Читать онлайн Секрет исчезнувших артистов бесплатно

Алессандро Гатти
Секрет исчезнувших артистов


1
Ещё одна зима


Любой житель Листвянки знает, что, если после съезда на оживлённый проспект Конских Каштанов, который находится к западу от рынка Четырёх Пней, идти быстрым шагом минут тридцать, то окажешься на окраине города. А там начинается тропа, петляющая среди деревьев. И если, не сбавляя шаг, двигаться ещё несколько минут по этой тропе, то деревья начнут редеть, уступая место невысокому, но довольно крутому склону. Листвянчане называют его «Спина Мула».

Летом на склоне журчит небольшой водопад, а в зарослях у подножия склона растёт самая вкусная и сочная в лесу ежевика. Поэтому в солнечные дни здесь часто можно увидеть палатки листвянчан, которые выехали за город на природу. Но зимой тут всё по-другому. Эта часть леса спит, укутавшись в тёплое снежное одеяло, и обычно тишину нарушает только свист Северного ветра. Впрочем, «обычно» не значит «всегда». И в тот день, когда началась эта история, на заснеженном склоне раздавался весёлый гомон нескольких голосов.

– Ну? Мы едем или нет? – спросил маленький Юки, подпрыгивая от нетерпения.

– Да подожди ты! – фыркнула его сестра Глина. – Клинкус ещё не всё проверил!

Клинкус Кора́ и в самом деле что-то проверял, возясь с двумя рычагами, торчавшими с обеих сторон очень необычных деревянных саней.



– Так, теперь вроде всё работает как надо! – уверенно сказал Клинкус. – Эти штуки нужны для того, чтобы мы могли тормозить и поворачивать.

– Ну конечно! – буркнул Рилло, сидевший рядом с Клинкусом. – А ещё для того, чтобы вы могли перевернуться в снег!

– Перевернуться?! – переспросил Юки. – Да нет, Клинк из тех изобретателей, которые знают, что делают!

– Точно! – поддакнула Глина. – У Клинкуса всегда всё работает, любое его изобретение. Ну-у-у… не считая того тостера для орехов, который взорвался.

При упоминании об этом неприятном случае Клинкус поморщился. Но потом подумал, что нет лучшего способа пережить неудачу, как придумать что-нибудь новое.

– Говорю вам, эти сани довезут нас вниз в целости и сохранности, – уверенно сказал мальчик.

– Ага, со всеми этими колючками, что торчат из-под снега и окажутся на моей шерсти? – скептически заметила белка.

– Да пусть себе торчат! Я их легко объеду, спорим? – с вызовом заявил Клинкус.

– Вот! Другой разговор! – обрадовался Рилло, у которого глаза загорелись при слове «спорим». – Давай так, Кора: если ты съедешь по Спине Мула, ни разу не кувыркнувшись, я угощу тебя бочонком малинового сока в кафе «Три ягоды». А если вы перевернётесь в снег вверх тормашками, в чём я лично не сомневаюсь, то ты пригласишь меня к себе и досыта накормишь жареными каштанами. По рукам?

– Соглашайся, Клинк! Сейчас мы этой белке покажем! – подбодрил друга Юки.

– По рукам! – согласился Клинкус, не раздумывая ни секунды.

В этот момент на нос Глины мягко опустилась снежинка. Девочка подняла глаза к серебристому небу и увидела, как в воздухе плавно кружатся множество снежинок.

– Нам бы поспешить, пока опять не начался снегопад, – поторопила друзей Глина.

– Точно! – кивнул Клинкус. – Все на борт, и полный вперёд!

– Счастливо переверну… То есть я хотел сказать, счастливо съехать, – посмеиваясь, сказал Рилло. – Пойду вниз, полюбуюсь зрелищем.

– И правильно сделаешь, белка, потому что сейчас ты увидишь лучший в своей жизни скоростной спуск, – ответил мальчик, усаживаясь за руль новых саней.

Юки и Глина Лобичи устроились в карманах его куртки.

– Готовы? – спросил Клинкус.

– Суперготовы! – ответили хором брат и сестра.

– Пое-е-е-ехали! – закричал мальчик и резким толчком направил сани вниз по спуску.

Новая машина юного изобретателя заскользила по снегу сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее.

– Ой, мамочки!!! – завопила Глина, увидев, как стремительно к ним приближается куст ежевики.

– А-а-а-а-а! – подхватил Юки.

Сердце едва не выпрыгивало у него из груди, но ему ещё никогда в жизни не было так весело.

– Держитесь крепче! – крикнул Клинкус.

Мальчик поднял один из рычагов, который торчал сбоку и служил для управления санями. Сани резко повернули влево, накренились и, казалось, вот-вот могли перевернуться.

Брат и сестра Лобичи снова закричали и ухватились за куртку Клинкуса. Рилло, ковылявший по снегу к подножию склона, остановился на минуту, мечтательно прикрыв смеющиеся глаза.

– Так, так, так… – зашептала белка.

В этот момент Клинкус резким нажатием на рычаг выровнял сани, и они снова полетели по снегу на всех парусах.

– Круто! – ликовал Юки.

Продолжая огибать кусты, высовывавшиеся из-под снега, Клинкус отточил технику управления санями. Точными движениями рук и ног он вёл свою машину вперёд, быстро пролетая между препятствиями. Скоростной спуск по Спине Мула приближался к триумфальному финишу!

Клинкус был на седьмом небе от счастья! Он повернулся сначала к Юки, а потом к Глине и сказал:

– Видели? Летит, как ракета!

И тут то ли из-за того, что Клинкус отвлёкся на друзей, то ли из-за начавшегося снегопада резко ухудшилась видимость на дороге. Мальчик не заметил небольшого бугорка и не успел вовремя притормозить! Препятствие превратилось в трамплин, и сани Клинкуса взмыли вверх! Даже не успев закричать, три седока вылетели из саней и покатились вниз по склону. Они проехали всю Спину Мула, правда, не совсем так, как думали. И финишировали кубарем в снег! Клинкус нырнул лицом в белую холодную массу.



«Совсем как той ночью», – подумал он.

Мальчик вспомнил ту ночь, когда год назад на своих мотосанях сбежал из Мастерских сэра Грэйлока и заблудился в лесу. Тогда, подняв голову вверх, он впервые увидел огни Листвянки, которые горели, как тысячи звёзд в темноте. На этот раз он увидел только Рилло, который согнулся пополам от смеха.

– Что смешного, белка? – обиженно спросил Клинкус, поднимаясь на ноги. – Моё изобретение отлично работает, просто я немного отвлёкся и…

– Конечно-конечно, – поспешил согласиться Рилло, – только в нашем споре это ничего не меняет. Помнишь уговор? Если вы перевернётесь, ты угощаешь меня горой жареных каштанов. Готовься, Кора!

– Да уж, с тем, что мы перевернулись, не поспоришь, – вздохнула Глина, отряхивая с себя снег.

– Вот это был полёт! – восхищённо воскликнул Юки и расхохотался.

Все остальные тоже засмеялись – настолько заразительно хохотал Юки!

– Что ж, – сказал Клинкус, перестав, наконец, смеяться. – Я и сам не откажусь от хорошей порции жареных каштанов. Кто со мной на склад?

Идти с Клинкусом вызвались все: день выдался суматошным, и друзья здорово проголодались. Они дружно двинулись по снегу в сторону города.



Не прошло и часа, как Клинкус вышел из Королевских Складов, пригнув голову, чтобы не удариться. Мальчик аккуратно застегнул сумку, полную каштанов, которые он собирался пожарить дома в печке. А подняв голову, неожиданно увидел нежный розоватый свет, лившийся сквозь голые ветки деревьев.

– О! А снег-то больше не идёт! – воскликнул мальчик.

– Жалко! – вздохнул Юки, примостившийся на правом плече Клинкуса.

– ЖАЛКО? – набросилась на брата Глина, сидевшая на левом плече. – Скоро всю Листвянку засыпет, и придётся туннели в снегу копать, чтобы выйти из дома! А тебе всё мало!

– Если хочешь знать, я бы с удовольствием покопал туннели в снегу! – не сдавался Юки.

Клинкус сделал глубокий вдох. Ему нравилось втягивать в лёгкие этот колючий, пахнущий снегом воздух. А потом мальчик попытался сказать что-нибудь такое, что помогло бы предотвратить перепалку.

– Я просто обожаю заснеженный лес, – начал он, поворачиваясь к Глине. – И сегодня выпало достаточно много снега, да? Значит, завтра мы пойдём лепить снеговика! – закончил Клинкус, обращаясь к Юки.

Брат и сестра не очень уверенно кивнули, но ссориться перестали. Спора в очередной раз удалось избежать. Правда, ненадолго.

Клинкус улыбнулся и, утопая в снегу, направился к своей хижине. Но на полпути встал как вкопанный под ветками одного из самых высоких дубов Листвянки. Сверху посыпалась снежная мука. Юки и Глина, сидевшие на его плечах, оказались все в снегу.

– Трын-трава! – вырвалось у Клинкуса.

– Снова снегопад? – обрадовался Юки.

Клинкус поднял голову, ожидая увидеть среди веток белку Рилло. Но увидел нечто совсем другое. Почти у самой вершины дуба по веткам нервно бегал взад и вперёд советник Фалабас с маленькой подзорной трубой в руках. Он и не заметил, какой снегопад вызвала его беготня!

– Советник! – воскликнула Глина, отряхиваясь от снега. – Что вы там делаете?

Фалабас наклонился ровно настолько, чтобы увидеть, кто с ним разговаривает, и, бросив вдаль обеспокоенный взгляд, живо спустился по деревянному настилу на ветку пониже.

– Добрый день, Юки, Глина! Здравствуй, Клинкус! – поприветствовал друзей королевский советник.

Вся компания поздоровалась с советником.

– Что-то случилось? – тут же спросил Клинкус, заметив хмурое лицо Фалабаса.

– Случилось! – буркнул советник. – Завтра у нас праздник Белых Веток, а цирка «Стрекоза» всё нет! Они должны были приехать шесть часов назад!

– НЕ-Е-Е-ЕТ! Только не это! – отчаянно запротестовал Юки. – Я жду цирк почти год! Они не могут не приехать!

– Мы все ждём цирк, не ты один, – с упрёком сказала Глина. – В любом случае всё это странно. Опаздывать – не в их правилах.

В городе на деревьях каждый знал серьёзного и очень пунктуального директора цирка Спинка Стрекозу и его труппу.

– Их даже на горизонте не видно, – продолжал причитать Фалабас. – Куда они запропастились?

– Может, заблудились, – осторожно предположил Клинкус.

Он сказал это без тени иронии, но советник широко улыбнулся в густую бороду.

– Это невозможно, Кора. Спинк и его труппа были у нас в городе тысячу раз! Они должны прийти с горы Сурков и прекрасно знают дорогу в Листвянку.

Все четверо задумались, пытаясь найти какое-то объяснение.

– А вдруг… – начал Юки, подскочив на плече у Клинкуса.

– …С ними что-то случилось? – договорила за брата Глина, вытаращив глаза.

