Читать онлайн Дети Революции бесплатно

Василий Панфилов
Дети Революции

Глава 1

– Его Величество в парке, – с намёком на поклон сообщил придворный, – он соизволил сообщить, что готов дать аудиенцию[1] сразу же по вашему прибытию.

В голосе придворного звучало привычное осуждение непутёвого монарха, но попаданец отметил, что былые пренебрежительные нотки ушли.

Немолодой лакей, важно неся себя и оттого ступая излишне медлительно, проводил генерала к беседке. Король с несколькими придворными что-то обсуждал, стоя перед макетом города – не иначе, очередная Великая Стройка намечается.

– Друг мой, – весело сказал король, завидя Фокадана, – пойдёмте, нужен ваш совет.

Прогуливаясь по дворцовому парку, Людвиг вёл себя так, будто Алекс отсутствовал несколько дней. Монарх мало изменился за четыре года, разве что пропало ощущение лёгкой безуминки в глазах, и появилась уверенность в себе.

Отречения в пользу дяди и двоюродного брата, наметившееся пару лет назад, не предвидится. Учитывая очевидную асексуальность[2] чудаковатого короля и его категорическое нежелание жениться, беспокоиться запасной ветви Виттельсбахов не о чем. Власть фактически в руках у Луитпольда и его сына, тоже Людвига, а корона подождёт.

Его Величество как-то договорился с дядей Луитпольдом и поделил с ним обязанности правителя. Людвиг царствует, но не правит, оставив себе представительские функции, попутно курируя образование и культуру. Дядя с кузеном взяли на себя финансы, промышленность и армию.

Получается недурно, Бавария ныне одна из самых благополучных стран мира. Не самых сильных, а именно благополучных – последнее в том числе благодаря сокращению армии. Русские союзники настояли.

На проекты Людвига тратится никак не меньше двадцати процентов дохода, но поскольку Его Величество с превеликим энтузиазмом занимается возведением общественных зданий, то деньги из казны на хотелки монарха выделяются без вопросов. Строительство школ, университетов и театров общество воспринимает очень положительно.

Образ мудрых Виттельсбахов, ухитрившихся поставить на службу народу даже свои недостатки, регулярно выплывает в прессе. Династия популярна и считается благословенной – не без подачи Луитпольда, разумеется. К слову, после договора двух ветвей, количество заговорщиков в стране резко уменьшилось.

– Ваше Величество? – Прервал молчание задумавшегося короля Фокадан.

– Людвиг! – Возмущённо парировал тот.

– Ваше Величество Людвиг, – невозмутимо повторил старую шутку попаданец, на что монарх рассмеялся облегчённо.

– Вопросы по скаутскому лагерю возникли. Конечно, друг мой, вы описали структуру уже существующих у ИРА, но я хочу понять дух, саму суть этих ваших детских лагерей. Всё-таки отличии у двух стран имеются, и довольно-таки существенные, так что бездумное повторение может даже навредить.

– Дух? Хм… Но вы правы, что решили спросить у меня. Основное отличие – контингент. Первое и самое важное, в скаутских лагерях ИРА совсем другие дети. Голодные, озлобленные, многие из них привыкли воровать, убивать и торговать своим телом. Не потому, что они испорченные, а потому, что иначе от голода умерли бы они сами и умерли их близкие.

– Преступники поневоле? – Монарх задумался ненадолго, – да, похоже. Эти взрослые могут выбирать, становиться ли им на скользкую дорожку, да и то не всегда. Дети же невинны по своей сути.

Попаданец поморщился, насчёт невинности детишек он бы поспорил – в своё время сталкивался с малолетними отморозками, коих нельзя назвать иначе, чем тварями. Нормальные родители, не бедные, внимание есть… просто отбраковка, по-видимому.

– Н-да… так что контингент, сами понимаете, непростой. Перевоспитывать нужно быстро, недорого и желательно безотходно. Именно желательно, – повторил Алекс, видя возмущение монарха, – мы не настолько богаты, чтобы прыгать вокруг каждого. Хотелось бы, но нет.

– Решение простое – лагерь армейского типа с жёсткой дисциплиной.

– Не ново, – перебил Людвиг, – да, извини…

– Верно, не ново. Только и отличие существенное – прежде всего мы не ставили цель сломать детей под армейские стандарты. Жёсткая дисциплина, но не палочная и не карцерная. Учим не маршировке, а интересному: стрелять, фланкировать, ходить по следу. А главное – инициация, как раньше, у предков. Выполняют определённые задания, показывают храбрость, какие-то умения, выдержку – постепенно вроде как поднимаясь по ступенькам к сияющему образцу в виде великолепных капралов и сержантов.

– Великолепных, это в смысле ветеранов?

– Да, все ветераны, прошедшие минимум одну войну, а многие и по две-три. Медалями увешаны, уверенный взгляд, повадки матёрого хищника. Соревнования постоянные среди детей для выявления лидеров, которых ставим во главе отрядов. Отряды друг с другом соперничают, а чтоб злобы не возникало, время от времени перемешиваем – не навсегда, а на какой-то промежуток времени. Тогда они договариваться между собой начинают, сотрудничать.

– Жёстко, – с долей сомнения сказал Людвиг, – этакий лагерь юных спартанцев получается. Волчья иерархия какая-то.

– Волчья, – согласился Фокадан охотно, – а деваться-то куда? Контингент… впрочем, пораспрашивай офицеров о нравах в военных школах, много интересного услышишь. Что-то мне подсказывает, что нравы у ирландских волчат помягче могут оказаться.

Его Величество скривился, но кивнул задумчиво:

– Спрошу. И каковы ступени инициации?

– Мм… с этим сложнее, мы новичкам, только прибывшим под опеку ИРА, скорее путь показываем. Лагерь военного образца, капралы и сержанты из числа самых заслуженных и харизматичных, да всё это вперемешку с рассказами о сланных предках и подлых англичанах.

– Общий враг и некие идеалы? Разумно. Правда, не вижу пока, как это повернуть на баварский лад, но ничего, разберусь. Тем паче, контингент у меня не столь запущенный. Так что там дальше?

– Образование к инициации плотно привязываем. Не просто лидерские качества, храбрость и некие навыки, но и мозги, желание и умение учиться. Образование ныне – привилегия. Возможность окончить хорошую школу есть только у представителей среднего класса и редких счастливчиках из бедноты. Прочие довольствуются умением бегло прочитать вывеску, накарябать своё имя в рабочем контракте, да подсчитать сдачу в зеленной лавке.

– В Баварии с этим получше, – не согласился монарх, – у нас давно всеобщее образование введено, да неплохо, скажу тебе.

– В Баварии… не стоит сравнивать благополучное государство с Ирландией.

– Ты прав, Алекс, извини.

– Многие события привязали к школе. Футбол, к примеру, с первого класса. Регби со второго – хоть в шесть лет сдал экзамены, хоть в двенадцать. Не обязаны играть, но имеют право.

– После школы-то играют? – Понимающе хмыкнул Людвиг.

– Играют, но нет соревновательного момента, нет официального признания их взросления. Жилы рвут, чтобы в следующий класс перейти! В третьем классе хоккей на траве, лакросс[3] и прочие игры с палками начинаются. В четвёртом, как некий особо важный этап взросления – борьба. В средней школе, начиная с пятого класса, бокс изучают. Шестой класс – фехтование и фланкирование. Ну и в старшей школе уже огнестрельное оружие, стрельба, тактика рейнджеров и сапёров, выживание в дикой природе.

– Небезынтересно, – кивнул монарх задумчиво, – таким образом вы показываете им, что оружием владеть может только достойный. Прививается уважение к оружию и самоуважение. Мнится мне, что выпускник такой школы, окончивший все восемь классов, не станет развлекаться субботними кулачными боями по тавернам.

– Количество драк даже у взрослых стало снижаться, – засмеялся Алекс, – они видят бокс и борьбу как спорт, с соревнованиями и прочей атрибутикой. Драться в пьяном виде почти перестали, теперь если конфликт возникает, то совсем как у дворян – секунданты.

– Неужто стреляются?! – Восхитился король.

– Редко. Чаще, как протрезвеют, мирятся. Если же нет, то начинают условия поединка обговаривать. Стараются, чтоб на равных дуэль проходила – бокс, борьба, на тростях фехтовать могут. Стараются подобрать что-то такое, где шансы у противников будут равны. Порой экзотика какая из-за таких вот правил получается – кто дольше на неосёдланном мустанге продержится или выше на скалу влезет.

– На ножах перестали? – С ехидцей поинтересовался Людвиг.

– Не напоминай, – подыграл Алекс под весёлый смех друга, скривив физиономию, – после кабанчика эпидемия целая началась, пришлось вводить закон, что таковые дуэлянты изгнанниками становятся. Биться друг с другом до смерти ИРА запретила до освобождения Ирландии.

– С чужаками, выходит, можно?

– Нужно, – убеждённо ответил Фокадан, – мужчин-то мало, пришлые порой в наших городках позволяют себе лишнего. Если не окорачивать, плохо может кончится.

– Прецеденты?

– Были, – неохотно ответил попаданец, – где-то наши слабоваты в коленках оказались, где-то пришлые сильны. Власть в городке подминали и начинали свои порядки наводить. Какие порядки могут наводить мужчины в городке, где большая часть населения – женщины и дети, да ещё и чужие по крови, сам догадаться можешь. Так что ныне реагируем очень жёстко, при необходимости фении отряды собирают и вычищают наглых чужаков.

Его Величество кивнул, ничего не говоря, и несколько минут они молча шли прогулочным шагом шли по парковым дорожкам, сопровождаемые следующими в отдалении лакеями и охраной.

– Как тебе Мюнхен? – Людвиг перевёл тему разговора.

– Восхитительно! – Искренне ответил Фокадан и монарх расцвёл, начав рассказывать о том, что сделать успел и что намеревается. Планов громадьё и некоторые проекты требовали немалых трат. Но ведь и результат осязаем!

Как только деятели искусства убедились, что программа культурной революции всерьёз и надолго, и что достойным личностям не грозит забвение и безработица, у Людвига появились преданные поклонники и защитники. Патриотизм баварской интеллигенции зашкаливает, они готовы буквально грудью защищать своего короля.

Скептиков, коих было поначалу немало, убедила программа Детство, и колоссальные вливания в образование и детский досуг. Школы обычные и специализированные, спортивные секции для детей под патронажем династии, детские городки, огромное количество парков и сквериков.

Добила баварцев молочная кухня и множество мелких преференций в пользу женщин с малышами. Уступать место беременной женщине или женщине с маленьким ребёнком – право слово, ну что в этом такого? Воспитанные люди и помыслить не могут об ином поведении.

Вроде бы мелочи, но закреплённые законодательно, они стали поводом для гордости за родное государство. Вкупе с рядом иных социальных обязательств государства перед гражданами, это делает Баварию самым передовым государством Европы.

Напоминать, что все эти завоевания, коими так гордится Людвиг, позаимствованы в КША – наследие войны Севера и Юга, а частично пришли из ИРА, не стал.

Тем паче, что приписать себе социальные гарантии, попаданец не смог бы при всё желании – ещё свежи воспоминания о государстве иезуитов в Парагвае[4], где не знали понятия личной собственности, а население процветало.

* * *

В Мюнхене Фокадан задержался почти на две недели, показывая дочке город и нанося визиты знакомым. Компаньоны попытались приватизировать его время для собственных нужд, но не вышло.

– Экий вы несговорчивый, – досадливо крякнул фон Краузе, прибывший с очередным визитом и чудом застав хозяина особняка, уже собравшегося уезжать на очередную экскурсию, – мы же в общих интересах стараемся.

– Понимаю и ценю, – кивнул попаданец, – только вот свои изобретения пересылаю вам регулярно, а что-то большее – увольте! Управленец из меня неплохой, но просто неинтересно, да и справляетесь вы более чем недурно. Кейси О,Доннел поинтересовался как-то делами нашего с вами предприятия и провёл отдалённый аудит[5]. По его результатам отзывался о вас очень похвально.

– Скажете тоже, – по-мальчишески смутился Краузе лестным отзывом одного из самых известных экономистов.

– Как есть, так и говорю, – развёл руками попаданец, – заодно и мне от Кейси комплимент достался, что друзей и компаньонов выбирать умею.

– Гхм, – шумно кашлянул Краузе, – понимаю. Но ряд мелких деталей…

– А знаете что? – Перебил Фокадан, – давайте с нами? Кэйтлин будет рада, я немало о вас рассказывал. Вы уж простите, но дочка – главный человек в моей жизни, так что сейчас пытаюсь наилучшим образом провести первый в её жизни европейский тур[6].

– Буду рад, – расчувствовался компаньон, которого только что перевели в друзья семьи – иным предложения о совместном времяпрепровождении и не поступило бы.

Рихард очень серьёзно отнёсся к предложению, и как новоявленный друг семьи, счёл должным несколько изменить программу. Если Фокадан хотел просто провести дочке экскурсию по Мюнхену, то компаньон действовал в духе времени.

– Можно познакомить твою дочь с влиятельными людьми Баварии, – предложил Краузе, – неформально пока, вроде как оказия[7] при путешествии. Возраст у неё не тот, чтобы ко двору представлять, но раз ты проездом, а дочь с тобой путешествует, то вполне допустимо познакомить неофициально.

– Даже не задумывался о таком, – озадачился попаданец, – хотя на поверхности ведь лежало. А ведь при случаем такие знакомства могут здорово выручить. Спасибо!

* * *

Несколько дней спустя Фокадан укладывал дочку спать.

– Пап, – протянула она сонно, – тебя сам король другом называет, мы дворяне?

– Прежде всего мы кельты, – ответил он, целуя ребёнка в лоб, – а потом уже всё остальное.

Глава 2

Проглядывая газету за утренним кофе, Фокадан время от времени комментировал статьи. Получалось едко, ёмко и небезынтересно – если верить товарищам по ИРА, откуда и пошла эта привычка к утренней политинформации.

Кэйтлин, сидя на стуле и болтая ногами, пила какао, сваренное чернокожей Женевьевой.

– Вам уже десять лет, маленькая мисс, почти невеста, – укоризненно шептала служанка, суетясь вокруг, – так что вы ножкой-то вертите, будто мул хвостом?

– Комаров отгоняю, – нашлась девочка, – ты их не видишь? А они есть!

Чернокожая хихикнула негромко, прикрывая рот пухлой ладонью и погладила подопечную по голове, улыбаясь.

– Ваша взяла, мисс – отгоняйте дальше.

По негласному уговору, побеждал тот из спорщиков, кто мог привести убедительные и забавные аргументы. Чаще побеждает Женевьева, мастерски переключаясь с южного негритянского говора на господскую речь.

Манеры Кэйтлин безупречны для десятилетней девочки, но за завтраком можно дать себе маленькие поблажки. Тихое бурчанье Женевьевы, привычное с детства, делает завтрак уютней.

Девочка, препираясь с нянюшкой, успевала внимательно слушать отца и время от времени задавать вопросы. Она не всегда понимала суть статей, но вместе с комментариями взрослых получалось этакое введение в курс политологии.

– Волнения в Польше, – озвучил Алекс заголовок и бегло пробежал глазами статью, полную велеречивых[8] измышлений не слишком-то умного автора. Поскольку газета берлинская, то отношение к полякам презрительно-сочувственное – вроде как и недочеловеки, но раз под властью Австрии и бунтуют против оной, то почти союзники. Сочувствие острожное, этакая фига в кармане.

– Если верить пруссакам, то восставшие поляки – этакие прекраснодушные романтики, отстаивающие рыцарские идеалы, только что бестолковые донельзя, – подытожил Фокадан, не скрывая скепсиса.

– Я вот австрийский взгляд на эти события пролистал, – Конноли хрюкнул, пытаясь сдержать смешок, – если верить им, то восставшие – сплошь разбойники и насильники.

– Ну-ка, – отобрав газету со статьёй, Алекс просмотрел её и в голос рассмеялся, – так расписывают поляков, что хоть крестовый поход на них объявляй. Исчадья Сатаны, никак не меньше.

– А может и правда, – пискнула Кэйтлин и смущенно замолкла, но видя подбадривающий взгляд отца, заговорила:

– Раз уж австрийцы только гадости о поляках пишут, то может – заранее оправдания готовят? Вспомни, пап, у них же в газетах о поляках ничего хорошего нет. Дворяне тамошние – сплошь самозванцы. Если и дворянство подтверждённое, то их давно нужно лишить дворянства за бесчестные поступки – они же как паразиты живут, даже в годы бедствий не вставали на защиту Родины[9]. Крестьяне польские – недочеловеки, полуживотные, выведенные селекцией шляхты из самых трусливых и подлых. Так ведь?

– Верно, – согласился Фокадан, – и какой из этого следует вывод?

Он уже понял, что хочет сказать дочь, но приучает формулировать мысли и произносить речи.

– Австрийцам нужна земля, но не нужны поляки, – уже уверенно сказала Кэйтлин после короткого раздумья, – дворяне не нужны, да и горожане не требуются. Крестьян же, раз их полуживотными называют, но с оттенком жалости, сгонять с земель не будут. Наверное как в Индии сделают – высшие касты, низшие. А статьи эти – подготовка общественно мнения.

– Немного коряво, но в целом точно, – согласился Алекс и девочка просияла. Не так давно ей исполнилось десять лет – тот самый возраст, когда мозги уже появились, а гормональные взбрыки ещё впереди. Чудо, а не ребёнок!

– Командир, – нерешительно начал Конноли, кинув в сторону Кэйтлин извиняющийся взгляд. Фокадан повёл бровью, и дочка послушно встала из-за стола – пришло время взрослых разговоров. Подслушивать она не станет, не то воспитание.

– Тут такое дело, командир – англичане вокруг виться начали. Данные всё больше косвенные, да чуйка моя, но прими к сведению. С таким раскладом не стоит через Польшу ехать, могут провокацию устроить.

– Через Данию, – решил Фокадан, ни секунды не сомневаясь в словах бывшего ординарца, ставшего адъютантом, – позиции русских там сильны, но нет такого бардака, как в вассальных немецких княжествах. Напросимся под крылышко военных моряков, должны навстречу пойти. Ещё какие соображения имеются?

– Как не иметь, – тягуче откликнулся Бранн Данн, один из ближников Фокадана, некогда техасский рейнджер и ветеран двух войн, – ловушки нужно ставить.

– Стоит ли? – С сомнением поинтересовался Конан Райли, такой же матёрый вояка, – местные власти нервно трупы воспринимают. Спрятать тела в большом городе можно, но только если знаешь город как азбуку, иначе запалиться легко.

– Головорез, – привычно буркнул Бранн рослому Конану, – а головой подумать? Нам не уничтожать этих поганцев нужно, а понять хотя бы – точно ли это англичане, да какой у них уровень. Робу я верю, сам склоняюсь к такому же мнению, но проверить нужно. Мало ли, может местные решили английскую карту разыграть. Придавим человечка, а он из союзных окажется. Так, командир?

– Вполне, – согласился Фокадан, сворачивая газету, – русские или австрийцы вполне могут сыграть втёмную английских контрабандистов, – те на библии поклянутся, что на английские спецслужбы работают. Подведут нас к силовому решению, а потом за яйца прихватят – для лучшего сотрудничества. Провокации от лица противника в разведке не редкость, сами так работали.

– Кто как, – хмыкнул Бран, ехидно покосившись на силовика Конана, – кто мозгами больше, а кто и мышцами.

Началась привычная беззлобная перебранка двух заклятых друзей, в которую охотно влез Конноли, шуточно подзуживая. Алекс не прерывал весёлую свару, обдумывая ситуацию.

– Сделаем так, – молвил он и ближники немедленно замолкли, – поставим по пути сторожки, чтобы понять немного наших преследователей. Тебе, Бран, придётся выехать вперёд, да готовить ловушки. Продумай ситуации, в которых наши преследователи могут спалиться – меня кто-то на английском будет обсуждать в их присутствии, ирлашек ругать. Впрочем, не мне тебя учить. В Дании к русским подойдём с жалобами, а по реакции и посмотрим – англичане балуются или союзники подход к нам нащупать желают.

– Принято, командир, – отозвался фений, – к вечеру в дорогу соберусь.

* * *

Бран не оговорился по старой памяти – генерал, как и многие вояки, числился в активном резерве. Борегар пару лет назад провёл закон, позволяющий не платить бывшим военным жалование из казны, поскольку они не состоят на действительной службе, но дающий возможность мобилизовать в случае необходимости.

Поскольку ополчение КША и без того поддерживало высокую боеготовность, закон восприняли как нечто совершенно естественное. Немногие оценили иезуитскую хитрость, подводящую резервистов под действие армейских законов, кажущихся естественными в милитаризованном государстве с беспокойными соседями.

Креолу запали в голову рассуждения попаданца о швейцарской армии двадцатого века. Подробностей в том давнем разговоре Алекс не приводил, рассуждая вроде как умозрительно, но концепция вооружённого народа джентельменам Юга близка и понятна.

Профессиональный костяк в армии КША остался, но территориальные войска получили наконец официальный статус. Владельцам приграничных ферм, обладающим званием офицера или сержанта территориальных войск по совместительству, нововведение пришлось по душе – как ни крути, но быть частью Системы порой выгодно. Разговор с мелкими чиновниками и скандальными соседями строится иначе, да и с нарушителями границы можно не церемониться.

Немаловажен и экономический аспект закона. Экономика Юга хоть и выросла после войны с Севером, но куда меньше, чем хотелось бы – сказалась война в Европе, аукнувшаяся в обеих Америках. Пусть в Конфедерации не голодают, да и промышленность развивается, но надежды на сверхбыстрое развитие экономики не оправдались.

Фокадан отказался от жалования консула, получив взамен большую степень свободы. Схема вышла хитрая – консулом попаданец стал нештатным[10], с правом заниматься торговлей и посредничеством. Формальное отсутствие дипломатического иммунитета нивелируется генеральским званием.

Поскольку не состоит на службе действительной, то жалование генерал-майора Конфедерации не выплачивается. Не выплачивается оно и второму лейтенанту Конноли, сержантам Конану Райану и Брану Данну, из доверенных людей Фокадана. Взамен всё та же схема – право иметь заработок на стороне, используя возможности официальных структур КША.

Отсутствие жалование от КША фениев не огорчает, Фокадан платит куда как больше, да и проценты за кое-какие сделки начальника порой капают. Жить можно, и очень неплохо. Тем паче, что пусть жалования от правительства они не получают, но вот пенсия им положена – раз уж на службе. Такой вот хитрый выверт законодательства позволяет привлечь на государственную службу полезных людей, ни выплачивая ни цента.

Приняв закон о пенсиях для резервистов, КША ничего не теряет. Через пятнадцать-двадцать лет, когда оных пенсионеров станет достаточно много, Конфедерация окрепнет… или канет в Лету.

* * *

Первым делом Фокадан представился русскому послу Степанову. Своих дипломатических представителей у КША в Дании по ряду причин пока нет, интересы Конфедерации представляли русские.

Немолодой дипломат начинал своё путь как военный, но получив на Крымской войне тяжёлое ранение бедра, подал в отставку, едва дослужившись до поручика.

– … оно и к счастью, – весело смеялся дипломат, рассказывая официальную историю молодости. Привычно подвернув покалеченную ногу, Степанов уютно устроился в кресле напротив Алекса, потчуя того рассказами под кофе.

– Пожалуй, – улыбнулся попаданец, – не сочтите за лесть, но храбрых офицеров ведром черпать можно, а вот дельных дипломатов мало.

– Как ни печально, но вы правы, – развёл руками дипломат, и тут же весело рассмеялся:

– Печально для державы, но как ни стыдно – хорошо для меня!

Засмеялся и Фокадан, с русским удивительно уютно. Невысокий, кругленький, с седой бородой, он здорово походил на сусальную[11] версию Деда Мороза внешне и ещё больше – внутренне – на первый взгляд. Этакий добрый дедушка.

Очень правдоподобно играет, но в выжимке от Патрика, Степанов значился как очень серьёзный разведчик. Достоверных сведений добыть удалось немного, но они впечатляли – одна только прогулка через Афганистан впечатляла. По косвенным данным, дипломат не просто наладил контакты с сикхами, но и успел немного пошалить в Индии.

В Данию Степанова направили во время последней войны, и дипломат прижился, сместив с поста былого посла – Вильгельма Августовича Коцебу, заняв в итоге его место. Опять-таки по косвенным данным, Степанов не просто ловко воспользовался возможностью для смещение члена влиятельной пронемецкой семьи, но и руководил всей операцией, как умелый дирижёр.

– У нас ещё хуже, – доверительно сказал Фокадан, чуточку наклоняясь вперёд, – меня консулом попросили, представляете?

– Да полноте! – Замахал полными ручками Степанов, – вы как раз таки не худший представитель!

– Уничижением не страдаю, но ведь социалист известный, волнодумец и практически атеист – да консулом!

Говоря это, Алекс поймал глаза собеседница и уцепился, пытаясь прочитать. Короткое противостояние закончилось ничьёй, но Степанов всё-таки признал его пусть не за ровню, но за серьёзного человека. Разговор пошёл откровенней, уже без хиханек.

– …англичане, значит?

Фокадан кивнул и перечислил настораживающие моменты.

– За время поездки из Мюнхена в Данию несколько раз ловушки хитрые ставили – англы это, безусловно. Песенку английских моряков просвистеть наняли человека… не мне вам рассказывать. Если время есть, таких вот мелких ловушек выстроить можно десятки. Во время службы в полиции Нью-Йорка и Береговой Охране Луизианы кое-чего нахватался.

Степанов серьёзно кивнул и ненадолго задумался, прикрыв ярко-синие глаза.

– Каков их уровень, по вашему мнению?

– Опытные контрабандисты. Похоже, что это и есть основная их профессия, а секретная служба Англии – подработка.

– Знакомо, – кивнул русский, – мелкие поблажки своим преступникам.

– Исполнителей вычислил, а вот руководителя не смог, – чуточку нехотя сказал Фокадан, почти не играя. – Рядом ведь ходит, поганец, но не хватило ни людей, ни профессионализма. Да и дочкой рисковать боюсь.

– А сами готовы рискнуть? – Индифферентно спросил Степанов, – хороший скандальчик может получиться.

– Я так понимаю, в свои планы посвящать не будете? Втёмную?

Дипломат изобразил обиду, но под скептическим взглядом попаданца сдался:

– Не буду, уж простите. Дания основательно почищена от английской агентуры, но осталось вражин куда больше, чем хотелось бы. Помимо англичан ещё и пруссаки есть, шведы, французы и вовсе уж мелочь.

– Наживка? – Поморщился Фокадан, – не мальчик уже, рисковать ради чужих прожектов.

– Господь с вами, какой риск?! Хотели бы убить, так давно убили бы! Нехитрое дело – револьверщика подослать, аль отраву в еду подсыпать. Не случалось ведь таких происшествий? Больше похоже, что похитить хотят для последующего суда. Может, скомпрометировать попытаются – ныне модно с фотографическими карточками баловаться. Опием угостят, да снимков погаже наделают.

– Хм, – Фокадан потёр подбородок, всем видом давая понять, что поддаётся уговорам.

– Неужто не хочется разорвать эти паучьи сети? Спровоцировать их немножко, пусть спешат, пока вы в Петербург не прибыли. Глядишь, удалим хоть часть звеньев в этой преступной цепи? В Москве, конечно, риску изначально поменьше будет, но ведь будет! А так хоть знать будем, за кем приглядывать. А?

Глава 3

– Никогда не подозревал, что обязанности наживки могут быть так утомительны, – выдохнул Фокадан вечером третьего дня, ввалившись в гостиную снятого особнячка едва ли не заполночь.

– С непривычки, – тоном знатока сказал Бран, оторвавшись от чтения, – пару раз так поработаешь, привыкнешь.

– Нет уж, – с нервным смешком отозвался Алекс, устало присаживаясь на диван с кожаной обивкой и вытягивая натруженные ноги, – даже не хочу привыкать. Когда в политику пришёл, приходилось и слежкой заниматься, и от слежки уходить, потом работа в полиции и береговой охране. Вроде бы много общего должно быть, ан нет, ничего похожего.

– Совсем другая работа, командир, – рейнджер закрыл книжку и положил ногу на ногу, – хуже нет, чем наживкой работать. Самому приходилось и не скажу, что понравилось. Надёжные парни спину прикрывали, все дела, но всё едино нервная работёнка. У тебя ещё хуже – может, русский и профи высокого полёта, но его людей не знаешь и не уверен в них. Сработанность по нолям, командной игры нет как таковой.

– Да и чёрт знает этого дипломата, – с досадой выдавил Фокадан, – не уверен в намерениях, понимаешь? Может, ему для какой-то своей игры выгодней, чтоб меня подрезали. Сегодня вот начал перебирать аргументацию и задумался – вроде бы и убедительно, но и аргументы против тоже есть. Ты меня не первый год знаешь, я тот ещё параноик, а тут как отрезало – будто с цыганкой пообщался.

– Очень может быть, – согласился Бран после короткого раздумья, – сам пару раз в такие ситуации попадал, да и ребята вляпывались. Цыганщина или нет, но такие мастера уговоров встречаются. Думал сказать тебе, но что-то засомневался – очень уж уверенно ты выглядел.

– Бран… мать твою за ногу… – Алекс зашипел, сдерживая ругательства, – ты что, думать разучился? В следующий раз лучше покажи себя недоверчивым параноиком. Засомневался он!

– Прости, командир, – искренне сказал ближник, – обстановка непривычная сыграла – все эти дворцы и графья как мешком по голове ударили.

– Ладно, все мы хороши, – примирительно пробурчал Алекс, – поесть что оставили?

– С Женевьевой-то? У неё и захочешь, а голодным не останешься – на кухне тебя всё дожидается, сейчас распоряжусь.

– Давай. Сам ко мне присоединяйся, поговорим заодно о разном.

В столовую Алекс не пошёл, уютно устроившись на просторной кухне, пропахшей пирогами и специями. Размотав укутанный полотенцами пирог с ягодами, отрезал себе здоровенный кусок и налил морса.

– Ум, вкуснятина, – пробурчал попаданец, прожевав кусочек, – даже для Женевьевы отменно.

– Себе отрезать, что ли?

Несколько минут мужчины ели молча, потом Алекс несколько нехотя начал разговор:

– Неприятно говорить, но тебе выговор. Объяснить, за что?

– Не надо, – вздохнул Бран, – понимаю. Мешком там или нет, а подойти обязан.

– Обязан. Так что представление на звание второго лейтенанта пока не буду посылать, походишь сержантом.

– Понятно, что уж тут – не дорос, раз не решился перехватить ситуацию, хотя видел проблему, – уныло согласился собеседник.

– Теперь по ситуации в целом. С мнением Степанова склонен согласиться – убивать меня не хотят. Не факт, что ситуация не измениться, но пока так – скорее всего и правда то ли похитить собираются, то ли опий подсунуть и с голыми мальчиками сфотографировать.

– Фантазии у тебя, командир! – Поморщился Бран, отложив в сторону надкусанный пирог, – аж аппетит испортил.

– Скажешь, невероятно?

– Как раз вероятно, – нехотя признал рейнджер, корча брезгливую гримасу, – им важно дискредитировать ИРА, ради этого на любую подлость пойти могут. Слишком уж эпическими первые капитаны выходят – писатель и инженер, издатель и поэт, экономист и управленец. Виллем и вовсе – основатель новой религии де факто. Да герои войны сплошь.

– Только герои[12] могут стать основателями чего-то значимого, – кивнул попаданец без лишней скромности, – твои приключения вполне сойдут за хороший эпос.

– Сойдут, – кивнул Бран, чуть улыбаясь, – я начал мемуары пописывать. Гриффин в своём издательстве обещал найти соавтора, так что будет и эпос.

Фокадан кивнул молча, подобные вещи у товарищей по движению поощрял с самого начала. Десятки активистов ИРА стали писателями и поэтами. Большая половина произведений написана с помощью соавторов из издательства Гриффина и всё равно не блещет выдающимися литературными достоинствами. И что?

Они всё равно настоящие писатели, что поднимает престиж ИРА. А кое-кто, между прочим, расписался и стал писателем уже профессиональным, зарабатывающим на жизнь пером. Худо ли?

Мало-мальски талантливым активистам старались помогать. Стипендии в колледж и университет, уроки музыки и живописи, помощь при устройстве на работу и многое другое. Непотизм[13] в это время считается чем-то естественным, так почему же ИРА должна делать иначе?

Зато и результат налицо: кельты видят помощь ИРА, отсюда и отношение к организации, как к благой силе. Вторая сторона монеты – в ИРА стремятся люди, считающие себя талантливыми. Поскольку помогают прежде всего активистам, то молодняк стремится выслужиться, показать себя лучшим образом.

– Долго ещё будешь бегать?

– Завтра крайний срок, – чуточку раздражённо ответил Фокадан, – не выйдет ничего, так сверну операцию к чёртям. Такое впечатление, что Степанов не столько преследователей моих выловить хочет с поличным, сколько свои дела какие-то решает.

– Скорее всего так и есть, – хмыкнул рейнджер, – у таких людей даже поход в туалет может решать оперативные задачи.

– Думаешь?

– Видно, командир, – уверенно сказал Бран, – сталкивался с такими. Класс пониже, конечно, но типаж тот же. Главное, чтоб он в своих же интригах не запутался.

– Главное, что меня в них не запутал, – устало поправил Алекс и потёр глаза руками, – ладно, я спать. В семь разбудишь.

* * *

Поминутно поминая недобрыми словами изменчивую датскую погоду и ёжась от пронзительно ветра, Фокадан спешил на очередную встречу, оскальзываясь кожаными подмётками ботинок на мокрой от дождя брусчатке. Завидев ресторанчик с искомой вывеской, нырнул внутрь, окидывая взглядом почти пустое помещение, на диво светлое и чистенькое.

Пахнуло теплом и головокружительными ароматами с кухни. В уютной атмосфере попаданец немного расслабился и отмяк, ища взглядом нужного человека. Искомый хайлендер[14] обнаружился в углу, и Алексу резанула по глазам некоторая аляповатость оного.

Сурового вида бородач оделся так, чтобы всем стало понятно – это именно хайлендер и никто иной. Только вот одежда и аксессуары несколько нарочиты. У попаданца сразу же появилась ассоциация с русским, наряженным в косоворотку, обутым в смазанные дёгтем сапоги и пританцовывающим барыню, отбивая ритм деревянными расписными ложками.

Среди депортированных[15] шотландских горцев бывали и такие, спору нет. Несколько поколений в отрыве от родины и клана, нередко порождали таких вот лубочных патриотов. А может, просто подсадной.

– Данлоп[16]?

– Он самый, – отзывается здоровяк, – я уж вас совсем заждался. Сижу как сыч среди ворон, хо-хо-хо!

Брутальный подставной загудел что-то фоновое, заученно вворачивая якобы хайлендерские фразочки. Не то чтобы попаданец хорошо знал горную Шотландию и тамошних выходцев, но сталкивался, было дело. От Данлопа же разило спецслужбами, как мочой из квартиры старой кошатницы. Самое же обидное, что масса мелких деталей показывала человека из низов спецслужб, скорее даже талантливого уголовника, завербованного за обещание покровительства от Системы. Недооценивают генерала КША, обидно, понимаешь ли.

– Кофе, – мельком оглядев накрахмаленную до хруста скатерть, бросил попаданец веснушчатой официантке, – выпечка есть? Давайте.

Пару минут спустя упитанная девица принесла поднос с кофейником, кувшинчиком со сливками, большой чашкой и тарелкой с рогаликами. Кофе оказался посредственным, а вот выпечка отменной.

С трудом подавив неприятие к ситуации и личности собеседника, Алекс с самым дружелюбным видом начал слушать пустую болтовню, поддакивая в нужных местах. По легенде, представленной попаданцу, поддельный хайлендер имел связи у местных контрабандистов, заодно борясь против английской тирании.

– Понимаю, понимаю, – прожевав намазанный маслом рогалик, покивал Фокадан, выслушав очередной душераздирающий и откровенно завиральный спич от трагедии семьи Данлопа во время изгнания, – многие тогда потеряли не только Родину, но и всё имущество. МакМилланы – те, что с Гебрид[17], ферму потеряли.

Слабо разбираясь в шотландской истории, Алекс нёс откровенную ересь. К его разочарованию, подставной не выдержал простейшей проверки, горячо поддакивая любой ерунде.

Угостив нового друга кофе и выпечкой, договорился о встрече вечером.

– С друзьями познакомлю, – старательно коверкая слова на шотландский манер, выговаривал Данлоп, – золотые парни! Все как один английских псов ненавидят!

Распрощавшись с патриотом, поймал извозчика.

– Нюхавн[18]? – Удивился тот, – господин, вы уверены? Район не из спокойных.

– Дела, – коротко бросил тот.

– Пятьдесят эре, – назвал извозчик явно завышенную цену, не горя желанием ехать в облюбованный моряками район. Фокадан молча кивнул, не став торговаться.

– Вот, господин, – вымолвил бородатый водитель кобылы десять минут спустя, – Нюхавн там начинается. Дальше не поеду, уж простите.

Расплатившись, Алекс соскочил с подножки экипажа и расплатился, зажав трость под мышкой. Прогулочным шагом экскурсанта генерал направился вдоль канала, с любопытством озираясь по сторонам.

Не успел он пройти и полусотни метров, как нарвался на карманника, или скорее – карманник нарвался на него. Попытка залезть в карман закономерно оказалась неудачной, попаданец молча перехватил кисть – резко, на излом. Схватившийся за сломанные пальцы молодчик тихо заскулил, отскочив в сторону.

Фокадан же с любопытством глядел на приближающихся дружков вора, накручивающих себя грязными и довольно-таки убогими ругательствами. Не добежав десяток метров до попаданца, троица замедлила шаг, а потом и вовсе остановилась. Уже молча подобрав покалеченного дружка, ушли, то и дело оглядываясь.

– Развитый инстинкт самосохранения, – одобрительно пробормотал Алекс вслед, опустив руку с тяжёлой тростью, и продолжил экскурсию. Оценив гостя должным образом, местная гопота не стала связываться и мстить. Попаданец уже знал на опыте, как хорошо босота определяет серьёзных людей, буквально спинным мозгом чуя тех, кто может одарить нешуточными неприятностями.

Время приближалось к полудню и малость распогодилось, так что в шерстяном костюме Фокадану стало даже жарко.

– Вот же бестолковый климат, – тихо ругнулся он, поглядев на высунувшееся из облаков блёклое северное солнце.

– Сладкая девочка, – господин хороший, – негромко сказал подошедший сутенёр, показывая на девочку. Алекс коротко хохотнул, оценив гренадёрские стати дамочки под тридцать. Уж на что попаданец высоченный по меркам девятнадцатого века, но девочка выше минимум на полголовы и тяжелей килограмм на тридцать. Хмырь с обиженным видом пожал плечами и отошёл.

Пару минут спустя нарисовалась немолодая женщина явно финского происхождения.

– Молоденькие девочки интересуют? – Спросила финка, похабно подмигивая, – свеженькие совсем, есть целочки. Одна ещё кровь не пускала[19]! Беленькая, свеженькая…

Фокадана передёрнуло от омерзения и баба понятливо испарилась, ощутимо побледнев.

Больше к прогуливающемуся генералу никто не подходил. Нечасто, но и такие гости в Нюхавн заходят – не в поисках клубнички, а нервы себе пощекотать или ради серьёзных дел. Когда же необычный посетитель зашёл в Морскую Королеву, где издавна собирались серьёзные личности из местного криминалитета, интерес к экскурсанту как отрезало.

– Мир дому сему, – негромко сказал Алекс на немецком, с видом завсегдатая проходя вглубь помещения. Не обращая внимание на замолчавших посетителей, провожающих глазами каждое движение, спокойно подошёл к стойке и сказал негромко бармену:

– Дело есть для серьёзных людей, слежка и силовые акции. Кто заинтересуется, пусть в Короне меня ищет.

Не став дожидаться ответа, вышел и прошёл дальше по улице.

Не успел Алекс допить кружку пива, заедая копчёной рыбой, как его отыскали двое мужчин серьёзного вида. Немолодые, сдержанные в движениях и мимике, похожие на отставных моряков из тех, кто скопил к старости небольшой капиталец и заякорился на берегу. Молча кивнув попаданцу, уселись за столик.

Фокадан знаком привлёк внимание разносчицы, заказав два пива и закуску. Несколько минут пили и ели степенно, соблюдая нехитрые правила серьёзных людей.

– Встреча предстоит, – начал Алекс, запив рыбку глотком пива, – с людьми, которым нет доверия. Подстраховка нужна, да не шпана, а серьёзные люди из тех, кто умеют раствориться в толпе и не боятся крови.

Уголовные авторитеты переглянулись, и один из датчан встал, допивая пиво.

– Не мой профиль.

– Йенс, – буркнул оставшийся, – подробности.

Попаданец короткими фразами обрисовал ситуацию, не слишком вдаваясь в детали.

– Бюджет?

– В разумных пределах не ограничен.

– Я и полсотни молодцев смогу привести, – хмыкнул Йенс, – да не шпану, а людей бывалых.

– Вот и приводи, – кивнул Алекс, – вряд ли они понадобятся, но район нужно перекрыть намертво – как по суше, так и по морю. Справишься?

– Легко, – уверенно кивнул уголовник, называя цену.

– Даже торговаться не буду, – согласился попаданец, – только учти, мои противники могут под полицейских рядиться или под военных.

– Против государства не работаю, – коротко сказал уголовник, привставая со стула.

– Англия.

Йенс сел обратно, нехорошо прищурившись и глядя генералу в глаза.

– Не врёшь, – констатировал он минуту спустя, – кто ты есть, чтобы тобой Англия заинтересовалась?

– Фокадан.

– Тот самый? Стрёмно влезать в разборки такого уровня, – задумчиво сказал Йенс, – но англичане… я в деле, генерал. Датчане помнят про копенгагирование.

* * *

Встреча с Данлопом состоялась в Вестербро, специфическом пригороде датской столицы, где располагались бойни, мясные лавки и ночлежки для крестьян, пригоняющих скот. Достаточно интересная архитектура, с причудливо смешавшимися приметами цивилизации и средневековья. Много ревущего скота, навоз, споры крестьян с богатыми перекупщиками и явно сомнительные личности, по свойски общающиеся как с господами, так и с плебсом.

– Всё-таки надо было сапоги обуть, – буркнул Алекс сам себе, вляпавшись в очередную кучу, – не убирают здесь, что ли? Хотя попробуй убрать посреди стада, разве что ночью лопатами скребут.

– Прекрасно выглядите, сэр, – похвалил попаданца подошедший Данлоп, – вы тут легко за своего сойдёте. Алекс заметил нотку пренебрежительного самодовольства в мимике собеседника, но кивнул с польщённым видом. Одевшись как небогатый горожанин из тех, кто любит пастись в местных трактирах (без накрутки дешевле), он легко бы растворился толпе.

– В номерах с ребятами договорились встретиться, – продолжил тем временем поддельный хайлендер, – вы уж простите, сэр, но мы английской агентуры побаиваемся.

Фокадан кивал, с трудом сдерживая нервную усмешку. Глупейшая ситуация, в которой оказался по милости цыганщины Степанова, одновременно пугала и забавляла. С одной стороны, последствия авантюризма могут быть очень неприятными. С другой – количество причастных людей в Вестербро подбирается, пожалуй, к сотне и все старательно маскируются. Учитывая невысокий уровень большинства интересантов[20], оно как бы и смешно, но мутные личности в этом районе скорее норма.

Вроде бы легко пальцем ткнуть в подозрительного человечка, но отличить английского шпиона от нанятого Фокаданом честного вора, местного барыги или иного привычного для Вестребро жулика почти нереально.

Данлоп начал шествие по району, всячески демонстрируя уход от слежки и прочие шпионские забавы, популярные в дешёвых детективах, распространённых в среде низшего класса. Алекс с серьёзным видом повторял за ним, прячась то за бычьим крупом, то выворачивая куртку наизнанку.

– Оторвались, – торжественно сказал горец, приведя попаданца к задку дешёвой ночлежки, – здесь договорились встретиться.

Поднимаясь на второй этаж по наружной лестнице, Алекс глянул мельком на двор и увидел мешанину всевозможных сарайчиков и пристроек.

– Здесь целый взвод разместить можно, – мелькнуло в голове.

В грязном, тёмном, удивительно затхлом номере с крохотным оконцем, их уже ожидали борцы за свободу. Троица, активно дымящая дешёвыми сигарами, так живо напомнила Труса, Балбеса и Бывалого, что попаданец хохотнул.

– Рад видеть шотландских патриотов, – тут же замял он неловкость, растекаясь ручьём на тему патриотизма и финансирования ячеек новых братьев. Что заставило его это сделать, Алекс и сам не понял, но вглядевшись в лица шотландцев, аж похолодел.

– Ну Степанов, паразит, – мелькнуло в голове, – никакой опасности… Да они же меня убивать собрались!

Троица при словах о финансировании переглянулась и заулыбалась единым организмом, рассыпавшись в ответных приветствиях и комплиментах. Героями знаменитой комедийной серии они уже не казались, сходство осталось только по типажу фигур. Очень опасные ребята – настолько опасные, что Фокадан засомневался – справится ли он с каждым по отдельности.

– Много слышали о вас, о героической борьбе ирландского народа с проклятыми английскими оккупантам, – елейно сказал Балбес, – нам бы не помешала помощь – любая помощь. Горько говорить, но почти все проекты упираются прежде всего в нехватку денег – шотландцы готовы бороться за свободу, но национальный характер у нас такой, что прежде хайлендер должен увидеть некий фундамент организации, куда он понесёт свой кирпичик.

– Нужны средства и Вождь, – барственно кивнул Фокадан, изображая тщеславного человека, увидевшего возможность вознестись, – средства возможны, даже в самое ближайшее время. Но разумеется, хотелось бы получить некие гарантии.

Генерал построил свою речь несколько туманно, но так, чтобы понятливый человек догадался – деньги он может дать под гарантии признания Вождём. Не из кармана вытащит, но почти, они совсем рядом.

Троица снова переглянулась и попаданец отметил мельком, что Данлоп у них вовсе не принимается в расчет. Начался разговор о Свободе и на стол, покорябанный поколениями крестьян, троица поставила бутылку.

– За Союз, – пафосно сказал Балбес, якобы обладающий брутальным именем Кнут, – за победу!

Подняв тяжёлые стопки из мутного пузырчатого стекла, они напряжённо уставились на Фокадана. Не желая пить отраву, тот провернул трюк, возможный только в полутёмной, изрядно задымлённой комнате. Подняв руку так, чтобы она заслоняла лицо, жестом фокусника вывернул стопку себе в рукав.

По руке пробежал холодок, а сам попаданец, уловивший запах сонной отравы, знакомой ещё по Нью-Йорку, пьяно заулыбался имитируя отравление. Шотландцы заулыбались в ответ и поднесли стопки к губам, даже не пытаясь делать вид, будто отпивают.

– Ещё? – Спросил Данплоп не своим голосом и протянул новую стопку.

– Погоди, – остановил его Балбес-Свенд, пусть сперва деньги даст… на благое дело.

– Лорд…

– Я сказал! – Негромко рыкнул богатырь, и Данлоп заткнулся. Взяв Фокадана под руки, вывели его во двор, попутно расспрашивая о деньгах и вытащив оставленный напоказ револьвер.

– Двацать тыщь, – невнятно сказал он, не поднимая головы, – тама.

Вели его дворами, но через несколько минут конвоиров с пленником догнал прилично выглядящий господин с явным телохранителем, начавший выговаривать что-то тоном недовольного начальника. До попаданца донеслись только обрывки фраз спора Кнута-Балбеса с начальником, происходящего в нескольких метрах.

– … назад… фотографии… в море…

Ситуация зашла слишком далеко: куратор непременно проверит степень адекватности подопечного, а значит – полагаться на Степанова, нанятых молодцев и удачу опасно. Могут и не успеть.

Стараясь сделать эти движения естественными, не нервируя поддерживающих его борцов, Алекс сунул руку в карман брюк, нащупал через прорезь прикреплённый в паху дерринджер и осторожно вытащил, взводя курок. Затем он оступился, наваливаясь всем весом на Труса-Олава и стреляя в бедро богатырю.

Оттолкнувшись, попаданец зацепил Труса конечностями и повалился в партер. Используя эффект неожиданности, несколько раз ударил того головой об утоптанную землю и тут же вскочил, выхватывая спрятанный в ремне короткий, не очень-то удобный тычковый кинжал.

Лорд с телохранителем полезли за револьверами в карманах сюртука – медленно, очень медленно на взгляд человека, участвовавшего в скоротечных городских перестрелках. Генерал упал, и перекатился за тяжело стонущего Бывалого, в которого тут же вонзились две револьверные пули.

Сдвоенные выстрелы прогремели и с другой стороны, после чего куратор с телохранителем схватились за простреленные плечи, роняя оружие.

– Стоять! – Скомандовал Фокадан дёрнувшемуся Балбесу, и тот послушно остановился, изменившись в лице.

– Не советую сопротивляться, – прозвучал голос Конноли, подходящего с коротким винчестером, – стрелять буду в колени. Охота остаться инвалидом – только дёрнитесь. Степанов прибыл минуту спустя, вместе с полицией и представителями посольства.

– Сэр Джадсон, – начал русский дипломат, обращаясь куратору, – какая встреча! Не ожидал, что представитель английской дипломатии будет якшаться с такими уголовниками!

– С уголовниками якшался вон тот тип, – невозмутимо сказал Джадсон, указывая на Фокадана, – я здесь гулял. Господа, я так полагаю, вы хотите дождаться, пока я истеку кровью?

– Что вы, что вы, – с видом оскорблённого в лучших чувствах человека сказал Степанов, – вы должны ответить перед законом!

* * *

Вечером, после утомительных процедур в полиции и жандармерии, Фокадан вернулся в снимаемый особнячок предельно усталый, но спокойный. Ситуация с покушением разрешилась наилучшим образом – английский дипломат не самого низкого ранга попался с поличным, перед десятком свидетелей пытаясь убить человека.

Скорее всего, выкрутится – формально Алекс первый начал стрельбу, пусть и не в англичанина. Тем не менее, у властей Дании появился повод для целого ряда действий, да и показания подельников прозвучали. Начались обыски, аресты, писались грозные письма и дипломатические ноты[21].

Всё бы хорошо, но покоробило отношение Степанова. Русский дипломат извинился за опоздание, наговорив много тёплых слов о храбрости и уме. Но осадочек остался.

Отношение к Алексу, как к расходному материалу, готовность принести жертву, дабы схватить старого врага, получить дипломатическое преимущество и хороший повод для целого ряда интересных действий. Консула, представителя чужой страны.

Учитывая письмо-вездеход от самого императора, фавор у Чернова и немалую известность самого Фокадана – настораживает. Ясно только, что его использовали в сложной интриге и судя по всему, с поимкой Джадсона она только началась.

Глава 4

В Петербурге консула встретил представитель посольства КША, креол с выразительными тёмно-синими глазами, приходящийся дальним родственником Борегару. Советник[22] Бенар, совсем молодой ещё мужчина, моложе самого попаданца, выглядел вымотанным и вяло поприветствовав коллегу, извинился:

– Простите, генерал, посол Джеффрис заболел нервической горячкой[23], но вместо лечения старался держаться на рабочем месте, в итоге основательно напутав в документах. Пришлось брать на себя работу посольства, потому в последние недели выгляжу и веду себя как жертва бокора[24].

– Сочувствую, – искренне сказал Фокадан, шапочно знакомый с советником, – и правда скверно выглядите. Как разберусь с представлением, помогу разобраться с бумагами. А что со старшим советником[25] Фуко?

– Пришлось срочно отправится на родину по семейным обстоятельствам. Обещали прислать нового заместителя, а тут как раз и Джеффрис заболел. Всё на меня и свалилось, а я в Петербурге всего-то полгода. Спасибо, сотрудники русского МИДа выручают, вошли в положение.

Бенар немногословно представил сотрудника русского МИДа и удалился по делам, ещё раз извинившись и оставив вместо себя бесцветного атташе[26], потеющего от волнения. Подобное поведение шло вразрез с дипломатическим этикетом, а значит в посольстве КША и правда дичайший завал.

Сотрудник русского МИДа оказался обаятельным мужчиной ближе к пятидесяти годам, с повадками гуру сетевого маркетинга и плохим знанием русского языка. Наговорив кучу комплиментов талантам Фокадана, швейцарец на русской службе не оставил своим вниманием Кэйтлин, засмущавшейся и спрятавшейся за отца.

– Очаровательный ребёнок, – негромко засмеялся Жорес Ландер, – у самого дочери уже выросли, теперь вот жду, когда внуками меня порадуют.

МИДовец немногословно, но очень образно рассказал о своей семье, вставив несколько милых откровений для убедительности. Попаданец в ответ поделился столь же фальшивыми откровениями, принимая вид человека, сражённого обаянием нового приятеля.

– Гофмейстер[27] князь Юсупов предлагает остановиться в его дворце. Князь слышал о вас много хорошего и горит желанием познакомиться со столь выдающейся личностью. Так же он считает своим долгом загладить перед вами вину нашего МИДа, действовавшего в Дании несколько неуклюже.

– Высокородный бездельник скучает и желает развлечений с доставкой на дом, – мысленно перевёл Фокадан, рассыпаясь в благодарностях. Тот случай, когда отказаться нельзя – приязнь одного из богатейших и знатнейших людей Империи может дать очень многое. Отпустив атташе, попаданец воспользовался русским гостеприимством.

Николай Борисович Юсупов, хозяин многочисленных дворцов и несметного состояния, встречал гостя в холле своего дворца на Мойке. Стройный, черноволосый, с простым и в то же время величественным лицом, он произвёл на попаданца самое сильное впечатление.

– Очень рад встрече, – чуть улыбаясь проговорил Юсупов на французском, – ваши пьесы произвели на меня чрезвычайно сильное впечатление.

Выслушав ответную славицу известнейшему меценату Российской Империи, князь раскланялся и удалился, не став мешать обживать выделенные покои, поразившие попаданца дивным сочетанием музейных редкостей и домашней, удивительно уютной обстановкой. Распаковались за пару часов – благо, кроме одежды, документов и небольшой коллекции оружия, Фокадан ничего не повёз за океан.

Вечером встретились за столом, во время обеда.

– Никак не привыкну, что высший свет обедает ныне поздно вечером, а ужинает заполночь, – с тоской подумал попаданец, – и ведь подстраиваться придётся.

Обед дали камерный[28] – помимо самого Фокадана с жутко стесняющейся дочерью и ближниками, присутствовал только хозяин дома с супругой Татьяной Александровной, приходившейся ему довольно близкой родственницей, да две их дочери – Зинаида и Татьяна.

Татьяна, девочка лет восьми, вела себя вполне по детски – с поправкой на прекрасное воспитание, разумеется. Старшая же, Зинаида, прехорошенький подросток тринадцати лет, поведением соответствовала зрелой светской даме. Не столько ум и здравые суждения, сколько уместность реплик и мимики.

Фокадан сразу установил с ней нужный тон, не пытаясь вести себя снисходительно и свысока. Родители и младшая сестра наблюдали за Зинаидой с гордостью, давая любимице вести беседу.

– Греческие и римские мифы? Увольте. – Отмахнулся Фокадан, не пытаясь казаться тем, кем не являлся, – понимаю, что ныне они служат мерилом образованности, но я и не скрываю своего невежества в этом вопросе.

– Военный, писатель, инженер… я ничего не упустила?

– Политик и правозащитник, – спокойно добавил Алекс, – я состоялся как профессионал в разных областях. Состоялся именно потому, что не забивал голову мусором.

– Европа – потомок Эллады и Рима, – спокойно парировала Зинаида, – поэтому должно изучать взгляды прародителей на богов и людей. Это помогает понять, как мыслили наши предки.

Алекс расхохотался, прикрываясь салфеткой.

– Извините, княжна, – искренне сказал он, – пусть я не интересовался мифологией Рима и Эллады, зато знаком с рынком антиквариата. Князь не даст соврать – не сохранилось ни одного оригинала эллинских рукописей, да и к римским немало вопросов.

– Так и есть, – подтвердил Николай Борисович с тонкой улыбкой специалиста, не вступающего в нелепый спор с профаном[29], – однако это не значит, что их не было. Свитки много раз переписывали, в ином случае они не сохранились бы до наших дней.

– Аргумент, – согласился весело попаданец, – я даже не буду поднимать сомнительную тему, почему древними рукописями внезапно заинтересовали только в Средневековье. До этого, полагаю, они хранились в неких защищённых местах, дожидаясь переписчиков и тут же рассыпаясь в прах.

– Не новая идея, – согласился князь, тая в усах лёгкую улыбку, – сам Бенвенуто Челлини признавался, что подделывал античные произведения искусства, да и не он один. Подделывали не только произведения искусства и рукописи, но и мифы. Однако сохранилось много свидетельств людей, ничуть не заинтересованных в распространении подделок.

– Мозаика из чужих сказок, – подвёл итог Фокадан, – красивая, но бессмысленная – не дающая представления о реальной истории тех времён. Не лучше ли пытаться изучать своё? Те же осколки, но хотя бы родные.

– Лучше, – задумчиво согласилась Зинаида и отец девочки явственно удивился её согласию. Мифология в тот вечер больше не поднималась, Юсуповы интересовались всё больше американскими реалиями.

* * *

– Тщеславный, как все причастные сцены, – доложил Ландер на прекрасном русском языке, – старается сего не показывать, да и не замечает, похоже. На второй слой разговора реагирует должным образом, наживка проглочена.

– Ваши рекомендации по вербовке? – Поинтересовался император, гася очередную папироску в малахитовой пепельнице.

– Фокадан почитает меня пустым человечишкой, посемуможно использовать мою личину как раздражитель. Несколько встреч по аналогичному сценарию – с грубой лестью и вторым дном. Одновременно подвести кого-нибудь из бывших военных, можно графа Игнатьева. Он в последней войне неплохо себя показал, как раз в Европе. Есть о чём поговорить двум военным, да и общие знакомые найдутся.

– Слабовато для начала дружбы, – приподнял бровь император, – да и графа никак не назовёшь мастером вербовки. Военный он лихой, да и по инженерной части соображает, но агентурная работа?

– Игнатьев как агентурщик ниже ноля, – витиевато согласился чиновник по особым поручениям, – но в этом и заключается его ценность. Храбрый вояка без двойного дна послужит хорошей ширмой для настоящих агентов. Я буду пытаться продолжать пролезть в друзья, а генерал доблестно отбивать мои попытки. Пусть почувствует интеллектуальное превосходство.

– Усыпить подозрения, одновременно подводя через графа нужных людей для составления психологического портрета Фокадана. Агентов уже в Москве будем подводить. – флегматично подытожил Александр, – курируйте вопрос, ротмистр. Игнатьеву подпишу перевод в Москву.

* * *

Согласно сложному дипломатическому этикету, перед аудиенцией у императора следовало встретиться с лицом менее значимым, дабы обговорить предварительно темы предстоящего разговора. Товарищ[30] министра иностранных дел, Славутин, принял консула с формальным радушием. Сказав несколько дежурных фраз и приняв верительные грамоты вкупе со списком тем для обсуждения, Иван Анатольевич поговорил с Фокаданом минут десять на нейтральные темы, дабы не выпроваживать консула слишком поспешно. Аудиенция у Александра второго назначена через три дня, аккурат по окончанию Успенья[31].

Фокадан собрался было наносить визиты значимым людям Петербурга, но Юсупов взял на себя эти хлопоты, обещаясь организовать приём в честь гостя, пригласив нужных людей по списку.

– Благодарю, – чуть поклонился Алекс, – весьма признателен за ваше участие в моей деятельности. Надеюсь, хлопоты эти не доставят вам значимых неудобств.

– Полно, генерал, – чуть улыбнулся князь, – какие хлопоты с моими связями? Разослать приглашения не составит труда, а гости будут рады посетить мой дом и пообщаться с вами. Ныне я присутствовал по службе при дворе, так признаться – совершенно замучили просьбами представить вас обществу. Интересный писатель, изобретатель и политик, да ещё и представляющий молодую, экзотическую для нас страну. Прямо-таки находка для людей света.

Небольшой приём по мнению Николая Борисовича, это порядка полутора сотен представителей высшего света Петербурга.

– Рад знакомству, очень рад, – Приветствие, пара фраз с каждой стороны, расшаркивания и улыбки, обещание непременно рассказать о калифорнийских приключениях женщинам, и поведать перспективы сотрудничества с КША в торговле и промышленности.

К полуночи заученные фразы набили оскомину, но наконец-то консула представили всем присутствующим. Юсуповы мягко отогнали стаю товарищей[32], закружившуюся в зале по сложным схемам, которые только на первый взгляд казались броуновским движением[33].

Фокадан в мундире со всеми наградами остался у окна, прикрываемый княжной Зинаидой Юсуповой. К слову, девочка блестяще справлялась с задачей, вызывая искренне уважение.

– Устали, генерал? – Осведомилась она деловито.

– Не без того, – не стал скрытничать Алекс, – я человек не светский, а высшее общество Петербурга куда зубастей, нежели в Атланте.

– Немного передохнём? – Предложила Зинаида, еле заметным жестом подзывая лакея, – шампанского?

– Лучше морсу или квасу, – отозвался Алекс.

– Не пьёте?

– Почему же. Могу и выпить в компании приятелей или сидя у камина в непогоду, а в официальной обстановке просто не люблю, не вкусно.

Короткий разговор с княжной стал настоящим отдыхом. Девочка с мастерством опытного психолога вела партию, но время от времени спотыкалась из-за нетипичной реакции попаданца.

– Здесь вы должны уже рассыпаться в комплиментах моему уму и красоте, – неожиданно сказала она с мягким юмором, вытащив цепочку с часами, – опаздываете.

Фокадан весело рассмеялся, так легко он себя не чувствовал очень давно.

