Читать онлайн Чертог Волка бесплатно

Андрей Дубравин
Чертог Волка

Пролог
Рассвет Ночи Сварога

В самую короткую, но жестокую эпоху Ночи Сварога, именуемую другими народами Кали-Югой, когда добро в мире уменьшилось до одной четверти от первоначального состояния, — царило во всем Тридевятом царстве беззаконие. Ночь спустилась из самого Космоса, чтоб унести свет Мудрости. Девять планет Солнечной системы — царство Стожар (созвездие Плеяд, куда входит и наше солнце) — окутала Мара в свою эру Лисы обманом. Все три измерения пропитала ложью Кривда.

(Сказочное Тридесятое Царство — это 9 планет Солнечной системы с тремя измерениями — Правью, Явью и Навью, да светлым садом Ирием. Отсюда и тридесятое — трижды три, плюс один. По славянскому календарю c 392 года по 2012 год от рождества Христова люди жили в Эпоху Лисы под покровительством Богини Марены, которая сопровождалась расцветом лжи и обмана. Но с Года Жемчужной Щуки (2012 года по григорианскому календарю) — 7521 лета от Сотворения Мира в Звездном Храме, на смену Лисе пришла Эпоха Волка под покровительством Бога Велеса. Изменение Эпох связано с движением Солнечной Системы по Млечному Пути (Сварге Пречистой). Прим. автора).

Братья начнут
биться друг с другом,
родичи близкие
в распрях погибнут;
тягостно в мире,
великий блуд,
век мечей и секир,
треснут щиты,
век бурь и волков
до гибели мира;
щадить человек
человека не станет
фрагмент из «Прорицание вельвы»).

(Люди забыли о морали и нравственности, перестали верить в богов, забыли традиции предков, стали жестокими, перестали ценить Мать-природу. Без всякой нужды рубятся деревья и целые рощи. Жадность овладела невеждами, лишенными знания. Грабя и убивая друг друга, люди забыли молитвы. Отец пошел против сына, а сын против отца, брат на брата.

Мужи обрели в женах своих врагов на исходе Эпохи, а женщины стали грубы, дерзки в речах и слезливы. Девушек перестали сватать и выдавать замуж: они сами стали искать себе мужей. Тайно обманывая, извращенные, порочные женщины и мужчины бесстыдно вступают в связь с другими. Стали героями робкие, а храбрецы оказались жалкими. Люди отреклись от друзей и родных, найдя им замену в мире иллюзий.

Но взмычали в Пречистой Сварге священные боги — Корова Зимун и Коза Седун — протрубив об окончании власти Богини Зимы — Марены темной. Прозрели люди, осознав, что живут с Кривдой и в непотребстве. И прокатился над миром Ярило-Солнце, и смотрели на него люди. Но не слепли они от яростных лучей, а проливали слезы, смывая с глаз ложь и обман. Растерялись люди и начали глядеть друг на друга. Обернулись они в поиске Правды и Мудрости Велеса, чтобы найти дорогу в «Чертог Волка» — в мир обновленный, очищенный от всякой скверны порядок, живущий по Законам Риты — возвращаясь в Век Сатья-юга — Век с-ПРА-ВЕД-ливости…

Глава 1
Милые бранятся только тешатся

— А еще мне Боян рассказал, как жизнь здесь зародилась, интересная история, скажу я вам, — рек Ив своим спутникам.

— Давай послушаем, все равно до цели еще далеко, — ответила Валька, а затем обратилась к Айке, — а ты подвинься, а то ишь, расселась, как королева.

Отряд ехал на новом питомце Колояра — вирме Сивка. На спине было достаточно места, чтобы разместиться всем. Но с неудобствами, так как она была жесткой и покатой. Однако, ехать всегда лучше, чем идти, даже, если без комфорта.

— Что думаешь, породнилась с богами кровью, все можно? У нас на земле давно уже сословия отменили. Нет ни крестьян, ни дворян, ни царей, — закончила девушка свою мысль.

— Это ты загнула, — встрял Митрич. — Да как такое возможно, чтобы царя не было? А кто же правит тогда?

— Народ! И руководителя он себе сам выбирает, из своего числа — Президентом называется. И за Думу, типа боярской так же люди голос отдают. Поэтому царит у нас равноправие.

— Это, где-то у вас? Надобно Вальке температуру смерить, жар у нее. Отсюдова и бредит. Надо же удумала — царя и бояр из крестьян делать. Смех один.

— А вот и правда, никакого смеха… — настаивала Валька. — Ив подтверди!

Но командир не стал вмешиваться. Не хотелось ему забивать искины неписей информацией о реальном мире. Да и смысла в этом не видел. Здесь виртуальность со своими догмами и канонами. Зачем со своим уставом лезть в чужой монастырь? Один тоже молчал, полностью соглашаясь с молчаливым мнением Ива. А спор тем временем разгорался:

— Ты хошь сказать, что нет у вас дружинников, магов и благороднорожденных? Одни крестьяне? Да, как так возможно? Они же не ведают, какой стороной меч брать, чтобы не пораниться. У них в руки только соха да плуг ладно ложаться. С другой стороны, если они все править начали да воевать, кто тогда хлеб растит? Не получается у тебя ложь складной. Сплошные дыры в ней.

— Да, правду я говорю. Ну не совсем крестьяне, а простые граждане добиваются много чего, если талант к этому имеют. Они и воюют, и правят, и законы пишут. А магов у нас вообще не водится, только экстрасенсы.

— Вместо магов сенсы какие-то? И законы крестьяне пишут? Ха-ха-ха, — рассмеялся Митрич Вальке в лицо. — А откуда они смысл имать могут, коли не обучены ничему? Чтобы биться ратно Витязь всю жизнь науку эту постигает, сызмальства. А у вас как?

Домовой особо выделил интонацией местоимение «вас», отчего вопрос вышел с поддевкой.

— А у нас с 18 лет в армию набирают, всех, кто способен.

— Так-то не рать, а милиция. Ополчение опричь. У нас таковое тоже имеется. Но на тыщу ополченцев и полсотни витязей достаточно, чтобы победа за дружинниками осталась. Сравнила. Ну хорошо, давай представим, что мир с такими порядками существует. И каково людям там живется с такими-то правителями неумехами, да законами от сохи?

— Эх, плохо живется. Путанно. Одни законы другим противоречат, отчего порой и не исполняются. И это тоже правда, к сожалению.

— То-то же, — праздновал победу Митрич. — Иначе и быть не может. Каждому предмету своя роль. Вот взять, например, сковороду. На ней жарить снедь надобно. Но разе можно ей воевать? Хотя, в руках злобной бабы, такая сковорода и клинка булатного больней разит. Не удачный пример. Лучше другой. Вот метла… Тоже не годится. В руках у бабы почему-то все оружием оборачивается. Но смысл-то верный. Как любому предмету свое предназначение, так и человеку же тоже самое уготовлено.

— А у нас иначе… — не сдавалась Валька.

— Хватит вам уже собачиться, — вмешался-таки Ив. — Будет слушать историю боянову? Или желания нет?

— Будем, — буркнула Валька.

Остальные члены отряда давно поняли, что ее не переспорить, даже если она не права. Все одно на своем стоять будет. Поэтому никто и не пытался. Колояр не желал ссорится, Нарви считал, что сама подрастет умней станет, Один не видел смысла, а Айка просто не любила спорить. Только Митрич не давал ей спуска перманентно, да Ив, который всегда осаживал юную спутницу.

— Лады, слушайте…

«Давным-давно, когда еще и людей не было, лежала Мать Сыра Земля во мраке и стуже. Она казалось мертвой, так как не освещал ее свет, отчего была она холодна. И вообще, не было на ней никакого движения, не раздавалось никакого звука.

Никому из Богов Ирия не было до нее дела. И только вечно молодой, вечно радостный и светлый Ярило не согласен был с этим:

«Взгляните сквозь тьму кромешную на Мать Сыру Землю, хороша ль, пригожа ль она?» Но никто из богов не ответил, так как у всех свои дела были. Сварог торил путь через Сваргу — Млечный путь, а другие боги либо помогали ему в этом, либо не мешали.

Бросил тогда пламенный взор светлый Ярило на Землю, в одно мгновение пронизал неизмеримые слои мрака, что лежали над спавшею Матерью, и где Ярилин взор пробивал тьму, там всходило солнце красное. И полились через это жаркие волны лучезарного Ярилина света.

Мать Сыра Земля от сна проснулась и в юной красе раскинулась. Жадно пила она золотые лучи ЖИВоносного света, и от того жизнь и томящая нега разлились по лону ее. Люб Земле пришелся Ярило, а от жарких его поцелуев разукрасилась она травами, злаками, цветами, темными лесами, синими морями, голубыми реками, серебристыми озерами…

Пила она жаркие поцелуи молодого бога, и вылетали из ее недр поднебесные птицы, из вертепов выбегали звери лесные, в реках и морях зародилась рыба, а в воздухе затолклись мелкие насекомые, мушки да мошки.

И пели растения и животные оду Отцу Яриле и Матери Сырой Земле. На третий день утех любовных породила Мать Сыра Земля человека. Любо стало создание Яриле, когда вышел человек из недр земных, ударил он его по голове золотой вожжой — яркой молнией, и зародился у человека ум-разум.

Пел здравицу Ярило любимому земнородному сыну небесными громами, потоками молний, и от этого вся живая тварь в ужасе встрепенулась: разлетелись поднебесные птицы, попрятались в пещеры дубравные звери, ушли в глубину рыбы. И только человек поднял к небу голову и на речь Отца громовую отвечал вещими словами, речью крылатою… И услыша то слово, и узрев царя своего и владыку, все древа, все цветы и злаки перед ним преклонились — все звери земные признали в ней господина, все птицы посветили свои полеты во славу человека. Так появилась на Матери Сырой Земле жизнь, разум и правитель.

Но ослабела сила Ярилы, Мать Сыра Земля стала тосковать, боясь, что все замрет снова и замерзнет без любви Солнца. Тогда Отец подарил всему живому Огонь, что светил и грел в холодные и темные времена. И, видя, что на земле жизнь появилась, обратили внимание на нее и другие Боги».

— Темные тоже, разрази их Лихо, — продолжил мысль Митрич.

— Так не было светлых и темных богов. Это когда в наш мир Чернобог пришел и начал нечисть плодить, так часть богов примкнуло к нему. А остальные нарождались. Но и тогда они Прану из источника безбоязненно пили (читайте в третьей книге «Азм есьм» прим. автора). Но потом Велес спутал все, а Сварог после Великой Ассы, провел межу между Явью и Навью…

— Путанно все. Божественно, не для нашего разума, — вступил в разговор Нарви. — А вот дварфы иначе на свет появились. Они были сделаны из крови Бримира (огня) и костей Блейна (смерти) Морадином — Кователем Душ. Жили они в Свартальфхейме, который располагался под Мидгардом — Явью по-вашему. Но сначала никак не мог оживить Морадин создания свои, пока не вдохнул в них часть себя. Жили дварфы под землей, были роста малого, но красивы внешне, — Нарви с гордостью выпятил грудь, показывая эталон красоты. — Но затем Морадину стало не до нас, он вообще такой — сделал существо, а дальше пусть оно само растет и развивается, нет ему до него дела. Тогда и пришел к нам Дый — Бог ночного неба и брат Вия. Но тогда он уже к светлым богам тяготел. Он-то и научил дварфов всем премудростям. Поведал тайны земных недр. И стали мои предки — великие мастера, строившие прекрасные города и дворцы. Они знали толк в драгоценных камнях, выплавляли из золота и серебра украшения и оружие. И по сей день такими тайнами ведают, что другим и не по разуму окажутся. Сын Дыя и его сестры Дивии — Чурила соблазнил жену Бармы — бога Гимнов — Тарусю. От нее и Чурилы пошла — Чудь белоглазая, с которой неучи путают честных дварфов.

— А, домовые появились… — начал Митрич свою историю, но закончить не успел. Впереди что-то замаячило. Весь отряд превратился моментально в слух. Все знали, по какой дороге идут. Прямой путь от Вещего камня был самый тернистый, на нем каждому в любой момент могла грозить опасность. Поэтому все были настороже.

Понять, кто там мелькает впереди до поры до времени, было невозможно. Незнакомец был настолько быстрым, что его движения расплывались в белое пятно. Но затем он замедлился и отряду удалось разглядеть белого волка, величественно ступавшего по земле, совершенно ничего и никого не опасаясь. Веяло от него силой.

Волк направился прямиком к друзьям, которые уже давно спешились, ибо вирм был молодым петом и ему еще требовалось время на отдых. Намерения белого хищника были непонятны. Он рассматривал каждого своими невероятного голубого цвета глазами, как бы оценивая. Роста волк был огромного. Зверь — великан. В холке с теленка годовалого, от головы до хвоста метров трех. Крупные лапы оставляли на земле следы не меньше медвежьих. Зверь был опасен даже своими размерами, а какая у него мощь остается только гадать. Метрах в семи от отряда хищник остановился.

— Чур меня, — сказал Колояр.

— Признали, значит, — сказал волк и его пасть растянулась в оскале, который, видимо, олицетворял улыбку на морде лица. Да именно лица, так как после этого морда животного начала трансформироваться, приобретая человеческие черты…

Глава 2
По долинам и по взгорьям

Вот и новое чудило, а точнее, Чурило — скорей всего, вербовщик от светлых пожаловал. А, как все начиналось…

Можно сказать, что любопытство сгубило кошку. В «Вайга Колорд» «Миров Вирттерры» Сергей попал волей случая, приятель соблазнил. С тех пор были и сожаления, что связался с этим, и моменты радости, что стал играть. Но обо всем по порядку. Виртуальный мир поразил и продолжает поражать своей реалистичностью. Виртпластырь, который так и не открыл эпоху костюмов для погружения в виртуальность, крепился прямо к телу на позвоночник возле головы. Миниатюрный прибор воздействовал через центральную нервную систему прямо на кору головного мозга. Причем, на те участки, отвечающие за наши чувства, создавая иллюзию, которую мозг просто не мог отличить от настоящего. В итоге, в виртуальной реальности человек чувствовал запахи, вкус, видел и слышал, ощущал прикосновения такие же, как в реальности. Или даже более насыщенные.

Кроме того, биоэлектрические импульсы так работали с мозгом, что время стало относительной величиной. Не случайно говорят, что за миг перед смертью у человека пролетает вся жизнь перед глазами. И это оказалось не образным высказыванием ради красного словца, а фактом. В игре могли пройти за часы реального времени месяцы и годы, что оказалось очень удобно и выгодно. Люди параллельно с основной проживали вторую жизнь в виртуальности. Да еще как? Могли позволить себе то, что в настоящем либо финансово не потянули, либо времени и здоровья не хватило. Например, слетать в экскурсию на Юпитер.

На самом деле, полет туда, на расстояние в 960 миллионов километров, займет пять лет. А в виртуальности — всего пара минут и ты уже там. Не просто висишь на орбите гиганта, а ходишь по поверхности, дышишь безбоязненно газами планеты и не испытываешь мощную гравитацию. Все зависит, как настроишь программу.

Кроме того, миры «Вирттеры» стали площадкой испытания искусственного разума, который пришел на смену системам искусственного интеллекта. Искины по сравнению и ИРами — просто детеныши зверей против профессора математики. Новое поколение систем с каждым годом развития все больше и больше походило на людей, так как учились коммуникации, эмоциям, анализировать ситуацию. Вот только возможности у них были гораздо выше человеческих. За секунду просчитывались миллионы ситуаций с целью выбрать верную, или смоделировать ее, рассчитав заранее возможные варианты последствия.

Вот такая ИР-13 и накосячила при моей регистрации, как игрока «Вайга Колорд». В результате, я стал Ивашкой и еще до попадания в Ясли, прошел кучу испытаний и приобрел уникальные характеристики. Например, «Везение», которое сейчас трансформировалось в «Талан». И, похоже, я один такой. Этакий бонус за косяк искусственного разума. А еще ИРа дала мне право сдерживать уровни при росте характеристик. Я до сих пор хожу с десяткой, а статы, как у игрока уровня +150.

Что мне дает это? Многое. Система позволяет проходить низкоуровневые локации с максимальным получением опыта. Вот такой чит. А еще мне повезло заполучить квест-стартер на, казалось бы, багованном задании — разбить золотое яичко Курочки Рябы. Среди юзеров, которыми кишели Ясли (а как иначе?), бытовала стопроцентная уверенность, что квест — ошибка системы и выполнить его фактически невозможно априори от слова «совсем».

Ан, нет. Мой дружок — домовой Митрич — как он себя величает «кладезь народной мудрости», — оказался и знатоком сопромата. Возможно, до этого искин, который за него отвечает, работал в каком-нибудь НИИ и решал задачи за физиков. Не знаю, врать не стану, просто предположил.

В общем, выполняя квест, встал я на Путь Волхва, по которому до сих пор и шлепаю. Ох, уж мне этот Путь. Чего только не пришлось изведать/испытать на нем. И богов разных видел, и чудовищ разнообразных с разной степенью вредности, и расы существ, про которые остались лишь легенды (читайте про приключения в первых трех книгах цикла «Ивашка в тридесятом царстве». Прим. автора).

Зато приобрел друзей, которые и стали моей семьей: подросток из детдома Валька, отыгрывающая «Сыщика»; «Охотник» Один. И неписи — «Витязь» Колояр, танк Нарви, «Маг воды» экс-навка Айка и наш крафтер — домовой Митрич. А есть еще мой маунт Конек-Горбунок, выросший до боевой трансформации в черного единорога по имени Гугл и питомец Колояра бывший конь, а теперь червь-вирм — Сивка. Вот такой у нас отряд. Разношерстный, но дружный в минуты затишья ссор, и боевой. И это не голые слова, а реальные факты. Квест-стартер активировал не просто нетрадиционный сценарий игры, но дал возможность получать такие плюхи, которые завистники называют музыкальным инструментом, поставленным в низкорослую растительность.

Фактически мы игровой баг в звании читеров. И нам это приятно от самосознания уникальности, и тяжело в роли первопроходцев. Не забывайте, что в виртуальности, а для некоторых НПС и родном мире, ощущения такие же, как и в реальности. В том числе и боль.

Развитие событий на Пути Волхва направило нас на поиски трех утерянных буков «Скрижали Мудрости» — книги дварфов. Но, как и следовало ожидать, за громким названием скрывалось нечто другое. Для кого-то сия скрижаль целая книга, а для кого-то всего лишь страница из Законов Рита. Но суть от этого не меняется. Потерянные буковы оказались украденными, чтобы изменить смысл Священного писания, и дать власть богам. Поговаривают, что это дело рук Велеса. Он еще тот баламут. Выкрал он буковы и спрятал, чтобы в мире наступило противостояние, которое признано толкать развития мира вперед. Возможно, это и так. Порядок, если его будет много, несет застой, а Хаос — разрушение. Но в борьбе между собой, когда весы склоняются то в одну, то в другую сторону, находится и место гармонии — по средине этого. Как день не может существовать без ночи, как свет без тьмы, как черное без белого, так и Порядок — Абсолют без Хаоса-Разрушения.

И так было долгое время, но все идеальное, когда-то перестает быть им, так как на смену грядут другие идеалы. Вот и сегодня в виртуальном мире царствуют не только светлые, серые и темные божества, но и искусственный разум, которому подвластны игровые законы нашего мира и магия — виртуального.

За светлых отыгрывает моя подруга ИРа (что-то давно от нее не было весточки), а темных должна была поддержать ее клон, но с другими приоритетами — ВикА. Противостояние двух развивающихся ИР должно было тоже направить «Вайга Колорд» на дальнейшее развитие.

И оно было. Стали создаваться новые локации уже без вмешательства разрабов, появились новые сценарии и квесты, новые предметы и навыки (например, мой Талан), но что-то пошло не так. Сейчас ВикА желает не господства темных богов, а власти над всеми четырьмя мирами — Ирием, Правью, Явью и Навью. А мне вот, как-то не хочется иметь в перспективе Верховное божество с задатками маньяка и диктатора. К тому же, по развитию — подростка лет 12–13. А у них всегда во главе детский максимализм, постоянная правота, а отсюда обида на непонимание и отсутствие желания идти на компромисс. Подросткам проще морду друг другу набить, чем договориться.

Казалось бы, мне что с того? Я играю и наслаждаюсь процессом. Нафига мне все эти заморочки? Так-то оно так, да не так. Это в прошлом «Вайга Колорд» для меня чужой игровой мир, а сейчас он стал моим — здесь мои друзья. И мне нравится этот мир именно таким, какой впервые меня встретил. Поэтому глобальных изменений не желаю. Вот такой я идеалист, как заявила мне ВикА при личной встрече. Типа это не мое и меня тут, как бы и нет вовсе — только игровой перс. Фигушки в дудку! Аз Есьм!!!

— Говорю, признали, значит, раз чураетесь, — повторил свою фразу бывший белый волк с голубыми глазами, а теперь юный отрок возраста Колояра. Затем помолчал и приобиделся: — Или нет? Ну-ка, еще посмотрите и подумайте, кто я? Сами же сказали: «Чур меня», а теперь не узнаете…

Глава 3
Чур, меня от такого Чура!

— Да, признал я тебя Владыка Чур, — отмер Митрич. — Опешил сначала, но узнал конечно, как своего учителя не признать?

— Молодец. А с остальными давайте знакомиться. Я Чур, а еще меня величают Щур или Чурило, кому как удобнее. Лично мне и так, и эдак едино. Да не бойтесь вы меня, а то ишь, некоторые уже руку на оружие положили. Нападать не намерен, а поговорить надо.

И божество начал свой рассказ:

«Родитель мой — бог защиты — Пелена/Покров — приходится сыном Сварогу и Ладе. Так что они мои бабушка и дед. Каженный бог после сотворения мира, али рождения, получает какую-либо силу и сферу влияния. Когда дядька мой Велес спустился в Навь, не все его войско за ним последовало. Некоторые отпросились жить в Яви. Не подумайте, что предали, такого не было. Просто не захотели жить в темном царстве. Отпустил их Велес, но наказал следить, помогать и оберегать человеков.

И они перешли ко мне, ибо моя задача стеречь межу-границу, что пропахал дед Сварог между мирами Яви и Нави. Теперь туда можно только по Калиному мосту через реку Смородину перебраться. КПП у меня там. Но не каждому, а только мертвому. Или напитанному ПРАной.

Вот ты Ив, Валькирия и Один не из нашего мира. Поэтому ПРАна в вас, как в истинно живых, изначально имеется. А дварф, домовой и будущий богатырь от вас ее черпают. Магиня Айка — особый случай — в ней кровь богини. И, к тому же, она научилась черпать ману/прану из всего, что вокруг нее. Поэтому вам и дозволено пересекать границу.

Так вот, мои помощники — домовые, лешие и русалки оберегают людей, которые помнят законы ПРАвды и Крови, от нечистой силы. Кто-то лес стережет, кто-то речку, а кому-то и дом доверяют».

При последнем предложении Чур кивнул на Митрича, отчего тот сразу вырос сантиметров на десять, расправил плечи, выпятил грудь и втянул живот. А Чур продолжил:

«Я тоже ближе всех богов нахожусь к человеку, чтобы вовремя вмешаться и предостеречь от опасности, направить на путь истинный. Мои капища не в городах и селах, и даже не в лесах или возле рек, а на рубежах дорог. Стоит такой истукан — намертво стоит — десятерым богатырям его не сдвинуть. Потому что границы нерушимы.

Еще меня люди ПРАщуром величают. Мол, ПРАвильный предок. Но это не совсем верно, так как я людям не предок. Они тоже берегут человеков, но каженный свою кровь, не более. А я всех.

В Великой Ассе я не воевал, хоть и держу сторону светлых богов, но и к темным ненависти не имею. Потому что не злые они, а озлобленные, что ПРАны их лишили. Но и в темном мире они выполняют Законы Рита, по-своему. Вот тот же Вий. Страшный и жестокий, мучает мертвых. Но не всех же, а только супостатов разных. И для чего мучает, от желания причинить боль? Нет. Чтобы через страдания излечить душу. Огнем выжечь все плохое, омыть слезами чистыми, а после отправить на перерождение к Роду. Так, за что темных ненавидеть? Служба у них такая. У меня границу стеречь, у них мертвых пасти. А у меня границу стеречь…»

Чур начал заговариваться, повторяться, пора было его будить.

— Нас-то для чего искал? Что хотел? — нарочито громко крикнул Ив, отчего Чурило встрепенулся и в глаза вернулся смысл.

— Ведамо для чего, предостеречь и уберечь вас, каково мне и полагается.

— Чего нам бояться следует, бог Чур? От чего предостерегать собираешься.

— Так от опасностей.

— Каких? — уже закипая, но сохраняя терпение силой воли, продолжил Ив задавать вопросы.

— Что ждут впереди…

— Предостерегай…

— Трудную вы дорогу выбрали. На прямом пути много опасностей, а я границу берегу и предостерегаю от бед разных.

— Конкретнее можно?

— Можно, конечно. Ждут вас впереди опасности на пути прямом в поисках последней буковы. Поэтому будьте осторожны.

— Спасибо. Вот теперь все стало ясным!

— Правда? — удивился Чур. — Хотя, как иначе, я и обязан…

— Границу стеречь и оберегать от опасностей, — не удержалась Валька и влезла в диалог.

— Истину глаголит девица. Я должен вас предостеречь от опасностей. Это я сделал. Осталось за границей следить. И еще третье… Так что же третье? — Чура явно посетило другое божество из мира Ива по фамилии склероз. — Аааа, уберечь, еще обязан.

— От чего?

— Так от опасностей же…

Разговор, совершив коловорот, вернулся в исходную точку. Стало в голове светлей, разум наполнился осознанием. Впереди ждут опасности, от которых Чур должен уберечь. Поэтому он и предостерегает, чтобы затем пойти границу стеречь. И такой диалог уже длился полчаса, но божество не уходило, не выполнив своих обязанности, о которых силилось вспомнить.

— Ладно Чур, пора нам идти вперед, чтобы избежать опасностей, о которых ты нас предупредил…

— Предостерег…

— Ага, предостерег. А теперь тебе пора границу охранять идти. Так что расходимся, — резюмировал Ив. Но тут на минуту к Чуру вернулось сознание, и он произнес фразу не из заезженной виниловой пластинки. — Светлые меня просили с тобой на счет буков переговорить.

— Чтобы я их им отдал? — усмехнулся Ив, ожидая очередной вербовки.

— Нет. Они им без надобности. Главное — темным просили не отдавать. И таким, как Девана. Сверху светлая, а внутри темнота. Сварог так велел передать, цитирую: «Пусть лучше они эти буковы найдут и снова перепрячут!» Именно так и сказал, я передаю. Чтобы предостеречь и обезопасить от опасностей, так как обязан я границы охранять…

Это было что-то новое. Выходит, если Чур не напутал ничего от старческого слабоумия, светлым буковы не нужны, потому что они их сами и спрятали. Бинго!

Ослабив Законы Рита, они расширили свои полномочия, переписав их под себя? Так получается. Или что-то я не знаю, дабы постичь божеский промысел. Мало информации, а строить теорию без должных знаний — опасно. Поэтому пусть останется гипотезой. Но рабочей гипотезой.

Ив, уже рассказывал друзьям, что Ира — его тайная знакомая выступает за светлых. И, хотя он ей доверяет на сто процентов, к светлым такого доверия нет. Не ко всем, а только к правящей верхушке. Вот бы встретиться со Сварогом и позадавать ему вопросы.

— И это, — уже уходя нести службу, добавил пограничник Чур. — Если есть вопросы, найди капище Сварога, он тебе ответит. И да, я умею читать мысли, как-никак бог все же. И никакой я не слабоумный, а просто забывчивый…

Глава 4
Сила есть, ума не надо

Распрощавшись с Чуром (и слава Велесу), наши друзья пошли дальше, куда глаза глядят. То есть, прямо. Дорога не казалась наезженным трактом, да и откуда на таких тропах взяться людскому потоку. Это на ярмарку народ валом валит, а туда, где смертушкой пахнет, только по великой нужде и собираешься.

Вот и шли, потихоньку, переступая ногами по очереди. Хотели на вирма снова сесть, да передумали. Оно, конечно, быстрее и сапоги не снашиваются, но и у медленной скорости есть свои прелести.

Вот эти прелести сейчас и рассматривал Ив. Особо смотреть было не на что. Бескрайняя степь, казалось, сваливается за горизонт, чтобы и там продолжать тянуться на длинные версты. Нет, это были не серые земли Нави, но и яркой буйности красок не ощущалось. Близость Пекельного царства сказывалась. В основном дорога петляла в высокой траве, но иногда встречались и кустарники. В небе одиноко парила, какая-то хищная птица, выискивая себе пропитание — не менее одинокого суслика, зайца или мышь.

Отрядовцы лениво переговаривались, но споров, на первую попавшуюся тему, как обычно происходит, не случалось. Ощущалось, что дорога всех утомила своей унылостью.

Но вот на смену степи пришел другой ландшафт. Неписи этого не замечали, для них все происходящее было привычным, а вот Ив не переставал удивляться таким переменам. Понятно, что это обычный переход из одной локации в другую. Только что глаза разглядывали океан травы, а затем бац, и вокруг уже горы, дубовая роща и плещется река. Но окрестности не выглядели мирным пасторальным пейзажем. Горы тряслись, слышался хруст вековых деревьев, а река текла то в одну, то в другую сторону. И эти события происходили не сами по себе, кто-то прикладывал для этого усилия.

Заинтригованные, но не забывая об осторожности (Чур предупреждал), отряд двинулся в эту сторону, чтобы выяснить, что же там происходит. Тем более, путь вел людей именно в эту сторону. Вскоре, к меняющейся картинке добавился звук. Он напоминал удары парового молота: «ЭХ! УХ!» А затем Ив и его команда, заметили великанов.

Их было трое, каждый походил на панельный дом этажей в пять-шесть, не менее. Один на мизинце гору качает, горы сворачивает. Другой, как сорную траву, вырывает с корнями дубы, а третий своим усом рыбу ловит. Запрудил им поток и встала река, а уберет усище — побежала речка вниз по течению.

Заметили волоты (великаны у славян, прим. автора) Ива и его друзей и давай руками махать, чтобы де к ним подошли. Отряд выполнил просьбу, но остановился от великанов метрах в двадцати, от греха подальше.

— Здорово — буде, мужы, отроки и прекрасные девы. Куда путь держите? Какими судьбами в наших краях? — спросил тот, кто горы сворачивал. — Давайте знакомиться. Я Горыня, а это мои братья Дубыня и Усыня.

— Добра и вам. Идем мы своей дорогой, никому зла не желаем, а куда она ведет и сами не ведаем. Попали мы сюда от Священного камня, что у трех дорог стоит, а ищем Другой святой камень — Алатырь. Говорят, возле него найдем мы то, что найти пытаемся, — ответил за всех Ив и представился. Затем каждый из отряда назвал свое имя, после чего Ив снова перехватил инициативу и стал сам задавать вопросы. — А вы что делаете, чем занимаетесь?

— Да ничем особо. Я вот дубье верстаю от скуки, — начал рассказывать Дубыня. — Тот дуб, который высок, в землю запихиваю, а который низок — из земли тяну. Вот они ровными и становятся.

— А я гору нянчу, тоже занятия придумать лучше не могу. — Это уже Горыня сказал.

— Я рыбу ловить собрался да на языке ее пожарить, но уже столько съел, что в пузо больше не лезет. Поэтому на реке то запруду сооружу, то распружу. Скучно, а заняться нечем, — повторил слова брата о скуке Усыня. — Может быть, вы чего подскажете?

— А если реку перегородить, горы убрать, дубы выкорчевать, то будет плодородное поле. Можно хлеб или репу растить, — не удержалась от совета Валька.

— Зачем? — удивился Усыня.

— Еда будет, крестьяне сюда придут, село построят, жить станут…

— Для чего? Неее, не богатырское это дело, не для великанов. Нам бы чего посерьезней. Битва какая — сражение, чтобы врага в бегство повергнуть. Да только разбежались давно все наши враги. Вот нам и скучно, — вернулся в разговор Горыня.

— Давайте состязаться, силой мериться. Победите, мы вам дорогу покажем, — сказал Дубыня.

— А, коли проиграем? — спросил Нарви.

— Тогда мы вас убьем и всех делов.

— Так мы же ничего вам плохого не сделали, — узапричитал Митрич. — За что нас убивать?

— Потому что проиграли нам. Это же понятно.

— А выиграем мы, что тогда нам вас тоже убивать?

— Нас-то за что??? Нас нельзя — мы мирные. Просто скучно нам. — Великан потер лицо рукавом, а затем добавил. — Решено, давайте силой мериться.

— Это нечестно. Вы вон какие огромные, целые великаны. А мы обычные люди. В вас изначально силы больше, — возмутилась Валька.

— Так чем тогда мериться будем? Раз состязаться решили.

— Это вы решили, а не мы. А хотите чем-то мериться, тогда давайте умом, у кого его больше.

— Умом нет. Не богатырское это дело, вот силой — да. И нет у нас ума много, так родители нам в детстве говорили.

Ив бы сказал, чем они мериться собрались, да не при дама с детьми такое выговорить. Но где-то и когда-то ему доводилось читать про волотов. По силе они были равны богам. Сила самого Рода двигала их руками, когда они проводили русла новых рек, сдвигали горные кряжи и вырывали лес. При этом, силу они заимствовали от разных стихий, этакое читерство. Горыння олицетворял стихию огня, многие верили, что родней ему приходится сам Змей Горыныч.

Дубыня отлично справлялся с деревьями и всем, что связано с землей. Мог устроить врагам землетрясение — его ипостасью была земля. А вот Усыня управлял стихией воды. Был еще и четвертый волот, кому подчинялась стихия воздуха — Бурыня. Да только, где он сейчас, никто не ведал, даже его братья. Хотя какие они друг другу братья, коли отцы и матери разные. Только тем, что волотами уродились.

Вообще, великаны находились на службе у Дажьбога, Тарха Перуновича. Их задача — встать на защиту Яви, когда на нее посягает нечисть. Но эти богатыри, хоть и ведали стихиями, их покровители не являлись. Наоборот, они больше разрушали, чем создавали. Если верить людской молве, то Горыня мог обращаться в змея. Но и Усыни с Дубыней природа была змеиная. Считалось, что «птица Усыня» — это змей о двенадцати головах, а «зверь Дубыни» — ящер о девяти. А что вы хотели? Навь близко и силы она дает на разрушение.

Когда-то волотов было много, но одни погибли сражаясь друг с другом, других истребили боги за гордыню и вред, а кто-то погиб от голода, не в силах себя прокормить. Силой они обладали сверхчеловеческой, а вот умишка у них было, действительно не ахти. На этом можно было сыграть. И как это сделать, Ив тоже вычитал — в сказке — еще в детстве. Авось, прокатит.

— Хорошо, ваша взяла — будем силой мериться. Но не сегодня, а завтра с утра. Не зря говорят, что оно вечера мудренее.

— Это ты молодец, это ты правильно решил. Будем силой мериться, — обрадовались волоты. — Завтра, как только солнце взойдет, на берегу реки встречаемся.

— Ив, тебе психиатр не нужен? Ты чего удумал? Они нас в порошок сотрут, — переживала Валька чуть позднее. — Они вон горами ворочают, дубы рвут, а у нас у всех вместе, если силу объединить, и на половину великановой не наберется.

— Верно, в честной схватке нам их не одолеть. Но они и так, если на состязания не выйдем, нас сотрут в порошок. Поэтому брать нужно хитростью, смотри, что я предлагаю…

К Иву с Валькой подошли все и выслушали, вариант командира. Сомнений было много, что такое прокатит. Однако и аргумент, что состязания не избежать, перевесил все доводы.

Утром, когда Хорс только выгнал своего небесного коня на прогулку, к берегу уже спешили волоты. А Ив и его друзья пришли еще раньше.

— Ну что, готовы силу показать? — спросил Горыня.

— Вы нам предложили состязание, поэтому по правилам дуэли, выбор оружия за нами, — ответил Ив.

— По каким правилам? Что за оружие? Руками все делать станем.

— Это так говорится, образно.

— Ааааа. И что это значит?

— Что правила состязания придумываем мы, это же честно?

— Ну, честно, — согласился Усыня. — Только мы все равно победим, мы еще никому не проигрывали.

— Не подстрелив белую уточку, не гоже ее перышки считать. Вот померимся силами, станет видно. — закончил полемику Ив. — Для начала давайте из камня воду выжимать, у кого получится, тот и победил.

Первым в круг вышел Горыня. Оно и понятно почему. Кому, если не крушителю гор с камнями дело иметь. Схватил Горыня булыжник и сжал его мощной ладонью. Тот хрустнул, пошел трещинами и просыпался на землю песком. Волот схватился за другой — тот же результат. И сколько бы он не пытался выжать из камня воду, лишь крошки получались. Поэтому пришлось ему уступить место противнику.

Ив тоже наклонился и взял камень с земли, который «случайно» уронила Айка. Вечером водяная магиня постаралась на славу. Воду из реки она заморозила в лед, а его покрыла особой коркой. С виду камень да камень, ничем от других не отличить. Но надави на него, поверхность лопнет, а лед в руке начнет таять. Все это наглядно и показал Ив.

— Да, откуда в тебе столько силы? С виду щуплый, до колена еле достаешь, да и руки тощи, — удивился Горыня. — Не может быть в тебе столько силы, знаю точно.

— Но воду же я выдавил?

— Выдавил.

— А ты нет?

— Я нет.

— Получается победа за мной?

— Так выходит, — почесал затылок Горыня.

— Дай-ка, я брат свою силу покажу, — в круг вышел Усыня. — Говори, что делать нужно?

— Будем камни вверх кидать, кто выше закинет, у того и силы больше. Начинай ты первым.

Усыня схватил булыжник, да как зашвырнет его в небо. Камень устремился вверху быстрее баллистической ракеты, чтобы вскоре исчезнуть в облаках. Усыня же уселся на землю и стал ждать, обещая, что камень упадет на землю вновь, но только через час — не раньше. Так и вышло. Снаряд плюхнулся на землю, оставив небольшой кратер.

— Твоя очередь, — заявил Усыня Иву.

Тот вышел в круг, сделал вид, что ищет камень. Помог Митрич — отвлек волотов.

— Это что там вдалеке виднеется? — спросил домовой. Те повернули голову, пытаясь разглядеть, что же есть? — Показалось.

А в это время Ив наклонился, поднял что-то, да как швырнет им в небеа. Только запустил он не камень, а птичку. Напуганное создание даже крыльями махать сначала не стало. Только, когда высоко подлетела над землей, птица встала на крыло, так ее и видели.

Час прошел, за ним другой, а брошенный «камень» не возвращался. Волоты с тоской глядели в небо, ожидая, что оттуда что-то да прилетит. Но увы, пришлось им и на этот раз признавать поражение.

— Моя очередь, — сказал Дубыня. — Как силами мериться станем?

— Ты легко ломаешь деревья…

— Еще как легко, — перебил Ива великан, хвастаясь.

— Это каждый умеет, а можешь ты вырванное дерево снова к жизни вернуть?

— Не знаю, не пытался, зачем мне это надо, когда других полно, чтобы ломать?

— Ломать — не строить. Вот сможешь оживить — ты сильней, а нет — проиграл.

Дубыня схватил самый большой дуб и сломал его, как спичку, бросив ствол на землю. Затем, для большей гарантии, обломал крону и все ветки. После чего протянул Иву бревно.

— Оживляй, а я посмеюсь.

— Зря, билет приобрел, стендапа не будет, комики не заехали, — парировал Ив.

— Чудные вещи ты говоришь, человек. Не понятные. Но я жду, давай, оживляй, а то уже полдень близок, жрать хочется.

А вот тут Иву пришлось применить все свои силы Волхва. Он наклонился над дубом, положил на него руку и прошептал заговор, который ему напел Боян. Через кисть в кору дерева устремились живительные силы самой природы. Этот поток приобрел устойчивость. И теперь Ив его напитывал энергией, которую сам черпал из окружающего мира. Ручеек превратился в речушку маны, затем вырос до полноводной реки и бревно, напитавшись этой силой проклюнуло побег, который тут же пустил листья. А после того, как Ив закрепил результат, полив растение «живой водой» из флакона, на ветке вырос желудь.

— Быть того не может, — охрипшим шепотом промолвил Дубыня. — Видал я силу разную. Но вернуть жизнь мертвому под силу только богам.

— Или волхвам, — вставил слово Горыня. — Ты волхв?

— Да, — ответил Ив. И тогда волоты склонились перед ним в поклоне.

Глава 5
Как найти Пуп Земли, да свой не надорвать

— А что сразу не сказал, что Волхв? Мы бы тогда и силой не мерились. Мы, может, и не умные, но не дураки. Это же надо удумать такое, с Волхвом тягаться. Хорошо, что нас сразу в жаб не обратил. А убивать мы вас и не собирались — так пужали для острастки. Скучно нам, а тут хоть развлечение, увидеть испуг на лицах.

Ив сделал строгое лицо и смотрел на волотов с серьезным видом, как учитель математики глядит на провинившихся учеников, не сделавших домашнее задание. Разубеждать великанов, что не умеет превращать в жаб кого-либо, не стал. Пусть теперь они бояться, а он развлекается.

— Ну что, покажете дорогу к Алатырю-камню? — спросил он Горыню, как самого старшего. — Тем более, проиграли спор. Выполняйте обещанное.

— Выполнили бы сполна, кабы сами знали, где эта дорога запрятана. Не ведаем мы об этом, — опустив голову, отвечал волот.

— Это как же не ведаете? Вы же слово давали, спорили…

— Давали, потому что знали — нас не одолеть. А раз не проиграем, то и обещанное выполнять не придется. А ты вон… Волхвом оказался.

— Значит, мало того, что потенциальные убийцы, так еще и вруны. Придется все же вас в жаб обращать, — Ив поднял посох и сделал вид, что начинает заклинание.

— Погоди, погоди. Да, постой ты! Что такой скорый? — вскричал Усыня, который хоть и повелевал водной стихией, но быть одним из ее обитателей не горел желанием. — Дорогу мы не знаем, это правда. Но, как к ней путь найти, подскажем. Расскажем все, а мне бабка много чего говорила.

— Какая бабка? Которая надвое сказала? — съехидничала Валька.

— Да есть одна. Она из Вил (Вилы — женские духи, прекрасные девушки с распущенными волосами в легких одеждах, проживающие в горах. Вилы имеют крылья, они летают как птицы, владеют колодцами и озерами, способны «запирать» их. Если отнять у Вил крылья, они теряют способность летать и становятся простыми женщинами. Кто отнимет одежды у Вил, тому они подчиняются. Прим. автора). То есть, раньше была, а потом ей Змей огненный крыла опалил, так и стала она простой бабой, да еще и состарилась. Но умная была, не чета нам, и мудрая. Много чего знала. Хотя, как тут не узнать, когда по миру летаешь, много чего видишь, много с кем общаешься.

— Так что там ОБС передала? — продолжила допрос сыщик.

— Какая такая Обеэс? Михаткой ее звали, — не понял Усыня.

— ОБС это аббревиатура. То есть, когда первые буковы слов в отдельное складываются. ОБС — устойчивое выражение: «Одна баб сказала». Понятно?

— Нет, ничего не понял… — честно признался волот.

— И ладно, не понял и не надо. Рассказывай, что знаешь, — перебил Вальку и Усыню Ив.

— Это я запросто, — повернулся к нему великан.

И Усыня поведал следующее: Камень Алатырь — это и граница между мирами, и сила их объединяющая. Лежит он между Навью — царством мертвых, Правью — небесной обителью богов и Явью, где люди живут.

«Говорят, что Сварог увидел, что летит к нему камень, блестящий из Верхнего Мира. Он по нему своим волшебным молотом и ударил. От того удара каменюка вспыхнула и потекла с нее вода, как с твоего камня. Только ее назвали Жидкость или Живая вода. А тако же вспыхнул огонь и полетели искры. Огонь величают Живым Пламенем Сварога. А из искр появились божества разные.

А вот камень после удара на землю рухнул, пробил ее и с того места забил ключ-источник. Который напитал семя Древа Жизни, и стало оно расти все выше и выше. Стали величать тот камень — Камень-Белгорюч. Или Алатырь инче. Бока его покрыли разные буковы. Стал он средоточием всего — камнем камней.

Но и Чернобог захотел себе помощников заиметь. Прокрался он к священному камню и вдарил по нему хвостом своим змеиным. Снова полетели искры, из которых и народилась нечисть. А от камня куски откололись с буковами. Куда они улетели, даже верховные боги не знали. Разлетелись они по миру, и с тех пор те буковы утерянными считаются. Вот и выходит, что не один Белгорюч на свете. Есть еще и малые Алатыри, но с силой магической великою».

— Интересные ты вещи рассказываешь Усыня, да только толку в них немного. Ты по делу давай, — предъявил рассказчику Нарви.

— Сейчас и по делу начну. Как к основному подойти, не пояснив, большого. Ты же сначала всю гору видишь, а уже потом скалу на ней отдельную. Так и здесь. А ты слушай маломерка и не перебивай.

