Читать онлайн Попаданка и потерянный дракон бесплатно

Пролог

– Я так и знала! Это мой кактус! То есть, из моего кабинета! – радостно заявила учительница музыки, показав мне дно горшка, на котором красовалась надпись: «тридцать два».

Я тяжело вздохнула. Сегодняшний день с самого начала выдался безумным. День Валентина в школе порождал бедствие среди учеников и тонны мусора в коридорах. Я его не любила с тех пор, как сама была школьницей и тайно мучилась невозможностью признаться в симпатиях мальчику из класса, которому уже нравилась другая девочка. И вот я выросла, стала учителем-практикантом русского и литературы, а этот день по – прежнему меня раздражает.

И это, несмотря на шесть шоколадок, лежащих в углу учительского стола которые заботливые ученики мне подарили. Старшеклассники организовали любовную почту, письма разносила с самого утра на переменах и даже во время уроков, так что на занятиях было трудно сосредоточиться.

Паша Виноградов – мальчик из доверенного мне восьмого «Б» класса, в котором я временно заменяла классного руководителя, сегодня особенно удивил. Он притащил в класс цветущий кактус и поставил его на третью парту, за которой сидела Света Глухарь.

– Это цветок от меня на день Валентина. Давай встречаться! – осчастливил девочку окрыленный праздником ученик и подмигнул мне. Потом весь класс отправился на физкультуру, у меня же было «окно», и Света попросила присмотреть за кактусом.

Никто не думал, что в гости ко мне забежит учительница музыки и узнает растение из своего кабинета.

– Так откуда здесь мой кактус? Он пропал из моего класса два дня назад, – возмущалась Нина Сергеевна, с подозрением глядя на меня.

– Паша Виноградов подарил его однокласснице, – пожала плечами я, всеми фибрами души желая снова окунуться в сетевой роман, от чтения которого меня оторвала коллега.

– Это же воровство! Я прямо сейчас забираю его обратно! А с Пашей вам нужно серьёзно побеседовать!

– Конечно-конечно, я обязательно позвоню его родителям, – попыталась я сгладить обстановку.

Нина Сергеевна уже собралась утащить горшок с кактусом, когда в класс на полной скорости влетела Катя Синицина:

– Елена Фёдоровна, там Кошкина с Овечкиной сцепились в туалете! Пытаются отнять чужие сердечки, никак не могут решить, кто пользуется в школе большей популярностью!

Я, в буквальном смысле, схватилась за голову. Так и знала, что идея школьного комитета провести конкурс симпатий «Мистер и мисс Валентин» не закончится ничем хорошим. Самоклеящиеся сердечки из бумаги раздавались по классам, из числа одна штука на человека. Тот, на чьей одежде окажется больше всего приклеенных сердечек, победит в конкурсе симпатий. И вот девчонки додумались сдирать чужие сердечки всего лишь ради условной популярности.

Услышав из коридора крики, я выбежала из класса и поспешила к туалету. Там, задиристо глядя друг на друга, словно две нахохлившиеся курицы, не поделившие петуха, стояли девчонки из моего восьмого «Б». Овечкина выглядела хуже, чем соперница, у неё был оторван рукав рубашки.

– Быстро отдала мне сердечки, если не хочешь остаться без рубашки, – громко и манерно растягивая слова, высказалась Кошкина. Её белокурые волосы до плеч ничуть не растрепались, словно минуту назад она не участвовала в драке.

– Да я тебя в два счёта уделаю, – огрызнулась расстроенная Овечкина и вытянула руку, собиралась выцарапать сопернице глаза.

Этот неудачный момент я и выбрала, чтобы вмешаться. Внезапно бросившись между девчонками, я, разумеется, подставилась, и длинные ногти Овечкиной оставили глубокие отметины на моём лице.

– Елена Фёдоровна! – одновременно заметили меня драчуньи и испуганно сжались, – а мы тут…

– Дерётесь? Обоим выговор в дневник, оценка «два» за школьное поведение и никакой победы в конкурсе симпатий. Я лично удостоверюсь, чтобы вы не попали в финал.

– Ну, Елена Фёдоровна!!

– Быстро на физкультуру! Если мой класс станет первым по числу опозданий, то я привлеку к вас к уборке школьных территорий, причем вне очереди.

Девчонки убежали на урок, а я направилась сначала в медкабинет, чтобы убрать следы царапин с лица (хотя, сколько бы медсестра не обрабатывала ранки спиртом, те всё равно не исчезали), а затем в пустой класс, надеясь, что сюрпризы на сегодня закончились.

Включив мобильный, я погрузилась в чтение новой книги про драконов, которая называлась: «Горечь его победы». Это то, что могло поднять настроение в любой ситуации. Роман про драконов, точнее людей-оборотней, способных обращаться в драконов.

Не знаю, почему, но книги про драконов я читаю в любом месте и в любой ситуации. Самые известные из них давно прочитаны, зато новые сетевые романы, которые публикуют авторы самиздата, растут, как грибы после дождя.

Например, последняя книга с довольно простым сюжетом. Читаем аннотацию: «Я беременна от своего парня, но, в один не прекрасный день, узнаю от появившегося передо мной мужчины, что он – дракон, а я его – единственная пара. Теперь он хочет забрать меня в свой мир, но я не люблю его. Что делать, когда моего парня убивают прямо на моих глазах и моим случайным спасителем становится тот самый дракон? Как выжить в другом мире и защитить своего будущего ребенка?»

Я перевернула страницу, собираясь погрузиться в чтение. Но тут заметила на своём столе что-то необычное. Коробка пирожных «макарун», моих любимых, между прочим, лежала поверх шоколадок.

Меня растрогало то, что кто-то из учеников всё же соизволил узнать, что я люблю больше всего. А, может, подарили случайно? В любом случае, чтобы поднять себе настроение, надо съесть хотя бы одно пирожное. Потянувшись к коробке, я достала розовый макарун и начала его есть, не сразу заметив бумажку, выпавшую из коробки.

Подняв записку, я с удивлением прочитала послание, написанное золотыми буквами:

«Дорогая Елена! Вы приняты в Академию Грозового Облака. Пожалуйста, аккуратно съешьте эти пирожные и вы попадёте…»

Дочитать я не смогла. Мир пошатнулся, горло обожгло, словно я выпила одним махом стакан водки, и меня окружила кромешная тьма.

Глава 1

Я очнулась в странном месте. Им оказался длинный коридор с сотнями дверей. Пол в коридоре был стеклянный. Сквозь него просвечивало голубое небо, полное светлых барашков-облаков.

«Где я? В небесной канцелярии? Отравилась пирожными и умерла?!»

Подойдя к одной из дверей, я толкнула её, но та не поддалась. Растерянно я продолжала брести вперёд, рассматривая высокий потолок коридора, выложенный белыми плитами с искусным орнаментом.

Двери в коридоре всё так же были заперты, пока я не увидела, что впереди что-то ярко сияет. Я увидела сразу две двери. Одна была широко раскрыта, из неё выглядывала тьма, а вторая была с яркой табличкой «Академия Грозового Облака».

Я вспомнила, что зачислена в какую-то Академию, судя по странной бумажке в коробке с пирожными. Подойдя к этой двери, я изо всех сил дёрнула ручку, но та не поддалась. Зато рядом дверь была приглашающе открыта. Заходить туда было страшно, но и выбор у меня оставался небольшой. Не бродить же по этому коридору ближайший год.

Так я и зашла в открытую дверь. Причем, стоило оказаться внутри, как дверь за спиной тут же захлопнулась, оставляя меня в ловушке. Я покрутила головой по сторонам, чтобы понять, куда попала, но вокруг была кромешная тьма. Пахнуло холодом и сыростью, и я, ощутив некстати подкативший приступ паники, сунула руку в карман за мобильным телефоном. Включила экран. Связи, разумеется, не было.

Помещение, в которое я попала, оказалось просторной пещерой. С потолка свисали сталактиты и сталагмиты, красиво переливаясь в свете мобильного. Справа от меня находилась настоящая ледяная гора, у основания которой сияли какие-то красные камни. Не слишком разбирающаяся в камнях, я всё равно поняла, что они ценные. Они были похожи на рубины, и мне пришло в голову, что, забери я один себе на память, никто об этом никогда не узнает, а я, возможно, разбогатею.

Я подошла к камням и принялась вытаскивать ближний ко мне «рубин». Неожиданно земля подо мной содрогнулась. Глядя на сломавшийся надвое камень, я шагнула назад, пытаясь удержаться на ногах. И тут меня ослепила алая вспышка. Раздался хруст, подобный тому, который можно услышать, когда разбивается хрусталь, и меня осыпало стеклянной крошкой.

В пещере неожиданно стало светло. Источником света стало то самое место, что прежде я приняла за гору. Только сейчас часть ледовой горы исчезла, являя миру человека в светящейся одежде.

Неизвестный оказался юношей, стоящим в коленопреклонённой позе. Его руки были подняты высоко, запястья укутывали мощные браслеты, увешенные тяжёлыми цепями. Юноша был темноволосым, стройным, с приятным умным лицом и на удивление нежной, как лепесток зимней розы, кожей. Густые длинные ресницы, виду которых позавидовал бы даже опытный лэшмейкер, скрывали глаза. Смело выгнутые, тонкие смоляные брови выдавали неукротимую натуру. Незнакомец был по пояс обнажён, и одет в брюки, заправленные в высокие сапоги.

Это был живой человек, и, когда он потянулся и зевнул, я в ужасе вскрикнула:

– Вы кто?

Юноша моргнул, затем уставился на меня пристальным взглядом ярко-синих глаз, после чего резко тряхнул запястьями, и цепи отвалились сами собой. Всё ещё стоя на коленях, незнакомец взлохматил угольно-черную шевелюру.

– Вот и появилась та, что способна излечить мою болезнь. Иначе бы заклятие Белунга не исчезло.

– Вы это вообще о чём? – осторожно поинтересовалась я.

– Сколько времени прошло? Век, тысячелетие? Который сейчас год?

– Две тысячи двадцать второй от Рождества Христова, – на всякий случай ответила я, стараясь оставаться вежливой.

– Неважно, который век сейчас у тебя. Я спрашивал про собственный мир. Мне интересно знать, сколько времени я пробыл в состоянии заморозки.

– Вас заморозили? Но зачем? Вы какой-то преступник? – сделав ещё два шага назад, спросила я. Мой голос звучал испуганно.

– Ты не спрашиваешь про мою магическую силу, вижу, тебе это не интересно. Ты и сама обладаешь какой-то магией, судя по всему, – он указал пальцем на мой смартфон, который я тут же спрятала обратно в карман брюк. Почему-то, остаться без смартфона, пугало меня сильнее, чем странный парень и непонятное место, куда я попала.

– Это не магия, а просто вещь из моего мира. А теперь не скажите, куда я попала, и как вернуться домой?

– Ну, могу сказать, что ты попала в Лафландрию, раз уж я здесь был заточён. Как вернуться домой, может знать только тот, кто тебя сюда призвал. Ты получала приглашение из этого мира?

– Мне приходило сообщение, что я зачислена в Академию Грозового Облака…

– Вот, значит, как. Здесь она всё ещё существует. И мне следует туда наведаться, – сказал юноша, поднимаясь с колен. На его ногах тоже оказались браслеты с цепями, рассыпавшиеся по щелчку его пальцев.

– Но…почему же вы до этого были заперты?!

– Для начала попрошу называть меня на «ты». Меня зовут Марс Су, я – последний дракон-оборотень в землях Лафландрии. Много лет назад маг по имени Белунг заточил меня здесь, чтобы спасти от болезни, обрушившийся на королевский драконий род. Тогда всех членов моей семьи одолела неизлечимая хворь: мы все чувствовали боль, просто вдыхая воздух. Мои родители погибли на моих глазах, также, как мои старшие брат и сестра.

Я готовился умереть в одиночестве, но маг по имени Белунг, считавший жизненно-важным сохранить род драконов, заточил меня в этой пещере и погрузил в «холодный сон». Перед этим он сделал для меня предсказание, что однажды человеческая девушка, моя истинная пара, придёт и спасёт меня, избавив от болезни. И, после долгих дней забытья, ты действительно появилась, а я смог рассеять чары Белунга… – не договорив, Марс вдруг начал падать на спину. Я подбежала к нему, успев подхватить у самой земли, так, что он не ушибся.

– Боль… Я чувствую жуткую боль по всему телу, – простонал юноша, – проклятая болезнь никуда не делась. Я умру спустя столь долгое время после смерти моих родных. Как глупо!

Я присела на колени, удерживая его в своих руках. Мне хотелось помочь, но я не знала, чем. Неужели предсказание некоего Белунга не сбылось, потому что спасать юношу-дракона пришла не какая-то девушка из легенд, а я – самая обыкновенная преподавательница русского и литературы?

Вспомнив слова из «утешалок—неболеек» для первоклашек, я запричитала, положив ладонь на лоб незнакомца:

– Уйдите, боли, на чистое поле, на синее море, на тёмный лес, на калину, на малину, на горькую мать-осину! – завершив фразу, я почувствовала, что держать Марса в своих руках также неприятно, как сжимать голыми руками колючую проволоку. Откуда такая реакция?

– Что это? – удивился Марс, болезненно сжимая зубы.

– Детская неболейка, – пожала плечами я, – просто не знаю, чем ещё помочь.

– Я не об этом глупом стишке, а о твоих руках. Одно твоё прикосновение вытягивает из меня боль. Твои руки волшебные! Ты, вероятно, искусный лекарь в своём мире?

– Нет. И никто раньше не говорил, что моё прикосновение способно исцелять.

Марс замолчал. Какое-то время он просто рассматривал меня. Я представила, что он видит. Русоволосая девушка с самым обычным лицом. Никакой исключительной красоты.

Когда молчание затянулось, я начала беспокоиться, как бы этот странный дракон, о встрече с которым я мечтала каждый раз, когда листала очередной сетевой роман, не умер прямо на моих руках. Быть замурованной вместе с трупом в этом странном подземелье – ещё то удовольствие.

Вдруг я почувствовала, что боль в руках начала ослабевать.

– Мне лучше, – вдруг прошептал Марс, – не знаю, как ты это сделала, но у тебя определенно есть дар целительства. Очевидно, поэтому тебя вызвали из другого мира в Академию, ведь это дар крайне редок. Найдётся немало тяжелобольных людей в Лафландии, желающих тебя использовать. Но ты не можешь растрачивать этот дар на всех, иначе твоя собственная жизнь оборвётся раньше предначертанного срока. Хотя… ты можешь стать моей единственной и продлить свою жизнь.

– Как это? – удивилась я.

– Драконы почитались людьми по многим причинам. Одна из них – долголетие для избранников дракона и их потомков. Юноши и девушки с радостью становились единственной парой дракона, чтобы продлить свою молодость.

– Эм….А юноши становились единственными у дракониц или… – я закашлялась.

– Вопрос пола нас мало волнует. Мы бисексуальны по своей природе, – усмехнулся Марс, замечая моё вытянувшееся лицо, – главное, чтобы единственный партнер нашёл дорогу к сердцу дракона. Поздравляю, ты его нашла. Кстати, назови своё имя.

Повисла пауза, в процессе которой я вспоминала, что по всем правилам сетевых романов представляться своим именем будет плохо. В голову пришли книжные сюжеты, в которых, узнав имя, дракон навсегда подчинял себе магически предмет своих желаний.

«Нет, я не буду говорить настоящее имя», – решила я и назвалась на английский манер:

– Элен. Меня зовут Элен.

Глава 2

– Значит, Элен и Марс. Неплохо звучит, – улыбнулся чему-то парень, а я лишь пожала плечами.

Мне пришло в голову, что я общаюсь с настоящим принцем-драконом. Сколько раз я представляла себе встречу с персонажем книги, и даже разучивала церемониальный поклон, который могла бы представить его королевскому высочеству. Но тут не обычный принц, а дракон! Причем, судя по всему, последний в этом мире. Но, сложно соблюдать требования этикета, когда принц «тыкает» мне и требует в ответ того же.

Я вспомнила, что знала о драконах. Почему-то книги про драконов я всегда любила больше, чем про вампиров. Казалось бы, понятно: в холодной России вампирам просто не выжить, зато драконы могут обогреть в зимнюю стужу. Юноша—дракон представлялся мне горячим своенравным парнем, который будет любить горячо и страстно. Но, столкнувшись с реальным принцем-драконом, мне захотелось забыть эти романтические истории и сформировать собственное мнение о новом знакомом.

Тем временем, Марс поднялся на ноги и принялся осматривать пещеру, в которой мы находились.

– Здесь точно есть выход. Дверь, которую оставил для нас с тобой Белунг. Он верил, что ты придёшь спасти меня, значит, должен был оставить ключ к выходу отсюда.

– Что-то похожее на это? – неожиданно для себя спросила я, показав ему алый камень.

– Возможно… – не очень уверенно отозвался Марс, – дай мне камень.

Я передала находку парню, заинтригованно наблюдая за ним.

Марс вытянул руку с камнем вперёд и прошёл по периметру пещеры. Неожиданно раздался скрип, и стена разъехалась в разные стороны, открывая путь в соседнюю пещеру.

– Так и есть, это – магический ключ. С его помощью мы легко выберемся отсюда, – заявил Марс и поманил за собой на выход.

Следующая пещера оказалась длиннее и шире предыдущей. Огромные сосульки свисали с её сводов и грозили рухнуть на незадачливых путников. Я сразу вспомнила легенды о том, что глыба льда в пещере может действительно упасть, но выберет своей жертвой голову самого отъявленного грешника.

Стоило нам покинуть вторую пещеру, Марс вдруг с силой ударил по стене, вызывая мощную волну дрожи. Заметив падающие с потолка ледяные глыбы, я припустила бегом по скользкой земле, закричав на принца:

– Совсем сошёл с ума? Что, если нас засыплет в этой пещере? Об этом ты подумал?

– Никто не должен знать, о том, что дракон пробудился. Это место следовало скрыть. Никто не пройдёт сквозь эти тысячелетние глыбы, упавшие с верха пещеры. И никому не придёт в голову искать место моего захоронения.

– Если ты сам себя не выдашь. Твоя силища – это нечто. А если покажешь крылья… Ты же умеешь летать?

– Да, умею. Но, за много лет, я ослабел, тело требует восстановления, и я пока буду скрывать свои способности. Тебе нужно добраться до Академии Грозового Облака? Когда-то её создал мой отец. Там мы узнаем, насколько изменился этот мир, и как он отнесется к возрождению драконьего рода. И, можно ли вернуть тебя, обратно домой.

Пока я с Марсом выбирались из пещер, то успела замерзнуть до нитки. Брючный костюм-тройка не грел, я мечтала о пуховике или шубке, но понимала, что взяться им неоткуда. Кто бы не вызвал меня в этот мир, не смог обеспечить мне прямой портал в Академию, и теперь я вынуждена была признать, что до сих пор жива и здорова, только благодаря своему спутнику. Перед Марсом открылись все «двери» многочисленных пещер.

Наконец, мы вышли на горный склон, по колено заросший высокой травой.

– Я не знаю, где мы находимся, – честно признался Марс, осмотревшись вокруг, – но точно далеко от Академии. Та расположена на острове Клаус, и там нет никаких гор. Кажется, мы находимся где-то в районе Северных гор. Придется побродить вокруг, чтобы найти ближайшее поселение.

– Ты не можешь подняться в воздух и осмотреться? – спросила я, сгорая от желания увидеть настоящего обращённого дракона.

– Как я уже говорил, я слишком слаб. Пока придётся ходить по земле.

– Отсюда видна река. Пойдём по её течению и точно выйдем куда-то, – предложила я, указав на тёмно—синюю ленту вдалеке.

– У подножия склона – лес, придётся пройти сквозь него. Но, может быть, нам встретится какой – нибудь зверь, и мы сможем поесть, – отозвался Марс.

Я тут же услышала громкий стон в собственном желудке. Казалось, прошло много дней, с тех пор, как я съела те злополучные пирожные в школьном классе.

На воздухе я согрелась и теперь поглядывала в сторону Марса с некоторым сочувствием. У него, конечно, была красивая спортивная фигура, но бродить по лесу полуголым, как Тарзан, – приятного мало.

Немного подумав, я сняла с себя пиджак и передала его Марсу:

– Держи!

–Зачем? Мне и так неплохо.

– В лесу есть комары, хочешь стать их жертвой?

– Ну, если ты настаиваешь, хотя комары никогда не кусают драконов, – с трудом натянув на свои плечи пиджак цвета хаки, Марс стал выглядеть, как «новый русский» из анекдотов. Болтающаяся на шее цепь с медальоном добавляла сходства. В руке принц нёс железное копьё (очевидно, стащил из первой пещеры), это несколько разбивало образ.

Узнав про новое свойство драконов, которых не кусают насекомые, я подумала, что рассталась со своей вещью напрасно. И чего я переживаю из-за этого аборигена? Он-то на своем месте, это у меня проблемы с осознанием реальности.

Внезапно я подумала, что в этом мире времена года по-видимому отличаются от наших. Сейчас лето, когда в моей стране – зима. Что ж, могу насладиться теплом. Хоть в чём-то повезло.

Интересно, в школе меня ищут? Решили, что Швецова Елена Фёдоровна сбежала с уроков домой? Похоже, моя практика завершится суровым выговором или, того хуже, отрицательной оценкой моих способностей.

– Грустишь? – вдруг спросил Марс.

Я, как раз старательно обходившая поваленную сосну, покачала головой. Разве в той скучной реальности, где я читала сетевые романы, могла ли я подумать, что однажды встречу настоящего дракона? Могла ли поверить, что меня ожидает путешествие в волшебную Академию вместе с ним? Не о чем жалеть.

Если смогу вернуться, всё успею наверстать, пройду практику заново, в другой школе. А сейчас… В душе нарастало радостное возбуждение. Подобное ликование я помнила в пору своей первой влюблённости. Очень необычное чувство.

Лес радостно приветствовал нас шумом листвы и пением птиц. Мы остановились на привал возле ручья, и, к моему удивлению, Марс сумел поймать дичь – небольшого кролика. В руках принца копьё из пещеры оказалось смертоносным оружием.

– Но, как мы разведем костёр? – с жалостью глядя на погибшего зверька, спросила я.

– Рядом с тобой дракон, а ты ещё       спрашиваешь? – Марс щелкнул пальцами, и с его ладони слетел маленький огонёк, опустившийся на сухую корягу перед нами. Коряга загорелась, и дракон с гордостью взглянул на меня:

– Ну как, я хорош?

Я всё еще испуганно взирала на мёртвого кролика, когда он понял, что меня беспокоит, и лишь тяжело вздохнул:

– С вами, иномирянками, так тяжело. Даже пищу освежевать не можете.

Не найдя, что ответить на это замечание, я молча отвернулась.

– А драконы могут есть сырую пищу. Так что костёр я развёл только для тебя. И где твоя благодарность?

– Спасибо, – хмуро заметила я, и какое-то время кидала камешки в воду.

Тем временем от костра разнесся приятный запах мяса.

***

Мы уже два часа продвигались вперёд, обходя камни и бурелом. Я была готова, просить Марса нести меня дальше к цели на своей драконьей спине – так сильно устала перепрыгивать через сучья, пни, отодвигая ветви кустарников. Кроме того, выяснилось, что по лесу пронеслась настоящая буря: многие зелёные деревья были повалены с корнем, трава примята так, словно на ней резвился с десяток зверей, и после грозы каждый куст «стремился поделиться накопившейся влагой».

Очевидно, что Марс использовал на себе огненную магию – одежда высыхала на нём мгновенно. Я же мучилась от сырости и мечтала поскорее выбраться из леса. На моё счастье, оводов оказалось немного, возможно из-за того, что недавно прошёл дождь.

Хотелось встретить людей. И везение всё-таки мне улыбнулось. Мы вышли на поляну, покрытую ковром из низкой травы, на которой росла одинокая мощная красавица-рябина.

И прямо под рябиной лежал человек. На вид – пожилой, старше шестидесяти. Его правую ногу прижал к земле один из стволов рябины, поломанный бурей. Он был без сознания.

Мы подбежали к старику. Марс осторожно приподнял деревянный ствол и одним движением отбросил его в сторону. Я присела перед стариком на колени и тихо нагнувшись к нему, спросила:

– Вы слышите нас? Можете кивнуть? Что произошло? Как вам помочь?

Старик неожиданно вздрогнул и затрясся мелкой дрожью, потом широко распахнул глаза и уставился на меня:

– Кто вы? Как меня нашли?

– Мы не искали вас специально. Просто проходили мимо, – поспешила ответить я, – меня зовут Элен, а этого парня – Марс. Как ваша нога?

Старик пошевелил ступней и не смог сдержать стон:

– Я даже встать не могу, очень болит.

Я переглянулась с Марсом, тот хмуро покачал головой, что мол, нет, не стоит светить своей необычной магией, только я не собиралась бросать человека в беде.

– Дедушка, я сделаю так, что болеть у вас не будет, а мы проводим вас до дома.

Старик не поверил, только покачал головой. А я закатала штанину на его брюках и приложила к его окровавленной ноге обе ладони, тут же окрасившиеся в алый цвет. Я почувствовала, как энергия покидает меня по капле, уходя в чужое тело.

Спустя несколько минут рана на ноге старика затянулась, и я смогла вытереть руки о сырую траву, а затем убрать с лица выступивший пот.

– Ну как? Уже не болит? – спросила я. Целительские силы, которые внезапно проснулись во мне, оказались крайне полезной штукой, но отнимали много энергии. Мне тут же захотелось поспать. Прямо здесь, на поляне.

– Это чудо, но мне и правда стало лучше. Ты – целитель.

– Вроде того. Я – странствующий целитель и направляюсь в Академию Грозового Облака, – сочиняла я на ходу.

– Мы вместе направляемся туда и были бы благодарны, если бы вы подсказали дорогу, – голос Марса прозвучал холодно, словно он не одобрил мою помощь старику.

– Меня зовут Иргал. Мой дом неподалёку. Можете остановиться у меня на ночлег. Только помогите мне добраться до дома, – попросил старик, сделав новую попытку подняться с земли. В этот раз Марс поддержал его, закинув его правую руку себе на плечо.