– Каюсь, – с серьёзным видом сказал он, – интеллект у вас и правда поразительный, по крайней мере социальный[34].

Пришлось прерваться и объяснить, что же такое социальный интеллект, понятие интеллекта в частности и психологии вообще. Как большинство студентов в двадцать первом веке, Алексей неплохо знал эти понятия, пусть и поверхностно. Но для века девятнадцатого и эти куцые знания казались откровением.

– С интеллектом разобрались, – тая усмешку сказала девочка, – как минимум социальный у меня присутствует. Красоте комплименты делать будете?

– Довольно симпатичная, – спокойно ответил Фокадан, снова выламываясь из колеи.

Юсупова деланно грозно нахмурилась и топнула ножкой:

– Меня называют самой красивой среди сверстниц!

– По уровню знатности и доходов, – дополнил Алекс.

– Сложно с вами, генерал, – с лёгкой улыбкой сказала Зинаида, рассматривая его с видом энтомолога, – но интересно. Комплиментов получаю в избытке, а такие вот забавные гадости на грани хамства впервые. И ведь не обидно даже!

– Всегда рад помочь, – в тон ответил Алекс.

Расслабившись слегка, в сопровождении Юсуповой направил шаги в сторону кучкующихся промышленников и торговцев, заинтересовавшихся КША. Представители посольства вели работу в этом направлении, но личные контакты иное дело.

При всех своих недостатках (социалист!), Фокадан обладал отменными связями как военный, инженер, писатель и политик. Персона противоречивая и не пользуется всеобщей любовью даже в Конфедерации, но связи у попаданца на редкость обширны и причудливы. Там, где не хватает авторитета военного или инженера, в ход идут связи через мир искусств или далеко не беззубую ирландскую общину.

Контрактов в первый же день заключать не стали, хотя у консула имелись полномочия не только от государства, но и от целого ряда фирм. Русские (хотя какие к чёрту русские – сплошь немцы!) прощупали возможности Алекса в Конфедерации, пытаясь понять уровень попаданца, его компетентность и возможности.

* * *

– Кажется, у меня появился друг, – задумчиво объявила княжна вечером маменьке, зашедшей поцеловать дочку перед сном.

– Только друг? – Тонко улыбнулась Татьяна Александровна.

– Только друг, – уверенно ответила Зинаида, но мать заметила толику сожаления.

Глава 5

Выслушав положенные по этикету слова, Александр Второй жестом указал на удобное кресло напротив своего стола.

– Садитесь, генерал, – Алекс сел на краю кресла, держа спину прямой, – предложения промышленников Конфедерации сильно меня заинтересовали.

Император сделал паузу и вытащил коробку сигар, угощая консула. Курить особо не хотелось, но пересилило желание узнать вкус императорского табака, да и вежливость никто не отменял.

– Por Larranaga[35]? – С видом знатока поинтересовался генерал, пробуя дым на вкус. Некоторое время рассуждали о сигарах и табаке. Император несколько раз переходил с французского на русский, будто тестируя собеседника.

Курил попаданец редко, всё больше за компанию – слишком много вопросов джентельмены девятнадцатого века предпочитают обсуждать с сигарой и стаканом в руке. Пришлось научиться разбираться как в алкоголе, так и в табаке, хотя настоящим ценителем Алекс не стал.

– Скажите откровенно, вы имеете свои интересы в этой папке, – император жестом показал на принесённые попаданцем документы, – или действуете исключительно как дипломат?

– Имею, – отозвался Фокадан, пыхая дымом, – небольшие проценты за посреднические услуги пойдут в пользу ИРА, прежде всего переселенцев. Людей в Конфедерации мало, а промышленников и того меньше – знаю практически всех интересантов. Нравы у нас простые, так что личная заинтересованность в делах государственного масштаба приветствуется – считается, что это никак не препятствует патриотизму.

– Тем более, средства на благотворительность, – понимающе кивнул император и откинулся в кресле, – расслабьтесь, генерал, нам с вами долго сегодня беседовать. Без формализма и чинопочитания.

Фокадан, не чинясь, уселся поудобней.

– Сейчас бы коньяку, – благодушно сказал он. Александр хохотнул, отчего пошли морщинки в уголках глаз.

– Пожалуй.

Встав, император подошёл к большому глобусу, стоящему в углу кабинета, и открыл его. Внутри оказался мини-бар с несколькими десятками бутылок.

– Какие-то пожелания? – Чуточку пародируя сомелье спросил он.

– На ваш вкус.

Вкус у императора оказался отменным. Так, с коньяком и сигарами, в совершенно неформальной обстановке, они начали листать папку, детально разбирая предложения промышленников.

– Маврокордати? В сторону, – решительно сказал консул, услышав знакомое имя, – в список включить пришлось, очень уж связи у него хорошие, но ненадёжен.

– Даже так? – Удивился император.

– Ваше Величество, – с лёгкой укоризной ответил попаданец, – зачем я буду портить впечатление о себе и Конфедерации? В список сего господина включить пришлось, но исключительно формально. Политика, чтоб её.

– Не любите политику?

– Есть такое дело, – с чувством сказал Алекс, – понимаю, что поверить трудно, тем паче что занимаюсь ей, но уж как есть.

– Отчего же тогда начали? – Император сложил руки домиком и упёрся в них подбородком, демонстрируя начальные знания психологии. Попаданец решил подыграть немного пооткровенничать – почему бы и нет, в конце концов? Доверительные отношения с императором Российской Империи немало стоят, тем паче сам приехал налаживать контакты, приняв давнее приглашение, переданное Черняевым.

– Из-за покойной супруги.

Александр аж дёрнулся – еле заметно, но для человека такого уровня и это немало. Фокадан же, не вдаваясь в подробности, рассказал о знакомстве с женой на собрании коммунистов и о том, как именно тогда он заинтересовался политикой. Вариант с созданием ИРА рассказал приглаженный, близкий к официальному, но с рядом тщательно продуманных деталей, делающих версию убедительной.

Дальше пришлось удивляться самому попаданцу – император со знанием дела обсудил с ним идеи социализма. Скептически, откровенно предвзято, без нормального понимания сути… но сам факт! Старается человек понять вражескую идеологию.

Видя, что собеседнику тема социализма откровенно неприятна, пусть тот и старается это не показывать, попаданец поднял тему того знаменательного разговора с Черняевым.

– Сны… – император поднялся и встал у окна, заложив руки за спиной и глядя в него невидящими глазами, – непростые сны. Знак.

Внезапно, без перехода, Александр повернулся спросил:

– Вы оттуда?

Фокадан с трудом выдержал тяжёлый, пронзительный взгляд повелителя Российской Империи.

– Не знаю, – ответил попаданец с тоской, – не знаю.

Откровенничать не хотелось, пугала возможность оказаться в подвале, где люди с профессионально-добрыми глазами вдумчиво побеседуют с пророком. Надеяться на роль советника Вождя не стоило, реакции самодержцев сильно отличаются от реакции обывателей. Отсюда же вытекает, что не стоит рассчитывать на дипломатическую неприкосновенность – при желании можно устроить несчастный случай. Утонул консул, какая жалость…

Врал Алекс профессионально – благо, отработал с десяток вариантов беседы.

– … не помню, – Фокадан закурил, держа сигару подрагивающими руками, – моя жизнь началась в трущобах Лондона, а что было до того, даже сказать не могу. Всё известно только по косвенным данным – вроде как кельтское происхождение, хорошее политехническое образование[36] и прочее. Будущее? Вряд ли, это вовсе уж… скорее – такие же сны, как у вас, просто из-за удара по голове и последующей амнезии моё сознание зацепилось за них.

Сделав вид, что смутился слегка после упоминания амнезии[37], Алекс будто запнулся и сказал неловко, выправляя разговор:

– Я специально изучал этот вопрос, подобные виденья не редкость.

– Это так, – с волнением сказал Александр, не отводя глаза от попаданца, – даже моим предкам не раз были виденья[38].

– Таких случаев немало, – подтвердил Фокадан, – только большинство людей, получив послание, не делают ничего. В лучшем случае рассказывают знакомым и записывают в дневник. Другие же используют послания, чтобы сделать мир чуточку лучше – как они это понимают.

– Вы правы, – сказал император минуту спустя, – как вы правы! Сделать мир чуточку лучше, а не писать в дневник и не пугать склонных к мистицизму дам!

Сказав это, император стал как будто выше ростом, ушли прочь страхи и сомнения – он Избранный! Выверенная, тщательно рассчитанная фраза сделала своё дело, прибавив уверенности Александру. А самое главное – связало с самодержцем Фокадана.

Тщеславие? О чём вы… прежде всего безопасность, не будет же один избранный как-то вредить другому? Там, наверху, могут этого и не понять. Вторым слоем шло желание попаданца, чтобы к его словам прислушивались.

Проговорили почти два часа, касаясь всё больше снов Фокадана.

– Не могу сказать, что целенаправленно разрушал САСШ, – ответил попаданец на прямой вопрос, – я скорее пылинка, попавшая в отлаженный часовой механизм. Никаких мыслей об уничтожении грядущего монстра, по совести, и не было. Обычное, вполне человеческое желание помочь обездоленным, защитить близких от бандитов, добиться хоть какой-то справедливости.

– Грядущий монстр, – задумчиво повторил император, – совсем страшно?

– Власть ростовщиков в худшем смысле этого слова. Европа – то ли вассал, то ли доверенный слуга, Россия же…

Не сгущая красок, попаданец рассказал о России. Император курил, время от времени уточняя детали и постепенно чернея лицом.

– Не справились, значит, потомки, – подытожил с видом человека, принявшего важное решение, – благодарю, генерал. Жду вас завтра в это же время, продолжим наш разговор. Ах да, промышленники Конфедерации… полное моё одобрение и всяческая поддержка на государственном уровне. Мой кабинет[39] уточнит детали и представит готовый вариант.

* * *

После ухода Фокадана император некоторое время сидел молча, потом с силой потёр лицо руками и будто снял маску.

– Социалист, – хмыкнул он, – с какими только отбросами не приходится работать! На виселице ему самое место, а не во дворце. Да чуть ли не за ровню меня держит, поганец этакий!

Стенная панель отодвинулась и из проёма вышел секретарь, а по совместительству и телохранитель. Выходец из низов, успевший хлебнуть лиха, Половцев фанатично служил Александру. В двадцать первом веке его назвали бы царебожником[40]. Фанатичность соседствовала с прекрасной памятью, высочайшей работоспособностью и прекрасной обучаемостью.

– Государь, – чуть поклонился секретарь, – так может, его стереть из Книги Жизни?

Некоторое время император серьёзно обдумывал заманчивое предложение, но всё же нехотя отказался:

– Не стоит. Мерзкий человечишка, вздумавший порушить естественный ход вещей… но полезный. Он всё больше против англичан борется, России это на руку. Сомнительный союзник даже на фоне азиатских князьков, но пусть живёт. Пока живёт.

* * *

Разговор с императором оставил двойственное впечатление. Вроде всё хорошо, но чёртовых но получалось слишком много.

Вечером, уже лёжа в постели, Алекс прокручивал в голове минувший день, рассматривая события критически. Метод давний и хорошо известный, жаль только, сам он его использует от случая к случаю.

Резкая симпатия императора к социалисту? Увольте… все действия Александра говорят о его убеждённости в священности монархии[41] и особ царского происхождения. Взять хотя бы его отношение к Великим Князьям и Дому Романовых. Сколько ворья, сколько откровенно некомпетентных людей на высоких постах – положенных по праву рождения!

Случаи участия в заговорах и откровенном предательстве интересов страны? Сколько угодно! За исключением парочки странных смертей особо заигравшихся, да отстранения с ряда постов – с перестановкой на другие, не менее хлебные, но менее ответственные, никакой реакции! Чуть притихли, но продолжают крутить заговоры, воровать, лезть в государственные дела при полном непонимании оных.

Некоторые сановники, вполне себе монархисты, не раз просили императора урезонить родственников. Ничего! Александр глубоко убеждён в священности царской крови, и это, по его мнению, перекрывает любые недостатки родичей.

А тут – разговор почти на равных, весёлые лучики около глаз, идеальная реакция на фразу Другие же используют послания, чтобы сделать мир чуточку лучше – как они это понимают. Так не бывает. Игра? Несомненно.

Попаданец прикусил губу: не в первый раз с размаху вляпывается в события только потому, что считает предков заведомо глупее потомков. Пусть даже не глупее, а менее знающими, менее подготовленными… не суть. Сидит в нём червячок снисходительного отношения к предкам, себе-то чего врать.

Сталкиваясь с кем-то из предков, каждый раз рассматривал – достоин ли тот общения на равных? И пока не столкнулся лично, и не убедился в этом, равными он никого не считал. Даже переписываясь с Марксом и прочими гигантами мысли[42] девятнадцатого века, сложно отделаться от подобного отношения.

Александр может обладать огромным количеством недостатков, но все они перекрываются административными возможностями самодержца. Не знаешь что-то сам? Напряги государственный аппарат, найди нужных людей. Не стоит забывать и о придворном воспитании, когда с детства учатся интриговать, читать лица и разбираться в хитросплетениях политики.

Встав с кровати, зажёг свечи и достал записную книжку с пометками. Простенькая, но действенная шифровка с сокращениями и жаргонизмами, понятными только ему.

– Всё на месте, – пробормотал он, – как разговаривать с императором, на что обращать внимание. Выжимки от посольских на месте, результат мозгового штурма с Патриком и Кейси тоже. Так почему не следую своим же планам, причём спотыкаюсь на одном и том же – на отношениях с людьми. Забываю? Хоть крестик ставь, только ведь опять забуду. Или…

Чуть поколебавшись, открыл аптечку и достал упаковку со стерильным бинтом, и острейший тычковый кинжал из ножен на ремне. Примерившись, сделал на указательном пальце левой руке два глубоких надреза и тут же замотал бинтом.

– Крестик есть, – хмыкнул Алекс, глядя на палец с проступившей на повязке кровью, – надеюсь, в мозгах тоже проявится.

* * *

– Мелочь, – отмахнулся Фокадан утром от расспросов дочери и ближников, завидевших повязку, – полез впотьмах рыться в саквояже, зацепился неудачно. Келли, ты встречу подготовил?

– Да, сэр, – откликнулся секретарь, – в первый же день оповестил ирландскую общину, что вы намереваетесь встретиться с желающими после аудиенции у императора.

– Пап, – Дочка тронула его за рукав, – почему заранее и почему после аудиенции? Почему не сразу?

– Не сразу? Гм… кельтская община в России делится на Ласси и О,Рурков[43], и на обычных мастеровых. Для последних я несомненный вождь – как один из капитанов ИРА и человек, занимающийся беднотой. Для графов О,Рурк и графов Ласси всё сложней. Не придти они не могут, иначе противопоставят себя ирландской общине – вроде как признают, что они не ирландцы, что им чужда судьба Ирландии.

– А придти – значит хоть немного, но признать тебя вождём, так?

– Не меня, тут скорее обещание встать в строй ИРА, помочь общине.

– Они не помогают? – Удивилась Кэйтлин.

– Хм… они в первую очередь дворяне, а уже потом – ирландцы, – презрительно сказал отец, – да и то… скорее формально. Помогают ровно настолько, чтобы не потерять связи. Пусть ирландцы в большинстве своём бедняки, но и от них может быть польза.

– Ага… а на фоне ИРА они будут выглядеть, как ты любишь говорить – бледно?

– Да. Чтобы не потерять лицо, они должны либо влиться в ряды ИРА, либо бухнуть в нашу казну существенные суммы. Вливаться они хотят только на главенствующие позиции, а пускать их туда никто не собирается – заслуг нет. И денег жалко…

– Сходу ссориться не стали, – добавил Келли, – решили им дать возможность сохранить лицо. Ласси и О,Рурки ныне все поголовно разъехались по важным делам и командировкам.

Глава 6

В Москву прибыли в середине сентября, заняв трёхэтажный особнячок на Мясницкой улице. Первый этаж заняли консульские службы, на втором расположились ближники, ну а на третьем разместился Фокадан с дочерью.

Потратив два дня на распаковку вещей, отдых и заказы недостающих предметов обстановки, Алекс отправился на беседу с директором Немецкой Женской гимназии, фрау Штайнмайер. Письмо с просьбой о зачислении Кэйтлин отправлено ещё из Петербурга, но требовалось обговорить детали.

Двухэтажный корпус гимназии окружало несколько флигелей[44], где жили пансионеры[45], учителя и прислуга. Сзади имелся небольшой скверик, заставивший попаданца поморщится – пространство для детских игр явно не предусмотрено, вечная беда большинства учебных заведений девятнадцатого века.

Почему-то предполагалось, что воспитанные дети в свободное время должны чинно прохаживаться под неусыпным взором учителей. Двигаться же хоть как-то энергично полагалось лишь на уроках гимнастики и танцев. – Может, ну её, эту гимназию? – Уныло поинтересовалась дочка, без особого восторга обозревая деревья и кустарники, постриженные под геометрические фигуры, да строгие линии дорожек из брусчатки, – дома буду заниматься, как раньше?

– Нужно же тебе подружками обзаводится? – С деланным оптимизмом ответил отец, – да и манеры лишними не будут.

– Ну их! – Повела дочка носиком, – Женевьева научит!

– Женевьева, при всём к ней уважении, прислуга, тем паче из глубокой провинции.

Девочка только вздохнула и взяла отца за руку, поднимаясь по лестнице. Сдав дочку директору, решившей лично проэкзаменовать будущую ученицу, Алекс в сопровождении надзирательницы[46], устроил экскурсию по гимназии.

Вопреки церберской должности, миловидная дама чуть за тридцать, оказалась приятным собеседником с отменным чувством юмора. Экскурсия как-то незаметно перешла во

– Я в некотором замешательстве, – высказалась директор, женщина под пятьдесят с несколько лошадиным лицом, но умными и какими-то тёплыми глазами, – очень неравномерное образование. Языки ребёнок знает хорошо, хотя конечно, акценты довольно специфические, особенно французский.

– Креольский диалект, – проинформировала Кэйтлин, – дома многие на нём говорят, а он очень прилипчив. Даже парижане начинают говорить почти так же, прожив у нас несколько лет.

Штайнмайер чуточку удивлённо глянула на девочку, ведущую себя с взрослым человеком на равных. Снова прокол в воспитании – здесь дети до определённого возраста не просто безгласны, но и права не имеют на собственное мнение. Поведение Кэйтлин по здешним меркам – предосудительное и едва ли не развязное.

– Математика, физика и химия – очень и очень хорошо, – продолжила фрау, – по сути – её учить-то нечему. Полагаю, черчение знакомо столь же хорошо?

– Лучше, – с гордостью за дочку сказал Фокадан, – уровень профессионального чертёжника.

Немка сняла пенсне и протёрла тряпочкой, вздыхая и явно готовясь к неприятному разговору – немного показательно, всеми силами демонстрируя, как ей неловко.

– Домашнее образование, – заполнил паузу Алекс.

– Девочка умная и развитая, но, – вздохнула фрау, – с гуманитарными науками полный провал. Не говоря уже о Законе Божьем! Евангелие и историю знает…

Женщина замялась, не в силах подобрать подходящих эпитетов.

– Толкует своеобразно? Что есть, то есть… образованием-то поначалу занимался Фред Виллем, а потом уже я сам, так что…

– Виллем? – Перебила директор, – извините, генерал. Просто у нас в кирхе много разговоров о его Теологии.

Штайнмайер снова протёрла пенсне и вздохнула.

– Повторюсь: девочка умная, но принять её в гимназию просто не могу. Не поймите меня неправильно, с её математическими способностями она стала бы нашей гордостью…

– Особое виденье истории, – закончил за неё Фокадан.

– Верно, генерал, – чуточку грустно сказала женщина, – откровенно говоря, местами её суждения хотя и непривычны, но интересны. Другое дело, что родителям других девочек эти суждения могут не понравиться.

– Извините за беспокойство, – суховато сказал Алекс.

– Дайте договорить, – попросила фрау, и мужчина сел, чуть смущённый.

– Можно было бы взять с Кэйтлин слово не высказывать иную точку зрения на исторические события. Уверена, она бы его сдержала. Просто… зачем? Ломать пусть и непривычное, но вполне качественное образование, дабы получить на выходе стандартно воспитанную барышню? Скажите, генерал, как вы относитесь к получению университетского образования женщинами?

– Сугубо положительно.

Штайнмайер кивнула и лицо её озарилось светом:

– Если Кэйтлин будет заниматься столь же усердно, то не более чем через два года, она сможет поступить в университет! Пусть как вольнослушатель[47], но зато на математическое или химическое отделение.

– Всего-то уровень математики класса седьмого, да азы физики и химии, – подумал Фокадан, задумчиво глядя на дочь, – что ж, именно в конце девятнадцатого века и началась Большая Наука… почему бы и нет…

– Ты этого хочешь?

Кэйтлин серьёзно задумалась и ответила:

– Да, отец. Мне нравится помогать тебе с чертежами и слушать объяснения. Было бы здорово заниматься такими вещами серьёзно, в качестве профессии.

– Не хочешь быть светской дамой? – Приподнял бровь отец, – приданое у тебя хорошее, найдём тебе мужа – бравого военного, усатого и с орденами.

– Да ну тебя, пап! – Засмеялась девочка, – это же так здорово – работать!

– Здорово, – хмыкнул Алекс, – работать хорошо, когда ты можешь выбрать дело по душе, да не слишком беспокоиться и о доходах.

Девочка задумалась и медленно кивнула, уйдя в свои мысли.

– Фрау Штайнмайер, – обратился попаданец к директору гимназии, – я могу попросить вас порекомендовать подходящих учителей? Точные науки по-прежнему буду преподавать сам, а вот с прочими, как видите, у нас не складывается.

– Безусловно, – горячо откликнулась женщина, – есть у меня на примете талантливые педагоги, которые с радостью возьмутся за огранку такого бриллианта, не ломая мировоззрение и характер. Могу также предложить и социализацию – Кэйтлин может приезжать к нам два-три раза в неделю, учить со сверстницами этикет и музыку.

– Буду премного благодарен.

Выйдя из гимназии, Фокадан остановился и сказал негромко, наклонившись слегка к дочке:

– Надеюсь, не зазнаешься?

– Нет, отец, – уверенно ответила Кэйтлин, – я понимаю, что не гений. Изучить математику, физику и химию на уровне выпускниц женских гимназий невелик труд.

* * *

Набрать служителей для консульства отказалось неожиданно сложной задачей. Попаданец рассчитывал на широкую прослойку образованных людей, обязательную для бывшей столицы[48], но появились проблемы политического характера.

Косяком шли бывшие ишутинцы, нечаевцы и сторонники Народной расправы[49], ищущие не столько места, сколько финансирования и поддержки собственных наполеоновских планов. Что характерно, все они твёрдо убеждены, что консул Конфедерации обязан им помогать.

– Закрывай приём, – устало скомандовал Фокадан секретарю, – недоумки какие-то идут. Полное впечатление, что их кто-то настропалил вести себя подобным образом.

– Возможно и так, – флегматично ответил Келли, – чужеродное влияние не исключено. Но я бы поставил на самоподзавод.

– Как… а, ясно, сами себя накрутили? Возможно, возможно… репутация социалиста и революционера привлекла внимание истериков и кликуш, которые и устроили переполох среди своих. Люди благоразумные могли отстраниться просто из боязни, что их примут за революционеров. Чёрт… неудачно получилось, этак мы персонал до Рождества набирать будем.

– Может, напрямую в университет объявиться? Так мол и так, несмотря на политические взгляды, ныне вы представляете интересы своей страны и потому подчёркнуто не лезете туда, где звучат слова коммунизм и социализм, как бы вам не хотелось обратного.

– С болью в сердце, – подхватил Алекс, сходу начав сочинять речь перед студентами, – да, это может сработать. Вступление о служении интересам только Конфедерации и отчасти ИРА во время дипломатической службы на благо Родине. Затем лекция о том, что такое ИРА, его цели и задачи. Отсюда подвести к Исходу из Ирландии и помощи своим, и наконец – разъяснить, какой мне нужен персонал. Спасибо за идею, Риан. На тебе задача подойти к ректору и договориться по поводу моего выступления.

– Подозреваю, это будет непростой задачей, – осторожно сказал секретарь, – здешние реалии таковы, что нужно будет пройти через сито полиции и жандармерии, да и сотрудники других ведомств могут начать ставить палки в колёса.

– Понимаю, задача не на один день. Упирай на мою близость к императору и достигнутое с ним взаимопонимание по части экономического сотрудничества двух стран. Ступай!

* * *

Власти настороженно отнеслись к идее выступления перед студентами. Чинуши начали тянуть резину, надеясь то ли на взятку, то ли на указ сверху. Пришлось идти на поклон к генерал-губернатору Долгорукову.

– По делу к вам, Владимир Андреевич, – чуть поклонился консул, – да и вы сами наверное, знаете.

– Наслышан, генерал, – сдержанно отозвался Долгоруков, мужчина не первой молодости[50], слегка привстав в кресле, что на грани оскорбления. Фокадана, как социалиста и потенциального смутьяна, он невзлюбил сходу, ничуть этого не скрывая. Очень жаль, потому как человеком князь слыл на редкость дельным, несмотря на все свои чудачества и фанаберии.

Отреагировав на выходку вельможи только приподнятой бровью, консул начал излагать суть проблемы, особенно подробно остановившись на революционно настроенных просителях места.

– Каковы бы ни были мои взгляды, поступив на государственную службу, я оставил их в гражданской жизни, – закончил он речь.

Долгоруков прикусил губу и медленно встал.

– Мне докладывали о вас совсем иное, – сказал он, оглядывая Фокадана, – простите, генерал. Не могу сказать, что разделяю ваши коммунистические убеждения, но обещаю закрыть на них глаза, пока вы не занимаетесь пропагандой оных в Российской Империи[51].

Князь протянул руку и Фокадан пожал её, примирение состоялось.

– Похоже, ваше высокопревосходительство, кое-кто решил стравить нас, как бойцовых псов. Понимаю, что эту схватку вы бы непременно выиграли, челюсти у вас покрепче, – грубовато польстил Алекс собеседнику, – но участь бойцового пса меня как-то не вдохновляет. Вас, я полагаю, тоже.

– Соглашусь, генерал, – кивнул генерал-губернатор, – садитесь.

Разговор получился долгим и непростым. Собеседники из чуждых миров воспринимали друг друга как неприятеля, но считали должным наладить сотрудничество.

* * *

Ректор с некоторым облегчением принял разрешение, подписанное генерал-губернатором, выделив большую аудиторию в главном корпусе, но само выступление прошло тяжело. Часть студенчества принялась освистывать Фокадана, объявив того предателем. Кого он предал, попаданец не понял толком: судя по всему – некие идеалы, причём не собственные, а свистунов.

– Клакеры[52], – добродушно объяснил Алекс нервничающему ректору, решившему проконтролировать сомнительную лекцию. Опершись на кафедру локтями, консул положил на кисти рук подбородок и принялся с любопытством наблюдать свару клакеров с защитниками.

Неожиданная реакция лектора привлекла внимание, но Алекс с милостивым видом махнул ладонью:

– Не стесняйтесь, можете и на кулачках побаловаться.

– Цирковое представление! – Громогласно выпалил с галёрки бородатый детина и захохотал. Смех подхватила немалая часть студентов, засмеялся и Алекс, кивнув юмористу. Клакеров в итоге вывели или угомонили, нередко кулаками.

– Господа, прошу понять и простить – устраивать политические дискуссию не могу. Своих убеждений не поменял, но ныне я на официальной службе, тем паче дал слово Владимиру Андреевичу не заниматься политикой в Москве.

– Зачем тогда пришёл?!

Соловьёв схватился рукой за подбородок и зашипел что-то сквозь зубы. Студенчество издавна славилось буйством, но ректор надеялся, что хотя бы с иностранным гостем молодёжь будет вежливой.

– Объясниться, – усмехнулся Алекс, – и, господа, любящие пошуметь не по делу – меня вы ничем не удивите и не смутите. Надеюсь, разъяснять не нужно? Теперь вкратце – мне нужны сотрудники для консульства. Никакой политики не предполагается – нужны люди, умеющие и желающие работать с договорами и понимающие, что такое экономика. Если кто из будущих правоведов, архивистов и математиков желает заработать на дальнейшую учёбу[53] и уверен в своей компетенции, добро пожаловать.

– А будущие инженеры? – Заорал с галёрки всё тот же бородатый (и похоже, сильно нетрезвый) тип, – вы будете здесь изысканиями заниматься?

– Сперва налажу консульскую работу, а потом несомненно. Есть также смутные идеи по химической и физической части, но это вовсе уж не скорое дело.

– Лекцию давай! – С места выкрикнул бледный юноша с клочковатой бородёнкой, не снимающий даже в помещении широкополую шляпу, – что такое ИРА, её цели и задачи, проблемы ирландских переселенцев. Кто как, а я за этим пришёл!

– Рад такому рвению к знаниям, – чуточку ехидно ответил Фокадан и принялся рассказывать. Студентам интересно всё и вопросов по ходу задавалось великое множество. Привычный к лекциям и митингам попаданец не смущался и не сбивался. Сценки из жизни ирландцев Конфедерации раскрашивались боевыми эпизодами ИРА и красотами природы.

Лекция в итоге затянулась почти на три часа и концу зашла куда-то не туда. Вошедший в раж, попаданец поймал себя на том, что начал рисовать на доске схему нормального магазинного пистолета[54].

– Э, нет, – стёр чертежи Алекс, – вот черти, чуть производственные секреты не выдал, так заговорили!

Студенты захохотали, атмосфера стала вовсе уж доверительной.

– Всё на сегодня, господа, – Фокадан отряхнул руки, – прошу оповестить знакомых, буду ждать соискателей. Сразу оговорюсь, что серьёзные неприятности с властями идут соискателям в минус. Бесноватые личности, готовые бросить в пожар революции что угодно, годны только на то, чтобы сгореть в оном. Мне нужны крепкие специалисты, готовые работать и учиться, не выпячивая вперёд политические пристрастия.

Глава 7

Набор сотрудников в консульство оказался куда более сложной задачей, чем это виделось на расстоянии. Ирландская община Москвы оказалась невелика и крайне разрозненна. Большая часть ирландцев давным-давно обрусела, вплоть до принятия православия и утраты как родного языка, так и национальной идентичности. Несколько врачей и инженеров погоды не делали.

Ожидать помощи от граждан Конфедерации, осевших в Москве, так же не стоило. Так уж вышло, что почти все они являлись креатурами[55] предыдущего консула, вылетевшего с отставку без пенсиона. Подробности Фокадан не знал, но тот факт, что мистер Брисбен уехал после отставки в Великобританию, говорил о многом.

Былые сотрудники консульства и дружественные им представители деловых кругов КША доверия не вызывали ни малейшего. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты[56]. Персонал консульства с ноля, деловые связи перетряхивать…

Собственно, потому-то Борегар так легко доверил пост консула человеку без малейшего дипломатического опыта. Связи Фокадана, его многогранность и признанное умение создавать организации, сыграли свою роль. Однако самому попаданцу легче от этого не становилось.

Слишком много желающих стать сотрудником консульства и слишком много неадекватов среди этой пёстрой публики. Добрая половина претендентов на место, прошедшая предварительный отсев у Келли, попав к Фокадану, начинала вести себя странным образом.

– Здравствуйте, товарищ Фокадан, – очередной претендент на место клерка, косматый и бородатый по моде[57] этого времени, уселся в кресло, небрежно положив ногу на ногу.

– Здравствуйте, – вежливо ответил Алекс, наливаясь неприязнью к хаму[58], – рассказывайте о себе всё, что считаете должным. Всё, что выгодно выделит вас из числа других претендентов на место.

– Я народник, – веско сказала косматая личность и выпрямился в кресле, будто ожидая аплодисментов.

– Вон, – коротко ответил консул.

– Как же… – забормотал тот, – ведь сам Фёдор Ильич… рекомендовал…

Фокадан нажал кнопку звонка и в помещение ворвался Конан. Состроив самую зверскую физиономию, он скомкал сукно на груди товарища, вырвав того из кресла. Народник вякнул что-то невнятное, но могучий ирландец другой рукой ухватил ремень на штанах незадачливого посетителя и протаранил его головой дверь. Несколько секунд спустя косматая личность вылетела из дверей консульства, приземлившись едва ли не на середине улицы.

– Никого не пускать, – Брань кивнул понятливо, заняв позицию за дверью и демонстративно откинув полу сюртука, показывая кобуру с револьвером и устрашающих габаритов нож. Алекс же, достав фляжку с алкоголем, пригубил слегка, успокаивая нервы. Седьмой революционер за сегодня и до обеда ещё далеко!

Пройдя отсев, такие народники тут же начинают ждать особого к себе отношения… почему?! Ясно же дал понять, что не примет таких вот… товарищей. Последний даже представиться не соизволил, что вовсе уж ни в какие ворота. Провокация? Да похоже на то, очень даже похоже.

Полиция или жандармерия, пустив нужные слухи через агентуру, одновременно ввела в работу местных сумасшедших. Таких по Москве немало, их привечают и подкармливают, как заведено у православных. Болезненные амбиции, желание пострадать за правое дело, и вот готов очередной товарищ. Непременные заросли волос, широкополая шляпа, пончо и таинственное сверкание глазами из-под очков, вкупе с туманными разговорами о народном счастье.

Дальше разговоров и неумелых провокаций властей дело обычно не заходит. Хотя время от времени очередной товарищ отправляется на поселение и вовсе уж редко – на каторгу. Страдальцы за народное счастье редко отправляются на каторгу или в ссылку. В путь по сибирскому тракту уходят по большей части окружающие из тех, кто делает реальное дело.

Сами же страдальцы продолжают сверкать очами, шуметь и всячески портить любое дело искренним энтузиазмом идиотов. Как узнавал попаданец, некоторые борются по двадцать-тридцать лет, топя товарищей. И ничего, прокатывает… менталитет русской интеллигенции таков, что прекраснодушным идиотам прощают заведомо провокационные поступки, продолжая общаться.

– Юроды, – добродушно прогудел под окном дворник, гоняя желающих подать какие-то бумаги в окно первого этажа, где Фокадан принимал потенциальных работников, – кыш отседова.

– Действительно юродивые, – пробурчал попаданец, – с поправкой на просвещённый девятнадцатый век. Купчихи богомольцев привечают, а кто с претензией на образованность – радетелей за народной счастье. Видимость разная, суть одна.

Хмыкнув, консул потянулся за коробочкой с сигарами, но остановился. Курить не хочется, а сунуть в рот соску просто ради того, чтобы нервы успокоить… так Степан успокоил, сам того не зная.

– Красиво получилось, – подытожил жандармскую операцию, – как ни крути, а они в выигрыше. Возьму кого из этих клоунов, так замараюсь не только перед властями, но и перед дельцами. Дескать, если не умею персонал нанять, то о каком сотрудничестве речь может идти? Не найму, так очернят… постараются очернить как предателя революционных интересов. Положим, это у них не выйдет, но сложностей не избежать.

Идти на поклон к кому бы то ни было не хотелось, так что пришлось затратить три дня на приём потенциальных работников. В итоге отобрал троих, навыки которых на первый взгляд соответствовали его требованиям.

Степанцев Феоктист Артемьевич, двадцативосьмилетний коротышка из разночинцев[59], прекрасно знал английский, бывал в Англии и Северной Америке, понимал делопроизводство. Сущая находка, если бы не некая отстранённость от мира и религиозные поиски.

Пчелинцев Семён Витальевич, двадцатидвухлетний выходец из мещан, копивший средства на дальнейшее обучение. Рослый, очень привлекательный парень, окончание университета и получение почётного личного гражданства[60], связывал с последующей удачной женитьбой на купеческой дочке с хорошим приданым. Не бог весть какая мечта, но попаданец не осуждал парня. Старший в семье, Семён тянет аж восьмерых младших братьев и сестёр при отсутствии отца. Потому и планы столь приземлённые – вылезти из нищеты самому и вытащить родных, о большем даже и не мечтается.

Федулов Илья Иванович, высокий и худой двадцатичетырёхлетний выпускник семинарии, меньше всего походил на потомственного представителя духовенства. Принимать сан не захотел, поскольку к религии относился неприязненно. В принципе, понятно и разумно для попаданца, но у Федулова скепсис этот временами разлетался брызгами. В Российской Империи такое отношение к религии вообще и православии в частности, чревато неприятностями[61], так что Илья Иванович вполне целенаправленно искал иностранного работодателя, поскольку отечественный обязан доносить властям на неправильные речи.

Фокадан вместе с Келли и Конноли потратил почти две недели на дрессуру новых сотрудников. Вместе с обыденной консульской текучкой и визитами, занят был по двадцать часов в сутки.

К началу октября ситуация нормализовалась и Алекс начал входить в русло обыденной жизни. Работа в консульстве, общение с промышленниками и чиновничеством, занятия с дочкой и наконец – в большом флигеле на заднем дворе, начал обустраивать мастерскую.

С визитами начали заглядывать и соседи, в большинстве своём очень непростые.

* * *

– Прошу, – подлетевший половой[62] в белейшей мадаполамовой[63] рубахе чуть склонился, взмахом салфетки показывая путь, – Герасим Иванович ждёт.

Фокадан прошёл вглубь знаменитого трактира Тестова, стараясь не пялится на разносортную публику. Купец из староверов, в поддёвке[64] и смазанных[65] сапогах, мог сидеть с одетым по последней парижской моде молодчиком. Причём модник, скорее всего, проситель – судя по деталям поведения.

– Консул, – встав, чуть поклонился купец первой гильдии[66].

– Мистер Хлудов.

Особенность, неизменно забавлявшая Фокадана – уроженцы Российской Империи норовили звать его по должности – консул или генерал. Отчеством при попадании обзавестись не удосужился, а русскому менталитету без оного неловко общаться с собеседником.

Одет именитый фабрикант по европейски. Осанистый, красивый мужчина, несмотря на зрелый возраст[67], выглядел импозантно, похожий на немолодого Шона Коннори. Да что там похожий, знаменитый шотландец рядом с купцом показался бы бледной копией!

Короткий обмен любезностями, о делах только после еды. Отголоски суеверий, что после совместного преломления хлеба[68] делать друг другу гадости – испытывать судьбу.

– На твой вкус, – отстранился Фокадан от поданного немолодым половым меню, – я русской кухне мало что понимаю. Единственное – учти, ем я мало, да и выпить не большой любитель.

– Селяночку – с осетриной, со стрелядкой… живенькая, как золото жёлтая, нагулянная стерлядка, мочаловская[69], – отрекомендовал половой.

– Разрешите поучаствовать? – Предложил Хлудов, – я некоторым образом гурман.

– Конечно, рад помощи знатока.

– Расстегайчики, да закрась налимьими печёнками, Кузьма.

Половой кивнул, ухитряясь проделать это одновременно важно и с полным пониманием своего положения.

– А потом я рекомендовал бы натуральные котлетки а-ля Жардиньер, – обратился Кузьма к консулу, – телятина белая, как снег, что-то особенное. Из холодного балычок с Дона, янтаристый, да белорыбки с огурчиком.

Хлудов с Кузьмой обсуждали меню несколько минут, Фокадан наблюдал эту сценку не без удовольствия, видя тонких ценителей.

Водка в маленьком, запотевшем графинчике оказалась на столе едва ли не мгновенно, как и подносы с холодными закусками. Как водится, деловой обед прямо-таки обязан сопровождаться хотя бы символической порцией алкоголя. Слова попаданца о том, что выпить он не большой любитель, воспринимаются здесь не иначе, как пью не до упада.

Ели не торопясь – Фокадан давно уже овладел этой премудростью, хотя по прежнему не видел смысла сидеть за столом часами. Ближе к концу трапезы принялись обсуждать дела.

Хлудовы владеют крупнейшей и лучшей ткацкой фабрикой Российской Империи, а потому контакты жизненно необходимы обоим сторонам.

– Сколько хлопка могут отгружать плантаторы? – Поинтересовался Герасим Иванович.

– Сколько нужно, – с улыбкой ответил консул, – старые контакты все больше через Англию шли, а те показали себя не самыми надёжными партнёрами.

– Война, – тоном Абдуллы из Белого солнца пустыни произнёс англоман Хлудов

– Восстановление контактов, прервавшихся в ходе последнего европейского конфликта, началось с попытки англичан привязать политику к экономике, выставив плантаторам несоразмерные требования.

– Вот как? Какие же, если не секрет?

– Превращение в английскую колонию по сути. Отказ от самостоятельной экономической политики, запрет на строительство ряда промышленных предприятий. Всё это хамство под прикрытием словес о совместной работе и разделении экономик, дабы не случилось конкуренции. Конфедерации предлагалось стать сырьевым придатком Великобритании, для этого даже закупочные цены повысили.

– Да уж, – более живо отозвался промышленники, – ловушка известная, ан с давних пор на неё попадаются. Отказались?

– Конфедерация с Вашингтоном воевала из-за нежелания оставаться сырьевой колонией. Та же история – сперва всеми силами помогли развиться сельскому хозяйству Юга, а затем сговорились и ввели закупочные цены в разы ниже рыночных. Товары для южных штатов продавали с наценкой, порой в разы более высокой. Для надёжности таможенными барьерами сии несправедливости подкрепили, назвав возмутившихся людей мятежниками.

– Знакомо, – пробормотал Хлудов, явно имея в виду что-то домашнее, – слыхивал, у вас ткацкие фабрики десятками строятся? Не будет такого, что вложившись в расширение и понадеявшись на ваш хлопок, окажусь без оного?

– Земли так же осваиваются, куда более скоро, – возразил консул, – такая гонка не один десяток лет продлится. Да и политику никто не отменял – благоволение Российской Империи дорого нам, на одну только Францию полагаться опасно. Экономические реверансы подобного рода крепят российских граждан к Конфедерации лучше, чем гвоздями.

– Вы откровенны, консул, – Хлудов посмотрел Фокадану прямо в глаза.

– С дельцом-то? – Улыбнулся тот, – признанным лучшим в своём деле?

Промышленник молча кивнул, приняв ответ. В самом деле, юлить можно с отпрыском дворянского рода, решившим вложить выкупные деньги[70], пока окончательно не растратил. В таком разговоре без звонких фраз не обойтись, а здесь-то… два дельца встретились.

Встреча с Хлудовым и достигнутые предварительно договорённости оказались очень к месту. Герасим Иванович в среде московских промышленников имеет непререкаемый авторитет и если уж такой человек начал сотрудничать с КША, дело верное!

* * *

Хлудов проводил гостя взглядом, но сам уходить из трактира не спешил. Кузьма, зная привычки постоянного посетителя, молча сменил стол, обновив закуски.

– Вдовец, – пробормотал купец, – недурственно… хорошая партия может быть, очень хорошая… Небеден, связи опять же… но социалист! Мда…

Глава 8

Переписка с Александром Вторым стала для попаданца аналогом экстремального спорта. Подсказать что-то для развития России, но при этом не продемонстрировать слишком много странных знаний. Задача непростая, время от времени прорывалось что-нибудь этакое, потому ответы приходилось читать и перечитывать по многу раз, выискивая возможные ляпы.

Вторым слоем шла опаска переусердствовать с прогрессом. Российская Империя чудовищно отстала в техническом плане. Великобритания да Франция демонстрируют более-менее серьёзное отношение к делу. Россия же, увы, в отстающих. Вкупе с малым количеством квалифицированных рабочих, стартовать страна может резко, но технически развитые державы быстро догонят её и перегонят.

Алекс, как и большинство мужчин, тем паче из провинции, ещё до попадания неплохо разбирался в технике. Провести электропроводку, починить мопед, помочь соседу раскидать движок старого Москвича. Если припомнить всю технику, коей интересовался в школе и ВУЗе, да присоединить полученное инженерное образование, получается не так уж и мало.

Придумать какую-нибудь вундевафлю[71] выходцу из двадцать первого века в общем-то несложно. Да хоть Катюшу! Ракетное оружие, пусть и очень несовершенное, известно давно[72], велосипед изобретать не придётся. А толку-то? Украдут идею если не на стадии проектирования, так сразу после испытаний!

Фокадан согласился бы даже на ограничение свободы, шарашка[73] с высоким уровнем комфорта не виделась чем-то страшным. Если впереди маячит великая Цель, можно пойти на какие-то жертвы.

Вот только ни сам император, ни свора Великих Князей, ни придворные… никто не готов идти на жертвы – на жертвы должен идти народ. Слова Не жалей, бабы новых нарожают, воспринимались верхушкой как нечто естественное и неоспоримое.

Сперва в разговоре с императором и высшими чновниками, а затем и с письмах мелькало, что низы воспринимаются верхами как шахматные фигурки. Ошибся игрок? Ничего страшного, зато какая интересная партия! Мнение фигурок в расчёт не принималось, они должны быть счастливы от того, что высшие соизволили ими поиграть.

Любое отступление от привычной верхам позиции патриотического угара и готовности умирать по слову благородий и сиятельств, воспринималось как покушение на устои общества. Рабочий хочет каких-то элементарных прав и повышения зарплаты? Бунтовщик, однозначно! Из-за таких хамов погибнет Россия!

Ревнителей устоев при этом не смущало, что если бы они, ревнители, поумерили слегка аппетиты, то все просьбы низов можно выполнить. Крестьяне, вымирающие весной от голода и эпидемия туберкулёза среди рабочих – это естественный порядок вещей.

Александр всей своей политикой доказал, что он сторонник самодержавной власти и аристократии во власти. Наверное, в его системе координат иначе и нельзя. Вот только результат… попаданец всё больше склонялся к мысли, что девизом царствования Александра будет Благими намерениями[74].

Реформы проводятся неоднозначные, но в целом движутся в нужном направлении. Вот только попытка Александра реформировать общество, не реформируя систему власти, вызывает желание покрутить пальцем у виска.

Рвать жилы ради процветания кучки сволочей, засевших у вершины, совсем не то же самое, что ради процветания народа. Поэтому разговоры о шарашках и тому подобных вещах Фокадан не поднимал.

Чем дольше живёт в России, тем больше понимает, что идея Революции Сверху воспринята императором явно криво. С гражданином Романовым России не по пути.

* * *

Письмо императора раскладывалось на составляющие – что написал прямым текстом, да что хотел сказать в подтексте. Затем Алекс долго сидел, обдумывая строки и то, каким образом можно ответить на них безопасно для себя и полезно для государства.

– Ресурсы, – пробормотал попаданец, – где бы их ещё взять!? Донбасс разрабатывается вовсю, а прочее… ну скажу я, что Дальний Восток настоящая кладовая, толку-то? Разрабатывать тамошние вкусности начала только советская власть, хотя кое-какие месторождения открыли чуть не полвека до Революции. Людей где взять? Разработка самих месторождений, прокладка дорог, железная дорога, кормить всех надо… как?!

Походив немного по комнате и грызя кончик грифельного карандаша, Алекс немного успокоился и снова сел за письменный стол.

– Или всё-таки написать? Парочку месторождений на Дальнем Востоке, годных к разработке с помощью кайла и тачки точно назову, спасибо дядь Мише из третьей квартиры. Надо же… кто бы мог подумать, что буду с благодарностью вспоминать назойливого алкоголика, который любил рассказывать в подробностях, как он в молодости на Северах работал!

– Появится там добывающая промышленность, а там и производство подтянется, земледельцы. Глядишь, задавят на всякий случай соседнюю Японию, не допустят конкурента поблизости. Или наоборот? Развивать станут помаленьку, потому как трудовые ресурсы поблизости имеются. Проще ведь из Японии на Дальний Восток трудовой десант перебросить, чем из глубинки России мужиков тянуть.

– Помня переселение крестьян из Средней Полосы на Кавказ и сопутствующие потери как кавказских горцев, так и русских мужиков, и не знаешь, что хуже. Сколько там переселенцев в Сибирь вернулись обратно в той истории? Кажется, больше половины[75]? А это ведь уже начало двадцатого века, железных дорог побольше, Сибирь более-менее обжитая. И всё равно не прижились.

– Казалось бы – земли море, охотиться можно, рыбачить, на шахты наниматься… простор! Ан нет, не всё так просто – климат тяжёлый, другие условия земледелия, да чиновники, как водится, постарались[76]. М-мать… что так хреново, что этак…

Снова вскочив, Алекс начал грызть карандаш, но тут же с отвращением выплюнул.

– Дурацкая привычка… Для блага государства и крестьян, нужно максимально развивать европейскую часть страны. Много крестьян, которых можно вербовать в рабочие без переездов через пол материка, меньше социального напряжения вследствие этого. Промышленность рядом есть какая-никакая – опять-таки проще становится, да и плечо снабжения[77] короче, всё не через Сибирь тащить.

Стимуляция памяти помогла, из глубин всплыло название Курская магнитная аномалия и ряд подробностей – не слишком точных, порой даже сомнительных.

– Ну хоть что-то, – пробормотал Фокадан, принимаясь сочинять ответ. Если память его не подводила, то обнаружили курскую магнитную аномалию примерно в это время, может чуть позже[78].

Остальные разделы многостраничного письма столь же непросты, так что времени на ответы ушло немало. Благо, писал император не каждый день и даже не каждую неделю.

– Потом ещё и просматривать, – с тоской пробурчал Алекс, глядя на писанину, – не пропустил ли чего, не написал чего лишнего? Эх… немного утешает мысль, что мои советы хоть немного помогают, хотя бы реальных училищ стало побольше, вместо этих грёбаных гимназий. Это ведь с ума сойти можно, до семидесяти процентов предметов – латынь, греческий, иностранные языки и всяческая риторика[79]! Гуманитарии чёртовы… выходят потом недоучки, знающие ямбическое стихосложение и родственные связи богов Олимпа, вплоть до мельчайших, и ведь считают себя вершиной эволюции! При том, что в математике разбираются слабо, а из химии только формулу водки помнят!

– Ладно, хватит на сегодня, время поджимает.

Отложив в сторонку бумаги, а потом для верности заперев их в сейфе, Алекс начал одеваться, готовясь к свиданию. Задача сложная – нужно показать товар лицом и в то же время не переусердствовать.

Кучер уже ждал у дома, подготовив экипаж.

– Ты б почаще к бабам выбирался, барин, – с простоватой бесцеремонностью посоветовал кучер, трогая вожжи, – а то совсем заработался, не дело так.

Российская действительность имела свои особенности. Здешняя прислуга на редкость фамильярна с господами, категорически отказываясь вести себя как низшие в западном мире. Знать своё место.

Фамильярность как-то сочетается с мордобитием. Получить по физиономии от пьяного барина, наутро невнятные извинения и рубль, неловко сунутый похмельным хозяином… привычный сценарий.

Попаданец с трудом, но мог понять тех, кто безропотно подставляет морды – наследие крепостного права и изыски местного законодательства, одобряющего физические наказания. Сунуть в морду мог не только барин слуге, но и мастер на фабрике – рабочему. Безответно. Иначе клеймо бунтовщика с соответствующими последствиями.

Но вот господам не противно ли? Избивать человека – зная, что он не может ответить? Проблески неловкости после избиения и денежная компенсация скорее правило, чем исключение. Мерзко.

Пока размышлял, время от времени делая пометки в блокноте, экипаж подкатил ко двору Дарьи Никаноровны.

– Прекрасно выглядите, – искренне сказал Фокадан своей даме. Та мило зарделась, ничуть не напоминая суровую надзирательницу.

Обсуждая по пути достопримечательности Москвы, в коих местная уроженка разбиралась немногим хуже профессионального экскурсовода из двадцать первого века, подкатили к немецкому ресторанчику.

Небольшой, семейного типа, на дюжину столиков. Похвастаться высокой кухней ресторанчик не мог, владельцы брали домашней атмосферой и уютом. Всё очень по семейному, будто пришёл в гости к друзьям.

– Забавно, – констатировал Алекс, когда официант отошёл, – только сейчас понял, что женщины в русских ресторанах почти и не бывают, тем паче в трактирах.

– Трактир для деловых встреч или извозчикам да мастеровым зайти наскоро перекусить, – пояснила Дарья, – женщины делами редко занимаются, а уж зайти в трактир – позорище великое. Значит, сама она настолько скверная хозяйка, что вынуждена по трактирам питаться. В русский ресторан тоже не совсем уместно, а вот немецкий или французский вполне. Чужеземную кухню даже хорошая хозяйка может не знать, допускается побаловать себя иностранщиной, особенно если кавалер приглашает.

– Сложно, но логика прослеживается, – кивнул Фокадан.

– У вас не так?

– Смотря где. У янки традиции зачастую ни на что ни опираются. Они ж по большей части отребье, потомки воров, сектантов, проституток и тому подобного скота.

– Разве это не пропаганда? – Округлила серые глаза женщина.

– Если бы, – хмыкнул Алекс, – почти все английские колонии с чего начинались? Прибыла кучка сектантов, которых даже в протестантской Англии видеть не хотели. Большая их часть обычно вымирала за несколько лет, хотя на тех благодатных землях нужно вовсе уж рукожопыми… простите, Дарья Никаноровна, вырвалось.

– Ничего, – милостиво простила женщина оговорку, – чай не девица, да и забавное словечко получилось. Продолжайте.

– Благодарю. Большая часть вымирала за несколько лет, что неплохо характеризует таких переселенцев. Закрепившиеся колонии получали статус у английской короны, после чего им начинали слать всякое отребье. Этакая каторга под присмотром сектантов. Затем белых рабов слали – обычно ирландцев, виновных только в том, что они ирландцы. Получалось кастовое общество, вроде как в Индии – брахманы из сектантов-первопоселенцев, воры и бродяги из числа англосаксов – кшатрии, шудры[80] из числа ирландцев и неприкасаемые негры и индейцы.

– Страсти какие, – искренне сказала женщина, – а если колония не английская изначально? Англичане голландские колонии захватывали, немецкие, шведские.

– Запутанней выходило и не так мерзко, но тоже ничего хорошего. Так же кастовость, белые рабы… подробностей приводить не буду, нам уже еду несут. Но поверьте, англичан есть за что ненавидеть.

За едой Дарья с юмором рассказывала о подопечных, и Алекс понял, что фактически надзирательница выполняет функции школьного психолога. Утешить, объяснить что-то, изредка сверкнуть глазами и сказать: Я вами недовольна. В вовсе уж редких случаях – запись о ненадлежащем поведении в журнал или записка родителям.

– Обычные дети: мелкие пакости, недопонимание, невнимательность на уроках, изредка лень. Коллектив у нас хороший, фрау Штайнмайер, несмотря на все свои чудачества, дама очень славная. Дисциплина не палочная, а всё больше на сознательность опирается. Самое страшное – провиниться перед директором. Та голоса не повышает, не стращает, но стыдобища! Фрау Штайнмайре подобные лекции переносит ещё хуже, чем провинившийся ученик, а когда такое неподдельное участие видишь, ещё горше становится.

– Сталкивался, – кивнул попаданец задумчиво, вспоминая свою первую учительницу. Татьяна Александровна Черноскутова, у которой он учился в младших классах, стала для него эталоном Учителя.

* * *

– О чём думаешь? – Поинтересовалась Дарья несколько часов спустя, когда они уже лежали в постели. Русые волосы разметались по подушке, округлая грудь стыдливо прикрыта одеялом.

– Хороша! – Искренне сказал Алекс, любовавшийся женщиной, – думаю? Сейчас о тебе, немного о нас.

– Никаких стратегических планов для нас нет, – мягко сказал женщина, – замужем была, больше не хочу.

Фокадан, который и не думал переводить отношения в такую плоскость, только кивнул молча, сильно удивив Дарью. По всем канонам, любовник в такие моменты обязан если и не предложить руку и сердце, то хотя бы сделать намёк, что думает об этом. Даже в случае, когда оба не горели желанием вступать в брак. Условности…

– Ты понимаешь, – удивлённо сказал женщина, вглядываясь ему в лицо, – действительно понимаешь!

– Чего не понимать-то? Ты взрослая, самостоятельная женщина, дети имеются… почему для себя не пожить?

– Верно, – с облегчением сказала она, – брак… ну его! У тебя ИРА, политика, войны – слишком много всего, не хочу. Два, может три года с тобой проживём хорошо, а потом снова куда-нибудь ускачешь, устранять несправедливости.

– Причинять добро и наносить справедливость, – пробормотал Алекс и любовница тихонечко засмеялась.

– Да, это тебе больше подходит! Мне твой образ жизни понятен, но принять его самой? Упаси Бог! За кого другого тоже не тянет, пусть даже и партия выгодная будет – подстраиваться под человека, жить его интересами… не хочу. Я тебе не противна?

– С чего бы? – Удивился попаданец, – немного здорового эгоизма не повредит.

* * *

– Теология переросла философское понятие, – тяжело роняла слова Тереза О,Рурк на собрании, – и вышла за рамки католицизма. Больше всего она напоминает христианство изначальное, не испорченное никейским собором[81] и последующими надстройками. Попытки папы использовать Теологию в своих целях, извращая логику и историю в угоду Ватикану, провалились.

– Угрожать будут анафемой[82] всем последователям, – встал Теренс Хилл, – это достоверно. Нам, людям думающим, мнение Ватикана до одного места, но рядовые последователи Теологии могут прийти в смущение.

Собрание представителей, собранных со всех концов Америк, загудело, обсуждая новости. Делегаты взяли перерыв.

– Религия – то, что удерживает бедных от убийства богатых[83], – сказал О,Хара, делегат от Луизианы, – все современные ветви христианства служат для того, чтобы бедные смирялись со своей судьбой. Мы же доказываем, что нужно не ждать Царствия Небесного, а строить его на Земле.

– Не дадут, – с тоской сказал Майкл Блечтли, – анафема папы отнимет у нас большинство, люди испугаются остаться вне Христианства. Скорее всего, помимо анафемы, последует критика кооперативного движения. Если уж разрушили государство иезуитов, то нас и подавно не пожалеют.

Воцарилось угрюмое молчание…

– Надо действовать на опережение, – встал Хилл, – если объявить Теологию не просто философским течением христианства, а отдельной ветвью, люди за нами пойдут. Большинству проще принять анафему Ватикана, если мы объявим, что ныне это царство Сатаны.

– И ведь не соврём, – звучно сказала Тереза, – только вот как обойти рукоположение священничества? Выборность епископа мирянами в этом случае логична, всё как у первых христиан. Только вот как обойти преемственность от апостолов[84]?

– Мы созданы по образу и подобию Божию, – нараспев сказал Хилл, – и частица Бога есть в каждом из нас. Собравшийся народ может выбрать себе епископа и это будет выбор не только народа, но и частиц Бога в нём. Благословлённый Богом епископ будет обладать не преемственностью от апостолов, а от самого Бога.

– Немного спорно, – с сомнением сказал Виллем, – но принимается. Оспорить это будет проблематично, мы ведь возвратимся к истокам.

– Другого выхода у нас всё равно нет, – подытожил Гриффин.

Глава 9

Воскресные службы оставляли Фокадана глубоко равнодушными – католиком, да и христианином вообще, скорее числился. Храмы посещал от случая к случаю даже когда была жива супруга, всё больше за компанию. С её смертью на службы ходил скорее как политик, вынужденный подстраиваться под религиозных ирландцев.

Со временем, однако, оценил воскресные мессы – опять-таки как политик. Храмы ныне большинству людей заменяют клубы. Побывав на службе и послушав проповедь, народ заодно общался с соседями, знакомился, распространял слухи.

В Москве попаданец стал прихожанином католического прихода святых апостолов Петра и Павла, старейшего в столице Империи. Прихожане здесь всё больше степенные, влиятельные, с обширными связями. Старожилы из тех, кто давно врос корнями в московскую почву, новички из числа коммерсантов.

Возможность завести знакомства в неформальной обстановке, столкнувшись у входа или ставя свечи, для консула крайне важна. Приёмы, конечно же, удобны – представят по всем правилам важные люди, и это будет уже не мимолётное знакомство. Но и такие вот храмовые контакты необходимы, позволяя улавливать настроения местных католиков напрямую, а не методом испорченного телефона.

Придя за несколько минут до начала мессы, Алекс привычно отошёл в сторону от входа, встал на правое колено и перекрестился. С чистым сердцем сел на деревянную скамью в последних рядах.

Как высокоранговый прихожанин, мог бы претендовать и на более почётные места ближе к алтарю, но теснить аборигенов желания не возникало. Откровенно говоря, Алекс находил задние ряды более удобными – что с того, что плохо видно действо у алтаря? Откровенно говоря и неинтересно, зрелище пусть и поставленное, но на редкость однообразное. Сидящему сзади видны шествующие мимо прихожане, этакий человеческий зоопарк.

Найдя взглядом впереди доску с цифрами, достал из кармана песенник и открыл на нужной странице, заложив шёлковой закладкой. Храм потихонечку заполнялся, прихожане вели себя чинно, но в большинстве своём без особого религиозного экстаза. Люди садились на свои места, занимаемые нередко поколениями, негромко здоровались с соседями и заводили разговоры. Некоторые упирались руками в спинку впереди стоящего сиденья, склоняли голову и начинали о чём-то молиться, прикрыв глаза.

Месса прошла привычно – красивые голоса хора, молитвы на латыни, пение прихожан. Красиво, привычно и… лёгкое раздражение где-то в глубине сознания. Атеистом Алекс не был никогда, но чётко разделял веру и религию, необходимость церковных служб не радует.

– Давайте примиримся друг с другом во имя Господа, – нараспев сказал священник, знаменуя этим окончание мессы.

– Мира вам, – протянул руку консул немолодому соседу с пышными усами в шляхетском стиля и тяжёлой одышкой, отдающей перегаром.

– Мира вам, – ответил тот с явственным польским акцентом.

– Мира вам, мира вам, – прошелестело по храму. Лица у прихожан просветлённые, сейчас они испытывают ощущение праведности.