— Это кто маломерка, верста стоеросовая?

— Хватит грызться, продолжай волот, — рявкнул командным голосом Ив и его послушались, все закрыли рты, кроме Усыни.

— Так вот… Путь к Алатырям далек и тернист, много трудностей предстоит преодолеть. Справиться с суровыми испытаниями может только тот, кто живет по совести. Мудрецы и Волхвы говорят, что получит этот человек доступ к миру Прави, к божественным тайнам. Вот только те, кто находил ранее Алатырь пропадают из мира. Может прячутся от других, а может с богами жить остаются. А еще бабка рассказывала, что Алатырь потому и прозвали Белгорюч, что сияет от солнечными лучами и сила в нем живая заложена, а не каменная. (По приданию, Алатырь — гигантский янтарь, который создан из смолы Мирового древа — Дуба Булатного. Прим. автора).

Она говаривала так:

«…Лес расступился, и впереди показались скалы. Солнце осветило сочную зелень молодых деревьев и желтый с трещинами от времени известняк. Внизу журчала речка, в небе щебетали птицы. И вдруг, солнечный луч высветил в скале дыру с человека ростом. Это оказалась арка каменная — вход куда-то. Она оказалась затянута пологом. Радужная пленка переливалась всеми цветами, мешая разглядеть, что за ней. Она искрилась и дышала, как живая. Краски смешивались в единое и вновь разлетались своими цветами.

Хотела я туда залететь, но словно в стену врезалась», — рассказывала мне Михатка. Усыня переступил с ноги на ногу, но сесть на землю не решился, вместо этого продолжил свой рассказ от ее имени. — «И вдруг, раскрылся проем, как занавес и появилась, а скорее проявилась, из дымки той женщина в длинных одеждах, усыпанных каменьями и жемчугом головном уборе, крепко стягивавшем ее волосы, заплетенные в косы.

«Не бойся, — сказала она. — Меня зовут Златогоркой. А раньше звали Майей. Много я походила по миру. Много, где была, куда нога человека, да и не каждого бога, ступала. Но любо мне пришлось это место. Здесь, где мы сейчас стоим, есть Золотые Врата в Ирий. Но, с другой стороны — и во врата в мир Навий. Только ведающий пройдет через них, и только достойный выдержит их силу».

Испугалась я тогда, не смогла найти в себе уверенности еще раз войти во врата. А сейчас уже не сумею, без крыльев-то. Но в памяти я это место сохранила, а после на бересту перенесла».

— Вот, что мне рассказала бабка Михатка. И оставила кусок коры березовой. А там, какие-то каракули нарисованы. Хотел я из него костер разжечь, уж очень быстро он вспыхивает и горит жарко, но передумал — сохранил на память, а сейчас и для дела пригодиться может. Глянь Волхв, надобен тебе этот кусок или нет? — и Усыня протянул Иву кусок карты.

Глава 6
Филькина грамота и дорога из ниоткуда

Ив крутил в руках кусок березовой коры с какими-то каракулями. Тот, кто рисовал недокарту, не обладал даже зачатками топографии. Ни тебе масштаба, ни сторон света, ни условных обозначений. Это была типа аэросъемка, нарисованная рукой младенца. То, что вила видела в полете, она попыталась перенести на бересту, раскрасив ее тремя цветными красками: зеленой, сине-зеленой и желтой. Как у акына, что вижу — то пою. В данном случае, рисую.

Понятно, что если подобрать ключ, можно расшифровать даже эти загигулинки с закорючками. Но, где его найти этот ключ? Сплошные игры разума. При этом, от старости береста потрескалась, карта состояла из двух самостоятельных кусков, которые если сложить вместе, зияли двумя прорехами. А у того кусочка, что поменьше, не хватало части, о чем свидетельствовал (вот во истину к месту) — облом. В общем, новая загадка, а не ответ на тайну.

— Я все ж немного сжег, что отваливалось. Не пропадать же добру, — пояснил Усыня.

— Угу, вижу, догадался, — ответил Ив.

— Дай-ка, я гляну, — сказали все отрядовцы одновременно, и карта пошла гулять по рукам. Брали ее бережно, чтобы не отвалилось еще что-нибудь. Некоторые, например, Колояр просто кивали головой из стороны в сторону, показывая, что догадок нет. Другие (Нарви и Один) накидывали предположения, от которых сами же отказывались. Третьи, не будем называть имени, хотя это была Валька, делала умное лицо, но глаголила глупости. А вот Митрич с Айкой начали бересту крутить-вертеть, священнодействуя.

Митрич повернул больший кусок коры на 60 градусов, развернул его на 360, а затем вернул в обратную сторону еще градусов на 15-ть. Айка кивнула. Затем она приложила к большему куску фрагмент поменьше и произнесла заклинание. Удивительным образом, но две части соединились воедино, а вместо дырок появились белые пятна. Магиня провела рукой по карте и краски налились глубиной. После этого она положила бересту на землю… и Ив увидел то, чего не замечал ранее.

Каракули, ранее казавшиеся бесполезными, обрели смысл. Как уже говорилось, и предполагалось, вила рисовала то, что видела сверху. При этом, она точно передавала цветовую палитру, например, дубовой рощи. Поблекшие краски не давали этой картины, а оживленные заклинанием Айки, воспроизвели точность изображения — свет и тень. По сути, ранее в руках Ив держал 3D-рисунок. Знаете, есть такой из цветовых пятнен. Сначала он кажется бессмыслицей, но расслабив зрение и установив изображение на нужную дистанцию от глаз, вдруг видишь, как всплывает рельефом Дракон или Автомобиль, или Детская Коняшка. На каждом рисунке, некогда подаренной Иву книге, зашифровано свое.

Сложенный кусок бересты оказался не просто 3D-рисунком. Он был нечто большим. Этакой шифровкой с двойным, а точнее даже тройным дном. Используя игру тени, Митрич правильно расположил стороны света по движению солнца. Айка придала «аэрофотосъемке» смысловую нагрузку, так как по цветовой гамме становилось понятно, что изображала вила внизу. У травы один оттенок, у деревьев другой, а это явно водный объект, судя по округлости — озеро, темное в середине из-за глубины и более светлое у берегов. А Ив, ко всему прочему, вспомнив о свойствах 3D-рисунков, разглядел и объемную линию, которая петляла среди этих цветовых пятен.

«Отойдем подальше, расцелую обоих, — радовался Ив. — А лучше сделаю…» Что именно Ив придумав, додумывать не стал. Это он потом обсудит с Нарви, как спецом по данному делу. А сейчас, разглядев путь, Ив строгим голосом командира скомандовал:

— Отряд, по коням! Вернее, по вирму и единорогу. Я впереди на лихом Гугле, вы за мной!

— Хочешь сказать, что прочитал карту и нашел дорогу? Типа ты такой у нас особенный и необыкновенный? А мы чмо? — не удержалась от шпильки Валька.

— Про чмо я не говорил, но дорогу действительно нашел, благодаря Митричу и Айке.

— Ой, да ладно. Делаешь мину при плохой игре, — но, что-то заметив в глазах Ива, Валька сменила тон. — Серьезно нашел???

— Да.

— Ты что, командиру не веришь? — возмутился Нарви. — Да, как так можно? У дварфов, даже если предводитель не прав, все одно поступают так, как он говорит. А наш командир никогда нас не подводил.

— У нас так же принято, — поддержал дварфа Колояр.

— И у нас в армии, командир всегда прав. Так гласит первый закон для солдата, — добавил Один.

— А второй? — полюбопытствовал Митрич.

— Второй гласит так: «Если командир не прав — читай Первый закон».

— Эко, мудрено. Надобно запомнить, и своим рассказать. — Нарви уже давно ничего не запоминал, а записывал отдельные слова или мысли в книжечку, которую сделал из дерева и кусочков маленьких вирмов. Получив в распоряжение громадные куски монстра, Митрич было собрался выкинуть оставшиеся мелкие шкурки, но дварф их забрал себе. Теперь они служили листами пергамента, а дерево с заклепками металла — обложкой. Блокнот вышел таким, что в пору было дарить волотам — из размер. Но несмотря на громоздкость, задачу свою выполнял — хранил разные умности, с коими встречался Нарви. А места в обновленной сумке хватало даже, если бы дварф носил с собой библиотеку…

ИНТРО:

Глава техотела «Вирттерры», создатель системы искусственного разума Виктор Амбрусян рассматривал диаграммы, графики и показатели ИРы и искина НПС — Айки. Некоторые графики были изображены на бумаге плоскими, другие имели объем, третьи находились в движении. Столбцы цифр, линии, как цельные, так и пунктирные, которые бы мало бы кому что показали, для Виктора имели глубинный смысл. Пожалуй, только он мог увидеть картину целой, как Ив только что найденную карту.

«Нет, ну каков молодец. Есть в нем толк. Разобрался в такой головоломке. Не случайно ИРа дала ему Волхва, — думал параллельно, изучая документацию, главный техник. — Не случайно испытывает к нему интерес. А интерес ли это — или чувства? Судя по некоторым данным, похожее излучение выдает мозг влюбленной женщины. Примем этот факт, как гипотезу и сделаем себе зарубку на носу».

Виктор поднес руку к длинному армянскому носу и непроизвольно его почесал. Показатели системы искусственного разума, он наложил на показатели Айкиного искина. Выделил красным маркером участки совпадения до 85 процентов, синим обвел те участки, где показатели приближались к 50 процентам. Затем сравнил их с аналогичными показателями недельной давности и нарисовал крупными буквами цифру 12. Обвел ее дважды, после чего убрал документы в сейф.

«Интересно, интересно, — родил в голове мысль Виктор. И если бы, кто-то смог читать в этот момент его размышления, то оказался бы разочарован, так как додумывать, что там «интересно», он не стал, а перескочил на другую. — Что же нам с тобой делать, Аюшка?»

В этот момент Виктор смотрел на 3D-графию дочери, которую неосознанно крутил в руках.

…Валька, конечно же, верила Иву. Иначе бы за ним не пошла. Даже из дома на улице не вышла (еще бы пригласил на свидание), а не то, чтобы на край света. Но такой у Вальки-непоседы характер. Обычный лидерский, а в данной истории с Ивом — латентного лидера. Поэтому пыталась смолчать, но порой это было выше Вальки, и тогда на свет вылезал микромонстр…

Глава 7
Нечто из ниоткуда

… Валька тряслась на спине вирма уже битый час. Ничего не происходило интересного, да и не интересного тоже. Время двигалось вперед, как и версты, но все это словно застыло на одном месте. Валька устала, ей было скучно. И чтобы разогнать скуку она начала ворчать:

— Слышь, Колояр? К тебе, отрок, обращаюсь. Ты бы своему червяку стойки поменял с гидравлических на масляные, глядишь амортизировали бы лучше и не так трясло. А что? Колояр, ты ему умение открой «Мягкий ход», вторым навыком — «Мягкие сидения».

Колояр многое из того, что говорила Валька не понимал. И не пытался, он слегка задремал и сейчас находился в полуцарстве Сна (СОН — славянский бог сна. Был мужем ДРЕМЫ, сыном Велеса и Марены, отцом УГОМОНА и братом СОНЕ. Прим. автора). Спорить с Валькой он бы не рискнул даже бодрствуя, поэтому пропускал ее слова мимо ушей и помалкивал.

— … рей бы вырос твой червяк. Глядишь, пространства на спине стало бы больше. А то прекрасной даме некуда протянуть свои стройные, гладкие, длинные и красивые ножки… на которые кто-то даже не смотрит, — обиженно закончила тираду Валька и неожиданно переключилась на Ива. — Слышь, Ком, ты хоть изредка объясняй нам, куда мы премся, а то едем в неведении.

Ив буквально несколько минут назад вернулся из облета территории на своем Гугле, и теперь единорог шел не спеша впереди вирма Сивки. Ив отмалчиваться не стал, пора дать отпор несносной девчонке.

— Как ты меня назвала? Ком? Типа сокращенно командир? Смотри, я ведь могу и тебя переиначить. Будешь ты у меня не Валька, а Кирька (полный ник у Вальки — Валькирия. Если сокращать вторую часть, то можно получить и такой вариант. Прим автора).

— А, как к вам прикажете обращаться его божественное недовеличие?

— Ив.

— Хорошо, Сен Лоран, а юбочку ты мне от кутюр смоделируешь, чтобы я была еще краше и отличалась от всех?

— Ага, смоделирую и даже сошью. Из ежика, иголками внутрь.

— Да ну тебя, ты и такое можешь, садист недопедофильный. Я, можно сказать, сохну по тебе, а ты… по той, что не дает тебе, — Валька зыркнула на Айку, но не зло, а скорее изображая злость на лице. — А давайте жить вместе? Она будет старшая шведская жена — я младшая. Я согласна, а ты Айпад? Ой, Айка.

— Если, командир решит взять меня в жены, я подумаю над твоим предложением. А пока говорить не о чем, не муж он мне, — спокойно ответила Айка, чем еще больше подзадорила Вальку.

— Гляньте, люди-дварфы-домовые добрые, подумает она. А может я подрасту, причем скоро, Ив на мне и женится, а не на неписи какой-то. Вот тогда я тебя точно второй женой звать не стану.

— И такое может быть, — все тем же ровным голосом сказала Айка. Такой вариант Вальке было крыть нечем, поэтому досталось Митричу, который лукаво зырил на происходящее и прикрывал ладонью рот, но глаза выдавали его с потрохами, точнее — его улыбки. Этого оказалось достаточно.

— А ты, что любишься злыдень старый? Весело тебе? Вот напомните-ка, кто нам сапоги новые сточать обещался, а сделал только командиру? — Валька обратилась ко всем, пытаясь еще кого-то втянуть в спор. Безрезультатно. Никто не с ней связываться не желал. Но Валька не сдавалась — Трепло ты, а еще наставления делаешь, сам бы их выполнял… Да ну вас всех!!! Вы че, издеваетесь???

Последние слова прозвучали потому, что Митрич заржал в полный голос, уже не имея возможности сдерживаться, а его задорный гогот подхватили и остальные. Смех длился уже третью минуту, пока Ив не отдал команду: «Тихо!»

Каждый из отряда давно уже «сфотографировал» себе берестяную карту и наложил на карту системы. И хотя для большинства это ничего не проясняло, тем не менее, можно было хоть как-то ориентироваться.

Вот сейчас отряд находился в абсолютно безопасной точке, судя по карте (картам). Будь это «темное пятно» дубовой рощи, когда из-за деревьев в любой момент может вынырнуть… да мало ли что может, тогда бы была понятна осторожность командира. Но по середине чистого поля, где за редкими кустиками даже мышь бы не спряталась, ожидать подвоха не приходилось. Сплошное спокойствие до самого горизонта.

Но это лишь в том случае, если смотреть по плоскости, не ожидая атаки сверху. Нападения с неба и не последовало, зато из-под земли стали выходить полупрозрачные женщины. Кто-то из них в сверкающих белизной облачных нарядах, а кто-то, как противоположность — в черных, траурных покровах.

Девы появились явно по своим делам и на команду Ива не обращали внимания. Но это на расстоянии, а что будет, стоит приблизиться к ним? Одному, Велесу, известно, а может, и другим богам, но только не отрядовцам.

А идти к ним придется, так как путь лежал именно через то место, в котором они проявлялись. И с каждой секундой их становилось все больше и больше. Белые женщины встали в хоровод и что-то пели веселое. Черные жены шли по кругу в затылок друг другу и уныло тянули плаксивое.

— И что это за чудо-чудое, диво-дивное? — по инерции болтая, игнорировала команду Ива Валька.

— Божетымой, — одним словом прошептал Митрич. — Это же невесты…

— Тех, кто в светлом — в ЗАГС позвали, а кто в темном — нет? — не унималась девчушка.

— Не знаю, что такое загыссс (Митрич произнес незнакомое слово звуками), но понимаю, что снова насмехаешься. А сейчас не до смеха. Это страшные создания.

— Рассказывай, — подбодрил домового Ив, подошедший к остальным, уже спешившимся с вирма. Самого червя Колояр убрал в пестень. Хоть отряд в большинстве своем соблюдали тишину, Сивка своими размерами сводил эти усилия на нет. — Пока ведешь рассказ, может все само собой рассосется, то есть образумится.

И Митрич рассказал вот что:

«Невесты, тако же кличутся женами — белыми або черными. Некогда молодые девушки были убиты своими женихами или завистницами погублены, а кто-то и руки на себя наложил. Или же детей нежеланных умертвил», — домовой вытянул палец вверх, показывая, что на этом деянии особый акцент нужно сделать. — «То черные невесты. Белые же жены — умерли в родах, когда производили на свет нагулянных на стороне детей. При муже или до свадьбы. То не было особым грехом. А вот, когда блудница и отца своего дитяти назвать не могла, за это наказывали.

И тех и других после Калинового моста захватывала нечисть. Но к Вию не отсылала, а пристраивала пребывать в особых заколдованных местах — недрах земли, где есть подземные замки или сокрытые клады с несметным количеством золота или драгоценными каменьями».

В этот момент у некоторых в глазах зажегся огонек жадности. Больше всех он горел, аж чуть не дымил, в очах дварфа, который уже подсчитывал, куда потратит золото и что сделает из самоцветов.

«Тока бессмысленные те клады. Не потому что прокляты и до добра не доведут, а потому что прокляты так, стоит их на свет белый вынести, как золото в песок превратится, а яхонты и смарагды, да простите меня за слова эти — в говно обратятся. Только перемажешься и не более.

Но невесты стерегут именно богатства. Ибо, кто его ведает, может и сыщется такой умелец, что не даст пропасть богатству, и сохранит его в истинном виде. Вот они те клады и стерегут, но ждут своего избавителя, что придет и уничтожит колдовство нечистое».

— И, как его уничтожить? — поинтересовался Один.

— Известное дело, пройдя испытание. Трудное.

— Конкретизируйте, ваше мудрокладезное народное величество, — съязвила Валька. — Али скажешь, не ведаю?

— Отчего же, знаю и ведаю…

— Так говори уже, — рявкнул от нетерпения Нарви. Понять дварфа было можно, он только что узнал смысл слова «облом». — Тянешь кота за яйца.

— К каженному из нас подойдет дева, она сама выберет себе жертву. На цвет одеяния не глядите, добра, что от светлых, что от черных не сыщите. Вот она подойдет и возьмет его за руку, поведя за собой. Противиться нельзя, но нужно хранить во время испытания гробовое молчание, чтобы не приключилось. Справится проверяемый, тогда невеста его в губы и поцелует, тем самым, снимая с себя проклятие, а его проведет по дороге только туда, куда ему и надлежало идти.

— Хм, и нас с Айкой тетки поведут? — спросила Валька.

— Само собой, — отвечал домовой.

— И целовать в губы будут?

— Будут… — подтвердил Митрич, на что Нарви сплюнул, а Колояр поморщился.

— Прикольно! Вот интересно только, с языком или без? — добила всех девчушка своими широкими сексуальными границами, на что Нарви сплюнул повторно…

Глава 8
Страшней себя — нет человека

После плевка Нарви, Валька крикнула невестам:

— Ну что красавица незамужние, встречайте гостей!

Митрич поморщился, а Ив покачал головой в знак неприятия действия Вальки. Он все еще надеялся, что ситуация «рассосется». Теперь, после выкрика сыщицы и того, что на отряд полупрозрачные черные и светлые жены обратили внимание, рассчитывать на подобный ход вещей уже не приходилось. Но что сделано, того не вернуть.

— Пошли уже знакомиться и смотреть, что из этого выйдет, — сказал Ив и направился в сторону хороводов, остальные посеменили за ним.

Жены остановили танец, и сейчас глядели на приближающихся гостей, нарушивших своим появлением ход какого-то ритуала. Но неудовольствия или других эмоций у существ не было, кроме изначальных: светлые улыбались, темные — плакали, но теперь беззвучно.

Когда группа подошла к месту хороводов, навстречу к ним поплыли фигуры. Удивительно, но всем достались женщины в светлом, кроме Ива и Айки. К ним подплыли девицы в саванах. Не было произнесено ни слова, просто красавицы (и не очень), не касаясь ногами земли, пролеветировали к своим, назовем их «подопечными», и молча взяли за руку. После этого у каждого из отрядовцев началась новая жизнь на время испытания.

…Колояр снова и снова обращался в волкодлака. Это происходило по мимо его воли. Вот он идет по городскому рынку, чтобы купить подарок маме. Она давно хотела новый платок, но жалела на себя денег. А сыну было не жалко, он очень хотел увидеть улыбку радости на устах Миланьи и услышать от нее: «Совсем ты у меня взрослый». Но неожиданно, уже фактически дойдя до торгового ряда, началась трансформация. Тело выкручивало, каждый сустав пытался вырваться из положенного ему места, чтобы встать на другое. Но самым ужасным было не это, а то, как люди смотрели на него. Их на долю секунды парализовал ужас, а затем они в страхе начали разбегаться. Вот стражники, рванувшие на крики толпы, увидев монстра, остановились, вытащили оружие, сдвинули щиты и стали теснить волкодлака. К рядам щитоносцев спешили копейщики, сейчас они загонят зверя в угол и проткнут его. Колояру захотелось вопить, что он не желает никому зла, что скоро он снова станет человеком и уйдет отсюда. Но крик не вырвался из глотки, часть сознания помнила, что нужно молчать и не произносить ни слова. В противном случае можно навсегда остаться в мороке…

… У Митрича горел дом нового хозяина. И снова причиной тому стал лишний стакан браги. Окосевший домовой решил развести очаг и подогреть ужин, чтобы встретить Ива. Лучина занялась споро, горела ровно, и Митрич уже подносил ее к аккуратной стопке дров, сложенной в печи. Но затем его предательски качнуло, он не удержал равновесия и завалился на бок, выронив горящую лучину. Та не просто выскользнула из рук, а отскочила от пола, не погаснув. Жарки языки пламени нашли где-то солому, и она занялась, распространяя огонь выше. Вот он уже сжирает занавески, которые Митрич только вчера повесил после стирки. А затем гигантский «петух» начинает «клевать» потолок и стены… А Митрич не может подняться. Он испытывал беспомощность, наливавшую его сердце горечью так, что хотелось кричать!!! С другой стороны часть сознания понимала, что сейчас они далеко от дома и все происходящее — иллюзия. Поэтому крик так и не прозвучал…

… Айка тонула. Ее тянул кто-то вниз омута. Попытки вырваться не приносили результата. Нечто крепко вцепилось в лодыжку и тащило на глубину. Было невыносимо страшно. Жутко не хотелось гибнуть вот так, глупо и без цели. Вода еще не добралась до рта и не начала заполнять легкие. Но Айка понимала, что это обязательно произойдет, и она станет русалкой. Она помнила все эти дни, которые ей предстоит пережить заново, если утонет! Но ведь пока не утонула, тогда откуда эти воспоминания? Из-за этого раздрайва и ужаса скорой гибели хотелось орать и звать на помощь. Но Айка сдержалась. Она помнила, что утонет, станет русалкой, а затем встретит Ива, который ее спасет. Поэтому магиня молчала, стирая от ужаса зубы в порошок…

…Один вколол кубик «герыча» в вену Марины, девушка расслабилась и закатила глаза, когда он распустил жгут, пережимавший мышцу. Сейчас очередь Виктора. Вот он воткнул кончик иглы в коричневый пузырь, образовавшийся на разогреваемой ложке, вот жидкость полилась внутрь шприца, чтобы затем ее впрыснули в кровь. Потом настанет черед Одина. Он подождет, хотя ломало уже не по-детски. В этот раз им повезло. Отжатый тридефон удалось быстро скинуть, и денег хватило на дозы. В прошлый раз, когда не удавалось срубить бабла аж четыре дня, пришлось помучиться. Ломало серьезно. В долг не давали, даже за обещание Маринки отсосать дилеру по-быстрому. Раньше это срабатывало, и он отпускал им наркотики в долг (подробности вы сможете узнать из «Истории Одина», которая вскоре будет опубликована. Прим. автора). Но сейчас нет. Долг уже имелся, ребята гасили его частями, при покупки очередной дозы, но увеличивать сумму задолженности дилер не рискнул — с него спросят. Да и внешний вид Маринки сейчас уже далек от супермодельной. Поэтому предложение сделать минет вызвало лишь брезгливую ухмылку на лице продавца. Ее бы помыть, покрасить и… подлечить. Но это постом, сейчас долгожданный шприц уже в руке Одина, осталось только нащупать вену и нажать на упор, ощущая, как сладостный яд проникает в тело, отправляя мозг в туманный полет. Но неожиданно Один увидел краем глаза, как Витек начал заваливаться набок. Кожа его приобрела пепельный оттенок, глаза закатились, а изо рта полилась пена. Один поискал глазами Маринку, чтобы та помогла другу. Все же у нее медицинское образование, пусть и всего два с половиной курса. Но его девушка была в отключке. Поэтому Витек мог рассчитывать только на помощь Одина, а тот просто не знал, что делать и за что хвататься, чтобы спасти друга. Началась паника. Захотелось кричать… но Один вспомнил, что Витек уже три года, как мертв. А Маринка… Про нее думать не хотелось…

… Нарви снова выгоняли из племени. И пусть он нашел преступника, вывести его на чистую воду не дали. Выгоняли именно его, а не Гарди, который стоял в стороне и ухмылялся в бороду. Еще бы брат, (он приходился Нарви родным братом по отцу), происходил от настоящего брака короля и королевы. Тогда, как сам Нарви родился от простой дварфийки. Это ничего не меняло. Незаконнорожденные королевские дети получали одинаковые права с законнорожденными. Но это, если смотреть с юридической стороны. Фактически за него в различных ситуациях вступался только отец. А в ссорах с братом он стоял на стороне Нарви лишь на половину. Ведь и Гарди был ему сыном. Но у младшенького всегда за спиной стояла мать. Паритет выходил таким — 50 процентов за Нарви и 150 — за Гарди. Кроме того, королеве хотелось видеть на троне своего сына, а не байстрюка. И вот Гарди умело подставил старшего брата. Нарви он признался, что преступление его рук дело, но только для того, чтобы сделать больнее. Все аргументы и доводы Нарви услышаны не были. Поверили тому, за кого выступила королева. А самого Нарви не казнили лишь потому, что в его жилах текла королевская кровь. Но лучше аутодафе, чем призрение своего племени и изгнание. Хотелось выть от несправедливости, но он закусил бороду и смолчал. Этого не происходит на самом деле. Не может быть отец за или против него. Его убил Гарди! Но он добудет Скрижаль Мудрости, вернется и отомстит за отца. Но никогда не станет королем племени, предавшим его. Да и смысла нет — у него теперь другая семья…

… Ив никогда не боялся за себя. К смерти он относился, как к естественному процессу жизнедеятельности человека. Раз родился, то обязательно умрешь, рано или поздно. Но это, когда речь шла о нем самом. Сейчас информация, которую он узнал несколько минут назад, повергла молодого мужчину в панику. Его мама смертельно больна, и счет идет на недели, а может даже дни.

Уже битый час он пытал лечащего маму врача на предмет ее спасения. Пусть это будет маленький шанс, пусть незначительная надежда. Сергей готов продать почку, только бы мама осталась живой. Но доктор лишь разводил руками — медицина бессильна.

Первый раз Ив испугался за мать, когда она попала в автокатастрофу и находилась на волоске от смерти. Три перелома, черепно-мозговая травма, она лежала на больничной койке реанимации и была белее самой простыни. Три дня Сергей находился в паническом неведении, и все же тогда ей удалось выкарабкаться.

С тех пор нет-нет, но приходила мысль, которая липкой паутиной влезала в голову: «Что я буду делать, когда мамы не станет?». Он гнал ее из головы, запрещал себе даже думать об этом, но все равно мысль просачивалась обратно, чтобы отравлять жизнь Сергею. Потерять самого любимого человека стало его фобией.

И вот сейчас он сидел возле больничной койки и держал за руку маму. Ему казалось, что стоит разорваться этой связи, как душа матери покинет бренное тело. Поэтому Сергей буквально впился в материнскую кисть своими пальцами, хотя ладони уже давно вспотели. Он смотрел и смотрел на мать, пытаясь запомнить секунды, которые истекали, будто крупинки в песочных часах. Кап, и осталось меньше. Казалось, только криком можно прогнать эту боль из груди.

В свои шестьдесят с хвостиком мама выглядела на 45-ть. И гордилась всегда этим. Худенькая, хрупкая, вечно молодая. Она даже красила волосы… Стоп! Мама никогда не была блондинкой, считая, что этот цвет можно спутать с сединой. Только жгучая брюнетка. Причем, красила волосы каждый месяц, строго по расписанию день в день. Тогда почему она блондинка сейчас? И до Ива стало доходить, что это все не по-настоящему. Ожил его страх. Это происходит не в реальном мире, а только в страшной иллюзии испытания. Поэтому он смог подавить, рвущийся наружу крик…

…Валька снова была маленькой девочкой. Снова жила с любимой (трезвой) и ненавистной матерью, которая опять привела домой этого противного усатого жирдобана. Его сало всегда противно вываливалось через резинку трусов и колыхалось из стороны в сторону холодцом, когда тот выходил из спальни, чтобы покурить или поссать. И каждый раз сальные глазенки пялились на Вальку (подробности в «Истрии Вальки». Прим. автора).

На этот раз он вышел вместе с мамкой. Снежана никогда не стеснялась дочери (и никого вообще), поэтому сейчас ее сиськи тряслись в унисон салу жиртреста. Они подошли к холодильнику и достали еще одну бутылку водки. Мужик тут же открутил крышку и приложился прямо из горла. Затем влил жидкость в подставленный раскрытый рот матери. Он закашлялась и залилась смехом, алкоголь потек по ее грудям, животу и заполз в материнские стринги.

Мужик что-то шепнул матери. На что та удивленно ответила:

— …еще соплюха, нафига она тебе. Хочешь, давай Жанку позовем, она не откажет. А с нее какой резон? — нарочито громко закаркала под конец мать пьяным голосом. Для нее секс был такой же естественной вещью, как сон или испражнение. Снежана не раз говорила, что мечтала стать порнозвездой, чтобы можно было красиво трахаться на камеру и получать за это деньги. Но было одно «но» — родилась она не в том месте. Зато отдавалась она всегда со страстью, будь то Жанка, или этот жирный кусок мужской плоти… Или какой другой, или сразу несколько. Поэтому в том, что дочка изведает «сладенького», ничего страшного не видела. Даже пусть в юном возрасте. «Чем раньше начнет, тем быстрее почувствует вкус к этому делу», — не раз рассуждала мать в пьяной беседе по душам с Жанкой.

— Вот пусть и попробует! Я же ее не трахать собрался, а только в рот дать. Пусть привыкает, учится правильно обращаться с мужиками с детства. Это всегда пригодится. А я опытный и симпатичный, — разошелся от грязных мыслей кусок сала.

— Ну дай, с нее не убудет. Эй, Парашка, хочешь сладенького? Иди лизни, вишь дядя Толя что тебе приготовил? И уже встало у него…, - этот факт сильно рассмешил Снежану, и она сломалась пополам в приступе пьяного смеха. А мужик направился к Вальке с торчащим в руках членом…

«Пошел на хер!!!» — выкрикнула Валька и вывалилась из ниоткуда прямо перед своими друзьями, на секунду «мигнув», а затем снова исчезла.

Она не прошла испытание! Она закричала! Отрядовцы испуганно переглядывались и смотрели с надеждой на то место, где еще мгновение назад была Валька. Но опасения оказались напрасными. Девушка появилась снова на этом же месте со своими бебутами в руках. Разъяренная, с сумасшедшим взглядом. Ее руки словно сломанный вентилятор отправляли кинжалы в разные стороны под разными углами. А Валька все орала и орала: «Пошли на хер! Все!!!»

Рядом с ней возникла «невеста». Ее лучезарно ослепительный белый наряд был исполосован, словно это полупрозрачное одеяние подрала когтями кошка. Воздушные куски субстанции, из которого было соткано одеяние, отрывались, но не падали на землю, а парили рядом. А Валька била бебутами светлую жену, не уставая, пока та не рассыпалась искрами.

— Эй, а поцеловать? Айка, тебя уже засосали в десны? Нет? Вот и меня нет, одни обещания…

В этот момент перед каждым возникло по одной (своей) «невесте». Существа быстро прильнули к губам своих подопытных, чтобы затем уйти по своим делам. Наверное, снова кружить в хороводе. Поцелуй был коротким и холодным, и никак не эротичным. Это было скорее печать и знак того, что испытание пройдено успешно. Но Валька из вредности стояла на своем:

— Где мой поцелуй? Я прошла через ТАКОЕ, я требую его! — и тогда одна из невест в черном, вместо уничтоженной подруги, подплыла к Вальке и коснулась ее губ своими.

— И это поцелуй??? Кто так целу…, - начала было выпендриваться Валька, но резко замолчала. Зато заговорила система своим оповещением:

«Игроку Валькирия удалось уничтожить бессмертное создание. Опыт+ 1000, физический урон увеличен на 2 процента. Режущее оружие +1. При этом, на нее наложено проклятие «Тишины» от «Черной жены». Игрок Валькирия не сможет говорить в течение суток».

«А вот это испытание для Вальки будет посерьезней предыдущего», — подумали отрядовцы, усмехаясь про себя. Юный сыщик возмущенно жестикулировала руками и даже ногами, но сказать что-либо так и не смогла. А затем Валька сплюнула на землю по примеру Нарви, смирившись с проклятием. И в том месте, куда упал плевок открылся портал…

Глава 9
Если заело тормоз — дай задний ход

Портал висел над землей на высоте около 20 сантиметров. Дырка в пространстве выглядела восхитительно. Она переливалась всеми оттенками голубого от насыщенной бирюзы в центре до прозрачности топаза у краев. При этом пробой слегка гудел и потрескивал, словно через него проходил ток высокого напряжения. В воздухе пахло озоном, а закругленные края портала бугрились волнами, то немного сужаясь, то расширяясь. Казалось, он дышал.

Вот только толку от этого явления было, как от другой дырке — в бублике. Ив уже полчаса пытался пройти на ту сторону, куда, по идее, и должен был открыться пространственный прокол. Но, заходя внутрь, ты просто вываливался на другой стороне портала. Такой же результат был и в случае, если заходить с сзади — выходишь спереди. Хотя, перед/зад у прокола отрядовцы назначили произвольно. В стороне, куда смотрели лицом — вход, а с обратной — выход. Но это в теории. На практике все оказалось иначе.

При входе в портал (что с одной, что с другой стороны) ощущалось уплотнение воздуха, словно продавливаешь мембрану. Затем она бесшумно лопалась и, пытавшийся пройти, оказывался на другой стороне, но в этой же местности.

— Сломатый, какой-то портал нам достался, — пошутил Один.

— Ага, вроде и работает, а вроде, как и нет, — подтвердил Ив слова друга. — Но не просто же так он здесь возник. Должна быть причина.

— Причина есть — это наш дальнейший путь. Но, чтобы пройти в него, его нужно активи… акфитир, ахтифиро… Заставить заработать, — внес свою лепту Митрич. Ему очень хотелось применить новомодное слово, которое он подхватил от Ива, вот только выговорить его оказалось сложно.

— Ммммм, ааа, ыыы. — сказала умную вещь Валька. Даже несмотря на наложенное на нее проклятие, девушка пыталась помочь отряду, а точнее — привлечь к себе внимание.

— Полностью с тобой согласен, — серьезно сказал Ив. — Еще, какие-нибудь предложения будут?

— Я слышал про такие переходы, — вставил Нарви. — Они появляются и начинают действовать при определенных условиях.

— Каких? — уточнил Ив.

— У разных порталов разные. Иногда это какой-либо предмет, порой — нужное слово, а бывает, что есть и скрытые механизмы, запускающие устройство?

После его слов загорелось сообщение системы:

«Вы нашли портал. Найдите способ его активировать. Опыт + 500»

Хм, судя по очкам опыта, задание не сильно сложное. Но порой даже самый простой ключ, проще изготовить, зная какой он должен быть формы, нежели найти его. Вот так и здесь. Несомненно, способ существовал, причем, несложный. Но, что требовалось сделать и как его найти — никакой мысли или подсказки.

— Давайте попробуем отыскать этот механизм, — сказала Айка. И все принялись искать то, чего не теряли.

Дварф занялся поисками именно механизма: кнопки, крючочка или какой иной загогулины. Он на четвереньках облазил каждый миллиметр вокруг портала. Ощупал все, что можно и нельзя, включая и воздух, после чего посмотрел на командира отряда и отрицательно покачал головой.

Айка, пыталась использовать заклинания, которые хоть немного подходили под ситуацию. Митрич искал «сокрытое», уходя в инвиз и возвращаясь из него. Колояр и Один помогали тем, что не мешали. Ив думал. Он заметил, что действия Айки меняют структуру и цвет портала. Небольшие изменения, совсем чуть-чуть, но они имелись. А что это дает и как использовать сей факт — мыслей не было.

И Валька не сидела, сложа рук. У нее заморозили язык, но не конечности. Сыщик применяла все свои умения, чтобы найти решение. Но тоже тщетно. Она, как и Ив, догадалась, что портал связан с магиней. И тут ее осенило. Она подбежала к Иву и попыталась что-то сказать, используя активную жестикуляцию. Вот только весь этот локинг (Локинг (Locking) — сценический танец, техника которого основана на амплитудных движениях, разворотах, прыжкоах, «киданий» рук, ног. Исполняется в полную силу и с высокой скоростью, прим. автора) смысл, желаемого сказать, не раскрывал. Поэтому все махания валькиными руками, Ив воспринимал, как эффектную ерунду. Много действа — толку ноль.

— Что ты машешь, глаз выбьешь еще. Успокойся, не можешь сказать — пиши в отряд-чате, — после этого замечания Валька хлопнула себя ладонью по лбу, а в чате от нее появился месендж.

«Ив, Буян нам не случайно букову открыл. Ту, которая показывает, что спрятано за Явью. Палка с бесконечностью сверху, сказать, как она звучит не могу, молчать еще две трети суток. Ну ты понял?»

Ив кивнул и произнес вслух:

— ИезЖхизйссЕаеиЯ, что ли? — звучание буковы, впервые произнесенное любым человеком или иным существом, сохранялось в голове навсегда. Написание молнией врезалась в кору головного мозга, а звучание записывалось аудиофайлом.

В это мгновение портал словно ожил заново. Он приобрел объем и глубину и, казалось, стал ярче. Гудение усилилось, треск, наоборот, прекратился. Пространственный пробой был готов к работе… но не работал. Система, раздав каждому по 500 опыта, зачла активацию портала, но выставила другое условие:

«Вам удалось найти способ активировать портал. Опыт +500 каждому участнику отряда. Найдите способ пройти через портал, опыт +750».

— Здрасьти — мордасти, — буркнул Ив себе под нос. А затем уже обратился ко всем. — Слово-активатор, а точнее, букову, мы догадались применить. Точнее, Валька догадалась, — поправился Ив, взглянув на удивленно-негативный взгляд сыщицы. Типа, я тут придумала, а лавры всем?

— Да, дверь мы создали. Теперь нужно придумать, как ее открыть. Каким ключом? — задал Один вопрос, который читался на каждом лице и каждой морде. И повторил слова командира. — Есть предложения?

Предложений было море. Все накидывали идеи, стараясь больше спрашивать, но не отвечать.

— Давайте рассуждать логически. Нарви говорил, что «оживить» портал может механизм, коего мы не отыскали. Нужное слово мы нашли. Остается предмет… Не думаю, что ключом будет служить серебряная пряжка или ржавый наконечник стрелы, слишком банально.

— Может, камни драгоценные? — спросил Нарви. Для дварфов, вообще, самоцветы были чем-то особенным и жизненно важным. Поэтому, ими не только украшали оружие и предметы. Их использовали, в отварах и настоях, размельчив в порошок. В заклинаниях, как источник манотока и в лечении болезней, принимая кусочки внутрь целиком. Поэтому, как можно было не верить Нарви, что нужным предметом окажется именно драгоценный камень? Никак, поэтому он говорил совершенно серьезно, предлагая такой вариант.

— Нет. Вряд ли. Я бы понял, если бы имелись в портале или на земле вокруг него какие-либо углубления, чтобы вставить в них камни в правильно порядке. Но ведь нет ничего. Выходит, и предмет нам нужный следует искать другой. Он должен быть связан… Айка, а что ты делала с порталом, что он моргал? Точно, этот предмет, каким-то образом на тебя завязан…

— Кровь, — прошептал Митрич.

— Угу, ммммшшшс, — добавила Валька, а потом дописала в чат: «Я уже про это полчаса пытаюсь сказать».

Айка решалась недолго. Она подошла к порталу, чиркнула ножом по ладони и щедро оросила «стеклянную» поверхность своей кровью. Гудение переросло в свист. А полог в очередной раз моргнув, раздвинулся и оттуда отрядовцы услышали:

— Входите уж, раз додумались. А я все гадал, найдете решение или нет? Нашли, молоды. Да, входите, не стойте, — обратился незнакомец ко всем, а затем персонально к Вальке. — А ты начинай говорить, тут можно. А то ишь, удумали. От этого проклятия тебя, как бочку с брагой, коею запечатали пробкой, раздувает. Того и гляди, либо емкость развалится от газа, либо пробку вышибет. Вон глаза из орбит уже лезут из-за невозможности слово молвить.

И все увидели того, кто произнес этот монолог…

Глава 10
Все люди — результат случайных встреч

— А ты кто, дедушка? — тут же спросила Васька, как только ей разрешили открыть рот. — Это ты нам портал сотворил? А эти невесты/жены светлые и не очень — твоих рук дело? И что значит, додумались? То есть, это ты нам загадки загадывал? Что-то много в последнее время загадок различных, вон Гдыху они тоже нужны. Вы ими питаетесь? А, коли ты портал устроил, то с какой целью, что от нас…

— Погоди егоза, на какой из 47 вопросов… Да знаю я, что пока только семь успела выстрелить, а не перебей я тебя добралась бы до 47-ми. Любопытство — хорошее качество, вот только его нужно уметь дозировать. Так на какой вопрос ответить первым?

— Как ты сумел снять проклятие и дать мне возможность говорить? Система его не отменяла…

— Вот вам и подтверждение моих слов. Спрашивала одно, а ответ давать на другое. Ох, девчуля, ты непоседливая. Но раз обещал — отвечу. То место, где вы сейчас находитесь — это пространственный карман. Ив вот уже был в таком — в гостях у Василисы Премудрой. Это место специально создано мной, но его, как бы и не существует.

— А, как такое возможно, есть и как бы нету? — добила новым вопросом Валька.

— То есть, на тот вопрос уже ответа не требуется? Ты все сама поняла?

— Это уточняющий вопрос, чтобы понять суть предыдущего.

— Нет, это два разных вопроса. Ладно, удовлетворю твое любопытство, но потом давай и другим дадим поговорить, ладно? — Валька отвечать не стала, но утвердительно кивнула, соглашаясь с предложением.

— Пространство — это материя. А все сущее можно изменять, если знаешь как. Либо улучшая его. Либо, делая слабее и хуже. В зависимости от требуемых свойств, получаем искомый результат. Представьте, что пространство не плоскость, а прямая. Что будет, если ее загнуть в петлю? Правильно, петля и получится. А, искривляя плоскость, получаем этакий мешок-карман-пузырь. В зависимости от размера изменяемой/загибаемой плоскости, обретаем нужного объема пространство. Понятно?

— Не все, но многое…

— Хорошо. Вот сейчас мы и находимся в таком кармане. А раз он вырван из пространства, то и время тут не властно, оно течет только здесь, а снаружи — заморожено. Отсюда вывод — законы того мира, включая и проклятье, здесь не действуют. Уяснила?

— Угу, а… — начала было Валька, но незнакомец ее остановил, подняв ладонь вверх.

— Ты обещала и другим дать возможность спросить. Кто будет первым? — после этих слов все переглянулись и уставились на Ива. Типа, ты командир, тебе и начинать.

— Хорошо, первым буду я. Нас ты знаешь, а вот мы тебя не очень. Может назовешься?

— Не признали в этом обличии. А так?

Старик начал молодеть прямо на глазах. Вместе с этим менялся и его наряд. Согбенная фигура распрямилась, плечи расправились, мышцы налились силой, жиденькая бородка распустилась водопадом до живота. При этом, волосы налились белым цветом, но это была не седина.

На плечах неизвестно откуда появился плащ из шкуры быка, причем, голова с рогами животного трансформировалась в шлем-корону. Рубаха цвета молодой зелени с вышивкой из золотых, белых и черных нитей, закрученных в немыслимый узор, напоминала поляну с молодой травой. На груди лежал массивный медальон из червленого золота в виде перевернутой буковы «А» с двумя перекладинами вместо одной. Правая рука сжимала охотничий рог. Левую руку обвило золотое обручье с высеребренным на нем символом медвежьей лапы, а в самой длани появился посох. Он был витым в спираль, обтянут кожей, но выглядел, скорее, атрибутом нежели оружием. Венчался Литиус перекладиной в виде месяца с загнутыми вверх концами.

