Читать онлайн Два часа до лета бесплатно

Маша Брежнева
Питерский цикл. 1. Два часа до лета

Глава 1

Посвящается:

всем студентам, романтичному Санкт-Петербургу, уютному светлому Белгороду, 

а также всем, кто пережил предательство, но не разучился доверять.

Осторожно: немного стекла. Будет ХЭ, но для каждого свой.

Белгород. Мира

Завтра начнется лето! Поверить не могу. Кайф, просто кайф. Это же последнее мое спокойное лето! А потом одиннадцатый класс, репетиторы, экзамены, выбор универа и всё в таком духе. Но я не хочу думать об этом сегодня!

Потому что сегодняшний день проходит под девизом «свободу всем». Родители укатили на выходные к друзьям, за город. Как самая послушная и примерная дочь, я обещала самостоятельно сделать уборку и не умереть с голоду. А потом, разумеется, закатить пижама-пати с подружками (это я обещала не родителям, как вы понимаете). Но собрать мою девичью ОПГ почему-то не удалось – у всех нашлись дела и проблемы. И это тридцать первого мая, Карл!

По старой памяти врубила на всю квартиру песни любимого бойз-бэнда (и нет, не корейского), а в какой-то момент даже начала громко подпевать. Золушкой я побыла весьма успешно, всё убрала, вымыла и не подралась в процессе с обрзевшим Степаном Степанычем. Это наш кот, если что. Настолько оборзевший, что именно сегодня сожрал весь запас своего корма! Меньше всего на свете мне хочется тащиться сейчас в магазин, но пункт «не умереть с голода» на кота тоже распространяется. К сожалению…

Магазин – в соседнем доме, поэтому наряжаться ради этого достойного вечернего выхода за кошачьим кормом я не буду. Натягиваю домашнюю футболку с мультяшками, запрыгиваю в джинсы и кеды, накидываю на плечи бомбер (вечер, все-таки). Я всё равно не верю в то, что чисто случайно можно встретить свою судьбу, пока спускаешься с семнадцатого этажа во двор. А кот будет любить меня такой, какая я есть. Иначе останется без трехразового питания, гарантирую.

Да, мы живем на семнадцатом этаже. В хорошем настроении я могу спускаться вниз пешком – а что, для фигуры такой фитнес полезен. Но в этот раз мне не хочется. Хочется только одного: чтобы поскорее закончился этот никчемный день и началось столь долгожданное лето.

Выхожу из квартиры, напоследок пригрозив Степанычу кулаком, чтобы не орал под дверью, а то этот может. Нажимаю на кнопку вызова лифта, а он тут же открывается – верхний этаж, свои плюшечки, знаете ли.

Не люблю ездить в лифте с кем-то. У меня нет социопатии, клаустрофобии и всего такого. Просто не люблю. Когда лифт притормаживает тремя этажами ниже, я тяжело вздыхаю. На этом этаже как раз живёт самая болтливая бабулька нашего подъезда, которая вечно спрашивает, появился ли у меня жених.

«А то если нет, Мирочка, я тебе своего внучка сосватаю». 

Я в глаза не видела этого внучка, честное слово. Он вообще живет в другом городе, насколько я помню. Мысленно скрещиваю пальце в надежде, что увижу сейчас не Людмилу Ивановну.

И это не она. 

Да только лучше бы это была она.

В лифте и без того было душно, а сейчас мне и вовсе дышать нечем. Или я просто забыла, как это делать? В какой момент?

Ах, точно, в тот момент, когда на меня посмотрели стеклянно-голубыми глазами.

Мамочки!

Какой же он… Ух! Высокий, крепкий. Блондин! Волосы, правда, спрятаны под белую кепку, развёрнутую козырьком назад. В ушах беспроводные наушники, и он кивает головой в такт музыке, которую я не могу слышать.

Он смотрит на меня каждую секунду, пока мы быстро спускаемся вниз. А сердце ухает, вопреки всем законам здравого смысла подпрыгивая верх. Кто это вообще? Я никогда не видела этого парня. Мне кажется, я краснею, бледнею и снова краснею под его пристальным взглядом. Он замечает мою футболку с Микки-Маусом и едва заметно улыбается.

Ну вот надо же! Почему именно в этой детской футболке! Без единого грамма макияжа на лице! Почему я выгляжу именно так, когда на меня смотрит голубоглазое чудо?

Мы подозрительно медленно едем к первому этажу. Или мне кажется? Быстрее бы спуститься и сбежать. Как только двери открываются, парень кивает мне в сторону выхода – мол, иди первая. И это мой шанс улизнуть!

Но перед моими глазами из ниоткуда вырастает рука, преграждающая путь. Я едва не врезаюсь в эту руку, но парень ловко, не разворачиваясь лицом к выходу, выпрыгивает из лифта и продолжает упрямо на меня смотреть.

Я двигаюсь напролом, надеясь, что это сработает, но блондин, кажется, собирается идти спиной вперед всю дорогу.

- Там ступеньки, если что, – предупреждаю его ровно за секунду до того, как он наступает пяткой своего цветного кроссовка на лестницу. Боюсь, что он не услышит моих слов, ведь наушники все еще отрезают его от остального мира.

Вместо ответа он садится на перила и быстро скатывается вниз, как сделал бы какой-нибудь второклассник. И всё это при постоянном наблюдении за мной.

Хорошо, что это первый этаж, парень точно не сломает себе шею, навернувшись на лестнице.

Я подбегаю к двери, нажимаю на кнопку и надеюсь выбраться отсюда первой, но в результате дверь открывается под напором мужского плеча, и блондинчик в кепке вновь оказывается передо мной. Быстро вытаскивает наушники и зажимает их в кулаке.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ - Ты никогда не знакомилась в лифте? – спрашивает он с легкой улыбкой.

- Что?

- Классная футболка, говорю. 

- Чем тебе не нравится мой Микки-маус? – недовольно переспрашиваю.

- Да наоборот же, нравится. Ты спешишь?

- У меня дома кот голодает.

Он смеётся. Смеётся в голос. А Степан Стапаныч, между прочим, не оценил бы такое неуважение к его персоне!

- Пойдем спасать его от голода.

- Пойдем? В смысле, с тобой? – с неподдельным удивлением спрашиваю я.

- В смысле со мной.

И он уже без всяких разрешений сам тянет меня в сторону магазина…

Денис

Что я делаю? Понятия не имею. Последний вечер в родном городе обещал быть скучным, а тут нарисовалась эта девчонка в футболке с диснеевской мышью. Сначала она (девочка, не футболка) показалась мне смешной, потом милой, еще через секунду – по-настоящему красивой.

Нет, я не влюбился с первого взгляда. Мне кажется, это вообще не про меня. Но мне не захотелось отпускать ее просто так. Меня ждал не очень интересный вечер в одиночестве – так не лучше ли провести его с кем-то, кто удачно встретился на пути?

Я не живу в этом городе уже два года. Поступил в универ в Питере, как всегда мечтал. К родителям приезжаю по мере возможности, когда по учёбе нет напряга. Вот, к примеру, весной схалявил на практике – сдал документы, освободился на неделю раньше и погнал домой. И какое счастье, что все сложилось именно так! Наконец-то отдых от соседа по квартире, моего любящего потроллить, но вместе с тем замечательного друга Горыныча (вообще-то, его зовут Егор, но он уже два года как Горыныч. Почему – не спрашивайте. Не помню). Мамина еда. Ну, какой мужик не любит борщ, а? А домашние пельмени вместо стремных магазинных? Еще – сон до обеда! По вечерам – тусовки с друзьями детства. Чуть ли не лучшая неделя в этом году!

Правда, под конец мама заявила, что у меня нет совести, потому что сто лет я не заезжал к бабушке. За день до возвращения в Питер я решил, что к бабуле действительно надо бы заглянуть. Я не пай-мальчик, не подумайте. Но терять репутацию хорошего внука не планирую.

Что нужно, чтобы сходить к бабушке в гости? Цветочки, улыбочка и ни в коем случае не есть с утра, чтобы хватило места для фирменного «я ничего приготовить не успела, пирожки всего трёх видов». 

«Нет, бабуль, жениться пока не собираюсь».

«Нет, ба, я там не наркоманю и не пью в своём Петербурге».

«Да нет же, ба, денег хватает, я подрабатываю».

Фуууух. И вот так – два часа. С перерывом на обязательный просмотр новостей по федеральному каналу. Бабушка есть бабушка – с ней не поспоришь. И когда в итоге я отбиваюсь от словесных и пирожковых атак моей боевой бабули, звоню товарищу, чтобы позвать его посидеть где-нибудь напоследок, перед отъездом. Но у того форс-мажор в лице младшего брата – мелкий заболел, а оставить не с кем.

Я цепляю наушники, включаю плей-лист специально для такого случая и готовлюсь бродить по городу детства в одиночестве. Пусть я и вырвался отсюда, я люблю это место и все воспоминания, что с ним связаны. А ведь их полно. Школа, футбол с пацанами во дворе, баскетбол на школьном открытом стадионе по вечерам. Мы собирались целой компанией, вокруг которой всегда вились девчонки, пока мы, парни, эффектно забрасывали мячи в кольцо. Ещё был дневник с двойками, выброшенный в реку с моста. Ох и прилетело мне тогда! Гаражи, где мы зависали с друзьями когда-то. Первое свидание на смотровой площадке, мне было лет четырнадцать, наверное. Стыдно за то, как отвратительно я тогда целовался, а девчонка была чуть ли не королевой школы. Это действительно город детства. Но я уже вырос из него.

В Питере такие тихие неспешные прогулки, как у меня намечается, случаются редко. Хоть это и не шумная, битком набитая Москва, всё равно вышел из метро на Невском и смотри, чтобы толпа не снесла. А в родном Белгороде ходи да ходи по Богданке*, наслаждаясь спокойствием теплого, пока еще весеннего вечера.

Мне и одному неплохо. Но тут совершенно случайно появляется эта девчонка.

Она не похожа на остальных. Или просто я общаюсь с такими, что не похожи на нее, не знаю. Она настоящая. Честная, открытая, я вижу это по глазам. Худенькая, среднего роста, с шикарными тёмными волосами. Наверное, ей говорили, что она красивая. Может, сегодня я тоже это скажу ей, только чуть позже. У нее потрясающие карие глаза, в которые я нырнул с первой секунды, как увидел.

Ну нет же, не влюбился я. Она просто понравилась мне. С этой смешной мышью на футболке, с попытками убежать от меня, со своим голодным котом. 

Я решил сразу, как только увидел её: этот вечер мы проведём вместе, и плевать, какие у нее были планы. Сегодня я – её главный план, даже если она об этом не догадывается.

*Проспект Богдана Хмельницкого, одна из главных улиц Белгорода.

Глава 2

Мира

Вопрос, что вообще происходит, испаряется из моей головы, пока мы молча идём до магазина. Точнее, ответа я не получаю. Да и не прошу. Мне просто нравится всё происходящее. Усиленно делаю вид, что не смотрю на этого парня, а тот даже не стесняется по-прежнему сверлить меня глазами. Кажется, боковое зрение у него тоже на уровне.

В магазине он с интересом наблюдает, как я сгребаю в кучу пакетики с кормом, возвращая несколько штук обратно на полку.

- Твой кот составил персональное меню? – спрашивает блондин, когда я отметаю корм с ягнёнком.

- Степан Стапаныч очень избирателен, его не обманешь.

Парень улыбается, и мне уже интересно, каким монстром он представил моего вредного котика.  Не понимаю, что собирается делать это чудо в кепке после того, как я расплачиваюсь на кассе – не потащится же он со мной в квартиру? «Помогать мне кормить кота». Нет уж, спасибо, не стоит. Пускать в дом незнакомого парня – такое себе, даже если он ну очень симпатичный. Даже если я до сих пор не осознаю до конца, что он вообще обратил на меня внимание.

- Ты вернешься? – спрашивает он, судя по всему, загруженный теми же мыслями. – После того, как спасешь кота от вынужденной голодовки.

- Зачем?

- Гулять пойдем, – отвечают мне, как ни в чем не бывало.

- С чего ты решил, что я соглашусь? Я тебя вообще не знаю.

- Вот и познакомимся. Кстати, Денис, – представляется он.

- Кстати, Мирослава, – говорю в той же манере.

- Иди корми кота, Мира, я тебя жду.

Киваю, не успевая подумать о чем-то большем. Через мгновение я захожу в подъезд с мыслями, что не спущусь обратно. Зачем мне идти куда-то с этим Денисом? А с другой стороны, меня впервые в жизни так пробило от близости парня, что я всё ещё сама не своя. В семнадцать лет можно позволить себе совершать легкие безумства, правда? Провести вечер с тем, кто даже сейчас упрямо стоит перед глазами, словно он все ещё рядом со мной в кабине лифта. Я спешно поворачиваю ключ в замке входной двери, не разуваясь, вбегаю в квартиру, показываю язык Степанычу и зову его с собой на кухню, кормлю этого дармоеда. И так же спешно проделываю действия в обратном порядке, пока не оказываюсь снова у подъезда, где на самом деле ждёт меня Денис. Моё появление он встречает с улыбкой, протягивая руку ко мне в знак приглашения. И я даю свою руку в ответ.

Так начинается этот нереальный вечер, который ещё десять минут назад я считала провальным.

- Почему я тебя в нашем доме раньше не видела? – спрашиваю у Дениса, пока мы без всякой цели идём мимо однотипных панельных высоток.

- Я тут не живу.

- А где живешь?

- Вообще в Питере, уже два года. Родители здесь, в Белгороде, только дом в другом районе. А тут бабушка.

- Бабушка? – я тихо посмеиваюсь, неожиданно понимая, что совершенно случайно встретила того самого «внучка», которому меня хотели сосватать. Знала бы раньше, что он такой, не отнекивалась бы.

Шутка, если что.

Что во всём этом толку, раз он живет в Питере?

Да и ладно. Пусть этот вечер будет таким, каким он получается.

- Ты учишься в Питере? – задаю вопрос и запрыгиваю на бордюр, выигрывая несколько сантиметров. Денис высокий, а я, хоть и не считаю себя малышкой, всё равно прилично ниже.

- Да, я бредил этим с восьмого класса.

- А на кого?

- На юриста.

Он замечает, как ползут вверх мои брови.

- Но это же скучно…

- Да ладно, нормальная профессия. Сама-то на кого учишься?

- А мне только через год поступать.

- Да ты мелкая! – искренне удивляется Денис.

- Ой, на три года младше, вот же трагедия! И ответ на твой вопрос – я собираюсь учиться на международных отношениях. А вообще хочу быть стюардессой.

Он молниеносно обегает меня и разворачивается ко мне лицом, заставляя спрыгнуть с бордюра и притормозить.

- Стюардессой?

- Ну да. Надеюсь, на международных рейсах.

- Любишь летать, значит?

- Люблю.

- Тогда полетаем?

- В каком смысле? – я недоумеваю, а Денис спокойно берет меня за руку (о-фи-геть) и тащит куда-то за собой. Довольно быстро я догадываюсь, куда именно.

В парк. На аттракционы. Я же сказала, что люблю летать. И такой сюжетный поворот мне нравится.

Денис

Мы рассекаем воздух, взмываем почти до самого неба, ветер свистит в ушах, а ей все нипочем. Она улыбается и широко распахивает глаза навстречу выбросу адреналина. Это третий аттракцион за полчаса, и даже мне кажется, что на сегодня хватит. А Мира держит меня за руку и дразнит тем, что я боюсь больше, чем она.

Мира… Красивое имя, ей очень подходит. Она такая забавная. Вроде бы нежная и милая, а характер напористый. Она похожа на этот майский вечер: тёплая, легкая, и мне совершенно не хочется, чтобы время, проведённое с ней, заканчивалось. Я чуть ли не за уши оттаскиваю её от следующего аттракциона, который пугает меня своим названием «Свободное падение». Я не хочу никуда падать, у меня слишком хорошее настроение.

Беру нам по стаканчику лимонада в ближайшей кофейне и следующие десять минут смеюсь с того, как забавно Мира трясёт стаканчик в руках, сопровождая наш незатейливый разговор шумом от крупных кусочков льда. Она почти всё время улыбается, а ещё иногда немного смущается, предпочитая в такие моменты тянуть лимонад через трубочку. Думает, так она скрывает от меня своё смущение, но ошибается. И мне нравится тот эффект, который производят её действия.

Мы гуляем по городу, наблюдая за тем, как медленно последний весенний вечер в этом году сменяется лёгкой прохладой ночи. Когда на одном из многочисленных проспектов, где сегодня аншлаг гуляющих, Мира просит сфоткать её на память, я беру из её рук телефон и впервые обращаю внимание на время.

- Ты в курсе, что осталось два часа до лета? – спрашиваю у девчонки, которая дурачится перед камерой в декорациях вечернего города.

- Так это же классно!

Она подбегает, чтобы посмотреть получившиеся фотографии, заглядывая из-за моего плеча. Чувствую едва уловимый запах шампуня на её волосах и необъяснимо для себя тянусь носом ближе к ней. А потом ещё менее объяснимо для себя самого начинаю целовать Миру.

Я в курсе, что мне завтра возвращаться в Питер, я помню, что не собирался заводить серьёзных отношений, да и девчонка ещё в школе учится. Но в эту минуту ничего не имеет значения. Только радость момента, когда меня обнимают в ответ на поцелуй, только пронзающие нас обоих искры и чувство, будто все так, как и должно быть.

Через два часа я провожаю Миру домой, и всю дорогу мы так и держимся за руки, не задавая лишних вопросов. Все случилось слишком спонтанно, и мы оба знаем, что не нужно давать никаких обещаний. Но у её подъезда мы целуемся ещё раз – теперь уже на прощание.

- Как ты думаешь, мы встретимся ещё когда-нибудь? – Мира задаёт совершенно адекватный вопрос, а я правда не знаю, что ответить.

- Ты веришь в судьбу?

- Думаю, да.

- И я. Если судьба, то обязательно встретимся, – говорю ей в последний момент. И отпуская её руку, мгновенно возвращаюсь в реальность, где романтичный майский вечер закончился. Как и это нереальное наваждение, случившееся с нами.

Только вот не знаю – это кнопка «стоп» или всё же «пауза»?

Глава 3

Питер. Мира

Я поправляю разлетевшийся шарф, наматывая его ещё раз вокруг шеи. Мы на Дворцовой площади, где ветер продувает насквозь даже в августе. Год назад я не думала, что окажусь здесь. Но сегодня я стою напротив Эрмитажа и понимаю, что началась новая жизнь.

Да, это было год назад, когда один случайно встретившийся в моей жизни блондинчик рассказывал, как он любит гулять по Дворцовой набережной. Теперь и я буду здесь гулять. По выходным.

Потому что… Внимание, новость года! Я поступила учиться в питерский вуз! Представляете? Я переехала в ошеломительной красоты город на Неве и до сих пор не верю. Лучший университет Питера. «Международные отношения», бюджетное место, как я и хотела. Красота же!

На удивление я как-то сразу подружилась с соседкой по комнате в общаге, и вот уже третий день мы гуляем вместе. Диана обожает фотографировать и записывать для «сторис» всё на свете, вот и сейчас я молча наслаждаюсь по-питерски серым небом, пока Ди ищет идеальный ракурс для селфи. Она из Мурманска, и такая погода для неё – совершенно привычное явление. А я привыкла к теплу в конце лета, все-таки восемнадцать лет жила близко к югу. Но я – человек довольно оптимистичный, поэтому уверена, что вскоре привыкну.

Ди в чем-то похожа на меня – позитивная, дружелюбная, в меру (или не в меру) энергичная, с ней совершенно не страшно. Мы на самом деле поладили с первых минут знакомства, а приятным бонусом стало то, что мы будем учиться на одном факультете. Так что впереди у нас много совместных вечеров за учёбой и, надеюсь, отдыхом от неё.

Но пока последние летние выходные!

Удовлетворенная качеством селфи, Дианка тянет меня дальше, к набережной – судя по всему, теперь мне придётся ее фоткать. Через пять минут мы находим шикарную точку обзора, откуда видны Ростральные колонны, Васильевский остров и даже вдалеке Лахта-центр. Ди водит телефоном по сторонам, разглядывая красоту через камеру, а потом замечает что-то явно достойное её внимания (и это сто процентов не какой-нибудь дворец). Она убирает смартфон и аккуратно пальчиком показывает туда, где нашла «достопримечательность».

Двое парней. Я улыбаюсь, оценивая «находку» Дианы. Оба высокие, один, который стоит лицом ко мне, брюнет, другой развернулся к нам спиной, но тут я даже цвет волос не могу разобрать, ведь он в кепке.

Кепка…

Козырьком назад…

Где же я видела её?

О май гад… Я знаю, где видела её! Это же кепка Дениса!

Честно, в тот момент, год назад, мне казалось, что я почти влюбилась. Случайная встреча, один вечер и два крышесносных поцелуя. Больше мы не общались. Он легко бы нашёл меня в соцсетях. Страничек с именем «Мирослава» по геотегу нашего города мало, сама проверяла. К тому же, на аватарке у меня стоит моя фотография, он бы точно узнал. Но он и не искал. А я не рискнула признаться его бабуле, что познакомилась с её обожаемым внучком, и не спросила фамилию Дениса. Или сразу номер телефона.

Мы оба не решились предпринять что-то, и со временем меня отпустило. Одиннадцатый класс пролетел как комета, я была занята уроками, бесконечными занятиями у репетиторов, прохождением тестов и выбором выпускного платья. А потом, с надеждой на лучшее, я попробовала поступить в Санкт-Петербург и справилась с этим.

Но я бы и не подумала, что встречу в огромном многомиллионном Питере Дениса. Да ещё и на третий день!

Он поворачивается и замечает меня. Узнал, без сомнений, узнал. Это заметно на контрасте со взглядом его друга, который видит меня и Диану впервые. Денис же на мою новую подругу вообще не смотрит. Только на меня.

И в ту секунду, когда мы встречаемся взглядами, повторяется всё, что было год назад, в лифте. Колени предательски трясутся, прохладный питерский воздух словно нагревается в моих легких, и я не знаю, что делать с этой реакцией…

Глава 4

Денис

Мы с Горынычем наконец-то выбрались погулять в центре. Это наше последнее студенческое лето на бакалавриате, но валять дурака было некогда – мы оба усердно работали. Я устроился в клуб виртуальной реальности, мне самому там все интересно и по кайфу, поэтому делаю всё хорошо, с душой. Егору повезло чуть меньше – он подрабатывает официантом в вечерние смены. Зато мы смогли расщедриться на съёмную двушку поближе к универу, точнее, к нашему корпусу. До этого, выехав из общежития, полгода жили в однокомнатной квартире намного дальше по ветке метро. Новоселье вот совсем недавно отметили.

Через два дня начнётся учебный год, а сегодня мы с Горыном оба выходные – вот и решили гулять весь день. Погода сносная, но даже ливень не удержал бы нас дома.

В одном из фургончиков возле Эрмитажа берём чай в бумажных стаканчиках, и Егор аккуратно подливает туда кое-что покрепче из фляги. После этого чокаемся стаканчиками, поздравляя друг друга с успешно проведённым летом, а уже через пару минут мне кажется, что я чокнулся головой…

Я вижу Миру.

Это возможно?

Но да, это точно она!

Стоит всего в нескольких метрах от нас. И кажется, даже похорошела по сравнению с прошлым годом. А роскошные тёмные волосы стали ещё длиннее.

Я не забыл её, хотя на то были все возможности. Когда приехал в Питер после отдыха дома, думал найти её в Сети и написать, хотя бы просто общаться иногда. Но уже через несколько дней я встретил другую девушку, Алису. Просто так совпало. Влюбился, как глупый школьник. Она старше меня на два года, поэтому первое время динамила, не думая, что у нас может быть что-то серьёзное. А я бегал за ней, звонил, писал, просил встречи. Добился своего и думал, что с этой девушкой уж точно буду счастлив.

И даже был! Или мне казалось?

Отношения развивались быстро. Через несколько месяцев я уговорил Алису дать мне ключи от её съёмной квартиры, чтобы я мог приезжать к ней, когда появится возможность и желание. Второе, конечно, появлялось чаще, чем первое. Но я в то время правда думал, что люблю и любим. По-настоящему.

Мир разрушился на острые осколки в тот вечер, когда я без предупреждения приехал к ней. Ещё и с огромным букетом. Хотел сюрприза и получил! Такой сюрприз, что мало не покажется.

Видеть, как твою девушку имеет другой парень – отвратительно. Врагу не пожелаешь такого, честное слово. Я не стал слушать слов оправдания (хотя не уверен, что Алиса хотела их произносить), швырнул букет ей под ноги и вышел.

С тех пор не могу нормально смотреть на женский пол. В каждой вижу черты Алисы и подсознательно каждую боюсь. Наверное, новые отношения я захочу заводить ещё не скоро.

А сейчас смотрю на Миру и резко ловлю почти забытое ощущение. То, которое было однажды рядом с ней.

«Ден, Ден, даже не думай! Девушки – зло», – включаю аутотренинг в своей голове. Но не знаю, какое конкретно зло может таиться в девушке с таким светлым именем – Мирослава. Надо ли мне это вообще выяснять?

Эй, там, наверху! Высшие силы! Объясните, почему я опять встретил её? Почему опять ОНА? У меня на сердце до сих пор рубцы от того шрама, который там оставила своими коготками Алиса. Мне спокойнее быть одному.

Но я вижу эту девчонку, и крышу опять срывает, как в прошлый раз.

- На какую залип? – внезапно спрашивает Егор.

- Чего?

- На какую из девчонок залип?

- Угадай.

- На тёмненькую? – то ли спрашивает, то ли утверждает друг. Он знает меня, как облупленного. И не ошибается со своим предположением.

- Да, на тёмненькую.

- Пойдёшь знакомиться?

- А смысл знакомиться? Мирослава, восемнадцать лет, только окончила школу, родом из Белгорода, мечтает быть стюардессой.

- Ты что, Вольф Мессинг? – шутит Егор, отходя от меня на метр, как будто боится, что я и его секреты знаю. Для этого и Мессингом быть не надо, я и так в курсе всех его скелетиков в шкафу, но говорить об этом не буду.

- Я с ней познакомился дома год назад, а потом вернулся сюда и Алису встретил. Поэтому мы даже не общались.

- Друг, Алисы в твоей жизни больше нет. Теперь никто не мешает.

- Ты же знаешь, я не хочу отношений.

- Кому ты рассказываешь? Я же вижу, как ты её разглядываешь. Как будто мысленно целуешь уже. Или… может быть, вы уже целовались?

Не хочу говорить об этом, но Егор и по моему взгляду догадывается, что ответ утвердительный.

- Горыныч, оно мне надо? – спрашиваю, словно он действительно может решить за меня.

- Надо, Ден, надо, – и он подталкивает меня в спину, направляя прямо в сторону девочек.

Сам Егор через минуту весело болтает со светленькой подругой Миры, но я думаю, это лишь отвлекающий манёвр. А я подхожу к брюнетке, не зная, с чего начать наш разговор. За год я ни разу не написал ей банального «Привет, как дела?», а теперь жизнь опять совершенно неожиданно столкнула нас. И что делать с этим?

- Привет, Мира, – выдаю в итоге самое простое, что можно сказать в этой ситуации.

- Привет, – она немного отводит глаза в сторону, разглядывая лёгкую рябь на поверхности Невы.

- Как жизнь? – спрашиваю, понимая, какими стандартными смотрятся мои реплики.

- Я теперь тоже учусь в Питере, – с приятной улыбкой говорит Мира.

- Поздравляю! Стала на шаг ближе к своей мечте?

- Надеюсь. А у тебя как дела?

- Через год выпускаюсь, пока не знаю, что дальше. Думаю, как раз за год определюсь.

Она молча кивает и снова отворачивается. Кажется, сегодня она стесняется или просто не хочет разговаривать со мной. А мне на ум приходит совсем другая картина: прекрасный трепетный вечер, её приятно пахнущие волосы на моём плече, шум кубиков льда в стаканчике с лимонадом, звук щелчка камеры на телефоне и наш первый, нереально нежный поцелуй. Если бы она посмотрела на меня внимательнее сейчас, наверное, могла бы увидеть отражение всего этого в моих глазах.

Если бы…

В этом мире вообще много чего могло сложиться иначе, «если бы». Но мы имеем только то, что имеем. Ничего уже не вернешь и не сделаешь иначе, другой вопрос, как вести себя дальше?

- Ты помнишь, что сказал мне тогда? – неожиданно задает вопрос Мира. – Если судьба, значит, встретимся ещё раз.

- Думаешь, это судьба? – переспрашиваю и невольно начинаю улыбаться.

- Я не знаю. Но в этом городе несколько миллионов людей, а я встретила тебя. В той же самой кепке.

Мы все вместе прогуливаемся по набережной, болтая о всякой ерунде. Девочки поступили в тот же университет, где учимся мы с Егором, поэтому обсуждаем учебу и студенческую жизнь, расспрашиваем девчонок, в какую общагу их заселили – мы ведь и сами два с половиной года обитали в общежитии, пока не решились снять квартиру.

Честно? На самом деле, для меня особо не имеет значения, о чём идет разговор. Я в это время смотрю на Миру и думаю, что она – самое хрупкое и прекрасное существо на этой планете.

Только есть одно «но».

Она же девушка.

А девушки врут.

Я снова пытаюсь напомнить себе это, но теряюсь в лабиринтах мыслей, когда она улыбается уголками глаз.

В этот раз я решаюсь на то, чего не сделал в прошлый. Не знаю, зачем. Прошу у неё номер телефона. Мы возвращаемся на Дворцовую площадь, и тут наши с девочками пути расходятся, но я думаю, что это еще не конец.

- Как тебе подруга Миры? – спрашиваю у Горыныча, который увлечённо общался с девчонкой во время нашей небольшой прогулки. – Диана ее зовут, да?

- Да, она хорошая девочка, но ты же знаешь, у меня всё стабильно: безответно…

- И беспроСветно, – по привычке заканчиваю давно придуманную нами шутку.

Дело в том, что друг уже год сохнет по нашей однокурснице Свете, которая на Егора не смотрит и вообще встречается с другим. Ему всё ещё не надоел этот процесс завоевания, и на остальных девушек он не обращает внимание.

А я думал, что не обращаю внимание вообще ни на каких.

И тут в мою жизнь опять ворвалась Мирослава…

Глава 5

Мира

Мы с Дианой заходим в вагон метро, к собственному удивлению замечая свободное место в самом углу. Садимся и синхронно поворачиваемся лицом друг к другу.

- Ну? – первая вопросительно округляет глаза Ди.

- Что ну?

- Мира! Мы тут всего третий день, а на нас уже обратили внимание такие красавчики! Это успех!

- Диан, тебе что, понравился этот Егор? Мне так не показалось, – смотрю на неё удивлённо, потому что признаков влюблённости у подружки не заметила.

- Он не в моем вкусе, хотя парнишка ничего такой.

- А радуешься тогда по каким причинам?

- Все равно приятно, что они подошли к нам, познакомились! Или ты не согласна со мной?

Я закусываю губу, не зная, что сказать на это. Диана ведь не в курсе, что для меня история началась задолго до сегодняшней встречи.

- Понимаешь… Я уже была знакома с Денисом.

Дианка, которая в этот момент листает получившиеся за сегодня фотографии, чуть не роняет свой телефон. Хорошо, что трагедии не происходит – телефон у неё новый и дорогущий, подарок мамы в честь поступления в университет. Разбивать его никак нельзя. Кстати, противоударными чехлами она так затарилась, что можно в течение недели каждый день носить новый.

- В каком смысле? Откуда ты его знаешь? – крепче сжимая смартфон в руке, спрашивает Ди.

- Мы уже встречались однажды. Только не в Питере. Он тоже из Белгорода, как и я.

- Вот это прикол! И что было тогда?

Сказать ей? Признаться, что я была в миллиметре от влюблённости, но все слишком резко закончилось? Рассказать про тот поцелуй? Нет, я не могу. Это слишком личное, пожалуй. Мне кажется, есть такие вещи, которые всегда должны оставаться с тобой, а если выдать свой секрет, останешься обезоруженным.

- Да ничего не было, – отбиваюсь от расспросов. – Мы погуляли один раз, а на следующий день он уехал. И с концами. Я вообще уже не думала, что встречу его хоть раз ещё.

- Но ты рада, что встретила? – Дианка улыбается, как заговорщик.

- Диан, я не знаю. Тебя когда-нибудь трясло от одного взгляда на человека? Вот у меня с ним так. Уже второй раз так.

- У меня такого никогда не было, а как хотелось бы! Мир, я скажу, как «капитан очевидность», но это явно что-то особенное. Я, конечно, не знаю, но «в книжках читала», как говорится.

- Ой, в книжках? Серьезно? Может, у блогера в «Инстаграме»? – отшучиваюсь, чтобы перевести тему.

- Если ты думаешь, что там нельзя ничего умного прочитать, то ошибаешься! Я тебе потом такие странички покажу, часами сидеть будешь.

Я пропускаю мимо ушей эту реплику и продолжаю:

- Он ведь за целый год не написал ни разу. Думаешь, ему сложно было бы связаться со мной, если б захотел? Я считаю, что при желании вообще всё возможно. Вопрос как раз и есть в его наличии.

- Мира! Ты ведь не знаешь, какие у него были обстоятельства! Но сейчас-то намекнул, что хочет пообщаться?

Я киваю в ответ. Он ведь взял номер телефона… Только я не уверена, что напишет.

- Ну все, я в режиме «ждуна», – заявляет Дианка и отправляется коротать время в ожидании в лентах соцсетей.

А я смотрю в противоположное окно вагона, изучая своё нечёткое отражение. Растрёпанные на ветру волосы, блеск от маленьких золотых сережек-колец, клетчатый шарф, ремешок от сумочки, тоненький и едва заметно переливающийся на плече. В этот раз я выгляжу получше, чем в нашу первую встречу с Денисом. Хотя умудрилась чем-то зацепить его и в прошлый раз, когда выбежала в магазин за едой для кота.

А он всё такой же удивительный. Может, его харизма действует так только на меня? Взгляд, улыбка, взмах в сторону светлыми прядями волос, когда он снимает кепку (а пока я видела это всего несколько раз).

Я не знаю, нормально ли это. Замечаю в толстом оконном стекле отблеск своих немного испуганных глаз. Мне правда почему-то тревожно и волнительно. Подсознательно чувствую, что-то произойдет. Что-то обязательно случится. Хорошее или плохое – пока вопрос.

Дианка дёргает меня за руку, когда объявляют нашу станцию, и я поднимаюсь вслед за ней. Больше по дороге до общаги мы не разговариваем о парнях. Я решаю подождать, случится ли что-то ещё или нет.

Случается. Уже на следующий день, только-только-проснувшись, я вижу уведомление из мессенджера от незнакомого номера. А там…

«Доброе утро, Мира».

Глава 6

Денис

«Доброе утро, Мира».

Нажимаю «отправить» и размышляю, какой я дурак. Девушкам с утра надо писать что-то цепляющее. А я ничего оригинальнее придумать не могу!

Вчера мне не хватило её, и я вынужден признаться в этом самому себе. Она такая притягательная, такая интересная и милая, что я просто не могу отказаться от своего желания в этот раз не заканчивать все одной прогулкой.

Я всё ещё не уверен, что готов к новым серьёзным отношениям, но ведь никто не просит меня сразу жениться, строить дом, сажать дерево, заводить детей и собаку? Может, стоит уже попробовать вылезти из своей скорлупы и позволить этой милашке добавить в мою личную жизнь хоть немного радости?

Только вот не знаю, как теперь подступиться к ней. В прошлый раз, год назад, я твёрдо осознавал, что у нас есть всего лишь один вечер, и собирался провести эти несколько часов как маленькую жизнь вдвоем с ней. Сейчас все иначе. Если будет первое свидание, будет и второе. Я почему-то совершенно уверен в этом как со своей стороны, так и с её.

Сейчас она увидит мое сообщение и, может, удивится. А может, обрадуется, я ведь не знаю, что думает она на мой счёт. Я для неё просто приставучий парниша в кепке, наверное.  Я и сам улыбаюсь с этой мысли. Так уж вышло, что у меня даже в мессенджере на заставке стоит фотография в кепке. Мне очень нравится так ходить – удобно и волосы от ветра не рассыпаются, не застилают глаза. Мне Егор предлагал сделать более короткую стрижку, но не хочу: не всем так везёт с волосами, как мне повезло.

Подозреваю, что Мира, как и многие другие, меня без кепки и не представляет. Зато именно по ней она меня и узнала вчера, как сама призналась.

Хочу позвать эту девочку куда-нибудь. Не в центр, а туда, где она вряд ли ещё бывала. Ведь в Питере есть так много прекрасных мест, которые обычно не показывают простым туристам, и о них не знают даже те, кто приезжает уже не в первый раз. Выбираю локацию для нашего настоящего свидания (о да, я уверен, она примет моё приглашение). И тут звук уведомления на телефоне возвращает в реальность.

«Доброе»

Всего одно слово, а я уже радуюсь. Она ответила буквально за две минуты. Надеюсь, всё же ждала.

«Мир, последний день лета. Пойдём погуляем?»

Думает с минуту.

«Твои предложения, куда?»

«Тебе понравится», – отвечаю опять банально, но это самые точные слова. Я хочу сходить с ней в прекрасное место. И уверен, что она правда оценит.

Она соглашается, и мне даже не приходится долго уговаривать. Мы договорились встретиться через час, и я начинаю собираться в спешке. В ванной, как назло, Егор, которому я стучу в дверь с весьма понятным намеком.

- Горын, сваливай оттуда! Ты уже полчаса бреешься и намываешься, как баба.

- Спешишь куда-то? – не открывая дверь, громко отвечает друг. – Ты же сегодня выходной?

- Это не значит, что у меня нет дел!

Дверь распахивается, и я вижу Егора с дурацкой улыбочкой на пороге ванной. Он быстренько вытирает лицо полотенцем, закинутым на плечо, и нагло ухмыляется.

- Эти дела часом не «Мирослава» зовут? – спрашивает он.

Я немного смущаюсь. Хоть и не планировал скрывать, но получается, раскусить меня слишком легко. Уж как минимум для Егора.

- Ну да, я позвал ее погулять.

- А вчера спрашивал, надо ли оно тебе.

- Я до сих пор ничего не понимаю, но хочется снова её увидеть.

Егор расшаркивается в глупом поклоне и лыбится, приглашая меня в ванную.

Я захожу, смотрю на себя в зеркало и удивляюсь этому выражению лица. Взволнованное? Так и есть! Боже… Здоровенный парень переживает из-за встречи со вчерашней школьницей! Подумать страшно. Я волнуюсь перед встречей с девчонкой!

Собираюсь в какой-то непривычной для себя в спешке, за пятнадцать минут, и уже перед самым выходом задумываюсь, брать сегодня кепку или нет. Туда, куда я хочу сводить Миру, всегда ветрено, а мои волосы на ветру мигом сдует на глаза. Но всё-таки в последний момент отправляю уже снятую кепку обратно на вешалку. Подмигиваю зеркалу на удачу и выхожу.

Мы встречаемся с Мирой на Васильевском острове. Здесь же, только подальше, расположен корпус юрфака, так что мысли о скорейшем начале учебного года сами собой лезут в голову. Не об этом сейчас! Юрфак подождет, у меня тут личная жизнь наклевывается, между прочим!

Замечаю брюнеточку, которая как раз спешит к обозначенному месту встречи. Теперь, когда я уже второй раз вижу Миру «при параде», могу понять ее предпочтения в одежде. Она любит стильные, однотонные вещи, особенно чёрные и коричневые, я бы даже сказал «кофейные». Она и правда ассоциируется у меня с кофе, таким крепким в своей основе и с нежнейшей легкой пенкой. Волосы всегда оставляет распущенными, почти не красится (или делает это так аккуратно, что я не замечаю). Она выглядит очень привлекательно и вместе с тем мило, и я залипаю на неё, как сказал бы Егор.

- Привет, – улыбается она, глядя на меня. – Так куда ты хотел сходить?

- Шикарное место – Севкабель порт, ты была там?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Она отрицательно качает головой. Получается, я угадал.

