Читать онлайн Ленин и Парвус. Вся правда о «пломбированном вагоне» и «немецком золоте» бесплатно

Сергей Кремлёв
Ленин и Парвус: вся правда о «пломбированном вагоне» и «немецком золоте»

Не очень краткое предисловие, которое автор рекомендует не игнорировать

Лживых историков следует казнить так же, как фальшивомонетчиков.

Сервантес

Уважаемый читатель!

МОЯ небольшая книга посвящена — как и обозначено в её заголовке — переезду Ленина в 1917 году из Швейцарии, где он находился в последней эмиграции, в Россию, свергнувшую царизм. Весной 1917 года в Россию возвращались практически все политические эмигранты, и в возвращении именно Ленина не было бы никакого «криминала» даже на взгляд тогдашней «жёлтой» прессы, если бы не два обстоятельства… Во-первых, Ленин вернулся в Россию транзитом через территорию Германии, которая воевала с Россией. Во-вторых, Ленин и его группа были так называемыми «пораженцами». То есть они считали, что поражение царской России в Первой мировой войне будет для народов России наименьшим злом и что России необходимо свергать самодержавие, а затем как можно скорее выходить из войны на условиях предложения всеобщего мира «без аннексий и контрибуций». Последнее обстоятельство было для имущей российской и мировой элиты особенно опасным, и переезд через Германию инкриминировали лишь Ленину, выдвинув против него обвинения в пособничестве врагу, «шпионаже» и т. д.

Это — при том, что через Германию из Швейцарии после Ленина возвращались в Россию и другие — например, оппоненты Ленина, меньшевики, включая их лидера Юлия Мартова (1873–1923). Одновременно с Мартовым 9 (22) мая 1917 года вернулись через Германию ветеран русского марксизма меньшевик Павел Аксельрод (1850–1928), ветеран народничества эсер Марк Натансон (1850–1919)…

Разными оказались их судьбы в послереволюционной России. Мартов и Аксельрод отвергли политику большевизма, ориентированную на доведение совершившейся буржуазно-демократической революции до социалистической. Оба не приняли Октябрь 1917 года, оба впоследствии вновь эмигрировали уже из Советской России, и оба умерли в эмиграции в Германии.

Что же до Натансона, то он по возвращении стал одним из основателей партии левых эсеров и принял Октябрьскую революцию безоговорочно. После мятежа левых эсеров в июле 1918 года Натансон вышел из партии эсеров, был членом Всероссийского центрального исполнительного комитета. Выехав летом 1919 года в Швейцарию на лечение, скончался там 29 июля 1919 года.


МНОГИЕ, многие добирались тогда до России правдами и неправдами, но стал знаменитым и все ещё привлекает острое внимание лишь один эпизод — возвращение Ленина. В 4-м номере журнала «Историк» за апрель 2017 года известный лениновед Владлен Логинов писал: «История возвращения Владимира Ленина в Россию в апреле 1917-го не раз становилась поводом для построения легенд и конспирологических фантазий. Путешествие через несколько государственных границ в разгар войны и революционных неурядиц и впрямь выдалось неординарным…»

Здесь наиболее интересна не оценка Логинова — он в своей статье в «Историке» всё осветил и оценил верно. Надо лишь уточнить, что правда о возвращении Ленина не раз становилась не столько поводом для фантазий и легенд, сколько жертвой прямых провокаций, начавшихся в 1917 году и не прекращающихся в году 2017-м. Так что повторю: наиболее интересна не оценка Логинова. Интересно то, что его объективное описание обстоятельств и причин выбора Лениным маршрута через Германию опубликовало в год 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции отнюдь не коммунистическое издание, где Ленина если и не ненавидят, то признают не очень охотно — сквозь зубы. Владимир Рудаков, главный редактор журнала «Историк», в обращении к читателям пишет о Ленине: «Герой он или злодей? Спорить об этом можно до бесконечности…»

Спорить на предложенную главным редактором «Историка» тему могут или невежды, или злодеи — враги и России, и человечества. Ленин не просто герой, он — наиболее созидательная и мощная фигура русской и мировой истории, и даже Сталин — вторая наиболее созидательная и мощная фигура русской и мировой истории — смог стать вровень с Лениным только потому, что был талантливым учеником и продолжателем дела Ленина.

