Читать онлайн Королева Альдеров. Как полюбить Зверя бесплатно

1. Неожиданное приключение

Настроение паршивое. Нет, даже хуже, отвратительное. Со злости, что есть мочи, пнула дверной косяк перед дверью своей квартиры. И тут же взвыла от боли. Ууууу, перестаралась. А вообще, почему это мне должно быть плохо? Это ему должно быть плохо, раз после того как строил мне глазки всю неделю вдруг переключился на какую то белобрысую. Теперь никогда и не поймет, что потерял.

Все еще скрепя зубами скинула кеды, и прямо в пальто упала на кровать. Подушечкааа… Вот она меня никогда не обманывала и не предавала и не топтала моих надежд, как буйвол на выгуле. Что же я такая не везучая? Родителей давно нет, братьев сестер никогда не было, отучиваюсь кое-как последний год в колледже. А что дальше — кто его знает… Даже вон, с парнями не клеится. От слова совсем. Буквально недавно пришел к нам новенький. Мечта, а не парень, высокий, голубоглазый, и даже вроде не дурак — сразу меня заметил. Как такую красоту не заметить? И вот, после целой недели обоюдных взглядов и мимолетных улыбок, когда уже, можно сказать всю душу ему раскрыла, я увидела, как он трется рядом с девчонкой с соседнего потока, весьма не двусмысленно обнимая оную за талию. Разбил мои девичьи мечты.

Нет, конечно, и у меня был парень в свое время. В садике, кажется. Димкой звали, мы с ним вместе кашей девчонок обмазывали и из рогаток по голубям пытались стрелять. Не получалось конечно, но Димка меня уверял, что не получается, потому что это волшебные птицы, а если все же удастся попасть, то птица, по-любому, должна любое желание исполнить. Потом моего верного рыцаря забрали и увезли в другой город родители. А жаль — может сейчас уже бы замуж выходила.

В общем, с этими, не радужными мыслями о бренности бытия, и обреченности прожить ужасно скучно ближайшие 50 лет, я открыла окно. И увидела, как на меня несется черная точка. Учитывая, что я живу на десятом этаже, вариант камня отпадает как-то сам собой. Приглядевшись, разглядела жирного голубя, догоняющего свой завтрак.

В последний момент успела отскочить и, мимо меня, пронеслось что-то небольшое, наподобие стрекозы, и, вместе с птицей, ворвалось в мою спальню. И вот уже крылатое насекомое носится под потолком. За ним голубь. Ну, а за голубем, с небольшой задержкой и осмысливанием происходящего, понеслась я, орудуя веником и пытаясь выгнать пернатого обратно в окно. Бедная птица, осознав, что я за ней гоняюсь, от страха заметалась еще сильней, но потом, наконец, сообразила, что я от нее хочу, и вылетела на улицу. Я остановилась у распахнутого окна, пытаясь отдышаться. Потом закрыла окно. И в этот момент…

— Ну и долго мне нужно смотреть на твою спину?

Я аж подскочила на месте! И резко обернувшись на грубый, но при этом писклявый голос, увидела прямо у своего носа недовольного старичка, размером не больше 10 сантиметров, висевшего в воздухе на маленьких тонких крыльях.

Видимо на моем лице отобразилось какое-то странное выражение, потому что маленький старик сморщился и недовольно произнес:

— Не могла бы ты закрыть рот, а то, я легко могу в нем поместиться?

Я послушно закрыла рот. Но потом снова открыла и спросила:

— Вы кто?

— Я? Я — пиксиль. Майор Сухайз. Разведчик иноземных миров и тайный агент Его Величества короля Эгера.

— Кто? — глупо переспросила я.

— Неважно — пиксиль недовольно махнул рукой: — Ты все равно ничего не запомнишь. Но, сначала, не могла бы ты дать мне воды и отрыть окно? Конечно, я и сам мог бы пройти через стекла, но они у вас такие странные и толстые, что мне бы не хотелось тратить на это энергию.

Видимо мое лицо опять приняло не очень умное выражение, потому что майор Сухайз поморщился и сам полетел на кухню за водой. Он спокойно открыл кран и, подставляя руки под струю, сделал несколько глотков.

Я, которая пришла следом, таращилась на него и старательно думала. Тааакс. Похоже я все же сумасшедшая. Или просто пока шла домой солнышко голову напекло. Мне мерещится старик. На крыльях. В моей кухне. Ну, в принципе, понятно, я всегда знала, что немного с приветом. Но раз уж брежу, то не мешало бы с иллюзией поговорить. Проверить, так сказать, насколько все запущено.

— А почему вы говорите, что я ничего не запомню? — постаралась придать своему лицу

крайне миролюбивое выражение и победить помешательство логикой.

— Потому что я сотру тебе память — спокойно объяснил незваный гость.

— Зачем?

— Чтобы никто не узнал о существовании нашего мира.

Такс… А вот это уже интересно. Я, конечно, фантазерка и сны у меня часто дурацкие, но не до такой же степени.

— Вашего мира? А какой ваш мир?

— Оооо! — пиксиль мечтательно закрыл глаза: — Он яркий. Совсем не такой блеклый, как человеческий, ведь его питает магия. А еще он звучный и красивый. Разделен на королевства, которыми правят великие правители. Они сильны, могущественны и владеют магией в совершенстве. Сыновья и дочери знатных семейств нашего королевства Солнца получают в наследство не только родовые поместья и слуг, но и способности, позволяющие им принимать облик зверей, а так же пользоваться их силой… Ну и люди, конечно, тоже есть, в основном из простых — тех, кто не владеет ни силой, ни магией, ни деньгами.

— Ааа, ну тогда понятно. Крайне интересно — ответила я, окончательно убедившись, что у меня поехала крыша. — Скажите, уважаемый, а можно мне память не стирать? Я, в принципе, и так все забуду. Память, знаете ли, как у рыбки. — И энергично закивала головой. А то вдруг что-нибудь он наколдует, а мое сознание меня само в кому введет или того хуже. Пусть это и глюк, а все же надо поаккуратней.

— О! — тут меня посещает новая мысль — А можно мне с вами? Я вам обязательно где-нибудь пригожусь. Да и хотелось бы посмотреть на ваши земли. — В принципе, я подумала, что мне терять уж точно нечего. Раз это сон, или глюк, или сумасшествие, но всяко интересней, чем моя жизнь.

Несколько секунд старик озадаченно смотрел на меня, но потом взгляд его поменялся и стал заинтересованным.

— А это идея. Что может быть лучше для Его Величества, чем рассказ о другом мире от местного жителя. Заодно и посмотрим, насколько вы управляемы… — тут его взгляд становится более злобным и колючим.

Мне стало как то не по себе. Даже начинала подозревать, что не такую уж прекрасную идею ему подсунула. А вдруг он не глюк, и не иллюзия, и правда затащит меня в свой мир?

Но подумать до конца я не успела, потому что меня подхватил вихрь воздуха и понес прямо на кухонную стенку!! Я успела только выставить вперед руку с надеждой, что немного смягчу удар, но ладонь вдруг пролетает сквозь стену и я вместе с ней. Я взвизгиваю и зажмуриваюсь.

Мне резко ударило в лицо порывами воздуха и начало крутить и вертеть из стороны в сторону. Американские горки я никогда не любила. И теперь, сквозь крепко зажмуренные глаза, я поняла, что при всей абсурдности ситуации, меня тошнит. Желудок пульсирует уже где-то около горла, а ноги беспомощно болтаются в воздухе.

Я попыталась открыть глаза. И, вот теперь, мне реально стало страшно. Я. лечу. Меня несет порывами ветра прямо за майором Сухайзом. Подо мной, на расстоянии не меньше сотни метров вниз, проплывает зеленый лес и речка. МАМОЧКИ!

— Аааааа!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Я что есть мочи заорала, привлекая внимание пиксиля. И, похоже, не его одного.

Снизу у опушки холма раздался громкий звук трубы. Откликаясь на него, в небо поднялась туча птиц с деревьев, испуганных резким звуком.

Майор резко дернулся вправо и постарался разглядеть какое-то движение на холме.

— Проклятье — прошипел он. Потом резко повернул голову на меня, что-то обдумал и вдруг быстро начал уходить на поворот и потерялся в густых облаках.

Не успела я этому удивиться, как вихрь, поддерживающий меня, стал слабее. Я почувствовала, что начинаю падать!!!

Сбоку на меня налетела плотная стена птиц. Они проносились мимо, цепляя ноги, руки, царапая лицо, кружа и перекручивая меня. Последняя сила, поддерживающая меня в воздухе, исчезла, и я неумолимо понеслась к земле. Прямо в листву деревьев.

Падение в деревья совсем не похоже на приземление в подушку. Я пролетела сквозь листву, обдирая одежду. Несколько раз меня кинуло с ветки на ветку. Похоже, я ударилась всеми частями тела, что у меня были. И, прежде чем потерять сознание, упала в быстрый поток реки прямо под кроной деревьев.

2. Безумная встреча

— Оставьте ее, господин! Она не дышит. Мы не можем задерживаться, недалеко была подозрительная активность, надо проверить.

— Замолчи. Проверь сам, я пока попытаюсь понять, можно ли ей помочь.

Я не могу открыть глаза, не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Все тело сковала тупая боль. Сквозь боль, я почувствовала, что меня кто-то приподнимает, наклоняется надо мной. Нет. Уже отодвигается. Что мне делать? Я не должна позволить им меня бросить! Нет, только не уходите! Как мне показать, что я жива? Мое тело меня не слушается, я не могу вздохнуть, перед закрытыми глазами плывет. Нет. Я должна сделать хоть что-то! Палец на моей руке дернулся.

— хм — услышала я сверху.

Меня охватила паника. Неужели не увидели?!

Вдруг к моему лбу прислоняется теплая рука. Или не рука? Мохнатая, большая лапа с мягкими подушечками вместо пальцев. Ужасно тяжелая. И от головы, по всему телу начало разливаться тепло. А вместе с ним, что-то стало происходить в моем организме, оно начало гореть. Ноги дернулись, по рукам словно прошлись зарядом электричества, пальцы шевельнулись. О нет, как же больно в груди! Ощущение, как будто мою грудную клетку надувают, как резиновый шарик. Сильней, сильней. Ах! Небольшой стук и я могу дышать! Ребро, сдавившее мне легкие, перестало в него упираться. Я жадно задышала и по моему организму побежала горячая кровь, восстанавливая все на своем пути. Господи! Как же хорошо дышать! Я попыталась приоткрыть глаза. И сквозь пелену увидела золотое сияние. Оно двигалось, становилось четче. Это стало похоже на шерсть — на рыжие, переливающиеся волоски гривы… Я застонала.

— Тише, не двигайся, пока не надо.

Эти слова, произнесенные тихим, но странно глубоким и глухим голосом, похожим на рычание, последнее, что я помню. Похоже, я опять потеряла сознание.

***

Я открыла глаза. Я спала? Вокруг темно, наверно еще ночь. И тут на меня нахлынули события прошлого дня. Жуть. Когда это я начала видеть такие сны? Такие реальные, и такие болючие. Рука инстинктивно потянулась к голове, которой я во сне хорошенько треснулась.

Что это? Царапины и синяки, прикасаясь к которым все лицо начинает ныть. И вокруг головы, какая-то тряпка обмотана.

Секунду я думаю…

Так это не сон? И не глюк? Как может поранить иллюзия?

Я резко села, от чего во всем теле отдало пульсирующей болью. Где я? Вокруг одни камни. Совершенно пустое помещение, вытесанное из камней. И я здесь совершенно одна. Лежу на охапке травы, покрытой какой-то тканью.

Сзади меня был выход из комнаты. Из него лилось неяркое свечение. С трудом поднявшись на ноги, я пошла туда и попала в еще одну пещеру. Она была больше той, из которой я вышла. Посередине горел небольшой костер, а рядом с ним, спиной ко мне, сидели двое мужчин.

Похоже, они что-то жарили на больших палках. Запах, рыбы на гриле…

Уух. Я почувствовала, как в животе предательски заурчало. Вот только этого не хватало! Далеко не факт что эти двое будут меня кормить.

Я осторожно приблизилась к мужчинам со спины, пытаясь не потревожить, а заодно проверить, насколько они опасны. Ну, и если честно, посмотреть, что все-таки они жарят.

— Тебе лучше? — не оборачиваясь, спросил меня один из мужчин.

Его спина выглядела большой и широкой, но все же не такой огромной горой мышц, как у его соседа. У меня даже мелькнула мысль, что, наверно, он менее опасный. Вдобавок, он хотя бы говорил со мной.

Я сделала шаг в его сторону и ответила:

— Не знаю. Я упала? Где я?

Мужчина повернулся. Но мой взгляд падает не на него, а на то, что он держит в руках. Рыба! Я так и думала! А рядом хлебушек в виде лепешек.

Я сглотнула. Нервно.

— Это я хотел узнать? Почему ты упала, и откуда ты упала? Ты понимаешь, что могла умереть. У тебя были переломаны ребра, руки, ноги. Может тебя кто-то напал? И кто ты? Из крестьян? У тебя странная одежда.

Так и не посмотрев на него, а уставившись на рыбу (хм, похожа на карасика) я жалобно спросила:

— А у вас есть еще рыбка? А то мне, похоже, опять плохо. Только от голода.

— Как ты смеешь так отвечать? — взвился второй мужчина. — Господин тебе задал вопрос, даже несколько вопросов! отвечай!

Первый мужчина немного помолчал, потом вздохнул и подвинулся, освобождая мне место рядом с собой на большой мягкой шкуре. Положил рыбу на деревянную тарелку и протянул мне.

Только теперь я посмотрела на него. Он оказался скорее юношей. Высокий, широкоплечий, с точеным лицом, какое бывает у аристократов. Серьезный и внимательный взгляд. Но самое главное — длинные золотистые волосы, частично собранные в высокий хвост. Блестящие локоны лежали на плечах и спине. Ё-мае. Любая девушка за такую шевелюру кого-нибудь бы загрызла. Никогда не видела парней с такими длинными золотисто-рыжими волосами. Одет он был в старинный камзол и брюки — шаровары. Интересненько…

Мне он понравился. Смотрит дружелюбно, хоть и немного высокомерно. Уж лучше с ним общаться, чем с его помощником-шкафом, который буравил меня взглядом.

— Так кто ты? — еще раз спросил золотоволосый

— Эмм, меня зовут Карина… Сэр.

Удивительно, пиксиль у меня дома даже не спрашивал моего имени, наверняка и не знает, как меня сейчас искать. Теперь надо подумать, что им можно рассказать, а то мало ли.

— Я летела за своим знакомым. Он, наверно немного колдун, потому что нес меня по воздуху, а потом упала… Случайно. Мне кажется, это вы меня нашли.

— То есть — продолжил юноша: — Ты — человек? — и его вид как-то сразу стал более высокомерным.

— Ну, как бы, да — неуверенно протянула я: — А вы кто?

И тут я вспомнила, что говорил майор — тут живут не только люди, но и маги, имеющие силу животных, что бы это не значило.

— я — Алан… Можешь знать меня так. Больше не обязательно. И я — альдер-лев.

— Что-что за лев? В том смысле, что вы сильный? А, или вы превращаетесь в большую кошку? — на этом месте я невольно хмыкнула, представляя как это забавно.

— Кошку!? — взъярился шкаф: — Да ты думаешь, девка, с кем ты говоришь, и что ты сейчас сказала!?

И прямо у меня на глазах этот шкаф начал раздуваться и обрастать темно-рыжей шерстью. Изо рта выросли огромные, почти до пола, клыки. И вот, передо мной стоит огромный саблезубый тигр, а по клыкам течет яростная слюна.

— Мамаааааа! Мааамоочкааа!!! — завизжала я и бросилась за спину Алану. Может он тоже чудовище, но как по мне — уж лучше сейчас хоть куда-нибудь, лишь бы не оставаться в паре метров от зверя с капающей слюной.

— Позвольте, я загрызу ее, ваша светлость — прорычал тигр.

— Гарольд, уймись — лениво протянул "его светлость".

И по тому, что шкаф начал, хоть и недовольно, но послушно сдуваться, проявляя все больше человеческих черт, я поняла, что жрать меня не планируют, а Гарольд явно беспрекословно слушается своего начальника. Поэтому смело сказала, надежно прячась за спиной рыжеголового:

— Да, Гарольд, уймись, я же ничего плохого не имела в виду.

И, удостоверившись, что тигра больше нет, а перед костром сидит только злющий шкаф, вернулась на свое место и, глядя на Алана, спросила:

— Значит вы — настоящий лев? То есть можете превращаться во льва, как этот шкаф, то есть, Гарольд — быстро превратился в тигра?.. То есть, как оборотни? Только не только в волков. И много вас таких?

— Кто такой оборотень? — спросил Алан.

— Аа… да нет — я смутилась: — Никто. Как вы сказали? Альдер?

— Ну да. В нашей стране живут маги, объединенные с силой зверей. Они и есть альдеры. Практически каждый житель является воплощением какого-нибудь зверя, который проявляется по характеру, силам и возможностям. Я не просто превращаюсь во льва. Я — лев. Я даже в человеческом обличии остаюсь им. Я могу, не превращаясь, развить звериную скорость и силу. Могу зарычать, могу обернуть в лапу только руку. Ну, и ко всему этому, я — маг. Человек. А не зверь. И моя сущность напрямую зависит от моих способностей, а лев — это мое проявление. Откуда ты взялась, если этого не знаешь? Из земли гномов? Вон, какая мелкая. У нас даже люди знают все это. Эти слабые существа, которые так и не смогли проявить силу, становятся либо крестьянами, либо торговцами в нашей стране. Их не больше одной десятой населения, и они имеют почтение к магам.

— Ааа — ничего умней мне в голову не пришло.

Если они маги, да еще и недолюбливают людей, тогда надо постараться свалить отсюда побыстрей. Домой, в кроватку. И забыть все это как страшный сон. Вот понесло меня проверять иллюзию! Теперь, похоже, я реально в другой мир попала. Но об этом и не скажешь никому. Мало ли. Вдруг на опыты сдадут, или пытать начнут, не дай Бог.

— Ну, тогда приятно было познакомиться, Алан и ээ… Гарольд. Я, пожалуй, пойду, мне надо найти майора Сухайза. Мы с ним немного разминулись.

— Что!?

Гарольд и Алан одновременно вскочили. Последний схватил меня за локоть, резко дернул и прижал к каменной стене пещеры. В его руках блеснул кинжал, прямо у моего горла.

— Так ты здесь по приказу Сухайза? Следишь за мной? Поздравляю. Нашла — прорычал он, глядя прямо на меня.

Его глаза из зеленых стали ярко рыжими, и зрачок приобрел длинную, вытянутую форму кошачьего глаза.

Вот тут мне стало реально страшно.

Мы стояли с Аланом у стены, к которой он прижимал меня всем телом. В целом, ситуация была бы даже романтичной, если бы не кинжал, приставленный к моему горлу. Я нервно сглотнула.

— Эмм, наверно вы меня не так поняли… Я не искала вас, и первый раз вижу. А с Майором Сухайзом познакомилась только вчера. Это он меня притащил сюда… Простите, но не могли бы вы отодвинуться — мне дышать тяжело.

Тонкий вытянутый зрачок стал еще тоньше, если это возможно. С минуту он изучал мое лицо, потом, не поворачивая головы, продолжая смотреть прямо в мои глаза, сказал:

— Гарольд, уходим. Девчонку возьмем с собой. Если они напал на наш след, лучше поторопится.

— Ваша милость, может лучше будет от нее избавиться?

На этих словах мои глаза расширились от страха, что не осталось незамеченным альдером.

— Нет — ответил он: — Если они закинули ее в надежде поймать меня, и повесили на нее маяк, то она станет хорошей приманкой.

Гарольд кивнул и, вытащив из своей поясной сумки несколько тряпок, подошел ко мне и завязал мне рот и глаза. После этого его хозяин отодвинулся, и шкаф закинул меня на плечо, обвил вокруг моей талии веревку, крепко привязав к себе. Я почувствовала, как изменяется его тело, обрастая шерстью. Он встал на четвереньки, и я оказалась привязана к спине саблезубого тигра. От страха у меня свело все тело, и я начала дико вырываться, попутно пытаясь кричать сквозь кляп, хоть это было и неудобно с висящей вниз головой.

— Не дергайся — прорычали подо мной. И мощно оттолкнувшись от земли задними лапами, тигр понесся вон из пещеры прямо в лесную чащу. Он бежал мощными прыжками, и, хотя, его движения были по-кошачьи грациозны, меня все равно кидало и мотало на его спине, как китайского болванчика. Мое тело и лицо задевало ветками и царапало кожу. От ужаса я не могла даже вздохнуть нормально и, в одном из прыжков, потеряла сознание.

3. Объяснение, после которого появились вопросы

Очнулась я, лежа на мягкой кровати в большой, красивой комнате. Обстановка была поистине сказочно богатой. Интерьер был старинный, стиль определить не решусь, но напоминал номер в дорогом отеле в центре Санкт-Петербурге, где мы однажды останавливались со школьной экскурсией. Мягкие глубокие кресла темно-бордового цвета стояли по обе стороны от широкой кровати, с высоким балдахином. Напротив возвышался туалетный столик из красного дерева, рядом расположился небольшой пуфик. Солнечный свет бил в огромное окно, сквозь тяжелые золотые шторы.

Я села, оглядываясь. В этот момент в комнату зашла грузная женщина с простоватым лицом. Она поставила около кровати кружку с водой и, посмотрев на меня, предложила:

— Раз вы очнулись, мисс, то почему бы вам не умыться? Я принесла чистую одежду — ваша старая была совсем рваная и грязная. Как оденетесь, милорд будет ждать вас в кабинете. Я ему скажу, что вы очнулись.

С этими словами, служанка вышла, и я осталась одна. Первая мысль была, что я точно влипла. Голова все еще раскалывалась, живот болел от веревки, и я понятия не имела, чего ждать дальше. Почти автоматом умылась и натянула старинное платье с пышной юбкой, правда, не до пола, а чуть закрывающее колени. Немного необычно для старинных платьев, но вполне прилично и красиво. Вдобавок, длинная юбка только мешала и путалась бы под ногами.

Найдя на туалетном столике расческу, я собрала волосы в высокий хвост, и, осмотрев себя в зеркале, даже удивилась, тому, что царапины на нем были почти незаметны и совершенно точно заживали. Как будто их чем то смазывали. Ладно, чуть позже разберусь.

Что ж, двум смертям не бывать, одной не миновать.

С этой оптимистичной мыслью, я вышла из комнаты и спустилась вниз по широкой лестнице. Хм. Кабинет. И где я его должна найти? Передо мной был огромный холл с широкими коридорами, со множеством дверей, уходящими вглубь… Замка? Поместья? Наверное. Судя по убранству в комнатах.

Из одной двери в этот момент вышел пожилой слуга. Он поклонился мне.

— Милорд ждет вас, сударыня.

Сглотнув, я прошла к указанной двери и, постучав, зашла в комнату.

— Заходи, садись. — Указал мне Алан на стул. Он сидел в кожаном кресле за столом, на котором громоздилось множество бумаг.

Я послушно села перед ним. Сцепив руки, альдер уставился на меня.

— Итак, ты говоришь, что не следила за мной?

— Не так легко было это сделать, раз я чуть не умерла. Это вы меня нашли.

— Тогда отвечай честно, как ты сюда попала. Я не поверю, что ты отсюда, раз ты даже элементарных вещей про жителей не знаешь.

— То есть вы верите, что я не шпионка?

Алан глубоко вздохнул. Затем откинулся на спинку стула и, закрыв глаза, произнес:

— Если бы ты была шпионка или убийца, то на тебе была бы соответствующая метка, которая среагировала бы на меня, передавая твое местоположение командованию. Я увидел у тебя метку на шее, но только здесь у меня была возможность узнать, что именно на тебя наложили.

Я схватилась за шею, но под пальцами не было ничего необычного. Тогда я бросилась к зеркалу на противоположной стене и, при внимательном рассмотрении, увидела за ухом, с правой стороны, небольшой золотой знак, похожий на перо. Что-то вроде татушки, только очень маленькой и переливающейся на солнце. Если бы Алан не сказал, то я бы ее даже не заметила. Но как!? Как она на мне оказалась? И тут я вспомнила, что перед тем как меня подхватил ветер, майор Сухайз случайно задел меня своей маленькой тростью по шее. Или не случайно? Я оторопело посмотрела на хозяина замка.

— Твоя метка такая, которую обычно получают пленники. Очень ценные пленники. Она не реагирует на меня, но постоянно отслеживает твое местоположение и считывает даже твое здоровье. Ценных пленников важно поддерживать в добром здравии. — Он усмехнулся. — И так, как ты почти умерла, а потом мы тебя спасли, то наши враги это точно видели. И понимают, что ты теперь опасна, так как в благодарность, скорее всего, сдашь их своему спасителю. Теперь, даже, если они искали не меня, то все равно придут сюда, но уже за тобой. И раз не получилось тебя перенести к ним, а отсюда, они знают, тебя тоже незаметно не вывезти, то у них остается только одно решение. Они попытаются тебя убить.

На этих словах я села обратно в кресло и ошарашено посмотрела на юношу.

— Убить?

— Да, ценных пленников король Эгер сопернику не оставит. — Он опять усмехнулся. — Так что — если, конечно, хочешь жить, то должна рассказать мне, зачем ты майору Сухайзу понадобилась.

Я смотрела на него. Он на меня. На вид ему было не больше лет, чем мне. Ну, может чуть-чуть больше. Но столько власти и высокомерия в его голосе. Он так легко рассуждает о моей жизни. А ведь еще недавно казался милым и даже приветливым. И я разозлилась:

— Да на кой вы мне все сдались? Я не хотела к вам попадать. Майор Сухайз сам ко мне прилетел. Я спасла его. Ты говоришь о нем, как о каком-то серьезном противнике. Но у меня его чуть не сожрал обычный голубь.

Алан поднял бровь:

— У тебя?

— У меня дома. — Я на минуту задумалась и решилась. — Похоже, я из другого мира. У нас нет никаких магов, превращающихся в животных! И с кинжалами у нас не принято разгуливать! Я не собиралась попадать в центр политического скандала или в войну враждующих группировок. Но я смотрела много фильмов и знаю, что ценных людей нельзя убивать. А если попадаешь в другой мир, то наверняка есть способ вернуться обратно. Помогите мне вернуться, мне у вас совсем не понравилось. Все время хватают, тащат, кидают в деревья и, совершенно не разбираясь в ситуации, кидаются с ножами.

Я впилась глазами в своего похитителя, глубоко и возмущенно дыша.

— Значит другой мир… — Задумчиво произнес рыжеголовый, не обращая внимания на мои возмущенные слова. — И что ты можешь знать полезного, что понадобилось Сухайзу?

Я задумалась. Что я могу знать полезного для мира, где лечат прикосновением руки и запросто превращаются в диких зверей?

— Понятия не имею. — Честно ответила я. — Я простой мирный житель, ни секретов не знаю, ни в политике не сильна. Просто студентка.

С минуту Алан смотрел на меня в задумчивости.

— Ладно. — Наконец сказал он. — Я понял. Раз идут не за мной, а за тобой, то даже необязательно было приезжать в один из замков, мы этим сдали его местоположение. Если ты обыкновенный житель, то Сухайз наверняка тебя взял, чтобы изучить мирное население и понять, насколько вы управляемы, если вас захватить.

Я нахмурилась. Что-то подобное пиксиль и говорил.

— Но мне. — Продолжал Алан. — Не интересны другие миры и войны. Я пытаюсь сделать лучше жизнь наших граждан. А если у тебя нет ни сил, ни магии, ни секретов, то тебя просто убьют, чтобы не оставлять мне. Тогда не было смысла тебя спасать. Ты не моя подданная.

И он развернулся, чтобы уйти. Просто уйти. Он что, оставит меня одну и позволит, чтобы убили? Нет, я не могу этого допустить. Пусть я в чужом мире, где мне не рады, и он, этот человек, ну или зверь, меня пугает, но я должна найти хоть кого-то, кто будет на моей стороне. С этими мыслями я вскочила и бросилась ему прямо на спину.

Альдер резко обернулся и, схватив мою шею в полете, дернул мое тело вниз. Он легко свалил меня на пол, и прижал неизвестно откуда взявшейся лапой хищника. Из его звериной пасти показались острые клыки. Он с яростью рассматривал меня:

— Ты что, только что хотела напасть на принца Солнца?

Принц!? Я вытаращила глаза и, не моргая, смотрела на него. Если бы меня не прижимали к полу тяжелой лапой, в которой явно проглядывались огромные когти, то ситуация казалась бы даже смешной. Он нависал надо мной, абсолютно человеческим телом, и только голова и рука стали львиными. Эдакое половинчатое животное.

— Что вы, ваше… Высочество — Прохрипела я под его тяжелой лапой. — Я только обнять вас хотела, и спросить, вы же не бросите невинную девушку без защиты? Мне ужасно страшно остаться одной. И магии у меня нет. И ничего нет. Я же не опасна совсем, и совершенно беззащитна. — Тут старательно повздыхала и похлопала глазками.

На секунду морда льва оторопело на меня пялилась, видимо не ожидавшая такой наглости. Мне даже показалась, что рыжая шерсть на скулах немного покраснела. Создавалось впечатление, что лев смутился от моих слов. Решив закрепить эффект, я протянула руку к золотой гриве и запустила в нее руку. Нет, милый, я должна тебя очаровать, я домой хочу. Очень хочу. И мне нужен кто-то сильный и властный, иначе меня здесь либо сожрут, либо просто убьют. Из моих пальцев полилось голубоватое сияние, прямо в золотую шерсть. Алан резко дернулся и, отпустив меня, встал подальше, тяжело дыша и прикладывая руки к совершенно нормальному человеческому лицу, если не считать что оно было пунцово-красным. Видимо, не смотря на всю внешнюю холодность и высокомерие, он действительно одного со мной возраста и достаточно стеснительный.

— Ну… Я… В общем, вставай и иди к себе. Я подумаю, что с тобой делать. — С этими словами он внимательно посмотрел на меня и стремительно вышел из комнаты.

Вздохнув, я села на полу. Этож сколько еще меня ронять, и калечить будут? Потом все же, тяжело поднялась и потопала к себе. Непонятно, что теперь делать. Не думаю, что настолько восхитила его высочество, чтобы он теперь меня защищал. И как теперь быть? Зачем меня убивать, если я ни в чем не виновата.

Зайдя в комнату, в которой была ранее, я не нашла ничего лучше, чем пойти помыться. Все же, меня опять по полу поваляли, хотя и довольно чистому. Тем более, ванная комната здесь была потрясающей — отделанная белой плиткой с золотыми вставками и вензелями. Напротив раковины висело массивное зеркало в старинной золотой раме. Сама ванна стояла посередине комнаты, как в красивых журналах о богатых домах. Я налила ее до самых краев и, постанывая, впихнула свое побитое тельце в теплую воду с ароматной пеной.

После того, как достаточно отмокла, чтобы тревога немного ушла, я вылезла, завернулась в халат, и вышла из ванной.

— Ну, наконец-то. Думал, придется вылавливать, вдруг решила утонуть. — Раздалось сбоку.

Я взвизгнула и сиганула в сторону, по дороге споткнулась об маленький пуфик и полетела рыбкой в ковер. Инстинктивно выставила вперед руки, на ходу сожалея о том, что мое лицо опять будет в синяках. Но в миллиметре от пола, меня схватили за шкирку халата, и, на секунду задержав в воздухе, аккуратно опустили.

— Вы что, с ума сошли? — Я резко повернулась и села, гневно глядя на Алана, а это был именно он. — Я чуть со страху не умерла. Какое право вы имеете заходить в чужую спальню!?

— Ну, вообще-то здесь все спальни мои. — Усмехнулся принц, глядя на мой взъерошенный вид. — Откуда же я знал, что ты такая нервная?

Я уже хотела высказать ему, все, что о нем думаю, но лицо принца резко посерьезнело. Несколько секунд он к чему-то прислушивался, а потом схватил меня за шкирку (опять за шкирку!), зажал рот другой рукой, и быстро затолкал в небольшую гардеробную.

— Тише. — Прошептал он: — Похоже, уже пришли за тобой. Однако быстро. Я восхищен.

— Кто? — Оторопело спросила я, как только он перестал сжимать мне рот.

Алан усмехнулся:

— Те, кому наверняка приказали тебя убить. Расположение моих замков засекречено, и с воздуха их невозможно разглядеть. Поэтому, они понятия не имеют, к кому попали. Вдобавок точно не знают моего лица. Пожалуй, придется исполнять мой план быстрее. Погоди…

С этими словами Алан уперся ладонью в стену, закрыл глаза и тихо произнес:

— Гарольд, ты слышишь меня? У нас гости. Разберись с ними сам. И встретимся на границе. Я думаю, пора исполнять наш план.

Потом он повернулся ко мне и спросил:

— Карина, хочешь поехать со мной в академию магии в королевстве моего дяди?

4. принц без права на ошибку

Алан всегда знал, что будет королем. С самого детства отец король Вильгарм готовил его к этому. Матери рано не стало, поэтому воспитанием сына занимался он сам. Принца обучали владеть мечом и шпагой, он изучал законы. Вместе с отцом, который тоже был львом, они обскакивали владения и изучали нравы жителей. Но к восьмому дню рождения сына, уже пожилой король сильно заболел и, понимая, что конец его близок, позвал Алана к себе:

— Сын. Похоже, дальше тебе придется идти без меня. Запомни все, чему я тебя учил и постарайся стать достойный королем. Ты знаешь, если я умру, то ты станешь наследником, но взойти на трон ты сможешь только после совершеннолетия. В это время регентом, по нашим законам станет мой брат, твой дядя Эгер. Он будет править вместо тебя. И я хочу, чтобы до совершеннолетия ты жил не в столице, а в отдаленном графстве Лонгборшир. Я прикажу построить там защищенный город, приставить к тебе охрану и учителей, и никто не войдет на эту территорию, без твоего ведома. От глаз она будет скрыта магическим туманом, так что, даже сверху, с высоты птичьего полета никто не сможет ничего увидеть… Там тебе будет хорошо, мой мальчик. И безопасно.. — Старый король сжал дрожащей рукой запястье сына. — Не переживай обо мне, малыш — я буду с твоей мамой, мы будем наблюдать за тобой…

Конечно, не все король Вильгарм рассказал Алану. Он видимо о чем-то догадывался, и потому, не доверял своему брату. Он не мог пойти против закона и лишить Эгера регентства, но приказал построить закрытый город и запечатал его магией. Вместе с принцем там должны будут жить учителя, слуги, несколько помещиков и крестьян, а так же небольшое количество воинов, которым король безоговорочно доверял. Купол над Лонгборширом должен будет удерживать город от посторонних глаз до совершеннолетия сына. Те немногие, что охраняли принца, а так же сам наследник могли тайно покидать город и проходить сквозь купол. И никто, кроме них, не мог войти обратно.

Сразу после смерти отца молодой принц уехал в свой новый дом. А его дядя стал королем. Позже Алан понял, почему король Вильгарм не доверял брату. Сразу, став регентом, тот распустил королевских советников и стражу, поменял на своих людей и стал править железной рукой. Ходили даже слухи, что именно он мог отравить брата, чтобы взойти на трон. А так же желал смерти наследника трона. Доказательств этому не было, но при этом, стража Алана не раз докладывала о подозрительных воинах, пытающихся пробраться в закрытый город. Личный телохранитель Алана Гарольд заботился о принце и обучал его боевым искусствам, а так же, на всякий случай, охранял периметр, заботясь о том, чтобы никто не смог напасть на его высочество. И не зря. Потому что на двадцатый день рождения Алана волшебный барьер начал слабеть и войны Эгера несколько раз прорывались сквозь него. Гарольд лично отбил три покушения на принца, и они считали, что будут еще, поэтому даже в закрытом городе перестали доверять местным, понимая, что между ними может быть шпион. Если убить принца по-тихому до совершеннолетия, то он не сможет сместить своего дядю.

Поэтому осавался один выход — Алан до своего совершеннолетия должен стать сильнее, что бы претендовать на трон. Учителей, выделенных ему, уже не хватало, чтобы завершить трансформацию. Потому они приняли с Гарольдом решение инкогнито поступать в лучшую магическую академию страны. А так, как принца никто, включая его дядю, не знал в лицо, то это было не так сложно сделать. У него был еще год до назначенного срока и он должен успеть доказать всем и самому себе, что достоин стать королем.

И вот в этот момент, к ним падает Карина. Майор Сухайз нес ее над территорией Лонгборшира, и, заметив его, стража объявила тревогу, поэтому пиксиль бросил свою ношу, опасаясь быть узнанным. То, как девушка прошла через магический купол остается загадкой. Но упала она прямо в быструю реку, неподалеку от принца и его телохранителя, которые осматривали территорию на границе закрытого города. Алан не знал, как отправить ее обратно, но был уверен, что в библиотеке королевской академии будет решение. Если Карина была человеком, то у нее не было бы шанса попасть в школу магов, но в кабинете Алана она выпустила маленькую струю магии ему в гриву. Соответственно, что-то в ней может быть магического. А значит, шанс пройти отбор все же есть.

Они смогут друг другу помочь. Если Карина притвориться сестрой принца, то его будет не так легко опознать. Вдобавок, раз уж Гарольд не может пойти с ним, она может стать для него вторыми ушами и ногами в академии — что-то вроде девочки на побегушках. Ну, а для Карины, это был единственный шанс попасть домой.

Это все рассказывал Алан Карине, которая сидела на его широкой звериной спине. Они неслись к границе купола, и у них обоих начиналась новая жизнь.

5. Новые способности

— Как говоришь вас, зовут? — Глаза ректора подозрительно блеснули.

— Я — Адам Вэбер, а это моя младшая сестра — Карина Вэбер. — Молодой красивый юноша положил на стол ректора академии несколько бумаг.

— Так, и ни родителей, обладающих хоть каким-нибудь положением, ни других родственников у вас нет, я правильно понимаю?

— Да, сэр.

— И как же вы собираетесь поступить, имея только несколько рекомендательных писем? Отбор был два месяца назад. Вы хоть представляете, кто учится в нашей академии?

— Конечно, сэр. В вашей академии учатся самые одаренные маги нашего королевства. — С этими словами Алан, а это был именно он, наклонился вперед, оказываясь лицом к лицу с ректором. — И я уверен, что мы с сестрой станем украшением вашего учебного заведения.

Принц спокойно выпрямился обратно и продолжил:

— Я — альдер-Лев. Мой магический контур почти замкнулся, трансформировался первый раз в пять лет. Два года назад мой потенциал по шкале Абрахозера был 9 из 10, сэр. А у моей сестры только недавно проснулся источник, голубой, что, как вы знаете, редкость. Ну и учитывая, что мы с ней в родстве, то не сомневаюсь, что потенциал у нее должен быть впечатляющий.

На последних словах мужчина за столом усмехнулся и, хищно посмотрев на меня, поинтересовался:

— Трансформация была? Сущность определена?

— Пока нет, сэр. — Я мяла в руках край своего платья, не зная, куда деть глаза. Все-таки врать умею плоховато. О чем Алан вообще думал? Он же знает, что я обыкновенный человек. И, если ему привиделся какой-то голубой источник магии, то зачем меня втянул в эту академию? Мог бы сам в библиотеке покопаться и найти информацию, как мне отсюда выбраться. Мне и дома учебы хватало.

— Хорошо, братцы-кролики, пойдемте в испытательный зал, проверим ваши контуры, если они действительно впечатляющие, то, пожалуй, можно будет сделать исключение для дружной парочки.

С этими словами ректор встал и двинулся на выход. Ну а мы, соответственно следом. Алан шел спокойным размеренным шагом, совершенно беззвучным, ректор тоже ступал аккуратно, крадучись. Одна я топала каблуками по гладкой плитке, пытаясь не отставать. Как? Как они идут так тихо и при этом так быстро? Два раза я чуть не навернулась на лестнице, запутавшись в собственных ногах, и оба раза меня за локоть подхватывал мой названный брат, но, после внимательного взгляда ректора, Алан громко мне сказал:

— Ты бы под ноги научилась смотреть, а то, если твоя сущность окажется слоном или драконом, то ты и братца зашибешь ненароком.

Я обиженно зашипела в спину его высочества, а ректор грубовато усмехнулся, но бросать на нас внимательные взгляды перестал.

Когда я третий раз навернулась и чуть не влетела в дверь ближайшего кабинета, Алан в последний момент схватил меня за шкирку, как котенка, буквально в секунде от столкновения с дверным косяком. Он поставил меня прямо около себя, глубоко вздохнул и, продолжая удерживать за отворот платья, пробормотал еле слышно. — Ходячая катастрофа.

Наконец, мы пришли в зал, где кроме круглого стола посреди комнаты с несколькими разноцветными хрустальными шарами, был только сморщенного вида невысокий старикашка с цепким взглядом абсолютно черных глаз. Меня даже чуток передернула от страха. Вид, действительно, он производил пугающий.

— Господин ректор, рад вас видеть. Это те самые последние юнцы? — Старикашка прошелся по нам своим нечитаемым взглядом. Ненадолго задержав его на Алане.

— Да, декан Хопкинс. Адам, Карина — это старший преподаватель кафедры зелий и ядов — Иоганн Хопкинс. Он тролль и большой профессионал.

— Рад встрече. — Алан спокойно подошел к троллю и пожал ему руку. — Я много слышал о вас, мистер Хопкинс

Я понимала, что тоже должна подойти к преподавателю, но коленки от страха подгибались и ладони вспотели. На негнущихся ногах я все же подошла и протянула дрожащую руку:

— Рада знакомству, меня зовут — Карина Вэбер.

— Какая аппетитная девочка! — Тролль крепко схватил протянутую мной руку. — Люблю таких, аж дрожит от страха.

Мои глаза расширились в ужасе.

— Но-но, декан Хопкпинс, вы так до смерти запугаете возможно-будущую студентку, и на нее ни один камень не отреагирует. — Пригрозил ему пальцем ректор

— Или она их всех разобьет. — Спокойно добавил Алан.

Декан резко бросил мою руку и с опаской поглядел сначала на меня, потом на ректора.

— Все готово, сэр, можем приступать к проверке. — Он отошел к столу и поставил на нее сморщенную ладонь. В этот момент камни на столе засветились неярким светом. Теперь я их внимательно могла рассмотреть: один побольше, почти прозрачный, лежал отдельно, остальные разноцветные с другого краю рядышком: красный, голубой, фиолетовый, бордовый, золотой и самый маленький — зеленый.

Мой названный брат подошел первый.

— Итак, Адам. — Проговорил тролль. — Перед тобой магические кристаллы. Ты будешь брать их по одному, а мы будем записывать результаты, а потом определим на какой факультет тебя определить. Начинай с этого. — И он показал на большой прозрачный шар. — Посмотрим на твой контур.

Алан положил ладонь на кристалл. Секунду ничего не происходило, а потом комната наполнилась вспышками света. Яркие серебряные огни вспыхивали и двигались в причудливом танце. Сначала их движение казались хаотичными, но чем больше их становилось, тем более четко формировалось большое серебряное кольцо. Оно состояло из множества переплетенных нитей, и только сверху линии не смыкались.

Впечатляет… — Протянул ректор, стоящий сбоку от меня. — Адам, говоришь, ты — лев? Хопкинс, передайте ему золотой шар боевой магии.

Принц, не убирая руки от прозрачного кристалла, принял другой рукой из рук декана золотой шар. И тут же, прямо в центре кольца, засияло пламя. Оно было похоже на солнце. Оно начало сиять ярко, ослепляя, но постепенно становилось тусклее. Уже через полминуты, я могла смотреть на свечение золота, не жмурясь.

Хм.. — Прокомментировал декан. — Удивительный потенциал, но не постоянный, кратковременный. Адам, положи оба кристалла, пойдем дальше.

Юноша послушался и по очереди стал брать из рук тролля круглые разноцветные шары. Каждый раз комната озарялась мягким цветом под цвет шара — красным, голубым, желтым, фиолетовым, бордовым.

Так, — Бормотал Хопкинс, пока Алан брал кристаллы. — Зелья — неплохо, полет — интересно, огонь — прекрасно, энергия земли — выше нормы, вода — тоже хорошо. Чтож, юноша, вы действительно весьма одаренны — первый раз встречаю абитуриента с такими сильными и разносторонними задатками. Так, возьмите последний кристалл — здоровье и жизнь. — И он протянул зеленый, самый маленький шар.

И вот тут я поняла, что золотой сиял даже вполовину не так ярко, как зеленый.

— Вау. — Проговорила я. это было очень красиво. Все пространство вокруг наполнилось светом, и он становился все ярче, чем больше Алан держал его. В этот момент, он еще раз второй рукой по просьбе декана положил руку на прозрачный шар. И сияние зеленого в комнате дополнилось его магическим контуром. Я даже рот раскрыла от восхищения. Красиво.

Наконец, принц убрал руки от всех шаров. Комната приобрела свой обычный вид. Но после такого яркого свечения она даже казалось темной, а глаза слезились, как после долгого смотрения на лампочку.

Итак, — Выступил ректор вперед. — Действительно вы можете стать украшением нашей академии! — На этих словах он усмехнулся в густые, почти военные, усы, а принц вернулся и встал рядом со мной. — Почти замкнутый магический контур, прекрасные результаты по всем дисциплинам, ярко выраженные, хоть и непостоянные боевые силы и впечатляющая мощь здоровья. Значит, зачислим тебя на факультет лекарей?

— Если позволите, сэр, я хотел бы на факультет боевиков. Мне многое нужно усвоить и отточить. Не только академические навыки, но и боевую магию.

Ректор смерил Алана цепким внимательным взглядом.

Хорошо. — После небольшого молчания проговорил он. — Факультет боевиков, так боевиков. Но постарайся не забросить другие свои таланты. Я подумаю, как ты мог бы их развивать. Чтож, — Он обернулся ко мне. — Ну, а теперь, вы, барышня. После впечатляющих результатов вашего брата, я уже в предвкушении.

Я сглотнула. Ну, вот и конец мой пришел. Сейчас точно вся правда наружу выплывет. Я посмотрела на Алана. Он внимательно меня разглядывал, видимо заметил, что еще немного и грохнусь в обморок. Потом медленно кивнул мне, и я поняла, что сбежать не получится.

На негнущихся ногах подошла к столу и, проследив за кивком тролля, вздохнула и положила руку на большой прозрачный шар. Почти полминуты ничего не происходило, а потом у самого стола понемногу от шара начали вспыхивать огонечки. Они горели не белым светом как у принца, а немного голубоватым.

От радости, я чуть не убрала руки от шара. Все же во мне есть магия! Есть! Значит, у меня есть шанс. Неужели это действительно мое?

Маленькие светлячки, чуть повыше моей руки, стали строить линию, но построили не больше десяти сантиметров. Видя это, декан немного нахмурился:

— Да, действительно, источник только проснулся. Что ж дорогая, здесь есть подобные студенты. Немного, но есть. Волны слабые, контур еле держит. Но все же это магия, вдобавок голубая. Посмотрим, что у вас по направлениям.

И я, по указу тролля, отпустив большой кристалл, начала по очереди брать в руки маленькие. Красный, желтый, голубой, бордовый, просто ложились в мою руку и ничего не происходило. С каждым новым шаром лицо у декана мрачнело, а лоб хмурился. На остальных присутствующих я даже смотреть боялась. Золотой и зеленый шар у меня в руках еле заметно засветились. Заметив это, я смогла обернуться и посмотреть на Алана. Он стоял нахмуренный, но все же внимательно и серьезно продолжал смотреть и даже кивнул мне.

— Чтож, — Услышала я голос ректора позади себя. — Боевая магия и здоровья еле теплятся, но все же есть. Даже не знаю, что с вами делать барышня. Это не особо хорошие показатели.

На этих словах я похолодела. Как? Меня могут не взять? Но если Алан пойдет в академию, а я нет, то останусь совсем одна. А за мной здесь может охотиться майор Сухайз. Не говоря уже о том, что я могу никогда не вернуться домой. На глаза навернулись слезы, и я дрожащей рукой взяла последний, фиолетовый кристалл. И опять несколько секунд ничего не происходило.

А потом случился взрыв!

Яркая фиолетовая вспышка громыхнула от шара во все стороны и, ударной волной, меня впечатало в стену. Шар в полете где-то вырвало из рук. Я ударилась головой и лопатками в холодный мрамор и осела на пол.

Когда смогла поднять голову, то из противоположных стен на меня ошарашено смотрело три пары глаз.

— Ух. — Пробасил ректор, потирая затылок. — Вот это женщина! — И он почти с восхищением посмотрел на меня.

В это время Алан поднялся с пола и, подойдя ко мне, помог подняться тоже.

— Ты в порядке? — Спросил он.

Я только ошарашено кивнула.

— Чтож. — Тролль тоже подошел ко мне. — Поздравляю, Карина, студентка факультета земли и растений. Будете учиться в кругу эльфов и лесных нимф. С нашей страны там студентов не так много. Пожалуй, не будем проверять вас еще раз вместе с контуром. В целях безопасности. — И он усмехнулся на этих словах. — Скажу только, что импульс очень мощный и потому опасный. Надеюсь, вы сможете его обуздать. Удачи вам.

С этими словами он кивнул на прощание ректору и вышел в коридор.

— Можете заселяться. — ректор отряхнулся и пригладил усы, сейчас попрошу проводить вас в ваши комнаты.

6. Эльфийка

— А чем отличается голубой контур от обычного? — спросила я Алана, пока мы шли через парк к общежитиям, следом за щупленьким третьекурсником с кафедры зельеварений, который должен был нас проводить до комнат. Он представился как Гари — Хорек. Я не выдержала и прыснула в кулак. Оба парня неодобрительно на меня посмотрели. По сравнению с ним мой "братец" выглядел в два раза шире, хоть и обладал атлетическим строением.

— Дело в том, что голубой контур бывает только либо у очень одаренных магов, либо у тех в ком течет королевская кровь. — Ответил мне так же тихо Алан.

— Прямо как в сказках про голубую кровь. Погоди, тогда почему у тебя обычный, а не голубой?

— У меня голубой. — Спокойно возразил принц. — Мы с Гарольдом специально его спрятали на время проверки, чтобы отвести подозрения. Конечно в серьезном бою, его все равно будет видно. Но на данном этапе, у нас получилось, и, в ближайшее время, надеюсь, никто ничего не узнает.

— Почему ты тогда не скрыл у меня так же?

— Тебя бы тогда, скорее всего не взяли. В лучшую академию страны редко берут новичков, без силы, опыта, подготовки, ну или хотя бы именитых родителей.

Я задумалась.

— А как же тогда вспышка?

— О, ну все же ты смогла меня удивить. — И он легонько потрепал меня по голове. — Видимо не зря у тебя голубой контур. Твоя магия имеет очень большой потенциал, хотя и разрушительную силу тоже. Поэтому нелегко тебе придется. Как бы ни пришлось постоянно вылечивать раны и выплачивать компенсации пострадавшим из-за тебя, сестричка.

Я хотела уже огрызнуться и сказать, что первой моей жертвой обязательно будет один языкастый рыжеголовый балбес, но передумала, подумав о другом:

— Погоди, Ал… Адам, так мы что, на разных факультетах будем? еще и жить в разных корпусах?

— Ну да

— А как же библиотека? И… — Я задумалась, не хотелось ему признаваться, что мне страшно остаться одной в незнакомом мире, где люди спокойно превращаются в зверей, могут насылать заклятия, да и вообще страшные. Но висеть на шее парня, который к тому же вроде как принц, и ничего мне не обещал, как то неудобно. — ..И ты же говорил, что я нужна, как девочка на побегушках…

Алан внимательно посмотрел на меня. Изучил мое лицо и, отвернувшись, произнес:

— Не переживай, если мне будет нужно, я сам тебя найду.

Угу. Все понятно. Кинули меня, в общем. А я ведь почти закончила колледж. Там, дома. И вот опять учиться. Было бы жутко интересно, если бы не было так страшно.

Тем временем мы подошли к женскому общежитию. Прямо у входа росли большие кусты с множеством цветов. Они были похожи на наши чайные розы, только цветы были ярко-сиреневого цвета. В воздухе витал пряный сладкий аромат. А здесь красиво, что уж. Не зря тут учатся самые сливки общества. Отпрыски знатных семей.

Парни помогли занести мне вещи, которые мы купили с Аланом по дороге в академию, чтобы соответствовать легенде, а то из моих вещей были только джинсы и рубашка, которые ну никак не вписывались в образ местного аристократизма. В комнате, которую мне выделили, было 3 кровати, на одной из них сидела милая девушка с острыми ушками и немного надменным лицом. "Эльф, наверное" — подумала я. На ней было легкое голубое платье из струящейся ткани, которое подчеркивало все прелести фигуры. Я с завистью оглядела сначала ее, а потом себя. М-да, соперницами нам не быть. С моей мальчишечьей фигурой, где не до конца понятно, где именно спина, я ей могу составить компанию только в качестве "некрасивой подруги".

Эльфийка, увидев нас, встала, тряхнула маленькой красивой головкой, с каскадом белоснежных волос и, обращаясь к Алану, сказала:

— Я — Мисэль, дочь Тинисса, лорда Зари, одного из правителей Эльфов.

— Я — Адам Вэбер, альдер-Лев — Тут Алан несколько усмехнулся. — Без звания. — И более миролюбиво продолжил. — А это — моя сестра Карина Вэбер, поступила на факультет земли, она будет жить здесь.