Вся компания притихла. Клинкус терпеть не мог, когда наступало такое мрачное и тягостное молчание. И он решил его прервать:

– Нам остаётся только одно: пойти их искать!

2
Великий Белый Повелитель


В ветках дуба шумел ветер. Клинкус, Юки и Глина смотрели на советника, задрав головы вверх. Фалабас в задумчивости поглаживал густую бороду.

– Весьма разумное предложение, – произнёс, наконец, советник, – но отправляться в путь сейчас было бы безумием, друзья мои!

– Почему безумием? Мы очень тепло одеты! – заверил Фалабаса Юки.

Советник едва заметно улыбнулся и сказал:

– Видишь ли, Юки, ни шарф, ни шапка тебя не спасут, если придётся иметь дело с… Великим Белым Повелителем!

Клинкус и его друзья в удивлении смотрели на Фалабаса.

– С кем-с кем?! – спросил за всех Юки.

Но советник в ответ только рукой махнул.

– Просто поверьте старику Фалабасу! Отправиться на поиски цирка «Стрекоза» – мудрая и смелая мысль, но спешить с этим не следует… – сказал он.

Советник не договорил и вдруг перевёл взгляд на большие часы, установленные над Центральным Телеграфом, который в Листвянке все называли «Домом малиновок».

– Ядра тысячи орехов! – воскликнул он, подпрыгнув на ветке. – Я опаздываю! Надо срочно бежать и сообщить королеве Джеминии неприятные известия о цирке. Мы можем где-нибудь встретиться примерно через час? Чтобы я мог вам спокойно всё объяснить.

– Хорошо, советник, раз вы считаете, что нам не стоит спешить… Давайте через час в моей хижине на поляне? – предложил Клинкус.

Фалабас затрусил вниз по деревянному настилу и ловко спрыгнул с дерева в снег.

– Отлично! До встречи, ребята! – попрощался он, направляясь к Королевскому дворцу.

– Советник, готовьте живот! Нас ждёт целая гора жареных каштанов! – весело крикнул ему вслед непонятно откуда взявшийся Рилло.



На Листвянку опустились вечерние сумерки. В снежной тишине, окутавшей город, на деревьях постепенно зажигались огни. Среди горожан уже разнёсся слух о том, что цирк «Стрекоза» не приехал, и теперь за сотней запотевших окон, освещающих тёмный лес, семьи листвянчан обеспокоенно обсуждали новость. Труппа просто опаздывала? Или цирк вообще в этом году не приедет? А как же их представление на празднике Белых Веток?

В доме Коры за столом, заваленным жареными каштанами, тоже шла оживлённая беседа.

– В древних листвянских легендах Великим Белым Повелителем называют зиму, – объяснил Фалабас.

– Фу ты! – разочарованно воскликнул Юки. – Я думал, что это кто-то страшный!

– Точно! Наша учительница нам что-то такое рассказывала, – вспомнила Глина.

– Ещё бы! – сказал советник, отхлебнув отвар тысячелистника. – Надеюсь, она вам сказала, что с ним лучше не шутить!

– Но советник! – недоумевал Юки. – По-моему, зима – очень добрый повелитель. Как наша королева Джеминия. Ну бывает немного холодно, но зато зимой много снега, и вокруг так красиво!

– Друг мой, никто и не говорит, что зима – злой тиран-деспот, – ответил Фалабас. – Легенды наших далёких предков просто учат нас с почтением относиться к Великому Белому Повелителю. Потому что, если его не уважать, он станет более жестоким, чем любой тиран. Уж я-то знаю!



– Правда? – удивилась Глина. – Советник, вы что, разозлили Великого Белого Повелителя?

– Ещё как, девочка моя! Я был очень молод и бесстрашен. И в одну зиму мне пришлось отправиться с посольством в страну Дикобразов, – начал советник Фалабас. – Это было накануне праздника Белых Веток, совсем как сегодня. Мне не хотелось пропустить весёлый вечер, и я настоял на том, чтобы мы, закончив наши дела, срочно ехали назад. Это было сразу после обеда. Со мной был старый посол Жером Дьюпинь. Он всё смотрел на серые тучи на горизонте, но я… В общем, я решил не обращать на них внимания и сделал всё, чтобы как можно скорее отправиться в обратный путь. Мы и часа не проехали, как нас настигла страшная вьюга! Настоящий буран! Казалось, весь мир вокруг исчез, и мы вот-вот тоже исчезнем, проглоченные снежной воронкой. К счастью, делегация нашла укрытие в небольшой пещере, и нам удалось спастись. Но в тот день я понял, что с Великим Белым Повелителем лучше не шутить.

Клинкус второй раз за день вспомнил ту ночь, когда он на своих мотосанях бежал из Умграда, попал в снежную бурю и заблудился.

– Советник прав, – сказал мальчик. – Я тоже испытал на себе гнев Великого Белого Повелителя. Такого и врагу не пожелаешь!

– Даже принцу Типсару? – пошутил Рилло.

В Листвянке все знали, как недолюбливали друг друга Клинкус и завистливый сын королевы, принц Типсар.

– Даже ему, – ответил Клинкус с улыбкой.

Глина, как всегда, когда была задумчива, теребила пальцами непослушный локон.

– Вы думаете, что с цирком произошло то же самое? – спросила она. – Спинк Стрекоза и его труппа отправились в Листвянку и по дороге попали в снежную бурю?

– Кто знает, девочка моя? Всё возможно, – сказал Фалабас и развёл руками.

Юки недовольно фыркнул и воскликнул:

– Да так никто и не узнает, что случилось, если мы не пойдём их искать!

Советник Фалабас от души рассмеялся:

– Мой юный друг! Ты совсем как я много лет назад, такой же напористый и нетерпеливый! Как бы то ни было, завтра согласно прогнозу Силбина Разгонитучи будет прекрасный день. Вы успеете хорошенько изучить маршрут на карте и собрать всё необходимое, а утром двинуться в путь, не подвергая себя ненужному риску.

Услышав эти слова, Юки даже подпрыгнул.

– Ура! – закричал он. Глаза маленького листвянчанина блестели от радости. – Наконец-то снова приключения!

3
Новые приключения


Ночь прошла спокойно. А утром над заснеженным лесом медленно поднялось оранжевое солнце. Ровно в восемь белка и брат и сестра Лобичи уже стояли перед хижиной Клинкуса.

Увидев их в окно, мальчик выскочил на улицу. Листвянчане и Рилло тем временем забрались на подоконник и выстроились на нём в ряд, как солдаты на параде.

Клинкус вдруг вспомнил, как однажды во время какого-то праздника в городе увидел герцога Умградского, который проводил смотр своих войск. Мальчик, вторя герцогу, выпятил грудь и с грозным видом сверху вниз посмотрел на друзей.

– Брат и сестра Лобичи! Обзавелись ли вы надлежащей униформой? – спросил он, стараясь говорить надменно и сурово.



– Конечно, Клинк! – с готовностью ответил Юки. – У нас с Глиной очень тёплые шапки и варежки!

– И пальто на двойной подкладке из тополиного пуха! – добавила девочка.

– Так, так… А ты, грызун? – всё тем же командным тоном спросил Клинкус, переводя строгий взгляд на Рилло.

– На мне, генерал Кора, супершуба из натуральной белки и слой подкожного жира на зиму! – чётко произнёс Рилло.

– О-о-о-о-о-очень толстый слой! – снова добавила Глина.

Клинкус рассмеялся и перестал изображать главнокомандующего.

– А ты, Клинк? – не унималась Глина. – Что у тебя в этом большом мешке?

– Я подумал: мы ведь не знаем, что произошло с цирком «Стрекоза». Может, они в снегу застряли или соскользнули куда-то в расщелину, – начал объяснять Клинкус. – Вот я и решил прихватить с собой верёвку, ледоруб и некоторые другие инструменты. Вдруг пригодятся. И ещё…

– И ещё? – хором спросили ребята и белка.

– И ещё у меня есть секретное оружие! – загадочно сказал Клинкус.

– Секретное оружие?! Круто, Клинк! А что это? – уточнил Юки.

Глина с кислым выражением лица закатила глаза.

– Уф, клоп… Если это оружие секретное, как Клинкус может тебе сказать, что это? – произнесла она.

– А я всё равно хочу знать! – настаивал Юки.

Но Клинкус только руками развёл, дав понять, что не собирается раскрывать свои секреты.

Брат с сестрой начали обычную перепалку, и под этот знакомый мотив маленький отряд двинулся в путь.

Им надо было пересечь всю Листвянку и выйти из города на Западную тропу. Листвянчане давно привыкли видеть на улицах Клинкуса Кору, но в тот день его появление не могло остаться без внимания, потому что все знали, куда он направляется.

– Счастливого пути, Кора! Привези нам наш цирк, будь добр! – крикнул какой-то столяр с порога своей мастерской, расположенной на высокой ветке.

– Удачи, Клинкус! Мы так давно ждём нового выступления «Стрекозы»! – эхом отозвалась с ближайшего балкона занятая уборкой молодая листвянчанка.

Все встречные провожали четырёх друзей добрыми напутствиями и пожеланиями.

– Видели, сколько людей рассчитывает на нас? – спросил Клинкус, когда они добрались до окраины города. – Мы не можем их подвести!

С этими словами мальчик жестами пригласил друзей занять исходные позиции: Юки на одном плече, Глина – на другом, а Рилло – в кармане куртки.

Стоял один из тех ясных морозных дней, когда всё вокруг блестело от солнечных лучей, отражавшихся на снегу. Через пару часов друзья вышли из леса, а потом ещё примерно столько же времени поднимались по довольно крутому склону.

Цирка «Стрекоза» нигде не было!

Поднявшись на вершину холма, они увидели перед собой белую равнину и выступавшие из снега валуны.



Юки достал подзорную трубу и навёл её на гору Сурков.

– Что там? – нетерпеливо спросила Глина.

– Ничего, – со вздохом ответил Юки. – Только снег и… снег.

– Не могли же они сквозь землю провалиться! – сказал Клинкус. – Давайте перекусим и продолжим поиски.

Кое-как расположившись на валуне, друзья поели хрусченья и жареных каштанов и сделали несколько глотков сладкого чая из термоса Клинкуса.

После вкусного завтрака Рилло стал потягиваться, явно намереваясь хорошенько вздремнуть. Но Клинкус быстро разгадал его планы.

– Даже не думай! – прикрикнул он на белку. – Лапы в лапы и вперёд! Дни зимой, сам знаешь, какие короткие. Если мы не найдём цирк в ближайшее время, нам придётся свернуть к крепости Четырёх Ветров. Нужно успеть сделать это до наступления темноты.

Это было частью плана, который компания составила накануне, уткнув глаза в карту под мудрые советы Фалабаса: если друзья никого не найдут, они должны будут дойти до крепости Четырёх Ветров. Это был главный листвянский сторожевой пост, устроенный на скале, покрытой колючими кустарниками. Именно с него часовые наблюдали, не надвигается ли на город какая опасность. По словам Фалабаса, в пещере рядом с крепостью располагался небольшой склад, где мог спокойно переночевать даже такой высокий путник, как миук Клинкус. Миуками листвянчане называли жителей городов, которые по сравнению с горожанами города на деревьях были просто огромными!