- Когда ты увидишь, какая там красота, обязательно захочешь вернуться, – говорю ей и медленно иду вперёд, а она подстраивается под мой шаг, едва касаясь своим плечом при движении. И от этого немного неловкого прикосновения мы чуть смущаемся, но оба, кажется, радуемся.

Моё волнение постепенно сходит на нет рядом с ней. Мира немного нервничает, хотя и пытается держаться бодрячком. Задаёт мне стандартные для первых минут свидания вопросы. А я стараюсь поддерживать разговор, хотя смотреть на неё мне нравится больше, чем вести беседу.

Зато раньше с девчонками я мог болтать без остановки! Школьные подростковые влюблённости спустя время начинают вызывать забавные чувства, когда вспоминаешь свои комичные попытки «завоевания прекрасной дамы». Тайком подаренные шоколадки, провожания до подъезда, вечерние «свидания» на качелях во дворе.

Детский сад.

Не знаю, почему сейчас думаю об этом всем и смеюсь. Но лучше уж вспоминать что-то такое, чем Алису… А лучше вообще не обращаться к собственной памяти, позволяя себе жить новым моментом, создавая его.

Я этого боюсь, но хочу. Очень хочу.

Глава 7

Мира

Конечно, я обожаю Невский, Дворцовую, канал Грибоедова и Фонтанку. Была здесь несколько раз, когда приезжала с родителями и одноклассниками. Но сегодня мне как будто открывается другой Питер. Возможно, настоящее «сердце» города как раз здесь, в таких местах, а не в забитом туристами историческом центре.

Здесь тусуется молодежь, сюда ходят на концерты (даже сегодня какой-то намечается), гуляют семьями, наслаждаются видом Яхтенного моста – того самого, который ведёт на Крестовский остров и считается едва ли не главным символом нового Питера. Молодежь пьёт кофе из симпатичных стаканчиков, дети резвятся на игровой площадке, фотографы щёлкают кнопкой затвора, выдавая сотни красивых снимков на территории этого пространства. Здесь царит дух молодого, современного города, чуть-чуть бунтарский и очень цепляющий.

- Ты часто здесь бываешь? – спрашиваю у Дениса, который смотрит на всё не такими удивлёнными глазами, как я (что логично), а скорее влюблёнными.

- Не скажу, что часто, но мне здесь очень хорошо. Я могу смотреть на залив и просто молчать. И расслабляет это не хуже, чем сон до обеда.

- Любишь много спать? – тут же с лёгким смешком задаю вопрос.

- Уже не имеет значения, люблю или нет, – разводит руками Денис. – По будням учёба с самого утра, по выходным работа. Разве что летом было немного времени выспаться.

- Где ты работаешь?

- В клубе виртуальной реальности.

- Правда?

Я была в таком клубе у нас в Белгороде. Полный восторг! Мне понравилось вообще всё: путешествовать по виртуальным мирам, «мочить» зомби в шутере, качаться на «опасных» аттракционах, резать летящие кубики условным лазерным мячом.

- Правда, – подтверждает парень. – Раньше я хватался за любую работу, лишь бы немного собственного дохода было. Спасибо родителям, без их помощи я бы не вывез. А сейчас нашёл занятие, которое мне нравится. Это не имеет никакого отношения к моей профессии, но пока важнее просто иметь свои деньги.

- Я бы хотела побывать у тебя на работе, – говорю чуть неуверенно, но с большим желанием.

- Ловлю на слове, – улыбается Денис, когда мы подходим к ограждению перед заливом.

Сегодня он впервые без своей кепки, и у меня такое чувство, словно сейчас он открылся чуть больше. Не в том смысле, что кепку снял. В другом. Эта встреча сильно отличается от той, что произошла год назад. И от вчерашней тоже. Мы присматриваемся друг к другу, запоминаем всё до мельчайших оттенков интонации, до секундных перемен в выражении лица.

Довольно резко нас настигает порыв ветра, и я быстро собираю руками волосы, скручивая их в жгут, чтобы не разлетались. Денис тоже тянется рукой к своим волосам, чтобы пригладить их, а мне и самой хочется потрогать эти мягкие светлые пряди, которые два раза подряд он прятал от меня под кепкой.

Протягиваю руку и пальцами нежно зарываюсь в его волосы. Денис внимательно следит за моим лицом, замечает легкую улыбку и улыбается в ответ.

А потом он кладёт руку мне на талию и притягивает к себе. Не напористо, а аккуратно, и я задерживаю дыхание, ожидая дальнейших действий.

Но Денис больше не делает ничего. На несколько мгновений мы замираем, глядя друг на друга. Я так и не выпускаю руку из его шикарной шевелюры, продолжая мягко перебирать пальчиками, а он обнимает меня одной рукой.

Я не жду, что он спросит, можно ли меня поцеловать. Я жду, что он молча возьмёт и сделает это. Но Денис медлит, не знаю, почему. Свободной рукой он вдруг сжимает мое плечо, разрывая резкой волной чувств ту почти трогательную нежность, которая была между нами в последние минуты. Но от этого не становится хуже. Просто становится по-другому. Всё не так, как в тот майский вечер. Тогда он действовал, не задумываясь ни о чем. Сейчас в его светлых, почти хрустальных глазах я вижу отражение работы мысли. Он думает. Думает, можно ли ещё раз перейти черту и поцеловать, а главное – что будет после этого.

Если поцелуй и случится, то не сейчас. Ведь сейчас я прижимаюсь ещё ближе к Денису, позволяя обнять меня уже крепче, и сама обнимаю его, положив голову ему на плечо. Я смотрю на Финский залив, ловлю взмахи крыльев чаек, взгляд цепляется за линию горизонта, потерявшуюся между небом и водой. В эту секунду, пожалуй, сошлось всё: картина перед моими глазами, ощущение тепла от наших объятий, необъяснимо трепещущий пульс, смесь чувств внутри меня и терпеливое выжидание Дениса. Мы стоим так какое-то время молча, пока я не решаюсь немного отодвинуться и вырваться из кольца рук.

Пожалуй, в этот раз поцелуй всё же не случится так спонтанно, как в нашу самую первую встречу. Теперь всё уже неслучайно, мы пришли друг к другу осознанно и хотим понять, для чего всё это. По крайней мере, я хочу.

- Почему ты позвал меня сегодня? – решаю спросить напрямую.

- Захотел увидеть тебя ещё раз. А может, и не один.

Вот это поворот! Намеки?

- Мир, я понимаю, ты могла злиться на меня за то, что за весь год я ни разу не предпринял попытки найти тебя и написать. Да и в Белгород я приезжал, то есть мы могли бы встретиться. Пойми, пожалуйста, я не хотел тебя злить. Ты правда понравилась мне тогда, просто обстоятельства сложились иначе…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ - Ты встретил другую девушку? – первое, что приходит мне в голову.

Он кивает. Значит, я догадалась верно.

- Прости, Мир, я не хочу о ней говорить. Но ты права. Я оказался в отношениях и пережил много всего, но сейчас я один.

Он говорит именно «один», а не «свободен». Что же, пусть так.

- Я увидел тебя вчера, и накрыло так же, как и год назад, – продолжает он и первый раз за эту встречу берёт меня за руку. А я радуюсь, правда радуюсь этому ощущению. – Мир, я не хочу обещать чего-то прямо сейчас. Я и сам ещё не до конца понимаю. Но ты однозначно интересна мне.

- В тот раз ты был более решительным, не в обиду будет сказано, – замечаю я.

- Я знаю, но надеюсь, таким я тебе тоже нравлюсь, – чуть-чуть самоуверенно выдаёт Денис.

- Тоже? То есть ты уверен, что тогда понравился мне? – хоть это и правда, я возмущаюсь, что он так легко меня раскусил.

Он улыбается, поправляя волосы, которые кажутся такими красивыми в лучах довольно яркого солнца.

- Мирчик, не злись, но я сразу заметил, что понравился тебе. И я надеюсь, мы не будем ругаться из-за этого?

- Не будем, – уверяю его. Мне совершенно не хочется продолжать эти выяснения.

Я вместо этого ещё пообниматься хочу!

Не считаю, что девушки не могут сделать первый шаг или не имеют права напустить толстые, непрозрачные намеки. Поэтому, когда мы в очередной раз останавливаемся и облокачиваемся на бортик, становлюсь сбоку от Дениса и кладу руку ему на плечи. Поворачиваюсь лицом к блондинчику и заглядываю прямо в глаза.

Я не очень разбираюсь в мужской логике, но она определённо существует: мои действия сейчас расценили правильно.

Ведь меня обнимают в ответ, а через несколько секунд разворачивают лицом к себе и целуют…

Глава 8

Денис

- Андронов, какую тему выпускной квалификационной работы вы хотели бы себе взять? – голос заведующего кафедрой заставляет очнуться.

- Ещё не решил, Виталий Евгеньевич, – честно отвечаю. И я действительно ещё не размышлял об этом. Прямо сейчас, например, вообще думаю об одной милой брюнеточке с длинными, мягкими, приятными на ощупь волосами… Так, стоп, Денис, не разгоняйся. Думаю о брюнеточке, которую сегодня ждёт первая в ее жизни университетская лекция.

- Денис, вам надо быть серьёзнее, – продолжает преподаватель. – На выпускном курсе нельзя расслабляться.

- Виталий Евгеньевич, ну так первое сентября, мы и напрячься ещё не успели, – отшучиваюсь и слышу волну смеха, которая проносится по большой аудитории.

Последний курс. Финальные экзамены, преддипломная практика, сама ВКР. Не хочется думать об этом сегодня. Вот Егор при всей своей напускной расхлябанности, как только начинается семестр, включается на полную мощность в учёбу. Он тоже на юридическом, только на другой кафедре, поэтому сейчас мы сидим по разным аудиториям и не можем обмениваться мыслями. Хотя не удивлюсь, если и ему сейчас не до дипломов и практик.

Вздыхает по своей Светке, сто процентов. Я к этой любви отношусь неоднозначно, если честно. По-дружески я уважаю выбор Егора и его желание добиться взаимности. Желание, которое до сих пор остаётся главной целью этого парня. Но вместе с тем грустно видеть, как он тратит время на попытки завоевать ту, что совсем на него не смотрит. Я ведь и сам был на его месте.

Блин, опять она лезет в мою голову. Алиса, как ты умудряешься портить мне даже такой хороший день?

Гоню прочь это наваждение, вспоминая Миру. Наш вчерашний поцелуй на берегу… Я в какой-то момент понял, что хочу снова поцеловать ее. Это было почти забытое ощущение, но стоило нашим губам соприкоснуться, как мы словно спрыгнули вдвоём с небоскрёба и полетели с дикой скоростью. Я чувствовал её хрупкость и мягкость, которую побеждал своим напором. Когда соединяются нежность и страсть, это просто огонь. Я не был уверен, что такое возможно.

Так вот, с ней возможно.

Она ещё как будто совсем малышка, но мне в кайф те чувства, которые возникают рядом с ней. Я хочу ещё, однозначно хочу. Надеюсь, фраза «бойся своих желаний» в этот раз не про меня. Ведь желания начинают разгоняться с непозволительной скоростью.

Еще примерно час мы слушаем пламенную речь о том, как важно не забрасывать учёбу на последнем курсе, и завкафедрой продолжил бы, если бы звонок не помешал его выступлению. Вообще-то, он прав, надо определиться хотя бы с тем, к какому научруку я хочу. Но это позже.

Сегодня ещё одна пара – лекция у всего потока. Ловлю Егора возле деканата в просторном коридоре, после чего мы вместе отправляемся в нужную аудиторию на другом этаже.

- Как твоя Светка? Похорошела за полтора месяца «разлуки»? – подмигиваю другу и легонько толкаю его плечом.

- У нее новая стрижка, каре.

- Ничего себе!

- Ей очень идёт.

- Да побрейся она налысо, то бы сказал то же самое.

- Лысые девушки – не мое, братан.

- Твоё – упёртые девушки, – шучу и тут же после нахмуренного взгляда друга показываю, что умываю руки.

- Сегодня опять потащишь Миру гулять? – переводит тему Егор.

- Потащу. Пойдёшь с нами? Подружку её можно тоже позвать. Она хоть тебе и не нравится, но неплохая, согласись.

- Я Светке не изменяю, – на полном серьезе заявляет это чудо.

Как тут сдержаться от дикого смеха?

- Ты дурак? Как можно изменять тому, с кем ты не встречаешься?

- Я даже мысленно не изменяю, – ещё раз утверждает Егор. – и вообще, мы с группой идём отмечать начало года к старосте.

- Скатертью дорожка тогда, – улыбаюсь Горынычу, пока сам думаю о том, что уже совсем скоро увижу Миру.

Ее факультет располагается в другом корпусе, поэтому утром мы не пересекаемся. Забавно – для неё все только начинается, а я уже на пороге выпуска. Даже немного завидую, честно говоря. Нет, я не хотел бы заново бессонных ночек на первом курсе перед зимней сессией, пересдач у вредных преподов и «горящих» курсовых. Ещё бы диплом получить как-нибудь… А вот посвящение в студенты, тусовки с группой, студактив – всё это стоит того, чтобы потерпеть «Конституционное право зарубежных стран» и уголовное. Ужас какой, до сих пор как вспомню, так вздрогну.

Но у Миры такого не будет – на каждого студента найдётся свой кошмарный предмет, куда деваться. Будет и любимый, по которому будет скучать после экзамена, будут и хорошие преподаватели, умеющие вложить в голову больше, чем сухие выдержки из толстенных учебников. Все будет, обязательно будет.

Рассуждаю, как будто сам выпустился лет десять назад. Егор быстро возвращает с небес на землю своей неожиданной репликой.

- Что эта стерва делает у меня в предложенных друзьях?

- Ты про кого?

- Про бывшую твою.

Вот уж кого никак не изгнать из жизни. Чертов призрак прошлого, который только все портит.

- Ну и что у неё на страничке? – я прекратил следить за Алисой в Интернете, хотя первое время после нашего разрыва заходил, хотел узнать, что происходит в её жизни. И вроде уже избавился от вредной привычки, но прямо сейчас устоять перед соблазном не могу.

Егор открывает страницу Алисы и передаёт мне телефон. Листаю ровно минуту, больше и не нужно. Селфи, выверенные в фотошопе, фотки от профессиональных мастеров, модные образы, обязательно длинные ноги напоказ, и непременно в обуви на шпильках. Алиса все больше становится похожа на куклу из глянцевого журнала, к чему, наверное, и стремится. Хотя это не делает ее менее красивой. Когда-то и я повелся на внешность, думая, что найду нечто больше, чем яркий фасад.

Но за этим ажурным фасадом скрывался карточный домик, построенный на лжи… В такие дома я больше не ходок. Качаю головой и отдаю другу телефон, не желая больше смотреть на это.

Но теперь все равно не отпускают дурные мысли. Не могу понять, почему. А если я и насчёт Миры ошибусь? Если она не такая милашка, которой кажется сейчас, на первом этапе знакомства? Вдруг и у неё свой шкаф с пыльными скелетами?

- Да хватит уже загоняться из-за бабы, которая тебе изменила! – резко обрывает мой внутренний монолог Егор. – Ден, я не слепой и слишком хорошо тебя знаю. Ты ведь все равно думаешь об Алисе, да? Зачем? Она в прошлом. Всё! Тебя предали, забудь и иди дальше. Ты из-за этих воспоминаний мешаешь самому себе жить!

- Ты прав, бро, ты прав, но это сложнее, чем я думал. Надеюсь, со временем совсем пройдёт.

- Да поможет тебе Мирослава в этом, – с наигранной воодушевлённостью говорит Егор, когда мы уже заходим в аудиторию.

«Хоть бы так и было», – успеваю подумать про себя.

Глава 9

Мира

Я жду Дениса недалеко от Исаакиевского собора. Пожалуй, не буду оригинальной, если скажу, что обожаю это место, но так и есть. Для меня Исаакий – это одновременно эстетика, вдохновение и красота, которой можно любоваться. Жаль, что до сих пор не была на смотровой площадке, всё как-то не складывалось, но ведь теперь могу исправить это в любой день.

Сегодня я приехала первой, просто так вышло, что нас пожалели преподаватели – первый учебный день, всё-таки, отпустили чуть раньше конца пары. Если честно, я даже рада. Мне надо немного перевести дух от огромного количества впечатлений перед новыми, теми, которые сегодня принесёт в мою жизнь Денис.

В университете так много людей! После школы, где я могла бы утверждать, что знаю в лицо каждого третьего, универ кажется целой Вселенной. Тут и взволнованные первокурсники, похожие на нас с Дианкой, и ребята с курсов постарше, и явно звёзды этой тусовки. В такой вуз можно поступить либо с запредельно высокими баллами ЕГЭ, либо с запредельно высокой зарплатой родителей. Мы с Ди из первой категории, а вот некоторые наши одногруппники – однозначно из второй. Надеюсь, это не станет проблемой для коммуникации внутри группы, честно говоря, я к такому и не привыкла. В классе у нас не было «расслоения общества», все общались на равных.

Вообще группа «международников» собралась невероятная: тут тебе и ботаны-стобалльники, и неформалы, и мажоры. Не знаешь, на кого смотреть.

Впрочем, это только подруга стреляет глазами по очереди в разные стороны, а я особо не вглядываюсь в парней-товарищей по учебе, потому что единственный, кого я по-настоящему хочу увидеть, все еще на занятиях в другой части Питера (или уже в дороге).

Вчера мы с Денисом гуляли полдня. Прошли пешком столько, что даже шагомер в часах явно упал в обморок. Мне кажется, я знала этого парня всю жизнь, а не только с прошлого мая. И вместе с тем боюсь, что совершенно его не знаю.

Наши поцелуи сводят с ума. От этих объятий ток по телу. А главное, все так трогательно, так волнительно для меня...

Нет, я ходила на свидания с другими парнями, но с Денисом всё иначе. Я хочу снова оказаться рядом, чтобы улыбаться, встречаясь со взглядом его голубых глаз. Хочу неспешно шагать по проспекту, ладошкой ощущая его тепло. Мы пока никто друг другу, но я уверена, что в нашем случае и не стоит торопить события. Ведь нашу историю уже нельзя назвать обычной. Мы встретились ещё раз спустя целый год. Разве есть что-то, что сможет остановить нас теперь? Нас, которых сталкивает сама судьба?

Денис появляется словно из ниоткуда и закрывает мои глаза своими ладонями, прячась за спиной. Трюк старый, как вечность. Но от первого же соприкосновения мозг приходит в консистенцию фруктовой мармеладки в сахаре.

Да разве такое бывает? Почему же я так быстро влюбляюсь в него?

- Давно ждёшь? – спрашивает Денис, быстро убирая в маленький чехол свои любимые наушники.

- Не особо. Успела переварить все эмоции от первого дня в универе.

- Понравилось?

- Ну конечно, понравилось! Это же совсем новая жизнь. Мне очень интересно, какой она будет,

- Ладно, новая жизнь, пойдём, поддадимся общему первосентябрьскому загулу.

- Звучит смешно, – улыбаюсь, хватая его за руку. Сегодня я не спрашиваю, куда мы идём, просто двигаюсь за ним, зная наперёд, что он точно покажет что-то интересное.

- Остров Новая Голландия, Мирчик. Еще одно место для любителей чиллить по-питерски.

- Что там такого особенного?

- На самом деле – ничего. Но тебе должно понравится, я знаю.

Мы несколько минут идем куда-то, я понимаю, что мы в самом центре, но не особо запоминаю путь. Денису, судя по всему, навигатор в этом городе не нужен, как минимум для определённых мест. Он уверенно ведет меня за собой, и в итоге мы минут через пятнадцать выходим к Новой Голландии. Я много слышала об этом месте, но оказалась тут впервые. Сегодня тут полный аншлаг! В основном молодёжь – школьники, студенты, которые, как и мы, в первый день нового учебного года хотят догулять то, что не успели летом.

Все складные стульчики заняты, но это и неудивительно. Многие сидят просто на траве, застеленной курткой. Кто-то фоткается в лучах солнца – редкого гостя Питера. А нам несказанно везет, светло вот уже второй день подряд.

- Ты привезла с собой солнце из Белгорода? – спрашивает Денис, пока мы стоим на небольшом мосту, наблюдая за бликами на водной глади.

- Что-то вроде того, – быстро и чуть сумбурно отвечаю. – Ты скучаешь по дому?

- Да, хотя Питер безумно люблю. Дом есть дом все равно. Ты скоро поймёшь, что я имею в виду. Не страшно было переезжать? Ты же вроде не так сильно стремилась. Или мне так показалось в прошлый раз?

- Не страшно. Знаешь, это не было спонтанным решением после выпускного, но и не сказать, чтобы я с детства мечтала. Я просто участвовала в онлайн-олимпиаде и получила приглашение на день открытых дверей в универ сюда. Зашла в здание и сразу сказала: «Я хочу здесь учиться».

- Любовь с первого взгляда? – смеется Денис.

- Абсолютно.

Смотрим друг на друга и, судя по всему, оба вырываем последние фразы из контекста. Слова сразу обретают другой, неожиданный смысл. Мы ничего не говорим вслух, но как-то смущЁнно отворачиваемся друг от друга.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Нет, не любовь, но какая-то вспышка с первого взгляда у нас с ним точно была. Ещё тогда, за два часа до лета. Мне тогда запомнилась эта фраза.

Забавно… Два часа до лета – словно отрезок перед стартом новой жизни. Глоток свободы и крылья за спиной. Пламенные искры чувств. И все вспыхивает по новой каждый раз, когда мы опять оказываемся рядом. Весной, летом, осенью – не имеет значения.

- Денис?

- Да, Мир, что такое?

- Ты сегодня снова без кепки.

- В честь двух солнечных дней подряд. Я вообще почти прирос к кепкам, без них я не я.

- Это я заметила. Прячешь волосы, чтобы девочки не завидовали?

Он улыбается.

- Годная версия. Но ты-то явно не завидуешь? У тебя шикарные волосы, Мир. Я это с первого дня обратил на них внимание.

Мне почему-то всегда приятно, когда он вспоминает вечер нашей первой встречи. Все-таки тогда я ему понравилась, и это нельзя отрицать. А он и не отрицает.

- Мирчик, о чем ты думаешь? – вдруг спрашивает Денис. – Ты улыбаешься.

- Вспоминаю, как мы встретились.

- На Дворцовой?

- Нет, в Белгороде.

- Знаешь, это было год назад, вроде как давно, а вроде недавно. Я тогда отличался от себя нынешнего…

- Чем?

- Теперь не такой наивный глупый мальчик, как был раньше, – твёрдо отвечает он.

- То есть ты считаешь, что я могу понравиться только наивным глупым мальчикам?

- Мир, я не то хотел сказать… Ё мое, я разучился с девушками разговаривать. Наоборот, я поумнел за этот год. Надеюсь.

- Посмотрим, посмотрим, наивный мальчик!

Мы вместе смеёмся, и я убегаю от него по траве, а он лениво бежит за мной, поправляя на ходу рассыпавшиеся светлые пряди.

- Мир, у нас второе, ну ладно, третье свидание, а ты уже сбегаешь. Я так ужасен?

- Догони и узнаешь! – кричу в ответ.

Он догоняет, и мы стоим молча и обнявшись. Я запрокидываю голову, глядя на него, и трусь носом об его щеку, ставшую чуть более колючей со вчерашнего дня. Какой же у него милый взгляд! Совсем как у ласкового доброго щеночка. Да и сам он как большой добрый… щенок самоедской лайки? Который похож на белое пушистое облачко.

- Ден, ты любишь собак?

- Обалдеть тему поменяла, конечно, – ухмыляется Денис. – А вообще обожаю. Особенно лаек. Самоедских.

Я чуть не прыскаю со смеху.

- Чего ты? – удивляется парень.

- Ты у меня ассоциируешься именно с этой собакой.

- Такой же плюшевый и смешной? Нет, Мир, я не такой. Я иногда кусаюсь.

- Я надеюсь, это просто пошлая шутка? А не намёки на твою вредность?

- Пошлые шутки? Воу, Мир, полегче. Третье свидание, если ты помнишь.

- Да не бери в голову. Места освободились, пойдём присядем?

Тащу его за руку, мы плюхаемся на соседние стульчики и зажмуриваемся под обманчивыми лучами солнышка. Протягиваю руку, и он тут же сжимает её своей.

Это символично, да? Когда начинаешь новую жизнь, крепко держа кого-то за руку? И не просто кого-то, а того, с кем хочешь разделить каждое мгновение.

Надеюсь только, что это взаимно.

Глава 10

Денис

- Ден, ты помнишь, что мы завтра на хоккей идём? – слышу из соседней комнаты Егора, который пытается докричаться до меня.

- Какой хоккей?

- На льду и с шайбой, балда, – Егор все-таки появляется в моей комнате, облокачивается на дверной косяк.

- Я правда забыл, – честно признаюсь. Первые учебные дни выбили почву из-под ног, и к вечеру пятницы я немного потерялся во времени.

Хоккей… Да, точно, мы хотели сходить. Как и друг, я тоже люблю спорт, интересуюсь, слежу, но не так рьяно. Егор, мне кажется, знает названия и составы всех команд по футболу, хоккею и баскетболу. Ну и пилотов «Формулы-1», раз на то пошло. И когда он только успевает учиться, подрабатывать и ещё за спортивным миром следить? Ах, да, сам он тоже в зал ходит, и физическая форма у него – что надо. Вынужден признать, что получше моей, потому что дома я успеваю только отжиматься и пресс качать. Хотя грех жаловаться, выгляжу все равно неплохо.

Егор родом из Ленинградской области, из какого-то небольшого городка. Отец с детства возил его по выходным в Питер – то на один матч, то на другой. Я даже спрашивал, почему Егор сам в спорт не пошел. Оказалось, в их городке хорошей спортшколы не было, а ездить в Питер слишком часто семья не могла себе позволить. Вот друг и ударился в «боление».

- Я же брал три билета еще в августе, – продолжает этот зануда.

- Три?

- Ден, тебе память отшибло совсем? Мне, тебе и Владу.

Влад – еще один наш однокурсник, не сказать, чтобы лучший друг, но всё же товарищ, разделяющий наши увлечения. Пожалуй, для меня самый близкий после Горыныча.

- Влад соскочил, – сообщает Егор. – У него завтра другие дела нарисовались.

- А я Миру завтра увидеть хотел.

- Так позови её с нами.

- На хоккей? Ты совсем того?

- Это ты совсем того! – передразнивает Егорка. – Классное же свидание, запоминающееся. Вот скажи, она азартная?

Вспоминаю, как Мира с восторгом смотрела на аттракционы в парке, как тащила меня от одного к другому. Азарта этой девочке явно не занимать.

- Безусловно, – говорю вслух то, о чём думал за мгновение до этого.

- Ну и отлично. Кстати, ты хоть предложил ей встречаться? Как там это делается, официально?

- Нет, ещё не успел.

- Зови на хоккей. Там и предложишь, будет весело.

- Горыныч, ты тот ещё эксперт отношений, конечно, – подкалываю Егора, намекая на все его безуспешные попытки затащить Светку на свидание.

- Знаешь, что я выяснил? Света со своим хлыщом разошлась. Психанула и волосы отрезала, типа новую жизнь начала. Девочки так делают, вроде, избавляются от лишнего.

- Да, я слышал. Ты собираешься на очередной штурм крепости, как я понимаю?

- А почему нет? – Егор пожимает плечами, но при этом выглядит уверенным в себе.

- Может, в этот раз и тебе повезёт.

- Поверь, тормозить я не буду, если мне дадут хоть один шанс.

Да я верю. Егор слишком долго тащится по Светке, чтобы легко и быстро сдаться, если постигнет неудача. Разумеется, я желаю другу успеха и настоящей, а главное, счастливой любви.

Если она бывает, конечно.

Я и сам до сих пор не уверен. Не хочется больше набивать шишки своей головой. Но как узнать иначе, чем на собственном опыте?

Моя тактика будет такой: ни в чём не спешить. Ни в коем случае не бросаться в омут с головой. Слушать сердце, но не забывать о голове – теперь котелок варит лучше прежнего. Помнить, что доверять можно только одному человеку – самому себе. И то не всегда.

Сказки бывают только в книжках для детей. Но любовь – не сказка. Это я знаю точно.

А все остальное будем узнавать по ходу.

***

Мы с Егором ждём Миру у выхода из метро на станции «проспект Большевиков». Когда впервые оказываешься здесь за час до начала матча, даже страшновато от наплыва людей в сине-белой форме с красными звездами. Поэтому Миру сегодня явно хватит небольшой шок. Она согласилась пойти со мной с радостью, как только я предложил. Да ей и самой хочется узнавать что-то новое, быть там, где ещё ни разу в жизни не доводилось побывать. Хоккейный матч – это правда очень интересно даже для тех, кто не разбирается в игре. Базовые правила мы с Егором легко объясним, но самое главное – словить атмосферу ледового дворца. Местные фанаты весьма колоритные, они за свой «СКА» правда всей душой болеют. Егор вот уже лет десять поддерживает питерских армейцев, у него это семейное, я же на хоккей начал ходить, когда переехал сюда на учебу.

Сегодня Егор «забрендирован» едва ли не с головы до ног, у меня, разумеется, кепка с эмблемой клуба, но по-настоящему удивляет Мира, которая появляется перед нами в свитере игрока «СКА». Заглядываю за спину – там значится фамилия «Гусев»*. Откуда у Мирки такое добро?

- Где ты свитер нашла? – опережает меня с вопросом друг.

- Диана дала, это свитер ее двоюродного брата, она с собой притащила в Питер. Как знала, что пригодится. Правда, не ей.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Мира смеётся со своих же слов, а я смотрю на неё и не могу оторваться.

- Выдвигаемся? – спрашивает Егор, которому уже не терпится оказаться внутри арены.

Вопросительно смотрю на Миру, она кивает, и все вместе мы идём к ледовому дворцу.

Отстаиваем очередь на входе, проходим контроль, турникет наконец впускает нас в помещение. И тут у Миры разбегаются глаза. Она стоит посреди коридора и увлечённо смотрит по сторонам, разглядывая маленькие магазинчики с фирменной символикой, бар, столики для перекуса, плакаты на стенах, продавщиц с книжками-программками. Людей уже много, все ищут нужный сектор, сжимая в руках бумажные билеты или смартфоны с электронными. Коридор слился в одну сине-белую реку из свитеров, шарфов и кепок. Детям с помощью аквагрима рисуют эмблемам на щеках, пока их папы где-то в стороне обсуждают, какой счёт сегодня возможен.

- Четыреста двенадцать, – бросает на ходу Егор.

- Это что? – спрашивает у него Мира.

- Номер сектора, нам направо.

Я беру Миру за руку, начиная подумывать, что без нас с Горынычем она тут же потеряется в этой толпе, да ещё и в незнакомом месте. Мы отыскиваем вход в наш сектор, поднимаемся по ступенькам и выходим к арене.

Вот же Егор! Ухватил обалденные билеты. Первый ярус, близко ко льду. Хоккеисты уже на площадке, раскатываются под одобрительный гул полузаполненного на данный момент дворца.

Мира целенаправленно пропускает наш ряд, бегом спускаясь до самого ограждения яруса. Совсем рядом с ней скамейка «СКА», и девчонка смотрит на всё это такими глазами, словно для неё открылась целая Вселенная. Неужели кого-то может так впечатлить хоккей?

Хотя о чём это я? Хоккей ещё и не начался.

Через пять минут мы всё-таки усаживаемся, начиная старательно сворачивать гармошкой разложенные картонки с эмблемой клуба. Мира управляется первой и сразу же пробует получившуюся трещотку в деле: стучит по своей ладошке, радуясь, как ребёнок.

Кажется, я вынужден признать, что Горыныч оказался умнее меня. Идея позвать сюда Миру была шикарной, чего уж скрывать.

Может, во всем остальном он тоже прав?..

И может, прямо сейчас предложить ей стать моей девушкой?

А почему бы и нет…

* Никита Гусев, нападающий ХК «СКА» 2015-2019 гг., олимпийский чемпион по хоккею.

Глава 11

Мира

Яркое освещение арены в миг затухает, и лёд начинает ярко светиться большим светлым пятном. Люди по-прежнему заполняют дворец, а хоккеисты уже выкатываются на лёд для официального старта игры.

Я никогда не видела вживую спортивный матч. Вообще я не фанат всего спортивного, но вместе с папой иногда смотрела олимпиаду или матчи сборной по футболу. Просто из интереса. А сейчас, сидя так близко ко льду, я схожу с ума от восторга.

Вижу, что Денис смотрит на меня чаще, чем на хоккеистов. Наверное, моя реакция на всё происходящее его забавляет. На арене включается гимн, мы поднимаемся со своих мест, и Денис берёт меня за руку, отчего прохладное помещение для меня одной сразу теплеет на несколько градусов.

И всё-таки как же хорошо рядом с ним! Мы видимся уже который раз за эти несколько дней в Питере, и в каждую из этих встреч я ощущаю настоящее, неподдельное счастье.

Через пару минут вбрасывают шайбу, и настоящее действо, наконец, начинается. Денис постоянно наклоняется ко мне, чтобы объяснить правила игры, рассказывает о самых выдающихся игроках, припоминая какое-то бесконечное множество фактов из предыдущих матчей. Мне сложно запомнить столько всего сразу: фамилии, игровые номера, детали правил. Голова немного идёт кругом, но атмосфера заряжает. Думается мне, это и есть самое главное. Фан-сектор скандирует речёвки, запускает волну из поднятых рук, создаёт настрой. Девушки из группы поддержки занимают свои места в проходах, поддерживая команду в каждую паузу. Мой взгляд постоянно привлекают красные блестящие помпоны в руках чирлидерш. В разных секторах то и дело появляется ростовая фигура коня – Денис рассказал, что это талисман клуба, называется маскот. Дети от него в восторге, меня же больше всего радует надпись на спине «конь-огонь».

Первый период почти пролетает, а я даже не успеваю понять, почему так быстро? Во время очередной паузы в матче я поглядываю на огромный экран, где вместо рекламных роликов о команде вдруг появляется «камера поцелуев». Режиссёр трансляции выхватывает парочек, мило обнимающихся и держащихся за руки. Увидев, что их «спалили», влюблённые начинают целоваться. Кто-то стеснительно, кто-то страстно, но от каждой пары веет настоящими чувствами. Это очень трогательно, и я расплываюсь в улыбке. Ровно до той секунды, пока экран начинает показывать нас с Денисом…

Я резко разворачиваюсь лицом к Денису и вижу, что он тоже взволнован не меньше меня. Он крепче сжимает мою руку и делает глубокий вдох, словно перед погружением под воду.

- Мир, прежде чем я тебя поцелую, скажи мне: ты хочешь быть моей девушкой?

Что? Тут на арене стоит такой гул, что я не сразу понимаю смысл слов.

Его девушкой?

Правда?

Он правда это сказал?

О боже. Это получается, что теперь я в самом деле буду его второй половинкой? Поверить не могу! Ну какой же может быть ответ?

Никаких сомнений.

Одними губами говорю «да», и мы тянемся друг к другу. На арене, как я уже говорила, прохладно, но от нашего поцелуя в одну секунду по телу пробегает волна тепла. Мы целуемся не для камеры, мы просто этого хотим прямо сейчас.

Жизнь удивительна. Мы с Денисом пришли сюда просто влюблёнными, а выйдем уже настоящей парой. Я бы никогда не подумала, что спонтанное приглашение на хоккей обернётся такими впечатляющими последствиями. Интересно, а Денис думал или нет? Он спланировал всё заранее? А может, слова вырвались спонтанно?

Пауза заканчивается, игроки выкатываются обратно на лёд, идёт обратный отсчёт до конца периода, но мы следим за всем немного рассеянно. Перевариваем то, что произошло с нами, привыкаем к той новой реальности, которую сами же и создали только что.

В перерыве мы выходим из сектора, и Егор показывает нам кадр на телефоне: он успел снять момент, когда «камера поцелуев» показывала нас. Парень улыбается, всеми силами своих обаятельных ямочек на щеках показывая, что радуется за нас. А мне кажется, что я краснею от этой фотографии, хотя несколько минут назад мы с Денисом без стеснения целовались на глазах у всего ледового дворца.

Денис кладёт мне руки на плечи, успокаивая этим собственническим жестом.

- Извини, если ты не хотела, чтобы это произошло в такой обстановке, прилюдно, – шепотом говорит он, наклоняясь к моему лицу. – Для меня самого это был выход из зоны комфорта, непривычно.

- Всё хорошо, Денис, – улыбаюсь, облокачиваясь на него. – Здесь обстановка располагает к таким безумствам.

- То есть встречаться со мной – безумство? – интонация Дениса меняется за секунду.

- Я не к этому вела… Нет, встречаться с тобой – это то, чего я правда хочу. Не сомневайся в этом, пожалуйста.

Денис разворачивает меня к себе и смотрит невероятно серьёзным взглядом. Неужели он не был уверен в том, что я соглашусь?

Я сжимаю его ладони своими, настойчиво смотря глаза в глаза.

- Ты веришь? – спрашиваю взволнованным голосом.

- Мир, я очень стараюсь верить тебе.

Расплывчатый ответ и, пожалуй, не совсем такой, какой я хотела бы услышать. Но ведь мы только в самом начале нашего общего пути? Ещё предстоит всему научиться, узнать друг друга лучше и доверить какие-то свои секреты.  Что-то подсказывает мне, что несмотря на романтичность наших первых свиданий, легко не будет.

Но и пусть даже так.

Только бы мы смогли…

***

Возвращаюсь в общагу, с разбега прыгаю на свою кровать и накрываю голову развёрнутой трещоткой, которую утащила с собой в качестве трофея. Впрочем, тут же отбрасываю картонку в сторону. Дианка, как обычно, сидит в телефоне, листая какие-то фотки.

- Что делаешь? – интересуюсь у неё.

- «Тиндер» скачала, развлекаюсь вот. Как хоккей?

- Я в восторге, хочу ещё!

Дианка подкатывает глаза, откладывая телефон в сторону.

- Что там Дениска?

- Предложил встречаться, представляешь!

- Ооо! А я знала!

Диана изображает подобие лезгинки, не вставая с кровати.

- Ты же влюбилась в него?

- Ди, мне кажется, он тот самый, – мечтательно расплываюсь в улыбке.

- Идеальных не бывает, Мирка. У него тоже закидоны найдутся.

- Да, найдутся, если уже не нашлись… Знаешь, сегодня я спросила, верит ли он мне, а он сказал: «стараюсь верить». Меня это немного напрягло.

- Не требуй слишком многого сразу. Хотя кто знает, какие причины у него такое говорить. Вы обсуждали свою личную жизнь? Точнее, чтобы было до.

- Нет, не обсуждали. Он не хочет говорить об этом, а я в душу не лезу.

- И правильно. Захочет – расскажет. Но без доверия, конечно, далеко не уедешь. В любых отношениях.

- Понимаю, Ди. Я надеюсь, всё получится.

- Ну а если нет, то зарегистрируем в «тиндере» и тебя.

- Ди, ну какой «тиндер»! Тебе вокруг парней мало?

- Меня на свидание позвали, между прочим. Судя по фоткам – красавчик.

Присаживаюсь на своей кровати и прошу Диану показать фото парня, который пригласил эту даму на прогулку.

- Да, парнишка миленький. На вид где-то ровесник Дениса, сколько ему?

- Двадцать один.

- Ммм, конфетка!

- Мир, поможешь собраться завтра?

- Ну что за вопросы! Персональный консультант к вашим услугам! – для убедительности даже стучу рукой по груди.

- Да ладно тебе, консультант. Ты как, любовью сыта или нет? Пока ты шуры-муры крутила, я в мультиварке рис с овощами сделала, будешь?