— А я — Гари, зельевар. — Пробормотали сзади.

Мисэль скользнула по мне равнодушным взглядом и опять спросила, по-прежнему, обращаясь только к Алану (нас с Гари она решила замечать не больше чем мух на стене):

— Твоя сестра тоже — Лев?

— Нет, ее сущность пока не определена.

— Чтож, это очень интересно. — Хотя судя по ее лицу, ей было это интересно не больше, чем погода в соседнем государстве. — Тогда до встречи, Адам, надеюсь, что мы с тобой теперь будем часто видеться. — И она положила ему ладонь на сложенные спереди руки.

Вот это мне совсем не понравилось. Уж слишком уверено и дружелюбно она засматривала Алана. Почти-что моего Алана. Ведь мы с ним уже на пару дней больше знакомы, а какая-то белобрысая уже клинья подбивает. Я вспомнила своего прошлого парня-мечту из дома, с которым из двух слов не связала, и возмутилась. Доколе все будут портить какие-то белобрысые. Воинственно подойдя поближе к принцу, и заняв оборонительную позицию, прямо перед носом этой похитительницы красавчиков, я достаточно дружелюбно заметила:

— И я рада нашему знакомству Мисэль, думаю, мы поладим. — И, обратившись к Алану, елейным голосом произнесла: — Братик, дорогой, спасибо, что вещи донес, дальше уж я сама, а ты иди, иди к себе, а то вон Гари отвлекаешь. — И я, кровожадно улыбнувшись, дернула Алана за сложенные руки в сторону двери.

Не ожидавший нападения, лев чуть в коридор не вылетел. Рука белобрысой повисла на секунду в воздухе, и она недовольно сверкнула на меня глазами. А я, как ни в чем, ни бывало, подхватила под локоток зельевара и вытолкала его в коридор следом:

— Счастливо вам, сегодня еще на ужине увидимся. — И захлопнула дверь комнаты перед носом у парней, лица которых чуток вытянулись. Хотя, признаюсь, у Алана в глазах бегали насмешливые огоньки.

Я развернулась, посмотрела на эльфийку и, придав своему лицу, как можно более дружелюбное выражение, спросила:

— А кто третья соседка?

Но Мисэль уже потеряла ко мне всякий интерес, она развернулась и летящей походкой пошла обратно к своей кровати, где она разбирала свои вещи, состоящие по большому счету из большого количества великолепных платьев.

Я пожала плечами. Чтож. не хочет разговаривать, не надо. Я и сама смогу со второй соседкой познакомиться.

7. Сын регента

Так как до начала учебы оставалось еще целых два дня, то я решила перед ужином хорошенько осмотреть территорию академии. Все же мне здесь жить какое-то время. Не хотелось бы с началом учебы бегать, как курица с отрубленной головой, и искать нужные кабинеты. И это было не просто опасение — проходя до общежития, я видела минимум четыре учебных корпуса, и Гари говорил, что студенты пользуются всеми. А спортплощадка находится вообще в паре километров от ближайшего здания. Нет, я, конечно, все понимаю, магия, все такое. Но здесь же, кроме тигров и антилоп, которым это расстояние буквально на пару прыжков, были еще и хорьки, как наш новый знакомый, или другие не быстроходные животные. Ну, или например я, которая, если и дойдет до площадки, то прямо там и свалится, и только по окончанию урока сможет наскрести силы, чтобы идти обратно.

Торопясь на прогулку, я быстро кидала вещи в небольшой шкаф, стоящий у моей кровати. Хоть комната была на трех девочек, но у каждой был свой уголок, огороженный бамбуковыми перегородками. Здесь стояли стол, удобное кресло, шкаф, кровать, мягкая банкетка и книжная полка, а так же, (о счастье!) у каждой была своя маленькая ванна. Ни чета общаге в моем колледже, с одним санузлом на этаже и тараканами на кухне. Оттуда я сбежала, роняя тапки.

В этот время, в комнату зашла третья соседка. Ей оказалась лестная нимфа. Полный комплект так сказать: я, человек, который, по-идее, должен стать человеко-животное или альдер (хоть бы не слон, в самом деле!), эльфийка и дриада. Других рас на нашем факультете не наблюдалось. А таких, как я, вообще не больше трех учеников набралось.

Дриада была куда дружелюбней эльфийки — и намного менее высокомерна. И опять же, очень красива. Нежные каштановые волосы спадали волнами на плечи, за спиной были длинные прозрачные крылья, чем-то похожие на крылья стрекозы. С их помощью, она легко перелетала с одного конца комнаты в другой. Когда крылья ей были не нужны, она просто складывала их за спиной. На ней было зеленое платье, очень смахивающие на лист тополя, как будто она просто в него завернулась. На голове была небольшая диадема из переплетенных веток с разноцветными маленькими цветами. И вообще, от нее прямо веяло лесом и свежим воздухом. Она передвигалась по комнате, как яркая бабочка и являла собой полную мне противоположность — такая легкая, милая и полупрозрачная. Ее звали Айрана. И мне она очень понравилась. Она действительно знала очень многое о растениях и цветах. Но, в приоритете — лесных.

— Ты будешь учиться только на факультете земли и растений? — Спросила меня Айрана. Я кивнула. — Понятно. А я буду сразу на двух — земли и зельеварений. У нас принято в этом разбираться, вдобавок, я с детства изучала травы и эликсиры, так что сложно быть не должно.

Ну вот. Я так и знала. Здесь все уже очень многое знают. Куда мне до них со своими знаниями? Что я им расскажу? Как правильно заваривать доширак? Может, как я виртуозно умею списывать у соседа по парте? Или как проехать в метро зайцем? Я даже от названия предметов в ступор впадаю, не говоря уже о том, что совершенно не знакома ни с магией, ни с местной флорой и фауной. Очень маловероятно, что у них хотя бы наши родные березы есть.

Я сказала соседкам, что хочу немного прогуляться, эльфийка даже не обернулась в мою сторону, а вот нимфа предложила составить мне компанию. Но я отказалась, сославшись на то, что немного болит голова и хочу просто воздухом подышать. На самом деле, я хотела в одиночестве облазить всю территорию, а заодно подумать, как быть дальше.

Выйдя на улицу, пошла в первую выбранную сторону. Направо.

Итак, если я хочу домой, то должна найти способ вернуться в библиотеке. Но нам уже объяснили, что доступ в библиотеку дают первокурсникам, только если у них хорошие баллы по прошествии семестра. Видимо, чтобы быть уверенными, что они будут искать книги для учебы, а не женские романы. Тогда, получается, мне придется не только освоить здешние порядки, но и усваивать знания не хуже местных жителей. Причем отпрысков семей аристократов, которым с пеленок начинали преподавать. Эх, если бы Алан мог мне помогать, то возможно дело пошло бы быстрей, но весьма сомнительно, что этот сноб захочет помогать, кому бы то ни было. Вдобавок, у него и так море своих проблем.

Я шла по дороге к спортивной площадке. Раз это самая дальняя точка академии, значит, ее нужно осмотреть в первую очередь. Мимо меня проносились студенты. Видимо многие приехали с каникул и давно не виделись. Они сбивались в стайки и возбужденно переговаривались, обмениваясь впечатлениями. Из кружков девушек в пестрых платьях слышался щебет и звонкий смех, как звон колокольчиков. Зато из компаний парней раздавались громкие выкрики, подколы и гомерический хохот. Эх. Мне бы к парням. Я бы прекрасно вписалась со своим хрюкающим ржачем. Надеюсь, это все же не признак моей сущности.

На большом поле с коротким газоном происходило что-то невероятное. Уже на подходе, я поняла, что именно сюда мне и надо. Наверное, здесь эта игра — что-то вроде футбола. По полю бегали мускулистые высокие парни без маек, перекидывая друг другу мяч ногами. Точнее перепинывая. По пути они частично или полностью меняли облик, и выглядело это просто невероятно. Вот высокий парнишка с угольно-черными волосами перехватил мяч и прямо на бегу превратился в блестящего мула. Он быстро проскакал мимо меня, поднимая столб пыли. Рельефные мышцы на благородном животном двигались в такт каждому движению. Он копытом направил мяч прямо во вражеские ворота и сразу стал обратно человеком. Казалось, что, с такой силой, он никак не мог промахнуться. Но тут ближайший к мячу игрок с хищным выражением лица рванул наперерез. Он был очень далеко, и я была уверена, что не успеет, но, внезапно, у него за спиной выросли огромные коричневые крылья и он, резко ими взмахнув, в один мощный прыжок настиг мяч и понесся к другим воротам, низко паря над землей.

Зрелище настолько меня заворожило, что я не могла двинуться с места. Не знаю, что больше меня впечатлило — невероятные местные способности к перевоплощению или голые мускулистые торсы и красивые личики. Никогда не видела столько красавцев в одном месте.

— Так — так — так. — Раздалось за спиной — Кто к нам пожаловал. Какая аппетитная селяночка с открытым ртом и капающими слюнями. Что, хороши?

Я закрыла рот. Ну вот, попалась. Это ктож такой наглый? Медленно повернулась всем корпусом и… застыла, в ужасе вытаращив глаза.

Прямо передо мной стоял большой ястреб, похожий на беркута. Не просто большой, а огромный. Метра два ростом с массивным тяжелым клювом, железными когтями на мощных лапах. Он с презрением и насмешкой смотрел на меня абсолютно черными круглыми глазами.

МА-МА. — По слогам произнесла я. На секунду меня переклинило, и я не могла даже вздохнуть. Потом аккуратно скосила глаза в сторону и медленно сделала маленький шаг назад. Ястреб с интересом наклонил голову набок, наблюдая за мной. Я сделала еще шаг назад.

Птица резко наклонилась ко мне. Тут мои нервы не выдержали:

— Мамааа!!! Мамочкаааа!!!!!! — и я бросилась бежать в противоположную сторону.

Я чувствовала, что огромная птица идет прямо за мной. Дыхание сбилось, ноги подкосились от страха, и я рыбкой полетела в траву. Боковым зрением увидела огромное крыло взмахнувшее сбоку от меня. И, в следующую секунду, меня за талию схватила крепкая мужская рука.

— Не думал, что произвожу столь сногсшибательное впечатление — насмешливо произнесли возле самого уха.

Вытаращенными от страха глазами я повернула голову и столкнулась нос к носу с мужским лицом. Черные глаза, коричневые волосы, чуть загнутый нос, придающий лицу хищное выражение. Это красивое лицо так сильно напоминало морду ястреба, только что испугавшего меня, но в тоже время было просто до безобразия красивым. Он легко удерживал меня на весу одной рукой. Затем, оглядев быстрым цепким взглядом, поставил ровно на землю.

— Ты меня испугалась, малышка?

— Нет… не знаю — Пролепетала я.

Он еще раз осмотрел меня сверху донизу и спросил

— И кто же мы такие?

— Это моя сестра — Раздалось сбоку.

Я повернула голову, к нам широким шагом подходил Алан. Лицо у него было спокойное как всегда, но взгляд более холодный и решительный. Он встал рядом со мной и, взглянув на руку ястреба, до сих пор лежавшую на моей талии, притянул меня к себе за локоть и поставил за спину. Глаза ястреба сузились.

— Кажется, мы сегодня уже встречались?

— Да, было дело — Подтвердил Лев

— Ты выскочка — первокурсник, который прервал наше развлечение.

— Если ты считаешь развлечением заставлять двух слабых первокурсников драться между собой, и делаешь из этого массовое зрелище, то пожалуй, это будет не первый раз, как я тебе помешаю.

Несколько минут они мерились взглядами. В это время я тихо пыталась прошмыгнуть незамеченной. Когда мне это почти удалось, ястреб вдруг посмотрел на меня и спросил, обращаясь к моему брату:

— Значит это твоя сестричка? Хорошенькая, люблю таких. Пожалуй, мне надо поближе с ней познакомиться.

— И не мечтай. — Холодно ответил Алан. Повернулся ко мне и, взяв за плечи, пошел в обратную сторону, к моему общежитию.

Один раз я обернулась. Вслед мне смотрел ястреб. Холодным и внимательным взглядом. Заметив мой интерес, он усмехнулся, подмигнул и, развернувшись, пошел к игровому полю, где, завидев его, игроки с почтением остановились и начали расступаться.

— Почему тебя совсем нельзя оставить одну? — Спросил меня Алан — Ты вечно идешь, куда не следует. И бесконечно падаешь. У тебя же не девять жизней как у кошки.

— Ну, я же не специально, — возразила я. — Алан…

Он резко остановился.

— Не зови меня здесь так. Обращайся только "Адам", в крайнем случае, можешь звать меня братом.

— Прости, я забыла. Адам, а кто это? Ты действительно сталкивался с ним сегодня, и вы уже успели поругаться?

— Не забивай себе голову. Но все же лучше держись от него подальше. Его зовут Берк Сайлос, он на четвертом курсе боевиков, и похоже его тут многие боятся. Он совсем не изменился.

— Понятно. — Кивнула я. — Местный авторитет.

Лев усмехнулся.

— Ты голодная? — спросил он — Уже время ужина, можем вместе пойти. Похоже, тебя нельзя надолго оставлять одну. Обязательно вляпаешься в неприятности.

Я кивнула и пошла за Аланом. С ним действительно поспокойней.

8. Обед

А кормят тут неплохо. Подойдя к раздаче, глаза у меня разбежались. В итоге, взяла всего по чуть-чуть и, с полным подносом, засеменила к Алану, который уже давно сидел за столом. Увидя гору салатов, мяса, рыбы, вперемежку с пирожками и пирожными на моем подносе, он картинно закатил глаза:

— И ты все это съешь?

— Пффф, конечно. — Я с размаху плюхнула поднос на стол. — Ты не смотри на то, что я такая худая — аппетит у меня то, что доктор прописал. Надо же набирать формы. Хотя сбрасывается все равно быстрее, чем я успеваю есть.

С этими словами, я пододвинула к себе суп и взяла еще теплый пирожок с капустой.

— То, что ты много ешь, я заметил еще, когда мы были в городе перед поступлением. Но тут ты даже превзошла мои ожидания.

— О да. Я — такая. — Донеслось из-за горы на подносе.

— Карина, — Чуть тише проговорил Лев, наклонившись ко мне — Сегодня мы встречаемся ночью с Гарольдом. Он будет ждать нас за стеной академии. Надень обязательно брюки, иначе не представляю, как тебя перекидывать через стену.

— Мы полезем через стену!? — Пирожок выпал из моей руки и с громким "плюх" упал прямо в суп. — Но зачем, ведь мы могли бы просто выйти за ворота? Да и вообще… Я-то здесь причем?

— Во-первых — Гарольда могут узнать. До того как он уехал со мной в Лонгборшир, он был начальником королевской стражи. Никто не должен знать, что мы знакомы. В нашей стране не так много львов и все знают, что наследный принц — один из них. Поэтому мы не можем рисковать, выдавая себя.

— А во-вторых? — Спросила я, пододвигая к себе сразу три разных салата, взамен испорченного супа.

— А во-вторых, он передал, что у него есть сообщение для тебя. Ну, и если мы оденемся неприметно, то вряд ли кто-то нас узнает. А даже если и увидит, то парень с девушкой, которые несутся ночью через кусты, привлекут к себе всяко меньше внимания, чем один крадущийся лев.

— Это еще почему?

Алан улыбнулся и потрепал меня по голове:

— Рано тебе еще это знать.

Я с подозрением посмотрела на него, но вместо того чтобы придумать ехидный ответ, вдруг вспомнила его недавнюю фразу.

— Адам, а почему ты сказал про Берка, что он совсем не изменился? Ты был знаком с ним раньше? Не похоже, что он тебя знает.

Алан резко посерьезнел. Вот только что в его зеленых глазах прыгали веселые огоньки, смотря на меня, но после моего вопроса, их как будто заволокло туманом.

— Да, я знаю его. Это было давно, в прошлом. Хорошо, что он меня не узнал. Надеюсь, так будет и дальше. Хотя спокойно смотреть на его выходки у меня вряд ли получится. — Он мрачно усмехнулся. — Не спрашивай меня сейчас об этом, думаю, когда-нибудь ты все же многое узнаешь, если, конечно, не вернешься в свой мир раньше.

Я хотела задуматься над его словами, но Алан уже встал:

— Пожалуй, я пойду, доедай. Встретимся сегодня в час ночи, я подам тебе сигнал. Постарайся до этого времени не покалечится. — И пошел к выходу.

В задумчивости, я вернулась в свою комнату. Обе соседки уже были там.

— А вы знаете Берка? — спросила я у них.

Девушки одновременно подняли голову.

— Берка Сайлоса? Конечно, его все знают! — Ответила первой Айрана. — Он сын регента и поговаривают, что может занять трон.

— Поэтому, милочка, не стоит заглядываться на него — он не из тех, кто будет обращать свой взгляд на селянок. — Мисэль смотрела на меня с холодным презрением.

Вот оно что. Значит, Берк — сын регента. А значит, двоюродный брат Алана. Возможно, он действительно его не помнит, ведь принц младше его на три года. Но как он может стать королем, если наследный принц жив и здоров? Зря Алан сам мне не рассказал. Не прошло и часа, как я узнала его секрет. Такие вещи не скроешь, если о них все знают. Только вот, тогда Алану действительно лучше не пересекаться с братом. Не знаю, насколько они были близки в детстве, но все же вдруг его узнают? Пожалуй, у меня теперь действительно есть чем здесь заняться. Может хоть как то смогу отблагодарить принца за готовность мне помочь.

— Да я и не собиралась, — Ответила эльфийке. — Он не в моем вкусе, уж слишком страшный.

И пошла готовиться к ночной вылазке. Вслед мне неслись то ли удивленные, то ли возмущенные возгласы.

9. Ночная прогулка

Должна признаться, что к назначенному времени дрыхла, как сурок.

В оправдание могу сказать, что я стойко держалась до двенадцати. В попытках не уснуть, пятьдесят раз ходила то попить, то пописять, чем ужасно раздражала соседок, которые, как оказалось, всегда ложатся не позже десяти. Здесь вообще все, похоже, лежаться рано, а встают с петухами. Либо правильные такие, либо действительно природа в душе зовет и командует. В конце концов, на меня шикнула и Айрана, даже ее спокойная и дружелюбная душа не выдержала моих метаний. Я обиженно легла в кровать и запыхтела оттуда. Но видимо зря, как только организм, через пыхтение, начал получать больше кислорода, то решил тут же вырубится. Конечно, я понимаю, ему пришлось немало пережить за последние три-четыре дня. Бедненький.

В итоге, несколько камешков, кинутых в окно, прямо у изголовья моей кровати, даже не заставили меня пошевелиться. Алану пришлось лезть прямо по дикому плющу к моему окну. Он бесшумно добрался до маленькой открытой форточки и прищурился, разглядывая меня. Ну что могу сказать, красавица, я лежала, обняв коленкой подушку, а ртом самозабвенно пускала слюни на новую розовую пижаму с милыми слониками. Юноша глубоко вздохнул и, освободив одну руку от плюща, выдул с ладони несколько золотых светлячков. Они залетели в распахнутое окно и начали щекотать мою шею.

Почесавшись, я все же открыла глаза. Спать хотелось ужасно. А еще я встала злая, думая, что на мне сидит, по меньшей мере, пять мух. Оглянувшись, я увидела его высочество в окне, и от неожиданности, перекувырнулась с кровати на ковер. Приземлившись на пятую точку, подняла небольшой шум и Мисэль из своего уголка что-то недовольно пробурчала. С покаянным видом, я тихо встала и подошла к окну:

— Адам, прости, я заснула. Сейчас я оденусь и спущусь, подожди меня внизу.

— Ты не можешь спуститься через главный вход, там сидит вахтер, он не спит — Сказал мне принц.

— А как тогда?

— Спустишься по плющу из окна.

— По плющу!? — Кажется, мой голос впервые дал петуха: — Адам, миленький, я не могу по плющу. Здесь же третий этаж. Я высоты боюсь. — Я действительно испугалась. Не хватало мне еще упасть с третьего этажа, еще до начала обучения.

Лев глубоко вздохнул.

— Так живо собирайся и без разговоров. Я помогу тебе, не бойся ничего. Главное не шуми

— Тогда отвернись!

— А вдруг ты опять заснешь или вообще сбежишь?

— Ага, куда это я сбегу? А вот тебе наблюдать, как я переодеваюсь точно не надо.

— Ладно — Согласился он: — Только быстро

Я быстро скинула пижаму, натянула черный свитер и черные штаны. Не привычные джинсы конечно, но тоже удобные. Я повернулась к окну, Алан был сбоку от окна и, при беглом рассмотрении, его даже видно не было из комнаты.

— Я готова.

— Хорошо, открывай окно и лезь ко мне.

Я послушно открыла окно и перекинула одну ногу. Мамочки, как страшно. Я нашла в темноте руками шею альдера и вцепилась в нее, что есть силы. Он аккуратно потянул меня за талию, помогая ухватиться за плющ. В итоге, когда мне это удалось, я смогла держаться за ветки руками и ногами, я категорически отказалась спускаться дальше. Сколько бы он не пытался меня отцепить, я только сильней вжималась в стену и жалобно скулила, чтобы он меня оставил, иначе я точно упаду.

Устав от моих причитаний, Алан схватил меня за талию и резко дернул. Мои руки на секунду выпустили ветки, и он мощным прыжком оттолкнулся от стены и мягко приземлился на траву.

Я повисла на его шее как мешок с картошкой, вся обмякнув от страха.

— Чтож сразу так не сделал? — Спросила я, отбивая чечетку зубами.

— Так ты же могла опять в обморок хлопнуться! Насколько я понял, ты любишь это дело. — И он осторожно опустил меня на траву. Руками я все еще крепко сжимала его шею. Похоже, они закостенели и совершенно не хотели разжиматься.

— Эй! кто это там? — Грубый голос разрезал темноту.

Я тихонько взвизгнула и, не разжимая рук, закинула ноги на руки принцу. Он, не ожидая такого, покачнулся и, вместе со мной свалился в ближайшие кусты.

А в следующую секунду воздух, где мы только что стояли, осветился светом фонарика. Вахтер — лесной гном — подслеповато осматривал местность, видимо услышав, как мы топчем газон.

Я лежала на Алане, не шевелясь, он тоже замер, по-моему, даже дышать перестал.

Гном походил по поляне и, так никого не найдя, пошел обратно. Он передвигался по траве совершенно беззвучно. От чего я подумала, что здесь наверно все весят сильно меньше, чем выглядят. Иначе, как объяснить, что я одна топаю, а остальные чуть ли не порхают в воздухе.

Парень подо мной наконец-то вздохнул и, резко дернувшись, скинул меня с себя на траву.

— Ты и впрямь, катастрофа! — Проговорил он — Понятия не имею, зачем тебя взял с собой.

В ответ я решительно заявила, что это он меня вытащил, а я сама никуда и не хотела идти.

Препираясь, мы пошли к ближайшей границе территории академии, и приблизились вплотную к каменному красному забору. Не буду долго объяснять, как мы лезли на ограду. Скажу только, я хотела бы это забыть. Алан подпихивал меня сзади, бесконечно ругаясь и пыхтя. Пару раз даже спросил, не собираюсь ли я поменьше есть. В ответ я на весу пнула его ногой в солнечное сплетение и, когда он согнулся пополам, резво поставила одну ногу на его голову. Оттолкнулась и перекинула вторую ногу через забор. Да! получилось! Аккуратно покрякивая, я перекинула свое тельце через ограду и прыгнула на землю с той стороны. Не удержав равновесие, плюхнулась на свою пятую точку.

Рядом, одним бесшумным прыжком оказался Алан.

Я вытаращила глаза:

— Ты зачем меня заставил лезть? Почему не мог просто взять на ручки и перемахнуть через ограду. Чай не выше моего окна.

В ответ он обиженно зашипел:

— Я тебе что, ездовая лошадь? Ты и так меня всего облапала за сегодня. Как ты могла на мою голову ногу поставить?

— Вижу, вы поладили — разнеслось над ухом.

10. Рассказ Гарольда

— Вижу, вы поладили. — Произнес Гарольд. Он стоял в пяти метрах и насмешливо смотрел на нас сверху вниз.

— Вот еще — Пробурчал принц. Встал с корточек и подошел к своему слуге:- Рад видеть тебя. Почему такая срочность, мы же только вчера виделись?

— Вот именно. — Пробухтела я, все еще сидя на земле — Мог бы и вчера все сказать — чай, не чужие. Не пришлось бы по стенам лазать.

— Простите, мисс Карина, но у меня сообщение для Его Высочества и для вас тоже. Несмотря на то, что мы убрали с вас метку Сухайза, он все равно как-то узнал, что вы покинули Лонгширбор. Теперь у стражников пиксилей есть ваш портреты, и они ищут вас по всей стране.

Я побледнела.

— Зачем?

— Боюсь, не для того чтобы выказать уважение. — Вздохнул Гарольд — По нашим законам, никто не имеет права проникать в другие миры. Если это станет известно, то на короля Эгера падет подозрение. Могут начать говорить, что он ищет способ свергнуть принца и, поэтому посылает разведчиков в другие миры в поисках оружия. Хоть о том, что он не хочет отдавать престол, и так говорят на каждом шагу, но ни у кого нет доказательств. Поэтому они не могут оставить вас в живых. Не думаю, что вас будут искать в академии, ведь они думают, что вы человек без магии. Сейчас они прочесывают деревни и маленькие поселки. Но все равно будьте осторожны.

Я знала, я знала, что небольшая передышка, которая появилась, когда я поступила в академию, будет длиться не долго.

— Что же можно придумать? — Спросила я

— Постарайтесь стать сильней. Никто не сможет заподозрить сильного мага в том, что он был человеком.

Я вздохнула.

— А еще — Сказал страж — Вот это случайно не ваше?

Он протянул мне маленький складной ножик. Да, он действительно был мой. Я всегда носила его в кармане пальто с тех пор, как два года назад вечером в парке ко мне пытались пристать двое пьяных парней. Это был последний подарок моего приемного отца перед свой смертью. Я жила у него не долго — с семи до десяти лет, прежде чем вернуться обратно в приют, но очень привязалась к этому суровому человеку. Я очень дорожила его подарком. Я протянула руку, чтобы забрать нож.

— Да, Гарольд, это мое. Но где ты его нашел? В пальто, точнее, в том, что от того осталось после падения, его не было, правда?

— Не было — Подтвердил он — Я нашел его в устье реки, недалеко от того места, где мы вас выловили. У нас таких вещей нет, вдобавок от него идет сильная аура не нашего мира. Я сразу подумал, что это ваше. Если его найдут стражники Эгера, то смогут по ауре вычислить и вас. Вы не должны его больше терять. Кстати, а что это за вещь? С виду — довольно тяжелая и внутри металл.

— Это подарок — Уклончиво ответила я и прижала ножик к груди, а потом с благодарностью взглянула на телохранителя принца. Потом подошла и легонько чмокнула его в небритую щеку.

— Спасибо, это очень важная для меня вещь.

Бравый солдат покраснел как помидор и довольно крякнул.

— Но-но — Его высочество нагло втиснулся между нами и, сверкнув свирепым взглядом по охраннику, отодвинул меня на несколько шагов назад.

— Теперь расскажи, зачем ты меня искал — Обратился он к Гарольду.

Страж с сомнением посмотрел на меня, но после кивка принца, разрешающего при мне говорить сказал:

— Мы захватили переписку Эгера с одним из лордов, входящих в совет старейшин. И у нас есть все основания полагать, что в других мирах они ищут оружие не только для того чтобы помешать вам занять свое место, но и для того чтобы развязать войну с троллями.

— С троллями!? — Казалось, принц не верит своим ушам — Гарольд, ты уверен? Мы не воевали с троллями более трехсот лет. Между нашими странами подписано мирное соглашение, тысячи наших мирных жителей живут в землях троллей и работают там. Не говоря уже о том, что многие обзавелись семьями с нашими соседями. Если мы развяжем войну, то тысячи мирных жителей погибнут или будут взяты в плен. Причем с обеих сторон. Мы рискуем потерять прекрасно налаженные торговые отношения. Неужели дядя настолько безумен, чтобы пойти на это!?

— К сожалению, да, Ваше Высочество. Он, еще при жизни вашего отца, не раз утверждал, что земли троллей очень плодородны и в них много золота, и единственный способ присоединится нам к их богатству — пойти на них войной.

— Но ведь у троллей армия куда лучше нашей и минимум в два раза более многочисленная.

— Наверно поэтому он и ищет человеческое оружие — С этими словами Гарольд обернулся ко мне: — Мисс Карина, как вы думаете, есть ли в вашем мире оружие, способное противостоять магии.

Я задумалась. Вспомнила военные пистолеты, автоматы и ядерные бомбы. Посмотрела на встревоженные лица мужчин и неуверенно кивнула:

— Думаю, есть.

Лицо Алана помрачнело:

— Тогда мы должны найти способ пресечь общение между мирами и закрыть возможные проходы. Если вдруг дядя решится исполнить свои замыслы до моего совершеннолетия.

— Но даже потом — Обеспокоенно посмотрел на принца стражник — Он вряд ли отдаст трон добровольно.

— Конечно — Кивнул принц — Именно поэтому я и здесь. Я должен завершить трансформацию и отточить навыки. А пока я тут, постарайся узнать, каким образом майор Сухайз попал в мир Карины. И докладывай мне через почтовых пиксилей.

— А это не опасно, Ваша Милость?

— Не более опасно, чем встречаться с тобой лично — Усмехнулся Алан: — Наверное, сейчас нам уже пора. Никто не должен заметить нашего отсутствия.

Гарольд поклонился принцу и кивнул на прощание мне.

Алан посмотрел на меня:

— Пожалуй, не стоит нам опять проверять твою ловкость. Забирайся на меня.

Он вскинул голову, и легко трансформировался во льва. Потом немного нагнулся и протянул лапу, чтобы я могла на него залезть.

— Карина, закрой рот. — Морда льва весело усмехнулась.

Я отошла от шока. Только во второй раз видела Алана в полной трансформации. Пожалуй, я тоже хочу быть львом. Уж очень он красив. Принц помог мне залезть на его спину и, последний раз кивнув Гарольду, оттолкнулся задними лапами от земли и мощным прыжком перепрыгнул через стену. Не сбавляя скорости, но при и этом совершенно бесшумно, лев понесся к женскому общежитию прямо вдоль пруда через парк. Туда мы шли обходными путями. Но теперь он настолько быстро пересек расстояние до стены общежития, что нас было просто нереально рассмотреть.

На секунду затормозив около стены здания, он перехватил меня за талию лапой и прижал спереди к себе. Потом одним прыжком взлетел до моего окна. Я открыла зажмуренные глаза и увидела, что Алан уже стал человеком и удерживает меня на весу одной рукой. Он помог мне забраться в окно и, на секунду прислушавшись, тихо спрыгнул на траву и исчез в сторону мужского общежития.

Я потрясенно покачала головой и пошла спать.

11. День перед учебой

На следующий день не было ничего интересного, если не считать того, что тело болело так, что темнело в глазах. Вчерашнее скалолазание нашло мышцы там, где в принципе, мышц не должно было быть. Поэтому я тихо пыталась умереть в своей комнате.

Айрана, видя мои страдания, принесла мне пару пирожков и чай со столовой.

— Ты знаешь, что ночью нельзя покидать общежитие? — Тихо спросила она.

Я поперхнулась чаем.

— Откуда ты знаешь?

Дриада усмехнулась:

— Ты вылезала из окна и спорила со своим братом так громко, что мне кажется, вас полкорпуса слышало.

У меня покраснели уши. Хорошо еще, что никто не знает, что Алан мне никакой не брат. А то бы простым хихиканьем в спину я бы не отделалась.

— Нимфы, эльфы, да и альдеры, тоже, отличаются великолепным слухом. Было весьма забавно слышать, как ты кряхтишь, вжавшись в плющ.

На этих словах у меня покраснела еще и шея, а соседка продолжила:

— Кстати, мне говорили, что у тебя довольно впечатляющие результаты по магии растений. Почему же ты просто не попросила лиану тебя аккуратно вниз отпустить?

— Ага, так бы она меня и послушала. — Буркнула я в ответ.

Дриада внимательно смерила меня взглядом:

— Конечно, послушала бы. Она же живая. Вдобавок, тебе придется научиться общаться с растениями и землей, раз уж ты на нашем факультете. Мне очень странно, что ты совсем этого не умеешь. Силы не могут взяться из ниоткуда, они всегда живут в носителе, и, обычно, одаренных учат с самого детства. Если ты этого не знаешь, то, пожалуй, тебе будет сложно здесь.

Я вдохнула. Она права. Как мне изображать из себя местную, если я так много не знаю? Я прокалываюсь на самых разных мелочах, которые здесь просты, как дважды два. Даже Айрана смотрит на меня с удивлением и, даже, немного с подозрением.

В этот момент она взяла меня за руку:

— У каждого из нас есть свои тайны. — Проговорила она тихо, взглянув на меня очень проницательными глазами: — Ты не должна ничего никому объяснять, если не хочешь. Если у тебя есть силы, значит, ты достойна здесь находится. Я могу помочь тебе с учебой, насколько будет в моих силах. Я общаюсь с землей, сколько себя помню. Для меня это не сложней, чем дышать. Мы все здесь для того, чтобы стать сильней и послужить своему народу. — На этих словах ее взор стал задумчивым и даже печальным: — Поэтому можешь рассчитывать на меня.

У меня навернулись слезы на глаза. Я благодарно посмотрела на лестную нимфу. Похоже, у меня появилась подруга. Какое это необыкновенное чувство. Дружить мне всегда было сложно, но теперь, я захотела и принять от нее помощь, и, при случае, помочь самой, если это будет в моих силах. Я слышала, что их народ рассеян между царствами и у них нет своего королевства и правителя. Поэтому они населяют леса и в этом, и в соседних королевствах. И если здесь их считают за своих, то в землях троллей и эльфов их не обижают, но, при этом, ни во что не ставят.

До конца дня я просидела в своей комнате. Завтра торжественное открытие учебного года. По этому случаю Алан говорил, что для всех первокурсников устроят состязания и несколько командных игр. Чтобы познакомить друг с другом и разрядить обстановку. Айрана сказала, что в качестве представления команда лестных нимф, причем не только первокурсников, покажет национальный танец с цветами. А Эльфы будут участвовать в скачках на лошадях.

Оказывается, здесь существует много обыкновенных животных, и далеко не все они разумны. Правда, те, в которых превращаются альдеры намного крупнее. Поэтому в забеге, будут участвовать альдеры-лошади, альдеры-единороги и эльфы на обыкновенных лошадях. Что будут делать остальные студенты, я не знала.

На следующий день Алан зашел за мной, и мы вместе пошли на стадион. По дороге я спросила его, часто ли мы сможем во время учебы видеться на занятиях и в перерывах. Лев прищурился:

— Боишься, что соскучишься по мне?

— Нет, не в этом дело. Просто мы вроде как в одной лодке — хотелось бы знать чуть больше о тебе.

— Хорошо — хорошо. Я понял — Алан улыбнулся: — Но если серьезно, то сейчас решается вопрос о моем обучении, поэтому пока я не могу тебе ответить точно.

— Тебя выгоняют? — В ужасе прошептала я: — Но за что? Ты же еще ничего не сделал! Мы только позавчера приехали!

— Нет, глупышь. Не выгоняют. Но мои способности и знания больше и разносторонней, чем нужны первокурснику. Возможно, меня заочно по основным дисциплинам зачислят на третий-четвертый курс, а дополнительные предметы я буду проходить вместе со всеми, вновь поступившими.

— Аа — проговорила я. — Тогда ладно. Но ты мне точно скажи, как будешь знать. Ведь мы же друзья, верно?

Принц обернулся ко мне и внимательно начал изучать мое лицо. Если честно, я не поняла его серьезного взгляда. Но, вот, уголок его рта дернулся в еле заметной улыбке, и он, потрепав меня по голове (Господи, хоть бы это движение не вошло у него в привычку!), ответил:

— Ну, друзья, так друзья. Давай, сестричка. Топай навстречу судьбе.

И бодро зашагал к трибуне на большой арене.

12 Подстава

Удивительно, что еще совсем недавно, это была обычная спортплощадка, если не считать того, что по ней бегали альдеры, превращающиеся, по ходу дела, в зверей. Теперь это было больше похоже на настоящий амфитеатр — откуда-то возникли трибуны, возвышающиеся над полем полукругом. Там и здесь стояли мощные прожекторы, развевались флаги. На трибунах было четкое распределение рядов. Поэтому можно было точно сказать, где сидит, какой курс и факультет. На самых верхних рядах сидели более взрослые студенты. А первокурсники расположились внизу, у самого поля, ближе к земле, видимо чтобы, если что, было удобно падать. Их тоже распределили по факультетам. Алан подвел меня к моему месту, кивнул на прощание и пошел к сектору боевиков. Я посмотрела назад. Весь сектор сверху донизу занимал наш факультет. Действительно, альдеров было немного — около трех. Причем двое были парнями. Все остальное пространство занимали нимфы и эльфы.

— Ты здесь? — Рядом со мной приземлилась Айрана. — Отлично, я уже со многими с нашего потока познакомилась. Здесь много нимф, которых я знала раньше, но есть и те, что приехали с земель эльфов. Ты с кем-нибудь уже общалась?

Я отрицательно покачала головой. Хоть нимфы и более дружелюбны, чем эльфы, но на меня они поглядывали с недоверием и легким удивлением.

— Тогда я познакомлю тебя после мероприятия — Пообещала соседка.

— Спасибо, буду рада. Нам же еще вместе учится.

Все-таки хорошо иметь хоть кого-то знакомого, а то было бы очень неуютно сидеть на трибуне одной.

Я перевела взгляд на сектор боевиков и нашла глазами своего названного брата. Алан заметил мой взгляд и улыбнулся мне. Потом развернулся обратно к своему соседу — это был, кстати, Гари — зельевар, с которым мы познакомились в первый день, и что-то продолжил обсуждать. Я перевела взгляд выше и наткнулась на пару холодных черных глаз внимательно меня разглядывающих. Берк, а это был именно он, сидел почти на самом верху, в окружении пестрой шумной компании. Парни вокруг него, выглядели все как на подбор — огромные, загорелые и красивые. Они шумно переговаривались. Здесь были и те, что я видела на поле: вот чернявый парень, который превращался в вороного коня. Вот рядом альдер с огромными крыльями. Наверняка какая-нибудь птица.

Сайлос, тем временем, хищно мне улыбнулся, если конечно так можно назвать его оскал. Потом его взгляд переметнулся к Алану и лицо брезгливо поморщилось.

В этот момент, на поле вышел ректор и поднял руку, прося тишины.

Все поле мгновенно стихло. Можно было услышать даже муху, если бы она осмелилась пролететь над головами студентов. Было видно, что ректора здесь уважают, даже, наверное, побаиваются. Я слышала, что он превращается в огромного грифона и даже участвовал в войне орками.

— Приветствую вас студенты в нашей академии! — Громко проговорил ректор. Не похоже, что он напрягал горло, но слышно его было почти оглушительно. — Меня зовут Никос Дардор — я занимаю пост ректора нашего учреждения. Надеюсь, вы прекрасно отдохнули за лето и готовы опять грызть гранит науки! Сегодня мы встречаем наших первокурсников, а заодно, по традиции, и проверим, насколько они сильны. Если, по-прошествии сегодняшних игр кто-то окажется слабаком и пострадает, то не думаю, что ему место в нашей академии!

По трибуне раздались одобрительные смешки и возгласы. Я вся сжалась на спинке кресла. Что это значит? Что значит "пострадает"? Как это выгонят!? Айрана говорила, что это просто представление! Я скосила взгляд на дриаду, но та спокойно смотрела перед собой. Неужели только мне страшно? Скосила глаза на трибуну. Э, нее, среди первокурсников все же были студенты, чуток позеленевшие от страха. Маленький щуплый парнишка с огромными очками, сидящий в секторе лекарей, вжался в спинку стула и нервно сглотнул, глядя на грозного ректора.

Уф. Ну, хоть не одной умирать, и то ладно. Кажется, эта мысль меня чуть-чуть успокоила.

Тем временем, на поле Дардор продолжал вещать об основателях академии, ее важности для нашей королевства Солнца, а так же всех других стран. Потом представил преподавателей, которые вышли на поле и встали позади ректора. Здесь был уже знакомый мне тролль Хопкинс, декан кафедры зельеварений. Он стоял с презрительной усмешкой, буравя глазами притихших студентов. Была красивая высокая женщина, ее представили как Мариль, преподавательницу на кафедре лекарей. Деканом нашего факультета оказался высокий стройный эльф с умным лицом и холодными глазами. Его звали Карес. Айрана шепнула мне на ухо, что это старший брат нашей соседки. Я удивленно подняла брови. Ну да, похож. Те же длинные белые волосы, прямо как у Мисэль, только у нее они свободно лежали на плечах, а у преподавателя были собраны высокий хвост. Чтож, надеюсь, хоть с ним-то мы поладим. Потому что с эльфийкой отношения у нас так и не сложились.

Были еще и другие преподаватели, но я их не запоминала. Обратила внимание только на большого кентавра с телом человека и ногами лошади, который заведовал кафедрой боевиков. Кажется, его представили что-то вроде «Торовенсер Алькерон Урилла». Про себя сократила до Торо Урилла. Так, если его кто-нибудь окликнет, смогу понять о ком речь. Сама, при надобности буду звать «господин декан», «декан Урилла», на крайний случай, просто «сэр». Вот где была гора мышц. Даже Гарольд на его фоне казался не шкафом, а скорее вешалкой. Пусть и крепкой.

— Итак — Провозгласил ректор. — А теперь… Да начнутся игры!!

С этими словами над полем грянул салют, и в воздух взметнулись несколько огненных птиц. Он сделали круг над площадкой и, ринувшись в центр поля, одновременно зажгли хвосты. Птицы пронеслись вдоль трибун, зажигая по пути траву. В итоге, прямо перед восхищенными и вопящими от восторга студентами, ректор с преподавателями оказался в огненном кольце.

— Мне пора — сейчас танец дриад и наяд. — Шепнула Айрана, поднимаясь.

— Разве ты не будешь участвовать в соревнованиях?

— Нет, в них участвуют в основном альдеры. Нимфы исполняют танец на открытии, а эльфы участвуют только в скачках… Традиции. — И она улыбнулась, пожимая плечами.

Так вот почему она была спокойна! Ей-то ничто не угрожало. Для нее просто интересное представление.

Я наблюдала, как Айрана вышла в центр круга и встала вместе со своими сородичами. Да, их раса, похоже, состояла только из красавцев. Все тоненькие, полупрозрачные. У дриад — нимф леса — за спиной сверкали аккуратные крылышки. Наяды — водные нимфы, были без крыльев, зато их тела были настолько гибкие, а движения плавные, что привлекали внимание, даже когда просто стояли.

Нимфы встали в круг, взявшись за руки. Зазвучала музыка. В центре круга между ними начали появляться растения, похожие на лианы, они раскачивались в такт музыке и поднимались к небу, на ходу обрастая листьями и цветами. В воздухе запахло лесом. Крылатые дриады, все еще держась за руки, взлетели к самым цветам наверху лиан, а наяды, оставшиеся на земле, отплясывали замысловатый танец похожий на нашу чечетку.

— Похоже, ты впервые видишь что-то подобное. — Разнеслось под ухом.

Я вздрогнула и развернулась на голос. Рядом со мной, усмехаясь, сидел Берк.

— Что ты тут делаешь? — Спросила достаточно вежливым голосом. — Кажется, все боевики сидят напротив, а не тут.

— Я могу сидеть, где пожелаю. Не думаю, что кто-то посмеет меня прогнать — Он самодовольно поднял голову. — Как тебя зовут?

— Карина. А ты не мог бы пожелать посидеть в другом месте? Я, из-за тебя, пропускаю танец подруги.

— Нимфы? — Его бровь поднялась. — Ты ничего не теряешь. Попрыгают и перестанут. Хоть этой традиции много лет, но она уже давно себя изжила.

— Много ты понимаешь в прекрасном! — Я сделала презрительное лицо

— Что, больше не дрожишь от страха при виде меня? — Альдер сощурился. — Уж больно быстро осмелела.

— Ты тогда меня просто испугал. Появился из ниоткуда и навис надо мной. У меня не очень крепкие нервы.

— Ну да, я это заметил. — И снова ухмылка: — Но если бы ты знала, кто я такой, ты бы разговаривала повежливей.

— И кто же ты? Сын регента? Я и так это знаю. Не думаю, что статус твоего отца дает тебе право пренебрежительно разговаривать со всеми вокруг.

Глаза ястреба грозно сверкнули, и он резко придвинул свое лицо к моему:

— А ну повтори.

Я громко сглотнула. Ну, все. Довыпендривалась. Сейчас сожрет меня и косточки выплюнет. Или в темницу отправит, он же вроде из королевской семьи, значит власть имеющий. И уже открыла, было, рот, чтобы сказать, что живой не дамся, как рядом произнесли:

— Разве ты не согласен с Кариной, Сайлос? Похоже, она понимает куда больше избалованных наследников.

Мы с Берком одновременно повернули головы — рядом с нами стоял Алан, сложив руки на груди. Ой. Кажется, он слышал наш разговор. Он-то вообще будущий король, может и на свой счет хамство принять.

— Ты что, каждый раз будешь прерывать мой разговор с девушкой, Вэбер? — Ястреб выпрямился.

— Если эта девушка — моя сестра, то да — Спокойно ответил лев.

— Больно ты наглый для первокурсника, хотя… — Берк внимательно оглядел меня прищуренным взглядом: — Похоже, у вас это семейное.

— Не переживай, меня перевели заочно к вам на четвертый курс на несколько предметов, так что теперь будем чаще видеться.

— Да неужели? А не рановато тебе, малыш? Что, много блата на верхах?

— Пожалуй, не больше чем у тебя.

Я сидела и смотрела, как эти двое переругиваются. Вот вроде взрослые люди, а как начнут петушиться, так сразу на юнцов похожи. Берк был старше и массивней Алана. Зато тот светился такой холодной уверенностью короля, что поневоле внушал уважение. И неизвестно, кто бы из них победил, если бы сошлись в бою.

— А теперь, мы начинаем первое соревнование — поиск артефактов под огненными шарами! — Провозгласил ректор Дардор: — Игра опасная, есть шанс получить небольшие травмы. Но никто не умрет, пострадавших сразу вылечим, не переживайте. Ну что, есть среди первокурсников смельчаки?

Оказывается, танец нимф уже давно прошел, а я даже и не заметила, так как наблюдала за перепалкой двоюродных братьев.

Игра на поиск артефактов была одной из самых сложных. 25 человек помещали на большую поляну с разбросанными по всей площади камнями, стогами сена, деревьями и кустами… Суть игры заключалась в том, чтобы найти пять спрятанных артефактов на поле. Скрипичный ключ, перо, стрелу, зеленую бабочку и красный цветок. Некоторые из этих предметов были просто спрятаны или зарыты, а некоторые запечатаны магией. Никто заранее не мог сказать, что именно скрыто, какого размера и где будут находиться предметы.

Я не совсем поняла, что значит, запечатаны магией, но переспрашивать не стала, потому что была уверена, что мне не нужно будет в это играть.

Самая большая сложность заключалась в том, что вокруг поляны со всех сторон становились студены старших курсов. Они должны были выбивать игроков волшебными мячами. Сначала кидали водными снарядами. Студента, в которого попал мяч, обливало водой с головы до ног. Потом звуковыми. Тех, в кого попали, оглушало диким визгом сирены. Затем воздушными. Несчастного подхватывало в воздух и кружило в воронке из ветра вниз головой. Ну, и для оставшихся были приготовлены огненные снаряды — они оставляли большие ожоги на коже. Выбывали из игры те, кто нашел артефакт или те, в кого попали. Соответственно первые получали плюс восемьдесят очков к своему счету и автомат в зачетку по боевым искусствам, вторые минус восемьдесят. Нам в самом начале сказали, что у каждого студента перед началом обучения по сто очков. Чтобы вылететь с академии, нужно было лишиться всех. Соответственно, минус восемьдесят — ну очень приближали к выходу. Айрана говорила, что в этой игре девушки добровольно обычно не принимают участие. Только если их вызовут.

— Вот, господин ректор, мисс Карина хотела бы принять участие — Громко прокричал Берк, показывая на меня пальцем.

На меня обернулся весь стадион. Студенты старших курсов с интересом начали меня рассматривать, а я, в ответ, пошла красными пятнами от страха.

— Мисс Карина? — Ректор удивленно поднял брови. — Чтож, прошу. Идите сюда, юная леди. Кто-нибудь еще?

— Я, господин ректор — Громко сказал Алан за моей спиной.

— Адам Вэбер? Прекрасно. Кто еще?

Лев подошел по мне, взял за плечи и сказал:

— Теперь уже придется идти. Пойдем, не бойся. Я тебе помогу.

И он потащил меня к арене. Я ощущала себя агнцем, которого ведут на заклание. Поджилки тряслись, ноги не сгибались. Мы встали в центр поля, куда потихоньку начали подходить другие безумные, которые хотели играть.

— Если эта игра такая опасная, то почему многие первокурсники все же выходят? — Спросила я Алана.

— Ну, во-первых, потому что это хороший шанс заявить о себе, проверить свои силы, а заодно получить автомат за первый семестр по боевым искусствам.

— А во-вторых?

— Во-вторых, другие игры, пусть и не такие опасные, но намного более выматывающие. Здесь — отстрелялся и все. Даже если ничего не нашел и в тебя попадут, то тебе все равно засчитывают сам факт прохождение теста. Пусть и получишь минус по очкам, но зато не придется больше ни в чем участвовать. Ну и вдобавок, если не наберут достаточное количеств игроков добровольно, то остальных будут добирать наугад старшекурсники.

Так и вышло. На поле вышло около пятнадцати парней, если считать не нас с Аланом. Нужно было еще восемь человек. Берк со своими дружками пошли по рядам испуганных первокурсников и начали отлавливать самых, на мой взгляд, пугливых и трясущихся.

В итоге наша дружная команда смертников дополнилась четырьмя хрупкими девушками и четырьмя юношами, одним из которых был парнишка в очках, которого я видела раньше.

13 Игра

И вот игра началась. Первокурсники, как зайцы разбежались по полю. Кто-то в прямом смысле «как зайцы» — обратился и побежал. У меня был только один вариант — надо быстро найти тот предмет, который просто спрятан — без магии, и пока кидаются только водяными снарядами. Получить минус восемьдесят баллов вот совсем не улыбалось. Учитывая, что мы еще не начали учиться, я подозревала, что и ста может оказаться маловато с моими-то знаниями. Поэтому проиграть было никак нельзя. Предметов всего 5. Нас 25. Соответственно, два десятка получит огромный минус по очкам. Надо торопиться, я не должна попасть в их число.

И я, пригибаясь, побежала к первому попавшемуся дереву, глядя под ноги, пытаясь увидеть хоть один из предметов.

Старшекурсники уже заняли свои позиции и разбирали снаряды. Сайлос встал на стороне, противоположной трибунам. Подозреваю, чтобы его все могли видеть. Вот же любитель покрасоваться. Он с улыбкой подкидывал на руке мяч, и первый кинул его. И кинул в мою сторону!

До этого я была уверена, что стою слишком далеко. Но ошибалась. Снаряд с грохотом впечатался в меня, окатив сверху донизу водой. Все ошарашено оглянулись. Так быстро? Я запаниковала: это что, все? Я уже выбыла?

Тут раздался голос Торо — декана боевиков:

— Нарушение! Сайлос, еще не было сигнала!

Тот осклабился:

— Прошу прощения, декан Урилла, я не заметил.

Вот же паразит! Он специально в меня кинул! Как же мне теперь мокрой бегать?

Следом раздался сигнал. И ту же секунду в небо взметнулся сразу десяток шаров. Я упала ничком прямо у дерева, прислонившись к его стволу. Недалеко от меня миниатюрную девушку окатило водой, и она с тоской поплелась на выход с площадки.

Тут раздался крик декана:

— Стоп! первый артефакт!

Парнишка с очками, стоя на краю поля, держал в руку стрелу.

Отлично! — Провозгласил ректор: — Первый артефакт найден! Нельтон получает восемьдесят очков! И еще 3 студента выбывают. Продолжаем. Переходим к звуковым снарядам.

Я привстала с земли, где меня было хорошо видно, и побежала к большому стогу сена. Прямо у моего уха пронесся снаряд, но не успел задеть, потому что неизвестно откуда взявшийся Алан резко дернул меня за локоть и уронил в траву.

— Ползти можешь? — спросил он

— Могу — прохрипела я.

И мы поползли. Мимо нас пробежал один из парней и, не добежав до дерева, получил в спину снарядом. Раздался оглушительный визг! Я зажала уши руками, а парнишка упал ничком на траву, оглушенный. Я посмотрела на него: несколько секунд он даже не двигался, но потом замычал и зашевелился. Уф. Жив.

Мы доползли до стога сена и сели за ним. Недалеко от нас девушка подбежала к дереву и прислонила к нему ладонь. Под ее руками пошло красное сияние. Но в этот момент мы все услышали на еще один визг. И сразу за ним третий. Девушка на секунду остановилась, но потом повернулась обратно к дереву и продолжила нажимать на него рукой. Под ее ногами начал расти красный цветок, искрясь и переливаясь.

— Цветок! — воскликнула я.

В этот момент взорвался еще один снаряд прямо над головой. А девушка победно подняла цветок над головой.

