жизни, чтобы ему было отказано даже в подобном.

Он зовет снова, но ответом ему служит тишина.

Сначала Витарр думает даже, что ее здесь нет, но затем понимает – куда ей еще идти? Прокашлявшись, он зовет ее еще раз.

– Руна!

Полог на одной из кроватей дрожит, после чего отодвигается в сторону, являя ему ее лицо, едва различимое в почти потухшем свете очага. Руна щурится после сна, вглядываясь в его фигуру, после чего на лице ее появляется легкая улыбка, стоит ей его узнать. Никто, кроме нее, ему больше не улыбается.

– Витарр.

Она садится на постели, держась за свой огромный живот, и у Витарра при виде нее все внутри сжимается. Руна тянет к нему руку, и он широким шагом преодолевает расстояние, отделяющее их друг от друга, стараясь не смотреть в сторону пустующей постели Ренэйст; кюна так и не позволила убрать ее из дома. Их руки соприкасаются, и Витарр становится перед ней на одно колено, заглядывая в карие глаза. Руна улыбается, от нее пахнет сонным теплом, и Витарр чувствует себя чудовищем. Как он может ее, такую теплую и нежную, вести в лес?

– Прости. Я разбудил тебя.

Она качает головой, отчего пряди рыжих волос, свободных от легкой косы, падают ей на плечи и грудь. Витарр любуется ею, смотрит внимательно, вздрогнув от неожиданности, когда Руна, перехватив беспалую, отвратительную его руку, укладывает ее на свой живот. Братоубийца дергается, словно бы заставляют его трогать пылающий очаг, и смотрит на нее едва ли не испуганно, одними губами шепнув:

– Не нужно.

И, как бы сильно ему ни хотелось продлить это прикосновение, он убирает руку, ощущая себя отвратительно из-за печали, мелькнувшей на ее лице. Витарр отводит взгляд, прокашлявшись, и, взяв себя в руки, вновь смотрит в ее глаза.

– Я хочу, чтобы ты сейчас поехала со мной.

– Сейчас?

Руна выглядит обескураженной. Она смотрит на медленно догорающую свечу, стоящую подле ее постели, после чего обнимает обеими руками живот, словно бы стараясь защитить ребенка, что покоится внутри ее чрева.

– Но куда?

Ему совсем не хочется говорить. Он знает, что Руна не захочет, не согласится. Начнет сопротивляться. Была бы его воля, то не стал бы он ее принуждать, но сейчас речь идет о слишком важных вещах. Если есть малейшая возможность того, что его сестра жива, то он должен это узнать. Должен сделать для Ренэйст хоть что-то.

Сделать что-то правильно хотя бы раз.

– Твоя сестра велела мне привести тебя.

Руна вся мгновенно холодеет. Она смотрит потерянно, словно бы не веря в то, что Витарр только что сказал, и отрицательно качает головой. Они не виделись с тех самых пор, как дар Саги стал настолько ярким, что скрывать его стало просто невозможно. Старшую дочь забрали из семьи, велели позабыть, кто она такая, а младшей и думать запретили о том, что когда-то у нее была сестра. Так и было – сестры не виделись, ни словом не обмолвились за долгие эти десять зим. Ей сложно представить, какой она стала. Страшно показать, какой стала сама.

Так бы и продолжалось еще долгие годы, если бы не Витарр.

– Я не хочу. Не поеду.

Протянув руки, Витарр мягко, как только может, накрывает ее лицо своими ладонями, холодными и грубыми, заставляя посмотреть. Видит страх, что плещется в глазах напротив, и старается сделать так, чтобы голос его звучал как можно увереннее. Как он может убедить ее, если сам сомневается?

– Я понимаю, что ты боишься, Руна. В любой другой ситуации я бы никогда тебя туда не повез, угрожай мне Сага даже самой коварной своей расправой. Но я думаю, что Ренэйст может быть жива. Понимаешь? Сага единственная, кто может дать мне ответ на этот вопрос, но главным ее условием было то, чтобы я привез тебя к ней. Прошу, помоги мне.

Слова о Ренэйст заставляют Руну отвести взгляд. Сомнения гложут ее, страх сильнее, чем желание помочь. Кто помог самой Руне, когда оказалась она в таком положении? Пусть Ренэйст не сделала ей ничего плохого, да только и хорошего не сделала. У Руны нет повода помогать конунговой дочери, сейчас нет для нее ничего важнее, чем дитя, которое носит она под чревом. Что ей до беды, случившейся в этом доме?

Но Витарр просит. Смотрит взглядом побитой собаки, готов умолять, если потребуется. Наступит на глотку своей гордости, втопчет ее в грязь, но склонит голову и проявит слабость. Столь важно для него это? Руна не помнит, чтобы был он близок с сестрой, до прошлого ритуала посвящения даже и не говорили они. Жили под крышей одной да только вид делали, словно бы и не знают друг друга. Все, что Витарру здесь принадлежит – одинокая постель, стоящая дальше остальных от очага, да и то она здесь лишь потому, что кюна вступилась. Не позволила отправить сына на Три Сестры, убрать с глаз долой. Может, и винила, как все вокруг, Витарра в смерти Хэльварда, только, в отличие от конунга, не позабыла о том, что он – ее сын.

Руна поднимает взгляд вверх, к проему в крыше, через который тянется дым от очага. Решимость Витарра не развеивает ее сомнения, тревожит только сильнее. Что он хочет услышать из уст Саги? Не в ее силах сказать Витарру то, что он хочет услышать, видения ее расплывчаты и эфемерны. Она видит образы, отголоски чужих дум, на жалкое мгновение заглядывает за пределы Бивреста для того, чтобы коснуться трепетно корней Иггдрасиля.

Раньше такие, как она, могли скользить по его корням. Им были открыты все дороги, все тайны, не было ничего, что можно было бы сокрыть от темных дочерей Локи, коими считают их. Но Мировое Древо завяло, его корни пожирает дракон Нидхегг, получивший то, что так страстно желал. Вместе с ним увядает их дар, и остается вельвам по крупицам беречь те крохи, что им отмерены.

Сага не всесильна. Вельвы, что придут после нее, будут еще слабее.

Но Витарр ждет ее помощи. Его грубые пальцы проводят по коже у нее под глазами, и взгляд его тяжелый и темный, как холодные воды озера, погубившего троих волчат дома Волка. Хочет сказать ему «нет», да не может. Знает, что, кроме нее, ему никто не поможет.

– Помоги мне одеться.

Забавно наблюдать за тем, как мечется Братоубийца по дому конунга, стремясь раздобыть для беременной наложницы теплые вещи. Все причитает он, что нужно уйти поскорее – скоро вернется кюна, и лучше им убраться до того, как нога ее ступит на порог. Сломленная смертью дочери, вряд ли сможет сделать она им хоть малейшее зло; она сама сейчас к нему уязвима как никогда. Руна не спорит, лишь заплетает свои волосы в косу потуже, чтобы те не мешались.

Все плещется в груди ее ярость. О чем думала Сага, велев Витарру доставить ее к ней? Руне скоро рожать, не в ее положении нужно отправляться в подобный путь! Никогда до этого не пыталась она встретиться с сестрой, ни единой весточки ей не передала. Когда Витарр только стал ездить к ней, отвозить тюки с едой, выпрошенной у солнцерожденных, Руна вкладывала в них письма, в которых рассказывала сестре обо всем, что с ней приключилось.

Сага ни разу не ответила. Руна решила последовать совету и забыть о том, что они сестры.

А теперь она вдруг ей понадобилась. И вместо того, чтобы попросить привести ее саму в Чертог Зимы, зная, что Руна на сносях! Можно было бы затаиться, проследить, чтобы остался незамеченным визит вельвы. Нет, она велит Витарру доставить беременную сестру в самую чащу леса, в мрачное и дикое свое жилище.

Ярость так сильно клокочет в ней, что ребенок беспокойно возится в чреве. Он с силой ударяет Руну, и та, охнув, роняет волосы на грудь, обхватив живот руками. В одно мгновение Витарр оказывается рядом. Смотрит взволнованно, взгляд его мечется от рук к глазам, пока спрашивает он взволнованно:

– Что случилось?

Как он напуган! Скажи ему Руна, что дитя готовится явиться на свет, так прямо здесь лишился бы чувств. Улыбка трогает ее губы, когда она отвечает:

– Не волнуйся, Витарр, это лишь ребенок. Вот, выказывает свое недовольство, вызванное глупой твоей затеей.

И, не дав ему опомниться, перехватывает руки Братоубийцы, возвращая их на свой живот. Дитя в ее чреве вновь с силой бьет, попадая Витарру в левую руку, и он ахает от охватившего его волнения, смотря на Руну так, словно бы некое чудо произошло прямо на его глазах. Против воли смеется она, и смех этот звучит не глумливо, а мягко и нежно.

Кто бы знал, что мужчины сами порой такие дети?

– Он будет самым настоящим воином, видишь?

– Ты уверена, что у тебя будет сын?

– Я знаю это.

Недаром же они с Сагой сестры, не так ли?

Витарр обувает ноги ее в обитые мехом сапоги, предварительно надев под платье ее теплые штаны, а следом обматывает живот с поясницей шерстяной шалью. Он взволнован и тревожен, но сколь заботлив. Тьму, что видят в нем, люди придумали сами. Да, характер его не прост, гордыни в нем больше, чем в любом ином сыне Одина, только кто без греха? Руна и без Дара видит больше, чем иные.

– Точно будет тебе тепло?

– Больше одежды на мне просто не вместится.

Братоубийца оглядывает ее, словно бы стараясь удостовериться в правдивости ее слов, и лишь после этого помогает Руне застегнуть на себе меховой плащ. Его сшили для нее из лисьего меха по приказу конунга, в качестве дара за дитя, которое носит она под сердцем. Будь его воля, то избавился бы Витарр от треклятого плаща, сжег бы его в этом самом очаге, только на прихоти его вовсе нет времени. Накидывает капюшон на голову Руны, берет ее под руку и ведет к дверям.

Груз столь тяжкий, что не может она идти быстро. Каждый шаг дается с трудом, Руна наклоняется из стороны в сторону, и Витарру приходится проявить все свое благоразумие для того, чтобы не поторопить ее. Руна и без того делает слишком много, не ему ее за что-то судить. Но страх того, что в любое мгновение дверь распахнется и на пороге объявится кюна, или, того хуже, конунг, тревожит его, прожигает голову раскаленными спицами. Витарр успокоится немного лишь тогда, когда они уедут как можно дальше.

Он совершенно не представляет, как усадить беременную женщину в седло.

Можно было бы взять телегу, застелить ее сеном и усадить в нее Руну, только с телегой далеко им не уехать, да и где сейчас ее взять? Видимо, волнение на лице его столь явное, что Руна, крепче сжав локоть его пальцами, произносит спокойно:

– Я справлюсь. Подведи коня ближе.

Кивнув, Витарр стремится исполнить ее просьбу. Отвязав Змея от столба, он подводит его ближе, практически к самому порогу, где на последней ступени стоит Руна, и тянет поводья вниз, стараясь заставить коня опуститься на передние ноги, чтобы удобнее было ей взобраться в седло. Змей трясет головой, бьет себя хвостом по крупу и фырчит, отказываясь подчиниться.

– Чертова скотина, – рычит Витарр.

Вытянув руку, Руна, нежно огладив, прикасается к шее коня. Пропускает гриву его сквозь пальцы, шепчет что-то успокаивающее, но Витарр не может разобрать ни единого слова из всего, что она говорит.

Слова, что дочери Локи украли у богов. Слова, которыми исписан дом Саги.

Только вот конь успокаивается, и Руна совершенно не удивлена его подчинением. Змей склоняет голову и позволяет Руне взобраться в седло, а следом за ней торопливо пристраивается Витарр. Будь у них больше времени, он бы расспросил о том, как она это сделала. Витарру конь достался лишь благодаря гадкому его характеру. Слишком упрямым оказался он для того, чтобы кто иной смог его приручить, и забить его собирались. Только вот Ульф Бурый не позволил погибнуть крепкому и проворному жеребцу.

Так по его воле встретились два самых больших упрямца Чертога Зимы, и до сих пор мучается Витарр с упрямым этим животным.

Но сейчас времени на беседы нет. Вдали, с противоположной для них стороны, движутся по Чертогу Зимы первые люди, вернувшиеся с похорон. Кто знает, есть ли среди них кюна? Даже если и нет, стоит кому-то увидеть их вместе, как об этом всему поселению станет известно в одно мгновение. Витарр не знает, чем обернется подобная новость, принимая во внимание тот факт, каким образом относятся к нему жители Чертога Зимы. Он не может подвергать Руну опасности, но делает это прямо сейчас.

Одной рукой крепко прижимает Витарр к себе сидящую боком женщину, во второй стискивает поводья, направляя коня легкой рысью в сторону леса. И, как в ту самую ночь, повторяет он про себя присказку, кою рассказывают матери своим детям.

«Не ходи в лес один, коль хочешь жить».


Никогда дорога к дому Саги не казалась ему настолько утомительной и долгой. Ехать приходится не слишком быстро, да и выбора особого у них нет. Витарр и без того вынудил Руну отправиться в эту глушь, необходимо сделать так, чтобы дорога была как можно комфортнее для нее. За время пути они не говорят ни слова, да и на таком холоде разговаривать особо не хочется. Витарр и не знает, что может ей сказать. Он лишь обнимает ее покрепче одной рукой, сильнее кутая в плащ, и держит руку на округлившемся животе. Словно бы старается этим жестом уберечь ребенка в чреве Руны от всех тех ужасов, что хранит в своей глубине темный этот лес.

Руна кладет голову на его плечо, закрывая глаза и пряча лицо от холода. Она дрожит слегка, накрывая руку Витарра своей, и от этого жеста только сильнее чувствует он свою вину.

Ему самому интересно, отчего Сага вдруг так возжелала встретиться с сестрой. Пробудились в ней внезапно родственные узы? Никогда до этого не просила она встречи с Руной, спрашивала о ней и того реже. Но, видимо, благоразумием вельва не отличается, раз требует провести через лес беременную сестру.

Чем дальше они отъезжают от Чертога Зимы, тем легче становится путь. Змей ведет себя не столь беспокойно, да и словно бы холод вокруг становится меньше. Витарр тревожно оглядывается по сторонам, силясь понять, что может быть причиной подобных перемен, и дергает за поводья, вынуждая коня остановиться, когда на одной из веток ближайшего к ним заледеневшего дерева замечает черного ворона. Живая птица, смотрящая на них блестящим в лунном свете глазом, заинтересованно наклонившая голову набок.

Подняв взгляд, Руна смотрит на птицу, и та, пронзительно закричав, срывается с ветки, перелетая на другое дерево, там и оставаясь.

Лишь глупец не поймет, что их приглашают. А глупцом Витарр себя не считает.

– Сага нас ждет, – тихо говорит Руна, прижимаясь к нему покрепче.

Заставив Змея развернуться, Витарр направляется следом за птицей. Этой дорогой он никогда не шел, не знал даже, что тропами этими можно пройти к дому вельвы. Но на то она и вельва, чтобы владеть знаниями, другим недоступными. Видно, слишком не терпится ей как можно скорее увидеться с сестрой, что таким образом поторопить их решила.

Ему самому узнать хочется, о чем таком важном хочет Сага поговорить с Руной, раз заставила ее покинуть безопасный Чертог Зимы и отправиться в такой путь. Это верх глупости, но Сага, кажется, давно уже потеряла практически все человеческое, что было в ней.

Становится любопытно – со всеми ли женщинами, что обладают Даром, такое происходит, или лишь с теми, кого отнимают от родной колыбели? Руна не кажется другой, в ней никто и не заметит отголоски древней силы, которой она на самом деле владеет. Вельву почувствовать может только вельва, они всегда знают, кто есть кто.

Как-то Руна сказала ему, что Сванна, владычица Ока Одина, и сама из их племени. Практически весь свой Дар истратила она на то, чтобы выносить ребенка, а остатки сил посвятила тому, чтобы уберечь Ове от беды. Может, лишь потому и остался Товесон жив? Как и иные, кто вернулся из набега, до сих пор находится он в Чертоге Зимы, зализывая раны и приходя в себя. Да даже будь здоровье его нерушимо, не покинул бы край этот, не попрощавшись с посестрой. Он заставил привести его, ослабленного и частично ослепшего, к кургану и стоял среди иных воинов до тех пор, пока кострище не обратилось в угли.

Птица все продолжает перелетать с ветки на ветку, изредка призывно каркая, и крик этот, отталкиваясь от стволов обледенелых древ, кажется оглушительным. Витарр хмурится, сильнее натягивая поводья, но конь не слушает его. Словно зачарованный, Змей продолжает идти вперед, совершенно никакого внимания не обращая на попытки своего наездника заставить его идти другим путем.

Сага делает все, чтобы у них даже мысли не возникло сойти с пути. А если такая мысль и возникнет, то им это все равно не удастся.

Витарр теряет счет времени и не знает, как долго они едут, когда за стволами деревьев проглядывает силуэт ведьмовского дома. В этот раз он кажется еще более мрачным, чем обычно, не вызывающим совершенно никакого желания приближаться. Дело ли в том, что Витарр не знает, чего ожидать от этой встречи, или в том, что сейчас рядом с ним Руна, чей страх буквально можно потрогать, ощутив на кончиках пальцев, но это не уменьшает того факта, что дом вельвы ему видеть не хочется, не то что заходить в него. Он предпринимает еще несколько попыток остановить коня, но Змей упрямо продолжает идти прямо к дому.

Ворон, пронзительно вскрикнув в последний раз, исчезает где-то на крыше.

Змей останавливается только тогда, когда подходит к самому порогу. Витарр спешивается, чувствуя, как от долгой езды затекли ноги, и тянет руки, помогая Руне скатиться по покатому боку зверя, оказываясь в его объятиях. Она морщится, ей-то и того тяжелее, чем ему, было добраться сюда, но Руна ничего не говорит. Лишь держится крепко за локти Витарра, позволяя телу своему немного отдохнуть от неудобной позы, и смотрит ему через плечо.

– Значит, Сага живет здесь.

Это не вопрос даже, все и без того ясно. Витарр кивает молча, осторожно отпустив плечи Руны, убедившись, что она может стоять сама, и, подойдя к Змею, берет поводья в руку. Нужно отвести его в стойло, чтобы никакая лесная тварь, изголодавшаяся в вечной ночи, его не растерзала, но и оставить Руну здесь одну по той же причине мысль изначально гадкая. Братоубийца кладет осторожно ладонь на ее плечо, ощущая, как девушка вздрагивает, и, стоит ей обернуться, говорит:

– Возле дома есть стойло, я отведу туда Змея. Со мной пойдешь или внутрь зайдешь?

Руна хватается за его руку и смотрит взглядом испуганного зверя в сторону пугающего дома. Витарр не может понять, что пугает ее больше – сам дом или то, что находится внутри. Выдохнув, он накидывает поводья на запястье для того, чтобы сжать ее руку в обеих своих ладонях.

– Она сестра твоя, чего тебе бояться? Не думаю, что хочет Сага тебе навредить.

Из уст Братоубийцы подобные слова вряд ли звучат успокаивающе, и эта мысль заставляет Витарра нахмуриться. Но Руна чуть улыбается ему, смотрит внимательно, осторожно высвободив руку из его хватки.

– Я думаю, ты прав. Что дурного может случиться?

Витарр знает – много чего. Он раньше тоже считал, что подле брата и сестры ему ничего не грозит, а теперь их родство приносит только беды. Но Руна разворачивается и, покачиваясь из стороны в сторону, направляется в сторону дома. Витарр смотрит на нее до тех пор, пока она не поднимется на крыльцо, и, выдохнув, раздраженно тянет Змея следом за собой. Его движения нервные и ожесточенные, с каждым мгновением он волнуется только сильнее, пока собственное сознание подкидывает ему все более страшные картины того, что прямо сейчас происходит в доме. Может, зря он так волнуется. То, через что он прошел, вовсе не означает, что нечто подобное может случиться с Руной.

В любом случае было бы лучше, если бы у нее был один ребенок.

Привязав крепко поводья к стойлу, Витарр дает Змею еды, похлопав его ладонью по крепкой шее, после чего стремительным шагом направляется в сторону дома. Его самого душит тревожное чувство неопределенности, он нервничает и беспокоится, взывая к остаткам собственного благоразумия в безрезультатных попытках успокоиться. Он успокоится только тогда, когда снова окажется рядом с Руной. Когда будет знать, что с ней все хорошо.

По ступеням он поднимается одним шагом, тут же протягивая руку и хватаясь за дверную ручку. Та совсем теплая, словно бы нет вокруг этого лютого векового холода. Умения Саги поражают все больше. Жар, царящий внутри дома, окатывает его волной в то же мгновение, стоит только ему распахнуть дверь. Витарр стремится оказаться внутри как можно скорее, желает убедиться, что с Руной все в порядке.

Встречает его тягучий, словно мед, кислый от ехидства смех. Вскинув взгляд, отряхиваясь от снега, Витарр хмурится, находя взглядом Сагу, и его недовольство ее лишь сильнее веселит.

– А я все думала, когда же ты рискнешь войти. Решила уже, что так на улице и останешься, как пес сторожевой.

Яд накапливается у него во рту, появляется ужасное желание сплюнуть. Сага невозможна. Может, и хорошо, что одарили ее Даром столь явным, что не ускользнул он от взгляда старухи-вельвы – какой мужчина захотел бы взять ее в супруги? Витарр смотрит на Руну. Та стоит подле сестры, удерживая руки Саги на своем животе. Сейчас, когда они стоят столь тесно друг к другу, заметно, насколько же они похожи. Только Руна мягче, теплее, смотришь на нее – и обнять хочется. Спрятать ее от всего мира, уберечь от любой беды. Такую, как Сага, куда легче представить подле себя на поле боя, чем возле домашнего очага. Выглядела ли так его родная сестра? Качнув головой, чувствуя, как от подобной мысли отчаяние захлестывает его сильнее, Витарр складывает руки на груди, пытаясь защититься от острого языка вельвы за этим жестом.

– Уж лучше быть сторожевым псом, чем безумной птицей. Я сделал, что ты просила, привез Руну. Может, хоть пояснишь нам, для чего заставила беременную сестру тащиться сквозь лес?

Губы Саги, окрашенные сажей в черный цвет, тянутся в нежной, материнской даже улыбке. Так кюна улыбалась Витарру в детстве, когда укладывала спать. Она медленно опадает на колени, обхватывая руками живот Руны, и жмется к нему щекой, закрывая глаза. Вельва выглядит так, словно бы ничего лучше в ее жизни не происходило.

– Хотела познакомиться с сыном моей сестры. Я так ждала этого момента.

Витарр опускает руки, смотря на вельву. Подумать только, и это вся причина? Ребенок даже не родился еще, о каком знакомстве может идти речь? Но Руна, улыбнувшись нежно, кладет руку на спутанные волосы, пропуская сквозь пальцы темные пряди с птичьими перьями и засохшими листьями.

Какими были бы их судьбы, если бы все сложилось иначе? Были бы они дружны, или же, наоборот, жизнь под одной крышей лишь сильнее бы отдалила их друг от друга? Глядя на них сейчас, думает Витарр о том, что они обе нуждаются друг в друге куда больше, чем можно увидеть на первый взгляд. В конце концов, они ведь последние живые кровные родственники, что остались друг у друга. Последние представительницы увядающего рода, имени которого никто уже не помнит. Вряд ли сами сестры его знают.

Сага неожиданно резво вскакивает на ноги, продолжая держать руки на животе Руны. Смотрит ей прямо в глаза, силясь прочитать, словно книгу, и Витарр ощущает легкий отголосок тревоги. Увидела что-то о судьбе ребенка в своих видениях? Иначе с чего вдруг этот взволнованный взгляд? Но вместо темных предсказаний произносит Сага:

– Ты дала ему имя.

И это звучит вовсе не как вопрос; Сага уверена в том, что говорит. Переводит Витарр изумленный взгляд на Руну, что смущенно смотрит на свой живот, и спрашивает слегка дрогнувшим голосом:

– Ты дала ему имя?

Он уже не удивлен даже, что женщины столь уверенно говорят о том, что у Руны будет сын. С вельвами спорить бесполезно, да и редко когда их предсказания ошибаются. Руна поднимает на него взгляд, смотрит с улыбкой счастливой.

– Эйнар, – выдыхает она.

Витарр не может скрыть своего изумления, переводя взгляд с лица Руны обратно, на ее живот. Теперь ребенок, находящийся в чреве, кажется ему словно бы более человечным, более… живым, чем до этого. Какой удивительной силой обладает человеческое имя.

– Эйнар, – повторяет он.

Будет ли этот ребенок могучим воином или его ждет другая судьба? Как он будет выглядеть, каким человеком он станет? Даже завидно, что вельвы могут хоть краем глаза заглянуть в будущее и увидеть его уже сейчас. Витарра душит острое ощущение того, что он никогда не увидит этого ребенка.

Руна смотрит на него с волнением. Подходит ближе, кладет ладонь на его щеку, и Витарр склоняет голову, наслаждаясь ее нежной лаской. Сага, цокнув языком, отходит в глубину дома.

– Проходите и садитесь. Нежничать будете в другом месте, не для того я звала вас, чтобы наблюдать за этим.

Вельва подходит к очагу, над которым покоится глубокий котел, и, взяв деревянную ложку, помешивает его содержимое. Кажется, словно бы от прикосновения к мутному вареву в доме начинает лишь сильнее пахнуть травами. Запах этот успокаивает. Становится даже уютно, и это несмотря на все эти кости, разбросанные по дому, и кровавые письмена на стенах.

Витарр помогает Руне опуститься на пышные подушки, окружающие низкий стол. Она крепко держится за его руки, словно бы боясь, что он уронит, и выдыхает медленно, оказавшись в мягком плену. Сага тут же подает ей чашу с питьем, велев опустошить ту до дна, не оставив ни единой капли. Витарра ожидает та же участь – он садится по другую сторону стола и смотрит на мутное содержимое своей чаши. Поднеся ту к губам, Братоубийца делает первый глоток; напиток оказывается мягким на вкус. Сама хозяйка дома усаживается подле сестры. Скрестив босые ноги, испачканные в саже до самых щиколоток, она властным жестом кладет руку на живот сестры, оглаживая его любовно. Взгляд карих глаз устремлен прямо на воина.

– Руну ты мне привез, – начинает Сага, – только поступок твой вовсе не бескорыстный. Что ты хочешь?

Как просто. Она с такой легкостью раскусила все его помыслы, неужели на лице все так явно написано? Становится горько. Чувствует ли себя Руна разменной монетой? Она всегда играет эту роль. Прекрасное рыжее золото, что ставят на кон.

– Моя сестра, – севшим от волнения голосом отвечает Витарр, – я хочу, чтобы ты узнала, что с ней.

Сага не улыбается. Она смотрит серьезно, взглядом звериным, и медленно убирает чашу от губ. Ставит ее на стол перед собой, упирается обеими ладонями в свои бедра и подается вперед, вглядываясь в лицо Витарра.

– Я уже все тебе сказала. Сегодня конунгову дочь похоронили. Что еще ты хочешь услышать?

– Правду.

Он поджимает губы, показывая свою решительность. Витарр не вернется в Чертог Зимы до тех пор, пока не узнает, что на самом деле случилось с Ренэйст. И когда только это стало столь важно? Они не были близки с тех самых пор, как он едва не погубил ее, став причиной гибели их старшего брата. Да, не хотел он причинить ему вред, но его гордая наглость привела к трагедии. Но они с сестрой отдалились друг от друга, никогда не стремились восстановить свои родственные узы.

До того момента, пока Витарр не попросил ее о помощи.

До того момента, пока Ренэйст не согласилась.

Сага вздрагивает, ощутив, как ладонь сестры сжимает ее плечо. Они смотрят друг другу в глаза, и Руна улыбается ей самыми уголками губ, медленно кивнув головой. Она знала, для чего Витарр везет ее сюда. Не стоит ли тогда дать ему то, что он просит?

– Ты сказала, – продолжает Витарр, – что я тьма, а Ренэйст – свет. Что однажды…

Но вельва не позволяет ему договорить. Она останавливает его одним лишь жестом, и становится ясно – не при Руне. Ей совершенно не обязательно знать то, о чем они говорят каждый раз, когда Витарр оказывается в этих стенах. Будучи старшей сестрой, Сага хочет сберечь ее покой.

Пусть никогда не была сестрой по-настоящему.

