Читать онлайн Приворот на инквизитора бесплатно

Смирнова Диана
Приворот на инквизитора

Глава 1

Утренние лучи весеннего солнца едва пробивались сквозь тучи, что укрывали небо туманной пеленой. На маленькой кухне царил приятный глазу полумрак, создавая немного мистическую атмосферу, которая удачно подходила для задуманного мной действа.

Расположившись у старой кухонной тумбы, я пару раз провела точильным камнем по лезвию атама - ритуального ножа, а если точнее, бутафорского кортика, купленного в отделе сувениров.

В двадцать первом веке магия перестала являться запретным таинством. Сегодня на сайтах эзотерических интернет-магазинов в свободном доступе красовались украшенные рунами и пентаклями дорогущие ведьмины атрибуты. Скромному заработку администратора кафе они были недоступны, поэтому мне - начинающей ведьме-самоучке приходилось обходиться бюджетными вариантами.

Мой путь ведьмы начался с колоды Таро, за которую я случайно зацепилась взглядом на полке "Буквоеда", научилась ею пользоваться, а потом как-то незаметно влезла в магию, правда, дав себе обещание зла не творить, а быть исключительно белой и пушистой, но не получилось.

Человек, которому предстояло через пару минут стать жертвой тёмного колдовства, меня предал. И я, недолго думая, выбрала весьма специфический, но действенный способ мести.

До настоящего момента мне уже доводилось делать простенькие ритуалы на удачу, и, к слову сказать, срабатывали они безотказно. А ещё у меня хорошо выходило реализовывать задуманное: захотела найти место с зарплатой побольше и наткнулась на объявление: "В кафе требуется администратор», подумала, что неплохо было бы поменять телефон и расхреначила свой старый в тот же день.

Ну да, магия в жизни так и работает, никаких волшебных палочек, дыма и преломления света, а лишь изменение линий вероятности в свою пользу.

Проверив пальцем остроту лезвия, я отложила заточку и, сделав шаг в сторону, опустилась на колени, прямо на пол, в небольшой отрезок свободного места между той самой тумбой и обеденным столом. Здесь заранее были разложены другие предметы для предстоящего

ритуала порчи: чёрная самодельная свеча, свиное сердце, листок с самолично составленным и написанным от руки заговором, ковшик из нержавейки, что служил магическим котлом, его визитка.

Мой взгляд непроизвольно упал на ненавистную зелёную картонку, на лицевой стороне которой красивыми печатными буквами была выведена надпись: "Светлов Андрей Петрович, строительная компания "Строй-РАМ", генеральный директор".

Сомневаешься - не делай, а делаешь - не сомневайся.

Я расслабилась, откинула голову назад, позволяя распущенным рыжим волосам свободно лечь на спину волнистым шлейфом, опустила веки, подняла над головой атам, представила, что из острия выходит энергия и заключает меня в светящуюся белую сферу, укрепила визуализацию магического круга.

Теперь можно было приступать к самому ритуалу. Я открыла глаза, отложила на время нож, вернула в душу обиду и злость, что испытывала к мужчине, зажгла свечу, начала читать заговор, поднесла к огню визитку, подожгла, бросила догорать в "магический котел".

Все эти манипуляции пускали по телу необъяснимое ощущение, словно где-то внутри разгоралось пламя, способное как согреть, так и уничтожить.

Дочитывая заговор, я снова взяла атам и, крепко сжимая рукоять, нанесла по свиному органу несколько уверенных ударов, залила образовавшиеся "раны" чёрным воском, сверху вытряхнула пепел сгоревшей визитки, завернула в газету.

Готово.

Осталось отнести сердце на перекрёсток и избавиться от свечи.

Я сняла круг, кончиком атама затушила свечу, её тоже завернула в кусочек газеты, убрала сердце и огарок в заранее приготовленный пакет, вышла в коридор, оделась и покинула квартиру.

Безлюдный пеший перекрёсток я выбрала ещё накануне. До него, согласно правилам, необходимо было добраться в абсолютном молчании, что, собственно, я сейчас и делала.

Зима в этом году никак не хотела отступать, мои ботинки на толстой подошве буквально тонули в мартовском снежном крошеве, словно сама природа испытывала мою решимость наказать обидчика.

За пару метров до предполагаемой цели душу кольнуло чувство тревоги: "Не ходи..." Я остановилась, прислушалась к себе: тихо. Вспомнила карту дня, вытащенную утром из колоды Таро - Рыцарь мечей, что означало встречу с молодым мужчиной, суровым и решительным, или вынужденный конфликт.

Какой на пустом перекрестке может случиться конфликт и, тем более, откуда здесь взяться молодому человеку?

Я постояла ещё немного, давая здравому смыслу убедить себя в том, что уходить обратно домой попросту глупо. Потом сделала ещё пару шагов, снова остановилась, ничего: коленки не трясутся, интуиция не орёт, вороны не каркают. Усмехнулась, обозвала себя параноиком и уверенно дошла до середины перекрёстка, огляделась.

Утро рабочего дня, окраина города, заброшенный деревянный барак с наспех заколоченными окнами, голые ветки кустов, что служат ненадёжной опорой покосившихся стен - пусто и уныло.

Огарок свечи я бросила в грязный снег под стеной аварийного дома, а сердце вытряхнула из газеты прямо на дорогу, потом развернулась, достала из кармана куртки несколько десятирублевых монет, бросила за спину, как и положено, правой рукой через левое плечо, прошептала:

- Оплачено...

- И что у нас тут оплачено? - раздался совсем рядом мужской голос.

Я даже вздрогнула от неожиданности. Они стояли в паре шагов от меня, два парня: один высокий и подтянутый, в кожаной косухе, другой пониже и коренастый, в синей куртке. Я была готова поклясться, что секунду назад их тут не было.

- Чего глазами хлопаешь, - темноволосый парень в синей куртке шагнул ко мне, кашлянул в кулак, - что оплачивала, спрашиваю?

- Ни-ничего. - я не понимала, что происходит и что они от меня хотят.

- Ничего? - низкий шагнул мне за спину, наклонился, а вновь выпрямившись, сунул мне под нос свиное сердце, - а это что?

- Сердце, - прошептала я.

- Я вижу, бл*дь, что сердце!

Этот низкий буквально орал мне в ухо, длинный пока стоял на месте, рассматривая меня с ног до головы. Под его расстёгнутой косухой виднелся чёрный вязаный свитер, ноги обтягивали темно-синие джинсы, заправленные в массивные гриндерсы, а темные вьющиеся волосы были убраны назад.

Рокер, что ли?

- Повторяю, что оплачивала?! - прорычал низкий, буравя меня тяжёлым взглядом карих глаз из-под густых темных бровей.

Я молчала, опасливо переводя взгляд с одного на другого.

Парень в косухе перестал меня разглядывать, уверенным шагом двинулся к бараку. Его длинные кудрявые волосы оказались собраны в низкий, немного ослабленный пучок. Рокер шагнул в грязный снег, присел у стены, поднял что-то, потом вернулся к нам.

- Да, походу, порчу оплачивала, ведь так, девушка?

У длинноволосого был приятный голос. Он развернул газету с огарком чёрной свечи.

Эти двое, что, решили надо мной приколоться?

- Поехали, - коренастый кашлянул, его пальцы уверенным жестом сотрудника полиции стиснули мой локоть.

- Всё, стоп! - взвизгнула я, вырвала руку из низкого захвата. - Никуда я с вами не поеду!

- Поедешь, куда ты денешься? - он снова попытался взять меня под руку, но я отшатнулась, не давая себя схватить.

- Ром, погоди, - длинноволосый, положил руку на плечо парню, прервав ещё одну попытку меня поймать, обратился ко мне, - как тебя зовут?

- Дина...

- Дина, ты знаешь о правилах?

- Каких правилах? - я на всякий случай отступила ещё на шаг.

Рокер усмехнулся:

- О том, что ведьмам на порчу нужно брать разрешение.

Какое, мать твою, разрешение?

Меня бросило в жар, на лбу выступила испарина, по телу пробежала мелкая дрожь.

- И ставить защиту от отката, если что-то пойдёт не так, - он шагнул ближе, хватая меня под локоть и не давая упасть.

Я задрала подбородок, хотела сказать, чтобы длинноволосый отпустил меня, но голова закружилась, заставляя беспомощно уткнуться носом в его черный свитер и отключиться.

В чувство меня привел неласковый хлопок по щеке.

- Ром, полегче, - достиг моего слуха голос длинноволосого.

- Я с ней цацкаться не буду, на руках таскать. Очухивайся, давай.

Меня тряхнули за плечи так, что зубы клацнули.

Чёрт!!!

Я открыла глаза и снова увидела этих двоих, а ещё - салон машины.

В голове вспыхнула паника, я дёрнулась, но ладонь длинного откинула меня обратно на спинку обтянутого темной тканью сиденья, заставляя вновь опуститься между ними.

- Сиди, мы ещё не приехали, - сказал спокойно, но твёрдо.

- Куда не приехали! И кто вы вообще?

- Инквизиция, слыхала о такой? - бросил тот, что был Ромой.

- Слушайте, хватит надо мной прикалываться...

- Над тобой никто не прикалывается, - второй по-прежнему говорил спокойно, - ты хотела навести порчу на человека, нарушила закон, мы везём тебя в офис для составления протокола.

Он вытащил из кармана косухи удостоверение, открыл: "Белянин Егор Матвеевич. Инквизиция. Оперативный отдел".

- Какая ещё , нахрен...

- Не выражайся, - жесткий взгляд серых глаз длинного заставил меня захлопнуть рот и окончательно растерять остатки самообладания.

- Перестаньте, - я почувствовала, как глаза неприятно защипало, - я не понимаю, что происходит, правда.

- Не понимает она, а мужик от её манипуляций на днях бы с инфарктом слёг, - коренастый повертел в руках сердце, которое успел убрать в пакет, - сильно сработано. Он тебе чем насолил?

Я молчала.

- Отвечай!

- Ром, хорош, - поморщился рокер, - довёл девчонку до слез.

Слёзы, действительно, наворачивались на глаза, мне еле-еле удавалось их сдерживать.

- Не дрейфь, - длинный посмотрел на меня, мягко улыбнулся, - зарегистрируем, составим протокол, на первый раз прочитаем нотацию, выпишем небольшой штраф и отпустим, даже связь с богами не будем блокировать.

- Связь с богами?

- Удивительно, - обратился длинноволосый к коренастому, - она даже этого не знает.

- Разводит она нас, Егор, как лохов, походу.

- Я не развожу, я не знаю, правда.

- Разберёмся...

Коренастый отвернулся, заходясь надрывным кашлем.

Во что я вляпалась?! Чёрт! Что этим двоим от меня надо?! Маньяки, увезут за город, надругаются и закопают в нерастаявшем сугробе.

Я бросила взгляд на длинноволосого, он сидел, пряча улыбку в ладони.

Ещё и "ржёт". Нет, они ,походу, меня точно разыгрывают!

Кучерявый рокер повернулся, посмотрел своим пронзительным взглядом. Я потупилась, глаза у этого парня были какие-то колдовские. Если бы не эта напряжённая и непонятная ситуация, он бы мне даже понравился.

Блин! Пусть всё будет хорошо. Хочу, чтобы всё это побыстрее закончилось, хочу, чтобы машина остановилась и меня отпустили...

- Ребят, - донёсся с места водителя женский голос, - у меня педали забарахлили, скажите ей, чтобы вероятности не меняла, а то мы во что-нибудь врежемся.

Коренастый замахнулся, я отшатнулась, невольно прижимаясь к плечу длинноволосого.

- Рома, угомонись уже, - рявкнул рокер, потом добавил спокойно, - не обижайся на него, Рома ведьм не очень любит. Лиза, останови.

- Зачем?

- Пусть Ромка к тебе пересядет.

- Ты же знаешь, что я не люблю, - проворчал коренастый.

- Потерпишь...

Когда низкий пересел вперёд, мне стало немного спокойнее. Теперь я не была зажата между двумя парнями и могла отодвинуться к окну от длинноволосого.

- Ты ведь недавно в магию пришла, верно? - посмотрел на меня Егор.

Я кивнула:

- Около года.

- С карт, наверное, начала?

- Да.

Откуда он знает?

- Ленорман, Таро?

- Таро.

- Учитель есть?

- В смысле?

- Наставник?

- Нет.

- Ритуал из интернета взяла?

- Нет, сама.

- Сама... А ты необычный экземпляр.

Он улыбнулся, пригладил волосы ладонью.

Очаровашка, блин!

Машина остановилась. Егор кивнул на дверь, вышел сам.

Мне было знакомо это небольшое трехэтажное здание. Его построили недавно, недалеко от кафе, где я работала, отдали под офисы.

Я мысленно выдохнула, маньяками они не были.

- Иди сюда, - Егор поднял руку, приглашая меня пройти за ним.

Рома, нахохлившись, как мокрый воробей, встал слева, подтолкнул меня плечом:

- Топай, давай.

- Буду нужна, звоните, - бросила парням в окно девушка-водитель, улыбнулась, - бывай, ведьма.

Егор завел руку мне за спину, махнул девчонке. Машина отъехала.

- Не бойся, сжигать тебя здесь никто не будет, - рокер подтолкнул меня ко входу.

Сейчас я зайду в здание, и мне под бурные аплодисменты скажут, что я стала участницей шоу "Жертварозыгрыша".

Не сказали.

Парни привели меня на последний этаж, разблокировали дверь, за которой оказался скромненький холл, где за тумбой ресепшена сидела пожилая женщина в очках. На вид ей было лет шестьдесят, одетая в кремовую блузу с собранными в красивую высокую прическу седыми волосами, она создавала классический образ офисного администратора.

- Ну что, Егорушка, - улыбнулась женщина, - на этот раз без сопротивления?

Она бросила взгляд на меня, ахнула:

- Ребёнок совсем. И кто её надоумил?

- Не признаётся пока, - усмехнулся длинноволосый, - Мария Семёновна, вы предупредите Павла, что мы приехали, распечатайте бланк регистрации и печать зарядите, эта девушка на учёте ещё не стоит.

- Паша на выезде, - ответила администратор, - придётся подождать полчасика, а бланк сейчас распечатаю и печать приготовлю.

- Я сердце Свете отнесу, пусть выясняет, на кого порча наводилась, - бросил Рома.

- Давай, - кивнул рокер, - мы в кабинете будем.

Если это розыгрыш, то слишком уж продуманный.

Парень подвёл меня вглубь бокового коридора к самому дальнему от входа кабинету, открыл дверь, пропустил вперёд.

Я шагнула в небольшое помещение: окно, два письменных стола, пара книжных шкафов, заставленных папками-скоросшивателями.

- Куртку снимай, у нас тут не холодно.

Егор сбросил свою косуху и, повесив её на металлическую вешалку в углу, прошёл к одному из шкафов, достал какую-то папку. Я в нерешительности стояла у дверей. Длинноволосый скользнул по мне взглядом:

- Снимай, снимай, не бойся, нам ещё Павла ждать, так что ты здесь надолго.

Черт с ним.

Я сняла куртку, стянула шапку.

Рокер улыбнулся, кивнул на необычный деревянный стул, с ручками по бокам, что стоял у ближайшего письменного стола:

- Садись.

Я присела, сразу стало как-то неуютно.

Лучше бы постояла.

Егор расположился за столом напротив, извлёк из папки какой-то документ, посмотрел на меня:

- Расслабься.

Ему легко говорить.

- Паспорт с собой?

А как же, я ведь , когда до перекрёстков хожу, всегда с собой документ об удостоверении личности беру.

- Нет.

- Жаль.

В кабинет вошёл Рома скинул свою куртку, бросил длинноволосому:

- Канал чёткий, информация будет минут через пять.

Он, покашливая, подошёл к стоящему на тумбе в углу электрическому чайнику, щёлкнул выключателем, посмотрел на меня:

- Она ещё и рыжая.

- Фу, Ромка, что за стереотипы, - поморщился Егор.

Парень передёрнул плечами, сел за стол у окна, уставился в монитор компьютера.

Егор посмотрел на меня:

- Давай, пока Мария Семёновна документы для регистрации и печать готовит, ты нам раскладик на Таро сделаешь.

Он достал колоду из ящика, положил передо мной. Карты были без упаковки, но выглядели, как новые. Судя по форме, они не относились к школе Алистера Кроули, которую я, к слову сказать, даже не пыталась освоить, поэтому, скорее всего, были классикой Артура Уэйта или его клоном. Я протянула руку, но тут же отдёрнула, словно обожглась.

- Что-то не так? - взгляд у длинноволосого был подозрительно хитрый.

- Она мне ничего не скажет.

Рома за соседним столом напрягся, оторвал взгляд от монитора.

- Почему? - посмотрел на меня рокер.

- Она чужая.

- Хорошо, чья? Моя или Ромкина?

- Я не экстрасенс.

- Попробуй, - Егор кивнул на колоду.

- Хорошо, - я снова протянула руку, задержала над картами раскрытую ладонь.

И почувствовала... Энергию мягкую, но, правда, остывшую.

- Она не ваша, её девушка в руках держала, правда, давно держала.

- Молодец. А скажешь, почему давно?

Я снова поднесла руку к колоде, даже глаза закрыла, чтобы лучше почувствовать. Холод стал ощутимее, ладошку закололо. Я где-то читала, что подобная энергия говорила о смерти.

Да простит меня хозяйка колоды.

- Девушка умерла.

Рома с шумом поднялся, подскочил ко мне, упёрся руками в подлокотники, нависая грозной скалой.

- Егор, да она нам гонит, ты разве не видишь? Ничего не умею, порчу первый раз навожу... А порчу-то навела на владельца строительной компании!

- Ромка, успокойся.

Егор протянул руку через стол, попытался перехватить парня, но тот отмахнулся, грубо сжал волосы у меня на затылке, рванул вниз, чтобы я ему в глаза смотрела:

- Говори правду, девочка, я в доброго инквизитора больше играть не буду.

- Отпусти, больно, - я ухватилась за его запястье.

- Будет больнее, если не перестанешь чистенькую из себя корчить.

Да, чтоб ты сдох, придурок!

Парень отпустил мои волосы, согнулся в приступе кашля. К нему подскочил Егор, положил ладонь на спину, что-то быстро зашептал.

- Все нормально, нормально, - прохрипел Рома, разгибаясь, бросил на меня злобный взгляд.

- Через защиту прорвалась, сучка.

Он ударил наотмашь, да так , что меня качнуло.

Егор попытался оттеснить взбешенного парня к двери, но тот рвался обратно:

- Я еще не закончил.

- Хватит! - я почувствовала, как голос длинноволосого щелкнул, словно кнутом. Рома остановился. - Выйди отсюда!

- Роман, что здесь происходит? - тон появившейся на пороге Марии Семёновны больше не был таким безобидным.

Несмотря на свой невысокий рост и не тронутую старческой полнотой фигуру, сейчас эта женщина излучала силу, мощную и опасную.

Я тряхнула головой, желая избавиться от неприятного ощущения. Иногда мне удавалось чувствовать энергетику людей, но подобное было впервые.

Рома бросил на женщину быстрый взгляд, но тут же опустил глаза, буркнул:

- Учу ведьму говорить правду.

- Вы перестарались, Роман, - администратор скользнула взглядом по моей горящей щеке, -покиньте кабинет. Иначе я буду вынуждена вас "прогнуть".

Парень раздражённо фыркнул, сдёрнул куртку с крючка и скрылся за дверью. Из коридора донёсся его приглушённый кашель.

- Извини, не успел, - Егор опустился на корточки у стула, - покажи.

Он хотел коснуться моей щеки, но я отшатнулась, с меня хватило и одного чокнутого инквизитора, или как они там себя называли.

- Мария Семёновна, нам, кажется, лёд нужен.

- Сейчас, Егорушка, принесу, - женщина оставила на столе несколько бумаг, сверху положила какой-то продолговатый чёрный предмет, снова посмотрела на меня, - зачем он так, видно же, что девочка хорошая.

Ощущение мощной энергетики исчезло, сейчас от Марии Семёновны шло приятное тепло.

- Ему не видно, - пробормотал вслед удаляющейся женщине длинноволосый, он снова перевёл взгляд на меня, - ты не злись...

- Он плохо относится к ведьмам, да, это я уже слышала.

Меня начинало потряхивать.

Сумасшедшая ситуация, сумасшедшие люди!

Я хотела встать, но Егор не дал, мягко надавив на плечи.

- Отпусти меня! Отпусти, слышишь! - мой голос сорвался. - Это ограничение свободы без состава преступления, да я на вашу контору липовую в суд подам!

- Успокойся, - оборвал меня Егор.

Он поднялся, упёрся руками в подлокотники стула. Похоже, длинноволосый тоже перестал играть в доброго инквизитора.

- Без состава преступления? Да ты вляпалась, девочка, "по самое не балуйся". За незаконную порчу ведьм лишают связи с богами, они остаются без защиты и сходят с ума от напора сущностей...

С каждым словом серые глаза парня становились темнее. И снова ощущение мощной энергетики. По сравнению с этим напором, бешенство Ромы было детским лепетом. Мне хотелось сжаться в дрожащий комок и заскулить.

Если до этого момента у меня ещё оставались сомнения в серьезности происходящего, то сейчас их попросту не было.

Я - ”в заднице ”... Полной.

- Так что не надо здесь права качать, поняла!

- Егор, - голос администратора заставил парня моргнуть, ощущение бешеного напора пропало.

- Извините, Мария Семёновна, - рокер отпустил подлокотники стула, отстранился, - эта девочка до сих пор не понимает, что с ней никто не шутит.

- Но "прогибать" неопытную, - женщина осуждающе покачала головой.

Она подошла к нам, мягко погладила длинноволосого по плечу, повернулась ко мне, протянула пакет с кубиками льда:

- Приложи, хотя поздно, щека, вон, уже покраснела, синяк будет. - Женщина осторожно накрыла ладонью мою руку, снова послала парню осуждающий взгляд. - Она ещё и истощена. Я сейчас тебе чайку с травами заварю.

Она похлопала меня по руке, ласково улыбнулась и вышла из кабинета.

Прижимая лёд к горящей щеке, я бросила взгляд на Егора, что снова сел за стол.

- Извини, - парень устало потёр глаза, - доказываешь, что не в курсах, а сама... Ладно, давай, пока Павла нет, заполним личные данные в бланке.

Он отложил в сторону предмет, который, похоже, и был той самой печатью, пододвинул к себе листы, взял ручку:

- Фамилия, имя, отчество...

- Пожалуйста, объясни мне, что здесь происходит. В интернете десятки людей проводят публичные ритуалы и их никуда не забирают...

- Я уже всё тебе объяснил.

- Ничего ты мне не объяснил!

А вот это я зря.

Егор поднял на меня глаза, я вжалась в деревянную спинку стула, втянула голову в плечи.

Дверь кабинета открылась, впуская Марию Семёновну и мужчину лет сорока. У вошедшего были коротко стриженные темные волосы, тронутые сединой на висках, открытое лицо, светлые глаза, с таким же, как у Егора, пронзительным взглядом. Высокий, широкоплечий, подтянутый, гладко выбритый, облачённый в строгий черный костюм, он создавал весьма внушительное впечатление, рождая в душе уважительный трепет. Егор поспешно поднялся со стула. Обычно так делают в присутствии начальства.

- Так, кто тут у нас? - мужчина скользнул по мне любопытным взглядом, но даже от этого у меня пробежал мороз по коже.

- Ведьма, Павел Валентинович, не зарегистрированная самоучка, - по-военному отчеканил рокер.

- А что с лицом? - мужчина взял стул от соседнего стола, поставил напротив меня.

- Рома... - Егор замялся.

- Снова жёстко вёл допрос, - закончил начальник, свёл брови на переносице, - доиграется он у меня.

Мария Семёновна поставила передо мной белую чашку, мягко улыбнулась, направилась к двери.

- Мария Семёновна, останьтесь, - попросил администратора Павел Валентинович, опустился на стул, потёр ладони, посмотрел на меня, - можно вашу руку, барышня?

Произнёс, вроде, мягко, но так, что ослушаться попросту нельзя. Я протянула ему руку, которую инквизитор устроил между своими ладонями, сделал глубокий вдох. Мои пальцы обожгло холодом, словно я их в снег засунула.

- Пиши, Егор, - произнёс мужчина, пристально смотря мне в глаза, - ведьма, первая в роду, сила открылась недавно, год, может, чуть больше, уровень... Тебе кто защиту ставил, еле пробиваюсь?

Никто мне защиту не ставил, пентаграмму заговаривала месяца два назад...

- Сними, - прервал мои мысли Павел Валентинович.

- Что?

- Пентаграмму, что заговаривала, сними.

Мне стало не по себе, я отложила лёд, нырнула рукой за ворот свитера, нащупала амулет, сняла.

- Теперь легче, на стол положи, - инквизитор кивнул на столешницу.

Я послушно сделала то, что он просил.

- Теперь ты чувствуешь, Егор, - повернулся мужчина к длинноволосому, - если бы девчонка была опытней, вы бы с Ромкой её так просто не взяли.

- Павел Валентинович, но этого же. - в голосе Егора звучало удивление.

- Разберёмся, - инквизитор отпустил мою руку, устало потёр виски, - воздействие - месть за сильную обиду. На первый раз обойдемся штрафом.

- Скажи фамилию, имя, отчество и возраст, - посмотрел на меня рокер.

- Светлова Дина Андреевна, двадцать два года.

- Учишься или работаешь?

- Работаю. Кафе, администратор.

- Адрес, телефон.

Я назвала.

- Распишись.

Егор повернул ко мне заполненный бланк, подал ручку.

Мне не хотелось ничего подписывать, но интуиция подсказывала, что с этими людьми спорить опасно.

- Теперь печать, - парень взял принесённый Марией Семёновной прибор, снял крышку, -дай левое запястье.

- Ей другая нужна, - остановил Егора Павел Валентинович.

Парень бросил на меня какой-то странный взгляд.

- Паша, может не надо, ребёнок ведь совсем, - прошептала Мария Семёновна.

- Маша, правила... Она должна заплатить за такую силу.

- Примочку сделаю, - женщина вышла в коридор.

Егор с напряжённым лицом, вытащил какую-то коробку из ближайшего шкафа, достал из неё газовую горелку, бинт, металлический стержень с деревянной ручкой.

В душе поднималась паника: что бы они ни задумали, это плохо.

- Сиди. - голос Павла Валентиновича припечатал меня до того, как я подумала встать с этого проклятого стула.

Егор чиркнул зажигалкой, поджигая горелку, посмотрел на начальника:

- Какую ставить?

Мужчина поднялся, подошёл к коробке, извлекая продолговатую пластину, прикрепил ее к наконечнику штыря, сунул в пламя горелки, посмотрел на меня:

- Будет немного больно. Но так нужно. Печать - твоя плата за силу. Егор, помоги ей. Парень достал бинт из упаковки, протянул мне:

- Сожми зубами и опусти голову на колени.

Да пошли вы нахрен!

Я вскочила со стула.

Они собираются меня заклеймить, как свинью на ферме!!!

Егор попытался схватить мой локоть, но я извернулась и метнулась к двери, готовая драпать отсюда без куртки. Но мне даже не дали дотянуться до ручки, схватили за шиворот и рванули назад. Через секунду я уткнулась лицом в свитер Егора, рука парня грубо стиснула мой затылок.

- Пусти, сука!

Я упёрлась в него ладонями, попыталась вырваться, но парень другой рукой перехватил мою талию, пресекая любые попытки освободиться, а через секунду сопротивление потеряло смысл.

Спину обожгло адской болью, она просверлила, буквально, всё тело, от макушки до кончиков пальцев. Мой крик утонул в чёрном свитере, превращаясь в хриплое мычание и сменяясь надрывными всхлипами.

- Всё, - сквозь пелену отступающей боли до меня донёсся голос Павла Валентиновича, -отпусти её, Егор.

Уроды!

Парень дотащил меня до стула, заставил сесть. Скуля, как раненый щенок, я потянула руку к месту ожога.

- Не трогай, - парень перехватил моё запястье.

- Да пошёл ты... - Я вырвала руку из его пальцев, мне уже попросту нечего было бояться, посмотрела в глаза, - чтоб ты...

- Не надо, - голос Павла Валентиновича остановил моё проклятие, - ты его не пробьешь. Пойми нас правильно, клеймо на спине - меньшее зло, нежели бесплодие и вечное одиночество.

Появление Марии Семёновны остановило меня от желания сказать этому хмырю, в каком гробу я видела его наставления.

- Паша, ну зачем же вы так... - женщина поставила на край стола контейнер, в котором плавал кусок марли, замоченный во что-то коричневое.

- Маша. - Павел Валентинович, произнес её имя с нажимом.

- Ой, божечки, - вздохнула Мария Семёновна, - потерпи, милая, сейчас всё сделаю. Женщина оттеснила Егора в сторону, опустила ладонь на мой затылок.

Я дёрнулась, уходя от этого прикосновения.

- Тихо, милая, тихо, - женщина осторожно обняла мои плечи, прижала голову к своей груди, зашептала, ласково поглаживая по волосам, - послушай меня, пожалуйста. Существуют правила, которые ни я, ни ты обойти не можем. Ведьма должна заплатить за силу красотой, счастьем, здоровьем, возможностью иметь детей. Печать позволяет нам уклониться от этой платы. Боль пройдет и останется только след, который скроется под одеждой. Ты поймёшь это потом, а сейчас просто поверь мне, хорошо ?

Я закивала. Мария Семёновна, была единственной, кому в этой комнате хотелось верить и доверять.

Женщина отпустила меня, мягко заставила наклониться, оттянула ворот свитера, подула на кожу, где до сих пор пульсировал комок боли, зашептала что-то. Егор бросил мне на колени упаковку бумажных салфеток. Хотелось запустить их ему в лицо, но неожиданно отступившая боль отвлекла меня от этого жалкого порыва мести.

- Всё, моя хорошая, всё... - Мария Семёновна приложила к месту ожога что-то влажное, послышался звук отрываемого лейкопластыря.

Потом женщина повернула к себе моё лицо, вытащила салфетку из упаковки, смахнула слезы, как ребенку, утёрла нос.

- Ей наставник нужен, - проговорил Павел Валентинович, - Мария Семеновна, возьмётесь? У девчонки будет ваш уровень.

- Да что ты, Пашенька, - женщина ласково пригладила мои растрепавшиеся волосы, - чему я её научу? Старушечьим наговорам? Пусть лучше Егорушка, он мальчик сильный...

Администратор подняла взгляд на парня. Тот выглядел немного растерянным:

- Павел Валентинович, давайте лучше Елизавета этим займётся или Светлана.

- Ты же знаешь Егор, если ученик сильнее наставника, обучение теряет смысл.

- У меня нет опыта.

