Читать онлайн Капсулёр. Часть 2 бесплатно

Сергей Скиба
Капсулёр. Часть 2


* * *

Глава 1


Половину сферического обзора затмевают сине-фиолетовые разводы газопылевого облака. На Земле это облако ещё называют туманностью Ориона или М42. Что правда с Земли оно кажется намного меньшим и от взгляда телескопов ускользает куча деталей. И уж точно с Земли не разглядеть громаду Прыжковых Врат, отдалённо смахивающих на восьмигранную гайку. «Гайка» кажется крохотной точкой даже с расстояния в двадцать мипров, что уж говорить о Земле до которой полторы тысячи световых лет. Впрочем, для земного наблюдателя «гайка» не существует вообще, отражённый от неё свет долетит до Солнечной системы лишь через тысячу триста пятьдесят лет.

Ещё чернильная пустота вакуума разбавлена холодным светом далёких звёзд, а «гайка» мерно пульсирует навигационными огнями. Красиво и совершенно бессмысленно. Мигающие фонари на выдвижных мачтах морально устарели ровно в ту секунду когда корабли разумных покинули моря и отправились в дальний космос. От огней нет никакой практической пользы потому что любое современное судно оснащёно многоцелевым сканером, способным видеть в гораздо более широком диапазоне чем человеческий глаз. Сканеру не нужны дополнительные ориентиры в виде глупых разноцветных лампочек. Однако технари Содружества упорно оснащают каждый объект «мигалками». Зачем? Всего лишь затем, что так положено… было положено тысячи лет назад. Человеческий гений путешествует рука об руку с человеческой глупостью и косностью сквозь века и расстояния.

Краем глаза мазнув по живописной картине космоса Клим в десятый раз задал себе вопрос: не идиот ли он, что бросился на поиски непонятного псиона-старца из родовой легенды князя Всеволода? По всему выходило, что идиот и ещё какой. Но на тот момент пилоту отчего-то казалось, что это охренительно отличная идея: пойти туда — неизвестно куда и найти того — непонятно кого. Хотя, конечно, известие о скорой смерти попортит мыслительный процесс кому угодно. А тут ещё внезапное замужество Шакти. Само по себе дело житейское, но в сумме получился мозговыверт. И вот: до смерти месяц, может меньше, а Клим мчится в неизвестность на довольно странном корабле.

Понятно, что построен «Перун» очень давно, может даже ещё до всеобщего развития капсульных технологий, но тем необычнее смотрелись сходства и различия. С одной стороны само наличие стандартного посадочного слота для капсулы. А с другой: в «Перуне» все десять средних орудий «вшиты» прямо в конструкцию корабля и замены не предусматривают. Потому Всеволод и расщедрился на дополнительную базу по вооружению. Любимые рельсотроны Клима, навыки на которые прокачаны до четвёртого ранга, просто нельзя сюда поставить.

Родные же энерго-орудия «Перуна» анахронизм. Подобные излучатели энергии довольно неуправляемы. Заставить некое подобие молнии бить в определённое место, да ещё и в условиях вакуума задача не простая. Для этого турели оснащаются ещё и лазерами, которые создают для энергии специальный ионизированный канал, по которому она и двигается. По сути это лазер плюс энерго-излучатель, поэтому орудия и считаются гибридами. Ещё они очень прожорливы и быстро сливают конденсатор, так что от энерго-гибридов по большей части отказались.

Но создатели крейсера «Перун» ловко выкрутились — «зачехлили» общее энергопотребление орудий на усилители корпуса, встроили в корабельный каркас охладители, плюс ещё несколько мелких наворотов, и вуаля: вышло вполне себе годно. Если, конечно, не брать во внимание невозможность замены.

А, вообще, гибридизация вооружения снова набирает всё большую популярность. Взять те же бластеры. Раньше они просто выплёскивали в космос сноп плазмы, их даже называли плазмотронами или плазмомётами. Но энергия такого выстрела быстро рассеивалась и убойная дальность не превышала пяти мипров.

Теперь же сгустки плазмы заключают в тугоплавкую сферу наподобие пули. Пока плазма прожжёт упаковку, пуля успевает пролететь все двадцать-двадцать пять мипров, а повреждения наносит как бы не больше чем прямой поток. Так что современные бластерные орудия тоже считаются гибридами.

Клим углубился в память, словно вспоминая сотни уроков по энерго-гибридам. Новые знания уже расположились на полочках разума и было интересно «вспоминать» то, что как бы давно знаешь. Впрочем, первый ранг базы давал лишь общие сведения, основной упор делая на использовании, то есть на особенностях стрельбы и прицеливания. В этом отношении энерго-гибриды проще рельсотронов. Нет отдачи и не приходится компенсировать ускорителями курс корабля после выстрела. Клим прокручивал в памяти полученные знания чтобы они лучше укрепились. Больше в полёте просто нечем заняться.

Пилотирование требовало минимального внимания. Клим быстро свыкся с утяжелённой конструкцией крейсера. С его неповоротливостью, по сравнению с эсминцем, к замедленному ускорению и особенностям прицеливания. Навык управления крейсером прочно въелся в подсознание, будто Клим всю жизнь только этим и занимался — пилотировал литую плиту брони.

По сути «Перун», как и его сводный брат «Перфо», и напоминал фигурно обрезанную плиту с загнутыми краями. Земные пилоты даже дали «Перфо» прозвище — фанера. За сходство с прямоугольным куском этого многослойного строительного материала.

Прыжковые Врата сменяли друг друга, Клим краем глаза следил за траекторией, и всё глубже погружался в характеристики корабля. Путь предстоял не близкий, а Всеволод посоветовал спать как можно меньше. В состоянии сна изменения пси-каналов ускорялись в разы. Поэтому Клим решил не спать вообще. Это, конечно, вредно для здоровья. Зато не смертельно, как изменения вызванные сферой древних.

И угораздило же его стоять на пути у Казимира. Ну что стоило сдвинутся немного в сторону? Видимо, всё же стоит серьёзнее подойти к физической подготовке. Ведь жизнь не ограничивается пилотированием.

— Выживу, обязательно запишусь в ученики к Чирику, — решил пилот.

Впрочем, он давал себе такие обещания не впервые, но все они так и остались обещаниями. Самому себе ведь врать проще, всегда можно напридумывать кучу оправданий и «доверчиво» принять их за правду.

По мере продвижения к границам Содружества, индекс безопасности систем уменьшался и уменьшался, пока после очередного прыжка не показался ожидаемый ноль. «Нули» встретили пилота тишиной и покоем. В этом секторе галактики не так много перспективных мест, да и зона Каргасса рядом. Неизвестно когда искин, правящий в ней, решит захватить очередной кусок космоса. Поэтому вкладывать средства в здешнюю инфраструктуру никто не спешит, а пираты побаиваются надолго обосновываться.

Корабль постепенно приближался к тускло зелёной линии на стратегической карте. Ещё семь прыжков и вместо индексов безопасности искин будет сообщать: фронтир. Собственно, фронтир почти ничем не отличается от «нулей». То же самое неизученное пространство где нет законов, мало обитаемых планет и отсутствует нормальная связь, но кредиты во фронтире тоже ходят.

Хотя есть и маленький пунктик, который заставляет корпорации держаться именно в «нулях» и платить налоги Содружеству, а не вольготно и бесплатно рассекать фронтир. В случае, если на территории «нулей» будут встречены какие-нибудь особо злобные УРТ или другая пакость, есть шанс, что Содружество не оставит своих сограждан в беде, и поможет. А вот если вы столкнётесь с похожими проблемами во фронтире, то это уже полностью ваши проблемы.

Впрочем, разумные во фронтире и «нулях» тоже прекрасно живут и здравствуют. Ведь очень часто индексы присваиваются по политическим мотивам. Есть, например, довольно известный парень — Маки Винс. Однажды он провернул удачную аферу и оказался у руля могучей мегакорпорации, которая постепенно подмяла под себя солидную зону в «нулях». Причём правил Маки настолько успешно, что скоро начали поговаривать, что это уже даже не «нули», а вполне себе обжитое пространство Содружества и пора бы прибавить им несколько пунктов. Но Маки до сих пор не спешит повышать индексы безопасности своих систем. Ведь это заставит его флот подчиняться каким никаким, а законам. В общем, всё сложно и зыбко. Как и всегда, когда дело касается прибыли и власти.

Прямо по траектории движения на карте замаячило огромное красное пятно — Зона Каргасса. Это около семисот систем захваченных древним искиным. Впрочем, не таким уж и древним, Содружество столкнулось с ним всего триста лет назад, а до этого дальняя разведка уже шерстила это направление и не встречала никаких полчищ дронов, что теперь занимают системы помеченные красным. Так что, возможно, Каргасс не такой уж и старый.

Самое удивительное, что искин управляет своими дронами с помощью пси, хотя искусственный интеллект и не может быть псионом. По крайней мере, в Содружестве таких ещё нет. Ещё одна загадка — какими бы навороченным искин не был, он не способен изобрести никаких принципиально новых технологий, а у Каргасса они откуда-то появились. Изначально все его дроны были Техно-1 и славно получали люлей от Содружества, а лет сто двадцать назад неожиданно обновились до Техно-2 и начали неплохо огрызаться.

Теперь одиночное путешествие в Зону Каргасса сродни самоубийству. Туда наведываются лишь слаженные флоты кораблей чтобы потрясти войска искина на предмет редких модулей. Ни вооружение ни вспомогательные системы дронов не несут в себе особых продвинутых технологий, но собраны настолько качественно и точно, что превосходят людские приблуды на двадцать-тридцать процентов по мощности при одинаковом энергопотреблении. Так что вооружить свой корабль пушками «от Каргасса» считается особым шиком.

«Перун» огибал опасное место, зону вытянувшуюся словно солнечный протуберанец, по широкой дуге. Несколько переходов пришлось проделать прямо по границе красной зоны. Но как ни сокращал путь Клим, а сутки пришлось потратить на «объезд». Однако даже в приграничных системах вполне себе жили люди. Правильно говорят, что человек это такая скотина, что привыкает ко всему. Даже к такому неприятному и опасному соседству.

Клим сверился с приблизительным курсом, что выдал ему Веник, тьфу, Всеволод. И обнаружил, что на карте светится маркер последних Прыжковых Врат. Не то, чтобы их дальше вообще нет, но на картах Содружества такие не зафиксированы, а значит и не сертифицированы как положено, и не проверяются техническими комиссиями. А из этого вытекает немало неприятных последствий. По крайней мере, пользоваться подобными кустарными штуками всегда риск.

Впрочем, полётный план этого и не предусматривал. Сейчас крайние Врата перебросят «Перун» в определённое «тайное» место, а там нужно будет найти «раму», которая и разгонит корабль к конечному пункту путешествия. Так что, дикими Вратами пользоваться не придётся, слава яйцам.

Варп-тоннель рассеялся выбросив крейсер в обычное пространство космоса. Рядом замаячила громада Станции, похоже, собранной из отходов и мусора. Ничего похожего на общее основание — узлы и субмодули крепятся друг к другу в хаотичном порядке, а о систематизации и стандартах тут, видимо, даже не слышали. Очередная космическая свалка непостижимым образом добившаяся от Содружества прав официально считаться станцией. Обычное дело — деньги и не такое решают.

Рядом величественно светится вытянутый веретеном десятикилометровый обелиск, чем-то похожий на ёлочную игрушку-сосульку. В своё время предтечи раскидали по космосу уйму разных непонятных штуковин. Ко многим приближаться опасно или даже смертельно, возле таких устанавливают предупреждающие маяки. Но есть и вполне безобидные конструкции, которые учёные пытаются изучать, но до сих пор не пришли к каким-то выводам.

Обелискам присваивают свои вполне научные названия из десятка зубодробительных терминов. Однако пилоты обычно переименовывают всё подряд, чтобы особо не париться. Простые названия приживаются лучше чем научные термины.

Данный обелиск обозвали просто — «Удача». Это эллипс немного вытянутый к полюсам, от которого исходят истончающиеся протуберанцы длинной в несколько километров, два самых длинных и толстых вытянулись из разных полюсов эллипса, именно они и придают обелиску веретенообразную форму. Кстати, внутренний эллипс совершенно пустой. Учёные предполагают, что когда-то в нём была какая-то аппаратура древних, но те забрали её с собой в небытие. Спорное заявление. Впрочем, Клим никогда особо не интересовался обелисками. Он знал одно: Считается, что если сделать вокруг «Удачи» три спиральных витка, то тебе повезёт в любом начинании.

«Удач» осталось мало. Они вылиты из шербового хрусталя, который отлично проводит пси-энергию, и на заре эры псионики их нещадно разбирали на сырьё. Потом Содружество изобрело свой суперпроводник кристаллоид, на порядок лучше хрусталя, и обелиски оставили в покое. К тому моменту древних находок осталось всего пару десятков, да и те изрядно обглоданы. Так что встретить подобный обелиск действительно редкая удача. Почти все они занесены в туристические каталоги и считаются охраняемыми законом достопримечательностями.

Вот и вокруг этого висят несколько прогулочных яхт и туристический бот с выпуклым обзорным окном во всю крышу, сквозь окно просвечивают фигуры людей в лёгких скафандрах. Человек сто прилипли к прозрачному матстеклу и с интересом пялятся на древность.

Клим разогнал крейсер и заложил крутой вираж вокруг обелиска. Сделал тройную спираль и рванул к Прыжковым Вратам. Народ в туристическом боте дружно замахал руками. Скорее всего они ещё и кричат что-нибудь ободряющее, но этого само собой не слышно.

Клим передал искнину Врат координаты и ожидаемо принял в ответ формуляр на отказ от претензий. Обычно Врата перебрасывают корабли к другим Вратам используя последние как гипер-приёмники, а тут нужно отправить по произвольным координатам, да ещё и без реперных точек и без привязки к маяку.

В формуляре прямо говорилось, что обслуга Врат не несёт ответственности в случае возможных сбоев, а точность выхода из варпа будет с погрешностью в три световых часа.

— ТРИ СВЕТОВЫХ!? Ну и убожество, — возмутился пилот.

Впрочем, чего ещё ожидать от древнего портала, похожего на полумесяц, и подозрительно невпопад искрящегося красными молниями. Хоть бы вообще в нужную сторону забросил. Климу захотел глянуть на технические характеристики местных Прыжковых Врат, и нейросеть послушно выдала целую поэму, но это оказалось скорее описание достопримечательности, главное достоинство которой в том, что построена она неизвестно когда и является самыми древними Вратами в Содружестве. Описание рекомендовало обязательно посетить сию штуку, как туристическую знаменитость, но воздержаться от её использования по прямому назначению.

Клим подтвердил отказ от претензий и оплатил прыжок. Деваться-то всё-равно некуда.

Доступ разрешён.

Внимание прыжок!

Короткая голубая вспышка и вокруг корабля заиграли искры, они сложились в узорный тоннель, через полупрозрачные стенки которого виднелись клубящиеся серые тучи — обычные искажения скоростного варпа.

Пожалуй это был самый длинный переход сквозь Прыжковые Врата, который доводилось совершать пилоту — он длился двадцать минут сорок три секунды. Наконец тоннель рассеялся и «Перун» вынырнул в обычный космос. Ближайшая звезда обнаружилась на расстоянии двадцати световых лет. Коричневый карлик, почти остывший, скоро он остынет совсем и станет планетоподобным объектом, скоро — по меркам вселенной естественно.

Именно на маркер коричневого карлика, а так же на расположение далёких звёзд и предстояло сориентироваться. Всеволод снабдил Клима снимком космоса трёхсотлетней давности, причём даже не сферическим, а прямоугольной вырезкой. И сейчас навигационному искину придётся вычитывать изменения, что прошли за три века, наложить их на то, что видно сейчас, и высчитать курс, а ведь скорее всего, «Перун» выбросило даже не там откуда сделан старый снимок.

Благо хоть самому не нужно было заморачиваться с навигацией. Даже узкоспециализированный искин провозился три минуты.

— Надо же, почти в заказанную точку выкинуло, — обрадовался Клим изучив результаты вычислений. — Рама должна быть совсем рядом. Не иначе как тройная спираль вокруг «Удачи» помогла.

Правда провозиться пришлось ещё два часа. Всеволод дал только вектор движения от определённой точки, а не точные координаты. Так что пришлось изрядно попетлять выискивая нужное направление. Клим уже начал нервничать когда сканер «Перуна» обнаружил сигнатуру Разгонных Врат.

«Рама» оказалась тоже старая, тоннельной модификации, то-есть нужно пролетать внутри решётчатой трубы чтобы разогнаться. Это налагает определённые ограничения на размер корабля, но крейсер «Перун» в них удачно вписался. Вот линкор бы уже не влез по габаритам. Хорошо хоть никакой аппаратуры в раме не предусмотрено, за триста лет обязательно бы что-то вышло из строя. А простецкие кристалло-пластиковые контуры почти не имеют срока годности.

«Перун» разогнался, чётко вошёл в раструб рамы, она окуталась фиолетовыми всполохами и плюнула крейсером в неизвестность. Следующие трое суток Клим провёл в варпе. Рама это ведь не Прыжковые Врата, она лишь добавляет корабельному варп-ускорителю дополнительной мощности.

Последние шесть часов полёта Клим разрешил себе поспать, чтобы быть в форме к моменту выхода.

* * *

Варп-прыжок завершён.

Внимание! Данная звёздная система не имеет опознавательного шифра.

Сигнатуры искусственных объектов не обнаружены.

Жёлто-белая звезда F класса, немного массивнее и горячее Солнца и нахапала в зону гравитационного захвата аж пятнадцать планет. По крайней мере, столько «поймал» сканер крейсера.

«Перун» направился к пятой от местного светила. Шар планеты почти полностью укутан облачностью. Сквозь редкие прорехи виднеются бирюзовые пятна океанов. Клим сменил три фильтрационных режима пока добился чтобы сканер чётко показывал поверхность, а не белесую круговерть кучеряшек. Под облаками картинка не радовала — сплошной покров воды.

— «Надеюсь этот их старец не какая-нибудь амфибия или рыба» — невесело подумал Клим. Искать подводного жителя в необъятных океанских просторах занятие практически бесперспективное.

Естественных спутников у планеты аж три, но все маленькие, практически не освещающие хозяйку отражённым светом, однако на ночной стороне вода всё-равно слегка фосфоресцирует. Видимо, у поверхности обитают какие-то организмы типа планктона. А значит велика вероятность и более развитой жизни. Если это, конечно, не какие-нибудь химические элементы светятся. Бортовой сканер «Перуна» заточен на поиск космических объектов, и биологический блок в нём совсем слабый. Пока крейсер не «сядет» на низкую околопланетную орбиту нечего ожидать уверенного скана.

Через четверть часа Клим «опустил» «Перун» достаточно, чтобы и атмосферу не особо цеплять и период обращения вокруг планеты не был слишком большим. Скоро из-за горизонта выплыли острова. Целая куча. Каждый раскрашен всеми оттенками зелени. Самый большой приблизительно с Японию. И нигде не видно ничего, что походило бы на техногенные сооружения. Сплошная дикая природа.

Прадед говорил Венику: «увидишь и сразу поймёшь где искать».

— Как же, как же… поймёшь тут, — острова складывались в калейдоскопы архипелагов или сиротливо плыли в одиночестве. Сканер уже насчитал больше десяти тысяч отметок. — Да тут капец…

Идея сломя голову бросится на поиски пансиона-медика растеряла последние пункты привлекательности. И ведь назад уже не успеть при всём желании. Сколько там Климу осталось? Две-три недели? Без Прыжковых Врат обратная дорога может растянуться на месяцы. А ведь не факт, что последнюю неделю он будет ещё в сознании. Не свалял ли он офигительного дурака ринувшись в такое сомнительное предприятие? Впрочем, годами валяться в медкапсуле тоже не особо идеальный план.

Внимание! Обнаружена сигнатура!

Объект: корабль среднего класса.

Описание: Предположительно корабль с командой. Характеристики: В базе отсутствует.

Тактическая карта показала, что «гость» направляется на перехват «Перуну». Клим добавил мощности маршевому ускорителю чтобы сорваться с круговой орбиты планеты. Через пару минут «гость» тоже подкорректировал курс и снова вышел на перехват.

Причём никаких сообщений и попыток выхода на связь. «Молчит» и сокращает дистанцию — в Содружестве это признак плохих намерений.

Внимание! Сканер засёк попытку захвата цели. — А вот это уже явно враждебное поведение.

Правда, расстояние в двести мипров не позволяет системам наведения уверенно удерживать цель. Даже продвинутый сканер «Перуна» может прицелиться не более чем с девяноста.

Внимание! Сканер засёк попытку захвата цели.

— Они там сболтнутые что ли?.. — удивился Клим бесполезной настойчивости гостя.

Вдруг вспомнилось как старшие курсанты Академии рассказывали байки о кораблях с командой, которые наголову превосходят капсульные технологии. Мол какие-то супер-пупер продвинутые расы способны строить прям-таки фантастические механизмы. Те стреляют сквозь половину звёздной системы и захватывают цели чуть ли не через рукава галактики, и ваще… Не будь пилот сейчас в капсуле, обязательно бы покрылся холодным липким потом.

Внимание! Сканер засёк попытку захвата цели.

— Чего они добиваются?

Тут Климу пришла интересная мысль и он проверил логи. Ну так и есть, «гость» использует ладарную систему наведения, которую, кстати, очень давно ещё и использовали для коммуникации. Лед эдак пятьсот назад, до эпохи псионной связи.

Последовала небольшая настройка бортового искина, благо древняя форма общения вшита в его память на ряду со многими другими анахронизмами, и на экране всплыло:

Нарушитель немедленно заглушите ускорители! — вполне себе на всеобщей лингве.

— Тю елки!

Как-то Клим упустил из виду, что это он тут гость, а приближающийся корабль как раз таки хозяин, который возможно патрулирует систему и вполне может потребовать объяснений от визитёра.

Поскольку ссориться с местными обитателями в планы пилота не входило, он застопорил ход и принялся ждать пока к нему приблизятся. А чего суетиться? Стандартная практика — неопознанный корабль в охраняемой зоне — хозяева желают уточнить цель визита.

Горбатая колымага чужого корабля медленно приближалась. Сто пятьдесят мипров, сто мипров, восемьдесят…

С такого расстояния сканеру уже стали отчётливо видны обводы судна. Такой себе катамаран — между двух корпусов широкая палуба с уймой сложной начинки, из которой выделяются четыре светящиеся золотым эллипса. Даже бронёй всё это дело не закрыто — глупость какая.

Шестьдесят мипров, сорок, тридцать…

Если бы от пилота не потребовали заглушить ускорители, то «Перун» преодолел бы расстояние между кораблями за двадцать секунд. Но правила есть правила — пришлось ждать чуть ли не десять минут пока старинная лоханка доползёт сама. Каждую минуту от «хозяина», как Клим окрестил маркером приближающееся судно, приходило сообщение: Отключите системы, ждите.

Отключать, конечно же, пилот ничего не стал. Лишь уменьшил энергопотребление некоторых не критичных агрегатов.

Внимание! Корабль под прицелом!

От «хозяина» отделился десяток точек.

Обнаружены сигнатуры.

Объекты: двенадцать тяжёлых ракет.

Описание: в базе Содружества отсутствует.

— Ну дают, — хмыкнул Клим. Ракеты летели втрое быстрее самого «хозяина», но для «Перуна» это всё-равно просто черепашья скорость.

Понемногу они, конечно, разгонялись, но явно недостаточно. Чужой корабль тем временем замедлился и незначительно сменил курс, будто желая понаблюдать взрывы со стороны. Его командир, видимо решил, что с целью уже покончено, и дальше ракеты справятся сами.

Клим перевёл системы крейсера в штатный режим и выполнил манёвр уклонения. Ракеты продолжили лететь по старой траектории, скорее всего просто потеряв цель и двигаясь туда где противник был замечен в последний раз. Судя по количеству они и наводятся-то по старинке, на тепло или электромагнитное излучение, а совсем не псионным указателем от корабля-хозяина, который их запустил.

Внимание! Активное сканирование.

Внимание! Активное сканирование.

Внимание! Активное сканирование.

Внимание! Противник использует бесперебойное зондирование.

Похоже бортовой искин и сам изрядно удивился, такому в их искинских академиях точно не обучают. Бесперебойное зондирование — это же чушь собачья.

— Детский сад, — Климу до одури захотелось закатить глаза и показательно ковырнуть в носу, выразив высшую меру презрения.

«Хозяин» проворонил цель и пытается отыскать её активным зондированием. На расстоянии в двадцать-тридцать мипров это даже работает, а вот дальше… Дальше успех не гарантирован, а вот сам поисковик всё время сияет на тактической карте, как новогодняя ёлка в безлунную ночь. Такую цель даже захватывать не обязательно, можно сразу стрелять.

И тем не менее чужая уловка сработала, вражеские ракеты синхронно сменили курс и устремились к «Перуну». А Клим задал траекторию полёта по орбите «хозяина», ускорившись настолько, чтобы расстояние до ракет не менялось. Теперь можно хоть весь день по кругу фигачить. Этот нехитрый намёк должен бы показать нападающим, что они «слегка» отстают в технологиях.

— «Может образумятся?» — но «хозяин» запустил ещё десяток ракет и попытался сблизиться врубив форсаж, впрочем безуспешно. — «Да ну нафиг!? Идиоты что ли?»

— Ладно, — Клим активировал одну из турелей и выстрелил.

Вокруг вражеского корабля ожидаемо вспыхнула сфера энергетического щита. Вот только излучала она в таком странном диапазоне, что бортовой искин не смог высчитать нанесённый урон.

— Ещё раз ладно, — Клим навёл турель на один из четырёх светящихся эллипсов в фюзеляже «хозяина», теоретически это должны быть ускорители, каждый раз когда «хозяин» разгонялся они светились ярче. Может частичная потеря хода успокоит нападающих?

Тем временем от «хозяина» отделилось ещё двадцать ракет. Видимо решили взять если не качеством, так количеством.

* * *

— Максимальное ускорение! — хрипел капитан Жаран. — Выжимайте всё! Полный ракетный залп! Орудиям ПРО огонь по готовности!

Первый помощник скосил глаза в сторону командирского ложемента, повернуть голову не позволяли перегрузки. Никогда ещё Жаран не вёл себя так… так… В общем, всегда никогда. У кэпа, конечно, случаются припадки ярости. За что, собственно, его и сослали тюрьму охранять. Но чтобы плющило так неконтролируемо, до зубовного скрежета с прокусыванием губы!? Такого Солен раньше не видел. По подбородку капитана катилась одинокая бордовая дорожка. При таких перегрузках кровь не смогла свернуться в каплю.

Не навались на грудную клетку тяжесть в пять раз превышающая стандартную, капитан бы ещё и ругался взахлёб на восьми с половиной языках. Солидную часть этих ругательств первый помощник Солен уже выучил наизусть. В подпитии припадки с капитаном случались чаще, а выпивать он предпочитал в обществе Солена. Что правда обычно кэпу удавалось успокоиться за считанные секунды, некоторые вспышки ярости даже не всегда удавалось заметить со стороны, иначе Жарана давно бы сняли с командования не смотря на больших родственников в правительстве.

Сейчас же кэп чудил уже почти минуту, никак не желая признавать, что цель не по зубам их тактическому крейсеру. Оно и понятно. Какая-то мелкая букашка, массой с десятую часть их «Вандала», а система радио-электронной борьбы мощностью как у линкора — начисто слепит сканер. Только с помощью активного зондирования и удаётся кое-как держать на прицеле.

В таких случаях предписывается отослать экстренное сообщение в метрополию, и наблюдать за ситуацией не вмешиваясь. Ждать пока прибудет корабль «Семьи». Но Жаран сообщение не послал, посчитав нарушителя очередной яхтой, на которой приятели пришли «вызволять» заключённого. А теперь сообщение не послать вообще — между цепью ретрансляторов и «Вандалом» вертится шар планеты перекрывая связь.

Солен испуганно моргнул, когда противно запищала сирена тревоги. Нарушитель единственным выстрелом «потушил» новейшую систему энергетической защиты, рассчитанную на попадание дюжины тяжёлых ракет «Убой Х», которые сейчас бесполезно роились, словно толпа мошкары, никак не в силах догнать корабль противника.

— Выходи из боя! — попытался заорать первый помощник капитану, нарушая все нормы субординации.

Но тяжесть, перевалившая уже за десять «же», превратила этот крик в невнятное блеяние. Капитан его просто не расслышал.

* * *

Во вселенной существует уйма разумных рас, считающих, что они венец творения, и обычно эти расы уничтожают всех кто «не такой как они». Земляне, кстати, тоже грешат подобным, за века существования цивилизации с лица родной планеты исчезло множество неразумной, да и чего греха таить, и разумной жизни. Сколько там в Америке осталось коренных индейцев? А где Адиабена и Шумер?

В общем, Климу видимо попались похожие ребята. Ни в какую не хотят сдаваться. Скорость ещё увеличили, выпустили ещё ракеты, и прут напролом, как бульдозер с пьяным бульдозеристом. Хотя тут уместнее было бы сравнение слона и Моськи. Пора бы уж и догадаться, что победа не светит.

Когда с «хозяина» заговорило несколько десятков установок ПРО, пилот дёрнул корабль для манёвра, но через секунду успокоился и снова выровнял курс. Слабые лазеры и скоростные крупнокалиберные пулемёты противника мало того, что рассчитаны на ближний бой и практически не попадают в цель, так ещё и до смешного слабы. Пожалуй они бы даже не сбили малую ракету, если бы кто-то вздумал запустить ею в «хозяина». Куда уж им тягаться со щитом «Перуна».

Собственно, в Содружестве противо-ракетные турели почти не используют. Современную ракету, управляемую самим пилотом с помощью пси, и заметить-то не всегда удаётся, не то что сбить. Куча быстрых, но слабых турелей, что будут способны надёжно защитить корабль от ракет лишь отвлекут пилота от управления. А отдельный прицельный искин дорого стоит, его имеет смысл устанавливать на больших кораблях типа дредноутов. Для «мелочи» проще и эффективнее использовать дополнительный модуль накачки щита и заградительные сети-ловушки с ЭМИ.

Клим смотрел на потуги противника достать его корабль и раздумывал, что делать. Активировать все турели и выдать слаженный залп Климу мешало лишь то, что он прилетел за помощью. Вдруг это допотопное корыто с командой как раз и охраняет старца-целителя? В Содружестве старца охраняла бы целая эскадра. Скорее всего даже повесили бы цитадель на орбите планеты. Может у местных ребят приказ: не отступать и не сдаваться?

Клим решил сделать последнее предупреждение. Сканер «Перуна» так и не смог высчитать сколько ещё запаса в чужом щите. Поэтому пилот тщательно прицелился в одну из четырёх сфер-движков «хозяина» и осторожно выстрелил из единственного орудия. Собираясь проделывать это столько раз, сколько продержится энергощит вражеского корабля, и затем ещё разок, чтобы вывести из строя сам движок. А только после этого уже попытаться наладить связь с поверженным врагом. В идеале нужно ещё и несколько пусковых ракетных турелей сбить с фюзеляжа, чтобы у чужих и мысли не возникло — сопротивляться.

Защитная энергосфера «хозяина» отчего-то не вспыхнула как полагается, когда она прикрывает судно и поглощает урон. И первая же серебристая молния «Перуна» удачно попала в самую сердцевину светящегося эллипса…

Гдах! Бум! Бах! Вбуф! Четыре мощных взрыва искин озвучил почти одновременно. Разноцветные переливы света, словно фейерверк расшвыряли куски чужого корабля. «Хозяина» даже не разорвало, его разметало в труху. Самый большой обломок был размером с кулак.

— У ё..! — Подобного Клим не ожидал, даже машинально резко сменил курс, хотя взрыв на таком расстоянии и не способен сильно повредить щиты его крейсера.

Похоже надежду о мирных переговорах с позиции силы можно смело выбрасывать в мусорное ведро. Переговариваться больше не с кем.

Тактический искин пересчитал энергию, которая выделилась при взрыве и запоздало сделал вывод, что светящиеся эллипсы в конструкции чужого корабля были не ускорителями, а открытыми силовыми реакторами. Отсюда и невозможность высчитать наносимый урон — энергия реакторов переплеталась с энергией щита.

Клим врубил активный сканер и «обшарил» округу в надежде найти ещё одного переговорщика.

Сигнатуры искусственных объектов не обнаружены.

Да если бы и обнаружились. Кто, собственно, согласится вести переговоры после такого?

— Блин.

А с другой стороны, что с такими отсталыми аборигенами переговариваться? Ну прилетит в систему ещё десяток подобных лоханок, так «Перун» их даже сотню разберёт не успев при этом и конденсатор слить. Остаётся вопрос: не пошлёт ли Клима старец куда подальше, после уничтожения своей охраны? Но тут возможны варианты. От: может он и сам не шибко хочет чтобы его охраняли, до: старец может банально ничего не знать о произошедшем. В любом случае — нужна личная встреча, а там, глядишь, подарок Всеволода порешает ситуацию.

— Осталось его только найти этого старца…

Вражеские ракеты слепо полетели прямо, окончательно потеряв цель, ведь сканеры «хозяина» им больше не помогают. Клим отбросил шальную мысль подставится под одну из ракет, чтобы выяснить мощность боевой части. Кто их знает местных аборигенов? Вдруг вооружение у них гораздо более продвинуто чем корабельная защита? По классификации Содружества ракеты похожи на тяжёлые и вполне могут быть вооружены боеголовками с антиматерий. «Перуну» не слабо прилетит, а чиниться тут, судя по всему, совершенно негде.

Пилот направил корабль к планете. Сканер крейсера всё это время продолжал потихоньку строить проекцию поверхности и сейчас Климу в глаза бросилась несуразность: один из островов оказался правильной прямоугольной формы. Совсем небольшой — шесть на восемь километров. На одной из коротких сторон прямоугольника «выедена» проплешина — полукруглая лагуна, защищённая широкой полосой рифов, словно волнорезом.

Клим увеличил разрешение — на краю лагуны обнаружились какие-то строения. Техносферой от них не фонит, но постройки явно искусственного происхождения.

Чего там прадед Венику говорил? «Увидишь и сразу найдёшь?» Похоже это именно то, что нужно. Остальные-то острова выглядят естественно и не выделяются. Значит с местом посадки определились.

«Перун» пришлось оставить на одном из трёх спутников. Корабль провалился в мягкую почву планетоида, подняв огромное облако пыли, которое теперь осядет лет через сто, слишком уж маленькая гравитация у небесного тела. Это несколько демаскировало «Перун», но на спутнике хватало похожих пылевых облаков, видимо вызванных ударами метеоритов. Авось новое никого не заинтересует.

Можно, конечно, и на крейсере приземлиться на планету. Но корабль не рассчитан на подобные приколы. Вход «Перуна» в плотные слои атмосферы вызовет такое огненное светопредставление, что видно будет на сотни километров вокруг. Незачем так палиться.

Капсула тихо выскользнула из брюха крейсера, а тот сразу же окутался маскировочным полем и обесточил основную массу модулей, чтобы быть незаметным. Клим сомневался, что теперь местные будут способны обнаружить «Перун» даже используя зондирование. Слишком уж отсталые у них технологии.

После отстыковки капсулы на пилота нахлынула дезориентация, Клим словно оглох на одно ухо, ослеп на один глаз, а всё тело онемело. Руки и ноги стали короче. Он почувствовал себя слабым щенком едва переставляющим лапы — жалкой букашкой на фоне планеты и её маленьких спутников. А ещё где-то в затылке поселилась неприятная пульсирующая боль, такого раньше не случалось. Видимо изменения мозга, вызванные древней сферой, начинают усиливаться. Пока боль похожа на неприятный зуд под черепом, но по рассказам Всеволода так будет не долго, скоро она станет невыносимой.

Капсула юркнула к голубой планете прозрачной каплей. В неё встроено всё необходимое оборудование чтобы не производить в атмосфере ненужные эффекты. Жаль только сканер не сравнить с корабельным. Острова на планете выглядят схематично, а разглядеть их поверхность вообще невозможно. Конечно по мере снижения ситуация выправилась. Размытые контуры приобрели чёткость, проявились квадратные строения у берега. Построек оказалось пару десятков, но они были огорожены кривой стеной.

То и дело между строениями сновали люди, а может и не очень люди — сканер капсулы позволял разглядеть лишь размытые силуэты тепловых сигнатур. Некоторые влезали на стену, а некоторые бродили по берегу между стеной и кромкой океана.

Клим не попёрся прямо к непонятным строениям у лагуны, а приземлился в лесной чаще посреди острова, собираясь добраться до дома старца пешком. Если он тут вообще ещё живёт этот старец.

Автоматика капсулы изучила окружающую обстановку и посоветовала воспользоваться дыхательной маской. Основные параметры в норме, а вот воздух не совсем подходит для дыхания — множество лишних примесей способны отравить за десяток минут. Зато кислорода аж тридцать три процента значит дышаться должно легко.

В новом пилотском костюме модуль NB-4M, он значительно лучше чем был в его старом комбезе, и может вырастить и маску с нужными фильтрами и ещё много чего, но если удастся договориться о лечении, то костюм возможно придётся снять. Уж защитный складной капюшон с маской так точно придётся.

Чтобы не возникло ненужных сложностей Клим отдал необходимые указания и капсула погрузила его в сон, а в зелёную жижу плесени ри-тай устремились миллионы нанитов. Постепенно они проникли в тело пилота, закрепились в лёгких, и за тридцать минут создали колонии клеток, которые будут фильтровать воздух от ненужных примесей.

Проснулся Клим на высушенной мягкой подстилке внутренней гондолы капсулы, автоматика уже откачала биогель и очистила тело. Миеловая подсветка плавно усиливала мощность, чтобы не вызвать у пилота дискомфорт резким перепадом освещения. Открылся кофр НЗ, встроенный в боковую полусферу.

Благодаря короткому сну удалось свести неприятные ощущения после отключения нейрошунтов до минимума. Медики советуют поступать таким образом постоянно, но это не всегда возможно.

Клим принялся натягивать пилотский костюм прямо в капсуле, неудобно, но зато безопасно. Последний штрих — станер на пояс. Подумав, Клим добавил к нему ещё и запасной накопитель. Серьёзно воевать пилот не собирался, но случаи бывают разные.


Глава 2


Створки капсулы открылись. Клим осторожно выбрался наружу. Несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул и глянул на биометрические показатели — его состояние не ухудшилось, а значит изменённые лёгкие прекрасно справляются с очисткой воздуха. Даже стало значительно легче. Усиленный кислородный паёк отлично снимал усталость. Вроде как и затылок стал меньше побаливать.

— Ну и отлично, — пилот с удивлением осмотрел округу.

Сверху листва полностью покрывала землю и лишь теперь, под тенью зелёной кроны, стало видно, что деревья растут стройными рядами. Между могучими стволами хаотично вылезли кусты, новые молодые побеги и трава, но старые деревья выстроились как на парад, ровно в пяти метрах друг от друга. Сразу видно, что кто-то из разумных высадил. Впрочем, это не удивительно учитывая, что остров строго прямоугольный. Понятно, что искусственный.

Да и сама планета, похоже, подверглась терраформированию. Столь подходящие для человека условия жизни практически не встречаются во вселенной, всегда приходится что-то подправлять. А тут как на заказ — почти рай. И температура, и гравитация, и микрофлора. Ну, а что воздух не совсем в кондиции, так возле некоторых земных городов тоже не особо приятно дышать. И хоть с орбиты Клим не заметил ничего похожего на громадный климатический биопроцессор, но руку к местному климату явно приложили.

Капсула медленно съёжилась в транспортное состояние, активировалось маскировочное поле и теперь технологичное «яйцо» стало напоминать холмик поросший травой. Вблизи ещё можно заметить некоторые несуразности не присущие естественной природе, а вот с двадцати-тридцати шагов капсула отлично слилась с окружающим лесом.

Клим зашагал на запад. Именно там располагалась лагуна — строго на западе. Наверное вечером на её берегу открывается прекрасный вид на закат.

Задумавшись о зрелище, которое несомненно нужно глянуть он не заметил когда из ближайшего кустарника выскользнула небольшая серая тень.

— Уиии! — раздалось под ногами.

Щиколотку пронзила тупая боль. Что-то похожее на волосатого поросёнка размером с кошку впилось зубами в ногу пилота. Тот пнул обнаглевшее животное и потянулся к станеру, с опаской припоминая, что на Земле поросята всегда ходят в сопровождении мамы кабанихи.

Кабаниха по близости не обнаружилась, но мелкий свин и сам оказался довольно воинственным. Отлетев после пинка на пару метров он сноровисто поднялся и снова бросился в бой со свирепым визгом. Настолько свирепым, на сколько он может быть у месячного свина. На этот раз мелкий гавнюк вознамерился куснуть другую ногу пилота.

Клим снова пнул живчика, отступил к капсуле и пока злобный кабанчик разворачивался для новой атаки разрядил в него станер.

— Уии-ии-й… хрю… — станер был на минимуме мощности так что бойцовский свин сбился с шага, словно пьяный растопырил копыта, проехался немного на брюхе и засопел, сладко похрюкивая.

— Фу ты, напугал, мелочь пузатая, — Клим осмотрел место укуса.

Комбез, естественно, целый. Его и виброножом не везде можно порезать, а вот ноге досталось. Синяк обеспечен знатный.

Забравшись на крышу капсулы, чтобы обезопасить себя если грозный хряк вдруг очнётся, Клим принялся ковыряться в настройках костюма. Через несколько минут встроенный модуль накачки превратил комбез в доспехи. Наручи, поножи, наплечники, всё как полагается у штурмового скафандра. С той разницей, что бронирование спасёт только от кинетического урона. Лучевик или станер эту гражданскую модификацию даже не заметит, да и большинство крупнокалиберного вооружения тоже. А вот против зверья и холодного оружия именно то, что надо.

Клим подумывал даже взять с собой одного из охранных дронов, что прилагаются к капсуле. Но те рассчитаны на действия в замкнутых пространствах станций, и в условиях планеты где нет стального пола, на который опирается магнитная подушка, накопители дронов будут быстро разряжаться. Нейросеть подсказала, что накопителей хватит на девять часов в режиме сопровождения. И всего на час в режиме боя.

— Сам справлюсь, — решил пилот.

Он снова забрался в капсулу и залил в модуль NB-4M новую порцию нанитов взамен потраченных на трансформацию костюма. А затем смело потопал в чащу. Со стороны он смотрелся странно, словно робокоп девственно белого цвета.

Раньше у Клима был тёмно синий пилотский костюм, но после посещения сферы древних он исчез. Как и всё, что было у пилота с собой на тот момент. Особенно жаль браслет-взломщик найденный в «Жуке». Но Всеволод только развёл руками:

— Всё, что попадает в сферу — остаётся в сфере. Радуйся, что сам в ней не остался.

— Да уж, — кисло парировал Клим. — Радости полные штаны.

— Не передумал искать старца?

— Нет.

— Ладно, упрямец. Тогда лови файл, я тут набросал всё, что мне прадед рассказывал. И ещё… Регалию ты не получил, в отличии от моего великого предка, так что… Протяни правую руку.

Клим протянул. Всеволод взялся за его ладонь, замысловато переплёл пальцы. Кожу Клима несколько раз кольнуло и нейросеть выдала:

Получен неопознанный модуль. Требуется распаковка. Начать?

— Начинай распаковку, — подсказал князь. — Она всё равно не завершится. Застрянет где-то посередине.

— Застряла на двадцати двух процентах, — доложил Клим, глянув прогрессбар.

— Так мало? Хреново, — при сокланах Всеволод так не выражался, но рядом с другом позволил себе немного расслабиться. — У прадеда за шестьдесят было. Возможно у тебя ещё меньше времени чем мы думали. Может выкинешь из головы эту идиотскую затею с путешествием в неизвестность?

— Если она такая идиотская зачем было мне её предлагать?

— Сам не знаю. Просто я рассмотрел все варианты. И эти два самые жизнеспособные на первый взгляд. Но это не значит…

— Ладно, — оборвал его Клим. — Ничем не хуже состояния овоща в медкапсуле, забей. У меня только один вопрос: Какого ты мне подсунул белый комбез? Что во всём клане не нашлось менее яркого цвета?

— Про регалию никому не слова, — Всеволод запоздало огляделся на предмет лишних ушей, но никого не обнаружив возле коридора ведущего к шлюзам успокоился. — А костюмы после сборки все белые, между прочим. Конкретно в этот встроен ещё и новейший модуль накачки NB-4M. Он немного крупнее «двойки», и в него не влез подмодуль мимикрии. А отдельно мы такие ещё не закупили. Хочешь покрасим комбез обычным напылением?

— Ай, да пусть будет белый. Времени и так мало. До встречи, друг.

— До встречи, — тяжело, и кажется с немалой долей скептицизма выдал Всеволод.

* * *

Клим топал по лесопарку огибая немногочисленную поросль молодняка и кусты. Идти было легко, пилот задумался и поднял правую руку.

Перчатка частично сложилась, повинуясь приказу хозяина, и обнажила на среднем пальце зеленоватую татуировку в виде замысловатого перстня. Перстень состоял из одной дорожки, а у князя Всеволода было три. Вернее, теперь уже две — часть регалии он подарил Климу, что являлось нарушением всех древних заветов. Каким бы князь ни был правильным монархом, но слово «дружба» для него не пустой звук.

Зелёная кайма огибала палец и, казалось, раздражала кожу, словно заноза. Хотя если потрогать, то никаких шероховатостей не чувствуется — татуировка как татуировка. Ещё зелень разбавляла маленькая красная точка сбоку, которую Клим раньше не замечал, но если не присматриваться, то её почти и не видно.

Минут через пятнадцать неспешного путешествия кусты между деревьями стали попадаться чаще, а землю кое-где прорезали неглубокие овраги. Приходилось внимательнее смотреть под ноги, но памятуя недавнее нападение Клим часто поглядывал и по сторонам. Однако всё-равно не заметил из какого именно куста вылетело копьё с широким листовидным наконечником.

