Читать онлайн Приключение Тьянки в Зазеркалье бесплатно

Пролог

Впервые решила отметить «хеллоуин» на широкую ногу. Вообще это вроде как американский праздник, но нам это не особо мешало организовать внеплановую вылазку в клуб. Поэтому субботний вечер начался весело. Ну как начался? Скорее дневное время сборов плавно перетекло в предвкушение и поездку до места встречи экономической «нечисти». Демоница (или чертенок), ангелочек, ведьма и вампирша должны были встретиться на квартире рогатой красавицы и начать капитальную подготовку к ночному загулу.

Причем парни у нас в компании костюмами особо не заморачивались (только двое взяли ковбойские шляпы и платки). Зато девчонки, в том числе и я, решили оторваться на полную катушку. Всегда мечтала попасть на маскарад, так что даже маску себе искала сегодня до последнего и нашла. Хотя для наряда вампира она была и не обязательна. Вообще там только клыки и нужны, да и пудры светлой побольше. Но я решила быть готическим вампиром. А что юбка подходящая есть, блузка бордовая атласная с глубоким декольте тоже, да и корсет в наличии. Черный с кружевом веер тоже был как-то приобретен. За клыками в пятницу в обед с девчатами сходили, они себе парики, шляпы, крылышки и рожки покупали. Наши костюмы оценили и секьюрити на входе и контролеры, так что прошли мы, девчонки, бесплатно. На месте за забронированным столиком решили, что мешать спиртные напитки категорически нельзя, поэтому заказали водку. Капитальная подготовка дома прошла, конечно, на ура, но душа требовала продолжение банкета. Впрочем, моя душенька и не подозревала, к чему может привести этот банкет. Как и другие органы моего организма.

Глава 1

От выпитого уже немного пошатывало. А возможно, и не немного. Зато было весело, но с водкой пора завязывать. Никогда особо не употребляла этот напиток, так что неизвестно, как я буду мучиться поутру. Решила освежиться водой в дамской комнате. Умылась (аккуратно, чтобы макияж не смыть), вроде немного полегчало. Подошла к зеркалу, что было во всю стену, оценить свой внешний вид. Увиденное в принципе понравилось: тушь не потекла, суперустойчивая помада тоже не подвела. Чуть поправила волнистые волосы и улыбнулась, оценивая клыкастую улыбку в который раз (правда, завтра на фотографиях я увижу более объективную картину). В туалете больше никого не было, поэтому я не стеснялась. Показала язык отражению, подмигнула и, развернувшись, направилась к выходу. Не знаю, что заставило меня обернуться буквально через три шага, но я обернулась и замерла, как вкопанная. Там был такой МУЖЧИНА!!! Вот именно так все буквы большие. Ожившая мечта всех женщин от 13 лет и до… бесконечности.

Высокий, крупный, мускулистый, темноволосый. Глаза разглядеть нет возможности, но скорее всего тоже темные. Черная футболка под горло, но с обнаженными мускулистыми руками и черные брюки. На левом плече тату, изображение особо не разглядеть. И смотрело это чудо на меня, да ещё как смотрело. От его взгляда подгибались коленки. Невольно сделала шаг к зеркалу в стремлении рассмотреть ожившую мечту получше. Тестостерон в нем просто зашкаливал, делая его невероятно притягательным. Но что он делает в зеркале? А точнее в отражении?

Первая разумная мысль в голове обрадовала, с одной стороны, но с другой заставила искать логическое объяснение. Если это не зеркало, а стекло? Но минуту назад я видела свое отражение! А если этот качок нажал какую-то кнопку, превращая зеркало в стекло с моей стороны, а с его стороны это изначально было стеклом. Такой вот странный ночной клуб с двойным дном. Успокоившись таким несуразным объяснением, я позволила себе вновь взглянуть на ожившую мечту. Нет, таких мужчин в природе не бывает! Вымерли давно и надолго! Я вновь утонула в темных глазах, что манили меня с необъяснимой силой. Ещё шаг и я у зеркала-стекла впритык. А мужчина что-то говорит и протягивает мне руку, приглашая сделать ещё шаг.

Не совсем осознавая, что творю, я протягиваю руку вперед и вкладываю свою ладошку в его огромную лапищу. И почему-то меня не пугают его размеры (под два метра роста), и даже то как резко он притянул меня к себе, втягивая в «Зазеркалье», не вызвало возмущение. А то, что стекла не оказалось на моем пути… так он же наверняка нажал ещё одну кнопку, убирая преграду. Через секунду последние связные мысли вылетели из головы, потому что меня самым наглым образом поцеловали. Жадно, напористо и при этом так волнительно и нежно, что я совершенно потеряла голову. И со стоном сама прижалась к незнакомцу, приглашающе открыв рот. И тут же отстранилась. Накладные клыки, мягко говоря, мешались. Оттолкнула незнакомца и что самое удивительное – он поддался. Только что-то растерянно спросил, и я с ужасом поняла, что он говорит не на русском языке. И не на английском.

– Не понимаю, – пробормотала я растерянно. Если это гость из ближнего зарубежья (Грузия, Армения, Таджикистан и т.д.), то по-русски должен хоть немного понимать. Но мне почему-то показалось, что он уловил общую интонацию. Стукнул себя по голове, что-то пробормотал и щелкнул пальцами. Видимо алкоголь дает о себе знать: мне привиделись искорки после его щелчка.

– Как ты? – ласково спросил незнакомец, он же мечта всех женщин. Странно, я даже акцента не уловила.

– Странно, – честно ответила я, мысленно зарекаясь пить водку. И только сейчас осознала, что прекрасно его поняла.

– Тебе не понравился поцелуй? – спросило это чудо обеспокоенно. И вновь попытался притянуть к себе. Я уперлась руками в его грудь, не давая осуществить задуманное. И он вновь поддался, ведь если бы он захотел, мои жалкие потуги не смогли бы остановить эту гору мышц. – Ты считаешь, что я тороплю события? – вновь огорошил он меня вопросом. И при этом так пытливо заглядывает в мои глаза, что я невольно теряюсь. – Но я так долго ждал тебя, айрина.

– Я – не Айрина, – резко ответила я, желая прекратить эту мелодраму. Не знаю, с кем он меня спутал, но обидно просто до слез.

– Айрина – это не имя, это…– он замолчал, будто подбирая слова. – Любимая, избранная, единственная и неповторимая, вторая половинка, что послана мне богами, – прошептал он так проникновенно, что сразу захотелось ему поверить. Вдруг у южных горячих мужчин и правда есть такое явление? Но почему тогда богами? Мужчина так нежно провел пальцами по моему подбородку, что все мысли выветрились из головы. Захотелось просто оказаться действительно для него любимой, единственной и неповторимой, хотя бы на одну ночь. Я вновь взглянула в темные глаза мужчины и поняла, что тону. А плевать на мои моральные принципы (я про спать с незнакомцами), у меня мужика давно уже не было. А это, как  говорят сексологи, не есть гуд. Почему это я про постель сразу подумала? Так за его спиной такое королевское ложе располагается, что другой причины затаскивать меня в эту комнату я просто не вижу. Руки незнакомца тем временем чувственно поглаживали мою спину, невольно опускаясь ниже поясницы. Толпы мурашек бродили по моей коже, следуя за его ладонями. Одна его рука закопалась в моих волосах, оттягивая голову назад. – Ты не веришь мне? – спросил он, уже в миллиметрах от моих губ.

– Стоп. Дай хоть от клыков избавлюсь, – не обращая внимания на вытянутое лицо моего визави, вытащила накладные зубы. Сразу стало легче и удобнее, и даже дергающийся глаз мужчины не испортил мне удовольствие.

– Так ты – человек, – со смехом произнес он. – А я-то понять не мог, почему ты клыки не втягиваешь, оставаясь в боевой ипостаси. Совсем мозги растерял, ведь по ауре видно, что ты чистокровный человек.

Стоп!!! Здесь кто пьяный: он или я? Что за чушь он несет?

– А ты тогда кто? – насмешливо спросила я. Нечистокровный гомосапиенс?

– Я? Оборотень! – убежденно заявил он. Теперь глаз задергался у меня. А он зачем-то показал на тату – волчью голову, и продолжил. – Вторая ипостась – волк.

Ладно, будем считать, что это он про маскарадный костюм говорит. Хотя что-то хищное в чертах его лица проскальзывает. Фуххх. Я брежу. Будем надеяться, что это обычный пьяный бред, а не белка пожаловала.

Впрочем, на этот раз я поцелую не противилась. Наоборот, раскрылась навстречу, полностью отдаваясь в его власть. И «чудо» это почувствовал, но действовал предельно нежно. И его осторожность, и неторопливость подействовала похлеще афродизиака. Я вцепилась в его плечи, требовательно прижимаясь к нему. И он со стоном проник языком в мой рот, овладевая им в неторопливом и одновременно завораживающем темпе. Его руки обхватили меня под ягодицы, буквально отрывая меня от земли. Но юбка помещала мне обхватить его ногами, да и ему, судя по всему, она досаждала. Он прижал меня спиной к стене, перпендикулярной к зеркалу, и начал торопливо её задирать, ни на миг не прекращая пленительного, головокружительного и сумасшедшего поцелуя. И вскоре я удобно обхватила его бедра ногами. А мужская рука продолжила исследования: огладила обнаженное над резинкой чулка бедро. Вот не зря я их сегодня надела, как чувствовала, что найду приключения на нижнее «чуть больше девяносто». Ладонь мужчины, меж тем переместилась к самому сокровенному, и чуть погладила чувствительный бугорок поверх ткани. Я застонала от удовольствия и выгнулась навстречу чувственным прикосновениям. С удивлением осознала, что внизу уже было мокро от моего желания. И мужчина это тоже почувствовал и с тихим рыком отодвинул в сторону ткань и проник пальцами между складочек. Его пальцы нежно и осторожно играли с моей горошинкой. Я же могла только стонать и ерзать в стремлении почувствовать ласки ещё сильнее и глубже. Нет, так не пойдет. Моя рука тоже скользнула вниз по каменным мышцам груди и пресса. И накрыла внушительную твердость. Слишком внушительную. «Оборотень» рывком стянул брюки вниз, давая мне больший простор для действия. Вот только желания действовать пропало. Что я вообще творю? Чуть ли не в туалетной кабинке собираюсь потрахаться с первым встречным? В груди заледенело от страха, и я замерла. Это только в женском эротическом чтиве считается, что большой и толстый член – это круто. Я же знала, что к такому «достоинству» необходимы и мозги у мужчины, чтобы он точно знал, как с этим богатством обращаться. С первым мужчиной мне в этом отношении очень «повезло». Было больно, всегда, а так как я любила его, то и умалчивала об этом, ведь главное, чтобы ему было хорошо. Это позже я поняла, что проблема была не только во мне, точнее совсем не во мне.

Заметив мою «заморозку», мужчина и сам замер и отстранился.

– Тсс, тише, – прошептал он, заглядывая в мои глаза. – Не бойся, я не причиню вреда.

Ой, сейчас пойдут заверения в его непревзойденных сексуальных талантах? Я поморщилась и попыталась убрать его ладонь из белья. «Оборотень» не поддался.

– Не надо, – прошептала я, упираясь руками в его гранитный торс. – Я не хочу. – он только удивленно приподнял брови.

– Я просто хочу доставить тебе удовольствие, – хрипло шепнул он. Ага, просто и бескорыстно. Ну-ну. Знали, плавали. Обойдемся.

– Отпусти, пожалуйста, – попросила я, состроив бровки «домиком». И он, наконец, убрал руку, напоследок погладив клитор. Невольно дернулась от этой короткой ласки и попыталась слезть с его бедер. Не пустил, он вообще, казалось, не замечал моего веса. А я ведь далеко не пушинка.

– Айрина, не бойся, – снова попросил «оборотень». – Запах твоего страха причиняет почти физическую боль.

Я нервно покосилась на наше отражение, взгляд невольно зацепился за его возбужденный член и я поежилась. Будто заметив мой взгляд, мужчина поправил брюки, натягивая их обратно. Выдохнула более свободно и снова попробовала опуститься на ноги.

– Как тебя зовут? – спросила я, надеясь заболтать его.

– Аржент,– хрипло ответил он, так и не давая мне свободы перемещения.– А тебя?

– Та…– проскрипела я. Прокашлялась и уже более внятно продолжила. – Тьяна.

– Необычное имя, Тьяна, – хмыкнул он. Кто бы говорил? – Но красивое.

– Может, ты отпустишь меня, наконец, на пол, – мягко попросила я.

– Зачем? – удивленно спросил Аржент. Как это зачем?

– Меня уже друзья наверняка потеряли, – я кивнула на зеркало. ЗЕРКАЛО??? С этой стороны оно должно же быть прозрачным? Аржент как-то виновато опустил глаза и даже чуть отодвинулся, давая мне, наконец, возможность опустить ноги.

– Прости, но я не смогу сейчас вернуть тебя обратно, – тихо сказал «оборотень». Я нахмурилась, не понимая причину его упрямства. – Только в полночь новогодней ночи грань миров так тонка, что можно почти безболезненно перейти из одного мира в другой.

Полночь? Было же около двух часов ночи, когда я в дамскую комнату пошла. Новогодняя ночь? В октябре?… Стоп! Другой мир? Я потрясла головой, пытаясь вернуть мозги на место. Врет? Но глаза смотрят вполне серьезно. Обвела комнату взглядом, ища доказательство его лжи. Везде были свечи и никакого намека на электричество. Антураж? Взгляд натолкнулся на окно, и я поспешила к нему. Замерла в двух шагах от него: зимний пейзаж сложно подделать само по себе. Но больше меня «испугали» две луны в небе. Располагались они наискосок друг от друга, причем одна из них была раза в полтора больше родимой земной.

Может, я сплю? Ущипнула себя за руку. Ай! Допилась до белой горячки? Сомнительно, ведь рассуждаю я вполне логично. Хотя сумасшедшие, наверное, тоже так думают. Книжек фэнтезийных перечитала, вот и поехала крыша? И что там дальше моя фантазия подкинет? Аржент подошел ближе и осторожно обнял меня за плечи.

– Не пугайся, Тьяна. – попросил он. Я тяжело вздохнула, и Аржент с усилием произнес. – Если тебе совсем не понравится здесь, через год я верну тебя в твой мир. Обещаю.

–То есть мне не надо спасать ваш мир? – уточнила я свою «попаданческую» миссию, заглядывая в его глаза.

– От кого спасать? – оборотень удивился очень натурально.

– А зачем тогда я здесь? – я все же повернулась к окну спиной, чуть пошатнувшись на полдороге. Аржент поддержал меня и аккуратно обнял за талию.

– Ты – моя Айрина, – очень серьезно и даже торжественно ответил мужчина. – А я устал быть один. – И так печально это было произнесено, будто ему уже под сотню лет. Я с трудом сдержала неуместное сейчас хихиканье.

– Аржент, – дверь в комнату распахнулась, и в комнату влетел молодой (лет 18-20, не больше) парень внушительной комплекции. Нас он не сразу заметил, поэтому продолжил заготовленную речь. – Сколько уже можно на свою айрину любоваться?! Тебя уже все потеря… – это он нас заметил и пораженно замер на полушаге. А потом как-то растерянно пробормотал. – Ты же только посмотреть хотел…

– Ого! – выдал ещё один молодой парень. Его внешность разительно отличалась: тонкокостный и весь такой худощавый, но при этом жутко смазливый брюнет. Эльф? И тут он усмехнулся, обнажив клыки.

– Вампир?! – с восторгом воскликнула я. И чуть не запрыгала от радости. И без того напряженный Аржент глухо зарычал. Удивленно посмотрела на него, но тут же вновь прикипела взглядом к «фэнтезийному» персонажу. В оборотней почему-то не верилось до сих пор, но при случае обязательно попрошу перевоплотиться.

– Лешик, какого шерпа ты притащил своего дружка ко мне в комнату? – зло вопросил Аржент. Я решила не ждать ответа, а завалить вампира очень важными вопросами.

– А когда у тебя клыки выдвигаются? Перед самим укусом? И куда потом деваются? – оборотни переглянулись и как-то подозрительно закашлялись.

– Слушай, ведьма, не хами, – с шипением предупредил вампир. Его сверстник предупреждающе сжал ему плечо. Хамлю? Даже не начинала. И что значит ведьма? Или здесь тоже бытуют мнение, что все женщины – ведьмы?

– Не хочешь рассказывать? Тогда покажи, – я заломила бровки домиком, заискивающе заглядывая ему в глаза. Взгляд вампира полыхнул злостью. – Тебе что, жалко что ли?

– Если предложишь подходящую пищу, – с очевидным намеком предложил вампир. Я подумала, ещё подумала и спросила, указывая на моего похитителя из родного мира.

– Он подойдет? – все трое уставились на меня, как на ненормальную. А что? Своей крови мне лично жаль. Да и не думаю, что это безболезненная процедура. – У оборотней же хорошая регенерация? Так что выживет. – Аржент все ещё смотрел на меня, как на восьмое чудо света. – А что ты хотел? Думаешь, жена – это так просто. Свадьба и жизнь с настоящей женщиной – это вообще очень затратное мероприятие. – я ещё и пальцем многозначительно потрясла. Уфф, тяжело даются просветительные речи, особенно когда язык заплетается.

– Точно ведьма, – выдохнул Лешик. Вампир хмыкнул.

– Правда, слабенькая, – зачем-то добавил он, с прищуром разглядывая меня. – Хотя… нет, не совсем. Природница. Зимой они слабеют. Но кровь у нее вкусная должна быть. – ещё и облизнулся, кровосос поганый. Я даже поежилась от этого жеста. Но потом до меня, как до жирафа, дошло то, что он сказал.

– Я – ведьма? – переспросила я с широчайшей улыбкой на губах. И посмотрела на моего оборотня. Он чуть заторможено кивнул. И я взвизгнула от счастья. – Я знала, я всегда это знала. Точнее догадывалась! – в порыве чувств обняла Аржента, повиснув на его шее. Он тут же этим воспользовался, широкими ладонями подхватив меня под зад. Подняв меня на один уровень со своим лицом, он страстно поцеловал меня. Я несколько размякла от этого поцелуя, поэтому не сразу отстранилась. Сзади деликатно покашляли.

–Эй, братишка, я всё понимаю, – начал Лешик, приближаясь к нам. Аржент рыкнул, прижимая меня к себе ещё теснее, отчего я снова почувствовала его возбуждение. И попыталась отодвинуться. – Айрина и всё такое… Но тебя внизу уже реально потеряли.

– Ни шерпа ты не понимаешь, – прорычал Аржент, отпуская меня на пол. И посмотрел брату в глаза. Вот теперь я не сомневалась в том, что они родственники. Внешнее сходство в глаза бросается, да и на плече Лешика я, наконец, разглядела тату волка. – У меня мало времени. – с нажимом закончил оборотень. И я вопросительно посмотрела в его глаза. О чем это он?

– Да уж, – пробормотал вампир. – Не ожидал от тебя такого безрассудства, Аржент.

– Вайолет, прошу, никому не говори об увиденном, – попросил оборотень, прижимая меня к себе.

– Клянусь сохранить в тайне увиденное и услышанное в вашем доме, – он сделал какой-то пасс рукой. В воздухе вспыхнул багровый символ, похожий на скандинавскую руну. И тут же погас. – Но не думаю, что вам удастся скрыть иномирянку.

– А зачем меня скрывать? – удивилась я. – У вас что, иномирян здесь едят? – Вайолет, рассмеявшись, покачал головой и потянул друга на выход. Лешик обернулся на пороге и уточнил у брата.

– Мне рассказать родным о твоей айрине? А то ведь мама не успокоится и пошлет кого-то другого за тобой.

Аржент усмехнулся и пожал плечами. Будто говоря, решай сам. А вот когда дверь за приятелями закрылась, в дерево возле замочной скважины влетела ещё одна полупрозрачная руна. И я сразу поняла, что Аржент запер дверь, так что непрошеных гостей больше не придвидется. И мне что-то так сразу захотелось познакомиться с будущей свекровью…

– Не бойся, Тьяна, – тихо попросил Аржент, вновь пытаясь притянуть меня к себе. Выскользнула из его рук и отступила к кровати, приметив тяжелый подсвечник на тумбочке возле оной. Потом поняла, в какую сторону двинулась, и замерла. Огляделась по сторонам в поисках другого оружия. Если только стул использовать? С чего вдруг меня одолели столь панические мысли? Аржент, конечно, очень мил и сексуален, но замечание про время меня напрягло. Да и зачем дверь запирать, если намерения благие? – Родная, – протянул Аржент, медленно и осторожно приближаясь. Будто из нас двоих, это я – опасный хищник. – Чего ты опять испугалась?

– А зачем ты дверь запер? – нервно спросила я, отступая к тумбочке. Хмыкнув, я с наигранной веселостью продолжила допрос. – Боишься, что я сбегу?

– У меня 4 родных брата, – он остановился и принялся перечислять родственников. – Младшего ты видела, и у Лешика уже есть невеста, остальные женаты. И замужняя сестра. А также чуть больше дюжины кузенов и кузин. Племянников разных возрастов – 9 штук. Родители, тети, дяди. И уверяю, когда они узнают про тебя, начнется настоящее паломничество в мою комнату. А так, Лешик с чистой совестью скажет, что я запер дверь, и отправленные на проверку мелкие это подтвердят. – он усмехнулся и, пленив мою руку, потянул растерянную меня к кровати. Очнулась, уже когда он усадил меня к себе на колени. И с самым серьезным выражением лица заглянул в мои глаза. – Тьяна, я не знаю из какого ты мира и есть ли у вас «айрины»…– когда я отрицательно покачала головой, он замолчал и взъерошил шевелюру.

– У нас нет магии и нечеловеческих рас тоже нет, – пояснила я.

– Если есть ведьмы, значит, и магия все же имеется. – возразил Аржент.

– На уровне шарлатанства, – упрямо заявила я. Лично у меня неплохо получалось гадать на картах, иногда снились вещие сны. И на этом всё, если не считать интуиции. Я чуть поерзала на его коленях и случайно задела бедром его главное достоинство. Испуганно замерла, а потом попыталась отодвинуться подальше. Аржент тяжело выдохнул и легко и будто играючи придвинул меня к себе поближе.

– Цыц, не сбивай с мысли, – рыкнул он, когда я снова попыталась отодвинуться. – У нас, оборотней, отношение к айринам, правильное. Вы – дар богини Любви. И обидеть женщину, а тем более свою половинку… для нас это просто недопустимо. За любое насилие над женщинами или детьми изгоняют из стаи. Это ЗАКОН.

– А как же ваша любвеобильность и вспыльчивость? – спросила я, заглядывая темно-синие глаза Аржент.

– Нас с детства учат контролировать вспыльчивость, – с улыбкой сказал он. – Что до любвеобильности… когда мы встречаем свою половинку, на других просто перестаем смотреть. И, кстати, откуда такие познания, если в вашем мире нет других рас?

– Книжки, фэнтези, – ответила я заторможено. У меня двоюродная сестра безумно любит книги об оборотнях. Я же не разделяла её увлечение. Хотя, если все сказанное Аржентом – правда, то я вытащила счастливый билет. Вот он – любящий меня мужчина, и при этом никаких усилий прикладывать не надо, чтобы удержать его любовь. А если не сойдемся характерами – вернусь в свой мир через год. Впрочем, уточнить пару моментов все же стоит. – У вас может быть только одна жена? – он кивнул. – То есть, никаких гаремов в этом мире нет?

– У правителей других рас – есть. – медленно ответил Аржент.

– А эти айрины существуют у всех рас? – зачем-то уточнила я. И снова получила кивок в ответ. – А зачем правителям тогда гаремы?

– Не все дожидаются своих половин. – осторожно обронил он. – И не все относятся должным образом к айринам. – Я зевнула, поспешно прикрыв рукой рот.

– А как относятся?… – спросила я, борясь с сонливостью. Видимо адреналин схлынул, потому что я поверила обаятельному волку. И теперь алкоголь и усталость медленно, но верно овладевают организмом. А тут ещё такие интересные сказки на ночь мне рассказывают. – И как должны относиться?

– У магически одаренных рас дети могут быть только от айрин. Но… – Аржент снова замялся. – Брак не обязателен в случаях, когда айрина другой расы. А Алелья, наша богиня любви, в этом отношении большая шутница. Любит связывать совершенно разных существ. Назло своему брату, Аресу, богу войны, хочет связать всю планету родственными узами.

– А что Арес? – спросила я, с удобством пристраивая голову на плече оборотня. Ещё бы от корсета избавиться, и вообще «ляпота» будет. Аржент вопросительно покосился на меня. – Неужели спускает на тормозах самоуправство сестры?

– Если бы… – выдохнул Аржент. И так тоскливо это прозвучало, что я почти проснулась. По крайней мере, брови вопросительно приподняла, желая слышать продолжение «сказки». Все-таки странно они к Богам своим относятся. Оборотень развернул меня к себе и начал расстегивать корсет. Я что-то возмущенно замычала, пытаясь отстранить его руки. – Тьяна, давай я уже завтра отвечу на все твои вопросы, а то ты сейчас сидя заснешь. А сейчас я тебя переодену и спать у…

– А есть во что? – оживилась я, невольно перебивая его.

– Могу свою рубашку одолжить.

Я тут же соскользнула с его колен, благо повод он мне дал. И сама быстренько расстегнула оставшиеся крючки на корсете. А когда оборотень принес мне рубашку, потребовала повернуться спиной. И он послушался. Вот только я уже утром поняла, что отвернулся он к зеркалу лицом. А тогда быстренько переоделась и шмыгнула под одеяло. Аржент погасил большинство свечей и пристроился рядом. Эммм, это обязательно? Я ж сама к нему ночью приставать начну.

– Аржент, ты же дашь мне время привыкнуть к тебе? – неуверенно спросила я. Он прижал меня к себе и шепнул на ухо.

– Все что пожелаешь, айрина.

Глава 2

Голова раскалывалась на части. Такое ощущение, что противный дятел поселился под черепной коробкой, и сейчас клевал мозг. Ещё и в горле пересохло. Я со стоном перевернулась на другой бок: обхватывая голову руками. «Всё! Бросаю пить! Однозначно!» Пообещала я себе в который раз. К горлу подкатил противный комок: вот только этого не хватало.

– Совсем плохо? – ласково уточнил кто-то рядом. Изумленно распахнула глаза и увидела ЕГО. Принца, только без коня. Напрягла память, пытаясь вспомнить подробности прошедшего вечера. Не сразу, но память поддалась.

– Аржент? – жалобно уточнила я, резко садясь на кровати. Он кивнул, с добрыми смешинками в глазах наблюдая за мной. Дятел вновь задолбил в висок. – То есть это не сон, не белка, а реально другой мир? – и снова кивок в ответ. И я застонала вслух, неразборчиво, но очень матерно, бухаясь опять на постель. Комок из желудка снова попросился наружу. – Плохо-то как… – захныкала я, борясь с приступом тошноты.

– Иди сюда, – позвал Аржент, притягивая меня к себе под бок. – Я хоть не целитель, но могу подлечить тебя.

Перевернувшись, Аржент уложил меня сверху и провел рукой мне по спине, чуть задержав её на пояснице. А потом его ладони как-то плавно устроились у меня на ягодицах, пробравшись под короткую рубашку, и чувственно сжали их.

– Это всё ещё лечение? – с хриплым смешком спросила я. Чувствовала я себя уже лучше, попа даже приключений явно захотела. Аржент усмехнулся в ответ, и его пальцы скользнули под трусики к копчику и ниже. И я чуть не взвизгнула от ярких ощущений и попыталась скатиться на постель. Другая ладонь уже скользнула на талию, удерживая меня на месте. – Аржент, стоп, – выдохнула я требовательно. – Не торопись, – более мягко попросила я, заметив, как вспыхнули его глаза в ответ на первое требование. Аржент с преувеличенно тяжким вздохом убрал пальчики, которые уже ласкали самое сокровенное. – Ты обещал ответить на все мои вопросы.

– Спрашивай, – предложил он с улыбкой.

– А на чем мы вчера остановились? – задумалась я всерьез. Ладони оборотня теперь лежали на моей талии, но облегчения мне это не принесло. Его близость будоражила, а упирающееся в бедро достоинство вносило сумятицу в мысли и чувства, прибавляя в букет ощущений нотку страха. Насколько сдержанным он может быть? Аржент повел носом и чуть поморщился. А вот и первый вопрос. – Ты, правда, чувствуешь запах моего страха? – оборотень кивнул. – И что ещё ты унюхал?

– Твое желание. Ты тоже меня хочешь. – просто сказал он, – Ты же не девочка, Тьяна. – сглотнув, я кивнула. А вдруг здесь к сексу до брака плохо относятся? Хотя, это же оборотни. Или тут двойные стандарты? И девочки должны беречь себя до брака? Аржент погладил меня по спине и тихо спросил. – Так чего ты боишься, айрина?

– Оу, это слишком личный вопрос. – попыталась я шуткой сгладить неловкий момент. Аржент приподнял брови, намекая, что готов выслушать ответ. – Жень, – начала я и по взгляду оборотня поняла, что ему не понравилось обращение. – Могу я тебя так называть? Мне так удобнее сокращать твое имя.

– Сокращать имя? – уточнил оборотень таким тоном, будто слышит в первый раз о подобном. У них это не принято? Попробую объяснить на своем примере.

– В нашем мире есть полные и сокращенные имена. Мое полное имя – Татьяна, обычное сокращение – Таня, ласковое обращение Танечка, Танюша и куча других вариантов.

– А почему ты меня сразу не поправила? – вскинулся Аржент.

– Мне понравилось, как это звучит, – тихо призналась я. – Так нежно и чувственно меня ещё никто не называл. – оборотень улыбнулся и потянулся к моим губам. Накрыла его уста ладонью, а то знаю я, куда могут завести поцелуи в постели, когда двое уже испытывают желание. И пока к такому варианту не готова. Я ещё ничего толком не знаю об этом мире. И торопиться мне явно не стоит. Мало ли что они с иномирянами делают (вспомним, что там вампирюга говорил). А вот выяснить, почему Аржент вчера брату сказал, что у него мало времени, просто необходимо. – Аржент, не отвлекайся, – попыталась я быть строгой. Ведь этот хитрый волчара начал покрывать мою ладонь очень чувственными поцелуями. – И меня не отвлекай. – практически простонала я, это он на пальчики переключился. – Иначе сбегу! – выпалила я, не зная чем ещё ему пригрозить.

– Не пущу, – хрипло пообещал он, но подрывную деятельность прекратил. Выдохнула и снова постаралась сосредоточиться на разговоре.

– Так вот к вчерашнему разговору… – я задумалась, не зная, как поточнее сформулировать вопрос. – Я так поняла, что магически одаренные расы используют айрин, как инкубаторы? – Аржент округлил глаза в изумлении. Не понятен термин? – То есть делают с ними детей, не заморачиваясь брачными клятвами.

– Не все, – заторможено ответил оборотень, будто подбирая слова. – Но да, так бывает. – То есть мне опять повезло, что попался оборотень? Нет, мне, хронической неудачнице, так свезти не может. Однозначно. Надо понять, в чем подвох.

– А вы, оборотни, всегда женитесь на айринах? – кивок в ответ. – Почему?

– Богиня не ошибается. – просто ответил Аржент и ласково погладил меня по спине. – Если она сделала нас парой, значит, мы идеально подходим друг другу.

– А остальные расы этого не понимают?

– У всех разные причины не доверять или не обращать внимания на выбор Алельи. Обычные люди, например, не ограничены вопросом потомства. Детей они могут заделать хоть кому. Маги из людского племени уже не так свободны, ибо только в паре с айринами могут быть сильные и одаренные дети. – Я кивнула, принимая информацию к сведенью.

– А что мне необходимо в первую очередь узнать об этом мире? – я решила пойти на хитрость, пусть сам рассказывает без наводящих вопросов. Вдруг проговориться о чем-то действительно важном. В конце концов, если он вытащил меня аж из другого мира, значит ему это действительно, необходимо. Другой мир?… – Стоп!!! – меня как-то неожиданно озарил один вопрос. – А ты через год вернешь меня в то же место и время? – спросила я, тщательно следя за реакцией Аржента. И да, поморщился он слишком очевидно. – Время в наших мирах линейно?

– Да, и игры со временем очень опасны. – тихо сказал он.

– Но меня же все потеряют. То есть уже потеряли, – растерянно пробормотала я. И, скатившись с мужчины, села на кровати и задумалась. – Сколько дней у вас в году?

– Наш год скорее всего равен вашему, ибо только в новогоднюю ночь грань миров так тонка…

– Я помню, – перебила я нетерпеливо. Да, память меня даже после более серьезных попоек не подводила. – Но у нас была не новогодняя ночь, а… ДЕНЬ ВСЕХ СВЯТЫХ. – Точнее хэллоуин в канун дня всех святых. И по преданиям ночью открывается дверь в мир духов. Или что-то в этом роде. То есть опять отсылка к сообщению между мирами. И что нам это дает? А ничего! Что делать? Как предупредить родных и друзей? Как сообщить, что я жива и невредима? Ведь даже телефона с собой не взяла. Хотя сомнительно, что он бы здесь работал. – Жень, а можно как-то весточку передать в мой мир? Письмо на бумаге? Или, допустим, на зеркале что-то нацарапать?

– А как ты догадалась про зеркала? – заинтересовано спросил Аржент. Я только брови приподняла в ответ. – Что они – универсальный проводник?

– У нас насчет зеркал есть поверья…. – отмахнулась я. – Так можно?..

– Неодушевленные предметы проще отправить в другой мир, но на это уйдет много сил.

– Мне хотя бы брата предупредить, он уже всем остальным скажет, – я состроила бровки домиком, заглядывая в синие глаза оборотня. И он тут же кивнул. На работу и трудовую книжку уже как-то плевать. Возможность побывать в другом мире я ценю намного выше. А уж роман с таким мужчиной… И да, я до сих пор не особо верю, что Аржент меня прям полюбил с первого взгляда. Но от самой идеи провести этот год с ним не отказываюсь. Вот только надо понять, какие последствия могут быть. И найти средства предохранения. А то в Ленкиных любимых романах все женщины залетали после первого же раза.

– Вечером попробую пробить окно в твой мир, не получится у меня, мне друг поможет. Дакарей обещал заглянуть на каникулах.

– Каникулы? – удивилась я. Не отпуск, не праздники, а именно каникулы. Аржент ещё учится? Я уже три года назад закончила университет. Хотя с другой стороны, в той же Италии до сорока лет обучаются. – Ты где-то учишься?

– Да, в Академии магии, этой весной на последний курс перехожу. – гордо сообщил он.

– А я же ведьма? – вспомнила неожиданно я. Аржент кивнул. – А я могу поступить в ту же Академию? Или ведьмы у вас в других заведениях обучаются?

– Для ведьм и ведьмаков есть курс общей магии и колдовства. Обучение всего один год. А вообще вас в основном в кланах обучают, – вполне нейтрально ответил Аржент. Но у меня создалось впечатление, что ему идея насчет моего обучения не понравилась.

– Почему ты не хочешь, чтобы я училась с тобой в Академии? – спросила, медленно подбирая слова. – Обучение дорогое?

– Да нет, – отмахнулся он. – Я не против. – скептически усмехнулась в ответ. Аржент выдохнул резко и выругался. – Шерп подери, забываю я про вашу ведьмовскую интуицию. На факультете ведовства есть и бесплатные места. Но конкурс большой. И даже на платное отделение не так легко попасть.

– Ты же меня поднатаскаешь? – с искушающей улыбкой спросила я, поглаживая рукой его обнаженную грудь. Ух, ну и мышцы! Прям загляденье. А уж на ощупь… Аржент накрыл мою руку своей ладонью.

– Лучше не надо искушать, – хрипло попросил он. – Я итак с трудом могу сосредоточиться на разговоре. – Я тут же убрала руку и деловито поинтересовалась.

– Так, когда, говоришь, у вас вступительные экзамены?

– За три пятидневки до начала обучения начинаются испытания. – Аржент, наконец, сел на кровати. И окинул меня хмурым взглядом. Радует, конечно, что не отказал, но почему он так против? Он же продолжил. – То есть через двадцать пять дней. Но ты уверена, что тебе это надо? Основам тебя женщины нашего клана научат.

– Хочу в Академию, – упрямо заявила я. Ещё и губы надула. Аржент ещё сильнее нахмурился. – Тем более что я буду делать, когда ты пойдешь учиться? Одна здесь куковать? Кстати, и где это здесь?– я нахмурилась. – Давай уже просвещай меня насчет вашего клана в частности, и вообще про мир расскажи.

– Я подумывал взять отпуск на год. – вроде как ни к кому не обращаясь сказал Аржент. Я притворилась, что не услышала. И он с тяжким вздохом начал рассказывать про свой мир.

Здесь также как у нас четыре время года и одно солнце. Остальное отличается хоть и не принципиально. В каждом времени года по два месяца (забавно, по губам вижу, да и слышу, что звуки другие, но по смыслу именно это понятие приписывают 40 дням). Недели здесь пятидневные, пятый день выходной, четвертый обычно сокращенный. Выходит в году 320 дней, несовпадение. Уточнила сколько часов в сутках, двадцать пять, посчитала опять несовпадение. Попросила показать их хронометр, потому что второго понятия у слова «часы» у них нет. И, слава Богу, меня поняли. И наблюдая за секундной стрелкой, поняла, что их секунда дольше нашей, даже про себя посчитала. Не могу сказать точно насколько, ибо часов на руке не ношу. Планета, как можно догадаться, больше моей родной. Но континентов всего четыре, один необитаемый из-за холодной температуры (на полюсе находится?). Мы на самом большом из них (карту мира обещали показать попозже). Мы перешли к самому интересному, то есть к расам этого мира, когда в комнату ворвались гости.

– Сколько можно в постели валяться? – вопросила женщина лет так тридцати пяти, возмущенно взирая на Аржента. – Ты свою жену кормить хотя бы думаешь?

– Мам, – возмутился оборотень. – Я же не один, а если бы…

– Не если бы, я же послушала – вы разговаривали. – отмахнулась она, с любопытством меня оглядывая. Свекромонстр? Я чуть вслух не застонала. Ситуация краше не придумаешь. Но дежурно улыбнулась, попутно натягивая рубашку Аржента пониже. – Красивая у тебя айрина, сынок. Вот только откуда она взялась? Я никого постороннего на празднике не видела…

– А Лешик не сказал? – с удивлением вопросила я. У женщины брови так и подскочили к челке. А я кивнула на зеркало и добавила. – Меня Аржент из другого мира вытащил. – А сейчас в круглых глазах «свекрови» промелькнуло изумление и страх.

– Аржент? – тихо переспросила она у сына. Он прикрыл на мгновение глаза и чуть заметно кивнул. Я снова посмотрела на будущую свекровь, но та уже взяла себя в руки. И вполне приветливо мне улыбалась.

– Мамуль, это моя невеста, Татьяна, – представил оборотень меня, чуть приобнимая за талию. – Тьян, это моя мама, Мелисса.

– Приятно познакомиться, – я снова дежурно улыбнулась, не показывая, что заметила что-то особенное в поведении Мелиссы. Но чего она так испугалась?

– И мне приятно, – вполне искренне ответила женщина. – А то Аржент прям извелся без своей половинки. Но сейчас я понимаю, почему ты медлил. – это уже она сыну сказала.

– Медлил? – я покосилась на оборотня, который даже цивильно сидя рядом умудрялся соблазнять меня одним своим видом.

– Он к оракулам ещё пять лет назад ходил.

– Оракулы? – ещё более заинтересованно повторила я.

– Мам! – рыкнул оборотень. – Лучше принеси для моей невесты что-нибудь из одежды. Как понимаешь, ничего с собой у неё нет. Так что мы сегодня по магазинам пройдемся.

– Хорошо, сейчас, родной, – Мелисса потрепала Женю по макушке. – И сразу завтракать, а то тебя, действительно, потеряли. Да и с твоей невестой все хотят познакомиться.

– А лекарь наш где? – спросил Аржент. – Сначала Тьяну нужно к нему отвести.

– Аржент? – уже возмущенно протянула женщина. – Неужели ты навредил?…

– Не говори глупостей, – фыркнул Женя обиженно. – В мире Тьяны тоже был праздник, и…

– И я – птица перепил, – закончила я вместо замявшегося оборотня. Странно, но в глазах свекрови так и не появилось осуждение, скорее добрая насмешка мелькнула.

– Да и Тьяна из техногенного мира, и уровень медицины у них явно не очень, – добавил Женя, погладив меня по спине. – Я заметил несколько старых травм на позвоночнике.

– Им всего три года, – перебила я его. А то слово «старая» резанула ухо. И вообще у меня впечатление, что я старше Аржента. Он года так на 22 выглядит.

– Тем более, – снова фыркнул оборотень. – Да и весь организм не в лучшем состоянии.

И даже не поспоришь! Я росла очень болезненным ребенком, ищущим приключения на все части тела. А потом ещё булочки и сладкое немного подпортили фигуру. Так что от оздоровительных процедур отказываться даже не подумала.

– Хорошо, я поняла, – Мелисса снова улыбнулась. – Через две минуты принесу одежду, так что сильно не увлекайтесь друг другом.

Аржент кивнул, но едва за его мамой закрылась дверь, как тут же притянул меня к себе. И очень нежно поцеловал, так, что у меня перехватило дыхание от его осторожности. Прильнула к его груди, отзываясь на ласку всей своей сутью.

И мы все-таки увлеклись, так что даже не услышали стук двери. На покашливание первым отреагировал Аржент. Он с явным сожалением выпустил меня из объятий, перехватывая у матери одежду.

– Выйдешь, пока я переоденусь? – сипло спросила я.

– Может, я просто отвернусь? – предложил он. И отвернулся. Как вчера. Вот только сейчас я сразу раскусила его хитрость.

– Неа, не прокатит, – со смехом сказала я и демонстративно помахала ему в отражение. А этот гад даже не смутился, просто пожал плечами. – Жень, а у тебя ванная комната есть?

– Есть, – он кивнул на неприметную дверь с другой стороны кровати. Я кивнула и направилась в ванную. Там была и дверь в более нужную мне комнату. Переоделась в принесенное платье я быстро, белье-то я на ночь не снимала. Так что скинуть рубашку и нырнуть в платье дело одной минуты. Вот только, что с прической делать. Ванная комната сугубо мужская, и где искать здесь расческу не знаю. Немного раздербанила волосы пальцами и собрала в кривую шишку. А в комнате мама с сыном о чем-то активно шептались. Или о ком-то. Вот черт, и почему я не додумалась подслушать?

– Ой, как тебе платье-то идет, – заметила Мелисса. Да? Подошла к зеркалу. И правда, прямой фасон никогда особо не шел мне, а тут я аж засмотрелась. Воротник под подбородок, крой прямой, но с учетом округлой фигуры, и два разреза по бокам, примерно до колен. Чем-то напоминает вьетнамское национальное платье, но не такое яркое. Хотя цветочный принт имеется, да и ткань поразительно на атлас похожа. Тем временем, Аржент подошел ко мне и растрепал неаккуратную шишку. А свекровь, осознав, что  сына сейчас опять на нежности потянет, предложила мне побыстреее покинуть помещение. – Пойдем, милая?

Я быстро обулась в осенние ботинки и направилась к двери. Уж очень хочу посмотреть на новый мир, поэтому допрос пока проводить не буду.

Глава 3

Пока шли я успела задать Мелиссе несколько вопросов насчет нравов и обычаев оборотней. Больше ища подтверждения информации, что выдал мне оборотень. Отвечала она охотно и благожелательно. И я никак не могла понять: она, действительно, настолько милая? Или это игра? Впрочем, по глазам заметно, что Мелисса – счастливая женщина. А счастливые люди не могут быть злыми или завистливыми. Вот только и какое-то беспокойство я тоже уловила в ней. Интересненько… Неужели моя эмпатия в этом мире усилилась? Обычно я ловила и даже немного «заражалась» негативом. Поэтому всегда тянулась к оптимистам и просто добрым людям. За болтовней, мы как-то слишком быстро дошли до комнаты целителя. А я, кстати, так и не поняла – это замок или просто большой особняк? Впрочем, за окном я крепостной стены не видела, так что скорее всего второе.

Мелисса представила меня лекарю и, повинуясь его жесту, покинула помещение. Добрый дядька с умными глазами внимательно осмотрел меня, чуть прищурив глаза. Потом сделал сложный пасс рукой, вырисовывая в воздухе зеленую «руну», которая с разбега врезалась в меня, не причинив боли. Голова сразу прошла, как и легкое подташнивание.

– Ложись на кушетку, на живот, – распорядился он. – Позвоночником твоим займусь.

Что он там делал, я не видела, но неприятных ощущений не было. И ещё он периодически ворчал себе что-то под нос, чем напоминал мне моего деда.

– А теперь, Татьяна, надо будет немного потерпеть, – он резко надавил на какую-то точку. Позвоночник аж хрустнул и вроде как встал на место. – Повернись на спину. – его рука чуть задержалась на шее, и начала спускаться ниже, уже не дотрагиваясь до кожи. И замерла над низом живота. – Нужно будет ещё немного потерпеть.

Уй! Ёёёёё! С трудом сдержалась от матов.

Буквально через минуту от боли остались одни воспоминания. А лекарь тем временем сполоснул руки под краном с водой.

– Проточная вода помогает снять напряжение и усталость, – пояснил Карен в ответ на мой заинтересованный взгляд. – Да ты и сама должна это знать. – Я только пожала плечами в ответ на это заявление. – И ещё: тебе больше не будет больно во время соития. – Я аж в осадок выпала. Он чуть смутился. Но решил все же пояснить. – Матка нестандартно была расположена, поэтому при глубоких фрикциях тебе было больно. А с учетом того, что ты невеста оборотня… Короче, считай это подарком на свадьбу.

– А можно мне ещё один подарок? – решила понаглеть я. Раз мы заговорили на столь интимные вещи. – Мне бы какое-нибудь противозачаточное средство.– Карен удивился и очень сильно. Несколько секунд молча смотрел в мои глаза. И я решила пояснить. – Мне бы только на первое время. А то я даже мир не успею посмотреть, как окажусь беременной. Слышала, что оборотни очень плодовиты.

– Только с айриной, – ответил тот хмуро. – Мир посмотреть?

– Мир посмотреть. В Академии поучиться, с драконом выпить, демону морду набить, ректора приворожить и так далее по списку.

– Что за список? – уже очень удивленно уточнил лекарь.

– Список дел попаданки. – с очень серьезным видом ответила я. Но глядя в круглые глаза Карена, не выдержала и рассмеялась. – Я просто хочу посмотреть этот мир. Заодно и научиться пользоваться магией. В нашем мире её нет.

– Так ты из другого мира? – с облегчением произнес Карен и заулыбался. А потом все же нахмурился. – Так говоришь, в вашем мире магии нет? – он подошел к шкафу, в котором стояли книги. И достал маленькую, будто детскую книжку. – В нашем мире в первый день нового года принято дарить подарки, это книжка моей дочери. Здесь прописаны азы колдовства, так что она тебе пригодится.

– Спасибо, – искренне, с чувством сказала я. – Вот только мне нечем отдарится в ответ.

– Я понимаю, но знай, что подарки новогодние не подразумевают того, что ты обязательно должна ответить.

– А что мне Арженту подарить? – всерьез озадачившись этим вопросом, я даже вслух его произнесла. – И его родным?…

– Не беспокойся, для Аржента ты – самый лучший подарок, да и для его родичей тоже.

– Спасибо вам. За всё! И за лечение и за подарок, – сказала я, с трудом сдержав порыв обнять оборотня. Вдруг здесь это не приветствуется.

– А противозачаточное зелье я сегодня приготовлю и передам тебе.

А в коридоре меня уже ждал Аржент, нетерпеливо поглядывая на дверь. И пока мы шли в столовую, он успел меня раз пять поцеловать: в висок, в шейку, в ушко, снова шейку. А его рука, размещенная изначально на талии, постоянно соскальзывала на бедро. Я со смехом возвращала её на талию, а в конце уже возле лестницы выскользнула из цепких лап оборотня.

– Поймаешь, поцелую, – предложила я, скатываясь по перилам на первый этаж. Ох, зря я так! Меня поймали буквально на лету и зацеловали до полусмерти прямо на лестнице.

– Аржент, совесть-то поимей, – донесся знакомый голос с первого этажа. Лешик? Мой оборотень с тихим рыком отстранился и, подхватив меня на руки, в три прыжка спустился по лестнице. И вскоре меня представили всему шумному и дружному семейству оборотней. Или правильнее сказать клану? На пятом имени я отказалась даже от попыток запомнить, благо мой оборотень пообещал при необходимости подсказывать мне. И да, это была семья, клан намного больше. Как я поняла, что всё поселение (деревня?) – это один клан. Отец Аржента, был альфой. Его брат – бета. Старший брат моего жениха – будущий глава стаи. Сам Аржент отличается от остальных большими способностями к магии, поэтому и решил он учиться в Академии. Родные не протестовали. Кстати, как оказалось Арженту уже 39 лет, в этом мире оборотни спокойно доживают до 150 лет, магически одаренные и того больше. И тут я всерьез задумалась о своей продолжительности жизни. Уже через 20 лет я стану ягодкой, причем не первой свежести.

– Жень, а сколько ведьмы живут? – шепотом уточнила я у оборотня. У меня надежда только на свою магию.

– В зависимости от потенциала, – задумавшись, ответил Аржент. – А ты о себе спрашиваешь? Не переживай, после обряда единения у нас станет один срок жизни. Это подарок Алельи тем, кто любит и любим.

– То есть всем созданным ею парам?

– Нет, – он ещё и головой покачал, чтобы подчеркнуть свой ответ. – Тем, кто прошел обряд единения. После него мы будем парой и перед жителями этого мира и перед Богами.

– И никто не посмеет разлучить нас? – с легкой подразнивающей улыбкой спросила я. И опять в его синих глазах мелькнула грусть, но он быстро взял себя в руки. И тепло улыбнулся мне, снова прижимая к себе. Кстати, к его вольностям все относились снисходительно. Остальные пары не так открыто демонстрировали чувства, но от Аржента сдержанности будто и не ждали. И вообще лично ко мне отнеслись, как к члену семьи. Потерянному на некоторое время и вновь обретенному. Эмпатия мне подсказывала, что меня здесь заочно любят. И все же… всё же где-то на задворках чувств окружающих мелькали и грусть и опаска. Или это мелькало в их взглядах, когда они понимали, откуда у меня столь необычное имя: Татьяна.

После завтрака все направились к огромной ели в центральном зале и стали разбирать подарки. И да, там нашлось и несколько коробочек и для меня. Воспользовавшись всеобщей суетой, решила полистать книжку, подаренную лекарем. И здесь меня ждало огромное разочарование. Нет, даже не так! Это был просто гигантский облом. Я не понимала ни слова: я вертела книгу и так и сяк, но не могла разобрать ни буквы. Аржент вскоре заметил мои мучения и обеспокоенно спросил, что не так.

– Я не могу прочитать, я не понимаю ваш письменный язык. – растерянно пробормотала я. И с надеждой посмотрела в его глаза. – А ты можешь снова щелкнуть пальцами? У вас есть заклинания, которые обучат меня письму? – Аржент посмотрел внимательно в мои глаза и медленно покачал головой. А как я тогда поступлю в Академию? – Совсем? – с тихой паникой уточнила я.

– Сильные менталисты могут «пересадить» необходимые воспоминания, но я не менталист, Тьяна. Прости.

– А их услуги дороги? – задала я новый вопрос.

– Такие – да, дорогие. И честно, я даже не знаю, кто за это возьмется. – он развел руками. Что ж, тогда придется поднапрячься и постараться выучить их буквы за оставшиеся 25 дней. В конце концов, никто не мешает мне писать лекции на родном, русском языке. А учебники мне может и Аржент читать, как сказки на ночь. Я улыбнулась, представив, к чему будут приводить такие «сказки». Аржент снова обнял меня за талию и шепнул на ухо. – А ты подарки не хочешь свои посмотреть?

– Если честно – мне неловко. Ведь у меня подарков нет, – откровенно шепнула я. Оборотень мягко улыбнулся и поспешно заверил меня, что для него лучший подарок – это я. И это фраза так напомнила волка из мультфильма «Ну, погоди!», что я не сдержала вопроса. – А когда ты мне своего волка покажешь?