– Некогда отдыхать, скоро будет смеркаться, – произнёс Марс, обращаясь ко мне, заметив, как я развалилась на земле. Пришлось тут же подняться на ноги.

– Дедушка, а как вас угораздило оказаться в грозу в лесу? – спросила я.

– Здесь неподалёку располагается холм, где я с внуком пасу овец. Когда началась гроза, одна из овец бросилась в лес. Я отправил внука со стадом домой, а сам отправился на её поиски. Сильная гроза застала меня в лесу, и в итоге на меня свалилось дерево. Я так и не нашёл беглянку, да ещё сам сильно поранился. Если бы не вы…

– Значит, мы успели вовремя. Но мы не видели в лесу никаких овец, – поспешила доложить я.

– Должно быть, она далеко убежала, и её уже не догнать, – отмахнулся старик, – ну что, пойдём домой?

Глава 3

Мы миновали ещё один небольшой лесок, и вышли к большому полю, засеянному пшеницей. Шли молча: и я, и Марс слишком устали, чтобы обсуждать что-либо по дороге, да и не знали, стоит ли доверять первому встречному. Старик прихрамывал на одну ногу, и ему тоже было не до разговоров. Моя сила не смогла исцелить его полностью, лишь срастить кость и унять боль.

Я шла, вяло рассматривая красоты природы – раскинувшееся над головой лазурное небо, линию горизонта, которая ограничивалась полоской леса, землю, укрытую колосьями пшеницы и редкими, сапфирно-синими васильками.

Деревня, состоящая из семи домов, показалась быстро. Нам навстречу выбежал мальчишка лет девяти, бросившийся на шею дедушке:

– Дед Иргал, ты вернулся! Я не спал всю ночь, всё ждал, что ты придёшь!

– Гаврилка, накрывай-ка на стол, сегодня у нас гости, – закряхтел дед, и мальчишка тут же унёсся выполнять поручение.

Мы вошли во двор, умылись водой из деревянных бочек, и зашли в дом, оставив обувь на пороге.

–Ваша одежда слишком приметна для наших мест. Как насчёт того, чтобы я дал вам другую? – спросил старик, едва мы расположились за столом в узкой комнатушке.

Марс ответил не сразу, лишь задумчиво оглядел меня, затем кивнул:

– Будем благодарны за помощь. Денег у нас нет…

– Но, может быть, это сойдёт? – спросила я, доставая тот самый алый камень, который освободил Марса от заключения.

Увесистый драгоценный камень походил на рубин, и глаза старика загорелись:

– Этого будет более, чем достаточно. Я дам вам также повозку и лошадь в дорогу, – пообещал Иргал, – вы следуете в Академию Грозового Облака и появились здесь… Значит, вы оба пришли из иного мира?

Я подавилась кусочком белого хлеба, который       до этого жевала. Как он догадался? Быть может, моя речь меня выдала? Я не замечаю, но разговариваю с акцентом? Удивительно, что вообще русский язык здесь понимают. Или, может, я с самого начала разговариваю не на русском?

– Как вы догадались? – спросила я.

– Вы появились из ниоткуда в странной одежде. Очевидно, это связано с приказом короля вызвать иномирцев для того, чтобы один из них унаследовал корону.

– Что?! – в один голос воскликнули мы с Марсом.

– Наверное, следует начать издалека. Я должен рассказать, как вышло, что наследников короны ищут в иных мирах.

Когда-то этим миром правили драконы. Но, из-за тяжелой, неизлечимой болезни, драконы погибли. Сейчас лишь привилегированные семьи могут похвастаться тем, что применяют для усиления своих магических способностей драконью кровь, пытаясь возродить некогда сильнейшую расу.

Однако, главная сила драконов, которая называется Воля, не исчезла. Драконы пытались покинуть наш мир, кому-то это удалось, но, в итоге, их потомки перестали рождаться. Сохранилось лишь умение контролировать Драконью волю. Эта сила способна одновременно удерживать сознание до тысячи человек.

Однажды в наш мир явился мужчина, способный контролировать Волю дракона. Он легко сместил предыдущего правителя и занял трон Лафландрии. В этом году он объявил, что хочет дать шанс, получить корону, не только своим потомкам, но и тем, кого присмотрела в других мирах Драконья воля. Тот, кто сможет контролировать Драконью волю, станет новым королём. Следовательно, вы, юные адепты – одни из тех, кто пришёл в наш мир, чтобы сражаться за место правителей. И мне следует помочь вам добраться до Академии.

– Значит, потому что я могу стать наследницей Драконьей воли, меня и вытащили из родного мира? – разозлилась я, – они ведь даже не спросили, желаю ли я участвовать в борьбе за престол. И что это за способность такая, которая может присматривать себе потенциальных носителей в других мирах? Меня уже злит эта Драконья воля… Марс, ты знаешь об этом умении?

– Ею владели мои прадеды. Во мне она не пробудилась, – тихо сказал Марс, как видно, надеясь, что старик его не услышит.

– Тот, кто владеет Волей дракона, может рассчитывать на трон, – глубокомысленно изрёк старик.

Немного подумав, я вдруг поняла, что из обычной учительницы могу враз превратиться в правительницу собственного королевства. Вот это карьерный рост! Пожалуй, за такое стоит побороться! Даже, забыв о том, что мир здесь, судя по всему, средневековый и нет никакого интернета.

– Но вам следует быть осторожными. У короля есть противники, которой не понравилось его решение призвать правителей из иного мира. Вам может грозить опасность ещё до того, как вы попадёте в Академию. Вот почему, лучше сменить одежду и притвориться обычными путниками.

– А почему нельзя было, сразу открыть портал в Академию? – вспомнила я коридор дверей.

– У кого-то из претендентов это получилось, насколько мне известно, – ответил дед, – возможно, это проверка на удачливость для претендента.

– Значит, мы эту проверку не прошли, – тихо резюмировала я, понимая, что удача вообще никогда не была моей сильной стороной. Марс промолчал, но по его лицу я поняла, что он рад, что я не оказалась сразу в Академии. Так бы я не смогла вытащить его из многолетнего заточения.

Мы поели, по очереди вымылись в бочке с горячей водой и отправились спать. На ночь нас устроили на одной большой кровати, хотя дедок и хмурился, что мол, нельзя незамужним спать вместе. Перед сном я поделила кровать на две части с помощью большой подушки. Было странно засыпать, чувствуя за спиной дыхание Марса, но страха я не ощущала. Вспоминая, что в своём мире я делила кровать с парнем лишь единожды, я покраснела. Мысли об Антоне из моего мира преследовали меня, пока я не заснула.

История отношений с Антоном была самая заурядная. Я дружила в институте с парнем и думала, что у нас любовь. Третьей в наших отношениях стала подруга Лиза. Она ходила с нами в кино, в бары, даже не нуждаясь в особых приглашениях от меня. И вот случилось так, что мы провели с Антоном ночь, а через несколько дней я узнала, что он гуляет с Лизой. В итоге, я порвала и с парнем, и с подругой, и до сих пор больно вспоминать об этом.

Вот почему я терпеть не могу день Валентина. Именно этот праздник мы отмечали вдвоём с Антоном, после чего я узнала правду об их отношениях с Лизой. Кто-то скажет, что праздник не виноват, но это не отменяет того, что в этот день мне горько оттого, как со мной поступили самые близкие люди.

На следующий день я проснулась оттого, что чьё-то горячее дыхание обжигало кожу. Очнувшись ото сна, я увидела перед собой лицо Марса, который тяжело дышал. Подушка, разделяющая нас до этого, валялась под кроватью.

Глава 4

Марс что-то шептал, и я попыталась прислушаться к тому, что он говорит.

– Нет, не надо! Не хочу снова испытывать на себе заклинание «объятия ночи». Пожалуйста, Белунг, не надо! Лучше смерть!

Я тихонько отстранилась от парня и негромко позвала его:

– Марс, проснись, тебе снится кошмар!

Он не сразу пришёл в себя, промычав что-то нечленораздельное в ответ, но затем всё-таки проснулся. Заметив сброшенную на пол подушку и мой всклокоченный вид, он взволнованно спросил:

– Прости, что разбудил… Я же ничего тебе не сделал?

– Нет, тебе просто приснился кошмар, и ты метался во сне.

– Понятно! – Марс потянулся, скатился с кровати и сообщил, – я выйду на прогулку. Мне нельзя пока летать, но подышать свежим воздухом всё равно хочется. Пойдёшь со мной?

Я кивнула. Оставаться в незнакомом доме одной не хотелось, да и я уже совсем проснулась.

Мы прогулялись вокруг деревни, здороваясь с удивленными местными, которые вышли на улицу по своим делам. Наша одежда теперь не могла никого удивить: на мне простое длинное платье из серой ткани и грубые башмаки, на Марсе – брюки из холстины, высокие сапоги и рубашка с вязью на груди.

Признаться, даже в этой уродливой одежде, принц драконов смотрелся фантастически. Его чёрные, словно вороново крыло, волосы отливали блеском на солнце, а синие, как лесное озеро, глаза грозили утопить в себе даже корабль, а не просто девушку, некстати оказавшуюся рядом. Добавьте к этому острый волевой подбородок, ресницы, как у девчонки после салона красоты, выразительные дугообразные брови, крепкую стройную фигуру, ауру силы и властности, и получите портрет человека, мимо которого трудно пройти и не оглянуться ему вслед.

Марс обладал внешностью, о которой мог бы мечтать любой мужчина.

– Твои родные тоже были красивыми людьми? – неожиданно спросила я, почувствовав внезапно некую ущербность. Никогда не комплексовала из-за собственной внешности, но сейчас вдруг ощутила себя слишком обычной. Тёмно-русые волосы до плеч, которые приходилось подкрашивать в каштановый, блекло-зелёные глаза с карими крапинками, самое обычное, пусть некоторые и называли его одухотворенным…

– Все оборотни-драконы рождаются очень красивыми людьми. Я не стал исключением. Но, раз ты спросила, то неужели… засмотрелась?

Я передёрнула плечами:

– Вот ещё! Интересуюсь в исследовательских целях.

– А я спрашиваю в личных целях. Мне кажется, я зависим от тебя. Мне не хочется, чтобы ты меня покидала.

– Марс, мы только вчера познакомились. Тебе не кажется, что для таких заявлений ещё рано?

– Но я не хочу покидать свою спасительницу. Ты – единственная, кому я могу доверять, после того как Белунг предал меня и заточил в камне на сотни лет. Если нужно, я последую за тобой даже в другой мир.

«Прекрасно! Приведу на Землю принца-дракона. Погладят ли меня за это по головке? Вряд ли. Надо избавляться от этого нахлебника здесь. Благо, будет нетрудно найти ему невесту!»

Подумав о невесте для Марса, я неожиданно на себя разозлилась. Ведь выйти замуж за настоящего дракона всегда было моей голубой мечтой. Чего тогда я не пытаюсь охмурить красавчика прямо сейчас? Или дракон, владеющий собственный королевством, ни чета бродяге без гроша за душой? Оказывается, я очень и очень меркантильна.

***

Вернувшись в дом доброго старика, мы стали собираться в дорогу. Дед Иргал собрал для нас большую корзину всякой снеди: вяленое мясо, сыр, хлеб, молоко, пироги, несколько яблок и огурцов.

Крытая тканью, маленькая повозка ждала нас у калитки перед домом. Лошадка не выглядела молодой, но казалась выносливой. Старик объяснил, что нужно ехать вдоль течения реки, пока не достигнешь города под названием Верхний. Там нужно сесть на корабль, который отвезёт в порт Лаврикус. После этого, в порту нужно взять билет на корабль, который везет товары прямо на остров Клаус, где находиться Академия. На этом товарном корабле путь составит не менее шести дней.

Старик категорически не советовал сокращать дорогу, говоря о том, что вывески о сокращённом проезде через лес к Верхнему будут попадаться. Он даже хотел дать нам сына в качестве сопровождающего, но мы отказались. Мы пообещали, что не сойдем с верного пути и сели в повозку.

Солнце стало припекать сильнее, когда мы отправились в путь. Пейзаж был однообразен – полоса леса, высоких сосен, выстроившихся в ряд вдоль дороги, да серебристая лента реки, протекавшей справа от нас. Дорога была неровной, то и дело приходилось подскакивать на еще не просохших после недавней грозы камнях. Пришло время порадоваться удобной одежде, которую нам подарил дед.

От нечего делать, я решила завести разговор с Марсом, о том, зачем он направляется в Академию:

– Ты собираешься рассказать людям о своём возвращении, как только попадёшь в Академию? Все будут очень удивлены. Но ты не владеешь Волей дракона, тебя не допустят до власти.

– Я просто хочу узнать, как изменился этот мир, пока меня не было.

– Какой была твоя семья? Хотя, тебе, наверное, непросто говорить про них…

– Ощущение, что я говорю о своей прошлой жизни… Мой отец был могущественным драконом, он нашёл мою матушку во время похода, сразившись за неё с другим драконом.

Отец мечтал, что все его дети будут очень сильными, поэтому старших, а также меня он растил в строгости, с малых лет приучая к оружию. Но, если из моих брата и сестры получилось создать его копий, то со мной ничего не вышло. Я ни разу не смог обыграть сестру в поединке, что уж говорить о брате. Кроме того, я рос слабым и до семи лет не мог оборачиваться в дракона, когда же, наконец у меня это получилось, я улетал из родного дома подальше и занимался своими делами, несмотря на раздражение отца. Я так и не стал ему хорошим сыном, которым он мог бы гордиться. Я мечтал о том, что стану волшебником, а не сильным рыцарем. Мой отец был разочарован и даже порывался исключить меня из семейного реестра. Но мать уговорила его смилостивиться и разрешить мне жить так, как я хочу. А потом пришла болезнь, и никто из нас не мог с ней ничего сделать. Ты, Элен, единственная, кто смог излечить драконью болезнь с твоими врождёнными силами…

– Удивительно, но в моём мире у меня не было никаких сил. Способность исцелять проявилась только в той пещере. И я не знаю, почему.

– Возможно, когда ты прошла через коридор измерений, ты изменилась.

– Ты говоришь о Коридоре дверей? Я видела множество, целый коридор дверей, прежде чем выбрать дверь в твою пещеру.

– Да, по легенде странники между мирами могут получить новые способности, просто пройдя по коридору. Мне очень повезло, что ты затем выбрала дверь, за которой томился я.

– Она просто была открыта…

– Как интересно. Похоже, наша встреча – это судьба.

– Я не верю в судьбу. Люди сами творцы своей жизни.

– Может и так. Но, когда столетиями томишься в холодном камне, поневоле поверишь в свою спасительницу и счастливый час, когда она придёт.

– Наверное, ты прав. Значит, ты не хотел бы сейчас занимать трон? А если Воля дракона выберет меня, ты объявишь о своих правах наследника?

– Не знаю, это сложный вопрос. Но, пока я чувствую сильное желание следовать за тобой, даже если оно приведёт меня в другой мир. К тому же, я не знаю, будут ли ещё новые приступы драконьей болезни или твоя сила исцелила меня навсегда? Мы должны найти мага-целителя, который ответит на этот вопрос. До тех пор я тебя не покину.

Глава 5

Мне стало спокойнее. Все же путешествовать одной по незнакомому миру без особых способностей (если не считать исцеление) довольно опасно. Вот почему крепкое плечо Марса подвернулось очень кстати.

Впрочем, о подвернувшихся.

Мы ехали прямо по проселочной дороге, когда на одной из развилок увидели симпатичного парня в простой грубоватой одежде. На шее парня висел круглый серебряный медальон, и его блеск привлекал внимание.

– Прошу остановитесь, добрые люди! – выкрикнул парень, когда наша повозка проезжала мимо него.

Я дернула поводья лошади, приказывая ей остановиться.

– Куда держите путь? – спросил остановивший повозку парень. Он был хорош той яркой красотой, что заставляет чаще биться сердца школьниц, когда они разглядывают блондинов в глянцевых журналах. Светлые волосы до плеч, собранные в хвостик на боку, карие, по-лисьи, хитрые глаза. Стройная подтянутая фигура не теряется даже в холщовых брюках и просторной рубахе с яркой вышивкой в виде яблони.

– Мы едем в город Верхний. Если хотите – подвезём, – сказала я и тут же заслужила осуждающий взгляд от Марса. Кажется, он был против попутчиков.

Парень улыбнулся нам и сказал:

– Меня зовут Антон Сорокин. Я – из другого мира. Мой амулет подсказал, что вы —тоже. Я направляюсь в Академию Грозового Облака. Вероятно, вы следуете туда же. Могу я отправиться с вами?

Мы с Марсом растерялись. Так быстро встретиться с ещё одним претендентом на корону! Шокировало, что он легко нам открылся, словно бы ждал нашего появления. Хотя, возможно, его амулет подсказал ему, когда мы появимся на дороге, и он вышел нас встретить.

Подождите. Антон Сорокин… Этот парень из моего мира?

– Из какого ты города? – выпалила я, прежде чем осознала, что спрашиваю.

– Из Новой Москвы.

– Откуда-откуда?

– Город между Питером и Москвой, где живут молодые волшебники, – отчитался Антон, и я тут же поняла, что он из какого-то другого мира, не нашего, – а вы откуда?

Посмотрев на мрачного Марса, который явно не собирался отвечать, я сказала:

– Мы тоже из Москвы. Но не Новой. И мы, по-видимому, из другого мира.

–Ну, главное, что мы встретились, – убежденно махнул рукой Антон, – теперь мы можем добраться до Академии вместе. Мне страшно не хотелось путешествовать в одиночку. Вы разрешите следовать за вами?

Имя «Антон» действовало мне на нервы. Воспоминания о бывшем покоя не давали, а тут вдруг белокурый красавчик с таким же именем! Но отказать претенденту на корону показалось невежливым.

– Что ж, забирайся в повозку. Едем до Верхнего, а потом садимся на корабль. Вот и весь план, как добраться до Академии.

– Ты возьмёшь его с собой? – возмутился Марс, – я против, так и знай. Мы не знаем об этом парне ничего, кроме того, что он сам о себе сказал.

– О друг друге мы знали ещё меньше, когда встретились в пещере, – шепотом сказала я, – но смогли найти общий язык. Что тебе не нравится, он даже не знает, что ты – дракон из этого мира.

– И пусть лучше не знает! Эй, парень, а откуда ты знаешь про претендентов на королевский престол?

– Я внимательно прочитал письмо, что отправили мне с бутылкой коньяка и этим медальоном. Знаю, что у меня должны быть соперники. Но это – после прибытия в Академию, а сейчас, мы можем помочь друг другу. Вместе легче выжить, если что-то пойдёт не так. По крайней мере, один из нас точно доберется до Академии и сможет обратиться за помощью к ректору, если с остальными что-то случится.

– Звучит здраво, – одобрила я и кивнула парню, – забирайся в повозку!

Стоило только Антону оказаться внутри повозки, как он принялся нас поучать:

– Зачем вы едете в Верхний? Разве вы не знаете, что до Академии можно добраться не только вплавь, но и открыв межпространственный портал. А он находится всего в одном дне езды, если свернуть на следующем перекрёстке и поехать в город Белой розы.

– Но эта же дорога ведёт через лес. Разве это не опасно? – сверкнул глазами Марс.

– Три адепта магии не смогут себя защитить? Разве это не глупо звучит? Подумайте: вам не придется переносить качку и шестидневную поездку по морю, если вы послушаетесь меня. В Белой Розе есть специальные порталы для транспортировки учеников Академии.

– Но, откуда ты это всё узнал? – удивилась я.

– Всё это было в пригласительном послании из этого мира. Странно, что вы этого не прочитали.

– Мы перенеслись до того, как прочитали, – хмуро ответила я. Не хватало ещё объяснять, что я, будто после голодовки, слопала пирожные и даже не посмотрела, кто и зачем их отправил. – К тому же, мне не досталось медальона, определяющего остальных претендентов.

– Значит, я особенный, – приторно заулыбался Антон и мне ужасно захотелось его ударить. Кто виноват, что кому-то по жизни везёт больше? Вот я даже в лотереях никогда не выигрывала.

– Что ж, поехали через лес к Белой розе? – снова спросил Антон.

Я переглянулась с Марсом и неуверенно кивнула.

– Хорошо, мы поверим тебе. Только уточним у первого встречного, можно ли через лес добраться до Белой розы. Как говорится, доверяй, но проверяй,– сказал Марс, и я была склонна с ним согласиться.

Антон нисколько не смутился подобным недоверием, и сказал, что кто-нибудь на дороге нам обязательно встретиться. И, действительно, через некоторое время навстречу к нам вышла бабулька с ведром, полным черных ягод. Заметив её, мы замахали ей рукой в знак того, чтобы она подошла к нам.

– Бабушка, куда направляетесь, может подвезти?

– Не нужно, молодёжь. У меня деревня в противоположном направлении от Верхнего, а вы видно, туда направляетесь.

– Бабушка, правда, что, если проехать через лес, можно достигнуть города Белая роза? – спросила я.

– Да, хотя места здесь глухие, и ехать через лес я бы не советовала, – покачала головой бабулька.

Когда старушка скрылась из глаз, я повернулась к Марсу:

– Ну что, какой путь выбираем? Короткий, но не безопасный, или длинный, но спокойный?

Марс вдруг заулыбался:

– Не будем осторожничать. Если на нас нападут – им же хуже.

Антон с благодарностью и некоторой задумчивостью посмотрел на него. Мне почудилось в этом долгом взгляде что-то недоброе.

В целом, рядом с мужчинами, я чувствовала себя в безопасности. И, зная истинную природу Марса, я не боялась ехать с ним через лес. Всё же, он дракон, стоит ему разбушеваться, как и от леса-то ничего не останется. Да и отнимать у нас нечего, разве что, еду.

Итак, мы свернули на дорогу к лесу, и поехали дальше, обсуждая с Антоном одним нам понятные слова.

Выяснилось, что у них в мире отсутствуют смартфоны, зато есть магофоны, что выполняют похожие функции. В школе у них изучают магию, как отдельный предмет, и даже историю магии. Оказалось, что Антон специализируется в магии очарования, у него есть собственный салон, где он занимается стилем других людей, обучая их, как простая магия может сделать тебя привлекательнее.

– Жаль, в этом мире моя магия очарования не работает. Или я подсказал бы тебе пару-другую удачных трюков, как стать ещё краше, – подлизывался Антон, что абсолютно не понравилось дракону Марсу.

– Элен и так прекрасна, без какой-либо улучшенной магии. Тем более, что у всякой магии есть цена.

– Возможно, в вашем мире это и так, но если бы Элен оказалась у нас…

– Давайте больше не будем поднимать эту тему, – попросила я, – сейчас у нас общая цель, попасть в Академию Грозового Облака, вот к ней и будем стремиться.

Антон обиделся и замолчал, а Марс выглядел удовлетворённо.

Глава 6

Дорога петляла между высокими соснами. День катился к своему завершению, и мы с Антоном собирались отдохнуть, чтобы сменить Марса, как возничего, через несколько часов. И тут неожиданно на нас напали.

Я сидела возле Марса, когда он вдруг бросился ко мне и повалил на пол повозки. Когда я вновь подняла голову, то увидела стрелу в обивке повозки.

В ту же минуту стрела поразила нашу лошадь, и из леса валом повалили бандиты.

Выхватив нож, Марс оборонялся от них как дикий зверь. Я же схватила с пола палку и стала размахивать ей туда-сюда на манер копья. Удалось хорошенько стукнуть по черепушкам двум нападающим. И тут я почувствовала нож, приставленный к моей спине:

– Просто сдавайтесь уже. Двое против сорока – это не бой.

Я растерянно повернулась к Антону, который холодно и с каким-то презрением взирал на меня, уперев острый кинжал мне в спину. В этот момент Марс дико взревел, в его ладонях полыхнуло пламя. А затем лес огласили многочисленные крики нападающих.

«Как хорошо, что Антон не знал, кто такой Марс на самом деле», – подумала я, оценивая размер произошедшей катастрофы.

Потянуло палёным мясом, отовсюду клубился запах дыма и горящего дерева. Разбойники разбегались в ужасе. Никогда они не видели настолько сильного огненного мага, который одним движением подпалил и деревья, и собравшихся возле него бандитов.

– Ты! Отойди от неё, если хочешь жить! – приказал Марс растерянному Антону, играя огненным сгустком в правой руке.

– Я убью её, если ты… – неуверенно начал Антон.

– Я сказал – отойди! – рявкнул Марс.

– Он всё понял. Но давай действовать осторожнее, Марс. Ты же не хочешь поджечь и нашу повозку.

– Нет, я просто подожгу одного предателя и выкину его из повозки, – упрямо ответил Марс, – а теперь говори, сколько денег тебе предложили, чтоб ты заманил нас в лес. Небось, нет никакого города Белой Розы, ведь так?

– Город есть, мы едем в верном направлении. И там действительно есть порталы по перемещению в Академию.

– Зачем ты нас предал? – спросила я, – какое отношение имеешь к этим разбойникам?

– У меня было одно задание – схватить других претендентов на корону, прибывших из другого мира. Тогда мне бы разрешили отправиться в Академию. Поймите, меня контролирует этот медальон!

– Тот, что на тебе? Разве ты не говорил, что тебе прислали его вместе с приглашением в этот мир?

– Нет, едва я появился здесь, меня привели к лидеру разбойников и сказали, что, согласно предсказанию одного великого мага, скоро здесь появятся другие иномирцы. Я должен любым путем не допустить их попадания в Академию. Если я выполню задание, то с меня снимут этот подчиняющий мою магию медальон, и я через портал Белой Розы доберусь до Академии Грозового Облака и больше не буду никому прислуживать.

– Значит, схватить нас здесь в лесу тебя заставил этот медальон. Марс одолжи нож, – повернулась я к дракону. Тот молча протянул нож, который оказался очень горячим. Затем я сама подошла к Антону, подцепила ножом цепочку от медальона и что есть силы дёрнула. Медальон упал к моим ногам.

– Вот и всё, Тоша. Теперь ты свободен и волен идти куда угодно.