Приготовившийся уходить, Фокадан увидел взгляды прихожан, тянущиеся к священнику. Подняв вверх руки, тот привёл к себе внимание и начал говорить звучным, прекрасно поставленным голосом:

– С болью в сердце хочу сообщить вам об отступниках, решивших покинуть лоно Матери нашей, Католической Церкви…

Говорил красиво, нанизывая слова как драгоценные камни в ожерелье. Хрустальной чистоты голос и прекрасная риторика завораживали. Алекс не сразу понял, что отступники, при упоминании которых после речи священника сами собой яростно сжались кулаки – это Фред Виллем и прочие сторонники Теологии Освобождения.

По окончании службы некоторое время сидел, погружённый в свои мысли. Взгляды проходящих мимо людей жгли – некоторые прекрасно знали консула в лицо, и знали его связь с человеком, создавшим теологию.

– Рано или поздно этот день пришёл бы, – опустошённо думал попаданец, – католическая церковь не потерпит конкуренции. Фред со своей теологией забирает прихожан именно у Ватикана, такое не прощается. Да и ещё христианство с оттенком социализма…

Письма от Вилема приходили регулярно и опаска подобного развития событий выказывалась. Но недаром же Фред так усиленно заигрывал с иерархами Ватикана! Всё насмарку… Продержаться бы Теологии в русле католической церкви, как философское течение, и насколько было бы легче!

Школы под опекой ИРА действовали, выпуская грамотных парней и девушек. Грамотные менее религиозны, тем паче влияние Теологии со школьной скамьи…

– Чёрт бы с этой анафемой, но она может расколоть ирландское общество, вот что страшно! Без того уже часть ирландцев стала протестантами, поддавшись давлению англичан. Они всё ещё ирландцы, но… уже и не совсем. Поддавшись, они хоть и незначительно, но приняли сторону оккупантов, да и староверы-католики всепрощением не страдают, именуя тех предателями.

А тут ещё и третий раскол! Охо-хо… уверенно можно сказать, что без умелых провокаторов не обошлось, и что часть этих провокаторов в окружении Виллема. Может? Запросто! Это в ИРА мы всех через сито пропускаем, прежде чем допустить хоть на мало-мальски ответственную должность, а Теология? Захочет какой-нибудь условный немец присоединиться, мысли здравые высказывает – и пожалуйста, путь открыт!

В расстроенных чувствах Фокадан вышел из храма и отправился бродить по Москве. Домой идти не хотелось, появилась опаска, что может сорваться на близких. Если суждено сорваться, то лучше на незнакомых!

Пару часов спустя урчащий от голода желудок привёл к булочной Филиппова на Тверской. Нерешительно постояв на тротуаре неподалёку от входа, всё же зашёл внутрь.

В дальнем углу у горячих железных ящиков с углями внизу, толпился народ, жующий знаменитейшие филипповские жареные пирожки. Публика самая демократичная – от богато одетых чиновников в мундирах при орденах, до учащейся молодёжи и бедно одетых женщин из рабочей среды.

– Какие посоветуете, молодой человек? – Поинтересовался Алекс у бедно одетого студента, жующего пирожок с таким наслаждением, что попаданец принял его за завсегдатая.

– С творогом берите, – посоветовал сутулый парень, поправляя круглые очки, делающие его похожими на кота Базилио, – все вкусные, не ошибётесь, но сегодня с творогом особенно удались. Говорят, решили попробовать новый рецепт, так на редкость удачно вышло, я вот уже третий ем, остановиться не могу.

Улыбнувшись, Алекс взял здоровенный пирожок, кинув на поднос пяточок. С подозрением поглядев на выпечку, начал есть, кусая помалу.

– И правда очень вкусно, – согласился консул, – спасибо вам, молодой человек. Сюда бы ещё кофе, хоть и цикориевый, так и вовсе славно вышло бы.

Доев, вытер руки поданным служителем полотенчиком и вышел. Как ни хотелось продолжить банкет, но Филипповская булочная славилась не только лучшей выпечкой в Российской Империи[85], но и выдающимися тараканьими ордами. Вкусно, но добавки в виде протеина попадаются в здешней выпечке с удручающей частотой.

Впрочем, к таранам что здесь, что на Западе, относятся, как к чему-то неизбежному. В России их заметно меньше[86], но есть, да и куда от них деться? До изобретений жёсткой химии от насекомых, пройдёт не один десяток лет, а традиционные методы пусть и работают, но куда хуже, чем хотелось бы. Тем паче, застройка плотная и один неряшливый сосед с питомником может нагадить целой улице.

Придя домой, Алекс думал было поесть, одного пирожка, пусть даже и большущего, не хватило. Но раздражение не отпускало и переодевшись, отправился в спортзал.

– Пап! – Перехватила его Кэйтлин.

– Что-то срочное или важное?

– Нет, просто забавные случаи за сегодня хотела рассказать.

– Тогда потом, прости. Дурные новости, хочу выплеснуть злость в спортзале, чтобы не выплеснулась ненароком на вас. Скажи остальным, чтоб не лезли, могут и попасть под горячую руку.

В спортзале долго занимался круговыми тренировками, чередуя их с работой на боксёрском мешке. Спустя три часа из спортзала фактически выполз. Отмывшись, уже за ужином коротко рассказала домашним о случившемся.

– Плохо, – нахмурился Конноли, – для Теологии плохо, для ИРА и для всех нас. Сделаем вид, что не заметили анафемы, так некрасиво – она прочно ассоциируется с ИРА. Поддержим – тоже нехорошо, ирландцы из числа тех, кто постарше, не мыслят кельтов отдельно от католицизма, воспринимая не иначе, как предателями.

– Нейтралитет нужно держать, – Задумчиво сказа Келли, просчитывая варианты отточенным умом профессионального математика.

– Только и остаётся, – вяло согласился Фокадан, ковыряясь в пироге, – будем упирать на то, что мы прежде всего ирландцы, а уж потом – католики, протестанты, сторонники теологии или вовсе атеисты. Мы и раньше это говорили, так что ничего нового. Скверно другое – нас и прежде всего меня, непременно попросят высказать личное отношение к случившемуся. Дескать – я верный сын Матери нашей Католической Церкви или сторонник еретика и отступника Виллема, преданного анафеме лично папой?

– Вилять придётся, – озвучил очевидное Бранн.

– Не без этого, – согласился консул, – а зная подготовку иерархов Ватикана, будет это непросто. Что-что, а риторику, логику и софистику[87] ставят им отменно. Ладно… пойду продумывать речи. Келли, на тебе роль адвоката дьявола[88], придумай-ка вопросы покаверзней.

– Можно и мне? – Попросила дочь.

– Почему бы и нет? Устами младенца глаголет истина – глядишь, подскажешь неожиданные ходы.

* * *

Отбиться удалось без тяжёлых потерь, но Фокадан не расслаблялся. Не раз и не два в ближайшие годы будут подниматься острые вопросы, реагировать на которые нужно будет не только правильными фразами, но и соответствующим выражением лица. Не так-то просто, между прочим – служебный долг консула порой противоречил убеждениям, и найти уместный компромисс для совести, собеседников из общества и газетчиков порой не всегда возможно.

Удар Ватикана по основателю Теологии оказался не смертельным, тяжёлого раскола среди ирландцев удалось избежать. Виллем нашёл подходящие слова, удержав паству.

Помогло нейтрально-доброжелательно отношение властей КША к Теологии, не без оснований воспринимающих её как идеологическое оружие против САСШ и всего англосаксонского мира. Католики, достаточно многочисленные на Юге, отстранились от разборок Папы и Виллема, заняв подчёркнуто нейтральную позицию. Начинать межконфессиональные разборки в стране, гарантирующей свободу вероисповедания христианам всех течений, чревато.

Неожиданно помог мексиканский император, не первый год воющий с церковными иерархами после национализации колоссальных церковных владений. Максимиллиан обладал колоссальной поддержкой простого народа, так что Ватикан предпочёл не заметить демарша императора. Ещё не факт, что пеоны поддержат Церковь, случись той обидеть императора…

У Виллема все шансы не кануть в небытие, а оставить заметный след в истории, множество последователей и новую религию. Тем не менее, победное шествие Теологии по американским материкам споткнулось. Борьба за души и политическое влияние осложнилась. Как бы ни относится к Католической Церкви, но многовековой авторитет и традиционность порой перевешивали личные убеждения.

* * *

– Вычислить агентов Церкви? Сложно будет, особенно если это выкормыши иезуитов. С другой стороны, иезуиты и сами в Ватикане на особом положении, и Теология в общем-то вполне подходит их убеждениям. Генералы ордена не раз и не два говорили о необходимости очищения Церкви, так что есть шанс получить союзника. С другой стороны, союзник это такой, что с ними врага не надо. Не получится ли так, что в итоге хвост будет вилять собакой?

Прервав рассуждения, Фокадан встал из-за стола и подошёл к окну, встав за портеру и глядя на ночную улицу, подсвеченную тусклыми огоньками газовых фонарей. За окном хлестал ледяной ноябрьский ливень, отчего настроение испортилось.

– Ладно… с Церковью Фред пусть сам решает. Епископ, ну надо же… ИРА разведкой поможет, но сложнее теперь – не все фении ересиарху[89] помогать станут. А вот плевок Ватикана в сторону ИРА, не отринувшего одного из своих основателей, ставшего ересиархом… здесь мстить надо. Масштабно.

Плюхнувшись в кресло, Алекс положил обутые в тапочки ноги на стол, откинувшись назад. В голову лезла всякая ерунда, почему-то всё больше о финансовых пирамидах.

– Почему бы и нет? – Сказал он наконец, – обсудить с Кейси, и если тот поддержит и возьмёт на себя эту заботу, может и выгореть. Мошеннические схемы вчерне помню – сколько по телевизору о них талыдчили… Вот только как церковь в финансовые пирамиды затащить? Они всё больше через посредников работают, сложно будет подставить их с мошенничеством. Английский истеблишмент – легко, а Ватикан… разве что в стиле Таксиля[90].

Глава 10

Кейси и Патрик приехали в Москву ближе к Рождеству, ввалившись в особняк основательно замёрзшими и усталыми. Пока раздевались, в мужчин влетела радостно визжащая девочка.

– Соскучилась, сил нет! – сказала Кэйтлин, когда наконец разомкнула объятия, – вы к нам надолго?

– И мы соскучились, – ответил Кейси с лёгкой улыбкой, – на пару месяцев точно.

– Ура! – Девочка снова обняла лучших из взрослых, – жаль, дядя Фред с тётей Мэй не смогли.

– Ступай, – усмехнулся Патрик, легонько погладив девочку по голове, – подарки распаковать надо, да письма от кузенов Виллемов прочитать.

Понятливо кивнув, Кэйтлин отошла, и только тогда Алекс неловко обнялся с друзьями.

– Повторю вслед за дочкой – соскучился так, что сил нет!

– Ты ж вроде как частично русский, – слегка удивился Гриффин.

– А, – безнадёжно махнул рукой попаданец, – именно вроде как. Сложно объяснить, но я для здешних русских во многом более чужой, чем явные иностранцы. Ладно, не буду о грустном… как доехали?

– Неплохо, – вальяжно отозвался О,Доннел, как никогда похожий на аристократа, – состояние в Европе предгрозовое, потому власти на редкость вежливы и предупредительны.

– Эт верно, – хохотнул Патрик, – из-за этого курьёзы возникли, позже дам тебе свои заметки, прочитаешь.

Серьёзного разговора в тот день не вышло, сперва Кэйтлин, расспрашивала о своих друзья-приятелях, да милых детскому сердцу вещах. Вечером же разгорячённые спиртным мужчины всё больше хохотали, да травили байки.

* * *

– Начнём работу с досье, – коротко сказал Фокадан друзьям, собравшимся после завтрака в его кабинете, – собрал на всех значимых для нас людей, проживающих в Москве – чиновники, представители промышленников и купечества, видные члены иностранных общин, духовенства. Картотека, к сожалению, не полная, да и не точная – опираться на агентуру предшественника не могу, самому работать тяжело – жандармерия плотно опекает.

– Скверно, – без выражения сказал Кейси, – но ожидаемо. Что ж, будем работать с тем, что есть в наличии. С вербовкой местных как дела обстоят?

– Сложно, – потёр Алекс подбородок, задев свежий бритвенный порез, – местные в основной массе патриотичны, а кто готов к вербовке, обычно уже кем-нибудь да завербованы – всё больше англичанами, французами да австрийцами, как наиболее передовыми представителями цивилизованных европейцев.

Кейси, успевший перед поездкой немного изучить ситуацию с либералами в Российской Империи, хохотнул, оценив незатейливый мрачный юмор. Хмыкнул и Патрик – кадровый как-никак.

– Вербовать в итоге можно только представителей социалистически настроенного студенчества и разночинцев – со всеми вытекающими, вроде неумения держать язык за зубами, – продолжил мысль консул.

– А жандармерия не дремлет, – подытожил понятливо Патрик, – совсем всё плохо?

– Почему же? Время нужно, – пожал плечами Алекс, – я же по сути с самого начала работу веду. Пока пытаюсь просеивать потенциально полезных людей через сито. Задача осложняется ещё и тем, что нам предатели России не нужны даже задаром, нужны искренние патриоты, считающие помощь Конфедерации полезной для Российской Империи. Ну или хотя бы социалистически настроенные и при этом умеющие держать язык за зубами.

– Согласен, – кивнул Патрик, – с идеалистами работать хорошо, но вот портить из-за этого отношения с властями Российской Империи не хочется.

– Совсем подходящих нет? – Удивился Кейси, – Я был о русских лучшего мнения. Кастовая система здесь не такая сложная, как в Англии, но продвижение по социальной лестнице ещё сложней. Да ещё и недавнее рабство… ладно, пусть не рабство, а крепостное право! Мягче, легче… но согласись, это же не негры какие, а белые люди, тем более представители одного народа с господами. При этом нет недовольных, никто не хочет изменить существующий порядок вещей?

– Полно, – хмыкнул Алекс, – если отбросить крестьян, вербовка которых нам вовсе неинтересна, недовольных больше из рабочей среды, да из числа староверов, особенно беспоповцев[91]. Там народ надёжный, но недоверчивый. Пока принюхаются, годы уйти могут. Агентурные сети у староверов разветвлённые – века создавались. Но вот время…

– Есть идеи, как переломить проблему быстро? – Поинтересовался Гриффин.

– Как не быть. Дымовая завеса – как можно больше контактов и разговоров почти на грани, среди которых вербовка нужных людей имеет шанс проскочить незамеченной. Можно заодно проверку устроить – вбросить разные слухи разным группам лиц, да посмотреть, где всплывёт.

– Опасаешься жандармов? – Спроси Кейси.

– Вот уж кого не опасаюсь! – засмеялся попаданец, – У ИРА контрразведка качественней поставлена, хоть мы и новички. Сказал же – болтунов полно, не принято здесь тайны хранить, кроме может интимных. Покрутитесь, сами поймёте. Из вежливости скорее приходится их учитывать, не более. Народу у них немного, да и профессионализм не сказать, чтоб выдающийся. Император усилил их серьёзно, но пока результаты слабые.

– Количество не говорит о качестве, – изрёк Патрик, остановившись у карты Москвы, – пока русские считают службу в жандармерии подлым делом, то идти туда будут немногочисленные патриоты, да всё больше карьеристы без особых моральных ограничений.

– С досье всё понятно, – Кейси отстранился от шкафчика с пронумерованными ящичками, и поудобней уселся в обитое медвежьей шкурой кресло, – что по контрактам?

– Там гляди, – Алекс махнул рукой в сторону полок, – в красных папках подписанные договора, в синих предварительные, в зелёных – возможности. Вкратце – основные опасения русских промышленников связаны с возможной блокадой. Недовоевали тогда, гнойник прорвать может в любой момент.

– Это проблема, – мрачновато сказал Кейси, – и выхода из неё не вижу. В прошедшей войне российский флот по факту никак себя не показал, разве только вялое сражение при обороне Дании засчитать можно. Думаю, в новой войне всё то же самое и будет.

– Русский флот ныне в Дании базируется, – возразил Фокадан, – там его англичане не запрут.

– Вымпелы[92] посчитать сам можешь? – Язвительно поинтересовался О,Доннел, – сколько их у русских с датчанами, да сколько у англичан. Французский флот только-только начал восстанавливаться от разгрома и могу поставить цент против тысячи, восстановиться ему не дадут. Австрийцы постараются отсидеться, зато турки ныне готовы, как никогда. Так что повоевать русскому флоту доведётся, спора нет. Возможно, даже несколько побед одержат, а толку?

– Блокада Атлантики всё равно состоится, – подытожил Фокадан, пригорюнившись, – обидно. Совсем нет никаких решений?

– Подумать надо, – осторожно сказал О,Доннел, – есть смутные мысли, но они зависят не столько от меня, сколько от местных промышленников и тем паче – от русского царя. Узнаю стратегию Российской Империи в будущей войне, тогда и скажу. Гм, если узнаю, конечно.

– Выкладывай, – предложил Гриффин, раскуривая сигару, – вижу, что тебя что-то ещё беспокоит, сказать не решаешься.

– Идея появилась, – неопределённо сказал попаданец, доставая из сейфа папки, – как подзаработать, да Англии насолить. Точнее, подзаработать точно получится, а вот с насолить хуже – выход на тамошний истеблишмент нужен, да чтоб со стороны.

– Имеется, – спокойно сказал Кейси.

– Совсем со стороны, – дополнил Алекс, – чтоб ни с ИРА, ни ирландцами вообще связи не смогли найти.

О,Доннел задумался, но наконец кивнул:

– Время нужно, но есть и такая возможность. Через Южную Америку выйти могу инкогнито, через Испанию, Францию. С финансовыми потерями за посредничество, зато чисто. Так что?

– Финансовая пирамида.

Кейси чуть сморщился…

– Надеюсь, ты хорошенько подумал. Получить какую-то заметную выгоду на мошенничестве сложно. Тем паче, не замаравшись при этом самому и не замарав ИРА.

– Потому и захотел посоветоваться, – кивнул попаданец, – дело грязненькое, и если ты скажешь стоп, сам лезть не буду. Набрёл на несколько интересных идей, вот и попробуем разобраться вместе, насколько они реалистичны.

Бегло пробежав бумаги взглядом, Кейси хмыкнул удивлённо и начал перечитывать уже внимательно, делая пометки.

– Бред, – задумчиво подытожил он, – но интересный. Что ты принимал, интересно? Кокаин со спиртом? Не отвечай – знаю, фантазия у тебя и без этой гадости горячечная.

Фокадан молча улыбался, слушая разглагольствования друга. В папке лежали выжимки по МММ и прочим финансовым пирамидам. Мать в своё время вляпалась в парочку, подзуживая подругами… хорошо ещё, по мелочи. Зато подруги-авантюристки, особенно Нелли Александровна … вот уж кто мимо пройти не мог, все аферы на себе испытала.

Правда, квартиры не лишилась, а пару раз даже была на коне. Ей бы умение остановиться вовремя…

Алексей был в курсе всех этих перипетий, да и куда бы он делся? Женщинам нужно выговорить проблему, да многократно. Слушал сперва за компанию с матерью (когда не удавалось сбежать), а потом матери требовался собеседник, чтобы ещё раз пересказать всё то, что он недавно слышал…

Криво, косо, методом испорченного телефона, но суть афёр в итоге запомнилась. Вот теперь и пригодилось. Может быть.

– Вот ещё, – попаданец кинул на стол новую папку, – не совсем афёра, что-то вроде Суэцкого канала[93] получается. Затраты большие, но и результат может оказаться не менее выгодным.

– А может и не оказаться, – со смешком дополнил Патрик, – если проект и принесёт выгоду, то не строителям и даже не акционерам, а финансовым спекулянтам в верхах. Я прав?

– Совершенно, – с улыбкой согласился Алекс, – а вкратце – алмазы. Берег Скелетов[94]… да, тот самый, овеянный самой дурной славой, богат алмазами.

– Такую афёру легко раскрыть, – разочарованно отмахнулся Кейси, – все знают, что алмазы редки[95], а тут ещё как по заказу – труднодоступное место.

– Кто сказал, что это афера? – Усмехнулся Фокадан, – алмазы там и в самом деле имеются. Я бы сказал даже – в невероятных количествах.

– Врёшь, – выдохнул Кейси восторженно.

– Неа, – заулыбался Алекс, снова ощущая себя тем мальчишкой, который только начал выкарабкиваться из нью-йоркских трущоб, – вот ничуточку не вру! Всплыло в памяти… ну же вы знаете мою историю.

Друзья закивали, они уже привыкли считать, что попаданец воспитывался в какой-то очень старой семье или, что вернее, в Ордене и имел доступ к архивам. Всевозможных тайных Орденов и многовековых заговоров в мире великое множество[96], что отражено в литературе конца девятнадцатого века.

Подумаешь, очередная компания заговорщиков – то ли претенденты на давно исчезнувший престол из второй очереди, то ли некие Хранители давно заплесневевшей тайны. Сколько их таких по Европе? Не счесть!

Попадёт какой-нибудь архив к честолюбивому писцу, решившему увековечить своё имя, и готово тайное общество. При удаче его члены приобретают некие блага, а коль момент упущен, так и остаются документы невостребованными. И хранят их порой веками – в надежде, что потомки смогут выложить когда-нибудь увесистый козырь в Большой Политике, отхватив богатство и титулы. Говорят, иногда получается…

За члена одной из таких семей и принимали попаданца. Случилось что-то со старшими, самого опоили или по голове ударили… концов теперь не найти. Зато всплывает порой в воспоминаниях Алекса что-нибудь этакое, порой даже полезное.

– Что тогда мешает нам самим разрабатывать берег? Ах да, государства… – О,Доннел потух слегка, осев в кресле, – хочешь государства стравить?

– Зачем? Ясно же, что Владычица Морей ныне – Великобритания. За такой лакомый кусок они будут драться как бешенные животные. А вот потянут ли разработку, вопрос…

– Привязать хочешь? – Понял суть идеи Патрик, – пусть они тратят энергию на разработки алмазов в одном из самых сложных для судоходства мест?

– В точку! Алмазов там немало, но ведь всё привозить придётся – вплоть до питьевой воды, там же ничегошеньки нет. Морем – так прибрежные воды там одни из самых опасных в мире. Сушей – так сотни километров по безжизненной пустыне. Куш велик, но и вкладывать туда надо много.

– Ну как справятся? – Предположил Кейси, выполняя роль адвоката дьявола, – тогда Великобритания ещё больше усилится, подняв экономику на богатом алмазном месторождении.

– Сомневаюсь, – Алекс хмыкнул многозначительно, – всплыло у меня, что уже пытались заниматься. Рим или Карфаген… не могу сказать, не упомню. Богатое, вполне цивилизованное государство споткнулось на этом.

– Рим? Цивилизованное? – Неприлично удивился Патрик.

– Вполне, – поддержал попаданца Кейси, – паровых двигателей и телеграфов не изобрели ещё, но вполне развитое государство. Плотины строили, акведуки, дороги какие… если уж они не справились, то сегодняшней Англии тоже непросто придётся.

Гриффин кивнул, принимая аргумент, но убеждённым не выглядел.

– Может и справятся, – поспешил перевести внимание Фокадан, – всё-таки сильно государство. Просто им не будет, но какие-то деньги заработают – много алмазов, я ж говорю. Вот только если вклиниться в эту афёру изначально…

Патрик засмеялся негромко:

– Вот теперь понял, что ты задумал. Англичане будут зарабатывать на алмазах, ты же будешь зарабатывать на англичанах.

– ИРА, но в целом верно. Оседлать эту мутную волну заранее, приготовить дублёров на случаи провалов, просчитать возможность спекуляций с акциями, пиратов может подготовить, ещё что.

– Мне нравится, – сказал О,Доннел, куря сигару взатяг и явно просчитывая какие-то варианты из предложенного Фокаданом сценария, – Добавить в эту кашу французов и австрийцев, да просчитать, как можно стравить английских лордов меж собой, так очень неплохо может выйти. Провокации? Пожалуй… берусь!

Глава 11

По смутным слухам, донёсшимся до попаданца, не все иерархи Ватикана довольны поспешным решением об отлучении. Вроде как Франция в лице Наполеона решила отомстить ИРА за знаменитое в узких кругах кидалово с финансированием переселенцев французским правительством и обещание кельтов устраниться от Мексики.

Обещание кельты нарушили только тогда, когда мексиканские планы Франции уже рухнули и Дух договора не нарушен, как собственно и Буква. Однако у французского императора могла быть своя точка зрения на случившееся, да и характер достаточно своеобразный, чтобы протолкнуть её, не считаясь с потерями.

В такую вопиющую глупость Фокадан поначалу не очень-то поверил, но надавить на Ватикан возможность у французов имеется[97], да и политическая подоплёка отлучения проглядывает. То ли в Ватикане вздумали мягко шагнуть назад, то ли сыграть в знаменитое Разделяй и властвуй, поделив добрых католиков и еретиков в ИРА, бог весть.

Отлучение изначально выглядело очень странным – всевозможных течений в католицизме достаточно и многие из них пользуются поддержкой миллионов людей. Однако церковные иерархи не спешат кричать анафему с амвона[98], стараясь обойтись дипломатическими методами и отеческими увещеваниями. Да и Фред не спешил с разрывом отношений, всячески подчёркивая, что он католик.

После отлучения Виллему пришлось сыграть резко, основав свою религию, но Фокадан точно знал, что пусть такие планы и обсуждались, но из разряда, А что если завтра в Вашингтоне высадятся марсиане? Основатель Теологии не хотел раскола, видя своё детище не религией, а скорее философско-этическим учением. Разница для людей понимающих огромная.

А тут… неожиданно грубый ход Ватикана и резкая реакция сторонников Теологии. Подтолкнули?

– Слишком грубо, – неожиданно сказал Риан, помогавший разбирать письма в кабинете консула. Секретарь знаком с Фокаданом не первый год и порой пугает его проницательностью, временами похожей на телепатии, – Ватикан тоньше работает.

– Ну-ка, – подбодрил шеф, повернувшись в кресле боком, – продолжай.

– Ватикан привык веками мыслить, – Келли уселся в кресло напротив, опираясь подбородком в сцепленные ладони и слегка прикрыв глаза, – этакие шахматные партии с десятками вариантов, неизменно ведущих к проигрышу соперника, чтобы тот не делал.

– Пожалуй, – тихонечко сказал Фокадан, – здесь же слишком грубо получается. Определённое изящество есть, но оно какое-то мирское, похоже больше на расчёты людей, просчитывающих ситуацию максимум на пару десятилетий вперёд. Для Католической церкви это слишком странно. Франция? Похоже. Наполеон – известный авантюрист, он способен испортить отношения со Святым Престолом из-за уязвлённого самолюбия.

– Слишком очевидно, командир, – решительно отмахнулся Келли, – слишком топорные следы.

– Англия? – Предположил Алекс, – Может быть и так, вот только иногда простые решения лучше хитромудрых, вспомни хотя бы Гордиев узел[99], это как раз в духе французского императора.

– Потому и не соглашаюсь: Наполеон, вздумай он отомстить, работал бы прямолинейно, не скрывая, что мстит. Скорее даже демонстративно напакостил бы, напоказ. Больше похоже, что кто-то из окружения Шарля-Луи подтолкнул венценосца к сему.

– Зная его характер, не удивлюсь, – кивнул Алекс, обдумав предположение секретаря, – манипулировать им несложно, особенно если манипуляции совершают близкие. Англия всё же?

– Возможно, – медленно сказал секретарь, – если вглядываться, то следы ведут именно на Остров. Одним ударом испортили отношения Франции с Ватиканом, усложнили жизнь социалистов, внесли раскол в ирландское сообщество, да и прочих последствий немало, аукаться десятилетиями будут. Но я всё больше склоняюсь, что Великобритания не последнее звено в этой цепочке.

– Банкиры? Хм… эти всегда при чём, соглашусь. Похоже на правду – дестабилизация общества может принести прибыль тем, кто её подготовил. Особенно если имеются инструменты, способные повернуть ситуацию в нужную зачинщикам сторону[100]. Поищи реакцию банкиров на отлучение – скупка акций, реакция биржи… ну да не тебя учить, не впервой.

* * *

– Взрослый уже, – хмуро глянул из-под бровей подросток, – не мальчик, капралом войну закончил в Луизианском добровольческом, отделением командовал.

Несмотря на юный возраст (всё говорило о том, что ему не больше тринадцати), мальчишкой он и правда не выглядел. Юный, но вполне состоявшийся мужчина, никакой безуминки в глазах, характерной для воевавших детей.

– В Береговую Охрану? Хм… скажу сразу – патрульным тебя не возьму – мелок больно.

– Я в штыковую не раз ходил, – равнодушно ответил тот, – да и на саблях приходилось. А стреляю и подавно так, как немногие умеют, можете проверить.

– Верю, – серьёзно кивнул Алекс, в мальчишке чувствовался бывалый вояка, – но это я вижу, что ты парень непростой, а кто другой? Щегол как есть. На кулачках против взрослого ты пока слабоват… слабоват я говорю – убить-то может и сможешь, но это я понимаю, а болван какой задиристый да хмельной? Полезем судно проверять или в облаве народ хватать, так ты ж магнитом для неприятностей будешь!

– Не нужен? Что ж, мистер, извините, – Парнишка встал со стула и направился к двери.

– Этого я не говорил, – неторопливо ответил Фокадана, – сказал только, что патрульным тебя не возьму.

– Кем же, мистер? Прислугой из жалости? Спасибо, не нужно.

– Жалость? – Алекс хмыкнул, пытаясь скрыть смущение. Он хотел предложить Риану опеку, но раз так уж вышло… – мне в штабе людей не хватает.

Келли недоверчиво прищурил глаз.

– Не офицером, знамо дело. На побегушках сперва – нужен шустрый парень, способный оценить обстановку как опытный военный и при этом не вызвать подозрений. Мозги у тебя точно есть, раз капралом стал… во сколько, кстати?

– В одиннадцать.

– Силён! – Вырвалось у попаданца, – мозги есть, характер тоже. А как покажешь себя, так и поглядим – может и повыше должность найдётся.

– Идёт, мистер, – согласился подросток, – а что с жалованием? Патрульные-то знаю, сколько получают, а на побегушках-то иначе наверное?

– Два доллара в неделю. Мало, понимаю. Зато жить будешь при штабе, питание казённое, одежду выдам. Фонды у нас есть, кое-какие мелочи из конфиската себе оставляем.

– Как у техасских рейнджеров? – Понимающе хмыкнул Риан.

– Поменьше, заметно поменьше, – отзеркалил ухмылку Алекс, – но у нас и объёмы другие, так что к жалованию неплохой приварок выходит. Ты пока мелковат чином, чтоб деньгами его получать, но одежду-обувку найдём, да и питаемся мы так, как не во всяком пансионате.

Пару недель спустя взятый по большому счёту из жалости, Риан Келли стал незаменимым. Тыбиком[101] он оказался посредственным, пусть и небезнадёжным, зато на удивление легко ориентировался в бумагах, показывая неплохое, пусть и несколько своеобразное домашнее образование.

– Отец адвокатом служил, – нехотя объяснил он, – мать померла, когда я совсем маленький был, у отца в кабинете постоянно сидел. Вот и…

Риан пожал плечами, отводя взгляд.

– Мда… с бумагами умеешь? Вот что, числиться пока будешь на побегушках, а прикреплю я тебя к архиву. Форсет Бакли давно о помощнике просил, вот там и будешь работать.

Подросток кивнул важно, прекрасно понимая, что работа с документами – это ого какие перспективы! А романтика мальчика на побегушках и почти агента может идти к дьяволу в зад!

Келли устроился в архивах, работая с бумагами и занимаясь самообразованием. Один из немногих сотрудников Береговой Охраны, он пережил чуму Нового Орлеана. Оставаться в городе после пережитого Риан не пожелал, несмотря на обещанное повышение до начальника архивной службы.

– Не знаю, сэр, – с тоской ответил подросток на вопрос бывшего начальника, – здесь оставаться не хочу, город будто мертвечиной пропах.

Выглядящий в те дни немногим лучше мертвеца, Фокадан скривил рот в гримасе.

– Понимаю. Сам… учится пойдёшь? Парень ты умный, толк выйдет.

– В долг только если, сэр.

– В долг, – согласился попаданец равнодушно, – отдашь когда сможешь и чем сможешь. Не получится мне, ИРА. Не к спеху – голодать, зарабатывая чахотку и язву, ради этого не стоит.

Подросток с рекомендательными письмами отправился в Атланту и откровенно говоря, попаданец быстро о нём забыл. А вот Келли о своём благодетеле – нет.

Окончив колледж в девятнадцать[102], ирландец посчитал лучшим способом отдать долг, работая непосредственно на Фокадана.

– Математическая статистика, сэр, – объявил Келли, явившись в калифорнийский дом Фокадана с багажом, – окончил с отличием, буду вашим секретарём. Вот бумаги от колледжа, а вот рекомендательные письма от ячейки ИРА в Атланте.

Спорить с самоназначенным секретарём попаданец тогда не стал, спешил. Бросил только:

– Поживи пока, потом решим.

Вернувшись через неделю, обнаружил разобранные документы, в кои-то веки приведённые в порядок. Слуги, несколько разбаловавшиеся у либерального хозяина, ходили по струнке, а Кэйтлин считала Риана кем-то вроде старшего брата.

Так и пошло.

* * *

Католическая община Москвы праздновала Рождественскую Неделю от души – с размахом, пафосом и прекрасными театрализованными представлениями. Представления разыгрывались в католических храмах, домах богатых прихожан и на улицах. Прихожане считали святой обязанностью получить хоть маленькую роль в одном из спектаклей, почувствовать себя причастным к рождению Иисуса.

Рождественские гимны и маленькие представления, отдающие лубком и нафталином, откровенно говоря, изрядно подбешивали попаданца, но как истовый католик, он встречал испытания приметы праздника улыбкой и дёргающимся глазом.

Пришлось самому вспомнить актёрско-режиссёрское прошлое, поставив мини-спектакль с участием Кэйтлин и ближников. Дочка исполняла роль Девы Марии, Конан её мужа, а остальные – волхвов. Сусальный бред, но соответствующий духу праздника.

Девочка репетировала, вживаясь в роль без малейших признаков отцовского таланта, но с большим воодушевлением. Первыми её старания оценили О,Доннел, Гриффин и Добби с Женевьевой.

Друзья сидели с умильными улыбками, наблюдая за важным ребёнком, исполнявшим свою роль с большим трепетом, искупавшим недостаток таланта сполна.

– Выросла-то как, – шмыгала носом Женевьева, – совсем большая стала.

– Как играет маленькая мисс! – Восторгался Добби, смешно шевеля большими лопоухими ушами. Русские слуги выражали эмоции сдержанней – не обжились пока с Фокаданами, да неправильность Рождества немного напрягала – чай, не православное, не наше!

– Неплохо, – почти честно подытожил отец в конце спектакля, на что Кэйтлин скептически склонила голову набок, – я сказал – неплохо, а не хорошо.

Вздох…

– Ну-ну, не расстраивайся, – Алекс погладил дочку по голове, лучше большинства сверстниц точно, а что тебе ещё надо? Актёрской судьбы захотелось?

– Вот уж нет! – Замахала руками дочка, – сам же рассказывал, сколько там гадостей за кулисами! Обидно просто – стараюсь, а получается не слишком хорошо.

– Хочешь, буду уроки актёрского мастерства давать? – Негромко предложил Алекс, – прикладного типа?

– Как у фениев?! – Восхитилась девочка, – личины полицейских примерять, воров, настоящих англичан… да?

– Ну… почему бы и нет? Не дай бог, но может и пригодится. Будем спектакли домашние ставить, сверстниц приглашать сможешь, повод-то достойный.

Кэйтлин, отчаянно скучавшая по нормальному общению с детьми, серьёзно кивнула. Несмотря на помощь фрау Штайнмайер, с девочками из гимназии сходилась она тяжело, сказывалась разница в воспитании.

Правильные домашние девочки, вершиной озорства у которых – побег на расположенный по соседству пруд, да стащенная из буфета банка с вареньем. И она, дочь капитана ИРА, к десяти годам совершившая не самое простое путешествие через материк, умевшая ездить верхом не хуже ковбоя и читать следы немногим хуже индейца (и много лучше отца), способная выжить в прерии и в лесу без особых трудностей.

Добавить инженерное образование и разошедшиеся по всей Москве слова фрау Штайнмайер, что через год-другой девочка может поступать в университет…

С подругами у Кэйтлин не ладилось. С ровесницами не о чем говорить, а девочки постарше, способные хотя бы в теории оценить стати гвардейских лошадей, красоту собственноручно выполненного чертежа или стихов о прерии, заняты всё больше обсуждением кавалеров.

– С казАчками тебя познакомить, что ли? – Вслух подумал отец, – вот уж где девиц правильно воспитывают.

Глава 12

– Православное Рождество встречать придётся в Петербурге, приглашение от императора игнорировать нельзя, – сообщил Фокадан ближникам, открыв принесенное фельдъегерем[103] письмо с императорским вензелем.

Вряд ли служивый скакал из Петербурга в Москву с единственным конвертом, скорее оно попало в старую столицу вместе с прочей правительственной почтой, в почтовом вагоне. Форма, эполеты, масса медалюшек за беспорочную службу, молодцеватая выправка вкупе с невероятно брутальным видом военного.

Так и кажется, что фельдъегерь только-только прибыл с поля боя, преодолев многочисленные препятствия и только чудом оставшись в живых, да ещё и в чистенькой форме. Скорее всего, служивый доехал в служебном экипаже из резиденции московского градоначальника, но умеет же устроить целое представление одной только выправкой и выражением лица!

– Ты в фаворе, командир, – довольно сказал Бранн, услышав новость. Конан поддержал напарника довольным смешком и начал рассуждать, как интересно будет побывать у самого царя.

– … дамочки придворные, – вслух рассуждал он, пользуясь отсутствием Кэйтлин, гостившей у приятельницы, – слыхал я, нравы там как в борделе? Ну пусть не настолько… но неужели не найдётся ни одной красотки, чтоб на меня польстилась? Буду потом парням говорить, как с графинями кувыркался!

– На экзотичность упирай, – посоветовал Бранн с прыгающими чёртиками в глазах, – белый дикарь, ещё вчера снимавший скальпы.

– Какие скальпы!? – Обиделся Конан, – всего-то два раза! Ну и головы, конечно, но это когда за преступниками охотился, не тащить же мертвеца для опознания? Пока довезёшь, стухнет, да и коняшки свободной под рукой не всегда оказывалось. Что, через седло перед собой труп возить или сзади примотать, как багаж? С башкой проще – при необходимости в бурдюк, да виски залил – попортится, не без того, но всё меньше, чем без него. Вонищи такой нет, да и тяжесть небольшая.

– Вот такие вещи и рассказывай, – хмыкнул Бранн, – всё ж цивилизованный, да?

– Именно! – Не понял подколки Конан, – чай, не траппер какой, эти-то да, дикие бывают.

Конноли хохотнул, прикрыв рот, но смолчал.

– Хватит, клоуны, – Алекс стукнул ладонью по столу, сам с трудом сдержав улыбку, – идите пока мундиры мерить, я на вас представления послал, хоть и грозился… авансом! Роб, ты теперь первый лейтенант, а вы – вторые.

– Ха! Теперь дамочки точно мои! – Громогласно взревел Конан, выходя из комнаты.

– На вас тоже пришло, – сказал попаданец Кейси и Патрику, – так что вместе поедем.

– Ничего не хочешь сказать? – Гриффин пытливо глянул на Фокадана. Тот поморщился и доложил загодя подготовленную полуправду:

– В Европе ещё когда воевал, с Черняевым по пьяному делу разговорился, ну и выдал… политика, экономика. Заинтересовал фельдмаршала, а тот у царя в фаворе. Не хмыкай, Кейси! Сам знаю, что экономист из меня неважный, зато ляпну порой что-нибудь этакое, так ты потом эти ляпы в деле используешь! Банк ты по чьей идее съел? Напомнить?

– Не надо, – кивнул О,Доннел, – понял я. Да и не стоит наговаривать на себя, в экономике ты получше многих разбираешься, другое дело, что не очень-то и хочешь. С царём так же, как с Черняевым?

– Разве только трезвым, – улыбнулся в усы попаданец, – а так да. Поговорил по приезду, откровенно достаточно.

– Социализм затрагивали? – Поинтересовался Патрик.

– Социализм, коммунизм, Теологию, ИРА, национализм… много говорили. Александр мне пытался передать своё понимание священной крови царствующих особ и особого положения аристократии. Дескать, никак без них, помазанников божьих и образцов благородства – народишко в захирение придёт, а опосля и вымрет.

Кейси заржал, не скрываясь, засмеялся и Патрик.

– Вот… а мне всерьёз слушать пришлось, представляете? Вроде бы умный человек, образование отличное, а вот поди ж ты. Переступить через себя и понять, что по сути паразитом являешься… Ладно монарх, это ещё так-сяк, не сильно хуже президента, свои плюсы есть. Но наследственная аристократия?

– Лицо сдержал? – Полюбопытствовал журналист.

– Куда ж я денусь? Слово ещё пришлось дать – не лезть в политику, пока в России работаю. Не только местных не трогать, но и статьи не публиковать.

– Проблемно, – нахмурился Кейси, – я хотел, чтобы ты позже осветил некоторые моменты экономических теорий с точки зрения политика. Ладно, обойдусь. На Маркса вывести сможешь? Отлично. Дальше рассказывай.

– Дальше? Я не самый умный человек, но думать умею, да и проблемы вижу с нестандартных сторон. Не думаю, что Александр пришёл от меня в восторг, но по-видимому понял, что взгляд со стороны может быть полезен. Потом не раз и не два разговаривали, тяжело с ним. Думаю, ему со мной ещё тяжелей, но ничего, держался, даже дружелюбие демонстрировал. Значит, полезными наши разговоры оказались для него, раз приглашает.

– Да и Конфедерации твоя дружба с царём на руку, командир, – подал голос незаметный доселе Келли, – я документы смотрел, контракты неплохие. Ты за пару месяцев сделал больше, чем предыдущий консул за всё время.

– Сделал я больше не потому, что гений или трудяга, а потому, что предыдущий… да вы и сами знаете. Ладно, заканчиваем разговоры, нам послезавтра выезжать. У кого какие дела остались в Москве – решайте. Портные, встречи… ничего не забыли?

Вернувшаяся Кэйтлин приглашение в Петербург встретила с детским энтузиазмом. Перенявшая от отца скептическое отношение к аристократии, она в то же время оставалась девочкой, с девчачьими же фантазиями. Дворцы, принцы и балы занимали в них не последнее место. Как это уживалось с мечтой стать настоящим фением и умением освежевать пуму, отец понимал плохо. Но как-то уживалось, ребёнок растёт вполне гармоничной (пусть и несколько неформатной) личностью.

* * *

Путешествие из Москвы в Петербург запомнилось разве что сквозняками, гуляющими в купе, да тёплой печкой. Сквозняки, увы, в девятнадцатом веке нечто обыденное. Как бы ты не изгалялся, но отсутствие резиновых уплотнителей и тому подобных вещей, сказывается сильно. Ручная же работа… это в двадцать первом веке она считается своеобразным эталоном качества и элитарности. В девятнадцатом же… увы, отсутствие качественных материалов, станков и даже инструментов сказывается даже на продукции признанных мастеров.

В целом же путешествие оказалось скорее приятным, особенно если в памяти живут воспоминания о европейской железной дороге, с её узкой колеёй и попадающимися порой вагонами-купе. Вот где ужас-то!

* * *

Поселили гостей в Зимнем дворце, выделив несколько комнат довольно скромного размера. Обижаться на недостаточное уважение попаданец не стал – знал уже, сколько приживальщиков у Романовых. Постоянно проживающие слуги, многие из которых имели придворные чины не самого низкого ранга, да члены многочисленной царской семьи, да свитские.

Получить приглашение на Рождественскую ель к императору считалось престижным, это подчёркивало уровень доверия. Несколько небольших комнат в такое время признак нешуточного фаворитизма, ещё и обиженные могут найтись.

При заселении мелькнул сам император, сказав пару слов в качестве приветствия. Прислуга, и без того весьма расторопная, взвинтила уровень обслуживания ещё выше, особо поразив Конана.

– Подкрадываются, ну чисто индейцы к часовому, – бубнил он недовольно, – так и хочется за револьвер схватиться, когда этакая морда в павлиньем наряде за спиной возникает. И как удаётся паразитам?

– Потомственные лакеи, – отмахнулся Алекс, – за такие блага они и на брюхе ползать будут с подносами. А что не замечаешь, так это ты обстановкой ошарашен, за пару дней привыкнешь.

– Обстановка… – телохранитель поморщился, – богато здесь, а всё одно опаска берёт – хуже, чем в трущобах. Взгляды у многих такие нехорошие, что так и тянет прибить паршивцев – просто на всякий случай, чтоб не оставлять такое за спиной. Будь мы дома, так нарочно бы ссору затеял, да пристрелил бы, а здесь нельзя… или можно?

– Если нельзя, но очень хочется, то можно, – отшутился попаданец, – а если серьёзно, то нежелательно. Совсем коль припрёт стреляться, разрешу. Но ты учти, при дворе всегда пара десятков бретёров[104] обитают – из тех, кто ничего не делает, кроме как с пистолетом и шпагой упражняется, тем и зарабатывает.

– Знаю таких, командир, – кивнул Конан, – сталкивался ещё дома. Да и не собираюсь я дуэлировать, нервничаю просто, вот и несу чушь.

Подарки на Рождество стали настоящей проблемой – что оно православное, это в общем-то и не беда, но вот что дарить царю и царской семье… и дарить ли вообще, вопрос не самый простой. Ради этого Фокадан написал Юсуповым и маленькая княжна откликнулась более чем неожиданным образом – приехала в гости.

По своему положению, с Романовыми она знакома лично, воспринимая их не столько как императорскую семью, сколько как кузенов. Верным было и обратное. Так что де-юре она приехала в гости к Романовым и нашла время пообщаться с другими гостями.

– Вы правы, генерал, что решили посоветоваться со мной, – мелодичным голосом сказала девочка, входя в покои в сопровождении слуг, – ну, рассказывайте!

Выслушав короткий рассказ Алекса, на секундочку прикрыла глаза и заявила безапелляционно:

– Подарок каждому из членов семьи Романовых недопустим, такое можно только у родственников и близко знакомых людей. Дарить что-то ценное тоже не совсем удачная идея. Генерал, скажите, а у вас в багаже есть экзотические вещи? Знаете – все эти индейские наряды…

Зинаида раскраснелась и стало понятно, что несмотря на всю светскость девочки-подростка, она в сущности ещё совсем ребёнок, которому хочется прикоснуться к чему-то необычному. Коллекции её отца потрясают[105], но это вещи без истории. В лучшем случае – с историей совершенно чужих людей.

– Как не быть, – хмыкнул попаданец, относившийся к подобным вещам с большим пиететом, не слишком-то свойственным хроноаборигенам, – специально вёз, для подарков нужным людям. Нот что из этого уместно для императора, бог весть.

– Доставайте, – залихватски сказала княжна, махнув ладошкой. Окружённая сокровищами, она пыталась вести себя, как и положено наследнице древнего и богатого рода, но то и дело срывалась.

– Божечки, – по деревенски ахнула она, услыхав от Кэйтлин историю о первой убитой пуме, – сколько лет тогда тебе было? Восемь?!

– Я страховал, – негромко сказал отец, умолчав о том, что страховал в данном случае не совсем верное слово. Скорее убил, но ухитрился убедить девочку, что сделала это она, исключительно удачно попав пулей мелкого калибра. Он только добил! – И не я один.

– Всё равно! Так захватывающе! – Зинаида схватилась за щёки, с восторгом глядя на Кэйтлин, – сама!

Прочие вещи из коллекции Фокадана тоже с историями – по большей части несколько раздутыми. Истории эти выдумывались заранее… нет-нет, никаких откровенных врак! Совершенно реальная история с пумой, кому какое дело, что убила-то её не Кэйтлин? Девочка искренне уверена в обратном… столь же искренне она уверена, что самостоятельно обработала шкуру – почти сама! Взрослые просто помогали и советовали…

– А это? – Княжна недоумённо показал на старый револьвер, рукоять которого испещряли десятки зарубок.

– Личный трофей, снял после перестрелки с известного бандита. Тот ещё су… кхм, поганец, но стрелять умел. Зарубки? По числу убитых.

Бросив револьвер, словно использованную пелёнку, княжна осторожно спросила:

– У вас есть менее… кровожадные вещи?

– Подкова вот, – достал попаданец серебряную, изрядно истёршуюся подкову, – в Калифорнии богатые старатели подчас чудят, вот я и подобрал на память.

– Совсем как сибирские, – хихикнула Юсупова, вертя подкову в руках, – вам её очень жалко?

– Нисколько. Вещица памятная, но не особо.

– Замечательно! Подкова на счастье, а тут ещё и серебряная, да с такой историей. Несколько вещиц такого рода подобрать, вот и будет достойный подарок – повод для разговоров, да память о вас.

Подобрав подходящие подарки Романовым, несколько подарков отложили и Юсуповым. После гостевания осенью в их дворце, князей можно назвать пусть не друзьями, но достаточно близкими знакомыми. Зинаиде дочка сделала щедрый подарок, отложив ту самую шкуру.

Глава 13

Рождество 1875 года выходило скомканным, Российскую Империю лихорадило восстаниями, митингами и акциями неповиновения. Сперва полыхнул Кавказ – русские переселенцы неожиданно стакнулись[106] с горцами Кавказа и подали петицию о невыносимых условиях жизни.

Более чем неожиданный ход, и пусть с русскими нашли общий язык дай бог пятая часть горцев, но ведь нашли же! Факт, сильно поразивший попаданца и ничуть не удививший хроноаборигенов. После осторожных расспросов стало понятно, что случай в общем-то не единичный, русские и горцы вполне могут уживаться рядом. Главная причина грызни – начальство всевозможных рангов, действующее по принципу Разделяй и властвуй.

Поданная петиция обернулась для подателей драными спинами и штрафами на переселенческие деревни да взбунтовавшиеся аулы. Штрафы наложили не столько денежные или имущественные, сколько запретительные, подчас довольно унизительными.

Горцы в ответ взялись за индивидуальный террор, причём неожиданно для властей – по умному. Больше никаких глупостей, вроде того, когда за грехи одного чиновника и военного отвечал другой.

Ответный ход русских крестьян оказался неожиданным, в стиле Ганди – они вообще отказались воспринимать власти. Готовность замёрзнуть насмерть всей деревней, чтобы только не возвращаться под власть Антихриста.

Переселенческая программа на Кавказ, и без того буксовавшая, окончательно провалилась. Сотни тысяч убитых, сотни тысяч погибших от голода и болезней – это не страшно российскому чиновнику, это знакомо и понятно. А вот неповиновение, готовность иди на каторгу всей деревней или умирать, но не подчиняться Антихристу, напугало, да ещё как. В стране замаячил призрак религиозной войны.

Бог весть, как так вышло, но среди переселенцев оказалось неожиданно много сектантов. Оказалось даже, что они чуть ли не единственные вызывались ехать на Кавказ добровольно, надеясь увеличить паству. И ведь сработало!

Это дома, на родной Брянщине или Тамбовщине, крестьяне цеплялись за привычное. Даже пропитой сельский попик казался чем-то незыблемым и естественным, столь же родным, как берёзовая рощица. Лишившись корней, переселенцы лишились и немалой части тормозов.

В такой среде сектантские проповедники чувствовали себя как рыба в воде. Поиск виноватых далеко не уходил – власти, детище Антихриста! Далее следовала критика РПЦ, обещание рая праведникам… и готовы новые адепты. Методика, отработанная тысячелетиями.

Индивидуальный террор и неповиновение… враги Российской Империи выли от восторга, получив такой козырь. Немногим лучше вели себя друзья, газеты Франции разразились серией язвительных статей, а войдя в раж, переключились на родного императора – благо, поводов тот давал предостаточно.

Отголоски Рождественского бунта докатились до иных губерний империи. Центральная, лапотная Россия, помимо отказа ехать на Кавказ переселенцами, подняла вопрос о земле. Платить завышенную цену не хотелось, тем паче и логика у землепашцев железная.

– Выплатили! Многократно выплатили, пока горбились на бар, – говорили крестьянские представители с просветлёнными лицами мучеников, простившихся с родными, как перед неминуемой смертью, – хватит! Веками мы землицу пахали, но терпели, пока баре землю ту сторожили от врагов. А ныне? Мы пашем, мы охраняем… баре что делают!?

Далее следовали слова, что у многих отцы и деды были лично свободными, пока царица не отдала их предков в крепость любовнику. Много говорили о том, что есть баре стародавние, держащие землю от века. Отвоевали у татар, да привели на свою землю крестьян. Ежели они и саблю держать не разучились, то и дальше имеют право землицей владеть. Прочим дворянским семьям предлагалось отойти в сторонку и не гневить Господа.

Выступления крестьян после освобождения 1861 года, свежи в памяти дворян. Помнили они и о том, что подчас приходилось прибегать к помощи артиллерии и что солдаты не раз и не два отказывались стрелять в восставших. Повторения не хотелось, но по всему выходило, что начинается новый виток противостояния Народа против Власти.

* * *

– Чем же всё это закончится? – Прошептал еле слышно Алекс, отложив газету, – неужто войной против народа?

– Войной и закончится, – тоном записного пессимиста сказал Келли, – не тот сейчас случай, что с откупами, Александр не пойдёт на попятную.

– Ой ли? – Возразил Фокадан, – вспомни винные откупа[107] – войсками подавляли народ, громивший откупщиков! А всё одно на попятную пришлось пойти.

– Земля совсем другое, – возразил секретарь, – винные откупа сами дворяне считали делом постыдным и безнравственным, хотя и сами в том участвовали. Землю же они своей собственностью считают, священной и неотъемлемой. Не уступили же при освобождении крепостных? И сейчас не уступят. Программы переселенческие пересмотрят, сделав их более гибкими, ещё что… но землю не отдадут.

– Боюсь, что ты прав, – нехотя согласился консул, – но всё же хочется надеяться… Александру не надо много делать, достаточно просто заставить работать судебную систему, убрав касту сиятельных воров.

– С собственных родственников начать придётся, – ядовито сказал Риан, – не пойдёт он на это.

– Знаю… – Алекс встал со стула и подошёл к окну, за которым кружил мокрый питерский снег, ложившийся на камни и сразу таявший, – не может он не понимать, что вся эта сиятельная свора только дискредитирует саму идея царской власти? Даже на Кавказе бунты начались оттого, что ставленники Великих Князей заигрались, как и сами князья. Начав со спекуляции земельными участками, закончили наживой на деньгах, выделяемых как русским, так и горским переселенцам. А всего-то и надо было, что укоротить на голову парочку вельмож. Сразу.

– Да хоть в Сибирь сослать, – вздохнул секретарь, – а теперь уже нет, не поймут императора чиновники. Они уже привыкли играть по определённым правилам, не захотят менять их – не в свою пользу-то.

– Я всё-таки надеюсь, что с землёй что-нибудь да решат в пользу крестьян. Насколько могущественны откупщики с их капиталами, а в итоге пришлось императору прислушаться к воле народа. Может, это будет другой император…

* * *

Обеды с Романовыми проходили в удивительно приятной атмосфере – сказывалось воспитание и известное фамильное обаяние. Какими бы людьми они ни были, но при личном общении производили самое положительно впечатление. Поскольку разговоры о политике в присутствии Фокадана запрещены Александром, темы для общения самые легкомысленные.

За столом почти всегда собирается очень много народа – помимо Романовых и приглашённых гостей, присутствует большое количество свитских, для которых посещение обеда у царственной семьи – служебный долг.

– Непривычно видеть столько народа за столом? – Поинтересовался у попаданца Николай Николаевич-младший[108] не без подтекста.

– Почему же, – с равнодушной вежливостью отозвался тот, – и побольше бывало.

– Он когда женился, так весь город на свадьбу пригласил! – Хохотнул Алексей Александрович Романов, командующий Морским Гвардейским Экипажем, – и всех напоил-накормил!

Басовито гудя, Великий Князь, ещё не получивший прозвище Семь пудов августейшего мяса (но находившийся на верном пути), начал увлечённо рассказывать историю свадьбы Фокадана, не стесняясь привирать.

Человек светский и не слишком умный, он не блистал познаниями в военно-морском деле, несмотря на все попытки наставников. Личная храбрость, вроде как проявленная в недавней войне с Англией, да происхождение – вот, пожалуй, и все его достоинства.

Не желая ссориться, Алекс слегка пожал плечами и улыбнулся Николай Николаевичу. Дескать, я и рад был бы попикироваться[109] с умным человеком, но сами понимаете… Князь, ещё безусый молодой человек, вяло улыбнулся, но кивнул. Ну и слава богу, удалось избежать недоброжелателя на ровном месте.

Алексей Александрович тем временем разошёлся, превратив и без того завиральный рассказ в откровенные байки. Одёрнуть такого рассказчика чревато, но и выставлять себя на посмешище Фокадан не собирался. А слушают громогласного Великого Князя уже не только ближайшие свитские, но как бы не собравшиеся…

Попаданец начал слушать моряка вместе с остальными, чуточку утрированно округляя глаза и покачивая головой в наиболее драматических моментах – так, будто речь шла о ком-то постороннем. Светская публика всегда умела замечать такие жесты и оценила ход консула.

Гости улыбались, а кое-кто и откровенно посмеивался. Простоватый моряк принимал это за счёт умений рассказчика и всё больше распалялся. Наконец, он повернулся и заметил мимику Фокадана. Несколько секунд он молчал, а потом захохотал – до слёз.

– Знатно вы подловили меня, консул!

Засмеялись и остальные, неловкий момент разрешён. С сего дня Фокадан признали человеком, умеющим себя вести в Высшем Обществе. Не свой, ни в коем случае не свой… но не признать умений человека, способного уйти от обид двух Великих Князей и не унизиться самому… это многого стоит.

* * *

– Ангард[110]! – Скомандовал Семёнов и мужчины начали сходить на фехтовальной дорожке, покачивая кончиками клинков. Делая обманные плавные движения, на секунды взрывались фейерверком приёмов, перемещаясь с невероятной скоростью, и снова почти замирая, покачиваясь кобрами перед атакой.

– Недурно, – сказал Алекс, – закончив поединок и снимая маску, – очень интересная манера поединка.

– Кавалерист, – отозвался гвардеец, – сами понимаете, это накладывает свой отпечаток.

– Может быть… но бы скорее поставил на то, что вы шахматист.

– Угадали, – засмеялся ротмистр, – грешен!

– Мой секретарь схожую манеру имеет, – пояснил консул, – в университете на математика учился. Своеобразный склад ума.

Обменявшись любезностями, разошлись – случайные по сути люди, встретившиеся в фехтовальном манеже Зимнего дворца. По праздничному времени манеж пустовал, народ занят всё больше визитами, не до тренировок.

– Генерал! – Раздался знакомый зычный голос, и на пороге возник Алексей Александрович, – вот вы где, голубчик!

Натянув на лицо любезную улыбку (получилось не сразу, судя по сочувственному смешку фехтмейстера), попаданец поспешил к другу.

Пусть презирает Великого Князя, но нельзя не признать, что человек он полезный. Ленив, откровенно неумён, путает государственный карман с личным, некомпетентен… всё так. Но при этом – особа царских кровей и что особо важно – при власти.

Всего несколько дней прошло с того момента, когда князь решил считать Фокадана другом и пожалуйста – артиллерийские заводы в Конфедерации получили контракт! Собственные заводы Российской Империи не справляются с масштабным перевооружением, заказ от морского министерства на сумму с шестью нолями должен был уйти во Францию. Алекс перехватил его в последний момент – нагло, просто выиграв в карты.

А всего-то – правильная компания моряков с весомыми эполетами и ещё более весомыми связями. Так что дружба с командиром Морского Гвардейского Экипажа обещает быть крепкой и длительной.

– Я тебя по всему дворцу ищу, – путая Ты и Вы, вещал князь, – хорошо, подсказали. Здесь тебя в последнюю очередь догадался бы искать!

– Выяснить, кто именно меня сдал и по возможности устроить гадость, – мелькнуло у попаданца. Подавив непрошенные мысли, начал слушать Алексея Александровича, всячески показывая интерес.

– … да сегодня и заходи! – Великий Князь огляделся как плохой шпион и сказал гулким шёпотом, наклонившись зачем-то:

– Оно конечно пост, но тебе-то можно, а мы отмолим!

– Внедрение проходит успешно.

Глава 14

Встреча с императором выдалась аккурат за два дня до Рождества. Самодержец выглядел неважно, да и настроение скверное, чего он и не думал скрывать.

– Рады? – Без обиняков начал он, едва консул вошёл в кабинет императора.

– Нисколько, – уловил попаданец невысказанные слова, садясь в кресло без приглашений, – любая революция, даже если она и оборачивается благом народа, сперва проходит стадию разрушительную.

– Даже? – Ухватился император за слова.

– Ваше Величество, – с укоризной протянул Фокадан, – я никогда не скрывал, что считаю революцию крайней формой протеста. Последовательная, поступательная эволюция – вот основная идея моих выступлений. Французская Революция, многими недоумками почитаемая за идеал, обернулась большой кровью сперва для Франции, а затем и для всей Европы. Народ же французский лучше жить не стал, да и идеалы равенства и братства остались всё больше на бумаге.

– Прошу простить, – вздохнул Александр, – неделя выдалась очень уж неприятной. Пару раз сорвался на близких, что мне никак не свойственно.

– Понимаю.

Алекс действительно понимал императора и отчасти сочувствовал. Человек пытается что-то сделать для страны, это можно только приветствовать.

Другое дело, что все реформы (порой весьма толковые) с участием Великих Князей и аристократии, походили на попытку приделать квадратные колёса потенциально неплохому авто. И удивляться потом – что же не едет-то?! Ведь какой дизайн, какая идея, Сам придумал!

– Есть какие-нибудь мысли о сложившемся в России положении или будете говорить о неизбежности Революции и необходимости сменить устаревший монархический строй?