Секунду назад никого, лишь лёгкий ветерок ласково шевелит листву. И вдруг… Бам! Наконечник копья ударяет в живот, отскакивает от защитной пластины и падает на землю. Большинство современных граждан Содружества даже не поняли бы, что это за штука такая в них врезалась. Но Клим, благодаря земному прошлому со множеством фильмов и книг о старине, сразу смекнул, что кто-то тут ему очень не рад. Поэтому вскинул станер и обильно обработал куст, из которого по его мнению, прилетело древковое чудо. Обработал с запасом, чтобы точно не промахнуться. Скоро в кустах послышался звук падения тела.

Но радоваться было рано, с разных сторон из листвы совершенно бесшумно выскользнули две чернокожие фигуры. Чуть ниже среднего роста, кудрявые, в набедренных повязках, деревянных бусах и с копьями наперевес. Один незамысловато ткнул Клима в левую подмышку, а второй решил повыпендриваться, лихо крутанул копьё, подцепил правую руку пилота и выкрутил её, фактически накрутив на древко. Как итог он сам направил станер себе в область груди, чем Клим сразу же воспользовался вдавив гашетку.

Негр закатил глаза и завалился навзничь, а его напарник ещё пару раз ткнул копьём, но только оттолкнул пилота. Пробить пилотский комбез, заточенное словно бритва листовидное остриё не смогло. Абориген оказался не совсем тупым и резко сменил тактику — атаковал неприкрытую голову. Клим отмахнулся от наконечника рукой, включил защитный капюшон, который за доли секунды закрылся, и следующий удар копья бессильно скользнул по защите шлема.

Чернокожий воинственно вскрикнул и бросился вперёд сбив Клима с ног. Навалился сверху, прижал древко к его шее и начал душить. Собственно, с тем же успехом он мог продолжать и колоть. Воротничок костюма не позволял нанести хозяину вред. Однако абориген не сдавался, напрягал мышцы всё сильнее и выкрикивал гадости. Наверное гадости, понять, что именно он кричит Клим не смог.

Зато он наконец смог вытащить из под себя станер, который неудачно придавил задницей во время падения. Короткий импульс и чернокожий коротышка, кстати, довольно сильный для своих габаритов, несколько раз дёрнулся и затих.

— А вот это уже нифига не смешно, — Клим скинул с себя бесчувственное тело и поднялся.

Переставил станер на треть мощности, выше уже можно нанести вред здоровью, и ещё раз прошёлся импульсами по дикарям. Теперь часа три проваляются.

Набедренные повязки чернокожих оказались просторными шортами из хитро переплетённых кусков тонкой кожи. Видимо, чтобы парни не светили причиндалами если надумают наклониться или присесть, ну или упасть, как сейчас.

Клим осмотрелся и прислушался. Вроде бы больше никого. Станер показал половину заряда, а ведь чёрных было всего трое. Клим скептически глянул на единственный запасной накопитель и на три тела. Будь дикарей на пару человек больше и они смогли бы разоружить пилота, скрутить там, или связать. Убить бы не убили, но утащить куда-нибудь связанного вполне. Костюм же не пехотный, а пилотский, в нём не экзоскелета, ни даже простых мышечных усилителей нет. И модуль NB-4M их вырастить не сможет, для этого хотя бы полупрофильный синтезатор нужен.

— Так-с, — Клим глянул настройки сети.

Повезло. Он ещё не отошёл настолько далеко чтобы потерять связь с капсулой. Короткий приказ, и от капсулы отделился один из дронов сопровождения. Искин дрона — по сути просто слабый компьютер. Он не запрограммирован действовать в условиях леса. Электронный мозг выстроил головокружительный маршрут, который огибал каждую веточку и листочек встречающиеся на пути, и предполагал ждать подкрепления минут через сорок. Хотя это время могло и увеличится, если дрон вдруг встретит по дороге птицу, пересекающую его траекторию полёта.

Дроны шли как стандартная комплектация к капсуле, Клим как-то пропустил мимо внимания отсталость их интеллекта и не изменил типовой проект. Стоит занести этот просчёт в «нехороший список» наравне с физической подготовкой. Хватит уже жалеть себя, отговариваясь занятостью. Взять, наконец, за шиворот лень и начать развиваться не только как пилот. Жизнь, как оказалось, не ограничивается космическими полётами.

— Гадство! А так бы хотелось.

И теперь пилоту пришлось перехватить ручное управление, чтобы не дожидаться подмоги битый час.

Без корабля управлять дроном, даже таким простым как «SOP-2С», намного сложнее. В любом судне есть специальный модуль усилитель пси-импульсов, своего рода рупор, который направляет и оптимизирует сигнал. В полевых условиях пришлось напрячь мозг на полную, чтобы связь не обрывалась. Дело тут не только в расстоянии, но и в помехах общего пси-фона, от которого экранирует корабельная броня.

Потерянна связь с дроном.

Восстановить.

Связь восстановлена.

Эти сообщения выскакивали чуть ли не каждую минуту, стоило лишь слегка отвлечься. Впрочем, с каждой сотней метров, что пролетал дрон, держать связь становилось всё проще. Клим вёл «SOP-2С» почти напролом, обходя лишь стволы деревьев и крупные ветви кустов. И скоро издали услышал знакомое жужжание атмосферных двигателей. Они гудели с явной натугой, лишённые поддержки магнитной подушки, которой тут просто не на что опереться.

Этот косяк Клим тоже добавил к списку. Нужно будет снарядить свою капсулу по полной программе. Чтобы в случае вынужденной посадки не чувствовать даже намёка на дискомфорт.

Наконец он увидел через сенсор дрона белую фигуру посреди листвы — себя любимого. Поставил компу задачу держаться за спиной и потопал дальше, теперь уже не особо опасаясь нападений. «SOP-2С», похожий на сплюснутую каплю с лёгким игольником у днища, всего-лишь гражданский дрон сопровождения. Он не оценивает угрозу, не выискивает возможные цели, не отслеживает поведение хозяина или его оппонента. «SOP-2С» летит рядом и ждёт указаний, а его турель стреляет иглами с транквилизатором. Но местным аборигенам, с их копьями, шортами-повязками и бусами, и этого за глаза хватит.

Однако руку со станера пилот не убрал, так было спокойнее.

Возле одного из кустов валялись россыпи красных ягод распространяя аромат браги. Клим мимоходом наступил на несколько и алкогольное амбре усилилось в разы. Брызги сока покрыли ботинки и неприятный запах потянулся вслед за пилотом, заставляя его непроизвольно морщить нос. Чем-то запах ягод напоминал вонь «бурячихи», которую Климу выпало пробовать ещё на Земле в бытность студентом. Такой же неистребимый, всё забивающий дух.

Клим почистил обувь о заросли травы. Красный цвет легко стёрся, а вот запах всё-равно не выветрился до конца, хотя и ослабел. Завидев ещё несколько таких кустов, пилот поспешил обойти их стороной.

Животные и птицы по дороге не встречались, возможно их отпугивало гудение дрона. Судя по карте до берега с лагуной оставалось около километра.

Через какое-то время к гудению движков добавился новый постепенно усиливающийся звук — хруст, шелест, слабые удары. Они приближались прямо навстречу. Постепенно к ним прибавились ещё и выкрики. Похоже по лесу бежит целая куча народу, и не особо таится. Видимо, чёрных было больше чем трое и один удрал за подмогой.

Спрятаться в чаще, которую местные знают как свои пять пальцев, Клим не надеялся. Да и банально не умел этого делать. А если бы и умел, то затаиться в белоснежном костюме посреди зелёной листвы не так легко. Пилот решил принять бой. Заметил удобную поляну с единственным деревом посередине. Короткой перебежкой добрался до него и прижался к шершавому стволу спиной. Дрон повис в нескольких метрах впереди, Клим уже переключил управление на ручное. Рассчитывать, что тупой искин «SOP-2С» сам разберётся с десятком нападающих не приходилось.

Пилот сосредоточился выбросив из головы все лишние мысли. Ему лично ничего не угрожает, а вот «сопроводителя» могут и попортить — снизу в углублениях корпуса находятся хрупкие турбины движков, и при должной сноровке их можно вывести из строя даже палкой. Клим закрыл глаза и внимательно изучил окно дрона — стандартное нейросетевое управление, отдалённо схожее с корабельным. Отлично! На подобных симуляторах он сотни часов «налетал». Жаль видимость лишь в четверть поперечного обзора, а не сорок процентов сферического, как он привык.

Короткая настройка: пометить себя как дружественную цель, сменить фильтр сенсора на тепловой со вспомогательной дорисовкой, активация боевого режима.

— Курсант Клим Великодушный к зачёту готов!

После его фразы послышался дружный вскрик десятка глоток. Ближайшие мстители наконец заметили жертву. На поляну выскочил первый негр. Выше остальных на голову, деревянные бусы ярко алого цвета, а длинные кучерявые волосы сбились колтунами-дредами. Видать, вождь.

Собственно, сделать вождь ничего не успел. Чуть громче загудели движки, дрон провернулся по оси и плюхнул иглой. Чернокожий мужик осел на траву. Но на поляну стали один за одним выскакивать другие.

Изначально они принялись колоть копьями Клима, который неподвижно застыл у дерева и пытался отрешиться от глухих ударов по броне. Но глядя как их товарищи продолжают падать, а по поляне рассекает неведомая летающая штука и деловито пыхтит тонким носиком турели, аборигены быстро сменили приоритеты.

Копейщики попытались окружить гудящего демона и забить, что называется, палками. Но тот так проворно менял позицию, вертелся, подымался выше или опускался, что долбануть по нему от души никому не удавалось.

В идеале, конечно, нужно было поднять дрон на недосягаемую для пеших аборигенов высоту и безопасно расстрелять их сверху, но этому мешали ветвистые и переплетённые друг с другом низкие кроны деревьев. Впрочем, у Клима и так хорошо получалось косить негров.

Пока они сообразили окружить летающего «демона» и повиснуть на нём чтобы лишить манёвренности их осталось человек пять. Последних трёх Клим снял почти одновременно, двигая дрон боком по круговой траектории и постоянно меняя высоту. Противники даже толком разворачиваться не успевали.

Плюх! Игла успокоила оставшегося на ногах аборигена, а в плечо и голову Клима ударило что-то увесистое. Его отбросило от дерева и протащило по земле пару метров. Пилот разорвал связь с дроном, выхватил станер, направил его снизу вверх на напавшего и уставился на висящий над ним «SOP-2С». Заигравшись Клим сбил себя своим же аппаратом.

— Тьфу ты! — парень спрятал станер и поднялся, осмотрел лежащих вповалку чернокожих и насчитал тридцать одного.

— Курсант Великодушный! Тридцать один выстрел, тридцать один поверженный враг! — браво отрапортовал Клим.

— Зачёт сдан, курсант! Боевая эффективность сто процентов! Отлично! — похвалил он сам себя и похлопал по бокам обивая пыль. Впрочем, она и сама быстро слетала с костюма благодаря самоочищающемуся покрытию, к которому не липнет даже жидкая грязь.

Оставалось лишь надеяться, что старец не один из этих негров, что усеяли поляну. Клим придирчиво осмотрел самого здорового, который выделялся не только габаритами, но и алыми бусами. Нет, не похож он на крутого псиона. Дикарь, как дикарь.

Однако, что-то не заладились отношения с местным сообществом. Того и гляди старец, который тут проживает… возможно проживает… маловероятно, что проживает… Но всё же может проживать. Так вот, он того и гляди тоже расстроится. Может эти темнокожие его друзья, ну или слуги. Но изменить уже ничего нельзя, так что… Клим пожал плечами и потопал дальше. Старец сам не найдётся.

Лес, вернее, кем-то высаженный и заброшенный парк закончился резко. Клим продрался сквозь сплошную стену кустарника, который было лень обходить, и вышел на открытое пространство.

Первое, что бросилось в глаза — это десяток чернокожих обступивших парня в белом комбезе неизвестного образца. Негры басовито гудели и что-то выкрикивали тыкая пальцами в сторону леса. А теперь уже прямо в Клима, не заметить гостя они не могли, поскольку все лица были повёрнуты в его сторону.

Особо из многоголосого лепета выделялись фразы:

— Фета нила!

— Фета дана!

И:

— Завалите хавальники! — это уже выкрикнул мужик в белом комбезе, который висел на его фигуре немного мешковато и даже местами был из ткани. Выкрикнул на общей лингве, хоть и с небольшим странным акцентом.

Негры разом притихли и воинственно перехватили покрепче копья.

Неужели старец? Хотя на вид лет тридцать, длинные прямые волосы чёрного цвета обрамляют лицо, густо заросшее бородой. Чем-то мужик напоминал Иисуса Христа с икон. Умный, добрый взгляд. Медленные, уверенные движения. Ну и десяток апостолов, чернокожих и с копьями, но всё же.

За их спинами Клим разглядел лагуну, яркий песок пляжа и неопрятные постройки вылепленные из глины. Какие-то квадратные хибары обнесённые трёхметровой глиняной стеной. Такой себе средневековый замок, наспех сляпанный стаей ребятни на берегу океана. Местами его защитная стена потрескалась, кое-где обвалилась, но продолжала кое-как выполнять свои функции. То есть сдерживать толпу зелёно-коричневых гуманоидов с крокодильими хвостами. Те, тоже вооруженные копьями, но с игольными наконечниками, деловито пёрли на стену, пытаясь взобраться. А со стены на них летели камни, и тыкали копьями негры. В общем, какая-то местечковая склока дикарей.

Всё это Клим отметил мимоходом, а в следующую секунду из зарослей выпорхнул «SOP-2С» и завис у плеча.

— Ты ещё, что за тарова блевотина? — удивлённо возмутился бородатый. — Такой план мне обгадил.

Затем его внимание привлёк дрон, мужик вскинул брови и взмахнул рукой.

Потерянна связь с дроном.

Восстановить — машинально отправил указание Клим.

В доступе отказано.

Никакого: «невозможно восстановить» или «сбой связи», а «отказано в доступе»! Такое бывает только если дрон принадлежит кому-нибудь другому.

— Какого!? — дрон медленно осел на землю и переключился в режим ожидания, помаргивая жёлтым «глазом».

— Валите его! — махнул бородатый Иисус.

— Стойте! — крикнул Клим, поднял правую руку, «отключил» перчатку и продемонстрировал мужику перстень, покрутив ладонью и так и эдак, чтобы тот точно смог рассмотреть регалию.

Кинувшиеся было в атаку негры нерешительно замерли.

— Пратана фета дана! — буркнул бородатый.

Чёрное воинство снова ринулось вперёд, теперь с ещё большим воодушевлением. Клим выхватил станер и легко снял первых двух бегунов. А затем станер стал дёргаться в руке, словно у нейроволнового излучателя внезапно появилась отдача как у огнестрела. А затем и вовсе вырвался из руки и улетел к бородачу. Тот его легко перехватил, пренебрежительно повертел, разбираясь с нехитрыми настройками и навёл на бывшего хозяина.

— Да погодите же!..

* * *

Гормональная терапия завершена — выдала нейросеть.

А ещё информацию, что Клим пробыл в отключке всего двадцать минут. Всё-таки небольшую защиту от станера костюм имеет, плюс нейросеть внесла необходимые поправки в состояние пилота. А не то, он бы провалялся в беспамятстве часа три.

Рядом никого, только «SOP-2С» валяется в траве куском бесполезного пластика.

Восстановить связь с дроном.

В доступе отказано.

Бородач взмахом руки перепрограммировал дрона!? Только это и может объяснить происходящее.

«Но это же невозможно! Разве что это и есть тот самый крутой старец-псион. А я, как всегда, тупо запорол первое впечатление» — отстранёно подумал Клим.

Между тем схватка негров и зелёных ящериц продолжалась. Крики, ругань, лязг оружия. У глиняной стены валялись десятки зелёно-коричневых тел, но другие настырно пытались взобраться наверх. Двигались ящерицы, словно пингвины — смешно переваливаясь с боку на бок, некоторые спотыкались и падали на ровном месте. Непонятно как эти тритоны вообще умудряются взбираться на трёхметровую высоту по гладкой поверхности.

Схватка растянулась широким фронтом. Ящеры окружили посёлок негров и атаковали три стены, видимые Климу. Но если на двух ситуация была терпимая: не смотря на численное превосходство нападающих защитники раз за разом скидывали их вниз. То возле стены обращённой к лесу ящеров собралось в разы больше. Они подсаживали друг дружку и то один то другой умудрялся прорвать оборону и перевалить через стену.

Клим был не особо продвинутым стратегом, больше соображал в тактике, как и любой начинающий пилот. Но сразу заметил, что и стена в этом месте немного ниже, и защитников на ней меньше. А из воды, по тонкой полоске пляжа, выныривали всё новые ящеры. И все как один спешили именно к этой, уязвимой точке обороны.

«Ты ещё, что за тарова блевотина? Такой план мне обгадил.» — вспомнились слова бородача.

Похоже он намерено ослабил оборону в этом месте, а в лесу расположил засаду, чтобы в нужный момент зажать ящеров между стеной и лесом. Вот только вместо ящеров засада столкнулась с Климом, и полегла в неравной схватке с превосходящими технологиями.

— Такс! Корабль-охранник на орбите сбил. Лесную засаду обездвижил. Отвлёк бородача, чем позволил ящерам воспользоваться слабостью обороны. Чего бы ещё такого учудить для налаживания дружеского контакта? — Клим потянулся почесать ноющий затылок, но пальцы наткнулись на защитный капюшон. — Хм…

Пилот поднялся, подхватил кем-то обронённое копьё, пара чернокожих, которых он успел снять станером, продолжали безмятежно валяться в траве. Попытался прикинуть баланс оружия, но быстро выбросил эту затею из головы. Какой нафиг баланс, когда первый раз в жизни держишь в руках копьё? И с ярым воплем:

— За родину!

Бросился на снующих у стены ящеров. А чего опасаться? Неопытность в обращении с острой палкой прикроет пилотский костюм. Клим в этих доспехах просто неуязвим для хвостатых.

Добежал до стены за минуту и сразу же вступил в схватку, бодро размахивая листовидным наконечником. Тот был хорошо заточен и им можно было не только колоть, но и резать. Стоило нанести ящеру хоть небольшую рану и тот сразу же выбывал из боя, начинал выть, падал на песок и пытался отползти к кромке воды.

Первый десяток крокодило-тритонов (всё-таки эти твари были больше похожи на земноводных, чем на сухопутных ящеров) Клим обезвредил почти без сопротивления. Они его даже не сразу заметили. Но даже когда заметили и попытались окружить, дело у ребят не заладилось. Двигались они слишком неуклюже. Клим успевал отбежать на безопасную дистанцию и принимался гонять крокошек на другом направлении.

Бздынь! По шлему прилетел увесистый шлепок и пилот упал на одно колено. Один из ящеров умудрился подкрасться сзади. Теперь он размахивался чтобы окончательно сбить Клима с ног, но вдруг закачался, выронил копьё и завалился навзничь.

Краем глаза Клим заметил на стене фигуру в белом комбезе. Патлатый Иисус водил станером по толпе, выцеливая то одного то другого ящера. Похоже это он и помог пилоту, подстрелив противника. Клим отсалютовал спасителю копьём и получил в ответ сдержанный кивок.

— Похоже отношения налаживаются.

По непонятной причине, самого Иисуса поток ящеров огибал, они будто нарочно старались держаться от бородача поодаль. А если кто-то и оказывался рядом, то прятал копьё за спину, чтобы случайно не поранить странного мессию.

Клим бросился на ящеров с новой силой. Скоро со стены стали спрыгивать чернокожие. Дело пошло быстрее. Наконец ящеры дрогнули и несуразной толпой бросились к воде. Их товарищи у других стен, завидев скоростное тактическое отступление, тоже бросали все дела и бежали следом. Впрочем, бежали — слишком громкое слово. Это как бегущий по камням пингвин, вроде как и бежит, но больше вызывает невольный смешок.

Победители мчались следом, добивая отставших и упавших. Клим нёсся одним из первых, опомнившись только оказавшись по пояс в воде и обнаружив, что под водой смешные пингвины быстро превращаются в стремительных акул. Гладкие тела неуклюже падали в набегающую волну, а через секунду выныривали в десяти метрах и резво разворачивались, не уступая в грациозности дельфинам.

Пилот поспешил выбраться на берег. И как раз вовремя, там где он только что стоял вода забурлила и разлетелась брызгами. Ещё мгновение и ящеры бы легко утащили сухопутного в глубину. Кстати, никто из чернокожих даже близко не подошёл к воде, все встали в нескольких метрах. Только один, видимо самый смелый, подошёл на расстояние вытянутой руки. На его шее поблёскивали красные бусы. Он вскинул копьё и выкрикнул:

— Браво фета дана!

Остальные тоже подхватили этот клич. Глаза у темнокожих были, что называется «по пять копеек», когда они увидели как Клим безбоязненно рассекает по воде. Хорошо, что маска капюшона не позволяла им разглядеть его испуганное лицо, когда он понял чем чревато купание. В общем, к замку пилот возвращался под дружный хор голосов:

— Браво фета дана!

— Браво фета дана!

У кривых деревянных ворот, которые уже успели открыть нараспашку, хотя скорее они просто распались когда из них вытащили запорную балку, стоял бородач похлопывая по бедру станером.

— Ладно, засранец, во втором акте ты мне понравился, — бородач бросил Климу станер, заряд ожидаемо оказался на нуле. — Заходи будем знакомится, фета дана.

— Фета дана?

— Белый демон.

— А ты наверное фета нила? Небось белый бог?

— Угадал, пустышка, — усмехнулся бородач. — Иди к костру в центре, я позже подойду.



Глава 3


Пока Клим топал к разгорающемуся пламени в центре поселения в спину то и дело прилетал увесистый удар, и кто-то из негров уважительно улыбаясь кивал:

— Фета дана.

Боль в затылке пульсировала всё сильнее, и так вызывая раздражение. Так что после десятого хлопка уже хотелось заехать очередному поздравителю по физиономии, но Клим держался. Не хватало ещё устроить глупую потасовку после такой славной совместной победы.

Все постройки лагеря, даже деревней это назвать язык не поворачивался, были кривыми глиняными домиками без окон. Вместо дверей шторы из больших листьев сплетённых в веник.

Только одно строение выделялось. Чуть поодаль, на небольшой возвышенности стоял изобетонный короб с идеально гладкой поверхностью, тоже квадратный и без окон, зато с массивной бронированной дверью на которой виднелся прямоугольник сканера ладони. Похоже это обитель самого фета нила — он же бородатый Иисус, он же, теоретически, псион-медик. На крыше короба торчала параболическая антенна орбитальной связи.

Странно — высокие технологии, продвинутый псион, а вокруг джунгли и аборигены с палками. Что он тут делает, этот сбрендивший отшельник, триста лет торчащий на дикой планете? Как же нужно свихнуться, чтобы захотеть тут столько жить? Или он тут не по своей воле?

Клим уселся на поваленное бревно, отполированное прикосновением бесчисленных задниц и задумавшись принялся пялиться в прогорающий костёр. Пилот пытался отрешиться от пульсации в черепе и от мыслей, что именно эта пульсация вскоре принесёт.

Потихоньку темнело, бородатый миссия куда-то запропастился, а вокруг суетились чернокожие. Подкидывали поленья в костёр, выносили туши убитых ящеров, чинили стену, прямо сверху наляпывая пласты мокрой глины.

Убитых или тяжело раненных негров Клим заметил всего с десяток, остальные отделались порезами и царапинами, что удивительно, учитывая, что нападающих было намного больше защитников. Кстати, трупы своих товарищей чернокожие вынесли за пределы лагеря вместе с трупами ящеров, не делая при этом никаких различий.

Скоро огонь в костре утих, оставив гору мерцающих углей. Появились женщины с носилками. Они деловито разгребли золу, натыкали короткие рогатины вокруг кострища, а потом уложили на них длинные жерди с нанизанными кусками белого мяса. В воздухе заиграл аромат жаренной рыбы и Клим непроизвольно сглотнул слюну.

— Ну, пустышка, — рядом на бревно уселся бородатый в белом комбезе, испачканном зеленоватыми пятнами. — Кто тебя нанял? Кла Мерс или Ло Рик? Ставлю на второго, он всегда наплевательски относился с порядкам Семьи.

— Эмм… Похоже ни тот, ни другой.

— Не будь болваном, если ты не знаешь имён, то тебя просто использовали втёмную, — презрительно отмахнулся бородач. — Тогда это Кла Мерс, он всегда перестраховывается, и надо сказать, совсем не зря. Семья этого дела не простит. Как тебя только уговорили? Небось задолжал крупную сумму или захватили родственников? — он смерил пилота любопытным взглядом и добавил. — Боишься?

Клим просто пожал плечами, не зная, что ответить.

— Тогда снимай шляпу, тут все свои, — он указал на защитный шлем пилота. — И не беспокойся, ты получишь всё обещанное в полной мере. Даже немного накину сверху, ты меня нехило развлёк сегодня.

Клим разгерметизировал капюшон и с удовольствием вдохнул свежий насыщенный кислородом воздух. Головная боль немного утихла.

— Как тебе удалось? — заинтересованно спросил бородатый.

— Что?

— Проскользнуть мимо «Вандала»?

— Вандала?

— Не тупи, пустышка. Охранный тактический крейсер на орбите.

— А это… — Клим почесал подбородок, раздумывая как бы помягче выдать новость. — Ну… Эээ…

— Что ты мямлишь как идиот? Докладывай как есть, — похоже бородач привык командовать и ожидал, что отвечать ему будут чётко и радостно.

— Я его это… сбил, — брови бородача взметнулись почти к волосам и Клим поспешил оправдаться. — Это случайно вышло. Недоразумение.

— Недоразумение? Что ты несёшь? Это ТЫ недоразумение! Вас сюда целый флот прибыл? Мерс вообще свихнулся? Тут же скоро будет КС! Надо валить как можно быстрее!

— Никакого флота. Я один.

— Один!? — бородач в упор уставился на пилота что-то раздумывая. — В смысле один? Мерс нанял линкор?

— У меня крейсер.

— Крейсер? Что за крейсер способен завалить «Вандала» один на один?

— «Перун».

— Никогда не слышал, — отрицательно помотал головой бородач. — Я не очень шарю в космолётах. Но что такого нового успели создать за три года?

Клим поднял руку ладонью вверх, на запястье засветился глазок маленького голопроектора и спроецировал изображение его корабля со скупыми строками характеристик.

— А что ещё за тонны и метры?

— Сейчас, — Клим перевёл характеристики в стандартные торговые единицы принятые в Содружестве для расчёта. Их старались передавать любым встреченным расам, так что они вполне могли «добраться» и до отсталых дикарей.

— О! Так лучше, — тут бородач вчитался в размеры. — Это что яхта?

— Это крейсер.

— Флак! Такое чувство, что я отсутствовал в Семье не три года, а лет триста. Какие маленькие крейсера стали делать. Сколько в команде человек и имеют ли они представление зачем сюда сунулись?

— Я один.

— Один? Погоди-ка долбень. Ты прилетел на одноместной яхте и раздолбал «Вандала»? Ты что несёшь? Я понимаю, что ты под впечатлением от встречи с бессмертным, но всему есть предел.

— Ты тоже пилот? — удивился Клим.

— Причём тут пилот?

— Ну, один из бессмертных, как и я, — пояснил Клим.

Бородач смерил его сердитым взглядом, протянул вперёд ладонь с растопыренными пальцами, секунду что-то разглядывал, казалось проникая взглядом под черепную коробку. Волосы на голове Клима встали дыбом от ощущения, что по мозгу пронёсся свежий ветерок.

— Какой ты, к мулку, бессмертный!? Ты пустышка! — бородач даже привстал от возмущения. — Не вздумай ещё раз ляпнуть что-то подобное. Семья сносит тупые бошки и за меньшее. Уяснил?

— Более чем, — Клим озадачился от этой внезапной вспышки агрессии, но возражать не стал.

— Ладно, — успокоился бородач и присел обратно на отполированное бревно. — Откуда ты?

— Из Содружества.

— Тогда понятно, — закатил глаза «Иисус», сложив ладони вместе. Теперь его сходство с христианским мессией проявилось особо отчётливо. — Очередные дикие засранцы захватившие три системы и пафосно назвавшие своё объединение Содружеством. Вокруг Семьи их уже дюжина, ты из какого?

— Ну, не три системы, а около семи тысяч, — вступился за Содружество Клим. Голограмма сменилась изображением звёздной карты поделенной на цветные сектора. Он ткнул пальцем. — Я вот отсюда.

— Отсюда — оттуда. Тут Дед запутается. Что это за хрень помеченная красным?

— Зона Каргасса.

— Ну хоть что-то знакомое. Флак! Как пакость разросся-то. Причём в сторону противоположную от Семьи. Прячется, ссучёнок. Увеличь-ка вот-тут масштаб, — бородач долго рассматривал карту, недовольно пожёвывая губы и требуя сместить её то туда, то сюда. Затем он окончательно расстроился. Причём не от того, что зона Каргасса разрослась, а от того куда именно потянулись красные протуберанцы захваченных искиным систем. — Вот урод, тарова отрыжка. У тебя есть нейросеть, пустышка?

— Да.

— Скинь мне эту карту, — Климу пришёл запрос и он передал файл.

Взгляд бородача расфокусировался, видимо, он ещё раз просмотрел карту. Лицо его выражало крайнюю степень неудовольствия, а с губ то и дело срывались непонятные ругательства. Наконец он сосредоточил взгляд на Климе, а выражение лица снизошёл сделать немного более уважительное, так, самую малость.

— Значит ты из какого-то крутого Содружества? Да ещё и за Каргассом. Тогда ладно, спишем твоё поведение на незнание. Но как же, в таком случае, Кла Мерс умудрился тебя нанять?

— Да не знаю я никакого Кламерса, — вспылил Клим. Его уже начало раздражать презрительное отношение и совершенно непонятные темы беседы.

— Утихни, — примирительно поднял ладони бородач. — Давай начнём заново. Я Шорм Хан Верес, Сын Семьи. Разрешаю называть меня просто Хан.

— Я Клим Великодушный, пилот, — он ещё хотел добавить «бессмертный», но решил опустить это слово, вспомнив как бурно на него реагировал псион.

— И зачем ты здесь, Клим Великодушный?

— Можно просто Клим.

— Неважно, пустышка, — отмахнулся Хан. — Рассказывай пока дежурный КС не отыскал твою колымагу на орбите. Время идёт.

Перчатка сложилась в наруч и Клим продемонстрировал Хану зеленоватый перстень.

— Вот.

Тот как-то по особому глянул на кольцо и татуировка древних ощутимо кольнула кожу.

— Старый симбиот? — хмыкнул Хан. — Мы от таких давно отказались. Древние натыкали туда столько фигни, что страшно становится. Ты знаешь, что эта штука вполне может убить владельца?

— Значит перстень тебе ни о чём не говорит?

— Кроме того, что ты идиот нацепивший древнюю цацку, способную сварить мозги? Надеюсь ты не торгуешь симбиотами, а то ты прибыл совсем не по адресу.

— Это был риторический вопрос, — вздохнул Клим.

— Мне побоку, я всё ещё жду ответа: зачем ты здесь?

Первые куски жаренной рыбы как раз подоспели и женщины вручили их сначала Хану и Климу, а затем уже принялись раздавать остальным, подчиняясь какой-то своей табели о рангах. Клим оторвал крохотный кусочек рыбьего шашлыка и растёр по нёбу. Скоро нейросеть вынесла вердикт, что он пригоден для пищи. Рыба оказалась на удивление вкусной, хоть есть пришлось прямо с палочки и помогая себе руками.

Отрывая совсем небольшие кусочки, чтобы не набивать рот, Клим рассказал Хану о прадеде Всеволода, когда-то побывавшем на этой планете и оказавшем услугу старцу-целителю. Про свою болезнь рассказчик решил пока умолчать. По мере рассказа Хан начал улыбаться, а под конец уже откровенно ржал и даже уронил свой шампур с едой. Бдительные женщины сразу же протянули ему несколько новых.

— Короче, ты явился в психлечебницу требовать услугу от умалишённого! — по щекам псиона даже покатились слёзы, так ему было весело. — Твой предок явно переиначил восемьдесят процентов истории. И всё это объясняет почему ты здесь, а мне ещё и интересно зачем?

— Я умираю.

— Да вы все умираете, пустышка, — всё ещё хихикая отмахнулся Хан, откусывая от новой порции. — Припёрся зачем? Да ещё «Вандала» расхерачил на орбите? Хочешь окочуриться поскорее?

Пытаясь не раздражаться по поводу реакции Хана, Клим обрисовал ситуацию более полно. Рассказал про Сферу Древних и изменения в ментальных каналах. Пришлось немного затронуть тему Содружества и капсульных кораблей, как-то к слову пришлось. Хан слушал внимательно, но улыбчивые морщинки в уголках глаз так и не разгладились до конца.

— А эта твоя сфера… Это такой красный шар, а под ним кишки шевелятся?

— Очень похоже, что да.

— И ты влез в неё добровольно?

— Нет, по стечению обстоятельств. Несчастный случай.

— Ну тогда ты не совсем имбецил. Но, флак, целое крутое Содружество кретинов-пустышек это тоже очень весело. Значит ты прибыл подлечиться? Это ты по адресу, верно. Тут у меня огромная больница, с целую планету, — Хан и не думал сдерживать смешки, продолжая то и дело ухмыляться. — Значит ты у нас псион АЖ ТРЕТЬЕГО ранга? Ну-ка расслабь булки.

Он выбросил шампур с рыбой прямо на землю, кое-как вытер руки о свой испачканный комбез и положил ладони на голову Клима. У того сразу же заложило уши, и показалось, что чужие пальцы проваливаются прямо сквозь кости черепа к мозгу. Клим дёрнулся, чем сразу же заслужил лёгкий подзатыльник.

— Расслабься, говорю, пустышка. Если бы я хотел тебя убить, то не стал бы даже вставать с места, — измазанные рыбьим жиром ладони снова вернулись на голову пилота.

И у того скоро возникло ощущение, что чужие пальцы таки продавили череп, и теперь бесцеремонно мнут мозг. Хотелось оттолкнуть псиона, но Клим настырно терпел, напоминая себе, что он тут не просто для забавы, а для спасения своей жизни. Только осознание этой простой мысли и не давало подняться и разрядить в голову Шорм Хана станер, уже заряженный запасным накопителем.

Наконец экзекуция окончилась и Хан расслабленно опустился назад на бревно.

— Ну, что я могу сказать. Твой дар, — при слове «дар» он презрительно фыркнул. — Действительно отличен от нуля. Это бесспорно. Но ты не то, что не годишься в Правнуки, по меркам Семьи ты, вообще, не одарённый. Пустышка. А сунулся в такой агрегат, как Древняя Сфера. Удивительно, что вообще выжил. У нас когда-то тоже проводились эксперименты по «насильной» накачке каналов. Энергию действительно можно залить, но это не развивает сами каналы, понял?

— Не очень.

— Представь свой дар как паутину. Есть такие мелкие насекомые, вытягивающие из жопы нитки и плетущие из них узоры…

— Я знаю, что такое пауки, — вставил Клим.

— Тем лучше, — кивнул Хан. — Значит твой дар — ментальные каналы — это паутина. И вдруг на ней конденсируется энергия, пусть будет: капельки росы. Это по своему хорошо, но каналы не готовы к такому впрыску. Под тяжестью капелек паутина прогибается к центру, капли съезжают ниже, потихоньку слепливаются, тяжелеют ещё больше, ещё больше прогибают паутину, собираются в комок… А потом хрясь! — Хан ударил кулаком в ладонь. — И все, к муллку, порвалось, а ты сдох.

— Отличная история, — понуро выдавил Клим.

— Не ты первый, не ты последний. Во вселенной полно идиотов.

— Значит я прилетел зря?

— Что? — Хан уже отвлёкся и прокручивал в голове какие-то свои планы. — А, ты про своё затруднение с башкой? Нет, не зря. Я могу помочь. Я всё-таки Сын Семьи. Короче, давай так. Вывозишь меня из этого гавённого «рая», плюс, я так понял ты парень не бедный, да? Звездолёты запросто покупаешь? Тогда ещё заплатишь столько, сколько стоит корабль, на котором ты прилетел. Хотелось бы, конечно, остаться в Семейной Зоне, но думаю меня опять схватят. К тару! В вашем Содружестве тоже должно быть комфортно, особенно учитывая, какие вы все там «крутые псионы». А я тебя подлатаю пока будем лететь.

— Но у меня одноместный корабль…

— Да забей, — беззаботно перебил его Хан. — Я не привередлив. Обойдёмся одной койкой на двоих. Если что, то у меня и скафандр есть. Рассчитан на тридцать суток работы в полной герметизации так что я даже твоё жизнеобеспечение не нагружу.

— Ты не понял, мой корабль рассчитан на единственного пилота.

— Ты хочешь сказать, что мы не взлезем вдвоём в рубку?

— Нет никакой рубки. Это капсула, кокон с биогелем. Он создан только под мою ДНК. Я же рассказывал.

— Какой ты зануда. Не вижу проблемы, — Хан явно не представлял себе, что такое капсульный корабль. — В жизнь не поверю, что в твоей яхте не найдется пустующего места. Хотя бы грузового отсека. Я же в скафе буду. Потерплю.

— Конечно есть, но ты умрёшь от перегрузок во время разгона.

— Забыл с кем разговариваешь? Я СЫН! До десяти G я вообще не замечу. Двадцать могу выдерживать продолжительное время.

— А сто двадцать?

— Ну, — Хан неопределённо покачал головой. — Если не долго…

— А двести сорок в течении двух минут?

— Твоя капсула позволяет выдерживать такую нагрузку две минуты?

— Даже больше, но потеряю сознание.

— Тарова отрыжка. Кому пришло в голову так ускорять корабль? Он же развалится.

— Для входа в варп требуется векторное ускорение в сторону прыжка.

— Зачем это? У нас звездолёты не требуют такого разгона перед прыжком и нормально варпают.

— У вас колымаги с громоздкими старинными движками, а на остальное оборудование места остаётся мало. Потому вы и строите большие стальные гробы, как тот, что был на орбите. Даже в лобовом столкновении он бы продержался против нашего лёгкого фрегата три секунды.

— Утихни, — примирительно поднял руки Хан. — Я понял: вы крутые парни, а мы отсталые дикари верхом на гробах. Но, флак, вы же возите пассажиров?

— Да, но на специальных пассажирских лайнерах. Или используем пассажирские капсулы.

— И ты, естественно, такую с собой не захватил.

— Естественно, я ведь лечиться летел, а не попутчиков брать.

— Тогда нам не о чем разговаривать, пустышка, — Шорм Хан Верес демонстративно отвернулся и вгрызся в свой кусок рыбы обильно пачкая бороду.

— Постой, я ведь не отказываюсь тебя вывезти, и даже заплачу. Хотя таких денег у меня пока нет, но я найду. В крайнем случае одолжу у Веника. Просто нужно слетать в Содружество и взять пассажирскую капсулу.

— Ну, тогда нет проблем, — с набитым ртом отозвался Хан. — Жду тебя в следующую декаду или когда ты там обернёшься.

— Дорога займёт от трёх до шести месяцев. В зависимости от обстоятельств.

— Отлично! Сидел тут три года, подожду ещё немного.

— Но я умру через две недели!

— Ах, флак, я и забыл, — тут у Хана удивлённо поднялись брови, он брезгливо отбросил очередной шампур под ноги и сжал кулаки. — Погоди, ты что же, засранец, предлагаешь вылечить тебя за обещание вернуться попозже? Совсем, к мулкку, офигел!? Я тебе не дикарь занюханный, Я Сын Семьи, флак!

— Не кипятись, — осторожно сказал Клим. — Когда я вернусь назад живой и здоровый, а Веник узнает, что ты хочешь отсюда выбраться, он за тобой целый флот пришлёт, если надо. У нас таких псионов, как ты, просто нет. А если и есть, то о них никто не распространяется. Да за тебя любая корпорация или клан гору ПЛЕКСов насыпет. Будешь в клане на особом положении, как сыр в масле кататься.

— Звучит как: будешь в кандалах горбатиться на дядю.

— В конечном итоге ты ничего не теряешь. Если я не вернусь ничего не измениться, а вот если прилечу за тобой… Ну, придётся, конечно, немного поработать на Всеволода, не без того. Но условия будут куда лучше, чем среди своры дикарей мочить крокодилов.

— Кого?

— Ну, этих с хвостами, что из воды лезут.

— А, ты про тритонов, — презрительно отмахнулся Хан. — Лично мне их нечего опасаться. Как они тебе, кстати?

— Дикари, как дикари, я и более странных встречал.

— Не такие уж они и дикари, но я не об этом, — Хан кивнул на кусок рыбы, что держал в руках. — Как они тебе на вкус?

Клим почувствовал как к горлу подкатывает тошнотворный комок.

— Мы… Это мясо разумных существ!?

— Что ты так позеленел, придурок? — пожал плечами Хан. — Мясо, как мясо. Чем оно, интересно, отличается у разумных и неразумных? Не вздумай тут блевануть, а то черняшки тебя не поймут.

Он кивнул на беззаботно жующих негров, а Клим изо всех сил пытался справиться с внезапными позывами к рвоте, и хоть немного успокоиться.

«Мясо. Это просто мясо. Фу, блин. Буэ! Твою мать! Сучий старец!»

— Лучше тебе сразу привыкать, — между тем бухтел Хан. — Тут особой альтернативы нет. Или это, или коренья и ягоды, половина из которых сущее гуано, а вторая половина ядовита. Да успокойся, что прям вот никогда не слышал чтобы разумные друг друга жрали? Ты же спалил уйму народу на орбите.

— Одно дело сбивать корабли или даже убивать, но есть…

— Как вы только выжили в вашем Содружестве?

— Да уж как-то обошлись без каннибализма, — парировал Клим.

Спокойно-безразличный тон Хана немного отвлек пилота от мыслей о мясе разумных, но тошнота так и не ушла окончательно. Поэтому когда одна из женщин заметила, что он выронил свой кусок радушно предложила другой, Клима аж передёрнуло от отвращения:

— О нет, нет. Не надо, я уже наелся.

Но женщина настырно продолжала протягивать деревянный шампур и что-то тихо лепетала.

— Отвали! — грозно рыкнул Хан.

Чернокожая сразу же опасливо вздрогнула и поспешила убраться.

— В общем так, — Хан задумчиво разгладил густую бороду. — Мне нужно подумать. А ты пока убирайся подальше, скоро сюда нагрянет КС и обнаружит твой корабль. Прилетишь через несколько суток, когда шумиха утихнет и поставят нового «Вандала». Сможешь прокрасться незамеченным и не сбивать его на этот раз?

— Смогу, но это не нужно. Ваши технологии не способны обнаружить «Перун» под маскировкой.

— Я же тебе поясняю, дебил: Прибудет КС. Созерцатели обнаружат любую разумную активность в системе.

— Разумную активность?

— Любой разум.

— Из разумов там только бортовой искин, они и его засекут?

— Нет, искина не засекут, если он, конечно, не такой как Каргасс.

— До Каргасса ему далеко. А ты знаешь, что он из себя представляет этот Каргасс?

— Только в общих чертах, но это сейчас не важно. Ладно, в конце концов это ты потеряешь корабль, а не я. Останешься тут со мной навсегда.

— Я и на капсуле смогу до Содружества добраться, не впервой. Но если эти твои созерцатели заметят любой разум, то может и правда лучше убраться отсюда и переждать где-нибудь, чтобы они меня не заметили.

— Думаешь они обратят внимание на ещё один бесполезный мозг в куче других бездарей на планете? — фыркнул Хан. — Ты слишком большого о себе мнения, пустышка. Проинспектируют систему, проверят на месте ли я, выставят новый крейсер в охрану, и всё.

— Тогда тем более нет смысла бежать.

— Ну как знаешь, — пожал плечами Шорм Хан затем повернулся и пошёл в сторону своего изобетонного короба. — Я спать.

Никаких указаний или банального гостеприимства он Климу не оказал. Похоже он вообще привык обращаться с неодарёнными, как со скотом. Нужно держать с этим парнем ухо востро, похоже жизнь «пустышки» для него не более ценна, чем обувь.

— Ещё можно носить? — отлично! Прохудилась? — Сменим на другую пару.

С этими мыслями Клим отошёл от костра к глиняной стене, подальше от кривых домиков. Выбрал место посуше, чтобы улечься, но его остановил неприятный запах. В углу лагеря оказалось отхожее место — яма перекрытая брёвнами. В центре перекрытия оставлена небольшая дырка, чтобы значит делать туда все дела. И никакой загородки. Нужно сидеть, словно орёл на утёсе, дуться и смотреть как вокруг аборигены бродят. Как на зло сразу же захотелось в туалет.

Клим подавил желание отправится назад к капсуле, «расстегнул» в нужных местах пилотский костюм и воспользовался диким приспособлением для естественных нужд, стараясь не обращать внимания на снующих неподалёку негритосов.

Затем отошёл как можно дальше от лагерного гальюна, запечатал защитный капюшон и улёгся. Он думал, что уснуть ему не удастся, в голову будут лезть тревожные мысли, но неожиданно отрубился как только оказался в горизонтальном положении. Даже не успел разобрать по полочкам неестественный разговор с Шорм Ханом.


***

Проснулся Клим от монотонных ударов. Над ним возвышался Хан беспрестанно пиная пилота по лодыжке. Солнце поднялось уже довольно высоко, а в затылке пульсировала неприятная боль.

— Ну и крепко же ты спишь, пустышка, — Хан продолжал пинать, хотя уже понял, что Клим проснулся. Пилоту пришлось откатиться немного назад и встать на ноги. — Расхлябанное дитя цивилизации. Будешь здесь так дрыхнуть обязательно кто-нибудь отожрёт пару кусков.

Комбез Шорм Хана сиял белоснежной чистотой. Волосы и борода аккуратно расчёсаны. Сходство с Иисусом стало бы просто нестерпимым, если бы не грубый голос и манера разговаривать как деревенское быдло.

— Отличные новости, пустышка. — продолжил псион и показав идти следом, потопал к костру в центре лагеря. Там уже вовсю бушевало пламя. Хан даже не оглянулся проверить следует ли за ним Клим. — Прилетал КС. Удивительно, но созерцатели ничего не нашли кроме обломков «Вандала». Мне пришёл запрос, но я, естественно, ни сном ни духом о том, что случилось на орбите. Хе-хе. Ты можешь проверить цел ли твой корабль?