— Стоп! — прогремел Урилла: — Элайза, вы нашли цветок, запечатанный в дерево. Умница! Восемьдесят очков ваши. И мы лишились еще четырех игроков. Теперь очередь воздушных снарядов.

Мамочки, когда же это кончится? Надо срочно что-нибудь найти. Я в панике начала шарить прямо под ногами в высокой траве.

— Бесполезно — Сказал Алан: — Зеленая бабочка наверняка запечатана магией. А перо летает слишком быстро, ты вряд ли его увидишь. Скрипичный ключ вообще в самом конце появляется.

— Что же делать?

— Держаться до конца. Мы должны выстоять. Если после последнего артефакта продержатся пять минут, то тебе не будут списывать баллы.

— Правда? — мой голос наполнился надеждой.

Альдер в ответ кивнул.

Прозвучал свисток.

В этот момент Алан прищурился, глядя на куст неподалеку, и метнулся туда с огромной скоростью. Он что-то схватил в руку и посмотрел на меня. Его глаза резко расширились:

— Берегись! — И кинулся обратно ко мне мощным прыжком.

Я обернулась и увидела сразу два меча, летящих в мою сторону. От одного я успела увернуться, а второй летел прямо в мою ногу. Сзади где-то взорвалось пару шаров, а меня, как в замедленной съемке, оторвало от земли, подбросило в воздух и перекинуло через стог сена. С той стороны, я открыла зажмуренные глаза и увидела, что Алан держит меня на руках, крепко прижимая к себе.

— Чуть не опоздал — Он улыбнулся.

Мы понеслись к ручью, где было несколько однокурсников. Двое из них кружили в воронке из ветра. Ноги ребят болтались в воздухе, а голов в принципе не было видно. Зрелище жуткое, если честно. Воронки, медленно покачиваясь, двинулись на выход вместе с пленниками.

Когда мы уже подбежали, большая птица пронеслась мимо и кинулась прямо головой в ручей. И вынырнула мокрым с головы до ног студентом. Он зажимал зеленую бабочку в руке.

— Стоп! Третий предмет найден! Я знал, Альфред, что ты еще покажешь себя! — все поле огласилось голосом Торо: — Мы потеряли еще семерых первокурсников. Чтож, вперед, бойцы! Помогайте друг другу по возможности. Вас осталось восемь человек и последних два предмета. Ключ уже появился на площадке, а перо… неужели, до сих пор, никто не нашел? Достаем огненные шары. Аккуратней студенты! Они опасны. Старшекурсников прошу в головы не целиться, им еще потом этим местом думать.

И прозвенел последний свисток. Я молилась, чтобы кто-нибудь нашел уже эти несчастные два предмета, и я смогла попробовать продержаться еще 5 минут. Рядом со мной в ручей упал огненный снаряд и с шипением погрузился в воду. Еще чуть-чуть и я упаду без сил и сдамся.

Лев метнул взгляд в ближайшие кусты и потащил меня туда. Рядом с нами снаряды попадали в незадачливых первокурсников. Они взвизгивали, хватались за обожженное место и падали на траву. Я в ужасе бежала за Аланом, петляя как заяц.

Совсем немного времени прошло, как, кроме нас, не осталось ни одного студента. Оба предмета были так и не найдены, но никакого желания их искать у меня не было. Я просто пыталась не попасться.

Совсем недалеко раздался голос Берка:

— Да сдайтесь уже! Сколько можно!?

— Русские не сдаются! — Крикнула я и храбро спряталась за спину Льва. Его слова разозлили меня и придали сил. Ну, уж нет, мы еще поборемся!

Старшекурсники взяли нас плотное кольцо и практически одновременно кинули со всех сторон снаряды. Алан издал глубокий рык, трансформировался и подкинул меня лапами в воздух, а сам ловко увернувшись от снарядов, рухнул в траву.

Я подлетела над всем полем метров на двадцать и, прежде чем начать обратное движение, увидела, что все поле испещрено дорожками в виде… В виде скрипичного ключа!! Я начала падать вниз, попутно крича во все горло:

— Ключ!!!!

Меня подхватил у самой земли лев, а с трибун раздался крик:

— Стоп!!! Карина Вэбер нашла скрипичный ключ! Поздравляю, девочка! Мы потеряли шестерых бойцов, и остался только один предмет и один боец.

— Сэр!

Алан отпустил меня на землю и вышел вперед. Он протянул руку и разжал пальцы. На его ладони лежало перо.

По всем трибунам прошелся восхищенный вздох.

Я стояла и не помнила себя от радости. Получилось? У нас получилось? У нас получилось! И с визгом "Да!", я бросилась ко льву на шею и поцеловала его в грязный потный нос. Принц тут же покраснел до кончиков ушей, но не перестал улыбаться.

— Игра окончена! — прогремел голос Дардора.

Потом нас поздравляли и пожимали руки. Вокруг мелькали лица, слышались крики. Но я просто села на неизвестно откуда подвернувшийся стул и улыбалась.

Ректор подошел к Алану, стоящему рядом со мной, и пожал ему руку:

— Молодец, Адам. Ты доказал, что можешь учиться сразу на четвертом курсе… Мне только интересно — Он понизил голос: — Почему ты сразу не показал перо?

Он хитро посмотрел на меня и добавил:

— В любом случае, поздравляю вас, братцы кролики. Из вас неплохая команда получилась.

— Спасибо — Проговорили мы одновременно.

Рядом прошел Берк, заинтересованно глядя на меня и на Алана. Похоже, он даже хотел подойти и что-то сказать, но передумал и только подмигнул мне, перед тем как уйти.

— Какая ты молодец! — Рядом возникла Айрана: — Я думала, тебя сразу подстрелят… Ох, подруга! Ты вся мокрая и, вообще, еле живая. Может, пойдешь в общежитие?

— А можно? — Голова раскалывалась, и я с удовольствием упала бы прямо здесь.

Она кивнула.

— Тогда давай — решила я: — Только брата предупрежу.

Я обернулась, но того уже не было рядом. Он стоял на другом конце поля и разговаривал со старшекурсниками, которые восхищенно ему что-то говорили.

— Ладно, пошли. — Решила я: — Не будем его отвлекать.

И мы пошли. Потом были еще какие-то соревнования, и Айрана, после перерыва, убежала смотреть скачки, а я помылась и упала в кровать. И до следующего утра сладко спала.

14. предложение

Потом начались занятия.

Похоже, я уже начала привыкать к этому миру, потому что боевые искусства были весьма похожи на нашу физкультуру с элементами самообороны, а зельеварение удивительно походило на химию. Все тоже самое: сидишь, весь урок записываешь непонятные формулы в тетради, и только в конце, под строгим контролем, разрешают смешать какой-нибудь отвар строго по рецепту:

30 грамм поганок, 10 грамм шерсти зачарованных кроликов, щепотку какого-то фиолетово порошка с непонятным названием. Все это залить болотной водой и помешивать 15 минут, пока варево стоит на маленьком огне.

Алана я видела за две недели только пару раз в столовой. Он спросил меня, все ли хорошо и не нужна ли мне помощь, но я отказалась.

Сейчас на нем была удвоенная нагрузка: он проходил практику боевых искусств и магии вместе со старшекурсниками и достаточно часто выглядел помятым после тренировочных боев. Так же принц брал дополнительные уроки у лекарей. С ним индивидуально занималась мадам Мариль, и я даже слышала, как она рассказывала другим преподавателям, что он очень талантливый. Остальные уроки он посещал вместе боевиками-первокурсниками.

Поэтому, как я могла его отвлекать? Даже если бы захотела, то не понятно как бы он смог выделить на меня время. Вдобавок, втянуться в учебу оказалось не так-то сложно. Довольно часто мне помогала с домашним заданием Айрана.

Только на уроках по энергии земли и растений у меня ничего не получалось. Я тщетно пыталась заставить ожить хотя бы высушенный мох. Но под моими пальцами он только проминался. Декан Карес обреченно качал головой и всячески пытался добиться из моих рук хоть какой-то энергии. А я даже не могла понять, что он от меня хочет. При попытке искать в себе скрытые силы и магию, докапывалась только до головной боли и начинала просить пощады. Брат Мисэль даже ходил к ректору узнать, точно ли меня правильно зачислили на его факультет. Пришел от Дардора злой и заявил мне, что если я не высеку хотя бы искру магии, то он лично добьется того, чтобы меня исключили к концу семестра.

Я совсем приуныла. Даже Айрана мне не могла помочь. Нет, когда она рассказывала, что с растениями и землей можно общаться, я ей верила. Можно. Но ей. Не мне.

После одного из таких унизительных занятий я пришла в столовую и попросила двойную порцию солянки. Меня всегда тянуло на остро-соленое, когда была расстроена.

Я села в центре зала и с меланхоличным видом откусила кусок от черного хлеба, которым вообще-то собиралась закусывать острый суп.

— Вижу, день не очень удачный. — Напротив меня сел Берк и, положив свой поднос, приготовился к трапезе. Даже тканевую салфетку демонстративно завязал под подбородком.

— Уйди, а? — Я тоскливо взглянула на альдера.

— Ты чего такая кислая? Неужто братец тебя бросил, не развлекает?

И он с довольным видом принялся за расчленение куриной ноги на своей тарелке.

Я в ответ только вздохнула. Наверняка, Алан смог бы поднять мне настроение. Хоть в этом этот индюк прав.

— Так ты бы меня попросила. Со мной скучать не придется! — Продолжал разглагольствовать ястреб. — Со мной еще ни одна девушка на скуку не жаловалась. Можем сбежать в город, прогуляться, посидеть в таверне. Расскажешь мне о своих горестях. Поплачешься на широкой груди. А Можем…

— А можем — Перебила я его. — Поучится?

— Чего? — Берк поперхнулся соком.

— Поучиться говорю. У меня не получается разбудить силу, чтобы хоть что-то сделать на уроках магии земли. Даже мох сушеный оживить не могу. Хотя, ты боевик, откуда тебе про это знать. Всё. Забудь. Вот выгонять меня в конце семестра за профессиональную непригодность, и не буду у тебя перед глазами маячить.

Я печально положила голову на сложенные на столе руки.

— Выгонят? Так это же замечательно! Одной сельской занозой меньше! Ты, похоже, придумываешь! Не бывает так, что источник силы есть, а разбудить саму силу очень долго не можешь. По крайней мере, с простыми людишками, такого не происходит.

Сайлос болтал и наслаждался собственным остроумием. Но, не услышав в ответ никакой реакции, он наклонился, чтобы заглянуть в мое лицо, сквозь рассыпавшиеся по плечам волосы, и увидел, что у меня уже стоят слезу в глазах. Тогда он выпрямился, пожевал губами и наконец, выдал:

— Ну, хочешь, помогу. Я не так много знаю о магии растений, но все же проходил ее. Всяко лучше разбираюсь, чем ты. Но тогда, будешь должна прогулку в город.

— И как ты сможешь помочь? — С сомнением спросила я. — Мне даже нимфа не помогла. А она в этой стихии, как рыба в воде.

— Ну, я же не нимфа. — Логично заметил альдер. — Вдобавок, — Он весело подмигнул: — У меня свои методы обучения.

Так как вариантов у меня все равно не было, а получить хотя бы удовлетворительные балы к концу семестра, мне нужно было кровь из носу, если я хочу попасть в библиотеку академии, то я согласилась. Инстинкт самосохранения кричал, что я совсем рехнулась, если доверяюсь такому, как он. Но жажда не вылететь с учебы была сильнее. Я решила, что на всякий случай возьму с собой отцовский ножик. Я и так его почти всегда носила с собой, а теперь решила совсем не расставаться. Мало ли что.

Мы договорились встретиться после ужина в одной из беседок около пруда.

Это было достаточное многолюдное место, поэтому я несколько успокоилась.

Когда уже подходила к месту встречи, то поняла, что если бы меньше внимания уделяла учебе и больше смотрела по сторонам, то мне бы здесь даже понравилось. По поверхности пруда ходила мелкая рябь, туда-сюда сновали уточки самых причудливых форм и расцветок. На берегу сидели студенты небольшими группками. Многие из них кидали в воду хлеб.

Вообще, альдеры относились трепетно к животным и не обижали их. Возможно по тому, что и сами косвенно принадлежали к их числу. Удивительно только, как такая гуманность не породила здесь вегетарианцев. По тому, что едят в столовой, я поняла, что здесь все же делают четкое разграничение между собой и тем, что может стать едой.

О нет! Мне не нужно думать об этом мире так много. А то еще захочу в нем остаться! А кто меня здесь ждет? Хотя… А кто меня ждет дома? Я вообще плохо понимаю, что значит дом. Ладно, возможно, подумаю об этом позже. Не стоит сейчас забивать этим голову. У меня есть дело на ближайший вечер. И я очень постараюсь разбудить в себе силы. Авось этот старшекурсник сможет помочь.

С этими мыслями подошла к беседке. В ней уже сидел Сайлос. Ну как сидел… Лежал. И, похоже, бессовестно дрых. Неужели я опоздала? Сверилась с часами на руке, которые подарил Алан. Да нет, вовремя.

Я аккуратно подошла к Берку. Уж ты, какой лапочка! Когда спит, выглядит очень мило: ручки положил под щечку, громко сопит, волосы растрепались. Только, разве что, слюни на лавку не пускает. Потрясла его легонько за плечо:

— Подъем!

Парень резко дернулся, не удержался на узкой лавке и свалился на пол. Спросонья, не поняв, что произошло, трансформировал одну руку в длинное крыло, которое тут же отчаянно забило по деревянному полу. Альдер поднял на меня растрепанную голову и, узнав, какое-то время демонстрировал сложный мыслительный процесс. Потом, видимо вспомнив, как каждый из нас сюда мог попасть, вернул своей руке обычное состояние и укоризненно посмотрел в мою сторону:

— Эге. Поласковей нельзя было?

Я сделала удивленное лицо. Точнее удивленным оно уже было, я просто добавила невинности во взгляд:

— Так я же вроде и не грубо. Просто ты уснул крепко. Как же мне было тебя будить? Лягушку изображать и издалека квакать?

— Могла бы просто по головке погладить.

— Еще чего! — Я передернула плечами.

— Ну, хорошо, — Берк, наконец, встал. — Раз ты здесь не за романтическими впечатлениями, то давай попробуем расшевелить твои магические способности. — Он осклабился. — Готова?

Пятой точкой я почувствовала что-то неладное.

15. Ивронга

— Итак, — Вещал Сайлос, уводя меня все глубже в лес, который начинался от пруда и тянулся до самой границы академии. — При поступлении, что тебе сказали о твоих силах? Ты должна была проходить проверку на кристаллах.

— Ну… — Я постаралась подумать и сосредоточится на воспоминаниях, а не на мысли, что он ведет меня, чтобы потом сожрать без свидетелей. — Мне сказали, что источник во мне только проснулся. И на большой кольце от контура была только — вот такая часть. — Я показала большим и указательным пальцем, какого именно размера была часть. — А еще он был голубой.

— Голубой!? — Берк резко остановился.

Я не успела затормозить и впечаталась носом в его огромную спину. Ястреб повернулся на меня и спросил:

— Ты уверена? Что голубой? Королевской крови в тебе быть не может, это уж я прекрасно знаю. Тогда остается необычайная магия по силе или по виду. Этого тоже что-то не наблюдается — Он внимательно осмотрел меня, как покупатель, выбирающий помидоры на прилавке магазина.

— Мне сказали — голубой. — Упрямо подтвердила я, потирая ушибленный нос.

— Хм — Неопределенно ответил он. — Интересно. Что-нибудь еще?

— Ну, потом мне давали разные камни. Но они даже не светились.

Спереди хмыкнули.

— Немного светился зеленый, который жизни и здоровья, а еще золотой — боевой магии.

Берк кивнул. Мы остановились на поляне посреди старых деревьев, названия которых я не знала. Вокруг было достаточно темно. Солнечный свет еле-еле проникал через густую листву, оставляя золотые блики на лице моего провожатого.

— Ну а потом фиолетовый взорвался. — Подытожила я свой рассказ.

— Как это взорвался? — Он удивленно приподнял бровь.

— Ну не совсем взорвался. Сам камень остался цел. Но когда я его взяла, произошел взрыв — хлопок и вспышка. Нас тогда всех по стенам раскидало. Но больше ничего. Он сразу перестал гореть.

С секунду альдер смотрел на меня, а потом сделал аккуратный шажок в сторону.

— Хм… Ладно. Дай подумать… — На секунду задумался, а потом хлопнул в ладоши: — Хорошо, раз у тебя голубой контур, то можем попробовать так, как учили меня… Правда у меня была магия боевиков, но это не столь важно. — Он легкомысленно махнул рукой: — Готова?

— Ага.

— Тогда дай руку.

Он подвел меня за руку к ближайшему дереву.

— Попробуй услышать его. Здесь деревья старые, возможно они постараются тебе помочь.

— Как мне это сделать?

— Просто закрой глаза, прислони ладонь и обратись к нему с вопросом.

— Каким?

— У тебя что, совсем воображения нет? — Рассердился ястреб: — Придумай что-нибудь. Это ты у нас маг растений, с великими возможностями, а не я.

Я послушно дотронулась до дерева. Ствол был старый, шершавый и немного крошился под моими пальцами. Я вздохнула и закрыла глаза:

— Уважаемое дерево. Эмм… Меня зовут Карина Вэбер. Не могли бы вы уделить мне пару минут и поговорить?

Вокруг стояла тишина и ничего не изменилось. Выждав пару минут, я открыла по очереди глаза, затем обернулась, чтобы сказать Берку, что ничего не почувствовала и зря он это затеял. Но альдера рядом не было…

Я резко начала крутить головой, ища юношу. Но он как сквозь землю провалился.

— Берк — жалобно позвала я.

В этот момент дерево, которое я до сих пор трогала рукой, задрожало и зашевелилось. Я быстро убрала руку и отпрянула. Но убежать не успела. Из земли вырвался, прорвав землю, корень и подставил мне подножку. Я запнулась об него и упала ничком на траву, а толстая ветка дерева обвила мои ноги и потащила обратно. Сзади дерево уже вытаскивало из земли свои корни и двигалось навстречу мне.

— Помогите!!!! — Заорала я во все горло: — Кто-нибудь, вытащите меня! Берк!!

Ветка, которая держала меня за ноги, резко дернулась, подбрасывая меня в воздух. Меня подняло под самую крону, и теперь я висела вниз головой. Из ствола дерева начали появляться гибкие лианы и тянуться ко мне. Очень скоро я уже была вся замотана ими, как бабочка в коконе. Нетронутой оставалась только голова. Я почувствовала, что кокон начинает стягиваться, передавливая мне все органы.

— Не дергайся! — Подо мной послышался голос Берка.

Я посмотрела вниз. Сайлос стоял около ствола дерева и неотрывно смотрел на меня.

— Помоги мне! — Взмолилась я.

— Не могу — Он покачал головой: — Это дикая Ивронга. Очень капризное растение. Она задушит тебя, если ты не сможешь убедить ее освободить тебя. Договориться с ней сможет только настоящий маг земли. Тебе нужно использовать все силы, если хочешь жить.

— Я не смогу. — Прохрипела я.

— Сможешь. — Он жестко покачал головой.

В этот момент по лесу раздался грозный львиный рык. В нашу сторону кто-то бежал, сминая под мощными лапами ветки и листву.

Берк тоже услышал. Он обернулся и поморщился.

Похоже, и дерево почуяло неладное, потому что начало еще сильней меня сжимать. Мне стало трудно дышать. Глаза начали закрываться, а дыхание сбиваться. В голове пронеслось: «Неужели это конец? Похоже, Алан не успеет и найдет только мой хладный труп».

Потом в сознании появилась мысль, что я еще так много не сделала, столького не видела, и совсем не хочу умирать. Я ухватилась за нее, потянула к себе. Нет. Я не умру. Я выживу. Я обязательно выживу!

Я мысленно обратилась к дереву, собрав все силы и всю твердость, на которую только была способна:

— Ивронга, немедленно отпусти меня. Отпусти, иначе я лично спилю тебя.

На секунду лианы перестали двигаться вокруг меня и дерево замерло. Боковым зрением я увидела Алана, выскочившего на поляну. Он крутил головой, пытаясь увидеть меня.

— Прости. — Раздался рядом тихий шелест. — Он сказал, что ты хочешь поиграть.

Я повернула голову и посмотрела на крону дерева. Это оно сказало?

— Отпусти. — Обратилась опять. — Мне больно.

— Хорошо. — Прошелестело в ответ. Лианы обмякли и разжались. Я полетела вниз головой к земле, но меня подхватил внизу на руки принц.

— Карина! — выдохнул он.

Я сидела на его руках, последнее время я частенько тут оказываюсь, и тяжело дышала. Мой взгляд ошалело метался по сторонам, пока не уткнулся в Сайлоса, стоящего поодаль со сложенными руками на груди. Этот гад улыбался во весь рот!

— Ты!!! — Выдохнула я. Потом сорвалась с рук Алана и бросилась на ястреба.

— Придурок! Как ты мог! Оно чуть меня не убило! — Я наотмашь колотила кулаками по широкой груди, а он со смехом уворачивался и, еле заметно сдерживал удары, чтобы не попало по лицу.

Рядом раздалось рычание, и в тот же момент, Берка вырвал из моих рук и покатил по земле разъяренный лев. Тот на ходу трансформировался и пытался вырваться из когтистых лап, а заодно клювом схватить противника за морду.

С минуту я стояла и смотрела, как эти двое мутузят друг друга, издавая дикие крики. Во все стороны летели перья и шерсть. Тут они оба немного отступили, и вокруг каждого появилось сияние. Вокруг льва — золотое, вокруг ястреба — темно-коричневое. Еще немного и они направят друг на друга магию.

— Стойте! — Крикнула я настолько громко, насколько смогла. И ринулась прямо к ним. Из деревьев вокруг резко показались длинные лианы, наподобие тех, что связали меня и схватили обоих парней. В одну секунду их связало по самую шею, и они повисли вниз головой полностью ошарашенные.

— Карина! — Выдохнул Сайлос, все еще в обличии ястреба. — Это ты сделала?

Алан тоже смотрел на меня и даже немного приоткрыл пасть от удивления.

— Прекратите! — Первое, что сказала, подбежав к ним. Я пыталась отдышаться и сообразить, что произошло.

Да, похоже, это я сделала. Так сильно хотела их остановить и растащить друг от друга, что захотелось связать. Ну, вот и связала…

Тем временем лев и ястреб пытались выпутаться.

— Выпусти меня! — Приказал Алан дереву

— И меня! — Подхватил Берк

Деревья на секунду остановились, потом повернули кроны в мою сторону.

— Выпустить? — спросили они.

Я захлопала глазами. То же самое сделали и парни. Тут что, меня слушаться только будут?

Наконец я сказала:

— Если обещают не драться. Вы же не будете больше, верно? — И посмотрела на ребят.

Те переглянулись и хмуро кивнули.

Лианы мягко расслабились и оба альдера рухнули на землю как мешки с картошкой.

— Ух! — сказал Берк, поднимаясь. — А ты хороша. Как видишь, не зря меня просила помочь.

— Еще одно слово, — Пригрозил Алан, отряхиваясь. — И я оторву тебе голову.

Они оба стояли, уже в человеческом виде и смотрели на меня. До меня начало доходить.

— Значит, у меня получилось?

Парни кивнули.

— И магия проснулась?

Снова кивок.

— Значит, ты специально это сделал? — я повернулась к Сайлосу.

Тот скосил глаза на льва, но все же кивнул.

— Но зачем? — спросила я: — Разве нет другого способа? Я думала, что меня задушат.

— Просто он идиот. — Ответил Алан. — Почему ты мне не сказала, что тебе нужна помощь?

— Но-но, попрошу без оскорблений! — Возразил Сайлос — Опасность и страх, лучшие помощники для того, чтобы пробудить силу. А раз у нее голубой контур, то магические растения по своей воле никогда бы ее не убили. Ты же это должен знать. — Он повернулся к Алану

Тот поморщился:

— Твои методы отвратительны.

— Зато действенны! — Весело отбил Берк.

— Так, брейк! — Грозно сказала я, понимая, что, еще чуть-чуть, и второго скандала не миновать.

Потом села на землю и задумалась. А ведь получилось. Пусть этот гад и действовал весьма жесткими методами. Но ведь до этого у Айраны не получалось мне помочь. И у Кареса с его методами тоже. Значит, все же, своим силам я должна быть благодарна Берку. Я повернула голову к ястребу:

— Спасибо. Ты странный. Но спасибо. — И протянула ему руку.

Он удивленно посмотрел на меня, но все же подошел и пожал руку.

— Мир? — спросил он, улыбнувшись.

— Мир. — Подтвердила я и тоже улыбнулась.

— Карина, пойдем. — Алан подошел, трансформировавшись во льва, предложил мне сесть на него.

— Надеюсь, что мы совсем скоро увидимся. — Весело проговорил Берк, помогая мне сесть к Алану на спину. — Хотя я и сам мог бы донести Карину.

— Размечтался — проворчал подо мной брат.

Ястреб ухмыльнулся и, трансформировавшись, полетел в академию.

— А тебе будет нагоняй, как только мы приедем. — Сказал Алан и помчался в академию.

16. Зачем нужны силы

Алан привез меня к моему общежитию. Было уже темно, недавно прошел небольшой дождик, а я и не заметила — в лесу он совсем не чувствовался — наверно из-за густой кроны деревьев. Мы остановились около деревянной лавки под широким кустом роз. Сиреневые цветы источали приятный аромат, который только усилился после дождя.

— Слезай. — Приказал принц.

Я послушно слезла. Он злится, я понимаю. Сама бы злилась. Пошла на ночь, глядя с подозрительным типом в лес. Вроде бы выросла в суровых московских джунглях, жизнь должна была закалить и научить, что нельзя так легко доверять людям. Вдруг бы что произошло. С другой стороны, ничего же не случилось. Берк действительно помог мне, хоть и весьма извращенным способом. Он сказал, что его так же учили. Боюсь даже представить, как это было. Для сына регента неприемлемо иметь не проснувшуюся магию. Наверняка, меня еще пожалел.

Сайлос меня пугал. Но на удивление — все меньше и меньше. По логике, после сегодняшнего, я должна была бы до конца увериться, что он чокнутый. Затащить в лес и подвесить вниз головой на дерево! Но как раз именно это дало мне понять, что не такой уж он и страшный. Меня никто не покалечил, он ко мне не приставал, не бросил меня и помог разбудить силы.

Силы… теперь у меня они есть. Я обернулась розовому кусту за лавкой и протянула руку. Ветки чуть слышно шевельнулись и потянулись к моей ладони, выпуская новые побеги. Сочные зеленые веточки мягко дотронулись до кожи и свернулись на руке, выпустив крупную ярко-фиолетовую розу.

— Вау! — Выдохнула я.

— Теперь ты неотрывно связана с природой. — Рядом присел на корточки Алан, дотрагиваясь до нежного цветка на моей ладони. Его голос звучал тихо, почти ласково. Он посмотрел на меня и прошептал: — Поздравляю. Твои силы прекрасны и очень тебе подходят.

Я улыбнулась и смущенно потупила взгляд. Никогда не думала, что похвала магическим способностям может быть такой приятной. Я опять подняла глаза и встретилась с его глазами. Такими глубокими и зелеными. Они смотрели на меня. Совсем не так, как в первый раз, сейчас его взгляд был мягким и добрым.

Тут меня посетила новая мысль:

— А… Адам, а как ты узнал, что мне нужна помощь?

Альдер отвел взгляд, и смущенно засмеялся:

— Пожалуй, я должен признаться. Неловко признаваться вот так, но что поделать. Если честно, я давно настроил свою магию на тебя. Чтобы не потерять из виду.

— Ты следил за мной!?

— Нет, но если бы ты попала в опасность, я бы почувствовал. Как было и сегодня. Я ощутил, что твою тревогу, смог расслышать твой крик о помощи и найти тебя.

— Ты можешь слышать меня на расстоянии?

— Не всегда. — Лев серьезно посмотрел на меня — Только когда ты этого захочешь. Так я иногда общаюсь с Гарольдом. Длинные сообщения передать не получится, но в случае непредвиденных обстоятельств я найду тебя, где бы ты ни была.

— Вау! Вот это рация! Погоди. — Я задумалась. — Но сегодня я не звала тебя!

Алан хмыкнул.

— Ну, видимо мысль обо мне у тебя мелькнула. Вдобавок очень отчаянная, раз я тебя услышал.

Лицо покрылось румянцем. Неловко-то как. То же самое, что открыто признаться парню в чувствах. Хоть бы он там себе ничего не надумал.

— Сегодня свежо… — Попыталась я перевести тему.

— Ага. Только, похоже, тебе немного жарко. — Лев сидел и улыбался во весь рот. Его глаза из зеленых стали ярко-рыжими и весело блестели в тонком зрачке.

Я вскочила.

— В общем, спасибо, что помог, пожалуй, уже поздно, я пойду. Ты же не будешь меня еще здесь ругать?

Алан тоже поднялся:

— Как будто это что-то бы изменило. Ладно, беги, постарайся не встречаться с идиотами. — И он весело мне подмигнул и зашагал к мужскому общежитию.

Я вернулась в комнату и подошла к дриаде, которая уже готовилась ко сну.

— Айрана, у меня получилось. Силы. Они проснулись.

— Правда? — Нимфа возбужденно вскочила и схватила меня за руку. — Покажи!

Я подошла к окну и протянула руку к плющу, который тут же потянулся ко мне, затем радостно посмотрела на подругу:

— Я действительно их слышу! Теперь я не могу не слышать! Их голоса в моей голове!

— Я так рада! Но как? Как у тебя получилось?

— Действительно, как? — К нам приблизилась Мисэль. Когда я зашла, она сидела за туалетным столиком и расчесывала свои прекрасные волосы, и тоже слышала наш разговор. — Карес говорил, что еще не встречал альдера с разбуженным источником, но при этом спящей самой магией. Если у тебя получилось, значит, произошло что-то из ряда вон выходящее. Что же?

Обе девушки уставились на меня, а я, смутившись, попыталась отвертеться:

— Ну, просто я долго тренировалась и мне помогли советом… А вообще, я дико устала. Вы не хотите спать? Завтра декан Хопкинс обещал контрольную по пройденным зельям, боюсь, все знания растеряю, если сейчас не лягу.

Эльфийка хмыкнула и даже немного улыбнулась. Похоже, ее позабавило, что я не хочу им рассказывать, как у меня получилось разбудить магию. Она пошла к себе, коротко кивнув нам обеим на прощание.

— Хорошо, я тоже устала. Пожалуй, нам всем нужно выспаться. — Айрана обняла меня и прежде чем пойти спать, проговорила: — Я действительно рада за тебя. Теперь ты сможешь учиться и развивать свои способности. Завтра обязательно покажись Каресу.

Я кивнула. Да, надо узнать, что теперь делать дальше.

Каресу на следующий день показаться не получилось, он уехал к себе на родину по каким-то делам и, как нам сказали, вернется не раньше чем через неделю. Все это время я ходила вне себя от радости, что наконец-то чувствую магию в себе. Айрана предлагала с ней позаниматься, но я не могла сейчас заставить семья изучать теорию и повторять несложные движения. Моя душа требовала свободы самовыражения, и я все чаще уходила сразу после уроков к беседкам у пруда и там упражнялась сама.

Сначала просто знакомилась с растениями, что были на территории академии. Я подходила к каждому дереву и каждому кусту и пыталась дотронуться, чтобы поздороваться, а заодно понять, что это за растение и что оно умеет. Такое ощущение, что природа меня сама учила, как с ней общаться. К концу недели я могла из земли выпустить лианы, заставить расти куст и помочь зацвести цветам. Но лучше всего у меня получалось выращивать тонкие лианы, которые послушно вылезали из земли и выполняли мои просьбы. Моему восторгу не было предела и моя энергия била через край. Я решила попробовать свить себе из лиан подвесное кресло, которое раньше висело у меня в квартире. Здесь его ужасно не хватало. Перед тем, как пробовать в комнате, сначала надо было потренироваться. Я подошла к большой иве на берегу пруда и решила что здесь просто идеальное место для того чтобы читать книжку и дремать между занятиями. Сказано-сделано. Уже уверенная в результате притащила мягкую подушку и книжку под мышкой. Книжку позаимствовала у Айраны, и, если честно, даже не особо внимательно прочла, что было написано на обложке. Не учебник — и то хлеб.

Разложив свой нехитрый скарб на берегу, принялась за дело. Выбрала самую большую ветку, которая тянулась прямо до речки, наметила место, куда будет крепиться будущее кресло, и деловито дотронулась до ствола.

— Здравствуй. — Сказала иве.

— Здравствуй. — Прошелестело в ответ

— Ты не против, если я у тебя буду иногда сидеть на ветке?

— Не против.

В принципе, я могла бы вырастить лианы на ветке и, не спрашивая иву. Но ведь ей придется все время поддерживать новоявленное сооружение. Уж было бы лучше предупредить о возможных неудобствах.

Я собрала все силы и, не отнимая руки от ствола, начала мысленно представлять форму будущего кресла — кокона, одновременно выращивая лианы на ветке. Длинные стебли плелись, тянулись, обрастали цветами с внешней стороны будущей мебели и вскоре уже явно вырисовывался круглый кокон. Я обошла свое творение со всех сторон, проверила, насколько крепко висит кресло на лианах, в конце решила поменять цвет цветов с белого на лиловый. А зеленые лианы заставила окрепнуть и потемнеть. Теперь у меня была весьма современная плетенная сидушка из тонких веточек, но при этом очень крепкая. Завершающим штрихом положила подушку, взяла книгу и уселась лицом к пруду. Внутри прекрасно пахло цветами и листвой. Лианы остались живыми, поэтому теперь на кресле всегда могли распускаться новые цветы. Сквозь небольшие прорези внутрь попадал солнечный свет, но не слепил, а рассеивался. Книжку я читать в итоге не захотела, а просто уснула, убаюканная мягким покачиванием кресла на ветру.

17 И силы пригодились

Разбудил меня голос Берка:

— Карина! Вот это да! Это ты сделала? А почему на одного, а не на двоих?

Я сонно захлопала глазами. Сайлос стоял рядом с моим креслом, с интересом заглядывая внутрь.

— Значит, не зря я тебя расшевелил, а? — И он весело мне подмигнул.

— Привет, Сайлос — Я сладко зевнула, потягиваясь.

— А мне такую штуку сделаешь? Или эту подаришь? — Ястреб обошел мое произведение искусство кругом и встал опять напротив, но чуть дальше от входа, чем в первый раз.

— Смотря как себя вести будешь — Пробурчала я, разминая затекшую шею. Пожалуй, надо еще и подушку под голову сделать, или просто в этом месте немного переделать строение кокона…

— Слушай, — Прервал мои мысли альдер. — Ты за неделю кроме как выращивать мебель научилась чему-нибудь полезному.

Я хмыкнула и в тот же момент из земли вырвалась длинная лиана, на ходу переплетаясь и обвивая ноги ястреба. Секунда, и его руки и ноги крепко держат ветки, а к горлу приставлен длинный острый шип.

Сайлос охнул от неожиданности и запрокинул голову, чтобы не прижиматься к шипу.

— Понял я, понял. Неожиданно, однако.

— Вот именно. Совсем неожиданно. — Раздался совсем рядом резкий голос.

Я выглянула из своего укрытия и встретилась взглядом с деканом нашего факультета. Карес стоял, внимательно разглядывая нашу парочку и мое кресло. Я виновато выскочила наружу, а ястреб, увидев преподавателя, торопливо сдирал с себя лианы. Хм. Без особого труда, кстати. Надо будет учесть, что повредить я могу его только за счет внезапности, но не за счет силы — здесь он явно меня превосходит.

— Что, Сайлос, — Взгляд Кареса сузился. — Предупредить декана Уриллу, что вас взяла в плен первокурсница?

— Что вы сэр… — мы же дурачились — Берк явно был сконфужен неожиданной встречей. Поэтому, освободившись, кивнул мне на прощание, попрощался с эльфом и быстро смотался, оставив меня один на один с преподавателем.

— Такс. Я так понимаю, в мое отсутствие вы времени зря не теряли, Вэбер. — Декан приблизился ко мне вплотную.

— Добрый день — Я похлопала глазками — Рада, что вы уже приехали.

— Твое безобразие? — Карес кивнул на подвесное кресло.

— Почему безобразие!? — Я задохнулась от возмущения — Это-кресло, оно жутко удобное. Попробуйте, посидите, и все поймете,

Эльф усмехнулся.

— Нет уж спасибо.

Он подошел к лианам и долго их изучал. Потом присел на корточки перед остатками лиан, которые еще недавно обвивали Берка, потрогал пальцем шип.

— Как ты разбудила магию?

— Мне Берк помог. — Честно ответила я.

— Как же?

— Ну… Он меня напугал. В лесу есть Ивронги…

— Я понял, не продолжай. — Карес встал и внимательно посмотрел на меня. — Пошли.

— Куда?

— В мой кабинет. Там поговорим.

Я кивнула и, захватив с кресла книгу и подушечку, засеменила за эльфом.

Мы пришли в большой сад на территории академии, которой располагался кабинет декана. Он сел за свой стол и крикнул:

— Кевин!

Из дальнего конца сада вылетел маленький пиксель и приблизился к преподавателю.

— Скажи декану Урилле, что я его жду.

Кевин кивнул и живенько вылетел за стеклянную дверь.

— Зачем вам декан боевиков? — Поинтересовалась я.

— Садись. — Вместо ответа ответил Карес. — Разговор у нас будет долгий. Будешь чай?

Я кивнула.

Эльф встал и вышел в соседнее помещение. Оттуда он принес три чашки чая на серебряном подносе. Одну отдал мне, втору — себе, третью поставил рядом с пустым креслом. Видимо для Уриллы.

— Итак, Карина. — Начал эльф. — Ты обрела силы и сразу побежала сооружать себе гамак около пруда, правильно?

Я молчала.

— А небольшие кусты необычных цветов с отвратительным ароматом, теперь растущие на нашем прекрасном газоне, твоих рук дело?

— Это — герань! — Я обиженно засопела. — Она отгоняет мух и комаров.

— Герань значит… — Карес сцепил руки замком, положил на них свое точеное лицо и посмотрел на меня. — После того как ты разбудила силу, ты пыталась хотя бы заглянуть в учебник и попробовать сделать что-нибудь, чему я учил вас на занятиях?

— Видите ли… — Я смущенно начала теребить край скатерти — Вас не было, и я хотела пока поближе познакомиться с природой, так сказать. Пообщаться с растениями, посмотреть, что я могу сделать сама. Но вы не переживайте! Я все обязательно догоню. Теперь я уверена, что у меня получится. Это совсем не сложно!

Эльф задумчиво кивнул, продолжая меня рассматривать. В этот момент вошел кентавр. Он был видимо с тренировки, его кожа блестела от пота, а сам он источал весьма недвусмысленный аромат. Эльф чуть заметно поморщился.

— Торовенсер, рад вас видеть. — Он показал рукой на чай. — Не выпьете с нами чаю?

— Карес, вы же меня позвали не ради чая, я надеюсь? — Пробасил Торо. Он не двинулся с места и только вопросительно взглянул на меня — Кто эта пигалица? Это сестра Вэбера?

Эльф кивнул.

— Это — Карина. Карина, познакомься, это преподаватель боевых искусств — декан Торовенсер Урилла.

Я смущенно пролепетала приветствие. У нас боевые искусства вел заместитель Уриллы, потому что на факультете земли боевая магия не нужна, и изучается только поверхностно, чаще всего, на последних курсах. Для новичков занятия проходят просто, как физическая подготовка.

— Я позвал вас, декан, чтобы посоветоваться и возможно попросить помочь с этим необыкновенным экземпляром. У студентки боевая магия земли.

Торо перевел взгляд на меня и стал рассматривать как диковинное растение, которое вырастил эльф.

— Ты уверен, Карес?

— Да, своими глазами видел жирную лиану с острым шипом, выращенную за 0,5 секунды.

— Как же этого не показали на кристаллах?

Брат Мисэль пожал плечами.

— Мы очень долго даже не могли добиться того, чтобы разбудить магию, а боевой контур при поступлении был совсем ничтожный. Она у меня даже мох увлажнить не могла.

— Так что же случилось?

— Сайлос помог. — Усмехнулся Эльф — Разбудил магию с помощью Ивронги.

На лице у кентавра заходили жевалки:

— Ивронги? Это запрещено! Где этот мальчишка!? Я лично убью его!

— Погодите, — Испугалась я. Сейчас, возможно, я крупно подставила ястреба, вдруг его за это накажут или того хуже, выгонят. А он мне помог, между прочим. Надо постараться, во что бы то ни стало, исправить ситуацию. — Послушайте, Берк мне объяснял, что раз у меня голубой контур, то Ивронга не тронет меня. Я говорила с ней, она не злая, она просто хотела поиграть.

Я в панике вскочила и опрокинула кресло, на котором сидела. Вокруг Уриллы прямо из пола, покрытого глянцевой плиткой, вырвались тонкие лианы, обрастая на ходу шипами, и потянулись к преподавателю боевых искусств. Тот отскочил, выхватил меч и одним резким движением отсек все побеги.

— Как видишь, силу контролировать она не умеет. — Спокойно протянул Карес, поднося к губам чашку с чаем.

Кентавр потрясенно посмотрел на меня.

— Даааа. В первый раз такое вижу.

— Я тоже — кивнул эльф. — Поэтому и позвал тебя. Похоже, это наша общая ученица.

— Говоришь, она сестра Вэбера? — Спросил Торо — Удивительно, какая у вас занимательная семейка! — Он перевел взгляд на меня.

— А что с Адамом? — Поинтересовалась я.

— С Адамом? Да ничего. Если не считать того, что он только поступил в академию, а из всех студентов его сильней только Берк Сайлос, и то только потому, что у последнего контур полностью завершен.

— То есть он один из лучших? — уточнил Карес.

— Да. И если сможет закрыть контур, то я бы не хотел с ним вступить в схватку, хоть опыта в боях у него и не много. Хотя, впрочем, я бы и с Сайлосом не стал бы драться, но тот понятно, у того и конур и кровь — голубая. — Урилла усмехнулся.

— А я? — напомнила я о себе. Не хватало еще, чтобы преподаватели заподозрили что Алан — наследный принц.

— А ты — На меня посмотрели оба декана — С этого момента дополнительно проходишь занятия по боевым искусствам совместно со старшекурсниками. А так же факультативы с деканом факультета магии земли и растений.

Ну вот. Зачем только вылезла. Надо было помалкивать и слушать, как хвалят названного брата.

18 Первое занятие по боевой магии

На следующий день я встала рано. Сегодня мое первое занятие по боевым искусствам со старшекурсниками! Я представила, как удивятся мои знакомые, когда я приду к ним. На закрытый полигон для боев не пускали посторонних — это была прекрасная возможность заглянуть и своими глазами увидеть, что же именно изучают будущие воины. Вчера Торо сказал, что Алан один из лучших и мне ужасно хотелось посмотреть на то, как он сражается. Драка с Берком в лесу не считается. Они тогда полностью трансформировались и не использовали магию. Просто пытались покусать друг друга и выдирали клочки шерсти и перьев.

Я вприпрыжку побежала одеваться. Проходя мимо зеркала в ванной, мельком на него взглянула и, от неожиданности, поскользнулась на скользкой плитке и грохнулась, приложившись лбом о край раковины. Мне же показалось? Потерев рукой многострадальный лоб, на котором уже начала наливаться шишка, я с опаской приподнялась и аккуратно еще раз посмотрела в зеркало.

Волосы! Мои волосы! Из серого мышиного цвета они стали светло-сиреневые! Сиреневые. Волосы. Да еще и кудрявые. Аккуратные тугие локоны рассыпались по плечам и доходили почти до пояса. Могу поклясться, что вчера они были не длиннее, чем по плечи, и прямые, как кочерга!

Но как!? Я ни разу в жизни не красилась, не делала химическую завивку или наращивание. Тем более не собиралась становиться похожей на куст кудрявой сирени!

Я вылетела из ванной, вопя на ходу:

— Айрана! Айрана!!!

— Что!? Что случилось!? — Дриада выскочила из своей спальни и, увидев меня, резко затормозила. С минуту он внимательно рассматривала мою прическу, а потом уголок ее рта дернулся, и она изо всех сил попыталась скрыть улыбку.

— Карина, похоже, ты сменила стиль.

— Это не я!! Я проснулась, а оно само! Как такое возможно! Меня мог кто-нибудь заколдовать? Как вернуть обратно?

— Зачем? — Подруга стала серьезней. — Тебе очень идет. Теперь твое лицо стало очень выразительным. Такой цвет очень подходит к твоим серым глазам, а длина до пояса добавила легкости, вытянуло фигуру. Это подарок, зачем его возвращать обратно? Ты стала очень красивой, хоть я никогда и не видела, чтобы волосы окрашивались именно таким цветом. Ты знала, что тебе так хорошо с кудряшками?

— Какой еще подарок? Айрана, я не понимаю!

К нам вышла Мисэль. Она посмотрела на меня и ответила за дриаду:

— Это дар к твоим силам. Ты разбудила магию, и она оставила на тебе такой отпечаток. У боевиков такие дары могут выглядеть как, например, шрам или какой-нибудь знак на теле. У особо одаренных меняются глаза, волосы или даже цвет кожи. Сиреневый — цвет твоего дара. Он тебя очень красит. Только вот шишку на лбу лучше убрать. — Эльфийка усмехнулась. — А то ты похожа на единорога. Я дам тебе мазь из пыльцы водоноскров — покраснение пройдет за десять минут.

Я пораженно села в кресло. Дар? Теперь у меня будут такие волосы? Нет, конечно, это лучше чем шрам на теле. И за то спасибо. Но сиреневый! Пусть и бледный, он это же не естественно — такой цвет будет привлекать всеобщее внимание. Ох, мамочки.

Пока Мисэль мазала мою шишку вязкой белой жидкостью, я взглянула в большое зеркало, стоящее напротив кресла. На меня смотрела худенькая бледная девушка с копной длинных струящихся кудрявых волос, которые на солнце отливали серебром и блестели, переливаясь. Я стала похожа на барби и немного на эльфа. Новый цвет добавлял утонченности и изящности. И если бы не был таким странным, я бы даже сказала, что девушка в отражении очень красива.

Что ж, ладно. Только боюсь, засмеют меня. Ой, засмеют. Хотя, если это дар к силам, то возможно, обрасти цветной шевелюрой, может быть, в этом мире, даже почетно.

Я поблагодарила эльфийку за мазь — шишка реально прошла — и побежала к закрытому шатру, где проходили занятия по боевой магии.

Старшекурсники были уже здесь и разминались перед тренировкой.

Увидев меня, Берк дернулся и потрясенно заморгал глазами, а Алан, стоявший рядом, улыбнулся и подошел ко мне:

— Привет. Я так и думал. Все гадал, когда же это случится. Тебе очень подходит новая прическа и этот цвет. Ты стала еще красивее.

Я залилась румянцем. Но потом с изумлением взглянула на принца:

— Ты знал, что мои волосы могут поменять цвет?

— У тебя сильная магия, и я несколько раз видел, как на цветах, которых ты выращивала, были цветы подобных оттенков — от белого до темно-фиолетового. Я еще тогда подумал, что если твой дар проявит себя, то это наверняка будут сиреневые волосы. Мне кажется, что это очень мило. А вчера заметил, что твои волосы немого изменились, начали переливаться, ты этого даже не заметила, но я обратил внимание, ведь у меня есть в этом опыт. — И он весело тряхнул своей рыжей гривой.

Я была ошеломлена:

— Так твои волосы тоже?

Он кивнул.

— Вау! — Моя рука сама по себе потянулась к золотистым прядям, чтобы потрогать их. — Вау!

К нам подбежал Сайлос:

— Вэбер! А ты похорошела. Неужто, это твоя магия тебя так разукрасила? Что ж, похоже, она больше понимает в красоте, чем ее хозяйка.

— Странный комплимент. — Нахмурилась я. — Но, похоже, ты не умеешь делать других. Поэтому я его принимаю.

Ястреб хмыкнул.

Парней от меня прогнал Торо, который взглянул на меня только мельком, и приказал не путаться под ногами и не отсвечивать, а тихо посидеть в сторонке.

— А как же занятия?

— Вы, мисс Вэбер, будете сейчас сидеть тихо и смотреть на то, как занимаются другие. — Кентавр строго смерил меня взглядом. — Ваших знаний и умений недостаточно и никогда не будет достаточно, чтобы вступить в схватку с бойцами и настоящими войнами. Но в то же время, ваша магия может защитить вас и тех, кто рядом с вами будет находиться. А так же немного помочь войнам в бою. Поэтому вы должны внимательно следить за тем как сражаются другие, чтобы учиться распознавать движения и удары, а так же предугадывать дальнейшие действия противника. Первое время, на моих уроках вы будете делать именно это. А когда Карес научит вас выращивать более крепкие лианы и легко заставлять их двигаться в такт вашим мыслям, тогда и только тогда, мы перейдем к практическим занятиям.

Он отошел, а я надула губы. Обидно. Я надеялась на то, что смогу практиковаться вместе со всеми. А вместо этого, вынуждена сидеть на лавочке и просто наблюдать.

Но оказалось, что и наблюдать интересно. После разминки парни тренировались боям на мечах, рукопашному бою. А в конце урока Урилла объяснял применение магии во время боя:

— При завершенном магическом боевом контуре, — Вещал он. — Бой можно проводить не трансформируясь. Это дает несколько неоспоримых преимуществ перед противником. Во-первых, вы не теряете контроль и не переходите на звериные разборки. Во-вторых, вы можете использовать оружие, меч, секиру, копье, все, что пожелает ваша душа. В-третьих, у вас есть возможность использовать магию во время боя. В полной трансформации применение магии, наоборот, ограничено. Ну и напоследок, вы можете сочетать звериную ловкость и силу и человеческие приемы. На практике, именно такой вид боя самый результативный. По окончании обучения, мы постараемся помочь каждому из вас замкнуть контур. Кто мне подскажет, как он замыкается?

— Ежедневными тренировками или непредвиденными ситуациями, или же просто временем. — Ответил симпатичный высокий блондин, который трансформировался в змею, во время боев.

— Правильно, Анкерс, время рассматривать не будем, он у каждого свое. А вот, в ситуациях, где на кону поставлена ваша или чужая жизнь, и вы используете свою магию до предела, довольно часто происходит замыкание контура. Но и ежедневными тренировками, через пот, слезы и боль это тоже возможно. Так что вперед, дамы, к подвигам. Я сделаю из вас мужиков! — Торо воинственно замахал мечом над головой, а порядком уставшие студенты мрачно устраивались парами, чтобы опять тренироваться после маленького перерыва.

— Сегодня за нами наблюдает дама. — Продолжил кентавр. — Давайте дадим ей представление. Сайлос, Вэбер — в центр! Обоим тренировки нужны больше, чем каша по утрам. Посмотрим, может наша гостья сможет вам немного помочь сегодня.

Парни посмотрели на меня, но видимо приняли в шутку замечания декана. Все, кроме двоих, которые готовились к бою. Мои знакомые разминались и проверяли оружие, искоса на меня поглядывая.

Урилла подошел поближе ко мне и приказал:

— Начинаем, парни — трансформация, даже частичная запрещена. Берк, не убей его случайно.

Альдер в ответ только хищно ухмыльнулся.

Они приготовились и по команде ринулись в бой. Если честно, до этого все было забавно. Но сейчас мне стало жутко. Если так проходят настоящие сражения, то я бы не хотела в них участвовать. Они налетали друг на друга как фурии, размахивали мечами, со свистом рассекая воздух. Пару раз я вскакивала с лавки и в ужасе зажмуривалась: совершенно не было похоже, что они играют и не будут друг друга ранить.

Когда я подумала что они заканчивают, они отошли на разные концы прощадки и по команде Уриллы направили потоки энергии в свои клинки. Меч ястреба неярко загорелся коричневым пламенем и вроде бы даже увеличился в размерах. Сайлос был совершенно спокоен, хоть и очень серьезен. А вот у принца дела шли не так хорошо. Он, так же как и соперник направил магию в свое оружие, которое загорелось золотым сиянием, но при этом начал стремительно менять облик. И только чудовищными усилиями и окликами декана он заставлял свое тело не трансформироваться. Казалось он предпринимает для этого нечеловеческие усилия, на шее ярко стали видны пульсирующие вены. Не было похоже, что он полностью себя контролирует, и я не представляла, как ему удастся сражаться в таком состоянии. Но вот, похоже, он немного овладел с собой — альдер вытер проступивший на лице пот и сдержанно кивнул Берку. Тот тоже кивнул и бросился на Алана! Когда горящие мечи скрестились, все помещение разорвал оглушительный звон, а ударная волна заставила меня плюхнуться обратно на скамью. Оказалось, что только теперь их бой вошел в свою силу.

Сквозь шум борьбы я услышала голос декана боевиков:

— Чтож, младшая Вэбер, давай добавим пикантности этому сражению.

Я непонимающе на него уставилась и подняла брови.

— Вы же сказали, что я не буду ничего делать.

— Я передумал. Это будет забавно, вдобавок, именно этому тебе и нужно учиться — Пояснил Торо. — Использовать свою силу в помощь или во вред при боях. Она же пригодится для самообороны. Ты же не думала, что безоружная, с помощью веточек, сможешь противостоять закаленной стали?

— А что же вы от меня хотите?