– Есть, – спокойно ответил Алекс, не поддаваясь на провокационный тон, – заставить работать Закон. Парочка показательных процессов над особенно зарвавшимися чинушами, с казнями в финале. Затем дать понять, что это не единичный случай, и что не помогут даже высокие покровители в вашем окружении.

– Сразу видно, как далеки вы от реальной политики, – желчно сказал Александр, – настроение в обществе такие, что мигом последую примеру деда[111].

– В обществе российском или Обществе светском? – не скрывая иронии спросил Фокадан, – вы уж определитесь, Ваше Величество, что для вас важнее – страна или пара сотен людей, в большинстве своё давно работающих за пределами компетенции.

– Пара сотен, – хмыкнул император, глядя на Алекса, как на несмышлёныша, – европейская политика…

Самодержец начал небезынтересную лекцию о связях русской аристократии с европейскими аристократическими Домами. Связи эти, ветвистые и необыкновенно запутанные – не только родственные, но и масонские, торговые.

Полчаса спустя Алекс начал понимать остроту проблемы, стоящую перед императором. Русское дворянство считалось таковым разве что по гражданству – если речь идёт о дворянстве высшем, принятом при дворе и имеющем достаточное влияние. Перемешавшись кровно с дворянством европейским и фаворитами вроде Кутайсова[112], они перестали быть русскими по крови. Проблема сия решается соответствующим воспитанием, но за воспитание взялись французские и немецкие гувернёры, да так рьяно, что многие представители российского Двора с трудом говорили на родном языке.

Лишившись по факту языка и культуры, воспитанные на европейских ценностях и традициях, они легко отступали от интересов России и русского народа в угоду привитым ценностям. Таким патриотам проще найти общий язык с английским заводчиком или торговцем, чем с отечественным предпринимателем.

Иностранец с толикой приличных манер, одетый на господский лад, воспринимается Обществом как ровня, даже если он выходец из самых низов, сколотивший капиталец самым постыдным образом. С ним можно не только вести дела, но и родниться без ущерба для чести. Европеец!

В то же время русский купец, даже потомственный, колене этак в двенадцатом, воспринимается как априори низшее существо. Определённые исключения есть – те же Хлудовы и прочие миллионщики, но именно как исключения, хотя в последние лет десять ситуация понемногу исправляется.

Аристократия Российской Империи воспитывается иностранцами и на иностранщине, отдыхает за границей, учится, лечится. Россия воспринимается как колония, где белые господа получают дивиденды (работать российское дворянство в своей массе не настроено), тратить же полученное полагается в Европе.

Редкие всплески патриотизма европейцев таковы, что лучше бы их не было – в стиле самых нелепых указов Петра Первого, вроде непременного ношения париков, курения и питья кофе. На что-то осмысленное европейцев обычно не хватало, отдельные проблески могли сработать где-нибудь в Благословенной Франции или Швейцарии, но никак не Лапотной России.

Многочисленные, набиравшие силу славянофилы немногим лучше. В большинстве своём это те же европейцы, перековавшиеся в угоду царю, моде или под влиянием общественного мнения. Влияние же иностранных гувернёров и родни при этом никуда не девалось.

Положение славянофилов, при всём благоволении к ним императора, оставалось сомнительным. Отсутствие сколько-нибудь внятной идеи, помимо Панславизма[113], делало их уязвимыми для критики.

Панславизм у большинства принимал самые гротескные, великодержавные, шовинистические[114] формы. Славянским народам не давалось даже теоретического права на какое-либо самоопределение, в лучшем случае культурная автономия в очень узких рамках.

Понятно, что на фоне могучей России, находящаяся под турецкой властью Болгария и не могла рассчитывать на большее… Но указывать младшим братьям их место заранее? Большего идиотизма Фокадан не встречал. А ведь именно такие и по сути, только такие славянофилы и пользовались государственной поддержкой.

Робкие голоса народников и искренних патриотов, что следует начать с себя и облегчить положение русского крестьянина и мастерового, отметались как пораженческие и непатриотичные.

– Простите, Ваше Величество, – прервал попаданец самодержца, – что же непатриотического в том, что люди хотят не мифического единства славян когда-нибудь потом, а хорошей жизни для себя и своих детей уже сейчас?

Александр снисходительно улыбнулся и произнёс веско:

– Лишь Великая Идея может объединить людей. Для этого можно и должно жертвовать малым ради большого.

Фокадан покивал, считая в это время до десяти и сдерживая рвущийся наружу мат.

– Полагаю, жертвовать полагается исключительно крестьянам, рабочим и купцам? – Осторожно спросил он, – может, я чего-то не понимаю, но не вижу жертв со стороны дворянства и духовенства.

– Становой хребет империи…

Императора понесло заученными пафосными фразами. Но как! Если бы не тренированный разум попаданца, привыкшего в двадцать первом веке с потоку рекламы, а в веке девятнадцатом к софистике в речах оппонентов, его бы наверное проняло. Речь схематичная, но построена таким образом, что собеседник сам додумывает какие-то детали. И это не считая того, кто произносил речь.

Дворяне, оказывается, служат. Даже те, кто не состоит на службе в армии и не работает чиновником, а всего-навсего проматывает выкупные деньги во Франции. Кадровый резерв и пример благородства, ни больше, ни меньше.

– Со стороны дворян и духовенства жертв не наблюдается. – хладнокровно подытожил Фокадан и тут же приподнял примиряющее руки, виде реакцию собеседника, – Ваше Величество, вас интересовал взгляд со стороны, так ведь?! Не вдаваясь в высокие материи, я не вижу, каким образом дворяне жертвуют чем-либо. Возможно, мне не хватает для этого образования, воспитания или благородства – спорить не буду. Просто подумайте, что обычный мужик, рабочий или купец думает так же – у них ведь нет дворянского воспитания и благородства ведь так?

– У мужика-то? – Губы Александра тронула усмешка.

– Самому смешно, верно ведь? – Не стал выяснять отношения попаданец, – так почему вы думаете, что мужик понимает вас и ваши требования к нему? Он скорее полагает, что есть хороший царь, которому плохие бояре не докладывают всю правду. А как только узнает, так непременно всех накажет, и наградит мужиков за терпение и верность. Если же мужик вас и в самом деле поймёт… боюсь, миф о добром царе и злых боярах канет в прошлое, и встанет в народе другой миф.

– О Свободе, Равенстве и Братстве, которое непременно возникнет в Росси, как только с гильотины покатятся головы монарха, – задумчиво договорил за него Александр, – спасибо, генерал, я понял ваше мнение. Не скажу, что согласен, но в расчёт приму. Опыт у вас есть, да и в психологии низов вы разбираетесь, пусть даже это низы европейские. У русского мужика совсем другое мышление, для него девиз За Веру, Царя и Отечество не пустой звук.

Спорить Фокадан не стал, да и к чему? Доказать свою точку зрения и глупость собеседника в принципе можно, но вот пожелает ли собеседник это понять и главное – принять? Вряд ли… Скорее оскорбится, тем паче Александр искренне верит в эту ерунду, вроде Священной Царской Крови.

Поговорили сегодня, будут ещё разговоры. Авось и проймёт самодержца, задумается над судьбой винтиков Государственной Машины.

* * *

– Ну скажи, ведь Православной Рождество лучше? – Докопался пьяненький Алексей Александрович до нового друга, наблюдающего за катающимися с горки ребятишками, среди которых и хохочущая Кэйтлин. К чести Романовых, до определённого возраста дети при Дворе играли вместе, не слишком-то разделяясь на чистых и нечистых.

Это потом уже, лет с двенадцати, потихонечку… а пока вон – с горки катаются малолетние Великие Князья и Княжны, дети высокородных сановников и полотёров – вместе! Толкаются, пихаются, визжат… но никакого деления по чинам! Никому и в голову не приходит воспользоваться служебным положением родителей, получив желаемое.

– Ну скажи, лучше ведь?! – Не унимался моряк, – какой размах, какая ширь! У католиков же скукотища неимоверная, ну!?

– В России – несомненно, – хмыкнул Алекс, – всё ж таки православная страна. В Москве католическое Рождество скучновато – всё ж мало католиков, это сказывается. А скажем, в ирландских кварталах Нью-Йорка ого какой размах!

– С поножовщинами, – съязвил болтающийся неподалёку Николай Николаевич. Будущий Лукавый после некоторых колебаний и проверок на прочность, отнёс Фокадана к верным врагам – тем, с кем нет настоящей вражды, но можно всласть пособачиться, не переходя грань.

– Скажете тоже, – деланно обиделся консул, – больше пяти-шести трупов никогда не бывало! Ну, может потом ещё столько же помирало… но не больше – Рождество ведь!

Алексей Александрович заржал конём, хлопая Фокадана по спине могучей рукой. Засмеялся и Лукавый, чуть отвернувшись. Шуточка для рождественской на грани фола, но актёрский опыт выручил попаданца в очередной раз. Мимика, соответствующая поза… и вот довольно-таки чернушная фразочка кажется уморительно смешной.

Чувствуя, что моряка понесло, консул поспешил удалиться к горкам.

– В кампанию примете? – Серьёзно осведомился он у детворы.

Долговязый мальчонка лет десяти окинул мужчину взглядом и серьёзно кивнул.

– В очереди со всеми стоять.

Скатнувшись пару раз с ледянки и честно отстояв очередь, Алекс всё-таки не выдержал и включил инженера. Добежав до Великих Князей, прокричал возбуждённо:

– Пошли горку улучшать! Простейшие подъёмники не могли соорудить, сейчас всё исправим.

Нетрезвые по случаю окончания Великого Поста, те с охотой поддались на провокацию и включились в работу. Фокадан изначально предполагал использовать князей исключительно как ширму, для мобилизации инструментов, работников и деталей, но поди ж ты… Недаром Николай Второй любил колоть дрова и по отзывам, делал это виртуозно. К сожалению, дальше колки дров его таланты не простирались…

Не только Алексей Александрович и Николай Николаевич младший, но и Сергей Александрович, Владимир Александрович и даже будущий Александр Третий с упоением таскали столбы, вбивали их в землю и протягивали верёвки.

В качестве лошадиной силы поставили парочку гвардейцев – благо, при наличии полиспастов[115] работа не трудная.

– Ну вот, – подытожил он, когда вельможные работники с восторгом протестировали подъёмное устройство, – всё не ноги бить.

– Видно настоящего инженера, – не тая улыбку прокомментировал Александр, будущий Третий, – посреди праздника, заскучав, сделал себе механическую игрушку, причём чужими руками. Учитесь, господа!

* * *

Утром открылись двери в Золотую гостиную, и малолетние отпрыски Дома Романовых кинулись к ёлкам[116], разбирать подарки. Счастливая детская речь и умиление взрослых, разворачивающих подарки, купленные детьми на карманные деньги.

Рождественские подарки в семье Романовых нечасто роскошны, скорее личные. Интересный нож или револьвер мужчинам, фарфоровая кукла девочкам. Дети обычно покупали какие-то безделки – карманными деньгами их не сильно баловали.

Фотоальбом или собственноручно нарисованную картину может позволить подарить себе только близкий человек. Вельможи или допущенные ко двору промышленники чаще всего дарили дорогие, но достаточно безликие диковинки, находящие своё место в сокровищнице или в одной из бесчисленных кладовых.

– Сразу видно иное воспитание, – задумчиво сказал император, вертя в руках истёршуюся серебряную подкову с запиской, поясняющей историю оной.

– От консула Конфедерации? – Невнятно отозвался зарывшийся в груде подарков Сергей, недавно вышедший из детского возраста[117] и порой о том забывающий, – там все подарки один другого чудней! Как вам это, отец?

Юноша распрямился, и император невольно расхохотался – индейский наряд недурно сидел на худощавом сыне. Когда же Сергей воинственно взмахнул копьём с каменным (!) наконечником, и прокричал что-то воинственно-дикарское, смеялась уже вся семья.

Глава 15

О,Доннел с Гриффином уехали в конце февраля, увезя подписанные многомиллионные контракты. Конфедерация в лице её предпринимателей обязалась поставить Российской Империи не только хлопок и сукно, но и винтовки, станки, морские орудия и даже корабли. Инженеры КША в минувшей войне перескочили виток технической эволюции, сотворив крейсера и броненосцы следующего поколения, заинтересовав чинов из Адмиралтейства.

Мониторы[118], броненосцы и крейсера обладали интереснейшими техническими решениями вкупе с массой детских болезней. По большому счёту, сырые недоделки, пусть и многообещающие.

Чины из Адмиралтейства недаром занимали своё место – потраченные на американские эксперименты средства окупятся с лихвой. Эксперименты сэкономят российским инженерам годы труда, уберегая от откровенно тупиковых путей развития и наглядно демонстрируя все плюсы и минусы новинок из Конфедерации.

Обговаривалось и строительство заводов в Российской Империи, но это в перспективе, причём весьма туманной. Российские чиновники и дельцы желали от Конфедерации не только станки и производственную линию вообще, но и инженеров, мастеров, квалифицированных рабочих.

Граждане Конфедерации не горели желанием подписывать жёсткий контракт на несколько лет. Юг стремительно развивался, а Россия пугала полуфеодальными порядками, не слишком-то большим жалованием и бунтами.

Общая сумма уже подписанных контрактов исчислялась семью нолями, и почти от каждого консулу полагалась малая доля. Чаще всего символическая, как в случае с хлопком, этот товар не нуждался в рекламе.

Зато промышленники, получившие нежданный контракт на орудия для Морского ведомства, рады отдать пять процентов от стоимости контракта. Отдали бы и больше, очень уж весомым оказался неожиданный куш.

С некоторым сожалением, Фокадан предпочёл часть заработка взять услугами. Нужные ИРА законы, свои люди в руководстве крупных компаний и правительстве… Такой подход окупится заметно медленней, зато сторицей.

Деньги пошли прямиком на финансирование проектов ИРА, и оказались очень кстати. Школы, больницы, новые поселения, а ещё собственный университет, подконтрольный ИРА. Одна из особенностей университета – обязательный курс гэльского[119] языка, фольклора, истории Ирландии и ирландского народа. История, особенно новейшая, получалась чернушная даже без особых стараний. Вместе с версиями, заполняющими исторические лакуны[120], получалась прямо-таки агитка против Англии.

К слову, контракты не односторонние, российские товары в Конфедерации более чем востребованы. Лён, конопля, металл… к искреннему сожалению попаданца, всё больше сырьё. Отдельные проблески наличествовали, но погоды не делали. Да и с сырьём у КША всё более-менее благополучно, железных руд и угля предостаточно. Другое дело, что российский металл выходит дешевле даже с учётом перевозки.

Конкурентоспособность российских товаров, востребованность на мировом рынке и прочий пафосный бред, по мнению попаданца бредом и являлся. С учётом морально устаревшего металлургического оборудования на большей части российских заводов, конкурентоспособность эта держалась исключительно за счёт низких зарплат русских рабочих.

Низкие зарплаты русских рабочих и стали едва ли не основным камнем преткновения, мешающим дельцам Конфедерации строить заводы в России. Без местного персонала в таком деле никак не обойдёшься, да и требования чиновников и российских дельцов в кои-то веки сошлись – учить русский персонал!

А как учить, если одновременно чиновники и дельцы не желают убирать из контрактов пункт О нераспространении лишних знаний? То есть учить русских нужно, но исключительно производственному делу, разговаривать же о порядках в Конфедерации или касаться иных дел запрещалось категорически. Стращали гигантскими штрафами и едва ли не сибирской каторгой.

Пункт этот появился не на пустом месте. Два или три года, требуемых для постройки завода и обучения персонала, неизбежно демократизируют русских рабочих. Порядки в Конфедерации куда как более вменяемые, да и отсутствие бар не могло не прельстить вчерашних мужиков.

Так ещё и разница в зарплатах! Ну какой толк обучать рабочих, если он будет сравнивать своё положение и доходы, с рабочими КША? И разница эта отнюдь не в пользу Российской Империи!

Заработки выше почти в три раза, жильё дешевле, продукты… и произвола начальства тоже нет! Никто не посмеет дать в морду рабочему Конфедерации просто потому, что захотелось сорвать гнев.

Вот как после этого оставить на заводе уже обученного, квалифицированного русского рабочего, не вызвав бунта? Нужно будет либо вязать его кабальными контрактами на пару десятилетий вперёд, либо поднимать жалование. Иначе все мысли его будут о переезде в Конфедерацию, где небо голубе, сахар слаще, а бабы толще…

* * *

Не успел Фокадан соскучится по своим, как начал прибывать десант из Конфедерации. Промышленники Юга, убедившись в фаворе нового консула у российского императора, решили воспользоваться подвернувшейся возможностью.

– Этак в Москве вся бригада соберётся, – шутил Алекс, встречая Каллена, – ты-то здесь как оказался? Уволился из армии, что ли? Что за причина?

– Бессрочный отпуск, командир, – снимая верхнюю одежду, рассказывал довольный Ниалл, – командование аж выпихнуло меня! Нет, я в фаворе, майора вот недавно дали!

– Что ж тогда? – Озадачился консул, налаживать разведку послали, что ли? Так здесь методы армейской разведки не приветствуются, а я что-то не припомню, чтобы ты был хорош в политической. А… промышленники решили через тебя свои дела решать!

– Угадал, командир! – засмеялся разведчик, – решили, что раз уж ты здесь так козырно обустроился, то не нужно не своих людей пихать в Москву, а твоих. По дружбе да по старой памяти будешь пихать нас, а мы уже – интересы промышленников Конфедерации. Конкретно, а не вообще – сам же в письме печалился, что не успеваешь объять необъятное, вот мы и будем представлять интересы отдельных фирм.

– Мы? – Ухватился Фокадан, – Фланаган и Фицпатрик уже здесь, теперь ты… говоришь, ещё народ прибудет?

– Ага! – Ниалл засмеялся, – как бы не взвод набирается! Не только офицеры, но и некоторые сержанты, а то и рядовые из тех, кто после войны торговлей да посредничеством успешно занимался. В Москве, даже если особых талантов и нет, всё равно можно сколотить капиталец просто потому, что мы первые здесь от КША. Потому уже сложнее будет, но нужно ловить момент!

– Одобряю, – кивнул Алекс, – сам-то кого представляешь?

– Оружейников.

– Всех, что ли? – Язвительно поинтересовался попаданец.

– Угадал!

– Иди ты!?

– Сам иди, – шутливо толкнул его Ниалл. С минуту мужчины толкались и пихались. Видя ошарашенный взгляд горничной Степаниды, не ожидавшей такого от господ, Фокадан подмигнул девушке и сказал:

– Первые сорок лет детства мужчины – самые трудные!

Отмокнув в ванной и смыв с помощью горничной дорожную грязь, Каллен ораторствовал за обедом, рассказывая новости из Конфедерации.

– … Доэрти помните? Дурковатый такой парнишка, с чудинкой – анекдот ходячий. Женился на вдове Саймона из третьей роты. Постарше она, но не особо – так, что такое три года? Зато за ум взяться заставила, сейчас уже и не узнать. Торговлей скобяной занялся, лавочка своя. Что значит жена правильная попалась!

– Так может, Барбара сама всем руководит? – Предположил Конноли, хорошо знавший фигурантов истории.

– Неа! Сам! Она, конечно, мозги ему вправила малость, но сам. Мне кажется, он как первого заделал, так и поумнел.

– Бывает, – задумчиво согласился Фокадан, опустив вилку с наколотым куском стейка, – вроде пока за себя отвечаешь, так и подурковать можно, а как только ребёнок… шалишь, нужно уже о нём думать. Да и Доэрти сам хоть и чудён, но не глуп. Да и кто чудным не будет с его-то биографией? Он же из сектантов.

– Ты сперва поешь, – вмешалась в разговор взрослых Кэйтлин, – потом рассказывать будешь. Да и вы хороши! Человек с дороги отдохнуть не успел, а тут с расспросами пристали!

Поздно вечером, когда Кэйтлин уже спала, зевающий Ниалл задал вопрос, отчаянно смущаясь и приглушив голос:

– Горничная эта… она как вообще?

– Можешь подкатывать, – разрешил Алекс, не девица уже.

– Ты…

– Нет, – отмахнулся попаданец, – ранее служила в дворянской семье, ну и… сынок-подросток оприходовал.

– Роман? – Приподнял бровь Ниалл.

– Если бы, – грустно хмыкнул попаданец, – наследие крепостных времён. Кто попроще, те своих чад в проверенный бордель водят, ну а кто побогаче… так вот, горничными. Чтобы чадушко не бесилось от спермотоксикоза, но дурную болезнь нигде не подхватило.

– Добровольно?

– Так… пополам. Иногда нанимают проверенных горничных, с соответствующим опытом – на полгодика. А иногда – просто девицу деревенскую, которой деваться некуда. В деревню не вернуться, там она лишний рот. Новое место найти не может – опыта ещё никакого, да и рекомендаций могут не дать.

– Добровольно-принудительно, – грустно кивнул майор, – всё как в Нью-Йорке, как в Европе… Хорошо хоть на Юге такого нет. Хм… для белых.

– Так крестьяне для здешнего дворянства и не совсем белые, – развёл руками Алекс, – что-то вроде ирландцев для англичан. Может, только чуть получше. Степаниду подвели таким образом, что деваться ей некуда – то ли пропало что-то у хозяйки, то или ещё что в том же духе, не вникал в подробности. В общем, уйти с такой рекомендацией могла только в бордель. А с другой стороны – барчук вроде как выручил, защитил от гнева маменьки. Ну и возраст соответствующий, шестнадцать лет всего – романтика, плотские желания, подарки. Три месяца попользовался, да благо – я тут подвернулся, её уже хотели передать следующему… пользователю.

– Мда…, – Ниалл закурил, потемнев лицом, – везде одно и тоже.

Фокадан помолчал, потом добавил нехотя:

– Захочешь, можешь подкатывать к ней. Не неволить, а так… подарки, слова ласковые. Нравы здесь такие, что она порченой себя считает. Замуж такую если и возьмут, то за вдовца разве.

– Порченая, – Ниалл качнул головой и хмыкнул, – надо же! В Европе ещё найди такую, чтоб замуж девственницей вышла[121].

* * *

Приёмы, балы, благотворительные вечера – так можно описать времяпрепровождение Фокадана с начала осени до конца весны. Сперва знакомство и налаживание связей со светским (куда же без него в феодальной России!?) и деловым обществом Москвы. Затем в качестве старожила знакомил с нужными людьми десант Конфедерации.

– Сдохнуть хочется, – пожаловался он как-то Келли, придя с очередного приёма не сильно трезвым, – поверишь ли, я за эти месяцы только одну пьесу написал и пару рассказов, ничего больше! Даже в мастерскую заглянуть некогда – что там нанятые рабочие и студенты мудрят, даже сказать не могу.

– Пить надо меньше, – хмыкнул бессердечный секретарь, не отрываясь от бумаг.

– Пить?! – Взвился консул, – я сегодня на трёх! Трёх приёмах побывал! Точнее, один настоящий приём, один деловой обед и заглянул по-соседски. Везде по чуть, чтоб не обидеть… и вот, сижу нетрезвый.

– Тогда закусывать, – серьёзно сказал Риан, – русские вон, в разы больше выпить могут, но они и едят в разы больше.

– Не могу, – пожаловался Алекс, – желудок болит, как переем.

– Заканчивается уже эта ерунда, командир, – успокоил его секретарь, отложивший бумаги, – парни наши уже нормально в Москве ориентируются, новичков сами потихонечку натаскивают. Кому из чиновников сколько давать нужно, с кем пить можно, а кем нельзя… Ты просто слишком опекаешь ребят, попробуй только в критических случаях влезать, как последний довод королей[122].

– Ну разве что, – нехотя согласился консул, – пожалуй, я и правда немного с опекой перегнул.

– Немного?! – Хихикнул Риан, но тему развивать не стал, – а насчёт того, что не писал ничего и работал как инженер, так оно и к лучшему, думаю. Творческий перерыв время от времени нужен, накопились ведь за это время идеи? Ну вот!

Глава 16

– Вызов, Майки, – сообщил помощник шерифа коронеру[123], входя с жары в прохладное помещение, – на приисках какого-то Страуса пришибли.

– Не Леви Страуса[124], случаем? – поинтересовался коронер, накидывая пыльник[125].

– Он самый, – кивнул помощник, жадно отпив воды из стакана мутного стекла, – сталкивался?

– Да, скандальный мужик – из тех, кто всегда готов урвать своё. То джинсы взялся подделывать… дурень, будто не знал, что клёпки на брюки генерал Фокадан запатентовал, да ИРА патент отдал! С ИРА связываться, ты представь только?

– Рисковый мужик, – хмыкнул прислушивавшийся к разговору шериф, – мало того, что ИРА, так ещё и еврей.

– Да я как бы тоже… – изменившимся голосом сказал коронер.

– Ты-то? Брось, – благодушно отмахнулся грузный шериф, усевшись на скрипнувший под ним старый стул и наливая бурбон[126] в три стакана, – ты понял, что я имел в виду – ты еврей, но…

– Понял, Хорес, понял, – пробурчал коронер, взяв стакан и принюхавшись к содержимому, – после поганца Джуды[127] всех евреев под подозрение взяли – уж не агенты ли мы Ротшильдов? Бесит!

– Знаешь же, что не напрасны подозрения, – примирительно сказал Хорес, – ну всё, поехали!

– С нами, что ли? – Поинтересовался помощник, причесав усы перед облупившимся зеркалом, – не много ли чести Страусу?

– Ох, Мозес, учить тебя и учить, – шериф с коронером обменялись понимающими взглядами, – прежде всего такие смерти нужно расследовать более тщательно. Я понимаю, что Майки и без меня справится, но старатели поймут ли? А раз я приехал, то и лишних разговоров не будет потом – власти всё сделали. Понимаешь?

– Политика, – кивнул Мозес, наморщив лоб, – пока не очень. Сам знаешь, если пострелять или подраться – это ко мне. Остальному ещё учиться и учиться, а с этим туго – при тебе же грамоту учил, по слогам недавно только перестал читать.

– Как не помнить, – вздохнул Хорес, который и переманил перспективного ганфайтера в управление шерифа. Умом и сообразительностью стрелок не отличался, зато звериного чутья на неприятности хватило бы на пятерых. Да и как стрелок выше всяких похвал, врукопашную против троих выйдет.

Но вот учить его… три месяца на алфавит ушло, да ещё столько же на то, чтобы буквы в слова складываться начали, пусть даже и по слогам. Зато спокойней с Мозесом, репутация у него та ещё, опытный воин. Прошёл войну ещё подростком, потом ИРА, ведь он на четверть ирландец! Происхождение остальных трёх четвертей покрыто мраком. Индейская кровь точно есть, а вот сколько и какая, не знает и сам ирландец.

В ИРА будущего ганфайтера и помощника шерифа поднатаскали крепко, там всех своих натаскивают. Так что если кто не боится самого Мозеса и Закона, которому оный служит, поостережётся братства ветеранов и ИРА, будь оно неладно.

* * *

Солнце в Калифорнии щедрое, порой даже с излишком, так что тело Страуса успело немного испортиться за несколько часов.

– Не трогали, – постановил коронер, внимательно оглядев место смерти.

– Как можно, мистер Семитон, – пробасил выборный от старателей, – сами же в нас эту науку вколачивали, чтоб следы не затаптывали.

Стоящие в сторонке старатели, не избалованные зрелищами, хохотнули нервно, послышались шуточки, не слишком-то уместные для такой ситуации. Хорес тем временем осторожно обошёл место происшествие и хмыкнул.

Присев, потрогал тело и наконец перевернул, обнаружив внушительную гематому на лбу.

– Несчастный случай.

– Точно? – Поинтересовался шериф с самым брутальным видом. Вместо ответа коронер молча ткнул пальцем, и шериф присел у сапог убитого, сдвинув шляпу на затылок.

– Нелепей не придумаешь, – подытожил он, встав неожиданно легко для столь грузного тела, – глядите, парни.

Старатели, раз уж власти разрешили, не побрезговали подойти, глядя на указующий перст шерифа.

– Видите на подошве? Наступил на говно, да то ли сразу поскользнулся, то ли когда вытереть решил. Где-нибудь в прерии в худшем случае задницу бы отшиб или нос расквасил, а тут каменюки везде. Хорес ещё проверит тело, но вряд ли чего найдётся. Напарников по бизнесу у него нет, детей тоже. Капиталец какой, если есть, племянники вроде как наследуют – если завещание иного не скажет. А родственники у него не здесь живут, далёхонько.

– Да и не такое большое наследство, чтоб из-за него через океан наёмных убийц гонять, – дополнил коронер и объяснил: – мы всё-таки одной крови. Друзьями или приятелями не назовёшь, но общались изредка, так что знаю его, как и прочих евреев в округе.

– А на религиозной почве? – Вяло поинтересовался шериф, сугубо для порядка.

– С чего бы? Иудеи мы скорее по рождению, а не по вере, я вон даже шаббат[128] не соблюдаю. Христиане, даже фанатики, к таким равнодушны. А… другие евреи? У нас нет особо верующих, это ж не Нью-Йорк. Так… традиции скорее.

– Ну и хорошо, – равнодушно кивнул шериф, повернув голову к старателям – все ли слышали? Ну и славно, меньше вопросов да разговоров будет. Подумаешь, очередная нелепая смерть. В старательском посёлке редкость скорее смерть нормальная.

* * *

Дела в Российской Империи обстояли не слишком-то хорошо. Александр Второй закусил удила, выбрав жёсткую позицию. Оно как бы и неплохо… но только если эта жёсткость распределена ровно.

Политику Сильной Руки самодержец применял исключительно по отношению к народу, сиятельные родственники и влиятельные аристократы по-прежнему отделывались в худшем случае судом с запрещением проживать в Петербурге и Москве, да Высочайшим Неудовольствием. В ссылки (всё больше в родные поместья под надзор полиции) и тем паче в Сибирь отправлялись всё больше мелкие сошки, не имеющие поддержки.

Единственное, в чём император проявлял жёсткость по отношению к дворянству, так это разве что предательство. Неблагонадёжные разговоры, а тем паче действия, карались крепко – по мнению попаданца, так даже и чересчур. Шпионаж или агенты влияния, оно конечно скверно… но Александр старательно закручивал гайки, уничтожая инакомыслие вообще.

Патриотизм и благолепие, даже воры с взяточниками исключительно патриотичны. Армия и флот ныне всё чаще оперировали такими понятиями, как Боевой Дух и наступательный порыв, а в солдат старательно вколачивали лозунги. Благо, перевооружение всё-таки шло, пусть и с великим скрипом.

– Меня это пугает, – сказал Келли, процитировав за утренним кофе несколько строк из газеты, – мы лучшие, кругом враги, царь мудр и справедлив, чиновники едва ли не апостолы. Рано или поздно, но рванёт так, что всей Европе достанется.

– Не преувеличивай, – хмыкнул Алекс, – не отрываясь от чтения, – ранее чуть что на Европу кивали, как на источник всех благодатей, теперь вот весы качнулись. Скоро пройдёт.

– Хрен с ней, с Европой, а с цензурой-то что делать? С отсутствием критики?

– А вот это уже перебор, – согласился Фокадан, откладывая наконец газету, – если в ближайшие пару лет Александр ничего не изменит во внутренней политике, то революция или ещё что… но страну знатно тряхнёт! Хм… или не тряхнёт, всё-таки война впереди, в таком случае порыв ура-патриотизма уместен. А вот после оной возможно всякое.

– Вот и я боюсь всякого, – влез в разговор Конноли, – рвануть может, как у пароходного котла[129]. Как бы и нас не зацепило, подстраховаться не помешало бы.

– Изначально подстраховались, – чуть улыбнулся консул, – даже если Российская Империя вразнос пойдёт, Конфедерацию это зацепит только брызгами. Хотя конечно, тяжело будет без такого союзника. Да и Россию жалко…

– Это я знаю, командир, – Роберт с прищуром посмотрел на него, – а вот лично? Помнишь, как в Нью-Йорке – все политические активисты из низов если не прикормлены, так знакомы. Когда там рвануло, ты хотя бы руку на пульсе событий держал. Здесь как?

– Хреново, – с досадой отозвался Фокадан, – я же Слово императору дал…

– Да и не нужно его нарушать! – Перебил Конноли, – неужто придумать ничего нельзя? Детвору прикормить хотя бы, эвон сколько тут беспризорников[130] бегает.

– Мать твою! – Фокадан откинулся на спинку стула, – очевидно ведь, как же я…

– Ясно как, шеф, – пропыхтел Конан, сражаясь с Бранном на вилках за последнюю ватрушку под хихиканье Кэйтлин, – у тебя голова не тем занята. Если уж на писанину времени не нет и в мастерскую почитай не заглядываешь.

– Верно, но всё же скверно – забронзовел малость. В народ пора. На Хитровку[131] сходить, что ли? На самом деле ведь просто всё – купить несколько домов для мальчишек под жильё, да какое-то производство организовать там же. Часа четыре учатся, четыре работают и профессию получают. Как вам?

– Неплохо, пап, – согласилась дочка, – если на окраине дома покупать, так и не очень дорого. Можно даже на Хитровке попробовать договориться.

– Трущобы? Хм… попытка не пытка, может и правда не станут лезть к детям. Если трущобных детей тоже на обучение брать, то можно… Спасибо, доча, идея потрясающая! Бранн, ты хвастался, что со староверами московскими контакт наладил неплохой?

– Так, – телохранитель неопределённо пошевелил пальцами, – именно неплохой, ничего серьёзного.

– Сможешь выйти через них на хитровских?

– Не уверен. Выход на ворьё у них точно есть, как не быть такому у купцов и промышленников? Но что меня…

– Меня, – перебил его консул, – под Слово. Скажи, что махинации не интересуют, детьми заняться хочу. Староверы на благотворительность много тратят, а тут ещё и повод какой – дети. Должны навстречу пойти.

– А сами-то? – С сомнением спросил Конан.

– Кто им позволит? – Удивился Конноли, – ты чем слушал, когда тебе лекции по православию читали? Староверам детей не доверят ни в коем случае, здешней Церкви лучше так – когда они на улицах замерзают. А ну как староверы совратят невинные детские души в свою ересь? Это ж куда как хуже!

– Куда уж хуже? – Не понял Конан, – а… шутки?

– Шутки. А вот командиру можно, он благотворительностью давно занимается. Плевок местным богачам, конечно, изрядный получается… ну то не наше дело.

* * *

Староверы откликнулись неожиданно быстро, собравшись в консульстве всего на третий день. Огромный самовар на столе, выпечка, степенные разговоры, умные глаза. Вели себя они как… как аристократы! Не титульные, а такие, какими они должны быть, но почти никогда не встречаются: спокойные, несуетливые, заботящиеся о своих людях и народе в целом.

Повеяло чем-то знакомым… ну точно, один в один сбор верхушки ИРА!

Именитых промышленников среди двух десятков собравшихся не наблюдалось, но попаданец уже знал специфическую политику властей по отношению к староверам и староверов по отношению к властям. Высунуться лишний раз чревато санкциями, так что в сомнительных ситуациях богачи из староверов часто работают через представителей.

Сообщество староверов страшно законспирировано и запутанно. Известный богач может быть всего лишь представителем общины и все его капиталы по сути общинные. Напротив, мелкий купчишка, официально владеющий лавчонкой в квадратную сажень, может подпольно ворочать миллионами.

Как, что и почему… сие ведомо только староверам, причём только из самых доверенных. Прочие же довольствуются слухами и поверхностной информацией.

– Благое дело, – негромко сказал небогато одетый старичок, выглядящий как разорившийся мелкий торговец. Однако присутствующие староверы прислушивались к нему, как… к пастырю? Да, похож на духовного лидера из настоящих, – сами мы не раз подступить пытались, ан нельзя.

В голосе его царила неприкрытая горечь и Алекс знал – лжи тут нет. Старообрядцы Москвы на благотворительность выделяют больше средств, чем все остальные москвичи, включая наезжающее на зиму дворянство из окрестных губерний.

– Спрашивать, зачем тебе это нужно, тоже не буду, – продолжил старенький лидер староверов Рогожского согласия[132], – с коммунистами да социалистами давно знакомы[133], ты средь них не последний. Другое спрошу – как ты думаешь протащить это?

– Через Долгорукова, – не стал скрывать Фокадан, – человек он не самый плохой, должен на встречу пойти.

Затем расписал своё виденье будущего приюта, ориентируясь по большей части на давно прочитанную Флаги на башне Антона Семёновича Макаренко[134]. Детский приют (по сути коммуна) от великого педагога показал себя прекрасно – процент брака ничтожнейший, люди от туда выходили настоящие. А ведь малолетних преступников набирали!

После смерти Макаренко детские коммуны постепенно свели на нет, несмотря на положительный опыт[135]… загадка.

Старообрядцы слушали, переглядываясь.

– Значит, рабочие профессии? – Переспросил лидер, – дельно, дельно… слесарю проще найти работу, везде востребован будет. Эвона заводов сколько открывается, а рук умелых для них и нет. Мы в деле, мистер Фокадан. А Хитровка…

– Будут трепыхаться – задавим, – уверенно ответил другой бородач, нехорошо блеснув глазами, – дети, это святое.

Глава 17

Хитров рынок у москвичей на слуху, но Фокадан здесь впервые. Большая площадь в центре города[136], близ Яузы[137], окружённая требующими ремонта двух и трёхэтажными неказистыми домами. Меж домов тянутся извилистые переулки, из которых сочатся ручейки зловонной жижи.

Алекс поморщился, глядя на такое непотребство и проводник, степенный старовер с жёсткими глазами профессионального убийцы, объяснил:

– В домах не менее десяти тысяч людей проживает, все удобства на улице. Когда переполняются нужники, а когда и добегать постояльцы не желают. Посетители рынка тоже свою лепту вносят.

– Десять тысяч? – Бранн, неплохо воспринимавший на слух русский язык, хохотнул, – если каждый хоть раз в неделю угол обоссыт, то ручеёк этот никогда не пересохнет.

– Зайдём? – Предложил проводник, – у Румянцева публика по здешним понятиям приличная собирается.

Задумчивый кивок и еле заметный жест ближникам приготовиться. Что бы там не гарантировали староверы, но надеяться можно только на себя.

– Эт правильно, – одобрительно кивнул сопровождающий их рослый городовой, – приличные они по здешним понятиям. Те ещё душегубы, не шантрапа какая – дуриком не полезут, но если уж полезут, то тяжко будет.

В ответ смешки…

– Полезут, трупов будет много, – сказал с акцентом Конан, – мы все в таких же трущобах не один год прожили, да воевать пришлось. Генерал и вовсе зачистил целый город от бандитов силами горожан. А в Нью-Йорке таких Хитровок добрая сотня наберётся.

– Да? – Неопределённо сказал городовой, глянув искоса. Хмыкнул и не скрываясь, вгляделся в лица кельтов ещё раз, – верю. Иваны[138], да? Только что наверх вылезли…

Хамство Рудникова осталось без внимания, городовой не боялся ни местных Иванов, ни начальства. Немолодой великан, да такой же безбашенный гигант Лохматкин[139], являлись чуть ли не единственными представителями власти, способными приструнить здешних бандитов. Правда, где кончается Беня и начинается полиция, понять сложно[140]

Рудников и сопровождающий их представитель староверов (не называющий своего имени, что наводило на некоторые подозрения) немного переигрывали с опасностью. По некоторым деталям Фокадан без труда понял, что визит подготовлен и наиболее авторитетные обитатели ночлежки предупреждены о недопущении неприятностей.

Сложный лабиринт маленьких комнат и узких коридоров навеяли ностальгию. Вши, грязь, нехватка воздуха и самые неприятные запахи. Знакомо…

– Съёмщики, – прокомментировал Рудников фигуры опрятно одетых людей, настороженно встречающих высоких гостей у дверей комнат, – документы только у них, они и считаются квартиросъёмщиками.

Смачно высморкавшись в пальцы и небрежно вытерев руку о носовой платок (переигрывает, как есть переигрывает!), полицейский погрозил пальцем смутно видимой в полумраке фигуре и продолжил:

– Из солдат отставных или крестьян таких, что свет прошли, да живы остались. Ну а съёмщики уже гостей пускают – вон, полюбуйтесь.

Рудников бесцеремонно отодвинул некую личность от двери и вошёл, остальные вошли следом. Тесная комната густо заставлена четырёхэтажными нарами из сучковатых досок и горбылей. Окошко наполовину заложено кирпичами и досками, стекло грязное, составлено из осколков.

– Зимой здесь по ночам и топить не нужно, – пробормотал попаданец, окинув взором нары, – такое количество людей нагреют помещение даже при открытом окне. Сколько за место платят?

– Пятачок за место, – отозвался Рудников, – только-только чтоб поспасть притулиться. Ну или двугривенный[141] и уже по барски – в номере.

Номер представлял собой отделённое рогожей помещение под нижними нарами, поднятыми едва ли на аршин[142] от пола. Аршин в высоту, да полтора в ширину, вот и весь номер, где спать полагалось на собственных лохмотьях. Нары, к слову, широченные, рассчитанные не на одиночку, а на нескольких ночлежников, спят на них поперёк.

– Сколько же здесь народу помещается? – Вслух задумался Бранн, – сотня?

– И полторы бывает, – с непонятной гордостью отозвался съёмщик.

– Пойдёмте, – позвал Рудников, – другие комнаты покажу.

Комнаты по большей части мало отличались одна от другой, но встречались и приличные. Так, в одной из комнат метров этак тридцати квадратных, жили местные почти бугры, в основном из числа торговок с семьями. Поделенная тряпичными ширмами на отсеки, комната делилась как минимум на дюжину отнорков.

Местные обитатели почти все ныне на промысле – торгуют, попрошайничают, занимаются воровством, мелкими афёрами… Честных тружеников здесь в общем-то и нет, если не считать торговок снедью да проституток.

Немногочисленные аборигены, оставшиеся в комнате, либо больны, либо пьяны до изумления. Чаще же – больны и пьяны.

– В трактир зайдём? – Поинтересовался старовер брезгливо.

– Зайдём, – согласился Фокадан, надо же составить полное впечатление.

– Два трактира в подвале, – басил Рудников, неторопливо спускаясь по лестнице, – куда прёшь, зараза!? Не видишь, господа идут?

Незадачливый обитатель ночлежки, допившийся, похоже, до белой горячки, награждён могучей оплеухой, спустившей бедолагу с лестницы.

– Два трактира, – продолжил полицейский, – Пересыльный и Сибирь. В Пересыльный заходить не стоит, публика там самая скотская – из тех, что за пятачок ночует. Одним смрадом дух вышибить может. Я на что привычен, а и то порой мутит. В Сибири публика почище – Иваны, аферисты, каталы, съёмщики. Да, господа хорошие – съёмщики здесь та ещё публика – каждый первый если с кистенем подрабатывает, так краденое скупает иль ещё какой пакостью подрабатывает.

– Да уж догадываемся. – пробурчал Конан, – обменявшись с Рудниковым взглядами. Оба великана явно прицениваются, примериваются… Алекс знал, что пройдёт несколько дней, и они сперва подерутся, затем напьются… и будет у Конана ещё один друг в Москве.

Сибирь в подвале и несмотря на дневное время, народу собралось немало. Уголовные рожи с интересом глядят на необычную компанию…

– Ишь, тиатра вам, – погрозил Рудников кулаком, – нечего глазеть!

– Выпьете? – Поинтересовался кабатчик с одутловатой мордой и заплывшими свиными глазами, щербато улыбаясь.

Попаданец даже не стал отвечать, вглядываясь сквозь полумрак, слабо разбавленный чадными огоньками коптящих светильников и огрызков сальных свечей, стоящих кое-где на столах. Посетители почти поголовно курят, да такую ядрёную дрянь, что дым мешает не только дышать, но и видеть.

Столы и скамьи грязные, колченогие, стены помещения покрыт копотью и потёками чего-то непонятного – как бы не крови.

– Кровь и есть, – подтвердил городовой, заметив интерес, – частенько здесь кого-нибудь убивают, да редко известно становится.

– Серьёзно? – Поинтересовался Алекс, не скрывая ехидства.

– Я-то всё знаю, – не смутился Рудников, пожав широкими плечами, – но если нет тела и нет заявления о пропаже, то с чего шум поднимать? Не та эта публика, о которой печалиться стоит.

Поднялись наверх, оскальзываясь на грязных выщербленных ступенях, и снова Хитровка. Воздух показался удивительно вкусным… по крайней мере, дышать можно.

– Это вовсе уж поганый домишко, – гудел полицейский, – есть и получше – крестьяне где ночуют, там поспокойней. Приезжают когда в Москву, так где им остановиться? Если родня да знакомые есть, так и хорошо, но не каждому так везёт. Вот и идут сюда, пятачки за ночлег платят. Артелями ходят, поодиночке тут пропадёшь, сами видите, господа хорошие. Разденут, разуют, да по голове стукнут.

– Есть и похуже домики, – процедил старовер.

– Как не быть, – кивнул Рудников, – не без этого. Проститутки из самых дешёвых, сифилитики, чахоточники – дно местное, которым ниже некуда. Можем и посетить такие, но помимо вшей ещё и заразу какую подхватить можно.

– Глянем, – бросил Фокадан и городовой продолжил экскурсию по узким коридорам и переходам, полуразрушенным лестницам. Чужой здесь потеряется и скорее всего, не выберется! На то и рассчитано.

Большая часть Хитровки – подземная. Подвалы глубокие, нередко в несколько ярусов, потайные. Подземные ходы часто ведут куда-то далеко от площади, и по некоторым деталям можно понять, что соединяются они с подземным городом[143] как бы не на всей территории Москвы.

– Побродить бы здесь с миноискателем, – мелькнула мысль, – столько интересного найти можно… Пока есть ещё подземный город, пока его не затопили, не забетонировали… мечты.

– Карамора! Сашка! – Заорал внезапно Рудников, и невнятная фигура, плохо видимая в подземелье, замерла покорно. Городовой подскочил к фигуре и отвесил затрещину, от которой человек упал.

– Что сразу я? – Раздался плаксивый мужской голос, после чего последовал ещё один удар, уже сапогом.

– Я тебе что говорил? Не появляться здесь! – Выговаривал городовой, – сбежал с каторги, так не отсвечивай. Где хочешь, не моё дело! В следующий раз возьму, понял?

– Беглый? – Вяло поинтересовался Конан.

– Он самый, – не стал скрывать Рудников, нимало не смущаясь.

Выбравшись на поверхность, решили наконец пройти по рынку.

– Орловец, – мотнул головой старовер на степенно выглядящего монаха. Расспросы прояснили ситуацию, монах оказался профессиональным нищим, такие целыми кланами жили в доме, принадлежащем Орлову – здесь же, на Хитровке.

– Публика эта по здешним понятиям благонамеренная, – рассказывал городовой, тычками разгоняя замешкавшихся прохожих с дороги, – поколениями милостыню просят. Если уж не выучился в детстве чему другому, то ни на что это ремесло не променяют! Кто на жалости копеечку выдавливает, кто паломником по монастырям прикидывается. Жулики, но не грабители!

– Картошка! Картошка! Тушёная картошка с салом! – Завопила толстая торговка истошно и немного гундосо. Фокадан не без содрогания отметил провалившийся от сифила нос, ничуть не смущавший покупателей, – Щековина! Горло! Рубец!

– Почём? – Подошёл к бабе человек, видом похожий на издержавшегося бедного чиновника, но державшийся уверенно, с видом завсегдатая. Поторговавшись недолго, взял протянутую бабой грязную тарелку, которую та обтёрла подолом юбки, прежде чем наложить порцию. Ел чиновник тут же, достав из глубин сюртука ложку.

– Рябчик, господа, – рядом с видом гурмана лакомился господскими объедками субъект в невообразимых лохмотьях, но держащийся очень важно.

– Подтверждаю, – на плохом французском кивнул его товарищ.

– Нанимаются? – Поинтересовался Келли, махнув рукой в сторону огромного навеса, под котором переминались немногочисленные крестьяне, явно чувствующие себя неудобно в такой обстановке.

– Нанимаются, – подтвердил старовер, – с утра обычно разбирают, но иногда и так вот. День неудачный, или может – только-только с поезда сошли.

– Хватит пока, – подытожил задумчивый Фокадан, – местечко скверное, надо подумать.

* * *

Эпопея с приютом растянулась почти на месяц. Чудовищно долгий срок для человека, привыкшего к действительности САСШ и КША, но фантастически короткий для реалий Российской Империи. Попаданец и сам понимал, что не будь за его спиной незримой поддержки Александра Второго, да доброжелательно настроенного генерал-губернатора Москвы, дело так и не сдвинулось бы с места.

Дом купили не на Хитровке, но рядышком – дёшево по московским меркам. Вдовая купчиха рада и таким покупателям, ходя с просветлённым лицом.

– Пока мой жив был, так и ничего, – рассказывала она, командуя собиравшими вещи служанками, – страшно с такими соседями, но жили как-то. А как помер Степан Кузьмич, так и всё – каждый день гадость какая. То в ворота вломиться пытаются, то дохлых кошек через забор кидают.

Женщина смутилась, поняв, что наговорила лишнего, но консул успокоил:

– Знаем уже, не переживайте. Вас выселить хотели, чтоб по дешёвке дом купить, под ночлежку. А теперь дети здесь жить будут.

– Охти… никак приют сиротский? – Пожилая купчиха аж глаза приоткрыла, – ну и славно! Нам деток Господь не дал, так хоть после нас детские ножки здесь бегать будут!

* * *

При всё старании Фокадана, получался в лучшем случае аналог ФЗУ[144] с поправкой на время, а не идиллическая детская коммуна, видевшаяся ему.

Провалилась и попытка сделать упор на слесарно-механическое обучение, пришлось нанимать и мастеров-сапожников, шорников, портных, плотников, маляров и прочих. Главными условиями поставил трезвость будущих учителей и отсутствие привычек к рукоприкладству.

Розги или кручение ух, понятное дело, не отменялись, но всё не сапожной колодкой по голове! Потянулись наниматься трезвые мастера, хотя в большинстве своём им подошло бы понятие кодированные. В качестве бабки или врача выступала обычно сурово выглядящая супруга.

При собеседовании старались нанимать наиболее суровых тётенек на должности кастелянш, поварих и прочих. Если уж она в патриархальной России способна мужа узлом связать, то беспризорники никуда не денутся.

К середине июня приют уже функционировал, хотя штат педагогов и мастеров ещё неполон. Дети приходили сами, поначалу робко. Но видя, что здесь нормально кормят, не бьют почём зря и действительно учат, оставались и приводили приятелей.

Глава 18

Кавказскую проблему Александр решил прямо-таки с иезуитским коварством. Убедившись в категорическом нежелании русских крестьян переселяться в горы, император сделал ставку на южные народы. Армяне, греки, балканские славяне и крещёные черкесы начали заселять Северный Кавказ.

Выселяемые горцы-мусульмане попытались воззвать к совести новых переселенцев, но император дал новым владельцам земли слишком много привилегий и совесть не обнаружилась. Отсутствие налогов на двадцать пять лет, отсутствие рекрутского набора, самоуправление в очень широких рамках. По сути, южанам-христианам дали права, немногим уступающие казачьим. Если же учесть отсутствие воинской повинности, то привилегий у новой волны переселенцев выходило как бы не побольше.

Казаки взвыли и Александр заткнул им рот, приписав огромные земли Терскому казачьему войску. Самодержец будто задался целью показать крестьянам – чего они лишились, не желая обживать Кавказ.

Отчасти это помогла, крестьяне успокоились, увидев, что ненавистный Кавказ обойдётся без них. Хотя нашлись и добровольцы, всё больше из числа сектантов, вроде субботников[145]. Представители этой секты обживали Кавказ с тысяча восемьсот двадцать шестого года, так что российские единоверцы переселялись не на пустое место.

Кавказ всегда считался непростым местом, где сошлись интересы десятков народов и сотен племён. Худо или бедно (чаще худо) проблемы эти решались. С появлением русской военной администрации появилась и новая сила, нарушившая равновесие. За несколько десятилетий сила эта стала привычной, и вновь воцарилось пусть шаткое, но равновесие.

С приходом земельных спекулянтов из Петербурга, главными среди которых Великие Князья, христианская аристократия всего Кавказа и отчасти мусульманская Закавказья[146], равновесие полетело ко всем чертям. Попаданец подозревал, что с уходом горцев-мусульман проблема Северного Кавказа не исчезнет.

Греки, армяне и балканские славяне могли бы ужиться как с немногочисленными оставшимися лояльными мусульманами, так и друг с другом. Могли бы… но земельные спекулянты, проворачивающие афёры с землёй, в том числе уже обещанной, а то и заселённой, накручивали клубок проблем, который со временем обещал стать ничуть не менее интересным, чем прежде. Стравят народы, непременно стравят. Это император заинтересован в спокойном Кавказе, а вот партия войны, куда входили не только военные, но и военные подрядчики с земельными спекулянтами и отчасти кавказской аристократией, заинтересованы в длительном тлеющем конфликте.

Повышение в чинах, обкатка армии, поставки военного снаряжения… причины у каждого свои. Учитывая, что самодержец весьма однобоко понимал политику Сильной Руки, шансы у партии войны хорошие.

В Сибирь и Новороссию русские переселялись куда более охотно. Проблем хватало, но в общем и в целом решаемых. Эти направления курировались другими людьми, отсюда и иной подход к делу.

Сибирь крепко держали русские купцы и промышленники, кровно заинтересованные в новых работниках. Людей на Севере так мало, что не хватает работников на уже разведанные золотые прииски! Некому!

Помимо приисков, нужны и крестьяне (кормить шахтёров кто будет?!), рабочие для возводящихся заводов, ремесленники, чиновники. С людьми настолько плохо, что в чиновники брали даже заведомо неблагонадёжных ссыльных поляков, пока Александр не прикрыл эту практику.

Фокадан подозревал, что прикрыта она только на словах. По крайней мере, знакомые купцы и промышленники как о чём-то обыденном рассказывали о беглых каторжниках, невозбранно живущих в городах.

Ну, беглый… эка невидаль! Полицмейстер[147] за малую мзду закроет глаза на полезного человека, особенно если тот не разбойничает, а нормально работает.

Новороссию держали предприимчивые помещики из тех, что не проедали выкупные деньги по Парижам, немцы-колонисты и богатые крестьяне с десятками работников. Земля эта проблемная, засушливая, требующая огромного труда.

Люди требовались остро, но выжить и получить какую-то прибыль можно только в большом поместье или в дружной общине. Царская политика подозрительно относилась к идее кооперативного движения и попыткам крестьянских общин выйти за рамки, где они кланяются любому мелкому чинуше, платят взятки за каждый чих и сдают зерно купцам за бесценок.

Несмотря на все проблемы, Новороссия потихонечку заселяется. Хотя Фокадана страшно веселил тот факт, что крестьяне-переселенцы охотней обустраиваются в городах Новороссии, не слишком-то прикипая к земле.

В самом деле… сколько можно мусолить, что Мужик без земли не может. Ещё как может, особенно если фактически ему предлагается стать батраком, горбя спину на хозяина. В таком разрезе проще в городе устроится, тем более что города Новороссии ныне только строятся. Чернорабочие востребованы, да и на стройке можно какое-никакое, но ремесло получить. Всё лучше, чем батраком!

* * *

К концу лета проблемы приюта удалось разгрести. Понятно, хлопот предстоит ещё немало, и не столько от беспризорников, сколько от властей. Беспризорники, как ни странно, особых неприятностей не представляли.

В большинстве случаев это вчерашние деревенские мальчишки, сбежавшие от излишне жестокого хозяина и скотских условий жизни. Возможность жить в нормальных условиях и получить ремесло их только радовала.

Хитровские сложней, но и там ничего особенного – вчерашние воришки и попрошайки. По малолетству ещё не пристрастились к алкоголю, табаку и проституткам, зато побои получают практически ежедневно. Словом, блатной романтикой проникнуться не успели.

Ребята постарше проблемней, но в большинстве своём из смирных или попросту болезненных, не способных нормально жить в скотских условиях Хитровки. Эти уже осознанно выбрали ремесло и какую-никакую, но возможность обустроится в жизни. Тем паче, покровители в лице консула Конфедерации, староверов и косвенно – самого генерал-губернатора дают неплохие шансы.

Не все из них останутся в приюте, процент брака в таких случаях неизбежен. Тем более, прежние дружки рядышком. Заматереют вчерашние задохлики, окрепнут, научатся давать отпор взрослым агрессорам (что несложно, вечно синие хитровцы не представляют собой грозных противников) и решат, что работа и учёба не по ним, выберут вольную жизнь. Пусть!

Главной проблемой стали не дети, а взрослые. Староверы, на которых Фокадан решил опереться, не устраивали власти – а ну как и дети вырастут раскольниками?! Хорошо хоть финансово рогожцы выручали – до того момента, когда ФЗУ станет выдавать хоть какую-то продукцию и выйдет на частичную самоокупаемость, годы.

Попытки чиновников пристроить в приют своих людей не устраивали уже самого попаданца. Приюты в Российской Империи функционировали, но на удивление скверно. Тащить в свой приют педагогическую шваль, пусть даже и с опытом, Алекс не собирался. Испортив отношение с рядом чинуш, слегка осложнил себе жизнь – чинуши в ответ начали ставить преграды для педагогов, желающих попробовать свои силы в новом приюте.

Пришлось кинуть кличь среди студентов-народников, разбавив последних выписанными их Конфедерации ребятами из ИРА. Из тех, разумеется, кто имел опыт работы с детьми. Не столько даже педагогами (те востребованы в Конфедерации прямо-таки на разрыв), сколько учителями физкультуры, военного дела и ремёсел.

Смесь получилась эклектичная – народники (некоторых так и тянуло назвать блаженными) в качестве педагогов, суровые тётеньки в качестве поварих и кастелянш, русские мастера в завязке и ирландские физруки и военруки.

– Жесть как есть, – пробормотал попаданец, увидев впервые эту пёструю толпу на общем собрании, – что ж, иного выхода пока не вижу, будем поглядеть.

* * *

Ирландский десант, избыточно многочисленный, сразу навеял определённые подозрения.

– Зацепиться, командир, – не скрывая, пожимал плечами гигант Лейф – ни разу не ирландец, влившийся в ИРА из-за жены-ирландки и погибшего во время нью-йоркских беспорядков первенца, – в Конфедерации наших олимпийцев полнёхонько. Устроиться хорошему боксёру или там бойцу можно неплохо, но ажиотаж давно спал. А здесь, говорят, можно больше зарабатывать.

– Пока вы в новинку – да, – согласился Фокадан, – сливки снять хотите?

– Как получится, – отозвался норвежец, дважды чемпион Кельтской Олимпиады по борьбе и серебряный призёр по ирландскому боксу, – может и сливки, а может – зацепимся всерьёз. Рано пока говорить.

– Что официально-то не захотели? – Полюбопытствовал Алекс, уже зная ответ.

– Зачем? – Хмыкнул гигант, – мы учителя, добрые и хорошие. Хотят местные учиться у нас, так пусть поуговаривают. Для своих начнём уроки давать бесплатные, а там слухи своё дело сделают.

– Дельно, – согласился попаданец, – знаю характер московского купечества, получится. Хм, не удивлюсь, если гимнастическое общество откроем через годик.

– На это и надеемся, генерал, – донёсся весёлый голос из толпы собравшихся атлетов.

Под Гимнастический Клуб арендовали здание по соседству, чему владелец премного обрадовался, скинув стоимость до минимума.

– Три десятка таких молодцев, да ходит к вам будут ребятки крепкие, – радовался упитанный, но плечистый и на диво подвижный купец, – этак глядишь, и домик мой стоить побольше будет. Клуб-то только для своих?

Лейф оглянулся на Фокадана…

– Скидочку сделаешь, Савва Митрич, так и не только, – спокойно ответил тот. Видя, что купец приготовился торговаться, добил:

– Всё равно отыграешь на своих, иначе какой ты купец!?

Савва хмыкнул, но кивнул согласно:

– Отыграю, не без этого. В Москве давно говорят о кельтском боксе, найдутся желающие. Так какая скидочка?

– А вот сколько народу хочешь привести, такая и скидка. Только сразу скажу – на тренировках под хмельком не появляться, после вчерашнего тоже. Ну и чтоб без табака, да не с набитым брюхом.

– Эк, – одобрительно сказал купец, – почитай, как у староверов.

– А как же, – согласился Фокадан, – ты и сам небось на Масленицу на лёд выходишь[148]?

– В первых рядах, – приосанился собеседник.

– Так вспомни, как дышишь заполошно после нескольких минуток? А тренировки у нас куда как более длинные. Сердце лопнет!

– Тогда… – купец задумался, – пару десятков?

Фокадан кивнул и начался ожесточённый торг, цену в итоге удалось скинуть до символических величин. За кошелёк купчины, впрочем, опасений не возникло – никаких сомнений, что тот сдерёт недоплаченную сумму с соседей, вроде как за охрану и спокойствие. А уж от новоявленных гимнастов[149]… стократ окупит!

* * *

К концу сентября жизнь вошла в привычную колею – работа в мастерской, тренировки, писательский труд, и очень умеренно – обязанности консула. Опека новичков, хлопотная поначалу, полностью окупилась и представители фирм КША всё больше действовали напрямую, не особо нуждаясь в посредничестве консула. По большому счёту, появлялся он на приёмах только в случаях, когда требовалось подтвердить официальный статус сделки.

Приют со скрипом, но функционировал. Попаданец выполнял обязанности директора – вынужденно, из-за противостояния с чиновниками. Потихонечку вырисовывались кандидатуры замов, способные заменить его на этом посту. Забавно, но обе женщины: вдова-купчиха, решившая от скуки и ради душеньки[150] послужить кастеляншей[151], да супруга одного из мастеров в завязке.

Ирландцы, несмотря на брутальность, отпадали более чем полностью, не успев вжиться в реалии Российской Империи. Откровенно говоря, даже если и вживутся… неглупые в целом мужики не из того теста, из которого делают не самых мелких начальников.