– Погоди-ка, Элен. Он хотел тебя убить, и ты так просто его отпустишь? – удивился Марс.

– Я не хочу становиться убийцей такого же иномирца, как я сама. Его же поймали в ловушку, заставив охотиться на нас. Медальон держал его в заложниках. Понимаешь?

Марс в один момент пересёк расстояние, разделяющее его и Антона, и хорошенько встряхнул парня за грудки:

– Ещё раз выкинешь что-то в этом духе, и ты покойник, понял?

Антон испуганно закивал головой.

Из леса доносились завывания разбойников. Кто-то из них боролся с огнём, другие же бежали прочь с места, где они столкнулись с огненным магом. Никто не смел вернуться назад и снова напасть на повозку.

– Наша лошадь ранена, – вздохнул Марс, – Элен, сможешь помочь?

– Конечно, я приложу все силы.

– А вот ты дальше с нами не поедешь! – снова Марс набросился на Антона.

– Поедет. С ним мы гораздо быстрее доберемся до портала перемещения. Ты же знаешь где он, Антон?

– Зови меня Тошей, так приятней звучит. Я действительно быстро смогу доставить вас до портала. У меня есть карта.

– Отдай нам её и выметайся из повозки, – распорядился Марс.

– Ты не думаешь, что нам лучше держать Антона в зоне видимости? – спросила я. – Он – наша единственная ниточка к Академии. Ну, заставили его охотиться на нас, он же сделал это не по своей воле.

– Он может добраться до города Белой Розы и без нашей помощи, – упрямо буркнул дракон, – но, если ты так хочешь его захватить с собой…

– Я просто не хочу, чтобы кого-то из таких же, как я, иномирцев, заставляли охотиться на себе подобных. Бросим его здесь, и он станет жертвой очередных интриганов или просто разбойников. Уж лучше доставим его в Академию, пусть там с ним разбираются, – ответила я.

Марс только рукой махнул и пошёл осматривать лошадь. Та была ранена в заднюю ногу и, тихонько припадая на передние ноги, стонала. Я поспешила за Марсом, который выдернул из тела стрелу. Кровь хлынула, и я едва успела остановить ее потоком силы, сорвавшейся с рук. В этот раз я просто горела желанием излечить животное, представила, что сама ранена в ногу, и как на моем теле быстро затягивается рана. Удивительно, но рана на лошади стала затягиваться прямо на наших глазах, пока не остался тонкий шрам.

– Поразительно, Элен! Кто ты такая? С такими способностями за тебя будут бороться в любом из миров, – хлопнул в ладоши Антон. Из его глаз исчезли холод и презрение, напугавшие меня раньше. – Впрочем, и твой спутник хорош. А вы не сказали, что Марс владеет столь магией огня.

–Нам не зачем сообщать это первому встречному, – отрезал Марс.

– В нашем мире мало огненных магов, а здесь, насколько я знаю, магия огня приравнивается к драконьей магии, которая очень редка. То, что ты мог испугать и заставить разбежаться шайку разбойников одними огненными шарами – удивительное событие, – вещал Антон.

Я только плечами пожала:

– Мы кое-что умеем, но не потому ли мы – потенциальные студенты Академии Грозового Облака? Очевидно, в Академии мы встретимся ещё с более удивительными людьми.

– Мы встретимся с ректором Академии, королём Лафландрии, вот что важно. Это совершенно особенный человек. Одновременно он может контролировать разум до тысячи человек! И он ищет достойного, кому можно передать свою силу, – загорелся надеждами Антон.

– А что, у него нет детей – наследников, которым можно передать подобный дар?

– Дар сам выберет нового владельца. Я слышал, что у короля есть приёмный сын и родная дочь. Может, был бы родной сын, он передал бы дар и корону ему? Кто знает… Я ещё слишком мало знаю об этом мире.

– А мы вообще почти ничего не знаем, – хмыкнула я, погладив лошадь по густой гриве, – следовательно, ты можешь быть полезен.

– Я так благодарен, что вы избавили меня от заклятья подчинения, что готов встать на колени и просить прощения за этот эпизод с разбойниками. Только возьмите меня с собой! Я ещё пригожусь!

– Человека надо судить не по словам, а по поступкам, – вздохнул Марс, – что ж, сначала мы доберемся до Белой Розы, а там посмотрим.

– Спасибо, Марсик! – Антон сделал шаг, чтобы обнять его, но тот шарахнулся в сторону со словами:

– Даже не думай.

– Обнимашки оставим на потом, – согласилась я, – а теперь садитесь в повозку и едем уже, а то вдруг разбойники вернутся.

– И я снова всех разгоню, – меланхолично отозвался Марс.

– Нет, не надо этого. Давайте мирно доберёмся до города.

И мы поехали. Антон всю дорогу спал. Возможно, это был побочный эффект снятия с него заклятия подчинения. Но ни я, ни Марс не горели желанием общаться с ним, а тот магический медальон я на всякий случай выкинула по дороге. Хоть он и серебряный, и его можно было выгодно продать, но безопаснее держаться подальше от подобных штук.

Глава 7

К полудню следующего дня мы выехали из леса, и спустя ещё каких—то два часа на горизонте показался город Белой Розы. Белоснежные стены с многочисленными бойницами окружали город. Шпили светлых башен, сверкая, поднимались высоко к солнцу. Каждое архитектурное сооружение было украшено белой лепниной в форме роз.

Заехав в город, мы обнаружили, что розы здесь высаживают не только на улицах, но даже на крышах домов. Белые лепестки, поднятые ветром, падали на нас с крыш, подобно праздничному конфетти.

Все, без исключения, скамейки в парках и на улицах тоже были увиты белыми розами, создавая свадебное настроение.

– Ну что, мы добрались до города. Куда теперь ехать? – Марс обернулся к Антону, и тот, зевая, соизволил ответить:

– Нам нужно в центр, к Розовому фонтану. Возле него находится известный мне портал. Но, может, сначала поедим? У меня есть деньги, я заплачу за вас.

– Конечно, ты наш должник, – быстро согласилась я, не давая Марсу времени подумать над этим предложением. Дракон, впрочем, как вскоре выяснилось, тоже сильно проголодался.

Мы спешились возле таверны «Тихий дворик», зашли внутрь и заняли свободный столик под виноградной лозой. Мужчины заказали вино и мясо, а я – запеченную форель в лимонном соусе и морс.

– А что ты ещё умеешь, кроме целительства? В Академии два направления – защитная и боевая магия. С целительскими силами ты сможешь попасть на защитное отделение, но куда бы ты хотела сама? – неожиданно полюбопытствовал Антон.

– Ты думаешь, мне не быть боевым магом?

– Только при наличии у тебя другого вида магии.

– Но, ты сам владеешь силой изменения внешности, не так ли? И не ты ли говорил, что она в этом мире не действует?

– А ещё я – маг воздуха, – авторитетно добавил Антон, – могу создавать воздушные стрелы. И я – мужчина. Вот Марс – тоже мужчина и маг огня, вместе с ним мы попадём на отделение боевых магов. А тебе придётся стать Защитником.

– Для иномирцев существуют льготы в Академии, – хмуро возразил Марс, – возможно, Элен сама выберет место, где захочет учиться.

Это мелкое подтрунивание Тоши не произвело на меня должного впечатления. Более того, мне показалось, что он чему-то завидует, но чему, мне было лень выяснять.

В идеале, я бы хотела вернуться в свой мир. Но, если мне предложат стать королевой этого, разве можно отказаться? И тут уж не важно, какое отделение Академии примет меня в свои ряды: боевое или защитное.

Мы вкусно поели и отправились в путь, захватив с собой по пирожку с картошкой. Местные жители обращали на нас внимание, больше из-за моих симпатичных сопровождающих. Высокий широкоплечий блондин с волосами до плеч, собранными в хвост, и темноволосый очаровашка-дракон притягивали взгляды окружающих, и поневоле заставляли присматриваться ко мне.

Я представляла, как выгляжу со стороны, – юная селянка в невзрачном сером платье с тёмными волосами до плеч, собранными в пушистую косу. Единственное, что оживляло мое лицо, были изумрудного цвета глаза, напоминавшие о березовой листве ранней весной. Мой бывший Антон всегда находил особенные комплименты для моих глаз. Например, однажды сказал, что у меня русалочьи глаза и способны затянуть с собой на дно глубокого омута.

На улице к нам никто не подошёл, если не считать одинокого попрошайку, которому я отдала свой пирог с картофелем. Мы снова забрались в повозку и поехали узкими улочками к центру города. Вскоре я заметила, что в городе Белой Розы очень любят устанавливать статуи, даже в небольших переулках. Статуи полуобнажённых женщин и мужчин, часто с музыкальными инструментами в руках, встречались здесь и там.

Так, рассматривая парадные арки и фруктовые сады, полускрытые железными оградами, мы добрались до центра города.

– Ты бывал здесь раньше? – шепотом спросила я у Марса, и тот помотал головой:

– Когда-то здесь были Малошаньские болота. Я лишь пролетал над этими местами и не обращал на них внимания. Люди удивительны. Смогли облагородить это чахлое место, – удивленно отвечал дракон.

– Значит, и порталов в Академию Грозового Облака тогда здесь не было?

– Верно. Тогда такой портал существовал лишь в столице и для самых высокопоставленных особ.

– Но, раз ты – принц, тебе разрешалось через него переместиться?

– Под присмотром верховного колдуна. А почему ты спрашиваешь?

– Интересно, сможем ли мы переместиться. Будут ли препятствия.

– Успокойся. Само перемещение через магический портал должно быть вполне безопасным. И, даже если ничего не получится, я попробую доставить тебя в Академию на собственных крыльях.

– Но ты же сказал, что лучше себя не раскрывать? – растерялась я.

– Для меня важнее, чтобы ты добралась до Академии без помех. Боюсь, как бы ты не пострадала. Те разбойники в лесу были наняты людьми, которые настроены против иномирцев. Кто знает, на что они ещё способны.

– Эй вы, сколько можно шушукаться. Меня не покидает ощущение, что вы что-то замышляете. Зачем вы заставляете сомневаться меня в моих же собственных спутниках? – Антон навис над нами, закрывая собой солнце.

Марс сложил руки на груди, глядя на него:

– И это говорит тот, кто подставил нас и из-за кого мы едва не попали в лапы к разбойникам?

– Ладно, давайте не будем вспоминать старое. Мы приехали, повозку придётся оставить стражникам портала. Они позаботятся о ней и о лошади. В Академии нам это не пригодится. И там должен быть свой особенный маг-транспорт, – оживился Антон.

–Жаль расставаться с лошадкой, но, что поделаешь, – вздохнула я и спрыгнула с повозки, ухватившись за протянутую руку Антона. Краем глаза я заметила, что Марс спустился следом.

Мы оказались посредине широкой площади, в центре которой водяными струями бил фонтан, украшенный мраморными розами. Рядом находилось каменное здание, вход в которое охраняли сразу четверо военных в одинаковой синей форме.

– Это и есть портал. Идёмте к нему! – поторопил нас Антон, но, не успели мы поравняться с фонтаном, как вперёд выступили военные:

– Куда вы направляетесь, молодые люди! Это закрытая территория.

– Мы – будущие студенты Академии Грозового Облака. Явились к порталу для перемещения в Академию, – гордо ответил Антон, распрямляя и без того широкие плечи.

– Действительно ли вы – будущие студенты или же, ищущие чем поживиться, бродяги мы узнаем, когда вы пройдёте испытание. От вас требуется один человек.

– Я пойду! – вызвался Антон, чему не обрадовался Марс, но, подумав о чём-то, вдруг кивнул головой:

– Иди! И попробуй не пройти испытание! Испепелю на месте!

Антон ребячливо показал ему язык, но Марс невозмутимо застыл, глядя, как тот направляется к военным. Те расступились перед ним и открыли статую, спрятанную за своими спинами. Ей оказалась каменная роза из белого камня, чья скульптура застыла прямо перед небольшим зданием с закрытыми дверями.

Замерев у статуи, Антон некоторое время размышлял, потом проделал несколько пассов руками, очевидно, призывая магию ветра. Но, несмотря на то, что на площади поднялся ветряной вихрь, больше ничего не изменилось. Антон коснулся каменной розы, погладил её стебель, затем вдруг…вытащил кинжал и полоснул по своему запястью. Мгновение – и капли крови окрасили белый камень. Прямо на наших глазах роза начала поворачиваться по своей оси и уходить под землю, а врата здания, которые она охраняла, вдруг сами собой разъехались в стороны, представляя взгляду небольшое, сверкающее позолотой и драгоценными камнями, помещение.

– Вы – действительно будущий студент. На вашу кровь среагировала статуя и пропустила вас, значит, данные о вас уже есть в картотеке Академии. Ваши спутники могут пройти с вами, – расслабились военные.

Антон поманил за собой меня и Марса, и мы, не задавая лишних вопросов, вошли в маленькое, сверкающее камнями на стенах, помещение. Двери за нами тут же закрылись, и я вдруг почувствовала мощный толчок, словно бы села на лифт, резко рванувший наверх. На секунду меня даже укачало, и я прижалась к одной из стен помещения спиной, чтобы не упасть.

– Сейчас станет полегче! Мы набираем высоту.

– Как ты догадался капнуть кровью на ту каменную розу?

– У нас, в Новой Москве, есть куда более странные проходные режимы, а у вас?

Я вспомнила куар-коды, введенные из-за короновируса, но решила об этом не распространяться. Тем более, что стены вокруг меня вдруг сделались словно прозрачными, и я увидела плывущие мимо облака, солнце и голубое небо.

– Они не настоящие, – сказал Антон, – это иллюзия, чтобы было приятно лететь.

Я посмотрела на пол и обнаружила плывущую под ногами землю. Голова снова закружилась, и я вынуждена была опуститься на колени, чтобы просто не свалиться в обморок.

– Ты в порядке? – рядом опустился Марс и подхватил меня в свои объятия.

Я проводила взглядом проплывающее мимо облако и кивнула. Мне было хорошо. Очень даже. И это если забыть об Антоне, фыркающим при виде нашей обнимающей друг друга, парочке.

– Завидуй молча, – хмуро бросил ему Марс и устроил мою голову на своих коленях.

– Да я-то что! Я переживу! Вы летите в портале как вам удобно. Лететь часа три-четыре.

Я встрепенулась:

– Что правда? Почему так долго?

– Да я надпись прочёл на стене, пока эти облака не появились. Ну лучше уж три часа полетать, чем ехать до Академии морем, – пожал плечами Антон и тоже опустился на пол.

– А что с лошадью и повозкой? – внезапно вскинулась я, вспоминая, что даже не попрощалась с кобылкой Стрелкой.

– Военные о ней позаботятся, – отмахнулся Антон, – не беспокойся, такое добро любому пригодится.

– Ну, если ты так говоришь…

– У Стрелки будет новый хозяин, – успокаивающе погладил меня по спине заботливый Марс. – домой к деду Иргалу ей не попасть, но в городе Белой Розы она тоже неплохо устроится. И, кто знает, может нам еще придется вернуться в город Белой Розы.

Приняв его рассуждения, я успокоилась и задремала.

Глава 8

Очнулась я от резкого толчка. Марс, несущий меня на руках, склонился надо мной и спрашивал:

– Элен, с тобой всё в порядке? Ты выглядишь неважно. Похоже, тебе противопоказаны порталы для телепортации.

Я отстранённо кивнула:

– Кажется, да, в порядке. Мы приехали?

– Да, мы в Академии Грозового Облака. Точнее, у ее ворот. Вот, только что покинули межпространственный портал.

– Вечера доброго спящим, – усмехнулся Антон, выглядывая из-за Марсового плеча.

Его усмешка заставила меня вспомнить о приличиях:

– Марс, поставь меня на землю. Я могу стоять.

Тот выполнил мою просьбу, но сразу как-то поник и погрустнел.

– Ссора между влюблёнными. И как вовремя! Когда нам предстоит сдавать первый экзамен на право учиться в этой Академии.

– Какой ещё экзамен? – одновременно спросили мы с Марсом.

– А вы думали, попадёте в Академию просто так? Конечно, есть распределительный тест. И время его наступает по прибытии в Академию, – веселился Антон, который, казался достаточно уверенным в себе, чтобы не бояться любого теста.

Тем временем я осмотрелась. Мы оказались на чистом песчаном пляже, над которым возвышались могучие каменные стены Академии. Где-то вдали плескалось море.

Вдруг в воздухе мелькнула вспышка, и прямо перед нами появилась женщина в ярком платье. Её волосы были собраны в пучок и заколоты высоко на голове. Её лицо казалось не молодым, но достаточно приятным. Она улыбнулась нам:

– Очередные студенты прибыли? Вы по специальному приглашению ректора?

Прежде чем Антон успел сказать «да», Марс вышел вперёд и пояснил:

– Двое моих спутников здесь по приглашению короля. А я как человек, имеющий с рождения магию огня, решил попытать счастья и тоже стать студентом Академии.

– Что ж… – лицо женщины слегка вытянулось, – мы принимаем студентов в начале года, а сейчас уже середина. Если ректор разрешит, вы вольны остаться на том же курсе, где будут учиться иномирцы, и лишь с начала нового года перевестись. Что вы об этом думаете?

– Я согласен. Приложу все силы, чтобы хорошо учиться, – проникновенно произнёс Марс.

Антон, глядя на него, поперхнулся и зашептал мне на ухо:

– Только поглядите, как он умеет подлизываться. Кто он, если не иномирец? Что вы оба скрываете? Откуда у него, сила мага огня?

– Тебе какое дело? Следи лучше за собой, – оборвала его я и снова обратила внимание на женщину, которая разговаривала с Марсом.

Она отвернулась от нас и пошла к стене, окружающей Академию. Достав из-за пояса глиняную табличку, женщина вдруг вспомнила, что не представилась:

–Меня зовут Ламирэль Уэльш. Я преподаватель музыки в магической Академии. Сейчас я провожу вас к заместителю директора, чтобы вы смогли сдать вступительный экзамен.

Ударив ладонью по глиняной табличке, Ламирэль громко крикнула:

– Двери, откройтесь!

В ту же секунду, одна из дверей резко распахнулась, и к ней появилось крыльцо. Ламирэль поманила нас рукой, призывая следовать за ней. И мы поднялись по ступенькам.

Стоило войти, как дверь с грохотом захлопнулась. Мы оказались посреди большого, тщательно убранного, двора. Я залюбовалась цветущими деревьями у противоположной стены, когда нас окликнули.

– Новые студенты! Меня зовут Георг Бутт, я заместитель директора. Я проведу у вас вступительный экзамен.

Я повернулась к говорившему, им оказался брюнет с аккуратно подстриженной бородой, примерно сорока лет, в строгих очках и одежде, напоминающей серебристую мантию. Если бы не мантия, его можно было бы принять за обычного офисного работника.

Георг Бутт с некоторым сомнением оглядел нашу разношерстную компанию, после чего вдруг произнес:

– Пора бы ей появиться.

Мы молча переглянулись. Никто из нас троих не знал, как именно будет проходить экзамен. Я предположила, что ожидают третьего экзаменатора.

Но, вместо этого, прямо из воздуха появилась рыжая лисица с пушистым бурым хвостом. Она глянула на Георга и спросила человеческим голосом:

– Ну что, можно начинать?

– Да, – одновременно кивнули Георг и Ламирэль.

Первым делом лисица обежала вокруг Антона и задумчиво остановилась возле его ног, затем сделала такой же круг мимо Марса (почему-то к окончанию круга её шёрстка встала дыбом), а затем пробежала вокруг меня и вдруг как прыгнет ко мне на руки. Я поймала её, словно большую кошку. Лисица посмотрела на меня чёрным блестящим глазом, не делая попыток вырваться, после чего вдруг сказала:

– Эта девушка очень важна для будущего Академии. Я чувствую исходящую от неё светлую энергию. Она владеет целительским даром, что среди наших учеников огромная редкость. И я с первого взгляда приняла её как свою. Мы примем её на боевое отделение.

– А что на счёт остальных двух? – спросил Георг.

– Они особенные, каждый по-своему. Сила Темноволосого вызывает у меня страх, но этого достаточно, чтоб определить его на боевое. А способности Светленького весьма посредственны. Я бы рекомендовала отправить его на защитное отделение.

– Эй ты, лисья морда! Я хочу учиться на боевом! – возмутился Антон и потянулся к лисе, чтобы схватить её за ухо. Та уклонилась от его движения, резко спрыгнула на землю с моих рук и спряталась за широкой фигурой замдиректора.

– Не нужно пугать нашего учебного зверя, – строго выразил своё авторитетное мнение Георг, – тест есть тест. Но, учитывая ваше желание, мы проведём дополнительный тест на соответствие вашей магии боевому отделению немного позже. А сейчас вам троим стоит пройти за студенческими билетами. Да, по Академии ходите с магическими бейджиками, так у нас принято, чтобы не забывать имён.

– А почему у неё нет бейджика? – Антон ткнул пальцем в лису, и та высунула лисью морду и обиженно тявкнула:

– Все и так знают, что меня зовут Хвоя. И ты запомни это имя.

– Хвоя, проводи, пожалуйста, наших новых учащихся до распределительного центра.

– А если я провожу девочку до общежития, она угостит меня курочкой? – облизнулась лиса.

– Всё может быть. Но разве тебя мало кормят? – Георг только вздохнул, а мы втроём устремились за лисицей, которая пересекла двор по диагонали и исчезла за низкими деревьями.

***

В распределительном центре оказалось пусто, Мы быстро получили ключи от своих комнат от пухленькой старушки в бежевой шляпке и таком же непритязательном платьице с высоким узким белым воротничком. Баба Клава передала нам ключи и вручила каждому по маленькой карте Академии, чтобы, не дай Небо, не заблудиться, и внушительному мешочку монет.

Получив ключи, я почувствовала прилив сил и настроения:

– А тест оказался легче некуда! Самый простой тест на моей памяти!

– Говори-говори. Кому-то здесь придётся проходить дополнительный тест, а она радуется, как ребёнок. Слушать противно. Попадись мне эта лиса ещё раз, я бы ей хвост накрутил!…

Лиса же, получив куриную лапку от бабы Клавы, провожать нас до общежития не стала. И, наверное, правильно сделала.

Мужское и женское общежитие находилось в одном здании. Новички жили даже на одном этаже, только юноши в левом крыле, а девушки – в правом. Мы разделились – парни пошли вместе, а я одна последовала в комнату номер сто двенадцать, от которой получила ключ.

Стоило войти, как я увидела уютную гостиную с четырьмя креслами и маленьким столиком. В одном из кресел сидела светловолосая ученица в красной форме Академии – юбка и жилет поверх белой блузки. Она удивлённо приподняла брови:

– Не думала, что ещё будут студентки. Думала, я как иномирка, появилась последней. Ты что же, приехала совсем без вещей? Да нет, не красней так, пару комплектов тебе выдадут. Форма обязательна для всех. Остальное сможешь купить, здесь волшебницам платят хорошую стипендию. Разве тебе не дали деньги в распределительном центре?

Вместо ответа я показала мешочек.

– Вот и хорошо. Сейчас же сходим в отдел снабжения за одеждой. Там получишь и магический бейджик, не теряй его. Меня зовут Катиша, приятно познакомиться.

– А меня Лена. То есть Элен, – вспомнила я, как впервые назвалась в этом мире.

– Мы должны немедленно тебя переодеть, пока сюда не заявились…

Дверь внезапно отворилась и зашли сразу пятеро барышень. Я окинула их взглядом и, мысленно отметив, что среди магичек нет ослепительных красавиц, громко поздоровалась.

– Ещё одна нищенка в нашей спальне, девочки, – сморщила нос самая хорошенькая из пятерых. Её каштановые волосы были заплетены в два хвостика и украшены яркими атласными лентами. На её бейджике я прочитала «Лейла Фец». – Король испытывает наше терпение, заставляя нас жить под одной крышей с этими оборванками! Вы только посмотрите на эти лохмотья.

Я только сейчас подумала, что, наверное, выгляжу непотребно в старом платье селянки посреди чистеньких и, судя по всему, богатеньких, юных ведьмочек. Да, все ученицы как одна были одеты в ту же красную форму, но мой наряд по-видимому потряс их до глубины души.

– Мало нам Катиши, да той Малиты, что прибыла вчера, так ещё одна беднячка появилась.

– В своём мире я не нищенка, – хмуро ответила я, – я работаю в школе и получаю зарплату. Мне пришлось одеть это платье, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание, пока я добиралась до школы.

– Учительница, – презрительно фыркнула Лейла, – так это всё равно, что моей гувернантке разрешить учиться в этих стенах вместе со мной. Милочка, здесь тысячелетняя история, даже сами люди-драконы обучались в этой Академии! И вдруг ты, даже не дворянка и будешь учиться вместе со мной? Да ещё на специальном курсе, который ведёт сам ректор?

– Я буду обучаться на специальном курсе?

– Все вы, иномирцы. Что ж, девочки, пойдём прогуляемся в саду. Внезапно в этой комнате стал очень противный воздух! – и в ту же минуту все пятеро с оскорбленным видом покинули гостиную.

– Вот потому я и говорила, что тебе нужно скорее переодеться, – с грустью произнесла Катиша. Ей было так жаль меня, что мне стало не по себе.

Я улыбнулась так широко, как только смогла, что её очень удивило:

– Покажи, где отдел снабжения.

***

Пока мы добирались до нужной комнаты, я забрасывала новую знакомую вопросами. Я беспокоилась за Марса.

– Скажи, а у парней тоже есть такая иерархия? Их тоже встречают по внешнему виду?

– У мужчин всё проще. Все решает физическая сила. Если ты силён – никто к тебе не сунется.

– А, если мне затеять драку, эти девицы начнут уважать меня?

– Не стоит, их отцы и матери – влиятельные шишки. К тому же, ты не выглядишь достаточно спортивной, чтобы хорошенько их отделать.

– Это правда, – вздохнула я, мимоходом оглядывая свои тонкие руки, – я никогда прежде не дралась. Всегда считала, что любую проблему можно уладить мирно…

– Считай так и дальше. Просто покажи этим зазнайкам успехи в учёбе, и они, рано или поздно, признают тебя, – улыбнулась Катиша.