На всякий случай к листвянским часовым даже послали почтовую малиновку, чтобы предупредить о возможном прибытии гостей.

Поэтому, несмотря на ворчание Рилло, отряд незамедлительно отправился в путь. Глина не сводила глаз с карты, а Юки осматривал через подзорную трубу окрестные равнины. Друзья потихоньку огибали холм: так они шли около часа. Вскоре четыре путника добрались до места, где кругом высились скалы и оледеневшие водопады. На карте оно было отмечено как «Косогор Дикобраза». Снежный покров здесь стал таким толстым, что Клинкус с трудом переставлял ноги.

– Так, всё, хватит! – буркнул он, наконец, и рухнул в снег.

Его попутчики посмотрели на него ошеломлёнными глазами.

– Хватит? Что значит хватит? – одновременно спросили они.

– Ты хочешь сказать… – начала Глина.

– …Что мы дальше не пойдём? – закончил её брат.

Клинкус покачал головой и рассмеялся.

– Испугались, да? Я только хотел надеть вот это! – сказал он, доставая из мешка странные приспособления.

– А это ещё что такое?! – удивлённо спросила Глина.

– А это мои новые снегоступы! – радостно сообщил Клинкус. – Я их сделал ещё неделю назад. Это настоящее произведение искусства: заготовки из дерева молодой берёзы и крепления из прочных листьев растений!

– Хорошо, Кора, пока ты натягиваешь эти обноски на свои гигантские ноги, мы потихоньку пойдём дальше, – язвительно произнёс Рилло, ловко прыгая по снегу.

Белка, Юки и Глина, посмеиваясь, быстро удалялись от Клинкуса.

– Идите, идите! Я всё равно догоню вас одним прыжком! – весело крикнул им вслед миук, надевая снегоступы.

Закрепить их так, чтобы они надёжно сидели на ботинках, оказалось труднее, чем думал мальчик.

«Трын-трава! Надо ещё поработать над креплением», – решил Клинкус. В этот момент неожиданный крик прервал ход его мыслей.

4
Прыжок в пустоту


Клинкус резко поднял голову.

– А-а-а-а-а!!!

– Помогите!

Кричали Юки и Глина! Двигаясь по тропе, Рилло и Лобичи уже свернули за большой валун и скрылись из вида. Клинкус, наконец, справился со снегоступами, и, вскочив на ноги, бросился вслед за друзьями. И тут словно из ниоткуда в небе появились чёрные пятна, сбившиеся в грозовую тучу.

«Вороны-разбойники!» – мелькнуло в голове у Клинкуса. Советник Фалабас говорил, что в этих далёких местах можно угодить в ловушку целой стаи птиц, рыскавших повсюду в поисках пищи.

Обогнув огромный валун, Клинкус сразу понял, что положение было критическим. Тропа стала совсем узкой и нависала над самой пропастью у крутого обрыва, покрытого льдом замёрзшего водопада. С десяток крупных птиц, спикировав со скоростью молнии, окружили Юки, Глину и белку. Рилло увидел, что противников больше, и стал делать всё возможное, чтобы сдержать воронов: изо всех сил работая лапами, он поднимал вокруг снежный вихрь.

Времени на раздумья у Клинкуса не было. Он раскрутил свой мешок в воздухе и метнул в воронов.

– Кыш! Кыш! Вон отсюда! – кричал мальчик.

Вторжение Клинкуса расстроило плотные ряды птиц, явно не ожидавших появления миука. Каркая и хлопая крыльями, вороны стали улетать прочь.

Казалось, друзьям удалось выбраться из засады, но в суматохе никто не заметил, что две птицы прижимали к самому краю обрыва Юки, который, пытаясь защититься, отчаянно размахивал подзорной трубой, как шпагой.

– Клоп! Осторожно! – крикнула Глина, увидев, как брат приближается к пропасти.

Но было поздно. Юки уже наступил одной ногой в пустоту и потерял равновесие. Услышав крики Глины, Клинкус обернулся и, бросившись на двух воронов, резким движением прогнал их. Одновременно Рилло подскочил к Юки и протянул ему лапу. Мальчик изо всех сил старался удержаться на ногах и ухватиться за белку, но рыхлый снег ушёл у него из-под ног, и Юки полетел вниз.

– Н-е-е-ет! – отчаянно закричала Глина.

Крик эхом разнёсся в тишине долины. Рилло так и остался стоять, вытянув вперёд одну лапу. Клинкус с ужасом увидел, как Юки исчез в пустоте, и тут же бросился к краю обрыва.



– Юки! Юки! – до боли в горле кричал он, свесившись вниз.

Из ледяной скалистой пропасти донёсся слабый крик друга. Потом всё стихло.

– Юки-и-и-и-и! – снова стали кричать Глина, Рилло и Клинкус.

Но в ответ раздавалось лишь эхо их голосов. Друзья переглянулись. У Клинкуса ком подступил к горлу, а в глазах застыли слёзы. Он присел на снег.

И в этот момент в тишине послышался слабый голос:

– На помощь! Я здесь!

– Юки! – завопил Рилло.

Ещё мгновение назад стоявший неподвижно, как ледяная скульптура, он бросился бежать по краю тропки, пытаясь разглядеть в пропасти друга.

– Вон он! Я его вижу! – закричал Рилло.

Глина и Клинкус подбежали к белке и посмотрели туда, куда Рилло указывал лапой. Юки сумел ухватиться за выступ скалы и повис на одной руке над пропастью.

– Держись, клоп! – подбодрила его сестра.

– Я за ним! – отважно сказал Рилло, примериваясь к месту для спуска.

– Стой! – резко крикнул Клинкус. – Не надо! Ты разобьёшься!

– Да?! А ничего, что Юки висит там внизу и не может подняться наверх?! – огрызнулась белка.

– Да знаю я! Только так ты ему ничем не поможешь! – продолжал кричать Клинкус, доставая из своего мешка моток верёвки.

Быстрыми движениями рук мальчик сделал петлю на одном конце верёвки и затянул её вокруг острого камня, торчавшего из снега. Потом обмотал другой конец вокруг талии и крепко завязал узлом.

– Вот! – сказал он. – Теперь можно идти.

– Клинк, осторожно, – прошептала Глина.

Но миук вдруг почувствовал неожиданный прилив сил. Самое важное сейчас – вытащить из пропасти Юки, и всё снова будет по-прежнему. Они двинутся дальше в путь.

– Не переживай, – сказал мальчик с улыбкой. – Ждите нас здесь, я мигом!

Не медля больше ни секунды, Клинкус прыгнул со скалы.

Долетев до заледеневшего водопада, он с силой ухватился за огромную сосульку и стал ловко двигаться вперёд, ища опору сначала для рук, потом для ног. Через несколько минут мальчик добрался до Юки.



– Клинк! – только и смог сказать маленький листвянчанин, глядя, как друг приближается к нему сквозь ледяные колонны водопада.

– Эй! Тебе, видно, и вправду захотелось приключений! – пошутил Клинкус.

Сделав ещё один хорошо продуманный шаг, он подобрался к Юки так близко, что смог схватить его одной рукой и переместить себе на плечо.

Теперь оставалось только подняться наверх.

Клинкус быстро осмотрелся и понял, что есть только один способ выбраться из пропасти. С того места, куда он попал, надо было сделать хороший прыжок, чтобы спланировать на большую плоскую поверхность скалы, откуда потом можно было подняться по склону с помощью верёвки.

Клинкус повернулся к Юки и спросил:

– Как думаешь? Долетим?

5
Лодыжка акробата


Глина и Рилло наблюдали за происходившим внизу, застыв у самого края пропасти.

– Они ведь поднимутся, да? – спросила девочка, нервно грызя ногти.

– Конечно! – успокоил её Рилло. – Кора – молодец! Вот увидишь, ещё немного – и он с Юки снова будет здесь.

Глина и Рилло видели, как Клинкус сделал глубокий вдох, слегка согнул колени и… прыгнул в пустоту!

Долететь, как хотел Клинкус, они долетели. И даже приземлились.

Но поверхность, оказавшаяся под ними в конце полёта, была очень скользкой, и Клинкус не удержался на ногах.

Глина наверху вскрикнула от страха.

К счастью, у юного миука была отменная реакция! Он отпрыгнул назад и нащупал выступ, за который можно было зацепиться. Теперь оставалось только подняться наверх.

Девочка и белка одновременно выдохнули и подбежали к камню, к которому Клинкус прикрепил верёвку.

Когда, сделав последний рывок, Кора выбрался наконец из пропасти, Глина бросилась обнимать брата.

– Клоп! Как же ты меня напугал! – сказала она, крепко прижимая к себе Юки.

– Глина! Никогда не думал, что буду так рад тебя видеть!

– Эх ты! – засмеялась девочка.

Рилло тем временем забрался Клинкусу на плечо и стал напевать, перепрыгивая с ноги на ногу:

– Кора молодец! Кора молодец! Если вдруг мы не найдём труппу цирка, акробатом на празднике Белых Веток будешь ты!

– Очень смешно, белка, – оборвал его Клинкус, – но, если ты не возражаешь, я бы лучше действовал по нашему плану и пошёл дальше искать Спинка и его труппу.

Друзьям было пора отправляться в дорогу. Вокруг них сгущались сумерки, а с Великих Западных гор дул резкий холодный ветер, не предвещавший ничего хорошего. Отряд быстро собрался и тронулся в путь.

Они прошли совсем немного, когда стало понятно, что с Клинкусом что-то не так. Он всё медленнее переставлял ноги, заметно прихрамывая.

– Эй, циркач! – позвал его Рилло. – С тобой всё в порядке?

– Да, – ответил Клинкус не очень уверенно. – Только вот лодыжка что-то… Во время последнего прыжка… Но это ерунда, нам надо идти, до крепости Четырёх Ветров ещё далеко.

Рилло знал, каким гордым и упрямым миуком был Клинкус, и решил сам проверить, насколько всё в порядке. Белка выбралась из кармана и сползла к ногам мальчика.

– Все каштаны Большого леса! И ты называешь это «ерундой», Кора?! Да у тебя лодыжка раздулась, как тыква!

Трудно было найти лучшее сравнение: лодыжка у Клинкуса распухла и, судя по всему, сильно болела.

– Это всё из-за меня! – воскликнул Юки. – Свалился вниз, как последний лопух! Тебе очень больно, Клинк?

– Не говори чепухи, – ответил миук. – Это я, как последний лопух, сиганул на ту скалу, чтобы выбраться! Надо было быть осторожнее!

– Осторожнее или нет, дело не в этом! – решительно вмешался в их спор Рилло. – Дело в том, что ты с повреждённой лодыжкой не можешь возглавлять наш отряд. Так что командование переходит к капитану Рилло!



– Грандиозно! И что прикажете, капитан грызун? – не скрывая сарказма, спросила Глина.

– Приказ номер один: дайте мне карту!

Девочка подчинилась и передала сложенный вчетверо пергалист белке, которая принялась очень внимательно его изучать.