Похоже, парень от этой идеи был не в восторге, и я тоже, но моё мнение здесь интересовало, пожалуй, только Марию Семёновну.

- Я подскажу, Егорушка, если что, - мягко улыбнулась, женщина, потом посмотрела на меня. - Ты повязку до сна не снимай, а как снимешь, ванну прими тёплую с травкой, крапивой или ромашкой, поняла?

Я кивнула.

- И чаёк пей, ты сил сегодня много потеряла, а я пойду.

- Ты давай, Егор оформляй ей штраф за воздействие "на болезнь" и отпускай девочку домой, а с завтрашнего дня начинай обучение.

Начальник и администратор вышли из кабинета. Егор принялся складывать в коробку инструменты моей недавней пытки.

- Нафига мне ваше обучение? - бросила я длинноволосому.

- Чтобы глупостей больше не делала! - рявкнул парень. - Чай пей!

Мне хотелось выплеснуть этот чай ему в рожу, но здравый смысл посоветовал не усугублять ситуацию, ведь печать могла быть только "цветочками" в арсенале их воздействий на ведьм.

Я послушно взяла чашку, руки тряслись, как у запойного алкаша. В душе, на смену бессильной злости, приходило покорное безразличие ко всей это ситуации, что-то из разряда "куда уж хуже".

Егор вернулся за стол, пододвинул к себе какой-то бланк, принялся заполнять. Я заметила, что его пальцы тоже подрагивают. В кабинете несколько минут висело напряжённое молчание.

- Вот, распишись, - Егор подал мне листок и ручку.

Я поставила подпись, сунула листок ему обратно.

- Это квитанция на штраф, можешь через терминал оплатить или онлайн, в окошко не суйся, не все сотрудники банка в курсе, - парень подвинул ко мне ещё один прямоугольный листок.

- Квитанция, бл*дь... Квитанция? - я рассмеялась в голос, подскочила, в ярости отбросила чёртов листок.

Горите вы все в аду со своими штрафами!

Бумажка на пару мгновений поднялась над столом, чиркнула Егору по щеке. Парень метнулся вперёд, стул с шумом отлетел к стене, он грубо обхватил мой затылок, притянул к себе.

- Сама виновата, не вы*бывайся теперь.

Ненавижу урода!

Он оттолкнул меня, сунул в руки улетевшую квитанцию, выскочил из-за стола, быстрым шагом покрыл расстояние до двери, сорвал мою куртку с вешалки, швырнул её мне, рявкнул:

- Одевайся...

Потом достал телефон, "набрал" кого-то и уже спокойно произнёс в трубку:

- Лизонька, солнышко, мне нужен транспорт.

Глава 2.


На улице было очень холодно, или, может, это меня начинало знобить. Накрапывал дождь. Придётся идти на остановку. Кажется, в кармане есть пара сотен.

Я накинула на голову капюшон, шагнула с крыльца.

- Куда собралась? - рука Егора вцепилась в плечо.

- Домой, - я попыталась вырваться, но безрезультатно.

- Мы тебя отвезём, Лизка будет через пять минут.

- Не надо меня никуда отвозить! - я повернулась к нему, уставилась прямо в глаза.

- Не дури, ты еле на ногах стоишь.

- Иди ты...

- Не выводи меня, Рыжая, - Егор снова грубо притянул меня к себе.

От близости и пронзительного взгляда инквизитора становилось не по себе. В душу снова заползал страх, липкий и противный. Мне стоило больших усилий не отвернуться от него.

- Да, сегодня я сделал тебе больно, - прорычал парень, - но таковы правила, надо было понимать, куда лезешь. Проклятье...

Он отпустил моё плечо, достал из кармана косухи пачку сигарет, сделал пару шагов в сторону, закурил.

Страх медленно отступал, оставляя после себя противное чувство собственного бессилия. К крыльцу подъехала та же машина, что утром привезла меня сюда.

Опустилось боковое стекло.

- Загружайтесь, - в окне появилась знакомая темноволосая девушка с пирсингом в левой брови.

- Назад садись, - бросил Егор, делая последнюю затяжку и отправляя недокуренную сигарету в ближайшую урну.

Он подошёл к заднему сидению, открыл дверь, поторопил:

- Давай скорее, у меня помимо тебя дел ещё навалом.

Я не стала больше спорить, залезла в салон, Егор закрыл дверь, сел вперёд, назвал мой адрес.

- Ты же бросил, вроде, - хихикнула девушка, видимо, говоря о сигарете.

- Резко бросать нельзя - стресс для организма, - ответил парень.

- А чего она такая, утром ведь нормальная была? - девушка повернула ключ зажигания, сдала назад, чтобы выехать за ворота.

- Печать поставили. Не дёргалась, нормально бы все было.

- Это с печати так? Меня, вроде, не колбасило.

- Ей другую ставили.

- Да иди ты. - Девушка бросила на меня взгляд в зеркало заднего вида. - Ты с ней поэтому возишься?

- Нет, мне её в ученицы навязали.

- А чего тебе-то, я давно в наставники рвусь.

- Ты её не потянешь. Эта девочка уже сейчас тебя на два уровня выше.

- Да ладно...

Я прислонилась виском к оконному стеклу, закрыла глаза. Всё, чего мне сейчас хотелось, так это проснуться дома, на своём старом диване, с осознанием, что случившееся всего лишь ночной кошмар. Но происходящее было реальным: печать на спине и машина с сидящими в салоне инквизиторами.

Озноб становился сильнее, словно у меня поднималась температура.

- Приехали, вроде. Райончик так себе. Это ведь бывшие общаги? - голос девушки вывел из болезненной полудремы.

- Кажется, - бросил Егор, - я её провожу, подождёшь.

- Подожду, девчонке, походу, совсем фигово.

Мне удалось открыть дверь, вылезти из машины. Оказавшись на улице, я, пошатываясь, направилась к подъезду, Егор последовал за мной.

- Думаю, ты завтра до обеда придёшь в себя, - произнес парень, когда я остановилась у своей двери, - так что к двум часам подгребай в офис.

- Зачем? - ответила не поворачиваясь, достала из кармана ключи.

- Начнём учиться.

Хотелось снова его послать, но я кивнула.

Лишь бы отстал.

- Ты адрес-то запомнила?

Я снова кивнула, пытаясь дрожащими руками вставить ключ в замочную скважину.

- Ладно.

Парень развернулся, затопал своими тяжёлыми ботинками по лестнице.

Наконец-то!

Я открыла замок, наверное, попытки с десятой, ввалилась в прихожую, тут же повернула все возможные защёлки, даже цепочку вставила, создавая иллюзию защиты от мира, причинившего мне страдания. Стянутая с плеч куртка упала на пол, но поднимать её у меня уже не было сил. Я кое-как сняла ботинки, прошла в единственную комнату, бросила шапку на тумбу, где днём оставила телефон, рухнула на диван, прямо в одежде, натянула на себя плед и отключилась.

Меня разбудила мелодия смартфона. Тело было ватное, голова раскалывалась. Я еле-еле дотянулась до тумбочки, посмотрела на экран: незнакомый номер.

- Да, - не проснувшийся голос больше походил на хрип.

- Рыжая, это Егор, ты где шляешься, три часа уже...

{Да пошел ты на х*й, инквизитор!}

Палец скользнул по экрану, потянув вверх красную иконку завершения звонка.

Через две секунды снова высветился его номер, я скинула, надавила кнопку отключения, дождалась, пока телефон погаснет и снова закрыла глаза.

Теперь меня поднял звонок в дверь.

Идите к чёрту, даже не пошевелюсь!

Звонок повторился более протяжно. Я накрыла голову подушкой. В дверь начали стучать, сначала несильно, потом громче и настойчивей. Пришлось подняться, "по стеночке" дойти до прихожей.

- Открывай, Рыжая, я знаю, что ты там.

О нет, только не он!

- Хочешь, чтобы я дверь вышиб?

За фразой последовал достаточно сильный удар.

- Уходи, я полицию вызову! - накатившая слабость заставила меня прислониться к стене. Пусть он уйдет, пожалуйста!

- И выставишь себя полной дурой. - Ответил за дверью Егор. - Давай, могу даже номер набрать.

Блефует парень или нет, я проверять не стала, с большим трудом отлепилась от стены, дрожащими руками повернула все защёлки, сняла цепочку, открыла.

Он стоял за дверью в знакомой косухе поверх красного свитера, на кудрявых волосах поблескивали капли дождя.

- Чего тебе надо? - сказала грубо.

Играю с огнем.

- Четыре часа...

- И что?

- Я смотрю, тебе легче не стало. Впустишь?

- Иди в пень!

Я попыталась закрыть дверь, но парень подставил ногу. Как бы сильно я ни тянула ручку, этому ботинку было пофиг.

Сознание заполняла бессильная ярость.

Оставив бесполезные попытки закрыть дверь, я вскинула голову, столкнулась с пронзительным взглядом, прошипела:

- Убери свою ногу и оставь меня в покое!

Егор нахмурился, даже в тусклом освещении подъезда было заметно, как потемнели его глаза. Парень резким движением дёрнул дверь, распахивая её и заставляя меня шагнуть на лестничную площадку.

- Не смей на меня воздействовать! - прорычал инквизитор.

Место, где стояло клеймо, неприятно закололо. Он толкнул меня обратно в квартиру, зашёл сам, хлопнул дверью так, что я непроизвольно вздрогнула.

- Запомни, Рыжая, любое воздействие на инквизитора для тебя теперь - смертный приговор.

Я попятилась назад, тесный коридор моей маленькой квартиры заполнялся его мощной энергетикой, от напора которой можно было только сжиматься всем телом и скулить.

Зачем он это делает? Ему мало моей вчерашней пытки?

Егор отвёл взгляд, снимая ощущение этого подавляющего воздействия, опустил на пол небольшой чёрный рюкзак с изображением черепа, поднял мою куртку, накинул на крючок, рядом повесил свою косуху.

- Спала, не раздеваясь?

Он шагнул ко мне, бесцеремонно подхватил на руки, позволяя ещё ярче ощутить его пугающую мощь. Первые секунды я, замерев, смотрела инквизитору в глаза, инстинктивно вцепившись в его плечи.

Такой с лёгкостью "раздавит", если захочет или надёжной стеной отгородит от всего мира...

Опомнившись от странного наваждения, я разжала пальцы, уперлась ладонями в грудь парню:

- Пусти!

- Ванна у тебя где?

Он сделал вид, что не замечает моей попытки освободиться.

- Пусти, сейчас же!

- Успокойся!

И снова этот взгляд, заставляющий беспомощно сжаться.

Егор сам нашёл нужную дверь, в однокомнатной квартире это было не сложно, распахнул её, подтолкнув носком ботинка, локтем нажал выключатель, шагнул внутрь, усадил меня на стиральную машинку, что стояла в небольшом помещении совмещённой с санузлом ванной между раковиной и унитазом, отошёл. Я проследила за тем, как парень поворачивает вентиль с горячей водой, затыкает пробкой трубу моей старой чугунной ванны, достает из заднего кармана пакет с какой-то травой и высыпает её под струю.

- Примочку, как я понимаю, не снимала.

Он снова шагнул ко мне, положил ладонь на мой затылок, мягко заставил чуть наклониться, отодвинул ворот свитера, осторожно отлепил пластырь, отступил:

- Сама разденешься, или тоже помочь?

- Сама, - пробормотала я.

- Не больше десяти минут. Жду тебя на кухне.

Я слезла с машинки, кивнула, понимая, что сопротивляться и дальше не имеет никакого смысла.

Егор вышел, прикрыл дверь. Я поспешила задвинуть защёлку.

- Не буду я на твою девственность посягать, мойся спокойно, - донеслось из коридора.

Козел!

Ванна заполнялась, на поверхности воды плавали лепестки ромашки. Я повернулась к стиральной машине, бросила взгляд в зеркало, что висело над ней: волосы всклокочены, глаза опухшие, на левой щеке багровый след.

Красотка!

Сняв свитер, я повернулась к зеркалу спиной. Чуть ниже плеча, между косточкой лопатки и выпирающими из-за худобы позвонками на воспалённой коже было то самое клеймо, вытянутый, сантиметра на три, знак, изображающий руну хагалаз - древний кельтский символ, что означал Хаос и разрушения. Теперь летом платья с оголенной спиной не поносишь и про пляж можно забыть.

Уроды!

Я стянула остатки одежды, залезла в воду, положила затылок на край ванны, закрыла глаза.

Не зря главное правило Викканской магии гласило: "Делай все, что хочешь, только не вреди". Видимо, последователи этой традиции так завуалировано предупреждали об инквизиции, которая придет за тобой, заклеймит и заставит играть по своим правилам.

Глаза предательски защипало, я села, притянула к груди колени, до боли прикусила костяшку указательного пальца, чтобы заглушить рвущийся из горла всхлип.

Не смей показывать Егору, что ты прогнулась! Не смей, слышишь!

Сделав глубокий вдох, я зачерпнула воды, плеснула в лицо, смывая следы минутной слабости, протянула руку, поворачивая вентиль крана. В наступившей тишине из-за стены до меня доносилось шкворчание и шаги парня.

Единственно правильное решение сейчас - успокоиться и позволить судьбе проигрывать этот странный спектакль дальше.

Я снова сделала глубокий вдох, вылезла из ванны, сняла с крючка на двери полотенце, обмоталась им. Взяв в руки вчерашний свитер, подумала, что одевать его не стоит, затолкала снятую одежду в стиральную машину, бросила взгляд в зеркало. Придётся идти так, чистые вещи в комнате. Развернулась к двери, отодвинула защелку. Кухня была напротив коридора.

Если Егор там, непременно увидит мои неприкрытые прелести, правда, комната прямо перед ванной, может, повезет.

Я толкнула дверь, метнулась в соседнюю, тут же закрылась, прислонилась спиной к прохладной деревянной поверхности. Энергия инквизитора чувствовалась даже отсюда. В моей квартире до Егора еще ни разу не было парней. Я нервно сжала край полотенца на груди, провела ладонью по волосам.

Все хорошо, он скоро уйдет... Надеюсь.

Чистые вещи, футболку и леггинсы, я надела, как солдат, секунд за десять, потом пригладила волосы, стянула их резинкой в тугой хвост и прошла в кухню.

На небольшом квадратном столе стояла моя любимая чашка с изображением забавных бегемотиков, до краёв наполненная кофе, и тарелка с яичницей.

Егор стоял у окна между кухонной тумбой и холодильником, облокотившись на подоконник, вертел в руках мой атам.

Я так и не убрала с пола ритуальные предметы...

В этот момент мне безумно захотелось надеть ему на голову тарелку, а сверху вылить содержимое чашки!

- Атрибуты ведьмы нельзя трогать, - я шагнула к нему, потянулась, чтобы забрать нож.

- Наставнику можно, - бросил парень, отводя руку. - Ешь, садись...

В голове промелькнуло осознание, что яиц у меня в холодильнике не было.

- Да там вообще мало что было, - кивнул на холодильник Егор.

- Откуда?

- Наколдовал.

Гонит...

- Забежал по дороге в магазин, - бросил парень, видимо, прочитав на моём лице, что шутка "не зашла". - Хочешь быстро восполнять силы - ешь.

Желудок скромным урчанием напомнил, что со вчерашнего дня в нём ничего не было. Надевать тарелку на голову Егору расхотелось. Я села за стол, взяла заботливо приготовленную инквизитором вилку.

- И ты вот этим наслала сильную порчу? - парень шагнул к столу, поставил передо мной "котел" из нержавейки с оставшимся на дне пеплом.

Я кивнула, старательно пережёвывая кусок яичницы, которая оказалась с беконом и помидорами.

- Что использовала для связи с жертвой? - Егор опустился на табуретку напротив меня, расположив ладони на столе.

Я инстинктивно отстранилась, даже тарелку отодвинула.

Эти руки держали меня вчера, когда металлическая пластина прожигала кожу.

- Чувство обиды, - буркнула я в ответ, - и "визитку".

- На эмоциональной связи, необычный подход. А сердце, значит, потыкала этим бутафорскими атамом, залила воском, посыпала пеплом... "Визитку" жгла?

Я кивнула, сделала большой глоток кофе.

- Все требования, вроде, соблюдены, - произнёс задумчиво, постукивая пальцами по столу.

- А к богу какому обращалась?

- Ни к какому?

- На своей энергии, что ли, работала? Дура. Теперь понятно, почему тебя так откатом шибануло. Ладно, ешь.

Сам дурак!

Егор замолчал, перевёл взгляд в окно.

Я прекрасно понимала, что моё сопротивление со стороны похоже на попытки маленькой дворняжки скалиться на крупного породистого пса. Сейчас он спокоен, но как только решит обнажить клыки, у меня не будет даже шанса на спасение.

Свет люстры под потолком очень удачно падал на лицо инквизитора: высокий лоб, четко очерченные скулы, прямой, чуть островатый нос, тонкие губы, мужественный подбородок.

Таким впору любоваться...

Я мысленно фыркнула, прогоняя куда подальше это обманчивое умозаключение, опустила глаза, продолжила терзать приготовленную парнем яичницу, что, признаться, на вкус была обалденной.

Тарелка опустела быстро, чашка тоже.

- Ты информацию о магии где брала, в интернете? - спросил рокер, когда моя трапеза была окончена.

- Ещё из книг.

- Они в квартире?

Я кивнула.

- Покажешь?

Я снова кивнула, провела Егора в комнату, указала на полку:

- Здесь больше о Таро, но о магии тоже есть.

Парень пробежал взглядом по корешкам, вытащил пару книг, сунул мне в руки:

- Это бред, можешь сразу на помойку отправить.

Ага, бегу и спотыкаюсь!

После его ухода книги вернутся на полку, одно из пособий стоило восемьсот рублей, другое шестьсот, у меня нет родителей-миллионеров, чтобы такими дорогими вещами разбрасываться.

- В этой я тебе отмечу то, на что стоит обратить внимание, - продолжил Егор, забирая с полки сиреневый талмуд.

Кажется, Папюс,"Практическая магия".

- И ещё... ты забыла.

Он вытащил из кармана джинсов мою пентаграмму, опустил мне в раскрытую ладонь:

- Старайся не снимать, а то сущности печать почувствуют, полезут, не отчистишься потом. Я поспешила накинуть цепочку на шею.

- Ладно, я пошёл. Ты печать не беспокой, выпей на ночь чай с ромашкой, я там тебе на кухне оставил, ляг пораньше. Завтра жду тебя в офисе к одиннадцати.

- Я не могу, у меня работа.

- До скольки?

- До половины одиннадцатого вечера.

- Послезавтра?

- Вторая смена.

- Тогда приходи в среду, только к двум, я до обеда буду на выездах. И приходи обязательно, мы тебе зла не желаем.

Я фыркнула.

- Вчера так было нужно, даже если бы мы нашли тебя при других, менее преступных, обстоятельствах, печать все равно пришлось бы ставить.

Я молчала.

- Если ты не придёшь, я буду вынужден тебя искать, не создавай мне проблем.

- Ладно...

- Когда ты должна прийти? - уточнил Егор, словно я была двоечницей, что бегала от пересдачи.

- В среду, к двум часам.

- Молодец.

Он вышел в коридор, натянул свои тяжёлые ботинки, накинул косуху, убрал книгу в рюкзак, поднял глаза на меня:

- Не тяни со штрафом, там всего две тысячи.

- Сколько? - у меня от озвученной суммы даже челюсть отвисла.

Да у меня сейчас в кошельке штука, а аванс только через неделю...

Егор достал из кармана сложенную вдвое пачку купюр, отделил две тысячи, сунул мне:

- Получишь аванс, отдашь...

- Не надо.

- Не выпендривайся! - Он положил деньги на тумбу в прихожей. - В среду, к двум.

Тоже мне, рыцарь!

Я ещё долго смотрела на дверь, что закрылась за его спиной, мысли никак не хотели складываться во что-то логичное.

Рабочий день начался как обычно: открыть кафе, снять сигнализацию, включить печи на кухне, посчитать общую кассу, закупить необходимые продукты. В общем, время до обеда у меня всегда пролетало быстро. Когда я двигала на полках упаковки с крышками, стаканами, трубочками и прочей мелочью, желая придать оставшемуся после сменщицы хаосу хоть какой-то относительный порядок, в мой кабинет заглянул Костя - мальчик -кассир, что сегодня стоял в смене:

- Дин, там тебя спрашивают, выйди.

Я бросила взгляд на монитор, где отображалось видео с камер. У кассы стоял высокий парень в косухе.

Егор. Что он здесь забыл?

- Сейчас, минуту.

Костя кивнул и вышел. Я бросила взгляд в зеркало, что висело на стене между дверью кабинета и широкими деревянными полками, имитирующими склад, поправила собранные в пучок волосы, одернула блузку. Синяк на щеке удалось скрыть, правда, пришлось выдавить кучу тональника и ещё пудрой сверху присыпать, поэтому сегодня даже неизменные веснушки на моем маленьком, чуть вздернутом носике не были видны. Бледная, как у смерти, кожа чуть заостряла мои черты. Карие глаза, обрамлённые по-детски пушистыми ресницами, из-за этого казались больше и сейчас смотрели немного испуганно. Я сделала глубокий вдох, нервно сжала губы, шагнула к выходу из кабинета.

Преодолев небольшой коридорчик между стеной кухни и холодильниками витрин, я завернула в зону касс, встала напротив Егора:

- Слушаю вас?

Узкое пространство между электронной кассой и витриной не позволяло встать дальше. Мощная энергия инквизитора на таком близком расстоянии снова вызвала во мне непроизвольный трепет. Я стиснула зубы, заставила себя расправить плечи, упрямо вскинула подбородок.

Парень скользнул по мне оценивающим взглядом. Перед ним, на стойке выдачи заказов, стоял поднос с одним эспрессо, Костя у кофе-машины наливал ещё, хотя желающих пить кофе больше не было.

- Выйдешь ко мне в зал?

- Зачем?

- Поговорим.

- У меня работа.

- Успеешь.

Наглый тип.

- Ваш заказ готов, - кассир поставил на поднос перед парнем двойной капучино.

Егор положил рядом ещё пять пакетиков сахара, что в свободном доступе для клиентов кафе были натыканы в небольшие пластиковые ящички, посмотрел на меня: - Пойдем.

Спорить бесполезно.

- Костя, я отойду, буду нужна - позовешь.

Егор взял поднос, шагнул в пустующий зал, занял ближайший столик. Я прошла за ним, опустилась на пластиковый стул напротив, откинулась на спинку, подсознательно желая оказаться от инквизитора как можно дальше.

Рокер высыпал в капучино все пять пакетиков сахара, размешал, пододвинул мне.

- Ты хочешь, чтобы у меня развился сахарный диабет?

- Тебе силы надо восстанавливать, пей, давай.

- Ты зачем пришёл?

Рискуешь, Дина... Рискуешь...

- Я не могу в обеденный перерыв кофе попить? - парень одарил меня лёгкой улыбкой с хитрым прищуром.

- А я тебе зачем? Только, не говори, что приятная компания.

- Хорошо, не буду. - Егор расстегнул косуху, откинулся на спинку стула, сделал глоток кофе.

Не грозный инквизитор, а милый парень, настроенный на доброжелательную беседу.

- Как ты себя чувствуешь?

До твоего появления все вообще шикарно было!

- Нормально.

- Ты выглядишь по-другому, на взрослую похожа.

Шуточки "за триста".

Я взяла в руку теплый бумажный стакан с логотипом кафе, отпила молочный напиток: сладко, приторно, противно.

- Хорош дуться, - бросил рокер, - нам придется, пока ты учишься, общаться.

- И долго учиться? - поинтересовалась я.

- У всех по-разному , от пары месяцев до пары лет, - ответил парень, добавил, - молодец, что штраф оплатила.

Да, я забежала в банк, пока ходила за продуктами для кухни.

- Я тебе в среду распечатаю все ритуалы, за которые надо платить.

- Платить?

- Таких не много, только те, что значительно меняют линии вероятности в судьбе человека: порча, лечение, проклятие, привороты, отвороты.

- Ясно.

Хотя, ничего мне, блин, не ясно.

- То есть, ритуалы лучше не проводить.

- Почему, слабенький проводи, на удачу, например, гадай на Таро, обереги делай, тебе никто слова не скажет. Кстати.

Он достал из внутреннего кармана косухи "Практическую магию" Папюса, положил передо мной:

- То, что я выделил, к среде выучи.

Я открыла пособие, пролистала пару страниц, обведенных жёлтым выделителем строк было много.

А не пошёл бы он?

В кармане парня завибрировал мобильный.

- Да, Ром, - Егор "поднял" трубку, выслушал, что ему сказали, подскочил. - Без меня не уезжайте, я здесь недалеко, буду через минуту.

Он застегнул косуху, бросил на меня строгий взгляд учителя:

- К среде. И мобильник не смей отключать. До встречи.

Потом быстрым шагом покинул кафе. Я взяла книгу и кофе, вернулась в кабинет. Выливать напиток и зря переводить продукт не хотелось. Села за стол, сделала ещё несколько глотков, поморщилась, отставила подальше. Положив перед собой книгу, открыла ее, прочла первый выделенный фрагмент:

"Прежде чем распоряжаться силой, надо научиться управлять самим собою".

Хогвартс, твою мать.

Рабочий день прошёл достаточно спокойно никаких ЧП, скандалов, минусов. Я посчитала кассу, проверила оборудование, домой не торопилась, ведь там никто не ждал.

В повседневной жизни люди меня словно сторонились, раньше я полагала, что виной тому отсутствие природного обаяния, но, видимо, все дело было в ведьминской сущности. Из видео на Ютубе можно было часто услышать, что женщины силы обречены на одиночество, хотя мужчин тянут, как магнитом. Я не тянула, отношения с парнями оканчивались на стадии первого флирта, после которого потенциальные претенденты на место в моем личном пространстве бесследно испарялись.

Закрыв служебный вход и поставив кафе на сигнализацию, я поспешила к выходу. Сегодня такси мне было не по карману, поэтому придется топать пешком одной, по темным улицам.

Когда я повернула в замке ключ, от стены отлепилась высокая тень.

- Ты говорила, что работаешь до половины одиннадцатого, а уже десять минут двенадцатого, - услышала я голос Егора.

Зачем он здесь?

- Касса не сходилась, пришлось пересчитать, - солгала я. - Что ты здесь делаешь?

- Собираюсь проводить тебя до дома.

- Зачем?

- Весна, поздний вечер, маньяки, а у тебя сила. Попадёшь снова к нам с незаконно наложенным проклятьем.

Это у него шутки такие?

- Проявляешь заботу?

- Скорее, контролирую.

Надзиратель хренов!

Я зашагала в направлении дома, Егор пошёл следом, заставляя меня снова ощутить его давящую энергетику.

- Удалось что-то посмотреть? - спросил парень, видимо, намекая на книгу.

- Немного. - Ответила я. Молчать до самого дома было бы глупо. - Если честно, я посчитала это пособие слишком пафосным, купила больше по интуиции.

- Чаще слушай именно её, - бросил инквизитор.

Знаю, если бы накануне послушала, сегодня бы с клеймом не ходила.

- А за твоё наставничество надо будет платить? - понимаю, что поздно спросила, но лучше, как говорится, "поздно"...

- Нет.

Я мысленно выдохнула. А за сопровождение?

Егор усмехнулся. В такие моменты мне казалось, что парень слышит, о чем я думаю, но это уже точно было бредом.

- Я завтра заскочу к тебе в обед, можешь захватить в кафе книгу теней, дневник снов, травник, если, правда, ведёшь их?

- Только книгу теней, но там всего пара ритуалов записана.

- Вот я и посмотрю, чтобы понимать, где у тебя пробелы.

То есть, всё, прям, вот так серьезно?

- Хорошо, только, если посетители увидят...

- Не увидят, - Егор улыбнулся.

Самоуверенный, наглый, красивый. Не парень, бл*дь, а мечта

Глава 3.


- Что вы мне подсунули! Вы отравить меня решили! - посетитель орал так, что уши закладывало.

- Успокойтесь, пожалуйста, и объясните, что конкретно вас не устраивает в заказе?

Я не любила, когда на меня кричали, но администратор кафе должен быть сдержанным и спокойным, даже общаясь вот с такими неуравновешенными идиотами.

- Что меня не устраивает, ты спрашиваешь?! Вот, мясо сырое, видела?!

Парень сунул мне под нос надкушенный бургер.

Да, такое бывает, если куриная грудка попадается старая.

- Мы всё заменим.

А ведь день так хорошо начинался. Я даже нашла время прочитать пару страниц с магическими терминами...

- Не надо мне заменять, деньги верни.

- Как скажете, на какой кассе вы оплачивали заказ?

Возмущенный клиент кивнул на третью. Я разблокировала её картой администратора, обратилась к кассиру:

- Вова, посмотри, какой у молодого человека был заказ. Надо отменить бургер.

- Какой, нахрен, бургер! За весь заказ деньги верни!

- Извините, но мы заменяем только некачественные.

- Я сказал, все деньги мне верни!

- Молодой человек, картофелем фри, соусом и колой вы остались довольны...

- Ты меня слышишь, коза?!

Кажется, из зала начали выглядывать другие клиенты.

Так, Дина, глубокий вдох.

- Молодой человек.

Парень в ярости рванул поднос с ещё не отданным заказом. Сначала меня окатило лимонадом, потом под ноги посыпался картофель фри.

Пару секунд я даже стояла с открытым ртом, не совсем осознавая, что произошло.

- Рот закрой, курица.

Злость пробежала по телу электрическим разрядом, я оторвала взгляд от своей промокшей блузки и в упор посмотрела на этого урода.

Ждать заступничества от Вовы, второго мальчика-кассира в моей смене, было бессмысленно.

- Чего вылупилась.

Он не договорил, схватился за горло, закатил глаза и стал падать назад.

Злость обратилась в силу, по телу расползался знакомый жар.

Хлопнула входная дверь, кто-то выругался, раздались быстрые шаги.

Я улыбнулась, видя, как парень заваливается на спину и начинает корчиться в припадке.

- Дина! - Егор, забежавший в кафе, схватил недавно бушевавшего клиента за плечи, не давая дёргаться. - Прекрати!

Какое там прекрати, я только во вкус вошла.

Кажется, улыбка стала ещё шире, а сила - ощутимее, мне даже захотелось засмеяться, и плевать, что люди смотрят.

- Дина, мать твою!

На спине, в месте, где теперь стояла печать, вспыхнула боль, настолько сильная, что подломились колени, и я, пошатнувшись, уткнулась лицом в стойку выдачи заказов.

- Иди покури, - рявкнул Егор на кассира, потом повернулся, к выглядывающим из зала клиентам, - скройтесь!

Вова поспешил прочь, а в проходе стало пусто. Боль долбила плечо, прижимая меня к столешнице.