— Да что тут проверять? В случае обнаружения он бы подал сигнал, — отмахнулся Клим, но на всякий случай проверил логи сообщений и с облегчением убедился, что «Перун» каждые три часа отправлял на капсулу короткий дежурный сигнал по «узкому каналу» и последнее донесение было всего десять минут назад. — Ваши корабли не смогут…

— Не путай КС и все отсталые технологии неодарённых, пустышка, — перебил его Хан. — Если бы ты схлестнулся с силами Семьи, а не с крейсером таких же пустышек как ты, то не заметил бы, что уже труп. Но речь сейчас не об этом. Я придумал как разрешить нашу маленькую дилемму. Я тебя подлатаю, но не полностью, а настолько чтобы ты протянул полгода — год. Этого времени тебе хватит чтобы мотнуться туда-обратно и не сдохнуть?

— Должно хватить.

— Ну и отлично. И да, ориентируйся на нижнюю границу термина, а то я не мастак точечной терапии каналов. Флак! Целый месяц придётся напрягаться, чтобы вылечить пустышку. Как низко ты пал Шорм, — это Хан промямлил обращаясь сам к себе.

— Погоди. Ты же вылечил предка за один день и вроде не особо напрягся?

— О! Хе-хе! Это самая весёлая часть истории. То был не я.

— В смысле: не ты?

— Хм… — Хан резко остановился и задумчиво пожевал губу. — Собственно, делать всё-равно особо нечего могу и рассказать. А то ржать над анекдотом в одиночку не так весело. Заодно ты будешь хоть немного иметь представление о том куда вляпался, пустышка.

Они продолжили идти, скоро оказались у костра и уселись на уже знакомые отполированные брёвна. Чернокожие женщины, снующие вокруг, сразу же поднесли каждому по глиняному кувшину. Внутри оказалась обычная родниковая вода. Нейросеть показала почти идеальный баланс солей и микроэлементов.

— Короче, — прокашлялся Хан, отпив из кувшина и поморщившись. — Как ты уже должен был понять, если не совсем конченный придурок, в чём я сильно сомневаюсь, в этой части галактики правит Семья. Семья это… В общем, считай, что это объединение одарённых. И когда я говорю одарённых, я имею в виду действительно одарённых, а не нищебродов вроде тебя. Кстати, я тут на досуге пересчитал твой ранг. Если брать полное отсутствие дара за «ноль», а твоё развитие за «тройку», то ваши «девятки-одинадцатки» едва-едва дотягивают до Правнука. Правнуки это дети с минимальными способностями для принятия в Семью. Не все из них дорастают до Внуков, а Сыновьями становятся единицы.

— Дай угадаю: потом идут Отцы, Деды и Прадеды?

— Да ты, сука, просто системный аналитик. Я поражён! Может завалишь хавальник и будешь слушать молча!? Короче, не буду долго рассусоливать, Внук это… Тебе знакомо понятие религии и божественности?

— Да.

— Так вот Внук — великий воин. Солдат создателя вселенной. На этом этапе члену Семьи поручаются разные задания военного характера. Чтобы он отточил мастерство откручивания голов нерадивым пустышкам вроде тебя. Многие так и остаются Внуками пополняя касту воинов. Те же кто перерос этот период становятся Сыновьями. Сын это уже что-то вроде пророка — голос сообщающий божественную волю. Отцы и Деды — это и вовсе божественные создания, о них рассказывать не буду. Но ты должен осознать, что Я для тебя голос бога, понял, пустышка? Поэтому меня изрядно коробит когда ты разговариваешь со мной панибратски, а тем более пытаешься перебивать. Однако, я не тупой сноб и понимаю, что вселенная огромна и в ней есть места где о Семье даже не слышали. И всё же ты уже пару раз был на вот столько от гибели, — Хан показал пальцами расстояние в один сантиметр. — Случись наше знакомство на год раньше и ты бы уже издох три раза.

Клим в это время отхлёбывал из кувшина и последние слова заставили его расплескать воду.

— О! Эм… Извините…

— Утихни, — отмахнулся Хан тяжело вздохнув. — Раз уж я решил драпать из Семейной Зоны, то нужно привыкать к общению с… С такими как ты. Короче, когда ты становишься Сыном тебе поручают управление какой-нибудь корпорацией пустышек из тех, что покрупнее. Считается, что член Семьи должен попробовать всё на пути к возвышению. И войну, и правление. Выбирается корпорация и тебя назначают генеральным директором. По роже вижу, что у тебя возник вопрос, и меня это раздражает, ну да ладно, флак, спрашивай уже.

— А корпы, они на такое согласны?

— Скажем так: ни у одного пустышки из Семейной зоны подобный вопрос не сформировался бы даже на уровне мимолётной мысли. Я голос бога, забыл? Теперь ты понимаешь насколько я терпелив с тобой?

— Ага. Спасибо.

Глиняный кувшин сам собой вырвался из руки Клима, крутанулся и ударил в лоб, разлетевшись на кучу черепков. Родниковая вода хлынула за шиворот. Пилотский костюм мгновенно «сжал» воротничок, закупорил капюшон и просушил кожу. Но от этой запоздалой заботы только голова разболелась сильнее.

— Тебе лучше убрать сарказм из своего голоса, засранец, — ехидно заулыбался Хан.

Клим держался из последних сил чтобы не выхватить станер памятуя чем это закончилось прошлый раз. Но желание врезать по надменной роже Хана возрастало в геометрической прогрессии по мере развития разговора.

«Трогать падлу нельзя» — успокаивал себя пилот. — «Потом. Посчитаемся после моего излечения. А пока нужно терпеть. Кивай и улыбайся, Клим. Кивай и улыбайся. Впрочем и слишком попускать „вожжи“ не следует — привыкнет ещё».

Он снова распечатал капюшон и медленно кивнул, но улыбаться не стал, чтобы не вызвать новой вспышки гнева. Всё будет потом. В конце концов, месть это блюдо которое едят холодным.


Глава 4


— Собственно, многие относятся к правлению корпорацией формально, — продолжал Хан — Она ведь и до этого работала. Значит будет продолжать работать и без твоего «чуткого» руководства, тем более если ты нихрена не шаришь в финансах и политике. Всего-то и нужно, что несколько десятилетий корчить из себя большого «генерала». Наверное Высшие считают, что рано или поздно в тебе проснётся тяга к руководству, ты увлечёшься властью, стратегическими интригами и прочей сопутствующей чепухой, но единственное, что проснулось во мне после нескольких лет вседозволенности — это скука. И я стал «заедать» её наркотой и тёлками. Флак! Чего я только не пробовал. Постепенно я дошёл до состояния когда ты «убит» круглые сутки и не совсем уверен трахаешься в данный момент или нет. И если ты хотя бы Внук, то это очень опасно… для окружающих, естественно.

— Короче. У тебя были власть, деньги и силы, а ты банально спился? — не удержался от шпильки Клим. — Слабак.

На этот раз полетел кувшин, который держал в руках сам Хан, хотя тот даже не замахивался, но капюшон пилотского костюма захлопнулся на мгновение раньше и глиняная посудина бессильно расплескалась черепками о броню.

Хан вскочил с бревна, шагнул вперёд, но вдруг остановился и расхохотался:

— А ты мне нравишься, мелкий ублюдок. Хорошо, можешь иногда откупоривать хавальник, а то я тут совсем уже закостенел в окружении чернозадых рабов, но советую совсем уж не забываться.

— А я вот тебе советую спуститься с небес, — ответил Клим и снова деактивировал капюшон комбеза. — Раз уж ты собрался жить в моём Содружестве, то выключай режим бога. Какой бы ты ни был крутой псион, а наши умельцы найдут способ как поотшибать тебе рога.

— Я учту, — по прищуру было видно, что Хан собирается составить список будущих обидчиков и устранять их по мере желания и возможности. Причём первое место в списке уже прочно занимает сам Клим. — А на счёт «слабака»… Ты сначала историю дослушай, а потом вякай.

— Я тоже учту.

— Знаешь как наркоманить прикольно если у тебя есть личная навороченная медкапсула? — снисходительно заулыбался Хан. — Никакого отходняка, ущерба здоровью и привыкания. Утром подымаешься свежий и бодрый. Зависимость возникает чисто психологическая. Опять же, творить можешь всё, что заблагорассудится и никто из пустышек не вякнет и не пожалуется. Ну я и творил… Думаю, всё было очень весело, но большей части приключений я просто не помню. Закончилось тем, что в одно прекрасное утро я проснулся тут. Это планета для слетевших с катушек членов Семьи, но для той их части, которые ещё могут исправиться. Поэтому Прадеды, — последнее слово Хан не произнёс, а выплюнул словно какую-то гадость. — Решили не сносить мне мозги, а поселили тут. Это, по их мнению, должно производить какой-то особый психологический эффект. Только вот старые маразматики видимо не в курсе, что в отличии от основной массы наших я прекрасно осведомлен о существовании этой лечебницы для убогих. В бытность свою Внуком сопровождал сюда очередного «отдыхающего» по секретному заданию Высших. Так что я заранее нанял парочку отморозков, чтобы вытащили меня.

— А почему ты просто не сбежал без всей этой тягомотины ещё до того как тебя упекли сюда?

— Из Семейной Зоны? Да мне бы шагу не дали ступить без разрешения. Замысел был именно в том чтобы Высшие сами меня вывезли за наблюдаемый периметр. И они, флак, вывезли, но дальше план забуксовал. То ли наёмники меня сдали, то ли они изначально были марионетками Старших, а может всё дело в новёхоньком «Вандале» на орбите. Раньше-то тут было пусто. Короче я застрял на три года. Думал уже придётся играть счастливое выздоровление.

— То есть вся эта бадяга с наркотой только для того чтобы сбежать от дедушек и бабушек?

— Когда ты официальный член Семьи это не так просто, пустышка. Ещё никому не удавалось уйти живым. Я буду первым.

— Получается ты сейчас псих на лечении, а триста лет назад тут был совсем другой псих?

— Да и судя по рассказу твоего предка это был Отец-целитель. А я вот видишь ли Сын-воин, лечить не мой профиль, так что придётся немного повозиться. Садись поудобнее, начнём.

— Что вот так сразу?

— А чего тянуть? Может ты вообще неизлечим и проще сразу пристукнуть, а не беседы разводить. Я, собственно, и распинаюсь-то так долго не потому, что тебя просвещаю, а потому что давно ни с кем не общался на лингве. Всё заткнись.

Хан поднялся, зашёл Климу за спину и обхватил его голову ладонями.

— И это, расслабься, пустышка, это в твоих же интересах.

Но расслабиться не получилось. Опора вдруг исчезла из под ног, вокруг возникла полная пустота и Клим рухнул вниз. Как тут расслабишься? Его кто-то подхватил за шиворот, как нашкодившего котёнка, но не для того чтобы удержать, а чтобы надавить, увлечь и заставить лететь в пустоту ещё быстрее. Мир завертелся калейдоскопом. Отчаянно хотелось ухватиться хоть за что-нибудь, если не руками, то хотя бы взглядом, но перед глазами мелькали лишь мириады ярких видений и огней, которые сливались в разноцветные линии. Это продолжалось бесконечно, пока в какой-то момент не наступила тьма.

Очнулся он далеко за полдень, даже ближе к вечеру. Немилосердно хотелось пить, есть и навалять по жбану скотине, которая бросила его лежать под палящими лучами местной звезды. Кожа лица обгорела и изрядно припекала. Зато исчезло давление в затылке.

По данным нейросети прошло несколько минут, но ощущение было такое будто он провалялся намного больше. Да и не зря же лицо припекает, не могло же оно обгореть за такое короткое время. Первичная диагностика выявила ещё и обезвоживание.

Клим ухватил кем-то заботливо оставленный рядом кувшин. Вода оказалось противно тёплой, но он всё-равно жадно выпил половину содержимого, а вторую вылил на «горящую» кожу лица. Стало немного легче.

— О! Очнулся ханурик? — подошёл Хан, рядом семенил один из чёрных, он протянул свёрток из больших листьев. Внутри было завёрнуто уже знакомое белое мясо приготовленное на костре. Мясо разумных существ. Но голод был так силён, что Клим не долго спорил с совестью и моралью, а сразу отхватил изрядный кусок и поспешно заработал челюстями. Хан жестом отослал раба и обратился к пилоту: — Я уж думал не получилось и ты сдохнешь. Четвёртый день без сознания валяешься.

— А могло не получиться? — давно остывшая рыба чуть не выпала из рук. — Четвёртый день!? Что же ты не предупредил-то сразу?

— А зачем? — недоуменно пожал плечами Хан. — Ну сдох бы ты зная, что можешь сдохнуть, какая, к муллку, разница? А то, что столько валялся… так я и сам не знал, что так будет. Я же не медик. Да и вообще радуйся, что я настолько умелый воин. С моими навыками чистить ментальные каналы это… это… О! Это как разгонять по паутине капельки росы увесистым ломиком. Та ещё морока. Одно неверное движение и хрясь… Вся работа насмарку.

— То есть ты меня запросто мог убить?

— Почему мог? — заулыбался Хан. — Это только начало лечения, ещё будет куча возможностей.

Самое печальное, что судя по лицу Хана ему действительно плевать выживет пациент или нет. Не привык он беспокоиться о такой мелочи как жизнь пустышки.

— Можно подумать тут куча пилотов только и ждущих очереди чтобы тебя вывезти, — недовольно протянул Клим.

— Не волнуйся, в случае твоей скоропостижной кончины я придумаю что-нибудь новое, — Хан развалился рядом и заложил руки за голову. — Давай развлеки меня какой-нибудь историей твоего мира.

— Я тебя развлекать не нанимался.

— Слушай, Бим… Ммм… Плим… Да как же там тебя, к муллку? А! Клим! У нас с тобой ещё куча времени. Сеансов двадцать — тридцать. Не нужно нагнетать… Давай так: историю ты, историю я, не тупо же на закат пялиться…

Закат над лазурью океана был прекрасен. Он ещё только начинался, а облака уже красиво обступали запад обещая неплохую иллюминацию под занавес. Вечерние лучи подкрашивали золотом волнорез далёкого рифа, вода перекатывалась через него пенными бурунами. Разговаривать с напыщенным зазнайкой совершенно не хотелось. Клим стиснул зубы и нахально принялся смотреть на горизонт.

Хан не обиделся и даже не выдал очередное ругательство, а начал историю сам. Поначалу Клим не собирался слушать, но когда вокруг тишина и кто-то постоянно молотит языком, то поневоле начинаешь понемногу воспринимать сказанное, даже если пытаешься от всего отрешиться.

Рассказывал Хан интересно, но часто перепрыгивал с темы на тему. Касался всего, но не доводил до логического конца ни одну историю. Похоже он развлекал больше себя чем слушателя.

Семья, как Клим и сам изначально догадался, это объединение одарённых. Каждый имеет свой ранг: Правнук, Внук, Сын, Отец, Дед (Старший) и Прадед (Высший). Отношения внутри Семьи действительно, что называется, семейные и добросердечные. Нет ничего выше чем жизнь, здоровье и удобства любого члена Семьи. Пустышки в расчёт не принимаются. А чтобы последние не бунтовали, любое неповиновение карается очень сурово.

Как-то за угрозу жизни группе Внуков, было умерщвлено девяносто пять процентов населения планетарной колонии — двести семьдесят миллионов человек. Остальных расселили по Семейной Зоне, чтобы они смогли поделиться горьким опытом с другими пустышками. Неодарённые там не то что вякнуть бояться, а даже моргнуть без спроса.

И технологии у них отсталые не потому, что нет умников, а потому, что любые разработки контролируются сверху. И если Высшие вдруг решают, что исследования в данной области угрожают будущему Семьи, то их тот час прекращают, а все разработчики бесследно исчезают. Неудивительно, что самыми крутыми кораблями являются какие-то мифические КСы, которыми могут управлять только Отцы и Деды. И о которых, похоже, и сам Хан не очень много знал, потому как путался в описаниях и объяснениях.

Поэтому Клим решил мерить по тому, что он видел сам. А из «Вандала» встреченного на орбите, выходило, что «семейники» едва дотягивают до Техно-1, то есть только освоили межзвёздные перелёты. И это странно, так как по словам Хана: в Семейной Зоне (СЗ) насчитывается около двух тысяч миров, а членов Семьи чуть меньше десяти тысяч.

Совершенно непонятно как эта горстка народу столько нахапала, да ещё и управляет миллиардами живых существ. Но судя по уверениям Хана, в СЗ шагу нельзя ступить без контроля со стороны одарённых. И этому как-то способствуют ненавидимые им Прадеды. Остаётся только верить во всемогущество этих их КСов.

Новых членов Семьи ищут среди пустышек. Откуда они появляются, эти дети с спи-индексом в одиннадцать-четырнадцать? Всё просто. Дар часто передаётся по наследству, а у одарённых чуть ли не право первой ночи на территории СЗ. Хотя если послушать Хана так всё ещё круче — Сынам и Внукам можно трахать вообще всё что шевелиться, и замужних, и даже тех кто не хочет по доброй воле, а потому достойные рождаются чаще чем в других частях галактики.

Одарённость каким-то образом определяют Высшие, причём удалённо. Детей забирают у пустышек и воспитывают с пятилетнего возраста. Ребятне сразу начинают внушать, что каждый из них бог во плоти, а неодарённые это мусор. Естественно, что вырастают из Правнуков спесивые снобы и нахалы, которые, тем не менее, к друг другу относятся как к любимым братьям, а к старшим как к уважаемым отцам.

Хан неизменно отзывался о других членах Семьи с огромным уважением, и резко переключался на ненависть лишь когда дело нечаянно казалось Прадедов. Чем-то самые главные семейники ему очень не угодили. Хана аж трясло когда он был вынужден говорить: Высшие или Прадеды.

Рассказчик неожиданно оборвал своё повествование когда светило почти полностью погрузилось в океан.

— Всё. Чёт умаялся я с тобой. Продолжим завтра.

С этими словами псион скрылся в своём навороченном доме снова оставив гостя на улице. И снова Клим не заметил как отрубился едва прислонив затылок к какой-то коряге.

Утром его разбудил Хан, не говоря ни слова деловито потёр ладони, показал сесть на бревно, а сам зашёл со спины и опустил пальцы на голову пилота. На этот раз падение было более плавным. Клим сначала как бы начал потихоньку приподыматься над землёй, а только потом полетел вниз.

Вокруг развернулось нереалистичное изображение ночного неба. Ведь для человеческого глаза космос это чернота и набор точек разной яркости. На картинках и снимках цветовые оттенки звёзд и красиво раскрашенные далёкие туманности астрономы и программисты добавляют искусственно для зрелищности. А тут Клим как бы попал в одну из этих новомодных программ симуляторов — всё яркое, красивое, до умопомрачения детальное. Поначалу ему даже удавалось сдвигать изображение по своему желанию, но постепенно скорость полёта увеличилась, звёзды закрутились хороводом и полёт превратился в неконтролируемое падение, как и прошлый раз. И опять неожиданно, словно из-за угла ударила тьма.

Очередное послеобеденное пробуждение. Теперь лицо не припекало, но не потому что о Климе позаботились, а потому что он упал с бревна на спину, ноги оказались выше головы и прикрывали коленями от палящих лучей. Все тело неимоверно затекло в неудобной позе. Понадобилось десять минут только чтобы сползти с бревна и дождаться пока пройдёт покалывание в нижней части тела.

Нейросеть опять ничем не помогла: ни поддержки гормонального баланса ни настройки метаболизма, да и снова показывала, что прошло лишь несколько минут. Похоже она вырубается вместе с хозяином.

Клин принялся разминаться и скоро к нему подошёл Хан. Выглядел псион всё так же опрятно, а его комбез сиял белизной.

— Очухался? На лицо прогресс. Всего полтора дня в отключке.

— И тебе добрый день, — отозвался Клим. — У меня почему-то нейросеть отключается после твоих сеансов.

— Я в этом не очень разбираюсь. Моя не вырубалась никогда, а коррекцию каналов мне в юности тоже делали. Судя по файлу с картой галактики, что ты мне раньше передал, архитектура памяти у наших нейросетей схожая, файл читается без проблем. Хотя, это как раз неудивительно, нейросетевая идея всей галактике от древних досталась. Но у нас членам Семьи ставят не обычные модификации как пустышкам, — пожал плечами Хан. — В Семье этим целый отдел занимается. Каждому создают индивидуальную.

— Мдя… Хорошо быть из богатой семьи, — Клим улыбнулся получившемуся каламбуру, но Хан его не понял.

Подбежала одна из чёрных женщин, с поклоном протянула очередной свёрток с… Клим так и не решил для себя чем это считать: мясом или рыбой. На этот раз он даже не сразу вспомнил, что это за угощение такое. Машинально начал жевать. Только чуть позже удивился как, однако, лютый голод быстро меняет приоритеты.

— Так, жри быстрее и продолжим, — оборвал его задумчивость Хан.

— Ну нет. Пожалуй я сначала построю себе небольшой шалашик, а то просыпаться под открытым небом нифига не комильфо, знаешь ли. А нейросеть вырубается и даже капюшон костюма не закрывает.

— Ты в своём уме, придурок? Строить он собрался. Не порть репутацию. Я фета нила, ты фета дана. Мы не строим, а творим чудеса. Но на счёт шалаша это ты правильно, не очень приятно видеть как ты тут слюни пускаешь, — Хан поднялся и потопал к своему убежищу. — Иди за мной.

Вблизи изобетонный короб оказался внушительнее, а внутри и вовсе в несколько раз больше, потому что сам короб представлял собой лишь вершину пирамиды, а основная постройка была ниже уровня земли. В единственную довольно большую комнату вела крутая лестница без перил, она же, словно спускающийся постамент, делила комнату надвое. У стены обнаружилась старая медкапсула.

Клим глянул на неё и задумчиво потёр всё ещё местами красную кожу лица.

— Даже и не мылься, пустышка, — заметил его движение Хан. — Капсула запрограммирована на мою ДНК. Никого другого лечить не будет. Да если бы и лечила, я бы не тратил на тебя картриджи, мне их под расчёт привозят, раз в году, когда мозгоправ приезжает.

— Мозгоправ?

— Психолог, который должен определить выздоровел я или ещё нет, — Хан тем временем что-то искал на одном из стеллажей вдоль стены. Там было сложенно множество разномастных контейнеров. Остальное пространство комнаты выглядело довольно технологично, ничем не отличаясь от большинства стандартных средних жилых модулей. — Да где же она? Ага, вот, нашёл.

Он бросил Климу небольшой пластиковый брикет размером с кирпич. Сверху надпись: лёгкая полевая палатка «АПР 2».

— Ты там прояви фантазию при распаковке, черняшки любят зрелища.

— А зачем?

— А почему нет? Знаешь как они прикольно глазища выпучивают? Хоть какое-то развлечение, учитывая, что тут нечем обдолбаться.

— Как это нечем?

— А вот представь себе, — Хан даже стукнул кулаком в ладонь от недовольства. — Я тут перепробовал каждый лист и травинку, нюхал, ел, курил, делал выжимки, но похоже тут специально всё создавалось так чтобы ничего не пёрло. Ничего наркотического! Высшие падлы постарались.

— Какое ГОРЕ! — Клим заломил руки в притворном ужасе.

— Представь себе, — буркнул Хан. — Всё. Выметайся. И устрой черняшкам зрелище, это приказ.

— Пфф…Ладно. А что у них, кстати, всё хотел спросить, за тёрки с тритонами?

— Да какие у них могут быть тёрки? Чёрные совсем дикие, бегают по лесам, занимаются собирательством, реже охотой с камнями и палками. Почти животные, короче. А тритоны довольно развитый народец. У них есть подводные убежища, заводы, плавающие и летающие машины. В космос они, правда, не вышли, а теперь и не выйдут раз Семья за них взялась и устроила тут «райский» курорт.

— Так они же тоже с копьями…

— Ааай… — отмахнулся Хан. — Это у зелёных что-то вроде олимпиады. Самый смелый молодняк развлекается. Своих-то войн у них давно нет, всё что им в океане угрожало тритоны давно «победили». Они черняшек подвозят с других островов, соблазняя служением белому богу и копьями снабжают, у чёрных такой технологии и близко не имеется. Кстати, в следующий раз обрати внимание на океан, сколько оттуда «зрачков» вылезет во время боя. Там тотализатор на миллиарды кредитов.

— И что, потом они запросто наблюдают как их соотечественников тут жрут?

— Всё проще — они и сами не против соотечественниками полакомиться. Таровы, флак, амфибии. Чернозадые после побоища все лишние трупы в воду бросают. И насколько я знаю, в океане ничего не пропадает, а расходиться по самым дорогим ресторанам. И по подводным, и на экспорт, — при этих словах Хан потыкал пальцем вверх. — А ещё тритоны моя охрана, Семья им даже старый комплекс ПКО придала. Не знаю, правда, нахрена если ты тут, флак, шляешься по системе как у себя дома.

— Это я сейчас слышал нотки восхищения?

— Сейчас ты услышишь звук пинка, если не поторопишься, засранец. Через пять минут начнётся сеанс.

Злобы в голосе Хана не слышалось, скорее лёгкое раздражение, это наводило Клима на мысль, что отношения потихоньку налаживаются.


* * *

Потянулись дни похожие друг на друга как капли воды. По большей части Клим валялся без сознания в своей новой палатке. Потом пробуждение, торопливая трапеза и Шорм Хан Велес снова отправлял пилота в небытие.

Понемногу менялись лишь видения во время сеансов. Космос в который попадал Клим становился всё более насыщенным, звёзды складывались в крохотные созвездия, потом объединялись в рисунок побольше, который даже имел какой-то смысл. Но этот смысл постоянно ускользал от сознания. Казалось картинка вот-вот оформится, вот-вот станет окончательно ясно, что рисуют звёзды, но именно в этот момент обычно и наступала тьма.

Болезнь постепенно отступала. До этого Клим и не осознавал насколько сильно подействовали на него изменения вызванные Сферой Древних. Но теперь, когда симптомы проходили, он заметил, что мыслит более ясно и перестал забывать очевидные вещи, а до этого словно брёл в тумане.

И о чудо! Пси-связь с капсулой теперь удалось уверенно установить прямо из лагеря. Клим ненадолго вывел из «яйца» второй охранный дрон и удалённо погонял его немного по острову. Связь не оборвалась ни разу, хотя пилот не очень-то и напрягался. Впрочем, усиление псионных возможностей это скорее не возвращение старых навыков, Клим и до болезни бы не смог проделать такое с дроном, а приобретение новых. Что-то лечение, которое проводил Хан развивало в пилоте. Однако он помалкивал об этом в тряпочку, чтобы Хан чего доброго не добавил к цене исцеления ещё пару нулей.

Где-то на двадцатый раз, во время очередного сеанса, ощущения с самого начала стали другими. Более резкими, дёрганными, давящими. Словно ролик, который показывал звёздную рассыпь поставили на ускоренную прокрутку. Даже сквозь полудрёму транса Клим чувствовал неприятное давление в мозгу. Зато звёзды неожиданно сложились в фигуру, которую он никак не мог разглядеть ранее. Хоровод мерцающих разноцветных точек, лишь на одно мгновение, едва уловимое и зыбкое, оформился в ловчую сеть паутины.

После чего пилот резко очнулся с жуткой головной болью, слабостью во всём теле и беспрестанно блюя на свой костюм и пол палатки. Хан даже милостиво придержал ему голову, чтобы тот не захлебнулся в собственной рвоте. Но убедившись, что Клим пришёл в себя сразу отодвинулся и брезгливо вытер руки о свой комбез.

— Пожалуй надо бы тебе передохнуть недельку другую. Твой мозг уже неадекватно воспринимает лечение, — на лице псиона можно было заметить лёгкое раздражение, а может и слабое чувство вины.

После этого Клим провёл в горячке часа два, пока нейросеть наконец не справилась со слабостью поправив лёгкую закупорку нескольких кровеносных сосудов мозга, гормональный баланс и ещё кучу параметров. Пришлось лежать и терпеть. Последний раз Клим болел дольше пятнадцати минут ещё на Земле, когда у него и вовсе не было нейросети и настраиваемого иммунного импланта, которым она умело управляет. Отвык уже.

От воспоминаний о Земле, не таких уж и радостных, так как там не осталось никого родного, скорее все родные были в Содружестве, его отвлекли звуки оживления в лагере. Вообще-то палатка обеспечивала звуконепроницаемость класса «Е», но Хан не закупорил после себя входной клапан, так что звон, удары, топот и вопли были отчётливо слышны весь последний час.

Клим вышел наружу и обнаружил снующих по лагерю негров. Трудились ребята как перед прибытием хозяина с очередной проверкой на плантацию сахарного тростника. К защитной стене стаскивали камни, развалюху главных ворот пытались хоть как-то приделать чтобы не падала, на каждый домик водружались черепа каких-то небольших животных. Основная масса приготовлений уже была окончена, так как большинство чернокожих уже собрались на деревянных стеллажах-полках у глиняной стены, держа камни и копья.

Только несколько криворуких «мастеров» всё пытались присобачить повыше над входной дверью в изобетонный короб большой череп с рогами. Трое держали четвёртого, а тот на вытянутых руках прилаживал череп на едва заметный выступ в стене.

Хан стоял поодаль сложив руки на груди и мрачно поглядывал на трудяг. Череп постоянно падал, следом падал тот кто его цеплял, Хан всё больше хмурился.

— В этот раз тритоны пригнали совсем уж кривых доходяг.

— Раньше пригоняли получше? — поинтересовался подошедший Клим.

— Да, в сущности, таких же, — поморщился псион. — Откуда чернозадым знать хоть что-то о строительстве или починке, если этих обезьян только с веток дерева согнали?

— Я так понимаю готовится очередная олимпиада?

— Правильно понимаешь.

— И какой план?

— Какой план? — Хан смерил пилота недоуменным взглядом.

— Ну, какая наша с тобой роль?

— Да никакой. Мы вообще можем не участвовать. Я тебе больше скажу, я всегда принимаю решение спонтанно. Тут наверное куча «жучков» тритонскими букмекерами заныкана, чтобы определять буду я вмешиваться или нет и подправлять ставки. А я такой: бац! И в самый последний момент делаю что-то неожиданное. Хоть какое-то развлечение.

— Врываешься в схватку как настоящий свирепый фета нила?

— Было пару раз, в самом начале заключения, но надоело. Во-первых, они меня не посмеют тронуть. Во-вторых, даже если бы посмели ничего бы не вышло, я всё-таки Сын Семьи. Последний раз пытался скоординировать действия этих обезьян, даже план хитрый составил, но один нерадивый пришелец всё обломал. Положил, сука, всю засаду, — Хан многозначительно покосился на Клима. — Да и вообще, воевать мне надоело ещё в бытность Внуком. Достойных противников для воина моего класса просто нет. Все восстания, что нужно подавить и захваты новых планет, сплошная скука: я одной рукой дрочил — другой убивал.

— Да хватит заливать.

— ЧТО!? Ты сомневаешься в моих словах, пустышка? Смотри сюда.

Шорм Хан демонстративно расправил плечи и направился к воротам. Несколько чёрных как раз закончили ставить подпорки из брёвен и конструкция приобрела некую устойчивость, даже почти перестала шататься. Сомнительная преграда, но бедолагам тритонам, не приспособленным для суши, предстоит повозиться пока они на неё взберутся.

Однако когда Хан приблизился на расстояние нескольких шагов кривое деревянное препятствие, которое должно быть весило тоны две, вдруг разлетелось, словно холмик лёгкого первого снега от пинка. Верёвки лопнули, брёвна дождём брызнули в разные стороны, часть глиняной стены, к которой крепилась рама рассыпалась в пыль.

Все части упали немного поодаль, будто специально освобождая дорогу Хану. Он размашисто пошёл к океану. Там, у кромки воды, уже шеренгами собрались тритоны. Никакого построения, двуногие крокодилы нелепо переваливались с ноги на ногу и топали к лагерю чёрных неорганизованной толпой.

Картина странная: Безоружный, одетый в белое черноволосый бородач, так похожий на Иисуса, сближался с жуткими созданиями у каждого из которых имелось копьё с игольным наконечником. И пусть тритоны двигались неуклюже, но их было более четырёх сотен, а из воды вылезали всё новые.

Конечно же они совсем не собирались даже прикасаться к псиону. Толпа начала расступаться задолго до того как приблизилась. Тритоны шарахались от Хана, как средневековые обыватели от прокажённого с колокольчиком.

Краем уха Клим услышал лёгкое жужжание и повертев головой обнаружил дрона на пропеллерной тяге, последний раз он видел похожего ещё на Земле. Дрон был не один. В разных местах, на определённом удалении друг от друга их парило штук тридцать, они вереницей растянулись от берега и окружили лагерь. Сейчас почти все направили объективы в сторону фигуры в белом комбезе. Похоже букмекерам и зрителям океана сейчас очень интересно, что он задумал этот сбрендивший псайкер (По уверениям Хана, так пустышки за глаза называют одарённых).

Клим бросился к защитной глиняной стене. С внутренней стороны к ней были приделаны стеллажи, чтобы защитникам было возможно стоять на них и бросать что-нибудь на нападающих. Пилот забрался на один из них чтобы обеспечить себе лучший обзор. Пришлось, правда, согнать парочку негров, но те не особо упирались.

Тем временем, между кромкой воды и лагерной стеной, тритоны поравнялись с Ханом. Он ничего не сделал, просто продолжил идти, а хвостатые рептилии начали падать на песок и биться в конвульсиях. За псионом, словно бы следовала невидимая волна косившая хвостатых направо и налево.

Наступление тритонов остановилось. Те что были ближе к Хану начали разбегаться. Несколько, то ли самых молодых и глупых, то ли самых перепуганных метнули в псиона копья. Ни одно не достигло цели, хотя бросили их с довольно небольшого расстояния, там бы и ребёнок не промахнулся, но три копья воткнулись в песок, а одно на лету разлетелось в щепы. И тут тритоны начали лопаться. Им отрывало лапы, хвосты, их глаза фонтанчиками брызгали из глазниц.

Мгновенно поднялась настоящая паника. Хвостатое воинство, оставляя на песке лужи зелёной жижи, бросилось к воде. Они сбивали друг друга, цеплялись за плечи передних, затаптывали упавших и падали, падали…

А Хан просто шёл вперёд. Всё той же безмятежной и медленной походкой. И Климу стало жаль хвостатых. Большинство ведь даже взглянуть на псиона боялись, не то что оказать сопротивление. По факту тот сейчас просто топтал беспомощных созданий не подвергаясь никакому риску.

Клим поднял станер, нейросеть высветила перекрестие на белой фигуре. Дальность была приличная, а потому гашеткой на станере пилот не воспользовался, это могло сбить прицел. Он отдал приказ по сети. Причём накрутил мощность в половину. Это уже способно повредить здоровью. Ну, а что? Хан ведь показывает какой он крутой псайкер, пусть привыкает к сюрпризам. А если что, то тут до медкапсулы недалеко.

После выстрела Хан покачнулся, но не упал. Клим выстрелил ещё несколько раз. Сначала у псиона подкосилась одна нога и он встал на колено, но потом перед его фигурой заискрилось прозрачное марево и выстрелы из станера перестали действовать. Хан снова поднялся, как ни в чём не бывало дошёл до океана. Забрался в него по пояс и с силой ударил ладонями по воде.

От его рук распространилась волна. Белый бурун расширился кольцом, пройдя наверное метров сто от берега. Там где он пробегал всплывали трупы, а пару раз что-то оглушительно бахнуло и всплыли какие-то обломки, скорее всего от подводных аппаратов.

Только после этого Хан повернулся, вышел из воды и провёл недовольным взглядом по стене лагеря. Когда этот взгляд нашёл Клима, тот снова машинально пальнул из станера, но перед Ханом засветилось уже знакомое марево, а затем он погрозил пальцем. От снисходительной улыбки псиона у пилота засосало под ложечкой.

— И не страшно тебе было пулять в грозного меня после того что ты видел? — поинтересовался Хан, когда вернулся в лагерь. — Я ведь мог в запале и тебе голову оторвать.

— Честно говоря, эта мысль пришла ко мне уже после того как ты НЕ упал, — признался Клим — Поэтому я решил пальнуть ещё пару раз, но уже со страху.

— Ты совершенно обезбашенная тарова отрыжка. Понятия не имею как ты умудрился дожить до своих лет. Но ты меня определённо развлекаешь, засранец, — Хан захохотал и похлопал пилота по плечу.


Глава 5


Ночное небо заполнено россыпью звёзд. Тихо догорает костёр, вокруг которого лежат толстые брёвна отполированные временем до блеска. Две фигуры в белых комбинезонах сидят на этих брёвнах слегка покачиваясь и разговаривают на чуть повышенных тонах. Кто-нибудь из них время от времени подкидывает полено в огонь. Запах жареной рыбы слегка разбавлен неприятным амбре то ли варёной свеклы, то ли чего-то очень её напоминающего.

После «олимпиады» появилось много свежего мяса, но каждый раз когда Клим его видел в памяти всплывали нелицеприятные картины побоища, которое Хан устроил ради прихоти. А когда Клим попытался намекнуть псиону о том, что убивать всех без разбору ради развлечения это как-то…

— К мулкку, твои рассуждения о морали, пустышка. Я Сын Семьи! Я делаю то, что мне захочется.

— Нет, псайкер, — пилот начал называть Хана именно так, каждый раз когда тот говорил «пустышка», а постепенно и просто, чтобы позлить. Поначалу Хан заводился, но потом махнул рукой и привык. — Ты в моём Содружестве долго не протянешь. Замочат тебя, зуб даю.

— Я бессмертный псион!

— А я тогда бессмертный пилот!

— Может давай сразимся? Ты со своей пукалкой, — Хан кивнул на станер, — А я даже шевелиться не буду?

— Может давай ты сядешь в ваш навороченный «Вандал», а я буду на простом «Перуне» и посмотрим как быстро я раскатаю даже сотню таких псайкеров как ты!?

— Тара ты угадал, пустышка. Я могу создать вокруг себя защитный кокон при взрыве, а потом ещё и выжить без скафа в условиях вакуума около суток. За это время на мой «зов» придёт КС и разделает твою посудину.

— После этого три миллиона кораблей ОАП, сожгут нафиг всю вашу семейку. Никаких КСов не хватит чтобы их остановить. В Агентстве жутко не любят когда какие-то дикие замухрышки обижают свободных ПИЛОТОВ! — тут он немного покривил душой, вряд ли даже из-за десятка пилотов поднимется такая буча. Но в некоторые моменты можно немного и приврать, особенно когда оба спорщика пьяны в хлам.

Недавно Клим вдруг вспомнил о ягодах, которые попахивали бурячихой и в которые он вляпался в самый первый день пребывания на острове. Он заставил негров насобирать целую гору, и после нескольких экспериментов получилась то ли брага, то ли вино успевающее выбродить буквально за пару дней. В общем, не очень приятная на вкус и запах бормотуха, которая, тем не менее, неплохо шибала по мозгам.

Изначально, смочив только кончик языка, Хан заявил, что его нейросеть опознаёт напиток как яд разрушающий мозг и печень, и пить он его не будет. В Семье понятие алкоголя отсутствовало вообще, были разнообразные виды других наркотиков. Но насмотревшись как весело стало Климу после первой же дегустации, псион всё же сломался. Теперь они оба изредка накачивались, совсем не так часто, как хотелось бы, всё-таки кустов с ягодами на острове оказалось не так много.

— Мулкка у вас всё так легко получится, — с сомнением возразил Шорм Хан, всё-таки три миллиона кораблей поколеблют чью угодно уверенность.

— Может и нелегко, — согласился Клим. — Но ты признаёшь, что я тоже бессмертный?

— Флак, да ты просто, теоретически, можешь как и я бесконечно жить, да и то в корабле. А я бессмертен сам по себе и при этом меня ещё и бесконечно трудно убить! Чувствуешь разницу, заморыш!?

Подобные споры возникали постоянно. Причём спорили мужики обо всём. Часто даже ради самого спора, а не ради правды. Тема беседы непредсказуемо менялась, прыгала и уходила в неведомые дали, как и всегда во время любых питейных баталий в этой вселенной. Негры в такие моменты предпочитали держаться подальше от белых бога и демона. И лагерь на глазах пустел.

Клим всё больше рассказывал Хану о Содружестве, тот делился сведениями о Семье и познания обоих всё возрастали. К удивлению, семейники оказались очень религиозны. Они верили, что вселенная это гигантский искин со сложной архитектурой памяти, подчиняющийся строгим законам программной среды. А себя считали продвинутыми пользователями, у которых есть доступ непосредственно к командной строке. С каждым годом они изучали всё больше «команд». И постепенно хотели стать настоящими программистами, которые будут способны перепрошить вселенского искина, то есть перекроить законы вселенной по своему усмотрению.

Их Высшие представители — Прадеды достигли в этом отношении определённых успехов. Они уже не совсем биологический вид и способны «подключаться» к друг другу и вселенскому искину напрямую.

— Что бы это там, флак, не значило, — пояснил последнее Хан.

Исходя из этого выяснялось, что всё сущее это программная среда искина. И поскольку все живые организмы всего лишь биты и байты мироздания, то их можно запросто умножать на ноль. Ценны только продвинутые юзеры способные со временем стать программистами, то есть возвысится над системой. Вывод: семейникам можно всё!

— Но ведь этот ваш искин, он ведь создал всех разумных чтобы…

— Ничего он не создал! Искины лишены самосознания, у них нет желаний и хотелок, они действуют согласно программы, а не создают новое. А у меня самосознание есть и я могу менять программу! Я создатель и бог! Заметь, даже у клонов нет самосознания.

— Как это нет? У нас выращивают вполне…

— Не, я не имею в виду тех, которых выращивают. Они уже не такие как изначальный прототип даже когда проживают эмбриональную, пускай короткую, но свою жизнь. Они развиваются из зародыша в полноценный организм и за это время накапливают личные пси-эманации. Я имею ввиду распечатанных, настоящих клонов. Вот у вас же можно взять любого человека и распечатать в медкапсуле его точную копию?

— Это называется: «Страховочное изделие», — закивал Клим. — У меня даже есть такое. Лежит в стазисе в хранилище ОАП. Если со мной случаться слишком обширные повреждения, то с него можно взять запчасти, а то и мой мозг пересадить в новое тело.

— Вот, а клон выращенный из эмбриона разве не подойдёт?

— Да я не знаю, я не медик.

— А я тебе скажу: подойдёт, но возникнут проблемы в следствии неполного совпадения ДНК. Во время взросления эмбрион будет накапливать свои ошибки ДНК, крохотные отличия, понимаешь?

— Может лучше ещё выпьем, а? — с надеждой предложил пилот.

— Погоди, — Хан забрал кувшинчик с вином, спрятал за спину и продолжил распинаться: — А если разбудить твоё «Страховочное изделие», получится твоя копия с твоей памятью и установленными базами?

— Нет, он будет как труп и быстро им станет взаправду. Просто медики ещё не научились правильно копировать и запускать мозг.

— С хрена ли!? Чем это он от печени отличается?

— На вкус ничем, — вздохнул Клим намазывая паштет из тритоньего мозга на какой-то корень, схожий по консистенции с сухарём. Раз не дают выпить, нужно хоть закусить. Если Хана понесло, то остаётся сидеть, слушать и кивать, а то он ещё больше разойдётся.

— Точняк! Разницы никакой! Всё копируется до последней молекулы, но кукла остаётся куклой. Почему!? Всё дело в самосознании! В тонких структурах пси-поля! Вот что не поддаётся копированию.

— Ты сейчас начинаешь нести бредятину про душу да?

— Да можешь называть это как хочешь: душа, астральное тело, самосознание…

Внезапный негромкий шлепок отвлёк Хана, он умолк и повернулся к воротам лагеря, вернее к тому мусору который от них остался. С минуту что-то разглядывал, ничего не обнаружил и хотел вернуться к разговору, но только недоуменно почесал макушку. Поискал глазами кувшин, неожиданно для себя нашёл его за спиной и стал наливать в корявые глиняные плошки, которые специально для попоек слепили негры.

— Так, о чём я только что говорил?

— О том почему ты вторую неделю меня не лечишь?

— Потому, что ты неизлечим, — ляпнул псион и осёкся. Потом развёл руками: — Подловил таки, тарова отрыжка. Ну теперь ты знаешь.

— То есть как это неизлечим? Мне же стало лучше.

— Верно, состояние стабилизировалось, потому что я, так сказать, размазал капли по паутине. Но сама вода никуда не делась, она снова сольётся к центру. Я думал твои каналы постепенно начнут впитывать подсаженную Сферой энергию, но они закупорены. Тот твой предок, у него была другая ситуация, переизбыток энергии при слабом даре. Скорее всего, поэтому ему Сфера Древних и колечко подогнала, а тебе нет. Тебе друг отдал часть своего. У тебя НЕ недостаток сил, ты голимый недопсион. Без сеансов лечения протянешь пару месяцев максимум. Так что до Содружества и обратно слетать не успеешь. Да и сам должен понять, что всю жизнь таскать тебя с собой, как домашнего питомца я не буду, уж извини.

— Ты извинился перед пустышкой!? Совсем крыша поехала?

— ФЛАК! — Хан потряс кувшином перед глазами, наклонился к горлышку, понюхал напиток и с отвращением поморщился. — То ли это твоё пойло так действует. То ли Высшие древние пердуны в чём-то правы и эта гадская планета всё-таки как-то влияет на нас. Ещё два года назад я бы убил тебя прямо при встрече, а теперь сижу и покорно проглатываю «псайкера».

Хан испустил знатную отрыжку и добавил:

— Дерьмище какое. Я сейчас про запах этой гадости.

— Я так и понял, — кивнул Клим, сполз на землю, бессильно опёрся о бревно спиной и залпом выпил свою порцию бормотухи. — Может можно удалить лишнюю энергию?

— На последнем сеансе я пытался это сделать, но ты чуть не окочурился. Тут без вариантов.

— А нельзя как-то откупорить каналы?

— Конечно можно, если ты псион ранга Правнук. Но ты пустышка, в тебе нет силы работать с каналами, а извне их не открыть, потому таких и не берут в Семью.