– А ты не испугаешься? – тихо, но очень серьезно спросил Аржент. Я уверенно покачала головой. – Вот и правильно. Волк никогда не обидит свою пару. Помни об этом. – он быстро поцеловал меня, скорее даже чмокнул в губы. А после достал внушительный пакет из-под ели и быстро вытащил из неё светло-голубую шубу из зверька, поразительно похожего на норку. Судя по меху. И накинул мне её на плечи. Я тут же просунула руки в рукава, догадываясь, зачем он это сделал. И уже спустя минуты мы выходили на заснеженную террасу. – У тебя ботинки теплые? – уже спускаясь по лестнице в сад, уточнил Женя. Я уверенно кивнула: на улице тепло, по ощущениям, чуть меньше ноля. Далеко отходить мы не стали. Скинув рубашку, Аржент за какую-то секунду перевоплотился в волка. Честно, я думала, что он будет темного, если не черного окраса. Но нет, он был белоснежным и таким красивым, что я невольно залюбовалась зверем. И как завороженная, протянула руку к нему. Он тут же лизнул мое запястье, и потерся носом о живот (я же шубку не застегивала).

– Аржент, а ты меня сейчас понимаешь? – уточнила я, поглаживая его по голове. Не удержалась от искушения и зарылась пальцами в густую шерсть. Волк склонил голову на бок и, казалось, насмешливо посмотрел на меня. А потом все же медленно кивнул. Я почесала его за ушком, отчего он блаженно прикрыл глаза. – А ты меня покатаешь? – он довольно крупный, чуть больше пони, так что наглости в моем вопросе если и было, то совсем немного.

– Покатает, – из-за спины раздался голос Мелиссы. Я обернулась. – Обязательно. Но только когда ты оденешься потеплее. А сейчас – быстро в дом. Куда вообще вылезла с голыми ногами? – проворчала она мне и добавила сыну.– И ты куда смотрел?! Или совсем мозги растерял?

И под такое доброе ворчание мы вернулись в особняк. Аржент отлучился буквально на минуту. И пришел обратно уже в человеческом обличии, по дороге застегивая рубашку. И тут же вручил мне позабытые подарки. Как оказалось, Мелисса мне подарила сумочку ручной работы из натуральной кожи (я так думаю, что загадочный зверь дермантин здесь не водится) и кошелек, не пустой. И на ушко шепнула, что женщина всегда должна иметь мелочь на карманные расходы. Сестра Аржента, Примула подарила мне красивый гребень, ленты и заколки для волос. Аржент, помимо шубки, за которой он отправил Лешика с утра пораньше, подарил мне ювелирные украшения. Серьги, ожерелье и браслет.

– За остальными подарками отправимся, как только ты оденешься потеплее. – заявил он мне и подтолкнул к лестнице. Я хотела поупрямиться (не люблю я магазины), но была подхвачена на руки и доставлена таким образом в комнату. На кровати лежало уже более теплое платье и колготки. А рядом с дверями стояли женские сапожки и, судя по меховой опушке, это был явно зимний вариант. В этот раз я Аржента выгнала из комнаты и основательно уже оделась. И волосы расчесала, собрав их в простую косу, которые здесь носили практически все. Только девушка Лешика и кузина Аржента подросткового возраста ходили с распущенными волосами. Прихватив сумку с кошельком, я вышла в коридор.

– С косами у нас замужние женщины ходят, – оглядев меня, сообщил Аржент. – Невесты и просто девушки на выданье ходят с распущенными волосами.

– А шишка? – уточнила я, расплетая косу.

– То, что ты утром сделала? – спросил оборотень. Кивнула в ответ. – Благородные леди собирают волосы в сложные прически. Целители, зельевары, повара прячут волосы под колпаки. Ведьмы предпочитают шляпки.

– Серьезно? – со смешком переспросила я, распустив волосы по плечам. Аржент кивнул и снова поцеловал меня в губы.

– Можем и тебе купить, если захочешь.

На выходе из особняка он снова надел на меня шубу. И тут же накинул капюшон на голову, хотя погода на улице была теплая. Я даже ожидала услышать капель, яркое солнце существенно пригревало. Но нет, её пока не было.

Поселение оборотней напоминало коттеджный поселок современного мира. Из-за снега я асфальт разглядеть не могла, но под ногами месива не было. Особняк Аржента был в центре, рядом с ним была площадь с елкой в центре и ледяными горками. Рыночная? Или для вот таких народных гуляний? Несколько ларьков с едой расставлены в хаотичном порядке. Пройдя её насквозь, мы попали на улочку с разнообразными магазинами. Мы зашли в ближайший, где торговали готовыми платьями. Как оказалось, здесь были и портнихи, которые в течение 10-20 минут подгоняли выбранную одежду под размеры покупателя. Продавщица оказалась приятной доброжелательной женщиной. Поэтому вскоре мы нашли общий язык. А уж фраза Аржента, что в финансах я не должна себя ограничивать, развязала нам обеим руки. Никогда не замечала себя в транжирстве. Но остановилась только на восьмом платье. Здесь мода на платья начала двадцатого века. То есть уже без кринолина, но минимальная длина до щиколоток. Заказала себе и бальные платья, целых две штуки.

– А брюки и рубашки? – спросила я самое насущное. После выбора платьев, юбок и блузок. Айка удивленно посмотрела на меня. И Аржент поспешил вмешаться.

– Татьяна – ведьма. Будет учиться в Академии. – Айка тут же понимающе закивала, и я уточнила сразу и у неё и у Жени.

– А у вас девушки не ходят в брюках?

– А у вас ходят? – удивилась Айка. – Не слышала о подобном в человеческих землях. Это только на юге наложницы в шароварах разноцветных расхаживают в гаремах. И орчанки…

– В основном, не надевают, – перебил её оборотень. И тут же добавил. – Магам и ведьмам дозволено больше.

Брюки мы мне заказали. За нижним бельем направились в другой магазин. Я честно предложила Арженту подождать за дверью, но он остался. Сам виноват. Ибо после вполне адекватных ежедневных наборов (а косточки они ещё не изобрели!), я начала изучать сорочки не для сна. Так что в разыгравшемся воображении оборотня я не виновата. И вот нечего мной прикрывать свой стояк.

– Я, пожалуй, все же выйду, – прохрипел он вскоре и сбежал.

После были магазины обуви, парфюмерные магазины, где, как оказалось, торговали и душистыми мылами и зубной пастой. В лавку с зельями я затащила Аржента почти насильно. Он все ссылался на маму, точнее на то, что она готовит лучшие зелья. Ведьма она, как он признал. Я расспросила важного алхимика по ассортименту, тот так неохотно отвечал, что вскоре я забила. И уже развернулась на выход, когда вспомнила о насущных потребностях.

– А у вас есть противозачаточное зелье?

– Есть, – откликнулся алхимик. Рука Аржента сжала мое запястье чуть сильнее, но он тут же ослабил захват. – Вам на один раз? Или сразу на месяц возьмете? Оптом дешевле, – и как-то ехидненько посмотрел на моего жениха.

И это мне категорически не понравилось. Какого хрена происходит?

– Спасибо, может, в следующий раз, – буркнула я и дежурно улыбнулась. Взяла Аржента за свободную руку (в другой он умудрялся нести многочисленные пакеты) и поспешила на выход. На улице молча дошли до следующего магазина. И уже на крылечке я остановилась и посмотрела на Женю. – А что это было? – оборотень ответил напряженным взглядом.

– Ты не хочешь от меня детей?

– Не сейчас, – нетерпеливо ответила я. Его взгляд полыхнул, и я поняла, что надо пояснить свою мысль. – Я хочу учиться, хочу узнавать этот мир. А не залететь в ближайшую же неделю.

– Залететь? – переспросил он растеряно. Я с трудом сдержала желание треснуть себя по лбу.

– В переносном смысле, в моем мире означает забеременеть случайно, а не по желанию, – терпеливо пояснила я. Он молчал, а я спросила уже подозрительно. – Или ты как раз себе инкубатор искал?

– Почему ты так думаешь? Я хочу, чтобы мы прошли обряд единения, – возразил он, сосредоточенно нахмурив лоб. Протяжно выдохнула, не думала, что будет так сложно. Впрочем, сама виновата, что неправильно пояснила слово инкубатор.

– Перефразирую вопрос. Тебе айрина нужна или ты больше о детях мечтал?

– Айрина, – уверенно ответил Женя. Не успела я расслабиться, как он продолжил. – Но и о своих щеночках я тоже мечтаю. – Щеночки? Ежкин кот.

– Во сколько у вас дети начинают оборачиваться? – спросила я нервно. – Или от тебя я рожу щенка, а не человеческого ребенка?

– Ребенка. В 7-8 лет первый оборот, – ответил Женя растерянно. – Магически одаренные могут чуть раньше обратиться. – От облегчения я расслабленно прислонилась к стене. Не уверенна, что смогла бы согласиться на ребенка от него, если бы мне сейчас сообщили, что рожу я волчонка. На такое моя психика не согласна. Категорически. Женя обнял меня, обеспокоенно вглядываясь в мои глаза. И я потянулась к его уху, решаясь на столь интимный вопрос.

– И последний на сейчас вопрос, – заглянула в его глаза и шепотом спросила. – Ты будешь человеком в моменты близости?

– Да, – твердо ответил он. Голос выдал некоторое удивление. – С людьми мы никогда не принимаем другое обличие для плотских утех. Только с самками своего вида могут быть варианты.

– И? Тебя это устраивает? Не пожалеешь, что не нашел себе самочку из своих?

– Ты глупости спрашиваешь, родная. – фыркнул он. – Я уже никого другого рядом с собой не вижу.

– Уже влюбился? – со смешком уточнила я, все ещё не веря в эту волшебную любовь по повелению богини.

– Ещё вчера, – признался он, серьезно глядя в мои глаза.

– Аржент, – растерянно протянула я. – Не знаю почему, но я тебя ещё не люблю. Не понимаю, почему правило истинной пары на мне не срабатывает…

– Какое правило? – переспросил он нетерпеливо.

– Ну то, что мы сразу полюбим друг друга…

– Это не правило, – снова перебил он меня. – Мы идеально подходим друг другу, мы – половинки одного целого. Но даже боги не могут заставить полюбить кого-то против воли.

Глава 4

То есть любовь между такими парами не даруется априори? Неожиданно. Хотя стоило догадаться, хотя бы по наличию гаремов у правителей. Это надо обдумать.

– Может, пойдем дальше? – спросила я, пряча растерянность. – Нам нужно ещё в книжный магазин заглянуть.

– И в магазин с женскими мелочами, – зачем-то напомнил он с мягкой улыбкой. Выдохнув, он тихо предложил. – Тьяна, я спрошу у мамы насчет противозачаточного зелья, но в ту лавку я не советую обращаться. Я не уверен в качестве его зелий, да и ходят слухи, что Верден и запрещенными приторговывает. Поэтому у нас с ним взаимная неприязнь.

– А почему он так ехидно на тебя посмотрел, уточняя насчет количества?

– Просто он знает, что я магически одарен. А значит, о детях от меня может беспокоиться только моя айрина.

– Хочешь сказать, что обычная человеческая девушка от тебя забеременеть не может? – спросила я. И Аржент кивнул.

Фух, а я уж подумала, что он часто сюда подружек водит. А так получается Вердена насмешило, что избранная не хочет ребенка от своей половинки. Да ещё и свекрови не доверяет, раз сюда обратилась. Уппс. Я виновато улыбнулась и потерлась носом об его плечо. Заметила, что ему нравится, когда я дотрагиваюсь до него. Вот и сейчас сразу как-то оттаял. И перехватив мою ладонь, потянул в магазин. Как оказалось, здесь торговали и канцелярией и книжками. Их грифели были похожи на наши карандаши. А вот самопишущие ручки (слава богу, не перья!) имели странную овальную форму. Тетрадки больше блокноты напоминали. А вот книги имели вполне стандартный вид, и даже были напечатаны. Бумага имела чуть зеленоватый оттенок. Крапиву используют? В этом магазине я зависла надолго, как и в следующем. С женской кожгалантереей и прочими мелочами. Здесь были и заколки, и ленты, и что-то похожее на резинки для волос.

Домой вернулись, когда уже опустились сумерки. Я к тому моменту изрядно проголодалась, о чем вскоре узнали все окружающие, так заунывно урчал мой желудок. Аржент не стал дожидаться совместного ужина, увел меня на кухню, где мы вкусно поели. А после направились в спальню, где я смогла спокойно подумать над содержанием письма брату. Надеюсь, он не подумает, что я конкретно сошла с ума, если я напишу ему про другой мир? А все равно выхода у меня особо нет. Иначе мое внезапное исчезновение не объяснишь.

«Ванька, ты не поверишь. Но я попала в другой мир. И знаешь почему – меня мой суженный к себе затащил. Он очень милый, но при этом оборотень, лохматый и мохнатый. А если серьезно – у него вторая ипостась – белоснежный волк. Он сын вожака, поэтому бедствовать мы не будем. И если вдруг не сойдемся характерами – он пообещал вернуть меня обратно в мой мир. Через год. Знаю, что это похоже на бред, но прошу мне поверить. И успокоить моих друзей и нашу бабушку. Постараюсь весточки тебе почаще слать, хотя это не так просто. Люблю и целую. Передавай малому и Вере привет. Твой Таньчик.»

Завернула послание в конверт, подписав его «Ване Веселову», и протянула Арженту. Не запечатала его, негласно предлагая прочитать его. И обрадовалась, когда он этого не сделал. И только после с запозданием поняла, что он, возможно, не сможет прочесть его. Из-за той же проблемы, не поймет нашу письменность.

– А почему твой волк белоснежный? – спросила я с любопытством. – Ты же брюнет.

– Магия, я владею магией льда. И если ты научишься черпать силу из моего источника, то зимой больше не будешь чувствовать упадка сил.

– А как это? Черпать силу?

– Ведьмы от магов отличаются тем, что своего источника не имеют, но могут пользоваться окружающими источниками. В твоем случае тебя питает сама природа, быстрее всего подзаряжаешься в лесу. И тут я могу тебе предложить прогуляться завтра в сосновый бор. И если ты, действительно, не боишься волка, то я могу и сам доставить тебя туда, – он улыбнулся и присел на корточки рядом со мной. Провел пальцами по моей щеке и подбородку и порывисто поцеловал меня, когда я ответила уверенным кивком на его предложение. А уже в следующую минуту мы целовались, как сумасшедшие. Неожиданно поняла, что уже сижу на его коленях. И судя по его умелым действиям, скоро буду лежать, и не важно где: прямо здесь на полу или же на кровати. Поэтому я, собрав всю волю в кулак, отстранилась от него.

– Обучение, – хрипло прошептала я в ответ на его взгляд. – Мы планировали заняться моим обучением.

– Да, – выдохнул он и взлохматил свою шевелюру. Одним движением пересадил меня обратно на стул. И поднявшись, переместил ещё один стул к секретеру. – Начнем с письменного языка? По магии я попрошу маму объяснить тебе азы, или сестру. А в целом по нашему миру тебя будут просвещать все понемногу.

– Жень, – позвала я его неуверенно. – Ты так и не сказал мне, почему не хочешь, чтобы я училась в Академии.

– Родная, если ты хочешь этого – я сделаю все возможное для твоего поступления в академию, – ответил он мягко. Он опять не ответил на мой вопрос. И если он думает, что я не замечаю этих недомолвок, то он ошибается. И видимо, чтобы сбить меня с толку, он заявил. – Я так боялся, что тебя напугает мой волк… Особенно, когда ты сказала, что из безмагического мира. И так рад, что оказался неправ. Только не понимаю, отчего так.

– У нас столько книг и фильмов на тему оборотней, что пугаться было бы странно.

– А что такое фильмы? – заинтересовался Аржент. И пришлось объяснять на пальцах. А это оказалось нелегко. И только более-менее разобравшись, он вернулся к моему вопросу. – С чего бы начать?

– Наверное, с алфавита, – пробормотала я. – Хотя нет, скажи, какой у вас принцип письма. – он озадачено нахмурился. – У нас, русских, например, слева направо, и строчки идут сверху вниз. У арабов, это другой народ, справа налево. У китайцев, насколько я знаю, столбиками. А у японцев, как заблагорассудиться.

– У нас, как у русских, – я выдохнула с облегчением. Слава всем богам.

– Один символ означает одну букву? – новое мое уточнение. – Точнее один звук. Так давай я напишу свой алфавит, а ты напишешь, как выглядят эти буквы в твоем языке.

Так мы и начали изучение языка этого мира. Я писала букву и озвучивала именно её звучание, он писал напротив этой буквы свою. Затруднение возникли только с несколькими буквами. Долго объясняла смысл мягкого и твердого знака, прежде чем Аржент твердо заявил, что у них его нет.

– А у вас прописные буквы сильно отличаются от печатных? – и снова мой вопрос вогнал его в ступор. Пришлось показывать на примере буквы «Т». Оказалось, что почти нет, при письме только углы некоторые смазываются. И тогда я взяла местный букварь. И первая буква их алфавита оказалась «О». Я несколько увлеклась «азбукой», поэтому Аржент решил сходить к маме за зельями и сразу договориться о моем обучении на завтра. Рассеянно кивнула, не отрываясь от чтения по слогам. Взрыв мозга просто.

Неожиданно вспомнив о своих многочисленных покупках, я растерянно огляделась по сторонам в поисках пакетов. И не нашла их. Нахмурившись, подошла к шкафу: так и есть, половина полочек занята моими вещами. А в другом отсеке висели мои платья, блузки и юбки. И одни брюки с рубашкой, единственное, что удалось сразу подогнать под меня. Остальное Айка обещала прислать в ближайшие дни. Хотелось уже избавиться от платья и переодеться во что-то более домашнее. Но из домашнего были только сорочка и халат (пижамы я себе тоже заказала в магазине нижнего белья). Поколебавшись, я взяла все-таки самый скромный комплект и направилась в ванную. Не думаю, что могут возникнуть проблемы с их водопроводом. Но они возникли: душа не было. Пришлось набирать ванну, что очень замедляло процесс.

– Тьяна, – окликнул меня из комнаты Аржент. И в его голосе я уловила испуг, поэтому поспешила выйти из уборной.

– Жень, – окликнула я его. А то он уже какую-то руну чертил на зеркале. На его лице отразилось такое облегчение, что я, не удержавшись, улыбнулась. После первой волны облегчения его взгляд полыхнул раздражением. И я поспешила пояснить. – Я хотела переодеться и поняла, что мне просто необходимо освежиться.

И в ту же секунду оказалась в его довольно таки тесных объятиях.

– Не пугай меня так больше, – попросил Аржент тихо.

– Да куда бы я делась из этого особняка? – попробовала добавить я рационализма в наш разговор.

– А кто тебя знает, – буркнул он.

– А вот с этого момента поподробнее, – улыбнувшись, протянула я. – Неужели есть способ вернуться в свой мир? Или куда-то в другое место перенестись?

– Нет, – твердо ответил он. – Я просто тебя так долго ждал, что теперь боюсь потерять. И это иррациональный страх. – Я только скептически хмыкнула на это. Развернулась и направилась в ванную комнату. Аржент увязался следом.

– Я хочу принять ванну.

– И я хочу, – ответил на это Аржент и протянул мне флакон с противозачаточным зельем. Намек более чем прозрачен, оттого я и начала стремительно краснеть.

– Аржент, я…– начала я смущенно и замолчала. Представить себя купающейся в ванной с обнаженным Аржентом пока не могу. Не настолько раскованная. Да и недостатки собственной фигуры смущают. Вот как избавлюсь от лишних сантиметров на талии, так и будем вместе купаться. А что тогда сказать? Не хочу пока продолжения? Так это неправда, ведь меня тянет к оборотню неудержимо. – Давай не будем торопиться? – предложила я несмело. В конце концов, необходимо понять, что он пытается от меня скрыть. Женя медленно кивнул, я забрала флакон и сделала ещё один шаг по направлению к ванной комнате.

– Тьян, я столкнулся с Кареном на подходе к своей комнате. Он попросил передать тебе зелье, – он протянул мне ещё один флакон. – И рассказал о подарке, что нам преподнес. Скажи, тебе всегда было больно с мужчинами? – я отвела взгляд. Что за гадство? А как же врачебная этика? Или у них подобного нет? Хотя Карен же на клан работает, а не на меня.

– Почему? Иногда было неплохо, – промямлила я в ответ. – Я даже знаю, что такое оргазм, – я, наконец, подняла взгляд. И натолкнулась на насмешливый взгляд Аржента. Не верит?

– Родная, чего ты так боишься? Я же должен понять… – я прикусила губу в нерешительности.

– Мой первый мужчина был… кхмм…. похожей комплекции. И это было ужасно. Всегда, – припечатала я в конце. И пока мне трудно поверить, что боли теперь не будет.

А ещё я очень боюсь разочароваться в Арженте. Я же не буду больше терпеть, если не понравится. Или притворяться, что мне хорошо. Я просто уйду. Попробую поступить в Академию. Не получиться пройти на бесплатное, пойду работать, да хотя бы продавщицей или официанткой. А для того, чтобы выжить в незнакомом мире, нужны элементарные знания. Сегодня, например, я пыталась разобраться в ценовой политике, когда Аржент расплачивался в магазинах за мои покупки. И нет, я не считаю себя эгоистичной стервой. В конце концов, это он виноват, что я оказалась здесь без вещей и средств к существованию.

После моего заявления Аржент подвис капитально, ведь со своей «комплекцией» он сделать ничего не может. Чем я и воспользовалась, проскользнув в уборную. Вот только щеколды в ванной не было. Оглядевшись, я обнаружила стул и подперла дверь им. Не остановит, но задержать ненадолго сможет. И нет, Аржента я не боялась. Где-то на подсознательном уровне знала, что он не причинит мне вреда. Но его недомолвки меня уже напрягали. Что не так с моим попаданством?

С ванной затягивать не стала, минут пять отмокала, а после быстро смыла с себя запахи уже почти двух дней. Усталость навалилась с удвоенной силой, но я упрямо боролась с ней. Тщательно вытерлась и раздербанила волосы пальцами. Надела черную атласную сорочку в пол и халат такой же длины. Тщательно завязала пояс на узел и подошла к зеркалу. Ошеломительно. Не думала, что мне так черный атлас пойдет. Мои глаза каре-зеленого цвета, но сейчас под действием то ли сильных эмоций, то ли магии стали насыщенного темно-зеленного цвета. Я замечала и раньше, что их оттенок меняется в зависимости от настроения, но такими яркими они никогда не были. А благодаря маске для волос, что я купила сегодня в магазине, каштановые волосы даже сейчас, мокрые и запутанные, выглядели, как после похода к стилисту. Да и в целом, после сеанса исцеления у Карена, я выглядела свежей и отдохнувшей.

Выдохнула и вышла в спальню, не зная к чему готовиться. Аржент опять зажег свечи и расставил возле зеркала в произвольном порядке. А на зеркало была нанесена руна. Услышав мои шаги, оборотень резко обернулся. И снова подвис, взглядом скользя по моей фигуре.

– Подойди ко мне, – хрипло попросил он. Сглотнул и уже более спокойно продолжил. – Мне нужна твоя помощь, чтобы построить окошко в твой мир.

Я послушно приблизилась, он указал на место впереди себя. Переместилась, и он тут же прижался к моей спине, становясь впритык. Взял мою ладонь и положил на светящийся символ. Сверху положил свою руку и будто пустил энергию по нашим ладоням, напитывая символ магией.

– А теперь представь знакомое зеркало, а точнее вспомни его в деталях. Желательно чтобы рядом была горизонтальная поверхность, куда можно опустить письмо.

Кивнула и, закрыв глаза, сосредоточилась на задании. В голову сразу пришел старенький трельяж в зале нашей квартиры. Я в его отражении почему-то всегда выглядела хорошо. Поэтому сейчас без проблем воссоздала его образ в воображении. И добавила желание увидеть, что сейчас происходит по ту сторону зеркала, если считать, что наше и это зеркало – это окошко между мирами. Аржент произнес какое-то непонятное слово, а после выразительно хмыкнул. Я открыла глаза и вместо своего отражения увидела зал. Никого в комнате не было, хотя из кухни шел свет. Ужинают? Интересно, а с той стороны нас могут увидеть? Аржент поднес конверт к светящемуся символу и просунул его сквозь зеркало.

– Осторожнее, – посоветовал он, заметив, что я начала ощупывать поверхность стекла. Я чуть надавила ладонью, и грань миров поддалась. И тут же ладонь обожгло яркой болью, будто тысячи лезвий пронзили кожу. Вскрикнув, отдернула руку от зеркала. – Я же предупреждал, – укоризненно произнес Аржент, прижимая меня к себе. Изображение начало гаснуть, и уже в последние секунды я увидела вбежавшего в зал племянника. Матвей что-то говорил, обращаясь к кому-то на кухне, и усиленно указывал на конверт. Будто пытался что-то доказать. Что было дальше, я уже не увидела. А боль в ладони как-то быстро притупилась и исчезла, так что я даже пожалела, что не смогла потерпеть и смолчать, а то бы увидела продолжение.

Полуобернулась к оборотню и чмокнула его в щеку.

– Спасибо, Аржент. – с чувством сказала я. Он же обнял меня, положив руки на живот, и коротко поцеловал в губы.

– Всё, что пожелаешь, – ответил он тихо и устало. Много магии ушло на окошко в мой мир? Я озадаченно нахмурилась, обдумывая этот вопрос, и не сразу заметила, как Женя начал развязывать поясок от халата. Однако когда его ладонь скользнула к груди, возражения замерли на моих губах.

Ой-ой-ой, кажется, сейчас начнется совращение малолетних. Это в свете отрывшегося возраста Аржента, я себя к малолеткам отнесла. И все разумные доводы про «не торопится» как-то слишком быстро покинули шальную голову. А поцелуй окончательно прогнал все сомнения.

Халат будто сам собой скользнул на пол. Аржент, не разрывая поцелуя, подхватил меня на руки и отнес на кровать. Не уложил, а поставил на ноги. И я с удивлением поняла, что всего на несколько сантиметров выше его сейчас. Его ладони погладили мою спину, в неспешной ласке поднялись к надплечьям. И подцепив пальцами бретельки сорочки, он спустил их с плеч. Тяжелый атлас, чуть задержавшись на груди, соскользнул вниз. Судорожно выдохнула, когда Аржент чуть отстранился и окину меня обжигающим взглядом. Руки дернулись сами собой, чтобы прикрыть грудь.

– Не надо, – шепнул Аржент и осторожно убрал их, положив мои ладони себе на грудь. И его пальцы начали исследовать меня. Оборотень не спешил: его прикосновения были такими легкими и нежными, что это даже вызывало умиление. Он будто боялся ненароком повредить мне. Я решила не стоять истуканом и начала расстегивать пуговицы на его рубашке. И видимо, это было моей ошибкой, Арженту отказала выдержка. Он резко притянул мня к себе и поцеловал уже не так осторожно. Ой, а предохранение?! – запоздало мелькнула мысль и я попробовала отстраниться. И снова Аржент сразу поддался моему напору.

– Ар…– начала я, но оборотень меня перебил.

– Не торопиться. Я помню, – хрипло сказал он.– Я просто хочу доставить тебе удовольствие.

Я озадаченно хлопнула ресницами, пытаясь осознать его фразу. Но мне банально не дали на это времени. Мои губы снова взяли в плен в умопомрачительном поцелуе.

Глава 5

Не помню, как я оказалась уже лежащей на постели. Зато помню обжигающие поцелуи Аржента. А что вытворяли его руки?… Я буквально плавилась от его ласк. Его чуть огрубевшие пальцы путешествовали по всему телу, выискивая самые чувствительные места. И вскоре я уже стонала от страсти в его объятиях, и его поцелуи уже не могли приглушить эти звуки.

Наконец, будто насытившись моими губами, он начал покрывать поцелуями мою шею, щетиной чуть задевая нежную кожу. Это было настолько ярко и чувственно, что я чуть не взвизгнула от красочных ощущений. Протяжно выдохнув, я закопалась ладонью в его густую шевелюру. На минуту поддавшись нажиму, он быстро поцеловал меня в губы и продолжил изучать мою шею губами, спуская все ниже. Ключица, родинка над левой грудью, соски, которые только этого и ждали. На изучение груди он потратил намного больше времени, целуя, посасывая, а иногда и чуть прикусывая вершинки. Его пальцы к этому времени добрались до моего лона, и осторожно проникли между складочек. Аржент легко нашел центр моей чувственности и играл с тугой горошинкой, заставляя меня непроизвольно выгибаться в его руках. Я уже сходила с ума от желания, но и этого ему было мало. Оставив в покое мою грудь, он продолжил спускаться поцелуями к пупку и ещё ниже. Подцепив тонкую ткань трусиков пальцами, он быстро снял их. И раздвинув мне ноги, начал ласкать меня там, уже губами и языком играя с моим клитором. Возражения застряли на губах, а после и вовсе пропали. Потому что ощущения были нереальные. Будто Аржент точно знал, что и как нужно сделать, чтобы вознести меня на вершину удовольствия. И вскоре мир взорвался сотнями фейерверков под крепко зажмуренными глазами. Или это я взорвалась на миллион частиц?

Очнулась я уже лежа головой на плече Аржента. Причем он так и не разделся и сейчас просто медленно гладил меня по спине. Мурашки послушно маршировали следом за его ладонью, иногда даже опережая её.

Несмотря на невинность ласки, я всем нутром чувствовала, как он желает меня. Но сдерживает свою страсть, что-то придирчиво изучая на потолке. Я даже проследила за его взглядом, но ничего особенного не обнаружила. Чуть приподнявшись на руках, я поцеловала его в губы. Он глухо застонал, вдруг резко и сильно прижав меня к себе и тут же отстраняя меня.

– Дай мне минуту, – хрипло попросил он, окидывая меня голодным взглядом. И снова уставился в потолок. Ну и пусть. Я вот пока займусь важным делом.

И я продолжила расстегивать пуговицы на его рубашке, вытянула её из штанов и распахнула полы. Пришла моя очередь изучать его. Хотя! Стоп!

– Аржент, – позвала я его тихо и подняла, наконец, взгляд. – Я собственно спросить хотела: противозачаточное зелье пьется до или после секса? – его глаза удивленно округлились.

– До, – шепнул он и растерянно улыбнулся.

– Тогда я буквально на секунду, – предупредила я, подскакивая с кровати. Желание прикрыть собственную наготу все ещё было, но я мужественно с ним сражалась, понимая, что поиск сорочки только задержит меня. Метнулась в ванную комнату за флаконом с зельем. И уже по дороге обратно, озадачилась новым вопросом. – А сколько пить-то надо?

– Один глоток, – ответил Женя и, сев на постели, одним рывком избавился от рубашки. Кажется, от его поспешности и силы рывка манжеты остались без пуговиц. Но ему было на это плевать, Аржент уже избавлялся от брюк. Я глотнула горьковатое зелье, с улыбкой наблюдая за его действиями. Какое же у него красивое тело?! На тугих мышцах торса играли блики от света свечей. И ведь ни одного грамма жира. С тяжелым вздохом посмотрела на собственный животик: я от тебя избавлюсь в самом ближайшем будущем. Честное пионерское. Почувствовав нетерпеливый взгляд Аржента, отставила флакон на тумбочку и забралась на кровать. Старалась не смотреть на его член, чтобы Аржент не почувствовал мой страх. Но видимо, он его все-таки уловил. Поэтому и зацеловал и заласкал меня снова, так что я снова потеряла голову от страсти.

– Скажи это, – требовал он шепотом, ласками снова подводя меня к грани.

– Я хочу тебя, – прошептала я наугад.

– Не это, – со смешком ответил Аржент. Голова думать наотрез отказывалась, но я все-таки придумала новый вариант.

– Возьми меня? – Аржент хрипло усмехнулся и покачала головой. Сел и заставил меня оседлать его бедра.

– А теперь без вопросительной интонации, – попросил он, серьезно заглядывая в мои глаза. А! Демоны, как ему удается держать себя в руках и одновременно глядеть на меня с таким желанием.

– Возьми меня, – прошептала я, послушно поддаваясь напору его рук. Он осторожно опустил мои бедра на себя, медленно проникая в меня до упора. И замер, давая время привыкнуть к нему. Боли не было, скорее легкий дискомфорт. Я выдохнула, расслабляясь в его руках. И Аржент тут же опустил меня на кровать, так и не выйдя из меня. От неожиданности я тихо вскрикнула и снова вскрикнула, когда он толкнулся в меня. Вышел и снова проник. Медленно и осторожно, контролируя каждое свое движение. И вскоре я уже стонала от удовольствия, что спиралью закручивалось внизу живота. Ещё минута и я поддаюсь навстречу уже более резким толчкам, обхватывая ногами его бедра. И вот мы уже вместе несемся навстречу приближающемуся оргазму. Одному на двоих.

Отдышавшись, я сладко потянулась в объятиях Аржента. Он так и не вышел из меня, лежал сверху, опираясь на руки. И в данный момент с необыкновенной нежностью разглядывал мое лицо.

– Как ты? – тихо спросил он.

– Восхитительно, – искренне ответила я и потянулась к нему за новым поцелуем. Аржент тут же перехватил инициативу, заставляя меня забыть обо все на свете, кроме его рук и губ.

И вскоре мы снова танцевали древний, как мир, танец любви. А потом ещё и ещё. Устав, я взмолилась о пощаде. И Аржент тут же отступил. Завернул меня в одеяло («от греха подальше», как он сказал) и, притянув к себе, обнял крепко-крепко. Как ни странно это не помещало мне заснуть. Утро принесло мне новые впечатления: легкую боль в мышцах можно абсолютно игнорировать, когда твой мужчина так умело ласкает тебя, что ты забываешь о собственной стеснительности. Солнце заливало комнату ярким солнечным светом, ничего не срывая от любящих глаз, смотрящих с таким восхищением, словно я богиня. Новые поцелуи и ласки, и мы снова взлетаем к звездам.

– Аржент, – шепотом зову я его, вернувшись на землю после очередного оргазма.

– Ммм? – протянул он неразборчиво. Наверное, из-за того, что в этот момент он покрывал поцелуями мою шею и прерываться вовсе не хотел.

– А сколько времени? – спросила я, разворачиваясь в его объятиях. Кажется, он хочет продолжить секс-марафон? Но у меня-то другие планы. Желудок решил мне подсобить, громко напоминая о своем существовании.

– Завтрак мы проспали, – нахмурившись, сказал Аржент. – Но я сейчас попрошу слуг принести нам что-нибудь посущественнее.

– А когда Мелисса сможет со мной позаниматься?

– В любой момент, – поднимаясь с кровати, ответил оборотень.

– Значит, завтракаем, – подвела я итог, поднимаясь следом и натягивая сорочку. Огляделась по сторонам в поисках халата. – Потом у меня занятия с твоей матерью, а после – обучение письму.

– Нет, – покачал головой Аржент. – После мы сходим в хвойный лес, где ты хоть немного подзарядишься энергией. Но сначала… – он достал из тумбочки литой браслет из золота. – Согласна ли ты пройти со мной свой жизненный путь?

– То есть? – переспросила я.

– Выходи за меня замуж, – попросил он уже не так торжественно. – Так, кажется, говорят в человеческих землях.

– У нас, то есть в моем мире, дарят ещё кольцо, – растерянно пробормотала я. Что-то я совсем не готова к такому развитию событий.

– Если хочешь, сегодня же куплю тебе ещё и кольцо.– Аржент улыбнулся и, обхватив мою руку, надел браслет мне на запястье. Я не сопротивлялась. По сути, сейчас мы стали, как я понимаю, женихом и невестой. То есть время до замужества у меня ещё есть.

– А как у вас проходит обряд единения? – спросила я с любопытством. Нужно знать, чтобы не пропустить сие знаменательное событие.

– В полночь, когда Луны находятся на максимально близком расстоянии, на острове Вечной весны мы принесем друг другу клятвы и сольемся воедино. И если Алелья благословит наш союз, эти браслеты станут неснимаемыми. – Аржент надел и на своё левое запястье браслет.

– Что за остров Вечной весны? – тут же спросила я,

– В горах, – он кивнул на окно, из которого днем, действительно, были видны горы. – Есть небольшое озеро с горячей водой. А в центре него остров, на котором растет вишня, цветущая круглый год. – Аржент с улыбкой наблюдал за мной. А я даже не пыталась загримировать свое любопытство. И если теплое озеро можно объяснить горячими источниками, то вечноцветущее дерево уже не получится. Аржент быстро связался по разговорнику с прислугой, как я поняла, и попросил принести завтрак.– Цветущая вишня – это символ Алельи, её воплощение в нашем мире. Луны – это тоже воплощения наших богов, брата и сестры, Ареса и Алельи.

– У вас всего два Бога? – уточнила я, надевая халат и завязывая пояс. Аржент медленно кивнул.

– Есть ещё Привратник, что указывает душам путь в загробный мир. А богов два, Арес – покровитель мужчин, Алелья – женщин. Да обычно правит супружеская пара, а у нас вот такое исключение.

– У нас вообще считается, что один Бог, – заметила я. И тут же поправилась. – Вру, у нас очень много религий, но в большинстве Бог – один. Кстати, ты так и не сказал, как Арес реагирует на желание сестры связать всех родственными узами? И кто такие оракулы?

– Оракулы, или Ведающие судьбы – это люди, обладающие пророческим даром. Их всегда тринадцать, живут обособленно в горах. Каждый житель нашего мира может один раз в жизни обратится к ним. Можно задать три вопроса, и чем конкретнее будут вопросы, тем конкретнее ответы. Плата за это – один золотой, и знание о том, чего лучше не знать. – Аржент отвел взгляд, я уже хотела спросить, что он узнал у Оракулов, когда в дверь постучали. Слуги быстро расставили подносы с едой на столе у окна и также быстро удалились.

За завтраком я продолжала засыпать оборотня вопросами и не на все он отвечал. Например, отказался говорить, что ему конкретно предсказали оракулы.

– Понимаешь, чисто теоретически вопрос можно задать любой, но по факту чаще всего приходят к ним, чтобы узнать, где искать истинную пару, – Аржент ласково улыбнулся. – Я за этим и пришел. Оракул сказал, что ты в другом мире, и в таких случаях они дают формулу заклинания, чтобы прорубить окошко в другой мир.

– То есть оно не входит в учебную программу Академии? – переспросила я. Аржент кивнул, и тогда я озадачила его новым вопросом. – А почему ты тогда сразу меня не переместил в ваш мир? – оборотень отвел на мгновение взгляд, а я продолжила давить. – Вдруг бы я уже вышла замуж и родила детей? Почему ждал пять лет?

– Решил ещё погулять? – с вопросительной интонацией протянул Аржент и умопомрачительно улыбнулся. Я скептически посмотрела на него и покачала головой. Не верю. Аржент выдохнул и начал перечислять: – Во-первых, переход между мирами – это стресс для организма. Во-вторых, требует очень много магической энергии, от того кто ведет. В-третьих, заклинание на обучение тебя нашему языку тоже нет в академической программе, и я его долго искал. И наконец, ты там оставила семью, друзей, и я не был уверен, что могу стать равноценной заменой.

Вроде и говорит вполне логичные вещи, но почему-то мне кажется, что он не откровенен до конца. Кивнув, я допила травяной чай и, отставив кружку, направилась к гардеробу. Взяла новый комплект белья и брюки с рубашкой и направилась в ванную комнату. Пока умывалась и одевалась, обдумывала ситуацию. Аржент явно что-то не договаривает и, судя по всему, будет упираться до последнего. Попробовать подловить его или вывести его на откровенный разговор? Так и не решив этой дилеммы, я вышла в комнату. Аржент уже тоже переоделся.

Мелиссу мы нашли в зимнем саду – застекленной оранжерее. Она сейчас занималась травами на огороженном участке, что смутно напоминал мне огород. Заметив мое любопытство, женщина спросила.

– Какие-то из этих трав тебе знакомы? – я неуверенно кивнула.

– Подорожник, крапива, щавель, мята, салат, кинза, петрушка, укроп, базилик, – перечислила я знакомые травы. Остальные видела много раз, но названия не помню. Поэтому просто кивнула на цветы и продолжила перечислять. – Ромашки, васильки, маргаритки, незабудки, ландыши, огоньки, – я замерла, изучая белые цветы, что росли у самого стекла, и если меня не подводит зрение, именно рядом с ними панелька открывающаяся. – Подснежники? – Мелисса кивнула и улыбнулась, а я пояснила. – Я их вживую ни разу не видела. Но у нас есть сказка о подснежниках и 12 месяцах.

– Двенадцати? – переспросила Мелисса. Пришлось пояснять, а потом и сказку рассказывать. Мелисса перечислила их месяца: – Сейчас – Метень, следом идут Таянь, Цветень, Жарень, Плодень, Жатвень, Засыпь и Снежень. Но мы отвлеклись, – она снова улыбнулась. – И я думаю, что начать следует с медитации. Ты знакома с этим понятием?

Я изобразила руками часть позы йогов и вопросительно протянула.

– Ом?

Мелисса закашлялась, пытаясь сдержать смех, но потом они с Аржентом переглянулись и рассмеялись в голос.

– Прости, – извинилась она, заметив, как я растерянно улыбаюсь. – Просто это было забавно.

– И этот жест, – Аржент соединил большой и средний палец. – У нас считается неприличным. – Сразу пришел на ум аналог, и я «смущенно» потупила глазки. Не сказать, что я была прям оторвой в юности, но по настроению была способна и на более неприличные выходки. – А что означает «ом»?

– Единица измерения электрического сопротивления, – буркнула я. И с удивлением поняла, что слова «электрического» сказал на русском. У них аналогов нет? У Аржента и Мелиссы вытянулись лица. – Проехали, – отмахнулась я, понимая, что не смогу объяснить на пальцах все то, что я сказала. – Ом – это сакральный звук, мантра. Помогает погрузиться в медитацию. Наверное, – минутная растерянная тишина, и Мелисса кивает сыну.

– Иди, сынок, мы сами разберемся. Ты будешь только мешать. – Аржент кивнул и, поцеловав меня, направился на выход. – Татьяна, закрой глаза.

– Можно просто Таня, – перебила я её и тут же чуть по голове себя не хлопнула. – Это сокращенный вариант моего имени, у нас так принято, – быстро выдала я и демонстративно закрыла глаза. Мне уже страсть, как не терпелось заняться магией. Если для этого нужно сначала помедитировать, то я научусь и этому.

– А теперь прислушайся к себе и попробуй найти место, куда тебе потянет. Энергию ты сейчас не увидишь, но почувствовать её можешь.

Я сосредоточилась на собственных ощущениях, стараясь «прислушаться» к себе. Не сразу, но я почувствовала, вокруг ручейки энергии, а точнее они ощущались, как тонкие жгутики теплового воздуха. Я попробовала ухватить один.

– Молодец, – прокомментировала Мелисса. – Найди идеальное для себя место. – Я попробовала сделать пару шагов с закрытыми глазами и чуть не навернулась. Чудом удержав маты при себе, я попробовала почувствовать «жгутики» и с открытыми глазами. И, наконец, у меня вышло и я уверено направилась к маленькому искусственному ручейку. – Он не искусственный, – зачем-то сказала Мелисса и расстелила нам плед. Она тоже была в брюках, поэтому села в позу йога, вот только руки оставила лежать свободно на коленках. – Скрести ноги так же, как я. – посоветовала она. – По-первости так проще медитировать. Потом уже не будет иметь значения, какую позу принимать, – я последовала её совету. – Хорошо. Теперь закрой глаза и попробуй потянуть энергию на себя и аккумулировать её в районе солнечного сплетения.

И как это сделать? Я изошла на десять потов прежде, чем у меня начало что-то получаться. И только после третьей успешной попытки, Мелисса поменяла задание, наказав собрать энергию в ладонь. И попробовать придать ей форму шара.

– А теперь скажи «Люмине», – приказала она. Повторила и получила новое указание. – Можешь открыть глаза.

В моей руке находился небольшой светящийся бледно-желтым цветом шар. Вроде ничего особенного, но я завизжала от восторга. Мелисса с улыбкой наблюдала за мной.

– Молодец, – шепнул Аржент, присаживаясь рядом. Его глаза горели восторгом, не таким сильным как у меня, но это согрело душу. – У тебя просто невероятные успехи. Валери, помню, только спустя месяц занятий зажгла свой первый «светляк». И он был странного серого цвета, – я улыбнулась, неожиданно почувствовав, что рядом с ним жгутики энергии прохладные. Это и есть его магия льда? Спросила, на что получила удивленный взгляд от обоих и медленный кивок Аржента. Неожиданно заурчал желудок. Странно.

– И долго мы занимались?

– Да уже почти три часа, – с улыбкой сказал оборотень. – Вот я и решил проверить, как вы здесь.

– Песец, – пробормотала я. У Аржента выразительно приподнялась бровь, а я снова с досадой отмахнулась. – А мы успеем в хвойный лес сегодня сгонять?

– Вот чтобы мы успели, я и пришел забрать вас на обед.

– Так вперед, чего мы сидим.

Непонятно почему, но мне срочно захотелось посетить этот лес. Хотя вроде я и здесь немного подзарядилась, но хотелось чего-то другого. Будто не моя эта энергия. Пока шли в столовую, поделилась своими ощущениями с Мелиссой.

– Все правильно, я-то водница, поэтому и попросила выделить мне эту оранжерею с естественным родничком. Вода- это часть природы, поэтому ты и смогла немного «подзарядится» у меня. Но этого мало.

Глава 6

Пообедали мы быстро. После чего меня хорошо так утеплили, прежде чем выйти на улицу. Сам Аржент ещё в комнате обернулся в волка и попросил сложить ему одежду в рюкзак. Уже на улице я забралась на него и с силой вцепилась в холку. Почувствовав мою стальную хватку, Аржент обернулся и фыркнул мне в лицо. Это он намекает, что мне волноваться не стоит? Охотно верю! Но лучше сначала проверю.

Но нет, я не упала, даже когда Аржент набрал приличную скорость. И только чуть успокоившись, я почувствовала, что вокруг меня сплетен кокон из чуть прохладных жгутиков. Поэтому и ветер меня не обжигает холодом. Ещё через полчаса мы были на месте. Едва ступила на снег, как меня укутала теплая энергия леса. И потянула вглубь. Скинув рюкзак Арженту, я послушалась зову и вскоре вышла к огромному кедру. Остановившись в нескольких шагах от него, я восхищенно рассматривала это чудо.

– Дух-хранитель этого леса, – тихо прокомментировал оборотень. Энт?

– То есть лешие здесь не водятся? – с улыбкой спросила я и подошла ближе. Аржент покачал головой. Ручейки энергии будто подталкивали меня вперед. И вскоре я уже обнимала шершавую кору дерева, чувствуя, как яркая звонкая энергия наполняет меня под самую завязку. Я даже немного опьянела от нее, по крайней мере, на меня напало непонятное веселье, захотелось петь и танцевать.

– Спасибо, – шепнула я хранителю и снова погладила кору. А потом обернулась к Арженту, что не отступал от меня ни на шаг. И поддавшись импульсу, кинулась ему на шею и страстно поцеловала. В голове медленно, но верно зрел план пыток, что я ему устрою сегодня вечером. Надоела мне эта недоговоренность, сколько можно? Но пока можно же и побаловаться. – Тебе не холодно? – уточнила я, чуть отстранившись. В отличие от упакованной по самые уши меня Аржент даже рубашку не застегнул. Да и куртка была просто наброшена на плечи. Поэтому сейчас мои шаловливые пальчики залезли под его рубашку и начали пересчитывать кубики на его прессе. Аржент глухо застонал и аккуратно отстранил мои руки.

– Не искушай меня, Тьяна, – попросил он, нежно целуя мои ладони. А потом и каждый пальчик по отдельности. – Погода совсем не летняя, а до ближайшего поселения полчаса очень быстрым бегом. – Я округлила глаза, с опозданием осознавая, что его страсть за эту ночь ни чуть не утихла. – Да-да, – подтвердил Аржент, заметив, как мой взгляд скользнул ниже и замер на заметной выпуклости, прикрытой натянутой до предела тканью штанов. – Я с ума схожу от желания, моя айрина.

Я снова посмотрела в его глаза и спросила невинно.

– И ты даже потанцевать со мной не сможешь?

– Потанцевать? – переспросил оборотень. – Без музыки?

– Можешь напеть что-то из местного творчества, – предложила я, шагнув к нему в объятия. Заключив меня в кольцо своих рук, Аржент смущенно кашлянул. – Или придумай другой способ добыть музыку,– предложила я ещё один вариант. Оборотень пожал плечами и стал напевать мелодию без слов. Чем-то напомнило музыку кельтов, под которую очень удобно было танцевать современный медляк, то есть по кругу топтаться на месте. Мне же хотелось чего-то более зажигательного, но и от возможности подразнить моего айрина я не отказывалась. Уткнулась носом в его грудь под яремной впадиной. Аржент судорожно выдохнул, непроизвольно сжав меня сильнее. И с запинкой продолжил напевать. Тогда я потерлась носом об его кожу, а потом и поцеловала, неожиданно почувствовав, как сильно и гулко билось его сердце.

– Тьяна, – простонал он и рывком прижал меня к сосне, что как мне казалось, была от нас далеко. Ещё один рывок и, приподняв меня над землей, он протиснулся между моих ног. Не давая мне высказать возмущение, Аржент яростно поцеловал меня. Пребывая в растерянности от такого напора, я сделала единственное, что пришло в голову. Укусила его. И это отрезвило оборотня. – Прости, – шепнул он, покрывая легкими поцелуями мое лицо. – Я совсем потерял голову, – заглянул в мои глаза, будто ища что-то в них. И с тихим рыком отстранился от меня, аккуратно опустив на снег. Ещё один тоскливый взгляд на меня и он, скинув куртку и с рубашкой, обернулся волком и тут же ткнулся мне в живот. Погладила по голове, зарываясь рукой в густой серебристый мех. Он лизнул мне руку и завилял хвостом. Хмм, и что бы это значило? Намек, что нам пора возвращаться домой?

– Подожди, я хоть одежду твою соберу, – проворчала я, не испытывая никакого желания торопиться с возращением. Неторопливо собрала его вещи, в том числе и лопнувшие по шву штаны, и сложила их в рюкзак. И только после этого, уточнила у Аржента. – Нам домой пора? – он покачал головой. – А зачем ты тогда обернулся? – он смущенно потупил глазки, а потом и попытался прикрыть лапой морду. – Тебе стыдно за несдержанность? – неуверенно спросила я. Аржент активно закивал, и я усмехнулась. – То есть в облике волка ты более безопасен для меня? – он снова качнул головой. И наклонив голову в бок, замахал хвостиком. – Предлагаешь продолжить прогулку в таком составе? Ну, пойдем тогда.

И мы пошли дальше изучать лес. Мимоходом немного подурачились в снегу, когда он будто случайно пихнул меня в мягкий сугроб. Потом правда с помощью магии отряхнул меня от снега. Досконально. Честно, я бы с большим удовольствием с человеческим его воплощением побаловалась. Но заниматься сексом зимой на улице – не лучшая затея. Тем более я была в брюках, что очень усложняло задачу. Поэтому чуть подмерзнув, сама предложила вернуться домой.

А во дворе особняка мы столкнулись с Лешиком и его невестой. Аржент метнулся в дом, чтобы обернуться в человека. А я уцепила его братишку за руку и отвела в сторону. Для вечерних пыток мне необходим один реквизит, который не так просто найти.

– Лешик, мне нужна крепкая веревка.

– Зачем? – он ошарашено округлил глаза. Действительно, зачем?

– Блин, да для ролевых игр, – рыкнула я. – Хочу с Аржентом в Красную шапочку и Серого волка поиграть. – И только когда глаза Лешика полезли на лоб, я поняла, кому и что говорю.

– А что такое ролевые игры? – тихо уточнил он. Эх, что за неиспорченные цивилизацией люди?! То есть нелюди.

В этот момент я увидела выходящего из особняка Аржента и быстро затараторила.

– Я тебе потом объясню и идеями поделюсь. И даже сказку про Красную шапочку расскажу, если добудешь мне веревку. – Лешик немного заторможено кивнул. И я, состроив бровки домиком, попросила ещё об одном одолжении.– Только Арженту ни слова, хочу сюрприз ему устроить.

Лешик снова кивнул, и мы поспешно направились в дом.