— Помоги своему брату замкнуть контур. Создай экстремальные условия. Они дерутся между собой. Отлично. Пусть еще дерутся и с тобой дополнительно. Выпускай свои лианы. Они должны устать. И только после того, как устанут и захотят умереть, их контур начнет расти. Им обоим это нужно, не только Адаму. У Сайлоса здесь нет конкурентов, и он расслабился. Надо его растормошить. Если ты каждый день будешь создавать им помехи, тогда каждый день они будут улучшать свои навыки, а ты, в свою очередь, свои. Приступай.

Я пожала плечами. Странно, они и так дрались по-серьезному. С обоих капал пот, а лица были красные. Ни один сдаваться не хотел. А еще мне влезать. Ну ладно попробую, все же не думаю, что декан собирается их убить.

Я примерилась, где бы лучше выпустить стебли. По паре на каждого. Чтож начнем.

Парни снова налетели друг на друга, а в этот момент из земли показались мои ростки и выпустив шипы, схватили обоих на ноги. Острые колючки прокололи легкие спортивные штаны и оба альдера взвыли от боли. Берк издал громкий грай, сродни визгу и карканью одновременно, на птичий лад, но не стал трансформироваться, а постарался мечом разрубить толстые побеги. Из груди Алана же от боли и неожиданности вырвался звериный рык и он начал стремительно менять облик.

— Не смей, Вэбер! — Заорал на него Урилла. — Терпи, продержись еще немного!

Принц затрясся изо всей силы, пытаясь сдержать трансформацию, меч выпал из его рук и издав еще один вопль, он повалился на землю.

— Что с ним? — Я возбужденно подскочила на месте, пытаясь разглядеть названного брата. Шипы я давно убрала, и теперь в панике пыталась понять, что происходит. Взглянув на бесстрастное лицо декана и, не увидев желания мне отвечать, я бросилась к альдеру.

— Адам! Адам! Что с тобой! — Я рухнула возле него на колени и начала неистово трясти за плечо.

Принц катался по полу и на его шее вздувались вены от боли и напряжения. Из моих глаз полились слезы:

— Помогите ему!

— Тише девочка, ему уже лучше, — Рядом со мной сел Берк. — Ему страдает не из-за тебя, а из-за того что он пытается сдержать трансформацию. Так его контур растет. Сейчас он успокоится и все будет нормально.

— Но ему больно! Это все шипы! Зря я их!

— Нет, дело не в этом, он уже не первый раз это проходит. Мы каждое занятие доводим до такого, он сам идет на это. Видимо очень нужен закрытый контур. — Ястреб ухмыльнулся. — просто от неожиданного нападения твоих цветочков все пошло быстрее. А ты молодец, еще немного и сможешь нагонять страх на первокурсников.

— Дурак! — Пробормотала я сквозь слезы. Как он может шутить сейчас.

Тем временем Алан действительно затих и теперь лежал с закрытыми глазами, глубоко дыша.

— Адам. — Тихо позвала я его — как ты?

Альдер приоткрыл один глаз и усмехнулся:

— Ты так кричала, что я даже испугался, что что-то произошло.

— Ты тоже — дурак! — Всхлипнула я.

Алан сел и погладил меня по голове

— Ну прости, сестренка. Пожалуй, надо было тебя предупредить, что так может произойти. Мне жаль, что ты это видела. Но я не могу ждать, когда контур сам закроется.

— Нетерпеливый он, мисс Вэбер. — К нам подошел декан. — А вы — слишком чувствительная. Вам придется каждый день мешать этим парням. Или точнее помогать им. Так что привыкайте.

Другие студенты настороженно переглянулись и скосили на меня. Я же, найдя объекта для своего гнева, резко вскочила:

— Ни за что! Вы не предупредили меня, что мои действия будут иметь такие последствия! Я не хочу здесь никого калечить, тем более, со спины — это низко и подло! Им же больно, как, по-вашему, я должна идти на такое!?

— А что ты хотела? — Урилла навис надо мной своей огромной тушей, злобно буравя красными глазами — Девка, ты думаешь, на поле боя этим соплякам будут цветы под ноги кидать? Как они научатся искусству боя, если не будет никакого сопротивления? С этого дня, ты будешь присутствовать на каждом уроке и будешь мешать боям., или я заставлю тебя пожалеть. Это и для твоих сил хорошо — уставши здесь, меньше шансов, что ты случайно подвесишь за ноги непонравившегося преподавателя. — С этими словами декан презрительно обрубил колючие ветки, которые уже лезли к нему со спины. Я даже не заметила, как их выпустила на него, слишком уж он меня злил и пугал. — Контроль твоих сил не менее важен, иначе ты будешь опасна!

У меня опять выступили слезы на глазах.

— Карина, он прав, — рядом тихо встал Алан — Не стоит переживать за нас, делай то что должна. А вы, — Принц холодно взглянул на Уриллу. — Не имеете права так грубо разговаривать с моей сестрой. Если хотите донести до нее какую-нибудь мысль, то либо делайте это вежливо, либо я вызову вас на дуэль. Это мое последнее предупреждение.

Кентавр аж посинел от злости, на его лице ощутимо заходили жевалки, и он с еле сдерживаемой яростью навис над альдером:

— Ты мне угрожаешь, Вэбер?

— Да, сэр.

С минуту Урилла гневно смотрел на спокойное лицо юноши, а потом чуть слышно усмехнулся сквозь крепко сжатые зубы.

— Твоя сестра права, ты — дурак. Но отчаянный. Хорошо, мисс Вэбер, приношу свои извинения. — И он картинно мне поклонился.

Я изумленно наблюдала эту сцену, переводя взгляд с одного мужского лица на другое. Нет, я никогда мужчин не пойму.

Алан посмотрел на меня и улыбнулся:

— Пожалуй, на сегодня с тебя хватит. Пойдем, Карина, я знаю, ты хочешь есть.

Я с облегчением поднялась и улыбнулась, да, поесть бы не мешало, после таких событий.

— Минуточку! Карина, ты не забыла, что у тебя передо мной старый должок?

Я вопросительно оглянулась на Сайлоса.

19. Прогулка в город

— О каком долге ты говоришь? — Нахмурился Алан.

— Карина обещала мне прогулку до таверны, и, пожалуй, именно сейчас я готов воспользоваться этим обещанием. — Берк подошел к нам и подмигнул мне. Не думаю, что он хотя бы посмотрел на моего временного брата, иначе, скорее всего бы испугался. Вот я бы испугалась, вид у него был свирепый. Пожалуй, надо вежливо отказаться.

— Прости Сайлос, но сегодня я не могу — я сильно переволновалась и очень хочу есть. Может, мы сходим в другой раз? Мне нужно поговорить с Адамом и этот разговор невозможно отложить.

— Нет. — Ястреб покачал головой. — Мы пойдем сегодня, сейчас — это не обсуждается. Там и поешь. Придется подождать пару часов, ничего с тобой не случится.

Я невольно прикусила язык. Похоже, его не удалось убедить. Идти прямо сейчас с ним совсем не хотелось, вдобавок, живот уже издавал похоронный марш. Я глубоко вздохнула.

— Ну, хорошо. Адам, извини меня, давай встретимся вечером? Я хотела кое-что у тебя узнать. Если ты не занят, конечно.

— Не стоит, Карина. Я пойду с вами. Во время прогулки и задашь свои вопросы. Так что, иди, одевайся и встречаемся через полчаса.

— Ты не пойдешь с нами! — Взвился ястреб — Договоренность была не с тобой! Я не желаю тащить за собой такой балласт!

— Тогда я пойду не с вами. — Спокойно согласился лев. — Я пойду рядом с вами. — Его губы тронула чуть заметная усмешка. — Я как раз собирался в город. Не думаю, что тебе помешает мое присутствие. Так что можешь не волноваться.

И видя, что ястреб собирается возразить, заметил:

— Даже если перенесешь дату встреч, то все повториться. Либо мы идем все вместе, либо никто не идет. И это не обсуждается.

Я поняла, что в этом споре принц выиграл, поэтому пошла, собираться уже с более легким сердцем, чем пять минут назад. Для прогулки выбрала красивое красное платье, которое еще ни разу не одевала. Потом задумалась, нужны ли мне будут там деньги. Но так денег у меня в принципе не было, то вариантов было не много. Вдобавок, Берк сам меня позвал, вот пусть он и платит. Уверенно кивнув своему отражению в зеркале, я собрала волосы в высокий хвост и проговорила, обращаясь сама к себе:

— Спокойно Карина. Пусть сами пожалеют, что вытащили тебя без твоего согласия.

Я вышла к уже переодевшимся парням, и мы отправились в путь. На посту охраны при выходе с академии нас сначала остановили, но, увидев Сайлоса, низко поклонились и без вопросов пропустили. Вот что значит власть и положение! Нас предупреждали, что покидать территорию академии в течение учебного семестра запрещено, иначе бы мы не лезли с Аланом через ограду в прошлый раз, чтобы встретиться с Гарольдом! А Берк — этот самодовольный индюк, похоже, и не слышал никаких запретов. Он снисходительно кивнул охраннику и величественно проплыл мимо ограждения.

Всю дорогу до города оба альдера мрачно молчали. А я думала только о том, что надеть такие красивые красные туфли на высоком каблуке оказалась не такая уж хорошая идея, если приходится идти по узкой неровной дороге, покрытой мелкой галькой. Уже через десять минут моя прическа совершенно растрепалась, а вокруг подмышек темнели мокрые пятна. Я шла, глубоко дыша и стараясь не думать о том, что мне ужасно трет правая туфля. О том, как я выгляжу уже не оставалось сил думать.

Видя мои страдания, оба альдера остановились и хмуро посмотрели друг на друга. Потом Алан обреченно вздохнул и, трансформировавшись, встал на четвереньки:

— Залезай, — Пробасил он мне — В жизни не думал, что стану ездовым животным для кого-то. Еще немного и придется нести седло. Это жутко унизительно.

На удивление, Берк был с ним согласен. Он почти с жалостью посмотрел на льва, а потом на меня.

Я же наоборот, весьма приободрилась и радостно запыхтела, залезая на мохнатую спину.

— Вот спасибо. Так мы намного быстрее дойдем. Да и вам так наверно легче будет, чтобы не ждать меня. У вас же шаги о-го-го, какие большие. Молодой девушке ужасно нелегко за вами успеть.

Продолжая нести чепуху, я не заметила, как оба парня переглянулись, а потом Алан бросился вперед галопом. Я чуть не соскользнула с гладкой спины, так что пришлось приложить просто титанические усилия, чтобы удержаться за львиную гриву. Ни о каких разговорах даже речь не шла. Мне пришла в голову мысль, что неплохо было бы действительно прикупить для льва седло, но озвучивать ее я благоразумно не стала. Сайлос трансформировался в ястреба и летел прямо над нами, практически касаясь меня своими огромными крыльями.

Мы примчались в город ближе к вечеру. Алан уже принял человеческую форму и, отряхнувшись, легко шел по мостовой, удивительным образом все время, оказываясь между мной и Берком, что невероятно злило последнего. Но так как открыто они не вступали в конфликт, а пытались меняться местами незаметно друг для друга, используя только сноровку, то открыто признаться, что противник оказывается, каждый раз ловчее его ястреб в принципе не мог. Поэтому ему оставалось только скрежетать зубами. Мне было очень забавно наблюдать за их постоянной перестановкой, напоминающей хитрый танец. Они двигались с таким невозмутимым видом, и в упор не желали замечать, что оба понимают смысл своих действий. В итоге, посмотрев за их действиями минут, пять я громко прыснула в кулак. Поняв, что их раскрыли, они перестали дергаться и хмуро пошли вперед.

Я пялилась на все витрины городка, через которые мы проходили. Скорее это был даже большой поселок — вдоль главной живописной дороги расположились торговые лавки и магазины, уже за ними, поодаль, стояли частные дома, здесь многие из них были на несколько семей и походили чем-то на наши малоэтажки. Как мне сказали ребята — это отдаленный город, поэтому все блага цивилизации до него долго доходят. Зато здесь в округе много огромных частных владений. Большинство политиков или титулованных особ с удовольствием селятся неподалеку, потому что кроме прекрасного климата, в этой части страны их дети имеют возможность выбрать себе пару в соответствии с положением. Не последнюю роль сыграло и расположение академии, и большое количество учащихся в ней отпрысков богатых семей. А вот внутри самого поселка живут рабочие, слуги, владельцы лавок и торговцы. В большинстве своем — люди. Мне показалось, что это не совсем честно делить людей на сословия как в средневековье, только потому, что одни маги, а другие люди, но говорить ничего не стала. В конце концов, я здесь гость и очень мало знаю о местных порядках.

Парни шли прямиком в таверну в центре города. Все же успеть за их огромными шагами, которые делали их длиннющие ноги, я не могла, поэтому вприпрыжку бежала позади. Проходя мимо очередного магазина, я вдруг остановилась как вкопанная. Перестав слышать мои громкие шаги и сбивчивое дыхание, альдеры тоже остановились и оглянулись на меня. А я стояла, прижав нос к стеклу витрины магазина, и смотрела на самое прекрасное лицо, которое я когда-либо видела. А если более точно — на самую прекрасную мордочку. Напротив меня, так же, прижавшись носом к стеклу, сидел на задних лапках невероятно очаровательный енот. Он склонил голову набок и разглядывал меня своими черными глазками. В жизни до этого не видела енота вживую, даже в зоопарке. А тут вот, просто проходя мимо, встретилась с ним глазами и пропала. Енот там временем умильно почесал ушко и протянул мне лапку, легонько стукнув ей об ограждающую нас поверхность витрины.

— Милый… — простонала я.

— Карина, в чем дело? — алан аккуратно положил мне руку на плечо. — Сестренка, ты что, никогда енота не видела?

Я оторвалась от стекла, посмотрела на принца и горестно вздохнула:

— Мальчики… похоже, я влюбилась!

На этих словах оба альдера ощутимо вздрогнули и почти с ненавистью воззрились на бедное животное, которое от страха свернулось прямо у зеркала в клубок и накрыло пушистым хвостом маленькие черные глазки-бусинки.

— Ой! — спохватилась я — а он может это… того самого…

— Чего? — поднял бровь Сайлос.

— Ну, тоже человек… то есть — как вы — альдер?

Берк посмотрел на меня с удивлением, потом в его на его лице проскользнула тень недоверия и подозрительности, он сощурился и спросил:

— Не хочешь ли ты сказать, что не можешь понять разницу между альдером и тупой зверушкой? — и он махнул рукой в сторону енота.

— Конечно, моя сестра в курсе разницы — лев кинул на меня испепеляющий взгляд — не в такой уж деревне мы жили. — Он повернулся ко мне — ты идешь? Нам давно пора, скоро совсем стемнеет, а ты есть хотела.

Я пристыжено понурила голову и засеменила следом за «братом», решив про себя вообще больше рот не открывать. Я должна была его прикрывать, создавая ему алиби, а в итоге, прокололась на обычном еноте!

Потом парни зашли в таверну, сели за стол и что-то заказывали, они спрашивали меня, но я горестно молчала, опустив голову. В итоге, мне принесли спагетти с фрикадельками и апельсиновый сок, и я лениво начала ковырять вилкой в тарелке. Вдруг я почувствовала, что на мой крепко сжатый кулак легла теплая ладонь. Вздрогнув, я подняла голову и встретилась глазами с аланом.

— Ты в порядке? — тихо спросил он.

Я резко обернулась, ища глазами Сайлоса.

— Его нет сейчас, он вышел в туалет минуты две назад. Похоже, что ты даже не заметила. Так что произошло? Ты расстроилась из-за вопроса Берка? Или может моего ответа? Я был груб?

— Нет! — я испуганно замотала головой. — Просто мне очень неудобно, что я тебя подставила своими словами, а вдруг это навредит тебе. Зря ты попросил меня, я так мало знаю о вашем мире.

— Карина — лев, казалось, стал серьезным — не имеет значения, как мало ты знаешь. Ты одна из нас и я тебе доверяю. Я всегда тебе доверял, даже не думай обратного. И не переживай за меня — он уверенно тряхнул золотой гривой — я сумею защитить себя. И тебя тоже. Прошу, не обижайся на мои слова. Хочешь, я расскажу тебе разницу между нами и животными?

Я согласно кивнула.

— Если мы в человеческом обличии, то разницу ты и сама водишь. А вот если в полной трансформации, то нас, прежде всего, выдает размер. Любой альдер, даже если он кролик, не может быть меньше своего человеческого роста, а чаще всего больше. Не думаю, что в дикой природе часто увидишь двухметрового кролика — он усмехнулся — во-вторых, сила и ловкость. Все альдеры очень сильные. Хотя конечно от того, какой зверь тоже зависит. В-третьих — глаза. Взгляд всегда выдаст тебе осознанное разумное существо. Не просто умное, а по-настоящему разумное. Объяснить сложно, но взгляд остается человеческий. Наверно ты сама должна увидеть, чтобы понять.

— Я понимаю — я вспомнила глаза Алана в нашу первую встречу. Они не были похожи на глаза хищника и обычного животного. Даже если они стали длинными кошачьими, они все равно оставались человеческими. И очень красивыми.

— Ну и конечно, никто бы не посмел засунуть альдера в витрину магазина — со смехом закончил принц.

Я улыбнулась. Действительно. Даже это одно, должно было навести меня на мысль, кто передо мной. Воровато оглянувшись и удостоверившись, что Берка еще пока нет, я спросила:

— А можно спросить, почему ты так сильно пытаешься получить полный контур?

Алан с минуту молчал, а потом проговорил сквозь зубы:

— Чтобы я мог принять бой со своим дядей.

Я удивленно подняла брови:

— Зачем?

— А ты думаешь, он захочет отдавать трон племяннику, если сам на нем прекрасно сидит? — принц горько улыбнулся.

— Но как он может не отдать власть, это же незаконно!

— Он может созвать совет старейшин и поднять вопрос о том, что раз я не полностью сформирован, то значит, не могу защитить свой народ. И потребовать дуэли, чтобы проверить, кто больше достоин. И хотя в виде льва я очень силен и быстр, но для боя этого недостаточно. Я должен держать в руках меч, владеть в совершенстве магией, но при этом не потерять силу, которая бывает в полной трансформации, а это возможно только с закрытым контуром. Будучи зверем из магии, я могу использовать только свой дар исцеления. Ну и конечно в лапах держать оружие не удастся. А Эгер же опытный воин — его сущность — белый медведь. Он даже без применения колдовства может зубами оторвать противнику голову. А черная магия делает его практически неуязвимым.

Я покачала головой.

— Тебе так нужен этот трон? Ты понимаешь, что если до этого дойдет, ты можешь умереть?

— Да. — Принц посмотрел в окно — Я должен стать королем. Ради народа, ради моего отца и ради себя тоже.

Я хотела еще его спросить, но к нам подошел Сайлос и сел напротив меня.

— Надеюсь, вы успели наговориться в мое отсутствие?

— Конечно — Я очаровательно ему улыбнулась. — Я говорила брату, что хотела бы хоть раз в жизни увидеть настоящего принца. Вы же с ним родственники. Какой он?

Я не просто так спросила Берка об этом, я хотела понять, какое у него отношение к Алану, и помнит ли он его.

Ястреб злобно сверкнул глазами:

— Этот сопляк не стоит того, чтобы о нем говорить! Я видел его в детстве, это избалованный, капризный нытик. Он ни на что не способен, ничего не умеет, и он никогда не станет королем.

Лицо Алана при этих словах окаменело. А я растерянно посмотрела на Берка:

— Но ведь ты видел его только в детстве. Он наверняка за это время изменился. Конечно, нельзя уметь все сразу, но все же мне кажется, что он станет хорошим королем, ведь этот трон принадлежит ему по праву!

— Он не станет королем — Злобно процедил тот сквозь зубы — Как можно доверить трон тому, кто понятия не имеет, как живет народ? Он целых тринадцать лет безвылазно сидит в своем красивом замке и играет в куколки. Никто не посмеет мне говорить, что это его трон. И у него никогда и не было бы этого права, если бы не обручение с принцессой Элиной.

Секунду до меня не доходил смысл его слов, а когда дошел, то я в ужасе посмотрела на Алана. Обручение? С принцессой? Он обручен?

20. Объяснение. Элина

Алан сидел, холодно глядя перед собой. Вряд ли ему понравились слова Берка. Скорее всего, они его сильно задели, он был мрачнее тучи. Я не стала ничего спрашивать ни у него, ни у Берка. У меня вообще настроение пропало с ними здесь сидеть. Поэтому я, молча все съела, а потом резко поднялась и спросила:

— Сайлос, спасибо тебе за ужин, но можно мне пойти? У меня не сделаны уроки, и я очень устала.

— Уже? — Ястреб, похоже, был немного разочарован. — Мы же только недавно пришли. — Он посмотрел на Алана, сидящего рядом. — Хотя знаешь, я согласен, неудобно гулять, когда рядом кто-то третий ошивается. Пожалуй, в следующий раз сходим, но уже без сопровождения.

Принц окинул его ледяным презрением и уже хотел ему возразить, как я сказала:

— Хорошо, давай так и сделаем. А теперь, пожалуйста, пойдемте обратно.

Алан в растерянности уставился на меня, но потом подумал и кивнул.

Мы встали, расплатились и вышли. Я опять ехала на своем названном брате верхом, но уже не испытывала никакой радости от этого. Я просто хотела доехать. Оба принца тоже не жаждали разговаривать. В итоге, мы приехали еще до отбоя. Идя в свое общежитие, я задавалась вопросом, зачем вообще нужна была эта поездка, если мы так бессмысленно потратили время.

Мне даже не приходило в голову, что я могу так расстроиться новостью о том, что у Алана есть невеста. Мы с ним так общались, так много времени вместе проводили, он был так добр ко мне… И мне казалось… Нет, даже думать не буду. Мы с ним с разных миров и он — будущий король, конечно у него может быть невеста, мне нет до этого дела. Я злобно пихнула стоящий рядом куст, отчего тот обиженно пошатнулся и резко выпустил корни куда-то в сторону. Оттуда послышалось сдавленное оханье и я, испугавшись, бросилась на звук.

Подбежав ближе, я в темноте, без труда, различила силуэт принца.

Я пораженно застыла на месте, глядя на это.

— Ал… Адам, что ты здесь делаешь? Мы же только расстались!

— Я хотел с тобой поговорить, не делать же это при Сайлосе. Но, похоже, ты злишься на меня.

— Я? Почему я злюсь?

Он грустно улыбнулся и поднял голову — около его шеи был огромный шип, а на его рубашку капали капельки крови.

Охнув, я взмахнула руками и толстая лиана, обхватившая альдера, упала на землю. Я продолжала потрясенно пялиться на растение у моих ног, а потом узнала:

— Это я? Как я могла направить это в тебя?

— Думаю, ты была сердита и подумала обо мне, возможно даже хотела придушить — иначе как бы твои растения напали на меня, когда я невинно подходил к тебе? Учитывая, с какой скоростью они на меня бросились, они, скорее всего, были готовы, ради тебя, пробраться в мужское общежитие, чтобы проколоть мне горло — в его голосе послышалась ирония.

— Но почему ты просто не отбился? Не думаю, что это сложно для тебя.

Алан вмиг стал серьезным:

— Потому что ты была расстроена, и я заслужил это. Зачем мне отбиваться? Ты, правда, расстроена?

Я пожала плечами, не говорить же, что я строила планы на чьего-то жениха.

— Нет, с чего бы. Я просто думала о своем. Наверно я не рассчитала силу, просто не хотела тебя задеть. Так зачем ты пришел?

— Я подумал, чтобы будет интересно узнать, с кем я был обручен. Тебе об этом сказал Сайлос в таверне. Раз мы с тобой партнеры, то думаю, тебе обязательно надо это выслушать.

Я опять пожала плечами. Надо так надо. Рабочие отношения. Меня его личная жизнь нисколько не касается. Теперь уж точно. Но я послушно села на ближайшую лавку.

— Я слушаю.

— Ты знаешь, что до моего отца у власти была другая правящая семья?

Я удивленно помотала головой.

— Последним королем был Оревилл, альдер-пегас. Пегасы были у власти почти 500 лет — первенец каждого нового правителя рождался таким. Только наследники трона могли принимать облик этого магического существа. И независимо мальчик это или девочка, он становился следующим монархом. Я видел Оревилла, и немного помню его в обличии пегаса — у него были большие фиолетовые крылья размахом больше десяти метров. И равных ему в бою не было.

— А что, кроме короля никто не мог превращаться в пегаса?

— Это магическое животное — она всегда было символом королевской власти.

— А, я поняла, ну прости, что перебила, продолжай.

— Ты всегда можешь спрашивать меня о чем угодно, не надо извиняться. — Он улыбнулся. — Хорошо, продолжу. Король был очень близок с моим отцом. Они вместе в детстве играли, а потом вместе воевали. И готовы жизнь были отдать друг за друга. Когда жена Оревилла родила первого ребенка — девочку Элину, то он предложил моему отцу обручить нас с ней. Мне было два. Фактически, он предложил сыну своего друга стать следующим королем и частью семьи. Хоть наследницей престола была Элина, но все понимали, что власть возьмет в свои руки ее будущий муж. А так как отцу он доверял, то мог быть уверенным, что я смогу защитить и трон и Элину. Конечно, это был договорной брак и окончательное решение было только за нами — альдеры женятся только по любви. Но через неделю после помолвки, когда Элине был всего месяц, она пропала вместе со своей матерью. Их нашли мертвыми.

— Мертвыми!? — У меня сжалось горло.

— Да. Когда королеву Клавдию отыскали, она была вся усеяна ранами и прижимала к груди сверток с мертвым ребенком. Его даже не смоли забрать из ее рук. Их так вместе и похоронили.

— Какой ужас! — Прошептала я.

— Король Оревилл не смог этого вынести и умер почти сразу после них от горя и отчаяния. Прямо перед смертью он передал трон моему отцу, попроси заботиться о народе. А я стал принцем, который получает трон не только от отца, но и за счет умершей принцессы. Династия пегасов оборвалась на Элине, и многие подданные недовольны этим. Они считают, что львы недостойны того, чтобы управлять страной. Поэтому Эгер собрал многих сторонников.

— Но ведь он тоже не пегас! — воскликнула я.

— Конечно. — Усмехнулся Алан. — Но ты же знаешь, что если правильно возбудить в людях недовольство, то они пойдут за тобой.

Я долго молчала, обдумывая то, что только что услышала. Самая главная мысль была в том, что принц все-таки свободен. Не знаю, почему, но мне стало легче. Мне ничего не обещали, но даже мысленное сравнение с принцессой-пегасом было не в мою пользу. Поэтому хоть мне было ее невыразимо жаль, но от сердца отодвинулся камень, придавливающий его.

Еще одна мысль не давала мне покоя. Я обернулась к Алану лицом и положила руку ему на плечо:

— Алан… мне кажется, что ты станешь хорошим королем. Не потому что был чьим-то женихом или наследуешь трон от отца. А потому что ты сам этого заслуживаешь. Я же знаю, что ты часто общаешься с Гарольдом, и вы помогаете окрестным селениям, отправляя туда воинов и продовольствие. Я не раз видела, как ты изучаешь потребности людей, даже здесь, в академии. Ты больше похож на проверяющего, а не ученика. — Я хихикнула. — И если уж ты, готов пожертвовать своей жизнью, чтобы завоевать трон и не допустить войны, то ты точно станешь хорошим королем. Не пегасом, а львом. Неважно, что ты не продолжишь их пятисотлетнюю историю, важно, что ты сможешь мудро править страной. Так что. — Мой голос стал торжественным. — Можешь считать, что мой голос ты заработал!

Принц удивленно на меня посмотрел, и мне пришлось объяснить:

— Это значит, я верю, тебе и буду тебе помогать!

— Ты будешь мне помогать? — Спросил он, глядя прямо в мои глаза. У меня аж желудок свернулся от его взгляда, а щеки залило румянцем.

— Ну… конечно, я не боец, но ведь смогу где-нибудь пригодится… ну например, могу растения выпускать на врагов или еще чего…

Я не договорила, потому что меня заключили в крепкие, сильные, но очень нежные объятия.

Похоже, сейчас у меня свернулся не только желудок, а весь организм разом. В животе проснулись то ли бабочки, то ли тараканы и начали яростно вытанцовывать ламбаду. Я счастливо улыбнулась и прижалась головой к теплому плечу.

— Спасибо — Тихо проговорил Алан. — Если ты в меня веришь, тогда у меня точно все получится. А если, — Он немного отстранился и улыбнулся мне. — А если ты еще и помогать будешь, то можем хоть сейчас королевский замок штурмом брать.

— Ой, ладно я все поняла! — Я шутливо закатила глаза.

— Нет. — Еще шире улыбнулся он. — Я серьезно, с такой поддержкой мне ничего не страшно.

Не зная до конца, шутит он или нет, я вскочила со скамейки и громко потребовала, чтобы братец шел домой спатеньки, иначе я применю воспитательные меры.

Послушно встав и ужасно серьезно поклонившись мне, так что только его шаловливые глаза выдавали, что он внутренне надо мной ржет, Алан пошел к мужскому общежитию, насвистывая по дороге какую-то веселую мелодию.

Я не удержалась и резко выпустила небольшой корень прямо ему под ноги. Не успев сгруппироваться, он запнулся о ветку и по инерции пробежал несколько метров, но все же не упал. А когда обернулся, то меня уже рядом не было, я поднялась с помощью лиан до своего окна (теперь я частенько это делала) и запрыгнула в комнату, на прощание, помахав ему ручкой.

А рано утром я подняла голову от подушки и увидела, что в моих ногах, свернувшись клубком, лежит енот.

21 Декан Мариль

На моей кровати, совершенно спокойно лежал енот. Я сразу узнала его — это был именно он — тот самый, что я видела в лавке. И хотя глазки были закрыты, но его необычайный бело-серебристый окрас невозможно было спутать. Я оглядела свою комнату, пытаясь понять, как сюда мог попасть этот зверек — на столике около кровати стояла ваза с букетом фиолетовых роз, подозрительно похожих на те, что росли прямо под нашими окнами. Рядом с вазой лежал сложенный листок бумаги. Взяв в руки записку, я отметила, что на ней не было герба, но бумага явно была дорогая, судя по тому, что была плотной и бархатной на ощупь. Прямо по центру каллиграфическим подчерком было выведено:

Доброе утро! Я подумал, ты не будешь против такого подарка! Хозяин лавки сказал, что у малышки никого не осталось из родственников (ее нашли в лесу) — их загрызла лисица. Надеюсь, ты не злишься на меня за то, что взял на себя смелость и купил тебе подружку.

Корми ее фруктами, орехами и рыбой. Имя придумай сама.

Адам.

Я с восторгом посмотрела на енота. Ой, на енотиху, если быть точной. Ну что за прелесть! Надо имя только придумать.

В этот момент малышка открыла глаза и посмотрела на меня таким умильно-осмысленным взглядом, что я, даже не задумываясь, протянула ей руку, здороваясь, которую она важно взяла обеими черными лапками и с чувством пожала. Как же мило!

Я решила взять енотиху с собой на завтрак, а может, если получится, и на занятия. Поэтому резво вскочила и пошла собираться.

В столовой в это время было еще совсем немного народу — до начала занятий было еще около часа. Я неторопливо обошла полосу раздачи вместе со своим новым питомцем. Мне приглянулись блинчики с малиновым вареньем и пышная запеканка. Енотиха же, уверенно показала на овсяную кашу. Я удивилась, но возражать не стала, только добавила к каше фруктов и попросила налить для малышки воду в мисочку. Себе же взяла апельсиновый сок.

Мы уселись на втором этаже столовой. Во-первых, отсюда открывался потрясающий вид на большой фонтан, бьющий с центра первого этажа до самого верха хрустального купола, во-вторых, здесь было потише, чем внизу.

Етотиха, которую я усадила в неизвестно откуда взявшийся в магической академии детский стульчик, совершенно спокойно дала надеть на себя крошечный фартук и, серьезно взяв в руки ложечку, принялась за кашу. Я даже начала сомневаться, не умеет ли разговаривать, как остальные обитатели этой страны. В этот момент к нам подсела Айрана.

— Карина! Это же енот! Какая прелесть! Он твой? Откуда ты его взяла?

— Привет! Ты ушла сегодня еще раньше меня, мы даже не виделись. Это девочка — мне подарил ее брат. Теперь она будет жить со мной. Как думаешь, ее пустят на занятия?

— Думаю, что да. В нашей академии не возбраняется иметь животных, даже поощряется. А ты имя придумала?

Я на секунду задумалась, перестав смаковать потрясающий масляный блинчик, а потом кивнула.

— Пандора. Я назову ее Пандора.

— Странное имя. — Засмеялась подруга. — Но почему?

— Потому что она для меня стала неожиданностью, а еще, смотря на нее, я даже не знаю чего ожидать, прямо как ящик Пандоры. Ты уверена, что эти животные не говорят? Ты не говоришь, Пандора?

Зверек поднял на меня свои до безумия умные глаза, внимательно посмотрел, потом умыл лапками свою мордочку и продолжил деловито кушать кашу. А я уже почти поверила, что вот-вот мне ответит.

После завтрака, вместе с Айраной отправились на первый урок по лечебным травам. Его я проходила вместе с остальными первокурсниками.

Прямо перед занятием в аудиторию вплыла декан Мариль и остановилась перед студентами:

— Добрый день, дорогие студенты! — Певуче, нараспев проговорила она. — Сегодня у вас первый урок по искусству лечения травами. Целый месяц вы изучали общие дисциплины, теперь же у вас будет более серьезное погружение в теорию и даже практику. У некоторых из вас есть дар исцеления. В этом году, мы не будем его развивать — позже, владельцы этого дара смогут объединиться с другими факультетами и присоединиться к лекарям на их занятиях для более глубокого погружения в дисциплину.

Она обвела глазами аудиторию, улыбнулась и продолжила:

— А вот на этих уроках мы будем с вами изучать то, что сможет делать КАЖДЫЙ из вас, студентов факультета магии земли и растений, а именно — изучать, какие растения вам нужно научиться выращивать, какие у них могут быть лечебные свойства. Что для этого нужно и как потом их применять. Итак, теперь прошу вас открыть тетради и записать первое растение — Аппорус Длиннолистый.

Мариль легким движением руки вырастила в маленьком горшочке на учительском столе длинное неказистое растение с толстыми длинными листьями и маленьким красным цветочком посередине. Растение было небольшое, но пахло просто отвратительно. Я сидела достаточно далеко — меня отделяло от учительского стола целых три парты со студентами, но все равно, ужасная вонь заставила меня зажать нос пальцами. Студенты вокруг сделали то же самое. Эльфы, с их нежным обонянием вообще позеленели, настолько им было нехорошо.

Маленькая малышка Пандора в панике зажала лапками черный носик и юркнула в мою сумку, так что наружу остался торчать только хвост.

— Кто мне подскажет, чем знаменито это растение? — Пропела декан.

Айрана подняла руку. На удивление, у нее нос был не заложен, так же как и других дриад.

— Да, студентка..?

— Айрана, декан Мариль.

— Да, студентка Айрана.

— Аппорус Длиннолистый лечит от ожогов и дезинфицирует раны. А его запах очищает желудок.

— Все верно, студентка Айрана. Судя по тому, что вы спокойно переносите запах Аппоруса, можно утверждать, что вы встречались с этим растением раньше?

— Да, мэм. Я родом с южных лесов.

— Замечательно! — Мадам Мариль торжественно обвела аудиторию рукой. От движения одновременно открылись оба окна. Свежий воздух ворвался в помещение, и дышать сразу стало легче.

Итак, — Продолжила декан. — Аппорус Длиннолистый широко известен в лесах на юге нашей страны, а так же и за ее пределами. Длинные листья растения перемалывают и прикладывают к свежим ранам. Сок, который выделяется, при этом дезинфицирует их, как подсказала нам студентка Айрана, и помогает ранениям быстрее затянутся. Это универсальное средство и от крупных рваных ран и от царапин. Теперь посмотрите на красный небольшой цветок посередине. Он всего один, но если его заварить в течение двух минут, отвар цветка, принятый вовнутрь может затянуть ожоги любой тяжести по всему телу. Теперь переходим к запаху: в самом начале, запах Аппоруса вызывает рвотные позывы, но по-прошествии пяти минут неплохо очищает желудок и кишечник, в том числе и от отравлений. Постоянное нахождение с этими растениями вызывает привыкание к запаху, и он уже перестает доставлять неудобство и вообще чувствоваться. Именно поэтому наши друзья с южных границ, а так же я, спокойно переносим его аромат. Пройдет немного времени, и вы все привыкнете.

Вся группа с интересом смотрела на неказистый с виду цветочек, восхищенная его многофункциональностью. Я даже постаралась его зарисовать.

— Теперь, — Провозгласила преподавательница — Мы постараемся его вырастить. И сделать так, чтобы он всегда мог находиться у вас под рукой, ведь не зря это растение называют самым первым в аптечке мага растений.

Затем она велела нам достать приготовленные для нас маленькие горшочки с землей и приготовиться к посадке. Оказалось, это растение нельзя вытащить из земли только магией, ему обязательно нужен первоначальный посев. Либо семечка, либо подручные материалы.

— Сегодня мы остановимся на том, чтобы вырастить растение из семечка, в будущем в ваших поясных мешочках должно быть всегда достаточно семян, чтобы выращивать Аппорусы. Но опытные маги могут его вырастить даже из обычного газона. Но там конечно совсем другой уровень сложности, который требует большой концентрации, а так же идеальных внешних условий.

Мадам показала нам, под каким углом к солнцу поставить горшок, и на какую глубину сажать семечко. Мы полили наши заготовки, и каждый положил в горшок указательный палец. По указу Мариль мы направили взращивающую энергию в землю и в этот же момент из нее начали появляться первые ростки. По аудитории пошла волна с удушающим запахом. Многие студенты в ужасе отшатывались от столов, а двое даже вбежали с аудитории.

— Нет! — Мадам Мариль возбужденно замахала руками. — Нельзя останавливать процесс! Терпите, продолжайте держать руку у земли. Если вы один раз ее убрали, то растение не вырастет!

Несмотря на ее слова, расти ростки продолжали только у половины студентов. У меня до сих пор листья тянулись вверх, но стоило это мне просто нечеловеческих усилий. Поддерживала только мысль о том, что это растение действительно удивительно, поэтому стоит научиться его выращивать. Вдобавок, меня очень заинтересовало то, что его можно вырастить даже из травы. Тогда это средство становится действительно универсальным. В итоге, я смогла добиться того, что над жирными листочками показался красный цветок, и, только после этого, я убрала палец и отступила от стола на два шага.

Айрана тоже закончила и теперь выжидательно смотрела на остальных.

Декан Мариль прошлась по рядам. Оценив степень готовности упражнения, она сказала:

— Все кто вырастил с первого раза, получают наивысший бал. По плану мы должны еще приготовить целебный отвар и научится правильно измельчать листья. Те, кто справились, можете немного отдохнуть, перед тем как мы продолжим. Остальные будут пробовать вырастить Аппорус еще раз.

По аудитории прошел испуганный вздох.

— Не волнуйтесь! — Провозгласила декан. — Вы уже должны почувствовать облегчение от запаха. Хоть полностью неприятные ощущения сейчас не уйдут, но станет вам сейчас легче однозначно.

Она была права, дышать стало чуточку легче. Может быть, облегчению поспособствовали открытые окна, а может действительно мы начали привыкать к запаху, все равно я была ужасно рада, что могу немного отдохнуть и подышать свежим воздухом. Вместе с другими учениками мы с Айраной подошли к распахнутому настежь французскому окну и с наслаждением подставили лица теплому ветру.

— Ты же вроде не чувствуешь запаха неприятного? Но все равно подошла к окну — Спросила я Айрану.

— Меня не тошнит от этого запаха, но приятным его все же не назовешь. — Со смехом поправила нимфа. Она облокотилась на большой мраморный столб, увитый плющом и розами, у меня даже мелькнула мысль, что именно так я нимфу себе и представляла — в легком струящемся платье, с венком цветов на голове, в окружении благоухающих роз.

— Скажи, — Попросила я. — А почему всех остальных преподавателей чаще всего зовут по фамилии, а мадам Мариль, только по имени?

— Что? — Дриада, кажется, очнулась от своих мыслей. — А, ну так ни у эльфов, ни у нимф нет фамилий. Нам дают настолько разные имена, которые никогда не повторяются, что просто нет смысла добавлять к ним еще и фамилии.

— Аа, — Протянула я. Удивительно. Я не стала ей говорить, что там, откуда я родом, людей называют не только по имени и фамилии, но еще и по отчеству. Но еще раз удивилась порядкам в этой стране. Решила, что целью своей жизни это не сделаю, но все же постараюсь найти эльфов или нимф с двумя одинаковыми именами, просто для собственного удовлетворения. Как-то слабо мне верилось, что может существовать такое количество разных имен, тем более, большая часть тех, что я слышала, были совсем не сложными.

В это время маленький малыш енот подергал меня за подол платья, просясь на ручки. Я с радостью его подхватила и принялась чесать за ушком.

— Карина, это твой енот? — К нам подошла Мисэль, она тоже уже вырастила Аппорус, поэтому стояла неподалеку.

— Да, привет Мисэль. Это Пандора, и она — девочка. — Вежливо поздоровалась я.

— Можно погладить? — Спросила эльфийка.

— Я не против.

Мисэль аккуратным движением приблизила свою ладонь к носу Пандоры, а после того как енотиха ее обнюхала нежно, едва касаясь ее погладила.

— Удивительно. — Проговорила она. — Еноты редко выбирают себе человека — они слишком независимые существа для этого. Видимо, что-то в тебе ее привлекло.

— Ну, я не думаю что она меня прям выбрала. — Я пожала плечами. — Ее продавали в магазине, и она на всех проходящих смотрела с интересом.

— Все-таки я права. — Эльфийка улыбнулась и покачала головой. — Сама увидишь. Кстати, Карес просил тебе передать, чтобы после этого урока ты бежала к нему.

— Но у нас будет урок по боевым искусствам. — Запротестовала я

— Тебя от него освободили. Советую тебе все же сделать, как брат сказал, он не любит ждать.

— Ну ладно, если освободили, то я даже рада, не придется переодеваться и потеть на тренировке.

Мисэль кивнула нам на прощание и отошла.

В эту минуту, декан Мариль попросила всех вернуться и до конца урока мы перемалывали, заваривали и даже пробовали Аппорус. А после я побежала к декану факультета земли.

22. Матильда

Я влетела в оранжерею на всех парах и застыла, перед открывшейся впереди меня картиной. На небольшом возвышении у воды — искусственного прудика — стоял Карес и кормил червяками из пластикого ведерка громадное чудовище. На мощном зеленом стволе, покрытом коричневыми чешуйками, возвышалась шарообразная голова, больше половиной которой занимал рот. В гигантской раскрытой пасти торчало два ряда длинных острых шипов. Этими шипами растение, а это было именно растение, прокалывало очередного жирного червяка, лежащего на ладони эльфа и смачно зажевывало, брызгаясь зеленоватой слюной и отчаянно чавкая.

— А, это ты! — Карес оглянулся на меня и улыбнулся — Картина, закрой, пожалуйста, рот. Ты что, первый раз видишь лютика?

Я подобрала челюсть и с опаской воззрилась на исполина. Это — ЛЮТИК??? В моем мире лютики явно другие. Ничего общего с маленьким милым цветочком и этой плотоядной громадиной я не увидела. Ну, может разве что, ярко-желтый цвет головы, или что там у нее сверху?

— Лютик? — Выдавила я из себя. — Нет, как то не встречала. Он опасный?

— Это она. — Поправил Карес. — Мы зовем ее Матильда, она не кусается, подойди, не бойся. Можешь даже погладить. Матильда живет при академии уже больше ста пятидесяти лет, уже старушка. Когда ее только привез один ученик, она было еще совсем крошкой, и не контролировала себя. В тот же день перекусала половину всех студентов. Но с тех пор, как поселилась в этой оранжерее, стала всеобщей любимицей и даже мухи не обидит.

Я с подозрением посмотрела на Матильду и на живого жирного червяка на ладони преподавателя, которого она с хрустом проткнула шипом и отправила в пасть. Хм. Мухи, говорите.

— Да нет, я лучше тут постою. Рада познакомиться Матильда.

Огромная голова на миг перестала живать и по-змеиному покачиваясь, повернула морду, уставившись на меня небольшими маленькими тычинками по бокам от пасти, видимо заменяющие ей глаза. Не найдя ничего интересного в моей сжавшейся фигуре, лютик продолжил с аппетитом поедать свой обед.

Декан нахмурился:

— Карина, не хочешь ли ты сказать, что боишься лютиков?

— А что, есть еще? — В панике прошептала я.

— Ну, вообще-то да. Сегодня я хотел провести с тобой урок по общению с этим видом растений, а так же, использованием их в бою. Раз уж у тебя боевая магия растений, то это самые основы, которые тебе необходимы. Сама ты вряд ли можешь представлять угрозу для кого бы то ни было. — Он кинул уточняющий взгляд на мою хрупкую дрожащую фигурку. — А вот альдер с целой армией разъяренных лютиков может внушить панику даже самым грозным противникам.

Я с ужасом воззрилась на растение. Он действительно хочет, чтобы я занималась сегодня с Матильдой или ее собратьями? Да я сама от страха дрожу как осиновый лист. Как же я буду общаться с ЭТИМ?

— Ну… мне кажется, я еще не готова. Вообще, у меня впечатление, что Матильда реагирует на страх. Аа… и забыла сказать, у меня ужасная аллергия на лютиков. Все тело покрывается сыпью и ужасно чешется. Места живого не остается… — Я бормотала оправдания и пятилась задом к двери, намереваясь при первой возможности сигануть в коридор и сбежать.

Карес вздохнул, поставил ведро и в один миг очутился около меня. Он крепко вцепился в мой локоть и потащил к растению.

— Ну, уж нет, сбежать не получится. Аллергия у нее. А несколько минут назад уверяла, что в жизни лютиков не видела. Кого ты надуть хочешь? Прямо сейчас начнем заниматься. Ну-ка, встань тут.

Он поставил меня нос к носу с Матильдой и приказал:

— Протяни руку.

Я повиновалась. А что мне оставалась? Правда моя ладонь дрожала как у алкоголика с утра.

Огромная голова наклонилась к моей руке и боковыми листьями, прикрепленной к голове аккуратно поводила по ладони, как будто обнюхивая ее. Потом чудовище раскрыло огромную пасть и высунуло оттуда фиолетовый язык, который мокро шлепнулся мне на ладонь.

Я так удивилась, увидев язык, да еще не зеленого (что было бы логично, это же растение) или хотя бы розового цвета, что не успела испугаться и отпрыгнуть от прикосновения растения. А теперь уже вроде как поздно. Судя по тому, что есть меня не собирались явно, а клыки-шипы благоразумно отодвинулись подальше, я немного осмелела и повернулась к декану:

— Она не опасна? А почему язык фиолетовый. А что означает, когда на руку язык кладут?

— Погладь ее. — Вместо ответа велел эльф.

Я осторожно приблизила другую руку к морде растения, на первой до сих пор лежал мокрый шершавый язык, и осторожно погладила желтые лепестки, стараясь не задевать маленькие тычинки-глаза. Лютик засунула язык обратно и закрыла пасть, а потом неожиданно издала булькающе-рычащие звуки. Да она же мурлыкает! Действительно, цветок громко мурлыкал, да еще и начал ластиться ко мне мордой, тюкаясь в подставленную руку и плечо.

— Ого. — Пробормотала я, совершенно сбитая с толку.

— Ну, что, страшно? — Рядом усмехаясь, стоял Карес и ехидно меня рассматривал.

Я с удовольствием почесала другой рукой там, где у растения могла находиться шея и улыбнулась.

— Нет, она же, как кошечка, совсем ручная и очень милая.

— Ну и отлично, раз с этим разобрались, значит, сегодня будем заниматься. Но давай сначала теорию изучим и попьем чаю. А ты мне расскажешь, что это за чудо и где ты взяла енота. — И он указал ладонью на Пандору, жалобно жавшуюся к моей ноге. С самого начала она была со мной, но даже боялась лишний раз шевельнуться, явно испуганная лютиком.

Я кивнула и уселась на стул, стоящий недалеко от Матильды, продолжая чесать ее… хм. За ушком?. Удивительно, ведь я уже сидела здесь раньше, прямо рядом с исполинским растением, но даже не догадывалась об этом. Видимо, в прошлый мой приход лютик спала, иначе, я бы точно поседела от страха, если бы над моей головой открылась гигантская пасть с фиолетовым языком и острыми как бритва шипами.

Эльф тем временем разливал в маленькие чашечки свой травяной чай. Вот уж, эстет. Надо же, в каждый мой приход, мы пьем чай, как заядлые аристократы. Он секунду помедлил, посмотрел на Пандору, а потом налил и ей чаю — в маленькую пиалу. Потом ушел в свою подсобку и вернулся с мармеладом, которое протянул сначала не мне, а моему еноту!

— Угощайся. — Радушно предложил он Пандоре.

Зверек опасливо покосился на эльфа, потом на меня и, встретив улыбку и ободряющий кивок, протянул лапку к угощению и взял одну мармеладку красного цвета. Затем, енотиха откинулась на спинку маленького стульчика, на который ее посадил Карес и блаженно начала жевать добычу.

Карес налил чай и себе, поставил вазочку с мармеладом передо мной и только после этого сел и спросил:

— Ну, так, где ты достала енота.

— Это она. — Повторила я его недавние слова. — Ее зовут Пандора.

Брови преподавателя поднялись, но он ничего не сказал, продолжая смотреть на меня.

— Мне ее подарил брат. — Продолжила я. — Мы были в городе, и я увидела Пандору в витрине магазина. Мы не взяли ее сразу, но сегодня утром Адам принес ее мне.

— Понятно. — Кивнул декан. — Интересно. Ты знаешь, что еноты выбирают себе хозяина один раз и на всю жизнь?

— Мне что-то подобное говорила Мисэль. — Припомнила я.

Карес кивнул и продолжил:

— Раз Пандора выбрала тебя, а ты дала ей имя, то теперь вы неразрывно связаны и должны будете находиться всегда рядом. Иначе зверек будет сильно грустить. Это необычное домашнее животное. Оно очень разумное и не раз тебе поможет. Так что береги его. Ну а теперь, давай займемся уроком.

23. Тренировка

Целый час Карес мне рассказывал о лютиках. О том, где они чаще всего обитают, что едят и как их выращивать, в случае опасности. Оказывается, при нападении, шипы лютика выпускают в жертву парализующий яд, убить он, конечно, не может, а вот обездвижить на несколько минут запросто. Управлять несколькими растениями крайне сложно, так как лютики слушаются только адресного обращения. То есть к каждому растению нужно обратиться отдельно. Хотя бы мысленно. Поэтому дрессировка лютиков крайне напряженная работа, требующая от мага полной концентрации.

— А как я узнаю их имена, если только что их вырастила?

— Нет, в отличие от других растений. Ты не выращиваешь новые побеги, а перемещаешь через землю существующие. — Ответил эльф. — Лютики живут больше 300 лет и их совсем не много в нашей стране, не больше полутысячи. И у каждого из них есть свое имя, свой характер. Они живут по одному, и раз в 100 лет размножаются почкованием. Поэтому им нет смысла заводить семьи. Поэтому при надобности, ты выращиваешь на том месте, где ты находишься уже существующий цветок. Ты как бы зовешь его и через землю и магию перемещаешь к тебе.

— Телепортация. — Кивнула я головой. Уж я много фантастики посмотрела. Меня подобным уже не удивишь. — А что, получается, у каждого растения есть не больше трех детей? Раз живут они всего триста, а размножаются каждые 100 лет?

— Не больше, иногда меньше. — Кивнул Карес.

— А Матильда?

— У Матильды уже двое отростков — она у нас ранняя пташка. — Он ласково потрепал растение по голове. — Они переместились в южные леса и только иногда приходят сюда. Эти растения умеют ходить. Корнями.

Он показал рукой на мощные корни лютика. Матильда, поняв, что ей интересуются, горделиво выпрямилась и вытащила корни из земли, а потом показательно продефилировала вокруг стола. Я подумала, что, увидь я это чуть раньше, точно бы рассудка лишилась.

Ооо! — Протянула я. Что еще можно сказать, когда видишь, как огромный цветок ходит на своих корнях, заигрывающе покачивая нижней частью длинного стебля в такт шагам? Но, похоже, Матильду устроила моя завуалированная похвала, потому как она все же остановилась и выжидательно посмотрела на декана.

— Чтож — Встрепенулся он. — Давай начнем урок. Теория подошла к концу. Сейчас мы выйдем в сад и попробуем позвать Матильду. Расстояние маленькое, думаю, тебе удастся ее вырастить на заднем дворе.

Я со вздохом положила очередную мармеладку обратно в вазочку, оставила тяжелую сумку с учебниками и, засунув в подмышку Пандору, поспешила за эльфом.

Мы вышли с оранжереи и потопали на задний двор — в сад, здесь редко бывали студенты, зато было полное раздолье цветам. По всему саду расстилалось невероятное буйство красок. Цветы были повсюду. И на стенах академии, взявшей этот садик в кольцо и на стекле от оранжереи, притаившейся с одного боку двора, и на небольших фонтанчиках, разбросанных там и тут. Красные, желтые, лиловые, голубые цветы пестрели на солнце и вызывали резь в глазах. Землю покрывал слой густого мха, такого нежного и мягкого, что захотелось сразу скинуть туфли и забраться с ногами на ту маленькую милую качельку в глубине сада.