— Значит всё зря…

— Ну почему зря? Ты привнёс в моё скучное существование элемент веселья. Я сейчас опять про эту гадость, — Хан потряс кувшином, снова наполнил плошки, развёл руками и серьёзно добавил: — Мне жаль, что ты сдохнешь. Честно.

— Да ладно, забей, — вздохнул пилот. — Слишком уж всё радужно завертелось, чтобы кончиться хорошо. Эх! А я ведь уже думал, что почти выздоровел. На последнем сеансе видение стало как живое. Я даже уверен, что отдельные звёздочки сложились в цельную картинку, будто в гигантскую созвездие-паутину растущую из моей башки.

— Какие ещё видения? У тебя были галлюцинации на тему звёздного неба каждую процедуру?

— Ну да.

— А раньше с тобой случались странные глюки?

— Иногда в симуляторе или корабле во время боя.

— Про гадких зверюг и разных демонов?

— Ага. У меня этот… как его? А, Синдром Полански. Такое бывает где-то у десятой части пилотов.

— У тебя Аберрация Гис Маина или Изнаночное восприятие. Ты, флак, берсеркер. Тарова задница! В бытность свою Внуком я прослужил в «Чистке» четыре года. Мы искали и чпокали такие ошибки природы как ты. Кстати, я был одним из лучших следователей, у меня на счету аж восемнадцать берсов. Как я сразу не заметил? А ну погоди, — Хан придвинулся ближе, обхватил руками голову Клима и что-то долго шептал себе под нос ероша ему волосы. — Это наверное из-за воздействия Сферы Древних. Лишняя энергия скрадывает девиационные вкрапления в каналах? Или у тебя латентная аберрация?

— Какой ты всё-таки образованный мужик, — оттолкнул руки псиона Клим, поправил взлохмаченные волосы и добавил себе под нос чтобы Хан не разобрал слов: — А со стороны быдло — быдлом.

— Хм… А ведь ты сказочный везунчик, — Хан поднял ладонь к лицу и принялся загибать пальцы. — Во-первых, оказался ошибкой природы и теперь есть некоторый шанс, что тебя всё-таки можно подлечить. Во-вторых, родился не в СЗ, не то бы тебя уже давно кокнули. Какая вселенная всё-таки плоская! Да, берс!?

Хан хлопнул пилота по плечу, да так, что тот улетел в костёр, погрузив руки в раскалённые угли по самые локти. Благо, что нейросеть не подвержена опьянению и вовремя закрыла перчатки и капюшон пилотского костюма.

— Ты меня теперь угробить надумал, псайкер придурошный? — недовольно вскрикнул Клим и принялся стряхивать горящие искры и пепел с рукавов.

— Добить!? Ну нет! Это раньше я действовал по приказам Высших, а теперь всё делаю на зло ветхим сморчкам. Я тебя, флак, активирую!

— Мне-то что от этого? Я ПОДЫХАЮ, забыл!?

— Слушай сюда, гавнюк: Поступили новые данные. Ты берсеркер, один из больных ублюдков этой вселенной. Говорю же: есть шанс. Вполне можешь выжить. Тебя нужно только включить.

— Да? А как?

— Вот этого я не знаю, — пожал плечами псион. — Будем пробовать.


* * *

На следующий день у Клима побаливала голова и неприятно пахло изо рта, хотя нейросеть и снизила симптомы похмелья почти в четыре раза, а вот Шорм Хан Велес, как и всегда после очистки в медкапсуле, был бодр, свеж и в отутюженном до блеска белом комбезе.

— Значит так, — менторским тоном заявил Хан расхаживая взад вперёд. — Я начинающий программист, и как бы пишу скрипты. То есть: Настраиваю каналы, управляю восприятием, сосредотачиваю усилия, и этим влияю на пси-поток пространства-времени. Этому учатся десятилетиями. А ты читер. Всё, что ты знаешь и умеешь это зажать нужную комбинацию кнопок после чего включится удалённый помощник. Вселенский искин сам порешает все твои проблемы в автоматическом режиме. Понял?

— В общих чертах.

— Я и объясняю в общих чертах, долбень. Короче, нужно найти твоё сочетание клавиш.

— Как?

— Из восемнадцати берсов мне удалось допросить только двоих. Но обе истории разные. Первый активировался во время службы в армии, когда на него навалились усиливающиеся физические и психологические нагрузки, он постепенно впал в состояние близкое к глубокой депрессии. После чего вдруг взял и завязал узлом двух инструкторов и покрошил кучу народа пока до него дошло, что он делает. Второй «проснулся», когда его случайно столкнули с моста. Парняга ухнул вниз и потерял сознание в полёте от страха, а очнулся целый и невредимый дома под одеялом. Предлагаю начать с армии.

— Что-то мне это не нравится.

— Тогда мост?

— Не-не, армия так армия. Я ж разве против? Я только сказал, что мне это не нравится.


* * *

Бег. Отжимания. Ползание по песку. Снова бег. Подтягивание на перекладине. Первые четыре недели Хан наращивал нагрузки постепенно. Климу даже понравилось заниматься спортом. Он ведь и сам собирался когда-нибудь начать, а тут такой повод нарисовался. Правда пилот планировал просто изучить базы навыков по рукопашному бою, а физическую подготовку подтянуть в медкапсуле, и уже только потом отработать навыки у Чирика. Но раз капсула недоступна, можно и по старинке.

Сеансы терапии каналов Хан проводил теперь раз в шесть дней, чтобы состояние пациента не ухудшалось, а оставалось стабильным. Остальное время он строил из себя сержанта-инстуктора.

И сейчас, под палящим солнцем и отблесками от океанской глади белый комбинезон сиял на всю округу, а Хан со спокойно-добрым выражением на бородатом лице миссии назидательно бубнил:

— Было вполне возможно, что предпосылки к уходу в боевой транс возникли у того придурка в следствии медленного нарастания физических нагрузок. Но, как мы видим, после месячного курса подобных: состояние твоих девиационных вкраплений и складок не изменилось, то есть: я их так и не могу увидеть. А значит придётся перейти к следующей части плана: к изнурительным тренировкам, во время которых организм получает стресс не совместимый с развитием. То есть, при которых начинается деградация тканей, если ты не понял. Греби давай быстрее, доходяга.

Клим и так грёб изо всех сил. Дыхание давно сбилось и пару раз он уже чуть не глотнул воды. Постоянное брюзжание Хана раздражало всё больше. Хотелось его послать, но когда плывёшь кролем, то голова почти всё время находится под водой, так что особо не поговоришь. Защитный капюшон, который бы защитил от утопления, Хан использовать запретил — иначе какое же это экстремальное плавание? А ещё раздражала красная надпись перед глазами. Нейросеть сигнализировала, что физическое состояние организма ухудшается и нужен срочный отдых.

Наконец показался волнорез рифа. Клим развернулся и погрёб обратно к берегу. Хан безмятежно топал рядом. Шёл прямо по воде, как тот самый сын плотника из Библии, только руки заложил за спину и что-то постоянно объяснял, объяснял. Строил гипотезы. Сыпал умными терминами, которые напридумывали в Семье за века изучения псионики.

Негры давно высыпали на берег. Сначала ошалело пялились на бродящего по тихой воде Фета Нила, а потом попадали на колени. И уже минут десять тянули какое-то заунывное песнопение.

Клим был готов поклясться, что поют они о том как великий белый бог путешествует с белым демоном по опасной пучине. Вместе они выискивают жутких тритонов, чтобы наказать их за нападение на чёрный народ суши.

Нужно признать, что напрягать других Шорм Хан умел и, что немаловажно, любил. Он продуманно увеличивал нагрузки, не давал пациенту спать, кормил строго по расписанию. Скоро Клим перестал соображать на каком свете находится. Дни и ночи слились с сплошное серое марево подъёмов, пробежек, тренировок и напряжения. И тем не менее, нагрузки были составлены так, что пилот не упал без сил, а продолжал работать на грани возможностей.

За это время прошла очередная «олимпиада» тритонов. Хану отвлекаться было некогда. Негры остались один на один с подводными жителями и, учитывая отсутствие главных ворот, проиграли вчистую. Почти половина дикарей полегла во время боя. Впрочем, буквально через два часа к берегу причалил похожий на паром корабль и высадил новых чернокожих бойцов, набранных на других островах. Те кто уцелел весело встретили прибывших и повели в лагерь знакомить с бытом.

Клим всего этого даже не заметил. Он впал в то полубредовое состояние, когда сон не отличить от яви. Всё что он чувствовал это постоянная боль в мышцах и нестерпимая усталость. Хотелось просто упасть и умереть, но настойчивый голос Хана заставлял постоянно двигаться. Причём псион видимо использовал какие-то свои примочки потому что сопротивляться приказам было невозможно.

Закончился этот ужас резко. Однажды Клим просто проснулся в палатке от сильного голода, но отдохнувший. Спина и поясница перестали разламываться от боли, а нейросеть не светила перед носом красным предупреждением. Хотя, жёлтое, с указанием обратиться за помощью в медицинское учреждение, помигивало в уголке.

Клим вышел на улицу, заметил обедающего на брёвнах Хана и поспешил к нему. От затухающих углей вился лёгкий дымок и приятный аромат, от которого текли слюнки.

— Здоров же ты дрыхнуть, — псион приветственно помахал пустым прутиком с обгоревшими краями. Десяток таких же, но с кусками мяса, томились над углями. — Почти двое суток.

— Получилось? — пилот выхватил у негритянки деревянный шампур с едой и стал, что называется, давиться обжигая губы.

— Неа. Полный голяк. Отрыжка тара.

— А что вообще должно было произойти?

— Ну, ты должен был постепенно озвереть и впасть в боевой транс. А ты продолжал упорно подчиняться и подыхать от истощения. Ещё пара дней и окочурился бы. Совсем мягкий, как воск. Какой ты после этого, к мулкку, берсеркер?

Клим просто пожал плечами продолжая заталкивать в себя еду, а Хан продолжил:

— Изменений в девиационных вкраплениях тоже никаких. Будем менять тактику. Говоришь галлюцинации у тебя были во время космических боёв? Значит устроим бои.

Следующую неделю Клим полностью отдыхал. О каких боях могла идти речь, когда он едва ноги передвигал. Однако, обильное белковое питание, отдых и нейросеть в купе с метаболическим имплантом быстро вернули пилоту утраченные силы.

Так что скоро он стоял в окружении негров с копьями, которые увлечённо долбили по пилотскому костюму. Сам Клим вооружился простой палкой, чтобы кого-нибудь ненароком не прикончить.

— Стоп! — скомандовал Хан. — Чем ты занимаешься, придурок?

— Как чем? Боем.

— У тебя базы по фехтованию стоят?

— Нет.

— Но ты пытаешься отбиться от четверых упырков, которые с рождения палки из рук не выпускают?

— А что мне делать-то?

— Ты должен только имитировать бой, а сам настроить нервную систему и психику на те ощущения, которые у тебя возникали перед появлением галлюцинаций. Сосредоточься, флак. Я же тебе объяснял.

— Да не помню я никаких ощущений. Всё вроде было как обычно.

— Значит почувствуй себя как обычно. Представь, что ты к космосе, в корабле. А негритосы это суда пиратов. Палка это лазер. Включай воображение. Или выключай и долби бездумно. Сработать может что угодно. У каждого берса своя кнопка. Кто-то взрывается от испуга, кто-то медленно входит в раж от долгих физических нагрузок, кто-то от монотонной работы, кто-то от единственного мышечного рывка. Вариантов до мулкка и ты должен испробовать все. Но прекращай учиться сражению на палках, тебе это не нужно, придурок.

— Ты же говорил, что допросил только двоих, а знаешь о берсах так много.

— Допросил двоих, — кивнул Хан. — Но следователей «Чистки» заставляли изучать труды Гис Маина. Он описал аберрацию берсерков довольно подробно. Прежде чем ему очередной раз снесло крышу, он разгромил лабораторию и охране пришлось его ухлопать. Он был одним из ваших.

— А зачем вы вообще хлопаете «наших»?

— Я же объяснял на первичных учениях.

— Честно говоря, последнее время я был немного занят, а ты трепался и умничал столько, что половину пришлось просто пропустить мимо ушей.

— Тарова блевотина, — вздохнул псион. — Мало кто из берсов видит галлюцинации во время припадков. Да и те кто видит слабо способны собой управлять. Большинство же просто закрывает глаза, а когда открывает, вокруг уже лежат трупы. Иногда: открывают глаза дома под одеялом и даже не подозревают о трупах. И так происходит не один раз, пока их не достанет кто-то из «Чистки».

— В Содружестве у десяти процентов пилотов Синдром Полански, но никто никого не убивает.

— Ты собирал статистику? Впрочем, ты прав, трупы есть далеко не всегда. Поначалу это мелкие проявления псионики, которые даже не заметны со стороны. Но по мере взросления берса, так или иначе всё заканчивается трупами. И хрен бы с пустышками, их не жалко, но прокачанный берс способен завалить даже Прадеда. И такое уже случалось. А что касается ваших пилотов, то Изнаночное восприятие проявляется только у слабых недопсионов вроде тебя, когда дар закупорен внутри каналов и не может нормально развиваться. А вы управляете своими кораблями через нейрошунты с использованием пси-сил и снимаете тем самым избыточное давление.

— Как, сука, всё сложно.

— Не выдумывай, ошибка природы. Ты прост как кучка дерьма, — Хан дал отмашку неграм. — Долбите его посильнее, гавнюки.

Несколько дней Клим бился с аборигенами и даже научился нескольким приёмам. Но Шорм Хан только всё больше хмурился. Ему хотелось скорейшего результата, а не возиться целую вечность. Не привык Сын Семьи к долгой кропотливой работе. Такое обычно поручают пустышкам.

— Стоп. — Хан смерил негров недовольным взглядом, те дружно поёжились и отступили. Он начал им что-то втолковывать на их наречии, скоро дикари побросали копья и вооружились палками. Псион повернулся к Климу: — Значит так. Нужно, наверное, подвергнуть тебя реальной опасности. Снимай костюм.

— Да ну нафиг, — Клим глянул на негров, которые прикидывали баланс и размахивали новым оружием, чтобы привыкнуть. И по уверенным движениям было видно, что палками они владеют ещё лучше чем копьями. — Мне эта идея отчаянно не нравится.

— Слушай сюда, берсёнышь. Через два месяца очередной раз прилетает мозгоправ. И если к тому моменту ты не «включишься», то моё дальнейшее пребывание здесь теряет смысл. Я и так слишком задержался. Прошло три года, а месть не продвинулась ни на шаг. Я притворюсь, что выздоровел.

— Месть, месть. Чем они тебе так насолили твои Прадеды?

— Не твоё дело.

— Хочешь чтобы я стал великим берсом и поубивал их?

— Не важно чего хочу я. Важно, что научившись «включаться» ты избавишься от необходимости сеансов лечения.

— Сразу стану псионом? Откроются каналы?

— Нет. Ты подключишься к вселенскому искину или, если не веришь в него, то считай что у тебя заработает пси-подсознание. И во время припадка ты действительно будешь псионом.

— Это как?

— Не нужно быть математиком, если у тебя есть калькулятор. Понял? Тогда снимай костюм.


* * *

Клим снова поплёлся к центру лагеря хромая на обе ноги сразу. Отбитая спина продолжала нещадно ныть. День только начинался, а уже хотелось напиться и забыться. Болело всё. Старые синяки ещё не успевали сходить, а спарринг партнёры набивали поверх них новые. Клим уже люто ненавидел умелых черномазых дикарей. Ещё больше он ненавидел Хана.

Тот развалился на своём любимом месте у костра и улыбался во всю.

— Ну и морда у тебя, берс. Сплошной синий тебе к лицу. Ха-ха-ха.

— А ты не боишься, гад, что я тут сейчас активируюсь и откручу тебе голову.

— Я Сын Семьи, — гордо выпрямился Хан. — Я настоящих берсов начпокал восемнадцать штук. А ты включишься только первый раз, так что не раскатывай губу. Понадобится несколько десятков активаций, чтобы ты начал представлять опасность хотя бы для пустышек. Присаживайся, поешь и начнём экзекуцию.

Как Клим не оттягивал начало очередной «тренировки», даже выпросил сорок минут на полежать, чтобы не драться с набитым желудком, но начинать всё равно пришлось.

Трое низкорослых и тщедушных негров избивали пилота не особо напрягаясь. Это в костюме он мог ещё кого-то достать, поскольку не боялся пропущенных ударов. А одетым в одну юбку-шорты едва успевал отбить половину оплеух.

Разглядев перед собой обычного человека, пусть и с белой кожей, никто из диких уже не называл Клима Фета Дана, хотя все и продолжали относиться уважительно.

Минут двадцать Хан недовольно наблюдал за убогой схваткой, затем взмахнул рукой:

— Всё! Оставьте его, — чернокожие с палками отскочили и встали поодаль.

— Что-то ты сегодня быстро остановил бой.

— Да какой это бой, посмешище криворукое? К тому же всё и так ясно, это не работает, — внезапно Хан повернулся к негру с копьём в руках, который мялся возле ближайшей хижины, и указал на Клима. — ТЫ! Убей его.

Негр, что-то переспорил на своём наречии, Хан грозно рявкнул, видимо подтвердив приказ, и чернокожий ринулся на Клима.

— Эээ! Что за дерьмо, Хан!?

Блестящий листовидный наконечник уже запорхал у лица. Пилот попытался отбиться, встал в низкую стойку, хотел отпугнуть противника недавно придуманным приёмом, но проморгал первый же обманный манёвр и чужое копьё воткнулось ему в грудь. На песок струёй хлынула кровь, явно показывая, что задета артерия. В глазах потемнело, ноги подкосились…


* * *

Очнулся он под прозрачным колпаком медкапсулы, который как раз медленно открывался. Лог нейросети показывал перенесённую клиническую смерть.

Над капсулой склонился Шорм Хан и задумчиво поглаживал длинную чёрную бороду.

— Ты совсем долбанулся, псайкер!? — Клим хотел вскочить, но его остановили почему-то не отстегнувшиеся до сих пор ремни медкапсулы. Он протянул руку чтобы отключить защёлку в ручную, но никаких ремней на своём теле не обнаружил. Его просто что-то прижало к ложементу, что-то невидимое и неосязаемое.

— Уймись, сопля, — Хан сделал шаг назад, чуть склонил голову и ощущение стягивающих тело ремней исчезло. — Нужно было попробовать и этот вариант. Это же для твоего блага.

— Нихренасе благо!? Я даже понять ничего толком не успел! А если бы ты меня поздно уложил в капсулу и начался некроз мозга или что-то такое.

— Какой ещё такой некроз мозга? К тому же лучше умереть от копья, чем от увядания души.

— Чего!? Увядания души?

— Ну расслоение личностной пси-матрицы от энергетического переизбытка, — пожал плечами Хан. — Какая, к мулкку, разница. Это всё-равно во много раз больнее чем копьё.

— Кстати, — Клим стал выбираться из медкапсулы и заметил на передней панели вместо нейросетевого порта или управляющего терминала одну единственную кнопку «включить». Это означало, что капсула полностью автоматическая. — Ты же говорил капсула настроена на твою ДНК и других лечить не будет?

— Врал, — отмахнулся псион. — Кто на закрытую территорию будет лишний раз гонять техника, чтобы настроить это корыто на очередного заключённого? Она кого угодно полечит, хоть жабу положи.

— Ну ты и сволочь…

— Иначе бы ты из-за каждой царапины просился на лечение, а у меня картриджей ограниченное количество. Ладно бы ещё тратиться на берса, но не на пустышку же. Всё, хватит ныть, вылезай. Кое-в-чём ты прав, погорячился я с убийством. Тоньше нужно действовать.

— Ну хоть это дошло, слава яйцам.

— Пошли, — Хан направился к выходу и кивнул на одиноко приткнувшееся у стены копьё с листовидным наконечником. — Бери копьё и пошли.

— Зачем копьё? — насторожился Клим натягивая окровавленную юбку-шорты.

— Нужно заколоть того черняшку, что тебя убил. Иначе какой же ты белый демон?

— Но он же по твоему приказу.

— Да какая разница? Теперь они тебя будут воспринимать не как божественную сущность, а уже окончательно как одного из них. А поскольку ты типа любимчик, то могут и удавить ночью из зависти.

— Твою мать! — Клим подхватил оружие и направился наружу.

Жара уже спала, светило медленно катилось к западу. С океана дул прохладный ветерок. Створка автоматически закрылась за двумя людьми. Они обошли изобетонный короб. Возле задней стены их ждала четвёрка негров с копьями. Хан слегка толкнул Клима в спину.

— Вот тот, левый тебя кокнул. Или правый. Кто их разберёт они все на одно лицо, приматы. Кончай всех, короче, — а сам потихоньку отступил подальше.

После его слов негры вдруг перехватили своё оружие поудобнее и быстро обступили Клима со всех сторон, прижимая к стене.

— Хан, твою мать! Это уже совсем не смешно! — Клим выставил копьё перед собой не особо надеясь отбиться.

— Времени осталось мало, скоро прилетит мозгоправ, — пожал тот плечами. — Прошлый раз ты не только сам ничего не понял. У тебя, видимо, ещё и очень тупое подсознание. Нужно ему дать покумекать подольше. В общем, убивать черняшки тебя будут медленно, что бы ты проникся и осознал.

— Хан! Ты тварь бешеная! Отзови их, сука! Ааа! — один из наконечников воткнулся в ногу, неглубоко располосовав кожу.

Клим принялся широко размахивать копьём из стороны в сторону, но такой приём не работает если противников аж четверо. Скоро тело украсилось очередным порезом. Впрочем, возмущаться и кричать Клим перестал, сосредоточился на схватке. В конце концов, он не плаксивая баба, а боевой пилот.

И нужно отдать Шорм Хану должное — эта затея может сработать.


Глава 6


Не сработала.

Очнулся Клим опять в медкапсуле, чётко помня все тычки, уколы и порезы. В конце боя… Хотя какой это к чертям бой? К концу избиения он уже не мог сопротивляться и просто лежал в луже собственной крови, а чернокожие методично продолжали наносить несмертельные раны. Как он не напрягался, не пытался сосредоточиться, ничего не помогло. Пилот и сам не понял от чего в конечном итоге скончался, от потери крови или от «удачного» удара.

Плафон медкаспуы медленно отъехал в сторону, открыв взору задумчивого Хана поглаживающего бороду.

— Всё. Лично у меня больше идей нет.

— А у меня их изначально не было, — рассеянно протянул Клим выбираясь наружу.

Ругаться или обвинять псиона в жестокости он не стал — нет в этом никакого смысла. Как не стал и натягивать окровавленные лохмотья, в которые превратились шорты-юбка, а подхватил с полки свой пилотский костюм. Решил для себя, что не потерпит больше бессмысленных издевательств.

— Бухнём? — предложил Хан. Он тоже отбросил идею «включить» Клима пытками, но прищуренный задумчивый взгляд, который он время от времени бросал, никуда не делся. Что-то Сын Семьи опять задумал.

— Давай…


* * *

Но хорошенько надраться не получилось. Видимо, удача окончательно решила отвернуться. И в последнем оставшемся кувшинчике оказалась всего половина содержимого. Это как две бутылки пива на троих — ни то, ни сё.

— Держи, — Хан протянул полупустую посудину. — Тебе нужнее.

— Нет. Знаешь что? Я пожалуй вообще не буду, — Клим легонько оттолкнул кувшин, поднялся и направился к выходу из лагеря. — Лучше прогуляюсь.

Хан не стал уговаривать, пожал плечами, хорошенько приложился к горлышку, опёрся о бревно и принялся смотреть в огонь. По бородатому лицу невозможно разобрать, что чувствует псион. То ли ему жаль новоприобретённого друга, то ли плевать на смерь очередной пустышки, а сам он никогда не признается, не то воспитание.

Вечерело. Клим медленно брёл сквозь остров. Ноги сами выбирали дорогу, скоро вокруг замелькали кусты, потом деревья и, в какой-то момент, неожиданно дорогу перекрыла узкая полоска песка и мерно плескающаяся вода океана. Берег. На маленьком острове особо не разгуляешься.

В голове пусто. Собственная двойная смерть, а последний раз ещё и с мучениями, неплохо вычищает мысли из черепной коробки. Особенно отупляло осознание того, что скоро наступит третий раз, последний. Окончательный.

«Расслоение личностной пси-матрицы от энергетического переизбытка» — говорил Хан. А ещё добавил, что это намного больнее чем от копья. Хотя, псайкер мог снова соврать, для очередного психологического эффекта. Впрочем, это не важно.

Какая вообще разница кто что говорил и делал, если ты до недавнего времени был свято убеждён в своём бессмертии, а теперь оказалось, что это далеко не так. Да, шансов выжить было мало когда Клим ещё только летел сюда, но теперь они окончательно устремились к нулю. Это обескураживало, лишало любых надежд и, одновременно, почему-то успокаивало. Терять-то уже особо нечего. Пару раз он уже умирал — ничего страшного в этом нет — это просто тихая тьма после резкой боли.

Где-то справа за изгибом берега солнце окончательно утонуло в океанских водах и небо потемнело. На песчаный берег накатывали обычные тихие волны. Вокруг прямоугольного острова вообще никогда не бушевали штормы, словно погода старалась прошмыгнуть тут потише и не потревожить сумасшедших псионов, которые иногда попадали в заключение.

Ноги как-то сами развернулись и снова наугад потопали в чащу. Клим шёл медленно, пинал камни, обламывал ветки лезущие в лицо, срывал травинки. В какой-то момент оказался на обширной поляне без травы. Только опавшая листва, в которой ноги утопали по щиколотку, укрывала землю сплошным ковром.

Место было очень тихим. Почти таким же тихим как та смертельная тьма, что наступает после боли. Сюда не долетал даже вечный шум океана окружающего остров. А ещё тут было темно, отчего звёзды смотрелись особенно большими и яркими. Деревья обступившие поляну открывали только клочок неба и создавалось впечатление, что заглядываешь в колодец, а там на самом дне пляшут огоньки.

Пилот развалился посреди поляны и закинул руки за голову. Прелая листва оказалась даже мягче силовых матрасов, что использовались в дорогих отелях на Альфа-Шесть. Клим расслабился и успокоился окончательно. Он всю жизнь суетился и куда-то бежал. Изучал базы, зарабатывал деньги, добивался нужных знакомств. Его время было расписано по часам на много лет вперёд. И теперь, посреди ночной тишины искусственного острова все те планы, желания и тревоги казались далёкими, глупыми и совершенно бессмысленными. Может Хан и прав, что этот грёбанный рай как-то воздействует на сознание разумных. Не зря же Прадеды отправляют сумасшедших именно сюда.

Ночное небо казалось просто неприлично близким, будто пилот сейчас в своём корабле и достаточно только намёка на желание, чтобы помчаться вдаль обгоняя фотоны испускаемые звёздами.

«Пожалуй так и стоит умереть» — подумал пилот. — «В корабле. На полной скорости. Можно даже наведаться в Семейную Зону и набедокурить немного где-нибудь где обитают Высшие. Позлить Прадедов — сделать гавнюку Хану приятное напоследок. Он, конечно, редкая сволочь, но столько со мной провозился, а оплаты теперь не дождётся. Заодно КСы посмотрю, интересно же, что это за штуковины»

Зоны мозга ответственные за навыки управления кораблями инстинктивно «напряглись» и звёзды сдвинулись в сторону, словно Клим разворачивал крейсер. Появилось лёгкое чувство полёта, но странное, не такое как в капсуле.

А крейсер всё разворачивался, начал нарезать замысловатые фигуры высшего пилотажа и окружающие звёзды стали складываться в созвездия. Сначала в маленькие и простые, но постепенно рисунок всё усложнялся и наконец превратился в паучью сеть. Она была как бы продавлена, прогнулась под непомерной тяжестью чего-то неясного, но стоило обратить на это внимание и понять несуразность, как паутина, словно раздутый парашют выгнулась вверх сбрасывая невидимый груз.

Что-то в мозгу пилота щёлкнуло и он понял, что вовсе не летит в свободном космосе, а лежит на поляне, пялиться в небо и руки, заложенные за голову, чертовки занемели. Совсем рядом раздался хруст веток и на поляну, словно белый медведь сквозь валежник, вломился Хан.

— Я так и знал, что хотя бы полная безысходность должна сработать, — псион запросто сграбастал пилота своими лапищами, словно мешок картошки, и поставил на ноги. — Ну поздравляю что ли, берс.

— Спасибо, а почему сразу безысходность? — Клим принялся разминать затёкшие конечности.

— Ну ты же небось рыдал тут от тоски и отчаяния, поддался унынию и горю, ужаснулся перспективе… Это был предпоследний пункт плана, кстати.

— Я уж боюсь спрашивать какой был последним. Но ты ошибаешься, я наоборот вроде как успокоился и расслабился.

— Да не стесняйся. Всё нормально, — Хан почти дружески похлопал его по плечу. — Внимательно проанализируй свои чувства. Это важно! И ответь: отчаяние и горе?

— Говорю же: успокоился и расслабился.

— Значит успокоился и расслабился? — почему-то это Хану очень не понравилось, он даже стукнул себя ладонью по лбу от возмущения. — Помнишь я говорил тебе, что ты сказочный везунчик? Забудь это. Ты совершенно бесполезный берсерк. Ты ошибка ошибки вселенной.

— Чё?

— Ну сам подумай. Берсы очень слабые псионы. Третий ранг Содружества это же минимум с которым берут в пилоты?

— Да.

— Вот. Ещё ниже и даже у вас разумный считается неодарённым. Чтобы выжить такие как ты впадают в боевой транс. Подключаются к вселенскому искину и тот управляет вашими действиями в трудной ситуации. А что такое трудная ситуация? Схватка, угроза здоровью, страх смерти или боли, ужас, ну испуг или отчаяние на крайний случай. А тебе чтобы в транс войти нужно расслабиться и успокоиться. Ты, флак, не боец, а отрыжка тара. Никто тебе в трудной ситуации успокоиться не даст, — псион тяжело вздохнул, сплюнул и махнул рукой. — Пошли в лагерь, горе галактики.

Хан развернулся и напролом потопал в чащу. Ветви кустов перед ним раздвигались, а потом с размаху хлопали по Климу, который увязался следом. Пришлось закупорить капюшон костюма, чтобы глаз не лишиться.

— Но я ведь могу вызвать транс заранее, ещё до боя.

— О нет, нет, Клим. Так это не работает, — Хан назвал пилота по имени второй раз за то время пока они были знакомы. Даже неправильный берс выше чем пустышка в табели о рангах Семьи. — Ты не управляешь собой когда в трансе. Натворишь такого, что на голову не налезет.

— Ну почему это? Вот только что я же себя подлечил верно? Размазал росу по паутине? Я управлял происходящим.

— Ты себя подлечил верно, но ничем не управлял. Это как сон, тебе только кажется, что всё правильно, логично и происходит под твоим контролем, а потом ты просыпаешься и понимаешь, что творил полную чепуху. Это всё вселенский искин — у него свои понятия о логике поведения.

— Не верю я ни в какого вселенского искина.

— Ну пусть будет пси-подсознание, — легко согласился Хан. — Поверь моему опыту, оно у вас у всех очень тупое. А у тебя похоже тупее всех, раз активируется от спокойствия.

— Но…

— Всё! Заткнись! Я не хочу спорить, ты всё это скоро выяснишь на собственном опыте. Я просто рад, что теперь ты не сдохнешь. Сможешь слетать в своё Содружество, притащишь пассажирскую капсулу и доставишь меня куда договаривались, а потом я стану у вас там великим императором. И наверно прикажу поймать тебя и умертвить.

— За что?

— Этого я пока не решил, но ты не волнуйся повод найдётся.

Потом Шорм Хан засмеялся, показывая что это шутка, но отчего-то сто процентной уверенности в этом не чувствовалось.


* * *

Клим думал, что провёл в трансе всего несколько минут, но когда они подходили к лагерю выяснилось, что уже почти утро. Светило как раз краешком показалось из-за горизонта. В воздухе разлилась предрассветная прохлада. Негритянки уже возились возле брёвен разжигая костёр.

— Значит так, — инструкторским тоном начал Хан. — Включился ты вовремя, как раз с мозгоправом не пересекаться.

— Ты же сказал, что меня, как берса, не видно из-за воздействия Сферы Древних.

— Я сказал, что я не вижу из-за воздействия, но я не медик. Мозгоправ это уже совсем другое дело, не будем рисковать.

— Ну, тебе виднее.

— Не забывай, что твоя болезнь никуда не делась. В каналах по прежнему перенасыщенность. Нужно уходить в транс каждые две-три недели. Впрочем, именно тут у тебя проблем не должно возникнуть, раз ты включаешься от спокойствия. Но лучше если рядом в этот момент никого не будет.

— А можно это делать прямо в корабле?

— Попробуй, но толку будет мало скорее всего. Ваши корабли напичканы кристаллоидными пси-проводниками, насколько я понял из твоих объяснений, а значит имеют сложную искусственную пси-структуру, мозг воспринимает её как свою собственную и происходит подмена понятий. Именно поэтому вы не растёте в рангах как псионы. Подсознание пытается прокачивать пси-матрицу разума, а качает корабельные узлы. В общем, ты будешь пытаться лечить корабль вместо своей башки. Но корабельное пси завязано на кристаллическую решётку суперпроводника, а она неизменна, — Хан собирался пуститься в ещё более пространные объяснения, но вдруг оборвал себя и пожал плечами. — А с другой стороны, пробуй. Я ведь говорю: я не медик, не спец по матрице разума, а воин. Мои выводы могут быть ошибкой.

— Ясно.

— Теперь ещё: лови файлы, — Хан отправил целый список. Привычно развалился у брёвен, вытащил из корзины, что поднесла негритянка, кувшинчик и солидно отпил. В воздухе неприятно запахло свеклой. Таких кувшинчиков в корзине было ещё штук восемь, хотя вчера вечером Хан утверждал, что пойла почти не осталось. — Я тут набросал всего, что может пригодиться. Вдруг ситуация изменится и сюда нагонят флот, а то и КС объявится. Помимо всего прочего в файлах есть корабельные коды опознания свой-чужой. Когда-то удалось слямзить в закрытой картотеке «Чистки». Это запасные коды, для спящих агентов, действительны лет двадцать. Но учти с момента когда ты первый раз ими воспользуешься срок действия сразу уменьшится до ста дней.

— А для КСа коды прокатят?

— Прокатят, не волнуйся.

Клим пробежался взглядом по списку. Мельком глянул карту Семейной Зоны, но решил изучить её позже. Заодно проверил целостность костюма, настройки нейросети и вдруг обнаружил, что там где раньше был зависший на двадцати двух процентах прогрессбар регалии, что ему дал Веник — теперь висит совсем другое сообщение:

Ошибка модуля. До отката: 99%

Открыв перчатки костюма Клим уставился на перстень. На зелёном рисунке, через равные промежутки появились красные поперечные линии.

— Что ещё за чепуха?

— Оу! — Хан вытянул шею чтобы получше рассмотреть. — Я тебе ещё в первую встречу говорил, что симбиоты древних штуки непредсказуемые. Что пишет?

Клим передал псиону скриншот сообщения.

— Понятно, — закивал Хан.

— Что понятно?

— Ну, у тебя осталось девяносто девять процентов времени до отката.

— А потом что?

— А мне почём знать? Я же говорил: в Семье этими штуками перестали пользоваться ещё до моего рождения. Может просто рассосётся, а может взорвётся. Самое смешное, не понятно сколько это девяносто девять процентов. Может годы, может дни, а может часы…

— Блин, — Клим опасливо глянул на зелёно-красную полосу на коже пальца. — Может лучше палец отрезать? На всякий.

— Ты серьёзно? Ты думаешь древние соорудили простецкое колечко? Татуировочку на пальчик? Это симбиот, придурок! Он намертво переплетён с твоим телом и пси-матрицей на энергетическом уровне. Его удалить можно разве что только с мозгом. А татуировка это так — блок внешнего оповещения.

— И что теперь делать?

— Да откуда мне знать? — развёл руками псион и ещё раз отхлебнул из кувшина. — Но если мыслить логически: ты получил только часть перстня верно? И даже на тот момент эта часть не смогла на тебя настроиться, а теперь твоя пси-матрица претерпела крутых изменений и симбиот в шоке. Он не знает что делать поскольку нет нужных настроек. Возможно они есть в других частях, которые тебе не достались. Нужен полный комплект.

— И где его взять?

— Там же где и твой друг взял, в Сфере Древних.

— Ты хочешь чтобы я ещё раз туда полез, но теперь уже по собственной воле?

— Я хочу!? Да мне, флак, вообще плевать! Мне главное чтобы ты, тарова отрыжка, как и обещал, успел меня вывезти отсюда. А если не успеешь, то хотя бы сообщи этому своему Венику, что я тут, пусть флот высылает. Ну, а потом хоть взрывайся, хоть скончайся.

— Эгоист хренов.

— Альтруист выискался, — саркастично усмехнулся Хан. — Ты сюда прибыл чтобы по доброте душевной спаси попавшего в беду что ли? И не забывай ты мне ещё денег должен. Завещание составь как положено.


* * *

Расстались приятели не совсем на дружеской ноте. Впрочем, если подумать, то друзьями они никогда и не были. С самого начала их связывал вполне себе деловой договор: ты мне — я тебе. И в принципе, Хан свою часть сделки выполнил, пусть не совсем так как изначально планировал, но придраться не к чему — жить Клим будет. А если и скончается, то не по вине псиона.

Капсула была на месте, маскировка исправно работала, превращая её в холмик поросший травой. А вокруг уже выросла настоящая трава и даже небольшой куст. Всё это время капсула исправно получала от «Пернуа» сигналы по «узкому» каналу и передавала их пилоту. Клим глянул логи полученных отчётов и вдруг понял, что провёл на острове более полугода.

Казалось только вчера Веник кричал: «Куда ты намылился? Это бредовая идея!» А ведь получилось! Вышло! Пусть не совсем так как планировалось и хотелось, но Клим жив. Тогдашнее положение казалось безвыходным — до смерти, что называется оставалось четыре шага. НО нем не менее — жизнь продолжается.

— Разобраться с симбиотом древних? — губы сами собой расплылись в улыбке. — Пустяки.


* * *

Открытый космос. После полугодового передвижения на своих двоих даже капсула давала чувства небывалой свободы и грозной мощи. Один из трёх мелких спутников быстро приближался. Пылевое облако так и висело над местом где был скрыт «Перун». За полгода на поверхность маленького планетоида не упало ни камушка, скорее они разлетелись ещё дальше, слишком мизерная гравитация у этого тела. Прозрачная капля капсулы юркнула в пыль и заняла своё место в корпусе крейсера.

На этот раз Клим не стал пренебрегать предстартовыми проверками, все-таки «Перун» провёл в спячке довольно много времени. За десять минут все модули и узлы отрапортовали о полной готовности к работе, крейсер окутался маскировочным полем и постепенно, чтобы создавать меньше возмущений, стал набирать ускорение.

Если сторожевой «Вандал» и заметил нарушителя, что маловероятно, то виду не подал. Продолжал ползти по эллипсоидной орбите планеты-лечебницы.

В «тихом» уходе из системы оказался ещё один плюс: собственные ускорители крейсера создавали минимум помех, сканер не слепило и он засёк целую сеть малых стационарных зондов, что опоясывали систему. Видимо, они и обнаружили «Перун» в прошлый раз, а совсем не датчики «Вандала», который был тогда слишком далеко.

Карта Семейной Зоны, что дал Хан Шорм, пришлась очень кстати. В СЗ тоже есть свои Прыжковые Врата и если ими воспользоваться, то время путешествия сократится очень существенно. Естественно, неизвестный корабль семейники не телепортируют, у них совсем другие правила. Например, в Содружестве — в системах с индексом безопасности ниже пятёрки обслуга Врат не откажет мелким преступникам. В «нулях» за кредиты портанут даже пирата. А вот в Семейной Зоне любому кораблю нужен код СЧ иначе расстреляют на месте.

«По крайней мере, попытаются» — весело подумал Клим вспоминая бесполезные ракеты, что в него запустили с «Вандала».

Впрочем, коды свой-чужой имеются. И не какие-нибудь, а из самой «Чистки» — это специальное подразделение псайкеров. Любой неодарённый будет слепо повиноваться приказам с корабля помеченного таким кодом, а одарённый не станет задерживать. Главное не встретиться с одним из КСов. Хан убеждал, что код подойдёт и для его команды, но если кому-то из Отцов, что его пилотируют, придёт в голову пообщаться, могут возникнуть проблемы.

После недолгих раздумий Клим выбрал Врата на самой периферии СЗ, в системе где только недавно началось строительство станции. По идее члены Семьи бывают там лишь с редкими проверками, а вся власть сосредоточена в руках одной из строительных корпораций. Пустышки и вякнуть не посмеют, когда получат код СЧ от «Чистки». Единственное неудобство: система находилась далеко и путь пришлось разбить на четыре длинных варп-прыжка для корректировки курса.

«Перун» прибыл к нужным Вратам только через неделю.

За это время таймер отката щёлкнул несколько раз. Путём несложных подсчётов выяснилось, что один процент это чуть больше половины стандартных суток. До момента когда там покажется ноль осталось пятьдесят дней, приблизительно.

Прыжковые Врата поражали воображение своим размером. Огромное сооружение похожее на велосипедное колесо. Снаружи обод, словно строгий металлический ошейник с шипами. Из него внутрь тянулось множество тончайших нитей-спиц. В центре нити замысловато перекручивались во втулку каретки. Корабль перед прыжком должен занять определённое место в этой втулке, так что существовало ограничение на размер корабля. Пропорции между прыжковым полем и самими Вратами чудовищные — поле маленькое, а Врата гигантские. Видимо для строительства пришлось разобрать на руду чуть ли не планету. Понятно почему у Семьи всего несколько десятков Врат. Попробуй отгрохать такую махину.

Клим перенастроил систему связи на ладарную, пси тут используют только члены Семьи, да и то без всяких технических приспособлений. У них это называется: Зов.

После вызова диспетчер отрапортовал, как гвардеец на параде. Его голос слегка подрагивал от напряжения:

— Приветствую Великий. Покорно жду указаний.

— Нужен разгон по заданному вектору. Высылаю файл конфигурации.

— Слушаюсь.

Несколько кораблей, видимо ждущих очереди на прыжок, сразу же начали разлетаться уступая крейсеру Клима место. Прошло несколько минут. «Перун» как раз занял позицию внутри прыжкового поля когда диспетчер снова заговорил. Теперь его голос отчётливо дрожал, словно его обладатель работает отбойным молотком во время разговора:

— Великий… эммм… тут возникли…

Клим вспомнил свой первый разговор с Ханом, а потому рявкнул во всё горло. Вернее бортовой искин смоделировал грозный рык из мыслепередачи пилота, который находится в растворе биогеля и, естественно, не может говорить:

— Что ты мямлишь, пустышка! Немедленно доложи как положено!

— Простите Великий! — диспетчер, словно получил пощёчину, что помогла собраться с духом и затараторил: — В вашем файле конфигурации отсутствуют дополнительные рейперы и нет точки выхода, а разгон направлен в сторону неисследованного пространства.

— Я знаю!

— Оу. Я просто подумал…

— Твое дело не думать, пустышка. Исполнять немедленно!

— Слушаюсь!

Через секунду обод колеса зажёгся голубыми вспышками. Они медленно разгорались, их становилось всё больше. Затем вспышки начали перескакивать на спицы, осторожно, словно пугливые птицы. Чем ближе ко втулке тем медленнее. В итоге дело затянулось минут на пять. Если бы в Содружестве Врата активировались так же долго, то очередь приходилось бы занимать за неделю до прыжка.

Клим уже хотел возмутиться думая, что обслуга врат что-то намудрила, но пространство наконец-то дрогнуло и сложилось в тоннель перехода.

— Слава яйцам.


* * *

Смехотворная динамика разгонного толчка Семейных Врат совсем на чуть-чуть превосходила стандартную «раму» Содружества, а с древней «гайкой» даже рядом не лежала. К тому же через трое суток «Перун» выкинуло, мягко говоря, не совсем в заказанном месте. Между ним и системой SD-g3, в которой располагается планета «Слава», красной стеной светилась Зона Каргасса.

Клим припомнил как возмущался, что погрешность старинной «гайки», с которой начиналось его путешествии, была в три световых часа. Глянув на разброс в заданных и полученных после прыжка координатах пилот даже не нашёлся, что сказать. Весь арсенал ругательств слишком мягкий чтобы полностью выразить возмущение.

И всё же основное расстояние пройдено. До ближайших Врат Содружества всего три недели на варпе, а потом дело пойдет быстрее. Может даже удастся найти «гайку» не отмеченную на картах и долететь быстрее. Но немного подумав Клим решил не пользоваться такими. Лучше дольше, но лучше. Хватит с него Семейного горе-портала. Тем более, что времени хватает.

Бортовой искин легко высчитал курс до ближайших Врат и потянулись долгие скучные часы варп-прыжков. После половины пути появилось лёгкое покалывание в области затылка. Это чувствовалось даже сквозь пилотский сон в биогеле. Клим попытался войти в транс и подлечить себя прямо в корабле.

Переживать и волноваться было не о чем, вокруг безопасный варп. Так что нужное состояние пришло быстро. Вот только транс не принёс облегчения, а видений почти не было. Так, какие-то непонятные мимолётные глюки.

Клим понял, что у него получается войти в транс только по разрывам во времени таймера. Он сделал несколько попыток пока после очередного раза не обнаружил перед носом сообщение:

Внимание! Вышел из строя нейронный шунт капсулы.

Автоматическая замена.

Работа капсулы восстановлена.

— Полный отчёт по поломке, — скомандовал пилот.

Он, конечно, не техник-механик, но изучив выданные бортовым искиным диаграммы и схемы пришёл к выводу, что кристаллы шунта (а развалился именно суперпроводник) разрушились от слишком сильного пси-потока, который транслировал Клим. А ведь шунты монтировались с таким расчётом, чтобы пропускать поток от псионов двенадцатого ранга.

— Фигасе, я мощный парень. Провести беглую пси-диагностику пилота.

Искин немного покумекал и выдал то, что и всегда: третий ранг. Пилотская капсула это, конечно, не медицинская, но разница в погрешностях у них небольшая.