Перекусив, мы с Аржентом снова занялись моим обучением. Я вернулась к букварю и своим записям. И продолжила читать вслух по слогам. Ведь только так, я могла понять, что собственно читаю. Аржент поправлял меня, но при этом старался держаться на расстоянии. Через полчаса я взмолилась о перекуре и потребовала рассказать, наконец, об этом мире. О расах, что его населяют. Оказалась, что здесь полная солянка: и гномы, и эльфы, и вампиры, и орки, и драконы-оборотни, и даже демоны. Вот только ангелов здесь нет. Потом перешли к карте мира, а точнее нашего материка и Аржент показал, где находимся мы, где находится Академия. Рассказал о ближайших соседях. Мимоходом выяснилось, что порталов, как таковых здесь нет. А зеркала используются для связи на расстоянии, также через них можно передавать вещи, а вот переходы через них слишком болезненные. Для перемещения в другое место используют помесь лошади с ящером (чем-то они на динозавров похожи), есть также ездовые грифоны. Но они очень дорогие, поэтому только богатые аристократические семьи их имеют. Я тут же загорелась идеей полетать на этих самых грифонах.

– Хорошо. Попрошу Дакарея, у него парочка есть, – со вздохом сказал Аржент и потрепал меня по макушке. А после его рука скользнула мне на затылок, притягивая к себе поближе. И уже через минуту мы самозабвенно целовались, причем как я оказалась сидящей на его коленках убей не помню. Когда же его рука начала расстегивать мою рубашку, я осознала, к чему это может привезти, причем в самом ближайшем будущем. А как же пытки? Поэтому и уперлась руками в его грудь. И как ни странно это подействовало.

– Учеба и ужин, – хрипло напомнила я и ему и себе.

Он тут же усадил меня за стол и сам отсел подальше. Ещё полчаса он рассказывал про страны и государственные устройства соседей. А после мы вернулись к чтению. Голова пухла от обилия информации, и я начала думать в другом ключе.

– А у вас есть какое-нибудь снадобье или заклинание на улучшение памяти? – спросила я у Аржента. И оборотень всерьез задумался.

– Есть одно, – наконец, выдал он. – Спрошу у мамы и если у неё есть все ингредиенты, то сварганим тебе это зелье. Завтра.

И это обещание позволило мне с чистой совестью отложить учебники и конспекты. И мы пошли в столовую на ужин. Семейство встретило нас улыбками и легкими подначками в адрес моего оборотня. В том ключе, что чего-то рановато он выпустил меня сегодня из спальни. Аржент отшучивался, постоянно подкладывая в мою тарелку то мясо, то салаты. Еда была простая, но вкусная и сытная. Так что вскоре я почувствовала себя колобком. Уверившись в том, что я наелась, Аржент потянул меня обратно в спальню. Отчего получил новую порцию шуток в свой адрес. Я же бросила на Лешика просящий взгляд, одновременно пытаясь придумать причину для задержки.

Лешик догнал нас уже на лестнице и протянул мне сумку.

– Там то, что ты просила, – я кивнула и, проигнорировав вопрос в глазах оборотня, продолжила подъем на третий этаж. А в комнате, захватив совсем нескромный комплект, ушла в ванную комнату. Аржент было намылилась за мной, но я не разрешила.

– Я хочу принять ванну, – непререкаемо заявила я, упершись руками в его грудь. – В одиночестве! – припечатала я в завершении. Аржент мученически застонал, но уступил мне.


Приняв ванну, я оделась в кружевное чудо и немного помялась на пороге с веревкой в руках. Выдохнув, я вышла в спальню и растерянно огляделась. Аржент сидел за столом и изучал книгу. Кинув веревку на кровать, на цыпочках подошла к нему и закрыла глаза ладошками.

– Жень, не шевелись, – нежно прошептала я ему на ухо. И он тут же расслабился. – Я хотела тебя попросить об одолжении.

– Всё что угодно, ты же знаешь, – тихо прошептал он.

– Тогда, держись. Я тебя за язык не дергала, – я потянула его за руку и усадила на постель. Заметив веревку, он вопросительно посмотрел на меня. – У меня есть одна эротическая фантазия… Дашь мне себя связать? – Аржент хрипло усмехнулся, но, поддавшись напору моих рук, послушно придвинулся к спинке кровати.

Ох, и навязала я морских узлов, пытаясь надежно обездвижить ему руки. А после оседлала его бедра и начала медленно расстегивать на нем рубашку. Приблизившись, скользнула языком по его губам в искушающем поцелуе. И продолжила целовать его подбородок, шею, яремную впадину, грудь. Чуть прикусила сосок, вызвав у Аржента глухой стон.

– Ой, – не в тему я вспомнила про противозачаточное зелье. И потянулась к тумбочке за ним. Мимоходом скинула с себя халат, оказавшись в полупрозрачной сорочке, которая мало, что скрывала. Заметив голодный взгляд Аржента, стянула с себя трусики и снова устроилась на его бедрах. Провела пальчиками по обнаженной груди и каменному прессу и, отодвинув ткань его брюк и белья, робко приласкала его член.

– Тьян, – рыкнул Аржент, когда я снова погладила головку пальчиками и стала медленно спускаться поцелуями по его сногсшибательному телу. Никогда не любила так ласкать мужчину, но с Аржентом снова решила попробовать. Язычок скользнул по головке члена, слизнув выступившую каплю и, пройдясь по уздечке, чуть отодвинул крайнюю плоть. – Тьяна, не надо, – мученически простонал оборотень, поддаваясь бедрами вверх. Вот тьма, какой же он большой! Я даже толком головку не могу обхватить губами. Ладонью обхватила член и провела вдоль всего ствола. Аржент снова дернул бедрами вверх. – Тьяна, прекрати, – прохрипел он, сжимая зубы. Я тут же отодвинулась и вполне бодрым голосом выдала.

– Хорошо, но взамен ты прекратишь скрывать от меня правду, – поставила я ультиматум. Минуту он пытался осознать мои слова, а потом всем своим видом продемонстрировал непонимание. – Вот только не надо делать такие честные глаза. Я хочу знать, что не так с моим попаданством. Почему этот факт нужно скрывать? Почему твои родичи тщательно пытаются спрятать тревогу за тебя? И почему в твоем взгляде иногда мелькает такая тоска, будто я не сегодня-завтра умру? – закончила я свою речь уже сердито. И демонстративно отсела подальше, сложив руки на груди. Аржент снова посмотрел на меня с такой тоской, что захотелось удавиться. Но продолжал молчать и по упрямому выражению его лица, собирался молчать и дальше. – Молчишь? – уточнила я злым шепотом.

– Все нормально, родная. Тебе ничего не грозит, – хрипло прошептал оборотень.

– Ах так?! Ну и оставайся здесь один, – фыркнула я и потянулась к халату. В ванной была небольшая тахта. Вот на ней я и посплю, а он пусть здесь помучается. Но не успела я и шагу на пол ступить, как от кровати раздался рык, треск и скрежет. Оборотень рванул веревки и уже спустя секунду прижимал меня к кровати. Одним плавным движением он развернул меня к себе, устраиваясь между моих ног. Я хотела испугаться, чтобы он унюхал мой страх и сам остановился, но у меня никак не получалось. Более того гормоны сейчас творили со мной нечто невообразимое. Из вредности попыталась все-таки отползти от оборотня, но он властно обхватил мои бедра и дернул меня к себе. А когда его рука скользнула к моему лону, я уже выгибалась навстречу этой ласке. Аржент внимательно вглядывался в мое лицо, пытаясь уловить малейшую эмоцию. И я пыталась смотреть сердито, хотя тело уже плавилось от его ласк. Снова попыталась отползти, но Аржент не позволил. Рванул вперед и резко проник в меня. Легкая боль на грани наслаждения, и я уже подстраиваюсь под мощные толчки оборотня, уносясь ввысь на волнах удовольствия.

А после я долго не могла прийти в себя. Очнулась, когда Аржент начал покрывать поцелуями мое ухо и шею, постепенно спускаясь к спине.

– Ты как, родная? – ласково спросил он.

– Плохо! – упрямо заявила я, оборачиваясь к нему лицом. Понимала, что он спрашивает о другом, но злость на его молчание искала выход. Поэтому я и сдернула браслет с запястья и резко заявила. – Я не выйду за тебя замуж, пока не узнаю, что ты пытаешься скрыть.

Аржент с минуту смотрел в мои глаза. Снова искал что-то в моих. И так ничего не сказав, попытался снова притянуть меня в объятия. Нет, так не пойдет. Я скатилась с кровати и, поспешно запахивая халат, выпалила.

– Если продолжишь изображать партизана, я уйду. Прямо сейчас уйду, пока могу это сделать.

Сказала и ужаснулась от осознания того, что уже боюсь его потерять. Хотя все эти дни приказывала себе не влюбляться в это чудо ходячее. В глазах неожиданно защипало, и я зажмурилась, пытаясь остановить слезы. Аржент рванул ко мне и, сжав в объятиях, начал укачивать меня, как маленького ребенка. И меня прорвало окончательно.

– Тихо, милая, тихо, моя хорошая, – шептал он, поглаживая меня по спине. Чуть успокоившись, я требовательно посмотрела в его глаза.

– Я не шутила, – тихо предупредила я. Аржент взлохматил шевелюру и выругался.

– Всё просто, – он криво усмехнулся и, выдохнув, продолжил. – На иномирян не распространяется закон «истинности», точнее если для меня ты – единственная и неповторимая, то для тебя всё по-другому. Ты истинная пара не только для меня.

– То есть как? – переспросила я ошарашено. – Кто-то ещё на полном серьезе претендует на мое сердце? – Аржент кивнул. А я потрясла головой. – И кто же это?

– Без понятия, – абсолютно искренне ответил Аржент. – Это во власти богов, точнее во власти Ареса, а он любит глобальные конфликты.

– Ничего не поняла. Причем здесь глобальные конфликты?

– Самые жестокие войны происходят из-за любви, – тихо сказал он. Я снова потрясла головой: на Елену Прекрасную я совсем не тяну. Так что новой Троянской войны быть не должно.

– То есть это так Арес мстит сестре за её желание всех породнить? – не к месту вспомнилось мне его оговорка в новогоднюю ночь полная тоски. Аржент кивнул и я попыталась думать в рациональном ключе. – А как меня узнает этот второй претендент в мужья?

– Не обязательно, что он будет один, – совсем тихо заметил оборотень. – Я не особо выдающаяся личность для таких игр богов. Не понимаю, почему Арес решил меня в это втянуть. Если только из-за магии, что я владею? – казалось, Аржент просто рассуждал вслух, позабыв про меня. – Хотя если тебя попытаются забрать силой, все оборотни встанут на мою сторону. Милостивее убить оборотня, чем лишить его пары.

– Аржент, – позвала я его, отвлекая от страшных мыслей. – Что они могут знать обо мне? Или они также через зеркало могут меня увидеть?

– Нет, это заклинание дали только мне, так как именно я должен был привести тебя в наш мир, – спокойно сказал он.– Я не ведаю, что они могут знать о тебе. Каждое предсказание индивидуально и зависит от заданных вопросов. Единственное, что они точно знают, что ты из другого мира. Поэтому Вайлет и предположил, что я попытаюсь тебя утаить.

– А это возможно? – спросила я, обдумывая практическую сторону вопроса. – Скрыть, что я из другого мира? Или избранные могут почувствовать меня как-то иначе?

– Они, как и ты, будут чувствовать небывалое влечение к своей паре. – Аржент пристально посмотрел в мои глаза. – Как я сказал, даже Боги не смогут заставить полюбить кого-то против воли. По сути, ты свободна в выборе, кого полюбить.

– И ты боялся, что я могу выбрать не тебя? – уточнила я. Аржент кивнул.

– Но ты же ещё не знаешь, кто на тебя претендует. Может Эльфийский правитель? Или принц Драконьей Империи?

– Чтобы меня заперли в гареме? Нет уж, спасибо, – я фыркнула, утыкаясь носом в плечо Аржента.

– Но почему сразу гарем? Обычно иномирянки становятся женами. Королевами, императрицами, на худой конец, аристократками, – оборотень погладил меня по волосам и выдохнул. – Тьяна, ты не понимаешь главное. Любому правителю нужны наследники, и если только ты можешь их дать… Тебя никто не спросит о твоем желании или нежелании. И меня не спросят,– совсем тихо закончил он.

– Просто заберут, даже если я буду замужем за другим мужчиной? – переспросила я, чтобы понять глубину той задницы, в которую попала. Аржент кивнул и хотел что-то сказать, но сдержался. – А чисто теоретически, если я рожу наследника, от меня отстанут? – А то я могу такую сделку предложить, в крайнем случае. С кучей оговорок и условий, но всё же это лучший вариант, чем жить с нелюбимым. Аржент пожал плечами. – Ладно, и ещё важный вопрос, у вас есть нестандартные браки? Например, тройственные союзы, когда девушка одна, а мужчин двое? – Аржент резко покачал головой, всем видом демонстрируя возмущение. Вот что значит неиспорченный цивилизацией нелюдь! Я выдохнула с облегчением. Хотя бы на извращения этих нелюдей не тянет.

Глава 7

Мы надолго замолчали, я обдумывала ситуацию с разных сторон. И пока в голову приходил только один выход.

– Ты так и не сказал, можно ли скрыть то, что я из другого мира? И поможет ли это нам?

– Можно попробовать, – неуверенно ответил Аржент. – Но у тебя слишком много непонятных словечек в речи проскальзывает. Например, кто такой этот партизан? Какой-то наемник, который обязуется молчать о заказчиках? – несмотря на ситуацию, я улыбнулась. И попыталась объяснить этот термин оборотню. Он погладил меня по спине и неуверенно спросил. – Ты, действительно, хочешь учиться в Академии?

– А ты думаешь, я его там встречу? – предположила я, начиная догадываться, почему он не хотел, чтобы я туда поступала. Аржент пожал плечами, но в его глазах я прочитала ответ. – А если я не буду поступать в это учебное заведение, и вообще не буду покидать клановые земли, это обезопасит меня от всяких притязаний? Ведь по сути встреча с другими избранными не состоится, – предлагала этот вариант и понимала, что не смогу так жить. Я слишком сильно хочу посмотреть этот волшебный мир, чтобы добровольно запереть себя здесь. Аржент задумался надолго, но в итоге покачал головой.

– Арес придумает другой способ вас познакомить, – уверенно сказал он. Я облегченно выдохнула, и это не укрылось от внимания Аржента. Он посмотрел в мои глаза и пообещал. – Я не отдам тебя никому, если ты будешь моей женой.

– Это шантаж? – возмутилась я. – А если я не соглашусь выйти за тебя замуж, отдашь первому встречному?

– Нет, родная, не отдам, – мягко, но очень уверенно ответил оборотень. – Просто так у меня больше прав будет. Перед другими избранными. – это меня так мягко подталкивают к нужному решению. Аржент притянул силовой нитью браслет в свою руку и вопросительно посмотрел на меня. – Ты готова пройти со мной свой жизненный путь? – я колебалась недолго, ибо уже поздно пить боржоми. Я влюбилась по уши в это чудо ходячее, и он меня любит. А со всем остальным мы справимся, вместе. Кивнув, я взяла браслет с его ладони и повертела в руках.

– А твоя плата Оракулу была какой? – тихо уточнила я. Аржент нахмурился, будто не понимая о чем речь. – Что за ненужные знания тебе вручили?

– Не все зависит от нас с тобой, – ответил оборотень после минутной заминки. Я к тому моменту уже надела браслет и уже с любопытством спросила.

– А какие ещё вопросы ты задал им?

– Честно говоря, когда я узнал, что моя айрина в другом мире, я растерялся, – с улыбкой ответил он и коротко поцеловал меня. – И только когда Ведающая Судьбы выразительно кашлянула, задал новый совсем негениальный вопрос. Как долго мы будем счастливы вместе? И получил расплывчатый ответ: всё зависит от нас. И третий вопрос: будут ли у нас дети? И снова ответ: это зависит от тебя, но скорее всего ребенок будет. Ибо он уже обещан своему айрину.

– А если я забеременею от тебя, остальные отстанут? – предположила я самый нежеланный для себя вариант. И затаила дыхание.

– Почему ты так не хочешь детей? – не ответив, уточнил Аржент.

– Аржент, – позвала я его и дотронулась до его ладони. – Ты подарил мне целый мир. И тут же хочешь его забрать, ограничив его этим селением? Даже не так. Этим домом?

– Почему сразу ограничить? Мы можем нанять нянечек. Или попросить маму присматривать за детьми, – он предлагал неплохие в общем-то вещи, но я все больше хмурилась.

– Ты предлагаешь родить мне ребенка и отдать его другим на воспитание? – перефразировала я его слова. – А если я все же вернусь в свой мир, то как наш малыш будет чувствовать себя в безмагическом мире? И что ты смотришь так на меня? Забыл свое обещание?

– Нет, – твердо сказал Аржент. – Только предупреждаю сразу, я последую за тобой.– Кивнула впечатленная его словами. А он неожиданно обхватил мое лицо руками и очень ласково и нежно поцеловал. – Я люблю тебя, Тьяна. И не смогу оставить тебя, даже если будешь гнать.

Эти слова будто прорвали стену между нами. Теперь уже я потянулась к нему за поцелуем, чувствуя, как меня снова уносит в водоворот обжигающей страсти. На секунду отстранившись, Аржент сорвал с меня сорочку и развернул к себе лицом, заставляя оседлать его бедра. При этом не стал сразу овладевать мной, а продолжил ласкать меня, покрывая поцелуями губы, шею грудь. Когда желание стало невыносимым, я сама направила его член и резко опустилась сверху. Аржент глухо застонал и, обхватив мои ягодицы руками, поддался бедрами вверх. Снова и снова, проникая с каждым толчком все глубже в меня. И вскоре я уже кричала от наслаждения. Но и этого ему было мало. Переждав мой оргазм, он перевернулся, уложив меня на спину, и стал врываться в меня ещё более яростно, буквально вбивая меня в матрас. И в этот раз мы достигли вершины удовольствия вместе.

А после меня накрыло сном. И это несмотря на гуляющие в голове мысли. Ночью Аржент меня будил несколько раз чувственными ласками. И несмотря на получаемое каждый раз удовольствие, покусать его хотелось нереально.

– Как смотришь на то, чтобы пройти обряд единения сегодня? – спросил Аржент утром после очередного мощного оргазма. А мне было так хорошо, что вялые мысли так и не подсказали причину для отсрочки. Поэтому я что-то согласное буркнула в ответ, зарываясь в подушки поглубже.


После позднего завтрака опять началась учеба у Мелиссы. Сначала опять медитации и попытки управления магическими потоками, а после зельеварение. Это мы с Аржентом готовили снадобье улучшающее память. Хорошо, что присутствие Мелиссы сдерживало Аржента, иначе бы разнесли лабораторию под чистую, увлекшись друг другом. Обед, зелье и усиленное обучение чтению и письму на их всеобщем языке. И дело, действительно пошло быстрее. Повторили географию мира, а следом и политологию. Взялись за описание обычаев разных рас. И как оказалось, у вампиров вопросы о питании являются верхом неприличия. Так что Вайолет сделал мне огромную скидку на иномирное происхождение в новогоднюю ночь.

И уже после Аржент читал мне детскую книжку об основах магии, которую подарил мне Карен. И мы тут же начали тренироваться, чтобы я научилась видеть потоки магии, а не только их ощущать. К ужину вымоталась я капитально, поэтому подумывала на этом основании перенести «свадьбу». А оборотень, будто раскусив мою затею, предложил по пути к озеру свернуть в лес. И я не смогла отказаться. К вечеру прибыли остальные заказанные в ателье вещи. Я хотела надеть обычные брюки, но Аржент настоял на другом наряде. Длинная белая туника в пол с разрезами по бокам, а под неё белые же шаровары. Вот убей не помню, чтобы я что-то подобное заказывала. Посмотрела подозрительно на Аржента, и он тут же сознался. Это оказывается традиционный свадебный наряд, ибо невесты чаще всего доставляются женихами таким же способом, что и я.

– То есть у вас часто невесты другой расы?

– Да, у нас девочки редко рождаются. Посуди хоть на примере моей семьи, – он улыбнулся и, нагнувшись, быстро поцеловал меня. Да так, что посторонние мысли покинули мою голову. Гормоны робко предложили никуда сегодня не выдвигаться, а прямо сейчас организовать первую брачную ночь. Я, может, и пошла бы у них на поводу, но в этот момент Аржент резко отстранился. И поторопил меня с переодеванием. Сам же свой наряд сложил в рюкзак и начал раздеваться. Я даже приостановилась на пороге ванной, заглядевшись на него. Заметив это, он вопросительно приподнял брови и предложил. – Равноценный обмен. Ты тоже переодеваешься здесь.

– И тогда мы точно никуда сегодня не попадем, – сипло вымолвила я. – Ни в лес, ни на ваше озеро. – Аржент будто всерьез задумался, а после кивнул и отвернулся от меня, забыв о зеркале. Не став его искушать стриптизом, продолжила свой путь и закрыла за собой дверь.

Уже через час мы были в лесу. Я снова обнималась с хранителем, чувствуя, что энергия наполняет меня под завязку. Поблагодарив хранителя, мы с Аржентом продолжили путь. И честно говоря, второй и третий часы езды на волке для непривычной меня дались уже тяжелее.

Зато открывшаяся картина на озеро с лихвой окупила неудобства. В свете двух ярких лун все приобретало волшебный серебристый оттенок. Спустившись по ступеням в небольшую ложбинку в горах, мы неожиданно перенеслись в другое время года. То есть вот только была зима, а спустя шаг уже весна. Я аж шагнула обратно, чтобы проверить ощущения.

– Здесь купол специальный, – пояснил Аржент, который ещё в начале спуска обратился в человека и, пока я любовалась видом, успел одеться и обуться. – Он поддерживает комфортную температуру и защищает это место от чужаков.

Я тут же расстегнула шубу, и Аржент забрал её у меня. Вместе подошли к озеру, оборотень оставил рюкзак и шубу на большом камне рядом с берегом и подхватил меня на руки. И в следующую секунду мы взлетели и понеслись над водной гладью. Я восторженно взвизгнула, вцепившись в Аржента посильнее. Почувствовав потоки энергии, поняла, что это он либо с помощью магии воздуха нас переносит, либо левитацию наложил. Интересно, а я так смогу?

Уже через несколько секунд мы приземлились на небольшом островке в центре озера. И тут же зажглись светляки вокруг острова. Шаг и мы уже под сенью цветущей сакуры. А там и шкура какого-то бело-серебристого зверя лежит. Аржент опустил меня на эту шкуру и присел передо мной на колени, помогая снять сапоги. Потом и свою обувь снял и, потянув меня за руки, заставил сесть на колени напротив себя.

– Сначала говорю я, а потом ты. Можешь повторить за мной или придумать свой вариант, – попросил он, обхватывая мои ладони руками. В голову тут же пришла одна бедовая идея, которая полностью нарушит торжественность момента. Но посмотрев в глаза оборотня, передумала и просто кивнула головой. – Сегодня мы станем одним целым и я клянусь, что мы пройдем вместе наш жизненный путь. – Аржент на мгновение замялся, наверное, вспомнил, что по предсказанию Оракула не все зависит от нас. – Клянусь любить и опекать тебя. Беречь и защищать до скончания веков. Клянусь, что мое сердце и душа всегда будут принадлежать тебе. Наше счастье зависит от нас двоих. И я обещаю, что я буду делать все от меня зависящее, чтобы это счастье было вечным,– я улыбнулась, стараясь поверить в то, что он говорит.

– Сегодня мы станем одним целым, – послушно повторила я. – И я клянусь идти рядом по тропе нашей жизни, пока это возможно. Клянусь любить и беречь тебя. Мое сердце и душа всегда будут принадлежать тебе. Обещаю, что сделаю все возможное, чтобы мы были вместе до скончания веков.

Аржент улыбнулся и, наклонившись, поцеловал меня. Его ладони обхватили мое лицо в нежнейшей ласке, а после зарылись в волосах. Я же обняла его за шею, отвечая на поцелуй с не меньшей страстью. Но вот когда он стал расстегивать пуговицы на тунике, я чуть отодвинулась и уточнила.

– То есть официальная часть обряда закончена? Переходим к приятной?

– Почти… – прошептал Аржент, снова целуя меня. – Сейчас я раздену тебя, а ты меня. И уже после ты можешь ни о чем не думать, просто получать удовольствие.

Плавясь от его поцелуев и ласк, я даже как-то не заметила, как оказалась полностью обнажена. Очнулась, только когда он положил мои ладони на пуговицы своей туники. Его наряд был похож на мой, такой же белоснежный, вот только его туника была до бедер, что немного облегчало задачу. Я быстро расстегнула пуговицы, целуя его грудь по мере обнажения. Вот только чтобы снять её с широких плеч моего мужа пришлось встать на ноги. Аржент тут же этим воспользовался: начал покрывать мой живот дразнящими поцелуями.

– Не отвлекай, – буркнула я, зарядив кулачком его по плечу.

– Не могу удержаться, – с хриплым смешком ответил он и снова поцеловал чуть ниже пупка. Я, наконец, сдернула с его плеч тунику и потянула её вниз, снова опускаясь на колени. Оборотень вытащил руки из рукавов, чем облегчил мне задачу. Вот только, что с брюками делать? Я развязала завязки на поясе и чуть спустила брюки на бедра. И зачем он белье надел?

– Выбирай: или ложись на спину или вставай на ноги, – заявила я безапелляционным тоном. Аржент хмыкнул и быстро поднялся на ноги, а я осталась стоять на коленях. Подняв руки, я захватила пояс брюк и плавок вместе и спустила их одновременно вниз. Перед глазами тут же замаячил возбужденный член мужа, но я заставила себя не отвлекаться. – Переступи, – попросила я. Он послушался, и вскоре я отбросила его брюки в сторону. Вот черт! А носки? Выдохнула уже сердито. И потянула один носок вниз. – Подними ногу… вторую…

Не успела я моргнуть, как он уже приземлился рядом со мной на колени. И зацеловал до полусмерти, я только и успевала, что гладить его по плечам и спине, ощущая, как его губы путешествуют по моему телу, умело разжигая во мне страсть до уровня «неистовый пожар». Пальцы уже привычно зарылись в его волосы, когда он спустился до живота и ещё ниже. Не успела возразить, когда он языком раздвинул мои губы внизу и начал играться с клитором. И вот я уже кричу от мощного оргазма, взлетая к звездам. А спустя минуту, чувствуя, как Аржент медленно и осторожно проникает в меня, растягивая и наполняя меня до упора.

– Не сдерживайся, – хрипло прошу я. Аржент вздрагивает и поднимает на меня изумленный взгляд. То есть как я и подозревала, он почти всегда осторожничал со мной (не считая эпизода после моих пыток), боясь причинить боль. И сейчас глядя в мои глаза, решал сложный вопрос, насколько мое предложение правдиво. Миг и он чуть отстранившись, уже куда более резко вошел в меня. Снова и снова. Глубоко, грубо, на грани боли. Но сейчас я хотела его такого, настоящего, и я его получила. Обхватив его бедра ногами, я всем телом подавалась навстречу его толчкам, и вскоре мы стонали в унисон, чувствуя приближающийся оргазм… И в этот раз уже я сама стала звездой, сверхновой, только что рожденной после взрыва.

Очнулась, чувствуя, как Аржент снова начинает покрывать мою шею поцелуями. Устало хохотнула, притягивая его голову к себе и целуя его в губы.

– Тебе, что, совсем перерыв не нужен? – уточнила я, почувствовав бедром его полувозбужденное состояние.

– А зачем? – хрипло спросил Аржент, возвращаясь поцелуями к шее. То есть про их гиперактивность в сексуальном плане книжки не врали? И это была последнее связная мысль за эту ночь. Мой мужчина перестал сдерживать свою страсть, умело уводя меня за собой. А я… не знаю я. откуда у меня взялись силы, но уснула я, когда луны уже ушли за хребет.

И приснился мне странный сон. Танцующая беловолосая хрупкая девушка увела меня за собой на лунную дорожку на озере. Заводные аккорды гитары захватили и меня. И вскоре я забыла о хрупкости лунной тропы. А едва музыка стихла, как беловолосая девица радостно захлопала в ладоши.

– Я сделаю тебе подарок, пришлая, – радостно и звонко объявила она. – Ты не забеременеешь, пока не скажешь вслух, глядя на меньшую луну: Алелья, я хочу ребенка.

– Спасибо, Алелья, – поблагодарила я, чуть поклонившись ей. Так надо запомнить и, если соберусь линять в свой мир, сказать накануне побега эту кодовую фразу. А то не дай Бог, на всю жизнь останусь бесплодной. Сзади раздался мужской смех. Я резко обернулась: на берегу с гитарой сидел красивый и изящный беловолосый эльф. Я снова посмотрела на девушку: а ведь и у нее заостренные уши.

– А ты хитрюга, сестрица, – заметил Арес.

– Почему это? Условия пари я не нарушаю, – казалось ещё чуть-чуть и она покажет язык брату.

– А на какое событие вы спорите? – спросила я с легкой улыбкой.

– Даже не думай, – резко отдернула брата Алелья. А ведь он явно хотел что-то сказать, но с веселым хмыком промолчал. Его пальцы прошлись по струнам гитары. Алелья потянула меня за руку и спросила с улыбкой. – Потанцуем ещё?

– Боюсь, что нет, – ответил за меня Арес и кивнул на остров. – Муженек уже потерял свою айрину, и, кажется, прорвется сейчас в астрал.

– Силенок не хватит, – возразила Алелья.

– Поспорим?

– Хмм, лучше не надо, – вовремя одумалась Богиня и, пожав плечами, отпустила мою руку, чуть подтолкнув к острову.

А в следующую секунду я проснулась. И сразу почувствовала, стальную хватку Аржента на своих плечах.

– Тьяна? – взволновано и даже испуганно переспросил оборотень.

– Угу, – хмуро бросила я. – Ты меня сейчас так обломал… Даже не представляешь.

– Я ничего не ломал, – возразил Аржент, покрывая поцелуями мое лицо. – А вот ты меня напугала.

– Да, в Астрале я была, с богами общалась, первый раз в жизни, – пояснила я. – Причем был шанс что-то узнать по нашей с тобой проблеме, а ты взял и выдернул меня. – Аржент замер и посмотрел на меня круглым глазами.

– С кем общалась? – осторожно переспросил он.

– С Богами. Аресом и Алельей, – пояснила я. И только в этот момент заметила, что Аржент на меня свою тунику накинул. Скользнула руками и рукава и, зевнув, уложила обратно на спину мою персональную подушку, то есть оборотня. – Попробую снова заснуть, вдруг они опять меня пригласят к себе.

Заснула я не сразу и, к сожалению, на прием так и не попала. Зато Аржент больше не пытался меня разбудить, и я благополучно проспала практически до полудня. До последнего дремала под боком мужа. Но в какой-то момент почувствовала чей-то настырный взгляд. И неохотно приоткрыла один глаз. Чтобы тут же испуганно сесть и подергать Аржента за плечо. Не знаю, какой расы пришелец, но явно не оборотень. Ну или неизвестного мне птичьего подвида. У эффектного черноволосого мужчины за спиной были черные крылья. И смотрел он на нас совсем недружелюбно.

– Дакарей? – Аржент явно удивился, увидев здесь своего знакомого. Где-то я слышала это имя уже. – Ты какого шерпа здесь делаешь?

– Тебя ищу, – буркнул он, оглядывая меня оценивающим взглядом. Я тут же натянула тунику пониже и постаралась спрятаться за севшим на шкуре оборотнем. А этот Рей зачем-то продолжил. – Не ожидал увидеть тебя в компании ведьмочки. А как же твоя айрина?

– Это и есть моя айрина. – возразил Аржент, приобнимая меня за талию.– Точнее уже моя жена. И если ты не заметил, это вообще закрытая территория оборотней. Сюда никто посторонний не может проникнуть.

– А! Вот что это был за барьер… – развязно протянул крылатый гость. И мне почему-то показалось, что он пьяный. Но когда бы он успел напиться?.. Сейчас, конечно, позднее утро, но все же первая половина дня. Он почесал затылок и продолжил мысль. – Точнее мыльный пузырь, чуть надавил и он лопнул.

– Искупайся, чтобы протрезветь, – посоветовал Аржент и точным магическим пасом скинул его в озеро.

– Твою ж мать, – выругался тот, вынырнув из воды. – Какого шерпа?…

– Сейчас добавлю, – предупредил оборотень, протягивая мне шаровары. Это конечно здорово, но где мое белье? И тут я обратила внимание, что мой брачный браслет болтается на запястье. Странно. Я попыталась его снять, и он легко соскользнул с руки. Тогда я дотронулась до браслета Аржента, он сидел как приклеенный.

– Жень, – вопросительно протянула я, прерывая перепалку друзей. – А это нормально? – я указала на свой снятый браслет.

– Не совсем, – ответил он, отводя взгляд. – Позже объясню. Как только разберусь с незваным гостем, который ломает двери.

– Я все поправлю, – тут же внес рациональное предложение Дакарей, забираясь обратно на камень и отряхиваюсь от воды, как это обычно делаю птицы.

– А он кто? – шепотом спросила я у Аржента.

– Кто я? – пернатый чуть повторно не свалился с камня, только уже без всяких магических толчков.

– Демон,– шепнул Женя с заговорческим видом и для пущего пафоса добавил. – Высший.

– Глаза разуй, ведьма, – фыркнул тот, снимая штаны и отжимая их. Рубашки на нем, если что, изначально не было. И тело у демона было очень даже неплохо сложено. Если бы я не была уже замужней дамой, то с удовольствием им полюбовалась. А так приходилось постоянно одергивать себя. – Или ты совсем ничего не умеешь? И даже истинному взгляду не научилась?

– Дакарей, перестань, – отдернул его оборотень. Выдохнул и, взлохматив шевелюру, признался.– Тьяна – иномирянка.– Дакарей так и замер с занесенной для обратного облачения в брюки ногой.

– Шерпец! – выдал он прочувственно. В голову сразу пришел русский аналог про песца.– Полный! – добавил демон и все-таки надел обратно брюки. Почесал маковку и, хлопнув себя по лбу, сотворил какое-то заклятие (руну я увидела). И уже через секунду брюки высохли. Аржент тем временем нацепил свои, и я, прячась за его спиной, натянула и трусики и шаровары. С бюстье пока подожду.

– Слушай, Дакарей, я все понимаю, но как ты до нас без рубашки добрался? – уточнил Аржент, со скепсисом оглядывая полуобнаженного друга. Дакарей махнул куда-то на лестницу и буркнул.

– Там оставил сумку с одеждой. И пару бурдюков с вином.

– И что у тебя стряслось? – спросил оборотень, притягивая меня к себе и поглаживая по спине. Дакарей молча смерил нас тяжелым взглядом. Неужели разговор не для моих ушей?

Глава 8

– То же, что у тебя пять лет назад, – наконец, выпалил он. – К Оракулам обратился.

– И? – уже более серьезно поинтересовался Аржент. – Плата оказалась слишком большой?

– Да там всё предсказание – полная задница. – демон в сердцах выругался. Трехэтажным. Я аж заслушалась: Пушкин обзавидовался бы. – Мрак их подери! Чтоб им Привратник не туда дорогу указал, – закончил он весомо.

– Расскажешь? – предложил оборотень.

– Хочу просто напиться в зюзю, – ответил на это пернатый. – И бухать неделю, не просыхая. Но вижу, что у тебя сейчас другие заботы,– закончил он уныло.

– На неделю точно не отпущу, – тут же отозвалась я с улыбкой, погладив Аржента по обнаженной груди. И посмотрела на Дакарея. Знаю, что дружба для мужчин много значит, поэтому влезать точно не буду. И даже постараюсь подружиться с этим Высшим, если он перестанет с таким пренебрежением на меня смотреть. – Но на пару вечеров уступлю. Только домой сначала доставьте меня. Здесь, конечно, здорово. Но есть уже очень хочется, – и, кажется, тепловой завесы тоже нет, потому как уже похолодало.

– У меня и закуска есть, – заметил Дакарей. И метнулся за своей сумкой. Постоял немного на границе «зима-весна». Пока его не было, быстро надела белье и свою тунику, вернув Арженту его.

– Прости за это вторжение, – шепнул он тихо.

– Ничего страшного, – заверила я его и быстро поцеловала в губы. Знаю, что это подействует лучше всяких слов. Правда, оборотень тут же воспользовавшись ситуацией, резко прижал меня к себе и поцеловал, уже не так невинно. От дальнейших провокаций его удержало появление демона.

– Может, лучше на берег переберемся? – предложил Дакарей.

– Хорошая мысль, – ответил Аржент и подхватил меня на руки. – Этот остров только для молодоженов. И, Дакарей, защиту восстановить нужно в полном объеме. И я не шучу, – на лице демона промелькнуло хулиганское выражение, но он тут же понурил голову и «сознался».

– Придется к папе твоему обращаться. Я убей не помню, что я там грохнул, когда ломился к тебе.

Мы уже снова летели над островом, поэтому Аржент только глухо выругался, но едва мы приземлились и меня поставили на землю, как демону прилетел нехилый подзатыльник.

– Сам будешь объясняться с отцом, – пригрозил он, расстилая плед из рюкзака на ровном участке берега. Оказывается, Аржент и о припасах позаботился. Демон выложил «закуску» и потянулся за рубашкой. И в этот момент перехватил мой взгляд и демонстративно усмехнулся.

– Не лыбься так, – посоветовала я сердито. – Я на крылья твои любуюсь. Первый раз такие вижу. И вообще не понимаю, как они к спине крепятся. – выпалила я на полном серьезе. Не будь он таким вредным, я бы и потрогать попросила. Дакарей завис на пару мгновений, а потом повернулся ко мне спиной и расправил крылья.

– Любуйся, но не трогай, – предложил он.

– А почему трогать нельзя? – тут же поинтересовалась я, с трудом удерживая шаловливые ручки. Дакарей сердито рыкнул, но тут же будто отдернул себя.

– Порежешься, – кратко ответил он и, выдохнув, спросил неуверенно. – Ты из техногенного мира?– Дакарей обернулся и заглянул в мои глаза.

– Ага, – подтвердила я его догадку. И тут меня окатило чьей-то болью. Теперь уже я пытливо посмотрела в его глаза. А они оказываются у него темно-темно-синие, а не черные, как мне казалось. И в них сейчас мелькнуло подозрение и в следующую секунду его эмоции, как отрезало.

– Но ты – ведьма, – возразил он подчеркнуто веселым тоном. – И, кажется, интуит.

– Кто такие «интуиты»? – уточнила я, покосившись на мужа. Аржент нахмурился и пояснил другу.

– Видимо, магия в её мире все же есть, но очень истощенная. Тьяна, до сих пор слаба, и всю энергию, что дает ей лес, уходит на латание дыр в энергетическом поле.

– Что? – это я удивилась. – На что уходит?

– Так природой устроено у ведьм, что полученная энергия сначала исцеляет носителя. А дыры я думаю, у тебя появились в твоем мире, когда ты непроизвольно применяла магию, а пополнить её не могла, – терпеливо объяснил Аржент. И уже после этого уточнил у демона. – Ты уверен, насчет интуита?

– Как у тебя с интуицией? – спросил Дакарей у меня. Пожала плечами, не зная, как ответить на этот вопрос. – А у тебя бывает, что ты улавливаешь настроение окружающих? – Вот на это я кивнула, хотя и не особо уверено. И он пояснил подробно, о ком говорил. – Интуиты чувствуют малейшие колебания информационного поля нашего мира, иногда чувствуют ауры людей и прочих существ. В твоем случае это дает преимущество: проще будет настраиваться на магическую энергию других и тянуть её для любых действий, требующих быстрого аккумулирования сил.

– Это же хорошо? – спросила я у Аржента.

– Хорошо, – подтвердил Дакарей. – Но ментальную защиту ставить тебе придется.

– В любом случае придется, – сказал Женя. – Мы хотим скрыть её «иномирность».

– От кого? – Дакарей нахмурился и как-то встряхнулся. А в следующую секунду крылья исчезли, и он надел рубашку. – У вас гости намечаются в селении?

– Тьяна хочет учиться в Академии магии.

– Шерпец, – снова прочувственно протянул Дакарей. И в этот момент мой желудок напомнил о себе громким урчанием. – Так, сначала завтрак, а потом мы подумаем, как это можно осуществить.

А ему-то зачем это нужно? Или это способ отвлечься от своих проблем? Или он настолько преданный друг, что готов защищать друга и его жену, невзирая на риски? Пока завтракали я исподтишка изучала демона: уж очень колоритный персонаж. Да и мучают меня вопросы: а где рога и хвост? И что ему все-таки оракулы предсказали? Чая никто из мужчин не додумался захватить, поэтому запивали мы бутерброды вином. Фруктовое, легкое, но такое коварное, что все его градусы я уловила, когда мы уже начали собираться домой. Глупо хихикнув, я вцепилась в руку Аржента покрепче, ибо меня нехило так повело в сторону. Муж вгляделся в мои глаза и с веселым смешком, усадил обратно на плед.

– Сейчас мы соберем вещи, а ты пока посиди, – попросил он ласково.

И, вскоре, мы уже неслись по горам, обратно домой. Я опять верхом на волке, а Дакарей летел рядом. Снова забежали в сосновый лес, где я пообнималась с хранителем. И в этот раз мне это помогло немного протрезветь.

Дома нас встречали овациями и поздравлениями. Оказывается, сегодня у них пир запланирован по поводу состоявшейся свадьбы. Дакарея все приветствовали, как старого друга.

– Ты, как всегда вовремя объявился у нас, – со смешком сказал Лешик.– Сегодня так повеселимся, что ты навечно запомнишь, как оборотни отмечают свадьбы сородичей.

Дакарей слабо улыбнулся и что-то согласное буркнул. Я же уловила глухое раздражение от него. Он снова кинул быстрый взгляд на меня и тут же будто «закрылся».

– Ты мои мысли читаешь, что ли? – поинтересовалась я тихо. Рей наклонил голову на бок и усмехнулся.

– Больно надо.

Вернувшийся Аржент вовремя приостановил зарождающуюся перепалку. А Мелисса умело и проворно увела меня в спальню. На кровати лежало красивое платье из красного атласа. Я же попросила у Мелиссы какое-нибудь вытрезвляющее средство и проскользнула в ванную комнату. Мне просто необходимо освежиться. Лучше конечно принять контрастный душ, но здесь такого нет. Поэтому быстро приняла ванну, напоследок засунув голову под струю холодной воды. И это помогло мне прийти в себя.

Когда я вышла в спальню, там была моя невестка, Веста, и мелкая кузина Аржента, лет 10-11. Не помню, как её зовут. Но смотрела на меня она волком. Веста помогла мне надеть платье и, тихо расспрашивая о церемонии, завязывала шнуровку сзади на платье.

– А почему у тебя браслет болтается? – с непонятной агрессией спросила мелкая.

– Алиссия! – строго отдернула её Веста.

– Ты Арженту не жена! – уверенно заявила она. – Даже Алелья не подтвердила ваш союз! Поэтому уходи отсюда, – и снова я почувствовала чужую боль за этой маской агрессии.

– Вышла вон! – резко, даже грубо приказала невестка.

– Постой, – тихо попросила я и требовательно посмотрела в голубые глаза маленькой волчицы. – И почему я должна уйти? Ведь я его айрина, – от ребенка пришла волна негодования вперемежку с отчаянием. И что-то мне это совсем не нравится.

– Уходи отсюда, пришлая. Уходи откуда пришла! – уже закричала она, топнув ногой. И неожиданно разревелась. – Ты же погубишь Аржента, – сквозь слезы выдала она.

– С чего ты это взяла? – напряженно спросила я.

– Я слышала, как Аржент об этом Мелиссе сказал.

– О чем? – я резко дернула её за плечи. А потом ещё раз встряхнула. И ещё раз. Не хотела верить её словам, но что-то подсказывало, что она не врет. Мы так увлеклись друг другом, что не услышали, как открылась дверь и в спальню вернулась Мелисса.

– Аржент просил, чтобы я позаботилась о тебе, когда его убьют. – медленно произнесла она, подходя ближе. – Сказал, что обещал вернуть тебя домой, но боялся, что не успеет этого сделать.

– Почему он решил, что его убьют? – тихо, очень тихо спросила я. И судорожно выдохнула, с трудом сдерживая желание разреветься, как Алиссия.

– Так Оракул предсказал…

Я с трудом втянула в себя воздух. В глазах Мелиссы я, наконец, увидела все её беспокойство за сына. Как же умело она притворялась до этого?!

– И где Аржент сейчас находится? – тихо и подчеркнуто спокойно сказала я.

– Думаю, скоро придет сюда, чтобы переодеться, – ответила Мелисса, задумчиво изучая меня. Подождать его здесь? Ну уж нет! Я как была босиком направилась к двери.

– Сейчас я его сама убью, – прошипела я.– И исполню предсказание Оракула.

Женщины не решились меня останавливать. Аржента я увидела уже в конце коридора, в компании Лешика и Дакарея.

– Тьяна? Что с тобой? – спросил оборотень, сразу уловив мое настроение. С размаху врезала кулаком его в солнечное сплетение. Но он даже не шелохнулся. Добавила ещё несколько ударов, с тем же успехом.

– Какого демона ты мне не сказал? – прорычала я, ловко выскальзывая из его рук, ведь Аржент снова попытался меня обнять.

– О чем я не сказал? – осторожно спросил он, вопросительно посмотрев на мать. Опять пытается изображать непонимание? На инстинктах собрала энергию и ударила его чистой силой, не сразу сообразив, что бить его же магией не имеет смысла.

– Ах, ты не понимаешь? Да? Как ты там позавчера сказал: мне ничего не грозит? – я сейчас просто фонтанировала сарказмом, уже не заботясь чувствах муженька. – Я в любой момент могу оказаться под другим мужиком, который не будет спрашивать моего мнения. Ты про это? Или имеешь в виду гаремы ваших правителей? Что может быть лучше, чем проживание на закрытой территории за высоким забором? В компании одичавших без мужского внимания стервозных баб? Вот знаешь: всю жизнь мечтала о подобном. Хотя нет роль сучки- производителя элитного потомства ещё более приятна для меня!!! – Аржент сжал зубы и опустил глаза. – Что взгляд-то отводишь, дорогой муженек? Я тебя спрашивала прямо, что тебе сказали Оракулы. Что ты мне ответил? – снова потянула энергию из окружающего пространства, стараясь не зацепить теперь энергию Аржента. – Что-то я не помню, что ты про свою смерть рассказывал!!!

– Я не хотел тебя тревожить зря,– с трудом выдавил он.

– О, как благородно!!! То есть ты реально считал, что мне лучше увидеть или узнать о твоей смерти постфактум? – я всплеснула руками, отправляя в него ещё один сгусток энергии. Но он успел выставить щит. – А может и наблюдать процесс?! – я даже не заметила, как перешла на крик. Выдохнув, я призвала себя к спокойствию. – Зачем ты вытащил меня в этот мир? Какого хрена заставил влюбиться в тебя? Ты ведь знал, что тебя убьют!!! Ты думал хоть минуту, что со мной тогда случится?

– Я попросил мать, она бы отправила тебя в твой мир…

– Ой, да! Твоя мать всемогуща, и, конечно, справится с тем, что тебе не удастся!!! – я снова сорвалась на крик. Прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Аржент обхватил мои плечи руками и попытался их погладить. – Не трогай меня! – рыкнула я, отскакивая в сторону. – Ты вернешь меня в мой мир сегодня же! – волшебный мир – это конечно здорово, но не в таких обстоятельствах.

– Нет, – твердо сказал он.

– Вернешь, я сказала! – с нажимом повторила я. – Я помню, какую боль причиняет переход через зеркало. Но это лучше, чем… – я замолчала, к горлу подобрался противный комок, мешающий говорить.

– Ты умрешь от болевого шока!!! – выпалил Аржент. От него пришла боль и отчаяние, и впервые мне захотелось отгородиться от его чувств.– Поэтому, нет!

– Напьюсь обезболивающих зелий,– возразила я, зябко обхватив плечи руками.

– Тьяна, успокойся, – попросил Дакарей, приближаясь к нам. Я зло посмотрела в синие глаза. Не лезь, демон, куда не просят. – Мы всё решим! Опасности не будет, если никто не будет знать о твоем иномирном происхождении.

– Никто, это весь клан волков? Ты, Вайолет? И это я перечислила только тех, о ком я знаю?!! – я снова встряхнула руками. – Вы что меня совсем за идиотку держите?

– Тьяна, любимая, – позвал Аржент, снова пытаясь приблизиться.

– Не смей меня так называть!!! – выпалила я и сдернула, наконец, брачный браслет. Хотела швырнуть им в оборотня, но демон перехватил мою руку. И жестко сжал её.

– Даже не думай! Только он тебя защитит от поползновений других мужчин, – тихо, но с угрозой сказал крылатый.

– Надолго ли? – с истерическим смехом спросила я.

– Тьяна, клянусь, что отправлю тебя в твой мир через год, если ты этого захочешь. – произнес Дакарей. В воздухе мелькнула темно-бордовая руна, вспыхнула и погасла. – Сейчас ты не выдержишь перехода!!! – с нажимом сказал он.

– Тебе-то какое дело?!

– Знаешь, что происходит с оборотнем, когда гибнет его пара? – Дакарей наклонил голову на бок и изучающе посмотрел в мои глаза. – Аржент тоже погибнет, и если тело можно будет спасти, то душа уйдет за тобой к Привратнику. И останется на границе, ведь Привратник её не пустит.

Дьявол его подери!!! Обложили со всех сторон! И что мне теперь делать? Я зажмурилась, сдерживая слезы. И Аржент не придумал ничего лучшего, как снова подойти ко мне.

– Любимая, мы справи…

– НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ ТАК!!! – неожиданно поняла, что в руках у меня огромный сгусток обжигающей магии. И уже не думая, отправила его в Аржента. Он поставил щит, я видела. Но сгусток, чуть притормозив на нем, продолжил свой недолгий путь. И врезался в грудь Аржента, прожигая одежду и его кожу. Оборотень глухо застонал и повалился на спину. Я же тихо сползла на пол, чувствуя, как сознание ускользает от меня. Рука Дакарея не дала мне упасть навзничь, но что было дальше, я не знаю.


Очнулась я лежа на кровати в нашей с мужем спальне. Аржент тут же склонился надо мной и обеспокоенно заглянул в мои глаза.

– Ты как? – хрипло спросила я, заметив повязку на его груди.

– До утра заживет, – он слабо улыбнулся и, протянув руку, погладил меня по щеке. – У нас, оборотней, очень хорошая регенерация.

– А зачем тогда повязка?

– Чтобы тебя не испугать, – просто сказал он. И снова провел пальцами по моему лицу и задержал их возле моих губ. – Прости меня, айрина. Я, действительно, повел себя как эгоист. – я отвела взгляд и попыталась сесть. Аржент помог мне, чуть поморщившись от боли, что доставляла его рана при любом движении.

– А что произошло? Почему я смогла тебя ранить, ведь ты же щит выставил?

– Огненная магия. Ты каким-то образом подключилась к Дакарею и взяла у него силы. Много силы. И мой щит не выдержал такой атаки, – Аржент, пожав плечами, обхватил мою кисть своею ладонью и начал целовать костяшки моих пальцев. – Интуит. – пробормотал он и покачал головой. – Вот только твои каналы были не готовы к такой нагрузке. Поэтому ты и упала в обморок.

Рассеянно кивнула и заглянула в глаза оборотня. Неужели совсем не злится на меня? Аржент снова поцеловал косточку на пальце. Не злится и смотрит так обеспокоенно.

– Аржент…

– Прости меня, Тьяна, – прошептал он снова. – Я просто хотел на тебя посмотреть в новогоднюю ночь. Но увидев, не удержался и позвал тебя. Если бы ты не откликнулась на зов, я не смог бы тебя затянуть в мой мир. Но ты так доверчиво вложила свою ладонь в мою, что отпустить тебя я не смог бы за все сокровища мира.

– Не лги мне больше никогда, Жень, – попросила я. Он кивнул и я протяжно выдохнула. – Это и была твоя плата за обращение к Оракулам? – Оборотень снова кивнул.– И как звучало предсказание Оракула? Повтори дословно.

– Даже при самом лучшем стечение обстоятельств, ты не умрешь своей смертью, – процитировал он.

– Несчастный случай? – предложила я вариант.

– Нет, – уверенно заявил Аржент. Приподняла вопросительно бровь. Откуда такая уверенность? – Их невозможно предсказать. – Я снова задумалась над формулировкой.

– То есть Оракул не сказал, когда это произойдет. И это может случиться хоть завтра, хоть через сотню лет? – Аржент кивнул, а мой взгляд зацепился за браслет, что снова болтался на моем запястье. – А почему мой браслет все ещё снимаемый?

– На озере мне тоже приснился сон, точнее ко мне приходила Алелья и погрозила пальчиком. – Аржент поморщился. – Сказала, что со своей айриной нужно быть до конца откровенным. И в качестве наказания предупредила, что благословит наш брак, только когда ты захочешь от меня ребенка. Не раньше.