Но всё же даже Владимир Рудаков признаёт, что «как бы мы ни относились к Ленину, стоит признать: это был политик мирового масштаба, одна из центральных фигур XX века». Иными словами, правда о Ленине всё чаще загоняет в угол даже его оппонентов, что уже неплохо.

Спасибо, как говорится, и на том!


ВСЕ перипетии переезда Ленина в Россию известны как история с пресловутым «пломбированным вагоном», и к ней тесно и непосредственно примыкает тема о «германском золоте». Уверяют, что именно на это «золото» Ленин якобы безбедно жил в Швейцарии, готовясь устроить революцию в России. Соответственно Ленина обвиняли и обвиняют в том, что он ехал в Россию, чтобы развалить её, обеспечить её поражение и, на радость Берлину, вывести из войны.

Эта страница русской и мировой истории мусолится давно… Внимательное её прочтение не оставляет камня на камне от всех инсинуаций в адрес Ленина, но тем не менее недолговечный министр-председатель Временного правительства Керенский, например, даже в 1966 году не счёл для себя зазорным тщательно воспроизвести все давние антиленинские клеветы, не менее тщательно обходя всю ту информацию, которая их опровергала. Опровергала или в реальном масштабе времени 1917 года, или — с течением лет, когда были опубликованы документы, о которых в 1960-е годы Александр Фёдорович не знать не мог.

Однако свои «The Kerensky Memories Russia and History Turning Point» («Мемуары Керенского. Россия на историческом повороте») Керенский издал на английском языке, для англоязычного читателя, и явно считал, что уж с англосаксонскими-то буквами бумага и впрямь всё стерпит. В отдельной главе «Путь предательства» Керенский буквально одной строчкой коснулся непосредственно истории транзита Ленина через Германию («Вечером 3 апреля Ленин прибыл в Петроград из Германии в “экстерриториальном вагоне”, предоставленном ему немцами»), зато подробно расписал историю с неким «прапорщиком 16-го Сибирского стрелкового полка Ермоленко»… Тот, якобы по возвращении из германского плена, на допросе в контрразведке в мае 1917 года показал, что был завербован двумя офицерами германского генштаба Шигицким и Люберсом для ведения подрывной работы в России. При этом немцы якобы сообщили Ермоленко, что — далее цитирую Керенского — «такого же рода агитацию ведут в России агент германского генерального штаба, председатель украинской секции “Союза освобождения Украины”, которая функционировала в Австрии с 1914 года на средства Вильгельма II, А. Скоропись-Иолтуховский, а также Ленин».

Керенский ссылается ещё и на аналогичную «информацию» французского министра военного снабжения Альбера Тома, приехавшего в Петроград в середине апреля агитировать за продолжение войны. Тома (1878–1932) являл собой яркий тип «социалиста»-ренегата, и его личности мы позднее ещё коснёмся.

Что же до «социалиста» А. Ф. Скоропись-Иолту-ховского (1880—?), то он был одним из руководителей прогерманского «Союза вызволения Украины» и полномочным его представителем в Берлине. В статье «Где власть и где контрреволюция?», опубликованной в «Листке “Правды”» 6 (19) июля 1917 года, Ленин писал:

«Итак, германские офицеры, чтобы склонить Ермоленко к его бесчестному поступку, налгали ему бесстыдно про Ленина, который, как всем известно, как официально заявлено всей партией большевиков, сепаратный мир с Германией самым решительным и бесповоротным образом всегда и безусловно отвергал!!»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 32, стр. 414.)