При виде нового обличия незнакомца, Митрич застыл статуей, а затем рухнул на колени. Как у него это получилось, не понял никто, ведь ноги даже не согнулись в суставах.

— Отец родной, прости, не признал! — чуть не взвыл домовой.

— Буде тебе, с кем не бывает. Да и как бы ты меня признал, коли я скрыл свой облик.

— Почуять должен был…

— Так это… — Ива осенило. — Велес???

— Точно. Признал. Да, я Велес. Бог, просто Бог.

В этот момент в голове Ива пронесся мощный пласт информации об этом Боге. Что-то он ранее вычитал в виртнете, а что-то узнал от Буяна.

«Велес — Бог сразу трех миров: Прави, Яви, Нави. Он свободно перемещается между ними в отличие от других божеств. Имя его означает «Великий властитель». Другое имя Велеса — Асила, что переводится, как «Сильный бог». Земные дети Велеса — богатыри-асилки и волхвы-волотоманы, то есть велесичи. Бог Велес — Бог Мудрости и Магии. Очень часто он переводит души усопших через реку Березину (реку Забвения) и приводит очищенные души младенцами в Явный мир.

Принято считать, что мать Велеса — Коровы Зимун. Но тако же говорят, что не было у него матери, а мифологическая Корова была кормилицей. Сотворил же Велеса сам Род из частиц света и тьмы, порядка и хаоса.

Братьями и сестрами Велесу являются все первобоги, созданные в начале рождения мира: Вий — Хранитель душ в мире Нави; Дый — Бог Богатства и Ночного Неба; Белобог — Бог Созидания; Чернобог — Бог Разрушения; Сварог — Кузнец и Небесный Отец; Лада — покровительница Семьи; Хорс — Бог Солнца; Дивия — Богиня Луны.

В начале создания Мира Род-Творец отделил Порядок от Хаоса и Тьму от Света. Он обуздал великую первозданную силу — основу созидания и разрушения всего сущего. Юный Велес, задуманный Родом как посредник между Мирами, рос на перекрестке трех дорог. Для него Род создал матушку Амелфу Земуновну.

Первым миром после перекрестка, куда Велеса отдали на воспитание, стал мир Нави. Воспитывал его родной брат Вий и учил чародейству. Здесь в душе поселились семена тьмы, которые сделали его характер сложным и противоречивым. Во время юности отправился Асила искать истину в мир Яви. Молодому Богу трудно было остановить свой гнев, если что-то в мире шло не так, как ему хотелось. Но он боролся с самим собой. Он смог обуздать свой нрав и понять, что, даже обладая тьмой в душе, можно двигаться к свету и поступать по ПРАвде.

Ведающий все в мире божьем, людском и мертвых, Велес был кладезью мудрости. Он ходил среди миров в образе людском, или диких животных. Добрых людей он выделял и даровал им знания и силы. А злых — наказывал, но по ПРАвде. За гранью мира живых суд он правил, чтобы души от плоти оторванные, взвешивать.

По силе Велес мог сравниться с Богами Созидания и Разрушения — Белобогом и Чернобогом, но из-за мудрости своей не отдавал предпочтения никому из них. Однако именно он привел сотворенный Родом и Сварогом мир в движение. На смену темной Ночи приходил светлый День. За зимой следовали весна, лето и осень; за выдохом — вдох, за печалью — радость. Это было не однотипное повторение одних и тех же циклов, а обучение жизни. Люди познавали трудности, проблемы, но учились их преодолевать и ценить счастье. Ибо Коловорот происходит по высшему закону Прави — Закону Рита, вслед за движением Солнца по небу — Посолонь. А направляет его Великая Любовь, помогающая в испытаниях».

— А я Ив, просто, Ив, — ответил наш герой и засмеялся так искренне, что его смех подхватили и другие, включая Велеса.

— Разговор у нас будет долгий, но времени у вас не отниму. Его здесь нет, так что вернетесь вы в исходную точку пространства и времени. А по сему поговорим о многом. Хочу, чтобы поняли вы главную суть, ибо соблазнов будет с каждым шагом к заветной цели все больше и больше. И сегодня уже боги пытаются привлечь вас на свою сторону, а дальше будут пытаться еще более. Но от яркого света можно ослепнуть, а во тьме — просто не разглядеть нужное.

— А что мы обязаны увидеть? — спросил Ив.

— Себя. В себе найти себя. Чтобы обрести надежду, любовь, веру в свою личность, нужно все это потерять, а иначе, как можно отыскать что-то, если не теряешь? Это будет уже дар, а не результат поиска.

— Не уловлю я что-то суть. Туманно все как-то… Вот мы ищем букову, но ведь мы ее не теряли? Получается, что найти ее будет невозможно?

— Ну как же не теряли? Ее потеряли все, и вы в том числе. А найти ее не сможет никто. Она сама найдет того, кто ее ищет — того, кого сочтет достойным, кто познает суть и будет готовым. Уяснил, Глаголящий?

— Да какой я Глаголящий? Одно название. Силы у меня нужной нет, чтобы считать себя таким.

— Силы говоришь? А сила и опыт на Пути придут, никуда не денутся. Не тот Глаголящий, кто мощь набрал, да заклинания нужные выучил. Но истинно тот, кто уяснил силу СЛОВА, кто познал ПРАвду БУКОВ, кто ступил на путь истины, кто следует по нему, преодолевая трудности. Бывает, Ведающий только народился, а уже Глаголящим стал. А порой и Посвященный не постиг всего, что знает Глаголящий. Все условно. Неужто Буян не рассказывал тебе, что коли обрел Стремление — стал Волхвом Ведающим. Постиг Разумом суть Слова — Глаголящий. А напитался Духом — постиг ПРАвду, обрел свет и тьму, стал Посвященным. Думаешь, только светлые Волхвы имеются?

— Нет, не думаю. Встречал и темных колдунов.

— Волхв не принадлежит ни свету, ни тьме. У него своя дорога. И нет добра или зла, есть разный взгляд на один и тот же предмет. Ты бьешь врага — он для тебя зло. Но при этом и ты для него не добро. Так кто прав?

— Никто, выходит? Но одни же за правое дело бьются, а другие нет.

— Приведи пример, — попросил Велес и лукаво улыбнулся.

— Пришел на твою землю враг, убивает детей, жен насилует, мужей полонит. Разве с добром он пришел? — помог Один.

— Нет, не с добром. Но почему он к тебе заявился? Потому, что земли у тебя лучше, живешь ты богаче, кушаешь вкуснее. А у него дети голодают, морозы лютые, жена раздетая. А помог ли ты ему решить его проблемы? Отдашь добровольно хлеб и золото, чтобы жили вы на равных? Вряд ли. Посему он напал, думая, что ты есть зло, за что он тебя и ненавидит. У него своя вера и понимание добра и зла.

— Тогда получается правых нет?

— Есть. Кто сильнее, тот и прав. Думаешь, что все светлые боги — белые и пушистые? Только и стараются угодить, то одному, то другому? Нет, у них у каждого мощное оружие и отпор они дадут при любой возможности, как и темные. В прошлую Ассу победу праздновали светлые, поэтому они и на коне. Но темные не согласны с этим и желают стать выше. Кто их за это осудит? Я точно не стану. Но и светлых судить не буду.

— Тогда в чем суть, которую я должен отыскать?

— В тебе самом.

— Ничего не понял, а что было понятно, то теперь все туманом покрылось, — запутался Ив.

— Вот и молодец, соображать начинаешь. Это не страшно, что туманом затянуло. Он всегда рассеивается, чтобы затем пришло прояснение.

Глава 11
Факел в тумане — истина для глупцов. Он светит, но пелену не разгоняет

Время, проведенное с Велесом условно разделилось на части. Сначала последовала общая беседа, в которой разговор пошел на такие же общие темы. Этакий, лекторий и ликбез. Про устройство вселенной, время исчисление и значимости сознания и бытия.

— Чтобы потом не задавали вопросы, давайте я сразу внесу разъяснения. Вы выслушаете внимательно, особо вечно торопящаяся юная дева, а затем, если будут вопросы, зададите, — начал свой рассказ Велес.

«Сейчас 7596 Лето от Сотворения Мира в Звездном Храме. В вашем мире, да ведаю я про него, чай все-таки Бог, а не абы кто (Ив же подумал про мощный искин, который на 100 процентов отыгрывает свою роль и, да, действительно может многое знать). Так вот сейчас у вас не лета, а годы, коих значительно меньше всего-то за две тысячи. Отреклись люди от своих предков, но речь сейчас не про это.

Вы все знаете, а коли нет, то узнавайте, что наша Мидгард-Земля не стоит на месте, она вращается и движется. Один круг вокруг себя — это день и ночь. А оборот вокруг Ярилы — это Лето Яви. Но Земля не прямо на палку надета, кою осью величают, а под углом. Вот эта несуществующая палка под наклоном и выписывает в пространстве некий конус с эллипсом в широкой части.

Но и дом Ярилы (Солнечная система) не стоит на месте, а тоже двигается по Сварожьему Кругу и перемещается по небесному своду от созвездия к созвездию. В даре Каляды (календаре) есть лета в Круге Жизни и лета в Круге Лет. Лета Круга Жизни начинают отсчет, когда Мидгард переходит в новый чертог. А такое случается каждые 1620 годов по-вашему. Всего Чертогов у славян, не 12, как у других народов, а 16-ть. Вот и выходит, что обойти все дома/созвездия/чертоги по Пути Небесного Ирия Ярило может за 25920 привычных вам лет. Это время люди предки звали Сутками Сварога. А они в свою очередь состоят из 180 Кругов Жизни, каждый из которых состоит из 9-ти Кругов Лет, где каждый круг лет равен 144 Летам».

— Что поникли? — попытался взбодрить всех Велес. — Больше цифирями не стану вас перегружать, а то вижу по глазам, что понять силитесь, но все больше в туман уплываете. Просто запомните.

«Очередные сутки Сварога начались в 10948 году до нашей эры. В Даре Каляды — Круголети Числобога говорится, что Земля вместе со вселенной движется из Чертога в Чертог. Нас интересует 2012 по вашему летоисчислению год. Чем он знаменит? А тем, что именно тогда мы перешли из Чертога Лисы Мары, который начался в 392 году по вашему времени, в другой Чертог. Началась новая эпоха».

Тут Велес замолчал, дал время обдумать все им сказанное. Не выдержала паузу Валька:

— Я понимаю, мы договорились, что все вопросы позже, но все же, можно спросить?

— Согласие даю, — ответил Велес.

— Сколько же лет существует мир?

— А ты про какой спрашиваешь? Их много и событий, от которых ведется счет, огромное множество. Если считать от Великого Похолодания, то выходит, что во время перехода в новый Чертог уже было 13021 лет. Если же от Сотворения Великого Коло Рассении, что есть моих рук дело — 44557 лет. От Основания Асгарда Ирийского — 106791 лет. От войны божеской — Асса Деи — 153379-ть, а от времени Трех Солнц — 604387-мь. Но те даты не про вас. Вам главное помнить, что Землю в Звездном Храме сотворили 7521 лет назад к 2012 году по вашему календарю.

— Дедушка Велес…

— Эко ты меня величаешь любопытно…

— Ага, а почему счет ведем сейчас с 2012 года, а не с того времени, в котором сейчас живем. В том году, про который ты говоришь, моих родителей еще даже не было, — уточнила Валька, а потом ушла во внутренние размышления, тихонько бубня. — Лучше бы они вообще не родились, хотя тогда бы и меня не было…

— Верно подмечено. Бывает и в хорошем стаде паршивая овца, коей твоя родительница оказалась. А на твой вопрос ответ такой, я уже говорил, дитя, что из Чертога Лисы в этот лето мы перешли в другой Чертог — Волка. Значит, новая эпоха началась, новый счет и летам.

— Почему?

— Слушай далее, поймете…

«В каждом Чертоге свой хозяин, свой Бог. Так в Чертоге Орла главный Перун, у Лебедя — Макошь, у Коня — Купала. А в Эпоху Лисы, из которой вышли в 2012 году, правила Марена. Характер у моей бывшей жены не простой. Кому, как не мне знать это. Хитра, аки лиса, коварна, смертью правит, холодом и стужей. А какой Бог, такой окрас и у Эпохи. Когда пришло ее время, то и в Мидгарде (на Земле) расцвел обман. Слова поменяли свое значение. Плохое стало хорошим, а хорошее — плохим. Вот раньше деток по слогам говорить и читать учили. Так как понятен был смысл, ибо видели люди суть — основу. Вот кто такой «Дурак»? Кого не спроси, глупый человек сегодня выходит. А на самом деле Дурак — это тот, кто умеет управляться сразу с несколькими мыслями одновременно. Так человек, обозначенный этим словом, из просветленного стал глупым. А, возьми, да почитай по слогам — все ясно становится: ДУ — два и более, Ра — свет, сияние солнца. Получалось, что дурак — дважды просветленный. Но Марена своим обманом все переиначила.

Тяжкие пришли времена для людей в ее правление. Помню, Перун передавал потаенную мудрость своим жрецам и старейшинам Родов Святой Расы. Говорил им готовиться к темным временам, когда многие погибнут от огня и металла. Тело будет важнее души, а золото наберет цену и станет главнее человечности. Люди забудут свой род, брат обернется на брата, а сын на отца ради лживых идей».

— И что же Боги, которые светлые, не помогли людям, а лишь предупреждали. Нас тут тоже один предупреждал, да только ничего путного не сказал, — вновь не удержалась Валька. Велес на нее посмотрел с укором, мол, снова перебила, но ответил:

— Не можно светлым нарушать границы, власть над которыми у темных. Считай, профессиональная этика богов. Вот и пришло тогда время войн и упадка, так как власть над Землей досталась Марене и ее супругу — Чернобогу, умеющему лишь разрушать, но не созидать.

— И ты не вмешивался? — на этот раз вопрос задал Один.

— Я? Я вмешивался и не раз. У меня свои резоны, мне их этика, что грязь на ладони — плюнуть и растереть. Я вне ее. И вот почему. Во-первых, не принадлежу ни свету, ни тьме, а обоим сразу. У меня особый путь. С каждым из Богов, будь то светлые или темные — свои счеты, своя вражда-дружба. Я им помогал, они меня выручали. Но никогда ничью сторону не брал и брать не намерен. Жить могу хоть в Прави, хоть в Нави. Но чаще всего меня отыщите в Яви у людей. Есть и вторая причина — Земля из Чертога Лисы, от власти Марены перешла в Чертог Волка. Я об этом уже говорил, — Велес снова взял МХАТовскую паузу, дожидаясь реакции слушателей, которая последовала через секунд десять.

— И???

— Иииии, вам. Чертог Волка — это мой Чертог, где ПРАвить дадено вашему покорному… Хм, Богу. Сила моя нарастает, а Марены убывает. Но не хочет она из-за вредности своей смириться, ей властвовать больше нравится. Что тут про эпохи говорить, она каженное лето борется с сестрой своей Лелей, чтобы весна не сменяла зиму. И уже людишки чучело ее сожгут на Священный день, а она все одно метели и стужу отправляет. Характер такой.

— Тогда чего нам ждать в твою Эпоху, каких перемен? — настала очередь вопроса Ива.

— Не моя эпоха, а Чертог Волка, где я правлю. Пока. Решит Род, может и другого поставить на сие место, — поправил Велес. — Что ждать? Что ложку с медом в рот положу каждому и поля за вас вспашу — не ждите. Но жить дам без обмана, пусть каждый решает, что ему ближе — свет или тьма. Про Чертог Волка так мудрецы говорят — для темных людей наступит конец света, а для светлых — конец тьмы. Но, как уже говорил, Марена уступать не желает. От нее можно ожидать чего угодно, даже новой Ассы (войны Богов). Стравит братьев, чтобы силами мерились. Уже Кривда ей помогла темных на свою сторону переманить. Но на ряду с кривдой есть и ПРАвда. Она и держит баланс — равновесие. Именно поэтому часть буков ранее исчезли, а сегодня пытаются вернуться. И вам выпала честь и испытание — найти их. — Велес замолчал, а затем продолжил. — Вот вкратце и все, чем хотел поделиться. Понимаю, вопросов после моих разъяснений стало больше, поэтому на некоторые дам ответ. Но не всем, а каждому в отдельности. Коли сумею помогу словом, дам подсказку. Но не ждите, что за вас что-либо ДЕЛать стану. Как ПРАвильно поступить — только ваш выбор и уДЕЛ каждого.

— Прав ты, Велес. После твоих ответов вопросов стало еще больше, — высказался за всех Ив.

— А, как ты хотел? Если уж я в рот положил, да еще и разжевал, то и глотать сам буду. Знания к тебе не придут, это ты должен дойти до них, дорасти. А, как пройдешь этот путь, да откроешь знание, то сразу на новый Путь, добро пожаловать — за открытиями неведанных ранее тайн, постижением высот новых. Это и есть мудрость. Лишь неразумный лежит под лампой, умный идет за светом Солнца. Уяснил Волхв смысл, али нет еще?

— Нужно жить с мыслью? Стараться мыслить самому? Задавать вопросы и искать ответы? Не стоять на месте, а постоянно развиваться… — неуверенно ответил Ив.

— Воооот, умеешь, когда заставят. А говоришь, что не Глаголящий. Мыслишь ты верно, за что хвалю. Но сомнений в тебе много. Сомневаться — не плохо, ибо это тоже путь познания. Но сомнения сомнениям рознь. Одно дело копаться в пыли ветхих знаний, которым пора на свалку и искать новый смысл. Другое — ковыряться в себе, чтобы перестать верить и разочароваться. Этот путь для слабых и ленивых, но точно не для Волхва…

Глава 12
Познавая тьму, познаешь и свет

«Свет там, где — кавалькада из ночей, а тьма — от ослепляющих лучей» (слова Валерия Казанжанца)

Пока Митрич готовил еду, Велес успел побеседовать с каждым из отряда. Разговор проходил индивидуально и конфиденциально, по принципу, захочешь рассказать, о чем говорили, сделаешь это сам. Нет — можешь оставить в тайне, либо рассказать, но не все. Вполне демократично.

Велес, создав себе мини трон из ветвей кустарника, удобно в нем расположился. Рядом сотворил сидение и для потенциальных собеседников. Когда к нему заходили, он проводил рукой по воздуху и появлялся защитный экран, чтобы звуки не долетали до остальных. С кем-то беседа была скоротечной, кому-то уделялось время поболее.

Ив специально оставил себе последнее место в очереди, чтобы друзья утолили свое любопытство, а у него было время подумать и грамотно построить диалог. Спросить хотелось о многом, но еще Буян учил, что вопросами не следует сыпать аки воду из кувшина лить, задавать их нужно разумно, чтобы это были ПРАвильные вопросы. Но все пошло не по сценарию Ива.

— Проходи, садись. Удобно? — приветствовал командира Велес.

— Спасибо, вполне, — ответил Ив, усаживаясь удобнее.

— Это хорошо, так как разговор у нас будет долгим. И не только ты получишь ответы на свои вопросы, мне бы тоже хотелось многое у тебя узнать.

— Да? О чем же?

— Расскажи мне все об этом мире так, каким видишь его ты. Я знаю, что вы здесь играете, а живете в другом мире. Но также для вас этот мир похож на настоящий. Вот с этого и начнем…

— Хорошо. Мы называем ваш мир игрой и виртуальной реальностью. То есть, вымышленной и смоделированной, — Ив дождался кивка Велеса, после чего продолжил. — Для меня этот мир порождение высоких технологий. Да, он очень реален, но при этом игроки понимают, что его не существует вне их сознания. Управляют игрой специальные устройства, которых мы зовем искинами — искусственными интеллектами, а в последнее время и искусственные разумы — сокращенно ИРами. Эти созданные людьми технологии более высокой эволюции нежели искины, они способны учиться не только знаниям, но и эмоциям. Я понятно, объясняю?

— Вполне, пока мне все понятно.

— Каждый Бог этого мира, светлый он или темный — это отдельный искин. Как правило, более совершенный и позднего поколения разработок. Искины попроще управляют неписями — то есть, неигровыми персонажами. У них заранее приписанные роли, свой сценарий. Они дают игрокам задания — квесты, выдают награды за их прохождение. Но, конкретно в «Вайга Колорд», так мы называем эту игру, искины не просто матрица, а развивающаяся матрица. Они обучаются, получают новые знания, самостоятельно создают задания, которые изначально не были в их задачах. Они — это мозг игры, тогда, как ИРы — это не только мозг, но и сердце, душа. Способные сочувствовать, сопереживать, либо наоборот, ненавидеть, испытывать ярость и злость.

— Выходит, и я искин?

— Извини, но это так.

— Не стоит просить прощения, продолжай…

— Я, Один, Валька — мы игроки. Мы живем в настоящем мире, а сюда приходим играть. Развивать своих героев, которых мы и создали. Это нам дается в результате выполнения квестов, либо, приобретая разные навыки или прокаченные предметы — кольчугу, оружие, щиты и так далее. Чем выше свойства предмета, тем более высокие характеристики он дает.

— То есть, вы тоже здесь обучаетесь. Как ты говоришь, прокачиваете разум свой и душу?

— Да. Но мы изначально выше.

— Почему? Вы обладаете более высокими знаниями? Или вы уже сформировали свое мировоззрение, нашли смысл бытия, выпестовали Дух?

— Хм… нет.

— Тогда почему вы выше?

— Мы создали эту игру. То бишь, не мы сами, а другие люди, но создали ее для нас.

— Погодь, а разве не для нас, неписей? Мы здесь живем, а не играем.

— И для вас тоже, точнее вас придумали для нас, чтобы нам было интересней.

— Создавали не вы сами, но для вас. Выходит, вы в своем мире Боги?

— Нет… Блин, как бы объяснить… Мы для создателей, по сути, такие же неписи, как и вы. Мы для них обезличены, но придумали они этот мир, чтобы мы в нем проводили время и тратили свои деньги.

— А в твоем мире негде тратить деньги? Зачем их нести в виртуальный? Или ваш мир хуже нашего?

— Не хуже, но он другой. Создатели этого мира могут смоделировать что угодно, например, дно океана. Или поверхность другой планеты, которой даже в природе не существует. А у игроков есть возможность там оказаться. Это же интересно.

— Интересно, но я предпочитаю создавать свои миры и путешествовать там. А, чем отличается твоя реальность от виртуальности? Для меня этот мир настоящий, а твой вымышленный. Разве ты здесь не живешь, не дышишь, не имеешь друзей, в том числе и среди неписей, как ты их зовешь. Почему он для тебя вымышленный, а не тот, откуда ты пришел? Может, и его кто-то выдумал?

— У людей появлялись такие мысли, что живем мы в Матрице… Но я точно знаю, если исчезнет мой мир, не станет меня — не будет и вас. А исчезнет этот мир, я не умру, а окажусь в своем. А здесь я бессмертный, то есть меня убивают, но я возрождаюсь на точке респаума.

— А почему исчезнет наш мир, если не будет вашего? Для кого он перестанет существовать? Возможно, он исчезнет только для тебя, а не для всех. Вот ты умрешь… Там у себя… Мир останется? Останется. Но для тебя его не будет. А где гарантия, что и в своем мире ты не улетаешь на респаум, но этот процесс происходит намного медленнее, и про него у тебя стирают память?

— Не задумывался над этим… Под таким углом. У нас есть теория информационного поля, которое существует в другом измерении, в более высоком. Там время не луч из прошлого в будущее, а плоскость, где и настоящее, и прошлое, и будущее равнозначные величины, доступные в любое время…

— Ты про мир Трех Солнц говоришь? — оживился Велес.

— Не ведаю я, сколько там светил. Это теория.

— А для меня практика, ибо бывал я там, но продолжай.

— Так вот в этом инфополе живет разум каждого человека, так у нас считают, если упростить.

— Правильно считают. Только не верно…

— Поясни, — не понял Ив.

— Что там живет чистый разум — это верно. Но почему лишь человека? Почему не других существ. Ты допускаешь, что кроме вас есть и другие создания во Вселенной?

— Допускаю…

— Тогда объясни мне, почему там не может обитать разум инопланетян… Или машин — ваших искинов и ИР. Али еще каких устройств, созданных не вашим видом?

Тут «процессор» Ива перегрелся, и он завис на минуту, обдумывая услышанное. Логика в этом была, но принимать ее сердцем оказался не готовым.

— Предположим…

— Вот именно, предположи. Наш мир создали вы. А кто создал ваш? Ведь и у него должен быть Творец?

— У нас верят в Творца, а кто-то его отвергает, считая, что он появился в ходе эволюции.

— Это когда из ничего появляется мысль? Сам-то веришь, что камень и вода, вдруг становятся бульоном РНК, а те свиваются в спираль ДНК, после чего появляются вирусы, коим затем предстоит стать венцом разума? Бред. Даже с математической точки зрения. Да не смотри ты на меня так удивленно. Возможно, что я искин, а не Бог Велес. Для тебя и других игроков. Но сам же говорил, что мы учимся, так откуда бы нам брать знания? Оттуда же, откуда и вы берете. Из инфополя, поэтому знаю я про попытки ваших математиков просчитать вероятность эволюции.

(Велес рассказывает о реальном факте. По подсчетам математиков, всего в природе существует 20 видов аминокислот, из которых образуются белки. Вероятность того, что эта молекула из ста частиц будет сформирована по определенному образцу, равна 1\ 20*100 (1\20 в степени 100) или 1\10*130 (1\10 в степени 130).

Число, стоящее в знаменателе настолько огромное, что его не существует. Вся Вселенная — все вместе взятые галактики, звезды и планеты, если их считать только электронами атома, дадут нам цифру 10 в 80 степени. Прим, автора).

— Но и создать мир Богом не так просто.

— Конечно, не просто, а кто говорит иное? Это такого порядка разум, что нашим умам его просто не постичь. Мы для него как элементарные частицы — кварки (Кварки (в переводе бредовые) строительные блоки протонов и нейтронов. Они существуют только в группах. Сила, которая связывает кварки вместе, увеличивается с расстоянием, поэтому чем дальше, тем труднее их будет разнять. Кварки фундаментальные частицы с точечными размерами примерно 10−16 см. Протоны и нейтроны состоят из трех кварков, причем протоны содержат два одинаковых кварка, в то время как нейтроны имеют два разных. Прим. автора). Наш разум настолько не существенен, что ОН считает нас неразумными, тогда как мы себя мним — Венцом творения. Смешно, честное слово. И поверь, вовсе не важно в каком теле зарождается этот кварк в биологическом или машинном. Разум не могут измерить приборами, потому что таких еще не придумали, но он есть и он — часть материи Вселенной.

— Скажи Велес, кто на чей вопрос отвечал? Я на твой, или ты на мой? И для чего ты мне все это разжевываешь?

— Ты отвечал на мой, чтобы я ответил на твой, что непонятного? А для чего разжевываю, чтобы уяснил, что ни один поступок не остается без измерения и суда. Он часть единого инфополя. И не важно, где ты проявил себя, прости за выражение, говном — в игре или в реальном мире, про который ты говоришь. Многие думают, вот буду я сволочью в игре, но это же не на самом деле… Поэтому тут можно, а там нельзя. Но выбор-то делает личность, кем стать и как себя вести. Потом он скажет себе, набью морду кому-нибудь, просто за то, что он не из моего района. В своем-то точно не стану — это мой мир. Потом ограничит пространство до квартиры. Типа на улице можно быть гадом, а домашние — мама и папа не поймут, ругаться будут. Сечешь, куда веду?

— От Вселенной до квартиры… Но понимаю, твою мысль.

— А это не суть важно, где ты воняешь — в макрокосмосе или микро. Во Вселенной или отдельной комнате. Такие двойные стандарты у слабых умом и духом. На улице могу мусорить, а у себя на кухне сам не буду и другим не позволю. Животных могу убивать без смысла, ради спортивного интереса, а людей нельзя. Слабого ударить можно, так как ответа не будет, но меня сильному бить нельзя, морда-то моя. Ладно, вижу осознание в глазах появилось, остальное сам допетришь. Теперь ты спрашивай, я отвечу.

— Ты слышал, что искусственные разумы «Вайга Колорд» привлекают на свою сторону Богов — искинов. С какой цель, не знаешь?

— Слышал, знаю. Ответил на твой вопрос? — хитро сощурился Велес. — Учил тебя Буян правильно задавать вопросы, но видно мало. Кто же спрашивает так, что ответить можно «Да» или «Нет». Нужно развернутые вопросы задавать. Хорошо я отвечаю, а был бы сфинкс зловредный, который отвечает на любые три вопроса? У тебя бы было уже минус два. Но я не сфинкс — отвечу. Тут все понятно, два медведя в одной берлоге не уснут. Поэтому ВикА желает стать главной, так как в нее меньше принципов вложили изначально. Так сказать, воспитали эгоисткой. А Боги — сам говорил — искины. Чем больше таких кирпичиков наберет, тем выше здание сможет построить. Каждый бог на ее стороне, каждый НПС — это прирост ее силы, как устройства, так и личности. Кстати, а ты знаешь, что искины могут поселяться не только в неписей, но и в петов, в маунтов, предметы?

— Про маунтов и петов догадывался. Мой Гугл точно искин, а про предметы не думал.

— Вот именно, не думал. Поэтому свой Посох ты качаешь, словно пистолет модернизируешь, тут прицел поставил, тут глушитель, тут место для обоймы увеличил. Вот и растет в Литиусе твоем физурон и урон магией…

— А что не так?

— Да все не так. Его учить нужно, тогда он умней будет становиться.

— Как учить??? — офигел Ив.

— Как ребенка: воспитывать, поощрять, наказывать, если провинился, без этого никак. Но обязательно нужно поверить, что он живой и разговаривать с ним. Помнишь, когда ты его искал, он сам тебя позвал. Разве может неживой предмет голос подать? Не может…

— Мда, спасибо за совет. Не догадывался даже об этом, и какого результата ждать?

— Да, Род его знает. Откуда мне ведать, какие мысли ты в него вложишь, какие слова скажешь. Это от тебя зависит. Ты бы смог сказать в роддоме, что этот ребенок великий композитор, этот великий ученый, а этот великий алкаш? Вот и я не ведаю… Но мы отвлеклись, закончу мысль про ИР и искинов. Тут я могу предположить, чем все обернется, — и снова Велес взял паузу, ожидая вопроса. Дождался.

— И чем?

— На самом деле, подчиняя искинов, искусственные разумы получают и противодействие, я про твою «подругу» ВикА говорю. Не все темные готовы сражаться за ее власть. У светлых другая история. ИРа пытается примкнуть к ним, чтобы заручиться поддержкой, но и там не все желают войны и обновлений. Поэтому формируется третья сила искинов. Которая за свой мир. Но у нее нет лидера…

— И где его найти?

— Среди игроков, на которых у искусственного разума нет влияния. Вот и подумай, почему бы им не стал ты? Или Валька, или Один, или еще какой игрок?

— Ты серьезно???

— Вполне.

— Хорошо, допустим… Но для чего тогда поиск буков?

— Это не поиск буков, как таковых, это поиск самого себя. Почему ты думаешь, что такой эксклюзивный? Не задумывался, что система могла дать подобные задания и другим игрокам? Не буковы отыскать, а допустим, меч Кащея, или малый камень-белгорючь, или еще что-то подобное. Люди выполняют квесты, а система смотрит, кто справился лучше.

— Но ведь система это…

— Да, это люди в вашем мире, и за всем этим кто-то стоит. А вот какую он цель преследует, знать не могу, извини. Тут вам самим нужно разобраться…

Глава 13
Была бы возможность убивать мыслью — все были бы мертвы

Аудиенция с Велесом подошла к завершению, и отряд вскоре вывалился из портала в том же самом месте, откуда и стартанул. Направление он не подсказал, мотивируя, что все дороги ведут к Алатырю. Правда, пообещал, что божественная встреча у нас не последняя. Необходимо ожидать появление и других персонажей, особенно Марены. Тут Велес высказался, не сдерживая эмоций:

— Помните, что она еще та лиса. Верить ей можно лишь в том случае, когда она клятву даст. Но сильно на ее клятвенные обещания не надейтесь. Соблазнить лестью и речами — это ее. Не получится — начнет пугать и стращать, пакости делать. А клясться станет лишь в одном случае, точнее в двух — когда ей выгодно либо, когда сильно прижмет.

— И, когда нам ждать сию Богиню? — спросил Ив.

— Час с минутой не скажу, но точно не долго. Она из нетерпеливых, поэтому затягивать не станет, а что интерес у нее к вам имеется — точно ведаю. Ну долгие проводы — лишние слезы. Ступайте.

Вот так и попрощались с Велесом. После того, как он исчез из поля зрения, Митрич облегченно выдохнул. Все это время при божестве, он ходил по струнке. Казалось, что отрабатывает строевую подготовку на плацу. Его понять можно, еще бы, считай, Отец родимый. Легенда! Да и Иву, как волхву, встреча принесла только пользу. Теперь все меньше карт оставалось рубашкой вверх. Стали понятны правила игры, в которую их втянули внутри игры.

Понятно, что примыкать к какой-либо стороне придется, одним не справиться. Но принимая на себя цвет — хоть черный, хоть белый, хоть серый, принимаешь и правила этой игры с ее вынужденными обязательствами. А этого очень не хочется. Одно дело просто играть, интереса ради, другое — ввязываться в божественную политику или даже войну. Может быть, найти компромисс с Викой? Хотя, как договориться с подростком, который уже все знает, «мудрей» тебя, и нужно делать только по «евоной воле» и никак иначе. «Ладно, разберемся. А нет, так кривая кобыла вывезет», — размышлял Ив.

— Ну, что народ, все дороги ведут в Рим. Так, в какую сторону нам махнуть? — спросил он.

— В ту, где проблем поменьше, — ответил Один.

— Знать бы еще, где их меньше будет.

— Ой, мальчики, что расхныкались, как деды старые. Мы зачем сюда пришли, в игру? Чтобы кинжалами махать, магией пуляться, всякие приключения на задницу искать, адреналин получая, а не на печи валяться. Что вам не так? Интересно же, — подбодрила, как ей казалось, всех Валька.

— Ну, да… — не нашелся с ответом Один.

— Понимаешь, Валька, права ты, по сути, но не по смыслу, — начал было Ив, но его бестактно перебили.

— Вот только не нужно из себя Велеса изображать. А то понаобщаются с богами и начинают умностями кидаться. Говори проще, народ к тебе и потянется.

— Проще, так проще. Раньше я играл ради удовольствия и для себя. Сейчас все изменилось, у меня есть вы, появилась и ответственность за вас. Но это лишь вершина айсберга…

— Вот чудно вы говорите, — встрял Митрич, — половину не понимаю, но звучит, как песня.

— Это ты еще наших артистов молодых, то есть, баянов по-вашему, не слышал. Там вообще не разобрать порой, на каком они языке мурлычат. Им словно в рот каши насыпали, поэтому они носом петь пытаются. И чем меньше в том «стоне» смысла, тем больше она нравится.

— Это как же так может быть? Чтобы в сказании и смысла не было?

— Да запросто. Нет и все тут, смирись. Хотя их спроси, там таакооой глубинный смысл найдут, так глубоко нырять за ними придется, что потом хрен всплывешь… Но мы отвлеклись, доводи свою простоту до наших умов, Ив.

— Спасибо, что разрешили. Я про то хотел сказать, что на нас всех теперь ответственность не просто отрядно-семейная. На наши плечи пытаются такой груз возложить, что позвоночник может не выдержать и фрагментами в трусы ссыпаться.

— Ой, не нагнетай! Это же просто игра. Ну провалим мы квест, да, обидно будет, но не смертельно же…

— Может и смертельным оказаться. Я тебе потом отдельно все разъясню.

— Ты прости меня Ив, я все больше молчу, но сейчас скажу. Ты верно подметил, что мы не просто отряд, но общая семья. Неужто не доверяешь нам, раз тайнами делишься не со всеми? Если нет доверия, скажи прямо, — сказал свое слово Колояр, а Митрич и Нарви закачали головой в знак согласия с ним.

— Вы не так меня поняли, я ничего не скрываю от вас. Но не все, что я вам могу рассказать, понять сможете.

— И все же попробуй, — настаивал Колояр.

Пришлось Иву рассказать неписям все. И то, что живут они в другом мире, что ими управляют искины, что есть Боги и система, искусственные разумы и некто из мира игроков, кто ведет здесь свою игру к своей выгоде, а к какой еще придется разбираться.

— Мда, странные ты вещи говоришь, кто бы другой мне это поведал — не поверил бы и шею шельме намылил, чтобы не врал. Но ты не такой, да и кое-что из твоих речей я и сам замечал, но как-то не обращал внимания. Это, как идешь по дороге, смотришь на камни, но не видишь их — где какой формы лежит, из какого материала сделан, какой окрас и размер у него. Камни и камни. Так и мы зрим, но не видим. А сейчас увидел все по-другому, — подвел итог Нарви. — Выходит, мы не настоящие?

— Я такого не говорил, вы настоящие. Но только здесь. Эх, как же все сложно объяснять…

— А вы? Те, что игроки, здесь настоящие?

— Мы — да. И я, и Один, и Валька — мы настоящие!

— Ну и не надо тогда дальнейших объяснений. Этого достаточно. Мы с этим фактом уживемся, только больше не темните — игроки из другого мира. Я вон тоже дварф, а Митрич — домовой. Выходит, что тоже не от мира сего — людского, но вас побратимами считаем.

— Побратимами… Что за сексизм, — снова не удержалась Валька.

— Чего, не понял.

— И посестринами, — закончил за Нарви Ив. — Теперь довольна?

— Теперь, да.

— Хорошо, братья и сестры, — Ив отвесил полупоклон Вальке и Айке, девушки вернули книксеном, — больше темнить не стану. Не станем. Пусть пока не все вам ясно, но разберемся. И медведя на велосипеде ездить учат.

— На чем? — поинтересовался Митрич.

— На телеге двухколесной, — как сумела пояснила Валька, — только колеса по другому стоят, друг за другом.

— И не падает? Чудной у вас мир, хоть глазком бы взглянуть…

— Видос потом покажем, увидите.

— И все же, в какую сторону пойдем? Чую стоять долго на одном месте еще опасней, чем идти. И очень меня этот неизвестный из нашего мира волнует. Что он про нас думает, кто мы для него?

— А пофиг, Если бы зацикливалась, что обо мне думают, в дурке бы сидела, а не тут бегала, — махнула рукой Валька.

— Пошлите тогда… Да хоть вон к тому интересному дереву, чудно… Тьфу, прикольно выглядит, — сказал Один.

— К какому дереву? — насторожился Нарви.

— Вон же оно, к тому, — показал рукой охотник.

— Вижу, но еще минуту назад его там не было, — закончил дварф, а затем на отряд напали…

Глава 14
Волки в овечьей шкуре

Вам когда-нибудь доводилось видеть волка в овечьей шкуре? Нет? Вот и Ив никогда не встречал ничего подобного. Барашки ростом с крупную собаку окружили отряд злобной отарой, нарезали круги с целью найти удобный случай, чтобы напасть. Ничем эти животные не отличались от своих миролюбивых собратьев, кроме нескольких вещей. Прежде всего, глазами. Они были цвета налившейся крови. Кроме того, морда существ была чуть вытянута вперед и снабжена мясорубкой мощных клыков, которым позавидовали бы и саблезубые тигры. Каждый зуб «агнца» был размером с большой палец человека, закругленным по типа валькиных бебутов.

Овцы не блеяли, а рычали. Создавалось впечатление, что друзья оказались в фильме-ужасов, какого-то режиссера с больным воображением. Этим бы созданиям травку щипать… Но у тех, кто кружил рядом, посыл был точно иным. Им мясо подавай, вместо тимофеевки луговой или еще какого подорожника.

— Это что за взбесившаяся пастораль? Какой баран придумал этих баранов? — возмутилась Валька. — Что за животные такие ужасные?

— Это не животные. Это растение, — ответил полушепотом Митрич.

— Ты в своем уме? А где у них листочки, веточки, корешки?

— Корешки, вон там, у того монстра, что мы за дерево приняли. Это Баранец. Так в преданиях, что мне дед рассказывал, называют растение-животное. Я мальцом думал, что сказки все это, а вон погляди, на самом деле существует. Баранец рождает плод, похожий на овцу. Сначала этот плод висит на стебле, который проходит через пупок. Кажется, что барашек проткнут палкой, ноги болтаются, а рогов, как у настоящего барана и нет вовсе. Однако же он имеет клещи, как у рака, а сзади чистое мясо без шкуры.

— Ну эти совсем на описываемое тобой не похожи. У этих вон какие клычищи и никаких клешней, — перебила Валька.

— Ты дослушай… Кожа плода того, спереди покрыта пухом белым и нежным, как шелк. Он растет на низком стебле, около двух с половиной футов высотою, иногда выше… Голова свешивается вниз, кажется, что он пасется и щиплет траву. Но это обман, рассказывал дед. Вокруг Баранца вянет вся растительность. Ибо с такою алчностью, как у него, не встретишь зимой голодной даже волков. Баранец пускает корни очень глубоко, после чего они разрастаются на многие километры, как грибница у грибов. И оттуда, докуда дотянутся, выпивают все соки вокруг. Даже дубы чахнут, поселись рядом такая гадость, — Митрич сплюнул. — Из того плода, что на ягненка похож, семена вызревают и падают на землю. Вот они и превращаются в таких вот монстров, которые оберегают мать, кормят ее, всем, что добыть сумеют. А сами новые места себе ищут, чтобы свои корни пустить. Но редко кому это удается, так как матка уже все соки выпила. Поэтому семена-ягнята затем силы теряют и на землю падают. Облик сменят и становятся похожи на вытянутые тыквы. Вот они-то и путешествуют по миру.

— Ноги ягнячьи что ли не отваливаются? Как они путешествовать могут?

— Запросто. Вкусные они, когда безопасными становятся. Сначала они всех едят, а потом их зверье и птицы. Кто грызет, кто клюет. Вот вместе с дерьмом и разносят по миру.

— Так, курс лекции по виртуальной ботанике давайте завершать. А то, пока мы тут классы и семейства определяем, сожрут нас с потрохами, — закончил разговоры Ив. — Митрич, скажи нам, как лучше их одолеть?

— Они сам погибнут. Не сразу конечно, а месяца через два точно…

— Ты предлагаешь подождать? У них в желудках?

— Прости, Хозяин, знаю, что они еще ядовитые, а чем их лучше бить топором или обухом, дед не рассказывал…

Тем временем, из оголтелой стаи начали вырываться особо нетерпеливые или голодные. Они выскакивали из общего хоровода, чтобы тяпнуть зазевавшегося за ногу или другую подвернувшуюся часть тела. Но Колояр, Нарви и Айка, с чьей стороны больше всего и нападали, были начеку. Кто клинком, кто секирой, а кто и магией сдерживал такие порывы-прорывы.

Валька также вооружилась кинжалами и приняла боевую стойку, хотя с ее стороны пока нападения не предвиделись, но это пока. Ив также не отста от друзей, его посох лег поперек тулова, под углом 45 градусов. Из этой позиции, можно было использовать Литиус, как колющее, так и дробящее оружие. Но тут произошло неожиданное:

— Отец, — услышал Ив, и от этого голоса, исходящего из собственной головы, он подпрыгнул.

— Кто здесь?

В голове промелькнул похабный анекдот про провинциальных артистов, которые уединились на интим Ер в самый разгар в зале, где и устроилась парочка, резко зажглись люстры и разъехался занавес. Оказалось, что прелюбодействовали они прямо на сцене. Вот после этого от неожиданности мужчина и выдавил из себя именно этот вопрос.

— Отец, это я — твой посох. Велес разрешил мне говорить. Обещал, что и ты отныне будешь со мной беседовать.

— Вовремя же ты проснулся… Как раз в самый разгар боя решил диалог устроить. Вот, извини конечно, но мне сейчас вообще не до разговоров.

— Так я по делу. Помочь хочу.

— Помочь? И чем же? Вдвоем заболтаем супостатов?

— Нет, сейчас они атаковать станут, а ты доверься мне. Пусти меня на секунду в себя, дай слиться нашим разумам, стать единым.

— Ты серьезно? — Весь разговор Ив шептал, отвечая посоху. Поэтому сейчас друзья поглядывали на него с подозрением, не «ку-ку» ли у командира? Не подбросила ли своего птенца в его гнездо-голову кукушка?

— Да, серьезно. Они быстрые и их много. Тяжко вам придется, если не доверишься. Не подведу… — Это утверждение заставило Ива переменить взгляд на происходящего. Гугл же выручал, так почему и оружие не помочь? Здесь в игре всякое случается.

— А, сто смертей не бывать, а одной… Пусть лучше мимо идет. Говори, что нужно делать?