Перехватив чашу, Сага одним глотком опустошает ее, следом за этим поднимаясь на ноги и отходя от стола. Оборачивается Братоубийца, следит за каждым ее движением, наблюдая за тем, как вельва, подойдя к грубо сколоченному столу, вылавливает что-то в его недрах.

Сага высыпает содержимое небольшого черного мешочка в пустую чашу, отбросив тот себе под ноги, наступив на него. Накрывает чашу ладонью, шепчет нараспев древние заклинания, покачиваясь из стороны в сторону. По стенкам чаши бьет что-то твердое, звонкое и темное. Руны, сделанные из человеческих костей, что каждая вельва хранит с куда бо́льшим трепетом, чем собственную жизнь.

Закрывая глаза, слышит Сага шепот мертвых в своей голове. Говорят ей о том, что грядет, кого желает заполучить в свои руки их госпожа, и среди сотен голосов звучат отзвуки воли покинувших их богов, которые, словно бусины на конский волос, нанизывает она на свои предсказания.

Таков он, дар вельвы. Нет ей покоя ни в бодрствовании, ни во сне, отовсюду тянут мертвые к ней свои песни, и не о том она просила.

Витарр вздрагивает, почувствовав прикосновение к своей руке. С огромным трудом отводит он взгляд от дрожащей фигуры Саги, над которой словно сгущаются тени, и оглядывается. Руна, подавшись ближе, держится за его руку, стоя коленями на подушках, и смотрит с испугом в его глаза. Каряя радужка темнеет, становится практически черной, а дрожащие губы слово в слово повторяют заклятья, что нашептывает Сага.

– Руна? – с тревогой зовет он, отпустив ее руку и вместо того обхватывая ладонями лицо, вглядываясь в глаза. – Руна, что с тобой?

Но она не отвечает. Чернота полностью поглощает ее глаза, Руну бьет мелкая дрожь, пока, наконец, она не ахает громко, едва не упав. В одно мгновение оказывается Витарр подле нее, удерживая в своих руках. Она цепляется за него так, словно бы видит в последний раз, дышит тяжело, не в силах и слова сказать. Неужели то, что увидела, настолько ужасно, что не в силах она принять это?

Позади них с грохотом падает на пол Сага. Из рук ее выпадает деревянная чаша, и руны, что покоятся в ней, рассыпаются по полу. Витарр практически уверен – то, как упали они, отражает суть чужого видения, да только не обладает он ни талантом, ни умением для того, чтобы их прочитать. Вот и остается ждать, когда хоть одна из сестер придет в себя.

– Витарр…

– Руна, – вновь обращает Братоубийца все свое внимание на нее, уставшую и словно бы забывшую, как дышать. – Что случилось? Что ты увидела?

Но она лишь смотрит на него пустым взглядом, и по щекам ее льются горькие слезы. Протянув руку, девушка кладет ладонь на его лицо, оглаживая подбородок, и всхлипывает, роняя лицо Витарру на плечо. Ошарашенный, практически испуганный, Братоубийца прижимает ее к себе, положив руку на рыжую макушку, и переводит взгляд на Сагу. Та, приподнявшись на дрожащих руках, жадно хватает ртом воздух, вскинув голову и подняв на него взгляд.

В глазах ее нет ни толики лукавства. Наоборот, она выглядит испуганной и еще более бледной, чем обычно. Испачканные сажей губы и веки на белом лице выглядят пугающими. Сага молчит, после чего отводит взгляд, позволяя волосам закрыть ее лицо. Руна продолжает безутешно рыдать на его плече.

Витарр понимает; он не хочет знать, что им ведомо. Ему суждено остаться в неведении.

Прижавшись губами к виску Руны, он закрывает глаза.

Когда напряжение момента несколько спадает и обе вельвы находят в себе силы совладать со своим состоянием, он спрашивает тихо, продолжая прижимать ласково Руну к себе:

– Что я должен делать?

Недаром же приходят им эти видения. Они несут предупреждение, тайное знание, призванное помочь справиться с грядущими бедами. Испокон веков к вельвам приходили за советом, и те заглядывали в будущее или прошлое для того, чтобы найти выход. Просили помощи у богов, следовали по пути, что был им указан. Сейчас не у кого просить о помощи, и потому большее, что им остается – довериться самим себе.

Сага, все еще кажущаяся куда бледнее, чем обычно, вновь садится по другую сторону стола, но сейчас она даже не смотрит на них. Во всей ее фигуре скользит напряжение, которое в глазах Братоубийцы несвойственно легкой и ехидной вельве. Она выглядит до боли неуверенной, загнанной в ловушку собственных страхов. Витарр почти уверен, что она дрожит почти так же, как и Руна, что продолжает цепляться за его плечо окоченевшими пальцами.

Наконец, Сага поднимает на него взгляд. Взгляд холодный, лютый, словно у мертвеца. Если бы Хэльвард мог сейчас оказаться здесь, он бы смотрел на него именно такими глазами. Витарр чуть крепче сжимает широкой ладонью, на которой не хватает пальцев, плечо Руны, стремясь сокрыть ее от ужасающего этого взора.

Пожалуй, это его нужно спасать.

– Что бы я ни увидела, – шелестит она устало, измученно даже, – вы должны немедленно вернуться в Чертог Зимы. Твой путь, Витарр, начинается.

И конец его предрешен.

Она не говорит этого, но он чувствует, что она хотела бы сказать эти слова.

Оставив Руну в доме, Витарр уходит в стойло. Змей совершенно безразлично смотрит на своего всадника, лениво взмахнув хвостом, и Братоубийца хлопает его по шее дрожащей рукой. Воспользовавшись мгновением одиночества, он зажимает рот, сдерживая крик, и впивается зубами в собственное запястье, зажмурившись так сильно, что перед глазами вспыхивают звезды.

Его судьба предрешена. Должен ли он бороться?

Перехватив поводья, он выводит Змея из стойла и подводит его к порогу, на котором уже стоят сестры. Они держатся за руки и смотрят друг другу в глаза, словно бы общаясь без слов. Обхватив лицо Руны ладонями, выпустив ее руки из своей хватки, Сага оставляет у нее на лбу любящий, едва ли не материнский поцелуй и лишь после этого отпускает. Руна не оборачивается. Она подходит к Витарру, ждет его помощи и, оказавшись в седле, затихает.

Когда Витарр оборачивается, желая сказать хотя бы скомканные слова благодарности, – Саги на пороге уже нет. Дверь плотно закрыта, и дом кажется словно бы неживым. Нахмурившись, он вскакивает в седло позади Руны, трепетно прижимая ее к себе, и направляет Змея обратно, в Чертог Зимы.

Туда, куда ни один из них не хочет возвращаться.

Руна молчит всю обратную дорогу. Витарр силится заглянуть ей в глаза, пока Змей мерным шагом преодолевает лесную чащу, но она отворачивается, не позволяя ему смотреть на себя. Щеки ее влажные от слез, и холод стягивает их, обращая в морозные дорожки. То, что явилось ей в видении, которое и без того не столь часто ее посещает, кажется столь ужасным, что не в силах она принять это. Сильные руки, надежно удерживающие ее в седле, ощущаются так, словно вот-вот исчезнут, и не знает Руна, что делать ей с этой тревогой.

Лучше бы и вовсе никаким даром она не обладала!

Взволнованный, Витарр напряженно вглядывается в промозглую тьму, гадая о видении, явившемся двум сестрам. Раньше лишь Сага награждала его мрачными предсказаниями о его, Витарра, будущем, теперь же подобные знания посещают и Руну.

Коль двум вельвам подобное явилось, есть ли у него хоть малейший шанс на то, чтобы изменить свою судьбу?

Пробраться обратно в Чертог Зимы оказывается куда сложнее, чем выйти из него незамеченными. Витарру приходится заплатить обоим стражникам за их молчание, и лишь тогда пропускают они Братоубийцу в стены поселения, сделав вид, словно бы не замечают женщину, сидящую в седле. Витарр ведет Змея к дому конунга, крепко держа поводья в здоровой руке, и лишь изредка оборачивается, желая проверить, все ли в порядке с Руной.

Только и сама она сомневается, что все хорошо с ней.

Конь останавливается подле самого порога, ведущего в конунговый дом. Витарр подходит ближе, вытягивает руки вверх, мягким жестом предлагая ей принять его помощь. Руна смотрит на него глазами карими, теребит обеспокоенно кончик рыжей косы, а после тянется к нему, хватаясь за плечи сильные и позволяя снять себя из седла. Со всей осторожностью, что только есть в нем, Витарр помогает беременной спешиться, поставив на ноги и придерживая бережно, чтобы не упала. Они стоят совсем рядом друг с другом, держат едва ли не в объятиях, и, подняв руку к ее лицу, осторожно стирает Братоубийца следы слез с ее веснушчатой кожи.

– Глупая, – тихо говорит он, – что ж ты плачешь? Словно не знаешь, что бороздки эти шрамами остаться могут. Нечего тебе уродовать себя слезами. Возвращайся в дом и согрейся хорошенько. Я отведу Змея в конюшню да сам приду.

Руна не позволяет ему отойти. Хватается за его плечи, удерживая на месте с таким отчаянием, словно бы жизнь ее от того зависит. Смотрят друг другу в глаза, и слезы, вновь скользнувшие по ее щекам, причиняют Витарру боль физическую, словно бы сотней ножей его проткнули. Руна прячет лицо у него на груди, прижимается крепко, и едва удается ему расслышать ее слова.

– Не оставляй меня, – шепчет она, – не оставляй меня одну.

Теряется Витарр, не знает, что делать. Неуверенно, робко даже кладет он руки на подрагивающие плечи, и сейчас совершенно не важно, увидит ли их кто-то. Склонив голову, прижимается Братоубийца лбом к макушке ее и отвечает тихо.

– Не оставлю. Только не плачь.

Остается надеяться, что сможет он сдержать хотя бы это свое обещание.

Глава 7. Совет ярлов


Похороны конунга проходят в абсолютной тишине. Никто не в силах и слова сказать, настолько кончина Ганнара Покорителя всех поражает. Неужели для конунга таким ударом оказалась смерть дочери? Сильный и крепкий мужчина, выносливый и воинственный, как мог он погибнуть столь внезапно? Его нашли в Великом Чертоге сидящим за одним из столов в окружении пустых бочек из-под эля. Смерть, недостойная воина. Смерть жалкая и немощная, смерть, которая не принесла ему почета.

Кюна не восходит с супругом на погребальный костер, и никто не говорит ей ни слова об этом. Не всегда жены следуют за мужьями своими в посмертный мир, желая быть подле возлюбленного. Каждый знает – любви между ними давно уже нет. Йорунн смотрит на погребальный костер без капли сожаления. Она не видит в пепле задорного юнца, что обивал пороги отцовского дома, умоляя отдать красавицу за него. Как глупы они были, как влюблены! Йорунн ведь и мечтать не могла, что сын Ленне конунга обратит на нее внимание, пусть весь Чертог Зимы только и твердил о том, что Ганнар не может отвести от нее взгляда.

Он любил ее, и она любила его. Йорунн подарила ему троих прекрасных детей и верила в то, что они будут счастливы. Кажется, все вокруг в это верили.

Смотря на костер, она держит спину выпрямленной, гордо подняв подбородок. На ее лице нет ни капли сожаления, и внутри нее его тоже нет.

Йорунн не будет скорбеть по нему.

Исгерд ярл, стоящая подле нее, держит руки за спиной. Она подходит ближе, поравнявшись с кюной, и лица их опаляет жар костра. Йорунн стоит столь близко, словно бы лично хочет убедиться в том, что конунг сгорит без остатка. Словно бы в силах ее заставить пламя пожрать его так, как ей самой будет угодно.

– Сколь тяжкое время пришло на наши земли, моя кюна. Не ведаю, как справляешься ты с этим горем.

– Горе мое столь велико, – отвечает ей Йорунн, не сводя взгляда с пламени, – что от него не осталось и следа. Последние капли своего горя отдала я дочери, но по мужу я горевать не стану.

С губ Исгерд срывается смешок.

– Не стану скрывать то, сколь близко мне подобное мнение. Когда погиб мой супруг, я испытала невероятное облегчение. Но то, что произошло с тобой, невозможно представить. Не каждая женщина сможет пройти сквозь подобное.

Она лукавит. Исгерд похитили из родного края, когда она еще звалась Ингой, и насильно привезли в холодные земли. Прекрасно помнит она стены Дома Солнца, расположенного на самом большом архипелаге Трех Сестер, названного в честь старшей норны Урд. Помнит, как душила ее новая доля, как чужой ощущала она себя, снова и снова пытаясь сбежать. Когда она, юная еще девчонка, смогла добежать до пристани, ступая по снегу босыми ногами, смогла взобраться в лодку, привязанную к пристани, и ощутить сладкий вкус свободы, именно тогда Эгилл ярл обратил на нее свое внимание.

Именно тогда Инга поняла, что благосклонность мужчины может сыграть ей на руку.

Она стала Исгерд и жестоко отомстила каждому, кто пленил ее.

Однако, возможно, стоило бы ей поблагодарить Эгилла за то, что он сделал ее той, кем должна была быть бедняжка Инга с самого начала. Вкусив власть, ощутив ее в своих руках, Исгерд осознала, что достойна величия. Она даже позволила ублюдку зачать ей ребенка, лишь бы укрепить свое место среди луннорожденных, и, на ее удачу, последним подарком умирающих богов было рождение дочери.

Все складывается как нельзя благоприятно для Исгерд.

Но кюну не восхищают сказанные слова. Они не ласкают ее слух, не качают в колыбели нежности ее горе. Вместо этого она весьма грубо одергивает ярла:

– Говоришь так, словно бы единственная я женщина, которой муж был не верен. Словно бы, кроме меня, матерей, похоронивших своих детей, нет. Я не возвышаюсь над иными, Исгерд ярл, и тебе было бы хорошо последовать моему примеру.

Исгерд зло скрипит зубами. Как смеет она говорить ей подобное?! При любой другой ситуации она уже окунула бы Йорунн лицом в снег, заставив проглотить свои нравоучения, но не сейчас. Не здесь. Исгерд терпелива, она еще выждет момент для сладкой своей мести. Она всегда выжидает. Вместо этого со всем почтением слегка склоняется она перед кюной, прикрыв глаза в лживом сожалении.

– Прошу простить меня. Я не желала причинить тебе боль своими словами, моя кюна, ее и без того вдоволь. Гибель конунга губительна для всех нас, вскоре в народе начнутся волнения, и они уже тревожат мою душу.

Раз – и семя сомнений посеяно. Йорунн вздрагивает, прикладывает руку к груди, стремясь успокоить свое болезненно бьющееся сердце. Выпрямляясь, ярл архипелага улыбается коварно, столь же стремительно возвращая печаль на свое лицо. По другую сторону костра замечает она свою дочь; Хейд стоит подле мальчишки Тове, получившего ранение в недавнем набеге. Не самый лучший союзник, слабый и немощный. Быть может, умен он не по годам, да только силой не вышел. От такого крепкое потомство не получить, и нечего тогда тратить на него свое время. Признаться, раньше ухаживания тупоголового рыжего мальчишки были Исгерд только на руку. Его увлеченность ее дочерью могла сыграть Трем Сестрам хорошую службу. Сильный, выносливый, лишенный болезней, щедро одаренный отцом собственным флотом, ну чем не жених? От него Хейд понесла бы сильную дочь, имеющую власть в своих крошечных ручках с того момента, как ей перерезали бы пуповину. С такой наследницей Исгерд могла бы быть уверена, что могущество ее распространится не только на острова.

Но Хейд продолжает стоять подле мальчишки, потерявшего глаз, придерживая его осторожно. Что же, возможно, и из этой дружбы Исгерд сможет получить выгоду. К тому же Ньял все также вьется подле Хейд, глаз с нее не сводит, готовый едва ли не умереть по ее требованию.

Сейчас это не первостепенная задача. Не стоит отвлекаться на подобные мелочи.

Кюна молчит, да ей и не нужно ничего говорить. Исгерд сделает все вместо нее.

– Конунг не оставил после себя наследника. Будь подле нас Ренэйст, его кончина не была бы столь болезненна, но…

– У конунга, – наконец подает голос Йорунн, – есть живой сын.

– Только вот конунг его сыном не считал.

Ей следует быть осторожнее в своих словах. Если надавить слишком сильно, то Йорунн отошлет ее прочь, и тогда воздействовать на нее не удастся. Она и сейчас выглядит словно перетянутая тетива лука, готовая лопнуть в любой момент. Исгерд спешит смягчить свои слова:

– Но Витарр доказал свою смелость в прошедшем набеге, многие приняли его. Быть может, ближайшие соратники Ганнара, сохраняя верность роду Волка, и признают его своим конунгом. Но…

Если у рода не остается живых наследников, то власть его переходит к другому роду. Тот, кто наследует этот титул, передает его потомкам своим, и так до тех пор, пока род не вымрет. Род Волка ведет свое начало от самого Рагнара, и потому долгое время власть хранилась в их руках. Теперь же, когда конунг мертв, его наследница мертва, а единственный волчонок и вовсе отречен от истоков, все можно переиграть.

Голос кюны звучит встревоженно:

– Но?

– Но многим Витарр известен под именем Братоубийцы. Те, перед кем Ганнар обвинил его в гибели Хэльварда, его власть не примут.

– И что мы должны сделать?

О, как ждала Исгерд этого вопроса! Она делает как можно более печальное лицо, стремясь выказать все свое сочувствие и уважение к кюне, после подается ближе, чтобы слышать ее могла лишь Йорунн, пусть никого и поблизости нет, проговорив ей на ухо:

– После набега здесь собраны все ярлы и их потомки. Нельзя медлить, нельзя допустить, чтобы по нашим землям пошел разлад, моя кюна. Мы не можем ждать, пока пройдет время с момента гибели конунга, решать эту проблему нужно немедленно. Нам необходимо объявить совет ярлов.

Йорунн качает головой. Совет ярлов – и столь рано? После кончины предыдущего конунга должно пройти время для того, чтобы народ смог принять решение о новом владыке, и проводить совет столь стремительно – банально неуважение по отношению к Ганнару.

Но разве может нечто подобное волновать ее после всего, через что этот мужчина заставил ее пройти? Сейчас Йорунн не только обиженная жена, но и правительница, которая должна подумать о благе своего народа. Настало ее время, пора выйти из тени и быть той, кем она является. Да, Йорунн мягка и нежна, но в ее венах течет кровь воинов. Ее род всегда был предан Одину, во славу его имени они сражались и умирали. Время страха прошло, настало время действий.

Кюна оборачивается, окидывает взглядом каждого собравшегося, и пламя костра ревет за ее плечами. Йорунн беспокойно теребит пальцами ремешок своего платья, после чего, одернув руки, произносит громко, чтобы каждый смог услышать ее голос:

– Храбрые мои воины, дети Одина! Темные времена пришли в наши земли. Потери преследуют нас одна за другой, и сегодня прощаетесь вы не только с братом по оружию, но и с конунгом, что правил вами долгое время. По воле богов или любой другой темной силы, мы потеряли мою дочь, Ренэйст, кою конунг назвал своей наследницей. Пусть это против традиций и законов, но мы не можем допустить себе ни мига промедления. Потому, – она делает паузу, стараясь справиться с сумасшедшим стуком собственного сердца, от которого становится дурно, и продолжает говорить, – потому я объявляю совет ярлов. Все вы нынче в Чертоге Зимы, и я не вижу причин для того, чтобы мы перенесли обсуждения. Прошу всех участников совета пройти в Великий Чертог.

Ответом ей служит абсолютная тишина, нарушаемая лишь треском поленьев, из которых сложен погребальный костер. Кажется, словно бы никто не может поверить в то, что прямо после похорон они должны принять решение о том, кто же унаследует трон вместо погибшего конунга. Йорунн обводит всех пристальным и долгим взглядом голубых глаз, словно бы сомневаясь в своем решении, но тут же отбрасывает прочь все сомнения. Сейчас у нее нет права на слабость.

Она должна сделать все, чтобы ее сын, последний живой ее родственник, плоть и кровь, получил то, что ему положено по праву рождения. Она была не самой лучшей матерью для него, потому пришло время заступиться за Витарра, что следовало сделать гораздо раньше.

Гордо расправив плечи, Йорунн шагает по снегу в сторону Чертога Зимы. Колени дрожат, и какого же труда стоит кюне удержаться, не рухнув в снег! Она не оборачивается, смотрит прямо перед собой, но слыша, как позади нее скрипит снег под тяжелыми шагами. Хакон сопровождает Йорунн после своего возвращения из набега; никак не может простить себе то, что не спас Ренэйст, бедный мальчик. Йорунн его не винит – она знает, сколь любит он ее дочь. При такой любви невозможно навредить намеренно.

Постепенно ярлы осознают, насколько серьезно было все сказанное, и следуют за кюной. Они встревоженны и обеспокоенны, никогда еще подобные вопросы не решались столь быстро после гибели предыдущего конунга. Даже сам Ганнар унаследовал титул отца лишь спустя долгое время после смерти Снорре, старшего своего брата. Но сейчас, когда у конунга не осталось наследников, его титул может перейти к любому из ярлов. Можно ли скрыть то, сколь они заинтересованы в этом?

Человеческая корысть не знает границ. Стоит речи зайти о власти – и люди становятся хуже, чем звери. Потому стоит позаботиться о том, чтобы все прошло как можно безболезненнее, пока в людях еще теплится горе, вызванное их потерей.

Исгерд кривит губы в улыбке; все складывается как нельзя более благоприятно для нее. Нашептывая кюне в уши свои темные мысли, заставляя считать, словно бы они принадлежат ей самой, ярл Трех Сестер обеспечивает себе безопасность. Кто сможет заподозрить ее, если кюна сама приняла подобное решение? Никто ведь ее не принуждал, разве нет?

Улыбка медленно исчезает с губ, стоит Исгерд ощутить на себе пронизывающий взгляд. Медленно поворачивает она голову, смотря на стоящую неподалеку Сванну. Властительница Ока Одина смотрит на нее с презрением, поджав тонкие губы. Хейд как раз ведет ее сына в сторону Чертога Зимы; с другой стороны его придерживает Ньял, не позволяя упасть. Сванна смотрит на нее, склонив голову, и щурится, стараясь узнать, что за мысли хранятся в темной голове некогда солнцерожденной. Исгерд уверенно выдерживает ее взгляд, который не длится слишком долго – Сванну зовет сын, и она спешит к нему, совершенно о ней позабыв.

Исгерд замечает, что и Ове смотрит на нее единственным своим глазом, но не говорит ничего. Лишь дожидается, когда мать нагонит его, и продолжает свой путь в сторону Чертога Зимы.

Подле догорающего костра не остается ни единой души, кроме самой Исгерд. Она смотрит внимательно в спины уходящих воинов, и беззаботность исчезает с ее лица.

Вынув из кармана пузырек с ядом, Исгерд бросает его в огонь.


Великий Чертог полон людей точно так же, как и в тот миг, когда все эти люди прибыли сюда, чтобы чествовать новых воинов. Кто бы мог подумать, что все приведет именно к этому? К тому, что, вернувшись из набега, они должны будут выбрать нового конунга.

Шум внутри Великого Чертога стоит такой, что собственные мысли невозможно услышать. Хейд морщится, ощущая, как от происходящего начинает болеть голова. Она, как и другие щенки, с которыми ей было суждено пройти испытание, будучи воинами, получили право присутствовать на совете ярлов. Не сказать, что сейчас честь эта приносит ей хоть толику удовольствия.

Чуть в стороне видит она Ньяла. Он и четверо его старших братьев стоят подле отца, и нет знакомой улыбки на несносном его лице. Из всех представителей рода Лося Ньял единственный, кто ничего не говорит. Его взгляд направлен куда-то в сторону, нет в нем привычного нахальства и воинственности. Даже странно видеть его таким – опечаленным и серьезным. Каким еще должен быть он, потеряв посестру? Какими сейчас должны быть все они?

Хейд чувствует себя так, словно бы ее здесь быть не должно. Мыслями она на архипелаге, скачет по скалам, соревнуется с волнами в скорости. Холодная вода ей нипочем, ведь она, дочь островов, ныряет в ледяные эти волны охотнее, чем в мужские объятия. Она могла бы поохотиться, уйти в леса и не вернуться, а не слушать этот жуткий гул, похожий на эхо мертвецов.

Словно бы матросы ужасающего «Нагльфара», освобожденные из царства Хель, радуются обретенной свободе.

Крик становится только громче, хочется зажать уши и не слышать ничего из того, что говорят эти люди. Хейд дышит носом, старается не поддаваться страху. Свежий шрам на щеке, полученный во время скоростного спуска на щите, начинает болезненно ныть.

Она видит свою мать совсем рядом с кюной. Словно бы могло быть иначе – Исгерд ярл всегда должна быть в самом центре событий, контролировать ситуацию и оставаться при этом незамеченной. Словно бы это не она. Будто ее влияния и не было вовсе. Даже со своего места видит Хейд, как мать что-то шепчет, и кюна кивает головой, впитывая каждое ее слово. Отвратительно. Неужели никто не видит этого? Об ее матери такая слава ходит, что к кюне ее лучше и вовсе не подпускать, но никто не думает об этом. Сейчас каждый занят лишь своей бедой, лишь тем, что касается его напрямую.

У конунга не осталось наследника, которого он бы сам избрал. Если бы сейчас неожиданно смогла вернуться Ренэйст, сказать, что все это время была жива, что ей невероятно тяжело было вернуться домой, но она здесь, и сейчас она готова взять на себя бремя отца… Видят боги, как бы все было проще для всех.

Как все было бы проще для самой Хейд.

Кюна поднимает вверх руки, призывая собравшихся в Великом Чертоге воинов к тишине. Постепенно каждый замолкает, обращая свой взгляд на Йорунн, занимающую сейчас место конунга. Обеспокоенная и полная сомнений, она не до конца понимает, что должна сказать и сделать для того, чтобы их народ не рухнул в пучину разногласий.

Подумать только, сколь скоро ярлы стали забывать о том, что скорбели о своем почившем друге. Теперь всех их интересует только один вопрос – кто станет следующим конунгом?

– Я благодарю всех вас, – продолжает говорить кюна в наступившей тишине, – что согласились провести совет ярлов сейчас. Мой муж также не стал бы ждать, зная, сколь важно как можно скорее выбрать нового правителя, который поведет нас за собой. По традиции, род передает титул другому роду в том случае, если в живых не остается ни одного его представителя. Однако, – на этих словах она замолкает, понимая, сколь яростной и неопределенной будет реакция на то, что собирается она сказать, – род Волка погиб не до конца. Мы похоронили двоих моих волчат, которых Покоритель назвал своими наследниками, но у Ганнара было трое детей. Мой сын, Витарр, должен унаследовать трон его отца, как того требует закон.

Слова кюны повергают всех присутствующих в шок. На несколько долгих мгновений повисает тревожная тишина, которая следом за этим разрывается громом голосов. Каждый ярл пытается перекричать остальных, они стучат кулаками по столам и рвут глотки. Ведут себя как стая изголодавшихся псов, щелкают пастью друг перед другом и все кричат, кричат, кричат…

Хейд видит, как ликует ее мать. Происходящее приводит Исгерд в восторг.

– Мы никогда не признаем Братоубийцу своим конунгом!

– Ганнар отрекся от мальчишки, лишил его имени рода!

– Не бывать этому!

Кюна теряется, Ворона даже со своего места видит, как дрожат ее губы. Йорунн переплетает пальцы в тугой комок, старается скрыть свой страх, но она вовсе не воительница, нет. Она – хранительница домашнего очага, жена и мать, не ей вести народ за собой. Йорунн сломается сразу же, как только на нее надавят посильнее, и своим наглым заявлением, призывающим вверить бразды правления в руки ее второго сына, единственного живого ребенка рода Волка, она лишь затягивает петлю на своей шее потуже.

Если бы здесь была Ренэйст, то вряд ли бы она позволила говорить со своей матерью таким образом. Признаться, будь здесь Ренэйст, то ничего подобного и не произошло бы. Даже если бы конунг и погиб, хрупкое равновесие мира не было бы нарушено, ведь конунг оставил после себя наследницу, на чьи плечи взвалили бы заботы о благополучии их народа. Ни разу во время их прогулок по скалистому архипелагу не сказала ей Белолунная, что хочет себе подобной судьбы. Она принимала это как нечто, от чего не сможет отказаться.

Возможно, Белая Волчица и не знает, какой бедой она обернулась. От мысли о том, что дух Ренэйст сейчас стоит в веренице душ, коим никто не открывает врата, ведущие в Вальхаллу, покои верховного бога Одина, по телу Хейд проходит неприятный холодок.