Но моим романтическим планам не суждено было сбыться — Карес позвал меня к другой стороне, туда, где длинные лианы создавали небольшой кусочек тени в этом райском уголке. Ну, ничего, я вернусь сюда снова, и вот тогда наслажусь вдоволь. Удивительно, что этим местом не пользуются. Ничего прекрасней я в жизни не видела.

Эльф нетерпеливо дернул меня за руку и одним рывком поставил перед собой.

— Вэбер! Немедленно соберись, ты сегодня второй раз зависаешь с открытым ртом. Сейчас отработаем упражнение, и налюбуешься вдоволь.

Я послушно кивнула.

— Хорошо. Что делать надо?

— Повторяй за мной. — Карес присел на корточки и приложил ладонь к прохладному мху. Я оперативно сделала то же самое.

— Теперь ты должна найти в себе источник магии, представить его, направить в землю и позвать Матильду, четко представляя, как она здесь вырастет.

Я усмехнулась, то, что я себе представляла, совсем не было похоже на фееричное появление.

— Нет!!! — Заорал декан! — Стой! Рано! Что ты делаешь?!

Я недовольно открыла глаза. А что я делаю? Я еще ничего не делала. Я просто представила…. Ой. Мамочки!

Прямо передо мной из земли вылезла Матильда. Ну как вылезла… торчала. Именно так как я себе представляла. На поверхности была, только ее голова до середины рта и с другой стороны немного показались ноги-корни. Огромная пасть была открыта, но над землей успела появиться только верхняя челюсть, остальное застряло ниже. Растение ожесточенно грызло шипами мягкий мох и возмущенно рычало.

Я непроизвольно прыснула в кулак, потом увидев взгляд Кареса, проговорила в свое оправдание:

— Это от нервов!

Я конечно именно это и представляла, но никак не предполагала, что растение придет по первому зову и застрянет именно так, как я это себе навоображала.

Декан, тем временем возмущенно пыхтя, пытался вытащить из земли свою любимицу. Он упер длинные ноги в землю и обхватил руками толстую голову лютика и изо всей силы потянул. Я подошла аккуратно сзади и робко предложила:

— Может, лучше с корней начать, вытянем как репку. Аккуратно и быстро.

Карес в ужасе повернул на меня голову и вытянул вперед обе руки:

— Не надо. Отойди, пожалуйста, в сторонку, пока нас всех не прикончила. Я говорил тебе, что ты совершенно не контролируешь силу, и я не шутил. Это действительно твоя проблема. Большинство первокурсников часами ищут в себе магию и маленькими шагами учиться ее вытаскивать. А твои силы прилетают к тебе по первому твоему зову или же дурацкой мысли. Если не хочешь, чтобы я относился к тебе как к взрывоопасной — отойди и помалкивай. Сегодня будем учиться до победного. Даже не вздумай убегать. Если надо, оставлю тебя без еды и сна, но не позволю такой неконтролируемой мощи разгуливать по нашей академии.

Я обиженно надула губы и отошла. Стало действительно страшно. Если он оставит меня без еды и сна, так и помереть недолго. И искать меня, скорее всего уже не будут. И тяжело вздохнула и села в мягкий мох. На моих руках пристроилась Пандора и ласково погладила меня по голове черной лапкой. Хоть кто-то меня любит здесь. В отчаянии обняла Пандору покрепче и услышала жалобный писк. Енотиха вырвалась из моих объятий и отбежала поближе к эльфу.

Я совсем загрустила. Мрачно наблюдала, как Карес вытаскивает Матильду, а потом так же мрачно занималась с ним еще два часа. Все же мне удалось пару раз вызвать и отправить цветок по назначению, правда, все же с помощью декана. Потому что если я вызывала одна, то бедное растение либо застревало на полпути, либо вылетало из земли как пробка из бутылки. И тогда Карес подхватывал его за корешки свеженькими лианами и возвращал на землю. В итоге, когда мы окончательно взмокли, устали и проголодались он злобно отправил меня прочь, заявив что ему пора отдохнуть. Необычайно счастливая, я постаралась как можно скорее убраться с глаз долой, дабы не раздражать и не давать повода себя задержать.

24. И снова идея

Потихоньку пролетел месяц, я много занималась, практически не видела белого света. Карес и Торо загрузили меня работой так, что я почти каждый день встречалась то с одним, то с другим. А ведь кроме этого обычные занятия никто не отменял. Ну как обычные… немного магические. Магия. Магия. Магия. Кажется, здесь про математику или литературу в принципе не слышали. Все что мы изучали, было связано с магией. Видимо основным предметам учат в школах, ведь читать и писать же альдеры как-то умеют.

Я уже вполне сносно выпускала боевые, усыпанные шипами, лианы на боевиков, а так же даже натравила на них во время одного боя лютиков. Привыкшие к лианам, весь факультет, включая, к моему восторгу и декана Уриллу бросились врассыпную при виде моих питомцев. В тот день, я была на вершине славы. По просьбе Алана, я иногда проходила индивидуальные занятия у лекарей вместе с ним. Под присмотром мадам Мариль, я помогала ему, выращивая необходимые для настоек и снадобий растения. Принц объяснил, что раз мы команда, то должны уметь работать сообща.

Сложней чем мне приходилось разве что, Алану. Принц занимался у лекарей и боевым искусствам каждый день, и было похоже, что он не чувствует усталости, потому что не редко я видела, как он переписывается с Гарольдом и передает сообщения через пиксилей. Как он только успевает решать не только свои проблемы, но и чьи-то еще!

В тот день я топала из столовой прямиком к своему саду. Теперь я его и впрямь считала своим, когда после первого посещения с Каресом, я поняла, что никто туда больше не ходит. Я с удовольствием пила там чай по вечерам, сидя на деревянной качели, частенько делала там же уроки и тренировалась выращивать экзотичные растения. А иногда создавала новые виды цветов. Меня настолько увлекало это занятие, что я обо всем на свете забывала.

Так было и сегодня. Устроившись с булочкой на качельках и дав Пандоре, которая всегда была со мной, порцию мармелада, я самозабвенно рассматривала цветок, который вырастила вчера.

— Что делаешь? — Прозвучало в моей голове.

Я вздрогнула, а потом оглянулась, нет ли кого поблизости.

— Алан! Сколько можно повторять, не врывайся в мои мысли сразу вопросом, ты меня ужасно пугаешь! — Я все никак не могла привыкнуть к способности принца налаживать телепатическую связь со мной. Я легко отвечала, но самой с ним связаться, никогда не получалось.

— Не Алан, а Адам. А как я должен в них врываться? — Голос на другом конце был до невозможности жизнерадостным.

— Не знаю — Проворчала я. — Издавай какие-нибудь звуки, как звонок, типа — турум-турум-пум-пум.

— Это весьма интересно выглядело бы со стороны. Ты где, сестричка?

— На кудыкиной горе! — Я до сих пор была зла на него. Но немного помолчав, добавила. — В саду за оранжереей.

— Если честно, я уже посмотрел, где ты и иду к тебе. Извини, но когда ты начинаешь говорить непонятные слова из своего мира, мне приходится применять магию, чтобы тебя отыскать. Не сердись, только. Я почти пришел.

Я еще раз сердито фыркнула, но все же убрала ноги с качельки и немного подвинулась, освобождая место. Алан пришел через 3 минуты. Летел он что ли? А, ну да, здесь же почти все быстро бегают.

— Привет. — Альдер радостно плюхнулся рядом, отчего у енотихи, сидящей сбоку от меня, разлился чай из блюдечка на гладкую шерстку. Мы дружно с ней на него зашипели.

— Прости, Пандора, я не заметил тебя — примирительно сказал Алан. Потом посмотрел на меня. — Как ты? Мы виделись сегодня у мадам Мариль, но ты такая задумчивая была, поэтому я не стал сразу после занятия тебя одолевать вопросами.

— Я — нормально. Какими вопросами? — Я подняла бровь. — Или ты это про мое настроение?

— Нет, я про твои планы.

Я подняла вторую бровь:

— Давай поподробней, пожалуйста, братик.

— Я хотел спросить, хочешь ты до сих пор попасть в королевскую библиотеку, чтобы отыскать способ вернуться домой?

Я не ожидала такого вопроса. Если честно, я вообще об этом забыла. Нехорошо, конечно. Но мне здесь нравилось, большинство было добро ко мне, учеба сложная, но очень интересная. Вдобавок, я же тоже теперь маг, вроде как своя уже… с другой стороны, это же не мой мир. Кому я здесь нужна? А кто позаботиться обо мне? Не будущий же король, ему нужно будет наверно заключить какой-нибудь выгодный брак, породниться с принцессой, например. А я даже не знаю, какие здесь профессии бывают, вряд ли кому то нужен садовод с боевой магией и енотом подмышкой, который больше всего на свете любит лежать, есть и спать. Академия закончится, и я останусь одна в чужом мире. Подумав об этом, вздохнула и произнесла:

— Конечно, я ведь ради этого здесь. Мы же сразу об этом договорились, когда приехали сюда.

Принц взглянул на меня своими невозможно зелеными глазами, но ничего не сказал на это и только кивнул.

Пару минут мы молчали, потом принц встрепенулся и бодро продолжил:

— Я так и подумал. Конечно, у тебя же там друзья, родные… Я понимаю. В общем, я пришел сказать, что придумал, как можно все устроить. Ты же знаешь, что для первокурсников доступ в академию дается, если ты закончила сессию на отлично? А какой у тебя средний бал?

— 7.8 — Мрачно ответила я. Еще не привыкла к их десяти бальной системе, но примерно понимала, что результат, так скажем средненький. Это все Карес — мстит мне, а еще декан Хопкинс на факультете зелий. Подумаешь, пару раз у меня взорвалось варево в руках, а в третий раз колба огрела его лысую макушку. Нельзя же за это ставить палки в колеса человеку.

— Ну, вот об этом я и говорю. В конце семестра, старшекурсники едут на практику, по желанию, в их группы могут взять первокурсников. При удачном прохождении двухнедельной практики нам автоматом поставят высший бал. И ты сможешь попасть в библиотеку.

— А что делать там нужно будет?

— Смотря, в какое распределение попадешь. Чаще всего, это безвозмездная помощь местным жителям. Выращивание овощей на огородах, охрана границ, работа в полевых госпиталях. В принципе, вариантов масса. Можно попробовать попроситься, например, в какой-нибудь сельский медпункт. Я буду помогать местным жителям, а ты будешь помогать мне. Должно все пройти без происшествий.

В моем мозгу быстро заработали мыслительные процессы. Да, наверно, это вариант. Убиться в какой-нибудь деревне не представляется возможным, наверняка неподалеку будет нас охранять Гарольд. Да и общество принца отнюдь не было неприятным. Решено!

— Когда мы отправляемся?

— Ты согласна?

— Разумеется, это будет весело. Так когда? Что брать с собой?

— Отъезд запланирован через 3 дня. А сегодня вечером будет распределение команд. Давай пойдем туда и постараемся попасть туда, куда нам нужно.

— Замечательно! — Я вскочила. — А что нужно надеть?

— Куда? Когда? — Оторопело, спросил принц.

— Ну, сегодня. — Объяснила я как неразумному. — Кто будет отбор вести, нам же понравиться надо. В общем, давай встретимся через два часа. И… — Я оценивающе осмотрела его ладную фигуру и пышные волосы. Незаметно потрогала свои — они были не менее впечатляющими, так что, будем считать, что мы на равных. — И… смени-ка ты футболку, она у тебя не очень ответственно выглядит. Одень что-нибудь белое, чтобы сразу ассоциация с врачебным халатом была.

Алан закатил глаза и, постанывая, позволил себя стянуть с качелей.

— Хорошо, Карина, как скажешь. Встретимся через час.

25. Распределение

Встретились мы только через полтора часа, я никак не могла выбрать какое платье мне надеть. Разрывалась между белым скромным платьишком, похожим на халатик медсестры, и ярко-красным в пол, чтобы уж сразу наповал. Я верила, что если тот, кто будет распределять старшекурсников, увидит меня в нем, то беспрекословно разрешит ехать и поставит нас туда, куда нужно.

В итоге, психанула и надела обратно голубое платье, в котором была до этого. Злобно пыхтя, вылетела из общежития на улицу, где меня ждал Алан. Принц вместо синей майки надел белое поло. От него так и веяло изяществом и идеальностью.

Сердито смерив его взглядом, я заметила:

— Мы опаздываем, может, все же поторопимся?

— Хорошо выглядишь. — Ответил этот смертник.

Я ничего не ответила, и мы побежали на спортивную площадку, где проходило распределение. Сейчас опять здесь вместо поля для физкультуры появились трибуны, а посреди газона стоял ректор и несколько деканов. Мой названный брат помог выбрать место и незаметно усесться с краешка одного из рядов.

— О, вот и опаздывающие! — Громко провозгласил ректор Дардор. Его толстый палец уперся прямо в нашу сторону. — Что, Веберы, все же хотите принять участие в практике?

— Да, господин ректор, мы бы хотели попроситься на практику вместе со старшекурсниками, для того, чтобы лучше усвоить пройденный материал, а так же улучшить свои результаты по профильным предметам.

— И для этого опоздали, чтобы обратить на себя внимание? — Тролль Хопкинс презрительно на нас пялился черными бусинами, вместо глаз.

— Нет, декан Хопкинс, мы опоздали, потому что перепутали время распределения, но хотели бы с сестрой попасть в сельский лазарет, чтобы иметь возможность обоим подтянуть навыки зельеварений и исцеления.

— Иоганн, ты против? — Никос Дардор повернулся к троллю. — Детки хотят помочь, почему бы не дать им шанс? В твоей группе найдется место для двух юнцов?

При этих словах я похолодела. К троллю? Он же меня терпеть не может, как мы друг друга будем выносить две недели?

Видимо преподаватель зелий думал то же самое, потому что, покосившись на меня, ответил:

— Я готов взять, но только Адама. Девчонку не хочу — слишком много от нее проблем. Пусть остается здесь.

— Я буду за ней присматривать. — Вклинился алан. — Мне бы хотелось, что бы Карина поехала, дайте ей шанс, господин декан.

— Я могу за ней приглядеть тоже. — Раздался с трибун голос Гари — третьекурсника с кафедры зельеварений, которого мы видели в первый день. А еще, потом мы несколько раз встречались на занятиях для боевиков, когда выпускников, с которыми занимался Алан, ставили со студентами младших курсов.

— Помолчи, Нос — Поморщился Хопкинс. — Если я взял тебя в свою группу, то это не значит, что я хочу чтобы ты становился нянькой для неуравновешенной студентки.

Уже хотела обидеться, как с дальних трибун раздался властный голос.

— Тогда я стану ее нянькой! — Берк, а это был именно он, медленно спускался к центру поля. — Извините, я опоздал. Надеюсь, вы не будете против, если я напрошусь в вашу группу, Иоганн Хопкинс? Куда кстати вы едете? В лазарет? Скучно конечно, но если придется нянчиться с неуравновешенными студентками, то это будет интересно.

Тролль хмуро переглянулся с ректором, и попытался возразить сыну регента:

— Мы едем не в сельский лазарет, а на границу с орками, поэтому я беру с собой нескольких боевиков, зельевара, и лекаря. — Тут он посмотрел на Алана, а вот девчонка — растеневод мне совершенно не нужна.

— Зато мне нужна. — Отрезал Сайлос. — Карина, радость моя, можешь в качестве благодарности повисеть на широкой груди. — И он указал пальцем себе в район мощной ключицы, где именно я должна изливать благодарность. Ряды рядом с ним разразились подхалимским хохотом.

Рядом со мной раздалось грозное рычание, волосы на голове принца начали колебаться на ветру, а изо рта показались огромные клыки.

— Моя сестра — Грозно сказал он. — Будет под моей опекой и ничьей больше. А так же, под моей защитой. — Он говорил это и смотрел на Сайлоса. Потом посмотрел на состав преподавателей. — Если хотите взять меня, то придется взять и ее тоже. Я не оставлю ее ни там, ни здесь и буду помогать ей всем чем нужно, без ущерба общей операции. А вы, декан Хопкинс, должен знать, что границу с орками удерживает как раз магия земли и растений! — На этих словах он высокомерно поднял подбородок. — Я не знаю, как вы собирались защищать и укреплять границу без соответствующего студента. И если уж брать «растениевода», то того, который обладает еще и боевой магией.

Слова принца звучали как сталь, тяжело падая на слушателей. Впервые за все время обучения в академии наследник трона использовал властный голос. И это сработало. Тролль, то ли имея чуйку на властьимеющих, то ли просто догадливый, но заметно пригнулся и спустил с себя презрительный вид. Хохот среди студентов прекратился, а ястреб — его зачинщик, хмуро рассматривал моего соседа. Один ректор, кажется, пребывал в прекрасном настроении, с восторгом рассматривая Алана, как редчайший экземпляр студента. Вот же бесстрашный.

Позади преподавателей стоял кентавр, который до этого молчал, но после слов его высочества, обратился к Дардору:

— Никос, если нужно мое слово, то я бы посоветовал разрешить Карине ехать. Она вовсе не бесполезна и даже если тролль против, это будет верное решение. — И даже не взглянув на ощетинившегося преподавателя зельеварений, невозмутимо вернулся на место.

— Хорошо. — Провозгласил ректор. — Закончили дебаты! Карина отправляется вместе с Деканом факультета зельеварений на границу с орками. С ними едет Гари Нос, третьекурсник, ученик Иоганна, Алан Вэбер с первого курса, Кристиан Томпсон с факультета боевиков, а так же Берк Сайлос, если он того хочет. Все. У кого-нибудь еще есть вопросы?

Все молча, кивнули. Кто-то радостно, кто-то хмуро. А вот я — обреченно. Вот это компания подобралась, а возглавляет нас великий и ужасный тролль. Прелестно. Обратно я, скорее всего не выберусь, раз еду на границу с такими страшными существами.

Кстати, а кто этот Кристиан Томпсон? Я спросила Алана, и он мне показал на высокого чернявого парня с надменным лицом. Я вспомнила его, он играл в футбол со старшекурсниками, когда я только приехала, и превращался в вороного мула. Да… Хорошо. Странно, что я его не видела на занятиях боевиков.

Я спросила об этом принца и узнала, что он с четвертого курса и племянник Торо, поэтому иногда нагло загуливает уроки, но впрочем, все же и часто появляется. Просто как-то не пересекались. А вот Алан даже сражался не раз с ним.

— Он хороший воин — Кивнул лев. — Хорошо, что его берут.

Я пожала плечами. Зачем я опять уговорила себя ввязать в эту авантюру. Еле дождавшись, когда распределят всех остальных, я наконец-то убежала в общежитие, где смогла вволю себя пожалеть и пожаловаться Пандоре.

26 Выдвинулись

И вот, мы выдвинулись. Ну как выдвинулись… Ранним, холодным, промозглым, во всех смыслах отвратительным утром наш небольшой отряд, состоящий из сморщенного тролля, четырех парней, больше похожих на шкафы-купе, и одной несчастной дрожащей меня, стоял у поста охраны, готовый пересечь территорию академии и на две недели окунуться в мир работы, опасностей и отсутствия нормального туалета. Замечательно.

Я не разговаривала с Аланом с самого дня распределения, всем своим видом выражая, насколько я оскорблена его подставой и неуместной энергией. Когда он подходил, чтобы что-нибудь у меня спросить, например, не нужна ли мне помощь или не замерзла ли я, я мерила его ледяным взглядом и патетически вздыхала.

По команде Хопкинса, мы пересекли линию охраны и опять встали. Только теперь с внешней стороны от ворот.

— Чего стоим, кого ждем? — Сегодня у меня не было никакого страха перед этой грудой мужиков. Я была не выспавшаяся, замерзшая, злая и голодная, и отчаянно завидовала енотихе, которая мирно посапывала в моей сумке.

— Мы ждем дракона, который переправит нас до границы. — Услужливо ответил Гари. Все остальные угрюмо молчали, сделав вид, что не слышали меня.

— Оу! Такси! — Я театрально подняла брови и обвела всю команду презрительным взглядом. — А я-то думала, что пешком отправимся! А нет, со всеми удобствами поедем, чтобы мальчики ноги не натерли.

Все продолжали упрямо молчать, но я лично заметила, как несколько челюстей напряглись, а у чернявого Кристиана заходили по лицу жевалки. Э, погоди малыш, это я еще не начинала мозг выносить. Привыкли к своим нежным, робким девушкам, которые млеют от одного взгляда родовитых засранцев. Со мной такое не прокатит, в гробу я видала их титулы. Вот зря они меня взяли. Зря. Меня хоть кто-нибудь на распределении спросил, чего я хочу? Делили меня, одним надо, другим не надо, а я должна просто сидеть и смотреть, куда меня отправят, да слушать презрительные оскорбления. Вот куда отправили других девушек со старших курсов? Правильно, с столицу, в помощь на праздниках и парадах. В крайнем случае, в село, делать несложную и, главное, безопасную работу. А меня куда? Правильно! К оркам! На границу! Да я вам не только мозг, я вами другие органы вынесу, и дорогу обратно не найдете!

Пока я предавалась мрачным планам о мести, на землю перед нами приземлился невероятной красоты дракон. Огромный, но очень красивый. Чешуя переливалась золотом, а на змеиной голове красовались великолепные рожки, закругленные к спине. Почему-то испуга он у меня совершенно не вызывал, только восторг, как будто увидела любимое домашнее животное.

— Какой хорошенький! — воскликнула я. — Дракончик, иди-иди сюда. — И не зная, как надо к нему обращаться, я стала щелкать пальцами и как кошку подзывать. — Кис-кис, иди сюда!

Пока я подходила к дракону, то не заметила, как обошла всех застывших парней. Внезапно, меня схватили за шкирку и одним рывком поставили за спину. Алан. Кто же еще?

Дракон, тем временем, резко вытянул и опустил голову, так, что его глаза оказались на одном уровне с нашими лицами. Он смерил меня узким зрачком и шумно вдохнул воздух вокруг нас. Я бы улетела, если бы не вцепилась в временного брата, который стоял совершенно спокойно и даже не пошелохнулся, хотя я руками, прижатыми к его спине, почувствовала заряд магии пробежавшей по его телу. Он смело смотрел в глаза хищнику, а потом протянул руку к его морде. Дракон вздрогнул, постоял несколько секунд в нерешительности, а потом склонил голову в низком поклоне.

Народ сзади шумно выдохнул. О, значит, они все это время не дышали? А что собственно случилось?

Дракон, смотря на принца преданным взглядом, немного развернулся и подставил длинное крыло, чтобы мы могли на него взобраться. Алан первым вступил на перепонку крыла и помог мне подняться тоже. Потом за нами поспешили остальные.

Проходя мимо нас, Берк обратился к Алану:

— Значит, ты всадник драконов? Впечатляет. И как ты мог научиться этому в деревне?

— У меня было много свободного времени. — Уклончиво ответил лев. И больше ничего не сказал.

Остальные тоже как-то молча и почтительно обходили моего брата. Я посмотрела на него удивленно, но он покачал головой и ответил мысленно:

— Давай потом, когда взлетим.

— Хорошо — Я пожала плечами.

Мы уселись на шее ящера, там как раз была небольшая, по меркам дракона, конечно же, ямка, в которой поместился наш отряд. Перед каждым казался длинный шип, за который можно было держаться. Впереди места занял тролль, который как то сразу посерел и слабо подрагивал, как только крылатое чудовище приземлилось на землю. Сразу за ним сел Сайлос, потом Кристиан и Гари. Последними сели мы с аланом. Меня он посадил перед собой, чтобы иметь возможность придерживать во время полета, ну и просто, во избежание неприятностей.

Дракон повернул голову к нам, удостоверился, что все сели и тяжело взмахнув крыльями, оттолкнулся от земли могучими задними лапами. Было ощущение, как будто я попала в грузовой лифт. Очень резкий. Меня впечатало в спину дракона, а желудок, наоборот поднялся к самому горлу. Мы поднимались вверх практически вертикально и я открыла рот, чтобы хоть немного сбавить внутричерепное давление. Наконец, наш летающий автобус выровнялся. Он летел и почти не двигал своим мощным телом, амортизируя взмахи крыльями. Так что нам было вполне комфортно на его шее, которая защищалась от всех сторон и от порывов ветра и от холода, так как чешуя дракона, на которой мы сидели была теплой. Почти горячей. Если бы обзор был побольше (голова дракона закрывала почти весь вид спереди, а крылья — сбоку), а в ушах не так свистело, то полет можно было бы назвать круизным. А вот обмениваться мыслями, шум в ушах не мешал.

— Ты в порядке? — Алан первый задал вопрос в моей голове.

— Да. Все хорошо.

— Ты не боишься? Наверняка же первый раз летаешь?

— Странно, но нет. Не боюсь. Мне даже интересно.

— Ну и хорошо.

Мы немного помолчали, а потом я спросила:

— А почему Сайлос назвал тебя всадником драконов?

— Потому что я и есть всадник. Я с самого детства учился управлять драконами и ездить на них.

— Поэтому этот дракон тебя боится?

— Он не боится но чувствует власть. Чувствует, что я сильнее и не боюсь его.

— Раве драконы не разумные? Я думала, здесь они так же превращаются в людей. Хотя сначала я когда увидела его, то подумал в первую очередь не о том что он может быть человеком, а о том, что он как котенок, домашний. Почему все так испугались?

— А ты совсем не испугалась?

— Нет, как будто я уже гладила дракона когда-то.

— Удивительно. Ты знаешь, что драконов почти все боятся и этот страх животный, его ничем не победить, ни уговорами, ни тренировками. А те, кто не боятся, становятся всадниками. Их совсем немного в нашей стране. А отвечая на твой предыдущий вопрос, драконы разумные, но в нашей стране они всего лишь животные. В альдеры-Драконы существуют, но живут обособленно, в горах и скалах. И их драконы больше и конечно, разумней. А те, что водятся у нас, конечно, умны, настолько, что их используют как посланников, перевозчиков, отправляют на войны, вот и сейчас он сам знает, куда нас везти. Но все же они лишены человеческой души и в своих действиях руководствуются инстинктами. Я рад, что ты не забоялась, но конечно, было безумно опасно с твоей стороны самой дразнить дракона. Хоть ты и не чувствуешь страха, это не помешало бы ему тебя сожрать.

Он немного помолчал, а затем сказал:

— Знаешь, я бы мог научить тебя летать на драконах, управлять ими… если бы ты захотела и… может даже осталась…

Он замолчал, а я почувствовала, как по моему телу разливается тепло. Впервые я по-настоящему ощутила, что у меня есть друг и брат. На большее я и не надеялась, но наконец, обрести брата, такого странного, непривычного, у которого со мной ничего общего, но в то же время такого родного, это было такое счастье! Удивительно, как люди встречаются, он — принц, маг, будущий король, а я — обычная студентка, с острым язычком и отсутствием друзей и родных. А в этом мире, я чувствую себя почти дома, что мои друзья становятся моей семьей, которой у меня никогда не было.

Разомлев от приятных мыслей, я откинулась назад и облокотилась спиной на грудь альдеру. Если он против, то меня это не очень сильно заботит — сейчас я радуюсь, что у меня появилась в этом мире семья, так что пусть терпит. Вдобавок, мысленный разговор отнимал уйму сил и энергии и я правда устала. Только недавно я смогла научиться разговаривать фразами и не отключаться. До этого только слушала, изредка отвечала да/нет.

Так мы и летели. Ветер свистел в ушах, в голове шумело, а я прижалась к широкой теплой груди и почти уснула. Принц не двигался, чтобы не спугнуть и не потревожить меня, только аккуратно продолжал придерживать за один локоть, заботясь о том, чтобы не улетела.

Дракон приземлился мягко и плавно. А я уже спала. Только потом я узнала, что Алан спустил меня на руках и подождав, пока другие парни поставят палатки, аккуратно положил меня в одну из них на мягкое одеяло. Рядом пристроил моего енота и вышел, чтобы со всеми приготовить нам завтрак.

Проснулась я, только когда в нос ударил запах кофе. Похоже, только теперь пробуждение можно назвать добрым.

27. Граница

После завтрака мы пошли смотреть фронт работ. Как нам объяснил тролль, мы дойдем до поста пограничной охраны и будем помогать там по ситуации. Больше всего, я надеялась, что там и так все замечательно и помогать не придется.

Я шла в платье и мягких туфлях, наподобие наших кед. Заранее я интересовалась у Айраны, нельзя ли в поход надеть брюки или джинсы или что-то подобное, но дриада настолько удивилась самой постановке вопроса о том, можно ли надеть девушке брюки в место где кроме меня будут только мужчины, что настаивать я не стала. Вот и приходилось топать по проселочным дорогам, подбирая юбки, хорошо еще, не очень длинные. Но все равно неудобно. Надо будет его высочеству подать идею законопроекта, разрешающего девушкам носить брюки не только в городе. Если останусь, смогу целую империю сделать на производстве джинсов. Я такие фасоны знаю — закачаешься. Отбоя от клиентов не будет. Тогда можно будет и остаться — на кусок хлеба с маслом заработаю.

Еще в самом начале Гари снял с меня Пандору и теперь бережно нес ее на ручках. Енотиха, кстати сказать, весьма заинтересовалась зельеваром, еще за завтраком, где он ее подкармливал свежими пирожками, взятыми с академической столовой. Так что теперь она вольготно разлеглась на подставленных ручках и лениво крутила головой, рассматривая пейзаж. Я даже подумала, что неплохо бы тоже намекнуть как-нибудь Алану, что хотела бы опять на нем поехать. Но посмотрев на брата, решила, что сейчас меня совершенно точно пошлют лесом. При таком окружении наследнику трона вставать на четвереньки, чтобы донести меня как-то не пристало. Да и я все же не настолько жестокая. И сама смогу дойти. Ладно, не буду просить. Но будет должен.

Развлекая себя такими мыслями, не заметила, как начала идти почти вприпрыжку, рассматривая все встречающиеся кусты и деревья. Мы шли вдоль сетки — ограждения. Наверно это и была граница. Что-то подобное я, когда то видела. Только вместо железа, сетка состояла из переплетенных зеленых лиан, на которых росли цветы. Удивительная это страна. На границе, которую охраняют вооруженные магией боевики, растут цветочки. Я протянула руку к ближайшему цветку.

— Нет! — Мне больно ударили по ладони, не давая дотронуться до растения.

Я обернулась — Берк.

— Чего тебе? — Спросила не слишком радушно.

Ястреб сильней сжал мою руку и мотнул головой в сторону границы:

— Ты хочешь, чтобы тебе руку оторвало?

— Как это?

— А ты думаешь, что граница не охраняется? Каждый цветок запечатан магией так, что шарахнет, мало не покажется.

Я удивленно посмотрела на переплетенные лианы, совершенно безобидные на вид. Так они под напряжением? А почему я не почувствовала этого. Вроде же уже маг растений, должна была уловить энергию.

— А почему тогда нет никакого ограничения или хотя бы знака? А если кто-то случайно дотронется?

— Здесь нет случайных людей. — Ответил сзади Кристиан. Оказывается, весь наш отряд остановился, и теперь наблюдали за мной. — Тут все знают о магии.

— Так вот зачем нужен маг земли — Задумчиво пробормотала я и, протянув руку, но, не касаясь, постаралась связаться с цветком на сетке.

— Что ты делаешь? — Подозрительно осведомился Сайлос.

— Пытаюсь наладить связь с цветком.

Тролль хохотнул:

— Ну, пускай попробует Сайлос, ей же хуже будет.

— Карина, не нужно — Подал голос лев. — Здесь поработали сильнейшие маги королевства.

Но я не слушала их. А продолжала обращаться к цветку. Сначала ничего не происходило, но постепенно я почувствовала, что ему больно.

— Где? — Спросила я.

Цветок молчал, а Берк начал меня тянуть в сторону. Но мне было так жаль бедное растение, которое поскуливало, как маленькая собачонка, что я вырвала руку у ястреба, и когда он попытался меня схватить, не оборачиваясь, выпустила на него несколько лиан, которые тут же обвили его лодыжки и запястья, приковав к земле. Надолго они его не задержат, но хоть как то освободят мне руки. Торопясь, я абсолютно без страха дотронулась до цветка и наконец-то ощутила, что барьер, который ограничивал от меня его мысли, упал, и теперь мы смогли общаться.

Сзади меня за плечо грубо схватил Кристиан, но тут же отлетел в соседнее дерево, издав резкий вскрик. Алан, который тоже тянул ко мне руку замер на месте и проводил глазами поверженного альдера. Потом повернулся ко мне.

— Карина, немедленно отходи. Тебя может ударить, не нужно дотрагиваться до цветка.

— Но ему больно! — Возразила я.

— Ты не сможешь его услышать и помочь ничем, мы используем твою силу у пограничного поста, чтобы немного напитать границу. Эти растения страдают, от того, что постоянно подвергаются нападениям орков. Но все же у них пока получается залатывать свои дыры, не без помощи стражников, конечно, и справляться с охраной. Ты сможешь немного помочь, но не здесь, здесь для тебя не безопасно.

— Адам — Твердо сказала я. — Я слышу его. И понимаю. Мне ничего не будет, растение не собирается меня обижать. Поверь мне и дай помочь. Я смогу. Я должна хотя бы попытаться.

— Вэбер! — Противный визгливый голос тролля резанул по ушам. — Без разговоров, отойди немедленно. Я приказываю!

Принц оторвал от меня взгляд и кивнул мне, потом подошел к троллю и попросил:

— Позвольте ей помочь.

— И не подумаю — Взвизгнул Хопкинс. — Я не для того здесь нахожусь.

Алан вздохнул.

— Карина, делай что можешь, охрана границ в данном случае важнее, чем приказы временного начальства. Если у тебя получится, множество мирных жителей смогут еще несколько недель спать более спокойно, а боевикам не придется каждую ночь вылетать, чтобы залатать новые дыры. Я позабочусь о том, чтобы тебя не беспокоили.

Я кивнула и обернулась к цветку. Сзади послышались крики и какая-то возня, вроде даже Берк освободился уже, какое счастье, что на тот момент я додумалась ему еще и рот закрыть! Теперь я уже не слушала то, что происходило за моей спиной, а сосредоточилась на лианах.

Закрыв глаза, я попросила цветок показать, где болит. В тот же миг, не открывая глаз, я увидела, как картинкой в голове мы начинаем путешествовать по переплетенным лианам. Преодолев расстояние примерно в 10 метров, мы нашли первую прореху. Лианы были в этом месте разорваны, наверно, поэтому боевики не залатывали эту дыру. А у самого растения уже не хватало сил что-то сделать. Истонченные лианы светились мягким красным цветом на месте поражения и нервно пульсировали. Я направила всю свою энергию в это место и восстановила истонченные части. Связывая маленькие нити, постепенно смогла полностью залатать дыру и напитать ее энергией. На этом месте тут же начали расти цветы.

Не открывая глаз, я вытерла пот со лба и, улыбнувшись, мысленно спросила у цветка:

— Где еще?

Сколько прошло времени не знаю, но я залатывала дыру за дырой и наполняла силой растение, которое дышало все ровней и вскоре совсем перестало скулить. После десятой прорехи, я уже даже перестала считать.

— Насколько ты длинная? — Спросила я у лианы. — Ты тянешься вокруг всего королевства?

— Нет, только на границе с орками — в остальных местах либо нет такой серьезной охраны, либо использованы другие способы. Орки не обладают магией, поэтому не могут пройти через нас. — Ответило мне растение.

— А как часто вас питают маги?

— Недостаточно часто, таких, которые смогли бы нас напитать достаточно — единицы, а тех, кто нас слышат, давно уже нет в живых, ты первая за последние сто лет.

— Мне жаль.

Наконец, последняя дыра была залатана и вся поверхность стены благодарно зашелестела листьями. Только сейчас я открыла глаза. Вокруг меня было просто буйство красных цветов. Они были похожи на маки и источали очень сильный терпкий аромат. Как красиво! Все-таки здоровое растение выглядит совсем по-другому. Улыбнувшись цветам, я, совершенно вымотанная, поднялась с корточек и, потирая затекшие колени, повернулась к отряду.

28. Орки

Парни, включая тролля и даже Пандору, стояли в ровный рядок и дружно открыли рты, смотря на меня и на стену лиан. Один алан стоял, восхищенно улыбаясь. Он был весьма помят и взъерошен, впрочем, как и все остальные. Видимо, пока я лечила стену, он не подпускал ко мне никого. С удовольствием отметила, что все же ему досталось меньше чем другим. У Берка был подбит глаз, а у декана зельваров подозрительно не хватало пуговиц.

Гари стоял близко к алану и радостно потирал синяк на щеке, время от времени подправляя покосившиеся очки. Оо! Видимо он был на стороне принца. Отлично!

Кристиан сидел на земле, все еще дезориентировано озираясь и глядя на меня мутными, но почти испуганными глазами.

— Э, все хорошо? — Спросила я.

— Это еще что за хрень? — Крякнул, наконец, декан. — Девчонка, ты как это сделала?

Я обернулась на растения и с улыбкой пожала плечами. Не знаю, но я рада.

Принц сделал шаг навстречу мне, улыбаясь во весь рот, он хотел что-то сказать, но за моей спиной раздался ужасно низкий, страшный и громкий голос:

— Кто это у нас!? Это вы, маленькие альдеры, починили ограду?

Алан, вмиг приняв звериный облик, в один прыжок оказался подле меня и забросил за спину, где я мягко приземлилась на руки Гари, точнее большого хорька. Весь отряд сгруппировался и стоял наготове, трансформировались все, кроме тролля и Берка, по телу которого прошел заряд магии и, дойдя до правой руки, вылился в блестящий сверкающий клинок. Меня тут же забросили в ближайшие кусты, и хорек присоединился к остальным, ощетинившись всем телом. Следом за мной в кусты полетела енотиха. Я поймала ее на лету и усадила на мягкую траву, приказав не двигаться. А сама выглянула наружу, больше ни на что сил у меня не было. Молилась только о том, чтобы моя помощь никому не понадобилась.

За стеной растений стояла армия орков. Не знаю, сколько их было, но мне показалось, что не меньше сотни. Огромные, уродливые великаны с одним глазом посередине свинячьего лица стояли плечом друг другу на расстоянии вытянутой руки от забора и ближайшего к ним Алана. Они попробовали подойти к границе, но цветы с такой яростью на них набросились, что орки с проклятиями отскочили подальше. Видя, как граница отпугивает его собратьев, один из чудовищ решил перевести разговор на нас.

— О, детки встали в боевую готовность. — Насмешливо произнес он — Не думаете же вы, что справитесь с нами? Даже вы, не пройдете через вашу проклятую границу. О, смотрите-ка, доблестное подкрепление скачет.

Обернувшись туда, куда махнул рукой орк, я увидела небольшой отряд альдеров, бегущих, скачущих и летящих на подкрепление парням. Остановившись в паре метров от принца, отряд рассредоточился и занял оборонительную позицию, у многих засверкали в руках мечи, у остальных вокруг тела летала магия, переливаясь всеми цветами радуги.

— Как посмели орки подойти границе королевства Солнца, когда действует соглашение о перемирии и капитуляции, вступившей в силу еще 50 лет назад? — Пробасил один ближайший к алану кентавр, очень похожий на Уриллу — декана боевиков.

— А так сейчас считается нападением? — Насмешливо проговорил орк. — А то, что мы время от времени пытаемся пробраться через ограждение по ночам, то совсем не в счет? Ну, извините, мы не думали, что днем нельзя вас тревожить.

— Не думаю — Веско произнес кентавр. — Что ваш король будет рад начать настоящую войну. Вам лучше уйти.

— Да мы и не нападаем. Просто хотели поинтересоваться, кто починил оградку? Вон та девчоночка? И он показал на мои кусты отвратительным жирным пальцем. — Может, отдадите нам ее, и мы пойдем?

Кентавр даже не шелохнулся, а вот у алана шерсть стала дыбом, и изо рта вырвался грозный рык. Ближайшие к нему орки дружно шарахнулись врассыпную, но не ушли далеко, а встали за своим вожаком.

Вообще, кроме их предводителя, орки выглядели порядочными тупицами. Их бессмысленные рожи глупо ухмылялись, а маленький глазик блуждал по нашим рядам, ни на ком не сосредотачивая взгляд.

— Уходите, — Проговорил еще раз кентавр. — Иначе договоренностям конец.

— Хорошо, мы уходим — Послушно сказал главарь — А ты, девонька, ходи осторожней, такая хорошенькая, вдруг случайно к нам в гости попадешь.

И поддерживаемых хохотом своих сородичей, орк развернулся и увел свой отряд вглубь территории, растворившись в густом лесу.

Около минуты все альдеры стояли, не шевелясь, продолжая смотреть вслед чудовищам. Но вот, наконец, кентавр обернулся к алану:

— Не очень хорошее время для приветствий, но все же добро пожаловать. Меня зовут Гайдон. Вы, наверное — студенты на практику?

Лев кивнул.

— Я так и подумал — Продолжил кентавр. — Мы увидели активность у границы и сразу поспешили к вам. Немного задержались, потому что произошло кое-что странное с защитными лианами. Но я думаю, мои шпионы успеют во всем разобраться, прежде чем мы дойдем до поста.

Он продолжал обращаться к алану, что весьма не понравилось троллю, который вышел вперед и показательно закашлялся.

— кхе-кхе, простите, Гайдон, но руководитель группы студентов — я.

— Тогда почему впереди, перед самым врагом, стоял этот альдер, а не вы, уважаемый — Кентавр кинул на тролля пренебрежительный взгляд.

— Ну,… так получилось — Кажется, Хопкинс немного растерялся. — Но все же независимо от этого, вам лучше общаться со мной — меня зовут Иоганн Хопкинс. И насколько я понимаю, моя группа поступает в ваше распоряжение.

— Раз она поступает в мое распоряжение, то она не ваша группа, а моя — Спокойно заметил Гайдон.

Тролль обиженно засопел и насупился. В это время, алан, уже человеком, подошел к кустам, где я сидела, и помог мне выбраться.

— Кто это? — Нахмурился кентавр. — Женщина на границе! О чем вы думали? — Он накинулся на бедного декана, который позеленел от обиды и негодования.

— Я не хотел — Заверещал он. — Я говорил им! Я не собирался брать с собой такую обузу.

— Эта «обуза» — Холодно заметил Алан — Вылечила барьер по всей территории границы. Нам очень повезло, что Карина, среди нас. Я — Он обратился к кентавру — Сам припросил ее сопровождать нас. И именно я несу ответственность за нее.

— Не только ты — Берк вышел вперед. И тоже встал рядом. — Многие из нас здесь чтобы защищать ее, так что охране границы это не повредит, не переживайте. А вот вам, следовало бы поблагодарить ее.

Кентавр посмотрел сначала на алана, потом на Берка и склонился в поклоне всем нам троим. Следом за ним склонили головы все присутствующие.

— Спасибо — Сказал он, — Мисс Карина за то, что вы сделали. Наш отряд положит свою жизнь на то чтобы сделать ваше пребывание здесь абсолютно безопасным. Надеюсь, позже вы объясните нам, что произошло. Так же я благодарю вас, юноши. И приветствую Берка Сайлоса, представителя короны. — И все воины одним синхронным движением приложили кулак к груди. — А теперь, я приглашаю весь ваш отряд на нашу базу. Карина, если хотите, можете поехать со мной. Путь не близкий.

И он, совершенно игнорируя тролля, подошел ко мне с помощью алана помог забраться на спину. Алан улыбнулся мне и обратился. Следом сделали все-то же самое. И мы на огромной скорости всей пестрой массой понеслись к посту пограничной охраны. На удивление, тролль бегал так же быстро, как и остальные, правда, ему для этого пришлось выпить какое-то зелье из фляжки на пузе, так как его везти никто не собирался. Я повернула голову вперед, подставив лицо солнцу и ветру, и с наслаждением глядела на ровные прекрасные ряды цветов, благоухающих благодаря мне. Боковым зрением я заметила, как в чаще леса мелькнула белая шерсть саблезубого тигра…

29. Начало практики

Гарольд! Это точно был Гарольд! Но сколько я не присматривалась, никого не увидела. Оглянулась на альдеров, но больше никто не оглядывался. Видимо, не заметили. Я попыталась обратиться мысленно к принцу, но либо слишком устала для этого, либо он от меня закрылся, либо просто был слишком далеко. В общем, не смогла. Решила спросить позже, при первой возможности.

Примерно через пять минут бега, сравнимого скоростью со спортивной машиной, (только один вопрос: если все так быстро могли сюда добраться, то почему наш отряд так долго плелся по этим проселочным дорогам!? Неужели подстраивался под меня?), мы остановились перед каменной башней, возвышающейся над землей метров на пятьдесят, рядом с ней стояло деревянное строение, достаточно крепкое на вид, но все же немного маленькое для нашей компании.

Вопрос решился просто, кроме Гайдона, все войны разошлись по своим палаткам, разбросанным в лесу, метрах ста от башни. Кентавр же пригласил нас в здание поста.

Тут, за письменными столами сидели 2 альдера и сосредоточенно что-то писали. Увидев нас, они на минуту подняли голову и опять принялись за работу.

— Это секретари — Шепнул Гайдон, — Давайте не будем им мешать, они пишут доклад его величеству. Пойдемте в мой кабинет.

Он провел нас вглубь помещения, в одну из дверей. За ней оказался, на удивление, просторный кабинет, хоть и почти аскетический. Кроме большого письменного стола, здесь стояли только с десяток простых деревянных табуреток вдоль стены. Именно на них мы и сели. Кентавр же уселся за стол и, обведя нас взглядом, смущенно заметил:

— Простите, достойный прием оказать не сможем — Он бросил взгляд на Берка — Но все же рады видеть вас на нашем посту. Позвольте еще раз представиться, меня зовут Гайдон, я — начальник пограничной охраны. В моем подчинении сейчас 52 человека, если не считать гражданских, поэтому ваша помощь, хоть и на две недели будет кстати. Хотя — он усмехнулся — теперь даже не знаю. Теперь ваша очередь представиться:

По очереди тролль, гари, Берк и алан еще раз представились. Кентавр задержал внимательный взгляд на алане, но ничего не сказал. А вот Кристиана спросил:

— А ты — кто? Я чувствую тебе кровь кентавров, хотя видел, что ты — альдер.

— Да, мой двоюродный дядя кентавр, а так же дед по материнской линии.

— А твоего дядю зовут..?

— Торовенсер Алькерон Урилла.

— Так я и знал — Гайдон довольно вскинул голову. — Ну что ж, добро пожаловать, внучатый племянник!

— Вы отец Торовенсера? — открыл рот Кристиан. — но он никогда о вас не рассказывал!

— Да, я Гайдон Урилла. а ты, я так понимаю, тот самый мальчишка балбес, который постоянно прогуливает занятия, Кристиан Томпсон? Так ты никогда сына и не спрашивал ни о чем. Тебя же только гулянки да барышни интересуют.

У альдера покраснели уши, и он смущенно начал ковырять ботинком землю.

— Ну, тогда — Продолжил новоявленный дедушка. — Я сделаю из вас всех бойцов. Итак, основная наша задача в последние пару лет, была в том, чтобы выезжать на места прорывов границы, и магией залатывать ее. Но теперь, похоже, граница и сама может справляться со своей задачей. Ну и конечно, мы следим за тем, чтобы орки не приближались к ограде.

— Извините — Я подняла руку.

— Да, мисс Карина, слушаю вас.

— Почему орки постоянно пытаются перейти границу, если раньше вы сказали, что до сих пор между странами действует перемирие. Как я поняла, они все же не хотят войны.

— Конечно, не хотят. — Брови Гайдона сурово сдвинулись. — Но орки очень агрессивные и, надо сказать, туповатые. Хотя мы заключили перемирие после полной победы еще пятьдесят лет назад, их пограничные посты постоянно совершают попытки прорвать границу. Чаще всего они это делают по ночам и стараются, чтобы мы этого не заметили. Пару раз у них получилось прорваться, тогда они сразу же направились в ближайшие селения и устроили погром. Эти твари нападают на мирных жителей, грабят дома. Когда мы их связали, они глупо ухмылялись и заявляли, что просто выпили лишнего и случайно перешли границу. С теми двумя отрядами мы разобрались — жестко подвел итог кентавр — но они знают, что мы не хотим войны, и, при этом, продолжают нас провоцировать. До открытого противостояния пока не дошло, но нам приходится все время быть начеку.

Я посмотрела на парней сидящих рядом. У принца и сына регента у обоих, челюсти были крепко сжаты и по лицу ходили жевалки. Они в ярости. И хотя, я уверена, алан и раньше об этом знал, но увидеть все своими глазами весьма не просто для него.

— Но сегодня впервые за долгое время, граница смогла сама справиться. Орки даже подходить к ней боялись. Вы мне расскажете, мисс как вы это сделали? Я думал, что магов, способных восстановить полностью границу, уже нет в живых.

Я пожала плечами. Что я скажу. Да, я — сильный маг, но даже не догадывалась об этом?

— Я просто услышала, как растение просит о помощи — выкрутилась я — оно само помогло себя восстановить. А если его восстановить не удавалось. То чем же тогда занимались магм растений, которые приезжали сюда? Например, студенты?

— Они не могли полностью восстановить, но могли напитать жизненные силы ограды через это — он достал из ящика стола большой хрустальный шар. — Растение не дает к себе приблизиться никому ни с той, ни с этой стороны, но с помощью этого шара мы можем немного подпитывать его. Я сам — признался он — немного это могу делать. Но моей помощи хватает ненадолго.

— А теперь, насколько может хватить того что я сделала?

— Вот этого я не знаю, но думаю, лет десять лиане точно не нужна будет наша помощь. — Кентавр радостно взмахнул рукой. — Поэтому если я немедленно сообщу об этом королю! А теперь располагайтесь! Сегодня часть из вас отправиться со мной в ночной дозор, так что берегите силы!

Мы вышли на улицу, и я подошла к алану.

— Братец, можно тебя на минутку?

Он поднял брови, но кивнул и отошел со мной.

— Скажи, ты не знаешь, мне показалось, что я видела Гарольда. Как он может быть здесь?

— Ты его видела? — Принц нахмурился. — Не очень хорошо. Его никто не должен видеть. Конечно он здесь, он же мой телохранитель. — Принц пожал плечами. — А сейчас еще и твой. Если тебе нужна будет помощь, ты всегда можешь его позвать. Я связал твою магию не только со мной, но и с Гарольдом. Тот, кто будет к тебе ближе, обязательно придет на помощь. Поэтому, можешь рассчитывать на него. У него приказ, слушаться тебя, как если бы ты — это я.

Я с удивлением взглянула на принца. С чего бы такая честь, но он больше ничего не сказал и присоединился к остальным.

Мне выделили отдельную палатку, она была небольшой, но достаточно уютной. Я без труда вставала в полный рост, поэтому постоянно ползать на четвереньках не приходилось. В углу стояла небольшая деревянная кровать, был маленький письменный стол с подушкой на земле вместо стула, а так же железный горшок, о назначении которого я догадалась с большим трудом, а когда все же осознала, для чего сие приспособление то обреченно вздохнула. Да, о канализации здесь, похоже, не слышали. Раз с туалетом разобрались, открытым оставался вопрос о других удобствах, в частности — душе. Я не сомневалась, что парни просто могут не мыться две недели, но мне, такой расклад совсем не подходил, поэтому я вышла из своего нового дома и пошла, искать кого-нибудь из парней. Найти смогла только Берка, но спрашивать его как то постеснялась, но к счастью, он сам мне сказал, что если мне будет нужно — то недалеко есть небольшое озеро. А он готов составить мне компанию.

Я ответила, что без сопливых разберемся, от чего у этого качка под два метра ростом вытянулось лицо. А я пошла на обед в большой шатер между палатками, а потом и вовсе завалилась спать.

Когда проснулась, то сквозь ткань палатки увидела фигурку мужчины, сидящего прямо у входа. С опаской выглянув наружу, обнаружила, что это Гари, который рассказал мне, что пока я спала парней с нашего отряда забрал в ночной дозор Гайдон, тролль пошел отдыхать, а его, Гари, оставили следить за мной.

— Знаешь, — Смущенно сказал хорек. — Адам приказал мне не спускать с тебя глаз и охранять всю ночь. Так что, можешь спать, я тут посижу.

Я вздохнула. Ну как так можно? Пока я спала, ко мне преставали конвой и опять меня не спросили. Потом мысль пришла мне в голову:

— Гари, я уже выспалась, а раз ты все равно спать не будешь, то пойдем, прогуляемся?

Альдер в сомнении покачал головой.

— Может не стоит? Я за тебя отвечаю головой перед твоим братом. Вдруг что случится?

— Ну, так ты же рядом будешь! Иначе, зачем тебя поставили охранять меня? Вот и охраняй. Мы просто прогуляемся вдоль границы, я хочу еще раз посмотреть на растение, которое сегодня лечила. Вдобавок, Гайдон сказал, что теперь граница орков не пропустит, а значит, бояться нечего.

Хорек ненадолго задумался, потом кивнул.

— Хорошо, но обещай, от меня ни на шаг не отходить, хорошо? Здесь все же не место для прогулок.

Я радостная побежала одеваться.

30 Меня раскрыли

Мы вышли с Гари на открытое пространство, и пошли вдоль живого забора прочь от лагеря. Мы была рада выбраться и немножко передохнуть. За последний день столько произошло, что мне нужно было с кем-нибудь обсудить. Названный брат подошел бы лучше, но Гари мне тоже нравился. Он был добрым и не заносчивым. Удивительно, но хоть он и был старше, я совершенно этого не чувствовала. Поэтому мне было совершенно комфортно идти с ним в ночной темноте и совсем не страшно.