– Мне кажется, плохая идея привести новую царствующую особу из другого мира. Но я буду бороться, – твёрдо пообещала я. В конце-концов, вернуться к своей прежней, скучной жизни я всегда успею.

В отделе снабжения, оказавшимся отдельным шестиэтажным зданием с круглыми колоннами у входа, я забрала два комплекта одежды, включая нижнее белье, принадлежности для письма, учебники. Чтобы всё унести, пришлось сходить до базы два раза. Катиша подсказала, что, когда будет субботняя распродажа, прилетят торговцы с континента, можно присмотреть себе волшебную сумку-переноску, в которую вмещаются любые вещи. А пока я купила обычную учебную сумку и большой пакет, и разложила вещи в тумбочке в большой спальне.

Спальня для первокурсниц оказалась действительно большая – девять коек. Как я узнала от Катиши, лишь три из них занимали иномирянки. Но все койки были заняты. Значит, остальные – просто студентки Академии. Мне было интересно, сколько ещё иномирцев среди мужской половины первокурсников, но это узнать я могла только от Марса и Антона, а те почему-то не спешили ко мне в гости.

Поужинав блинами и квасом в большой просторной столовой, я вернулась в общежитие вместе с Катишей, и легла спать. Переодевшись в лёгкую ночнушку, которую выдавали вместе с комплектами студенческой формы, я забылась крепким сном.

И проснулась только тогда, когда почувствовала, что меня куда-то тащат…

Глава 9

Врагов было много. Не пятеро, а человек десять. Воткнув кляп мне в рот и спеленав меня простыней, они тащили меня сначала по коридору, а потом куда-то вверх по лестнице. Было жутко. Я вырывалась, пыталась кричать, но выходило лишь какое-то поскуливание. Среди напавших на меня я различила тех пятерых, что встретила в гостиной днём. Рядом с ними было ещё пять девиц постарше – видимо, второкурсниц.

Одна из них наклонилась низко надо мной, опалив дыханием:

– Не бойся, не убивать тащим. Так, забавы ради, посвящение это у нас такое среди новеньких. Не все это проходят, но ты, говорят, гордая. Надо в тебе этой гордыни поубавить.

Я хотела плюнуть ей в лицо, но из-за кляпа у меня ничего не получилось. Катиши среди этих хулиганок видно не было, и я могла лишь порадоваться, что хотя бы в одном человеке я могу не сомневаться. Я никогда не умела заводить друзей, но и врагов, настолько отчаянных, у меня не было.

Я могла лишь догадываться, куда меня тащат. Пока не оказалась в комнате, полной молодых парней. Девчонки бросили меня на полу, а быстренько сбежали. Я зажмурилась от яркого света, ударившего в глаза. Кто-то поднёс к моему лицу светильник.

– Значит, это и есть та высокомерная новенькая, так, Ивград? У неё миленькое личико. Можно мне первому с ней развлечься?

– Отойди и дождись свою очередь, Рич. Развлечение придумал я, девчонок подговорил тоже я, значит, она моя – пока мне не надоест.

Возбужденные голоса парней понемногу стихли. Я силилась рассмотреть склонившегося надо мной незнакомца. Золотые кудри ярко блестели в свете лампы. Подонок, нависший надо мной, был поразительно хорош собой – с приятным нежным личиком без мужской щетины, острым подбородком и правильной волнующей линией губ. Его не портили даже нос с горбинкой и тёмные омуты глаз, чуть прикрытые густыми, словно еловые лапы, светлыми ресницами.

Он вытащил кляп из моего рта, заработав от парней:

– Напрасно ты это. На ее крики ещё кто-нибудь прибежит.

Ивград только отмахнулся:

– Я поставил на нашу спальню третьекурсников заглушающее заклятие. Никто не прибежит. Так что можем сначала познакомиться. Как тебя зовут, милашка?

– Не твое собачье дело! – прошипела я и задёргалась, стараясь выбраться из одеяла, в которое меня спеленали проклятые сокурсницы.

– Какая невежливая. Дай я помогу тебе раздеться. У нас тут жарко, ты быстро вспотеешь в этом одеяле.

– Нет, я не хочу!

– Ну-ну, милая, – приторный голос Ивграда звучал ласково и бархатисто, – никто тут не хочет причинять тебе боль. Просто стань одной из нас, укрась нам один—единственный вечер, и мы тебя отпустим.

Я потянулась к нему зубами, надеясь укусить, когда меня обездвижила некая неизвестная сила. Я больше не могла дёргаться, просто с ужасом наблюдала, как Ивград и его дружок Рич развязывают одеяло. Остальные парни сидели на своих кроватях, не подходя ближе, волчьими глазами разглядывая меня на полу.

– Скажи спасибо, что заставил этих девок притащить тебя сюда. Они планировали искупать тебя в ночном море и оставить на берегу, а это, знаешь ли, холодно. Отнесись сегодня ко мне с лаской, и ты получишь любую игрушку, которую пожелаешь. Заметь, для тебя, иномерянки, недостойной даже целовать обувь принца, ты получила сегодня хорошее предложение.

– А ты – принц? – спросила я.

– Да, я и забыл, что иномиряне не знают меня в лицо. Перед тобой её высочество принц Иврград Рошен. А теперь поцелуй меня и начнём веселье.

Он склонился надо мной, одурманив на мгновение запахом лаванды, и накрыл губами мои губы. Я не придумала ничего лучше, чем вцепиться зубами в его нижнюю губу. Охнув от возмущения и боли он оторвался от меня, облизнувшись:

– Значит, ты не готова преклониться перед принцем. Любишь пожёстче? Сказала бы сразу, – с этими словами он рванул ворот ночной сорочки, оголяя грудь.

В этот самый момент дверь резко распахнулась. В комнату вбежала рыжеволосая девушка в мужской форме академии. В мундире с эполетами и с обнажённом мечом в руках, направленным на беззащитное горло Ивграда, миловидная незнакомка выглядела внушительно.

– Именем студенческого совета, я приказываю вам остановиться, принц Ивград!

– Смотрите-ка кто пришёл! Моя милая младшая сестрёнка. Не понимаю только, какой резон тебе вмешиваться, Делира. Ты же тоже теряешь право на престол по вине этих пришельцев из других миров. И чего ради ты подалась в их защитницы?! – голос Ивграда возмущенно гремел, напоминая раскаты грома.

– Я защищаю честь учеников Академии Грозового Облака. Ивград, за эту выходку с первокурсницей ты получишь строгое взыскание. Отец точно лишит тебя половины денежного пособия!

– Дорогая сестрёнка, как ты можешь быть уверена в том, что всё происходило не по обоюдному согласию? Эта девица сама пришла в наше крыло, захотев скрасить досуг принца. Чем докажешь обратное?

– У меня есть свидетель…

– Который ни за что не выступит против принца, ведь это грозит последствиями для её семьи.

– Хорошо. Мы просто уйдём отсюда. Я забираю с собой Элен. Разговор окончен.

Ивград оживился:

– Так вот как её зовут! Теперь я это запомню.

– Ивград, ты чудовище. Ты будешь учиться с ней на одном спецкурсе, и всё равно так поступил с ней. Отец этого так не оставит…

– Только и знаешь, что упоминать при мне своего отца. А он мне не родной!

Рич же, похоже, испугавшийся гнева короля, быстренько снял заклинания неподвижности с меня и помог мне подняться. Подавая мне руку, он игриво сверкнул глазами:

– Прости нас, ничего личного. Просто невинная шалость. Этакая церемония вступления в студенческий коллектив. Вини во всём своих подруг.

– Они мне не подруги.

– Неважно. Вас проводить? – галантно поинтересовался Рич у Делиры. Та лишь бросила на него раздражённый взгляд, стянула одеяло с ближайшей кровати и накинула мне на плечи.

– Мы уходим, – бросила она и повела меня прочь из комнаты, от этих голодных мужских глаз.

Делира не отвела меня сразу в мою спальню. Она сказала, что мы поднимемся в её кабинет, чтобы обсудить эту ситуацию. Мы поднимались на лестнице на четвёртый этаж, когда я спросила:

– Почему вы помогли мне? И как узнали о произошедшем со мной?

– Среди первокурсниц в твоей спальне есть верная мне девушка. Она не входит в студенческий совет, но уже предложила свои услуги в донесении до меня важных сведений.

– Это…вроде стукачества?

– Называй как хочешь. Но, именно её слова, помогли тебе сегодня уцелеть. В будущем ходи по Академии осторожнее. И заведи подруг или друзей.

– У меня есть два друга. Они вместе со мной прибыли в Академию. И один из них накостыляет вашему принцу, если узнает о случившемся.

– Но ты ему не расскажешь?

– Почему вдруг? Вы хотите, чтобы за моей спиной все распускали сплетни?

– Нет…просто…Престиж королевской семьи и так пострадал, после того, как мой отец объявил, что будет искать наследника в иных мирах. Новая история о подлости принца лишь взбаламутит воду.

– Эта история всё равно облетит всю Академию, – сказала я, – а почему Ивград так ненавидит своего приёмного отца? Ведь он – король…

– Ивград ненавидит всех иномирцев, потому что мой отец пришёл из другого мира. Настоящий отец Ивграда был великим герцогом здешних земель. Но он увлёкался инъекциями с драконьей кровью, считал, что те делают его сильнее и могущественнее. И в один прекрасный день просто умер, не пережив новую дозу драконьей крови. Тогда мать Ивграда осталась одна, но ненадолго. Скоро из другого мира пришёл новый правитель, король Бермут, доказавший, что может использовать Волю Дракона. Тогда мать Ивграда снова вышла замуж и родила меня. Но отец, воспитывавший нас обоих, не считает, что сможет передать дар одному из нас. Воля Дракона сама диктует ему, кого выбрать в роли наследника. Вот почему Ивград так бесится.

– Но Ивград, даже не сын короля, значит, у него нет никаких прав.

– И всё же, отец разрешил ему обучаться на специальном курсе вместе с иномирцами, как и мне. Хотя я отказалась от этой чести, я не хочу быть королевой.

– Но почему король разрешил Ивграду проходить обучение? – удивилась я. – Он чувствует в нём потенциал?

– Ивград продолжает дело родного отца. Он делает себе безумно дорогие инъекции драконьей крови и становится, час от часу, сильнее. Кровь дракона легко приживается в Ивграде согласно наблюдениям наших лекарей. По их словам он может однажды стать новообращённым человеком—драконом, следовательно, вполне может претендовать на престол и Волю дракона.

– Как всё сложно. Но стало немного понятнее, почему твой брат так ненавидит иномирцев. Если он считает, что правление его отца было забыто, по вине Бермута, то сейчас боится, что власти захватит другой иномирец, – со вздохом, сказала я.

– Что-то вроде того, – согласилась Делира.

– Я благодарна тебе за спасение. Ты примчалась, как принц на белом коне, – смущенно призналась я.

Делира хихикнула:

– Знаешь, в Академии у меня есть фан-клуб. И некоторые девчонки называют меня «принцем», потому что я всегда одеваюсь в мужскую форму. На самом деле я просто люблю фехтовать, а это крайне неудобно делать в женской одежде.

– Скажи, я что-то могу сделать для тебя? Ты всегда можешь рассчитывать на меня, если что-то понадобится, – честно сказала я.

Мы стояли перед деревянными дверьми кабинета, на котором было написано «Студсовет Академии». Прежде, чем войти, Делира кивнула мне:

– Действительно, есть одна вещь, о которой я хотела попросить тебя. Я слышала, что ты обладаешь целительной магией. В последнее время мой кот захворал, я бы хотела, чтобы ты осмотрела его. Лекари разводят руками, не могут найти причину, почему он отказывается от еды.

– Я попробую помочь, – радостно согласилась я, довольная возможностью не быть в долгу у президента студенческого совета.

Мы зашли в кабинет, и прямо под ноги нам спрыгнул огромный пушистый кот, громко мяукнув.

– Как его зовут? – спросила я, наклонившись и погладив мяуверика по голове.

– Кысс. – ответила Делира, – мама подарила мне его на семнадцатилетние.

– Так и зовут «Кысс»? – удивилась я.

– Да, а что тут такого? – Делира подхватила со стола расчёску и наклонившись над котом принялась его расчесывать. Тому так понравился сам процесс, что он завалился на спинку и подставил под расческу увесистое брюшко.

– Он очень милый, весь в хозяйку, – сказала я, подхватив с пола дразнилку и попытавшись привлечь внимание Кысса к себе. Кот пошевелил ушами и замахал лапами, ловя тонкую гладкую веревочку.

– Я приготовлю чай, а ты, если можешь, пока осмотри его.

Я кивнула. Посадив кота себе на колени, я принялась спрашивать у него:

– Что болит, Кысс? Как ты питаешься?

– Зачем ты спрашиваешь? – удивилась Делира. – Это не говорящий кот. Единственное говорящее животное в нашем мире, знакомое мне, это учебный зверь, лисица Хвоя. И то, результат какого-то неудачного эксперимента магов.

– Вот как. Жаль. Хотела бы я, чтобы все животные могли говорить.

Делира только покачала головой:

– Тогда наша жизнь весьма усложнилась бы, ведь мы воспринимаем животных, как сосуд без души.

Я ничего не ответила, прощупывая бока у Кысса. На секунду мне почудилось, что в районе живота я чувствую промёрзлый холод. До конца не осознавая, как именно работают мои силы, я направила в руки тепло, так что оно передалось коту. Тот тихо замурчал и вдруг заснул прямо на моих руках. Аккуратно переложив его на стол, я ощутила болезненную слабость в ногах.

– Мне кажется, ему скоро должно стать лучше, – сказала я и без сил упала на колени.

– Элен, что с тобой? – всполошилась Делира.

– Всего лишь лёгкий откат магии. Зато я теперь точно знаю, что она работает.

Делира помогла мне встать с пола и добраться до ближайшего дивана.

– Спасибо, что помогла Кыссу. Не каждая целительница станет использовать свою магию, чтобы помочь животному.

– Люди, животные… Для меня без разницы, – пожала плечами я. В этот момент Делира принесла мне чашку горячего чая, пахнувшего еловыми шишками, и я с удовольствием выпила его. Тут же безумно захотелось спать, и я не заметила, как задремала.

Глава 10

Днём ранее Марс Су и Антон Сорокин разошлись с Элен по комнатам первокурсников. Марсу не хотелось оставлять девушку одну в незнакомом месте, но того требовали правила общежития. К тому же, Академия – одно из самых защищённых мест, кто может здесь ей навредить?

В комнате номер девяносто семь их никто не встретил. Зато в спальне обнаружились юноши, играющие на кровати в карты. Посмотрев на Марса и Антона один из них, по внешнему виду самый мощный, поиграв мускулами под рубашкой, громко хмыкнул:

– Новенькие, как же, как же, мы вас заждались, – он соскользнул с кровати и крадущейся походкой добравшись до Марса, приятельски положил руку ему на плечо, – знаете, у нас тут было холодно на днях, и мы разобрали ваши одеяла. Если хотите их вернуть, то принесите каждому из нас по пять пирожков из столовой и будем в расчете. Иначе будете спать без одеял.

Марс накрыл ладонью чужую руку, а через минуту «благодетель» взвыл от боли. Он хотел вырвать руку из цепкой хватки Марса, но рука словно застряла в камне. Как следует пересчитав парню косточки на пальцах, Марс отпустил его, обратив внимание всех на огненный шар в своей левой руке:

– Немедленно возвращайте одеяла, если не хотите себе проблем.

– Он может поджечь и ваши карты, и ваши постели, – зачем-то добавил Антон, которому тоже хотелось показать свою силу. Ветер в комнате загудел сильнее, повинуясь его настроению.

Парни замахали руками:

– Успокойтесь, новенькие! Вы такие со спецкурса, не иначе? Среди нас есть ещё двое ваших ребят.

Тот парень, который покалечил руку, сердито фыркнул:

– Чокнутые! Понабирают всяких, а потом живи с ними в одной спальне.

– Ты со спецкурса? – прямо спросил его Марс, когда тот с кислой миной ответил:

– Хвала драконам, нет. Я обычный первокурсник. Зато твои собратья по курсу проиграли за вчерашний день мне все свои деньги. Теперь будут у вас занимать, наверное.

– Верни им половину денег, – склонил голову Марс. Он ненавидел, когда при нём издевались над слабыми. Даже если те сами виноваты, что не могут дать достойный отпор. Принца-дракона с детства учили чести и благородству, и видеть подобное было выше его сил. Сколько бы лет не прошло после его заточения в том камне…

–Эй ты чего, решил, что здесь самый крутой? Да я тебя одной левой завалю! – и без предупреждения отправил ближайшую тумбочку в полёт в сторону Марса. Оказалось, парень владеет телекинезом. Тут помог Антон, он в последний момент магией воздух остановил тумбочку прямо перед Марсом, и та рухнула на пол.

– Мы тоже кое-что умеем, – подмигнул Сорокин.

Парень, узрев свою неудавшуюся попытку завалить противника весом тумбочки, вдруг взревел, как медведь, и, выставив вперёд руки, бросился на Марса.

Не удержав равновесие Марс рухнул на пол, придавленный весом противника, и покатился с ним по полу, совсем не по-королевски избивая нахала коленями и локтями.

В итоге дело бы точно кончилось победой Марса, если бы в спальню не вошёл высокий мужчина в военной форме с бакенбардами на лице.

– Это что ещё за драка! Ну-ка быстро расцепились и разошлись по углам. Это приказ!

Марс проглотил мысленно собственную фразу о том, что принцам не приказывают и выпустил из рук плечистого задиру. Тот перестал сопротивляться с момента, как услышал слова вошедшего.

Вид у него был угрюмый. Шепотом он бросил Марсу:

– Ну, теперь мы попали. И всё из-за тебя. Отрабатывать за драку заставят.

– Так я и знал, что первокурсники бездельничают после обеда. Все встали и пошли со мной на спортивную площадку. Шесть кругов бегом вокруг Академии. Да, а драчунам – двенадцать. И скажите спасибо, что я сегодня не решил устроить проверку ваших боевых качеств. Вы – мужчины, а, следовательно, должны быть сильнее и выносливее представительниц прекрасного пола. Значит, и гонять я вас буду в два раза больше. Выпускники Академии должны быть сильными, что отразить удар любого врага.

– Вы имеете в виду, соседние государства или угрозу из других миров? – на всякий случай спросил Марс.

– Мы должны быть готовы на случай любой угрозы. Меня зовут Хорст Аргон, запомните это имя. А теперь оторвали свои пятые точки, поднялись и за мной!

Марс только вздохнул. Похоже, ему сегодня не светит встретиться с Элен. А он так мечтал об её улыбке. Ему хотелось видеть её реакцию на чудеса Академии. А ещё он хотел убедиться, что с ней всё в порядке.

– Вы должны после тренировки зайти в отдел снабжения, – нагнал Марса простоватого вида темноволосый парень с бейджиком «Роберт Ван», – там выдадут учебники и форму Академии.

– Понятно. Спасибо, что предупредил, Роберт.

– А как вас зовут?

– Меня – Марс, а его – Антон.

– Марс, спасибо, что вступился за нас перед Заком Айлендом. Иначе мы бы остались без денег. А так первокурсники вернули наши деньги…

– Не играйте больше в азартные игры ни с кем, – посоветовал Марс.

Тренировка прошла, как по маслу, если учесть, что повезло с погодой. Парни набегались до седьмого пота, и по окончании тренировки все отправились в душ. Марс с Заком попали в душ самыми последними.

А Марсу ещё пришлось бежать после этого на базу снабжения. Солнце уже скрылось за горизонтом, когда он выкроил время после ужина заглянуть к Элен. В их гостиной никого не было, поэтому он смог даже заглянуть в её спальню. Элен мирно спала в третьей кровати от двери, и Марс не решился её будить.

И только утром он узнал о том, какие неприятности коснулись бедной Элен.

– Говорят, новенькая ночью штурмовала покои принца, – смеялся на следующее утро Зак Айленд, вернувшийся из столовой. – по-видимому, горячая штучка. Как там её зовут… Элен, верно Марс? Может, если вы приехали вместе, ты уже успел с ней позажигать? Познакомишь нас?

У Марса в глазах потемнело. Бросившись к кровати Зака, он повалил его навзничь и начал душить:

– Не смей, слышишь, не смей говорить о ней так! Что значит, она побывала в спальне принца?

– Да успокойся ты, – пинком оттолкнул его от себя Зак, – не думал, что ты снова полезешь в драку, пошутить хотел. Так и с этой курицей твоей всё в порядке, её выручила президент студенческого совета. А шутку над самой строптивой первокурсницей проводят из года в год. В этот раз её притащили в спальню третьекурсников.

– Больше не смей говорить об Элен. Вообще не произноси её имя, – упрямо рыкнул Марс, чувствуя, как гневная волна, минуту назад сметавшая всё его сознание, медленно угасает.

– Больно ты правильный, для побирушки из другого мира, – проворчал Зак уже ему в спину. Марс поднялся с кровати, даже не удосужившись взглянуть на надоедливого задиру напоследок, а тот показывал ему в спину указательный палец.

Антон, прекрасно слышавший их перебранку, нахмурился:

– Мы должны пойти к Элен. Зря я не зашёл к ней вчера после тренировки. Так устал, думал – ноги сегодня совсем откажут.

– Я к ней заходил вчера, и что толку. Приключения следуют за ней по пятам, – хмуро отозвался Марс, который уже одетый, стоял у дверей.

Парни поглядывали на него с завистью – мало кому так шла ярко-красная форма Академии.

***

В гостиной у Элен собрались сразу пятеро девушек. Марс и Антон зашли, заставив покраснеть юных прелестниц.

– Где Элен? – спросил Марс у одной из них.

– Вам нужна эта нищенка? Мы не знаем, она здесь не появлялась, – сказала хорошенькая девчушка с бейджиком «Анита Басс».

В ту же минуту сумка в её руках воспламенилась. Анита в ужасе выронила сумку, хватая со стола вазу с водой и выливая на её горящую поверхность. Марс не сдерживался:

– Если вы ещё раз подшутите над Элен, я подпалю ваши волосы. Мне как магу огня это легко удастся.

– Ты должен мне новую сумку! – разъярённо выкрикнула Анита, но девицы вокруг нее сделали два шага назад, так, что теперь она стояла совсем одна.

Марс нехорошо усмехнулся:

– Я никому ничего не должен, особенно выскочке, которая меряет других людей деньгами своих родителей. И я предупреждаю, что Элен под моей защитой с этого дня и навсегда.

– Ты! Ты даже не дворянин! Да и какое ты право имеешь обвинять меня в том, что случилось с этой оборванкой! —с покрасневшими щеками пискнула Анита.

– И что? Ты первая высказалась о моей подруге гадко.

В этот момент дверь распахнулась и вошла Элен, закутанная в одеяло:

– Антон, Марс, что вы тут делаете?

– Пришли встретиться с тобой, что же еще! Я немедленно напишу жалобу директору, – Анита пулей пролетела мимо Марса, Антона и Элен и выбежала из гостиной.

Остальные девушки предпочли удалиться в спальню, где тихо обсуждали, что злить мага огня очень опасно. Ведь магия огня – стихийна, и и они себя плохо контролируют.

Глава 11

Я проснулась от того, что солнце ярко слепило в глаза. Делиры в кабинете не было. Я поспешила уйти, но на лестнице постоянно встречала удивлённых студентов, спешащих в столовую. Пришлось прикрыть голову одеялом.

Когда я зашла в свою комнату, то первым делом почувствовала злость, буквально витавшую в ней. Марс воспитывал моих соседок по комнате. Что ж, так даже хорошо. Может, у него получится этих лиходеек лучше приструнить, чем у меня. Я, конечно, тоже собиралась провести с этими девчонками воспитательную беседу, но иногда запугивание работает куда лучше, так зачем от него отказываться.

– А теперь ты расскажи, что у вас там произошло, – с самым меланхоличным видом Марс устроился в кресле и приготовился слушать.

Мне ничего не оставалось, кроме как рассказать события прошлой ночи, умолчав, пожалуй, только о коте. Марс мог не одобрить, как я распоряжаюсь магией целителя, которая черпает силы из моей жизни, и которая, хоть уже вроде и исцелила его, но может снова пригодиться.

– Значит, всё спланировал этот мальчишка принц Ивград.

– Да.

– Мы должны наказать его!

– Но он же – принц. Кроме того, он делает инъекции драконьей крови, значит, невероятно силен.

– Он —не настоящий дракон, – презрительно бросил Марс, заработав подозрительный взгляд Антона, – и я его не боюсь.

– Ну, отомстишь ты ему, а потом сам попадешь в темницу. Не сможешь присматривать за мной дальше.

– Я должен дать ему понять, чтобы больше не смел, преследовать тебя, Элен. – Неожиданно Марс встал, подошёл ко мне и крепко обнял, – я не выдержу, если с тобой случится несчастье. Ты стала для меня единственным важным человеком, после того, как я потерял семью.

Я замерла. Эти гладкие тёплые руки не хотелось отталкивать.

– А я что – не важный? – обиделся Антон, – и что там с твоей семьей? Случилась трагедия?

Марс только отмахнулся. Кажется, забота Антона волновала его в последнюю очередь.

– Сейчас не время и не место это обсуждать. Сегодня по расписанию наш первый урок —музыка. А до него стоит успеть позавтракать.

***

К нашему приходу столовая опустела. Мы взяли по порции овсяной каши и горячих блинчиков и сели за накрытый алой скатертью столик в самом углу столовой. Стены столовой украшал деревянный декор, и даже картины были изготовлены резчиками по дереву. Они иллюстрировали будни Академии – занятия в классе, на воздухе, в спортивном зале.

Пока мы сидели и молча поедали завтрак, нам на стол принесли напиток.

– Мы этого не заказывали! – удивилась я. Молодая служащая только улыбнулась:

– Это «комплимент» от нас, для самого симпатичного парня Академии, – обратила она вызывающий взор на Марса и стряхнула с передника невидимые пылинки.

Я почувствовала лёгкое раздражение, заметив этот навязчивый флирт. Вот так всегда – сначала напитки, потом танцы и поцелуи, потом постель. Я ещё не успела разобраться, что чувствую к принцу-дракону, а его уже решили увести местные поганки!