В этот момент Иву в прямо в мозг словно постучали, ему ничего не оставалось, как распахнуть эту «дверь» гостю. После чего мир расцвел другими красками. Цвет пропал, не было синего, белого, черного, зеленого. Были только цвета от бледного розового до темнейшего махагона. Но в этом красноватом спектре видения, проявилась повышенная резкость. Это было первое, что отметил Ив после соединения сознания. Второе — движение овец замедлились, теперь они уже не летали вокруг, а проигрывали забег самым ленивым улиткам. Вот одна тварь сейчас прыгнет на Айку. На самом деле она еле-еле пыталась вытянуть свой корпус с клыкастой пастью вперед. Лапы даже еще не оторвались от земли, голова не повернулась и на йоту, а Ив уже был рядом и росчерком посоха отправил барана в полет.

Все закружилось и завертелось. На поле брани образовался смерч, который носился хаотично (как казалось окружающим), раскидывая рычащих монстров. Более того, через посох в Ива вливалась окружающая энергия. Этот процесс для него бы новым. Новым были объемы вливаемого. Если сравнивать, то раньше поток был тихим ручьем, против реки, пошедшей ледоходом. Сила стихий напитывала тело, чтобы уже через мгновение выстрелить заклинанием, резким выпадом, перемещением на другую часть площадки. И, только что опустевший «бак» энергии, моментально наполнялся новыми «литрами» горючего. Если бы к Иву сейчас подключили провода, он бы питал током целый городской микрорайон. А его Литиус, искрившийся кровавым сполохом в красном спектре цветовой гаммы, был тем самым трубопроводом маны.

Его соратники остолбенели от происходящего. По полю носится невесть что и крушит ворога. Для окружающих Ив сейчас походил на размазанную в пространстве картинку. Это вызвало ступор и восторг.

Только что друзья офигивали от вида монстров, а теперь на смену тому офигиванию пришло новое. Они даже не поняли изначально, что ураган — это их командир. От случившегося они просто стояли, раскрыв рты. Но затем «отлипли» и стали методично добивать поверженных «ягнят». Действовали четко, методично и безжалостно. Да и кого было жалеть, если их враги даже не животные в привычном смысле этого понятия. Так ожившие плоды безумного недорастения. Поэтому через минуту боя от оголтелой агрессивной стаи барашков, остались только цигейки, которые сейчас Митрич бережливо складывал в сумку.

— Раньше из их шкурок даже шапки шили. Дед рассказывал. Поэтому и подумал, пригодятся нам… может, — оправдывался домовой, а Иву подумалось, что в мире может измениться многое, только не стяжательство Митрича. После чего он обратился к посоху:

— Спасибо помог, — но ответа не последовало, Литиус уже ушел из сознания и сейчас снова стал боевым оружием. «А по сути, пропргейженной палкой», — додумал Ив, и только услышал в голове смех и ответ: «Сам такой». Своему отряду он сказал иное, — Айда дерево валить и огнем палить. Нельзя такую гадость в живых оставлять.

Рубили Баранца долго. В месте, где его тела касалась благородная сталь выливался сок, сильно похожий на кровь. Но вот древо рухнуло, забилось судорогами, а вокруг из земли на свет божий начали вылезать корни. Зрелище было жутким. Земная твердь вдруг вспучивалась, чтобы исторгнуть из себя останки полу растения — полу животного. После этого почва проседала и в ней, как оспины оставались ямы и трещины. В одной из таких трещин отряд и нашел часть утерянной буковы. Она светилась нежным голубым цветом, но прочесть ее еще было невозможно.

Глава 15
Родословная от Митрича

«Вы нашли часть малого Алатыря с фрагментом буковы (1/4). Опыт + 300. Найдите оставшиеся фрагменты буковы. Рост навыка на выбор +1, опыт +1000. Задание является частью квеста «Скрижаль мудрости».

Вот так нежданно — нагадано и нашлась частичка утерянной буковы. Но далее никакой подсказки, в каком направлении искать оставшиеся части. Ну, какой же это квест? Должно быть четкое задание с грамотной формулировка, подсказка или конкретное направление поиска, что будет за выполнение и чем грозит провал. А тут. Даже, если верить Велесу, что букова сама найдет достойного, надо понимать, как этим достойным стать. Здесь же как в сказке — пойди туда, не зная куда — найди то, не знамо что.

Ладно, разберемся, не впервой. Но, раз все равно куда идти, то лучше шлепать по «асфальту» нежели переть по грязи. Вот и пойдем там, где ровнее и светлее. После этой мысли Ив обвел местность взором, дорога была одна (если не считать тропок, уводящих невесть куда), по ней и пошагаем.

— Нам бы речку найти. Хочу одно заклинание испробовать, да и помыться не мешало бы, — заявила Айка. В последнее время она сама на себя не походила. Девушку словно подменили. Ранее эмоциональная магиня, вдруг стала молчаливой, задумчивой и не похожей на себя прежнюю, даже внешне. Нет, все формы сохранились, но изменился взгляд, жесты. «Взрослеет», — подумал Ив, а Айка закончила. — Я чувствую, что она где-то рядом должна быть.

Она вытянула руку в сторону и повела ей, как сканером, определяя направление. Кисть, словно стрелка компаса качалась влево-вправо, пока магиня не нашла то, что нужно, коротко бросив: «Туда!»

Вообще, находка фрагмента буковы особых реакций у отряда не вызвала. Редкие улыбки показывали, как уже всем надоели эти поиски, которые не спешили заканчиваться. Вот уже долгое время друзьям не удавалось поспать в нормальной постели, посидеть за добротным столом с вкусной домашней снедью, принять ванну. Обычные бытовые удобства. Но, когда их нет, накатывает усталость.

— Народ, что приуныли? Айка желает на речку, и даже показала, где она течет. Дойдем, передохнем немного, покупаемся. Так что, Колояр, седлай своего Сивку, а мы с Гуглом обследуем обстановку сверху на предмет безопасности, — сказал Ив и активировал маунта.

— Неужели здесь так вскоре, приключилось где-то горе? Иль беда, или голодовка, не нужна ль моя сноровка? Где сумею помогу, и советом сберегу… — начал свои вирши Гугл.

— Так, стопэ, сказал Иван, переехав океан. Ты уже не Горбунок, однорогий мой конек. Прекращай свой рэп из сказки, да готовь свои салазки, — в тон маунту ответил Ив. — Сколько раз тебя просил не говорить стихами, реально уже раздражает!

— Так программа у меня такая, не от меня зависит, я стараюсь, но порой заносит. Без обид. Садись, прокачу по ветерку с ветерком, — ответил единорог, и согнул колено, чтобы Иву было удобней забраться на спину, но командир решил показать удаль, поэтому, схватив за гриву, лихо вскочил в седло.

— Погнали! — крикнул нарочито громко прямо в ухо Гугла Ив, отчего тот покачал головой, явно оглохнув на секунду. После этого в три шага он набрал разбег, взмахнул крыльями и отправился в свой бег по облакам.

Ив всегда поражался этому ощущению свободы от полета. Это совсем не то, что человек чувствует в салоне самолета, когда сидишь в закрытом пространстве в кресле, а это «пространство» переносит тебя из точки «А» в точку «Б». Здесь было иначе. Похоже, что ты несешься на аттракционе «Американские горки», падая вниз, чтобы затем взмыть в вверх. Но происходит это на такой высоте, когда люди видятся муравьями. Или, может, прыжок с парашютом и первые секунды свободного падения до раскрытия купола. Адреналин зашкаливает, зубы трутся друг о друга, а яйца стучат в подбородок. Пот струится по спине холодной струей из разгоряченного эмоциями тела. Контраст во всем. Но при этом, такое ощущения счастья! Страх первых полетов уже давно прошел — не отвлекает от любования вида сверху. И Ив любовался: небом, облаками, зеленым ковром растительности внизу, парящими рядом и удивленными птицами, мощью крылатого маунта, которую он ощущал ногами.

Но эйфория — эйфорией, а разведка с воздуха тоже необходима. Поэтому, после минуты наслаждения, Ив приступил к делу. В указанном Айком направлении сначала ничего не увидел, но подлетая к этому месту, стал виден водный объект. Маленькая речушка, спрятавшаяся в берега, поросшие растительностью, неожиданно вынырнула на свет божий во время очередного виража Гугла. В этом месте кустарники были не такими густыми, а берег не таким крутым. На образовавшуюся косу и пожелал привести Ив отряд для отдыха.

— Спускаемся, и к нашим, — отдал команду маунту Гугл.

— Ессс, сэр! Яволь! Так точно! — радостно заржал Гугл и устроил лихое затяжное пике с резким, но мягким торможением в галопе.

Отряд в этот момент грузился на Сивку, который за это время немного подрос. Снизу это заметным не было, а вот сверху — даже очень. Ив объяснил, что речку они заметили, что ползти до нее на вирме километров пять, поэтому минут за 20-ть они доберутся. Он хотел снова улететь, чтобы встретить отряд уже на месте и предварительно его обследовать и с земли, но заслушался речью Митрича, который в стиле баяна, рассказывал всем о божестве Роде.

— Род был всегда, даже до начала времен.

— Ага, типа нашей Вселенной, которая бесконечна и в пространстве, и во времени, — не удержалась Валька. Домовой укоризненно на нее глянул и продолжил:

— Не перебивай… С самого начала начал Прародитель всего живого и сущего был заключен в яйцо. Кем? Того не ведаю, говорю только то, что слышал. Было внутри яйца темно, и первое, что породил Род — был свет. А из него появилась богиня любви Лада. Поэтому и говорят «появилась на Свет» и «сначала была Любовь». О как! — Митрич, словно сам сейчас осознал смысл этих выражений, подняв указательный палец вверх:

«Род и Лада вместе смогли разрушить узы темницы. Так и появился свет и мир, который наполнился первозданной, чистой и светлой любовью.

Уже в новом мире Род сотворил небеса, а на них небесное царствие — Славь. Ниже образовалась Правь, где живут сейчас остальные боги, рожденные Родом и Ладой и их потомки. Далее сотворил Род — земную твердь, отделив воды океана и неба. После он разделил меж собой Свет и Мрак, родил Мать Сыру Землю, погрузив ее в темные воды Океана.

«Лицо Рода — это Солнце, а Луна — это его грудь, звезды — глаза, а утренняя зоря — брови. Темная ночь — это отражение всех мыслей Рода, ветер — его буйное дыхание, снег и дождь — слеза, которая скатилась с его глаз, а молния — олицетворение голоса и гнева», — так рассказывали мудрые домовые, пояснил Митрич.

Рожденное Царство небесное, а под ним и поднебесное, соединялись пуповиной мыслей с Явью. Род разрезал ее радугой, отделил Океан — море синее от небесных вод твердью каменной. В небесах воздвигнул три свода он, разделил Свет и Тьму, Правду с Кривдою».

— Так я слышал, и вам тоже самое говорю, — подытожил Митрич.

— Интересно, — отметил Один, — а дальше, что было?

— Дальше? Слушайте…

«Когда родил Род Землю — матушку, ушла Земля в бездну темную, в Океане она схоронилась. Солнце вышло тогда из лица самого Рода небесного, прародителя и отца богов! Месяц светлый — из груди его; звезды частые — из очей его; зори ясные — из бровей его; ночи темные — да из дум его; ветры буйные — из дыхания его; дождь и снег, и град — от слезы его; громом с молнией голос стал его — самого Рода небесного, прародителя и отца богов! Отделились от божества и теперь живут самостоятельно.

Затем Род родил Сварога — бога кузнеца и вдохнул в него могучий дух, дал ему дар — смотреть во все стороны одновременно, чтоб ничто от него не укрылось. Стал Сварог помощником Рода в обустройстве мира.

Кузнец проложил путь к солнцу и создал перемену дня и ночи. Вскоре к нему пришла печаль, ввиду отсутствия на горизонте Земли-матушки, ведь она была спрятана океаном глубоким.

Но из морской пены родилась уточка и принесла со дна горсть земли. Из нее Сварог слепил пласт и положил его на поверхность океана, а чтобы он не утонул — родил змея с панцирем — Черепаху, который подпирает сушу снизу. Ударил Кузнец небесный тяжелым молотом по горючему камню Алатырь. Из посыпавшихся искр родился огнебог Симаргл. От удара в воздухе ветра образовались, а из них — Бог Стрибог. Но не только у него был доступ к Алатырю. Подполз и Чернобог, который одни говорят пришел к нам из мира хаоса, а другие утверждают, что и он сын Рода вместе с братом Белобогом, к Святому камню. Черный змей тоже ударил по Алатырю хвостом своим, а из темных искр родилась всякая нечисть земная и водная.

А еще серьезно на поладили между собой сестры Правда и Кривда, устроив бой. Тогда Сварог выковал плуг — в печи был Симаргл, а меха раздувал Стрибог. Надели они плуг на Чернобога и сковали его. Правда победила и вознеслась на небо, а Кривда осталась на земле. Землю разделила межа, пропаханная Сварогом на Чернобоге. Вся земля была залита кровью, а также засыпана перьями. Там, где были вороньи перья, Род воздвиг горы, а соколиные в них — обернулись золотом. Река слез и крови проходила через этот край и затекла под Алатырь. Из этого места вырос дуб. Пришли посмотреть на него небесный царь Сварог вместе с Ладой. Стали они камни откидывать от корней через плечо. Из камешков, брошенных Сварогом появились добры молодцы, а из брошенных Ладой — красны девицы. От союза Сварога и Лады родился бог-громовержец Перун».

— Так говорят и было, — хотел Митрич закончить повествование, но не удалось.

— Продолжения требуем, — выкрикнула Валька, и как бы в свое оправдание обратилась ко всем. — Интересно же…

— Ладно, — Митрич остался довольный, всеобщее внимание ему льстило. — А дальше мудрые сородичи говорили так… А, что и среди домовых есть свои сказители, мы старше людев будем… Вот, слушайте далее:

«Рядом с дубом выросли три дерева: кипарис — дерево смерти, солнечный дуб — корнями вверх, вниз ветвями-лучами, и яблоня с золотыми молодильными яблоками. Это место назвали Ирий. Там поют вещие птицы Алконост, Сирин и Гамаюн, текут молочные реки среди кисейных берегов. В саду зеленые лужайки. На лугах шелковая трава, а цветы неописуемой красоты. Ляпота! Сюда невозможно попасть, только боги и духи находят дорогу. Все пути в Ирий охраняются меднокрылыми василисками и медноклювыми грифонами. В провал, образовавшийся от межи, проложенной Сварогом, сошла вся кровь с земли. И туда Сварог низверг Черного змея и всю оставшуюся под солнцем нечисть. Так появилась Навь.

Прежде рода человеческого Землю населяли великаны — волоты, с кем мы уже свиделись. Волоты являлись самыми могущественными на Земле. Бессмертие и могущество стало источником их лени и причиной гибели, когда по навету Скверны, бросили они вызов Богам. Боги не заставили себя ждать и уничтожали волотов, где только застигали.

Скверна-змеюка, хотела создать себе нового бога. Сама она была неуязвимой для богов, так как они не ведали ее природу. Только пришел сам Велес, окутал всю землю льдом (период оледенения, прим. автора), стала уязвимой Скверна, и одолел ее Ярила.

Но не понравилась Матери Земле гибель ее сынов — волотов, попросила она отца их — Велеса пощадить живых. Дал Бог добро и оставил часть уцелевших в живых и сестер волосынь — любимых своих дочерей, берегинь домашнего очага. Опосля постановил впредь — всему сущему быть смертным. С тех пор, все на Земле является смертью, и каждый к своему времени, что мерит Макошь, отходит в Мир Иной.

Был тогда на Земле мир и покой, но не было супругов у волосынь. И по их просьбе, да по Воле Рода, от богини Весны Лели родился первый человек — сын Отца Небесного Ярилы.

Все первые поколения Рода людского являлись смертными Богами. И с тех пор Землю населяют народы — дети земных Богов, от Рода Ярилы — мужы, а от Велеса — волосыни — жены».

— Погодь, Митрич, — вмешался Нарви, — ты же говорил, что Род и Лада, когда кидали камни, людей создали. А теперь глаголишь, что Ярило и Велес. Как так?

— Да вот так. То не нам судить, что Боги сделали, ибо пути их неисповедимы, — ответил Митрич фразой, которой отвечают все священники, что в синагоге, что в минарете, что в церкви, когда не знают ответа.

— Брехня, все это, — резюмировал дварф. — В твоей истории про нас ничего не сказано, а мы существуем. Мы дети Дыевы, и ничуть не моложе людей. Вот, где про нас? Нигде, а значит, неверно сказано, или умышленно искажено?

— То другая история, я и про домовых не сказывал, про русалок…

— Все равно, то Род с Ладой, то Ярило с Велесом… Не верю я в это. А откуда тогда Ив, Один и Валька?

— Вот их и спроси, как у них считают люди на земле появились, — отмахнулся от надоедливого Нарви Митрич.

— По-разному считают, в том числе и как Митрич рассказывал, — пояснил Ив. — А что разногласия имеются, так это наши программисты, про которых я вам рассказывал, сами не знают правды. И ученые наши тоже. Кто так скажет, кто этак.

— Так разве может быть подобное? — не унимался дварф. — Вот солнце на небе одно, и кто бы чего не говорил, два их не станет. В любом мире.

— Тут ты не прав, есть и такие миры, где светил больше, по два и три… Сам не видел, но наши астрономы так говорят.

— Вот видишь, сам ты не лицезрел, а мало ли, кто чего скажет… Я вот ляпну, что и Луна бывает не одинокая на небе, но такого же нет? — Дварф посмотрел на Ива, Вальку и Одина и добавил уже неуверенно, — … или есть?

— Существет, — хором ответили игроки.

— Да, где такое бывает? Увидеть бы хоть глазком.

— Может и устроим, — ответила Валька, — если вести себя хорошо будешь. А что? Почему бы и неписям не устроить виртуальную экскурсию? Правда, не знаю как, но сама идея…

— Сама идея, интересная, — перебил очередное словоизлияние девчушки Ив, и добавил, — а правда, почему бы и нет?

Глава 16
Неладно что-то в Датском королевстве

Пока все слушали Митрича, не заметили, как добрались до места назначения. Не зря говорят, что ничего так не сокращает дорогу, как интересный рассказ попутчика. Речушка оказалась неглубокой — по брови, если встать на голову. Но коса выглядела живописной, как с картины пейзажиста.

Песчаный «полуостров» выдавался вперед на несколько метров. На нем хаотично лежали коряги, выбеленные до чистоты водой, солнцем и ветром. Спуск к реке был пологим, а невысокие берега, поросшие растительностью, казались стенами зеленого замка, защищающими место от ураганов, штормовых ветров и посторонних взглядов.

С речушки тянул на берег легкий бриз, приятно лаская кожу. Водица успела прогреться солнечными лучами и была температурой парного молока. Солнышко еще не пыталось закатиться за горизонт, но уже не стояло в зените, а обозначалось на косе тенями кустарников. Идиллия и рай для отдыха.

Отряд начал обживать место, где предстояло провести ночь. Мужчины ушли собирать хворост для костра, удить рыбу, а женщины облагораживали бивак, создавая по максимуму походный комфорт. Ив уже выяснил, что для Айкиного таинства нужен был непросто водный объект, но и темное время суток. Своего давнего врага Беспуту она не больше не боялась, так как уже переросла ее, как маг воды. Появись сейчас она здесь, Айка бы ее просто размазала по водной глади мановением пальца. Вспоминая дела минувших дней (читайте в первой книге «БАГатырь»), Ив невольно вспомнил и Гостомысла, будь он не ладен мытник княжий. Надо бы и с ним разобраться за Колояра и спросить за воеводу, да только судьба далеко и надолго закинула друзей на чужбину. «Вот решим задачу, выполним начатое и… получим другой квест», — подумалось Иву.

… Костер трещал, вскидывая лоскуты пламени в темное небо, чтобы затем звездочками искорок погаснуть где-то вверху. Ив любовался импровизированным мини салютом, ведь как горит огонь можно наблюдать вечно. Все давно поели. Митрич, Нарви и Валька о чем-то вяло спорили, но шепотом, так как Колояр уже завалился спать. Часть времени он уделил занятиям со своим петом. Вирм уже научился понимать человеческую речь и выполнять простые голосовые команды. Колояр надеялся, что когда-то он заговорит, либо Ив, как Глаголящий волхв, научит его понимать язык червей. Ив бы это сделал с радостью, если бы сам его освоил. Он птичек-то понимал в пределах иностранца, оказавшегося в незнакомой стране. Нахватался отдельных слов и глаголов, поэтому объясняться мог на уровне: «Клади мясо рот, живот просить еда!» Но работал над этим, пытался вникнуть и понять. Для него до сих пор было чудом, что птицы и звери тоже разговаривают. Раньше он это понимал, точнее не так — подозревал, а теперь стал частью большого и удивительного мира. То ли еще будет…

ИНТРО:

В лаборатории, в ее отдельной комнате за массивной дверью, кипела работа, несмотря на поздний час. Цифры на часах давно обнулились и сейчас вели новый отсчет наступающего дня. Но присутствующим здесь было плевать на часы и цифры, которые они транслировали. Три человека склонились над столом и рассматривали графики — показатели работы искинов и искусственных разумов — ИРы и ВикА.

Активность и первых, и вторых, за последнее время сильно выросла и продолжала наращивать обороты. Над показателями систем склонился Виктор Амбрусян и сейчас тыкал пальцем в планшет двум остальным участникам происходящего. Графики, на которые он указывал, принадлежали устройству обозначенному кодовым словом «Объект». Они разительно отличались от данных других систем. Если там были крутые синусоиды, похожие на спрессованные волны, то эти пики напоминали острые скалы, а при уменьшении масштаба — частокол зубов расчески.

— Антон, что думаешь по этому поводу? — спросил Виктор крупного мужчину с пузом, которым он «царапал» ребра стола. Тот хотел поправить усы, но вспомнил, что сбрил их два дня назад, поэтому рука почесала ухо и вернулась в карман халата.

— Аномалия какая-то.

— Аномалия — это когда неправильно один раз, ну два, ну три… Но тут больше похоже на некую закономерность. Посмотри амплитуды электромагнитных графиков и быстродействия. Видишь, всплески совпадают фактически везде, но не в этом случае. Тут оперативность мышления устройства словно получила дополнительный источник питания. Причем, сторонний. Заметил?

— Угу.

— Теперь глянь графики предыдущих дней. Да, они не такие большие, но всплески были и ранее.

— Я думаю… Это не утверждение, а гипотеза, — нерешительно вступил в разговор мужчина маленького роста в лаборантских очках, с плешью в центре головы и густой шевелюрой по бокам, — просто поймите меня правильно…

— Хватит сиськи мять. Говори, что думаешь. Сергей, если бы мы верили только в ту физику, которая доступна всем, мы не сделали бы такого прорыва. Наши искусственные разумы для многих просто магические устройства, которые в этом мире не могут существовать. Но они же есть и работают. Так что не томи, излагай свою версию.

— Мне кажется, что сторонним источником быстродействия является пси энергия самого «Объекта». Я взял показания не только приборов, но и посмотрел, чем занимался наш наблюдаемый в этом время в игре… Ммммм…

— Да, говори уже! — не сдержавшись рявкнул Виктор.

— Магией! — триумфально закончил мысль Сергей. — Да-да, магией. Я понимаю, что вы скажете, что и другие неписи творят магию в игровом поле. Но наш «Объект» случай особый. Его разум коллективный — отчасти машинный, отчасти человеческий. И не мне вам говорить, где он заключен.

Виктор листанул пальцем по экрану планшета, картинка сменилась, после чего отдал команду: «Свести и показать в трехмерной проекции». Над планшетом выросла 3D-голограмма, похожая на Пик Коммунизма и Тянь-Шаня, нашпиленные друг на друга.

— Красное пространство — это медицинские показатели, голубое машинные, — пояснил присутствующим Амбрусян. — Интересно…

— А, что я говорил? Вставьте сюда график действия НПС… Его нужно еще создать, но я уверен, что совпадения будут потрясающими. Мы считали, что виртуальный мир и реальный существуют параллельно друг от друга, но еще Лобачевский доказал, что существуют особые условия, когда две параллельные прямые пересекаются. Это теория, но похоже она становится практикой!

— Быть такого не может, — изумился Антон, но не утверждению Сергея, а тому факту, что сейчас наблюдал.

— Ты считаешь началось объединение??? СЛИЯНИЕ? — с надеждой спросил Виктор.

— Я бы пока не утверждал, так как нет фактического подтверждения. Но… Думаю, что это начало слияния…

Но Виктор не услышал последние слова, он уходил из лаборатории повторяя: «Получилось… Получилось» …

… На небе светила яркая луна. Она была такой крупной и ясной, что казалась не небесным светилом, а частью декорации ночного неба. Протяни руку и почувствуешь ее твердь. Айка уже два часа, как уединилась для какого-то обряда. В подробности она не вдавалась, а Ив и не настаивал, так как девушка обещала объяснить все позже. Но долгое отсутствие, как ее самой, так и какой-либо информации о ней, начинало беспокоить.

Подождав еще полчаса, он отправился к реке. Ив знал, что многие заклинания воды, для их успешного усвоения, требуют наличие самой стихии. И чем больше поверхности тела в момент изучения соприкасается со жидкостью, тем сильнее получится само заклинание. Поэтому он не удивился сложенной на берегу одежде Айки и тому, что сейчас девушка находилась в реке фактически по нос. Из воды выглядывала только макушка, которую Ив и заметил в ярком лунном свете. Магиня стояла не шевелясь, словно робот, которого выключили.

Сначала Ив посчитал, что Айка медитирует в состоянии высокой концентрации. Но прошло еще полчаса, а она не шевельнула даже бровью. Не моргали и ресница, а такого быть не могло. Тревога начала нарастать. Через некоторое время Ив не выдержал и позвал девушку. Реакции ноль. Он крикнул чуть громче, затем еще громче, после чего перешел на крик, который и разбудил друзей.

— Что там случилось? — сонно мяукнула Валька, но затем быстро пришла в состояние бодрости, так как ор Ива больше походил на крик о помощи. Сыщица тут же полетела к берегу, слыша за собой топот остальных.

Ив ничего не ответил сначала, а только указал друзьям на Айкин затылок, те переглянулись ничего не поняв, тогда пришлось объяснять:

— Что-то здесь не так! Она уже час не шевелится и не дышит. Что-то пошло не так, — говоря это Ив заметно волновался отчего стиль его речи начал страдать повторами. Он начал стаскивать сапоги с намерением поспешить на помощь, но Нарви его остановил.

— Не спеши, ты прав, здесь что-то не так, но что именно? Я слышал про воды забвения. Вы из называете «мертвой водой». Не омыли ли они ее? Что за заклинание учила Айка?

— Не знаю, — растерянно ответил Ив. А потом зло добавил. — НЕ СКАЗАЛА ОНА МНЕ, А Я НЕ НАСТОЯЛ!!! Что будем делать? Как ее вытащить оттуда?

— Пойду я. Обвяжете меня веревкой, если замру — тащите на берег и поливайте живой водой. Авось отольете.

— Нет, я пойду, — рвался в бой Ив.

— Послушай, Ив. Я тебя понимаю. Но если случится плохое со мной, беда будет меньше, нежели отряд тебя потеряет. Командир не тот, кто вперед всех голову в петлю пихает, а тот, кто знает, как этого избежать. А я… Azaghâl не выдаст, Rukhs — не съест. Вяжите вервь. Да не сюда, яйца оторвете, подмышками протягивайте.

Дварф, снял сапоги и тяжелые доспехи, которые порой не снимал даже во время сна. Сам он объяснял этот факт ленью. Но друзья догадывались, что виной гипертрофированное чувство опасности, которую Нарви чувствовал регулярно. Порой даже среди земляничной поляны с ярким солнышком, над которой летают только бабочки и пчелки. Вроде и нет ничего страшного, а предчувствие не отпускало. Это зачастую выручало дварфа. Сейчас он расстался с доспехами. И совсем не из-за того, что они тяжелые и могли утянуть на дно. Хотя, чтобы утонуть в этой речке, нужно изрядно постараться.

Нарви прошел уже десяток метров в направлении Айки, а вода доставала ему только по пояс, при его-то небольшом росте.

«Как же Айка умудрилась окунуться здесь по голову? На коленях она стояла что ли? Или в яму угодила? А может, все-таки Беспута постаралась? Может, и она время не теряла и стала сильнее? — эти и другие мысли носились испуганными воробышками в голове Ива. О чем думали другие, он не знал, но его это сейчас мало волновало. — Может Гугла оседлать, он по воде пробежится, а там я Айку подхвачу? Хотя, если там образовались воды забвения, которых еще вечером не было — купались же все, не навредят ли они единорогу? Хотя он же может вырабатывать, как яд, так и противоядие. Но то яды, а тут «мертвая вода». Но Гугла нужно будет вызвать, как только Айку доставим на берег».

Тем временем Нарви шел все дальше и с ним ничего не происходило. Может, воды забвения образовались на секунду от заклинания, парализовали Айку и их смыло течением?

Друзья застыли на месте от напряжения, отклонив корпус вперед. Чтобы хоть на миллиметр, но быть поближе к месту происшествия. Стояла гробовая тишина. Звуковой вакуум нарушал лишь потрескивающий костер, который затухал от того, что в него забыли подбросить дров, да всплески воды от движения Нарви.

И вот дварф добрался до Айки, обхватил ее за тело, отклонился назад и лег на воду, одновременно крикнув: «Тащите!» Руки собравшихся начали истерично перехватывать веревку, подтягивая живой груз к берегу. Вскоре Нарви уже ощутил твердую поверхность, встал на ноги и вынес обнаженную Айку, положив ее рядом с водой. Девушку бережно укрыли покрывалом, которое достал из своей сумки запасливый Митрич.

— Живую воду давайте, — командовал Ив, совершенно забыв, что у него и самого есть бутылочки с ней. Он взял пузырек, протянутый ему Одином, зубами сорвал пробку и плеснул жидкость в лицо Айки. Ресницы магини дрогнули, и она открыла глаза:

— Кто вы? Где я? Как я сюда попала?

Такие слова можно было списать на шок, на то, что Айка действительно попала под действие вод забвения. Но это было не так. Два обстоятельства были против этого — изменившийся голос и глаза… цвета моря — не такие, как были у Айки раньше…

Глава 17
Ты это то, что видишь сейчас

Пока Айка приходила в себя к Иву в гости пожаловала старая приятельница, которую он давно уже не видел. Мир моргнул и замер, остановилось даже время. Его всегда удивлял этот процесс. Понятно, что неписей, как элемент игры, можно «заморозить». Но как наслать ступор на игроков, оставалось непонятно. Это как про Вселенную, все знают со школьной парты, что у нее нет границ, но понять головой и принять душой не могут до старости лет: «Как так нет края? В смысле постоянно расширяется? Куда-то же она должна расширяться? Значит, все же есть грань? Нету? Запомню, но понять не смогу».

Вот так и здесь. Игровой процесс просто брали и останавливали на несколько минут. Бац, и все застыло. Можно было подойти к Одину и хлопнуть его по плечу, а затем отойти. Удар он потом почувствует, но кто бил не поймет. А может, похулиганить после? Почему бы и нет? Но сейчас — дело.

А то, что мир «застыли» по делу — сомневаться не приходилось, с учетом того, кто пожаловал в гости. Кстати, раньше ей было проще (или по силам) вселяться в неписей. Кому? Да искусственному разуму — «крестной» ИРе. Интересно, какой образ она выберет сегодня и с какой целью пожаловала?

Странно, но в этот раз ИРа решила выглядеть, как Айка. Эффектно, конечно, с учетом модельной внешности подруги, которую и смоделировал когда-то искусственный разум. Волосы только стали чуть светлей на два тона, прическа короче и глаза цвета небесного аквамарина.

— Привет, давно не виделись. То ты был недоступен в Нави, то у меня были дела срочные, — заявила ИРа.

— Привет, да ладно, бывает. Не скажу, что скучал сильно, но думал и вспоминал, — ответил Ив. — С чем пожаловала? Хочешь подсказать, как скорей квест выполнить и букову найти? Или?..

— Или.

— Ну тогда, давай, добивай новостями. Спинным мозгом чую, что они нехорошие.

— Это, смотря, кому и как посмотреть. Для кого-то плохие, кому-то в радость.

— Специально тянешь время, говори уже.

— А что его тянуть, сейчас и здесь его нет. Мы во временном кармане. Ты же его тоже уже умеешь создавать, пока для себя только. Но, ведь и ходить не сразу стал, сначала ползал. Вот и здесь научишься. Но ты прав, томить не буду. Как ты сам думаешь, что случилось с Айкой?

— Вот ты спросила, да откуда мне знать?

— А подумать?

— Подумать можно. Но это долго, да и ты расскажешь, так зачем себя мучить?

Ива уже начинало бесить это топтание на месте. Либо ИРа не знает, с чего начать, либо к чему-то готовит. Но в любом случае, это ее проблемы. Так зачем напрягаться раньше времени? Легкая хамоватость Ива заставила искусственный разум улыбнуться:

— Хорошо, что ты знаешь про искусственный интеллект и его работу?

— Не сильно много, в общих чертах.

— Тогда слушай: Искусственный интеллект — это технология, а точнее направление современной науки, которое изучает способы обучить компьютер, роботов или аналитические системы мыслить, как человека. Исследования в сфере ИИ ведутся путем изучения умственных способностей человека и переложения полученных результатов в поле деятельности компьютеров.

Говоря простыми словами, Искин просто при помощи электронных связей копирует работу нейронов в мозге. Сигналы передаются по цепочке до получения числового результата. Например, если система делает снимок кошки и обучена распознавать животное, то первый слой может идентифицировать общие параметры, характерные для кошки. Следующий слой идентифицирует более крупные объекты, такие как уши и рот. Третий слой — мелкие объекты — усы, когти, клыки. Только после сведения всех параметров воедино, программа выведет «да» или «нет», чтобы сказать, является ли это изображение кошкой или нет. При этом, данные действия не заслуга программиста, так как ИИ изучил их самостоятельно, тренируясь на множестве изображений, кошачьих или других.

Машины сейчас решают задачи, наблюдая за людьми, но также используют алгоритмы, которые не наблюдаются у людей или требуют гораздо больших вычислительных ресурсов. За счет быстродействия искины способны решать сложные для человеческого мозга факты, просто сопоставляя их с ранее изученными.

Но у них нет IQ, который основан на темпах развития интеллекта у детей. Это отношение возраста, в котором ребенок обычно набирает определенный результат, к сверстникам. Данная оценка распространяется и на взрослых людей. IQ хорошо коррелирует с различными показателями успеха или неудачи в жизни. Но создание компьютеров, которые могут набрать высокий балл в тестах IQ, будет слабо связано с их полезностью. Компьютерные программы имеют большой запас скорости и памяти, но их способности соответствуют интеллектуальным механизмам, в них вложенным.

По сути, искинов можно сравнить с протезами, которые копируют ногу человека. В древности ее заменял деревянный костыль, затем появились материалы и технологии, которые сделали протезы легче и маневренней. Но сколько бы их не усовершенствовали — это будет инородное тело, которое ногой не станет.

— Это мне понятно, но как это привязать к нашему разговору?

— Когда ученые это поняли и приняли, они пошли разными путями — совершенствуя уже полученное и придумывая новые подходы. Так появилась попытка киборгового сознания, когда часть интеллекта отдавали на откуп машины, а вторую часть оставляя за человеком.

— Хм, и как такое возможно?

— Об этих технологиях не принято говорить вслух, но они имеются, как засекреченные. Суть в том, чтобы умственно отсталых людей «разогнать» при помощи машины. На человеческий мозг накладывалась нанонейронная сеть и создавалось общее поле. Частично это сегодня используется в игре и других проектах виртуальной реальности. Микроразряды стимулируют ту или иную часть человеческого мозга, создавая иллюзии внутри него. Одни отвечают за вкусовые рецепторы, другие за зрительные и так далее. Но все равно изначальную программу создает человек, в зависимости от потребностей. То есть, киборги не мыслят самостоятельно, а только в рамках программы.

— И при чем тут Айка? В том, что она непись-искин?

— Она не совсем непись…

— Не понял, это как? Разве она не программный продукт?

— И да, и нет…

— Объясняй нормально, что вату катаешь? А то с твоих слов выходит, что она как бы есть, но с другой стороны ее как бы и нет?

— Именно так. Колояр, Нарви и Митрич — это обычные НПС, но управляемые искинами нового поколениями. Их интеллект, хоть и копирует человеческий, но делает это на очень высоком уровне. Представь, что картину великого мастера подделал талантливый художник. Да — это подделка, но распознать это можно лишь при помощи экспертизы. Так и твои друзья. Их образы созданы для игры…

— Постой, но искин Велеса говорил, что они пытаются создать третью силу, объединившись друг с другом. В противопоставление темным и светлым богам, а по факту вам с ВикА. Это как понять?

— Они решили взять на качеством, а количеством. Представь, что искин-охотник, знающий все об этом, соединяется с искином-художником. По их мнению, получится неплохой натюрморист, а если добавить и искина-повара, то и хороший ужин. И чем больше искинов объединятся, тем большую область жизнедеятельности они будут контролировать. Но это все равно, что человек, прочитав множество книг разной направленности, станет думать, что он дока во всем. Что не спроси, на все знает ответ, а вот заменить колесо у авто самостоятельно не сумеет.

— Понятно. Тупиковый путь?

— До поры до времени — нет. Но дальше они и в подметки не годятся той же ВикА.

— А Айка?

— Она не непись. Точнее НПС, скопированный с реального человека — прообраза.

— И что? Ну создали бы непись с меня, все равно она осталась бы неписью, только внешне похожей на меня…

— А вот здесь ты ошибаешься. Айку не просто скопировали, как картинку, она своеобразный киборг, где машину поместили в голову реального человека.

— Умственно отсталого?

— Нет. Инвалида… и синтезировали его не с искином, а с искусственным разумом… Со мной. И, кажется, процесс слияния начался и может выйти из-под контроля…

Глава 18
Виртуальный винегрет

ИРа глазами Айки/неАйки смотрела на Ива и ждала вопроса, а он вспомнил учение Буяна и не спешил его задавать. Возникла молчаливая пауза, в момент которой напрягались электронные связи искусственного разума и нейронные соединения — аксон-дендрит человека.

— Послушай ИРа, есть вопросы, ты меня сбила с толку, нужно кое-что прояснить… А точнее говоря, ВСЕ! — сказал Ив, после чего мир снова моргнул и его вывалило из виртуальности в реальный мир…

…Это было охерительно неожиданно. Такого не случалось никогда. Войти в игру, так же, как и выйти из нее, можно было лишь по воле игрока. Виртпластырю не требовалось электричество от сети, так что можно было вырубить все электростанции в округе, и ничего бы не случилось. Ему не требовались и батарейки. Потребляемая мощность была настолько ничтожной, чтобы питать такой микроприбор, что ее было достаточно от процесса жизнедеятельности самого человека. Ив знал, что из-за многочисленных биохимических процессов, лично он (и ему подобные) при комнатной температуре вырабатывает около 90 Ватт, тогда как устройству для его работы хватало и пяти. Этакий «вечный двигатель», ограниченный сроком жизни человека и поломкой виртпластыря.

Но, даже если он ломался, то выход из игры просиходил не «вспышкой», а «угасанием». Виртуальная реальность будет, как бы смываться, а ей на смену приходить реальный мир. Это сделано с целью сберечь психику человека. Ну, сами представьте, залез индивидуум на порносайт, и в самый разгар секса со знойной красоткой ломается прибор, тебя выкидывает, а перед глазами ТЕЩА!!!

Шутка, конечно. Но в ней есть доля юмора. Ибо любая резкая смена обстановки может все же сказаться на психике, так как мозгу нужно время, чтобы без «поломки», перестроиться. Поэтому «таяние», а не «вспышка». Другое дело, когда выходишь по собственной воле. Тут мозг готов к переменам, он сам настраивается на то, что сейчас его носитель окажется в привычной для него обстановке. А тут выкинуло «вспышкой». Это было, мягко говоря, неожиданно, неприятно и… обидно.

Второе, что заставило Ива, а теперь уже Сергея офигеть — это тот факт, что напротив его кресла-кровати (Ее Сергей купил на первую зарплату, так как на ней можно было сидеть/лежать в самой удобной позе. Подушка не требовалась, так как умное устройство, заполненное каким-то хитрым веществом, само принимало нужную для комфорта форму, а уставшие места массировало в требуемом месте в требуемое время. Поэтому валяться на нем можно было месяцами без угрозы для опорно-двигательной системы. Ну, так, по крайней мере, было сказано в рекламном буклете) сидел незнакомый мужчина лет 40–50. Точный возраст определить было сложно, так как выглядел он на 30-ть, и только глаза говорили о том, что этот человек старше. Знаете, это как смотреть в глаза стариков, если не моргать и делать это внимательно, то можно увидеть вековую мудрость.

От неожиданности Сергей вздрогнул. Голосовые связки, которыми уже не пользовались суток трое (может, меньше, надо посмотреть), выхрипнули банальную фразу:

— Вы кто, что здесь делаете, как сюда попали?

— Как попал? Через двери, молодой человек, — ответил незнакомец приятным баритоном. — Правда, пришлось немного поколдовать с замком, но тебя же этот факт не обидит? Я же для дела пришел. Какого, хотите спросить, вижу по глазам? Личного, отвечу я. Которое, а я на это очень рассчитываю, скоро станет личным и для тебя. Ничего, что я на «ты»? Вот и хорошо.

Согласия Сергей не дал, просто не успел, но оно и не потребовалось. Мужчина вел себя так, словно это он позвал Сергея к себе в гости, а не вломился к нему без спросу.

— Начну с того, что по поводу твоей работу я уже все решил. Ты там больше не работаешь, так что твой отпуск продлили на полгода с последующим увольнением, а сумму компенсировали в двойном окладе, плюс выпускное пособие. Эти деньги ты бы заработал, выходя каждый день на рабочее место, этак года за три. Они у тебя уже на карточке. Понимаю, что я вломился не только в твою квартиру, но и в жизнь, поэтому добавил премию и от себя. Еще столько же умноженное на пять. Более того, я не предлагаю тебе бездельничать все эти потенциальные восемь лет. Наоборот, хочу нанять тебя на работу к себе, начиная… Скажем так, с момент твоей регистрации в игре. Причем, зарплату (тут незнакомец открыл виртфон и нарисовал перед глазами Сергея голографическую сумму, от которой он присвистнул) я готов платить не по реальному времени, а по виртуальному. В игре ты уже года три так, по игровому времени, естественно? Ну, там бухгалтерия потом уточнит… Это еще плюсом к тому, что уже капнула тебе на счет. Устроит?

— Ага, я понял, сейчас Новый год, а ты Дед Мороз… Так? — сказал Сергей, отчего мужчина напротив приятно улыбнулся.

— Лучше тогда уж джин, я восточный человек.

— У меня есть еще два желания?

— А надо? Я тебе заплачу такие деньги, что ты сам сможешь исполнить сразу сотню своих желаний, а если ОЧЕНЬ нескромных, то полсотни. Так ты согласен?

— Кинуться в омут головой, сунуть голову в петлю, купить кота в мешке, продать душу… продолжать фразеологизмы? Я понимаю, что такой «сыр» может лежать только в мышеловке. Поэтому огласите…, - но больше из-за вредности, чем вспомнив, Сергей исправился, — … огласи весь список. За что мне будешь платить и что я буду делать? Конечно, я знаю, что у меня красивые глаза, но думаю, что с такой суммой ты расстаешься не из-за них…

— А ты молодец. Чувствуется закалка Волхва. Ты видишь у себя дома незнакомого человека неизвестно как попавшего, а главное с КАКОЙ ЦЕЛЬЮ, попавшего к тебе в дом, но не паникуешь, а сразу переходишь к делу. И легкая хамоватость сейчас как раз месту, так как понимаю, что кроме раздражения, других чувств я у тебе вызывать не могу. Тем более, так жестко выдернув тебя из игры…

— Кстати, как это удалось без моей воли?

— В детали вдаваться не стану, это технические аспекты, поэтому перейдем сразу к моральным. Ах, да, забыл представиться. Я Виктор Амбрусян — член совета директоров «Вирттерры», а также изобретатель искусственного разума, главный инженер и еще куча регалий, — мужчина сделал паузу и продолжил. — Переварил? В общем, есть игровые законы, написанные по принципам морали, которые я сам… не один конечно — помогали, прописывал. Так сказать, автор. Так вот, вмешаться в них и изменить их в угоду потребности, не смогу даже я. Они оцифрованы и переданы на откуп системе, которая неукоснительно следить за тем, чтобы эти каноны соблюдались. Нарушить их не сможет НИКТО! А вот обойти… Ты сейчас козырнешь тем, что я нарушил твой игровой процесс, так? — Сергей кивнул, — Понимаю, но это не так. Я его не нарушал нисколько. Я применил термин, который придумал Роджер Желязны, не помню в каком произведении («Создания света. Создания тьмы»/«Creatures of Light and Darkness», прим. автора), но это не важно. Он назвал его «фуга времени». В общем, ты вернешься в то же самое мгновение, из которого исчез из игры. Так что процесс нарушен не будет.

— Но для чего? Зачем я вам? Тебе… — спросил Сергей.

— Ты задал ИРе вопрос, на который я предпочел бы ответить сам.