— Ой, хорошо — Простонала я — В палатке все равно как-то душно было, в принципе, как и в самом лагере. Здесь и комаров меньше!

— Это потому что лагерь находится в лесу, а мы сейчас на открытой местности. — Глубокомысленно заметил Хорек.

Я оглянулась по сторонам: неужели в этой стране совершенно не слышали о фонарях? Везде, где мы были, кроме академии, ночью было так темно, хоть глаз выколи.

— Гари, — Нарушила я тишину. — Скажи, почему на границе, опасной территории совершенно нет света по вечерам? А вдруг кто-нибудь нападет? Вы ведь маги, неужели нельзя было создать светлячков?

Зельевар как-то странно посмотрел на меня:

— Карина, но ведь у всех альдеров есть ночное зрение! Разве у тебя не так? Даже если твоя сущность не определена, ты все равно должна видеть в темноте!

Я прикусила язык. Ну вот, незаметно для себя самой, опять выдала, что я не отсюда. Мои опасения еще больше подтвердились, когда Гари продолжил:

— Ты когда забываешься, говоришь так, как будто мы — альдеры, это не ты. Как будто мы для тебя чужие. Но ведь ты тоже имеешь силу! И удивительную!

Он достал из поясного мешочка несколько маленьких зерен, закрыл их в ладонях и ненадолго закрыл глаза. А когда он их открыл и разжал руки, в воздух поднялось около десятка слабо светящихся светлячков. Они закружили вокруг нас и немного разрезали темноту. Теперь, я могла видеть дорогу и окружающий пейзаж.

— Это — линдии — маленькие фонарики. — Пояснил Гари. — Я научу тебя, их создавать. Они помогут тебе, пока у тебя не появится ночное зрение. Я уверен, что оно у тебя появится, когда ты проявишь свою сущность. Карина… — Он остановился и, порывшись в кармане легкой куртки, вытащил оттуда сложенный листок бумаги. — Это ты? — Он развернул листок и на нем четко выделялся мой карандашный набросок. Размытый, но все же очень похожий. Снизу стояла надпись: "Разыскивается опасный преступник! сообщившему о его местоположении, награда тысяча золотых!"

Я испуганно уставилась на объявление. Нельзя было ошибиться, на нем была я. Что же мне теперь делать? Я опасливо скосилась на дорогу до лагеря. Смогу ли я добежать обратно? У кого мне спрятаться? Тот, кому я доверяла, был далеко, как же быть?

Видя мое замешательство и почти животный испуг, Гари положил мне одну руку на плечо, а второй скомкал листок прямо перед моими глазами.

— Карина, — Сказал он. — Не бойся меня, я не сдам тебя. Надеюсь, что досюда эти бумажки не дошли и местные вояки их не увидят. А я им ничего не скажу. Я давно догадался, что что-то не так. Да и не похожа ты на сестру Адама. Он — истинный альдер, знает все о местных жителях и необыкновенно сильный и умный. Я понимаю, что он не простой селянин, а кто-то наделенный властью, но не хотящий раскрывать свою личность. У селянина был бы хоть какой-то страх перед сыном регента, а он совсем его не боится, даже скорее, Сайлос его опасается. И он — лев, у меня даже есть подозрение, что… Ладно, это не имеет значение. Вы оба — непростые жители и он точно знает твою тайну, как и ты — его. Но каждый из вас имеет право на свои секреты, я не буду их узнавать. Но прошу тебя, держись осторожней. Ты можешь положиться на меня, я, как и многие жители, не доволен правлением регента и не собираюсь сдавать его страже государственного преступника, особенно, если сам вижу, что это — невинная девушка. Не знаю, чем ты провинилась перед короной, но Адам тебя защищает, этого достаточно. Поэтому ничего не бойся и постарайся быть незаметней и проявить свою сущность до того, как тебя схватят. У настоящего альдера больше шансов выжить.

Ветер тихо колыхал края нашей одежды. Мы стоял посреди дороги, освещаемые светом лидииев, и я осознавала, что не только моя тайна выплыла наружу, но и тайна принца. Этот щупленький, незаметный парнишка обо всем догадался. Мне было и страшно и стыдно перед Аланом. Из-за меня его высочество подставил себя. Зачем он это сделал?

Если Гари говорит правду, а все же, мне кажется, именно так, иначе, я совсем не разбираюсь в людях, то он нас не выдаст. Я посмотрела на парня с печальной улыбкой:

— С чего ты взял, что я — альдер? В нашей академии учатся не только они, а еще нимфы, эльфы, даже есть кентавры и тролли. Многие из них владеют магией. Почему многие уверены, что я — одна из вас. Что, если моя сущность никогда не проявится?

— Ты точно одна из нас, не переживай. — Он улыбнулся. — Адам не говорил тебе? Мы можем чувствовать запах друг друга. Когда вы пришли в первый день, то я не почувствовал на тебе запаха нашего, а скорее был другой, инородный. Но Адам так близко к тебе подходил, что большинство чувствовали только его запах, а не твой. Этим он защищал тебя. У хорьков более острый нюх, поэтому я все же почувствовал твой запах, остальные, я уверен, его не заметили. — Успокоил он меня. — Но постепенно, ты стала все больше пахнуть как мы. Когда твои силы открылись, и ты поменяла цвет волос, ты стала настоящим альдером. И твой названный брат уже не держался всегда так близко к тебе. Хотя все равно никогда старается не оставлять тебя одну. Сегодня он приказал именно меня остаться с тобой, а не Кристиана, которого сначала хотели не брать в сегодняшний дозор, так как он получил травму. Адам тоже неплохо чувствует людей и, видимо, был уверен, что я не обижу тебя.

Я кивнула. Если бы принц не доверял Гари, он бы не оставил его охранять меня, вы этом я не сомневалась. Я вообще уже не сомневалась в том, что Алан обо мне заботиться. Явно, не явно, но всегда. Вон, даже зельевар говорит, что с самого начала его высочество скрывал мой запах ото всех. Поэтому я, почти уже не испуганная, улыбнулась Гари, и мы пошли дальше. Я хотела дойти до ручья, который видела, когда лечила лианы. Для этого нам нужно было пройди даже дальше того места, где сегодня видели орков.

Мы шли и разговаривали. Третьекурсник ничего больше у меня не спрашивая, даже не дожидаясь моих вопросов, рассказывал об их мире и о самих альдерах. Многое я узнала еще в академии, но было интересно услышать и что-то новое. Например, то, что сущность альдера часто определяется генами его родителей, и проявляет себя каким-либо образом еще при рождении. То есть если оба родителя были крылатыми, то и ребеночек будет крылатым, а если один из родителей был птицей, а второй лошадью, то ребенок может стать даже волком, наследуя сущность, например, бабушки.

Есть только несколько видов альдеров, у которых наследники — первые дети рождаются уже заранее определенными. Это львы, королевские кобры и пегасы, как их почивший король. Но королевская линия пегасов окончилась на несчастной принцессе Элине. Поэтому больше, скорее всего не появятся. Все эти три сущности, вне зависимости от того, кто станет их парой, родят первого наследника, точно такого же, как они. И все они, так или иначе, принадлежат к королевскому или другому знатному роду. Хотя львов и кобр в королевстве уже достаточно много, поэтому не всегда можно узнать, кто из какой семьи.

На этом месте я промолчала, понимая, куда он намекает. Что-то подобное говорил и Алан, но как-то вскользь.

В это время впереди показался ручей, именно такой, как я видела раньше. Я уже порядком устала, а он был настолько манящим своей прохладой и тихим журчанием, что я, оставив Гари позади, побежала вприпрыжку навстречу бурлящему потоку.

31. Расплата за легкомысленность

Ручей начинался где-то в горах, проходил через лес и заканчивался на земле орков. Дорога, по которой мы шли, в этом месте резко обрывалась и уходила вниз метра на полтора. Я подбежала к краю и заглянула вглубь проема. Маленькие светлячки Гари отлично освещали бурлящую гладь воды. Ручей выглядел завораживающе в свете луны и звезд. Его тихое журчание наполняло воздух, вместе со стрекотом кузнечиков. Я скинула маленькие мягкие балетки и спрыгнула на небольшой скалистый берег.

Сверху раздалось испуганное «ох!», но я не слушала, а засунула уставшие ноги в прохладную воду. Ох, как хорошо! Это ощущение даже приятней, чем снять каблуки после долгой прогулки. Пальцы растопырились в ледяной воде, а мышцы благодарно расслабились. Я застонала от удовольствия.

Рядом приземлился Гари. Опять прыжок альдера показался таким легким, почти невесомым, что я внутренне восхитилась.

— Гари, попробуй тоже ножки помочить. Ты же наверно устал. Да и не мылся, наверно, день-то сегодня длинный был, и вообще.. — Тут ладонь альдера крепко закрыла мне рот.

— Карина, молчи. — Прошептал он. — Зря я позволил нам так далеко уйти. Мне не нравится запах здесь. И, хотя я ничего не слышу, но нюх меня еще ни разу не подводил. Здесь недалеко от границы — орки.

— Орки!? — Ахнула я. — Но как!? Они же не могут пересекать границу! Цветы их не пропустят.

— Они ее и не пересекают. Они со своей стороны. Но граница рядом с водой все равно менее безопасная. Даже если они ее не пересекут, все равно могут напасть на нас.

— Но у них же нет магии!

— А стрелы и копья кто им запретит использовать?

Я похолодела. Этого еще не хватало! И опять все из-за моего нежелания сидеть на месте. Еще и Гари в это втянула.

А он, тем временем продолжал:

— Давай быстро уйдем. Надеюсь, нас не заметили.

— Хорошо, пойдем — Ответила я.

Альдер кивнул и в ту же секунду обратился.

— Я возьму тебя на руки, — Так же тихо сказал он. — Так мы сможем выбраться быстрее и незаметнее.

Я кивнула, но уже в процессе кивания оказалась у него на руках. Все-таки альдеры очень быстрые!

Хорек немного пригнулся и сделал резкий прыжок на дорогу. Там он на секунду повернулся и хотел уже бежать по направлению к лагерю, как вокруг моей лодыжки неожиданно затянулась веревка и меня резко сдернули с рук парня и уронили в ручей!

Издав испуганный короткий выкрик, я погрузилась с головой в бурлящую воду, но уже через секунду вынырнула и закашлялась. Пытаясь понять, что произошло, я попыталась встать. Руку в плече пронзила острая боль. Охнув, я дернулась, но тут, рядом со мной приземлился Гари.

— Ты как? — Он испуганно пытался меня поднять.

— Гари, моя нога, меня что-то схватило — Жалобно проскулила я.

— Где? — Альдер нагнулся, ища это "что-то" в бурлящем ручье.

Вдруг, со стороны ограды раздались выкрики. В тот же момент в воздухе просвистело несколько стрел и хрустом вонзились в тело хорька. Он глухо охнул и начал оседать в ручей.

— Гари! — Крикнула я. Молчать не было уже никакого смысла.

Я пыталась подхватить парня при падении и вместе с ним вновь ушла под воду с головой. Схватила его под мышки и тяжело вынырнула. Ручей был неглубокий, но при желании и в нем можно было утонуть. Я приложила все силы, чтобы дотащить обмякшее тело к берегу. Вода вокруг нас стала красная от крови. Мои зубы стучали от страха, и сейчас больше всего боялась того, что Гари может умереть.

Я сгрузила его на скалистый берег. Положив его голову на камень, попыталась вытащить из ручья остальное тело. Но как только я взялась за задние лапы, мою ногу вновь пронзила острая боль и я, не удержавшись, опять упала в ручей. Меня потащило прямо к самой границе!

Мозг работал лихорадочно. Я, наконец, поняла, что кто-то тянет меня за веревку с той стороны! Но там же граница. Они же не смогут меня забрать! Я с трудом вытянула одну руку вдоль туловища и нащупала в кармане легких штанов свой складной нож.

Как хорошо, что он у меня есть! Теперь нужно дотянуться и перерезать веревку. Вода попадала в нос и рот, не давая дышать, но я все равно упрямо подтягивала тело к ноге, стараясь не обращать внимания на то, что меня продолжают тащить, и на боль в лодыжке, которая становилась нестерпимой. Меня уже дотащили до самой границы, и мое тело уперлось в упругие лианы. Они не причиняли мне вреда, но и не пропускали меня дальше. А за ногу продолжали тянуть! Слезы и вода из ручья застилали глаза, и я никак не могла нащупать дрожащей рукой веревку.

— Мы пропустим тебя — Прошелестели цветы. — Иначе они оторвут тебе ногу!

И они начали расступаться, образовывая дыру, начиная с того места, где выходила веревка, держащая мою ногу. Меня сразу начало утягивать в этот проем с невероятной силой.

Но тут я услышала грозный рык, и мои плечи крепко хватили сзади и с силой дернули, одновременно дотянувшись когтями до моей ноги и перерезав веревку.

Я вылетела из дыры, как пробка из бутылки, и опять упала в ручей спиной, навалившись на мохнатое тело. Вскочив вместе со мной, зверь повернулся ко мне лицом.

Гарольд! На меня смотрели его глаза на грозной большой морде саблезубого тигра.

Он хотел бежать со мной, но его трясло.

— Гарольд! — язык меня не слушался. — Что… Что с тобой?

— Беги! — Прорычал он.

И тут меня осенило! Граница! Она не тронула меня, но со всей своей силой шибанула по телохранителю принца, когда он вытаскивал меня.

— Если девчонка убежит. — Вдруг раздалось из-за границы громким, скрипучим голосом. — То мы убьем обоих ее дружков.

Я в растерянности посмотрела на тигра, а потом перевела взгляд на лежащее тело хорька.

— Беги! — Опять приказал Гарольд. — Немедленно. Со мной ничего не случится.

Словно в опровержение его слов, с границы раздалось три щелчка и все три стрелы влетели в бок тигра. Он взвизгнул и завалился на бок.

— Нет! — Закричала я, загораживая собой раненого зверя. В меня, почему-то не стреляли. — Не надо! Что вы хотите?

— Иди сюда! Нам нужна ты!

— Я не могу, граница меня не пропустит.

— Лжешь! — Голос стал громче и сорвался на визг. — Мы видели, что это ты починила растение и знаем, что оно тебя не тронет и если надо, пропустит! Сейчас твои дружки еще могут выжить, но если ты не придешь в течение 3 секунд, мы застрелим их насмерть.

— Хорошо. — Я сделала шаг к границе.

— Нет! — Гарольд схватил меня за ладонь человеческой рукой. — Я не позволю. Бегите мисс Карина. Не бойтесь за нас.

— Гарольд, отпусти.

— Я лучше умру! — взвыл он.

— Отпусти. — Твердо сказала я. — Это приказ.

А потом вырвала свою руку.

Прихрамывая на ногу, и, придерживая вывернутое плечо другой рукой, побежала к границе.

Лианы, даже ничего не спрашивая, расступились передо мной, и я оказалась в окружении толпы орков.

Последнее, что я увидела в свете зари, обернувшись на своих друзей, это два безжизненных тела, лежащих в воде, окрашенной кровью. Потом я почувствовала удар по голове и провалилась в пустоту.

32. В плену

Первое, что я почувствовала, это металлический привкус крови во рту. Меня всегда тошнило в детстве от запаха и вкуса крови. Когда в детстве все дети облизывали пораненные ладони и коленки, я старалась даже не дышать рядом со своими царапинами. А вот теперь весь рот наполнился этим ужасным вкусом. Меня затошнило раньше, чем я отрыла глаза. И я инстинктивно дернулась, пытаясь сдержать подступающую рвоту.

Голова ударилась во что-то твердое, и я тяжело упала обратно на спину. Пол подо мной пришел в движение. Или мне только показалось? Только теперь я смогла открыть глаза. Прямо над моей головой, совсем недалеко, возвышалась железная решетка из толстого слоя металла. Повернула немного голову и поняла, что такая же решетка и с боков от меня. Больше всего это походило на квадратную клетку, в каких перевозят диких зверей.

Я резко села. Я в клетке! В такой, в которой можно, максимум, сидеть на корточках. Но встать не получится. В голове все еще был туман и мне никак не получалось сфокусировать взгляд. Постепенно я начала вновь чувствовать свое тело. Да, у меня точно разбита губа. Именно из-за нее такой привкус крови во рту. Провела языком по зубам — уф, все на месте, если не считать того, который мне удалили пять лет назад, когда я запустила лечение. Голова ужасно болела, но взгляд начал потихоньку фокусироваться на окружающих предметах.

Первое что бросилось в глаза — это орки. Много-много орков повсюду около моей клетки. Второе — это то, что орки совершенно не обращают на меня внимания, а куда-то идут. Третье — клетка со мной тоже идет. Точнее — ее несут на плечах четверо крупных орков, по принципу паланкина.

Увиденное так устрашающе меня подействовало, а еще и усилилось отвратительным запахом крови, что организм, наконец, не выдержал и меня знатно вырвало! И так как я метнулась инстинктивно наружу, к краю клетки, но при этом выхода не нашла, то содержимое моего желудка оказалось прямо на голове и плечах одного из орков, несущих клетку!

Послышались крики и грязная ругань. Кажется, клетку поставили на землю. Если не сказать уронили. Меня закончило рвать, и тело забила крупная дрожь. Я метнулась к противоположному краю клетки и забилась в угол. Перед замутненным взором мелькали разгневанные лица орков за плотной решеткой, они что-то кричали и размахивали кулаками. Впервые за все время, я обрадовалась, что между нами клетка, и они не могут до меня добраться. Хотя, наверное, могли, но почему то не делали этого. Что они кричали, я не понимала, поэтому просто сидела и дрожала. В конце концов, они видимо поняли, что разговаривать сейчас со мной бесполезно, потому что, клетку снова подняли и опять понесли. Место орка, на котором оказался мой непереваренный вчерашний ужин занял другой великан.

Кстати, вчерашний ужин? Сколько сейчас времени? Я огляделась вокруг, на землю спускались сумерки. Но меня же похитили на рассвете! Значит, прошел уже целый день?

Тут на меня нахлынули воспоминания прошлой ночи. Я вспомнила, как мы с Гари нашли ручей, как он попытался вывести меня, пока нас не заметили, как его подстрелили первым, как потом личный телохранитель принца ринулся меня оттаскивать от границы, рискуя своей жизнью. Как магия границы, обновленная накануне мной, чуть не убила его, и как потом его пронзило сразу несколько стрел. Из-за меня. Из-за меня!

Эта мысль свалилась на меня тяжелым камнем и придавила ко дну клетки. Они пострадали из-за меня! Из-за моей безответственности и глупости! А если он умрут? Я не видела, чтобы Гари шевелился, а после ранений Гарольда не представляла, как вообще можно восстановится. Мы никому не сказали куда идем. Как остальные смогут их найти!? Если они умрут, как мне жить с этим?

От ужаса осознания моя голова закружилась, и я заметалась по клетке как дикий зверь:

— Выпустите меня! Выпустите меня! Выпустите!! Они не могут умереть! Что вы сделали! Выпустите!!!

Я кричала и билась о толстые прутья решетки. Орки, казалось, совершенно не обращали на меня внимания, если не считать того, что они перехватили поудобней деревянные балки от клетки, чтобы не уронить ее.

Минут через десять мои силы иссякли, и истерика пошла на убыль. Я бессильно повалилась на пол клетки, продолжая выть и заливать деревянный пол слезами. Если ребята не выживут, то я себе никогда не прощу. Ни себе, ни этим чудовищам.

Зачем меня везут? Зачем украли? Зачем я им? Я попыталась сосредоточиться на этих вопросах, но не могла. Мысли путались, а так же вернулась ужасная боль в плече и ноге, которые я повредила, когда пыталась убежать у ручья. За первыми минутами истерики я даже не чувствовала этой боли. Но теперь она вернулась и с угрожающей силой. Похоже, плечо я вывихнула. А вот ложыжку возможно и сломала. Когда то мне уж доводилось ломать ногу, поэтому мне было с чем сравнить. Что нужно делать при вывихах и переломах я помнила смутно. Совсем смутно. А что говорила по этому поводу мадам Мариль? Она говорила про растение Аппорус длиннолистый. Но насколько я помню, он лечит от ожогов и ран. Открытых ран. А у меня же не открытые! А что может помочь при переломах и вывихах? Этого я не знала. Даже если и говорили, то не запомнила. Все же у нас факультет магов земли, а не лекарей. Даже то что я помогала Алану, но ведь я делала только то что касалось растений, не особо вслушиваясь в объяснения декана. Что же делать? На ум пришли картинки из учебников ОБЖ средней школы. Так постараться не двигать поврежденную конечность и наложить шину. Я оглянулась, но ничего похожего на шину нигде не обнаружила. Ладно, тогда хотя бы сяду поудобней. Только я начала исполнять задуманное, как отряд орков остановился. Что происходит?

Похоже на привал. Или они прямо останавливаются на ночь, судя по тому, что вокруг зажигаются костры и ставятся палатки. Похоже, на сегодня поездка завершена. Надеюсь, меня хотя бы выпустят в туалет, а еще очень хотелось кушать.

Отвратительного вида орк подошел к моей клетке, которую уже поставили на землю. По его одежде я узнала его — это был их вожак, и, по-моему, он был немного умнее, чем его сородичи.

— Не надо ли вам сударыня сходить в дамскую комнату? — С издевкой произнес он.

У меня не было желания прямо сейчас пререкаться, поэтому я просто кивнула.

Он приказал, двоим вышибалам выпустить меня и проводить в ближайшие кусты. Я послушно вылезла и пошла в указанном направлении. К счастью, прямо в кусты эти чудовища за мной не пошли, но рьяно наблюдали за моим затылком, возвышающимся в листве. Я старалась о них не думать и, справив насущную нужду, сама вернулась в клетку.

Мне кинули пару кусков черствого хлеба и флягу с водой. Решив, что травить им меня нет никакого смысла, я быстро все съела и уставилась на похитителя.

— Что вы от меня хотите?

— Разговаривать будешь с нашим королем девчонка. — Отрезал орк. — Ты починила ограду, а значит, можешь создать и другое подобное оружие. Вот отвезем тебя к нашему правителю, с ним и говори.

С этими словами он отошел и поляна опустела. Я сидела в клетке и думала. Значит, им нужны мои силы… На земле орков нет магов, и они решили просто напросто украсть одного. И попалась я — глупая и наивная, которая сама полезла туда, где ее было легко похитить. Теперь они везут меня к своему королю, а мои друзья лежат на дне ручья.

Я резко выпрямилась (правда сидя). Хрен им, а не мои силы. Если они не пощадили моих друзей, то вряд ли при случае пощадят и меня. Но теперь мне уже было все равно. Они покусились на мою новую семью. И я не буду им помогать. Мой приемный папа учил меня, что русские — никогда не сдаются, и мы лучше умрем, но не позволим врагу мять нашу землю и убивать наших близких.

Эти орки пожалеют, что украли меня. Я не могу пойти против них грубой физической силой. И сбежать вряд ли получится, но я буду использовать то, что у меня не отняли — мозги, язык и обиду. И доведу этих балбесов до белого каления раньше, чем они довезут меня до столицы. А там — будь, что будет. Если суждено умереть, то сделаю это красиво, а заодно попорчу всем нервы. А силы мои они не получат. Не будь я, черт возьми, дочерью своего отца!

Мстительно улыбнувшись спящему лагерю, я нащупала в кармане чудом сохранившийся складной нож, который не изъяли только потому что просто не смогли определить что это, потом свернулась в клубочек, постаравшись не потревожить ноющие части тела, уснула, дожидаясь утра.

33. Король орков

Утро добрым я никак не могла назвать: меня в наглую облили ведром холодной воды. Инстинктивно подскочив, я ударилась своей многострадальной головой в решетку и, схватившись за раненое плечо, опять осела на пол.

Утро. Оно пришло. Ну, чтож, двум смертям не бывать, одной не миновать. Мой приемный папа говорил, что я должна всегда стоять до конца. Врагу не сдается наш гордый Варяг!

Я злобно посмотрела на орка, который посмел меня облить. Это совершенно безобразное чудовище, одно из тех, что вчера сопровождал меня в кусты, стояло перед клеткой, расплывшись в идиотской ухмылке. Он сверлил меня единственным глазом, и было непонятно, толи я выгляжу, как диковинный зверек и ему просто интересно меня разглядывать, то ли его слюна течет от голода. Я не знала, едят ли орки людей, но, на всякий случай, отодвинулась. В ведре, которое орк продолжал держать в руках, еще оставалось немного воды. Я вспомнила один трюк, которому меня научила Айрана.

Мне пришлось пододвинуться поближе к орку и немного поводить пальцами, пытаясь магией подцепить воду. Когда я поняла, что мне это удалось, я с большим удовольствием запустила тонкую мощную струю в единственный глаз жирдяя.

Раздался поросячий визг и раненый орк запрыгал на месте, пытаясь протереть чуть не выбитый водой глаз. Я с улыбкой следила за его нелепыми прыжками. То-то же. Дождешься у меня.

— Что происходит? — Рядом возник один из охранников и с подозрением сначала посмотрел на скачущего товарища, который понесся в сторону, где вроде бы у них было что-то вроде медпункта, а потом на меня. Я сделала невинное выражение лица и пожала плечами:

— Понятия не имею, вдруг стал тереть глаза. То есть глаз. Может муха залетела? Мне кстати, в туалет очень надо, не выпустите?

Орк еще раз недоверчиво окинул меня взглядом, потом на его лице отразился мучительный мыслительный процесс. Он пожевал толстыми губами и выдавил:

— Хорошо, но только быстро. Не положено.

— Хорошо, хорошо, — Закивала я. — Я быстро!

Он открыл клетку, и я пошла к вчерашним кустам. Убежать у меня не получится, но я видела там довольно интересные растения. Мои знания и силы пока слишком малы, чтобы создавать что-то совершенно из ничего, но вот если у меня будет материал, я, пожалуй, смогу что-нибудь сделать.

Около самопровозглашенного сортира росла густая крапива и репейник. То, что нужно. Я нарвала немного и сложила в широкие карманы брюк. Меня растения уже давно перестали колоть, а вот оркам сегодня придется чесать задницу.

— Что ты там делаешь? — подозрительно спросил орк.

— Ищу чем можно воспользоваться вместо бумаги.

— Ну ищи! — Он хохотнул. — Только боюсь, тебе лучше ничего не трогать, крапива не предназначена для маленьких попок изнеженных аристократов!

— Вы и такие слова знаете? — Я вылезла из кустов — Я всё. — И позволила отвезти себя обратно.

Меня вернули в клетку и дали кусок хлеба на завтрак. Да, о разнообразии здесь не слышали. Ладно, мне нужны были силы, поэтому я поела и принялась за дело.

По всему лагерю вскоре выросла густая крапива, ростом с человека, перед входами в палатки появились плотные стены из репейника, такие, что нельзя было ни выйти, ни зайти обратно. Тут и там слышались крики и грязная ругань. Орки бегали и пытались избавиться от напасти, срезая ножами и мечами побеги молодой крапивы. Но там, где срезали, тут же вырастала новая.

Я в это время всеми силами пыталась рукой, шарящий по земле, вырастить аппорус длиннолистый. Мадам Мариль говорила, что его можно вырастить даже из травы. Мы этого не пробовали, но сейчас мне придется пройти ускоренное обучение. Конечно растение лечебное, но откуда орки это знают? А вот запах от аппоруса, если мне был уже совершенно не страшен, а даже полезен, то для орков сейчас представлял реальную угрозу.

После пяти неудачных попыток, мне, наконец, это удалось. И около моей клетки расцвел первый красный цветок. Вот что делает безнадежная ситуация! Я даже не думала, что смогу из травы создать это растение, но смогла же!

Вдохновленная своим успехом, я дотронулась с края клетки до влажной земли, не занятой репейником и, напрягая все силы, начала создавать по всему лагерю аппорусы.

Послышались крики и стоны. Там и тут, я видела как великаны, держась за горло, бегут к ближайшим кустам и выворачивают там свои желудки, выкидывая завтрак. Воздух наполнился смрадными ароматами, смешанными с запахом аппоруса. Меня саму затошнило.

Себя я максимально обезопасила, обложив клетку плотной стеной репейника. Какая-никакая, но защита. Разъяренные орки пытались пробраться ко мне, сыпали проклятиями, но пока у них совершенно ничего не получалось.

— Немедленно прекрати, иначе мы убьем тебя прямо сейчас! — Гремел один из охранников, тщетно пытаясь прорваться ко мне.

— Ну уж нет! Выкуси! — Храбро орала я в ответ за плотной стеной крапивы.

— Тихо!! — Прогремело над поляной. Вчерашний начальник орков, которого я не видела с утра, возвышался над поляной, грозно глядя на свою армию. — Построиться! Его Величество здесь!

Орки все как один, побросали ножи и вытянулись по стойке смирно. На поляну, полностью заросшую крапивой и репейником, выехал жирный пузатый орк в мантии, сидящий в паланкине, на плечах у четырех орков.

Оу. Почти как моя клетка. Видимо, здесь любят такой способ передвижения.

Паланкин аккуратно поставили на землю, жирдяй брезгливо морщась, и зажимая нос рукой, слез на землю и поправил свою меховую тунику и грязно-красную мантию. Потом пошел медленным шагом к моей клетке, делая вид, что не замечает, как прямо перед его ногами другие орки расчищают для него путь, попутно один за другим убегая блевать в кусты.

Он подошел почти вплотную к клетке и встал, с интересом меня разглядывая.

— Кто же это у нас такой? Это ты девочка, вырастила все эти растения? — Король выпятил пузо, пытаясь придать себе властное выражение. — Чтож, если будем дружить, и ты покажешь, что еще умеешь, то я пожалуй оставлю тебя в живых, а, может, даже сделаю своей игрушкой.

— Мадам, не могли бы вы отойти, говорят, что сюда должен король приехать, а вы вид загораживаете — Проговорила я убийственно серьезным тоном.

— Это ты мне? — Прохрипел орк.

Не обращая на него внимания, я повернулась к стоявшему рядом охраннику и громко спросила:

— Зачем вы позволяете беременным женщинам — Я тыкнула пальцем в короля — Бродить по лесам? Это же не безопасно!

Охранник побелел от страха, а его величество позеленел от ярости.

— Я — мужчина!! — Сорвался он на визг. — Ты разговариваешь с королем, девчонка!!!

— Успокойтесь — вам нельзя в вашем положении волноваться. Мадам, неужели вы думаете, что я не отличу женщину, тем более беременную, от мужчины? Вы точно не можете быть последним, я точно вам говорю!

В глазах у короля помутнело, он ринулся к краю клетки и засунул свою потную ладонь, сквозь прутья, пытаясь схватить меня за волосы.

Я завизжала и выхватила из кармана нож. Раскрыв его, полоснула орка по руке. Полилась бордовая густая кровь, и раненая ладонь дернулась обратно из клетки. Король взвыл.

— Убейте ее! — Проорал он, баюкая раненую руку — Немедленно выволоките ее и убейте!!

Сразу несколько орков двинулись к клетке, а я забилась в самый ее край, пытаясь оттянуть неизбежное, выращивая перед собой крапиву и репейник. Но сейчас это было бесполезно, одноглазые великаны обрубали растения на корню и упрямо приближались.

Один из них уже схватился за край клетки, но в этот момент над поляной разнесся оглушающий львиный рев!

34. Спасение

Никогда в жизни я не слышала более приятных и нежных звуков. Этот рык моментально снял с меня часть волнения. До этого, я и не подозревала, насколько сильно напряжены были мои нервы.

Я не знала как, но верила в него абсолютно точно. Алан. Он придет за мной.

Разъяренный лев выпрыгнул в центр поляны прямо в самую гущу орков, подмяв троих под своими мощными лапами.

Орки, не ожидавшие нападения, организовали давку и смуту. Одни пытались выбраться на открытое пространство, осыпаемые ударами мощных лап, которые принц раздавал направо и налево, громко рыча. Другие теснили первых, пытаясь посмотреть, что стало причиной суматохи.

Алан поднял голову и словно по команде, на поляну в лесу влетела красная яркая птица, я узнала ее — это была огненная птица, одна из тех, что была на открытии учебного года в академии. Хвост птицы вспыхнул и она, сделав круг над поляной, зажгла всю траву и, кстати подвернувшийся репейник на своем пути.

Вспыхнул пожар. Началась самая настоящая паника. Стражники, которые пытались до этого добраться до меня, а теперь стояли, раскрыв рты, наблюдая за наглым альдером, который в одиночку осмелился напасть на армию орков, теперь подхватили своего короля и бросились к паланкину. Его величество визжал и пытался собрать в потную руку полы своей мантии, опасаясь, что она вот-вот вспыхнет.

В суете никто не заметил, как над моей головой пролетел большой ястреб и сбросил рядом с клеткой небольшой меховой комочек. Потом птица сделала круг над поляной и с диким криком бросилась прямо на короля орков, успевшего к этому времени забраться на паланкин. В лапах ястреба сверкнул небольшой кинжал и им он полоснул двух первых орков, держащих паланкин на плечах. Охнув, те согнулись пополам. Орки стоящие сзади не смогли удержать равновесие и его величество вместе с паланкином, кубарем покатился по траве.

Берк, а кто же еще, влетел на скорости в гущу орков, почти полностью скрывших с моих глаз Алана и, обратившись, выхватил из-за пояса меч. Великаны взвыли, обнаружив нового противника, а Алан скрылся в лесу.

Я заволновалась: он же не поранился? Его было совсем не видно, и я привстала в клетке, пытаясь разглядеть названного брата. Внезапно у своих ног я почувствовала какое-то шевеление.

— Пандора! — Ахнула я. — Откуда ты здесь? Это тебя Берк скинул?

Енотиха деловито пролезла к дверце клетки, и в маленьких лапах блеснул ключ.

— Пандора! Где ты взяла ключ?

Она указала лапкой на еще валяющегося на земле короля и его стражу, кружащую над ним. Видимо ключ она вытащила у одного из стражников. Потом Пандора отрыла дверцу, и я, осторожно, прихрамывая и придерживая раненую руку, выбралась из клетки. Крапива и репейник расступались перед моими ногами, так что совсем скоро мы оказались на воле.

— Умница ты моя! — Я взяла Пандору на руки и огляделась, куда теперь? Надо незаметно убраться от сюда. А если парням понадобится моя помощь?

Не успела я додумать, как почувствовала, как крепкие зубы хватают меня за шкирку и подбрасывают в воздух. Не успев даже пикнуть, я оказалась на знакомой мохнатой спине.

— Держись! — Прорычал Алан.

Пандора слезла с моих рук и вцепилась в гриву льва. Я последовала ее примеру. Лев на секунду застыл и прижался мохнатой гривой к моей ноге, а потом пригнулся и оттолкнулся от земли. Мощными прыжками он пробежал мимо ошалелых охранников, перекусив одного на пути. Не успела я этому испугаться, как мы влетели в лес и, не сбавляя скорости, понеслись между деревьями.

— Алан, а как же Сайлос? — Прокричала я в ухо своему спасителю.

— Не волнуйся, он их задержит. С ним ничего не случится, он догонит нас через пять минут. — Услышала я в ответ.

Я кивнула и поморщилась: от резких движений льва мою ногу и руку прострелила невыносимая боль.

Кажется, Алан тоже это почувствовал, потому что около меня стали появляться золотые огоньки, которые садились на мою ногу и растворялись в ней. Болеть стало сильно меньше. То же самое происходило и с рукой.

— Когда мы доедем до безопасного места, я смогу тебя вылечить, а пока, надеюсь, тебе станет хоть чуточку легче. Милая, потерпи, пожалуйста, еще немножко.

Я кивнула и сжала зубы. Боль стала меньше, но все равно полностью не проходила. Из моих глаз полились слезы, но я все равно улыбнулась от уха до уха. Алан. Он пришел за мной. Я знала. Я знала.

Прямо над нашими головами появилась огромная тень. Я посмотрела наверх и увидела Берка, парящего прямо над нами. Он посмотрел на меня и улыбнулся. Никогда не думала, что улыбка клювом может быть настолько смешной. Я улыбнулась в ответ и помахала ему здоровой рукой.

Ястреб тем временем спикировал вниз и запетлял впереди нас между деревьями. Скоро послышался его негромкий птичий крик с правой стороны. Алан немного изменил направление и побежал в ту сторону. Вскоре мы выскочили на поляну, где стоял Сайлос, уже человеком. Никогда не задумывалась, а как они остаются одетыми после превращения? В книгах про оборотней, вся одежда разрывается на них. А здесь все максимально прилично. Даже как-то неинтересно. Хотя… Они же маги, наверно им положено.

Мы остановились прямо перед Берком. Алан максимально аккуратно перехватил меня лапой за талию, и, через мгновение, я уже сидела на его руках (пожалуй, я могла бы к этому привыкнуть).

— Куда? — Коротко спросил он ястреба.

— В нору — Мотнул тот головой в сторону заросшего ничем не примечательного холмика. Потом усмехнулся. — Пришлось, правда, выгнать отсюда медведя — хозяина дома. Но я надеюсь, он на нас не сильно обиделся.

— А это был обычный медведь или альдер? — На всякий случай уточнила я, пока Алан заносил меня в небольшой проход, завешенный корнями деревьев.

— Обычный бурый мишка — Развеселился Сайлос. — Откуда здесь взяться альдерам? Я этого мохнатого одним пинком отправил в дальний полет.

— Жестокий ты человек. — Покачала я головой.

— Зато здесь мы будем в безопасности. — Ответил мне Алан. — Потерпи, сейчас все сделаем.

Он ногой сгреб в кучу солому, разложенную в округе, и трепетно сгрузил меня на эту импровизированную лежанку. Что-то это мне напоминает. Не при подобных ли обстоятельствах мы с ним встретились? Когда они с Гарольдом нашли меня еле живую и выловили из ручья, а потом принесли в пещеру.

Берк тем временем ходил по нашему убежищу и зажигал в воздухе уже знакомые мне маленькие линдии.

— Они будет вместо фонариков, а заодно уберут медвежий запах — Пояснил он, заметив, что я за ним наблюдаю.

Я кивнула, да это бы не помешало. Пахло просто отвратительно. Не знала, что линдии еще и для такого полезны. Надо попросить будет себе тоже. И научиться их зажигать.

— Когда мы сможем выбраться? — Спросила я у парней.

— Это не так просто. — Ответил мне за всех Берк. — Мы напали на небольшой отряд, но при этом слишком далеки от границы, что бы выбраться сегодня же. А значит, они будут нас искать и скорее всего, соберут целую армию, в погоню за нами.

— Не думай сегодня об этом — Добавил Алан. — Сейчас я залечу твои раны, и мы с ястребом добудем что-нибудь поесть. Отложи свои вопросы на завтра, пожалуйста. — И он, опять обратившись во льва, мягко поставил лапу на мою распухшую лодыжку. По всему телу пошло живительное тепло.

Я улыбнулась ему сквозь слезы и прошептала:

— Спасибо… вам обоим — Добавила я для Берка.

Альдеры улыбнулись и Алан скомандовал:

— Сейчас ты должна уснуть.

Я кивнула. Мои глаза и так закрывались. А под лапой льва, от которой продолжало идти живительное тепло, было так уютно, что я, совершенно не стесняясь парней, свернулась на соломе в клубочек, обняла Пандору и провалилась в сон.

35. План побега

В животе заурчало. Я открыла глаза и увидела спины двоих парней перед костром. Доносился запах рыбы.

У меня определенно дежавю! Точно так же я встретила Алана и Гарольда, как только попала сюда.

При воспоминании о Гарольде мое сердце защемило. Я вспомнила, как его пронзили стрелы и всхлипнула.

— Что такое? — Рядом со мной тут же возник Алан. — Где-то болит?

Я покачала головой:

— Нет. Гарольд… Он… — Я опять всхлипнула.

— Он в порядке. — Убежденно сказал принц.

— Правда?

— Да, мы нашли его, и Гари почти сразу как тебя похитили. Я почувствовал почти сразу твою боль, когда тебя схватили, но мы были слишком далеко и не успели вовремя.

— А Гари? Он тоже в порядке? — Я с надеждой взглянула на принца.

— К счастью — Ответил за него Берк. — Твой брат — лекарь — что надо. И хотя Гари восстанавливаться придется дольше, потому что мы нашли его почти мертвым, но он все же выживет.

Алан с осуждением на него посмотрел.

— А что? — Взвился ястреб. — Это же, правда! Что мне, врать что ли?

— Идиот. — Печально вздохнул принц.

— А вообще, Карина — Берк обратился ко мне. — Ты знаешь по имени бывшего начальника королевской охраны? Он сказал, что направлялся от границы в Лонгборшир. Где вы успели познакомиться? Как он тебя нашел?

— Не знаю — Растерялась я. — Просто… Когда Гари упал, я закричала. Наверно он пробегал мимо в этот момент. Он оттащил меня от границы и его сильно ранили цветы, поэтому он и не убежал. А имя свое он мне сказал, наверно, чтобы, когда я убегу, то смогла рассказать, что произошло.

Не уверена, что Сайлос мне поверил. Но больше спрашивать не стал, а вместо этого положил рыбы на импровизированную тарелку — камень и протянул мне. Алан перехватил тарелку и сам подал мне. Я хихикнула.

— Вы забавные.

— А ты странная — Ответил Берк.

— Это сестра от нервов — Убежденно добавил мой «брат».

Не знаю, где он во мне нервы рассмотрел, но лекарь же, мало ли. Я с удовольствием поела и уселась поудобней на своей импровизированной перине. Раз Гари и Гарольд живы, а алан сможет их полностью восстановить, в этом я не сомневалась, то мое сердце успокоилось. Теперь я готова к новым свершениям. Например, нам надо выбраться отсюда.

— Какой у нас план? — с энтузиазмом посмотрела на парней.

— Уже ничего не болит, что ты такая бодрая? — Поинтересовался Сайлос.

Я помотала головой.

— Неа.

— Какое счастье! — Ястреб картинно закатил глаза.

Решила на этом не зацикливаться и вновь уставилась на ребят.

— Нам нужно добраться до границы. — Алан встал и осторожно выглянул наружу. Потом вернулся и продолжил. — Пока все чисто, у орков есть хорошо обученные войны в рукопашном и открытом сражениях, но вот тактики им знакомы весьма посредственно. Они просто давят массой, силой и яростью. Если бы они были рядом, мы бы их точно услышали. Так что пока вокруг тихо. Так что собирайтесь, выдвигаемся прямо сейчас.

Мы послушно вскочили и засуетились. Точнее суетилась только я — мне-то нечего было собирать. Все, что было на мне, и были мои вещи. Поэтому я только возбужденно носилась по землянке с Пандорой на руках и всем мешала. Парни же привязали к поясам оружие и фляги с водой, прибрались в пещере, видимо, к приходу медведя и двинулись на выход почти, что строевым шагом.

Я выпорхнула следом, с интересом оглядываясь. Вчера у меня не было на это не времени ни желания, но, в конце концов, я первый и наверно — последний раз в землях орков, надо все хорошенько рассмотреть и запомнить. После того, как парни меня спасли, я уже не особо боялась. Наверно потому что доверяла Алану. Из каких только передряг он не вытаскивал мой зад. И в этот раз справиться.

Лес вокруг был густой, воздух тяжелый и сырой, невероятное количество мошкары и комаров летало везде, где только возможно. Из деревьев я заметила густые кроны сосен, ив, даже ивронг, огромное количество крапивы. Хм. Странное сочетание. Но, допустим, не мне судить о логике проживания флоры в волшебном мире.

Сайлос глубоко вздохнул и, трансформировавшись, легко взлетел в воздух и начал описывать круг над тем местом, где мы стояли. Наверно, проверяет…

— Залезай — В бок мне уткнулась мохнатая морда льва.

Я повернулась и улыбнулась ему.

— Хорошо. — И послушно полезла на спину. Теперь он не возмущается, что я использую его как ездовую лошадь.

— Я испугался за тебя — Негромко сказал лев. — Думал, что орки могут тебя убить. Они всегда отличались жестокостью. Судя по тому, как они не пожалели ни Гари, ни Гарольда, я даже боялся представить, что они могут сделать с тобой.

— Им нужны были мои силы.

Лев кивнул:

— Только это меня и поддерживало, они редко берут в плен и если не подстрелили тебя на границе вместе с мужчинами, а пошли таким сложным путем с похищением, значит, не хотели тебя убивать. Если бы не это осознание, я бы наверно, с ума сошел. И ведь это из-за меня, это я не досмотрел, не уберег, не успел,… прости, Карина.

— Ты не виноват! — Воскликнула я. — Ведь ты оставил со мной Гари, он защищал меня!

— Теперь я не отойду от тебя — Убежденно проговорил лев. — Нет. Точнее это ты от меня не отойдешь. Не смей делать без меня не шагу!

— Ага. А в туалет одной можно? — Я с издевкой посмотрела на этого неудавшегося тирана.

— Ну… — Принц тут же смутился. — В туалет конечно можно. Но в остальном — ни шагу!

— Ага. Ага. — Я старательно покивала головой. Бегу и падаю. Может, меня еще веревкой обвяжет? — Поехали уже, спасатель!

— Хорошо. — Лев взял с места галопом, и мы понеслись сквозь густую траву, и крапиву, лавируя между деревьями. Над нашими головами парил ястреб, указывая дорогу и проверяя, нет ли поблизости орков.

— А куда мы бежим? — Сквозь шум ветра в ушах спросила я.

— К границе эльфов.

— Эльфов? — Я чуть не слетела с гладкой спины. — Как это «эльфов»? Ты же говорил, к границе, вот я и думала что к нашей границе, с альдерами.

— Нет, к сожалению, мы не можем через нее сейчас пройти. По закону перемирия между землями альдеров и орков. Граница закрыта наглухо и никто не может пройти сквозь нее. Единственные два ключа, открывающие границу находятся у правителей наших государств. И воспользоваться ими — значит начать войну.

— А этот ключ у тебя?

— Нет, у дяди. Ведь сейчас он официальный регент, а значит и правитель. Кто же доверит право развязывать войну мальчишке? Когда мой отец умер, мне всего восемь было.

— Тогда почему эльфы? — Подсказала я.

— Когда мы поняли, что тебя украли, мы не стали дожидаться поискового отряда, а вместе с Сайлосом решили что проберемся через землю эльфов — она граничит с обоими нашими государствами, и там нет, такой дикой охраны. Берк — как сын регента имеет дипломатическую неприкосновенность. И эльфы его пропустили.

— А ты?

— А я — Лев грустно усмехнулся. — А я его оруженосец. Не волнуйся Карина, чтобы тебя спасти я бы и псом мог притвориться.

— Ну да, ну да. Ты же из рода кошачьих — для тебя это наверно оскорбление. — Я усмехнулась.

Лев мне подозрительно ничего не ответил. Ну и ладно, я и так все поняла.

Ехать на широкой спине было мягко, а движения принца были плавные, так что мои зубы не стучали друг об друга, а желудок не хотел выкинуть все съеденное несколько часов назад. Но все равно, приятной эту поездку, было бы сложно назвать. Сейчас только светало, но уже было душно и тяжело дышать, мы неслись с огромной скоростью, но при этом это не мешало огромному количеству мошек облепить мое лицо. Кто-то из них определенно кусался. И я с тоской подумала, на что будет похоже мое лицо, когда мы приедем. А так как я крепко руками держалась за гриву, то не могла освободить одну из рук, чтобы убрать эту гадость с лица. По аналогичной причине, не убирала и росу, которой меня щедро одаривала крапива и низкие ветки, нещадно хлестая по лицу. Нет, я, конечно, понимаю, не в моем положении жаловаться надо, но романтичным мое спасение точно не назовешь.

Так мы и неслись, только один раз остановились в полдень на привал, поели, справили нужду и опять понеслись. Авось к ночи доедем.

Когда на землю стали спускаться сумерки, бег Алана стал медленней и тише. Сейчас мы, скорее, бежали рысцой, немного крадучись. Я подняла голову, но Берка наверху не увидела.

— Ты устал? — Сочувственно спросила я.

— Тшш.. — Лев быстро заозирался. — Карина, не звука. Мы подходим к границе. Орки уже здесь. Видишь, впереди река? За ней начинаются земли Эльфов. Мы должны, во что бы то ни стало перебраться через нее.

Я посмотрела, куда мне указал лев. В свете уходящего солнца примерно через километр от нас блестела водная гладь быстрой реки. Прямо перед ней был раскинут лагерь орков, с уже знакомыми мне палатками. Палаток было не много, не больше чем там, где меня держали. Интересно, это не тот же самый отряд?

— Это все орки? — Спросила я также тихо, наклоняясь к самому уху льва. Оно было мягким и чуток дрогнуло от звука моего голоса. Мы уже остановились, и просто смотрели с опушки леса на речку и лагерь.

— Нет, — Прозвучал голос сзади. Я резко обернулась, рядом с нами уже стоял Сайлос в человеческом обличии. — Мы смогли их обмануть. Ваши следы и мой полет завел их далеко на север, туда отправилась большая часть армии, а вот такие посты было приказано раскинуть через каждые 10 километров на границе.

— Хорошая работа — Похвалил его Алан. — Ты был прав, они купились на голограмму и магические следы.

— Ты умеешь делать голограммы!? — С восхищением посмотрела на Берка.

— А ты думала, я четыре года в академии балду гонял? — Он самодовольно поднял брови.

— Круууто. — Прошептала я. — Я тоже хочу всему этому научится.

— Научишься, — пообещал принц. — Когда вернемся, еще придется академию закончить и всему научиться.

Я мысленно усмехнулась. Он так хочет, чтобы я осталась?

— А что мы будем делать?

Ребята переглянулись.

— Наверно буде самый быстрый и результативный способ пойти напрямик, просто пронестись мимо них и обраться вон до того островка посередине реки. — Сказал Алан.

Я посмотрела, куда он показывал. То, что он называл островком, было маленьким клочком земли два на два метра полностью заросшим камышом. Выглядело… хлипко.

— А есть другой способ? — Спросила я с надеждой. — Мне кажется, этот островок сразу под воду уйдет, как мы на него попадем. Да и добраться до него надо. Нас еще на подходе к реке изрежут на кусочки. Не говоря о том, что еще плыть придется. Я вообще плавать не особо умею. Как же военная хитрость? Может отвлечь их еще какой-нибудь магией, голограммой? — И с надеждой посмотрела на ястреба.

Тот покачал головой.

— Прости, но я израсходовал на отвлекающий маневр весь запас своей магии, никакой голограммы я не смогу показать еще минимум неделю. А мы столько ждать не можем.

— А ты? — Я обернулась к принцу.

— А у меня, вообще, нет дара делать голограммы. — Пожал тот плечами. — Не переживай, отвлекающий маневр будет. Им буду я. Я задержу их, а ты полетишь вместе с Берком. Встретимся на этом самом острове, а потом все вместе переберемся дальше, чтобы одновременно вступить на территорию эльфов.

Я с сомнением посмотрела на Алана. Ну как то не очень идея.

— Карина, он прав — Поддержал принца Сайлос. — У нас сейчас не так много сил и честно говоря, не так много времени, потому что основные силы орков скоро поймут, что их обманули и начнут нас искать. Поэтому мы должны действовать быстро.

— Но если Адама убьют?? — Я сорвалась на крик. — Он — один, а их — целая толпа. И они огромные. Если в трансформации ты сильнее орка, то никто не может ему помешать взять кочергу. А вот как ты будешь держать меч в лапах? — Кажется, я была на грани истерики.

— Не переживай — Алан легонько потрепал меня по голове, похоже его это толи успокаивает, то ли забавляет. — Я ни за что не погибну. Ктож тебя обратно везти будет до академии? Не этот же дрищ — он махнул рукой в сторону Сайлоса, который возмущенно запыхтел. — Вдобавок, я обещал тебе, что научу летать на драконах. Так что верь мне.

36. В камыши

И он весело подмигнул. Конечно, меня это не особо успокоило, но истерить я перестала. Они дали мне пятнадцать минут, чтобы подготовиться, попить водички из ручья, сходить в туалет. Сами в это время тоже что-то собирали, поудобней перекладывали немногочисленную поклажу и разминались.

Наконец мы были готовы. Берк трансформировался и глубоко вздохнул.

— Карина, — Сказал он, — Я понесу тебя в лапах. Так будет безопасней. Постарайся не дергаться и ничего не бояться.

Я кивнула. Не бояться. Плевое дело. У меня просто зуб на зуб не попадает от страха, а так — все замечательно!

Вдруг меня осенило!

— А Пандора?! Как она переберется? Ее тоже в лапах отнесешь?

Ястреб переглянулся с принцем и мы втроем уставились на енотиху, которая в этот момент самозабвенно чесала задней лапой за ухом. Заметив три пары глаз, заставших ее в самой что ни на есть неприличной позе, она возмущенно отдернула лапу от ужа и что то недовольно пропищала.

— Я думаю, — Глубокомысленно изрек принц, — Что как раз Пандоре-то и нечего переживать, ее никто не заметит и точно никто не установит, вот прямо сейчас пускай и бежит к берегу и плывет на остов и ждет нас там. Пандора, умеешь плавать?

Зверек гордо кивнул и не успела я рта открыт, как моя милая зверушка ускакала и на полной скорости пронеслась мимо лагеря орков и с легким «плюх» сиганула в воду. Буквально за минут десять мокрая маленькая точка вылезла в пункте назначения и начала старательно вылизываться. Я этого не видела, куда уж мне, с моим-то зрением, это мне Берк с Аланом любезно доложили. Иначе бы я прямо там от страха поседела.