Егор отпустил парня, обмякшего на полу, поднялся, приблизился ко мне, скользнул ладонью под ворот блузки, накрыл тёплыми пальцами ноющее место печати:

- Сейчас пройдёт...

Боль, действительно, ушла мгновенно. Мне удалось выпрямиться, отступить назад.

- Откуда ты взялся?

Парень обещал зайти в обед, а на часах было пятнадцать минут одиннадцатого.

- "Маячок" сработал, - ответил на своем инквизиторском жаргоне.

- Что ты со мной сделал?

- Успокоил.

- Что я с ним сделала?

- Спровоцировала эпилептический припадок.

Я посмотрела на посетителя, что уже открыл глаза и даже пытался встать.

-" Скорую"?

- Нет...

Егор шагнул к пострадавшему, подхватил под локоть, дёрнул вверх, заставляя подняться, указал на перевёрнутый поднос:

- Его работа?

Я кивнула. Инквизитор посмотрел на клиента:

- Заплати!

- Чего? - похоже, парень отошёл от недавнего припадка и снова был готов качать права.

Рокер наклонился к его уху. Я не слышала, что он сказал. Клиент заметно побледнел, приблизился к кассе, достал кошелек:

- Сколько с меня?

Я подняла валявшийся на полу чек, назвала сумму. Молодой человек отсчитал мне несколько купюр.

- Теперь извинись и вали отсюда, - бросил Егор.

Парень покорно пробормотал слова извинения, повернулся к выходу и покинул кафе.

Я пребывала в растерянности, с трудом осознавая, что только что длинноволосый инквизитор за меня заступился. Робко подняв на него глаза, я столкнулась с внимательным взглядом, осторожно поинтересовалась:

- Ты выпишешь мне ещё один штраф, да?

- Нет, - мотнул головой Егор, отчего его кучерявые волосы забавно разметались по плечам,

- это мой косяк, мне и отвечать.

Снова играет в доброго инквизитора?

- А ведь мне нравилось его мучить... - я проговорила это, скорее, самой себе. - Это плохо...

- Плохо, - рокер поморщился, - но чего уж теперь. Будем учиться сдерживаться. Нельзя каждого идиота в эпилепсию загонять, даже неосознанно.

Я тряхнула головой, стараясь привести мысли в порядок, заставила себя вернуться в рабочий режим. Посмотрела на Егора:

- Тебе кофе?

- И тебе тоже.

- Не, я сейчас вообще ничего не хочу.

Парень послал мне внимательный взгляд с нотками беспокойства:

- Я тебя "прогнул" достаточно жёстко, так что лучше выпей что-нибудь сладкое, а то брякнешься в обморок к концу дня.

И снова эти непонятные инквизиторские словечки.

- Хорошо, только повторю на кухне пропавший заказ. И надо дождаться Вову, которого ты отправил курить.

Мы сидели в дальнем углу зала. Егор рассматривал мою книгу теней, а я пила очень сладкий капучино. Сегодня парень снова надел чёрный свитер, а резинкой стянул только верхние пряди, как делали эльфы в фильме "Властелин колец", отчего его темные волосы милыми кудряшками обрамляли красивое лицо.

Он оторвал взгляд от моей книги, улыбнулся:

- Самодельная, даже травы в корешок вшила.

Откуда он про травы знает?

Парень открыл первую страницу, усмехнулся: - Личный кодекс?

Он пробежал глазами по небольшому списку, зачитал вслух:

- Проявляй уважение к силе, не тревожь её по пустякам.

Егор поднял на меня глаза.

- Что-то не так? - я подалась вперёд.

- Нет, всё так. В интернете нашла?

- Не помню, наверное.

Ещё там был пункт: "Если решила наказать, то помни, что наказание должно быть соизмеримо проступку". Кажется, я сегодня его нарушила. Мокрая блузка не стоит эпилептического припадка.

- Егор, - произнесла я, нервно вертя в руках бумажный стаканчик, - я ведь и раньше злилась, но никого до припадка не доводила.

- Печать не только позволяет контролировать ведьму, но и усиливает её способности, -пояснил парень.

- То есть, она не запечатывает, а освобождает?

- Можно и так сказать, поэтому мы назначаем обучение каждому, кто проходит регистрацию, каким бы опытным он не был. - Рокер закрыл книгу теней, протянул мне, - ритуалы хорошие, у меня нет замечаний, ты их тоже из головы брала?

Я кивнула.

- Ты первая, у тебя не может быть родовой памяти.

- Почему тогда?

- Не знаю, спрошу у Павла.

- А Павел Валентинович, он у вас типа начальника?

Егор отпил кофе, кивнул:

- Глава нашего отдела.

- А ты?

- За оперативников отвечаю, - он достал мобильник, посмотрел на время, - пора мне.

Я проследила за тем, как парень поднимается из-за стола. Мне впервые за эти два дня не хотелось сказать в мыслях что-нибудь едкое.

- Сегодня встретить не получится, - Егор небрежно отбросил волосы назад, застегнул косуху, - отзвонись, как будешь дома.

- Зачем?

- Так положено, наставник должен всегда держать ученика в поле зрения. И ещё... - он замолчал на мгновение, словно подбирал слова. - Будь внимательна к своим желаниям, они теперь станут сбываться чаще, поэтому контролируй свои мысли.

Остаток рабочего дня я провела в своем кабинете, благо, сумасшедших клиентов больше не было. После закрытия решила не засиживаться, быстренько отправила отчёт о сегодняшней выручке и покинула кафе.

Небо было ясным, луна, вошедшая в фазу полнолуния, манила к себе взгляд.

Согласно Викканской традиции, луна символизировала образ Госпожи или Богини, в книгах, что стояли у меня на полке, говорилось, какие ритуалы проводить, чтобы восславить Её и попросить сил.

Викка - неоязыческая традиция, основанная на почитании природы, пришедшая в Россию из Британии, безобидное ведомство, построенное на идеях созидания. В интернете начинающим ведьмам советовали первой ступенькой в магии использовать именно её. Из пособий Скотта Каннингема и Энн Моуры я многое почерпнула, вступая на путь ведовства: как правильно подобрать магические атрибуты, изготовить книгу теней, устроить алтарь, создать визуализацию своей цели, спланировать ритуал. Внимательно прочитав их труды, я сделала для себя простой и понятный вывод: магия - это творчество, свобода от рамок, в которые каждый день тебя загоняет общество; твори, что хочешь, только не вреди.

Если бы я только знала, как сильно ошибалась.

1 Скотт Каннингем - эксперт в области магии природы и магии земли, автор многих книг по викке и другим альтернативным религиозным темам

2 Энн Моура - потомственная викканка, уже более тридцати лет занимающаяся Природной магией, автор книг о Викке

Квартира привычно встретила меня тёмными и пустыми комнатами. Переодевшись в домашнее и забросив в стиральную машинку испачканную блузку, я прошла в гостиную -спальню, щёлкнула выключателем, села на диван, что поприветствовал хозяйку натянутым скрипом пружин. Старенький, местами потёртый и уже давно потерявший возможность складываться. В этой комнате всё было таким: шкаф с зеркалом, ещё советской фабричной сборки; книжная полка, собранная из отдельных прямоугольных блоков грязнокоричневого цвета, в некоторых даже сохранились стеклянные передвижные дверцы; письменный стол с выдвижными ящиками, на столешнице которого изрядно потрескался лак.

Маленький мир, хранящий воспоминания и энергетику дорогих мне людей, дающий уединение, иллюзию защиты от внешнего мира, готового в любой момент обидеть, унизить, растоптать...

Я тряхнула головой, отгоняя эти странные мысли, поднялась, прошла на кухню, достала из холодильника поздний ужин: остатки гречи с сосисками, водрузила их на сковородку. Потом вернулась в прихожую, вытащила из рюкзака книгу, сведения из которой к завтрашнему дню должна была выучить.

В свое время меня хватило только на двадцать страниц этого слишком серьезного талмуда. Выделенные Егором моменты выходили далеко за рамки моего первого знакомства. Вчера я попыталась пробежаться по отмеченным фразам, но в итоге потеряла смысл и попросту запуталась. Поэтому сегодня, отсиживаясь после того инцидента в своем кабинете, я вчитывалась в каждое слово, как примерная ученица.

Стрелки часов перевалили за полночь, магические понятия не учились совсем, память просто отказывалась их удерживать.

- Цель магического развития - совершенное подчинение существа импульсивного человеку-воли, - в пятый раз перечитала я, потом, издав вымученный стон, уткнулась носом в листы, ещё хранившие запах типографии.

Смартфон завибрировал на столе, высвечивая на экране имя моего наставника.

Чёрт, я же забыла ему позвонить.

- Да- • •

- Дома? - спокойно, но чувствуется, что напряжён.

- Да, - я поморщилась, стукнула себя по лбу.

- Почему не позвонила?

- Устала. Забыла.

- Приятных снов.

Сбросил вызов.

И это все? Ладно.

Я захлопнула книгу, даже не пытаясь запомнить, на какой странице остановилась. Всё равно завтра придется начинать заново.

Может, как в колледже, положить Папюса под подушку, вдруг сейчас, когда я стала ведьмой с печатью, эта штука прокатит, и вся лабуда из книги перекочует ко мне в голову.

Но спать на этом талмуде оказалось неудобно, поэтому он был скинут на пол, а я уснула с блаженной улыбкой.

Без пятнадцати два я стояла у того самого здания, куда меня привозили после попытки навести порчу. Интуиция кричала в голове: "Не заходи!" Но у меня, к сожалению, не было выбора. Даже если я сейчас развернусь и пойду обратно, мой длинноволосый наставник заявится ко мне сам.

Нужно поскорее покончить с этим и вернуться к прежней жизни.

Сделав глубокий вдох, как перед погружением, я потянула ручку двери, шагнула внутрь. Интуиция замолчала.

Действительно, чего уж теперь.

Лестница, последний этаж, и вот она, знакомая дверь с домофоном, на стене табличка, которую я в прошлый раз не заметила: "Отдел по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел Российской Федерации".

Конечно, они не напишут "Инквизиция".

Я нажала на кнопку домофона, дверь открылась с характерным пикающим звуком, пропуская меня внутрь.

Сегодня здесь было оживленно: по коридору сновали женщины и мужчины с бумагами, у кабинетов сидели посетители. Всё, как в обычном государственном учреждении.

- Здравствуй, Диночка, - администратор инквизиции приветливо улыбнулась, увидев меня на пороге, - как твои дела?

- Всё хорошо, Мария Семёновна, - я была искренне рада её видеть.

- Егорушка в кабинете, проходи. А как справитесь, загляни ко мне, я тебе свои старые записи принесла.

- Спасибо, обязательно.

Стянув с головы шапку и расстегнув куртку, я пошла вглубь коридора, остановилась у знакомой двери, постучала.

-Да, войдите...

Егор сидел за своим столом, что сейчас был обильно завален бумагами. Я никогда не позволяла себе подобного безобразия на рабочем месте, даже если документов было много, они лежали передо мной ровными стопочками, кажется, такая черта называлась педантичностью.

- Привет, - он улыбнулся, бросил взгляд на экран смартфона, - не опоздала.

- А должна была?

Ромы в кабинете не наблюдалось, и меня это радовало.

- В прошлый раз ты сюда не дошла.

- Я бы в прошлый раз вообще мало куда дошла.

- Снимай куртку и садись, - Егор кивнул на тот самый деревянный стул.

Чёрта с два я ещё раз на него сяду!

Парень усмехнулся, встал, пока я устраивала куртку на вешалке, прошел в другую часть кабинета, взял в углу самый обычный табурет, вернулся обратно, поставил у своего стола.

Видимо, моя мимика была слишком выразительной.

Я опустилась на заботливо приготовленное инквизитором место. Сегодня его энергетика хоть и ощущалась, но так сильно не подавляла.

- Вот, возьми, - Егор протянул мне пентаграмму на цепочке, - это настоящее серебро, а не твой ширпотреб с китайского сайта. Я защиту хорошую поставил, не хуже твоей и ещё блокировку мыслей добавил, а то, знаешь ли, надоело слушать, как ты "про себя" меня на х*й посылаешь.

Я сглотнула.

Да ну, нафиг.

- Не нафиг, бери, давай.

Я нащупала под свитером свой амулет, сняла, взяла пентаграмму Егора. Ладонь тут же обволокло теплом. Интуиция молчала, значит, одеть можно. Я набросила цепочку на шею, спрятала магический знак под свитером, потом открыла рюкзак, достала Папюса, положила на стол перед инквизитором.

- Выучить не получилось.

- Почему?

- Не могу запомнить, вообще никак.

- Давай сегодня своими словами, а на будущее, вот.

Егор оторвал белый листок для заметок, начертил несколько рунических символов.

- Эта формула активизирует память, держи её рядом, если хочешь что-то запомнить.

- А почему не дал сразу?

- Не нужно прибегать к магии, если в этом нет необходимости.

Ясно. Добавлю этот пункт к своему кодексу.

Я спрятала листок в карман рюкзака, Егор отложил книгу в сторону:

- Зачем магу нужна воля?

Следующие минут двадцать я выуживала из закромов памяти ответы на вопросы инквизитора, которые парень задавал, даже не заглядывая в сиреневый талмуд.

- Не очень, - вынес вердикт рокер, когда вопросы иссякли. - К завтрашнему дню то же самое, только с формулой.

Он издевается!

Посылать Егора в мыслях я не стала, вдруг соврал про защиту.

- А вот это, - парень протянул мне несколько листов с напечатанным текстом, - список платных ритуалов и штрафов за их незаконное проведение. Если ты хочешь что-то из этого сделать, приходишь к терминалу или онлайн находишь нашу организацию, далее по стандарту: платные услуги, ритуал, оплатить. Чек сохраняешь. В случае, если наши системщики что-то не успеют внести в отчёт, и мы к тебе пожалуем, он будет доказательством.

Да ладно, бюрократия в магии?

Мне стало смешно.

- А чего ты хотела, двадцать первый век.

- Соврал про защиту?

- У тебя мимика говорящая. Только, имей в виду, на порчу, проклятие и приворот тебе нужно разрешение, поэтому дней за пять приходишь к нам, заполняешь специальный документ, мы рассматриваем его и либо даём добро, либо отказываем.

Что-то из разряда: "Дорогие инквизиторы, разрешите мне приворожить того-то, потому что я сгораю от безответной любви..."

Открылась дверь, впуская в кабинет Рому. Его появление заставило меня невольно сжаться на своем табурете.

Я больше не считалась преступницей, но мало ли...

Парень прошёл к столу Егора, делая вид, что не замечает моего присутствия, протянул какие-то бумаги:

- Вот, акт задержания ведьмы за незаконным приворотом, подпиши, и я побежал.

В нос ударил неприятный запах, так часто пахло от пожилых людей, что стояли со мной в очереди или в автобусе, но сейчас этот странный запах исходил от молодого парня.

- Ты болеешь? - спросила раньше, чем успела себя остановить.

- Что?

Интуиция кольнула вовремя, я соскочила с табурета, отбежала на пару шагов, до того, как рука Ромы начала движение. Не знаю, что он хотел сделать, схватить или ударить.

- Ромка! - голос Егора остановил парня от желания метнуться за мной следом.

- Да не буду я твою ведьму трогать, - он кашлянул в кулак, взял подписанные бумаги со стола, бросил на меня недобрый взгляд и покинул кабинет.

- С чего ты взяла, что он болеет? - посмотрел на меня Егор.

- От него пахнет, - я снова опустилась на табурет.

- Пахнет?

- Да, болезнью. У него рак?

- Рак.

- А какой орган?

- Это ты сама мне скажи.

- Я не экстрасенс...

- Ты - ведьма, используй другие способы получения информации.

И снова этот хитрый взгляд.

Ладно.

Я залезла в рюкзак, достала своего любимого Уэйта - единственную в моем арсенале колоду Таро, которую брала с собой, даже выходя из дома. Егор отодвинул часть бумаг, освобождая мне место для расклада. Я принялась тасовать карты, настраиваясь на нужный энергетический поток и мысленно спрашивая у них, какой недуг беспокоит Романа. В какой-то момент интуиция подсказала, что хватит. Я вытащила наугад первую карту -Тройка Мечей.

- Кровеносная система? - бросил инквизитор.

Логично, ведь на карте изображены три меча, протыкающие сердце, но ответ Таро не всегда так очевиден.

Я вытащила ещё две карты. И снова мечи Девятка с изображением несчастного человека, сидящего на постели, и Десятка - истыканный мечами воин.

Масть мечей относится к стихии воздуха.

Вот почему он все время кашляет.

- Легкие, у него поражены лёгкие.

Я поставила палец на первую карту.

- У Ромы серьезная стадия.

Сдвинулась на вторую:

- Это приносит ему сильные переживания.

Перенесла палец на третью:

- И убивает...

Я вернулась к колоде, спросила, в чем причина, вытащила последнюю карту - старший аркан Верховная Жрица. Одно из значений карты - ведьма, хранящая эзотерические знания. Показала парню:

- Болезнь была вызвана магическим воздействием.

Я посмотрела на Егора: сейчас скажет, что все мимо.

- Задерживали одну безбашенную ведьму, - рокер ткнул ручкой в аркан, - мою защиту её проклятие не пробило, а вот Ромку задело. Врачи дали ему не больше года. Мы ищем способ снять проклятие, но это непросто, ведь исцеление рака на последней стадии невозможно.

- Мне жаль.

- Ты иди, наверное, доучивай Папюса, - Егор протянул мне книгу. - Жду тебя завтра в это же время.

Я забрала пособие, вернула карты в коробочку, накинула лямку рюкзака на плечо, поднялась с табурета, махнула Егору. Парень кивнул мне, вновь погружаясь в изучение бумаг. Забрав куртку, я, как и обещала, направилась к Марии Семеновне.

- Закончили уже? - у администратора была очень добрая улыбка.

Я кивнула, улыбнулась в ответ. Женщина поманила меня ближе, достала из ящика стола потрёпанную временем кожаную тетрадь:

- Вот здесь я раньше писала рецепты магических отваров, настоек, припарок и прочих полезных зелий.

Она протянула тетрадь мне. Энергию от этой вещи я ощутила ещё до того, как прикоснулась к кожаному переплету. Эта женщина была сильной, очень сильной. Пальцы немного покалывало, когда я перелистывала страницы, читая записанные ровным почерком названия.

- Я могу её взять? - не верилось, что женщина вот так отдаст мне свои секреты.

- Бери, милая, знания должны передаваться.

Мне хотелось спросить, почему Мария Семёновна не передала их раньше, но женщина ответила сама:

- Я давно ждала ту, что сможет их принять. Не смущайся, я ни капли не преувеличиваю.

- А вы?

- За столько лет у меня всё давно в памяти сохранено.

- Спасибо.

- На здоровье.

Я интуитивно прижала тетрадь к груди, чувствуя, как сила другой ведьмы дополняет мою.

- Мария Семёновна, а все ведьмы могут лечить, или только целители?

- Все, Диночка, - кивнула женщина. - Делай, что хочешь, только не вреди.

Глава 4.


Внутренний голос подкинул мне эту идею ещё в кабинете Егора, когда я почувствовала от Ромы запах близкой смерти. Схема ритуала выстроилась в голове, а заговор был составлен в текстовом приложении смартфона. Конечно, следуя правилам, нужно было дождаться подходящего дня, фазу растущей луны, заранее отнести прикуп силам, к которым собираешься обратиться, но как писал Скотт Каннингем: «Если нужна помощь, формальности можно упустить».

Исцеление Ромы - мой личный откуп за желание навести порчу и приступ, вызванный у клиента.

О раке я знала немного, поэтому, первым делом, открыла пару ссылок в интернете, где прочла, что он бывает нескольких стадий: на последней у человека нет шансов, а вот на предыдущих можно ещё что-то сделать. Жаль, что у меня не хватило смелости расспросить Егора подробнее, чтобы точнее сформулировать цель ритуала. Излечить нельзя, но ведь можно попытаться отодвинуть болезнь немного назад, уменьшить опухоль, придать смелости врачам, что сейчас опустили руки.

Оказавшись в квартире, я скинула куртку и ботинки, прошла в комнату, достала с подоконника картонную коробку, заменявшую мне сундук для хранения магических атрибутов, выложила обрез ткани, атам, синюю свечу, остатки родниковой воды. Отнесла все это на кухню. Быстренько обтёрла там пол, в ковшике-котле подожгла небольшой пучок полыни, чтобы очистить пространство, предварительно приоткрыв форточку: полынь ядовита, в закрытом помещении её лучше не жечь. Потом села на пол, расстелила обрез ткани, перелила родниковую воду в маленькую баночку из-под детского питания, вытащила атам из ножен, создала магический круг, зажгла свечу, закрыла глаза.

Я просила силу, что стоит за мной, помочь Роме, ослабить его болезнь, уменьшить опухоль, придать врачам решимости для лечения, ясно представляя, как парень лежит на операционном столе и над ним склоняются врачи, как он отдыхает в палате, как покидает здание больницы с улыбкой. Потом прочла заговор, нарисовала маркером пентаграмму на крышке банки, накрыла ею заговоренную воду, кончиком атама погасила свечу, поблагодарила силу и сняла магический круг.

Во всем теле ощущалась такая слабость, что мне пришлось опереться о кухонный стол, чтобы подняться с пола. Егор ворчал бы, что я снова колдовала на собственной энергии.

Ритуал должен сработать, иначе тело не было бы таким разбитым.

Осталось только каким-то образом заставить Рому выпить воды. Может, удастся незаметно подлить ему в чашку?

В офис инквизиции на следующий день я вошла, немного волнуясь. Здесь снова царила оживленная рабочая атмосфера. Мария Семёновна за стойкой ресепшена беседовала с девушкой-инквизитором, что в день моего задержания была за рулём машины, кажется, её звали Елизаветой. Обтягивающие джинсы и клетчатая рубашка на девушке говорили о свободном стиле дворовой пацанки. Ее длинные иссиня-черные волосы, стянутые резинкой в низкий хвост, открывали красивое лицо с аккуратными чертами и большими светлыми глазами. Макияж девушка носила неброский, а особое внимание в ее облике привлекал пирсинг в брови и в носу. Видимо, инквизиторы не придерживались особенного дресс-кода. Мое воображение тут же нарисовало Егора в длинном балахоне монаха с наброшенным на голову капюшоном. Почему-то стало не смешно, а жутко.

- Привет, уникальная ведьма, - расплылась в улыбке Лиза, опережая мое приветствие.

Темноволосая девушка с длинным каре, что сидела на стуле у ресепшена, посмотрела на меня с нескрываемым любопытством.

- Лизавета, не смущай девочку, - погрозила пальцем администратор, - здравствуй, милая. Егорушка минуту назад проходил мимо, постой здесь, подожди его.

Я стянула шапку, расстегнула куртку.

Лиза не сводила с меня заинтересованного взгляда. У меня даже позвоночник немного покалывало.

Интересно, она тоже ведьма?

- Тебе кто защиту ставил? Белянин? - видимо девушка пыталась меня "прощупать", как Павел Валентинович, тогда, в кабинете.

- Белянин?

- Егор, - уточнила Лиза.

А я вспомнила, наконец, фамилию наставника.

- Да.

- Как тебе обучение?

- Нормально, - я пожала плечами, - теории много.

- Егор тот ещё зануда, - улыбнулась инквизитор, - сочувствую...

- Зануда? - голос наставника, раздавшийся за спиной, заставил меня вздрогнуть, - всегда интересно услышать, что думают о тебе подчинённые.

Появление парня Лизу ничуть не смутило, а вот я невольно сжалась.

Он наклонился к моему уху, позволяя мне почувствовать исходящий от его распущенных волос аромат сушеных трав.

- Хочешь практики? Расскажи мне о девушке, что сидит на стуле. Есть сила или нет, если есть, какого она уровня? - он обратился к темноволосой, - Василиса, подойди к нам.

Девушка, как мне показалось, немного поспешно поднялась со своего места. Она была среднего роста, чуть полноватая, но ей это даже шло, одета скромно, но со вкусом, правда, макияж наложен слишком густо, отчего лицо казалось нарисованным.

Василиса "стрельнула" весьма говорящим взглядом мне за спину, видимо, длинноволосый инквизитор был ей симпатичен.

Я чуть отодвинулась от парня, сняла с плеча рюкзак, хотела достать карты, но меня остановил голос Егора:

- Сама, без Таро.

- Я же говорила, что не экстрасенс...

- Диночка, ты просто сосредоточься. Василиса, дай ей руку, - попросила темноволосую Мария Семёновна, потом посмотрела на меня, - сожми ладонь, почувствуй энергию, смотри в глаза, перенеси образ Василисы в свое сознание. Ты видишь?

Сжимая теплую ладонь девушки, я, действительно, почувствовала её энергию, от Павла Валентиновича шёл холод, от Лизы - электрический разряд, а Василиса журчала весенним ручьем. Я как можно чётче представила девушку в голове, кивнула Марии Семёновне. Присутствие Егора и Лизы ушло на второй план, а от новых ощущений захватывало дух.

- Присмотрись к свечению, что излучает образ Василисы в твоём сознании, - продолжила женщина, - если оно синее, девушка - маг, зеленое - ведьма, красное - колдунья, жёлтое -чародейка.

- Жёлтое, - проговорила я, увидев свечение, - чародейка.

- Свечение должно делиться на слои, уровень определяется по их количеству, - снова подсказала Мария Семёновна.

Я посчитала, у Василисы их было пять, озвучила. Голова начинала кружиться.

- Свечение должно быть неоднородным, - Егор тоже решил мне помочь, - яркие слои - то, чего чародейка уже достигла, тусклые - то, что способна освоить.

- Два ярких.

- Достаточно, - рокер разрешил мне закончить это мистический обряд "прощупывания".

Я отпустила руку Василисы, девушка смотрела на меня, приоткрыв рот.

- А я тоже так смогу? - она подняла глаза на моего наставника.

- Нет, - ответил Егор, - чародеям это не доступно.

- Ваське Коля защиту ставил, она что, прорвалась что ли? - Лиза выглядела немного ошарашенной.

- Как видишь, - усмехнулся Егор.

- Да ну, нафиг.

Я облокотилась на стойку ресепшена. Головокружение отступало.

- Подожди меня здесь, я вернусь минут через пять, - Егор на пару секунд прикоснулся к моему плечу, снова заставив мое тело испуганно сжаться, потом обратился к администратору, - Мария Семёновна, мне нужны сводки за прошлую неделю, распечатаете?

- Да, конечно, Егорушка.

Женщина отвернулась к компьютеру. Егор зашагал по коридору, Лиза, махнув мне, отправилась следом.

- Повезло, у тебя симпатичный рокер в наставниках, - прошептала Василиса, наклонившись ко мне, - а у меня...

- Василиса, обсуждать наставников недопустимо, - по-учительски строго проговорила Мария Семёновна, не отрываясь от монитора.

Девушка хихикнула, я тоже не удержалась.

- Эх, молодо-зелено, - как-то по-старушечьи покачала головой администратор.

Василиса взяла меня под руку, увлекла к ближайшей скамейке:

- Ты ведьма или колдунья?

Никогда бы не подумала, что буду вести подобные разговоры.

- Ведьма, они так сказали.

- Давно практикуешь?

- Чуть больше года.

- Тебе печать тоже ставили, - Василиса подняла рукав, открывая символ на запястье -небольшое тату с изображением руны турисаз, означающей "врата" и, скорее всего, символизирующей раскрытие потенциала мага.

К стойке ресепшена подошёл Рома, положил перед администратором ключ:

- Мария Семёновна, передадите Егору, что я ушел.

- Да, конечно, удачи, Ромочка.

Парень кивнул, направился к выходу.

Кажется, инквизитор надолго покидал офис.

Нужно действовать сейчас. Другого шанса сегодня у меня уже может и не быть.

- Извини, поговорим в другой раз, - бросила я Василисе, поднялась, параллельно доставая из рюкзака баночку с заговоренной водой.

Инквизитор скрылся за дверью, я поспешила следом, выскочив на лестницу, окликнула его:

- Рома, подожди...

- Тебе чего? - бросил раздражённо, но я на другую реакцию и не рассчитывала.

- Выпей, пожалуйста, - произнесла, протягивая ему банку.

Рома лишь криво усмехнулся и отвернулся, продолжив спускаться по лестнице.

Ладно.

Я открутила крышку, метнулась за ним, схватила парня за плечо, заставляя вновь повернуться ко мне, и выплеснула часть воды прямо в лицо.

- Воды рек покроет лёд. - начала я, видя, как капли заговоренной воды скользят по темной щетине на его подбородке.

Парень схватил меня за ворот куртки, припёр к стене. Я перехватила его запястье - телесный контакт, и, не придавая значения грубому жесту инквизитора, продолжила:

- Пусть болезнь твоя уснет.

Рома замер, ослабил хватку:

- Подожди.

Он скользнул рукой за ворот своей куртки, снял амулет.

- Задержался бег минут, пусть врачи тебя спасут. - снова заговорила я.

Парень свободной рукой взял банку из моих пальцев, сделал глоток.

- Извлекут из тела хворь, вновь душе вернут покой.

Рома сделал ещё один глоток.

- Говорю: «Да будет так!». Силой слов повержен рак.

Рома допил воду. Я отпустила его, он - меня. Парень вернул мне банку, смахнул ладонью капли с лица, набросил на шею цепочку амулета.

- Это бесполезно, но все равно, спасибо, что попыталась. - Он печально улыбнулся. - Бывай, ведьма.

Рома поспешил вниз, а я сползла по стене, опускаясь прямо на ступеньку, голова снова закружилась, а ещё меня начинало немного потряхивать. Я закрыла глаза, прислонилась затылком к холодной стене. Стало легче.

Вера - основа магии, если не веришь в ритуал, он не подействует. Я верила, что всё не зря, и парня, действительно, вылечат.

Пикающий звук открывающейся двери заставил меня распахнуть глаза и поспешно подняться.

- Ты что здесь делаешь? - на меня был устремлён вопросительный взгляд Егора.

- Голова закружилась, а у вас там душновато, - я выдавила невинную улыбку.

- Пошли, противница теории, будешь мне Папюса пересказывать.

В субботу утром клиентов было не много. Люди в большинстве своем отсыпались после рабочей недели, поэтому я спокойно сидела в своем кабинете, листая новые страницы, отмеченные наставником в сиреневом талмуде. Мы договорились с Егором, что следующий урок будет в понедельник, потому что в воскресенье парень был на выездах. В кафе мой наставник вчера не заходил, только вечером отправил "смс" с вопросом: "Как дошла?" Интуиция подсказывала, что сегодня он тоже не появится. Жаль, впервые за эти дни я хотела увидеть парня, спросить, как дела у Ромы, хотя и понимала, что ждать мгновенного результата в магии не стоит.

Терпением - ещё одной полезной чертой для магов, я, к сожалению, не обладала.