Лейф подходил более чем полностью, детвора его обожала, но… Гимнастический Клуб набирал потихонечку обороты и без норвежца там не обойтись.

Творческие порывы Алекса выплёскивались ныне в виде повести Не святой, весьма художественно рассказывающей о жизни Аластора. Один из первых капитанов ИРА, погибший при штурме Атланты, заслужил свою долю славы.

В книге бывший маляр с не самой простой биографией получался этаким борцом за народное счастье. За основу попаданец взял Святые из Бундока. Неплохой фильм о не самых законопослушных гражданах, которым надоел беспредел и они взялись бороться за Правду не самыми светлыми методами. Зато со светлыми результатами.

В мастерской шла работа над созданием телефона. Двигала попаданцем не столько жажда денег или славы, сколько раздражение на быт девятнадцатого века. Отсутствие хотя бы телефона делало жизнь ещё более неторопливой. Все эти посыльные, мальчики гонцы, необходимость списываться с кем-то за несколько дней для банального визита, прямо-таки выбешивали Алекса.

Прототип телефона уже имелся[152], но именно прототип, по сути бесполезный. Попаданец вспомнил школьный курс физики и обрывочные сведения из интернета, соединил их с полученными в девятнадцатом веке инженерными знаниями и… получилось! Дело осталось за малым – сделать нормальную телефонную станцию.

* * *

В Клуб Фокадан прибыл в самом хорошем расположении духа.

– Через три часа, – кинул он кучеру, – можешь пока в трактире посидеть, только без водки.

– Благодарствую, барин, – прогудел приземистый Фока, премного довольный службой.

– Барин…

– Чего тебе? – Начал разворачиваться к подростку Фокадан. С наступлением осени дети и подростки часто подходили к нему на улицах, прося поспособствовать принятию в ФЗУ. Явление привычное, как осенняя грязь… поэтому рывок подростка Алекс банальнейшим образом прозевал и острая боль в груди стала наказаньем за беспечность.

Падая, успел увидеть немолодое лицо человека, которого принял за подростка, и нешуточную ненависть на нём. Добивающий удар ножом попаданец блокировал предплечьем, сильно порезав руку.

Но даже теряющий сознание, Алекс остался бойцом. Удар ладонью смял трахею наёмного убийцы, а потом сильные пальцы сомкнулись, вырвав кадык. Проваливаясь в темноту, попаданец успел только подумать:

– Рано… не успел…

Глава 19

– Пить, – еле слышно прохрипел Алекс, едва очнувшись от забытья. Горло пересохло так, что казалось, там появились трещины.

– Соколик! – Взвизгнул незнакомый женский голос. Децибелы[153] больно ударили по ушам, попаданец снова провалился в забытье. Выплывал оттуда медленно, урывками. Напряжённое лицо Конноли сменилось заплаканной Кэйтлин, потом возникла немолодая женщина, умело поившая его из ложечки подслащённой водой.

Сознание генерировало кошмары, причудливо мешая существующую вокруг него действительность с воспоминаниями будущего и телевизионными передачами. Какие-то гигантские тараканы в рясах, охотящиеся за его мозгами, крысы с пейсами, пожирающие кишки, юные будёновцы со старческими лицами лидера КПРФ, потрясающие ваучерами.

Отбивали Фокадана то оставшаяся в иной реальности мать, то покойная жена, то дочка. Причём последняя отбивала отца у разнообразных монстров почему-то учебными принадлежностями.

Когда кошмары стали хотя бы отчасти контролируемые и Алекс сам начал отбиваться от горячечных галлюцинаций, даже в бреду понял – выздоравливает!

В один из дней попаданец проснулся слабый, но вполне осознающий реальность. На этот раз отправлять его в забытье Соколиком никто не спешил, так что несколько минут спустя Алекс проморгался и разбудил задремавшую сиделку.

– Пить, – та сразу же проснулась и виновато захлопотала, – и горшок.

Стесняться немощи Фокадан не стал, чай не впервые в таком состоянии, дело естественное. Попив, опорожнив мочевой пузырь и съев жиденький супчик, уверенно спросил карандаш и тетрадь.

– Сны хочу записать, – пояснил он влетевшему в комнату Роберту, – пока помню.

Может быть… да что там, наверняка бред! Но не исключено, что на основе снов можно будет написать что-то в стиле Стивена Кинга[154]. Если пойдёт, разумеется.

Полчаса спустя Алекс оторвался от записей и коротко приказал терпеливо ждущему адъютанту:

– Рассказывай.

– Много всего случилось, – Конноли дёрнул ус, – долгий рассказ.

– Вкратце пока, календарно.

– Коротко… ранение неглубоким оказалось, ты успел всё-таки среагировать. Зато лезвие какой-то экзотической гадостью намазано, медики божатся, что азиатского происхождения. Тебе даже рёбра не пробили, и то скрутило, а попади в кровь этой отравы побольше, так и всё, отвоевался бы генерал Фокадан.

– Отвоевался бы, – задумчиво согласился герой, – значит, отрава, да ещё и экзотическая? Всё намекает на друзей из Англии, да?

– Намекает, – Роб снова дёрнул за ус, – только вот сами ли англичане или кто сработал под них, неизвестно пока. Политическую конъюктуру[155] смотреть нужно, это к Келли. Могли и сами англы демонстративно сработать, тем паче, у них нет жёсткого единоначалия. Собрались лорды в каком-то клубе и решили, что твоё демонстративное устранение выгодно им и Британии. Официальные же власти только руками будут разводить.

– Не будем гадать. С тем же успехом это могли быть французы, желающие одновременно отомстить и поднять ирландцев на священную борьбу.

– Или русские, – продолжил логический ряд Конноли, – не нравится мне их император, шизофреническая политика у человека. Так… провалялся ты всего неделю. Кстати, как себя чувствуешь? За врачом уже послали, он как раз отошёл некстати.

– Нормально. Слабый только, как после лихорадки, но ничего не болит.

Разговор прервал врач, весьма бесцеремонно влетевший в палату и начавший осмотр.

– Недурственно, генерал, – подытожил бородатый целитель, – думалось мне, всё куда хуже будет. Яд ваш организм переборол, нужно будет только посмотреть, не будет ли осложнений на печень, почки или сердце. Несколько дней полежите спокойно, я буду вас навещать и потихонечку проверим мои опасения.

– Хорошо, Иван Порфирьевич, – согласился консул, доверявший медику. Несмотря на скептическое отношение к врачам девятнадцатого века, с их порой шарлатанскими и опасными методами (одна ртуть для лечения чего стоит!), имелись и проблески. Нечастые, к сожалению… но русская медицинская школа со скепсисом относилась хотя бы к порошку из мумий, уже немало.

Дождавшись ухода врача, Фокадан больше часа общался с дочкой, успокоив ребёнка тем, что в ближайшие пятьдесят лет умирать не планирует точно. Затем потянулась делегация из обслуги, решившая высказать хозяину свою радость от столь явного выздоровления оного. Наконец, в комнате остались только ближники.

– Рассказывайте, – негромко сказал Алекс, поудобней строив голову на подушке, – что там по этому убийце, по расследованию, собственные измышления.

– Я начну, – сказал Роберт, хрустя пальцами, – итак – яд… Кто и зачем, гадать можно долго, версий много. Скажу даже – слишком много. Полное впечатление, что нарочно оставили следы, ведущие в разные стороны. Англичане, французы, немцы, русские наконец – в пользу каждой из версий есть свои доводы.

– Потому мы остановились на очевидном, – подхватил Келли, – на покровителях. Ниточки тянутся к Великим Князьям, так-то… Не факт, что они сами, скорее кто-то из окружения оных, но настораживает, согласитесь? Тем более, что не знать хотя бы настроений своей свиты они не могут, пусть и усиленно делают вид.

– Копать в этом направлении мы не можем, – скривился Конноли, – разве что косвенно, но это совсем не то. Бранн работает по низам, через хитровских. Перспективы есть, но не близкие – сам понимаешь, народ специфический, человек со стороны своим в этой среде стать может только годы спустя.

– Тяжело, – кивнул телохранитель, – но перспективно. Как и в Нью-Йорке, связи дна общества с его верхушкой очевидны. Я бы даже сказал, не слишком-то и маскируются – некоторые хитровские деятели из числа скупщиков краденого и наводчиков, вхожи в самые верха. Полиция о сём знает, но поделать ничего не может.

– В России две напасти: внизу власть тьмы, а наверху тьма власти[156], – процитировал попаданец понимающе, – запретные удовольствия высокородным господам поставляют, да прочие услуги сомнительного характера.

– Всё так, – подтвердил Бранн, – я бы даже шантаж не отметал. Но о том отдельно. По хитровской верхушке предложение есть, довольно-таки сомнительно, между нами. Вычислить десяток-другой, подготовить ловушки, взять, да допросить жёстко. Самое сложное будет отвести от себя подозрения, замараться можем крепко.

– Я за, – решительно сказал Келли, – нормальное расследование провести нам не дадут, а доверять компетенции здешней полиции и жандармерии нет причин. Тянуть время тоже не стоит, а ну как следующий ход противники сделают? Взяв и допросив хитровцев, сможем хотя бы понять, в каком направлении нам дальше действовать.

– Пошуметь нужно, – вклинился в разговор Конан, – что уставились-то!? Кто поверит, что мы без ответа ранение командира оставили? Да ни в жисть! Либо слизняками посчитают, от чего проблемы возникнут, либо поймут, что затаились мы.

– Верно, – согласился Алекс, – такое не в нашем характере. Потому… Бранн, Конан, на вас шухер в Хитровке. Слух пустите, что ищем заказчиков, деньги пообещай. Да так, чтоб все уверены были – мы считаем заказчиками кого-то из хитровской верхушки. Авось и передерутся, конкурентов сдаваючи, всё полегче нам будет, когда по жёсткому работать начнём. Нужно такую кашу заварить, чтоб случись пропажи, так на своих же и подумали бы – на передел власти, к примеру.

– Роб, Риан – вы по верхам работаете. Начнёте с градоначальника и слухов, что пора большую облаву здесь провести. Идею эту многие в Москве поддержат, но как обычно – замнут в верхах или в фарс превратят, как это не единожды случалось. Ну что такое рота солдат по здешним условиям? Так, ворон пугать…

– Нормально, – кивнул довольно Конноли, – с двух сторон слухи убедительней будут смотреться. Хитровские из опаски настоящей облавы хоть чуть-чуть, да дёрнутся – чай, не каждый день консулов подрезают. Верхи тоже равнодушными не останутся.

– На это и надеюсь. Так… сам же я потихонечку проговорюсь, что под подозрением у меня англичане. Дескать, через Хитровку они и действовали – яд этот и прочее. Посмотрим на реакцию.

* * *

– Тыщу рублей? Большие деньги, – ровным голосом сказал Ждан Большой, отмахиваясь от клуба табачного дыма, прилетевшего от соседнего столика, – не боишься, что обманем?

– Я-то? – Бранн хохотнул, смерив собеседника смешливым взглядом, и продолжил с мягким ирландским акцентом, – я вашу Каторгу[157] с Конаном вдвоём вырежу к чертям. Что такое охотник за головами, знаешь, болезный? Это когда один или два человека прибывают в незнакомый город, заходят в любой притон и берут нужного им человечка живым или мёртвым. Если местная шпана сопротивляется, тем хуже для шпаны. Пять лет так работал, потом воевал, техасским рейнджером служил, в ИРА состою.

Бранн откровенно нарывается на конфликт, заранее выбрав Ждана, успевшего стать занозой для большинства хитровских авторитетов. Слишком резвый Иван, слишком резкий – не по нутру такой старожилам. Общался с живым трупом кельт так, чтобы со стороны это выглядело вежливым.

Глаза гиганта полыхнули огнём, но внешне он спокоен. А вот ходившие под его рукой громилы не обладали такой выдержкой.

– Да я тебе! – Взревел приземистый бандит лет за тридцать, с явно татарскими чертами лица, выхватывая нож, – ты как…

Посетители трактира, и без того с любопытством следившие за необычными посетителями, перестали таить любопытство.

Конан, не вставая, подшиб ногой табуретку, толкнув её в сторону вскочившего татарина. Запнувшись, тот сделал пару торопливых шагов в сторону кельтов, размахивая руками в попытке найти равновесие. Перехватив руку с ножом, Конан отвёл её в сторону, и с силой рванул за отворот грязного сюртука, впечатав бандита лицом в ребро стола.

– Готов! – Донёсся издали восторженный возглас, – мертвяк!

Татарин сполз под стол, оставив на нём кровавые разводы. Лицо убитого… а в этом больше нет никаких сомнений, представляло собой кровавую маску из лоскутов кожи и лицевых костей.

– Неужто проглотит такое Ждан? – Нарочито громко спросил тщедушный бандит, жадно наблюдая за происходящим. Семеро бандитов Ждана встали с соседних столиков, вытаскивая ножи, кистени и кастеты. Встал и сам Ждан, нарочито неторопливо, то ли пугая чужинцев, то ли давая подчинённым возможность проявить себя на глазах вожака.

– Эйрин го бра[158]! – Восторженно заорал Конан, врезаясь в Ждана. Тесак, зажатый в руке излишне демонстративно, не помог бандиту, Конан уверенно отвёл его в сторону, тут же боднув головой в лицо. Затем, обхватив могучими руками голову заваливающегося назад противника, кельт с силой опустил её вниз, навстречу колену.

Не обращая больше внимания на безжизненно обмякшее тело главаря, Конан носком подбитого металлом сапога сломал колено патлатому расстриге, уворачиваясь от кистеня. Противник взвыл беззвучно, задохнувшись от болевого шока и показывая скверные зубы. Кельт привычно добил противника кулаком в висок и тут же упал.

Массивная, неказистая табуретка свалила ирландского богатыря, ударив в спину и разлетевшись на куски. Перекатившись, Конан зацепил рукой опускавшийся ему на голову сапог с рваной подмёткой и рванул, одновременно выворачивая ступню до характерного хруста.

– Трое! – Азартно заорал он, вскакивая без видимых повреждений. Сюртук повис на спине лохмотьями, показав металлическую кирасу, – отстаёшь, Бранн!

– Ничуть, – весело отозвался напарник, увернувшись от ножа и прочертив кончиком своего клинка кровавую полосу по горлу противника. Перехватив клинок, бывший рейнджер метнул его в рванувшего на выход последнего члена банды Ждана, – четверо.

– Нечестно! – Обиделся Конона, – я ж кулаками!

– Честно, – с ленцой отозвался Бранн, – у тебя и кулаки больше моих размером, я ж на то не жалуюсь?

Оглядев место битвы, рейнджер вздохнул и помахал рукой кабатчику.

– Этих убрать. У вас есть вменяемые люди, с которыми можно говорить нормально?

– Есть, – к ирландцам шагнул немолодой человек среднего телосложения, с болезненным лицом скопца[159], – и информация есть…

* * *

– Пошумели, командир, – доложил Бранн утром, – как и хотели, показали психопатов, которым человека зарезать – в радость. Информацию нам слили и разумеется – бредовую, даже не слишком правдоподобную. Доклад уже написал о том, так что времени отнимать не буду, сам прочтёшь позже.

– Ничего, – хмыкнул Фокадан, – ложная информация тоже хорошо. Поглядим хотя бы, в какую сторону направить нас хотят.

Глава 20

Договор О дружбе и добрососедстве с Афганистаном и полноценный союзный договор с Персией заставил Фокадана посереть от ужаса. Хвалебные слова об умницах-дипломатах и храбрых военных, наладивших уверенную связь не только с племенами Афганистана, но и между строк – Индии, пошли фоном.

– Началось, – обречённо сказал он, комкая утреннюю газету, – я не я буду, если англичане какой-нибудь гадостью не ответят.

Ответили, да ещё как… некролог о смерти Александра Второго появился всего через неделю. Самое же страшное заключалось в том, что дальнейшие статьи откровенно попахивали цареубийством и государственным переворотом.

Как ещё можно расценить рассуждения государственных деятелей на страницах газет о том, кто из претендентов предпочтительней – Алексей Александрович, Николай Николаевич старший или же юный Сергей Александрович? Законный наследник, который должен ступить на престол под именем Александра Третьего, если и упоминался, то как персона, о которой ходят якобы самые дурные слухи.

Москвичи откровенно поговаривали, что Александр Второй

– Умер от инфаркта табакеркой по голове[160].

Говорили о сём не стесняясь и даже не понижая голос при виде чиновников, военных или городовых. Впрочем, служивое сословие старательно не замечало разговоров, и то и вовсе – сами вели неподобающие беседы.

Законный наследник, если верить муссировавшимся[161] слухам, был одновременно страшным мотом и скупцом, слабовольным импотентом и развратником. В одном слухи сходились уверенно – Александр, Который-вряд-ли-будет-Третьим, объявлялся отцеубийцей.

Здравомыслящие люди ходили мрачные и напуганные грядущими переменами, все понимали, что произошёл очередной дворцовый переворот. Оптимисты говорили о Золотых временах Екатерины, грезя новыми вольностями дворянскими – хотя куда больше-то?!

Богатое дворянство заговорило о Республике, в качестве примера представляя Речь Посполитую[162] перед началом упадка. Права дворянства без каких-либо обязанностей заставляли захлёбываться слюной от едкой зависти.

Что с того, что подобные законы привели страну в упадок? Зато как жили! Рабы, право каждого шляхтича объявлять войну самому королю, отправлять посольства иностранным государям[163], не платить налоги… Мечта!

Иные грезили о конституционной монархии английского типа. О республике образца французской – до воцарения Наполеона Третьего, разумеется. Имелись и те, кто ставил в пример Конфедерацию, пытаясь искать одобрения своим планам у Фокадана. Зашла речь и о смене династии.

Менее двух недель прошло с появления в газетах злосчастного договора…

– Слишком быстро в разнос пошли, – качал головой Келли, отслеживающий ситуацию по сложным графикам, – слишком быстро.

– Готовились, – тоном непризнанного пророка отвечал Конноли, – заметил, что власти бездействуют? То-то! Раскачивают лодку государственности…

* * *

Несмотря на проблемы Российской Империи, расследование покушения не прекратили и оно принесло свои результаты.

– Проверил не раз и не два, – уверенно сказал Бранн, доставая пометки и записи, – наниматель известен.

– Посредник?

– Скорее всего, – но ниточка от него куда-нибудь да приведёт. Или затихариться нам на время революционных беспорядков?

Встав с кресла, Фокадан начал расхаживать пол кабинету, прикусив губу.

– Нет, – решительно сказал он пару минут спустя, – опасно. Если уж императора убрали, то меня и подавно смогут. Кто убил Александра, есть сомнения? То-то, что англичане… а эта сволота и меня не любит, так что затаиться не выйдет.

– Убрать хотя бы посредников, – подытожил Конноли, – глядишь, посложнее будет вельможам да шпионам английским действовать.

– На то и расчёт, – согласился консул, – вряд ли сами вельможные особы с трущобами да преступниками связаны. Солдат же или жандармов посылать опасно, даже если это верные люди. А ну как о присяге вспомнят? Да и связать могут верных людей с конкретными вельможными особами. Нет, через посредников и трущобы надёжней! Так где брать будем?

– У Болдоха, – Бранн уверенно ткнул пальцем в карту, – такого случая долго не представится, как ни крути.

– Так этот же пределами Хитровки? – Удивился Алекс.

– Да, – телохранитель самодовольно выпятил грудь, – скупщик краденого, решил в своё время обзавестись легальным статусом, миллионщиком как-никак стал! Дом купил за Хитровкой, а привычки прежние остались.

– У него ж вроде в Хитровке дом есть? – Фокадан прищурился, вспоминая, – Зайцева бывший?

– Как не быть, есть. Вот только в Хитровке сейчас даже таким тузам, как Болдох, опасно. Иваны пользуются неразберихой, кровь как воду льют – что при грабеже домов, что при ссорах между подельниками. Могут и Болдоха сгоряча прибить, он же пусть и авторитет, но собственной банды нет, всё больше на связи с чиновниками опирался.

– А связи эти ныне сомнительны, – задумчиво подытожил попаданец, – с этим ладно. Дельце какое спроворить решили иль просто ситуацию обкашлять, нам всё равно. Коль собраться в одном месте должны скупщики да посредники, так и прищучить их можно. Славно. Я с вами. Не обсуждается!

В ряды штурмующих Фокадана толкнула не дурная бравада, а чёткий план. Впереди, на лихом коне, переть дуриком не собирался, да и зачем? Его роль – подстраховать подчинённых на случай неприятностей.

Дескать, прогуливался тут, а его похитить решили… благо, верные люди на выручку подоспели! Версия, шитая белыми нитками, ну так и что? Тот случай, когда все всё понимают, а придраться сложно. Репутация же… а и чёрт с ней! После отрезанных голов в Нью-Йорке, штурмом бандитской малины в Москве не удивишь. Так, покивают, пряча понимающие ухмылки.

* * *

Псов сняли из арбалетов, наконечники которых смазаны ядом кураре[164]. Не взвизгнув, огромные псы вытянулись, будто легли отдохнуть.

Буднично одетые фигуры перемахнули высоченный забор, прикрываемые товарищами. Никаких комбинезонов под ниндзя, разумеется, нет. Обычная одежда мастеровых, разве что удобная, да несколько непривычно пошиты и не стесняют движений, но чуждость эта не бросается в глаза.

Несколько жестов и через забор перелетают остальные члены штурмовой группы. Фокадан, Конноли, Бранн, Конан, Келли и разумеется – Лейф с троицей подчинённых – из тех, что прошли нормальную подготовку в ИРА, имеют соответствующий опыт и пользуются доверием товарищей. Не могла же ИРА оставить без внимания такой перспективный город, как Москва, в самом-то деле… Случайных людей в кельтском десанте просто нет.

Другое дело, что группы эти, несмотря на товарищеские отношения, автономны и не подозревают, что остальные десантники тоже не так просты. Отдельные командиры, отдельные задания… не диверсии, упаси боже! Опытные агитаторы, специалисты по внедрению. Не то чтобы планировалось действовать против Российской Империи, но ведь пригодилось же! Да и когда это дипломатия действовала отдельно от разведки?

Жест пальцами, Фокадан подлетел бесшумно, переступив через тело сторожа каторжного вида.

– Зацени, командир, – давясь от беззвучного смеха сказал Конан, – чистая клоунада, а не охрана!

Глянув в щёлку приоткрытой двери, Алекс прислушался…

Угрюмого вида мужик с короткими волосами[165], постепенно ярясь, доказывал собеседнику:

– Слушай, ты…

– И что слушай, что слушай? – С лёгкой опаской возражал более субтильный уголовник, одетый с претензией на шик, в венгерку[166] под военных и новёхонький картуз с лакированным козырьком, – работали вместе и слам пополам…

– Оно пополам и есть, – чуточку напоказ ярился громила, – ты затырка, я по ширмохе, тебе лопатошник, а мне бака[167]

За соседним столиком, не обращая внимания на спор, сидела компания, где банковал огромный русак, в кулаке которого карточная колода незаметна. Кругом толпились взволнованные понтёры.

Охрана выглядела очень разнообразной. Если спорщики виделись явными уголовниками, то огромный русак казался скорее степенным мастеровым из тех, кто недавно выбился в хозяйчики и обзавёлся мастерской с дюжиной работников.

Ещё двое – явные евреи, держащиеся чуть обособленно, но старающиеся казаться своими. Нервный грек, ещё парочка русаков, похожих на приказчиков из тех, кто работает не столько с товаром, сколько с должниками.

– Не теснись, – с финским акцентом сказал русак.

Отстранившись от двери, Фокадан жестами показал расклад и слился со стеной, не мешая бойцам. Тихо скрипнула дверь и в комнату влетело несколько световых гранта. Тихие хлопки один за другим, за гранатами влетели Конан с Бранном. Кельты привычно орудовали кистенями в виде кожаных мешочков с песком, через пару секунд охранники лежали оглушённые.

Допрос проводил Бранн, как самый опытный специалист в этом непростом деле. Связав пленных и закрыв им глаза, начал задавать вопросы, ответить на которые можно только Да или Нет. При этом кляпы не давали возможность ответить.

Чудно, как по мнению попаданца, но бывший рейнджер в своё время божился, что метод действенный.

– Проверенно, командир! Кляп во рту, а кожа ощущает холодную сталь на глазике или на яйцах. Уже страшно, да не видно же к тому же ни хрена! Так и кажется, что кто-то другой сейчас заговорит, а тебя будут пытать для острастки.

– А глаза завязывать? – Поинтересовался Фокадан.

– Пусть думают, что раз лица не открываем, то в живых оставим, – засмеялся рейнджер, – сами же смотрим, кто готов ответить больше других, да кляп вытаскиваем, а там и остальные петь начинают.

Наблюдая за допросом, попаданец убедился, что ближник прав, кололись бандиты легко, сдавая друг друга и хозяев. Ну да если к хозяйству приставлен нож, да чуть-чуть поцарапано причинное место, тут любой заговорит, кроме разве что фанатиков. Искать таких среди бандитов? Не стоит даже и пытаться.

Главарей у Бодоха собралось столько, сколько и доверенных телохранителей. Ныне о них говорить можно только в прошедшем времени: два часа допросов, после чего ликвидировали всех, кто бы в том злосчастном доме, включая двух служанок, кухарку и двух мальчишек-подростков. И совесть не мучила.

Дети? Мальчики-гимназисты, запоздалые дети матёрого уголовника, уже вовлечены в деятельность отца. Аналогично и со служанками – не деревенские бабы, попавшие случайно в притон, да оставшиеся там на положении фактически рабынь. Проверенные, хитровские кадры…

– Не вздыхай, командир, – хлопнул его по плечу Келли, – не накручивай. Думаешь, я не вижу, что тебе неприятно было приказывать зачищать дом? Давить таких надо, как тараканов, со всем потомством, даже если потомство и не причастно. Что, не знали, кто хозяин дома? Знали… а хлеб его ели, деньги брали. Так что даже если на самих крови нет, то виновны.

– Знаю, Риан, – мрачновато отозвался Фокадан, – сам же продавливал в ИРА закон о крысином племени, согласно которому давим таких с чадами и домочадцами. Не знал о том? То-то… Зато нет желания войти на преступную дорожку у тех, кто ради своих деток готов пойти по телам деток чужих. Шалишь… перешёл черту, так всю семью. А всё одно погано: одно дело теория, а другое – вот так…

* * *

Трофеев у Болдоха взяли немало, одного только золота, серебра да ассигнаций[168] более чем на пол миллиона рублей. Отдельно акции, ювелирные изделия, меха… По заранее составленному уговору, половина денег шла непосредственным участникам налёта, да не на руки, а на счета в банках КША. Остальное ИРА.

Вещицы же памятные предстояло подбросить в нужное время в нужное место. Авось да и получится стравить друг с другом врагов! Ну или расплатиться при найме с нехорошим человеком, особенно если шёл он от чужого имени.

Главной же ценностью стала информация, да такая, что сто раз подумаешь, а стоит ли связываться с сановниками такого ранга? Мальчики, девочки, наркотики, заказные убийства… грязи на московские верхи с избытком, суметь бы распорядиться, да целым остаться.

А самое главное…

– Долгоруков Владимир Андреевич, – мрачно выговорил Алекс, – это ж когда я перешёл ему дорогу?

Глава 21

Убийство с чадами и домочадцами в доме Болдоха перепугало обывателей. Полиция рыла землю, но подкованный просмотром детективов, попаданец не дал ей ни единого шанса. Вскоре полиции стало не до Болдоха, на Хитровке начался перед власти.

Гибель сразу нескольких уголовных авторитетов, да ещё и в смутное время, не могла не нарушить баланса сил в уголовном квартале. Фокадан, однако, на этом не успокаивался и раз за разом подбрасывал хитровцам всё новые улики, дёргая уголовников за ниточки.

Найденные документы, вкупе с результатами допросов, дали достаточно материала для работы. Консул и его люди не встречались с хитровцами, работая исключительно дистанционно. Письмо в условленном месте, подброшенные из разграбленного особняка памятные вещички и прочие ходы, тривиальные для выходца из двадцать первого века, но почти незнакомые куда более простодушным предкам.

Трупы стали находить на улицах десятками, да не только на Хитровке. Для мирной Москвы, где убийства, в том числе и непреднамеренные, происходили не каждый день и даже не каждую неделю[169], происходящее стало глубоким шоком. Оружейные магазины опустели в считанные дни, а отставные солдаты никогда ещё не получали столь выгодных предложений от потенциальных работодателей.

Гимнастический клуб под давлением общественности открыли для этой самой общественности. Купцы и мещане из тех, что позажиточней и помоложе, хлынули в клуб и усиленно потели на занятиях по борьбе и боксу. Пример наставников-ирландцев, лихо расправлявшихся с известными силачами и именитыми кулачными бойцами Москвы, вдохновлял горожан на свершения, принося тренерам полновесные золотые червонцы.

Лейф светился от счастья и выписал из Конфедерацию новую партию инструкторов.

– Никак не меньше трёхсот человек на Россию нужно, – убеждал норвежец консула, – командир, сам посуди…

– Знаю, знаю, – сдался тот, – мои гарантии требуются?

– Да! – Отозвался гигант, глядя преданными глазами и как никогда похожий на очеловеченного хаски, – парни должны быть уверены, что если что пойдёт не так, они хотя бы смогут найти денег на обратный билет.

– Ладно, – вздохнул Фокадан, – придётся раскошелиться…

– Никакого риска, командир! В Москве столько народа боксом да борьбой заинтересовались, что и пяти клубов будет мало! В Петербурге несколько клубов открыть можно, в губернских городах. Мало, что ли, богатых людей? Кто придёт в клуб, следуя за модой, кто из-за опаски за жизнь и здоровье – времена в России ныне неспокойные. Нам не всё ли равно? Будут посетители, а там и нишу эту займём окончательно, пока всякие там французишки не припёрлись.

Под бормотание Лейфа, консул выписал чек, гарантирующий новой волне десанта возвращение на Родину в случае проблем. Сияющий норвежец, мечта которого начала осуществляться вот прямо сейчас, а не много лет спустя, схватил его и убежал. Фокадан с трудом подавил улыбку, настолько в эти минуты огромный атлет походил на маленького ребёнка, встретившего Деда Мороза и получившего исполнение всех желаний.

* * *

Передел власти начался в Петербурге, весьма кроваво и жёстко. Открытых столкновений ещё не случилось, но с десяток аристократов погибли, порой весьма эффектными способами. Одно только утонул при купании в Неве чего стоит… в ноябре-то!

Дело уверенно шло к Гражданской, поскольку в первые дни Романовы не смогли выдвинуть единого кандидата, а позже ряд вельмож, окрылённые безволием Дома Романовых, встал в оппозицию династии. Долгоруковы вспомнили, что они Рюриковичи и происхождением куда более знатны, нежели худородные[170] Романовы. Поскольку за Долгоруковыми Москва с её ресурсами, часть гвардейских полков и немалая часть родни, баланс сил качнулся резко.

Знать Российской Империи стремительно начала разделять на русскую и немецкую. Деление более чем условное, поскольку русские дворянские рода за последние пару веков изрядно смешали свою кровь с германскими, а выходцы из Европы обрусели.

Единого кандидата нет ни у европейцев, ни у славянофилов. Среди обоих партий хватало как убеждённых сторонников монархии, так и республиканцев всех оттенков. Единственное, что оставалось неизменным, так это отсутствие социалистов, обе стороны если и говорили о либерализации, то исключительно для верхов. Третьему же сословию предлагалось довольствоваться патриотизмом.

Сановники усиленно набирали себе личную гвардию, на глазах превращаясь в магнатов[171] времён упадка Речи Посполитой. Всем стало ясно, что вот-вот полыхнёт, если не… а вот если у разных сословий и партий различалось существенно.

Рядовые граждане делали ставку на Наследника и если бы не авторитет Владимира Андреевича, московское ополчение давно бы уже шло на Петербург. По отзывам знающих людей, примерно такие же настроения и в других городах, за исключением разве что столицы.

Слишком велико число сановников, министерств и ведомств, крупных чиновников… и лакеев. Сама атмосфера Петербурга, с его столичным снобизмом и богатой историей заговоров и дворцовых переворотов, располагала к ловле момента. Очень уж много среди тамошних фамилий тех, кто некогда рискнул, став князем из грязи.

– Гражданская война на подходе. – констатировал Келли в один сумрачный ноябрьский день, – до Рождества всё решится.

– Решится? – Хмыкнул консул, – вряд ли. Решительные действия начнутся, спорить не буду, а вот решится ли, вопрос большой. Заметил, что настроение народа и настроение верхов разительно отличается?

– Задавят, – мотнул головой секретарь, вытаскивая из кармана червонец.

– Принимаю, – отозвался Алекс, – ещё кто в деле?

– Не задавят, – уверенно отозвался Бранн, – кладя монеты. Ты, Риан, слишком уж по верхам лазать увлёкся, настроения народа не видишь. Если вместо наследника поставят кого другого из Романовых, а в целом ситуация не слишком изменится, бунта может и не быть. Поставят… ну хоть Долгоруковых, так войны не избежать. А если…

– … сделают по образцу некогда существовавшей Польши, – подхватил Фокадан, – олигархической республикой, то народ восстанет. А к тому всё и идёт.

* * *

Поднявшись, Алекс присел у постели дочери, проверив лоб.

– Нормально, пап, – пробормотала девочка сквозь сон, – голова уже не болит.

Фокадан поднялся было, но дочка вцепилась в его руку.

– Посиди со мной, ладно?

Схватив отца за руку, Кэйтлин быстро заснула. Сам же попаданец, сидя на кровати, только вздыхал. Ребёнок болеет, это всегда плохо, а при отсутствии антибиотиков сильная простуда может стать фатальной.

Вот же, незадача какая… только хотел отправить дочку домой, дабы не подвергать опасностям Гражданской войны, а тут такое. Теперь минимум месяц от сквозняков оберегать нужно, а путешествовать по России зимой, значит снова подвергать её опасности простудиться по новой. Тот случай, когда любое действие ведёт к неприятностям.

Пару часов спустя сменила Женевьева, суровым шёпотом выговаривая массе, которому давно нужно спать, ибо сам ещё толком не оправился. А она, её нянюшка, уж как-нибудь проследит, чтобы с её кровиночкой не случилось ничего нехорошего.

Спорить Алекс не стал, домашним слугам всегда позволялось немало, тем более таким, которые беды хозяев воспринимают, как свои.

– Спокойной ночи, Женевьева, – тихо попрощался с женщиной. Действительно, пора уже спать. Пусть от последствий ранения уже оправился, но в последнее время слишком много работы навалилось, одно только отслеживание ткущей политики чего стоит. Российская Империи пошла вразнос и работы у консула стало на порядок больше.

Отдельно проблемы с Долгоруковым, кои следует решать в ближайшее время. А ну как решит повторить?

Спать… утро вечера мудренее.

* * *

– Раскопали историю с покушением, – доложил Келли, – с двух сторон копали – от Хитровки и от верхов.

– И?

– Тебе это не понравится, – мотнул головой Риан, – больно уж дерьмово выглядит.

– Догадываюсь, – сдерживая раздражение, сказал Фокадан, – чтобы сам генерал-губернатор, пусть и чужими руками, заказал убийство консула иного государства? Должно случиться что-то очень нетривиальное.

– Случилось, – хмыкнул Конноли, – что тянуть-то парни? Ладно, озвучу, раз уж молчите. Юсуповы. Помнишь ту девочку?

Консул недоумённо уставился на адъютанта, мысленно просчитывая варианты.

– Как на жениха смотрят? Да ну… бред!

– Бред? – Едко переспросил Роберт, – серьёзно? А подумать? Это мы знаем, что тебе эта девочка интересна только как личность. Остальные видят её интерес к тебе.

– Попей водички, – с издевательской заботой Бранн закашлявшемуся попаданцу стакан.

– … интерес, – продолжил Конноли, – не потому, что ты такой красавец, ясное дело. Возраст у неё такой, девочки в это время влюбляются легко. Знатные особы, герои войны… для Юсуповой это привычно и наверное, не слишком интересно. А тут ты – известный военный с другого континента, головорез и писатель, социалист и инженер. Диковинка.

– Экзот, – пробормотал Алекс, – может быть… то-то я смотрю, некоторые девицы неадекватно реагируют. Ладно, девочка-подросток по большому счёту влюбляется не в человека, а в образ. А как быть с матримониальными планами[172]?

– Никак, – Отрезал Келли, – Юсуповы только разрешают дочке грезить, замуж за тебя точно не отдадут, да и сама Зинаида через год-другой будет вспоминать о детской влюблённости с улыбкой.

– Тогда, – медленно начал Фокадан, – получается, интрига? Юсуповы или кто-то из их ближайшего окружения решил выставить меня реальным претендентом на руку и сердце наследницы. Зачем?

– Да масса вариантов! – Отозвался Конноли, дёрнув плечом, – Аристократия любой свой ход старается делать многовариантным – таким, чтоб решал сразу несколько задач.

– Так… а ведь на самом деле интересная интрига может получиться, – задумался попаданец, – выставить вперёд меня, проворачивая какие-то интриги как бы от моего имени. Технически… да пожалуй, можно и о браке подумать. Кандидат не идеальный, особенно социализм мешает. Но раз уж слово дал воздержаться пока от публикации работ на подобную тематику, то интриганы могут убедить кого-то, что я переболел социализмом. В сухом остатке – достаточно популярный писатель и драматург, один из лидеров ирландской диаспоры, политик, инженер.

– Не совсем ровня знатнейшей и богатейшей аристократке, да ещё и обещающей стать одной из первых красавиц Империи, но рассматривать в качестве жениха тебя уже можно, – веско сказал Бранн, – и не забывай, что чисто теоретически, такой брак для промышленников Конфедерации стал бы манной небесной!

– Это да, – нехотя сказал Фокадан, – тесная связь с элитой Российской Империи пошла бы промышленности Конфедерации на пользу. Мог бы вывести в российский Высший Свет знакомых и друзей, личные контакты с аристократией. Ладно, принимаю. Дальше-то что? В жизни не поверю, что только из-за этого генерал-губернатор убийц нанял бы, проще очернить человека, тем паче о теоретическом браке можно только через несколько лет говорить.

– Сами Юсуповы пока нейтральны, – отозвался Келли, – в свару не лезут. Тем более, покушение случилось до убийства императора, хотя… сановники такого ранга могли просчитать расклады загодя. К слову, тебя могли и не как потенциального жениха убирать, а как послание Юсуповым.

– В последнее больше верится, – хмуро сказал Фокадан, – и не только Юсуповым. Проверить нужно, не играют ли Долгоруковы на стороне англичан? Моё устранение в таком случае могло стать ещё и посланием Лондону. Этакое Заявление о дружбе и добрососедстве.

– Следующая ниточка ведёт к Александру, – задумчиво сказал Келли, записав что-то в блокнот, – почему-то решили, что ты имеешь на него большое влияние, ряд непопулярных у знати реформ приписывают тебе. Вряд ли это на самом деле, но попытка выставить иноземца виновником всех бед знати – очень удобно. Часть аристократии переметнулась бы к твоим противникам на рефлексах, не раздумывая. Покушение могло быть попыткой набрать очки в глазах таких вот легковерных.

– Есть ещё ниточки, – вяло сказал Конноли, – но те уже проверить не можем. Католическая церковь может иметь свои резоны, а они в последнее время активизировались, и активность эта мне не нравится. Масоны ещё, будь они неладны…

– Клоуны, – фыркнул Бранн.

– Клоуны, говоришь? – Прищурился Риан, – уверен? Тайные общества, где люди связаны клятвам и порой – кровавыми тайнами. Большая часть масонских ложь и правда никчемушники с претензиями. А меньшая? Сколько масонов вокруг, знаешь? А сколько среди них модников, болтунов и серьёзных людей, я вот подсчитать не возьмусь.

– Масонов в сторонку откладываем, – поморщился Алекс, – на повестке у нас Долгоруков. Что делать-то будем?

Глава 22

– Эйрин на рифы налетела! – Раздался голос с высокой деревянной вышки, стоявшей на каменном фундаменте, и толпа старателей загудела. Новость из самых скверных, снабжение маленькой ирландской общины, обосновавшейся на Береге Скелетов, постоянно висело на грани.

– Может, туман искажает? – Донёсся до наблюдателя полный надежды голос снизу.

– Нет, парни! На море туман рассеивается, сверху нормально видно!

– Твою же мать! – Выразил общее мнение немолодой ирландец, дёрнув нервно головой, – опять с водой проблемы!

– Что делать, Том, – вяло отозвался такой же немолодой мужчина, стоящий по соседству, – знали, на что шли, – Хорошо ещё, через ИРА работаем, а не поодиночке. Пусть фении забирают почти девяносто процентов от заработанного, но зато централизованное снабжение бесплатное, да алмазы через них за справедливую цену уходят.

– Эт да, – согласился молодой парень, явный родственник матерщинника, – как представлю, сколько бы торгаши могли за воду заломить, да за какие копейки нашу добычу покупали, так аж дурно делается. Так-то тяжко, а было бы…

– Хуже, чем в Калифорнии, – согласился с ним отец, – мы-то считай под конец старательской лихорадки попали, и то успели всякого навидаться. Говорят, поначалу совсем худо было, стреляли друг друга только так. А уж цены торгаши задирали… Если уж в Калифорнии, где как ни крути, а прожить можно. А здесь никак, пустыня на сотни миль, да с моря к берегу не особо подойдёшь.

– Хорош базар устраивать, – прервал начавшееся стихийное собрание фений, – с Эйрина сигналят, что не всё так плохо, есть шансы снять судно с рифов.

– Да хоть груз выручить, и то славно! – Воодушевился коренастый богатырь, – а то снова по пинте[173] воды в день до нового завоза, это жопа! Айда, парни!

Судно удалось подвести к берегу, но ясно уже, что Берег Скелетов станет для Эйрин последним причалом. Вытащив драгоценный груз, старатели начали споро разбирать судно на доски, всяко пригодятся.

Капитан, отшучиваясь и отругиваясь, руководил работами, и только по их завершению пошёл на доклад к руководству. Впрочем, далеко идти не требовалось, руководство старательской общины пахало вместе с рядовыми её членами.

Отойдя чуть подальше, моряк вытащил вересковую трубку и закурил, медленно роняя слова. Новости нерадостные, о месторождении алмазов, которые в буквальном смысле можно грести лопатой, прознали.

– Французы, значит, – протянул Мактавиш, оскалившись и ёжась от надвигающегося языка холодного тумана, – вот же сволота! Сколько у нас времени?

– Месяц, может два, – чувствуя себя виноватым, сказал капитан, с силой затянувшись, – надеюсь, руководство отыграет ещё немного времени, но пока уверенно сказать нельзя.

– Скверно, – с механической интонацией, произнёс молодой горный инженер, руководивший работами, – мы как раз вышли на… впрочем, уже неважно. С французами можно будет сотрудничать хотя бы поначалу, или лучше бежать, не дожидаясь артиллерийского обстрела и высадки солдат?

– Лучше подготовится к бегству, – уверенно сказал Мактавиш, – что Наполеону в голову стукнет, сказать не сможет и он сам. Но что ограбят нас, это к гадалке не ходи, да и на каторгу кое-то из парней попадёт под разными предлогами. Хм… и не всегда надуманными, народ у нас всё больше с прошлым. Вытащим, конечно, но вот всех ли успеем, да и время… Нет, лучше не рисковать.

Посмеялись невесело, бросив солёные шуточки о французском императоре и снова стали говорить всерьёз.

– Можно будет подготовить всё к эвакуации, но не вызвать переполох у парней и работать до последнего дня? – Поинтересовался глава старателей.

Инженер прикрыл ненадолго глаза и уверенно ответил:

– Не без проблем, но можно. Выработка чуть снизится, но не критично. Справимся.

– Тогда так и делай, – приказал Мактавиш, – ладно… мы в общем-то продержались дольше, чем я рассчитывал в самых смелых мечтах. Шутка ли, почти на двадцать миллионов фунтов[174] выручки, да непроданных алмазов два раза по столько!

– На такое и рассчитывать не мог, – согласился инженер, невольно улыбаясь. Недавний выпускник Горного факультета стал по-настоящему богатым человеком. А ведь года не прошло с момента выпуска! Нет, за ИРА держаться нужно. Что с того, что ирландская кровь в нём разбавлена так, что дальше некуда, одна фамилия кельтская осталась? Кто университет оплатил? ИРА!

Ныне он богатый человек, а Мактавиш открытым текстом говорит, что на него у ИРА планы. Худо ли? Новая работа… может, не столь денежная, но ничего. Можно и самому вложиться в какое предприятие – благо, капиталец ныне есть.

И супругу найти из кельтов – так, на всякий случай. Говорят, у Мактавиша дочки прехорошенькие, хм… приданое, опять же, связи…

* * *

Покушение, по большому счёту, осталось расследованным только по верхам. Увы, это только в книгах о гениальных сыщиках по мельчайшим уликам распознают детали преступления и заставляют преступников признаваться, поразив их тонкой игрой ума.

В жизни обычно всё прозаичней и грубей, да и как подобраться к всесильному генерал-губернатору Москвы? Владимир Андреевич и в мирное-то время фактически царствует в древней столице. Недаром его называют удельным князем, ох недаром!

Если б имелась возможность обратиться к жандармам, да надеяться на их искреннее участи в деле, то… да и то вряд ли. Персоны такого ранга фактически неподсудны, причём не только де факто, а частично и де юре. Шутка ли, двадцать одна награда Российской Империи, да пятнадцать иностранных[175]!

Некоторые ордена дают вполне реальный иммунитет к судебному преследованию, давая возможность требовать правосудия непосредственно от императора. Поскольку императора сейчас нет, то законно прищучить генерал-губернатора нет никакой возможности.

А незаконно…

Попаданец пытался проанализировать действия Долгорукова на посту генерал-губернатора и всё больше понимал, что князь зажился. Если бы речь шла о личных разборках Фокадана и Долгорукова, мог бы проглотить гордость и просто-напросто уехать из Москвы и России под благовидным предлогом.

В том-то и дело, что если бы. Прекрасный генерал-губернатор, искренне любимый москвичами, после дворцового переворота Владимир Андреевич всё больше и больше начал становиться удельным князем в полном смысле этого слова.

Долгоруков уверенно ломал настроения москвичей, старательно формируя новое государство. Сложно сказать, какие мотивы двигали человеком, всю жизнь искренне работающим на благо Российской Империи, а ныне не менее искренне уничтожающим страну.

Шанс возвысится для семьи, став правителями пусть урезанного, но своего царства? Или это очередной Хитрый План, по спасению страны? Сложный маневр… а потом как выскочит, как спасёт всех!

В последнем, впрочем, попаданец закономерно сомневался. Циничный выходец из двадцать первого века успел наесться обещаний правителей и прогнозов придворных аналитиков о возрождении страны. Если верить им, то страна крепла и развивалась день ото дня, а всё увеличивающееся количество олигархов и сокращающееся число школ и больниц, это модернизация на пользу Родине. Но армия сильная, да… по крайней мере, басмачей уверенно гоняет.

Так же и с Хитрым Планом Долгорукова: может, он и в самом деле имеется, но надеяться на это не стоит. Такие сложные планы требуют нешуточного интеллекта, самоотверженности и единомышленников. Владимир Андреевич же, несмотря на незаурядные личные качества, на титана мысли не тянет, да и соответствующей команды не наблюдается

Откусить Царство Московское от Империи Российской ему может быть и позволят. Но вот создать новую Империю не дадут.

– СССР уничтожили на глазах людей, которые в большинстве своём плохо понимали, что происходит. Те немногие, кто понимал суть происходящего, в большинстве своём не делали ничего. Авось пронесёт… В лучшем случае ждали команды сверху или же пытались противодействовать разрушителям плакатиками и письма в инстанции. Не сработало.

– Здесь и сейчас происходит всё то же самое – разрушают страну. Пусть это не вполне моя Родина, но быть безучастным не могу и не хочу. Брать на себя ответственность за судьбы Отечества… пожалуй, не потяну. Но кое-что сделать могу.

– Келли, – негромко сказал он сидящему неподалёку секретарю, – пометь себе: Долгорукова нужно уничтожить.

Риан невозмутимо кивнул, сделав пометку в блокноте, и стараясь не обращать внимание на странные слова шефа, явно не предназначавшиеся для ушей секретаря:

– Если бы эту меченую суку пристрелили, то у страны появился бы шанс. Маленький, потому что предателей было слишком много… но шанс.

Сжав кулаки до хруста, Фокадан несколько секунд сидел так, уставившись в пространство отсутствующим взглядом. Выдохнув шумно, тряхнул головой и сказал вовсе уж тихо:

– По возможности, с родственниками.

* * *

Откладывать мероприятие не стали, но с изобретением изящных ходов не складывалось. Подходы к генерал-губернатору имеются, но сомнительные, рисковать же не хотелось.

Многочисленные слуги и лакеи продавались легко из-за лакейской сущности, но угадать нормального лакея и человека, считающего своего хозяина скорее сюзереном, сложно. Будь в запасе хотя бы полгода, а лучше год, кельтам не составило бы особого труда организовать вокруг Долгорукова настоящую агентурную сеть. Собственно, работы по её созданию уже велись и отнюдь не безуспешно.

Но времени не хватало, и ничего не оставалось, кроме как действовать максимально жёстко.

– Иного варианта я не вижу, – подытожил Фокадан после мозгового штурма, – будем рвать. Взрывчатку я обеспечу, ровно как и необходимые расчёты.

– Акцию беру на себя, – живо отозвался Бранн, – что смотрите?! Не лично, найду смертников, уж не сомневайтесь. Они и знать не будут, чем занимаются.

– Принято, – отозвался попаданец, нимало не сомневаясь в словах телохранителя. Бранн Данн ещё в бытность рейнджером прославился фокусами такого рода, мастерски используя других людей в своих целях.

Стравить конкурирующие банды умел, ещё когда щетина током не росла. Ныне Бранн мог бы дать фору матёрому оперу времён расцвета МУРа[176],этакий кукольник. Алекс не раз становился свидетелем, как телохранитель простыми вроде бы действиями вынуждал совершенно незнакомых людей делать нужные ему вещи. Да так, что только пристрастный наблюдатель мог (теоретически!) понять суть происходящего. Куклы же искренне считали себя самостоятельными.

С такими талантами бывший рейнджер мог легко достигнуть куда больших высот, но как это водится с гениями, не всё так однозначно. В обыденной жизни гениальный оперативник и кукловод становился похож на компьютер в энергосберегающем режиме – лампочка горит, но процессы заторможены.

Попаданец в меру своего понимания поправил мозги гению, но не лишком удачно. Бранн просто переключился, приняв Фокадана в качестве ведущего. По большому счёту, не самые здоровые признаки, говорящие как бы не о шизофрении… но что есть.

* * *

Взрывчатку попаданец сделал без особого труда, всё-таки в провинциальном городишке вырос, а в таких-то условиях и не проводить интересные эксперименты… смешно, право слово. Что-то помнил из Занимательной химии, что-то из многочисленных сайтов[177] анархического направления. Ну и эксперименты, куда без них.

Доставку взял на себя Бранн, растолковав предварительно схему. Взяв коньяк, Фокадан уселся в кресло, вскоре к нему присоединились ближники. Сидели молча, время от времени поглядывая на часы.

Шестнадцать ноль-ноль, извозчики доставляют к резиденции генерал-губернатора подарки от благодарного купечества. Купечество и правда скинулось на подарки благодетелю, пусть и недовольно его нынешней политикой. Добавить ирландские подарки труда не составило, понятие безопасности в этом времени фактически отсутствует[178].

Шестнадцать тридцать, подарки с сюрпризами в зале, расставлены так, чтобы гости имели возможность увидеть материально выраженную любовь горожан.

Семнадцать ноль-ноль, Долгоруковы, их ближайшие родственники и особо доверенные гости-соратники собираются в зале. Малый приём, только для своих.

Семнадцать тридцать…

Взрыв донёсся до Мясницкой, зазвенели оконные стёкла. Мужчины молча, не чокаясь, выпили за упокой.

Учитывая количество взрывчатки, можно быть уверенным, живые в зале если и остались, то исключительно… даже не чудом, а попущением Божьим. Аминь.

Глава 23

Долгоруков выжил. Отойдя лично поприветствовать кого-то из Высоких Гостей, генерал-губернатор отделался тяжёлой контузией, ожогами и переломами. С учётом преклонного возраста Владимира Андреевича, чудом считали уже то, что врачи осторожно давали благоприятные прогнозы. Полного выздоровления не обещали, но жизнь князя, по словам медиков, вне опасности.

Как выяснилось чуть позже, медики выражались куда более осторожно. Сочетание контузии с переломами и ожогами, не повод для оптимистичных заявлений. По сути, благоприятный прогноз дали не медики, а чиновники, опасавшиеся беспорядков. Вполне логичное решение по большому счёту.

– Недоработали, – только и сказал в сердцах Фокадан, прочитав неприятную новость в газете. Кэйтлин, не выздоровевшая до конца, вставала в эти дни позже, так что осторожничать с выражениями нет резона. Тем более, что прислуга, накрыв на стол, не лезла в столовую до конца трапезы.

– Ой ли? – Возразил Келли, дожевав бисквит, – домашние генерал-губернатора погибли, большая часть его партии тоже. Сам он ныне инвалид, не способный ни на что без посторонней помощи.

– Да и по выздоровлению каков будет, ещё неизвестно, – сказал Конноли, сворачивая газету в трубочку. К этому времени все ближники научились не только бегло разговаривать на русском, пусть и с ярко выраженным акцентом Американского Юга, но и читать-писать, по настоятельному приказу Фокадана. Научились, но читать газеты на чужом языке всё-таки тяжеловато, так что подобные демарши с газетами выражали мнение Роберта по поводу русской идеи консула.

– Командир, ну сам посуди! – Продолжил адъютант, – Выжил? Ну и чёрт с ним! Контуженный, переломанный, да обожжённый, что он может сделать? В ближайший месяц-другой и соображать толком не способен, а тем паче взять на себя командование. Контузия, да горячка от ожогов, какое там командование?

– Ну а вдруг? – Возразил мрачный попаданец, – Не сам, понятное дело, может его как знамя использовать захотят? Найдётся достаточно ловкий и беспринципный человек, и будет отдавать распоряжения от имени генерал-губернатора. Авторитет Долгорукова хоть и подорван попытками оторвать Царство Московское от Империи Российской, но свои сторонники у него есть. Да и москвичи не настолько однозначно за Романовых и Наследника стоят. Дом Романовых так бездарно показал себя после смерти императора, что народ начал сомневаться в помазанниках божьих.

– Это может стать серьёзной проблемой, – нахмурился Келли, – Конфедерации нужна сильная и воинственная Россия, иначе нас сожрёт Великобритания. Будь у нас лет двадцать в запасе, выстояли бы и в одиночку, пусть и тяжело пришлось бы, а пока не справимся. Скверно. Романовы, как сама идея монархии, мне неприятны, но как символ страны они важны.

– Уже нет, – неожиданно влез в разговор Бранн, – Что? Мозги у меня есть, и как бы не получше ваших, а к рядовым горожанам поближе буду! Прошло время Романовых, народ разочаровался. Монархия же, она чем хороша? Несокрушимым символом на троне, этаким воплощением страны в одном человеке, и отчасти его семье. А ныне? Позорище! Даже единства Дома показать не смогли, ну куда это годится?!

– Никуда, – задумчиво согласился Фокадан, лихорадочно прокручивающий в голове разнообразные варианты будущего России. С Романовыми или без оных, выглядело это будущее довольно-таки печально.

Идеи социализма в той или иной форме рядовому крестьянину в общем-то близки, испокон века общиной живут. Колхозы[179], являющиеся по сути вариантом кооперативов, вопреки антикоммунистическим кликушам, вводили не сверху, а снизу[180].

Однако понять и принять идею, это одно… реализацией кто займётся? Дворяне и разночинцы, как наиболее образованная часть населения, в большинстве своём резко отрицательно отнесутся к идее отмены сословий и тому подобным вещам, основополагающим для любого левого. И много ли сможет сделать необразованная масса пролетариев? Тех самых, которым нечего терять, кроме своих цепей?

Шансы на победу есть, не без этого. Найдутся народные лидеры, сочувствующие среди правящего класса – кто искренне, а кто желая повторить путь Бонапарта. Сломать до основанья старый Мир народ способен, а вот построить уже нет.

Уровень образования не тот. Поддерживать на плаву неуклюжую махину Империи и без того крайне сложно, остро не хватает образованных людей. Ну а после Революции, к гадалке не ходи, количество образованных людей в стране резко уменьшится – по крайней мере, в первые годы. Кто-то в эмиграцию рванёт, помня о временах Французской Революции, кто-то в оппозицию внутри страны встанет, или попросту начнёт итальянскую забастовку[181]. Результат один – коллапс и разрушение страны.

Как ни печально признавать, но ныне Российскую Империю может спасти только Сильная Рука, и это никак не революционеры-народники с шаткой опорой в виде немногочисленных сознательных рабочих и крестьян, а… армия. Хунта.

Классическая, с армейскими генералами во главе, или замаскированная тем или иным образом, не суть важно. Главное – армейская дисциплина, иерархия и возможность применять Силу.

Лет на пять-семь это может даже обернуться благом для страны. Генералы и адмиралы тщеславны и непременно захотят обессмертить своё имя, встав у кормила власти[182]. Завоевания, или обойдутся модернизацией армии и флота, не суть. Важно, что армейским реформам быть, да не половинчатым, как при Александре Втором, а полноценным.

Модернизация армии потянет за собой и модернизацию производства, куда ж без этого? Сперва военного, а затем и гражданского, косвенно они связаны тесней, чем кажется.

Заодно и ворюги повиснут, армейские склонны к упрощённым решениям, что порой благо. Урежут права дворян, ибо дворянство служивое весьма негативно относится к дворянству парижскому, проматывающему откупные деньги и не желающему служить. Зато привилегиями пользоваться не стесняются.

А уж Великие Князья с пенсионом, высокими постами и неподсудностью… вот где прорва[183]! Мало им пенсиона и выделяемых при совершеннолетии земельных владений, мало жалования за совмещение порой нескольких высоких должностей… Воруют!

Хунта в таких условиях выглядит логичной точкой… Другое дело, что задержись вояки у власти дольше необходимого, так все их достоинства во вред пойдут. Ладно, это будет потом, а пока…

– Нам нужен Черняев, – озвучил Фокадан, – завтра еду к нашему послу в Петербург, попробую продавить это решение.

– Не рискованно? – Поинтересовался лениво Бранн, грызя леденец, – если кто другой к власти придёт? Обидеться ведь могут.

– Тут ты прав, – выдохнул консул, – та ещё проблема. Нужно будет подать всё так, что мы просто хотим, чтобы в Российской Империи навели порядок. Вроде как верные союзническому долгу. А хунта, республика или монархия – вторично для нас. Дескать, это должны решать граждане Российской Империи, а мы так… за порядок ратуем. Самое интересное, что ведь и не соврём.

* * *

Прощание с жертвами теракта проходило ярко. Как дипломат и публичная личность, Фокадан обязан присутствовать на таких мероприятиях, хочется ему этого или нет.

К резиденции то и дело подъезжали кареты образца восемнадцатого века[184] – огромные, несуразно высокие, с откидными лесенками. Сзади два огромных гайдука[185] и два ливрейных лакея[186], а на подножках, по одному на каждую дверцу – казачки.

Кареты запряжены четвернёй, цугом[187], или шестернёй. На левой передней лошади форейтор[188], впереди верховой – обследовать дорогу, не всегда проезжую. Кунсткамера!

Мода второй половины девятнадцатого века достаточно своеобразна – платья на кринолинах[189], корсеты, капоры и чепцы у женщин. Яркие, расшитые золотом камзолы у мужчин, цилиндры и трости.

Из карет выбирались древние вельможи такого возраста, что на ум попаданцу сразу пришли строки Грибоедова Времён Очакова и покоренья Крыма[190], некоторые из старичков даже носили парики, мода на которые канула в лету более полувека назад!

Кареты вползали медленно, опасаясь растрясти престарелый груз. Столь же медленно выбирались старички и старушки, коих дюжие гайдуки бережно выносили на руках и осторожно вели под руки.

Подъехав, кареты отъезжали, постоянно сцепляясь. Прислуга начинала выяснять отношения, причём правила дорожного движения мешались у них в головах с действительными или мнимыми заслугами хозяев, древностью рода оных, их связями и богатством. В ход то и дело шёл кнут, но до кулаков доходило редко, спорщиков растаскивали дюжие гвардейцы из рядовых, щедро раздавая зуботычины правым и виноватым.

Показавшись на церемонии прощания и покрутившись, дабы засветиться и засвидетельствовать своё почтение погибшим, Фокадан ретировался. Невнятное воинственное шамканье стариков, плохо понимающих суть происходящего, тяготило.

– Патриоты, болеющие за Россию, – мысленно проговаривал суть речей консул, едя в коляске домой, укутавшись в медвежью полость, – как же! Один заговорщик убил других, вот и вся суть. Патриоты, ну надо же!

Стыдно попаданцу не было, ну вот ни капельки.

* * *

Старый Боевой Конь[191], генерал Джеймс Лонгстрит, тепло встретил Фокадана. Во время войны они почти не сталкивались, но позже подружились, сойдясь на почве благотворительности.

– Как доехал? – Начал Джеймс, – хотя не отвечай, знаю, что препогано!

Выдав немудрящую шутку, посол гулко расхохотался и сунул Алексу стакан с виски, а секунду спустя и всю бутылку. Тут уже расхохотался Фокадан, шуточка из тех, что понятна только посвящённым, Да… были времена…

– Препогано, – согласился консул, сделав первый глоток и наслаждаясь горячей волной, прокатившейся по телу, – вагоны богатые, но скверные, зимой продуваются насквозь. При этом печки топятся так, что накаляются докрасна. Жарко, а и раздеться нельзя, сквозняк лютый. Жуткое сочетание!