Глава 12

Денис

Воскресенье – необязательно синоним выходного, если ты студент выпускного курса, живущий в чужом городе. Может, не совсем верно называть Питер чужим, но моим он будет тогда, когда я заработаю на собственную квартиру где-нибудь на Гражданском проспекте или ещё лучше – на Петроградке. Правда, будет это в весьма ещё далеком будущем, а пока работа и учёба, учёба и работа…

В субботу вечером я вернулся домой в приподнятом настроении. И всё-таки я поступил так, как советовал Егор, хотя слушать его совершенно не планировал, – предложил Мире встречаться. Все получилось как-то само собой – мне не пришлось выдавливать из себя эти слова, долго думать и формулировать. Все совпало в один момент, и когда нас показывала «kiss cam», Мирчик повернулась ко мне с таким волнительно-прекрасным видом, что сомнений не было. Это маленькое чудо, которое должно быть моим. Может, я не заслуживаю его, а может, однажды это чудо исчезнет, по доброй воле растворившись для меня в питерском тумане. Я не знаю.

Но прямо сейчас чудо будет со мной, и я уже хочу большего, хочу выйти за банальные рамки и границы. Правда, всё будет постепенно. Так, как и должно быть.

Светлая и удачная для меня суббота сменяется трудовым воскресеньем, и я почти весь день торчу в VR-клубе, отрабатывая за себя и за того парня в прямом смысле слова – коллега поменялся со мной сменами. Вспоминаю, что Мира хотела когда-нибудь прийти сюда, но я сразу для себя зарекся совмещать работу со свиданием: выберем время и придём вместе, чтобы насладиться процессом полностью. К тому же, это куда круче обычных кино, кофеен и прогулок «под луной».

В понедельник утром я хвалю небеса за учебное расписание, ведь сегодня мне ко второй паре, и в тот момент, когда я добираюсь до универа, прекращаю быть похожим на зомби. Егор всю дорогу странно улыбается, словно в его мечтах Светка в огромном свадебном платье говорит ему «Да» в загсе, а он, счастливый и обалдевший от такой радости, делает сальто прямо перед столом регистрации.

Вот будет весело, если однажды я реально окажусь на этой свадьбе! В качестве самого веселого свидетеля, готового ко всем пьяным конкурсам, конечно.

Я не со зла такие шутки шучу. Просто слабо верю в то, что непробиваемую стену можно пробить, а вот Егор, похоже, так не думает. При поступлении у нас с ним было равное количество баллов, только у меня больше по обществознанию, а у него – по истории, вот он начитался учебников и верит в успешный штурм неприступных крепостей.

Наша неприступная крепость Светка – нормальная девчонка, вполне себе симпатичная, голос приятный, мозги на месте. В такую можно влюбиться, почему нет. Егор, собственно, это и сделал.

С одной стороны, я его понимаю, с другой – абсолютно нет. Я вот до сих пор удивляюсь, как вообще мы с Горынычем сошлись ещё на первом курсе. Казалось бы, мы слишком разные. И по характеру, и по видению любой ситуации. Можем не разделять взглядов друг друга, спорить до ужаса, не соглашаться. Но то, что есть у нас за три года, – это настоящая мужская дружба, когда вы друг за друга горой. Когда «братан, у тебя кукуха поехала» – не в обиду, а с целью отговорить от какой-нибудь явной ошибки. Когда ты говоришь «бро, погнали», а он в ответ вываливает кучу вариантов, куда. Когда понимаешь уже на уровне взглядов и невербально.

Мы как две стороны одной медали: я – блондин, он – брюнет, я – неспокойные, переменчивые Весы, он – уравновешенный Телец. Разумеется, это не я сообразил, а он. Я даже не задумывался особо над знаками Зодиака, мог сам забыть, какой у меня. А у него – тем более.

Знаете, мне всегда везло с друзьями ещё со школьных времён, но именно Егор стал тем, кем я дорожу больше всего из своих товарищей. Я правда очень ценю то, что мне довелось встретить такого друга, который поддержит, отвесит волшебный пендель, когда понадобится, выручит в тяжёлой ситуации и просто разделит мои безумства.

Искренне хочу, чтобы Егор был счастлив. Если он уверен, что для счастья ему нужна именно Светка, значит, пусть будет так. Главное, чтобы взаимно и честно, без подстав и обманов. Я почти уверен, что друг будет лучшим парнем и затем мужем, чем я сам. Только бы ему наладить поскорее личную жизнь! А то ведь никто, кроме меня, пока не ценит по достоинству многочисленные таланты Егорки.

Мы поднимаемся на наш этаж, я сразу плюхаюсь на свободную лавочку, облокачиваюсь спиной о подоконник и достаю термокружку с кофе из рюкзака. Это моё традиционное спасение по утрам перед парами. Егор же подходит к стенду возле деканата, сверяет своё расписание, а я в этот момент замечаю Свету на горизонте. Она приближается вплотную к Горыну, и я думаю, как бы этот чудик не поплыл от одного светкиного приветствия. Наблюдаю за ними, потягивая кофеёк, и не могу поверить, что все это происходит не в параллельной Вселенной.

Раньше Светка относилась к попыткам Егора флиртовать совершенно нейтрально. Есть да есть, пусть будет, – в таком духе. А сегодня сама подошла к нему! Неужели после расставания с парнем ее переклинило так сильно, что она сразу готова удостоить вниманием вечных поклонников?

Ну тогда Егор будет лохом, если не воспользуется шансом. Но помнится мне, он свой шанс терять не собирался.

В кармане у меня в этот момент звенит телефон, и я почти уверен, что сообщение будет от Миры. Да, я не ошибся, – она скидывает селфи из полупустой аудитории-амфитеатра, где Мирчик забралась почти на самый верх. Ох, я бы с удовольствием прогулял свои пары, чтобы увидеть Миру, но готов спорить, что эта девчонка – та ещё прилежная первокурсница. Прогулам её придётся учить, сто процентов. Как говорится, раз хочешь плохую девочку, испорти её сам.

Стоит только подумать об этом, как мысли бегут куда-то не туда, сбившись с правильного курса. Андронов, вот куда тебя несёт?

Ещё дней десять назад я не хотел никаких отношений, а потом произошла та встреча на Дворцовой набережной, и вот спустя неделю я уже стал несвободным парнем. Я сам этого захотел, сам выбрал быть с ней. Мне страшно? Да, всё ещё. Но я хочу? Да, сто раз да. Желание сильнее страха, я уверен.

Как сложно строить что-то с нуля, начинать с начала, ой как сложно… Егору легче в этом плане – у него долгих отношений не случалось, так, было несколько девчонок, но без серьёзных намерений. Он будет «драться» за любовь Светки, не оглядываясь назад. И кажется, он начинает прямо сейчас. Я наблюдаю, как они разговаривают, стоя возле стенда с расписанием, куда из-за них не могут подойти другие ребята. Опомнившись, Светка отходит в сторону, уступая место, а потом и вовсе удаляется к своей девичьей компании. Егор подходит и садится рядом со мной, расплываясь в глупой улыбке.

- Счастья полные штаны, да? – закатываю глаза, наблюдая за этим горе-влюблённым.

- Ден, первый раз за всё время она со мной так мило разговаривала. И не ответы к семинару просила, а спрашивала, как дела.

- И как дела?

- Да иди ты! Не можешь просто порадоваться за меня? – недовольно говорит Егор, развернувшись ко мне лицом.

- Только не обольщайся, друг. Они же коварные существа, кто их мотивы разберёт? Может, она реально прозрела, какого парня упускает. А может, это просто многоходовка, чтобы ты с дипломом ей помог.

- Если надо, я помогу.

- А платить она натурой будет? – смеюсь с наигранного серьёзного выражения лица друга. И чего он шуток таких не понимает? – Да ладно, Горыныч, все нормально. Ты не виноват, что у меня все шутки плоские.

- Горбатого могила исправит, – тяжело вздыхает Егор, поглядывая в сторону девчонок, среди которых Светка выделяется модной стрижкой и красивыми серьгами в ушах. Нет, все-таки не удивлён, что кто-то может так долго сохнуть по ней. Она как раз из тех, по которым страдают парни.

- Что дальше делать будешь? – спрашиваю у Егора.

- Нам бы на свидание сходить хоть один раз. Надо её уговорить, чтобы дала мне шанс.

- Судя по её изменившемуся поведению, она против не будет.

- А если сегодня позвать? Чего тянуть? – Егор порывается подскочить с места, но я хватаю его за плечо и усаживаю обратно.

- Да хоть и сегодня, но не прямо сейчас же? Потерпи до конца пар и в бой. Я в тебя верю, бро.

Егор размышляет с минуту и в итоге соглашается. Занятия у нас сегодня не пересекаются, и поэтому мы не видимся даже в коридоре, а только в конце дня, после всех пар.

- Ден! Ден, ущипни меня! – кричит Егор, подлетая ко мне. – Она согласилась! В пятницу после учёбы!

Господи, этот вихрь радости сейчас меня снесет!

- Мне в пятницу из квартиры свалить на вечер или как? – с ухмылкой спрашиваю у светящегося от радости друга.

- Да о чем ты, мы просто гулять идём!

- Мало ли чем прогулки заканчиваются, вам же не пятнадцать лет.

- Слушай, у тебя проблемы? Что ты все в эту плоскость переводишь? Миру надо предупредить, что она связалась с латентным сексуальным маньяком.

- Егор! Она ещё мелкая. Не думаю, что мне стоит с этим спешить, но чёрт, меня от неё развозит конкретно…

- Девочка классная, тебя можно понять. Не наломай дров, правда. Лучше пусть все идёт своим чередом.

- Да я понимаю. Кстати, ты работаешь сегодня?

- Да.

- Тогда до встречи ночью на кухне, я домой отсыпаться, – хлопаю его по плечу напоследок и выхожу из универа, попутно набирая телефон Миры.

Кого я обманываю? Кто тут собирается спать вместо очередного шанса увидеть её?

Глава 13

Мира

Вечером в воскресенье после своего свидания Дианка влетает в комнату совсем в других чувствах по сравнению со мной, какой я была вчера. Я порхала на крыльях, мечтая видеть Дениса (своего молодого человека, между прочим!) как можно чаще даже по будням. Дианка же пришла в полном трансе. Я не вижу счастливого, влюблённого выражения лица. Вижу глаза – испуганные, со взглядом, отчаянно блуждающим по сторонам. Ди при параде: волосы ей мы уложили волнами, сделали лёгкий, красивый макияж, наряд выбирали часа два, не меньше. Но сейчас эта красотка словно загнана в угол, что мне совершенно не нравится.

- Мир! – Диана, едва успев разуться, приземляется прямо на крышку стола, за которым я пишу заданные на завтра конспекты. – Он военный! Боже, вот занесло же меня!

- Как военный?

- Курсант… На последнем пятом курсе. Мир, что делать теперь?

Я откладываю тетрадь в сторону. Тут не до конспектов, тут у подруги маленькая личная драма!

- Диан, раз тебе не нравится, больше не встречайся с ним, вот и все.

- Нравится! В том-то и дело! – почти выкрикивает она и сжимает голову руками. – Мир, он такой классный, ты не представляешь. Воспитанный, интересный, с хорошим чувством юмора. Красивый, вживую ещё лучше, чем на фотографии. А глаза какие… Просто гипнотизируют! Он местный, из Питера, мама у него – экскурсовод, он и сам мне целую экскурсию провёл.

- Я не понимаю, в чём проблема?

- Да в том, что следующим летом он уедет служить по распределению! Никто не знает, куда именно. Может, на Камчатку, может, в Хабаровск или Владивосток. Куда угодно, понимаешь! В любой конец страны… Наше знакомство обречено.

- Диан, почему сразу обречено? Вы же виделись один раз! – я всё ещё не могу взять в толк, почему подруга так переживает.

- А если мы влюбимся по-серьёзному? А если он – тот самый, как ты вчера говорила? Жить с любимым человеком на расстоянии? Или бросать учебу и ехать за ним? Мир, как я смогу? Прежде, чем начинать отношения, надо думать, есть ли в них смысл. А какой тут смысл? Вот у тебя с Денисом все нормально, вы теперь оба в Питере, ваши семьи в Белгороде. А у нас с Никитой что?

Она смотрит на меня с надеждой, что я смогу хоть как-то ей помочь. Дианка, милая, если бы знала – помогла…

- Ну а если даже и уезжать за ним потом, ты разве боишься переездов? – пытаюсь хоть как-то её приободрить.

- Мир, я не боюсь переездов, но я всю сознательную жизнь мечтала свалить из Мурманска в Питер. Класса с пятого уж точно! И уехать отсюда теперь, когда я надолго в Питере, – это добровольно отказаться от мечты. Даже не так. Променять мечту на красивого мужика! Я никогда не могла себе представить, что буду мотаться по гарнизонам… Да и кому я там нужна буду со своим английским и французским? Мир, вот почему он не обычный студент? Не из обычного вуза? Ну какая военка, Мир? Дурацкий «Тиндер», просто дурацкий.

- Диан! «Тиндер» при чем? Ты не доверяешь курсантам?

- Да я мужскому роду в принципе не очень доверяю, – быстро отвечает подруга.

Она съезжает со стола прямо на пол, и я опускаюсь к ней, обнимая и прижимая к себе как ребёнка, которого надо успокоить.

- Ди, тебе ведь не завтра замуж выходить, – пытаюсь улыбнуться, чтобы мы обе не заревели от всего этого. А то у неё глаза такие, вот-вот заплачет, и я тоже не удержусь – за компанию.

- Я думала, до двадцати пяти никаких замужеств, – вздыхает Диана. – А ты?

- Да я тоже думала. Но видишь, какие мы с тобой? Как будто за мальчиками приехали, а не за учёбой.

Мы обе смеёмся, продолжая сидеть на ковре и обниматься. Две смешные, забавные девчонки, которые слишком быстро вдохнули свободу, вырвавшись из родных городов, выпорхнув из родных пенатов.

- Хочу маме позвонить, – тихо говорит Дианка. – Она плохого не посоветует. Мир, мне её не хватает. Мы ещё нифига не взрослые, да? Раз за две недели по семье соскучились.

- Я тоже по маме скучаю, Ди. Мне кажется, это не зависит от возраста. Кстати, я больше папина дочка, мы с ним даже ближе, чем с мамой.

- А я не знаю своего папу, он нас бросил, пока я маленькая была.

- Прости, если не хочешь, я не буду говорить об этом.

- Мир, успокойся. Я адекватная, все понимаю: если мой папа такой, это не значит, что все мужики – козлы. Слушай, я вот гуляла сегодня с Никитой и думала, как назвать ребёнка, если отчество – «Никитич».

- Кто-то попал, кажется, – ухмыляюсь с её реплики.

- Мир, как он целуется, а! Всю жизнь бы так целовалась…

- Ага, ещё и целовались на первом же свидании!

Дианка, наверное, пропускает это мимо ушей, продолжая что-что своё:

- Хорошо хоть он местный и живет не в общаге, а то следующее свидание было бы у стен его академии. А так видеться можно не раз в неделю, а чаще.

- Целовашка, садись конспекты писать! Замуж она не собирается, я не могу с неё.

- Да какой замуж? Просто… просто влюбилась. Мир, я влюбилась!

Мы обе смеёмся в голос, сидя рядышком и облокачиваясь на Дианкину кровать. Не знаю, как это произошло, даже не представляю. Как мы умудрились всего за несколько дней дойти до такого?

Не даром Питер – город романтики. Вот и нас затянуло с самого начала…

О Боже. Мы влюбились. Обе.

Глава 14

Денис

- Закрой глаза на секунду. Готова?  Тогда открывай!

Отхожу от Миры, окончательно проверив все, и оставляю ее путешествовать по небольшой досточке на крыше небоскреба.

В виртуальной реальности, конечно. Пригласил Миру сюда прямо в понедельник, после пар – у меня выходной, людей в клубе не особо много, мы можем никого не стесняться и пробовать все на свете. А впрочем, вряд ли бы мы испытывали стеснение в такой обстановке, ведь нам обоим это по душе.

Бывать на работе, но не по работе мне нравится. Начинаем с самого стандартного – прогулки на крыше, когда в конце надо спрыгнуть вниз. На самом деле, доска толщиной всего в несколько сантиметров, но в очках кажется, будто ты правда забрался на огромный небоскрёб и при первом же неловком движении сорвёшься. Стою буквально в полуметре от Миры, чтобы удержать её, если вдруг покачнется. Мозг – страшная вещь, бывает всякое: люди порой просто отказываются «прыгать» из-за приступа паники. Хотя я сомневаюсь, что задача пройти по доске будет для Мирославы трудной. Эта девчонка не пугается такого рода вещей. Меня настоящего она боится гораздо больше, я уверен. Но если честно, я и сам боюсь – и её, и себя.

Мира притормаживает, когда доходит до края доски. Рассекает руками воздух, как будто ей нужно балансировать.

- Слушай, мозг отказывается понимать, что я стою на твёрдом полу, – говорит Мирчик, но всё же улыбается. – Но я себя убеждаю, как могу, что это лишь картинка. Всё, я прыгаю.

Она готовится, как перед прыжком с крутого обрыва, но я уже стою перед ней, чтобы девчонка приземлилась точно в мои руки.

- Ой, – едва успевает удивиться Мира, когда снимает очки и видит меня в нескольких сантиметрах от своего лица.

- Ой ой, – смешно передразниваю её, забирая очки. – Надо прийти в себя? Или сразу что-нибудь ещё?

- Ты правда не знаешь, какой вариант верный?

- Знаю. Сейчас на крышу полезешь.

Настраиваю для неё следующую игру, пока Мира в ожидании теребит в руках контроллеры – это такие приспособления для игры в виртуальной реальности, которые нужно держать в руках. Сейчас девчонке предстоит взбираться по условной стене на самый вверх, цепляясь за небольшие выступы нажатием на курок. Сначала игра кажется простой, но это лишь на первый взгляд. Когда «цепляешься» за выступ, и тебя виртуально со всей дури тянет на несколько метров вверх, нервишки пошаливают.

Но, кажется, не у Миры.

- Я уже на втором уровне! – весело кричит мне брюнеточка, а я со стороны наблюдаю, как она размахивает руками во все стороны. Вот же любительница адреналина!

Она быстро справляется с этим испытанием, и я предлагаю перерыв. Мира стягивает очки, и я вижу, что лицо ее уже раскраснелось от активных действий и легкого нервного возбуждения.

- Я там видела печеньки, – милейшим голосом выдаёт это чудо, стреляя бровями в мою сторону. Я смеюсь и иду за чаем и «печеньками», всё-таки мне хочется побыть достойным во всех отношениях кавалером. Желание девушки – закон.

У барной стойки, пока я собираю нам поднос, подходит мой коллега Саша, который сегодня за главного в смене.

- Твоя девчонка? – спрашивает он о Мире.

- Моя, – отвечаю ему и как-то про себя думаю, что говорить это слово вслух приятно. А вот ей я не говорил такого. Ни разу. Интересно, она расстраивается из-за этого?

- Милашка, – оценивает мой выбор Саша, но я не считаю это комплиментом по отношению к себе. Меня это почему-то… бесит? Да, именно. Меня бесит его внимание к ней.

- Не смотри на неё так, – уже совсем другим тоном обращаюсь к товарищу, который только что пробежался взглядом по Мирославе.

Тот недоумевает с моей реакции.

- Андрон, ты ревнуешь? С ума сошёл?

- Ревнуешь. Наверное, сошёл.

Что я несу вообще?

- Ден, ты сколько с ней? Совсем недавно же? Запугаешь девчонку своей ревностью. Так нельзя.

- Сань, да я знаю, что нельзя. Но меня раздражает сама мысль, что она кому-то может нравиться, кроме меня.

- К психологу ходить не пробовал? Это же лечить надо.

- Иди в пень, – рыкаю на него, хотя понимаю, что он прав. Нет, не про походы к психологу. А про то, что мои выходки могут испортить отношения, которые только начинаются. Учитывая, что Мирчик ещё совсем маленькая, а я уже слегка потрёпанный предыдущими отношениями, нам придётся строить всё по кирпичику. Да, влюбились, да, есть какая-то химия, но это лишь воздушные замки. А чтобы у замка появились стены и крыша, придётся потрудиться вдвоём.

- Ладно, Ден, иди к девушке и постарайся не косячить, – хлопает меня по плечу Саня, и я благодарен, что больше он ничего не говорит. Что ещё сказать?

«Ден, постарайся не косячить» – это как мантра по жизни. И я буду повторять её про себя столько раз, сколько понадобится.

Мирчик, кажется, не особо и ждёт меня, потому что её больше интересует то, что происходит рядом. Там один из гостей клуба в игрушке-хорроре проходит по комнатам, где выключен свет. Мира не отрывается от наблюдения, даже когда я сажусь рядом.

- Я тоже хочу! Можно? – спрашивает она, наконец разворачиваясь ко мне. – Я даже специально отвернулась, чтобы спойлеры про концовку не видеть.

- Ты любишь ужастики?

- Конечно!

Да уж, глупый вопрос. Надо было самому догадаться.

- А как же ванильные истории? Как любят все девочки?

 - Я – не все, – спокойно отвечает Мира и тянется за чашкой. – Знаешь, меня вообще мало волнует, что нравится и не нравится другим. У меня нет желания подражать большинству.

- С первого взгляда не кажется, что ты такая дерзкая.

- А я и не дерзкая. Простоя не цепляюсь за общественное мнение.

Я не понял, ей восемнадцать лет? Откуда в её милой голове такие взрослые мысли? А малышка-то у нас не такая и малышка, как я успел подумать.

- Так что, ты мне заряжаешь хоррор? – спрашивает Мира и нежно хлопает ресницами, как будто я сейчас включу ей виртуальную реальность с розовыми единорогами.

- Заряжаю, – поднимаюсь, чтобы настроить всё и про себя отмечаю, что Мира меня удивляет. Или я слишком полагаюсь на первое впечатление? Не знаю. Ошибочно думать, что я легко разберусь в её характере, как и она в моём.

- Вставай, – обращаюсь к ней, и Мира тут же подскакивает с места. Надеваю на неё очки, чуть задерживая свои руки на её плечах. Она вздрагивает от этого, ведь у неё перед глазами уже темная, сумрачная комната со скрипучими полами, а мои прикосновения пугают, а не приободряют. Отстраняюсь и слежу на экране за тем, что видит и делает Мира. Она медленно водит «фонариком» по сторонам, просматривая углы комнаты, разглядывая мрачные надписи и устрашающие детали. Когда я первый раз проходил эту страшилку, самому было чуть неуютно. Зуб даю, Мире жутковато, всё-таки девчонки – существа впечатлительные, но раз ей нравится щекотать себе нервы, то она точно пойдёт до конца.

- Ден, тут будут зомбаки? – спрашивает она, уже отыскивая вход в следующую локацию игры.

- Нет, их не будет.

- А что будет?

- Ты сама не хотела знать спойлеры!

- Я могла и передумать.

- О боги, женщина! Ну как так!

Она посмеивается, но ровно до тех пор, пока не заходит в новую виртуальную комнату, где ещё страшнее, чем в первой.

- Если что, я буду орать громко, – предупреждает она.

- Мирчик, я тут уже всякого насмотрелся и наслушался. Можешь покричать, если надо будет. Не оглохну.

- Фу, что это?

Она наткнулась на самый психоделический антураж игрухи, и вот теперь бесстрашной девочке уже не так весело и забавно, как минутой ранее.

А чуть позже она визжит, натыкаясь на финального скриммера, который выводит её из душевного равновесия.

Снимает очки, присаживается на корточки и подпирает голову руками.

- Даже для меня такая концовка – это перебор, – переводя дух, ухмыляется она.

- Сама хотела, – равнодушным тоном отвечаю ей. – Я не заставлял.

- Так я и не отрицаю. Мне же понравилось.

Подкатываю глаза и прошу небеса помочь мне совладать с этой девчонкой. Как разобрать, чего она вообще хочет? Хотя кое-что мне известно: она хочет экстрима и впечатлений, эмоций и любви. Пусть порой для меня она непонятная и неоднозначная, но при этом всё равно такая чудесная. Почему-то хочется взять и поцеловать её прямо сейчас.

Подхожу к ней и тоже опускаюсь на корточки совсем рядом. Забираю всю технику из её рук, тянусь и целую в висок, отчего она резко задерживает дыхание и хитро щурит глаза. Протягивает руки и обхватывает мою шею. И мы ещё какое-то время сидим друг напротив друга – на корточках, соприкасаясь коленями и не отрываясь смотря глаза в глаза. Не сказать, что это удобно, но мы даже не думаем вставать. Не хочется терять эту секунду.

- А вот теперь можно что-нибудь миленькое. Ванильное, как ты говоришь, – улыбается Мира и подмигивает мне.

Не верю, конечно, что ей правда хочется такого. Но раз просит…

Глава 15

Мира

Ванильное и миленькое. Интересно, что это будет? Денис здесь как рыба в воде, он словно в своём мире. Не хочу сказать, что он закрыт от всего остального, но видно, что он принадлежит этому клубу всей душой. Для него это больше, чем просто работа.

В перерыве между ужастиком и «ванилькой» для меня Денис включает себе лазерные кубики, которые надо разрубать «мечами» под музыку. Я пробовала такое ещё в Белгороде, и для меня это оказалось немного тяжеловато. Дэн фоном ставит что-то из поп-рока. Ритм задан, и ритм этот очень резвый, но думаю, Денис играет уже на автомате, наверняка хочет установить очередной личный рекорд. Наблюдаю со стороны за этим действием, и мне очень нравится.

Да он вообще мне нравится. Иногда, правда, я не успеваю за его сменой настроения, потому и не понимаю, что именно произойдёт в следующую секунду. Из пушистого белого облачка, так удачно попавшего в сравнение с самоедской лайкой, иногда он превращается в тучку. Нет, не страшную и чёрную, но грустную и серую. Не знаю, как и почему это случается, а трепать его такими вопросами я не могу, и он вряд ли готов настолько впустить меня в свою душу.

Мы не слишком откровенничаем друг с другом. Но как бы притормозить саму себя? Он же предложил стать его девушкой два дня назад. Два дня! Разве за это время можно выйти на серьёзный уровень откровенности?

Нет, я не перегибаю палку. Я ещё не представила, какие имена будут у наших детей лет через пять-семь, но явно начала разгоняться в своих мыслях о том, к чему приведёт наш едва начавшийся роман. Хочется ли мне, чтобы все было серьёзно? Конечно, хочется, но я не знаю, чего хочет Денис. Да и готова ли мы оба? Наверное, мне стоит думать о семинарах и первых заданиях в универе, но есть ли смысл врать, если в моей голове вместо учебных мыслей оформил постоянную прописку один чудесный блондинчик?

- Можно устроить тебе сеанс акватерапии, – говорит Денис, стягивая с головы очки и поправляя волосы. – Исследование морских глубин, прикольная вещь, чисто на приятные эмоции.

- Давай, – соглашаюсь и подлетаю к нему.

Потом я пробую ещё пару игр, каждый раз искренне удивляясь, как это работает и почему воображение моментально переносит полностью в виртуальную реальность. Разумеется, в очках я не могу видеть, чем занят в это время Денис, но кажется, что он следит да мной, не отрываясь. Такое впечатление создаётся каждый раз, как только я снимаю технику и перевожу взгляд на него. Неужели я такая смешная и забавная, что он все время смотрит на меня?

- Мне кажется, я в этих очках – муравьишка, да? – спрашиваю у него, когда мы уже допиваем чаем и собираемся выходить из клуба.

- Муравьишка? Возможно. Но очень миленькая, – смеётся Денис.

- И тебе не стыдно называть меня муравьём?

- Мирчик, да ты же сама это придумала. И потом доказывай, что женская логика – не такая страшная вещь.

- А что, страшная? – допытываюсь у него.

- Очень даже! В целом как тебе, все понравилось?

- И ты ещё спрашиваешь? Очень! Это же не последний раз, правда?

- Если захочешь, то придём. Но я уверен, мы и другие способы хорошо провести время придумаем.

Интересно, какие же? Этот вопрос я задаю ему, но ответа не получаю – додумай сама, что называется.

- Гулять? – предлагает Денис.

- Гулять.

Мы выходим на улицу, где довольно ветрено, но туч на горизонте нет, что не может не радовать. С ветром можно уживаться, а вот дождь испортил бы наши планы. Неожиданно у меня звонит телефон, и я тянусь за ним, затерявшимся где-то на дне рюкзака.

- Ой, Ден, мне Лёшка звонит, я сейчас.

Отбегаю в сторону, принимая звонок двоюродного брата. Лёшка мне как родной, мы росли вместе, все детство провели в компании наших родителей и друг друга. И теперь, когда уже повзрослели, продолжаем прекрасно общаться. Лёша звонит узнать, как у меня дела, потому что мы давно не болтали, а Денис, как я вижу, напрягся от упоминания незнакомого парня.

О боги, неужели ревность? Только не это, я же не знаю, что с этим делать…

С Лёшкой общаюсь очень быстро, понимая, что в таких обстоятельствах болтать обо всём на свете не очень-то удобно. Собираюсь с мыслями, прежде чем подойти обратно к Денису.

- Лёшка? – сразу спрашивает он, начиная сверлить меня недовольным взглядом.

Вот же…

Угадала! Ревность, она самая.

- Брат. Двоюродный. А ты что подумал? Что я при тебе с другими парнями вот так запросто по телефону треплюсь?

- Мир, не знаю. Я не очень верю в дружбу между мужчинами и женщинами, поэтому если бы это был твой друг, я бы задался вопросами.

- Какими же? – раздражаюсь, хотя в общем-то согласна с ним. Тоже не особо верю в такую дружбу, скорее, приятельство, общение в одной компании. Но всё-таки близкие друзья, когда это парень и девушка – исключение из правил, и нет никаких гарантий, что кто-то из друзей не влюблён в другого.

Так почему меня раздражают фразы Дениса? А зачем он примеряет всё на меня? Какие-то абстрактные негативные истории почему-то сразу лепятся им к моему образу. А ведь он почти ничего толком обо мне не знает!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ О господи, какое по счёту у нас свидание? И уже какие-то подозрения, домыслы. Вместо обычных вопросов – сразу вопросы со скрытой предъявой.

- У меня нет близких друзей-парней, только брат, мы с детства хорошо дружили и до сих пор. Почему ты сразу боишься каких-то подстав с моей стороны, а?

Так, кажется, я задела его последним вопросом. Глаза злые, хотя он и стремится показать себя с адекватной стороны. Поздно, Денис, уже не соскочишь просто так.

- Мир, у меня есть некоторые проблемы с доверием, как ты могла заметить. Это не значит, что ты какая-то не такая, даже не думай. Это значит, что проблемы есть внутри меня.

- Но Ден! Мы теперь вместе. И если эти твои проблемы будут мешать нашим отношениям, я не знаю, что делать.

- Мирчик, не бери в голову. Справимся. Я и так порчу тебе настроение, давай просто отпустим эту ситуацию и будем гулять?

- Ладно, давай, – беру его за руку и иду, смотря вперёд, а не на него. Сам виноват, все было так хорошо, и тут на арену выходит ревность!

Ненавижу ревность. По мне, это самая большая глупость, способная испортить любовь. Разумеется, если она действительно беспочвенная, когда человек сам себя накручивает насчёт второй половинки. Думаю, я никогда никого не ревновала, мне это просто незнакомо.

- Теперь нам поговорить не о чем? – встревоженно спрашивает Денис.

- Почему? Просто я бы хотела помолчать немного.

- Значит, я прав, когда думаю, что разучился разговаривать с девушками.

- Ден, если ты будешь ревновать меня на пустом месте, мы далеко не уедем, понимаешь?

Он резко тормозит и облокачивается спиной на ограждение, установленной на набережной. Это выглядит сумбурно, впрочем, с первого дня знакомства с ним я привыкла к тому, что он может действовать порывами, импульсами.

- Мир, ну я же сказал, не надо больше это обсуждать. Накосячил, приревновал не по делу, но может, хватит об этом?

- Ладно. О чём хотел бы поговорить?

- Да неважно. Ты права, пройдёмся и просто помолчим.

Киваю в знак согласия. Вечер понедельника выходит совсем не таким прекрасным, как нам хотелось бы. Увы. От любой мелочи может зависеть очень много, и сегодня мы в этом убедились. Всё так же молча стоим на одном из мостов, не помню его названия. Я держусь руками за бортик, а Денис рядом делает то же самое. Этот холодок между нами напрягает, и мне хочется его скорее прекратить.

Тянусь рукой к его руке, дотрагиваюсь лишь краем ладони. Меня словно обжигает после легкой прохлады. Денис вдруг накрывает мою ладонь своею, сжимая довольно крепко. Я смотрю на него и едва дышу: что-то же случится сейчас?

Целует. Долго, вкусно и так приятно, что все невзгоды забываются за несколько секунд синтеза наших сложных, неоднозначных миров.

Не понимаю, как всё остальное может продолжать своё непрерывное движение в этот момент? Разве планета не остановилась, пока мы целуемся?

Мы с первого вечера целовались потрясающе. Не знаю, как это возможно, совпадение на сто процентов? Но есть только мы. И ничего больше. Наш поцелуй, который расставляет всё по местам, устраняя все вопросы и недомолвки. Мы и не ссорились, но это чистейший знак примирения.

- Ден, – мне не хватает воздуха, чтобы говорить дальше. Мне и мыслей не хватает. Я хочу сказать очень многое, но не знаю, как это сделать. – Ден, ты меня сейчас расплавил.

- Что сделал? – с улыбкой переспрашивает Денис.

- Заставил расплавиться и потеряться. Как ты это творишь? Ну нельзя же так.

- По-моему, тебе понравилось, – нагло ухмыляется моё чудо.

- Понравилось, – не могу соврать. – Ты просто красиво соскочил с решения проблемы.

- Мир, солнышко, ну хватит. Я постараюсь думать перед тем, как что-то сказать, честно постараюсь. Я не хотел тебя обидеть, я ведь уже сказал – проблемы во мне, и надо их решать.

- Может, нам стоит поговорить об этом?

Он отрицательно качает головой. Ну что же, это его решение, пусть и немного обидное для меня.

А может, оно и правильное. Кто знает?

Этот парень не такой легкий и светлый, каким мог показаться с первого взгляда, но раз сама такого выбрала, теперь надо уживаться. Да и нравится он мне. А разве не это самое главное?

- Хорошо, как скажешь, – говорю в итоге Денису. – Я поеду в общагу, надо делами заняться. Спасибо за вечер.

- И тебе спасибо. На самом деле, мне давно не было так хорошо.

Мне очень приятно это слышать, поэтому я прощаюсь с Деном в метро без особой грусти – всё-таки мы закончили свидание на хорошей ноте.

Но маленький червячок сомнений внутри все равно грызёт до самой ночи…

Глава 16

Денис

Однажды я научусь снова доверять девушкам, но это уже совсем другая история.

Я умудрился приревновать Миру к её брату. Брату! Ещё ничего не зная, уже строил какие-то домыслы в голове.

Кошмар. За самого себя стыдно перед девчонкой, которая верит в то, что я хороший. Да может, я и хороший, только с головой уже не всё в порядке. Мысли не слушаются, я не могу им приказывать – они сильнее меня. Долго ли ещё будет так? Я не знаю…

Скоро отмечать День рождения, и получается, Миру надо будет познакомить с компанией. Алису мои товарищи знали, но не особо любили – прямо как Егор. И откуда эта мужская солидарность? Да ещё и не со мной! А вот Мирку примут, я думаю. Она производит на всех приятное впечатление, иначе и быть не может. Недаром же она мне понравилась ещё тогда, когда я впервые встретил её в лифте в доме бабушки. Тогда я и подумать не мог, что однажды она станет моей девушкой на полном серьёзе.

Моя девушка… Получается, я буду знакомить её с друзьями, встречать с ней праздники, когда-нибудь приведу её в дом родителей. Это точно будет со мной? Скоро узнаем.

А пока надо бы немного и об учёбе подумать, а то преподы начали нагружать, не теряя времени. Сегодня среда – маленькая пятница, как сказали бы мои коллеги по работе, но до выходных ещё столько всего предстоит сделать! И речь всё-таки об универе.

После второй пары бежим с Горынычем в буфет. Пока Егор занимает очередь, я отыскиваю для нас свободный стол и усаживаюсь, попутно листая материалы к грядущему семинару. Взгляд бегает по строчкам, но суть написанного совершенно не запоминается, поэтому я заталкиваю листы обратно в рюкзак и слежу за тем, как продвигается в очереди Егор. За соседним столиком девчонки соблазняют приятно пахнущим свежесваренным кофе, а я забыл термокружку дома, как назло. Через стол от меня студенты-иностранцы с радостью уплетают пирожки-треугольники, а у маленькой стойки ребята, судя по всему, с нашего факультета – лица знакомые – лопают «цезарь», в котором травы больше, чем курицы.

Минут через пять друг притаскивает нам кофе и бургеры, и под сводку студенческих новостей, которые читают по университетскому радио, мы садимся перекусить.

- Как твоя Светка поживает? – спрашиваю, замечая, что Горын пытается отыскать кого-то взглядом. А кого же ещё, если не возлюбленную? Давно же они не виделись, с самого окончания пары, десять минут. Или Светка прогуливает?

- Пока не моя, к сожалению, – без особой грусти говорит Егор. Он уже уверен в своей победе, что ли? – А так все хорошо.

- Не передумала идти с тобой гулять? А то девушки – существа переменчивые.

- Не передумала! Мы договорились на парк 300-летия.

- Нормальный выбор, – говорю без всякого вранья. Место действительно хорошее для прогулок с девушкой. Надо бы взять на заметку и сходить туда с Мирой. Алиса почему-то не любила этот парк, и вместе мы туда не ходили. А вот Мирчик, возможно, ещё никогда туда не ездила. Не собираюсь вычёркивать для себя какие-то места в Питере лишь по той причине, что бывал там с Алисой. Если пытаться избавиться от всего, что о ней напоминает, желательно в Австралию переехать. Или сразу на Марс. Но это не мои методы.

Мне нравится быть для Мирославы проводником в этом городе, открывать новые места, и не только для неё, – открывать их заново для себя вместе с ней. Нравится показывать «своё», делиться чем-то важным, пусть пока это и касается только города.

- Ты не боишься, что в итоге Светка окажется не той, какой ты её себе представляешь? – задаю Егору провокационный вопрос. Так ведь часто бывает: влюбляешься в образ, который сам придумал, но человек на самом деле совсем другой. Никто ведь не обязан соответствовать нашим ожиданиям.

- Ден, я её знаю с первого курса.

- И что? Можно знать человека десять лет, а сюрпризы все равно будут.

- Я знаю, какая она в общении, какая рядом с друзьями. Может, не слишком хорошо, но мне пока этого хватает. А если что-то неожиданное откроется, какой-то недостаток, все можно простить, правда? Она же мне нравится, значит, надо любить и плюсы и минусы человека.

- Какой ты умный, однако, – качаю головой и отпиваю кофе. Это и есть волшебный эликсир! А ещё говорят, амброзия – напиток богов. Врут, это про кофе! Наслаждаюсь вкусом и продолжаю: – Что-то с прошлыми девушками ты не так рассуждал. Любой минус открывается – и все, ты машешь ручкой.

- Братан, ты говоришь так, как будто у меня этих девушек целый вагон был.

- Я не о количестве!

- О качестве?

- Я о твоём отношении к ним. Ты Светку сразу отправляешь на другой уровень, ещё не зная о ней многого.

- Может, я и не знаю, но узнаю, – утверждает друг, заставляя верить ему. И почему всё так просто у него?

- Коротко о сегодняшнем семинаре: не знаю, но узнаю, – пытаюсь пошутить, чтобы разрядить обстановку.

- Ты просто не умеешь разделять учебу и личную жизнь, у тебя одно с другим перемешано в голове, – умничает Егор. – Хорошо хоть Мира не в нашем корпусе учится, а то совсем бы слетел с катушек. Что у вас там за проблемы?

Кусок в горло не полезет после такого вопроса. Мы в понедельник вечером ничего не обсуждали, но Егор и так все понял. Что ему сказать? Про свои загоны? Не думаю, что кто-то реально хочет слушать о проблемах других, даже о проблемах лучшего друга. У каждого своих хватает, и знал бы каждый сам, как их решить…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Но Егор – та ещё пиявка, в хорошем смысле слова. Раз ему захотелось что-то узнать, он обязательно вытащит из тебя всё.

- Да дурак я, приревновал её, – сознаюсь в итоге.