До меня донеслась мелодия телефона доставки. Это означало, что минут через пятнадцать я встану на кассу. Вова, который сегодня до двенадцати работал один, отправляясь на доставку, покидал кафе не менее, чем на час, даже если дом, в который нужно отнести заказ, был в соседнем дворе. Отчитывать парня за подобные выходки я перестала ещё в прошлом месяце, дабы не тратить впустую свои нервы.

Когда Вова заглянул ко мне, сообщив, что уходит, я только кивнула, отложила книгу и, захватив карту администратора, вышла в зону касс. Привычным взглядом окинула фронт работы. Всё, как обычно: салфетки не положены, соусы не выставлены, стаканов мало, о "скрутках" - самодельных наборах одноразовых приборов для салатов и кофе, говорить и вовсе не приходится.

Люблю смены этого парня за то, что не даёт мне расслабиться. И как я до сих пор его случайно не прокляла?

Меня очень раздражала вот такая расхлябанность домашних мальчиков и девочек, обласканных мамами и папами.

Отец ушел из семьи, когда мне было семь. В девять я потеряла маму. До двенадцати жила с бабушкой, доброй старушкой, очень похожей на Марию Семёновну, потом её забрал инфаркт, а меня социальные службы. Детский дом был неплохим местом, не таким радужным, конечно, как показывают в социальных рекламах, но жить можно. В пятнадцать я поступила в техникум или, как его теперь было принято называть на иностранный манер, колледж, и вернулась в обшарпанную однушку в бывшей общаге, перепланированной властями под жилой дом, что осталась от бабушки. После общей комнаты детского дома она казалась мне царскими хоромам. Окончив обучение, я устроилась в уличный вагончик с пирожками. Это было самое непростое время, потому что большую часть мизерной зарплаты сжирали коммунальные платежи, мне приходилось во всем себе отказывать и питаться продуктами с логотипами "Красная цена", "Первым делом" и "Наша марка", потом подвернулась возможность поработать кассиром в суши-баре, зарплата стала выше, а в холодильнике появилась съедобная колбаса. А сейчас, уже больше полугода работая в этом заведении, я даже могла позволить себе новый смартфон в рассрочку и книжки о магии.

Двери кафе открылись, впуская очередную посетительницу. Я сразу узнала темноволосую девушку с густо наложенным макияжем.

- Привет! - Василиса одарила меня искренней улыбкой. - Ты здесь работаешь?

- Привет, - я тоже была рада видеть чародейку. - Да, администратор.

С доставки вернулся Вова, на удивление, не сделав круг через соседний город.

- Ты сильно занята? - спросила девушка. - Будет минутка поболтать?

Я кивнула, подождала, пока Василиса сделает заказ, и прошла вместе с ней в зал.

В четверг, после опроса по Папюсу, мне удалось расспросить Егора об отличиях между магами, ведьмами, колдунами и чародеями. С его слов я поняла, что эти представители магического мира отличаются способом получения силы, благодаря которой меняют линии вероятностей. Маги - самый могущественный класс, черпали космическую энергию и преображали её в силу. Ведьмы и колдуны стояли на следующей ступени. Ведьмы брали силу от природы или божеств. Колдуны получали энергию от существ низших миров: духов, бесов, чертей и других. Чародеи были на последней ступени и брали силу от людей. Они вовсе не были энергетическими вампирами, просто, если человек обратится к чародею за талисманом, то зарядку для заклинания отдаст из своих сил. Ещё чародеи лучше других представителей применяли гипноз, делали привороты и отвороты.

С уровнями всё обстояло сложнее, слои в ауре добавлялись по количеству магов в роду. Если в твоей семье было две ведьмы, тебе будет доступно три уровня, если восемь чародеев, то ты максимум достигнешь девятого уровня в чародействе. Иными словами, твой уровень

- это количество магов-родственников плюс ты. Ещё Егор попытался объяснить, что, например, чародей шестого уровня будет сильнее мага второго, а ведьма седьмого уровня равна по силе магу четвертого, но это было для меня уже сложновато. На мой вопрос, кем является он сам и какой у него уровень, Егор ответил: "Много будешь знать - скоро состаришься," - и отправил меня учить "Практическую магию".

Мы с Василисой устроились за дальним столом. Девушка сняла куртку, оставаясь в миленьком вязаном платье. Я хотела спросить у нее про Рому, но потом подумала, что девушка вряд ли что-то знает.

- У тебя печати нет? - Василиса послала мне удивлённый взгляд.

Стирка не спасла залитую колой блузку, поэтому сегодня на мне была белая бадлонка с рукавом три четверти.

- У меня другая, - я непроизвольно потерла клеймо под тканью.

У Василисы округлились глаза:

- Значит, у тебя уровень может быть выше пятнадцатого?

- Я не знаю, Егор не говорил.

- Больно было?

Я кивнула. Взгляд чародейки стал сочувственным.

Вова сообщил в микрофон, что заказ моей собеседницы готов. Девушка ушла к кассам, постукивая шпильками по кафельной плитке.

Рука снова потянулась к месту печати, потерла знак под бадлоном.

Выше пятнадцатого, это значит, я сильная. Но ведь они сказали, что у меня в роду не было магов, откуда такой уровень?

Василиса вернулась, уселась напротив:

- А ты давно в учениках?

- Неделю.

- А я два месяца. У меня в наставниках Николай - тощий очкарик, чародей из системного отдела, втирает мне про амулеты, привороты и гипноз. А Егор?

- Заставляет пересказывать "Практическую магию" Папюса.

- Не повезло, но все равно лучше, Егор такой хорошенький.

На лице собеседницы появилась глупая улыбка.

Хорошенький?

Память вернула воспоминание о том, как парень хладнокровно держал меня, когда Павел Валентинович ставил печать. Меня передёрнуло.

Василиса не заметила, восторженно продолжая:

- По нему все девчонки из "аналитического" сохнут. Кому-то даже удалось побывать у него в постели, но он ни с одной не стал встречаться, так что у меня есть шанс. Если ты не против, конечно?

Девушка игриво мне подмигнула.

- Почему я должна быть против?

Меня откровенно смутило её заявление.

- Ну, он так стоял к тебе... близко и наклонялся.

Я сглотнула, нервно поправила волосы.

- Тебе показалось.

Чародейка хитро улыбнулась:

- Тогда ладно. А тебя на чем "взяли"? Или ты сама пришла?

Я рассказала Василисе историю своего задержания, она поделилась, что попалась на отвороте. Потом разговор снова вернулся к Егору. Я узнала от чародейки, что парню двадцать шесть и он потомственный маг высокого уровня, по своему потенциалу близкий начальнику инквизиции. Откуда девчонке было об этом известно, мне оставалось только догадываться. Ещё она поведала, что рокер дружит с Ромой - колдуном и младшим оперативником и очень близок с Лизой - колдуньей-поисковиком из аналитического отдела.

В понедельник в кабинет Егора я бежала чуть ли не вприпрыжку, мне не терпелось спросить у Ромы, удалось ли помочь ему, есть ли улучшения.

Я постучала в дверь, вошла, не дожидаясь ответа:

- Привет!

- Сядь... - приказной тон Егора стёр улыбку с моего лица.

Я повесила куртку на крючок, нервно теребя лямку рюкзака, подошла к его столу.

Чем парень не доволен?

- Сядь, я сказал! - рявкнул инквизитор.

Я послушно опустилась на деревянный стул, снова стало неуютно, но больше меня пугало настроение парня. От Егора снова тянуло силой, мощной и опасной.

- Ты почему мне не рассказала о ритуале?

- Что-то не так. - начала я.

- Отвечай на вопрос! - он саданул ладонью по столу так, что я подскочила.

- А надо было? - мой голос дрогнул.

Егор послал мне жёсткий взгляд, от которого захотелось спрятаться куда-нибудь подальше.

- А если бы ты ошиблась?

По телу пробежала дрожь, а место печати стало покалывать.

- А я ошиблась?

Инквизитор с шумом отодвинул стул. Я отшатнулась, пытаясь вжаться в деревянную спинку. Егор сделал несколько нервных шагов по кабинету, снова повернулся ко мне:

- Самоуверенная соплячка, почему ты не можешь быть, как все нормальные ведьмы! Почему тебе обязательно надо вы*бываться! Этот ритуал - конкретный "залёт". Если бы не моя защита... наши бы его отследили. Ты, вообще, понимаешь, как ты меня подставила?!

Я опустила голову, вцепилась в свой рюкзак.

Да, нехорошо вышло... Но я же просто хотела помочь. Разве это плохо?

Парень вернулся обратно, опустился на стул:

- Зачем ты полезла? Мы бы всё со временем решили. В магии нельзя наскоком, надо всё продумывать, каждую деталь...

Я вскинула голову, посмотрела на Егора:

- Что с Ромой?

- Он в районной больнице, готовится к операции.

У меня отлегло от сердца.

Все хорошо.

Егор продолжил:

- Это тебя не оправдывает! Ладно, Ромку понять можно, парень в отчаянии был готов хвататься за любую возможность. Но ты куда полезла! Рак - это не простуда, за него не каждый опытный маг возьмётся, у тебя что, совсем мозгов нет...

А вот это уже слишком.

- Да пошел ты.

Я вскочила со стула, подбежала к двери, сорвала куртку с крючка.

- Вернись! Мы не закончили!

Его голос пригвоздил меня к полу, но я рванулась настолько яростно, что смогла сбросить это воздействие. Обернулась, столкнулась с его пронзительным взглядом, выбросила вперёд руку, показывая инквизитору средний палец, отвернулась, дернула ручку двери и выскочила в коридор.

Глава 5.


Я сидела в своем кабинете, нервно подергивая серебряную пентаграмму на шее. Вчера выдали аванс. На столе лежал запечатанный самодельный конверт из белого альбомного листа с двумя тысячами, на котором моей рукой было выведено: "Егору". В инквизиции я не появлялась уже неделю, и причиной тому была не только обида на выволочку наставника. Алина - сменщица - администратор взяла отгулы по семейным обстоятельствам и тем самым вычеркнула из моего графика выходные. Завтра трудовая неделя без отдыха оканчивалась, и теперь я пыталась решить: самой идти в офис, чтобы вернуть инквизитору долг, или попросить об этом Василису. Чародейка заглядывала ко мне дважды, рассказывая о том, что душка-Егор носится по офису злой, как черт, и на всех кидается.

А ещё я приняла твердое решение: подойти к Марии Семёновне и попроситься в ученицы.

Так будет лучше. Мы не сможем нормально общаться с Егором, ведь я всё время буду вспоминать печать, а он - мою выходку с ритуалом.

- Дина, - голос кассира Лены, отвлёк меня от тяжёлых дум, - тебя там клиент спрашивает, выйди.

Егор?

Я бросила взгляд на монитор.

Рома!

В зону касс я вылетела пулей.

- Привет!

- Привет! - парень впервые при виде меня расплылся в широкой улыбке. - Уделишь мне пару минут, администратор?

Я повернулась к Лене. Девушка махнула рукой: иди, справлюсь.

Рома взял с подноса стаканчик эспрессо, кивнул мне в сторону зала. Мы прошли за дальний столик. Когда я уселась напротив, парень поставил на стол бумажный подарочный пакет и пододвинул в мою сторону.

- Это тебе, только открой дома, а то люди, - Рома окинул взглядом нескольких посетителей,

- не поймут.

- А что это?

- Егор говорил, что вместо котла ты используешь ковшик из нержавейки, - он кивнул на пакет, - заскочил после выписки в эзотерическую лавку и купил тебе настоящий.

- Рома, это очень дорого, я не могу такие подарки...

- Брось. Ты ведь знаешь про оплату в магии. Это моя оплата, не взять ты не имеешь права.

- Спасибо.

Я пододвинула пакет ближе, не скрывая любопытства, заглянула внутрь: настоящий чугунный котёл ведьмы был завернут в коричневую бумагу. Губы сами растянулись в восторженной улыбке.

- Когда окончится твоя трудовая неделя? Егор сказал, что ты работаешь без выходных, -поинтересовался Рома.

Интересно, откуда он узнал?

- Сегодня последний день, завтра и послезавтра буду свободна, - ответила я.

- Приходи, мы тебя все ждём.

От произнесенной им фразы в душе потеплело. "Мы тебя ждём",- я давно не слышала этих слов с тем самым значимым для каждого человека подтекстом.

- Я приду завтра после обеда. Мне надо отоспаться.

- Вот и отлично. Мария Семёновна просила тебя принести схему "моего" ритуала.

- Хорошо, обязательно принесу. Как ты себя чувствуешь?

Вместо ответа Рома подался вперёд, наклоняясь ко мне через стол. Я потянула носом воздух, от парня приятно пахло мужским одеколоном. Наверное, со стороны эта сцена выглядела странно.

- Спасибо тебе, - инквизитор отстранился, - и... прости меня.

- Проехали. Ты не бросайся больше на ведьм, ладно, мы не все плохие.

Рома усмехнулся, отпил кофе, бросил взгляд на наручные часы.

- Ладно, мне пора. Завтра, как отоспишься, приходи. На выездах другие ребята будут, так что мы с Егором целый день в офисе.

Я проводила парня к выходу, постояла немного, прижимая к груди тяжёлый, но поистине драгоценный подарок.

- Дин, а кто это был? - поинтересовалась Лена.

- Друг, - я улыбнулась.

Интуиция подсказывала, что объяснение было абсолютно правильное.

В свой первый за эту неделю выходной я проспала до одиннадцати. Ощущения полноценного отдыха это не принесло, но хоть немного убрало разбитость. Завтрак-обед, на который я пожарила себе яичницу с сосисками, напомнил мне день, когда наставник заявился в квартиру. В душе поднималось предательское волнение: сегодня я снова увижу длинноволосого инквизитора. Злилась ли я на него? Да, злилась, но уже меньше, ведь, по сути, он был прав. Я не должна была действовать в одиночку. Хотя ещё не известно, стали бы мэтры инквизиции меня слушать.

Апрель принёс в город долгожданное солнце, на улице все подсохло, и теперь пахло настоящей весной.

До офиса инквизиции я шла пешком, позволяя себе насладиться прекрасной погодой, и ещё раз обдумать принятое накануне решение о смене наставника.

- Диночка, божечки, бледненькая какая! Совести у твоего начальства нет! - этим возгласом в холле меня встретила Мария Семёновна, когда я с ней поздоровалась.

В такие моменты она напоминала мою бабушку - женщину, подарившую мне после смерти мамы так много любви, тепла и заботы.

- У вас есть минутка? Я принесла ритуал. Посмотрите?

- Конечно, Диночка, давай.

Я полезла в рюкзак, достала из ежедневника тетрадный листок, на котором ещё вчера набросала проведенный для лечения Ромы ритуал.

- Так, что тут у нас... - Женщина поправила очки. - Почерк у тебя красивый. Это хорошо, когда от руки, а то молодежь всё на компьютере, да на компьютере...

Мария Семёновна пару минут вчитывалась в текст, одобрительно кивая головой, потом поманила меня ближе, устроила лист на стойке ресепшена:

- Вот, смотри, здесь, - она провела пальцем по строчке, - визуализация должна быть точнее, операции и реабилитации мало, нужно представить путь больного, начиная от консультации с врачом. Мы с Егорушкой и Пашей вмешались в твою программу и всё подправили. Потом. ритуал получился бы сильнее, если бы ты работала на связи с богом, а не на своей личной силе, естественно, нужны прикуп и откуп. Далее. Ты не поставила защиту на себя. Лечение - опасный ритуал, и откатом ты запросто могла получить Ромочкину болячку. Здесь очень выручила Егорушкина сила. И ещё, при таких серьезных заболеваниях лучше не работать одной, обычно ведьмы совершают ритуал целыми ковенами. А в остальном, всё неплохо.

- Мария Семёновна.

- Что, милая?

Нервно теребя в руках лямку портфеля, я сделала глубокий вдох, набираясь смелости:

- Вы можете быть моим наставником?

- Зачем, Диночка? Егорушка тебе вполне подходит.

- Нам тяжело работать вместе. Я слишком. В общем, мы не сошлись характерами.

Женщина рассмеялась, хотела сказать что-то, но её отвлекло неожиданное появление Лизы.

- Привет, Дин, - девушка опустила руку мне на плечо, легонько потрясла, улыбнулась администратору, - простите, Мария Семёновна, но я украду у вас эту ведьму. А то мы с Ромкой её уже заждались, и наставник "дёргается".

- Идите, идите. - улыбнулась администратор, возвращая мне назад листок с ритуалом. Лиза увлекла меня в противоположную от кабинета Егора сторону.

- Спасибо тебе за Ромку огромнейшее. Я уже надежду потеряла... - Голос девушки приобрел серьезные нотки.

- Это не только моя заслуга. - начала я.

- Если бы не ты, они бы и дальше не хотели рисковать, - девушка усмехнулась, сменила тему. - Ромка с Беляниным сейчас в зале, молодняк обкатывают, у нас с апреля начинается что-то типа весеннего призыва в инквизицию. Набираем из числа учеников всех желающих и оставляем только способных. Тебе Павел, кстати, тоже предложит, когда поучишься немного, так что готовься.

Я, инквизитором? Да не в жизнь.

Лиза открыла передо мной одну из дверей, пропуская в просторное помещение, очень похожее на спортивный зал. На стенах здесь висели большие зеркала, по периметру стояли различные тренажёры, а в центре располагался боксерский ринг, вокруг которого сейчас стояли одетые по-спортивному парни и девушки. Василиса тоже была здесь и с обожанием смотрела на схватку двух парней, одним из которых оказался Егор.

Интересно, зачем они это делают?

Лиза потянула меня ближе, к самому рингу, где находился Рома.

- Привет, Дин, - подмигнул мне инквизитор.

- Привет. А в этом есть какой-то смысл, или они просто развлекаются? - кивнула я на парней, что сейчас стояли друг напротив друга, переводя дух.

- Артём хочет стать оперативником, - кивнул на светловолосого подкачанного парня Рома,

- вот, приглядываемся.

Я снова перевела взгляд на ринг, Егор заметил меня, его насмешливый взгляд говорил: "Пришла всё-таки." В этот момент желающий стать оперативником Артём начал движение. Я ахнула, понимая, что сейчас отвлекшийся инквизитор больно получит по зубам. Но рокер ушел в сторону, а потом ловким движением опрокинул соперника на спину.

Всё-таки он возглавлял оперативников не за "красивые глазки".

- Молодец, - Егор подал парню руку, помогая подняться, - а теперь представим реальную ситуацию. Дина.

Я вздрогнула. Окружающие тут же переключили своё внимание на мою персону.

Чего ему от меня надо?

- Иди сюда.

Он хочет, чтобы я дралась? Совсем, что ли?

- Давай, давай, - Лиза заставила меня снять пальто, забрала рюкзак и подтолкнула к рингу,

- будет весело.

Ничего веселого в драке я не видела.

- Смелее, - Егор поднял ограждение, протянул мне руку.

Снимая обувь, я ощутила на себе завистливый взгляд, чей он, не сложно было догадаться. Потом ухватилась за протянутую руку Егора, поднялась на платформу, бросила на парня хмурый взгляд:

- Я драться не умею.

- Тебе и не надо, - Егор подтолкнул меня в противоположный от Артёма угол. Обратился к парню, - она - сильная ведьма, твоя задача, её задержать. Вперёд.

Он отошёл в сторону.

- Егор, ты не перегибаешь? - услышала я голос Ромы.

- Ей силу девать некуда, пускай разомнется, - бросил парень.

Хорошенький, бл*дь... Очень.

Я посмотрела на Артёма, что выглядел немного озадаченным.

- Хочешь стать оперативником, вот тебе реальная ситуация, - произнес Егор, - или ты не так сильно хочешь?

- Ты извини, я осторожно, - парень шагнул ко мне.

Из глубины души поднималось противное чувство страха. Вся эта ситуация очень напоминала детский дом, где в тесном туалете на меня вот так же надвигались местные девчонки, желая проучить чистенькую девочку из семьи, что слишком много вы*бывается. Я стиснула зубы, стараясь всеми силами затолкать эту болезненную сцену назад, в самый темный угол подсознания.

Желающий стать инквизитором сделал ко мне ещё один шаг. Страх всколыхнулся, накрывая сознание первой волной.

- Не подходи...

Я вскинула руки, словно защищаясь, поймала взгляд парня, в котором сейчас не было даже намека на направленную в мою сторону угрозу. Но она была там, в далеком детстве и воспоминаниях, что вспыхивали сейчас в моей голове.

Артем замер, секунду смотрел, а потом отступил, вернее, попятился назад.

Боится... Он меня боится.

- Да ну, нафиг, - парень пролез под ограждением, спешно покидая ринг.

Я дрожащими пальцами коснулась лба, прикрыла глаза, сглотнула.

- Ты не расстраивайся, Тёмка, - донёсся до меня голос Лизы, - у нас Дина просто очень сильная.

Тело все ещё било мелкой дрожью, словно секунду назад мне довелось искупаться в ледяной воде. Я отвернулась, схватилась за мягкий поручень, снова закрыла глаза, судорожным вдохом втянула воздух, стараясь прийти в норму и затолкать подальше некстати вылезшие воспоминания.

- Эй? - голос Егора раздался совсем близко.

- Так нельзя поступать с людьми, ты же его унизил прилюдно... - прошептала я, не глядя на наставника.

- Дин, никто Артёма не унижал, - Рома тоже подошёл ко мне, - ситуации бывают разные, и не всегда ведьмы едут с нами добровольно.

- Значит, парень тест провалил, и вы его из-за меня не возьмёте?

Мне, наконец, удалось успокоиться, заставить себя выпустить поручень и повернуться к ним.

- Почему, - пожал плечами Егор, - научим, как правильно действовать в случае такого отпора.

- Какого такого?

- Ты его напугала, сильно, классическое воздействие, практически, по учебнику, - ответил Егор, потом спустился с ринга, снова подал мне руку, - пойдем.

В кабинете Егора, напротив "страшного" стула с деревянными ручками стоял табурет: парень меня ждал. Я расположилась напротив инквизитора, что устроился за письменным столом, вытащила из рюкзака белый конверт с деньгами, протянула парню:

- Возвращаю тебе долг.

- Благодарю, - Егор убрал деньги в ящик, откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди, - Дин, я хочу извиниться... Я тогда перегнул. Ты помогла Ромке, и это самое главное, всё остальное - личные амбиции...

Я кивнула, улыбнулась.

Зачем дуться, извинился ведь. Пусть кривенько, но и этого вполне достаточно.

Парень протянул мне раскрытую ладонь:

- Значит, мир?

- Мир.

Я приняла его рукопожатие на несколько секунд, хотела убрать ладонь, но инквизитор не дал.

- Ты спрашивала, кто я и какой у меня уровень. - Егор свободной рукой потянул серебряную цепочку, снимая с шеи амулет. - Смотри, я разрешаю.

Его энергия обожгла ладонь. Образ парня в моем сознании мерцал синим свечением мага с множеством слоев. Их было двадцать, и Егор остановился на семнадцатом. Не удивительно, что его сила меня подавляла.

Такой с лёгкостью раздавит или укроет от всего мира надёжной стеной...

Колдовские глаза парня пристально смотрели в мои, рождая в душе новое для меня волнительное ощущение. Пальцы Егора сжали мою ладонь сильнее, он чуть наклонился. Место печати неприятно кольнуло, словно напоминая, кто её ставил.

- Спасибо, я посмотрела, - голос предательски дрогнул.

Парень отпустил мою руку, отвел взгляд, надел амулет.

Я нервным движением пригладила волосы, спросила:

- А у меня сколько уровней?

- Двадцать пять, - ответил Егор, - и ты сейчас на девятом.

- Двадцать пять? - я была поражена - Но как это возможно?

Егор снова откинулся на спинку стула:

- Что ты знаешь о реинкарнации?

- Это перерождение души.

Парень кивнул:

-Ты - реинкарнация какой-то сильной ведьмы, такое очень редко, но случается, если магический род обрывается, например, из-за войны, революции или стихийного бедствия, что выкашивает целое поселение. Выяснить, какой конкретно ведьмы, практически невозможно, но если хочешь, можешь заморочиться.

Не думаю, что буду это выяснять.

Рокер немного подался вперёд, заглянул мне в глаза:

- Хочу спросить. Там, на ринге, прежде чем напугать Артёма, ты испугалась сама. Почему?

- Не люблю драться...

Я видела, что он не поверил, но, к счастью, парень ничего не стал у меня выпытывать.

- Папюса выучила?

Я кивнула.

- Рассказывай.

Глава 6.


Поток желающих поесть бургеры, казалось, не иссякал. Пятница, вечер, да ещё и день аванса на местном заводе, не повезло. Мы с Костей пробивали посетителей, Лена собирала и отдавала заказы.

Короче, кошмар. Сегодня домой я вернусь без ног. И небольшая премия за превышение суточной выручки будет слабым утешением. Хорошо хоть завтра выходной.

Прошедшие две недели были, пожалуй, самыми необычными в моей жизни и самыми счастливыми.

Егор перестал грузить меня Папюсом и включил в обучение больше практики. Он научил проводить ритуалы, обращаясь к разным божествам, усилил мою способность определять болезни по запаху, договорившись в больнице, чтобы я пару дней ходила за докторами под видом интерна, и начал объяснять основы воздействия на человеческое сознание.

В мои смены один из троицы: Егор, Лиза, Рома - на обеде обязательно забегал в кафе, чтобы проведать меня и отчитаться перед Марией Семёновной, а по вечерам, если у Лизы была возможность, она подбрасывала меня до дома на своей машине, иногда провожал Егор, но это случалось редко, потому что у главы оперативного отдела было много работы. Всякий раз, когда я приходила в офис инквизиции, меня ловила Василиса и делилась своими успехами по покорению моего наставника. Успехов было мало, но девушка не теряла надежды и обещала, что когда-нибудь подсунет красавчику приворотное зелье. В том, что это прокатит, я очень сильно сомневалась.

Поток клиентов, наконец, иссяк. К моей кассе подошёл последний, высокий шатен в черном пальто.

- Добрый вечер, - я подняла глаза на посетителя, с трудом натягивая на лицо дежурную улыбку.

Мужчина молчал, а его колючий взгляд бессовестно гулял по моему телу.

Мне стало не по себе, захотелось опустить ладонь на вырез новой блузки, что немного открывал ключицы.

- Что вы будете? Может, вам подсказать, - мой голос предательски дрогнул.

- Кофе, - улыбка посетителя показалась мне какой-то хищной.

- Американо, капучино, эспрессо, латте? - выдавила я названия напитков.

- Американо, - клиент немного наклонился.

Интуиция закричала: "Беги!"

Я отшатнулась, но сумела взять себя в руки, заставила улыбнуться, назвала сумму.

Мужчина расплатился картой. Я отскочила к кофе-машине, желая как можно быстрее выполнить этот заказ и под любым предлогом сбежать в кабинет. Спину прожигал взгляд незнакомца.

Боги, что ему он меня нужно?!

Руки тряслись, не давая даже нормально взять стакан.

- Дин, иди, отдохни, - услышала я голос Кости над ухом, - я обслужу.

- Спасибо.

Моей благодарности парню, не было предела, перепишу на него свою премию за сегодняшний день.

Под пристальным взглядом шатена я быстрым шагом ретировалась в свой кабинет, даже дверь захлопнула, хотя обычно держу её открытой. Сердце бешено колотилось в груди.

Что это было? Он так смотрел на меня...

Стрелки часов подползали к половине двенадцатого. Я сидела за рабочим столом в своем кабинете и пыталась вызвать такси, но по всем номерам говорили, что свободных машин нет. Услышав отказ в десятый раз, я отложила телефон, уткнулась лбом в ладони. Внутри поднималась паника, и виной тому был странный клиент с колючим взглядом. Пару часов назад я своими глазами видела по камерам, что мужчина допил свой кофе и вышел из кафе, а потом скрылся за ближайшим перекрестком, и сейчас два прямоугольника на мониторе говорили, что на улице пусто. Но страх по-прежнему липким комком сворачивался в груди.

Я устало потерла глаза, поднялась со стула, подошла к зеркалу, нервно провела ладонью по волосам.

Сегодня Лиза предупреждала, что будет занята, Рома жил за городом и не имел личного транспорта, а у Егора весь день были выезды...

Я вернулась к столу, взяла телефон, открыла контакты, найдя в списке имя наставника, пару минут в нерешительности смотрела на экран.

Плохая идея. Но других вариантов просто нет.

Я нервно закусила нижнюю губу, нажала на имя в списке. Несколько секунд шли гудки.

- Да, Дин, я слушаю, - голос парня перекрывал ветер.

- Егор, ты можешь забрать меня из кафе, пожалуйста.

- Хорошо, я буду через пару минут, встретимся за аркой.

Он "отключился".

Я собралась за несколько секунд, поставила кафе на сигнализацию, выскочила на крыльцо, повернула ключ в двери. На уровне инстинкта самосохранения опасливо осмотрела улицу.

Пусто. У меня мания преследования, однозначно...

Я вытащила ключ из замка, подняла глаза, по привычке бросая взгляд в освещенную холодильниками зону касс за прозрачными прямоугольниками двери, и замерла...

Он был там, высокий шатен с колючим взглядом, стоял и улыбался. Я моргнула, посмотрела снова.

Никого.

Нервно коснулась лба.

Я просто устала, и мне мерещится всякая хрень. Сейчас придет Егор и проводит меня домой...

"Обернись!" - резанул сознание чужой голос.

Я резко развернулась...

- Ну, здравствуй, ведьма, - шатен стоял за мной и улыбался.

Внутри всё похолодело. Я отступила, упираясь спиной в дверь кафе:

- Что вам нужно?

- Защита на тебе сильная, думала обмануть?

Мужчина шагнул ближе, схватил мою руку, рывком задрал рукав кожаной куртки, открывая запястье.

- Без печати.

- Нет, у меня есть...

- Какие-то проблемы? - из темноты арки вышел Егор, двинулся к нам.

Я впервые была рада появлению наставника, даже сделала попытку рвануться к нему, но мужчина по-прежнему сжимал моё запястье.

- Девушку отпусти, - тон рокера не предвещал ничего хорошего.

Мужчина разжал пальцы, отступил от меня, поднял руки:

- Не кипятить, инквизитор.

Инквизитор?

Егор сделал ещё шаг, загораживая меня спиной: - Печать покажи.

Мужчина поднял рукав, открывая знакомую татуировку на запястье.

- Почему не отметился?

- Приехал вечером.

- Завтра с девяти до шести.

Мужчина кивнул, усмешка, что появилась на его губах, мне не понравилась:

- Я могу быть свободен?

Дождавшись кивка Егора и бросив на меня последний колючий взгляд, шатен отвернулся, спустился с крыльца и зашагал к ближайшему перекрёстку.

- Всё нормально? - обратился ко мне наставник.