– А твой тогда зачем активировала? – с недоумением спросила я. Вот эльфийская зараза, эта маленькая танцовшица!

– А это награда за терпение и любовь к тебе. Раз я так хотел жениться на тебе, то жену я получу, но ты все ещё свободна в выборе мужа.

– Хмм… А мы можем сделать так, чтобы мой браслет тоже стал неснимаемым? – спросила я и тут же уточнила. – Детей я не хочу. И вообще пока я не почувствую уверенность в завтрашнем дне, даже намека не хочу об этом слышать.

– Хорошо, – смиренно сказал Аржент и, приблизившись, нежно поцеловал меня. Отталкивать не стала, как и отвечать на поцелуй. Я всё ещё сердита на него. И сегодня отправлю его спать на софе в ванной. Вспомнив о его забинтованной груди, тяжко вздохнула (сама уйду). И Аржент тут же отодвинулся от меня.

– Помирились, молодожены? – уточнил вошедший (непонятно только когда) Дакарей. – Лешик был прав: такого веселья я ещё не встречал! – язвительно заметил он и придирчиво оглядел нашу компанию.

– Ой! А как же праздник? – очнулась я.

– Не переживай, его перенесли на завтра. – успокоил меня Аржент. – Мама сказала всем, что мы опять чересчур друг другом увлеклись.

– Обойдешься, – заявила я уверенно. – Но ты не переживай. Сегодня мы моим обучением так увлечемся, что завтра у обоих будет достаточно усталый вид для поддержания этой легенды. – Дакарей хохотнул и показал мне большой палец.

– Ведьма, не хочу показаться жадным, – сказал он, неожиданно посерьезнев. – Но у меня магию лучше не тянуть. Это хорошо, что ты огонь схватила, а если бы мрак?

– Ты думаешь, я понимала, что творю? – со скепсисом уточнила я. Дакарей тяжко вздохнул и протянул с непонятным подтекстом.

– Ясно. И на чем же вы остановились в обучении?

– Я уже читаю на вашем языке по слогам, – с горделивой насмешкой над собой заявила я.

– Потоки она ещё не видит, но чувствует, – добавил Аржент, не желая придавать беседе шутливый тон.

– Ага, хорошо, – Дакарей задумался и выдал решение. – Значит, я сейчас за обедом схожу. И уже после трапезы займемся обучением вплотную. До поступления в Академию осталось не так много времени.

– Дакарей, – окликнул Аржент друга, уже когда тот подходил к двери. – Так что тебе Оракулы предсказали?

– Не важно, – уверенно заявил он. Но заметив взгляд Жени, добавил. – Время у меня ещё есть, как повернуть предсказание в нужную мне сторону. И с этим мне никто не сможет помочь.

– А кто твоя айрина, ты знаешь?

– Имени мне не сказали, но она человек, – ответил он. Я не чувствовала его эмоции, но почему-то почувствовалась некоторая фальшь в ответе. – Как и моя мать, – и вышел в коридор.

– А почему он уточнил про мать? – спросила я тихо у Аржента.

– Это печальная история. Его мать была невестой другого мужчины, обычного человека. Они не были истинной парой, но любили друг друга. И когда отец Аржента заявился к ней, она его прогнала в шею. Он недолго терпел её капризы, в конце концов императору отказать невозможно. Взял её против воли в жены. Бывший жених пытался организовать побег и в заварушке погиб от рук телохранителя императора. Лиана так и не смирилась с браком. И ребенка не полюбила, отказывалась даже подходить к нему. Умерла в родах, когда Дакарею было семь лет. Второй ребенок родился слабым и вскоре умер. Так что друг часто говорил мне, что ему без разницы, кто будет его айриной, главное, чтобы не человеком.

– Сам накликал, – припечатала я. Но за Дакарея почему-то было обидно.

Глава 9

На следующий день мы, наконец, отпраздновали наше бракосочетание, или, как это звучит по-местному, единение. До этого Дакарей как-то поколдовал над браслетом, и тот сжался, плотно облепив запястье. Так что теперь он сидел, как влитой. Большинство гостей не знали о вчерашней размолвке, так что веселье удалось на славу. Ещё три дня потом выпроваживали гостей, находя их в разных частях особняка и сада.

А дальше началось мое обучение. Изматывающее и физически, и интеллектуально, и магически. Но стоило заикнуться об отдыхе, как мне сразу напоминали о моем желании поступить в Академию. Такое ощущение, что они просто хотели, чтобы я сдалась. Нет уж, обломайтесь, друзья-академики. Я с вами в Академии зажгу, так что меня долго будут вспоминать. В поисках идей для будущих пакостей расспрашивала Весту об обучении в школе ведьмовства. И как-то не впечатлилась её рассказами. Будем придумывать свои варианты. И чтобы за них не влетело слишком сильно, этикет разных раз изучала досконально. То есть пакости для каждой расы придумывала отдельно. Но этим занималась в редкие моменты досуга. Кстати, так как в лес мы выбирались каждый день, я научилась засыпать во время езды на оборотне. Ибо по ночам он по-прежнему не давал мне спать.

Дакарей? Он активно занялся моим обучением. Ко всему прочему, он был неплохим ментальным магом, так что именно он помогал мне войти в транс и учил видеть разноцветные потоки энергии. После помогал с управлением этими потоками, направляя меня мысленно или физически. Честно, сначала я смущалась от такой близости, но потом привыкла. Тем более, что от него не исходило никаких провокационных эмоций и чувств. А вот с Аржентом нас постоянно уносило в другую сторону. А если мы ещё и занимались наедине… можно сказать, занятия прерывались досрочно. Оборотни на это безобразие реагировали спокойно и даже намеки не делали, что слышали что-то непредназначенное для их ушей, а слух у них надо сказать впечатляющий.

Помню, как-то раз решила полазить по деревьям в саду в качестве тренировки ловкости. И естественно навернулась. Шлепнулась с тихим матом в снег, а уже через минуту Аржент был рядом и высказывал свое недовольству Дакарею. Собственно именно демон загнал меня на дерево, лупя меня палкой по нижним почти девяносто. Почему палкой? Меч он пока мне не доверял. А среди занятий – физические тренировки занимали приличную часть времени. На все мои вопросы нелюди авторитетно заявляли, что при поступлении проверяли и физическую подготовку. Так что мне приходилось мириться с произволом двух друзей.

Благо я по себе замечала, что физические упражнения идут мне на пользу. Уже через четыре недели (а точнее пятидневки), животик исчез волшебным образом. Да и на сладкое меня перестало так сильно тянуть, я больше на мясо стала налегать. Оно дольше оставляло ощущение сытости. Родичи на мой аппетит наглядеться не могли и уже начали мне мальчика пророчить. Я не стала их разочаровывать. И только Арженту рассказала о подарке Алельи. Впрочем, он не удивился, а, значит, догадывался о чем-то подобном.

А ещё мы с мужем и демоном подробно обсудили предсказание Оракулов, и Дакарей уверено заявил, что паниковать рано. А вот про свое предсказание, он нам так и не рассказал. И вообще, демон какой-то странный. Вроде и вредный до ужаса, но помогает нам, не жалея времени и сил. Терпелив в обучении магии, но требователен в физической подготовке. И да, у него взрывной характер. Я его как-то довела до белого каления, то есть до полной боевой трансформации. Ух, и страшный же он в ней. В первые мгновения я думала, что вот прям сейчас освою левитацию самостоятельно. Но ничего, навернула пару кругов вокруг особняка, убегая от него, и страх перестал меня подгонять. Я как-то быстро примирилась с новым обличием Рея, даже за хвост хотела подергать. На рога пока не покушалась. А вот перья теперь даже на вид смотрелись грозно, словно лезвия бритвы. После внепланового забега, пока оба пытались отдышаться, валяясь в сугробе, Дакарей заявил.

– Так, надо тебе всех наших нелюдей показать. А то увидишь дракона и его сшибешь своим визгом. – он демонстративно поморщился и прочистил ухо. Стукнула его кулаком, куда пришлось, и, кажется, в бедро попала. Нечего тут наговаривать на меня. Не настолько громко я кричала. А вот как он мне их показать хочет? Вскоре открылось как. Он начал создавать визуальные иллюзии в полный рост и пояснять их с точки зрения слабых мест у существ.

– А у демонов есть слабые места? – спросила я после настолько познавательной лекции. Дакарей скосил на меня глаза и нахмурился.

– Ты серьезно считаешь, что я тебе об этом скажу?

Я закатила глаза, за что тут же получила по заднице хлестким воздушным потоком. В ответ сформировала пару снежков за его спиной и зафиндилила ему в лицо. Начинающуюся заварушку прервал Аржент, он каким-то образом всегда появляется вовремя. Будто чувствует шестым чувством, а может просто подслушивает нас? Так что всерьез мы ещё ни разу с демоном не поругались, хотя цапались периодически.

Время пролетело незаметно и вот мы уже собираемся в Академию. Дакарею вещи прислали заблаговременно. За 18 дней до начала весны мы отправились в дорогу на грифонах, что также были высланы нам по запросу демона. Он, как оказалось, наследный принц Империи Баграшион. Но почему-то когда я спросила про его гарем, попытался отмазаться от подобной чести. Махнула рукой на этого шпиона недоделанного. Поздно он пытается выставить себя монахом, слышала и не раз, как служанки шептались о его сексуальных подвигах.

На грифонах за два дня домчались до Академии и устроились в гостинице в близлежащем городке. На третий с утра подали документы на поступление (как Дакарей смог раздобыть эти документы, знать не знаю). А после весь день с мужем гуляли по городку. Аржент меня опять по магазинам протащил. Я старалась быть скромной в запросах, но модистка мне не дала, а оборотень активно поддержал её в этом. В ювелирный магазин я заходить вообще не хотела, но опять же: муж настоял. Выбрали мне два набора: с изумрудами – серьги, кулон и браслет, и с рубинами – серьги, кольцо и ожерелье. Как оказалось, с умыслом. Кулон с изумрудами Дакарей зачаровал тем же вечером, на буквально бронебойную ментальную защиту. Над браслетом они оба собрались химичить, то есть магичить. Сделать что-то вроде набора доступных для меня боевых заклинаний, которые можно активировать одним наполнением силы. Что уж с сережками они думают делать, даже не пыталась разобраться (что-то из области защиты)

– А что с рубиновым набором делать хотите? – поинтересовалась я за ужином.

– Просто для красоты, – пожал плечами Аржент.

– Но на кольцо я тоже поставлю ментальную защиту, – заявил Дакарей тут же. Пожала в ответ плечами: пусть делают для моей безопасности всё, что считают нужным.

– Я сегодня коттедж в городе присмотрел, если вас всё устроит, можем его купить. – а вот это предложение Дакарея вызвало удивление. У меня. Не у Аржента.

– А зачем? – спросила осторожно так.– Я думала, в Академии есть общежитие.

– Есть, – подтвердил Аржент. – И девочки живут отдельно, мальчики отдельно. Даже для семейных пар не делают исключения.

– Оуууу, – протянула я задумчиво. – Предлагаешь жить в городе?

– Долго без тебя я не проживу, – ответил Аржент и окинул меня таким взглядом, что кровь побежала по венам быстрее.

– Эй, прекратите! – вмешался Дакарей в наши гляделки. Странно, он обычно более терпеливо относится к нашей увлеченностью друг другом.– Аржент, нам ещё над браслетом сегодня полночи корпеть. – напомнил он другу, который с тяжким вдохом кивнул. Неужели я высплюсь?

– А моя помощь потребуется? – уточнила я, незаметно для них скрестив два пальчика на удачу.

– Выспись, – отмахнулся Дакарей от меня. – Завтра наверняка будет экзамен по математике. – и это единственный предмет, который не вызывает сложностей (у них тоже десять цифр, и это не 31 буква алфавита). Но расписание экзаменов выдадут завтра, так откуда он знает.

– Это самый быстрый способ отсеять тех, кто не способен быстро соображать, – пояснил Аржент, заметив вопрос в моих глазах. – Вопросов будет много, а время ограничено.

Завершив ужин, я направилась в спальню. Без всяких там поцелуев на ночь, иначе это грозилось затянуться надолго. Аржент с Дакареем же начали доставать алхимическую мини-лабораторию, размещаясь в гостиной шикарных трехкомнатных апартаментов. Честно говоря, не знаю, кто за них платит, но я так поняла, что вопросов по социальному неравенству у них между собой нет. Хотя возможно они и равны между собой. Все-таки оба сыновья правителей, и им совсем неважно, что Дакарей скоро станет императором, а Аржент так и останется обычным оборотнем. И это мне в мужчинах нравилось больше всего.

– Тьяна, если сейчас не уйдешь, то я самолично пойду тебя спать укладывать, – предупредил Аржент, не поднимая на меня взгляд.

– Кыш, мелочь, – фыркнул демон. Назло ему захотелось остаться, но я сдержала этот порыв. Только язык показала его затылку и захлопнула за собой дверь.


Утро началось с поцелуев и ласк Аржента. И такое начало дня меня радовало. И бодрило. Привычно откликнулась на ласки мужа, и вскоре нас унесло в поднебесную.

После завтрака в компании мрачного Дакарея, мне вручили комплект с изумрудами, настоятельно порекомендовав его тут же надеть. И пока я переодевалась, Аржент рассказал, как пользоваться браслетом. Кулон и серьги будут работать на постоянной основе, а вот камни на браслете отвечали каждый за свое заклинание. Так что потребуется время, чтобы запомнить какой камень за что отвечает. И пока мне малость не до этого. Меня уже охватил предэкзаменационный мандраж.

Как оказалось, панику я развела напрасно. В этот день у нас, действительно, была математика, и никаких проблем с ней не возникло. Получила высший бал, не напрягаясь. А вот завтра будет сложнее, физическая подготовка и ботаника. Послезавтра магическое тестирование и завершающее собеседование.

После экзамена в Академии я вместе с мужем и Дакареем направились смотреть коттедж. Мимоходом озвучила предложение в будни ночевать в Академии (общежитие предоставляется каждому), чтобы не тратить время на ежедневные поездки до города и обратно. А уже на выходных расслабляться в этом коттедже. Дакарей весело хмыкнул на это.

– Надо будет на вашу спальню «глушилку» поставить. – задумчиво пробормотал он.

– Родная, боюсь в таком случае ты из спальни не выйдешь, – шепнул мне на ухо Аржент. Я тут же вспыхнула.

– А в другом варианте я не буду высыпаться совсем, – буркнула я. Оборотень сразу сделал виноватое лицо, но я не поверила. Мы уже как раз подходила к очаровательному двухэтажному домику. Без излишней вычурности и с небольшим садом он сразу покорил мое сердце. На крыльце нас встретил риэлтер (не знаю, как в этом мире называют таких специалистов) и продавец. Внутри дом был пропитан уютом и теплом. А работающий камин убил все сомнения. Так что через полчаса Аржент и Дакарей стали владельцами этой недвижимости. И занялись охранными чарами. Я же решила сходить на местный рынок и сообразить что-то на ужин. Но заметив мои сборы, Аржент воспротивился.

– Родная, мы наймем домработницу, а сегодня просто закажем что-то из таверны.

– Я просто хочу прогуляться по городу. Что в этом плохого? – излишняя опека мужа начала уже меня злить.

– Пойдем тогда вместе погуляем, – предложил тут же муж. Я зарычала и чуть ногами не затопала, как избалованная принцесса. А потом плюнула на этого паникера и перестраховщика и заявила.

– Пойдем вместе.

– А я пожалуй пока займусь домом. – заметил Дакарей, с непонятной улыбкой наблюдая за нами.

Аржент уже накинул куртку и помог мне с пальто. И вскоре мы прогуливались по улочкам города в направлении рынка. Я накупила кучу всяких безделушек для гостиной и спальни. Коттедж бы уже обставлен мебелью, но белья постельного, полотенец и прочей мелочевки явно не хватало. Подумав, купила и кухонную утварь по минимуму: чайник, сковородку, кастрюлю, столовые приборы. Но пришлось брать мальчишку при магазине для доставки всего этого добра. По пути обратно заглянули в бакалейную лавку за чаем и сладостями. Честно, как дитя прогресса, пользоваться печкой на дровах не умею, поэтому и не рвусь особо в кулинары.

После ужина решила не напрягать мозги повторением ботаники, а просто завалиться спать. Но сразу заснуть мне не дали, заверив, что Дакарей глушилку уже поставил. Аржент, что называется, дорвался до сладкого, а то целых три ночи воздерживался от непотребства. Впрочем, я не возражала, сама соскучилась по нему.


Полоса препятствий показалась мне слишком простой, особенно после издевательств Дакарея. А вот на ботанике я подвисла, наделав, как мне кажется, кучу грамматических ошибок в описании растений. Оценки появились на следующий день, если перевести на привычную метрику, я получила четыре с большим минусом, или тройку с плюсом. Больше всего я боялась магического тестирования. И как оказалось не зря. После демонстрации набора стандартных заклятий, магистр Болислав попросил меня продемонстрировать что-то особенное. И вот что мне сотворить прикажите? Попробовала создать иллюзорный фейерверк и это у меня получилось. Окружающие абитуриенты восторженно загомонили, Болячка молча почесал в затылке. И отпустил на все четыре стороны.

Через три часа, когда подведут итоги экзаменов, начнут вызывать на собеседование. А пока мы с Аржентом решили пообедать. Я активно заедала стресс пирожными, отчего оборотень поглядывал на меня с умилением, но не возражал, когда я покусилась и на его десерт. Пришедший во время обеда Дакарей демонстративно отодвинул тарелку подальше от меня. Больно надо. И уже после третьего пирожного, я рассказала про фейерверк и даже показала его.

– У вас такого нет? – тихо спросила я то, что меня обеспокоило, когда я заметила реакцию окружающих. Дакарей медленно покачал головой.– То есть порох у вас не изобрели? – спросила и поняла, что нет. Так как слово «порох» произнесла на русском. На всякий случай повторила, последнее время я уже перестаю замечать, на каком языке произношу слова. Попробовала слово «взрыв», и оно оказалось в их словаре. – С помощью чего тогда вы взрывы устраиваете?

– В основном с помощью магии, – ответил Аржент. – Алхимики какое-то соединение сейчас испытывают с похожим результатом.

– Так, и насколько серьезно я прокололась?

– Не думаю, что это можно отнести к категории «прокололась», – заметил Дакарей. И мне пришлось пояснить смысл, который я вкладывала в вопрос. Дакарей нахмурился и ответил подчеркнуто спокойным тоном. – Я понял, что ты имеешь в виду. Фейерверк можно списать на твою богатую фантазию. Ведьмы ею отличаются.

Ага, так и запишем. И если Болячка спросит что-то на собеседовании – отмазка есть. И кстати, я оказалась права – основным собеседником был магистр Болислав. Остальные трое магистров по большей части отмалчивались. Он несколько раз проехался по моей грамотности. Я даже поморщилась на третьем упоминании. Непривычно чувствовать себя малограмотной, когда в школе тебя звездочкой звали за знания.

– Вот скажите, зачем нам брать 10 ведьму? Потенциал у вас, мягко говоря, средний. Знаниями особыми не отличаетесь… – Болислав демонстративно пожал плечами и посмотрел на коллег. А потом снова взглянул в мои глаза. – Вам зачем это надо? Насколько я вижу, – он кивнул на мое левое запястье, и хотя я старалась прикрывать браслет, сейчас его точно все увидели. – Вы уже замужем. Так что вам бы лучше о пеленках-распашонках думать, а вы зачем-то в Академию поступаете. – Не желая показывать своей досады, я прикусила нижнюю губу, чтобы не послать его далеко со своими пеленками. А постаралась подумать в ключе, чем я могу заинтересовать преподавателей.

– Не так давно выяснилось, что я интуит, – медленно начала я. И тут же привлекла внимание всех магистров. – Вот я и хочу научиться пользоваться своими силами в полной мере.

– Удивили, – после паузы заметил Болислав. Вполне симпатичный мужчина человеческой расы. Волосы светлые, глаза светло-карие, телосложение насколько я заметила на физической подготовке тоже на загляденье. А значит, проблем с женщинами не должно быть. Так отчего ж он такой вредный? Он окинул меня изучающим взглядом. – Теперь понятно, для чего у вас такой сильный ментальный щит стоит. Кстати, откуда он у вас.

– Друг поставил, – отмахнулась я. Взгляд Болячки все ещё требовал ответа, и я выдала автора, ведь секрета в этом нет. – Высший демон, Дакарей.

– Его высочество, Дакарей Первый? – уточнил Болеслав, не скрывая удивления. Я неуверенно кивнула. – Мало кто может назвать себя его другом. – Пожала плечами, состроив невинную мину. Ну не признаваться же сейчас, что он друг моего мужа. Я вообще не хочу акцентировать внимание на моем замужестве. Хотя и Аржент и Дакарей не понимают почему. А вот послушали бы недавние рассуждения Болислава на тему пеленок… И согласились бы с ним. Я тяжело выдохнула, чем привлекла внимание Болячки. – А насколько сильный вы интуит?

– Дакарей сказал, что сильный, – я снова пожала плечами.

– Ну хорошо, мы берем вас на бесплатное отделение, – после переглядываний с магистрами заявил Болеслав. То есть сейчас решался вопрос между платным или бесплатным обучением? Яху! А то я уже подумала, что мне хотят на дверь указать, поэтому и сообщила о своем козыре. В порыве чувств даже Болячку захотелось расцеловать, но я вовремя сдержала порыв. И просто поблагодарила магистров за это решение. И выскочив за дверь, с радостным визгом повисла на шее Аржента, расцеловала его. А потом на автомате кинулась к Дакарею.

– Даже не думай, – предупредил демон и выставил ладонь в предупреждающем жесте. Показала ему язык, слишком возмущенная его поведением, чтобы задумываться о последствиях своего поступка. А надо было бы. Ведь в коридоре в данный момент было много народу. И после моей выходки все стали похожи на героев аниме, такими круглыми глазами на нас смотрели. Дакарей демонстративно оглядел присутствующих, и многие отвели взгляд. И только тогда посмотрел на меня. – И кто тебя манерам учил, ведьма?

– Братишка старший в основном, – созналась я и поскребла носком пол. Не буду сознаваться, что учил он меня совсем не манерам, а как выжить в трущобах нашего города.

– А родители? – уточнил Аржент, нахмурившись. А что родители? Они были заняты своими делами.

– Работали, – обтекаемо ответила я. Забавно, но о жизни в моем мире я почти не рассказывала.

– Врешь, – уверенно заявил Дакарей. Я состроила возмущенную рожу и заявила уверенно.

– Не вру! – у меня ментальная защита стоит, так что раскусить он меня не сможет. И вообще папа, действительно, много работал, как и мама. Тряхнула распущенными волосами и предложила. – А пойдемте куда-нибудь отметим мое поступление?

– А куда хочешь? – спросил Аржент, обняв меня за талию одной рукой и разворачивая к выходу.

– А есть в ближайших окрестностях что-нибудь необычное? – спросила я мечтательно. И пояснила на ухо мужу. – Волшебное, чего точно не увидишь в техногенном мире.

– Есть в паре дней пути, – начал Дакарей, будто услышав меня. – Место с аномальной гравитацией.

– А в чем аномалия?

– В горах есть долина, над ней несколько летающих островов. И при определенной сноровке от острова до острова можно перепрыгнуть.

– Хочу! – тут же заявила я. Время до начала занятий позволяло. Так почему бы и нет?

Глава 10

В путешествие мы отправились только на следующий день. А в тот вечер отпраздновали мое поступление в неплохой таверне на окраине города. Там же я заметила несколько товарищей-абитуриентов. И по их радостным улыбкам поняла, что и они поступили. Как оказалось, это заведение облюбовано именно адептами академии магии. Демократичные цены, легкий алкоголь, живая и задорная музыка. Что ещё студентам надо? Старшекурсники здесь тоже были, но по обрывкам разговором поняла, что большинство присутствующих – это будущие первогодки. Кто-то предложил общий тост за удачно прошедшие вступительные испытания и все хором поддержали его.

Я пила легкий сидр, ребята местное пиво, так что и нашей компании было весело. Даже у Аржента разгладилась морщинка между бровей. Были и танцы, и новые знакомства, потому что в какой-то момент мне захотелось вычислить всех ведьм с моего факультета. А потом ещё и обсудить с девчатами будущие пакости. Поделилась я всего парочкой идей, и они очень понравились ведьмочкам. Так что держись, Академия. Этот учебный год станет незабываемым. Мы уж постараемся, чтобы ведьм стали воспринимать всерьез.

Утром Аржент снова лечил меня от похмелья. Конец вечера вспоминать почему-то не хотелось.

– Жень, я что, правда, вытащила Рея танцевать? – со стоном спросила я, сожалея, что память мне все-таки не отшибло. Впрочем, как подсказывала эта злодейка, Дакарей не особо сопротивлялся.

– Правда. И ему это пошло на пользу, – с улыбкой ответил муж и поцеловал меня. Да так, что мы несколько увлеклись процессом. Но стук в дверь прервал нас на самом интересном месте.

– Молодожены, если хотим успеть сегодня хотя бы до перевала добраться, то нужно выдвигаться сейчас, – раздался из-за двери недовольный голос демона.

– Он точно на меня не злится? – тихо спросила я, поднимаясь вслед за Аржентом с кровати.

– Точно-точно, – подтвердил оборотень и, выглянув за дверь, сообщил демону, что мы уже в процессе сборов.

После завтрака быстро собрали сумку с провиантом. И поспешили к грифонам. Я привычно забралась в седло, Аржент помог мне пристегнуться и вскоре мы уже летели на восток. Там вдали в сизой дымке виднелись горы. К полетам я уже попривыкла, но все равно восторг снова захватил меня. Был ли страх? Нет, хотя в принципе я немного побаивалась высоты. Но за меня Аржент больше волновался. Будь его воля, летела бы с ним вместе, но грифоны рассчитаны на одного седока. Что касается другого транспорта (драконы – магическая раса, но никак не животные), то на ящерице мы бы дня четыре тащились. А так ночевали на горном перевале в гостевом домике, и к обеду следующего дня были на месте. Долина была окружена высокими скалами вокруг. В одной из них были прорублены ступени, и на высоте пятого-шестого этажа располагался подвесной мост на ближайший летающий островок. На остров повыше можно было подняться посредством веревок, левитации или прыжков. Друзья обещали показать, что это за прыжки. А я же пока поднималась по ступеням, все думала о природе этого явления. Магия? Физика? Причем тут физика? Так Дакарей сказал, что в скалах высокое содержание железа, так что это вполне может быть притяжение и отталкивание полюсов магнитов (точнее больше отталкивание). Тем более как я успела заметить, чем меньше остров, тем более он неустойчивый.

В размышлениях даже не заметила, как одолела лестницу, даже не запыхавшись. И только ступив на мост, я вспомнила о своей фобии. Если высоты я боюсь совсем немного, то подвесные мосты для меня полный треш. Я так и застыла, глядя на далекую (в этот момент она показалась именно такой) землю в просветах между досок. Аржент меня несколько раз окликнул прежде, чем я его услышала.

– Что с тобой, Тьяна? – тихо уточнил он, подходя ближе.

– Боюсь, – кратко ответила я. И тогда он взял меня за руки и повел по мосту, передвигаясь вперед спиной. – А если я между досок ногой попаду?

– Не попадешь, – заверил меня Аржент и попросил. – Смотри мне в глаза.

Так мы и шли, и я, действительно, не запнулась ни разу. Хотя адреналин все равно гулял в крови. Поэтому прыжки я восприняла уже без такого испуга. Надо было с разбегу прыгнуть в пустоту между островами (прям как прыжок веры) как можно дальше. Ребята страховали, поэтому для меня это оказалось несложно. Воздух спружинил, подкидывая меня на три-четыре метра вверх и вперед. Таким способом мы добрались до самого верхнего острова. Этаж так пятидесятый, казалось, что до облаков подать рукой. И там мы устроили пикник. Я старалась лишний раз не смотреть на землю, но спуск на самом деле пугал меня. Заметив мои опасливые взгляды вниз, Дакарей спросил, чего же я боюсь.

– А спускаться всегда страшнее, чем подниматься. – я пожала плечами глотнула все то же коварное вино. – Тем более, внизу меня снова поджидает подвесной мост.

– Если хочешь, я могу спустить тебя на скоростном лифте, – с улыбкой предложил демон.

– Это ты так предлагаешь столкнуть меня в пропасть? – подозрительно уточнила я. – А Женя будет ловить внизу?

– Но зачем же так радикально? – со смешком вопросил Дакарей. Снял куртку, оставшись в одной рубашке с прорезями на спине. А спустя секунду, уже красовался своими черными крыльями.

– Рей, ты серьезно? – радостно взвизгнула я. И чуть ли не запрыгала от радости. Хотя желание потрогать перышки смущало меня, но я упорно боролась с ним. – А твои крылья выдержат нас?

– Ты во мне сомневаешься? – с легкой угрозой спросил Дакарей. Аржент окинул нас странным взглядом, задержавшись им на друге. И демон будто очнулся. – Постой, как ты меня назвала?

– В нашем мире есть такой…– замялась, подбирая слова. Кинула на Женю несчастный взгляд. – Такой обычай. Друзей, приятелей и родных мы зовем сокращенными именами.

– Поэтому у тебя так часто проскальзывает «Женя»? – с улыбкой спросил демон. Кивнула, не уточняя, что это имя более родное, русское. Крылатый задумчиво повторил, будто пробуя это имя на вкус. – Рей. Хмм. Так и быть тебе можно меня так называть, но только, когда нет посторонних поблизости.

Ой, зря он это уточнил, я ж теперь на полном серьезе буду докапываться, кто для него посторонний, а кто нет. После пяти минут расспросов, Рей не выдержал и рыкнул.

– В Академии только вы с Аржентом – не посторонние, остальные личности для меня чужие. – Мы с мужем переглянулись и улыбнулись. Что снова вызвало раздражение у демона. – Так что? Воспользуешься моим предложением по скоростному спуску? – спросил он, пытливо заглядывая в мои глаза. – Или все-таки своим ходом?

Я снова выглянула за бортик и поежилась.

– Лучше твоим способом, – пробормотала я, признаваясь в своей трусости. Хлебнула ещё глоток вина и закупорила бурдюк. Ожидала ехидных комментариев демона, но он тактично промолчал. Втроем мы быстро собрали остатки еды, посуду и плед. Погода не особо располагала к долгим посиделкам на природе, а выпитое вино давало слабый согревательный эффект.

– Я постараюсь быстро спуститься, – пообещал Аржент, забирая и наши рюкзаки. И снова он задержал изучающий взгляд на друге. Тот в ответ кивнул и подхватил меня на руки. Хмм. Неожиданно. А другого способа нет? А то эта поза выглядит излишне романтичной. И ощущается ещё хуже. Под внимательным взглядом синих глаз демона, я невольно вспыхнула.

– Обхвати меня за шею, – предложил Рей тихо. И подошел к краю острова. Краткий миг свободного полета и вот мы уже парим в воздушных потоках. Я зажмурилась, чувствуя, как желудок подлетает к горлу. И ткнулась лбом в его грудь. – Эй, Татьяна, всё нормально? – обеспокоенно спросил он.

– Угу, – справившись с паникой, я подняла взгляд и практически утонула в отчего-то потемневших глазах демона. Выдохнула и заставила себя перевести взгляд на окружающий пейзаж. А мы уже стремительно приближались к земле. На грифонах полеты были более размеренными. А сейчас это напоминало спуск на американских горках. Или прыжок с самолета без парашюта. Я все-таки взвизгнула, когда до земли оставалось метра три, а скорость так и не снизилась. Демон спружинил ногами, гася инерцию резкого приземления. Не знаю, каким чудом я сдержала маты. – Светлые суслики, а аккуратней нельзя было? – вопросила я, вскидывая взгляд на него. Дакарей усмехнулся.

– Нельзя, – шепнул он, чуть наклонившись ко мне. На миг показалось, что он хочет меня поцеловать, и у меня перехватило дыхание. От испуга. Только от него. Я откинула голову назад, и Дакарей, нахмурившись, аккуратно опустил меня на землю. Чувствуя неловкость, перевела взгляд на его крылья.

– А я, действительно, порежусь, если дотронусь сейчас до перьев? – спросила я, невзначай отступая на шаг. То есть в его полной трансформации, ответ на этот вопрос не вызывал сомнения. Но сейчас перья выглядели такими мягкими, что я невольно засомневалась. И Дакарей, как назло, молчал. Я снова посмотрела в его глаза, и он как-то криво ухмыльнулся.

– Крылья у демонов тоже являются оружием. Хмм, и по преданиям только в одном случае можно безбоязненно дотронуться до них. Точнее только одному существу. Интересно кому или догадаешься сама? – и почему мне чудиться двойной подтекст в его вопросе. Дакарей чуть повернулся, приблизив одно крыло ко мне. – По легенде демон не может причинить боль своей истинной паре, – он сделал ударение на втором слове. – Даже таким оружием. Но ты можешь проверить…

– Что проверить? – сглотнув, переспросила я. Он ведь не намекает сейчас, что я – его истинная пара? Дакарей вздрогнул всем телом. И теперь уже он отвел взгляд

– Знаешь, ты первая из моих знакомых, кто настолько хочет пощупать крылья, все остальные боятся их до одури. А так как и я не воспринимаю тебя угрозой, то вполне возможно, что перья и не поранят тебя. – Дакарей посмотрел мне в глаза и зачем-то продолжил. – На самом деле, даже истинные пары демонов не рискуют касаться крыльев друг друга. Не столько боятся боли, сколько не хотят развеивать красивую легенду.

– И что ты хочешь проверить все-таки? – уже насмешливо спросила я протягивая руку к его крылу. В конце концов, даже если порежусь, Аржент вылечит меня. – По-прежнему ли крылья являются вашим оружием? Или уже давно не являются угрозой?

– А если скажу, что проверить хочу легенду?.. – тихо спросил Рей. И я тут же отдернула руку. Он опять намекает или просто дразнит? Демон рассмеялся, заметив мою нерешительность. – Ладно, шутка затянулась. – он свернул крылья и снова вздрогнул всем телом, пряча их. Я огляделась в поисках оборотня. Не знаю, чего Рей хотел добиться своими провокациями, но мне было неприятно сейчас. Правда, смысла продолжать дискуссию я не видела, поэтому задала волнующий меня вопрос.

– Скажи, а у вас в мире нет артефактов, которые бы позволили мне летать? – Дакарей окинул меня вопросительным взглядом, и мне пришлось пояснить мысль. – В нашем мире бытует легенда, что ведьмы могут летать на метлах.

–Хмм, нет, вот таких артефактов точно нет. Есть амулеты с левитацией, которые просто активируют заклинание, но его нужно постоянно подпитывать. Так что они совершенно невыгодны для путешествий. – ответ Дакарея был, как всегда, подробным. И вот это мне в нем нравилось: он постоянно помнил, что я из другого мира и отвечать старался объемно и толково даже на самый бестолковый вопрос. – Но мётлы?… Это же неудобно.

– Вот-вот, – поддакнула я. – Вообще не представляю, как Гарри в квидич играл.

– Кто такой Гарри? И что такое квидич? – тут же заинтересовался Дакарей. А вот его любопытство мне уже не нравилось, но как говорится: баш на баш.

– Гарри – герой выдуманной истории. Волшебник. А квидич – это игра с ловлей мячей, по сути, соревнование на скорость и ловкость управления метлой. Все понимаю, магия там, артефакты. Но честно, когда в кино он резко тормозил на метле, мне жалко было его бубенчики. – что такое кино я уже объясняла и ему и Жене, поэтому не поняла сначала задумчивое выражение лица Дакарея.

– А как на метле сидят? – спросил демон. Я, наконец, увидела Аржента на подвесном мосту и чуть расслабилась. Разговор о крыльях меня порядком напряг. Но на будущее запланировала мероприятие под кодовым именем «споить демона и разговорить».

– Верхом, – я пожала плечами, обдумывая и вопрос и сердитый взгляд демона. – Палка между ног находится.

– Это в принципе невозможно, – заявил Рей авторитетно. – Для мужчин так летать на метле. Да и для женщин, мне кажется, проблемно.

– Ты иногда такой зануда, – со вздохом заметила я и направилась навстречу Арженту. Тот уже сбегал по ступеням в скале.

Встретились уже на подступах к этой скале. Аржент подхватил меня на руки и страстно поцеловал, будто не видел меня лет пять. Не знаю, кто меня дернул в этот момент, но я решила проверить реакцию демона на наш поцелуй. Вот только Дакарей не смотрел на нас. Он с повышенным интересом изучал летающие острова.

Арженту я не стала рассказывать о разговоре с его другом о крыльях и легенде, связанной с истинными. Но неясное чувство тревоги ещё неделю не покидало меня. А потом я решила забить, а то это уже паранойей попахивало. Если даже Дакарею перестать доверять, то кому вообще можно верить в этом чужом мире?

Оставшиеся дни мы путешествовали по горам в южном направлении. Мы даже успели побывать на побережье, всего пару дней, но впечатления остались грандиозными. Ребятам пришлось пообещать, что летом мы обязательно поедем на море на пару-тройку пятидневок, настолько я не хотела уезжать отсюда. Обратно в Академию мы уже неслись на всех порах. И прибыли аккурат к началу занятий.

Хотела бы сказать, что учеба в Академии была легкой и веселой. Хотела бы, да не могу. На самом деле, наши институты в этом отношении отдыхают. А ещё оставались трудности с чтением и конспектированием лекций. На третий день сдалась, и начала записывать все на русском языке, потому что я совсем не успевала конспектировать за магистрами. Каждый день по 5-6 пар, последние две – практические занятия. Или физическая подготовка. В этом отношении меня Дакарей хорошо поднатаскал ещё до начала занятий. Так что физическая подготовка мне даже начала нравится. Нет, правда, я оценила существенный плюс – отсутствие домашних заданий. По всем остальным предметам нас грузили по полной. И большинство дисциплин были для меня практически незнакомы. Так что пробелы в знаниях восполняли либо книги в библиотеке, либо Аржент с Дакареем, но к ним каждый день не набегаешься. Помимо всего прочего, Болячка, который оказался деканом нашего факультета, назначил мне ещё и индивидуальные занятия по моему дару интуита. Так что в комнату в общежитии я приползала уже после ужина. И чисто для того, чтобы замертво рухнуть в кровать.

Хорошо ещё, что соседка по комнате была тоже ведьмочка с моего факультета. Но подготовка у неё была гораздо лучше моей, поэтому глядя на мои мучения, на третью неделю вызвалась мне помогать. И стало чуть попроще, правда, иногда мои вопросы и уточнения вгоняли её в ступор. После третьей пятидневки домой, то есть в коттедж в городе я добиралась в состоянии нестояния. Крайняя практика с деканом далась мне особо тяжело. И как назло Аржента я отправила домой пораньше, чтобы он позаботился об ужине. Нанятая тарантайка с резвой ящерицей быстро доставила меня до коттеджа, но я все равно успела задремать.

А дома уже был пир горой. Аржент позаботился не только об ужине, но и о горячительных напитках к ним. Или об этом позаботился Дакарей? Они уже были нетрезвыми, так как решили попробовать гномий самогон ещё до ужина. Посчитали, что это будет неплохой аперетивчик. Кто пил водку на голодный желудок, тот поймет, что даже невосприимчивость демона к ядам дала сбой. Про повышенную регенерацию оборотней я вообще молчу. И глядя на этих несознательных пьяниц, я довольно потерла ручки. Значит, допросу с пристрастием демону не избежать.

К попойке присоединилась уже после плотного ужина и, понюхав самогон, отказалась от него в пользу вина. Мужчины с пониманием отнеслись к моей слабости. Первым сдал позиции муженек и просто заснул за столом. Судя по всему, завтра уже я буду лечить его от похмелья. Демон держался лучше (чертова невосприимчивость к ядам путала все карты) и в какой-то момент решил разговорить «пьяную» меня.

– Татьяна, а ты не вычислила ещё своих истинных? – спросил он, слегка запнувшись на последнем слове. Хмм, и откуда такая уверенность, что их несколько?

– А как их можно вычислить? – изображать заплетающийся язык я умею хорошо. – Я чего-то не знаю?

– Про притяжение к истинной паре ты уже знаешь, – уверенно заявил он. Я изобразила пьяное недопонимание, и Дакарей продолжил. – Неужели тебя ни к кому, кроме Аржента, не тянет? – А вот тут я смогла только пожать плечами. Честно, все три недели мне было не до разглядывания мужчин в Академии. Нет, я, конечно, обращала внимания в столовой на представителей интересных рас, но чисто из любопытства. Правда, один кошак, кажется, неправильно воспринял мой интерес. И теперь подмигивает мне каждый раз при встрече. И ведь оборотень должен был сразу унюхать мою связь с волком, но что-то его это совсем не смутило. Да и овощ ему в помощь, если перейдет к более активным действиям, пожалуюсь Арженту на него.

– Неа, не тянет, – уверенно заявила я, что несколько озадачило Дакарея. Пришлось добавить пьяное хихиканье, чтобы из образа не выпасть. – А почему ты так удивился, Рей? – Демон не ответил, хряпнул ещё одну рюмку самогона, закусив соленым огурцом. Сам напросился. – Рей, а Рей, а ты насчет крыльев тогда всерьез хотел проверить легенду?

– Я пошутил, – хмуро бросил он, избегая смотреть мне в глаза. Я потянулась к нему и вцепилась в ворот рубашки.

– Ужасное у тебя чувство юмора, – буркнула я, встретившись с синими глазами. Демон с усмешкой кивнул.

– А ещё я – зануда, – напомнил он мне зачем-то. Его ладонь приблизилась к моему лицу. Я напряглась, не зная чего мне ожидать. Но он просто убрал прядь волос с моих губ. – И совсем тебе не нравлюсь, – с непонятными эмоциями заметил он. – Или все же нравлюсь? – Я отстранилась, нахмурившись.

– Кто твоя истинная, Дакарей? – Демон неожиданно, прямо на глазах протрезвел и резко заявил.

– Не твое дело, ведьма.

Он поднялся и нетвердой походкой направился к лестнице. Замечательно. А со стола мне одной убирать?

Глава 11

Утром голова болела даже у меня. Про мужчин я вообще молчу. Они даже сосредоточиться не могли, чтобы наложить друг на друга заклинание. Пришлось мне этим заняться. Начала я с Аржента и довольно легко справилась с задачей. Дакарея я уже не так быстро исцелила. Честно, хотела его подольше помучить, но совесть не позволила. Дотронувшись до его лба, активировала легкое целительское плетение. И тут же морщина между его бровей разгладилась.

– Спасибо, – поблагодарил он, удержав меня за руку. – И прости за то, что нагрубил вчера.

– За грубость прощу. А вот за то, что мне пришлось одной разгребать горы грязной посуды – нет, – заявила я. И поставила ему щелбан. А он даже не возмутился. Так неинтересно!

После позднего завтрака я снова засела за уроки. Светлые суслики, я в десятом-одиннадцатом классе так не старалась, как сейчас. А ведь тогда я всерьез взялась за учебу, Ваня мне хорошо голову промыл про необходимость высшего образования. И я поняла: если не поступлю на бюджет, то не пробьюсь в жизни. Уже значительно позже я поняла, что даже красный диплом не гарант хорошей работы. В нашей стране связи решают почти всё. Здесь, судя по всему, связи тоже играют роль, но не решающую. И это радует.

Аржент присоединился ко мне, привычно предложив помощь. Дакарей же куда-то свалил. Так что ничего удивительного, что вскоре мы отвлеклись на посторонние вещи. Что ж поделать? Мой дар интуита иногда сильно мешает, особенно когда рядом возбужденный муж.

Четвертая неделя учебы показалась мне проще. Или я привыкла к бешеным нагрузкам? Поэтому я к концу недели решила устроить первую пакость. Физическая подготовка у нас была предпоследней парой, а за нами были боевики то ли второго, то ли третьего курса. И возле раздевалок они не раз начинали дразнить не только парней нашего факультета, но и ведьмочек. Поэтому сегодня я пошла проходить полосу препятствий последней, а ведьмы в этот момент стали отвлекать преподавателя. Да так качественно отвлекать, что я не особо шифруясь, успела смазать все возможные поверхности маслом. Округлое бревно в самом конце пути мне даже парни помогли натереть до зеркального блеска. А внизу под этим бревном была живописная грязевая лужа. Поэтому сегодня вся группа с физической подготовки уходила донельзя довольная, радостно потирая руки. И в этот раз сокурсники шутки боевиков легко парировали.

Уже в душе мы, ведьмочки, посокрушались насчет того, что не увидим это фееричное занятие у боевиков. Но как оказалось зря, зельеварение (тьфу ты, то есть алхимию) перенесли в другую лабораторию с окнами выходящими, как раз на полосу препятствия. И мы все периодически поглядывали на улицу, похихикивая над особо удачными кадрами. Профессор Дамболдор, то есть магистр Дариус (уж очень его борода мне напоминала известного персонажа), что вел у нас практику, даже пару раз сделал нам замечание. Однако когда мы заметили на стадионе нашего декана Болислава, веселье сразу как-то сошло на «нет». Все даже затаили дыхание, когда он после напряженных споров с деканом боевиков, направился в главный корпус. И уже не удивились, увидев его на пороге лаборатории. Пара к этому моменту подходила к концу, но он, переговорив с преподавателем, дождался, пока все сдадут готовые зелья, и только после этого взял слово.

– Адепты, мне не интересны причины вашей выходки, – начал он грозно. – Я хочу знать, кто зачинщик. – Сокурсники переглянулись и промолчали. – Так, значит? Молчим? То есть все хотят вылететь из Академии?

Ну это он загнул, мы не настолько навредили, чтобы нам сразу грозить отчислением.

– И на каком основании нас отчислят? – спросила я, не выдержав напряжения повисшего в аудитории. – Никто же особо не пострадал.

– Несколько переломов и порванные связки у адептов – это не особо пострадал?

– Слушайте, они же не первогодки и должны были научиться падать правильно. Так что перечисленное вами – результат халатного отношения пострадавших к профильному предмету. – тут же нашлась я. Хотя где-то глубоко внутри, все же почувствовала себя виноватой.

– Гляжу ты слишком умная для нашего факультета. – заметил декан, подходя ближе. – Может, хочешь пройти сейчас полосу препятствий?

– Я первокурсница и к тому же женщина, – возразила я. На факультете боевой магии обучаются только мужчины. Болячка презрительно скривился, наверное, подумал, что я на жалость хочу надавить. Ага, прям бегу, волосы за спиной развеваются. – Вы уверены, что хотите, чтобы я утерла нос всем боевикам? – В его светло-карих глазах мелькнуло удивление, а потом и интерес.

– Если утрешь им нос – наказывать тебя не буду, – предложил он с довольной улыбкой.

– Я – зачинщица, – призналась я, даже не пытаясь изобразить покаяние.

– Догадался, – заметил он. – Так что? Идем на стадион?

Я кивнула. Мой расчет был прост. Первое: я точно знала, где я хорошо смазала места маслом, а где не успела (или было неудобно). Второе: часть масла все равно стерли адепты боевой магии. По дороге в раздевалку я мысленно вспомнила всю полосу препятствий и пришла к выводу, что опасность представляет только последнее округлое бревно. Но как убрать разлитое масло с деревянной поверхности я знаю: посыпать песком. И на стадионе была неплохая «песочница» для прыжков в длину. А так как моя группа решила составить мне компанию, а точнее посмотреть представление под названием «ведьма утирает нос боевикам», то мне есть у кого просить помощь. Незаметно для Болячки просигналила парочке ведьм, а они уже передали остальным. И пока я переодевалась, мы успели устроить мини совещание. И составить план действий. Пока я буду в начале полосы препятствий, привлекая внимание зрителей к себе, они займутся этим гребанным бревном.

Начало полосы прозаичное: невысокий барьер, мне по грудь. Потом лабиринт, разрушенная лестница, переправа, горка. Длинный рукоход на 30 метров примерно, где всех ожидала первая неожиданность. Округлые перекладины были смазаны маслом. По центру. И хорошо смазать я могла только возле столбов, так как держалась ногами за эти столбы. Поэтому сейчас подпрыгнув, я уцепилась за перекладину с краю, практически на перпендикулярном стыке. И естественно не ошиблась. Всего на секунду отвлеклась, заметив, что зрителей здесь гораздо больше, чем я думала (примерно так, половина адептов Академии), и чуть не соскользнула вниз. Вроде бы не страшно: количество подходов не ограничено. Но тогда не получится так эффектно утереть нос боевикам. Поэтому сейчас я усилием воли заставила себя сосредоточиться именно на «рукоходе». Он мне и в лучшие времена не так легко дается. Со скрипом, но я все-таки прошла этот тренажер.

А дальше была горка метра три высотой: с одной стороны стена с квадратными ячейками, по которой нужно забраться, перебросить себя через вершину и аккуратно скатиться с другой стороны. Тут я смазала маслом вершину горы в самых удобных для хватания местах. Поднявшись на верхотуру, я внимательно пригляделась к деревянной перекладине. Черт, боевики размазали масло по всей поверхности. Хотя возле самого края, есть небольшой клочок. Поднялась повыше и вцепилась левой рукой в этот кусочек и перекинула ногу через барьер. А потом и вторую. И скатилась по другой стороне.

Альпийская стенка. А сбоку есть небольшой контейнер с мелким песком. Хорошенько растерла песок ладонями, мимоходом максимально замарав подошву обуви, что мне изготовили по индивидуальному заказу (хотела я себе кроссовки, вышло нечто похожее, главное, подошва ребристая). Как? Просыпала песок на землю. И опять же смазать все выступы я не успела. Поэтому высоту я взяла спокойно. И зависла на верхотуре. Дальше шло раскачивающееся бревно на высоте пяти метров. Здесь я пакости не творила, ибо да, этот тренажер для меня не легче подвесного моста. Удерживая равновесие раскинутыми в стороны руками, одолела и это препятствие. А слезать надо было по паутинке, стальной. Кстати, веревочные канаты пропитывать маслом бесполезно, поэтому я оторвалась на стальных. Но для меня труда и это препятствие не составило, так как на все звенья паутинки у меня бы масла не хватило. Дальше была узкая площадка с различными маятниками, то есть тяжелыми мешками раскачивающимися с разной амплитудой и скоростью. Опасные участки были только там, где можно было сделать остановку и передохнуть. Поэтому в этот раз я долго изучала работу маятников, чтобы не делать остановок. А после уверенно прошла полосу, лишь раз отступив назад, когда сбилась со счета.

Округлое бревно к моменту моего подхода к нему было практически безопасно. Но я все равно ненароком угвыздала подошву ботинок в земле. И прошла его походкой от бедра (внимательно смотря при этом под ноги), точнее дошла так до середины. А потом кто-то испуганно закричал, я краем глаза увидела файер, летящий в меня. Не успела среагировать, даже не успела испугаться, как заметила, что в него врезался сгусток тьмы, сбивая с траектории. Чудом удержала равновесие в этот момент. Так что сбежала вниз я под громкие аплодисменты наблюдателей. И это были не только адепты с факультета общей магии. Даже Болячка подошел меня поздравить.

А вот муж пообещал отшлепать, чтобы больше не ввязывалась в сомнительные предприятия. Того боевика, что швырнул в меня файер отчитывал декан. Как пояснил мне Рей, его за это накажут всерьез. А вот моей группе досталось почти справедливое наказание: оттереть масло от всех тренажеров. Для торжества «правды» я сама вызвалась помочь с этим делом, хотя и была освобождена от провинности. Способы отчистки я знала, поэтому справились мы быстро. И довольные удачным завершением дела направились по домам. За ужином Дакарей даже предложил тост за его выдающуюся ученицу. Это он про меня так. Было лестно такое услышать.

Остальные гадости обдумывали более тщательно. Я рассказала о свойствах такой интересной травы, как валерианы. Кошаки, то есть оборотни кошачьего вида не знали очень интересных свойств этого растения. Как оказалось, их клановые земли находятся в южных широтах, где эта травка не растет. Иммунитет хороший, здоровье крепкое, в седативных средствах они не нуждаются. То есть с лекарственными настойками с этой травой дело вообще не имели. По странному совпадению к оборотням именно этого вида были особые претензии у ведьмочек. Слишком нагло они приставали. Так что, кому подарить духи с необычным запахом думали все и долго. И решили не мелочиться. У ректора есть один противнейший зам. Эльф, возраста так за сотню лет (если не за две сотни), помешанный на всем уточненном и прекрасном. Ведьмы ни к первой, ни к второй категории не относились. И слишком шумно, по его мнению, себя вели. После десятого замечания в столовой, за его кандидатуру проголосовали дружно. Я даже то, что среди оборотней сроду не было «голубых», нас не остановило. Ведь среди эльфов подобное было пару раз замечено, а зам уж очень смахивал на мужчин нетрадиционной ориентации.