- К кому?

- Ей позвонили, а она не могла сразу сказать, что это брат. Говорит: «Ой, это Лёшка». Вот что я должен был подумать?

- Спросил бы.

- Да я и спросил, но получилось так, что сразу вопрос был с претензией.

Горыныч в ответ лишь качает головой. Мол, ничего ты не умеешь, Андронов.

- Против лома нет приема. Это про тебя, Ден. Осторожнее быть надо, это же девушки, у них мир сложный и хрупкий, туда нельзя вламываться напролом со своими вопросами. Я понимаю, не мне тебя учить, что и как делать. Но Мирка мне очень импонирует, а я боюсь, ты её раздавишь со своими психами.

Да, друг. Я боюсь того же.

- Слушай, мне пора менять работу, – неожиданно заявляет Егор.

- С чего вдруг ты так решил?

- Я знаю, что место неплохое, но официант… Всё-таки надо уходить от этого. А то выпуск скоро, а в трудовой книжке вот такое…

- Ты думаешь, кого-то напрягает твоя работа? Не престижно, да? Горын, по этому поводу не парься. Зарабатывать свои деньги никогда не может быть плохим делом. Если ты правда хочешь что-то другое, тогда ты прав, пора искать.

- Я же не хочу всю жизнь быть официантом, – вполне себе справедливо замечает Егор. – Надо развиваться, зарабатывать больше. Жизнь – дорогая штука, а потом еще семья, дети.

- Ты что, уже жениться собрался? А не рано?

- Не собрался, но в целом у меня никаких временных установок на этот счёт. Знаешь, как некоторые говорят, до тридцати никаких женитьб? По мне, так это бред полнейший. Можно жениться хоть в двадцать и счастливо прожить жизнь, а можно до сорока гулять, а так и не найти своего человека. Важно иметь почву под ногами, и вот как раз об этом стоит позаботиться уже сейчас.

Меня удивляет, когда вообще Егор успевает рассуждать об этом, более того, рассуждать так здраво и логично. Такое чувство, что все вокруг меня умнее и адекватнее, и только я один ничего не понимаю и во всём вечно сомневаюсь. Выходим с другом из буфета, молча идём в большую аудиторию на потоковое семинарское занятие. Мысли продолжают растекаться, путаться и мешаться друг с другом. Где эта волшебная кнопка, с помощью которой на время пары можно выключить личные мысли, а рядом с девушкой выключить свои странные загоны?

Егор прав. О будущем надо думать уже сейчас, но я даже о настоящем думать спокойно не могу.

«Остынь, Ден, остынь, соберись и будь мужиком. Бери пример с друга, в конце-то концов.

Не потеряй то, что само пришло к тебе, не разрушай мир, который тебе самому нравится. Не наломай дров и не упусти шанс.

Жизнь ведь всего одна».

***

В пятницу вечером отдыхаю после учебы, разговариваю с родителями – традиционный созвон никто не отменял. Слышу, как открывается дверь, и в квартире появляется Егор, который напевает что-то себе под нос. Что ж, видимо, свидание прошло хорошо, если чудик такой довольный. Удивительное рядом, как говорится.

Заканчиваю разговор, откладываю телефон и выхожу в прихожую. Егор светится от радости, как будто его любимый «СКА» выиграл Кубок Гагарина.

- Ну и как всё прошло? – спрашиваю, прислонившись к стене.

Друг отстукивает кулаками по воздуху, выбивая какой-то бодрый марш.

- На лучшее в мире свидание не тянет, – честно признаётся Егор. – Но все равно замечательно. Я не заметил снисходительности, а это самое главное. Не было такого чувства, что она решила: «Пойду с ним, лишь бы отстал». То есть всё было по-честному, а не так, что мне одному это надо.

- Ты сам-то доволен?

- А ты как думаешь? Конечно, доволен. Это как маленький шаг на большом пути, но его было труднее всего сделать. Скоро следующий шаг.

- Новое свидание?

- Ага.

- Ну поздравляю!

- Кстати, а ты чего не с Мирой?

- Она сегодня с девочками из своей группы на мини-тусовке. Дело нужное, а мы в другой раз увидимся.

- Тоже верно, – кивает Егор. – Есть у нас что в холодильнике?

Я смеюсь с него, но понимаю – любовь любовью, а ужин по расписанию. Этим и займёмся.

Глава 17

Мира

- Ты не умеешь фотогенично держать стаканчик, – выдаёт Диана, когда мы с ней в очередной раз пытаемся сделать фотографию по типу «стаканчики на весу в руках». Мы сегодня на крыше вместе с другими девчонками из нашей группы, это что-то вроде первой женской тусовки в честь начала учебы. Общаемся, знакомимся, потягиваем глинтвейн, делаем красивые фотографии с видом на разные части Северной столицы. У всех на запястье краской сделан одинаковый значок – символ пропуска на «Этажи», действовать будет до самой ночи. Я на крыши уже когда-то поднималась, но это было давно, поэтому обновить свои впечатления очень приятно.

У нас вполне себе неплохая группа. Девчонки собрались чуть ли не со всей России, из самых разных городов. Есть и коренные петербурженки, которые сегодня взяли «командование балом» на себя.

Мы бегаем туда-сюда, зачарованные видом, открывшимся с верхних этажей большого здания на Лиговском проспекте.

- Мир, какой же он офигенный, – говорит Диана, наконец спрятав телефон в куртку.

- Ты про кого? Опять про Никиту своего?

- Вообще-то, про Питер, – улыбается подруга. – Ты только посмотри. Три века истории, самые знаменательные события, великие люди, императоры, декабристы, писатели, художники. Все было здесь, а теперь и мы. А вдруг у нас тоже большое будущее, как думаешь?

- Да вот прямо нас тут и ждали, таких молодых и дерзких! – говорю с сарказмом.

- Мир, двадцать первый век на дворе! Можно заработать целое состояние, имея мозги и вот это!

Она показывает телефон, и думается мне, рано или поздно Ди разберётся, как зарабатывать, имея лишь обозначенный стратегический запас.

- Ты не хочешь работать по профессии? – спрашиваю у неё.

- Да я не знаю. Мне нравятся языки, у меня легко получается учить, произношение хорошее. Но училкой английского быть не хочу, поэтому и выбрала нашу специальность. Посмотрим, как пойдёт, в чём я найду себя.

- В замужестве! – пытаюсь пошутить.

- Ой, вот надо оно мне?

Дианка встряхивает головой, словно пытается скинуть с себя какой-то груз, и в этот момент у неё в кармане звонит телефон. Кажется, она даже не слышит этого.

- Ди, у тебя телефон, – говорю ей через несколько секунд.

- Ой, серьёзно? Слушай, с этими одинаковыми мелодиями звонка у всех я вечно туплю.

- Кто звонит?

Диана разворачивает телефон экраном ко мне. Там написано «зелёный человечек».

- Никита?

- Ты знаешь какого-то другого зелёного человечка? – успевает вставить Ди, прежде чем отвечает на звонок.

Она разговаривает с Никитой, стоя рядом со мной, но сути их разговора я понять не могу. В какой-то момент мне кажется, что и сама Дианка ничего не понимает.

- Чего-чего? Обернуться? – повторяет она, видимо, слова Никиты.

Вскидывает брови, смотря в мою сторону, мы синхронно пожимаем плечами и оборачиваемся.

В паре метров от нас стоит высокий «зелёный человечек». В жизни он даже симпатичнее, чем был на той фотографии. А может, форма действительно к лицу всем мужчинам? Внимательно разглядываю каждую деталь: золотую букву «К» на погонах, пять желтых галочек на рукаве, шеврон с фамилией и инициалами на груди. Да уж, интересное кино.

Только сейчас замечаю, что за спиной Никита не очень успешно прячет букет. Дианка тоже это замечает и втихаря подсматривает, пытаясь разглядеть предназначенные ей цветочки. Буквально через секунду букет появляется перед нашими глазами.

- Что это значит? – непонимающе бормочет Ди. – Ты же в наряде должен быть?

- Да, Диан, и тебе привет, – улыбается парень. Он тепло и нежно смотрит на мою подругу, что мне очень нравится. – Поменяли график, я через несколько дней теперь в наряд. Ты не рада сюрпризу?

Да рада она, просто тормозит! Подружку мою от этого Никиты подглючивает немного. Прикрывается сарказмом, но на самом деле, уже влюбилась.

Диана по-прежнему стоит рядом со мной и лишь сейчас решается подойти к молодому человеку, чтобы познакомить нас.

- Никит, это моя подруга Мирослава, – говорит она вместо ответа на вопрос парня. – А ты на весь вечер освободился?

- Конечно! Я, собственно, и хотел забрать тебя. Если ты не возражаешь.

Ещё бы она возражала! Её уже несколько дней не остановить, когда она начинает свою шарманку «Никита то, Никита это». Вот только при нём она этого не покажет.

«Променять мечту на красивого мужика», – вспоминаю слова Дианы, которые она обронила после первого свидания с Никитой. Ну, мужик-то красивый, бесспорно. Да и вместе они смотрятся так здорово, словно созданы друг для друга. Девушка курсанта – это же почётно, как мне кажется, и необычно.

- Товарищ Абрамова, разрешите пригласить вас на вечерний променад, – командным голосом произносит Никита, вытягиваясь по струнке возле Дианы, которая крутит в руках подаренный букет.

- Так и быть, курсант Орлов, разрешаю, – отвечают ему почти таким же командным тоном. Да моя Ди сделала бы всех этих курсантиков своим характером, честное слово!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Мне смешно со всей этой сцены, но и радостно одновременно: по-моему, они друг друга стоят.

- Мир, ты не будешь обижаться, если я тебя тут оставлю? – спрашивает Дианка, которой, кажется, неудобно передо мной.

- Успокойся, Ди, даже не думай об этом. Почему ты все ещё здесь? Развернулась «кругооом» и побежала за своим курсантом.

- Ещё не хватало мне за курсантами бегать, радость-то какая, – фыркает Диана. –Хочешь, и тебе такую радость подберем? У них вон физо бывает на открытом стадионе возле академии, возьмём бинокль и поедем самого красивого выбирать.

- Физо?

- Да не бери в голову, – на ходу кричит Дианка. – Я ушла!

Я провожаю их взглядом, про себя отмечая джентельменские манеры Никиты: подать руку на лестнице, придержать за локоть, открыть дверь. Парень и правда очень воспитанный, приятный, хотя я уверена, что наедине с подружкой он более эмоциональный и даже взрывной, ведь моя Ди далеко не самый простой персонаж, и себе в пару будет искать такого же. Влюблённые исчезают из моего поля зрения, и как раз в этот момент ко мне подходит Лера, наша староста.

- А куда Диана убежала?

- С парнем, он решил сделать ей сюрприз и утащил её с нашего вечера.

- Ладно, уйти с парнем – простительно, – смеётся Лера. – Жаль, я поздно подошла, не успела его разглядеть. Он из нашего универа?

- Нееет, – немного тяну слово, не зная, хочет ли Диана рассказывать всей нашей группе о своём Никите. – Давай лучше она потом сама все расскажет?

- Вот Штирлиц ты, Мира! Ладно, ты права, я потом потрясу Диану. А ты чего одна тут стоишь, пойдём к нам! Мы как раз созрели, чтобы тост за любовь выпить.

- Ну раз за любовь, то я мчу, – салютую старосте стаканчиком и иду за ней.

Спустившись с «Этажей», мы ещё немного прогуливаемся по вечернему Питеру. Ди по-тихому скидывает мне какую-то картинку. Надеюсь, она не мемчики во время свидания смотрит! Открываю нашу переписку и вижу фотографию из ресторана где-то на крыше, с прекрасным видом и, судя по всему, не менее прекрасным ценником.

«Мир, смотри, как меня выгуливают», – быстро допечатывает сообщение Дианка.

«На вашу свадьбу я пойду в выпускном платье», – пишу в ответ. Кажется, мне никогда не надоест так шутить.

«Замуж? После вас», – строчит Диана и демонстративно выходит из соцсети.

Не могу объяснить это, но у меня есть какое-то предчувствие, что в моих шутках кроется доля правды. Никита учится на выпускном курсе, а я слышала, у военных принято к месту распределения приезжать с вещами и женой. В наличии вещей и чемоданов я не сомневаюсь, а вот работой по второму направлению курсант Орлов прямо сейчас занят очень активно. Только вот не знаю, что выйдет из этого.

Глава 18

Денис

Нормальная рабочая суббота, при чём и у меня, и у Егорки. Встречаемся поздно вечером на кухне для традиционного «вечернего хомячества». Готовим мы, конечно, не как шеф-повара, но уж как умеем, а сейчас нам и вовсе простые бутерброды сойдут. У меня настроение хорошее, а вот друг какой-то напряжённый, таким я вижу его редко, он же по характеру рубаха-парень, как принято говорить. Поэтому сразу же спрашиваю, в чём дело.

- Помнишь, я говорил, что мне пора менять работу? – после небольшой паузы произносит Егор.

- Это же было дня три назад. Помню, конечно.

- Теперь точно пора. Сегодня в нашем ресторане Света с родителями ужинала.

- И что?

Громко хлопает дверцей холодильника. Друг, ну холодос-то в чем виноват?

- Не стучи так холодильником. Мы теперь за него отвечаем, это тебе не общага. Забыл, как раньше чуть не дрались за свободную полку, чтобы свои продукты положить?

Егор улыбается, судя по всему, погружаясь в воспоминания нашей студенческой жизни «общажных времён». Мы чудили, как могли. Не знаю, почему, но именно в нашей комнате оказался тусовочный центр. А ещё нас считали самыми отвязными парнями все, кто заходил в нашу маленькую обитель. Каким-то чудом за два года на стене собралась целая радуга… угадаете, из чего? Из цветных упаковок презервативов. Не знаю, почему товарищи считали смешным делом навешивать трофейные пакетики из цветной фольги над столом в нашей комнате, но этот «калейдоскоп» был внушительных размеров. При том, что мы с Егором внесли лишь маленькую лепту в этот экстраординарный интерьерный дизайн. Ну так, шутки ради. Удивительно, как комендантша закрывала глаза на это всё, видимо, мы для неё были просто смешными балбесами, которым за красивые глаза (ну правда же красивые) можно всё простить. 

Воспоминания проносятся в голове, а потом возвращаются к тому, что мы обсуждаем с Егором.

- Ден, ты не понимаешь? – продолжает он. – У Светы обеспеченная семья, наверняка с каким-то бизнесом, да и у неё самой явно в будущем никаких проблем не предвидится. И вот как она может представить рядом с собой простого официанта?

- Бро, кроме работы, ты один из лучших на курсе, – спешу ему напомнить.

- Отличник – ещё не значит успешный юрист после выпуска, – вздыхает Егор.

- Бесспорно. Но ты явно будешь барахтаться лапками, чтобы найти себе достойное местечко. Ты хочешь втирать мне о социальном неравенстве? Чувак, либо отгоняешь эти мысли и просто добиваешься девушку, которую любишь, либо забываешь её и ищешь другую.

- Тебе легко об этом говорить, у тебя все иначе.

Заканчиваю сооружать башню на ломтике ржаного, проверяю свой бутерброд на прочность и накрываю сверху вторым кусочком хлеба.

- Не надо искать, кому легче, кому сложнее, – немного повышаю голос. – У меня своих проблем хватает, а у тебя своих. Горын, в конце концов, мы мужики или кто?

- Мужики, – откусывая свой бутерброд, бормочет Егор.

- Ну и всё. А мужики должны решать проблемы сами, разруливать их. Хочешь сменить работу? Садись и ищи. Хочешь быть со Светкой? Действуй энергичнее.

Егор дожевывает, делает сосредоточенное лицо и выдаёт:

- Через неделю она будет моей девушкой.

- Чего?

- Говорю, через неделю. Не веришь? Давай поспорим.

- На что?

- Без разницы, например, проигравший всю неделю готовит и один убирает квартиру.

- А давай, мне даже интересно, что ты будешь делать с этой принцесской.

Егор прищуривается, загадочно смотрит на меня и улыбается.

- Точно! – радостно кричит он. – Принцесска – это же ключевое слово!

- И что? То есть её не удивить ресторанами и букетами? Ей пацанские поступки нужны?

Егор подмигивает мне.

- Когда-то и про нас напишут иностранки, как русские мальчишки умеют любить, – напевает он про себя.

- Я придумаю что-нибудь, вот увидишь, – утверждает Егор. – Ты завтра работаешь?

- Нет, мне коллега должок отдаёт за подмен в один из рабочих дней. Завтра я работаю над личной жизнью.

- Это даже лучше. Больше ревновать не планируешь?

- Надеюсь, что получится. Мне вместо этого лучше бы Миру поближе узнать, а то я даже не представляю, чем она увлекается кроме своей учебы.

- А о чём вы вообще разговариваете? – начинает подкалывать меня Егор. – Или вы не особо по разговорам?

- Честно, не могу объяснить. Как-то так получается, что не можем узнать друг друга по-хорошему.

- Готов поспорить, ты сам не стремишься к этому.

Вздыхаю и отвожу взгляд. От Егора бессмысленно что-то вскрывать, как и бессмысленно врать ему. Он всё понимает.

Хотел бы я и про Мирку так сказать: «она всё про меня знает». Или не хотел бы?

Да кто ж меня разберёт. Но при следующей встрече нам однозначно нужно поговорить по-настоящему, о чем-то серьёзном.

***

На следующее утро просыпаюсь в хорошем настроении, поэтому отрываю себя от подушки без особых трудностей. По дороге в ванную замечаю открытую дверь в комнату Егора, а сам Горын отжимается на полу под звучащий из ноутбука тяжёлый рок. И как он только слушает такое? Впрочем, мы никогда не ругались из-за разных музыкальных вкусов, просто каждый включает то, что любит.

Пока душ обдаёт меня прохладными каплями, думаю о своём. Мы с Мирой не виделись всю неделю, с самого понедельника и нашего похода в VR-клуб. Я соскучился. Вот честно, без всяких преувеличений. Я скучаю по ней и хочу скорее увидеться, чтобы сгладить впечатление от того свидания и моей неуместной ревности.

Отбрасываю назад волосы, откидываю голову и чувствую, как медленно вода обволакивает тело. Так бы и стоять, пока все сложности вокруг решатся. Диплом напишется, бывшая девушка испарится из памяти, а нынешняя прекратит попытки дотянуться до моего прошлого и понять, что со мной не так.

Я знаю цену одной ошибки, знаю, как больно падать на колени, когда забрался слишком высоко. Но вместе с тем не хочу ничего усложнять. Мира – это островок нежности в этом холодном, туманном городе. Она – моя улыбка в дождливый день, мечта, в которую я сам не верил. Кто я для неё? Постепенно становлюсь кем-то важным, однозначно. И хочу им стать, правда хочу.

Как я там вчера сказал? Буду работать над личной жизнью. И значит, пора браться за работу.

Решаю позвонить Мире, а не просто переписываться. Мне отвечает абсолютно сонный голос.

- Я тебя разбудил? – спрашиваю первым делом.

- Угу. Мы с Ди до ночи сериал смотрели, не могли оторваться никак. И потом неожиданно «три ноль восемь» на часах.

Посмеиваюсь, понимая: ситуация знакомая. Со мной тоже такое бывало.

- Давай сходим куда-нибудь? В Летний сад, например? – предлагаю ей.

- Только я быстро не соберусь, – отвечает Мира, после чего специально зевает. И что происходит в этот момент? А вот что: я впервые ловлю себя на мысли, что хочу проснуться рядом с ней. Хочу увидеть, как она, сонная и едва успевшая открыть глаза, будет обнимать меня, устраиваю голову на моём плече. И парадокс в том, что сейчас я думаю именно об этом, а не о том, какая ночь обычно предшествует такому утру.

- Ден, ты здесь? – спрашивает Мира, так как я уже несколько секунд молчу.

- Здесь, Мирчик, задумался просто. Сколько тебе нужно времени?

- Часа через полтора буду в парке.

- Жду тебя, – говорю с легкой улыбкой на губах и кладу трубку. Не люблю долгих прощаний, всяких «люблю-целую» по телефону. С этим мы лучше при встрече разберёмся.

Спешно завтракаю, собираюсь и выхожу из дома. Пока еду в метро, думаю, что хочу немного порадовать Миру. Все девушки любят цветы, ведь так? Конечно, последнее воспоминание, связанное с букетом, всё ещё остается источником раздражения, но тем больше желание перебить его. Только вот Мире вряд ли будет удобно с цветами в парке, и есть у меня одна мысль – проводить её потом до общаги. Я ведь жил там и помню, что буквально за углом есть и хорошая кофейня, и цветочный магазин. Всё, что нужно для милого окончания нашей встречи.

Сегодня погода по классике: тучи, дождь то моросит, то прекращается. А я не додумался взять зонт, поэтому сейчас, когда вновь накрапывает, переворачиваю кепку козырьком вперёд, чтобы прикрыть лицо. А вот Мира захватывает с собой зонтик, хотя ей он уже и не нужен – дождь как раз заканчивается к тому моменту, как она приезжает.

Она убирает зонт в маленькую, но очень вместительную сумочку. Боже, женщины, как вы это делаете? Носите в сумочке весь свой мир и ещё тысячу ненужных мелочей.

- Я думала, что попаду под ливень, тучи такие грозные были, – говорит она, пока приближается ко мне. – Что бы мы тогда делали?

- Бегали под дождем.

- Серьёзно?

- Почему нет? – перехватываю её ладошку и веду за собой вглубь парка. Иду без всякой цели, ощущая необходимость бродить в этих лабиринтах. Мира сегодня мало разговаривает, больше разглядывая окружающую нас красоту. Посматриваю на неё, отмечая какой-то особенный блеск в глазах. Нежный и такой манящий. Эти глаза должны улыбаться, а не плакать. Прямо сейчас хочу дать себе обещание, что она не будет, никогда не будет плакать из-за меня. Моя милая девочка, которая знает, что со мной бывает непросто, но не отпускает меня, а только крепче привязывает к себе.

- Ты чего так странно смотришь? – спрашивает Мира.

- Почему странно? Я просто смотрю, какая ты красивая.

Улыбается. И всё-таки девушкам нужно говорить об их красоте, ведь это делает их ещё лучше.

- Какие голубки милые! – она замечает стайку голубей возле пруда и внимательно наблюдает за ними. – Такие чудесные птицы!

Не знаю, откуда у меня взялась эта образность мышления, но опять на ум приходит необычное сравнение.

- Если бы ты была птицей, то голубкой, да?

- Что за вопросы? – удивляется Мира.

- Ты похожа на них. Гордая, красивая, – прерываюсь на секунду и продолжаю: – Мир, расскажи о себе что-нибудь.

- В каком смысле? Кажется, ты уже много чего обо мне знаешь.

- Нет, Мирчик, я хочу знать намного больше. Вот, к примеру, ты любишь английский язык, это логично. Любишь Питер – тоже логично. А что ещё?

Мира поправляет волосы, перебирая их руками. Кажется, она либо нервничает, либо смущается. Для меня странными выглядят оба варианта. Мы видимся далеко не в первый раз, о каком смущении может идти речь?

- В детстве родители всеми силами пытались найти мне кружок по интересам. Спортивная гимнастика, рисование, вокал. Куда я только не ходила! В итоге всего по чуть-чуть. Бывает, рисую карандашные наброски. Немного пою, люблю песни на английском, они помогают мне учить язык. А вообще ты знаешь мою главную страсть, самолёты.

- Да, почему самолёты? Я помню с первого дня, но для меня это загадка.

- Раньше у нас была квартира в районе аэропорта, и я с влюблёнными глазами каждый день смотрела на небо. Но первый раз я оказалась в самолете не так давно, три года назад.

- А ты уверена, что хочешь в жизни именно этого? Быть стюардессой?

Она кивает, словно для неё не существует других вариантов.

- Мирослава Ветрова, девушка, которая обожает небо и свист ветра в ушах, – выдаёт она маленькую саморекламу.

Я подрываюсь с места, наклоняюсь и перехватываю руками стройную талию, закидывая девчонку на плечо. Кручусь вокруг своей оси и раскручиваю Миру в воздухе так быстро, как могу. Чтобы ветер засвистел в ушах. Слышу её смех и понимаю, что она не цепляется за меня, а наоборот, расставляет руки, рассекая ими воздух. Доверяет, что я её удержу, не боится высоты и скорости.

Осторожно ставлю на землю, и пока эйфория не прошла, тянусь за поцелуем. Мир вокруг меня продолжает пошатываться, пока я целую её, врываясь в поцелуй глубже, словно это удержит меня от головокружения. Только от неё голова кружится намного больше, чем от этих полёетов.

Гуляем ещё долго, пока всё-таки не начинается дождь, вынуждающий нас ускорить шаг и скрыться в метро. Воскресенье, время перевалило за обед, людей в вагоне полно. Я хватаюсь за верхний поручень, а вот Мира, маленькая бестия, хватается за меня, обнимая и смыкая руки где-то под лопатками, где бьется сердце. Отчаянно так бьется, учитывая близость этой девочки. Прижимаюсь губами к её лбу, не желая вообще менять позу, в которой мы стоим, только вот Мирка дёргается, вскидывая подбородок, и смотрит немного с вызовом.

- Ты едешь со мной? – неожиданно задаёт вопрос.

- А ты ещё не поняла? Конечно, с тобой.

Вместе с толпой выскакиваем из стеклянных дверей метрополитена, дождь продолжается, Мира накрывает нас обоих своим зонтиком и заворачивает к корпусу общежития, а я её притормаживаю.

- Забегай в кофейню и жди меня там, хорошо?

- А ты куда? – удивленно хлопает глазками.

- Скоро узнаёшь, я на пять минут.

Я иду за цветами, как и планировал. Не хочется никакой банальщины: розы, лилии, хризантемы – всё не мой вариант. Захожу в магазин, рассеянно смотря на полки витрины, заставленные охапками красоты на любой вкус. Взгляд привлекает какое-то цветное облако из маленьких стебельков с пушистой горошинкой на конце.

На этикетке написано «Гипсофилы». Странное название какое-то, а цветы вот очень эффектные. По-моему, именно такие, какие и нужны.

На кассе мне заворачивают небольшую охапку в аккуратный букетик, я кручу его в руках, довольный своим выбором. Спешу показать Мире, ведь почти на сто процентов уверен, что она оценит.

Через две минуты я уже оказываюсь внутри кофейни, обвожу помещение взглядом и вижу то, что ломает все установки на сегодняшний день.

Не ревновать.

Не спешить с выводами.

Не косячить.

Всё непозволительно быстро забывается, уступая место только одному желанию: врезать этому кофевару с выбритыми висками, который с улыбкой до ушей болтает с моей Мирой. Приближаюсь к ним размашистыми шагами, а букет автоматически опускается, занимая позицию чего-то подходящего для битья в моей руке.

Мира теребит в руках цветной стаканчик с чёрной крышечкой. Я так понимаю, этот господин её ко всему ещё и кофе угостил? Меня не было минут семь, не больше. Какого хрена случилось за эти семь минут?

Мира замечает букет в моей руке и смотрит на него с восторгом. Это немного сбавляет мой пыл, и цветы возвращаются в нормальное состояние, переставая быть потенциальным орудием избиения.

- Ден, это так мило! – тихим голосом говорит Мирослава, протягивая ладошки к букету.

«Не так мило, как флирт с другим парнем, пока твой отошёл куда-то», – отзывается мозг.

- Денис, это Илья, он с нашего факультета, работает в этой кофейне, – заметив мою реакцию, спешно начинает рассказывать Мира. – Мы уже несколько раз были тут с Дианой, Илья нам кроме вкусного кофе ещё секретики по учёбе рассказывает. А сегодня он меня латте угостил, хотя я сказала, что не надо…

- Мир, не волнуйся, никаких проблем, – улыбается крендель в фартуке.

Чувак, проблемы будут у тебя, если ты продолжишь просто так угощать кофе мою девушку. Серьёзные такие проблемы. Думаю, Илья читает это в моём взгляде, потому что улыбка медленно сползает с его лица.

Сдержанно киваю этому парню, он повторяет мое действие. Мира соображает, что нам лучше поскорее уйти, быстро прощается со своим знакомым и идёт к выходу.

- Денис, опять? – начинает она, стоит нам только оказаться на улице.

- Что опять?

- Приревновал меня? Ну говори, чего молчишь! Ден! Нельзя же так… Ты теперь всегда будешь напрягаться, если увидишь рядом со мной парня? Или когда услышишь от меня любое мужское имя?

- Мир, прости, – чеканю слова, ощущая, что скулы всё ещё сводит от необъяснимой злости. – Прости меня.

- Тебя побить бы этим букетом в воспитательных целях, честное слово. Но цветы уж очень красивые, жалко.

- Меня не жалко, да? – с сарказмом спрашиваю я.

- Запомни, пожалуйста, что я не буду делать что-то такое, что может вызвать твою оправданную ревность. Денис, я прошу тебя, расслабься уже. Мне можно доверять, честное слово!

Ей легко говорить об этом. Её, наверное, не предавал любимый человек. Хотя можно ли говорить о любви в отношении того, кто смог совершить предательство?

Мира, моя хорошая девочка, знала бы ты только, какими силами я уговариваю себя поверить тебе!

- Мирчик, я каждую концовку свидания порчу, как идиот.

Она кивает, но с доброй улыбкой. Значит, обида не так сильна.

- Согласна с предыдущим оратором, – говорит она и свободную руку кладёт мне на грудь. Этот жест расслабляет даже лучше всех слов, чтобы были сказаны ей минутой ранее. Я тут же в каком-то порыве накрываю её руку своей, чтобы удержать тепло маленькой тонкой ладошки рядом с сердечной мышцей. На секунду даже закрываю глаза, кайфанув от внезапного нежного действия.

- Мир, ты связалась с придурком, – говорю ей, а сам отпускаю её руку и тянусь к длинным блестящим волосам, откидывая с плеч на спину. Открываю себе больше пространства для поцелуев, которые, как обычно, помогут выкрутиться из дурацкой ситуации. Я ведь чувствую, что творится с ней, когда целую. Вижу, как сбивается дыхание, как дрожат веки с пушистыми ресничками, как меня обнимают в этот момент.

- Денис, лучше молчи. Не говори ничего, просто целуй…

Глава 19

Мира

Дианка возвращается в общагу после очередного свидания с Никитой недовольной. Как-то странно, что у неё это уже входит в привычку. Сейчас середина учебной недели, дел хватает, поэтому я о свиданиях пока не думаю: готовлю не самый лёгкий реферат в ноутбуке, удобно устроившись на кровати. Но сейчас ноут откладываю в сторону, как только Ди появляется в нашей комнате.

Она кладёт на стол бумажный пакет из фастфуда.

- Это на ужин, если хочешь, – говорит Дианка, снимая плащ и распутывая шарф.

- Что не так, Ди?

Судя по её лицу, примерно всё. Всё не так.

- Помнишь, Никита тогда менялся дежурством на другой день? Оказалось, его начальство запуталось в графике, и ему нужно было заступать в наряд сегодня вечером, а не завтра. Только вот узнал он об этом слишком поздно, и отменять свидание было уже некогда. Так что оно само собой отменилось.

- Вот это поворот…

- Да вот же! Я приезжаю к Академии, чтобы встретить его, а он пишет: «Ди, извини, но я даже выйти через КПП не могу».

- Ты развернулась и уехала? – предполагаю, как поступила бы на её месте.

- Нет. Я ведь уже купила целый пакет еды этой вредной! Думала, посидим в парке где-нибудь, устроим себе мини-пикник. А в итоге он выбежал из Академии на две минуты, мы увиделись через забор.

- Через забор?

Диана несколько раз кивает. У неё на губах улыбка, граничащая с безысходностью.

- Именно так. А еду я разделила, что-то оставила нам, что-то ему отдала, чтобы он мог пронести незаметно. Ему же всю ночь сидеть, с небольшим перерывом на сон.

- Расстроилась? – спрашиваю, когда она усаживается на кровать и прикрывает покрасневшие щеки руками.

- Немного.

Да так уж и немного! Я же вижу, что сейчас Дианка в обиде на весь мир.

 - Я понимаю, он не виноват ни в чём, просто мне тяжело вот так, – продолжает она. – Ничего не спланируешь, а если уж рискнул спланировать, будь готов к облому. У них же это в порядке вещей. Он рассказывал, что на втором курсе Новый год встречал, сидя в наряде, а в прошлом году на День рождения в командировке был без связи. Даже звонки родителей принять не мог.

- Тяжко, – говорю едва слышно. – Ди, но это ведь его работа? У кого-то график с девяти до шести, у кого-то два через два, а у них – когда труба позовёт.

- Да я поняла уже. Только не каждый подстроится под такое, понимаешь? Это сложно. И тут не просто работа, а образ жизни, образ мышления.

- Тебе нравится сам Никита? – прерываю ее тираду.

- Да. Никита мне нравится и даже очень.

- Ну тогда делай над собой усилие. Учись принимать всё это как данность. Ты же не единственная девушка курсанта на этой планете? Поищи в своём любимом «Инстаграме» какие-нибудь блоги на эту тему, как вариант, тебе полезно будет.

- Помнишь, как там в песне? – спрашивает Дианка. – «Совсем как в альбомах, где я рисовала тебя».

- Помню, я тоже эту песню люблю.

- Вот с Никитой как раз так, – вздыхает она. – Дело не во внешности, для меня нет разницы, блондин или брюнет, дело в том, какой он вообще. Целостная картинка. Мне кажется, его просто по моему заказу вылепили из какого-то волшебного пластилина.

- И только профессию неправильную подсунули, – добавляю в конце.

- Нельзя же так говорить, правильная, неправильная. Раз он её выбрал для себя, значит, это его путь. Каким бы он не был.

- Тебе не кажется, что мы копаем слишком глубоко? Что всё намного проще, на самом деле. А мы с тобой загоняемся по каждому поводу.

Диана отрицательно качает головой.

- Нет, Мир. Ничего простого в этой жизни не бывает.

- Всё так и будет вокруг тебя, пока ты сама не прекратишь так думать.

Ди вздыхает и, расправив плечи, направляется к столу.

- Ты есть не хочешь? – спрашивает она, разворачивая пакет с едой. – Я могу сходить в микроволновке разогреть.

- Ди, гамбургеры в микроволновке? – меня напрягает такая идея.

- Ты как будто не в общаге живешь, девочка моя! Бургер из микроволновки – это праздник!

Я соглашаюсь, понимая, что эти простые действия нужны всего лишь для отвлечения внимания подруги от трудностей личной жизни. Может, кто-то посчитал бы эти трудности смешными, а кто-то, наоборот, мечтает быть на её месте. Но Дианке сложно, я это чувствую, хотя и честно пытаюсь приободрить её.

Надеюсь, что ей просто нужно время, чтобы привыкнуть ко всему. Хоть я и видела этого Никиту всего один раз в жизни, мне он показался приятным. Такой неоднозначной девушке с непростым характером, как моя Ди, нужен парень твёрдый, решительный, но умеющий быть ласковым в нужный момент.

Хотя что я говорю? Это лишь мое мнение, а они сами разберутся. Советы советами, а каждому всё равно придётся пройти своей дорогой.

И ошибки свои совершить. Либо всё понять, осознать и быть вместе, либо…

Глава 20

Денис

День Х для Егорки подкрался незаметно. Сегодня пятница, а значит, завтра будет ровно неделя с того дня, как мы поспорили, сумеет ли он так быстро сделать Светку своей девушкой.

Надо сказать, он работал над этим плодотворно. И самое главное, ежедневно. Это мы с Мирой встретились только один раз – поужинали в кафе, которое мне давно очень нравится. Еда там необычная, мексиканская, Мирке очень понравилось такое.

Жаль, что эти приятные минуты вдвоём теперь случаются редко. А что я могу сделать? Время почему-то ускользает, двадцати четырёх часов в сутках уже не хватает. Завкафедрой взял меня к себе в дипломники, но в этом семестре нужно ещё курсовую написать. И начинается… Сделай обзор литературы, определись, какое исследование будешь проводить, согласуй формулировку темы. А жить-то когда?

Вот поэтому мы и не успеваем встречаться с Мирой. Да у неё и своих дел хватает, на первом курсе надо пахать, недаром же говорят «сначала ты работаешь на зачётку, а потом она на тебя».

Зато у нас вошло в привычку созваниваться перед сном, болтать хотя бы несколько минут. Говорят, что к хорошему быстро привыкаешь, – так и есть. Без этого прощания «Спокойной ночи, Ден», сказанного мягким шёпотом в трубку, я уже заснуть не могу.

А вот Егор в прошедшие дни делал всё, что мог, и даже больше. У него ведь был точно такой же наборчик: учёба, подработка, курсач на стадии зародыша, которому надо подарить бумажное тело с высоким процентом оригинальности.

И девушка, которую надо покорить. Не ради спора, конечно, а ради того, чтобы добиться самого желанного. А покорял он красиво во всех смыслах этого слова. Гулял со Светой в оранжерее Таврического сада, водил её на крыши провожать закат, затащил в рок-н-рольный бар где-то на окраине Питера, где они неплохо так закинулись коктейлями (Егор говорит, даже не думал, что принцесска так может). Она и сама оказалась как красивый коктейль со взбитыми сливками, прячущими виски глубоко внутри бокала. Когда отпиваешь, ощущаешь на языке лишь сладкий привкус, а потом удивляешься, почему так сильно голову снесло?

Дочь успешных родителей, коренная петербурженка, с детства привыкшая перемещаться по городу на автомобиле, она только теперь по достоинству оценила все прелести езды в переполненном вагоне до самого конца ветки метро. Егор показал ей, что кофе необязательно пить только в топовых сетевых кофейнях на Невском, ведь иногда напиток из простенькой кофемашины, купленный в передвижном фургоне где-нибудь на набережной, приносит даже больше удовольствия. Света, может, и была немного избалованной, но по словам Егора, в их простых, почти подростковых свиданиях она словно оживала и открывала в себе какие-то новые эмоции.

В тот вечер, когда они были в баре, Горын притащил не самую трезвую, хотя и волне адекватную Светку к нам домой. Но вопреки здравому мужскому смыслу уложил её спать в своей комнате, переехав на одну ночь ко мне. Я, конечно, без проблем потеснился на разложенном диване, но сюжетного поворота не понял. Мы уже мальчики большие, всё понимаем, да и не впервые подобное. Мог бы позвонить заранее, и я уехал бы ночевать к Владу. Бывало, проходили.

Егор же заявил мне, что пользоваться ситуацией – нечестно по отношению к девушке, которая, кажется, не рассчитала своих сил. И, пожалуй, я проникся сочувствием к этим рассуждениям, ведь если она для него – принцесса, то первый раз точно не должен произойти при таких обстоятельствах.

В тот вечер, собственно, я понял, что спор проиграл, но зато теперь могу искренне радоваться за друга, который приложил немало усилий для создания собственного счастья.

***

В пятницу вечером я возвращаюсь с работы очень уставшим. Накопилось за неделю, хочется лечь, расслабиться и залипать в потолок. А вот Егорка сидит перед телевизором на кухне, лениво листая каналы. Перед ним на столе стоит целая тарелка котлет и салатница с «Оливье». Вот это он постарался! Не ест ничего, ждёт меня. Думаю, это не мужская солидарность, просто от происходящей в его жизни канители у него аппетит пропал. Как говорит моя бабуля, «любовью сыт».

- Любуйся красотой, братишка, – подшучивает Горын. – С завтрашнего дня готовишь ты. Всю неделю, помнишь?

- Да знаю я, мне теперь до Дня рождения не расслабиться будет.

- Света согласилась стать моей девушкой, – довольно сообщает он.

- То есть? А до этого она кем была? Вот два дня назад, когда спала тут в твоей комнате. В футболке твоей ходила.

- Мне кажется, она моя с самого начала.

Издаю какой-то звук наподобие «пффф». Если он говорит о футболке, то да, не поспоришь. Но он-то явно Светку имеет в виду.

Я раздеваюсь, мою руки и накидываюсь на еду. Проголодался страшно, кажется, сейчас съел бы что угодно. Мы весь день на работе тестировали и настраивали новую игру, а теперь ощущается и физическая, и эмоциональная усталость.