Я кивнула, никогда ещё не испытывая к инквизитору такой благодарности.

- Испугалась? - парень приобнял меня за плечо, увлекая в арку.

Я снова кивнула, неосознанно прижалась к нему.

- Егор, кто это был? - мой голос всё ещё дрожал.

- Приезжий колдун, - бросил рокер.

Преодолев арку, мы вышли во двор. Рука Егора по-прежнему лежала на моём плече, давая ощущение защиты и покоя. Парень подвёл меня к чёрному спортивному байку, припаркованному неподалеку.

- Поехали, - он отпустил меня, взял шлем с сидения, устроился за рулём.

То, что Егор водит мотоцикл, не сильно удивляло, а вот перспектива прокатиться на двухколесном транспорте очень даже напрягала.

Я стояла, переминаясь с ноги на ногу и не решаясь занять место пассажира.

Инквизитор надел шлем, повернулся ко мне:

- Ты сдрейфила, что ли?

- Немного...

Он кивнул на место за своей спиной:

- Не бойся, я опытный водитель.

Разве от этого парня можно было услышать что-то другое?

Я устроилась позади него, положила ладони на плечи наставника, нашла место, куда нужно будет поставить ноги.

- Ты так не удержишься...

Егор перенес мои руки ниже, заставляя обхватить его талию и рождая в душе трепетное волнение от такой близости, потом завел мотор, красиво вошёл в поворот и, набирая скорость, выехал со двора.

Ветер ревел в ушах. Чтобы в лицо не летела дорожная пыль, мне приходилось прижиматься к спине Егора. Его близость по-прежнему не вызывала опасения, обволакивала теплом и чувством защищённости. И это несмотря на то, что мы мчались на бешеной скорости по ночной дороге.

Парень остановился у моего подъезда, поставил на подножку мотоцикл, снял шлем, поддержал меня, помогая слезть.

- Спасибо, - я постаралась пригладить растрепавшиеся волосы, - не знаю, что было бы... если бы не ты...

Егор улыбнулся:

- Не бойся просить о помощи. Я тебе не враг.

- Да, я знаю.

Теперь уже точно.

Парень хотел надеть шлем. Внутренний голос шепнул, что в знак благодарности наставника неплохо было бы напоить чаем.

- Егор, может. поднимешься.

Я не надеялась, что он согласится, но рокер кивнул.

В квартире я предложила наставнику пройти в комнату, сама же поспешила на кухню ставить чайник.

- Бутерброды с колбасой будешь? - крикнула я.

- Буду, и колбасы побольше, - донеслось из комнаты.

- Может, тебя покормить?

- А ты готовить умеешь?

Шутит.

- Не знаю, попробуешь, скажешь!

- Валяй, только не подсыпай мне ничего, ладно.

Я усмехнулась, быстренько помыла руки, поставила на плиту разогреваться тушёный картофель - блюдо, которым я баловала себя только по случаю зарплаты, сполоснула овощи, достала глубокую миску, принялась со знанием дела нарезать небольшими дольками огурец.

Егор появился в проходе, прислонился плечом к дверному косяку. Высокий, подтянутый, в черном бадлоне, что красиво облегает плечи, подчёркивая упругие мышцы. Я замерла с ножом в руке, благополучно позабыв про дольки огурца. Хорошо, хоть рот не открыла.

- Ещё и салат будет? - знакомая улыбка на красивом лице.

- Будет... - я смущённо улыбнулась в ответ, хотела продолжить нарезку.

- Извини, я тут нашёл у тебя, - Егор показал мне фотографию в рамке, - это твоя мама?

Я отложила нож, шагнула к нему, забирая протянутую фотографию:

- Да.

- Её нет?

Я кивнула, стиснула деревянную рамку.

- И как давно?

- Мне было девять.

- А отец?

Об этом человеке мне меньше всего хотелось рассказывать.

- Он полюбил другую женщину.

- Ты на него порчу наводила?

Это прозвучало скорее, как утверждение.

Я кивнула. Парень не стал вдаваться в подробности. Около минуты на кухне висело молчание. А потом Егор задал неожиданный вопрос:

- Ты хочешь её увидеть?

- Очень...

- Тогда бросай готовку и пойдем.

Я выключила газ, прошла за Егором в комнату.

- Мне нужны мел и свечи, в идеале по цвету стихий, но можно и просто белые.

- Сейчас, у меня были стихийные.

Я поставила фотографию на тумбочку, сняла с подоконника коробку с магическими атрибутами:

- Самодельные подойдут?

Парень кивнул, помог мне вытащить нужные цвета. Я нашла кусочек мела, протянула ему.

- Фотографию достань из рамки и убери в файл или пакет, я буду воском капать, не хочу испортить, - попросил наставник.

- Ты вызовешь её дух? - предположила я.

- Нет, я подсознательно верну тебя в день, когда она ещё была с тобой. Постарайся вспомнить самое яркое, что связано с ней.

Он принялся чертить мелом на линолеуме неизвестные мне символы. Я достала файл из ящика письменного стола, переложила в него фотографию, присела на диван, возвращаясь памятью в день, когда мама ещё была жива.

Егор зажёг свечи, расставил их по нарисованным символам, протянул мне руку.

- Иди сюда.

Он поставил меня в центре созданного им магического пространства, забрал фотографию.

- Присядь на пол и постарайся вспомнить её образ до мельчайших деталей: одежду, лицо, цвет волос, запах...

Егор пошёл по кругу, нашептывая что-то и поочередно капая воском каждой свечи на фотографию, потом сел напротив, положил снимок между нами. Я опустила глаза. Лицо мамы перекрывал рунический став: эйваз, ингуз...

- Не отвлекайся. У тебя будет не больше пяти минут. - Егор взял мои руки, - Смотри мне в глаза.

Он снова зашептал что-то, а я почувствовала, как погружаюсь в серую бездну.

Я лежала на раскладушке, кутаясь в верблюжье одеяло. Так было, когда мы с мамой жили у бабушки. Из коридора послышался скрежет повернувшегося в замке ключа, открылась входная дверь, зажёгся свет

Не может быть!

Я выскочила из-под одеяла, метнулась в коридор, обняла хрупкую женщину, вошедшую в квартиру.

- Дина, ты чего?

Я ещё сильнее прижалась к ней, услышав голос, что со временем стёрся из памяти.

- Мама.

- Ты чего, Диназаврик? - она заставила меня убрать руки, опустилась на колени, заглядывая в глаза. - Тебе приснился страшный сон?

Губ мамы коснулась мягкая улыбка, в уголках карих глаз собрались морщинки. Я закивала, крепко обхватывая ее шею, ощущая живое тепло и чувствуя запах дождя от её волос.

- Пойдём...

Она мягко отстранила меня, разулась, сняла плащ, погасила свет в прихожей, сжала мою ладонь, отвела к раскладушке, уложила, завернула в одеяло, устроилась рядом, прижимая к себе.

От края до края небо в огне сгорает И в нём исчезают все надежды и мечты,

Но ты засыпаешь, и ангел к тебе слетает,

Смахнёт твои слезы, и во сне смеёшься ты

Услышала я её тихий голос. Мама любила эту рокерскую балладу и пела её мне, как колыбельную.

Из глаз потекли слезы, я, всхлипывая, прижалась к её плечу, умоляя богов, чтобы отведенные Егором пять минут продлились как можно дольше.

- Мама, я люблю тебя...

- Я тебя тоже, солнышко...

Она коснулась губами моего лба, спрятала за ухо непослушную рыжую прядь, продолжила прерванную колыбельную.

С каждой новой строчкой голос мамы становился тише, а потом песня оборвалась, и я услышала её спокойное дыхание.

Уснула...

- Дин, пора.

Егор стоял в дверном проеме, протягивая мне руку. Я поднялась с раскладушки, заботливо укрыла маму, коснулась губами её лба:

- Мне очень тебя не хватает.

- Дин...

Я заставила себя шагнуть к инквизитору, взяла его протянутую руку. Комната из воспоминаний моего детства поплыла перед глазами, а, спустя мгновение, я снова сидела на полу в окружении погасших свечей. Егор отпустил мои руки, я накрыла ладонью губы, заглушая рвущиеся из груди рыдания. Парень приподнялся, одна его рука легла мне на затылок, вторая - на талию.

- Плохая была идея...

Он притянул меня ближе, заставляя прислониться щекой к его груди.

Сознание тут же обожгло паническим страхом: Егор держал меня так же, когда ставили печать.

Плохо соображая, что делаю, я уперлась ладонями в его плечи, толкнула, вырываясь из рук инквизитора. В порыве отползти прочь опрокинула пару свечей...

Осознание произошедшего пришло не сразу. Несколько секунд я смотрела на Егора, судорожно втягивая воздух и стараясь успокоить бешеный стук в груди.

- Прости. - почему-то с губ сорвалось именно это.

Парень нахмурился:

- Думаю, мне пора...

Он поднялся, шагнул в коридор, натянул свои тяжёлые ботинки, взял косуху и шлем.

Нужно было сказать что-то, остановить его. Но я словно онемела и приросла к полу.

Дверь за спиной Егора хлопнула слишком громко. Я нервно закусила костяшку указательного пальца.

Проклятье

Я спала без сновидений, просто выключилась, когда голова коснулась подушки, и включилась под звуки будильника.

На очередной урок в офис инквизиции мне нужно было подойти к одиннадцати.

Я села, обхватила руками колени, нервно провела рукой по волосам.

Несмотря на то, что все следы вчерашнего ритуала были убраны, в комнате до сих пор чувствовалась энергия Егора, мощная и горячая.

Его уход поселил в душе противное чувство вины. Инквизитор оживил маму в моей памяти. Много лет я ощущала только холод от старой фотографии. Благодаря ритуалу, мне удалось вспомнить её тепло, голос, добрый взгляд. Этот дурацкий страх всё испортил. Я даже его не поблагодарила.

Он мог не приезжать вчера, сослаться на поздний час. А этот ритуал, что явно отнял у парня много сил? На такие жертвы не идут ради человека, который для тебя всего лишь часть работы.

Это предположение отозвалось в душе лёгким и ненавязчивым трепетом.

С того момента, когда парень держал меня, а Павел ставил печать, у меня даже в мыслях не возникало желания задаться вопросом: "Может ли Егор быть мне симпатичен, или я ему..

В холле инквизиции Лиза поймала меня буквально на пороге.

- Привет! Какие у тебя планы на ближайшие два дня? - дружески приобняв меня за плечо и отводя немного в сторону от стойки администратора, поинтересовалась девушка.

Вопрос был неожиданным. Я прикинула в голове расписание смен:

- Завтра - выходная, потом работаю.

- А можешь отпроситься или поменяться? Мы всей инквизиторской тусней собираемся у меня на даче.

- Вы отмечаете Праздник Весны и Труда?

Инквизиторы, отдающие дань советским традициям, вызывали улыбку.

- Мы отмечаем Белтайн, соглашайся, будет весело.

Белтайн? А вот это уже интересно.

В принципе, Алина говорила, что я могу в любой момент взять отгул, за то время, что пахала без выходных.

- Если сменщица даст отгул, я поеду.

- Вот и отлично.

- От меня что-то нужно?

- Нет.

- Лиза, как дела в аналитическом отделе? - мужской голос, что со вчерашнего вечера отчётливо сохранился в памяти, обжёг сознание паническим страхом.

Я обернулась, возможно, слишком резко. Да, это был он, шатен с колючим взглядом: зализанные волосы, брючный костюм, рубашка, галстук.

- Пока все спокойно, Артур Савельевич, - такого напряженного тона в голосе колдуньи я ещё никогда не слышала.

Что он здесь делает, почему интересуется работой отдела?

- А это... - мужчина перевёл взгляд на меня.

Я судорожно стиснула лямку рюкзака, всеми силами стараясь притупить растущую в душе панику.

- Это, Дина - ученица Белянина Егора.

- Артур, - колдун протянул мне руку, словно видел впервые, - заместитель главы инквизиции.

Твою мать...

Он выжидающе стоял с протянутой рукой, смотрел на меня и улыбался: давай, мышка, шагни в мышеловку.

Ну, уж нет! Я не пожму её даже под дулом пистолета...

- Очень приятно, - я спрятала руки в задние карманы джинсов, явно давая понять, что прикасаться не собираюсь.

Мужчина опустил руку, криво усмехнулся:

- Павел говорил, что ученица Белянина - ведьма с высоким потенциалом. И какой же у вас, Дина, потенциал?

Чего он хочет? Стоит напротив, улыбается сладко, до тошноты, и смотрит, как удав на будущий ужин.

- При правильном обучении я достигну двадцать пятого уровня.

- Ваш наставник юн, возможно, для лучшего результата вам стоит его поменять.

- Мне... не нужен... другой... наставник, - произнесла я, делая выразительную паузу на каждом слове.

В этот момент из коридора вышел Егор, заметил нас. Его появление позволило немного расслабиться и мысленно выдохнуть.

Артур наклонился ко мне, погружая в терпкий запах мужского одеколона, шепнул:

- Подумайте.

Потом выпрямился, повернулся к подошедшему Егору.

От меня не укрылось, что инквизиторы обменялись напряжёнными взглядами.

Видимо, парень тоже был не в восторге от такого назначения.

- Информация по работе отдела, Егор.

- Скинута на почту.

- Благодарю.

Колдун кивнул, шагнул к Марии Семёновне, заговорил с женщиной о каких-то бумагах.

Лиза и Егор напряжённо молчали, пока новый зам беседовал с администратором. Такими ребят я ещё не видела.

- Скользкий тип, - поморщилась колдунья, как только Артур скрылся за дверью одного из кабинетов.

- Скользкий не скользкий, а работать придется, - отозвался Егор.

- Придется, - девушка вздохнула, потом загадочно улыбнулась, шагнула к парню, приподнялась на цыпочки, чтобы дотянуться до его уха. - Она с нами, так что думай, Белянин...

Колдунья обернулась, посмотрела на меня:

- Я заеду за тобой завтра в четыре. Только имей в виду, мы с ночёвкой.

Девушка махнула мне, бросила ещё один загадочный взгляд на Егора и скрылась в боковом коридоре.

Вопрос сам слетел с языка, как только рокер закрыл за нами дверь кабинета.

- Егор, а этот новый зам.

- Артур, - парень занял место за рабочим столом, кивнул мне на табурет, - прислан из соседнего района с целью усиления наших рядов, колдун семнадцатого уровня.

- Семнадцатого, - удивилась я, опускаясь напротив, - у него же печать на запястье.

- Объяснил, что его регистрировали ребенком, а детям мы клеймо не ставим.

- Он - инквизитор? - вопрос был глупым и очевидным.

Парень поморщился, потирая шею:

- И я вчера жестко косякнул, не прочувствовав своего.

- Значит, он тут теперь постоянно будет...

- Не думаю, что тебя должно это напрягать.

Он ждал меня на улице после закрытия кафе, наслал стрёмное магическое воздействие. Мне действительно не о чем беспокоиться!

- Дин, - парень подался вперёд, заглянул мне в глаза, - ну, не почувствовал мужик твою печать, решил выпендриться, красиво появиться на новом месте с незарегистрированной ведьмой, показать, как мы хреново работаем. Всё. Больше ты не представляешь для него никакого интереса.

Хотелось бы верить, вот только интуиция подсказывает, что не стоит.

- Продолжим отрабатывать воздействие на сознание, - Егор потянул цепочку амулета, улыбнулся - заставь меня сделать что-нибудь, не нарушающее законов Российской Федерации.

Это означало, что тема нового зама закрыта, но между нами был ещё один момент...

- Егор. о вчерашнем. - мой голос предательски задрожал, - я тебя не поблагодарила. И то, что я потом. мне очень жаль.

- Не бери в голову, всё нормально. - произнёс инквизитор.

Я робко заглянула ему в глаза.

- Всё нормально, - повторил Егор.

Я прикоснулась к его сознанию, попросила: "Обними меня". Запоздало испугалась собственного желания.

Взгляд парня стал отсутствующим, инквизитор поднялся, вышел из-за стола. Я тоже поднялась с табурета, шагнула к нему навстречу. Одна рука парня легла мне на талию, притянула ближе, вторая опустилась на затылок: та же поза. Но на этот раз никакой паники, только тепло и сила.

Я позволила себе обнять его, прижаться теснее, чувствуя запах трав с приятной ноткой мужского одеколона. Улыбнулась. Поймала себя на мысли, что жалею о том, что происходящее - всего лишь магическое воздействие...

Дверь кабинета распахнулась, заставив меня отшатнуться от Егора и выпустить из власти его сознание.

Рома перешагнул порог, поймал мой испуганный взгляд, усмехнулся: я ничего не видел. Егор моргнул, посмотрел на свои руки, потом на меня:

- Молодец, полная отключка...

Он, как мне показалось, немного нервным движением пригладил волосы, кашлянул, занял прежнее место за столом, набросил на шею цепочку амулета.

Я поспешила опуститься на табурет, краем глаза проследила за тем, как Рома прошел к шкафу, принялся перебирать папки.

- Надеюсь, ничего предосудительного? - обратился ко мне Егор.

Рома кашлянул, заставив нас обоих посмотреть в его сторону.

- Извините, простуда, - колдун вытащил одну из папок, открыл её, прошёл к своему столу, уселся, делая вид, что роется в бумагах.

Наставник снова посмотрел на меня, вопросительно приподнял брови. Я мотнула головой, понимая, что подступившая к щекам краска смущения сдаёт меня "с потрохами".

Егор, пряча улыбку, почесал кончик носа.

Неужели он догадался?

- Ладно, с этим справилась на "пятерку"... - произнес инквизитор. - Переходим к новой теме.

Глава 7.


Белтайн был языческим праздником плодородия со сложившимися много веков назад традициями. Ещё его называли Вальпургиева ночь, в которую, согласно поверьям, ведьмы собирались на Лысой горе и проводили свои темные ритуалы с жертвоприношениями. Какой вариант для себя выбрали инквизиторы, Лиза не признавалась. Девушка загадочно молчала всю дорогу, категорически отказываясь отвечать на наши с Василисой вопросы.

Чародейка тоже была приглашена и неустанно выдвигала предположения о праздновании Белтайна, что были выстроены на основании нескольких статей из интернета.

Дачей Лизы оказался весьма внушительный деревянный дом с просторным участком, обнесённым металлическим забором. У пристроенного к дому гаража я заметила чёрный байк Егора, значит, начальник оперативного отдела отдыхал вместе со своими подчинёнными.

- Егор здесь, - прошептала мне на ухо Василиса, тоже увидев мотоцикл, - а говорили, что он не поедет.

Мне вспомнились слова Лизы: "Она с нами, так что думай, Белянин".

Видимо, парень подумал.

Мои губы непроизвольно тронула улыбка, а в душе поднималась необъяснимая радость.

Странно, но мне безумно хотелось побыть рядом с инквизитором просто так, без пересказов выдержек "Практической магии" и уроков влияния на человеческое сознание.

Остальные участники праздника расположились на заднем дворе, парни и девушки стояли в небольшом кругу, беседуя друг с другом.

Первым, что я почувствовала, приближаясь к этой компании, была сила, много силы, словно со всех, разом, сняли защиту. Необычное, немного пугающее ощущение.

Я покосилась на Василису: чувствует ли девушка то же самое?

Чародейка не чувствовала, искала кого-то взглядом, кого, не сложно было догадаться.

Энергию наставника мне удалось безошибочно различить в этом магическом коктейле -самая мощная, подавляющая на расстоянии.

Егор стоял с другими инквизиторами, а к его боку прижималась длинноногая брюнетка в облегающем спортивном костюме: ведьма, девятый уровень.

Сердце неприятно кольнуло, а радость отступила обратно в потаённые глубины души. Перетянуть внимание инквизитора у этой красотки мне вряд ли удастся.

- Светка из аналитического, - процедила сквозь зубы Василиса, - вот мымра...

Мымра не мымра, а парня заняла.

Я стиснула зубы, всеми силами стараясь не выдать своего разочарования.

- Девушки, привет, - Рома подошёл к нам с деревянной шкатулкой в руках, - сдаём амулеты. Быстрый взгляд на парня и сразу образ в голове: красное свечение, десять слоёв.

- Первое правило Белтайна, - Лиза опустила свой кулон в раскрытую шкатулку, позволив мне увидеть пять уровней её силы и ещё четыре в потенциале, - никакой защиты.

Теперь ясно, почему я так легко чувствую каждого.

Мы с Василисой без лишних вопросов последовали примеру колдуньи.

Как только амулет Егора упал к остальным, я почувствовала на себе "прощупывающие" взгляды Ромы и Лизы.

- Вау, - колдунья расплылась в довольной улыбке, - а Белянин не обманывал, двадцать пять, да ты как наша "железная старушка".

- Елизавета, - Рома опустил руку девушке на плечо, - следите за своим лексиконом.

Я усмехнулась.

Назвать Марию Семёновну "железной старушкой" могла только Лиза.

На участке стало как-то неестественно тихо.

Если считать вместе с нами, людей перед домом было около двадцати, и все они сейчас смотрели на меня.

Неприятное ощущение.

Я непроизвольно сжалась, сделала шаг назад.

- Эй, не пугайся, - Лиза положила руку мне на плечо, - к Белянину с двадцатью уровнями мага наши уже привыкли, а ты - ведьма, да ещё и реинкарнация, всем же интересно.

- Ребят, начинаем, - Рома поднял руку, отвлекая внимание инквизиторов на себя.

Ощущение чужих взглядов исчезло. Лиза потянула нас с Василисой немного назад, вставая перед колдуном, девушки, молча, выстроились в линию слева и справа от нас, юноши сделали то же напротив.

Егор занял место передо мной и сейчас стоял так близко, что руку протяни, и прикоснешься.

Уверенная поза, вскинутый подбородок, расстегнутая косуха, черная рубашка, заправленная в джинсы, к ремню которых сбоку пристегнута толстая цепочка, и сила, что на таком расстоянии, словно жар от пламени костра.

Красивый, мощный, невероятный, такой, каким понравился мне с момента нашей первой встречи.

Понравился...

Признаваться в этом самой себе было немного странно. Симпатия долго не могла вклиниться между чувством страха и уважением. Но какое это сейчас имеет значение? В паре шагов от меня стоит длинноногая брюнетка - девочка с обложки журнала, как раз под стать, как любила говорить Василиса, нашему красавчику-рокеру. Нечаянная мысль о возможной симпатии инквизитора ко мне сейчас казалась чем-то на уровне бреда.

Я усмехнулась, подняла глаза, сталкиваясь с пронзительным взглядом Егора. Парень улыбался.

Я совсем забыла, что инквизитор умеет читать мысли. Как глупо...

Рома кивнул Лизе, развернулся, зашагал по тропинке, ведущей за дом, парни ушли следом.

Сердце по-прежнему отбивало в груди волнительные ритмы. Лиза взяла меня под руку, повернулась к длинноволосой брюнетке, что пару минут назад стояла с Егором:

- Свет, объясни всё Василисе, а я возьму Дину.

Светлана кивнула, увела за собой чародейку.

- Белтайн, или ночь силы, - начала девушка, увлекая меня к стоящей недалеко от дома деревянной беседке, - как и другие языческие праздники, является для нас некой подзарядкой, всё, что ты сегодня проделаешь с нами, позволит тебе нехило подкачаться в магическом плане и, вполне возможно, проскочить пару уровней. Придя сюда, ты сняла защиту, чтобы иметь возможность брать силу у остальных ребят и отдавать нам свою. Праздник начинается с ритуала очищения водой, первыми ушли парни, потом пойдем мы.

- Получается, они пошли мыться? - предположила я.

- Типа того, - ответила Лиза, - я не буду объяснять, сама потом всё увидишь. А пока мальчики в бане, нам нужно успеть приготовить угощение для праздника и подношения богам.

Следующие минут сорок мы нарезали овощи, фрукты и хлеб, одну часть которых укладывали в красивые блюда и расставляли на льняные скатерти с замысловатой вышивкой, расстеленные прямо на земле. Другую часть размещали у большого камня неподалеку от беседки, что, как сказала Лиза, был алтарем сегодняшнего праздника.

В какой-то момент трудившаяся рядом со мной Василиса красноречиво ахнула, заставив меня отвлечься и обернуться.

Возвращающиеся из бани юноши выглядели весьма интересно: полотняные штаны, рубахи-косоворотки, пояса, широкие ленты на головах. Рома был в красной рубахе, остальные в белых. Егор со своим вьющимся хвостом создавал впечатление мужчины, сошедшего с картинки пособия по язычеству.

- Пойдемте, девочки, - Лиза отвлекла нас с Василисой он немого восхищения внешним видом длинноволосого инквизитора.

В деревенской бане я была очень давно, когда мы гостили у бабушкиной сестры, поэтому достаточно смутно помнила, как она устроена и как в ней, собственно, мыться.

В предбаннике мы оставили свои вещи, распустили волосы. Перед парилкой колдунья поднесла каждой из нас по небольшому черпачку какого-то травяного настоя. Внутри девушки разделились на пары, встали напротив деревянных вёдер, заранее расставленных на полу. Лиза взяла меня за руки, потянула вниз, заставляя опуститься на колени. В душном помещении пахло травами. Колдунья опустила ладонь в воду, медленно водя ею по поверхности, зашептала что-то. В ведре плавали сушеные листочки березы и крапивы, а ещё цветки ромашки. Девушка зачерпнула воды в ладони:

- Очищаю....

Она приподнялась, осторожно выливая её мне на голову, потом снова опустилась на колени:

- Теперь ты.

Я проделала то же самое: зачерпнула заговоренной воды и вылила на колдунью.

Лиза потянула меня к сидячим местам, которые, кажется, назывались "полоками", где уже рассаживались остальные. Девушки брались за руки и откидывали головы назад. Я сжала ладонь Василисы, ощущая знакомую энергию, похожую на ручеёк. Мы сидели так несколько минут, вдыхая горячий воздух и позволяя телу напитаться энергией.

Я отчетливо видела силу каждой: ведьмы, колдуньи, чародейки, потенциалы не выше пятнадцатого уровня. От такого количества силы немного кружилась голова, мне было непривычно ощущать столько и сразу.

Через некоторое время мы снова разделились на пары, вернулись к ведрам. Повторив: "Очищаю", - Лиза ухнула на меня половину содержимого, вторую часть я вылила на нее. Девушка потянула меня к двери, в предбаннике попросила встать в деревянную лохань с вырезанным на дне символом, зачерпнула из металлического чана воды и, не предупреждая о её температуре, вылила мне на голову:

- Очищаю.

Я охнула, вода была ледяная, но, на удивление, не обожгла кожу, а пустила по ней приятную дрожь.

- Я там тебе облачение приготовила, - колдунья кивнула в сторону скамьи, где была сложена льняная одежда, - на свертке бумажка с именем, так что не перепутаешь.

Переодевайся, волосы не заплетай, просто подсуши полотенцем, расчеши и перевяжи лентой на лбу.

Я кивнула, Лиза попросила встать в лохань Василису.

Предназначенный для меня сверток лежал на самом краю скамьи; развернув его, я увидела белое льняное платье с длинными рукавами, косым воротом и юбкой с разрезами по бокам. По краю рукавов, ворота и подола зеленой нитью были вышиты языческие символы.

Наряд, на удивление, сел по фигуре, рукава доходили до запястий, а юбка опускалась до середины щиколотки. Как девушка и просила, я не стала заплетать волосы, подсушила, расчесала, перевязала зелёной лентой. Мимолетный взгляд в зеркало на стене показал мне юную лесную ведунью со струящимися по плечам рыжими волосами.

Остальные девушки тоже переоделись в платья. У Лизы одеяние было красным.

- Мы с Ромой - жрецы праздника, - пояснила девушка, предугадывая мой вопрос о цвете её наряда.

После чего надела мне на шею бусы из сушеных ягод рябины, проговорив:

- Пусть их получит достойный.

Что это значило, Лиза не пояснила.

На улицу мы вышли босиком. Первые травинки приятно щекотали стопы, а от прогретой весенним солнцем земли поднималось тепло.

Юноши развели внушительного вида костер и подвесили над ним объемный котёл, в котором пенилось что-то красное и пускало по двору запах трав, корицы и подогретого алкоголя.

Глинтвейн.

-Теперь трапеза, - подсказала Лиза, - насыщение дарами земли.

Когда Егор и Рома сняли котёл с огня, мы уселись перед скатертями прямо на траву: парни с одной стороны, девушки с другой. Ребята в молчании передали друг другу чашки с горячим напитком.

Запах и вкус у глинтвейна был потрясающий.

Ещё ни разу в жизни я не чувствовала себя так классно. Но это было только началом.

Минут через двадцать Рома включил музыку: сплетение духовых и ударных. Лиза потянула меня к костру, вокруг которого собравшиеся, взявшись за руки, встали в большой хоровод. Слева мою руку сжимал Рома, справа Артем, парень, которого я напугала на ринге.

Колдун потянул меня влево, приводя хоровод в движение, и тут я почувствовала то, о чем недавно говорила Лиза, через меня полилась сила, как электрический ток внутри замкнутой цепи. На несколько секунд у меня даже перехватило дыхание.

В какой-то момент хоровод остановился, девушки отделились, шагнули вперед. Я последовала за ними, чувствуя приятное тепло оседающего пламени, взяла за руки Лизу и Василису, образовывая внутренний круг, обернулась: парни тоже брались за руки.

Колдунья потянула хоровод вправо, через меня снова побежала чужая энергия, перехватывая дыхание и зарождая в сознании ощущение бешеного драйва: сила, свобода и восторг.

Девушки остановились, подняли руки, позволяя юношам, нагнувшись, шагнуть вперёд и теперь быть внутренним кругом. Хоровод двинулся в другую сторону, продолжая веселую пляску. И снова остановка, чтобы поднырнуть под руками парней.

У меня сбилось дыхание, щеки раскраснелись, а волосы липли к вспотевшему лбу. Энергетика бурлила внутри, пускала по телу знакомый жар.

Невероятные ощущения!

Девушки не стали больше кружиться, встали боком, протягивая вперёд левую руку.

Я оказалась напротив Ромы, инквизитор сжал мою ладонь, подержал пару секунд, пристально смотря мне в глаза и позволяя чувствовать его энергию, потом отпустил, шагнул к Лизе. Теперь мою руку сжал Артем, он так же подержал меня пару секунд, шагнул дальше.

Егор был следующим, его горячая ладонь поднимала в душе знакомое волнительное чувство, а жар энергетики по-прежнему перехватывал дыхание, но больше не рождал желания сжиматься и скулить, наоборот, хотелось прижаться к нему и не отпускать...

Инквизитор разжал пальцы, шагнул к Лизе, забирая с собой эти новые ощущения и позволяя дышать немного свободнее.

Таким вот образом ко мне прикоснулся каждый из юношей, а когда Рома снова оказался напротив, девушки опустились на траву.