Самое сложное было в том, чтобы незаметно надушить жертву. Но нам, ведьмочкам, это было по зубам. Как обычно, одна отвлекала, другая брызнула особыми «духами», а после закупорила и спрятала надежно флакон. Эффект превзошел все ожидания. Как к бедному эльфу оборотни только не подкатывали. В какой-то момент нам даже стало жаль эльфа, совсем немножко. Такой «трагедии» ещё никто не видывал. Ночью (или вечером) эльф смыл с себя «духи», так что утром фокус мы повторили. Но на следующий день решили выбрать новый объект. А то бедный эльф начал шарахаться от ведьмочек. Обвинений не было, но у него уже где-то на подкорке отложилось, что увидеть ведьму с утра – к неприятностям. Подумали-подумали и решили осчастливить одну страшную и, наверное, из-за этого жутко противную библиотекаршу. Старая дева и ужасная скряга за пару дней прям расцвела, вот что значит хорошая личная жизнь. На комплименты «кошаки» не скупились, да и вообще стали на редкость обходительными и галантными кавалерами. Мы даже подумывали подарить маленький флакончик «духов» библиотекарше. Но вовремя задавили столь щедрый порыв. А то кто её знает? Вдруг стукнет на нас в ректорат. Да и оборотней пожалели. Тем более куда ей столько разом? К тому моменту мы стали замечать подозрительный взгляды нашего декана, поэтому пока решили прикрыть нашу лавочку, спрятав «духи» подальше.

Следующими на очередь стали некоронованные принцесски с безмерным чувством собственного достоинства. То есть эльфийки. А вот нечего было задевать нас обвинениями в лишнем весе. Мы фигуристые с красивыми объемами в нужных местах, это они – бледные дистрофички. К тому же ушастые! Ничего криминального мы не сделали. Подумаешь, запустили трех огромных жаб в раздевалку, когда они там переодевались. Идею с нумерацией: 1, 2 и 4, подала я. Автора, конечно, называть не стала, да и фамилия Задорнов ничего им не скажет. Просто сослалась на шутника из нашей деревни. И сначала не все сообразили, почему именно такая нумерация. Ластёна и пояснила.

– А представляешь, как долго они третью искать будут?

После секундной паузы хохот от нашего стола перекрыл весь шум столовой. В конце обеда в коридоре меня перехватил мой муж и технично отвел в сторону.

– Что вы опять задумали? – невинные глазки мне не помогли. И честный-честный взгляд тоже.

Эх, зря я ему про духи в выходные рассказала, зря. После долгих препирательств и пыток с его стороны, я шепнула ему, чтобы приходил к раздевалке после последней пары. Честно думала, он просто визги послушает, а нет, там и стриптиз был. Мы с девчонками в этот момент убегали в противоположный конец Академии. Под невидимостью. Чтобы нас никто не смог ни в чем обвинить. Подозрения потом, конечно, были, все почему-то вспомнили наш хохот в столовой, но доказать не смогли наше участие. Зато, как ругались тогда уборщицы, которым наказали отыскать третью жабу, сбежавшую из раздевалки вместе с толпой эльфиек. Спустя неделю, как мы поняли, сами уборщицы отыскали где-то ещё одну жабу и, пронумеровав её, предъявили руководству.

Следующими на очереди были феи. Но вот нечего было раздражаться на мои вопросы. Подумаешь, что их было более сотни (все хотела разобраться, какие желания они могут исполнять, а какие нет). Собственно, им достался совсем безобидный розыгрыш. Подменили зеркала в их крыле на кривые. И по итогу смеха было больше, чем истошных криков. Дриадам мы волосы покрасили в черный цвет, подменив шампунь на ядреную краску собственного производства. Столько усилий приложили?! А они мало того, что безошибочно вычислили нас всех, так и меня за лидера признали. И в качестве платы за молчание потребовали состав краски. Многим дриадам понравился новый цвет волос, и обратно зеленоволосыми они становиться пока не хотели.

Дракониц мы долго не трогали, так как наши интересы не пересекались, пока одна принцесса не стала докапываться до Ластёны. Ей, видите ли, не понравилось, что её брат заглядывается на «жалкую человечку». Вот мы и решили продемонстрировать и ей и её подругам, на что способны ведьмы. Начали с малого: подлили слабительное средство им в чай. Сработали аккуратно, но где-то мы все-таки наследили. Вечером Болислав вызвал меня в деканат. Точнее он выловил меня после практики и приказал следовать за ним.

В его кабинете было уютно. И чисто. Мебель из темного дерева, за его креслом стеллаж с книгами. На столе почти идеальный порядок, если не считать папки с личным делом, которая лежала на столе криво. И явно закрыта была второпях, листы валялись наперекосяк. Пригляделась и узнала свой почерк на одном листе.

– Присаживайтесь, адептка, – предложил Болислав. А сам встал перед столом, примостив свою пятую точку на торец столешницы. И окинул меня изучающим взглядом. Ответила ему точно таким же взглядом и опустилась в кресло. – Вам сколько лет, Татьяна?

– А в досье разве этой информации нет? – парировала я насмешливо. Он чуть поморщился, но продолжил сверлить меня тяжелым взглядом. Так что пришлось отвечать на вопрос. – Двадцать пять, но у женщин про возраст нельзя спрашивать.

– Почему? – удивился он. А я мысленно хлопнула ладонью по лбу, ругая себя на все лады.

– Ведьмы на такие вопросы не отвечают, – отмахнулась я. У ведьм было много причудов, вряд ли он их все знает.

– Первый раз о подобном слышу, – ответил Болячка растеряно. И тут же отдернул себя. – Впрочем, я о другом хотел поговорить. Вот вы вроде взрослая женщина! – это он меня сейчас серьезно оскорбил. И видимо понял это по моему взгляду, но извиняться не стал. – Какого шерпа вы все эти нелепые розыгрыши устраиваете? Ладно, жабы, зеркала, краска для волос, но слабительное-то зачем? – То есть про духи с валерианой он не знает? Фух. – Неужели нельзя было придумать что-то более адекватное? Честное слово, это тянет на школьные пакости…

– Эммм, то есть суть претензии в том, что мы действуем по-детски? – уточнила я обескуражено. Вот честно, меня просто не довели ещё до такой стадии, чтобы я нагадила серьезно в ответ. А всё, что мы творили, скорее для развлечения и разминки. Для серьезных вещей нужна уже сплоченная команда. Вполне возможно она мне не потребуется, но лучше перестраховаться. Болислав промолчал, продолжая сверлить во мне дырку. – Вообще, слабительное – это пока только предупреждение, чтобы не трогали наших. – все-таки пояснила я последнюю выходку. И, поднявшись из кресла, шагнула к декану. – Но если вы так настаиваете, мы можем с вами советоваться по поводу будущих пакостей. – томно прошептала я, стряхнув в его пиджака несуществующую пылинку. Он тут же перехватил мои запястья и замер.

– Не играй со мной, ведьма, – предупреждающе рыкнул он.

– Но что вы? Я разве бы посмела, – с придыханием ответила я, тщательно скрывая сарказм за невинным взглядом. – Я просто думаю об оптимальном решении нашей проблемы. – Я прикусила нижнюю губу, замечая, как взгляд блондина против воли скользит к ней. Отпустила губу и соблазнительно улыбнулась. Не знаю, что за черт меня дергал сейчас, но мне захотелось доказать, что мы, ведьмы, можем играть по-крупному, совсем по-взрослому не размениваясь на такие мелочи, как чувства окружающих.

Но эффект от легкого флирта превзошел все мои ожидания. Неожиданно Болислав дернул меня на себя и, обхватив мой подбородок пальцами, страстно поцеловал. Не спрашивая разрешения, вторгся языком мне в рот. Другая его рука легла мне на поясницу и рывком притянула к себе. Растерявшись на несколько секунд, я уперлась предплечьями в его торс и попыталась отодвинуться. Ноль реакции. Тогда я укусил его за наглый язык. И он с тихим рыком отстранился. С размахом съездила ему по лицу ладонью, так сильно, что её обожгло огнем.

– Да что вы себе позволяете? – прошипела я, находясь в бешенстве. А в следующую секунду меня усадили на столешницу, полностью заблокировав пути отхода собственным телом и руками по бокам.

– Татьяна, ты же сама мне только что глазки строила, – укоризненно заметил Болислав. – Так зачем теперь неприступность изображаешь?

– Что уже и пошутить нельзя? – возмутилась я, слишком обескураженная обвинением, чтобы подбирать выражения. – И вообще я замужняя дама, так что прекращайте меня лапать.

– А кто муж-то? – спросил Болислав, будто невзначай проведя пальцами по обручальному браслету. Странно, я думала, что все в курсе насчет личности моего мужа. Мы не особо-то и скрывались. – У тебя браслет не активирован, то есть богиня брак не благословила, – медленно сказал декан. – Аржент – оборотень, а они только с истинными парами соединяют судьбы, то есть его брак Алелья бы благословила. И это значит, что твой браслет – фикция, и ты просто его любовница.

– Я – истинная пара Аржента, – твердо ответила я, не понимая, что в его предположениях меня так разозлило. – Я его жена. Остальное вас никак не касается. – Он окинул меня насмешливым взглядом и покачал головой. Отодвинулся.

– Из какой дыры тебя Аржент-то достал? – пробормотал Болислав очень тихо. Я вспыхнула, но благоразумно промолчала. – По сути, мне плевать на твой моральный облик. Просто больше не играй со мной, Татьяна. Не стоит. – предупреждающе сказал он. И я впечатлилась: в его глазах мелькнуло вожделение. И это было странно. Мы столько вместе занимались, что его интерес раньше должен был бы проявиться. Посоветовать навестить бордель? Или?… Да нет, не может этого быть!.– И на будущее: лучше грамматику подтяни, а не все эти детские акции «насоли всем расам» устраивай.

Буркнула что-то согласное в ответ, поспешно спрыгивая на пол. Хотелось побыстрее уже свалить из этого кабинета. И больше никогда не общаться с деканом наедине. Щеку он себе, кстати, исцелил, по крайней мере, следа от моей пощечины нет. А вот моя ладонь все ещё горит огнем.

– Я могу идти? – уточнила я, встряхивая ладонью.

– Иди, – ответил Болислав, окидывая меня ещё одним тяжелым взглядом. – Но учти, попадешься хоть раз с поличным, накажу по всей строгости. Неделю питомники для магических животных будешь чистить. И ещё… завтра наше занятие отменяется.

Кивнула и направилась к двери. Уже закрывая дверь, поймала голодный взгляд мужчины. И с грохотом закрыла за собой дверь.

Глава 12

Пока шла до комнаты в общежитие, крутила в памяти происшествие в кабинете декана и так и сяк. Ну не мог мой легкий флирт спровоцировать Болислава на такие действия. И в то же время до сегодняшнего дня я не замечала интереса с его стороны. Хотя если я даже в момент поцелуя не «словила» его эмоции и чувства, то, значит, есть способ закрываться и от дара интуита. И что же это все-таки было в кабинете?

А в комнате меня дожидалась вся моя команда боевых ведьмочек в полном составе. Расспрашивали о том, что декан от меня хотел. Рассказала краткую версию, подчеркнув мысль о том, что главное не попасться с поличным. Все дружно похихикали и как-то выжидающе посмотрели на Ластёну. И что у них случилось?

– Ластёна, не мнись, – попросила я с усталой улыбкой. – Говори уже, что хотела.

– Татьян, ты как-то сказала, что к тебе можно с любой проблемой прийти, – нерешительно произнесла жгучая брюнетка с небесно-голубыми глазами.

– Конечно, и я не отказываюсь от своих слов, – я изобразила живейший интерес на лице. И Ластёна, наконец, рассказала о своей проблеме.

– Мне Дерек очень нравится, – красотка отчего-то смутилась и потупилась.

– А Дерек – это?… – я приподняла бровь, и Ластёна закончила.

– Дракон, из-за которого все и началось.

– Ясно. А в чем проблема?

– Я не знаю, нравлюсь ли я ему. – я округлила глаза. Она это серьезно сейчас? Откуда ж такая неуверенность в себе у этого голубоглазого чуда? А Ластена продолжила, не подозревая о моих мыслях. – И если да, то что мне делать, чтобы подтолкнуть его к активным действиям?

– Как что? Флиртуй! – выдала я гениальную мысль. Или я торможу, или Ластена влюбилась по уши. И эти чувства полностью отрубили мозги.

– А как это сделать красиво и ненавязчиво? – спросила Вилена. Такс, а с чего они взяли, что я это знаю? Я-то знаю, но им откуда это известно? Я ж ни с кем в Академии не флиртую. Максимум заигрываю с мужем, да и то, в основном, когда мы наедине. Подумав, я провела мастер-класс по соблазнению. Про невербальный язык жестов рассказала, показывая на себе, как и что делать. А ведьмочки так внимательно меня слушали, будто я им божественную мудрость глаголила. Думала даже, что записывать начнут, но нет. Запоминали наизусть.

– Ластён, а зачем тебе Дерек? – спросила я после мастер-класса. – Вдруг ты не его истинная…

– Хочу, – заявила ведьмочка в истинно женском стиле. С таким доводом я спорить уж точно не буду.

Вскоре все разошлись по комнатам, строя стратегические планы по соблазнению объектов воздыхания. А утром я чуть под стол не провалилась от гомерического хохота. Ну кто знал, что большинство ведьмочек вздыхало по нашему декану? Причем, подруги так старательно строили глазки, что я даже глаза прикрыла ладонью, чтобы этого не видеть. Испанский стыд. Так, сегодня снова лекцию нужно провести, чтобы не так активно порхали ресничками. А то ведь глаза заболят.

– Татьяна, – позвал меня Болислав зловещим тоном, когда я выходила из столовой после завтрака. Девочки как-то разом присмирели, сочувственно посмотрев на меня. Бодро протопала к нему и изобразила на лице интерес. – Твои проделки? – прошипел он утвердительно, кивнув на ведьм. Покачала головой с самым честным видом.

И почему он мне не поверил? Я ведь, действительно, не предполагала такой результат от просветительной лекции. И вообще, что они все в нем нашли? Жесткий и надменный тип, с холодными серыми глазам и не менее холодным сердцем. Стоп, у него же были светло-карие глаза? Хамелеоны? Как-то раньше не обращала внимания.

И вообще, я даже не помню, чтобы он за прошедший месяц хоть раз улыбнулся по-настоящему. Тот случай с прохождением мной полосы препятствий, не считается. Там больше превосходства и злорадства над боевиками было, чем радости за адептку своего факультета.

Пауза затягивалась. А мы продолжали молча переглядываться. Болислав, наверное, подбирал цензурные выражения. А мне сказать по сути нечего было. Ситуация конкретно начала меня раздражать, поэтому я и спросила.

– Я могу идти, магистр Болислав?

– Нет, – рыкнул он в ответ. – Сначала объясни, что за представление устроили твои подружки в столовой?

– А что не очевидно? – я преувеличенно тяжко вздохнула, закатив глаза. – Нравитесь вы им, вот и строили активно вам глазки. Так что можете выбрать любую девушку,– ой, как-то не так это прозвучало. И я поспешно добавила. – И начинать ухаживания. – Интересно, а он умеет? И вообще, здесь отношения между адептами и преподавателями разрешены? Я прикусила губу, чтобы не добавить: только про меня забудьте.

– Адептка, вы что решили устроить мою личную жизнь? – с ядовитой насмешкой спросил декан.

– Да больно надо, – отмахнулась я, не скрывая ехидства. – Я бы вам просто направление в бордель выписала, а не стала бы подставлять подруг. Это полностью инициатива девчонок, которым вы почему-то глянулись.

– Твоя откровенность удивляет своей наглостью, – прошипел Болислав. Округлив глаза, пожала плечами. При этом постаралась придать лицу виноватое выражение. Не особо помогло. Хотя градус бешенства декана снизился. – И ведь ты ни словом не соврала. – будто рассуждая вслух, пробормотал он. А это он откуда знает? Какой-то амулет есть у него? Или может как-то чуять правду-ложь? Эх, как же мне не хватает сведений об этом мире. А ещё больше я скучаю по интернету, где можно получить ответ на любой вопрос. Болислав, задумавшись, протянул руку к моему лицу. – Не нравлюсь тебе?…

– А что здесь происходит? – вредный демон появился как нельзя вовремя.

Я отступила на шаг, чтобы Болислав точно не дотронулся до меня. В этом мире необоснованные необходимостью прикосновения к замужней женщине под негласным запретом. И неважно, что Болислав не верит, что я замужем. А за то, что вчера произошло в кабинете декана, Аржент имеет право вызвать Болислава на дуэль. Не знаю, кто из них сильнее, но мужем рисковать не хочу. И не буду.

Демон встал рядом со мной, вопросительно заглянув в мои глаза. Я слегка пожала плечами.

– Магистр? – с непонятной настойчивостью протянул Дакарей.

– Мы с адепткой обсуждали неподобающее поведение её подруг за завтраком, – выдавил Болислав, пронзая демона убийственным взглядом. Дакарей посмотрел на ведьмочек и снова на декана.

– Я ничего неподобающего не заметил. – заявил он. Выкуси, Болячка! Дакарей с видом смиренного монаха уточнил, не обращая внимания на перекосившуюся рожу декана. – Мы пойдем с вашего позволения? – Магистр кивнул. А что ещё ему оставалось делать?

И мы направились к девчатам. Я взглядом метала громы и молнии этим заразам мелким, которые тут же снова начали строить глазки Болиславу. Но вскоре декана и след простыл. И вот тогда я высказалась.

– Девчат, запомните одно правило. Никогда не атакуйте вместе один объект воздыхания! Спугнете же!!! – маты чудом сдержала. И даже смогла ободряюще улыбнуться.

– А что за атака? – поинтересовался Дакарей с любопытством.

– Да вчера научила девчат на свою голову флирту, – пробурчала я. Мы уже шли к нашей аудитории.

– А ты умеешь? – съехидничал Дакарей. Я аж остановилась посреди коридора и обернулась к демону. Он тоже остановился и приподнял бровь. Сам напросился! Я «смущенно» опустила взгляд. И стрельнула взглядом на него из-под ресниц. Поправила распущенные волосы (не успела косичку с утра заплести) и стряхнула несуществующую пылинку с его рубашки. И прикусив губу, спросила томным голосом.

– А у тебя есть сомнения по этому поводу? – ещё один взгляд из-под ресниц. И расхохоталась в полный голос от выражения растерянности на лица демона. От обычной невозмутимости не осталось и следа. Все-таки не избалованные здесь мужчины, не привыкли к женским штучкам. Посмотрела на девчат и заявила голосом строгой учительницы. – Смотрите и учитесь, как надо действовать.

– Ведьма! – прошипел Дакарей и, развернувшись, пошел в другую сторону. Вспомнил, что и ему на пары нужно?

– Даже не спорю, демон! – крикнула ему вдогонку.

– И почему он тебя терпит? – спросила Ластёна с интересом. Они уже не раз и не два становились свидетелями наших препирательств. Первые разы ещё полдня после ходили, как герои аниме, с глазами на пол-лица. Сейчас вроде как привыкли.

– Без понятия, – призналась я. Ещё и плечами пожала. Про то, что он – друг моего мужа, все уже знают. Но их это объяснение не устраивает. – А, девчонки, хотела спросить. У вас отношения между адептами и преподавателями разрешены?

– У НАС, – с акцентом на втором слове ответила Вилена. И чтобы это значило? – Такие отношения не приветствуются, но запрета нет. – пауза и провокационный вопрос, сопровождающийся внимательным взглядом. – А у вас?

– В школе ведьм такого не было, – невинно ответила я. Но чувствую, Вилену, мою соседку по комнате, мне провести не удалось. Слишком часто последнее время я ловлю её подозрительные взгляды.

Слава Алелье, мы уже дошли до аудитории. И рассадка по местам отвлекла нас от разговора. А потом и звонок на пару прогремел.

Пары пронеслись быстро. На обеде в столовой мне уже под стол спрятаться от стыда не хотелось. Хотя злые взгляды Болеслава немного портили аппетит. И чего ему не нравится? Такие дамы ему глазки строят, а он нос воротит. Не порядок.

А вечером на ужине уже в коттедже Дакарей озадачил нас с Аржентом.

– На следующей неделе у нас будет прием по случаю дня рождения моего отца, – начал демон издалека. – Вы, как мои друзья, тоже приглашены.

– И что мне там делать? – спросила я, поморщившись. – Стенку подпирать?

– Танцевать, веселиться, – пожав плечами предложил Дакарей.

– Я не знаю ваших танцев, – ответила я ехидно. Потерла нос и добавила. – И ваших шуток!

– Да с юмором могут возникнуть несостыковки, – заметил Дакарей с преувеличенно тяжким вздохом. – А танцам я могу тебя обучить.

– А, может, не будем рисковать? – предложила я с обезоруживающей улыбкой.

– Я без вас там со скуки помру, – признался Рей уже без всякого ехидства. И я прониклась ситуацией. Покосилась на мужа, у него, как я поняла, возражений вообще не было. – Насчет учебы я договорюсь. – добавил Дакарей, заметив, что я готова сдаться.

– То есть?

– До Империи демонов лететь сутки на грифонах, ещё сутки на дорогу обратно. И сутки на подготовку и сам прием, – пояснил Аржент. То есть два дня учебы мы пропустим. Жаль, конечно, но перерыв и мне необходим.

Занятие танцами начались сразу после ужина. В гостиной мужчины сдвинули всю мебель к стенам, освобождая центр. И Дакарей, поклонившись, шагнул ко мне. То есть здесь приглашения обозначаются поклоном? Озвучила вопрос.

– Нет, – ответил Рей и ещё отрицательно покачал головой. – Сначала устная договоренность и только потом поклон. От тебя легкий реверанс должен быть в ответ.

Попробовала изобразить книксен. Демон поморщился, но кивнул.

– Попросишь потом подруг показать тебе, как это сделать правильно. И красиво. – посоветовал он, обхватывая правой рукой мою талию. Второй рукой подхватил мою ладонь и поднял на уровне моего плеча.

– А может, я лучше с Аржентом потренируюсь? – предложила я неуверенно.

– Ну нет, – фыркнул Рей. – Вас же опять не в ту степь унесет, как только ты перехватишь его чувства и эмоции.

– Завидуешь? – ехидно уточнил Аржент.

– Нет, – не менее язвительно ответил демон. – Подумываю как-то привести свою подружку, чтобы вы прочувствовали, каково это, иметь в соседях молодую и очень активную пару.

– А у тебя есть подружка? – с интересом спросила я, пытаясь незаметно улизнуть из объятий Дакарея. Аржент фыркнул от смеха.

– У него много подружек, – ответил он вместо друга. – На каждый день недели есть.

– Завидуешь? – парировал Дакарей выпад друга. И снова притянул меня к себе. – А ты куда собралась?

– Я не очень хорошо танцую парные танцы, – ответила я честно и чуть поморщилась. Все мои попытки научиться вальсу проваливались с треском. – У меня обе ноги – левые.

– Не переживай, – отмахнулся Рей. – У меня превосходная регенерация.

– А может, все-таки не надо? – снова попробовала я отказаться от «учебы», точнее от 20 минут позора. Дольше этого времени никто из учителей не протягивал.

– Ты что так нервничаешь? – спросил Дакарей, приподнимая мой подбородок так, чтобы я смотрела ему в глаза, а не под собственные ноги. – Тьяна, расслабься и попытайся получить удовольствие. – мышцы на его руках напряглись, он чуть приподнял меня над полом, так что я его касалась только одними носочками. И я даже не сразу сообразила, как он меня назвал. А ведь раньше всегда полным именем называл.

– Ты бы хоть шаги мне сначала показал, – резонно заметила я. Дакарей кивнул в сторону и создал иллюзию танцующей пары. Оу, на наш вальс похоже. Венский. То есть с множеством поворотов.

Аржент включил музыкальный артефакт. И мы с Дакареем начали кружиться в вихре вальса. Точнее он кружился, удерживая меня на весу. Я только ногами перебирала, не замечая, что демон постепенно отпускал меня на пол. Уже к концу первого танца поняла, что я более менее запомнила шаги. И наступала на ноги демону только каждый четвертый шаг, а не постоянно.

К третьему прогону я уже перестала так волноваться за ноги демона. И даже начала получать удовольствие от танца, точнее от того, что у меня в кои-то веки начало что-то получаться. А ещё неожиданно поняла, что близость Дакарея мне приятна. И даже как-то будоражит кровь его внимательный и настойчивый взгляд. От всех этих непривычных ощущений я смутилась. И перевела взгляд на мужа, который пристально наблюдал за нами. Улыбнулась ему и тут же споткнулась о ступню Дакарея.

– Не отвлекайся, Тьяна, – прошипел демон. И я снова посмотрела в темно-синие глаза демона. – А то выгоню Аржента готовить нам бодрящий эликсир.

– Зачем? – удивилась я.

– У нас больше десяти разных танцев, – пояснил он. – Сегодня нужно хотя бы три изучить. – Я мученически застонала и опять споткнулась.

– Может, остановимся на двух-трех в общей сложности, – предложила я альтернативу.

– Посмотрим, – ответил упрямый демон. Это он мне мстит за розыгрыш утром?

Ещё после двух прогонов «вальса», мы начали изучать другой танец, чем-то похожий на мазурку. Через полчаса я потребовала перекур и смену партнера. Первое требование удовлетворили, а вот с заменой обломали.

Спать легли около полуночи, и честно мне было не до исполнения супружеского долга. Хотя Аржент и заставил пересмотреть это утверждение. А в пятник мы снова пошли по магазинам выбирать мне бальное платье. Возражения, что у меня они есть, не подействовали. Сказали, что нужно самое лучшее и богатое. Долго выбирали между золотой парчой и красным атласом. И купили оба. И это мужчины говорят про отсутствие у нас логики?

Вернувшись домой, я послала демона с его танцами куда подальше и засела за уроки.

За оставшиеся до отлета дни, мы успели выучить пять танцев и, несмотря на ворчание демона, я была довольна. Стартовали в середу сразу после занятий. Я только и сменила плащ на куртку, которая была намного удобнее в полете. Сумки были упакованы заранее.

Поэтому вскоре мы уже летели в сторону гор на Севере. Двухчасовую остановку сделали в полночь на перевале. Там был небольшой гостиный двор, где можно было переночевать, перекусить самому и накормить питомца. Поужинав, мы решили вздремнуть на пару часов. Мне этого времени было мало и в отличие от демона и оборотня, сон меня не взбодрил, а оставил разбитой. Слушая мое злобное бурчание, Аржент пристегнул меня понадежнее к грифону и предложил.

– Так ты в полете поспи. Все равно ночью ничего не увидишь.

А что так можно было? Я только хлопала растерянно ресницами, пока Аржент объяснял, как удобнее всего спать на грифоне.

– А как грифон без управления будет лететь? – выдавила я все-таки вопрос.

– Будет просто следовать за вожаком, – он кивнул на грифона Дакарея. А после мягко и нежно меня поцеловал.

Под мерное покачивание заснула я быстро и проспала вплоть до следующей остановки. Завтракали мы уже по другую сторону гор в уютной таверне. После немного погуляли, чтобы размять ноги. Аржент предлагал сделать мне массаж, на что Дакарей только насмешливо фыркнул.

– Знаю я эти массажи. Вот доберемся до дворца и делайте, что хотите.

Причина спешки стала понятна, когда мы оказались на месте. Причем прилетели мы раньше запланированного срока. Было около трех часов после полудня, когда мы, наконец, спешились. Я потирала копчик, тихо матерясь на Рея с его гонкой. Но заметив величественного демона на крыльце дворца, поспешно выпрямилась. И уцепилась за протянутую ладонь мужа.

– И почему ты вечно опаздываешь? – спросил мужчина с сединой на висках у Дакарея.

– Я не опоздал, прием только завтра.

– Ты прекрасно знал, что гости начнут собираться сегодня. – возразил император. – И мог бы…

– Пап, – прервал Дакарей своего родственника. – Знакомься. Мой друг, Аржент и его жена, Татьяна. – император окинул нас быстрым и каким-то пренебрежительным взглядом и важно кивнул. – А это мой отец, его Императорское величество Венчеслав Грозный.

Сделала полагающийся реверанс, хотя в брюках это выглядело смешно. Но никто не улыбнулся. Муж поклонился коротко, с достоинством. Венчелав благосклонно кивнул. Но сделал это с такой кислой миной, будто целый лимон съел.

– Покои вам приготовлены в крыле наследника. Вас проводят. Приводите себя в порядок и не опаздывайте к ужину. Дакарей, я хотел бы с тобой поговорить.

Рей ободряюще нам улыбнулся и шепнул.

– Я скоро.

Слуга в ливреи попросил следовать за ним. И захватив свои вещи, мы двинулись во дворец.

Зал огромный с хрустальной люстрой под потолком. Лестница из белого мрамора с балюстрадой. А после коридоры, коридоры, коридоры, на третьем повороте я перестала запоминать дорогу, доверившись в этом вопросе мужа. Окружающая роскошь впечатляла, но не сильно. На Эрмитаж похоже, правда, здесь масштабы побольше.

До прихода демона, мы успели разобрать вещи. Хотя слуга пообещал прислать мне горничную, чтобы она занялась этой работой. А также помогла мне собраться на вечер. Возражать не стала и даже глаза не закатила. Сдержанно поблагодарила, и с намеком посмотрела на дверь.

– Что-нибудь ещё желаете? – все же уточнил слуга.

– Да, – ответил Аржент. – Мы не успели пообедать, поэтому не могли бы вы принести нам легкий перекус. И напомните, во сколько будет ужин.

– В восемь вечера. По поводу обеда, я отдам соответствующие распоряжения, – он легко поклонился. – Хорошего вам дня.

И, наконец, оставил нас одних. Не теряя времени, разобрала быстро вещи. И напросилась на массаж. Точнее взмахнула пару раз ресницами и озвучила желание. Аржент даже не попытался отказаться. Нашел в шикарной ванной комнате ароматическое масло, а я быстро избавилась от рубашки и бюстье. И вскоре уже тихонько стонала от удовольствия. Муж ещё и брюки мне расстегнул и спустил их на бедра, чтобы как следует промять мне мышцы.

Поэтому ворвавшийся к нам без стука Дакарей застал весьма пикантную картинку.

– Вы опять? – возмутился он. Аржент в ответ рыкнул не менее рассерженно.

– Отвернись немедленно. – Рей отвернулся, но прежде просканировал нашу одежду. – Стучать нужно хоть иногда, – уже более спокойно добавил Женя. А я в этот момент быстро одевалась.

– Извините, – выдавил Дакарей из себя.

– Я всё. – бодро отрапортовала я, чтобы замять неловкость. – Рей, не знаешь, когда нам поесть принесут? Уже полчаса прошло, как мы попросили пожевать что-нибудь.

И как по заказу объявилась горничная с большим подносом еды.

– Ой, ваше высочество, – она попыталась сделать реверанс с этим подносом в руках. Получилось криво, но хоть поднос не уронила. Иначе бы я её покусала.

– Принеси ещё приборы. И вина, – распорядился Рей, когда она поставила поднос.

– Но как же… Вам же в ваших покоях уже накрыли. – растерялась она. Дакарей посмотрел на нас и предложил.

– Может, у меня пообедаем?

Мы синхронно пожали плечами, и тогда Рей приказал отнести этот поднос в его апартаменты. И да, они были шикарны, хотя мы дальше гостиной и не прошли.

После плотного обеда я уже более детально изучила обстановку.

– Хочешь, остальные комнаты покажу? – спросил Рей почему-то у меня. Я покосилась на мужа. – Аржент у меня уже бывал и не раз. Но пошлите вместе.

Кабинет, спальня, гардеробная (наполовину пустая). Здесь поместятся 5 наших трехкомнатных хрущевских квартир. А с учетом высоты потолков, все 10. Но больше всего меня впечатлила ванная комната. Здесь даже был небольшой бассейн для купания. Сразу как-то захотелось помыться.

– Провести экскурсию по замку? – спросил Рей, когда мы вернулись в гостиную.

– А мы успеем к ужину? – иронично спросила я. Демон усмехнулся и озвучил более разумное предложение.

– Давай, тогда хоть это крыло покажу. И внутренний дворик. – сказал демон. Кивнула, но неожиданно меня посетила другая мысль.

– А у вас есть тайные ходы? – с нескрываемым любопытством спросила я. Дакарей с улыбкой кивнул. И повинуясь моему взгляду, показал ближайший вход. И вскоре нам действительно устроили экскурсию, только по темным и пыльным ходам.

Правда, ближе к тронному залу наметился прогресс: пыли не было вообще, и при нашем появлении вспыхивали развешанные здесь светляки. В самом зале были только слуги, что наводили марафет к завтрашнему приему. Понаблюдав неинтересную картину через «глазки», мы свернули к кабинету его Величества. Услышав шум разговора, Дакарей жестом попросил нас сохранять тишину.

– Откуда ты знаешь, что Дакарей был у Оракулов? – спросил Венцеслав у кого-то из своих подчиненных. – Эти сведения точны?

– На сто процентов, – отрапортовал его собеседник.

– Почему тогда Дакарей отнекивается? – задумчиво пробормотал император. – Я думал, он уже с невестой прилетит на прием.

– Возможно, она ещё не появилась на свет?

– Тогда бы он мне об этом прямо сказал. – возразил Венцеслав.

Я округлила глаза, заметив, что Дакарей бросил на нас быстрый взгляд. И пальцем нарисовала знак вопроса, кивнув на кабинет. Он махнул рукой. Позже объяснит? Или опять замнет вопрос?

Глава 13

Экскурсия продолжалась ещё больше часа. В конце нас завели на самую высокую башню. И уже с высоты птичьего полета, пытались сориентировать на местности, то есть рассказывали, где и что находится в столице у демонов. А также поведали о соседних городах и странах. Не пыталась даже запомнить название окрестных городов и селений. Хорошо ещё, что название столицы запомнила. А ведь Рей рассказывал о своей империи с таким энтузиазмом?!

Кстати, на мой прямой вопрос, почему Рей даже отцу не хочет ничего рассказывать об избранной, демон ответил. Причем, как мне показалось, ответил искренне.

– Не хочу, чтобы отец вмешивался. А то он может таких дел наворотить, что замучаюсь разгребать.

Просто и понятно. Вот только Рей и Арженту ничего про избранную не рассказал. Что ж такого страшного он от всех скрывает? Впрочем, не мое это дело.

Оказавшись в выделенных нам комнатах, я полчаса отмокала в ванной. Потом пыталась собраться, но муж очень мешал. И, в конце концов, я ему уступила. Как оказалось, не зря. Занятие любовью бодрит. От усталости не осталось ни следа. А уже после муж помог мне справиться и с корсетом и с нижними юбками с поразительной сноровкой. За что был изрядно побит мной после тихого замечания, что обычно он все это снимает.

Ужин прошел скучно. Чуть не заснула прямо за столом от всех этих светских бесед о погоде, природе и политике. Или это от того, что я большую часть помалкивала, боясь ляпнуть что-то не то? Ещё и корсет сдавливал талию, отчего даже аппетит пропал.

На следующее утро Дакарей снова повел нас на экскурсию уже по парадно украшенным коридорам и залам. Причем кидал на меня изучающие взгляды, как будто, хотел убедиться, что мне нравится его дом. Или проверял, какое впечатление на меня производит окружающая роскошь? Но честно говоря, мне больше парк понравился. Петергоф нервно курит в сторонке. И все же от прилизанной красоты  к концу второго часа прогулки начало подташнивать. В отдаленном конце наткнулись на беседку всю увитую диким виноградом. И я тут же потребовала устроить перерыв. Была середина весны, так что плодов даже в проекте не было, да и листья не так давно проклюнулись. Это на центральных аллеях растения вечнозеленые благодаря магии (Дакарей пояснил), а здесь они проживают свой обычный годичный цикл. И все же мне здесь понравилось больше всего.

А вот вечерний прием не впечатлил. Да все было роскошно. Дамы в пышных платьях и драгоценностях, мужчины в костюмах (чем-то фраки напоминали). И я в парчовом платье цвета золота и драгоценностях с рубинами не терялась на их фоне. А уж как Аржент смотрелся в костюме?… Сама чуть опять в него не влюбилась. Вот только корсет портил мне вечер. И всё потому что сегодня горничная настояла, что сама соберет меня. К прическе и легкому макияжу претензий не было. Только зачем так затягивать шнуровку на корсете было? Отражение, конечно, меня  порадовало: такой осиной талии у меня даже в юности не было. А вот ощущения нет!

Открывал бал Император со своей официальной фавориткой. Вдвоем они протанцевали первый круг вальса (не помню я как называется этот танец на их языке). А после гости должны были присоединиться к ним. А пример должен подать наследник. Он и подал. Дакарей взял и пригласил меня на танец. Шерпа ему в задницу. Отказать было верхом неприличия, поэтому я, стиснув зубы, согласилась. И вскоре уже кружилась по залу в объятиях демона. Нервно ежилась от убийственных взглядов женской половины приглашенных, но при этом солнечно улыбалась. Ведьму не так просто запугать. Она сама кого хочешь прибьет и закопает. Первым в очереди у меня был, конечно, Дакарей.

– И какого Шерпа ты пригласил именно меня? – сладким тоном спросила я, только взглядом показывая, какие чувства меня  сейчас одолевают.

– Не хочу, чтобы ты весь вечер стену подпирала, – с обворожительной улыбкой сказал Дакарей. – А так у тебя теперь отбоя в кавалерах не будет.

– Только вот ты забыл, что я знаю всего четыре танца, помимо этого. И танцевать их планировала с Аржентом. – все тем же приторным тоном продолжила я возмущаться.

– Татьяна, – неожиданно серьезно произнес Рей. – Мне просто хотелось оттянуть момент, когда надо будет выбирать партнершу для танца из демониц. Я даже не знаю что хуже: притворно невинные взгляды юных дев, или попытки соблазнения от опытных женщин. Скоро ты увидишь этот цирк воочию, а пока дай мне передышку.

Зло выдохнула, но возмущаться перестала. Так в общую дамскую комнату мне вход сегодня заказан. Поэтому через пару часов с Аржентом слиняем с Бала. Тем более завтра рано вставать. И в обратный путь выдвигаться.

Перевела дыхание, услышав финальные звуки вальса. Дакарей, глядя в мои глаза, поцеловал мою кисть и проводил к мужу. Следующий танец был мне незнаком, поэтому я попросила Женю проводить меня к столам с прохладительными напитками. Но тут меня ожидала засада: даже невинный с виду пунш был с градусами. А и пусть. Нервы мне надо успокоить. Издалека полюбовалась за обещанным демоном цирком. И что ему не нравиться? Такая дама ему свое декольте демонстрирует, что грех не устоять.

Следующий танец я знала, поэтому с радостью согласилась на предложение Аржента. Вот только не учла, что партнеры в этом танце часто меняются. И в какой-то момент передо мной оказался Венцеслав. Его взгляд меня напугал, так только новый вид зверушки разглядывают. Расправив плечи, я улыбнулась и ему.

– Татьяна, а кто вы?

– Ведьма, адептка Академии магии, – начала перечислять я все свои статусы в этом мире. – Жена Аржента, друг вашего сына, – Венцеслав хмыкнул, прерывая мой поток словоблудия. И к лучшему, а то бы и про иномирское происхождение проболталась. А что? Под таким пытливым взглядом молчать трудно. Но слава Богам, я смогла заткнуться.

Император отпустил мою ладонь, подошла новая смена партнеров. Этот переход мы тоже репетировали в коттедже, я постоянно переходила из рук мужа в руки Рея и обратно.

Закончила танец я с мужем и снова направилась лечить нервы пуншем. Подумав, перешла на ещё более коварное вино. И снова танцы с мужем.

На следующем перерыве Дакарей сбежал к нам. И поспешно отобрал у меня бокал с вином и сам пригубил.

– Не увлекайся этим вином, – посоветовал он. – Эльфийское самое коварное. Пузырьки, конечно, забавно лопаются на языке, но уносит девушек с него очень быстро.

Будто я не знаю, какой эффект от Шампанского, точнее от игристого вина. И тут я вспомнила, как обычно болею после него. И взяла обычное красное вино.

– Как вам вечер? – спросил Дакарей, допив вино.

– Впечатляет, – с сарказмом ответила я. – Но больше меня на такое мероприятие не заманишь.

– А что так? – поинтересовался демон, бросая на меня изучающий взгляд.

– Пафос здесь зашкаливает, – я пожала плечами. Не могу точно описать свои ощущения. Эти лицемерные улыбки и завистливые взгляды портят все настроение. Да и  дар интуита просто вопит об опасности. То ли виной этому короткий разговор с императором, то ли кровожадные мысли «соперниц», то ли непонятное поведение Дакарея. Зачем вообще нужно было нас тащить на этот прием?!

Праздничный ужин не принес радости. И виной всему корсет. Хотя морские блюда вызывали аппетит, но желудок, скрученный буквой зю вокруг позвоночника, отказывался принимать пищу.

Поэтому ещё через час мы просто сбежали с приема. Аржент вызвал служанку. И пока нам несли ужин, успел избавить меня от корсета и вороха нижних юбок. Вот и сбылась мечта идиотки: я побывала на балу. И даже с принцем потанцевала. Только настоящую радость принес вкусный ужин в компании любимого мужа. Впрочем, пораньше лечь нам так и не удалось. Сначала мы вместе принимали ванну, а после долго занимались любовью.

Дорога обратно в Академию не запомнилась совсем. Я продремала полдня. Вечером опять развопился дар интуита, но ближе к ночи он умолк.

А в Академии  учеба вновь закрутила меня, надо было нагонять два дня пропуска. В редкие минуты отдыха я снова ощущала непонятное беспокойство. И все больше утверждалась в мысли, что это связано с Балом у демонов. Только не понимала, откуда ждать удара. И мужу и его другу я сразу, ещё в дороге рассказала о воплях интуиции. Они только руками беспомощно разводили. А на четвертый день пропал Аржент.

Он просто не пришел после Академии домой, то есть в коттедж. Я в тот вечер задержалась на индивидуальных занятиях с Болиславом. Дакарей думал, что Аржент ждет меня. Я же предполагала, что он уже  в коттедже. Но обнаружив пропажу, сначала мы подумали, что он просто по дороге зашел в таверну за ужином. Или в какой-нибудь магазин. И задержка вызвала лишь легкое беспокойство. Но к десяти вечера и интуиция и здравый смысл орали благим матом.

Не найдя успокоительных настоек, нервы лечила вином. В половину одиннадцатого  Дакарей не выдержал напряжения или моих несчастных взглядов.

– Жди нас здесь, – приказал он, поспешно надевая куртку и распихивая по карманам амулеты. Заметив мой воинственный взгляд, поспешил пояснить свою позицию. – А то мы ещё разминемся с Аржентом.  – Демон протянул мне маленькое зеркало, размером с пудреницу. – Если он объявится, пусть меня вызовет по этому зеркалу.

Да, мы в Академии ещё не изучали такой способ общения на расстоянии. Так что сама я вызвать демона не смогу. Через пару минут Дакарей уже покинул дом и направился на поиски. А мне оставалось только ждать. Минут через двадцать стало совсем невыносимо, и я направилась в лабораторию варить успокоительное зелье.

Бессонная ночь выдалась очень тяжелой и долгой. К трем часам я начала искать заклинание для связи через зеркало, чтобы самой связаться с Дакареем и узнать о поисках. В пятом часу нашла тоненькую книжку об истинных парах: «Легенды и мифы об истинных парах у разных рас». Решила отложить для чтения, как и совсем ветхий трактат о необычных способностях магически-одаренных существ. Может, там есть что-то об интуитах? Ведь я же чувствовала всю неделю приближающуюся катастрофу, но ничего не предприняла заранее. А ведь если бы я чуть больше доверяла своим ощущениям, заставила бы мужчин предпринять хоть какие-то меры безопасности.

Вернулся Рей уже на рассвете. Я все ещё искала заклинание для связи с ним через зеркальце. Он и нашел меня в библиотеке. И с непередаваемым выражением оглядел гору отложенных мной книжек.

– Что за ревизия? – спросил он с кривой насмешкой.

– Нашел? – выдохнула я самый главный вопрос. Демон покачал головой.

– Его точно видели выходящим из ворот Академии. После он направился в город, но до пункта назначения не дошел. Шума драки никто не слышал, поэтому скорее всего его сразу оглушили. Или завесой тишины накрыли место для засады. –  тускло отчитывался он. – Есть только одна зацепка, вчера вечером в таверне «Лисий хвост» видели один специфичный наряд наемников. Похищение и прочие незаконные действия как раз их профиль. И если за сегодняшний день никаких других следов мы не обнаружим, то будем искать уже их.

– Рей, – тихо позвала я. Сглотнула и продолжила, внимательно следя за реакцией демона. – Я бы почувствовала, если бы Аржент умер? – демон замер, обдумывая этот вопрос.

– Не знаю. Оборотни чувствуют гибель своих пар, как и некоторые другие расы. А вот люди, не знаю. Ведьмы?.. Спроси у своих подружек, может,  есть что-то из нетрадиционной магии для нашей ситуации. Допустим: как найти загулявшего мужа.

Если он пытался меня рассмешить, то у него не получилось. Я отвернулась и прикусила губу, сдерживая слезы. Но через несколько секунд заставила себя прямо  посмотреть в темно-синие глаза демона.

– Это может быть кто-то из твоей расы? – спросила я, впиваясь взглядом в его лицо. Дакарей удивился и приподнял брови, безмолвно спрашивая, почему я так решила. – Интуиция начала кричать об опасности ещё на Балу, а потом ещё всю неделю тихо ворчала. Поэтому… я хочу, чтобы ты поклялся, что это не выходка кого-то из твоих родичей или других демонов.

Дакарей опустил взгляд, обдумывая мои слова. А потом уверенно покачал головой.

– Я не могу отвечать за весь мой народ, поэтому клясться не буду.

– Что ты скрываешь, Дакарей? – тут же спросила я, продолжая пристально изучать его лицо. Он сжал челюсти так, что заходили желваки. Не скажет? – Твои тайны могли стать причиной исчезновения Аржента? – Дакарей покачал головой, но особой уверенности в этом жесте не было. Я глубоко вздохнула, призывая себя к спокойствию. Без его помощи я не справлюсь. Так что допрос устрою позже, когда Женя будет в безопасности. – Какие ещё способы поиска есть в вашем мире? – Рей пожал плечами, обдумывая мой вопрос. И я поторопила его мыслительный процесс. – Магические поисковики? Артефакты какие-то? У нас же парные брачные браслеты с ним, может как-то можно настроить поиск на его браслет? – Дакарей все ещё думал напряженно о чем-то. А я переключилась на варианты поиска в моем мире. И в голову пришел только один вариант. – У вас собаки могут брать след по запаху?

– У нас нет нужды учить подобному собак, – ответил он задумчиво. – Оборотни лучше справляются с этой задачей.

– Так почему бы не попросить кого-нибудь из них. Или лучше кого-нибудь из родичей Аржента позвать? Лешика? – Дакарей покачал головой на это предложение.

– Через пару дней от запаха ни следа не останется. И в данном случае лучше использовать оборотней другого вида. Они сильнее реагирует на запахи соперников.

– Кошаков? – предположила я. Дакарей кивнул. – Тогда пойдем в Академию, – Демон бросил быстрый взгляд на часы. Начало восьмого. Во сколько ворота открываются?

– Позавтракаем и пойдем, – согласился он. – Заодно спросишь у подруг, может, у них есть какой-то способ поиска пропавших. А я поищу кое-какую информацию в библиотеке.

Кивнула, одобряя этот план, и быстро накрыла на стол. Завтракала без особого удовольствия, и то только потому что демон настоял, чтобы я поела.

Переодевшись, мы направились в Академию (я в сумку положила рубашку Жени). В парке перед главным корпусом наткнулись на пару оборотней кошачьего вида, один из них был тот нахальный донжуан. Дакарей тут же их окликнул и попросил о помощи. Наглый кошак посмотрел на меня и поставил условия.

– В качестве награды хочу твой поцелуй.

– У меня муж пропал, – озвучила я тут же мою проблему. – Мой истинный.

– Сочувствую, – с кривой улыбкой ответил Камиль. – Но расценку на свою услугу не снижу.

– Да хрен с тобой, – я махнула рукой, игнорируя возмущенный взгляд Рея. Но он дернул меня за руку, не позволяя приблизиться к кошаку.

– Мы лучше другого оборотня попросим, – выпалил он. – Но твой отказ я припомню, Камиль.

Тот развел руками и демонстративно посмотрел на небо. Я тоже заметила собирающиеся тучи.

– Нет времени, Дакарей. Дождь вот-вот начнется, – выдохнула я. И вырвала руку из лап демона. Шагнула вперед и, привстав на цыпочки, быстро чмокнула в губы Камиля. Но видимо он был знаком с проделками ведьм, поэтому не дал мне возможности отстраниться и улизнуть. И тут же завладел моим ртом, проникая языком меж стиснутых зубов. Перетерпела и это, не включаясь в игру, просто позволила себя целовать. Камиль сам вскоре отстранился. И демонстративно облизнулся.

– Вкусная, – хрипло прокомментировал он. И отступив, добавил совсем тихо. – Жаль, что не моя. – встряхнувшись, он перекинулся в тигра и, игнорируя оставшуюся на земле одежду, направился к воротам Академии.

Я же поспешила за ним, на ходу доставая из сумки рубашку Аржента.

– Камиль, это его рубашка, – окликнула я оборотня. Тот фыркнул и отрицательно покачал мордой. Не нужно?

– Ты и так пахнешь своим мужем, – коротко заметил его друг.

Тигр принюхался к земле возле ворот, а после уверенно направился в город. Вот только ещё на подступах затормозил и начал обнюхивать пятачок земли под широким раскидистым дубом. Минут пять обнюхивал, а после посмотрел на своего приятеля, и тот перевел.

– Здесь твоего мужа поджидала засада. – ещё одна пауза на обмен взглядами между друзьями. – И дальше его погрузили на ящера. Всего было пять нападавших разных рас. Уехали на пяти ящерах.

Я посмотрела на Дакарея. И он подтвердил мою догадку.

– Отряд Дерзких насчитывает как раз 5 особей мужского пола. – Дакарей тоже походил вокруг дуба, разыскивая следы, и все же подошел к Камилю. – Ты сможешь проследить, куда они направились.

Тот фыркнул и почесал лапой нос.

– Запах у ящеров слабый и быстро развеивается, – пояснил Ставр. – Он может указать общее направление.

Мы прошли не больше километра в северном направлении, когда хлынул ливень. Первая весенняя гроза.

– Дальше не имеет смысла идти, вода смоет следы и остатки запаха. –пояснил Ставр. И начал доставать из сумки одежду Камиля. Мы переглянулись с Дакареем.

– В Академию? Ты к ведьмам, я в библиотеку.

Глава 14

Подружек нашла в столовой на завтраке.

– Что-то случилось? – проницательно заметила Вилена. Кивнула и кратко рассказала о пропаже Аржента.

– Да кому он может быть нужен? – выразила общее недоумение Ластёна. – И почему у тебя такая паника?

Я вдохнула и выдохнула.

– Ему оракулы предсказали, что его убьют, – призналась я, подвесив полог молчания.

– Он кому-то дорогу перешел? – оглядевшись, тихо спросила Вилена. Я снова тяжко выдохнула.

– Я позже объясню, когда не будет посторонних глаз и ушей, – пообещала я. Девчата тут же ускорились и уже через пять минут мы покинули столовую.

В комнате взяла обещание о молчании и рассказала о своем иномирном происхождении.

– И так как ведьма я совсем недавно… Девчат, у вас, точнее, у нас, ведьм, есть какое-нибудь поисковой заклинание?

– А ты его любишь? – спросила Вилена, пристально глядя в мои глаза.

– Аржента? Конечно, иначе бы не обручилась с ним. – уверенно ответила я. – Мне на всю эту «истинность» плевать по большому счету. Даже знать не хочу, кому ещё я парой являюсь.

Девчата переглянулись.

– Тогда представь в руках клубок красной нити, – начала Вилена. – А теперь сделай из окружающих магических потоков этот самый клубок… Закрой глаза и представь Аржента, подробно, вплоть до паутинки морщин возле глаз, когда он улыбается. Теперь кинь ему клубок, но в руках нить оставь и держи её крепко. И повторяй за мной: Нить спряла из воздуха, но крепка эта нить, как крепка моя любовь, длинна эта нить, как расстояние, что нас с любимым разделяет. Так будет же эта нить путеводной, чтобы смогла я найти любимого средь чужих земель. Алелья помоги.