– Дай угадаю, ради чего приехал, – откровенно стебался посол, – политика?

Очень серьёзный в обыденной жизни, хороший дипломат и администратор, с друзьями становился очень лёгким, ведя себя порой как подросток.

– Она самая, – хмыкнул Алекс, – пророк чёртов.

Немного посмеявшись, начали разговаривать уже серьёзно. Алекс выдал прежде всего расклад по московской политике, а потом свои соображения по Черняеву.

– Уже, – только и сказал Лонгстрит.

– У дураков мысли схожие, – пробормотал попаданец, насмешив посла.

– Схожие, говоришь? – Ёрнически нахмурился тот, топорща густую бороду, – я к Черняеву своего человека отправил, ещё когда Александр остыть не успел!

Выдав такую информацию, Джеймс чуточку самодовольно приосанился, купаясь в восхищении Фокадана. Понятно, что в Петербурге у посла больше возможностей, но всё равно – просчитать саму возможность… сильно.

– И не только к нему, – добил Лонгстрит друга, – но и к… другим людям. Сильная Россия нам нужна, без неё мы не выживем.

– Могу Людвига подключить, – задумчиво отозвался Фокадан, – он Черняева обожает, считает эталоном современного рыцаря и полководца.

Лонгстрит хмыкнул, при всех своих достоинствах, на эталон фельдмаршал никак не тянул.

– А то ты Людвига не знаешь, – правильно понял смешок посла Алекс, – впечатлительный, как девица на выданье. Черняев же личность мощная, произвести впечатление умеет.

– Может, – кивнул Лонгстрит, – давай, подключай. Какой ни есть, а монарх, да и любят его в Баварии.

– Не только в Баварии, – не согласился консул, – недооцениваешь ты его. Людвиг один из символов Мирной Германии. Страна при нём и правда ожила, расходов-то на армию вдвое меньше стало, да и… хм, на любовниц не тратится. Правитель из него на удивление неплохой вышел. Чудак ещё тот, но ведь справляется! Пусть по большей части не сам, а его окружение… ну так окружение сам подбирал!

– Думаешь? Спорить не буду, тебе виднее.

– Мне-то видней, – чуточку тоскливо отозвался Фокадан, – а толку? Атланта моё мнение учитывает, Людвига рисуют самыми яркими красками, а вот Россия… увы. Чем уж там насолил баварский монарх Александру, но публикации о нём в российских газетах попадались на грани.

– Как же, читал. Этакое пренебрежение, еле видимое, но вполне отчётливое. Знаю даже, почему – продавить хотели один вопрос… ну да сейчас это не важно. Мда уж, неудобно как вышло, слов нет. Людвиг обеспечивает лояльность не только Баварии, но и доброй половины германских земель. А мог бы и почти все, если бы не Александр… Тогда это не критично казалось, а ныне вот так вот повернулось, неудачно для русских и для нас.

Глава 24

Приём у Юсуповых как всегда великолепен, да и может ли быть иначе у богатейших вельмож Российской Империи? Как добрый знакомый семьи Юсуповых и публичный человек, Фокадан не мог пропустить подобное мероприятие. Единственное, прибыл он не как добрый знакомый, а как политик, вместе с послом Лонгстритом.

Раскланиваясь со знакомцами, Алекс всячески подчёркивал, что ныне он в подчинённом положении, выставляя на передний план посла. Подчёркивание порой утрированное, навязчивое, на грани приличий.

– Ну и зачем этот цирк? – Сквозь зубы прошипел посол, сохраняя любезно-величавое выражение на бородатой физиономии, степенно вышагивающий по залу и успевающий здороваться со всеми мало-мальски значимыми людьми, – эти ваши предчувствия…

Джеймс внезапно замолк и хмыкнул, приглядевшись к гвардейскому офицеру, вытащившему часы. Поступок не из самых приличных на балу или приёме, тем паче поручик сделал это открыто. Подобные вещи на грани оскорбления хозяев, что-то вроде невысказанного вслух желания покинуть приём.

В следующие минуты часы мелькали по всему залу, а в воздухе отчётливо пахнуло заговором. Чтобы там ни говорили об умении аристократии держать лицо, но мастерством в этой сфере могут похвастать далеко не все. Ну или событие намечается вовсе уж из ряда вон.

– Что-то пронюхал? – Прошептал Лонгстрит, держа лицо.

– Неявно, – С той же улыбкой ответил попаданец, – просто в воздухе пахло чем-то этаким, а Юсуповы не могли остаться в стороне, масштаб фигур не тот. Приём во время столь необычных событий мог говорить как о желании сохранить нейтралитет, так и о демонстрации намерений. Продемонстрировали…

– Понимаю, – помрачнел посол, – Юсуповы наконец определились с участием в заговоре? Этакие тяжеловесы могут крепко изменить равновесие. За ними Восток, если не ошибаюсь?

– Часть Востока, – поправил консул, – там не всё однородно, свои партии и течения имеются. Для значительной части татар и татарской аристократии Юсуповы безусловные лидеры.

– Так, – протянул Лонгстрит, – а теперь они, выходит, определились? И судя по ряду присутствующих здесь людей, встали на сторону европейцев? Как же скверно…

– Скверно то, – мрачно отозвался консул, – что Юсуповы на стороне европейцев, это фактически одобренный план по разрушению Российской Империи. Они вполне могут откусить южную часть империи, особенно если им помогут. А судя по мелькающим в зале часам, с минуты на минуту должно произойти что-то необыкновенное. Я бы поставил на вооружённый переворот.

– Соглашусь, – с дурным весельем отозвался посол, – теперь понимаю, почему ты прятался за моей спиной.

– Я и сам только что понял, – прерывисто вздохнул Алекс, криво ухмыльнувшись, – чуйка вела. А теперь получается, что мы вроде как дистанцировались от Юсуповых. На приём прибыли, не нарушив приличия, но не более. Скверно, как же скверно…

Логнстрит зло ухмыльнулся, приняв мгновенное решении.

– Командуй своим парням, пусть подбираются. Боевое построение и всё такое…

– С нами только Каллен да Фланаган… а, ясно. Оскорбление?

– Оно самое. Только не сразу, а чуть погодя, пусть пока подойдут парни. Конфедерации жизненно необходима сильная Россия, а не её куски. Может быть, наша демонстрация хоть кого-нибудь из колеблющихся заставит передумать.

Залп пушек на улицах не стал неожиданностью для конфедератов. Отчетливо дистанцировавшись от гостей, они в боевом порядке стали пробираться к выходу, игнорируя лихорадочное веселье приглашённых, начавших поднимать бокалы За новую Россию!

– Не уходите, – преградила им путь бледная Зинаида Юсупова, – останьтесь со мной… с нами. Вместе мы сможем изменить мир! Мы подтвердим все договоренности к Конфедерацией!

Лицо девочки не отрывалось от лица Фокадана, глаза её говорили много больше, чем произносили губы. Консул не сказал ничего, но Зинаида прочитал ответ по лицу мужчины. Прерывисто вздохнув, она сглотнула и отошла в сторонку, став какой-то выцветшей.

– Через несколько лет этот цветок распустится, – Осторожно сказал посол, косясь на попаданца, – и это будет прекрасный цветок.

Отвечать Фокадан не захотел и Джеймс не стал продолжать.

* * *

На улицах стреляли, но выстрелы доносились откуда-то издалека.

– В посольство, – коротко приказал Лонгстрит, – втянув носом холодный воздух.

Пахло порохом и разгорающимися пожарами. Отчётливые признаки говорили опытным в этих вопросах конфедератам, что события явно развиваются не так гладко, как хотелось бы Юсуповым и их сторонникам.

– Проглядеть такое, – с тоской сказал Джеймс, вытаскивая сигару и плебейски откусывая кончик, – позорище…

– Не стоит, – отозвался Алекс, – что-то этакое в воздухе носилось, это мы все знали. А что, как, почему… не все вельможи российские в курсе происходящего были, чего уж нам, иноземцам? Прошляпили, конечно, но ведь и противник какой! Думаешь, без англичан обошлось?

Посол фыркнул по лошадиному, успокаиваясь немного. Но видно, что утешения не слишком-то подействовали, и по большому счёту самоедство Лонгстрита оправданно.

Заперлись в посольстве, не рискуя возвращаться в гостинцу. Тесновато и не слишком удобно, но все как один бывшие и действующие военные, привыкли и не к такому.

– Весело, – зевая, сказал Фланаган, попавший на приём Юсуповых, как доверенное лицо плантаторов Вирджинии, – приём этот, аристократы-заговорщики, переворот… будет, чем дома похвастать!

Нарочито ребячливый тон ввёл присутствующих в ступор, а потом Лонгстрит начал смеяться. Его нервный смех поддержали и остальные, по рукам заходи бутылки с алкоголем и посольство стало неуловимо напоминать армейский бивуак[192].

Ближе к полуночи в посольство стали поступать упорядоченные сведенья. Петербург разделился ныне на сторонников монархии конституционной, где знаменем служил Владимир Александрович Романов, младший брат убитого (!) Наследника.

Противники монархии знамён имели несколько, и вроде как полковым знаменем числился Орлов-Давыдов.

Вроде как потому, что обе партии демонстрировали удивительную беспринципность и подлость, уничтожая прежде всего своих. Здесь и сейчас, в революционной заварухе, можно расправится как с конкурентами на государственные посты, так и со старинными врагами, заимодавцами, претендентами на наследство и так далее.

Резня, по словам лазутчиков-конфедератов и конфидентов[193] из русских и нерусских граждан Российской Империи, идёт страшная. В противоборстве сторон погибших меньше, чем от ударов в спину от своих.

Скорее всего, они крепко преувеличивают, но размах оценить можно. И монолитность зарождающихся союзов…

Под утро стрельба началась недалеко от посольства, но быстро стихла после громогласного Ура и конского топота.

– Атака лёгкой кавалерии, – прокомментировал посол очевидное, – я бы на казаков поставил.

– Не гусары? – Для порядка поинтересовался секретарь посольства, прошедший войну на флоте.

– Мелочи, более свойственные иррегулярной коннице, – немного туманно отозвался Лонгстрит, что подтвердили посольские из бывших кавалеристов.

– Весело, – только и сказал попаданец, более всего переживающий за оставленную в Москве дочь.

* * *

Несколько дней в Петербурге не стихали бои, удивительно ожесточённые. Обе стороны конфликта поставили слишком многое на кон, чтобы воевать по рыцарски. Даже рядовые солдаты, коих мало касались барские разборки, сражались с азартом и остервенением.

Пример удачных дворцовых переворотов в истории Российской Империи показал, что и рядовые могут взлететь, получив дворянство, посты, поместья и фактическую неподсудность. Есть за что драться!

Если верить недостоверным данным, за четыре дня погибло трое Великих Князей, включая Наследника. Священность царской крови оказалась основательно подорвана как в глазах вельмож, так и в глазах простого народа, ужаснувшегося происходящему.

– Монархии в России больше не будет, – пророчествовал крепко нетрезвый Лонгстрит, не выпускающий бокала из рук, – даже если посадят на трон царя, все будут помнить, что кровь его проливается столь же легко, как и кровь обычных людей.

– Конституционная, – спорил Фокадан, – посадят на трон марионетку, а за спиной будут магнаты стоять.

– Как в Англии, – глубокомысленно заявил Фланаган, насмешивший присутствующих. Бывший разведчик, мало интересовавшийся политикой, изрядно озадачился тому факту, что монархия в Англии не конституционная, да и конституции, по факту, нет[194]. Перечень прав монарха Великобритании, далеко не полный, окончательно добил его.

Посол торжественно зачитал основные права:

– Является главой государства и представляет его во внешних отношениях. Вместо неё это может делать премьер-министр, но исключительно тогда, когда королева уполномочила его это делать.

– Является главой исполнительной власти: по своему усмотрению имеет право назначить премьер-министра, назначает и отправляет в отставку кабинет министров и прочие министерства.

– Является главой судебной системы и назначает судей.

– Монарх Великобритании является верховным главнокомандующим вооруженными силами, именно она объявляет войну или заключает мир.

– Монарх может единолично утвердить финансовый закон (по простому, бюджет страны) в обход согласия парламента.

– Монарх имеет право досрочно распускать палату общин, то есть британский парламент.

– Монарх имеет право вето на законы принятые парламентом.

– Является частью парламента наряду с палатой лордов и палатой общин.

– Является главой английской церкви. Назначает епископов и архиепископов.

– Хватит, или ещё продолжить? – Весело поинтересовался Лонгстрит.

– Почему тогда… конституционная? – Окончательно растерялся Фланаган.

– Обёртка красивая, для дурачков, – ласково ответил Бранн, – и ведь работает! Конституция, старейшая в мире демократия… хрен там!

* * *

В первых числах декабря Петербург заняли сторонники Орлова-Давыдова, оттеснив монархистов в Царское Село и ряд иных окрестных селений. Однако до окончательного решения вопроса ещё далеко, к столице приближались московские полки, а в Баварии зашевелился Черняев.

Среди московского ополчения единства не наблюдалось, после убийства Наследника, среди простого народа эффект царской крови ощутимо смазался. Москвичи шли под негласным лозунгом наведём порядок, а там разберёмся, лазутчики доносили о желании собрать Земский Собор[195].

Шли двумя основными колоннами, армейцы и ополченцы отдельно. Командование армейцам неожиданно перехватил старенький уже Бакланов. Вышедший на пенсию и проживавший в последние годы на родном Дону, в Москву ветеран прибыл незадолго до убийства Александра Второго, похлопотать за какую-то армейскую реформу, да так и остался.

В последующей неразберихе армейские и гвардейские части Москвы оказались в острой конфронтации, усугублённой убийством Долгорукова. Яков Петрович оказался единственным человеком, которого равно уважали обе стороны.

Старый казак сумел навести порядок в городе, вспыхнувшем по примеру столицы, сметя заодно уголовные и неблагонадёжные элементы. Наведя порядок, повёл войска на Петербург. Собственно, именно Бакланов и стал автором лозунга Наведём порядок, а там разберёмся.

Старый служака остался верен присяге, но продемонстрированная Домом Романовых преступная слабость не могла не задеть казака. К кому присоединяться ведомые им войска и присоединятся ли вообще, вопрос большой.

Романовы вроде как сплотились вокруг Владимира Александровича, но отдельные голоса отдали за Константина Николаевича, младшего брата убитого императора. Помимо отсутствия единства, Романовы пока что демонстрировали неумение выбирать окружение и отсутствие должной гибкости. Сумеют перебороть эти недостатки, появится шанс усидеть на престоле, ну а нет…

Ополчением, что вовсе уж неожиданно, командовал Хлудов Герасим Иванович. Ход, мягко говоря, нетривиальный для московского купечества и мещанства. Своеобразная заявка на свою долю власти.

Московское дворянство из тех, кто не присоединился к Бакланову или к Хлудову, пошла отдельной колонной, выступив сильно позже. Хотя о единой колонне говорить пожалуй и не стоило.

Фактически дворянство не смогло выставить единого командующего, разделившись на малые отрядики по землячеству, родственным связям и личным симпатиям. Выступали они все по отдельности, а большая часть застряла в древней столице, оживлённо занимаясь такими важными вещами, как создание новой формы, выборами ротных командиров и написанием Конституции.

К Хлудову, к слову, присоединилось достаточно заметное число дворян из молодых служилых[196] родов, не обременённых поместьями, чинами и роднёй при Дворе. По-видимому, они нашли больше общего с купечеством, нежели с московским старожилым[197] дворянством, погрязшим в сладостных воспоминаниях о временах Матушки Екатерины, крепостничества и вольностей дворянских.

Армейцы и гвардейцы Бакланова шли по сути налегке, скорым маршем. Хлудов взял на себя обоз и снабжение в целом. Ну а дворянское ополчение, и без того самое малочисленное и расхлябанное, взяло на себя поддержание порядка на пути из Москвы в Петербург. Так, по крайней мере, декларировалось.

* * *

Глядя на приближающегося к посольству гвардейца с ленточкой Свободной России на рукаве, несущего белый флаг, Фокадан явственно озадачился.

– Что им нужно от нас? – Озвучил мысли консула Лонстрит.

– Выйду, – скривившись, сказал попаданец, – ну а кто, кроме меня?

Козырь из тех, что и не побьёшь, кроме Фокадана в общем-то и некому. Выход посла… много чести для заговорщиков. Заместители – мало… а ну как Орлов-Давыдов разобидется? Ну а московский консул с толикой политической и литературной известности, самое оно, в плепорцию.

Светски поздоровавшись с парламентёром, с коим они были некогда представлены друг другу, Фокадан чуточку нарочито демонстрируя безмятежность, достал сигары.

– Кубинские, Сергей Иванович, – предложил он офицеру. – из тех, что в свободную продажу не попадают.

Ротмистр с благодарностью взял сигару и раскурил, опираясь на импровизированный флагшток.

– В самом деле, генерал, – отозвался гвардеец с видом ценителя, – на редкость приятный вкус.

– Угощайтесь, – консул протянул ему коробку, – товарищам отдадите.

Несколько минут спустя прояснилось наконец, зачем явился парламентёр.

– Переговоры, – вздохнул гвардеец, – мы изрядно увлеклись кровопролитием, преступив при том все законы чести. Да… стыдно сказать, но я тоже виноват. Всё казалось, что вот сейчас решится судьба нашей Родины, а ради этого можно и… Теперь вот стыдно, да и не мне одному, думается. Настолько, что не будь ситуация критической, хоть пулю в висок.

Фокадан не спешил помогать, благодушно пуская дым кольцами, глядя в стылое декабрьское небо Петербурга. Ротмистр некоторое время молчал, куря сигару взатяг, потом нехотя продолжил:

– Обе стороны увлеклись, так что теперь и на переговоры послать некого. Не дай бог, найдётся мститель какой, решивший пристрелить переговорщика. И ведь даже осудить его по законам Божьим нельзя будет! Посему просим вас оказать нам честь, став посредником.

Глава 25

Ответил Фокадан не сразу, честь быть посредником в такой ситуации немалая, но с отчётливым душком. Будь он частным лицом, волею Судьбы оказавшимся в Империи, пожалуй и отказался бы. Ныне он консул и прежде всего должен учитывать интересы Конфедерации, а ещё – ИРА и подопечных ему ирландцев.

Лейф успел-таки вызвать немало спортсменов-приятелей, и ныне кельты зарабатывают, подвизаясь до должностях тренеров в спортивных клубах и персональных инструкторов. Много ли, мало ли… а почти полторы сотни человек, решивших попытать счастья в далёкой и экзотической Московии[198], и не желающие покидать оную. Заработки-то какие! А что революция… пфе, не ирландцев ей пугать, тем паче из Конфедерации!

Рядовые кельты имеют право так думать, а вот он – нет. Это его люди и их безопасность напрямую зависит от того влияния, которое Фокадан сможет взять в это неспокойное время.

А ещё жизненно необходима информация. Очень может быть, что от неё будет зависеть не только политика Конфедерации, но и само выживание кельтской диаспоры в Российской Империи.

– Конфедерация кровно заинтересована в существовании сильной России. Страны, способной выстоять против всей Европы, если понадобится. Пусть не победить, но выстоять, отбиться, защитить своё, – медленно ответил попаданец, – таковы наши геополитические интересы. Посему на посредничество согласен, в надежде на мирное урегулирование конфликта.

Ротмистр облегчённо выдохнул и далее переговоры пошли быстрее. Обговорив детали, расстались, условившись встретиться к вечеру.

– Посредником приглашают, – коротко доложил Алекс изнывающему от беспокойства послу, едва зайдя внутрь, – согласился.

– Рискованно, – задумчиво протянул тот, – посредника, а тем паче посла, не убивают в нормальных условиях, но что ныне творится в России, нормальным назвать нельзя. Да и англичане от своего не отступятся, затаившиеся агенты в Петербурге у них есть, тут и гадать не надо.

– Знаю, Джеймс, а что делать-то? Отсиживаться в посольстве в такое время нельзя. Английские же агенты опасны, но в бытие посредником есть свои плюсы – авось да под приглядом буду с обеих сторон. Друг за другом станут следить, как бы чего со мной не вышло.

– Хм, – выразил сомнение Лонгстрит, но спорить не стал. Решение Фокадана пусть и спорное с точки зрения личной безопасности, но вот для посольства КША оно выгодно.

Доложив собравшимся посольским суть переговоров и многократно повторив диалог, Алекс раскланялся.

– Я мыться и спать, господа. Понимаю, что воды у нас немного, но нужно предстать перед зрителями этаким франтом, ни к чему им знать наши трудности. Подозреваю, что ночка предстоит весёлая, а я ещё от путешествия не отошёл.

* * *

Владимир Петрович Орлов-Давыдов не тянул на роль лидера, но судя по всему, не слишком-то это понимал. Один из богатейших вельмож, прекрасно образован, меценат и благотворитель, но вот мощной харизмы и прочих лидерских качеств не наблюдалось.

Откровенно говоря, знамени недоставало ещё и ума. Прекрасное образование и уверенность в своих силах отчасти подменяли его, но в критической ситуации стало заметно, что ум его не слишком-то велик, а образование пусть и энциклопедическое, но достаточно поверхностное.

– Интересно, – подумал Фокадан, – будто один к одному людей подбирали. На кого из вельможных противников Романовых не взглянешь, всё пустые люди. Богатые, знатные… ан пустышки. Что Орлов-Давыдов, что Юсупов, что прочие.

У Романовых, как ни крути, контингент поприличней подобрался. Не каждый из них прямо-таки ярый сторонник монархии как таковой, или Дома Романовых. Всё больше искренние патриоты из тех, кто хорошо понимает древнее китайское проклятье «Чтоб ты жил во времена перемен». Другое дело, патриоты густо перемешаны с идиотами, а беда Романовых в том, что они до сих пор не сподобились отделить агнцев от козлищ[199]. То ли не решаются тронуть застоявшееся болото, опасаясь ухудшения ситуации, то ли воли не хватает.

Ох, вынырнет ещё из этого болота русский Бонапарт…

– Рад видеть вас, генерал, – доброжелательно сказал Орлов-Давыдов, когда они встретились в Зимнем.

– Я тоже рад видеть, что вы живы, – серьёзно сказал попаданец, – хотя обстоятельства меня не радуют.

– Меня тоже, – откровенно говоря, – тоном заговорщика отозвался Владимир Петрович, чуточку наклонившись вперёд для достоверности, – не буду лгать, разговоры я вёл, ровно как и большинство дворян Российской Империи. Но от разговоров до дела дистанция огромна. А уж когда всё свершилось и меня неожиданно назначили на роль одного из руководителей Революции, то и вовсе. Пришлось взять на себя обязанности, нисколько мне не подходящие, дабы загнать разгорающийся хаос в хоть какие-то рамки.

Граф лгал и знал, что его собеседник о том знает… Зачем, вопрос даже не стоял, многослойные интриги чуть ли не главное развлечение придворных. Понятно, что это какой-то сигнал – то ли приглашение к сотрудничеству, то ли желание откреститься от убийства Александра и Наследника. Или что-то нехорошее должно произойти в ближайшем будущем?

Бог весть… Понять такое может либо придворный большого ранга, либо дипломат, хорошо знающий Орлова-Давыдова. Фокадан никогда не претендовал не всезнание, так что мысленно отложил информацию в глубины памяти, дабы потом разобрать вместе с Лонгстритом.

Покивав откровением мятежного сановника с откровенно скептическим видом, Алекс перешёл к делу:

– Понимаю, граф. Вдаваться в подробности происходящего нет времени. Требуется остановить ненужное кровопролитие и сесть за стол переговоров, пока события не зашли слишком далеко.

Прямое нежелание Фокадана во внимание не приняли, Орлов-Давыдов ещё с полчаса распинался, пытаясь донести до консула свою точку зрения на происходящее. Время от времени солисту помогал хор в лице многочисленных безликих помощников и адъютантов.

Разговор откровенно походил на плохо отрежиссированный спектакль колхозной самодеятельности, актёры которого небесталанны, но вот пьющий режиссёр, поставленный по-родственному председателем, ниже всякой критики. Партии исполнялись недурно, но накладки со временем и диалогам случались подчас забавные.

– Аве[200]! – Поздоровался очередной актёр второго плана, гвардейский прапорщик с излишне драматичными окровавленными бинтами на руке и голове, и мощным запахом алкоголя. Попаданец мысленно хмыкнул, к Аве так и напрашивается Цезарь[201], так что недавние уверения Орлова-Давыдова, мягко говоря, обесценились.

– Удалось остановить сброд на Литейной, – хриплым голосом смертельно уставшего человека доложил гвардеец, – поскольку из человеколюбия разгоняли быдло ножнами палашей, то многие наши товарищи получили ранения.

Фокадан отчётливо хмыкнул, закатив глаза. Поскольку в этот момент граф встал, демонстрируя озабоченность государственного мужа, жест заметил только раненый. Неожиданно прапорщик… отчётливо подмигнул консулу и выговорил одними губами:

– Собственная Его Величества Канцелярия, – еле уловимым движением пальцев бросив записку. Алекс так же легко (опытный картёжник и фехтовальщик, как-никак!) поймал, спрятав в кармане сюртука.

Наконец, Цезарь окончил представление и Фокадан с сопровождающими отправился в сторону Царского Села, несмотря на ночное время. Три десятка военных из разных частей сопровождали повозку, вооружившись до зубов, несколько даже опереточно.

Помимо оружия каждый из сопровождающих нёс либо яркий фонарь, либо знамя. Последних аж несколько – впереди на высоком шесте, подсвеченное снизу прикреплённым фонарём, трепалось ветром белое полотнище. Далее следовали знамёна Конфедерации, ИРА, и личный баннер[202] Фокадана со стилизованным изображением чертополоха и лиры.

Знамя это придумали в ИРА лет пять назад, и можно сказать – навязали попаданцу. Феодальными амбициями Алекс не страдал, но соратники растолковали, что в некоторых случаях такие вот геральдические выверты удобны.

Сам попаданец полюбовавшись недолго сюрреалистической картиной, плюнул на всё и лёг спать. Благо, в предоставленной карете лежала медвежья шкура и великое множество перин, так что уснул быстро.

* * *

В Царское Село прибыли под утро, консула осторожно разбудил командир конвоя, немолодой драгунский ротмистр, выслужившийся из солдат, невесть каким образом попавший в когорту заговорщиков.

– Подъезжаем, господин генерал, – хрипловатым баском сказал он после того, как постучал по дверце кареты, – разъезды Романовцев уже встречали. Так что, может, привести себя в порядок надо?

Фокадан выскочил из кареты на хрусткий снег и огляделся. День не по здешнему хорош – чистый свежий снег, ясное небо над головой, и лёгкий морозец. Этакая красотища просится на рождественскую открытку, даже не верится, что в разгаре Гражданская война.

Отойдя подальше от дороги, умылся снегом, как привык ещё в детстве. Вернувшись в карету, достал из саквояжа пластинки смолы, походная альтернатива зубной щётке.

– Кофе, господин генерал? – Нарисовался ротмистр.

– Не откажусь.

Маленький костерок, котелок с растопленным снегом и варварски заваренный кофе. Но крепкий и сладкий до приторности – самое то для такого случая. Алекс пил его мелкими глотками из одолженной жестяной кружки, незаметно оглядывая солдат.

Почему пошли за заговорщиками? Все кавалеристы, но из разных частей – драгуны, гусары, кирасиры, два улана. Поведение отличается резко: кто ведёт себя так, будто потерял всяческие тормоза – с вызовом, размашистые жесты, горящие глаза человека, решающего Судьбу Мира. Другие чрезмерно осторожничают и явно не слишком-то понимают, как они оказались в столь сомнительной ситуации – за компанию с дружком, аль отец-командир за собой потащил. Есть и те, кто мнит себя хитрованами, явно пытаясь ловить момент, как им кажется – очень хитроумно и неявно.

Да уж, начало Революции во всей красе. Это потом они поделятся на эсеров, меньшевиков, большевиков и анархистов – с поправкой на реалии времени, разумеется. Кто-то и вовсе разочаруется в Революции и перемётнётся к монархистам, кто-то уйдёт в эмиграцию. А сколько будет погибших, сколько исковерканных судеб!

* * *

Встречал его Пётр Александрович Валуев, министр Внутренних дел и разработчик земской реформы. На прямой вопрос Фокадана о Романовых, скривился, как от зубной боли.

– Царствовать способны, но вот править пока некому. К сожалению, – ответил Валуев мрачно

Вид у министра болезненный и усталый, и попаданец почему-то поверил ему. Досье на Петра Александровича имеется и грехов на чиновнике немало, но вот бонапартистского честолюбия доселе не наблюдалось. Скорее наоборот, Валуев из числа тех чиновников, что видят все недостатки власти, но никогда не идут против Системы. Переступить же через себя в таком возрасте… маловероятно.

– Совсем дела скверно идут? – Осторожно поинтересовался Фокадан, подобрав участливый тон. Удачно.

– Владимир Александрович перепугался до падучей[203] – убить его пытались, шарфом. Приступы то и дело возникают[204], как только чужих людей увидит. Медики обещают, что со временем поправится, но пока что показывать его нельзя.

Валуев плебейски потёр руками узкое, интеллигентное лицо и попаданец увидел, что держится министр из последних сил. Пётр Александрович с каким-то облегчением делился информацией с чужим, по сути, человеком. Верный показатель близкого нервного срыва.

Алексей Александрович, следующий по старшинству сын погибшего императора, во время переворота показал себя человеком безусловно храбрым, но увы – не слишком умным, да и с лидерскими качествами не задалось. Сидеть на троне способен, но возглавить страну в решающий момент – не по Сеньке шапка. А ещё он из тех, кто не в состоянии понять это и отойти в сторонку, передав власть министрам. Увы…

Николай Николаевич Старший пару лет как демонстрирует признаки надвигающегося безумия[205] и вопрос отстранения с постов – дело ближайшего времени.

Константин Николаевич мог бы, но слишком много сигналов, что до определённого момента он являлся участником заговора. Сам Константин Николаевич это яростно отрицает, но Александровичи встали намертво, считая его виновником гибели отца.

Валуев говорил более получаса, описывая сложившийся расклад и постепенно успокаивался, выговариваясь. Алекс, несмотря на чувство неловкости и нешуточную опаску, слушал жадно. Попутно всплывали тайны, не имеющие срока давности.

Наконец министр выговорился и отошёл слегка, взгляд его сделался жёстким.

– Тогда этот вам, – разбил неловкий (и опасный!) момент Фокдан, протягивая записку, переданную прапорщиком.

Валуев развернул её, и лицо его стало хищным.

– Это всё меняет, – судорожно выдохнув, сказал он, – есть шанс…

Глава 26

С Романовыми Фокадан так и не встретился, уехав из Царского Села ещё до полудня, сопровождаемый почётным конвоем. Погода снова испортилась и поставленная на полозья повозка скользила по грязи, разбавленной льдистыми участками.

Тряско, неуютно, но Алекс опытный путешественник и вскоре впал в привычный медитативный транс, обдумывая ситуацию. Романовы, содержащиеся под фактическим арестом, звоночек тревожный.

Не доверять Валуеву нет никаких оснований… впрочем, доверия тоже нет. Заговорщик он, решивший вопреки всему отстранить Дом от власти, или царская семья и правда настолько пересобачилась, что их нельзя выпускать на люди, в общем-то и не важно.

Факты таковы, что Романовы отстранены от власти и можно с большой долей уверенности сказать, что власть эту им не возвратят. Минусы такого решения очевидны – нарушается сакральность власти не только в глазах народа, но и в глазах правителей других государств, а это очень скверно.

Ряд международных договорённостей держится на личности монарха, а отстранение говорит о том, что появился повод пересмотреть многие договора с Российской Империей. Мелочь? Ан нет, даже незначительные укусы на дипломатическом фронте могут дать повод для чего-то большего – от уменьшения авторитета государства, до Казус белли[206].

– Ох и закрутятся же события, – вслух пробормотал попаданец, стиснув зубы, – Империя Российская, далее перекинется в Европу – Прусское Наследство по новой делить. Ну а после и Конфедерации достанется. Насмерть стоять сможем, а вот выстоять уже нет. Пройдёт английский флот по побережью и всё, экономика в штопор вошла.

– На поклон к Англии идти? Они-то рады будут, вот только понапихают всюду своих банкиров да комиссаров[207], результат таким же для нас будет, только что без войны, что позорней. К Мексике? Хм… вдвоём выстоять можно, вот только что Максимиллиан? Не окажется ли такой союз лекарством хуже болезни?

Снизу начало поддувать и Алекс очнулся от дум. Проверив источник сквозняка, обнаружил разошедшиеся доски пола. Ругнувшись в сердцах, укутался поплотнее и снова принялся вспоминать визит к Цезарю и встречу с Валуевым. Кто как стоял, сидел, во что бы одет, интонации… не мелочи, ох не мелочи! Глядишь, да вспомнится какая-то полезная деталь.

– Предместья скоро пойдут, – доложил командир конвоя, на скаку согнувшись к окошку, – вам лучше в седло пересесть, чтоб патрули мятежников адекватно реагировали.

Фокадан с некоторым облегчением пересел в седло, приказав поднять знамёна. Заметив некоторые колебания романовцев, добавил:

– Воспринимайте их как вариант с оливковой ветвью[208], видимой издали. Полотнища заметные, хоть не обстреляют сходу.

– И то верно, – с облегчением согласился кирасирский полковник.

Баннеры помогли, встреченные несколько раз патрули останавливались вдали, не выказывая агрессии. Тем паче, конвойные старательно размахивали флагами, согласно совету консула.

Близ самого города дорогу преградил взвод солдат, засевший за аккуратными укреплениями. Над наскоро склоченной будочкой висел плакат из простыни, на котором расплывшимися буквами выведено слово Застава Петербургского Ополчения.

Фокадан остановил сопровождающих и подскакал к будочке.

– Консул Конфедерации Алекс Фокадан, – представился он старику-полковнику, возглавлявшему пост. Военный, явно вышедший из отставки по такому случаю, прищурился близоруко и заулыбался.

На всякий случай прищурился и попаданец, вглядываясь в лицо офицера, не иначе как знакомец какой, иначе с чего такая реакция?

– Иван Денисович? – Чуточку неуверенно спросил Алекс.

– Он самый, – ворчливо отозвался представленный на одном из приёмов промышленник средней руки, – не опознали?

– Да уж не сразу, – хмыкнул Фокадан, – прошу прощения за откровенность, но мундир просто удивительно не идёт вам.

– Вот возьму и не прощу, – засмеялся полковник, – да ладно вам, знаю и сам. Двадцать лет мундир не носил, надел вот… В революцию не лезу, наш пост полицейские функции выполняет. Развелось, знаете ли, лихого народца, да всё больше из тех, на кого и не подумаешь. Банды из лакеев, да где это видано!? Или, извольте представить – дворянские… каково?

– Легко, – хмыкнул Фокадан.

– Ах да, вы в этих революциях как рыба…

– Век бы их не видать, – в сердцах отозвался тот, – я всегда выступал за эволюцию, а не революцию. Тем паче, в Российской Империи сия гадость не ко времени. Если кто и воспользуется её плодами, так я бы поставил на окрестные государства.

Иван Денисович хмыкнул, но тему продолжать не стал.

– Эти-то вам зачем? – Кивком головы показал на романовцев, – с такими молодцами нынче на улицах опасней, чем одному.

– Переговоры. Нужна громкая заявка, дабы народ немного утихомирить.

– Тоже верно, – кивнул ополченский полковник, – авось кто-то из лихих людей и придержит норов, раз уж переговоры начались. Пропустить… а пожалуй, что и да! Ребята, поднимай шлагбаум!

Немолодые ребята (при ближайшем рассмотрении взвод оказался пенсионерским) споро подняли крашенную красной и белой краской жердину, освобождая проезд. Ветераны в большинстве своём сильно немолоды и движения порой артритные. Однако недооценивать таких не стоит, в наступлении они конечно уступят молодым, но в обороне… не дай бог с такими схлестнутся!

Надеяться, что у стариков дрогнет рука или подведут глаза, не стоит. Физические кондиции у них конечно уже не те, что прежде, зато опыт, господа-товарищи! Опыт! Эти не будут переживать, Тварь я дрожащая, или право имею[209], нажимая на курок, или вонзая штык в живот врага. Умение выбрать позицию без лишних слов, чувство локтя и прочее, что отличает настоящего ветерана с боевым опытом от новобранца. Даже обученным вражеским солдатам радоваться встрече с такими стариками не стоит!

Романовцы сопроводили консула до дверей дворца, старательно не глядя по сторонам, стараясь даже не ворочать глазами, этакие прижизненные памятники сами себе.

Знамя ИРА и личный баннер попаданца помогли, никаких проблем с революционерами не возникло. Ну и парочка офицеров-ополченцев, пожалуй, сыграла свою роль. Иван Денисович выбрал тех, кто проживал как раз по пути к Зимнему.

* * *

Орлов-Денисов радушно встретил парламентёра, заверив в восхищении храбростью оного и с благодарностью забрав переданные романовцами бумаги. Однако у попаданца сложилось впечатление, что Цезарю эти переговоры в общем-то и не нужны. В словах и жестах графа скрывалась видимая бывшим актёрам скука и какое-то нехорошее ожидание.

Затягивать визит консул не стал, договорившись с Орловым-Денисовым, что если понадобится ему, то будет в посольстве.

* * *

Отстранению Романовых от власти Лонгстрит ни капли не удивился.

– К этому шло, чуточку туманно выразился он.

Переспрашивать Фокадан не стал, и без того ясно, что посол вспоминает какие-то мелкие детали, предшествовавшие мятежу. Что да как… слишком долго порой объяснять, с массой попутных и вторичных деталей, без которых всё равно не будет ясна суть происходящего.

– С Романовыми ничего удивительного, а вот с Орловым-Денисовым давай-ка поподробней.

Консул снова и снова рассказывал разговор со знаменем путчистов, вспоминая мельчайшие детали и даже изображая самого графа, вплоть до мимики.

– От главенства, пусть даже отчасти формального, просто так не отказываются, – подытожил взволновавшийся посол, вскочивший со стула и начавший расхаживать по кабинету. На ходу отставной генерал по давней дурной привычке жевал кончик бороды, что выглядело нелепо, – Либо он чувствует, что не справляется с бурей и готов сдаться… Но это не так, сторонники магнатов побеждают по всему фронту. Даже нынешние переговоры твоим посредством я бы назвал скорее формальными. Дескать, мы чтим традиции и не хотим проливать кровь.

– У меня сложилось такое же мнение, – согласился Алекс, – дурно срежессированный спектакль, без конкретных предложений с обоих сторон. Расплывчатые предложения общего характера и с десяток явно второстепенных, могли бы решить, не прибегая к моим услугам.

Фокадан задумался глубоко, жестом прервав ходьбу непосредственного начальника, и выдал через минуту:

– Ждёт! Орлов чего-то ждёт! Не знаю, что такого должно случится, но судя по всему, это будет нечто из ряда вон выходящее. Не знаю… убийство всей царской семьи, в голову почему-то именно это лезет. Это вряд ли, конечно, но с чего бы предводителю мятежников – успешных, подчёркивать, что его едва ли не силой на этот пост поставили?

– Опаска? – Лонгстрит с азартом взялся за роль адвоката дьявола, – Бакланов с частями московского гарнизона на подходе.

– Не то, – отмахнулся Фокадан, – военной силы за мятежниками немногим меньше. Вначале да… а сейчас они и колеблющихся под себя подгребают.

– Неудивительно, – пробурчал посол, – Романовы показали себя плохо в мятеже. Хуже, чем плохо… бездарно! Всё равно, авторитет Бакланова должен сыграть свою роль.

– Военачальники здесь если и хуже, то немногим, – со скепсисом отозвался Алекс, – почти весь генералитет здесь, штабные. Тем паче, дворянство московское, да и части тамошнего гарнизона, не однородны. Это после стихийных митингов они шли на Петербург – кто с воодушевлением, а кто и просто за компанию. А как поймут, что лёгкой прогулки не получится и что мятежники сильны, так неужели ты думаешь, что не переметнётся никто?

– Полками будут к Орлову переходить, – согласился Джеймс, – магнаты найдут, что сказать. Да и поддержка ряда европейских держав мятежникам гарантирована. Англия… или та же Швеция, что, не захочет избавится от российского присутствия?

Мужчины переглянулись дико и выдохнули:

– Флот!

– Английский флот!

Шифрованная телеграмма ушла в Копенгаген, ответ получен глубокой ночью. Разобрав сложный шифр, Лонгстрит разбудил не только зама, но и Фокадана с Келли, как самых головастых.

– Пока ничего такого нет, – голосом выделил он, – но ряд деталей позволяют предположить, что мы на верном пути. Нехорошие признаки среди русских флотских офицеров и датского столичного гарнизона.

– Предупредить надо.

– Надо, – согласился с Фокаданом посол, – но желательно чужими руками и естественно – шифром.

– Через посла не выйдет? – Чуточку удивлённо поинтересовался попаданец.

– Это понятно, – отмахнулся Лонгстрит, – но чтоб Валуев среагировал быстро и жёстко, нужно информацию доставить ему, а у нас таких возможностей сейчас нет…

– Есть, – хмыкнул Алекс, – Бранн как раз специалист по таким вот операциям, вот только время… Доскакать или добежать до Царского Села, тут не один час понадобится. Может, есть контакты в Петербурге? Из тех серых и неприметных людей, на кого никак не подумаешь…

– Есть! Бранн столицу хорошо знает?

– Да уж неплохо.

Лонгстрит нервно забарабанил пальцами по столу, подняв глаза к потолку и шевеля губами. Келли молча подсунул ему лист бумаги и карандаш, и посол начал чертить сложные схемы, где фигурировали адреса, степень доверия адресатов, расстояние до их жилищ и прочие нюансы.

Разбуженный Бранн с Конаном, которых консул ввёл в курс дела, успели позавтракать и подготовиться к выходу в город. Благо, на такие случаи предусмотрена как форма одежды (внешне неотличимой от одежды горожан), так и оружие со спецсредствами.

Пятнадцать минут спустя кельты выскользнули в ночь, уйдя по потайному ходу.

– Нам остаётся только ждать, – тяжело уронил Лонгстрит, до хруста сжав кулак. Но ждать оставалось недолго… всего через полчаса в дверь посольства постучался новый курьер.

– Английские войска высадились в Швеции, – мёртвым голосом прочитал посол телеграмму от посла Конфедерации в Дании. В этот раз никакого шифра, писалось открытым текстом, – стоящие там русские гарнизоны частично перешли на сторону мятежников. Верные присяге части ведут бои против восставших шведов, предателей и десантных партий англичан, положение самое тяжелое. Русский флот разгромлен и частично рассеян благодаря предательству. Английский флот прорвался в Балтику. Копенгаген горит.

Глава 27

Посольство Конфедерации в спешном порядке жгло бумаги, готовясь к экстренной эвакуации. Шифрованные телеграммы о случившемся отправились к адресатам через верных людей, зачастую и не подозревающих, что они причастны к играм разведок.

Оставаться в городе, занятым противником, не хотелось никому, а надеяться на честь высадившихся англичан… пусть английские собаки про свою честь рассказывают кому-нибудь другому!

Предательство, так вкратце можно охарактеризовать случившееся. Кронштадт не пришлось штурмовать, его защитников попросту отравили. Немыслимая подлость по меркам девятнадцатого века, с его викторианским ханжеством и романтизмом!

Как это бывает у английских собак, вину за отравление они не признали и не признают. Не признали и русские предатели, свалив на эксцесс исполнителя, успев провести расследование и найти каких-то чухонцев, которых и заклеймили подлыми убийцами.

– Уходим, – коротко бросил Лонгстрит, расправляя плечи. Посол надел военный мундир со всеми регалиями, снова став грозным боевым генералом, одним из лучших офицеров Конфедерации.

Несколько минут спустя, под взглядами зевак, посольские демонстративно заколотили окна здания досками крест-накрест. Объяснять опасливо крестящимся зевакам русские обычаи не нужно, символизм происходящего понятен. Тем паче, традиция славянская, позаимствованная Фокаданом ради символизма.

Делают так, когда покидают дом надолго и не знают, вернутся ли назад. Не столько от воров, сколько от нечистиков и отчасти – как символ прощания с миром. Так заколачивали окна мужики, уходящие партизанить в леса, спасаясь от наполеоновской, а позже и гитлеровской армии. Крест на себе и на прежней жизни.

Оценили зеваки и мундиры с орденами, не зря посольские расхаживали по двору с распахнутыми полами шуб и шинелей – благо, очередная оттепель делала возможным этот жест.

– Воевать, куда ж ещё, – уловил Фокадан разговор зевак, – мундиры не видишь? Да окна заколотили… к Бакланову собрались, не иначе!

– Дороги в Царское Село надёжно перегорожены силами… революционеров, – выделил голосом язвительный господин, похожий на опустившегося, сильно пьющего чиновника из мелких, – прорваться туда не выйдет.

– И оставаться никак, – визгливым голосом ввинтилась в разговор рыночная торговка, – они ж с англичанами, хуже чем кошка с собакой живут! А тут сперва царя сбросили, то есть это… легитимность властей под вопросом встала! Теперь вот и англичане высаживаются. Не стерпели!

Продолжая на всякий случай отслеживать пустопорожние разговоры собравшихся, большинство из которых выпимши, Алекс снова окинул взором своих людей. Вроде бы всё в порядке, пора!

Кавалькада повозок и верховых потянулась из ворот посольства Конфедерации. Помимо сотрудников посольства, покинуть город решили ирландцы из недавнего десанта. Если на переворот, по большому счёту, им плевать, то вот на высадившихся англичан уже нет!

Ирландец может равнодушно относится к англичанами, давно забыв родину предков и вспоминая английских собак исключительно как ругательство в пьяном виде. Не редкость, увы… Но вот проверять, как отреагируют английские собаки на ирландцев в Петербурге, желания ни не возникло. Ищите дураков в другом месте, знамо как отреагируют – не виселицей и расстрелами, так тюрьмой или каторгой!

Останавливать изрядно растянувшуюся колонну войска мятежников не стали, дипломатическая неприкосновенность иногда полезна.

– … даже если ирландцы и присоединяться к Бакланову, пусть их! – Расслышал попаданец зычный рёв какого-то генерала, распекавшего незадачливого подчинённого, – и без того на нас смотрят, как на людей без чести, после Кронштадта!

Подчинённый в чине подполковника смотрел на генерала полным ненависти взглядом, попаданец хорошо увидел это, колонна проехала в считанных метрах.

– Личная неприязнь, – негромко сказал подъехавший Бранн, выразительно косясь на русских офицеров, – всему Петербургу то ведомо. А тут вот… повод. Сейчас генерал на подчинённого собак спустил, а потом подполковник кляузу накатает, за потакание нам.

– Напомнишь потом, запишу, – так же негромко ответил Фокадан, – очень интересный персонаж этот генерал. Могу доллар против цента поставить, что в мятеж он ввязался случайно, а теперь мается. Если подход найти, может интересно получиться.

Ближе к предместьям к колонне начали присоединяться русские из тех, кто не захотел остаться в городе. Всё больше военные, выезжающие поодиночке или малыми группами.

– Форма, – сквозь зубы процедил Лонгстрит, – не понимают, что демаскируют? Да и вызов нешуточный…

Посольские из тех, что ехали верхами, быстро разлетелись по колонне, передавая просьбу-приказ. Русские военные не всегда охотно, но переодевались в гражданское. Тем паче, никто не требовал от них снимать мундиры, всего-то поменять шинели на шубы.

Если кто из вояк начинал ерепениться, им показывали на мирных обывателей, присоединившихся к колонне и всё прибывающих в числе. Собственно, у обывателей и позаимствовали на время верхнюю одежду.

– Никого сия маскировка не обманет, – простонал Лонгстрит, окинув взглядом маскарад.

– Будем надеется на дипломатический иммунитет, – так же мрачно ответил Фокадан, – да на то, что вызова нет, раз они в гражданской одежде. До крайнего ожесточения ещё не дошло… будем надеяться.

Растянувшуюся колонну выпустили из города не без проблем, единожды пришлось прорывать с боем. Впрочем, боем это можно назвать только для обывателей. Так, обычная перестрелка и проверка на решимость идти до конца.

Увидев, что мужчин с оружием в колонне достаточно, и что они крайне озлоблены, две роты Эстляндского пехотного полка освободили дорогу на Великий Новгород и почти десятитысячная колонна двинулась к Волхову.

* * *

Сэр Джеффри Томас Фиппс Горнби, вице-адмирал[210] Флота Её Величества, недоволен. Граф Орлов-Давыдов, знамя русских борцов с тиранией, за пару дней до операции сказался больным и якобы слёг в нервической горячке. Этим поступком известный либерал и один из немногих официально известных англоманов, сохранивших своё высокое положение в царствование Александра Второго, заметно осложнил жизнь сэру Горнби.

Верхушка борцов не успела определиться с составом правительства и делёжкой власти. Родственные интересы пересекались с интересами армейских или флотских группировок, интересами промышленников и банкиров. Сформировать сколько-нибудь легитимное правительство они не успели, и в итоге действия Британского Королевского Флота так же становились не вполне легитимными.

Британию редко волновали вопросы легитимности в глазах туземцев, но пока Российская Империя достаточно сильна, чтобы дать отпор Британскому Льву. А как известно, дипломатия это искусство произносить фразу Хороший пёсик, пёсик хороший, пока под руку не попадётся хороший булыжник.

В противостоянии же с сильным государством вопросы дипломатии и легитимности, пусть даже и условные, имеют огромное значение. Одно дело, когда британский флот прибыл на помощь легитимному правительству, желая спасти страну от тирании и ужасов Гражданской Войны. И совсем другое, если правительства этого нет и в помине.

Орлов-Давыдов испугался ответственности… или чего иного? Не важно. Юсупов, следующий по значимости революционер, пользовался уважением исключительно за знатность и богатство, но никак не личные качества.

Неудивительно, что ряд заговорщиков рангом пониже устроил грызню за власть, прельстившись чином Диктатора России. Были шансы, были!

… и получилось в итоге неудобно.

Диктатора России пришлось назначать сэру Горнби и его выбор пал на Юсупова. Раз уж так получилось, что фактически англичане установили прямое управление Россией, то пусть ширмой будет личность безвольная и трусоватая, но при том достаточно известная. При необходимости можно и заменить.

Но до чего же неудачно вышло с Орловым-Давыдовым! Из-за нерешительности одного заговорщика операция пошла кувырком и ряд потенциальных сторонников перешла на сторону противника просто потому, что пострадала их национальная гордость.

Принять Англию в качестве Старшего Союзника они смогли бы, но вот сюзереном – никогда!

* * *

Путь до Великого Новгорода выдался непростым. Присоединившиеся к конфедератам разрозненные противники мятежников не имели в своём числе хоть сколько-нибудь значимых офицеров, способных возглавить войска.

Несколько генералов и с десяток полковников среди беглецов наличествовали, но неопределившиеся не пользовались уважением. Откровенно говоря, уважать их и не за что. Дело не в гражданской позиции, которая во время войны Гражданской нередко является делом случая.

Всё проще, неопределившиеся по большей части ещё и невостребованные. Отставники, из которых едва ли не в буквальном смысле сыпался песок, родовитые бездарности и заигравшиеся из тех, кому равно не доверяли обе стороны.

Командование в итоге пришлось принять на себя Лонгстриту – благо, один из самых талантливых генералов войны Севера и Юга пользовался определённым уважением даже в среде настоящих европейских офицеров. Тем паче, действия Фокадана и его Кельтского Легиона во время последней европейской войны показали, что считать американцев дикарями и провинциалами не стоит.

Восторга посол не испытал, предвидя немалые сложности дипломатического характера. Фактически его командование над беглецами втягивало Конфедерацию в войну с Британией.

С другой стороны, Конфедерации без наличия сильной России не выжить, и война с Британией дело ближайших дней, если не недель! Поначалу не оформленная юридически, с торговой блокадой и прочим, и уже потом – война по всем правилам.

Утешил непосредственного начальника Фокадан, спросив:

– Война будет с Британией, а когда это она воюет по общепринятым правилам? Британия делает то, что выгодно ей, и если это идёт вразрез с международным правом, тем хуже для последнего!

– Пожалуй, – согласился успокаивающийся на глазах Лонгстрит, – будет оформлена война с Британией по всем правилам, или она будет вестись без оформления оных, нам всё равно, результат один.

– Зато оцени последствия, – тоном змия-искусителя предложил Фокадан, – твой личный авторитет в Петербурге достаточно велик, чтобы офицеры выбрали своим командиром чужестранца!

– Дело случая, – промурлыкал Лонгстрит.

– Пусть! Но ведь тебя выбрали, а? Для твоей карьеры этакий трамплин получается, что лучше не придумаешь, имеешь все шансы дорасти до военного министра с этакой славой! Генерал Джеймс Лонгстрит может сделать для сближения Конфедерации и России больше, чем династический брак!

Посол хмыкнул и крутнул шеей, но аргументы подействовали. Лицо само собой расплылось в улыбке… ненадолго.

– Почти десять тысяч человек, – с тоской сказал он, – да в основном гражданские. Провести их зимними дорогами до Великого Новгорода, да во время мятежа…

– А кто говорил, что будет легко?

* * *

– Три десятка миль до Великого Новгорода осталось, – доложил Фокадан Лонгстриту, кутаясь в шубу.

– При некоторой удаче завтра к вечеру будем в городе. – хрипло ответил посол, с трудом шевеля потрескавшимися от ветра и мороза губами.

Алекс в очередной раз скривился, глядя на мучения друга. Говорил же дурню-южанину, что морду беречь надо, так нет! Командир должен подавать пример, вот и светил физиономией, восседая на гордом скакуне.

– Я скомандую становиться на ночлег, – сказал попаданец, – не отвечай, ради бога! У тебя опять губа кровит, смотреть на это не могу, чисто упырь!

На ночлег встали у реки, расположившись так, чтобы штатские оказались внутри табора.

– Тесней, господа, тесней, – командовал Фокадан излишне широким русским, – дров у нас мало, так что ночевать будем, прижавшись друг к другу да лошадям!

Уже привычно (неделя в пути!) развели экономные костры, вокруг которых привычно захлопотали отставные солдаты, привыкшие кашеварить в походах. Женщин к походному быту не слишком допускали, обожглись уже.

Готовили женщины получше старых солдат, но вот время… Отсутствие привычки к кочевой жизни сказывалось самым печальным образом. Пока солдат успевал развести костёр, сварить кашу, съесть её с товарищами и устроиться на ночлег, женщины только заканчивали готовить. А сколько дров они расходовали впустую!

Казалось бы, ну что дрова, по лесистой местности идут, ан нет, нарубить да притащить, всё время нужно. Выделить людей, повозки… а лошади и люди устали, между прочим, после перехода!

Можно, кончено, заготавливать дрова с запасом, только вот повозки под них где взять? Беглецы своим скарбом дорожили, и так некоторые сани лошади еле вытягивали. Если бы не приказ Лонстрита разобрать часть барахла, особо жадные давно отстали бы и замёрзли. Ну или замедляли бы колонну.

– Стешка, шевелись, загузастая[211]! – Шумнула бабка Степанида невестке, – загоняй детишек в шатёр, пока не помёрзли!

Детей, беременных женщин, немногочисленных стариков и больных расселили по палаткам и шатрам. Палатки эти, как правило, принадлежали совсем другим людям, и не все из них довольны действиями Фокадана. Но в целом общественное мнение нашло действия социалиста правильными и божескими.

Цепочка саней, разгруженных от поклажи, потянулась в лес. Пусть до Новгорода Великого осталось всего ничего, но чем чёрт не шутит! Стеганёт метель на пару дней и что прикажете делать?

Обойдя на ночь табор и удостоверившись, что ситуация под контролем, Фокадан сильно заполночь лёг наконец спать, устроившись в санях, завернувшись в войлок. Несмотря на усталость, сон не шёл, в голову лезли мысли о ситуации в Российской Империи.

Революция-переворот, случившийся так не к месту, чтоб его… о таких вещах хорошо читать и представлять, чтобы ты сделал на месте героев. Когда же ты в эпицентре и от тебя зависят сотни и тысячи людских жизней прямо сейчас, а чуть погодя от действия или бездействия эти жизни можно считать миллионами… Вот тогда китайское проклятье Чтоб ты жил во времена перемен, становится особенно выпуклым.


Глава 28

Много песен мы в сердце сложили[212],
Воспевая родные края.
Беззаветно тебя мы любили,
Святорусская наша земля.
Высоко ты главу поднимала –
Словно солнце твой лик воссиял.
Но ты жертвою подлости стала –
Тех, кто предал тебя и продал
И снова в поход
Труба нас зовет
Мы все встанем в строй
И все пойдем в священный бой.
Встань за Правду, Русская Земля
Ждут победы России святые.
Отзовись же, о Русская рать!
Где Илья твой и где твой Добрыня?
Сыновей кличет Родина-мать.
Под знамёнами встанем мы смело
В боя священный отважно пойдём,
За российское правое дело
Кровь мы русскую честно прольем.
И снова в поход
Труба нас зовет
Мы все встанем в строй
И все пойдем в священный бой.
Встань за Правду, Русская Земля
Все мы – дети великой Державы,
Все мы помним заветы отцов
Ради Родины, Чести и Славы
Не жалей ни себя, ни врагов.
Встань, Россия, из рабского плена,
Дух победы зовет в бой, пора
Подними боевые знамена
Ради Веры, Любви и Добра
И снова в поход
Труба нас зовет
Мы все встанем в строй
И все пойдем в священный бой.
Встань за Правду, Русская Земля!

Ополчение Великого Новгорода выходило из города под бессмертную мелодию Прощание Славянки и горожане плакали, не скрывая слёз. Настроение у значительной части вставших под ружьё людей жертвенное, что немного нервирует попаданца. В этом времени к честной смерти отношение несколько иное, возможность умереть за Россию прельщает многих. Ассоциации со Смутным Временем, польским нашествием и Лжедмитрием очевидны, натягивать ничего не нужно.

К неминуемой (!) смерти отношение серьёзное и какое-то просветлённое, говорят об очищении грехов для себя лично и для страны в целом. Пугает…

К счастью, жертвенные личности в ополчении не преобладают. У попаданца они ассоциировались с комиссарами времён Гражданской – из тех, что сами истово верили в скорую победу коммунизма во всём мире и поднимались на пулемёты со словами Коммунисты, вперёд!

Весьма немногочисленные, на окружающих такие просветлённые фанатики, горящие Идеей, оказывали, тем не менее, колоссальное влияние. Идущие рядом бойцы сами начинали верить, готовые жертвовать своей жизнью ради того, чтобы дать шанс Светлому Будущему.

Бойцы не становились святыми и продолжали строить планы на будущее. Просто если нужно, они шли грудью на штыки, не надеясь выжить. Затем, чтобы жила страна и народ – по новому, более справедливо…

– Подтянись, ребята! – Проскакал вдоль колонны Скобелев, картинно восседая на белом коне. Алекс хмыкнул тихонько, вот же… как ни крути, а некоторым личностям прямо-таки суждено войти в Историю!

Нельзя сказать, что Белый Генерал[213] обладает прямо-таки неоспоримыми достоинствами, но яркая харизма и качества выдающегося лидера наличествуют. А своеволие, вождизм и выпячивание собственного Я во времена революционные могут оказаться полезны. По крайней мере, на данном этапе времени.

Хмыкнув ещё раз, Фокадан неторопливо проехался вдоль обоза, не столько проверяя повозки и людей, сколько показывая – всё идёт штатно, беспокоиться не о чем. Пообщавшись с подчинёнными, тронул пятками конские бока и порысил к Михаилу Дмитриевичу, стараясь двигаться по обочине, где уже подсохла весенняя грязь, и вовсю лезла из земли яркая зелень.

– Всё в порядке? – Властно поинтересовался Скобелев, включая Альфу.

– В порядке, Михаил Дмитриевич, – не стал ершиться Алекс, – настроение у моих обозников и сапёров самое бодрое.

– Ну и славно, – величаво кивнул Белый Генерал, отпуская бывшего консула.

* * *

После высадки англичан в Петербурге, Конфедерация не стала медлить, тотчас объявив Британии войну. Не то чтобы Юг мог оказать значимую помощь, особенно если вспомнить о господстве на море Флота Её Величества, но оттянуть на себя часть вражеских ресурсов южане посчитали правильным.

Без сильной России всё равно не выжить, что хорошо понимали не только в Конфедерации, но и в Мексике. Союз двух держав, направленный против САСШ и Британии, вопреки опасением попаданца, оказался без значимых подводных камней.

Максимилиан не стал требовать невыполнимого, связывая младшего союзника кабальными обязательствами. По мнению Фокадана, такое отношение окупится стократно. Характер южных джентельменов таков, что сердечная приязнь к Благородному Соседу скажется на взаимоотношениях самым благоприятным образом.

Крепким оказался и союз с Россией – настолько, что Лонгстрит вполне официально стал заместителем Скобелева, а Фокадан занял пост, который назвал для себя Начальник по всему. Обоз, инженерные части… даже контрразведку пришлось ставить!

Не одному ему, а в том числе, разумеется. По крайней мере, попаданец знал о таком явлении не только теоретически, но и сталкивался с ним по службе. От командования контрразведкой (странная и очень мутная идея Скобелева) удалось увернуться, ограничившись длительной писаниной. Но от должность консультанта начальника контрразведки Северной Армии (и бывшего полицмейстера Великого Новгорода) не отвертелся.

В эти времена присутствие иностранцев на службе Российской Империи пусть и выходило постепенно из моды, но встречалось частенько, и как помнил попаданец, вплоть до Октябрьской Революции. А уж офицеры из союзного государства и вовсе нормально!

Конфедератов провели по бумагам так хитро, что они выходили не столько заместителями, сколько наблюдателями и консультантами. Разницы, собственно, никакой, но для бюрократов и дипломатов, как выяснилось, имелась.