Ленин писал это не для историков, а для сограждан-современников, и уже поэтому лгать не мог — истина легко устанавливалась по прошлой большевистской прессе, где были опубликованы и статьи Ленина. Причём все они подтверждали то, что Ленин заявил 6 июля 1917 года. Далее он продолжал:

«Ложь германских офицеров такая явная, грубая, нелепая, что ни один грамотный человек ни на минуту не усомнится, что это ложь. А политически грамотный человек тем более не усомнится в этом, что сопоставление Ленина с каким-то Иолтуховским (?) и «Союзом освобождения Украины» есть нелепость, особенно бросающаяся в глаза, ибо от этого подозрительного социал-патриотического «Союза» Ленин и все интернационалисты отгораживались публично много раз именно во время войны!»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 32, стр. 414)

И это тоже было правдой!

Относительно же германских офицеров, якобы налгавших Ермоленко про Ленина, Ленин мог бы ещё и прибавить, что поклёп на него возвели наверняка даже не офицеры Рейха, а офицеры военной контрразведки в Петрограде, ибо немцам надо было быть полными дураками, чтобы без особой нужды расконспирировать перед агентом Ермоленко другого «агента» — Ленина. Иолтуховского — ещё куда ни шло, он пребывал в Берлине. Но Ленин-то был в России… При этом якобы заявление офицеров германского генштаба некоему (допустим и впрямь) своему мелкому агенту Ермоленко о якобы ангажированности такого видного лидера, как Ленин, фактически дезавуировало последнего. И это было бы со стороны немцев совсем уж верхом глупости.

Нет, у доктора Геббельса явно имелись предтечи и в отделе контрразведки штаба Петроградского военного округа, где летом 1917 года была состряпана не одна антиленинская фальшивка.


ДАЖЕ издательство «Республика», издавшее во вдрызг ельцинском 1993 году мемуары Керенского в переводе на русский язык, сочло необходимым оговорить в издательской аннотации, что «конечно, они субъективны, автор стремится оправдать себя перед историей, но и его видение событий, несомненно, представит значительный интерес для читателей». С последним заявлением издателей мемуаров Керенского нельзя не согласиться. Ведь даже ложь «исторической фигуры» — это информация к размышлению о той эпохе, к которой «фигура» принадлежит. К тому же порой даже лжецы проговариваются…

Позднее антиленинскую «информацию» Керенского переписывали друг у друга многие «исследователи», включая Сергея Мельгунова (о нём — отдельно). Но что показательно — даже в 1960-е годы Керенский не связывал организацию переезда Ленина в Россию с одиозным именем того Парвуса-Гельфанда, который на страницах этой книги встретится нам не раз и не два. Керенский упоминает о Парвусе и даже цитирует его статью 1918 года «Правда (ну-ну. — С.Х), которая колется», но прямо Парвуса с Лениным не связывает.

Тем не менее, например, современный историк Борис Колоницкий, на средства фонда «Фольксваген» и фонда Копелева исследующий вопрос о германской политике «революционизирования» России в ходе Первой мировой войны, утверждает, что в современной литературе на русском языке, посвящённой этому вопросу, «основное внимание уделяется следующим сюжетам: деятельность А. Л. Парвуса (Гельфанда), финансирование партии большевиков, поездка русских эмигрантов через Германию в 1917 г.». Причём «последние два сюжета», по заявлению Б. Колоницкого, «также связаны с Парвусом».

Много разглагольствует и кликушествует (пардон, иначе её деяния определить не могу!) о Парвусе и Ленине известный фальсификатор истории провокаторствующая мадам Нарочницкая, автор книги «Россия и русские в Первой мировой войне». Она пишет о якобы «союзе» Парвуса с Лениным, о якобы беспринципном и честолюбивом «цинике» Ленине, якобы готовом взять деньги у кого угодно, и т. д.

И уж совсем в «смешанной технике» исторической паранойи и политической провокации трактует вопрос боец «путинского ЦК» (а возможно, и «Вашингтонского обкома») Николай Стариков, автор пасквиля «Февраль 1917: революция или спецоперация?». Разбору ряда «откровений» этого «труда» я посвятил немало места в объёмной книге «Ленин. Спаситель и Создатель», к которой заинтересованного читателя и отсылаю.