– Значит, так, друзья мои! Наши планы меняются! – сказал, наконец, Рилло, поднимая глаза от карты. – Приказ номер два: отступаем!

– ЧТО?! – хором закричали Клинкус и брат с сестрой.

– Всё очень просто, – пояснил Рилло. – До крепости Четырёх Ветров далеко, и идти туда небезопасно. Клинкус с тыквой, в которую превратилась его нога, вообще туда не доберётся. Поэтому мы пойдём… другим путём!

6
Очень необычное место


Не обращая никакого внимания на кучу вопросов и громкие протесты друзей, Рилло двинулся в путь. Его попутчикам ничего не оставалось, как следовать за ним.

Солнце медленно исчезало за величественным силуэтом Западных гор, ветер становился всё холоднее, а ребята во главе с Рилло медленно возвращались обратно. Пройдя короткий участок пути по своим же следам, они свернули в небольшую, тихую и пустынную долину.

– Хм-хм… Рилло… – робко сказала Глина, тревожно оглядывая неуютные окрестности.

– Приказа говорить не было! Приказ был: начинать надеяться! – воскликнула белка.

– Надеяться? На что? – озадаченно спросил Юки.

– Надеяться, что всё не слишком изменилось с тех пор, как я бывал в этих местах с братьями. Мы тогда торговали фундуком, – пояснила белка.

Брат и сестра Лобичи вопросительно посмотрели на Клинкуса, который только руками развёл. Он понятия не имел, что было на уме у Рилло.

Уже почти стемнело, когда, пройдя ещё немного, друзья оказались на выровненной площадке, посреди которой высился огромный ствол какого-то давным-давно высохшего старого дерева. Рилло потянул ноздрями ледяной воздух:

– Тянет дымом от сухих шишек! Хороший знак!

Юки и Глина посмотрели друг на друга, пытаясь понять, что происходит. А Клинкусу показалось, что он видит, как над обрубком ветки, едва выступавшим из могучего ствола, поднимается тонкий дымок. Но он решил, что это мираж, вызванный усталостью и сильной болью в лодыжке.

Рилло направился прямиком к засохшему дереву. Подойдя вплотную, он пролез между большими корнями, выпиравшими из-под снега, и, к изумлению своих друзей, начал колотить лапой по дереву. Белка выстукивала какой-то хорошо уловимый ритм.

ТУК-ТУ-ТУ-ТУК-ТУК!

– О нет! – пробормотал Юки, закрывая глаза руками. – Не хватало только, чтобы Рилло сошёл с ума.

– Да не сошёл я с ума! – отрезал Рилло. – Это старый условный стук. Надеюсь, пароль не сменили.

ТУК-ТУ-ТУ-ТУК-ТУК!

ТУК-ТУК!

Клинкус и брат с сестрой уже открыли рот, чтобы выяснить наконец, что происходит, но в тот самый момент… у подножия могучего ствола приоткрылась маленькая дверь, и в проёме показалась голова енота с тёмной повязкой на глазу.

Клинкус, Юки и Глина так и остались стоять с открытыми ртами, а Рилло бросился к еноту.

– О! Бирибоз! Старина! Сколько лет, сколько зим! Как поживаешь? – затараторил он.

– Кто это там… – начал енот не очень дружелюбно, но потом, приглядевшись получше, по-видимому, узнал белку и резко сменил тон. – Чтобы у меня вся шкура облезла! Рилло из Большого леса! Что ты тут делаешь, да ещё…



Бирибоз, казалось, готов был пуститься в долгие разговоры, которые обычно заводят давно не видевшие друг друга старые приятели. Но осёкся, едва заметив длинную фигуру Клинкуса.

– Нет, таки что происходит?! – закричал енот. – Ты зачем сюда миука притащил? Что за дела?

И он бы закрыл дверь перед отрядом Рилло, если бы белка ловко не просунула лапу в проём.

– Да уймись ты, Бирибоз! Этот миук не такой, как все. Это наш человек. Он живёт в лесу, рядом с Листвянкой, и зовут его Клинкус Кора. Слыхал, наверное?

Енот какое-то время молчал.

– Клинкус Кора, говоришь? – переспросил он наконец. – Не тот ли это Кора, что потушил пожар в Большом лесу пару месяцев назад?

Клинкус, прихрамывая, сделал несколько шагов вперёд, опустился в снег на колени перед дверью енота и вежливо представился:

– Да, это я, господин Бирибоз, Клинкус Кора. Приятно познакомиться!

– Очень рад знакомству, – ответил енот уже вполне дружелюбно, хоть и с некоторым сомнением в голосе. – Зачем пожаловали?

Клинкус вкратце рассказал ему о пропавших цирковых артистах и о том, как команда отправилась на поиски.

– На нас напали вороны-разбойники, Юки чуть не упал в пропасть, а я, кажется, вывихнул себе лодыжку и не мог идти до крепости Четырёх Ветров, как мы планировали. Вот Рилло и привёл нас сюда, к тебе домой.

При этих словах Бирибоз и Рилло дружно расхохотались. Клинкус, Юки и Глина уже начали привыкать к тому, что ничего не понимали. Но на этот раз енот всё-таки решил объяснить:

– Это не дом! Это больше, намного больше, чем дом. Это прославленный постоялый двор Бирибоза Одноглазого! Лучшее место для ночлега во всём мире!

7
Постоялый двор Бирибоза


Енот Бирибоз решился, наконец, пустить четырёх путников на свой постоялый двор.

– Только тебе, Клинкус, придётся передвигаться на четвереньках, – сказал он мальчику. – И поосторожнее там, внутри, это место не для миуков.

– Не волнуйтесь, господин Бирибоз, – заверил хозяина постоялого двора Клинкус. – Поселившись в Листвянке, я привык быть великаном! Буду двигаться очень осторожно.

Помещение, устроенное в большом дереве, было самым странным местом из всех, что Клинкус видел в своей жизни. Маленькая деревянная лестница вилась по стволу, ведя наверх к небольшим нишам. Там на лавках, накрытых соломой, отдыхали белки, сурки, ежи, хорьки и другие звери, спрятавшиеся в тепле от суровой зимней ночи. В углу, ограждённый невысокой каменной стеной, пылал огонь, над которым нависала старая проржавевшая труба, приспособленная под дымоход. Пол был устлан ковром из осенних листьев. На нём устроилось сразу несколько постояльцев: одни грызли орехи, другие играли в карты, третьи весело переговаривались.

Когда в дверях появился присевший на корточки Клинкус, все замолчали.

– Эй, народ! Не боись! – громко закричал Бирибоз своим зычным грубоватым голосом. – Этот миук не кто иной, как Клинкус Кора, парень что надо! Он никого не обидит!

Имя мальчика было явно знакомо многим постояльцам Бирибоза Одноглазого. По нишам побежал оживлённый гомон. Звери громко перешёптывались, тыча в Клинкуса лапами.

– Всем добрый вечер! – поздоровался мальчик, устраиваясь в свободном углу на ковре и радуясь возможности немного отдохнуть.

– Добрый вечер! – как эхо повторили за ним Юки и Глина и присели рядом.

– Ах! – вздохнул Рилло и похлопал Бирибоза по мохнатой спине. – Я как домой вернулся! Эй, а у тебя нет, случайно, того горячего орехового напитка, который мы пили, чтобы согреться, в старые добрые времена?

– А как же? Конечно, есть, старина! Лучший ореховый напиток во всех Западных горах!



Бирибоз исчез за большой деревянной стойкой и вернулся с двумя большими кружками, до краёв наполненными ароматным ореховым напитком. Друзья тут же его отхлебнули и стали вспоминать старые добрые времена.

– Вот это вещь! – похвалил Рилло, поставив кружку на пол. – Кстати, ты ещё делаешь ту чудодейственную и жутко пахучую смесь?

– Ты имеешь в виду Особую Универсальную Мазь Бирибоза? – несколько обиженно поправил белку енот. – А тебе она зачем? Мне кажется, ты в отличной форме, Рилло!

– Это не для меня! Клинкус ведь тебе рассказал, что ушиб лодыжку… Так вот, я подумал, вдруг твоя мазь ему поможет. Тогда мы завтра снова отправимся в путь, – ответил Рилло.

– Дай-ка я посмотрю, – деловито сказал Бирибоз.

Енот и белка переместились в угол, в котором сидели Клинкус, Глина и Юки. Хозяин постоялого двора осмотрел ноги Клинкуса и запричитал, увидев распухшую правую лодыжку:

– О бурая болотная грязь! Ты здорово ушибся, да, Кора?

– Да уж, – вздохнул Клинкус. – Надеюсь, я немного отдохну, и за ночь всё пройдёт.

– Сильно в этом сомневаюсь, юноша. Если хочешь здоровую лодыжку, как и прежде, доверься Особой Универсальной Мази Бирибоза! – торжественно объявил енот.

– Чему, простите? – вежливо спросил Клинкус.

Но Бирибоз молча удалился всё за ту же деревянную стойку.

– Поверь мне, Кора, – стал убеждать мальчика Рилло, – я видел, как от мази Бирибоза народ поднимал головы, как ромашки на полях. Только вот…

Рилло не успел договорить. Бирибоз вернулся со склянкой в лапах, и, как только он её открыл, всем стало ясно, что хотел сказать Рилло. Из банки отвратительно запахло на весь постоялый двор.

– Фууууу! – сказала Глина, затыкая нос.

– Какая гадость! – поддакнул Юки.

– Ну, не ландышем, конечно, пахнет, но зато творит чудеса, – заверил Бирибоз.

– Но… что вы в неё кладёте? – всё так же вежливо поинтересовался Клинкус.

Бирибоз уже собрался перечислить все ингредиенты своей чудодейственной мази, но Рилло лапой закрыл ему рот.

– Слушай, Кора, у нас два варианта… Или Бирибоз говорит тебе, из чего он делает эту вонючку, ты отказываешься её мазать, и мы завтра никуда не идём, или ты больше не задаёшь ненужных вопросов, затыкаешь себе нос, и завтра твоя лодыжка будет как новенькая. Выбирай! – резко закончил речь Рилло.

Клинкус вздохнул. Наверное, королева Джеминия уже велела расклеить по всей Листвянке объявления о том, что праздник Белых Веток переносится на один день. Мальчик вспомнил, как листвянчане провожали их из города и какие добрые слова говорили на прощание. Тут же представил, как горожане будут разочарованы. Сколько ещё им придётся ждать любимого праздника? А главное, что будет с цирком «Стрекоза», если никто так и не пойдёт его искать?

Клинкус раздумывал недолго. Если была хоть какая-то надежда завтра снова отправиться в путь, нельзя было упускать такой шанс!

– Хорошо, господин Бирибоз, я согласен, – сказал мальчик, вытягивая вперёд распухшую лодыжку. – Мажьте свою волшебную мазь!

– Вот и молодец! – похвалил енот. – Уверяю тебя, ты не пожалеешь!



И без лишних разговоров Бирибоз густо смазал лодыжку Клинкуса желтоватой вонючей жижицей. Потом он аккуратно обложил ушибленное место сухими листьями и с довольным видом закрыл склянку.