– Витарр такой же сын конунга, как Хэльвард, да сохранят валькирии его душу! – с мольбой восклицает Йорунн, надеясь найти отклик хотя бы в одном сердце. – Я была слаба, потому позволила мужу обвинить сына во всех несчастьях, а ведь был он лишь ребенком! Витарр оступился, допустил непростительную ошибку, только ответьте же мне, почему никто не обозлился на самого Ганнара, когда погиб Снорре, старший его брат? Почему сквозь все невзгоды прошел именно мой ребенок, в чем он был столь виноват? Трон Витарр может занять по праву рождения, неужели и в этом пойдем мы против закона?

– Хорошо говоришь ты, кюна, – отвечает ей один из ярлов едва ли не в то же самое мгновение, стоит Йорунн завершить свою речь. – Только вот, помнится мне, конунг ясно сказал всем нам, собрав в Великом Чертоге после похорон Хэльварда так же, как сейчас собираешь нас ты, что он отрекается от мальчишки и больше не сын ему Витарр. Или я не прав?!

Яростный крик служит ему ответом. Как хороша человеческая память! Сколь легко найти в ней нужное воспоминание тогда, когда это нужно. Хейд практически уверена в том, что бо́льшая часть собравшихся даже и не знает, как выглядит сейчас взрослый Витарр. То, сколь болезненно похож он на почившего конунга, невозможно не заметить. Тяжелая челюсть конунга у него, темные глаза и грива волос, в которых поблескивает седина. Размахом плеч Витарр не вышел, тело его больше гибкое, чем крепкое, но даже Хейд видит явное сходство между отцом и сыном. Точно так же сама она похожа на свою мать; островитяне говорят, что нет в ней ничего от почившего отца. Словно бы не от Эгилла ярла зачала Исгерд дочь, а от самого Локи, вымолив у него, чтобы дитя это было ее лишь копией.

Хейд не знает, водится ли мать с темной силой, как то делают вельвы, только сама не любит оставаться с ней наедине. От Исгерд всегда веет опасностью и ядом. Не сказать, что Хейд вкусила материнской любви; даже представить не может, на что она может быть похожа. Для ярла она всегда была лишь очередным способом достигнуть желаемого. Удержать власть в своих руках.

У Хейд не хватает сил на то, чтобы сбросить с себя оковы. Так и останется она Вороной, прикованной к чужой воле.

– Что же вы, ярлы, столь большой страх испытываете перед тем, чтобы ошибку свою признать?

Ульф Бурый, ближайший товарищ почившего конунга, выходит вперед, направляясь к кюне, и встает за левым ее плечом. Ладонь его покоится на эфесе меча, и уже одно лишь это движение является аргументом, весьма весомым для того, чтобы его выслушать. Кюна смотрит на него с благодарностью, и Бурый лишь слегка кивает головой в ответ на этот взгляд. Кажется, словно бы Йорунн и не ожидала получить такую внезапную поддержку с его стороны.

Обладая весьма гибким и острым умом, Ворона с легкостью может рассмотреть то, что скрыто от чужих взглядов. Она научилась смотреть глубже сути вещей еще будучи ребенком, когда пыталась понять, истинно ли веселье, которое являет другим Исгерд ярл, или внутри нее плещется совсем иная вода.

Таким же умением в юные свои годы обладает и Ове. Хейд видит, как пронзительно смотрит он на кюну единственным своим оком, сжав губы в тонкую полоску. Из всех присутствующих единственный он, кто сидит: во время нападения морского змея ударом о воду повредило ему спину, и потому не лучшим воином сейчас является Товесон. Только, кажется, словно бы с недугом тела ум его стал лишь острее.

Будто, подобно Одину, видит Ове все, что сокрыто от других.

Их взгляды сталкиваются. Хейд изгибает бровь, и Ове лишь качает головой в ответ.

Этого достаточно, чтобы понять, что один хочет сказать другому.

Ульф тем временем продолжает говорить, вновь возвращая внимание Хейд к себе.

– Стоило Ганнару отречься от мальчишки, как я взял его под свое крыло. Никогда не стыдился я того, что воспитываю Витарра так, как ему следует быть воспитанным. Я дал ему все, что не дал родной отец. Обучил искусству боя, держаться в седле и воинской чести. В шестнадцатую свою зиму, как и все иные отроки, Витарр прошел свое посвящение, и прошел его в одиночку. Этот юнец прошел такой путь боли, что нет ничего, что может его испугать. Отчего он не может занять отцовский престол? Да, Ганнар отрекся от сына, но имени рода его не лишал. Витарр ел и спал в конунговом доме, и никто оттуда его не гнал. Он истинный наследник, потому подчинитесь закону!

Недовольство становится только сильнее, все отчаянее крики о том, что никто не посмеет последовать за Братоубийцей. Столь яро цепляются за мысль эту, что, кажется, словно бы не старший конунгов сын погиб на роковом озере, а каждый из ярлов похоронил свое дитя под его льдами, настолько сильна их боль и ярость, направленная на Витарра. Но если не лишен Витарр имени рода, то о каких спорах и распрях может идти речь?

Ярость ярлов не утихает, да только ничего, кроме того, что за Братоубийцей они не пойдут, сказать не могут. И тогда Хейд понимает, отчего столь не хотят они, чтобы место это занял Витарр.

Кто помешает новому конунгу отомстить обидчикам? Наказать каждого, кто только посмел продлить его мучения в ужасном этом изгнании? О, вовсе не за народ беспокоятся они, а за собственные шкуры. Это кажется Хейд даже забавным.

Ульф предупреждающе сжимает в кулак рукоять своего меча, готовый вступить в бой, если то потребуется. Если Витарр хочет получить трон отца, так отчего же не явился в Великий Чертог сам? Никто не в силах запретить ему ступать в эти стены, где же он? Оборачивается Ворона, охваченная темным этим интересом, когда слышит, словно сквозь толщу воды, голос матери:

– Темен и нелюдим Витарр, оттого тревожно позволить ему вести нас за собой. Но, уверяю, коль с ним будет подходящая женщина, все наши опасения так ими и останутся.

У Хейд все внутри холодеет, когда взгляд зеленых глаз устремляется к ней. Она знает, о чем мать говорит, хотя хотела бы не знать. Сердце бьется так болезненно, и Хейд хочет, чтобы оно лопнуло как перезрелый фрукт, похожий на те, что солнцерожденные отдают на корм своему скоту. Исгерд ведь не может поступить с ней так, верно? Она не может…

Может. Хейд прекрасно знает, что может.

Ворона покорно опускает взгляд. Она не может увидеть победоносную ухмылку, что тянет материнские губы, но знает, что сейчас Исгерд улыбается именно так. Ярл всегда улыбается так, когда все идет как нельзя лучше для нее, и вовсе не имеет никакой роли то, сколь хорошо все складывается для Хейд.

Мать хочет сблизить их для того, чтобы через дочь управлять новым конунгом. От одной только мысли об этом Хейд становится тошно. Из Великого Чертога словно бы в одно мгновение пропадает весь воздух, дышать становится нечем, и Хейд хватается за рукоять своего меча; сейчас это единственное, что кажется ей реальным. Темные фигуры пляшут перед глазами, хриплые голоса нашептывают, сколь жалкой кажется ее жизнь, и Хейд остается лишь крепко зажмуриться, стараясь спастись от удушающего этого страха.

– Уж не свою ли дочь ты находишь «подходящей» для меня женщиной, Исгерд ярл? Припоминаю, что не столь давно ты говорила о том, как бы рады все были, коль я бы умер вместо Хэльварда, а теперь стремишься отдать мне Хейд? Сколь же непонятны мне твои думы.

В изумлении наблюдают ярлы за тем, как, отойдя от стены и сбросив тяжелый капюшон, Витарр решительным шагом пересекает Великий Чертог, направляясь к матери. Направляясь к трону.

«Как давно он здесь? Кто позволил ему войти? Ублюдок! Братоубийца!»

Все это летит Витарру в спину подобно выпущенным гневной рукой стрелам, только вот сам он ни малейшего внимания на них не обращает. Остановившись подле кюны, несколько раз хлопает он трехпалой ладонью по плечу Бурого, одними губами шепнув ему что-то, и после того обращает взгляд свой к собравшимся в Великом Чертоге викингам.

– Каждый из вас считает, что право имеет лишать меня того, что положено мне по праву рождения. Никогда не желал я смерти ни Хэльварду, ни Ренэйст, – на именах сестры и брата голос его слегка дрожит, но Витарру удается вернуть ему былую уверенность, – но сейчас нет их подле нас, и я намерен стать тем, кем должен был быть с самого начала. Отныне я – ваш конунг!

– Как распушил ты свой хвост, трусливый пес!

Ньял, растолкав своих братьев, выходит вперед, с силой ударив кулаком по столу так, что стоящие на нем тяжелые чаши подскакивают, едва ли не перевернувшись. Олафсон смотрит так, словно бы готов прямо сейчас вырвать из Витарра право наследования собственными зубами. Вытянув руку, Ньял указывает на Ганнарсона пальцем, продолжая говорить:

– Конунгом себя стремишься признать, да только не рано ли? Даже мне, юнцу, что вернулся из первого в своей жизни набега, кристально ясно, что конунг все же оставил наследника, только вам то и не видно!

– О чем ты говоришь? – Исгерд, выйдя вперед, кладет ладонь на плечо Витарра; тот смотрит на нее так, словно бы на него положили змею, не иначе. – Наследником конунга была лишь Ренэйст, а теперь ее нет подле нас. Иных наследников конунг не оставил!

Ньял улыбается широко. Так улыбался он на поле боя в краю Солнца, когда горячая кровь оросила его лицо. Он готов биться до конца.

– Наследницей своей признал Ганнар конунг дочь свою, да только каждому ведомо, что звалась бы она кюной. Неужто никто из вас так и не подумал, что не дочь свою сделал он наследницей, а того, кому отдаст она свое сердце?

От мысли этой Хейд становится жарко. Надо же, кто бы мог подумать, что в пламенной этой голове могут возникнуть подобные мысли? Хейд оборачивается, смотрит за спину других воинов, стремясь найти взглядом Медведя. Молчаливый с самого момента возвращения, Хакон выглядит изумленным, не зная, что ответить на пламенные речи Ньяла. Ярлы смотрят на него, окидывают взглядами оценивающими, словно бы взвешивая что-то в своих головах.

На одной чаше весов – Витарр. Братоубийца, мальчишка с дурным нравом и грязной кровью, вместе с которой по жилам его течет кровь древнего рода. На другой чаше – Хакон. Мальчишка, коего конунг привез из набега. Берсерк родом из никому не известного края, еще бо́льший чужак, чем Витарр, но знако́м почти всем воинам по битвам, в которых успел принять участие.

Каждому ведомо, как сильно любила его Ренэйст и как сильно любил ее в ответ он. Если бы конунг хоть на мгновение сомневался в том, что из Хакона выйдет хороший конунг, то никогда бы не позволил ему быть подле своей дочери.

Хакон и опомниться не успевает, как Великий Чертог наполняют крики:

– Конунг сделал свой выбор!

– Гори род Волка синим пламенем!

– Среди нас уже есть конунг!

Так и сужается выбор лишь до двух претендентов на трон. Витарр настроен воинственно, одного его взгляда достаточно, чтобы стало ясно, сколь сильно разгневан он вмешательством Ньяла. Если бы только не вложил он эту мысль в головы других северян, все сложилось бы совершенно иначе. Олафсон, поймав на себе полный ненависти взгляд Братоубийцы, улыбается широко.

Хакон, словно бы опомнившись от сна, отвечает громко:

– Мне нужна была женщина, а вовсе не титул. Сейчас величайшая моя драгоценность покоится на дне морском, и нет мне дела до того, кто отныне будет зваться конунгом. На кого бы ни указали вам боги, это точно буду не я.

Ньяла, видимо, такой ответ не устраивает. Он собирается сделать все, что в его силах, для того, чтобы конунгом стал кто угодно, но только не Витарр. К тому же поддержка ярлов и других воинов пьянит его, лишь сильнее убеждает в том, что он прав. Хейд хмурится; ей не нравится то, к чему все это ведет.

В поддержку Ньяла выступает один из ярлов:

– Ренэйст была дочерью своего отца. Она с особым рвением стремилась оправдать его ожидания и стать наследницей, которой Ганнар мог бы гордиться. Вряд ли была она довольна, узнай о том, что ты отказываешься от той судьбы, для которой тебя выбрали.

Лицо Хакона принимает звериные черты. Он поднимается со своего места, гневно рыча, скалит зубы и крепко стискивает кулаки. Люди, стоящие подле него, стремительно расходятся в стороны, не желая оказаться на пути его гнева.

– Ренэйст, – сквозь зубы произносит Хакон, – помогла Витарру пробраться на борт драккара лишь потому, что искала возможность вернуть ему это бремя. Она никогда не хотела становиться наследницей Ганнара, и, когда возникла возможность очистить имя брата в глазах отца, воспользовалась ею. Не смейте говорить о ней то, что вам не ведомо. Вам было видно то, что она хотела, чтобы вы увидели, но я знаю ее гораздо лучше вас. Моя Ренэйст желала себе совершенно другой судьбы. Как бы то ни было, мне не нужен титул. Мне нужна была только моя Волчица.

– Хочешь или нет, – продолжает Ньял, – но конунг доверял тебе, поэтому позволил тебе быть с Ренэйст. Если ты считаешь, что мы не тоскуем по ней, то ты ошибаешься, – на этих словах он поднимает вверх руку, сняв с предплечья кожаный наруч и задрав ткань одежды, показывая грубый шрам, оставшийся от ритуала братания, – она была мне сестрой, и потеря ее тяжела для меня. Но конунг выбрал тебя, Хакон, Ренэйст выбрала тебя, и потому единственный конунг, за которым я готов пойти, – это ты, Медведь.

Старшие его братья поддерживают Ньяла, и Олаф ярл бьет себя кулаком по груди, восклицая:

– Звездный Холм пойдет за Хаконом!

Ульф, сделав шаг вперед, повторяет этот жест.

– Род Кита пойдет за Витарром!

Их спор прерывает голос, полный довольства и злой усмешки:

– Сколь радостно мне наблюдать за вашими склоками.

Великий Чертог погружается в звенящую тишину, и из тени выходит под удивленные взгляды Святовит, владыка над солнцерожденными. Его появления никто и не ожидал. Как мог покинуть он незаметно Дом Солнца? Кто впустил его в Великий Чертог? Столь ли сложно было ведуну войти в величественные эти своды? Никто не смеет ему и слова сказать, пока Святовит выходит вперед, остановившись практически возле Хейд. От его близости ей становится совершенно неловко, Ворона отводит взгляд, чувствуя, как начинает нервничать.

– Поскольку Дом Солнца кормит всех вас, – начинает ведун, сложив руки перед собой и сжав запястье одной руки ладонью другой, поднимая подбородок вверх, – то, как его старейшина, считаю, что имею полное право отдать свой голос за одного из выбранных претендентов.

Взоры всех собравшихся устремляются к Йорунн. Кюна молчит, поджав губы, после чего, выдохнув медленно, словно сдаваясь, произносит:

– Мы слушаем тебя, Святовит. За кем пойдут солнцерожденные?

Немыслимо! Спрашивать у рабов, кого они хотят видеть своим конунгом! Разве такое возможно? Дети Луны привозят детей Солнца в этот холодный край исключительно в качестве рабочей силы, обеспечивающей их пропитанием, кто дал им право голоса?

Кюна дала. Йорунн смотрит на него в ожидании ответа. Губы Святовита тянутся в победоносной улыбке.

– Дом Солнца пойдет за Витарром.

Гневные голоса ярлов становятся только громче. Беспокойно вьются они под самыми сводами Великого Чертога, побуждая к новым склокам. Поддержка Дома Солнца уже многое значит в их споре – коль Святовит столь нагл, дети Солнца и вовсе могут отказаться кормить их, пока конунгом не будет выбран тот, кого они желают видеть. От одной только этой мысли бросает в дрожь.

Если солнцерожденные поймут, какую власть они на самом деле имеют, то тогда им всем будет тяжко.

– А как же ребенок?

Голос Ове едва слышим в наступившем шторме криков и недовольств, но, даже слабый и измученный, имеет он такую силу, что каждый обращает на Товесона свой взгляд. Воины и ярлы смотрят на него в изумлении, словно бы не понимая, о чем говорит он, и Ове, сделав над собой усилие, поднимается на ноги, держась за плечо своего отца. Тове ярл крепко придерживает своего наследника, когда Ове, поморщившись от боли, накрывает рукой повязку, скрывающую пустую глазницу. Совладав с собой, наследник рода Змея расправляет плечи, проговорив громче:

– Ребенок. При всем моем уважении к кюне, но разве та рыжеволосая девушка не носит под сердцем ребенка конунга? Если это так, то он может стать следующим наследником, и…

– Это не ребенок конунга.

Витарр обрывает его резко, без какого-либо страха в голосе. Хейд видит, как жадно тянет он носом воздух, стремясь скрыть свой страх, и без колебаний выдерживает то, какими глазами смотрят на него все собравшиеся. Никогда не приветствовали его благосклонно, забрасывали камнями и гнали прочь, а теперь, когда встает вопрос борьбы за титул, кто будет рад его родству с почившим? Только вот никто не может понять, о чем он говорит. Как это может быть не ребенок конунга? Руна всем объявила, что понесла от Ганнара, да и сам конунг подтвердил, что провел с юной девушкой ночь. С чего бы ее ребенку не быть наследником рода Волка?

– Что? – изумленно переспрашивает кюна. Она подходит ближе к Витарру, кладет руки на его плечи и вглядывается с мольбой в глаза Братоубийцы. – Как же так, сынок, как же так? Всем известно, что твой отец зачал ей ребенка, так что же ты…

– Все было не так, – Витарр решительно, но мягко убирает руки кюны от себя, сжав ее запястья в своих ладонях, – правда в том, что Руна ждет ребенка от меня. Мы знали, что сделает конунг, если узнает о том, и потому подстроили все так, чтобы все подумали, словно бы это его дитя. То было празднество, наши воины в очередной раз вернулись из набега, и конунг был пьян. Он вернулся в дом раньше, чем другие, ибо не мог стоять на ногах от количества выпитого. Мы раздели его, и после этого Руна легла подле него. Конунг был настолько пьян, что не мог вспомнить собственного имени, а потому поверил, словно бы провел ночь с девушкой, о которой ничего не мог знать. Прости меня, мама, – подняв ее руки к своему лицу, Витарр покрывает дрожащие пальцы поцелуями, после чего прижимает их к своему лбу, – мне нет прощения, но я был готов сделать все для того, чтобы спасти Руну и нашего ребенка. Она носит под сердцем твоего внука, мама.

Кюна заходится безутешными рыданиями, прижимаясь к груди сына и сотрясаясь всем телом. Присутствующие настолько изумлены открывшейся правдой, что просто не знают, что следует сказать. Переглядываются с тревогой, перешептываются, но только лишь пожимают плечами. Поддержка солнцерожденных и скорое рождение наследника лишь укрепляют право Витарра на трон, но не все согласны с этим решением. Они готовы биться за право Хакона быть новым конунгом, как возлюбленного почившей наследницы. Они требуют начала эры Медведя, но Волк не намерен так просто отдавать свою власть.

– Откуда знать нам, – доносится голос одного из старших сыновей Олафа ярла, – что это не уловка? Конунг весьма уверенным казался в том, что дитя девчонки – его дитя. Не думаю, что как мужчина он был так уж плох, чтобы не запомнить, с кем предавался страсти. Прошу простить меня за резкость, моя кюна. Но, думаю, каждый, кто стоит сейчас здесь, со мной согласится.

Люди заходятся новым яростным спором. Кто поверит Братоубийце? Само существование Витарра вызывает в них гнев и отторжение, а тут – доверие! Принимая во внимание то, что и сама Руна не особо-то отрицала тот факт, что понесла от конунга, сложно поверить в то, что все может обернуться именно так. До этого мгновения никому и дела не было до ребенка, а теперь, стоило Ове о нем заикнуться, сподвижники погибшего конунга цепляются за него, как утопающие за протянутую веревку.

Шум голосов вновь прерывает спокойный голос пахнущего солнечным медом ведуна:

– Я готов выступить свидетелем. Перепуганный мальчишка прибежал в Дом Солнца под руку с девицей едва ли не в слезах, прознав про то, что та понесла. Боялся, что, стоит отцу узнать о будущем ребенке, так сразу же велит избавиться и от него, и от матери. Тогда-то я и предложил ему пойти на обман. Признаться, это было лишь насмешкой с моей стороны, но Витарр воспринял это как шанс на спасение. Он был готов стерпеть унижения, лишь бы позволить этому дитя родиться. Или что хоть один из вас готов возразить и сказать, что конунг поступил бы как человек чести и не навредил бы избраннице сына, от которого с позором отрекся? – Святовит оглядывается, словно бы ожидая ответа, которого не следует. Это заставляет его жестоко усмехнуться. – Так я и думал. Каждый из вас видел зло, которое творит Ганнар с собственной семьей, и ничего не сделал. Вам ли судить этого мальчишку?

Прокашлявшись, Бурый обращается к собравшимся:

– В свете открывшейся правды мне кажется, что никто из нас не готов принять решение в данный момент. Нам всем нужно обдумать все, что скрывалось раньше за завесой тайны, и прийти к единому решению. На этом совет ярлов я объявляю закрытым.

Люди постепенно начинают расходиться, не в силах совладать со своими эмоциями. Хейд наблюдает за тем, как Витарр уводит свою безутешно рыдающую мать, что-то шепча ей на ухо. Сама Ворона обращает взгляд на Хакона. Медведь продолжает сидеть за столом, опустив голову и ничего не говоря. Кажется, словно бы и не собирается он никуда уходить. Вдохнув глубже, Хейд движется в его сторону, останавливается за спиной и кашляет коротко, привлекая к себе внимание.

Хакон даже не смотрит на нее.

– Как ты, Хакон?

Он поворачивает голову с огромной неохотой, и смотрит на нее уставшими голубыми глазами. Она понимает, что сейчас Медведь совершенно не хочет с ней говорить, и не успевает уйти, как он все же отвечает ей:

– Как, по-твоему, я должен быть?

Действительно, как? Как должен себя чувствовать мужчина, потерявший любимую женщину? Мужчина, которого обязывают идти совершенно не той дорогой, которой ему хочется? Возможно, будь здесь Ренэйст, Хакон и не возразил бы, если бы попытались заставить его взять на себя ношу конунга.

Ренэйст была бы его кюной. Много ли нужно Медведю для счастья?

Хейд не знает, что сказать. Она стоит перед ним, смотря в совершенно другую сторону, и думает о том, что сейчас они слишком сильно похожи. Ее тоже принуждают делать то, что она совершенно не хочет делать, но, в отличие от него, у нее самой просто нет другого выбора.

Или, может, она никогда его не искала.

– Мне жаль, что такое произошло с ней, – наконец-то говорит Ворона, легко похлопав Медведя по плечу, – она была достойна иной судьбы.

– Она еще получит ту судьбу, которой достойна.

Это утверждение изумляет Хейд. Продолжая держать руку на плече берсерка, она смотрит на него несколько обеспокоенно. Неужели рассудок его помутнел из-за потери, с которой отныне ему жить? Прокашлявшись, стараясь вернуть уверенность своему голосу, она спрашивает:

– Почему ты так думаешь?

– Я знаю, – голос его сходит на шепот, стоит воину опустить голову на свои руки, – она жива. Я вижу ее в своих снах. В них она зовет меня, но я не могу понять, откуда звучит ее голос.

– Может, она зовет тебя из Хельхейма?

– Нет. Я знаю мою Ренэйст, и никогда не возжелала бы она, чтобы дух мой попал в Хельхейм, даже если позволит это мне быть подле нее. Любовь ее слишком сильна, оттого знаю – она жива, и я ее отыщу.

– Разве может любовь обладать такой силой?

Она не ждет, что берсерк ей что-то ответит. Развернувшись, Хейд хочет как можно скорее уйти прочь, не понимая, для чего вообще подошла к нему. Это был первый раз, когда они заговорили друг с другом, и что-то подсказывает ей, что и вовсе последний. Она не умеет утешать и поддерживать людей. Это не ее стезя. Признаться, она даже до конца не уверена, что именно умеет.

Возле самого выхода из Великого Чертога цепкие пальцы хватают ее за локоть и тянут в тень вековых колонн. Хейд прижимается к ней спиной, поднимая взгляд на мать. Исгерд прожигает ее зелеными радужками, кривит губы, складывая руки на груди и смотря на дочь презрительно сверху вниз.

– О чем ты говорила с ним?

– Ни о чем. Пыталась поддержать. Он опечален гибелью Ренэйст, и происходящее лишь сильнее погружает его в пучину отчаяния. Я… Я подумала, что могу поддержать его.

Исгерд молчит, и Хейд не смеет отвести от нее взгляд. Она прекрасно знает, что будет наказана за такое проявление неподчинения. Хейд знает это слишком хорошо.

Ярл сама отводит от нее взгляд. Она смотрит в спину Хакона, что все так же сидит за столом, опустив голову, и цедит сквозь зубы:

– Внезапно объявившийся ребенок ублюдка спутал мне все планы. Что же, придется действовать иначе, – Исгерд вновь смотрит на дочь, – и ты мне в этом поможешь. Я хочу, чтобы ты сблизилась с ним.

Хейд словно бы окунают в холодную воду. Она смотрит на мать с испугом, отказываясь верить в то, что та только что сказала ей. Покачав головой, Ворона отвечает дрогнувшим голосом:

– Я не понимаю… Сблизилась? – Исгерд приподнимает брови, и одного этого жеста хватает Хейд для того, чтобы понять, в каком именно смысле она должна сблизиться с Хаконом. – Мама, прошу, я не могу. Его чувства к Ренэйст сильны, он до сих пор не смирился с утратой…

Исгерд хватает ее за подбородок так резко, что Хейд невольно вскрикивает – и замолкает, крепко зажмурившись. Острые ногти матери впиваются в кожу, причиняя боль, но она не смеет возразить. Никогда не смела.

– Чувства? – насмешливо тянет Исгерд. – Глупая ты девчонка. Раз так переживаешь, то и поможешь ему смириться с утратой. Мужчинам, дорогая, абсолютно нет никакой разницы в том, какую женщину им желать. Витарр казался мне добычей более легкой, но под возникшие обстоятельства нужно подстраиваться. Поэтому…

Исгерд поддается ближе и шепчет Хейд на ухо. Ее горячее дыхание обжигает кожу, заставляет молить богов о спасении.

Пожалуйста. Нет. Только не это.

– Я хочу, чтобы ты соблазнила Хакона и понесла от него дитя.

Глава 8. Ворона


– Ты не можешь быть серьезна.

Она смотрит на мать внимательно, словно бы надеется на то, что сейчас Исгерд рассмеется, хлопнет ее по плечу и скажет, что не ожидала, что дочь ее окажется такой доверчивой. Поверить в подобное, ну надо же! Исгерд ведь ее вовсе не так воспитывала, откуда в ней такие мысли? В конце концов, Хейд – ее дочь, и Исгерд позаботится о ней.

Но Исгерд не спешит разубедить ее. На ее едва ли не умоляющий взгляд она отвечает безразличием, ледяным неодобрением. Хейд жалеет, что открыла рот и сказала хоть слово. Сейчас Исгерд заставит ее пожалеть об этом.

– Я выразилась неясно? С каких пор у тебя появилось право оспаривать мои решения?

Ее голос давит на нее. Плечи Хейд опускаются, ей хочется сжаться и исчезнуть, лишь бы не попадаться матери на глаза. Временами она даже сомневается в том, что Исгерд родила ее самостоятельно. Быть может, ложь ее зашла настолько далеко, и на самом деле Хейд ей вовсе не дочь? Может, она откупилась от какой-нибудь несчастной матери и, подобно темным существам из старых сказок, похитила младенца, которого выдала за свое дитя?

Если бы не была Хейд ее отражением, то тогда она бы смогла воспринять это за чистую монету. Но, глядя на себя, Хейд снова и снова видит в своих зрачках мать – и это ее пугает.

Они продолжают стоять под сводом колонны даже тогда, когда Великий Чертог пустеет окончательно. Уходящего Хакона ярл провожает особенно хищным взглядом, имея на Медведя свои планы. Захочет или нет, но он уже втянут в коварную ее игру и будет в ней таким же инструментом, как и сама Хейд. Ворона хочет его окликнуть, попросить о помощи, сделать все, что угодно, лишь бы это прекратилось, но тень Исгерд впечатывает ее в колонну, заставляет ноги прорасти корнями сквозь каменный пол Великого Чертога прямо в промерзлую почву.