— Облом, господин Клим. Третий ранг наше всё.


* * *

Затылок уже откровенно саднил, будто его пинает бронированный ботинок штурмовика, когда искин наконец-то выдал:

Варп-прыжок завершён.

Система DF-u12. Индекс безопасности: «ноль».

Обнаружены сигнатуры искусственных объектов.

Никогда Клим не думал, что будет так радоваться прилёту в нули. Быстро пролистал реестр отзывов, станции с нормальной репутацией в системе не оказалось, но зато нашёлся более менее приличный автоматический ремонтный док. Уже через полчаса «Перун» уткнулся в его приёмный слот.

Захваты опустили капсулу в безвоздушное пространство шлюзовой камеры. Из капсулы выкарабкалась фигура в белом пилотском костюме.

Клим на четвереньках прополз пару метров и растянулся посреди шлюза. Внутри черепной коробки бушевало пламя. Как только капсула откачала биогель и отсоединились нейрошунты, но почувствовал дикую головную боль. Едва смог натянуть костюм и выползти наружу.

Зачем было вообще вылезать пилот бы ответить затруднился, но казалось, что стенки капсулы давят на мозг. Будто боль именно из-за них и расслабиться никак не получалось. А вот снаружи действительно стало немного легче. Клим перевернулся на спину, заставил себя глубоко вздохнуть, уткнулся взглядом в потолок шлюза.

На стальной поверхности потолка плясали отсветы навигационных огней крейсера. Постепенно они слились в отдельные точки. Точки потускнели до яркости далёких звёзд. Размножились. Затанцевали. Сложились в созвездие-паутину. И жгущая боль растворилась в черноте космоса.

— Как же хорошо когда ничего не болит, — Клим вдруг обнаружил, что сидит упёршись спиной в стену, а не лежит посреди шлюзовой камеры раскинув руки и ноги. Судя по таймеру с момента стыковки прошло четыре часа. — Ого.

Хорошо, что док автоматический. Его искин прислал запрос гостю о причинах стыковки и стал терпеливо ждать заказа. А были бы тут люди давно бы утащили пилота в медблок. Хотя в нулях могут быть и другие варианты. Похуже. С грабежом и расчленёнкой. И если убить пилота ОАП посмеет далеко не каждый, то вот обобрать могут запросто.


* * *

Варп-прыжок завершён.

Система SD-u10. Индекс безопасности: ноль-один.

Обнаружены сигнатуры искусственных объектов.

Список объектов просто не влез в зону восприятия, а в самом верху красовалось больше десятка линкоров. Всё пространство вокруг «гайки» было забито кораблями. Клим сначала даже дёрнулся убегать, отвык от таких скоплений, но вовремя понял, что при таком количестве противников его бы разобрали раньше, чем он понял что случилось. Потом заметил значки ОАП над некоторыми позывными, успокоился окончательно и переключился на стандартные коды СЧ, а то вокруг уже возникло непонятное движение — у ближайших кораблей стали открываться оружейные порты. После смены кодов шевеление сразу утихло и поступил вызов:

— Привет, брат, — вместе с вызовом пришло приглашение присоединится к закрытому каналу флота. — Какой-то у тебя странный «Перф», серьёзно переоборудовал? Чистый линейный ударник? Отлично! Пойдёшь старшим в восьмой группе.

— Извини, братан, — ответил Клим отклоняя приглашение. — Но я по заданию на SD-g3 сейчас иду. А что за движуха тут у вас?

— Ааа… Жаль. Восьмая группа не укомплектована до конца, — похоже флитком общался сразу по нескольким каналам потому что отвечал с заметным запозданием. — Как обычно, на Каргасса собираю. Во второй волне пойдём, так что лёгкая прогулка.

— На Каргасса второй волной?!

— Ты что с верхней полки, приятель?

— Я полгода отсутствовал в Содружестве, был на задании клана, — ляпнул Клим первое что пришло в голову.

— Тогда понятно. Извини, брат. Некогда сейчас. Смотри новости, всё поймёшь, — флитком отключился. Похоже у него забот полон рот, некогда обращать внимание на несуразности. Иначе бы он обязательно удивился заданию от клана для одиночки на целых полгода.

А Клим сосредоточился на другом, оглядывая армаду.

Вторая волна? Это флот который не участвует в главном ударе, а заходит на поле боя позже, когда основные бои окончены. Флот ищет капсулы выживших, что утратили ход и не могут уйти. Выжигает пропущенные гнёзда дронов. Подбирает оставшиеся трофеи.

А вот третья волна уже распаковывает мобильные посты и ремонтные доки, чтобы установить над системой окончательный контроль.

В списке второй волны три тысячи четыреста кораблей. Сколько же было в ударной волне? Похоже ОАП развернул против Каргасса крупномасштабную компанию. Время от времени на старших агентов находит и они устраивают искину кузькину мать. Затем цены на модули дронов падают, война становится экономически невыгодной и затихает сама собой. А бедолага Каргасс потом десятилетиями восстанавливает утраченное. Так и живём.

В другое время Клим обязательно бы принял приглашение. Раньше, когда у него был всего лишь эсминец, чтобы попасть на подобное мероприятие нужно было очень постараться. А теперь не успел моргнуть — уже позвали. Даже старшим группы не глядя назначили.

Пилот поспешил воспользоваться Вратами, пока флот второй волны не начал перемещение и не пришлось ждать в очереди.

Дальнейшее путешествие заняло меньше суток. В нулях одиночки и мелкие группы предпочитают не связываться с ударными линейными крейсерами. А учитывая схожесть «Перуна» с новомодным навороченным «Перфо» — от Клима предпочитали держаться подальше.


Глава 7


Варп-прыжок завершён.

Система SD-g3. Индекс безопасности: ноль-три.

Обнаружены сигнатуры искусственных объектов.

Совсем рядом тускло светился жёлто-коричневый полумесяц планеты Слава. На его фоне восточный орбитальный комплекс клана Славяне смотрелся жалкой букашкой.

Вернее то, что от комплекса осталось. Главные несущие балки и несъёмные конструкции. Голый остов, словно костяк кита, который когда-то выбросился на берег, а мясо дочиста обглодали падальщики. Пара аварийных маяков неподалёку помигивали красными огнями. И всё.

Линейный крейсер «Перун» в растерянности завис рядом с этим безобразием.

Космос вокруг чист, мусора почти нет. Выходит комплекс разбирали без спешки. Внимательно. Вдумчиво. Демонтажники забрали даже дешёвые детали, вплоть до термоизоляции между бронёй и отсеками. Прилипалы-стервятники действуют не так. Они гребут самое дорогое, ломая и кроша дешёвку, если она мешает добраться до ценностей. Ну, а после боевых действий всё выглядит ещё хуже чем после стервятников.

Всё это означает, что «Славяне» сами демонтировали орбитальную базу. Все четыре базы. Сканер засёк ещё один остов подымающийся над горизонтом полумесяца Славы. Если разыскать остальные, то скорее всего они будут в таком же состоянии. Потому что даже маленький купол на поверхности планеты отключен, а внутри остались пустые бетонные коробки. Не повреждённые, а именно брошенные без спешки и паники.

Клим ещё не отошёл от новостей о начале войны с Каргассом, которые скопом скачал у первой встреченной станции, а тут ещё один сюрприз. Похоже клан Веника переехал в другое место. И где их теперь искать?

Так. Стоп. Нужно ещё раз прошерстить известия за последние полгода, но теперь более внимательно. Не может быть чтобы переезд, даже такого небольшого клана остался совсем уж не освещён СМИ. Где-то должен попасться хотя бы намёк.

Новостные каналы пятимесячной давности пестрели громкими заголовками: «Каргасс напал на Содружество!», «Древний искин пытается уничтожить биологические виды!» и так далее, и тому подобное. Прямо истерия какая-то. Множество общественных организаций потребовали от своих правительств и от ассамблеи Содружества немедленных действий. Вроде как до этого никто и не подозревал, что под боком сто лет враг проживает, а сейчас все дружно и внезапно испугались. Ежу понятно, что общественное мнение кто-то умело направил.

А началось всё с того, что ОАП обнародовал информацию о группе «Стрелков». Сегодня обнародовал, а назавтра уже поймал супостатов. Вот такие агенты крутые парни — мгновенно вычислили преступников. Остальным нарушителям в пору сразу забояться такой скорости возмездия.

Значит информация из головы Казимира Вайдича, дядьки Веника, всё-таки помогла агентам. Клим даже не сомневался, что «Стрелков» сначала поймали, а потом уже подняли хай в прессе. Причём подготовили всё заранее. Такой кипеж без тщательной подготовки не возникает.

И дело даже не в том, что «Стрелки» убивали свободных пилотов. В конце концов, это проблемы самих свободных пилотов и ОАПа, а не Содружества в целом. Дело в том, что вся группа оказалась дронами умело замаскированными под капсульные корабли людей. Причём таких групп вычислили и поймали сразу несколько, больше десятка. Их, конечно, не совсем поймали — их уничтожили, а потом изучили обломки. Сдаваться все «Стрелки» отказались наотрез. Но не узнать в оставшихся обломках навороченные поделки Каргасса было невозможно.

Оказывается Каргасс уже давно, долго и упорно, но тихо и скрытно внедрялся в Содружество. Даже зарегистрировал на форуме наёмников несколько аккаунтов и принимал к выполнению полузаконные заказы, с которыми честные пилоты предпочитают не связываться. Правда зачастую заказчики пропадали вместе с теми кого они заказали. Казимиру просто повезло не исчезнуть после работы со «Стрелками», а может у искина были на дядю Веника ещё какие-то планы.

Вопроса зачем именно вся эта возня самому Каргассу пресса упорно не замечала. Некоторые блогеры отговаривались, что мол он же искин, чего ещё от искина ожидать? Так себе оправдание. И здесь у любого неглупого человека появлялось подозрение, что дело не в искине, вернее, не только в нём, а есть ещё что-то. Например, сильные мира сего готовят очередную общемировую аферу для собственного обогащения. Каргасса ведь щипают не первый раз. Содружество неоднократно вторгалось на его территорию. Когда технологии дронов ещё ограничивались Техно-1, красную зону вообще чуть не стёрли с карты галактики. Но что-то не заладилось. И Клим точно знал что именно — закончилась выгода.

Как там ответил маршал Джан-Джакопо Тривульцио на вопрос Людовика ХII, какие приготовления нужны для завоевания Миланского герцогства? (его ответ ещё часто приписывают Наполеону). Он сказал: Для войны нужны три вещи: деньги, деньги и ещё раз деньги. И древний маршал был чертовски прав, но стоит добавить ещё кое-что: не смотря на патриотические крики разных активистов освободителей, борцов за права народов и защитников человечества, любая война всегда начинается из-за четвёртой вещи — из-за денег.

Каргасс выпускает самое качественное оружие и модули. У него нет новых продвинутых технологий, нет и намёка на Техно-3, которое постепенно переходит в Содружество от старших рас. Но из тех чертежей, что имеются, заводы искина выжимают максимум. Каждый модуль, словно штучная работа мастера. Доподлинно неизвестно, как у искина это получается, но его оборудование всегда на десять-тридцать процентов лучше, чем штампованные запчасти Содружества. Кроме тех, что делают по индивидуальным заказам, естественно, но там цены просто непомерные. Настрелять дронов значительно дешевле.

И когда корпорации специализирующиеся на выпуске оружия начинают «зарываться». Повышают цены за счёт монополии, а не качества. Или, что более вероятно, перестают подлизывать членам ассамблеи и сенаторам. Заинтересованные лица устраивают очередную войнушку с Каргассом и в Содружество мощным потоком устремляются трофейные модули с дронов искина. Постепенно их становиться так много, что это обрушивает цены сначала на людские приблуды, а потом и на сами модули Каргасса. Многие корпорации разоряются или меняют собственника, что, собственно, и является целью войны. Большая политика она такая — всё ради наживы. Нажившиеся дельцы, которые добились своего и своротили целые консорциумы в карман, начинают помаленьку сворачивать финансирование, но война ещё продолжается по инерции. Это не та штука которую можно остановить нажатием кнопки.

Наконец цены на модули падают настолько, что ведение дальнейших боевых действий перестаёт приносить выгоду всем. Сначала из конфликта выходят одиночные свободные пилоты, потом мелкие державы и кланы, затем ОАП тихонько убирает заказы на отстрел дронов. Проходит год, другой и о войне забывают. Она как бы вроде продолжается, но по факту её нет.

Всё это Климу рассказывали «умудрённые опытом» однокашники ещё в Академии Пилотов. Хрен его знает насколько вся эта бодяга правдива, да рядовые пилоты над этим и не задумываются особо, потому как поучаствовать в подобном мероприятии мечта любого выпускника. Это отличная возможность быстро подняться и на халяву скопить запас качественных модулей.

Клим жутко завидовал тем кто отправился щипать Каргасса, но продолжал методично разбирать остальные новости. Сейчас времени на обогащение, к сожалению, нет. Наконец на глаза ему попалась небольшая статейка. Там не было упоминаний о переезде, а описывались тёрки нескольких корпораций с кланом «Славяне». «Нехороший» клан сильно ругали. Причём статейка прямо пованивала «заказом», потому что «честные» претензии были у корпов, а в торговый арбитраж почему-то обратился именно клан. Не будет же виновник подавать в суд на пострадавшего? Впрочем, дело там не стоило выеденного яйца, а интерес вызвало упоминание, что клан расположен в нулях.

Как это в нулях? Ну не идиот же Веник чтобы сорвать клан с насиженного места и перевести в «чисто поле»? Тем более в нули. А значит у него там должен быть надёжный тыл где можно укрыться и обосноваться. И в голову приходит только одно — Цитадель. Та самая откуда они когда-то вытащили «Перун».


* * *

Варп-прыжок завершён.

Система: EC-f46. Индекс безопасности: ноль

Обнаружены сигнатуры искусственных объектов

Когда-то, сейчас казалось, будто в прошлой жизни, многорежимный эсминец «Зуум» играл в этой системе в прятки с пиратами. Придурки приняли эсминец за один из почтовых корветов. Тогда пришлось изрядно побегать и попрятаться.

Сейчас крейсер «Перун» прятаться не стал. Быстро обнаружил далёкую сигнатуру почти на периферии системы. Одну единственную. Совершил к ней микро-варп-прыжок и убедился, что та самая «рама» всё ещё на месте. Вернее, место то-же, а вот рама совсем другая. Раньше тут была дешёвая поделка, похожая на рыбий скелет. А теперь стояли сравнительно новые, четырёхполосные Разгонные Врата, способные ускорить до восьми кораблей одновременно. Да ещё и с функцией авто-курс — то есть передают автопилоту координаты по умолчанию, если неизвестна точка выхода. И координаты записанные в «раме» немного отличались от тех, по которым прыгали Клим с Веником. Навигатор пересчитал сдвиг и выходило, что «рама» выбросит корабль аккурат под аномальную туманность где скрывается цитадель. Всё это только подтверждало догадку о том, что «Славяне» переехали именно туда. Вот даже «тропинку» удобную «протоптали» для возможных гостей. Не придётся тыкаться на ощупь, как прошлый раз.

«Перун» двинулся на разгон вдоль «рамы», её крестообразные боковины прошили десятки голубых молний, последовала бело-голубая вспышка и крейсер провалился в варп. Прыжок был коротким, тоннель искажений расплылся и корабль вынырнул в обычный космос.

Передний обзор заслонили чёрные тучи аномальной туманности. Если бы кто-нибудь взглянул на них не используя корабельный сканер, то не отличил бы от вакуума, ему бы показалось, что солидная часть звёзд просто погасла и впереди лишь пустота. Но стоило в этой мнимой пустоте разогнаться чуть больше чем следует и щит с корабля сразу слетит, а следом и броня.

Внимание! Обнаружены сигнатуры!

Двенадцать объектов: Сторожевые башни.

Описание: В базе отсутствует.

Принадлежность: клан «Славяне»

Объект: ОДП «Тройка».

Описание: охранный диспетчерский пост среднего радиуса действия.

Принадлежность: клан «Славяне»

Опасность! Корабль под прицелом!

В дополнение к чёрным рваным хлопьям туманности, которая широко развернула крылья искажений так, что края не мог различить даже сканер, обзор раскрасился красными маркерами. Двенадцать башен стояли хороводом, как цифры на циферблате часов, а в роли циферблата выступала горловина входа в туманность. В горловине плотность аномальных частиц минимальна и там можно развить немного большую скорость. Но не настолько большую чтобы успеть проскользнуть до того как башни тебя разделают. В глубине горловины висела ещё и «Тройка», оборудованная модулями стазис-поля и варп-заграждения.

— Ты ещё кто такой? — судя по фразе и удивлённым интонациям в качестве диспетчера в «Тройке» сидел живой человек.

Странно, обычно ставят простецкого искина. Во-первых, не приходиться возить смену. Во-вторых, при серьёзном нападении такие посты сметают в первую очередь, жаль будет парня. А в-третьих, искин никогда бы не позволил себе такого неформального обращения к неизвестному гостю.

— Я друг князя Всеволода, — гордо откликнулся Клим. Он понимал удивление диспетчера, «Перун» корабль редкого класса, такие только у «Славян» и имеются, а коды принадлежности не клановые. — Немедленно доложи обо мне.

— Ага. Щаааззз. Разбежался. Может ещё лично сбегать? Шутник, блин. Сам о себе докладывай. Лови временный пропуск и коридор движения. Правила стандартные: отклонение от курса — уничтожение, открытие оружейных портов — уничтожение, не подчинение причальному лоцману — уничтожение.

— Фигасе!? А предупредительный залп?

— Ты эти башни видишь? Предупредительный залп будет как раз и уничтожительным.

— Ну вы тут в нулях вообще очумели, ребята.

— Двигай давай. Не загораживай коридор.

— Можно подумать у тебя тут столпотворение.

В это время чуть поодаль сверкнула вспышка и из варпа появился корабль с округлыми боковинами, выпирающими как щёки толстяка.

Объект: грузовик класса «Бутуз».

Описание: лёгкий специализированный танкер для перевозки газа.

Принадлежность: свободный пилот Нален Ганоми.

— Проваливай с тормозного поля, говорю, — грозно передал диспетчер.

Пререкаться с диспетчерами не то что не положено, а прямо запрещено уставом полётов. Клим немого поартачиться только потому, что пилот «Тройки» первым начал разговор не по форме. «Перун» сверкнул ускорителями и вошёл в горловину.

Опасность! Неизвестное воздействие на энергетический щит.

Мощность щита: 87%

Твою мать! Крейсер резко сбросил скорость. Дальше по разрешённому коридору, стенки которого сразу же дорисовал в дополненной реальности искин, пришлось плестись как черепаха. Плотность аномальных частиц зашкаливала. Через несколько мипров сплошной туман остался позади. Появилось чистое пространство. Аномалия свернулась перекрученными полосами, будто «Перун» оказался под водой, а вокруг застыли исполинские водоросли. И без того небольшая видимость снизилась ещё, приходилось огибать частые скопления чёрных сгустков, некоторые были настолько плотными, что напоминали кляксы нефти. Если бы не файл с трассой безопасного коридора Клим пожалуй бы двигался хаотичными зигзагами.

В неожиданных местах время от времени вспыхивали маркеры очередных сторожевых башен. Похоже Веник растащил их по всей аномалии, чтобы возможным незваным гостям жизнь мёдом не показалась. Любой нагрянувший сюда флот будет вынужден рассеяться и двигаться небольшими группами без какого-либо построения, а ещё будет постоянно попадать под обстрел тяжёлых стационарных орудий. Если же кто-то решит идти напролом сквозь другие стороны туманности, то благодаря плотности аномалии ему придётся очень сильно снизить скорость, превращаясь на выходе в отличную мишень. А ведь, скорее всего, в слабых местах ещё и мины расставлены.

В общем, чтобы захватить Цитадель придётся собрать огромный флот, который при захвате понесёт потери по стоимости большие чем стоимость Цитадели. Отличное место для обороны от УРТ или для пиратской базы, но не очень для торговли и бизнеса. Скрывать тут активы клана было мудро, а вот жить и вести дела совсем неудобно. На месте Веника Клим бы свернул Цитадель у перетащил куда-нибудь в более благоприятную обстановку. Если князь не собрался воевать с Содружеством, конечно. Тогда расположение подходящее.

Внимание! Обнаружены двести сорок семь сигнатур.

Объект: Цитадель.

Описание: В базе отсутствует. Принадлежность: клан «Славяне»

Двести объектов: Сторожевая башня.

Описание: В базе отсутствует.

Принадлежность: клан «Славяне»

Выходит далеко не все башни растянуты по аномалии, большинство всё-таки остались рядом с цитаделью. А может у цитадели был ещё и внутренний запас, который клан выставил наружу.

Дальше шёл список сорока шести разномастных кораблей. В основном грузового типа и большинство принадлежали не клану, а свободным пилотам. Некоторые причаливали, некоторые улетали. Всё как обычно возле небольших баз, которые находятся в безопасных системах. А вот для нулей через чур оживлённо.

«Неужели Веник чем-то запрещённым решил открыто торговать?» — только это могло бы оправдать такое количество гостей возле неудобной базы мелкого клана в нулях.

Цитадель приближалась. Если раньше она походила на заброшенную хижину бабы Яги, то теперь выглядела как новая. Стройные ряды навигационных огней, дорожками висящие в пустоте и ведущие к шлюзам. Отполированные до блеска плиты брони. Медленно вращающиеся башни орудий главного калибра. Рядом, прямо в космосе огромный проекционный экран в несколько километров, показывает рекламный ролик. В прямоугольном просвете главного дока, размером с иную ремонтную базу, яркое освещение и строгий порядок. Красота.

Все эти, казалось бы, ненужные вещи вроде экрана и освещения, на самом деле очень благоприятно влияют на психику пилотов, большинство из которых практически годами не вылезают из капсул. Это напоминает им, что есть и другая сторона жизни.

Крейсер получил разрешение на стыковку и причалил к выделенному слоту. Клим не спешил выбираться из капсулы и прошёл все необходимые процедуры выхода, чтобы чувствовать меньше дискомфорта.

Когда бронированные створки распахнулись и пилот в белоснежном пилотском костюме вылез в стыковочный шлюз, его уже ждали трое. Два незнакомца в лёгких боевых доспехах гвардии клана, лицевые щитки шлемов откинуты, оружия нет, а значит они тут для почётного сопровождения. И смутно знакомый мужик в военном мундире всё той же гвардии. Высокий широкоплечий молодчик с давним, побледневшим от времени шрамом от виска до подбородка. Строгий ровный шрам словно вырезали под линейку, поэтому он сразу бросался в глаза.

Впрочем, в Содружестве, благодаря развитой медицине, любой шрам бросается в глаза. Шрамы остаются только у бедняков и людей сохранивших их специально. Судя по дорогой форме в данном случае верно последнее. Иногда вояки не убирают некоторые шрамы чтобы казаться брутальнее. Или чтобы напоминать себе о чём-то важном, например о страшной битве, в которой чудом удалось выжить или о мести, которую нужно свершить.

Здоровяк со шрамом шагнул вперёд оставив сопровождающих гвардейцев возле входной мембраны. Его движения были движениями тренированного бойца. И Клим сразу же узнал эту размашистую манеру поворачивать плечи и пружинисто отпечатывать каждый шаг. Бриг! Тот самый капитан гвардии, которого пилот отправил в кому дверцей распределительного щитка. Выжил и очнулся всё-таки.

«Неужели собирается мстить? Вот так нагло? На глазах у… А у кого собственно? У двух своих подручных, которые в нужный момент прикроют глаза?» — захотелось юркнуть обратно в капсулу.

Не для того чтобы спрятаться, просто там остался станер. Клим удивился сам себе. Раньше он в подобных ситуациях всегда нервничал и терялся, а теперь спокоен как танк и расчётливо перебирает варианты действия. Всё-таки «закрытый рай Семьи» действительно меняет людей. Особенно, если тебя там несколько раз почти убили.

Щёлк. Где-то в мозгу, аккурат между ушами, сработал замысловатый механизм и Климу стало очевидно, что приближающийся здоровяк не несёт никакой угрозы. Это не было логическим заключением после сбора информации, это было как озарение, как завершение установки базы знаний. Словно штекер чётко вошёл в гнездо слота.

Так и не успевший сформироваться страх развеялся окончательно.

Бриг остановился совсем близко, буквально нависнув сверху. Смерил гостя придирчивым взглядом. Сощурился. Постоял несколько секунд, будто перебирая мрачные мысли. В общем сделал всё для того чтобы его действия показались угрожающими.

Потом хмыкнул, покачал головой, широко улыбнулся и протянул руку.

— Всё-таки капитан знает тебя не так хорошо, как хвастался.

— Какой капитан? — Клим пожал протянутую ладонь.

— Капитан Чирик, — ещё шире улыбнулся Бриг. — Добро пожаловать в клановую цитадель. Прошу за мной.

— Спасибо. Он таки стал капитаном?

Из шлюза в тамбур для мелких грузов вышли четверо. Двое в лёгкой броне, один в белом пилотском костюме и один в зелёном мундире. Высота потолка тамбура всего три метра, а вот стены терялись где-то вдали. Всё пространство густо заставлено ящиками и кофрами разных типов. Но все грузы располагались в чётком порядке — прямоугольными партиями, между которыми оставили широкие просветы для проезда дроидов-грузчиков.

Мимо как раз прогудел колёсный дроид гружённый какой-то массивной штуковиной. Следом пронеслась стайка мелких ремонтных роботов. Двое сопровождающих гвардейцев шли позади чеканя шаг. Народ, которого в общем-то было не так уж и много, поспешно расступался. Некоторые кивали Бригу, тот сдержанно кивал в ответ.

— Ага. Капитаном и командиром гвардии, а я у него заместителем.

— Подвинул тебя?

— Я сам подвинулся, когда очнулся после комы, — тут Бриг потёр лицо и шрам исчез, оказавшись нарисованным. — Старый я уже. Да и всё-таки Чирик инструктор единоборств. Ещё и в ДГ служил.

— А ещё, — Клим усмехнулся глядя на исчезновение шрама. — У него больное воображение и много лишнего времени. Его задумка?

— Чья же ещё. Он хотел заснять как ты будешь пятиться в страхе. Но я ему сразу сказал, что человек не побоявшийся драться против меня дверцей не испугается нихрена. Теперь он мне должен четверть месячного жалования.

— Похоже у вас обоих слишком много лишнего времени.

— Это да. Намекни об этом князю. Может хоть тебя послушает. А то скукотища тут смертная. А вот мы и почти пришли.

Распахнулись двери большого лифта. Гость и сопровождающие вошли. Хотели войти ещё несколько человек, но гвардейцы остановили их синхронно выставленными ладонями. И короткой фразой: «Лифт идёт на спецуровень». Двери закрылись. Низкий гул, лёгкое чувство падения и двери снова открылись.

За ними стоял Чирик. Улыбался во весь рот. Клим резко дёрнулся вперёд, за ним автоматом дёрнулись и оба гвардейца, но их за локти вовремя придержал Бриг. Парни действовали на рефлексах и могли запросто уложить дорогого гостя мордой в пол, углядев в рывке угрозу для начальства.

Приятели по давнему обычаю врезались друг в друга плечами и обнялись.

— Ну привет пропажа, — Чирик хлопал друга по спине. — Наконец-то явился. Давно пора, а то Всеволод тебя уже похоронил. Правда, вашу традицию пилотов пришлось нарушить, к звезде запускать было нечего в связи с отсутствием тела, так он твоё имя на стене главной рубки флагмана запечатлел. Ты теперь почётный член клана «Славяне».

— Посмертно, — как можно более торжественно добавил Бриг усмехнувшись.

— Ладно, — встрепенулся Чирик, недовольно покосившись на заместителя. — Что это мы на пороге стоим? Пошли в зал для совещаний. Не терпится послушать твою историю.

Зал для совещаний оказался довольно просторным помещением. Кроме, положенного для таких мест: узора тонких проводников по стенам (защита от прослушки), большого стола с голографом и кучей сидений вокруг, тут были ещё и широкий диван, десяток удобных раскладных кресел с функцией массажа, экран во всю стену, бильярдный стол, барная стойка и, естественно, сам бар.

— Фигасе, — присвистнул Клим. — Не зал для совещаний, а прямо комната отдыха.

— Полюбил я комфорт, — Чирик развалился в одном из кресел и то сразу мелко зажужжало. — После пехотной школы ОАПа хочется уюта, понимаешь. Падай где видишь, дружище. Рассказывай давай.

— Ага, щааазз. Разбежался, — ответил Клим, припомнив недавнего диспетчера и уселся недалеко от товарища. — Потом Веник припрётся и ему опять рассказывай.

— Какой веник? — поинтересовался Бриг.

— Это он так князя обзывает, — пояснил Чирик. Глаза у Брига полезли на лоб и он даже закашлялся. Заметив реакцию заместителя капитан добавил: — Да. Ты это, Клим, при посторонних лучше соблюдай этикет. Князь всё-таки. Сам понимаешь. Клановый лидер.

— Учту. А где он, кстати?

— На совещании Большого Совета. Я ему пока о тебе не сообщал. У клана сейчас не лучшее положение. У Всеволода и так несколько последних месяцев голова квадратная от проблем. Не знает за что хвататься. Пусть уж на совещании сосредоточится, а по окончании я сразу доложу. Без обид?

— Да какие обиды, — пожал плечами Клим. — Подождём, не маленькие. Наливай.

— Это мы мигом, — заулыбался Чирик и собрался покинуть массажное ложе.

— Сиди уж, капитан, — подскочил Бриг. — Как младший по должности сам налью.


* * *

Они выпили буквально по рюмке. Чирик постоянно трепался, прокомментировал некоторые последние новости. Заверял, что ждал друга не смотря ни на что и даже оставил за ним место крёстного отца своей дочери.

Наконец створки дверей разъехались в стороны и в зал вошёл Всеволод в военном мундире без знаков различия. Похудевший. Под глазами мешки. На лице выражение вселенской озабоченности. Когда его разыскивало СБ клана чтобы убить, он выглядел лучше. Похоже сидеть в «кресле» оказалось труднее чем его отвоёвывать.

— Ну что опять Чирик? — Всеволод рассеянно мазнул взглядом по присутствующим. — Если опять какая-нибудь чепуха…

Тут его взгляд снова вернулся к фигуре в белом пилотском костюме.

— Клим!? — сказано было неуверенно.

— Прикинь, дружище, — улыбнулся пилот в белом.

— Твою мать! — князь порывисто подошёл, обнял друга и виновато добавил: — А я признаться уже отчаялся. Даже, стыдно сказать, сделал некую глупость, за которую хочу принести извинения.

— Ты про посмертную надпись? Да забей. Мне даже импонирует, что я теперь герой.

— И всё же это было с моей стороны…

— Бла, бла, бла… — перебил его Клим. — Выключай князя и давай по рюмашке бахнем.

Всеволод легко согласился, но прошло ещё как минимум несколько минут пока он смог хоть немного расслабиться и откинуться в кресле.

— Так значит про старца-целителя всё правда?

— Полное фуфло.

— В смысле?

— А как вообще твой прадед узнал про старца? — вместо пояснений спросил Клим.

— От своей матери, вроде бы. Прапрабабка была из какой-то древней знатной семьи.

— Ааа. Кажется я даже догадываюсь из какой «Семьи». Ладно слушайте внимательно, бродяги, повторять не буду.

Изначально Клим собирался выложить всё без утайки, но начав историю внезапно передумал. Не очень весело признаваться, что у тебя мозги набекрень. К тому же это могло быть и не совсем так. Мало ли чего Хан рассказывал, частенько выяснялось, что он недоговаривает, а то и нагло врёт. Плюс между ушами опять щёлкнуло и идея чистосердечно доложить обо всё что было показалась глупой.

Поэтому Клим на ходу переиначил историю. Оставил полный рассказ про Шорм Хана Велеса и сильно сократил про своё лечение и про, самому непонятный, диагноз. А чтобы по концовке не отвечать на уточняющие вопросы задал вопрос сам:

— Ну ладно, хватит обо мне, а то уже язык болит. Ты вот лучше скажи какого фига ты перетащил клан в цитадель? Ты же как Ленин распинался, что мол: тогда и только тогда, когда всегда-никогда… Не помню дословно, но логическую конструкцию ты изрядную тогда наваял.

— Всё верно. Но потом ты как сумасшедший ринулся в опасную и бесперспективную аферу, а я посмотрел на это и подумал: какого чёрта!? Если мы такие бездари, что запросто профукаем цитадель, то туда нам и дорога. Нужно использовать все доступные средства и ярко гореть, а не тихо мандражировать, сидя на золотой жиле и боясь ею пользоваться.

— Слова не мальчика, но мужа, дружище, — Клим торжественно поднял указательный палец.

— Я всё понял, — подскочил Бриг и принялся наполнять рюмки.

Они выпили и Клим задал вопрос который подспудно мучил его с самого начала, но который он стеснялся задать. Теперь же «душа развернулась» от спиртного и стеснение сдуло, словно ветром.

— Как жена?

— Какая жена? — не понял Всеволод.

— Я когда улетал ты вроде был помолвлен и собирался жениться.

— Ооо. Когда это было, — отмахнулся князь. — Почти в прошлой жизни. Политическое положение резко изменилось и сауры отказались от союза. Жаль, на него было много надежд. Но я не в обиде, мы теперь вроде как в опале, а у них своих проблем хватает, чтобы ещё и наши на себя вешать. Так что с несравненной Шакти мы расстались друзьями.

Отчего-то эта плохая для клана новость вызвала у Клима бурную радость и он чуть не ляпнул во всё горло: «Отлично! Давайте за это выпьем!». Но успел вовремя сдержаться и скорчить скорбную мину. Почти такую же как в тот момент была у Всеволода.


Глава 8


— Чирик говорил, что у вас какие-то проблемы, — спросил Клим чтобы сменить щекотливую тему. — Вы из-за этого переехали?

— В том числе и из-за этого, но давай всё по порядку расскажу. Ты как улетел на поиски, тут сразу и завертелось. Сначала поймали «Стрелков», а уже через неделю началась заваруха с Каргассом. Видимо, ОАП изначально готовился к масштабным действиям. Я рассчитывал поучаствовать силами клана, модулей собрать в запас и подзаработать пока цены не обвалились, но внезапно выяснилось, что ни один боевой флот нам, мягко говоря, не рад. А атаковать звёздные системы дронов используя только корабли клана мы ещё не готовы. Тыкались мы мыкались, но присоединиться ни к кому так и не получилось. У больших корпов и стран свои союзы, они мелких не берут, а флиткомы флотов собранные свободными пилотами со мной даже общаются через губу. Потом я встретил друга по академии и он мне с глазу на глаз пояснил, что у ОАПа на счёт «Славян» неофициальная ориентировка — запрет на сотрудничество.

— Сфигали?

— Вот и меня это возмутило. Вроде как нам обещали полную амнистию, да это благодаря нам «Стрелков» и удалось рассекретить. Раскрыть заговор Каргасса. Нас должны героями сделать, а нас в опалу. За что? Дальше больше: несколько корпораций, с которыми мы обычно торговали, начинают непонятные телодвижения. То цены задирают, то срывают поставки, в общем-то тысячи обыденных мелочей, которые случаются постоянно. Но когда вдруг эти мелочи начинают объединяться в стаи и наваливаются скопом — это нехороший признак.

— На клан кто-то решил наехать?

— Точно. И это тоже весьма обычное дело для Содружества, но только кто? Да ещё настолько могущественный чтобы втянуть Агентство? Я дорогу никому не перебегал, старался наоборот потише быть. Не светиться лишний раз. И тут приходит по дипломатическим каналам сообщение, вроде как и от агентов, но вроде как и нет. Такой себе полуофициальный запрос, который никто и посылать-то нам не в праве: а не хранит ли клан неких древних пси-технологий, запрещённых к хранению частными лицами?

— Сфера Древних?

— Она самая. Дядя Казимир, пусть земля ему будет пухом, удружил напоследок. Рассказал не только про «Стрелков», но и про остальные тайны клана, предатель. Даже под ОАПовским «допросником» разумные отвечают только на вопросы, которые им задают. Значит дядя по собственной инициативе поднял тему Сферы. Наверное хотел выторговать себе жизнь с помощью этой информации, а может клану отомстить.

— Погоди, — Клим почесал затылок. — А с чего это клану нельзя хранить древние технологии, что за чушь?

— На тот момент клан располагался в зоне Харанской империи. А у них есть закон по которому обязательно нужно сдавать такие вещи государству за вознаграждение. Империя, конечно, давно выдохлась и все плевали на её старые законы, сейчас больше руководствуются общими правилами Содружества. Но если бы кто-то сильный вдруг надумал помочь императору Харану, так сказать, «восстановить справедливость», то можно было бы устроить нам жутких неприятностей. Мы же не корпорация и не государство, по факту, как и любой другой клан или род, мы просто объединение частных лиц с совместной собственностью. Я хотел оформить корпорацию, но для нашей численности нужен уставной фонд в …

— Всеволод давай без юридических подробностей, — перебил его Чирик, заметив что князь «присаживается» на любимую тему. — А то мы тут надолго застрянем.

— Хорошо, — кивнул Всеволод. — Прикидываю я значит кто мог узнать про Сферу и понимаю, что тут только один вывод: на клан наезжает ОАП. А ты ведь знаешь как Агентство наезжать умеет, когда захочет.

— Да уж наслышан, — согласился Клим. — Неофициальный запрет на сотрудничество это даже не наезд, а так, лёгкое предупреждение. Могут в тонкий блин раскатать и не заметить.

— Вот и я проникся и, честно признаться, испугался.

— Ну это он привирает, — опять влез Чирик. — Более бесстрашного кланового лидера ещё поискать. Это Малый Совет его убедил, что сматываться нужно без оглядки. Сам бы он ещё и официальный протест бы подал. Самоубийца. Еле отговорили.

— Сейчас это уже не важно, — продолжил Всеволод. — Главное, что мы собрали вещички и оперативно удрали в нули. Агентство, естественно, было не в курсе, что клану есть куда отступать, поэтому рассчитывало на долгий прессинг. В итоге никто не успел помешать переезду. Но проблемы на этом, конечно же, не закончились, а шлейфом потянулись за нами. Это от Харана можно убежать в нули, от Агентства бежать надо в самый фронтир. Вот ждём теперь дальнейшего развития событий. Мы тут кредиты должны лопатой грести, а на голодном пайке сидим.

— В смысле лопатой?

— Ты ведь заметил какое место для базы неудобное?

— Ага, — кивнул Клим. — Ещё хотел поинтересоваться, что за бредовый выбор?

— Цитадель в таком месте не зря поставили. Внутри местной аномальной туманности облако газа С420, размером со звёздную систему, а может даже месторождение.

— Погоди-ка, С420 это в котором сентрики водятся?

Стоило только напрячь память и обнаружить пробел в знаниях, как нейросеть сразу порылась в галанете и услужливо выдала, что газ С420 пока не поддаётся синтезу, но уже много где используется: и в нейронных препаратах разгона, и для выращивания биоискинов, и для создания новейших бионных имплантов. Это уже скорее даже не импланты, а новые продвинутые органы.

Но стОит этот газ недёшево не потому что используется в передовых технологиях, а потому что в нём живут сентрики из-за которых его трудно добывать. Известны эти УРТы не только в Содружестве. От набегов сентриков страдает каждая раса решившая собирать С420.

Одни из Условно Разумных Тварей — Сентри — особый вид гигантских арахнидов, живущих прямо в космическом вакууме. Вернее не в вакууме, а как раз таки в облаках газа. И эти паукообразные ребята умудрились отрастить не только хелицеры и лапы, режущие любой материал как бумагу. Они умудрились отрастить в своей головогруди «невозможный» двигатель, который создаёт тягу в замкнутом контуре без какого либо выхлопа. Учёные Содружества давно уже вынесли вердикт, что это нереально, так как нарушает закон сохранения импульса. Но на учёных сентрики положили болт и преспокойно себе продолжают летать. Причём очень быстро. На коротких дистанциях так просто молниеносно. И поскольку выхлопа с них нет, то и их сигнатуры малозаметны. Если добавить к этому ещё и то, что толща газа препятствует работе подскана. То частенько пилот замечает напавшего паука когда тот уже разобрал напарника по сбору газа.

И ещё одно неприятное дополнение: сентрики не летают поодиночке. Только группами от пяти штук. И если ты заметил как разобрали напарника это говорит только об одном — тебя тоже разбирают, просто ещё не закончили.

За сравнительно целый труп сентрика назначена награда с кучей нулей, вот только энергощиты от пауков не спасают от слова совсем, членистоногие упыри просто пролетают сквозь них и впиваются в корабль. Стрелять в такой ситуации невозможно, а броня держится очень недолго. Среднее газовое облако С420 обычно размером в несколько световых минут. Чтобы там что-то найти «слепым» сканером это нужно постараться. Да и убить паука так чтобы туша осталась почти целой это нужно постараться ещё больше, твари умирают очень неохотно. Оторванная лапа и та шевелится ещё около суток.

Всё вышеперечисленное привело к тому, что С420 добывают двумя способами:

Первый: Если облако совсем маленькое, что редкость, то прилетает корпоративный флот с бомберами и песочит его вдоль и поперёк специальными боеприпасами. Часть газа, естественно, рассеивается и выгорает, но зато выгорают и сентрики. После чего можно смело загонять сборщиков собирать что осталось. Это дорогое удовольствие и не подходит для небогатых газовщиков.

Второй: Облако обширное — бомбить бесперспективно. Тогда лучше добывать тихо, в одиночку, так меньше шанс, что пауки сразу засекут. Корабль скрытно подходит и забрасывает внутрь облака веер зондов, в идеале вперемешку с ретрансляторами, чтобы зона покрытия была больше. Затем цепляет самый краешек газоноса и начинает сбор. С краёв, естественно, самый разреженный газ и собирать его трудно и долго. Но долго и не получится, потому что минут через пятнадцать какой-нибудь из зондов засекает смутное движение и тогда счёт пошёл на секунды. Сворачиваешь добычу и мчишься куда глаза глядят, а глядеть они должны подальше от облака. Хорошо хоть сентрики как гепарды — долго гнаться не будут. Выгода после такой добычи: немного очень дорогого газа минус стоимость зондов. Процедура повторяется пока не заполняется трюм, но чаще просто заканчиваются зонды.

Ну, а если же ты невезучий и зонды ничего не засекают, то выгода: минус корабль и аппаратура для сбора газа. То есть чистый убыток. А вот за капсулами пилотов пауки не гоняются, наверное думают, что это одна из корабельных запчастей. А может просто добрые по натуре, хрен их знает этих арахнидов.

Всеволод заметил расфокусированный взгляд Клима и ответил немного позже, когда друг «очнулся»:

— Да именно в нём и водятся, но оно того всё-равно стоит.

— Там где это того стоит уже бы куча корпов тёрлась, а вам бы по шапке надавали, — возразил Клим. — Как только узнают про газ…

— Да все знают, — отмахнулся князь. — Это газообразование довольно известное, но непопулярное. Оно частично находится внутри аномалии, а в ней ведь не разгонишься чтобы удрать. Или пауки догонят или сотрёшь борта. А другая часть облака, что свободна от туманности, там давно и активно ведётся добыча и туда, конечно, не влезть. Правда, в той зоне добытчики уже так примелькались, что у арахнидов целая бригада быстрого реагирования образовалась. Чуть зазевался и разобрали. И кстати, в туманности есть ещё просветы, но настолько малые, что для больших игроков они не интересны. Вот один из таких просветов и прикрывает цитадель. Никто из больших кланов сюда не сунется, а малым мы не по зубам.

— Так, а в чём тогда собственно проблема грести кредиты? — не понял Клим.

— В том что у нас нет специализированных кораблей для добычи. Те что есть не очень подходят, малая эффективность добычи, большие потери, а новые никто не хочет продавать — вроде как Агентство запретило. Неофициально, конечно же.

— Тю, что через третьих лиц нельзя купить?

— Да? — хитро улыбнулся Всеволод. — Ну купи для меня по дружбе. Плачу две цены.

— Хм… — Клим прикинул как он берёт специализированный корабль, перегоняет «Славянам», а потом информация об этом «случайно» попадает к агентам. А в том, что попадёт сомневаться не приходится, стукачи есть везде. И дальше всё, на карьере пилота можно ставить крест. А ведь могут и пристукнут где-то по тихому в назидание остальным. Хотя это не понадобиться, никто не станет нарушать неписаные законы братства даже ради друзей — это в пилотов вбивали на протяжении всего обучения в Академии. Если Агентство озвучило неофициальный заперт значит есть за что. Клим покачал головой и грустно улыбнулся: — Я понял, что ты хотел сказать.

— Вот, вот. Хорошо хоть я успел заказать партию эсминцев Ларан и газо-оборудование до того как это всё закрутилось. Правда корпорация «Мар» теперь отказывается от сделки, предлагает неустойку, но я обратился в Торговый Трибунал и всё-таки стребую корабли. Однако, дело это долгое и нудное. Но знаешь, что самое интересное? Торговый Трибунал на моей стороне.

— Странно. Не похоже на ОАП. Они если ополчились, то никто связываться с «целью» не захочет. Даже Ассамблея Содружества может сделать вид, что ничего не происходит. Были в истории уже прецеденты.

— Вот и мне показалось это странным. Собрал я аналитический отдел, дал указание, ребята изучили обстоятельства, использованные способы влияния и пришли к выводу, что наехал на нас не весь ОАП, о один единственный агент. Но где-то среднего звена. Скажем так уровня пятого, не больше. Слишком мелко действует.

— На Папу Прачета намекаешь?

— Мы ведь именно ему на руки дядю Казимира сдали.

— Как-то глупо всё это, — засомневался Клим и повернулся к Чирику: — Ты же говорил: Папа отличный мужик. Всегда своих прикроет.

— И могу повторить то же самое, — упрямо выгнул грудь капитан гвардии. — Всё дело в том, что мы для Папы теперь не свои, а очень даже чужие. Бросили ОАП и подались в клан. Перебежчики.