Объективно вопрос о якобы связях Парвуса с Лениным не стоит выеденного яйца! Никаких особых связей попросту не было, если не считать первых лет первой эмиграции Ленина, когда он жил в Мюнхене, занимаясь подготовкой к изданию российской марксистской газеты «Искра» — об этом ниже будет сказано. Соответственно «парвусизм» антисоветских «историков» давно следовало бы квалифицировать как антиисторический абсурдизм. Он бы давно пошёл на дно, если бы не неистощимые субсидии, поддерживающие подобные «парвусизмы» на плаву.

Так или иначе, но разного рода нарочницкие, стариковы и иже с ними приклеивают имя Парвуса-Гельфанда к имени Ленина настолько настойчиво, что фактору Парвуса нам придётся уделить внимание отдельно и не мельком.


АЛЕКСАНДР Львович Парвус (настоящие имя и фамилия Израиль Гельфанд) (1869–1924) — фигура в истории немецкой и российской социал-демократии путаная и тёмная. Даже год его рождения в разных источниках разнится. Так, биографическая справка во всех томах Полного Собрания сочинений В. И. Ленина упорно относит рождение Парвуса на 1869 год, зато Большая российская энциклопедия (БРЭ) делает его на два года старше, указывая, 1867 год рождения. Так что недаром в той же БРЭ сказано: «Многие факты биографии Парвуса остаются неизвестными».

Родившись в еврейском местечке Березино Борисовского уезда Минской губернии в семье ремесленника, Израиль Гельфанд в 1886 году эмигрировал в Швейцарию. В 1891 году, после окончания философского факультета Базельского университета, получил степень доктора философии и в том же году вступил в Социал-демократическую партию Германии (СДПГ), сразу примкнув к левому её крылу. В Швейцарии познакомился с рядом крупных в будущем марксистов: русскими — членами плехановской группы «Освобождение труда», немцами Яном Тышкой (Лео Иогихесом) и Розой Люксембург, поляком Юлианом Мархлевским. Редактировал левые немецкие газеты, зарекомендовал себя талантливым аналитиком, критиком оппортуниста Бернштейна, уводившего рабочее движение с пути политической борьбы за власть на путь социальных реформ в рамках буржуазного строя.

В поле зрения молодого Владимира Ульянова имя молодого Парвуса попало вряд ли позднее времени создания ленинского петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», потому что уже в 1896 году Парвус по предложению тогдашнего соратника Ленина А. Н. Потресова был включён в состав российской делегации на 4-м конгрессе II Интернационала в Лондоне. Решение было достаточно понятным — Парвус был уроженцем и подданным России, знал русский язык. А в начале 1899 года в мартовском номере журнала «Начало» была опубликована рецензия Вл. Ульянова на русский перевод книги Парвуса «Мировой рынок и сельскохозяйственный кризис». Начиналась рецензия так: «Книжка талантливого германского публициста, пишущего под псевдонимом Парвуса (от латинского parvus — маленький, скромный, незаметный. — С.Х), состоит из ряда очерков, характеризующих некоторые явления современного мирового хозяйства…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 4, стр. 60). Ульянов «усиленно» рекомендовал книгу всем заинтересованным читателям.

Был упомянут Парвус Лениным и в его знаменитом «Что делать?», относящемся к 1902 году. Там Ленин писал: «Ещё раз подтвердилось меткое замечание Парвуса, что оппортуниста трудно поймать какой бы то ни было формулой: он легко подпишет всякую формулу и легко отступит от неё, так как оппортунизм состоит именно в отсутствии сколько-нибудь определённых и твёрдых принципов» (В. И. Ленин. ПСС, т. 6, стр. 188).

Тогда ещё Ленин не знал, что понравившееся ему и действительно меткое замечание Парвуса с какого-то момента надо будет относить к автору этого замечания.

Возможно, о том не знал тогда и сам автор замечания. Но этакое сомнительное самолюбование угадывалось уже в выборе им революционного псевдонима. Израиль Гельфанд и физически был крупен, дороден, и поведение его было от скромного и незаметного более чем далеко. При этом объяснять псевдоним «Парвус» чувством юмора его носителя не получалось — с юмором и самоиронией у Гельфанда, как и у его младшего друга Троцкого, дела обстояли неважно.