Но Марс лишь кивнул:

– Спасибо, – и больше ничего не сказал, пододвинув бокал ко мне:

– Пей. Тебе полезно познакомиться с напитками нашего мира.

Барменша, поджав тонкие накрашенные губы, удалилась ни с чем. А я выпила коктейль, и удивленно причмокнула – он оказался очень похож на мой любимый безалкогольный коктейль: «Секс на пляже».

– Даже со мной не поделилась, – прищурился Антон, – всё выпила.

– И правильно сделала. Нечего делиться со всякими…

– Ты, наверное, сам хотел выпить после неё, – ревниво заметил Антон,– думаешь, я не вижу, как ты смотрел, когда она тянула напиток через трубочку? Держу пари, ты надеялся на непрямой поцелуй, дурачок!

– Вовсе нет, – смутился Марс и отчего-то сильно покраснел.

– Нам пора на музыку! – вспомнила я, и мы сорвались с места на перегонки. Судя по карте, чтобы достичь кабинета музыки, нам нужно было обежать семь зданий.

Глава 12

Занятия музыкой проходили в комнате на первом этаже высокого здания с остроконечной крышей.

Перед домом журчал небольшой фонтанчик. Его украшала мраморная музыкантша, с арфой в руках, в которой можно было признать музу или фею. Её волосы свободной волной струились по плечам, стройную фигуру подчеркивало облегающее платье. На голове у девушки сверкал ободок из драгоценных камней, и я подумала, как их ещё не попытались украсть вместе со статуей.

Впрочем, остров Клаус и Академия Грозового Облака хорошо защищены.

В классе окна были раскрыты нараспашку, и многочисленные студенты уже облепили их, как пчелы – цветок. В центре класса парты пустовали, и я с Антоном и Марсом, не задумываясь, выбрала первый попавшийся стол. Мы достали тетради и ручки (когда я выбирала канцелярские товары, мне предложили ручки или перья, и, конечно, я выбрала первое, видимо, как и мои спутники). В эту минуту в появилась Ламирэль Уэльш.

Сегодня она предстала перед нами в образе дамы из средних веков – в длинном платье из синей парчи и головном конусообразном уборе – атуре, своеобразной шляпке со шлейфом. Заметив нас, она приветливо улыбнулась и громко попросила:

– Прошу всех студентов отойти от окон и занять места за партами.

Послышался шум от передвигаемых стульев, и, наконец, наступила тишина. Ламирэль продолжила свою речь:

– Сегодня в этой аудитории собрались первокурсники и спецкурс. Предлагаю начать со спецкурса. Каждый из вас должен исполнить композицию на любом инструменте или спеть под мой аккомпанемент – фортепьяно. Этот класс наполнен музыкальной магией, и он откликнется на звучание песни или мелодии. Мы сможем оценить таланты наших учеников. Ну, кто хочет попробовать первым? Может, Катиша Сэл?

Девушка робко поднялась с места и прошла между рядами парт, чтобы встать рядом с Ламирэль.

– Я исполню песню, которой провожают старый и встречают начало нового года в нашем мире.

– Я подыграю тебе, – ответила Ламирэль, усаживаясь за музыкальный инструмент.

Зазвучала песня и спустя какое-то время к ней присоединилась музыка. Песня оказалась красивой, но немного грустной. Голос Катиши оказался на удивление нежным, мелодичным, слушать его было приятно. Я и не заметила, как песня закончилась.

– А теперь посмотрим, что изменилось в музыкальном классе после твоего пения, – сказала Ламирэль.

Все стали оглядываться по сторонам, но перед нами был всё тот же кабинет музыки с редкими растениями, распахнутыми окнами и тяжелыми бархатными портьерами.

– Очевидно, твоё пение не разбудило магию нашего кабинета, – удручённо посетовала преподаватель, – ничего страшного, семестр длинный, мы разучим новые песни, и у тебя всё получится.

– Кто следующий? – спросила она у класса, когда Катиша села на место. Тут её взгляд упал на наш столик, и она сказала:

– Вы, трое, не хотите исполнить общий номер?

– Нет, спасибо! – хором ответили мы, – мы не готовились к этому.

Тут Антон хмуро предложил:

– Давайте начнём с Марса? Он – огненный маг, даже в нашем мире они являются редкостью. Интересно, как музыкальный класс откликнется на его выступление.

Марс бросил на него отнюдь не добрый взгляд и, без возражений, подошел к преподавателю. Он взял в руки скрипку и заиграл чудесную мелодию.

Тут я вспомнила, что Марс – принц и, наверняка, брал уроки музыки. Но, чтобы так чудесно сыграть, нужно иметь талант! И, стоило только подумать об этом, как мимо меня пролетела большая яркая бабочка. Я обернулась и заметила, что сверкающие золотом и серебром бабочки порхают по всей аудитории, и студенты с изумлением рассматривают их. А музыка звучит то громче, то слабее, то радуется, то плачет, словно человек, заставляя вспомнить, что гордое звание скрипки – королева оркестра – получено не случайно.

Когда музыка стихла, зазвучали аплодисменты. Некоторые девушки-первокурсницы закричали:

– Марс, посмотри в мою сторону! Я здесь! Марс, я твоя!

– Очень хорошо, Марс, – сказала Ламирэль, – бабочки – это очень хороший знак, со стороны музыкального класса, для твоего будущего.

Дракон сделал непроницаемое лицо и молча сел за парту, рядом со мной. Я ткнула его локтем, прошептав:

– Это было…по-королевски.

Марс не улыбнулся в ответ, но его щёки немного покраснели.

Антон, заметив всеобщее восхищение со стороны публики к другому ученику, ощутил укол ревности. Не дожидаясь, что его вызовут, он вышел к преподавателю и взял из шкафа с инструментами гитару. Потратив на её настройку минут десять и заставив всех зевать со скуки, он заиграл весёлую заводную балладу и запел. Голос у него оказался неплохой, и очень скоро ему стали улыбаться и хлопать, в такт музыке. И довольный успехом Антон, вслед за первой песней, исполнил и вторую:

…Я расскажу вам о любви

Шута с прекрасной королевой…

Я вспомнила, что слышала эту песню раньше. Не удивительно. Наши с Антоном миры похожи, так стоит ли удивляться?

Вдруг я почувствовала сильный запах цитруса. Взглянула на соседнее окно и обомлела. Маленький росток мандарина всего за две песни Антона превратился в могучее дерево с плодами. Послышался печальный крик птиц. Подняв голову, я с удивлением проводила взглядом лебедей, плывущих по небесно-голубому небу, там где должен быть потолок.

– Восхитительно! – поспешила похлопать в этот раз преподаватель и тем самым закрыть выступление Антона. Тот собирался исполнить третью песню, но ему предложили сесть на место. – У вас очень высокий уровень магии, музыкальный класс явил сразу два чуда! Поздравляю, Антон! А теперь пришло время проявить себя студентке Елене Швецовой.

– Елене? Почему вы называете её не Элен? – удивился Марс, когда я поднялась с сиденья стула.

– Может, потому, что так называют её в её мире, – пожала плечами Ламирэль. – На её бейджике написано «Елена Швецова».

Я неловко кашлянула, бросив виноватый взгляд на Марса:

– Меня можно звать, как тебе удобно.

– Можно просто Лена? – оживился Антон.

– Да, если тебе так привычнее.

– А мне больше нравится Элен, – ворчливо произнёс Марс.

– Хватит разговоров, класс! Елена, что будете исполнять?

– Я спою песню, – вдохнула я.

Выбор пал на «Под небом голубым есть город золотой…» Песня казалась короткой и достаточно простой. Ламирэль немного подыграла мне на фортепьяно.

Каким же было мое удивление, когда, по окончанию песни, в классе послышались испуганные крики.

Когда я увидела, что случилось, мне расхотелось петь ещё очень надолго. Оказалось, с мандаринового дерева облетели все листочки, и оно пожухло, так же, как и все остальные растения в классе.

– Что же я наделала! – схватившись за голову, я постаралась подавить подступившую к горлу тошноту.

– Всё в порядке, всем успокоиться! Елена, похоже, ваша целительная сила прямо пропорциональна магии нашего музыкального класса. То есть она слишком позитивна и в результате вашего пения становится деструктивной… Ученики, не волнуйтесь. Я позову директора, и мы восстановим класс, каким он был сегодня с самого начала. А пока продолжим экспериментальное пение, Елена, прошу, садитесь на место.

До конца пары мы слушали выступления оставшихся учеников спецкурса. У трёх парней магия не проявила себя также, как и у Катишы. У девушки с бейджиком «Алиса Кроу» получилось напустить в классе молочно-белый туман, но на этом – всё.

Первокурсники веселились, обсуждая между собой, что спецкурс не особенно талантлив, и, если кого и выбирать по силе в наследники престола, так это только Марса или Антона. Я сидела тихо, сильно расстроенная. Что же, мне теперь прикажете на уроках музыки вообще молчать, если моя магия разрушает класс?


Следующими были уроки фехтования. Мне, ни разу не державшей меч в руках, было не страшно приходить на занятие лишь по одной причине – мечи, которыми дрались студенты, были деревянными. Об этом мне рассказала Катиша, и я заранее успокоилась по поводу ран и повреждений. В конце-концов, в отличие от настоящих мечей, деревянные, могут поставить синяк. Ну, в худшем случае, сломать руку…

В любом случае, я собиралась встать в пару с Катишей и не слишком усердствовать. Возможно, меня ждет будущее боевого мага, но не после первого же урока!

Но, когда мы пришли в тренировочный зал, мои планы пошли прахом. К нам присоединились Делира и её сводный брат Ивград Мошен. Очень хотелось спросить, почему же эти двое прогуляли уроки музыки, но я догадалась, что, во время обучения спецкурса, они будут посещать только те занятия, которые выбрали сами.

Преподаватель по фехтованию был молод и хорош собой. Его длинные серебристые волосы, сплетенные в косу, красиво сверкали в солнечных лучах, а светло-серые глаза смотрели дерзко и задорно.

– Ивград, вы пришли фехтовать? Принц решил размяться, ему надоело любоваться на своё отражение во дворце?

Тут встрепенулся Марс, слегка хлопнув меня по плечу:

– Так это и есть тот, кто обидел тебя, Элли?

– Что ещё за Элли? Называй меня Элен или Лена. Да, этот наглец сыграл со мной шутку с помощью первокурсниц. Но ты же не хочешь ему навредить…Нет, правда не при всех же?

Не успела я договорить, как Марс быстро преодолел расстояние между ним и Ивградом. Я и другие ученики, и глазом не успели моргнуть, как он схватил принца, встряхнув его за лацканы пиджака, а затем, врезав прямо по красивому лицу.

Студенты наблюдали за этим в полном молчании, и оживились, лишь когда Ивград, отплёвываясь, закричал:

– Да как ты смеешь, щенок! Напасть на члена королевской семьи! Тебя сгноят в тюремной камере! Немедленно арестовать его!

Тут вмешался учитель фехтования, встав между Марсом и Ивградом :

– Принц Ивград, вы, наверное, забыли, что мы сейчас находимся не в вашем личном замке и даже не в королевском дворце. Мы в Академии, где титулы и звания не важны. По этой причине я напишу заявление против Марса Су, где обвиню его в мелком хулиганстве во время моего урока. Но это всё, что мы можем предпринять. К тому же, зная вашу репутацию, я сомневаюсь, что этот молодой человек был не прав, ударив вас. Наверняка, вы соблазнили его невесту или что-то подобное.

– Что-то подобное. Только посмей ещё раз приблизиться к Элен. Тогда обещаю: я пересчитаю тебе все зубы, – угрожающе произнёс Марс.

– Ну, всё, хватит превращать мой урок в уличную потасовку. Хотите доказать, кто прав, возьмите в руки оружие и деритесь. Марс, Ивград, вы составите отличный спарринг. Деритесь один на один, и победитель докажет свою правоту. А я пока займусь остальными парами. Катиша фехтует в паре с Антоном, Елена – в паре с Делирой.

Я мысленно взвыла. Уж президент студенческого совета точно не даст мне спокойно стоять в сторонке. Ведь на неё направлено столько взглядов!

А Делира, узнав, что она в паре со мной, напротив, заулыбалась. В мужской форме и белоснежном кителе она выглядела великолепно, словно отлично выспалась этой ночью:

– Элен, – сказала она, – представляешь, Кысс сегодня с утра набросился на еду. Выглядит совсем здоровым, и всё это благодаря тебе. Так что, перед нашим поединком, я бы хотела тебе кое-что подарить. Надеюсь, ты будешь носить эту брошь, не снимая.

Она протянула мне украшение в виде изумрудного креста. Я растерянно прикрепила его к форме:

– Спасибо, но не стоило. Оно, похоже, очень дорогое.

– Не дороже здоровья Кысса. И знай, теперь в столовой ты можешь получить любую еду или напитки бесплатно. Теперь ты – особенный человек для семьи короля Бермута и пользуешься её покровительством. Вот что означает данный крест.

– Это слишком. Может, всё же заберёте украшение, – я попыталась снять брошь с жилетки.

– Нет. В будущем я рассчитываю на твою помощь. Помни, что сегодня ты получила особенный статус специального лекаря студенческого совета. Это ответственность, а не только награда. Прими её. Ты же хочешь помогать людям?

– Никогда об этом не думала, – призналась я. – Что ж, хорошо, если студенческому совету понадобиться моя помощь, я примчусь.

– Вот и славно. А теперь давай начнём тренировку.

***

Марс вывел Ивграда из себя и, конечно, тут же стал для него врагом номер один.

– Ты – один из спецкурса, которых пестует мой отчим. Мой «папочка» Бермут настолько любит тащить во дворец всякий сброд, что я не удивляюсь тому, что власть короны ни во что не ставят. Марс, так тебя зовут? Я уничтожу тебя! Я сделаю из тебя калеку, и ты ещё долго не сможешь посещать занятия спецкурса! – злился Ивград.

– Меня не пугает змея с вырванными зубами, – пожал плечами Марс и покосился в сторону, где принцесса Делира беседовала с Элен.

– Смотри на меня, когда я говорю с тобой! – Ивград нанёс удар, целясь деревянным мечом прямо в голову Марсу, но тот в последний момент успел уклониться и блокировать.

– А, что, уже соскучился по нашему общению?

– Тебя не было в списке кандидатов на спецкурс. Но ты откуда-то взялся, может, поделишься, кто ты и зачем здесь появился? – новый удар меча обрушился на плечо Марса.

– Я – защитник Элен, это всё, что тебе следует знать, – уклоняясь, ответил Марс, и атаковал сам.

– Это я уже понял, – фыркнул Ивград, – удивительно, что твоя наглость не знает границ. Еще никому не доводилось драться со мной при солнечном свете. Обычно мои противники ищут возможность напасть исподтишка. Ведь я – один из драконов. Моя кровь смешалась с древней кровью правителей нашей страны, скоро я получу настоящие крылья и смогу летать. Тогда всем, кто пытался противостоять мне, умрут.

– Ты очень далеко загадываешь. Вдруг случится, что ты не доживешь до того дня, когда станешь полноценным драконом? И что, если ты подхватишь драконью болезнь? – Марс зарычал, скрестив меч с Ивградом.

– Эта болезнь – всего лишь сказки для таких глупцов, как ты. Просто знать защищает свою власть от драконов, которые веками правили ими, и запугивают народ. Кстати, обернувшись драконом, я первым поджарю твое хорошенькое личико! Так что, даже не пытайся сбежать из Академии, не поможет.

– Сказал бы я тебе, кто ещё кого поджарит, да не буду тратить слова, – Марс щёлкнул пальцами и в его левой руке возник огненный шар.

– Ты – маг огня? Вот незадача. Хорошо, что у меня есть это, – Ивград провел ладонью по острию деревянного меча и тот покрылся инеем. – Да, интересно мы встретились, Марс. Я всегда мечтал испытать свою ледяную силу против огня. Но огненные маги редки и не спешат сразиться с принцем. Как думаешь, чья магия сильнее – твоя или моя?

– Эй! – голос преподавателя звучал грозно. – У нас сегодня обычное фехтование без магии. Что это вы делаете? На сегодня оба можете быть свободны. Оставьте мечи у входа в зал.

– А я только начал по-настоящему веселиться, – сказал Ивград, потирая ушибленную щеку, – что ж, ещё встретимся, Огонёк! Я тебе за всё отплачу.

Марс со смешанным чувством наблюдал, как противник покидает фехтовальный зал. Кажется, он приобрёл себе сегодня опасного врага. И всё из-за девушки. Почему она для него настолько важна?

Марс не мог ответить на этот вопрос. Просто ему казалось, что с её исчезновением из его жизни, и весь мир в одночасье тоже исчезнет. Он цеплялся за неё, как за единственную причину жить. Рядом с ней он чувствовал себя в безопасности. И был готов бороться за это чувство, которое вспыхивало, точно соломинка, от одного её теплого взгляда, светлой улыбки.

Дракон обратил внимание на двух девушек, которые тренировались вместе. Высокая ростом Делира, с длинными волосами, уложенными в тонкую косицу поверх остальных волос и маленькая фигурка Элен, сжимающая в руках деревянный меч.

– Сначала ты должна держать меч на весу, – поучала её президент студенческого совета. – Тебе следует взять сразу два меча в руки и просто помахать ими. А потом сделаешь восьмёрку, – Делира ловко прогнулась в спине, вычерчивая мечом изящную восьмерку в воздухе. – Это упражнения на разогрев. А после мы попробуем начать спарринг. Я буду осторожна.

Марс наблюдал за парочкой, пока Элен минут двадцать разминалась с двумя мечами. А потом она запнулась о стоящую у самого края поля для фехтования скамейку и спикировала на пол. Болезненного вскрика не последовало, потому что Делира поймала её у самого пола.

– Как ты? Что случилось? – спросила Делира.

– Кажется, я подвернула ногу. Как глупо, – растерянно отвечала Элен. Марс тут же подошел к девушкам:

– Я отнесу её в больничное крыло.

– Ты? А ты кто такой? – прищурилась Делира. – Могу ли я доверить нашего драгоценного лекаря первому попавшемуся драчуну?

– Кстати, о лекарях! Может, я сама могу вылечить свою лодыжку? – предположила Элен и приложила ладони к быстро вспухающему месту.

Марс мысленно сосчитал до пятидесяти и потом опустился на колени перед Элен:

– Дай посмотреть помогло ли.

– Да нечего там смотреть, я просто… ух, больно! – вскрикнула Элен, когда Марс сжал больную лодыжку сильными пальцами.

– Значит, ты не можешь исцелить саму себя, – подвёл итог её попытке Марс.

– Хорошо, тогда я лично отнесу её в больничное крыло! У меня хватит сил! – уверенно сказала Делира.

– Но, ты же девушка, зачем так напрягаться? – удивился Марс. – А, впрочем, как хочешь, я всё равно последую за вами. Для меня урок фехтования на сегодня закончился.

– Я – сильная девушка. Но, впрочем, ладно, отнеси её сам.

Кинув на него хмурый взгляд, Делира молча развела руки, показывая ему, что дорога свободна.

Глава 13

Боль в лодыжке была очень сильной. Я корила себя за неловкость, когда «принц», то есть Делира, выразила желание отнести меня в больничное крыло. А тут ещё подбежал запыхавшийся Марс и устроил сцену: ему было важно доставить меня к лекарю самостоятельно. Что до меня, я вообще не хотела, чтоб меня кто-то тащил, но лучше уж это будет Марс, чем президент студенческого совета.

Так что Марс оказался кстати. Его руки были тёплыми и нежными, когда он подхватил меня словно пушинку. В спину нам летели едкие шуточки от других студентов, но мы двое этого не замечали. Лодыжка болела при каждом шаге Марса и моём неловком движении, поэтому я старалась не двигаться.

– Ты такая неловкая. Даже на занятии способна попасть в неприятности, – заметил он.

– Ну, уж прости, что напрягаю тебя, – разозлилась я.

– Ты спасла меня от вечного сна, так что не думай, что я неблагодарен. Я просто беспокоюсь за тебя.

Я замолчала, потому что вдохнула аромат волос Марса. Ноздри защекотало от едва уловимого запаха моря. Почему Марс пах морем? Может он уже оборачивался драконом и ночью летал к нему? А может это природный запах, который ни с чем не спутаешь…

В больничном крыле меня осмотрел лекарь, натер ногу какой-то светло-зелёной мазью и ушел, оставив меня в одной комнате с Марсом, дожидаться, пока мазь впитается целиком. Марс уходить не собирался. Неожиданно он поднялся со своего стула, подошёл к моему и сказал:

– Давай немного полежим вместе. Здесь есть кровати. Твоей ноге нужен отдых.

Прежде чем я успела подумать об абсурдности этой идеи, Марс помог мне подняться со стула и проводил прихрамывающую меня до ближайшей кровати. В следующую минуту я уже лежала спиной к нему, а его рука легла мне на плечо.

«Почему я согласилась полежать с ним? Совсем выжила из ума? Почему так быстро… Если только он…»

– Марс, ты соврал мне, когда говорил, что не умеешь использовать Волю дракона. Только что ты использовал её на мне.

Ладонь Марса застыла:

– Как ты догадалась? Всего-то лёгкое подталкивание, я не слишком старался…

– Зачем ты это сделал?

– Хотел побыть с тобой рядом. В твоей спальне полежать вместе не получится – слишком много глаз. А здесь… Я могу, наконец, исполнить своё давнее желание – прикоснуться к тебе, удостовериться, что ты реальна. Ты же мне позволишь?

– Когда ты ослабишь Волю дракона, я могу вцепиться ногтями тебе в лицо, – вкрадчиво заметила я.

– Ну, а пока ты послушная девочка, – продолжал поглаживать моё плечо дракон, – расскажи о себе. О том, какой ты была маленькой. Мне всё интересно знать о тебе. Даже то, что кажется тебе совсем не важным.

– Что тебе рассказать? В детстве я часто ездила в деревню к бабушке. Однажды мальчишки привели коня без седла. Предложили мне прокатиться. Но я слышала историю, как одна деревенская девчонка насмерть разбилась, вот так покатавшись. И до сих пор я жалею, что тогда не попробовала покататься.

– Нашла проблему. В Академии есть конюшня, ты можешь научиться ездить на лошади. Но зачем тебе это, когда у тебя есть личный дракон?

– Но ты же не хочешь раскрывать себя?

– Я набираюсь сил. Рано или поздно, мне захочется в небо, и Академия не сможет стать моей новой тюрьмой. Тогда я возьму тебя с собой. Ты полетишь со мной, Элен?

– Почему бы и нет, – улыбнулась я, не понимая, отчего в столь близком соседстве с драконом я чувствую прилив бодрости и сил. Мне захотелось взглянуть на него, и я перевернулась лицом к нему. Яркие глаза, точно сапфиры, поблескивая синевой, смотрели в самую глубь меня. Мне показалось, что все мои печали и страхи растворяются в этом взгляде.

– Я хочу тебя поцеловать, – неожиданно в лоб заявил разрумянившейся дракон. – Можно я использую Волю дракона в последний раз?

– Нельзя, – помотала головой я. – Для таких вещей нельзя. И мы с тобой ещё слишком мало знакомы, чтобы целоваться, Марс.

– Но ты же никого не любишь. Твоё сердце свободно, ведь так? – спросил Марс, и в глазах его мелькнуло подозрение.

– Во-первых, ты не должен спрашивать меня о таких вещах, ведь мы договорились оставаться друзьями. Во-вторых, у меня было неприятное расставание с парнем в моём мире, и я всё еще не отошла от него.

Перехватив мои ладошки своими ручищами, Марс поднёс их к своему сердцу:

– Маг предсказал, что меня спасет моя избранница. Кто, если не ты?

В это время дверь распахнулась, и вошёл лекарь. Посмотрев на нашу парочку, лежащую на кровати, он покачал головой:

– Эх, молодёжь! Почему больничные комнаты для вас являются тёплым любовным гнёздышком? Сколько здесь работаю, никак не пойму.

– Какое ещё любовное гнёздышко?! Мы не влюблены! – вскочила с кровати я и тут же упала обратно, скривившись от боли. Лодыжка всё еще болела и от разогревающей мази как будто сильнее опухла.

– Вот и чудесно. Теперь оба можете возвращаться в общежитие.

***

Марс проводил меня до моей комнаты, но всю дорогу молчал. Только перед тем, как попрощаться сказал:

– Учти, я сдаваться не собираюсь.

– Удачи, – смогла улыбнуться я, хотя настроение было отнюдь не весёлым. Неожиданное признание Марса в чувствах застали меня врасплох.

За столом в гостиной пила чай Катиша Сэл. Я решила присоединиться к ней, потому что понимала, что пообедать вряд ли удастся.

Мы разговорились. Речь пошла о мире Катиши.

– Я не хочу возвращаться туда, – уверенно сказала девушка, отпивая глоток чая, – возможность стать ученицей спецкурса для меня многого стоит. Понимаешь, в моём мире идёт кровопролитная война. Мой старший брат сейчас в армии, а меня отправили учиться на медсестру, чтобы потом я смогла работать в госпитале. Но, я боюсь вида крови и ненавижу медицину. Поэтому даже если я не стану королевой, всё равно хочу закрепиться в этом мире как выпускница Академии Грозового Облака. Я хочу выйти замуж за сильного мага и создать крепкую семью.

– Но, ситуация в этом мире нестабильная. Знать не хочет чужака на роль правителя, и по дороге на нас с Марсом даже устроили нападение. Что, если здесь тоже начнутся военные действия? Сбежишь в третий мир?

– Здесь у меня есть магия, и я верю, что даже при плохом исходе не останусь слабой и безоружной.

– Кстати, о магии… Что у тебя за магия, Катиша?

– Восстановительная. Я могу заново создавать разрушенные вещи. Вот, например, видишь эту чашку.

Я кивнула. Спустя мгновение Катиша резко смахнула чашку со стола и та разбилась на много частей. Мне захотелось спросить, зачем она это сделала, когда девушка вдруг соединила руки, ладонями к друг другу, и что-то прошептала. Спустя секунду чашка снова стала целой, словно и не падала со стола. Катиша подняла её.