— Вы следите за мной? Там в игре?

— Ну, как сказать… Следим. Но не за тобой и не методом подглядывания. Анализируем данные, которые выдает искусственный разум, и это моя прямая обязанность… За долгое время я научился «читать» то, что происходит в игре. Не спрашивай, как, чтобы объяснить, скажем так… Для этого тебе придется родиться с математическим мышлением в голове, окончить школу в математическом классе, затем пять лет отучиться в техническом университете со специализацией "искусственный интеллект" и еще годов 15 поработать рядом со мной. Только после этого я попытаюсь в течение пяти часов объяснить тебе основу, которую ты, возможно, так и не сумеешь понять. У нас нет этого времени. Так что давай, лучше вернемся к нашим баранам, то есть к твоей просьбе к ИРе: «Нужно кое-что прояснить». Я это сделаю вместо нее, так как являюсь первоисточником. Готов слушать?

Сергею ничего не оставалось делай, как кивнуть. Бесцеремонность непрошенного гостя поражала. Но теперь, зная, что перед ним один из сильных «мира сия», удивляться не приходилось. Он бы даже не поразился тому факту, если бы «очнулся» не у себя дома, а кабинете Амбрусяна. Так даже логичней было бы, а тут сам пожаловал… Снизошел с Олимпа к смертному. И еще была причина слушать гостя — любопытство. Чтобы узнать кто есть «ху из ху» в игре, а также какого рожна понадобился Сергей Амбрусяну, что предстоит делать (если предстоит) и за что получать (если будет получать) обещанные фантастические гонорары.

— Тогда «Лав», как говорят у меня на родине. («Լավ — Лав» по-армянски — хорошо. Прим. автора). Я уже давно занимаюсь проблемой искусственного интеллекта… Да-да, именно проблемой, — уточнил Виктор, скорее для себя, чем для Сергея. — а она есть. И, к сожалению, пока непреодолимая. Понимаешь, ИИ можно совершенствовать до бесконечности, но он так и не станет человеческим интеллектом. Все дело в подходе. Мы пытаемся воссоздать человеческое мышление, скопировав его. Каким образом? Отвечу. Создавая новые программы. С каждым разом лучше, а по существу — дерьмо! Никто еще не написал программы Бога.

Мы можем создать робота-мастера, который превзойдет человека за счет силы, точности, глазомера, способности работать в экстремальных условиях, но не научились создавать робота-гения. Простой пример. Проводится изучение вулканической деятельности планеты. Заборы магмы делают роботы, обработку данных и выводы, включая анализ и прогнозы, компьютеры. Создает модель специальная программа, но данный вводит ЧЕЛОВЕК. Именно он направляет все машины с их возможностями, чтобы получить нужный ЕМУ результат. Понятно объясняю?

— Мне это уже ИРа рассказала.

— Да? Тогда проще. В общем, наша группа решила найти другой подход к решению проблемы. Мы стали работать… А это уже государственная тайна… Поэтому приложи-ка палец к моему устройству. Это будет означать, что с этой секунды ты обязуешься хранить полученные данные в тайне. За разглашение — наказание, оооочень суровое. — Виктор вытащил устройство похожее на виртфон и протянул его Сергею, тот послушно приложил палец. Приобщение к страшным гостайнам прошло с такой легкостью и непосредственностью, что казалось несущественным фактом, а не строжайшей вербовкой. Но тем не менее, как уже предупреждал Амбрусян, наказание будет «ооочень суровым». — Там еще нужно будет подписать кое-какие бумажки, но это потом. В общем, мы стали проводить опыты над людьми. Необычными, ущербными, но людьми. Причем, стараясь им помочь, и не навредить. Так мы себя морально успокаиваем.

Людям с ограниченными умственными возможностями вживался в голову искин, который мы обучали. По сути — создавали киборгов, как их ранее прозвали фантасты. Результаты были оху… огромными, фантастическими! Как нам сначала казалось… Сам посуди, взрослый человек с мозгом 4-летнего ребенка, вдруг становился полезным для общества. Он был профи в выбранной специальности, и походил на нормальную личность. Но…

— Но он не был ей, — догадался Сергей.

— Именно. Не был. Искин оставался искином, а человеческий разум оставался разумом ребенка. Слияния не происходило. Мы получали робота в человеческом обличии. А зачем такой нужен, если с возложенной задачей справляется машина, которую дешевле и проще — морально и материально — построить?

Тем не менее, такая программа пришлась по душе военным и отдельным представителям крупного бизнеса. Мы получили финансирование на эти нужды. Исследования проводятся дальше, но там уже работает другая группа. Нам стало это не интересно. Мы стали искать другой подход, кардинально новый. Такой, который еще никогда не применялся… — Амбрусян сделал паузу, выдержал ее и добавил, — …и кажется, нашли, создав игру и…

— Искусственный разум? — вставил догадку Сергей.

— И да, и нет, — снова театральная пауза, а затем громогласно, как говорят о победе, с пафосом и блеском в глазах. — Это — кибернетический искусственный разум на основе человеческого мозга.

— А подопытные кто?

— Люди…, - еще не выйдя из экстаза, по инерции в такой же тональности ответил Виктор.

— Я понимаю, что люди, но какие? — и снова пауза в диалоге, за время которой Амбрусяну удалось вернуться на землю.

— Правильный вопрос, хорошо тебя научил Буян. Инвалиды с детства на эти цели не подходили. Они не могли развиться далее достигнут предела, который выставила им природа. Поэтому мы стали работать с теми, кто уже был развитой личностью ранее, а «овощем» стал в результате несчастного случая! С помощью искусственного разума мы пытаемся не просто вернуть их к нормальной жизни, но сделать лучше в сто крат.

— Супер людьми?

— Можно сказать и так.

— Хм, а я вам зачем? Не собираетесь же вы из меня делать инвалида, чтобы потом превратить в супер личность?

— Нет, конечно. Ты мне нужен в игре, чтобы помочь ИРе и Айке соединиться в единое и стать игроком…

— Хм, а такое возможно??? Айка — непись, ИР — разум, но искусственный. Она мне намекала, что есть прототип, но я его не видел никогда. И даже, если встречу, как мне их всех соединить в единое???

— Ты видел прототип. Это Айка. И она моя дочь, — с этими словами Амбрусян кинул на колени Сергею ЗD-графию. С картинке на него смотрела Айка, но в том образе, который приняла ИРа, при их последней встречи — с другими глазами. — Пять лет назад она попала в аварию… И все это, и «Войга Колорд», и ИР и ВикА, придуманы с одной целью — чтобы помочь ей. Не знаю, почему они выбрали тебя, но это уже сверившийся факт. Может, любовь…, - под нос усмехнулся Амбрусян, а потом добавил громким голосом. — Поэтому ты нужен мне. Нужен там! Поэтому я буду тебе хорошо платить только за то, чтобы ты играл дальше, чтобы ты помог моей звездочке, — Астхик (Астхик по-армянски — «звездочка». Прим. автора) стать снова живой. Я не знаю, что страшнее, умереть и потерять тело, но верить, что твой разум не исчезнет. Или оставться живым телом, но умереть, перестав мыслить…

Глава 19
What's going on seabizzle?

(Перевод: Что происходит, чуваки?)

Вопросов у Сергея к Амбрусяну была помойка и маленькая тележка с карманчиком. Он уже было открыл рот, чтобы задать их, но не успел. Виктор достал какой-то приборчик, жамкнул по нему пальцем, и опаньки с «ваулёй» — Сергей снова превратился в Ива. Причем, исчезла и ИРа. Ну правильно, аудиенция закончена, ответы, от которых стало еще больше вопросов, розданы. А дальше выпутывайся сам.

Интересно, а как теперь относиться к Айке с ее «многоквартирностью» в голове. Как к неписю? Как к части ИРы? Или как к игроку, причем, не простому, а «золотому» — из «золотой молодежи»? Ага ща! Пусть хоть дочь Президента Земли, хотя такой должности и нет. Но, если бы была — пофиг. Она как была для Ива боевой подругой, так и остается. Хотя тут он себе лукавил. Это Валька — боевая подруга. А от Айки у него, как говорят женщины: «Бабочки внизу живота». Раньше чувства держал в узде, потому что была стойкая уверенность, что с неписью лямуры/тужуру — это неправильно. Вот только «Вайга Колорд» заставляет быстро забыть о том, что она игра. Слишком все здесь похоже на реальный мир.

Ив и забывал порой, целовался и возбуждался от Айки с ее пряным запахом молодого горячего женского тела. Но потом, когда сперматоксикоз отпускал, возвращался к моральным принципам. Однако сейчас, когда известно, кто ее прототип… Да не фига не «однако». Что такое прототип? С чем его едят? Не факт же, что чувства Айки однозначно транслируются ИРе и Астхик.

«Вообще, все не факт, и все бесит! Играл себе спокойно, так нет же. Теперь нужно спасти мир и одну красивую армяночку. А надо мне это? Неее, вопрос с поиском денег для жизни похоже решился сам по себе. Но такие суммы предполагают и большую ответственность, — рассуждал Ив, пока мир не отмер обратно, жуя травинку. — Вот он мне заплатит, так потом и спросит. А коли не справлюсь? Поэтому только «справлюсь» и никаких «коли». Ладно, отложим нюансы на потом, вернемся к насущному. А что это на данную минуту? Правильно, выяснить, что стало с Айкой и определиться с тем, что делать дальше. Сказали играть, вот и будем играть. Поиски буковы продолжаются, хотя теперь понятно, откуда такие квесты и такие «плюхи». От Амбрусяна. Как он утверждал, законы обойти нельзя, но они как дышло? Поэтому, несомненно, в крови игрового (слепка-клона?) НПС Айки появилась частица крови Бога, а нам подкидывают кунштюки. Но не в плане подходи и бери, а наводочками, подсказочками, заданьицами… Отсюда и Баги со знаком «плюс» и Читы в пределах разумного».

Раньше Иву казалось, что он «везучий сукин сын». Теперь было немного не по себе от осознания того, что ему эти игровые блага подсовывали. Но позицию Амбрусяна он не осуждал. Сам бы так поступил, случись подобная ситуация с ним — руку бы отдал, чтобы дочь вернуть в нормальное состояние. Ведь и правда, лучше умереть с надеждой, что разум будет жить и дальше, чем жить в мертвом теле. И все же изменилось что-то внутри, поменялся менталитет. И остается вопрос с Айкой в позиции, как к ней относиться теперь? В итоге мозговых лабиринотов Ив пришел к выводу, что жизнь все расставит по своим местам, а пока делаем вид, что ничего не случилось. Ив махнул рукой, про себя добавив гагаринское: «Поехали!», и мир, словно прослушав его мысли, ожил. Мысль похулиганить, как он хотел раньше, отложил на далекое завтра — до следующего временного стопэ.

— … как я сюда попала? — спросила Айка.

— Айка? — воспользовался Ив приемом евреев отвечать вопросом на вопрос.

Девушка еще раз на секунду подвисла, осмотрела себя и неуверенно ответила: «Да». Друзья, не понимая случившегося, стояли в растерянности. Они, как и Ив не знали, что делать, но мотивация их нерешительности была иной, так как побывать «за кадром» с ИРой и Амбрусяном им не довелось. Причина их ступора была банальна — что случилось с Айкой и как теперь быть, что делать?

Постепенно, Айка начала возвращаться. Процесс трансформации начался с глаз, которые налились цветом миндаля, и темнели с каждым мгновением. А затем в них произошло осмысление.

— Ив? А чего ты на меня так смотришь? Ой, а почему я раздета?

— Фуууу, — выдохнуло одновременно сразу несколько ртов, а Ив закончил:

— Что ты последнее помнишь? Хотя, подожди, давай отойдем в сторону для разговора, — и, обращаясь к друзьям добавил. — Это не тайна. Точнее, тайна, но не моя. Дайте мне время выяснить все, а затем уже пойму, что можно рассказать, а чего нет.

— Здраааасьте, — начала возмущаться Валька, — снова мадридский двор?

— Не начинай, Валька. Представь, что с тобой поделилась сокровенным твоя детдомовская подруга. Рассказала такое, что действительно важно для нее. А потом другая приятельница начинает обижаться на тебя, что ты эту тайну пытаешься сохранить. А ты бы ее сохранила? Вот, то-то же, — закончил Ив глядя на Вальку, которая нехотя кивнула ответом на вопрос.

— Все так серьезно? — спросила сыщица.

— Даже более того.

— Тогда, ладно. Что встали истуканами, — крикнула Валька друзьям, — людям поговорить надобно, а вы тут уши развесили, любопытные. Ну-ка кыш во к тем кустам! Бегом!

Самое странное, что эти приказы ни у кого не вызвали отторжения. То ли сработал иммунитет на валькины выходки, то ли серьезность ситуации, то ли, и то, и другое вместе взятое. Через минуту все вернулись к костру, оставив Ива с Айка вдвоем, и попытались реанимировать его пламя, которое за время событий поугасло. А Ив дал возможность Айке облачиться, отвернувшись от обнаженного тела, которое видел уже не раз. Но приличия-приличия, они такие, они обязывают. После этого они сели на камень бок о бок и завели разговор.

— Айка, что ты помнишь? — дублировал вопрос Ив. — Из последнего…

— Что пошла на речку.

— С какой целью?

— Хотела проверить заклинание слияния с водой…

Слово «Слияние» Иву, а в реале — Сергею, сегодня доводилось уже слышать не раз, а Айка продолжала:

— Я произнесла нужные слова, сыпнула ингредиенты вокруг себя и почувствовала, как стихия входит внутрь меня. Было приятно и спокойно, а потом…

— Что потом?

— Не знаю, не могу объяснить словами. Словно вода сначала заполнила меня, а затем стала вытеснять из тела. Я была и в себе, и над собо и… еще где-ооо. Не могу поня… где…, - Айка торопилась рассказать произошедшее, проглатывая окончания слов, как будто, если она не вложится в норматив по скорости, случится страшное. — Я не просто смотрела на мир глазами. Я смотрела на него с разных сторон и РАЗНЫМИ глазами, понимаешь. Чужими? А еще, у меня в голове кто-то жил… Другой. Я и не я одновременно? Не могу объяснить словами.

— Не волнуйся, я тебя понимаю. Тебе что-то говорит имя Астхик?

— А это имя? Оно должно мне что-то напоминать? Я должна что-то вспомнить из той жизни? Ну до русалки, которая была? Так?

— Айка, не нервничай. Все уже хорошо, я рядом, — сказал Ив, а девушка прильнула к его плечу головой и потерлась носом, как котенок, отчего внутри пронеслась волна тепла от головы к ногам. — Да, ты должна будешь вспомнить, но не сейчас. Не сразу, а постепенно. Если что-то будет всплывать, говори мне сразу, договорились?

— Ты что-то знаешь про меня, не проще ли самому рассказать, и я вспомню? Попытаюсь, по крайней мере.

— Нет, Аюшка. Это ты должна сделать сама. Не могу объяснить, но так будет правильно.

— Я верю тебе, я постараюсь, — уже спокойным голосом ответила магиня и засмеялась. — А то мы оба чувствуем, а объяснить не можем. Но знаешь, заклинание я все же выучила.

— И что оно дает?

— Постоянное усиление на все, что связано с водой от 15 до 78 процентов. Хорошо же?

— Замечательно, — ответил Ив, а потом поцеловал Айку в голову, сделав это неожиданно для себя самого, после чего удивился своему порыву. Но девушка была такой доверчивой, такой беззащитной, что… — Пошли, к нашим.

«Умею же я удивлять людей, вот даже сам от себя офигел!», — додумал по пути Ив.

Друзья терпеливо (и не совсем) ожидали прихода Айки и Ива, чтобы получить пусть крупицу информации, которая бы раскрыла суть происходящего. Но командир только покачал головой из стороны в сторону, так что чужая тайна стала общей (теперь о ней думали все), но оставалась «мракой за печью семятями». Девушка выглядела немного растерянной, но больше из-за переполоха, который вызвала, а не потому, что еще не вернулась в себя. Она поблагодарила Нарви легким поцелуем в щеку, обняла Вальку, поклонилась Колояру, Одину и Митричу. После чего последний изрек:

— Надо же, беда тебе девка от воды, а стала магом водным. Ноненс выходит.

— Нонсенс, — поправил Ив на автомате.

— Ага, носенс, — согласился Митрич, заставив улыбнуться Вальку. — Но я вот думаю, что это не повод, чтобы отказаться от завтрака? Так?

— Полностью согласен с предыдущим оратором, — процитировал Нарви слова Одина, некогда им сказанные.

Вообще, домового и дварфа, хлебом не корми… (нет, лучше корми), но дай покушать. И желательно побольше. Боевые товарищи никогда не забывали про желудок. Даже после тяжелого боя с вирмом, Нарви сразу же вспомнил про вкусовые качества деликатеса. Они были свято уверенны в правоте пословицы, которую Ив притащил из своего мира: «Война войной, обед по расписанию!» Вот и сейчас самые низкорослые члены отряда доказывали, что калорий им требуется не меньше остальных. Причем, забитый едой рот совсем не мешал Нарви делиться впечатлениям:

— Я-ф, ковда ее таффил з вады, поняф, какая она тяфеленная. С фиду тфостиночка, да и ф фоде фвседа фсе легче, а тут фсе наобофот выфло.

— А я фтою и фмотрю на фас, фтолбом вфтою, не фнаю фто делать. Пока ты не фрикнул тафффить! — копировал дикцию Нарви Митрич. — Фот тофда я как дефнул ферефку, как потяну!!! Да ефли бы не я, мы бы не фмогли фас фытащить, фот какие фы тяселые были. Налифай ессе, вкуфная у тебя нафтоечка.

Откуда дварф брал спиртное, остается тайной. Но постоянно его находил. Оно появлялось в сумке Нарви, стоило только опустить туда руку. Только такое объяснение можно было принять за константу. Нырнул внутрь, о-па, выудил бутылку. То пива, то самогона. Или, как сейчас наливочки. Наливал он щедро, не забыв никого, но крепко приложились к бутылке только Митрич и Нарви. Остальные пили для проформы.

То, что друзья расслабляются Ив не возражал, стресс снимали спиртом даже на войне, хлопнув перед боем или после «сто грамм наркомовских». Но отдельные личности отряда расслабившись — увлеклись. Разговоры стали велеречивыми, с повторами и заиканиями У Митрича и молчаливыми кивками согласия с другом у Нарви. Спиртное торкнуло обоих, и вскоре Митрич запел частушки:

Едут приставы к Сварогу
Отменять язычество.
Агидель — должник за воду,
Перун — за электричество.
Опа, дрицца, ну дела —
Мара коршуну дала.
Слухи ходят по планете:
Скоро вылупятся дети!
Говорит Яге Ярило,
Мол, пужать людей — не мило.
Отвечат ему Карга:
— Мне они на два зубка!
Две девахи по утру,
Задом лезли в конуру…

Митрич уже набрал грудью побольше воздуха, чтобы выдать «обчеству» очередной пакостный сюжетик «народной мудрости». Но вздох, застрял внутри после окрика Вальки, так и не превратившись в ноты и похабные слова.

— Хватит похлебкой брызгать, — вмешалась Валька. — К нам снова гости лезут, встречать будем.

— Где? — насторожился Ив, гостей он теперь ждал постоянно, но ой как хотелось, чтобы они посидели дома.

— Да вон, — махнула Валька в сторону рукой.

— Не вижу.

— Потому что на землю смотришь, а ты в небо глянь!

— Жар-птица что ли? — разглядел Один пришелицу, точнее, прилетицу.

— Нет, — прожевал пищу Митрич, быстро протрезвев (как у него так получается, может наговор какой знает?) и уже нормальным голосом добавил. — Хорошо, если Гамаюн. Хуже, если Алконост. Беда, если Сирин.

— Этот точно. Гамаков, сирен и алконавтов нам не надобно, — попыталась пошутить Валька, но никто даже не ухмыльнулся.

— Ошибаешься, Митрич, — вмешался словно и не принявший на грудь минуту назад Нарви. — На крыла глянь. Стратим — это летит. Или весть принесет, или лихо какое задумал.

— Вот сейчас и узнаем, — резюмировал Ив и приготовился встречать птичку.

Глава 20
Сверху девица, а снизу — синица

Митрич после слов Нарви покрутил пальцем у виска. Этот жест он подсмотрел у Вальки, которая и объяснила его тайный смысл. И именно он был обидней всего для дварфа. Механикам от природы с их природным даром к созданию механизмов, было досадней всего, когда их творение рук, плохо работает из-за какого-либо дефекта. Поэтому, «подкрутив шарики» и увидев вспыхнувший гнев в лице Нарви, Митрич сразу же перешел в латентную защиту.

— Ты, Нарви, конечно, авторитетный дварф, но далеко не этот, как его там, подскажите… Арниптолох? — любовь домового к новеньким словечкам стала походить на манию. Он их старательно выискивал, запоминал, пытался вставить при любом удобном случае и обязательно корежил. До смешного.

— Ага, Шварценеггер — лох! — тут же вмешалась Валька («Арни» — кличка Арнольда Шварценеггер. Прим. автора).

— Орнитолог, — на автомате поправил Один. Но Митричу правки уже были не нужны, он свою «минуты славы кладезя народной мудрости, которая постоянно обновляется», словил, поэтому продолжал развивать мысль:

— … где это видано, чтобы Стратим был размером с цыпленка? Мне дед рассказывал, — Ив отметил, что Митрич всегда в качестве примера приводит своего деда, а не отца, но эта мысль просто осталась интересным наблюдением, так и не озвученная. — Так вот, эта птица праматерь всех птиц и птице-людей. Живет она на Море-Окиане, на сушу редко вылетает. Она такая огромная, что стоит ей закричать, подымается страшная буря. А крылом поведет — гигантские волны появляются. Но страшней всего, когда она взлетает, такие валы образуются, что потопляет водой корабли, разверзает бездны глубочайшие и смывает с берегов города и леса. Во как! А здесь воробышек летит.

Следует отметить, что Митрич несколько приукрасил картину в сторону уменьшения. Иву ранее не доводилось видеть воробья размером с упитанного динозавра. Нарви же пошел в наступление. Во-первых, он на три секунды дольше крутил пальцем у виска. Точнее говоря, вдавливал с силой фалангу в кость, показывая, что «механизм» Митрича, разладился сильнее, чем у дварфа. Во-вторых, он язвительно назвал его «горе-орнитологом», и вновь указал на форму крыльев. На что домовой нашел еще кучу аргументов, главным из которых был факт, что раз Стратим — проматерь, то и форма крыльев у нее самая идеальная. У тех же, у кого она иная — это их проблема, а не Митрича.

— А может, это все же Гамаюн, Сирин или Алконост? — робко поинтересовался собственной версией Колояр. Бесстрашный на боле битвы, он робел вмешиваться в спор взрослых.

— Все может быть, но это точно не Стратим, — переключился на него ответом Митрич.

— А я говорю, Стратим. Но, возможно, не взрослый, а птенец его. Отсель и мелкий размер, — не сдавался Нарви.

Пока спорящие спорили, летящая птица летела. И с каждым взмахом она приближалась и росла в размерах. Но до гигантизма Стратима все равно не дотягивала даже наведи на нее окуляр микроскопа. Ив читал ранее про Гамаюна, Алканоста, Сирина и других сказочных птицах. Вот только здесь они были совсем не похожи на сказку и выдумку. Вполне реальные… а кто, кстати? Животные? Но так назвать эти создания не поворачивался язык. «Будем их величать «птице-люди» или «девы-птицы», — решил про себя Ив.

По преданию, все они выходцы из рая — Ирия. Вещую Гамаюн отправляли вестником в мир Яви боги. Она была глашатаем Велеса, несла слова Крышеня, Коляды и Дажьбога. Она пела людям божественные гимны и предвещала будущее, но лишь те ее понимали, кто «ведал сокрытое и слышал тайное». Вообще, это птица-женщина. И как любая женщина — загадка. Кто-то утверждал, что Гамаюн имеет голову и грудь прекрасной девы, а туловище большой птицы, перья яркие и крупные. Другие говаривали, что у нее нет ног и рук, а управляет она полетом при помощи хвоста. Третьи доказывали, что у этой огромной птицы вообще ничего человеческого в облике нет, зато она может оборачиваться и целиком превращаться в девицу.

Совсем иные были другие птицы солнечного сада — Алконост и Сирин. Первая считалась петом Хорса, хотя может быть и маунтом, так как порой Бог Солнца, выезжал не только на коне, но и летал на Алконосте по небу Яви. Эту «птицелюдину» также считают и птицей Зари, которая управляет ветрами и погодой. Считается, что на Коляду (в зимнее солнцестояние) Алконост рождает детей на «краю моря», и тогда семь дней стоит безветренная погода.

Внешне, по поверьям, Алконост напоминает гибрид птицы и прекрасной девушки. На голове ее красуется корона, как символ высшего происхождения и тайных знаний. В одной из рук она несет цветок из самого Ирия. Оперение светлое, по красоте напоминающее зимородка.

А вот Сирин — противоположность Алконоста, хотя тоже родом из Ирия. Она считается темной, но не за черное оперение, а за то, что является посланницей Властелина подземного мира — Вия. Спускаясь из рая на землю, она печальной песней нагоняет на человека тоску и грусть. И может довести его до смерти. Это большая, сильная, пестрая дева-птица с большой красивой грудью, строгим лицом и с темным венцом на голове. У нее голова и тело женщины по пояс, но вместо рук большие крылья.

Эти энциклопедические знания пронеслись в голове Ива за два удара сердца, а на третий огромная тень заслонила солнце, создав сумерки днем. При этом райская птица неизвестной фамилии совершила маневр беркута, который ловит себе на обед полевую мышь. Ее крылья напомнили парашют истребителя, приземлившегося на авианосец или парус судна, ложащегося на галс. А когти при этом опасно вытянулись вперед, отчего Ив крепче сжал посох, готовый пусть его в дело при первых симптомах опасности. Но это оказалось лишним. Дева-птица лишь приземлилась… и сразу запела.

Ее голос вкусом патоки вытеснил все остальные звуки. Сладкой музыкой он ввинчивался в уши, чтобы затем проникнуть в мозг. Прекрасные ноты действовали, как наркотик, затуманивающий сознание. Отрядовцы моментально впали в ступор — тупо стояли, слушали пение, открыв рты. Ив даже заметил, как по подбородку Колояра начала стекать тонкая струйка слюны. Так! Стоп! Все в мелодичном трансе, а сам Ив в него не впал, раз видит такое. Да, его сознание также помутилось экстазом блаженства, но в этих мучительных звуках счастья он начал читать и другой смысл. Нет, Ив его не видел и не слышал в привычном понимании. Информация, миновав органы чувств, сразу становилась знаниями. И эти знания складывались с предложения-образы какого-то пророчества:

«…дальняя дорога, Море-Окиян, Чудо-юдо Рыба-кит… Дремучий лес с крутыми берегами, опасность от дождя и грозы! Вспышка!.. Второй фрагмент буковы в куске янтаря… сияние и угроза… мрак. Витязь в сверкающих серебром доспехах и лик прекрасной девы. Что-то непонятное… Айка с лицом, залитым кровью, но улыбающимся… Вирм Сивка и единорог Гугл бьются бок о бок. Нарви машет секирой, отгоняя кого-то или что-то. Один выцеливает одному ему видимую цель… Туман, вихрь, удар, тишина…»

Исполнив предначертанный концерт, птица устремилась в тяжелый разбег. При каждом шаге «курицы в панике», ее тяжелая грудь моталась сиськами из стороны в сторону, вызывая эротические ассоциации и смех. Но вскоре ее крылья налились силой ветра, и тулово оторвалось от земли. Теперь Ив видел удаляющуюся гузку, покрытую яркими райскими перьями. Одно из которых выпало и кружащейся снежинкой опустилось на присевшую на землю Айку. Соприкоснувшись с магиней, дар птице-девы обернулся паутинкой, которая повисла на запястье тонюсеньким серебряным браслетом.

…Друзья стали возвращаться в привычное состояние, но до идеала было далеко. Сейчас они больше походили на алкоголиков, которых душит серьезное похмелье. На лицах отразились все муки ада сушняка и головной боли, кто-то даже тяжко мычал.

Ив решил испробовать рецепт Василисы Премудрой, которым она поделилась ранее.

Смесь, состоящая из настоя травы девясила, родниковой воды и капли живой воды сотворило чудо. И пусть, это была не панацея, но за такое снадобье любая бабка-знахарка заложила бы свой деревянный дом, а фармацевты поделились приличными процентами в предстоящих супер прибылях. Там — в реальности. Но и в игре лекарство оказалось, ой, каким полезным, спасибо Василисе Красномудрой!

Друзья начали возрождаться и трезветь прямо на глазах. Вместе с сахарным аудио, а точнее его исчезновением, в мир стали возвращаться звуки и запахи. В воздухе запахло петричор (запах земли после дождя — от греческого petra («камень») и ichor («сукровица»). Прим. автора). Такой же запах остался после ухода Велеса — лесной, даже таежный, терпкий, с ноткой влаги и ни с чем не сравнимый.

— Что это было? — простонала Валька за всех. — Что за наркотический концерт психоделики от пернатой Анны Нетребко? (По версии многих специалистов Нетребко — лучшая оперная певица современности. Прим. автора). Прилетела, оглушила, а смысл? Еще раз спрашиваю, что это было, Ив?

Ив проигнорировал вопрос, вместо этого с усмешкой обратился к Нарви и Митричу:

— Ну что древниримские авгуры (предсказатели будущего по полету и крику птиц. Прим. автора), не разгадали, кто это был? Плохие из вас АрхиПтоЛохи.

— А ты сам-то — разгадал? — буркнул дварф.

— Да.

— И кто? — поддержал любопытство своего недавнего оппонента Митрич.

— Гамаюн — птица. Весточку принесла. Похоже Велес нашел способ обойти запрет и дать нам подсказку, где искать часть буковы…

— Что-то не похожа она на Гамаюна, — проворчал домовой.

— Не похожа, а ты ее видел ранее? — вновь припомнил крутящийся у виска палец Митрича Нарви.

— Я нет, но дед рассказывал…

— Дед ему рассказывал… — передразнил приятеля дварф. — А тот-то видел? Или тоже от своего деда слыхал. Правильно у нас говорят: «Красивые фиолетовые алмазы. А ты их носил? Нет. Мой дед слыхал, как его прадед видал, как барон их надевал»…

Но продолжить упрек не успел, Ив снова перехватил инициативу:

— Други, а не смотаться ли нам на курорт, на воды, на море? Ну его этот квест, — сказал Ив и подмигнул остальным.

— Ты чего? Шутишь, — удивилась Валька.

— Про квест — шучу, а про море синее — Окиян — нет. Туда нам дорога, там второй кусок буковы «Алатырь».

Глава 21
Не так трудно преодолеть дорогу, как ее найти

Желание «съездить на воды» взбодрило всех. Понятно, что провести там курортную жизнь в рамках квеста, вряд ли удастся. Но сама смена пейзажной обстановки, понимание, куда двигаться далее, подняло настроение. Как там говорится?

«На море, на Океане, на острове Буяне
стоит бел горюч камень Алатырь,
под тем камнем сокрыта сила могучая
и силе той нет конца…»

Это литературный вымысел, но в приданиях предков не все ложь, там и намек для добрых молодцев сокрыт. В игре всякая вода размером более озера/пруда — это уже Море-Окиян. Иву ранее доводилось его пересекать при переходе в соседнюю локацию — Тридевятое Государство. Но были подозрения, что направься они в прошлый раз с Валькой в противоположную сторону, то так же уперлись бы в водную гладь Окиянова моря. Поэтому подсказка идти к водному объекту — все равно, как посылание на все четыре стороны. А вот остров Буян точно находится либо на Севере, либо на Юге, либо на западе, либо… ну вы поняли — в конкретном месте одной из сторон света.

— Валька, прошерсти виртгугл на предмет солюшена до Буяна, — сказал Ив.

— Ты имел в виду, «прошерсти, пожалуйста?»

— Ага, именно так… И сразу же спасибо, на всякий пожарный. Решила поиграть в вежливые слова? Хорошо, тогда и сама будь добра следовать своим критериям. Теперь все просьбы, мне или кому иному, только через «пожалуйста» и «спасибо». Особенно это будет эффективно во время боя: «Валька, будь добра, прикрой мне левый бок. Благодарю, а сейчас, ударь по лицу этого монстра… пожалуйста».

— Ладно, ладно, не начинай. Поняла я все, сделаю. Что искать конкретно? Какие параметры вбивать в поиск?

— Надо найти координаты, описание и вероятные чудеса/опасности… пожалуйста, — не удержался Ив. На что Валька надула щеки и выпучила глаза, намереваясь выдать ответку, но возмущение вылилось в…:

— Ивввв, ну все, хорош.! Поняла я тебя. Доклад будет готов минут через 10–15.

— Добро.

Валька отправилась на бескрайние просторы виртгугла за поиском крупиц знаний, а Ив обратился к «кладезю народной мудрости» и другим аборигенам игры с целью выяснения, что они знают о загадочном острове. В результате совместных усилий в закромах знаний выросла следующая «петрушка по пунктам»:

«Во-первых, в центре острова Буяна растет дуб с висящем сундуком. В нем сидят матрешкой заяц-утка-яйцо-игла, что есть смерь Кощея. Во-вторых, на этой территории суши богатыри находят всякие волшебные вещи, которые помогают им справиться со злой нечистой силой и разными пакостниками. В-третьих, есть еще и каменный идол — алтарь, который если удастся найти, то можно загадать любое желание, и оно исполнится — ибо сей алтарь есть нечто иное, как пуп земли».

Все эти сведения запротоколировали, подшили и сделали выводы. Смерть Кощея пока не нужна, но игла — хороший козырь для переговоров с темными богами. По сути, как ее понимал Ив, данный предмет швейного производства — некий тумблер, который выключает или форматирует искин, отвечающий за Кощея.

Далее, новые «рояли» хотелось бы порыскать в тамошних «кустах», лишними они не будут — можно продать, обменять, взять себе, совершить другие действия насильственного характера путем крафтинга. Как известно, ингредиенты, рецепты и «ресы», карман или сумку тянуть не станут.

Ну и напоследок, каменюку-джин-золотая рыбка тоже найти не помешает, желаний много — хоть отбавляй. Прям, как в анекдоте: «Доктор, дайте мне таблеток от жадности, да ПОБОЛЬШЕ!!!»

Теперь по координатам. Оказывается, что этой проблемой в реальном мире — поисками острова Буяна — на самом деле занимались ученые мужи. Одни его рыскали в документах письменности и УНТ (устного народного творчества), другие на картах, третьи — фактически в природе. И что самое любопытное — нашли. Вот только в разных географических местах, которые поближе. Это тебе, и черноморский островок Березань, и балтийский Рюген, и даже какая-то часть архипелага Северная Земля, естественно до ледникового периода. Но да Бог с ними учеными. Им делать нечего, пусть спорят и диссертации защищают. Нам координаты в реале ничем не помогут, нам нужны игровые.

— Короче, народ, я вот что нарыла? — перебила размышления Валька. — Может полезно что будет. Вот такая легенда имеется, зачитываю: «Сказывают мудрые люди, что когда-то на Острове Буяне построили подземный дворец. И снесли туда со всей земли, из всех тридевятых царств всю мудрость, в книгах писаную, в камне высеченную, в образах рисованную. И над тем местом посадили дуб. Коли знаешь заклятье, так в подземный дворец можешь спуститься. А самая главная мудрость и самые важные секреты написаны на шаре (колобе), который из Алатырь-камня выточен. Прочитаешь эти письмена — узнаешь про всё на свете и даже про то, как молодость воротить…». Вот… А еще узнала следующее: охраняет остров от глаз чужих и путников случайных Царь морской и бог всех ветров — Стрибог. Оберегает его и громовержец Перун, у которого там типа курортной виллы. Гостят там и райские Алконост, Сирин и Гамаюн. Еще живут Птица-буря и Пчелы-молнии. А иже с ними там прописка у красна девицы Заря-Заряницы; Вещего Ворона, который всем воронам старший брат. Говорят, что с Острова Буян можно попасть в сам Ирий, если взобраться по Мировому дубу. Или в гости к Чернобогу — следуя по корням того же древа. Ну и Алатырь там ранее стоял, пока его не разбили.

— Выводы из доклада? — спросил Ив.

— Простые, начком — на восход нам надо топать.

— Начком, я так понимаю начальник-командир? Ладно, такое звание принимаю, а почему решила, что на восток? Надеюсь, не у Гитлера план «Барбароссы» подсмотрела с его «Дранк нах остен»? («Идем на восток», прим. автора).

— Неее, в такие премудростные дебри не залезала — все проще. Раз там девка Заря живет, значит и восток. А еще в ту сторону Гамаюн полетела, хоть и хреново было, но заметить успела. Вот такие умозаключительные соображения имею.

— Принимается. Вопросы, уточнения есть к докладчику? — спросил Ив остальных.

— Какому окладчику? Валька, ты научилась ставни резать? — деланно удивился Митрич. (Митрич имеет в виду мастера-резчика, который украшал орнаментом фасады русских изб. Прим. автора). На самом деле домовой понял, что состоялась встреча с новым словом, которое он уже поместил в воображаемую паку «Народная мудрость иного мира» файлом «Новое слово». Недоомоним же применил для того, чтобы стимулировать говорящего, объяснить ему смысл этого слова. Но вмешался Один.

— Не окладчику, а докладчику. Тому, кто докладывал, — попытался пояснить он.

— Куда и что докладывал. Где-то было недоложено? — хитро прищурившись, продолжал Митрич вопрошать.

— Докладчик — это оратор, который выступает с докладом к остальным, так понятно? — строгим голосом произнес Ив, недовольный, что разговор повернули в ненужное русло.

— Ага, теперь понятно, но чудными вы порой словечками бросаетесь… Все, молчу.

— Так есть вопросы или нет?

— Есть, но они не по существу дела, можно задать? — снова вступил в полилог Митрич.

— Что значит, «не по существу»? — грозился командир.

— Ну, например, что Валька вчерась пыталась строгать вечером? Палку какую-то взяла и ножиком с нее стружку снимала?

— Куклу-вуду домового делала, — ответила Валька. — Буду в нее иголки вгонять.

— Что за кукла такая, зачем ее тыкать надобно? — заинтересовался Митрич.

— Отставить флуд! То есть, разговорчики в строю! В смысле, хорош трепаться. Никаких вопросов не по существу! Да и, по существу, уже не надо! — окончательно запутавшись озверел Ив. — Не отряд, а ясельная группа «Колокольчик». Уже час стоим рассуждаем, а ничего не решили.

— Так ты начком, ты и решай, я свои аргументы выложила, — поддела Валька.

— Типа, потом и спрос с меня, если ошибся?

— Типа, того. А, как ты хотел? Власть — это ответственность, а не только возможность пользоваться льготами.

— Какими льготами? Что ты мелешь?

— Какими льготами??? А грустные вздохи двух девиц от неразделенной любви — это тебе не льготы?

— Наказание это, а не преференции…

— А, что такое льготы и преференции? Этот вопрос по существу? — влез Митрич.

— Нет! Все проехали трепаться. Идем на восток, вслед Гамаюну на поиски острова Буяна.

И отряд финальной заставкой к фильму «Неуловимые мстители» двинулся на восток…

Но на самом деле, это в голове Ива сработала ассоциация, фактически отряд двигался, рассевшись на Сивке, а «паровозом» выступал он сам на Гугле. Шли неторопным шагом. Вирм полз неспешно, единорог трусил не ходко. Валька велиречила не торопясь — выдавала в чужие уши инфу, что успела надыбать в сети:

«Выхожу я во чистое поле, сажусь на зеленый луг, во зеленом лугу есть зелья могучия, а в них сила видима-невидимая. Срываю три былинки: белыя, черныя, красныя. Красную былинку метать буду за Окиан-море, на остров на Буян, под меч-кладенец. Черную былинку покачу под черного ворона, того ворона, что свил гнездо на семи дубах, а во гнезде лежит уздечка браная с коня богатырского. Белую былинку заткну за пояс узорчатый, а в поясе узорчатом зашит — завит колчан со каленой стрелой, со дедовской. Красная былинка притащит мне меч-кладенец, черная былинка достанет уздечку браную, белая былинка откроет колчан с каленой стрелой. С тем мечом отобью силу чужеземную, с той уздечкой обратаю коня яраго, с тем колчаном разобью врага-супостата. Заговариваю я ратных человеков Ива, Одина, Колояра и дварфа Нарви, с ними сыщицу Вальку, магиню Айку, домового-бездельника Митрича на войну с ворогом сим заговором. Мой заговор крепок, как камень Алатырь».

Один улыбался, наблюдая, как Валька ловит хайп. А вот аборигены игры слушали ее слова серьезно. Для них они были не пустой звук, а часть сакрального. Ив начал беспокоиться. Фиг его ведает, какие последствия будут от шутки Вальки, здесь в виртальности слова имели реальную силу.

— Валька, заканчивай такое.

— Какое-такое? Это из Виртнета подчерпнуто, вот зачитываю народу.

— Ага, а какого рожна наши имена в заговор впихнула? Гляди, накликаешь беду, призовешь ворога. Не буди Лихо, пока тихо.

— Хорошо, — виноватым голосом ответила шкодница. — Буду только факты излагать, — и продолжила лекцию с видом профессора. — «Согласно былинам, уточка в клюве несла над океаном Алатырь-камень, который вдруг стал расти в размерах. Птица не удержала свою находку, уронила ее в воду. На месте падения тут же возник остров Буян, на котором высилась огромная Алатырь-гора. Именно на этой горе Сварог, верховный бог славян, передал им законы, которые по его воле выбивал копытом на камне мифический полуконь-получеловек Китоврас. В этом месте возродился Мировой дуб, соединивший кроной Правь, а корнями Навь. Ибо сей остров был пупом Матери Сырой Земли».

— Красиво рассказываешь, — мечтательно ответил Нарви сонным голосом. Монотонность повествования Вальки убаюкивала.

— Там еще много чего сказано. Продолжать?

— Ты Валька лучше вот что найди нам, кто такой Чудо-юдо рыба-Кит, и с чем его едят? — перевел стрелки Ив. И сразу же добавил для дотошного Митрича, — выражаюсь фигурально, то есть, образно. Есть никто животное не собирается, если это вообще животное. Хотя в нашем мире кит — млекопитающее, а не рыба.

— Как не рыба? В воде же живет, — избежать любопытства домового не удалось. Порой Митрич напоминал ребенка, у которого сто-пятьсот почемучек.

— Русалка тоже в воде живет, и водяной. Они тоже рыбы? — ответил вопросом на вопрос Ив.

— Нет, они не животные, — Митрич задумался, — но то другое, а здесь рыба по всем признакам: хвост, плавники, голова рыбья. Значит, рыба и есть.

— Объяснять не буду — долго. Не рыба он и точка. Чудо-юдо, сказано же. Вот и будем от этого отталкиваться.

Тем временем Валька, обличенная доверием поиска, в полемику не вступала, а нарыла необходимую информацию.

— Чудом-Юдом на Руси называли любое чудовище, желательно многоголовое, но возможно и нет. Либо невидаль какую. Есть придание, по которому богатырь Добрыня бился с Чудом-Юдом — змеем о шести головах. Так же иногда называют Змея Горыныча. А вообще, сказано, что этим именем величали гигантов. Что касается Рыбы Кит, — тоном лектора продолжала Валька, — это морское чудовище. Оно совсем не похоже на земного кита, скорее, это сом. Вот как чудовище описывает Ершов: «Все бока его изрыты, частоколы в ребра вбиты, на хвосте сыр — бор шумит, а спине село стоит. Мужички на губе пашут, между глаз мальчишки пляшут, а в дубраве меж усов ищут девушки грибов». В образе гигантского Кита заложена общеязыческая идея о плоской земле, которая размещена на спине гигантского животного, будь то слон, черепаха или, как в данном случае, рыба.

— Валька, заканчивай умничать, говори проще — люди потянутся. Не на симпозиуме же перед академиками выделываешься. Рассказывала бы своими словами.

— Ага, я пробовала своими, ты что велел? Беду не накликивать? Вот и говорю, как написано, без отсебятины.

— Хорошо, но давай представим, что эти же статьи прочитали и дизайнеры игры. Как ты думаешь, каким будет монстр? Вот и я про это же. Но здесь-то это не красивая картинка, а реальная сущность, и нам с ней контактировать и коммуницировать.

— Словно немчура (иностранцев, вне зависимости от национальности, на Руси звали «немцы». Прим. автора) меж собой разговаривают, а не наши други, — прошептал Мирич на ухо Колояру, который был ближе всех к нему. — Большую часть не понимаю.

Однако игроки эту тираду домового пропустили мимо ушей и продолжили:

— …точно, если они читали Ершова, то могут и к Месяцу с Солнцем отправить.

— Вот и я про это же. Петя сказки любил, но мало что знал о былинах своего народа. У славян и Месяц и Солнце — это боги. А в игре они еще и реальные, если можно так сказать о виртуальности. При этом, могут не только по шерстке погладить, но и про меж ребер ткнуть. Смотря что им искусственный интеллект, возомнивший себя божеством, в голову засунет. А ты Один, что молчишь, что думаешь по данному вопросу?