Я проследила за тем, как парни стягивают с головы ленты и обвязывают их вокруг запястья, повернулась к Лизе.

- На Белтайне выбирается пара, - объяснила колдунья, - через минуту мы будем танцевать вокруг костра, тот, у кого отозвалась твоя энергия, сделает выбор, завязав на твоём запястье другой конец ленты. Если будешь согласна, накинешь ему на шею бусы. Если нет, оставишь у себя. Это просто забава, она ни к чему не обязывает.

- А как танцевать?

- Кружиться.

Музыка стала быстрее, Лиза подскочила, завертелась, задорно смеясь. Я последовала за ней. Мою левую руку перехватили почти сразу.

Егор.

Сказать, что я обалдела, означало ничего не сказать.

Он увлек меня немного в сторону, завязал на запястье синюю ленту, наклонился, чтобы я могла надеть ему на шею свои бусы.

Мои руки сами потянулись к ним, перекинули нанизанные на нитку ягоды рябины на шею парню.

Инквизитор опустил ладони на мои скулы, заставляя приподнять голову, пристально глядя в глаза, произнес: - Моя.

Притянул ближе, наклонился, оставляя на моих губах ненавязчивый поцелуй, улыбнулся, осторожно сжал мои ладони, потянул к танцующим. Теперь мы кружились вместе, его сила тянулась ко мне, моя к нему. В его колдовских глазах отражалось пламя, на красивом лице плясали тени, сильные руки то притягивали ближе, обжигая сознание жаром его энергетики, то отстраняли, разрешая немного остыть, чтобы притянуть снова. Пару раз он обхватывал мою талию, отрывая от земли и кружа. Внутри творилось что-то неописуемое, дух захватывало, магия пропитывала все вокруг: землю под ногами, воздух, врывающийся в лёгкие, пламя костра.

Музыка остановилась, а вместе с ней и танцующие.

Егор потянул меня немного в сторону, чтобы мы снова образовали круг вместе с остальными.

Рома поднял левую руку, правая была привязана лентой к запястью Лизы. Девушка сделала то же самое:

- Да очистит нас пламя... - произнесли в унисон.

Они отступили на пару шагов назад, потом побежали и ловко перемахнули через костер.

Я вздрогнула, посмотрела на Егора.

Мне так не прыгнуть...

Рокер улыбнулся, подмигнул.

Произнеся: "Да очистит нас пламя," - через костер перемахнула следующая пара.

Когда очередь дошла до нас, парень ободряюще сжал мою ладонь, поднял свободную руку. Я поспешила сделать то же самое.

- Да очистит нас пламя, - эта фраза прозвучала у нас так же синхронно, как и у остальных.

Егор потянул меня назад, заставляя отступить и взять разбег. Сердце замерло в груди. Мы побежали, одновременно оттолкнулись от земли, перелетая через пламя. Меня обдало жаром, энергия буквально взорвалась внутри, перекрывая горло волнительным спазмом. Когда мои ступни коснулись прохладной травы, я пару секунд вспоминала, как дышать. Егор снова увлек меня в круг.

Через костер перемахнули последние пары.

Рома и Лиза достали из-за пояса ритуальные ножи. Колдун перерезал их ленту, они двинулись в разные стороны, перерезая ленты остальным.

Рома подошёл к нам, произнес, переводя взгляд с Егора на меня:

- Сегодня судьба подтолкнула вас друг к другу, но идти ли вместе дальше, решать вам.

Его атам рассек нашу ленту. Рома отошёл к другой паре.

- Вот такой у нас праздник, - Егор осторожным движением убрал мне за ухо брошенную ветром на лицо прядь волос.

- Отличный праздник, - я задрала подбородок, чтобы видеть его глаза.

На губах парня играла улыбка, а во взгляде - нежность и теплота. Он коснулся моей щеки ласково и осторожно.

Поддаваясь неведомому порыву, я обвила руками талию парня, прижалась к груди:

- Спасибо...

- За что, малыш?

Это милое обращение разлилось по телу чем-то давно забытым, приятным и родным.

За то, что появился в моей жизни, за то, что оживил маму на короткие пять минут, за то, что дважды вступился за меня, за то, что выбрал сегодня, подарив настоящее чудо...

- За все...

Я почувствовала, как сильные руки парня ложатся мне на спину, опустила веки, полностью отдаваясь ощущению тепла и защиты.

Глава 8.


Меня разбудил скрип половиц, доносившийся из коридора. В небольшой комнате, где, помимо кровати, помещались только книжный шкаф и пара стульев у стены, никого не было.

Вчера я уснула на плече Егора, когда после ритуальной части праздника все просто сидели у костра, общались и пили пиво.

Видимо, парень поднял меня сюда.

Я села, отбросила со лба растрепавшиеся во сне волосы, поёжилась от утреннего холода. На мне была футболка... Мужская футболка!

Я поспешно провела ладонью рядом по простыне, ощутила знакомую горячую энергию.

- Да, эту ночь мы провели в одной постели...

Я вздрогнула, услышав голос Егора. Парень стоял в дверном проёме без рубашки, с распущенными волосами.

Мы спали или... не совсем?

- Ничего предосудительного, - он безошибочно угадал мои мысли, - я просто обнимал тебя... Ночью дом остывает, ты могла замерзнуть.

Рокер шагнул к кровати, опустился рядом, улыбнулся, заметив, как с моего лица спадает напряжение, подсел ближе, осторожно коснулся моей руки, скользнул кончиками пальцев от запястья к локтю и обратно.

Вчера он выбрал меня во время ритуала, и потом, уже после, не отпускал от себя.

Но праздник закончился...

Парень смотрел на меня пристально, словно ждал чего-то.

Чего?

- Егор...

Инквизитор улыбнулся, его ладонь легла на мой затылок. Я замерла, даже дышать перестала. Егор наклонился ко мне... Касание его губ было мягким и осторожным, словно парень, как и я, боялся спугнуть момент. Он отстранился, позволяя мне снова впустить в лёгкие воздух.

- Не страшно?

- Нет.

- Продолжим? Я кивнула.

- Иди сюда...

Парень потянул меня к себе, заставляя выбраться из-под одеяла и сесть к нему на колени. Он был так близко: волосы, лицо, красивые изгибы мышц натренированного тела, знакомый серебряный амулет на шее и знак на груди, под ключицей, такое же клеймо, как и у меня, только с другим, неизвестным мне символом. Хотелось прикоснуться ко всему, но я позволила себе совсем немного:

- Это печать?

Я осторожно обрисовала кончиками пальцев выпуклую линию шрама.

- Нет, - мотнул головой Егор, - это метка инквизитора. Моя печать там же, где и твоя.

Значит, ему ставили два клейма.

- А зачем она?

- Это своеобразная клятва, присяга, если так можно выразиться...

Парень провел ладонью по моим волосам, скользнул по щеке, осторожно обрисовал линию ключицы, что выглядывала из ворота его футболки.

- Я говорил, что ты красивая?

- Кажется, нет. - у меня снова перехватило дыхание.

Ладонь Егора скользнула на мой затылок, он накрыл мои губы своими, только на этот раз увереннее и требовательнее. Его вторая рука спустилась с талии на бедро, обожгла кожу горячим прикосновением. Я вздрогнула, отшатнулась. Егор тут же убрал руку:

- Прости, малыш, поторопился.

- Нет, это я. У меня еще не было.

Я хотела встать с его колен, но парень не дал, крепко обхватив мою талию.

- Я знаю. - он скользнул кончиком носа по моей щеке, - и готов ждать.

Его губы оставили осторожный поцелуй на моем виске.

- Давай, я отвезу тебя домой.

Оказалось, что Егору, в отличие от остальных, нужно было возвращаться на службу. Он подбросил меня к подъезду, отъезжая, попросил после двух подойти к нему, чтобы не терять день обучения. Я согласилась и в указанное время приближалась к офису.

Воспоминания об утренних поцелуях пускали по телу волнительную дрожь, а внизу живота разжигали пугающий огонек.

Наставника я заметила ещё издали, он стоял на улице, беседуя с мужчиной средних лет. Парень предупреждал, что будет на выездах и, видимо, сейчас вернулся с последнего.

Я остановилась чуть в стороне, не мешая инквизитору решать рабочие моменты и позволяя себе, наверное, впервые им любоваться. Высокий, красивый, спортивный, в своей излюбленной расстёгнутой кожаной косухе, под которой виднеется чёрная рубашка, пушистые вьющиеся волосы стянуты резинкой.

Уверена, от них всё ещё пахнет дымом костра...

Егор пожал руку сослуживцу, видимо, оканчивая беседу, заметил меня, улыбнулся, шагнул навстречу, протянул руки.

Я подалась к нему, оказываясь в теплых объятиях.

- Отдохнула, молодец, - пальцы Егора заботливо убрали за ухо непослушную прядь моих рыжих волос.

- А ты, если честно, выглядишь уставшим, - произнесла я, скользнув взглядом по его бледному лицу, - уверен, что не хочешь отдохнуть хотя бы от меня?

Рокер усмехнулся.

- Я от тебя не устал, - он наклонился, коснулся губами кончика моего носа, - пойдем.

Мы поднялись в офис, рука парня крепко сжимала мою. Счастливее, чем сейчас я, пожалуй, ощущала себя только вчера, когда, укрытая косухой, прижималась к нему у костра.

У самого входа Егор отпустил мою руку, пропуская вперед. Сегодня в холле не было будничной суеты, пустовало даже рабочее место администратора, зато у стойки стоял Артур, как будто специально ожидая нас.

Мужчина повернулся на звук открывающейся двери, скользнул взглядом по моему счастливому лицу.

Я смутилась, поспешила спрятать улыбку.

- Хорошо, что пришла, - обратился ко мне колдун, - с сегодняшнего дня ты будешь заниматься со мной.

Услышанное было похоже на удар. И это поганое состояние, когда ты не знаешь: бежать или падать сразу.

Егор шагнул к инквизитору, его энергия вспыхнула, отзываясь покалыванием в месте моей печати.

- С какого... - рокер осекся, взял себя в руки, - почему?

- Это решение Павла.

Павла? Кто бы сомневался?

- Я бы хотел услышать об этом лично от него.

И я бы тоже хотела, а ещё сказать пару "ласковых"... Я им не марионетка, чтобы перебрасывать так, как захочется.

- Мы можем решить этот вопрос прямо сейчас.

Егор кивнул, легонько подтолкнул меня к ближайшей скамье:

- Подожди меня здесь.

- Нет. Я пойду с тобой.

Парень пожал плечами, но спорить не стал. Артур снисходительно усмехнулся.

Уверен, что их начальник не будет учитывать моё мнение? Посмотрим...

Егор постучал в дверь, дождался разрешения войти, открыл, пропуская меня вперёд. Я шагнула в помещение, ничем не отличающееся от обычного директорского кабинета. Особенной здесь была лишь пускающая по коже мурашки энергетика, словно ты стоишь перед открытым холодильником.

Павел поднял глаза от лежавших перед ним бумаг, кивнул нам на места для посетителей. Егор отодвинул мне стул, сам опустился на соседний, Артур устроился напротив.

- Догадываюсь, что вас привело, поэтому спрашиваю сразу: кто и чем не доволен?

- Почему у меня забирают ученицу? - четко, без лишних расшаркиваний, произнес рокер.

- Егор, тебя не устраивает моё решение о смене наставника для Дины? - проговорил Павел. На слове "не устраивает" начальник сделал акцент.

- Оно мне не понятно, Павел Валентинович, - отозвался Егор.

- Насколько я помню, ты не горел особым желанием брать ученицу. Что изменилось? -взгляд Павла заставил меня поёжиться.

Егор по-прежнему держался собранно и невозмутимо:

- Я потратил силы и время на обучение Дины, и теперь вы говорите мне, что отдаете её другому...

- У Артура больше опыта, и его обучение для Дины будет эффективнее.

- Я не хочу, чтобы Артур был моим наставником, - я посмотрела на Павла Валентиновича, выдержала его холодный взгляд, продолжила, - я - не марионетка, чтобы меня перебрасывали от одного к другому.

Я сама не ожидала от себя подобной смелости.

Инквизитор молчал, размышляя несколько секунд, после чего произнес:

- Хорошо, раз она так хочет.

Павел перевел свой взгляд на рокера:

- Дина останется твоей ученицей, Егор. Можешь продолжать готовить её для службы в инквизиции.

Что? В инквизиции?

Я уже открыла рот, чтобы возмутиться, но начальник опередил мою фразу.

- Ступайте.

Егор кивнул, поднялся, взял меня под локоть, увлекая к двери.

- Когда ты собирался мне сказать? - раздражённо произнесла я, как только мы вышли в холл.

Не люблю, когда меня обманывают.

- О чём? - Егор отпустил мой локоть, повернулся, вставая напротив.

- О том, что готовишь меня для службы в вашей... - мне хотелось выругаться, но я сдержалась, - инквизиции.

- Я выполнял распоряжение Павла и не собираюсь перед тобой оправдываться.

В кармане завибрировал телефон. Я отвлеклась, достала "трубку" разблокировала, прочла смс от Алины: "Дин, прости, я плохо себя чувствую. Подмени до конца дня", ответила: "Хорошо, буду через пару минут".

Егор смотрел на меня, терпеливо ожидая, когда я закончу.

- Сменщица приболела, мне нужно выйти в кафе.

Я шагнула к двери, но рука парня преградила мне путь.

- Дин, мне не вполне ясна причина твоего раздражения, но вижу, что сейчас пытаться выяснить что-либо бессмысленно. Позвони мне, когда успокоишься...

Я молчала, напряжённо ждала, когда он даст мне пройти. Егор убрал руку, я обогнула парня и быстрым шагом покинула офис.

Оставшаяся часть дня выдалась достаточно тяжёлой, как и любая смена в праздники. Я фактически не выходила из зоны касс, помогая Лене и Косте или меняя ребят, когда клиенты заказывали доставку.

Ссора с Егором тоже не добавляла радости.

Возможно, я поступила глупо, поддавшись раздражению, но что я должна была сделать? Улыбнуться, кивнуть и продолжить танцевать под их дудку? Я не буду служить в инквизиции! Они не могут насильно меня заставить!

Сгущающиеся вечерние сумерки встретили меня лёгким порывом майского ветра. Такси должно было подъехать через пару минут.

Я спрятала ключи в карман куртки и неспешно зашагала в арку, за которой обычно останавливалась машина. Ноги гудели, голова тоже, хотелось поскорее лечь на диван и вырубиться.

Из-за усталости интуиция кольнула слишком поздно.

"Обернись!" - раздался отчетливый голос Артура в голове.

Я остановилась, резко разворачиваясь назад.

Пусто.

Несколько мгновений напряженной тишины...

"Обернись!"

Резкий разворот.

Никого.

Я вытащила телефон из кармана, принялась судорожно листать список звонков в поиске номера Егора.

"Обернись!"

Пусто.

Проклятье!

Я, наконец, нашла нужный контакт, нажала, пошли гудки.

Сердце бешено колотилось в груди, дыхание перехватывал панический страх.

Он снова пришёл за мной, и его намерения вряд ли преследуют благородные мотивы.

Артур появился, словно из ниоткуда, толкнул меня, заставляя упасть на асфальт, схватил за шиворот куртки, оттащил к стене.

Что он делает!

Смартфон вылетел из рук и откатился куда-то в темноту.

Егор мне не поможет...

Мужчина уселся сверху, придавливая к земле, давая понять, что ему нужно.

- Пусти, сука!

Все мои попытки скинуть его были бесполезны.

- Заткнись!

Место печати обожгло невыносимой болью, я выгнулась, закричала.

Неужели никто не слышит? Но даже если услышит, что изменится? Кто сможет справиться с колдуном?

Инквизитор рванул змейку моей куртки. Боль долбила печать, пресекая любую попытку сопротивления и позволяя только беспомощно скулить. Артур расстегнул пуговицу на моих джинсах, приподнялся, пытаясь их стянуть.

- Не трогай меня! - мой голос сорвался до отчаянного визга.

Артур чертыхнулся, прикоснулся к своей ноздре, стирая что-то:

- Защиту пробиваешь, - он усмехнулся, - хочешь погрубее?

Его рука опустилась мне на шею, сдавила горло, не давая сделать новый вдох. Необратимость происходящего стала очевидной.

Мне с ним не справиться...

- Пусти её!

Голос Егора ворвался в сознание грозовым раскатом.

Он вынырнул из темноты, схватил Артура, стащил с меня, отбросил прочь.

Я перевернулась на живот, делая спасительный вдох. Боль всё ещё пульсировала в месте печати.

Они сцепились в метре от меня.

Я видела, как Егор наносит Артуру точные и яростные удары, потом отбрасывает ногой к стене, снова делает шаг, но хватается за шею и сгибается, шипя от боли. Артур отстраняется от стены, выругавшись, стирает кровь с разбитой губы, хватает согнувшегося Егора за волосы, бьёт коленом по лицу, потом ещё одним ударом опрокидывает на асфальт, подходит, слегка наклоняясь:

- Это трибунал, мальчик...

Егор "выбрасывает" ногу вперед, бьёт инквизитора в пах, поднимается и мощным ударом припечатывает к асфальту. Артур трясет головой, хрипя, пытается встать, но больше не представляет угрозы. Егор сплевывает, подходит ко мне, рывком поднимает с земли, молча, запускает руку под ворот моей рубашки, снимая боль "прогиба", подхватывает слетевший во время нападения рюкзак, сжимает мой локоть и тянет прочь.

Я мало что соображала, тело била бешеная дрожь. Парень подвел меня к мотоциклу, надел шлем, занял место за рулём.

- Садись! - он по-прежнему тяжело дышал.

Я устроилась за его спиной, ничего не говоря, обхватила талию, прижалась щекой к прохладной коже косухи.

Парень резко вошёл в поворот, понёсся прочь.

Мысли отказывались выстраиваться в голове, чтобы хоть как-то оценить произошедшее: ветер, дорога, рев мотоцикла, напряжённая спина Егора...

Мы въехали в мой двор, парень сбросил скорость, остановился у подъезда. Я разжала онемевшие пальцы, слезла с сидения, сделала пару шагов назад, дрожащей рукой откинула волосы со лба.

Егор поднялся, снял шлем, встал напротив, убрав руки в карманы: плечи напряжены, грудь поднимается от тяжёлого дыхания, энергия пульсирует неровными всплесками.

Я корчила из себя сильную, упрекала парня в обмане, но, столкнувшись с реальной угрозой, оказалась слабой девчонкой и бросилась звонить именно ему...

- Всё в порядке? - его голос неприятно царапнул сознание.

Меня затрясло ещё сильнее, я закрыла лицо руками.

Рокер шагнул ко мне, сжал плечи, встряхнул, заставляя посмотреть в глаза.

Я задержала дыхание, стараясь унять дрожь в груди, выдавила:

- Всё... нормально...

С губ парня сорвался вздох облегчения, он притянул меня к своей груди.

Я схватилась за ворот его куртки, зашептала сбивчиво, захлебываясь надрывными всхлипами:

- Егор, прости меня. прости. прости.

- Перестань...

Он сильнее прижал меня к себе, прикоснулся губами к макушке, ласково погладил по волосам.

Его энергия успокаивалась, обволакивала сознание теплом и чувством защищенности. Он отстранил меня, провел большим пальцем по мокрой щеке.

- Пойдем. Тебе надо отдохнуть.

В квартире Егор стянул с меня куртку, подтолкнул в ванную. Стараясь стереть слезы, я открыла кран, плеснула воды в лицо. Вошёл Егор, сунул под струю бегущей воды разбитые костяшки, посмотрел в зеркало, шипя, прикоснулся к рассеченной брови, усмехнулся:

-"Прогнул" меня, сука.

Мне нужно было отвлечься, заняться чем-то, чтобы снова не впасть в истерику.

Изучая записи Марии Семёновны, я встречала несложный настой для быстрого избавления от синяков и снятия отеков с подобных ран.

- Сделаю примочку, - я шагнула к двери.

- Не надо, - Егор перехватил мой локоть, заставил отступить обратно.

Из горла снова вырвался судорожный всхлип. Я поспешно накрыла ладонями губы, заглушая новый.

- Тихо, малыш, - парень притянул меня к себе.

- Я не справилась... - слезы не дали нормально закончить фразу. - Вы... вы все время твердите, что я сильная.

- Малыш, у тебя высокий потенциал, но ты ещё не достигла его пика.

- И что. - я отстранилась от него, провела ладонью по щеке, размазывая мокрый след, -теперь любой х*й может делать со мной всё, что захочет!

Я обхватила голову руками, новый всхлип больше походил на жалкий скулеж.

- Нет, - жёстко произнес Егор, - потому что я больше не позволю. Ни на шаг от себя не отпущу.

Я подняла на него глаза. От Егора снова тянуло силой, которую не может преодолеть никто, даже стоящий выше рангом инквизитор. Ко мне запоздало пришло чувство благодарности...

Я протянула руку, коснулась его виска, отодвигая в сторону пару завитков выбившихся из хвоста, кончиками пальцев скользнула по щеке. Егор перехватил мою ладонь, прикоснулся к ней губами, заставляя сердце пропустить пару ударов. Парень наклонился, его губы ласково коснулись лба, щеки. Я замерла, опустила веки, тело желало сбросить напряжение. А я хотела только одного: чтобы парень не останавливался.

Егор не остановился... Его губы коснулись моих нежно, ласково, осторожно. Я неумело ответила, почувствовала, что парень улыбнулся. Одна его рука легла мне на затылок, вторая притянула ближе, заставляя теснее прижаться к нему. Он стал действовать увереннее, превращая невинный поцелуй в более требовательный и жадный. Я скользнула ладонями по его плечам, ощущая под тканью рубашки упругие изгибы напряжённых мышц. По телу пробежала дрожь, внутри зарождался жар, требуя чего-то большего, неизвестного и запретного. Мои руки поднялись выше, пальцы утонули в его мягких волосах.

Егор оборвал поцелуй, обхватил мою талию, отстраняя от себя и рывком, усаживая меня на стиральную машинку. Я услышала свой судорожный вдох, облизнула горящие от недавнего поцелуя губы. Дотянулась до ворота его рубашки, сжала в кулаке черную ткань, притянула ближе.

Егор усмехнулся:

- Ты больше меня не боишься?

- Нет.

Он снова накрыл мои губы своими, отключая мысли, не давая обдумать то, что сейчас уверенно расстёгивает пуговицы на моей рубашке и тянет тонкую ткань вниз, оголяя плечи. Пальцы Егора совершили движение вдоль бедер, поднялись по спине, разжигая внизу живота подобие пламени. Я обхватила ногами его талию, подчиняясь желаниям тела.

- Тогда, может, пойдем туда, где будет удобнее.

То, что происходило дальше, позднее я вспоминала с волнительной дрожью.

Его голос пускает по коже толпу приятных мурашек, а колдовской взгляд погружает в бездну страха и желания.

Я обхватываю руками шею Егора, зарываю нос в его пушистых волосах и пьянею от их запаха. Парень расценивает это как согласие, подхватывает меня, несет в комнату, где опускает на диван, нависая сверху, и припадает жадным поцелуем к ямочке между ключиц. Потом его губы спускаются ниже, заставляя откинуть голову и выгнуться навстречу его приятным ласкам.

Дыхание перехватывает, когда губы Егора касаются моего живота. Парень осторожно расстегивает мои джинсы, тянет вниз медленно, словно от любого неверного движения во мне что-то может сломаться. Я замираю, в голове, всего на мгновение, загорается чувство стыда, но тут же исчезает под ласковыми прикосновениями его ладоней к обнажённому телу.

Егор отстраняется, я вижу в полумраке комнаты, как парень снимает рубашку и отбрасывает ее куда-то на пол, потом расстёгивает ремень, стягивает джинсы и отправляет следом.

Я закрываю глаза.

Трусиха...

Парень хватает меня за руку, заставляет сесть, слишком резко, почти пугая, но сдерживается и стягивает последние детали одежды так же медленно и осторожно. Его ладони скользят по спине, я обхватываю руками его шею. Он находит мои губы, прижимает к себе.

От соприкосновения обнаженных тел внизу живота снова вспыхивает томительное желание. Егор опускает меня обратно на диван, медленно и осторожно разводит мои ноги, его колдовской взгляд гасит страх в самом зачатке. Я вскрикиваю от секундной боли, которая исчезает так же неожиданно, как и появляется. Егор тут же наклоняется ко мне, отвлекая нежным поцелуем. Поддаваясь какому-то странному импульсу, я обхватываю ногами его талию, впиваюсь ногтями в кожу на спине. С губ парня срывается что-то среднее между стоном и рыком. Он больше не сдерживается...

Глава 9.


Меня разбудила громкая музыка, жесткие звуки гитары, ко лбу ласково прикоснулись знакомые губы. Я открыла глаза, Егор, улыбаясь, высвободил руку, на которой до этого момента покоилась моя голова. Парень сел, наклонился, поднял джинсы, достал орущий рокерским треком смартфон, посмотрел на экран, нахмурился:

- Да, слушаю.

Он прижал "трубку" плечом, натянул штаны, встал, застёгивая ремень.

- Павел Валентинович, думаю, что по телефону это обсуждать не очень удобно. Я буду в вашем кабинете минут через двадцать...

Егор сбросил вызов. Интуиция неприятно кольнула сознание, согнала остатки сладкой дрёмы.

- Что случилось?

- Артур накатал жалобу...

Парень нашел на полу свою рубашку.

- Это я виновата.

Рокер послал мне жесткий взгляд:

- Я поступил вчера, как нормальный мужик, ты не виновата, что среди инквизиторов есть такие твари, как Артур.

- Я с тобой поеду.

Я соскочила с дивана, принялась собирать с пола свою одежду.

-Не надо.

-Я - свидетель, неизвестно, что Артур наговорит Павлу.

Егор задумался на секунду, потом кивнул:

-У тебя не больше пяти минут.

В холле инквизиции нас встретила обеспокоенная Мария Семёновна:

- Егорушка, что случилось? Павел мрачен, вызвал меня "ни свет, ни заря".

- В двух словах не расскажешь, Мария Семёновна. Он у себя?

- Да, но не заходи пока, там этот зам.

Я бросила испуганный взгляд на инквизитора.

Всегда верят тому, кто первый соврет.

Дверь открылась, впуская в холл Рому и Лизу.

- Вместе так рано, - Рома пожал руку Егора, - что-то случилось?

Из кабинета Павла вышел Артур. Я вздрогнула, неосознанно уходя за спину наставника. Колдун заметил нас, сделал шаг в нашу сторону.

- За это придётся ответить, - прошипел зам, смотря на Егора.

- За покушение тоже, она не будет молчать, как те, другие, - прорычал рокер.

Другие?

Артур наклонился к Егору, понизил голос, чтобы его могли слышать только мы:

- Не строй из себя героя, мальчик, ведь в итоге эту силу забрал ты...

Силу?

- Егор, о чем он?

Парень повернулся ко мне, хотел что-то сказать, но Артур опередил:

- Невинность - большая сила, девочка моя. Этой ночью ты подарила наставнику пару лишних уровней.

Нет, я не верю... Егор не может так поступить со мной...

Рокер схватил зама за отворот пиджака, припёр к стене, замахиваясь для удара.

- Егор, остынь, - подскочил Рома, останавливая замах инквизитора, - это же трибунал.

- Послушай друга, опер, не усугубляй, - Артур слащаво улыбнулся, видя, как пальцы Егора разжимаются, и парень делает шаг назад.

Я почувствовала, как сердце убыстряет ритм, а дышать становится тяжелее.

Этому гаду все сошло с рук...

Ярость ворвалась в душу жгучей волной, заполнила до краев. Лампа над моей головой мигнула, потом следующая за ней, и ещё одна.

Я подняла взгляд на Артура, на лице инквизитора до сих пор была эта противная слащавая улыбка. Секунда, и она исчезла, а из ноздри ублюдка появилась красная капля. Мужчина стёр ее, но кровь с новой силой потекла из другой.

- Да ты ох*ела, ведьма!

Место печати кольнуло еле заметно. "Прогиб" не сработал. Артур попытался воздействовать снова, но ничего не вышло. Сила обрела свободу, действуя сама и наказывая того, кто причинил вред её хозяйке.

Я улыбалась, видя, как колдун прижимает ладонь к носу, а кровь течет по его подбородку, капает на рубашку, расползаясь уродливыми пятнами.

Закашлял Рома.

Лиза, морщась от боли, схватилась за поясницу.

Что происходит? Почему они... Нет, я так не хочу...

Энергия пульсировала, давила на виски, мешала дышать. Осознание, что я причиняю боль другим, поднимало панику, но остановить происходящее было уже не в моих силах.

Егор подскочил ко мне, схватил за плечи: -Успокойся сейчас же, что ты делаешь!

Над головой раздался хлопок, потом ещё и ещё.

- Дина!

- Егор, отойди от нее! - раздался голос Павла.

Резкая боль прожгла виски, вырывая из груди протяжный, мучительный крик.

- Я сказал, отойди от нее!

До меня донеслось болезненное шипение Егора. Его пальцы разжались, отпуская мои плечи. Потеряв опору, я рухнула на пол, снова закричала, мотая головой и пытаясь избавиться от адской боли в висках. Сила пульсировала затухающими всплесками, перед глазами темнело, сознание гасло медленно, но необратимо.

Сознание возвращалось очень медленно. Сначала был противный запах хлорки, потом пугающая тишина. Я поняла, что лежу, разлепила веки: белая наволочка, белая простынь, стена, покрытая бежевой краской.

Где я?

Я попыталась пошевелиться, рукам что-то мешало. Опустила взгляд: наручники.

Что за...

Я хотела перевернуться на другой бок.

- Не смей! - голос Павла отозвался болью в месте печати.

Я вскрикнула, послушно замерла. За спиной раздался характерный скрип, словно кто-то поднялся со стула, потом приближающиеся шаги.

Я втянула голову в плечи, ощущая мощную энергию инквизитора.

- Ты находишься в психиатрической клинике, - произнес Павел.

Я слышала, как он остановился напротив кровати.

- Почему? - в горле пересохло, и говорить было трудно.

- Ты воздействовала на инквизитора...

- Он напал на меня.

- Есть закон! - голос Павла снова отозвался в печати. - Зарегистрированная ведьма не имеет права нападать на инквизитора! Ослушавшихся ждёт наказание.

Наказание?

Я дернулась, но снова зашипела от боли.

- Инквизиция - не кружок по интересам, Дина. Я не прервал тебе связь с богами лишь потому, что Егор, Рома, Лиза и Маша встали на твою защиту. Они убеждали меня, что научат тебя контролировать силу, что подобного больше не повторится. Но у меня есть сомнения...

Он замолчал. В давящей тишине раздавался лишь стук моего сердца.