– Вот так оно работает, – сказала девушка и я зааплодировала ей, когда в комнату ворвалась Анита Басс. Я порадовалась тому, что она заявилась без свиты хихикающих девочек-погодок.

– Развлекаетесь? А я как раз ищу тебя, Елена. Не бойся, я здесь не для того, чтобы подшучивать над тобой. Я прошу: оставь в покое Марса Су. Мы организуем новый клуб, и он обязан в него вступить.

– Мне казалось, ты считаешь его простолюдином. И сегодня утром он сжёг твою сумку, не так ли?

– Я пересмотрела свои взгляды на новых мальчиков, когда услышала их пение и игру в классе музыки. Марс – редкий маг огня и играет на скрипке, как настоящий дворянин. Я решила забыть о его низком происхождении и пригласить следовать за элитой.

– Сомневаюсь, что он последует за тобой, Анита. И не понимаю, почему ты пришла договариваться об этом со мной. Моё мнение на него не повлияет.

– Не влияет настолько, что он уносит тебя на руках с урока фехтования? – злым голосом заметила Анита и, бросив взгляд в зеркало, поправила чёлку.

– У вас нет других дел, кроме, как следить за нами? А я думала, вами управляет принц Ивград.

– Я и мои подруги также состоим в клубе принца Ивграда. Однако, я знаю его с детских лет. Нам двоим вместе скучно. Поэтому подумай хорошенько о том, Елена, чтобы отдать мне Марса.

– Понятно. Увы, я не распоряжаюсь Марсом, поэтому ничем не могу помочь.

– Только попробуй соблазнить его! Посмей перейти мне дорогу, и я разобью тебя, как эту чашку, – мрачно пообещала Анита, смахнув со стола чашку, и выскочила из гостиной.

– Видишь, как полезны мои способности, – сказала Катиша, повторяя фокус с чашкой.

– Эта Анита – просто ненормальная, – ответила я, отмечая, что чашка была пустой, и пятен на ковре не осталось.

***

Ночь прошла спокойно, если не считать, что мне снился дракон. Ситуация была точь-в-точь, как когда-то в деревне.

Мальчишки привели ко мне дракона без седла и предложили полетать. Я испугалась и отказалась, тогда дракона забрали, и, уходя, он бросил на меня тоскливый взгляд.

Проснувшись среди ночи, я думала, каким драконом мог бы стать Марс. Наверняка изящным и сильным. Таким, глядя на которого в небо, сердце тревожно замирает – а вернётся ли он?

Надо выбрать время и попросить Марса показаться в истинной форме.

Глава 14

На следующий день у нас были занятию по контролю магии с ректором. Я готовилась к встрече с королём Лафландрии, с утра разглаживая свою академическую форму утюгом. Закрепив волосы шпильками с жемчужинами на конце в высокий пучок, я сказала себе, что выгляжу совсем неплохо и могу показаться Его Величеству.

В столовой я встретилась с Марсом и Антоном. Те встретили меня радушно, спрашивая:

– Готова увидеть короля?

Я кивнула.

– Выглядишь аккуратно, только синяки под глазами портят впечатление, – «обрадовал» меня Марс. Затем он сбегал за едой для меня, на зависть Аните и её подружкам.

Съев вкусный омлет с овощами, я размышляла о том, почему ночью мне приснился дракон и стоит ли об этом рассказывать друзьям. Возможно, если бы за столом не было Антона, я бы поделилась с Марсом этим сном.

Антон до сих пор не знал об истинной сущности Марса. И неизвестно как он это воспримет. Пока я заметила, что парень будто соревнуется с Марсом в любой области. Вчера он, до седьмого пота, фехтовал с одним из парней спецкурса, заметив стычку Марса и принца Ивграда.

***

В класс для совместных занятий мы пришли втроём – я, Антон и Марс. Это оказался зал с позолоченными колоннами и длинным деревянным столом. За столом не было посуды, но там уже сидели студенты спецкурса. Там же находились Ивград и Делира. Наверное, им разрешено избирательно посещать занятия как своего курса, так и спецкурса, но сегодня – обязательный урок.

Ивград окинул нас внимательным взглядом, но ничего не сказал. Без своего дружка Рича он выглядел потерянно, ни с кем не разговаривал и излучал холод.

Я помахала рукой Делире и Катише, затем мы отодвинули стулья и сели по местам. В это время двери зала отворились, и вошёл король. Управляющий Академии выглядел величественно в алой шёлковой мантии и с лисой, перекинутой через плечо. Я узнала Хвою и улыбнулась ей.

Пользуясь, случаем, я внимательнее рассмотрела лицо директора. У него оказалась небольшая бородка и лысина в ярко-рыжих, как у Делиры, волосах. В целом король Бермут выглядел неплохо.

Тут он заговорил:

– Воля дракона собрала здесь студентов из моего мира и из других миров. Она ищет себе наследника, и именно, благодаря ней, вы смогли переместиться в этот мир.

Сегодня я проведу первое занятие по контролю Воли. Вас всего десять человек, и я распределю вас на пары, – с этими словами он достал листочек с именами и произнёс, – Марс с Делирой, Элен с Ивградом, Катиша с Антоном, Ариса с Петром, Агат с Робертом.

– Вот так вот, зеленоглазка. Пересаживайся ко мне, – холодно улыбнулся златокудрый принц, снова напоминая мне о той встрече в спальне третьекурсников. Его предложение встретило сопротивление в лице Марса, который услышав, что мне следует пересесть, раздраженно зарычал.

– Развлекайся с моей сестрёнкой, – бросил Ивград, – мы ещё успеем познакомиться поближе, Огонёк.

– Не хочу знакомиться ближе, и Элен не позволю, – злобно выдохнул Марс, но тоже пересел к Делире.

– Что дальше, учитель? Для контроля Воли мы должны взяться за руки?

Директор бросил нечитаемый взгляд на своего приёмного сына. В одно мгновение мне стало понятно, что король Бермут не рассматривает Ивграда в роли наследника короны, и не хочет, чтобы он присутствовал на этом занятии.

А вот за дочь напротив, переживает. Но тут уже Делира не хочет становиться королевой, а сюда пришла лишь потому, что отец настоял.

– Всё правильно, Ивград, вы должны взяться за руки. Пока вы не можете использовать бестелесный контроль, следовательно, должны обнаружить точки контроля на теле своего партнера.

Пришлось протянуть Ивграду руки. Тот перехватил их чересчур быстро, тихонько прошептав:

– Такие маленькие пальчики, так удобно целовать.

Я в раздражении попыталась, забрать назад свои руки. В этот момент лиса Хвоя спрыгнула на стол и медленно по нему прошлась, не удостоив вниманием Антона, который протянул к ней ладонь, и Ивграда, который решил, что сегодня может дотронуться до всего, чего желает. Хвоя мазнула по его запястью роскошным рыжим хвостом и вдруг остановилась напротив меня, словно о чём-то задумавшись.

– Сегодняшний наблюдатель урока – учебный зверь Хвоя определит, если для кого-то занятие окажется не под силу. К тому же она питается магией, так что будьте осторожны!

Лиса облизнулась, глядя на меня и бросив фразу:

– Я тебя нашла, вкусненькая! – прыгнула мне на колени.

Она свернулась в клубок, лежа на моих коленях. Мне хотелось её погладить, но Ивград держал меня за руки крепко, а король тем временем говорил:

– Сейчас я выпущу Волю дракона и дам почувствовать её каждому из вас. Вы можете использовать свою магию, чтобы обратить контроль Воли на своего партнера.

Итак, я начинаю. Закройте глаза и представьте перед собой грозовое облако. Оно совсем рядом перед вами, вы можете его коснуться. Неожиданно молнии перестают сверкать, и вы видите рядом с вами тёмную неоднородную субстанцию. Постарайтесь представить, как она впитывается в вас целиком.

Я почувствовала, что моё тело тяжелеет. Голос короля казался единственно правильным, подчиняться его приказам стало необходимостью.

– Вы только что впитали в себя Волю дракона, которую я временно освободил. Теперь проверьте Волю на вашем партнёре.

Я словно очнулась от дремоты. Передо мной был принц Ивград, руки которого слабо дрожали. На коленях сидела довольная Хвоя. Кажется, она тоже питалась энергией, призванной королем.

Что же мне нужно сделать? Всего-то управлять сознанием другого человека. А если у меня не получится, то он сделает это со мной, и, возможно, в дальнейшем обучении в Академии не будет смысла, если король разочаруется во мне. Я должна постараться проявить себя.

Внезапно ко мне пришло видение.

Огромный зелёный луг, рядом с которым растут заросли крапивы. Маленькая девочка с повязкой на лице бегает по лугу в поисках мальчика. Тот, то забирается на дерево, то прячется за заброшенную конюшню, и девочка не может его поймать и закончить игру. В конце—концов, она начинает плакать:

– Я сдаюсь, мне тебя не поймать, братик Ивград. Мне надоела эта повязка и игра, можно её снять.

– Нет, пока меня не поймаешь. Таковы правила игры, – кричит парень с дерева, и девочка устремляется на звук его голоса.

Тут он подбегает к зарослям крапивы, обегает их и кричит:

– Я здесь, смелее, лови меня!

Малышка устремляется к зарослям крапивы в ее рост и спрашивает на ходу:

– Я правильно бегу, братик?

– Ты молодец, всё правильно делаешь. Вот же я, до меня всего два шага!

Минуту девочка топчется возле крапивы, а потом делает несколько шагов в самую гущу и проваливается в яму с крапивой.

От боли она рыдает навзрыд, стаскивает с себя повязку, раня при этом лицо. На белой коже появляется уродливая алая сыпь. Девочка кричит брату:

– Мы договаривались не играть здесь. Почему ты сделал так, чтоб я упала в яму с крапивой? Я же – твоя сестра!

– С тех пор как отец погиб, у меня нет других родственников, кроме матери. Ты – дочь того проклятого мужчины, за которого мать вышла замуж, ты мне не сестра!

Тут на крики прибегают слуги и родители детей. Все осуждают юного Ивграда за то, что он «завел» сестру в яму с крапивой, откуда ее приходится вытаскивать сразу двум слугам.

– Этот юнец обидел Делиру. Он плохо воспитан, – сказал король Бермут.

Его жена умоляюще сложила руки:

– Прости его, он ещё мал и не понимает, что делает.

—Из-за него Делира будет бояться играть с друзьями, подсознательно считая, что они задумали над ней недобрую шутку. Твой сын опасен и непредсказуем. Я думаю, стоит определить его в школу, которая находится далеко от столицы. Строгое обучение изменит его к лучшему, да и в Академию Грозового Облака будет проще поступить.

– Но, принц никогда не покидал раньше родной дом. Может, чуть позже…?

– Желаешь, чтобы я наказал его за сегодняшнюю выходку ещё сильнее?

– Нет, дорогой. Думаю, ты прав. Ему необходимы строгие учителя…

Глава 15

На этом моменте меня, словно рекой, выносит из чужих воспоминаний. И я понимаю, что некоторое время управляю чужой волей, потому что Ивград выпустил мои руки и напряженно рассматривает свои собственные, словно впервые их видит.

«Ущипни себя за щеку», – вдруг пожелала я и с удивлением увидела, как Ивград выполняет моё поручение. Потом снова отрешённо смотрит на меня и тут в его тёмных, как октябрьская ночь, глазах появляется ужасная злость.

– Ты! Да как ты посмела управлять мной, маленькая дрянь! Ты без спроса влезла мне в голову! Да я тебя своими руками задушу!

– Я не понимаю, почему ты злишься. Мы на уроке, я просто выполняю данное ректором задание.

– И у тебя отлично получается, – проворковала лисица, касаясь моей руки.

– Нет! Ты мне ответишь за это унижение! – заорал принц, схватив меня за плечи и резко встряхнув. Я вскрикнула, но Ивград вдруг разжал пальцы и схватился за сердце.

– Мне плохо… Помогите… – попросил он, покачнувшись, и я успела увидеть, как закрылись его глаза. Беззвучно Ивград упал на пол, чудом не ударившись о ближайший стул.

Все взгляды присутствующих были устремлены на нас, и я испуганно поспешила заявить:

– Я ничего не делала, просто использовала Волю, и у меня получилось. Но, кроме этого, я ничего не делала!

Лисица встрепенулась, соскочила с моих колен и обежала вокруг принца:

– Это не из-за действия Воли дракона. Милая Элен, ты не виновата. Похоже, магические инъекции с драконьей кровью, которые он принимал, подействовали. А это – откат. Тот, кто замахивается на силу дракона, должен знать о последствиях. Ивград испытывает на себе действие драконьей болезни! И даже нашим лекарям будет трудно ему помочь.

Принц застонал, обхватывая себя руками, по его лицу стекал пот. Кажется, он был не в себе.

Я подумала, что могу помочь ему. Ведь с Марсом у меня получилось. Но, как предложить помощь и не вызвать подозрений?

– У меня есть целительная магия. Я могу попробовать помочь ему.

Тут заговорил ректор, который подбежал к приёмному сыну и положил его голову себе на колени:

– Вы можете попытаться до прихода нашего лекаря. Меня беспокоит этот внезапный приступ.

Я поднялась со стула и опустилась на колени рядом с принцем Ивградом, положив руку ему на лоб. Вспоминала те ощущения, которые испытывала, когда лечила Марса, вспомнила стишок-неболейку:

– Уйдите, боли, на чистое поле, на синее море, на тёмный лес, на калину, на малину, на горькую мать-осину!

Руки словно прикоснулись к какому-то шершавому покрывалу. Кожа Ивграда на мгновение приняла форму чешуек. «Дракон?» – успела подумать я, и в тот же момент пальцы пронзила ужасная боль, словно сотни маленьких игл воткнулись в ладонь.

– У вас кровь! – испуганно заметил ректор.

Я же резко отдёрнула руку от чужого лба, доставая из кармана носовой платок, и в этот момент Ивград открыл затуманенные болью глаза:

– Мне лучше. Что со мной? Почему я упал? Почему она рядом? – кивнул принц в мою сторону.

– У тебя проявились первые признаки драконьей болезни, – деловито пояснила лисица, – а у Элен есть способности целителя. Похоже, она помогла тебе, раз ты пришёл в себя.

– Но ты сейчас же отправишься к лекарям. Это не обсуждается, – отрезал ректор, – сможешь пойти сам или тебя отнести?

– Испытать такое унижение – быть перенесённым на чьих-то руках в лазарет может только бессильный человек. Я дойду своими ногами, спасибо! А ты, – взглянув на меня, Ивград вдруг смутился, – я уже дважды обидел тебя, а ты решила мне помочь. Как мило. Я запомню это, зеленоглазка. Но, твоя сила и, правда, удивительна. Однако, как же обидно… Делая столь болезненные уколы, я получил лишь негативную сторону драконьей силы. Если не считать силы драконов в физической форме, то есть ли смысл становиться ими?

Марс, услышав его слова, лишь покачал головой. Посмотрев на него, я попробовала угадать его мысли. И мне почудилось, что он думает старинной русской поговоркой: «В не свои сани не садись!»

Конечно, Марс осуждал любое использование драконьей крови, особенно такое глупое, приведшее к заболеванию.

Я подумала о том, что скажет Ивград, если узнает, что, под одной крышей с ним, живёт настоящий принц-дракон. Тогда его зависти не будет предела.

В это время пришел лекарь и забрал Ивграда. Так я лишилась партнера по занятию, но смогла наблюдать за поединком других участников.

Марс заставил Делиру подарить ему воздушный поцелуй. После этого президент студенческого совета, ожидаемо, влепила оплеуху глупому дракону.

У Антона не получилось воздействовать на Катишу. Зато девушка выманила у него последние карманные деньги.

За остальными я и толком понаблюдать-то не успела. Но, кажется, с контролем Воли у них ничего не вышло. Прозвенел звонок, знаменующий окончание пары.

Лисица снова прыгнула на стол, мазнув по мне пушистым хвостом, и сказала:

– Спасибо за угощение. Твоя магия такая вкусная. Не встречала подобного человека во всей Академии.

С этими словами лисица снова забралась на плечо директора, а тот, погладив её по рыжей холке, посмотрел на меня проницательным взглядом:

– Вы очень необычны, Елена. Всего одно занятие, и у вас уже получилось подчинить себе Ивграда. Возможно, нам с вами нужны отдельные дополнительные занятия. На мой взгляд, вы – самая способная ученица спецкурса, и, возможно, первая претендентка на корону.

– Но, у Марса тоже получилось подчинить чужую волю… – тихо сказала я, и получила в ответ:

– Вы правы. Но он изначально не был выбран Волей дракона, верно? Он присутствует на занятиях ровно до того момента, как сможет спокойно зачислиться на первый курс, а это произойдет месяца через три. Вы же – Избранная Волей дракона, дева, вы – особенный случай. И ваша целительная магия, способная бороться с драконьей болезнью, просто уникальна.

– Ну, если вы так говорите… – растерялась я, чувствуя во всей этой похвале какой-то подвох.

– Меня торопят с выбором преемника. Но мои дети – Ивград и Делира – совсем не радуют меня успехами. Вот если бы у меня была такая дочь, как вы…

– Но у меня уже есть родители, – удивилась я такой перспективе.

– Вам всё равно стоит подумать. Я бы научил вас всему, что касается контроля Воли дракона, как своего собственного ребенка.

Я растерялась от такого предложения. Кажется, король хочет сохранить «деньги в семье», ведь так? Хорошо это или плохо для меня? Но я – не маленький ребёнок, чтоб меня удочеряли.

– Подумайте о моём предложении, – сказал ректор, – и до свидания.

С этими словами он ушёл, оставив меня наедине с противоречивыми эмоциями. Заметив мою растерянность, Марс подошёл и обнял меня за плечи, шепнув на ухо:

– Всё в порядке?

Я качнула головой в знак того, что всё хорошо. А потом мы вместе отправились в столовую.

Глава 16

С аппетитом пережевывая жареный рис с морковью, я старалась забыть странное предложение короля. Возможно, я и хотела стать королевой, но, подчиняться выбору других, делать, как они считают, для меня лучше, я не собиралась. Я решила ответить правителю отказом. Мне не нужны покровители, тем более явно что-то затевающие за моей спиной.

Марс нахваливал душистый рис, сдобренный маслом и запечённое мясо, когда к нашему столику подошли три девицы. В двух из них я узнала первокурсниц, а в третьей – Аниту Басс. У меня сразу пропал аппетит.

– Марс, почему ты всегда обедаешь вместе с Элен и Антоном? Не можешь уделить нам немного времени?

– А что случилось? – спросил Марс, – вам нужна моя помощь?

– Мне очень даже нужна. Я пришла пригласить тебя на ежегодное мероприятие. Называется «студенческие качели».

Перед центральным зданием учебного центра располагается площадка с качелями. Каждый год юноши и девушки приходят туда и занимают одну из качелей, украшенных цветами. Студенческий совет выбирает самую яркую пару и украшает их волосы венками, называя их «Королём и королевой». В этом году я хочу занять первое место вместе с тобой, Марс.

– Но я уже занят. Я уже договорился о вечерней прогулке с Элен.

– Но, ты не можешь отказаться…! Я же тебя пригласила!

– Прости, но всё уже решено, правда, Элен? – спросил Марс, посмотрев на меня умоляюще.

Я мысленно тяжело вздохнула. Этим вечером я собиралась отдохнуть и не планировала никаких мероприятий. Пусть даже и компания была неплохая.

Анита сузила глаза и цепко уставилась на меня:

– А вы меня не обманываете? Вы, правда, идёте вместе?

Я решила не усложнять ситуацию и кивнула:

– Да, идём на эту вечеринку парочек. Прости, но ты опоздала.

– Может, вы собрались ещё и победить?

– Непременно, – отозвался Марс, – иначе, зачем даром тратить время?

– Что ж, – неожиданно лицо Аниты просветлело, – а не хотите пари? В случае, если вы выиграете соревнование, я и мои подруги больше никогда не будем вредить Элен, а, если проиграете, Марс станет моим слугой на целый месяц.

– Это же несоизмеримо, – разозлилась я.

Тут вмешался Марс:

– Я могу стать личным слугой не больше, чем на неделю.

– Значит, ты одобряешь эту сделку? – обрадовалась Анита.

– Если твои подруги оставят в покое Элен, то я согласен.

– Отлично. Потом не плачь, – Анита резко развернулась от нашего стола, и, высокомерно вздёрнув голову, пошла прочь. За ней потянулись её подружки.

– Теперь мы обязаны выиграть, – заметила я, – или ты будешь следовать за ней, как собачонка, целую неделю.

– Президент студенческого совета – твоя подруга, значит, у вас есть шанс на победу, – с завистью протянул Антон.

Он всё это время сидел рядом, слушал, теребя светлую прядь волос, и удивлялся популярности Марса. Парню явно было обидно, что Анита не предложила провести вечер вдвоём ему.

– Анита – красивая девушка. Тебе она нравится? Так почему бы не побежать сейчас за ней и не предложить ей совместную прогулку? – удивлялась я, глядя на заскучавшего Антона.

Тот растерянно моргнул:

– А ты не станешь ревновать?

– Размечтался, – сказала я.

– Тогда пока, – Антон не закончив расправляться с мясом, покинул наш стол, побежав за Анитой.

Мы с Марсом остались вдвоём, и я спросила:

– Зачем ты сказал, что мы идём вместе? Мог бы просто ей отказать.

Марс протянул руку через стол и накрыл ладонью моё запястье:

– Я хотел позвать тебя на свидание, но не мог собраться с духом. А тут Анита нашла хороший повод… Разве тебе не хочется покачаться на качелях? Думаю, будет весело.

– Если ты так считаешь, – смутилась я от одного слова «свидание».

***

Вечером я сменила форму на летнее платье синего цвета с длинной струящейся юбкой, которое купила в местном магазинчике одежды. Распустив волосы, я посмотрела в зеркало и нашла своё отражение привлекательным.

Катиша тоже собиралась на это мероприятие и поделилась своей косметикой, так что моё лицо засияло новыми красками. Зеленые глаза казались ярче, ресницы стали гуще, а губы напоминали цветок вишни.

– Спасибо за помощь, – обратилась я к Катише. – А с кем ты собираешься пойти на качели?

– С Алисой Кроу. Мы обе новенькие и должны держаться вместе, – ответила девушка.

Я замолчала, подумав, что слишком быстро обзавелась кавалером в новых условиях. Не торопимся ли мы с Марсом? Но почему при мыслях о нём сердце словно поёт?

– Выглядишь замечательно, – сказал дракон, когда увидел меня, а счастливый блеск его глаз стал для меня лучшей наградой за долгие сборы. Сам дракон переоделся в светлые брюки и лёгкий свитер тёплого оттенка. Я удивилась, как мы с Марсом разминулись в магазине одежды.

…Когда мы подошли к главному учебному зданию, то увидели украшенные цветами качели. Их оказалось много, но и учеников собралась целая толпа. В большинстве все качели были заняты.

– Ну, и как мы теперь выиграем спор с Анитой? – вздохнула я.

– Очень просто. – Марс сделал аккуратный пасс рукой, и парочка рядом с нами заорала:

– Пожар!

Оказалось, что вспыхнули цветы, которыми были увиты качели. Но стоило парочке сбежать, как пламя исчезло само собой.

– Всё, можешь садиться, – великодушно предложил Марс.

– Но это же нечестно! Эти качели были заняты! – возмутилась я такой наглости.

– Сейчас они свободны. Или хочешь, чтобы их занял кто-то другой? Я не хочу быть слугой Аниты ни одного дня, уж прости.

– Надо было занимать время ещё с полудня, мы долго собирались… – расстроено заметила я.

– Давай договоримся так: я больше не буду использовать свои способности огненного мага, чтобы пугать невинных людей. Это случилось, в первый и в последний раз, прости меня за это, – примирительно заметил Марс и, сжав мою руку, подвёл к качелям.

Мы сели на качели и, молча, наблюдали за догоравшим закатом. Воздух был наполнен ароматом белых лилий, которыми были оплетены наши качели. Наши руки встретились, и мы просто безмятежно вдыхали вечерний воздух, слушая отголоски разговоров других парочек.

– Сидим здесь прямо как богован Кришна и дева Радха, – тихо сказала я.

– А кто это?

– Персонажи из индийской мифологии. Они всегда вместе, на качелях, принимали приношения в виде цветов и фруктов. Они —несчастные возлюбленные, разлученные в этом мире, но которые должны встретиться в другом. Ладно, ты все равно не поймёшь. Расскажи лучше о своём детстве, – попросила я. – Я рассказывала тебе немного о своём, теперь с удовольствием послушаю тебя. Конечно, если ты хочешь об этом говорить.

– Что тебе рассказать? – вздохнул Марс – это не так уж и интересно, но, если ты просишь.

В детстве у меня был брат, которого звали Овидий, и я его очень любил. Когда отец запрещал мне заниматься чем – то, кроме тренировок с мечом, Овидий приглашал меня к себе. В его комнатах я мог свободно рисовать и играть на скрипке. Когда отец однажды узнал об этом, он вызвал Овидия на поединок. Он сказал, что позволит Овидию заниматься моим воспитанием, только при условии, что он сможет ранить отца в бою.

Мой брат, в течение изнурительного боя, смог оставить на лице отца небольшую царапину, а сам получил огромный шрам через всю грудь. Всё ради того, чтобы у меня было счастливое детство. Отец оставил меня в покое. И я смог заниматься тем, что мне нравилось.

– Твой брат был хорошим человеком. Он умер из-за драконьей болезни?

– Я говорил так раньше, но более не буду тебе врать. Мой брат погиб из-за охотников на драконов. Тогда, когда вирус стал распространяться по земле, мои родители сильно заболели. Мы с Овидием решились лететь в соседнюю страну, чтобы привезти с собой известного лекаря. По дороге, когда мы были в форме драконов, на нас напали тёмные маги, которые сговорились с охотниками на драконов. Удар тёмной магией должен был получить я, но брат прикрыл меня собой. Я успел поймать его, обращённое в человека, тело у самой земли. Но он не пережил удара тёмной магии. Мне пришлось вернуться в замок родителей с его телом на руках. Лишь после этого появился волшебник Белунг, усыпил меня и забрал с собой в ту пещеру, где ты нашла меня.