Последнее я сказала с небывалой силой, вспомнив светловолосую богиню. Рядом раздались пораженные восклицания девчат.

– Открывай глаза, – предложила Ластёна с улыбкой в голосе. – У тебя получилось.

В пальцах у меня действительно болтался конец красной магической нити. Другой конец упирался в стену. Я поспешно обвязала этой нитью запястье. Она не была материальна в физическом мире, чистая магия, поэтому я боялась, что если отпущу кончик, потеряю её навсегда.

– И как долго продержится это заклинание? – затаив дыхание, спросила я. Девчонки пожали плечами.

– Теоретически, пока ты его не найдешь.– ответила Вилена. – Практически его давно уже не применяли. Думали уже, что это байки.

– Ясно, тогда надо спешить, – я покусала губу, обдумывая, что с собой в дорогу взять. Сложила в сумку сменную одежду и белье. Несколько амулетов различного свойства. Набор кинжалов, последнее время я тренировалась с ними и сейчас вполне метко их кидала. Девчата галдели, помогая мне со сборами

– А что с учебой? – спросила Ластёна. И я села на кровать от растерянности. До каникул ещё целый месяц учиться. А сколько продлятся поиски мне неизвестно.

– Девчат, а вы не знаете, Болислав сегодня в Академии? – спросила я неуверенно.

– Да, вроде бы был.

Я кивнула и запихала ещё одно целебное зелье в сумку-трасформер. Мне её шили по индивидуальному заказу. Так что, закрыв замочек, я застегнула пару пуговиц и повесила за спину уже рюкзак.

– Спасибо, девчат, за всё. – сказала я, заглядывая в лица таких милых сердцу девчонок. Они ещё не поняли, что я могу и не вернуться в Академию, если меня исключат за прогулы. – Я постараюсь вернуться в самое ближайшее время, но ничего обещать не могу.

Обняла каждую напоследок и поспешно выбежала из комнаты. Дакарея нашла в библиотеке, он листал огромный талмуд – справочник по древним артефактам. Это я поняла, подойдя ближе и выглянув из-за его спины.

– Я нашла, – заявила я. Дакарей вздрогнул и обернулся.

– Что нашла?

– Необходимое заклятие, – и показала на свое запястье. – Это путеводная нить к Арженту.

– Мрак! – это было единственное цензурное слово из последующей тирады Рея. Я только глаза округлила в ответ. – Я не собирался тебя с собой брать. Но ты просто не оставила мне выбора. – и с таким обвинением в глазах посмотрел на меня, будто я действительно совершила какое-то преступление. Я только пожала плечами.

– Я не знаю, сколько продержится это заклятие, поэтому давай опустим лирику. – предложила я миролюбивым тоном. Рей рыкнул опять что-то матерное и посмотрел на фолиант в своих руках.

– Мне нужно ещё полчаса времени, чтобы все-таки найти запасной вариант.

– Хорошо. Я тогда к декану, чтобы предупредить о своем отсутствии, а ты заканчивай.

– Нет, к Болиславу пойдем вместе, – тут же возразил Дакарей. Закончил он совсем тихо, будто бормотал себе под нос. – Не нравится мне, как он на тебя смотрит.

– Хорошо, – тут же согласилась я, вспомнив наше последнее общение с деканом в его кабинете. Кстати, вчера на индивидуальном занятии всё проходило в штатном режиме, будто и не было того голодного взгляда. Я протянула руки к ещё одному толстому талмуду и принялась его изучать. Сложные заклинания. Вскоре от магических схем зарябило в глазах. И я решила просто пробежаться по оглавлению. О! Вот и оно, заклинание для связи на расстоянии посредством зеркала. Быстро, как могла, законспектировала главу. И положила листочек в кармашек рюкзака. На обеде потренируюсь. Или на ночной остановке. Кстати, целый раздел в моем фолианте посвящен связи посредством зеркала. Нашла очень интересное заклятие, как можно увидеть существо, которое смотрит на любую отражающуюся поверхность: стекло, вода, глянцевая поверхность посуды, медный таз. И на всякий случай законспектировала и его. Непонятно зачем оно вообще придумывалось, но вдруг я случайно попаду на тот момент, когда Аржент будет пить воду?

Я уже дошла до интересных заклятий на крови, когда Дакарей с победным восклицанием вырвал листок из книги. Только глаза округлила, но возражать не стала. Сдав книги библиотекарю, поспешно покинули место преступления и направились в деканат.

– Добрый день, магистр Болислав, – поздоровалась я, заходя после разрешения в кабинет. Следом зашел Дакарей, он просто кивнул моему декану.

– Добрый, Татьяна, Дакарей. – хмуро ответил блондин, поспешно закрывая папку. Поразительно знакомую папку с личным делом. – Что-то случилось? – поторопил он меня.

– Да, – тут же очнулась я. – Мне необходимо отлучиться из Академии на одну или две пятидневки. Точно не могу сказать, так как сама не знаю.

– Опять отлучиться? – удивился он. Нахмурился. – У вас и без того с дисциплиной проблемы. Так вы решили ещё и прогуливать занятия? – я ожидала более серьезной отповеди, вплоть до исключения из Академии, поэтому молча ждала продолжение. Болислав потер лоб и требовательно спросил. – И с чем же связана подобная необходимость?

– По личным обстоятельствам, – начала я и поморщилась. А чего я пытаюсь скрыть? Аржент тоже адепт Академии, так что про его исчезновение скоро станет известно всем. – Мой муж, Аржент, пропал. И мы с Дакареем отправляемся сегодня на его поиски.

– Не проще ли поручить это дело профессионалам? – спросил Болислав, окидывая нас быстрым взглядом. – Вы обращались к Стражам порядка?

– Обратимся, – пообещал Дакарей. – Но положенных двух суток ещё не прошло, есть шанс найти его по горячим следам.

– И какой же? – он даже вперед подался. – И вообще, откуда такая уверенность, что Аржент пропал. Может просто загулял?

– Оборотни всегда верны в браке, – возразил тут же Дакарей. – И вам это прекрасно известно. – Болислав криво усмехнулся, но не успел ничего сказать.

– Вот это – шанс. – я подняла запястье с обмотанной красной нитью. – И даже ведьмы не знают, когда заклятие развеется.

Болислав буквально вылупился на красную нить. И минуту смотрел на неё, следя за направлением. Сейчас путеводная нить выходила через стекло на улицу, по-прежнему, указывая северное направление. Такое ощущение, что она идет напрямик по самому кратчайшему пути между мной и Аржентом. И могут возникнуть проблемы в горах. Хотя если мы будем на грифонах, то можем нагнать похитителей к концу дня. Ящеры передвигаются гораздо медленнее.

Болислав посмотрел мне в глаза с неоднозначным выражением на лице. Замешательство, неверие, разочарование и даже какой-то гнев. С чего бы это?

– Значит, любишь Аржента? – неожиданно спросил он с обвиняющими интонациями. Вообще не поняла сути претензии, поэтому просто кивнула в ответ. Болислав резко встал и подошел к окну. Хотел отследить, как далеко нить видна и куда она уводит? – Хорошо, адептка, вы можете отправиться на поиски Аржента. – сдавленно произнес Болислав спустя минуту. И обернувшись к нам, обратился уже к демону. – Я все же советую вам обратиться к Стражам порядка. Как я догадываюсь, вы подозреваете похищение? – Дакарей кивнул, и Болислав озадачил его новым вопросом. – И что будет, когда вы нагоните похитителей? Сможете справиться со всеми, не подвергая риску беззащитную ведьму?

– Ничего я не беззащитная!

– Справлюсь! – эти два утверждения прозвучали одновременно. Я сердито поглядела на демона, а он даже бровью не повел. Пристально смотрел в серые глаза декана. – Не переживайте, – зачем-то добавил Дакарей. И кивнул мне на дверь, поторапливая.

– Спасибо, магистр Болислав.

– Имейте в виду, адептка, что я спрошу у вас все домашние задания за период вашего отсутствия, – сказал Болислав напоследок. Кивнула. Вот даже не сомневалась.

В коридоре мы прошли несколько дверей. И Дакарей остановился возле кабинета своего декана.

– Подожди меня здесь, – попросил он. – Я быстро.

А уже спустя десять минут мы покидали Академию. В коттедже разделились. Я взяла в дорогу нехитрый перекус. Дакарей же собирал свой рюкзак. Стойла, где содержались грифоны, были в паре кварталов от дома. Но там нас ожидала новая беда. Бледный до синевы владелец рассказал, что именно наших грифонов отравили. Вожака все ещё пытаются откачать, а другие два уже погибли. Владелец обещал возместить ущерб Дакарею. И сделать все возможное, чтобы вожак выжил.

Дакарей молчал, стиснув зубы. Уже на улице поколотил стену, вымещая злость.

– Что будем делать? – спросила я, растерявшись.

– Искать самых резвых ящеров.– рыкнул Рей. – Дома осталось всего трое грифонов: отца, его фаворитки. Оставшийся один нас не спасет. Тем более терять больше суток, дожидаясь новый транспорт, не вижу смысла.

Он пару секунд постоял с закрытыми глазами. А потом схватил меня за руку и поспешил в центр города.

– Наверное, нам ещё карта нужна,– задыхаясь от быстрого шага, предположила я. Рей кивнул, не отвлекаясь. Думала, что не услышал, но нет, через несколько кварталов, свернул в книжный магазин.

– Надеюсь, ты ящеров не боишься, – заметил он спустя полчаса, глядя на то, как я с опаской приближаюсь к животному.

– Успокой меня, скажи, что оно травоядное, – попросила я жалобно. Дакарей и бывший владелец ящера переглянулись и хмыкнули.

– Травоядное, – подтвердил демон. Но судя по взгляду второго мужчины, мне сейчас соврали. Выдохнула. Таня, ты это выдержишь. И не важно, что ящер на хищного динозавра похож. На тираннозавра, если я не ошибаюсь. Собственно, из-за их внешнего вида, я старалась держаться от такого вида транспорта подальше, предпочитая пешие прогулки. Даже подумывала велосипед «изобрести», но пока руки до этого не дошли.

Дакарей подошел ко мне и бесцеремонно закинул меня в седло.

– Кормить его сам будешь, – заметила я.

– Не переживай, в лесу они сами об этом заботятся.

Я передернулась, представив эту картину, и благоразумно промолчала. Дакарей уже залез на своего ящера. Причем его животное было крупнее раза так в полтора. Самец и самка? Или у меня подросток? Отвлечься такими мыслями не получилось. А вскоре надо было крепко вцепляться в поводья, так как с непривычки казалось, что я сейчас вылечу из седла. По мере передвижения по городу я более-менее привыкла к непривычному транспорту. Так что даже не визжала от страха, когда Дакарей их в полную прыть пустил. Так, тихонечко попискивала, молясь обоим богам этого мира.

К моменту первой остановки у меня даже руки онемели от того, как сильно я цеплялась за поводья. И, несмотря на помощь Дакарея, из седла я вывалилась с грацией картошки. Демон не дал мне упасть пластом, за что я ему была благодарна.

– Перекусим и продолжим путь. – сказал он, а я вручила ему небольшой сверток с припасами, в котором было несколько бутербродов, и бурдюк с вином. Оценив запасы продовольствия, Дакарей пробормотал.

– Надо будет по дороге в трактир какой-нибудь заглянуть.

Я кивнула и потерла поясницу. Несмотря на лечение Карима, поясница у меня однозначно реагировала на такие повышенные нагрузки. Кинув в меня пледом, Дакарей указал на место под дубом. Перекусив, я почувствовала, как меня начинает клонить в сон.

– Ты сегодня спала? – спросил демон, подозрительно на меня косясь. Покачала головой, не видя смысла лгать.

– Я сейчас умоюсь холодной водой. И станет легче. – поднимаясь, сказала я. И снова посмотрела на путеводную нить. Во время скачки я успевала уловить, небольшие изменения в направлении нити. Такое ощущение, что они обходят препятствия сейчас, а значит, они уже до гор добрались. До них тракт практически прямой с минимальными отклонениями. А вот в горах дорога извилистая.

Умывшись в небольшом ручейке, я забралась в кустики, справить естественную нужду. А спустя пять минут мы уже снова неслись по тракту с непривычной для меня скоростью. Мне кажется, наши лошади медленнее передвигаются, но с уверенностью сказать не могу.

К сумеркам мы добрались до предгорий, и Дакарей приказал сворачивать в поисках места для ночлега. Я пыталась возразить, но он быстро обрубил мои попытки.

– В горах ночью делать нечего. Только спать! Даже наемники это понимают, так что они тоже будут делать остановки.

Подходящее для ночевки место, нашли быстро. Демон вручил мне купленные в дороге припасы, а сам занялся ящерами. Расседлав их, он коротко свистнул, и они скрылись в лесной чаще. А после развел костер.

– Я захватил всего два одеяла, – зачем-то сказал он. – Ночи ещё холодные, поэтому предлагаю спать рядом.

– А плед считается одеялом? – уточнила я, смутившись от этого предложения. Да и от быстрого взгляда демона тоже. Он покачал головой. – Тогда предлагаю нарубить лапника, постелить плед и завернуться ночью в свои одеяла.

Демон медленно кивнул и направился за лапником. Я разогрела в железных мисках плов с помощью магии. И вскипятила на костре воду для чая. Походную посуду Рей приобрел в том же трактире, где покупал нам ужин. Две миски, две ложки, две кружки, нож и котелок. Нужно будет ещё об одном одеяле позаботиться. Или даже о двух. В горах ночью намного холоднее. Неожиданно вспомнила о заклинании, что сегодня нашла. И вытащила зеркальце, что мне Рей ещё прошлой ночью вручил. Схема простая, поэтому со второй попытки все получилось. Вот только изображение было слишком мутное. Но я смогла разглядеть окровавленную волчью морду. Я испуганно вскрикнула, и изображение исчезло, а в следующую секунду меня схватили чьи-то огромные лапы. Я снова закричала, не сразу признав Рея в боевой трансформации.

– Чего кричишь? – рыкнул он. Выступившие клыки явно мешали ему нормально разговаривать. Оглядевшись, Дакарей выругался на непонятном наречии. И трансформировалась, придав себе более человеческий вид. Но хвост, крылья и рога остались при нем. Вот к последним мой взгляд и прикипел. Я нервно хихикнула, чувствуя, как меня потряхивает от выброса адреналина.

– Слушай, давно хотела спросить, а твои рога – это тоже оружие демонов? – почему-то вспомнился анекдот про мужа и любовника, и предложение последнего: «а ты меня забодай!»

– А что тоже хочешь пощупать? – с легкой насмешкой уточнил Дакарей, так и не отпустив меня на землю. Пожала плечами и созналась.

– Если уж выбирать, то меня больше хвост интересует. Он у тебя, как ещё одна конечность? Или иногда вырывается из-под контроля? – а то именно в этот момент, его хвост опоясал мою талию. Демон удивленно моргнул и посмотрел на него, как на предателя. Я же с любопытством дотронулась до кисточки хвоста, а в следующую секунду раздался грозный рык демона. Вскинула взгляд и провалилась в омут черных глаз. Разобраться в эмоциях демона было сложно, да мне и не дали на это времени. Дакарей с силой впечатал меня в ствол дерева и требовательно поцеловал, почти болезненно сминая губы. Страстно, напористо, жадно. Воспользовавшись моей секундной растерянностью, демон просунул язык в мой рот.

Замычала что-то возмущенное, но Рей проигнорировал это. Точнее сказать он снова рыкнул и протиснулся торсом между моих ног. Радует, конечно, что давление с моих рук исчезло, но вот состояние демона пугает. Попробовала отвернуть голову в сторону, но в итоге демон обхватил мой затылок одной рукой, чтобы я больше не пыталась трепыхаться. И ещё теснее прижался ко мне. И я уже в полной мере ощутила силу его желания. Твою мать!!! Он вообще понимает, что творит?! Или совсем не чувствует мое сопротивление. В панике я сделала первое, что пришло в голову. Сконденсировала ушат воды и вылила ему на голову. На меня тоже попало, но главное, что эффект был. А уже когда он отстранился, чтобы посмотреть в мои глаза, еще и звонкую пощечину оформила. И опять отбила себе ладонь. В синих глазах мелькнул яростный огонь, от которого я съежилась в испуге. И это окончательно отрезвило Рея. Он прикрыл глаза и, прислонившись лбом к моему лбу, выдохнул сквозь плотно сжатые губы. И заставил себя отстраниться, аккуратно опустив меня на землю.

– Никогда не трогай мой хвост, – требовательно выпалил он. И в следующую секунду исчез в лесу.

И что это было?

Глава 15

Я обессилено сползла по стволу дерева на землю. И сжалась, обхватив колени руками. Я всегда была сильной. По натуре я – боец. Поэтому совершенно непонятно, почему глаза так сильно защипало. А спустя секунды горячие слезы покатились по лицу.

Я просто устала. Нервное напряжение последних суток вымотало капитально. Уже вторые сутки без сна. Да и беспокойство за Аржента разъедало душу. А тут ещё и это изображение. Огляделась по сторонам в поисках зеркала и только тогда поняла, что все ещё сжимаю его в левой руке. Вот это демон меня напугал?! Совсем голову потеряла, хорошо хоть не раздавила его в пылу борьбы с Реем. Что на него все-таки нашло? Неужели его хвост настолько эрогенная зона, что он от легкого прикосновения так завелся?! Или… Давай, Таня, скажи хотя бы мысленно, наберись мужества. Или я его истинная?! И сегодня он просто сорвался?

Протяжно выдохнула, подавляя истерический смех сквозь слезы. И вытерла лицо рукавом от рубашки. Она намокла от внепланового душа для демона. Как и рукава куртки. Так надо просушить её и рубашку. И переодеться, пока не замерзла. Достала из рюкзака рубашку и теплую жилетку на меху. Быстро сменила одежду и развесила её на ветке дерева. Возможно, Дакарей поможет с этим вопросом, сама я пока не знаю заклинание для сушки одежды. Если, конечно, он никуда не сбежал, бросив меня здесь одну. Но это сомнительно. Даже в том случае, если я – не его Истинная. Болислав знает, с кем я, как и девчонки в Академии. Да и совесть ему не позволит кинуть меня в такой ситуации, как бы он не оскорбился на пощечину. Тем более, что получил он её вполне заслуженно.

Итак, возвращаемся к вопросу, что же это было? Вариант, с эрогенной зоной оставим как запасной. Но серьезно, ведь как-то он и в человеческом виде сексом занимается, без этого самого хвоста.

Рассмотрим вариант, что он просто сорвался (пока мою «истинность» не берем в расчет). Я – красивая женщина, он привлекательный мужчина. Мы вдвоем в лесу. К тому же мой крик вызвал у него всплеск адреналина, недаром так быстро оказался рядом. А потом тесный физический контакт подлил масла в огонь? А также прибавим мое прикосновение к кончику хвоста. Возможно, но сомнительно. Адекватный мужчина заметил бы мое сопротивление и остановился. С другой стороны, Дакарей – демон. А они не привыкли слышать «нет». Насмотрелась я на них достаточно во время приема в честь дня рождения императора.

И тут я подпрыгнула на месте. Северное направление, горы… А не в империю Багратион мы сейчас движемся? Подошла к сумке с общими вещами и достала карту. Попыталась отыскать проходимые дороги через горы. По прямой и, правда, Империя демонов, но возможно, это просто единственная удобная дорога? Западнее увидела ещё одну дорогу сквозь горы, прикинула масштаб, день пути до другого тракта. Да даже если и в Империю мы движемся, это ведь только подтверждает мою догадку. Что-то случилось именно на балу у демонов. Может, во мне признал истинную другой демон. Но как? Кроме Дакарея мы ни с кем особо не общались. Оракулы дали ему мое точное описание? Но почему он тогда на балу не познакомился со мной? Дакарей слишком очевидно показал свое покровительство мне и Арженту. И он решил не вступать в конфликт, а по- тихому выкрасть конкурента? И по ходу дела и уточнить: попаданка я или нет. И опять ребус не сходится. Дакарей же не бросит друга в беде. И проще, действительно, было выкрасть Аржента и меня, пока мы были в империи. Растерялся от неожиданности? Вполне возможно.

А теперь рассмотрим самый худший вариант. И я – истинная Дакарея. Его предсказания мы не знаем, так как он скрывает его ото всех. И от отца в том числе. Допустим, он не пытался отбить меня у друга, потому что ценит их дружбу выше всяких там «истинностей». Ведь по сути это не любовь или подобная хрень. Если убрать всю шелуху, истинность – это только возможность зачать ребенка. И, в крайнем случае, лет так через 20-30 демон может рассказать Арженту или мне правду. И тогда даже возможно решить проблему с наследником полюбовно. Страсть между нами потухнет, влюбленность угаснет, так что моя «измена» Арженту в этой ситуации будет простительна. Возможно, даже сам демон предполагает такой вариант развития событий. Но!…

Стал бы демон помогать мне сейчас, если бы я была его истинной? Очень сомневаюсь. В похищении я не могу его заподозрить, видела вчера и сегодня, что он, действительно, беспокоится за Аржента. Так что в этой ситуации ему выгодней утешить меня, когда я стану вдовой. Или соблазнить меня, пока мы пытаемся спасти Аржента? Что он и попытался сделать? Я даже покачала головой от бредовости этого предположения. Слишком импульсивно действовал Рей, чтобы можно было обвинить его в таком хитроумном плане.

Выдохнув, я решила заняться делом, так как обнаружила лапник. Разделила его на две кучи и разложила по разные стороны от костра, теперь нет и речи о ночевке на одном пледе. Свою лежанку застелила пледом и бросила свой рюкзак сверху. Одеяла распределила честно. И уже подумывала об ужине в одиночестве, чего я категорически не люблю, как услышала чьи-то шаги.

– Дакарей? – крикнула я в темноту. Как бы не храбрилась, одной ночью в лесу было страшно.

– Да, – откликнулся сразу он. Обошел по кругу нашу поляну, накладывая охранный контур. И сел на свою лежанку. Я же успела к этому времени снова разогреть ужин. И едва он приземлился, протянула ему тарелку с ложкой, пожелав приятного аппетита. Присмотревшись в свете костра, заметила, что у него все ещё мокрые волосы. Холодный душ? Точнее купание. В это время года?

– Ты где-то искупался? – спросила я растерянно.

– Недалеко отсюда есть небольшая горная речка.

Я аж поежилась от представленной картины. Подумав, налила нам чаю, и протянула кружку Рею, положив сверху ломоть хлеба.

– Дакарей, – я прокашлялась, набираясь мужества. – Что это было?

И кивнула на дерево, возле которого все и происходило. Демон окинул меня тяжелым взглядом и, уставившись в костер, глотнул горячего чая.

– Тьяна, ты – очень привлекательная девушка. – после продолжительной паузы сказал он. – И плюсом ты дотронулась до хвоста, он у нас чувствительный. Вот я и сорвался. Но больше подобное не повторится.

И всё?! Я пару минут обдумывала его слова.

– Если ещё раз вытворишь нечто подобное, я продолжу путешествие в одиночестве. – Дакарей поднял удивленный взгляд. И я пояснила. – Пусть я ещё плохо ориентируюсь в вашем мире, но проще рассчитывать только на себя, чем…

– Чем что? – поторопил меня демон зловещим тоном.

– Чем постоянно ожидать подвоха от спутника.

Дакарей молча кивнул и продолжил спокойно ужин. А у меня как-то аппетит пропал. С трудом запихнула в себя свою порцию, понимая, что мне нужны сейчас силы. И зашлифовала все чаем.

– Так из-за чего ты вскрикнула?

– Я в зеркале с помощью заклинания увидела отражение Аржента, мутное, но все же. – тихо ответила я. – Он был в волчьем обличие, весь в крови. – Дакарей кивнул.

– У оборотней хорошая регенерация, и не думаю, что он дался без боя. – заметил демон, поднимаясь. – А где твоя куртка? – неожиданно спросил Дакарей, пока я ополаскивала посуду остатками горячей воды из котелка.

– Ах, да. Дакарей, не поможешь мне с курткой, а то боюсь, за ночь она не высохнет. – я кивнула на развешанные на дереве вещи.

– А что с ней? – спросил Рей и тут же понял, что. – Пострадала от отрезвляющего душа?

Я кивнула и, подвесив светляк, сходила к ручью сполоснуть посуду. Вернувшись, я сразу завалилась на лежанку, использовав запасные брюки, как подушку. Разувшись, накрылась одеялом по самые уши. Рей же сверху меня ещё и моей курткой накрыл, после чего подхватил свой рюкзак и расположился на своей лежанке. Думала, он тоже вскоре ляжет спать, но он не торопился устраивать свою постель. Долго смотрел на костер, задумавшись о своем. И даже вздрогнул, когда я спросила.

– Ты спать собираешься?

– Собираюсь, – спокойно согласился он. – Не переживай, мне для восстановления сил меньше требуется времени. Спокойной ночи, Тьяна. И извини за то, что испугал тебя сегодня.

Я кивнула и буркнула в ответ пожелание доброй ночи. Отвернулась от костра и довольно быстро заснула, будто ухнула в темный колодец без всяких сновидений.

Дакарей разбудил меня, едва начало светать. Быстро позавтракав, мы продолжили путь. И, несмотря на то, что неслись мы весь день во весь опор, сделав только одну остановку на обед в придорожном трактире, нагнать наемников не смогли. Удручало ещё и то, что нить никак не показывала расстояние до Аржента, но с этим ничего нельзя было поделать.

Ночевали в этот раз на одном лежаке. Дакарей в ультимативной форме заявил об этом.

– Я не хочу опять всю ночь слушать перестук твоих зубов.

– То есть ты предлагаешь себя в качестве грелки? – с усмешкой спросила я. Демон с самым невозмутимым видом кивнул в ответ. – И можешь гарантировать мне безопасность? – продолжила я допрос. Демон тяжко выдохнул и снова кивнул. – Предупреждаю, полезешь – прокляну!

– Вы проклятия не проходили ещё, – с усмешкой заявил он, доставая припасы из общей сумки.

– А я самоучка в этом отношении, – возразила я. – Как-то ещё в своем мире ляпнула что-то вроде, да чтоб ты двойку получила вредной заучке, и она её получила.

– Не смей играться с проклятиями, – гневно отчитал меня Рей. – Это темная энергия и тебе, светлой ведьме, с ними связываться нужно особо осторожно. Чуть что не так и у тебя опять будут дыры в ауре, в лучшем случае. Варианты худшего развития даже не буду моделировать.

И я как-то сразу поверила ему. Быть может потому, что ощутила дежавю. Точно так же меня брат отчитывал после особо экстремальных проделок. Поэтому кивнула и, подумав, добавила.

– Если будешь распускать руки – слабительное зелье добавлю в твою еду. – я как разогревала нам ужин. И Рей подозрительно покосился на меня при этих словах. Потом подумал и хохотнул.

– Это нас сильно задержит в пути. Так что не советую.

– Слушай, я не поняла, – возмущенно начала я. – Ты так серьезно обдумываешь мои угрозы, будто уже спланировал облапать меня всю.

– Нет, – ответил Рей, сделав честные-пречестные глаза. В данный момент он занимался будущим костром. – Просто ночью все может случиться без участия мозга.

– Тогда тем более, нам лучше спать по отдельности.

– Тьяна, – протянул демон с непонятной интонацией. Я подняла на него взгляд и выгнула бровь. – Не беспокойся, я не собираюсь к тебе приставать ночью. Не мой профиль. Не знаю, ночевала ли ты раньше в горах, но сегодня будет в разы холоднее, чем вчера.

Я кивнула, так и не решив ничего насчет ночевки. Рей натаскал веток для костра, и я, сконденсировав воды в котелок, поставила его на сложенные по диаметру костровища камни. Рей же пошел за лапником. Только нигде поблизости я не видела хвойных деревьев.

– Рей, может, поужинаешь сначала? – окликнула я его. И пробурчала уже под ухо. – Я второй раз разогревать не буду.

– Я быстро! – откликнулся он. И несмотря на густые сумерки, я увидела, что он выпустил крылья и полетел на север.

А он случайно не на разведку полетел? Может, он хочет поискать Аржента и похитителей без меня? Как бы там не было вернулся он через полчаса с приличной охапкой лапника. Я к тому моменту себе организовала неплохое сиденье из камней. И даже подогрела его, сверху кинув меховую жилетку. Собственно и к ужину я уже приступила.

– Нашел Аржента? – первое, что спросила я. Рей кинул на меня нечитаемый взгляд.

– Нет, на полдня пути впереди никого нет, – ответил он, располагаясь рядом на камнях. – Если конечно, они не прячутся на ночных остановках под невидимостью. Или не нашли пещеру для ночевки.

Дакарей поерзал, посмотрел на меня, оценил подложенную под попу жилетку и все равно нахмурился.

– Камни холодные.

– Я их нагрела, – ответила я, закатив глаза.

Он хмыкнул и последовал моему примеру. Быстро поужинал и начал готовить нам лежанку, демонстративно одну на двоих. Я же занялась мытьем посуды, которое не приносило никакого удовольствия. И да, воду можно тоже подогревать магически, но при этом она теряет какие-то полезные свойства, поэтому все настойчиво рекомендовали кипятить воду для питья традиционным путем. Для мытья я её разогрела магически. Я умылась остатками воды и, захватив ополаскиватель для рта, отошла в «кустики».

– Снимай куртку и обувь и ложись ближе к костру, – распорядился Рей, когда я вернулась. – Куртку вместо подушки положи, – добавил он, снимая свою.

Фыркнула, возмущенная его тоном, но спорить не стала. Второй день был не проще первого, так что вымоталась я капитально. Заметив, что Рей сложил одеяла вместе, тихо помянула светлых сусликов. Разделила одеяла и завернулась в свое. Рей промолчал, но когда лег рядом, вытянул из-под меня край моего одеяла, накрывшись им совсем чуть-чуть. И уже вторым одеялом укрыл нас обоих.

– Спи, Тьяна, – посоветовал он, игнорируя мое возмущенное сопение. Я уже задремала, как почувствовала, что Рей придвинулся ближе и обнял меня со спины, благоразумно положив руку мне на ладони. Сразу стало теплее, поэтому я не стала возмущаться. И сразу провалилась в сон.

А незадолго до рассвета проснулась с неясным ощущением тревоги. И только тогда ощутила, как демон прижал меня к себе, используя все конечности. Во сне он трансформировался в переходную форму, то есть уже не человек, но ещё не демон. Одна его рука лежала на животе поверх рубашки, другая просунута под шею и лежит на плече. Хвост обхватил верхнее бедро. И ещё сверху прикрыл меня своим крылом. С внутренней стороны перья были мягкие, а до внешних мне не добраться. Ах да, он еще и носом уткнулся в мои волосы и беззастенчиво дрых. На позывы не реагировал, поэтому я стукнула локтем ему в грудь. Ай! У него там броня что ли? Завела руку за спину и, зарывшись пальцами в его волосы, дернула со всей силой.

– Дакарей! – рявкнула я во все горло. Рей со стоном открыл глаза. И растерянно оглядел художественную композицию.

– Тьяна, – прохрипел он, убирая все конечности от меня. Потер ладонями лицо, заставляя себя проснуться. Хотя некоторые его органы уже были в полной боевой готовности, тесное соседство не могло скрыть это. Рей откатился и сел на лежанке, пряча свои черные крылья. – Я не специально.– зачем-то пояснил он.

Кивнула и начала поспешно собираться. Почему-то возникло ощущение, что мы должны торопиться. Поколебавшись, поделилась этими мыслями с Реем. По-быстрому организовывала нам бутерброды с чаем. И пока жевала, достала маленькое зеркальце, активируя памятное заклинание. Аржент все так же в волчьем обличии, кровь все ещё была, но такое ощущение, что засохшая. Хотя не берусь это утверждать, изображение было мутным. И тут он высунул язык и облизнул зеркало. А, это он воду лакает.

– Что там? – спросил Рей, прожевав бутерброд.

– Женя все ещё в волчьем обличии, – растерянно пробормотала я.

– Дай глянуть, – попросил он. Но изображение стало совсем нечетким из-за ряби на воде. Минуту демон пытался что-то рассмотреть, но только хмурился все больше. Свистнул наших ящериц и быстро оседлал их. – Выезжаем, – распорядился он. И подсадил меня.

В этот день мы неслись ещё быстрее. Около полудня Рей предложил сделать остановку.

– Поешь пока, – ультимативно заявил он. – А я смотаюсь на разведку.

Вернулся он не скоро. Прошло больше получаса. И был злой и напряженный.

– Что случилось? Не нашел их?

– Нашел, – сказал он мрачно. Открыл бурдюк с вином и выхлестал сразу половину. Я протянула ему бутерброд, чтобы закусил, и Рей не отказался от него. – На Арженте ошейник, который не дает ему обернуться человеком. – выдохнул зло и пояснил. – Оборотням нельзя долго пребывать в зверином обличии. Ночь, сутки, максимум двое. Иначе инстинкты начинают брать свое, и они теряют все человеческое. Получается он уже больше трех суток в волчьем обличии. И меня, скорее всего, он не узнает. Остается надеяться только на тебя. Истинной паре даже волк не может причинить вред.

– Так почему мы сидим? Надо быстрее выдвигаться вперед.

Рей кивнул и подсадил меня на мою ящерку. Сам взгромоздился следом и рванул с места с такой скоростью, будто мы сейчас взлетим. А он ещё и свистом, как я поняла, начал подгонять ящериц, ибо они побежали ещё резвее. Перед входом в ущелье притормозил и посмотрел на меня с явным предупреждением.

– В драку не лезешь. Скромно стоишь в сторонке.

Я кивнула, в герои точно не полезу. Но пользуясь остановкой, достала кинжалы из рюкзака. Чисто для самообороны. Хотя, как я позже поняла, это было лишнее.

Рей отдал мне поводья своего ящера и снял рубашку. А спустя минуту передо мной стоял огромный и страшный демон. Я уже несколько раз видела его в полной боевой трансформации, но все равно подавить дрожь была не в силах.

Рядом со входом в ущелье была уютная площадка под соснами, на которой как раз отдыхала вся пятерка наемников. Видимо, они совсем не ждали погони, поэтому позволили себе так расслабиться, не оставив никого на посту. Это было нам на руку. Дакарей пронесся сквозь них как смертельный смерч, притормозив перед самим предводителем. Схватил за грудки и впился взглядом в его глаза, ни слова не говоря. С запозданием поняла, что ему допросы ни к чему, нужную информацию он достанет напрямик из памяти.

– Я просто выполнял свою работу, – заверещал орк, видя в его глазах собственную смерть. Рей не стал тянуть, вспорол когтями его горло. А я поспешно отвернулась. На тела наемников старалась не смотреть, поэтому не сразу увидела Аржента. Он связанным лежал под кустом. Я поспешила к нему, но от грозного рыка волка чуть притормозила.

– Сначала дай ему себя понюхать. И как только он подпустит тебя к себе, снимай ошейник. – Рей уже трансформировался в промежуточную форму. – Я буду страховать.

– Аржент, – ласково позвала я волка и сделала шаг к нему. Новый рык, и я испуганно замерла. – Женя, – волк чуть повел ухом, и я продолжила звать. – Женечка, любимый… Хороший мой… – шаг вперед, волк сердито зыркнул, но уже не рычал. – Женя… ласковый мой… красивый… Ты как? – ещё два быстрых шага.

И я уже протягиваю к нему руку, внимательно следя за его реакцией. А у самой сердце в пятки ушло. Хочу сбежать, но понимаю, что иначе моего мужа не вернуть. Поэтому заставляю себя сделать ещё шаг к нему. И вот моя рука уже в опасной близости от его клыков. Он чуть ведет носом. И открывает пасть. Зажмуриваюсь, но он просто лизнул запястье. Выдохнула более свободно и сделала ещё один шаг. И уже второй рукой начала осторожно поглаживать его по холке, а он в это время облизывал другое запястье, тыкался мордой в ладонь. Я же пыталась расстегнуть ошейник магический, но у меня ничего не выходило. И разрезать кинжалом не получалось. Продолжаю приговаривать ласковые слова, разрезая другие веревки, что его удерживают на месте. И едва он оказывается на свободе, как подскакивает ко мне и тычется мордой мне в живот. От неожиданности теряю равновесию и приземляюсь на пятую точку. Охаю от боли. Волк же, как ни в чем не бывало, машет хвостом. И я уже обеими руками расстегиваю ошейник. Аржент же лезет ко мне, облизывая мое лицо, а я его отпихиваю.

– Фуууу, – протянула я, скривившись. Волк обиженно посмотрел на меня и склонил голову на бок. И я поставила ему ультиматум. – Целоваться буду только с человеком!

Волк моргнул два раза. И видимо попытался обернуться, но что-то пошло не так. Он заскулил от боли.

– Сейчас, друг, – вмешался уже Рей. – Я тебе помогу.

Волк оскалил зубы, но я тут же потрепала его по шерсти на макушке.

– Это твой друг, Женя, – мягко и нежно сказала я. – Он хочет тебе помочь.

На всякий случай вцепилась в холку волка рукой и кивнула демону. Видела, что какая-то проблема с резервом у Аржента, но разглядеть не могла. Дакарей присел на корточки рядом со мной и дотронулся до спины волка, между лопаток. Миг, другой и резерв оборотня полон. Волк посмотрел на меня и снова попробовал лизнуть мое лицо. Со смешком отстранилась и напомнила.

– Поцелуешь, когда станешь человеком.

Белый волк повилял хвостом, просительно заглядывая в мои глаза. Но я была непреклонна. И оборотень смирился. Совсем по-человечески тяжело вздохнул и начал оборачиваться. Я задержала дыхание, но в этот раз все прошло благополучно. И вот меня уже обнимают руки любимого мужа. И только тогда я позволила себе слабость. От души разревелась, уткнувшись носом в его грудь.

Глава 16

Аржент приговаривал какие-то нежности, гладя меня по спине. И на какой-то момент показалось, что теперь все будет хорошо. Но тут демон демонстративно прокашлялся. Я краем глаза заметила, что он протягивает Арженту одежду.

– Светлые суслики, – выпалила я, оглядывая обнаженного мужа. Пару синяков уже почти сошли на нет, как и царапины. Хотя, наверное, это были не царапины, а порезы. Ощупала его всего, прежде чем дала ему одеться. У него был усталый и, я бы даже сказала, изможденный вид. – Тебя кормили? – озвучила я первый вопрос. Оборотень покачал головой. Покосилась на Дакарея: он бесцеремонно обшаривал сумки наемников. Тела уже убрал с виду, наверное, в кусты.

– Что смотришь? – уточнил он, заметив мой взгляд. – Сумка с припасами на моем ящере.

Ой, а я ящеров даже не привязала. Но они послушно стояли на том же месте, где я их оставила. Расстелила плед и быстро организовала поляну. На костерке согрела воды для чая. И тихо млела, смотря на моего любимого. Всё позади! Жив и почти здоров. Рей скинул на плед сверток с едой и присел рядом с Аржентом.

–Знаешь, кто тебя похитил? – спросил он, вглядываясь в глаза моего мужа. Тот отрицательно покачал головой.

– А ты разве не узнал всё у орка? – спросила я, растерянно потирая висок. Взгляд зацепился за запястье: красная нить исчезла.

– Не всё. Я так понял, что с ним посредник общался, – Рей почесал нос. И в голове сразу вспыхнуло воспоминание по психологии: прикрыл рот, а это значит, что он врет. Открыла рот, чтобы высказать претензии, но тут же его закрыла. – И непонятно зачем тебя похищали, точнее причин наемникам не сказали. Однако, пару требований было: тебе должны были доставить живым в Империю. Ошейник так же был вручен заказчиком. И да, грифонов они отравили, о них предупредил тот же посредник.

– По разговорам наемников я не понял, зачем меня похитили, – Аржент пожал плечами. – Но, как мы все догадываемся, причина может быть только одна. – Он с щемящей нежностью посмотрел на меня и продолжил строить предположения. – Возможно, на балу кто-то из демонов признал её, как свою истинную.

– Сомнительно, но возможно, – согласился Рей. – Собственно я хочу предложить посетить мою Империю. Мы сейчас на середине пути примерно. Я постараюсь все же выяснить заказчика и поговорю с ним по душам. А вы за это время отдохнете. Ты, – взгляд на Аржента и уточнение, – полностью восстановишься. А после я одолжу у отца грифонов, и мы за сутки вернемся в Академию, – он оглядел нас. – Как вам такая идея?

– Неплохо, – кивнул Аржент и, улыбнувшись, уточнил. – Только выяснять и разговаривать будем вместе.

Рей не стал спорить. Быстро перекусил, и мы отправились дальше, прихватив ящеров наемников и кое-что из их припасов. Хоронить самих наемников не стали, Рей просто поджег тела.

Могу сказать, что путешествие с мужем, мне понравилось больше. Да и ночевки под его боком были гораздо теплее и комфортнее. Но к концу пятых суток в пути, я уже конкретно вымоталась. Уже на закате мы вошли в столицу. Во дворец же в темноте пробирались. Дворецкий (или как его там?) удивился, увидев наследника. Дакарей же попросил не поднимать шума. Просто принести ужин в его апартаменты и подготовить спальню для нас. За ужином я уже дремала, поэтому мы долго не засиживались. В наших комнатах Аржент помог мне раздеться. Купались же мы вместе в ванной. На супружеский долг сил просто не было, поэтому я предложила.

– Давай, всеми приятностями завтра займемся? Иначе я могу уснуть в процессе.

Оборотень усмехнулся и согласился. Кажется, я заснула прямо в ванной.

Проснулась же от откровенных ласк мужа. За окном было уже позднее утро, поэтому я даже удивилась терпению оборотня. Охотно откликалась на каждое его прикосновение, позволяя ему творить любое безобразие.

Через пару часов игнорировать бурчание желудка уже не получалось, поэтому мы вызвали слуг. Позавтракав, Аржент снова утащил меня в кровать, но мне требовался отдых. Поэтому и предложила мужу уточнить у демона, что тот уже узнал о заказчике.

– Тьяна, а что у вас с Дакареем произошло? – тихо спросил он, поглаживая мою спину. Я попыталась изобразить непонимание, и Аржент пояснил. – Ты его последние дни избегаешь.

Я покусала губу в нерешительности. Как бы я не попыталась сейчас смягчить рассказ, Арженту он не понравится. Вот только ссоры между ними я не хочу. Но и промолчать не удастся.

– Ничего серьезного, – попыталась я обойти этот вопрос. Аржент продолжал настойчиво смотреть в мои глаза. И я сдалась. – Только не ревнуй. И не ругайся с ним. Я из любопытства погладила его хвост, а он у демонов очень чувствительным оказался, – я зажмурилась и выпалила, как на духу. – Дакарей меня поцеловал. И так как на мое сопротивление никак не отреагировал, я устроила ему холодный душ. Ну и пощечиной всё зашлифовала.

По мере моего рассказа Аржент начал подниматься, не обращая внимания на то, что я по-прежнему обнимаю за его шею.

– Жень, он извинился за это, – попыталась убедить я его не рубить с плеча. А то мне уж очень не понравилось то, что было в его глазах. – И он нам помог, без него я не смогла бы тебя спасти. – напомнила я ему. И это подействовало. Аржент зажмурился и погладил лоб и виски.

– Ты права, мне с ним надо поговорить, – сказал он с грустной усмешкой. – Необходимо выяснить заказчика. – он отцепил мои руки и быстро оделся. Поймав мой обеспокоенный взгляд, Аржент присел на кровать и погладил мою щеку. – Не переживай, всё будет хорошо.

И он ушел, а я осталась ждать непонятно чего. Не зная, чем заняться, я снова приняла ванну. А потом начала листать конспекты, что случайно прихватила из общежития. Подумав, я вызвала горничную и попросила проводить меня в библиотеку. Девчонка замялась и начала нервно сминать передник.

– Может, лучше я вам принесу какую-нибудь книгу? Без разрешения наследника или императора в библиотеку нельзя, – с извиняющейся улыбкой произнесла она.

– Хорошо, – тут же уступила я. – Найди мне книгу «Легенды и мифы об истинных парах у разных рас». Либо что-то похожее, но не из художественной литературы. Пожалуйста.

От последнего слова у горничной округлились глаза.

– Может, вам чаю с пирожными принести? Или массажистку позвать, пока я буду искать книгу? – предложила она. Я покачала головой, и она поспешно сделала книксен и направилась на выход.

– Хотя от чая с пирожными не откажусь.

Горничная улыбнулась. И вскоре принесла фруктовый чай и целую корзинку с разнообразными пирожными. А перед уходом пообещала, что постарается побыстрее найти что-то подходящее.

И правда, через полчаса она вручила мне «Легенды и мифы». Я искренне поблагодарила её, но не успела изучить книжку. Вскоре пришел задумчивый Аржент.

– И как разговор прошел?

– А? – переспросил он. Повторила вопрос. – Познавательно, – все ещё находясь в своих мыслях, ответил он.

– То есть вы узнали, кто заказчик? – настойчиво продолжила я расспросы. И Аржент вынырнул, наконец, из своих мыслей.

– Да, Дакарей узнал, – твердо ответил он, присаживаясь на корточки рядом со мной.

– И? Кто он? – с мягкой улыбкой спросила я. Аржент обхватил мои ноги руками и положил голову мне на колени.

– Вечером всё расскажем, – пообещал он. Я погладила его макушку, зарывшись рукой в волосы. И почему мне чудится, что он чем-то опечален? – Тьяна, я люблю тебя, – прошептал Аржент, заглядывая в мои глаза. – Прошу, никогда не сомневайся в этом.

– А почему я должна в этом усомниться? – очень медленно протянула я. Аржент прикрыл глаза и потерся щекой о моё колено. Так, мне это уже не нравится. – Вы поговорили с заказчиком?

– Дакарей поговорил. Но к согласию не пришли, – Аржент протяжно выдохнул и добавил. – Но мы придумали выход из положения. Вечером тебе расскажем и, надеюсь, ты тоже согласишься на наш вариант.

– Уже пятый час ВЕЧЕРА? Может, не стоит тогда тянуть? – предложила я и снова потрепала оборотня по макушке.

– Дакарей сейчас занят, он ждет нас к шести, – тихо закончил он. – А что ты читаешь? – спросил он, надеясь сменить тему разговора.

Показала ему обложку, обдумывая полученную информацию. Точнее неполученную. К чему эта вся повышенная секретность? И почему интуиция опять ворчит? Впрочем, давить на Женю бесполезно, поэтому лучше заняться чем-то полезным. Попросила научить меня общаться через зеркала, у меня так и не получилось разобраться в заклинании самостоятельно. В начале пятого пришла горничная, Палима, с красным платьем в руках.

– А зачем?

– Его высочество распорядился, – тихо ответила она и положила платье на постель. Оно не было бальным, и вообще было слишком простое и открытое для этого мира. В нашем мире такими обычно делают сорочки. Красный атлас струился до пят, облегая талию и бедра. Тонкие бретельки делали его слишком откровенным. Я вопросительно посмотрела на мужа. И он, прикрыв глаза, кивнул. А чуть погодя помог застегнуть пуговицы на спине. И, распустив мою косу, надел диадему с рубинами мне на голову. Подошла к зеркалу: наряд мне шел, вот только непонятная тревога одолевала все сильнее.

– Женя? – протянула я тихо. Мы встретились взглядами в отражении зеркала. – Что происходит?

Он опустил взгляд.

– Скоро всё узнаешь, – ответил он и крепко меня обнял.

В покои Дакарея зашли ровно в шесть. Он пригласил нас к накрытому столу. И самостоятельно разлил нам напитки. Вот только аппетита ни у кого не было. Мужчины бросали на меня взгляды, не решаясь начать разговор. Я стащила фрукт, напоминающий наш персик.

– И кто же заказчиком оказался? – с нарочитой небрежностью спросила я и укусила фрукт. Дакарей откинулся на спинку кресла и, взяв бокал в руку, посмотрел на меня.

– Мой отец, – спокойно произнес он. Я аж подавилась от этого заявления. И глотнув вина, поспешно отложила фрукт на пустую тарелку. Надо сказать, что мы все трое сидели по разные стороны стола, причем мужчины напротив друг друга.

– И зачем ему это надо? – выдавила я, когда удалось побороть кашель. Пожала плечами.– Ведь свою избранницу он уже потерял. Прости, Рей.

– Он влез туда, куда его не просили. – хмуро обронил демон. – И отступать он не намерен, – он постучал пальцами по столу, а потом хлопнул ладонью. И не дожидаясь моего вопроса, выпалил на одном дыхании. – Не понимаю, как он смог разговорить Оракулов, но теперь он знает, кто моя истинная пара. И решил поспособствовать моей женитьбе. – Я вскинула взгляд на Рея, боясь озвучить уточняющий вопрос. Хотя он выражается более, чем прозрачно. – Да не смотри ты так испуганно, – рыкнул Дакарей сердито. – Ведь уже сама догадалась. Ты – моя айрина.

В комнате воцарилось молчание после этих слов. Я уставилась в окно, обдумывая варианты. Залпом допила вино и поставила бокал.

– Венцеслав внука хочет?

– Что? – переспросил Дакарей.

– Зачем ему твоя женитьба? – перефразировала я вопрос в более понятный.

– Хочет сыну счастья, – с сарказмом ответил Рей. Это он отца цитирует? От неожиданности я даже взглянула в темно-синие глаза демона.

– Сомнительно, что я смогу тебе это счастья дать, – пробормотала я тихо. Серьезно, он сейчас просто недоволен вмешательством отца, из-за которого пострадал его друг. Какие-то чувства ко мне он вряд ли испытывает. Остается только притяжение. И возможность завести ребенка. Вот о последнем я и думала договориться. Что ж пойдем более долгим путем. – И как ты понял, что я – твоя истинная пара? Может, в скором времени объявится другая попаданка?

– Я спросил у Ведающего судьбы: когда я встречу свою истинную? И как её узнаю? Цитирую ответ оракула: скоро, очень скоро я познакомлюсь с ней. Она будет женой моего друга, человеческая ведьма из другого техногенного мира.

Так, отмазаться от почетного звания истинной пары Дакарея не получится. Жаль.

– Что ещё ты спросил у них? – с любопытством спросила я. Дакарей окинул меня тяжелым взглядом, но ответил искренне.

– Полюбишь ли ты меня?

Я аж округлила глаза от такого вопроса. Не думала, что ему это может быть интересно. Я приподняла бровь, беззвучно спрашивая, что же ему ответили. Рей уставился на свой бокал и все же сказал.

– Вероятность этого очень мала… так как я стану причиной гибели своего друга. Это Ведающий озвучил сразу плату за предсказание, – совсем тихо закончил демон. А я судорожно втянула воздух в легкие, призывая себя к спокойствию. Дакарей же иронично заметил. – И чтобы развеять последние сомнения, скажу, что только Аржента я могу назвать другом.

Осушив бокал, он налил себе ещё вина. И только тогда заметил, что и мой бокал опустел. Поэтому он встал и налил мне вина. Аржент же всё молчал, не вмешиваясь в наш разговор.

– Ладно, – глотнув для храбрости вина, я выпалила. – Если дело в наследнике, то лет через двадцать, мы можем с тобой заняться этим вопросом.

Оба мужчины уставились на меня, как на сумасшедшую. И я подняла руки вверх в жесте «сдаюсь».

– Хорошо. Какие ваши варианты? – предложила я им высказаться.

– Твой вариант не подходит по нескольким причинам. Но главная, мой отец не хочет ждать абстрактного «будущего». И у него слишком много влияния, пока он – император.

– Хочешь сместить его? – предположила я. – Или ты только после его смерти можешь стать императором?

– Нет, я смогу стать императором после собственной свадьбы. – терпеливо ответил он.

– К чему ты клонишь? – поторопила я его, устав строить догадки. Теперь уже Дакарей глотнул вина для храбрости.

– Мы с тобой пройдем обряд единения. После чего я сотру твои воспоминания, и ты счастливо проживешь с Аржентом отмерянные ему годы.

– А какая твоя выгода? Помимо трона? – уточнила я. Неужели всё так просто? В чем-то ведь дожжен быть подвох? Правда, пока непонятно, как проходит обряд единения у демонов.

– Ты не поняла, после обряда единения со мной, наш срок жизни сравняется. А демоны живут до тысячи лет. И когда Аржент умрет, ты приедешь ко мне. И займешь место рядом со мной, в том числе и на троне.