— И с каких это пор агенты стали таких прессовать, тем более в одиночку? — Клим не скрывал свой скепсис, слишком уж история выходила нелогичная. — Таких перебежчиков половина выпускников Академии. Это развитием вообще-то называется. Да и зачем Папе Сфера? Раз Казимир раскололся, то Прачет просто обязан был его показания «допросником» проверить, а значит выяснил, что Сфера Древних работает только на определённой родословной линии.

— Дык, — осклабился Чирик. — Предки Папы Прачета из под Питера.

— Да ну нафиг!

— Блябуду! — гаркнул Чирик.

Бриг воспринял выкрик капитана как указание к действию, подхватил со стола бутылку водки с выдавленной на стекле надписью: «Славная» и быстренько наполнил рюмки всех присутствующих.

— Чёрт! Не зря Хан говорил, что вселенная всё-таки плоская, — Клим подхватил свою рюмку. — За это и выпьем.

Князь Всеволод только пригубил из своей посуды, напиваться у него не было времени. Оно давно расписано по минутам. Из-за того, что он тут рассиживался, искин секретарь и так каждые десять минут перетасовывал весь график на месяц вперёд.

— Самое печальное, что жаловаться некому. Официально с нас никто ничего не требует. Если надумаем взбрыкнуть Прачет от всего откажется, а агенты своих не выдают. К тому же, оказывается, что это очень распространённая ситуация.

— То-есть как это?

— А очень просто, — пояснил Чирик. — Если кому-то из агентов что-то понадобилось или приглянулось, он ставит кого следует в известность, а дальше этот кто-то должен преподнести подарочек в красивой упаковочке и с бантиком. Я на такое в ДГ насмотрелся.

— Фигасе подарочек! — опешил Клим. — Это же вымогательство в чистом виде!

— Это Содружество, дружище, — отсалютовал стопкой Чирик. — Можешь взять — возьми.

— Тоже верно.

— Меня тут мысль посетила, — задумчиво потёр подбородок Всеволод. — Прачету по идее сама Сфера Древних без надобности, ему регалия нужна для взлома электронных систем. Может он согласится просто пройти процедуру и отстанет?

— И вы вот так запросто разрешите чужому… — ошарашено начал Бриг.

— Ой, я тебя умоляю, — успокоил его князь. — В эту супер секретную штуку за последний год только ленивый не совался. В пору её в аренду сдавать. Да и вообще, предтечи такие Сферы, которые каналы накачивают, на заказ раньше продавали. На нашей инвентарный номер выбит тысячу какой-то там. Другое дело, что уцелело их немного. А таких, что регалии выдают может и вообще нет. Короче, — Всеволод в упор глянул на Клима. — Такие вещи обсуждаются только при личной встрече. Так что нужен переговорщик донести наше предложение до Папы Прачета. У тебя же его личный номер имеется Клим?

— Вообще-то как переговорщик я не очень.

— А тут и не нужно быть очень. Нужно объяснить Папе простую вещь, что Сферу он не получит ни при каких обстоятельствах. А вот пройти процедуру может. Милости просим.

— Думаешь согласиться?

— Просто скажи ему, что иначе он не получит ничего, даже если мне придётся сжечь клан.

— Ладно, передать предложение я могу, но у меня встречная просьба.

— Да какие вопросы, друг? Всё что в моих силах.

Клим сложил перчатку и продемонстрировал покрасневшую регалию на своём среднем пальце. Поскольку Бриг и Чирик непонимающе уставились на руку, они не псионы и не видят перстень вообще, пилот пояснил:

— Мне тоже нужно пройти процедуру. Ещё раз.

— Да ёлки моталки, — отчего-то слишком резко всплеснул руками Чирик.

— Сколько осталось? — помрачнел Всеволод.

— Двадцать процентов.

— Так-с, — князь нервно пробарабанил пальцами по столешнице и в его голосе прорезались властные нотки: — Сейчас всем спать, а об этом поговорим завтра.

После этого Клима как-то очень вежливо, но настойчиво выперли из зала совещаний, а остальные остались. При этом присутствующие виновато отводили взгляды. Но пилот не обиделся. В конце концов у парней могут быть свои клановые секреты, которые ему лучше не знать.

Двое гвардейцев встретили Клима в коридоре и проводили в гостевые апартаменты. Предназначены они наверное для особо почётных гостей, потому что апартаменты самого дорогого отеля на Альфе-Шесть выглядели по сравнению с этими как глиняная хижина с прямоугольного острова.

Клим ополоснулся в душе, в котором могло поместиться одновременно человек восемь, а сверху прямо ливень херачил — именно это слово крутилось в голове когда пилот регулировал напор с помощью нейросетевого интерфейса. Джакузи больше напоминало бассейн, в нём реально можно было плавать. На громадной постели, до места где виднелись подушки пришлось, что называется, идти пешком. Наконец Клим добрался, развалился на вожделенных подушках и уставился в потолок разрисованный позолотой. Сна не было ни в одном глазу, а в затылке начинало понемногу покалывать.

«А не пора ли нам подлечиться?»

Хан, конечно, предупреждал, что делать это нужно подальше от других людей, во избежание неприятностей. Но не улетать же каждый раз, в самом-то деле, к чёрту на кулички? Да и что может случиться? Номер заперт, охрана снаружи. К тому же первые разы вроде бы почти безопасны для окружающих.

Клим покосился на лежащий у кровати пилотский костюм и удалённо включил запись на его комлинке, чтобы окончательно выяснить сомнамбулы берсы или Хан всё навыдумывал. Затем улёгся поудобнее, расслабился и попытался представить как по потолку, словно светлячки, расползаются звёзды. Раньше настроиться ему помогали настоящие звёзды или блики на них похожие. В кромешной темноте дело пошло хуже. Но Клим не сдавался и постепенно впал в полудрёму, когда ты уже почти засыпаешь, но ещё осознаёшь происходящее.

И скоро звёзды послушно «появились» на потолке. Сначала в виде едва заметных пятен, затем тусклых точек, а потом они засверкали как сверхновые в открытом космосе. «Крейсер» послушно заскользил сквозь пустоту, звёзды сложились в созвездия, созвездия в паутину. Ловчая сеть выгнулась и блестящие крупные капли росы, что на ней застыли, рассыпались мелкими брызгами-бусинами и скатились к краям.

Щёлк. Клим понял, что не спит. По идее он и до этого не спал, но сейчас резко почувствовал себя только-только проснувшимся. Сознание ясное, тело отдохнувшее. Неужели в трансе можно восстановиться всего за несколько минут? Упс! Таймер показал, что прошло восемь часов.

Комлинк костюма послушно перекинул на нейросеть запись. Из которой ясно, что все восемь часов Клим пролежал в постели как убитый. Никаких ночных гуляний и полтергейста. Зря Хан подымал кипеж. Может у разных берсов транс по разному проявляется. Нечего было переживать.

Искин номера заметил, что постоялец проснулся и прислал запрос о меню завтрака. Клим наугад ткнул несколько пунктов и отправился в душ. Когда вышел, посреди гостиной уже стоял дроид, напоминающий сервировочный столик застланный белой скатертью. Блюда на нём стоящие явно были не из кухонного синтезатора.

— Фигасе некоторые живут.

Во время трапезы он проверил свои финансовые счета и убедился, что тоже бы мог себе позволить похожую квартирку и подобные завтраки по утрам. А ведь где-то своего часа ещё ждёт передвижная верфь «Жук». И вспоминая вчерашнюю осунувшуюся харю Всеволода, Клим отчётливо понял, что быть клановым лидером это не для него. Нафиг такое счастье — решать миллионы проблем других людей. Он одиночка и желает переживать только о себе любимом. А значит верфь стоит продать. И лучшего покупателя чем князь Всеволод не найти. Тем более клан сейчас нуждается в определённых типах кораблей, а своя верфь легко исправит это затруднение. И решение Торгового Трибунала не нужно будет ждать.

Оставался вопрос цены, Клим полез в сеть и глянул стоимость похожих товаров. Количество нулей в цифре цены приятно радовали взгляд, их даже считать было утомительно. Мда. Клан такую покупку может и не потянуть, даже если половину сбросить из-за устаревшей модели верфи. Впрочем, учитывая обстоятельства и залежи С420, Клим великодушно решил предоставить рассрочку или вообще взять долей в добыче газа.

Пока он допивал кофе и лениво прикидывал планы, пришёл вызов от Всеволода. Не прямой, а как положено в великих домах — витиеватое приглашение через домового искина номера.

«Ещё бы слугу в ливрее прислал со скрученным в трубочку приглашением на гербовой бумаге» — хмыкнул пилот.

За порогом его уже ожидали двое гвардейцев, а может никуда не уходили вчерашние. Лица парней Клим не запомнил. Они провели его в нужное место.

В зале совещаний, вокруг стола с голографом сидели Чирик, Всеволод и Бриг. Изучали трёхмерную проекцию какого-то замысловатого помещения, немного напоминающего лабиринт: длинные проходы, частые ответвления, куча тупиковых комнат.

— Доброе утро, бродяги, — кивнул Клим. — Вы, что ещё не ложились?

— Ложились, — отозвался Чирик. — Но рано встали. С таким лидером разве отдохнёшь?

— С твоим списком имплантов, господин капитан, — парировал князь. — Вообще спать нужно раз в неделю… Минут десять… Стоя.

— В туалете пока ссышь, — полушёпотом добавил Бриг.

— Сразу видно, дружище, — присаживаясь прокомментировал Клим. — Что начальство тебя ценит, а подчинённые уважают.

— То ты просто не видел сумму моей зарплаты.

— Кстати, о суммах, — Клим перекинул Всеволоду файл с полным описанием лиртонской верфи «Жук». — Что скажешь?

— А что тут скажешь? — после двухминутного изучения выдал князь. — Старенькая, но нам бы подошла.

— Продам.

Брови князя взметнулись вверх:

— Да ты просто кладезь таинственного, а притворялся бедным как церковная мышь. Откуда у тебя такая штука?

— От верблюда, а бедным притворялся, потому как такую штуку кому попало не продашь — закопают.

— Это верно. Но и у меня, как ты понимаешь, таких денег просто нет. Как тебе договор на десять процентов от добычи газа на десять лет?

— Десять процентов это просто отлично, особенно лет на двадцать пять.

— Дороговато. Через пять лет я себе новую верфь смогу позволить. Просто придётся напрячься, но нам это не впервой, — развёл руками Всеволод. — Ничего личного, дружище. Просто бизнес. Скидывай цену.

— Ладно, признаю, немного загнул. Десять лет устраивает, но пятьдесят лямов предоплаты сверху и договор с отсрочкой на год.

— С лямами ладно, а отсрочка зачем?

— Потому, что первый год ты добычу газа будешь только развивать, а значит прибыль будет меньше…

— А тебе, партнёр, — хмыкнул Всеволод. — Палец в рот не клади. Лови договор.

На нейросеть пришла двадцати страничная петиция с чётко расписанными обязанностями сторон. Клим даже опешил:

— Как так быстро?

— Юридический искин со мной на постоянной связи, — пояснил князь. — Уточни на какие счета предоплату переводить.

— Пока ни на какие, это для Хана. Мы с ним так договаривались.

— Окей. Кстати, о Хане. Я решил не посылать никого за ним. Лучше ты сам. Во-первых — тебе известна местная ситуация. Во-вторых — он тебе доверяет, а как я понял парень он своеобразного поведения. Не будем создавать лишние проблемы на ровном месте. И ещё ты должен будешь погостить у нас пока он акклиматизируется.

— Согласен. Осталось только решить проблему со Сферой. Я так понял, что есть проблема, да?

— Мы как раз её обсуждаем, — вздохнул Всеволод и указал на трёхмерную схему. — Подвигайся ближе. Чирик, введи товарища в курс дела.

— Ну в общем, это даже не проблема, а временное затруднение. Я его давно предлагал решить, но господин КЛ (клановый лидер) боится непредвиденных…

— Давай без лишней информации, — строго сказал князь.

— Понял, приступаю, — Чирик приложил кулак к груди и чуть склонил голову в знак шутливого раскаяния, но дальше продолжил без шуток: — Переезжали мы в спешке. Система безопасности цитадели была взломана, логи докладов похерены, главный искин выведен из строя. Короче хаос и разгром. Пришлось много ценных и секретных грузов впихивать побыстряку. В цитадели, естественно, кроме грузового трюма имеется несколько отдельных складов и спецхранилище. В последнем много чего и до этого лежало, а мы ещё своего барахла напихали. Сферу Древних, как особо ценный артефакт, тоже туда отправили. Когда разгреблись немного, устаканились, начали проводить инвентаризацию… Выяснилось, что во всей этой кутерьме пропало четверо техников. Сначала не обратили внимания, потом пока то да сё… Туда сюда… Ещё четверо исчезло. Подняли тревогу, начали искать… Пока искали потеряли шестерых бойцов, но зато нашли… Вот.

Над столом повисло изображение стальной «груши». По периметру она была усеяна прямоугольными люками, словно многоэтажка окнами. В узкой части просматривался какой-то навороченный механизм. Рядом сияли скупые строки технических характеристик:

Биологическая граната «НОГ 3».

Содержит сто модифицированных организмов класса «Охотник мк 4».

Зона поражения десять километров.

Нейросеть не выдала дополнительной информации, а значит в общем доступе она отсутствует. Копаться же в глубинах галанета долго да и лениво.

— Граната? — Клим выразительно взглянул на Чирика требуя пояснений.

— Ах, да, ты же господин бессмертный пилот. В пехотных штуках не шаришь. В общих чертах это такой небольшой транспортный бот, а в нём мутанты в стазисе, выведенные для поражения живой силы противника. Закидывают его в тыл неприятелю, зверушки вылезают и делают пакости. Благо, что в нашем случае «Охотники мк 4» заточены действовать на поверхности планет, в лесах или небольших городах. Были бы специализированные по цитаделям и писец бы пришёл. Похоже эта штука давно лежала в хранилище, а во время старой заварушки кто-то отчаянный выдернул «чеку». Вылезли охотники и дожрали всех кто остался на тот момент в живых, а потом и мёртвых тоже. Потому тут и трупов почти не было. Метаболизм у этих зверей ускоренный, соответственно срок жизни всего месяц, но конкретно «мк 4» это партизанская модификация. При отсутствии противника они впадают в спячку, а если рядом граната, то и обратно в стазис.

— Дай угадаю — вы пришли, они проснулись?

— Всё верно.

Рядом с «грушей» появилось изображение твари.

— Да это же «чужой»! — присвистнул Клим. — Только голова не такая.

На изображении гибкое тело ящера переростка с хвостом, будто из фильма, но вместо продолговатой головы с выдвижной челюстью, маленькая бестолковка с глазками бусинками и пастью от уха до уха. И в этой безгубой пасти сотня длинных изогнутых зубов.

— А в гранате у них королева?

— Какая королева, нафиг? Просыпайся Климище, ты не в кино, — Чирик постучал себя по виску. — Конвенцией пятой Ассамблеи запрещено саморазмножающееся биологическое оружие. В гранате их просто сто штук. Сейчас несколько разведчиков бродят, а остальные спят, но могут очень быстро проснуться.

— А почему они как прошлый раз всех не убили?

— Потому что мы не идиоты, как бывшие владельцы цитадели. Ну и повезло немного. В спецхранилище имели доступ всего несколько человек, поэтому проснулось всего несколько охотников. По количеству пищи так сказать. Ещё из спецхрана только один выход и мы там оперативно автоматический лучемёт развернули.

— А у них вместо крови кислота?

— Нет, — Чирик закатил глаза и вздохнул, будто ему приходится объясняться с маленьким ребёнком. — Кислота у них в пазухах под когтями, поэтому эти твари за пару ударов разрывают лёгкую броню.

— А..?

— Хватит глупых вопросов, — вмешался Всеволод. — Хочешь всё знать, лезь в сеть и ищи, там про них много чего написано. На самом деле от охотников довольно просто избавиться, есть специальный вирус, передающийся воздушно-капельным путём. Нужно заразить одного и скоро все сдохнут. Вирус мы заказали, но он осел у корпов «Мары» как и остальной груз, который они обязались нам доставить. Я, конечно, их скоро дожму через Трибунал, но это «скоро» может растянуться на несколько месяцев, как я уже говорил. Поэтому парни разработали операцию, которую и хотят тебе предложить, но это опасно.

— А что вообще, кстати, случится когда проценты на откате закончатся? — Клим вдруг подумал, что может регалия просто бесследно удалится, тогда и спешить никуда не нужно.

— Ничего хорошего, — нахмурился князь, обломав последнюю надежду пилота.

— Зачем ты только мне его дал этот перстень грёбанный? — в сердцах бросил Клим.

— Хочешь честно?

— Давай.

— Я не думал, что ты выживешь. Поэтому плевать было на откат.

— Ого, ну… Это… Было честно.

— Как заказывал.

— Ладно, что там за опасная операция спасения?

— Значит слушай, — перехватил инициативу Чирик и повернулся к карте над столом, она увеличилась заполнив всё изображение. — Хранилище сравнительно небольшое, много отдельных комнат. Тяжело бронированных дроидов посылать бессмысленно, уже пробовали, охотники от них просто прячутся, а хлама там навалено изрядно, так что есть где. Большое боевое соединение там не развернётся толком, да и чем больше народу, тем больше зверушек проснётся. Стрелять там направо и налево нельзя, взрывать ваще боже упаси. Там такие вещи лежат, накиданные в спешке, что один выстрел может стоить миллиард кредитов. Но нам особо палить и не надо. Всё, что требуется это довести тебя до Сферы, окунуть в неё и унести. Единственная проблема, что после окунания ты будешь голый. Назад понесём тебя в бронированном саркофаге. Думаю, восемь бойцов справятся. Главное действовать быстро, чтобы очнулось поменьше охотников. Вот собственно и всё. Как тебе?

— Да что мне? Мне деваться некуда, — пожал плечами Клим. — Кто пойдёт?

— Не переживай добровольцев уже больше чем нужно.

— Кто это добровольно кидается спасать незнакомого человека?

— Как это незнакомого? Да твоё имя на стене флагмана большими буквами.

— Посмертно, — торжественно добавил Бриг и сделал вид, что утирает слезу.

— Ты герой клана, дружище, — серьёзно добавил Всеволод. — Я бы даже сам добровольцем вызвался, но должность не позволяет.


Глава 9


Аномальная туманность М72.

Объект: Цитадель типа «Щит».

Принадлежность: клан «Славяне».

Описание: Тяжёлая автономная цитадель для охраны статичной зоны. Имеет обширный внутренний порт и развитую инфраструктуру для постоянного проживания разумных существ.

Место: Отсек для стрелковых тренировок.

В прямоугольном помещении совершенно пусто. Гладкие стены. Стандартное рифлёное покрытие пола, препятствующее скольжению. Если не знать, что тут имеются скрытые оружейные шкафы, то можно подумать, что это очередной проходной коридор. Назначение отсека выдают разве что светильники утопленные в поверхность потолка и закрытые толстым матстеклом, пробить которое не под силу многим видам ручного оружия.

Чирик критическим взглядом исследовал бойца закованного в лёгкую броню и стукнул его кулаком в область плеча. Наружная пластина, похожая на кирасу и обеспечивающая дополнительную защиту от большинства кислот, с щелчком встала на место закрыв грудь, живот и всё то, что немного ниже живота. Капитан гвардии деловито скомандовал:

— Давай пройдись, присядь, побегай.

— Вообще-то мне только до древней чепуховины добраться надо, — полусфера шлема отъехала вверх открыв недовольное лицо Клима. — За несколько часов тренировок никакого толку с меня всё-равно не добавится. Зря теряем время, братан.

— Ты не прав, братан. Вернее, прав, но частично, — возразил капитан гвардии. — Пехотинца я из тебя за пару занятий, конечно, не сделаю. А вот пару правил поведения в голову вобью. Заодно определюсь, что ты из себя представляешь в пешем строю. Должен же я правильно проинструктировать своих ребят, чтобы они чётко представляли задачу. У мну тут всё строго, Климыч. Это раньше в клане с гвардией непонятно что творилось. И служили в ней не пойми кто: отличившиеся полицейские, бывшие спецназовцы и даже пилоты временно свободные от полётов. Прикинь. Пилоты! Короче, раньше это было сборное подразделение парадных мальчиков. Стояли в почётном карауле, гостей встречали, следили за порядком. Кабздец какой-то, а не гвардия.

— Ага, что-то я такое припоминаю, — кивнул Клим. — Был как-то на паре местных светских приёмов.

— Вот-вот, а я из гвардии сделал боевое спецподразделение подчиняющееся непосредственно клановому лидеру. Что-то вроде внутренних войск для обеспечения безопасности первого лица.

— Телохранителей что ли?

— Нет. Телохранители это отдельная фишка — Служба Личной Охраны. СЛОн по нашему. Вот например, прошлый раз герцог-дядюшка решил ухлопать князя-племянничка чтобы занять его место. А у князя была только личная охрана, которую предатели из числа СБшников вынесли в первую очередь и довольно быстро. Дальше надеяться было уже не на кого. Ребята из СЛОна, конечно, молодцы-профессионалы, как живой щит сработали, поголовно полегли, но свой объект прикрыли. Однако по итогу Всеволод всё-равно еле ноги унёс и осталось ему только прятаться. Короче, ты о той ситуации всё лучше меня знаешь. А теперь будет по другому. Князь поднимет тревогу и охране нужно будет только продержаться до подхода гвардейцев. А мы уже полноценное боевое соединение и раскидаем кого угодно, даже регулярную армию если будет нужно. Несколько моих рот базируются в разных местах цитадели и, если что, гвардия не даст случиться никакому перевороту.

— Это если сама его не организует.

— Для этого есть СБ, — хитро улыбнулся Чирик. — Которое должно раскрывать заговоры.

— И которое участвовало в прошлом заговоре, — вернул улыбку Клим.

— Короче, чем больше независимых структур безопасности, тем сложнее устроить переворот. Всех ведь не подкупишь.

— Кстати, а что Веник уже и клановую регулярную армию создал?

— Нет. Пока армия только в проекте. Сейчас нам много пехоты ни к чему, с флотом бы закончить. Ладно, боец, харэ трепаться. Давай пару кругов по залу.

— Какой ты, блин, скучный и вредный, Чирик, — тяжко вздохнул Клим, но приказ выполнил, побежал по периметру отсека. Хотя очень не хотелось, в громоздкой боевой защите он чувствовал себя неуклюжим как панда.

Шаги отдавались металлическим звоном. Сама броня оказалась довольно тяжёлой, не смотря на то, что относится к типу лёгких. Всё-таки это настоящий боевой доспех, а не игрушечный пилотский костюм, как выразился Чирик.

Бежать в доспехе неудобно. В него встроены усилители мышц, которые должны помогать по идее. Но на практике к ним предстояло ещё привыкнуть. Усилители сбивали ритм, то и дело приходилось перестраиваться. Движения выходили избыточными или дёргаными. Одно сопротивление вместо помощи. Хорошо хоть Хан, в своё время, изрядно погонял пилота по «райскому» острову, солидно подняв выносливость и силу, а то было бы вообще туго. Впрочем, Клим закончил два круга и остановился напротив Чирика почти не запыхавшись, не такой уж он большой этот отсек.

— Хм, — капитан даже слегка удивился глядя на показатели биометрии, которые доспех передавал на его нейросеть. — А ты ничего так держишься, братан. Вы, конечно, я имею в виду пилоты, все спортивно выглядите благодаря биогелю, но когда дело доходит до настоящих физических нагрузок сливаетесь в момент. Прикинь у меня тут была хохма, когда я надумал всех летунов из гвардии вытурить. Они, значит, собрались гурьбой и пришли права качать. Мы мол тоже бойцы, можем и корабли водить и время от времени служить в гвардии. Ну я поржал с них и включил в программу одной единственной тренировки. Через два часа все ушли. Молча. Хе-хе. Придурки. А ты ничего, молоток. Не ожидал даже.

Чирик повернулся к стене и та раскрылась. Разъехались в стороны тяжёлые створки толщиной в десять сантиметров. За ними оказался стеллаж с оружием. Сверху стройный ряд одинаковых стволов, а внизу вереницы обойм. Чирик заученно вынул винтовку, ловко зарядил, протянул Климу и спросил:

— Что там, стрелковая база уже установилась?

— Прикалываешься? — возмутился пилот. — Ещё утром, за двадцать минут.

— А… Ну да, ну да. Ты же у нас интеллектуальный гигант.

Клим закатил глаза и хмыкнул. Ни чёрта Чирик не разбирается. Коэффициент интеллекта безусловно влияет на скорость распаковки баз знаний, но только в купе с другими, не менее важными факторами. Такими как: тип установленной нейросети, восприимчивость к обучению, стойкость долговременной памяти, имеющиеся импланты. Даже тренированность мозга имеет значение. Ведь чем больше ты обучаешься, тем лучше усваиваются новые данные.

Правда последнее время мозг только расслаблялся. Крайняя распакованная база была по энерго-гибридным вооружениям, а с момента её установки прошло более полугода. Больше Клим ничего не устанавливал. Академический план обучения закончился, а новые базы ещё даже не были куплены. На прямоугольном острове не было возможности. Да и зачем, если есть высокая вероятность, что ты откинешь копыта? Тут не до учёбы. Он уже привык, что план установки пуст. И даже после прилёта в Содружество ещё не смотрел цены на базы. Да и, честно говоря, не собирался смотреть пока не разберётся с откатом регалии-симбиота. К сожалению, в могилу не только деньги, но и знания забрать не получится.

Но не смотря на вынужденный простой, если сравнивать со среднестатистическим обывателем, которому никогда не приходилось изучать гигабайты судовых и модульных ТТХ, короткая база и драйвер винтовки распаковались в мозг пилота очень быстро. Профессионализм, как говориться, не пропьёшь. Клим откинул на цевье небольшую крышечку, зажал скрытую кнопку и нейросеть сразу же установила соединение с оружием.

Добавлен новый пользователь.

Винтовка «Фолк мк5»

Описание: гражданская автоматическая винтовка с нейросетевым сопряжением.

В обойме: 150 боеприпасов типа «Игла с оперением»

Клим захлопнул крышечку. Кроме скрытой кнопки смены пользователя не было других переключателей. Никакого спускового крючка и защёлки-предохранителя, стрельба производилась исключительно через удалённое управление. В винтовке даже нет блока обработки информации. Как прицельный искин используется нейросеть самого стрелка.

Сбоку всплыло окно прицеливания. Клим пометил Чирика как дружественную цель, а потом навёл перекрестие ему на лоб и сказал:

— Баххх!

«…аххх!» он произносил уже в полёте. Чирик как-то ловко поднырнул под ствол и бросил приятеля через бедро. Стальные башмаки лёгкой брони взлетели выше шлема и гулко стукнули по полу уже после того как мир резко перестал вращаться. Клим лежал на полу. «Фолк» улетел к стене.

— Так, боец, — как ни в чём не бывало возмутился Чирик стоя над поверженным пилотом. — Ты выронил оружие — это считай помер.

— Просто я был не готов, — Клим перевернулся на живот и попытался подняться, но в доспехе это казалось не так-то просто.

— Клим, дружище, не в обиду, но я тебе больше скажу, — Чирик немного понаблюдал за потугами товарища, а потом всё-таки помог встать. — Когда ты не в капсуле, ты не готов никогда. Как, впрочем, и любой пилот. Собственно, одна из главных целей этой тренировки в том, чтобы ты осознал границы своей никчёмности и не лез на рожон. Оружие я тебе выдал только потому, что в стрелковой базе прошита защита от дружественного огня, ты не сможешь выстрелить, если прицел будет на ком-то из нас. Но лучше старайся не стрелять вообще, понял?

— Конечно, — Клим и так знал, что каждый должен заниматься своим делом. Ещё в академии, раззнакомившись с кадетами пехотной школы и, поняв, чего они стоят «в поле», он начал ассоциировать себя с акулой. Да, на суше это совершенно беспомощная большая рыба, но зато в воде — элитный убийца. Такова природа и обижаться тут не на что. — Я же сам тебе об этом с самого начала талдычу, твердолобая ты пехота.

— Вот-вот, — закивал Чирик. — А мне нужно чтобы ты быстро выполнял команды, а не постоянно трепался, летун стальнокрылый. Подбери ствол и давай мишени погоняем.

Пока Клим ходил за упавшей винтовкой отсек бесшумно перегородила, выехавшая из пола прозрачная преграда армированного матстекла. Чирик остался с другой её стороны. Звук через преграду не проходил поэтому капитан помахал другу чтобы привлечь внимание и указал пальцем на дальнюю стену отсека, там как раз появилась движущаяся голограмма. Точная копия «Охотника мк 4», так похожего на монстров из фильма «Чужой». Двигалась фигура с проворством ящерицы убегающей от хищной птицы.


* * *

Грузовой лифт открыл створки и Клим с Чириком вышли в высокое помещение. Две турели под потолком походили на больших черепах, которые как-то прицепились к гладкой поверхности и теперь хищно помаргивают красными глазками, выглядывая добычу. Стоять под этим «взглядом» было очень неуютно. Турели охраняли огромный овальный люк толщиной в метр. Сейчас он был на треть убран в стену, открыв просвет в виде полумесяца. Сразу за люком виднелся автоматический лучемёт на треноге. Перед лучемётом мерцала полусфера энергетического поля так, что сквозь неё ствол торчал наружу — в длинный коридор. Возле станка возилось семеро бойцов в одинаковой броне, а чуть дальше по коридору стояла низкая платформа грузового дроида.

Заметив пришедших, шестеро гвардейцев быстро выстроились в шеренгу, а седьмой продолжил копаться в настройках лучемёта. Это был Бриг и у него единственного были коды доступа к орудию. Заместитель командира гвардии вносил поправки, чтобы автоматика пропустила своих. До этого лучемёт на станке реагировал на любое движение, тупо выкашивая всё, что шевелилось в секторе обстрела. Через двадцать метров коридор расходился Т-образным перекрёстком и там можно было разглядеть какие-то ошмётки и части нечеловеческих тел.

— Пара охотников поначалу таки попались, — пояснил Чирик заметив заинтересованность Клима. — А остальные не ведутся, падлы. Мы пытались выманивать, нифига не выходит.

— Да, — оборачиваясь добавил Бриг. — Эти твари далеко не тупые животные. Кстати, знакомьтесь. Парни это Клим, Клим это парни.

Климу пришло приглашение во взвод. И как только он его принял над каждым гвардейцем нейросеть вывела надпись: имя и звание. «Чирик. Капитан», «Бриг. Капитан». Над остальными парнями были только номера от одного до шести и у всех: «рядовой». Они дружно кивнули и снова замерли как статуи.

— И всё-таки не понимаю, — глянув на капитанские значки протянул Клим. — Ну ладно я, мне деваться некуда. Но вы-то господа командиры! Как главные герои какой-нибудь дешёвой космооперы: капитаны, а прётесь в бой на острие атаки, вместо того, чтобы послать специально обученных людей.

— Ты с ума сошёл, пропустить такое веселье? — фыркнул Чирик. — Мне эта каждодневная рутина уже поперёк горла. Уже два месяца уговариваю князя на рейд по очистке, а тут такая оказия. Я сразу Всеволоду сказал: или я иду, или увольняюсь. Он мне обещал битвы и адреналин, когда уламывал в клан вступить, а заставил бойцов тренировать и отчёты строчить. Да и как же я тебя брошу, братан? Ты же обязательно учудачишь без меня какую-нибудь фигню.

— Тут работы на полчаса, — поддержал командира Бриг. — В случае непредвиденных обстоятельств просто отступим. Опасность минимальна. Кстати, всё, пушка готова. Хотя с такими настройками проще вообще её выключить. Автоприцел старый — три секунды на опознание, какая-нибудь удачливая тварь может и проскочить.

— Ничего, — отмахнулся Чирик. — За люком ещё две турели, разберутся. Да и лифт никого кроме нас не повезёт.

Все присутствующие дружно взгромоздились на грузового дроида, который представлял из себя трёхметровую голую платформу на восьми колёсах. В центре платформы лежал стальной гроб с окошком на верхней крышке. По факту это, конечно, была бронированная криокапсула без «внутренностей» для заморозки, наспех подготовленная для транспортировки тела. Но на вид от «деревянного макинтоша» её отличало разве что окошко и металл оболочки.

«Хотя металлические гробы на Земле тоже имеются» — подумал пилот, но возмущаться не стал. В конце концов, сокланы для него старались, что успели, то и подготовили.

Один из гвардейцев уселся сверху на «гроб», он управлял дроидом через нейросетевой порт и сосредоточился на своей задаче. Со стороны казалось, что парень склонил голову и дремлет. Рядом с водилой посадили и Клима, как самого ценного, впрочем, если быть честным, то как самого бесполезного, члена экипажа. Остальные заняли позиции по краям. В ботинках доспехов сработали магниты и бойцы получили возможность ощериться стволами во все стороны не переживая о возможном падении с борта.

Дроид тихонько загудел и плавно покатил по коридору. На Т-образном перекрёстке, там где на стене красовалась красная стрелка и надпись: «Сектор № 1», платформа свернула и её несколько раз подбросило, словно на дорожных выбоинах. Под колёсами мерзко захлюпало и захрустели кости убитых охотников.

— А далеко вообще ехать? — держаться было не за что, разве что за кого-то из товарищей. Гладкие бока гробоподобного ящика трогать совсем не было желания, да он ещё и скользкий. Сцепленные с поверхностью платформы подошвы, конечно, не дадут выпасть, но чисто психологически хотелось во что-то вцепиться. Клим сжал кулаки, чтобы ненароком не схватиться за водителя и похвалил себя за предусмотрительность. Он так и не «отстегнул» свою винтовку от магнита на грудной пластине, не то бы сейчас мог её запросто выронить.

— А хрен его знает, — пожал плечами Чирик, он словно и не замечал тряски внимательно исследуя прицелом коридор впереди. — Говорю же, насовали в хранилище всего в спешке, а те кто потом начали проводить инвентаризацию оказались первыми жертвами охотников. Знаю только, что Сфера где-то в самой жопе склада, в пятом секторе.

«Сектор № 1». Коридор расширился, через равные промежутки с обоих сторон потянулись дверные проёмы, в которые дроид смог бы въехать даже боком. Каждый проём пронумерован и ведёт в просторный складской отсек. Некоторые отсеки пустовали, некоторые были забиты ящиками до самого потолка. Кое-где встречались горы хлама накиданного в беспорядке. То и дело попадались роботизированные погрузчики, лежащие в разных позах, словно скелеты великанов.

Хлоп! Хлоп! Хлоп!

Три винтовки сработали почти одновременно. Когда Клим повернулся, «чужой» уже падал и в его теле было ровно три большие и красивые дырки. Оперённая игла попадая в цель раскрывалась подобно цветку. Боеприпасы подобрали так чтобы поменьше крошить оборудование склада в случае промахов. Слабая игла не ломала кости, не могла пробить крепкий череп твари, но зато отлично разрывала мягкие ткани. Бойцы стреляли в туловище и конечности. «Чужой» умер на бегу. Туша шмякнулась о пол и проехала по инерции ещё метра четыре.

Боевое слаживание у гвардейцев оказалось на высоте. Выстрелили только те с чьей стороны выскочил враг. Остальные ни на секунду не отвернулись от своих секторов обстрела. Клим подумал, что он бы наверное от неожиданности долбанул очередью особо не глядя куда и, пожалуй, винтовку ему не стоит отмагничивать вообще. А с другой стороны, даже при стрельбе очередью, если прицел вдруг «наедет» на кого-то из взвода, то винтовка автоматически пропустит несколько выстрелов. Это зашито в драйвер управления. Да и не прострелит игла доспех, а в уязвимое сочленение ещё нужно умудриться попасть. Главное не наводить ствол в сторону Сферы Древних. Было бы обидно её испортить.

Дроид продолжал движение не останавливаясь ни на секунду. Чем быстрее они доберутся до места, тем меньше охотников успеет проснуться. Первый сектор склада проехали быстро. Потянулся очередной переходной коридор.

Следующая надпись гласила: «Сектор № 3».

Клим вызвал в углу зрения тактическую карту. Склад разбит на две равные части и в правой половине, по которой они и двигаются, идут нечётные номера секторов: первый, третий, пятый. Первый и третий похожи. Они состоят из множества одинаковых камер хранения, которые могут запечатываться каждая отдельно. А вот пятый сектор — это одна большая комната с защитой как в сейфе банка. Самое ценное кладовщики, естественно, затащили подальше.

Пилот уже неоднократно смотрел эту карту, но толком не запомнил. Планирование операции обошлось без его участия. Чирик и Бригом просто провели для Клима короткий брифинг-инструктаж не особо вдаваясь в подробности. Главное было слушать, что говорят и быстро делать. И сейчас он чувствовал себя как приглашённый на шоу гость, не вполне понимая, что запланировано дальше.

В третьем секторе склада бардак оказался посерьёзнее. Везде следы давнего боя. Периодически на стенах встречались «ожоги», к валяющимся скелетам-погрузчикам добавились останки охранных дроидов и малых дронов. Кучи барахла преграждали дорогу и водитель их просто таранил платформой, наводя ещё больше беспорядка. А вот то, что было складировано ровными красивыми пачками он аккуратно объезжал.

Несколько дверей в камеры хранения наглухо закрыты, но в них криво вырезаны отверстия, как раз такие чтобы запустить внутрь небольшого дрона или накидать гранат. Разбитые кофры с высыпавшимся содержимым вообще не поддавались подсчёту и встречались на каждом углу.

Платформу теперь трясло не переставая. Водителю приходилось часто маневрировать чтобы объехать особо мощные заторы. И тут было огромное количество мест где можно спрятаться, чтобы затем внезапно выскочить прямо перед носом у гвардейцев.

Бойцы опасливо и тщательно оглядывали каждую кучу мусора, а Клим припомнил брифинг и глянул ещё раз схему уязвимых мест «чужих». Вдруг всё-таки придётся стрелять. Нейросеть подсветила красным: пасть, брюхо и задние лапы, выдав ещё и краткую справку, которую он всё-таки скачал с галанета:

«Охотник мк 4» выведен для работы в джунглях и лесах. Используется для зачистки временных, слабо защищённых баз противника или устранения сравнительно безоружных аборигенов. Тело «Мк 4» легко меняет цвет сливаясь с фоном, не засекается тепловизором и биодетектом. Охотники обильно выделяют клейкую слюну-слизь с несмертельным ядом нервнопаралитического действия. Если охотнику некогда жрать жертву прямо сейчас, он обездвиживает и заклеивает её своей слизью, чтобы вернуться позже. У тварей быстрые, но слабые конечности. Когти и челюсти не способны прокусить броню выше второго класса.

Чирик ещё уточнял, что против человека в лёгком боевом доспехе «чужие» были бы и вовсе неэффективны, если бы не грёбанная кислота в пазухах под когтями. В общем, бояться стоило внезапных атак и быстрых ударов лапами, после которых выплёскивается кислота. И сейчас платформа грузового дроида ехала как раз там, где условия для нападения были идеальны. Не смотря на сильную качку Клим отбросил глупые страхи о падении за борт и взялся за винтовку.

Однако, как не всматривался, а момент нападения немного проморгал. Гвардейцы начали стрелять внезапно и все разом, ещё до того как пилот заметил хоть одного охотника. Тихие хлопки бесконечной канонадой вплелись в гудение сервоприводов дроида и хруст мусора под колёсами. «Чужие» выскакивали из укрытий совершенно бесшумно, словно привидения и так же тихо исчезали.

Бойцы стреляли прицельно. Одиночными. В лучшем случае, попадали один раз из пяти.

Бриг стрелял короткими очередями. Он умудрялся не промахиваться.

Но твари плевать хотели на большинство попаданий. От узкой черепной коробки и роговых пластин на плечах иглы бессильно отскакивали. А «чужие» специально сгибались на бегу, чтобы закрыть уязвимые места.

Клим тоже вскинул винтовку, хотел поймать в перекрестие хоть одну тварь, но не успевал. Слишком они быстро двигались, да и расположение мешало — он был в кольце гвардейцев. Охотники внезапно выскакивали, проносились мимо, пытаясь нанести скользящий удар и ныряли в завалы барахла.

И кое-что из этого барахла было довольно ценным. Кто-то из гвардейцев попал в пластиковый кофр, тот раскололся и из него высыпались картриджи для медкапсулы. По ним пробежался «чужой», раздавив сразу штук десять.

— Смотри куда палишь, сука! — выкрикнул Чирик и зачем-то отключил магниты на своих ботинках.

Гибкие проворные твари были повсюду. Спокойно бегали по стенам. Один даже взобрался на потолок чтобы спрыгнуть сверху, но это оказалось его ошибкой. На потолке негде укрыться. Стразу несколько попаданий разорвали «чужому» брюшину и его туша повисла вниз головой, невообразимым образом зацепившись задней лапой за гладкий потолок.

Впрочем, огонь винтовок не уходил полностью в пустоту. Два охотника, нервно подёргиваясь уже лежали где-то позади. Третий наконец-то отлепился от потолка, шлёпнулся вниз и его, с чавканьем переехал дроид. Всё это время водила и не думал останавливаться.

Ещё один «чужой» как раз проносился мимо, взмахнул лапой и задел парня номер «Три». Того опрокинуло и снесло с платформы. Левый ботинок всё ещё остался примагничен и бойца потянуло за дроидом. По дороге он бился о ящики и загребал руками в сторону чтобы его не затянуло под колёса.

Дроид резко остановился. Закованному в доспех бойцу вряд ли угрожало быть раздавленным, но не тянуть же парня по полу до самого конца. Пара ребят наклонилась чтобы поднять товарища.

Охотник развернулся, прячась за ящиками юркнул ближе чтобы воспользоваться заминкой. Но ему наперерез спрыгнул Чирик. «Чужой» и капитан столкнулись, почти одинаково зарычали и плюхнулись обратно на дроида.

Прямо в толпу людей ещё оставшихся на платформе. В полёте они сбили с ног и тех двоих, что подымали упавшего.

Началась небольшая свалка. Тварь наобум размахивала конечностями. Гвардейцы пытались её зафиксировать. Климу неожиданно прилетело по шлему и он ткнулся лицом в «гроб». Что-то тяжёлое навалилось сверху. Подняться или отодвинуться никак не выходило. Возле лица замаячил бронированный ботинок, наступив на винтовку, которой пилот так и не успел воспользоваться. Под конец Клима сдёрнули со стального ящика и «уронили» на пол. И всё это время кто-то продолжал куда-то стрелять.

Затем всё резко стихло.

— Готов, падла! — крикнул Чирик. — Сбросьте тушу. Едем!

Движки снова загудели, а платформу закачало.

Клим слышал непонятное шипение. В районе правого уха начинало припекать. Тяжесть со спины исчезла. Кто-то помог подняться из неудобной позы. Видимость с правой стороны расплылась, словно на защитное стекло шлема налили… Налили кислоты!

— Твою мать!

Снять шлем.

К счастью защёлку ещё не заклинило и она отреагировала на управляющий импульс. Клим стянул шлем с головы и отбросил в сторону. Кислота проела в нём длинную полосу от которой валил сизый вонючий дымок.

Ещё дымок валил от нагрудника бойца номер три. Но нагрудник держался благодаря специальному материалу. Бриг вынул маленький баллончик, щёлкнул крышкой и сыпанул на нагрудник «третьего» белый порошок. Шипение резко усилилось, но быстро сошло на нет.

Клим оглянулся на свой шлем, на него ведь тоже можно было сыпануть нейтрализатор, а не выбрасывать, но поскольку дроид продолжал ехать, шлем уже затерялся где-то сзади в грудах мусора.

— Не оглядывайся, — пряча баллончик сказал Бриг. — Шлему всё-равно капец был.

До следующего переходного коридора осталось метров десять.

Дальнейший путь перегораживал овальный люк, такой же как на входе в склад. И этот метровый в толщину эллипсоид тоже был на треть сдвинут в сторону. Сквозь полумесяц прохода был виден коридор. Грузовой дроид в частично открытый проход явно не помещался, а поэтому остановился уткнувшись передней панелью в громадный люк. Как раз под надписью: «Сектор № 5».

— Дальше пешком, — скомандовал Чирик и легко спрыгнул с платформы остановившегося дроида. — Первый, второй — охрана грузовика. Третий, четвёртый — вперёд. Пятый, шестой — замыкающие. Бриг, приятель, мы по бокам, смотри за этим балбесом в оба.

Командир многозначительно кивнул на Клима. Кольцо гвардейцев сомкнулось вокруг пилота и они синхронно зашагали вперёд, легонько подталкивая подопечного.

— Да я уже понял, — ответил здоровяк. — Может ему мой шлем отдать?

— Нет, — отрезал Чирик. — Сам профукал, сам пусть рискует.

— Справедливо, — согласился Клим пытаясь подстроится под слаженный шаг группы, но постоянно сбиваясь. Пилота аж трясло от адреналина, который, надо признать, в какой-то момент боя чуть не выделился в штаны. — Фух, ну и жопа. А куда остальные твари делись?

— Эмм… — Бриг даже мельком глянул назад. — Вроде же четыре трупа было.

— Ага, всего четыре, а я штук двадцать этих прыгающих уродов насчитал. Не меньше.

— Остальные всё там же, — хмыкнул Бриг. — В твоём воображении.

— Тишина! — рявкнул Чирик, в условиях боя он становился серьёзным и «не понимал» никаких шуток. Группа, окружившая Клима, приблизилась к краю коридора. Впереди уже виднелось большое пространство спецсклада. — Так-с, господа. Дальше лежат штуки стоимостью с хороший космолёт, а некоторые бесценны. Предельная внимательность! Лучше попадите себе в голову чем в одну из этих хреновин! Бегом!

Короткая перебежка. Компактный «хоровод» бойцов, как единый организм влетел в обширный зал, развернулся полукругом, прикрыв пилота и, замер, оценивая обстановку.

Сотни потолочных прожекторов били вниз узкими снопами и между ними оставались большие промежутки темноты. Мрак прожекторы разгоняли только частично, оставляя уйму места для воображения. Казалось, что потолка тут вообще нет, а лучи света висят в пустоте. Нейросети бойцов использовали сканеры броников и схематично дорисовывали то, что иначе оставалось бы невидимым для человеческого глаза. Шаги гвардейцев отозвались гулким эхом, которое распиналось чуть ли не целую минуту, перебегая то в один, то в другой конец зала.