– Что дочка? – Поинтересовался подъехавший Фекленко, знакомый ещё по европейской войне.

– Благополучно, спасибо, – заулыбался Фокадан, – Как раз намедни письмо получил. Здорова, скучает… университет стала посещать, как вольнослушатель!

– Ишь ты, – уважительно крутнул головой офицер, – малая ведь совсем, а университет? В отца пошла!

Видя, что Алекс не спешит хвастаться далее умом дочки, майор перевёл разговор, поинтересовавшись делами былой столицы.

– В Москве Бакланов да Хлудов с купечеством жёстко власть взяли, никаких беспорядков. Сволоту хитровскую как вычистили, так и вовсе – старожилы говорят, что спокойней стало в древней столице.

– Слыхал я такое, – задумчиво кивнул головой немолодой майор, выдернутый из отставки, – но признаться, не слишком верилось.

– Почему же? Преступность, особенно организованная, существует ровно до тех пор, пока в её существовании заинтересованы власти. Это я вам как бывший глава Береговой Охраны говорю. И как друг Фреда Виллема, бывшего начальника полиции не самого маленького города.

– Даже так? – Озадачился Станислав Иванович, отмахиваясь от слепня, – полагаете, Долгорукову они выгодны были?

– Долгорукову или кому ещё, но выгодны, – подтвердил Фокадан, – вы же не считаете, что в верхах ангелы Господни сидят?

– Скорее наоборот, – желчно усмехнулся Фекленко, дёрнув ртом.

– Вот этим наоборот и требуется порой… всякое. Кто на девочек молоденьких падок, а кто и на мальчиков. Гашиш, иные удовольствия сомнительного характера. Другим нужны людишки для грязных дел, ещё что. Вот и получается, что на словах осуждают, а на деле даже честнейшему чиновнику этакая выгребная яма под боком хоть иногда, а потребна.

– Пожалуй, – согласился майор, кривясь в злой смешке, – а после победы что-то изменится?

– Смотря кто победит, – очень серьёзно ответил Фокадан, глядя в глаза собеседнику, – смотря кто.

Фекленко медленно прикрыл глаза, толковать слова конфедерата не требовалось. Романовы… это сейчас они нужны как символ, а вот после… нужно как следует подумать.

Конфедерация сделала свою ставку на хунту. Времена перемен требуют сильных людей у власти – тех, кто доказал своё право на неё. Сакральные же правители хороши в мирное время, ну а во времена испытаний можно вспомнить столь же сакральные обычаи, берущие своё начало едва ли не из каменного века.

Во времена перемен на алтарь ложились представители династии, а иногда и вся династия целиком. Смерть их умиротворяла разгневанных богов… или служила предостережением новым правителям…

… но обычно помогало.

* * *

– Шведы! – Выдохнул гонец, соскакивая с седла, – эскадра на Волхове, десант высадили…

Соскочив наконец с рыжего запалённого мерина, молоденький ополченец протянул наконец Скобелеву пакет. Командующий вскрыл его, хмурясь, и бегло пробежал глазами, каменея лицом.

Новости хуже некуда, шведский десант неподалёку от Великого Новгорода, это очень плохо. Это говорит о том, что враги контролируют Волхов на всём его протяжении, иначе вряд ли пошли на подобную авантюру.

– Два монитора[214], вот что страшно, – негромко сказал Скобелев, постукивая пальцами по рукоятке шашки, – прочие судёнышки мало опасны, могут нести только десант и грузы. Артиллерия малого калибра, которую только и можно на них поставить, мало опасна.

– Берега свободны? – Поинтересовался Фокадан.

– Так точно, – вытянулся гонец, – неприятель контролирует только посёлки вдоль Волхова, по берегу пройти можно.

Скобелев помрачнел, его худшие предчувствия сбывались на глазах. Контролирует посёлки… какие простые слова, и как много они значат. Получается, враг идёт по реке не первый день, а разведка армии наткнулась на него только сейчас?

Давно уже должны сидеть у Белого Генерала испуганные гонцы из деревенек, рассказывающие подробности о вражеском нашествии. Перекрыть же дороги гонцам могут только свои, местные. И то не полностью.

Часть гонцов не могла не дойти, а это значит, что вылавливали их уже на подступах к городу. Те, кого гонцы считали своими.

Предательство.

Сторонники мирного решения конфликта в Новгороде Великом имелись, себе-то врать незачем. Воспоминания о вольной жизни в составе Ганзы[215] не первый век будоражили кровь горожан. И разумеется, распалась Ганза и утратил своё прежнее значение Великий Новгород исключительно из-за происков Москвы!

С захватом Петербурга англичанами и общим патриотическим подъёмом, городские патриоты умолкли, переобувшись на лету. Не последнюю роль в росте патриотизма сыграла и приведённая конфедератами колонна беженцев из столицы.

Несколько сот офицеров и отставных солдат, преимущественно гвардейских полков, внушительная сила для невеликого города. Да и бежавшие от англичан женщины качнули общественное мнение. А теперь вот так…

– Войска надо разворачивать, – с тоской сказал Скобелев, уже настроившийся на победное шествие в Петербурге, – с этаким тылом опасно идти вперёд. Сломаем шведов, да назад, предателей щучить.

Генерал скривился, как от зубной боли, явно примеряя лавры Малюты Скуратова[216].

Пару часов спустя план предстоящего боя начерно готов, единственная проблема – мониторы.

– Это как раз не страшно, – задумчиво сказал Фокадан, оглядывая рисунки мониторов и схему шведского лагеря, – могу взяться.

Тишина в штабной палатке встала оглушительная.

– Ну что вы, право, – удивился попаданец, – я же инженер, а это вполне инженерная задача, ничего в общем-то сложного. Мины.

– Действительно, – выдохнул Михаил Дмитриевич, улыбнувшись по-мальчишески, – вы даже в обозе несколько мин настояли тащить с собой, да походная химическая лаборатория не одну повозку занимает.

– Думал, в Петербурге такое хозяйство точно пригодится, а получилось раньше, – пожал плечами Алекс.

– Расставить мины на фарватере[217] сложно будет, – задумался штабной полковник вслух, – места неглубоки, да и пустить перед собой суда из тех, что не жало, шведы догадаются.

Попаданец только усмехнулся в ответ…

* * *

Часовые, сидя у костра, негромко обсуждали военную кампанию.

– Прижмём московитов, Финляндию назад заберём, да Петербург, – вслух мечтал молодой Олаф. Битый жизнью напарник скептически помалкивал, опасаясь высказывать сомнения вслух.

Не то чтобы он против такого развития событий… но только не в союзе с англичанами! Эти горазды обещать, загребая жар чужими руками. А шведов и без того мало осталось – сперва Карл Двенадцатый, положивший большую половину шведских мужчин, пытаясь завоевать господство в Европе. Потом Наполеон, Черняев… уничтожение стоящих в Швеции русских гарнизонов взяло немало шведской крови.

Главное, отступать стало некуда, слишком жестоко шведы расправлялись с взятыми в плен русскими. Такого московиты не простят… он бы и сам не простил. Десант этот чёртов, на Великий Новгород… едва ли не половину боеспособных мужчин выгребли англичане, это чтобы взять провинциальный, по сути, городок русских!

Даже если всё удастся, в чём Эрик сильно сомневался, кто сказал, что англичане дадут взять честно завоёванное? Формально эти земли могут снова войти в состав Шведской Державы, это да… Но только формально.

Размышления немолодого шведа прервались острой болью под лопаткой, и он успел подумать, заваливаясь назад:

– Швеции больше нет… меня… тоже…

– Раздевай покойничка, да пошустрей, – негромко скомандовала хрипловатая тень на ирландском, – теперь на их места и садитесь.

Убитых шведов за ноги потащили в камыши, авось не наткнуться за полчаса, а больше им и не надо. Парочка боевиков ИРА стали изображать часовых, а ещё двое залегли в кустах, готовые придти на помощь напарникам.

Единорог неподалёку щерился огромными пушками, стоя в окружении, небольших судёнышек. В четверти мили ниже по течению стояли лагерем пехотинцы, перекрывая русским путь вверх по реке.

Фокадан, подрагивая от волнения, вытер наконец нож и начал переодеваться. Давненько он не ходил в рейды… и честно говоря, никакого желания делать это снова. Но кто, если не он?

Одев наконец подобие костюма для дайвинга из пропитанной каучуком ткани (не слишком удачный результат одного из экспериментов), он ещё раз посмотрел на Лейфа и гигант закивал.

– Всё в порядке, командир.

Алекс помог норвежцу облачиться и они начали осторожно входить в воду, пятясь задом в ластах из китового уса и кожи – самоделки, скроенные буквально в последние часы. Костюмы, ласты, маски из слюды, трубки для дыхания… С трудом сдержался от истеричного смешка, неуместного в такой ситуации.

Генерал-майор, консул Конфедерации и попаданец из будущего в одном лице, изображает из себя подводного диверсанта. Боевой пловец с поправкой на время… а некому больше!

Он едва ли не единственный, кто хоть поверхностно знаком с подводным плаваньем, а тем паче маской и ластами. Лейф выбран за здоровье и привычку плавать долгое время даже в холодной воде. Наскоро натаскал дышать через трубку, теперь остаётся только надеяться на свои педагогические таланты и здоровье напарника.

Поёжившись от холодной воды, добравшейся до кожи несмотря на шерстяное трико и самопальный гидрокостюм, Алекс начал медленно входить в реку, стараясь не плескаться – звуки над водой разносятся ой как далеко! Рядом шёл Лейф, старательно повторяющий все движения. Поплыли осторожно, двигая руками исключительно под водой.

Мину буксировали не на плотах, хотя поначалу и возникла такая идея. Отказались в пользу бычьих пузырей, привязанных к минам на верёвочках. Поверх пузырей натянули шкуру, снятую с павшей и не освежеванной коровы. Шкура едва ли не расползалась под пальцами и почти уже не воняла. Вблизи-то да… а с десятка метров запаха почти и нет.

Зато достоверней некуда, и проверять объект не возникнет никакого желания!

Прячась под шкурой, подплыли к Дерзновенному – трофей, между прочим, захваченный у русских моряков! Даже надпись закрасить не удосужились… готовились передать монитор новгородским коллабороционистам[218]?

Влекомая течением, падаль подплыла к борту монитора, задержавшись ненадолго. Часовой подошёл, привлечённый запахом… но падаль плыла уже дальше. Короткий металлический стук явно почудился, решил он.

Сплюнув в речную воду, моряк ругнулся негромко и снова принялся расхаживать по палубе, поглядывая на греющихся у костра часовых на берегу.

– Нормально? – Одними губами спросил Алекс у напарника.

– Нормально, только пальцы чуть замёрзли, – так же еле слышно ответил норвежец.

Улыбка в ответ, хотя у самого ступни от холода сводит, плывущая по реке падаль чуточку изменила направление маршрута, приближаясь ко второму монитору. Здесь уже дела пошли быстрей – какой-никакой, а опыт имеется.

Мину устанавливали вдвоём, придерживая излишне мощную магнитную основу. Алекс второпях снял перчатки, подкладывая под металл. Так… есть, мина ниже уровня воды встала уверенно, без подозрительно шума.

Отплыв на полсотни метров, напарники перестали цепляться за кусок падали. Переколов почти все бычьи пузыри (а ну как натолкнутся шведы на сооружение?) отправили кусок вонючей шкуры на дно, а сами направились к берегу.

Конечности уже сводило судорогами, когда они выбрались в камышах в условленном месте.

– Вот это приключение, – восторженно зашептал норвежец, и попаданец только мысленно сплюнул, вымученно улыбаясь в ответ. Вот же ж… приключенец.

На условленный сигнал подскочили фении, выдёргивая диверсантов из костюмов и наскоро растирая разогревающей мазью.

– Пей, – сунул Бранн термос с жирным, горячим, остро пахнущим перцем бульоном. Обжигаясь, Алекс жадно глотал варево и казалось, ничего вкуснее он в жизни не пробовал!

– Всё, уходим, – нехотя прервал он релаксацию, – мины с часовым заводом, но рвануть могут и раньше, условия для сборки не лабораторные. Ходу!

Мониторы взорвались, когда диверсанты удалились от шведского лагеря едва ли на четверть мили. Оглушительные взрывы и понявшая следом стрельба напугали, но скоро стало ясно, что шведы отстреливаются от темноты, всерьёз испугавшись нападения русских. В такой суматохе не до поиска и преследования беглецов!

В лагерь к Скобелеву фении ввалились под утро, обойдя для форсу посты.

Глава 29

Морская блокада Конфедерации оказалась палкой о двух концах. Заблокировать побережье британский флот смог, пусть и не полностью, но конфедераты сделали ответный ход, оказавшийся удачным. Неограниченная крейсерская война, сильно осложнившая бриттам торговлю.

После обстрела прибрежных городов и сопутствующих разрушений, южане поняли, что терять им, в общем-то, нечего. Десятки, а чуть погодя и сотни судов под флагом конфедерации вышли на морские коммуникации, топя практически любые суда под флагом британским.

В настоящем морском сражении флот Конфедерации не мог ничего сделать могущественному врагу, но рушащаяся на глаза торговля наносила колоссальные убытки Британской Империи. Взлетела стоимость страховки, торговые суда начали сбиваться в стаи и выкупать у правительства охрану судов военных. Меры действенные, но требующие дополнительных затрат времени и денег.

Бритты взвыли, вопя во весь голос о немыслимом нарушении правил мореходства, но Борегар не оправдал ожиданий мировой общественности. Вместо того, чтобы начать оправдываться и доказывать, что коварный Альбион первый нарушил правила, диктатор объявил государство Великобритания вне закона. Ход, мягко говоря, нетривиальный.

Разрушении прибрежных городов оказалось для Конфедерации страшным ударом по экономике, но Британия в принципе не готова к ответным действиям, тем более настолько выходящими за им рамки! Бритты привыкли воевать чужими руками, изредка демонстрируя силу флота, и вовсе уж редко – участвуя в настоящей сухопутной войне.

Поднаторевшие в умиротворении туземцев, в войнах с равными противниками британцы не демонстрировали выдающихся бойцовских качеств. Храбрости хватало, а вот военного мастерства недоставало, и крепко. Да и откуда ему взяться? Армия изначально создавалась для войны с туземцами, а флот предназначался прежде всего для демонстрации флага в разных частях света и давления на несговорчивых правителей.

Крейсерская война, развязанная Борегаром, оказалась для них самой страшной, диктатор нанёс удар по сердцу Британии – кошельку. Островная экономика уязвима до крайности, а ведь это не первый удар врагов лондонского Сити[219]! Сперва русские, наладившие связи с Афганистаном и индийскими мятежниками, теперь опасность для морской торговли.

Ущерб от этих действий для экономики Британии вроде бы не велик. Русские до сих пор не смогли наладить серьёзные поставки вооружения в Индию и тем более – не вводили свои войска в Жемчужину Британской Империи. Но поставки вооружения всё же велись, а с ним – военные советники, картографы, профессиональные разведчики… и надежда, снова поднявшая индусов на борьбу за независимость.

Люди попроще довольствовались самим фактом помощи могущественного северного государства, надеясь, что когда-нибудь эта помощь станет по-настоящему значимой. Другие смотрели на обученных в далёкой России военных специалистов, врачей.

Верхушка же смотрела на Россию, как на страну, где можно отсидеться от житейских бурь. Страну, куда можно перевезти часть капиталов, отправить детей на учёбу – подальше от проблем. Тем более, русские относились к индусам куда лояльней, чем англичане, что не могло не импонировать.

Экономика Британской Империи начала работать с перебоями. Запас прочности у огромного колониального государство велик… и мал одновременно. Золота, серебра и банковских векселей в подвалах Сити более чем достаточно. Достаточно мощных производств на самом Острове, запасов основных продуктов питания, сырья.

А вот Кредит Доверия всё ниже. Империя потеряла ореол избранности не только в глазах европейских соседей, но и туземцев. Коренные англосаксы по-прежнему убеждены в расовом превосходстве, но доверие к монархии пошатнулось. И вовсе уж сильно пошатнулось доверие к Палате Лордов, и без того не восстановившееся толком после движения чартистов[220].

Лордов не сильно заботило мнение народа, власть их строилась на страхе и насилии, а не на уважении. Но чем дальше, тем больше низы отказывались воспринимать их как априори высших, как богоравных.

Не слишком хорошо шли дела и у противников англосаксов. В Российской Империи разгоралась вялотекущая Гражданская Война с сепаратистскими настроениями на окраинах. Дон и Кубань заговорили о широкой автономии в составе Российской Империи. Очень широкой, практически неотличимой от независимости. Дальше разговоров не шло, но тенденция опасная.

От попытки создания казачьей республики, сепаратистов останавливала, пожалуй, только война с Турцией и вторжение двунадесяти языков[221] под главенством англичан. Так что попыток отделения пока нет, но разговоры среди казаков ходили очень непростые. Впрочем, разговоры не мешали им воевать и умирать За Единую и Неделимую[222].

Черняев успешно отбивался от Турции и Австрии одновременно… да, Австро-Венгрия всё же включилась в войну на стороне Англии. Ожидаемо.

Отбивался успешно, но и помочь России разобраться с интервентами и мятежниками не мог. Существовала и обратная связь – Российская Империя почти ничем не могла помочь Михаилу Григорьевичу, фельдмаршалу приходилось рассчитывать только на собственные силы, да на силы той же Баварии. Пока справлялся, но надолго ли хватит ему ресурсов, большой вопрос.

Ресурсы вообще стали больной темой для всех сторон противостояния.

Сравнительно благополучной выглядела Англия, с её практически неисчерпаемыми финансовыми запасами. Зато перевозка из колоний и морская торговля вообще резко забуксовали из-за крейсеров Конфедерации…

Российская Империя выглядела кривым зеркалом Британской – почти полное отсутствие финансов, при наличии колоссальных ресурсов… всё больше сырьевых. Промышленность же России до сих пор плотно завязана на Европу, несмотря на половинчатые реформы покойного императора.

Европа же… всё печально, кто бы не победил, но разруха гарантирована всему континенту. На Балканах лютовали турки, германские и датские земли стали полем боя, Швеция и Финляндия практически обезлюдели.

Франция на фоне воцарившегося хаоса выглядела сравнительно благополучно, но похоже – именно выглядела. Наполеон, которого в этот раз поддерживали лучшие люди страны, решил откусить все куски разом, замахнувшись на мировое господство. Пока получалось неплохо, но людям, сведущим в логистике и экономике, совершенно ясно, что наполеоновские планы могут состояться только в случае, если сама Фортуна[223] будет раз за разом подыгрывать галлам. Маловероятное развитие событий.

Мексика и Конфедерация отбивались от объединённых сил САСШ и Великобритании, и уже ясно – отобьются. Возможно, с немалыми территориальными и экономическими потерями, но отобьются, сохранят политическую и экономическую независимость. Благо, страны эти могли ещё долгое время ориентироваться на развитие внутреннего рынка.

САСШ так и не вышли из затяжной депрессии и новая война с южным соседом, да ещё и с Британией в качестве командира-сюзерена, не прибавляла оптимизма. Количество дезертиров и перебежчиков превысило все мыслимые пределы, положение не спасали даже английские полки, подпирающие янки.

Бежали янки всё больше не в Конфедерацию, а на формально независимые индейские территории, не желая воевать в принципе. Тонкий ручеёк беглецов потянулся также в Южную и Центральную Америки. Местечковые войны латиноамериканцев на фоне разворачивающейся Мировой Бойни и тяжелейшего кризиса в САСШ, казались чем-то незначительным.

Кто бы ни победил в мировой бойне, результат будет один – свирепый и беспощадный экономический кризис по всему миру. Победитель же, в лучшем для себя случае, сумеет разве что выбраться из ямы с несколько меньшими потерями.

* * *

– Тишина, господа, прошу тишины! – Надрывался Дизраэли, безуспешно пытаясь перекричать собравшихся в парламенте лордов. Наконец, титулованные особы угомонились, и премьер-министр продолжил сорванным голосом:

– Господа, сообщение о колоссальном месторождении алмазов проверено, никаких ошибок нет!

– Британия должна владеть этими землями! – Вскочил с места граф Камберленд, вскинув к небу кулак, – сам Бог дал нам знак, указав на источник дохода в этот непростой для Британии час!

Камберленда шумно поддержали другие аристократы, особенно выделялись лорды, так или иначе причастные к колониальным администрациям Африки и Флоту Её Величества. Так или иначе, а они урвут свой кусок…

Дизраэли беспомощно посмотрел на Гладстона и друг-соперник пришёл на помощь.

– Господа, господа! Я полностью поддерживаю ваше мнение. Скажу больше, граф Камберленд выразил наше общее мнение! Мир создан Богом для англосаксов, его любимых детей, и мы должны владеть его богатствами – по праву!

Восторженный рёв вырвался из стен парламенты, напугав воронов, поднявшихся в воздух чёрной тучей, обильно удобряя крыши зданий. Несколько минут лорды упражнялись в патриотизме, но постепенно крики умолкли, и слово снова взял Дизраэли.

– Полностью согласен с моим коллегой и другом, мы должны взять то, что полагается нам по праву! Однако! Однако хочу предостеречь от необдуманных поступков! Месторождение там колоссальное, но требует титанических вложений капиталов, а главное – сильного флота, как для снабжения прииска, так и от его охраны.

– Можем ли мы сейчас выделить их? Нет, не можем! Британия ведёт тяжёлую борьбу за мировое господство и все наши мысли должны быть посвящены прежде всего этой задаче. После несомненно победоносной войны мы придём и возьмём своё по праву победителей!

– Не согласен! – Вскочил граф Саффолк, состояние которого сильно пострадало от пиратских действий Конфедерации, – именно сейчас, когда мы так нуждаемся в средствах, Господь посылает нам богатство! Это Знак, которым нельзя пренебрегать!

– Богатство!? – Вскочил разъярённый Дизраэли, – бриллианты, золото и серебро не богатство, а лишь его символ! Пушки льют из стали, а не из золота! Все свои силы мы должны бросить на усиление армии, флота и соответствующей промышленности. Отправив эскадру к Берегу Скелетов, мы не сможем отправить её в Россию или к берегам этой чёртовой Конфедерации! А ведь нужно будет снабжать саму эскадру, снабжать старателей… да привезти их туда сначала! Господа, это Берег Скелетов, одно из опаснейших для моряков место.

Голос премьер-министра звучал всё тише, граф Биконсфилд[224] чуть наклонился вперёд, стараясь донести свои мысли каждому лорду, сидящему в стенах древнего парламента.

– Ресурсы, господа… месторождение алмазов первые месяцы, а может быть и годы (!) будет пожирать наши ресурсы. Лишь затем вложения начнут окупаться, принося уверенную прибыль. Главное же, господа – почему вы решили, что нам невозбранно дадут заниматься месторождением? Наполеон, этот чёртов авантюрист, непременно вмешается в добычу… конфедераты, наконец – этот опереточный мексиканский император!

– Наш флот сильнейший, – пафосно парировал Саффолк, – и я лично готов отправиться в путь, дабы присоединить к владениям Британской Короны новые земли!

– В путь вы готовы отправиться лишь затем, чтобы поправить своё финансовое положение, весьма прискорбное, как всем известно, – ядовито парировал Дизраэли, – что же касается флота, то тут и только тут вы правы – наш флот действительно сильнейший! Но нельзя быть сильными везде, а послав к Берегу Скелетов эскадру, мы ослабим Флот Её Величества где-то в другом месте.

Уговоры премьер-министра не подействовали на лордов, распалённых видением бриллиантов. Дизраэли сперва потерпел поражение в споре, а потом и как политик. Парламентарии дружно проголосовали за его отставку.

Глава 30

Потомственный лакей Его Сиятельства, графа Орлова-Давыдова, Прохор Иванов, пребывал в задумчивости. Записка, полученная от Благодетеля, вполне недвусмысленна и не оставляла простора для толкования. Барина требовалось убить, сымитировав самоубийство.

Каких-то колебаний или угрызений совести Прохор не испытывал, это будет не первое дело лакея. Главное, как следует продумать всё, чтобы оно не стало последним. И не мешало бы позаботиться о себе – чай, богатства-то сколько у покойного графа!

Не убудет у Их Сиятельств, если верный слуга отщипнёт малую толику себе и детишкам. Заслужил…

Прохор хмуро усмехнулся и потянулся всем телом, похрустывая суставами. Чопорный лакей, похожий на заводного солдатика деревянными движениями, в одну секунду стал пластичным и текучим, как вода.

Батюшка нынешнего графа, Пётр Львович, начал учить лакеев двояко – не только как лакеев, но и как драбантов[225]. Фехтование на саблях и палашах, фехтование на кинжалах, фланкирование[226], борьба, на кулачках учили – на совесть! Не то чтобы хоть раз понадобились умения эти, если не считать стычек с лакеями иных господ, но Петру Львовичу казалось это забавным.

Ну и другому учили… не без этого. Как распознать подозрительного человека на приёме, немного ядам и противоядиям. Владимир Петрович сиё учение прекратил, но знания-то остались. Иные лакеи забросили занятия, изрядно заржавев, но не Прохор.

Сам не зная для чего, он в охотку рубился на саблях с гайдуками[227], стрелял и вызывался сопровождать графа на охоте. Навыки, пусть и в урезанном виде, у сорокалетнего мужчины остались.

А тёплые чувства к Хозяину… так откуда им взяться-то? Прадедушку Прохора похолопила Екатерина, росчерком пера сделав вольных вчера крестьян крепостными[228] одного из любовников.

Немудрено, что прадед пошёл тогда к Пугачёву… чудом выжил, а после младшему из знаменитых Орловых, директору Академии наук при президенте Разумовском, показалось забавным сломать бывшего вольного крестьянина, полусотника пугачёвского войска, сделав его не просто крепостным, а дворовым[229], а потом и вовсе – лакеем.

Укрощённым пугачёвцем можно хвастаться и спьяну давать по морде, ёжась от сладкого ужаса – а ну как ответит!? Ответил бы… да хоть дёрнись тогда прадед Иван, и запытали бы всю семью.

А на страхе, да на памяти о вольной жизни, преданности не получить. Какое ещё может быть отношение к Хозяевам? Лебезить, целовать ручки и ножки… и ждать возможности отомстить. Ждал, не ушёл даже после отмены крепостного права.

Дождался, слава тебе, Господи…

Усмехнувшись по волчьи, мужчина направился к хозяйской спальне, но остановился.

– Потише, Прохор, – сказал он себе не негромко, – обдумать бы сперва дельце требуется.

Усевшись в кресло, лакей прикрыл глаза и начал просчитывать предстоящее дело. Прибить графа не сложно, Его Сиятельство доверяет своему холопу, так что придавить немного подушкой, да приставить пистолет к сердцу… Бах, и готово! Благо, спит Владимир Петрович один, не с супружницей.

Не переполошить дом выстрелом… с этим сложней. То есть можно, конечно – через одеяло стрелять ежели, оно звук заглушит. А вот подозрения… с чего это граф тихонечко застрелиться решил? Нет… нельзя подозрения.

Ножиком чиркнуть? А пожалуй, что и так…

Быстро прикинув вчерне предстоящее, Прохор озадачился вопросами материальными. Ограбить хозяина не грех, задолжал он Ивановым ох как много. Главное, не попасться и не попасть под подозрения. Фамильные драгоценности, чтоб их, брать нельзя.

Лакей скривился: придётся ограничится только наличностью в письменном столе графа. Там конечно немало, всё-таки один из богатейших людей Российской Империи, да и дела ныне проворачивает такие, что порой без посредников работать нужно. Но ведь половину оставить придётся, никак не меньше! Иначе опять подозрения…

– Охо-хо, грехи наши тяжкие, – перекрестился Прохор. Взяв мешочек, без страха отправился в кабинет Владимира Петровича – зная привычки домашних хозяина и прислуги, встречи с нежеланными свидетелями можно не опасаться.

– Пятьдесят тыщь ассигнациями[230], – подытожил лакей итоги экспроприации и не удержавшись, кинул в мешок с десяток перстеньков и портсигаров из расходников, как именовал их граф. Не всякого полезного человека можно наградить векселем или кошельком, иногда нужно играть более тонко.

Спрятав мешочек в тайнике, коих доверенный лакей успел наделать в особняке не один десяток, мужчина без всякой спешки направился в спальню хозяина.

* * *

Владимир Петрович проснулся от очередного кошмара, кои в последнее время преследовали его всё чаще. Чёртов заговор, дела изначально пошли не так, как ему обещали. Испугавшись, он попытался отойти… не вышло, в итоге стал чужим как для революционеров, так и для верных.

Зря вообще ввязался, чёртовы масоны[231]… Знал ведь поговорку Коготок увяз, всей птичке пропасть, ан не думал, что его это коснуться может. Богатый, знатный, со связями и роднёй при дворе… ну что такое масоны? Так, нервы пощекотать… дощекотался. Расплатой тому сны, да настолько нехорошие, что и вспоминать не хочется.

Растерзанные толпой дети и внуки, он сам на виселице… и ведь это может стать реальностью! Последние месяцы делает всё, чтобы выйти из ситуации с минимальными потерями, но уже сейчас ясно, что с минимальными не выйдет.

В лучшем… в самом лучшем (!) случае он выезжает в Европу, теряя не только статус вельможи Российской Империи, но вообще статус дворянина, принятого в Свете. А ещё – большую часть своего немалого состояния. Российские активы можно списать заранее.

Даже при безоговорочной победе Британской Империи особняками и землями придётся откупаться, а чем дальше, тем больше становится ясно, что Британия наверняка отщипнёт от России немало интересного для себя, но будут это не столько территории… ну разве что Петербург… сколько навязанные договора и кредиты.

Прочие земли останутся Романовым, Валуеву, Черняеву… и нет никаких сомнений, что национализация земель, принадлежащих предателям, будет проведена. Наградить верных, да поправить дела казны… да, национализируют всё, что только можно.

Романовы ещё могут оставить малую толику, они зависимы от мнения придворных, а родни среди верных немало, поддержат, ежели что. Но чем дальше, тем больше становится ясно – Романовых если даже допустят сидеть на престоле, то вот править будут другие люди.

Черняев же, как и вся хунта, опирается прежде всего на прослойку офицеров, ещё недавно не имевших ничего или почти ничего. После войны в Европе они обзавелись поместьями в немецких землях, особняками и долями в промышленных предприятиях.

Новая знать сразу стала наособицу, не вливаясь в старую. Одни требовали уважения к себе, как к людям, добившимся высокого положения самостоятельно. Другие не хотели принимать скороспелок на равных, ставя на несколько ступенек ниже себя.

Точек соприкосновения у военных и придворных немного, и гнобить представителей старой знати будут с особенным удовольствием. Тем паче, среди опомещенных[232] дворян Черняева как раз таки немало знати вовсе уж старой, ещё допетровской. Потомки бояр и стрельцов, скинутых на обочину жизни временщиками, не забыли и не простили ничего.

Потомкам фаворитов, выкрестов[233] и сомнительного происхождения европейцев, не стоит надеяться на короткую память недоброжелателей. Даже здесь, в Петербурге, после ошибки ему начали поминать – как его предки заработали графские титулы. Цареубийство и постельные подвиги, это не совсем то, чем гордятся…

Граф застонал от отчаяния – вся жизнь летела под откос, просто потому, некогда, в далёкой молодости, он был преступно легкомыслен… и не поумнел к старости. В горле пересохло, он потянулся к звонку, намереваясь позвать лакея. Увидев на прикроватном столике запотевший, холодный даже с виду графин, стоящий в тазу с колотым льдом, умилился. Ну хоть что-то осталось неизменным! Верные слуги Орловых-Давыдов даже после получения вольных остались со своими хозяевами, стараются услужить им всеми силами.

– Чтобы там ни говорили о равенстве людей, – пробормотал граф, нащупывая ногами тапочки, путаясь в длиннополой ночнушке, – но есть Господа и есть Слуги, и это врождённое!

Налив себе вкуснейшего морса с нотками чего-то непривычного, но безусловно вкусного, граф почувствовал сонливость и отправился в постель, зевая.

* * *

– Самоубийство как есть, – постановил коронер, осмотрев место преступления, кишащее представителями революционной и̶о̶к̶к̶у̶п̶а̶ц̶и̶о̶н̶н̶о̶й̶английской администрации, – есть следы употребления опиума, но ничего удивительно в том не вижу.

Сидящий в лучшей одежде, покойник бледно щерился из кресла, глядя на потуги живых найти следы. Лужи крови из перерезанных запястий, валяющийся тут же кинжал, заляпанный кровью, никаких следов борьбы.

Ясно, что граф покончил собой, а положа руку на сердце – причина для такого поступка у него самые веские. Самоубийство хотя бы отчасти искупало грехи в глазах Общества.

Вести расследование тщательно, по всем правилам, никому не нужно. А ну как наткнёшься на этакое? Смерть Владимира Петровича Орлова-Давыдова выгодна всем, начиная от его вдовы и детей, заканчивая сэром Горнби.

– Помутнение рассудка, – охотно подытожил медик, приняв от Ольги Ивановны, вдовы покойного, немалую мзду[234], – на почве нервической горячки такое бывает.

Многочисленная прислуга, встревоженная смертью хозяина, напугана… всё больше своей судьбой. Наследник рода Орловых-Давыдовых, Анатолий Владимирович, с явным облегчением объявил об отъезде за границу и продаже петербургского особняка, как осквернённого.

Слуги, за исключением десятка самых верных, увольнялись. Благо, в завещании, составленном Владимиром Петровичем ещё несколько лет назад, многие из них упоминались. Прохор Иванов получил от хозяина За верную многолетнюю службу аж триста рублей ассигнациями, обесценившимися после переворота почти вдвое.

* * *

Благодетель напрасно ждал лакея в условленном месте, стискивая в кармане дерринджер. Обещанный паспорт одного из самых благополучных государств, чек на крупную сумму и билеты на надёжный пароход, отправляющийся в безопасную страну, остались невостребованными.

Лакей не явился, что заставляло нервничать благодетеля.

– Неужели догадался? – Пробормотал он наконец, – Сволочь! Чернь неблагодарная! Документы же, почерк мой… а, чёрт с ним! Доказать ещё надо, и кто будет проверять слова бывшего лакея? Да всегда можно отговориться тем, что кто-то подделал мой почерк! Чёрт возьми, а всё же неудачно получилось, теперь ждать буду, когда и где этот Прошка может всплыть.

Дёрнув плечами, таинственный незнакомец отправился прочь, не глядя по сторонам. Немолодая нищенка, бредущая навстречу с безумным видом, не привлекла внимание. Сколько таких сумасшедших стало после прихода английских гостей, подсчитать невозможно. Гибель родных, пожары, разорение, насилие…

Бормоча невнятные ругательства, старуха прошла мимо, скрывшись в грязном, вечно полутёмном переулке. Несколько минут спустя она неожиданно резво метнулась в подворотню, и вскоре оттуда вышла немолодая чухонка, явно из прислуги.

Чухонка степенно, припадая на одну ногу, прошла вдоль недавнего пожарища, поковырявшись в развалинах. Пару часов спустя, сменив ещё несколько личин и отмывшись, перед отцом стояла молодая девушка с чуточку грубоватым, но миловидным лицом.

– Страшно было, папенька, до ужаса, – призналась она Прохору, – но и весело!

– Дурная, – ласково сказал отец и не удержавшись, хохотнул, – моя кровь! Ну что, опознала?

– Да, папенька, племенник это хозяйский, что по линии Долгоруковых.

– Весело, – задумчиво сказал лакей… впрочем, сейчас к нему это слово удивительно не подходило, Прохор Иванов походил скорее на военного в отставке, причём не унтера, а поручика, выслужившегося из рядовых.

– Ну что, атаман? – Задал странный вопрос молодой мужчина, сильно похожий на Прохора, – гуляем или уходим?

Ответа бывшего лакея с напряжённым вниманием ждал не только сын, но и пятеро крепких мужчин с жёсткими, решительными лицами людей, видавших виды.

– Гуляем, казаки, – зло улыбнулся Прохор, – Пугу, пугу[235]!

* * *

В Российской Империи становилось всё больше людей, действовавших без оглядки на официальные стороны конфликта. Крестьяне, мещане, ремесленники купцы, взявшись за оружие ради защиты Родины или самозащиты от расплодившихся банд, быстро понимали простую истину: Винтовка рождает власть[236].

Разбиться на партии народ ещё не успел, но уже нашёл виновных. Дворяне, забравшие землю у её хозяев[237], инородцы, некоторые чиновники, кулаки и прочие мироеды. С помощью оружия эти проблемы решались очень хорошо.

Глава 31

Бои за Петербург идут третий месяц, предместья переходили из рук в руки, но дальше окраин столицы Бакланов так и не смог продвинуться. Русские войска сражались ожесточённо и умело, но англичане брали количеством.

Яков Петрович и без того творил чудеса, превращая вчерашних ополченцев в умелых солдат буквально на глазах. Московский гарнизон пусть и славился отменной выучкой, но количество тамошних военных сравнительно невелико, основная тяжесть войны легла на вчерашних крестьян, мещан и представителей мелкого купечества.

Кадровые военные требовались прежде всего на юге России и на Балканах, где ситуация выглядела много опасней. Турки сражались яростно, возможность раз и навсегда разобраться с проблемным северным соседом, очень важна для них. В бой они бросались с таким остервенением, что русские солдаты, относящие к турку не без доли пренебрежения, зауважали воинов султана.

Черняев обходился своими силами… для чего ему пришлось поставить под ружьё недавних противников из покорённых немецких княжеств. Ныне каждый второй солдат и каждый третий офицер в его армии – немец. Согласное новым веяниям, они почти поголовно имеют славянские корни и в большинстве случаев это не ложь.

Фокадан находил этот факт невероятно забавным, но кроме попаданца, никто не понимал иронию ситуации, а объяснять, по понятным причинам, он не рвался.

Михаил Григорьевич, отразив первый сдвоенный натиск турок и австрийцев, в дальнейшем сосредоточился на Австро-Венгрии. Благо, ситуация позволяла – немногочисленные кавказские полки России воевали так лихо, что отдельные отряды доходили до пригородов Стамбула[238].

В новой истории русские войска подступили к Стамбулу не в европейской части турецких владений, а со стороны Армянского Нагорья, расположенного в Азии. Фокадан, услышав эту новость, аж за сердце схватился, всё-таки далековато от Армянского Нагорья до Стамбула…

Оказалось, не всё так радужно и русские войска в пригородах Стамбула, это восставшие армяне, проживавшие в Турецкой Империи. Приняв войну очень серьёзно, они дружно (но тайно) запросили гражданства Российской Империи и получили оное.

Воспользовавшись тем, что турецкая армия завязла в сражениях на Балканах, армяне начали ̶г̶р̶а̶б̶и̶т̶ь̶ ̶с̶о̶с̶е̶д̶е̶й̶ ударили в тыл врага. Судя по всему, исконные жители Арарата решили воспользоваться рецептом библейских евреев[239], бежавших из Плена Египетского.

Исход армян нельзя назвать однозначно удачным. Как водится, под раздачу попала немалая часть армян, которая не имела к̶г̶р̶а̶б̶е̶ж̶у̶ партизанским действиям ни малейшего отношения.

Однако лидеры армянской общины, несмотря на предусмотренные жертвы среди собственного народа, не являлись дураками или предателями. Как уж там они провернули такое, бог весть… но следом за армянскими партизанами, в Османской Империи появились партизаны курдские. Сказать, что эти народы не любят друг друга, не сказать ничего… но временно они нашли общий язык.

Затем партизанить стали арабы, берберы[240], снова заволновались условные вассалы, вроде Египта. Такую возможность не упустила Персия, объявив войну исконному врагу.

Объединённые общим врагом (и русскими штабными офицерами), они вели военные действия против Османской Империи, вынудив султана развернуть большую часть войск против врагов внутренних.

Сепаратисты по большей части избегали сражений, предпочитая заниматься диверсионной деятельностью. Особо отличились армяне, уничтожая при Исходе всё, что только можно – вплоть до отравления деревенских колодцев.

Винить их Фокадан не мог, знал уже, насколько нежные отношения связывают эти два народа. Но и не оправдывал…

В итоге на Балканах турки встали в позицию обороняющихся, надеясь позднее отыграть своё, разобравшись с сепаратистами. Черняев, не в силах выделить балканским славянам существенную военную помощь, откомандировал туда лишних офицеров.

Таковыми оказались отставники из распущенных армий завоёванных немецких государств. Заволновавшиеся после начала войны с Австрией и вскинувшей было урезанной Пруссией, они могли стать серьёзной проблемой.

Не стали, потому как Черняев сделал по-иезуитски коварный ход, пообещав добровольцам, сражающимся за свободу христианских народов Балкан, много интересного. Начиная от полных гражданских прав, заканчивая наделами земли на освобождённых территориях.

Балканские славяне возражать решению Черняева не стали, тем более что расплачиваться предстояло только после Победы, причём исключительно землями турецких переселенцев и омусульманившихся славян.

Ныне восставших борцов за свободу, возглавляло и обучало почти три тысячи офицеров и порядка десяти тысяч солдат из распущенных армий. Разумеется, под командованием офицеров русских.

* * *

На совещании у Якова Петровича, Валуев в очередной раз поднял вопрос о взятии Петербурга. Присутствующие часа два ломали головы, составив несколько неплохих планов, единственные недостатки которых – отсутствие нужного количества людей и ресурсов.

Взятия столицы, по мнению Алекса, мало что решало в войне, кроме разве что сакральных понятий. Ну, возьмут… дальше-то что?!

Датские проливы по-прежнему в руках англичан, как и Кронштадт, так что смысла штурмовать Петербург попаданец просто не видел. Пока (хотя бы!) не взят Кронштадт, в Маркизову Лужу смогут невозбранно заходить британские суда, обстреливая город и высаживая десант в окрестностях. В таких условиях смысла брать город по сути и нет.

Уже покидая совещание, на котором отмалчивался, ответив только на несколько инженерных вопросов, Фокадану пришла в голову мысль, простая и надёжная, как колун. Если менталитет хроноаборигенов таков, что за столицу необходимо драться при любых обстоятельствах, то зачем он постоянно пытается переубедить их в обратном?

Генералы и старшие офицеры в большинстве своём понимают это, но чем ниже по армейской иерархии, тем больше тумана в глазах и священного гнева при словах о взятой врагами столице. Будто шторка какая-то опускается, отрезая критическое мышление.

Задержавшись у выхода, зацепился за Валуева проблемами местных ирландцев, одновременно подав Бакланову еле уловимый сигнал.

– Знаю, знаю, – отшучивался Алекс от уходящих офицеров, – ерунда всё это, особенно по сравнению с Мировой Революцией.

– Вот это загнул! – Восхитился Яков Петрович, – яркое сочетание слов получилось! Ладно, не журись, все мы понимаем, что ты не только генерал, но немного и консул. Что там у тебя?

Начав разговор с ирландских проблем, коих по мелочам накопилось немало, дождался кивка казака, дежурившего у двери.

– Посторонних ушей нет, атаман.

– Говори, – уже без смешочков сказал Яков Петрович, – что там за дело такое, что со мной и Петром Александровичем без лишних ушей обсудить нужно.

– Петербург, чтоб его, – начал Фокадан, вздохнув прерывисто, – все мы понимаем, что эта ситуация может тянуться долго. Взять его мы можем, но никаких стратегических последствий это не даст, только бессмысленная гибель людей. Да и отобьют его быстро, при поддержке с моря это несложно.

– Уговаривать опять начнёшь, – начал Валуев, сморщившись устало.

– Нет! Я тут подумал, почему бы не подойти к решению с другой стороны!

– Ну-ка, – подобрался старый казак, – вижу, придумал что-то.

– Видимость осады и штурмов.

– Ага, – только и сказал Яков Петрович, переглянувшись с Валуевым, – интересная идея, – и только?

В голосе полководца, излишне ровном, чувствовалась усталость человека, которого осаждают гении. Действительно, как он сам о таком не догадался…

– Для начала, – спокойно кивнул Фокадан, – для солдат и младших офицеров хватит и сего. Для офицеров постарше – пустить отряды в Швецию да Финляндию. Пускай снабжение английские отряды получают всё больше по морю, но часть, и немалая, идёт из Швеции. Рудники, заводы, фермы… ну вы и сами это знаете.

– Не отреагировать на это они не смогут, – уже заинтересованно ответил Бакланов, – дальше давай.

– Ну а настоящий удар нанести в подбрюшье – в Индию!

Казак аж закашлялся, подавившись воздухом, и возмущённо замахал руками.

– Знаю, – понял его попаданец, – нагло до невероятия, и почти невозможно, особенно сейчас. Но что мы теряем? Договориться с афганскими племенами, отдав им часть устаревшего вооружения, да пообещав вооружение трофейное… Ну это так, к слову – специалисты лучше знают, что мы можем дать и что пообещать, чтоб пропустили, да сотрудничать начали резвей. Реально?

– Так, – подался вперёд Валуев, – а ведь интересно получается, Яков Петрович! Идея, конечно, сырая, да и дерзкая до крайности – не отбиваться от наседающего врага, а взять драгоценные ресурсы, да атаковать его совершенно в ином месте.

– Да, Пётр Александрович, – закивал Фокадан, – тропинки в Индию уже налажены, так ведь? Отряды пойдут не в пустоту, да и не нужно их много, по сути. Пятнадцать тысяч человек нам погоды не сделают, а вот англичане могут напугаться по паники. Что им тот Петербург, когда главное сокровище Короны из рук уйти может!

– Интересно, – медленно сказал казак, глаза которого засветились каким-то неземным светом, – Индия, говоришь…

– Я даже командующего могу предложить, – заторопился попаданец, – Скобелев!

– Чем аргументируешь? – Остро гляну ему в глаза старый казак и Алекс в очередной раз подумал, что репутация характерника[241] Баклановым получена не случайно.

– Характером, – усмехнулся Фокадан, глядя вроде бы в глаза, но вглубь, – чем же ещё? Офицер он толковый и даже более чем. Вот только амбиции Михаила Дмитриевича куда больше его талантов. Вас с места не сдвинет, но ведь хочется… да так, что со стороны видно! До дрожи хочет стать Первым, наверняка уже и плетёт что-нибудь этакое, верно?

Бакланов отвечать не стал, снова попытавшись продавить Фокадана глазами, но на сей раз впустую. Усмехнувшись еле заметно, попаданец продолжил:

– Поход в Индию для Скобелева, с его талантами и амбициями, самое то. Пусть хоть новую династию там основать пытается[242], как здесь и пытается.

Последнее слово он произнёс утвердительно и Валуев с Баклановым, что характерно, опровергать не стали. Ещё в Новгороде Великом заметно стало, что Михаил Дмитриевич примеряет на себя роль Вождя Всея Руси и похоже, Белый Генерал не остановился.

* * *

Отряд под командованием Фланагана пробрался в Петербург до неприличия легко. Привыкшие к полупартизанской войне фении, многие из которых начали драться ещё в Нью-Йорке, да прикомандированные пластуны Бакланова, обошли патрули революционеров и англичан сторонами.

– Прирезать надо было, – вздохнул немолодой Егор, ухватив рукой окладистую бороду, – одной паскудой меньше бы.

– Из-за десятка паскуд не сумеем пару сотен на корм рыбам отправить, – с акцентом возразил Бранн, вечно пикирующийся с новым другом.

– Эт верно, – не стал спорить терской казак, – только ж это такая паскуда, что всем паскудам паскуда.

– Знакомец? – Поинтересовался Конан.

– Он самый. Свитский… за чинами на Кавказ приезжал. Чины да ордена получил, да ради этого никак не меньше полусотни добрых казаков в землю положил.

– Тогда не смогли?

– Не смогли, – Вздохнул вахмистр, – беречься стал, падло этакое, да вскоре и утёк обратно.

– Кончай разговор, – тихо скомандовал Фланаган, – отдышались? Двигаем, парни!

Полтора десятка теней в английских мундирах, согнувшись под тяжестью груза, заскользили меж развалин домов. Шли они вроде как и не таясь… но и не попадаясь никому на глаза. Сторонний наблюдатель, заметив их, даже не помыслил бы, что это идут вражеские солдаты, настолько естественно они вели себя.

В районе портовых сооружений вперёд пошли Бранн с Егором, заскользив налегке меж обманчивых теней белой ночи. Полежав с полчаса, диверсанты выявили закономерность в прохождении часовых и провели основную группу.

– Вот туточки уже шумно пойдём, – кивнул один из казаков, – место пустое, никак не проскочим без стрельбы.

– Проскочим, – усмехнулся один из фениев, живо доставая из мешка короткий лук, – что смотрите? С индейцами воевать пришлось, это вроде ваших… как их, кавказцев? Только дикие совсем.

Лук оказался ещё у одного из фениев и через минуту ветераны индейских войн змеями заскользили меж обгоревших кирпичей обрушившегося здания, подбираясь поближе.

Сдвоенные щелчки тетивы… патрульные в красных мундирах навзничь повалились на грязные камни, не успев выстрелить.

– Ну вот и славно, – пробормотал Бранн, – пятнадцать минут у нас есть, а вот обратно шумно уходить придётся.

Стратегически разложив на складах зажигательные бомбы с часовыми механизмами, диверсанты начали отход.

– Джон? – Услышал Фланаган неуверенный голос, разговаривающий на английском, махнув в ответ рукой, – Опять ссать ходил, поганец этакий?! Вот вернёмся, я тебе пропишу плетей…

Бросок ножа прервал тираду сержанта, казаки сноровисто оттащили тело в развалины. Увы… не успели они отойти и на сотню саженей, как убитых часовых обнаружили. Началась заполошная стрельба, послышались сигналы горна.

– В кого они палят-то? – Озадачился вахмистр, – в друг друга, что ли? Хорошо бы…

– По теням, – с видом знатока ответил Бранн.

– Да ну!?

– Серьёзно.

Егор покачал головой, всем своим видом показывая отношение к настолько скверным солдатам, но спорить не стал. Известное дело – ирландцы их лучше знают! Это у себя, на Кавказе, он бы фениев учил, а в городе они и старого пластуна поучить смогут!

Диверсанты шли скорым шагом, стараясь ничем не отличаться от всполошённых англичан. До поры это удавалось, но тут им встретился офицер полка, к которому якобы принадлежали фении[243]. Отличался ли он фотографической памятью, или увидел иные несоответствия, история умалчивает.

Лейтенант успел вытащить револьвер, но выстрел одного из казаков опередил его. Свинцовая пуля размозжила приметливому англичанину челюсть, а Фланаган тут же принялся вести стрельбу в развалины. Его примеру последовали сперва диверсанты, а потом и остальные англичане.

Появившийся на поле боя кавалерийский капитан взял на себя командование и сводный отряд начал окружать логово диверсантов. Время от времени кто-нибудь из диверсантов настоящих замечал что-либо, открывая стрельбу. Другие преследователи так же на взводе, так что стрельба звучала часто, начались первые потери от дружественного огня.

Теперь уже никто не усомнился, что идёт преследование русских казакофф, кое-то из числа особо мнительных даже утверждал, что видел их мундиры.

Подведя преследователей поближе к границе порты, Фланаган в мундире сержанта лихо подскочил к капитану и отдал честь.

– Сэр, разрешите доложить, сэр! Сержант Фицпатрик!

Капитан махнул рукой, разрешая.

– Сэр, позвольте заметить, что не мешало бы оповестить русских! Пусть помогают искать этих казакофф! Тем более, это наверняка они их и пропустили!

Взвалить часть обязанностей на русских и выставить их же виноватыми, капитану понравилась. Оглядев Фланагана рыбьими глазами, благосклонно кивнул.

– Я смотрю, у тебя в команде русские.

– Сэр, так точно, сэр! Я потому и говорю, что русские их пропустили, они по сравнению с нашими парнями куда как бестолковей!

– Давай, сержант.

Молодцевато отдав честь, Фланаган подхватил своих диверсантов и трусцой отправился в сторону русского сектора, подбадривая этих тупых русских звучными английскими ругательствами, вызывая одобрительные усмешки встреченных солдат.

* * *

– Ушли ведь, – неверяще сказал Егор пару часов спустя, переодевшись в нормальную одежду, – кто рассказал бы. Не поверил!

– Привычка, – коротко ответил Фланаган, – мы в городе начинали воевать, с бандами поначалу. Тут первое дело – наглость, а не скрытность. Ну и актёрство, не без этого.

– Научишь! – Припечатал казак, оглянулся на своих и добавил веско, – всех!

Фланаган остро глянул на казака и тот поправился, смущённо кашлянув, – пожалуйста. Мы тоже… чему скажешь.

Глава 32

– Самкины дети, – выдавил сквозь зубы Келли, глядя на арестованных, которых без особой вежливости выводили казаки Бакланова сразу после объявленного им большого совещания.

– Шевелись, лярва, – молодой казак с обезображенными шрамами лицом, неровно заросшими клочковатой бородой, с явным наслаждением вытянут нагайкой молоденького жопастого капитана с густыми бакенбардами. Лицо капитана исказилось в жалобной гримасе, и всем присутствующим стало ясно, что несмотря на ордена, в боях это явно не участвовало.

– Адъютант генерала… – Келли негромко назвал известную в военной среде Российской Империи фамилию, сделав характерный жест.

– Педераст, что ли? – Не понял намёка простодушный Конан, – и много тут таких?

– Да почитай все, – ответил Фокадан, держа в уме ругательство, а не буквальное значение слова. Но поняли… как поняли, подталкивать арестованных казаки стали уже не руками, а ножнами шашек да нагайками, кривя бородатые физиономии.

Опровергнуть его слова арестованные то ли посчитали ниже своего достоинства, то ли попросту не поняли, русский язык арестованные в большинстве своём знали поверхностно. Впрочем, улыбаться Фокадану не хотелось, Дело Иностранцев обещало стать громким и испортить репутацию всем российским инородцам.

Собственно иностранцев среди арестованных почти и не нет, всё больше русские немцы да натурализовавшиеся шотландцы, англичане, голландцы и прочие датчане с российским гражданством. Натурализовались они, как выяснилось, не так чтобы очень искренне, примерно как некоторые марраны[244] в своё время стали христианами, продолжая втайне придерживаться иудаизма[245].

Ну или как русские немцы, которые вроде как и натурализовались давным-давно… но и шпионов среди них во времена ВОВ вербовали только так. Достаточно оказалось объявить о создании национального немецкого государства… Процент предателей и тогда, и сейчас в общем-то невелик – прижали в основном уверовавших и тех, на кого нашлись крючочки.

– С чего это они? – Глухо поинтересовался Бранн, – карьеры ведь хорошие шли, русский император к европейцам относился лучше, чем к своему народу.

– Своему, – фыркнул Алекс, без оглядки на слушателей, – к своему Романовы как раз и хорошо относились. Там русской крови-то и нет почти… не знал, что ли? А с чего… думается мне, что почти у каждого из арестованных финансовые интересы в Европе, да всё больше там, куда может дотянуться Британия.

– От оно как, – протянул Егор, переглянувшись с казаками, – продались, значит.

– Не продались, а поддались шантажу. Не думаю, что англы им деньги дали, эти господа каждую копейку считать умеют, особенно в чужом кармане. Прижали счета европейские, да недвижимость, или ещё что у кого имеется, да показали, что могут отнять. А раз могут, то и отнимут – англичане же, дело известное. Они соблюдают только те правила, которые выгодны лично для них, настаивая на том, чтобы все остальные так же играли по английским правилам – в английскую же пользу.

– Вот же ж поганцы, – крутанул головой вахмистр. С некоторых пор он с благословения Бакланова прикомандировался к кельтам, перенимая опыт городской войны. Казаки оказались ещё тем подарочком, с кучей подвохов – начиная от завышенного самомнения и пренебрежения ко всем не-казакам, заканчивая неистребимой склонностью к трофеям. К диким коровам Фокадан привык ещё во время войны Севера и Юга, не видя в том ничего особо предосудительного (с преотвратным снабжением без приварка[246] никак!), но у казаков диким мог оказаться и отрез сукна.

Винить казаков в мародёрке попаданец не стал – у вояк, вынужденных служить всю жизнь, любовь к трофеям что-то вроде профессионального заболевания. Особенно если вспомнить, что воюют казаки фактически за свой счёт. Государство что-то там выделяет… но как водится, недостаточно, да и это самое недостаточно часто оседает на руках атаманов.

Когда за свой счёт покупаешь себе коня и оружие, причём от качества оных напрямую зависит не только твоя жизнь, но и жизнь товарищей, как-то иначе начинаешь относиться к диким часам, украшениям, ткани… А у кубанцев и терцев ещё одна привычная статья расходов – выкуп товарищей, попавших в плен к горцам. Суммы порой астрономические.

Но и достоинств у казаков хватало, всё ж таки профессиональные вояки, да ещё и потомственные, с детства знакомые с массой полезнейших ухваток и военных хитростей. Инициативные, храбрые до безумия и при этом осторожные, готовые выручить своего ценой собственной жизни.

– Нас это не коснётся, – сказал Келли без должной уверенности в голосе, перейдя на ирландский. К сожалению, ошибся.

Общественность, которую в нынешних условиях не отодвинешь пренебрежительно, подняла вопрос об иностранцах в армии. Проверки коснулись всех, в том числе и кельтов. Ничего подозрительного не обнаружили, но…

… как водится, от НО никуда не деться. За ирландцев могли поручится такие столпы общества, как Бакланов и Хлудов, однако получилось как в том анекдоте, ложечки-то нашли, а осадок остался[247].

Иностранцев, в том числе и давно обрусевших, по большей части вовсе отстранили от работы или приставили дублёров – как для учёбы с последующей заменой, так и для контроля. Положа руку на сердце, ничего из ряда вон в этом действии нет, русские иностранцы в большинстве примкнули к революционерам или попросту покинули Россию. Теперь вот предательство… к слову, почти поголовно европейские инородцы кучковались всё больше в Царском Селе.

– Хм, а не отсюда ли появилась идея отстранения иностранцев? – Подумал Фокадан, – я бы на месте Валуева тоже заволновался. Романовы от власти фактически отстранены, а европейцы лезут и лезут… наверняка ведь готовили триумфально возвращение Дома Романовых на политический Олимп.

– Иностранцам, как ни крути, возвращение Романовых выгодно, причём выгодно как искренним их сторонникам, так и сторонникам англичан. Сторонники Дома получают от них чины, титулы, поместья… этакий противовес русской партии при дворе.

Что, Рюриковичи перевелись? Гедиминовичи? Не будь при Дворе такого количества европейцев, Романовым пришлось бы править с куда большей оглядкой на старую русскую знать. И собственно, на русских вообще.

Хунте же незачем опираться на иностранцев, они плоть от плоти русский народ. Хм… пусть даже и наполовину французы, как Черняев.

Англичанам так же возвращение Романовых выгодно, если как следует подумать. Возьми они власть, так ведь сразу начнут делить её меж собой, да и что, забудут они хунте своё отстранение? Никогда!

Знать всегда ставит знак равенства между своим благополучием и благополучием государства. Они убеждены, что если им хорошо, то и с государством всё хорошо.

Романовы в этом плане не исключение, легко отдадут приказ на ликвидацию Черняева, даже если будут знать, что в результате Россия потеряет свои немецкие земли. Зато Дом Романовых избавится от опасного конкурента!

– Обидно, досадно, но ладно, – только и сказал Фокадан, узнав о своём отстранении от дел русской армии. Собственно, воспринял это даже с некоторым облегчением… стыдно признаться, но война тяготила, навоевался на три жизни вперёд.

Да и тяжело нести на своих плечах немалую часть ответственности за будущее страны. Это в книгах хорошо – дал совет Сталину или там Петру, да наслаждайся послезнанием и всеобщим уважением. А в жизни?

Уж не его ли поступки сдвинули лавину? И ведь не знаешь, к лучшему ли она сдвинулась. По крайней мере, военная интервенция Англии, в планах попаданца на прогрессорство явно не значилась. Да и после, когда страна переболеет, к лучшему ли будут перемены? Как там они аукнутся полвека спустя?

Он по-прежнему будет стараться сделать что-то для России, но… нужна передышка. Хотя бы месяц-другой не делать ничего эпохального, а просто сесть и подумать над стратегией развития. Без спешки, без вечного Время не ждёт!

* * *

Слова Фокадана о педерастах среди арестованных и о том, что Романовы привечали европейцев, как своих, кто-то очень умный и хитрый сумел связать воедино, пустив народе устойчивый слух, быстро превратившийся в твёрдое убеждение. Репутации Романовых и романовских иностранцев нанесли тяжелейший урон. Дескать, это даже в КША известно, чего уж скрывать.

Конфедерация и конфедераты и без того уже поставили на хунту, не видя в Романовых достойных правителей, но хитрый и чуточку подловатый ход отрезал им пути к отступлению. Если ранее конфедераты могли хотя бы в теории сыграть на Романовых-царствующих-но-не-правящих, то теперь они кровно заинтересованы в уничтожении Дома.

* * *

Ощущать себя бездельником в воюющей стране, тем более если это твоя страна… Фокадан и не подозревал до этого времени, что может чувствовать себя настолько гнусно. Несколько раз пытался встретиться с Баклановым, Валуевым и Хлудовым, но главы российского триумвирата[248] от встреч уклонялись.

Вскоре конфедератам доставили письмо, в коем шли многочисленные извинения.

– … не ждём, что вы простите нас, но ждём понимания, – писал Хлудов от лица соправителей, – ситуация вокруг российских иностранцев сложилась самая нездоровая. Обществом овладела паранойя, коей на нашей памяти никогда и не было.

Опасаемся, что любую нашу ошибку или неудачу могут связать с вами, потребовав вашей крови и до дрожи боимся, что отнюдь не в переносном значении. Не исключено так же, что сохранившиеся агенты англичан или других европейских государств, захотят использовать это ради своей выгоды.