– Прошу тебя, пересмотри свое решение. Ты не слышала, как Хакон говорит о ней. Он уверен в том, что Ренэйст жива, и ни за что не станет смотреть на других женщин. Не представляю даже, как после произошедшего смогу…

– Меня не волнует как, – перебивает ее Исгерд, поднимая вверх выпрямленную ладонь, и этого достаточно для того, чтобы заставить Ворону замолчать. – Разве я спросила у тебя, как именно ты сделаешь то, что я тебе сказала? Мое дело сказать, твое – исполнить. В свое время я родила тебя, и ты, – протянув руку, Исгерд приподнимает лицо дочери за подбородок, смотря в ее зеленые глаза, такие же, как собственные, – должна быть мне хоть в чем-то полезна.

Значит, она была рождена лишь для того, чтобы быть полезной? Иного предназначения в ней нет? Хейд была уверена, что дети могут быть зачаты лишь из любви, но, видимо, она излишне наивна. С такой матерью, как Исгерд, о таких вещах и вовсе лучше не думать. Забыть о них и больше никогда не вспоминать.

Не в силах выдержать ее взгляд, Хейд опускает голову, и ярл строго цокает языком. Резко отдернув руку, словно бы ей в одно мгновение становится противно прикасаться к собственной дочери, Исгерд разворачивается, направляясь в сторону дверей Великого Чертога, останавливаясь перед самым выходом и, обернувшись через плечо, говорит с холодным безразличием:

– Будь любезна, сделай хоть что-то в своей жизни правильно. Не заставляй меня еще больше жалеть о том, что я дала тебе жизнь.

Эти слова ранят сильнее, чем она могла бы подумать. Хейд смотрит на двери, что закрываются за материнской спиной, и не может найти в себе силы сделать хотя бы вдох. Коль Исгерд уже жалеет о том, что дала ей жизнь, то для чего Хейд стараться? Есть ли хоть малейший смысл в чем-либо, что касается ее?

Выдохнув резко, она срывается на бег, распахивая двери Великого Чертога и ступая в лунную ночь. Хейд бежит так быстро, как только может.

Слова матери набатом звучат у нее в голове, заставляют сердце биться чаще от ужаса. Слезы обжигают лицо, застывают на морозе крошечными лезвиями, вспарывая кожу, но нет ей до этого никакого дела. Она так быстро бежит, что даже не чувствует холода. Ее теплый плащ брошен где-то в Великом Чертоге, но у Вороны нет ни желания, ни сил туда возвращаться.

Она хочет сбежать. Скрыться. Исчезнуть.

Какая мать потребует от собственной дочери пройти через подобное? Соблазнить безутешного мужчину, лечь под него и зачать от него дитя. Таким образом Хакон обзаведется поддержкой островов, да и у тех его союзников, что уже готовы идти за ним, будет больше поводов поддержать Медведя. Если Хейд будет носить под сердцем ребенка Хакона, то Исгерд лишь ближе окажется к власти. Нет смысла сомневаться в том, что в одно мгновение она поступит с ним так, как поступила с собственным мужем. Он мешал ее властвованию, никто из воинов Трех Сестер не хотел идти за солнцерожденной рабыней, коей супруга ярла оставалась, даже сменив шкуру. Что было им делать после того, как Исгерд стала править единолично, жестоко избавившись от всех, кто желал заполучить ее место?

Если в руки этой женщины попадет подобная власть, то все они вскоре окажутся перед богами.

И Хейд в ее плане не больше, чем способ для достижения цели. Послушная игрушка, которая сделает все, что ей только прикажешь. Потому что Хейд – ее дочь, и у нее нет другого выбора.

Она все продолжает бежать, не понимая, куда несут ее ноги. Будь они на архипелаге, Хейд прибежала бы к пристани. Украла бы одну из лодок и пробралась через залив, отделяющий Урд от Верданди. На скалистых берегах средней норны, в грубо торчащих ее костях, еще в детстве нашла Хейд для себя пристанище. Небольшой залив образовавшегося фьорда хранил в себе крошечную пещеру, надежно защищенную от всего остального мира скалами. В ней обустроила Хейд для себя жилище. Постель из еловых веток, одеяло из волчьих шкур. Мясо кроликов, которое сама валяла она под его сводами, да фляга с крепким настоем, скрытая в камнях от любопытных охотников, что могли забрести в ее гнездо, пока самой Вороны в нем нет. Там могла бы она жить в полном одиночестве, рыбача и охотясь, не зная боли и горести человеческой.

Ей не нужен ни титул, ни признание. Хейд просто хочет быть свободной.

Всегда ей было ведомо, что однажды она станет разменной монетой в материнских играх. Этот момент должен был настать, но она не была готова к тому, что случится это столь скоро. По требованию матери стала она воином, пусть никогда того не желала. Она сдружилась с Ренэйст, которую забирали из Чертога Зимы на Три Сестры с завидной регулярностью, пусть и не смогла стать для нее сестрой. Может, все было бы проще, окажись Ренэйст ее посестрой? Тогда Хейд смогла бы отказать матери, ссылаясь на свою воинскую честь и ритуал, который они провели вместе с погибшей. Сестринские узы не позволили бы Хейд даже посмотреть в сторону мужчины, столь любимого Ренэйст. Исгерд бы не посмела просить о таком, зная, сколь яростно карают за подобное неуважение.

Но Хейд нечем защититься. У нее нет права голоса, нет ничего, что ей бы принадлежало. Видят боги, она сама себе не принадлежит!

Лишь крошечная пещера в самом чреве Верданди, сокрытая от любопытных глаз. Лишь там не могла Исгерд распоряжаться ее жизнью.

Какой бы была она, если бы Эгилл ярл был жив? Исгерд убила его еще до того, как породила Хейд на свет, и потому отца своего та никогда и не знала. Лишь по рассказам ближайших его друзей да воинов, коих вел за собой ярл Трех Сестер в бой. Его называли мудрым и справедливым, яростным в бою и излишне доверчивым. Любовь его к юной солнцерожденной была так крепка, что отказывался видеть он, что пригрел на груди своей змею. Он дал ей имя, отрек от Солнца и научил жить под лунным светом. Она замерзала – он кутал ее в самые лучшие меха. Она тосковала – он призывал на архипелаг лучших скальдов.

Она хотела власти – он научил ее убивать.

Временами Хейд думала, что, будь отец жив, он бы любил ее. Любил бы ее не так, как любит мать – напоказ, лишь бы все вокруг считали, сколь дорога дочь для ярла Трех Сестер. Нет, отец бы любил ее так, как любят единственное свое дитя. Эгилл лелеял бы ее, сделал бы все, чтобы увидеть улыбку своей дочери. Возможно, он бы никогда не заставил ее идти по воинскому пути, если бы она не захотела того сама. Хейд попросила бы его позволить ей обучиться земельному ремеслу, проводила бы она жизнь свою в Доме Солнца, взращивая зерно и ухаживая за растениями. Как любит Хейд цветы! Коль было бы ей позволено, она бы возвела самый прекрасный сад, который только можно было бы увидеть в землях луннорожденных.

Отец бы отдал ее замуж лишь за того мужчину, которого бы пожелала сама Хейд. В ее мечтах родительская любовь ощущается именно так.

А может, Хейд и вовсе бы не захотела замуж. Может, всю свою жизнь посвятила бы она земле и пепел свой приказала бы смешать с почвой, чтобы прорасти в ней самым прекрасным цветком. Не было бы у нее ни мужа, ни детей, и она была бы счастлива.

Но все, что Хейд остается – только гадать. Она никогда не узнает о том, что было бы, если бы мать ее поступила иначе. Если бы Исгерд в самом деле любила Эгилла, что отдал ей свое сердце так глупо и легкомысленно.

Пожалуй, единственное, что действительно роднило Хейд с Ренэйст, так это возложенные на них ожидания родителей. Вся жизнь Ренэйст протекла совершенно не так, как должна была бы. Ее заставили идти по стопам погибшего брата, частично прожить жизнь, отмеренную Хэльварду, стать им в какой-то мере. Была ли Ренэйст собой хотя бы немного или выковала из себя то, что желал в ней видеть отец? Позволяла ли себе быть искренней хоть с кем-то?

Знал ли Хакон женщину, которую так сильно любил?

Мысли эти лишь сильнее мучают Хейд, причиняют боль. Продолжает бежать она по Чертогу Зимы, крепко сжав голову ладонями и не видя ничего вокруг себя. Слезы душат ее, заставляют хватать ртом холодный воздух, осколками льда разрезающий ей горло изнутри. Кажется, что еще один вдох – и горло ее разорвет изнутри, кровь, черная и густая, оросит белоснежный снег, а сама Хейд рухнет в него. Сорвется с губ ее последний измученный стон – и замолкнет навсегда, невидящим взглядом смотря в глубину звездного неба.

В подобной смерти нет ничего величественного. Увидела бы она валькирий, спустившихся на своих лебединых крыльях для того, чтобы забрать ее с собой? Встретила бы Ренэйст подле закрытых врат Вальхаллы, смотрящую на нее сверкающими глазами мертвеца?

Ничего из этого не произошло бы. Хейд просто перестала бы существовать.

Ноги сами приносят ее к пристани, и, когда бежать оказывается некуда, Хейд останавливается. Пытаясь перевести дыхание после долгого бега, она оглядывается по сторонам испуганным зверем, но не знает, куда ей идти. Это конец? Ей придется вернуться назад и сделать то, что требует от нее мать?

От одной мысли о ночи с Хаконом тошнотворный ком подкатывает к ее глотке, мешая дышать. Хейд давится им, заходится тяжелым кашлем и падает на колени. Вжимается Ворона лбом в холодные доски пристани и воет, стиснув зубы и заходясь безутешными рыданиями.

Может, Хакон хороший мужчина. Из него выйдет заботливый муж, любящий отец, но не для нее. Не с ней. Это не то, что Хейд хочет, не то, чего она заслуживает. Пусть они с Ренэйст не стали настоящими сестрами, но они обе были воительницами, и из уважения к ней не может Ворона так поступить.

Как только у Исгерд язык повернулся попросить ее о чем-то подобном?

Медленно подняв голову, Хейд смотрит на холодные воды фьорда, на которых лед слегка покачивается на едва заметных волнах. Льдины еще не окрепли после того, как корабли разбили их, причаливая к берегу, и потому между белоснежными лодками виднеется темная вода. Она наверняка невероятно холодная. Дома, на островах, Хейд изредка развлекается тем, что плавает в студеной воде. Мать приучала ее к этому, закаляла, считая, что подобное умение должно помочь Хейд каким-то образом. Плавать-то она плавает, только холодная вода рано или поздно убьет любого пловца. Вода сурова, и теперь это, как никто другой, хорошо знают волчьи дети, Хэльвард и Ренэйст.

Что чувствовали они, когда тонули? Были ли они полны страха или мысли о скорой смерти успокаивали их? Холод причиняет боль, но, когда ты умираешь, начинаешь чувствовать тепло при обморожении. Так, по крайней мере, рассказывали ей целительницы, которым множество раз приходилось вытаскивать души нерадивых охотников из лап владычицы Хель.

Ощущала ли Ренэйст радость от мысли о скором избавлении от своего бремени? После того, что произошло с ее братом, Белая Волчица боится воды. Смогла ли сквозь свой страх ощутить она легкость, присущую всем умирающим? Что она чувствовала, когда тонула?

Стоя на коленях, Хейд комкает ткань собственной одежды у себя на груди. Холод постепенно пробирается под ткань, заставляет дрожать, стучать зубами от мороза. Губы у нее наверняка синие, но сейчас это меньшее, что может ее беспокоить. Если она вернется обратно, то должна будет исполнить то, что задумала мать. Расскажет Хейд кому-то об этом, так никто не поверит. Среди детей Луны Исгерд ярл значится владычицей мудрой, хоть и жестокой. Кто сможет поверить в то, что мать подкладывает собственного ребенка под мужчину, желая таким образом приблизиться к столь желанной власти?

Нет. Хейд может идти только вперед. Другой дороги нет.

А впереди нее – только холодная вода фьорда, зовущая к себе дочь островов.

Поднявшись на ноги, Хейд слегка покачивается при каждом шаге, шепча одними губами молитвы Ньерду о том, чтобы принял он ее в свои чертоги. Облегчил ее участь, обнял нежно, как отец обнимает дитя, своими ледяными объятиями – и больше не отпускал. Сейчас он единственный родитель, который может быть ей нужен.

Пусть отныне Исгерд делает, что хочет, но делает это сама. Несет воинское бремя, добивается власти… ложится под мужчин. Хейд не намерена больше участвовать в подобных отвратительных вещах, ее жизнь отныне в ее собственных руках.

Даже если все, что она может с ней сделать по собственной воле – прервать ее.

Признаться, она сомневается. Колеблется, смотря на неровные края льдин, качающиеся у самых ее ног. Носки ее сапог уже находятся за пределами пристани, Хейд слышит, как трещит пламя факелов, освещающих мостовую за ее спиной. В этом миге не существует ничего, кроме нее самой. Одно движение вперед – и все закончится.

Ренэйст боялась, когда это произошло. Она не хотела умирать, но ничего не могла изменить. Все, что ей оставалось, так это покориться и плыть по течению. Только вот у Хейд все иначе, Хейд может остановиться, пока не стало слишком поздно. Ей нужно только сделать вывод и поступить, как поступает настоящий воин, которым она стала с таким трудом.

Идти до конца.

Она позволяет себе обернуться на одно лишь жалкое мгновение. Кинуть взгляд на неровные ряды домов, на ярко горящие факелы, на звездное небо над своей головой и на диск Луны, что смотрит безучастно на нее свысока. Может, умирать было бы не так страшно, если бы была она на берегах родного архипелага? Хейд любит свой край, забота о Трех Сестрах доставила бы ей великую радость. Но, видимо, ничего в ее жизни не будет так, как она того действительно хочет.

Хейд вновь опускает взгляд, смотря на обманчиво спокойный лед. С каждым мгновением страх душит ее только сильнее, толкает назад, призывая бежать, как никогда она не бежала. Вспоминает Ворона то, как втроем спасались они от разъяренного тролля во время посвящения, и губы ее трогает легкая улыбка. Сейчас это кажется таким далеким и даже забавным, хотя в тот миг она была практически уверена в том, что погибнет. Хейд помнит, как кричали Ове и Ренэйст, что бежали по тонкому льду прямо за ней, как рычал тролль, не желая упускать свою добычу. То, что она чувствует себя по-настоящему живой лишь на грани гибели, даже не странно. Их народ всегда находит свое спасение в смерти, разве не так? Они погибают во славу богов, во славу собственного рода, ищут кончину свою в битве, не признавая иную смерть достойной. Дети богов не погибают от старости, они погибают тогда, когда Один их призовет.

Видимо, ей суждено быть позором своего рода. Она даже умереть не может так, как хочется другим.

В одно мгновение вокруг нее словно бы исчезают все звуки. Наступает тишина, полная и блаженная, и все эмоции внутри ее тела просто затихают. Хейд чувствует себя пламенем свечи, чей фитиль уже догорает. Пламя еще есть, но оно такое слабое, что заранее готовишься к тому, что оно вот-вот погаснет. Этот миг не настал, и все остальные проходят в его ожидании. Малейшее дуновение ветра – и все закончится.

Хейд не думает ни о чем. Ее голова пуста, а сердце холоднее этих вод. Она практически уверена в правильности своего решения. Лучше исчезнуть вовсе, чем жить по указке матери.

И тогда Хейд шагает вперед.

Выпрямленные ноги с силой ударяются об лед, на который Ворона падает всем телом, постепенно соскальзывая вниз. Она не делает вдох, чувствуя, как медленно торс ее погружается в воду, и лишь закрывает глаза, позволяя этому случиться. Хейд не противится, не борется за свою жизнь, полностью отдавая себя в руки Ньерда. Пребывание в воде не кажется ей таким тяжелым, каким должно быть, сказывается закаленность и опыт. Только как бы хорошо Хейд ни плавала, вода возьмет свое. Вода всегда берет свое.

Ворона открывает глаза, ощущая, как ее тянет на дно. Поднимает голову, смотря на слабо пробивающийся сквозь трещины в льдинах свет факелов – и распахивает рот в беззвучном крике. Ее неумолимо тянет на дно, холод пробирается сквозь одежду к костям, и Хейд ничего не может с этим сделать. Чувствует, как вода заполняет ее нутро, как тело становится тяжелым, и тогда в ней пробуждается острое, яркое, дикое желание жить.

Разве стоит все это ее смерти? Должна ли она поступить так потому, что к ней относились несправедливо?

И тогда приходит страх. Дикий, звериный страх, призывающий бороться до конца. Ее все тянет на дно, внутренности огнем горят от желания вдохнуть, и Хейд отчаянно сопротивляется, стараясь выбраться. Одежда ее промокла до нитки, потяжелела, и металлические украшения на ней лишь сильнее тянут Хейд на дно. Она мечется, барахтается, стараясь вытянуть свое тело на лед, но ничего не получается.

Вода слишком коварна. И Хейд, зная об этом, должна была лучше обдумать подобный свой шаг.

Ворона считала, что готова к этому. Что примет смерть без страха, не станет сопротивляться или сомневаться в своем решении. Неужели она даже умереть по собственной воле неспособна? Есть ли хоть что-то в этом мире, что Хейд сможет сделать по своему желанию? Она закрывает глаза, позволяя увлечь себя на самое дно, где ей самое место.

Ей кажется, что она слышит шум над своей головой, но вряд ли это что-то иное, а не предсмертные судороги истощенного ее сознания. Хейд больше не делает ничего, чтобы себя спасти, и, когда она уже практически угасает, кто-то крепко хватает ее за руку.


Она просыпается медленно. Вокруг жар такой, словно бы лежит она в печи. Хейд готова поклясться, что это лучшее чувство, которое она только могла испытать в своей жизни. Ни первая охота, ни первая битва не могут сравниться с тем, как сладко ощущается тепло очага после произошедшего. Неужели врата Вальхаллы все же открыты, и ее истерзанный дух перенесли сюда валькирии? Нет, Один принимает в свои величественные чертоги лишь тех, кто погиб в бою, а то, что сделала с собой Хейд, воина недостойно. Она должна была попасть в Хельейм в качестве наказания за то, что сделала с собой подобное, но здесь слишком хорошо, чтобы место это могло оказаться палатами полумертвой богини. Коль она умерла, то остается только Фолькванг, куда принимает богиня Фрейя тех павших воинов, что не были приглашены в палаты Всеотца.

Не сразу Хейд понимает, что вовсе не умерла. И когда приходит это понимание, в изумлении распахивает она глаза.

Обнаженная, Ворона лежит на сложенных возле пламени очага шкурах, укутанная ими тщательно. Ей становится жарко, и Хейд медленно приподнимается на локтях, оглядываясь по сторонам. Дом этот ей незнаком, она никогда не была в его стенах. Ничего не помня о случившемся, только гадает она, кто мог спасти ее. Кому только могло хватить безрассудства шагнуть за ней в ледяную воду?

– О! Ты очнулась.

От этого голоса Хейд бросает в дрожь. Любопытно, отчего она вовсе не удивлена, что это именно он? Словно бы во всех землях луннорожденных найдется хоть один безумец, кроме него, кто способен сделать что-то настолько безрассудное.

Ньял сидит по другую сторону очага и улыбается ей, но улыбка эта слабая и настолько усталая, что, кажется, он прилагает все силы для того, чтобы удержать ее на своем лице хоть на мгновение дольше. Кутается в теплый меховой плащ, стараясь согреться, пока так же, как и Хейд, обнаженный, нежится в тепле, которое источает пламя. Невольно подтягивает Хейд мех повыше, прикрывается до самых ключиц. Как глупо. Он же раздел ее, какой смысл прятаться от его взгляда?

Они молчат, смотрят друг на друга глазами зелеными, и, если взгляд Ньяла отдает зеленью краев солнцерожденных, то в глазах Хейд – пучина, которой она была готова отдать свою жизнь.

Дым от очага поднимается вверх, скрываясь в звездном небе через отверстие в крыше.

– Ты спас меня.

Ньял отвечает с улыбкой, слегка покачав головой:

– Похоже, что так оно и есть.

– Почему?

– А почему не должен был?

Хейд теряется, не находит, что ответить. Он не сделал ничего, за что Ворона должна быть зла, наоборот, ей стоит отблагодарить его за спасение, вот только правильно ли он поступил, вмешавшись? Возможно, он должен был позволить ей умереть. Хейд сама приняла это решение. Она снова смотрит на него, наблюдает за тем, как пламя очага играет в рыжих его волосах, и говорит совсем тихо:

– Ты безумец. Кто по своей воле шагнет в ледяную воду?

– Ты ведь шагнула. Значит, безумна не меньше.

Ньял смеется, но смех его быстро замолкает, стоит ему увидеть ее серьезный взгляд. Олафсон мгновенно меняется, хмурит брови и смотрит на нее, показывая, что ему нужны ответы. Он хочет что-то спросить, и Хейд даже знает, что именно он сейчас скажет. Только вот Ворона успевает задать свой вопрос первой:

– Куда ты привел меня?

Вопрос ее ставит его в тупик, Ньял не ожидал, что она спросит о чем-то подобном. Он снова чуть хмурится, но вскоре на губах его расцветает уже такая знакомая ухмылка. Воин качает головой, проводит рукой по непокорным волосам, словно жест этот поможет привести в порядок собственные мысли.

– Это дом моей семьи, здесь живем мы, когда гостим в Чертоге Зимы. Мать моя сейчас, должно быть, с кюной, а отец с братьями на борту драккара. Я как раз шел к ним, когда увидел тебя. – Он замолкает, смотрит на нее тяжелым взглядом, и, к ужасу Вороны, задает тот вопрос, которого она так хотела бы избежать: – Зачем ты сделала это, Хейд?

Смотрит Ворона куда угодно, но только не на него. Цепляется взглядом за их одежду, что сушится подле огня, и сильнее прижимает к себе мех, словно пытаясь использовать его вместо щита. Вовсе не хочется говорить Ньялу о причинах своего поступка. Разве это что-то изменит? Ей кажется, что, стоит только сказать об этом вслух, как все станет только хуже. Воительница смотрит на него, взглядом просит не продолжать этот разговор, но это же Ньял. Кого он когда-либо слушал, кроме себя самого? Хейд смотрит в самое сердце огня, что мечется между ними, и закрывает глаза, показывая свое смирение.

К собственному ужасу, она рассказывает Ньялу обо всем, что произошло. О темных замыслах матери, о ее планах касательно Хакона. О том, что она пожелала, чтобы Хейд сделала. Слова вырываются изо рта ее темным потоком, и так горько становится, что слезы срываются по щекам. Темные пряди волос прилипают к щекам, но у воительницы нет сил даже на то, чтобы убрать их. Рассказывая кому-то ужасную правду о собственной матери, она чувствует, насколько несчастной была все это время. Впервые в жизни ей жаль ту маленькую девочку, которой Хейд оставалась где-то глубоко внутри себя.

Ньял молчит. Даже не перебивает. Он слушает внимательно все, что она рассказывает ему, доверяет самую мрачную свою тайну. Безусловно, при взгляде на Исгерд ярл думаешь, пусть и невольно, о том, что думы ее – омут. Войдешь в него, да так и утянет тебя на самое дно. Хищница, способная пожрать тебя, не моргнув при этом и глазом. Только как так вышло, что подобное отношение проявляет она и к собственной дочери, единственному своему ребенку? Ньялу сложно это понять. Он рожден в большой семье, но мать никогда не относилась к нему как-то иначе. Каждого своего сына Нильсин нежит и любит так, как только может. Уже воины они, возмужавшие и познавшие битву, а в глазах матери – все те же дети, которых отчитывает она за баловство, а после, растаяв под взглядом их глаз, окутывает своей любовью, даря ласку и звонкий смех.

Как же так вышло, что Хейд познала совершенно иное к себе отношение? Разве не все матери такие же, как его возлюбленная матушка?

– И потому ты решила убить себя.

– Смерть показалась мне выходом. Единственным, что остался мне доступным.

Ньял скользит взглядом по ее лицу. Языки костра искажают его, делают еще более печальным, чем оно есть на самом деле. Облизнув губы тревожно, он хмурится, опустив взгляд на собственные руки. Нет в нем и капли сомнения в том, что он сделал. Смерть – это не выход, да и какой северный воин добровольно прервет свою жизнь подобным образом? Хейд оказалась слаба перед обстоятельствами, не справилась с их разрушительной силой. Показатель ли это трусости?

Стоит ли это того, чтобы отдать свою жизнь?

Между ними повисает мрачная тишина, и Ньял не знает, должен ли он сказать хоть что-то. Ворона выглядит такой хрупкой, измученной и болезненной. Невольно думает он о том, что до сих пор ее знобит после холодных вод фьорда, но они уже долгое время нежатся в спасительном тепле. Значит, холод внутри нее, и он не тот, кто может помочь ей справиться с ним.

– Что ты будешь делать дальше?

И Хейд поднимает на него взгляд столь мрачный, что Ньялу кажется, что не осталось печали нигде в этом мире, кроме как в этих глазах. Он так хочет помочь ей, но что в его силах? Ему не позволено вмешаться, да и что сделает он против Исгерд ярл? Их народ и без того на грани войны, благоразумно ли поднимать подобный вопрос?

Ньял безудержен и нагл, это правда. Была бы его воля, он бы уже пошел войной на Три Сестры, отстаивая честь и счастье девушки, которой он отдал свое сердце. Только в подобном вопросе стоит быть благоразумным. Больше они не дети, чтобы бездумно бросаться в самую пучину. Даже если справиться с Исгерд ярл окажется не так уж просто, он не сдастся.

– Тебе нельзя здесь оставаться. Исгерд ярл и вовсе лишилась рассудка, раз считает, что имеет право на то, чтобы приказать тебе сделать нечто подобное.

– Я не смогу вернуться домой. Путь на Три Сестры мне теперь закрыт, если я пойду против воли матери.

– Тебе и не нужно туда возвращаться. Ты можешь отправиться в земли моего отца, к Звездному Холму. Я поговорю с ним, уверен, отец даст тебе свою защиту. Никто не узнает, где ты, и ты сможешь жить так, как сама того пожелаешь, Хейд.

Она ослышалась? Ньял предлагает ей бежать? Сколь низкий это поступок для воина Одина! Только вот стоит ли ей хвататься за свою честь? Ньял предлагает помощь, и он единственный, кто может сделать это сейчас. Стоит довериться ему, поступить так, как Ньял предлагает. И конечно, Хейд предельно ясно понимает, почему он столь участлив. И оттого забота его кажется ей отравляющей.

Но вдали от матери, в безопасности под защитой Олафа ярла она сможет начать иную жизнь. Сделать собственный выбор и пожинать его плоды день ото дня. Жить в одиночестве, вдали от людей, наслаждаться покоем и тишиной. Быть может, не для этого она была рождена, но это именно то, что Хейд столь желает получить.

Справедливо ли это по отношению к самому Ньялу? Она понимает, что помощь его не так проста, как может показаться. Ньял добр и смел, этого у него не отнять, но ведомо Хейд, что хочет он получить взамен.

– Ньял.

Олафсон отводит взгляд от пляски пламени, смотрит на нее, и на губах его появляется улыбка, от которой Хейд только сильнее душит чувство вины. Огромные усилия прилагает она для того, чтобы не отвести взгляда, смотреть в его глаза и произнести то, что должно быть сказанным:

– Я не смогу тебя полюбить.

О чувствах его знает Хейд уже долгое время, но не может найти в сердце своем отклика. Да и кто не знает о них? Ньял столь явно демонстрировал их всем и всегда, что иные даже решили, словно бы брак их – решенное дело. Временами ей казалось, что мать поступит именно так. Увидев, с каким восторгом Ньял смотрит на нее, Исгерд вполне представляла, сколь легко будет заполучить влияние в Звездном Холме. Только зачем ей мальчишка, младший сын, который даже наследником не станет? Нет, на меньшее Исгерд не согласна.

Неожиданно Ньял начинает смеяться. Склоняет голову, запустив пальцы в свои волосы, а следом поднимает на Хейд абсолютно счастливый взгляд. Опешив, она и не понимает даже, как должна реагировать на подобную реакцию. Словно бы она сказала что-то, что могло сделать его счастливейшим мужчиной в этих землях.