Зато претенциозности хватало.


В ГОДЫ первой «Искры» и создания Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) Ленин ценил Парвуса весьма высоко, зная его до времени заочно. В письме Потресову от 26 января 1899 года он заявлял: «Насчёт Parvus'a — я не имею ни малейшего представления об его личном характере и отнюдь не отрицаю в нём крупного таланта. К сожалению, очень мало читал я его произведений…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 46, стр. 21).

И Парвус вроде бы высокой оценки заслуживал — был энергичен, боевит, в 1900 году очень помогал Ленину и Потресову организовать печатание «Искры» в Мюнхене и писал для неё статьи. Например, 27 февраля 1901 года Ленин сообщал П.Б. Аксельроду: «Молотов (был тогда у Парвуса-Гельфанда и такой псевдоним. — С.К.) статью о финансах уже написал (для № 3 «Искры»). Иностранное обозрение обещал» (В. И. Ленин. ПСС, т. 46, стр. 88).

В мюнхенский период жизни Ленина — в начале 1900-х годов, судя по ленинским письмам, он тесно общался с Парвусом, пользовался его личной библиотекой. Но уже со II съезда РСДРП начались разногласия. Парвус то примыкал к меньшевикам, то высказывался за точку зрения Ленина против точки зрения меньшинства (см. ПСС, т. 46, стр. 416).

В феврале 1905 года в статье «Должны ли мы организовать революцию?» (ПСС, т. 9, стр. 264–273) Ленин пишет уже о «небезызвестном немецком соц. — демократе» и «меньшевике» Парвусе, но ещё рассматривает его как своего единомышленника в деле создания в России рабочей партии в виде организации профессиональных революционеров. В российском социал-демократическом движении Парвус тогда был популярен. Достаточно сказать, что Тверской комитет передал Парвусу делегатский мандат на III съезд РСДРП, проходивший с 12 по 27 апреля (25 апреля — 10 мая) 1905 года в Лондоне. Парвус отказался от участия в работе съезда, но сам факт вполне примечателен.

Во время первой русской революции 1905–1907 годов Парвус нелегально прибыл в Россию, принимал активное участие в событиях в «связке» с Троцким, с октября 1905 года был членом Исполкома Петербургского Совета рабочих депутатов и фактически возглавлял его.

Позднее, в советское время, Парвус не удостоился статей ни во 2-м, ни в 3-м изданиях Большой советской энциклопедии, но в 1-м издании БСЭ статья о нём имелась, и там было сказано, что к началу XX века Парвус «выдвинулся как крупный марксистский теоретик и специалист по вопросам мировой экономики и политики», но что он также — «автор буржуазной по своему существу, антимарксистской теории “перманентной революции”, выдвинутой им совместно с Р[озой]. Люксембург и подхваченной Троцким».

Что же до первой русской революции, то 1-я БСЭ сообщает, что «политическая позиция Щарвуса]. в революции 1905 полна шатаний и колебаний. Начав с лозунга “быть революционней всех”, докатился до призыва к прямому соглашению с либеральной буржуазией (то есть стал на позицию ранее критикуемого им Бернштейна. — С.К.)».


НЕ ВДАВАЯСЬ здесь в долгий анализ, отмечу, что с исторического отдаления вполне можно предполагать, что уже тогда авантюризм Парвуса граничил с провокацией. Более того — не будет такой уж фантастичной версия о том, что Парвус и Троцкий получали субсидии или от японцев, которым было на руку обострение внутреннего положения в России в разгар Русско-японской войны, или от еврейских банкиров США, заинтересованных в победе Японии и поражении России. Или — от тех, и от тех.