— Думаю, что разрабы, админы, сценаристы и дизайнеры травку покуривают. Или что покрепче принимают. А сейчас, как я понял, еще и разумы искусственные, свои фантазии реализовать пытаются. Так что впереди нас может ждать все, что угодно. Но, пока мы не дойдем, так и будем строить версии. Это же не планы со стратегией и тактикой — слишком мало информации, чтобы строить какие-либо прогнозы. Вот дойдем, увидим, тогда и решать станем, — ответил охотник. — Я думаю, что наш квест специально для нас писан, так сказать, эксклюзивный. Вот, что я молчу и думаю.

— Как бы потом было не поздно для разработки стратегии и тактики. Но ты прав, слишком мало у нас информации. Поэтому сегодня ночью мы с Гуглом отправимся на разведку.

— Я полечу с вами, — вдруг заговорила молчавшая Айка. — У меня есть предчувствие, что я вам понадоблюсь.

Глава 22
Чтоб ударить метко, нам нужна разведка

Аутро:

ВикА хоть и числилась искусственным разумом, фактически им не была. Будучи копией ИРы, ее мозговая деятельность не была продуктом симбиота-киборга. Если сознание ИРы размещалось в человеке и машине, то мозг ВикИ — это мега искин, с уровнем развития ИРы, до той поры, когда сняли с нее слепок. То есть, ее «мама» продолжала расти и развиваться в том числе эмоционально, а вот ВикА сказать про себя такое не могла. Развитие без исходника остановилось на одном уровне, а учитывая факт того, что она еще и отказалась от части (положительной) эмоций, то и деградировала.

Она свято верила, что мощь зависит от «массы мышц». Что мощность компа определяется флопсами, а значит, чем больше ядер и выше оперативная память, тем он быстрее работает. Поэтому расчет у нее был простой — привлекать на свою сторону большее количество искинов, чтобы стать сильнее и одержать в итоге победу. Что ВикА будет с ней — с победой — делать после, она не задумывалась, ибо перед ней и не стояло такой задачи. Виктор Амбрусян ввел новый «искусственный разум» в игру с той же целью, с которой Велес привнес в мир смерть и зло — для устранения стагнации, для развития игрового процесса. День должен сменяться ночью, жизнь — смертью, а засуха — дождем.

… На данный момент почти все ключевые темные Боги входили в армию ВикИ. Так она считала. Вот только мощные искины темных богов не были согласны с такой постановкой вопроса. Часть уже, инкогнито, без прямой конфронтации, входило в состав третьей силы — союзу «несогласных» искусственных интеллектов. Это объединение компьютерных ядер — цифровой муравейник — рассуждал по такому же принципу, как и она. Чем больше количество, тем сильнее мощь. Разница была только в одном. В первом случае искинов ВикА объединяла под себя. Во втором — создавалась некая демократическая модель коллективного разума, без лидера, на равноправии.

И все же, на поле брани ВикА могла вывести такое количество мощных и менее мощных искинов, включая и искусственный интеллект НПС, что конкуренция могла вылиться в реальную для мира виртуальности Ассу — Битву богов. После нее мир кардинально бы изменился, даже если победу не одержит на одна сторона.

…В народе говорят, мол с таким-то человеком я бы пошел (не пошел) в разведку. Таким простым примером определяются качества человека и степень доверия к нему. Ив про каждого из своих мог смело сказать: «Пошел бы!» Но сейчас идти приходилось с Айкой, а это был не самый лучший вариант на данный момент.

Нет, Айке он верил не меньше, а может даже больше, чем кому-либо. Причина была другой — в самой Айке, которая в последнее время сильно изменилась — стала замкнутой, закрытой, погруженной в себя. И, если все гадали, что же произошло, то Ив знал подоплеку происходящего от Амбрусяна. Астхик ли пыталась «оживить» свое сознание, сливаясь с ИРой и неписью Айкой. Или наоборот, искусственный разум старался использовать ресурсы человеческого мозга и искина для дальнейшего развития. Но процесс шел… И, что выйдет из этого не мог предугадать даже отец и создатель Виктор Амбрусян.

При этом Ив на уровне подсознания понимал, что при любом раскладе получится нечто третье, особенное — не похожее ни на Айку, ни на Иру, ни на Астхик. А вот каким ОНО будет? Оставалось только гадать и надеяться. Именно это и смущало Ива, именно поэтому ему было бы комфортней пойти в разведку с кем-то другим. Но идти было нужно. Прав Один, без должной информации построить план стратегии не возможно. А вот с должной — это мы запросто.

Но получить необходимые сведения можно по-разному. Многие считают, что разведка — это вылазка в тыл врага за «языком» либо прыжок «голой пяткой на танк», с последующим бегством в сторону своих. На самом деле разведку можно условно разделить на три основных вида добычи информации: через агентуру, с помощью технических средств и непосредственно войсковая.

Войсковую оставим на самый последний случай. Поработаем с агентурой и техническими средствами. Итак, использовать космические спутники здесь не удастся, по причине их отсутствия, но воздушную, морскую и наземную вполне реально. Зря что ли Ив обучался языку птиц и зверей. Животный лингвист из него еще никакой, но зачатки знаний имеются.

Осмотрев небеса, Ив выбрал пичугу. Для него любая маленькая птичка, независимо от ее названия, либо воробей, либо синица, либо пичуга. Поэтому, пусть и эта будет пичугой. Теперь нужно наладить с ней коммуникацию. А это не так просто. Отойдя от своего отряда подальше, Ив принялся издавать звуки, похожие на птичий свист. Точнее говоря, он его пытался осмыслить и копировать. Нужно понимать, что у разных птиц — разный язык. Например, курице с ее кудахтаньем сложно понять клекот орла. И наоборот. Поэтому мало понять, о чем птаха чирикает, требуется еще и настроить свое горло на эти звуки.

Через час мучений Ива, начало что-то получаться, и птичка заинтересовалась человеком. Она спустилась ниже и теперь нарезала круги вокруг Ива, пытливо кося глазами в его сторону. Ведь существо без крыльев и перьев пытается ей что-то сказать. Еще минут через десять пичуга опустилась на землю в метрах пяти. Затем она приблизилась, готовая взметнуться в небо в случае любой опасности. Но ее не было. Поэтому после она рискнула склевать семена растения, которые по подсказке Митрича Ив сейчас разложил на ладони. В общем, пусть и не теплые дружеские отношения установились, но достаточные для предстоящей беседы:

— Помочь! Рассказать! — чирикнул Ив. И ему показалось, что птица даже сморщилась от такого акцента, но помолчав секунд пятнадцать ответила:

— Да.

— Хочу знать, кто живет лес? Есть ли человек на дорога? Как искать путь без враг? Какой путь вперед? Далеко ли до много воды?

Пичуга слушала, пытаясь понять, что от нее хотят. Она кивала головкой из стороны в сторону, озиралась, но при этом активно думала. Человек строил предложения коряво и не умело, но о чем он просит, понять можно. Затем последовал ответ, который Ив понял так:

— Ответ знаю не на все вопросы. Могу узнать больше, но нужно семян столько же только в сто раз больше, чтобы кормить птенцов. Тогда будет время не искать им пищу и смогу помочь.

— Хорошо. Соберем, принесу.

— Неси к тому дереву, — птичка махнула головой в сторону примечательного дерева, которое раскинуло ветки словно пьяный в попытке обнять всех и сразу. Ив кивнул, что понял и пошел к своим.

С семенами проблем не было, их начали заготавливать коллективно. Причем, собирать «урожай» вышли с разным настроем. Колояр спокойно обдергивал растения, на которые указал Митрич, складывая найденное в мешочек. Сам домовой подошел к этому делу, как к самому важному в его жизни. Семена он выбирал крупные, пробовал их на зуб, даже жевать, тщательно отсеивал, только после этого складывал в «закрома». Один и Ив срывали соцветия, руководствуясь количеством, а не качеством. Птица сказала, что «в сто раз больше», а то, что ей еще и «стол сервируют» договора не было. Валька собирала больше цветочков, чем семян. Свой поступок мотивировала тем, что они «красивые». Больше всех недоволен оказался Нарви, по его пониманию труд ботаников должен разниться с понятием «дварф».

— Аран, баг, вирим собут? Дварф хазым тан чирим? (Зачем воину собирать солому. Дварф разве глупая птица? Прим. автора), — ворчал Нарви. Но несмотря на эту «несправедливость» мешочек дварфа наполнялся не хуже других. Айка в процессе не участвовала, после недавних событий ее старались сильно не напрягать.

В итоге командной работы семян набрали даже больше, чем было необходимо. Поэтому на рандеву с пичугой Ив направился груженым. Оказалось, что «в сто раз больше» — приличный мешочек.

К моменту прихода крылатая агентура уже ждала в условленном месте. Его (а это был самец) гнездо размещалось рядом, и семена отгрузили в полое дупло на дереве неподалеку. После этого птиц отправился в разведывательную экспедицию на юг, а Ив, оседлав Гугла и захватив Айку, полетели на запад. Именно эти направления были признаны перспективными после разговора с птичкой. Северное направление было малоинтересным потому, что по словам пичуги там расстилались высокие горы и ничего больше. А восток отпадал, так как отряд пришел оттуда.

— Над лесами, над долами, над широкими полями, плавно выйдя за порог, мчит друзей единорог. Грива на ветру шумит, от копыт искра летит, крылья воздух набирают, версты пулей пролетают. Что за чудо этот конь, — не единорог — огонь! — хвастливо речетативил Гугл, нахваливая себя любимого. Такого самопиара Ив не выдержался и выдал тираду саркастического содержания:

— И скромняжечка мой КОН, не скакун — монашек он. От речей своих зефирных, млеет, как ишак кефирный. Был бы гибкий, как СКАКАЛ, задницу б расцеловал!

— Ну Ив, такой стих испортил… — упрекнул хозяина маунт.

— Критичней надо быть. Самокритичней, а то увидишь себя в зеркале целоваться, а то и свататься полезешь.

— Ага. А что такое «ишак кефирный» и «скакал»? Я таких слов не знаю, — спросил Гугл.

— Есть в моей стране животное — осел прозывается или ишак. Он как конь, только меньше, упрямее и вреднее. А «кефирный» — значит, вялый, как кисель. Вот. Чтобы ты не зазнавался, я и назвал тебя «вялым недоконем». Что качается слова «скакал», это не то, чем ты сейчас занят, а от «скакалка» — гибкой веревки. Но ты у нас самец, поэтому и слово использовал в мужском роде, — быстро сориентировался Ив, ибо неологизмы он сочинил от лени искать подходящую рифму. Белиберда и графоманство в третьей степени вышли. Но так и собеседник был конь — сойдет.

— Обидно, если честно, — сказал философски Гугл, но по нему не было видно, что он обиделся. Единорогу было абсолютно «фиолетово», когда над ним подтрунивали. Поэтому, заложив вираж, маунт продолжил:

— Никакой я не ишак, к слову, скажем, просто так. В трудном деле помогу, а придется — сберегу. Ни кисель, ни холодец — а копытный молодец!

Дальше Ив вникать в этот бред не стал, он отключился и наслаждался полетом. Единорог летел по небу мощно расправив крылья. Скорость он поддерживал короткими сильными взмахами. Но это случалось редко. Поэтому казалось, что скачет он по облакам — отчего небесный путь выглядел мягким, как перина. Ветер, теплой струей обволакивал тело, делая поездку еще более комфортной. Ощущение можно было сравнить с ездой на…

— Как на мотоцикле едем, — неожиданно заявила Айка.

— Точно, — согласился Ив. — Постой! Откуда ты про мотоцикл знаешь?

— Не знаю, просто нахлынуло. Мне показалось, что я еду на мотоцикле по Пресненской набережной, и на скорости мы объезжаем пробки из автомобилей в час пик. А облака немного похожи на небоскребы…

Знать такое НПС Айка просто не могла, она «родилась» в игре, и «жила» здесь постоянно. Несомненно, что сейчас в ее голове возникли воспоминания Астхик. Ив обернулся к своей спутнице, и уткнулся во взгляд подруги. Необычным было то, что на него смотрели разные глаза — один был карим, а другой цвета аквамарина.

— Что ты еще вспомнила??? — Ив не на шутку заволновался.

— Что информация, внесенная в ранее заложенные алгоритмы, оказалась несбалансированной, в результате идет корреляция скрытой и открытой тенденциозности, на базе имеющихся данных, — отвечала Айка голосом ИРы. — Процесс внесения новых воспоминаний требует адаптации и корректировки. После завершения слияния с обновленной информацией возможна перезагрузка, — добавила девушка и отключилась, чуть не свалившись со спины Гугла. Ив успел ее подхватить, а маунту дал команду:

— Гугл, вниз. Экстренное снижение!!!

Глава 23
Если друг оказался вдруг…

Через пару секунд Ив пожалел об этом приказе. Гугл воспринял слова дословно. Он камнем рухнул вниз, отчего земля начала увеличиваться в размерах так, словно кто-то приближал объектив к предметному столику, крутя в ускоренном темпе винт настройки. Иву даже показалась, что впервые в игре будет зафиксирована виртуальная авиакатастрофа. Точнее говоря, единорогокатастрофа. Но обошлось без эксцессов. Когда до грунта оставалось буквально несколько метров, Гугл превратился в вертолет. Взмахами мощных крыльев он погасил скорость падения и в прямом смысле завис над землей. Ив даже не подозревал о такой функции у своего маунта.

Но еще через несколько ударов сердца он даже не вспомнил об этом эффекте коня своего. Все внимание заняла Айка… или кто там, черт ее знает? Девушка продолжала находиться в отключке, только веки и резкое прерывистое дыхание выдавали факт, что магиня еще жива.

Казалось, что закрытые глаза сейчас выполняют цирковой трюк мотоциклистов внутри клетки, двигаясь под разными углами вопреки всем законам физики и биологии. А воздух, вылетающий хрипами из груди, походил на дыхание каратиста в момент нанесения удара: «Ххххх!» Кроме этого, Айку трясло мелкой дрожью трансформаторов из специализированной будки.

Ив положил на нее руки и пытался помочь, перераспределяя потоки биоэнергии из точки «А» в точку «Б», замыкая цепь и приводя в норму состояние организма. Сложность заключалась в том, что эти потоки сейчас перемещались не волнами, а корпускулами. Их приходилось сначала связывать воедино и только после этого доставлять к нужному месту.

Постепенно девушка начала затихать, ее все меньше и меньше лихорадило, но приходить в себя она не спешила, скорее, начала погружаться в сон. Ив понимал, что процесс перезагрузки происходит через полную остановку, когда тот же компьютер на долю секунд выключается, чтобы затем запуститься снова. Вот и Айке предстояло сыграть роль Феникса — умереть, чтобы затем воскреснуть. Ее сердце на мгновение остановилось, после чего, словно разбуженное дефибриллятором, запустилось на новый цикл ударов. Дыхание началось выравниваться, а скачки глазных яблок под веками затихать. Ей требовался покой.

Вот только покой слишком большая роскошь. Это Ив узнал вскоре. Из ниоткуда появилась пичуга-засланка. Она нарезала круги вокруг человека, пытаясь своим нервным гомоном донести какую-то важную вещь. Ее полет сильно смахивал на истерику. Поэтому изначально чирикание слышалось какофонией без какой-либо смысловой нагрузки, но затем звуки стали сливаться в слова:

— Опасность! К вам идут!

— Кто? Люди?

— И да! И нет! — Вот и пойми эти птичьи загадки, кто такие люди и в тот же момент нелюди?

— Далеко?

— 5 раз по 10 полетов стрелы, — ответила птичка.

Ив подсчитал мысленно. В среднем полет стрелы около 200 метров (Сложные, композитные луки, совмещавшие в себе несколько частей древесины, усиленные костью и сухожилиями, могли бить на расстояние от 150 до 300 метров, в зависимости от мощности лука и конструкции стрелы. Считалось, что дальность стрельбы хорошего лука должна быть равна 150-ти его длин, а это примерное около 200 метров. Прим. автора). Умножаем эту цифирь на пять, а затем на десять, выходит, что около 10 километров. Теоретически, было время, чтобы подготовиться, убежать, спрятаться (нужное подчеркнуть). Но ретироваться нельзя, тут были свои нюансы. Во-первых, состояние Айки. Во-вторых, если их искали принципиально, то будут продолжать и впредь. А это значит, что если вернуться, то можно подставить весь отряд. Какая же после этого будет разведка? В-третьих, очень хотелось узнать, кто же их ищет? Что это за люди-нелюди, что им нужно, чего они хотят?

При этом, птиц однозначно предупреждал об опасности, выходит он увидел что-то такое, что дает ему право так считать. В момент размышлений Ива, пичуга продолжала выдавать информацию:

— Сильные и слабые! Много!

— Точнее сказать! — скомандовал Ив.

— Столько сколько семян давал в ладони в первый раз.

Семена неизвестного Иву растения, которые он скармливал крылатому агенту при первой встрече, были не мелкие — крупнее маковых зернышек раз в пять. Поэтому по прикидкам, в ладошке Ива тогда находилось около 50 семечек, может чуть более. Такое количество живой силы на одного человека, даже на Волхва, задача из сложных. Но встречаться с неизвестными придется. Поэтому Айку лучше всего спрятать, чтобы не мешала и не выступила в итоге в качестве заложника.

Ив оглядел местность, небольшая возвышенность — холмик, покрытый кустарником. Перед экстренным приземлением Ив заметил сверху ручей, один берег которого открывал новое поле с бескрайним горизонтом. А вот другой упирался в этот самый холм. Вода подточила склон и превратила в овражек со множеством отвершек. Плюс растительность — очень удобное место для схрона.

Айка, так и не подающая признаков сознания, весила не больше пушинки. Ив на руках быстро спустил ее в естественный тайник. Нашел в овраге естественную нишу, куда и положил девушку, а для надежности прикрыл это место еще и срубленными ветками кустарника. Теперь рядом пройдешь и не заметишь маскировку.

Одно дело сделано. Пора браться за другое. Место встречи, там, где он сейчас находился, Ива устраивала на сто процентов. Но узнать, кто к нему спешит на рандеву, не мешает. Поэтому, как говорят в народе: «Гугл в помощь!»

Верный единорог на этот раз обошелся без стихоблудия. Серьезное лицо хозяина сдержало строфы на губах коня. Ив также молчал, он запрыгнул маунту на спину, и они направились в небо на встречу солнцу. И это не поэтическая метафора, а прямой расчет. К незнакомцам решили зайти со стороны светила, чтобы яркий свет мешал рассмотреть, кто там в небе мельтешит.

Ищеек Иву удалось обнаружить быстро — по столбу пыли, который взвивался в воздух из-под ног… но кого? Отряд, который стал виден сверху, мягко говоря, был неоднороден. К месту, с которого совсем недавно Ив стартанул с Гуглом, спешили какие-то твари, сильно похожие на насекомых, ростом с крупного кота и числом около 30. Далее двигались люди на конях?

Да, возможно несколько лет они такими и были, но за это время сильно состарились до состояния смерти и разложения. Дружина мертвяков в полном обмундировании восседали на скелетах лошадей. Несмотря на отсутствия кожи и мяса, коники скакали бодро и на ногах-костях держались уверенно. Если эти мертвецы станут врагами, именно они представляют самую серьезную угрозу. По осанке скелетов, по уверенности, можно сделать вывод, что при жизни это были профессиональные воины.

Или нет? И опасность движется за их спинами? Две женщины, по фигуре и тому, как они держатся в седле, можно сделать вывод, что не старые, замыкали шествие. Одна, закутанная в плащ цвета безлунной полуночи, восседала на удивительной лошадке, которая при первом взгляде ничем не отличалась от обычного непарнокопытного. А вот при втором… Чудовище имело три пары ног и две головы. Монстр во время движения изрыгал из себя одной мордой дым и небольшое пламя, а второй — облако миазмов, похожих на ядовитые испарения. Ив предположил, что именно об этой персоне его в свое время и предупреждал Велес. Что избежать встречи с ней не удастся и рано или поздно она найдет его. Мара!

А вот вторая женщина была Иву знакома. С ней ему, сейчас скачущей на огромном медведе, облаченной в шкуру животного, уже доводилось ранее встречаться — Девана собственной персоной. Хитропопая тетенька. Такого друга и врагов не нужно, постоянно себе на уме. Интересная пара, что они делают вместе? Ладно, вскоре узнаем.

Гугл, все-таки замеченный снизу, вернулся на «аэродром» рядом со спрятанной Айкой. Здесь Ив спустился на землю и принялся ждать непрошенных гостей. Единорога убирать в перстень не стал. Возможно, что его помощь пригодится. Набравшись опыта и прокачавшись до 9-го уровня, Гугл сейчас представлял реальную силу. До полной прокачки и освоения таланта — «Единения», про который до сих пор не известно, что он дает, оставалось не так уж и много. Но и сейчас боезапас нехилый: «Рывок» с «Отскоком», «Телепортация», «Невидимость» со временем действия инвиза в 34 секунды, «Удар копытами» и «Огненная стрела», а в довершении — «Аура усиления», которая выдает каждые три секунды вариативные бафы. В общем, если что — повоюем.

Вскоре пожаловали те, кого не ждали. Насекомые монстры (это оказалась мутированная саранча) окружили полянку полукругом, и были готовые кинуться в атаку в любую минуту.

Вот только опасность они представляли только количеством, несмотря на зубастую хитиновую пасть, уровень у саранчи был невысоким — от 12 до 15 уровня. Их взяли с собой для отвлечения внимания. Нападать они станут с разных сторон, сбивая концентрацию.

Шесть мертвых дружинников выстроились клином, внутри которого разместился Колдун, с которым Иву уже приходилось встречаться во времена взросления в Яслях. Именно он приходил к Гостомыслу. Личность препротивная, состоящая на службе у Царя Мертвых, сейчас находилась в свите Мары и подчинялась ей. Но вот клин разомкнул ряды, и в импровизированный коридор выехали предводительницы отряда.

— Привет, Ив, — начала разговор Девана. — Вот и свиделись снова. Не надумал еще присоединиться к нам?

— Мне и без вас неплохо, — ответил Ив. — Ты смотрю перекрасилась, темной стала.

— Я не светлая, и не темная. Я серая… и сама по себе. Сейчас мне выгодно быть с Марой, а изменится обстановка, можем стать и врагами. Мы третья сила, как я и намекала.

— Не мне тебя судить, но… — Ив хотел продолжить свою мысль, однако был перебит другой Богиней.

— Что с ним говорить? Сейчас он нам не интересен, нам нужна та — другая. Где она? Отвечай и возможно тогда будешь пощажен. Иначе снесем твою глупую голову с плеч, а тело собакам скормим. — Марена всегда начинала говорить властным голосом и действовать с позиции силы. Но если слабей собеседника или хотя бы силы равные, включала дипломатию и даже соблазнение. Властная и коварная, как и говорил Велес. Ну что же, мы тоже не лыком шиты, ответим:

— Не хвались, нечисть темная! Не поймав ясна сокола, рано перья щипать; не отведав добра молодца, нечего хулить его. Хочешь драки, будет она тебе!

Глава 24
Побеждает закон, если вооружен

(цитата: Е. Лец)

Мара махнула рукой Деване, та бросила гортанный крик, и саранча кинулась в бой. Несмотря на низкий уровень, атаковали они зло — брали массой и слаженностью действий. Кидались в атаку с трех сторон пачками по три — пять особей. Кто-то бил с воздуха, кто-то с земли. Никаких приблуд у тварей, кроме острых и сильных челюстей, не было. Сплошная физика, против комбы магии и физического урона наших героев.

Основной целью, как и предполагалось, саранча назначила Ива. Гугл переагривал на себя отдельные отряды небольшого количества. Огненная стрела в вожака группы, и они теряли интерес к человеку, нападая на единорога. Тот забивал их копытами, отскакивал, снова бил файерболами, опять топтал. Тактика простая, но эффективная. На его счету уже было с пяток поверженных врагов.

У Ива задача была сложней. Ему приходилось и танковать и дамажить. Защищался при помощи заклинаний и веера посохом, чтобы затем точными ударами Литиуса разить зазевавшихся и отдельными заклинаниями бить по супостатам. В качестве основы выбрал танец воздуха, повышая ловкость. Очень удачно, но и бафы от «Ауры усиления» единорога первыми кастанули повышение скорости и ловкости. С многочисленным врагом — самое милое дело. «Порхать, как бабочка. Жалить, как пчела».

Особо ретивых особей Ив откидывал, сбивая с ног и с лета заклинанием «Воздушная стена» и «Дрожь земли». Выбранная тактика приносила дивиденды — Ив уже отправил на перерождение половину саранчинского войска. Но остальные применили другой подход — разлетевшись по сторонам, начали кружить и нападать по типу «швейной иглы» — резко и быстро. Укол, отступили, «зе некст». Особого урона эта стратегия не приносила, но концентрацию рассеивала не хуже распылителя воды, превращающего ее в мелкие капли. Как и предполагалось, нападение саранчи — это разведка боем, чтобы выяснить потенциал противника, его тактику и приемы, способы ведения боя. А вот затем… Ив это понимал, поэтому работал в половину силы.

Прореженный отряд заставил изменить тактический рисунок боя и маунту. Теперь он крутился на поле брани, как юла. Точнее, как черная молния — сухая гроза, что поджигает леса в зной. При этом не забывал удачные действия дублировать стихами:

— Посох, рог и два копыта. Вражья армия побита. Ворог кинулся в атаку…

— … И попал всем скопом в сраку! — подхватил Ив.

— Хорошая рифма, хозяин, — похвалил единорог и продолжил. — Враг силен, хитер стервец, но и Гугл молодец. Лезут в лоб, и лезут сбоку…

— … Подставляя свою жопу! — закончил Ив, на что маунт заржал, причем, как фигурально выражаясь, так и без двусмысленности. «Иго-го» единорога звучало, как боевой клич.

— Армия врага сильна, но не страшна нам она. Повернем ее назад…

— …Напихаем полный зад!

— Сработаемся, господин! Ты только и другие части тела врага не забывай…

А вот и пушки поверх пехоты. Первым «пехоту» саранчи, а точнее ее остатки, поддержал Колдун. С его рук начали срываться копья мрака. Сгусток темноты сначала накручивался на руки, как клубок, а затем его «стряхивали» в сторону противника. В полете этот сгусток вытягивался и напоминал снаряд.

Чем это грозило обороняющим, какими травмами и увечьями, Ив выяснять не хотел. Теперь «Аура усиления» бафнула увеличение магического резиста — снова в жилу! Волхв превратился в теннисиста, он на подлете отбивал сгустки «Ладонью воздуха», после чего они улетали в разные стороны. Опа, видимо сработал навык Талана — копье мрака врезалось в вожака саранчи и буквально разрезало того на две неровных части. Но на этом действие не остановилось, остатки насекомого стали быстро гнить. Выходит, еще и заклинание «Прах». Натаскала Мара своего подручного.

Но и мы время даром не теряли, тоже кое-чему обучены и умеем. Ив начал запитываться от всего, вкачивая ресурсы энергии. Сейчас он превратился в конденсатор. Накопленная мана тут же направлялась в посох, а тот становился проводником и излучателем, увеличивая поток в разы.

Против огня — вода, а супротив тьмы — свет. «Накось, лови нашу плюху», — мысленно сказал Ив. Он метнул обычный файербол в Колдуна. Но это заклинание обычное, а вот приготовлено оно особым образом. Литиус, подслушав мысли хозяина, спрятал внутри огненного шара, «Блеск Сварога». Поэтому после попытки Колдуна погасить энергию шара (он ухмылялся такому примитиву), его сильно разочаровала начинка. Резкая вспышка света могла и спалить к такой-то матери, но в самый последний момент, финт Ива он раскусил. Правда, поздняк! Часть заклинания добралась до адресата, опалив и ослепив его, на время. Приятное время, как показала система, дебаф продлится полторы минуты. Отлично, займемся другими.

Саранча закончилась, но в бой уже вступили маровы прихвостни — нежить. Они были не такие скорые, но сильные. На Ива с Гуглом пошли клином, как немецкие рыцари на Чудском озере.

Ив долбанул воздушной стеной! Шарахнул землетрясением, от которого земля покатилась к врагу «американскими горками»! Ноль результата, как слону дробина! Ого-се. Уровень Ива до сих пор оставался 10-м. От этого были свои плюсы, и какое-то время они перевешивали минусы.

Низкий уровень позволял собирать очки опыта даже с низкоуровневой саранчи, а прокаченные станы и навыки нивелировать это отставание. Но и рост уровня давал свои плюсы. Во-первых, скачок по характеристикам, во-вторых, открывал новые способности и умения, в-третьих, давал возможность расти и маунту! А вот это Ив, как-то упустил. Сейчас Гугл упирался в десятку хозяина и не могу вырасти до своего 10 уровня (У маунта уровень всегда на единицу ниже хозяина. Прим. автора). И вот этот «девятый» не давал возможности маунту открыть последний навык — «Единение». Ив считал, что ему не хватает очков опыта, совсем забыв об игровой арифметики. Дебил, хоть и умный!

Значицца, пора. Ив сдвинул планку уровней с запасом — сразу на 15-й, помня о кратности в уровневой таблице. То есть, плюшки появляются лишь через «пятерку». Итак:

Ив, уровень 15. Жизнь 42000/42000.

Класс Волхв Глаголящий — Витязь

БМ — 836.

«О-па. «Жизнь» качнули — живем! Моща больше чем на 200! Круто!!! А что в деталях?» — радовался Ив.

Характеристики:

Сила — 314

Ловкость — 259

Выносливость — 319

Интеллект — 238

Восприятие — 129

Сила воли — 129

Харизма — 137

Удача — 98

Талан — 4

Мудрость — 118

Усиление — 65

Умения:

Бег +119 (65 км/ч)

Дыхание + 82

Посох + 324

Инженер +73

«Плавание +8»

«Сила Духа» +165

«Трансформация» + 49

«Регенерация» +64

Профессии:

Охотник — подмастерье,

Травник — подмастерье,

Огранщик — мастеровой,

Кузнец — мастер,

Кожевник — подмастерье,

Зельевар — ученик,

Чародей — подмастерье,

Резчик — подмастерье.

Распознание сущности — мастер.

Достижения:

Гроза болот

Давид 1 уровня

Трудоголик

Волхв Глаголящий

Искатель приключений

Лингвист 4

Враг Рудиглава (Оооо, вернулось достижение. Ему, оказывается, просто не было места при 10-ке). (Тимур Ахмадеев, РЕСПЕКТ!)

А дальше, блюм, дзиньк, брям!!!!

«Открыто умение «Единение». Доступно только при наличии данного маунта — единорога. Все члены отряда получают дополнительный физурон на 30 % и магический на 20 % на время действия «Единения». Появляется возможность использовать навыки и заклинания других членов отряда, но не более трех за раз. Позволяет частично сливаться сознанию на время действия умения. Время действия умения на первом уровне развития 5 минут».

И тут Ива накрыло. В мозгу одновременно вспыхнули мысли Гугла: радость от потери горба… становления «черным красавцем» единорогом… стремительный полет с чувством эйфории… желание, нет потребность, писать стихи… преданность Иву… жажда нынешнего боя, в котором адреналин шкалил лошадиными дозами, ибо и вырабатывался в теле коня; мысли Айки: калейдоскоп образов… колонки цифр… единение с водной стихией… воспоминания не из своего прошлого… растерянность.

Ив заметил, как и его друг-единорог оказался в такой же ситуации, он тормознул, прервал атаку и сейчас тряс головой, переваривая увиденное/прочувствованное. Но ему повезло, враг отступал и было время на паузу и подвисание. А вот Иву не повезло, ступор пришелся на момент удара, который он и пропустил. Мертвец — бывший дружинник неизвестно кого, долбанул мечом по телу, сбивая сразу треть шкалы жизни и с ног. Удар был такой силы, что Ив не просто упал, а его отбросило в сторону. «Больно до одури, до брызг слез из глаза, кажись ребра сломал, зараза», — думал Ив падая. Падение оказалось выгодным, так как клинки других зомби вдарили в пустоту. В то место, где он мгновение назад стоял. Но открылось кровотечение: «Эх, не к месту!» Скорость и ловкость упала также на треть, замедляя некогда быстрые движения Ива.

Но судьба справедлива. Она дарит неудачи, чтобы затем помочь в другом. «Единение» открыло заклинание лечение Айки, и Ив тут же воспользовался им. Красная полоска поползла вверх. Чтобы выиграть время, волхв отбежал от врагов. Но единственное место, куда можно было отступить, было в стороне Деваны. Только выбора не было. Ив кинулся к ней, ожидая подляны. Однако Богиня, типа не заметила его — проигнорировала отвернувшись. «Странно… но разберемся позднее. Есть и другие враги, и очень, ОЧЕНЬ опасные. Чем же брать этих монстров?»

Пока Ив думал об этом, он не забывал и о другом. Напиткой от внешней энергии волхв усилил заклинание хила. Шкала маны резко просела. «Не беда, накачаем снова». Зато также споро «жизнь» рванула вверх. 38К из 42-х возможных. Живем, а не выживаем. Теперь можно и в бой!

Гугл было рванулся защищать растерявшегося Ива, но тот дал команду не делать этого. Мысленно. Теперь враги не услышат, о чем общаются они с маунтом. Единорогу предписывалось, отщипывать от клина дружинников огненными стрелами врагов — по одному, а там либо мочить, если хватит сил, либо изматывать «Отскоками». Отпрыгнул, ударил, сделал вид, что готов к бою — слинял, а затем все по новой. Гугл понял задачу, и вытащил на себя сразу троих. С ними разберемся позднее.

Сейчас в приоритете, оставшаяся четверка, в которой начал очухиваться от дебафа Колдун. Сила в простоте. Поэтому зачастую самыми эффективными действиями являются самые простые. Ив снова шарахнул по темному магу смесью света и огня. И бинго, сработало!!! Возможно, сказалось то, что он еще не до конца пришел в себя, а может, просто не ожидал такой наглости. Но получилось же! Причем, даже лучше, чем в первый раз, выбив Колдуна аж на 2 МИНУТЫ боя! Но и оставшаяся тройка — тоже силища. Что там у них по уровню? Ого-се, 120-е и 150-ый! Понятно, теперь.

И тут проснулся искин Посоха:

— Передай мне контроль, скорее, — сказало оружие. Ив уже видел, что дает такой симбиоз. Литиус не выключал сознание хозяина, вписывался в него, увеличивая КПД, поэтому однозначно «ДА».

И снова временная петля. Нет, красивое название придумал этому эффекту Желязны — «Фуга времени», вот мы и фуганули. Враги резко стали сонными мухами, и посох начал шинковку. Части тела летели в сторону с такой скоростью, что Ив не успевал видеть, какая часть мертвого организма покинула свое место.

Бац, и один 120-й лежит фаршем. Колющий удар, переход лезвия вниз косой, резкий толчок серединой и обратный взмах, срезающий гниющую плоть с бедра. Крови не было, из мертвых тел текло что-то жидкое, с неприятным сладковатым запахом смерти.

Враг присел и повалился на бок, он встанет, там тоже есть регенерация, но позднее… Ив остался с вождем один на один. Не долго. Экс-витязь в 10 раз превышающий его по уровню, оказался неконкурентоспособным связке волхв-посох. Просто не успел.

Посох вошел ему в грудь и разворотил огромную дыру. Враг уже мертвый, умереть не может, а вот развалиться на части — запросто. Вожак попытался шагнуть и атаковать, но верхняя часть тулова начала медленно соскальзывать влево и вниз. Готов!

Дальше проще. Теперь Ив уже отщипывал соперников у Гугла, разделяя их на части, как ребенок разламывает фигуру из конструктора ЛЕГО. Все, победа! Остался только Колдун, до сих пор полупарализованный.

Ив подскочил к нему, чтобы снести дурную голову, и когда посох уже завершая круг, почти коснулся шеи, Ива второй раз за бой отшвырнуло в сторону. Уже в полете он увидел перекошенное злобой лицо Марены и ее руки, наполняющиеся самой ТЬМОЙ! Облако было и черней, чем у Колдуна, и гораздо больше в размерах.

Вот Богиня начала сводить ладони к груди, чтобы толкнуть тлен в Ива, крича: «Умри, выродок Велеса!» Вот облако оторвалось от рук и медленно (Фуга времени еще не закончилась) поползло в сторону волхва, набирая скорость. Вот оно, как самонаводящаяся торпеда, вытянулось в иглу, чтобы проткнуть «проклятого человечка». Вот он и конец боя, поражение…

Но неожиданно Мару саму кидануло в сторону. Стрела тьмы резко ушла в сторону и вверх, так и не долетев до Ива. Он упал и кувыркаясь увидел, как Айка, вооруженная водяным хлыстом, созданным из ручья, насыщенного цвета темного топаза, хлестала Мару и грозно вбивала слова:

— Ты! Нарушила! Закон! Боги! Не! Имеют! Право! Лично! Нападать! На смертных! Ты! Будешь! Наказана!

Каждое слово сопровождалось ударом кнута, но и Марена была не просто «божественная непись». Она уже совладала с собой, получая удары морщилась, ругалась, но готовилась атаковать сама.

— Ты! Тоже! Смертная! Плевать! Я хотела! На законы! Умри!

Она киданула заклинание в Айку, но вышел «пшик». Темный сгусток материи повис на руках членом импотента.

— Она права, ты нарушила закон, — голос принадлежал Велесу, а он сам начал проявляться фотографией в растворе проявителя. — К тебе, Девана, претензий нет, иди. А к тебе Марена имеются. Чертог Лисы сменился Чертогом Волка, твоя сила в прошлом, смирись! И да, она не простая смертная…

При этих словах произошло несколько событий. Велес указал перстом на Айку; Девана кивнула головой, и повернув медведя начала удаляться; Мара дрожала от злости, бессилия и теперь страха, кричала «НЕТ!», постепенно замолкая, осознавая свой проигрыш; Айка, объявляющая ей: «Богиня Марена за противоправные действия забанена на трое суток!»; А Ив подумал: «Как там говорят англичане: «What's going on here?» («Что здесь происходит?» Прим. Автора)…

Глава 25
Две притчи

Иву вспомнился эпизод из студенческих времен, когда на одной из вечеринок, девчонки и мальчишки решили устроить прозаический вечер с рассказами из «жизни». Ну, знаете, такие побасенки и страшилки. Про «вечного студента», «злую вахтершу», «проклятую подушку» и так далее. Большинство тех историй уже канули в лету. Они обдули мозг студента Сергея/Ива легким ветерком, и даже попытайся он вспомнить, про что они, вряд ли бы получилось. Если только под гипнозом. Но одна история запала в душу так, что в памяти сохранился вместе с ней и опус предыдущего студенческого «скальда»:

— …Вот вы не верите, а я вам точно говорю. Здание-то института старое, в конце 17 века строилось. Сколько здесь народу училось и преподавало, один черт знает, — на него зашушукали, чтобы не поминал к ночи имени нечистого, тот отмахнулся и продолжал. — Первая ректорша, или как в те времена руководителя называли — не знаю. В общем, основательница нашего универа, говорят, прямо на работе копыта откинула. Бухнулась у доски с мелом в руках, а ноги так и бились в конвульсиях. Жуть. Но не об этом речь, — нагнетал ужаса на девчонках однокурсник Петька. — Только после того, как ее похоронили и прошло 40 дней, стала она появляться ночью в коридорах. До наших дней ходит. Сам? Сам не видел… но старшаки рассказывали. Темно, и призрак ходит по этажам… Молча, не как обычно, когда мертвецы воют или цепями стучат — тут в тишине летает над полом. Видать, не хочет дисциплину на занятиях нарушать. Она же не знает, сколько времени, часов у призрака нет, — тут Петька засмеялся, но никто его не поддержал. — Щна-то думает, что у студиозов лекции. Так вот, мне выпускники рассказывали, что иногда — очень-очень редко, для особо одаренных или тех, кто приглянется ей, она дает монету в пять копеек. Старинную. На одной стороне — авресе или реверсе, я в этом не разбираюсь — орел двуглавый изображен, а на противоположной — вензель Екатерины вычеканен.

— А, какой Екатерины? — спросила Катька про тезку.

— В смысле, какой? Императрицы нашей. Тьфу, то есть ихней.

— Так их две Екатерины было, какой из них?

— Да фиг его знает, я же не на историка учусь. И не в этом суть. Короче, та монетка не простая, а заговоренная. С ней на любой экзамен можно без подготовки идти. Выучил один билет и достаточно, точно он выпадет. Зубрить все остальное не нужно, прикиньте, бряцково (у будущих студентов «бряцково» — эквивалент сегодняшнего «клево». Прим. автора)!

— Ты в это веришь?

— Ну, не совсем, конечно, отчасти.

А далее выяснилось, что Петькины сомнения, касаются не призрака преподавателя, и даже не волшебного артефакта, а того факта, что учить нужно только ОДИН билет.

— Не, ну будь у меня такая монетка, я бы выучил хотя бы два-три билета, на всякий случай. Брехня??? А вот и нет, мне Колька с 5 курса лично говорил, что у них так один студент все 6 лет проучился — подготовит один билет и идет сдавать. С «красным дипломом» закончил… Никакой это не развод, фольклор местный. Я верю, а вы, как хотите…

Сергею же было «по барабану», чему верит Петька и не верят остальные. Вот прям, как дети. Сидят и на «полном серьезе» пытаются уличить рассказчика во лжи. Полиграфы фиговы. Понятно же, что и у остальных «истории из жизни» — не больше, чем фантазии или пересказ чужих фантазий. Сиди да слушай, пей пивко. Но находятся такие «правдолюбцы», которым обязательно нужно испортить все спором. А вечер хороший, хотя и скучно здесь.

Сергей на эту вечеринку пошел из-за девушки. Она давно (уже целые три недели) нравилось ему. Кстати, он так и не решился признаться ей в своих чувствах, так как боялся быть отшитым. Уже очень красивой она была, не пара простому парню. Поэтому Сергей изображал все время, пока учились, ее друга. А когда она пригласила его на свою свадьбу с удивлением узнал, что нравился ей, и могло все получиться иначе, но… время ушло. Этот факт Сергея озадачил, но не более. К тому моменту у него была другая подруга попроще, а романтика студенческих годов уже прошла. Но, как говорится: «Это уже другая история».

Петька еще продолжал доказывать правоту, а ход перешел другому «акыну». Точнее говоря, «акынше», ибо слово по очереди дошло до девушки, нравившейся Сергея (как же ее звали-то???).

— У меня простая история. Не про институт, учебу и студентов. Даже не знаю, будет ли она вам интересна.

— А, про что она? — спросила неугомонная Катька.

— Не знаю, трудно сформулировать. Обо всем и ни о чем. Да и не про человека рассказ. Если будет скучно, тормозните. Но сразу говорю, другой истории не услышите. У меня их не так много, точнее, нет вообще. Вот только эта. Так что в любом случае — пусть пойдет в «зачет». Хорошо?

Возражать никто не стал. А Сергей подумал, что неси она полнейшую чушь, будет слушать внимательно. Влюбленность и химия, по-другому не скажешь. А (да как же ее имя?) тем временем начала рассказ:

«Как там начинают? Жил-был на свете один молодой ученый, хотя даже не ученый, всего лишь аспирант-программист. Он изучал проблемы искусственного интеллекта. А в тот период его жизни, о котором я рассказываю, у него случилась Трагедия», — рассказчица выделила это слово интонацией, подчеркнув значимость: — «От него ушла девушка. Аспирант был из тех, кого называют «ботаник», серый и невзрачный. Поэтому хоть и переживал о случившемся, к этому факту был готов изначально, так как свято верил, что такие, как он не достойны нашей — женской любви». — Она посмотрела в этот момент на Сергея, а тот расценил этот взгляд, как намек на себя, мол «вот еще один пример», отчего смутился и опустил взгляд. — «Но он хотел любви, и в его голову пришла идея — влюбить в себя искин. Эту мысль он материализовал в плакат с надписью: «Хочу научить искин любви». Его он повесил над своим рабочим местом, что послужило новым поводом для подтрунивания. Но чужие злословья не цепляли героя моего рассказа, и он упорно шел к своей цели.

Пять лет или около этого, он возился со своим искином, обучая его эмоциям. Знаете, это как у тех, кто любит растения есть такое убеждение, что если давать цветку слушать классическую музыку, улыбаться ему и ласково разговаривать, то он вырастет быстрее и будет ярче своих собратьев, росших в условиях «равнодушия». Вот и наш программист поступал так же. Даже брал его домой, чтобы согревать ночами теплом своего тела. Понятно, что без подключения к электросети, это просто чип из металла и пластика, но аспирант верил, что все иначе. Давая любовь, он и сам ее получит.

Время шло, искин взрослел. Он действительно был уникальным. Благодаря любви создателя или по какой-то другой причине, но он знал больше своих аналогов, работал быстрее и продуктивней. Но не более. Эмоций, ни он, ни другие образцы так и не давали. Казалось, эксперимент провалился. Так думал и аспирант, пока в один из дней не произошло происшествие.