Стравить Россию и Конфедерацию никто из нас не хочет, но ситуация может сложить в итоге так, что нездоровая ныне часть нашего общества может нанести вам, и КША в вашем лице, тяжелейшие оскорбления…

– Я бы поступил так же, – мрачновато сказал Лонгстрит развалившийся в кресле, раскуривая вересковую трубку, – ныне в России та стадия Гражданской Войны, на которой начинается поиск виноватых. А что может быть удобней, чем обвинить в своих бедах чужаков?

– Помню, – вздохнул Алекс, кривясь, – сколько раз САСШ кельтов в своих бедах обвиняло.

– Вот и я о том же, – медленно сказал Лонгстрит, выпустив клуб едкого дыма, – снова вляпываться в такое? Благодарю покорно, не тянет. Да и не нужны мы им, по большому счёту – как полководцы не нужны. Я на фоне русских… мда, всё-таки Школа крупного государства, которое постоянно воюет, это сильно.

– Не принижай себя.

– Да не принижаю! – Отмахнулся посол, – я хороший офицер, один из самых результативных генералов той войны. Но здесь таких как я десятка два только у наших союзников. Это если считать именно тех, кто воюет, а не уклоняется от войны в силу разных причин.

– Согласен, – подтвердил Фокадан после короткого раздумья, – продемонстрировали мы верность союзническому долгу и хватит. Иначе неудобно может получиться – освободители России и вдруг иностранцы!

Посмеялись невесело и разошлись. Только вот Лонгстрита никто не смещал с должности посла и он мог сделать для победы очень многое именно как дипломат. Ситуация с попаданцем выглядела иначе.

Прежде всего пришлось уволиться должности консула ещё в начале конфликта. После начавшихся в Европе боевых действий, не у дел остались дипломаты КША, да не самодеятельные, а настоящие зубры.

Лонгстрит уверенно возглавил тусовку, а вот Фокадан по неопытности допустил ряд ошибок и выпустил вожжи. Зубры умело перехватили управление и… справились. Требовать свой пост назад попаданец посчитал подлостью, и в итоге остался не у дел.

Глава 33

Английский флот встал на якорь, не приближаясь к опасному берегу. Мактавиш с тревогой поглядывал на вражеские суда, время от времени кидая опасливые взгляды на знаменитого однорукого капитана ИРА. Патрик едва ли не мурлыкал от удовольствия, глядя на англичан в подзорную трубу, что немного пугало главу старателей.

Отцы-Основатели ИРА, несмотря на относительную молодость, успели стать настоящей легендой не только среди кельтов. Но такое настроение… невольно вспоминаются слухи о том, как они стали легендой. Историю создания ИРА Мактавиш знал, но сейчас преисполнился уверенности – писаная история ИРА резко отличается от реальной. Реальность же такова, что её основатели – редкие отморозки[249].

История с отрезанными головами перед полицейским участком, это ведь то, что на виду… Что же такого в реальности творили знаменитые капитаны?!

Патрик покосился на Мактавиша и засмеялся негромко.

– Слухи вспомнил?

Глава старателей густо покраснел и смущённо кивнул.

– Эт хорошо, – не совсем понятно сказал Гриффин, – не переживай, я не сошёл с ума. Драться с бриттами не собираюсь, силы у нас не те. Мины.

– О! – Только и сказал шотландец, а минуту спустя глянул на капитана ещё более уважительно, – заманили, да?

– В точку, друг мой! – Усмехнулся Патрик, – знал бы ты, какая это получилась интересная многоходовка… Но ты не знал и оно к лучшему.

– Я бы никогда…

– Знаю, – неожиданно холодно усмехнулся однорукий, – хоть тень сомнения и тебе не жить.

Мактавиш сглотнул, медленно кивая. Даже не обидно! Понятно, что слишком многое поставлено на карту и что его сыграли втёмную… нельзя на такое обижаться! Как ни крути, но не актёр и не разведчик – мало ли, что там смогли бы прочитать по лицу? А так последней собаке ясно, что начальник и сам напуган, и никаких планов, окромя как поджечь всё перед самым приходом вражин, у начальства прииска не было.

Англичане тем временем отправили десантный отряд на шлюпках. Расстояние не близкое, так что с учётом течений, высадятся они не раньше, чем через час. Но откладывать подрывную деятельность на последний момент фении не стали. По сигналу Патрика подожжены запальные шнуры и кельты уселись на верблюдов. Предстоящий переход через пустыню не радовал никого, но и ничего страшного в путешествии не видели – с такой-то подготовкой!

– Не погаснет? – Опасливо поинтересовался Мактавиш.

– Продублировали, – сказал довольный инженер, оборачиваясь назад с самым злорадным видом, – такая схема интересная! Жалко только, химическую лабораторию бросить пришлось, эх… Столько оборудования, реактивов, и теперь вот сжигать.

– Что делать, – с ноткой сожаления согласился один из прибывших с Патриком специалистов, – думали, получится оттянуть вторжение на пару месяцев, а за это время лаборатория тысячекратно окупилась бы!

– Если не секрет… – стеснительно спросил племянник Мактавиша.

– Если в детали не вдаваться, то и не секрет, – пожал плечами специалист, – отрабатывали возможность использования кислот в бурении скважин и очистке грунта. Перспективно.

Специалист с важным видом нёс ерунду, в которую и сам верил – всё просчитано, господа. А ну как всплывёт информация о кислотах в деле добычи алмазов? Пусть бритты развлекаются.

* * *

– Чёртовы ирлашки, – сорванным голосом ругался сержант морской пехоты, помогая вытаскивать на берег поклажу. Почти двухчасовая гребля вымотала донельзя, а всё эти ирландцы! Нет бы сразиться, как честные люди, так они море минами почитай нашпиговали!

Два грузовых судна уже потеряли, хорошо хоть, людей спасти успели. А сколько ещё потеряют? Течения эти, да мины…

Пару часов спустя на берегу толпилась большая часть десанта, сооружая причалы и прочее, потребное для нормальной швартовки судна с грузом. Пусть пока придётся перевозить добро на баркасах и шлюпках, но всё равно без причалов не обойтись. А потом найдут понемногу мины, да расстреляют их из винтовок и суда будут приставать прямо к берегу.

Оглушительный взрыв прервал размышления морского пехотинца, выронившего себе от неожиданности на ногу коробку с патронами. Устаревший корвет[250] Дева Англии, заставший ещё войну с первым Наполеоном, получил пробоину и быстро тонул.

Настроение сержанта, и без того паршивое, стремительно испортилось, а тут ещё и бездельники из пожарной команды, тушившие подожжённое мятежниками имущество, почему-то перестали работать. Клубы странного дыма – не повод, чтобы убегать, размахивая руками!

Дым достиг берега, накрыв солдат. Ирландцы никогда в этом не признаются… да и не в чем признаваться, по большому счёту. Посвящённых всего двое, включая самого попаданца, остальные работали втёмную.

Эпоха боевых отравляющих веществ началась.

Британцы, надышавшиеся фосгена и иприта, в большинстве своём выжили, но получили тяжёлые отравления – вплоть до инвалидности, но последнее прояснится много позже… График высадки на берег сорван, а освоение прииска пошло самыми черепашьими темпами.

Солдаты и матросы попросту боялись… а ну как чёртовы ирлашки ещё какую-то гадость позабыли?! В преднамеренность действий мало кто верил: с отравляющими газами человечество до сегодняшнего момента ещё не сталкивалось, да и всем ведь известно – ирландцы тупые! Они только с виду похожи на людей, а так ничуть не лучше негров, индейцев и прочих человекообразных обезьян!

Сошлись в итоге на том, что при пожаре сгорела какая-то гадость и точка! Горожане, которые среди британских военных в большинстве, не раз сталкивались с пожарами и прекрасно знали, каким ядовитым может быть дым, особенно если горит химическое производство.

Офицеры из тех, кто получил образование и не поддался общественному мнению с лозунгом ирлашки тупые, что-то подозревали. Но озвучивать свои подозрения не стали. Рядовой и сержантский состав и без того с опаской лез в подозрительные места, а скажи им, что ирландцы могли специально оставить нехорошие сюрпризы, так их и палкой работать не заставишь!

– Операция не задалась, – размеренно надираясь ромом, размышлял в своей каюте командующий эскадрой, вице-адмирал Инглфилд, Эдуард Август, – сложнейший для мореплавателей район, мины… откуда они только берутся? Каждый день наблюдаем новые, будто ирландцы заново их ставят, чего конечно же не может быть. Или будто…

– Точно, – взревел он, стукнув кулаком по столу, – течения! Они здесь не меньше года пробыли, наверняка ведь карту течений составили, хотя бы и приблизительную. Это ж сколько их может плавать…

Адмирал протрезвел на глазах, получившаяся картина мира выглядела страшно, да и как можно не бояться подготовленной ловушки?

– Вон, – рыкнул на поскребшегося в дверь вестового, встревоженного шумом и встав, налил себе полный стакан трясущимися руками, – и ведь один к одному всё складывалось – уничтожение прииска, лаборатория эта чёртова… неужто подготовили пакость это богомерзкую!?

Инглфилда пробрал озноб, в отличии от простонародья, ирландцев он не любил, но недооценивать противника не спешил. Пусть они и низшая раса, но ненависть к англичанами и фактическая невозможность нормальной войны могла подвигнуть их на… изобретения.

Надышавшись ядовитого дыма, погибло не так много моряков, солдат и морских пехотинцев, но кашляет, задыхаясь от простейшей работы, едва не половина. Напади сейчас французский флот, так с половинным составом много не повоюешь.

– Мать их… – грязно заругался адмирал, – если уж минную ловушку хватило времени и ума подготовить, неужто не шепнули французикам о наших трудностях?

Глянув на полупустую бутылку, Инглфилд до боли сжал зубы и выкинул её в иллюминатор. Вспышка гнева отняла у него силы, но адмирал немного успокоился.

– Что мне остаётся? Готовиться к неприятностям. Покинуть Берег Скелетов не могу, в Адмиралтействе меня живьём сожрут. А так может и отобьюсь, нынешний Наполеон далеко не гений, предпочитает не столько умных, сколько верных да храбрых.

– Для начала… пострадавших матросов на берег, всё равно на кораблях толку от них мало, сил как у чахоточных на грани смерти. Грузовые суда поделятся экипажем с военными. Контингент там, конечно, сильно похуже, но деваться некуда.

Посидев немного, Инглфилд взял перо и бумагу, принявшись за наброски. Время не ждёт!

* * *

– Скажем спасибо нашим ирландским друзьям, – с улыбкой сказал контр-адмирал Теофиль Об, расстилая на столе карту с пометками, – на Берегу Скелетов они занимались не только добычей алмазов, но также исследовали побережье. – Хорошо, когда есть такие друзья, помнящие о кельтском единстве и Старшем Брате в лице галльской Франции, – несколько напыщенно произнёс молодой Гийом Лефевр.

Выдающимися талантами капитан-лейтенант не обладал, но их отсутствие компенсировалось бездетным дядюшкой, занимавшим немалый пост в правительстве Наполеона. Племянник вполне это осознавал, и такие вот политически правильные речи частенько звучали в кают-компании.

Гийом особо и не скрывал, что после нынешней экспедиции дядюшка будет продвигать его в Национальное Собрание, так что слова его воспринимались как тренировочные. Речи, уместные с высокой трибуны и на страницах газетах, в кают-компании слышатся несколько иначе.

– Всё верно, – поддержал адмирал будущего политика, – карты сии доставили нам с немалым риском для жизни, так что нынешняя политика Франции по отношению к Младшим Братьям вполне их устраивает.

– Скорее их устраивает, что мы воюем с англичанами, – негромко пробурчал кто-то из капитанов.

– Зная ирландцев могу сказать, что в войне против англичан они пошли бы на союз с кем угодно – хоть с Дьяволом, хоть с китайским императором! – Добавил другой офицер.

Строгий взгляд адмирала прекратил неуместные рассуждения, и моряки склонились к столу, разглядывая карту.

– Интересные возможно открываются, – продолжил Об, – англичане, как можно догадаться, не обладают столь полной информацией, так что наша стратегия будет строиться на использовании естественных препятствий.

– Какая восхитительная задача! – Выдохнул штатный географ эскадры, глядя на карту влюблённым взглядом. Немолодой уже Луи Бетанкур выглядел немного смешно, но смеяться никто не стал – моряки понимали, что этой битве суждено войти в историю.

Назвать её Великой нельзя будет даже с натяжкой, масштаб не тот. Но что сражение будет интересным и позже войдёт в учебники по морскому делу, сомнений ни у кого не возникло.

– Наши ирландские друзья предупредили, что прибрежные воды в районе предполагаемого боя буквально нашпигованы минами, – внёс важно дополнение командующий, – пугаться или радоваться не стоит, мин очень много, но в большинстве своём они слабенькие, серьёзных повреждений военному кораблю не нанесут.

Новая вводная озадачила офицеров, но энтузиазм их не погас.

* * *

Французская эскадра подошла незамеченной непозволительно близко и сквозь разгоняемый ветром туман можно было не только пересчитать вражеские суда, но и различить названия на некоторых из них.

Инглфилд поприветствовал гостей орудийным залпом, не теряя время на расшаркивания. Холостые выстрелы прогрели пушечные стволы, и почти тут же началась пристрелка.

Право на первый выстрел не сослужило англичанам доброй службы, снаряды без толку пропали в солёной воде. Французы, в нарушение неписанных правил ведения боя, не стали выстраиваться в боевой порядок, предпочтя подстраиваться под особенности местности.

Как некогда Ушаков нарушил линию[251] и разгромил турецкий флот, так и французский адмирал решительно вырубал своё имя в военно-морских анналах[252].

Инглфилд ничуть не глупее французского адмирала, но особенности британского флота таковы, что действовать положено строго по уставу. Победитель, нарушивший устав, попадает под суд и очень нечасто получает оправдательный приговор. Нарушать устав британец не рискнул.

Странно на первый взгляд, но У короля много. Средний английский моряк заметно хуже среднего же французского или, к примеру, шведского. Островное государство, опирающееся прежде всего на флот, вынужденно принимать на службу не только ярко выраженные таланты, но и посредственности.

Бывает так, что посредственности мнят себя талантами… и не так уж редко. Вот и включили Лорды Адмиралтейства своеобразную защиту от дурака в устав. Пусть не будет выдающихся побед вопреки всему! Зато не будет и выдающихся провалов.

Французы маневрировали, грамотно используя рифы, отмели и течения, прижимая оппонентов к опасному берегу. Ошибка британского адмирала, не ждавшего французов так скоро, дорого ему обошлась.

Если бы Инглфилд прекратил высадку и обустройство прииска, встретив французского адмирала в открытом океане, то кто знает, к кому пришла бы победа… Нерешительность Эдварда Августа и слепое следование инструкциям от Адмиралтейства и Парламента, с требованием как можно быстрее возобновить работу прииска, сыграла против него.

Об не спешил, не ввязывался в последний и решительный. Французский адмирал действовал наверняка и только там, где его кораблям не грозила опасность. Англичане же, маневрируя у опасного побережья, вынуждены идти на риск раз за разом – с соответствующими последствиями.

Орудия, окутанные пороховым дымом, наползающий с берега туман, севшие на рифы и горящие от попаданий английские корабли. Французы считали зрелище чертовски красивым!

Многие из морских офицеров умели рисовать, порой даже профессионально. Несколько месяцев спустя картины Бойни у Берега Скелетов произведут фурор сперва в Париже, а потом и во всей Европе. Эпические полотна, на которых запечатлели большую часть сражения и картины, где запечатлены отдельные корабли – с героической или трагической судьбой.

Десятки полотен, сотни картин, гравюры, открытки… Адмирал Об вошёл в Историю громко, став национальным героем Франции. Поражение английской эскадры, тем более сладостное после многих поражений французского флота в войне минувшей, получило неоправданно громкий статус.

Три дня длился бой и ни одному британскому кораблю не удалось скользнуть. Большая часть победы по праву принадлежала не людям, а природе. И карте, которую Патрик лично передал французскому адмиралу.

Глава 34

Отстранённый от реальных дел, Фокадан не стал надоедать дипломатам Конфедерации и представителям хунты, а вернулся в Москву. Дочка встретила с восторгом и нескрываемым облегчением.

– Я понимаю, что тебя не могут убить, ну а вдруг? – Говорила она, не отпуская ладонь отца и заглядывая ему в глаза.

– Какой же она ещё ребёнок, – с облегчением подумал Алекс, обняв её.

Неделю провёл с Кэйтлин, в основном в пеших прогулках по Москве, ставшей ныне на диво безопасной. Москвичи вели себя на редкость деликатно, но нет-нет, да и находились особо бесцеремонные или восторженные люди, не уважавшие лично пространство.

– Я ваша большая поклонница! – Верещала (а иначе этот нарочито детский голосок Алекс не мог идентифицировать) перезрелая девица прилично за тридцать, рядящаяся под молоденькую барышню, – все-все ваши произведения прочитала.

– Все? – Удивилась дочка, – в том числе и полемические статьи в газетах?

– Н-нет… настоящие произведения, – девица на мгновение сбилась с курса, голос её стал вполне нормальным, но почти тут же перешла на детский писк. Жанна Аркадьевна желала непременно обсудить каждое произведение и донести до кумира свою точку зрения, несомненно важную.

Кумир, глядя в подёрнутые поволокой глаза женщины, отчётливо видел незатейливые мысли оной.

Заинтересовать, познакомиться поближе, перевести отношения с постельную плоскость, к венцу…

Попаданца отчётливо передёрнуло от ужаса, цепкость мадемуазель имела бульдожью, да и интеллект, судя по всему, равнозначный. Алекс сталкивался уже с такими людьми и зарекался недооценивать. Не факт, что упёртый дурак добьётся своего, но что в процессе могут крепко пострадать окружающие, это наверняка.

Кэйтлин, к великому облегчению отца, поняла ситуацию правильно и увела его оттуда, сославшись на какие-то очень важные дела, не дав Жанне Аркадьевне ни единого шанса на продолжение знакомства. Немного неуклюже и не слишком-то вежливо получилось, но это ребёнку, пусть даже и очень умному, простительно.

– Спасибо, – с нескрываемым облегчением сказал Алекс, когда они отошли на пару десятков метров по пыльной летней улочке, – с меня мороженное.

– Одним мороженым не отделаешься, – колокольчиком залилась Кэйтлин, – два… нет, три!

– Только медленно, – поставил встречное условие отец, – чтоб не простыла.

– Идёт, – быстро согласилась Кэйтлин, – а можно нескромный вопрос?

– Гм… давай.

– Что там с Дарьей? Я ж вижу, что без женщины тебе тяжело, а она симпатичная и характер нормальный.

По меркам девятнадцатого века, с его ханжеством и морализаторством, разговор из ряда вон выходящий, но попаданец приучил дочь, что без лишних ушей они могут говорить достаточно откровенно.

Неудобно, конечно… но деваться-то некуда! Наслышан о случаях, когда ученицы гимназий сильно удивлялись растущему животу, никак не связывая беременность с милыми играми. Всем ведь известно, что забеременеть могут только замужние! Ну или испорченные… но они же не такие, верно ведь?

Раздражающих мелочей, вроде того, как некоторые особо воспитанные девицы называют яйца куриными фруктами, отчаянно краснея при этом, и без того слишком много. Правда, курящие, выпивающие и бравирующие половой самостоятельностью эмансипе[253] так же не приводили в восторг.

Спи ты с кем хочешь, но окружающим-то к чему об этом знать? А уж если твоё желание равноправия доводит то теорий, вроде Стакана воды[254], то и вовсе.

Поначалу попаданец относился к теоретикам равнодушно, с ноткой пренебрежительного юмора. Если уж в двадцать первом веке не сподобился проникнуться своеобразной философией, то в девятнадцатом тем более. Затем, по мере вживания, юмор и равнодушие исчезли напрочь, особенно когда насмотрелся на гуляющих по улицам сифилитиков с провалившимися носами. Сифилис ныне не лечится, как и гонорея. Так что ханжество попаданца по большому счёту вынужденное.

– Откровенно? Ушла Дарья, смело её революционным порывом. Ныне какой-то пост у Хлудова занимает по снабжению и вроде как справляется. И… кажется, она к Герасиму Ивановичу ушла.

Кэйтлин, несколько покраснев от темы, тем более неуместной, что разговор шёл между дочкой и отцом, тем не менее дожала.

– Заведи себе кого-нибудь, пожалуйста. Горничную найми, что ли. Не дело по борделям ходить, сейчас среди этого контингента обстановка прямо-таки эпидемиологическая.

– Ох… – крутнул головой Алекс, – воспитал же на свою голову.

– Пап…

– Ладно, обещаю. Но и ты мне пообещай не заводить больше подобных разговоров, по крайней мере до тех пор, пока у самой дети не появятся.

* * *

– Лопатой прям, я те говорю! – Нетрезвый Жан-Жак, ходивший в поход с Адмиралом, уверял старых дружков, знакомых ещё по трущобам, – да пусть Шарль скажет! Шарль!

– Чё надо!? – Оторвался от смазливой девицы рослый галл, вглядываясь в полумрак таверны. Полдюжины тусклых керосиновых ламп не слишком-то хорошо справлялись с работой. Но оно и к лучшему, пожалуй – будь освещение получше, добрая половина здешних девочек отправилась бы на пенсию. А так ничего… находят пока клиентов.

– Скажи, что лопатой прям алмазы!

– Ну? Лопатой и есть. Песок гребли лопатами, да через сито, так почитай каждый раз хоть один, хоть крохотный, да алмазик.

– Врёшь! – Восхищённо выдохнул один из тех, кто собрался в трактире послушать наших героических парней.

Шарль молча пожал плечами и снова потянулся к девице, запуская лапищу в корсаж притворно запищавшей проститутке. Такое равнодушие лучше всяких слов сказало аборигенам парижского дна, что всё рассказанное – читая правда, пусть и выглядит побрехеньками.

– С собой? – Спросил жадно какой-то крысомордый тип. Жан-Жак оскалился ехидно-понимающе…

– Хрена! Об сказал, что всё по честному поделим, чтоб поножовщины и зависти не появилось. А то как иначе-то? Один на боевом посту стоял, так ему и ничего, а второй из-за никчёмности поковырялся в песке, да миллионщиком стал? Не… наш Адмирал – голова! Алмазы в общий котёл пошли, к призовым деньгам за английские корабли.

– Не дадут, – с ноткой надежды сказал ментальный близнец крысомордого, неприятно облизывая обметённые герпесом губы и сжимая грязную рюмку с абсентом.

– Как же, – захохотал рассказчик, – уже! Адмирал огранить алмазы велел, так они много дороже стоят. Денежки уже на счету! Я вот домик решил купить…

– Домик, – зашелестели голоса вечно безденежных обитателей Парижского дна.

– Под Марселем, в пригороде, – подтвердил Жан-Жак, – стоянка у флота там ныне, так что домик поближе… жениться смогу. Я и так в Париж попал как отличившийся, ну и в охрану заодно – бриллианты охраняли.

– Домик, – безнадёжно сказала молоденькая, ещё непотрёпанная Зизи, к которой уже подкатывались коты[255], – детишки.

– Детишек хочешь? – Внимательно посмотрел на неё Жан-Жак, – а как же Париж?

– А… что мне здесь, на панель только и остаётся. Пока держусь, но жрать-то хочется каждый день. С работой же ныне туго, не тебе рассказывать – сам ведь на флот подался от безденежья.

Жан-Жак внимательно поглядел на неё ещё раз. Хорошенькая, чистоплотная, явно домашняя. Чувствовался в ней какой-то уют и нездешняя домовитость.

– А знаешь, – сказал он неожиданно для самого себя, – поехали со мной! Домику хозяйка нужна. Жениться пока не обещаю…

– Я согласна! – Выпалила девушка. Домик, ореол героя у будущего мужа… да, мужа! Чтобы он там не думал себе насчёт посмотрим. Что ещё нужно нормальной девушке, чтобы почувствовать себя счастливой?

– Быстро, – со сложной смесью зависти и радости сказала пожилая проститутка, сидевшая неподалёку, – но ты народ-то не томи, расскажи – зачем тебя в Париж отправляли?

– Алмазы охранять, – сказал матрос, притянув к себе на колени девушку, – я ж говорил! Нет? А, всё равно в утренних газетах будет… Алмазы те продавать начали, да как! Нас, героев, сам император встречал. Ага… вот как тебя видел, Шарль и вовсе поговорил с ним. Шарль? А, уже в номера с Маризой? Ну, сам потом расскажет, если захочет.

– Про алмазы, – жадно сказала проститутка.

– Вёдрами! Серьёзно говорю, так вёдрами и вносили для пущего… этого, антуражу! Тут же Об аукцион устроил, самые крупные алмазы продавать начал. Император, говорят, смеялся, когда наш Адмирал о таком попросил, но разрешил. Сказал, что героям не грех и разбогатеть, так что пусть. А алмазы те, дескать, счастливые – недаром сама земля африканская к французам благоволит, а иначе как бы мы лаймов смогли разгромить? Там ведь тоже не слабаки, лайми ребята жёсткие, хоть и сволочи. А тут вишь ты, вчистую их сделали!

– На счастье, – сказал задумчиво сам хозяин таверны (а по совместительству и скупщик краденого, наводчик, сутенёр), папаша Жиль, – я бы и сам один такой приобрёл. Маленький, конечно.

– Так и будут распродавать! – Воодушевился Жан-Жак, – нас, матросню, долго там не терпели, выпроводили вскорости. Но ухи-то есть! Говорят, вплоть до самых маленьких бриллиантов будут распродавать, да не только в Париже, но и по другим городам. Дескать, как это… а! Пусть каждый из французов получит возможность приобрести кусочек удачи нашего Флота. И пусть эта удача станет фамильной драгоценностью для французских семей.

– Красиво-то как, – заворожено сказал Безухий Шпынь, в миру Александр Блаз, – я не я буду, а кусочек такой удачи точно надо приобрести! На маленький-то у меня хватит! Ну да я и человек маленький.

* * *

После неловкого разговора с дочкой Алекс с головой погрузился в работу. Соскучившись по инженерным задачкам, работал запоем, по шестнадцать часов в сутки. И удачно!

Набранные за последние месяцы студенты и рабочие (те, кто не разбежался по разным лагерям Гражданской) успели вникнуть в суть предстоящих задач, поднабраться опыта и соскучиться по настоящей работе.

Фокадан, соскучившись по настоящей работе, решил разорваться и ухватился сразу за три задачи – взрывчатку, винтовку и телефон. Лабораторное производство взрывчатки уже налажено, и уже хотел спустить доводку на Менделеева, но… великий химик ныне товарищ[256] премьера. Неожиданно, но говорят – справляется более чем хорошо, Валуев нарадоваться не может.

Пришлось взять на себя и взрывчатые вещества – по большей части организационно, химию попаданец знал неплохо по местным меркам (спасибо обрывкам информации из двадцать первого века, задержавшимся в голове), но всерьёз не занимался. Химией занялся не столько даже из-за послезнания, сколько потому, что хроноаборигены плохо понимали, что такое секретность и промышленный шпионаж.

Даже во время Гражданской и вторжения интервентов, прекраснодушные идиоты планировали отправлять статьи в научные журналы, в том числе и европейские. Излишне свободолюбивых подчинённых пришлось укоротить, причём жёстко – так, двоих особо буйных встретили-таки редкие в Москве бандиты. Или по версии жандармерии – вражеские агенты.

Прекраснодушные прониклись, осознали, налились патриотизмом и работали ныне в режиме шарашек. Благо, Дума выделила Фокадану нормальные помещения под мастерские и лабораторию, снабдив заодно охраной в виде сводной полуроты выздоравливающих ветеранов. Солдатам не нужно объяснять важность решаемых задач, так что службу они несли истово, без ленцы и пофигизма.

Сотрудники не пришли в восторг от режима, но прониклись важность задачи, обещанными Хлудовым орденами и особо – процентом от реализации изобретений. Прекрасно понимая, что используемая в снарядах взрывчатка, буде она окажется удачной, обеспечит не только сотрудников лаборатории, но и их внуков, старались вовсю.

Задача с винтовкой оказалась сложной, но… скажем так, с другого бока. Вынашиваемая попаданцем идея технологичного[257], дешёвого и одновременно качественного оружия, родилась неожиданно легко. Слишком легко.

Изобретение… ну или вспоминание оружия, это как получится, обдумывалось попаданцем ещё в первые недели пребывания в девятнадцатом веке. И как только он приступил к решению задачи предметно, на свет появились полдюжины интересных образцов. И все! Все удачные!

Проблема в том, что одни чуть дороже и сложнее в производстве, зато обладали возможностью модернизации. И как решить? Сделать ставку на дешёвое революционное оружие? Так десять-пятнадцать лет спустя армия снова встанет перед выбором – продолжать тиражировать несколько устаревшее оружие, или тратить немалые деньги на перевооружение.

А ведь есть ещё и проблема патронов… Знаменитый мосинский патрон с фланцем на днище имеет ряд преимуществ. Например, их легче переснаряжать, причём делать это можно чуть ли не в кустарных условиях. Немаловажный момент при хромающей на обе ноги российской логистике.

Зато при появлении автоматического оружия такие патроны станут серьёзным тормозом. А переделать патронные линии не так-то просто, да и дорого.

Ориентироваться на современный дымный порох, или постепенно приходящий ему на смену бездымный? И если на бездымный, то на какой именно, вариантов достаточно много. Бездымный сильнее, что даёт возможность уменьшить пороховую навеску и соответственно – калибр.

И снова проблема… какой именно калибр? Алекс прекрасно помнил рассуждения знатоков из двадцать первого века об избыточной дальности и слишком мощном калибре. Здравые, в общем-то, рассуждения. Для другого времени.

Только вот здесь и сейчас избыточная мощность позволяет при некоторой удаче пробивать укрепления, за которыми спрятались вражеские солдаты. Разумеется, это задача скорее для артиллерии… но где её возьмешь? Мало ныне пушек в войсках и пулемётов нет – гатлинги слишком дороги и капризны для массового применения.

Вот и думай, попаданец…

Плюнув, Фокадан отправил командованию результаты испытаний всех моделей винтовок, боеприпасов и взрывчатки, их стоимость и технологичность. Отдельно шли его рассуждения о будущих войнах.

– Здесь все данные, – передал он курьеру запечатанный пакет с прикреплённой к нему термитной[258] шашкой.

– На словах что передать? – Поинтересовался молоденький поручик с жёсткими глазами ветерана.

– На словах… да, пусть присылают своих представителей для испытания. Ну или литерный поезд[259] присылают с хорошей охраной.

Глава 35

В Европе ныне сплошной позиционный тупик[260], маневренная война осталась на откуп редким группам пластунов и охотников[261]. Противник изрядно напуган фантастической мобильностью русских войск, продемонстрированной в прошлой войне. После ожесточённых боёв первых недель войны, где русские войска снова подтвердили высочайшую боеготовность, австрийцы и прочие пруссаки все силы кинули на оборону, возводя фортификационные сооружения едва ли не уровня Китайской Стены. Столь же внушительных и столь же бесполезных, по большому счёту.

Черняев старательно делал вид, что не может взломать оборону противника, хотя на самом деле и не думал этого делать. Резервов нет! На короткую и победоносную войну хватило бы как солдат, с учётом несколько сомнительных немецких подкреплений, так и материальных ресурсов. Но Михаил Григорьевич человек умный и ясно видит, что нынешняя война затянется надолго. Рисковать же, да ещё и имея в противниках не только европейцев, но и Османскую Империю, глупо.

На Балканах действуют всё больше местные, да привлечённые добровольцы из новых немецких подданных. Но и воюют они, по большому счёту, не с турецкой армией, а низкосортными милицейскими и территориальными войсками из балканских мусульман.

Турецкая армия занята на Кавказе да в Персии и пусть такая ситуация продлится как можно дольше. Глядишь, получится забрать у извечного врага южных славян без большой крови, полупартизанскими действиями. Или удержать захваченное, если опираться на реалии.

Запала братушек хватило, чтобы выкинуть турецкие гарнизоны из Сербии, Черногории и Македонии, а на Болгарии споткнулись. Зачистив несколько областей и поняв, что воевать придётся всерьёз, болгары обратили своё взор на Большого Русского Брата.

Эйфория первых месяцев боёв ушла и добровольцы, не забывая розданное русскими трофейное турецкое оружие, всё чаще расходились по домам. Воевать самим… на это они не рассчитывали. Всё чаще славяне поворачивали оружие не против осман, а против соседей-христиан. Другое наречие, территориальные претензии… до серьёзных боёв не доходило, но исподтишка гадили друг другу всерьёз[262].

Черняев, озлившись, запретил русско-немецкому Добровольческому Корпусу воевать за столь сомнительных союзников. Благо, земель для раздачи добровольцам у турок отбили немало. Добровольцы спешно возводили укрепления, да такими темпами, что даже патриотам Османской Империи из числа мусульман стало ясно – эти не отдадут! И потянулись вглубь Турции беженцы-мусульмане.

* * *

Воспользовавшись передышкой, Черняев лично прибыл на испытание нового вооружения – так, по крайней мере, звучала официальная версия. Скептически настроенный Фокадан считал, что фельдмаршал прибыл в первую очередь для раздела власти. Примерные области влияния хунта уже очертила, но дьявол кроется в деталях.

Испытания решили провести под Петербургом – благо, позиции русских войск там вполне надёжные, фронт держится крепко. Отдалённые выстрелы морских орудий англичан время от времени доносились до Ставки, но глухо, едва слышно.

Экспериментальные партии оружия, взрывчатки и телефонов привезли литерным эшелоном, доставив в одну из национализированных у мятежников усадеб под Петербургом, где и расположилось командование. Фокадан со своими людьми не успел даже помыться с дороги, как его затребовал Бакланов.

– Где этот твой… говорить в который, – сходу начал Яков Петрович, щурясь по стариковски в полумраке конюшни-склада.

– Телефон? Егор! – Кликнул Алекс вахмистра.

Телефоны вытащили и генералы тут же опробовали новую игрушку.

– Слышно, мать твою! – Громко радовался Бакланов, – где ж ты раньше был!? Это значит, на поле боя прямо можно? И что, слышно будет?

Казак бесцеремонно расцеловал Алекса в губы, оделив запахами лука, чеснока, табачного перегара и скверных старческих зубов – традиция из тех, что категорически не нравилась попаданцу.

– Любые ордена… Владимира! Первой степени!

– Погоди ты славословить, Яков Петрович! – Прервал казака пожилой штабной полковник, отложив телефонный аппарат, – испытания провести прежде, да по всем правилам.

– Проводил? – Повернулся Бакланов к Фокадану.

– А как же, – степенно ответил тот, не вставая с тюка сена, – но Анисим Фёдорович прав, прежде испытания, а потом уже об орденах говорить будем.

Более получаса главари хунты баловались как дети, испытывая телефон. Расшалившись, немолодые военные как никогда были похожи на внезапно постаревших, но ничуть не поумневших детей. Выкрикиваемые в телефон нелепые фразочки, детские прозвища коллег и даже не слишком обидные ругательства звучали в усадьбе.

– Атмосфера пионерского лагеря, – внезапно подумалось попаданцу.

Фронтовая модель и правда получилась на диво удачной, многих детских болезней удалось избежать. Неплохая слышимость без гуденья и потрескиванья, прочность…

– Дороговато, – озабоченно сказал Хлудов, осторожно положив трубку, – ты уж как-нибудь поменьше… Я понимаю, прибыль и всё такое, но война ведь сейчас.

– За весь комплект, – обиделся Фокадан, – тут одних проводов… знаете, каких трудов стоит защищённый провод выделать? Такой, чтоб не рвался, да искажений при разговоре не возникало.

– А… извини, – смутился промышленник, – я уж подумал, что за один аппарат.

– За пару! И версту провода, – прохладно ответил Алекс, не принимая извинений. В самом-то деле, заподозрить его в желании нажиться на войне! И это его – человека, который своими поступками не раз демонстрировал бескорыстие!

Герасим Иванович поклонился коротко и отошёл без лишних слов. Фокадан уже знал, что тем самым он взял на себя что-то вроде морального долга и непременно отдаст рано или поздно, причём с процентами.

– Девять комплектов, – продолжил Фокадан, – на большее проводов не хватает. Да, загвоздка именно в них, сами аппараты не слишком сложны. Тридцать шесть комплектов попроще – эти шипеть будут и вообще…

– Понятно, – прервал его Яков Петрович, – испытали уже. Добре… а телефонную станцию грозился сделать? Так, чтоб не напрямую звонить, а разным людям?

– Работаем, – пожал плечами Алекс, – через месяц-другой к испытаниям приступим, а когда выпускать начнём и вовсе сказать не могу. Решил, что лучше у вас будет несовершенная модель, чем вовсе никакой.

– Верно, – согласился Черняев, – а с проводами-то что? В Европе можно их выпуск наладить?

– Ещё проще, чем в Москве, – обнадёжил Фокадан, – понял я тебя, Михаил Григорьевич, сделаю аппараты и человека с ними к тебе отправлю, он наладит всё что нужно.

* * *

Винтовки генералитет встретил куда более прохладно.

– Неплохие модели, но рано сейчас говорить, – вздохнул Бакланов, погладив цевьё понравившейся винтовки, – в Петербурге сколько заводов стояло, все сейчас под англичанами. Что город освободим, в том сомнений нет, но на заводы эти рассчитывать уже нельзя.

– Порушат, – скривившись, сказал попаданец, – понял. Совсем всё плохо?

– Да уж не слишком хорошо. Город грабят подчистую и вроде как даже законно – Революционное Правительство расплачивается с союзниками. Да и не только Петербург, они и Прибалтику всю где не подчистили, там пожгли. Ну сам понимаешь, где морское побережье, там у них сила. Флот в Балтике ныне один – английский.

– Ясно, – кивнул Фокадан угрюмо, – разруха, что б её. Добрая треть промышленного потенциала порушена. В таких условиях и правда не до перевооружения. Взрывчатка-то вам как?

– Прекрасно, – с облегчением сказал Черняев, чувствовавший себя неловко после отказа с винтовками, – испытания ещё будут, но сразу могу сказать – на вооружение принимаем.

– Хорошо, порадую своих химиков, – отозвался попаданец, – наткнулся я в процессе на многообещающее оружие, но разрабатывать не стал, да и рассказывать тоже. Михаил Григорьевич, тут кто-то из грамотных инженеров нужен в качестве эксперта, да не один. Оружейник, химик и металлург – это навскидку.

– О как, – озадачился фельдмаршал, – и тайно, как я понимаю?

– Верно понимаешь.

Вечером Фокадан разложил перед высоким собранием из полутора десятков генералов и экспертов чертежи миномёта, миномётных мин и своих соображений по этому оружию.

– По сути, это современная версия гаубицы, – начал он, как только присутствующие перестали гомонить, – не без недостатков, разумеется, но и достоинства в перспективе немалые. Прежде всего – цена. При налаженном производстве такие вот миномёты обойдутся раз этак в двадцать дешевле полноценных гаубиц. Возможно, ещё дешевле.

– Так то полноценный, – хмыкнул один из заслуженных генералов, – а это, не в обиду, огрызки какие-то, с урезанными возможностями.

– Какие уж тут обиды, Геннадий Андреевич? Спора нет, огрызки… но дешёвые. Да и в горах, к примеру, помешают разве? Вес-то маленький, да и цена невелика, чуть ли не каждому батальону такие вот недогаубицы можно будет прикреплять, не накладно станет. Считай, по цене полевой кухни, если не меньше.

– А вот тут соглашусь, – прищурился оппонент, – в горах миномёты незаменимы будут, так вижу. Но и недостатки…

– Недостатки особо, – вздохнул Фокадан, – помимо урезанных возможностей, что в общем-то и не страшно при низкой стоимости, есть ещё и недоработанность. Это ведь всего лишь чертежи вкупе с размышлениями, а как до дела дойдёт, так и полезет…

– Навскидку могу сказать о проблемах со взрывателями, – задумчиво сказал Черняев, остановившись у стола с чертежами, заложив руки за спину, – тут же их два должно быть. Вышибной заряд, да колпачок на кончике снаряда, так? Подобрать нужные капсюли и составы взрывчатки несложно, но времени потребует не один месяц.

– Металл на снаряды ещё, – в тон продолжил Алекс, – вижу сталистый чугун, но рецептуру нужно подобрать. Дальше, думаю, не один десяток проблем и проблемок вылезет.

– Эге ж, – Бакланов подёргал седой ус, – технологичность, чтоб её. Пока мы налаживать будем, схема к англичанам уйти может. Так стоит ли налаживать сейчас, во время войны? А то пока наладим, англичане их тысячами наклепают, да нам же на головы эти мины и полетят.

– Ты правильно понял, Яков Петрович, – кивнул Фокадан, – на будущее миномёт точно пригодится, хотя бы как дополнение к горной артиллерии. А вот стоит ли тратить средства и отвлекать на проект ценных специалистов во время войны, неизвестно. В общем, принёс я вам интересную задачку, господа, сам не справился с решением оной.

– Да уж, задачка и правда не из лёгких, – Бакланов снова дёрнул себя за ус, – и англичан со всякими шведами усиливать не хочется, и самим возможность не упустить. Чёрт! Вот же гадостная ситуация!

Фокадан молча развёл руками.

* * *

– Бог нас покарал, – снова завела своё Дагмара Датская[263], с отчётливым оттенком истерии в красивых глазах. После гибели мужа рассудок её слегка помутился, а когда от пневмонии умер Ники[264], религиозность датской принцессы стала откровенно нездоровой.

Младшие Александр и Георгий воспитывались ныне почти без материнского участия, оставшись на нянек. Мать если и подходила к ним, то только для того, чтобы порыдать вместе над погибшим мужем и отцом, да помолиться. Дети в итоге стали бояться мать, встречая её приближение дружным плачем.

Некогда красивая и рассудительная женщина стала истеричной тенью самой себя, рассуждая о конце Дома и собственной печальной участи. Грустное зрелище…

Прочие Романовы, собранные в Царском Селе и фактически находящиеся под домашним арестом, чудили по своему. Организовав несколько неудачных заговоров по своему освобождению и убедившись в неподкупности стражи, мужчины начали пить. Благо, алкоголем снабжали из невозбранно.

Мария Александровна[265] с непонятным удовлетворением вещала на тему Французской Революции, фантазируя на тему собственной казни и судьбы прочих членов Дома Романовых.

Столь нездоровая атмосфера подогревалась искусственно. Умелый вброс какой-либо информации, злорадная ухмылка на лице стражника, поданное холодным блюдо… Мелочи, но мелочи важные и понятные каждому представителю Света.

Романовым давали понять, что не испытывают к ним уважения, что не пустят назад на трон ни при каких обстоятельствах. И время от времени, подведя очередного представителя Дома до нервного срыва, демонстрировали непосвящённой общественности.

Игра нехитрая, но очень эффективная, ныне вся Россия свято уверена, что Романовы все до единого изрядно скорбны на голову. Отсюда следовал и в общем-то логичный вывод, что потому-то царедворцы и забрали такую власть. Всё-то они знали и шантажируя потихонечку душевным нездоровьем, отнимали власть шаг за шагом, выбивая себе всё новые привилегии и возможности для обогащения.

Людям разумным предлагалась версия не столь лубочная, но ничуть не противоречащая. Собственно, версий несколько, и все они исключали возвращение Романовых во власть.

С кликой придворных сложней, но в большинстве своём они замарались участием в Революционном Движении самого начала. Для большинства придворных это всего лишь очередной заговор из многих, уважающиеся себя царедворцы не могли пройти мимо. Пусть даже формально.

Другие, не участвуя в заговорах, привычно отстранились от решения проблем, надеясь отсидеться по давней привычке[266]. Одни решили отсидеться в поместьях, другие при царской семье. Суть одна – придворные не хотели отвечать, надеясь в очередной раз получить преференции, пользуясь связями при дворе и козыряя древностью рода.

Не в этот раз. Валуев и прочие члены хунты оказались готовы и как только царедворцы привычно самоустранились от работы, их быстро устранили от власти. Несколько десятков царедворцев коротали ныне время с Романовыми, мало чем отличаясь от представителей Дома унылым настроем и склонностью к алкоголизму.

Пьянство и короткие интрижки едва ли не виду у всего общества, сменялись короткими периодами покаяниями и истеричного благочестия.

– Бог, он всё видит! – Экзальтированно выкрикнула Дагмара, высунувшись зачем-то в окно и потрясая томиком Евангелия.

Почти тут же прогремел взрыв и несостоявшаяся императрица исчезла в огненном смерче. В смерче исчезли и остальные члены Дома Романовых, которых (совершенно случайно!) собрали в этот день в правом флигеле Александровского дворца.

Полковник Истомин, сняв фуражку, перекрестился, не обращая внимания на хлопья пепла, падающие на плечи и лысую, моментально взмокшую голову. Вину свою он осознавал, но пошёл на такое деяние вполне осознанно, пусть и по приказу. Боевой офицер ни за что не стал бы раскачивать судно, но если оное попало в шторм, а капитан выказывает некомпетентность, то если следует сменить, пусть даже и силой оружия.

Мятеж, предательство… как угодно называйте. Пока капитан выполняет свою работу, он Первый после Бога. Пока… В голове у Истомина билась единственная мысль:

– Тройной… три взрыва, почти слившиеся в один… кто ещё!?

Глава 36

Представленная техника и вооружение настолько впечатлили хунту, что Фокадан получил самые широкие полномочия, но неформально. Числился попаданец ныне частным предпринимателем, всего-то сотрудничавшим с армией. Официальным главой Технического Комитета стал генерал Беляев, грамотный инженер, перескочивший после начала Революции через звание. Неофициально же Беляеву велели прислушиваться с Фокадану и верить ему, как самому себе.

– Сам понимать должен, брат, – чуточку фамильярно повествовал подвыпивший Черняев на банкете по завершению испытаний, – к иноземцам на Руси ныне подозрительно относятся.

– Сам-то! – Засмеялся такой же нетрезвый попаданец, – мать у тебя кто?

– Француженка, – согласно кивнул фельдмаршал под смешки Бакланова, – вот потому я должен быть выше подозрений – стать более русским, чем самые что ни на есть русские.

– Эк завернул, – хмыкнул Яков Петрович, – но прав, чего уж там. Черед годик-другой эта ерундистика с национализмом должна поутихнуть малость, а пока ничего поделать не можем. Одни только еврейские погромы чего стоят.

– Не скажи, Яков Петрович, – поднял палец генерал Агранов, взлетевший в высокие чины уже после Революции (за столом таких добрая половина), – с евреями не всё так однозначно! Гоняют кого? Спекулянтов да ворьё! Ремесленников я защищаю и защищать приказывал. Беда в том, что у них сапожник, к примеру, может ещё и какими-то гешефтами незаконными заниматься. Вроде чистый сапожник, ан глянешь – ещё и скупкой краденого промышляет, иль водку гонит на продажу. Скажешь, не так, Иван Ильич?

– Так, – угрюмо отозвался полковник-кантонист[267] из крещёных евреев, – всё так. Как вспомню наше местечко, так вздрогну. Отец у меня на этом погорел – честный портной, да пришли уважаемые люди и попросили сделать что-то для других уважаемых людей. Мимо ребе и верхушки жить там не получится, вот и сделал раз, да другой. А на третий пришли полицейские и отца взяли.

– Уважаемые люди откупились, – понимающе кивнул Фокадан, – а тебя в кантонисты?

– Так, – криво усмехнулся полковник, – как вспомню… не знаешь, где хуже – в местечке или в школе кантонистов. Бить-то в местечке не били, у нас вообще детей бить не принято, но знаешь… безнадёга. Тухло. Нищета невероятная и вылезти из неё можно только за счёт нарушения законов. Честно же… придут уважаемые люди и… как с отцом будет.

– А сейчас как с родными? – Поинтересовался Алекс.

– Нет у меня родных, – ответил Иван Ильич с каменным лицом, – в кантонистах стараются привести в православие всех нехристей. Вот и… привели. Там и не так-то несладко, а уж когда на тебя унтер персонально вызверяется, то и вовсе. Вот… как крестился, так отца и потерял, отрёкся он.

– Если б в детство вернулся, то как бы сейчас поступил?

Полковник задумался, потом усмехнулся грустно полными губами…

– Сбежал бы. В Конфедерацию или ещё куда, но сбежал бы. Я ж с десяти лет в кантонистах, а благородием аж в двадцать два стал. Снова терпеть боль в поротой спине, да зуботычины? Я б нашему унтеру в первый же день глотку перерезал бы, спящему…

Красивое, совершенно славянское лицо Ивана Ильича исказилось в звериной гримасе и попаданец, уж на что битый и тёртый мужик, дрогнул невольно.

– Детские травмы, они такие…

Неловкий момент удачно разрешил Черняев:

– Так что, Алекс, быть тебе формально независимым инженером, а фактически начальником. Есть у тебя чутьё на технические полезность, есть!

Попаданец только дёрнул щекой, комплимент достаточно сомнительный, если знать о его иновременности.

Черняев понял его по своему.

– С орденами и патентами не обидим. С патентами, правда похуже… может, долей в предприятиях каких возьмёшь? Железо под Курском добывать начали… как?

Доля в Курской Магнитной Аномалии… звучит заманчиво, только вот зачем? Денег у него столько, что… не то чтобы лишние, но и новым Ротшильдом становиться не хочется, недаром начал на благотворительно столько тратить. К третьему миллиону состояние подбирается, шутка ли[268]?! И это ведь ещё вложения в участки под застройку не выстрелили.

Ему лично… хотя почему бы и нет? В конце концов, будучи формальным ирландцем, сделал немало полезного для своего нового народа. Почему бы не начать заниматься благотворительностью в России?

– Идёт, – согласился Фокадан, – за патенты буду брать земельными участками.

* * *

К академику Фоменко[269] и его последователям Алексей Кузнецов относился двойственно. Сторонники криптоистории[270] поднимали неудобные моменты истории официальной, коих более чем достаточно.

В своё время Алексу, свято верящему в истинность учебников, сунули под нос учебники по истории разных времён. Дореволюционных, рассматривавших всё с точки зрения православия и величия Дома Романовых; советских образца двадцатых и начала тридцатых, где на исторические события смотрели исключительно с классовой точки зрения; образца пятидесятых годов, семидесятых, восьмидесятых и наконец – девяностых. Сравнив их с ныне действующими, Алексей не поверил глазам – одни и те же события не только трактовались по разному, но порой нельзя сходу понять, что это одно и то же событие!

Как и подобает неофиту, Кузнецов уверовал в Фоменко и Носовского, но быстро отошёл. Осталось только скептическое отношение к истории как науке и твёрдое убеждение, что пусть Фоменко с последователями перегибают палку, но криптоистория как явление вполне себе существует. Независимо от скепсиса.

Хотим мы того или нет, но власти и правда скрывают от населения немалый объём информации. В частности, выборы… ну в самом-то деле, верить в демократию!

Внушительные обрывки информации о Новой Хронологии остались в голове Алекса и ныне он посчитал своим… Долгом, это пожалуй слишком громко будет, но должным… пустить информацию в оборот.

Ознакомившись с официальной трактовкой истории от Карамзина[271], попаданец пришёл в священный ужас. Откровенного бреда там не меньше, чем в истории по версии РЕН-ТВ.

Диверсия под здание истории как науки, Фокаданом задумана давно, но всё руки не доходили. Вброс должно не только грамотно составить, но пройти вовремя, что ещё трудней. А уж обеспечить информационную поддержку и вовсе.

Выглядеть шутом не хотелось, да и опасно это. Что в двадцать первом, что в девятнадцатом веке, случаев травли инакомыслящих предостаточно. Становится объектом травли желания не возникало, не поможет даже ирландская община.

Острые вопросы истории и трактовка оных Фоменко и Ко давным-давно выписаны в отдельную тетрадь. Сюда же пошли сюжеты РЕН-ТВ и прочие страшилки про пришельцев, Тайны Древних и прочее. В редкие минуты отдохновения вполне себе интересное хобби, тянущее за собой интересные воспоминания и ассоциативные цепочки.

За последние пару недель разрозненные факты приведены в некое подобие системы, отдельно выписаны вопросы, ответы на которые не помнил. Так же в отдельной тетради археологические данные – находка Аркаима, дольмены на Кавказе, пирамиды на Севере России и прочее. Данных более чем достаточно, а несколько тайн криптоистории легко можно проверить, не выезжая из Москвы.

* * *

Скобелев задержался в древней столицы, выбивая у чиновников вооружение своему… войску, пусть будет так, несмотря на малочисленность! Позже будет настоящее войско, народы Афганистана и Индии присоединятся к Белому Генералу. Отряд, насчитывающий менее десяти тысяч воинов, станет началом грозной лавины, сметающей всё на своём пути!

В Знаки Михаил Дмитриевич верил свято, как и в предначертанную ему великую судьбу. Внимание небезызвестного Фокадана не удивило – подойти к будущему Герою Индии хотели многие. Но прославленный литератор не подходил, будто присматриваясь, и генерал припомнил мистику, окутывающую кельта.

Таинственное происхождение, потеря памяти, несомненно хорошее, но очень уж странное образование. А главное – необычные слухи, ходившие о Фокадане. Будто бы тот воспитывался то ли в тайном Ордене, то ли в очень непростой семье… Казалось бы, ерунда, но в сочетании с некоторыми знаками Михаил Дмитриевич видел, что за спиной кельта огненным плащом трепещет на ветру Тайна.

Разбираясь немного в мистике и нравах иных Орденов, Скобелев знал, что иногда нужно задавать вопросы, чтобы получить ответы. Не понял, что тебе могли что-то сообщить, не подошёл вовремя? Не достоин!

При очередной встрече, на приёме у Хлудовых, Белый Генерал пересилил себя и подошёл к Фокадану. Продемонстрировав несколько общеизвестных масонских жестов, добился доброжелательной усмешки конфедерата.

– Ищущий истину должен быть готов к бедной одежде и грубой пище[272], – предостерегающе сказал кельт, внимательно и как-то по особому глянув в глаза. В зрачках собеседника плескалось что-то древнее, и Белый Генерал понял, что сейчас он может развернутся и уйти, или свести разговор к ничего не значащей шутке… но другой попытки не будет.

Не говоря ничего, Скобелев чуть поклонился, не отрывая взгляда. Фокадан несколько мгновений глядел сквозь, и наконец медленно кивнул.

– По окончанию приёма зайдите ко мне. Не хотелось бы… но время… жду.

… из дома Фокадана генерал выходил поздно ночью, чувствуя себя как курильщик опиума[273]. Тайны Древних Цивилизаций, криптоистория… Нет, он знал, что Власть Имущие скрываю Правду, но чтоб настолько?!

Кельт мимоходом указал на несколько московских странностей, не объяснимых с точки зрения современной науки и истории[274]. Никогда ведь не задумывался… а ведь это Россия – страна не родная для Фокадана. Что о ней может знать чужеземец? Так, обрывки слухов…

А ведь даже этих обрывков хватает, чтоб закружилась голова у боевого генерала. Легендарная Гиперборея, ставшая затем Тартарией. Великая цивилизация ариев, которой не сотни и даже не тысячи, а сотни тысяч, если не миллионы лет!

Верить на слово Скобелев не спешил, да и Фокадан предостерёг от излишней доверчивости.

– Наши общие предки не раз и не два обожглись на тем, что доверяли людям чужих рас и племён, считая их столь же добросердечными, как и они сами, – с горькой усмешкой сказал он, – я недаром поделил информацию. Есть та, что легко проверить не выезжая из Москвы. Поддающаяся проверке, но требующая времени и определённых усилий. И наконец – слухи и домыслы, базирующиеся пусть и на фактах, но факты эти дошли до нас сквозь эпохи, сильно искажёнными.

– Легенды, былины, детские сказки и сам быт народа никогда не рождается на пустом месте, всегда опираясь на что-то. Ясно, что за славянами стоит древнейшая и великая история, но подробности…

Кельт развёл руками.

… подробности предстоит выяснить вам или вашим соратникам.

– Почему же скрывать такое… – начал было потерянно Скобелев, но тут же ответил сам себе: – Романовы. Сесть на трон, имея сомнительное происхождение и не имея заслуг ни в Смутное Время, ни до него, да ещё и мимо Рюриковичей, можно только с сильной поддержкой извне. Да и Пётр… недаром слухи ходили о подмене.

– Проверяйте, – настойчиво сказал Фокадан, – да не торопитесь обнародовать информацию. Власть имущие… настоящая власть Мира не допустит Правды. Ошельмуют, объявят сумасшедшим или аферистом. Нужно тайно, исподволь, с помощью вернейших соратников. Или когда завоюете Индию и сядете на трон Моголов… Поверьте, на него у вас больше прав, чем формальных его наследников! Не только у вас, но и у многих дворянских семей России, а так же тех, кто числится купцами… не суть! С Сильными Мира Сего можно разговаривать только с позиции Силы, и желательно – держа меч у горло.

– И помня, что милосердие к Чужим обернётся ужасами для твоего народа, – по какому-то наитию добавил Белый Генерал.

– Вы поняли, – склонил голову Фокадан, – может быть, века спустя, но непременно.

* * *

По уходу Скобелева попаданец без сил упал на диван, но минуту спустя его растолкал Келли.

– Глаза промой, командир, – настойчиво сказал секретарь, – не знаю, что за дрянь ты себе в них капал, но вид совершенно потусторонний. Белладонна?

– Другая гадость, – не стал вдаваться в подробности Алекс, умываясь над тазом, – не то чтобы это поможет.

Но вода и правда будто смыла эту наркотическую ересь, что он нёс недавно. Актёрство высшей пробы… сколько раз собеседники забывали, что Фокадан начинал как актёр? Бог весть… Одни пренебрежительно относятся к актёрам с глубоко провинциального американского континента, отказывая им в малейшем проблеске таланта. Другие преувеличивают собственную проницательность, будучи твёрдо уверенны, что уж они-то раскусят игру! Как же, ведь почти все люди из хороших семей балуются домашними постановками!

Многократно отрепетированная сценка, с ветвящимся на разные случаи сценарии, наркотические куренья…

– И зачём всё это потребовалось? – Поинтересовался Келли, – тайны, Древние Цивилизации? Знаю, что многие из сказанного правда, но и врак навертел ты немало.

– Вера, – спокойно ответил Фокадан, улёгшись на диван и часто моргая воспалёнными глазами, – Белый Генерал должен верить в свою Миссию, как никто. Видел, каким вышел? С его харизмой и причастностью к Древним Тайнам… С таким настроем Афганистан и Индию пройдёт насквозь, тамошние племена очень склонны к мистике и Сильным вождям.

– Да, – согласился Келли, встав у окна и глядя в темноту улицы невидящими глазами, – теперь у него есть Шанс.

Глава 37

Письмо от Фреда попаданец разрезал ножом для бумаги из обсидиана, подаренным одни из индейских вождей. Собственно, для бумаги этот нож никогда и не предназначался, будучи культовым предметом из глубокой древности. В кабинете попаданца таких вещичек хватало, дружба с индейцами давала о себе знать.

Часть предметов, по договорённости с индейцами, изначально предназначалась для подарков. Нехитрая политика должна поспособствовать интересу к индейской культуре и судя по отзывам, работает успешно. По крайней мере, количество этнографических экспедиций на Индейских Территориях за последние годы выросло на порядок. Едва ли не каждый уважающий себя европейский институт считал себя должным послать хоть одну экспедицию на изучение американских аборигенов.

Фокадан подозревал, что этнографы пробудились не столько из-за необычных подарков медийным личностям, сколько из-за любопытства к дикарям, давшим отлуп англосаксам из САСШ и организовавшим собственную, пока ещё хрупкую государственность. Как бы то ни было, интересного барахла у одного из вождей ИРА предостаточно.

– Так, пометочки, – с деланным спокойствием пробормотал Алекс, – где там книга?

Достав с полки нужную книгу, сверился ещё раз с пометками в письме и вытащил наконец из сейфа шифровальную таблицу. Полчаса спустя перед озадаченным попаданцев лежал бессвязный текст.

– Двойная шифровка? Хм…

Вновь нехитрая, но кропотливая работа и вот лежит письмо, начинающееся со слов Нуэ́стра Сеньо́ра де Ато́ча.

– Неужели? – Голос Фокадана дрогнул, но письмо не оставляло сомнений – нашли!

Испанский золотой галеон, затонувший в далёком 1622 и найденный тогда аж в 1985, обнаружили при проведении минных работ ирландской общиной.

Кельты с охотой шли работать в порт, тем паче ИРА считало этот кусок одним из самых лакомых, всячески поощряя диаспору. Докеры, без которых не обойтись при погрузочных работах, судостроение и судоремонтные работы, контрабанда… куда ж без неё? С помощью ИРА, ирландские землячества в портах Конфедерации стали самыми могущественными, уверенно отстаивая свои интересы и время от времени помогая покровителям в необычных проектах.

Конкурс на минные работы при подходе к Флориде, кампания одного из лейтенантов ИРА выиграла без труда, предложив работу едва ли не в минус. Южане ничего не заподозрили, патриотов в Конфедерации хватало, а желание как-то насолить англичанам объясняло готовность работать едва ли не в убыток.

Было в патриотизме и двойное дно. Ещё оттуда попаданец помнил некоторые моменты, в том числе и клады. В самом-то деле, какой студент не захочет помечтать в стиле А вот я бы… особенно когда стипендия подходит к концу? Денежные сюжеты в такие моменты запоминаются особенно легко.

Записывать воспоминания, могущие стать полезными, попаданец начал ещё в Нью-Йорке, во время работы на сцене. А вдруг?! Обидно ведь будет упустить возможность разбогатеть резко.

Ныне в деньгах Алекс не нуждается, но один из проектов, отданных некогда Виллему, выстрелил наконец. Ранее-то не доходили руки, да и не появлялось возможности устроить поисковые работы без подозрений.

Откровенно говоря, на быстрый результат Фокадан не надеялся. В той истории кладоискатели организовали серьёзную фирму и неслабо вложились финансово, и то искали