Ленин в реальном масштабе времени 1905 года не мог увидеть провокации в любом случае — с этой стороны он разобрался в Парвусе позднее. Но уже в 1905 году Ленин кое-что в Парвусе рассмотрел. В письме Луначарскому во Флоренцию, которое он написал 11 октября 1905 года, — ещё до выезда в Россию из Женевы, Ленин обнаружил, как почти всегда, верное понимание ситуации и писал:

«Россияне страшно нуждаются теперь в пояснении с азов соотношения между парламентаризмом и революцией… Нам именно теперь нужна выдержка, нужно продолжение революции, борьба с жалкой полулегальностью… А тут ещё пошляк Парвус переносит на Россию тактику мелочных сделок!! (Имеются в виду предлагаемые Парвусом тактические союзы с кадетами и т. д. — С.К.)»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 47, стр. 87.)

«Пошляк» — весьма точное определение Парвуса, но тогда Ленин характеризовал его так не публично, а лишь в доверительной партийной переписке — как вот в письме Луначарскому.

Любопытно проанализировать, как менялось публичное отношение Ленина к Парвусу, выраженное в статьях, написанных в 1905–1907 годах. Для Ленина это означало изменение и личного отношения к Парвусу.

Напомню, что 9 января (старого стиля) 1905 года вошло в историю России как Кровавое воскресенье — день расстрела царскими войсками мирной рабочей демонстрации, направлявшейся к Зимнему дворцу с петицией. С этого момента революционный подъём ширился и ширился.

Ленин легально вернулся в Россию из первой эмиграции в начале ноября 1905 года — после издания царского Манифеста от 17 октября 1905 года о «даровании свобод». До этого он анализировал ситуацию заочно и, надо сказать, прозорливо. Тогда в России уже носилась в воздухе идея «парламента», и ещё 6 августа (ст. ст.) 1905 года было обнародовано Положение об образовании Государственной думы с совещательным голосом (так называемая Булыгинская дума, по имени тогдашнего министра внутренних дел Александра Булыгина). По этому положению большинство населения (рабочие, военнослужащие, женщины и др.), не имело избирательных прав. И социал-демократы горячо спорили — идти ли им в возможную Думу или бойкотировать её, а если идти, то с какими лозунгами, с какой программой?

В первый момент Ленин лишь иронизировал по поводу горячности Парвуса и называл его «нашим Ледрю-Ролленом (буржуазный деятель французской революции 1848 г. — С.К.)». Но 26 (13) сентября 1905 года Ленин опубликовал в № 18 газеты «Пролетарий» большую статью «Игра в парламентаризм», полностью посвящённую критике взглядов Парвуса на ситуацию. В ней говорилось:

«Возьмите Парвуса… «Без царя и правительство рабочее!» — кричал Парвус под впечатлением 9 января. «Без народа и Дума либеральная», — вот к чему сводится его теперешняя «тактика» после 6-го августа. Нет, товарищ, на настроении минуты, на раболепстве перед минутой мы не будем строить своей тактики!..»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 11, стр. 263.)

Ленин писал:

«Парвус обнаруживает полнейшее незнание русских политических вопросов… Рабочим нечего бойкотировать Государственную Думу, ибо Государственная Дума сама их бойкотирует…

Нет, добрый Парвус! Пока в России нет парламента, переносить на Россию тактику парламентаризма значит недостойно играть в парламентаризм, значит из вождя революционных рабочих превращаться в прихвостня помещиков…

Скатертью дорога, любезный Парвус! Организуйте протесты с Петрункевичами (демократ) и Стаховичами (либерал), — наши дороги разошлись…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 11, стр. 251, 256, 260.)

Ленин в это время был ещё в Женеве, а Парвус — уже в Петербурге. Но Ленин ориентировал массы на хорошо подготовленное восстание весной 1906 года, а Парвус в начале 1905 года «гремел», затем летом 1905 года пошёл на попятный — о чём Ленин и сказал. Однако поздней осенью 1905 года Парвус и Троцкий оседлали ситуацию в Петербурге, возглавили Петербургский Совет рабочих депутатов — ещё до приезда Ленина — и стали форсировать события.