– Завтра утром будешь прыгать, как горный козлик, Кора! А теперь, если вы не возражаете, я займусь моим фасолевым супом.

С этими словами енот направился к огромной кастрюле, кипевшей на огне.

В тепле и уюте постоялого двора Бирибоза Одноглазого вечер пролетел тихо и незаметно. После ужина Рилло и Бирибоз уселись у очага и принялись вспоминать весёлые и грустные истории из прошлого. Убаюканный их голосами, Клинкус быстро заснул, и ему всю ночь снились крутые скалы, вороны и зловонные болота.

8
На горе Сурков


На следующий день Клинкус проснулся на рассвете. Какие-то ранние пташки выпорхнули с постоялого двора, забыв закрыть за собой дверь, и из неё тянуло морозным воздухом.

– Бррррр! – пробормотал Клинкус и, ловко вскочив на ноги, пошёл закрывать дверь.

Только на обратном пути мальчик вдруг понял, что произошло: он встал и сделал несколько шагов, не ощутив никакой боли в лодыжке!

Клинкус попробовал ещё походить по ковру из листьев, всё сильнее опираясь на правую ногу. А потом даже встал на цыпочки и подпрыгнул.

Ничего! Боли как не бывало!

«А у Бирибоза-то действительно волшебная мазь!» – подумал мальчик, всё ещё не очень веря в то, что произошло.

– Только не говори, что… – шёпотом сказала Глина.

Она только что проснулась и смотрела на улыбающегося Клинкуса заспанными глазами.

– Да! У Бирибоза чудесная мазь! – сообщил мальчик. – Моя лодыжка совсем не болит, на улице солнце, и мы можем идти дальше!

Глине не терпелось снова начать поиски пропавшего цирка. И она стала трясти брата, чтобы поделиться с ним хорошей новостью.

– Уф, хорошо, что нога Клинка больше не болит, – пробубнил Юки, потирая глаза. – А то мне приснилось, что у него ступня стала как камень и отвалилась от ноги!

– Клоп, ну ты вообще! Тебе во сне в голову лезут ещё более странные мысли, чем наяву! – пошутила Глина.

Юки в ответ только зевнул во весь рот.

– Пойдёмте умоемся в снегу! – предложил Клинкус.

Брат и сестра с радостью согласились. Свежий, мягкий снег, который выпал ночью, стёр последние следы мази с лодыжки Клинкуса и окончательно разбудил друзей. Вскоре ребята вернулись обратно и заметили, что кое-кто даже не думал просыпаться: Бирибоз и Рилло сладко спали, уютно свернувшись на подстилках рядом с догоравшими в очаге углями.

Многие постояльцы уже проснулись, и постоялый двор постепенно оживал, но енот и белка, до поздней ночи вспоминавшие старые добрые времена, продолжали крепко спать.

– Нам бы поблагодарить Бирибоза и в путь, – сказал Клинкус.

– Да, но, как видишь, – зашептала Глина, кивая в сторону двух похрапывающих друзей.

– О! Придумал! – просияв, сказал мальчик и направился к поленнице Бирибоза.

Выбрав небольшое толстое и хорошо просохшее полено, он начал стругать его перочинным ножичком, на рукоятке которого были вырезаны инициалы папы. Клинкус никогда не расставался с этим инструментом. Через несколько минут под изумлёнными взглядами Юки и Глины полено превратилось в фигурку свернувшегося клубком спящего енота. Закончив работу, Клинкус перевернул статуэтку вверх ногами и вырезал на ней следующие слова: СПАСИБО, БИРИБОЗ! К.К.

Мальчик остался вполне доволен результатом и поставил фигурку рядом с мирно сопящим оригиналом, чтобы енот, проснувшись, первым делом прочитал слова благодарности. А Рилло Клинкус просто поднял с постели и переложил в карман своей куртки. Он спал так крепко, что, двинувшись в путь, друзья долгое время слышали из кармана лишь мерный храп.



Только когда Клинкус, Юки и Глина вернулись на дорогу, с которой им пришлось свернуть накануне вечером, и уже прошли по ней больше часа, из кармана куртки показалась голова Рилло. Он долго смотрел вокруг маленькими чёрными глазами.

– То-то мне показалось, что кровать сильно трясёт, – наконец, сказал он, и друзья все вместе расхохотались.

Недолго думая, Рилло переместился из кармана в сумку Клинкуса и через секунду вылез из неё с большим куском хрусченья в зубах.

– Ну, конечно! Угощайся, белка! – весело сказал Клинкус.

– День капитана Рилло всегда начинается с плотного завтрака, – торжественно объявил бельчонок, нисколько не смутившись.

– Ключевое слово «плотный», – вставила Глина. – Кстати, Клинкус, однажды…

Но она недоговорила. Случилось нечто неслыханное: Рилло вдруг перестал грызть хрусченье, бросив оставшийся кусочек обратно в сумку Клинкуса. А потом бегом спустился в снег и начал принюхиваться к воздуху.

– Рилло, что с тобой?! – спросил Юки.

– Чую запах опасности, – ответил бельчонок, нервно перебирая лапами по снегу.

Юки, Глина и Клинкус посмотрели по сторонам. Они совсем недавно обогнули косогор Дикобраза и теперь шли по тихой холмистой местности, усеянной небольшими островками леса и маленькими деревушками.

– Сдаётся мне, вчерашняя шутка воронов-разбойников не прошла для тебя даром, – пошутил Клинкус.

Рилло ещё раз внимательно осмотрел заснеженные ямы и поля и нехотя пустился догонять попутчиков.

– И всё же… – сказал он, – что-то здесь не так.

Глина тоже казалась обеспокоенной, но, как выяснилось, совсем по другой причине.

– Мы практически на последнем участке пути, который ведёт к горе Сурков, – начала она, уткнувшись носом в свою карту. – Но мы так ничего и не слышали о цирке!

– Будто артисты вообще не собирались в Листвянку, – заметил Юки.

Клинкус в задумчивости почесал нос.

– Все говорят, что Спинк Стрекоза весь такой серьёзный и пунктуальный, – стал он рассуждать вслух, – и я этому верю, но мало ли… Может, ему нравится веселиться. И он после последнего представления на горе Сурков устроил праздник, и из-за этого пришлось отложить отъезд.



– Нет, Клинк, вообще мимо цели, – покачала головой Глина. – Спинк не устраивает праздников, ведь он пьёт только воду и очень мало ест. Его потому и прозвали Стрекозой, что Спинк очень худой и лёгкий.

– А всё, что ты говорил, Клинкус, это, скорее, про Рилло! – пошутил Юки.

И если обычно Рилло не оставлял без достойного ответа ни одной шутки в свой адрес, то сейчас шелеста снега, неожиданно упавшего с ветки, оказалось достаточно, чтобы он отвлёкся от разговора и напрягся, как пружина. Рилло подбежал к дереву и снова принялся нюхать воздух, а потом нырнул в присыпанный снегом куст ежевики, словно был уверен, что что-то там найдёт. Не найдя ровным счётом ничего, бельчонок снова вернулся к друзьям, бурча что-то себе под нос.

– Рилло, ты меня пугаешь, – в шутку сказал Клинкус.

– Эх, Кора, я почти уверен, что за нами следят!

Мальчик в ответ только сделал недоумённое лицо.

– Конечно, Рилло, – с насмешкой сказала Глина, – за нами по пятам следует призрак Большого Медведя Бабалу!

– Нет, постой, – нахмурив лоб, вступился за белку Юки, – я знаю, что иногда Рилло ведёт себя странно, но…

– Но? – хором спросили Клинкус и Глина.

– Я тоже слышал какой-то странный шум, и мне показалось, что за нами кто-то идёт.

– Ясно вам?! – воскликнул Рилло, с победным видом скрестив на груди лапы.

– Я никого не вижу, – сказал Клинкус, пожимая плечами, – вокруг только снег и несколько деревьев. Но нам в любом случае надо смотреть в оба, чтобы найти хоть какие-то следы Стрекозы. Так что теперь будем внимательно смотреть по сторонам все четверо, может, и разглядим нашего загадочного преследователя.



Друзья шли по дороге, и чем дальше они продвигались, тем спокойнее и тише становилось вокруг. Царство Великого Белого Повелителя, казалось, уснуло под бледным и тусклым солнцем.

Вскоре тропа, которая вела к горе Сурков, запетляла по небольшому лесу, поросшему вязами и каштанами. Цирка «Стрекоза» по-прежнему не было видно. Рилло перестал принюхиваться и прислушиваться. Клинкус шёл быстрым шагом, скользя по снегу на своих снегоступах. Примерно с полчаса друзья молчали.

А потом за довольно крутым поворотом дороги Клинкус вдруг оказался перед грудой дров, наваленных прямо посередине узкой тропинки. Обойти их можно было, только протиснувшись между завалом и росшим рядом деревом.

– Трын-трава! – вырвалось у Клинкуса, когда он начал обходить неожиданное препятствие. – Это ж каким надо быть человеком, чтобы вот так свалить дрова прямо посередине до…

Мальчик не успел договорить.

Снежный ветер в лицо сбил его с ног, и он потерял равновесие. Клинкусу показалось, что чья-то невидимая рука схватила его за обе ступни и резко дёрнула вверх.

А потом он увидел перед глазами плотное плетение сетки и понял, что произошло.

Они попали в ловушку!

9
Неожиданная встреча


Скрючившись в огромной сетке, подвешенной к ветке дерева, Клинкус попытался пошевелить рукой.

– Эй, осторожно! – закричал Юки.

– Клинк, не двигайся! Ты нас раздавишь! – следом за братом закричала Глина.

Тогда Клинкус попробовал пошевелить ногой.

– Подбери ноги, Кора! – завопил Рилло. – Я сейчас в лепёшку превращусь!

Пытаясь обойти дрова, сваленные на дороге, Клинкус, как обычно, нёс брата с сестрой на плечах, а Рилло – в кармане куртки.

В итоге в ловушку угодили все четверо.

– Простите! – виновато сказал Клинкус. – Я только хотел достать нож и попробовать перерезать эту ужасную сетку!

Друзья замолчали. Какое-то время тишину нарушало только зловещее потрескивание ветки, на которой болталась сетка. Она так сильно сдавила пленников, что те не могли и шелохнуться.

– Слушай, Рилло, может, ты попробуешь перегрызть её зубами? – спросила Глина.

– Я бы с радостью, – отозвался бельчонок, – но я зажат между Клинкусом и его огромной сумкой!

Клинкус вдруг подумал, что сама судьба была против того, чтобы они нашли цирк: сначала вороны и сорвавшийся в пропасть Юки, потом распухшая лодыжка, теперь вот эта ловушка… Как из неё выбраться-то?!



Мальчик старался не думать о плохом: надо было найти способ высвободиться из сетки.

Но только он попытался сосредоточиться, как его отвлекли.

– Так я и знала, – зашептал кто-то совсем рядом тихим вкрадчивым голосом. – Вас ни на минуту нельзя было оставлять без присмотра!

Клинкус попытался повернуться, чтобы разглядеть, кто говорит, но жалобные голоса друзей, которых он слегка задел, заставили его замереть на месте.