Здесь мелкого хлама и обломков почти не было. Зато великанами возвышались непонятные агрегаты стоящие кривыми рядами. Некоторые штуки были метров по десять в высоту и точно не могли пройти в овальный люк за спиной группы. То ли их из запчастей собрали уже внутри, то ли в спецхранилище есть ещё один вход побольше размером.

В одном из агрегатов Клим опознал корабельный варп-ускоритель. Судя по по всему для лёгкого крейсера, но с целым ворохом зип-шипов, как в линкорах. Нетипичный модуль. Видимо, какая-нибудь специальная секретная разработка.

— Ну хоть долго бродить не придётся, — облегчённо выдохнул Чирик.

Там куда он указывал стволом, буквально метрах в семидесяти, пульсировала кровавыми сполохами Сфера Древних. Постамент под ней шевелился гадким переплетением великанских дождевых червей. Рядом аккуратными стопками стояли ящики и кофры помеченные надписями: «Славяне». Грузчики клана не стали затягивать вещи далеко в зал, а разумно сложили ближе к выходу, отдельно от остального содержимого склада.

— Вперёд! — скомандовал Чирик.

Справа в темноте показалось движение. На свет прожектора выбежали четверо «чужих». Они проворно прыгали зигзагами, сбивая прицелы.

Грянули выстрелы. Хлопки винтовок многократно повторяло эхо. Отчего звук слился в беспрестанный стрекот. Клим тоже стрелял, причём в автоматическом режиме, вряд ли «иглы с оперением» смогут что-нибудь сделать корабельному варп-ускорителю от которого мчались твари.

— Не стойте! Вперёд! Вперёд! Сука!

Из-за Сферы Древних выскочило ещё трое охотников. В их сторону повернули стволы только Чирик с Бригом. Стрелять по направлению дорогого артефакта рядовым строго запретили. Вдоль стены слева тоже мелькнуло несколько ящероподобных тел.

— Что-то их слишком много, — рыкнул Бриг. — Отойдём к коридору и там разделаем.

— Согласен, — крикнул Чирик. — Отход!

Группа слаженно, не переставая стрелять попятилась назад. Благо, далеко углубиться в пятый сектор гвардейцы ещё не успели. Иглы всё чаще находили свои цели. Несколько «чужих» уже валялись в лужах слизи, парочка утратила маневренность лишившись конечностей, но из темноты склада выскочило ещё пять хвостатых бестий.

— Какого хера их столько не спит? — это была первая реплика, что позволил себе один из рядовых бойцов. Ему никто не ответил.

Маленький отряд отходил не спеша, спинами вперёд. Правильное отступление это сложный процесс, который зависит от стойкости каждого бойца. Стоит кому-то поспешить, поддаться страху и тактический отход превратиться в паническое бегство. Не дрогнул никто. Даже Клим, которому хотелось просто развернуться и бежать через весь склад до самого лифта.

Пилот вообще испытывал какой-то иррациональный, непривычный и непонятный страх. Руки дрожали, ноги подгибались при каждом шаге, а в животе свернулся тугой колючий ком. В жизни Клима неоднократно складывались ситуации при которых было легко погибнуть. Но раньше это его не особо пугало, даже наоборот — включались скрытые резервы организма, наступала ясность сознания, непоколебимое спокойствие. Часто в такие моменты вокруг вырастала «изнанка» — глюки Синдрома Полански и тогда всё становилось совсем просто.

Разница в том, что во всех тех случаях Клим был в капсуле. Нейронные шунты не любят волнения и паники. Кораблю нужен сосредоточенный и спокойный пилот, иначе судно свалится в неконтролируемый полёт кувырком. Даже на острове, когда Клима кололи копьями, всё происходило довольно быстро и он не успевал толком напрячься.

А тут, в полутёмных катакомбах склада, прошло достаточно времени, чтобы бурлящие гормоны таки достали напряжённый мозг. Пилот никак не мог сосредоточится и винтовка плясала в ладонях как живая, не давая толком прицелиться, а чтобы сдвинуть с места ватные ноги, приходилось изрядно напрячься. Он старался дышать поглубже, но добился только того, что начала немного кружиться голова от гипервентиляции лёгких.

Группа оказалась в коридоре, обзор сузился до квадратного оконца и закрыл охотников, что сновали по залу. Стихли выстрелы. Клим всё ещё продолжал нервно дёргать стволом.

— Стоп, — скомандовал Чирик. — Ждём. Когда сунутся в коридор, быстро вычищаем и ходу к Сфере. Перезарядите попарно.

Послышались щелчки сменяемых обойм. В винтовке Клима ещё оставалось девяносто три иглы и он не стал менять магазин. Волнение немного схлынуло, заодно удалось выровнять дыхание.

Из темноты зала послышались лёгкие и частые щелчки когтей по стали. Звуки быстро приближались.

— Товсссь! — Чирик поудобнее перехватил цевьё.

В квадратный проём коридора хлынули твари. Они бежали по полу, по стенам, по потолку, будто жидкость вливающаяся в воронку. Их было несколько десятков, а то и сотни. Клим мотнул головой рационально доказывая себе, что больше пятнадцати штук по периметру коридора просто не поместится, а между бегущими тварями ещё и промежутки есть. Но на ум настырно приходили совсем другие цифры.

«Да что со мной такое!?» — винтовка в его руках послушно зашуршала выплёвывая «иглы с оперением».

Клим целился в потолок, поверх голов товарищей, которые все стояли впереди и частично загораживали обзор. Несколько «потолочных» тварей рухнуло вниз. Две спрыгнули сами, пытаясь достать бойцов группы. А один охотник, самый проворный, таки подбежал к строю вплотную, выгнулся, свесившись с потолка, как заправский гимнаст, и схватил рядового под номером три.

«Невезучий парень» — мелькнула у Клима мысль.

Вслед за мыслью мимо промелькнуло взлетающее тело третьего бойца, а его нога, закованная в стальной ботинок от души заехала Климу в висок и ухо. Коридор крутанулся и пилот внезапно обнаружил себя сидящим у стенки. Больно почему-то не было ни капельки, а вокруг сновали «чужие» и стоял стрекот выстрелов.


Глава 10


Стрекот плавно замедлялся, становясь каким-то ленивым и вялым, будто бойцы подустали и теперь стреляют на расслабоне, не особо-то и напрягаясь.

На лице Клима застыло выражение растерянности. Не той растерянности, когда ты не знаешь, что дальше делать. А той, когда боксёру на ринге прилетает в челюсть, но он чудом остаётся на ногах. И вот он вроде как не упал, стоит, держит перчатки перед собой, но не совсем понимает кто он и, что, собственно, тут делает.

Нокдаун без падения.

Рефери в таких случаях останавливает бой и считает до восьми. И если боксёр несёт какую-нибудь чепуху или не в состоянии занять нормальное вертикальное положение бой прекращают.

Технический нокаут.

Клим пребывал в подобном состоянии. Удар тяжёлым ботинком в голову не прошёл даром. Пилот остался в сознании, но «поплыл». Опьянел. Перестал критически воспринимать окружающее. Все волнения сами собой отползли на задний план. Мышцы расслабились, дыхание успокоилось. Всё стало лениво и «по барабану». Словно во сне. Наверное именно так чувствуют себя буйно помешанные когда им вкалывают лошадиную дозу сильного успокоительного.

Щёлк. Звуки растянулись в протяжный гул. Скрытые в темноте предметы обрели отчётливость. Яркий, но совсем не режущий глаза свет залил собой помещения до самого горизонта. А горизонт в свою очередь подвинулся ближе, казалось его можно потрогать руками. И прикосновению совершенно не помешало бы, что между горизонтом и Климом есть препятствия в виде бойцов или охотников.

Неуклюжие гвардейцы неумело крутили стволами, как недоученные новички не способные попасть в медлительных ящериц. А хвостатые недомерки слепо сновали по потолку и стенам — неосторожные и легко предсказуемые.

«А чего я сижу-то? Мне же нужно в Сферу».

Клим запросто вскочил на ноги и потопал к выходу из коридора. Не смотря на бой, узость помещения, толкущихся людей и нелюдей, места хватало с лихвой и двигался он вполне свободно. Непредсказуемая толкучка обрела какой-то замысловатый порядок и закон. Уклонятся от столкновений было проще пареной репы. Нужно лишь следовать правилам давным давно зашитым в структуру мироздания.

Походя Клим смахнул со стены ящерицу, которая слишком близко подлезла и смешно клацала зубами. Ящерица упала и разбилась. В смысле, как глиняный горшок. Хрясь! Разлетелась на кучу черепков, а слизь из неё расплескалась по полу, хотя упала ящерица всего-то с метровой высоты.

Гвардейцы продолжали стрелять. Со стволов винтовок вырывались серые ленты тонкого бумажного серпантина и невесомо парили в воздухе. Клим схватил одну из летящих ленточек рукой и она вдруг превратилась под пальцами в маленькую стальную стрелку с коротким оперением из четырёх раскладных стабилизаторов полёта. Пилот пожал плечами, выбросил бесполезную игрушку и зашагал дальше.

«Сфера ждёт» — настырно пульсировало где-то в затылке.

В узком квадратном коридоре стало совсем просторно. Ящерицы стараются уступать дорогу. Хотя попадались и вредные, которые не хотели понимать, что пилот сейчас занят и лезли под ноги. Клим легонько пнул одну такую зазевавшуюся. И в той что-то сломалось. По крайней мере, после того как от лёгкого пинка она улетела и врезалась в стену, бестолковая тварь не поднялась, а лишь бессильно гребла лапами по плитам пола.

Клим вышел в зал спецхранилища и спокойно направился в сторону красной сферы пульсирующей в так сердцу. Ящерицы забеспокоились. Начали бегать вокруг, пищать. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это даже и никакие не ящерицы, а динозавры. Зубастые, когтистые. Не очень большие, но хищные и злобные.

Они толпой загородили дорогу. Размахивали передними лапами, клацали челюстями. Пилот схватил одного динозавра за хвост и размахивая его тушей, как мокрой половой тряпкой, сбил несколько особо наглых зверей. Зубастики разлетались словно пластиковые кегли от удара тяжёлого шара. Клим уже хотел идти дальше, но вдруг понял… Не услышал, не увидел, а именно понял, что совсем недалеко сейчас проснётся ещё целый десяток таких, а потом ещё десяток и ещё…

«Да ну нафиг надо».

Клим заглянул за обломок скалы и обнаружил громадную гнилую «грушу». Она лежала на боку и тихо поскрипывала. Именно в ней сейчас просыпались динозавры.

«Усыпить».

Отчего-то вспомнилось, как в детстве он будил своего пса. Хлопал в ладоши и тот сразу просыпался и прибегал. И по логике вещей, чтобы усыпить кого-нибудь нужно «выхлопнуть». Ну, вроде как хлопнуть наоборот. Этот идиотский вывод казался сейчас логичным и естественным, как нечто само собой разумеющееся. Клим подошёл поближе к груше. Сложил ладони вместе и резко развёл в стороны. Груша содрогнулась. Но, к большому сожалению усыпить драконов это не помогло.

«Драконов? Откуда драконы? Ладно пофиг».

От неосторожного «выхлопа» драконы «сломались». Все разом. Из отверстий и трещин в груше даже закапала драконья кровь.

«Нужно будет изменить структуру пси-ауры тела, а то так можно много чего лишнего сломать».

Он повернулся чтобы продолжить путь к Сфере, но опять заметил нескольких оставшихся драконов. Те что успели проснуться раньше теперь бегали по залу как оголтелые и пытались втянуть пилота в какую-то свою игру. Им казалось это весело. Вот мелкие придурки! Ну никак не хотят понять, что он занят. Нужно это как-то доходчиво объяснить безмозглым дракошам. Но не будешь же ловить каждого по очереди и объяснять — это долго.

Поэтому Клим просто «изобразил» на лице недовольное выражение, такое чтобы бестолковые твари увидели, что он сейчас занят и ему не до игр.

Твари увидели.

Твари прониклись и даже понятливо побежали куда-то подальше, чтобы не отвлекать занятого пилота.

Теперь путь до Древней Сферы свободен. Чтобы дойти понадобилась всего секунда. Вокруг Клима сомкнулось пульсирующее кровавое одеяло и уютно укутало теплом.


* * *

Медкапсула DF-786

Повторная диагностика завершена: Состояние пациента удовлетворительное.

Внимание! Распаковка завершена.

Подключено новое оборудование.

Оборудование: Симбиот «Нейрос 505» к работе готов.

Мельком в голове пронеслись сведения, как после изучения базы. Личного управления симбиот не требовал, нужно лишь выделить для него подходящую цель. Возможности: удалённый взлом электрических, энергетических и бионных информационных систем. Дополнительно: В течении суток в симбиоте накапливается достаточный заряд для энерговыстрела или парализующего разряда.

«Так вот почему Веник при первой встрече, когда забрался в мою квартиру, совсем не беспокоился, что на него направлен станер. Только руку на подлокотнике кресла странно держал.»

Открыть медкапсулу.

Крышка медленно поползла вниз. Мелькнули воспоминания о недавнем сне. Расплывчатые. Нереальные. Но стоит напрячь память и всплывают… Драконы? Нет. Динозавры… Вот только что вроде чётко помнил, а теперь остались смутные образы каких-то бегающих ящериц. Лишь одно в сновидении было ярким и понятным: желание быстро добраться до Сферы. И вроде как это даже получилось.

«Нужно глянуть запись с нейросети».

Однако логи показывали, что с момента как Клим «поплыл» от удара стальным ботинком в голову нейросеть была полностью отключена. И перезагрузилась всего несколько минут назад, перед тем как он пришёл в себя в медкапсуле.

Пилот приподнялся на локтях. Заинтересованно осмотрел правую ладонь. На среднем пальце красовался зеленоватый перстень-татуировка. Пять переплетённых между собой полосок-узоров.

— Неужели получилось?

— Даже переполучилось, — протянул Чирик.

Оказалось они с Всеволодом стоят позади капсулы. Чуть поодаль мялся Бриг в полном лёгком доспехе. С винтовкой в руках, но без шлема. На Клима он оружие не направлял, но какая-то напряжённость в бывшем командире гвардии определённо чувствовалась. Будто стоит сейчас угрожающе дёрнуться и заместитель командира гвардии откроет огонь.

— Что значит переполучилось? — Клим медленно, без лишних движений повернул голову и с подозрением покосился на Брига, тот смущённо прокашлялся, убрал винтовку за спину (в магнитный захват), но руки держал так, что выхватить её заняло бы у него меньше секунды.

— А ты ничего не помнишь? — вполне буднично спросил Всеволод. Вот кто поднаторел в дипломатии. Прочесть, что думает и чувствует князь невозможно.

Клим чуть не ляпнул: «не помню», не считать же воспоминанием расплывчатый сон, но вовремя прикусил язык. По всему выходило, что когда ему прилетело по башке, то сознание притухло, а вот подсознание активировалось и «включился берсерк». Чётких воспоминаний нет, но и того, что осталось вполне достаточно чтобы понимать — действия Клима были за гранью человеческих возможностей. Он был в боевом трансе. Это видели несколько человек. Если он сейчас скажет: «не помню», что о нём подумают?

Что он не контролировал ситуацию.

Эдакий сумасшедший супермен.

Такая слава опасна. Даже близкие друзья могут запросто одеть в смирительную рубашку, а то и пристрелить, во избежание недоразумений, так сказать. Это сейчас читалось на некоторых лицах, не смотря на всю гвардейскую выучку. Только Чирик стоял в расслабленной позе, совершенно не переживал и был уверен в полной вменяемости «братухи». Вот кто точно не предаст даже если вдруг обнаружит, что ты отрастил рога и превратился в дьявола.

«Действовать нужно тоньше и осторожнее» — понял пилот.

— Всё я помню, — стараясь вести себя непринуждённо Клим выбрался из медкапсулы и подошёл к шкафу с одеждой. — Просто когда ты в боевом трансе, сужается угол зрения. Ты словно наведён на цель и упускаешь из виду, что творится на периферии.

— Боевой транс значит, — задумчиво протянул Всеволод. — Ты говорил, что этот твой Хан так умеет, но не рассказывал, что он и тебя научил. Зачем я с тобой парней посылал? Ты бы и сам прекрасно справился. В одиночку.

— Ну, научил это громко сказано, — в шкафу ожидаемо обнаружился белый пилотский костюм. Клим принялся его натягивать. — Без парней меня бы запросто схавали. Да и с ними чуть не сожрали. Очень повезло, что транс получилось вовремя включить. Это не всегда получается, длиться не долго и следующий раз выйдет разве что через месяц.

Тут он безбожно врал, поскольку сам толком не представлял своих возможностей, но вышло вроде бы убедительно. Ему поверили. По крайней мере, висящее в воздухе напряжение немного разгладилось. Бриг и, что главное, Всеволод, от которого всё тут и зависело, едва заметно расслабились. Ну, а Чирик и до этого не парился, наоборот — смотрел на Клима с изрядной долей дружеской белой зависти. Его взгляд говорил: «Эх, жаль я так не могу! Вот бы развернулся. Но ладно, зато какой у меня крутой братан!»

— Повезло значит, — всё же полностью князь подозрения не отбросил, но понял, что сейчас непосредственной опасности нет. Во всяком случае, всем своим видом показал, что удовлетворён ответом. — Колечко покажешь?

Клим протянул руку. Всеволод уставился на татуировку на среднем пальце.

— Хм. Пять линий. Даже не слышал про такое. А что выдаёт, если не секрет?

Клим скинул князю скриншот описания симбиота с нейросети, чтобы не быть голословным и заодно продемонстрировать, что ничего не скрывает. Всеволод снова хмыкнул:

— То же самое, что и у меня. Зачем тогда пять полосок?

— Ты у меня спрашиваешь? — пожал плечами пилот. — Я вообще не сном ни духом. Зашёл в Сферу, а дальше потерял сознание.

— Это ничего, — весело затараторил Чирик. — Мы тебе сейчас запись покажем. Занятное, скажу тебе, видео.


* * *

Зал для совещаний. Стены покрыты тонкой проволокой, как морозным узором. На бильярдном столе одинокий белый шар. Трое сидят вокруг квадратного стола-проектора.

Пока они шли к залу Бриг куда-то делся по дороге. Явился он чуть позже и уже одетый в обычную повседневную форму гвардии, а не в боевой доспех. Бриг уселся на одно из свободных технологичных кресел, кивнул Чирику, тот потёр руки и его взгляд расфокусировался.

Над столешницей всплыла трёхмерная проекция спецхранилища. Сквозь прозрачные стены можно различить: платформу грузового дроида, уткнувшегося в овальный люк, фигурки гвардейцев, несколько опрокинутых ящиков.

— До датчиков и сканеров хранилища мы пока не добрались, по понятным причинам. Так что я снял копии с нейросетей бойцов и записи камер дроида, — пояснил Чирик. — Скомпоновал их и получился трёхмерный отчёт. Смотрим с момента входа в сектор номер пять.

Участок с нужным сектором увеличился и стало возможным разобрать кто что делает более детально. Вот бойцы слаженно, не считая дёрганных спотыканий Клима в центре группы, выдвинулись через коридор в большой зал. Ненадолго застыли оценивая обстановку. Снова двинулись вперёд. Заметили врага. Открыли огонь. Несколько «чужих» растянулись на полу, а гвардейцы начали отступать назад в коридор. Всё заняло какие-то секунды.

Клим помнил, что в момент отступления жутко переживал. Ноги подкашивались, руки дрожали. А вот на записи всё смотрелось по другому. Он двигался вполне прилично, в такт со всей группой. Если бы не надписи над каждой фигурой, никто бы и не догадался, что кто-то из этих бравых вояк не пехотинец, а пилот.

— Вот тут ты наконец втянулся, — прокомментировал Чирик. — Видно, что не первый раз в бою. Взял себя в руки.

— Ну ощущения у меня другие на тот момент были. Чуть в штаны не наделал.

— Это от летучих ферментов, что выделяют специальные железы охотников, — пояснил Чирик. — Запах раздражает нервные узлы жертв. Некоторых даже парализует от страха. А ты ещё и шлем с дыхательными фильтрами выбросил, балбес. Ладно, главное сам не подставился и нас не подставил. Хотя, честно признаться, мы были готовы к тому, что в какой-то момент ты развернёшься и начнёшь драпать.

— У нас даже план был разработан на этот случай, — ухмыльнувшись подтвердил Бриг. — И я рад, что капитан опять в тебе ошибся. Хотя, на этот раз он спорить не захотел. Сохранил вторую четверть жалования.

— Ах ты засранец! — картинка над столом застыла, а Чирик смерил взглядом заместителя. — Мы же по секрету спорили.

— Что-то не припомню такого пункта в договоре. Могу запись под протокол прокрутить.

— Не надо, — примирительно поднял ладони Чирик и кивнул на голограмму. — Давайте лучше эту запись дальше смотреть.

Голограмма снова зашевелилась. Группа гвардейцев остановилась в коридоре и перестроилась для отражения атаки. Изображение зала частично пропало, его перекрыли углы коридора. Нервные взгляды устремлены в квадратный проём. Бойцы споро перезаряжают оружие. Секундное напряжение и в коридор по потолку, полу и стенам хлынули…

Ну, на записи это смотрелось не так эпично, как помнил Клим. В коридор забежали всего двенадцать охотников. По три штуки на каждой поверхности. И большинство сразу же полегло под слаженным залпом. Благодаря ограниченному сектору обстрела шанс попасть во что-то ценное ощутимо снизился и гвардейцы не жалели боеприпасов.

И всё же троим тварям всё-таки удалось подобраться к группе вплотную. Слишком мало было расстояние, а бегают мутанты быстро. Один свесился с потолка, подхватил бойца номер три и поднял в воздух. Тот от неожиданности растопырил ноги-руки и двинул Клима по голове. «Чужого» сразу же подстрелили и он рухнул вниз вместе со своей жертвой, а пилот пошатнулся и сполз по стене.

А на другом конце коридора туши «чужих» уже образовали небольшую кучу. Под её прикрытием в узкое помещение вскочило ещё четверо тварей. Именно в этот момент, лежащая у стены фигура пилота без шлема поднялась. Причём без помощи рук. Раз! И сразу из лежачего положения в стоячее, будто вектор тяжести сменился.

Клим вспомнил как не мог самостоятельно встать после падения в тренировочном зале и присвистнул. За что получил поочерёдно от каждого из присутствующих косой взгляд.

А дальше Клим на записи стал двигаться, словно киношные мастера единоборств. Нет его движения не размывались от скорости. Он не прыгал на десятки метров, не телепортировался с места на место. Он спокойно и буднично шёл по коридору уклоняясь от ударов и прыжков тварей. Движения скупые, точные, хлёсткие. Видно, что используется навороченная рукопашная техника, но ничего сверхъестественного.

Вот он подловил охотника на прыжке, присел, схватил за лапу чуть выше запястья, чтобы не запачкаться в кислоте и, используя массу противника против него же, легко опрокинул тварь на пол. Ничего необычного. Однако, от этого, практически нежного падения, которое ну никак не могло угрожать здоровью специально выведенного мутанта, «чужой» разбился об пол, словно рухнул с километровой высоты.

Дальше Клим протягивает руку и в ладони материализуется «игла с оперением». Секунду он рассматривает её, будто снежинку, лёгшую на рукавицу, затем пожимает плечами, выбрасывает и идёт дальше.

— Вот чё ему пальцы не оторвало, а!? — воскликнул Бриг и возмущаясь такой несправедливости даже легонько стукнул ребром ладони по столу. — Он же иглу схватил в полёте!

— Тссс! — зашикали на здоровяка Чирик с Всеволодом.

Фигура в доспехе без шлема ловко протиснулась к выходу из коридора между стоящими впритык «чужими». Те пытались достать врага, размашисто были лапами, но лишь влепили друг другу по смачной затрещине с обильным разбрызгиванием кислоты. После чего замешкались потряхивая зубастыми мордами и их быстро расстреляли гвардейцы.

Коридор опустел. Клим пропал из вида скрывшись за углом. Чирик скомандовал двигаться вперёд. Группа осторожно двинулась в большой зал хранилища и изображение помещения раздвинулось открыв новые подробности. Как раз вовремя чтобы показать пилота держащего за хвост «чужого» и с размаху сбивающего этой беспомощной тушей ещё нескольких охотников.

Гвардейцы открыли прицельный огонь по упавшим. Из-за громадного агрегата выскочило ещё несколько «чужих». Клим шагнул к Сфере, но вдруг передумал и бросился куда-то за нестандартный корабельный варп-ускоритель, который перекрыл видимость. Из-за ускорителя полыхнул зеленоватый свет и раздался хлопок. Вразнобой мечущиеся по залу охотники вдруг дружно ринулись к пилоту, который вышел уже из-за ускорителя отряхивая ладони, словно после пыльной работёнки.

— Начинается самое интересное, — прокомментировал Чирик.

Ничего «такого» Клим не сделал, просто глянул на приближающихся тварей, но все «чужие» вдруг развернулись и бросились к выходу из зала. Прямо на строй гвардейцев в устье коридора. Дружно застрекотали винтовки, однако охотников кинжальный огонь не остановил. На пол упало несколько убитых, но основная масса тварей успела добраться до группы. До столкновения осталось мгновение. Боец номер три перестал стрелять и, в страхе, закрылся винтовкой. И…

Твари прыгали через строй, изгибались, выворачивались, но обходили гвардейцев и бежали дальше. Бойцов, что стояли по бокам попросту сбили с ног, но не обращая на упавших внимания ринулись дальше. Скоро стая засветилась у овального люка. Двое парней, что охраняли грузового дроида даже не успели сориентироваться, они не ожидали атаки с этого направления. Толпа «чужих» словно скулящие шавки пронеслась мимо и скрылась в нагромождении барахла в «Секторе № 3».

Через двадцать секунд эта толпа всплыла в прямом коридоре возле выхода из хранилища и смело бросилась на лучемёт. Несовершенный автоматический стрелок успел скосить половину охотников. После чего треногу опрокинули быстрые хвостатые тела несущиеся вперёд не разбирая дороги.

Наконец стая ворвалась в лифтовой отсек, где их мгновенно превратили в фарш две скорострельные потолочные турели, похожие на черепах.

Воспроизведение остановилось.

— Ты понимаешь, что произошло? — Всеволод в упор заглянул в глаза Климу.

— Погоди, это ещё не всё, — восклицание Чирика прервало начавшуюся было борьбу взглядов.

«Сектор № 5» снова заполнил собой голограмму. Один из бойцов зашёл за модуль варп-ускорителя и обнаружил там биологическую гранату «НОГ 3». Грушевидный космический бот с бионачинкой, лежал на боку. Через весь борт тянулась кривая трещина из которой вился лёгкий дымок. В основании бота открыты шесть десантных люков и из них тягуче капала неприятная слизь вперемешку с кислотой. Пол возле гранаты изрядно залило этой пакостью и над лужей подымался лёгкий парок.

— Вот теперь всё, — Чирик остановил воспроизведение и голограмма над столом погасла.

— Так, что я там должен понять? — теперь уже Клим вызывающе уставился на Всеволода.

— Вот, — князь повернулся к столешнице и над ней появилась увеличенная голограмма бегущих охотников. Пасти раскрыты, языки вывалены, глаза сощурены в узкие щелки. «Чужие» несутся, как всадники апокалипсиса, не видя препятствий, почти на ощупь. — Они убегают в страхе.

— И чё? — не понял Клим.

— Это искусственно выведенные боевые организмы. У них на генном уровне отсутствует инстинкт самосохранения и чувство страха.

— И чё?

— Они не должны убегать, — как для неразумного малыша повторил князь.

— И чё?

— Да что ты заладил: чё, чё! — взорвался Всеволод подпрыгнув в кресле. Ровно через мгновение он уже успокоился. С силой выдохнул и продолжил: — Прошу прощения господа, нервы.

— А чего ты вообще нервничаешь-то? — удивился Клим.

— Просто он не любит когда нужно забирать назад данное слово, — невпопад пояснил Бриг. — Это не по чести.

— Что за слово? — не понял Клим.

— К моему великому сожалению, — очень официально начал Всеволод. — Клан «Славяне» вынужден отступить от первоначальной договорённости. Мы вынуждены отказать в убежище Хану Шорму Велесу.

— Тфу ты, нагнал пафоса, — с облегчением отмахнулся Клим. — Нет, так нет. Фигня. Он и без вас не пропадёт, я думаю. Тем более с теми деньгами, что я ему должен.

— И если бы ты послушал моего мнения, друг, — добавил князь. — Я бы советовал вообще за ним не возвращаться.

— Ну даёшь. А это значит по чести выйдет, да?

— Оставим вопросы чести, — тяжело вздохнул Всеволод. — Я исхожу из соображений безопасности. Пойми меня правильно. Ты мой друг. Чирику ты вообще как брат. Ты наш соклан…

— Вообще-то…

Клим хотел намекнуть, что как бы не давал согласия на вступление, но князь его перебил, пояснив:

— Формально. Согласно закону я не имею права предоставлять чужакам доступ к секретам клана, а тем более раздавать реликвии. Поэтому ещё год назад, когда ты месяц пролежал в капсуле стазиса, я инициировал принятие закона о ассоциированном членстве. В общем, ты вроде как почётный член клана. Это развязало мне руки.

— Ну, даёшь.

— В общем, я хотел сказать, что ты НАШ человек, мы тебе доверяем.

— Именно поэтому, когда я очнулся в палате, Бриг был в броне и со стволом? — ехидно перебил князя Клим.

— То было моё личное решение, — сразу же влез в разговор Бриг. — Парни были против. Просто Чирик сходу сказал, что ты не опасен чтобы там не случилось. А поскольку он до этого уже два раза мне проспорил.

— Мы второй раз не спорили, — возмутился капитан гвардии.

— Неважно. Короче я решил перестраховаться, — бывший спецназовец развёл руками. — Ну извини. Такой вот я недоверчивый.

— Слышь, недоверчивый, — хмыкнул Клим. — Ты запись-то внимательно смотрел? Я руками иглы ловлю, запросто топчу «Охотника мк4». Что бы ты мне сделал своей пукалкой, если бы я оказался опасен?

— Ну… — Бриг как-то растеряно оглядел собравшихся, будто ища подсказки и, словно раздумывая, хитро добавил: — Наверное стоило ещё напичкать медкапсулу взрывчаткой с детонатором по нейропорту. С миной направленного взрыва, понятное дело, чтобы другие присутствующие не пострадали.

— А ты хорош, бродяга, соображаешь, — одобрительно закивал Клим, протянул Бригу кулак в знак того, что не обижается, а понимает разумную предосторожность, и они стукнулись костяшками сквозь голограмму над столешницей. — Надеюсь в задницу вы мне не напихали взрывчатки с детонацией по нейропорту?

— Я предлагал… — начал было Бриг тоже одобрительно кивая.

— Прекратите балаган, — строго оборвал его Всеволод. — В общем, я хотел сказать, что какие бы там суперспособности ты не обрёл. Мы тебе доверяем. А вот, чего ждать от Хана непонятно. Он воспитан совсем в другой среде. Тем более, судя по твоим рассказам, он ещё и существо довольно эксцентричное, а силы в нём, я так понимаю, намного больше, чем в тебе.

— Можешь не продолжать, — произнёс Клим. — Я и сам начал подумывать отвезти Хана куда-нибудь подальше от Славян, но не знал как ты на это отреагируешь. Однако и совсем бросить его в СЗ я тоже не могу. И дело тут не только в данных обещаниях и доброте душевной. Дело в том, что при его талантах он таки может умудриться самолично добраться до Содружества. Карта у него теперь есть. И мне бы не хотелось иметь за спиной псайкера-отморозка, у которого на меня зуб.

— Кстати о псайкерах, — вдруг посмурнел Всеволод и кивнул своим гвардейцам. — Оставьте нас.

Чирик с Бригом моментально вскочили с кресел и вышли из зала не проронив ни слова. Капитан только ободряюще подмигнул Климу, мол сам всё понимаешь, братуха — секреты одарённых нас смертных не касаются. А Клим вдруг подумал, что наличие дара дело очень относительное и, возможно, по меркам Семейной Зоны князь Всеволод тоже пустышка со своим двенадцатым рангом.

— Ну и как всё это понимать? — князь обвёл ладонями застывшую голограмму с развороченной «НОГ 3».

— Синдром Полански, он же Аберрация Гис Маина или Изнаночное восприятие, — объяснил Клим и добавил копируя тон Хана: — Я, флак, берсерк.

— Ты же понимаешь, дружище, что ты сейчас совсем ничего не объяснил? — брови князя поползли вверх. — Ты уж постарайся, а то Бриг настырно советует «мочить» тебя сразу, как ты отдашь координаты верфи, и дело с концом.

— Какой однако у Чирика кровожадный заместитель, а я думал я ему нравлюсь.

— После того как ты проломил ему череп дверцей? Скажем так: ему действительно импонирует твоя преданность нашей дружбе, бесшабашность и глупая отвага, но безопасность клана он ценит выше.

— Да пофиг, — отмахнулся Клим. — Всё-равно всё решаешь ты, а раз ты поднял эту тему, то «мочить» меня не собираешься. Верно?

— Если я буду «мочить» людей, которые поддержали меня в трудное время, то нахрен мне такой клан? Но я должен знать чего мне будет стоить эта мягкотелость и не лучше ли нам разбежаться во избежание недоразумений. Если ничего говорить не желаешь, то Содружество большое, дружище…

— Я понял твою позицию. Тащи Чирика назад, чтобы я два раза не пересказывал одно и то же.

Когда капитан гвардии появился в зале совещаний Клим дополнил историю о пребывании на райском острове, раскрыв то, о чём умолчал до этого. Собственно, дополнения заняли едва ли десяток минут — не так уж много пилот скрыл.

Первым тишину нарушил Чирик:

— То есть, ты атипичный берс? Впадаешь в транс только когда спокоен? Выходит ты контролируешь вход в это состояние. Тогда вообще не вижу опасности для окружающих.

— Не так уж и контролирует, раз провалился туда во время операции на складе, — возразил Всеволод.

— Думаю, на складе возникло очень редкое сочетание условий. Это как сбить брошенным камнем воробья в полёте — почти нереально. Я всё детство пробовал, а получилось один единственный раз, случайно, да и то, не у меня, — хохотнул Чирик. — А вообще ты везунчик, братан. Загони под кожу инъектор с сильным успокоительным и можешь вызывать свой транс хоть десять раз на день.

У Клима от такого простого решения отвисла челюсть, а у Всеволода округлились глаза и вспухли желваки. Похоже князь готов был вырвать язык своему главному гвардейцу. Только что на его глазах Чирик вручил Климу ядерную бомбу многоразового использования. Дружба, конечно, дружбой, но…

— Кхм-кхе, махать-колотить, — не сдержал эмоций князь.

— Мдя… — мечтательно выдохнул Клим и отдал указание нейросети подобрать подходящее успокоительное, а заодно и «укромное» место в своём теле для расположения «тюбика с лекарством».

Только что Чирик, походя и почти не задумываясь, решил его главную проблему. Теперь со входом в транс не предвидеться никаких сложностей. А это открывает новые горизонты. Осталось только дождаться окончательной реакции Всеволода, на лице которого всё ещё отражалась изнурительная работа мысли. Сейчас для князя самое подходящее время устранить опасного союзника. Потому как в будущем это может стать очень проблематичным. Всеволод бесконечную минуту пялился на свои ладони, а затем выдал:

— Чирик, ты идиот, — князь тяжело вздохнул и перевёл испытывающий взгляд на Клима. — А ты, я очень надеюсь, используешь эту идею с умом, очень осторожно и, главное, подальше от моей цитадели.

— Договорились, партнёр, — растянул улыбку Клим.

И скинул Всеволоду сообщение с координатами и с кодами доступа верфи «Жук». А так же описал место и способ, как миновать область искажений. Доверие должно быть обоюдным.


Глава 11


Подготовка к путешествию обратно в «рай» надолго не затянулась. Лёгкий профилактический ремонт «Перун» прошёл за пару часов. Клим решил не тянуть, а утрясти все дела с Ханом поскорее, чтобы наконец избавиться от всяческих долгов и начать новую жизнь. Новую, богатую жизнь свободного и обеспеченного пилота. Прямо пятки чесались нырнуть в капсулу и примкнуть к одному из флотов, что победоносно громит Каргасса.

Военные действия всё ещё набирали обороты. Координируемые Агентством флотилии давили на «красную зону» стратегической карты со всех сторон. Независимого пилота имеющего ударный крейсер временно примут даже во флот корпорации, а он всё занят разной чепухой. Обязанности и проблемы, которые постоянно валятся как снег на голову уже окончательно обрыдли.

Пока верфь ремонтировала «Перун» Клим гостил в комфортабельной квартире Чирика. У капитана с Джаей и на Альфа-6 были неплохие апартаменты, но в крепости им выделили чуть ли не царские покои. Цитадель слишком огромна для маленького клана, которому досталась. Вышло так, что на новом месте даже распоследним техникам обломились каюты изначально спроектированные для среднего офицерского состава.

А вот чтобы перед самым вылетом просто попрощаться с Всеволодом пришлось отправить официальный запрос о встрече — на приём к клановому лидеру оказывается не так-то просто попасть. Они увиделись с всегда занятым князем только через четыре часа да и то по дороге из одного зала для совещаний в другой. Четверо бойцов «СЛОна», которые сопровождали главу клана косились на Клима с недовольством — слишком уж он близко шёл возле охраняемого объекта. Судя по выражениям лиц так вообще наступал охране на больные мозоли.

— Идея прыжка через стандартную «гайку» глупа, как и большинство твоих бредовых задумок, — на одном выдохе выдал Всеволод не останавливаясь ни на минуту. Во время разговора он постоянно косился куда-то вправо и это создавало впечатление, что князь немного не в себе. — Прыжки по свободным координатам всегда на особом контроле у Конкорда, тем более на такую дальность. Не нужно светить координаты Семейной Зоны обслуге Врат. Лучше возьми с собой «пак» рамы и установи в удобном месте. Так дольше, но избежишь кучи проблем, да и в запас ещё один «пак» возьми, чтобы быстрее вернуться. Я распоряжусь.

— Не надо. Я уже думал об этом, но для распаковки «рамы» нужна вторая база по общим инженерным системам и третья по навигации пространственных координат, а у меня ни той, ни другой.

— Ты не прав, — немного подумав, а скорее заглянув в списки необходимых навыков, отрезал князь. — При таком расстоянии прыжка для точной установки «рамы» нужна аж четвёртая база по координатам. И даже у нас в клане таких спецов пока нет.

— То есть ты надо мной сейчас тонко поиздевался?

— Нет, просто немного затупил. Извини, — один из бойцов личной охраны князя сбился с шага после этих слов, а Всеволод пояснил: — У меня уйма работы, дружище, я сейчас прокручиваю сразу несколько протоколов одновременно. Торговый трибунал запросил уточнения по делу. Ещё и за «Жуком» лично придётся рейд вести, отсеиваю кандидатов. Короче, — Всеволод внезапно остановился, чем ещё больше напряг и так недовольных «СЛОнят». — Будь осторожен.

— Ага.

— И отвези своего псайкера куда подальше от нашего клана.

— И тебе удачи.

Они пожали друг другу руки и Всеволод скрылся в хитросплетении стальных коридоров.


* * *

Ведение орудийного огня: гибридные орудия средних калибров — ранг два.

Эксплуатация бортовых систем: потребление мощностей центрального искина корабля — ранг три.

Силовые поля: системы накачки силовых полей — ранг три.

Допуск к управлению кораблями: Управление ударным крейсером — ранг два.

Клим окончательно определился с планом обучения на ближайшие пару месяцев и закрыл список.

После того как он выбрался из туманности, в которой обосновались Славяне и доплёлся до достаточно развитой системы Содружества, то стразу же состыковался с торговой станцией и нырнул в объятья местного аукциона. А дальше пришлось приложить изрядные усилия чтобы не спустить все сто миллионов кредитов, которые перевёл ему Всеволод как первый транш оплаты за «Жука». Изначально сумма казалась весомой, но только до момента открытия торговой вкладки: улучшенные модули пилотской капсулы. Как и обещал себе Клим, он решил оборудовать свою «каплю» так, чтобы нигде не чувствовать дискомфорта. А уж после покупки всевозможного оборудования для «наземных операций» на базы знаний едва хватило, а ведь следующие деньги он получит только через год, когда газовое облако начнёт приносить нормальную прибыль.

Собственно, больше всего настроение портило то, что пятьдесят миллионов из ста нужно отдать Хану. И скорее всего, истосковавшийся по цивилизации псайкер, профукает эти деньги так же быстро как и получит. В Содружестве гораздо больше разных видов наркоты и других развлечений чем в СЗ. Но ничего не поделать — договор есть договор. Клим обещал сумму стоимости корабля на котором прибыл, то есть цену своего крейсера. И пятьдесят миллионов это не так много. «Голый» корпус, без модулей и наворотов. Цена даже по минимуму полностью укомплектованного крейсера автоматически возросла бы в несколько раз. Но поскольку такие «мелочи» они не обговаривали, то Клим вынес вердикт о размере суммы единолично. Естественно в свою пользу. Ещё и пассажирскую капсулу купил из денег Хана.

Когда с покупками было покончено «Перун» резво стартовал в варп. Клим решил последовать совету князя и не пользоваться Прыжковыми Вратами, а это означало повторить длинный путь, которым он добирался прошлый раз. Пилот забил сохранённый ранее маршрут в автопилот, включил изучение навыков на максимум и «завис» в напряжённой полудрёме, которая всегда сопровождает такой режим обучения. Маяться от безделья как прошлый раз теперь нужды не было. Трёхнедельный перелёт мелькнул перед сознанием пилота мимолётной тенью птичьего крыла.


* * *

Варп-прыжок завершён. Внимание! Конечная точка маршрута! Автопилот отключён.

Внимание! Обнаружена сигнатура.

Объект: корабль среднего класса.

Описание: предположительно корабль с командой. Характеристики: в базе отсутствует.

«Вандал», а это несомненно был он, шёл по низкой орбите пятой планеты почти цепляя атмосферу. Раньше сторож не подходил к «раю» так близко, а держался на почтительном расстоянии. Неужели Хан чего-то начудил и теперь за ним установили пристальный контроль? Впрочем, не важно. Охрана всё-равно ничего не сможет противопоставить «Перуну». Даже обнаружит вряд ли.

Скрытый маскировочным полем крейсер «тихо» приблизился к планете укутанной белесой дымкой и опустился на один из её маленьких спутников. Точно на старое место, в облако пыли, которое сам же и поднял восемь или девять месяцев назад. На всякий случай Клим выждал пока сторожевой «Вандал» скроется за горизонтом планеты и только потом направил капсулы к поверхности. Две прозрачные капли одна за другой незаметно упали с небес на опушку леса, окружившего глиняную стену лагеря.

Во время приземления сканер зафиксировал в лагере обычную суету аборигенов. Чернокожие не спеша бродили между хижинами-развалюхами, занимаясь какими-то своими делами, в центре полыхал костёр, вокруг которого уже собралась дюжина женщин. А вот фигуры в белом комбезе нигде заметно не было.

Отсоединение нейрошунтов.

Клим очнулся на мягкой подстилке. Самочувствие и настроение упали ниже плинтуса, как и всегда после отключения от капсулы. Несколько минут он пролежал без движения, тупо уставившись на ободок миеловой подсветки и борясь с желанием опять подключиться к капсуле. Затем собрался с силами и решительно выдохнул:

— Всё! Подъём!

Стоило отдать приказ по нейросети и навороченный пилотский костюм «RKS 1200» сам выскользнул из специального слота и обхватил тело. Ироновые вставки комбеза со щелчками сдвинулись, закрыв особо уязвимые места, а саритовое покрытие слилось текстурой с подстилкой внутренней гондолы, превратив пилота в расплывчатое, едва заметное пятно почти во всех спектрах. Защитные и маскировочные свойства «RKS 1200» превосходили даже большинство лёгких пехотных доспехов.

Ещё год назад Климу, как и основной массе пилотов, и в голову бы не пришло тратиться на такую дорогую амуницию. Он попросту не собирался никогда покидать капсулу вне станций или надёжных доков, проверенных специалистами и внесённых в рейтинги. Но жизнь, как водится, внесла в эти планы и намерения свои коррективы.

На этот раз пилот не стал выращивать в своих лёгких защитные колонии клеток, а ограничился фильтрами в капюшоне. Прогулка обещала быть короткой.

Приземистый негр с немытыми колтунами дредов зевнул, оправил шорты из переплетённых кусков кожи, расслабленно опёрся о древко копья с листовидным наконечником и вдруг боязливо вздрогнул от неожиданности. Возле самой стены, которую он охранял, из ниоткуда материализовалась белая фигура. Хотя он мог бы поклясться, что несколько секунд назад между лесом и лагерем не было никого, а спрятаться в низкой траве совершенно негде.

Стражник хотел поднять тревогу, но узнал фигуру и резко передумал. Раньше Белый Бог не возражал когда по его земле ходил Белый Демон, наверное так будет и в этот раз. Да и не по статусу простому человеку лезть в божественные дела. Если Белый Бог захочет выгнать пришельца, пусть спускается с неба и разбирается сам. Ведь пока демон не сбросит свою белую шкуру его всё-равно не убить. А даже если и сбросит. Помниться его уже убивали, а он опять воскресал. Ну их в пучину глубоких вод эти божественные сущности…

Негр негромко пролепетал что-то на своём наречии, толком разобрать можно было разве что словосочетание «фета дана», вежливо кивнул демону, чтобы тот ненароком не обиделся, а затем сделал вид, что пристально наблюдает за опушкой леса в поисках затаившегося врага. Клим пожал плечами, он ожидал более радушного приёма, но удовлетворился и тем, что в него не кинули копьё.

Пилот подошёл к потрескавшейся глиняной стене вплотную, чуть присел, мощно оттолкнулся и запросто перепрыгнул трёхметровую преграду. Негр дежурящий на стене зажмурился и втянул голову в плечи, но пост покинуть не посмел. За самовольный уход с поста вождь Балас (пусть отсохнут его руки), отлупит так, что мало не покажется. Лучше уж пусть демон раздавит. Глаза дозорный открыл только когда за спиной послышался шлепок приземления. Но предпочёл не оборачиваться. Боги и демоны всегда творят разные чудеса и лучше лишний раз не дёргаться.