Алан тоже трансформировался, улыбнулся мне и помчался на полной скорости прямо во вражеский лагерь!

Вот, его мощная рыжая фигура спустилась с оврага и влетела прямо в первые палатки, начисто их обрушив. В лагере начался переполох, орки выбегали из палаток, озирались по сторонам и громко кричали дуг другу, пытаясь понять, что произошло. В этот момент прямо в центр образовавшейся толпы алан влетел, вынырнув из ближайшей разгромленной палатки. Послышались крики, ругань, началась свалка. Принц раздавал удары всеми четырьмя мощными лапами, полилась первая кровь.

— Полетели. — Приказал мне Берк.

Я не могла оторваться от развернувшегося передо мной боя. Мои глаза застилали слезы, и я боялась их отвести хотя бы на секунду. Но ястреб больше не спрашивал, а просто схватил меня за талию и рванул стрелой к реке.

Мы неслись так быстро, что я думала, нас даже разглядеть невозможно. Но я ошибалась. Нас заметили.

Один из орков, показал на нас пальцем, и сразу несколько достали примитивные арбалеты.

— Держись! — Донесся до меня голос ястреба.

Времени спросить, за что держаться у меня не было, поэтому я просто еще сильней стиснула руки, обхватывающие его лапу.

Раздались выстрелы. Сайлос резко накренился, и умело увернулся от всех пяти стрел. Только теперь я почувствовала, что мои глаза были зажмурены. Я опять открыла их и посмотрела вниз, мы обходили лучников сбоку и, судя по тому, что Берк внимательно наблюдал за каждым их действием, попасть у них не было не шанса.

Вдруг я почувствовала легкий толчок. Берк охнул, и одно его крыло беспомощно забилось в воздухе. Я подняла глаза наверх и увидела стрелу, торчащую из его перьев. Тогда я посмотрела назад и увидела орка сзади нас, которого мы уже пролетели. Вот его-то мы и не заметили!

— Берк! — В ужасе закричала я.

Ответом мне было только хриплое дыхание ястреба. Он пытался выровнять полет другим крылом, но у него же еще была я в лапах! И я была не легкой.

Мы начали падать, ястреб направился как можно ближе к воде и мы упали в берег реки. Сайлос пропахал клювом землю и застыл. К нам со всех ног бежали орки.

— Берк, Берк!! — Причитала я около раненой птицы. — Берк, ты жив?

— Карина, плыви сама — Прохрипел он.

— Нет! — В ужасе закричала я. Ты мне нужен! Я без тебя не поплыву, да и не доплыву.

— Тогда вытаскивай стрелу. — Приказал альдер.

Я бросила взгляд на орков, они приближались к нам, на ходу доставая арбалеты. Где то за их спинами я увидела льва, несущегося в нашу сторону. Алан… ты не успеешь!

Послышались выстрелы. Я закрыла собой раненого друга и закрыла глаза, но ничего не почувствовала. Тогда аккуратно открыла их обратно.

Прямо перед нами стоял Алан. В человеческом обличии. А через пару метров от нас прямо перед орками блестел волшебный купол. Принц напряженно смотрел на него и вены на его шее вздулись.

— Карина! — Приказал он, не оборачиваясь. — Вытаскивай стрелу.

Я открыла, было, рот, но смогла только потрясенно закивать и послушно схватила стрелу на подбитом крыле.

— Она с одной стороны с наконечником с другой хвостик. Как мне ее вытащить? — В отчаянии закричала я.

— Сломай ее посередине, постарайся не повредить рану и вытаскивай.

Я схватила дрожащими руками за древко стрелы и, напрягая всей силы, сломала его, стараясь не тревожить крыло. Но Берк все равно издал крик. Я максимально аккуратно вытащила остаток стрелы, и крыло безвольно повисло.

— Сайлос, как ты? — Прокричал алан.

— Жив — Усмехнулся ястреб. — Но твоей сестре не быть лекарем.

— Ничего, зато я — лекарь. — Проговорил Алан и послал к нам три светящихся шарика. Они осели на крыле ястреба и мгновенно в него впитались.

— Сможешь донести ее? — Опять спросил принц.

— Кого? — Закричала я. — Ал… Адам, как ты это делаешь? Магия…

Разъяренные орки нападали на волшебный купол, но отлетали от него не хуже чем от цветов на границе с альдерами.

— Я смогу ее нести — Отозвался сзади Берк вставая.

— Все потом Карина — Ответил мне лев. — Поговорил потом. Он обернулся и улыбнулся мне. По его лицу лился пот, а в руке сверкнул огненный меч.

Не успела я об этом подумать, как меня оторвали от земли и понесли через реку. В этот же момент купол пропал, а разъяренные орки набросились всей кучей на принца. Сверкнул меч.

Больше я ничего не смогла разглядеть, так как Берк повернул меня лицом вперед, и я увидела, что камышиный остров стремительно приближается.

— Держись! — Донеслось сверху. — Приземление будет не мягким.

Ястреб сделал последний, судорожный взмах крыльями и, опять, буквально рухнул в воду, немного не долетев до первых камышей.

Я вынырнула из воды, озираясь по сторонам и пытаясь найти Берка. Воды мне было по пояс. Справа от меня тело ястреба. Нет, уже просто человеческое тело Сайлоса уверенно шло под воду. Я схватила его за шкирку и перевернула лицом верх.

Альдер нервно задышал. Уф… жив. Я потащила его к берегу. В самих камышах тащить стало тяжелее, так как воды уже было совсем по щиколотку, но я отважно протащила его еще пар метров и без сил плюхнулась на влажную землю.

— Ты жив? — Прохрипела я парню.

— Вроде жив — Прохрипел он в ответ.

— Ну и хорошо. А где Адам? Я не вижу его отсюда… Как он к нам попадет? Он умеет плавать? А орки? Они не догонят?

В этот момент я заметила, как к нам подбежала моя верная енотиха и села рядом, но я смогла сейчас только рассеянно погладить ее, так как мысли были заняты другим.

— Давай подождем, он должен приплыть сразу за нами, ему незачем там оставаться. Орки за нами не пойдут, это нейтральная территория между землями эльфов, они не сунуться сюда. А камыши скроют нас от их взглядом и стрел. — Он закашлялся.

— Берк, ты совсем плохо выглядишь, может, я могу что-то сделать? Может, ты отдохнешь? — Засуетилась я.

— Пока твой брат не придет, я за тебя отвечаю, не переживай, я не умру прямо сейчас — Усмехнулся альдер.

Я кивнула и побежала на открытое пространство, чтобы посмотреть, что происходит на берегу. Алан все еще был там. Он пытался зайти в воду, одновременно отмахиваясь огненным мечом от десятка противников, но они мешали ему, наверно, понимая, что если у него получится уплыть, то они его не достанут уже. Поэтому они бросили все силы, чтобы его не пускать. На него напирали со всех сторон, время от времени слышались выстрелы арбалетов. А он пока держался, даже не знаю, каким способом, но он держался.

Я стала лихорадочно думать, что же можно предпринять. Я от него не меньше, чем в трехстах метрах, я должна как то отвлечь орков, чтобы он мог уплыть. Вдобавок стрелы, они не должны в него попасть. Я думала, думала и придумала.

— Эврика!! — Закричала я.

Спасибо Карес! Спасибо! Я рухнула на землю и впилась в нее руками. Теперь надо вспомнить.

— Матильда! Зови своих родственников, вы мне нужны!

Мысленно я выкрикивала имена семейства лютиков, с которыми я уже успела познакомиться, и всех их я отправляла на берег орков. Вскоре за спинами орков, занятых дракой с принцем появилось с десяток огромных свирепых лютиков.

— В атаку! — Заорала я с острова. — Задайте им!

Растения примерились к противникам, повытаскивали корни и желтой стеной просились на бедных орков. Послышались испуганные крики.

— Так им! Давай давай! — Орала я, возбужденно прыгая и махая руками.

Алан бросился в воду и поплыл к острову. А на берегу разворачивалась просто удивительная сцена. Не ожидавшие такого сопротивления орки с визгами бегали по берегу, а за ними гнались мои милые лютики, делая выпады и кусая противников за задницы. Бедные орки каждый раз издавали поросячие визги и даже не пытались сопротивляться, не говоря уже о том, чтобы преследовать или стрелять в алана.

Наконец, все до единого, они упали на землю, временно парализованные ядом с клыков растений. Лютики собрались на берегу и дружно помахали мне рукой. А потом так же дружно вкопались в землю и исчезли без следа.

Камыши зашевелились. Я кинулась навстречу шуму в камышах. Что там могут быть враги мне даже в голову не приходило. Единственное что интересовало меня, это алан.

Через секунду я увидела его. Он вылезал из воды, по его рубашке капала кровь, а из левого бока торчали три стрелы. Он увидел меня и улыбнулся. Потом посмотрел на Сайлоса и улыбнулся еще раз.

— Молодцы. — Прохрипел он. И упал у моих ног.

— Ну, вот теперь и я могу поспать. — Раздался сзади голос Берка. Он тоже закрыл глаза и кажется, потерял сознание.

Несколько секунд я стояла оглушенная, не зная, что делать, потом сознание вернулось ко мне и я, взвизгнув, схватила за подмышки алана и поволокла его на сушу. Смогла остановиться только около Сайлоса. Я аккуратно положила принца рядом с ним и приложила ухо к широкой груди. Вроде бьется…

Как же плохо, что я не ничего не помню об оказании первой помощи. Что делать мне с ними??

37. Все же выжили

Когда первый приступ паники прошел, я собрала остатки своей разумности и, призвав на помощь хладнокровие начала, думать и вспоминать.

Так, Берк в принципе выглядит неплохо, только уставший. А вот алан… здесь не получится так же безболезненно вытащить стрелы, как у Берка. Ведь наконечники застряли в его боку. Как же не вовремя он потерял сознание! Может его разбудить, чтобы сам себя вылечил. Нет, вряд ли получится. Придется самой.

Тут мне пришло в голову, что я могла бы вырастить аппорусы. Я же уже делала это в лагере орков. И у меня получилось вырастить из травы. Значит, получится и сейчас.

Я решила сначала вырастить цветы, а уже потом вынимать стрелы, чтобы сразу приложить к ранам перетертые листья целебного растения.

Так я и сделала. К тому моменту как я вырастила десятый цветок, я была уже вся взмокшая. Меня порядком вымотало применение магии. И с лютиками и сейчас. Но я упрямо продолжала. Потом нашла два камня и перетерла листья растений, так как учила на уроке мадам Мариль. Хоть бы помогло.

Теперь остались стреляя. Я присела на колени возле зазванного брата, разорвала на боку рубашку, и схватилась за первую стрелу. Руки дрожали, но я не видела другого выхода. Обливаясь слезами, я с силой вытянула стрелу и тут же к открывшейся ране приложила липкую массу перемолотых листьев, зажимая рану, чтобы из нее не лилась кровь. Минут через десять я почувствовала, что давление под ладонями ослабло, и я несмело убрала руки. Кровь не лилась. Окрыленная успехом я таким же образов вытащила еще две стрелы.

Через полчаса принц застонал.

— Алан! — Закричала я прямо ему в лицо. — Алан миленький, как ты?

— Карина, прошу тебя, не кричи. — Пробормотал принц. Он с трудом открыл глаза и попытался сесть, но схватился за раненый бок и прошипел:

— Помоги мне сесть.

— А… Да… Конечно — Засуетилась я.

С моей помощью принц смог принять более менее сидячее положение, опираясь на мое плечо. Он осмотрел место, на котором мы сидели, Сайлоса и перевел взгляд на меня.

— Как ты? Не ранена?

— Я? Нет, просто испугалась. Не переживай за меня. Но твоя рана. Вдруг стрелы задели внутренние органы?

Он осмотрел места ранения.

— Аппорус?

— Да.

— Умница. Даже я не придумал бы лучше. Замечательно для альдера, который никогда не пользовался магией здоровья. Лучшая первая помощь, мне остается немногое.

Он приложил руку к своему боку и от нее пошло золотое сияние. Через несколько минут алан смог выпрямиться без моей помощи.

— Теперь пойдем к Берку. — Сказал он.

Мы присели над Сайлосом и алан дотронулся золотым сиянием и до него тоже. Вскоре наш друг открыл глаза, и его лицо исказила презрительная гримаса.

— Опять вы? Я уж надеялся, что очнусь где-нибудь в более милом месте и приятной кампании.

— Он в порядке. — Со смехом проговорил принц. — Теперь ты.

— Я? Но со мной все в порядке. — Я похлопала глазами.

— Это ты свое лицо не видела. — Мрачно изрек принц. — Да и коленки до мяса содраны.

Ох. Об этом я не подумала. Я же, как минимум дважды лицом землю пропахала. Он прав — коленки, локти были весьма ощутимо содраны. Но ведь это не их ранения все же… так что, не так страшно.

Принцу по очереди дотрагивался до моих рук, ног и лица и каждый раз разливал мягкое тепло.

— Магия. — Прошептала я. — Адам! Ты же человек, но магия!

Принц только улыбнулся. А когда закончил, сказал:

— Боюсь я уже не смогу пользоваться магией. Я израсходовал большую часть в бою.

— Как и я. — Мрачно подтвердил Сайлос.

— О! Но пока я могу! — Встряла я в разговор. — Конечно, для боя не хватит, но могу плот сделать из лиан и попросить ил, его здесь много, нас на тот берег перегнать.

— Ты уверена? — С сомнением посмотрел на меня лев.

— Как пить дать, потопит нас. — Мрачно прокомментировал Сайлос.

Я фыркнула и отошла от них. Не хотят, не надо, я все равно сделаю. Вырастила лианы и, вспомнив, как в школе плели корзинки, переплела длинные стебли, между собой сделав неплохой плотик на троих. Он покачивался на воде с другой стороны острова и ждал нас.

Моя храбрая енотиха первая запрыгнула на плот, подавая всем пример.

— Ну? — Я обернулась на альдеров. — А вы?

Они хмуро переглянулись и с сомнением залезли на шаткий плотик.

— Утонем. Пробормотал еще раз Берк, когда мы своим весом опустили плотик сантиметров на двадцать под воду.

— Но он же на плову еще. Ну, промокнем немного, подумаешь — я возмущенно зафыркала. Потом наклонилась и, погрузив ладони в воду, попросила ил нас аккуратно переправить на берег эльфов. Речные растения меня поняли, и наше произведение инженерной мысли медленно покатилось к берегу.

Где то через десять минут, когда до берега оставалось не больше ста метров навстречу нам вышли эльфы. С копьями. И мрачными выражением лица.

Приехали.

38. Эльфы

Ну, собственно, мы действительно приехали. Наш плот прибился к берегу. И вот картина: сидим мы на плоту по пузико в воде. А прямо над нами стоят эльфы. Высокие. Картина маслом. Пандора испуганно юркнула ко мне за пазуху.

— Рад вас снова видеть. — Прямо рядом со мной, там, где только что сидел Сайлос оказался Сын регента страны Солнца. Прямо аура от него во все стороны пошла — властная, величественная. Спина выпрямилась, подбородок поднялся, взгляд стал холодным и скучающим. Не совсем его вид вязался с тем, что его попа была до сих пор в воде, но я все же прониклась.

Перевела взгляд на настоящего принца, но на мое удивление, он нисколько не изменился, как сидел, так и сидит. Такой же спокойный и доброжелательный как всегда. И почему то мне кажется, дело не только в том, что ему сейчас не надо изображать принца. Скорее, дело в том, что он и не переставал им быть. И его спокойная доброжелательная уверенность всегда выдавала его с головой. Ни один преподаватель не смотрел на него свысока, а наоборот, всегда почтительно, так же как и все остальные. Не зря он сразу приглянулся Мисэль. А она-то точно никогда бы на деревенщину не посмотрела бы. Чуйка дворянская.

— Добро пожаловать обратно, Берк Сайлос, сын Эгера! — Провозгласил Стоящий к нам ближе всех эльф. Очень красивый, стройный, высокий, с белоснежными волосами и пронзительными фиолетовыми глазами. — А так же ваши спутники! — Его взгляд скользнул по мне. — Вижу, вы нашли свою пропажу.

— Верно, мы ее нашли. — Кивнул Сайлос.

— Вы же понимаете, что выпуская вас вдвоем, а впуская обратно на нашу территорию уже втроем, мы поступаем против правил, заключенных с орками.

— Но похищать альдера с нашей страны тоже против правил, согласитесь.

— Да с этим трудно поспорить.

— Надеюсь, мы сможем уладить непонимание и придти все же к соглашению. — Берк величественно поднялся и протянул мне руку. — Карина Вебер, познакомься, это Алинес, генерал пограничной охраны. Благодаря нему, мы смогли попасть в страну орков, чтобы вытащить тебя.

Я сделала неуклюжий книксен и протянула руку Алинесу, который изящно наклонился и поцеловал ее. Надо бы научиться этим дворцовым премудростям этикета, все же среди моих знакомых аж два представителя королевского рода, авось пригодится.

Наша дружная взлохмаченная компания выглядела порядком потрепанной перед идеальными эльфами, но посмотрев на своих парней, поняла, что они так не думают, перевела взгляд на эльфов, но и у тех не было никакого презрения на лице. Видимо, они все же могут судить не только по мокрой одежде. Чтож, это радует.

— Приглашаю вас в крепость, чтобы отдохнуть, набраться сил перед переходом в страну солнца. — Предложил Алинес. — Естати, — Он на секунду остановился и показал на противоположный берег, который отсюда был еле виден. — Они до сих пор обездвижены. Мы наблюдали за вашим боем со своей башни. — Он повернулся ко мне. — Госпожа Карина знакома с лютиками и может ими управлять?

— Ну, я не совсем ими управляю, скорее, мы — друзья. — Смутилась я.

— Понятно — Эльф кивнул. — Впечатляет.

Мы дошли до огромной каменной крепости, наподобие той, что я видела совсем недавно у альдеров. Как давно же это было.

Нам выделили комнаты и пригласили на ранний завтрак через час. Как только закрылась дверь, я рухнула на кровать прямо в мокрой одежде. Где то в комнате с меня слезла моя верная енотиха, но я этого даже не заметила, и, пока меня не разбудил стук в дверь, спала без задних ног.

— Да? — Сонно пробормотала я.

— Карина, это я, Адам.

Я с усилием сползла с кровати и открыла дверь. Альдер стоял чистый, вымытый, выбритый в свеженькой рубашечке. Улыбался во весь рот, а в руках был большой поднос с самой разной едой. Аромат стоял просто умопомрачительный. В моем животе заурчало.

— впустишь? — и улыбается стоит.

Я посторонилась. Алан зашел и поставил поднос на прикроватный столик, рядом положил сменное платье, которое до этого было перекинуто у него через плечо.

— Мы звали тебя час назад, но ты не просыпалась, тогда решили, что надо дать тебе выспаться и вот, я принес тебе еду сюда. Спасибо любезности наших хозяев. Так же они передали для тебя сухое платье, надеюсь, оно тебе подойдет. — Эльфы очень скрупулезны к внешнему виду, так что я думаю, вбирали хорошо.

Я улыбнулась.

— Так значит, завтрак уже прошел? Я не помню, что вы меня будили. Я присела на кровати.

На подносе стояла свежая выпечка, что-то наподобие наших круассанов и пончиков, жареная яичница с беконом, несколько фруктов и ягод, пара малюсеньких бутербродов, пирожок, большая гроздь винограда, сок и чашка кофе. Я сглотнула. Аппетитненько.

— Ну, кушай, не буду мешать. — По голосу альдер явно угорал с моей реакции. — Ты скажи, если будет мало, я еще принесу.

— Все, все, на выход. — Я вытолкала шутника за дверь. И не только потому, что он подшучивал, просто я ужасно хотела, есть, а еще меня дико злил его аккуратный, причесанный вид, на фоне моего… ну так скажем просто вида. Поэтому я быстро распрощалась и, засунув пирожок в рот, понеслась в ванну, примыкающую к спальне.

39. В путь

Наконец все дождались, пока я высплюсь, наемся, вдоволь намоюсь и приведу себя в порядок. И тогда я объявила, что готова ехать. Мне, конечно, хотелось задержаться в землях эльфов, посмотреть, как тут живут, что делают, но, как мне объяснили парни, во-первых, нас никто не приглашал, а во-вторых, нас ждут дома и скорее всего уже с ума сходят. Берк от поста эльфов отправил почтовую птицу к Гайдону Урилле — начальнику поста охраны на границе послание, что мы живы и скоро будем. Так что нам уже ничего не оставалось, кроме как сесть на коняшек и поскакать к границе земель эльфов и земель альдеров. Там нас должны будут встретить и проводить до места нашего лагеря. Всего не больше дня езды.

Погода была прекрасная, настроение у меня тоже, так что мы неслись навстречу ветру и приключениям, благо Алан еще месяц назад научил меня ездить верхом. Так что я чувствовала себя на коне. И в прямом и в переносном смысле.

Прямо у самой границы дорогу перекрывала огромная лужа. Мо мужчины придержали коней и затормозили. Я удивленно посмотрела на них.

— вы чего?

— Наверно здесь глубоко, чтобы не испачкать лошадей, да и тебя тоже, давай лесом пойдем в обход. Крюк будет небольшой. — Сказал мне Алан.

Я подняла брови и перевела взгляд на лужу. Мдааа. Вот это смелые и отважные мужчины! А лужи испугались. Ну да, большая. Но вряд ли глубокая. Метров на десять точно всю дорогу перекрывает. Но ё-мае! Это же просто лужа, что мы, советские дети, луж, что ли не видели.

— Пфф. Слабаки. Ладно, уж, смотрите как надо! — и я, дернув плечом, пришпорила коня и понеслась галопом в воду, подняв кучу брызг.

Скоро бежать стало Глубокова-то, ноги лошади почти полностью погрузились в лужу. «Наверно середина! Самое глубокое место» — подумала я, и вывела коня поближе к краю, чтобы пройти не так далеко.

Конь шел теперь только по колено в воде (у лошадей же есть колени?). Я победно повернулась к ребятам и помахала им рукой.

А вот этого делать не следовало, видимо мои манипуляции поменяли центр тяжести, и лошадь подо мной поскользнулась и припала на колено на одну ногу.

Мое седло совершенно не к месту развязалось и скользнуло в бок, под брюхо лошади и я, все еще смотря на парней, как в замедленно съемке с громким шлепком погрузилась с головой прямо в середину лужи.

В следующую секунду меня из воды вытащили на землю по другую сторону лужи крепкие птичьи лапы Берка, а алан с лошадьми буквально в пять минут оказались рядом, обойдя лужу в обход.

И вот сижу я такая мокрая, красивая посерди дороги, с меня длинными струями капает грязная вода, а эти два засранца даже сделать ничего не могут, потому что ржут.

Ржут громко, заливаясь и чуть не падая на землю. Несколько раз они пытались что-то мне сказать, но каждый раз заходились в новом приступе хохота.

В конце концов, мне это надоело, и я пошла пешком дальше к границе, на ходу выжимая волосы.

— Карина, погоди — простонал Алан. — Давай хотя бы высушим тебя сначала, что тебе в таком виде идти.

— не надо. — Хмуро бросила я, через плечо, — обойдемся без сопливых.

Сзади опять послышался взрыв смеха, а я гордо подняв голову, прошествовала к самой границе, благо тут было совсем не далеко.

Там нас уже ждал небольшой отряд Гайдона Уриллы. Увидев меня, он в ужасе воскликнул:

— что произошло?

— ничего — я пожала плечами. — Там вашим войнам, — Я кивнула назад. — Плохо. Может, им успокоительного дать?

Сразу за мной протолкались оба альдера, все еще глупо скалясь, весь наш отряд попрощался с эльфами на границе и поскакал к лагерю. Меня все же высушили и клятвенно заверили больше не ржать. Ага, так я им и поверила.

Похоже, наше приключение закончилось. Действительно все позади. И вздохнула с облегчением.

40. Друзья

Если коротко, то путешествие действительно закончилось. До сих пор я не так много что помню о возвращении в лагерь. Усталость навалилась на меня, перетряхивая все внутренности. Только сейчас я поняла, как сильно перепугалась. И в первую очередь не за себя.

Поэтому, как только мы приехали, я побежала в медицинскую палатку к лекарям и моим доблестным защитникам. Гарольд уже совсем полностью оправился и мрачно ждал, когда же ему разрешат, наконец, встать и уйти. Но увидев меня, а следом за мной и принца, лицо его прояснилось, и тяжелый груз ответственности практически физически ощутимо упал с его плеч. Он заулыбался. Я впервые видела наш шкаф таким счастливым, почти, что с отеческой нежностью и гордостью взирающим на своего воспитанника. Естественно, они с принцем делали вид, что не знают друг друга. Но мне было отчетливо видно, что они оба рады встрече и оба вздохнули с облегчением, узнав, что друг с другом все в порядке. Когда я посмотрела на гари, то по лукавой улыбке, поняла что не только мне это заметно.

Какой бы ни был Алан настоящий будущий король, но вот притворятся у него не очень получалось. Если он переживал за кого-то или заботился о ком-то, то просто было ниже его достоинства обдавать человека холодом и презрением. Вообще, что удивительно в нем вообще не было презрения к людям. Не призрения, ни равнодушия. У меня промелькнула мысль, что именно такой должен быть настоящий король. А не равнодушный и жестокий, как его любят изображать в женских романах.

Он благодарно пожал Гари руку и, поинтересовавшись его самочувствием, попросил разрешение военного лекаря влить в зельевара немного целительной магии.

— Конечно — Ответил тот. — Мы ждали вас. Паренек почти поправился, а моих сил, к сожалению, не хватит, чтобы восстановить его полностью. И, к сожалению, шрам между ребрами останется.

— Ничего — Гордо заявил зельевар — Шрамы украшают настоящих мужчин. Карина, не плачь. Хочешь, я тебе покажу рану — она теперь почти полностью зажила, так что тебе даже бояться не надо.

И он с готовностью начал стягивать футболку, видимо пытаясь меня подбодрить и уверить, что он в порядке. Потому что я стояла, обливаясь слезами, и с сочувствием смотрела на друзей. Но не успел он стянуть с себя одежду, как получил удар тяжелой лапой по плечу.

— Давай-ка, я тебя полечу лучше — Обманчиво заботливый голос Алана быстро заставил Гари натягивать все обратно и не оголяться передо мной. А меня эта интонация в голосе так позабавила, что я даже плакать перестала.

— Гари, миленький, я верю тебе, не переживай. Поправляйся скорее!

Мы пробыли у раненых еще примерно полчаса, а когда собрались уходить, Пандора забралась на колени зельевару и, свернувшись калачиком, приготовилась уснуть.

— Пандора! — Ошарашено проговорила я. — Ты что, не собираешься идти со мной? Ты с Гари останешься?

Зверек в мою сторону даже головой не повел. И я, обиженно прошептав «Предательница», потопала на встречу с Гайдоном, где меня и парней то ругали, то хвалили, то снова ругали. И так по кругу. Но в итоге, взяв с нас клятвенные обещания больше не попадать в переделки до конца практики, отпустили с миром.

Действительно, до конца практики мы вели спокойную жизнь. Парни ежедневно объезжали границу, следили за порядком в окрестных деревнях, а я целыми днями пропадала в лесу где лечила деревья и кустарники, за что мне были благодарны местные жители, потому что около границы уже давно не росли фруктовые деревья из-за того что все силы из всех растений высасывала граница. Теперь, с моей помощью, у местных жителей зацвели сады и огороды, а в лесу появились опять птицы и пчелы. И каждый день в благодарность нам на границу отправляли такое большое количество пирогов и прочей выпечки, что все местные мужики меня чуть ли не на руках носили. Все же путь к сердцу воинов идет точно через желудок, теперь я это увидела воочию.

Все чаще я видела как Алан и Берк вместе уходят на задания и все больше общаются. Похоже, эти двое спелись. И если не подружились, то, по крайней мере, зауважали друг друга. Принц бесконечно таскал сына регента по самым заброшенным деревням и там они насколько возможно помогали населению — магией чинили заборы и сараи, лечили больных, ставили магические отпугиватели хищников. Я только улыбалась, смотря на их крепнущую дружбу. Нет, они, конечно, постоянно ругались, иногда даже дело доходило до драк, но совершенно точно уже приняли друг друга.

Наконец мы дружной компанией отправились домой. В этот раз так же на драконе, и теперь меня пустили в самый перед, и я всю дорогу, пока летели, рассматривала с новым интересом страну Солнца, которая теперь казалась уже родной и такой красивой. Алан, как всегда сидящий позади меня подробно мне все рассказывал и показывал. Тролль Хопкинс, которого последнее время я почти не видела, потому что при Гайдоне он терял всю свою напыщенность и почти всю практику сидел у себя в палатке или уходил в одиночку в лес, на обратном пути обрел обратно и голос, и властность и ворчливость. Так что всю дорогу мы еще слушали его нравоучения и выговоры. Но как то мимо ушей пролетало большинство слов.

Когда вернулись в академию, оказалось что мои соседки еще не вернулись с каникул, так что еще почти на неделю мы были предоставлены сами себе. Нам всем зачислили по сто дополнительных баллов и мне выдали разрешение посещать академическую библиотеку. Только вряд ли теперь я туда хотела. Конечно, Алану я признаваться в этом не стала и через два дня после приезда с кислой миной мы оба поплелись в библиотеку, искать способ вернуть меня домой.

Наверно все же нам надо поговорить. Я бросила взгляд на принца, который сидел напротив меня за столом с огромным талмудом в руках, и увидела в его взгляде то же самое, что только чувствовала сама.

— Карина…

— Адам…

Проговорили мы одновременно и застыли, глядя друг другу в глаза.

41. Опять Сухайз

— Карина — продолжил Алан. — Тебе точно нужно уезжать? Как ты не можешь остаться?

— Зачем мне оставаться? Наверно я бы хотела, но ведь в этом мире я чужая.

— А у тебя остались родные в том мире?

— Нет, я — сирота.

— А твой отец?

— Он не родной мой отец, я с ним жила всего несколько лет, он уже давно умер.

— А друзья?

Я показала головой.

— Даже кота не осталось.

— Тогда зачем тебе уезжать, ведь и тот мир тогда тебе чужой? — Задал он закономерный вопрос.

— Ну, — Я смутилась — Не только это… Вдобавок, меня ищет майор Сухайз. Если он найдет меня, то ты можешь быть в опасности. Алан, я не говорила этого тебе но, похоже, Гари- зельевар обо всем догадался.

— О чем он догадался? — Нахмурился принц.

— Ну, — Замялась я. — Понимаешь… Он показал мне листовку. Там был мой портрет, и на нем было написано, что разыскивается опасный преступник. Награда тысяча золотых.

Принц какое-то время молчал.

— Алан… Ты знал это?

— Да, знал — Нехотя признал он. — Но мы позаботились о том, чтобы вблизи академии этих листовок и шпионов не было. Я не говорил тебе, чтобы не тревожить. Значит, Гари знает? Мне нужно тогда с ним поговорить.

— Нет, погоди! — Испугалась я. — Он, конечно, знает, но он обещал меня не выдавать, кроме того, наверно он догадывается и о том, кто ты такой… Поэтому не надо к нему идти, так ты себя выдашь.

Алан немного постоял рядом со столом, что-то обдумывая, а потом сел на корточки перед моей опущенной головой.

Он сидел и смотрел на меня. Я не выдержала и подняла голову. И встретилась с его взглядом.

Сейчас в его глазах, которые из зеленых становились ярко-рыжими, можно было совершенно точно утонуть. Взгляд был почти звериным. Он смотрел на меня, не отрываясь, а я пялилась в его глаза и не могла ничего с собой поделать. Именно сейчас я вдруг отчетливо поняла, что хочу, чтобы он меня поцеловал. Я постаралась вздохнуть, все еще не сводя с принца глаз и в этот момент он наклонился ко мне и поцеловал…

Как он понял, чего я хочу? Я не знала. Но практически сразу обмякла и обхватила его шею руками. Ну почему, почему он не целовал меня раньше?? Если бы я знала, что целоваться — это так приятно, я бы еще во время первой встречи повисла бы на нем обезьянкой и требовала бы каждое утро порцию поцелуев!

Алан отстранился первым. Его глаза потемнели, но он быстро взял себя в руки и резко огляделся, не мог ли кто-нибудь нас увидеть. Но все было тихо.

Тогда альдер аккуратно убрал за ухо спустившуюся на мое лицо сиреневую прядь и практически выдохнул мне в лицо:

— Не уезжай… Останься. Останься тут… Со мной.

Я робко улыбнулась и вспыхнула. Даже самой себе я боялась признаться, что больше всего на свете хотела услышать эти слова.

— Ты хочешь, чтобы я осталась? — Переспросила я.

— Да. — Кивок.

— Но Алан, ты же принц, разве ты не должен выбрать себе пару по статусу?

— Это кого, например? — Его брови насмешливо изогнулись.

— Ну… Не знаю, например какую-нибудь принцессу. Из эльфов, дриад или еще кого, для укрепления взаимоотношений между государствами или там еще какой политической выгоды.

— Уу — Алан сел прямо на пол передо мной. — А что еще мне нужно сделать как настоящему принцу? Может станцевать на коронации ритуальный танец?

Я улыбнулась.

— А у вас так делают?

— Нет, но вдруг ты введешь такое правило? Придется соответствовать.

Я промолчала, обдумывая, чтобы это могло значить. Если думать скромно. Потому что если не скромно, то уже в принципе можно свадебное платье выбирать. Нет, надо скромно…

— А вообще, если серьезно, Карина, то в нашей стране не поощряются отношения без любви. Ни в браке, ни просто так. Поэтому, я вполне серьезно говорю тебе, что хочу, чтобы ты была со мной. Не принцесса, а ты, такая забавная, странная и из другого мира. Я готов учиться быть для тебя поддержкой и опорой. И предлагаю тебе стать моей парой. Девушкой. Невестой. Женой. Единственной. Выбери, что тебе нравится.

Я сглотнула большой ком, застрявший, где-то около горла.

— Давай пока девушкой — Хрипло произнесла я.

Пожалуй, слово "невеста" Мне даже пока не выговорить. Не говоря уже о слове «жена». Я же кроме Димки из садика в жизни ни с кем даже за ручку не держалась. Подумав об этом, я не удержалась и спросила:

— А много кому ты предлагал быть твоей девушкой?

Алан усмехнулся:

— Тебя так это волнует? Если честно меня тоже волнует этот вопрос, поэтому я тебе отвечу, чтобы потом получить ответ и от тебя. Нет. Ты первая. Единственная. Я не просто так это сказал. Мы, альдеры, а особенно львы, очень серьезно относимся к отношениям и не предлагаем их направо и налево.

— Берку это скажи — Пробормотала я, улыбнувшись, и получила ответную веселую улыбку.

— Ну, в семье не без урода! — Безжалостно и очень весело приговорил Алан, потом вернулся за свой стул и продолжил:

— Теперь, когда мы выяснили главное, давай теперь спокойно решим, что нам делать. Во-первых, здесь тебе ничего не угрожает, в стенах академии.

Я кивнула.

— Во-вторых, если Гари о многом догадался, то я должен с ним поговорить. Независимо от того что он может заподозрить.

Я снова кивнула.

— Ну и, в-третьих, теперь мне будет очень сложно изображать твоего брата.

В его глазах зажгли озорные огоньки. Я тоже улыбнулась.

— Алан, я хотела спросить тебя о том, что произошло в землях орков… Как ты мог применить магию?

Принц хотел ответить, но тут в библиотеку стремительно зашел страж академии и, увидев нас, широкими шагами приблизился к столу.

— Адам Вебер, будьте добры, пройдите в кабинет ректора. Дело не терпит отлагательств.

Мы переглянулись.

— В чем дело? — Нахмурился принц.

— Мне не известно, просто просили доставить вас как можно быстрее. Пройдемте за мной.

Алан чуть помедлил, посмотрел на меня и хмуро кивнул.

— Хорошо. Я иду… Карина, жди меня здесь. Если в течение часа не приду, иди в свою комнату.

Он строго посмотрел на меня, взглядом предупреждая, что я должна сделать именно так, как он попросил.

— Хорошо, Адам, до встречи. — Я помахала ему рукой и как можно беззаботней улыбнулась.

Он последний раз кивнул мне и вышел вслед за стражем.

Я осталась одна, и почему-то переживала. Наверное, нервы.

Около двадцати минут я буравила взглядом открытую страницу первой попавшейся книги и просто ждала. Потом услышала, как позади меня открывается тяжелая дверь библиотеки и облегченно вздохнула. С улыбкой повернулась к двери:

— Адам, ты уже.. — И слова застряли в воздухе.

— Карина Вебер, я правильно понимаю? — На входе в библиотеку стояло трое огромных незнакомых стражников, а перед ними появилась маленькая фигура Майора Сухайза. Именно он ко мне и обращался, сложив руки на груди и окидывая меня презрительным и насмешливым взглядом.

— Долго же нам пришлось вас искать. И как только умудрились попасть в лучшую академию магии страны? — Улыбка на лице пиксиля была нехорошей.

Я подавленно молчала, так что ему пришлось продолжать говорить самому с собой.

— Чтож, раз уж мы наконец-то встретились, прошу вас пройти с нами. Его Величество жаждет с вами познакомиться. — И увидев, что я еще крепче прижалась к стулу, добавил. — И ждать он не любит.

В отчаянии я начала искать глазами хоть какой-нибудь выход. Как жаль, что мы пришли в библиотеку именно сейчас, специально выпросив себе пропуск на каникулах, когда никого из работников библиотеки даже близко не было.

— Возможно, ли мне прийти чуточку позже? Мне нужно сходить в свою комнату переодеться, и предупредить, куда я ухожу.. — Сделала отчаянную попытку.

Глаза майора недобро блеснули:

— Предуууупредить — Протянул он. — И кого же? Вашего липового брата? Кстати, неплохо было бы и его взять с собой, чтобы допросить. Откуда он подобрал такую сестру?

Я резво вскочила.

— Нет! — Потом немного смешалась. — Его сейчас здесь нет. Он уехал… Хорошо, я пойду с вами.

— Умная девочка. Отлично. Давай уйдем, без истерик и сцен. Ты ведь понимаешь, что все кто прикрывал тебя рано или поздно встретятся с Его Величеством? А теперь пойдем, не нужно привлекать внимание. И не пытайся использовать магию. — Предупредил он меня, заметив как я напряглась. — Сейчас со мной артефакт, который отдаст твою магию таким рекошетом, что не обрадуешься.

Проверять я не стала, послушно опустив руки. Все, на что хватило смелости, это отправить в атмосферу мысленное сообщение Алану. «Алан, берегись, Майор Сухайз здесь. Он забирает меня во дворец, не подходи близко..». Уж не знаю, достигло ли сообщение адресата, но похоже тянуть время мне уже не удасться.

— Но мы не сможем выйти за пределы академии незаметно! — Сделала я еще одну попытку. — Ведь и стража и магический купол не пропустят меня без пропуска от ректора.

В этот момент меня подхватили с двух сторон под руки два стража. А третий встал сзади, отрезав, таким образом, путь к отступлению.

Майор Сухайза подлетел ко мне совсем близко. Потом достал из-за пазухи небольшой ключ и подкинул его в воздух.

Ключ взлетел к потолку и, сверкнув холодным пламенем, открыл большой портал прямо посреди библиотеки.

— Специально для вас — С издевкой произнес пиксиль. — Король Эгер выделили нам личный транспорт порталом. Прошу!

Он нетерпеливо махнул рукой и двое громил буквально втянули меня в холодную воронку, оставив в библиотеке от нас лишь пустое пространство.

42. Знакомство с королем

Открыв глаза, я оказалась в просторном холле. Это точно дворец. Именно так его и представляла себе. Красиво, просторно, очень светло и чисто. Прямо перед нами высилась широкая каменная лестница, выкрашенная в белый цвет. Во все стороны уходило множество проходов без дверей. И ни души вокруг.

Майор Сухайз величественно проплыл мимо меня по воздуху и начал подниматься по лестнице. Громилы, удерживающие меня, молча двинулись за своим предводителем, ну и, соответственно, двинулась вместе с ними и я. Так что мы дружной, но совершенно безмолвной компанией поднимались по изысканным ступеням.

Когда вышли на верхнюю площадку, то я поняла, что все же ошиблась — здесь были люди. Точнее, альдеры, конечно. Прямо за портьерой, разделяющей лестницу и самый широкий проход, стоял изысканный лакей. Если бы он не дышал, то я бы приняла его за статую — уж слишком хорошо он вписывался в окружающий интерьер и, вдобавок, стоял совершенно неподвижно. Однако при нашем появлении мужчина встрепенулся и изысканно поклонился:

— Как прикажете доложить?

— Майор Сухайз прибыл к Его Величеству Королю Эгеру. И нижайше просит незамедлительно принять его, так как дело не терпит отлагательств.

Кажется, пиксиль весь вытянулся и надулся, когда говорил это, но перед идеальностью лакея все же заметно проигрывал. Я чуть заметно ухмыльнулась. Надо же, даже в такой ситуации, подданные соревнуются друг с другом не только своим положением, но и внешним видом, а так же заносчивостью.

— Ждите здесь — И с этими словами, отвесив нам еще один изящный поклон, лакей пошел прямо по коридору в одиночестве.

Он прошел не меньше пятидесяти метров по прямой, пока наконец не остановился перед большой дубовой дверь в дальнем конце коридора. Там он галантно постучал, что было слышно даже нам, потому что акустика во дворце была практически как в театре и, услышав за дверью ответ, ловко просочился внутрь.

Вышел он минуты через две и отправился в обратный путь не менее грациозной и неспешной походкой.

Лично мне, любое промедление было на руку. Уж не знаю, чего именно я ждала, но встречаться с королем мне совершенно не хотелось. Пиксиль, напротив весь извелся. Было видно, что весь этот дворцовый этикет совершенно чужд ему, и порядком раздражает. И я догадывалась, что он ужасно жаждет похвастаться своей находкой (то есть мной!) королю, а так же получить вознаграждение. Хотя… смотря какой король, может он просто жаждет не получить по шее…

— Его величество готов вас принять. — Благосклонно наклонил голову лакей.

Затем он повернулся и опять пошел к дубовой двери, в этот раз увлекая нас за собой. Как только мы прошли портьеру, каждого из нас осенило зеленоватое облако. Ощущение было как во время рентгена — вроде ничего не произошло, но все внутренности как будто просканировали. Пожалуй, так и было — что-то вроде антитеррористических мер безопасности.

Наконец, перед нами распахнули двери и мы вошли… Нет, не в большой тронный зал, а в маленький изысканный кабинет. Чем-то он был похож на кабинет Алана в Лонгборшире. Подозреваю, что здесь, когда то был кабинет его отца, который позже принц скопировал.

Только теперь в кресле сидел не мой друг, брат и почти-жених, а мрачный верзила, больше всего смахивающий на квазимодо из известного мультика. Только очень свирепый. У меня мелькнула мысль, что король в моих мыслях выглядел по-другому. Более хитрым, что-ли. Я ожидала увидеть ловкого, прожженного интригами похитителя женских сердец, хотя бы отдаленно напоминающего внешностью Берка. Но нет. Передо мной сидел обыкновенный бандит — вышибала, у которого на почти зверином лице уже написано, что он личность злая, жестокая и безжалостная.

— Кого ты мне привел, пиксиль? — Лениво бросив в нашу сторону взгляд, он опять сосредоточился на стакане с темно-коричневой жидкостью.

— Это та, которую мы так долго искали, Ваше Величество. Шпионка из другого мира.

Эгер резко дернулся и сбросил ноги со стола.

— Вон. — Хмуро бросил он, окружавшим нас охранникам. И проследив, как за ними закрылась дверь, обманчиво ласково обратился к майору:

— Ты хочешь, чтобы я тебя мухобойкой прихлопнул? Думай, перед кем ты рот открываешь, ничтожество.

Крылья передо мной испуганно затрепетали. И пиксиль отлетел в сторону, освобождая королю на меня обзор, а заодно, отходя от тяжелого взгляда.

Секунд пять меня брезгливо разглядывали. Потом равнодушно бросили:

— Если ты нашел, то почему сразу это не убрал?

Крылья опять затрепетали рядом со мной:

— Ваше Величество, дело в том, что случай не совсем рядовой… Дело в том, что она была в академии магии. Лучшей академии страны. И была там как сестра одного из студентов, а так же и сама была студенткой. Она тоже альдер. Причем, с редкой магией.

— Ты же говорил, что на земле живут просто люди. Именно поэтому ты взял опытный образец, чтобы изучить его здесь. Уже за одно это, тебе следовало голову оторвать. Но ты еще и потерял его на пути. И несколько месяцев искал, чтобы хотя бы ликвидировать, пока ненужная информация не просочилась в массы. А теперь ты говоришь, что твой образец еще и альдер? Притом опасный?

Он снова хмуро кинул на меня взгляд. На этот раз задержал его подольше. Я попыталась придать своему лицу максимально безобидное и даже немного придурковатое выражение. Только бы не сочли опасной. А то прямо тут испепелят. За все время разговора я поняла, что хотя король выглядит неотесанным и грубым, но дураком его точно не назовешь. Поэтому легко провести его точно не удастся. А еще я поняла, что раз я всего лишь «это» и «образец», то если ничего не произойдет, то жить мне и в самом деле недолго. От страха спину покрыл липкий слой холодного пота.

— Ваше величество — Сухайз указал на меня пальцем. — Я не знаю, как так могло произойти, но думаю, что она не просто рядовой житель, а шпионка, специально появившаяся у меня на пути, чтобы я ее переправил в наш мир. На земле на первый взгляд магов нет, но кто знает, какое оружие они скрывают. Я предлагаю вам не спешить избавляться от нее, а изучить. Вдобавок… — Тут он как то весь сжался. — Боюсь, ее отсутствие не пройдет незамеченным и ее будут искать. Она не последняя ученица в академии и просто так ее нельзя убить.

На этих словах меня словно окатило теплой волной радости, которая тут же слетела при первых словах короля.

— Убить можно кого угодно. И ни ты и никто другой не может мне запретить раздавить любого в этой самой комнате, а так же во всем королевстве.

Он немного помолчал, затем добавил:

— Убери ее пока. Мне надо подумать. И принеси мне всю информацию об этой девке, а так же притащи тех, кто был с ней в сговоре.

Я хотела было открыть рот, чтобы как-то защитить Алана, которому никак нельзя было показываться во дворце, но майор Сухайз так на меня шикнул, что поневоле пришлось закрыть рот. Хотя признаюсь честно, я и не придумала ничего толкового… Король своей безжалостностью вызывал такой ужас, что я совершенно не представляла как его можно уболтать или смягчить.

Меня вытолкнули из кабинета, а за дверью окружили охранники и по приказу пиксиля отвели в подвал, где находилась самая настоящая темница с кандалами и цепями.

43. Неудачная попытка

К счастью, заковывать меня не стали, а просто впихнули в первую попавшуюся клетку и закрыли. А потом все стихло. Никто не объяснил, что будет дальше и чего мне ждать. Я растерянно стояла посреди камеры и не знала даже о чем думать и на что надеяться. Наконец дрожь в коленках смогла завладеть моим телом настолько, что я вышла из оцепенения и опустилась на кучку вонючей соломы в углу. Как бы страшно мне не было, но сесть на каменный холодный грязный пол я не могла. Вот такие странные существа люди — мне грозит смертельная опасность, а я думаю о том, что на холодном полу могу простудиться и испачкать платье.

Теперь у меня есть время немного подумать и, наверное, я обязана что-нибудь придумать. В сказках всегда есть выход, надо только дождаться помощи и не падать в обморок. Можно даже поплакать. Но слез не было. Был только страх за Алана. Когда это я к нему так привязалась? Может, это любовь?

Он всегда меня выручал, из всех бед. Но сейчас он не меньшей опасности чем я. Если Эгер узнает, что он покрывал меня, то легко устранит своего соперника, просто объявив его предателем, который связался со шпионкой. Он и так, просто свой трон никому не отдаст — это очевидно. И даже если это будет какой-нибудь бой, то принцу уже придется несладко. А теперь я сама подсунула ему в руки способ как можно руки даже не марать собственноручным убийством племянника. Хотя сомневаюсь, что для него это было бы неприятно.

Страдая от таких мыслей, я сидела на соломе, а потом ходила из угла в угол по своей камере. Хорошо еще, что меня заперли в одиночную. Ничего не имею против узников, сама такая же, но все же сидеть в одной камере с настоящим бандитом было бы страшновато.

Так прошел день, наступила ночь, на ужин дали отвратительную кашу. Что-то часто я попадаю в плен, и меня там отвратительно кормят. Надо бы намекнуть принцу когда (если!) выберусь, что заключенные — тоже люди. И на ужин было бы неплохо бы картошечки с мясной подливкой или еще что-нибудь посытнее и повкуснее каши. Думаю, повара здесь неплохо зарабатывают, а излишки продуктов домой уносят… Обязательно займусь этим, как только выберусь.

Во мне даже как-то сил прибавилось и появилось желание жить и творить справедливость. В этот момент, в моем замке что-то щелкнуло и в темноте отчетливо вырисовалась мощная фигура с крыльями за спиной.

Сайлос! Как раз вовремя!!

Я резво вскочила и вприпрыжку подбежала к дверце.

— Берк! Скорее! Ну что ты возишься? Давай быстрей! — Я даже подпрыгивала от нетерпения.

— Во-первых, где спасибо? — Хмыкнули в ответ. — Я вообще-то закон из-за тебя, малявка нарушаю. А во-вторых, не торопи меня, думаешь легко когтем отрывать замок?

— Молчу, молчу. — Я прислонилась головой к решетке и усиленно начала дышать сквозь решетку на руки… хм, лапы Берка, стараясь сосредоточится на том, чтобы ничего не говорить и не ляпнуть случайно моему спасителю, что я думаю о его отце.

— Готово! — Берк победным жестом распахнул дверь, которая, на удивление, открылась совершенно бесшумно и без скрипа.

— Спасибо! — Я выпорхнула из камеры. — Теперь куда?

— Если честно, эту часть плана я не так хорошо продумал… — Смущенно заметил ястреб, — Но постараюсь тебя провести мимо стражи и вывести наружу, за пределы дворца, где ты сможешь мне рассказать, что натворила. Не представляю, чем ты могла моего папашу разозлить, но под горячую руку ему лучше не попадаться. В крайнем случае, я тебя сам арестую, если захочу.

Он схватил меня за руку уже человеческой рукой и понесся по коридору.

Стараясь поспевать за огромными ногами моего спасителя, при этом не дышать и не топать слишком громко, я все же осмелилась спросить:

— а… а Адам?

— Твой братец? Не представляю, куда он подевался. Я искал его, но он словно сквозь землю провалился. И я то узнал про тебя по чистой случайности. Тебе повезло — меня нашел какой то ботаник — первокурсник. Он сидел тихо в библиотеке и что-то зубрил, когда увидел, что тебя уводят слуги короля.

Я невольно покраснела, когда подумала, что еще слышал и видел этот первокурсник. Ладно, можно разобраться с этим позже. Когда выберусь. Если выберусь.

Тем временем, мы преодолели длинный коридор и подбежали к лестнице, которая уходила вверх и была единственным выходом из подземелья. Я вспомнила, что наверху точно стояла стража.

Или все же это не единственный выход? Берк резко свернул влево и с размаху ударил плечом боковую стену. На удивление, стена поддалась, образовав узкий проход, куда мы и метнулись. За ним тоже была лестница, но полуразрушенная, узкая и вонючая, не говоря о том, что конечно темная, что пришлось ступеньки искать на ощупь.

— Я слышал, что ты не видишь в темноте, но линдии зажигать не буду, уж извини, нам никак сейчас нельзя использовать магию, чтобы не быть обнаруженными. — Берк резво взбирался вверх, увлекая меня за собой.

— Ничего, главное не отпускай меня и тогда не упаду. — Проворчала я, стараясь не думать о том, откуда он знает о том, что я не вижу в темноте: — А вообще, хорошо сбегать вместе с особой королевской крови, который знает тайные ходы, а так же расположение ловушек.

— К сожалению не всех. Поторапливайся Карина, мы поднимемся на самый верх и выйдем в одной из башен. А там я тебя просто на крыльях перенесу. Если повезет…

Не знаю, сколько мы бежали. Иногда в лестнице появлялись узкие темные проходы, куда Сайлос нырял, а потом продолжали бежать по лестницам, все выше и выше. Если сначала я еще пыталась запомнить дорогу и повороты, то потом плюнула на это дело и просто старалась не отставать.

Наконец, мы остановились перед закрытой дверью и мне было приказано отдышаться и перестать так громко сопеть. Потому что сейчас мы должны выйти на открытое пространство и от того, насколько мы будем тихими, зависит успех нашего побега.

Через две минуты я кивнула, и Берк одним слитным движением открыл дверь…

И мы сразу оказались окружены ярким светом факелов и направленных на нас копий.

Когда я проморгалась, то поняла, что, похоже, мы окружены и проиграли. Что подтвердил и Сайлос, который сначала грязно выругался, а потом с иронией произнес:

— Похоже, мы попались. Что дальше, господа?

Шеренга копий немного раздвинулась, и в центр вышел высокий альдер с крыльями за спиной.

— Добрый вечер, ваше превосходительство. Мы ждали вас. Мне приказано провести вас и вашу спутницу к Его Величеству. И если нам будет оказано сопротивление, то я имею разрешение применить силу.