– Что ж, попробую исправить свою ошибку, – раздался всё тот же тихий голос.

Потом послышались лёгкие шаги, и Клинкус краем глаза увидел, как чья-то тень, скользнув по куче дров, метнулась на дерево, к которому была подвешена западня.

Почти в ту же секунду прямо над ним на ветке возник силуэт… лисицы!

Это была самая настоящая серебристая лиса, худая и гибкая. Она стала когтями и зубами рвать верёвку, на которой болталась сетка. В отличие от мальчика брат с сестрой и белка не могли видеть, что происходит, и дружно заголосили:

– Кто там? Кто?

– Кто это говорил?

– Что значит «оставить нас без присмотра»?

– Тут… лиса! Она пытается освободить нас! Так ведь, госпожа лиса? – затараторил Клинкус.

– Р-р-р-р-р-р-р-р! – ответила его собеседница, все ещё занятая работой.



Впрочем, возилась она недолго. Острые лисьи клыки в несколько минут изорвали верёвку в лохмотья.

ШЛЁП!

Сетка плюхнулась в снег и раскрылась, как большой увядший цветок. Клинкус и его друзья тут же вскочили на ноги, стряхивая с себя снег.

– Спасибо, госпожа лиса! – первым спохватился Юки.

– Да, большое спасибо! – добавила Глина и подняла свалившуюся шапку из ловушки. – Не знаю, что бы мы без вас делали!

Клинкус тоже стал горячо благодарить спасительницу. Только Рилло молчал, с подозрением уставившись на лисицу.

– А скажи-ка мне, дорогуша, – сказал наконец он. – Это ведь ты за нами следила, да?

Лиса хитро улыбнулась.

– Да, вам крупно повезло! Старая Фрида глаз с вас не спускала.

– Вот нахалка! – возмутился бельчонок. – И давно ты установила за нами слежку?

– Рилло, как тебе не стыдно?! – возмутилась Глина. – Фрида нам жизнь спасла! Мог бы быть и повежливее!

Но лиса, казалось, совсем не обиделась.

– О! Очень давно! – ответила она всё с той же хитрой улыбкой. – Намного раньше, чем у тебя возникли подозрения, белка.

– Я же тысячу раз проверял! На снегу не было никаких следов! – недовольно проворчал Рилло.

– Хороша бы я была, если бы меня обнаружил какой-то грызун-проходимец!

Рыжий хвост белки задрожал от возмущения.

– Грызун-проходимец?! Ленивая лиса! – закричал он.

– А почему ты следила за нами, Фрида? – вставил Клинкус, которого во всей этой истории явно интересовало что-то совсем другое.

Лиса задумалась и долго ничего не отвечала.

– Так и быть, буду с вами откровенна, – наконец спокойно начала она. – Я шла по пятам за двумя аппетитными человечками, которых ты обычно носишь на плечах. Видишь ли, я соскучилась по хорошему обеду.

Юки и Глина изменились в лице и, застыв от страха, смотрели друг на друга.

Клинкус напряжённо выпрямился и сделал несколько шагов назад.

– Быстро прячьтесь в сумку, – сказал он своим друзьям.

– Правильно, Кора, – грозно воскликнул Рилло, окончательно потеряв терпение. – А теперь возьми палку покрепче и погоним эту нахалку туда, откуда она пришла!

– Так, спокойно! Что за манеры! – возмутилась Фрида. – Надо же и думать иногда! Зачем, по-вашему, я вытащила вас из ловушки? Неужели непонятно, что я передумала обедать?

– Так мы тебе и поверили! – буркнул Рилло. – Знаем, насколько хитрые серые лисицы. Вечно придумывают всякие неприятные штучки. Хочешь задобрить нас, чтобы потом ударить в спину, когда мы потеряем бдительность!

Фрида только глаза к небу закатила, устав спорить с белкой.

– Во-первых, мой дорогой щелкунчик, я «серебристая», а не «серая», и во-вторых, как я уже сказала, у меня изменились планы. Я не собираюсь обедать вашими друзьями. Даю слово лисы!

– Так-то лучше! – пискнул Юки, едва высунув голову из мешка и тут же снова спрятавшись.

– Нет, ну сами подумайте! – невозмутимо продолжала Фрида. – Вы были в двух шагах от меня, совершенно беззащитные, оказавшиеся в ловушке. Я могла спокойно напасть на вас! Но вместо этого я стою перед вами и разговариваю, хотя у меня по-прежнему урчит в пустом животе! Может, хоть это убедит вас в том, что я не собираюсь нападать на ваших аппетитных друзей.

Не зная, что и думать, Рилло пробубнил что-то невнятное. Юки и Глина высунулись из сумки Клинкуса и смотрели в глубокие блестящие глаза Фриды, словно пытались найти в них подтверждение её словам.

Клинкус обдумал всё, что сказала лиса, и пришёл к заключению, что она говорит правду. Он только одного не мог понять и поэтому задал вопрос:

– А почему ты передумала?

– А вот это правильный вопрос, миук, – ответила Фрида. – И ответ на него связан с ловушкой, в которую вы угодили… Вам с самого начала рассказывать?

10
Снежный охотник


Клинкус взял полено из кучи дров, поставил его в снег, как табуретку, и уселся напротив Фриды. Рилло, с очень недоверчивым видом скрестив лапы на груди, устроился рядом с Клинкусом.

– Давай, лиса, рассказывай всё по порядку, только сначала поешь немного нашего хрусченья, – сказал Клинкус, доставая из сумки щедрую пригоршню листвянских сладостей. – Уверяю, они очень вкусные… и, может, у тебя перестанет урчать в животе.

Мальчик хотел быть абсолютно уверен, что его друзьям ничего не грозит.

– Спасибо! – поблагодарила лиса. – Я такая голодная, что и жёлудь бы съела…

Она немного помолчала, грызя хрусченье, а потом начала свой рассказ:

– Прежде всего я должна вам кое в чём признаться. Я подслушивала ваши разговоры, пока шла следом.

– Эх ты, шпионка! – прокомментировал Рилло.



– Это, конечно, плохо, но, с другой стороны, это… всё же хорошо. Так я узнала, что вы ищете артистов цирка. И я знаю, что с ними случилось!

– Так говори же! – не выдержал Юки.

– Мне очень жаль, но, думаю, труппе сейчас тяжело приходится. Они в плену!

– О мать моя белка! – воскликнул Рилло. – У кого?

– У одного местного миука, которого зовут Дугальд. Но здесь его все называют Снежным Охотником, – объяснила лиса.

– От одного прозвища – мурашки по коже, – заметила Глина.

– И правильно, мой лакомый кусочек, – кивнула Фрида. – Жуткий тип, что и говорить. Какой же он злой и жестокий! Знала бы ты, сколько моих друзей попали в его ловушки!

– Ну, вообще-то несколько минут назад ты сама нас чуть не съела, меня и мою сестру! – вставил Юки.

Фрида ласково улыбнулась.

– Ты, конечно, прав, ещё один мой лакомый кусочек. Но это другое… Я – дикий зверь, такова уж моя натура. Мне нужно охотиться, чтобы достать пропитание. А Дугальду нравится ловить и мучить животных! У него в доме полно еды, но он всё равно расставляет везде капканы.

– Зуб даю, что и наша ловушка – его рук дело, – сказал Клинкус.

– Можешь дать два зуба, – подтвердила лиса. – И точно в такую же ловушку попал ваш цирк «Стрекоза».

– А ты откуда знаешь? – спросил Рилло.

– Я как раз спускалась с горы Сурков, ходила туда навестить моего старого приятеля волка. И видела всё своими глазами. Неприятное было зрелище! Всё началось с того, что две птицы, а именно священные майны, прилипли к забору, намазанному каким-то жутким клеем. Это одна из многочисленных ловушек Дугальда.

Юки и Глина посмотрели на Клинкуса. Фрида явно говорила об их старых друзьях, Мирке и Дирке Сильноклювах.

– Потом подошёл весь караван, – продолжала лиса. – И звери труппы бросились спасать майн. Я тоже собиралась им помочь, но тут появился Дугальд и, угрожая ружьём, захватил всех в плен. Он всё приговаривал: «Вот теперь я не заскучаю! Будете каждый вечер давать мне новое представление! Весь цирк только для меня одного», – закончила Фрида, имитируя грубый голос Снежного Охотника.

– Какая гадость! – вырвалось у Глины. – Он хочет превратить цирк «Стрекоза» в свою игрушку!

– Ядра тысячи орехов! – воскликнул Рилло. – Чего мы ждём? Надо пойти к этому негодяю и освободить Стрекозу и его труппу.

– Ты иди, Рилло, первым, – вкрадчиво сказала Фрида. – Только знай, что вокруг лачуги Дугальда собрана лучшая коллекция ловушек и капканов, которые я только видела в жизни! Этот миук очень хитёр! Нужно действовать крайне осторожно.

– И что теперь? Так и будем сидеть здесь сложа руки? – с вызовом спросил Юки.

– Нет, мой хороший, – ответила Фрида. – Если я правильно поняла, ваш друг не кто иной, как знаменитый Клинкус Кора. Звери Большого леса мне о нём все уши прожужжали. Вот я и подумала, может, объединимся и сами устроим ловушку для Снежного Охотника? Честно говоря, именно эта мысль заставила меня отказаться от моего первоначального плана.

При этих словах у Клинкуса заблестели глаза.

– Точно! – громко сказал он. – Нам надо объединиться! Фрида хорошо знает эти места и повадки Дугальда. Мы сможем вместе разработать план по освобождению Спинка и его цирка!

– Если мы уведём цирк у него из-под носа, это послужит ему хорошим уроком! – сказала очень довольная Фрида, заражая всех своим энтузиазмом.

– Сейчас почти полдень, – объявил Клинкус, поглядев на тусклое солнце в небе. – Нельзя терять ни минуты. С чего начнём, Фрида?

– Может, вы хотите узнать вашего врага в лицо? – предложила лиса.

– Да! – хором ответили друзья.

– Минуточку… – сказал Клинкус, направляясь к узкому месту на тропинке.

Мальчик подобрал сетку, лежавшую на снегу, и с хитрой улыбкой во весь рот вернулся к друзьям.

– Вдруг пригодится! – сказал он.

11
Цирк в клетке


По следам Фриды Клинкус и его друзья пришли к подножию невысокого холма, на котором стояла мрачная лачуга.

Лиса внимательно посмотрела по сторонам, потом сделала знак остальным перебираться к сухим камышам, росшим вокруг заледенелого пруда. Это было единственное надёжное укрытие в округе.

– Вот здесь и живёт Снежный Охотник, – объявила Фрида.

– Он не очень общительный, да? – спросила Глина.

Лисица в ответ широко улыбнулась:

– Суди сама: мне рассказывали, что в последний раз, когда здесь остановился какой-то путник попросить немного воды, Дугальд наставил на него ружьё. В итоге бедолага едва ноги унёс!

– Трын-трава! Он же опасен для людей! – прокомментировал Клинкус.

– Ещё как опасен, друг мой! Я вам говорю: надо действовать очень осторожно. Пока ждите меня здесь, – велела лиса.