- Горын, начало было в пятницу, – напоминаю ему, возвращаясь к нашему разговору. Ему и правда надо память освежить, а то зазвездился быстро.

- Нет, она ещё раньше была моей, только не знала этого, – не унимается Горынчик. – А с прошлой пятницы каждый день был шагом на пути к настоящим отношениям. Ден, я хочу по-серьёзному, понимаешь? Чтобы она чувствовала, что для меня это надолго. У неё никогда не было проблем с мужским вниманием, ты сам видел, парни с первого курса вокруг неё крутились. Только вот все они дураки.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ - Это ещё почему?

- Им казалось, что она – дорогая пустышка. А она не пустышка, и весь этот обманчивый лоск легко слетает, если добраться до неё настоящей.

- А ты добрался, как я посмотрю? – говорю с легкой усмешкой.

- Денис, ну ты же понял, о чем я? Мне хочется показать ей настоящие эмоции, простые, для кого-то самые обыденные, но те, которые для неё загадка, словно другой мир. Это не социальное неравенство, как ты говорил, просто у нас разные жизни были, вот и все. Знаешь, кстати, что она мне сказала? Она завидует мне.

- Тебе?

- Ага. Потому что я сам на всё зарабатываю, сам за себя отвечаю и решать что-то в своей жизни могу сам. А она зависит от родителей, и это ей уже на голову давит.

- Да уж, ты ей хорошие уроки самостоятельной жизни преподать можешь. Ладно, поздравляю. Ты – мощь, Горын. Год ходил вокруг да около, но своего добился. Ты сменил жанр, из области фантастики ваши отношения метнулись в красивую мелодраму.

- Я в этом не разбираюсь, ты же не знаешь, я не очень люблю литературу. Кстати, я тебе не рассказывал? Мне в школе тройку не влепили только потому, что портить аттестат призеру Всеросса* по обществу как-то некрасиво было.

- Да ладно? Горыныч с тройбаном – вот это чистая фантастика. Слушай, есть идеи на выходные? Ты работаешь?

- Нет, я свободен, к счастью.

- На квест не хочешь сходить? Мне реклама в интернете попалась, я бы рванул. Только лучше с девчонками, у них эмоций больше будет, чем у наших дровосеков.

- Неплохая идея. Объединяем усилия, да? – подмигивает мне Егорка.

*Всероссийская олимпиада школьников

Глава 21

Мира

- Не вижу, чтобы ты к свиданию готовилась, – говорю Дианке, которая в эту субботу валяется в кровати с какой-то симпатичной книгой в яркой обложке. Она вообще читает учебники? Не понимаю. А главное, если судить по первым результатам, учится даже лучше меня. Может, у Ди какая-то феноменальная память? Или способности?

- А зачем готовиться к тому, чего не будет? – отвечает мне подруга, не поднимая даже головы.

- Как не будет?

- Вместо свидания у него сегодня зачатие, – абсолютно спокойно сообщает Ди, переворачивая очередную страничку.

- Какое ещё зачатие? – выпучив глаза, тут же переспрашиваю. Фантазия предлагает совершенно безумные варианты. Да и представьте, вам бы такое сказали?

- В лейтенанты, какое ещё, – говорит Дианка, как будто всё и так очевидно, а я просто глупышка, не понимаю таких простых вещей. – Иначе ещё называется зачин, ровно девять месяцев до выпуска из академии. Трагикомедия в двух действиях. Действие первое: чуваки поступают в военку. Действие второе: за девять месяцев до офицерства эти зелёные человечки разрезают белую простыню и проходят через дырку. Как тебе такое?

Она во всю смеётся, видимо, в красках представив себе эту картину. Но я согласна: зрелище наверняка сногсшибательное.

- А ещё пишут на футболках «лейтенант такой-то» и лепят офицерские погоны. Смешно, да? А у них в военке каждый год так делают, и каждый год за эту ерунду получают. Сегодня они повторили традицию, в итоге местных отпустят уже к ночи, а у тех, кто в общаге, даже двух часов «на свободе» не будет. Обломался выходной у курсантиков. И свидание отменяется, вот.

- А по ночному Питеру погулять вы не хотите? – не отстаю со своими вопросами.

- А меня кто-то приглашал? – безучастно перелистывает страницы книги Дианка.

- Понятно. Ты хочешь валяться без дела в общаге? Может, с нами пойдёшь?

- С вами это с кем? – тут же включает интерес Ди.

- Со мной, Деном, его другом…

- Тем самым, который пил чай с коньяком возле Эрмитажа? – перебивает меня Дианка.

- Да, только Денис сказал, что теперь вместо чая с коньяком у него девушка есть. Так что и с ней тоже.

- Я не претендую на Егора, пусть хоть с двумя девушками.

- Ди!

- Да я согласна. А куда?

- То есть ты согласна пойти даже туда не знаю куда? – смеюсь я.

- Как видишь.

- На квест. Вроде страшный.

- Ой, это здорово! Только я буду громче всех кричать от страха.

- Денис говорит, что на работе всего насмотрелся и наслушался, когда гости ужастик проходят, – тут же отвечаю ей.

- Значит, за его нервную систему волноваться не стоит. Сколько у меня времени на сборы?

- Вот это по-нашему! А если серьёзно, то минут десять.

- Успею, – говорит Ди, тянется за косметичкой и начинает со спокойствием Сенсэя рисовать стрелки. Но за десять минут в итоге действительно все успевает!

Пока едем к назначенному месту, я успеваю предупредить Дениса, что буду с Ди, а он только за – чем больше компания, тем веселее. К тому же, я не знакома с девушкой Егора, а наладить контакт с новыми людьми, когда рядом есть дружеское плечо, для меня проще. Квест выбирали парни, поэтому надеюсь, что там не абсолютная жесть. Я-то страшилки и адреналин люблю, а вот Дианка не особо, хотя иногда мне кажется, что эта девочка умеет управлять своими эмоциями. Она показывает их тогда, когда хочет, чтобы их видели. Я так не умею, хотя меня нельзя назвать самым эмоциональным человеком на свете. Но я не могу скрывать то, что на душе: раз появилось, уже не спрятать, не потопить внутри себя. Надо бы поучиться у Дианы, а вдруг получится?

Выходим из метро на Невском рядом с каналом Грибоедова, и я сразу вижу Дениса. И все-таки его кепка – это здорово. В толпе я всегда узнаю его макушку благодаря кепкам, которых у него много, целая коллекция. Рядом с ним уже стоит новоиспечённая парочка, и надо признать, девушку Егора я представляла себе иначе. Эта девчонка выглядит очень эффектно: невысокая, хрупкая на первый взгляд, а в глазах – уверенность в себе. Такая знает, что умеет производить впечатление, более того, активно этим пользуется. Короткие русые волосы, модная одежда, явно дорогие украшения. Да уж, Егор выбрал непростую возлюбленную, но подозреваю, что с ней интересно. Нелегко, но точно не скучно.

- Привет, – Денис успевает чмокнуть меня в щеку, а потом решает, что надо скорее перезнакомить женскую половину компании. – Итак, девочки, запоминаем: Мира, Диана, Света.

Он по очереди кивает в сторону каждой из нас, а мы улыбаемся друг другу. Думаю, рано или поздно мы подружимся – почему бы и нет? А вот совместные трудности, даже если это всего-навсего игривой квест, обычно объединяют. Вот сейчас и выясним!

Мы идём искать квест-рум, запрятанную где-то в переулках за храмом Спаса-на-Крови. Егор хорошо ориентируется, всё-таки он родился под Питером и часто тут бывал, как мне говорил Ден. Но даже наш самый опытный «петербуржец» не знает, где именно надо искать. Поэтому мы петляем в лабиринтах старых питерских улочек, заглядывая в навигаторы на телефоне. Десять минут поиска и вуаля – огромное помещение, как будто бы похожее на бывший завод, оформленное в модном стиле «лофт». Тут ещё приходится пройти целый квест, пока найдёшь, где, собственно, будет квест настоящий. Мы поднимаемся на третий этаж, заходим в нужную дверь, а нас уже ждут.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Напоминаем, что квест с актёром, – предупреждают нас, пока мы прячем в шкафчик вещи и заполняем карточки участников. Чувствую, что Дианка напрягается, хотя говорить об этом она не будет. Света взволнована ещё больше, она смотрит на Егора почти ненавидящим взглядом, на который обычно отвечают «я тоже тебя люблю».

Квест называется «Заброшенный цирк», а значит, нас встретят комнаты в цирковом антураже. Да и актёр наверняка будет похож на какого-то злобного клоуна, предполагаю я.

Нас заводят в первую локацию. Все выглядят довольно уверенными в себе: парни шутят, мы улыбаемся, подбадриваем друг друга. Да и ничего страшного, в принципе: темная комната, похожая на гримерку, оборванные афиши, клоунские носы и парики. Именно такого я и ожидала. Мы сначала стоим кучкой, а потом, осмелев окончательно, расходимся по углам, внимательно изучая комнату. И тут начинается…

Медленная мелодия резко сменяется какой-то траурной, бьющей по слуху, свет начинает мигать и даже пропадать на несколько секунд. Мы всё вновь сбегаемся в центр, чувствуя себя в относительной безопасности только тогда, когда становимся совсем рядом и хватаемся друг за друга: за руки, за плечи. В это время из динамиков доносится легенда о клоуне, который остался в разрушенном шапито, когда вся его труппа уехала. Логика игры складывается в моей голове, и я понимаю, что тот самый клоун вот-вот появится.

И хотя я жду, внимательно следя за углами комнаты, актёр появляется словно из ниоткуда: он, кажется, прятался внутри большой тумбочки, закиданной костюмами и актерскими принадлежностями. Вижу, что Света от неожиданности хватает Егора за руку, Дианкины в ту же секунду руки сжимаются на моих плечах, а я всего лишь переглядываюсь с Денисом – мол, это всё было очевидно, пусть удивят чем-нибудь посерьёзнее.

Но клоун, вынуждена признать, жутковатый. Маска изображает страшную гримасу, более того, костюм черно-фиолетовый, мрачный. Ещё и злорадный смех, куда без этого. Клоун ходит вокруг нас кругами, заглядывая в лица, словно ищет в глазах отражение страха. Ну, для меня пока ничего особо страшного.

А потом свет резко гаснет на несколько секунд, и когда он включается, актёра уже нет в комнате. А ведущий объявляет нам, что у нас есть всего минута на побег через тайный ход. Это как раз там, под столом, откуда появился клоун.

Бежим к маленькой двери, сгибаемся пополам, чтобы проскользнуть туда, а потом оказываемся в тёмном тоннеле, где надо ползти на четвереньках.

- Мир, это подстава полная! – кричит Дианка, которая двигается следом за мной. Денис первый, Егор после Светы замыкает наше «шествие». – Я не подписывалась ползать в темноте!

- Ди, а ты думала, мы тут детские пазлы будем собирать? – отвечаю ей, не оборачиваясь, чтобы не сбивать ритм движения себе и всем остальным. – Это квест, тут надо играть по правилам!

Выбираемся из тоннеля через пару минут и осознаем, что теперь мы в клетке… Узкое пространство начинает давить на психику.

- Мир, ты как? – спрашивает Денис и берёт меня за руку. Я благодарна ему за это, так как нервишки постепенно начинают пошаливать даже у меня, а рядом с ним спокойнее. Всё-таки хорошо, что с нами адекватные парни, которые самую сложную миссию готовы брать на себя. Мы стоим в запертой клетке, а свет начинает дёргаться, как в психоделической игре. Вокруг тишина и совершенно пустая темная комната. Голые стены, никаких плакатов и надписей не видно. Внезапно в следующую вспышку света я вижу совсем рядом с клеткой страшное лицо клоуна и слышу синхронные крики девочек – Свету и Диану такое внезапное появление выводит из себя, а я лишь ближе прислоняюсь к плечу Дениса. Наш клоун передвигается стремительно, при каждом новом мигании лампы появляясь с другой стороны, показывается между прутьями клетки. Он берёт небольшую палку-дубинку и с противным скрежетом проводит ей по железу, сковавшему нас в узком пространстве в пару квадратных метров.

Ведущий объявляет, что кому-то из нас придётся вернуться в первую комнату, потому что ключ от клетки остался там. Мы переговариваемся и решаем, что на задание пойдёт Егор, а Денис будет с нами, успокаивать, если заорём от выкрутасов клоуна. Но мы ошибаемся… Клоун не остаётся в нашей локации, а убегает через дальнюю дверь спустя секунду после того, как Егор возвращается в тоннель. Ох, не завидую парню! Сейчас эта страсть начнёт его пугать, так ещё знать бы Егору, где именно искать ключ! Мы стоим почти в полной темноте, не зная, что происходит в первой комнате, но через несколько протяжных и тревожных минут слышим топот в тоннеле и много нецензурных слов. Егор выпрыгивает обратно к нам, показательно выдыхает и показывает руку, где зажата связка из трёх ключей.

- Этот дебил меня пугать пытался, слонялся по комнате, бил своей палкой по стенам, за плечи трогал, – рассказывает он.

- В смысле трогал? – испуганным голосом спрашивает Света. – У нас разве допускается контакт с актером?

- Милая, ты точно внимательно слушала правила? – обращается к ней Егор, приобнимая, чтобы успокоить. – Там говорили. Минимальный контакт будет.

- Да блин! Я боюсь! Я не хочу, чтобы он меня трогал!

- Девчонки, тихо, – прерывает её истерику Денис. – Сейчас будет следующее задание.

Нам объявляют, что нужно подобрать ключ и открыть клетку, но выйти придётся только кому-то одному. Затем нужно снова закрыться – таковы привила.

- Теперь я пойду, – тут же заявляет Денис, перехватывает ключи у Егора и со второй попытки открывает дверь. Оказавшись с другой стороны, он захлопывает нас и обратно закрывает замок.

- Бросьте ключ на пол подальше от своих друзей, – заявляет ведущий, и Денис спокойно выполняет эти действия. – Станьте к стене. Теперь не двигайтесь.

Я вижу Дениса в противоположном конце комнаты, и сердечко сжимается в страхе за него. Я понимаю, что Дена не испугать глупыми фокусами, максимум он начнёт материться, как это делал его друг. Но тут свет гаснет, и мы слышим какой-то щелчок, а затем ключ в нашем замке поворачивается, и мы выходим из клетки прямо навстречу клоуну.

Я бы бросилась с разбега в любимые объятия, но Денис оказывается пристегнут к наручнику, свисающему со стены. Странно, что мы не заметили этого раньше!

- Вот хрень! А как теперь Дениса отстегивать? – ругается Диана под неприятный, металлический смех клоуна.

- Один из вас должен зайти в следующую комнату, – произносит ведущий. – Но только тот, кто ещё не выполнял задания.

Вот и приехали!

- Девочки, настала наша очередь, – говорю и тут же понимаю, что на меня смотрят две пары испуганных глаз. Да если им сказать, что надо в одиночестве идти в новую комнату, они будут полчаса рубиться на цуефа, прежде чем кто-то согласится. – Ясно. Мне идти?

Девчонки закусывают губы, не решаясь сказать вслух, но для меня всё очевидно: им нравится моя идея. Что ж, я не против, хотя это и правда волнительно. Всё равно рано или поздно что-то придётся делать в этом тесте.

- Мир, старайся не бояться и помни, что это игра, – обращается ко мне Егор. – Ничего плохого этот клоун тебе не сделает. Попугает чуть-чуть, может, попытается дотронуться. Но не визжи, его это раззадоривает. Ты морально самая крепкая из девчонок, все будет хорошо, думай об этом.

Киваю, смотрю по сторонам и вижу, что клоун исчез, пока мы разговаривали. Обращаю взгляд на Дениса – ему совсем не сладко, он стоит, прикованный к стене наручником. Но не ругается на жизнь и пытается даже улыбнуться, чтобы меня приободрить.

- Мирчик, все ради этих мужиков, да? – шутит Денис, а я слабо улыбаюсь в ответ.

Подхожу к двери, медленно обхватываю пальцами ручку. Догадайтесь, что случается? Свет начинает дергаться. Открываю дверь, в моргающей темноте захожу в неизвестную комнату.

Тут тишина. Большое зеркало едва ли не во всю стену. Заглядываю в него, вижу своё немного напряженное лицо, и тут за моей спиной появляются очертания другой фигуры.

Это он, мамочки!

Подходит ближе, и по коже бегут мурашки от внезапно нахлынувшего страха. Вытягивает шею, словно принюхивается к моим волосам, а потом глухо спрашивает:

- Ты меня боишься?

И тут меня уже начинает трясти…

Глава 22

Денис

Мне не по себе от мысли, что Мира одна в тёмной комнате с этим дурацким клоуном. Она не из пугливых, но сама обстановка, атмосфера здесь угнетает. Я, как назло, стою в наручниках и не могу ничего сделать. Причём уверен, что задание Миры как раз связано с тем, чтобы добыть ключ для меня. Может быть, клоун её там всего лишь попугает немного и отдаст то, что нужно, а может, придётся искать и вырывать с боем. Надеюсь на первый вариант – всё-таки предпочёл бы, чтобы у моей девушки нервы были целее, хотя и сам притащил её на этот квест.

Мира отсутствует, по моим ощущениям, всего минуты три-четыре, а потом возвращается в комнату с ключом и сразу же бросается отстёгивать меня. От спешки руки её трясутся, но она всё-таки открывает замок и смотрит на меня с довольным видом.

- Освободительница моя, – улыбаюсь я ей, а она выдыхает, словно марафон пробежала. – Что там было в комнате, Мир?

- Он спросил, боюсь ли я его, а я сказала нет. Тогда он схватил меня за плечи и начал плести на ухо какую-то ахинею, про свой цирк, запугивал, обещал страшную жизнь и всё такое.

- Ты не испугалась? – спрашивает Дианка. По её глазам я вижу: будь она на месте моей Мирки, из тёмной комнаты могли бы доноситься визги. А вот Мира выполнила своё задание бесшумно.

- Я помнила, что сказал Егор: если я начну кричать, клоун только ещё больше включится в игру, вот я и терпела, даже когда совсем противно было.

- Умничка, – хвалит меня Егор. – А он не сказал, что теперь делать?

- Нет, – отвечаю ему.

Но тут из динамиков вновь доносятся слова ведущего:

- А теперь заходите в ту комнату все вместе.

- Я не хочу туда идти! – почти кричит Светка. – Не, я не пойду, ни за что на свете.

- Свет, ну что такое? Мы же все вместе, я буду рядом, – пытается утихомирить ее Егор.

Но кажется, Света реально напугана.

- Я не пойду! Вы меня не уговорите!

Она поднимает руки вверх – это знак желания выйти из игры. Не знаю, что именно испугало её, но может, так действительно будет лучше, раз уж Светка сильно переживает.

- Свет, точно решила? – ещё раз спрашивает Егор.

- Точно. Меня же выведут отсюда?

- Должны, – говорю я и предлагаю всем идти дальше. Мы заходим в комнату, оглядываемся по сторонам, но не видим клоуна. А потом он выскакивает из темного угла и мчится в предыдущую комнату…

- Света! – синхронно кричим с Егором и подрываемся вслед за актером. Кажется, его не успели предупредить, что одна участница вышла из квеста, а правила, судя по всему, предписывают ему возвращаться и устраивать «сладкую жизнь» тем, кто не рискнул заходить в комнату. Мы мчимся назад по темному пути, но тут слышим первый крик Светки.

- О Боже, эта нечисть сейчас запугает её! – нервничает Горыныч, и я могу его понять. Игра игрой, а душа у девочек впечатлительная.

Света снова визжит. Мы залетаем в комнату и видим, как клоун отплясывает вокруг неё шаманские танцы.

- Отвянь! – ругается на него друг, хватая Свету за руку. – Она вышла из игры! Не трогай её!

Актёр наклоняет лицо в маске и пожимает плечами, а затем идёт туда, где сейчас Мира и Диана. Вот же любитель пугать девушек! Но Мирку-то он не запугает.

- Светик, ты как? Он тебя тут не свёл с ума? – спрашивает Егор, пока девушка цепляется за его рубашку мёртвой хваткой.

- Он зараза! Я боялась идти туда, так он сам ко мне пришёл!

- Ну ладно, милая, не волнуйся, все будет хорошо. У него такие правила действий в игре, вот и всё. Пойдёшь со мной дальше? Или все-таки хочешь выйти?

- Да теперь чего уж, пойду со всеми. Вряд ли он ещё больше сможет меня напугать.

- И правильно, вместе начали, вместе закончим, – подвожу итог их беседе и снова открываю эту многострадальную дверь в зеркальную комнату.

Там нас ждут девчонки, которые, как нам кажется, и не думают бояться и кричать. Клоун сидит в углу, на корточках, прислонившись спиной к стене. А Мирка и Дианка стоят и хохочут.

Серьёзно? Они хохочут? Но так и есть, и мы с Егором удивленно переглядываемся по этому поводу.

- Мы решили, что у него маска слишком стремная, чтобы мы реально боялись, – говорит Диана.

- Правда? А в клетке тебе не было так весело, – замечает Егор.

- Я работаю над собой и своими страхами, не заметили? – подшучивает Диана и двигается дальше к выходу.

Это ещё не конец квеста. Мы возвращаемся в первую локацию, где девчонкам приходится собирать цирковую афишу из кусочков бумаги, чтобы прочитать кодовое слово, а потом отжимать у клоуна пистолет с резиновыми пульками и стрелять в дверь.

Наконец, мы выходим из игры и вновь оказываемся в светлом, просторном помещении, от которого уже успели отвыкнуть в тёмных игровых локациях.

- У меня стресс, – заявляет Светка.

- Слопаем по чизбургеру, чтобы стресс быстрее прошёл? – предлагает Егор.

- Ты что, я же не ем такое, – отказывается Света. Видимо, мой дружбан ещё не очень хорошо изучил её пристрастия. Или она не особо изучила Егора (что более вероятно), раз рискует вступать с ним в спор, проиграет же!

- В смысле не ешь? Со мной будешь есть, значит. Считай, сегодня можно.

Смешные они, забавные. Меня улыбает их общение, как и Миру с Дианой, судя по всему. После небольших уговоров все соглашаются дружно завалиться в фаст-фуд и съесть вредной, но однозначно вкусной «гадости».

Наша принцесска, вопреки своим убеждением, с удовольствием обмакивает ломтики картофеля фри в соус и с таким же удовольствием разворачивает пакет с гамбургером. И откуда только Егор знает, что на самом деле может ей понравится? Их первое свидание было неделю назад, но всё развивается какими-то галактическими темпами. Я до сих пор не верю.

Но они такие гармоничные! А вот мы с Мирой? Интересно, как мы выглядим со стороны. Нет, разумеется, наши селфи я разглядывал, и мне нравится, как мы выглядим именно парой. Но вот чувствуется ли в нас та гармония, которая видна у Егора и Светы?

И есть ли она у нас вообще…

Глава 23

Мира

Пока я болтаю с мамой по видеосвязи, Дианка притаскивает в комнату целый пакет с роллами. Сегодня ровно месяц, как мы живем в Питере, и было принято замечательное решение отметить эту скромную дату. Мы затеяли долгий спор на тему «пицца или роллы», но в итоге моя японская версия победила. Впрочем, довольная и таким решением Дианка раскладывает всё на столе, открывает коробочку с васаби, вытаскивает палочки из упаковки. Тянется за телефоном, чтобы сфоткать наш ужин, пока мы ещё не приступили к «банкету». Без этого Диана не будет самой собой, но я уже привыкла, чем бы дитя не тешилось, как говорится. Маленький специалист по красивым мобильным фоточкам, блин!

Я заканчиваю разговор с мамой, отключаюсь, захлопываю крышку ноутбука и радостно потираю руки. Еда! Кажется, я сегодня не ела ничего, кроме лёгкого завтрака из кофе и бутерброда. Ах, ну да, ещё перекус шоколадкой в универе был. Если честно, перехватить чего-нибудь более существенного, чем шоколадка, я порой не успеваю. Самостоятельная жизнь, о которой я мечтала последние полгода в школе, не такая уж и простая. Так всегда бывает – не ценим то, что имеем, стараясь поскорее сбежать в светлое будущее.

Я понимаю, что универ в большом городе и общежитие – это классная закалка и колоссальный опыт, но иногда хочется к маме под крылышко и на кухню, чтобы рассказать, как прошёл мой день, поболтать о ерунде за совместной лепкой пельменей. Это у нас дома традиция такая.

Вообще мои родители очень дружные, они почти всё делают вдвоем, испытывая удовольствие от таких семейных тихих вечеров. Они вместе уже двадцать лет, и хотя без проблем и сложностей любовь никогда не обходится, мои мама и папа сохранили прекрасные чувства, зародившиеся ещё в юности. Они для меня – пример того, какими должны быть отношения двух действительно любящих людей.

Я скучаю по дому. Сейчас приходит понимание того, о чём говорил Денис в одно из наших первых свиданий. Тоска по родным местам… Да, здесь в Питере очень красиво, здесь иной, более насыщенный ритм жизни, тут не бывает скучно. И вообще я мечтала об этом городе и этом университете с того самого дня, как впервые попала на школьную олимпиаду.

Но многое осталось там, в Белгороде, светлом и чистом, уютном и свободном. Там, где на семнадцатом этаже желто-зелёной многоэтажки меня ждут домой. Там, где школа в десяти минутах ходьбы, а подруги из класса живут прямо в соседних домах. Где все просто и размеренно, как было много лет подряд.

Взрослая жизнь постепенно обрушивается, накрывая с головой, а скоро помимо учёбы нужно будет ещё и о подработке думать. Правда, мы вместе с родителями приняли решение, что хотя бы первый курс я должна отучиться, не смешивая одно с другим. Я безумно благодарна за это и надеюсь, что однажды смогу расплатиться за такое доверие.

- Мир, ты долго будешь думу думать? Ужин ждет.

- Иду, Ди, иду.

Сажусь с ней за стол, с удовольствием накидываясь на еду.

- Диан, ты когда-нибудь вспоминаешь вообще про учёбу?

Она с улыбкой кивает.

- Я что, по-твоему, всезнайка на Луне?

- Там был Незнайка.

- В этом и смысл шутки, – разводит руками подруга. – Конечно, я тоже учу, Мир, а как ещё?

- Обычно ты переписываешься с Никитой или обрабатываешь фотки вечерами, пока я сижу, как зубрилка.

- Неправда! Ты тоже не все время только учишься! Вот ты с Денисом болтаешь каждый день, я же тебе ничего не говорю? Как дела, кстати?

Хитренькая, вон как тему перевела. А тут как раз приходит время для главной новости.

Это случилось буквально днём, когда Денис позвонил мне после занятий.

- Ди, он пригласил меня на День рождения. Первого октября. Ты тоже приглашена, между прочим!

Дианка довольно хлопает в ладоши. Думаю, прикидывает, есть ли у неё достойное выходное платье.

- Надеюсь, Никита не сойдёт с ума от ревности из-за того, что я иду в компанию с холостыми парнями. Там же есть холостые?

Я чуть не уронила ролл обратно в коробочку с соевым соусом.

- Есть, конечно, им же всем по двадцать с хвостиком. Правда, из друзей Дэна я одного Егорку знаю.

- С этим товарищем всё понятно, он уже попал на крючок. А знаешь, Света классная! Мне показалось, мы с ней чем-то похожи, только не могу объяснить, чем. Если пообщаемся побольше, думаю, смогу объяснить.

- Пообщаетесь, не волнуйся. Лучше скажи, что Дену дарить?

Диана постукивает палочками, которыми, к удивлению, владеет даже лучше меня. Хотя из нас двоих именно я больший фанат японской кухни. Кажется, Дианке многие вещи даются легче, чем другим, но вполне возможно, что это всего лишь поверхностный взгляд.

- А что ты раньше дарила в таких случаях? – спрашивает у меня подруга.

- В каких? Например, подарки брату… Это не считается! Мы с ним заранее договаривались, кто кому что купит. А парней у меня не было. Так, на свидания ходила, но больше ради интереса, чтобы узнать, каково это. С одним пробовала встречаться, но наши «продолжительные» отношения даже до праздников не дотянули. Как и до слова «отношения», впрочем. Так что… Не было у меня опыта в подарках!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ - Ну и ладно, значит, по ходу пьесы научишься подарки дарить. Только совсем банальщину не выбирай, это слишком скучно. Вы, конечно, мало знакомы, чтобы ты все его предпочтения узнала. Выбери на свой вкус, а? Как по мне, хорошая идея.

- Стивена Кинга ему подарить тогда? – тут же озвучиваю первое, что пришло в голову.

- Это и есть первая мысль? Здорово! Тогда так и поступи.

Как все просто у Дианки! Вообще, со стороны бывает легче сделать выводы, чем находясь внутри ситуации. Для этого и нужен дружеский совет, когда ты сам запутался.

- А ты своему Никите что подарила бы? – решаю задать Ди вопрос со звёздочкой.

- Никите? Да не знаю. Как-то не думала об этом ещё. И что ему дарить? Любовь, внимание и ласку? Большего ему все равно не надо. Он скоро на целый месяц уедет в командировку без связи. Вот как, как я буду без него месяц? Без единого звоночка?

Она становится грустной прямо на глазах. Вот представить сейчас, что на месяц остаёшься без дорогого тебе человека, и как в девятнадцатом веке – не позвонить, не написать. Да уж, Диану можно понять.

- Даже разочек позвонить нельзя? – всё–таки не могу поверить, что подобное вообще бывает.

- Так у них телефонов не будет, конечно, нельзя. Разве что повезёт, в какой-нибудь выходной выдадут трубки на час. А Диане Витальевна сидеть, аки Хатико.

- Это проверка на прочность, не думаешь, Диана Витальевна? – пытаюсь предложить Дианке увидеть все под другим углом. – Если сможешь перетерпеть сейчас, значит, ты и в целом готова к такой жизни.

- Да разве один раз – показатель? – закатывая глаза, спрашивает у меня Ди.

- А куда он хотя бы едет? Знаешь?

- Ага, он мне все рассказал, а ещё дал координаты пятизвёздочной гостиницы и предложил к нему приехать. Мир, не тупи! Я не знаю ничего, ему нельзя распространяться! Знаешь, что самое главное я успела понять за три недели общения с ним? У военных вообще есть две вещи в жизни: семья и армия. И увы, я их назвала не в порядке значимости…

- А мне кажется, все парни в принципе помешаны на своей карьере. Да и девушки некоторые, если честно.

- Ты, например, да? – толкает меня в бок подруженция.

- А чего сразу я? Ну мечты у меня, мечты.

- Не, милая, у тебя больше, чем просто мечты, – она отвлекается на телефон и на минутку зависает. – Мир, Никита зовёт на свидание, вот прямо сейчас. Что делать, идти?

- Бежать! – выкрикиваю в ответ. – Бегоооом!

- Ну что ты со мной, как с солдафоном! – сразу возмущается Диана. – Я не виновата, что у моего парня армия двадцать четыре на семь. Но не у меня же!

- Давай-давай, слушать ничего не хочу! – подбадриваю ее своим задорным смехом, пока она, умудряясь запихнуть с себя ещё один ролл, бежит переодеваться.

Глава 24

Денис

Стоит только красным цифрам на электронном будильнике смениться с 23.59 на 00.00, как я уже слышу надвигающуюся на меня нетленную «Happy birthday to you» в исполнении Егора. Каждый раз в свой день рождения, первого октября, искренне радуюсь, что медведь ему на ухо не наступил, потому что он устраивает одно и то же из года в год.

Появляется в моей комнате, допевает свою поздравлялку, по-мужски обнимает, хлопает по плечу.

- Братиш, ещё годик в копилочку, – говорит он торжественным голосом. – Поменьше стресса, побольше позитива, а всё остальное сам знаешь. Подарок сейчас дарить или вечером?

- Давай, дари уже сейчас!

- Значит, слушай. Ты в последнее время стал слишком много рассуждать о пустом и ненужном, вот я и решил, что вместо этого лучше железо в качалке потягать. Полезнее будет! Так что если ты, не дай Бог, задумаешься о чём-то таком, ноги в руки, и чешешь в зал. Взял тебе туда же, куда сам хожу, чтобы не прогадать.

- Спасибо, Горын, – жму ему руку, когда он отдаёт абонемент. – Я так понимаю, мне теперь лучше вообще не задумываться.

- Только о дипломе, бро, только о дипломе. У нас сегодня же будет туса? Я выходной на работе по графику оставил.

- Да, всё в силе. Думал, обману? Ты ведь знаешь, я люблю отмечать день в день, для меня это принципиально. Уже готовлюсь, вчера вот три пакета из магазина притащил, сегодня после пар сразу дую сюда.

- Ты ж моя хозяюшка, – ехидничает Егорка. – А мы как сегодня, мужским клубом или с девочками?

- С девочками, конечно. По-твоему, я буду отмечать с друзьями, а Миру не позову? Я не такой сумасшедший.

- А мне тогда можно Светку пригласить? – тут же спрашивает друг. Кому что, а этому только одно.

- Да я сам приглашу, если она пары не прогуляет.

- Отлично. А Мирка одна или с подругой будет? Мы с Тамарой ходим парой, или как там?

- Я Мире сказал, что может взять Диану с собой, если хочет, меня эта девчонка забавляет, прикольная она. Только вот у неё там парень нарисовался, курсант какой-то, так что придёт или нет – не знаю, сама пусть решает.

- Курсант? – вскидывает брови Егорка. – На экзотику её потянуло, что ли. Мне батя предлагал в военку пойти, но я сразу сказал – ни за что.

- И правильно, какая тебе военка? Чтоб ты там делал?

- Оказалось, я тайную мечту бати обломал, – улыбается друг. – А я-то думал наивно, им без разницы, кем я хочу быть, разрешат самому выбрать.

- У меня так и было, – пожимаю плечами, не зная, что ещё добавить. – Мои родители действительно никогда не настаивали на своих вариантах, да и про мечту учиться в Питере знали, спокойно к ней относились.

- Тебе повезло, – говорит Егор, смотрит на часы и продолжает: – Пойдём спать? Этот день будет длинным.

- Согласен.

***

Егор вваливается в прихожую с несколькими коробками пиццы на перевес – доставка приехала. Пока он разувается и тащит пиццу на кухню, замечаю что-то на тумбочке у двери.

- Карты для «мафии»?

- Ты же просил найти, я и нашёл, – доносится голос с кухни.

- Я буду ведущим, не хочу, чтобы кто-то «завалил» меня в день рождения, – посылаю ему вдогонку.

- Да пожалуйста. Может, я хоть раз в жизни вытяну мафию, как думаешь?

- Увидим, хотя слабо верю, будешь опять простым смертным.

- Как обычно, – вздыхает Егор, отправляясь переодеваться.

Минут через десять появляются парни во главе с Владом, «своя компания», так сказать. Постепенно собираю подарки, складируя их на свободном столе в кухне.

Егор испаряется куда-то, как мне говорят ребята, он побежал встречать Светку во дворе. Пожалуй, не буду рассказывать всем, что принцесска уже была в нашей квартире и сама без труда нашла бы дорогу. Просто Егору хочется побыть с ней хотя бы две минуты наедине, без лишних глаз. И в этом я могу его понять.

- Вот это сервис, – ухохатывается Влад, наш самый убежденный холостяк, который после расставания со школьной любовью не хочет никаких серьёзных отношений. – Ден, а что вообще с Горынычем? Он под каблук попал?

- Он бы сейчас обиделся на такое, – это я знаю совершенно точно. – Влюбился Егорка, вот и всё, он же давно страдал по Свете, а тут взаимность наконец-то. Она интересная, но знаешь, не самая простая. Вот наше чудо и старается, скачет вокруг неё.

- А твоя девчонка что там? Придёт сегодня?

- Придёт, – говорю ровно в тот момент, когда в квартиру заходит Егор, потом Света и затем… огромная охапка воздушных шаров!

Вслед за шарами показываются Мира и Диана, которые довольно улыбаются, замечая, что сюрприз произвёл на меня впечатление. Шары, судя по всему, девочки надували сами, ведь они не похожи на те, что поднимаются до потолка от наполнения гелием. К тому же, дорого обошёлся бы такой подарок. Но мне без разницы, какие именно шарики, это всё равно неожиданно и забавно.

Мирка, конечно, звонила мне утром, поздравляла. Переживала, кстати, что уснула ещё за час до полуночи и не смогла поздравить первой. Как бы это было тогда, если бы они с Егором устремились опередить друг друга в поздравлении меня? Боюсь представить. Вот я и рад, что избежали этого.

Я ждал именно этой «живой» встречи, хотел увидеть блеск в её глазах. Мира выпускает связку шаров из рук, подлетая ко мне. Успеваю покрепче схватить её, когда она молниеносно обхватывает мои плечи и зависает в воздухе, отрывая ноги от пола. Наверное, пацаны уже вылупились на нас, потому как видеть подобную сцену с моим участием им случается впервые. Но не могу сказать, что мне есть дело до этого, когда на меня смотрят счастливые карие глаза, а нежные губки зависают в миллиметре от моих. Только вот страстных поцелуев при всех сейчас я не хочу, лучше мы потом с этим разберёмся… когда останемся наедине.

Впервые вижу Миру в платье. Да, точно, впервые, – обычно она всегда в джинсах. А сегодня повод появился быть такой нарядной. И вроде платье простенькое, никакой мини-юбки, руки закрыты, вырез неглубокий, но смотрится офигенно. Рассматриваю эту красоту, забывая, что мы тут не одни, а Мира в это время разувается и снимает пальто.

Мое внимание переключается на Свету, которая, хоть и была приглашена всего несколько часов назад, успела купить подарок. Как же это называется? Кажется, капкейки. Кексы с украшениями, где нарисованы цифры «21» и сделаны дурацкие подписи в духе «теперь и коньяк можно», «армия ждёт» и всё такое. А я бы и не догадался, что Светка с таким юмором! В этом плане они с Горыном нашли друг друга. Точнее, это Горын ее нашёл, убедив, что он – ее суженый.

Ребята как-то тихонько сваливают на кухню, Егор командует всей этой толпой на правах хозяина, а мы с Мирой остаёмся вдвоём. Она цепляет за верёвочки подарочный пакет, оставленный у двери Дианой, и протягивает мне.

Заглядываю в пакет, обнаруживая там книги. Наверное, я мог такое предположить, интересно только, что именно она для меня выбрала?

Стивена Кинга. Впрочем, почему бы и нет? Она же любит эту тематику, а мне в принципе интересно всё новое, чего раньше ещё не смотрел, не читал, не пробовал. Достаю книги, перелистывая странички и сразу ощущая типографский запах. Только ради этого стоит покупать бумажные книги, а не электронные читать! Хотя скажу честно: в электроне читаю много, особенно в метро.

- Спасибо, Мирчик, – подкрепляю это дело аккуратным поцелуем в щечку, складывая книги обратно. Мира довольна: дарить подарки всегда не менее приятно, чем их получать.

Мы вместе идём на кухню, где вовсю веселятся и без нас.

- Вы тут не обалдели? – в шутку ругаю их. – Вообще-то, праздник у меня, а вы без меня отмечаете.

- Андрон, ты не нервничай, мы просто времени даром не теряем, – улыбается Владик, впихивая наполненный стакан в мою руку. – А вот теперь самое время выпить за тебя!

Шум со всех сторон, звон стекла, аромат горячей пиццы, какие-то биты из колонок, щелчок телефонной камеры – раз с нами девочки, значит, без фоток не обойдёмся.

А вообще, мне нравится то, что происходит со мной. Нравится эта атмосфера, это чувство, будто рядом те, кто и должен быть.

Стульев на кухне на всех не хватает, но это не вызывает никаких проблем, – кто-то усаживается на подоконник, кто-то из парней и вовсе облокачивается под первую же столешницу, встретившуюся с пятой точкой. Все болтают, перекрикивая друг друга, но это нормально для большой компании. Периодически кто-нибудь предлагает выпить за меня, и все с радостью это поддерживают. Мира сидит рядом со мной, внимательно приглядываясь к каждому из нашей банды, Дианка залипает в телефоне, судя по всему, постоянно докладывает обстановку своему парню. Света, на удивление, вливается в наш «мужской клуб» быстрее девчонок. Может, дело в том, что она всё-таки постарше и хотя бы шапочно знакома с ребятами, но я ожидал от неё чего-то другого. Вообще открываю для себя эту девушку с разных сторон, удивлён, что раньше всего этого не замечал. А вот Егорка замечал, ещё как. Он словно раскусил нашу принцесску, зная, как именно ее нужно покорять.