– Ньял…

– Уж извини, но большей глупости я еще не слышал. Разве я сказал тебе что-то о любви? Твой отказ никогда не был для меня неожиданностью. Только вот в ледяную воду я за тобой прыгнул не оттого, что страдаю без женской ласки, да и помощь свою предлагаю не потому. Я, – он замолкает на несколько мгновений, позволяя себе перевести дыхание, продолжая уже без какого-либо намека на веселье, – не прошу тебя делать то, что ты не желаешь делать. Мне будет достаточно уверенности в том, что ты жива.

Хейд теряется окончательно, не имея ни малейшего представления о том, как ей необходимо себя вести теперь с ним. Ньял добр с ней без какой-либо причины, не желая получить что-то взамен. Даже зная о том, что она не полюбит его в ответ, он все равно готов помочь.

Может, будь у них больше времени, Хейд и смогла бы его полюбить. Только вряд ли они смогут сейчас это узнать.

Они сидят в тишине до тех пор, пока пламя очага едва ли не догорает до конца. Лишь когда дом практически погружается в полную темноту, Ньял поднимается на ноги, начиная одеваться. Хейд отводит взгляд, не желая смотреть на обнаженное его тело, и сама одеваться начинает только тогда, когда он выходит из дома, позволяя ей остаться одной.

Застегивая потуже ремни кожаного корсета, Хейд поднимает взгляд вверх, сквозь отверстие для выхода дыма в крыше смотря на звезды. Ей до сих пор не верится в то, что она собирается сбежать, ослушавшись и вырвавшись из удушающего плена матери.

Когда Исгерд узнает о том, что Хейд сбежала, она будет в ярости. Быть может, даже жаль, что она не сможет увидеть перекошенное ее лицо. Подойдя к двери, она еще раз оборачивается, смотря на дом, что стал ее последним пристанищем в Чертоге Зимы.

Ньял дает ей свой меч и своего коня, а также немного еды и воды в дорогу. Рассказывает, как добраться до земель своего отца, и обещает, что обязательно найдет ее, когда все закончится. То, что она его не полюбит, не значит, что они не смогут быть товарищами – так говорит он, пока Хейд сжимает в руках ножны, которые Ньял ей отдал. Взволнованно выдыхает она, подается ближе и, коснувшись кончиками пальцев его лица, оставляет невесомый поцелуй на его щеке.

– Спасибо, Ньял.

Отходит Хейд в сторону, проверяет, сколь надежно закреплены тюки с едой на седле. Конь – такой же рыжий, как и его хозяин, – беспокойно переступает с ноги на ногу, пока Олафсон похлопывает его по шее, успокаивая. Ворона крепит ножны на пояс, взмывает в седло, и Ньял подает ей поводья. Они смотрят друг другу в глаза в последний раз.

Ударив коня по бокам, Ворона срывается прочь.

Ньял смотрит ей в спину до тех пор, пока темная фигура не исчезает в лесу. Хейд потребуется время для того, чтобы добраться до Зимнего Холма, а уж он проследит за тем, чтобы ее не кинулись искать раньше положенного срока. Представить реакцию Исгерд ярл на подобное своеволие сложно, да только Олафсон не из тех, кто поддается страху.

Кто бы мог подумать, что сердцу его будет так больно? При Вороне храбрился, вид делал, словно бы отказ ее ему безразличен, а что теперь? С каждым пройденным мгновением отдаляется она все дальше, спешит навстречу новой жизни, только вот дело совсем в другом.

Она никогда не была близко. Теперь уже никогда не будет.

Ньял из тех мужчин, которые могут получить любую женщину. По крайней мере, так о нем говорят. Он юн, красив, силен. Характер скверен, правда, да только кто из северных воинов может похвастаться тем, что он покладист? Все они своевольны и дики, и любовь у них такая же. Хейд такая любовь не нужна. Она ищет покоя. Может, и вовсе ничьей женой быть не желает.

Шум тяжелых лошадиных копыт затихает где-то в глубине леса, и только тогда Ньял возвращается в дом. Все размышляет о том, что рассказала ему Хейд о своей матери. Исгерд ярл никогда не казалась женщиной приятной, но чтобы подобным образом поступить с единственной дочерью… Подложить ее под мужчину ради собственной выгоды! И сейчас эта женщина сближается с кюной, нашептывает темные свои думы ей в уши, льет черную воду в ее сердце. Ее необходимо остановить, показать всем, что скрывает в себе ее «доброта».

Но доказательств нет. Единственная, чьему слову против ярла Трех Сестер могут поверить, сейчас держит свой путь в сторону Звездного Холма, да и станет ли Хейд идти против матери? Исгерд запугала ее, согнула и сломила, поэтому не стоит призывать ее в свидетельницы злодеяний своей родительницы. Может, Ньял. Пылок, но не глуп.

Необходимо найти другой способ повернуть колесо в другую сторону. Сделать так, чтобы каждому стало ведомо, кем на самом деле является Исгерд ярл.

Приходится своим ходом возвращаться в Чертог Зимы. Кутается сильнее в теплый мех, бормочет проклятья себе под нос и продолжает идти упрямо, погружаясь по колено в рыхлый снег. Было бы куда легче преодолеть этот путь верхом, но выбирать не приходится. К тому моменту, когда достигает он желаемых ворот, практически полностью выбивается из сил. Стражники впускают его в поселение, недоумевают, отчего ярлов сын возвращается без коня, но не говорят ничего. Лишь смотрят на то, как, переваливаясь с бока на бок, продолжает упрямец свой путь.

Думает о том, что обитатели дома могут спать, лишь тогда, когда оказывается у его порога. Топчется на месте, словно бы не решаясь, но неуверенность – чувство, Олафсону незнакомое. Шмыгнув носом, он трет лицо рукавом, стирая иней с ресниц и бровей, а после тяжелым кулаком стучит требовательно несколько раз по крепкой двери. Внутри тихо, но от крыши тянется тонкая струйка дыма; значит, правитель Ока Одина и его семья здесь. С ранами, которые Ове получил во время плаванья, им не уйти.

Ему открывает супруга ярла. Кутаясь в шаль, Сванна смотрит на него с изумлением, не понимая, что привело его к ним на порог. Ньял торопливо кланяется ей, стараясь соблюдать приличия, и, выпрямившись, опускает вниз ткань, прикрывающую нижнюю часть его лица, проговорив сиплым голосом:

– Простите за внезапный визит, но мне нужно увидеть Ове.

Сванна смотрит внимательно, так что ему становится даже неприятно. У нее глаза словно вырезаны изо льда, пронзают самую душу. Может, не зря говорят, что и сама она вельва? Ньял отводит взгляд, не может смотреть на нее долго, и потому не видит, как та улыбается мягко, так, как улыбаться умеют только матери. Отходит в сторону, жестом приглашая войти внутрь.

С каким удовольствием ощущает он, как окутывает озябшее тело тепло! Ньял стонет тихо, чувствуя, как лицо и руки покалывает после мороза, и снимает с себя тяжелый плащ, отложив тот в сторону. Ярла в доме нет; вероятнее всего, после совета обсуждает он происходящее с кем-то из своих соратников. Что же, Ньялу это только на руку, лишние свидетели разговора ему не нужны.

Ове садится на постели, и выглядит он ослабевшим. Присутствие на совете ярлов далось ему тяжело, его раны не затянулись, а сам он еще не восстановился. Ньял смотрит на него внимательно, присаживается подле него и молчит, не зная, с чего начать разговор.

– Ты пришел, – голос Ове столь тих, что больше похож на шепот; Ньялу приходится податься ближе, чтобы расслышать, что он говорит, – для того, чтобы молчать?

Усмехнувшись, Олафсон качает головой, наблюдая за тем, как снег тает на его сапогах. Начать разговор на удивление сложно оказывается, куда легче Ньялу мечом орудовать, чем словом. Он выпрямляется, расправляет плечи и смотрит на Ове, показывая тем самым всю свою решимость.

– Хейд ушла. Она покинула Чертог Зимы и сейчас направляется в сторону Звездного Холма.

Изумленный, Ове смотрит на мать. Не понимает он, что могло подвигнуть Ворону на такой безрассудный поступок. Сванна, стоящая позади Ньяла, лишь хмурит светлые брови и поджимает губы, не вмешиваясь в их разговор. Помолчав еще некоторое время, Ньял продолжает:

– То, что расскажу тебе, должно остаться строго между нами. Не знаю я, к кому еще обратиться.

Ове смотрит на него единственным своим глазом и кивает.

– Я тебя слушаю.

Глава 9. Клетка


Служанки обтирают тщательно тело Ренэйст от воды, следят за тем, чтобы ни капли не осталось на коже, уже утратившей свою бледность. Лишь в тех местах, где тело было сокрыто одеждой, остается она такой, какой была на родине. Кисти рук, лицо и шея, пальцы, покрытые мозолями, все это принимает красновато-золотистый цвет. В то время, когда народ ее ступил на земли солнцерожденных, от жара Южной Луны их спасал тюлений жир, да и то не мог сдержать обжигающие лучи. Сейчас же она безоружна; как перед небесным светилом, так и перед людьми.

Темноволосая женщина наблюдает за ней все время, которое требуется для того, чтобы облачить Ренэйст в незнакомые для нее одежды. Ворчит она, отдергивает руки, силясь вырваться, все твердит о том, что сама одеться может, только и слушать ее никто не хочет. Сушат волосы ей мягкой тканью, заплетают в прическу сложную, а бусины, что украшали до этого белые пряди, да обереги кладут в бархатный мешочек, вручая в руки женщины. Она подкидывает тот в ладони, словно бы взвешивая, и Ренэйст гневится.

Если что-то случится с ее сокровищами, то, несмотря на слабость, она каждому из присутствующих покажет свой гнев. Хакон, обладая тайным знанием их народа, в моменты ярости пробуждает в себе недюжинную силу. Оттого и прозвали его Медведем; впадая в ярость берсерка, по силе сравниться с ним может лишь могучий этот зверь. Кто знает, может, и Ренэйст это смогла бы?

Воспоминания о возлюбленном причиняют боль, но Ренэйст не хочет о нем забывать.

Служанки оставляют ее в покое лишь после того, как их властительница, передавшая мешочек с украшениями северянки в руки стоящего позади мужчины, хлопает несколько раз в ладони. Кланяясь, те поспешно отходят, позволяя Белолунной сделать вдох. Их взгляды встречаются, и та улыбается ей, как улыбаются сестры друг другу. Задорно, счастливо и немного лукаво.

– Ты так красива, – говорит она, поднимая руки и мягко перехватывая пряди волос Ренэйст, пропуская их сквозь пальцы, – никогда я не видела подобных тебе. Лишь в древних книгах читала, только все никак не верилось мне, что гордые сыны и дочери Севера существуют. Как зовут тебя?

– Ренэйст, – отвечает Белая Волчица, с удивлением отмечая, сколь смуглая кожа у собеседницы, – Ренэйст из рода Волка, дочь Ганнара Покорителя, правителя Чертога Зимы.

– Ре-нэй-ст, – по слогам повторяет та, продолжая играть с ее волосами, – красивое имя. Меня зовут Танальдиз, многим я известна, как Венценосная. Сестра и супруга правителя Алтын-Куле.

Для Ренэйст это звучит дико. И сестра, и супруга? Как такое возможно? Волчица хмурится, решительным жестом забирая собственные волосы из чужих рук. Что же, дикость эта никаким образом не должна повлиять на ее решимость. Расправив плечи, она произносит твердо, словно бы и не была очарована диковинной незнакомкой.

– Для чего меня привели сюда?

Танальдиз и сама расправляет плечи; это движение в ее исполнении получается куда более изящным и царственным. Волчица теряется несколько, только вида не подает, смотрит все также упрямо, поджимая губы и всем своим видом показывая, что не готова отступить. Неожиданно губы Танальдиз трогает легкая, едва ли не материнская улыбка, и она склоняет голову к плечу.

– Все очень просто. Ты была на берегу, и мои верные псы привели тебя ко мне. Я получаю все, чем одаряет море наши берега. Считай, что ты – подарок для меня.

Подарком для кого-либо ей не хочется быть, Ренэйст не вещь. Она снова хмурится, недовольно качнув головой, подобный ответ ее не устраивает. Рена уже хочет сообщить об этом, только Танальдиз не дает ей и слова сказать. Чуть повернув голову, Венценосная что-то говорит мужчине, покорно стоящему за ее спиной, и тот кивает, слегка склоняясь перед ней. Развернувшись, являя Ренэйст свои обнаженные лопатки, Танальдиз направляется к выходу из купальни, и северянке ничего не остается, кроме как последовать за ней.

– Неужели ты предпочла бы остаться на том берегу после кораблекрушения?

– Зная, что меня будут волочить по земле, отобьют седлом все тело, а следом за этим обнажат против воли, – предпочла бы.

Ее голос так и сочится ядом. Ренэйст вовсе не стыдно за это – она уже понимает, что, не желай Танальдиз подобного отношения, она бы уже дала об этом знать. Остаться безнаказанной ей уж вряд ли позволили бы. Что уж говорить о Радомире…

Ренэйст словно бы окатывает холодной водой. Радомир. Его уволокли куда-то, измученного, страдающего от жажды. Она и сама до сих пор хочет пить, только вот сейчас она думает совершенно об иных вещах. Уж вряд ли ему оказали подобный прием, может, он до сих пор без сознания и нуждается в помощи. Взгляд опускается ниже, на постепенно заживающий порез. Он до сих пор связывает их, напоминает о клятве, которую она дала. Ренэйст переводит взгляд на Танальдиз, что остановилась на пороге купальни рядом с мужчиной. Они что-то обсуждают на своем языке, а после Венценосная обращается к ней.

– Мы должны вернуться в мои покои как можно скорее. До того, как султан узнает о том, что ты здесь.

– Что случится, если султан об этом узнает?

– К величайшему сожалению, султан узнает об этом в любом случае. Скрыть от него появление луннорожденной в Алтын-Куле не удастся. Но, если к тому моменту, когда ему станет известно, мы будем в гареме, ты окажешься в безопасности. Если нет – ты попадешь в его руки, и тогда он сделает с тобой все что пожелает. Это не то, что может понравиться женщине.

Пусть Танальдиз и не объяснила толком, чем может грозить Ренэйст пребывание во внимании султана, да только и этого достаточно. Белолунная морщит нос. У нее уже есть избранник, которому она отдала не только свое сердце, но и свое тело. Им, безусловно, стоило дождаться свадьбы, когда их судьбы были бы связаны перед ликом людей и богов, но… Ренэйст никогда не станет сожалеть о том, что произошло.

И никогда не позволит другому мужчине коснуться себя против воли.

Не дожидаясь ответа, Танальдиз покидает купальни, и Ренэйст следует за ней. Мужчина, от которого веет опасностью, идет рядом с ними, по правое плечо Венценосной и чуть впереди Ренэйст. Они идут быстрым шагом, явно стремятся как можно скорее покинуть небезопасное место. Может ли быть такое, что и самой Венценосной здесь угрожает ее собственный… брат? Муж? Если все так, то она вряд ли покидает стены своих владений.

У Ренэйст в голове это не укладывается. Если бы Хэльвард был жив, он никогда бы ей не навредил. Даже Витарр… Витарр никогда не сделал бы это намеренно. Он груб и нелюдим, жесток даже, но на подобную мерзость неспособен.

Или, может, она лишь выдает желаемое за действительное?

– Я должна увидеть Радомира.

Ренэйст останавливается, и идущие позади служанки от неожиданности едва не врезаются ей в спину. Танальдиз оборачивается, смотрит изумленно, следом за этим поднимая взгляд золотых глаз на своего спутника. Мужчина чуть морщится, глядя на Ренэйст, но его лицо мгновенно меняется, стоит ему посмотреть на свою госпожу. Он поясняет ей что-то на языке, который Ренэйст незнаком, и это злит. Она не понимает, но практически уверена – он говорит Танальдиз о Радомире, который тоже был на берегу.

Венценосная смотрит на нее с сожалением, но сурово.

– Об этом и речи быть не может. Темницы находятся слишком далеко от гарема, это опасно. Если люди, верные моему брату, увидят тебя, то я не смогу тебя защитить. Ты в безопасности лишь в стенах гарема, где мое слово сильнее, чем слово Саида. Стоит только ему потребовать тебя в свои покои – и я ничего не смогу сделать с этим.

Белолунная хмурится, стискивает кулаки. Она понимает, чем все это может обернуться, но должна лично убедиться, что Радомир в порядке. Поговорить с ним, объяснить, что происходит, пусть она и сама не особо понимает, чем все это может обернуться для них. Собравшись с мыслями, Рена вглядывается в лицо Танальдиз, отвечая:

– Безопасно или нет, но я должна увидеть Радомира. Мы пришли сюда вместе, и я уверена, что сейчас он в совершенно иных условиях.

– Твое слово, – вдруг произносит мужчина на понятном для нее языке солнцерожденных, – не играет здесь особой роли. Если госпожа отказывает тебе, то ты должна смириться.

– Касим, не нужно говорить так с нашей гостьей. Но в одном он прав – тебе стоит больше прислушиваться к моим словам. Здесь я хозяйка, и мне уж лучше знать обо всем, что происходит в этих стенах. Потому не стоит игнорировать столь явно то, что я говорю тебе. Нам нужно поспешить и как можно скорее оказаться в стенах гарема.

В ней клокочут ярость и гнев. Как смеют они говорить с ней в таком тоне, приказывать, что делать? Ренэйст все еще конунгова дочь, будущая правительница Чертога Зимы и всех прилегающих к нему земель, окутанных лунным светом. У нее есть своя воля, и никто не смеет ей перечить! Только вот здесь вовсе не ее родина, и люди эти подчиняются совершенно другим законам. Быть может, стоит унять свою гордость и поступить так, как велят?

Они идут достаточно быстро, словно убегают от кого-то. Вскоре перед ними вырастают высокие кованые ворота, достигающие до самого потолка. Ренэйст замечает, как расслабляются плечи Танальдиз, стоит ей увидеть их, и невольно расслабляется сама. Она оборачивается, вглядываясь в коридор за их спинами, но никого не видит.

Белолунная готова поклясться, что чувствует чей-то взгляд на своей спине.

По обе стороны от высоких дверей стоят стражники, вооруженные копьями. Ренэйст рассматривает их, поджимает губы и наблюдает за тем, как те, стоит только Танальдиз подойти ближе, распахивают тяжелые створки, позволяя им пройти. Мужчина, которого, как Ренэйст поняла из их коротких разговоров с Венценосной, зовут Касим, останавливается, наблюдая за тем, как женщины скрываются в безопасности. Их с Волчицей взгляды встречаются, и он хмурится, словно бы одним лишь своим взглядом показывая ей свое неодобрение.

На Ренэйст столь часто смотрели подобным образом, что это не вызывает в ней должного ужаса.

Раскинутое за дверью помещение поражает воображение. Ренэйст ахает, не в силах сдержать своего восторга, и оглядывается по сторонам. Выглядит все так, словно бы в стенах дворца раскинулся самый настоящий лес. Эти деревья не похожи ни на ледяных гигантов ее родины, ни на пышные поляны земель солнцерожденных. Ступая босыми ногами по каменным плитам, между которыми журчит вода, Ренэйст даже забывает о том, в какой ситуации оказывается. Радуется, словно ребенок, восхищается и думает о том, что прекраснее этого уж вряд ли видела хоть что-то.

Ворота закрываются за их спинами, и она вздрагивает невольно от их грохота. Даже врата Великого Чертога не закрываются столь громко.

Заслышав шум, из всех углов комнаты – Танальдиз назвала ее «гарем» – выходят молодые девушки, одна красивее другой. Облаченные в легкие одежды, они с любопытством рассматривают ее, перешептываются на своем языке, хихикают, в то время как некоторые выглядят весьма напуганными. Видимо, вид ее белых волос навевает на них ужас.

Касим вручает Танальдиз мешочек с бусинами, которые сняли с нее служанки, перед тем как вымыть ее волосы. Белолунная оборачивается, хмурит брови, собирается возразить, когда Венценосная сама протягивает его ей. Северянка смотрит недоверчиво, практически уверенная в том, что есть какой-то подвох, но Венценосная только смеется.

– Что смотришь так, словно бы я тебе яд предлагаю? Это твое, и мне чужого не нужно.

Протянув руку, она забирает бархатный мешочек с чужой ладони, крепко сжав его в пальцах. Девушки подходят все ближе, рассматривают ее, а следом за этим начинают прикасаться. Трогают ее волосы, щебечут восхищенно, прикасаясь к белым ресницам, и Ренэйст ощущает себя неловко. К ней никогда не проявляли подобного интереса, и теперь она чувствует себя неким диковинным зверем, которого никто и никогда не видел. Заметив ее дискомфорт, Танальдиз хлопает в ладони, произносит что-то, и щебечущая стайка ускользает, позволяя северянке вдохнуть.

– Не сердись на них. Они никогда не видели никого, кто был бы похож на тебя. Представители твоего народа никогда не оказывались в наших берегах. А уж людей с таким цветом волос мы и вовсе себе представить не могли.

После этих слов одной рукой Ренэйст невольно касается своих волос. Что странного в их цвете? Среди детей Луны очень часто встречаются люди с подобными волосами, для них это не редкость. Но обитательницы гарема в большинстве своем смуглые и темноволосые, а потому неудивительно, что для них это кажется странным.

Качнув головой, отгоняя от себя подобные мысли, Ренэйст смотрит внимательно в глаза Танальдиз.

– Я благодарна за заботу, но все же должна настоять. Мы пришли, опасность миновала. Я должна увидеть Радомира.

Ее упрямство заставляет Венценосную нахмуриться, она, видимо, не столь часто сталкивается с подобным поведением. Но Ренэйст уже бросила Радомира на берегу и оставить его сейчас не может. Справиться с подобным предательством ей оказывается тяжело, и, гонимая чувством вины, Волчица требует что-то невозможное.

Прежде чем ответить, Танальдиз делает глубокий вдох.

– Упрямица. Опасность ожидает тебя на каждом шагу, стоит только покинуть гарем. Твой спутник во владениях моего брата, и он вне моей власти. Отпустить тебя туда – добровольно отдать в руки Саида, а я не желаю тебе такой судьбы. Все, что я могу предложить, так это написать тебе записку для него. Касим передаст ее в руки твоего спутника, коль он так важен для тебя.

Не сказать, что это то, что Ренэйст нужно, но, кажется, иного выбора нет. Хмурится она, смотрит на Касима, которого, судя по взгляду, подобная необходимость не радует, да только он не посмеет пойти против воли его госпожи. Опустив взгляд на мешочек со своими бусинами, луннорожденная вздыхает сокрушенно.

Ей стоит согласиться на то, что ныне возможно.

– Хорошо. Видимо, у меня нет иного выбора, кроме как принять твое предложение.

Кажется ей, словно бы на лице Танальдиз проскальзывает тень облегчения. Она отдает приказ, и на изящный резной стол, стоящий в глубине гарема, приносят листы желтоватой бумаги и золотистую баночку с длинным зелено-синим пером. Подойдя ближе, теребя мешочек в руках, Волчица присаживается за стол. Что должна она сказать Радомиру? Какими словами поддержать? Ей кажется, что ни одного слова не будет достаточно для того, чтобы выразить все, что она думает. Это невыносимое напряжение и страх, что томятся внутри нее, не могут поместиться на бумаге.

Но, взяв перо в руки, Ренэйст пишет одно-единственное слово. Старик Сварог научил ее своему языку в те далекие времена, когда она была совсем еще ребенком, и кто бы мог подумать, что однажды это сможет пригодиться?

Несколько раз она взмахивает листом пергамента для того, чтобы чернила высохли, и складывает его в несколько раз. Впивается в записку долгим и мучительным взглядом, словно бы пытаясь решить, стоит ли отправлять ее, но усилием воли заставляет себя выйти из-за стола, подходя к Касиму, который ожидает подле выхода из гарема. Ренэйст протягивает ему сложенный в несколько раз лист бумаги, и тот, ни слова не сказав, выходит прочь, убрав ее несчастное послание в карман своих одежд. Двери закрываются за ним, и Волчица ощущает себя непередаваемо одиноко.

– Ренэйст.

Мягкие и узкие ладони Танальдиз ложатся на плечи Белолунной, заставляя ее вздрогнуть. Обернувшись, смотря на нее через плечо, северянка напряженно поджимает губы, чувствуя, как весь страх недавних событий накатывает на нее. Тонкие брови Венценосной изгибаются в полном страданий жесте.

– Идем со мной.

Продолжая придерживать Ренэйст за плечи, Венценосная ведет ее дальше. Проводит мимо искусственного леса в самом центре ее покоев и выводит Ренэйст на балкон. Луннорожденная чуть щурится от солнечного света, от которого успела отвыкнуть, и прикрывает глаза ладонью. Танальдиз подводит ее к дальнему краю балкона и останавливается, встав с Белолунной плечом к плечу. Это ощущается даже неловко, и Ренэйст смотрит куда угодно, только не на нее. Молчание между ними затягивается, и, не в силах больше его терпеть, она спрашивает:

– Что это за место?

Танальдиз смотрит на профиль стоящей подле нее девушки и, вновь переведя взгляд на ясное небо, отвечает:

– Алтын-Куле. Один из двух городов, расположенных на этой проклятой земле. Второй, Дениз Кенар, раскинулся на противоположном берегу.

– На противоположном? То есть он ближе к северу.

А значит, ближе к дому. Ренэйст, продолжающая перебирать в пальцах мешочек со своими сокровищами, несколько раз повторяет название города. Теперь она знает, куда им следует в дальнейшем держать путь. Быть может, там удастся им найти лодку и добраться до заснеженных берегов далекой ее родины?

Возвращение домой кажется теперь таким невозможным…

– Алтын-Куле, Дениз Кенар, – бормочет в задумчивости луннорожденная, – что за странные названия.

– Алтын-Куле означает «Золотые Купола», – поясняет Танальдиз, – а Дениз Кенар – «Край Моря». Потому называют нас детьми золота, купающимися в солнечных лучах и окутанными богатством. А их, раскинувшихся на берегах холодного северного океана, детьми песка.

Дети золота и дети песка, вот как. Звучит так странно, непривычно даже. Вглядываясь в песчаный берег, заметный где-то вдалеке, за темными скалами, что раньше казались Ренэйст столь неприступными, она думает о том, какими могут быть эти люди. На тех, что населяют Алтын-Куле, она уже вдоволь насмотрелась.

– Города между собой соединяет Золотая Дорога, – голос Венценосной звучит мечтательно, когда она говорит об этом, – лента пути, вьющаяся между золотых дюн. Говорят, что если следовать ему, то можно даже увидеть настоящие оазисы. Я лишь читала о них, и по описаниям из книг мой отец воздвиг подобный в самом сердце гарема. О твоей родине я тоже читала, Ренэйст.

Танальдиз встает к ней лицом, накрывает ее подрагивающие пальцы своей ладонью, сжимая мягко, и чуть улыбается.

– И теперь я хочу, чтобы ты рассказала мне о ней.

Так начинаются ее дни в гареме.


От Большеречья ничего не осталось.

Стоя среди пепелища, пачкая босые ноги золой и грязью, ведун оглядывается по сторонам, с болью оглядывая то, что осталось от некогда родного дома. Подумать только, насколько разрушительной силой обладает пламя – после себя оно ничего не оставило. На этом самом поле впервые столкнулся он с луннорожденными, здесь же осознал, как слаб бывает Дар в сравнении с мечом. Одного удара оружием хватило для того, чтобы сделать его бесполезным. Радомир все не может смириться с тем, сколь беспомощным оказался.

Перебирая пальцами ног по золе, ощущая, как та скользит между ними, он стоит так еще несколько мгновений, после чего неспешным шагом направляется в сторону дома.

Словно бы ему есть куда еще идти.

Вокруг тихо, даже птицы не поют. Лес стоит стеной чуть поодаль, нетронутый огнем завоевателей, но словно бы чужой. Радомир не чувствует в нем жизни, лес абсолютно мертв. Словно бы сама Мать Сыра Земля покинула его, бросила, как и иные боги.

Больше никого этот лес защитить не сможет.

Чувство беспокойства охватывает его с каждым пройденным мгновением все сильнее. Радомир оглядывается, скользит взглядом по пейзажу, что постепенно меняется. Изменения эти сначала неуловимы почти, заметны лишь тому, кто смотрит намеренно, но чем больше этих изменений происходит, тем сильнее они ощутимы. Солнцерожденный напрягается, стискивает кулаки и ускоряет шаг.