Клинкус и его друзья видели, как она серебристой стрелой полетела по снегу к дому охотника. Через несколько минут она вернулась назад и гордо сообщила:

– Кажется, я нашла безопасную дорогу к дому Дугальда. Но вы должны идти точно по следам, которые оставила я, и ступать тихо, как снежинки. Договорились?



Все кивнули.

И по снегу гуськом запетляла очень странная молчаливая шеренга: Клинкус, Юки, Глина, Рилло и Фрида в конце.

Маленький отряд быстро добрался до лачуги Снежного Охотника. Под старым завалившимся навесом была сложена большая поленница и, проходя мимо, Юки узнал среди поленьев распиленную на дрова повозку цирка «Стрекоза».

«Ты за это заплатишь, негодяй!» – подумал он, сжимая кулаки.

Друзья бесшумно приблизились к окну и спрятались под подоконником, высунув головы ровно настолько, чтобы можно было заглянуть внутрь помещения.

У охотника нашлась тяжёлая железная клетка для каждого участника труппы. Рилло, Глина и Юки, которые не раз видели представления цирка «Стрекоза», тут же узнали Спинка, жабу-клоуна по имени Трульб, хорьков-акробатов Флимси и Флика, примадонну принцессу Пиллину, кота-жонглёра Бардабо и, конечно, братьев Сильноклювов. Последним Дугальд крепко стиснул клювы железной проволокой.

Тут же за столом сидел сам Снежный Охотник. Он был ростом с трёх взрослых миуков, с рыжими косматыми волосами, носом, похожим на большую картошку, и тёмными глазами, в которых блестел нехороший огонёк.

У его ног сидел огромный серый пёс мастиф.

Охотник смазывал маслом капканы, клацавшие такими острыми металлическими зубьями, что волосы вставали дыбом!



– Ты только посмотри на это чудо! – приговаривал он, поглаживая собаку. – Никто не может делать капканы лучше, чем Снежный Охотник Дугальд. Ох, и повеселимся мы этой зимой, Грунтус!

Клинкус и его друзья увидели достаточно. Борясь с желанием тут же пойти в атаку, Кора кивнул Фриде: они могли возвращаться в укрытие.

Отряд двинулся в путь, но тут сильный порыв ледяного ветра ворвался на веранду и обрушился на Глину. У неё пробежал холодок по спине, а потом сильно зачесалось в носу.

АПЧХИ!

Мастиф Грунтус, навострив уши, бросился к окну и залаял.

– Что на тебя нашло? – заворчал Дугальд. – Что там такого интересного в окне?

Клинкус услышал шум отодвигаемого стула и тяжёлые шаги охотника, приближавшегося к окну. Только без паники!

– Бежим! – шепнул Рилло, пустившись наутёк.

– Не-е-е-ет! – грозным шипением остановила остальных Фрида. – Следы на снегу останутся! Живо все сюда!

И она бросилась к бочке, стоявшей тут же на веранде. В следующую секунду Клинкус, Лобичи и лиса нырнули внутрь. А Рилло, убежавший слишком далеко, чтобы расслышать шёпот Фриды, нёсся дальше по снегу.

Услышав звук распахнувшегося окна, бельчонок метнулся к поленнице – единственному укрытию на сотни метров.

Когда Дугальд высунулся наружу, всё вокруг казалось спокойным и неподвижным. Несколько мгновений ничего не было слышно. А потом над верандой загремел хохот.

– Ха-ха-ха! Теряешь форму, старик Грунтус! Здесь вообще нико…

Все уже собирались вздохнуть с облегчением, но тут же снова затаили дыхание.

– Минуточку! – пробормотал Дугальд. – Кажется…

«Нет, нет, нет!» – думал Клинкус, сжав кулаки.

Немного привстав, он слегка поднял головой крышку бочки и посмотрел в узкую щёлку. На веранде широко распахнулась дверь, и на пороге появился Дугальд с мешком в руках.

– Прости, старина Грунтус, виноват! Это ведь совсем свежие следы!

Клинкус, не дыша, смотрел, как Снежный Охотник исчезает за поленницей.

– Совсем свежие следы белки! Так я и думал! – обрадовался Дугальд. – Следы глупой белки, которая сама забралась в ловушку. Как знала, что мне нужна новая шапка!

Когда охотник снова появился в поле зрения Клинкуса, мешок на его плече шевелился так, будто изнутри кто-то очень хотел выбраться.

Этот монстр схватил Рилло!

Как же сильно мальчик разозлился! Он готов был выпрыгнуть из бочки, чтобы наброситься на Дугальда и вырвать друга из его лап. Но Клинкус не двигался с места.

Охотник был большой и высокий. А вдруг у него с собой ружьё? Что мог против него маленький миук? И кроме того, выйдя из бочки, Клинкус сдаст врагу весь отряд. Нет, напав на охотника открыто, он просто поможет ему схватить их всех разом. Клинкус понял, что Дугальда надо брать хитростью!

А Рилло понял только одно: мгновение назад он быстро бежал по снегу, а мгновение спустя оказался в полной темноте и одиночестве в каком-то мешке!

Впрочем, темнота и одиночество длились недолго. Рилло кубарем полетел вниз и снова увидел свет. А сразу после этого – решётки.

Железные решётки старой заржавевшей клетки!

«Вот влипли!» – подумал Рилло.

Но оглянувшись вокруг, увидел, что, к счастью, из всего отряда попался только он. Рядом стояли клетки, в которые Дугальд упрятал Спинка Стрекозу и артистов цирка. Рилло хорошо знал Клинкуса, Юки и Глину и был уверен, что очень скоро они придут и спасут его. Он так и видел своих друзей, которые затаились где-то неподалёку и разрабатывают хитрый план, как им провести этого мерзкого типа Дугальда!



«Мерзкий тип он и есть!» – подумал Рилло.

Снежный Охотник стоял рядом, осматривая клетки с пленниками. На нём была огромная шуба, от которой исходил нестерпимо неприятный запах.

– Отлично, мои маленькие шуты! Мы с Грунтусом немного разомнём ноги, поищем залётных птичек бекасов. А вы тут пока придумайте какое-нибудь новое представление! Хочу за ужином насладиться весёлым зрелищем!

– Но, господин Дугальд, – в отчаянии начал Спинк, – мы вчера выступали для вас пять часов! Мы показали вам все наши номера!

Снежный Охотник в ответ закричал так, что стёкла в окне зазвенели:

– Как хочешь, бездельник! Только знай, что, когда мне наскучат ваши глупые представления, вам не поздоровится! Тебе понятно?

– Хорошо, хорошо, господин Дугальд, – едва слышно сказал Стрекоза, опустив голову.

Грунтус рычал на клетки, пока Дугальд не оттащил его.

Когда за охотником и собакой захлопнулась дверь, Рилло увидел вокруг себя такие безнадёжные и грустные лица, будто выхода из этой ситуации не было.

Пришло время действовать.

– Эй, вы! Не унывайте! Мы скоро выберемся из этого логова! – громко объявил Рилло.

– Сто, бельсонок, совсем свикнулся, да? – участливо спросил кот Бардабо.

– Вы что, мне не верите?! Скоро сюда придут Клинкус Кора и мои друзья и выпустят нас из клеток!

От этих слов все вокруг переполошились.

– Клинкус Кора! Мальчик миук, который живёт в Листвянке? – спросил Спинк с надеждой в голосе.

– Ну да! Конечно, он! Отважный и бесстрашный! Клинкус придёт нас спасти! – кричала примадонна Пиллина, мечтательно закрывая глаза.

Братья Сильноклювы, которым не давала говорить железная проволока, стиснувшая их мощные клювы, от радости запрыгали по клетке.

– Вот было бы здорово! – проквакал Трульб.

Рилло улыбнулся и сказал без тени сомнения:

– Будет здорово, мой друг, и ещё как! Когда за дело берётся Клинкус Кора, всегда бывает весело!

12
Охота на охотника


Друзья целый час оживлённо обсуждали атаку, а потом ещё час разрабатывали детальный план.

Тем временем Великий Белый Повелитель из старых листвянских легенд укутал всё вокруг свежевыпавшим снегом, будто решил напомнить о своей власти, а заодно помочь Клинкусу и его друзьям.

Теперь они были готовы!

Клинкус, Фрида, Юки и Глина заговорщически переглянулись в последний раз, перед тем как разделиться и занять свои места.

Они официально открыли охоту на Снежного Охотника!

Юки и Глина скрылись в глубоком овраге и понеслись к старому сараю, стоявшему в открытом поле недалеко от дома Дугальда.

А Клинкус достал из мешка фляжку с вишнёвым соком и облил им… одну из задних лап лисы!

– Давай, Фрида! Твой выход, – тихо сказал мальчик.

Лисица кивнула и побежала к дому Дугальда, который совсем недавно вернулся с охоты. У самых дверей она внезапно замедлила бег и начала волочить лапу по снегу, скуля, как тяжело раненный зверь. Всё так же прихрамывая, Фрида проследовала к большому ореху, росшему неподалёку от дома, и рухнула у его ствола, будто лишившись последних сил. Рыбаки забросили удочку и…

…Рыба клюнула!

Дверь резко распахнулась. На жалобные стоны Фриды из дома вышел Дугальд вместе с Грунтусом.

Глядя по сторонам, как голодная гиена, охотник тут же заметил красный след, оставленный Фридой на снегу. Он тут же добрался взглядом до ореха.

– Ха-ха-ха! Грунтус, ну и везёт же мне на этой неделе! Сначала эти маленькие шуты из цирка, потом глупая белка, а теперь вот прекрасная серебристая лиса прямо с доставкой на дом. Видно, красотка выскользнула из моего капкана. Пойдём-ка спросим, как ей это удалось!

Направляясь к ореху, Дугальд вынул большой нож из ножен, висевших у него на ремне.

В двух шагах от Фриды он снова стал радостно приговаривать:

– Красивый лисий воротник. Воротник из серебристой лисицы. Вот это…

Охотник не успел договорить. Не долго ему оставалось радоваться!

Земля ушла у Дугальда из-под ног, и он в несколько секунд превратился в куль, болтавшийся на ветке ореха.

– Что происходит?! Проклятие! – завопил Дугальд, очень яростно и совершенно безрезультатно извиваясь в сетке.

Он попал в свою же ловушку. Ту самую, из которой Клинкус выбрался с помощью Фриды, и потом прихватил с собой. Примерно час назад мальчик починил её, залатав дыры верёвкой, и разложил под орехом. А снег завершил его работу, надёжно спрятав ловушку под белым покрывалом.



Первая часть плана была успешно завершена. Точнее, почти завершена… Мастиф Грунтус, оказавшийся проворнее хозяина, в ловушку не попал. Но Клинкус предвидел и это.

Фрида с нахальной улыбкой стала исполнять какой-то смешной танец, явно издеваясь над собакой.