- Сначала порча на родного отца, - снова заговорил Павел, - я простил, списал это на незнание наших правил, потом Рома. Программа была непозволительно сильной, но это был мой сотрудник, и я снова "закрыл глаза". Теперь Артур.

Он замолчал. Я затаила дыхание. Что инквизитор скажет дальше?

- Мое решение будет следующим. У тебя есть выбор, Дина. Ты покидаешь эту палату, вступаешь в ряды инквизиции, приносишь клятву или. - он сделал паузу, - остаёшься здесь. Я приду завтра, чтобы услышать твой ответ.

Раздались шаги, потом стук двери и скрежет замка. Я медленно повернулась.

Пусто.

Крошечное помещение: тумбочка, стул, небольшое окно с решеткой, дверь с отверстием, чтобы видеть, чем занят пациент.

Мне удалось сесть, опустить босые ступни на кафельную плитку.

Психиатрическая клиника...

Мысли отказывались хоть что-то понимать.

По телу пробежала морозная дрожь. Больничная сорочка не давала тепла, меня начинало потряхивать. Я ухватилась за металлический поручень кровати, встала, пошатываясь, пошла вдоль стены, скользя ладонями по гладкой окрашенной поверхности. Здесь было много чужой энергетики, живой и погасшей, с отголоском страдания в каждой.

Я остановилась в углу, сползла на корточки, прислонилась ухом к стене, закрыла глаза, ловя отдаленные звуки: шарканье ног, приглушённое мычание, бессвязная речь, нездоровый смех.

Я распахнула глаза, отстранилась, села прямо на пол, дрожа от холода, обхватила колени закованными в наручники руками. На тонких запястьях отчетливо виднелись красные следы.

Из горла вырвался первый всхлип.

Они дали мне выбор, но это лишь иллюзия. Я буду служить в инквизиции, потому что не хочу остаться среди психов, покорно принесу клятву, дам поставить себе новое клеймо.

Как сказал Павел, инквизиция - не кружок по интересам и даже не госучреждение. Это система, карающая система. Поэтому ведьмы не насылают порчу на любого, кто перейдет им дорогу; маги, воздействуя на сознание кассиров, не выносят из банков крупные суммы; а колдуны не становятся крупными бизнесменами.

Дура... Я была слишком легкомысленна, думала, что со мной играют в школу магии, не прочла ни одной распечатки, что давал мне Егор, ни разу не удосужились спросить, что такое связь с богами...

Я стиснула зубы, из груди вырвалось что-то среднее между плачем и воем.

Свободный маг - это угроза, сильный маг - двойная угроза, и ты либо держишь его на коротком поводке, либо избавляешься...

В двери повернулся ключ, в палату кто-то вошёл.

Я замерла, вжалась в угол.

- Ты зачем на полу сидишь? Простудишься.

Мальчик-маг в медицинской форме поставил на тумбочку принесенный им поднос, подошёл ко мне, опустился на корточки напротив.

Слабенький, второй уровень, и выше не поднимется.

- Запугал тебя наш начальник, - он улыбнулся открыто и доброжелательно. - Давай я провожу тебя до кровати.

Он помог мне подняться, сделать несколько шагов, усадил на матрас.

- Вот, - парень достал из кармана листок бумаги, вложил мне в ладонь, - это от Егора. Прочитай и верни мне.

Я развернула листок. Три слова: "Я тебя вытащу". Сложила, протянула магу.

- Поешь, я приду за тарелками через полчаса.

Я тебя вытащу...

Интуиция подсказала, что именно Егор убедил Павла предоставить мне выбор. Если бы парню было плевать на меня, я сейчас лежала бы здесь в другом состоянии.

Взгляд упал на тарелку с едой, меня замутило. Сотрудник клиники принес её зря.

Я залезла с ногами на кровать, укрылась одеялом, чтобы хоть немного согреться. Мысли заставили шагнуть во времени, вспомнить, по какой причине месяц назад я оказалась на этом проклятом перекрестке.

Незадолго до того дня отец пришёл в кафе, заказал несколько столиков для празднования дня рождения своей дочери, оставил визитку. Он даже не узнал меня. А через пару дней явился со своей семьёй: эффектной брюнеткой- женой в дорогих украшениях и модно одетой блондинкой-дочкой, что п*здела с кем-то по последнему айфону. Я не любила кому-либо завидовать, но здесь меня просто накрыло волной ярости. Он дал всё этой девочке, а от меня с лёгкостью отказался, даже не явившись в суд. Ритуал и заговор сложились в голове за несколько минут. Тогда я была уверена, что поступаю правильно.

Мальчик-маг вернулся через какое-то время, упрекнул в том, что я ничего не поела, проводил до уборной, вернул в палату, погасил свет, пожелав спокойной ночи.

Я не спала, сидела на кровати, завернувшись в одеяло. Ночь принесла новые звуки: шаги, голоса, крики.

Выбор? Нет выбора.

Мысли перескакивали с одного эпизода на другой: исцеление Ромы, уроки с Егором, Белтайн, наша близость...

Как поступит инквизитор? Может ли что-то быть между нами после всего, что случилось? Ответа не было, и мне оставалось только ждать.

Свет в палате загорелся неожиданно, заставляя инстинктивно опустить веки. В замке повернулся ключ, открылись двери, послышались шаги. Вдоль позвоночника пробежал холод.

Павел.

- Твое решение?

- Я буду служить в инквизиции, - произнесла, не поднимая век, уткнувшись лбом в колени.

- Подними глаза, Дина.

Я вскинула голову, посмотрела на инквизитора. Мужчина стоял в шаге от меня: строгий костюм, уверенная поза, суровый взгляд. Не тот добрый дядечка, что называл меня барышней.

- Я даю тебе сутки, чтобы уладить все формальности на старом месте работы. В четверг, в восемь утра, ты должна быть в отделе кадров, после чего, дав клятву, перейдешь под начало Егора. Запомни, любой твой "косяк" коснется и его. В наказание за нападение на Артура я временно ставлю блок на твоё развитие. Сейчас ты на двенадцатом уровне, один твой проступок. один, Дина. И я не дам тебе развиваться дальше, верну в эту палату. Ты меня поняла?

Я кивнула:

- Да, я вас поняла.

Павел бросил на кровать стопку моих вещей, подошёл ближе, снял наручники, защелкнул на левом запястье тяжёлый металлический браслет с прописанным по краю руническим ставом.

- Можешь одеваться, я жду тебя за дверью.

Павел молча вел меня по коридорам психиатрической клиники. Приглушённые стенами палаты звуки стали отчётливее, я слышала чьи-то стоны, шаги, бессвязное мычание, смех... Мимо проходили санитары, колдуны и маги не выше пятого уровня. Рука инквизитора лежала на моем плече, словно говорила: "Ты в моей власти. Ослушаешься, и будешь пускать слюни в одной из этих комнат".

Улица встретила нас прохладой раннего утра. У входа стояла машина Лизы, а рядом с ней сама хозяйка, Рома и Егор.

Когда за спиной хлопнула дверь, Павел отпустил мое плечо. Лиза тут же подскочила ко мне, обняла, увлекая к машине. Рома молча открыл дверь, девушка осторожно усадила меня на заднее сидение, заняла место водителя, колдун сел назад с другой стороны. В салоне машины я впервые за последние часы почувствовала тепло и безопасность.

Они переживали за меня все это время...

С улицы донёсся голос Павла:

- Я отпускаю её из уважения к твоему отцу, но ещё одна подобная выходка, и она останется в этом здании.

- Я вас понял, Павел Валентинович, - произнес Егор.

- Сегодня у тебя отгул. Помоги ей уладить формальности на старой работе, я разрешаю использовать слабое воздействие, чтобы ускорить процесс. В четверг она должна вступить в инквизицию, принести клятву. служить будет под твоим началом.

- Но.

- Никаких возражений, Егор, она слишком сильна, чтобы сидеть в аналитическом отделе.

Разговор инквизиторов был окончен. Парень подошёл к машине, занял переднее сидение рядом с Лизой, процедил сквозь зубы:

- Проклятье.

Я сидела, нервно сцепив руки в замок, смотрела себе под ноги.

- Может, ещё все обойдется, - Лиза завела машину, тронулась с места.

- Я не ожидал от Павла такой х*йни, - выругался Егор, - он применил дисциплинарное взыскание к этому мудаку, а её засунул в психушку.

- Он тебя не тронул, - бросил Рома.

- Отец вмешался, сказал, что переведет меня в Москву, если узнает, о понижении или снятии с должности.

- Так попроси его перевести вас обоих, - предложила Лиза.

- Опасно. Ты же понимаешь. В Москве сильные маги, первое задержание,- и её попросту размажут.

- Ситуация... - протянул Рома.

- Справимся, - бросила Лиза, - главное, научить Дину сдерживаться. Я не думала, что она настолько.

- Лиз, никто не думал. - произнес Егор.

Ребята замолчали. Машина плавно катилась по дороге. Я отвернулась к окну.

Покорность сейчас - единственный правильный вариант поведения, вы*бываться нельзя -упекут обратно.

- Дин, - Лиза впервые обратилась ко мне, - всё будет хорошо.

Я кивнула, говорить сейчас что-либо не хотелось.

Я поблагодарю их позже, когда смогу прийти в норму, избавиться от противного запаха хлорки и затолкать подальше в подсознание всё, что недавно произошло. У меня получится, ведь я так уже делала.

Машина остановилась в моем дворе. Мне удалось выдавить: "Спасибо",- открыть дверь. Егор, попросив не ждать его, вышел следом. Его теплая рука тут же легла на мое плечо, окутала горячей энергией.

В квартире я прошла в комнату, забралась с ногами на диван, притянула колени к груди. Из ванны послышался звук бегущей воды, инквизитор прошёл в комнату, сел рядом, накрыл мою руку теплой ладонью.

- Тебе не обязательно быть здесь. - прошептала я.

- Я не уйду, пока не буду уверен, что с тобой всё в порядке.

- Со мной всё в порядке. Ты можешь идти.

- Дин.

Я подняла глаза, столкнулась со взглядом Егора: сожаление, беспокойство, чувство вины.

- Я не оставлю тебя, даже не проси.

Я нервно закусила нижнюю губу, ещё мгновение, и сдержанность затрещит по швам. Егор притянул меня к себе, зашептал что-то успокаивающее, осторожно поглаживая по волосам. Я закрыла глаза, чувствуя, как отключается перегруженный мозг, и сознание проваливается в спасительный сон.

Глава 10.


Я проснулась от какого-то внутреннего толчка, резко села, с трудом осознавая, что нахожусь в собственной квартире, на собственном диване, в собственной пижаме, укрытая собственным пледом. Закрыла ладонью глаза, совершая глубокие вдохи, чтобы успокоить бешеный стук в груди.

В квартире было тихо, на часах - полдень.

Павел дал мне сутки, чтобы уволиться из кафе. Это будет не сложно, просто позвонить начальнице и сказать, что ухожу. Хотя, две недели...

Я отбросила одеяло, сунула ноги в тёплые тапочки, прошла в ванную, открыла кран. Оказавшись в долгожданной воде, очень долго и с каким-то ожесточением терла себя мочалкой, три раза намыла голову шампунем.

Звук поворачивающегося в замке ключа донёсся из коридора, когда я проводила расчёской по влажным волосам.

Сознание тут же выхватило знакомую энергию.

Егор.

Лёгкость, с которой мне теперь удавалось считывать чужую силу, я заметила ещё в клинике, когда Павел вел меня по коридору, и это скорее пугало, чем радовало.

- Проснулась? - парень заглянул в ванную, сделал пару шагов ко мне. - Как ты себя чувствуешь?

- Как человек, побывавший в "психушке".

- Шутишь, это хорошо.

Я облокотилась на стиральную машинку, нервно обхватила руками плечи. Память вернула слова Артура о девственности и уровнях:

- Ученица в порядке, наставник может быть свободен.

Пусть правда добьёт меня сейчас...

Егор упёрся рукой о стену, наклонился ко мне:

- Наставник? Дин, что изменилось, пока ты спала?

- Девственность, уровень - все из-за этого, да?

- Нет, - произнес спокойно и твёрдо, не оставляя сомнений, что говорит правду. - Эта хрень вообще не имеет значения. Надо было сказать сразу, чтобы ты не дёргалась, но сама знаешь, что времени поговорить особо не было.

Я подняла глаза, столкнулась с его серьёзным взглядом.

- Никакого обмана, Дин, поверь.

Я выдавила улыбку, парень улыбнулся в ответ:

- Полагаю, мы с этим разобрались... Или у тебя в планах были слёзы и пощёчина?

Я покачала головой.

Рокер наклонился, осторожно коснулся губами моего лба.

Я подалась к нему, прижалась к груди, чувствуя, как ладони Егора поглаживают спину. - Только не реви, ладно?...

- Не буду.

Егор сидел на диване, я лежала, устроив голову на его коленях. Пальцы инквизитора ласково скользили по моим волосам. Успокаивая, помогая собраться с мыслями, справиться с отчаянием, что никак не желало отпускать.

- Егор, а что дают эти уровни?

Пожалуй, самый важный вопрос. Ведь, чтобы поднять потенциал, Артур, по сути, пошёл на преступление.

- Силу, - пальцы Егора приятно скользнули по щеке.

- И что это значит?

- Уровень позволяет тебе накапливать больше энергии, а значит, совершать больше магических манипуляций. Например, грубо, если ты, обладая третьим уровнем, на задержании столкнешься с чародейкой пятого, и она окажет сопротивление, у тебя в запасе будет три воздействия, у нее - пять. Кто выиграет? Правильно, чародейка.

- Артур поэтому хотел стать сильнее?

Рука Егора остановилась:

- В инквизиции уровни определяют границу твоего возможного ранга. Например, Рома, имея десятый, никогда не возглавит оперативников, а Артур с семнадцатым не поднимется до главы инквизиции.

- А ты?

- Что я?

- Ты можешь возглавить инквизицию?

- Я могу, годам к сорока, не раньше. Ещё вопросы?

Ладонь Егора снова заскользила по моим волосам.

- Связь с богами, что это такое, и почему так страшно её потерять?

- Связь с богами даёт тебе постоянную неосознанную подпитку и защиту от воздействия нижнего мира, сущностей, что не против тебя пожрать. Прерывая эту связь, ты не только слабеешь, но и становишься уязвима. От напора сущностей редкая ведьма сохраняет рассудок. Поэтому в психиатрической клинике у нас есть специальное крыло...

Меня передёрнуло. Егор заметил.

- Ты больше туда не вернешься. Инквизиторов в "психушку" не отправляют. Для нас существуют другие методы наказания, но тебе о них пока рано знать.

Я подняла голову с его колен, села:

- В четверг Павел поставит мне ещё одно клеймо?

Егор кивнул. Я почувствовала, как внутри всё сжалось.

Уже ничего не изменишь...

Последний вопрос:

- Почему Павел отпустил меня из уважения к твоему отцу?

Егор поморщился:

- Мой отец возглавляет Московский офис инквизиции.

- Он стоит над Павлом?

- По сути.

- Почему же тогда ты служишь здесь, в маленьком городе?

- Это моё решение, подняться самостоятельно, без его помощи. - Рокер нахмурился. - Вчера я впервые попросил отца вмешаться.

- Павел хотел тебя наказать?

- Павел хотел оставить тебя в "психушке", и я со своим рангом никак не мог на это повлиять... - инквизитор напряжённо сжал мои пальцы в своей ладони, - я впервые в жизни так испугался, Дин. Впервые в жизни!

С его губ сорвался судорожный вздох, он нервно провел по волосам, пытаясь взять себя в руки:

- Ладно, все эти "розовые сопли" оставим до лучших времён.

Он разжал мои пальцы, запустил руку в задний карман джинсов:

- Твои документы я забрал, в трудовой даже записи нет, что ты у них официально числишься, так что положенные две недели доработки начальница тебе простила. Здесь ещё медкнижка. Завтра отнесёшь их нашим "кадровикам" и паспорт с дипломом захватишь. Карта банковская есть?

- Нет, а зачем?

- У нас зарплату безналом переводят или ты думала, что мы "за спасибо" служим?

Если честно, я об этом вообще не думала.

- Ладно, разберемся... - Егор бросил на тумбочку мои документы. - Сейчас ты плотно пообедаешь, и я отвезу тебя в одно место восстанавливать потерянные силы.

Мотоцикл Егора несся по загородной трассе, пока позади не скрылся последний частный дом. У одного из поворотов на лесную дорогу инквизитор сбросил скорость, остановился. Мы слезли. Парень откатил байк за ближайшие кусты, чтобы его не видно было со стороны автомобильной дороги.

- Ты привез меня сюда, чтобы убить и закопать в ближайшем овраге?

Меня иногда тянуло на юмор после сильного стресса.

- Знаешь, - Егор перекинул свой черный рюкзак через плечо, обнял меня, прижимая к себе,

- иногда очень даже хочется.

Я радостно улыбнулась, наверное, впервые за этот долгий день.

- Пойдем.

Мы сделали несколько шагов по тропе. Инквизитор остановился, достал из рюкзака буханку хлеба и пачку молока, присел на корточки у ближайшей сосны, разложил под её корнями нарезанные куски, вылил молоко, произнес:

- Мы просим разрешения войти.

Потом поднялся, шагнул ко мне.

- Если желаешь с какой-либо целью войти в лес или на территорию кладбища, сначала постучись и задобри Хозяина, - пояснил он. - Теперь ждём знака.

С ветки сосны сорвалась птица, я готова была утверждать, что не видела её там.

- Это знак?

Егор кивнул.

Он некоторое время молча вел меня в глубь леса по широкой тропе, покрытой плотным ковром сосновой коры и хвои. Вечернее солнце золотыми полосками мелькало между ровных, как мачты, стволов. Вот так бродить по лесу одна я бы не решилась, струсила. С Егором было не страшно. и не только бродить по лесу.

Парень остановился, потянул меня к широкому стволу ближайшей сосны, встал за моей спиной.

- Прикоснись к ней.

Я послушно устроила ладони на шершавой коре дерева.

- Что чувствуешь?

- Энергию, - прошептала я, - теплую и живую.

- Попроси с тобой поделиться.

Я попросила, энергия дерева податливо полилась в мои ладони. Сосна делилась со мной силой, заполняя тело и душу теплом и покоем.

- Ты ведьма, Дин, - дитя природы, - проговорил Егор, - она всегда поделится с тобой силой, защитит, а её божества накажут того, кто причинил тебе вред. Не бойся просить об этом.

Как много я ещё не знаю.

Я оторвала ладони от шершавой поверхности дерева, повернулась к наставнику, заглянула в его колдовские глаза. Улыбнулась.

- Ты чего? - парень упёрся рукой о ствол сосны, наклонился ко мне.

- Почему я, Егор? - странный, но важный для меня вопрос.

- В смысле? - хмыкнул рокер.

- Почему ты выбрал меня, инквизитор?

На губах парня появилась загадочная улыбка.

- Как говорит Лизка: "Этой девчонке хватило сил тебя приворожить".

- Я не привораживала.

- Знаю, - он улыбнулся, - но только этим можно объяснить мою сорванную "крышу" по рыжеволосой малолетке.

- Господин инквизитор, это сейчас признание было? - я задрала подбородок, приподнялась на цыпочки, чтобы оказаться как можно ближе к его лицу.

Ладонь Егора легла на мой затылок, его пристальный взгляд пускал по коже волнительную дрожь:

- Ну, а ты, ведьма, почему меня выбрала?

- Как такого можно не выбрать?

Я обхватила руками его шею, заставляя наклониться ниже. Парень оторвал руку от ствола сосны, крепко обхватил мою талию, притянул ближе.

Солнце, пробивающееся между рядами деревьев, играло на его красивом лице колдовскими бликами. Всё это больше напоминало сказочный сон, а не реальность с её не всегда справедливыми законами.

На протяжении нескольких лет, за стенами детского дома я жила фактически без защиты, с постоянным страхом, что в какой-то момент не смогу ответить на болезненный удар. Больше бояться не нужно. Теперь в моей жизни есть человек, маг, инквизитор, который ударит там, где у меня не хватит сил.

Через несколько часов мне придется столкнуться с очередным испытанием - меткой инквизитора, клеймом, кровавой подписью под присягой. Страшно безумно, но я справлюсь, потому что парень, который сейчас прижимает меня к себе, будет рядом.

К зданию инквизиции мы подъехали в начале восьмого.

- Дин, по правилам, клеймо дающему клятву ставит тот, под чьим началом инквизитор будет служить. Я обещаю тебе, что боль от ожога будет минимальной...

Егор уже говорил мне это вчера и сегодня утром, я верила, но всё равно нервничала.

- Всё будет хорошо, малыш, - парень обнял меня, коснулся губами виска.

Я кивнула.

Когда мы поднялись на этаж и вошли в холл, я тут же оказалась в теплых объятиях Марии Семёновны.

- Диночка, солнышко, как мы за тебя переживали!

Женщина отстранила меня, окинула взглядом с ног до головы, повернулась к Егору:

- В лес её водил?

Парень кивнул.

- Всё равно слабая, - администратор покачала головой, - клятва у неё окончательно силы отнимет.

- Мария Семёновна, не переживайте, я справлюсь, всё хорошо будет, - я постаралась придать голосу уверенность.

- Справишься, девочка моя, ну, конечно, справишься.

В кабинете, похожем на зал для заседаний, нас, "приговоренных" к присяге, было трое: я, Василиса и Артем. Павел решил не собирать коллектив, исключительно ради меня, и приобщил к действу уже стажирующихся. Не скажу, что это как-то облегчало или придавало уверенности. На письменном столе уже стояла та самая газовая горелка, и лежал штырь с металлической пластиной, а ещё приспособление, что ставило печати в виде тату. На то, что глава инквизиции решил надо мной сжалиться и поставить татуировку, надежды было мало. Василиса и Артем нервничали, я это чувствовала даже на расстоянии.

Никогда не замечала за собой сильной эмпатии. Чертов уровень!

Я бросила взгляд на сидящих в зале инквизиторов, нашла Лизу и Рому: лица напряжённые, ребята переживают.

Дин, дыши, просто дыши...

Павел поднялся:

- Орден инквизиции был создан людьми с целью истребления тех, кто обладал силой. Много лет маги, колдуны, ведьмы, чародеи были вынуждены скрываться от людей с ложными убеждениями христианской веры. Боги едины, мы, язычники, имеем право существовать наравне с православными. Убийцы с крестами на знаменах канули в Лету, инквизиция больше не несёт смерть, она диктует закон. Сегодня эти трое приносят клятву блюсти закон, вступают в наши ряды. Их решение осознанно и бесповоротно.

Слова Павла создавали в помещении настолько мощную ауру, что она пускала по коже жар.

- Маг, - посмотрел на Артема инквизитор, - клянешься ли ты быть законом для других?

- Клянусь, - твердо произнёс парень.

Мужчина кивнул Егору. Глава оперативников взял печать, подошёл к будущему инквизитору, тот протянул правое запястье. Рокер прислонил к его коже металлический наконечник. Артем поморщился, видимо, и этот способ был неприятен.

Пара секунд, и на запястье мага осталась знакомая метка.

- Чародейка, - Павел обратился к Василисе, - клянешься ли ты быть законом для других?

- Клянусь, - эхом отозвалась девушка.

Егор поставил ей такую же печать. Василиса будет оперативницей.

- Ведьма, - голос Павла пустил холодок по позвоночнику, - клянешься ли ты быть законом для других?

- Клянусь, - голос, как мне показалось, прозвучал глухо.

Егор поджёг горелку. Я опустила веки, сглотнула. Стоящие рядом Василиса и Артем, кажется, перестали дышать. По комнате пронесся волнительный ропот. Егор говорил, что такая печать стоит в их отделе у троих: Павла, Марии Семёновны и у него. Мне повезло стать четвертой.

Видя, как глава оперативников накаляет над пламенем металлическую пластину, я дрожащими руками расстегнула пару пуговиц на рубашке, чтобы освободить место для клейма.

Егор подошёл ко мне, положил на плечо горячую ладонь, заставляя чуть повернуться: присутствующие должны видеть, как ставится печать.

Из груди вырвался судорожный вздох, я отодвинула ворот рубашки, открывая пока ещё нетронутую кожу, подняла взгляд на Егора, кивнула.

Я старалась не смотреть на штырь, пульс бешено стучал в висках.

Боль прожгла кожу. Я стиснула зубы, чтобы сдержать крик, с ужасом понимая, что сейчас меня накроет мучительной волной. Боль осталась на месте, не пошла по телу, как в прошлый раз. С губ снова сорвался вздох, только сейчас это было облегчение.

Терпеть можно.

Я слышала, как с губ парня тоже сорвался вздох, он ласково скользнул большим пальцем по моей щеке. Отпустил, шагнул к столу, возвращая "печать" на место.

Я повернулась, показывая инквизиторам место ожога.

- Теперь вы - закон! - произнес Павел, поставив точку в этом ритуале.

Он подошёл ко мне, опустил руку на плечо:

- Не держи на меня зла, девочка, всё случилось так, как должно было.

Я кивнула. Глава инквизиции направился к выходу, за ним потянулись остальные.

- Идите в мой кабинет, - бросил рокер Василисе и Артему, - мы подойдем через пару минут.

Я видела, как чародейка поджала губы. Она знала, что ритуал выбора не был для нас с Егором просто забавой.

Возможно, в ближайшие дни мне удастся с ней поговорить.

Рокер тем временем заставил меня опуститься на ближайший стул, наклонился, нашептывая что-то, подул на место свежего ожога. Подскочила Лиза, отжимая заботливо приготовленную Марией Семёновной примочку, Рома отрывал широкий лейкопластырь.

- Спасибо, - прошептала я.

- Дин, брось, - улыбнулась, колдунья, - ну кто о тебе ещё позаботится, кроме нас?

Мне безумно хотелось обнять их, всех троих.

Боль отступила, Лиза приложила к месту ожога влажный бинт, Рома закрепил пластырем.

- Егор, мы к новичкам, вы тут заканчивайте и подтягивайтесь, - улыбнулся колдун.

- Только недолго, Белянин, - подмигнула колдунья, - помни, ты на службе.

Ребята удалились, прикрыли за собой дверь.

- Ты как? - ладони Егора легли на мои скулы, я чувствовала, как его пальцы подрагивают.

- Все хорошо. Было почти не больно. Спасибо тебе.

- Слава богам...

Парень притянул меня ближе, оставляя на губах осторожный поцелуй.

- Надеюсь, это был последний раз, когда я сделал тебе больно.

Он коснулся лбом моего лба, усмехнулся:

- Три новичка, одна из которых - безбашенная ведьма! Я свихнусь, точно.

- Обещаю быть послушной.

- Ловлю на слове.

Глава 11.


Егор открыл входную дверь, включил свет в прихожей, отступил, пропуская меня в свою квартиру.

Я просила инквизитора отвезти меня домой, но парень настоял на том, чтобы мы поехали к нему, приведя весомый аргумент, что его спина не выдержит ещё одной ночи на моём ужасном диване. Пришлось сдаться, и сейчас я заходила в квартиру, пропитанную горячей энергией хозяина.

Рука сама скользнула по стене, в поисках чужой женской энергетики, но ничего такого не почувствовала.

От Егора не ускользнул этот жест:

- У меня были девушки до тебя, но сюда я их не приводил.

Мои щёки тут же вспыхнули:

- Прости.

- Брось, - рокер передёрнул плечами, - я тоже искал в твоей квартире следы других парней. Интересно, это когда?

Он помог мне снять куртку, извинился, что не обзавёлся женскими тапочками, проводил в ближайшую комнату и бросив: "Осваивайся," - скрылся в коридоре.

В гостиной, где инквизитор меня оставил, все было строго, по - мужски: диван, на котором лежала электрогитара, большая колонка у окна, пара кресел, боксёрская груша, подвешенная в углу, гантели на полу, на стене плазма и много фотографий в рамках.

Я скользнула пальцами по гитаре, представила, как Егор сидит с ней на диване и перебирает струны, прикоснулась к боксерской груше, рождая образ рокера, наносящего по ней удары, подошла к стене, внимательно вглядываясь в снимки. На большинстве фотографий Егор был на сцене с микрофоном в окружении длинноволосых музыкантов, юный, без сурового отпечатка службы инквизитора. Мой взгляд задержался на снимке парня в компании взрослого мужчины и красивой женщины с вьющимися волосами. Я поднесла руку к изображениям, от каждого портрета шло тепло: родители Егора были живы. Образ его отца светился в сознании синим оттенком и имел девятнадцать пройденных уровней, мама силы не имела.

- Сканируешь моих родителей?

Егор появился на пороге. Свой рокерский "прикид" парень сменил на спортивные штаны и майку. Сейчас он выглядел по-домашнему безобидно, если не считать натренированного торса, что тонкая ткань майки весьма выразительно подчёркивала.

- И как успехи? - парень подошёл ближе.

- Твой отец - маг девятнадцатого уровня, а мама... у неё нет сил.

- Верно, - руки Егора обхватили мою талию, заставляя прижаться к нему спиной, - папа рассказывал, что они познакомились, когда его сила ещё спала. Такие союзы редко сохраняются, но мама сумела принять отца, сначала как мага, потом как инквизитора.

- А эти? - я коснулась одного из снимков, где Егор был на сцене.

- Я окончил музыкальное училище, - ответил парень, - пел в рок-группе, потом проснулись силы , и с музыкой пришлось распрощаться. Магия всегда берёт жертву. У тебя она забрала семью, у меня - мечту.

- А в каком возрасте ты стал инквизитором?

- В твоём.

- И сколько лет служишь?

- Четыре года.

- Не жалеешь?

-Дин, у магов нашего уровня выбор есть редко, поэтому думать о сожалении нет смысла, -он отстранился, подтолкнул меня к выходу, - беги в ванную. Она напротив входной двери. Травы я приготовил, полотенце найдешь, наденешь мою футболку. Не больше десяти минут.

- Да, я помню.

Метка инквизитора, благодаря воздействию Егора, далась мне легче, чем печать, она даже не вызвала недомогания, но Мария Семёновна все равно наказала после снятия примочки принять ванну с травами.

Опускаясь в теплую воду, на этот раз я не испытывала такого сильного отчаяния. Конечно, отеческой любовью к ордену инквизиции моя душа не воспылала, но и бунтовать, похоже, тоже перестала. Всё дело, конечно же, было в Егоре, ради него я готова была принять любое положение дел.

Сегодня начальник оперативного отдела провел со мной, Василисой и Артёмом конструктивную беседу на тему: "Что можно, а что нельзя", дал четкие указания, чем мы будем заниматься в ближайшем месяце. Большую часть нашего служебного времени займёт физическая подготовка, а остаток - бумажная работа. Необходимость учиться рукопашному бою меня напрягала, но от этого было не уйти, потому что, со слов Ромы, нарушившие закон нередко оказывали физическое сопротивление.