Наталья Нарочницкая, позволяющая себе по отношению к Ленину тон пренебрежительный («Ай, Моська! Знать она сильна, что лает на Слона…»), заявляет, что именно Парвус, а вовсе не Ленин «играл роль первой скрипки» и что «Ленин вообще явился к шапочному разбору…». У меня нет возможности анализировать здесь это заявление подробно (на эту тему достаточно написано в моей книге «Ленин. Спаситель и Создатель»), однако не могу не заметить, что уже одно такое заявление лишает Нарочницкую права на звание объективного учёного, взыскующего исторической истины. Хотя мадам права — Парвусу, Троцкому, Носарю и прочим меньшевикам вкупе с эсерами действительно удалось сыграть в первой русской революции «роль первой скрипки»…

Вот только роль эта оказалась роковой. А Ленин в период первой русской революции накапливал тот опыт, создавал ту кадровую и идейную базу, которые через десять лет привели к успеху Октябрьской революции 1917 года.

Тем не менее осенний всплеск «решительности» Парвуса в 1905 году Ленин, похоже, принял за согласие с его сентябрьской критикой. И в ноябре

1905 года в статье «Между двух битв» он упоминает Парвуса в контексте революционных всё же действий. Однако авантюристические действия Троцкого, Парвуса, меньшевиков и эсеров привели в конце 1905 года к разгрому рабочих и в Петербурге, и в Москве. В итоге наступила реакция, и в декабре

1906 года в статье «Кризис меньшевизма», и в феврале 1907 года в статье «О тактике оппортунизма» Ленин напомнил о призыве меньшевика Парвуса участвовать в той Булыгинской думе, которую большевики призывали бойкотировать.

Весной 1906 года Парвус был арестован и, поскольку числился российским подданным, по процессу Петербургского Совета рабочих депутатов был выслан в административном порядке в Туруханск Енисейской губернии на 3 года, но бежал с этапа в Германию.

Один из западных биографов Парвуса — Элизабет Хереш из Австрии — пишет, что, сидя во время следствия в тюрьме, Парвус заказывал себе дорогие костюмы и галстуки, фотографировался с друзьями и т. д., и поверить в это можно. Деньги у Парвуса уже тогда явно были, хотя происхождение их, как и вся его жизнь, было тёмным.

В целом Парвус — личный друг Троцкого, по натуре гедонист, сибарит, а при этом авантюрист и идеолог «перманентной революции», проявил себя в русском революционном движении как меньшевик. После революции 1905–1907 годов Парвус быстро катился к конъюнктурщине и провокаторству. С тех пор он шёл по этой дороге всю свою оставшуюся жизнь, морально скатываясь ниже и ниже.

Примечательно, что уже в 1905 году в статье «Игра в парламентаризм» Владимир Ильич написал, имея в виду «сверхчеловеков» «вроде Парвуса и Плеханова», пророческие слова: «Со ступеньки на ступеньку. Кто поскользнулся раз и оказался на наклонной плоскости, тот катится вниз безудержно» (В. И. Ленин. ПСС, т. 11, стр. 262).


НЕМЕЦКИЙ историк Вернер фон Хальвег — о нём ещё будет не раз сказано позднее, писал о Парвусе: «Как отзывается о нём Конрад Хаенши, Парвус — это «сенатор эпохи Ренессанса», «умнейшая голова II Интернационала», человек большого духовного богатства, который, по словам Виктора Наумана, “на теле слона носит голову Сократа”»…

Но Хальвег тут же прибавляет: «Правда, в многогранной деятельности этой неоднозначной личности концептуальное мышление категориями мировой политики уживается с ярко выраженными чертами крупного спекулянта или торговца оружием, во всяком случае эта противоречивость находится в странном единстве».

Убийственная характеристика Хальвега возникла не на пустом месте… Так, БРЭ сообщает нам, что Парвус «организовал в Германии около 500 постановок пьесы “На дне” М. Горького, однако не заплатил автору гонорары (100 тысяч марок. — С.Х), часть которых Горький обещал передать РСДРП». И далее: «По инициативе большевиков (читай — «Ленина». — С.Х), обвинявших Парвуса в личной и финансовой нечистоплотности и припомнивших ему обман Горького, в 1908-м партийный третейский суд СДПГ в составе А. Бебеля, К. Каутского и К. Цеткин морально осудил Парвуса и исключил его из партии».