– Охотники на драконов есть и по сей день?

– Думаю, есть, но они занимаются другими делами. Теперь они просто плетут интриги против короля и делают себе уколы драконьей крови.

– Тебе опасно раскрывать себя. Прошу, храни тайну о себе как можно дольше, пока мы не разберёмся, кому, здесь, в Академии можно доверять.

– Я всего лишь хочу защитить тебя, Элен. Если для этого мне понадобиться обратиться в дракона, я незамедлительно это сделаю.

– Вы так близки друг к другу. Ну, точно влюблённая парочка, такое ощущение, что вы забыли, где находитесь, – раздался недовольный голос президента студенческого совета Делиры Мошен.

Я резко отстранилась от Марса и, освободив из его руки свою ладонь, замерла, глядя в тёмно-карие глаза Делиры. Мне почему-то стало неловко под её взглядом. Она казалась какой-то одинокой и грустной. Но это ощущение прошло сразу же, как из-за её спины вышел Ивград, собственной персоной. В золотистом костюме он выглядел красавцем, способным одним взглядом завораживать женские сердца.

– Кто у нас здесь! Огонёк и зеленоглазка! Как мило! Жаль портить вам свидание, но, как член студенческого совета, я обязан попросить вас зарегистрировать вашу пару, – он буквально всунул мне листы бумаги, и пришлось присмотреться, чтобы разобрать, что на них написано.

В итоге рядом с Ивградом материализовался Рич в чёрном костюме и черных перчатках, выглядящий, как гангстер из моего мира, и сильно толкнул наши качели, так что я упала бы, если бы меня не придержал за плечо Марс. Тем временем Рич веселился:

– А чего вы не раскачиваетесь? Это же вечер качелей! Давайте я раскачаю вас сильнее!

Марс свесился с качели, чтобы сказать:

– Я тебе перчатки в горло засуну, если ещё раз так сделаешь.

И Рич мгновенно испарился. Ивград, забрав регистрационные бумаги, тоже ушёл. А Делира вдруг улыбнулась:

– Вы отлично смотритесь вместе. Сделанные мною венки вам очень пойдут, Король и Королева вечера.

– Ты же делаешь это не потому, что мы с тобой дружим, – осторожно спросила я.

– Нет, многие проголосовали за вас. Марс очень популярен. Держись за него, а то здесь много охотниц до красивого и умного парня.

Глава 17

Ночью мне приснилось, будто я стала драконом Марсом. Мне привиделось его прошлое. Как он летел с братом Овидием за лекарем, и на них напали драконоборцы.

Сначала я видела ослепительно яркое, небо над головой и встречала радостным рёвом пролетающие мимо стаи птиц. Высота казалась чудовищной, и я почти не смотрела вниз, а только вперёд. Но сильные крылья выдерживали порывы ветра, и за моей спиной летел любящий брат Овидий, всегда готовый поддержать меня. Вдруг я услышала громкий хлопок, и заметила, что брат прямо на глазах преобразуется в человеческую форму. Я успела резко спикировать вниз, к земле, и подхватить его легкое тело своими когтями.

Но было поздно. Злость и ярость охватили меня. Я сожгла своим огненным дыханием всех, в ком заподозрила преступников – а это не меньше тридцати человек, собравшихся для охоты. Но Овидия это не вернуло. Вернувшись в человеческую форму, я нежно прижимала к груди остывающее тело, покрытое чёрными пятнами, оставшимися от тёмной магии.

… Я резко проснулась, подпрыгнув на кровати. Обычный сон, навеянный вчерашним разговором с Марсом, только и всего. Голова казалась очень тяжёлой, меня подташнивало.

Я встала с кровати, кое-как добралась до гостиной и налила себе стакан воды из высокого хрустального графина. Потом снова вернулась в постель, и услышала, как шепчутся первокурсницы:

– Этот запах ядовитой ренадонны пропитал всю комнату. У кого же она спрятана?

– Что еще за ренадонна?

– Самый ядовитый цветок в землях Лафландрии. У него характерный запах горчичного мёда. Вчера мы не обратили внимания – многие принесли с собой цветы с вечеринки качелей. Но сегодня все проснулись с головной болью. А это значит, что кто—то из наших вчера притащил это растение и отравил нас всех.

Тут меня окликнула Катиша:

– Элен, я беспокоюсь. Алиса обычно встаёт рано, а тут никак не может проснуться.

– Обыщите её вещи! – громко загудели испуганные первокурсницы, услышав наш разговор.

– Мы нашли ренадонну! В цветах на её столике было это растение! – девушки продемонстрировали нам веточку с красными цветами и крупными чёрными ягодами.

– Не думайте избавляться от неё! Это вещественное доказательство. Кто-то пытается отравить первокурсниц! – распоряжалась Анита Басс, очень вовремя заглянувшая в комнату.

В итоге, растение запаковали в прозрачный пакет и передали в дирекцию Академии. Пришёл лекарь, который осмотрев Алису, сказал:

– Она впала в кому из-за того, что дольше всего контактировала с ренадонной. Если бы вы позднее заметили, что происходит, могли быть ещё жертвы. Боюсь, что и Алиса не очнулась бы. Но сейчас, я надеюсь, что она придёт в себя не позже, чем через неделю. Скажите, кто мог подарить ядовитый цветок девушке?

Все замолчали, и тогда заговорила Катиша:

– Вчера было темно, и многие на празднике обменивались цветами. Мне и Алисе вручили немало цветов, всех их мы принесли в корпус общежития. Но ни она, ни я, пожалуй, не вспомним тех, кто их преподнес.

– Вот оно как, – покачал головой лекарь, – если бы вы вспомнили дарителя, можно было бы предъявить ему покушение на убийство. Это очень серьёзно, вы понимаете?

Катиша расстроено кивнула.

Я пыталась припомнить, кого видела накануне рядом с Катишей и Алисой, но лишь зря потратила время. В голову ничего не приходило.

***

Первым занятием этого дня были полеты. Я размышляла о том, как летают маги этого мира, и почему-то в мыслях всплывали мётлы, как в «Гарри Поттере».

Однако, когда мы пришли на место тренировки, я не заметила никаких мётел. На дворе стоял один прозрачный шар, рядом с которым переминался с ноги на ногу уже знакомый мне замдиректора Георг Бутт. Также нас с Марсом и Антоном ожидала компания учеников спецкурса, среди которых была принцесса Делира и её сводный брат.

– Вот мы и собрались все вместе, чтобы научиться летать без крыльев. Каждому из вас я вручаю эльтрон – магический шар для полёта. – С этими словами Бутт вытащил из кармана девять одинаковых шариков. – Эльтроны максимально удобны в использовании. Их единственный минус – невысокая дальность полёта. Вы можете летать на эльтронах только в пределах Академии и острова Клаус. Чтобы активировать свой эльтрон, просто нагрейте его в руках, и он превратится в большой шар в человеческий рост, такой, какой вы видите рядом со мной.

Самым первым шар материализовал Ивград, чем, кажется, безумно гордился. Он бросил на меня победный взгляд, на что я ответила ему полным равнодушием.

Затем свой шар материализовал Марс. Через двадцать минут усилий, и когда я призвала на помощь магию в своём теле, у меня тоже получилось создать большой прозрачный шар. После этого пришлось ждать, когда все остальные создадут шар. У Агата, одного из спецкурсников, это так и не получилось, и Бутт забрав у него мини-шар, создал для него большой.

– Прикоснитесь к своему шару и почувствуйте пульсирующую внутри него энергию. Шар трансформируется и расширится под ваши размеры. Каждый шар снабжён внутренним магическим креслом, в котором вы можете удобно расположиться.

Я положила ладонь на поверхность шара и почувствовала, как он всасывает меня внутрь. Внутри шара я буквально упала на мягкую поверхность и поняла, о каком кресле идёт речь. Прямо передо мной возник экран управления со стрелочками и центральной блестящей клавишей.

– Ого, какая продвинутая техника, – поразилась я.

– Сегодня вы полетаете в пространстве над Академией и вернетесь на это же место. Всё абсолютно безопасно. Будьте уверены, что вы не выпадете из шара, чтобы не случилось. Чтобы начать полёт, нажмите центральную клавишу. Чтобы опуститься на землю – ту же клавишу. Система имеет автопилот и помогает разминуться с остальными движущимися в воздухе шарами. Сегодня просто сделаете демонстрационный полёт, не надо нажимать на стрелочки управления эльтрона. Вы всё поняли?

Спецкурсники закивали. Я посмотрела в сторону Марса. Он выглядел воодушевлённо. Разумеется, ведь полёты – его стихия. Его стихия, а не моя.

Я вздохнула. С детства я боялась высоты. И не любила высокие места вроде всяких обзорных площадок, куда родители возили меня в выходные дни.

Глава 18

Что ж, один полёт меня не убьёт. Тем более на автопилоте. И только я так подумала, как шары один за другим стали подниматься в воздух.

Я нажала на панель и ждала результат, когда услышала за спиной крик Бутта:

– С шаром Элен что-то не так. По корпусу пошла трещина, едва он оторвался от земли. Внимание, он поднимается вверх и летит не по запланированному маршруту.

С ужасом я прилипла к экрану эльтрона, глядя, как стремительно удаляется от меня земля. В отличие от других шаров, медленно набиравших высоту, мой шар стремился высоко вверх. Создавалось впечатление, что он заколдован. К тому же я увидела ту трещину, о которой кричал замдиректора. Она была на уровне моих глаз.

Я снова нажала на кнопку пуска, надеясь, что эльтрон вернётся на прежнее место во двор. Но он продолжал подниматься вверх, как будто по чьей-то воле или приказу.

Внизу паниковали ученики, не успевшие улететь, и замдиректора:

– Мы должны вытащить её из шара. Господин Георг, вы должны преследовать её на своём шаре и вернуть обратно.

– Но эльтроны автоматически отклоняются друг от друга. Мне даже не подлететь к ней на шаре.

В этот момент один из шаров резко пошёл на снижение. Я увидела, как из него выпрыгнул Марс и решительным жестом снял рубашку. На глазах окружающих он материализовал на теле два мощных драконьих крыла и взмыл в воздух. Он полетел вслед за мной к ужасу собравшихся в воздухе и на земле людей.

– Это же драконьи крылья! Вы только посмотрите!

Я бы с удовольствием поглядела на выражение лица Ивграда, когда он услышал про драконьи крылья. Но сейчас меня больше волновало другое – шар с трещиной в корпусе поднимался всё выше в небо, набирая скорость.

«Кто-то хочет меня убить…Или убить любого ученика спецкурса», – крутилось в моей голове. Ведь бракованный эльтрон мог достаться любому ученику. Сейчас меня больше всего волновало, успеет ли Марс долететь до меня, прежде чем шар рассыплется прямо в воздухе?

На секунду чья-то фигура закрыла солнце, и я зажмурилась, понимая, что помощь близка. А когда открыла глаза, то увидела, что ко мне протянулись две сильные руки. Крылья Марса, перепончатые и похожие на крылья летучих мышей, то и дело по-птичьи делали взмахи прямо передо мной. Марс вытащил меня из эльтрона в самую последнюю минуту, когда тот взорвался. На минуту он перестал махать крыльями, а прикрыл меня ими, защищая и уберегая от летящих во все стороны осколков.

Когда я нашла в себе силы открыть глаза, то увидела кровь, бегущую по его красивому лицу. Я осторожно стерла красные пятна с его виска и прошептала:

– Спасибо!

Он, подхватив меня на руки, стал спускаться вниз, но не во двор Академии, а на берег острова Клаус. Я вцепилась в него так, будто у меня появились звериные когти. Страх упасть вниз с высоты никуда не делся, а только усилился при отсутствии шара, который защищал бы меня.

– Ты полуобернулся драконом? Почему не превратился полностью?

– Этим людям еще рано видеть настоящего дракона. Но я всё равно раскрыл себя. Король заметит меня после сегодняшней выходки.

– Но, что ты скажешь, если тебя спросят, откуда у тебя сила дракона и крылья?

– Скажу, что моя мать была жертвой экспериментов её мужа. А тот был драконоборцем. Не бойся, меня не запрут в подземелье, как странную зверушку. Я обязательно останусь с тобой.

Я вдруг поймала себя на том, что тихонько поглаживаю мягкие и шелковистые волосы Марса, но не отстранилась. Вместо этого я прошептала:

– Ты спас меня, ты – настоящий герой, Марс. Можешь просить, что хочешь.

Марс с минуту растерянно и с какой-то надеждой смотрел на меня, потом улыбнулся:

– Хочу, чтобы ты меня поцеловала.

– И это всё? – что-то внутри так и требовало подколоть моего бравого защитника. Неужели он не хочет чего-то большего?

– Если ты полюбишь меня, нам не придётся ставить друг другу условия, – склонил голову набок Марс, оценивающе наблюдая за мной.

Я решила, что хватит смущать парня и себя саму, просто приблизила своё лицо к нему и коснулась губами его губ. Между нами словно пробежала горячая волна. Я потеряла чувство времени, когда его упругий язык скользнул меж моих раздвинутых губ и, словно танцуя, со слепой жадностью исследовал мой рот. Коснувшись чужого языка своим, я ощутила расплавленный жар чужого тела и почувствовала, что земля подо мной рассыпается словно зерно под жерновами. Ощущения были такими острыми, что даже затмили взрыв эльтрона, который недавно так сильно напугал меня.

Я отстранилась первая, желая вернуть себе чувство реальности. Мы стояли на берегу моря, мои туфли насквозь промокли. Но я была счастлива, безмерно рада тому, что осталась жива, и то, что есть человек, который меня спас и которому я не безразлична.

Море оказалось очень живописным – тёмно-зеленые волны накатывали одна за другой и растворялись в белом песке побережья.

Я вспомнила, когда в последний раз была на море. В прошлом году в Турции с мамой. Хорошо тогда отдохнули на берегу Алании. Здесь море было другим. Казалось более тёмным и опасным, даже у самого берега. Гигантские пологие подводные камни, выделяющиеся мрачными глыбами меняли цвет и без того тёмной воды. Но мне все равно захотелось с криками носиться по пляжу, разбрызгивая вокруг себя изумрудно-зелёную воду.

– Тебе нравится здесь? – спросил Марс, и я быстро ответила:

– Ещё бы! Хотела бы жить здесь всегда.

– В прошлом, когда я был принцем-драконом, я часто путешествовал над морем. Я даже купался в море, когда рядом не было судов. Я тоже люблю море. Если бы ты так не хотела учиться в Академии, мы могли бы сбежать вместе и жить на берегу…

– Этот план никогда не поздно осуществить, Марс. Но, раз мы достигли Академии, давай позволим себе беззаботную студенческую жизнь хотя бы ненадолго.

– Какая же она беззаботная, когда ты чуть не погибла? В этой Академии скрывается зло. Кто-то хотел устроить несчастный случай и избавиться от тебя.

– Сначала Алиса, теперь я. Кто-то хочет избавиться от претендентов на корону, – предположила я, – надо выяснить, кто этот человек.

– Вижу, тебя притягивает опасность, Элен.

– Но, приключения – ведь это так интересно! – засмеялась я, наклонившись к воде, набрав полную горсть и бросив её в Марса. Затем я сорвалась с места и побежала по пляжу, цепляя носками туфель камешки и разноцветные ракушки.

– Решила обрызгать меня. Ну, погоди! – Марс преследовал меня, щедро обливая водой по пути.

Наконец, набегавшись досыта, мы решили вернуться в Академию. В конце-концов, за нас там волновались, хотя все видели, как Марс поймал меня в воздухе.

Едва мы приземлились на землю, как к нам подошёл Ивград с змеиной улыбочкой на лице:

– Смотрю, оба целы и даже побывали на море. Марс, откуда у тебя крылья?

– Мой отец был драконоборцем. Он был помешан на силе дракона и ставил эксперименты на себе и собственной жене. В отличие от тебя, принц, я принимал уколы крови дракона ещё во младенчестве. Как видишь, она проявила себя.

– Несправедливо! Тебе достались крылья, а мне драконья болезнь!

– Ничего не поделаешь. Ты же не думаешь, что я буду извиняться за это?

Ивград подошёл к Марсу совсем близко, и я вдруг отметила, что он ростом выше дракона:

– С этого дня, ты мой – личный враг. Я обязательно избавлюсь от тебя и докажу, что моя кровь сильнее и лучше.

– А я ничего не хочу доказывать, – усмехнулся Марс, – предпочитаю просто жить.

– Ах, ты! Говоришь, тебе уже незачем что-то доказывать, наглец! Ничтожество, считаешь себя лучше меня! – златовласый принц замахнулся, но Марс вовремя перехватил его руку:

– Осторожнее, принц. Всякому терпению может прийти конец. Как ты помнишь, Ивград, я – огненный маг. И больше не желаю слушать оскорбления.

В это время запястье, которое сжимал своими пальцами, Марс покраснело. С криком выдернув воспалившуюся руку, Ивград поспешил уйти, бросив на прощанье:

– Это ещё не конец! Ты не получал приглашения, чтобы учиться на спецкурсе. Тебя пожалели и взяли временно. Я сделаю так, что ты вылетишь из Академии.

– А вот это, дорогой Ивград, вряд ли случиться, – чей-то спокойный голос окликнул нас, и мы с удивлением увидели директора, который приближался к нам, наглаживая живую лису на своём плече. – Ох, и удивили вы нас, господин Марс Су. С того момента, когда вы явили драконьи крылья всей Академии, мы больше не можем позволить вам покинуть эти стены. Вы – ценность, которую мы обязаны охранять.

За последние сто лет никто не мог вызвать крылья дракона. Совершить даже неполную трансформацию – это невероятное достижение для народа Лафландрии. Поздравляем, теперь вы – официальный ученик спецкурса, хотя и не были отобраны Волей.

– Я – высшая ценность? – растерялся Марс. – я просто хотел спасти любимую девушку и смог трансформироваться. Да, вы же расследуете случай с неисправным эльтроном? Элен чуть не погибла!

– Разумеется, можете не волноваться, – отозвался король Бермут, и Хвоя на его плече вздохнула:

– Видишь, я была права, когда в самом начале испугалась этого странного парня. Лисы бояться драконов…

–Успокойся, он ещё не превратился в дракона, чтобы ты его боялась, – успокаивающе произнёс ректор.

– И не превращусь, – зачем-то встрял в их разговор Марс, – не хочу сидеть на короткой цепи в подземелье, и чтобы надо мной ставили опыты.

– То есть, вы не будете добровольно сотрудничать с нашими лекарями? – спросил Бермут.

– Я остаюсь в Академии только с условием, что не стану жертвой экспериментов, – ответил Марс.

– Хорошо, мы учтём ваше требование. Сейчас важнее всего выбрать наследника Воли дракона. Кстати, она же у вас не проявилась?

– Я могу контролировать, не больше одного человека, – честно признался Марс.

– Но это, уже невероятный прогресс! Никто на курсе не может самостоятельно владеть Волей дракона, если я не поделюсь ей, – захлопал в ладоши король Бермут, – может статься, что вы, Марс – лучший кандидат в наследники. Хотя, не будем торопиться. Занятие закончено, вы с Еленой можете быть свободны.

– Спасибо за разрешение.

Мы направились в столовую, по пути обсуждая новости. У меня на сердце было тревожно за Марса. Окружающие смотрели на него, как на божество, сошедшее с картины художника. А я думала о том, что он тоже станет целью неизвестного преступника.

Глава 19

Следующим уроком у нас было Прорицание. Принц и принцесса проигнорировали это занятие. Да, забавный урок, и не слишком интересный.

В кабинете леди Чарин было много волшебных шаров, свисали с потолка засушенные крысы и ящерицы, и пахло тухлятиной. Сначала преподавательница со всеми познакомилась, затем стала вызывать по одному или по двое, и делать короткие предсказания на ближайшие дни.

Когда очередь дошла до меня и Марса, я успела прочитать половину увесистого женского романа, позаимствованного в библиотеке Академии. Сев перед преподавательницей, я минуту разглядывала ее невзрачное лицо, обрамлённое тонкими волосами, заплетёнными в косу. Её мутно-серые глаза без интереса смотрели на меня пару секунд и загорелись лишь тогда, когда заметили парня рядом.

«Либо она падка на красавчиков, либо слышала последние новости про Марса», – подумала я.

– Наследнику драконов ничего не угрожает, а вам, юная леди, стоит научиться разбираться в людях, – сказала она, устремив, наконец, взор в глубину своего непрозрачного белого шара для предсказаний. – Следующий!

Я растерялась, но была вынуждена покинуть своё место и вернуться обратно за парту. Оставшуюся часть урока я была погружена в чтение «Валийской истории любви» и не обращала внимания на преподавателя ровно до того момента, пока та не сказала:

– А сейчас каждый из вас сделает собственное предсказание. Для этих целей я принесла специальные маски. Посмотрите, какие необычные.

Ученики немного оживились. Маски были похожи на африканские, с множеством перьев и расписанные в непонятной символике. Преподавательница прошлась по классу и вручила по маске каждому студенту. Мне досталась коричневая маска с белыми перьями.

– Эти маски наши далёкие предки использовали для предсказаний. Теперь вы можете надеть их и познать их чары. Осторожно надеваем маски, не ломая их.

Я, испытав приступ странной брезгливости, всё же натянула маску, на ощупь напоминавшую, тонко выделанную кожу. Резинка, на которой держалась маска, была довольно жёсткой, и я уже мечтала о том, чтобы снять с себя этот нелепый предмет.

Но преподавательница объявила:

– Всю вторую пару концентрируемся на наших предсказаниях. Не снимаем маски, расслабляемся и представляем водопад. Вода – главный проводник видений. Я принесу для каждого из вас ванночку, в которую он опустит руки. После этого ожидайте вспышки сознания. Вы увидите то, что должны.

Неожиданно мне захотелось сделать настоящее прорицание. В конце—концов, если Марс – дракон, могу и я в чем-то быть необычной?

Голос учительницы постепенно становился глуше. Я представляла себе водопад. Как я подхожу к нему, опускаю руку, и слышу гулкий шум воды, бьющейся о камни. Я представила, как снимаю с себя туфли и медленно погружаюсь полностью в небольшое озерцо перед водопадом. Как мои волосы становятся влажными, как вода стекает по моей спине.

И тут мир перевернулся. Я увидела нечто такое, чего не захотела бы увидеть вновь.

Я словно ворвалась на крыльях в небо. Далёкая синяя высь приблизилась так, что я как будто могла её коснуться. Я увидела двух драконов. Серебристого и ярко-зелёного. Зеленый был в два раза крупнее серебристого. Я увидела, как они сцепились в жестокой схватке, раня друг друга когтями и зубами. Они сражались друг с другом насмерть, оставляя на неприятеле кровавые полосы. Капли крови разбрызгивались и летели во все стороны, создавая алый дождь. Я видела, как зелёный дракон оборвал крыло серебристому, и второй, не в силах держаться в воздухе, с шумом упал на землю.

И вот я вернулась в реальность. Перед глазами стояла темнота, а рядом шептались ученики спецкурса. Сдёрнув маску, я осмотрелась по сторонам и поняла одну вещь – я кричала во время своего видения. Преподавательница нависала надо мной, ожидая, когда я выйду из транса.

– Было опасно, – сказала она, – я не могла насильно выдернуть вас из видения, пока вы находились в потустороннем мире. Пришлось дождаться, пока вы вернётесь. Но, вы так кричали, что напугали других учеников. Что вы видели, Элен?

Почувствовав сухость в горле, я сглотнула, глядя на испуганную учительницу. Рассказать? Почему-то не хотелось делать моё видение достоянием общественности. Может, я поделюсь им с Марсом, но позже.

– Я видела нечто страшное. Не помню, что именно… Там была кровь… – я закрыла лицо руками, надеясь, что от меня отстанут.

– То, что люди видят под этими масками, называются «грёзы». Вовсе не обязательно, что им суждено сбыться. Это могут быть обрывочные видения из событий, что происходят в других мирах.

Я же размышляла о драконах. Зелёный дракон мне явно был незнаком, а вот серебристого я будто знала. Я вспомнила крылья Марса, они были чёрными. Могут ли крылья сменить свой цвет, при полной трансформации в дракона?

Главное для меня было не допустить, чтобы Марс пострадал. Но, если я не уверена, что одним из двух сцепившихся драконов в моём видении был Марс, то стоит ли так много об этом думать?

Марс тем временем тихо спросил у меня:

– И что тебе привиделось на самом деле?

– Сражение драконов.

– Тогда можешь быть спокойна. Этого ты на своём веку не увидишь. Даже здесь, в Академии, нет настоящих драконов, поэтому тебе не нужно волноваться.

– Но ты можешь обернуться.

– Могу, но пока не собираюсь. Но, кроме меня, здесь никто не в силах этого сделать. Даже король Бермут. Так что расслабься.

– А какое видение пришло к тебе? – с интересом спросила я.

– Ну… понимаешь. Я видел тебя в королевской мантии и короне Лафландрии. Ты была очень красивой.

Я несильно хлопнула его по плечу:

– Ты нарочно дразнишь меня!

– Ну, что ты… Да разве можно в этой маске хоть что-то увидеть? И дышать в ней невозможно.

– Ты обманщик, – сурово заметила я.

– Я просто пошутил, не обижайся, – заволновался Марс.

Я сделала вид, что надулась, и обернулась к сидевшему за спиной Антону. У того был бледный вид.

– А что видел ты?

– Возвращение в свой мир. Кучу счетов в ящике перед моей квартирой, и то, как я их с трудом разгребаю, – расстроено отозвался Тоха.

– Каждому своё, – хмыкнул Марс и прошёл по классу, собирая маски. Вручив толстую стопку учителю, он снова посмотрел на меня. В его взгляде читалось беспокойство. Наверное, я, на самом деле, выгляжу неважно.

Глава 20

На следующий день я проснулась рано и решила прогуляться. Перед глазами всё ещё стояли тени сражающихся насмерть драконов. Не самое приятное зрелище. Когда я проходила мимо стенда с объявлениями, то остановилась, увидев Катишу Сэл, которая как раз прикрепляла новую записку. Я не поленилась прочитать, о чём она.