Я вздохнула.

С завтрашнего дня у меня, по сути, начиналась армия.

Отведённые десять минут на восстановление сил истекли. Я вылезла из воды, обтёрлась полотенцем, надела оставленную для меня Егором футболку, улыбнулась, ощутив от ткани знакомый запах, а когда вышла в коридор, до меня отчетливо донеслись слова инквизитора:

-... мне нужно досье на Артура. Твои ребята смогут собрать?

-Я просил тебя не лезть в это... - ответил Егору мужской голос.

Я сделала пару шагов, подходя ближе к гостиной. Если судить по моим внутренним ощущениям, в комнате, кроме рокера, не было ни души, значит, парень общался по Скайпу.

- Тогда я сам всё узнаю.

- Егор!

- А как бы ты поступил, если бы маму.

- Ты поступил правильно, но сейчас не делай глупостей, сын. Артур не так прост.

Я услышала, как хозяин квартиры сделал по комнате несколько нервных шагов.

- Пап, я не надеюсь, что всё вот так закончится.

- И я не надеюсь, но наберись терпения. Девушка служит под твоим началом, а значит, будет на глазах. - Мужчина усмехнулся. - Кстати, мама уже запрашивала у меня досье на твою Дину, будь готов отвечать на вопросы, когда она тебе позвонит.

- Пап, спасибо.

- Не за что, сын, - голос мужчины потеплел, - никогда не бойся просить совета или помощи, это нормально, потому что мы, прежде всего, семья, а потом уже члены ордена.

- Передавай маме привет.

- Хорошо. Она позвонит тебе, когда приедет.

- Буду ждать.

- Пока, Егор.

- Пока, пап.

Разговор прекратился. Я услышала, как парень вздохнул, потом лёгкий хлопок.

- Дин, заходи...

Ну, конечно, он знает, что я в коридоре.

- Я не хотела подслушивать.

Я шагнула в комнату, парень стоял у колонки, на которой лежал закрытый ноутбук.

- Ничего страшного ты не услышала. Просто разговор отца и сына.

Он опустился на диван.

И всё же кое-что я услышала.

- Зачем тебе досье на Артура?

Парень откинулся на спинку дивана, улыбнулся:

- Тебе очень идёт моя футболка.

- Егор...

Парень снял с сидения гитару:

- Иди ко мне.

Я опустилась на диван, заглянула инквизитору в глаза, ожидая ответа на мой вопрос. Парень отвечать не собирался, сжал мой локоть, рывком притянул ближе, заставляя перебраться к нему на колени и сесть так, чтобы оказаться напротив.

- Малыш, - его ладони скользнули по моим бёдрам, пуская по телу волнительную дрожь, -я хочу тебя защитить, и это всё, что тебе нужно знать.

Следующим утром в офис инквизиции мы приехали, когда на часах ещё не было семи. В кабинете Егор занялся отчётами и сейчас сидел за своим столом, печатая что-то на компьютере. Я устроилась в уголке на "родном" табурете, ожидая Рому, под руководством которого мне предстояло начать прохождение "курса молодого бойца", а точнее, молодого инквизитора-оперативника.

Через какое-то время в кабинет постучали. Парень, не отрываясь от монитора, разрешил войти. Дверь открылась, впуская Василису: уложенные волосы, тщательно нанесенный макияж, блузка с вырезом, в меру откровенным, юбка, подчёркивающая постройневшую за счёт стажерских тренировок фигуру. Одно слово: красотка. В своей простенькой рубашке и потёртых джинсах с кроссовками я проигрывала ей с разгромным счётом.

- Привет, - ослепительная улыбка, - ничего, что я так рано?

- Рома скоро будет, так что, если хотите, можете топать в зал, - произнес инквизитор, на секунду оторвавшись от монитора и скользнув взглядом по Василисе.

Взгляд был настолько быстрым, что я не успела уловить в глазах парня ни одной эмоции.

Егор посмотрел на меня:

- Дин, Василиса покажет тебе, где раздевалка и всё остальное.

Я кивнула, подхватила пакет со спортивным костюмом, за которым мы заехали перед тем, как отправиться в офис.

Василиса кивнула на дверь, шагнула обратно в коридор. Я посмотрела на Егора, поймала ободряющую улыбку парня, улыбнулась в ответ.

В холле мы столкнулись с Артёмом.

- Девчонки, привет, куда направляемся?

- Егор отправил в зал. Ты с нами? - бросила Василиса.

Артём кивнул, на губах парня появилась весьма говорящая улыбка.

Видимо, девушка ему нравилась.

Но чародейка, похоже, не придала этому значения, отвернулась к стойке администратора, попросила ключ.

Я бросила на Артёма оценивающий взгляд: широкоплечий, подкачанный, светловолосый, голубоглазый, тоже маг, сейчас на третьем уровне, но может достичь одиннадцатого, энергетика необычная, словно звуковая вибрация.

И что Василису не устраивает?

В зале я проследовала за девушкой в небольшую раздевалку с зеркалами и несколькими шкафчиками. Чародейка достала из одного спортивный костюм, принялась молча переодеваться. Я последовала её примеру, сменила джинсы на спортивные штаны, рубашку на футболку, надела чистые кеды, которые валялись у меня на шкафу ещё со времён колледжа, волосы убрала в косу.

Василиса вышла, не проронив ни слова, я отправилась следом.

Похоже, девушка объявила мне жёсткий бойкот.

В зале Артём уже вовсю занимался на беговой дорожке, чародейка включила велотренажёр. Я стояла в растерянности. Пару раз в колледже учитель физкультуры показывал нам тренажёры, правда, были они ещё советского изготовления.

Обращаться за помощью к Василисе мне не хотелось, оставался Артём.

Придётся ждать, когда парень закончит бегать.

Но ждать не пришлось.

- Всем привет, - в зал вошёл Рома, махнул ребятам, посмотрел на меня, - чего стоим?

- Извини, я все это вижу второй раз в жизни, - смущённо улыбнулась я.

- Понял, - кивнул инквизитор,- сейчас всё объясню. Он приобнял меня за плечо. - Ты, кстати, как себя чувствуешь?

- Нормально.

- А как со спортом?

- Не очень.

- Ну, мы это сейчас исправим. Любая тренировка начинается с разогрева...

Около часа Рома ходил исключительно со мной, объясняя и показывая упражнения, как профессиональный фитнес-инструктор.

Если судить по одобрительным фразам инквизитора, справлялась я неплохо. Мне даже начинало всё это нравиться, но ровно до того момента, пока парень не подвел меня к рингу.

- Залезай, - Рома поднял ограждение, кивнул.

К горлу подступил ком.

Здравствуй, ад.

Капризничать и отпираться было нельзя. Пришлось залезть на платформу, отойти немного в угол.

- Василиса, - позвал Рома, - в спарринг вставай.

Еле заметная ухмылка на губах чародейки мне не понравилась. Девушка ловко нырнула под ограждение, заняла противоположный угол.

Пипец, полный...

- Дин, не бойся, я просто посмотрю, что ты можешь, чтобы понимать, как работать с тобой дальше. Ребята уже кое-что умеют. А тебя мы оперативником не планировали брать, но раз так сложилось.

- Ром, я поняла. Я постараюсь.

- Вась, аккуратно. - колдун бросил на девушку строгий взгляд.

Чародейка передернула плечами.

Она будет предельно аккуратна.

Я сглотнула, закрыла глаза, сделала глубокий вдох, вся эта ситуация была чревата нехорошими воспоминаниями, которые у меня здесь уже возникали.

- Никаких воздействий, - напутствовал инквизитор, - обычный силовой спарринг. Дин, готова?

Нет, не готова, блин, совсем не готова!

Я кивнула, чувствуя, как колени начинают подрагивать.

- Василиса?

Девушка тоже кивнула, шагнула ко мне. Я инстинктивно отступила, вскинула руки в защитном жесте.

Василиса криво усмехнулась: без магии ничего не можешь?

Она сделала ещё один уверенный шаг, быстрым движением обхватила мою шею, рванула в сторону, красиво укладывая меня на обе лопатки.

Больно и унизительно, я перекатилась набок, вскочила на ноги.

Рома молчал, задумчиво наблюдая за происходящим.

Василиса снова метнулась вперёд, выбрасывая кулак и метя прямо в лицо. Увернуться мне удалось каким-то чудом. Чародейка ударила, я ушла в сторону, решилась на ответный выпад, но девчонка со знанием дела нырнула вниз, и её сжатый кулак врезался точно в солнечное сплетение, выбивая из лёгких запас кислорода. Я тут же согнулась, стараясь сделать вдох.

- Это тебе за Егора, коза, - шепнула Василиса мне в самое ухо, потом небрежно оттолкнула, заставляя упасть. Из глаз брызнули слезы, делая судорожные вдохи, я пыталась отползти в угол, чувствуя, что меня уже накрывает.

Воспоминания той далёкой и унизительной схватки необратимо возвращались в сознание.

Тесное помещение женского туалета, три дылды, одна из которых первой наносит мне похожий удар, вторая хватает за волосы, прикладывает об угол кабинки, третья пинает в бок носком ботинка.

- Нет, не надо, пожалуйста...

Я больше не на ринге, я там, в туалете детского дома...

Меня грубо хватают за волосы, тащат к унитазу, толкают головой прямо в дырку, смеются в ответ на жалкое сопротивление, в нос ударяет неприятный запах, я слышу, как кто-то из них дёргает рычаг, и вода льется на волосы, заливает уши, глаза...

- Дин... Дин, ты слышишь? На меня смотри! - знакомый голос на секунду вырывает из воспоминаний.

Пальцы Егора крепко сжимают мои запястья.

- На меня смотри!

Это бесполезно, потому что я снова там: лежу на кафельном полу, свернувшись в дрожащий комок, мокрая, побитая, униженная.

Резкий удар по щеке возвращает меня в реальность, я снова вижу лицо Егора, но меня медленно затягивает назад.

- Ром, помоги...

Парень подхватывает меня на руки, наклоняется под ограждение, которое придерживает колдун, быстрым шагом несёт меня куда-то.

Я снова на полу, мне больно и страшно.

Звук открывающейся двери, чей-то удивленный вздох. Голос Егора:

- Марина, что с ней?

Женский голос:

- Давай на кушетку.

Меня трясет, как в лихорадке, слезы бегут по щекам, а из горла вырываются всхлипы.

- Ко мне наклоняется женщина со светлыми волосами, внимательно смотрит пару секунд.

- Паническая атака. - она отходит, возвращается с набранным шприцом, - руку ей держи. Тихо, девочка, тихо.

Я не чувствую, как игла входит в кожу, я всё ещё там, в своих воспоминаниях. Женщина меняет иглу на ватный тампон, заставляет прижать его рукой. Я закрываю глаза, дышу надрывно, словно бежала несколько километров подряд. Сознание проясняется, воспоминания гаснут. Подняв веки, я вижу светлое помещение, Егора и женщину в белом халате.

- Что её спровоцировало? - блондинка наклонилась ко мне, снова внимательно всматриваясь в лицо.

- Я не знаю. - Егор нервным движением провёл по волосам. - Рома сказал, что был спарринг.

- Когда она находилась в клинике, ей ничего не вводили?

- Нет.

- Ты уверен?

- Абсолютно. Павел хотел, чтобы она вступила в орден, он бы не стал её чем-то накачивать.

- Значит, проблема психологическая. Но я бы не советовала обращаться к специалисту, попробуй сам погрузить её и вытащить болезненные воспоминания.

Сознание прояснилось, меня перестало трясти, я попыталась сесть, но рука Егора тут же опустилась на плечо, не давая подняться: - Лежи.

- Всё прошло, я.

- Лежи, я сказал!

Перечить я не рискнула, послушно уронив голову на кушетку.

- Она побудет у тебя до вечера? - посмотрел на женщину Егор.

- Да, конечно, может в изоляторе полежать, - блондинка махнула на ближайшую дверь.

Парень кивнул, наклонился, подхватывая меня на руки. Противиться я не решилась. Парень был в ярости, это ощущалось по всплескам его энергии.

В соседней комнате помещалась всего одна кровать, тумбочка и маленький стол. Женщина откинула одеяло, Егор уложил меня на простыню, стянул кеды, укрыл. Посмотрел на блондинку. Та понимающе кивнула, вышла, прикрыв дверь.

Я замерла.

- Мы обсудим это потом, - ладонь Егора ласково скользнула по моим волосам, - а пока отдыхай.

Он наклонился, коснулся губами моего лба, нежно провел большим пальцем по мокрой щеке, после чего, не оборачиваясь, вышел из комнаты.

Глава 12.


Я сидела в холле инквизиции, бессовестно притянув колени к груди. Настенные часы показывали начало девятого. В офисе было пусто и тихо. Марина выпустила меня из изолятора, сообщив, что Егор задерживается на выезде и просит его дождаться, после чего сама благополучно отправилась домой. Оказалось, что она была целительницей с медицинским образованием и арендовала кабинет для частной практики этажом ниже.

В первую минуту свободы у меня возникла идея сбежать домой, но зал, где осталась моя одежда, как и кабинет, где находился мой рюкзак, были закрыты, а ключи от них заперты в шкафчике под стойкой администратора. Рабочий день Марии Семёновны тоже закончился, поэтому хочешь - не хочешь, а придется ждать.

Я упёрлась лбом в притянутые к груди колени, закрыла глаза.

Егор сказал, что мы поговорим позднее о случившемся. Что потребует рассказать парень, когда мы останемся наедине? Всё... И на этот раз отвертеться не получится.

До меня донеслись приближающиеся шаги и знакомые голоса. Я подняла голову. Из-за угла показались Артём и Василиса.

{Почему ребята здесь так поздно?}

Они меня заметили, остановились. Артём наклонился к девушке, шепнул что-то, а потом, заботливо убрав ей за ухо прядку волос, один направился к выходу. Чародейка, немного ссутулив плечи, шагнула ко мне.

- Ты ждёшь Егора? - девушка присела рядом, нервно теребя ремешок сумочки.

Я кивнула, не совсем понимая, что происходит.

Ещё утром чародейка готова была "закатать меня в асфальт".

- Он на выезде с Ромой, там что-то серьезное, наверное, они задержались.

- Почему вы так поздно здесь? - я попыталась поддержать разговор.

- Нам дали задание: разобрать старые дела в архиве. Только сейчас закончили. - Василиса нервным движением смахнула упавшую на лицо прядь волос. - Прости меня, я, кажется, увлеклась. И вообще, то, что произошло сегодня... Мне очень жаль, не знаю, что на меня нашло.

- Ревность, она такая, - я улыбнулась, мысленно благодаря богов, что эта история с войной за длинноволосого инквизитора, похоже, закончилась.

- Да, наверное, - девушка усмехнулась, - Егор так бесился, если бы не Артём, он, наверное, меня прибил бы.

- А теперь он прибьет меня, когда вернётся, и рядом не будет Артёма, готового встать на мою защиту, - пробормотала я.

- Дин, брось, он тебя любит, по - настоящему, - Василиса улыбнулась, развела руки, добавляя своим словам эффект очевидности, - это было видно с самого начала. Хоть ты и отрицала.

Я не отрицала, я боялась, до чёртиков...Глупая.

Василиса поднялась со скамьи, подхватила сумочку:

- Пойду я. Там Артём внизу ждёт. До завтра, подруга.

- До завтра, Вась.

Девушка махнула мне, зашагала к выходу. Я снова устроила голову на коленях.

Возможно, ждать Егора придется ещё долго.

- До свидания, Артур Савельевич, - произнесла Василиса под звук открывающейся двери. Я резко вскинула голову, поспешно спуская ноги на пол.

Проклятье...

Василиса скрылась на лестнице, а в холл шагнул колдун, в упор глядя на меня.

Эти дни мы не пересекались, зам даже не присутствовал в зале, когда я давала присягу.

Я судорожно сглотнула, заставила себя кивнуть мужчине в знак приветствия.

В теле напряглась каждая мышца, словно оно ожидало команды, чтобы в одну секунду сорваться с места.

Артур усмехнулся, еле заметно кивнул в ответ, шагнул к своему кабинету, вставил ключ в замочную скважину.

Я вцепилась в сидение, всеми силами сдерживая в себе желание отодвинуться на другой край, подальше от колдуна, что в паре шагов от меня открывал дверь.

Всё это глупости. Мужчина не станет нападать прямо здесь, он же не сумасшедший... И с чего я взяла, что он вообще представляет для меня угрозу?

Артур справился с замком, распахнул двери с едва заметным скрипом, повернулся ко мне.

Беги!

Тело само рванулось с места, наконец, получив сигнал.

Чтобы перехватить меня, колдуну хватило одного движения. А спустя мгновение я уже валялась на полу в его кабинете, слыша, как поворачивается ключ в замке.

- Ты думала, я забыл о твоей выходке?

Он шагнул ко мне.

- Не подходи, - я вскинула руку, но тут же взвыла, заваливаясь на пол от вонзившейся в печать боли.

- Знаешь, - Артур опустился на корточки, его колючий взгляд скользнул по моему лицу,

- другие ведьмы, в отличие от тебя, покорно принимали судьбу. И у них не было таких настырных защитников. Я хотел отойти от этой истории, но Егор оказался слишком дотошным, он копает что-то, и это может усложнить жизнь. Поэтому, прости, девочка, но мне нужно как-то себя защитить.

Он схватил мой локоть, рывком поднимая с пола и прижимая меня к стене.

- Мне нужна всего пара фотографий, чтобы твой любовник сбавил обороты. У нас мало времени, Дина, поэтому приступим сейчас...

Он опустил пальцы на место печати, снимая действие "прогиба", схватил цепочку амулета, рывком стаскивая его с моей шеи и тем самым лишая меня защиты.

Я не успела даже моргнуть, как услышала: "Вставай на колени," - и стала покорно опускаться на пол.

Сознание, попавшее под воздействие инквизитора, не отключилось, я прекрасно понимала, где нахожусь и что делаю. Колени упёрлись в пол, а пальцы стали расстёгивать ремень на его штанах.

- Хорошая девочка...

Артур достал телефон, принялся с довольной ухмылкой нажимать на экран.

- Улыбнись, Дина, мне нужны красивые кадры.

Уголки моих губ послушно приподнялись, пальцы справились с ремнем, потянули вниз язычок змейки.

Артур грубо стиснул мой подбородок, заставляя поднять на него глаза.

- А вот слёзы в кадре не нужны. - Его палец скользнул по щеке, стирая мокрый след. -Продолжай...

В дверь постучали. Артур выругался, сбросил воздействие, рывком поднял меня с колен, зажал рот ладонью, чтобы я молчала, припёр к стене.

Из холла донёсся приглушённый голос Артёма:

- Василиса, а ты уверена, что там вообще кто-то есть?

- Да, уверена, - ответила за дверью чародейка, - я уже даже Роме позвонила, они подъезжают...

Стук повторился.

Я дернулась, пытаясь вырваться, но мужчина толкнул меня обратно, ощутимо приложив о стену затылком. В коридоре раздался пикающий звук и быстрые шаги, потом голос Егора:

- Артём, отойди!

За мощным ударом последовал хруст отрывающегося косяка, дверь распахнулась настежь, с шумом ударяясь о стену.

Артур отпустил меня, шагнул назад, но влетевшему в кабинет Егору было достаточно скользнуть взглядом по моему заплаканному лицу и расстегнутым штанам зама, чтобы понять, что происходило здесь пару мгновений назад.

- Сука...

Он метнулся к Артуру, но Рома, что заскочил в кабинет следом, схватил парня за плечо:

- Егор, не надо, этот мудак снова вывернет всё в свою пользу.

- Да мне пох*й, - прорычал рокер, совершая новый рывок.

- Белянин, остановись, ты хочешь, чтобы Дину снова в "психушку". - Лиза не договорила.

- Артур Савельевич, добрый вечер...

На пороге появился худой мужчина в очках, в сопровождении плечистого парня.

- Николай, - возмущенно произнес зам, поспешно застёгивая штаны, засвидетельствуйте, Белянин Егор Матвеевич ворвался в мой кабинет...

- Разберемся, Артур Савельевич, - перебил мужчина, кивнул на меня, обращаясь к колдунье,

- Лиз, проверь, воздействие было?

- Да что происходит?! - рявкнул зам.

Егор стряхнул с плеча руку Ромы:

- Лиз, не надо, я сам проверю...

Он шагнул ко мне, его пальцы коснулись подбородка, чуть приподняли:

- Дин, посмотри на меня.

Я подняла глаза на инквизитора, сталкиваясь с внимательным взглядом.

- Воздействие... И защита снята...

Рука Егора скользнула мне на затылок, он притянул меня к себе, не думая о том, что это видят несколько его сослуживцев.

Я ухватилась дрожащими пальцами за ворот его косухи, спрятала лицо на груди.

Он пришел вовремя, снова.

- Артур Савельевич, - услышала я голос Николая, - мы задерживаем вас за повторное нападение на инквизитора низшего ранга, а также по подозрению в незаконном способе поднятия магического потенциала.

- Коль, ты бредишь, какое нападение? Да она сама пришла ко мне.

Я почувствовала, как дёрнулся Егор, вскинула голову, желая всё объяснить, но Николай меня опередил:

- Не сама.

Он достал из кармана телефон, нажал на экран. Сначала из динамика послышался шум, потом голос Артура, повторяющий недавнюю фразу, мой возглас: "Не подходи", - вскрик и снова голос зама.

О Боги, неужели всё закончилось! Но как? Откуда?

- Незаконная прослушка в кабинете, - усмехнулся Артур.

- Не в кабинете. Егор, дай мне браслет, что Павел надел Дине.

Парень взял мою руку, снял тяжёлый магический атрибут, протянул инквизитору.

Николай показал Артуру внутреннюю сторону заговоренного предмета:

- Павел Валентинович был уверен, что вы не станете медлить и накажете унизившую вас ведьму. Он оказался прав. Толя, бери его.

Из-за спины Николая шагнул плечистый парень, достал наручники.

- Вы ничего не докажете, - бросил колдун.

- В ваших интересах, Артур Савельевич, признаться во всем, что вы творили, возможно, тогда трибунал смягчит наказание.

Плечистый парень защелкнул наручники на запястьях Артура, взял зама под локоть, увлекая к выходу.

Егор потянул меня в холл, все ещё не выпуская из своих рук.

- Вась, спасибо, - он бросил взгляд на девушку, что стояла за дверью рядом с Артёмом.

- Как ты догадалась? - я тоже с благодарностью посмотрела на чародейку.

- Я забыла оставить ключи от архива, - пожала плечами Василиса, - не увидела тебя и всё поняла.

- Коль, а что вообще произошло? - обратился к сослуживцу Рома.

- Он затащил Дину в кабинет, - ответил инквизитор, - хотел под действием гипноза инсценировать интимную близость, сделать пару снимков, видимо, желая снять с себя обвинения Егора...

- Извращенец, - фыркнула Лиза.

- Мы думали, что Павел поверил Артуру, - произнёс Рома.

- Павел Валентинович хотел, чтобы вы так думали, это была часть плана. Артур преподнёс произошедшее как сцену ревности. В свете этого, свидетельские показания Егора вызывали сомнения...

- Артур признался? - бросил рокер.

- Признался, - кивнул Николай, - запись сохранена, Дина - свидетель. Ты был прав, она не первая девственница, за счёт которой колдун поднимал свой потенциал.

- Извините, - подала голос чародейка, - а как связаны невинность и магический потенциал?

- Это древний закон, - ответил Егор, - если инквизитор забирает девственность ведьмы или колдуньи, его потенциал вырастает. Я предполагаю, что Артур за счёт этого нехило поднялся.

- И ни одна ведьма не заявила? - спросил Артём.

Рокер пожал плечами:

- Я стараюсь выяснить. Но это непросто. Артура часто перекидывали из города в город. Даже если подобные заявления были, они уходили в архивы вместе с личными делами. Чтобы поднять что-либо оттуда, моего запроса мало. Так что я больше общался с его бывшими сослуживцами, некоторые передавали мне интересные сведения.

- Егор, завтра всё, что накопал, с утра, Павлу на стол, - посмотрел на рокера Николай.

- Конечно, Коль, благодарю, - инквизитор протянул мужчине руку.

Николай улыбнулся, пожал её.

- Да, я-то чего... просто, слушал. Павла благодари. - Мужчина посмотрел на меня. - Дин, мне жаль, что ты столкнулась с таким козлом, как Артур, надеюсь, это не сильно испортит твое впечатление об отделе. Мы рады, что в наших рядах появилась сильная ведьма.

Он улыбнулся. Я улыбнулась в ответ:

- Спасибо.

Николай кивнул.

- Пойду я, обработаю запись, и домой.

Мужчина пожал руки Роме с Артёмом, зашагал вглубь коридора.

Внутри расползалась приятная лёгкость, хотелось только одного: поскорее оказаться дома и желательно, вместе с моим инквизитором, чья рука сейчас крепко сжимает плечо.

- Егор, я могу подбросить Дину, - посмотрела на парня Лиза, - или ты её к себе заберёшь?

- Благодарю, Лиз, но сначала нужно покончить ещё с одним делом.

О чём он?

- Ром, дай ключ от "тренажёрки", - произнес Егор, заставив меня немного отстраниться.

- Зачем? - удивился колдун.

- Надо вытащить из моей ведьмы последнюю занозу.

Догадка неприятно кольнула сознание. Рома вложил в протянутую ладонь инквизитора знакомую пару ключей.

- Ребят, идите домой, - бросил рокер, шагнул в коридор, увлекая меня следом.

- Ты что задумал, Белянин? - Лиза уходить не собиралась. - Ей на сегодня приключений хватило...

Я посмотрела на девушку, покачала головой. Если парень решил, значит, так должно быть.

Мы с Егором подошли к нужной двери, ребята проследовали за нами. Парень вставил ключ, повернул его в замке, открыл дверь, щёлкнул выключателем на стене, подтолкнул меня внутрь.

Взгляд непроизвольно упал в центр зала, где утром сознание накрыли болезненные воспоминания.

Рокер стянул косуху, оставаясь в черной футболке, снял ботинки, залез на ринг, нырнув по ограждение, протянул мне руку:

- Ну что, малыш, покажешь свои страхи?

Внутри всё болезненно сжалось. Я не хотела туда возвращаться, но доверие к Егору было сильнее моих сомнений.

Он подтянул меня на ринг, осторожно обхватил моё лицо тёплыми ладонями, заставляя приподнять голову и посмотреть ему в глаза.

- Не бойся, я всего одним глазком.

Егор улыбнулся, его глаза потемнели, а зрачки неестественно сузились.

Женский туалет детского дома, сцена, повторяющаяся до мельчайших деталей, и снова глаза Егора, что не дают остаться там дольше, чем это нужно ему.

- Твою мать, - процедил рокер сквозь сжатые зубы, - это будет сложнее, чем я думал...

Он отпустил меня, сделал шаг назад, поводил плечами, разогревая мышцы:

- Подерёмся, малыш.

- Что?

Я ожидала чего угодно, но не этого.

- Бей, - тоном, не терпящим возражений, произнес инквизитор.

Я мотнула головой.

Нет, я не смогу его ударить.

- Это приказ, Дина.

Я попятилась прочь. Парень выбросил руку, отвешивая мне оплеуху, больше обидную, чем болезненную.

- Бей!

Новый шлепок, только с другой стороны.

- Ну!

- Егор. - кажется, это был голос Ромы

- Не лезьте!

Инквизитор снова выбрасывает руку, но на этот раз не достаёт, потому что я подныриваю под ней и оказываюсь в другом углу. Он разворачивается красивым движением бойца, я выбрасываю кулак, нанося свой первый удар. Парень принимает эту смазанную атаку в блок.

- Молодец, а теперь, разозлись, малыш. Перед тобой не я, а те девочки, которым забыли сказать, что унижать людей - плохо. Ты ведь хочешь дать каждой по роже?

Я стискиваю зубы настолько сильно, что челюсть сводит. Снова наношу удар, на этот раз увереннее и жёстче.

Егор уклоняется:

- Умница.

Новый удар, а за ним ещё и ещё...

Эта боль жила во много лет. Как бы глубоко я не заталкивала её в подсознание, она никуда не исчезала, оставаясь ярким напоминанием: ты уязвима, если люди окажутся сильнее и захотят окунуть тебя головой в унитаз, они это сделают, и никто не встанет на твою защиту...

Я дышала надрывно, давилась слезам и била, била, била.

В какой-то момент сильные руки Егора обхватили меня, крепко прижали спиной к его груди:

- Всё, малыш. Ты - молодец.

Я откинула голову, упираясь затылком в его плечо.

Мне хотелось смеяться, и я не стала останавливать рвущийся наружу смех. Он был какой-то болезненный, больше напоминающий надрывный плач.

Егор заставил меня развернуться к нему лицом. Смех затих, оставляя после себя слёзы на щеках и сбившееся дыхание.

- Малыш, запомни, - пальцы инквизитора крепко сжимали мои плечи, добавляя надёжности его словам, - ты больше не одна, и если кто-нибудь ещё посмеет сделать тебе больно, ему придётся иметь дело, как минимум, с тремя инквизиторами.

Он перевёл взгляд на стоящих у ринга ребят.

- Почему с тремя, Егор, - бросил Артём, его рука лежала на плече Василисы, - с пятью. Рокер кивнул парню, снова посмотрел на меня.

- Инквизиция - не просто группа магов, бегающих за ведьмами, что проводят запрещённые ритуалы. Мы - братство, где каждый готов в нужный момент подставить плечо или закрыть грудью от мощной порчи.

Егор на мгновение перевёл взгляд на Рому.

- И самое главное.

Ладони парня скользнули по моим плечам, опустились на скулы: - Я люблю тебя.

В его взгляде было столько нежности и тепла... Кажется, мое сердце пропустило пару ударов.

- Я люблю тебя, - мой сбивчивый шепот был эхом его признания.

Егор притянул меня ближе, наклонился:

- Моя.

Инквизитор накрыл горячим поцелуем мои дрожащие губы. Его энергия обволакивала тело мощным щитом, отгоняющим прочь все страхи и сомнения.

Мой...

Пальцы скользнули на его затылок, утонули в мягких волосах. От Егора пахло сушёными травами с лёгкой ноткой мужского одеколона: самый лучший запах на свете. Я теснее прижалась к его груди.

Вступая на путь магии, ты приносишь жертву, но получаешь взамен соизмеримый дар...

Странный, необъяснимый, доводящий до отчаяния и порою пугающий спектакль, в котором судьба отвела мне главную роль, подошёл к своему логическому завершению.

Я ни о чем не жалею.

Конец



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2.
  • Глава 3.
  • Глава 4.
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.
  • Глава 8.
  • Глава 9.
  • Глава 10.
  • Глава 11.
  • Глава 12.
  • Конец
  • Teleserial Book