– А это обязательно? – вопрос вырвался сам собой. На хрена я ему нужна буду? Даже если я не состарюсь, то жизнь все равно меня потреплет. Сколько у меня с Женей будет детей? Минимум пять волчат, если никто не помешает нашему счастью. Каждые роды – это набранные килограммы, просевшее здоровье, растяжки и прочие «приятности». Да и вообще, зачем я демону сдалась?

– Издеваешься? – прошипел Дакарей, подрываясь с кресла. Я тоже подскочила и решила спрятаться за креслом мужа.

– А чего он такой нервный-то? – спросила я тихо у Жени. Оборотень усмехнулся и, перехватив за руку, вытянул меня вперед.

– Тьяна, ты, действительно, не понимаешь, какой щедрый подарок Дакарей хочет нам сделать? – спросил он, утыкаясь лицом в мой живот.

– Но это как на ситуацию посмотреть, – протянула я тихо. – У меня нет никакого желания проходить с ним обряд единения. Кстати, а как он проходит? – мужчины промолчали, отчего я даже занервничала. – Он похож на обряд у оборотней?

– У каждого народа он свой. – обтекаемо ответил Аржент. Покусала губу, но так и не решилась на уточняющий вопрос про секс. Позже.

– А что будет, если мы откажемся от подарка Рея? – спросила я, желая понять, есть ли другой выход из ситуации. – Тебя убьют по приказу Венцеслава?

– В лучшем случае, – тихо прокомментировал Женя. – Дакарей поможет нам сбежать из Империи. Но даже если мы сможем укрыться в моем клане, это не гарантирует нам спасение. Венцеслав может вырезать всех волков, чтобы до тебя добраться. Если на нашу сторону встанут и другие оборотни, то жертв будет больше, а результат неизвестен, – я передернулась от озвученных перспектив. Аржент взглянул в мои глаза и тихо признался. – Но я не смогу пойти так далеко. Проще будет сразу сдаться императору… Тьяна, мы обдумали все варианты, это самый простой. Ты ведь даже не будешь помнить об обряде.

– А браслет?

– Не думаю, что твой станет неснимаемым. – ответил Аржент, отодвигаясь. – К тому же брачные браслеты демонов носятся на плече, так что они не помешают друг другу. Есть небольшой риск только в одном. Алелья может не принять такой обряд единения. Но это уже задача Рея сделать все возможное, чтобы такого не произошло.

Аржент поднялся с кресла и, удержав меня за подбородок, быстро поцеловал. Улыбнулся, но в глазах его стыла печаль. И жгучая ревность. Я перехватила его ладонь, предчувствуя его уход. Он будто сейчас прощался со мной.

– Как проходит обряд единения у демонов? – спросила я настойчиво.

– Дакарей расскажет, – он кивнул мне за спину. – Я не знаю всех подробностей.

– А без подробностей? – сердито переспросила я. – Мы будем с ним заниматься сексом?

Аржент замер на несколько секунд, а потом медленно кивнул. И несмотря на то, что я чувствовала его боль, гнев вспыхнул во мне. Всё напускное спокойствие будто ветром сдуло, когда муж посмотрел в глаза Дакарею и сказал.

– Я приду утром за Тьяной. Будь осторожнее, ты мне обещал, – оборотень попытался мягко высвободить свою ладонь из моих цепких когтей.

– Я не хочу так, Аржент, – тихо, но уверенно сказала я, вцепляясь в его руку ещё крепче. И попыталась на ходу придумать другой вариант. – Давай сбежим и попытаемся спрятаться на просторах мира. Мало ли у вас глухих селений? Мне плевать уже на Академию. На все плевать. В крайнем случае, уйдем в мой мир, Венцеслав нас там не достанет. – Аржент покачал головой.

– Но он может взять в заложники мой клан, чтобы вынудить меня открыться. Как я и говорил: из-за любви начинаются самые жестокие войны. В данном случае любовь отца к единственному ребенку.

– Неужели его ничему жизнь не научила? Он уже угробил свою избранницу, пытаясь решить вопрос силой.

– Научила, – горько сказал Дакарей, перехватывая мои руки и отцепляя их от Аржента. – Поэтому он и берет на себя твою ненависть за убийство твоего мужа.

Я сопротивлялась, но демон был сильнее. Освобожденный Аржент отступил на шаг, а я снова попыталась вырваться из рук Дакарея. Бесполезно. Все так же, не отрывая взгляд от моих глаз, оборотень сделал ещё один шаг к двери. И я неожиданно поняла, что, по сути, они всё без меня решили. И от этого стало невыносимо больно.

– Аржент, ты обещал мне, что не отдашь меня никому! – крикнула я ему и всхлипнула. Муж вздрогнул, как от удара. – Обещал! – повторила я, замечая, что изображение расплывается перед глазами. – Но едва замаячила реальная угроза, ты тут же вручил меня другу.

– Уходи, – тихо сказал Дакарей, дернувшемуся обратно оборотню. – Это просто эмоции, Тьяна всё поймет, когда успокоится.

– Не пойму, – возразила тут же я и снова рванулась в руках Рея. Муж отвернулся и рванул к двери. И я крикнула ему в след, ведь слух у оборотней отличный. – Я никогда не прощу тебе этого.

– Ты слишком жестока к нему, – хмуро бросил Дакарей и послал в дверь запирающую руну. А после выпустил меня из своих рук. Я развернулась к нему лицом и с вызовом взглянула в темно-синие глаза. – Утром ты ничего не вспомнишь, так что ненавидеть будет не за что ни меня, ни Аржента.

– То есть главное – это пережить эту ночь? – с горькой насмешкой спросила я.

Глава 17

– Татьяна, зачем ты всё усложняешь? – спросил Рей, наливая себе ещё вина. И протянул мне мой ополовиненный бокал. Не взяла, продолжая упорно смотреть в его глаза. – Я так надеялся, что обойдется без истерик, – он покачал головой и, выдохнув, добавил. – И без уговоров.

И я только в этот момент поняла, что слезы все ещё катятся по лицу. Поспешно вытерла их, призывая себя к спокойствию. Таня, ты сильная, ты справишься. Эту ночь точно переживешь. А загадывать, что будет после смерти Аржента, рано. В крайнем случае, просто сбегу от демонического муженька. Эта мысль помогла мне взбодриться. Заметив перемену моего настроения, Рей улыбнулся и шагнул ко мне.

– Вот так намного лучше, – шепнул он, отставляя бокалы на стол. Его руки скользнули по моим обнаженным плечам вверх и обхватили лицо руками. Рей осторожно дотронулся до моих губ своими в нежнейшей ласке. Неужели всё начнется сейчас? Судорожно выдохнула и попыталась отстраниться, но Рей не дал. Он обхватил губами мою нижнюю губу и чуть втянул её в свой рот. В этот момент его ладонь легла мне на затылок, не давая отстраниться, а другая рука скользнула по обнаженной спине к ряду пуговиц. Я же вцепилась в платье пальцами, с трудом сдерживая желание его оттолкнуть. Поцелуй демона не был противен или неприятен, Рей действовал слишком умело для этого. Он осторожной лаской заставил чуть приоткрыть рот и скользнул языком внутрь. Я тут же зажмурилась и уперлась руками в его торс. Ещё и головой попыталась помотать из стороны в стороны, но без особых успехов. Рей сам отстранился и посмотрел мне в глаза чуть затуманенным взглядом. И я спросила нервно.

– А можно без прелюдий? Быстренько провести обряд и разойтись? – минуту или две Дакарей вникал в суть вопроса. А после почти оттолкнул меня и шагнул к столу, чтобы стукнуть кулаком о столешницу.

– Тьма! – выругался он и посмотрел в мои глаза с обвинением. – Как ты умудряешься игнорировать наше притяжение?! Оно есть, я знаю, – я пожала плечами в ответ на обвинение. А он продолжил. – Иначе бы моя демоническая сущность не бесилась бы так сильно…

Я отступила на шаг назад. Не хочу общаться со взбесившейся сущностью этого демона.

– Татьяна, – тихо позвал меня демон. – Ты боишься меня, что ли?

Я промолчала. Не боюсь, но опасаюсь.

– Зря. Демон не может причинить вред своей паре, – Дакарей пожал плечами и о чем-то крепко задумался. – О! Я придумал. – он быстро расстегнул рубашку и скинул её. Миг и он расправил свои шикарные черные крылья. – Иди сюда, ты ведь так хотела их потрогать.

– А если порежусь? – спросила я, несмело ступая вперед.

– Я никому об этом не скажу, – шутливо пообещал он. – И мигом залечу порез.

Понимаю, что введусь на крылья, как на приманку, тем не менее я протянула руку к перьям и аккуратно погладила их. Дакарей чуть подтолкнул меня в спину другим крылом, и я практически упала в его объятия. Но не отвлеклась от изучения его крыльев. Его хвост оплел мою талию, подтягивая меня ещё ближе. Выдохнула, призывая себя к спокойствию. Нужно просто расслабиться и не думать об этом, как об измене. Аржент сам оставил меня здесь. Я прикрыла глаза, убирая тот барьер, что установила, как только познакомилась с демоном. Ведь я ещё тогда отметила его привлекательность, но запретила себе об этом думать.

– Опять демон вырывается? – с улыбкой спросила я, открывая глаза и встретившись взглядом с Дакареем.

– Не понимает, почему я медлю, – тихо сказал он, погладив меня по щеке. Он потянулся ко мне, но я отстранилась.

– Как у вас проходит обряд единения? – задала я очередной вопрос. – И где? Место играет роль? Или нет? И ты хочешь начать его здесь и сейчас?

– Не здесь и не сейчас, – прошептал демон и снова поцеловал меня. Не разрывая поцелуя, он поднял меня на руки и понес в спальню. Эм? А что он тогда творит? Я боялась, что он опустит меня на постель, но Рей поставил меня рядом с зеркалом. И развернул лицом к нему. Сам же остался за спиной и начал расстегивать пуговицы на платье.

– Дакарей, – позвал я его. И поежилась, когда в отражении встретилась взглядом с ним взглядом. Опять этот почти животный голод. – Расскажи мне о ритуале, пожалуйста.

– Обряд будет на рассвете на открытой террасе самой высокой башни. – при этом он продолжил расстегивать пуговицы, покрывая шею и спину мягкими чувственными поцелуями.

– Что ты делаешь? – я передернула плечами: слишком чувствительной оказалась ласка. Волосы аж дыбом встали. – Зачем? – я все-таки смогла чуть отстраниться и развернуться, чтобы посмотреть в его глаза. Дакарей сердито выдохнул, но все же терпеливо ответил.

– Во-первых, мне нужно подготовить тебя к соитию с демоном в истинной ипостаси. Если помнишь, он крупнее.

Я нервно сглотнула: перспектива так себе.

– А во-вторых? – сипло уточнила я.

– Неужели ты так ничего не поняла? – растерянно спросил Дакарей, заглядывая в мои глаза. – Только ради тебя я предложил такой вариант, при котором я буду ждать свою истинную пару больше сотни лет. Я ведь знаю, что ты любишь Аржента.

– Ради меня? – эхом повторила я. И нахмурилась. – Я думала ради вашей дружбы с Аржентом.

– И ради него тоже, – признал демон. И взлохматив свою шевелюру, отвел взгляд. Думал несколько секунд, изучая наши отражения, а потом выдал с решительным видом. – А плевать! Всё равно ты об этом забудешь. – и посмотрел в мои глаза пытливо. Провел пальцами по лицу, обрисовывая, нос, скулы, губы. На последних и остановился, поднимая свой взор на мои глаза. – Я люблю тебя, моя ведьмочка. И устал бороться с собой.

– Как? – ошеломленно прошептала я. Отрицательно помотала головой, и уточнила вопрос. – Точнее когда успел?… – он накрыл пальцами мои губы, прося о молчании.

– Наверное, когда пытался добиться твоей симпатии. – с грустной улыбкой признался он.– Даже от отчаяния решил «подкупить» тебя. Показать роскошь и богатство жизни со мной. Но тебе оказалась не интересно то, что я могу дать. Деньги, власть, безграничные магические возможности, даже балы и дворцовые развлечения тебе безразличны, – он горько усмехнулся и продолжил исповедь. – Я же с самого первого дня был решительно настроен изменить предсказания оракулов. Я всегда мечтал о любви в браке с избранной. Ведь я с младенчества знал, что любви в таком браке может и не быть. И, несмотря на маску равнодушия отца, я знал, как его это задевает. Я тоже интуит. И поэтому также знал, что мамино неприятие к отцу передалось и на меня. Она понимала, что я ни в чем не виноват, ей было стыдно за это, но она так и не смогла меня полюбить.

Я дотронулась ладонью до его груди, неосознанно желая поддержать его. Ещё один недолюбленный с детства ребенок. Как же это калечит психику?! При всех недостатках моих родителей, я знала, что они меня любят, пусть как-то неправильно, но любят. Вот только мои родители тоже не любили друг друга. Отец вообще не пытался скрыть походы налево, и даже как-то хотел познакомить меня со сводной младшей сестрой. А мать до самой смерти хотела «влюбиться по-настоящему». Поэтому им и не было особого дела до нас с Ваней. Работа и поиски «любви» на стороне отнимали все время.

Рей глухо рыкнул и прикрыл глаза.

– Прости, я случайно увидел твои воспоминания, – признался он тихо. Стукнула с силой ладошкой по его груди от досады на его ментальные способности. – Теперь, по крайней мере, понимаю, почему ты так противишься влечению ко мне. – он поцеловал меня в лоб, сжимая до боли в своих объятиях. – Не хотела даже мысленно изменять своему мужу. Даже в такой малости, как симпатия к другому мужчине.

Он провел ладонью по моей обнаженной спине до шеи и зарылся рукой в мои волосы на затылке. Чуть потянул назад, чтобы получить доступ к моим губам. Поцеловал жестко, даже грубо, а после заглянул в мои глаза.

– Я знаю, что ты не любишь меня сейчас. Не буду говорить, что готов любить за двоих. Потому что не готов. После смерти Аржента, ты приедешь ко мне, и я сделаю всё, чтобы и ты меня полюбила. – Почти обещание и ещё один поцелуи. Уже не такой жесткий, но и до нежности ему далеко. Его пальцы скользнули к бретельке платья и спустили её, обнажая мою грудь. Непроизвольно дернулась прикрыться, но Рей удержал мою руку, снова заглядывая в мои глаза – Я дарю тебе жизнь с Аржентом, взамен прошу только об этой ночи. Не противься мне, ведьмочка. Я буду любить тебя всю ночь напролет, чтобы хоть как-то тобой насытится.

– Я не выдержу, – сипло возразила я, понимая, что Рей ничуть не преувеличивает, говоря про «ночь напролет». Знаю я сексуальную активность этих нелюдей.

– Не переживай за это, я поделюсь энергией, – Дакарей спустил бретельку с другого плеча и сдернул мое платье до талии. Окинул меня пронизывающим взглядом, пока я выпутывала ладони из бретелек, и предложил. – Могу и желанием своим поделиться, если хочешь.

Я замерла и вопросительно посмотрела на него. Он отпустил щиты, и меня накрыло его эмоциями. Его страстью, его голодом. Резко покачала головой, и Рей кивнул, закрывая свои чувства щитом.

– Я тоже хочу почувствовать именно твое желание, – признался он, сдергивая моё платье окончательно.

Подхватив на руки, он отнес меня на постель. Снял туфельки, покрывая поцелуями мои щиколотки. Судорожно выдохнула и поднялась на локтях, чтобы быть готовой к действиям Дакарея. После недавней демонстрации, сомнений в его чувствах не осталось, но я все равно не могла осознать в полной мере его любовь. Знаю, что мужчины полигамны, но он ведь совсем не ограничивал себя в общении с другими девушками.

– Неужели это ревность? – с улыбкой спросил он. Я пожала плечами, не зная, что на это сказать. Рей поцеловал меня чувственно, но при этом нежно. Я заставила себя ответить на его поцелуй, но он тут же отстранился. – Не думай ни о чем. Просто чувствуй. Я не причиню тебе вреда, поверь.

И опрокинул меня на кровать, Выдохнув, я послушалась его совета. Не думать и не вспоминать об Арженте. Ведь Дакарей, действительно, привлекательный мужчина. Прикрыла глаза, позволяя делать ему всё, что захочется. А демон будто только этого и ждал. Тут же обхватил мою грудь руками, припал губами к одной, пленяя сосок. Другую грудь тоже ласкал, пальцами играя с горошинкой. И я сама не заметила, как начала отвечать на его ласки, выгибаясь в спине. Одной рукой зарылась в его волосы, а другой мяла покрывало.

Демон не остановился на достигнутом, продолжая губами и пальцами изучать мое тело, пробуя языком кожу живота. Я даже как-то упустила момент, когда трусики исчезли в неизвестном направлении. В тот момент, когда Дакарей добрался губами до складочек, внизу уже полыхал пожар. И я бесстыдно выгибалась навстречу его языку, разводя ноги шире. И стонала в голос, когда мир взорвался в экстазе.

– Открой глаза, – попросил Рей, целуя шею и ухо. Не сразу поняла, что он вновь разжигает меня, чтобы в этот раз улететь вместе. – Открой глаза, Танюша.

– Как ты меня назвал? – распахнув глаза, сипло уточнила я.

– Ты как-то перечисляла возможные сокращения своего имени. Неужели я ошибся? – обеспокоенно уточнил он.

Я покачала головой. Не думала, что он запомнил такую мелочь. И никогда не подозревала, что буду скучать по такому обращению. Снова зарылась руками в его волосы и, приподнявшись, поцеловала его в губы. Всего пару секунд растерянности Рея, и он, уже плохо контролируя себя, языком врывается в мой рот.

Погладив клитор, Дакарей со стоном направил свой член и медленно вошел в меня, проникая до упора. Твою мать! Какой же он большой для меня. Выгнулась, чтобы избежать легкой боли внизу. Но в следующее мгновение Рей толкнулся в меня, медленно и осторожно растягивая для себя. Язык во рту мешал высказать протест. Да я даже попросить не могла быть помедленнее. Хотя Дакарей понимал меня без слов. Ещё несколько осторожных проникновений. И я уже выгибаюсь навстречу его толчкам. И это действительно срывает последнюю планку у Рея. Закинув ноги себе на плечи, он резко проникает в меня, раз за разом углубляя толчки и ускоряя темп. И вот я уже стону в голос от удовольствия. А потом и кричу от накрывшего оргазма. Рядом рычит демон, срываясь со мной в полет.

– Как ты? – хрипло спрашивает Рей минутой спустя. Он так и не вышел из меня, удерживая вес на руках. Поерзала, пытаясь незаметно отодвинуться. Но добилась прямо противоположного эффекта. С рыком Дакарей зафиксировал меня, рукой схватившись за талию. А там я почувствовала, как увеличивается и твердеет его член. Округлила глаза от удивления. Так же не может быть. – Танюша, как ты? – терпеливо спросил Дакарей, заглядывая в мои глаза. – Ничего не болит?

Внизу немного саднило, но боли не было. Поэтому я покачала головой, и это вызвало улыбку у Дакарея. Поцеловав меня, он вновь толкнулся в меня.

– Дакарей! – возмутилась я такой поспешности.

– Я предупреждал тебя, ведьмочка. Пощады не будет, – хрипло сказал он, переворачивая меня на живот и приподнимая мои бедра. Резкий толчок и он снова во мне. Ещё один, и ещё. И я сама не понимаю как, но начинаю отвечать на эту яростную страсть демона, подаваясь всем телом навстречу его толчкам.

Я все ещё пытаюсь собрать себя воедино, когда Рей начинает изучать мою спину в поисках новых эрогенных зон. А спина у меня очень чувствительная, впрочем, ягодицы тоже, как оказалось. А ещё точки с внутренней стороны коленей. И щиколотки. Я уже стонала в голос, когда Дакарей продолжил покрывать поцелуями мое тело уже в обратном направлении. На ягодицах чуть задержался и, проникнув пальцами между складочек, убедился, что я готова к продолжению. Поэтому потянул на себя, устраивая меня сверху. И одним мощным движением проник в меня. Вскрикнула от резкого проникновения, но противиться не стала. С Реем это бесполезно, все равно сделает так, как хочет. В этот раз он так не торопился, растягивая удовольствия по максимуму. Я пару раз улетела в Поднебесную, прежде чем он сорвался со мной следом.

Но когда он снова начал меня ласкать, взмолилась.

– Не могу больше, нужен перерыв.

– Не нужен, – тихо сказал он и поцеловал, передавая мне энергию. И немного своей страсти. Осознанно или нет, не знаю. Но вскоре я снова плавилась в его руках.

Посреди ночи он все-таки устроил нам перерыв, услышав завывания моего желудка. И принес поднос с едой, подогрев мясо по дороге. Кормил он меня с рук, заявив уверенно, что так нужно для обряда. Потом попросил покормить и его.

– Рей, – начала я, нацепляя первый кусок мяса на вилку. Прикусила губу, обдумывая, как сформулировать вопрос помягче. – Ты же понимаешь, что если я всё забуду, то тебе очень сложно будет убедить меня в том, что мы женаты?

– Я не стеру воспоминания безвозвратно. – ответил он тихо. – Скорее заблокирую их до поры до времени, а потом уберу этот блок.

Кивнула и ткнула мясо ему в губы. Отлично просто. Нет, я где-то понимала, что мне, действительно, проще будет ничего не знать об этой ночи. Но что-то противилось этому, и гнев вопреки логике снова вспыхнул в моей душе.

– Не злись, Танюша. – попросил Рей, прожевав мясо. – Не надо.

– Только не думай, что как только ты вернешь мне воспоминания, я тут же кинусь в твои объятия. – буркнула я сердито. – Или в твою постель!

– Я и не думаю, – прошептал он, забирая вилку и отставляя поднос на пол. – Поэтому предлагаю не терять время сейчас.

– Нет, Дакарей, – простонала я, пытаясь отползти от него подальше. Он ухватил меня за ногу и притянул обратно.

– Никакой пощады, ведьмочка. – повторил он зловеще, с поцелуем передавая мне ещё порцию энергии. И всё понеслось вновь.

В какой-то момент уговорила его поплавать в бассейне, не скрывая собственного интереса к его ванной комнате. Но и там демон устроил разврат.

К утру я так вымоталась, что засыпала прямо в процессе предварительных ласк. А демону хоть бы что. Поэтому я очень удивилась, когда он завернул меня в покрывало и пошел потайными ходами куда-то вверх. Ах, да, открытая терраса самой высокой башни. Он снова влил в меня живительную энергию, прежде чем мы ступили на террасу. На востоке занимался рассвет, когда он опустил меня на каменный пьедестал, похожий на алтарь для жертвоприношений. Я нервно поерзала на жестком ложе, наблюдая за трансформацией Дакарея. Хотя чего там наблюдать, миг и перед тобой огромный и страшный демон.

– Я что-то должна говорить? – пытаясь скрыть нервозность, спросила я. Дакарей покачал головой, садясь рядом со мной на алтарь.

– Не бойся меня, – попросил он. На нем не было одежды, поэтому мой взгляд против воли спотыкался о напряженный член демона. И его вид меня совсем не успокаивал.

Сев на колени, Дакарей приподнял меня и усадил сверху на бедра.

– Ты ведь ещё крылья мои не изучила в этой ипостаси, – напомнил он.

– А они как-то не располагают к изучению. – буркнула я, но от приглашения отказаться была не в силах.

Как странно! На вид перья были как стальные лезвия, а вот на ощупь все тот же черный пух. Только сейчас заметила отсутствие брачного браслета на запястье, однако на плече был другой более массивный браслет. А ещё ощутила на голове диадему и заметила похожую в волосах Дакарея. И неожиданно догадалась, что это корона принца и его невесты. Покачала головой, отбрасывая всякие мысли прочь. И провела пальцем по острию пера, но ничего кроме легкой щекотки не почувствовала.

В этот момент откуда-то пришло сильное удивление, но меня тут же отрезало от чужих эмоций.

– Какие мягкие, – пробормотала я, но тут Дакарей накрыл поцелуем мой рот, призывая к молчанию. Его руки уже вовсю путешествовали по моему телу, без труда вновь распаляя меня. Демон досконально изучил меня, поэтому вскоре я уже послушно выгибалась навстречу его ласкам. А он что-то бормотал на неизвестном наречии. Чуть приподняв мои бедра, он притянул меня ближе. И заглянув в мои глаза, осторожно поддался вперед, проникая в меня.

– Моя навеки вечные! – прорычал Дакарей громко. И ещё раз толкнулся в меня. А после перекатился, чтобы быть сверху, и продолжил медленные и осторожные проникновения. Не думала, что смогу получить удовольствия от соития с демоном, но вскоре уже с трудом сдерживая стоны, поддаваясь навстречу его толчкам.

Пика удовольствия достигли одновременно. И демон снова прорычал-прокричал в небеса.

– Моя!

В этот момент вверх устремилось множество файеров. «Похоже на салют!» – подумала я, закрывая устало глаза. Сквозь дрему почувствовала, как Дакарей укутывает меня обратно в покрывало. И провалилась окончательно в сон.

Глава 18

Проснулась я в ванне с Аржентом. Причем тело болело так, что я сразу поняла, что муж всю ночь наверстывал упущенное в расставании время. Вот только память подозрительно молчала. Последнее, что помню, как мы собирались к Дакарею на ужин. А вот почему к нему, непонятно. Ведь завтракали мы у себя. Потерла висок, пытаясь все же вспомнить, что дальше-то было. И это движение будто разбудило Аржента.

– Мы вчера, кажется, перебрали вина у Дакарея. – заметил он, погладив меня по спине.

– Странно, раньше таких провалов в памяти у меня не было, – заметила я. И попыталась соскользнуть с мужа, а то я уже почувствовала его боевую готовность. А у меня не только все мышцы болят, но и между ног саднит. Аржент удержал меня и нежно поцеловал. Я тут же уперлась руками в его грудь и заявила. – Не могу. Всё болит! Ночью, судя по всему, ты оторвался по полной программе, так что теперь потерпишь пару дней.

Сжав зубы, Аржент кивнул. И достав вехотку, начал тщательно намыливать меня. При этом он как-то странно втягивал носом мой запах, будто он чем-то был ему неприятен. Но я быстро отбросила эти мысли. После ванны Аржент сделал мне массаж всего тела. И обеспокоенно спросил, как я себя чувствую. У меня к тому времени глаза уже слипались, поэтому с трудом приоткрыв один, спросила без энтузиазма.

– К чему этот вопрос?

– Да нам надо уже в Академию возвращаться, – сказал оборотень, пожимая плечами. – Если вылетим сейчас, успеем к началу завтрашних занятий.

И я со стоном заставила себя сесть на кровати.

– А здесь можно найти какое-нибудь бодрящее зелье? – тихо поинтересовалась я, натягивая приготовленное мужем белье.

– Дакарей нам прислал, – с улыбкой ответил он, подавая мне маленький бурдюк. – Два глотка. – предупредил Аржент, поймав мой подозрительный взгляд. – Я уже свою порцию выпил. Так что обедаем и вылетаем.

Он подхватил меня на руки и усадил за стол. Пока я ела, принес мне одежду и даже начал одевать меня. Точнее успел натянуть гольфы, когда я стукнула его по плечу. После трапезы сама быстро оделась. Сумки были уже собраны. Поэтому подхватив свой рюкзак, я двинулась на выход вслед за мужем. Создалось впечатление, что Аржент сильно торопится. Хотя он и шагал вровень со мной. Встречные слуги отчего-то нам кланялись, что жутко меня смущало.

С Дакареем встретились у самих загонов с грифонами. И я с удивлением узнала вожака рядом с Дакареем.

– Его все-таки спасли? – с улыбкой спросила я.

– Да, спасли, – кратко ответил демон, окинув меня быстрым взглядом. Нам уже вывели незнакомых грифонов, поэтому, не тратя времени зря, Аржент подсадил меня в седло. И затянул все необходимые ремни безопасности.

– Рей, – окликнула я, забравшегося в седло демона. – Я надеюсь, что вчера себя прилично вела. А то муж сказал, что мы перебрали с вином, а я совсем ничего не помню.

Что-то непонятное мелькнуло на лице демона, но он заставил себя улыбнуться.

– Не переживай, – отмахнулся он. И сжал бока грифона, давая сигнал взлетать.

В Академию успели к первому занятию. Я, несмотря на зелье, большую часть пути проспала. Поэтому в относительно бодром состоянии соскользнула с грифона возле ворот академии. И почти сразу натолкнулась на Камиля. Он приветственно помахал рукой и направился к нам. Рей, заметив это, передумал сию же минуту уводить грифонов в стойла. И прищурившись, следил за оборотнем.

– Привет. Рад, что у вас получилось спасти Аржента, – искренне сказал он. Я улыбнулась в ответ: злости на выходку с поцелуем уже не было. А он, принюхавшись, нахмурился. Кинул на Рея удивленный взгляд и явно хотел что-то сказать, но Дакарей с милой улыбкой отозвал его в сторону.

– Идите на занятия. – сказал он нам. – Пары вот-вот начнутся.

Пожала плечами и направилась в главный корпус. В сумке были какие-то тетради, поэтому решила не заходить в общежитие. Уже в здании кратко попрощалась с мужем. Не знаю почему, но в душе была какая-то обида на Аржента. Перебрав в памяти все последние события, так и не поняла, отчего кошки скребут. Может, что-то вчера вечером случилось, когда мы перебрали с вином? И, кстати, почему меня не беспокоит этот провал в памяти? Ведь если рассуждать логически, то начало вечера я должна помнить.

Но вскоре мне стало не до размышлений на посторонние темы. Учеба захватила меня. Только в столовой немного очухалась. И с удивлением поняла, что уже сижу за столом с мужем и Виленой с Ластёной. Девчата нетерпеливо ерзали на стульях в ожидании подробностей наших приключений, до этого на переменах я всё отнекивалась. Но проще им все рассказать. Впрочем, рассказ получился кратким. В процессе к нам за стол приземлился демон. Поэтому, когда девчата спросили про заказчика похищения, я смогла перенаправить вопрос по адресу. И почему я об этом раньше не вспомнила?

– Нашли, – кратко ответил Аржент. – Поговорили, нужные мысли внушили. Так что больше никто вас не побеспокоит.

Я улыбнулась, хотя что-то неприятное снова заскребло в душе. Но вскоре это чувство исчезло.

Вечером занималась домашними заданиями по основным предметам, что вел Болислав. Девчата скинулись мне тетрадками и поясняли все непонятные места. Поэтому закончила с этим я в начале одиннадцатого, хотя думала, что зависну до двух часов ночи.

Так что к концу недели я смогла закрыть все долги. И втянулась в общественную жизнь Академии. Неожиданно узнала, что Дакарей вроде как нашел свою истинную пару. По крайней мере, об этом шептались на каждом углу. И даже по слухам обряд единения с парой он уже прошел.

Поэтому вечером в четверг устроила ему фирменный допрос. Он отнекивался вполне успешно.

– Да когда бы я успел провести обряд? – в конце вопросил он.

И я была вынуждена с ним согласиться. Мы там всего пару ночей провели. Одну потратили на празднование успешного завершения наших злоключений, связанных с похищением Аржента. Да и не думаю, что в этом случае он вернулся в Академию, скорее остался бы с женой в Империи, отмечая медовый месяц.

И вроде всё в порядке, а что-то покоя не дает. Ещё к странностям записать можно то, что муж стал более сдержанным в обществе Рея. Один раз вроде, как в шутку, предложил разъехаться. Демон легко и с юмором парировал это предложение. Но как мне показалось, в комнате ещё долго витало напряжение между мужчинами.

После нагрузок в течение семестра летняя сессия показалась мне очень простой. Весь наш курс легко перешел этот барьер. И после крайнего экзамена все дружной гурьбой отправились отмечать это дело в уже знакомый трактир. С ведьмочками расставаться было трудно. А увидев их подарок, я даже прослезилась. Точнее подарка было два. Первый – это от руки написанная книга ведьмы, где были собранны самые распространенные наговоры и шепотки, а также рецепты простых зелий. А вторым подарком была карта с пометками городков и сел, где проживают девчата. Был даже составлен маршрут, по которому я успевала посетить всех за каникулы. И закончить его на обещанном Аржентом берегу океана, куда по возможности вырвутся и остальные девчата. Ластена из морского курортного городка и клятвенно заверила, что у них поместье большое и выдержит всех гостей.

А утром мы с Аржентом отправились в земли оборотней. Пообещав присоединиться к нам на морском побережье, демон не стал задерживаться в гостях, в Империи его ждали дела. В последние несколько недель он был больше занят почтой и отчетами своей огромной вотчины, чем учебой.

Погостив у волков пару недель, мы направились в путешествие на ящерах по составленному ведьмочками маршруту. Старт они сами привязали к клановым землям моего мужа. По пути были также помечены интересные места. А в городах и селах даже название лучших трактиров или гостиниц. Мы не особо торопились, наслаждаясь обществом друг друга. Все было так замечательно, что я не поняла, почему иррациональная обида на мужа вернулась. И ещё я периодически вспоминала о забытом вечере в Империи демонов. Почему-то появилось настойчивое желание его вспомнить. И это беспокоило ещё тем, что раньше я такого желания не испытывала. Ещё и муж ничего толком не рассказывал. А на вопрос, кто же организовал его похищение, хмуро ответил: родственник демона, парой которого я являюсь.

Понимая, что с мужем кашу не сваришь, поискала в книге «настоящей ведьмы» какой-нибудь наговор на возврат потерянных воспоминаний. Но ничего подходящего не нашла. Поэтому постаралась просто не думать об этом, но получалось откровенно плохо. Кстати, Мелисса была так поражена, увидев у меня рукописную книжку, что даже не попыталась скрыть этого.

– Обычно ведьмы не делятся такими секретами. Даже светлые ведьмы, что уж говорить о темных, – призналась она. Но когда я спросила про её книгу, она со скрипом (я практически видела, как её жаба душила) дала мне ею попользоваться. И могу сказать, что её записей было меньше, а в моей наблюдался какой-то микс из разных направлений. Причем темные разделы были с предупреждающими восклицательными знаками, что говорило о том, что пользоваться надо с осторожностью. И да, среди ведьмочек в нашей группе были и темные, но я разучила их делить наш коллектив по признаку темные-светлые. Не сразу, но у меня это получилось. И да, в темной магии я нашла сложный ритуал, помогающий вернуть воспоминания, но пользоваться им не спешила. Ритуал реально сложный! К тому же темный. Одна кровь только что убитого черного кролика заставила меня нервничать. И я решила, да ну его этот ритуал. Лучше в библиотеке что-нибудь поищу в новом семестре.

Путешествовать мне понравилось. А уж каких колоритных персонажей мы встречали на пути, закачаешься. И вроде в Академии я уже большинство рас видела, но в жизни они оказались ещё интересней. В книгах невозможно узнать о необыкновенном говоре гномьего народа. А уж запутаться, изучая косички в их бородах нереально. Прибившись к обозу, что направлялся к шахтам, вечером на привале услышав их рассуждения о вагонетках, на однорельсовой железной дороге, не удержалась от вставленных пяти копеек. Просто заметила, что на двухрельсовой дороге, вагонетки будут держаться более устойчиво. В итоге проспорили до полуночи. А может и дольше, так как я вспомнила о дрезинах и пыталась на пальцах объяснить принцип их работы. Заодно снова вспомнила о велосипедах и ко мне привели их «механика» и изобретателя в одном лице. Он клятвенно пообещал запатентовать устройство на два имени: свое и мое, и стабильно отправлять мне доход с продаж. Поэтому я с удовольствием расписала, все, что я знаю об этих механизмах. С рессорами на велосипедах честно призналась, что не знаю, как они устроены. А вот остальное помнила хорошо, у меня часто в детстве слетала цепь с колеса, а Ваньку не так легко было найти днем. Уже утром при расставании, пообещала заглянуть к Барадуру перед началом занятий. Посмотреть, как продвигаются работы, а то и протестировать первый опытный образец.

Направляясь в гости к русалкам, накупила им подарков. У них было свое заповедное озеро, где никто не мог их обидеть. Среди подарков не было ничего особенного: бусы, браслеты, зеркальца и гребни, но они обрадовались им, как дети. В итоге, мы снова проболтали до полуночи. Причем, как потом выяснилось, они все ждали, что я начну выпытывать секреты их магии.

– А зачем? Я же не водница, я – природница, – отмахнулась я. Нет, я могла спокойно управлять и стихией воды, так как она является частью природы. Но зачем перенапрягать свою и без того контуженную память, ведь не факт, что я смогу сотворить что-то из их магии.

Расстались мы уже глубокой ночью, после небольшой ссоры из-за моего мужа. Одна из русалок позвала его купаться в озеро, за что я чуть ей по голове не настучала. Моё никому нельзя трогать. На прощание меня одарили небольшой ракушкой с жемчугом. Причем жемчуг был всех цветов и размеров. Каким образом, в озере оказался морской жемчуг, не знаю. Но думаю, это что-то из их магии. А может у них и порталы имеются?

К назначенному времени мы в компании с Янарой добрались до морского городка. Порт тоже имелся. И каждый раз когда мы гуляли по городу, я заглядывалась на огромные парусные судна. Поместье Ластены, действительно, было большим. Примерно, как особняк Аржента в клановых землях. Как оказалось, её папа мэр городка. Некоторые ведьмочки приехали ещё раньше нас. И несмотря на радостное приветствие Ластены и последующую веселую вечеринку, я заметила в её глаза грусть.

Уже поздно вечером, когда основная компания разошлась, я разговорила ведьмочку.

– Дерек признался, что точно знает, что я – не его истинная, – со вздохом призналась она. Они, кстати, встречались весь последний месяц.

– Он сделал это до того, как затащил тебя в постель. Или после? – сердито спросила я.

– После,– задумавшись, ответила она. И тут же спохватилась и прикрыла рот рукой, покраснев. – Он ко мне приезжал пару недель назад. И как-то вечером мы разговорились об истинных парах. Он и проболтался, что был у Оракулов. И внимание, – она неожиданно рассмеялась, посмотрев на меня каким-то особенным взглядом. – Его суженная – полукровка из оборотней. Папа – волк, а мама – ведьма из другого мира.

Я пару минут молча открывала рот. А потом тоже рассмеялась. Ох, Дерек, ты ещё не знаешь, как тебе с тещей не повезло.

– Уфф, ну для подготовки мести у нас есть ещё лет 20-30 точно. И у вас с ним тоже есть это время. Так что рано ты так печалишься.

– Честно, с трудом сдержалась, когда он начал сетовать, что ждать придется долго свою пару. А потом и возможно в войне участвовать на стороне оборотней, чтобы его суженая точно появилась на свет.

–И что ты с трудом сдержала? – подозрительно спросила я.

– Злодейский смех, – с самым серьезным видом ответила Ластена. А потом рассмеялась, но как-то грустно. – Я решила после окончания Академии тоже к Оракулам сходить. Чтобы больше не размениваться на всяких там Дереков и Жеромов.

– А кто такой Жером?

– Соседский мальчишка, точнее уже взрослый и состоятельный маг, – быстро поправилась она, кивая куда-то в сторону. Наверное, на соседнее поместье. – Раньше мы дружили, но стоило ему окончить Академию, так сразу зазнался. Я ему и заявила как-то, что тоже закончу Академию на одни пятерки, а он так обидно рассмеялся в ответ, что это стало целью номер один. Даже папа не поверил в серьезность моих намерений, когда я попросила нанять мне учителей. Я раньше была слишком избалованной, – призналась она в конце.

В тот вечер мы ещё долго болтали в беседке, слушая далекий шум волн. А утром прибыли ещё девчата и мы шумной гурьбой начали изучать улочки курортного городка. Телохранителями нашими были братья Ластёны, на которых девочки искусно тренировали флирт, и мой муж (на него даже лишний раз не смотрели, зная мой ревнивый характер). Так что мы даже в порт сунулись. Я предложила поискать небольшое парусное судно, которое может заниматься морскими экскурсиями. Девчата растерянно переглянулись, но возражать не стали. Так я узнала, что морского туризма здесь нет. А вот пассажирские судна есть. И выбрала наиболее короткий маршрут до ближайшего архипелага островов. Потом ещё дольше выбирала судно, на котором мы поедем. Хотелось и не слишком дорого, так как не у всех было достаточно карманных денег, и комфортно скататься. Дорога занимает полтора дня в одну сторону, то есть каюта нам нужна была.

А накануне отъезда прилетел на грифоне Дакарей. Бедные родственники Ластёны, а особенно её отец. Я и не думала, что так можно побледнеть довольно загорелому человеку. Я бы даже сказала: посереть лицом. Пришлось долго убеждать, что он наш близкий друг. Короче, переполох поднялся знатный. Чтобы никого не смущать, Дакарей снял номер в гостинице. Но в путешествие направился с нами, не знамо как достав билет на тот же корабль. Подозревая, что капитан просто не посмел ему возражать. Первый день все ещё держались с ним настороженно, но убедившись, что он вполне себе адекватный чело… кхм, демон, расслабились. И уже на острове я заметила, что девчата с интересом на него поглядывают. И даже уверенно строят глазки. Пришлось провести разъяснительную беседу с Дакареем.

– Обидишь кого-то из девчат, яйца оторву, – предупредила его серьезно. На что он счастливо улыбнулся и закивал, как болванчик. Странный какой-то. Совсем за свое хозяйство не переживает!

Как бы там не было, отдохнули мы здорово. И возвращаться в Академию не слишком хотелось. Девчата разъехались пораньше, чтобы успеть домой заскочить за вещами. А Ластёна решила с нами отправиться. Поэтому от грифонов решено было отказаться. По пути заглянули к гномам в небольшой горный городок, где мне продемонстрировали опытный образец. В этом мире тоже был каучук, поэтому вопрос с резиной был решен ещё нами в прошлую беседу. Но как оказалось, нерешенных вопросов было ещё много (например, чем смазывать слишком громоздкую цепь). Кое-как разобрались и с ними и отправились дальше.

Приехали за пару дней до начала занятий. И я оккупировала библиотеку всерьез. Муж с Дакареем решали свои дела. И ближе к вечеру я снова вспомнила о желании восстановить в памяти вечер у демонов. И даже записала его в блокнотик, раз я непонятно отчего стала забывать о таких вещах. А потом наткнулась на интересную книжку: обряды единения разных рас. И подвисла на ней. Вернувшиеся мужчины прервали чтение на самом интересном, я как раз на демонов наткнулась. У книги не было оглавления. Как я поняла, это вообще опус какого-то путешественника, который объездил все три обитаемых континента этого мира. Вот он и написал, что про обряд посторонним не рассказывают. А присутствовать представителям других рас вообще запрещено. Но кое-что ему удалось узнать.

Мужчины громко меня искали, так что пришлось выходить из стелса. И идти разогревать ужин. Хотела вернуться к чтению после трапезы, но книга исчезла в прямом смысле этого слова. Я обыскала всю библиотеку, но так и не нашла её. На следующий день снова оккупировала библиотеку и неожиданно поняла, что пропал и новенький блокнот. Да что ж это делается-то?!!! Кому он помешал? И кто вообще мог знать о его существовании?! Вечером долго подозрительно косилась на Дакарея. Закралось серьезное подозрение, что он гуляет в моих мыслях, как в своих собственных. И никакой амулет ему не помеха. Чтобы проверить эту теорию, решила устроить пакость.

Предложила выпить за начало учебного года. И уже «под хмельком», подумала выразительно: какой же Дакарей все-таки сексуальный. Причем выбрала момент, когда он хлебнул приличную порцию вина. И он закашлялся от неожиданности. А значит, читает он меня постоянно, менталист хренов! Устроила скандал на эту тему и внезапно выяснилось, что мои мысли доступны создателю амулета. Поэтому я не успокоилась, пока Аржент не пообещал купить мне самый лучший амулет с ментальной защитой. Уж рабочее состояние амулета я проверить в состоянии. А то последнее время появилось очень нехорошее чувство, будто кто-то играет со мной, как с игрушкой.

За амулетом направились с Аржентом сразу после занятий. От компании Рея я упорно отказывалась. Подозрения-то никуда не делись. Поэтому и не дала амулет ему в руки, даже для проверки его состояния. Не знаю, зачем демону такие игры, но марионеткой я себя больше чувствовать не хочу.

Глава 19

Слухи о женитьбе Дакарея получили новый виток. Как позже выяснилось, с подачи драконов они снова заходили по Академии. Ластёна, по моей просьбе, расспросила Дерека об этом. Оказалось, что он был одним из распространителей. Летом он в составе эльфийской делегации отправился в империю Багратион обновлять договоры о сотрудничестве и торговле. И он собственными глазами видел брачный браслет Дакарея. Активированный. Императором по-прежнему был Венцеслав, но это для того, чтобы Дакарей мог спокойно закончить Академию. Я тут же уточнила, причем здесь императорство. И Ластёна пояснила, что по древним законом наследник может занять место Императора, только когда женится. Дакарей никак не комментировал эти слухи, подогревая интригу. Сама спрашивать его не стала в этот раз. Сначала с Болиславом решила пообщаться. И на индивидуальном занятии в первую очередь спросила о щитах.

– Я могу как-то закрывать свои эмоции от других? – уточнила я у него. Он долго смотрел на меня.

– А зачем? Интуитов в нашем мире мало, так что от кого ты хочешь их закрывать? – спросил он с нажимом.

– А внушать интуиты какие-нибудь эмоции могут? – не отвечая, задала я новый вопрос. Болислав задумался на минуту.

– Думаю, сильные интуиты могут. – медленно протянул он. И добавил задумчиво. – Но для этого надо быть неплохим менталистом. Чтобы внушить нужную эмоцию необходимо, по крайней мере, знать, о чем в этот момент думает субъект. А то и мысли подкорректировать.

Ага, и с учетом того, что иногда эмоции Дакарея будто топором обрубает, щиты он ставить умеет. Отсюда можно сделать вывод, что он интуит. Хотя возможно есть все-таки какой-то универсальный способ закрываться от интуита. Я оценивающе посмотрела на Болислава, пытаясь проникнуть в его мысли. Мне до сих пор непонятно, что произошло тогда в его кабинете. Ведь его желания я никогда не ощущала на интуитивном уровне.

– А как вы от меня закрываетесь? – медленно и пытливо спросила я. – Вы тоже интуит?

– С чего ты взяла, что я закрываюсь? – с насмешкой спросил декан.

– Да бросьте. Вы – живой человек, но за все время обучения я ни разу не уловила ваши чувства или эмоции? Даже банальную скуку не смогла поймать. – выдала я на одном дыхании. И вгляделась в его лицо. – Вот и сейчас, в глазах – удивление, а в эмоциях тишина.

– Удивлен твоей проницательностью, – пробормотал он. И все же провел лекцию по этому вопросу. – Есть абстрактный щит, который защищает ауру от прочтения. Необходимо представить вокруг себя многослойный кокон, состоящий из миллиона тонких, шелковых нитей. Довольно подробно представить его.

Я округлила глаза, и магистр предложил закрыть глаза. И подробно начал объяснять, как привязывать к этому кокону магические нити. Я аж взмокла, пока пыталась создать один слой щита.

– Что-то я уже сомневаюсь, что оно того стоит, – пробормотала я. – Вы сами не устаете ходить постоянно в этом щите?

Болислав улыбнулся с долей превосходства.

– Я – маг, мне проще. – поколебавшись, он все же пояснил свою мысль. – Один раз сделал и привязал к собственному источнику.

– Да уж. – протянула я разочаровано. – А может, есть другой способ закрываться?

– Может и есть у интуитов, но я его не знаю, – Болислав остановился напротив меня и пытливо заглянул в мои глаза. – Кого и в чем ты подозреваешь, Татьяна? – я пожала плечами, невольно поежившись от его взгляда. – Может я смогу тебе помочь?

– Да ничего криминального я не подозреваю, – отмахнулась я. – Просто заметила некоторые странности в своем поведении. Например, один вечер полностью стерся из памяти и меня почему-то это не беспокоит. То есть иногда беспокоит, но потом я забываю об этом, – и тут я хлопнула себя по губам. И подозрительно посмотрела в серые глаза Болислава. – Вы на меня что-то наложили? Заклинание болтливости?

– Нет, – ответил он и улыбнулся губами. Глаза остались серьезными. – Не болтливости. Я просто сделал так, чтобы ты ответила правду.

– И зачем вам это? – резко спросила я. – Я вас разве просила о помощи?

– Татьяна…

– Нет, серьезно, чего вам от меня надо? Зачем эти индивидуальные занятия, если мы ещё в прошлом семестре изучили всё, что могли?

– На самом деле, я хотел попробовать научить тебя более сложным и энергоемким заклятиям, – начал Болислав. Я потерла висок, почувствовав неожиданную боль.

– А зачем? Из меня маг все равно не получится, – пожимая плечами, озвучила я очевидную вещь. – Я не стремлюсь к недостижимому. И уже и без того, умею многое, что недоступно обычным ведьмам. Как ставить физический щит, несколько простых боевых заклинаний, и все это я могу делать пользуясь чужой силой. Но зачем мне это? В боевой патруль я не собираюсь идти.

– А как же твоя любознательность? – спросил он с теплой улыбкой. Я снова смерила его подозрительным взглядом, и он растерянно сказал. – Я думал тебе это интересно.

– Мне многое интересно, но всему надо знать меру. – ответила я. – Лучше научите меня иллюзиям, бытовой магии, целительству. А не этим боевым штучкам, которые вряд ли мне в жизни пригодятся.

Болислав прошелся по залу, обдумывая мое предложение. Вернувшись, он кивнул.

– Хорошо, как пожелаешь, – пару минут смотрел в мои глаза, а потом решительно сказал. – А по поводу твоего провала в памяти, это похоже на работу менталиста. И если хочешь, я могу посмотреть, что не так с твоими воспоминаниями. Возможно, их заблокировали или специально стерли. Но для этого ты должна снять ментальную защиту и полностью мне довериться.

Я ошеломленно посмотрела на него. А после зажмурилась, обдумывая его предложение. Предложение заманчивое, но я ему не доверяю. И к тому же есть реальная опасность выдать свое попаданство не тому человеку.

– А зачем вам это? – тихо спросила я, вглядываясь в его лицо. – Что-то хотите узнать? И не обо мне… – перебрала в голове варианты, которых не так много, и выдала. – О Дакарее?

– Не говори глупостей, – отмахнулся декан. – Я просто помочь хочу.

– Ещё скажите: абсолютно бескорыстно. – сыронизировала я.

– А если так и есть? – уже сердито спросил блондин и глаза его полыхнули желтым светом.

– Все-таки хамелеоны, – выдохнула я, чем обескуражила его. – Ваши глаза меняют цвет. Наверное, от настроения.

– Да мои глаза изменчивые, – согласился он. – А что такое «ха-ме-ле-оны»? – медленно по слогам повторил декан. И я с ужасом поняла, что слово «хамелеон» он сказал на русском. А точнее повторил за мной. И тут же запретила себе паниковать.

– Так мы называем маленьких ящериц, которые умеют менять цвет, – тут же ответила я. И скрестила пальцы на удачу: ящерицы здесь есть и маленькие, но могут ли они менять цвет, не знаю.

– Первый раз слышу о таких, – заметил Болислав. – Но я не силен в ботанике. Напомни, откуда ты родом?

Пришлось всерьез поднапрячь память, чтобы вспомнить, что у меня в документах написано. И такое ощущение, что паузу он заметил.

– Может, сегодня пораньше закончим? – предложила я. – А то с этим абстрактным щитом, я как-то вымоталась.

– То есть второй слой не будем делать? – уточнил декан. И я тут же сквасила жалобную мину.

Неожиданно непреклонный ранее магистр смягчился. И с улыбкой отпустил домой. Подозрительно.

За ужином я все же спросила демона о женитьбе. Но он упрямо отрицал сей факт. Однако в этот раз его доводы не выглядели так убедительно. Или доводы Дерека были серьезнее? Впрочем, какая мне разница? Обидно, конечно, если Рей скрыл свою женитьбу от нас, но это его дело.

– А ты сегодня пыталась абстрактный щит создать? – спросил демон с интересом.

– Не просто пыталась, первый слой я все же осилила, – важно ответила я. И потянула за магическую нить, распуская плетение. Ведь смысла в недостроенном щите не было. Демон поинтересовался, с чего это меня потянуло на щиты. И незаметно разговор перешел на всевозможные щиты.

Новый семестр оказался сложнее предыдущего. Поэтому вскоре я опять носилась по Академии с высунутым языком, пытаясь везде успеть. Что поразительно, ведьм больше не трогали. Видимо, адепты запомнили, что нас лучше не трогать.