Мир под каждым его шагом осыпается черными птичьими перьями. Небо затягивает алое зарево, и становится тяжело дышать. Земля нагревается, обжигает ноги, заставляет ведуна сорваться на бег. Этот сон не похож ни на одно видение, что посещали его до этого. Есть в нем что-то похожее, но в то же время – совершенно иное.

Мрачное. Темное. Болезненное.

Будь его воля, Радомир никогда бы не видел подобные сны.

Радомир продолжает бежать до тех пор, пока впереди не показывается отчий дом. Он выглядит гнилым и заброшенным, темное пятно на фоне красного, охваченного пламенем неба. Но больше некуда ему бежать, пути назад нет, и потому, спотыкаясь, Радомир тянется к нему, как к соломинке тянется утопающий.

Дверь ходуном ходит, распахиваясь и захлопываясь с грохотом. Голодными глазами пустых глазниц смотрит дом на разрушающийся мир, и нет в нем ничего из того, что было Радомиру так знакомо с самого детства. Его обитель, оплот безопасности, единственный знакомый ему после потери родителей, рушится. Радомир вовсе не хочет ступать на его порог.

Только вот земля ускользает у него из-под ног, грозит вот-вот поглотить его. Не оборачивается он, бежит все быстрее, ощущая, как смерть дышит ему в затылок. Этот страх схож с тем, что испытывает заяц, убегая от волка, что щелкает зубами возле самого хвоста. Вроде и есть надежда на то, что сможешь сбежать, да только и сам в то не веришь.

Ведун успевает вскочить на крыльцо за миг до того, как земля исчезает, разинув пасть ужасающей бездной. Дыша загнанной лошадью, Радомир оглядывается через плечо, смотрит в самую ее глотку, да только ни конца ей нет, ни края. Ужас сковывает его, ведун забывает, как нужно дышать, и от страха слезы наворачиваются ему на глаза.

Дверь, застывшая в распахнутом положении в тот миг, когда нога его коснулась крыльца, с раздирающим душу скрипом начинает закрываться. Сморгнув слезы, Радомир, словно очнувшись ото сна, успевает повиснуть на резной ручке, изрыгая проклятья и снова с усилием распахивая дверь. Одним прыжком оказывается он внутри, и в то же мгновение дверь за ним захлопывается. Мокрый от пота и слез, ведун тяжело прислоняется к ней лопатками и сползает на пол, закрывая глаза.

Сердце его бьется с такой силой, словно вот-вот лопнет подобно перезрелому фрукту. Слезы бегут по его лицу, мешают видеть, и кажется Радомиру, словно бы вот-вот и сам он умрет, как очерненный этот мир.

Больно. Так больно и страшно. Что сделал он для того, чтобы заслужить подобное?

В абсолютной тишине доносится до него тоскливый скрип половицы. Распахнув глаза, сглатывает ведун, сильнее вжимаясь спиной в дверь, и оглядывается по сторонам. Тьма, сковавшая родные некогда стены, ничего не позволяет ему увидеть. Скрип повторяется, тонкий и пронзительный. Поднявшись на ноги, держась за брусчатые стены, медленным шагом движется ведун в глубь дома.

Ее он замечает в старом кресле-качалке, которое некогда принадлежало его матери. Ясна любила сидеть в нем, напевая песни и сплетая корзины из тугой лозы. Радомир помнит, как любил сидеть подле ее ног, наблюдая за тем, как ловкие материнские пальцы укрощают каждый прутик, находят ему свое место в общем узоре. Тогда ему казалось, что это именно мама была самой настоящей ведуньей, что владела неким таинством, им с отцом незнакомым.

Всему и всегда Ясна могла найти свое место. Радомир сейчас был бы только счастлив, если бы кто-то мог указать ему его место в общей картине бытия.

Мысли о матери придают ему сил, и наивно надеется он, что увидит ее сейчас, покачивающуюся в кресле-качалке и сплетающую корзины из лозы. Только вот вместо матери видит он там Весну, и словно холодной водой его окатывает. Радомир замирает, смотрит на нее изумленно, не понимая, что она делает здесь, в отвратительном этом месте. Длинные русые косы лежат на ее плечах, а сама Весна бледна и облачена в черные одежды. В руках теребит она засохший цветок, и с каждым движением ее пальцев с него опадают все новые лепестки. С трудом узнает ведун в несчастном растении цветок папоротника, который однажды пообещал принести ей.

– Весна.

Он зовет ее по имени, но она не отвечает, не поднимает даже на него взгляд. Словно бы его вовсе нет рядом. Ведун подходит ближе, осторожно опускается на колени. Кладет руки на ее ладони, мягко сжимая, и от этого жеста цветок папоротника окончательно рассыпается в хрупких девичьих пальцах. Лишь тогда Весна поднимает на него взгляд пустых, уставших зеленых глаз, и смотреть в эти глаза невыносимо.

– Весна…

– Радомир.

Голос ее глух и тих и вовсе не живой. Весна смотрит на свои руки, отряхивает их от остатков сухого цветка, убирает в сторону от горячих ладоней ведуна. Девушка прижимает руки к груди, опускает низко голову, прячась от его взгляда, и продолжает говорить едва слышно:

– Здесь так холодно, Радомир. Как же ты мог меня оставить?

– Я не оставлял! – пылко восклицает ведун. – Клянусь тебе, я не оставлял! Я должен был спасти тебя, у меня не было другого выбора, ты ведь сама это знаешь, Весна. Не мог я допустить, чтобы ты утонула!

Но ее эти слова словно бы не успокаивают. Весна снова смотрит на него взглядом тяжелым, от которого сердце у Радомира останавливается. Жалким он себя чувствует, ни на что не способным. Ее бледный, болезненный вид причиняет ему боль, как и мысль о том, что именно он причинил ей эту боль. Подняв руки, он накрывает ее щеки, поддается ближе и прижимается своим лбом к ее лбу, жмурясь крепко, и шепчет в отчаянии:

– Я вернусь за тобой, я ведь пообещал. Дождись меня. Дождись меня, Весна, я сделаю все для того, чтобы вернуться к тебе.

– Нет. Не возвращайся.

Слова Весны звучат громче, звонче, и завядшие лепестки папоротника взмывают вверх, извиваясь до самого потолка, наполняя избу холодным бледным светом. Радомир смотрит на нее, щурится, и лишь девичье лицо остается безразличным. Из глаз и носа ее бежит алая кровь, пачкая губы, капая на черные одежды и дрожащие руки ведуна.

– Весна…

Печален взгляд ее, полнится болью, а листья колдовского папоротника, что не сумел он добыть, кидают на девичий лик жуткие тени. Глядит она на него, поджимает окровавленные губы и шепчет:

– Пусты слова твои, ни любви в них, ни защиты. Люби тебя, не люби – так и будешь пустой, ни жизни в тебе, ни души.

Она с силой толкает его в плечи, и Радомир падает назад. Лопатки его касаются деревянного пола, и гнилые доски в то же мгновение рушатся под ним, отдавая ведуна на растерзание тьме.


– Проснись.

Радомир просыпается рывком, вскрикнув и тут же заскулив от боли, пронзившей все тело. Чувство такое, словно бы его били нещадно кузнечным молотом, крошили кости до состояния пыли. Ведун скулит, открывая глаза, и ничего не видит перед собой из-за слез.

Сон. Это был сон. Вовсе не видение, а самый обычный кошмар, отголосок его боли и страхов.

С подобными сновидениями никаких видений не нужно.

Холодная вода, которой его окатывают, заставляет Радомира вскрикнуть снова, неловко прикрываясь руками. Он поднимает голову, пытаясь понять, где находится, и видит подле себя двух мужчин. Один из них облачен в те же одежды, что и грязные псы, напавшие на них с Ренэйст на песчаном берегу, в то время как второй… Ведун хмурится, вглядываясь в его зеленые глаза. Медленно садится на импровизированной постели, на которую его бросили небрежно в то же мгновение, как только приволокли в темницу. От этого человека веет опасностью и смертью, один только облик его так и кричит о том, что от него стоит держаться подальше.

Солнцерожденный проводит рукой по своему лбу, смахивая капли воды, и проводит языком по сухим губам. Пить хочется нестерпимо.

– Где я? – голос звучит так, словно бы Радомир и вовсе говорить разучился. – Где Ренэйст?

Мужчина ухмыляется, но ничего не отвечает. Обернувшись, он что-то говорит второму на непонятном для солнцерожденного языке, и тот, кивнув, поспешно отстегивает с пояса флягу. Приняв ее, мужчина передает вожделенную воду ведуну, и тот, выхватив тяжелую флягу из его хватки, дрожащими руками открывает ту, жадно приникая губами к горлышку. Половина воды словно бы льется мимо его рта, но сейчас это совершенно не важно.

Радомир и подумать не мог, что настолько сильна его жажда.

Убирает флягу ото рта он только тогда, когда та полностью пустеет. Дышит тяжело, не спеша вытирать мокрое лицо, и снова смотрит на мужчину, смотрящего на него свысока.

– С Ренэйст все хорошо, – говорит он неожиданно на языке Радомира, и, судя по довольной его усмешке, ошарашенный вид ведуна тешит его самолюбие, – и уж ей-то больше повезло, чем тебе. Она просила передать тебе это.

Из складок одежд он вынимает сложенный листок бумаги, протягивая тот ведуну. Радомир смотрит недоверчиво сначала на письмо, затем – на мужчину, выхватывая то из его рук и сжимая в дрожащих пальцах. Бумага слегка намокает, чернила растекаются, и, вновь стерев дрожащей рукой остатки воды с лица, все же разворачивает послание.

Неровным почерком – или, может, неровным он стал после того, как Радомир намочил бумагу? – в нем написано одно-единственное слово.

«Прости».

Прости? Интересно даже, за что извиняется – за то, что бросила его там, на берегу, или за что-то еще? Радомир усмехается против воли, комкает листок и стискивает в ладони, поднимая взгляд на незнакомца. Значит, Ренэйст повезло больше, чем ему. Только вот так ли это на самом деле? Ведун практически уверен в том, что в этом месте можно не говорить о везении.

Им повезло только в том, что они до сих пор живы.

Ворота клетки захлопываются. Им только и остается, что продолжать полагаться на удачу.

Глава 10. Праведный огонь


Не сказать, что плохо живется ей в изящных этих стенах, да только темница – в любом случае темница. Для Ренэйст все это незнакомо, привычные для детей Заката вещи кажутся ей дикими. Да, у луннорожденных есть рабы, но во многом они не пользуются чьей-либо помощью при уходе за собой. Здесь же за Танальдиз практически все делают девушки, которых она называет «наложницами». В большинстве своем они родом из этих мест, но есть и те, кому удалось сбежать из плена луннорожденных, когда проходили они мимо этих мест по пути домой. О детях Луны здесь только слышали, и потому на дочь конунга смотрят, как на диковинного зверя.

Которым она, по сути, и является для них.

Сложнее всего Ренэйст оказывается привыкнуть к одеждам, а если быть точнее, к практически полному их отсутствию. Тонкие ткани, прозрачные и едва ли что-то прикрывающие, доставляют ей невероятный дискомфорт, но от ее собственных вещей при крушении остались лишь лохмотья, потому иных вариантов в любом случае нет. Каждый раз, наблюдая свое отражение, она ощущает себя другим человеком.

И это чувство ей не нравится. Ренэйст словно бы теряет саму себя.

Сестра султана проявляет огромный интерес ко всему, что касается ее народа. Она не оставляет Ренэйст ни во время сна, ни во время приема пищи, и теперь Белолунная знает, каково это – быть старшей сестрой.

– Что означает этот знак?

Ренэйст переводит взгляд на место в тексте, куда указывает Танальдиз. Вдвоем сидят они на тахте, окруженные книгами и древними письменами, в которых только можно найти хоть что-то о детях Севера. С жадностью впитывает Танальдиз все, что рассказывает ей Ренэйст, слушает внимательно и с восторгом, который обычно присущ детям. Даже сейчас она смотрит на нее глазами карими и, кажется, даже не дышит в ожидании ответа.

– Это руна Альгиз, – отвечает Белолунная. – Она знаменует победу и защиту. Позволяет уберечь себя и близких.

– Альгиз, – шепотом повторяет Венценосная, поудобнее укладывая тяжелую книгу на свои колени.

Стоящие по обе стороны от них рабыни обмахивают их веерами, сделанными из павлиньих перьев. Мерное это покачивание создает легкий отголосок прохлады, а звонко поющие птицы в ветвях диковинных деревьев привлекают к себе внимание северянки, заставляют запрокинуть голову. Силится Ренэйст рассмотреть их в пышной листве, да только птицы, пусть и яркие, надежно в ней сокрыты. Никогда до этого не видела Волчица ничего подобного. Лес, что был ей знаком, покоится в объятиях льда, а эти деревья так и источают жизнь. Сколь непривычно такое богатство, кажется оно ей незаслуженным. А вот кто его не заслужил, она или те, кто воздвиг это прекрасное место, она ответить не может.

С подноса, что стоит между ними, Танальдиз подцепляет кусочек фруктов, отправляя его в рот. Сок остается на нижней ее губе, и Ренэйст смотрит на нее в задумчивости, погрузившись в свои мысли. Тяжелые думы уносят ее все дальше от Алтын-Куле, в родной Чертог Зимы. Сколько времени прошло с тех пор, как она оказалась здесь? Даже представить сложно. Мысли о том, что происходит дома, слишком тревожны и причиняют боль. Ей так и не удается смириться с тем, что для родных своих она умерла. Что не ищут они ее, не ждут, лишь оплакивают и тоскуют, не зная, что не погибла Ренэйст.

Тревожные сны посещают ее все чаще. За все то время, что привезли их с Радомиром в Алтын-Куле, Ренэйст засыпала пятнадцать раз, и как минимум половина из них сопровождалась удушающим страхом. В роду Волка никогда не было вельв, и Даром никто не обладал, так от чего подобным сновидениям изводить ее? Ренэйст все ищет причину, но снова и снова сталкивается во снах с самым сильным своим страхом.

Она боится, что дом ее превратится в пепелище под гнетом войны. Ренэйст не может понять, откуда пугающее это предчувствие, но с каждым таким сном домой ей хочется лишь сильнее. Если с подобным сталкивается Радомир каждый раз, когда очередное видение охватывает его, то она может лишь благодарить богов за то, что те не одарили ее тайным знанием.

Танальдиз слизывает сок со своих губ, не сводя взгляда с пожелтевших страниц книги. Ренэйст продолжает смотреть на нее, но в то же время словно бы мимо.

Благодаря Танальдиз удается им с Радомиром обмениваться короткими посланиями. В них обсуждают они план побега, да только каждый раз что-то мешает приступить к его исполнению. Они оба до сих пор не до конца отошли от ран, полученных во время кораблекрушения, Радомиру и вовсе досталось сильнее. У них нет ни еды, ни воды для того, чтобы проделать подобный путь, и остается лишь ждать, когда появится возможность лучше.

Только времени у них нет, да и отпускать их никто не намерен. Нет дела жителям Алтын-Куле до горя, что они пережили, ведь собственное кажется им во сто крат сильнее.

– Ренэйст?

Голос Танальдиз словно бы вырывает ее из тревожных размышлений, как из холодной воды. Волчица смотрит на нее голубыми глазами, в то время как Венценосная, протянув руку, бережно убирает за ухо прядь ее белоснежных волос, что падает на лицо. Это прикосновение заставляет Рену почувствовать себя неловко, она отводит взгляд, слегка вжав шею в плечи. Щеки ее окрашивает розоватый легкий румянец, на бледной коже он выглядит необычайно ярким, и вид смущенной воительницы заставляет госпожу лишь рассмеяться звонко, прикрыв губы ладонью.

– Ох, прости, мне не хотелось смущать тебя. Ты была столь задумчива, что не смогла я понять, здесь ли твои мысли. Что-то тревожит тебя?

Словно бы может тревожить ее что-то иное. Ренэйст откладывает в сторону сверток, который держала на своих коленях, и, поднявшись с тахты, спускается по ступенькам вниз. Тонкие серебряные браслеты, окольцевавшие ее запястья и щиколотки, слегка позванивают при каждом шаге, а легкая голубая ткань платья обволакивает тело, когда она движется. Ренэйст не привыкла к подобным нарядам, открытая шея и грудь до сих пор смущают ее. Плечи прикрыты лишь еще более тонкой, прозрачной накидкой, от которой и толку мало. Волосы собраны вверх, украшены драгоценными ее бусинами и заплетены в причудливую прическу. Когда она смотрит на свое отражение в воде, то просто не может поверить в то, что видит в нем себя.

С каждым днем, проведенным в Алтын-Куле, дух Севера словно бы покидает ее.

Выйдя на балкон, подставляя лицо свое свету Солнца, Белолунная щурится, поднимая руку вверх, прикрывая глаза от ярких лучей. Она подходит к каменному ограждению, огибающему весь балкон, и прислоняется к нему, окидывая взглядом лазурные волны. Удивительно, сколь обманчиво расположены скалы – со стороны моря дворец невозможно разглядеть, а уж с его-то золотыми куполами это не так уж и сложно, в то время как отсюда море словно бы на ладони.

Если бы у нее были крылья, как у птицы, она бы уже взмыла вверх да направилась бы домой, к вечной тьме и пронзительному холоду. Ренэйст так стремилась стать воительницей для того, чтобы покинуть родные края, увидеть мир, далекий и яркий, а теперь так сильно жаждет вернуться назад. Знала бы она, какая судьба ее ждет, вряд ли бы согласилась покинуть родные берега.

Только что сейчас говорить о том? Назад уже ничего не вернуть, и остается идти лишь вперед, обрести снова то, что положено ей по праву.

Танальдиз ступает так тихо, что Ренэйст не удается услышать ее шаги до тех пор, пока властительница не оказывается совсем рядом. Танальдиз останавливается подле нее, и в свете Солнца черные волосы ее блестят темным золотом. Она абсолютно спокойна, каждая мышца расслаблена, и Рене остается лишь поражаться тому, как легко она может скрыть свои эмоции. О чем она думает сейчас? Что у нее на душе? Судьба Танальдиз далеко не так легка, какой может показаться, но ни разу за все время, которое Ренэйст провела в гареме, она ни на что не жаловалась. Наоборот, страстная жажда знаний и пытливый ум навевают на мысль, словно бы Танальдиз более чем довольна своей жизнью.

Но это не так. Ренэйст, как никто другой, знает, как выглядит взгляд человека, загнанного в ловушку. Ее брат смотрит на мир такими же глазами.

– О чем же думаешь? – повторяет свой вопрос Танальдиз, тем самым нарушая возникшее между ними молчание. – Все смотрю на тебя и понимаю, что никак не могу разгадать. Ты открыта передо мной, мысли твои ясны, да все никак не могу я тебя понять.

– О тебе могу сказать я те же слова. Видимо, чужую душу не так уж и просто понять.

Танальдиз смеется тихо, сокрушенно покачав головой, и, отойдя от края балкона, манит Ренэйст за собой. Здесь же весело плещется вода в небольшом фонтане, на край которого они и присаживаются. Молчание между ними вновь затягивается, и Волчица уверена – Венценосная тоже от него не страдает. Так странно, они словно сестры, пусть даже никогда до этого раньше не встречались. Роковая случайность свела их, и, возможно, потому Танальдиз так отчаянно не хочет ее отпускать.

Страшась одиночества, она неосознанно стремится привязать Ренэйст к себе покрепче, убедить северянку в том, что и сама она хочет остаться. Только вот не так это просто, ведь дом манит Ренэйст сильнее, чем любые блага, которые может ей пообещать повелительница.

– Знаешь, – говорит она совсем тихо, – чем мой народ объясняет то, что Луна и Солнце больше не двигаются по небосводу? – Танальдиз поднимает на Ренэйст внимательный взгляд, и, дождавшись, когда она покачает головой, лишь подтверждая тем самым, что чужая легенда ей незнакома, продолжает говорить. – Они верят, что все случилось потому, что Вадд и Аллат, полюбившие друг друга, более не могли быть в разлуке на небосклоне и потому замерли, любуясь друг другом. Любовь двоих заставила страдать сотни.

В изумлении поднимает Ренэйст взгляд. Сколь печальная история, неужели верят в нее? С самого детства мать говорила ей, какой необыкновенной силой обладает любовь, как может преобразить она человека, да и сама Ренэйст стала причиной таких перемен. Чувства ее усмирили зверя внутри Хакона, подчинили его ее воле, открыли в мужчине то, чего и сам в себе он не знал. Да и сама она узнала себя совершенно с другой стороны – такой, какой он видит ее. И теперь слышать, как любовь небесных светил погубила весь мир, для нее несколько дико.

– Даже и не поверишь, что любовь может причинить такие страдания.

– Любовь обладает разрушительной силой. В ней и жизнь наша, и наша погибель. Потому с осторожностью следовало бы выбирать того, кому отдаешь сердце свое, но разве ему прикажешь? Раз полюбило, то придется смириться.

Ей не особо нравится то, куда уходит их разговор. Ренэйст хмурится и отводит взгляд в сторону, думая о том, что мысли подобные вовсе не то, что сейчас им обеим нужно. И без того радости никакой нет, а здесь еще и тяжесть собственной, да и чужой, тоски. Только вот, видимо, Танальдиз давно душат темные эти думы, раз сейчас столь спокойно она о них говорит. Ренэйст знает, ей пришлось нелегко, и потому ничего не говорит.

Хотелось бы увести разговор прочь от этого, только и самой Ренэйст тяжко на душе. Не ей успокаивать Танальдиз, не в ее это силах.

Венценосная тем временем продолжает спрашивать. Она впивается в лицо Ренэйст внимательным взглядом темных глаз, понижает голос до шепота:

– Расскажи мне, как это – тонуть.

Задуматься заставляют слова сестры султана. Она переводит взгляд на беспокойную поверхность воды в фонтане, проводит кончиками пальцев, проговорив с усмешкой:

– Как засыпать, но без возможности проснуться.

Ренэйст хочет спросить у нее про Радомира, убедиться, что ведун еще жив. Танальдиз и сама редко когда покидает пределы гарема, поэтому всю информацию получает от преданного своего пса. Касим, с которым Ренэйст виделась несколько раз, до боли напоминает ей Хакона. Не знает она, что именно, но что-то неумолимо заставляет думать о Медведе каждый раз, как только воин появляется в пределах гарема. Они не разговаривают, не смотрят друг на друга, и, кажется, Касим и вовсе был бы рад, если бы Ренэйст никогда не оказалась в Алтын-Куле. Ревнует ли он к тому, что все внимание Танальдиз сейчас устремлено к северной ее гостье, или причина кроется в другом, Ренэйст не знает. Да и, пожалуй, никогда не сможет узнать.

Она слышит, как тяжелые двери гарема распахиваются, а следом за тем звонкий мужской голос пронзительно объявляет:

– Дорогу султану Саиду!

Танальдиз морщится, словно внезапная боль пронзает ее. Она поднимается на ноги, и Ренэйст собирается было последовать за ней, но Венценосная останавливает ее одним только жестом. Прижимает указательный палец к губам, призывая вести себя тише, и, горделиво расправив плечи, возвращается в свои покои, оставив Ренэйст одну на балконе.

Всеми силами скрывает Танальдиз Белолунную от своего брата. Жаден и ненасытен Саид, взгляд его кажется липким, а помысли черны. Как только мог народ Алтын-Куле избрать его своим владыкой? Султан – так они зовут его, только вот нет в нем никакой царственности. За время, проведенное в гареме, Ренэйст уже успела понять, кто властвует в городе-государстве на самом деле.

Так отчего тогда терпят они омерзительные желания султана?

– Танальдиз! – слышит она, даже находясь на балконе. – Танальдиз!

Ренэйст хмурится; не по нраву ей скрываться и таиться, только вот Венценосная прекрасно ей пояснила, что ждет северянку, если попадется она султану на глаза. Охочий до юных девушек, желает султан овладеть ею, испробовав на вкус женщину с Севера. В гареме одни лишь южанки, дочери Солнца, да жительницы этого края, что успели султану наскучить.

Саид желает свежей крови, новой плоти, вкусив которую почувствует себя лучше. Омерзительная жадность его пробуждает в Ренэйст отторжение даже тогда, когда они с султаном находятся вдалеке друг от друга.

Поднявшись на ноги, Белолунная слегка приподнимает подол платья, чтобы ткань его меньше шуршала при каждом ее шаге, и подходит ближе к арке, ведущей обратно в покои Венценосной. Словно зверь крадется Ренэйст, белоснежная волчица, именем которой ее назвали. Она заглядывает внутрь одним глазком, находит взглядом Танальдиз, что стоит подле той самой тахты, на которой они сидели, а над ней, словно хищная птица, возвышается Саид. Юный еще мужчина, немногим старше самой Танальдиз, он изуродован маской презрения, застывшей на лице. За плечом его видит Ренэйст Касима – тот стоит на пару ступеней ниже, и по напряжению, сковавшему сильное тело, становится ясно, сколь тяжело ему сдерживать свой гнев. Никому не хочет позволять он подобным образом разговаривать со своей госпожой. Только что может сделать он против султана?

Их с Ренэйст взгляды встречаются, и Касим хмурится. Он смотрит в спину султана, обдумывая что-то, после чего кивает головой, вновь обратив свой взгляд на северянку. Рена, облизнув пересохшие от волнения губы, едва ли не вжимается в кованую стену, ограждающую балкон от основных покоев, как можно незаметнее проскальзывая внутрь под самым носом у султана. Затеряться в пышной листве ей вовсе не сложно, только приходится едва ли не на живот лечь, чтобы листья прикрывали белую голову, столь легко заметную во всей этой зелени. Касим косится в сторону сомнительного ее укрытия, да только ничего не говорит.

Ярость действительно слепит, раз удалось ей проскользнуть в такой близости от Саида. Тот, в свою очередь, едва ли не рычит в лицо сестры, в то время как сама Танальдиз остается невозмутимой:

– Я устал играть в твои игры, сестра. Недостаточно ясно мной было сказано, что я желаю луннорожденную в свои покои? Я не приму отказ в качестве ответа, я, проклятье, султан, и имею право по рождению получать то, что мне заблагорассудится!

Танальдиз смотрит на него, после чего, прикоснувшись ладонями к его плечам, медленно обходит султана по кругу, улыбаясь ему с обманчивой мягкостью. Для Ренэйст это дико – то, что султан женился на собственной сестре. Это равно тому, если бы самой Ренэйст было суждено стать супругой Хэльварда или Витарра. О чем Саид думал, когда возжелал родную сестру, плоть от плоти своей? Венценосная же, прикасаясь к нему, воркует нежно, словно птичка ласковая:

– Ох, Саид, о каких играх ты говоришь? Ты сам одарил меня властью, сказав, что царствовать в гареме буду я, и слово мое в этих стенах главнее твоего. Неужто не помнишь? Так вот, дорогой мой супруг, напомню тебе о том. И, – остановившись напротив него, Танальдиз убирает ладони с его плеч, складывая их в царственном жесте перед собой, – покуда мое слово главнее, говорю тебе вновь – северянка к ночи с тобой не готова, и только в моих силах решить, когда этот миг настанет. Прояви терпение, Саид, твоя власть в моем гареме не имеет веса. Коль желаешь ты провести время с женщиной, я велю прислать к тебе любую рабыню, которую ты пожелаешь. Любую, но только не северянку.

Лицо Саида багровеет, он выглядит так, словно бы голову его вот-вот разорвет на куски изнутри. Ренэйст видит, как стискивает султан кулаки, как борется с желанием разжать ладонь – и звонко ударить сестру по лицу, но позволить подобную роскошь себе не может. Они смотрят друг другу в глаза, и спокойный ее взгляд явно лишь больше масла подливает в огонь его ярости.

– Касим, – восклицает султан, и воин за его спиной расправляет плечи, – проверь балкон!

Танальдиз напрягается; по ее мнению, Ренэйст все еще на балконе, ожидает ее, и сложно не понять, что султан велит привести к нему северянку, считая, что именно там сестра его скрывает девчонку. Лишь сильнее вжимается она животом в слегка влажную почву, пачкая платье, наблюдая за тем, как со звериной грацией Касим движется в сторону балкона. Танальдиз держит спину прямо, но даже из своего укрытия Ренэйст видит, как Венценосная напряжена. Огромных усилий стоит ей не выдать свой страх перед Саидом, что, склонившись, смотрит ей прямо в глаза.

Касима нет долгое время. Видимо, он обходит весь балкон, пусть и знает, что он будет пуст. Вернувшись, воин смотрит на своего правителя и отрицательно качает головой; здесь нет того, что Саид ищет.