— Не имею ни малейшего желания применять силу, а ты, Карина? — Берк с горькой улыбкой наклонил голову в мою сторону. — Боюсь только, что Его Величество уже изволит потчевать, не хотелось бы его будить. Может, отложим визит?

— Никак нельзя. Следуйте за нами. — Альдер раскрыл крылья, что сделали и все остальные стражники. Оу, значит во дворце есть даже отдельная крылатая стража. Интересно.

Я повернулась к Сайлосу, который тоже поднялся в воздух и протянул руки, чтобы поднять меня в воздух.

— Прости малышка. — Хмуро усмехнулся он. — Похоже, у нас не получился наш гениальный побег. Все что я могу тебе пообещать, так это то, что постараюсь уговорить отца хотя бы разобраться в ситуации. Но сильно на эту помощь не рассчитывай, все же власти у меня совсем не много.

44. В ожидании приговора

И вот мы опять стоим в знакомом кабинете, и опять передом мной развалился в кресле Эгер. Только теперь в домашнем халате и мягких тапочках, которые, однако, совсем не придавали ему более милого и добродушного вида.

Первое, что он сделал, это врезал кулаком в челюсть своему сыну, отчего тот пролетел пол комнаты и приземлился около горшка с драценой.

— Щенок. — Процедил Эгер сквозь зубы и сплюнул прямо на пол, на сверкающий чистотой ковер.

— Ну чтож, продолжим наше общение. — Проговорил он, почти радушно, вновь усаживаясь в кресло и смотря на меня уже с большим интересом, чем утром. — Как я вижу, наша заключенная уже обрела неплохие связи за время своего пребывания в академии. Странно только то, что мой сын, ради девки, решил пойти против папочки. Настолько влюблен?

— Даже не думал влюбляться, дорогой отец. — Берк поднялся с пола и, потирая ушибленную челюсть, подошел поближе к столу. Хотя он выглядел помято, но явно не удивленно, как будто такое обращение уже вошло у него в привычку. — Не поверишь, но Карина — просто мой друг, хотя конечно она прехорошенькая.

На этих словах его папаша недоверчиво оглядел мою помятую фигуру, явно пытаясь понять в каком месте я «прехорошенькая».

— Просто зная твой характер, боялся что ты сначала ей горло перережешь, и только потом будешь разбираться в ситуации. — Продолжил сын.

— Заманчивая идея.

— Вот поэтому я и думал ее сначала вывести из дворца. Чтобы спокойно разобраться в ситуации.

— То есть ты сознательно прикрываешь шпионку и предательницу, я правильно понимаю? — Голос короля стал елейным.

Берк бросил на меня удивленный взгляд, но потом упрямо мотнул головой:

— Быть не может, отец. Я хорошо ее изучил, она не может быть шпионкой. Откуда такие сведения?

Эгер с улыбкой откинулся на спинку кресла и закурил сигару.

— Позовите пиксиля. — Бросил он куда то в темноту, продолжая курить.

Через пару минут в комнату прибыл майор Сухайз, который в самых ярких подробностях поведал принцу историю о моем мире, о том как я просилась в их славное королевство, о том, как потеряли меня в Лонгборшире и где меня вылечили и наверняка завербовали в пользу наследного принца. А потом мой след потерялся и нашелся в элитной магической академии, где я уже оказалась альдером и сестрой одного из лучших учеников. Что я делала в академии, если не выполняла приказы наследного принца и не следила за самим Берком, строя козни против него и короля?

В конце пиксиль подлетел к юноше с прозрачным шаром, до которого тот дотронулся и видимо смог получить подтверждение всем прозвучавшим обвинениям. Когда Сайлос убрал руку с шара, он взглянул на меня удивленно, обиженно, холодно и с недоверием.

— Карина, что ты можешь сказать на это? Это правда?

А я что? Я стояла и думала о том, что, в общем-то все что прозвучало, все правда, просто какая то перекрученная и измененная.

— Ну… — Я сглотнула. — По большому счету — да, правда, но я не шпионка и никогда за тобой не следила, я просто домой хотела вернутся.

Взгляд моего бывшего друга стал ледяным.

— Ничего больше не говори. — Он повернулся к пиксилю. — А ее брат?

— Мы еще выясняем, скорее всего, он — шпион принца. И естественно подставное лицо. Но мы выясним и приведем их обоих на допрос с пристрастием.

На этих словах лицо молодого альдера дрогнуло, а по напряженной шее заходили жевалки. Он затравленно взглянул на меня, видимо борясь с сочувствием, и пытаясь принять какое-нибудь решение.

— Не трогай ее, пожалуйста, пока я не найду ее брата и лично не допрошу его — Попросил он отца, который никак на эти слова не отреагировал. Потом широким шагом вышел из комнаты.

Я осталась одна с королем и майором.

— Надеюсь, теперь мы сможем спокойно поспать. Я хочу, чтобы ты запер ее и завтра собрал совет старейшин. Нам есть что ему сказать. — Бросил Эгер Сухайзу поднимаясь. — И найди наконец ее брата.

Меня отвели в соседнюю комнату, где опять заперли. Ну не в подземелье, и то хорошо. Интересно, что регент хочет сказать завтра совету? Если перед Берком он меня представил шпионкой принца, то перед советом наверно это не такой уж сильный грех. Ведь принц — законный наследник трона. А вот перед Сайлосом нехорошо получилось — если бы у меня было время, я бы постаралась ему все рассказать. За последнее время я поняла, что он не плохой человек. Может быть, жадный до власти и грубый, но не негодяй. Не такой, как его отец. А выставив меня шпионкой принца, которого он так ненавидит, его сразу настроили против меня. И ведь мне даже возразить нечего. Мало того, если бы он знал, кто такой Адам Вебер…

Я подошла к окну и проверила насколько крепкая на нем решетка, потом проверила, нет ли других способов сбежать и придя к неутешительному выводу, решила все же до утра поспать. Потому что в сон тянуло сильно.

Так я и сделала — легла на кровать, не раздеваясь, и проспала до утра.

Разбудил стук в дверь. Вы издеваетесь? Такое впечатление, что это я заперлась, а не меня заперли.

— Да? — Все же мы во дворце, приличия никто не отменял.

— Доброе утро! Вы встали? Я принес ваш завтрак. — за дверью что-то подозрительно бряцнуло.

— Как мило, заходите.

Дверь отворилась, и в нее еле влез широченный амбал с миленьким подносом в руках, на котором стоял заварочный чайник с цветочками. Он поставил поднос на столик около кровати и с неуклюжим поклоном уточнил:

— Примерно через пол часа мне приказано ввести вас в тронный зал. Постарайтесь к этому времени быть готовыми. Нам крайне нежелательно опаздывать.

— Тогда осведомите меня, любезнейший, сколько идти до этого зала? А то, если туда идти как раз около получаса, то я не успею попробовать эту восхитительную шарлотку, которую вы так любезно сюда принесли.

— Не волнуйтесь леди. Десять минут у вас есть.

— Ну чтож, — Я усмехнулась — Вы меня успокоили. Спасибо.

Амбал не шевелился. Я еще раз ему улыбнулась и легким кивком постаралась незаметно указать на дверь. Он все еще не шевелился. Наконец я нарушила молчание:

— Скажите, вам приказано позавтракать вместе со мной? А то боюсь, на двоих не хватит…

— Нет, мне приказано проследить, чтобы вы не опоздали.

— Ну тогда, мне кажется, вам удобней будет следить за дверью — Сказала я, поднимаясь и принимая горделивую позу, скопированную у наследного принца. — А мне будет куда удобней и быстрей подготовиться в одиночестве.

И не дожидаясь его реакции, я пошла прямо на него, оттесняя его к двери. Видимо сокращать дистанцию с приличной девушкой не входило в его планы, потому что он позволил себя вытолкать и закрыть за ним дверь.

Через десять минут я была готова: сыта, умыта, даже немного поправила вчерашнюю одежду и прическу.

Я с гордо поднятой головой сама вышла из комнаты, не дожидаясь своего сопровождающего. Он был уже тут и даже, похоже, удивлен моей пунктуальностью.

— Вы готовы? Чтож, можем идти. Следуйте за мной, но не отходите далеко. Это бесполезно.

— Благодарю, сударь, можем идти.

Чтож, умирать, так с песней. В этом мире меня уж больно часто куда то ведут. Хоть раз бы идти по замку по собственной воле, рассматривая интерьер, например. С другой стороны, никто не запрещает мне именно этим сейчас и заняться. Идем мы неторопливо, проходим красивые залы и даже, похоже, сейчас выйдем в прекрасный сад.

— Это королевский сад? — Спросила я очевидное, чтобы хоть что-то спросить и протянула руку к ближайшей розе.

— Да, леди, покойная королева сама его вырастила. Здесь до сих пор ничего не меняли. Король Эгер не очень интересуется растениями.

И заметив, как роза радостно потянулась ко мне, на ходу меняя цвет с красного на сиреневый, он удивленно и радостно воскликнул:

— Поразительно! Впервые вижу, как эти цветы к кому-то потянулись после смерти королевы. Вы им видимо очень понравились. И, значит, слухи не врут.

— Какие слухи?

— что у вас феноменальные способности в сфере фауны. Конечно, не советую вам проверять сейчас на мне ваши боевые навыки, все же мы во дворце, где очень много охраны, даже если ее не видно. Но я восхищен тем, что сейчас увидел, как будто в прошлое попал.

Я заинтересованно подняла голову:

— Так вы были здесь еще до короля Эгера? Я думала, вы — его телохранитель.

Амбал усмехнулся.

— Вы правы, я — телохранитель, но не регента Эгера, а покойной королевы.

— Значит вы знали маму наследного принца?

— О, нет, я говорю не о матери принца Алана, она умерла при родах и не стала королевой. Нет. Я говорю о королеве Клавдии. Жене короля Оревилла последнего короля-пегаса. Она тоже владела магией растений и очень любила этот сад.

— ООО — Почему то мое сердце сжалось, когда я вспомнила судьбу последней королевской семьи пегасов. Жена с новорожденной дочерью погибли, а король умер от горя. Я посмотрела на своего сопровождающего с большим расположением. — А как вас зовут? Я даже не спросила.

— Меня зовут Роберт. Я из рода могучих Грифонов. Вы можете так и называть меня леди — Он печально улыбнулся. — Надеюсь, что обвинения в ваш адрес окажутся ложными. И король Эгер все же ошибся, мне бы не хотелось что бы тот, кого так хорошо принял этот сад, оказался вражеским шпионом.

Я улыбнулась в ответ.

— Политика сложная штука, правда? Никогда не хотела быть втянутой в политический скандал — Сказала я от чистого сердца. — Скажите, Роберт. Если вы сейчас не телохранитель регента, то, что вы делаете во дворце?

— Продолжаю служить здесь, как вы уже догадались. После коронации принца Алана надеюсь попасть к нему… Если конечно коронация состоится — Добавил он тише.

— Это точно — Буркнула я себе под нос.

И мы пошли дальше, уже не разговаривая, а думая каждый о своем. Удивительно, во дворце есть слуги, которые служили еще не только отцу Алана, а еще его предшественнику. И похоже, не очень довольны правлением Эгера. Это хорошо, а то со времени попадания во дворец, я уже начала сомневаться, что здесь есть хоть кто-то не злобный и не желающий крушить направо и налево по приказу регента.

Мы вышли в огромный холл и направились прямо к тронному залу. Теперь в этом не было сомнений. Дверь в него были настолько большими, что вряд ли какое-то другое помещение могло за ними находиться. Мне было только интересно, как двое хрупких лакеев перед нами их откроют? Но все оказалось очень просто: как только мы подошли, лакеи с легким поклоном отошли. А дверь открылась с помощью магии одного из них. В принципе, да. Странно, что мне раньше это в голову не пришло. Иногда я все же забываю, в каком мире нахожусь.

Яркий свет в зале на секунду заставил закрыть глаза, а когда я их открыла, мне преставилось королевское великолепие во всей красе.

45. В тронном зале

Я чувствовала себя почти как невеста под руку с отцом в начале дорожки к алтарю. Только сейчас в большом зале, наполненный людьми витало в воздухе напряжение, а вовсе не улыбки и лепестки роз. И вместо алтаря вконце зала стоял массивный трон с не менее массивным Эгером на нем. С одного боку от него стоял хмурый и напряженный Берк, с другой — почти светящийся майор Сухайз.

— А вот и она — Стараясь говорить любезно (что у него не очень хорошо получалось), провозгласил регент.

— Нам нужно подойти, леди — Тихо проговорил Роберт, наклонив ко мне голову.

Я мрачно кивнула и плечом к плечу с Робертом побыстрей пошла вперед. Не вижу смысла оттягивать неизбежное. С Робертом было немного спокойней, но я понимала что он ничем не может мне помочь, вдобавок даже сам не уверен, что я не шпионка и не предатель страны. То же самое я видела в глазах Сайлоса. Они смотрели с недоверием, но при этом с явно проглядывающим сочувствием. Только Роберт думал, что я враг наследного принца, а Берк — что я его сообщник, а сам принц — предатель.

Да, политика штука сложная.

Мы подошли к трону и Роберт с поклоном регенту, а потом и мне, отошел в сторону. Я осталась одна. Более сотни богато одетых подданных рассматривали меня, как зверушку в зоопарке.

— Я собрал вас, дорогие советники, чтобы сообщить пренеприятную новость. Мои агенты поймали опасного преступника. Наша разведка доложила нам, что на территорию страны проник агент из другого мира. Мы гонялись за этой девушкой почти полгода. И вот, наконец, она перед вами.

В зале раздались приглушенные шепотки. Некоторые смотрели на меня, сжатую и скукоженную с удивлением и изумлением, кто-то с недоверием словам регента. Но агрессивного взгляда я пока не видела ни одного. Наконец вперед вышел один из придворных и обратился к Эгеру:

— Ваша светлость, есть ли какие-то доказательства вины этой девушки? Я точно вижу, что она — альдер. А насколько мне известно, альдеры — выходцы именно страны Солнца. До этого вы посылали нам донесения, что к нам проник человек у которого есть знания о секретном оружии, тот, кто разведывает обстановку, чтобы его страна должна была напасть на нас. И я ожидал увидеть как минимум матерого спецагента, но никак не молодого альдера, дрожащего от страха.

— Вы совершенно правы, лорд Мардолок. Изначально мы так и думали. Майор Сухайз может доказать с помощью зерна правды. — Он махнул рукой в сторону хрустального шара, который вчера майор давал в руки Берку. — Что я говорю чистую правду. Когда она только попала в наш мир — в ней не было ни капли магии, она даже выглядела по-другому. Точно, как человек.

— Дитя, — Обратился ко мне один из придворных — Регент Эгер говорит правду?

Ну вот, теперь и мне дали слово. Я же хотела. А что я могу сказать?

— Да, я действительно из другого мира, вы правы. — Я подняла голову, стараясь чтобы голос не дрожал. — Но вы ошибаетесь, думая, что я агент или шпион. Я попала в этот мир случайно. Меня перенес майор Сухайз…

— Вы слышали!! — Не дал мне договорить Эгер, бросая на свой меч характерный взгляд, и этим заставляя меня замолчать. — Но главное не это, а то что в их мире есть оружие которое может уничтожить нас. Сухайз — покажи!

Возникла иллюзия, где как в дешевом кино начали показывать танки, ракеты, загремели взрывы, разрывались деревья, машины, бегали в страхе люди. Понятия не имею, с какого старого кино пиксиль откопал эти кадры, как по мне, выглядели они довольно посредственно, и совсем не страшно.

Но подданные думали по-другому, послышались испуганные возгласы, выкрики, несколько дам решили изобразить обморок. Поднялся невообразимый шум.

— Только не это!

— Как мы можем такое предотвратить!

— Чудовищно!

— Там же люди!!

— Вы — монстры!

— Надо сообщить принцу Алану!

— Точно… Принц! Принц!! — Послышалось со всех сторон.

— Мало того! — В общей суматохе гремел голос Эгера, который явно наслаждался произведенным эффектом, мы знаем, что она пыталась пробраться в Лонгборшир, с целью убить нашего принца!

Вот тут поднялась настоящая паника. На меня уже никто не смотрел доброжелательно, кто-то испуганно — да, кто-то с боевой яростью, но доброжелательно — нет.

А я стояла и не могла взять в толк. Ведь совсем недавно, я была уверена, что все это затевается только для того чтобы обвинить принца в измене, зачем королю и всему штату придворных только я? Если планы у Эгера — отобрать трон у принца? Нет, я ничего не понимаю в политике.

Может быть, кто-то из придворных и заступился бы за меня, но видимо сама мысль что я могу нанести вред принцу внушала им ужас. Хоть это хорошо — против принца здесь только Эгер и его свора.

— Смерть ей!

— Смерть убийце!

— Не дайте ей уйти! — Звучало со всех сторон. Меня окружили в кольцо вооруженные мужчины, а Эгер весьма довольно улыбался, смотря на развернувшуюся суматоху.

Посреди этой паники и шума огромные двери зала отворились, и в лицо ударил резкий порыв ветра, больше всего похожий на сильное дыхание хищника. Следом воздух разрезало оглушающее рычание.

На секунду все как будто замерло. Проход, в котором только что сновали придворные вмиг опустел, как будто альдеров сдуло этим дыханием. И в конце прохода я увидела до боли знакомую пару.

Гарольд, облаченный в парадную военную форму, придерживая свой длинный меч, стоял чуть позади Алана. Моего Алана.

Но теперь он выглядел не так, как обычно. Его золотые волосы развевались, под ногами разливалось золотое сияние. Он будто стал выше ростом, и сейчас от него не веяло доброжелательностью и спокойствием, как обычно. Сейчас от него веяло опасностью. И яростью.

Он медленно двинулся по проходу. Каждый его шаг эхом отдавался под сводом потолка, а пол под ногами покрывался трещинами. Безмолвно, на полшага позади него шел Гарольд, который был на голову выше всех остальных придворных. А за ними потянулись ровные ряды альдеров-войнов. Не много, не больше двадцати, но настолько ладных и величественных, что было понятно — это ученики Гарольда.

— Алан, наследный принц страны Солнца! — Прогремело где-то под потолком.

— Алан? — С трона медленно начал подниматься Эгер, с неверием рассматривая племянника.

В глазах Берка я видела удивление, смешанное с ужасом. То ли он осознал, с кем почти стал друзьями, то ли в его голове были совсем другие мысли, но додумать я не успела, потому что наследный принц остановился напротив меня и окружающих меня головорезов.

— Почему вы схватили мою невесту, дядя? — Медленно, чеканя слова, и не повышая голоса, хотя слышно его было в каждом уголке зала, прозвучал вопрос.

Войны, окружающие меня, как один отхлынули, не дожидаясь приказа регента, лицо которого побелело от ярости.

Уже достаточно изучив альдеров и их нравы, зная, что они выбирают одну пару на всю жизнь и никогда не разбрасываются словами о браке, я понимала, что заявляя подобное, Алан фактически объявляет о том, что я — будущая королева страны Солнца. О таких вещах принц не мог соврать, чтобы вытащить своего шпиона. Отговорки, что не сошлись характерами здесь не в ходу. Нет, говоря это, он фактически бросает вызов Эгеру, и если тот пойдет против меня, то пойдет против него. А прилюдно, как я уже поняла, тот не собирается это делать.

— Твою невесту? — Переспросил регент.

— Именно. Вы схватили мою невесту из другого мира, которая тоже является альдером и носителем редкой и очень мощной боевой магии земли.

Он подошел ко мне и решительно взял за руку.

Придворные, впервые за все время как он вошел, зашептались и перевели взгляд с Алана, которого подавляющее большинство видело впервые, на меня. Видимо сейчас в более чем сотни головах идет очень тяжелый мыслительный процесс.

Эгер сощурился:

— Наследный принц выбрал себе в жены иномирянку и вражеского шпиона?

— Что касается того, что моя невеста из другого мира, то на протяжении веков королевская власть гарантировала, что каждый альдер может и должен жениться только по любви. Независимо от статуса, состояния, уровня магии и происхождения. И впредь, я надеюсь, что это правило неизменно. — Алан выразительно посмотрел на дядюшку, который поднял бровь, но ничего не сказал. Видимо протестовать против, он не хотел.

— Что касается второго, — Продолжил Алан. — Обвинения моей невесты — иномирянки в шпионаже и предательстве, то я хочу увидеть доказательства ее причастности. Как вы сами могли догадаться, — Обратился он к придворным — Обвинения в том, что она собиралась убить меня, полная чушь. Об этом, я надеюсь, мы и говорить не будем. А вот доказательства того, что она хотела то оружие, которое было так любезно показанное нам майором Сухайзом, применить против нашей страны, будут? Потому что у меня есть встречное обвинение нынешнему правителю страны солнца регенту Эгеру, и моему дяде….

46. Вызов

В зале стало так тихо, что было слышно, как за окном поют кузнечики.

И я, наконец-то, могла всех рассмотреть. До этого я просто крутила головой, смотря на каждого говорящего, и даже не успевала немного подумать и поразмыслить. Когда, если ситуация менялась с каждой вновь сказанной фразой? Кстати сказать, большинство придворных делало то же самое, что и я. Поэтому не только у меня сейчас пошел мыслительный процесс.

— Принц Алан! Я правильно понимаю, что это вы? — Отмер лорд Мардолок, который ранее почти встал на мою защиту.

— Да, все верно милорд. — Изящно наклонил к нему голову юноша.

— Все это время вы были в Лонгборшире, и я думал, что до своего совершеннолетия вы оттуда не можете выезжать.

— Не совсем так, — Поправил его наследник. — Слухи о том, что я заперт за непроходимой стеной а так же что я несостоятелен, как наследник престола, не говоря уже о том, что и вовсе немного глуповат, не несут в себе истины. И мне очень интересно, кто их распускал. — Он вновь повернулся к трону.

Эгер уже настолько пришел в себя, что вновь развалился на троне и принял безмятежно-угрожающий вид.

— Дорогой племянник, я рад тебя видеть. Насколько я понимаю, ты и есть тот самый Адам Вэбер, липовый брат иномирянки. А мы то думали, он ее сообщник. — Тут регент усмехнулся. — Скажи, зачем ты поступил в академию под другим именем? Разве не за тем чтобы научится контролировать магический контур, который настолько слаб и неуправляем, что ты испытываешь сильную боль при попытке пользоваться магией? Разве ты не теряешь контроль?

Вокруг зашептались. Многие кивали головами и с интересом ждали, что ответит принц.

— Я поступил в академию, чтобы мне осмотреться в королевстве, а так же проверить тревожные слухи, дошедшие до меня, что ты, дядя, при помощи иномирного оружия собираешься нарушить мирное соглашение с троллями и повести наш народ на войну.

Поднялся гул возмущенных голосов. Придворные в этот момент больше всего напоминали не вдумчивых советников, а болельщиков на трибуне, которые реагировали на всякое новое обвинение, как на забитый гол.

— Юный принц слишком молод, чтобы лезть в государственные вопросы. В первую очередь, мы защищаем свой народ и всегда действуем в интересах государства. Я надеялся, что после твоего совершеннолетия ты сможешь глубже влиться в политические вопросы и взять бразды правления, но если твое физическое состояние не позволяет это сделать, то пожалуй будет нечестно подвергать альдеров такой опасности. Опасности несостоятельности будущего монарха. Не так ли лорд Декрилдиан?

Вышеназванный лорд, не ожидавший услышать своего имени испуганно крякнул, прочистил горло, и вытерев потную лысину заметил:

— Сер регент… Милорд… Я. Яуу… Дело в том, что принц… Ваше высочество… — он вновь вытер моментально вспотевшую лысину и беспомощно посмотрел на остальных советников.

В этот момент, я его понимала — совершенно пока не было понятно, кто из двух господ более могущественен, в обе стороны сыпались обвинения, многие из которых не доходили до ушей придворных даже слухами, и поэтому большинство было застато врасплох.

— Не трудитесь, лорд Декрилдиан, — Произнес Алан. — Обвинение прозвучало в мой адрес, мне на него и отвечать.

Лорд благодарно взглянул на принца и постарался как можно глубже просочиться в толпу придворных, неуклюже переставляя жирными ногами.

— Итак, — Алан развернулся к подданным и его голос, усиленный в несколько раз разнесся по залу. Все это время он не отпускал мою руку. И я изо всех сил старалась не мешаться и не терять прямую осанку. Хотя именно на меня уже давно никто не смотрел. — Господа советники, министры, первые люди государства… Регент Эгер выдвинул несколько серьезных обвинений в мой адрес. И они достаточно серьезны, настолько, что, если правдивы, могут не позволить мне занять этот трон. — Он махнул рукой в сторону золотого кресла. — И все же, я — законный наследник престола по праву рождения. И имею право отвечать за себя сам. Голословных заверений о том, что обвинения ложные, я думаю, в данном случае может быть недостаточно. А добровольно отдавать мне бразды правления, как раз накануне готовящейся войны, регент явно не намерен. Поэтому, не дожидаясь моего совершеннолетия, дабы предотвратить ошибочное и жестокое кровопролитие на войне, я вызываю регента Эгера на поединок, в котором мы проверим не только то, кто лучше владеет боевыми искусствами и магией, а так же то, кто больше достоин занимать трон. Если я выиграю, регент сложит с себя полномочия, не дожидаясь моего совершеннолетия, и тогда никакой войны не будет.

В окружившей нас тишине, все смотрели на дядю принца. А он сидел с хмурым видом, с недоверием глядя на племянника. Видимо, он не как не мог взять в толк, как тот мог сам вызвать его на бой, не дожидаясь того, как это сделал бы за него сам Эгер. В его взгляде было удивление и попытка понять замысел принца, если конечно у принца был замысел, и он просто не сошел с ума. Наконец, Эгер оскалился и наклонился к нам.

— Я рад, что ты это предложил, племянничек. Скажу честно, я и сам подумывал об этом, но боялся, что смогу тебе навредить. Но боюсь, драться до первой крови не пристало особам королевской крови. Как тебе предложение драться, пока один из нас не упадет замертво?

Я похолодела. Предложив дуэль, Алан сам лично разрешил Эгеру свое убийство. Если бы он дождался своего дня рождения, то возможно, трон мог перейти к нему и менее сложным образом, если бы его поддержало большинство советников.

— Я принимаю ваше предложение дядя. — Спокойно ответил мой лев. — Господа советники, все ли согласны с нашим решением и не хочет ли кто-то что-либо возразить?

Лорд Мардолок поклонился принцу и произнес:

— Ваше высочество, вы осознаете, что вы делаете? Если вы согласны, то назад дороги не будет. Не лучше ли подождать и вступить на трон без крови, если вы действительно здоровы настолько, чтобы управлять страной?

— И позволить вашему сыну уйти на войну через месяц? — Спросил его Алан.

— Как через месяц? — Позеленел лорд. Придворные зашумели, высказывая недоумение.

— Моя разведка донесла мне, что ровно через месяц на нас бесчестным образом якобы нападут тролли и вся страна вступит в войну, не так ли, дядя?

— Нет! Так нельзя! Мы не готовы к войне! Этого не может быть! — Загалдели со всех сторон.

— Не думаю, что твоя разведка работает хорошо, мой милый, но уверяю тебя — любой, кто вступит на нашу землю с мечом, погибнет от своего же меча. — Эгер поднялся и громогласно спросил:

— Итак, времени немного, милорды, решайте быстрей, от вашего решения зависит выбор монарха. Есть ли среди вас те, кто против честной дуэли между мной и наследным принцем? Проигравший платит головой.

Послышались шепотки, но возражений никто не высказал.

— Тогда завтра на восходе мы начнем. — Подытожил Эгер. — А теперь расходитесь, мой племянник нуждается в отдыхе.

Двери отворились, толпа зашевелилась и постепенно зал опустел.

— Карина, пойдем, здесь нам больше нечего делать. — Наклонился ко мне Алан.

Наконец-то я посмотрела на него. И он мне улыбнулся. Ободряюще так. От его яростного вида не осталось ни следа, уступив место всегдашней доброжелательности. Но вслед за нами шел совсем не расслабленный Гарольд и его люди, поэтому я понимала, что контроля над ситуацией они не теряли.

Последний раз я взглянула назад, на трон. Там остался сидеть Эгер, ненавидяще смотря в спину принцу, а рядом с ним стоял нахмуренный Берк. Он тоже смотрел нам в след. Когда наши взгляды пересеклись, я виновато ему улыбнулась. Не думаю, что от нашей дружбы что-то осталось, но сейчас и ему не позавидуешь.

47. Дуэль

— Ты ненормальный? — Я нависала над Аланом, уперев руки в бока. — Мало того, что я стояла там как глупая овца, не смея бякнуть. Так еще и ты полез медведю в зубы. В прямом смысле! Как ты думаешь его победить? Слабо было дождаться своего совершеннолетия? Не так то просто у тебя будет официально отнять трон, если за тебя все советники будут. Ты мог бы по-тихому заручится их поддержкой! — Я нервно заламывая руки и бегала из угла в угол в огромной гостиной, куда мы пришли ждать завтрашнего дня.

— Ты за меня волнуешься? — Голос Алана был безответственно веселый.

— Нет, балбес! Я просто сама тебя сейчас прибью, чтобы Эгеру руки не пачкать!

— Не переживай, я не проиграю — Алан поднялся с кресла и сделал пару шагов в мою сторону. Точнее в ту сторону, где я стояла пару секунд назад. Я в этот момент уже переместилась в другой угол комнаты. — Зато посмотри, как внимание переключилось у всех с тебя на меня. Да и вдобавок, все равно бы пришлось, так что смысл оттягивать неизбежное? У нас есть реальный шанс предотвратить войну!

— Почему ты считаешь что все равно придется драться? — Я наконец-то остановилась.

— Я бы никогда не сделал ничего, не проверив все сначала. — Алан улыбнулся мне хитрым взглядом.

Я сощурилась:

— Ты имеешь ввиду нашу помолвку? Ты бы не спрашивал, если бы не знал, что я соглашусь? — Я аж задохнулась от возмущения.

— Ну конечно, все было спланировано, продумано и реализовано. — Этот гаденыш скалился во все свои 32 зуба. Я мысленно выбила один из них.

— Имей ввиду, я еще могу передумать, мне не особо труп вместо жениха нужен. Ты же сам говорил, что без полного контура дядю не победить. Да и весовая категория у вас немного разная! Как ты собираешься победить?

— Ты же уже наверно догадалась, что контур я замкнул, когда за тобой к оркам бегал? Так что шансы у нас равны. А что касается весовой категории, то его массивность уравнивается моей молодостью и скоростью. Львы сильные, не зря мы самые редкие звери в стране. Да и вдобавок, если я хочу быть королем, то думать о своей шкуре как минимум — эгоистично.

Я вздохнула. Наверно это правда. Я бы не хотела, например, короля труса. Так что он, в принципе, правильно думает. Но ведь на кону его жизнь! Он не только король, но еще и человек! Ну ладно, альдер! Но живая же душа!

Я уперла руки в бока:

— Обещай, что не умрешь! — Для верности топнула ногой и тряхнула волосами, благо, есть чем трясти.

— Обещаю! — Алан вытянулся по стойке смирно, я ждала что вот-вот честь отдаст, но нет, видимо у них так не делают. — Но… — и ты обещай, что чтобы не случилось, ты не полезешь вмешиваться. А потом выйдешь за меня!

— Так нечестно — ты просишь два обещания, дав всего одно. Я подумаю, что из этого выполнить! — И не дожидаясь, что он возразит, я ускользнула в выделенную мне спальню.

***

И вот я стою на крыше башни, под нами метров 50 до земли и огромная толпа народа, окружившая башню со всех сторон. Никогда больше не пойду в цирк, это отвратительно! Тысячи глаз устремлены на небольшую площадку, где мы стоим. Здесь кроме меня, Алана и Эгера — несколько стражей, судьи, Берк, Гарольд, мой новый знакомый Роберт и кое-кто из советников. Некоторых я узнала — они были в тронном зале, когда обсуждали меня.

Только теперь все взоры были устремлены в центр площадки — туда, где стояли действующий регент, по совместительству король страны и наследный принц страны солнца. Не к чести последнего, Алан был на голову ниже своего дяди и раза в два субтильней.

Несмотря на пронизывающий ветер, который на такой высоте был просто невыносимым, слезы на моих глазах появлялись сами собой не из-за этого, а ладони вспотели.

Судьи что-то объявляли, что-то о том, что это легендарный бой, в обход традициям, но от этого не менее правильный, что решается судьба страны, что оба кандидата на трон достойны и другую ерунду, во время произнесения которой я топталась на месте, не понимая, что мы вообще здесь забыли. Наконец, оба противника достают мечи, у принца он загорается золотым у регента темно-зеленым. Похоже, Эгер уже удивлен, он поднимает брови и обращается к племяннику:

— А ты полон сюрпризов, но все же, мой мальчик, еще не поздно сдаться.

— что ж, прошу — Алан поднимает оружие и первым взлетает в прыжке над противником, обрушивая свой меч.

Не зря Эгер является королем — этот выпад встретил не менее яростное сопротивление. Мечи в первый раз скрестились. Я думала, что это будет звон металла, но больше это было похоже на взрыв. Меня почти снесло ударной волной с постамента, хорошо, рядом стоящий Роберт, поймал меня, как пушинку, и вернул на место, не отрывая взгляда от противников. Казалось, он даже не моргает. То же самое происходило и с Гарольдом, только у того еще и вены на шее вздулись от напряжения. Его ученик, его принц сейчас там, и я видела боль в его глазах и жгучее желание защитить грудью своего подопечного.

Когда рассеялось зелено-золотое марево, которое разлилось при первом ударе, то тут же последовали другие. Эгер нападал яростно, давя и сминая противника, он много раз пытался теснить Алана к краю платформы, но принц каждый раз уворачивался, и вовремя огибал противника. Через пять минут, шлем Алана был безнадежно смят, та же участь постигла его щит, который пришлось отбросить. Зато у Эгера уже были несколько кровоточащих небольших ран на руках и ногах. Принц оказался пусть и так силен, но намного быстрее и ловок. Пока сражение походило на догонялки по кругу. Эгер гонялся за Аланом, пытаясь его смять, а тот убегал и уворачивался, не забывая наносить небольшие порезы.

Вообще, такая тактика — единственно-возможная, на мой взгляд, против такой громилы. Наконец, я начала понимать, что такой бой дает свои плоды, пусть Алан запыхался и выглядит очень помятым, но зато Эгер уже реально начал уставать и прихрамывать. Руки хуже его слушались, а глаза наливались кровью. Наконец, ему это надоело, а может он просто понял, что долго с таким количеством маленьких ран он не сможет теснить принца, но он что-то прошептал Алану и ход битвы изменился.

На миг принц застыл и побледнел, потом золотое марево вокруг него затряслось гневом, а лицо рассвирепело, приобретая животный оскал. Трансформировавшись и отбросив меч, он с яростью набросился на противника, пытаясь зубами прогрызть тому горло. Падая на спину, вместо правителя уже приземлился огромный свирепый белый медведь. Вся морда его была уже в крови, понятия не имею, чьей. Но его вид настолько меня шокировал, что я попятилась назад и если бы не Роберт, то точно свалилась бы с крыши.

Теперь бой не был похож на поединок. Теперь это было месиво из двух яростных тел хищников. Они рвали и кусали друг друга, давили и рвали когтями. Повсюду была кровь, но я не знала, чья она. Мои глаза наполнились слезами, и все происходящее я видела сквозь пелену, и уже ничего не различала. Ни звуков, ни яростных криков с визжанием и рычанием. Наконец, до меня дошло, что дальше так продолжаться не может, я должна что-то сделать. Я вырвалась из рук Роберта, который не ожидал сопротивления, и подбежала к Гарольду, который уже давно тоже трансформировался, даже не заметив этого:

— Гарольд! Гарольд! Что происходит! Что нам делать?! Скажи мне, вмешайся, он же так погибнет! Зачем он?!

Тигр, сначала не обращавший на меня внимание, оторвал свой взгляд от бело-рыже-кровавого комка тел, крутящихся по крыше и проговорил мне глухо:

— Эгер сказал хозяину, что это он убил короля Вильгарма. А так же жену и дочь предыдущего короля Оревилла.

Я с ужасом взглянула на дерущихся зверей. Принц в ярости. Его отец, их предыдущая правящая семья. Все погибли по вине одного человека.

Но он не может забыть все от ярости! Он проиграет так! Не в силах молчать, я закричала, стараясь перекрыть шум вокруг:

— Алан! Алан! Очнись! Не дай ему провоцировать тебя!

На миг схватка немного замедлилась, и на меня уставились оба противника, только глаза Алана начали понемногу фокусироваться и приобретать более осознанную человеческую форму, а вот глаза Эгера стали еще более хищными, если это вообще возможно.

Внезапно меня схватили сзади за горло и приставили острое холодное лезвие меча к нему, так быстро, что даже стоящий рядом Гарольд не успел среагировать.

На миг в зрачках принца мелькнул животный испуг за меня, и он метнулся в мою сторону и к стражнику, меня держащему. Этой секунды хватило, чтобы медведь с силой толкнул его и сбросил льва с крыши.

— Нет! — завизжала я, и, не понимая своих действий, со всей силы укусила за палец руку, держащую меч у моего горла, вырвалась и спрыгнула следом за принцем.

За долю секунды, еще в прыжке, в моей голове пронеслись сразу несколько мыслей.

Первая была, что я точно дура.

Вторая, что я обещала Алану не лезть. Но и он обещал не умирать!

И последняя, которая загорелась на краю сознания, что я должна его поймать.

Не знаю как, но я ухватилась за эту мысль, и тот момент, как мое тело должно было безвольно начать падать, я уже целенаправленно ринулась вниз и каким-то образом стала нагонять летящего камнем к земле принца. В последний момент, я поднырнула под него, и он мягко упал на мою спину, а немного замедлившись с грохотом, но при этом абсолютно уверенно, врезалась в камни внизу всеми четырьмя ногами.

Четырьмя? Мысль проскользнула и улетела, не успев материализоваться. Грохот от моего приземления был страшный. Но при этом я уверенно стояла на ногах, и во мне кипела ярость. Я сделала угрожающий взмах стоящей впереди страже и за моей спиной развернулись огромные сияющие крылья, от взмаха которых большинство впереди стоящих либо попадало, либо трансформировалось и припало к земле.

Когда пыль улеглась, наступило полное молчание. Я видела расширенные от испуга взгляды, уставившиеся на меня. Со времени падения Алана с крыши, прошло не более двух-трех секунд, но теперь на него никто не смотрел, все смотрели на меня.

Я обернулась назад и увидела глаза Алана который тоже смотрел на меня. Он смотрел испуганно, не верящее и… с восторгом. Живой! Я вздохнула и перевела взгляд на свои крылья. Огромные, по метров пять каждое, сияющего сиреневого цвета, как и мои волосы, а в данном случае — грива и… хвост?

— Пегас… — Прошептали в толпе.

— Убить ее! — Послышался визгливый крик Эгера сверху. — Задержать, она помешала дуэли!

Но никто не шелохнулся, а рядом со мной приземлился огромный грифон, в котором я узнала Роберта, с Гарольдом в лапах. Оба война встали передо мной и угрожающе подняли мечи на любого, кто посмел бы приблизится к нам с принцем.

— Любой, кто приблизится к принцессе и принцу будет немедленно казнен — Громко и торжественно заявил Роберт.

— Принцесса!

— Принцесса Элина!

— Она жива!

Казалось, толпу взорвали, я слышала эти голоса со всех сторон. И из ошеломленных, они постепенно становились торжествующими. Дошло до того, что выкрики превратились в один сплошной гул. Гул радостный, ликующий. Я растерянно вертела головой, ничего не понимая.

С моей спины, хромая аккуратно слез Алан и приняв человеческий и очень помятый облик. Он улыбнулся мне и подошел ближе.

— Похоже ты все же одна из нас — Он весь светился от счастья. — Добро пожаловать домой, принцесса.

— Принцесса? — Я моргнула. — Почему ты считаешь, что я принцесса?

— И правда, почему? — Сзади раздался насмешливый и грубый голос.

Принц резко обернулся, а толпа стихла. Эгер, успевший спуститься вниз, стоял рядом с большой свитой советников. Он уже принял человеческий облик, и только изуродованное лицо напоминало о недавней сватке. — Почему ты решил, мальчишка, что этот альдер — пропавшая принцесса Элина? Разве ты не знаешь, что мы похоронили дитя, а та, что стоит перед тобой, иномирянка?

Алан сделала шаг вперед, загораживая меня собой:

— Альдеры есть только в нашем мире, а семья альдеров-пегасов была только одна. И после смерти королевы Клавдии никто не мог посмотреть на сверток в ее руках, который все приняли за ребенка, потому что она очень крепко его держала не только руками, но и магией. Все решили, что это и есть принцесса Элина, но что если той удалось спастись и попасть в другой мир? Вы не можете отрицать что Карина — не иномирянка — она альдер. Одна из нас — мы все это чувствуем. И она не имела родной семьи в том мире. Я убежден, что именно она — пропавшая принцесса Элина.

— Я подтверждаю — Вперед выступил Роберт — Я присутствовал тогда, когда нашли покойную королеву и лично пытался достать сверток из рук ее величества, но ее магия и после смерти охраняла его и я не смог это сделать. Никто, — Возвысил он свой голос — Кроме правящей семьи пегасов не может принимать облик этого благородного, волшебного животного. И я вручаю свою жизнь в служение принцессе и буду ей верен до последнего вздоха. — Он встал на одно колено и склонил передо мной голову. А потом поднялся обратно на ноги и заслонил меня собой, всем своим видом подтверждая только что сказанные слова.

В народе опять поднялся гул, который снова прервал голос регента.

— Ни один из вас не может подтвердить что это дитя — на самом деле Элина. Вдобавок, правление этой семьи кончилось, официально уступив место королю Вильгарму. Или вы сомневаетесь в правах короля Вильгарма на трон? — Последние слова он выкрикнул яростно в толпу. И проследил, как она затихла — никто не хотел подвергать сомнению право отца Алана на престол — его любили и уважали.

— Нет? Не сомневаетесь? Тогда какая разница, Элина — эта девушка или нет? Она появилась слишком поздно, а мы не закончили наш бой, потому что нас прервали.

— Минуточку, регент Эгер — Выступил один из советников. Это был лорд Мардолок, который уже заступался за меня в тронном зале. — Во время схватки и мы все это слышали, он обвел рукой советников — Вы сказали принцу, что сами убили короля Вильгарма, а так же до этого королеву Клавдию и ее дочь, которая, я надеюсь, все же выжила — он сделал поклон в мою сторону. — Из-за этого умер и Король Оревилл. Вы публично признались в совершенных убийствах, и мы требуем вашего отречения от трона, и немедленной передачи власти принцу Алану и возможной принцессе Элине, которая является его невестой!

Это было смелое заявление, и я видела, как животный блеск снова наполняет глаза Эгера. Но советники встали стеной, а сказанное настолько поразило и разгневало стоящий рядом народ, что через пару секунд насколько хватало глаз, территория была усеяна разъяренными животными, готовыми порвать нынешнего правителя на куски. Королей ему не простят. Да и теперь, когда большинство были уверены, что я — это пропавшая принцесса, альдерам нужен был только командный повод, чтобы объединиться, и ополчится против Эгера.

Регент стоял практически один против всех, солдаты армии, не менее растерянные, чем все граждане теперь не знали, кого защищать и на кого нападать. А личных телохранителей и головорезов Эгера было совсем немного, чтобы справиться со всеми.

Осознав свое меньшинство, регент в ярости затрясся и прорычал:

— Никто не может утверждать из вас, жирные чиновники, что по законам нашей страны, вы не можете отменить дуэль, которая уже началась или изменить в ней правила. И если я не могу участвовать в ней, то пусть мой наследник — мой сын Берк Сайлос сразится с принцем и исполнит условия поединка. И результатом этого боя будет корона.

Советники нахмурились и повернулись друг другу, чтобы обсудить и попробовать найти выход из создавшейся ситуации, чтобы, не нарушив правила дуэли, остановить кровопролитие.

Я не знала, правда ли нужно так скрупулезно выполнять какие-то там правила, но судя по мрачным лицам — другого выхода не было.

Я взглянула на Берка. Он стоял весь белый, как изваяние и на его лице возник хищный оскал. Нет не радостный. Скорее закостенелый и жуткий.

Я с паникой посмотрела на еле стоящего рядом со мной принца. Который был весь в крови и ранах. Он молчал и внимательно наблюдал за происходящим. И кажется, обдумывал.

Наконец, он сделал шаг навстречу советникам и Эгеру и громко сказал:

— Хорошо, я согласен! Дорогие чиновники, не стоит трудиться придумать выход, законы дуэлей непреложны, вы сами знаете. Итак, клянешься ли ты Эгер, что отдаешь свой занимаемый статус, а так же право драться со мной своему сыну Берк? А так же примешь исход боя, каким бы он ни был?

Из его рук вылетела золотая стрела, которая рассыпалась перед Эгером на мелкие песчинки.

— Похоже выбора у меня нет — Эгер усмехнулся — Клянусь! — Громко провозгласил он, и в этот момент песчинки вспыхнули, подтверждая клятву.

Все внимание обратилось на Берка, который, отмерев, медленно стал приближаться к нам. Он подошел к отцу и посмотрев на его меч, и какое-то время раздумывая, наконец решился, и резко поднял оружие, которое загорелось коричневым пламенем. Потом повернулся и направился к принцу, тяжело переступая ногами.

— Но так нельзя, он же ранен, а Берк даже не дал ему отдохнуть, почему нельзя отложить? — Я метнулась к принцу, но меня удержал за плечо Роберт.

— Простите, принцесса, но вы не можете вмешиваться в этот бой. Если бы можно было его отменить, то мы бы сделали это, но принц сам пошел на это.

Я всхлипнула, наблюдая за тем, как мой жених тяжело поднимает свой меч, который ему кто-то поднес. Потом он посмотрел на меня и на секунду накрыл своей ладонью, которая, как я мельком заметила, был уже человеческой, мою руку. Потом глубоко вздохнул, и меч окутало снова золотое сияние.

За секунду вокруг Алана и Берка образовалась пустота, достаточная для проведения боя.

Все было как на тренировках, только по-настоящему. А я стояла и не понимала, как так могло произойти…

Противники подошли совсем близко и когда прозвучал сигнал, то Алан поднял меч, а Берк наоборот опустил его.

Прошла секунда, две, полного молчания. И в гнетущей тишине, Сайлос медленно опускается на колени перед принцем и протягивает ему свое оружие со словами:

— Я сдаюсь.

И склоняет голову.

Я стою и растерянно моргаю и не могу понять, в чем дело. Потом смотрю на рядом стоящих Роберта и Гарольда. А они улыбаются. За спиной толпа взрывается ликованием. Перевожу взгляд обратно на бывших противников, а принц тоже улыбается, берет свой меч и идет на ястреба.

— Что он делает? — спросила я Гарольда.

— Он принимает поражение противника. В его праве либо убить его, либо отрезать ему волосы.

— И что он сделает?

Но отвечать Гарольду не понадобилось, потому что в этот момент Алан взмахнул клинком, и на камни упала пара коричневых волосинок. Ювелирная работа — отрезать аккуратно волосы с такого ежика, как Берк.

Потом принц протянул ястребу руки и когда тот встал, то крепко пожал ее.

Потом повернулся ко мне и с улыбкой расставил руки, в которые я без колебания влетела.

— Да здравствует король! — Закричал Берк.

— Да здравствует король — Подхватил все вокруг, воздух наполнился рукоплесканиями и ликующими криками, а я, размазывая сопли и слезы по лицу, обернулась к выжившему жениху и уже королю страны Солнца.

— Ну и порядки у вас здесь — И хлюпнула носом, который тотчас поцеловали.

— Привыкнешь — Довольно возразил король.

Эпилог

— Карина, королева страны солнца! — громко прокричал Дардор.

Я поднимаюсь со своего места и иду получать свой аттестат. Да, наконец-то я отучилась. Это было не просто, и Карес, кажется, с радостью избавляется от меня. Но все же теперь я дипломированный альдер с боевой магией земли.

За мной по пятам идет мой верный телохранитель — Роберт. После его клятвы в верности, его действительно было совершенно нереально от меня отклеить. Он так обрадовался, обретя в моем лице свою погибшую госпожу, что наотрез отказался меня покидать. Ну и хорошо, мы с ним стали верными друзьями, и теперь, на совместных фотографиях с мужем, мы выглядим вполне забавно, сопровождаемые каждый своим шкафом. Да, Гарольд остался личным телохранителем принца, а по совместительству, начальником королевской стражи.

Ах да, а я же еще королева страны Солнца. Жена Алана, и короля, соответственно. Все в королевстве абсолютно убеждены, что именно я — пропавшая принцесса Элина. И, несмотря на это, я решила оставить себе свое имя, в память о земном приемном отце и своей жизни там, а так же отказалась проводить какие-либо над собой ритуалы, которые могли подтвердить мое происхождение.

В конце концов, это неважно — королем Алан стал бы и без меня. Так что мое присутствие просто укрепило уверенность народа в его праве занимать трон. Но и без меня, уже четыре года вся страна радуется новому правителю.

Эгера сразу после дуэли поместили под стражу, а потом лишили магии и выслали из страны. Думаю, он еще и легко отделался, ведь убийство сразу двух правящих особ мало вероятно, что карается обычно меньшим, чем смертью.

А вот его сын — Берк, пусть и засранец, но стал лучшим другом моего мужа. А по совместительству — премьер-министром страны. Не знаю, о чем они разговаривали накануне памятной дуэли, но после этого разговора, Сайлос признал Алана как своего короля, что и доказал на дуэли. И, кажется, Айрана, его жена-дриада неплохо отучивает его от хулиганских замашек. А еще скоро у них родится второй сын, который станет ровесником нашему Кристору, появившемуся на свет месяц назад.

Удивительное дело, когда у нас родилась Аделаида — наш первенец, у них как раз родился первый сын. Поэтому, когда мы практически одновременно узнали, что беременны второй раз, то у нас обеих возник закономерный вопрос, а не договариваются ли наши мужья за нашими спинами, но те только невинно хлопали глазами и клялись, что все это — чистая случайность и беременные флюиды.

Когда рождаются дети у альдеров, то нельзя сказать наверняка, кем они будут. Тем более и пегасы и львы, по-идее, должны плодить только себе подобных. А у нас ситуация вышла нестандартная и гены с обеих сторон оказались весьма сильными. Но смотря на кудрявые огненно-рыжие волосы Аделаиды, я как-то сомневаюсь, что в будущем у нее за спиной вырастут крылья. А недавно она подожгла матрас на нашей кровати, тем самым определив сущность огненного мага, а так же мой характер. Мы были счастливы, хотя, готова поклясться, что у Алана в этот момент дернулся глаз. Наверно от счастья!

А вот Кристор родился полностью моей копией. И хотя волосы у него просто светлые, я почти уверена, что они приобретут сиреневый оттенок, как только он станет постарше. Уж очень надеюсь. Продолжить линию пегасов я очень хочу. А вот рожать еще раз уже не особо.

Я подошла к кафедре Дардора и взяла из рук ректора свиток. Наконец-то из девчонки с земли вылупилась настоящая леди и по совместительству — альдер-пегас.

— Ты — умница!

Отчетливо прозвучал голос мужа в моей голове. Теперь мы легко общаемся с ним мыслями, и я никогда не путаюсь. Я улыбнулась ему, сидящему на скамейке и держащему на ручках Аделаиду, которая в свою очередь держала на руках мою верную Пандору. Что четыре года назад, что сейчас, этот человек-альдер не просто моя любовь, и уж точно не просто мой король. Он — мой лучший друг, за которым я и в огонь и в воду. И который вытаскивает мою пятую точку из любых передряг, успокаивает разъяренных преподавателей, если случайно что-то взорвалось или взлетело на воздух. И нам хорошо вместе. А будет еще лучше.

Теперь я знаю, что, когда я упала с другого мира, я просто вернулась домой.

Конец


Оглавление

  • 1. Неожиданное приключение
  • 2. Безумная встреча
  • 3. Объяснение, после которого появились вопросы
  • 4. принц без права на ошибку
  • 5. Новые способности
  • 6. Эльфийка
  • 7. Сын регента
  • 8. Обед
  • 9. Ночная прогулка
  • 10. Рассказ Гарольда
  • 11. День перед учебой
  • 12 Подстава
  • 13 Игра
  • 14. предложение
  • 15. Ивронга
  • 16. Зачем нужны силы
  • 17 И силы пригодились
  • 18 Первое занятие по боевой магии
  • 19. Прогулка в город
  • 20. Объяснение. Элина
  • 21 Декан Мариль
  • 22. Матильда
  • 23. Тренировка
  • 24. И снова идея
  • 25. Распределение
  • 26 Выдвинулись
  • 27. Граница
  • 28. Орки
  • 29. Начало практики
  • 30 Меня раскрыли
  • 31. Расплата за легкомысленность
  • 32. В плену
  • 33. Король орков
  • 34. Спасение
  • 35. План побега
  • 36. В камыши
  • 37. Все же выжили
  • 38. Эльфы
  • 39. В путь
  • 40. Друзья
  • 41. Опять Сухайз
  • 42. Знакомство с королем
  • 43. Неудачная попытка
  • 44. В ожидании приговора
  • 45. В тронном зале
  • 46. Вызов
  • 47. Дуэль
  • Эпилог
  • Teleserial Book