«Уважаемые преподаватели Академии!

Мы просим вас наказать принца Ивграда Мошена за преступные действия по отношению к ученикам-спецкурсникам. Ивград отравил Алису Кроу, потому что завидовал её возможностям покорить Волю дракона. По его приказу также пострадали ученики спецкурса Агат Самиров и Роберт Ван, которых вчера вечером нашли избитыми возле главного учебного корпуса».

Я вздрогнула.

–Катиша, что это за сплетни? Разве может принц быть замешан в подобном? Ты не боишься распространять такую информацию без доказательств? – удивлённо спросила я.

– Я сама служу живым доказательством его вины. В тот вечер я вспомнила, что он с Ричем приносили нам цветы…

– Но ты сама говорила, что таких людей было много! – попыталась образумить её я.

– Однако только у принца Ивграда есть повод ненавидеть спецкурсников – иномирцев, – с отчаянием в голосе отозвалась Катиша, – да, Алиса сейчас в коме и не может подтвердить мои слова, но я уверена, что ядовитое растение нам подсунул именно принц.

– Но, возможно, не стоит обвинять без суда… – машинально пробормотала я, и услышала за спиной голос Ивграда:

– О, меня защищает прекрасная Елена! Как приятно началось утро, если не считать, что некоторые видят во мне ужасного преступника.

Я обернулась к Ивграду, который стоял, покачиваясь с пятки на носок, и обвинительно сложив руки на груди.

– Не боитесь встречного обвинения в клевете, госпожа Катиша? – спросил он, глядя прямо в глаза смертельно побледневшей девушке. Та замялась лишь на минуту, потом гордо вздёрнула подбородок и ответила:

– Я не собираюсь общаться с преступником ни одной лишней минуты, – с этими словами Катиша гордо прошла мимо принца, унося с собой стопку листков и устойчивый запах туалетной воды с нотками сирени.

– Какие бесстрашные девушки в иных мирах, верно, Елена? – обратился Ивград ко мне.

– Она просто хочет докопаться до истины и узнать, кто отравил её и её подругу, – пожала плечами я, – и у вас действительно есть повод презирать спецкурсников. Они стоят между вами и столь желаемым вами троном, Ивград.

– Ты нравишься мне больше, когда находишься на моей стороне и защищаешь меня, Зеленоглазка, – он наклонился надо мной и легонько погладил меня по щеке.

Я резко отшатнулась.

– В чем дело, Зеленоглазка, неприятны мои прикосновения? А объятия Марса тебе самое то? Ты не можешь предпочесть меня ему, тебе понятно?

– А ты не забыл, что я – тоже ученица спецкурса, притом, способная. Что если король Бермут выберет меня в качестве наследницы трона?

– Я стану новым королём, а ты – всего лишь моя игрушка. Знай своё место, малышка.

– И зачем я только с тобой разговариваю, – фыркнула я и быстрым шагом направилась в летний сад.

Ивград, к моей радости, не стал меня преследовать. Но его ледяной взгляд сверлил мою спину, пока я не скрылась среди зелени. Настроение было испорчено, и, побродив немного между пустых скамеек в парке, я поспешила вернуться в Академию. Приняла душ, переоделась в форму и зашла за Марсом и Антоном, которые собирались спуститься к завтраку.

***

Первым уроком значилась геммология – наука о магических камнях – сдвоенное с первокурсниками занятие. Ивград и принцесса занятие прогуливали.

И перед началом урока, я узнала, что накануне вечером двое учеников спецкурса были найдены избитыми и без сознания, как и значилось в объявлении Катиши. Нападающие, судя по всему, остались неизвестными, но, на территории Академии, совершить такое могли только свои. Администрация попросила учеников спецкурса не покидать общежитие по вечерам.

Опасения за наши с Марсом жизни изрядно подпортило впечатление от первой пары. Мне уже не казалось прекрасной идеей оставаться в стенах Академии, раз кто-то ведёт охоту на учеников.

– Елена, вы попробуете свои силы? – отвлёк меня от мрачных мыслей голос преподавательницы. Я обратила внимание, что, несмотря на жаркую погоду, она кутается в шерстяной платок и с ног до головы одета в тёплые вещи.

– В чём именно? – не постеснялась спросить я, и услышала хихиканье, пролетевшее по классу.

– Видимо, вы совсем меня не слушаете, – раздраженно прокомментировала мои слова учительница, и повторила:

– Сегодня мы изучаем магические камни. Каждый человек способен пробудить душу одного или двух драгоценных камней. Это позволяет ему управлять той магией, которая не дарована ему от рождения. То есть, вы можете с помощью камней развить другую магическую способность. Я предлагаю вам с помощью заклинания «Бриотис» заставить парочку магически заряженных камней работать на вас.

Я поняла, что это не трудно. Подошла к песочнице, в которой лежали магические камни. Опустила руку прямо в песок рядом со слабо светящимися камнями и проговорила:

– Бриотис!

Удивительно, но в ту же минуту около тридцати магических камней словно магнитом притянула моя рука. Все они ярко сверкали и походили на драгоценные камни.

– Вот это да! – воскликнула преподавательница, – ученики, все сюда! Только посмотрите, что удалось сделать Елене. Её слушаются абсолютно все камни. Это означает, что она может стать великой волшебницей. Конечно, когда научится ими управлять. Ей подчиниться любая магия. Что же, Елена, дайте и другим проверить свои способности.

За мной с энтузиазмом испытание камнями прошёл Марс. На его силу отреагировали три камня.

– Это вполне приемлемый результат, – прокомментировала его действия преподавательница.

Вид у Марса был слегка сконфуженный, видно было, что он, как дракон, рассчитывал на большее.

Следующий на очереди был Антон. И каково же было его изумление, когда он не смог притянуть к себе ни одного магического камня!

– К сожалению, такое иногда случается. Вы же обладаете магией воздуха? Она плохо реагирует на магические камни.

– Значит, та лиса была права? Мне нечего делать на боевом отделении, если я не смогу пользоваться магическими камнями! – сильно расстроился Антон, глядя на меня с какой-то затаённой обидой.

– Распределение на боевое и защитное отделение начнется только со второго курса, то есть после официального спецкурса. Вы ещё сможете набрать необходимые баллы, к примеру, на полётах, на эльтронах и тому подобном.

– Кстати, – спросила я, – лиса Хвоя говорила, что ты должен пройти дополнительный тест, если хочешь оказаться на боевом. Ты смог его пройти?

– Этот тест состоится через месяц и для него мне нужен напарник. Лена, ты можешь стать им?

– Честно говоря, я не представляю, в чём заключается тест, – растерялась я.

– Давай поговорим об этом после уроков. И не сообщай ничего Марсу, пожалуйста.

– Но ты бы мог взять в напарники его.

– Мне нужна магия той, что может притянуть к себе и использовать все магические камни. Слабаки мне не нужны.

– Марс обиделся бы, если бы услышал такое. Да и я могу рассердиться, – хмыкнула я.

– Не стоит обижаться на правду. Я только хочу быть уверен, что пройду тест. И об этом мы должны поговорить наедине. Сегодня после уроков, ты же не возражаешь?

– Хорошо, Тоша, я всё поняла. Встретимся после окончания занятий.

***

Антон попросил меня подойти к Северной башне. Разговор нас ждал, как он сказал, деликатный, с глазу на глаз. Раз я пока не согласилась быть его напарником, то речь должна была идти об этом. Так, по крайней мере, думала я.

Мне не пришлось долго ждать Антона. Он появился с букетом красных маргариток и учебной сумкой на плече. Торжественно вручив мне букет, он открыл дверь в Северную башню.

– Здесь я ещё не была. Кстати, к чему этот букет?

– Просто для создания настроения, – торопливо ответил Антон, но я почуяла в его словах подвох. Впрочем, не стала заострять на этом внимание.

– Почему ты решил встретиться в Северной башне?

– Это место для романтических свиданий, – чуть заикаясь, отрапортовал красавчик.

– Но мы же хотели обсудить твой тест.

– И это тоже. Лена, не могла бы ты помолчать, пока не поднимемся на вершину башни?

– Какой ты таинственный. Ну, хорошо.

Долго и томительно мы поднимались наверх, пока не достигли нижней смотровой площадки. Это было довольно высоко – метров тридцать от земли.

Я сказала Антону:

– Выше подниматься не буду. Рассказывай, что там у тебя.

Антон покраснел и вдруг опустился на одно колено, патетично прижимая руку к сердцу:

– Лена, я считаю, что мы с тобой идеально подходим друг другу. Твоя магия будет дополнять мою. Мы даже можем стать новыми правителями этого мира. Нам всего лишь нужно объединиться, что думаешь?

– Я тебе хотя бы нравлюсь? – растерялась я, выпустив из рук букет с маргаритками.

– Конечно, но речь не об этом. Сегодня я увидел твой потенциал и понял – мы должны быть вместе! Ты же не предпочтешь мне Марса, ведь нет?

– Тоша, я думала, мы пришли сюда обсудить твоё тестирование. Знаешь, я не настроена говорить о личном, тем более, что я ничего к тебе не испытываю. Я никогда не давала тебе повода…

– Потому что ты всегда с ним! – Антон быстро поднялся с колен, подскочил ко мне, схватил меня за локти и с силой прижал к стене замка.

– И что ты собираешься делать? – я сделала вид, что совсем не испугалась его действий.

– Эх, Лен, хотел я, чтобы все было красиво. Даже принес с собой бутылочку ликера и бокалы, хотел тебя угостить. Но ты торопишь меня. Что ж, тогда я просто насильно напою тебя специальным любовным зельем, чтобы ты могла думать только обо мне, – вытащив из кармана пузырёк с неизвестной жидкостью, он помахал им перед моими глазами, – я сам сварил этот состав. Один глоток – и ты моя. И больше никто тебя не спасёт.

– Если только он, – вдруг сказала я, глядя за спину Антона.

– Что там? – сделал попытку дернуться парень, но так и застыл, чувствуя на своём плече тяжёлую руку.

– А я искал вас. Сбежали от меня сразу после занятий.

– Я всего лишь хотела ему помочь сдать тест.

– Этот тест он будет сдавать, или на пару со мной, или с кем-нибудь ещё, но только не с тобой, Элен. Значит, восхитился талантом нашей Элен и решил сделать её своей? – в голосе Марса звучали ледяные нотки. Он резко встряхнул Антона, затем вдруг легко, словно тряпку перекинул его через ограждение, сжимая одной рукой за горло.

– Ты меня убьешь! Немедленно отпусти меня! Ну, пожалуйста, я больше так не буду! – взмолился Антон, тряпкой повиснув над пропастью.

– Конечно, не будешь. А давай-ка выпей то, чем хотел напоить Элен.

– Но я тогда влюблюсь в кого-нибудь из вас… – растерялся Антон.

– Отлично. И не будешь больше вредить. А ну быстро пей, пока я не скинул тебя с башни.

Антон, растирая по щекам бегущие слёзы, ухватился за пузырек и выдул его в одно мгновение.

После этого он замер и густо покраснел:

– Вы такие красивые оба. Как я мог не замечать.

– Послушай, ты. Ещё раз полезешь к Элен, точно скину тебя с этой башни, – огрызнулся дракон.

Я тем временем, впечатленная произошедшим со мной, пришла в себя, и даже успел спросить:

– А как ты так быстро поднялся на башню?

– Взлетел, как же ещё, – отозвался дракон и вдруг материализовал крылья. Рубашка была порвана в местах, где располагались крылья.

– Ты следил за нами?

– Нет, просто искал вас. А потом почувствовал твой зов. Ты звала меня с Северной башни, и я прилетел сюда.

– Неужели, мы с тобой можем общаться мысленно?

– Возможно, передавать тревожные и радостные сигналы. Не думаю, что наша связь способна на большее. А сейчас хочешь полетать, Элен?

– Да. Я бы хотела облететь Академию, если ты не против.

– Конечно, милая, – сказал дракон и подхватил меня на руки.

Глава 21

– Ты должна быть осторожна, Элен. Учитывая, что тебе подчиняются все магические камни, ты можешь быть крайне ценным созданием. Не говоря уже о способности излечивать болезни.

– Я поняла, что на меня могут открыть охоту. Но ты же меня защитишь, Марс? – мы сидели на верхней ветке огромной сосны и болтали.

Речь зашла о предстоящем празднике Джессики. Когда-то Джессика была одной из богинь, которые уничтожили морских чудовищ и спасли человечество в этом мире от гибели. Говорят, что на некоторое время она связала себя узами с принцем—драконом, и лишь потом, после появления потомства, вернулась на небеса. В честь богини Джессики в Академии устраивался грандиозный пир, на который съезжались известные люди королевства Лафландрии.

Мы как раз обсуждали, кого пригласит король Бермут, когда снизу нас окликнули:

– Элен, Марс, спускайтесь. Что случится, если вы упадёте с ветки и разобьёте себе голову! – кричала преподавательница музыки Ламирэль Уэльш.

Нам не оставалось ничего иного, как мягко спуститься. Марс держал меня в своих руках очень нежно, и тем заставил Ламирэль сильно смутиться.

– В стенах Академии вы не можете творить всё, что вам вздумается, – отчитывала она нас с Марсом на пару. – Я могла бы вас наказать, но летать по деревьям еще никто здесь до вас не пробовал, поэтому справедливо будет просто сделать вам замечание. На будущее, если замечу подобное, одним замечанием не отделаетесь. Наказание будет существенным, вплоть до отстранения от учёбы.

– Мы всё поняли, – поспешила убедить я расстроенную нашим поведением женщину. – Если не возражаете, мы отправимся готовиться к празднику в честь Джессики.

– Хорошо, готовьтесь, – строго разрешила нам Ламирэль, и мы отправились к себе.

***

Я приняла душ, затем решила примерить платье, подготовленное к празднику святой Джессики. Розовое платье с воланами и оборками из кружев было очень мне к лицу, и я уже видела восхищенный взгляд Марса, направленный на меня. Захотелось танцевать. После праздничного обеда будут танцы, это я помнила.

Но вдруг сердце сжало какое-то неясное предчувствие. Я снова словно воочию увидела двух сражающихся драконов. Что за нелепые видения? Я была уверена, что это не память из прошлого, ведь я пришла из другого мира, где нет драконов. Тогда что это?

Размышляя над странным видением, я долго не могла заснуть в тот вечер. Проснулась с ощущением того, что совершенно не отдохнула.

Моё новое платье первым увидел не Марс, а Антон, всё еще пребывающий под эффектом от собственного зелья:

– О, ты божественно выглядишь. Словно нимфа, сошедшая с небес! – болтал он, я же спросила его лишь об одном:

– А где Марс? Почему не с тобой?

– Нашего любимого Марса сегодня попросили украсить башни и стены замка. Он же единственный, кто может летать по Академии без эльтрона, и учителя при подготовке к празднику решили воспользоваться его способностями.

– Понятно, – разочарованно произнесла я, – значит, мы сможем увидеться только за праздничным столом.

– Боюсь, что так. Зато ты, Лена, можешь провести всё своё время со мной, – заулыбался хитрец.

Я, уже утомлённая «влюбленностью» Тохи, решила держаться от него подальше. Поэтому присоединилась к Катише с разговором о предстоящих учебных тестах.

Время прошло незаметно. До обеда я так и не встретила Марса. Во время праздничного застолья – обеденные столы находились прямо на улице – я сначала набросилась на еду, и лишь потом заметила исчезновение дракона. Но тут выступил директор Академии с торжественной речью, и я временно забыла о Марсе.

А потом неожиданно я потеряла сознание… Это произошло так резко, что я не успела заметить, как оказалась обездвиженной куклой, упавшей на стол, стоящий передо мной.

…Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я очнулась.

Небо над Академией потемнело, собирался дождь. Все ученики и учителя лежали без сознания. Мне стало страшно, я тихонько выбралась из-за стола, стараясь никого не потревожить. Я должна была проверить свои догадки. Кто-то щедро снабдил сегодняшнюю пищу сонным зельем. Кому вообще это выгодно?

По дороге я наткнулась на Марса. Тот лежал без сознания прямо на земле со связанными за спиной руками. Я перевернула его лицом к себе, взяла с ближайшего стола нож и перерезала веревки на его запястьях. Также поднесла к его губам воды, но он не очнулся. Сходя с ума от беспокойства, я проверила его пульс. Он был жив. Но кто-то нанёс ему сильный удар по голове и крепко связал. Я осторожно прикоснулась к открытой ране на голове. Следовало отвезти его в больничное крыло, но ведь даже лекарь академии под сонными чарами, так кто ему поможет?!

Опустив Марса на траву, я вздрогнула, услышав крики со стороны сада. Быстро поднявшись, я понеслась в сторону, откуда исходили крики и застала жуткую картину. Принцесса Делира сидела на коленях перед своим сводным братом. У её ног валялось обезглавленное тело её отца, рядом лежала голова его величества короля Бермута.

– Ты убил его! – вновь вскрикнула Делира, парадная одежда которой пропиталась кровью.

– Пожалуй, и тебя заодно убью, – холодно отозвался Ивград Мошен, – если будешь и дальше так орать. Вот невезенье, ты сегодня не ела и не пила, а то все могло бы пройти тише.

– Что здесь происходит? – закричала я, приковывая внимание убийцы к себе.

Ивград усмехнулся:

– И снова ты? Может, опять скажешь, что тебе померещилось, а я не способен на такое вероломство. Да, представь себе, твоя подруга Катиша была права – я виновен в том, что совершал покушения на учеников спецкурса. Единственное, что Рич был моими руками, он верный раб своего господина.

– Теперь, когда Ивград убил прежнего короля, мы все получим то, что заслужили, – Рич вышел из-за спины Ивграда и грубо подхватил за воротник сидящую на коленях Делиру. Прижав лезвие к ее груди, он смотрел на меня с нескрываемой усмешкой:

– А ты, стало быть, смогла скинуть с себя заклятие сна?

– Делира, ты же сильнее их! Ты прекрасно фехтуешь, – сжала я кулаки, – покажи ему на что ты способна.

Делира лишь бессильно помотала головой.

– Она не может, – ответил за неё принц Ивград, – она уже под моим контролем.

– О чём ты? – растерянно спросила я.

– Я лишь говорю правду, которую ты отказываешься видеть. Увы, Элен или Лена, как там тебя… Сегодня я исполнил свою мечту. Я планировал заполучить Волю дракона. Оказывается, чтобы владеть ей, необязательно разрешение предыдущего владельца. Достаточно отрубить его голову и получишь всю силу. Я планирую навсегда закрыть портал между мирами, и сделать себя и своих потомков единственными правителями этих земель.

– Но ты не готов к такой силе, ты не до конца прошел обучение! – вскрикнула я, понимая, что Ивград почти победил. Никто из спецкурса ему больше не помеха. Теперь он просто перебьёт их всех, пока они спят?

– Зачем же я буду трогать спящих? Вот, когда они проснутся, я пролью реки крови, устроив показательную казнь. И знаешь кто мне в этом поможет? Все ученики Академии. Теперь они будут подчиняться мне. Пока я не захочу новые игрушки. И знаешь, что больше всего меня удивляет, Элен? Что ты все еще не моя игрушка!

– Она никогда не будет твоей игрушкой, – раздался уверенный голос позади меня. Я обернулась и увидела Марса, махнувшего мне рукой.

– А, это ты. Я надеялся, что Рич прикончил тебя. И вот ты целый и здоровый, и тоже не подчиняешься Воле дракона.

– Мы заставим тебя заплатить за твои действия, – Марс обошел меня и заслонил собой. – Ты считаешь меня неудачным экспериментом, но на самом деле я – настоящий принц-дракон, и имею право на эти земли. Пока я жив, они тебе не достанутся.

– Тогда будь добр – умри, от рук своих же соучеников. Меня не волнует, с чего ты взял, что имеешь право на королевский трон. Ты всего лишь один из спецкурса, тот, кому Бермут планировал даровать трон. Но ты не особенный, у тебя нет Воли дракона, – с этими словами Ивград сжал пальцы на руках, и по воздуху прошла странная волна дрожи, чуть не сбившая меня с ног.

В следующую минуту послышался топот ног.

– Они все просыпаются ото сна, чтобы разорвать вас голыми руками!

Ученики и учителя Академии быстро появились и взяли нас в кольцо. Их глаза ничего не выражали. И, тем не менее, я прошептала Марсу, взяв его руку в свою:

– Не используй на них огонь. Они просто под заклятием.

Марс с мгновение засомневался, после чего крепче сжал мою руку:

– Тогда на уроке с королём Бермутом у тебя получилось контролировать Ивграда. Я же – дракон, у которого это в крови. Если мы объединим силы, мы сможем снять заклятие с этих людей. Точнее перехватить над ними контроль.

– Что я должна делать? – спросила я.

– Просто уловить импульс, идущий от меня и перенаправить его на этих ребят.

– Я попробую.

– О чем вы там шушукаетесь? Думаете, сможете сбежать? Пожалуй, Элен бы я это разрешил, но не тебе, Марс, И раз она помогает тебе, мне придется о милосердии! – воскликнул Ивград, потирая ладони. Людей вокруг становилось всё больше, и все они были настроены разорвать нас с Марсом в клочья.

Я почувствовала приток силы, хлынувший от Марса. Вместе с ним я ощутила абсолютное чувство любви. Марс любил меня. Я, словно воочию, увидела, как он летал за границу Академии сегодня с утра только для того, чтобы сделать мне подарок. Он купил для меня обручальное кольцо.

Почувствовав любовь, направленную на меня, я чуть не расслабилась, но вовремя спохватилась. Я направила этот поток в разные стороны, к людям, которые стояли ближе всего. Настоящим подарком стали просветлевшие взгляды окруживших нас людей.

– Может, по одному, Воля дракона нам и не подвластна, – сказал Марс, – но, если мы вдвоем с Элен, то ты нас не победишь даже со своей новой силой.

Разъярённый крик был ему ответом. В этот миг Делира сумела освободиться от Рича, хорошенько врезав ему напоследок, и отпрыгнула к остальной толпе людей, боясь, что её сознание снова помутится из-за сводного брата.

– Значит, Воля дракона может стать моим слабым местом, и все только из-за вас. Я должен уничтожить вас прямо сейчас, даже если придется разрушить Академию до основания.

В тот же миг Ивград превратился в дракона. Огромного десятиметрового зеленого ящера. Я прижала ладонь к груди – он был, точь-в-точь, как в моем видении о будущем.

– Будь осторожен, Марс! Он оторвёт твои крылья! – успела крикнуть я, прежде чем мой возлюбленный принял форму серебряного дракона.

Люди в ужасе разбежались. Уже много столетий прошло с тех пор, как они видели реальных драконов. И не просто драконов, а ожесточенное сражение между ними.

Серебряный дракон ухватил зеленого за хвост и раскрутил в воздухе. Зеленый же пиявкой вцепился в холку серебряного. Оба извергали дым и пламя, и очень скоро на Академию посыпались огненные шары. Столь дорогая и редкая драконья кровь капала с неба, словно дождь. А я только и могла смотреть с земли и ужасно переживать за Марса.

Делира, подскочившая ко мне, совершенно некстати спросила:

– Марс может превращаться в дракона. Понятное дело – Ивград, завладевший Волей и принимавший уколы всю жизнь, но Марс… Он имеет права на трон, верно? Кто он? Если бы отец дожил до этого момента, увидел настоящих драконов! Ведь он за свою жизнь так и не смог обернуться.

– Он – древний дракон. Но сейчас не время говорить об этом, – постаралась я успокоить истерику девушки.

Зелёный дракон был крупнее и пользовался этим. Он успел ухватить серебряного за крыло и сильно встряхнуть, так что послышался характерный хруст сломанных позвонков.

Серебряный в последний раз оскалил зубы и впился ими в зеленый бок. Раздался жуткий вой, после чего зеленый дракон выпустил серебряного из своей хватки и серебряный с шумом упал на землю. После чего зеленый дракон неожиданно схватился когтями за голову и взвыл ещё громче.

– Что происходит? – закричала я, бросаясь к Марсу. И тут же услышала его тихий голос в своей голове:

«С зелёным что-то не так. Он борется сам с собой. Я чувствую это. Мы должны применить Волю дракона к нему самому».

– Давай попробуем, – тихо прошептала я, прикоснувшись к горячей серебряной чешуе.

Тем временем зеленый взял себя в руки и помчался прямо к земле добивать павшего противника.

Наш общий голос остановил его:

– Стой. С тобой что-то не так. Попробуй обернуться человеком. Твоя человеческая сущность исчезает, – закричала я, а Марс передал это ему мысленно.

Зеленый растерянно замер. Кажется, он пытался обернуться назад, но ему не удавалось. Внезапно он лёг на землю и прикрыл морду когтями.

«Я больше его не чувствую. Ивград исчез. Кажется, личность дракона стёрла его. Одной Воли дракона маловато, чтобы контролировать монстра во время обращения», – мысленно передал мне серебряный дракон.

Я лишь крепче прижалась к нему, понимая, что кошмар позади. Из-под правого крыла Марса рекой текла кровь…

Эпилог

Так в Академии Грозового Облака стали проживать сразу два дракона. Один из них мог обращаться принцем, когда хотел, другой же навсегда утратил человечность, но вовсе не грустил об этом. Иногда он даже позволял катать на себе старейшин Академии. Его кормили, поили и старались забыть, каким человеком он был до того, как превратился в дракона.

Рича, верного слугу Ивграда, взяли под стражу и увезли в столицу. Он не смог доказать, что тоже находился под влиянием Воли дракона.

Антон, наконец, рассеявший собственные любовные чары, обратил свое внимание на Делиру, и теперь балует её кота вкусностями, которые научился заказывать из собственного мира.

Я и Марс продолжили обучение в Академии, но уже на правах королевских особ. Марс рассказал правду о себе, и не было ни единого человека, который бы ему не поверил после битвы в воздухе.

Марс все же подарил мне, то самое кольцо, и я с ним не расстаюсь. Пожениться мы решили по окончанию Академии.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Эпилог
  • Teleserial Book