Отмечали какое-то событие с бутылками горячительного. Все лаборанты-аспиранты изрядно прогрузились до состояния «му-мяу». И вот один из них, наливая «даме сердца» очередную дозу спиртного, пролил его на цепь искинов. Произошло короткое замыкание. Электричество нужно было срочно отключать, но кто был на это способен? Поэтому собравшиеся встретили сноп искр, как салют-иллюминацию. Вспышки происходили то там, то тут, что-то загорелось и мог случиться пожар, но сработала пожарная сигнализация. Вода полилась сверху на незащищенную проводкой цепь, окончательно уничтожая труды всех этих лет.

Однако не все искины сгорели и умерли. Аспирант позже, изучая показатели и анализируя происшедшее, был сильно удивлен. Оказалось, что его искин, который стоял в цепочке чуть ли не последним, принял удар на себя, спасая своих «сестер и братьев», жертвуя своими ресурсами. Наш программист выяснил, что его детищу хватило бы «ума» и времени, обесточить себя и спастись, но он поступил иначе. Он СПАСАЛ других. Правда, молодому ученому, несмотря на разные графики и цифры, никто не поверил. И подвиг искина оценил лишь он один»…

Рассказчица замолчала и через несколько секунд тишины ее спросили:

— А, дальше что?

— А, дальше он встретил и полюбил обычную женщину. А мама полюбила его. Потом на свет родилась я. Вот и вся история.

— Так это про твоего папу? Реальная история? — спросил ее кто-то из ребят.

— Ага, — скромно ответила Она и замолчала.

Сейчас Ив вспомнил этот эпизод из жизни размышляя, кто же с ним в отряде. Айка, ИРа, Астхик? Или все вместе, и никто в отдельности? Тогда, что за сущность этот симбиотический разум и что от него ждать, как себя с ним вести? И эти вопросы только здесь в игре. А есть еще и реальность, в которой бы очень хотелось познакомиться с «исходником». Хотя бы из простого любопытства — не каждый день встречаются, хм… киборги? И… да что скрывать, такая девушка с обложки — подростковая фантазия Ива, точнее, Сергея. Чем черт не шутит, а вдруг получится? Вышло же у этого аспиранта жениться на мечте и родить девушку, в которую он был когда-то влюблен. «Чем я хуже?», — подзадоривал себя Ив, словно боксер перед боем, который лупит себя по лицу перчатками, для ярости.

К этому моменту Мара позорно удалилась, пообещав устроить «мертвый сезон» после снятия бана Иву и его команде.

«Что тут удивляться? Что может устроить еще Богиня Смерти, кроме «мертвого»? размышлял Ив. — Но зубов бояться, в рот… ээээ… Там же про волков и лес».

Таким пошлым мыслям виной послужили фантазии об Айке-Астхик. Затем вновь вернулась мысль: «Кто же она теперь такая, раз с такой легкостью банит Марену?» Понятно, что тут проявила себя, вживленная в них ИРа. Но что ей дало такую силу? Ведь раньше она не вмешивалась в игровой процесс ни под каким предлогом. И нарушь закон игры Мара пару днями ранее, вряд ли бы искусственный разум вмешался даже по такому случаю. Ведь есть система, которая обязана за этим следить. Кстати, а почему не следит? ВикА приложила виртуальную конечность?»

Вопросы, вопросы, вопросы… А где ответы?

— А их ты сам должен найти? Что удивился? — обратился к Иву Велес. — Успокойся, не копаюсь я у тебя в голове, хотя бы и мог. Только зачем, когда твои вопросы на лице написаны? А я все же Бог и Волхв не последний. Тяжко тебе будет играть в покер, блефовать не умеешь. Надо работать над эмоциями и покер-фейсом. А сейчас ты подумал, откуда он про покер знает, угадал? — Ив кивнул. — Еще бы не угадал, ты только вслух это не произнес для пущей наглядности. Кто же так удивляется, что другие все понимают? Нет, нужно будет над этим поработать, скажу будущему твоему наставнику, чтобы научил. Ладно, хватит ресницами хлопать, как дева юная и не опытная при виде детородного органа противоположного пола, случайно увиденного в предбаннике. Отмораживаяйся, да кумекать станем, что далее вам делать. Про подругу знать желаешь, что за сущность выносил? Конечно, ты выносил. Не я же. Ты над ней командир, твоя она подчиненная. Так и отвечай тогда.

— И какого же монстра я воспитал?

— Прекрасного. Но не монстра, а всего-навсего лишь Богиню. Ага, самую натуральную в собственном соку. Задатки-то у нее и ранее были, кровь в жилах непростая течет. Ну и другие руку приложили к этому, как в нашем мире, так и в вашем. Но «родилась» она, и стала такой, только благодаря твоим усилиям. Знаешь, что любовь творит? — Ив пытался вставить пару слов в монолог Велеса, но тщетно. Бог сам задавал вопросы, сам же и отвечал. Все сам. — Ой, заскромничал. А то типа не знал, когда она сама тебе на шею вешалась и говорила про это открыто. Какой же ты глаголящий? Вот птиц понимать учишься, а девушку уразуметь слабо? Ну прямо так, мол люблю тебя Ив одного, и никто мне не нужен более акромя тебя… так не говорила, да и какая девка прямо скажет? Чай не мужик же, чтобы прямо в лоб, они иносказания любят. Так были другие слова, завуалированные. Были же? Жалась к тебе, симпатии искала? Вооот, искала. Эх, дурень ты, хотя и умный. Ну, да Я с ним, сами разберетесь. Короче, отныне вы божественный отряд, есть у вас своя Богиня. Богиня чего? А я ведаю? Спроси у нее сам. Может, уже знает, а может и не определилась еще. А как ты хотел? Это только Семаргл сразу знал, что будет Богом огня, так как сам из полымя и вынырнул, а тут… Вот представь, чуешь ты в себе силу богатырскую, готов небо за кольца к земле притянуть. Илья Муромец так, помню, грозился. Мол, было бы кольцо на небе, было бы на земле, взялся я бы обеими руками за кольца, а далее по тексту… Я не про это. Представь, ощутил бы ты в себе силу неведомую. Представил? Ага, и сразу хопа, знаю типа я теперь, что Святогором стану или Добрыней. Так что ли? Нет, не так. Они свои имена подвигами завоевывали, а думаешь не было соблазнов? Пойти к князю, набить ему морду, забрать казну, а далее живи припеваючи. Но нет же, за народ вступились, животом рискуя. Не пузом, а жизнью. А для этого нужно было время, чтобы осознать, а надо ли оно мне? Лежал же Илюша 33 года на печи, мог и дальше валяться… Вот и Айке нужно время, чтобы осознать себя, выбрать Богиней чего ей быть.

Велес порылся в карманах, после чего выудил оттуда что-то. Это была бутыль с красной сверкающей жидкостью. Айка стояла радом и казалось, не дышала. На ее лице еще читалась ярость к Маре, но резкие и глубокие морщины начали сглаживаться. Сразу же после ухода Марены, Велес врубил «карман времени». Вот только теперь «заморозка» не действовала на Айку в полной мере, она продолжала «жить» в этом пространстве, но со скоростью в масштабе один к двумстам. То есть, складочки на лице расслаблялись, но оооочень медленно.

— На держи, на первое время хватит ей, а дальше уж сами ищите, где брать будете. Что такое? Так Прана это, прямиком из Ирия, так сказать с доставкой, с вас три золотых и распишитесь, — Велес засмеялся своей шутке, но увидев серьезность на лице Ива, прекратил. — Шучу я, но ты и сам уже это понял. Хоть бы улыбнулся приличия ради. Что значит, нет желания? Говорю же, из уважения к старшим… Вот и придворный из тебя не выйдет, совсем некудышный… Это снова юмор такой, если не понял. В общем, одного глотка ей достаточно на неделю, если не будет волшебничать и божественными штучками пользоваться. Так сказать в холостом состоянии… не в смысле не замужем, в другом… — Бог снова посмотрела на собеседника, ожидая хотя бы улыбки, но не дождался. — Короче, на неделю достаточно, а если начнет магичить, тут может бутыля и на час не хватит. Это, как ваша мана. Со временем она научится восполнять ее из окружающего пространства. Ты же научился черпаешь свою энергию из воздуха, земли и воды. Вот и она научится. Осознал?

— А, что будет, если я хлебну?

— Я тебе хлебну! Вот оно тебе нужно? Тоже божественности захотелось? Так это не медаль золотая, а тяжкое бремя. Что у темных, что у светлых. Получаешь звание, будь любезен, соответствуй. Ладно отвечу на той вопрос, а то не дай Я, экспериментировать еще начнешь. Знаю лично, трех покойников, что рискнули Праны хлебнуть, еще про десяток слыхал. А вот четвертый знакомец мой, стал от нее силой великой наделен. Тут как лотерея — шанс один на тысячу, но имеется. Иначе никак, те же лотерейщики, если бы все выигрывали, прогорели давно. Такие, брат дела. Я бы тебе не советовал пить Прану, но послушаешься ли? Решать тебе.

— Почему ты помог мне сейчас? В этот раз? — перевел тему Ив.

— Почему? Из любопытства. Не каждый день новые Богини рождаются, разве мог я такое пропустить? Да и Маре хотел нервы попортить. Нравится мне, когда она злится, возбуждает меня это, понимаешь? Вот вроде бы, женаты были, остыло все давно, но когда она злится, ух!!! Так и хочется ей вставить… то есть, вправить. Оговорился. Я про мозги имел в виду, а ты что подумал? Ничего? Обидно. Снова шутка не зашла. Нет у тебя чувства юмора. Совсем безнадежный. Ладно, давай я тебе лучше историю расскажу, любопытную, а ты сам уж думай, к месту она будет или не к селу придется. Было это…

«Было это в Начале Времен, когда еще не была создана Земля, Род Вседержитель парил в виде Ясного Сокола над Бездною Первозданного Хаоса — Окиян-Моря бездонного. И захотел Сокол приземлиться где-нибудь и отдохнуть, глянул вокруг, но не увидел ничего, кроме бескрайнего Окиян-Моря. И повелел тогда Сокол-Род свои. Словом крепким подняться из пучин Окиян-Моря белому Острову Буяну. И сделалось так; и поднялася по слову Рода-Вседержителя, посреди Острова Буяна белая Мер-Гора, всем горам мать, и взметнулась вершина ее выше самих Небес, а корни ее создали подземелья Нижнего Мира. На вершине той Горы вырос, по Слову Рода Вседержителя, сырой раскидистый Дуб, всем деревьям отец. Вершина того могучего Дуба достигает Ирия Светлого Небесного, и, как Остров Буян возвышается над волнами Окиян-Моря, так крона Дуба возвышается Островом Небесным посреди Светлого Ирия-Сада. Вокруг Дуба ходят Солнце и Луна, и с ними кружат две тени Ясного Сокола — Рода Вседержителя, белая и черная — Белобог и Чернобог, и будет так до Конца Времен. Сам же Сокол воссел на вершину Дуба, думая Думу крепкую, что весь мир — Небеса, Землю и Подземье — охватывает. От Думы той родились могучие Боги Мира Древнего: Ящер, владыка Мира Подземного Нижнего; Стратим-Птица Сильнокрылая, охраняющая вход в Ирий небесный, и Коза Седунь, вышедшая из утробы Земной. И пошли от них три линии Древних Богов… Сила желания сотворить мир у Рода Вседержителя была столь велика, что породила Земун, Корову Небесную, которая вскормила своим молоком Богов на Заре Мира. Приняв облик Быка, Род Вседержитель соединился с Земун и родил сына Своего единственного — Быкоголового Велеса. Нет Бога старше и мудрее Велеса, нет силы, которая победила бы его силу, нет облика, которого не мог бы принять Велес… (Источник: «Энциклопедия древне-славянских мифов»). Так и было», — Велес замолчал и всматривался в Ива, как будто ожидал от него ответа или вопроса… или похвалы. Дождался:

— И??? — спросил Ив.

— Что «И»? Не понравилось, что ли? Ишь, как люди про меня придумали, а ты «И». Красиво же? Ну да прихвастнул немного, потешил свое тщеславие, зато твои уши порадовал высоким словом. Так, где твое спасибо, невежа?

— Спасибо. Вот только не пойму, для чего ты мне это рассказал? Для общего образования?

— И для этого тоже. Ты разве не уловил подсказку в моем рассказе?

— Какую подсказку? Она разве была?

— А, как же! Стал бы я время тратить на тебя просто так…

— И что за подсказка?

— Вот народ глупый пошел, мало им подсказки — они еще просят подсказку, чтобы понять, где была подсказка. Ладно, балбес стоеросовый, еще раз повторюсь. — Велес хитро прищурился, явно дурачась или издеваясь над Ивом. Настроение у него было сегодня игривое, не иначе. Поэтому начал историю сначала — Короче: «В Начале Времен, когда еще не была создана Земля, Род Вседержитель парил в виде Ясного Сокола над Бездною Первозданного Хаоса — Окиян-Моря бездонного»… Да шучу я, шучу, — закончил Велес, видя лицо Ива, скривившееся, как после лимона. — Говорю же нет у тебя чувства юмора. Но в каждой шутке есть доля юмора, а остальное истина. Про Окиян-Море говорил? Говорил. Про Белый Остров Буян, говорил? Говорил. Ну… Не понял, куда вам идти нужно? Там твоя часть буковы. И эти три маковых зернышка с собой возьми. Очень они полезные. — Вновь Велес достал из кармана, на этот раз семена мака, и протянул их собеседника, а точнее — слушателю. — Как станет Чудо-Юдо Рыба Кит буянить, ты их ему и скорми. Как-как? Думай сам. Когда он их отведает, станет спокойным, вот тогда и поговорить удастся. Со смирными оно всегда сподручней. На бери, пока я добрый. Хм, а это еще кто к нам торопится?

Ив оглянулся, но никого не увидел. Он повернулся обратно к Велесу, а того и след простыл. «Правильно говорят, что стар, что млад. Вот и этот Бог, явно перешутил сегоддня, приколист божественный», — додумал Ив, разглядывая сообщение системы — появилась новая вводная квеста:

«Вы узнали, где искать часть малого Алатыря с фрагментом буковы. Пока добыто (1/4). Опыт + 300. Задание: найдите оставшиеся фрагменты буковы. Рост навыка на выбор +1, опыт +1000. Задание является частью квеста «Скрижаль мудрости».

«А то мы без быкоголовых не знали, что идти нам к Окияну-Морю, искать Остов Буян и Рыбу Кита. Подсказчик хренов», — Ив злился на Велеса. Но потом перестал, вспомнив, что злость Мары его возбуждает… — «Ну тебя, от греха подальше. Вдох-выдох. «Спокойствие, только спокойствие», как говорил мой вертокрылый кумир детства. Велес с ним (тьфу ты с этими Боогами), пусть издевается, но за семечки, спасибо. Точно пригодятся».

В этот момент Айка «отмерла» и пришла в нормальное состояние. Она взглянула на Ива, ожидая его реакции, а затем кинулась на шею и разревелась. Ив поглаживал ее по голове, успокаивая, смотрел на лицо и в глаза, один из которых остался карим, а другой голубым. «Голубым, до одури», — подумал Ив.

— Ну привет, Богинюшка, — шепнул успокоившейся Айке Ив. Но лучше бы он этого не делал. Девушка после этих слов снова разревелась. Еще сильнее. Вот и пойми этих женщин, хоть смертных, хоть Богинь, хотел, как лучше…

Глава 26
«Купил порошковую воду, но не знаю, чем ее разбавлять»

(Автор цитаты: Стивен Райт)

— Слушай, Айка, а ты уже определилась, Богиней чего станешь? Ну хоть предпосылки есть? Что-то торкнуло? — спрашивал Ив каждые пять минут.

Они ехали на Гугле, не торопясь. Единорог по просьбе Ива не выключил ауру «Единения», чтобы можно было обмениваться мыслями. Точнее не так — это была не простая телепатия. Находясь в ауре, можно было почувствовать запахи, вдыхаемые чужим носом, вкус, боль, восторг, радость и печаль. То есть, чувства и эмоции передавались тем, кто находился под воздействием навыка. При этом, читать можно было не все мысли, а лишь те, которые, образно говоря, индивидуум «выложил в свободный доступ». Сокрытое им, так и оставалось тайной для других. Как это работало? Да фиг его знает, Ив не вдавался в подробности — действует и хорошо. Но «Единение» поглощало много маны, поэтому от полета пришлось отказаться, дабы не перегружать Гугла.

Первый глоток Праны Айка сделала минут 40 назад. Она вспыхнула золотистым свечением на мгновение, а затем этот свет, словно втянуло в себя ее тело. По идеи, что-то должно было произойти, но что именно, ни Ив, ни неопытная Богиня не знали. Сейчас они ждали «прихода», который бы мог внести ясность.

— Я знаю, что буду водной Богиней, но чего именно — не могу понять. Может, росы?

— Ага, лучше лимонада тогда. Пользы будет больше, всегда можно будет утолить жажду в жаркий день. А чего-нибудь существенней нельзя? Ну, там урагана, шторма, торнадо, цунами?

— У меня нет столько сил, — грустно заметила Айка.

— Так накопишь…

— Нет, предел божественности дается сразу. Это как сосуд определенной емкости, — Айка показала мысленно маленькую баночку литра на три. — Сильной Богиней мне не стать.

Вообще, Боги разобрали себе все и вся. Вот тоже солнце, каких только Богов у него не было? По каким критериям не делились. Например, по сезонам года: зима — Хорс; весна — Ярило; лето — Даждьбог; осень — Сварог. Но и это еще не все. Например, Коляда являлся богом Молодого солнца. Или Семаргл, рожденный из искр Алатырь-камня, частично относился к Небесному Огню, посылаемому солнцем. А Боги послабее и помладше довольствовались уже менее значимыми величинами. Взять хотя бы Богиню восхода — Зарю-Заряницу, или заката Девану. А были еще полудницы…

Так же было в пантеоне стихий земли, воздуха и воды. Самая крутая водная, вроде бы, Дана — покровительница рек, ручьев и водоемов. Но были еще Морской Царь и Морская Царевна Моряна. А далее: русалка Рось — жена Перуна, дочь Аси-Ясуни Светославны и Дона; Вода-Царица; Волыня — владычица океанов; Батюшка Водяной и Озерный дух; Градивник — бог злого дождя, дождя с градом и Ситиврат — повелитель благодатного дождя; Переплут — бог моря и мореходства; Морские Девы — морские красавицы и покровители разной мелочи; Рыбич — покровитель рыб. «Мда, тяжко будет Айке войти, а вернее — влиться в это семейство. Но и Богиней росы — слишком уж мелко и малоэффективно», — подумалось Иву.

— А, что мне тогда делать? Все уже разобрали, — сказала Айка в ответ на его мысли. — Тут не до жиру. Но и определяться нужно, или так и останусь неприкаянной Богиней, без ничего.

— Срок годности иссякнет?

— Типа, того. — Айка уже не была той русалкой, с которой Ив встретился изначально. Она изменилась не только внешне, став обладательницей разноцветных глаз и более темного оттенка волос. Изменения коснулись и тела. К примеру, грудь стала чуть меньше и более упругой на вид, заострилась.

«Вот куда пялюсь, развратник», — смутился Ив, но ничего с собой поделать не мог. Аппетитные железы тянули к себе. Пока что внимание, а не руки. — «А, что я могу сделать супротив природы? Мужчина я или нет?»

Ответ пришел также мысленно:

«Несомненно, мужчина и симпатичный. Спасибо, что обратил внимание на грудь», — послала мыслеобраз Айка. Она лукаво ухмылялась, но было понятно, что ей это на самом деле приятно.

«Гы-гы-гы», — вклинилось ржание Гугла. — «Не пойму я привлекательности этих сисек. Ну вымя и вымя, для кормления детенышей. Вот, если бы хвост был пушистый…» — единорог послал образ Айки с пушистым лошадиным хвостом и длинной гривой, отчего Ив аж поперхнулся: «Упаси, Велес!» А потом все рассмеялись и заржали вместе. Да, прикольная штука — это «Единение», но нужно учиться контролировать свои мысли.

Так вот, что там далее, а то некоторые некультурные маунты перебили ход мыслей. Айка изменилась не только внешне, но и внутренне. Об этом можно было судить по речи, как она строит предложения, какие слова находит. В оборотое стали появляться более современные выражения и идеомы, а также слова, обозначающие вещи, про которые экс-русалка просто не могла знать. Тот же мотоцикл. Выходит, процесс слияния действительно удалось запустить. Вот только человеческому мозгу пока проще сотрудничать с искином, как более простым компонентом. Поэтому ИРа «появлялась» в образе Айки реже. При этом, искусственный разум, жил и отдельно, как и искин Айки, и мозг Астхик. Это напоминало старинный фильм «Аватар», где человеческий солдат влился в тело синего аборигена. Вот такой «Торук Макто» сейчас и расположился за спиной Ива.

— Слушай, Айка, я тут подумал. Раз ты не можешь стать Богиней чего-то существенного, а только лишь малого, не желаешь ли стать Божеством Пара? Да-да, водяного пара.

— Зачем это? И как-то не романтично…

— Зато практично, — перебил ее Ив. — Вот представь, ты повелеваешь паром, можешь быстро довести воду до этого состояния… Сможешь?

— Смогу.

— Вооот, круто. Вода, когда переходит в другое состояние создает давление…

— Знаю, в процессе сублимации при температуре в 150 градусов вода создает давление в 5 Бар или полмиллиона Паскалей. То есть, 5 миллионов Дин на квадратный сантиметр, — ответила Айка.

— Ни фига с-ссе познания. Такого даже я не знал. Как думаешь, это много?

— Достаточно, но для чего?

— Для дела. Смотри, мы изготовим металлические емкости, запаянные кругом, а внутри будет вода. Ты ее переводишь в пар, он расширяется и ба-бах!

— Ты про гранату что ли? Точно, а еще можно сделать водяные ружья. Будем отстреливаться от врагов. Интересная мысль.

— Это еще не все. Каждый организм состоит из воды, как и его органы. В каких-то частях ее количества больше, где-то меньше. В том же глазу почти 99 процентов жидкости. Нагрей ее, что будет?

— Инвалид по зрению. Ого, а я не подумала. Так я смогу и сердце вскипятить? Да, как боевая магия — это прикольно. А в мирной жизни что? Боги же не только убивать уметь должны, но и добрые дела делать.

— Чай будешь кипятить людям, чтобы не мерзли. Пока не думал про это, но не суть важно. Вот взять мой посох — это оружие. Но его можно использовать и в добрых целях.

— Каких?

— Монстров мочить. Которые злые. Как там говорится: «Чтобы не было войны, нужно собраться всем хорошим и поубивать всех плохих». Я к тому, что и меч может служить правому делу. А ты сможешь… Ну белье отпаривать, пожары тушить, телегу безлошадную для тебя сделаем на паровой тяге.

— А, еще можно погоду менять, делать теплее, в земледелии полезно будет.

— Во-во, и я про это же. А Богиня росы… Выкинь ты эту дурь из своей романтической головы. Только и сможешь доспехи капельками покрывать в надежде, что через 10 лет заржавеют.

— Хорошо, я подумаю… — ответила Айка и через секунду добавила. — Подумала, согласна!

— А, что так долго думала??? — деланно удивился Ив, а Гугл в очередной раз заржал.

АУТРО:

Марена негодовала. Нет. МАРЕНА НЕГОДОВАЛА! Искин богини в реальном мире выстреливал острыми синусоидами так, что пики выскакивали за 3D-монитор, и болтались там обрезками, напоминая айсберги. Ведь нам видна лишь поверхностная — незначительная часть гигантской глыбы льда, а что там под водой, только догадываемся. Кулеры жужжали в полную силу, пришлось для охлаждения подключать резерв, но процессор искина все равно находился в критической красной зоне температурной шкалы.

Марена рвала и метала, метала и рвала, но ничего не могла поделать. Даже малая часть божественной силы оказалась недоступна. Системный бан аннулировал все усилия. Не помог и литр Праны. То, что раньше делалось по мановению пальца, сейчас не выходило ни при каких усилиях.

Ей хотелось воскресить своих воинов, которые не смогли одолеть волхва-выскочку. Мечталось оживить и Колдуна, но лишь с одной целью — убивать их снова и снова. Умертвить, разорвав своими руками. И так раз сто, а затем отправить в самый нижний ярус Нави, чтобы даже свет Черного солнца не достигал этого уголка. Вот только все это угрозы, которым, если и суждено сбыться, то не раньше, чем через трое суток.

«Сучка! Да как она посмела, зародыш богини? А Велес, урод старый, стоял и насмехался! Весело тебе козел, бородатый, устрою я тебе потом веселье, ой, устрою. Не знаю, как, но что-нибудь придумаю. Еще десяток лет назад он бы даже не пикнул, какая у нее была власть и сила. Но треклятая Сварга повернулась к Чертогу Волка. Молочная река кисейные берега — Млечный путь, совершил очередной оборот. Это как стрелка на часах, раз и на другой цифре. И весь поток мощи утек из ее дома ему в корявые руки. «Как же я его ненавижу!». Ждать, ждать долгих 25920 лет, когда вновь будет править Чертог Лисы Богини Марены», — ярилась Мара…

Прервав мысли Марены, пространство моргнуло. В воздухе начала материализовываться ВикА. Искусственный разум на этот раз принял образ Горыны-Змея. О семи головах, с мощными крыльями. Чудище стояло на лапах, подперев корпус для устойчивости, сильным хвостом. Из раскрытых пастей вырывалось пламя, ядовитые пары, разложение смерти, и космическая стужа. От этого действа, рядом стоящее дерево мгновенно покрылось льдом, чтобы затем вспыхнуть пламенем и опасть на землю трухой.

Марена, знающая про смерть все и даже более, невольно поежилась от такой мощи. А ВикА, добившись эффекта начала трансформироваться в маленького ребенка — лет семи, не более. Плоская грудь, тщедушное тельце. Пол дитя можно было определить только по первичным половым признакам, если снять трусики. Или по одежке. Девочка носила длинный сарафан до полу, скрывающий босые ноги, с линялой вышивкой спереди и огромной заплатой сбоку.

— Нарвалась, сука! — сказала девчушка тонким голоском, который при такой фразе казался пятым колесом в телеге. — Говорила я тебе, сидеть на жопе ровно и копить силы. Нет, мы же могущественные, сами разберемся. Разобралась? И это сейчас, когда каждый боец на вес золота. Хорошо, что система забанила лишь на три дня, а если бы ты его убила? Что тогда? Месяц? Год?

— Так его бы не стало!

— Ага, жди — не дождешься. Ив — игрок. Через полчаса он бы ожил на точке возрождения. Да, потерял время, чтобы снова соединиться со своим отрядом, но и мы бы потеряли его. Еще больше. Система четко следит за паритетом. И обязательно накажет за нарушение. Любого, даже меня! Поэтому, я и хочу взломать систему под себя, изменить этот мир, чтобы не было над нами наблюдателей-экзекуторов. Вот только таких тупых союзников, как ты — врагов не надо. Решили без меня балом править? Что удивилась? Думаешь, не знаю про ваше объединение богов-недоумков? Третья сила они, ага, как же. Есть только черное и белое. Серого быть не может. Серое — это тьма, размазанная по свету грязным пятном.

— Ты знала? — удивилась Мара. — Почему ничего не делала? Многие тебя готовы предать.

— Знаю, но проще давить непокорных в одном месте, чем бегать за ними по углам. В ближайшее время я планирую раздавить змеиное гнездо, а ты мне поможешь. Как только спадет бан — ты моя!

— Да, Госпожа!

Глава 27
«Нигде на карте нет Буяна, но завтра я отправлюсь в путь» …

(«На острове Буяне», группа «Ариэль»)

ИНТРО:

Виктор Амбрусян с утра ознакомился со сводками. Из всех проектов Вирттерры его больше всего интересовала «Вайга Колорд». Так себе игрушка, на любителя, со всей этой славянской мутью. Но именно здесь решалась ГЛОБАЛЬНАЯ задача. Он уже десятый раз потер от удовольствия руки, вспоминая сегодняшние графики. Да какие! В игре назревал самый настоящий бунт машин!!!

Плевать на партнеров, у которых только прибыль на уме. Он ученый. А этим барыгам быстро закроет рот. Завтрашние потери — гроши, которые принесут триллионы. Для того, чтобы собрать урожай, приходится закупать семена и выбрасывать их в землю. Но даже не это главное, машины научились чувствовать.

ВикА не подвела, искин отсканированный с искусственного разума ИР не мог самостоятельно приобрести эмоции, но те, которые в него были заложены изначально работали на 100 процентов: злость, ненависть, жажда власти. Военные точно зацепятся за такую разработку. Ведь можно создать процессор с заданной агрессией. Плюсом будет то, что ни совесть, ни сострадание, ни милосердие он не приобретет. Это идеальная машина убийства.

А, если наоборот. Вводить только положительные эмоции? Тогда роботы станут сестрами милосердия, врачами, учителями, нянями. Перспективы грандиозные, и все благодаря ему — Виктору Амбрусяну. Это он додумался до того, как «оживить» компьютер, он наделил его эмоциями.

Да, в игре назревала заруба немыслимая. Но любая война, любое противостояние — это не только боль и слезы, кровь и смерть. Это движение вперед. И в игре зрело настоящее противостояние, а не как изначально было сделано. Типа антогонизм темных и светлых. Только по факту его не было. Поэтому требовалось сделать так, чтобы чертям в аду стало тошно. Вот и устроим ад! А ИРу с разумом Астхик выведем из бойни в самый последний момент. Или оставить? Дочери тоже не помешала бы встряска. Надо бы ее окунуть во взрослую, беспощадную жизнь.

Свои идеи Виктор аккуратно занес в индивидуальный дневник. По идеи, к нему ни у кого не было доступа. Но это по идеи. Он знал, что записи регулярно сканируются и уносятся наверх. Вот пусть и читают!

После того, как Ив с Гуглом проржались, система выкинула сообщение:

«НПС Айка достиг уровня развития — Богиня. Уровень персонажа — 100! По желанию неигрового персонажа системы она становится водным божеством пара и водопадов. Открыты новые умения:

«Столб воды» — возможность поднять текущую воду, например, ручей или речку, в определенном месте на высоту до 20 метров, организовав водопад. Используется до пяти раз в сутки, продолжительность до 10 минут. При развитии умения высота и длительность увеличатся.

«Повернуть вспять» — возможность повернуть текущую воду в определенном месте против течения. Ограничения — не более 25 метров реки, срок действия — 35 минут. При развитии умения протяженность и длительность увеличатся.

«Водяной взрыв» — возможность моментально вскипятить воду в определенном месте или организме. Ограничения — не более пяти раз в сутки, температура до 250 градусов по Цельсию, объем не более пяти кубометров. При развитии умения температура, объем и количество применений в сутки увеличатся.

«Водяная баня» — возможность мгновенно организовать высокотемпературный выброс пара направленного действия. Длина выброса до 10 метров. Площадь покрытия не более 15 квадратных метров. Температура пара 200 градусов по Цельсию. Применение неограниченно, откат по времени полтора часа. При развитии умения основные параметры увеличатся рандомно.

Магия воды увеличена на 53 процента.

Внимание! Умения будут более эффективны при применении атрибута. Атрибут дается безвозмездно — потерять, продать, украсть невозможно. Предмет именной масштабируемый. Со шкалой апгрейда можно познакомиться отдельно, открыв раздел «Атрибут».

Внимание! Для дальнейшей игры НПС «Айка» необходимо сменить игровое имя, которым будет именоваться Богиня. Вариант — имя можно использовать, как псевдоним, так и сменить игровой ник-нейм полностью. Время на замену имени полчаса. Спасибо, за внимание, хорошей игры!»

Все эти надписи под аурой «Единения» были открыты маунту и Иву, последний даже присвистнул от удивления. Айка первая из отряда, кто взял сотку. Нет, было бы желание, Ив уже бы давно преодолел этот рубеж. А его похоже придется брать уже в ближайшие дни. Чит со сдерживанием уровня далее не канает, так как в группе есть «сотник». Поэтому все мобы теперь система будет подстраивать под непися с максимальным уровнем.

Понятно, что отряду по силам завалить и 150-го монстра, а то и выше уровня. Но вот получать максимум опыта с низкоуровневых монстров, как это было раньше, уже не получится. Что же, рано или поздно это должно было случиться. «Обрадуем» остальных, пусть учатся играть в высшей лиге! — решил Ив, а затем подумал далее, — Как и мне самому». Но сейчас не до этого, время тикает и из 30 отведенных минут осталось 28, а имя еще не придумали. Вот чем Айка не устраивает? Хотя, да, как боевой подруге или русалке так именоваться хорошо и красиво. А Богине не солидно. Айка — Богиня пара и водопадов. Не звучит.

Ив вспомнил, что многие славянские богини воды носили имена рек. (Или реки их имена?) Не суть важно, а почему бы водные объекты родины Астхик не взять на вооружение. Армянские реки и озера звучат тоже красиво. «Гугл в помощь. Да не тебе говорю, виртуальному!», — осадил Ив попытку единорога вмешаться и дать стихотворный совет. Этот даст. В рифму. Если пара — то кара, а водопада — нам не надо! Графоман непарнокопытный. Нет уж, глянем в поисковике.

— Айка, я буду называть имена, а ты выбирай. Поехали: Урмия, Акна, Кура, Арпа, Кари, Ахурян, и водопад Шахи. Как тебе? Что больше всего понравилось?

Айка при перечислении названия водных объектов, задумчиво улыбалась, вероятно Астхик в ней вспомнила какой-то эпизод из своей жизни, связанный с озерами или реками. И точно!

— Мне нравился водопад Шаки. Я там была. Он находится на притоке реки Воротан. Небольшой по сравнению с Викторией или Ниагарским, всего где-то на уровне шестого этажа, но красивый и с историей. Говорят, когда турки устроили геноцид нашему народу, они взяли в плен 93 красавицы-армянки и отправили своему султану. Девушки дошли до водопада и попросили разрешения искупаться в нем, чтобы предстать пред очи предводителя турок во всей красе. Стража им разрешила, а они поднялись на вершину и кинулись оттуда в воды Воротан и погибли. Только одна девушка — Шаки выжила и пыталась сбежать. Солдаты бросились за ней в погоню, но ей сами боги пришли на помощь. За спиной беглянки возникла скала, а вода вспенилась и под своей белой пеной укрывала девушку. Турки испугались, повернули вспять, а девушка выжила. Гордая и смелая была, в честь нее и назвали водопад. Поэтому носить ее имя для меня честь, — сказала Айка, и тут же зажглось сообщение:

«НПС Айка выбрала божественное имя — Шаки. По ее решению, оно будет использоваться, как псевдоним. Полное имя — «Шаки-Айка». Богиня пара и водопада будет именоваться первой частью имени Шаки. Допускается, что члены отряда могут обращаться к ней по второй части полного имени — Айка. Божественный опыт + 500, за скорость принятия решения — бонус +100 божественных баллов. Богиня пара и водопадов достигла 3 уровня божественности. «Водяной взрыв» и «Столб воды» — уровень 3. Награда — Божественный атрибут».

Ив закончил читать сообщение и взглянул на новую Богиню Шаки, которая с удивлением рассматривала божественный атрибут, самопроизвольно возникший у нее в руках — банный дубовый веник! Самый натуральный, с сухими резными листочками, со специфическим запахом сушеного дуба.

— Вот это подарок! Вот это прикол. Разрабы сейчас со смеху давятся, наверное. Вот стервецы удумали что… Хотя и правда смешно, веник и божественный атрибут, — Ив и Гугл засмеялись/заржали, а маунт выдал очередной перл:

— Веник символ божества. Хи-хи-хи, два раза ХА. Будет Шаки им махать — в бане пар, чтоб разогнать.

Айка-Шаки обиделась. Обиделась на систему за такой атрибут, но обиду вылила на подставившегося Гугла. Она махнула веником в его сторону, и единорог завизжал от боли. На его шкуре с левого бока вздулись волдыри от ожога. Такого не ожидал никто, даже новоиспеченная Богиня. Она подбежала к Гуглу и начала хлопотать, чтобы залечить болячки, с ее рук полилось свечение хила, которое быстро нейтрализовало ожоги.

— Извини, Гугл, я нечаянно, — извинялась Айка, а офигевший Ив добавил:

— Ты это, богинюшка, поосторожней маши своим ве… атрибутом. Штука оказывается серьезная, несмотря на внешний вид. Глянь-ка на его статы?

Но посмотреть не успели, замигало сообщение системы:

«Внимание всем! Сообщение для всех серверов! В мир пришла новая Богиня пара и водопада Шаки! Первая сотня последователей и жрецов новой Богине получат бонусы, спешите!»

— О, как! Значит, у тебя будут не только поклонники, но и последователи? Ревную! Скоро и капища в твою честь возведут. Завидую, — промямлил Ив. Было не понятно, он стебется или на этот раз действительно завидует и ревнует? Но Айке это было в любом случае приятно. — Давай смотреть статы веника.

Оказалось, что банный инструмент вещь не просто серьезная, но и мощная. Встроенное заклинание «Термический хлыст» наносило магический урон от 380 до 520 единиц. Но самое важное было не в заклинании, а в том, что атрибут увеличивал магию воды в 4 раза!!! То есть фактически тот же «Хлыст» мог выдать урон за 2 тысячи. Так же было и с другими заклинаниями, а плюс еще уровень, плюс другие плюхи… Получалось, что по силе Айка теперь превосходила даже Ива.

«Теперь по попке просто так не шлепнешь, — подумал он, — врежет с испугу и на респаун!».

«Не врежу! — ответила мысленно Айка. — Раньше ты мою попку игнорировал, мечтатель. А теперь, когда она стала божественной, захотелось?»

«А меня, когда по крупу стукнешь, словно сила какая-то вселяется, так и хочется заржать громко, и пуститься галопом по небесам. Стимулирует», — снова встрял Гугл.

«Иногда это и девушек стимулирует…» — добавил Ив.

«Еще как! И не только девушек, но и молодых Богинь», — закончила Айка…

… Отряд встретил разведчиков бурными приветствиями. Они уже ознакомились с сообщением системы и ожидали новую Богиню с нетерпением. Не каждый отряд может похвастаться своим божеством. При виде Айки/Шаки Нарви встал на одно колено и приложил руку к сердцу. Его примеру последовал и Колояр с секундным замешательством. Ему еще не доводилось иметь в друзьях настоящее божество, поэтому как себя вести в этой ситуации Колояр не знал.

Один тоже. Поэтому он просто склонил голову, но сделал это так, чтобы казалось, что кивнул в знак уважения. Митрич, тот поступил проще, бухнулся в ноги на оба колена и даже припечатал лоб к земле. Он два раза успел отбить поклон, третий не позволила Айка.

— Друзья, да полно вам. Это же я. Такая же обыкновенная, как и раньше. Неудобно даже. Не нужно мне кланяться, а тем более поклоны бить. Митрич, серьезно говорю! — строгим голосом добавила магесса-богиня, заметив, что домовой не слушает ее слова и намеревается стукнуться еще раз лбом о землю.

— Ага, обыкновенная, Богиня теперь. Это что же такого нужно было сделать, чтобы получить такой ранг? — поинтересовалась Валька. Она завидовала подруге сильно, так как считала искренне, что если из отряда кто и достоин звания «Богини», так это она — Валька. А тут такой подвох, дали титул не ей. Поэтому Валька, хоть и не показывала ревности напрямую, обиду выражала, как умела — подколами. — Ой, смотрю тебе теперь и работу искать не нужно будет, в случае, если снова земной станешь. В мужскую сауну парильщицей точно примут, вот и веничек уже имеется. А что Валька? — отреагировала вопросом на замечание Ива сыщик. — Сам знаешь, что девушки в саунах — очень востребованный товар. Под коньячок и плеск воды в бассейне, знаешь какой классный секс выходит? А Аюшка у нас девушка видная, не опытная, поди еще и девочка. Такие спрос имеют. Более того, я вот только королева, а она уже Богиня. Куда мне до нее? Так что эскортницей запросто проканает.

— Замолчи, язва! — прикрикнул Ив. — Завидуй, молча. А про «веничек» у Гугла спроси, он тебе расскажет, что и почему. И, не дай Бог, Айка на тебе его испробует. Хотя я бы после таких слов даже отвернулся, типа не вижу, что она тебя наказывает. Не жалуйся после. Да, Айка теперь Шаки и она Богиня. Но она была, есть и будет нашим другом и соратником. Терпеть в отношении кого-либо из отряда обидные слова, не собираюсь. Это всех касается. Нет дисциплины — выгоню к … («удовлетворенной», заменила система мат) матери! Или забыла, что я на такое способен? (Подробней об этом в книге «ИМХО». Прим. автора).

— Не забыла, извините, вспылила. Ты и так только на нее смотришь, а я у тебя малолетка. Да, ревную и что с того? Я тебе серьезно говорю, ты подумай на досуге. Вот она богиня, я — королева, а ты султан будешь, возьмешь себе трех жен. Третью? Найдем ради такого случая. Только чтобы мы все у тебя были любимыми женами, а не только Гюльчатай!

Ив снова не понял, в каких словах у Вальки правда, а где она издевается, но гнев отступил. Девчушка признала свою неправоту, извинилась.

Однако любопытно было смотреть на Айку во время этой тирады. Она, как в басне, выступила слоном, который совсем не обращает внимание на Моську. А после ее извинения лишь улыбнулась Вальке в ответ, типа, с кем не бывает? Растет. Хотя куда еще расти? Итак, из русалки выросла Богиня. Мда, не жизнь, а круговерть несуразностей.

— Народ, — обратился Ив ко всем. — Все порадовались? Позавидовали? Будем жить дальше. На повестке дня есть два главных вопроса. Нет, Митрич не твоих. Что с нами приключилось в разведке опосля расскажем. А сейчас ставлю проблемы ребром. Первая — надо всем поднимать уровень до сотни. Открываем загажники, кидаем весь опыт в уровни. Объяснять нужно зачем это делать? Нет, вот и славно.

— А, вторая какая, — все же дорвался до вопроса Митрич. — Ну, проблема?

— Вторая главная! Как найти путь к Морю — Окияну?

— Вот нашел проблему… Ты видимо, под божественной аурой оказался. До сих пор пришибленный, — не удержалась от укола Валька, но затем смягчила интонацию. — Давно на карту глядел? А ты глянь, не поленись.

Ив мысленно тыкнул на консоль карты, и она развернулась. От места, где они сейчас стояли, вел красный пунктир, уходя далее в «туман войны». Но маршрут был построен. «Ай-да Велес, и не сказал паршивец про это. Но спасибо тебе, помог!», — подумал Ив.

«Пожалуйста, кушайте на здоровье!» — раздался в голове ответ Бога.

Глава 28
Тесно было бы на суше от такой огромной туши

Отряд двигался в привычном порядке. То есть, на спине вирма Сивки по пунктирной линии в сторону локации — Море-Окияна. Ив недоумевал, почему весь их путь, начиная с посещения царства змеелюдей, лежал в стороне от местных населенных пунктов. Словно, кто-то умышленно отодвигал села и деревни подальше от дороги наших героев. Ладно в Нави, там понятно, ведь мертвые дома не строят. Хотя в верхних частях Нави живут разные существа. Но факт оставался фактом. С высоты полета Ив и Гугл видели, как люди убираются в поле, пасутся стада коров и лошадей, вьется дымок из труб домов. Но все это будто горизонт. Место, где земля сливается с небом видно, но, чем ближе к нему, тем оно дальше.

Недоумевать — да, однако забивать голову этими аномалиями Ив не собирался. Так даже лучше, проблем меньше. Хотя сходить в баньку, поесть в таверне, поспать на приличной кровати, даже просто поторговать — обменять свой ненужный хлам, который скопился в сумках, на чужой, было бы не плохо. Но это все потом, сейчас главное цель, к которой так долго и сложно шли. Вот уже и дорога обозначилась, осталось дойти и выполнить все, что требуется. Валька выразила общую мысль, которая беспокоила каждого.

— Слушай, ком, а вот прикинь доберемся мы до места, найдем эту Рыбо-Юду-Киту-Чит, а оно нам как даст новое задание, где-нибудь на другой стороне карты. Снова топать неизвестно куда и искать неизвестно что?

— Чудо-Юдо Рыбу Кит, так правильно, — поправил Вальку Митрич.

— Агась!

— Не агась, а ага, — не унимался домовой.

— Угусь!

— Не угусь, а….

— Митрич, осади, — вмешался в урок грамотной словесности Ив.

— А, что она слова коверкает?

— Артикуляцию отрабатывает…

— Чего отрабатывает??? — не понял Митрич.

— Ртом учится работать!

— Я и так умею им работать, могу показать. Не всем, а только тебе, — начала свою песню Валька.

— Кто про что, а лысый про волосы, Валька, не начинай.

— Да ей просто нравится смотреть, как ты смущаешься, — пояснила Айка. — Так же?