И как-то сидя в библиотеке, я готовила очередной реферат о природных ядах, когда ко мне неожиданно подсел Дерек.

– Привет, Татьяна, – поздоровался он. Причем имя произнес с вопросительной интонацией.

– Привет, – ответила я, с неудовольствием замечая ещё одного дракона. – И чего вам надо? – совсем недружелюбно спросила я.

– Меня зовут Дерек, а это мой друг – Ратимир. – дракон дружелюбно улыбнулся.

Отчего я напряглась ещё сильнее. Что ж их так приперло, что они пытаются быть приветливыми с простой человечкой?

– Угу, – буркнула я. И подперла кулаком подбородок с самым скучающим видом. – Так чего хотите? – поторопила я их. Они синхронно поморщились, и я обвела широким жестом заваленный стол и сказала. – Мне работать надо, так что не тяните резину.

– Ты ведь с Дакареем в хороших отношениях? – спросил, наконец, Ратимир. Нахмурившись, кивнула. Что-то мне не нравится направление разговора. – А его жену знаешь?

– Он говорит, что не женат, – спокойно ответила я и потерла висок.

– Да женат он, – вспылил Ратимир. Я пожала плечами, не зная о чем нам тогда говорить. Ведь я располагаю другими сведениями.

– Татьяна, понимаешь, – начал Дерек нерешительно. – Нам очень важно узнать, кто его жена, но он упорно молчит.

– А от меня вы что хотите? Заставить его говорить я не могу, – сердито начала я. И не сдержала собственного любопытства. – И чего вы до этого так докопались? Какое дело вам до его жены?

– Понимаешь, Ратимир ходил к Оракулам…

– Твою маааать, – протянула я, шлепнув себя по лбу. Создается впечатления, что они все помешаны на этих предсказаниях. Драконам-то куда спешить? Они живут около тысячи лет. Взрослеют, конечно, медленнее людей, но таков цикл их жизни. – Вам-то куда с поисками истинной спешить?

– Как куда? – удивился Дерек. Очень искренне удивился. – Для каждого дракона жизнь обретает смысл, когда он встречает свою айрину.

Песец просто! Угу, и другого смысла эти оболтусы не могут найти?

– Ладно, допустим. Причем здесь Дакарей?

– Моя айрина – принцесса Империи Багратион, – ответил Ратимир.

– Поздравляю, – брякнула я. Судя по всему, Дакарей её папашей будет. И не удержалась от ехидного замечания. – По случаю не советую ссориться с будущим тестем. И не злить его зря своими расспросами.

– Вредная ты, – заметил Дерек обиженно.

– Очень даже полезная, – возразила я уверенно. – Но не для всех.

– Просто…

– Да это бесполезно, Дерек, – сказал Ратимир, поднимаясь.

Вот и валите к чертям. Не поведусь я на поводу любопытства. Не стану ни о чем больше расспрашивать.

В конце концов, если Рей так скрывает свою избранницу, значит, для этого есть причины. Может, она ещё ребенок? И он её ото всех оберегает. Как он тогда сказал: у него есть ещё время, чтобы изменить предсказание?

Вскоре Дакарей уехал в Империю на несколько дней. И ко мне вновь вернулись сомнения. Почему я забыла о том разговоре с Болиславом? Да, к менталистам обращаться опасно, а к Рею идти бесполезно. Ведь именно его я подозреваю в блокировании моих воспоминаний. Попыталась поделиться сомнениями с Аржентом, но он отмахнулся от моих слов. И поспешил отвлечь меня самым действенным способом. А следующим днем вернулся Дакарей, и я снова забыла о своих подозрениях.

А ближе к зимней сессии случилась катастрофа.

В тот день у нас намечался масштабный опрос у Болислава. И я судорожно перебирала свои лекции в столовой, пытаясь найти подзабытый материал, когда в столовую ввалились драконы. Они о чем-то громко переговаривались, и я зло посмотрела в их сторону, мысленно пожелав им заткнуться. Ластена тоже оглянулась, но тут же уткнулась в тетрадку. Не так давно они окончательно расстались с Дереком, причем ведьмочка никому не говорила о причинах.

– Привет, Ластёна, – вальяжно поздоровался Дерек, подходя к нашему столу. Я тут же захлопнула тетрадки. Проще в читальный зал пойти, там точно никто шуметь не будет.

– Привет, – тихо ответила она и тоже начала собирать вещи.

– Что это вы от нас бежать решили? – спросил невесело Ратибор. Ещё пару прихвостней стояли позади них. – Так боитесь наших расспросов?

Я округлила глаза. Повертела бы пальцем у виска, но не уверена, что у них в обиходе этот жест.

– А чего их бояться-то? – спросила я удивленно. И повесила сумку на плечо. – Мне ничего не известно о суженной Дакарея.

В этот момент висок снова прострелила боль, да такая сильная, что я чуть не застонала вслух. Дотронулась до него, делая шаг по направлению к выходу из столовой. И ещё один, но в этот момент запнулась о ногу Ратибора, который решил преградить мне дорогу. И полетела на пол. Успела выставить руки перед собой, смягчая падение, но из-за этого тетрадки разлетелись в разные стороны. Черт бы их побрал! Подорвалась с пола, чтобы их собрать. И заметила, наконец, декана. Он присел на корточки, чтобы помочь собрать тетрадки. Самая толстая раскрыта на середине, и Болислав невольно зацепился за текст. А я ведь по-прежнему записываю на русском, поэтому я поспешно вырвала тетрадку из рук декана. Точнее попыталась, но он не дал. И всё больше хмурился, изучая мои записи.

– На каком языке это записано? – тихо спросил он. В моей голове пронеслись сотни вариантов ответов.

– У меня одна из наставниц русалка была, – наобум ляпнула я. – Вот она и научила меня их письменности.

– Ложь. Я знаю их язык, – прошипел Болислав. Оглядел любопытствующую толпу и приказал. – Следуйте за мной, адептка. А вам, – он посмотрел на драконов, – Я советую больше не лезть к моим адепткам. Решайте свои вопросы с равными, а не ищите слабое звено.

Он развернулся к выходу и поторопил меня. Тетрадку мою он так мне и не отдал. Уже в кабинете более спокойным тоном предложил присесть. А сам направился к шкафу. Как позже выяснилось, с папками с личными делами. И достал уже знакомое досье. Несколько минут изучал содержимое.

– Поразительно, – хмыкнул он, наконец. – В тетрадке у тебя даже почерк лучше, хотя и заметно, что на лекции ты спешила. – Пожала плечами, не зная, что ещё сделать. Болислав откинулся на спинку кресла и принялся прожигать во мне дыру. – Татьяна, я знаю почти все языки нашего мира. Но такой письменности не встречал. Отсюда напрашивается вывод. Ты – иномирянка?

– А для вас это имеет принципиальное значение? – с улыбкой спросила я, не понимая его реакцию. Он взъерошил волосы и криво улыбнулся.

– Имеет, но не принципиальное. – сказал он. Если бы была его истинной парой, то ответ явно был бы другой. Боль снова прострелила висок, и я невольно поморщилась. А вслед за мной нахмурился и декан. – Голова болит? – уточнил он, поднимаясь. Обошел стол и присел рядом со мной на корточки. Сплел заклятие и направил его в меня. Я же дернулась в сторону. – Это всего лишь диагностика, – он уставился куда-то между моих бровей и ещё сильнее нахмурился. – Странно, всё нормально. Сильно болит висок?

– Уже прошло, – отмахнулась я.

– И часто такие боли? – уточнил он. – Просто так бывает, когда маг или, допустим, ведьма неумеючи, на голых инстинктах, пытается снять чужой ментальный блок.

– Утверждаете, что он все-таки есть на мне? – хмуро уточнила я.

– Уверен, но утверждать смогу, если снимешь амулет. – он кивнул на подвеску из сапфира. Я задумалась всего на минуту. По сути, скрывать от декана мне больше нечего. Поэтому я и потянулась к подвеске, чтобы её снять.

Болислав обхватил мой подбородок пальцами, заставляя смотреть ему в глаза. И пару минут что-то в них искал. А после уверенно заявил.

– Блок есть. Сильный. Снимаем?

– Нет, просто полюбуемся издалека и оставим, как есть, – с сарказмом буркнула я. – Конечно, снимаем.

Ещё несколько минут глаза в глаза с деканом. И воспоминания хлынули потоком. Сборы, красное платье, диадема, разговор за столом, уход Аржента и мои слова ему вослед. А после сумасшедшая ночь с Дакареем. Обряд единения на рассвете. Неожиданно осознала, что и Болислав видит мои воспоминания. И зажмурилась, отодвигаясь от него. Было стыдно перед деканом. И больно. Слишком больно.

В груди что-то тихо треснуло. Неужели я услышала, как разбивается сердце? Прикусила губу, чтобы сдержать истерический смех. И неожиданно поняла, что Рей, действительно, играл со мной последние полгода. И собирался играть всю жизнь, что он «подарил» нам с Аржентом. Делал все, чтобы я не озадачивалась пробелом в памяти. Даже эмоции подходящие внушал. Вот только, когда он уезжал, навязанные эмоции исчезали, и я вспоминала о том вечере и ночи. Дар интуита постоянно возвращал меня в тот день.

Уткнулась лицом в ладони, сдерживая уже подступившие слезы. Как они могли так поступить со мной?! Вспомнила признание Дакарея ночью и покачала головой. Теперь я уже не верила в его любовь.

Надо взять себя в руки. Не хватало ещё устроить истерику перед деканом.

– Да не стесняйся, – хрипло предложил он. Посмотрела на него: Болислав перебирал какие-то книги в шкафу.

Перевела взгляд на подвеску в руке. И поморщилась: она мне не помогла.

– Амулет взломан? – спросила я тихо. Болислав несколько секунд изучал подвеску, после чего пожал плечами.

– Скорее всего.

Взгляд на дверь. И он послал в неё запирающую руну, прежде чем её попытались открыть. С той стороны постучались, снова дернули её и оставили, наконец, в покое.

И Болислав снова отвернулся к шкафу.

– Вот она! – выдохнул он. И быстро зашуршал страницами.

Спустя минуту подошел ко мне и протянул раскрытую книгу. Знакомую книгу. Когда-то я читала её в домашней библиотеке. Но потом она исчезла. Взяла её и пробежалась по строчкам. Через минуту я поняла, что хотел показать Болислав, покраснела и резко захлопнула книгу. Обряд единения у демонов проходят публично, то есть на церемонии могут присутствовать все желающие. Демон дает клятву перед небесами и Богами, что будет любить и оберегать свою истинную пару и заканчивает ритуал соитием. А в момент совместного экстаза, все поздравляют пару, выпуская в небо огненные шары.

То есть Дакарей знал, как я к такому варварству отнесусь, поэтому спрятал за иллюзией зрителей? Вот чье удивление я почувствовала, когда трогала крылья демона. Я еще и легенду их подтвердила, а он продемонстрировал всем мою «истинность». Я провела по левому плечу ладонью, хотя и знала, что браслета на ней нет. Иллюзия? Сомнительно. Скорее всего, и в этот раз Алелья предоставила мне выбор, чьей женой считаться. А вот его браслет активировала, зараза мелкая. Где-то вдалеке услышала знакомый женский смех.

– Что будешь дальше делать? – спросил Болислав, прерывая затянувшееся молчание.

Если бы я знала?

Глава 20

Жгло нестерпимое желание найти их и надрать задницы обоим мужчинам. Но у нас разные весовые категории (и не в мою пользу). И честно, я боялась, что Дакарей опять мне что-то внушит или заблокирует воспоминания. А Аржент ещё и удерживать меня будет в этот момент. Ведь это все ради моего блага делается. Чтобы ничего не мешало моему счастью с Женей. Только у такого счастья привкус тухлятины. Я передернулась от отвращения, представив, как взломали новый медальон с ментальной зашитой. Ведь я его не снимала и Дакарея к нему не подпускала. И либо Аржент снял его с меня во сне и отдал демону, либо Дакарей ночью приходил в нашу спальню для этого. А сплю дома я всегда обнаженной.

Обхватила себя руками, чтобы подавить дрожь. С удивлением поняла, что не доверяю теперь ни Арженту, ни Дакарею. Более того, боюсь их. Не хочу снова стать игрушкой в их руках. Ведь тем днем они сами все решили и постановили, и мое согласие не имело для них значение. Снова вспомнила, как цеплялась за руки Аржента и зажмурилась.

Пойти закатить истерику? Начать выяснять отношения? Нет, видеть их сейчас не могу. Бежать? Вариант. Вот только куда? А впрочем, мир большой, затеряться смогу хотя бы на пару месяцев. Деньги-то есть. Во-первых, мне капает процент от «изобретения» дрезины и велосипеда на счет в банке. Могу прямо сейчас обналичить. Во-вторых, есть заначка золотых, ещё Мелиссой подаренная. Да и здесь в общежитие кошель с мелочью есть. Так что не знаю, стоит ли рисковать, возвращаясь в коттедж. Хотя сейчас ещё занятия идут. Занятия?! Светлые суслики, а что с учебой-то делать?

– Возьмешь академический отпуск, – предложил Болислав. Он все ещё сидел рядом на стуле. И судя по замечанию, читал мои мысли. Быстро надела амулет, чтобы хотя бы он меня не считывал. – Не доверяешь до сих пор?

– А вас это удивляет? – тихо уточнила я. Всего полчаса назад я узнала о предательстве мужа и друга. И если насчет Дакарея возникали подозрения, то мужу я доверяла полностью. Зря, как оказалось! Снова пришлось закусить дрожащую губу, чтобы сдержать истерику. Болислав обхватил мою ладонь своими руками, привлекая к себе внимание.

– Если ты всерьез хочешь скрыться на время от мужей – я могу помочь тебе. У меня есть дом в городе – переждешь там сутки. А завтра после занятий я возьму нам грифонов напрокат, они намного быстрее ящериц. Несмотря на относительно безопасные дороги, девушке опасно одной путешествовать. – Декан взглядом убеждал довериться ему и неосознанно все крепче сжимал мою ладонь.

– Зачем вам это? – спросила я, с трудом высвободив ладонь. – Про бескорыстную помощь даже не заикайтесь. Уже не поверю.

Болислав грустно усмехнулся, откидываясь на спинку кресла. Пару минут изучал мое лицо.

– Ты мне с первой минуты знакомства понравилась. – тихо сказал он. – Поэтому я так обозлился на браслет на твоей руке, что даже не хотел зачислять в Академию. – я округлила глаза от удивления. И Болислав со слабой улыбкой продолжил. – Не смотри так, магия льда, которая является основной у меня, накладывает определенный отпечаток на характер. Мы более спокойные и уравновешенные, но при этом и скупые на эмоции люди. Так что этот огонек интереса к тебе меня так обрадовал вначале. Но с замужними женщинами я не связываюсь. А потом я увидел, что на твоем браслете иллюзия, и он на самом деле не активированный. И я снова обрадовался, не замечая, как огонек перерос уже в костер. Тогда-то дремавшая ранее магия огня начала просыпаться. Оттого и стали мои глаза изменчивыми. Я пытался заинтересовать тебя, но как на глухую стену натыкался. И сам не заметил, как симпатия переросла в жарко-полыхающую страсть. Так что когда ты тогда «пошутила» со мной, я чуть не сорвался. Когда же осознал, что ты любишь Аржента, и даже Дакарей считает ваш брак реальным, вот тогда и накрыло разочарование. Ощущения, будто меня предали, были не из приятных. – Он опустил взгляд на пару мгновений. – Я пытался «забыть» тебя, но это сложно, когда ты постоянно крутишься рядом.

Он замолчал, а я пару раз прокрутила в голове его монолог.

– То есть вы ожидаете «благодарность» за вашу помощь? – уточнила я, стараясь сделать тон небрежным. Болислав вскинул на меня огненный взгляд.

– Поверь, девочка, в такой благодарности я не нуждаюсь. – хмуро бросил он. – Я желаю тебя, но настаивать или принуждать не буду. А тем более внушать тебе что-то, – он поднялся и прошел к окну. Минуту смотрел на улицу, а потом вернулся к столу и достал какое-то кольцо. – Здесь ментальный щит. С ним ты можешь встретиться с мужем, с мужьями и поговорить. А то вдруг после твоего исчезновения они подумают, что тебя похитили.

Вздернула подбородком: их проблемы, что они подумают.

– Татьяна, не надо так. – Болислав сел рядом и протянул мне кольцо. – Они сглупили. Но не заслуживают пыткой неизвестностью. Я даже не берусь предсказать, чьи головы полетят, если с тобой что-то случится. Если демон вырвется из-под контроля Дакарея… пострадают невинные.

– Записку напишу, – придумала я компромисс. – Так вы не сказали, что вы хотите от меня за помощь.

– Ничего, – сказал он просто. – Просто хочу помочь симпатичной мне девушки. – Я скептически хмыкнула. И он усмехнулся. – Если тебе так проще, считай что расплачиваешься своим обществом. Тем более в дороге у нас будет больше времени познакомиться друг с другом. Вдруг в твоем сердце найдется место для меня.

– Сердце? – переспросила я. Вроде речь была только о желании? Болислав оставил без внимания мою реплику. Вместо этого сотворил огненную руну в воздухе.

– Клянусь, ни к чему тебя не принуждать и ничего не внушать. – произнес он. Руна вспыхнула на мгновение и погасла. – Так тебе спокойнее?

Пожала плечами и забрала кольцо с его ладони. Надела его и, не давая себе больше времени на раздумья, достала из сумки тетрадь и вырвала листок.

«Аржент. Волею случая ко мне вернулась память о ночи в империи демонов. Я знаю, что прошла обряд единения с Дакареем. И судя по отсутствующему на плече браслету, Алелья оставила выбор за мной. В отличие от вас. Я прекрасно помню, что моего мнения вы не спрашивали, приняв решения и за меня. Но даже не это убило меня.

Просто я поняла, что последние полгода вы играли с моими мыслями и эмоциями, чтобы я не узнала правду. Если это и есть «истинная» любовь, то я такой не хочу.

Мне нужно время, чтобы разобраться, как быть дальше. Ещё я хочу стать сильнее, чтобы не позволить Дакарею больше мной манипулировать. Если получится – мы встретимся вновь.

Уже не твоя Тьяна»

Прозвеневший сигнал о начале пары заставил меня вздрогнуть. У нас же сейчас опрос у Болислава.

– Закончила? – спросил Болислав. Кивнула и сняла подвеску с аметистом. Не выкинула, просто положила в сумку.

– Ваше творение? – уточнила я, продемонстрировав руку с кольцом. Если так, то для декана, я – открытая книга.

– Да, – кратко ответил он, поднимаясь. – Не бойся, я ведь пообещал ничего не внушать. Так, я сейчас предупрежу адептов и провожу тебя до моего коттеджа.

Я покачала головой.

– Мне нужно хотя бы некоторые вещи собрать в общежитии. Поэтому просто скажите адрес. И ключ, конечно, мне нужен. Ой, а что вы про академический отпуск говорили?

– Вечером напишем заявление, а пока подумай, куда мы отправимся завтра. – он вручил мне ключ и назвал адрес.

Вместе мы дошли до двери. И уже на выходе поняла, что не могу так просто сбежать. Надо хотя бы ведьмочек предупредить, чтобы не беспокоились. Да и Ластёну попрошу записку передать Арженту.

– Я с вами, – выпалила я, догнав Болислава в коридоре.

– Можешь обращаться ко мне на «ты»? – спросил он негромко. И посмотрел на меня. – Или я о многом прошу?

Я сбилась с шага от такого вопроса. Вроде и тон спокойный, и взгляд равнодушный, а такая тоска в этих словах была.

– Я попробую перестроиться, но это будет сложно. – ответила все же я, когда мы подошли к аудитории.

– Две минуты на прощание, – сказал Болислав с улыбкой, пропуская меня вперед. Сам остался за дверью.

В аудитории я быстро огляделась и буквально подлетела к моим ведьмочкам. Обняла всех до кого дотянулась.

– Девчата, мне бежать надо. – все-таки пояснила я, чувствуя их тревогу. – Долго рассказывать. – прикусила губу и протянула сложенный листочек Ластёне. И тут меня озарило. – Можете записку прочитать, только не распространяйтесь. А после, Ластён, – позвала я подругу, которая уже развернула листок. – Передай её Арженту после занятий.

– Хорошо, Татьяна, – пробормотала она, пробежавшись глазами по тексту. Подняла на меня ошеломленный взгляд и, подавшись ко мне, выпалила тихо на ухо. – Драконы догадываются, что суженная Дакарея – иномирянка. Что-то там такое в предсказании Ратибора было… И начали подозревать, что это одна иномирянка, а не две.

– Уже не имеет значения. – отмахнулась я. – Пусть теперь Оракулы ищут другую иномирянку, чтобы под все критерии подошла. Я – пас.

Ластёна покачала головой.

– Обида уляжется, а любовь останется. Ты не смогла бы сотворить ту путеводную нить к Арженту, если бы не любила его.

Теперь я покачала головой и, не вступая в спор, сбежала по ступенькам.

– Мы ведь ещё увидимся? – спросила Вилена вслед.

– Конечно, я ваш подарок обязательно возьму с собой.

В коридоре переглянулась с Болиславом. И устремилась на выход. На выходе застегнула куртку и пробежалась до общежития. Быстро собрала самые необходимые вещи, оставив учебники и тетради на столе.

И пока шла к воротам обдумывала, стоит ли забежать домой за вещами и деньгами? Или лучше не рисковать? В городе решила посетить банк, где сняла 100 золотых. Этого достаточно, чтобы купить домик в какой-нибудь деревне. Или квартиру в небольшом городке. Слишком далеко я не планировала, но подстраховаться все же надо.

По дороге зашла в кондитерскую, накупила пирожных для поднятия настроения. Вино тоже по дороге купила, в трактире заказала ужин на вынос. И продолжила искать коттедж Болислава. Причем понимала, как это со стороны выглядит, но в гостиницах будут искать в первую очередь.

В коттедже в первую очередь разожгла камин. Поискала кухню, чтобы поставить чайник. А после разложила карту на столе в гостиной, ища место, где можно спрятаться от истинных. В идеале хотела бы иметь дом на юге возле моря, но боюсь, Аржент догадается о таком варианте. А была не была, рискну. Когда найдут, тогда и буду думать.

И тут меня озарило. Аржент же обещал вернуть меня домой, если мне здесь не понравится. И Дакарей дал похожее обещание. Этот мир, конечно, интересен, но там Ваня и Матвейка, друзья. А здесь разбитое сердце, и куча обязательств перед истинными. Точнее сказать это они думают, что я им что-то должна. Снова вспомнилась фраза демона: я дарю тебе жизнь с Аржентом, и я чуть не зарычала от злости на дарителя. Надо же, какой щедрый выискался?!

Чай с пирожными немного успокоил нервы, так что к приходу Болислава, я даже смогла вяло улыбнуться. За ужином обсудили предстоящее путешествие. И Болислав проводил меня в гостевую спальню. Долго ворочалась не в силах заснуть. А когда все же уснула, увидела Алелью. Мы опять были на знакомом озере, только в этот раз просто сидели на камнях на берегу.

– Зря ты так с ними, – сказала она с печальной улыбкой.

– Ты их защищаешь? – возмутилась я.

– А ты какой вариант видишь в вашей ситуации? – спросила Алелья, поправляя платье. И пристально посмотрела в мои глаза. – Они, кстати, придумали вполне неплохой выход. Оригинальный. И без ненужных войн и кровопролитий.

– А на что вы тогда с братом спорили?

– Тогда? – она задумалась, вспоминая. – Оторвешь ли ты Арженту голову за сокрытие сведений или поругаешься и простишь? Вышла ничья. Голову не оторвала, но была близка.

Я против воли рассмеялась, вспомнив ту ссору. И снова взглянула на остров в центре озера.

– Алелья, а что будет, если я вернусь в свой мир? Со всеми этими предсказаниями Оракулов? Другая иномирянка в этот мир придет?

– Не вернешься, – уверенно заявила Алелья. – И кстати, ты так и не озвучила свои варианты решения ситуации. Скрываться с Аржентом всю жизнь? Три ха-ха.

– Сходу не смогу придумать, – попыталась я оправдать свою скудную фантазию.

– Но ты подумай, – с сарказмом предложила Богиня. – А пока посмотри, что ты своим побегом наделала.

Миг и мы перенеслись в знакомую гостиную. Аржент сидел за столом, Рей расхаживал из угла в угол. На обоих лица не было.

– Что мы наделали? – горько спросил Женя, теребя мою записку в руках.

– Найдем мы её, перестань, – рыкнул Дакарей. – Из города она ещё не уехала. Я проверял память владельца грифонов, никого похожего и близко с загонами не было.

– Память? Как ты получил согласие?

– Скосил долг за отравленных грифонов, – отмахнулся он. – Ящериц она недолюбливает, но и там её не было сегодня. – Демон отодвинул стул и тяжело опустился на него. – Завтра прибудет моя гвардия. Если нужно будет, проверим каждый дом, но найдем Татьяну.

– Даже если найдем, она нас не простит, – тихо заметил Аржент.

– Простит, не сразу, но простит, – уверенно заявил он. Но я почувствовала, что он совсем не уверен в этом. Покосилась на Алелью, та кивнула, будто отвечая на мои мысли. Дар интуита не врал, в моем прощении он далеко не уверен. Он отвернулся к камину, чтобы спрятать лицо от Аржента. – В крайнем случае, я снова…

– Никаких крайних случаев, – прорычал Аржент. – Если ты не понял, именно из-за твоих внушений она сбежала.

О! Неужели хоть кто-то это понял? Дакарей, будто услышав меня, резко вскинул взгляд и заозирался вокруг. Алелья тут же схватила меня за руку. Миг и мы снова на озере.

– Да уж, – после гневной тирады на незнакомом языке протянула Богиня. – Твои мужья все больше поражают меня. Почувствовать твое астральное тело – это нереально. Так что думай, Таня. Думай! – и в следующее мгновение я проснулась.

И я думала. Всю оставшуюся ночь и утро думала, как покинуть город. О других вариантах выхода из ситуации с «истинностью» на тот момент, когда они меня заставили пройти ритуал единения, тоже думала. И пока ничего кроме побега в мой мир с Аржентом не придумала. Скрываться на просторах этого мира? Так Дакарей уже показал, насколько это непросто сделать.

Правда, сейчас вопрос с побегом для меня как никогда актуален. Поэтому за завтраком с Болиславом, озвучила то, до чего я додумалась.

– Дакарей вызвал Гвардию. Он знает, что я не покинула город. – Болислав вскинул брови, вглядываясь в мои глаза. И видимо сам нашел объяснение моей осведомленности, раз просто кивнул. А я продолжила. – С учетом расстояния к вечеру могут прилететь на грифонах первые демоны-гвардейцы. Поэтому убраться из города мне надо раньше. Вы можете взять мне в аренду грифона? – уточнила я. Мысль проста, самой мне опасно там появляться.

Болислав окинул меня продолжительным взглядом и сказал.

– Сейчас я свяжусь с ректором и предупрежу, что не смогу сегодня преподавать. А после пойдем к загонам и выберем грифонов. Вот только на тебя иллюзию надо наложить.

– За это не переживайте. Я уже подготовилась, – с вымученной улыбкой сказала я. И продемонстрировала заготовленный морок. Парня лет семнадцати похожего на Болислава. – У вас есть младший брат?

– Нет.

– Теперь есть, – возразила я, убрав на время иллюзию.

Пока Болислав связывался с ректором, собрала свои немногочисленные вещи и продукты в дорогу. Декан спустился вниз уже с вещами. И на выходе из дома я снова наложила иллюзию паренька.

Пешая прогулка много времени не заняла. В квартале от загонов, я осталась ждать мужчину возле магазина с амулетами. Купить себя что-нибудь или пока не транжирить деньги? Ведь амулеты с ментальной защитой дорогие, но и открытость перед Болиславом меня смущает. Хотя так он знает, что совершенно не интересует меня, как мужчина. И понимает, что стоит ему только намекнуть на что-то большее, я сразу уйду.

Я так погрузилась в свои мысли, что не сразу заметила возвращение Болислава. Улыбнулась: первая часть плана прошла успешно. Болислав подошел ко мне и протянул поводья. Я уже вцепилась в луку седла, когда из невидимости появились Дакарей с Аржентом. Неимоверным усилием воли, заставила себя остаться спокойной, хотя пару раз сердце испуганно екнуло.

– Доброе утро, магистр, – поздоровался демон с Болиславом, подходя ближе. Аржент окинул меня внимательным взглядом, пытаясь незаметно приблизиться. Отступила на два шага назад, незаметно сместившись так, чтобы между нами был грифон.

– Доброе, адепты, – спокойно ответил он. И кивнул мне, чтобы я забиралась в седло. Да если бы это было так просто. Раньше мне мужчины помогали забраться в него.

– Куда-то спешите?– уточнил Дакарей, не пропустив наш обмен взглядами. Болислав усмехнулся и покачал головой, «поражаясь» наглости демона.

– Да, спешу. В имении проблемы, – миролюбиво ответил Болислав. Выдохнув, я решилась. Вставила ногу в стремя и, подпрыгнув, перекинула ногу через седло. Не особо грациозно, но у меня это вышло. И я начала торопливо застегивать ремни безопасности.

– А кто это с вами?

– А по какому праву вы устраиваете мне допрос? – уже зло уточнил магистр. – Это мой младший брат, и мы спешим.

– У вас нет братьев, – парировал Дакарей.

– Тьяна, – позвал меня Аржент, неожиданно оказавшись рядом, и вцепился в поводья.

Да твою ж мать! Как?

Позаимствовав силы у декана, огрела руки оборотня огненной плетью. И ткнула пятками в живот грифона, посылая в полет. Грифон гаркнул от натуги, но смог с места взмыть в небо.

Глава 21

Не успела я обрадоваться, как увидела, что Дакарей сорвал с себя куртку и трансформировался в демона. Миг и он уже летит рядом. Отправляю грифона резко в сторону, с опозданием вспоминая, что не все ремни застегнула. Но отвлекаться некогда, так как демон меня уже почти догнал. Мгновения и он перехватывает поводья. Пытаюсь повторить фокус с плетью, но не получается быстро сгенерировать достаточно энергии для заклятия. А демон уже перехватил управление грифоном. Пронзив меня многообещающим взглядом, он развернул птицу обратно к оставленным спутникам. Я, же сцепив зубы, плела заклинание левитации (оно тоже энергозатратное). Старалась незаметно расстегнуть ремни, но демон что-то все-таки заметил. Вытащенным кинжалом разрезала последний и вывалилась из седла, уже в падении заканчивая кастовать левитацию. Но и здесь я не преуспела. Демон перехватил меня в воздухе буквально через пару вздохов.

– Идиотка, – прокричал он в ухо, поудобнее перехватывая в своих руках. Вот дьявол, весь каст мне сбил! Огляделась, мы стремительно снижались. Меня чуть подбросили, закидывая мои ноги на предплечья. И я поняла, что руки у меня в принципе свободны. Поэтому от души врезала ладонью по морде демона. – Отлуплю по заднице, как на земле окажемся,– пообещал он.

Я уже видела знакомую улицу, далеко улететь мы не успели. Поэтому молча попыталась укутаться в абстрактный щит. Без особых успехов. В паре метров над землей я рванулась из рук демона, спрыгивая вниз. Перекатом смягчила падение. Секунда на то, чтобы понять, где я, и я бегу к Болиславу, чтобы снова позаимствовать его силы. И вскоре два огненных хлыста уже горят в моих руках.

– Тьяна, – позвал меня Аржент. Руки у него уже почти восстановились. – Перестань.

– Это вы перестаньте меня удерживать здесь, – предложила я и предупреждающе взмахнула хлыстом. – Я все равно сбегу от вас.

– Зачем? – хмуро спросил Дакарей, вернув себе человеческий вид. –Чего ты хочешь этим добиться? Может, мы решим вопрос без игр в догонялки?

– Я хочу свободы от вас и навязанных вами обязательств, – ровно сказала я. Рей усмехнулся, окидывая меня оценивающим взглядом. Два шага, и он перехватывает огненные хлысты, моментально развеивая заклинание. Шаг и. схватив меня за запястье, он уточнил.

– А более реальные желания у тебя есть? Свободу мы тебе дать не можем.

Я сдержала улыбку. Дадите. Если не сейчас, так в новогоднюю ночь. Но до неё ещё надо дожить. Дернула рукой, пытаясь высвободить запястье.

– Не трогай меня, демон, – прошипела я. – Это первое желание.

Дакарей свободной рукой дотронулся до моего подбородка, сдергивая тонкий однослойный абстрактный щит. И я поежилась от страха, что он опять мне что-то внушит. Погасит обиду? Или наградит спокойствием?

– Ты меня боишься? – растерянно спросил демон. И в этот момент кто-то дернул меня за плечо, вырывая из его хватки.

– Внушения Татьяна твоего боится, – ответил за меня Болислав, пряча за собственную спину. – И не пытайся взломать её ментальный щит. Пока я жив, у тебя это не получится.

– Танюш, – позвал меня Дакарей. И не смотря на его усилия, я почувствовала его бешенство. – А чего это декан за тебя так заступается? Ему жизнь не дорога?

– Никого ты не убьешь, – отмахнулась я деланно небрежно.

– Давайте все успокоимся и спокойно поговорим у нас дома. Дакарей, – окликнул Аржент своего друга. – У них ничего не было, так что успокойся. – И напряжение тут же покинуло демона. Он что всерьез думал, что я лягу с Болиславом при первой же возможности? Рррр! Аржент же продолжил. – Пора заканчивать этот цирк, и без того уже повеселили народ.

Огляделась и поняла, что он прав. Толпа вокруг собралась приличная. Но идти домой все же не хотела.

– Поговорим в таверне, и только если Дакарей поклянется больше ничего мне не внушать. – требовательно посмотрела на демона.

– Дакарей?

– Хорошо. Обещаю.

– Клятва. Магическая, – упрямо заявила я. Ещё пару минут мы мерились взглядами, и Рей снова уступил. Нарисовал в воздухе руну и сказал.

– Клянусь, что ничего не буду внушать тебе, Татьяна. Если ты не попросишь об обратном.

Хмыкнула, но больше упрямиться не стала. Демон окликнул какого-то мужчину. И Болислав передал ему поводья грифона. Как оказалось, второй грифон, оказавшись без седока, вернулся домой, в загон. Мы же прошли в ближайшую таверну и заняли один из дальних столов.

– Как ты меня вычислил? – тихо спросила я Аржента.

– Жесты, мимика, запах, – перечислил он то, что меня сдало с потрохами.

Оборотень попытался завладеть моей ладошкой, но я проворно убрала её под стол. Да, я чувствовала его эмоции: и вину, и беспокойство, и всепоглощающую нежность. Но меня этим сейчас не проймешь. Я слишком зла на обоих мужчин. Дакарей оглядел нас понимающим взглядом и усмехнулся. А потом убрал свой эмоциональный щит, или как он там раньше от меня закрывался. И меня просто оглушило его эмоциями.

– Дакарей, – возмутилась я его произволом. И замолчала, так как к нам подошла официантка. Опустила большой пирог с яблоками и корицей на стол и расставила кружки с чаем. Я тут же обхватила кружку ледяными ладонями. Кажется, отходняк после всплеска адреналина пошел. Меня затрясло, так что зубы устроили веселый перестук. Глотнула чаю и чуть язык не обожгла.

– Помочь успокоиться? – обеспокоенно спросил демон.

– Не надо, – резко и даже испуганно откликнулась я, отчего Дакарей поморщился. – Обойдусь.

Пару минут мне потребовалось, чтобы прийти в себя. А после задрав рукав куртки, сняла браслет Аржента и положила рядом с ним.

– Я не признаю вас своими мужьями, – твердо сказала я. Оборотень сжал кулаки, прикрыв на миг глаза. Мои чувства обожгло его болью, и я впервые пожалела о даре интуита.

– Почему ты так жестока? – тихо спросил Дакарей. Посмотрела на него и холодно сказала.

– Я изначально была против обряда с тобой. И рада, что Алелья не благословила это единение.

– Демоны не спрашивают согласия пары, если помнишь, – откликнулся Дакарей, пристально глядя в мои глаза. Я вспыхнула от смущения, вспомнив обряд на рассвете. Раньше я запрещала себе думать о зрителях этого действа. Но сейчас не получалось об этом забыть. Я передернулась от отвращения и глотнула отчего-то невыносимо горький чай. Демон нахмурился и подался ко мне всем телом. – Татьяна? Что слу?…

– Татьяна узнала, как проходит обряд у демонов, – ответил за меня Болислав. Дакарей с чувством выругался и взлохматил волосы.

– Я ничего не мог с этим поделать, – зачем-то сказал он. – Но я крыльями пытался максимально скрыть тебя от зрителей.

Усмехнувшись, поклонилась ему, взглядом выражая всю благодарность за это. Стояла бы, ещё и в ножки поклонилась. А так просто отвернулась. Досчитала мысленно до пяти и снова посмотрела на Аржента.

– А ты нарушил свое обещание. Напомнить какое? – иронично спросила я. – Раз ты так легко отказался от меня, значит, и я могу это сделать.

– Не легко, – возразил Аржент, заглядывая в мои глаза. – У нас не было выбора.

– Это вы так считаете, – возразила я.

– Хватит, Татьяна, – вмешался Дакарей. – Наши с Аржентом браслеты на месте, а значит, обряды все-таки получили благословения. Понимаю, что ты обижена на нас. И даже готов признать свою вину за то, что внушал тебе мысли и эмоции. Но, будь откровенна, неужели тебе хотелось помнить ту ночь?

– Я не хотела той ночи, – тихо и упрямо сказала я, не поднимая взгляд на мужчин. – И тем более не желала, чтобы ты трахал меня на виду у своих поданных. Но меня не спрашивали, и этого я не прощу вам.

– Со временем обида пройдет, – уверенно сказал Дакарей. – И мы можем дать это время.

– Отлично, – с наигранным восторгом сказала я. План уже созрел в моей голове. – Тогда я переселяюсь в общежитие. И спокойно закончу Академию. А после… попутешествую. Вас рядом я видеть не хочу.

– А вот этого не обещаю, – тихо сказал демон.

Но я уже не слушала. Подлетела с места и, застегнув куртку, поспешила на выход. Болислав догнал меня на улице. И молча пошел рядом. Уже у ворот Академии декан удержал меня за руку.

– Что ты задумала?

– Ничего особенного. Они просто забыли, что кое-что мне пообещали, – я улыбнулась. – И я намерена заставить их исполнить обещание.


Девчата были рады моему возращению в Академию. И общение с ними не дало мне скатиться в депрессию.

Как-то незаметно прошла зимняя сессия. А потом и выпускные экзамены. Уже на выпускном бале напросилась к Ластёне в гости. Ненадолго, до Нового года оставалось полмесяца. Ни Арженту, ни демону я пока не намекала на данное почти год назад обещание. Усыпляла бдительность. Но одно условие я помнила прекрасно. Из того мира меня должны звать. Поэтому когда на Балу Аржент пригласил меня на танец, согласилась.

– Тьяна, милая моя, нежная, как же я скучаю по тебе… – шептал он, прижимая меня к себе. Меня снова обдало волной его возбуждения. Мое либидо тут же радостно откликнулось на этот зов. Но я, сжав зубы, заставила его заткнуться. Поискать что ли кого-то для снятия напряжения? Впрочем, кого я хочу обмануть? Стоит мне только посмотреть на какого-то мужчину, и тут же появляется Дакарей. А перед ним только декан и не пасовал. Из вредности я даже пару раз сходила с Болиславом на свидания, но так и не почувствовала к нему интерес. И декан это знал.

– Аржент, – отдернула я его, а то он уже слишком сильно к себе прижимает. И на ушко покушается. – Я хотела попросить тебя. Можешь построить портал в мой мир? Хочу письмо Ване написать.

Летом мы отправляли уже письмо, так что просьба не должна вызвать удивления. И не вызвала. Аржент кивнул.

– Всё, что пожелаешь, – сказал он и, обхватив мое лицо руками, поцеловал. Либидо окончательно взбесилось и перехватило управление телом. Ничем другим собственный страстный ответ объяснить я не могу.

Закончившаяся мелодия выдернула меня из сладкого тумана. И я, резко оттолкнув оборотня, отступила на пару шагов назад. Нет, я всё уже решила. И никакие гормоны не переубедят меня. Ещё один шаг и я натыкаюсь на чье-то тело. И даже не глядя, я внезапно понимаю, кто стоит за моей спиной. Дакарей. Меня снова накрывает волной его эмоции. Сожаление, вина, злость, нежность, страсть, присыпанное жестким самоконтролем. Его ладони заскользили по плечам вниз до локтей.

– Потанцуем, – хрипло предложил он. Играл вальс (я так и не запомнила название этого танца). И я, чтобы не устраивать сцен, согласно кивнула. Он ничего не говорил, просто смотрел обжигающим взглядом. И от этого взгляда ноги стали путаться в юбке. Дакарей тут же крепче подхватил меня и я, как тогда в гостиной коттеджа, начала перебирать ногами, практически вися в воздухе.

– Поставь на землю, – попросила я демона, уставившись куда-то поверх его плеча. Так спокойнее. Хотя ощущение его взгляда не дает расслабиться.

– И почему у меня такое ощущение, что ты что-то задумала? – медленно произнес он. Прикусила губу, чтобы не улыбнуться. И деланно безразлично пожала плечами. – Танюш, – он наклонился ко мне. – Ты своим упрямством только теряешь время, отпущенное вам с Аржентом. Не скажу, что я огорчен этим, но на друга уже больно смотреть.

Я снова пожала плечами.

– Так не смотри.

Через один круг танец завершился. И я, не скрывая облегчения, высвободилась из его рук. Он тут же обхватил мое лицо руками и провел большим пальцем по моим губам.

– Если бы ты знал, как я тебя хочу, – прошептал он. Я вскинула брови в притворном удивлении.

– Да ты мне это уже продемонстрировал. Кстати, как ты строишь щит, чтобы закрываться от меня. Научишь?

– За поцелуй, – выдохнул он, притягивая меня к себе. Уперлась руками в его торс, но это его не остановило. А целовался он умело. Я ещё в прошлый раз отметила его опыт. В этот раз он ещё и эмоциями своими приложил. Но я всё равно не ответила.

А после того, как отпустил, молча ушла. И с праздника тоже. Как-то не до веселья стало. Попрощалась с подругами, обещая не теряться. Заклятие для общения через зеркала все освоили. И ушла в общежитие.

Утром мы с Ластёной отправились на ящерах в путешествие к морю. Дакарей тихо ругался матом из-за нашего упрямства, ведь могли бы долететь в два раз быстрее на грифонах. Но я уперлась, ничего мне от демона не надо. И точка. Поэтому он тащился позади нас.

А в гостях у Ластёны мне неожиданно понравилось гулять по песчаному берегу в одиночестве. То есть когда Аржент или Дакарей находились метрах в 50 от меня (одну они меня даже на такие прогулки не пускали). И однажды когда я любовалась на приближающуюся по морю бурю, на меня окатило осознание.

Я ведь не просто отказываюсь от целого волшебного мира. И не только от магии, с которой почти сроднилась. Я отказываюсь ещё и от такой любви, которой в нашем мире не встретишь. Не умеют у нас так любить (даже придумали забавную фразу: любовь живет три года). А здесь я буду любима вечность, но меня это не радует. И всё из-за того, что не могу простить двух самых важных мужчин в моей жизни. Понимала, что они, действительно, не смогли придумать другой выход из ситуации. Да и я сама ничего лучше так и не придумала. Понимала и осознавала, но простить их самоуправство не могла. И от этого так больно стало, что рухнув на колени, я разревелась навзрыд. Гуляющий неподалеку Аржент тут же подбежал ко мне и обнял. И принялся укачивать меня, как маленького ребенка.

– Ну что случилось, моя маленькая? – шептал он, гладя меня по спине и волосам. – Что произошло, любимая?

За его спиной неожиданно заметила и примчавшегося Дакарея, который так и не научил меня ставить щиты от интуитов. Наверное, почувствовал мою вспышку.

– Ненавижу вас, – прошептала я, выбираясь из его объятий. Не пустил, тогда я забила по его груди кулаками, снова скатываясь в истерику. – Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!

Он спеленал меня и снова начал убаюкивать в своих объятиях.

– Это пройдет, – пообещал он.

– Не пройдет, – прошептала я, чуть успокоившись. – Я не смогу вас простить.

– Сможешь, – он грустно улыбнулся и провел пальцами по моему лицу. – У нас есть на это вечность.

– Нету у нас вечности. – возразила я. И выдохнув, сказала то, на что так долго не могла решиться. – Ты обещал меня вернуть в мой мир, если мне ваш не понравится. Год почти прошел. Поэтому я тебе напоминаю об этом обещании.

Аржент застыл изваянием от этих слов.

– Нет, Тьяна, – выдавил он с трудом.

– И это обещание не сдержишь? – с вымученной иронией спросила я, поднимаясь с песка. Посмотрела в темные глаза Дакарея, и сухо спросила. – Ты тоже откажешься вернуть меня домой?

Дакарей прикрыл глаза и отвернулся.


Я не разговаривала с ними до самой новогодней ночи. Они и не искали теперь встреч. В тот вечер пришла записка от Аржента. Он согласился сделать портал в мой мир. И предупредил, что ритуал будет проходить в их коттедже в курортном городке. Поэтому я совсем недолго посидела с родными Ластёны. Поблагодарила их за гостеприимство. И утеплившись, вышла на улицу. У ворот меня ждал Дакарей. Он молча пошел рядом. Однако когда я поскользнулась, успел поддержать меня и больше не выпускал моей руки до самого дома.

Как и в прошлый раз, Аржент попросил меня помочь настроить портал. Положив руку на холодную поверхность, я снова представила зеркало в зале нашей гостиной. Рука Аржента лежала поверх моей, и он напитывал энергией руну перехода. Не сразу заметила, что Дакарей положил свою ладонь на плечо оборотня. Энергии не хватает оборотню? Странно, в прошлую новогоднюю ночь он же был один.

И вот в отражении я вижу брата. По губам вижу, что он зовет меня, глядя круглыми глазами на отражение в зеркале. Значит, я не ошиблась в дате и времени. Слабо улыбнулась ему. Вот уже вся поверхность зеркала стала прозрачной. Но прежде чем сделать шаг вперед, я шепнула Арженту.

– Позови меня через год. И возможно я приду.

Аржент рвано выдохнул, ответа ждать я не стала. Шагнула вперед, согнувшись, ведь зеркало в трельяже не в полный рост. И то ли услышала, то ли додумала слова Дакарея.

– Иди, я буду держать портал максимально долго. Но ты знаешь, чем рискуешь.

Я спрыгнула с трельяжа и обернулась. Аржент шагнул в переход вслед за мной. И уже на этой стороне слабо улыбнулся мне.

– Я же сказал, что последую за тобой, – он попытался спрыгнуть со слишком хлипкого для него трельяжа, а вместо этого упал кулем.

– Жень? – вскрикнула я, бросаясь к любимому. И непонимающе уставилась на искаженное болью лицо Аржента. Он попытался улыбнуться, отчего зрелище стало ещё ужаснее. – Что происходит? Женя?

– Мой волк умирает, – прохрипел он. – Оттого, что магии здесь нет.

Я вспомнила серебристого волка и яростно покачала головой. Подскочив, посмотрела в зеркало. Точнее на Дакарея. Он все ещё держал переход.

– Зови Аржента, – потребовала я, надеясь, что он если не услышит, то прочитает по губам. – Вань, помоги.

Брат тут же подлетел к нам и попытался поднять оборотня.

– Женя, помогай нам, ты слишком тяжелый, – потребовала я.

– Я не уйду один. Только с тобой, – прохрипел Аржент, делая неимоверное усилие, чтобы встать. При этом в мою руку вцепился так, что я поняла, что не отпустит. Три секунды для принятия решения. И я уже смотрю на брата.

– Вань, я люблю вас всех. Но…

– Да иди уже, мелкая, – он быстро обнял меня и подтолкнул к трельяжу. – Видишь же, помирает твой оборотень!

Ещё и подсадил меня обратно на трельяж. Испугавшись, что мебель не выдержит надругательств, шагнула в окно перехода, затаскивая Аржента следом за собой. Дакарей одной рукой тоже помогал другу.

И как только мы затащили Аржента, как все рухнули на пол, как подкошенные. И несколько минут приходили в себя, заполошно дыша. Глянув на Дакарея, поняла, что и он выложился по полной программе, удерживая портал. А потом ещё и энергией подпитал ослабевшего волка. Выдохнув, я деланно возмущенным тоном вопросила.

– И чей это был план?! Сознавайтесь.

Мужчины переглянулись и как-то похоже усмехнулись. И в этот момент я поняла, что уже никуда от них не денусь.

Эпилог

Несмотря на сложный первый год, с Аржентом мы прожили долгую и счастливую жизнь. У нас с ним пять мальчишек, и одна девочка. По старой памяти я устроила Дереку счастливую жизнь. Десять лет вообще не подпускала к дочке. Потом раз в год разрешила приезжать. И честно, если бы Малисента не полюбила бы этого гада чешуйчатого, наплевала бы на все предсказания. И не отдала бы её замуж за него. А так, пришлось смириться.

Остальные наши дети рано или поздно тоже находили свои половинки. Слава Богам, девушки были из этого мира. И не пытались противиться влечению и зарождающейся любви. Так что к моменту, когда муж начал быстро сдавать мы жили вдвоем. Я по-прежнему была свежа и молода, а вот Аржент начал угасать. За год состарился и выглядел уже лет на 60 наших. Меня это не смущало. Ведь я знала, что так и будет. Воспоминания об обряде с Дакареем я так и не дала заблокировать. Понимала, что, несмотря на напряженность в наших с ним отношениях, мне так будет проще свыкнуться с нашим браком.

Меня не смущал стареющий муж, но Арженту было сложнее. Я стала часто ловить его остановившийся взгляд. Придумывала развлечения на каждый день, не зная, чем ему помочь.

Поэтому когда он сказал, что хочет слетать в гости к Дакарею, не стала удерживать его. Наоборот, обрадовалась, рассчитывая, что дружеские попойки взбодрят его. И, правда, вернулся он более веселым. И мы всю неделю гуляли по лесу, я обнимала кедр, и пыталась передать энергию уже старому волку, когда мы баловались в траве.

Помню, как нежно любил он меня в последнюю ночь. А утром проснулась уже в холодных объятиях. На лице Аржента так и застыла счастливая улыбка. На тумбочке я нашла его записку, где он признался, что принял безболезненный яд, не желая растягивать свою старость. Просил не горевать по нему сильно, ведь он умер счастливым человеком. А ещё просил не тянуть с поездкой к Дакарею. Он уже давно меня ждет.

На похоронах неожиданно поняла, что и это пророчество Оракулов сбылось. Аржент умер не своей смертью, ради Дакарея сократил время пребывания на этом свете. Растерянно посмотрела на него, и он тут же подошел ко мне и осторожно обнял за талию, поддерживая в столь трудный момент.

Вечером Дакарей зашел к нам, то есть уже только ко мне, в гости. Сел за обеденный стол и пронзительно посмотрел на меня, как делал это сотни раз раньше. Особенно сложно мне было в очередную «годовщину» нашей свадьбы. Впрочем, сейчас было ещё сложнее. В этом мире не принято долго скорбеть по ушедшим за Грань. Но и сорваться сразу к Дакарею я не могла.

– Я приеду через пару месяцев. – выдавила я с трудом.

– Буду ждать в середину лета, – сократил он мне срок на пару недель. Кивнула и уткнулась лицом в кружку с чаем. Дакарей молча допил чай. И встав, подошел ко мне. – Я люблю тебя, Танюша. И ты полюбишь меня. Обещаю. Веришь мне?

Я печально улыбнулась и кивнула.

И свое обещание он выполнил. Так что уже в начале зимы я ночью посмотрела на меньшую из лун и прошептала.

– Алелья, я хочу ребенка от Дакарея.

Где-то на заднем фоне услышала переливчатый смех Богини. А утром мой браслет на плече стал неснимаемым. Подергав его, я подняла взгляд и встретилась с абсолютно счастливыми синими глазами демона.

– Люблю тебя, – шепнула я ему на ухо, догадываясь, как он ждет этих слов. И что же сделал самый невозможный демон из всех? Шепнул в ответ.

– Я знаю, айрина. Знаю.

Ах, да, он же так и не научил меня закрываться от интуитов. Но возмутиться мне не дали, пленив мой рот в невероятно нежном поцелуе. А спустя минуту я уже и забыла, что хотела возмущаться.


Конец.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Эпилог
  • Teleserial Book