Как раз в этот момент, когда я рассуждаю о Светке, она проливает на свою красивую блузку вино из бокала. Впервые в жизни я слышу тираду из нецензурных слов из её уст!

- Вот и зачем я это сделала? – спрашивает она у Егора, который оценивающе смотрит на пятно. – Зачем надела эту блузку на домашнюю тусовку?

- Пойдём застираем, – говорит Егор и спокойно утаскивает Светку в ванную.

Владик следит за ними внимательнее всех и подмигивает мне, намекая на сказанные им ранее слова. Но я всё равно не согласен: Егор – не подкаблучник. Наоборот, он как раз такой, каких и любят девушки.

Минут через десять голубки возвращаются, и на Свете вместо её блузки теперь надета безразмерная толстовка Егора. Я должен признаться: ей идёт подобная одежда, она не портит, а наоборот, подчёркивает женственность. Рядом с Егором, который высокий и с приличными мышцами, Светка смотрится нежной аккуратной девочкой. Я бы сказал, что они слишком идеальные, но знаю – это не так. Поэтому нет, от их милоты ничего не слипнется.

За стол они возвращаются, чтобы вскоре выйти оттуда, но уже всем вместе: ребята заметили карты для «мафии» и хотят поиграть.

Я сразу говорю, что сегодня буду ведущим, и даю каждому вытянуть карту. Традиционно стебу Егора, который на моей памяти был только мирным жителем. Но вот город засыпает, и просыпается мафия…

Шедевр, ну точно. Диана и Света! Они улыбаются друг другу, поднимают в воздух руки с пальцами, сложенными пистолетиками. Светка закатывает рукава толстовки, словно готовится к бою. Дианка разворачивает телефон экраном вниз, чтобы её ничего не отвлекало.

- Просыпается шериф, – говорю, плавно перемещаясь по комнате. Глаза открывает Егор. Вот это поворот! Наш шериф будет тупить, он же никогда не подумает на свою девушку, что она тут мафиози года.

Первым девочки решают вывести из игры Владика, который сидит за спиной Дианы. Хитро, хитро, ведь вряд ли кто-то подумает, что мафия убивает сидящего сзади. Егор во время своего «выхода» делает первое предположение на счёт мафии, и оно неверное.

- Город просыпается без Влада, – объявляю и слышу недовольные причитания. Что поделать, друг? Девочки – они такие, очень даже понимающие, как им лучше сыграть, чтобы не спалиться.

Сначала общий суд сливает одного из парней, Сашу, который был мирным жителем. В глазах у всех – расстройство, когда Саня вскрывает карты. Первая ошибка в игре сделана.

Приходит пора мафии вновь проснуться. Диана убеждает свою «коллегу» убрать Миру. Ну Дианка, ну хитрюга! Теперь она убирает подругу, которая сидит рядом с ней. И вновь никаких помыслов на неё скорее всего, не будет.

Егор, кстати, предполагает, что Мира – из мафии, снова промахиваясь мимо нужного варианта.

- А теперь город просыпается, а Мира – нет, – продолжаю я свою роль.

Дианка округляет глаза, трясёт Миру за локоть, говорит что-то в духе «Наверное, я следующая». Ой не могу! Актриса, честное слово. Светка помалкивает, у неё своя тактика.

Мирка пожимает плечами и остаётся наблюдать за этим всем со стороны. Её сейчас ожидает интересное открытие.

- Просыпается мафия… – растягиваю слова и наблюдаю за реакцией Миры. Не каждый день твоя подруга в игре сливает тебя одной из первых. Я был прав – Мира немного в шоке.

А вот Горыныч в этот раз угадывает, что Дианка имеет отношение к чёрным делишкам. Интересно послушать, как он будет остальных в этом убеждать.

Нет, ему никто не верит. Диана – мафия? Ребята такого предположить не могут. Маленькая плутовка поддерживает все эти размышления, пока Светка все ещё отмалчивается. Видимо, она сможет всю игру пройти незамеченной.

Но я ошибаюсь – Светка вылетает в следующем раунде, потому что её тихое поведение начинает всех настораживать. А вот Егора выбивают… Поднимаюсь и объявляю:

- Спектакль окончен, ребята. Мафия победила.

Победный танец в исполнении Дианки хорош. Девчонка всех надурила!

- Ди, ну как же так? – возмущается Мирчик, которой до сих пор выбор Дианы кажется удивительным.

- Это просто игра, Мир, тут надо побеждать, – улыбается Дианка. – Иногда даже такой ценой.

- Если бы я была мафией, я бы тебя не убивала! – утверждает Мира.

- Ой, да кто знает, – смеётся Диана. – Кто знает!

- Ребят, что решаем, ещё раунд? – спрашиваю у всех.

- Андрон, а ты помнишь, что ты обещал в прошлый раз? – вмешивается Влад. – Ты обещал сыграть в «Правду или действие».

Вот же засада! И зачем он только вспомнил?

- А давайте, – поддерживает идею Егор.

Ну все, понеслась…

Глава 25

Мира

«Правда или действие»? Не уверена, что готова играть в такую игру в компании своего парня и его друзей. Здесь порой бывают такие каверзные вопросы, что не вывернуться, не улизнуть от ответа. Мы когда-то играли с одноклассниками, так на следующий день все прикалывались друг над другом за эти странные честные ответы.

А теперь выбора нет, придётся отвечать или делать какое-то задание, которое ребятам подскажет их бурная фантазия.

Странным образом бокалы вновь наполняются, очередная коробка с пиццей возникает прямо на ковре из ниоткуда (просто Егор действует быстро), а тем временем Денис вновь берет инициативу на себя.

- Окей, раз вы так хотите, начнём. Горын, ты первый: правда или действие?

- Действие, – выбирает Егор.

- Что бы тебе такое придумать, – Денис изображает серьезный мыслительный процесс, теребит волосы, поправляет футболку. – Покажи ребятам, как ты умеешь жонглировать.

Света округляет глаза. Кажется, сей талант её молодого человека не был ей известен. Она тянется к вазочке с фруктами, цепляет три яблока и по очереди кидает их Егору. Тот ловит яблоки на лету и начинает ловко их подбрасывать, меняя местами в воздухе. Мы не можем не аплодировать такому неожиданному для себя открытию. Два яблока через минуту отправляются обратно, а одно Егор оставляет себя. Откусывает кусочек, а потом предполагает Свете выбрать.

- Правда, – отвечает девушка.

- Расскажи, что ты до сих пор скрываешь от родителей.

Легкий смешок проносится по комнате, казалось бы, здесь все уже совершеннолетние, довольно самостоятельные люди. Но как-то так выходит, что все мы что-то утаиваем даже от самых близких. Всегда.

- У меня есть татуировка, – после секундных колебаний признаётся Света. – Уже два года. Родители ничего не знают об этом.

- Свет, я бы никогда не подумал! – удивлённо говорит Егор. – А где?

- Функция «Показать» в ответ на вопрос не входит, – обламывают Егорку.

- Ладно, в следующем круге…

Удивительно, что после этого не начинается пулеметная очередь из тупых пацанских шуток. Или они не сообразили? Раз Егор не видел татуировку, значит, их отношения со Светой не дошли до той самой стадии, когда подробно изучаешь тело любимого человека. А парни обычно подкалывают друг друга на эту тему. Что же, это только плюсик в их сторону, что при девушках они подобного себе не позволяют.

Света по очереди задаёт вопрос одному из парней, имя которого я уже забыла, если честно. Денис меня со всеми познакомил, но имена постепенно вылетают из головы. А вино в бокале, должна признаться, этому способствует.

Диана, в свою очередь, выбирает правду, и Влад (ого, этого запомнила!) спрашивает, с каким парнем она не стала бы встречаться.

- Какие личные вопросы подъехали! А впрочем, я расскажу, почему нет. Не стала бы с зацикленным на себе, хамоватым и тем, который плывет по течению, не имея никаких целей.

- Воу-воу, девочка, да это прям тост! – тут же заявляет Влад, призывая всех поднять стаканы и бокалы в воздух. – Каждому цель по жизни! И чтобы однажды она была достигнута!

Постепенно подкрадывается и моё время отвечать. Выбираю действие, которое придумывает один из друзей Дениса: спеть. Думаю, мне повезло, ведь эта задача не является сложной для меня. В компании без проблем могу что-нибудь исполнить.

Я решаю, что песню нужно в любом случае посвятить Денису, ведь это его день. Выбираю не самую известную в нашей стране песню моего любимого бойз-бэнда, но получается трогательно и мило, и я тоже срываю свою порцию аплодисментов. Довольная улыбка Дениса служит ещё одним бонусом за этот мини-концерт.

- Правда или действие? – обращаюсь, наконец, к Денису.

- Пусть будет правда.

Не знаю, что я бы хотела у него спросить. Задам какой-нибудь нейтральный вопрос, на который можно ответить без особых сложностей.

- Итак: чего ты боишься?

Обычно боятся высоты, замкнутого пространства, старости, болезней. Да пауков, в конце концов, как Рон Уизли у Джоан Роулинг*. Я вот сама боюсь змей и летучих мышей. А Денис, чего боится он?

Зависает пауза. Кто-то тянется за кусочком пиццы, а так не слышно никакой тихой болтовни, даже шорохов. Как и я, все ждут ответ.

- Предательства.

Он смотрим прямо в глаза, почти не моргая. Обрушивает это слово, так некстати заглянувшее на нашу вечеринку. Предательства? Моего? Что он имел в виду? И зачем так смотрит на меня?

Я чувствую, как подскакивает пульс. Дышать сразу становится сложнее. Не знаю, что он имел в виду, но меня так задевает эта фраза… Не выдерживаю, сбегая из комнаты на кухню. Слышу, как Егор пытается разрядить обстановку шуткой, а Денис подрывается с места вслед за мной.

Я отворачиваюсь к окну. На улице темно, но фонари и горящие светом окна в домах создают блики в чёрном пространстве. Судя по всему, идёт дождь, тихо отбивая ритм по стеклу.

- Мира.

И снова тишина.

- Мир, ты обиделась? Что случилось?

- Что случилось? – я резко разворачиваюсь к нему лицом. – Это была просто игра. А ты что хотел своим ответом сказать? Ты боишься моего предательства? Все ещё не доверяешь мне?

- Почему все ещё?

- В прошлый раз ты говорил, что только пытаешься мне поверить.

- Мирчик, послушай, я не имел в виду чего-то конкретного, – он подходит и обнимает за плечи. Хочу вырваться, но Денис слишком крепко держит. – Однажды я пережил предательство. Больше не хочу, и этот страх сидит внутри меня. Да, мы просто играли, но ведь смысл игры в том, чтобы говорить правду? Ты бы предпочла, чтобы я соврал?

Трясу головой. Нет, конечно, я не предпочла бы этого.

Ничего ты не понимаешь, Денис…

- Я бы предпочла, чтобы такие вещи обсуждались лично, а не всплывали, когда мы в большой компании. Что подумают твои друзья?

- А тебе не плевать? – тут же спрашивает Денис. – Кажется, ты говорила, что чужое мнение тебя не очень интересует.

Ну что же, как минимум, он меня слушает, раз запоминает то, что я говорила когда-то.

- Денис, это другое… Это более сложные вещи. Я хочу, чтобы ты делился со мной самым важным, а не прятал это в дальний угол себя.

- Может, когда-нибудь так и будет, – отвечает он мне.

Только вот мы уже не играем. И я не знаю, правда ли в его словах или нет?

Возвращаемся ко всем. Кажется, мы пропустили знакомство с татуировкой Светы и очередной глубокомысленный шедевр от моей Ди. Я больше не хочу играть в это, да и сам Денис вряд ли захочет.

Он тормозит процесс, призывая всех идти на кухню за праздничным тортом. Егор достаёт откуда-то свечи в виде цифр и уговаривает своего друга сделать по правилам: выключить свет, загадать желания, задувая все свечи на торте. И Денис с радостным лицом, как счастливый ребёнок, всё это выполняет.

Боже, как бы я хотела знать, что же он загадал…

Еще какое-то время тусовка продолжается, но ребята постепенно начинают расходиться.

- Мир, ты поедешь со мной? – спрашивает Дианка. Она права, уже поздно, но почему-то сейчас я не могу найти в себе силы, чтобы уехать и закончить этот вечер. Придумываю отмазку, по которой мне нужно задержаться.

- Я помогу Денису с посудой, – говорю Диане, которая явно не рада такому раскладу.

- За мной отец на машине приедет, может, мы подвезём тебя? – предлагает моей подруге Света. – Там дождь, промокнешь, пока до метро добежишь.

Диана колеблется совсем недолго и решает, что от таких предложений не отказываются. А я прошу у Дениса фартук, чтобы прикрыть платье, ведь помощь на кухне действительно нужна.

- Мир, успокойся, мы с Горыном сами все уберём, – отказывается Дэн.

- Нет уж, раз я задержалась, то должна помочь.

В итоге мне все равно почти ничего не дают сделать. Составляю тарелки и стаканы в раковину, протираю стол, а ребята сами всю вымывают и отправляют по шкафам. Сразу видно, они не в первый раз принимают большую компанию и знают, как наводить уборку после этого.

Когда кухня принимает свой обычный вид, а возле мойки не остаётся мокрой посуды, Егор подставляет мне ладошку, чтобы я отбила, и желает нам спокойной ночи. А Денис берет меня за руку и ведёт в свою комнату.

Пожалуй, в шуме и суете сегодняшнего вечера я действительно хотела остаться с ним наедине. Нет, не так, как получилось после дурацкой игры, а так, как это происходит сейчас.

- Правда или действие? – спрашивает Денис, закрывая дверь в комнату. Мы одни, и кажется, что одни не в этой комнате, а во всем мире.

- Ты смеёшься?

- Нет. Так что?

- Ну… действие.

- Отлично! Поцелуй меня.

Теперь понятно, что он задумал. Против такого действия я не возражаю, ведь за весь вечер мы ни разу по-настоящему не поцеловались. И сейчас я наслаждаюсь каждой секундой этих нежных, тёплых, таких родных ощущений.

Он на секунду отрывается от меня.

- Ты не спрашиваешь, но я бы выбрал правду. И знаешь, какая она?

- Какая же?

- Больше всего я не хочу, чтобы ты сейчас уехала. Мир, останься со мной, пожалуйста, – говорит Денис, придерживая мои плечи.

- Ден, я не могу... – это сложнее сказать, чем подумать.

- Солнышко, я не намекаю ни на что, я просто хочу, чтобы ты была рядом сейчас. Чтобы осталась со мной. Мир, это будет самый лучший подарок.

Все это звучит слишком двусмысленно.

- Денис, ты правда уверен, что хочешь только этого?

Он вздыхает. Вздыхает и улыбается.

- Нет, я уверен, что хочу не только этого. Но поверь, всё будет тогда, когда ты сама скажешь, что готова. Я подожду, Мирчик, но сегодня я хочу заснуть рядом с тобой. Вот и вся правда.

Смотрю на него и не знаю, какое решение принять. Никогда в жизни я не оставалась на ночь у парня. И даже если речь просто о том, чтобы уснуть в одной постели, для меня это слишком волнительно и непривычно.

- Уже очень поздно, Мир, я даже на такси тебя отпускать не хочу, – продолжает Денис.

- Я останусь, – выдыхаю эти слова почти в его губы, которые тут же растягиваются в довольной улыбке. – Я и сама этого хочу. Только надо попросить Ди захватить мой рюкзак в универ завтра. И ещё, я не могу спать в платье.

- Поверь, последнее – точно не проблема, – он отходит от меня и вытаскивает из шкафа футболку и шорты. – В этом можешь?

Я киваю, забирая у него одежду. Он отпускает меня в душ первой. Расправляюсь с водными процедурами за несколько минут и жду его в комнате, не желая даже садиться на диван без Дениса. Списываюсь с Дианой и объясняю, как все вышло. Она не подшучивает и не задаёт лишних вопросов – вот что называется «хороший друг». Хотя страшно представить, что будет после такого завтра.

Голым стопам прохладно на полу, и я постоянно перебираю ногами, потирая одной о другую, а руками крепко обнимаю саму себя за плечи.

- Ты мёрзнешь? – спрашивает Денис, заходя в комнату.

- Чуть-чуть.

Готова поспорить, его мысли устремляются к тому, как именно мы могли бы согреться. Но он же обещал, что сегодня ничего не будет, и я жду, что он поступит со мной по-честному.

Я не хочу быть недотрогой, но в этот вечер я не готова к другому. Мне нужно ещё немного времени, чтобы привыкнуть к нему, чтобы доверится окончательно. Ещё совсем немного времени…

Денис расстилает диван, укладывает подушки, поправляет простыню.

- Иди ко мне, – говорит он мягким шепотом, и я действительно иду на голос, как зачарованная.

Он притягивает меня к себе, начиная жадно и горячо целовать. Его ладони смыкаются на спине, аккуратно поглаживают и медленно съезжают вниз. А потом он и сам опускается на корточки, и я тут же с настороженностью замираю.

- Солнышко, не дрожи так, – говорит он, поднимая взгляд на меня. Боже, этот взгляд… Почему у него такие глаза? В них смотреть – как будто нырять в прозрачную воду.

Его руки лежат чуть ниже талии, немного задирая футболку. Я накрываю его ладони своими и зажмуриваюсь, с нетерпением ожидая, что будет дальше. Чувствую лёгкое, почти неуловимое прикосновение к коже. Его тёплые губы оставляют короткие поцелуи в самом низу живота, почти на грани между тем, что можно и что нельзя. Он целует ровно туда, где внутри меня собирается жаркий комок чего-то ранее неизвестного, дерзкого и приятного. Эта реакция на его движения ошеломляет, мне так хорошо и тепло, что я боюсь пошевелиться. Но кажется, у меня голова кружится от него. Я сажусь на самый краешек дивана, тут же обнимая Дениса, и губы сами тянутся к нему, чтобы ещё больше обострить мои чувства. Его руки скользят вниз и ложатся на бёдра, сжимают и нежно гладят.

- Мир, я же говорил, что это лучший подарок? Ты чудо. Моё чудо.

Он не так часто говорит, что я – его, и поэтому я каждый раз растекаюсь от удовольствия, когда слышу это. Отпускаю руки и заваливаюсь спиной на диван, и Денис поднимается, укладываясь точно так же рядом. Пристраивает голову на моём плече, а я льну к нему, прижимаясь всем телом. Так хорошо и уютно, словно иначе и быть не могло.

Кажется, я так и засыпаю, ощущая себя в тепле и спокойствии.

* персонаж серии книг о Гарри Поттере Джоан Роулинг.

Глава 26

Денис

Мы лежим рядом в полной тишине, а мне больше ничего и не нужно. Она рядом, как я и хотел.

Такая сладкая, очуметь. Когда мы целуемся, меня конкретно ведёт. Я обещал ей, что сегодня буду держать себя в руках, но, если честно, это далось с трудом. Вот и сейчас, когда под боком у меня то, чего я хочу больше всего на свете, я мысленно изо всех сил торможу своих коней.

Впрочем, скоро замечаю, что Мира засыпает. Прямо так, лёжа поперёк кровати. Коняшки, можете идти отдыхать, сегодня не наш день.

Поднимаюсь и укладываю Миру, как положено, накрываю одеялом и своими объятиями, когда вновь ложусь рядом. Впервые мы заснём и проснёмся вместе. Я уже забыл, каково это, а Мирчик, готов поспорить, и не знала.

Смущает ли меня её неопытность? Нет, не смущает, но немного волнует. Алиса была совсем другой. Нет, врать не буду – у нас все было обоюдно и неплохо, пусть до какого-то момента, но было. Но от неё меня никогда не трясло. Не припомню такого, чтобы я смотрел на неё, когда она ещё одета (одета, черт возьми), а у меня уже мозг поплыл и отключился.

А с Мирой так.

Со мной происходит то, что весьма сильно пугает меня. Я дурею рядом с ней, дурею от чувств и едва сдерживаюсь от того, как сильно хочется её. Зачем я ляпнул про это дурацкое предательство? Чуть не испортил прекрасный вечер своими тупыми переживаниями. Может, не такими и тупыми, но… Предательство? Я напугал Миру этим словом. Конечно, она приняла всё на свой счёт. Как ещё она могла подумать? А ведь она не из тех, кто предаст, я почти уверен.

Лежу с ней, но сам не засыпаю. Глажу её нежную, бархатную щёчку, смотрю и улыбаюсь, закусывая губы, когда вновь подкатывают мысли разбудить и наброситься с поцелуями. Меня развозит от выпитого или от неё?

Мирослава, Мира, Мирчик. Кусочек мира или целый мир? Кто же она для меня? Справлюсь ли я с самим собой, чтобы быть с ней?

Моя милая, бесстрашная и вместе с тем такая невинная девочка. Та, которую я ждал, чтобы растопить мерзлоту, образовавшуюся в сердце. Та, что умудрилась неожиданно свалиться как снег на голову ещё тогда, в последний день весны.

Не хочу отпускать, но и обещать ей небо в алмазах не могу, не имею права. Хочу быть честным с ней, но при этом всё ещё не чувствую, что готов рассказать о своём прошлом, чтобы она поняла мои метания и страхи. А может, об этом вовсе не стоит говорить? Лезть в прошлое, которое прошло. Ведь прошло же?

Я не люблю Алису – в этом я уверен. Но сказать слова любви Мире сложно. Сложнее, чем я думал. Я рад, что и она не торопится, не хочет признаний побыстрее, потому что «так надо». Наоборот, так НЕ надо, если боишься обжечься и хочешь убедиться во всем. А пока я знаю одно – завтра случится лучшее за последнее время утро. Мы проснемся рядом, и не важно, что ничего не было. Важнее не то, ЧТО было, а то, КАК.

Будильник она завести забыла, поэтому просыпаемся мы от моего электронного. Тянусь, чтобы выключить его, и понимаю, что меня крепко так обнимают. Начинаю легонько щекотать Миру, чтобы пробудилась поскорее.

- Ден, ты чего, я же щекотки боюсь! – смеётся она, увертываясь от меня. – Доброе утро, между прочим. Сколько сейчас?

- Половина восьмого.

- В смысле? Ты что, так поздно встаешь?

Ухмыляюсь ее вопросу. Почему поздно? Я же быстро собираюсь, мне не надо краситься и причесываться, как девчонкам.

- Мир, мне тут ехать не особо долго, без пересадок, я могу себе позволить вставать в такое время.

Кажется, меня уже не слушают. Мира подскакивает с кровати, на ходу размахивая руками – это вариант экспресс-зарядки, что ли?

- Неужели ты не успеешь? – спрашиваю, все ещё не желая вставать. Перекатываюсь по дивану, подтягивая к себе подушку.

- Откуда я знаю? Сама виновата, будильник не поставила. Привыкла, что у Дианки их пять штук, она тяжело встаёт по утрам, ставит запасные.

- Кстати, у меня тут есть сосед-любитель зависнуть в ванной. Так что советую бежать скорее, отпихивать его. Мы с ним всё равно не опаздываем.

Мирка смешно подкатывает глаза, бухтит «Спасибо за совет» и убегает в коридор. Впрочем, драки за ванную не предвидится. Через минуту в моей комнате появляется Горыныч. Ловлю себя на мысли, что он выглядит свежо и бодро, учитывая, что мы вчера не зожничали, всё-таки.

- Привет, Дениска, – этот приколист подпирает собой дверь и поглядывает на меня с интересом. – Как дела?

- Замечательно. Кстати, крепостное право отменили, я больше не обязан готовить тебе завтрак. Действие спора закончилось!

- Так уже три дня назад закончилось, ты даже перестарался, бро. Сегодня можно и остатками вечерней роскоши позавтракать. Ладно, это не очень интересно. Есть кое-что поважнее. Колись, как ночь прошла?

Ну начинается, пришёл шушукаться, пока девушка не слышит.

- Ответ на интересующий тебя вопрос: нет. Оказалось, не ты один такой святоша.

Егор качает головой в такт моим словам и что-то про себя обдумывает.

- Бро, мы с тобой стали слишком правильными? Или что случилось? Мы стареем? Раньше всё как-то проще было. Любовь это, что ли.

- Слушай, у нас философия ещё на втором курсе прошла, а тебя только сейчас торкнуло? – кидаю в него подушкой, чтобы прекратил свои странные рассуждения. – Пойдём лучше собираться.

Мира возвращается ко мне тогда, когда Егора уже нет в комнате, чему я очень рад. Она все поняла бы, зачем он пришёл, и смутилась бы до пунцовых щечек. А я такого не хочу.

- Ты всё ещё лежишь? – с вызовом спрашивает девочка. – Пора бы уже окунуться в реальность, утро наступило.

- Мир, давай не пойдём в универ, а? Прогуляем! А это иногда необходимо, между прочим. Просто отдохнём.

- Дэн, у меня сегодня пара самой строгой профессорши, к которой даже на пять минут позже приходить нельзя, – Мира смотрит так, словно успела проникнуться к моему предложению прежде, чем вспомнила про эту свою профессоршу. Ладно. Не умеет прогуливать? Я ведь уже думал об этом. Потом научим.

- Можешь выйти? – неуверенно спрашивает Мира. – Мне надо переодеться.

- Ты серьёзно?

Внутри нарастает негодование. Вопрос Миры звучал слишком глупо относительно всего происходящего.

- Пожалуйста! Ну пожалуйста-пожалуйста! – уже с абсолютно другим взглядом добавляет она.

Я встряхиваю головой, затем пальцами расправляю волосы, ненадолго задерживая руку на затылке. Эта скромняга меня удивляет! Мы сегодня спали в одной кровати, а теперь она боится при мне платье надеть!

Ладно-ладно, Мир. Коняшки согласны ещё немного подождать.

Но для сведения: совсем немного.

Выхожу из комнаты, подмигнув ей напоследок. Пора бы и правда самому начать собираться.

- Горын, я надеюсь, мы не весь кофе выпили? – кричу ему, выдвигаясь в сторону кухни.

Лучше утреннего кофе может быть только... утренний кофе, выпитый вместе с замечательной девушкой. Той, что сегодня ночью спала на моей подушке.

Глава 27

Мира

Стоит мне влететь на наш этаж в университетском корпусе, как Дианка перехватывает меня прямо в коридоре и тормозит не хуже вышибалы в ночном клубе. Я едва не врезаюсь в неё, потому что несусь, сломя голову, попутно пристраивая студенческий билет обратно в сумочку.

- Ой, а что это мы на пару опаздываем? – с ухмылочкой говорит Ди.

- Ты и сама не в аудитории!

- Я давно пришла и тебя жду, пойдём-ка, – хватая меня за локоть, Дианка утягивает в сторону нужного кабинета.

К счастью (или не к счастью, если подруга решила вытрясти прямо сейчас все секреты), преподавателя ещё нет. Мы прислоняемся к подоконнику, не рискуя садиться на него – увидят, дадут по шее.

- И что там у вас было? – сразу накидывается на меня Диана.

- Ди, а ты мне в мамочки записалась? Что за мания контроля?

- Знаешь, в мамочки я не записывалась, но вот подруга дома не ночует, и как тут не переживать?

- Ты говоришь так, словно я абы с кем была! – раздраженно выдаю ей и озираюсь по сторонам: никто хоть не обратил внимания на мой громкий голос? Кажется, все заняты своим делом.

- Мир, да говори уже: было?

Мне ужасно хочется треснуть Дианку за её любопытство, но ведь она и правда волнуется за меня. Не буду и дальше её томить.

- Нет, не было.

Интересно, Ди удивлена или ровно так всё и предполагала? По её лицу я не понимаю, а она больше эту тему не комментирует.

- А чем вы там вообще занимались? – продолжает допрос после небольшой паузы.

- Мы просто уснули вместе и проснулись утром. Это было так мило, и знаешь, мне понравилось.

- Эх, сведёт тебя с ума этот Дениска. Хороший он парень, только что-то напрягает меня в нём, даже не знаю, как объяснить. Нет у тебя такого чувства?

Увы, есть. Точнее, не напрягает меня что-то, а пугает. Он такой открытый и дружелюбный по отношению ко всему миру, и такой закрытый и непробиваемый, если речь заходит о нём самом.

Но я не успеваю ничего сказать Диане, ведь ровно в этот же момент к нам подлетает староста с какими-то списками.

- Вы темы рефератов выбрали, кумушки? – спрашивает Лера.

- Угу, – спокойно кивает Ди.

- Каких рефератов? – задаю вопрос удивлённым тоном, не понимая, чего от нас хотят.

- Ветрова, алло, на прошлой паре просили распределить темы и сегодня озвучить. Несколько дней было подумать!

- Прости, Лер, я забыла, – приходится признаться честно. – Диан, а ты когда успела тему придумать?

- Ещё на той паре, сразу родилась идея, а дома уже сформулировала все.

- Лера, она – гений, не знаю, как Ди вообще все это делает, – обращаюсь к старосте. В очередной раз удивляюсь, что Ди, которая, на первый взгляд, относится к учёбе немного поверхностно, по факту уже в скором времени может оказаться одной из лучших на курсе. Хотя она даже не знает, кем хотела бы работать, а ведь многие из наших одногруппников уже давно решили, где именно хотят быть после универа! В их числе и я, только вот у меня почему-то задания преподавателей из головы вылетают…

- Думай быстрее, Мир, ещё можно накидать примерный вариант, чтобы профессорша не отчитала, – предлагает Лера.

- Диан, дай мои конспекты, пожалуйста, – напоминаю этой хитрой лисе, чтобы отдала привезённые тетради. А то всё ещё стою возле аудитории с таким видом, словно очутилась здесь прямиком с вечеринки. Но ведь если вдуматься немного, так оно и есть.

Лера знает, что в общежитии мы с Дианой делим одну комнату и на занятия всегда приезжаем вместе, поэтому сейчас одногруппница широко распахивает глаза и переводит взгляд с меня на подругу. У неё возникают подозрения, причём я уверена – правильные, но, хвала небесам за то, что хватает такта ничего не спрашивать. Я молча забираю тетради и начинаю листать прошлую лекцию в надежде, что сейчас меня осенит, а девочки поворачиваются к стендам с расписанием и кого-то разглядывают. На секунду отрываюсь от своих записей и смотрю в ту же сторону, что и Диана с Лерой, а там обнаруживается интересный объект. Брюнет в модных круглых очках, светлых джинсах и бежевом свитере. Довольно приятной внешности, хотя есть в нем что-то немного загадочное для меня.

- Это кто? – задает вопрос старосте подруга.

- Стефан, – отвечает Лера с таким видом, словно мы обязаны были знать и без неё.

Стефан? Красивое имя. Поляк, что ли? Я его не видела раньше, хотя все студенты-имкимошниики («имкимо» – сокращение от «Института межкультурной коммуникации и международных отношений») так или иначе пересекаются возле деканата и информационных стендов. Этот парень, мне кажется, немного старше нас.

- Кто-кто? – нахмурив брови, переспрашивает Абрамова.

- Наш аспирант Стефан.

- Откуда ты его знаешь? – не унимается Ди.

- На старостате девочки со старших курсов рассказывали. Он приехал сюда, чтобы учиться в магистратуре, а потом и кандидатскую решил написать в нашем вузе. Его научрук – сам декан. Преподы его обожают, и не зря – он лапочка.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ «Лапочка» перелистывает какие-то бумаги в большой папке, постоянно сверяясь с расписанием на стенде. Диана оценивает это и изображает странную гримасу.

- Да какой он лапочка? Судя по виду, занудный ботан.

- Ты ничего не понимаешь, Диан, – спорит староста. – Он очень интересный, особенно для женской половины факультета. Вот только как бы девчонки к нему не липли, он не заводит серьёзных отношений в России, вроде как специально не хочет.

И откуда только информация идет? На старостате вообще чем занимаются, обсуждают учебный процесс или симпатичных студентов?

- Ну и дурак! Не ценит нашей красоты, радовался бы, что такие девушки под боком! Ведь говорят, что в России девочки – самые красивые. А этот… СтЕфан, СтефАн, – передразнивает Диана, меняя ударение. – Степашка! Степашечка!

- Ди, не ерничай, – одергиваю ее. – Никто с твоим Никиткой не сравнится, мы и не спорим.

Огоньки зажигаются в глазах нашей старосты, которая, как я успела заметить, любит сплетен пособирать. С такой надо общаться осторожно. А ведь она ещё давно хотела у Дианки про её Никиту выведать…

- А можно поподробнее? – умоляет Лера. – Я тогда на крыше пропустила момент, когда твой парень появлялся, Диан. Расскажи, какого красавчика ты отхватила!

- Не, я ничего не расскажу, – отнекивается Ди, собирая руки на груди в закрытую позу. – Ты лучше на Степашку этого поглядывай, а я свои отношения афишировать не хочу.

Лера явно расстроена таким сюжетным поворотом. Но моя Дианка – девочка решительная, и раз вздумала молчать, ее никто не убедит передумать.

- Ну и ладно, не рассказывай. Ветрова, а ты тему выбрала?

- Давай листик, запишу.

Указываю в таблице под своей фамилией наспех придуманную тему, пока Диана продолжает с недовольным видом смотреть на этого несчастного Стефана. Вот сдался он ей? Иногда Дианка бывает очень вредной, и я даже не знаю, почему.

- Пойдёмте в аудиторию, профессорша пришла, - говорит староста, выхватывая списки из моих рук. – Ух, что сейчас будет, она злая, как фурия!

Собираемся с духом перед занятием и идём. А потом всю пару Ди потихоньку выпытывает у меня подробности вчерашнего вечера: о чем мы говорили с Денисом, когда были вдвоём на кухне, что он сказал, когда я захотела остаться, каково это – проснуться утром рядом с парнем своей мечты.

- А ты когда будешь знакомиться с семьей Никиты?

Диана едва не давится воздухом от моего вопроса.

- Ты чего? Какая ещё семья?

- Абрамова, Ветрова, хватит болтать! – долетает до нас с преподавательской кафедры. Замолкаем ровно на две минуты и продолжаем совсем тихим шепотом.

- Мир, куда ты нас так торопишь? – Дианка от волнения теребит волосы, собранные в хвост.

- Просто Никита твой ведёт себя так, словно все супер серьёзно.

- Мне восемнадцать лет. Восемнадцать!

- Ди, но ты же сама мне говорила, у большинства военных другое мировоззрение, они рано семью создают.

- Ты с дуба рухнула, Мир? Семья? Со мной? Да мы только-только начали встречаться. Да, он внимательный и заботливый, подарки дарит, по красивым местам меня водит, всегда спрашивает, как дела и нужна ли помощь… Но разве это намёк на что-то большее? Я не знаю.

- Абрамова, сейчас ты вылетишь с моего занятия! – негодует наша профессорша. – У меня на парах нужно разговаривать только по делу!

- Простите-простите, – делает ангельское личико Диана. Потом добавляет мне на ухо: – Лучше закроем эту тему. Я не смотрю так далеко в будущее, и никаких свадеб мне не надо.

- Как скажешь, Ди. Давай правда послушаем лекцию, а то выкинут нас отсюда коленом под зад, потом будем перед Новым годом в режиме ошпаренной рыси отрабатывать косяки.

Подруга соглашается и подтягивает к себе тетрадь, первое время успешно пытаясь записывать что-то за преподавателем.

Я делаю то же самое, но мысли вновь уносят к Денису. Кажется, он завладел моими мыслями намного сильнее учебы.

Минут через двадцать у Дианы начинает безудержно трещать телефон, она хватает гаджет и наскоро отключает звук, а потом смотрит, что там случилось.

- Интересное кино. Мир, мне дружок Дениса все фотки отлайкал, аж пальцы заболели от напряжения, наверное.

- Дружок – это который?

- Владик, какой же ещё. Тот, которого я замочила в «мафии» первым.

Хочу засмеяться, но вовремя сдерживаюсь.

- Он решил: бьёт, значит, любит!

- Не очень-то смешно, – возмущается Дианка. – Я надеюсь, Никита моих «фанатов» не отслеживает.

- Да уж, красота – страшная вещь, Ди. А ты не трогай этого Владика, может, сам все поймёт.

- Еще написывать начнет, вот увидишь, – заключает Диана и откладывает телефон. Ей эта популярность, которой многие бы позавидовали, вовсе не нужна.

После занятия мы перемещаемся в соседнюю аудиторию, и пока Дианка укладывается подремать прямо на парте, а я забегаю в соцсеть на минутку, к нам подсаживается Лера.

- Слушайте, я страницу этого Стефана нашла. Хотите посмотреть?

Диана качает головой, даже не поднимая её, а я пожимаю плечами и соглашаюсь. Лера листает фотографии, где наш аспирант ставит геотеги «Питер» и «Краков». Интересно, тяжело это – жить в другой стране? В другом городе – понятно, сама через это прохожу, а вот страна…

- Я кинула ему заявку в друзья, но он не принял, – ворчит староста.

- Да вдруг не видел ещё?

- Не, он просто вредный Степашка, – выдаёт Диана, которая, вроде как, вообще не следила за нашим разговором. Оказывается, краем уха очень даже следила.

- Значит, девочки были правы, – вздыхает Лера. – Этот красавчик здесь никому не по зубам.

- Это мы не ему не по зубам, вот и не лезет, куда не надо, – снова умничает Диана.

- Абрамова, ты слишком злая! – говорит Лера и уходит к своей парте. Дианка же приподнимается, подпирает голову рукой и смотрит на меня.

- Мы, девушки, такие дуры. Вечер влюбляемся в тех, в кого не надо.

Глава 28

Денис

Неделя пролетает, как один большой день. Кажется, только вчера большой шумной компанией отмечали мой праздник, а уже серые будни накрыли с головой. Но есть в них то, что помогает и дарит надежду на лучшее. Это чувства, которые просыпаются рядом с девчонкой, заполонившей весь мой мир.

После рабочих вечеров четверга и пятницы в субботу я не хочу думать совершенно ни о чём, кроме как о Мирке. Я обещал ей съездить в Петергоф, а раз обещал, значит, так и сделаем. Предложил и Горыну взять с собой Свету и поехать с нами, но у ребят сегодня другая программа. Как узнал, какая, чуть не выпал в осадок. Егор поехал с девчонкой к своим родителям – знакомить! Как же все быстро у них, а ведь ещё в начале сентября я не поставил бы на то, что они вообще могут быть вместе. И тут середина октября, а уже знакомство с родителями! Так и до сватовства скоро дойдёт, честное слово. И будет ещё Егорка сальто в загсе крутить, как в моих фантазиях. Не буду озвучивать, каким местом я это чувствую!

Выходит, поедем вдвоём с Мирой – нам же ещё лучше, своя атмосфера, своя романтика. Звоню ей утром, чтобы напомнить про «студак», вдруг забудет захватить с собой? А ведь по студенческому скидка, надо пользоваться, пока можно.

Девочка заряжена с самого утра, и то, что она улыбается, я понимаю даже по телефону, хотя и не вижу её саму. Ее выдаёт счастливый, щебечущий голос.

Мы решаем добраться на маршрутке до Верхнего парка Петергофа. Встречаемся в метро, у выхода с нужной нам станции, и Мира чуть ли не набрасывается на меня. Странно, обычно наши встречи не такие эмоциональные, если не считать моего дня рождения. Но мне нравится, когда вот так ярко. Я очень люблю искренние проявления чувств, они вообще самые ценные.

Мирчик болтает без умолку, у неё какое-то невероятное настроение. Я даже не знаю, что мне сегодня делать с этой энергетической бомбой – но думаю, разберёмся.

Доезжаем на маршруте до Верхнего парка. Я тут не был никогда, если честно, всегда как-то добирался сразу до Нижнего, а может, и зря. Здесь тоже очень красиво и есть, на что посмотреть. Мира у первого же фонтана хочет фоткаться, но я вполне готов к такому. Будь тут её подружка, тогда пришлось бы каждый фонтан со всех сторон фотографировать. И её на фоне всех фонтанов!