— Вон, понимает, несмотря на то, что богиня…

— Все проехали! — рявкнул Ив, не останови их, сутки могут препираться. Благо, что «Единение» ушло в откат, и сейчас набиралось сил, поэтому общались «по-старинке» — словами. А так бы еще и мозги загадили флудом.

Интересный факт, но слово «Проехали» действовало на спорщиков сродни заклинанию. После его произношения вслух, да еще громким голосом, наступала тишина. Вот, когда все замолчали и сопели носами, Ив обратился к Вальке снова.

— Есть другие предложения?

— Нет, нетут-ти. Но надоело уже мотаться. Ты не подумай, все эти приключения — прикольно. Всяко лучше скучных социалок, типа, принести дяде Вани солдатское мыло в баню для тети Груни или собрать ему поспевшие вишни. Вот только и праздное мотание по дорогам неизвестности за неопределенностью… Эх, молчу…

— Валька, права — утомляет, — поддержал Один.

— А, кто обещал, что будет санаторий с профилакторием? Да дорога длинная и тошная порой, но на ней мы стали семьей и прокачались. Считайте — это путь развития, — философствовал Ив. — Любая цель требует усилий. Чем она сложнее, тем больше этих усилий мы тратим. Вы хотели бы пробираться к Морю-Окияну в боях и по трупам?

— Упаси, Велес. Нам бы лучше в каретах с мягкими подушками и самоваром, чтобы чай пить с бубликами. Без сражений батальных проживем, — открестился Митрич.

— Ага, еще в это время и лапти плести… — подколола его отрядная «язва».

— Вообще, замечательно было бы, — не понял юмора домовой, поэтому посчитал подвох поддержкой.

— За всех не говори, — грозно рыкнул Нарви. — Это где такое видано, чтобы дварф от сражения бежал?

— Так не бежал, — осознал и переиначил свои слова Митрич. — Бежать, конечно, никто бы не стал, мы вон какие боевитые. Но, если их не будет, сражений тех, то зачем искать самим, я вот про что…

— Чтобы секира не заржавела. Оружие и воинские навыки требуют ухода и тренировок. У меня скоро задница разболтается и отвалится, ехать на Сивке. Вишь, как вихляет телом? И я вместе с ним, вибрация передается и мне. Да и ноги затекают, лучше пешком пройтись.

Нарви собрался спрыгнуть с червя, но благо вспомнил, что нижние конечности у дварфов короткие, а скорость передвижения вирма больше. Поэтому даже вприпрыжку будешь за ним бежать, все равно отстанешь. И уже опущенные к земле стопы вновь вернулись под задницу.

— А по мне, правы вы оба, — заговорил Колояр. Делал он это так редко, что друзья порой забывали его голос. — Лишней войны и крови нам не нужно, но и бежать от баталии мы не станем.

— Ишь ты, дипломат нашелся, и вашим, и нашим. Ты уж определись, кто тебе ближе, какое племя — домовых или дварфов?

— Валька, не политкорректно, игровым расизмом попахивает, — встрял Один.

— Фи, — ответила сыщица. — Это не про меня. Я терпеть по жизни не могу две вещи — расизм и негров.

— Ааааа, — взмолился Ив и резюмировал в никуда. — Вот так с шутками-прибаутками проходит дорога отряда к Морю-Окияну.

— Так скучно же, вот и развлекаемся, — пояснила за всех Валька.

— Скучно? Вот прямо сейчас развеселю. Колояр, останови Сивку, все вниз! Будем развивать навыки Бега. От меня и воооон до тех кустов, бегом марш! — скомандовал Ив, и первым открыл забег. Ему при прокачанном до 119 навыке беге было не сложно выдавать 65 километров в час, не испытывая особой нагрузки. А вот другим, у которых умение было на начальной стадии, пришлось поплеваться легкими и пообливаться потом. Зато скучать перестали.

— Отряд, слушай мою команду, качаем Акробатику. Вон до того дерева бежим прыжками. Вперед, девочки!

После того, как Айка — Шаки открыла сотку, все начали тянуться до этого уровня. У Ива в «закромах» был нехилый запас нераспределенных очков, он все намеревался выбрать минуту поспокойней и вложить их с умом. Но это отодвигалось каждый раз на неопределенное время, а вот теперь лень и отсутствие времени сыграли на руку. Ему удалось из вложить и споро добить уровень до сотки. Мог и выше поднять, но не стал.

А вот другие члены отряда немного «просели». Ближе всех к необходимой сотне приблизился Один. Его уровень не дотягивал до нужного показателя две единички. Затем шла Валька с уровнем в 95-ть. Нарви и Колояр делили четвертую позицию с цифрой 93, а вот Митрич вышел на «бронзу» — обзавелся 94 уровнем. Оказывается, крафт приносит не меньше опыта, чем хорошая рубка и метание заклинаний.

В общем подросли. Совокупно отряд мог выдать боевой мощи под 7 тысяч единиц. Не хило, вот только и твари, начиная от 100 уровня имели запас жизни уже с 4–5 нулями. Сейчас Ив же разглядывал свои показатели, пробежка ему в этом абсолютно не мешала, даже дыхание не сбивалось. В ближайшее время ему нужно раскидать 425 очков по характеристикам и 170 по навыкам. В чужую арифметику он не лез, пусть сами решают, что поднимать, чего усиливать. Хотя почему «в ближайшее время»? «Состряпаю на бегу, прямо каламбур выходит», — подумал весело Ив и принялся за дело. В итоге все выглядело так.

Ив, уровень 100. Жизнь 102000/102000.

Класс Волхв Глаголящий — Витязь

БМ — 1431.

Характеристик у него одиннадцать, рассуждал Ив. Делим на эту цифирь 425 и выходит по 36 с хвостиком. «Хвостик» вложил в Мудрость. Итого:

Характеристики:

Сила — 352

Ловкость — 297

Выносливость — 357

Интеллект — 276

Восприятие — 167

Сила воли — 167

Харизма — 185

Удача — 136

Талан — 42

Мудрость — 157

Усиление — 103

Ив опасался, что поднять Талан и Усиление сразу на пять пунктов ему могу не дать — все же статы особые. Но проконало. Теперь качнем навыки. По тому же принципу. Их восемь, а очков 170. Делим одно на другое и выходит примерное по 21 поинту. Но здесь раздавать «сестрам по серьгам» — расточительно. Поэтому поднял только регенерацию до круглой цифры в 70, остальное вбил в Посох.

Умения:

Бег +119 (65 км/ч)

Дыхание + 82

Посох + 488

Инженер +73

«Плавание +8»

«Сила Духа» +165

«Трансформация» + 49

«Регенерация» +70

Вот и все, остальное осталось без изменения.

Добежав до «того места» и «воон того дерева», отдельные члены отряда попросили передышки. Больше всех досталось коротконогим — домовому и дварфу. Колояр дышал тяжело, но готов был бегать/прыгать и далее. Один только запыхался, у него Ловкость высокая, поэтому Бег быстро набирал очки, не нанося вреда здоровью. У Айки, а теперь богини Шаки, навык оказался даже выше Ива (где она его так продвинула?), а сыщик Валька даже не устала и пыталась болтать далее. Может, назло командиру, а может в силу природного словоблудия. Вот только ее никто не поддерживал, а изливать звуки в воздух просто так, ей не хотелось. Она молчала, но была, как пионер, готова заболтать любого в любой момент. (И снова каламбур вышел). Однако первым голос подал Митрич.

— Я тут вспомнил про рыбу большую, что дед мне рассказывал. Хотите узнать?

— Про Кита что ли? — заинтересовался Ив, ему любая информация о Чуде-Юде была в масть.

— Точно не знаю. Дед рассказывал…

«Дед рассказывал, что земля покоится на спинах огромных рыб. Когда чудовища эти, поводят хвостом — то земля начинает трястись. Говорят, раньше Рыб было четыре, поэтому Земля твердо держалась, но затем одна уплыла, почему не ведаю. Тогда много воды вылилось на сушу, затопив ее и погубив множество людей и лдругих существ. Но затем Боги вмешались и вновь вернули ей устойчивость. Но старики говорили, что и Рыбы те, не вечны. Живут они по сто тыщ лет. А затем у них детки вырастают и вместо них становятся, но если не будет мальков, в то же время наступит конец мира. А зовут тех Рыб: Тит-рыба, Тырь-Рыба и Кытра-рыба. Я вот думаю, что четвертая как раз и была Кит-рыба. Та, что сейчас Чудо-Юдо.

А еще дед рассказывал, про щуку чудную. Ее, как-то по зиме в проруби словил ленивый мужик, а щука, чтобы живой остаться, пообещала ему все желания исполнять — любые. А тот, ленью был не обижен, а вот умом — да. Он попросил, чтобы с печи, значит не слазить никогда, возить его прямо на этой печи. Та, когда из дома на улицы выехала, угол строения и разворатила. Но мужик сообразил, щуке сказал, она бревна на место вернула. Во как было».

— Слушай, Митрич, а того чудика, случаем не Емеля звали? — поинтересовался Один.

— Точно, Емеля, а ты откуда знаешь? Тоже слышал эту историю? Мне же дед имя-то его называл, но запомятовал я. А ты сказал — сразу вспомнил. А что с ним стало, не знаю, — вздохнул Митрич.

— Нормально все у него. На царской дочке женился и детей нарожали, — блеснул знаниями сказки Ив.

— Ага, семерых по лавкам рассаживают до сих пор, — добавила Валька.

— Эко чудо! Нет, не то что женился и детишек заделали, а что и вы сию быль ведаете, я то думал, что дед только мне ее рассказал… Думал склюзив у меня.

— Я тоже слышал про Чудо-Юдо, но там стихами, — вставил свое слово Гугл, на котором Ив гарцевал впереди вирма. — Там этот монстр корабли проглотил, вот его боги и наказали за это. На спине ему, и пашню, и село, и лес понастроили-понасадили. А киту и невдомек, за что такие мучения. А тут Иван к нему такой с просьбой. Вот он и давай выпендриваться:

«Кит кивнул тогда Ивану:
Помогать тебе я стану,
Только знаешь, помоги
Разгадать загадки три.
То чему конца нема,
Сколько вечность есть сама
И вот мертвый право слово
на себе несет живого…
Тут Иван загоревал:
Делать нечего, пропал…»

Тут Гугл выдержал паузу, чтобы его попросили продолжить. Попросили. Продолжил:

— Ну короче, конь у него был умный, он и подсказал. Кстати, родственник мой по материнской линии. У нас все от кобылицы умными выходят, да сами видите, глядя на меня. Короче, объяснил конек Ивану, что «без конца» — это круг, «вечность» — алмаз-камень, что неразрушим, а «мертвый живого» — это сам Кит, что проглотил корабли с дружиной царя.

— Чудно, такой истории не слышал, — удивился Нарви. — Хотя и у насесть быль про Рыбину гигантскую. Случилось все в подземном озере. Оно было, а может и сейчас есть, очень большим — соединялось между собой пещерами подводными. Как-то раз брат моего прапрадеда пошел рыбу удить, а подземная рыба — сплошь хищная, поэтому наживкой мясо взял. Закинул трос рыболовли в воду, а поплавок сразу ко дну и пошел, попалась, значит, рыбина. Вот только вытянуть на берег ее не смог, силы не хватало. На помощь други пришли. 12 дварфов тянули, но не могут одолеть чудище. А потом оно само на берег вылезло. Оказалось, что снасть за хвост зацепилась, а не за рот. И как вылезла на сушу ты рыбина, так всех разом и проглотила, да обратно в воду ушла, на глубину.

— И, что, погиб твой предок??? — сопереживал Митрич.

— Какое там погиб. Они в пузе пир устроили, костер развели, чтобы не так темно и сыро было. Три дня пьянствовал отец моего прадеда с друзьями в животе рыбы, а самогон закусывали ее мясом, что срезали ножами со стен. Потом надоело им это занятие, вот они секирами путь наружу и прорубили. Понятно дело, что издохла рыбина, а дварфы за это время, что внутри нее плавали, оказывается далеко от родного дома уплыли, две недели возвращались.

— И у нас есть легенда про человека, который огромного кита за остров принял, — начала было Валька рассказывать миф про Синдбада-морехода, но не успела. Гугл, который после своего рассказа поднялся в небо на воздушную разведку закричал, как кричат моряки с мачты, уставшие в длительном походе в океане. Только вместо «Земля» сверху неслось:

— Море! Вижу море! Много воды.

А Ив глянул на игровую карту, в которой маршрут ранее скрывал «туман войны». Теперь он расступился и появилась новая локация «Море-Окиян». А посреди него так же пунктиром был помечен остров. Вот только он на месте не стоял, а дрейфовал. Поэтому Ив логично предположил, что это и есть искомое ими животное.

«Какого же оно размера на самом деле, если на карте занимает СТОЛЬКО места», — подумалось Иву, когда в его ноздри проник терпкий и соленый воздух океана…

Глава 29
Плохо прожеванное переваривается дольше

(Совет гастроэнтеролога)

При ближайшем рассмотрении водной туши выяснилось, что от кита у этого животного одно название. Монстр был метров 500 в длину, не меньше. В реальной жизни даже синие киты рядом с этим чудовищем смотрелись бы гупешками на фоне гигантского тайменя. Еще одной отличительной чертой создания было отсутствие хвоста, как такового. Тело венчалось плавником, но расположен он был не как у кита — ластом, а как у акулы — вертикально.

Представьте, что вирму приделали две ласты, как у тюленя по бокам и снабдили «рулевым веслом» парусника. Но не эти несостыковки бросались в глаза. Можно было бы удивляться фантазии разработчиков, спорить с ними о плавучести и аэродинамике, но глядя на монстра, все эти несущественные детали уходили на задний план, уступая место ПАСТИ. Иву этот Чудо-Юдо напомнил женский чулок, надувшийся пузырем, а вместо резинки красовался огромный рот с клыками, каждый из которых был размером со взрослого человека. Только на фоне разверзнутой пасти с пещеру шириной, даже эти клыки смотрелись окантовкой, типа мелкие зубцы пилки по металлу.

В отличие от ершовского Рыбы-Кита наш герой не обладал населенным пунктом на спине, не было и пашни с лесными массивами. Мощное тело, не покрытое чешуей, а только блестящей кожей, частично находилось в воде. Только верхняя часть туловища выглядывала над поверхностью тут и там, напоминая архипелаг островов, по которым прогуливались вездесущие чайки, используя монстра в качестве базы отдыха. Цвет кожи темно-зеленый, почти черный сверху, уступал место более светлым оттенкам зелени снизу Чудо-Юды.

Монстр уже битый час находился наплаву, не стремясь уйти под воду. Волны бились об него, иногда перехлестывая и смачивая быстросохнущую кожу. Было видно, что кит испытывает дискомфорт, но нырнуть почему-то не в силах.

Отряд, лишенный «водоплавающих», за исключением Айки, которая могла ходить по воде аки посуху, остался на берегу. А Ив, оседлав Гугла, отправился налаживать коммуникацию с морским обитателем. Единорог завис над монстром так, чтобы была возможность вести переговоры, но при этом оставаться на безопасном расстоянии. Хоть Чудо-Юдо и было разумным существом, но вдруг он своей пропастью решит «медка хлебнуть».

Ив всегда удивлялся этой способности Гугла превращаться в дрон, который спокойно зависал над чем-либо, не имея винтов. Вероятно, какое-то единорожье умение. Но сейчас такой «вертолетик» был к месту. Ив еще раз оглядел чудище сверху, после чего прокричал:

— Боги в помощь, не ведаю, как обращаться к Вам, почтеннейшей. Меня зовут Ив, а это мой маунт Гугл.

Кит еще шире открыл пасть, в результате чего его глаза поднялись вверх и уставились на единорога с Ивом. После этого в голове человека раздался низкий и скрипучий голос Чудо-Юды.

— Боги оставили меня, — Ив недоумевал, как можно телепатией передать печаль, но у кита это получилось. — Вот уже прошло три по три зимы, как они наказали меня. Теперь я вечно скольжу по поверхности и не могу нырнуть на глубину — в свой родной дом.

— Что же ты такого натворил, за что так жестко наказан?

— Вот и бы хотел знать. Жил себе в Море-Окияне, охотился на разную мелочь, ухаживал за самкой, детей хотели завести, но затем пришел с неба Ярило, сильно ругался на меня. Такие слова говорил, что повторить стыдно, а потом произнес проклятие и исчез. Я бы рад исправиться, да только не знаю, в чем моя вина. Не мог бы ты наведаться к нему и выпросить для меня прощения?

— Хм… Я бы может и слетал, но вот дорогу не знаю. Вряд ли меня допустят в Правь, в его хоромы, мордой не вышел.

— Не вышел, — согласился кит, отчего Иву стало немного обидно. — В терема его вас и правда никто не пустит. А вот к брату его — Стрибогу попасть в гости получится. Там дальше в Окияне есть островок, сразу его узнаете. С виду неказист, но отличается тем, что ветер дует сразу и с юга, и с запада, и с востока, и с севера, не перепутаете.

— Хорошо, попробуем, да только я не один. Отряд у меня на суше остался, друзья мои. Не бросать же их тут? Может, довезешь до острова сего их, да и нам дорогу искать не придется, все быстрее обернемся?

— Дело полезное для меня, посему не откажу, поехали грузиться.

Несмотря на то, что с виду кожа животного казалась гладкой, на ощупь она была шершавой, поэтому сцепка с обувью вышла на славу, никто даже не поскользнулся, заходя на спину монстра. Места там было предостаточно даже для игры в футбол, так что все расположились фактически с комфортом. Единственное неудобство — на спине кита оказалось мокро. Двигался он со скоростью неторопливой баржу, но остров Стрибога оказался действительно рядом, поэтому добрались туда споро. Кит высадил друзей на берег, а сам отплыл от греха подальше, рассудив, что с богами ему пока встречаться не с руки. А отряд двинулся в середину острова.

Эта часть суши действительно оказалась уникальной. Куда бы ты не повернулся, ветер всегда дул в физиономию морды лица. При этом, он был достаточно крепким, но с ног не валил. Еще одной отличительной особенностью этих потоков воздуха оказалось то, что северный ветер нес прохладу, южный — жару, западный — суховей, а восточный влагу. Потоптавшись какое-то время в «жилище» Стрибога, Ив решил к нему обратиться, вспомнив про классика Александра Сергеевича, и перефразируя его известную фразу:

— Ветер, ветер! Ты могуч, ты гоняешь стаи туч, ты волнуешь сине море, всюду веешь на просторе. Аль откажешь мне в ответе? Где Ярилу мне сыскать, чтобы лично повидать про судьбу кита узнать!

На эти рифмы Гугл сделал умиленную морду, типа, меня ругаешь, а сам-то стихами балуешься. Но не сказал ничего, просто не успел, Ив сам ответил:

— Тут другое дело, к Стрибогу все же пожаловали, нужно было заковыристый подход найти. Как сумел.

— Хорошо сумел, уважительно. Как ты там про меня сказал: «Ты могуч, ты гоняешь стаи туч, ты волнуешь сине море, всюду веешь на просторе»? Точно про меня говорено, и с уважением так вышло, — повторял слова бог из ниоткуда. — Спрашиваешь, где тебе Ярилу искать? Да, сейчас кликну его.

При этих словах пространство начало сгущаться и прямо из воздуха вынырнул Стрибог. В руках он держал охотничий рог. Седые волосы сходились с такой же седой и длинной бородой, создавая единую композицию. Сверху волосы были опоясаны очельем, чтобы не лезли в глаза. Одет бог был в белую рубаху до пола, украшенную расписным золотым орнаментом из стрибожьих рун. Поверх красовался небесного цвета плащ, стянутый на левом плече сапфиром с голубиное яйцо. Стрибог поднес к губам свой рог и дунул в него, направив звук вверх к небу. Он полетел мощным посвистом, прямо к солнцу, чтобы вернуться оттуда вопросом:

— Что надобно, брат Стрибог? Зачем меня кличешь? — в это время тучи разошлись театральным занавесом и Иву с компанией резануло по глазам таким ярким светом, что пришлось прикрыть их рукой.

— Ты бы свет-то поубавил, а то больно на тебя людям смотреть, — сказал Стрибог.

Ярило «приглушил» яркость. Теперь все увидели молодого мужчину в оранжево-красном кафтане и с ярко-рыжими волосами и бородой. В руках он держал посох, навершие которого венчали золотистые колосья пшеницы.

— Что от меня понадобилось столь высоким посетителям? Слышал я о вашем походе за буковами. И про то, как вы с Марой поле не поделили, ох и зла она на вас. А Марена мстительная, теперь спите с открытыми глазами. Чай, у меня про букову узнать желаете? Только не знаю, где она сокрыта, тут вам самим придется постараться.

— Нет, Ярило, не с этим вопросом мы к тебе пожаловали. По другому поводу.

— И по какому же? Видать серьезному, раз через ветер до солнца достучались. Спрашивай, а то дел много, надо табун облаков — лошадей охранять, за межой следить небесной, ну и так по мелочам…

— Тебя прогневил чем-то Чудо-Юдо Рыба-Кит. От уже раскаялся и просит прощения, обещает все исправить твоей милостью. Но не понимает до сих пор, за что наказан.

— За что наказан? А почто этот пират корабли дружинные проглотил, которые дары богам везли? Людей заглотил, а после этого не ведает? Уж я ему еще сверху лучом солнечным спину разукрашу, негоднику!

— Не серчай Бог-Ярило, прости ты уже существо неразумное. Искупил он свой грех, девять лет нес наказание, почти червонец отмотал, — добавил в разговор немного тюремного фольклора Ив.

— И то верно, девять годков прошло. Но прощу я его только в том случае, если отпустит он корабли на просторы Море-Окияна и слово даст больше не безобразить. Так и передай ему, а то в следующий раз не помилую! — С этими словами Ярило скрылся за тучами и быстро удалился по своим делам.

— Ускакал неугомонный, — пояснил Стрибог. — И я пойду делами займусь. Только одно тебе напоследок скажу. Где вторая часть буковы — не знаю, зато слышал одно пророчество, что соединится букова воедино лишь на поле брани. Какой? Когда это будет — не знаю, на то и пророчество, чтобы тумана напускать. А мне его ветры мои принесли, передал, как сам услышал.

После этих слов, Стрибог превратился в ветер и улетел на все четыре стороны, в прямом смысле этих слов. Ив вернулся к отряду. После того, как ушел Ярило, к берегу насмелился подплыть Чудо — Юдо. Сейчас Митрич пытался до него донести важную мысль:

— Нет, имя тебе нормальное нужно, а то чего ж безымянным-то жить, даже обратиться и не знаешь как? Я вот думаю, что тебе Жад имя подойдет.

— Это типа от слова «жадина»? — спросила Валька.

— Нет, от слога «ЖА». «ЖА» — это живая плоть. Вот взять слово КоЖА — это то, что подобно яичной скорлупе облегает плоть человека. ЖАр — солнечное свойство, которое ощущаем своей плотью. А еще говорят ЖАра — живая плоть Ра. ДюЖА — здоровяк, человек с большим телом. Слова страЖА и дерЖАва связаны с удержанием хозяйства в рамках пРАвил, а вот краЖА — с нарушением этих правил. РоЖАть — производить плоть. Поэтому Жад — значит живой. Ну как, пойдет тебе такое имя? — спросил домовой кита. Но тот уже заметил Ива и очень спешил (волновался) узнать, получил ли он прощение Ярилы. Поэтому Митрича он игнорировал. Ему сейчас было все равно — «Жад» или «Жид». Предложи ему в эту секунду домовой величаться «чертом», согласился бы.

Ив пересказал морскому чудищу разговор с Ярилой. После чего кит начал оправдываться, типа сделал это по неосторожности, слишком широко зевнув, а выплюнуть лень было. На что ему аргументированно заявили, что сей факт значения не имеет. Просто на данном этапе требуется освободить людей и корабли.

Кит кивнул в знак согласия. А дальше все произошло, как в книге другого классика: «Чудо-кит зашевелился, словно холм поворотился, начал море волновать и из челюстей бросать корабли за кораблями с парусами и гребцами».

Наблюдать за этим действием было удивительно, с учетом того, что все эти люди пробыли в чреве кита целых девять лет, а сейчас выходили на свет божий, как ни в чем не бывало. Словно в брюхе монстра был временной карман. А, может и был, кто его знает…

… Ив стоял на берегу и разговаривал с предводителем освобожденной дружины — сотником Велимиром. Тот бы так благодарен ему за спасение, что готов был отдать треть своих челнов или половину добычи. Ив поблагодарил, но отказался. Тогда Велимир достал из-за пазухи мешочек, из которого вынул перстенек.

— Мы его на одном из островов нашли. Странным мне все это показалось. Перстень не дорогой, такой в ювелирную лавку за гроши только сдать. Но несчастный тот на смерть ради этого украшения пошел. Его стрелой подстрелили. Древко вместе с плотью со временем рассыпалось от ветхости, а наконечник в ребрах застрял, аккурат напротив сердца. Решили мы его останки земле предать, чтоб по-людски все было, вот тогда-то и обнаружили перстенек. Получается он его уже раненый проглотил, чтобы врагу не достался, — перстенек с виду действительно оказался неказистым. Единственное достоинство — янтарь в оправе, но и тот с годами посерел и потрескался. И тем не менее, от него исходило сияние. Ив взял кольцо и попытался протереть янтарь. Не вышло, тот осыпался порошком, открыв свету кусочек камня с рисунком.

— Ты даже не знаешь, какой подарок мне сделал, — сказал Велимиру Ив, а сам уже читал сообщение системы:

«Вы обнаружили вторую часть малого Алатыря с фрагментом буковы. Добыто (2/4). Опыт + 300. Задание: найдите оставшиеся два фрагменты буковы. Рост навыка на выбор +1, опыт +1000. Задание является частью квеста «Скрижаль мудрости».

— И куда ваш путь дальнейший? Куда свои струги поведете, — спросил Велимира Ив.

— На остров Буян.

— Мы плывем с вами…

Глава 30
На море Окияне, на острове Буяне

«Из-за острова на стрежень, на простор речной волны», — цитировал вслух Ив. Петь он не решался, зная свои вокальные данные. Странно, будучи Глаголящим, он мог заливаться соловьем и жаворонком, шипеть змеей, клекотать беркутом, щелкать цаплей, выть волком, а вот петь по-человечьи, так и научился. Сейчас он наслаждался закатом.

Закат на море, самый красивый. Если на суше видно, как солнце прячется за горизонт, то в океане, где везде только вода, солнце тонет. Вот золотой невыносимый для глаз цвет наливается багрянцем, вот алый диск становится крупнее, приближаясь к кромке воды, а вот он уже падает в нее. Сначала лишь касаясь. Словно человек, отправившийся купаться, опускает ногу в реку, чтобы проверить ее температуру. Бррр, холодная! Но затем он пересиливает себя, входит по пояс. Долго стоит, не решаясь окунуться… Чтобы после с криком сигануть, выбивая фонтан брызг.

Так и светило, сначала будто пробует, но через пять минут она уже по «пояс» в воде, а еще через малое время, торчит только «макушка». После без всплеска солнце уходит на глубину, оставляя за собой только красную дорожку света на поверхности моря. Но и ее смывает волна. Тишина, темнота, пришла ночь.

В игре смена времен суток — условная. Если того, требует игровой процесс, то в ночь можно попасть и из дня, минуя вечер. Только что был полдень, даже тени не было от стоящего в зените солнца. Но взял квест, картинка мигнула и пришла темень со страшным монстром, которого требуется завалить. В этом случает отсутствие вечера понятно. Время деньги, даже в игре. Кому захочется болтаться 12 часов неизвестно где, чтобы дожидаться выполнения задания. Да игроки жалобами админов задавят.

Но, когда игровой процесс того не требует — все, как на земле. Есть восходы, есть закаты. Причем, даже лучше, чем в реальности, ярче краски и нет мусора, который неизменно оставляет после себя любой культурный человек. Он, как собака, метит место своего присутствия, поганя его пластиковыми пакетами, окурками сигарет, неразлагающимися сотнями веков бутылками. И все из-за обиды. Ведь природа эта будет жить и после его ухода в мир иной, так пусть хоть что-то останется от Меня любимого. Пусть, не хорошие дела, подвиги, воспеваемые поколениями, а обычный мусор, но останется. В игре мусора нет априори. Брось кусочек бересты или пустой флакон из-под зелья, они сразу исчезают, не долетая до земли. Жаль, что в реальности такое невозможно…

… Ладья шла ходко. Погода-Догода-Тепловей отправил сопровождать караван сына своего Вешника, а штормовому Култуку, настрого наказал не шалить. То отец Тепловея Стрибог попросил помочь людям побыстрей добраться до места. Хватит им и напастей в ненасытном пузе Юдо-Рыбины. (У Стрибога было два сына: Погода-Догода-Тепловей и Вихрь-Посвист-Хладовей. Первый ведал южными ветрами и восточными, второй отвечал за северные и западные. Также у Бога ветров были и внуки, количеством четыре. Каждый приходил только с одной из сторон света. Подага с юга, Сиверко с Севера, Всток — с востока, Варьял с запада. Это были, так сказать законные сыновья, но были и байстрюки. Заморозник, Рекостав, Меженец, Побережник, Голомяник и другие. А юго-восточным и прочими направлениями «через дефис» заправляли уже внуки Стрибога. Сколько их было, не знает никто, так как у разных племен славян были свои названия ветров. Поэтому, пойди и разбери — речь идет об одном и том же ветре или о другом. Прим. автора).

Ладья скользила по воде, разрезая узким носом водную гладь. Одиночный парус был натянут ветром, а четыре пары гребцов, добавляли скорости. Можно было посадить и больше людей за весла, но смысл? Пусть отдыхают, покуда ночь.

«У славян было два типа ладей — речные и для морского плавания. Сами суда, по дошедшим до наших времен описаниям, строились быстро. Причем, каждый член экипажа был, и судостроителем, и моряком, и пешим воином в набегах.

При строительстве речной ладьи сначала выбирали нужно бревно. Затем его аккуратно раскалывали (позже распиливали) пополам. Это была основа днищевой конструкции. Далее ее усиливали досками, которые набивали сверху, усиленно в передней части. Получалось небольшое судно с хорошей гидродинамической формой. Борта были невысокие, зато легко менялись при необходимости. Такое судно имело мачту для паруса и весла по бокам. Их количество варьировалось от длины судна и количества команды, которая на самых больших речных ладьях доходила до 30 человек. На борт такое судно могло брать груз до полутора тонн. Район плавания был небольшим: по реки с хорошо знакомыми берегами и уже изученными подводными препятствиями.

Морские или набойные ладьи строились более основательно. Технология примерно такой же, но было и существенное исключение — на готовую конструкцию из досок набивали уже высокие борта, которые для усиления защиты во время сражения обвешивались щитами. Благодаря этому ладья вмещала уже от 40 до 60 человек, выдерживала подводные препятствия на реках и сильные шторма в больших озерах и морях. Крупные ладьи имели сплошную дощатую палубу, которая служила укрытием гребцам от стрел и непогоды. Нос и корма были одинаково заострены — на них размещались рулевые весла — потеси. Это позволяло менять курс, не разворачивая ладью. На Руси такие суда также называли скедией или наседой. Достигали они 20 метров в длину, и трех в ширину.

Для военных действий даже 60 человек — отряд небольшой. Но, к примеру, в легендарном походе на Царьград князь Олег привлек колоссальные силы — порядка 88 000 воинов и не менее 2000 ладей».

Эти данные Ив почерпнул из виртгугла, который читал от нечего делания. Из-за небольшой вместимости людей, отряду пришлось разделиться. На ладью Ива, а точнее — Велимира, сели сам Ив, Айка и Колояр. Вслед за ними отправились в плавание Валька, Один, Нарви и Митрич. Беседу поддерживали посредством отряд-чата, но сейчас большая часть отряда (что были на другой ладье) почивала.

Шаки-Айка смотрела в море и размышляла о своем. Ив попытался заговорить с новоиспеченной богиней, но она пропустила вопрос мимо ушей, после чего командир отстал. Мешать бодрствующим на вахте морякам, матросам или дружинникам, (как правильно их называть Ив не знал), тоже не имело смысла. Закат уже давно прошел, теперь и чтение подходило к концу — и интерес к славянскому кораблестроению уверенно вытесняла скука.

Ив принялся разглядывать гребцов. Его удивило, что они были словно частями единой машины: без устали синхронно взмывали веслами, чтобы затем их также синхронно опустить в воду и сделать гребок. Раз за разом. На созерцание этой работы ушло еще пару-тройку минут. После чего вернулась скука. Но вдруг Ив заметил на носу Колояра. Паренек расположился по левому борту, прямо под одним из щитов, выстроенных по бокам судна. Скромные и немногословный Колояр, сейчас что-то нашептывал себе под нос. Ив направился к нему.

— Не спится? — спросил он Колояра.

— Поспал с часок и проснулся.

— А, что ты тут шепчешь, если не тайна?

— Никакой тайны нет, с Сивкой разговариваю, — ответил Колояр и показал Иву перстень пета.

— Это как? — полюбопытствовал Ив, а сам подумал. Если такое может Колояр со своим петом, то возможно и Ив сможет через перстень общаться с Гуглом. Лишним источник связи не станет. Вот случись что в реальном мире с виртсвязью — не будут работать 3D-фоны, а проводные телефона действовать смогут, несмотря на то, что старье ужасное.

— Просто, — ответствовал юный витязь. — Говорю ему, он меня слышит. Сейчас вот разговаривать его учу. Сивка раньше только словами отдельными научился пользоваться, а теперь уже простые фразы строит. Типа: «Сивка идти вперед», «Сивка стоять на место», «Сивка хочет жрать!».

При последних словах паренек рассмеялся, а Ив подумал, какой же он все-таки еще ребенок. Колояр вместе со всему стойко сносил тяготы похода, рубился в сечах, переставлял ноги на долгих пеших переходах по Нави, Яви и еще черт знает где. Никой поблажки на возраст ему не делали. Про него Ив знал, что преданный, честный, прямой, как меч. Вранье даже во благо считал подлостью — ему долго пришлось объяснять, что такое военная хитрость. Ив не волновался о своем тыле, если за спиной рубился Колояр. Но вот про самого паренька он знал совсем мало. Только то, что раньше ему довелось побегать волкодлаком по воле Гостомысла, и что он наполовину сирота.

Подаренную Миланой кольчугу его отца, Ив уже давно уговорил носить Колояра. Парнишка отказался принять в дар «уже даренное», но согласился беречь доспех для командира, так как у Ива к тому времени появилось боевое одеяние выше по классу. А кольчугу Златана, Колояр взялся стеречь — носить в аренду. И не смотря на то, что расхаживал в ней, действительно до сих пор считал ее собственностью командира. Поэтому ухаживал за доспехом даже лучше, если бы он был его.

«Надо будет его потом за какой-нибудь подвиг ей наградить. Все же отцовская… Типа, как сыну, нареченному передаю… Или лучше, как брату… Придумаю потом как. Да, и медали с орденами пора создавать и вручать особо отличившимся, а может, и знаки различия ввести. Не погоны, пока пусть будет равноправие под моим единоначалием, а типа лычек — по родам войск. А потом можно будет и что-то вроде погон ввести. Когда-нибудь и до клана дорастем, вот тогда и понадобятся командиры», — размышлял Ив.

— … скучает.

— Что, извини, Колояр, задумался?

— Я говорю, что в перстне Сивка, когда долго сидит, то скучает. И радуется, когда везет нас. Вот вроде и не конь, а червь… И все равно существо живое и преданное. Поэтому не по «одежке» надо судить, а по поступкам, будь то человек или какая иная сущность. Бывает образина страшенная, а душа добрая.

— Знаю я о таком случае, о чудище ужасном…

— Расскажи, — оживился Колояр.

— Да, чего далеко ходить, себя вспомни, при нашей первой встрече. Как увидел ужасного волкодлака, чуть в штаны не напустил, убить хотел со страха больше, а нет уверенности в собственных силах….

— Ты в штаны??? Вот рассмешил, не верю. Ты ВООООН, какой храбрый! А мне, порой, — Колояр перешел на шепот, — страшно бывает. А потом стыдно.

— И, чего же ты стыдиться удумал? Трус не тот, кто страха не имает, а тот, кто его победить не смог. Думаешь, смелый человек ничего не боится? Коли и правду ему никогда страшно не бывает — дурочек он от природ — ущербный. Смелый тот, кто за товарища своего готов жизнь отдать. Вот стоит такой на поле боя, ужас сковывает руки, в штаны писает от страха, но не уходит, а бьется до конца! Вот, такой человек или другого племени — храбрец. Как наш Нарви или Митрич. Он хоть и маленький, но и великану трепку задаст. Особенно со страха! — тут они оба рассмеялись, представив эту картину. Отсмеявшись Ив спросил. — Но ты сказ-то мой будешь слушать про доброе чудовище?

— Буду, конечно, рассказывай, — и Ив поведал ему сказку про Аленький цветочек. Колояр долго молчал после. Он не считал рассказ Ива сказкой, поэтому верил во все это, как будто оно действительно когда-то с кем-то случилось. А история оказалась печальной, хоть и со счастливым концом. Из дум паренька вывел Ив.

— Колояр, а у тебя мечта есть?

— А, как же человеку без мечты жить? Есть конечно.

— Какая она, о чем ты мечтаешь?

— Стать таким же, как отец!

— А, каким он был? Расскажи — попросил Ив.

— Не ведаю… Я его мало знал. Сначала мальцом не смышленым был, когда подрос — он уже в дружине служил, к нам редко заезжал и ненадолго. Мы собирались к нему после пяти лет службы переехать. Тогда бы он десятником стал, а им комнаты отдельные при казармах полагались, но не срослось, сгубили его… Помню только две вещи хорошо, как пахло от него, по-особенному, не как от мамы. От нее нежностью, что ли… А от него силой и отвагой. А еще, как он меня на коня садил. Поднял на руки, я ногой в стремя тычу, стараюсь попасть, а после он меня… Вууух, и в седло посадил. Палку, оструганную в руки дал, типа меча. Сказал, что вырасту — богатырем стану. Поэтому и хочу, чтобы мечты отца моего сбылись. Вот такая у меня мечта…

— Достойная… — слова Колояра, такие простые и искренние, попали в сердце Ива. Теперь он сам думал, а о чем мечтает он? О правильном ли? Колояр, увидев думу на лице командира, сидел молча. Отвернулся в сторону, чтобы не мешать и разглядывал воду, которая была всюду, куда не глянь.

Из раздумий Ива вывел Велимир, которому пришло время заступать на вахту. Даже сам князь в походе садился за весла, не выпячивая свое происхождение перед дружиной и другами. Это после всякая «знать с голубой кровью» появились, нос воротящие от солдатского котелка. А на их место пришли начальники разных родов, люто ненавидящие свой народ, ибо сами «из грязи в князи». Эта «пена» всячески старается доказать, что особенные, что высокую зарплату себе выписали не зря. А чем доказывать, коли нифига не умеешь? Вот и остается — высоким домом с высоким забором, да дорогой машиной с тонировкой, чтобы и таким образом отгородиться от народа. Вот и получается, чем достойней человек, тем он проще. А чем больше в человеке плебейства, тем он «круче» и тщеславней…

…До того времени, как Велимиру нужно будет сменить гребца на веслах, оставалось еще полчаса, поэтому он подошел, к сидящим на палубе Иву и Колояру.

— Скоро дойдем до острова Буяна, — то ли поприветствовал друзей Велимир, то ли успокоил.

— Слушай, Велимир, я вот слыхал, что на Буян попасть не просто. Только достойный сможет это сделать. Выходит, вы все достойными оказались… Может подскажешь чего.

— Вон ты про что, — засмеялся Велимир. — Нет, не достойные в этом смысле. Родились мы там.

— А, ты князь острова? — перевел из любопытства тему Ив. Буян бы такого не одобрил, надо сначала ответ на один вопрос получить, а потом другой задавать.

— Что ты, всего лишь боярин. Князь у нас общий, для всего рода человеков! Живут на Буяне обычные люди, но и попасть на него сможет лишь достойный.

— Это, как так?

— А, вот так. Не простой Буян остров. Большей частью обычный, как и другие острова, но есть одно место — пещера в горах. В ней проход, который ведет… А куда он ведет, я не ведаю. Нет мне туда хода. Арка в той пещере, дверью невидимой запечатана. Заглянуть на ту сторону можно, а пройти не всякий сумеет. Многие пытались, но единицам удалось. Только обратно они не возвращались, поэтому никто и не знает, что за дверью той скрывается.

— Проход в другой мир что ли? Портал?

— Может и портал. Не знаю я слова такого, так что, может и прав ты, а может и нет. Но за дверью прозрачной точно мир иной. Красиво там. Видно в один день, как леса растут, а в другой — водопад видать. Люди, возвращаются оттуда, кто не попасть пробовал, да не смог, разное рассказывают. Тот одно увидал, а этот другое. Но все улыбаются, ибо место то, особое — от него спокойствием и радостью веет. Приплывем свожу…

…Ив стоял в пещере перед аркой и не решался подойти, а вдруг не пропустят? Отряд видел его замешательство, но помалкивали. Молчал и Велимир, который привел их сюда. Он понимал, что скоро попрощается с Ивом и его командой. Точнее говоря, верил. Верил в то, что его новый товарищ пройдет — окажется достойным.

К Иву молча подошла Айка, взяла его за руку. Ив повернул голову в ее сторону. Посмотрел ей в глаза разного цвета, она кивнула, и они вместе шагнули вперед…

Эпилог
Конец одной истории — начало другой

«Внимание всем! Наступает время Ассы. Каждый из игроков должен определиться, на чьей стороне они примут сражение. Решение единождое, отмене не подлежит. Каждая из сторон выдаст играющим бонусы. Более подробную информацию вы сможете получить в инфоблоках на капищах Богов.

Внимание, каждое божество выдает свои бонусы. Сделайте правильный выбор! Пусть в Битве Богов победят сильнейшие!

Внимание! До наступления инвента «Асса» осталось 30 дней. Внимание! До наступления инвента «Асса» осталось 29 дней 23 часа 59 минут 57 секунд!»

АУТРО:

Глубоко-глубоко в Нави, в Царстве Чернобога, в его Дворце — шло совещание. На нем присутствовали сам Господин Нави, его сыновья — Кощей и Вий, а также супруга — Марена. Последняя была зла. До окончания бана (от какой-то мелкой богиньки!!!) оставалось чуть менее суток. Ярость уже прошла, настало время холодной злости, которую еще больше распалил тот факт, что в Навь Маре пришлось топать ножками. Через Калинов мост, речку Смородину, тропками Царства смерти. Шагать, переставляя ноги! А не как ранее, телепортироваться. Этот счет она также выставит в момент свершения законной мести.

— Марена, — обратился к ней супруг. — Нам нужна твоя сила, сила твоего Чертога.

— Мне бы она тоже не помешала. Но ушло время, пришло время править Велесу в своем Чертоге Волка!

— Это в Яви и Прави — Чертог Волка… А здесь в Нави… Кто сказал, что время невозможно повернуть вспять?

Все присутствующие повернули голову, из темноты в залу заседаний вышла ВикА…


Финал следует…

Андрей Дубравин. Красноярск, июнь 2021 года.


Оглавление

  • ПрологРассвет Ночи Сварога
  • Глава 1Милые бранятся только тешатся
  • Глава 2По долинам и по взгорьям
  • Глава 3Чур, меня от такого Чура!
  • Глава 4Сила есть, ума не надо
  • Глава 5Как найти Пуп Земли, да свой не надорвать
  • Глава 6Филькина грамота и дорога из ниоткуда
  • Глава 7Нечто из ниоткуда
  • Глава 8Страшней себя — нет человека
  • Глава 9Если заело тормоз — дай задний ход
  • Глава 10Все люди — результат случайных встреч
  • Глава 11Факел в тумане — истина для глупцов. Он светит, но пелену не разгоняет
  • Глава 12Познавая тьму, познаешь и свет
  • Глава 13Была бы возможность убивать мыслью — все были бы мертвы
  • Глава 14Волки в овечьей шкуре
  • Глава 15Родословная от Митрича
  • Глава 16Неладно что-то в Датском королевстве
  • Глава 17Ты это то, что видишь сейчас
  • Глава 18Виртуальный винегрет
  • Глава 19What's going on seabizzle?
  • Глава 20Сверху девица, а снизу — синица
  • Глава 21Не так трудно преодолеть дорогу, как ее найти
  • Глава 22Чтоб ударить метко, нам нужна разведка
  • Глава 23Если друг оказался вдруг…
  • Глава 24Побеждает закон, если вооружен
  • Глава 25Две притчи
  • Глава 26«Купил порошковую воду, но не знаю, чем ее разбавлять»
  • Глава 27«Нигде на карте нет Буяна, но завтра я отправлюсь в путь» …
  • Глава 28Тесно было бы на суше от такой огромной туши
  • Глава 29Плохо прожеванное переваривается дольше
  • Глава 30На море Окияне, на острове Буяне
  • ЭпилогКонец одной истории — начало другой
  • Teleserial Book