Грунтус зарычал, из его пасти закапала слюна и, пригнув голову, мастиф двинулся на лису. Фрида тут же стрелой пустилась прочь, заманивая пса в сарай, где притаились Юки и Глина, готовые выполнить свою часть плана. Заметив лису, брат и сестра распахнули дверь сарая, впустив в него Фриду и летевшего за ней по пятам Грунтуса. Лисица не раз наведывалась в сарай и знала, что между досками, из которых он был сложен, зияли щели. Достаточно большие, чтобы через них проскользнула тонкая и гибкая лиса, и слишком маленькие, чтобы в них пролез огромный мастиф. Едва Фрида выскочила из сарая, Юки и Глина толкнули дверь, за которой прятались, плотно прикрыли её и вскарабкались по доскам наверх, чтобы запереть на замок выход из сарая. Грунтус громко лаял и скрёб дверь когтями, но выбраться из ловушки не мог.

Дорога была свободна! Клинкус ждал Фриду, Юки и Глину у ореха, с которого свисал пойманный в сеть Дугальд.

– Кто вы такие?! – вопил Снежный Охотник.

Клинкус с улыбкой посмотрел на подошедших друзей и ответил:

– Наши имена вряд ли тебе что-нибудь скажут. С тебя достаточно будет знать, что мы… охотники за охотниками!

– Что за бред! – прорычал Дугальд. – Издеваетесь надо мной, да? Вы мне за это дорого заплатите!

Тем временем маленький отряд воссоединился и под аккомпанемент сиплых воплей Снежного Охотника двинулся к его дому.

Рилло сначала увидел широко распахнувшуюся дверь, а потом знакомую фигуру Клинкуса.

– Ха! Смотрите! Что я вам говорил?! – завопила белка, прыгая в клетке.

– Эй, Кора, ключи там, наверху! – подхватил хорёк-акробат Флимси.

Схватив висевшую на стене связку ключей, Клинкус стал открывать клетки.

Первой на свободу выбралась примадонна цирка принцесса Пиллина и тут же бросилась благодарить Клинкуса, повиснув у него шее.

– О! Мой герой!



Всех остальных тоже охватила безудержная радость. Они закричали:

– Спасибо!

– Мы свободны!

– Ура! Осень уз не хотелось в заркое!

– Ура! Ура!

Когда радостный переполох немного стих, Клинкус решился напомнить всем о самом главном:

– Там в лесу целый город ждёт вашего представления. Вы не против, если мы сразу двинемся в путь?

Спинк, худенький листвянчанин с огромной копной светлых кудрей на голове, ответил за всех своих артистов:

– Ах, если бы мы сегодня же могли выступить в Листвянке! Ты не представляешь, как горько мне было разочаровывать королеву Джеминию… Но наша повозка распилена на дрова, я не думаю, что мы поспеем к вечеру, – очень грустно закончил он.

– Не стоит беспокоиться, Стрекоза! – широко улыбаясь, сказал Клинкус. – Я знаю, как доставить вас в город!

– Да?! – удивился Рилло. – Это что-то новенькое!

– Я хорошо изучил карту и нашёл самую короткую дорогу в Листвянку: мы пойдём через ущелье Эха!

– Через ущелье Эха?! – на этот раз удивилась уже Глина. – Но, Клинк… это очень крутой спуск! Мы пешком оттуда никогда не спустимся!

– А кто сказал, что мы будем спускаться пешком? – хитро улыбнулся мальчик.

13
Возвращение в Листвянку


Возможно, после этих слов кто-то подумал, что юный миук ведёт себя очень странно. Но прошло всего несколько минут, и Клинкус смог доказать, что голова у него работала просто отлично! И ещё как!

Он поставил на пол свою большую сумку и принялся вынимать из неё деревянные брусочки, искусно вырезанные так, чтобы они легко вставлялись друг в друга.

Клинкус собирал деталь за деталью, и под изумлёнными взглядами публики неизвестная конструкция в его руках начала постепенно обретать форму.

Первым её узнал Юки:

– Клинк! Это же… это же твои новые сани! Мы на них катались по Спине Мула!

– Они самые. Моё секретное оружие! – подтвердил Клинкус.

Спинк и артисты цирка «Стрекоза» не сразу узнали в этом странном предмете сани, но, когда Клинкус закончил сборку, всё стало ясно.

– Ой точно! – воскликнула жаба Трульб. – Это настоящие санки! Смотри!

– Да-да! – подхватил кот Бардабо. – Это седуска, а эти палки нузны, чтобы рулить.

Артисты цирка встали в плотный круг, чтобы поближе рассмотреть изобретение Клинкуса.

– Все сальто-мортале мира! – воскликнул Спинк Стрекоза, который радовался больше всех остальных. – На таких санях мы и впрямь к вечеру доберемся до Листвянки! И сможем дать представление!

Директор цирка ещё несколько минут не мигая смотрел в пустоту большими светлыми глазами. А очнувшись от оцепенения, обратился к братьям Сильноклювам:

– Друзья, может, вы слетаете в Листвянку? Надо бы предупредить о нашем приезде королеву Джеминию и советника Фалабаса.

Майны, всё ещё разминавшие клювы, которые они только что вытащили из тисков железной проволоки, кивнули в ответ, издали радостный прощальный крик и, расправив крылья, вылетели в открытую дверь.

– Что же, пожалуй, и нам пора, – сказал Спинк, мысленно уже ступивший в Листвянку.

– Конечно, – согласился Клинкус. – Сейчас, одну минуту. Мне тут надо кое-что сделать.

Мальчик покопался в шкафах Дугальда, нашёл большой мешок и стал кидать в него всё оружие, какое только было в доме: ружья, мечи, кинжалы, ножи…

Потом в тот же мешок полетели клетки и капканы, которыми так гордился Снежный Охотник.

– Зачем тебе всё это? – спросила Глина.

– Я видел колодец за домом, думаю, это самое подходящее место для такого хлама, – весело ответил Клинкус.

– Гениально! – одобрила Фрида. – Редкая лиса до такого додумается!

Как только Клинкус выбросил всё это в колодец, его друзья и артисты цирка в полном составе двинулись в Листвянку.

Необычная компания оставила за плечами лачугу Дугальда. Когда они проходили мимо старого ореха, Снежный Охотник, всё ещё барахтавшийся в сетке, напутствовал их не самыми вежливыми словами.

– Ах вы малявки! – прорычал он. – Вы же не оставите меня висеть здесь на дереве?!

– Ты такой большой и сильный, – ответила ему Фрида своим спокойным вкрадчивым голосом, – ты справишься и без нас. А заодно успеешь побывать в шкуре тех, кто попадал в ловушки, которые тебе так нравились.

– Подлая хитрая лиса! Справлюсь, даже не сомневайся! И тогда мы с тобой поквитаемся, – рычал охотник.

Друзьям некогда было слушать эти глупые угрозы. Они шли дальше, и очень скоро вопли Дугальда стихли вдали.

Добравшись до ущелья Эха, длинный караван стал усаживаться в сани Клинкуса. Спинк, который прекрасно умел организовывать, быстро рассадил всех по местам так, чтобы никто случайно не вылетел за борт.

Фрида, с улыбкой наблюдавшая за смешной погрузкой, ждала подходящего момента, чтобы проститься.

– Слушай, может, и ты с нами? – предложил Клинкус. – На празднике Белых Веток будет весело!

– Давай, Фрида! – подхватил Юки. – Если ты поедешь с нами в Листвянку, я разрешу тебе съесть мою сестру.

Лиса от души посмеялась над шуткой листвянчанина и покачала головой.

– Очень мило с твоей стороны, мой хороший, но я лучше останусь здесь. Город и шумные праздники не для меня. Мы, лисы, любим одиночество.

Расставание с Фридой было грустным, как и все расставания. Но грусть прошла, как только Клинкус тронул сани. Длинный спуск по ущелью Эха даже если и был безумием, то очень весёлым: странное изобретение рассекало снег. На нём разместились один миук, одна белка, три листвянчанина и все артисты цирка.

Спустившись вниз и ещё час прошагав по лесу, цирк «Стрекоза», который сопровождали Клинкус и его друзья, появился, наконец, на поляне Коры. Там их уже ждали листвянчане.

Увидев процессию, толпа взорвалась громом аплодисментов.

– Давайте поприветствуем цирк «Стрекоза», Клинкуса, Юки, Глину и Рилло! – громко объявила королева Джеминия, поднявшись со своего почётного кресла. – Благодаря их смелости Листвянка может, наконец, сегодня вечером отметить долгожданный праздник Белых Веток!

У Клинкуса был долгий и очень трудный день, но, увидев праздничную толпу, разноцветные огни, украсившие поляну, и сцену, на которой вот-вот должно было начаться цирковое представление, мальчик почувствовал, что усталость прошла как по волшебству.



Чего нельзя было сказать о голоде Рилло! Бельчонок водил носом до тех пор, пока не уловил в воздухе тонкий аромат, исходивший из дальнего угла поляны.

– Ждите меня здесь! – приказал Рилло друзьям и скрылся.

Он вернулся несколько минут спустя и объявил с очень довольным видом:

– Я договорился с поварами! Сегодня будет море каштановой каши с грибным соусом! Повара отложат нам порции, достойные настоящих героев!

– Если в тебе и есть что-то героическое, так это живот! – заметила Глина.

– Да уж! – тут же подхватил Юки. – Живот и челюсти! Они могут пережёвывать пищу целыми днями без перерыва!

Рилло в ответ только махнул лапой, будто хотел сказать, что не придаёт никакого значения подобным глупым шуточкам.

Прежде чем Юки и Глина успели придумать следующую шутку, на поляне стало очень тихо.

На сцену поднялся советник Фалабас.

– Дамы и господа! Дорогие мои листвянчане! – торжественно начал он. – Мы долго ждали этого момента и боялись, что он никогда не настанет. Мы боялись, что наш праздник исчез в морозном зимнем воздухе, как пар изо рта… Но он не исчез, друзья мои! И в эту звёздную ночь я рад представить всем вам… знаменитый цирк «Стрекоза»!

Толпа разразилась восторженными криками.

А Дирк и Мирк Сильноклювы, пролетев над головами зрителей, добрались до сцены, подхватили сильными клювами края красного полотна и подняли занавес. Перед глазами восторженных листвянчан на ярко освещённой сцене стояли Флимси и Флик, готовые исполнять акробатические трюки.



Клинкус, сидевший у дверей своей хижины с Юки, Глиной и Рилло, перевёл глаза со сцены на друзей, и их взгляды встретились.

У них всё получилось! Теперь можно и повеселиться! Праздник Белых Веток начался и обещал стать одним из тех вечеров, что запоминаются на всю жизнь.

КОНЕЦ


Клинкус не испугался встречи со Снежным Охотником! Какие приключения ждут мальчика и его друзей дальше?



Оглавление

  • 1Ещё одна зима
  • 2Великий Белый Повелитель
  • 3Новые приключения
  • 4Прыжок в пустоту
  • 5Лодыжка акробата
  • 6Очень необычное место
  • 7Постоялый двор Бирибоза
  • 8На горе Сурков
  • 9Неожиданная встреча
  • 10Снежный охотник
  • 11Цирк в клетке
  • 12Охота на охотника
  • 13Возвращение в Листвянку
  • Teleserial Book