А вот Мирчик в этом плане попроще, что меня не может не радовать. Мы с удовольствием прогуливаемся по новому для нас обоих месту и идём, наконец, в Нижний парк. Забираю ее студенческий и иду к кассе. Людей много: в этом году сезон фонтанов получился длинный, в свободный выходной день все спешат напоследок насладится красотой Петергофа. Получаю билеты, и мы сразу же идём в парк.

- Белок будем кормить? – спрашивает Мирка.

- А ты думаешь, они захотят есть? Тут же белки откормленные, избалованные.

- Ну и что? Попытка не пытка. Если что, сама оставшиеся орешки подточу.

Она смеётся, а я понимаю одно: звук её смеха – едва ли не лучшее, что случалось со мной. Как там было в отечественной литературе? «Луч света в тёмном царстве»? Так вот, это Мира для меня. Сто процентов. Светлая, нежная, честная. Пусть и неопытная в отношениях, зато я точно знаю – моя.

Мы неспешно прогуливаемся по дорожкам, а потом Мирка убегает вперёд, прямо к палаткам, где продают чай, кофе, всякие хот-доги и прочие перекусы, а самое главное – орехи. Мира выбирает миндаль.

- Белочки будут довольны, – хихикает она, но я-то догадываюсь, о какой именно «белочке» речь. И я не ошибаюсь: орешки начинают незаметно исчезать из пакета ещё до того, как нам попадается хоть одна настоящая белка.

Подходим к берегу Финского залива. Обожаю смотреть на воду, меня это успокаивает и умиротворяет. Наверное, поэтому я и люблю Питер, прекрасный город на воде. Здесь продувает приличный сквозняк, всё-таки сейчас уже октябрь, а не лето. Но и мы оделись как надо: на мне парка, а Мира в толстой куртке, похожей на что-то космическое: то ли серебристая, то ли фиолетовая, с голографическим блеском. Сегодня волосы Мирчик собрала в хвост, что делает не так часто. А ей идёт, между прочим. И пучок, как у стюардессы, очень подошёл бы. Она ведь хочет быть стюардессой? Вот, с такой я бы полетал…

- Ден, а давай обратно на «Метеоре» поедем? – предлагает Мира.

- Прямо до Дворцовой?

- Да! Место ведь знаковое для нас.

- Давай, я не против.

Она довольно хлопает в ладоши и тащит меня дальше. Упрямые белки все ещё не ищутся.

- Смотри, твои братишки, – говорю Мире, когда всё-таки замечаю под одним из деревьев рыжий хвост.

Мирка юмора не понимает, но всё до безумия просто: она грызёт очередной орешек, а для зверюшек не так много и осталось. Корчит рожицу в ответ на мою шутку, достает из пакета орешек и присаживается на корточки.

- Если получится, я буду счастливым пирожочком, – улыбается девчонка.

Она протягивает руку с миндалем вперёд, аккуратно удерживая её на весу невысоко от земли. Белка, заинтересовавшись, продвигается на метр к Мире, а потом ещё чуть ближе. Мне кажется, у маленьких рыжих бестий такого добра навалом – каждый день приезжают туристы и каждый день пытаются подкормить. Но наша белка, по ходу, или голодная, или просто прожорливая. Она подходит к ладошке Миры и своими крошечными лапками забирает орешек.

- Ты видел? – спрашивает Мира, развернувшись ко мне.

- Видел, видел.

Белка возвращается поближе к дереву и на радостях принимается точить орешек. Тут же замечаем, что за обедом белочки наблюдаем не только мы вдвоем. Малыш, скорее всего приехавший вместе с родителями из Китая, завороженно наблюдает за белкой и переживает из-за того, что орешков у него нет и повторить действия Мирославы он не может. Увидев его, Мира высыпает из пакетика маленькую горсточку миндаля и протягивает мальчишке.

- You should try to do it*, – обращается она к мальчику. Не вижу, соображает ли он по-английски, но посыл Мирки ему и так понятен.

Малыш забирает орешки, протягивает руку, а уже через минуту появляется другая белка. Она забирает орешек с ладони, крутит его в лапках, но есть не хочет.

- Запасливая рыжая, – говорит Мира, когда белка начинает закапывать орех. – Она же его потом не найдёт!

- Да ты не волнуйся, – успокаиваю её. – Захочет есть – найдёт, прямо как мы с Егором ночью в холодильнике. Мы всегда шутим, что ночью встретимся на кухне, и представляешь, встречаемся же.

- Мужики, что с вас взять, все время есть хотите.

- Сечёшь фишку, дорогая. Кстати, раз уж разговор зашёл: ты готовишь хорошо?

- Кое-что умею.

- А можно будет оценить на практике? – приобнимаю её, наклоняясь к лицу.

- Я запишу в свой ежедневник и подумаю об этом.

- Чего? Какая занятая мадам! Ну что, ещё полчасика, и отчаливаем?

- Хорошо. Но ещё целых полчасика…

* тебе надо попробовать (перевод с англ.)

Глава 29

Мира

Петергоф – это настоящий рай эстета. Тут тебе и архитектура, и природа, и история – всё в одном флаконе. Чувство того, что ты оказываешься в великом месте, смешивается с ощущением себя крошечной молекулой Вселенной, когда стоишь на огромных камнях у кромки залива. Берег Финки в принципе здесь как отдельный вид искусства. Фонтаны, которые вот-вот будут отключены в связи с закрытием сезона, один другого интереснее, и хотя я видела их раньше, от этого моё желание просто стоять и созерцать каждый не становится слабее.

- Ты, наверное, не часто бываешь в таких туристических местах, да? – спрашиваю у Дениса.

- На первом курсе бывал везде, развлекался, как мог. Выходные – значит, нужно поехать куда-то: хоть в Петергоф, хоть в Пушкин, хоть в Выборг. Но все это быстро закончилось. Проза жизни, видишь ли. Мы здесь не туристы, и приехали не красоту смотреть, а учиться и карьеру делать в будущем.

- Вот я иногда задаюсь вопросом: сколько их, тех людей, что не успевают заметить происходящее за окном? Работа, дом, работа. Потом работа, семья, дети. И на то, чтобы порадовать себя, сделать что-то для души, просто времени не остаётся. Я так не хочу.

Денис пожимает плечами.

- А что ты предлагаешь?

- Я пока не знаю, но надо научиться жить в полную силу.

- Хорошая мысль. А учиться прямо сейчас будем? – Денис улыбается, отчего внутри просыпается тепло и нежность, желающая накрыть с головой нас обоих.

«Метеор» рассекает неспокойную водную гладь, волны с шумом бьются о борт и разлетаются на тысячи маленьких капель. Мы сидим внутри, но у меня руки чешутся от желания подняться на палубу и ощутить ветер, который будет сносить с места своими порывами.

- Пойдём наверх? – предлагаю Денису. – Тут скучно просто так сидеть!

- Пойдём.

Пожалуй, на копию знаменитой сцены из «Титаника» мы не потянем, но это и хорошо. Я не хочу финал, как в «Титанике». Холодные капли иногда попадают на лицо, но я не закрываю глаза, а лишь немного морщусь. Денис стоит позади меня, придерживаясь за бортик одной рукой. А мои руки расправлены по ветру.

Хорошо и весело. Хочу дурачиться, смеяться и целовать его, даже если от ветра уши закладывает. Смотрю вниз, на воду, а потом в глаза Дениса, и кажется, будто в радужную оболочку его зрачков кто-то капнул краской такого же цвета. Не думаю, что видела у кого-то похожий взгляд. Совершенно точно: нет такого больше, только у него.

Придерживаю рукой капюшон, который от ветра срывает с головы. А вот Денис и вовсе нацепил капюшон сверху кепки. Думает, спрятался от ветра и от меня?

Ну уж нет. Ведь недаром же у меня фамилия Ветрова!

«Ветер, ветер, ты могуч»*, – так шутили про меня ещё в школе.

Я резко притягиваю Дена к себе, провожу языком по его губам и чуть отстраняюсь. Дело сделано: клиент раззадорился и не хочет отступать. Накрывает мои щёки ладонями, приближает лицо к своему и повторяет мой предыдущий манёвр. А потом мы срываемся в поцелуй, от которого тело даже под тёплой одеждой покрывается мурашками.

С каждым разом, с каждой новой встречей мы всё глубже и глубже проникаем, прорастаем друг в друга. Так, что отцепиться уже нереально.

Мы причаливаем минут через пять, Денис помогает мне спуститься с трапа на причал, и оказавшись на набережной, мы с ним оба притормаживаем.

Каким же будет этот вечер? Ведь можно поставить точку и разойтись по своим делам, но вряд ли мы готовы согласиться на такое. Нам самим предстоит решить прямо сейчас. Хотя подозреваю, что вернее было бы сказать «мне самой». Денис явно знает, чего он хочет. Кого он хочет…

- Мир, пойдем ко мне? – говорит он тихо, заглядывая в глаза. – Только знай, если ты согласишься, я не обещаю того, что буду сдерживаться.

Он взволнованно смотрит, видимо, боится, что я снова скажу нет. Но в этот раз я не скажу. Я долго прислушивалась к своим ощущениям, ловила настойчивые сигналы сердца (о, и не только его), и теперь понимаю, что я готова ко всему. Более того, я хочу. Хочу впервые быть с ним. Набираюсь смелости, чтобы вложить свою ладонь в его руку, согреть своим теплом и на одном вдохе сказать:

- Я хочу пойти с тобой.

И дальше всё происходит, как в кино. Словно я сижу в самой середине зала, жую солёный попкорн и в 3D-очках смотрю за действием на экране.

Но я не зритель. Этот фильм про меня. Хотя какой это фильм? Это намного лучше.

Мы едем в автобусе, сидя друг напротив друга, протянув навстречу руки и цепляясь одними мизинцами. Молчим и упрямо смотрим глаза в глаза. Наушники Дениса делим так: ему – в левое ухо, мне – в правое. Слушаем какую-то лирическую подборку, большинство песен из которой я даже не знаю. Не так это и важно.

Когда рядом с Денисом освобождается место, я пересаживаюсь, и он закидывает мои ноги на свои колени. Это неприлично? Да разве для нас есть разница! Вряд ли тут кто-то настолько ханжа, что не вытерпит глупых, счастливых влюблённых.

Мой выбор правильный, и я ни секунды не сомневаюсь, хотя побаиваюсь и внутренне трепещу от того, что произойдёт совсем скоро. Стараюсь отбросить мысли, и понимание всего происходящего возвращается уже тогда, когда мы оказываемся в прихожей его квартиры…

* Строки из «Сказки о мертвой царевне и о семи богатырях» Александра Сергеевича Пушкина.

Глава 30

Денис

Я увлекаю Миру за собой в комнату, плюхаюсь на диван и облокачиваюсь на спинку, притягивая девушку к себе. Она быстро устраивается у меня на коленях, но я кожей чувствую волну напряжения, исходящую от неё. Её плечи зажаты, а руки мечутся, не понимая, что можно, а что нельзя. Мне не нравится это испуганное выражение лица, ведь я не собираюсь делать ей ничего плохого. Да ведь она и сама хочет того, что сейчас произойдёт!

- Денис, – почти шепотом говорит Мира, бешено хлопая своими милейшими ресничками. – Это будет мой первый раз.

Конечно, я знал и понимал это. Но теперь, когда она сказала, я и сам начинаю волноваться. Говорят, что у девушек первый раз – особенный, запоминающийся на всю жизнь. Значит, она доверяет мне, раз готова со мной. Я чувствую свою ответственность за то, что происходит сейчас, потому что она разрешает мне все.

Перехватываю её дрожащие руки и кладу себе на плечи. Молча смотрю на неё, боюсь поторопиться и спугнуть. Я не знаю, как это объяснить, но хоть на ней всё ещё свитер и джинсы, кажется, что она совершенно обнажена, ее душа как оголённые провода, которые могут ударить меня током. Проблема лишь в том, что я и сам хочу этот разряд больше всего на свете.

Я стараюсь сдерживаться, но тело живет своей жизнью, не слушая мозг, и ладони почему-то сами скользят под её свитер, а я соображаю это лишь в тот миг, когда кончиками пальцев ощущаю нежную кожу.

- Мирчик, не стесняйся меня и не бойся, хорошо? – спрашиваю перед тем, как продолжить. Она отвечает едва заметным кивком, проводит руками по моим плечам вверх, к шее и шумно выдыхает.

Всё, я больше не могу терпеть и ждать.

Я подхватываю края свитера и стягиваю его с Миры, радуясь тому, что она не пытается закрыться от меня в этот момент. Медленно и очень осторожно я опускаю еёе, прижимая спиной к дивану, а сам нависаю сверху, но почти стою в планке – не давлю на неё своим весом. Перехожу на локти, чтобы освободить руки и убрать волосы с ее лица. Она прикусывает губу, какого хрена она это делает? Я же не могу спокойно смотреть. Наклоняюсь и целую так, как хочу в этот момент. Чтобы все дурные мысли напрочь выветрились из ее головы. Чтобы забыла обо всем остальном мире.

Она целует в ответ, жадно и дерзко, так, как еще не целовала раньше, и я прекращаю удерживать себя локтями на весу. Пусть почувствует меня по-настоящему! Я медленно перехожу в наступление и понимаю, что она прекращает стесняться в тот момент, когда впервые отчетливо слышу её стон. Правда, я не могу ничего сказать в ответ на это, потому что немного занят попытками заставить ее повторить этот нереальный звук.

Чёрт. Это отвал башки.

А мы ещё даже не начали…

Я не сомневался в том, что она прекратит игру в стесняшку и позволит себе быть настоящей. Но не знал, как это будет. Я тянусь рукой к её обалденно приоткрытым губам, а она прикусывает мой палец и смеется. Я не понял, ей смешно? Мне сейчас крышу снесет, а ей смешно?

Ну всё, Мирчик. С меня хватит. Она продолжает смеяться, пока я вынужденно отвлекаюсь на минуту, а потом резко накидываюсь на неё, не желая больше медлить. И теперь вновь вижу это взволнованное выражение лица, когда с её губ срывается уже другой, не такой приятный звук. Конечно, я не могу представить себе, что именно она чувствует в эту первую секунду, но пытаюсь успокоить её. И когда проходит тяжесть от необычных для неё ощущений, она привыкает ко мне и кивком разрешает продолжить.

Я никогда не чувствовал того, что сейчас. Это не пустые слова, которые, как можно подумать, мужчина говорит каждой своей новой девушке. Я ничего подобного не говорил другим. Не ощущал с ними того, что впустила в мою жизнь она. Смотря в её глаза в этот момент, пока она моя, я хочу разорваться на миллиарды маленьких атомов. Может, тело и жаждет скорейшего окончания, а мозг протестует. Я боюсь, что этот космос закончится. Хочу ещё больше и ярче, если это возможно. Я до сих спрашиваю себя, хранит ли эта девушка скелеты в шкафу, думаю, какие сюрпризы могут ждать меня, если я буду с ней. Но сейчас мне плевать на это.

В эту секунду я не чувствую ничего, кроме неё. Космос взрывается вместе со мной, превращается в звёздное небо (или это искры из глаз?). Я всё ещё не хочу отрываться от неё, не хочу терять и без того неуловимое ощущение соединения с ней.

Я полностью счастлив в тот момент, когда она обнимает меня и ложится, уткнувшись носом в шею. Чувствую себя пьяным и шальным от всего, что случилось сейчас.

Думаю только об одном. Если она верит мне и готова доверить себя, смогу ли я поверить на все сто процентов в ответ?

Глава 31

Мира

Я занималась с ним любовью.

Сколько же раз надо повторить это про себя, чтобы поверить, а? Мамочки! Это же был первый раз в моей жизни. Самый первый раз!

Волновалась так, что руки тряслись. Как до этого дело в жизни доходит, страшная дрожь пробирает, словами не описать.

Денис… Он сделал всё, чтобы я не боялась. Мне было хорошо просто от осознания того, что человек так заботится обо мне.

Вот и сейчас я лежу рядом, расплываясь в глупой улыбке, с нетерпением жду, когда моё чудо проснётся.

Но в итоге, когда Денис просыпается, вчерашней нежности я уже не наблюдаю. Это всё ещё он? Может, его подменили инопланетяне, пока он спал? Тянусь за поцелуем, получая в ответ только легкое прикосновение губ к щеке. И все?

То есть вчера я позволила делать со мной что угодно, а сегодня просто поцелуй в щечку, как у пятиклашек?

- Мир, я в душ, – заявляет Денис, быстро поднимаясь с кровати и на спринтерской скорости скрываясь в направлении ванной.

Не поняла. Минуточку! Я что, вчера была безнадёжна? Его переклинило? Вместо «доброго утра» и первого за сегодня поцелуя он бежит от меня в душ?

Я не могу спокойно лежать. Подскакиваю, натягивая на голое тело свитер, и босыми ногами шлёпаю в сторону ванной. К счастью, Денис не закрыл дверь на замок. Мне хватает наглости зайти. Да какая наглость? Я просто должна понять, почему с утра он такой странный!

- Ден, – говорю сначала не очень громко, надеясь, что он услышит через шторку. – Ден, что случилось?

Вода не перестаёт литься из душа, но Денис показывается из-за шторки.

- А что случилось?

- Ты ведёшь себя странно.

- Нормально я себя веду. А лезть с утра ко мне в душ не странно?

Вот сейчас обидно. Кажется, вчера мы оба перешли черту, когда кто-то ограждается предрассудками, страхами и одеждой (или занавесками в душе на худой конец). Но видимо, я не права. Да и вообще он какой-то странный!

- Сбегать с утра из постели – это нормально? Ты вообще понимаешь, что я первый раз в жизни была с парнем? А он с утра едва продрал глаза, как уже умчался!

Вода всё так же шумит на заднем фоне, заставляя нас говорить еще громче.

- А мне надо было в деталях обсудить вчерашнее? Мир, дай помыться, а?

Я не понимаю, что с ним. Подхожу и сама задергиваю штору до конца, не желая видеть его сейчас.

Может, я эгоистична, но я имею право требовать к себе чуть больше внимания, чем получаю. Настроение – собраться и уйти, пока Денис в ванной. Но у меня банально не хватает сил. Я ложусь обратно на диван, сворачиваюсь клубочком, как котёнок. Закрываю лицо ладонями и глубоко дышу, чтобы успокоиться.

Слышу стук закрывшейся двери, Денис выходит из ванной. Я продолжаю прятаться за заборчиком из ладоней, но слышу его шаги уже в комнате, а потом чувствую, как он садится рядом и кладёт руку на моё плечо.

- Мир, ты плачешь?

- Нет.

- Слава Богу. Мир, ну что ты уже напридумывала? Мне просто надо было побыть одному, хотя бы пять минут, понимаешь? Ну вот такой я, с перепадами настроения.

- Ты даже не мог мне доброго утра пожелать? – убираю ладони от лица и с вызовом смотрю на Дениса.

- Достойный повод обижаться, – с ухмылкой говорит Денис и разворачивает меня на спину. Он откидывает с моего лица прилипшие пряди, гладит ладонью щёку и, продолжая медленное движение, задерживает руку на шее.

- Я как-то сравнил тебя с кофе, и если вернуться к этому сравнению, то сейчас ты молотый чёрный кофе без молока, – говорит Денис.

- Почему?

- Ассоциации всего лишь, – пожимает он плечами. – А вчера ты была самым нежным капучино.

Ну неужели он думает, что отсыпал милый комплимент, и я растаяла?

- Так может, ты и сам не будешь доводить до того, чтобы я становилась горьким чёрным кофе? Ты же знаешь, я быстро завожусь. А спорить могу до бесконечности, и тогда...

Он не даёт мне договорить, потому что наклоняется и целует. Долго и медленно, размеренно выбивая слова и вполне здравые мысли из головы.

И возразить уже нечем. Я понимаю, что каждый раз решать проблемы поцелуем – не выход, но сейчас не хочу думать о чём-то плохом. А у него, видимо, входит в привычку так сбегать от проблемы.

- Мир, со мной всегда будет сложно, – говорит Денис, отрываясь от моего лица всего на несколько сантиметров. – Я не такой милый и хороший, каким кажусь на первый взгляд.

- Да я уже поняла. Но разве кто-то может быть простым? – обхватываю его лицо своими ладонями и упрямо сверлю взглядом. – Ден, ты думаешь, я простая?

- Ну если честно, не думаю.

Я смеюсь в ответ на его слова.

- Раз никто не ждёт легкой прогулки, может, это к лучшему? – высказываю свои предположения.

Денис приподнимается и как-то странно качает головой.

- Мирчик, я не хочу рано или поздно тебя разочаровать. И не хочу, чтобы это случилось со мной. Нам не дано знать заранее, но мы можем попробовать. Ведь можем?

Он как будто не спрашивает, а умаляет. Я подскакиваю и накидываюсь на него со спины, крепко обнимая и прижимаясь всем телом.

- Мы все сможем, правда. Я верю в нас, – шепчу ему на ушко и обнимаю ещё крепче. Так сильно, как только умею.

Вопрос только, достаточно ли сильно я умею, чтобы этого хватило для нашего счастья?..

Глава 32

Денис

После пар заваливаемся с Егором и Светой в небольшую кафешку на территории юридического студгородка. Логичнее было бы назвать это столовой, но мы учимся, всё-таки, в лучшем университете северной столицы, так что здесь всё модное и вполне достойное. Название «кафе» все же больше подходит для этого места. Уровень, образовавшийся в течение долгой истории существования вуза, не позволяет коллективу делать что-то плохо, не на пять с плюсом. К счастью, мы уже не на первом курсе, когда жили на деньги родителей с малюсенькой стипендией и вынуждены были экономить и просчитывать свои траты на две недели вперёд. Сейчас всё уже иначе, за каждую мелочь переживать не нужно.

Пока принцесска ковыряется вилкой в салате, где зелени больше, чем любых других ингредиентов, мы с Горыном добираемся до нормальной еды. Мы на траве долго не протянули бы, это точно. Не представляю, как вообще живут вегетарианцы, а ведь есть у меня один такой знакомый, из моей старой Белгородской школьной компании. Был самым обычным человеком, ел мясо и употреблял что-нибудь с градусом по праздникам, а потом как отрезало: теперь только овощи и водичка. Как так можно, не знаю, но мне такое в страшных снах видится.

Егор, как обычно в последние дни, подвисает на сайтах с вакансиями, потому что мысль, засевшая в его голове однажды, уже не сбегает оттуда. Когда любовь становится мотиватором, это хорошо, только главное – не потерять самого себе в погоне за призрачными желанными миражами. Надеюсь, моему товарищу такое не грозит. Стремление к развитию ещё никогда не было плохой вещью, и я ему уже свои мысли не раз озвучивал.

- Опять затишье, ничего стоящего, – откладывая (я бы сказал, отбрасывая) телефон в сторону, бубнит про себя Егор. Интересно, что он там ищет? Что, по его мнению, стоящее?

- Горын, ты хочешь сразу найти вакансию директора юридического отдела? Или как?

- Да почему? Просто что-нибудь получше, чем есть сейчас.

В разговор включается молчавшая до этого Света:

- Егор, я могу поговорить с папой. Он найдёт какое-нибудь хорошее место. У него регулярно компания расширяется, новые вакансии появляются, необязательно юридические, но всё же.

- Светик, мне не особо удобно пользоваться такими связями. Да и вообще, я бы хотел сам, без протекции.

- Я тебя умоляю, Егор, я же тебе не предлагаю в Законодательное Собрание устраиваться, или в Адмиралтейство, – Света на эмоциях замахивается вилкой, а потом понимает, что со стороны это выглядит странно. – Ой, это лишнее, – она опускает вилку на стол. – Тебя не должно это волновать, для моего отца ты тоже не последний человек, раз ты мой парень.

Интересно, Горын упивается тем, как словосочетание «мой парень» звучит из её уст? Смутно подозреваю, что ответ утвердительный.

- Свет, не стоит, правда, – он тянется к ней через стол, ведь они сидят друг напротив друга, и берёт за руку. Эти проявления мимимишности меня забавляют, кажутся слишком трогательными для моего смешного дружбана Горыныча. Хотя нет, прямо сейчас он – Егор Ворошилов, а никакой не Горыныч. Я не про раздвоение личности – товарищ таким не страдает, скорее, про умение быть разным с разными людьми, умение разделять одно с другим.

- А если бы мне папа свою помощь предложил, ты бы меня тоже отговаривал? – склонив голову набок и вскинув брови, спрашивает наша принцесска. Прошу прощения, это я образно: принцесска Егора и только его.

- Милая, не смешивай понятия. Помогать дочери и парню дочери – не одно и то же. К тому же, когда он всего месяц, как её парень.

- Кстати, об этом, – Света неожиданно выдёргивает свою руку из крепкого рукопожатия Егора и обнимает ладошками стаканчик с кофе. С мыслями собирается, наверное. – Мои родители ждут тебя у нас. Ответный раунд знакомства.

- Парам-парам-пам, – отстукиваю пальцами по столешнице и перевожу взгляд на Егора, который поднапрягся от такой новости. Интересный он. Значит, к своим родителям девушке везти – радовался и светился от счастья, а тут знакомиться с её семьей – вид, как у нашкодившего котёнка. А никто не обещал, что будет легко!

- Я не поняла, Егор, ты боишься? – играя светлыми, четко подведёнными бровями, спрашивает Света. – Я и то не боялась к твоим ездить.

- Нет, дело не в страхе, – медленно оседает на стуле друг. Ну да, с таким видом только и доказывать, что «дело не в страхе». – Если я им не понравлюсь, что будет?

Мы со Светой переглядываемся с одной лишь мыслью в глазах: «Ой дурааак».

- Ворошилов, ты серьеёзно? – Света недовольно поджимает губы и вновь берет вилку. Надеюсь, не с целью заколоть моего товарища.

Нам ещё за квартиру платить вместе, между прочим! Я не готов остаться один на один с квартплатой.

- Ворошилов, мои родители – взрослые понимающие люди. Если я выбрала себе парня, они отнесутся к нему с уважением. Они знают, что моя жизнь – только моя, и проживать её мне самой. Ты опять переживаешь из-за того, что работаешь официантом? – а вот это уже интересно, выходит, Егор и со своей девушкой успел поделиться загонами. Щедрый какой. – Хватит, Егор, ну правда! Я же говорила, ты большой молодец, что сам зарабатываешь. Я бы пошла уже работать хоть куда-нибудь.

- Так почему не идёшь? – вмешиваюсь я. – Сама же говоришь: родители уважают твой выбор.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- У нас с ними была договоренность: четыре года я могу учиться и спокойно наслаждаться студенческой жизнью. А потом уже сама решать, что делать дальше: работать, учиться в магистратуре, в Москву переезжать. Да вы не глаза не округляйте, не собираюсь я в Москву, мне и тут очень нравится. Это мама в своё время подозревала, что у меня есть тайная любовь к Москве, – Света улыбается и поправляет часы на руке, после чего продолжает. – Но я хоть и живу на всём готовом, всё имею и могу не париться о многих вещах, я чувствую себя недостаточно взрослой, когда смотрю на вас. Вы же давно сами за себя отвечаете, сами все решаете. А я выйду с дипломом престижного универа и абсолютным непониманием того, на что я гожусь на самом деле.

- Светик, ты быстро всему научишься, – бросается уверять ее Егор.

А вот мне после таких интересных откровений становится интересно другое. Света у нас явно с мозгами, но от Егора её переклинило конкретно. Как так быстро это случилось? Всего за считанные дни нового учебного года.

Сижу и думаю, стоит ли задавать этот вопрос или смолчать. В итоге любопытство все же одерживает победу.

- Свет, почему ты влюбилась в Егора? – спрашиваю так спокойно, словно прошу передать мне соль для гарнира.

- Андрон, тебя не учили, что надо сначала думать, а потом спрашивать? – резко возмущается друг. Вот ещё! Как будто ему самому не хочется услышать ответ от любимой девушки.

- Егор, не ругай его, я могу ответить, – восстанавливает эмоциональное равновесие за столом Света. И обращает взгляд на меня. – Я всегда смотрела на него и думала: пацан как пацан. Симпатичный, вроде умный, вроде компанейский. А дальше что? Что в нём такого особенного?

Слышу, как Егор начинает ерзать на стуле, словно боится услышать какую-то неприятную правду про самого себя. Но я не думаю, что Светка скажет что-то плохое, не для того она вступила в этот разговор.

- Помните тот день, когда мы возле деканата разговаривали? – продолжает она, обращаясь к нам обоим. Мы синхронно киваем. Как же забыть! В этот день сбылась мечта идиота – Горыныч позвал её на свидание. – Я спросила у тебя, Егор, как дела. Помнишь, что ты ответил? «Ты улыбнулась, и стали лучше». Мне никто такого не говорил. Да, я много подкатов слышала, и про внешность, и про модную одежду, и про всё на свете. А вот такой простой на меня подействовал.

Слушаю и восхищаюсь. А Егорка-то у нас спец по охмурению принцессок. Ну или одной конкретной, что намного важнее для него. Они сидят и смотрят друг друга, словно уже забыли о моем присутствии, и я бы тихо ускользнул, не отрывая их, но у меня ровно в эту же секунду звонит телефон. Это по работе, просят пораньше приехать.

Договорив, прощаюсь с ребятами и мчусь в клуб. Несколько часов пролетают незаметно и в полном напряге, мне даже на минутку в соцсети заглянуть некогда.

Добираюсь до сообщений, уже когда сажусь в метро. И тут высвечивается одно новое.

Горыныч: «SOS! Бро, погуляй где-нибудь. Желательно всю ночь у Влада».

А вот это уже интересно!

SOS – кодовое слово, с давних пор означающее: «я с девушкой».

Ясно, рубрика откровенных разговоров за обедом сделала своё дело. Горыныч будет моим должником…

Пишу Владу в надежде, что хотя бы он в этот вечер не занят любовными похождениями. Знаю, что он предпринимал несколько попыток подружиться с Дианой, но безуспешно. Но не всегда же ему быть одному?

В ответ приходят два сообщения. Первое – о том, что Влад ждёт меня. Второе – смайлик в виде туфелек на каблуке. 

Глава 33

Мира

Говорят, ты взрослеешь в тот момент, когда впервые надеваешь шапку сам, без подсказки мамы. Так вот, наверное, я всё ещё не повзрослела.

Я умудрилась заболеть. Простыла в городе вечных сквозняков, с кем здесь такого не бывает? Не знаю, что стало причиной: то ли злополучная шапка, которую следовало бы носить с самого начала октября, то ли моё глупое желание ходить на пары в тоненьких блузках, в то время как в аудитории температура не очень к этому располагает.

Но всё же не думаю, что заболела сильно. Насморк, конечно, штука неприятная. Голова трещит, когда я чихаю в очередной, не знаю какой раз за это утро. Глаза краснючие, как у монстра. Но стараюсь держаться бодрячком и говорю Диане, чтобы не переживала за меня. Сегодня, слава небесам, суббота – отлежусь за выходные, и с понедельника снова в бой.

Ди, которая вроде бы не наседает на меня с уровнем опеки «мамочка», уходит куда-то ненадолго. Я на полном серьёзе думаю, что она убежала по своим делам, но глубоко заблуждаюсь. И когда Дианка возвращается, я не могу поверить в происходящее, ведь она приходит не одна.

С ней Денис! Я ему специально сказала, что у меня запара по учебе, потому придётся провести все выходные в общаге. Соврала, но лишь в одном! В общаге-то мне правда сидеть нужно. Я старалась для его же блага: зачем ему лишний раз волноваться за меня? На неделе у него выпало много рабочих вечеров, так что сейчас самое время отдохнуть. Без всех этих моих проблем.

- Ты чего тут делаешь? – спрашиваю своим (но как будто не своим) голосом, сильно отдающим в нос.

- А что, мадам, по субботам вы не принимаете? – смеётся он, присаживаясь на краешек моей кровати. Такой красивый и модный, что от улыбки трудно удержаться. На нем сейчас чёрная куртка, брюки цвета вишневого вина и толстовка с капюшоном, в которой он был в день нашей поездки в Петергоф.

- Сегодня точно не принимаю! – выдаю тирадой, закончив разглядывать Дэна.

- Ни меня, ни лекарства?

- Какие ещё лекарства?

- Да понятно все с тобой. Я уже сам купил, что нужно. Диан, где её вещи? – Денис отворачивается от меня и задаёт вопрос подруге, которая внимательно наблюдает за нами.

- Стоп! – говорю, резко поднимаясь на кровати, от чего голова готова затрещать ещё сильнее. – Зачем вам мои вещи?

- Не нам, а тебе, – спокойно отвечает Денис, направляясь к шкафу, где моя заботливая подруга уже показывает ему нужные полки.

- Что происходит, а? – упирая руки в боки, пытаюсь выяснить я, всё ещё сидя на кровати. Все это напоминает какой-то несметной цирк.

- Мир, тебе не надо валяться тут в таком состоянии. Да ты и лечиться не хочешь! Я тебя заберу к себе на выходные. И сам буду за тобой следить.

- Зачем за мной следить, мне же не пять лет!

- Голубки, разбирайтесь без меня, я пошла, – заявляет Ди, исчезая из комнаты. Вот же хитрюга! Сегодня у Никиты последние выходные перед отъездом в ту самую командировку без связи, поэтому Дианка хочет успеть провести с ним как можно больше времени, словно можно насмотреться на любимого человека впрок.

Но винить подругу я уже не могу, ведь зачем скрывать, что внимание и забота Дэна меня радуют?

- Денис, а если я тебя заражу? – искренне переживаю за него. – Не боишься?

- Не боюсь. Тебя надо вернуть в строй за два дня. Но я же не могу тут ночевать? А ты у меня можешь. Горыныч опять домой к родителям уехал до понедельника, мы будем только вдвоем, здорово же? Так, я вроде уже сложил всё, что надо.

Денис зависает на пару секунд, заметив что-то в шкафу.

- Верни кружевные трусы на место, – посмеиваюсь я, замечая, как он цепляет Дианкины «парадные труселя» и разглядывает их. – Они не мои!

- Прости, не знал. Я же только одни на тебе видел.

Качаю головой, смеюсь и понимаю, что сопротивление бессмысленно. Диана хоть и спалила меня перед Денисом – я же не хотела говорить, что заболела, но в итоге оказала хорошую услугу и мне, и себе.

Денис закинул что-то необходимое мне (по его мнению) в свой рюкзак, и судя по попытке прихватить кружевные трусы, у него странное представление об одежде, в которой отлёживается болеющая девушка. Я поднимаюсь с кровати, ощущая легкое головокружение, натягиваю джинсы и сажусь обуваться, опять начиная чихать в ту самую секунду, как склоняюсь над шнурками ботинок.

- Вот же горе луковое, – улыбается Денис, усаживается на корточки и начинает обувать меня, как нянька. Но я не могу соврать себе, что сейчас о лучшей няньке не могла бы и мечтать. Когда мы выходим на улицу, нас уже ждёт такси. Я запрыгиваю первая, а когда садится Денис, я облокачиваюсь на его плечо. Даже в тёплой, немного шершавой на ощупь куртке мужское плечо остаётся самым уютным местом для любой девушки. Не могу не согласиться с этим. Меня аккуратно обнимают, а ещё через пару минут я чувствую, как постепенно выхожу из реальности и засыпаю прямо в машине.

Глава 34

Денис

Я не имел права оставить её одну в таком состоянии. Диана не может нянчиться с Миркой весь день, а одна эта девчонка просто будет валяться в кровати и даже не подумает температуру померить. Думала, скроет всё от меня, а я про её простуду ничего не узнаю? Да как бы не так!

Волнуюсь за нею, искренне волнуюсь. Поэтому первым делом, когда приезжаем ко мне, я даю ей градусник, а она разбирает рюкзак и переодевается. Только сейчас замечаю, что захватил ту самую футболку с мультяшками, которая была на ней в день нашей первой встречи в Белгороде. Странно, что я помню это, обычно такие мелочи вылетают из головы уже через полчаса. А тут прошло уже полтора года, а я с приятными для себя эмоциями узнаю эту футболку.

Заглядываю в свой шкаф, думая, что и мне надо бы что-нибудь домашнее надеть, и первой вытаскиваю одну из своих многочисленных белых футболок. Но когда разворачиваю ее, сразу закипаю. Эти воспоминания в отличии от тех, что были в голове минуту назад, вызывают отторжение. И чуть ли не тошному. Отвратительная картина мгновенно застилает глаза, и хочется убежать от себя самого.

Белую футболку с надписью «Just feeling it» подарила когда-то бывшая. Надпись клёвая, да. Но я не хочу чувствовать ничего. Особенно эти воспоминания. Футболку давно пора превратить в тряпку для пыли, хоть она и не виновата, что её дарительница такая…

Мира замечает, как я мрачнею, правда, не решается заговорить со мной, спросить, в чем дело. Вижу, что она начинает нервничать из-за моего вида. Я злюсь на то, что позволяю ненависти внутри меня брать верх над другими чувствами, но не могу быстро вернуться к позитивному боевому настрою. Захожу на кухню и умываюсь холодной водой из крана, отчаянно растирая щеки. Только это и приводит меня в себя.

Надеюсь, Мирчик не подумает, что этот перепад настроения из-за неё, из-за её болезни. А то ещё успеет нафантазировать, что я из жалости притащил её к себе, а на самом деле, мне не до этого. Я возвращаюсь к девушке в комнату, со второго раза извлекая из шкафа нормальную футболку, затем проверяю градусник Миры – температура не поднялась. Ну хоть что-то хорошее. Но её нос уже успел покраснеть, а глаза слезятся от очередного «приступа» насморка.

Я тянусь к рюкзаку и достаю оттуда пакет, который купил в аптеке. Противовирусное, спрей, витамины. Я не сам выбирал наугад, а позвонил маме – она профи, фармацевт. Так что за свою терапию не опасаюсь. Буду ставить Миру на ноги.

- Ты ела что-нибудь? – спрашиваю без особой надежды на хороший ответ.

Мира отрицательно качает головой.

- Так и знал. Бери ноут, ищи кино какое-нибудь. И приходи ко мне на кухню.

Конечно, шведского стола не обещаю, но соорудить что-нибудь сумею. Через десять минут мы садимся завтракать, и несмотря на обеденное время, за сегодня это первая наша еда. Мира ставит то, что обычно называют «нежнятинкой». Очень музыкальная и ненапряжная история, поэтому я не особо вникаю в смысл, предпочитая смотреть на Миру. Сейчас, после спрея, её нос продышался, ей стало немного полегче. Она больше улыбается и тоже поглядывает на меня. Я благодарен ей за то, что она не спрашивает про мой псих из-за футболки. Уверен, она запомнила, просто не хочет лезть в душу. И сейчас это действительно не нужно.

- Я буду спать на коврике в ванной? – вполне серьёзно спрашивает она.

- Что за ерундовые мысли?

- На всякий случай, чтобы меньше дышать на тебя бациллами.

- Мирчик, я не боюсь твоих миленьких бацилльчиков. Не веришь? Я докажу.

Тянуть к ней и целую. Быстро, но мы оба успеваем почувствовать лёгкое желание продолжить. И я был бы очень рад, конечно. Не отрицаю, что смотрю на неё и хочу. Это особенные ощущения: нет того, что я называю «животной страстью». Того самого грубого желания опрокинуть на диван и без всяких церемоний взять.

С ней так нельзя. С ней так и не хочется. Она – нежная и уютная, и мне самому нужна её нежность. Я и привёз её сюда не ради секс-марафона, ей не до того сейчас. И не надо.

Мы весь день валяемся вместе. Смотрим фильмы, показываем друг другу старые фотки в телефонах, позже готовим ужин. Когда вечером Мирчик выходит из душа, мы решаем наконец улечься спать, потому что сон – лучшее лекарство.

Она ложится рядом, поворачиваясь спиной, а я притягиваю её ещё ближе, обнимая одной рукой. Какое же это кайфовое чувство, когда поверх моей ладони ложится маленькая аккуратная ладошка! Так важно знать, что кому-то ты по-настоящему нужен.

А этот кто-то, кажется, становится по-настоящему нужен тебе.