Приземление у Клима получилось не такое шикарное как отрыв, в полёте он слегка завалился вперёд и чуть позорно не шлёпнулся на пузо. Всё-таки только установленной базы навыков недостаточно для чёткого управления сервоусилителями мышц, встроенных в костюм, нужна ещё и практика.

Впрочем, заметившие прыжок белого демона аборигены ничем не выдали разочарования, скорее всего решив, что данный пируэт так и был запланирован изначально. Пилот осмотрелся. Обычно Хан запросто находил Клима везде и в любое время, псайкер отлично чувствовал где именно находится любой разумный в радиусе нескольких километров. А потому гость остался стоять, ожидая, что хозяин лагеря сейчас вот-вот появится из-за одной из хибар. Прошло минут восемь пока Клим окончательно убедился, что Хан не выйдет.

— Вот ленивый ублюдок, — беззлобно вздохнул пилот и отправился искать псайкера сам.

У Хана было всего два любимых места: у костра и в изобетонном убежище. У костра псайкера не было. Огонь уже перегорел и женщины устраивали длинные жерди над углями. На большинстве палок были нанизаны какие-то коренья и плоды, а вот в середине, на самом толстом «шампуре» запекался старый знакомец — нет, не кусок белого мяса тритона, а маленький поросёнок размером с кошку.

— Поймали таки, — хмыкнул Клим. От вида этой, теперь уже конечно, слегка подкопченной мордочки неприятно заныло в щиколотке. Сколько пилот не бродил по острову, а второй раз свина так и не встретил, не то бы сам с удовольствием зажарил кусачего заморыша.

Бронированная дверь изобетонного короба закрыта как и всегда. Лепестки спутниковой антенны скрутились в рулончики. Странно. Раньше антенна всегда была развёрнута и готова к работе, а может и на постоянной связи. На стук в дверь никто не отозвался.

— Что за дела?

Вокруг сновали аборигены. Некоторые украдкой бросали на белого демона заинтересованные взгляды, но старательно делали вид, что им некогда. В течении полугодового пребывания на острове пилот так и не удосужился выучить местный язык. Он знал едва ли десяток слов и с таким лексиконом расспрашивать негров о том куда делся Хан было бессмысленно.

Взгляд пилота привлекала пластина сканера на двери убежища. Можно попробовать открыть. Вдруг Хан подстраховался. Перчатка частично свернулась, открыв папиллярные линии, но оставив тыльную сторону ладони под защитой. Клим приложил руку к сканеру.

В доступе отказано.

Ну да, с чего бы это псайкер программировал дверь на ладонь Клима. И кстати, надпись на панели, кажется, загорелась ещё до того как кожа коснулась поверхности.

— Странно. О! Гоню…

Клим усмехнулся и активировал перстень-симбиот не убирая руки с панели сканера.

«Нейрос 505»: К работе готов.

Взлом не возможен. Модули целевого устройства не отвечают на запросы.

— Как это не отвечают? — перчатка полностью «освободила» ладонь и Клим поплотнее прижал татуировку к сканеру.

Взлом не возможен. Модули целевого устройства не отвечают на запросы.

— Какого?.. А блин. Кажется понял.

Убежище строили псайкеры и для псайкеров. Скорее всего рецепторы сканера реагируют только на пси воздействия, потому запрет выдало до прикосновения, а значит с помощью регалии замок не сломать. Ну не очень-то и хотелось. Всё-равно внутри один хлам.

Взгляд задержался на висящем над дверью черепе какого-то не очень крупного животного, примерно с собаку. Помниться четверо негров изрядно помучились пока установили его на узкий бортик над дверью. Теперь же череп висел выше, а не лежал на бортике и вроде как прямо приклеен к изобетонной стене.

— Ну-ка, ну-ка, — Клим заметил в правой глазнице черепа блеск небольшого предмета.

Пилот протянул руку, подпрыгнул и оторвал череп от стены. От неловкого прикосновения старые кости легко разломались. Частью они остались приклеены к изобетону, а частью раскрошились в перчатке, но предмет спрятанный в черепе уцелел. Впрочем, это был прямоугольный кристалл инфонакопителя, а его и молотком нелегко разбить. Клим приложил накопитель к считывающему слоту на запястье костюма. На кристалле оказалось записано всего два коротких файла и один из них видео.

Воспроизвести.

— Привет, берс, — лицо Хана выражало озабоченность и спешку, он то и дело поглядывал себе за плечо, ожидая, что кто-то вот-вот войдёт. — Времени мало. Мозгоправ нагрянул раньше или я перепутал числа. Не важно! Придётся тебе понять меня без долгих объяснений. Слушай внимательно. Второй файл это коды Свой-Чужой для гражданской яхты и координаты по которым меня, скорее всего, можно найти. В крайнем случае там можно будет узнать где я. Не пользуйся кодами «Чистки», так глубоко в СЗ тебя с ними быстро вычислят. Обязательно отыщи меня, если, конечно, хочешь пожить подольше, засранец. Конец связи.

Хан вышел из области визора, но через пару секунд вернулся снова.

— Так и знал, что ты полезешь смотреть на этот дебильный череп, предсказуемый пустышка.

Конец файла.

«Предсказуемого пустышку» пилот пропустил мимо ушей, обижаться на запись смысла не имело, а вот что значит: «если хочешь пожить подольше»? Что за наезды на ровном месте? Никто не обещал псайкеру, что попрётся за ним вглубь Семейной Зоны, договор был только о вывозе с «рая». Да и не смотрелось это как наезд. Угрозы в голосе Хана не было и в помине. Клим прокрутил файл ещё раз, особо прислушиваясь к интонации. Ну точно. Псайкер не угрожет, наоборот, вроде как заговорщицки предлагает что-то. Глаза горят, в голосе нотки воодушевления. С таким же выражением лица он наблюдал как в Клима втыкаются копья для проверки «теории о пробуждении берсов». Лучше бы псайкер угрожал, так было бы спокойнее, по крайней мере. А то от его идей обычно одни неприятности.

Похоже в гостях у аборигенов делать больше нечего. Клим задумчиво повернулся чтобы идти назад к капсуле и вдруг хмыкнул. На внутренней стороне глиняной стены опоясывающей деревню, размашистыми буквами размером в человеческий рост было вылеплено: «Осмотри череп над дверью, невнимательный придурок». Хан всё-таки подстраховался на случай, если Клим не найдёт накопитель с файлами.

— Погоди-ка… — до Клима стала доходить несуразность.

Видеозапись Хан делал впопыхах, а строку на заборе и череп подготовил заранее. Даже негров подключил к этому делу. Глина на некоторых буквах рассохлась и обвалилась, а поверх был наляпан новый слой свежей. Значит аборигенам поручено следить за надписью, а такое за пару минут не устроишь, учитывая их полную безграмотность. Выходит Хан планировал улететь вместе с мозгоправом ещё до того как тот прибыл? Однако мозгоправ прилетел раньше и Хан не успел записать нормальное сообщение с объяснениями? Это на него похоже — составить хитрый план, отложить самый важный пункт на потом, потому что подоспел ужин, после ужина забить кол на это дело и изрядно нажраться браги. А утром безалаберно профукать подходящий для важного пункта момент.

— Вот баран. Ну и сам виноват, — чертыхнувшись, Клим направился обратно к капсулам.

Второй раз перемахнуть через глиняный забор получилось проще и лучше. Только при приземлении лёгонько кольнуло в затылке и пилот неожиданно вспомнил, что он берсеркер и уже три недели как не «лечился». Скоро боль станет донимать всё сильнее, а ему опять маяться в капсуле неизвестно сколько.

Дозорный негр на стене с облегчением следил как удаляется белый демон и радовался, что остался целым. Вот и отлично. Когда на острове нет богов и демонов, которые, как оказалось, не особо-то и отличаются, в лагерь не суются и хвостатые черти из океана (чтоб они передохли). Абориген был уже не молод и в каждом следующем побоище выжить удавалось всё сложнее.

— Сгинь, — одними губами прошептал дозорный и по особому сложил за спиной пальцы.

Древнему жесту силы его учил отец, великий шаман. Но тогда малышу было не до учения, хотелось играть с друзьями и он ничего не запомнил. А теперь никак не получалось правильно изогнуть ладонь. Он пробовал уже тысячи раз — ничего не выходило, но Хаг не оставлял надежды когда-нибудь вспомнить отцовскую науку. И чем старше становился, тем сильнее ему хотелось стать шаманом. Валяться целыми днями у костра, тискать лучших жён поочереди.

Костяшки на пальцах щёлкнули от натуги и Хаг вздрогнул от страха. Белая фигура вдруг поблекла, стала прозрачной и исчезла. Неужели получилось? Удавалось разглядеть только лёгкое марево на том месте где только что стоял демон, но старик счёл, что его подводят глаза. Которые он сразу же закрыл чтобы произнести несколько заклинаний отгоняющих зло — демон мог снова воскреснуть и напасть.

Так Хаг простоял минут десять, но смертельного удара так и не последовало. Неужели демон действительно пропал? Сгинул? Дозорный осторожно открыл один глаз, потом второй. Демона нигде не видно. Получилось?

Получилось!

Нужно срочно попробовать обретённую силу на вожде Баласе (да отнимутся его ноги), и занять его место. Дозорный несколько раз повторил волшебный жест, чтобы не забыть ненароком. Потом расправил плечи, широко улыбнулся и, с предвкушением великих свершений, легко спрыгнул с настила у стены, нарушив тем самым прямой приказ вождя.


* * *

Пилотский костюм расстегнулся и съёжился в транспортное состояние. Ловкие автоматические захваты быстро утащили его в грузовой слот капсулы. Клим растянулся на мягкой подстилке, расслабил мышцы и стал дышать медленно и глубоко. Миеловая подсветка, повинуясь настройкам полученным от хозяина, тускло засветила точками, создавая подобие звёздного ночного неба.

До того как разум скользнул в исцеляющий транс Клим вяло раздумывал, а стоит ли вообще искать сумасшедшего псайкера. Свою часть договора пилот выполнил полностью: кредиты достал, пассажирскую капсулу купил, в место встречи прибыл, а то, что Хан в последний момент решил куда-то спетлять, так это проблемы самого Хана. Тем более его даже не силком увезли, он это изначально зачем-то планировал. Интересно, кстати, зачем? Опять взыграла жажда мести? Судя по воодушевлённой харе на записи, что-то псайкер определённо надумал. Вот только, что именно и стоит ли в это ввязываться пустышке? Пусть и с даром берсеркера, вернее как раз именно с даром берсеркера, который в Семейной Зоне под строгим запретом.

Размышления плавно перетекли в сновидение.

Космолёт нёсся сквозь тьму. Звёзды вокруг фюзеляжа сложились в замысловатый хоровод. Выстроились ловчей сетью. На её нитях блеснули капли росы. Они росли, всё сильнее натягивали сеть норовя порвать своей тяжестью. Но вмешалось что-то более мощное чем сила тяжести. Паутина выгнулась, словно от дуновения ветра и капли разъехались к краям, снимая нависшее напряжение.

«Перун» набрал скорость и закрутил тройную спираль вокруг одной из нитей. Сеть плавно трансформировалась в стратегическую карту. Крейсер бесстрашно двигался из одной системы в другую, быстро преодолевая на карте сотни световых лет. Вот он углубился в Семейную Зону, легко прошил её от края до края и свободно выпорхнул с другой стороны, таща на фюзеляже что-то ценное, словно мульяшный ёж яблоко.

Клим поймал себя на том, что лежит на боку и пялиться на свой сжатый кулак. По ощущениям в кулаке было что-то ценное. Вернее даже бесценное. Пальцы медленно разжались, но в ладони ничего не оказалось. Пилот помотал головой отгоняя наваждение. После окончательного выхода из лечебного транса мысли прояснились, самочувствие улучшилось, но непонятное чувство некой близкой ценности не пропало. Казалось, что к ладони что-то прилипло. Клим потёр руку о бархатную подстилку внутренней гондолы.

Таймер нейросети синхронизировался с таймером капсулы и выяснил, что прошло всего два часа. Быстро на этот раз. И сон этот странный. Раньше видения оканчивались на разъехавшихся каплях, а теперь продолжение приснилось. Вот что это было? Вселенский искин подсказывает, что нужно поучаствовать в деле, которое предлагает псайкер или больное подсознание берсеркера подталкивает на авантюру? К великому искину, если бы он существовал конечно, может и стоило бы прислушаться, а вот пойти на поводу у нездорового подсознания себе дороже. Но в мозгу уже поселилось покалывающее виски желание протянуть руку и взять — как и подобает любому настоящему пилоту Содружества — можешь взять, возьми. Аж ладонь зачесалась ещё сильнее, хотя Клим всё ещё продолжал тереть ею о бархатную поверхность.

И ведь такая мелочь, как кредиты, Шорм Хана Велеса не очень интересуют, на уме у него что-то другое. И если в Содружестве Клима тоже ждало нехилое богатство — проценты от добычи газа С420. То вот воодушевлённая морда Хана на записи обещала нечто большее. И до чёртиков хотелось хотя бы узнать что именно, а отказаться от глупой авантюры всегда успеется. Чем Клим в конце концов рискует? Рабочие коды СЧ — есть. Крейсер, способный разнести половину флота Семейной Зоны и удрать — имеется. Загадочные КСы? Клим их никогда не видел, а Хан не очень разбирается в кораблях и сам в этом признавался неоднократно, поэтому мог запросто преувеличить их могущество.


***

Два прозрачных каплевидных летательных аппарата бесшумно взмыли в небо, лишь слегка потревожив кроны ветвей лесной чащи, это заметили лишь дюжина пугливых птиц, которые разлетелись в разные стороны. Капсулы следовали одна за другой. Пассажирская автоматически повторяла все манёвры пилотской.

Клим ещё до выходи из атмосферы глянул координаты, которые оставил Хан и стал рассматривать карту, прикидывая как проще и незаметнее пробираться по Семейной Зоне. Хотя, ещё в общем-то не принял окончательного решения. Или принял? Не смотря на то, что тело пилота уже в биогеле, а нервная система подключена к капсуле, чувствовался лёгкий зуд в ладони, хотя этого просто не могло быть.

— Блин! У меня десять процентов от добычи газа целого клана, а я рву когти в СЗ не понятно за чем. В кого я такой жадный уродился?

Это мысленный риторический вопрос совсем не помешал пилоту построить на стратегической карте несколько приблизительных маршрутов следования.


Глава 12


Громадные прыжковые врата, так похожие на велосипедное колесо, покрылись сетью молний. Центральная «втулка» вспыхнула голубым и уродливый корабль, который был больше похож на детёныша Земной Международной Космической Станции и двоюродного брата холодильника, исчез. Клим пересчитал такие же технологичные баржи, вереницей висящие впереди.

Двенадцать штук.

Он торчал в очереди на прыжок уже четвёртый час и по всему выходило, что проторчит ещё два. Код СЧ, который оставил ему Хан, был гражданским пропуском на имя господина Кла Мерса. И ключевое слово тут: гражданский. То есть никаких привилегий, как для работников «Чистки». В очередь — как все, на таможенный досмотр — как все. Хотя какой досмотр с такими сканерами как у «семейников»? Один смех, а не досмотр. Клим мог бы запрограммировать генератор маскировочного поля чтобы тот показывал таможенникам кукиш вместо «Перуна». Но такая шутка вызвала бы у представителей власти обоснованное подозрение, а не улыбки. Пришлось ограничиться муляжом стандартного оснащения для прогулочных яхт. Обводы крейсера Клим решил не прятать, чтобы минимизировать вмешательство маскировки в сигнатуру, а значит и снизить шанс провала. Снаружи «Перун» виделся чужим сканерам таким каким и был на самом деле. Пилот сменил лишь видимость внутреннего убранства и модулей на те картинки, что нарыл в сети у «семейников». Правда получилось не очень натурально. Сыграло роль, что в СЗ не принято выкладывать в открытый доступ проекты кораблей. Внимательный специалист наверное мог бы определить, что яхта с таким набором агрегатов будет лететь только вертикально вниз, да и то, при наличии силы тяжести.

Приближаясь к первым Вратам «Семьи» Клим готов был драпать при первом же подозрительном поведении таможни. Но никаких специалистов среди пограничников СЗ не оказалось и никто не заметил несуразностей в яхте. Пропустили без особых наездов. Возможно роль сыграло и то, что хоть код-пропуск и был гражданский, но гражданин Кла Мерс был весьма влиятельной и известной особой. Чинуши просто не хотели связываться, и досматривали корабль формально, удалёнными сканерами. По крайней мере, о восхождении на борт для более тщательной проверки, как на баржу, что была первой в очереди, таможенники даже не заикались.

После третьих Врат Клим окончательно расслабился и начал изучать семейников более тщательно, вовсю сканируя ладарные спектры, на которых тут шло общение. Конфигурация сети Семейной Зоны оказалась упрощённой, вернее, сильно устаревшей копией сетей Содружества. Да и общались тут на общей лингве. По всему выходило, что СЗ создано выходцами из Содружества, но постепенно местные аборигены сильно отстали в развитии. Помнится Хан упоминал о том, что Высшие бдительно контролируют прогресс, частенько «вырезая» особо опасные направления развития. Причём вместе с учёными, которые эти направления развили. Потому СЗ и смотрится в технологическом плане как Содружество тысячелетней давности.

Похоже «Семья» выросла из какого-то древнего рода псионов. Предки Хана добились в пси определённых успехов и поспешили удрать из Содружества. Там бы их быстро взяли под контроль большие корпорации. Причём если бы не получилось взять по хорошему, то взяли бы по плохому, а то и уничтожили. Кому же из власть имущих понравиться такая силища под боком. Кстати, в СЗ эта силища бесконтрольно вымахала до неприличия и теперь гнобит неодарённых, так что пожалуй жёсткие действия власти в таких случаях в какой-то мере оправданы.

Клим собрал, изучил и упростил поток информации из новостных каналов СЗ и он свёлся приблизительно к следующему: ешь, пей, размножайся, верно служи Великим. Как-то так.

— Ну нафиг такую жизнь.

Хотя, если подумать, чем она отличается от нравов Содружества, где агент ОАП, всего-то пятого уровня, вполне может потребовать от небольшого клана «подарок» огромной ценности? Короче, люди везде одинаковы. Можешь взять — возьми. Если не можешь взять, значит это не твоё, а чужое.

Одно непонятно: псайкеры не так уж далеко удрали, захватили сотни звёздных систем, настроили Врат, плодят потомство, а их до сих пор не обнаружили. Не может такого быть. Какая-то информация обязательно должна была просочиться. Большие дядьки из ассамблеи Содружества давно должны поднять «волну» и устроить крестовый поход на «Семью». В СЗ же, (О какой ужасный ужас!) угнетают разумных по ранговому признаку — это отличный повод взять местную элиту под тотальный контроль, а то и разделать как Каргасса.

— Каргасс! — осенило Клима.

Хан несколько раз оговаривался, что много знает о Каргассе. Правда ничего толкового так и не рассказал, но сам факт. Искин появился аккурат во время когда Содружество начало активную экспансию в зону галактики занятую СЗ. А тут — хрясь, откуда ни возьмись появляется искин со своими полчищами дронов и становится между «Семьёй» и Содружеством, а освоение, соответственно, резво переносится на другие направления. Не то чтобы изначально дроны искина были сильны и доставляли много проблем, но они воспринимались как досадная помеха, которая снижает прибыль. Зачем напрягаться и очищать космос от надоедливых «насекомых» когда вселенная бесконечна? Это потом уже Каргасс откуда-то нарыл Техно-2 и начал серьёзно огрызаться. Скорее всего, нарыл у самого же Содружества. Может даже именно благодаря Техно-2 вышел из повиновения «Семьи»? Если вообще вышел и это не очередная брехня Хана. Псайкер столько раз касался темы искина, но потом переворачивал разговор с ног на голову, что Клим уже бесповоротно запутался в противоречивых «показаниях».

Однако, если собрать общие впечатления, то выходит, что Каргасс поделка «Семьи».

Клим глянул на… уже восемь неуклюжих космических кораблей, что «стоят» в очереди перед ним и отмёл эту идею. Слишком уж большой разрыв технологий между тем, что «стоит» в очереди и суперискиным. Но тут опять вспомнились КСы, которые всё нахваливал Хан выставляя непобедимыми. В конце концов пилот решил не ломать голову, а просто расспросить псайкера при встрече. До которой осталось совсем… непонятно сколько учитывая такие очереди у каждых Врат.

Ожидание уже начинало тяготить. Хотелось ругаться, а то и набить кому-нибудь рожу. Клим очередной раз оценил корявые лоханки семейников, которые по недоразумению называются космолётами. Их несуразные, роботизированные, неестественные движения всегда «вылезающие» когда кораблём по большей части управляет компьютер. Представил как в узкой рубке ютятся несколько космонавтов в неудобных скафандрах. И вдруг вспомнил, что он бессмертный пилот. Человек-космолёт, который способен развалить всё это воинство раньше, чем оно поймёт что случилось. Он как-то забыл об этом с вечными проблемами, заботами и минимальным временем пребывания в космосе в качестве пилота.

Ощущение, что ты бог прячущийся среди толпы обывателей позабавило. Одно дело стоять в пробке и, как все, ждать своей очереди и совсем другое наблюдать за жителями аквариума лёжа на удобном диване. Последнее расслабляет. Клим успокоился, а всего-то и нужно было, что правильно себя настроить.

Дальнейшая дорога уже не напрягала, а больше походила на экскурсию. Клим пытался собрать как можно больше сведений. Чтобы в случае непредвиденных неприятностей не оказаться в совершенно незнакомой обстановке.

Оказалось, помимо официальных правительственных сайтов с пафосным патриотическим посылом существуют и вполне обычные — развлекательные, рекламные, тематические. Даже из рекламы можно почерпнуть много ценной информации о аборигенах. По большей части, местные жили обычной жизнью обычных граждан. Псайкеры были где-то там — на небе. Основная масса граждан не пересекалась с Великими вовсе. У пустышек свой набор тревог, забот и радостей. Некоторые за всю жизнь так и не успевали узнать, что они «пустышки». В общем, разумные, как и всегда, способны «пригреться» везде.

Технологии «Семьи» ютились где-то между «Техно-0» и «Техно-1». Вроде как семейники и могут летать между звёздами, но основной упор торговли и промышленности идёт на внутрисистемный рынок. И лишь небольшая часть товаров уходит во вне, да и то, исключительно в метрополию. Отсюда малочисленность Прыжковых Врат и резкие перепады технологического развития от системы к системе.

Варп-прыжок завершён.

Внимание! Достигнута конечная цель маршрута. Автопилот отключён.

Зона: фронтир

Система: не идентифицирована.

Обнаружены сигнатуры искусственных объектов.

Сигнатур было несколько сотен. В основном какие-то мелкие внутрисистемные скорлупки. Клим направил крейсер к единственной станции, на орбите пятой планеты. Планета закономерно обитаема. Не научились ещё семейники жить исключительно в искусственных космических объектах. Любые более менее большие сооружения полностью обеспечивались с поверхности планет.

Станция похожа, как собственно и почти все сооружения «Семьи», на громадную МКС плюс кое-какие запчасти от пепелаца. Большое и сложное нагромождение выдвижных ферм, соединительных балок, каких-то гигантских устройств. В некоторых местах непредсказуемо встроены километровые кубы и бочки. Видимо, отдельные отсеки жизнеобеспечения.

Когда расстояние позволило, Клим соединился с инфо-каналом, номер которого оставил Хан. Открылось видео окно с изображением кабинета и симпатичной девушки:

— Общественная приёмная Сына Семьи Шорм Хана Велеса, — гордости в голосе секретарши слышалось на целого министра.

— Соедините меня с Шорм Ханом, — Клим ляпнул первое что пришло в голову, поскольку думал, что Хан оставил прямой личный канал, а тут какая-то секретарша нарисовалась.

— Как вас представить?

— Клим.

— Клииим? — девушка округлила глаза. — Просто Клим?

— Пилот Клим.

— Эммм… — она скосила глаза вниз активно двигая пальцами по терминалу, видимо пыталась найти инструкции на случай если дозвонился сумасшедший, а может вызывала службу безопасности. На милом личике застыло выражение: «Неужели этот болван хочет умереть такой мучительной смертью?». Но губы девушки, тем не менее, расплылись в улыбке и произнесли: — Хорошо. Ожидайте.

— Жду.

Неужели так просто? Попробуй Клим, без приглашения или достаточного рейтинга, проделать нечто подобное с искиным-секретарём кого-то из агентов ОАП и, как минимум, ему бы пришлось отсылать копию М-карты и ментальный слепок для удостоверения личности. Да и то, скорее всего, его бы не соединили, а занесли в чёрный список.

— Служба безопасности предписывает вам пристыковаться к доку номер 63. К вашей яхте уже выслан дрон-лоцман.

Клим хотел кое-что уточнить, но связь с каналом односторонне отрубилась. Через какое-то время к крейсеру приблизился дрон, похожий на футбольный мяч, только больше раз в десять. Дрон замигал красными огнями и полетел в сторону станции, к одному из отсеков в виде огромной бочки.

Следовать за этим «мячом» что-то не очень хотелось. Слишком уж ситуация походила на банальную ловушку. Но похоже семейники не совсем понимают с кем именно связались.

«К вашей яхте выслан дрон» — Яхте? Ню-ню.

Отсталые аборигены думают удержать «Перун» в этих доках? Даже без дотошного сканирования было видно, что стены сего «великого сооружения» продержаться ровно до первого залпа крейсера.

И всё же банальная логика подсказывала, что нужно развернуться и драпать. Однако, тогда коды СЧ на Кла Мерса объявят недействительными и доступ к Вратам закроется. Придётся добираться до Содружества своим ходом несколько месяцев. А Клим и так потратил кучу нервов и времени на посещение СЗ. Отстоял очереди, вытерпел досмотры. И раз уж пропуску и так и так конец, то он просто обязан устроить тут крупную заваруху с мордобитием и вселенскими разрушениями, а по возвращении в Содружество ещё и доложить кому следует о подозрительном формировании разумных.

Впрочем, оставался мизерный шанс, что всё идёт так, как задумал Хан и вся эта подозрительная суета — часть протокола торжественных встреч. Может у них тут так принято. Всё-таки гость прибыл к самому Сыну Семьи.

Пилот активировал модуль накачки щитов, открыл оружейные порты и перевёл «Перун» в состояние повышенной боевой готовности, а только потом последовал за лоцманом. Всё-равно за маскировочным полем сканеры семейников не заметят приготовлений.

Крейсер легко влез в прямоугольный док станции. Внутри оказалось девственно пусто. Стоило кораблю опуститься на амортизаторы и приглушить ускорители, как выход из дока медленно перекрыла бронированная плита. Спустя минуту плавно появилась сила тяжести, а ещё через пять минут в противоположной стене открылись небольшие ворота и в док въехали четыре колёсных дроида с бочками. Они принялись деловито распылять по доку жидкость, особо сосредоточившись на «Перуне».

Только после того как дроиды закончили дезинфекцию в док начали закачивать воздух. В общей сложности пришлось выждать около получаса пока в помещении наконец показались разумные. На вид обычные люди в комбинезонах техников. Потом появилась двадцатка серьёзных ребят в военной форме. Вояки быстро выстроились коридором и только потом в док вкатилась открытая платформа с сиденьями-диванами и единственным пассажиром.

Клим не сразу узнал Хана. Строгий деловой костюм, такие были модными в Содружестве лет двести назад, но сидел он на псайкере превосходно. Короткая причёска, аккуратно подстриженная борода. Строгое волевое лицо. Сходство с Иисусом из Назарета начисто исчезло. На диване вальяжно развалился брутальный мачо, хозяин мира. Этот, как его, а — «голос бога» по классификации «Семьи».

Пустышки, что выстроились перед платформой, словно на парад, смотрели строго себе под ноги. Даже те два бойца, что встали по бокам от опустившейся с платформы маленькой лесенки, во время передвижения не подымали взгляд выше колёс. Как они охраняют драгоценного Хана, если всё время пялятся на пол?

«Хотя, псайкер не особо-то и нуждается в охране» — подумал Клим отключая нейрошунты.

Естественно, пока автоматика откачала биогель, пока организм пришёл в норму, а пилотский костюм обхватил тело, прошло минут тридцать. Маленькая месть за такое же ожидание. Когда пилот выбрался из капсулы на лице Хана застыло выражение недовольства.

— Не очень-то ты торопился вылезать из своего гроба, — буркнул он.

— Нечего было устраивать такой пышный приём…

— Примолкни и прояви уважение, не у себя дома, — Хан обвёл глазами застывших пустышек и кивнул на диван напротив.

— Прошу прощения, о великий, — Климу едва удалось сдержаться чтобы не фыркнуть.

Он поднялся по двум ступенькам и уселся напротив. Платформа покатила в открывшийся проход. Ехали недолго. Здесь и пешком-то идти всего ничего, но видать у Великих ходьба не в чести. Короткий коридор очень скоро вывел к грузовому лифту, а тот вывез платформу прямо в приёмную где сидела уже знакомая девушка-секретарь. Парни молча прошли мимо и оказались в кабинете. Бронированная дверь тихо задвинулась, отрезав все наружные звуки.

Обстановка везде была спартанская. В коридорах так вообще пусто, а в приёмной и кабинете Хана минимум простой мебели. Стол, кресло хозяина и стул для посетителя. Псайкер указал Климу на последний, а сам присел на столешницу и уставился на гостя.

— Честно говоря, не думал что ты тут объявишься.

— Зачем же тогда оставлял…

— Но раз ты оказался честным парнем, глупо было бы тебя убивать, — Хан перебил с нажимом, в его голосе слышались совершенно незнакомые нотки.

И это был какой-то другой Хан, не тот, что обитал в «раю». Этот Хан не станет проматывать кредиты на наркоту, этот скорее запросто превратит пятьдесят миллионов в пятьдесят миллиардов. Пьяный трёп о том, что он легко станет императором всея Содружества уже не казался такой уж шуткой. А ещё в его поведении наблюдалась неестественность, будто он тряпичная кукла. Клим решил помалкивать пока не разберётся что к чему. Может у псайкера крыша поехала? Не зря же его в «рай» упекли, в конце концов.

— Ты привёз пассажирскую капсулу?

— Да.

— Достал кредиты?

— Достал.

— Ты можешь управлять грузовым судном?

— Могу, но причём тут…

— Отлично. Мне удалось убедить Отцов использовать тебя для скрытной торговли с твоим Содружеством.

— То есть ты передумал бежать?

— Бежать? Передумал. Окончательно и бесповоротно. Я всё-таки решил мстить.

— Мстить? То есть, то предложение, что было в черепе…

— Отец, который меня проведал, когда ты улетел, сказал очень разумную вещь, которая меня поразила, — снова перебил Хан глядя на Клима «стеклянными глазами», что ещё больше добавляло схожести с манекеном. — Зачем бежать и жить, словно шавка, когда можно стать вожаком стаи и наказать тех, кто виновен. Не зря всё-таки Старшие говорят, что скрытая планета воздействует на разум и меняет точку зрения. Встреча с тобой не была бесполезной. Задумайся: Раз уж ты, жалкий пустышка, подхватив смертельную болезнь не отчаялся, а ринулся через галактику на поистине бесперспективные поиски и выжил, то мне и подавно стоит задуматься о своей судьбе.

Клим набрал воздуха, чтобы задать очередной глупый вопрос, но для разнообразия решил всё-таки немного помолчать и подумать. Как, собственно, и планировал всего пару минут назад. Причём сделал это неосознанно, просто между ушами, будто тихо щёлкнуло и зазвучала мысль: «Пора взрослеть и следовать своим планам».

— Так что я больше не собираюсь никуда бегать, — продолжил Хан, жестикулируя с непонятным избытком, словно не очень хороший актёр на сцене театра. — Я собираюсь стать одним из Высших и установить такую справедливость, какую посчитаю нужной.

— Похвально, — выдавил из себя Клим, окончательно убеждаясь, что с головой у псайкера не лады. Мозгоправы «промыли» что ли? Нет, мысли, конечно, правильные, но слишком уж киношные. Так только герои сериалов себя ведут, нормальные люди продолжают тихо отчаиваться и медленно спиваются. Короче, нужно отсюда драпать пока самому мозг не вправили. Но вслух сказал другое: — Какова моя задача, великий?

— Для начала ты получишь список необходимых товаров. Купишь их на те деньги, что обещал мне и доставишь «Семье». После доставки получишь дальнейшие инструкции.

Обворожительная дипломатия. Клим глянул на Хана, как на умалишённого. Это такой стандартный клиентский договор у «Семьи»? Да после подобного предложения только кретин согласится работать на семейников. Это же рабство какое-то, а не деловые отношения. Пойдёшь, принесёшь, лизнёшь, соснёшь… Да ещё и за свой счёт.

Нет, что-то тут не так. Когда Хану действительно что-то нужно он ведёт себя иначе. Этот хитрый падла никогда не отдаст прямого приказа и не скажет правды, если не будет уверен, что приказ выполнят. Он придумает обходной манёвр и использует тебя в тёмную. И всё это шутя и с улыбочкой.

Да и не меняются люди так резко за короткий промежуток времени. Вчера раздолбай мечтающий жечь Прадедов, а сегодня делец желающий сам стать одним из них. Вывод тут один: так себя ведут только под пристальным наблюдением.

«Ёлки-палки! Он же прямо подсказал: „Отец, который сказал: Зачем бежать?“ Откуда мозгоправ знал, что Хан собирается бежать? Ведь из той древней „дурки“ побегов ещё не было. Они за нами наблюдают ещё с „рая“. И сейчас тоже, само собой, слушают» — понял пилот.

Похоже мысли Клима отразились у него на лице, поскольку Хан сменил позу на более расслабленную, словно подтверждая: «Правильно мыслишь, придурок. Наконец-то».

— Всё понял, великий, — пилот даже слегка склонил голову. — Исполню в лучшем виде.

— Тут всё, что нужно, — Хан небрежно бросил инфокристалл.

Клим поймал прямоугольник накопителя и подумал, что раз уж их слушают, то нужно вести себя соответственно. Слепое подчинение лишь вызовет подозрения. Поэтому стал задавать вопросы по существу.

— У грузового корабля путь до сюда займёт слишком много времени.

— На накопителе новые коды СЧ, тебя будут пропускать без досмотра и очереди. Да и точка доставки не здесь, а ближе к периферии СЗ.

— Великий, а если имеющихся денег не хватит?

— Список сформирован по снижению приоритета покупок.

— Я должен действовать скрытно?

— Естественно!

— Ещё какие-нибудь указания?

— Нет. Можешь выдвигаться. Тебя проводит охрана. Хотя стой. Эта твоя пассажирская капсула это ведь нечто вроде виртуальной капсулы? Что именно видит пассажир во время полёта?

— Он испытывает и видит практически то-же, что и пилот, кроме системной информации. Полёт в пассажирской капсуле довольно распространённый аттракцион в Содружестве. Для тех у кого совсем низкий пси-ранг и нет возможности пилотировать корабль лично.

— Тогда я пожалуй опробую этот аттракцион. В будущем мне пригодиться этот опыт.

— Эмм… — тут Клим напрягся. Это Хан так собирается удрать? Такое незамысловатое прикрытие побега должно бы вызвать определённую реакцию у «слухачей». Однако Хан вполне буднично поднялся и направился к выходу, так что оставалось лишь кивнуть: — У меня всё готово, великий.

— Идём.

Дальше они проделали тот же путь, что и сюда, но в обратном порядке. Платформа замерла в том же месте дока, где подобрала Клима. Выдвинулась лесенка. Хан спустился первым, Клим поспешил за ним. Почётный караул охранников и техников не сдвинулся с места. Похоже они тут так и стояли всё это время, как истуканы.

Клим коротко проинструктировал Хана о том, что как себя вести в капсуле. Каждую секунду ожидая, что сейчас в док ворвутся Отцы и Деды и заорут: Хрена лысого! Вы от нас не удерёте!

Но вот он уложил в капсулу пассажира, проверил показания и забрался в свою. Закрылись створки, нейрошунты воткнулись в область позвоночника, зашумели насосы биогеля. Клим почувствовал себя могучим исполином и окинул взглядом сразу съёжившийся док. Почётный караул спешно покидал помещение, а пилот всё не верил такой удаче.

Их выпустили без боя и возражений.

Видимо семейники серьёзно недооценивают мощь технологий Содружества. Они могли бы ещё перехватить беглецов во время погрузки в капсулы, но теперь уже поздно. На радостях Клим даже хотел разворотить шлюз дока, но тот сам услужливо пополз в сторону. Неужели кретины наблюдающие за переговорами действительно поверили в историю о желании Хана просто покататься?

«Перун» медленно выплыл из бочкообразного отсека и Клим «услышал» голос пассажира:

— Только не вздумай выкинуть какую-нибудь тупость, как обычно.

— В смысле?

— Медленно набери скорость и сделай пару красивых кругов вокруг станции. Будь паинькой.

— Ты серьёзно? Да я тут щяс могу разнести половину системы одним пальцем.

— Ты щас будешь делать, что тебе говорит умный старший товарищ, — передразнил его Хан. — Ты что думаешь в «Семье» кретины живут? Времени мало, так что давай без идиотизма.

— Нет, ты действительно серьёзно? Давай врублю маскировку на полную и посмотришь…

— Какой ты ещё зелёный придурок. Нет, я тоже ещё зелень, но ты просто зародыш. Твоя персона заинтересовала Старших. Они хотят через тебя прощупать Содружество. Так что тут КС, а может и не один.

— Где? — на обзоре было много кораблей, но ни один не был похож на боевое судно. Даже «Вандал» выглядел бы грознее большинства скорлупок, что вразнобой двигались по системе. Не похоже, что тут кто-то способен угрожать «Перуну».

— Когда им захочется, ты узнаешь где. А теперь давай не спеша по низкой орбите Гаруса. Это ближайшая планета, если что.

— Да понял, не дурак.

— В последнем сомневаюсь. Ладно, я этот полёт затеял чтобы поговорить без лишних ушей, так что слушай внимательно, а на вопросы отвечай быстро.

— Тогда у меня тоже встречный вопрос: ты не мог сразу сказать, что не собираешься ждать в «раю»? Зачем весь этот фарс?

— Я осуществляю свой план на протяжении двадцати пяти лет, под неусыпным контролем Старших, которые могут открутить мне голову в любой момент. Считаешь нужно посвятить тебя во все детали? Или думаешь в моём плане всё зависит от благонадёжности какого-то пустышки, который только и умеет, что управлять кораблями? Ты лишь маленький винтик в большом механизме. И механизм должен будет ехать даже если ты вдруг потеряешься по дороге.

— Нихрена себе ты пафосный и злой гений оказывается.

— От тебя зависит лишь одно: удержаться и стать частью могучей системы или укатиться в канаву, — Хан пропустил мимо ушей шутку продолжая говорить очень серьёзно. — Так что если хочешь хоть чего-то добиться в этой жизни, просто отвечай на вопросы. Времени всё меньше. После завершения витка вокруг Гаруса я должен вернуться на станцию.

— Ну хорошо, спрашивай.

— Ты хвастал, что твой корабль намного лучше семейных. Ты сможешь провести разведку произвольной системы в зоне Каргасса?

— Ну, это зависит от глубины проникновения и…

— Похоже ты бесполезен. Меня не интересуют детали.

— Ладно, ладно. Я могу скрытно проникнуть практически в любую систему, кроме нескольких центральных. Уточни объект разведки для более полного ответа.

— Точку в поясе астероидов между орбитами пятой и шестой планеты.

— Хреново. В таких поясах Каргасс как-раз и ставит верфи дронов. Всё будет зависеть от их расположения.

— Именно доступность конкретного места и нужно разведать, а затем настроить на это место прыжковые врата.

— Это будет стоить денег.

— Тех, что ты мне должен хватит?

— А как же список покупок?

— Выбрось в урну.

— Тогда хватит, но мне понадобятся помощники.

— Разрешаю ввести в курс дела двух-трёх разумных, которым полностью доверяешь, — после некоторых раздумий ответил Хан. — Но пригодятся только очень полезные партнёры. Все остальные помощники сверх этого числа будут лишними и после рейда ты должен будешь их зачистить.

— Ого как всё строго. Осталось прояснить ради чего такого ценного я должен резать товарищей?

— Хочешь стать по настоящему бессмертным?

— Ой, опять ты свою шарманку завёл. Наслушался я этих бредней ещё в «раю». Я бессмертный — ты пустышка. Я круче…

— Я не про различия псионов и пилотов, а о реальной неуязвимости.

— Неуязвимости? Звучит как сказка.

— Это не сказка, а технология восстановленная группой учёных из артефакта древних.

— Что ещё за артефакт такой?

— Подробностей ты от меня не услышишь. На данном этапе они тебе ни к чему.

— Ну такая штука как неуязвимость, конечно, не помешает. Я стану пуленепробиваемый и лазероотражательный?

— Клим. Я не шучу.

Крейсер уже заканчивал виток вокруг планеты. На большом материке, укутанном лёгкой прозрачной облачностью, раскинулся мегаполис переливающийся сонмом огней. Вся остальная свободная площадь материка усеяна крохотными точками. Клим увеличил разрешение и понял, что это миллионы башен терраформинга. Устаревший способ изменения климата. В Содружестве давно используют гигантские климатические процессоры. А вот древние обходились без всего этого, как именно они делали планеты пригодными для жизни до сих пор осталось загадкой. Древние вообще много чего умели. Возможно и быть неуязвимыми тоже. Непонятно только куда все эти неуязвимые бессмертные подевались.

— Ладно. Давай координаты.

— Лови, — Хан передал довольно увесистый файл. — Там всё, что нужно. И помни: не смотря на то, что тема затаскана, словно старый папирус и кажется фантазией, найдётся уйма народу, что перегрызёт тебе горло только за призрачную надежду на истинное бессмертие.

— Не нагнетай, я это прекрасно понимаю. Я не понимаю почему бы нам сразу не рвануть отсюда вместе? За весть виток вокруг Гаруса сканер не обнаружил ни единого модуля, что способен нам угрожать.

— Просто сделай свою часть работы и прекращай нудеть, берс.

— Ну как знаешь…

— И, кстати, оставь мне эту капсулу, прикольная штука.

— Без пилотской капсулы пассажирская просто кусок железа, она работает только в тандеме.

— Ничего пусть мои умельцы её поковыряют, может чего нароют.

— Да бери, всё-равно за твои бабки куплена…

«Перун» почти закончил виток и над горизонтом планеты уже появилась станция, а рядом со станцией кое-что новенькое.

Обнаружена новая сигнатура.

Внимание Опасность!!!

Объект: предположительно обелиск «Мерцающий»

— УХ ТЫ, ЁПИТЬ КОЛОТИТЬ! — Клим врубил форсаж, максимальную маскировку и заложил крутой вираж, стремясь как можно быстрее уйти в варп. Куда угодно, лишь бы подальше. Но не особо надеясь, что это получится.

— Стоять! — рявкнул Хан. — Отбой тревоги. Успокойся и иди в док.

— Но это…

— И не нервничай. Это всего лишь КС. Корабль Семьи.

— И много у вас таких?

— Было бы много, ты бы был просто рядовым рабом…


Эпилог


Древние оставили после себя много непонятных объектов, которые получили общее название: «обелиски». Обычно обелиск это частично разрушенная конструкция явно искусственного происхождения, назначение которой загадка. Например обелиск «Удача» только и годится на то, чтобы совершать вокруг него спиральные витки, да надеяться, что это что-то даст. Но помимо кучи «мёртвых» веретенообразных поделок с длинными лучами-протуберанцами из шербового хрусталя, существуют и действующие обелиски. «Мерцающий» один из них. Это светлозелёный прямоугольный короб очень специфической формы, сильно смахивающий на гроб, на крышке которого вырезаны замысловатые узоры.

Что правда в действии «Мерцающий» никто не видел. В Содружестве имеются лишь косвенные доказательства его существования. Время от времени, исключительно в «нулях», обнаруживаются дрейфующие суда со включёнными аварийными маяками. Ни одно судно не несёт следов повреждений или аварий. Это может быть крошечный корвет, может линкор, а то и вовсе пассажирский лайнер с командой. Всё, что их объединяет — непонятным образом умершие разумные на борту. Пассажиры лайнеров в каютах. Бессмертные пилоты в капсулах с биогелем, который просто обязан спасти хозяина от большинства опасностей. Разницы между трупами нет.

Все тела без следов насильственной смерти. Словно те страховочные изделия, что можно заказать в корпорации «МедКлат» — клоны выращенные в синтезаторе. Клонов хранят в стазисе потому, что стоит такого разбудить как он сразу погибает. Верующие говорят, что это от того, что в клонах нет души. Атеисты возражают, что учёные ещё просто не научились правильно копировать и запускать мозг. Это мол дело времени. Ну, а подавляющему большинству пофиг на теологические споры, им бы накопить денег на такое страховочное изделие.

Так пофиг и любому искину дрейфующего корабля с мёртвой командой. Перестав получать приказы от разумных и не обнаружив причин трагедии, бортовой искин стопорит ускоритель и включает аварийный маяк, если не имеет других инструкций на этот счёт.

Когда корабль находят, в логах корабельного журнала обязательно обнаруживается изображение светло-зеленого «гроба» с замысловатым белесым узором на крышке. «Гроб» стоит вертикально и ориентирован крышкой в сторону корабля, а белесый узор чем-то напоминает улыбку маньяка. Данные сканеров всегда не точные, будто объект очень быстро то появляется, то исчезает — мерцает. Отсюда и название.

А вот обелиск, который сейчас наблюдал Клим и не думал мерцать. Двигался себе рядом со станцией по орбите Гаруса и его узор-улыбка больше походила на звериный оскал. Значит это не обелиск, а боевой корабль псайкеров?

Выходит, что если ты когда-нибудь найдёшь у себя в огороде супертехнологичную штуковину потерянную пришельцами, то не стоит сразу же звать учёных из университета. Для начала лучше позвать соседа, вдруг это просто какая-то запчасть от его мотороллера.






Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Эпилог
  • Teleserial Book