Неожиданно лицо султана озаряет улыбка. Он выпрямляется, смотря на сестру с высоты собственного роста, и, убрав руки за спину, проговаривает, не прекращая улыбаться:

– Вот оно как, она не готова. Что же, хорошо. Я проявлю терпение, госпожа моя, и сделаю так, как ты того просишь. Только вот, раз я не могу вкусить северной плоти, я хочу, чтобы этой ночью пришла ко мне лично ты. Давно не исполняла свой долг перед супругом, пришло время заплатить сполна. А сейчас, – султан поднимает вверх руку, взмахнув ладонью, и в гарем с покорно опущенной головой проходит слуга, неся в руках удивительной красоты платье цвета золота, кажущееся тяжелым даже издалека, – наряжайся, сестрица. Скука пожрала меня, и потому сегодня объявил я бои. Хочу, чтобы ты разделила со мной эту забаву. – Касим, – повернувшись к Танальдиз спиной, Саид обращает взгляд на воина, – проследи, чтобы сестру мою сопроводили, когда будет она готова.

Склонив голову, Касим обещает султану сделать все, чтобы поторопить их владычицу, и остается в таком положении до тех самых пор, пока двери за спиной Саида не захлопываются. В тот же миг Танальдиз, на мгновение потеряв над собой власть, рычит пронзительно, словно дикий зверь, взмахнув руками и тяжело опускаясь на тахту.

– Сколь мерзок он! – в сердцах восклицает Венценосная. – Сколь отвратителен! Как смеет он вести себя со мной подобным образом? Я все еще сестра его, и погибший наш отец никогда бы не одобрил подобного!

Подойдя ближе, Касим опускается перед ней на одно колено, смотрит внимательно в глаза ее, трепетной лаской накрыв ее нежные руки своими огрубевшими от оружия ладонями, и произносит тихо:

– Считает он, что так заставит тебя его полюбить. Неужели и сама ты не думаешь, что было бы тебе от того легче, госпожа моя?

Танальдиз покрепче перехватывает его руки, смотрит в глаза внимательно, словно бы стараясь запомнить каждую черту его лица. Ренэйст чувствует себя лишней, наблюдая за ними, и стыдливо отводит взгляд. Неужто и с Хаконом они выглядят так для иных, стоит только им затронуть нити своей любви?

– Мы не выбираем, кого нам любить, Касим, – с печальной улыбкой говорит она ему, – как и не выбираем, кто будет любить нас. Сердце слепо, и оттого оно столь счастливо в своей муке.

Венценосная отстраняется от него, поднимаясь на ноги, и жестом велит слуге подойти ближе, показывая подаренное султаном платье. Из тяжелого оно материала, ходить в таком будет пыткой, да только того и добивается Саид. Проучить сестру, наказать за неповиновение. Что же, Танальдиз обернет его оружие против него самого.

– Ренэйст!

Заслышав, как зовут ее, луннорожденная поднимается на ноги, отмахиваясь от надоедливых листьев, что бьют по лицу. Танальдиз, оставившая ее на балконе, смотрит с изумлением, как Ренэйст выбирается из зарослей, направляясь в их сторону. Касим выпрямляется, смотрит на нее с недовольством, и, подходя ближе, Ренэйст, гонимая любопытством, останавливается, прикоснувшись самыми кончиками пальцев к ткани золотого платья.

– Какой странный подарок, – бормочет она, переводя взгляд на Танальдиз, – как должна ты ходить в нем, если оно слишком тяжелое?

– В том весь смысл, Ренэйст. Сковывают нас мужчины красивыми одеждами и драгоценностями, смягчить желая в своих глазах. Знай же секрет, моя милая: чем дороже на тебе одежды – тем опаснее ты для мужчины.

Ей того не понять. Для Ренэйст опасность – оружие в чужих руках, а вовсе не их одежда. Она наблюдает за тем, как по мановению руки Танальдиз слуга уносит тяжкую свою ношу в сторону ширмы, где Венценосная сменяет одежды, и, обернувшись к ней, спрашивает:

– О каких боях шла речь?

От одного упоминания об этом Танальдиз презрительно кривится.

– Мой брат не так давно нашел для себя новую забаву. Тех, кто нарушил закон, или просто ему не угодил, он ссылает в темницу, а затем, когда скука его становится невыносимой, выводит их на арену и дает им оружие. Посмотреть на то, как они убивают друг друга, Саид приглашает весь город. Тому несчастному, кто останется в живых, султан обещает исполнить одно желание. Только вот с такой силой жаждут они заполучить проклятое это желание, что не замечают, как никого в живых не остается.

Сколь ужасная забава. Ренэйст оборачивается, словно бы проверяя, нет ли в дверях султана, и следует за Танальдиз, когда та спускается по ступеням, направляясь в сторону ширмы. Касим идет за ними, не желая и на шаг отходить от своей госпожи.

– Мне нужно увидеть Радомира, – просит Белолунная.

Танальдиз качает головой, устало прикрыв глаза.

– Ты знаешь мой ответ, Ренэйст. Опасно тебе покидать пределы гарема. Пока ты в его стенах, то находишься в безопасности, под моей защитой. Но стоит только тебе выйти за его пределы, как ты будешь беззащитна. Саид будет волен сделать с тобой все, что только пожелает, и я не смогу ему помешать. К тому же в час боя в темнице будет слишком много людей. Коль хочешь передать что-то важное, так скажи о том Касиму. Надежнее его гонца у меня нет.

Показывая, что разговор окончен, Танальдиз скрывается за ширмой, оставляя Ренэйст и Касима одних. Они смотрят недоверчиво друг на друга и расходятся в разные стороны. Все, что нужно, скажет она Радомиру сама, когда настанет подходящий миг. Преданность Касима никаким образом не распространяется на них, и Ренэйст не хочет, чтобы их с Радомиром желание сбежать оборвало их жизни.

Она возвращается на тахту, к фолиантам и сверткам, по которым Танальдиз так пылко желает узнать о севере. Касим остается подле ширмы, словно бы оберегая, чтобы даже в пределах крошечного этого пространства его госпоже никто не навредил.

Тоска о Хаконе становится невыносимой, и Ренэйст закрывает глаза.


– Это есть невозможно.

Радомир морщится, смотря на миску, полную сомнительного варева, которую вручает ему стражник. Того не особо заботит вид пищи, которую они раздают пленникам, а если ведун не заберет свою порцию сразу, то та окажется на полу, послужив кормом для крыс. Он перехватывает миску одной рукой, смотрит на неровный скол, красующийся на ее краю, и снова морщится, подцепив грубой деревянной ложкой немного содержимого. То, что в темнице столь гордо величают едой, на вид не больше, чем грязь, да и на вкус, признаться, тоже. Радомир выдыхает, сглатывая тошнотворный ком, и отставляет миску в сторону. Аппетита нет вовсе даже для того, чтобы съесть нечто подобное.

– Могли бы перед боем дать нам не помои, а нормальную еду.

Ведун оборачивается, смотря на Умира, сидящего на соседней грубо сколоченной койке. Пожилой солнцерожденный, попавший в Алтын-Куле примерно в возрасте самого Радомира, спасаясь от луннорожденных в воде, совершенно спокойно ест отвратительную пищу, которую вручили им стражники. Радомир смотрит на него с непониманием.

– Перед каким еще боем?

– Ты бы лучше поел, сынок, – отвечает Умир, стирая рукой остатки еды со своего лица, – глядишь, последняя трапеза в твоей жизни. Султан сегодня объявил о том, что хочет посмотреть, как мы бьемся насмерть. Тому, кто останется в живых, он обещает исполнить любое желание.

– Что за дикость?!

Радомир вскакивает на ноги и, застонав от боли, медленно оседает обратно. Его раны не до конца зажили, словно бы кому-то в темнице есть дело до того, здоров он или нет. Лишь после того, как в подземелье это стал спускаться Касим, присланный женой султана, положение Радомира несколько изменилось. Ему прислали лекаря, и тот помог ведуну избавиться от жара, что сжигал его изнутри. Радомир знает – все это только по просьбе Ренэйст.

Он, может, и затаил обиду на то, что там, на берегу, пыталась она оставить его позади, да только не может сказать, что и сам бы не поступил так же, если бы была у него возможность. Сейчас ясно понимает он, что сбежать они смогут только вместе, а султанская забава заставляет в том сомневаться. Темница полнится не только мелкими воришками и теми, кто просто не угодил султану, но и настоящими убийцами. Теми, кто обучен воинскому ремеслу и намерен был использовать свои умения совершенно не во славу султана. Таких, как они, и стоит остерегаться в первую очередь, да только из Радомира такой воитель, что даже обычный вор сможет его убить.

Но не собирается он проигрывать столь легко. Там, на севере, его ждут, и он не может погибнуть так глупо. Раскрыв ладонь, Радомир смотрит внимательно на свою руку, после чего вновь сжимает ее в кулак.

– И что же, – говорит он, подняв взгляд на Умира, – абсолютно любое желание султан обязуется исполнить?

Вопрос этот заставляет Умира засмеяться. Он хохочет так, что остатки пищи из его рта разлетаются в разные стороны, и Радомир морщится брезгливо, отодвигаясь чуть дальше. Старый безумец тут куда дольше, чем он, оттого и знает больше. Не получится ли так, что бой этот окажется для Радомира единственной дорогой прочь из Алтын-Куле?

Для него и Ренэйст. Без нее не добраться ему до земель луннорожденных.

– Любое, любое, – отвечает Умир, отставив пустую миску и, протянув руки за порцией Радомира, начиная ее с жадностью пожирать, вновь произносит с набитым ртом, – только вот не было еще такого, чтобы хоть кто-то один выжил. Так что, сынок, вместо того чтобы задумываться о желании, лучше подумай о том, как бы ты хотел умереть.

Пусть те, у кого нет цели, о таком думают. Если понадобится, Радомир собственными руками убьет каждого, кто только посмеет попробовать ему помешать. Весна ждет его там, в чужом краю, и он не может ее подвести. Он обещал, что вернет ее домой, и он не погибнет до тех пор, пока не исполнит свое обещание. Встав с деревянной лавки, ведун подходит к стене, на которой под потолком расположилось крошечное окошко. Сквозь него внутрь пробиваются солнечные лучи.

У него нет права на то, чтобы проиграть.

Их гонят по коридорам темницы, словно бы скот. Мужчины всех возрастов толкают друг друга и кричат, выражая свое недовольство, пока едва ли не палками подгоняют их стражники, насмехаясь над тем, сколь они беззащитны. Радомир становится частью потока, рычит и скалит зубы, локтями отталкивая от себя каждого, кто только смеет к нему приблизиться. Пробуждается в нем та самая ярость, что ослепила его в тот миг, когда дети Луны напали на родное его Большеречье, и, представляя, через что придется ему пройти, Радомир невольно думает о том, что лучше бы было, если бы он оказался в рабстве у северян.

Пожалуй, каждый солнцерожденный, оказавшийся в Алтын-Куле, хоть раз об этом думал.

Яркий солнечный свет ослепляет его, когда поток выносит Радомира на устланную песком поляну, окруженную рядом высоких стен, за которыми расположены ряды мест для зрителей. Они кричат и ликуют, заметив преступников и просто тех, кому не повезло попасть в темницу Алтын-Куле, ведь именно им сегодня суждено сражаться ради их веселья. Прикрыв глаза ладонью, отвыкнув от яркого света, Радомир оглядывается по сторонам, замечая наверху, прямо над ними, выступ, на котором находится правящая семья. От платья, в которое облачена женщина, отражается свет, отчего становится невыносимо больно смотреть на нее.

Это, должно быть, Венценосная, о которой ему говорили.

Радомир отходит подальше от выхода из темницы, уклоняется от людей, которые, не сумев устоять на ногах, падают на песок. Насколько он может судить, вывели далеко не всех людей, только тех, что томятся в крошечных камерах за самые незначительные преступления. От света и пыли почти ничего не видно, но Радомиру кажется, что их здесь сейчас от силы тридцать человек.

Он действительно собирается их всех убить для того, чтобы потребовать у султана отпустить их с Ренэйст? Раньше он и мысли подобной допустить не мог, убийство казалось просто недопустимым, а сейчас… Что изменилось? Когда он успел стать совершенно другим человеком?

Ворота закрываются за их спинами, лишая возможности вернуться назад. Султан поднимается на ноги, возводя руки к солнечному диску над их головами, и люди приветствуют его сокрушительными криками. Они уважают его? Боятся?

– Жители Алтын-Куле! – приветствует их султан, и люди вторят ему яростным криком. – Насладитесь зрелищем, что подготовил я для вас! Поединком не на жизнь, а на смерть!

Вот, значит, как он все это видит? Забава? Они будут умирать ради того, чтобы его не одолевала скука? Ярость застилает Радомиру глаза, кровь закипает в его венах. Была бы возможность добраться до султана – все прекратилось бы гораздо, гораздо быстрее.

Танальдиз окидывает брата холодным взглядом карих глаз. Сколько презрения плещется в ней, сколько гнева! Ужасающее золотое платье душит ее, стискивает ей ребра, и дышать тяжелее, чем выносить его отравляющее присутствие. Забава, придуманная им, кажется ей отвратительной. Кого может развлечь подобное безумие? Их отец ни за что не позволил бы нечто подобное. Эти люди и не преступники даже, лишь те, кто угодил Саиду в немилость. Уж ей-то известно, как легко разозлить их повелителя.

Венценосная с тревогой смотрит вниз, среди прочих замечая юного ведуна. Не многим старше Ренэйст кажется ей он, совсем еще мальчишка, испуганный и растерянный. Только вот с каждым пройденным мгновением страха в нем все меньше. С высоты Танальдиз не видит его глаза, но чувствует, сколько презрительной ярости в них таится. Будь его воля, он бы сравнял это место с песком, похоронил бы Алтын-Куле и всех, кто живет в его стенах.

Ей кажется, что поступок этот ему весьма по силам.

Откуда-то сверху на них сыплется оружие. Мечи, щиты и копья разбросаны по песку, и их определенно куда меньше, чем людей, которым предстоит сражаться. Не дожидаясь, пока султан закончит свою речь, Радомир хватает копье, крепко обхватив древко ладонями, и выставляет его прямо перед собой. Никогда он не пользовался ничем подобным да даже и не думал, что однажды придется. Ему дышать нечем, страх постепенно сковывает его своими холодящими душу объятиями, и ведун жмурится крепко, силясь с ним совладать. Его тело до сих пор слабо, он болен и действительно думает, что сможет хотя бы не умереть первым?

Он должен постараться. Приложить все свои силы для того, чтобы этого не случилось.

Султан заканчивает говорить, и люди, запертые на арене, смотрят друг на друга глазами безумными, полными страха и отчаяния. Никто из них не хочет умирать, каждый хочет попросить у султана спасти свою жизнь. Те, кто более проворен, хватают с земли оружие, другие стараются сбежать, да только здесь даже спрятаться негде. Радомир так и застывает, крепко держась за несчастное копье, что ходуном ходит в его руках, и оглядывается, пытаясь найти выход.

Что ему делать? Что ему делать?

Ведун не готов к тому, что люди с такой легкостью начнут убивать друг друга. На песок льется первая кровь, люди кричат от боли, и происходящее на арене превращается в самое настоящее безумие. Ему с этим не справиться, он просто не сможет, Радомир даже во время нападения на Большеречье никого не убил, только запугал, и…

Сталь рассекает кожу у него на предплечье с такой силой, что он сначала даже не чувствует боли. Вскрикнув, ведун оборачивается, смотрит на южанина, который, крича подобно дикому зверю, замахивается на него вновь изогнутой саблей и, испугавшись, делает резкий рывок вперед.

Острие копья входит в плоть вместе с древком. Они застывают, смотря друг на друга в изумлении, и по подбородку южанина начинает бежать кровь. Он сплевывает ее, испачкав не только одежду, но и копье, которое Радомир продолжает сжимать в своих руках, и роняет саблю, медленно опустив руки. Тяжелое тело сильнее нанизывается на копье, держать его становится невыносимо, и, ахнув, Радомир резко разжимает руки, отскочив в сторону.

Он смотрит на то, как тело южанина заваливается на бок. На то, как кровь его стекает по древку, пропитывая песок. Боль собственной раны кажется Радомиру такой незначительной, пока он оглядывается вокруг, наблюдая за тем, с какой легкостью люди убивают друг друга. Они не замечают никого и ничего вокруг себя, а те, кто возвышается над ними, смеются и кричат, требуя пролить еще больше крови.

Радомира бьет крупной дрожью, и если бы он все же съел то отвратительное варево, то избавился бы от него прямо сейчас. Медленно пятится ведун прочь от битвы, спотыкается о тело убитого им человека – и падает назад, подняв вверх клубы песка. Тот опадает на рану, приносит боль, но ничего этого не существует для Радомира.

Он видит, как голова Умира катится к нему под ноги. На лице солнцерожденного старика навеки застывает гримаса боли.

Подняв взгляд, ошарашенный ведун видит, как солнцерожденный, убивший Умира, бежит к нему, выставив вперед копье – почти такое же, как то, какое не так давно схватил сам Радомир.

«Он убьет меня, – думает он неожиданно спокойно, – он меня точно убьет».

Перед глазами встает лицо Весны. Радомир видит ее нежный взгляд, русые косы, видит каждую веснушку на ее лице и даже ямочки, которые появляются на щеках, стоит ей улыбнуться. Она тянет к нему руки, улыбается нежно и просит вернуться к ней как можно скорее. Она ждет его. Она надеется, что он спасет ее.

Она отдала ему свое сердце, а он отдал ей свое. Никакого права не имеет он на то, чтобы погибать, пока Весна ему не позволит.

Радомир хватает ладонью песок, выпрямляется резко и бросает его прямо в лицо бегущего на него человека. Песок попадает тому в глаза, и ведун откатывается в сторону, уклоняясь от копья, целящегося ему прямо в грудь. На коленях ползет он прочь, избегая дальнейшего нападения, после чего вскакивает на ноги, застонав от боли. Старые раны открываются, сбивают его с толку, от них слезы на глаза наворачиваются, но сейчас ведун не имеет права на то, чтобы проявить слабость. Обернувшись, убеждаясь в том, что находится достаточно далеко от толпы, Радомир силится выровнять свое сбившееся дыхание, закрывая глаза.

Ярость, охватившая его, сейчас только лишь помогает. Он чувствует, как кровь в его жилах едва ли не дымится, как гнев захлестывает его все сильнее, порождая самое настоящее пламя. Первой загорается его собственная плоть; пламя обхватывает рану, оставленную на предплечье, вместе с кровью капает на песок. Радомир рычит, вскидывая руку, очерчивает той полукруг, и пламя, подчиняясь воле ведуна, постепенно перебрасывается на песок полностью, возникая между людьми алым заревом, заставляя и убийц, и жертв отшатнуться друг от друга. Они кричат истошно, мечутся по песку, а после бегут обратно, к закрытой решетке, бросаясь на нее и пытаясь поднять. Людей, наблюдающих за устроенной султаном забавой, охватывает паника. Толкаясь, сбрасывая друг друга вниз, они бегут прочь, спасая свои жизни, пока пламя разгорается все больше. Тела падают на песок со звуком мешков, полных муки, и от того гнев ведуна только растет.

Удерживая пламя одной рукой, второй Радомир велит ему подниматься все выше и выше, пока ненасытные языки огня не достигают того самого постамента, на котором до сих пор находятся султан со своей сестрой. Все не могут пробиться к ним стражники, слишком яростное пламя, слишком жгучее.

Гнев истинного сына Солнца показывает им ведун.

Султан хотел позабавиться? Радомир устроит ему такую забаву, которую тот вовек не забудет!

– Убейте его! – кричит султан, пока стражники, пробившись сквозь огонь, стремятся увести его прочь от опасности. – Убейте треклятого мальчишку!

– Нет! – возражает Танальдиз, отталкивая от себя руки стражников, не позволяя прикасаться к себе. – Не смейте ему навредить!

До того, как пламя обхватывает всю арену, стражники, оставшиеся внутри тоннелей, ведущих к темнице, все же поднимают решетку, впуская выживших внутрь. В воздухе пахнет копотью и жженой человеческой плотью, и посреди этого царства огня стоит Радомир, потерявший любую возможность контролировать собственный Дар. Ярость лишает его человечности, пробуждает все самое темное, что только может быть внутри. Радомир сожжет весь Алтын-Куле дотла без какого-либо сострадания, и тогда…

Удар эфеса меча приходится ему прямо в затылок. Застонав, ведун падает на песок, чувствуя, с какой силой чей-то сапог бьет его между лопаток, и собирается было повернуть голову, как второй удар, нацеленный в висок, лишает его чувств. Пламя утихает практически в то же мгновение.

Возвышаясь над ведуном, Касим поднимает взгляд. Танальдиз с тревогой смотрит на него сверху вниз, и платье ее сияет в лучах Солнца.


Цепи душат. Радомир, открыв глаза, болезненно стонет. Тяжелый металлический круг стискивает его горло, мешая дышать, такие же кандалы сковывают запястья и щиколотки. Крупные цепи, прикованные к стене, удерживают ведуна на месте, вынуждая его практически повиснуть на них, не в силах устоять на ногах. Тяжело дыша, Радомир оглядывается по сторонам.

Он в темнице. Не в такой темнице, в какой сидел до этого с тех самых пор, как его привезли в Алтын-Куле, нет. Крошечная комнатушка, в которой нет ни единого окошка, а стен можно коснуться, разведя руки в стороны.

Он совершенно ничего не помнит. Голова болит с такой силой, словно бы его неоднократно по ней били чем-то тяжелым. От этой мысли воспоминания о том, что произошло на арене, обрушиваются на него с такой силой, что по щекам бегут слезы.

Он убил человека. Радомир правда лишил человека жизни.

Дар ему был дан не для того, чтобы вредить. Наоборот, он должен был спасать, утешать, подбадривать. Помогать тем, кто в этом нуждается, а вместо этого сделал то, в чем всегда винил луннорожденных.

Опустив взгляд, ведун смотрит на свои обожженные руки, испачканные в крови, песке и копоти. Тяжело поверить в произошедшее, осознать, что он натворил. Ярость Радомира была так сильна, что просто вытеснила из него все человеческое, что только было в нем. Как нечто такое только могло произойти?

Тяжелая металлическая дверь, запирающая темницу, отворяется, впуская посетителя внутрь. Растерянный и сломленный, Радомир поднимает взгляд, смотря на Касима. Заметив его взгляд, воин хмурится и подходит ближе, снимая с пояса связку ключей. Опустившись подле ведуна на одно колено, он начинает освобождать его от кандалов.

– Сможешь объяснить мне, что произошло? – спрашивает он.

Радомир качает головой, он и себе-то не может ничего объяснить, как он сможет рассказать обо всем, что случилось, Касиму. Опустив голову, солнцерожденный позволяет избавить себя от оков и, рухнув на землю, так и остается сидеть. У него нет сил на то, чтобы искать самому себе оправдания.

Касим смотрит на него спокойно. Помнит, как тяжко далось ему собственное первое убийство, а потому ничего не говорит Радомиру. Тот еще мальчишка, ему не больше шестнадцати, с подобным справиться не так-то просто. Выдохнув, глава янычар садится рядом с ним, привалившись спиною к стене. Согнув одну ногу в колене, Касим кладет на него руку, смотря в потолок.

– Моя госпожа с большим трудом убедила султана тебя пощадить, – говорит он, нарушая возникшее между ними молчание. – Ты ведь пытался его убить. О чем ты только думал?

– Я думал о том, – рычит Радомир, резко вскидывая голову и смотря на Касима полными слез и злости глазами, – что так смогу прекратить все это безумие! Ради забавы он бросает людей друг на друга, что же это за правитель такой?!

Касим отвечает не менее зло:

– Ты думаешь, что сами мы рады такому правителю? Да наш народ страдает больше вас от безумных его желаний! Если бы только мы могли что-то изменить…

– Если бы? – зло перебивает его ведун. – Если бы?! Не ты ли говорил мне о том, что правит вами твоя ненаглядная госпожа? Если у вас и без того есть другой правитель, отчего бы вам не прекратить мучения собственного народа?

Смотрит на него Касим долго и пристально, но в то же время словно бы сквозь него направлен этот взгляд. Молчит, по его лицу невозможно понять, что именно творится в его голове, а после Касим произносит с ледяной решительностью:

– Действительно. Отчего бы и не прекратить нам мучения народа.

Поднявшись на ноги, воин хватает его за ворот и без того порванной рубахи, одним рывком поставив на ноги. Пошатнувшись, Радомир, едва устояв, руками хватается за стену позади себя, привалившись к ней спиной, и дышит тяжело, не понимая, что происходит. Касим не дает ему и мгновения для того, чтобы перевести дыхание, подталкивая в сторону выхода из темницы. Воин вручает ожидающему за дверью стражнику ту самую связку ключей, сказав что-то на своем языке, после чего идет в совершенно другую сторону, потянув ведуна за собой.

– Я не понимаю, – чуть не стонет он от боли, едва поспевая за Касимом, – что ты делаешь?

И тот, даже не обернувшись, отвечает:

– Мы освободим Алтын-Куле. Настал час правосудия.

Глава 11. Час расплаты


Касим ведет его по коридорам темницы, удерживая за воротник, чтобы не сбежал. У Радомира, сказать по правде, и выбора-то нет. Он и подумать не мог, что злые его слова могут произвести подобный эффект. Разожгут пламя, с которым он сам просто не сможет справиться.

На арене он и без того уже понял, что с пламенем совладать не так уж и просто. Никогда до этого он не чувствовал ничего подобного. Даже тогда, когда использовал огонь для защиты Большеречья, все было совершенно иначе.

Поразмышлять на эту тему ему не позволяют. Из темницы они выходят на свежий воздух. Касим созывает своих солдат, вскакивает на одну из бочек, заполненных зерном, и, когда люди собираются вокруг него, начинает говорить.

Для того чтобы поднять восстание, много не нужно. Теперь Радомир это точно знает.

Он не понимает ни слова из того, что Касим говорит своим людям, но это их, судя по всему, крайне воодушевляет. Люди кричат, поднимают вверх свои сабли и копья, и в голосах их столько ярости, что Радомир даже теряется. После того, что произошло с ним во время сражения на арене, ведун опасается подобных ярких эмоций. Он знает, какой разрушительной силой они обладают.

Касим пробуждает в этих людях что-то темное. То, что они всеми силами сдерживали внутри себя и что теперь столь яростно вырывается на волю, разрывая когтями их плоть. Касим ведет за собой не только тех, кто был у него в подчинении, но даже тех, кого вывел из заключения, распахнув перед ними двери темницы. Люди вооружаются, жгут факелы, и тогда осознает Радомир, какую темную силу он только что пробудил.

Но не на руку ли им это? Воспользовавшись суматохой, они с Ренэйст смогут сбежать. Покинуть проклятое это место, двинуться на север, найти дорогу в холодный ее край и позабыть обо всем, что здесь произошло.

Радомир очень сильно хочет об этом позабыть.

Он с тревогой наблюдает за всем, что происходит. Его раны, до сих пор необработанные, так и болят, но на это просто нет времени. Ведун мог бы сбежать сейчас, оставить ее здесь, саму разбираться с возникшим хаосом, вот только порез на руке явно говорит о том, что таким образом поступить не получится. В конце концов, его ведь никто не принуждал проводить с ней обряд братания, разве нет? Радомир сам хотел убедиться в том, что она не оставит его одного. Так что теперь ему самому придется нести ответственность за то свое решение.

Остается только надеяться, что Ренэйст и сама бы не бросила его, если бы вдруг возникла такая ситуация. Один раз луннорожденная уже сделала это на песчаном берегу, поддавшись страху, и если раньше Радомир был оскорблен подобной трусостью, то теперь он прекрасно знает, какой невообразимой силой обладает страх. Он и в себе-то больше не может быть уверенным, что уж говорить о других?

Радомир упускает тот миг, когда в его собственных руках вновь оказывается оружие. Смотрит на копье, от которого дрожь проходит по телу, и едва ли не роняет его. Совершенно не хочется к нему прикасаться, пусть даже это и вовсе другое копье. Перед глазами ведуна явно возникает лицо человека, которого он лишил жизни, проткнув насквозь подобным оружием, и тошнота в очередной раз подкатывает к глотке.