Глава 35

Мира

Я сплю беспокойно и несколько раз за ночь просыпаюсь. Наверное, Дениса это раздражает, но он не подает вида, а лишь каждый раз терпеливо ждёт, когда я повернусь и улягусь поудобнее. В итоге я поворачиваюсь лицом к нему и кладу голову на плечо парня, заботливо прикрытое краем подушки.

Когда меня целуют в лобик и гладят, убирая с лица волосы, я медленно выдыхаю скопившиеся за этот странный день чувства и расплываюсь в улыбке, которую Денис не видит. Так мы и засыпаем в итоге.

И в той же позе просыпаемся несколько часов спустя. С восторгом обнаруживаю, что голова болит не так сильно, как вчера, и нос вполне себе свободно дышит. Чуть приподнимаю подбородок и смотрю на Дениса – он тоже уже не спит, а просто лежит, прищуриваясь немного.

Кладу руку ему на грудь и медленно, очень медленно веду вниз. Денис чуть напрягает мышцы, видимо, не зная, что я собираюсь делать. Чувствую, что он в хорошей форме и следит за собой. Егор на день рождения подарил ему абонемент в фитнес-клуб, теперь они вместе туда гоняют по вечерам, когда бывает время.

Его пресс пусть и не расчерчен на четкие кубики, но и ничего лишнего нет. Прямо сейчас ощущаю твёрдость мышц, которые расслабляются от нежных движений. Моя рука продолжает прогулку по его телу, спускаясь туда, где хорошие девочки не трогают мальчиков сами.

Но кто сказал, что я сегодня хочу быть хорошей?

Денис отрывает голову от подушки, смотря на меня широко распахнутыми от удивления глазами. Да, он всё понял правильно. Хочу. И хочу прямо сейчас.

В наш первый раз я настолько сильно волновалась и ощущала страх перед неизвестностью, что так и не смогла до конца расслабиться. Мне понравилось, но когда нервничаешь, не можешь до конца раствориться в происходящем. А теперь страхов нет, и я собираюсь прочувствовать и запомнить каждый момент, не упустить ни одну секунду происходящего.

Мгновенно меня разворачивают на спину и нависают надо мной. От первого же поцелуя зарождается лёгкий трепет во всем теле. Нам не нужно ничего говорить друг другу – всё говорят мурашки, бегущие по рукам, губы, оставляющие горячие метки на шее, плечах, щеках. Везде, где можно.

Наверное, только я могу чихнуть в такой неподходящий момент, но мы не обращаем внимание на это. Я успеваю соскучиться по Денису даже за те несколько секунд, пока происходит необходимая пауза, и не могу сдержать широкой улыбки, когда он вновь рядом. Несчастная (или все же счастливая?) та самая футболка с Микки-Маусом отлетает куда-то в сторону, как и все мои мысли. Не думаю ни о чем, просто жду главный момент.

Ох ты боже мой… Мне кажется, что я на другой планете. Может, это и есть настоящая любовь, когда ты хочешь разорваться от счастья в первую же секунду полного соединения с ним? Все остальное резко становится незначительным, и только вы двое обретаете смысл.

Я пытаюсь обнять его крепче, и руками, и ногами, а Денис осторожно перекатывается на спину, тем самым отправляя меня наверх. И теперь я отвечаю за ощущения, а меня реально разрывает, и я не могу молчать. Всегда думала, зачем люди издают эти неприличные звуки, занимаясь любовью? А сейчас понимаю. И сама не могу сдерживаться, потому что… потому что…

Я как будто на самом деле прыгаю с парашютом. Лечу с невероятной скоростью, накрывает волной сумасшествия, адреналин бежит по венам, а тело пульсирует до самых кончиков пальцев. Я отчаянно хватаю Дениса за руки, на полном серьёзе думая, что без этой поддержки упаду в пропасть. Это же оно самое? То, ради чего все и происходит? Это момент разрыва связи с реальностью, какой-то другой уровень ощущений. У меня темнеет в глазах, и я опускаюсь на Дениса, прижимаясь лбом к его лбу. Отдышавшись через несколько секунд, я по его взгляду понимаю, что он пережил то же самое.

И с моих губ как-то неожиданно слетает:

- Я люблю тебя.

Он не говорит «и я тебя», но такой поцелуй, как мне дарят, тоже можно считать за ответ. Хотя слов любви мне, конечно же, хочется. Надеюсь, что услышу их от того, без которого уже не могу. Мы только что закончили, но нас всё ещё не отпускает, и ещё какое-то время мы молча лежим, обнявшись. И никто не хочет разрывать эту необъяснимо прекрасную связь. Уж не знаю, созданы ли мы друг для друга, но этот момент точно создан для нас.

Глава 36

Денис

Мне так обалденно быть с ней. Не знаю, как объяснить это, но я правда кайфую, когда она рядом.

Сегодня Мира впервые призналась мне в любви. Но я не ответил. Спросите, как это – сам чуть ли не кричит о том, что обожает эту девочку, а ей не может сказать о любви вслух?

А я боюсь. Да, парни тоже могут испытывать страх. Что случилось со мной, когда я в прошлый раз сказал «люблю»? Что сделали с моей любовью, как вытерли ноги об меня?

Я мозгом понимаю, что Мира – не такая. Она открывается мне так по-честному, так нежно и трогательно. Она прекрасная. Но она тоже человек. А все люди могут ошибаться и делать больно другим. И я, и она. И все же мы оба заслуживаем того, чтобы написать новую историю без оглядки на прошлое, каким бы оно не было.

Кстати, с Мирчиком сегодня ещё кое-что случилось в первый раз. Это нельзя ни с чем перепутать – она была такой счастливой, такой страстной в этот момент. Что там я вчера говорил, сон – лучшее лекарство? Опытным путём установлено: есть ещё одно. 

Кажется, простуда Миры – неопасная штука и быстро проходящая. Но это не значит, что сегодня девчонка избежит моей гиперопеки. Правда, сегодня я собираюсь погулять с ней, ведь «подышать кислородом» нужно так же, как поваляться и отдохнуть.

Мира переодевается в тёплый свитер, который я вчера захватил специально для подобной ситуации. Меня в детстве всегда закаляли прогулками при любой погоде. Разве что в проливной дождь оставался дома, а так гулял, гулял, гулял… Вырвать меня с улицы, от друзей было практически невозможно.

Мы уже стоим на пороге квартиры одетые, когда Мира резко тормозит.

- Почему ты так носишься со мной? – её вопрос сбивает с толку.

- Мир, что случилось? Вчера за день ты ещё ничего не поняла?

Открываю дверь подъезда, она выходит во двор и чуть поёживается от холодного ветра. Ничего, не арктический мороз. Это же Питер, а как она хотела? Холодный ветер – наш вечный спутник, а шапка – лучший друг. Ну или кепка, как в моем случае.

- Ты со мной, как с маленькой, – продолжает свою речь Мира.

- Это плохо? Все же девочки хотят быть маленькими куколками за мужской каменной стеной. Или опять начнёшь говорить, что ты – не все?

Мира ухмыляется, и я понимаю, что раскусил её замысел.

- Да, я хотела так сказать. Все, Дэн, становлюсь предсказуемой для тебя?

Если честно, я так не думаю. Девушки вообще не бывают предсказуемыми, к большому моему сожалению. Вот, например, я не знаю, будет ли она сегодня повторять своё признание в любви. Надеюсь, что нет.

Может, у меня не все дома? Сказать три слова – это разве сложно? Но для меня оказывается задачей сложнее, чем курсовую на семьдесят листов оформить.

- Ты опять загнался? – спрашивает она после небольшой паузы.

- Почему ты так думаешь?

- Я вижу твои перепады настроения. Если не говорю об этом, не значит, что не замечаю.

- Я предупреждал, что со мной сложно.

- Предупреждён – значит, вооружён, – улыбается она и протягивает мне руку. – Но ты иногда пугаешь таким видом. Как вчера с этой футболкой.

Спросила, всё-таки. Да уж, от неё не укроется ничего. Может, это и хорошо, что она так остро чувствует мое настроение, но объяснять его причины я не намерен.

Гуляем по осеннему парку полчаса, после чего возвращаемся домой и решаем не готовить ничего – вместо этого заказать доставку еды. А точнее будет сказать, что решил это я. И самому так проще, и Мире приятно, что я в состоянии решить такой вопрос самостоятельно. Знаете, у меня в семье папа никогда не скидывал вопрос домашних дел только на маму. Они и меня приучили, что нужно помогать друг другу.

Пока мы с аппетитом уплетаем спагетти, я ловлю себя на мысли, что вечер воскресенья подкрался незаметно.  Свою миссию я выполнил – убедился, что Мира быстро поправляется и в состоянии будет завтра пойти на учебу. Но все равно.... Слишком быстро пролетают выходные. Даже такие ленивые, такие домашние и слишком размеренные для меня. Хотя я совру, если не скажу, что провести два дня с ней – намного лучше любых тусовок.

Она закралась глубоко в моё сознание, но есть то, куда я всё ещё не могу ее пустить.

И когда перед сном она вновь произносит «люблю», я понимаю, что впереди для меня только самое сложное...

Глава 37

Питер. Два месяца спустя. Мира

Жду Диану в нашей любимой кофейне недалеко от общаги. Тут немного столиков, зато шикарные панорамные окна и десертное меню, которое за три с половиной месяца мы выучили почти наизусть. Бариста чаще всего уже не спрашивают, как нас зовут, чтобы написать имя на стаканчике, – такая вот кофейная популярность. К тому же, тут есть Илья – тот самый, к которому меня приревновал Денис в начале осени. Кажется, Илюша поглядывает на нашу Дианку не только по-дружески, но её парня он видел и рисковать не хочет. Интересно, права я или ошибаюсь в своём предположении?

Иногда я думаю, что не стоит рассказывать родителям, сколько денег тратится мной на кофе. Стипендия пока совсем минимальная, эти деньги идут по большой части на проезд в метро, а всё остальное – помощь родителей и мои небольшие сбережения. Кофе истощает кошелёк, но это же Питер, как здесь можно жить без кофемании!

Успеваю забрать свой капучино и даже оценить его на вкус, а подруги всё нет. Наконец Ди появляется в дверях, глазами отыскивает мой столик, быстро кивает и идёт заказывать себе кофе. Стоит и глазами подгоняет парня-бариста (сегодня это не Илья), нервно потирая руки. Через три минуты забирает стаканчик и садится напротив меня. Ёрзает на стуле, развязывая шарф, но все-таки успокаивается и смотрит прямо на меня. Не понимаю, что выражает ее взгляд.

- Как встреча прошла? Как твой Никита? – спрашиваю у неё.

- Он больше не мой, – тихо отвечает Диана.

Я не верю! Не верю, что она это сделала. Неужели она правда смогла?

- Как же так?

- Я отпустила его, Мир. Понимаешь, я не хочу морочить голову человеку.

- Но ты же не морочила…

- Я знаю, что не готова к той жизни, которую он может мне предложить, – говорит Диана, крутя стаканчик в руках. – Моя жизнь – это Питер, я о нём мечтала много лет. И я не смогу отказаться от этого. Ни через год, ни через три, понимаешь? Никита замечательный, очень хороший, и он действительно мне нравится, но… Но этого недостаточно. Я уже сейчас понимаю, что не выходит из меня хорошей девушки курсанта, а жены офицера и подавно не выйдет. Ему нужна другая, Мир, прежде всего, с другими приоритетами. И он обязательно такую найдёт, если не в Питере, то позже, когда уедет по распределению. Мы оба теперь свободны. И хорошо, что не успели дойти до той стадии, когда расставаться было бы очень больно. А то, кажется, ещё немного, и он бы в ювелирку за кольцом побежал.

- Ты уверена, что сделала правильно?

- Да, – Диана не медлит с ответом, и я осознаю, что она права. Не для неё та жизнь, которая ждёт Никиту, а мучить и себя, и его – слишком жестоко. Лучше рубануть с плеча, но остаться честной до конца.

- Милая, даже если ты права, мне кажется, тебе всё равно больно сейчас? – спрашиваю у Дианы, сжимая ее руку в своей.

- Есть такое. Больно, Мир, а почему? Потому что он нравился мне? Да, он отличный парень, я такого в своих мечтах и представляла. Недавно наткнулась на блог жены офицера, так вот она пишет: «человека любим, а не профессию». Но разве она права, Мир? Одно от другого неотделимо, я не могу любить Никиту и забывать, что он без пяти минут офицер, у которого на носу переезд, а потом постоянные командировки, «поля» и все такое.

- Ты очень сильный человек, Ди. Я тобой горжусь.

- Мир, да если бы эта сила приносила счастье!

- Принесет обязательно! Милая, ты же понимаешь, что это не конец? Если закончилась одна история, значит, однажды начнётся другая. И так всегда.

Уверена, моя Диана одна не останется. Илья ей однозначно симпатизирует, да вспомнить ещё Влада, который писал подруге несколько раз и звал погулять. Кавалеров хватает, только вот нужны ли они сейчас Диане?

- Пока не хочу ничего. Никаких парней, никаких свиданий. Мне не до новых отношений, да и вообще… Я никогда никому не говорила о любви. Эти слова «я тебя люблю» для меня пока лишь фразы из книг и фильмов.

- Ди, это очень много значит. Всего три слова, а в них как будто смысл жизни. Я ему их сказала, Ди.

- Денису? А он что?

- А он ничего. Он не может сказать в ответ. Мне так плохо от этого… Я боюсь, что он не чувствует ко мне того, что чувствую к нему я. И если бы ты только знала, как я боюсь…

- А ты спроси напрямую. Вот хоть прямо сейчас! Идёшь и спрашиваешь! А зачем тянуть, если ты сама страдаешь от этого? У него же было несколько месяцев, чтобы понять, какие чувства он испытывает, ведь так?

Идея кажется заманчивой. Мы всё равно договорились встретиться сегодня после его работы, чтобы погулять по вечернему городу. Можно ведь и выяснить сегодня то, что так тревожит меня?

Я подскакиваю с места и хватаю с вешалки пуховик, начиная в спешке собираться.

- Ты решила сделать это? – спрашивает Ди.

Молча киваю. Дианка поддерживает меня в этом решении, как будто сегодня для каждой из нас день истины. День, когда нужно расставить все на свои места. Я допиваю оставшийся глоток кофе, скрещиваю пальцы на удачу, Диана делает в ответ то же самое, и с лёгкой улыбкой на губах я отправляюсь навстречу самому главному ответу и вопросу своей жизни.

Глава 38

Денис

Сегодня я работаю до победного, но все равно захотелось предложить Мире погулять по городу. Уже холодно, конечно, и много не нагуляешь, зато очень красиво – Питер во всю украшают к Новому году, многочисленные лампочки создают предпраздничное настроение, светящиеся конструкции над широкими проспектами кажутся парящими в воздухе, кружевными. Я это все люблю, ведь именно в такие моменты просыпается внутренний ребёнок, которого я довольно успешно прячу по мере надобности. Мне ведь уже не пятнадцать, быть таким веселым Дениской-раздолбаем не получится, времена уже не те.

Чувствую, что сильно повзрослел именно за прошедший год. Недаром говорят, что жизнь – лучший учитель. Как учат плавать – кидают в воду и говорят «Плыви», так и меня неудачная любовь словно закинула в омут, где пришлось барахтаться самому. Я очень долго копался в себе, намного больше, чем положено по здоровой норме. Сначала думал, как могла так поступить со мной Алиса, а затем – почему она решила это сделать. Не верю в измены на пустом месте, значит, что-то было не так во мне, в моём поведении. Я в чём-то ошибся? Где-то не убедил Алису? Позволил ей думать, что у нас все несерьёзно?

Я едва не утонул в этом. Продолжал падать, падать на дно, утягивая самого себя в бездну пустых размышлений. Егор просил меня прекратить это, пытался расшевелить, поднять мой интерес к происходящему вокруг.

Время немного подлечило раны, хотя рубец от шрама остаётся на всю жизнь. Сейчас у меня есть Мира – она совсем другая, если сравнивать с Алисой. Поставить их рядом – и никто не поверит, что обе эти девушки умудрились свести меня с ума, такие разные они. Да и я сам разный: тот Денис, что был когда-то с Алисой, и тот, который прямо сейчас нашёл свой новый островок счастья.

Посетителей в клубе не особо много, и мы даже радуемся, когда звонят и делают бронь на ближайшее время. Проходит совсем мало времени, как стук закрывающейся двери возвещает о приходе кого-то. Выхожу в холл встретить гостей и застываю на месте.

Вот только такой радости не хватало!

Лицо этого парня мне знакомо. Видел только один раз, зато при каких обстоятельствах. Нависшего над моей девушкой в слишком недвусмысленной позе… Не хочу это вспоминать! Противно так, слов не подобрать. Да и неважно. Это уже не имеет ко мне отношения!

Всего один вопрос: что он здесь забыл?

Я тут же получаю ответ, когда понимаю, кто идёт следом, на ходу убирая телефон в маленькую сумочку.

Взгляд перемещается с её рук выше, скользит по всей фигуре. Чёрное пальто с меховым воротником, высокие сапоги на каблуках, слишком тонкий для защиты от жуткого питерского ветра шарф. Ей всегда было плевать на погоду. Шапки нет, и я вновь удивляюсь, как вообще её волосы сохраняют идеальную укладку при полном пренебрежении не то что шапкой, даже капюшоном. Пальцами быстро поправляет легкие локоны, убирает перчатки в сумочку и, наконец, поднимает на меня взгляд.

Алиса… Призрак прошлого собственной персоной. Смотрите и наслаждайтесь!

Блин, какая красивая она, ну не могу соврать себе и не заметить это. Нежные, блестящие волосы. Едва ощутимый парфюм, всегда идеально подходящий ей. Глаза – как способ гипноза, губы – твоё прощание со здравым смыслом, когда смотришь на это идеальное, волшебное лицо.

Лицо, которое обманет, не стесняясь.

На меня её гипноз больше не действует.

Я не рад этой встрече, если честно. Совершенно не хотел бы видеть ее вновь, да и не представляю, что ей тут делать. Такие развлечения раньше не нравились Алисе, говорю с уверенностью. Тогда зачем этот парень притащил её сюда? Понятия не имею. Какое мне дело до этого. Кажется, женишок моей бывшей не узнал меня, а вот сама Алиса стоит и смотрит, не отрываясь.

Пока парень идёт к стойке регистрации, Алиса, отбивая каблуками медленный и непонятный ритм, приближается ко мне.

На лице спокойствие – она не знала, что я здесь работаю, но не подаёт виду, что сильно удивлена. Подумаешь, бывший парень, которому она напоследок изменила?

- Привет, Андронов, – доносится до меня забытый голос. Как будто из параллельной Вселенной, а не сквозь один метр расстояния. Она всегда любила обращаться ко мне по фамилии, словно избегая имени. Денисом вообще не назвала, только Дэном.

- Привет, Алиса, – отвечаю уверенным, беспристрастным голосом.

- Ты здесь работаешь?

- Как видишь.

Мой тон её не смущает.

- Как твоя жизнь? – спрашивает она, медленно распутывая свой тонкий шарф. Зачем ей вообще это знать понадобилось?

- Всё нормально, я всем доволен.

- Андронов, ты же не обижаешься на меня?

Твою мать, что? Не обижаюсь?

Она спала с другим парнем, будучи моей девушкой.

Я не обижаюсь? Нет, милая, да как можно обижаться. Ты мне всего лишь изменила, что тут такого?

- Алис, ты уверена, что об этом нужно говорить?

- Дэн, ты ведь понимал, что мы не совсем подходили друг другу. Жаль, что мы вот так расстались, но это всё равно бы случилось.

Внутри закипает злость. Я ведь любил ее! Я не сомневаюсь, что любил. А она изначально знала, что бросит меня. Просто использовала? Да зачем она вообще была со мной?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Я не хочу об этом говорить, Алиса. У тебя другой парень, у меня другая девушка, какое теперь дело до наших прошлых отношений?

Наконец хоть какая-то эмоция проскальзывает на её лице. Неужели она удивлена, что я нашёл себе вторую половинку? Да у меня вроде не было никогда проблем с девушками. Просто до Алисы не случалось серьёзных отношений, так, какие-то влюблённости, флирт. Это было больше развлечением, чем настоящими чувствами. Тем не менее, сейчас Алиса смотрит так, словно думала быть у меня одной единственной до конца жизни. Размечталась, милая. Я не буду превозносить тех, кто вытер об меня ноги.

- Кто же твоя новая девушка?

- Из универа. В этом году поступила.

- Такая малышка? – с лёгкой усмешкой спрашивает леди непостоянность. Мира младше её на пять лет, а для Алисы – это не просто разница, а целая пропасть. Она даже наши два года сначала воспринимала тяжело. Как будто я ещё был восьмиклассником, а не двадцатилетнем взрослым парнем.

- Она не малышка, в том смысле слова, который ты сюда вкладываешь. И мне наоборот нравится, что она такая.

- Ты уверен, что она уже во всём разобралась? Видишь ли, в семнадцать-восемнадцать лет сложно понять, что именно тебе нужно в этой жизни.

- Алис, ты не суди по себе, пожалуйста, – кулаки непроизвольно сжимаются, и я прилагаю усилия, чтобы расслабить ладони. Она не должна увидеть моего волнения.

Мне кажется, или разговор идёт уже слишком долго? Наверняка на регистрации все вопросы решены, и Алиса может лететь на крыльях любви к своему суженому. Только вот она стоит рядом, сверлит меня взглядом.

- Андронов, девушки бывают разные, но мыслим мы примерно одинаково. И учимся делать это правильно, когда взрослеем. Ты просто можешь снова ошибиться.

- Тебе есть дело до этого? Мне кажется, нет. Я сам разберусь во всём. Удачи.

На этих словах ухожу в комнату персонала, оставляя Алису стоять посреди холла и смотреть мне вслед. Её появление стало болезненным, хотя я изо всех сил пытаюсь делать вид, что всё в прошлом.

Может, в этом и есть проблема? Что я лишь пытаюсь делать вид, а на самом деле всё ещё не в прошлом, а по-прежнему в моей голове.

Предательский мозг на секунду позволяет себе примерить мысли Алисы на окружающую меня реальность. А если…

Нет!

Но вдруг…

Я же сказал НЕТ!

Мира – моя.

Но ведь всякое возможно…

Я со злости стучу кулаком по стене, чуть не разбивая костяшки. С грохотом опускаюсь на стул. К этому грохоту добавляется ещё и стук сердца, оно колотится так, словно я только что сдавал нормативы по бегу. Тянусь к кулеру и набираю стакан холодной воды, который хочется вылить на себя, а не просто выпить.

Я кретин. Беспросветный. Сижу и сомневаюсь в себе, в своих чувствах, в чувствах своей девушки. А ведь так нельзя…

Через несколько минут меня зовут к другим гостям, к счастью, я иду в другой зал, не тот, где осталась Алиса со своим парнем. Увы, стены не становятся преградой для мыслей, а свои страхи нельзя оставить за дверью служебного помещения.

Работа заставляет отвлечься от этого, но уже через час происходит то, чего я так ждал, а теперь так боюсь.

Приходит Мира.

У неё настрой воинственный, лицо встревоженное, и меня охватывает чувство, будто она бежала сюда от самого дома.

Подходит ко мне, быстро расстегивает пуховик, стягивает шапку, не обращая внимания на запутавшиеся волосы. Хватает ртом воздух.

И вместо приветствия выдаёт:

- Денис, скажи, ты любишь меня? Да или нет?

Стою молча, не в силах разлепить губы. Или дело не в губах? Она задала самый простой вопрос, который влюблённые могут озвучивать по несколько раз за день. Но у нас это слишком сложная тема.

И я не могу ничего ответить.

- Мир, послушай…

- Денис! Просто да или нет! Ничего больше! Только ты знаешь ответ, а я не могу жить дальше, не зная этого. Разве сложно сказать?

Знала бы ты, как сложно!

Она смотрит прямо на меня, задыхаясь от боли, которую я дарю ей прямо сейчас. Заворачиваю, как подарок на Новый год, и бережно передаю в руки. А внутри – пустота, от которой щемит в сердце.

- Я сказала себе, что если ты сейчас ничего не ответишь, я уйду. Денис, ты слышишь меня?

Она даёт мне последний шанс, но чертово слово так и не вырывается на волю из меня.

Закрыв глаза на мгновение, она кивает, не знаю, чему, и медленно разворачивается.

На пути к выходу набирает темп, и в итоге из двери вылетает со скоростью пробки от шампанского.

А я как будто оглох, ослеп и потерял способность ориентации в пространстве. Кажется, я только что разрушил всё.

И на этот раз виноват только я сам…

Глава 39

Мира

Я выбегаю из клуба, даже не успев как следует одеться. Пуховик нараспашку, шарф болтается с угрозой улететь с моей шеи, а шапка и вовсе продолжает лежать в кармане. На улице холодно и сыро, я бы даже сказала, промозгло. То ли от тумана, то ли от застилающей мои глаза пелены слез я плохо вижу, хотя пространство освещается множеством ярких огней. Быстрым шагом иду вдоль по проспекту, не понимая, что делаю.

Я без него не могу, да и не хочу. Он нужен больше, чем всё остальное. Кажется, я даже дышу без него другим воздухом. Я совершенно точно люблю его.

А вот любит ли он меня?

Почему он все время сомневается? Почему боится быть честным до конца? Не хочет показать свою слабость из-за страха получить нож в спину? Или в чем дело?

Мой Денис… Или я все выдумала? За эти несколько месяцев я разучилась представлять себя без него. Он был рядом всегда, хотя порой как будто ограждался невидимым куполом чего-то неизвестного мне. Но что теперь, когда я спросила напрямую, он не смог ответить! Почему?

Почему?

Что мне делать теперь?

Я же не могу быть с тем, кто не понимает своих чувств ко мне! А он однозначно запутался в собственном мире…

- Мира! – слышу где-то рядом эхо голоса Дениса.

Оказывается, он выбежал вместе со мной и сейчас совсем рядом. Я останавливаюсь, разворачиваясь к нему, и за считанные секунды Денис настигает меня. Я волнуюсь. Даже нет, не волнуюсь, а боюсь того, что он может сказать сейчас.

Две секунды он стоит молча, а потом тянется ко мне, нежно оборачивая шарф вокруг шеи и застегивая пуховик.

- Я понимаю, что ты не боишься заболеть, но всё же не стоит, – говорит он, задерживая руки на моих плечах. Он улыбается ласково, но чуть тревожно.

Я честно пытаюсь не плакать, сжимая всю волю в кулак в прямом смысле слова. Ладони так плотно зажаты, что я царапаю себя собственными ногтями.

- Мир, я так много косячил, – продолжает Денис, а я смотрю на него, почти не моргая. – Я закрывался от тебя, не рассказывал о своих проблемах, не делился самым важным. Ты хотела помочь, а я отказывался. Постоянно думал, как мне быть. Прости меня, Мирчик. Я больше не хочу ничего скрывать. Хочу, чтобы мы могли доверять друг другу.

- Как я могу доверять, если ты сам не понимаешь, что с тобой происходит? – говорю надрывным тоном, который может оттолкнуть, но Денис только притягивает ближе к себе.

- Зато теперь понимаю. Я тебя люблю.

Эти слова сказаны так тихо, что едва слышны, но для меня их словно прокричали в громкоговоритель.

Люблю… Боже, да это самое красивое слово на свете! А сказанное им, любимым человеком, оно красиво двойне.

- Что? – переспрашиваю, чтобы услышать это ещё раз.

- Люблю тебя, – Денис поправляет мои волосы, а затем вытаскивает из кармана моего пуховика шапку и натягивает мне на голову. – Люблю и хочу делать тебя счастливой. Как можно скорее. Но по щелчку в отношениях ничего не изменится, поэтому нужен очень честный разговор по душам. Согласна? Пойдём домой?

Я киваю, понимая, что он прав. Скоро, скоро звук возвратится. А пока тишина, но она не оглушает, как в песне, а скорее умиротворяет… Мы молча едем в полупустом вагоне метро, сидя рядом и переплетая пальцы в тесном рукопожатии. Прислонившись головой к плечу Дениса, снимаю с него кепку и запускаю свободную руку в его волосы. Это уже превратилось в мой антистресс. Хочу утонуть в его нежности, не желаю спасаться от этого. Он сказал «пойдём домой», но он и сам – мой дом. Где он, там и я. Я надеюсь, что он это понимает.

Денис прав, невероятно прав. Нам нужно разобраться во всех лабиринтах собственных душ.

Заходим в квартиру. Денис помогает мне раздеться, скидывает куртку и включает чайник. Что же, душевные разговоры под чаёк, все верно. Он садится за стол, приглашая меня сесть напротив, и берёт за руку, когда я приземляюсь на сиденье стула. Мы сидим, как попутчики в плацкарте, отделённые друг от друга одной лишь столешницей. Если бы это и правда было единственной преградой между нами! Как бы я хотела, чтобы все барьеры, выстроенные в голове, исчезли.

- Давай так: один мой вопрос – один твой ответ, и наоборот, – предлагает Денис. Я соглашаюсь, ведь мне уже не терпится начать. Тем более, право первого вопроса Денис мне уступает.

- Расскажи какой-нибудь секрет из детства, – начинаю я, и Денис сразу удивляется.

- Это именно то, что ты хочешь спросить? То есть я устроил вечер откровений, а ты решила узнать, как я голышом ходил пешком под стол?

Смеюсь, пытаясь представить себе маленького белобрысого Дениску, вразвалочку шагающего по мягкому ковру.

- Ты же сам сказал, нужно доверие. А для этого мы должны лучше знать и понимать друг друга. Почему бы тебе не рассказать? Вечер откровений и придуман для того, чтобы отвечать на любой вопрос.

Он улыбается, и моё желание возмущаться быстро проходит. Мы по-прежнему не расцепляем руки, и от этого подзаряжаются наши личные «батарейки».

- Ну хорошо. Если ты правда хочешь знать. Я в начальной школе однажды за день получил три двойки, потому что пришёл совсем без выполненной домашки. И по дороге домой выкинул дневник в реку с моста.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я стараюсь не засмеяться громко, но из-за попыток сдержать хохот все становится только хуже, и я уже почти давлюсь смехом.

- Кара была жестокой? – спрашиваю, пока Денис выключает чайник и заваривает нам чай.

- Это было в самом начале учебного года, мне повезло. Просто купил новый дневник, но отец отчитал тогда конкретно. Так, ответ засчитан? Тогда мой вопрос. Что тебе нравится во мне?

- Денис…

- Только конкретно, без фразы «люблю таким, какой есть». Я хочу понять, почему ты выбрала меня. Что ты больше всего ценишь во мне?

Задумываюсь на несколько секунд, чтобы точнее сформулировать то, что обычно не говорят словами. Что мне нравится в нем? Почему рядом с ним мир меняет краски с того самого первого майского вечера? Правильный ответ – я просто люблю его. Но раз он хочет конкретики…

- Ты очень добрый, искренний и открытый. Кроме тех моментов, когда боишься своих эмоций. Ты заботливый и нежный. Легкий на подъём, решительный. Я бы многое могла назвать, но тогда ты лопнешь от резко возросшего ЧСВ.

- Не лопну, милая, – шутит Денис, усаживаясь обратно. – Я доволен. Продолжаем.

- Ты веришь в то, что любовь может быть на всю жизнь? – спрашиваю в лоб.

- Верю, – такой же прямой ответ приходит мне. – А ты не боишься, что встретила меня слишком рано, и через несколько лет разочаруешься во мне?

- Рано? – я даже обижаюсь от этого вопроса. – Ден, мне же не четыре годика.

- Не четыре. Мир, но я понимаю, что для тебя это первые серьёзные отношения, тебе не с чем сравнить.

- Да и не хочу я ни с чем и ни с кем сравнивать! – вырываю свою руку из его ладони и обнимаю кружку с чаем. Правда, стекло слишком нагрелось от кипятка, и я тут же одергиваю руку обратно. – Если ты единственный, с кем мне суждено провести свою жизнь, поверь, мне хватит с головой. Без всяких сравнений. Наоборот, мне повезло, что я встретила тебя сейчас. Некоторые ведь до сорока лет любовь ищут. Тебя устроит такой ответ? Тогда мой вопрос. Что такого сделала твоя бывшая, что ты до сих пор не рассказывал?

Денис морщится, отчего на лбу у него появляются легкие морщины.

- Изменила мне. Я застал ее в кровати с другим парнем.

- Черт...

- Мир, я уже несколько месяцев пытаюсь вычеркнуть из памяти этот эпизод. Наверное, именно из-за таких старательных попыток забыть я слишком часто всё вспоминаю. Об этом не знал никто, кроме Егора, я никому не говорил.

- А что ты чувствуешь теперь, когда рассказал мне?

- Второй вопрос подряд, Мирчик, нарушаешь правила, – Денис пытается улыбнуться на этих словах. – Знаешь, а мне немного легче стало. Может, я был дураком, что скрывал это от тебя? Нет, конечно, не на первом свидании надо говорить: «Привет, я Денис, люблю музыку, мечтаю о собаке, ношу кепки, а ещё мне изменила бывшая». Но когда ты начала догадываться, что есть у меня какие-то проблемы в прошлом… Я должен был сказать.

- Эй, ну чего ты? Не вини себя, – я опять тянусь к его руке. – Ты не знал, что будет правильным. Да и есть ли правильное в такой ситуации? Главное, что теперь я знаю.

- А делать-то мне что со всеми этими воспоминаниями, Мир?

Это похоже на крик души. Я вижу боль в глазах Дениса, и от этого у меня самой сердце разрывается.

- Денис, посмотри на меня, – говорю уверенно, хотя нервы готовы лопнуть от напряжения. – Посмотри и попробуй поверить в то, что теперь я с тобой. И буду с тобой, потому что никто другой мне не нужен. Ты должен поверить, иначе остальное бессмысленно.

- Мир, иди ко мне, – почти шепотом говорит Денис, и я пересаживаюсь к нему на диван, а он тут же обнимает меня, прижимая к себе. – Ты же явно не о таком мечтала. Думала, что парень должен быть защитником, сильным и бесстрашным. А я такой вот, с душевными травмами. Побитый жизнью.

Он опускает голову на мое плечо, и я уже машинально тянусь к его волосам, успокаиваясь от первых же своих прикосновений.

- Любой девчонке иногда хочется быть маленькой и слабенькой в сильных руках, но кто сказал, что забота и поддержка обязательно должны идти в одностороннем порядке? – я говорю очень тихо, размеренно, словно опуская каждое слово на землю. – Если у тебя будут проблемы, ты разве должен замкнуться в себе? Если ты парень, у тебя не может быть страхов? Кто навешивает эти дурацкие ярлыки? Мы все люди, Ден. У нас есть чувства, страхи, сомнения. Мы должны уметь бороться с ними, и если самостоятельно не получается, значит, надо просить близкого человека помочь.

- И откуда ты такая умная в восемнадцать лет взялась?

- Из Белгорода, – теперь я выпускаю Дениса из своих объятий и сама кладу голову на его колени. Он проводит рукой по моей щеке, и я закрываю глаза, проваливаясь в пучину кайфа. – Чья очередь задавать вопрос?

- Твоя, наверное.

- Ты обещаешь не скрывать от меня то, что тебя тревожит?

- Обещаю. Я буду стараться, правда. А ты обещаешь быть только моим миром?

- Чего?

- Моя Мира. Мой мир. Поняла?

Хорошо, что я лежу, а то упала бы. Его мир… Его МИР! Я – его мир! Ещё одно слово, претендующее на звание самого прекрасного. Но только в исполнении Дениса и только по отношению ко мне.

- Поняла. Обещаю.

- А если всё будет сложнее, чем мы думаем? – он то ли спрашивает у меня, то ли задаёт риторический вопрос.

- Значит мы должны быть сильнее, чем мы думаем. Вот и всё.

- Мир, кажется, ты умнее меня.

- Тебе не кажется, – щёлкаю его по носу и смеюсь. – А вообще… Эти чувства стоят того, чтобы мы всегда боролись за них до конца, согласен?

- До конца, – одними губами вторит он моим словам.

Мы ещё долго болтаем обо всех возможных мелочах, серьёзных и не очень. Спрашиваем то, на что раньше не хватило бы смелости. Смотрим так, словно только что предложили друг другу ключи от своих внутренних миров.

А ведь так и есть. Теперь самое главное – не потерять этот ключ.

О будущем говорим лишь вскользь, боясь спугнуть хрупкое счастье. Что будет с нами совсем скоро? Да вот буквально в следующем году? Задаём и этот вопрос друг другу, только не отвечаем.

Мы ведь не можем знать наверняка.

После выпуска Денис планирует пойти в армию. Я понимаю, что тогда предстоит вынужденная разлука длиной в целый год, но решение своего парня поддерживаю и уважаю. Знаю, что буду ждать, как бы тяжело не было.

После армии он постарается вернуться в Питер и поступить в магистратуру, ведь с его специальностью диплом магистра очень нужен. Получится ли в наш университет? Этого Денис пока не знает, будет пробовать. А ещё нужно будет искать работу, связанную с профессией.

Я же намерена воплотить свою давнюю мечту в жизнь. Уже узнала, что с нашего факультета можно попасть на стажировку в авиакомпании, правда, после второго курса. Чтобы получить это место, когда придёт время, я буду рвать и метать. Это уже давно больше, чем туманная мечта, это настоящая цель.

Сможем ли мы оба обрести то, что нам нужно, и сохранить друг друга? Научит ли нас чему-то тот путь, что уже был пройден?

Спокойствие? Нет, я не могу сказать, что ощущаю его в полной мере. Даже сейчас, когда мы с Денисом откровенно поговорили обо всём, что давно мучило, задали друг другу все вопросы, которые кололи сердце болезненной иглой, мешали нам довериться окончательно.

Может, спокойствие – это и вовсе антиутопия?

Плевать. Я ведь ищу не спокойствие. Я ищу настоящее, любящее сердце. И кажется, я его уже нашла, а оно нашло меня.

За окном медленно, никуда не спеша падает снег, забавно крутясь в свете фонарей. Близится самая волшебная ночь года, которую мы договорились встретить вместе в родном городе. Каким должно быть новогоднее желание? Такое вслух не рассказывают, это только голос в моей голове. И желание это короткое и простое.

Чтобы наши сердца оставались вместе, несмотря ни на что.

Эпилог

Денис

Морозное предновогоднее утро начинается для меня на нижней полке плацкарта. Едва проснувшись, я тянусь к телефону и смотрю на время: до прибытия в Белгород остаётся ещё пару часов. Скидываю с себя простыню и клетчатый плед, поднимаюсь, смотря на Мирославу, которая тоже не спит. Улыбаюсь ей ласково и приглашаю спуститься ко мне.

Конечно, вчера вечером я по-джентельменски планировал уложить её внизу, но, видите ли, у нее с детства любовь к верхним полкам в поезде. И с этой любовью никто сражаться не может, в том числе и Денис Андронов, на минуточку, её парень.

Она аккуратно спрыгивает, присаживаясь на краешек матраса, берёт меня за руку. Мы не смотрим друг на друга, а оба смотрим в окно, словно в своё будущее. Молчим, слушая только шум поезда и стук собственных сердец.

Тридцать первое декабря. В этот невероятный, волшебный день мы впервые вместе едем в родной город. Город, который столкнул нас когда-то. Там же мы вместе встретим праздничный бой курантов. И там же загадаем свои новогодние желания. Правда, я надеюсь, что одно из них у нас обоих получится одинаковым, озвучивать же не нужно?

Кто я без неё? Просто потерявшийся по жизни. Удивительно, как один маленький человечек может изменить твою судьбу. Она не знала и не умела, но она хотела, и это оказалось сильнее всего. Мира не сдавалась даже тогда, когда в очередной раз натыкалась на мои шипы, а я удивлялся ее силе и решительности. Я боялся. Все время чего-то боялся и трусил. Я – Весы, которые качались из стороны в сторону, сходя с ума от собственной глупости.

Она сделала меня сильнее. Не я сам, а она. Как я сказал ей? Она – мой Мир. Именно так, с большой буквы.

И потерять свой Мир я больше не имею права. Моё будет со мной. 

Точка.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Эпилог
  • Teleserial Book