Поджав губы, он всовывает копье в руки первого попавшегося на пути человека, решительным шагом направляясь к Касиму. Тот, как и следовало ожидать, находится в самом сердце разгорающегося пожара. Людей вокруг становится все больше и больше, словно бы нет никого, кто пожелал бы остаться преданным своему султану. Насколько же нужно быть отвратительным человеком, для того чтобы твой народ отказался от тебя с подобной легкостью? У солнцерожденных правителя нет, только лишь старейшина, отвечающий за ту или иную деревню. Оттого все происходящее кажется ему странным и чуждым, Радомир совершенно не хочет быть частью всего, что сейчас происходит. Потому, подойдя к Касиму, схватив его за плечо, ведун заставляет воина обернуться и произносит, смотря ему прямо в глаза:

– Я не желаю быть частью этого безумства. Как только я заберу Ренэйст, мы тут же покинем ваш про́клятый город.

– Я не стану удерживать ни тебя, ни ее. Моя госпожа будет опечалена тем, что Ренэйст столь стремительно покинет Алтын-Куле, но, – Касим ухмыляется, переведя взгляд на стены дворца, – уверен, печаль ее не будет долгой, когда ей будет наконец-то позволено покидать стены гарема. Я положу к ее ногам весь мир, если только она того пожелает.

Радомир ловит себя на мысли о том, что вне зависимости от мира, в котором они живут, влюбленные мужчины во многом схожи. Когда ты действительно любишь женщину, то готов совершить настоящий переворот, лишь бы она была счастлива. Он даже не сомневается в том, что сделал бы нечто подобное для Весны. Или что тот луннорожденный сделал бы это ради Ренэйст. Этим похожи абсолютно все.

Поэтому ведун лишь кивает головой. Он смотрит на замок, что возвышается над ними, и думает о том, что никогда больше не хотел бы его видеть. Касим, проследив за взглядом Радомира, обращается к одному из своих воинов, вновь говоря ему что-то столь яростно и быстро, что, даже знай солнцерожденный язык, он бы не смог ничего понять. Человек, кивнув головой в знак согласия, стремительно куда-то уходит, и Касим, посмотрев на Радомира, поясняет:

– Я велел подготовить для вас двух лошадей, фляги с водой и немного еды. Они будут ждать вас на этом самом месте. Это здание, – вытянув руку, он указывает на небольшую одноэтажную постройку за их спинами, – солдатская казарма. Здесь вы сможете взять оружие и одежду для Ренэйст. Больше я ничем не могу вам помочь.

– И того более чем достаточно, – согласно кивает Радомир.

Что еще им нужно для того, чтобы это безумие закончилось как можно скорее? Они будут двигаться на север, другого пути им не нужно, а там решат, как добраться до холодного берега родных ее земель. Все, что сейчас волнует Радомира, так это то, чтобы они как можно скорее сбежали. Может, подобные желания совершенно не достойны воина, да только сейчас куда ценнее спасти свою шкуру. Мертвыми они никому не помогут.

Перед дворцом людей становится все больше и больше, он уже не может понять, кого Касим повел за собой изначально, а кто ответил на его зов позже. Видимо, всего, чего не хватало им для прекращения тирании, так это решимости. Осознания, что правитель у них уже есть и что тот, кто терзает их своими безумными выходками, к народу никакого отношения не имеет.

У них есть Венценосная. И им стоит вернуть ей то, что и без того ей принадлежит.

Только вот дальше они справятся сами. Когда все закончится, Радомир и Ренэйст будут уже далеко.

Касим проходит вперед, в самое начало безумного этого шествия. Подняв вверх свою саблю, он произносит очередную речь, в которой Радомиру удается выловить имя Венценосной, и войско повторяет его подобно боевому кличу, когда бросаются они в бой следом за Касимом. Поток подхватывает его, несет только вперед, и ничего не остается Радомиру, кроме как последовать за ним. Он бежит среди воинов, бывших пленников и слуг, и желает, чтобы кровопролития удалось избежать. Радомир увидел достаточно смертей за свою жизнь для того, чтобы желать нечто подобное.

Но желания его остаются без ответа. Не все согласны пойти против своего султана, среди людей находятся преданные псы, что скалят зубы и готовы умирать с его именем на губах. Сколь же слепы они, раз не видят, кому служат! Радомир расталкивает локтями и друзей, и врагов, пробивая себе путь прочь от битвы, и в один момент, взмывая вверх по широкой лестнице, вновь сталкивается с Касимом. Дворец уже пропитан кровью, где-то заметается пожар, а люди все кричат, не желая умирать. Одежда воина забрызгана алыми всполохами, с лезвия сабли стекает густая кровь, и сам он выглядит так, словно бы и вовсе опьянен.

Для него все еще имеет значение то, кого ему убивать?

– О, – тянет он с усмешкой, небрежно стирая кровь со смуглой щеки, – ты еще жив, маленький ведун. Ищешь что-то?

Его веселье изумляет Радомира. Во все их встречи, когда приходил воин к нему по поручению своей госпожи, дабы передать весточку от Ренэйст, он казался ему собранным и холодным, неспособным на нечто подобное. Только вот люди, вкусив чужой крови, ведут себя совершенно иначе. В них пробуждается древняя тьма, преследующая с самого создания мира каждого, кто только был рожден. И самому человеку необходимо решать, готов ли он впустить в себя эту тьму.

Касим, видимо, оказался готов.

Радомир оборачивается, услышав крики за своей спиной, после чего вновь переводит взгляд на Касима. Тот обтирает лезвие сабли о ткань своих и без того грязных штанов, и выглядит это до того зловеще, что ведун невольно делает шаг назад. Если понадобится – он применит силу. Уж вряд ли сабля, пусть даже и в столь умелых руках, может сделать что-то против его огня.

– Я ищу гарем.

– Конечно, – кивает он с понимающим видом, – ты же ни разу не был во дворце. Откуда тебе знать, где находится гарем, не так ли? Что же, я тебе подскажу. Ступай наверх, а дальше прямо по левому коридору. В конце пути увидишь резные двери до потолка, мимо таких дверей очень сложно пройти. Там ждет тебя то, что ты так ищешь.

– И где же ждет тебя то, что ищешь ты?

Лицо Касима искажается злобой, принимает черты звериные. Он устремляет полный ненависти взгляд в совершенно иную сторону, указывает острием своей сабли туда, куда держит он путь.

– Покои султана в другой стороне. Я встретил служанку по дороге сюда, которая сказала мне, что ублюдок уволок госпожу за собой. Твое проявление силы воспринял он как попытку себя запугать, и решил показать госпоже, что бывает с тем, кто идет против него. Настало время показать ему, что бывает с тем, кто идет против нашего народа, против нашей Венценосной госпожи.

И, не дожидаясь ответа от Радомира, он бросается прочь, оставляя после себя соленый запах пота и крови. Здесь и малое дитя поймет, что дни Саида сочтены. Поймет ли он, за что его убили, или так и погибнет в неведении?

Для Радомира это не играет никакой роли. Переведя дыхание, он продолжает бежать, держа путь к гарему. Даже боль от собственных ран словно бы притупляется, позволяя ведуну использовать весь потенциал своего тела.

Им нужно убраться отсюда до тех пор, пока Алтын-Куле полностью не захватил хаос.


– Ты ослушалась меня.

Его голос клокочет от ярости, заставляет ее дрожать где-то глубоко внутри себя. Но Танальдиз держит спину прямо, смотрит на брата с холодным безразличием. Она неоднократно уже оказывалась в его покоях, на этом самом ложе, и отвращение так и бурлит в ней. Но сильнее ненависти – страх, и Танальдиз не знает, каких богов молить о том, чтобы все закончилось как можно скорее.

Она закроет глаза, а когда откроет их – все будет кончено.

Саид возвращается с балкона и обходит ее медленно, словно животное. Он и есть животное. Злое, похотливое, абсолютно лишенное разума животное, которому только безумец доверил власть. Да только никто не спрашивал, достоин ли он подобной чести. После смерти их отца Саид получил все только по праву рождения, и никого не волновало, насколько он подходит для этой роли.

Долгие годы Танальдиз правила из-за его плеча. Отдавала приказы, заручившись поддержкой ближайших соратников Саида. Он сам даже и не знал о том, считая, что в Алтын-Куле он единственная власть. Танальдиз это более чем устраивало. Она не могла пойти явно против его воли, исправить каждое глупое его решение, жестокое и беспощадное, но старалась сделать все, что только было в ее силах. Никто не старался ничего изменить, ведь всех устраивало происходящее. Она и сама считала, что этого ей более чем достаточно.

Сейчас Танальдиз думает, что нужно было давно все изменить. Потребовать то, что должно было принадлежать ей. Их отец дал ей все, что только мог. Книги, сад, все блага, о которых только можно мечтать. Он не дал ей одного – свободы. Кто знает, если бы у него было больше времени, то он бы смог распознать, кто из двоих его детей больше достоин его трона.

– Не припомню ни одного твоего приказа, которого я ослушалась, мой повелитель.

Он хватает прядь ее длинных волос, пропускает сквозь пальцы. По спине проходит волна дрожи, и Венценосная не может понять, что же именно испытывает. Смотрит на брата внимательно и молчит, поджав губы и стискивая пальцами ткань платья подле своих бедер. Саид велел ей переодеться, надеть самое открытое платье, которое только есть в ее гардеробе. Ему доставляет удовольствие унижать ее? Он наслаждается тем, как отвратительно сестра себя ощущает?

– Я велел убить этого мальчишку, что посмел угрожать моей, султана, жизни. И что же я услышал от тебя в тот момент?

Обманчиво нежно султан проводит тыльной стороной ладони по ее щеке. Смотрит на нее жестоким взглядом, и совсем не признает в этом мужчине Танальдиз своего брата. Они ведь были дружны когда-то, Саид обещал быть ее защитником. Как так вышло, что теперь он сам – то, чего она так сильно боится?

В одно мгновение она подается ближе, склоняет голову, трется щекой о его руку. Саид и сам смотрит на нее изумленно, не ожидая ничего подобного, и, отдернув ладонь, выглядит ошарашенным. Быть может, она сможет достучаться до него?

– И ты сказала «нет», хотя твое дело – молчать и быть красивой.

– Саид.

Он отворачивается, проигнорировав ее, и, сцепив руки в замок за спиной, отходит к балкону. Выходит на него, опираясь о балконное ограждение, и смотрит на город, раскинувшийся в их тени. Танальдиз выходит следом, становится подле него и молчит в напряжении. Ей сложно представить, о чем говорить с ним, что сказать, чтобы он понял, как сильно сейчас ошибается. Как ошибался все это время.

– Саид, – снова зовет она его, поднимая взгляд и силясь рассмотреть выражение его лица.

Султан молчит, и Танальдиз, вздохнув, протягивает руку, накрывая его ладонь своей рукой, сжимая мягко. Ей неприятно прикасаться к нему подобным образом после всего, через что он заставил ее пройти по своей вине. Она бы предпочла, чтобы на балконе этом подле нее стоял Касим. Он никогда не причиняет ей боль, лишь заботится о том, чтобы госпожа его была счастлива. До того, как появился янычар в ее жизни, Танальдиз и не знала, что такое любовь. Быть может, с другой женщиной и Саид смог бы быть счастливым? Смог бы быть султаном достойным, которого заслуживает их народ.

– Прошу тебя, выслушай меня. Я ведь все еще твоя сестра, не так ли? Ты помнишь, как мы были близки, когда были детьми? Мне казалось, что нет никого, кто понимает меня лучше, чем ты. И к чему это привело?

Саид хмурится; ее слова задевают его. Он напряжен, стискивает пальцами белоснежный камень ограждения, впиваясь потемневшим взглядом в город перед собой. Напряжен, но все же позволяет ей к себе прикасаться, что уже может говорить о том, что у нее есть шанс вразумить его. Взяв его ладонь в свои руки, Танальдиз нежно массирует костяшки его пальцев, продолжая говорить:

– Посмотри только на все, что ты делаешь. Мы оба знаем, что твои решения не всегда взвешенные и осознанные, не так ли? Временами ты столь остро идешь на поводу у своих желаний, что не видишь последствий, которые за ними кроются. Твое решение жениться на собственной сестре… Саид, если бы только отец видел все это, то он…

Пощечина заставляет ее замолчать. От неожиданности Танальдиз падает на колени, держась за ограждение. Нижнюю губу пронзает болью, и, коснувшись ее кончиками пальцев, Венценосная замечает кровь. Вскинув голову, она смотрит на возвышающегося над ней Саида, и тьма в его глазах не предвещает для нее ничего хорошего.

– Если бы здесь был отец, – хриплым голосом говорит он, – то что бы он сделал, дорогая моя сестра? Все, что я сделал, все это было лишь для нашего блага. Мы с тобой последние представители царского рода, и, выбрав тебя из всех женщин, я заботился лишь о том, чтобы сохранить чистоту нашей крови. И не тебе, дражайшая моя, меня в этом попрекать!

– Не мне? – скалится она, приподнимаясь, одной рукой держась за ограждение, намереваясь встать. – О, нет, Саид, именно мне тебя попрекать! Все это время я пыталась исправить твои ошибки, стабилизировать ситуацию в городе, и каждый знает, кто по-настоящему правит в Алтын-Куле! Ты слаб и глуп, Саид, и больше я не позволю тебе…

Танальдиз вскрикивает, когда хватка брата стискивает волосы у нее на затылке, и таким варварским образом он тащит ее за собой обратно в спальню. Она стонет, впиваясь ладонями в его запястье, стараясь вырваться. От боли ей ни слова не слышно из того, что он говорит, пока волочит ее за собой, следом за этим небрежно бросая на постель, словно бы она вовсе и не значит ничего.

Для него она ничего и не значит.

– Я покажу тебе, дрянь, что значит идти против меня. Ты за все ответишь, больше я не стану терпеть твои выходки. Знай свое место, женщина!

Саид взбирается на постель следом за ней, нависает сверху, ухмыляясь жестоко. Он рвет на ней платье, склоняется ниже и впивается зубами в ее плечо, прокусывая кожу до крови, заставляя Танальдиз закричать от боли. Силясь вырваться, она кричит только громче, бьет его изо всех сил, извиваясь и осыпая проклятиями.

– Не смей! Не смей прикасаться ко мне! Уж лучше убей!

За собственным сражением никто из них и не замечает, что происходит вне стен султанских покоев. Все это становится таким далеким и неважным, словно бы существующим в другом мире. Она молит о том, чтобы все это закончилось как можно скорее, и крепко закрывает глаза, когда что-то горячее брызжет ей на лицо. Тяжесть тела Саида неожиданно исчезает с нее, и Танальдиз делает глубокий вдох.

– Ты цела, госпожа моя?

Сев на постели, прикрывая обнаженное тело остатками платья, Танальдиз открывает слезящиеся глаза.

– Ты?

Конечно же, словно бы это мог быть кто-то другой. Подойдя ближе, Касим бережно накрывает обнаженные ее плечи шелковым покрывалом, которое он сорвал с постели, и прижимает к своей широкой груди, успокаивающе погладив по волосам.

– Я, госпожа. Прошу, не бойтесь. Все скоро закончится.

Закрывая глаза, она прижимается к нему ближе, давая волю слезам. В объятиях Касима она действительно чувствует себя в безопасности. Для нее уже все закончилось.


– Что это за шум?

Ренэйст приподнимается на тахте, прислушиваясь. Ей кажется, словно бы слышит она отголоски некого беспокойства вдалеке, но не может понять, так ли это на самом деле. Сев, конунгова дочь вслушивается с тревогой, затем поднимается на ноги и жестом велит другим девушкам замолчать. Те, также не имеющие права покинуть гарем без дозволения, прекращают петь, играть на музыкальных инструментах и смеяться. Большая их часть даже не понимает того, что Белолунная говорит, и солнцерожденные рабыни шепотом поясняют им, что северянка слышит некий шум.

Тревога в гареме нарастает, и Ренэйст ощущает свою в том вину. Она спускается по ступеням вниз, ступая босыми ногами по гладкой плитке, и застывает, когда уже ближе раздается испуганный крик, а следом за ним – звон, словно бы что-то разбилось. Девушки начинают галдеть, как испуганные птицы, сбиваются в кучку и мечутся, не зная, что им делать. Возле дверей стоят двое стражников, которые, удобнее перехватив свои копья, отходят чуть глубже в гарем, не сводя напряженных взглядов с двери.

Она бы чувствовала себя гораздо спокойнее, если бы сама была вооружена. Оглядевшись по сторонам, Ренэйст хватает изящный золотой светильник на длинной ручке, стоящий на треноге, и, потушив горящую свечу, отбрасывает ее в сторону, перехватив тот наподобие копья. Белолунная слабо представляет, как стоит обращаться с таким видом оружия, ведь никогда не была копьеносцем, да только лучше уж так, чем и вовсе безоружной. Светильник кажется непривычно тяжелым после лука и легких стрел, которыми всегда попадает она в цель, но Ренэйст сможет при необходимости с ним совладать.

В коридоре повисает тишина, и стражники, переглянувшись, выходят за пределы гарема. В то же мгновение головы их пронзает стрелами. Наложницы заходятся испуганным криком, и Ренэйст, наступая на подол платья и едва ли не падая, бежит к двери, утянув светильник за собой. Ей удается захлопнуть створки, навалившись на них всем телом, и теперь отчетливо слышит она приближающиеся мужские голоса, пропитанные весельем. Нетрудно догадаться, для чего идут они сюда. Ренэйст пытается поднять светильник, продеть его в дверные ручки для того, чтобы забаррикадироваться изнутри, только тот для нее одной оказывается слишком тяжел. Рыча и извергая проклятия, Волчица оборачивается, рявкнув в сторону рыдающих пташек:

– Ну же, помогите мне! Мы должны закрыть эту дверь!

Сначала никто даже и шага не делает в ее сторону, но, когда Ренэйст вновь пытается поднять светильник выше, одна за другой три девушки подбегают к ней. Они плачут от страха, от охватившего их ужаса, который становится только больше, когда и им удается расслышать мужские голоса, что доносятся все ближе и ближе. Вместе им удается вдеть светильник в дверные ручки, используя его вместо засова, и, развернувшись, Ренэйст толкает наложниц подальше от двери, смотря на нее с тревогой. Слабое это укрепление, долго не продержится.

Ренэйст уводит девушек в дальнюю часть гарема, призывает их к тишине, да только что толку? Мужчины прекрасно знают о том, кого скрывает за собой эта дверь, так есть ли хоть малейший смысл в том, чтобы прятаться?

Она просто пытается создать для них хотя бы иллюзию безопасности. Бедняжки жмутся друг к другу, рыдая, и плач их становится громче, когда двери содрогаются от первого удара. Те, кто возводили эти стены, строили на века – дверь выдерживает, а светильник прекрасно справляется с ролью засова. Может, их укрепление выдержит, да только если штурмующих будет немного. Если придут еще несколько мужчин, то вместе им, вероятнее всего, удастся пробиться.

Ренэйст не поддается страху. Хотя бы пытается.

Ей сложно сказать, сколько времени проходит к тому моменту, когда откровенная ругань, пусть и на ином языке, за дверью гарема сменяется полными боли криками. Наложницы кричат снова, закрывают головы руками и просят своих богов о помиловании. Ренэйст, зажмурившись крепко, стискивает в кулак свои амулеты, что неизменно носит на шее; пусть и знает она, что боги не услышат, не помогут, но все же просит о помощи.

В воздухе появляется отвратительный запах гари. Словно бы мясо сгорело на костре. А следом за запахом из-за двери доносится голос, который она меньше всего ожидала услышать в такое мгновение:

– Ренэйст? Ренэйст, открой! Тебе лучше быть здесь, потому что, видят боги, я не знаю, где еще тогда ты можешь быть!

– Радомир?

Северянка делает несколько торопливых шагов, наступает на подол платья – и падает, с силой стесав кожу на локте об плиты. Застонав от обиды и боли, Белолунная садится и резко рвет платье, отрывая от него приличный кусок, обнажая свои босые ноги до середины икры. Убедившись, что больше ничего не мешает, она, отбросив в сторону ненужную тряпку, подбегает к двери, взявшись за светильник, и говорит громко:

– Радомир, это ты?

Голос ведуна по ту сторону тяжелых створок звучит зло.

– Нет, Симаргл тебя раздери, не я! Кто еще может прийти за тобой в такой миг, глупая северная дикарка? Немедленно открой мне!

Стоит ли говорить, что убирать засов наложницы соглашаются уже с меньшим рвением? Для того чтобы сдвинуть его с места, приходится приложить много сил, но, когда им это удается, Ренэйст и Радомир оказываются нос к носу. Он выглядит просто ужасно; измученный, окровавленный, слабый, словно бы ему стало только хуже после того, как попали они в Алтын-Куле.

Но прежде, чем хоть кто-то из них успевает понять, что происходит, они заключают друг друга в крепкие объятия. Ренэйст помнит – ощущения были такими же, когда Хэльвард ее обнимал. Брат вселял в нее чувство спокойствия и защиты, и теперь чувствует она нечто похожее от солнцерожденного. Объятия Хакона ощущаются совершенно иначе, но сейчас Белолунная рада и тому, что имеет.

Ей было страшно. Быть может, она не скажет об этом вслух, но ей казалось, что она здесь умрет.

Они отстраняются друг от друга так же резко, почувствовав неловкость. Ренэйст убирает за ухо прядь волос, Радомир смотрит куда угодно, но не на нее. Ни он, ни она не знают, чем объяснить столь внезапный порыв. В нужное русло их возвращает нарастающий шум битвы, который непоколебимо приближается к стенам гарема.

– Что там такое? – все же спрашивает Ренэйст. – Что происходит?

– Они решили свергнуть султана, – морщится Радомир, кинув взгляд в ту часть коридора, из которой он пришел. Только тогда Ренэйст замечает сожженные тела двоих стражников, вооруженных луками, которые и шли по души наложниц. Радомир сжег их до состояния углей. – Нам с тобой нужно спешить. Касим подготовил для нас двух лошадей, и я хотел бы покинуть это место как можно скорее.

Свергнуть султана? Но что же тогда с Танальдиз? Она так и не вернулась после того, как ушла следом за Саидом в ужасном золотом платье. Если они уедут сейчас, то Ренэйст не узнает, в порядке ли она! Но, если не уедут сейчас, кто знает, смогут ли уехать потом? Сомнения душат ее, за время, проведенное в гареме, Рена успела привязаться к Венценосной, увидеть в ней сестру, которой у нее никогда не было. Справедливо ли это?

Но воин должен быть готов принимать сложные решения. Если все сложится удачно, она вернется сюда, но уже осознанно. С официальным визитом, предложением дружбы между их народами. Ренэйст уверена – Танальдиз ей не откажет.

– Нужно сказать девушкам, чтобы они снова закрыли дверь. Но как они поймут, что могут выйти, если неизвестно, кто из стражников желает им зла?

Радомир смотрит через ее плечо, рассматривая испуганных, заплаканных девушек, что продолжают жаться друг к другу, и становится ему ужасно тоскливо. Такие юные, вряд ли многим старше, чем они с Ренэйст. Он зло сплевывает на пол, после чего говорит громко, зная, что среди наложниц есть солнцерожденные:

– Закройте дверь и не открывайте ее до тех пор, пока не придет Касим. Лишь только когда заслышите его голос – сможете выйти. Вам ясно?

Одна из наложниц повторяет его слова другим, чтобы каждая поняла, чего им следует ожидать, после чего они нескладно кивают головами. Ренэйст выходит за порог, чувствуя, как ступни ее тут же становятся грязными от крови и сажи, и двери гарема закрываются за их спинами. Они смотрят друг другу в глаза, и она тихо произносит:

– Спасибо, что пришел за мной.

Радомир демонстрирует ей след, оставшийся от ритуала, и отвечает насмешливо:

– В отличие от тебя, для меня это что-то да значит. Идем.

Пробраться к казармам сквозь хаос, творящийся во дворце, оказывается не так уж и просто. Чтобы Ренэйст поспевала за ним, Радомиру приходится крепко взять ее за руку, почти наверняка причиняя ей боль своей хваткой. Луннорожденная молчит упрямо, продолжает следовать за ним, и потому он не обращает на это никакого внимания.

Основное сражение уже перешло со двора на верхние этажи дворца, и им удается пробраться вниз, никого не встретив на своем пути. Радомир замечает впереди тех самых груженых лошадей, которых велел оставить для них Касим, и с шага переходит на бег, таща Ренэйст за собой. Они размыкают руки, и луннорожденная припадает к покатому боку лошади, дыша тяжело и стараясь хоть немного прийти в себя после всего произошедшего. Обернувшись через плечо, сквозь падающие на лицо волосы, все еще частично заплетенные в сложную прическу, смотрит она на золотые купола Алтын-Куле, охваченные пламенем. Эта часть дворца стоит лицом к звездному небу, и огонь в ночи смотрится особенно ярко. Кажется, горит та часть дворца, что отведена для султана.

Они ли виноваты в том, что произошло?

– Ренэйст, – окликает ее Радомир, уже стоящий на пороге казарм, – иди сюда. Здесь мы сможем взять одежду и оружие. Быстрее, нам нужно торопиться.

Она и сама понимает, что им следует поторопиться. Пройдя внутрь, Белолунная осматривает ровные ряды доспехов, после чего, абсолютно не стыдясь Радомира, снимает с себя остатки порванного платья, позволяя тем упасть к своим ногам. Переступив через воздушные тряпки, Ренэйст хватает легкие штаны, достающие до колена и не прилегающие к телу, следом за тем надевая на себя тонкую рубаху без рукавов. Поверх нее – плотный кожаный жилет, играющий роль некого доспеха, а следом и сапоги, полностью закрывающие обнаженные ноги. Она оббегает все помещение, да только нигде не может найти ни лук, ни стрелы. Рыча от разочарования, Волчица хватает первый попавшийся под руку меч, цепляя его к своему поясу. Одежда эта непривычна, местами болтается, ведь рассчитана на мужчину, но, выбирая между нею и платьем, в котором Ренэйст была до этого, ее выбор весьма очевиден.

К тому моменту, когда она переодевается, и сам Радомир уже полностью собран. Одежда на нем равно такая же, разве что сидит лучше, да и меч солнцерожденный выбирает похожий. Проходя мимо, Ренэйст толкает его в плечо, призывая его следовать за собой, и, выскочив на порог, вновь устремляет взор на охваченный пламенем дворец. Зрелище это пугает и завораживает так же, как и поселения солнцерожденных, которые жгли они во время своего набега.

Сейчас время то кажется таким далеким, словно бы давно забытым сном. Сложно поверить в то, что когда-то оно существовало.

– Ты знаешь, куда нам следует держать путь?

Обернувшись, Ренэйст смотрит на вставшего подле нее Радомира. Вновь устремив взгляд к той части небосвода, на которой пляшет вечная Ночь, указывает ладонью на определенное скопление звезд.

– Видишь? Это созвездие называется Большая Телега. Нам нужно держаться его для того, чтобы добраться до моих берегов. Танальдиз рассказывала мне, что по ту сторону пустыни есть другой город, и соединяет их Золотая Дорога. Может, там сможем мы найти лодку. Даже если не так это, у нас сейчас нет другого выбора, кроме как держать туда свой путь.

Радомир кивает; у них действительно нет иного выбора. Потому, подойдя к одной из лошадей, он неловко взбирается в седло. Наблюдая за Ренэйст, повторяет ведун за ней, перехватывая поводья и решив, что вполне сможет наловчиться уже в процессе. У них времени нет для того, чтобы учиться, уж лучше воспользоваться и сбежать, пока их не спохватились. Ренэйст дергает поводья, лошадь ее едва ли не встает на дыбы, а после бросается прочь, взметая за собой облако пыли. Ведун действует не столь резво, да только кажется ему, что причиной того, что она трогается с места, является вовсе не он – увидев, как одна лошадь бросается прочь, другая следует за ней без каких-либо просьб, стремясь убраться как можно дальше от огня.

Радомир и сам этого хочет. Крепче стиснув поводья в руках, он практически припадает грудью к лошадиной шее. Он уже чувствует сладкий вкус долгожданной свободы.

Стоя на балконе в покоях султана, облаченная в окровавленное платье Танальдиз провожает беглецов долгим взглядом, нежно качая отрубленную голову брата в колыбели своих рук.


Оглавление

  • Глава 1. Кровь на песке
  • Глава 2. Паутина снов
  • Глава 3. Погребальный костер
  • Глава 4. Солнце в ночи
  • Глава 5. Венценосная
  • Глава 6. Тьма и Пламя
  • Глава 7. Совет ярлов
  • Глава 8. Ворона
  • Глава 9. Клетка
  • Глава 10. Праведный огонь
  • Глава 11. Час расплаты
  • Teleserial Book