Биограф Парвуса Винфред Шарлау утверждал: «Отношения между Парвусом и Лениным были проблематичными с самого начала. Это были два типа человека, которые с трудом сходятся друг с другом. Поначалу это была обыкновенная зависть — Ленин всегда видел в Парвусе идеологического соперника».

Верным здесь является одно: Ленин и Парвус действительно оказались антиподами во всём. Что же до «зависти» Ленина, то написать это мог лишь тот, кто абсолютно не представляет себе ленинскую натуру. К тому же достаточно прочесть работы Ленина первой половины 1900-х годов, чтобы убедиться, что одно время Ленин видел в Парвусе хотя и непоследовательного, но идеологического союзника. Даже в 1909 году, в письме ученикам меньшевистской каприйской школы, написанном 30 августа, Ленин упоминал Парвуса — наряду с Розой Люксембург, Шарлем Рапопортом и Фёдором Ротштейном — среди «нефракционных русских социал-демократов, выдающихся по знакомству с движением рабочего класса за границей» (ПСС, т. 47, стр. 201).

Однако масштаб личности у одного и другого был конечно же несравним. Ленин был прост, а при этом был титаном духа. Много позднее английский дипломат и разведчик Роберт Брюс Локкарт, известный как организатор «заговора послов» и встречавшийся с Лениным как представитель Англии с Председателем Совнаркома РСФСР, написал:

«От первого свидания с Лениным я вынес впечатление колоссальной силы воли, не поддающейся никакому обузданию решимости и суровой непреклонности чувств. Он являлся полной противоположностью присутствовавшему при нашем разговоре в качестве чрезвычайно молчаливого слушателя Троцкому. Троцкий (как и его друг Парвус. — С.К.) был человеком темперамента, индивидуалистом, артистической натурой, тщеславие которой являлось его слабой, доступной нападению стороной. Ленин был беспристрастен… и абсолютно недоступен для какой-либо лести. Войти с ним в известный внутренний контакт можно было… только на пути его чрезвычайно развитого, хотя и язвительного, чувства юмора». (Замечу в скобках, что Локкарт хорошо знал русский язык, так что языкового барьера при его общении с Лениным не было, и все речевые нюансы ленинского стиля Локкарт мог оценить адекватно.)

Парвус же был, несомненно, фатом, позёром и обаятельным прощелыгой. В теле слона с головой Сократа он носил дух павлина пополам с хорьком. С 1910 года он проживал в Стамбуле (Константинополе), был экономическим советником у младотурок, в период Балканских войн делал гешефты на военных поставках и торговле зерном. Нажил солидное состояние. В 1914 (или 1915-м) году вернулся в Европу, осев в Копенгагене.

Большая российская энциклопедия по точности политически окрашенной информации не чета Большой советской энциклопедии, однако до откровенной лжи будет опускаться вряд ли. Так вот, БРЭ сообщает, что в марте 1915 года Парвус предложил германскому правительству план организации весной

1916 года революции в России с последующим расчленением страны («Меморандум доктора Гельфанда») и поощрял сепаратистов на Украине, в Грузии и Армении. Это вполне могло быть, и скорее всего меморандум Парвуса — не вымысел. Но далее та же БРЭ утверждает, что 29 декабря 1915 года Парвус «получил от герм. МИДа 1 млн руб.» на свой проект, и вот уж это — вряд ли. Так или иначе какие-то деньги, если и были получены, ушли не в партийную кассу или в карманы большевиков. Даже БРЭ (энциклопедическое издание, как-никак!) не рискнула заявлять что-то подобное и припутывать к этому «миллиону» Ленина. (Замечу в скобках, к слову, что карманный энциклопедический словарь «История Отечества», изданный в 2003 году тем же издательством «БРЭ», в статье о Парвусе пишет, что он был «причастен к передаче денежных средств большевикам». В формате более позднего «солидного» энциклопедического тома авторы «БРЭ» эту инсинуацию повторить уже не рискнули. Факт любопытный и показательный!)

Итак, «сумма» — если и была выделена — явно ушла на нужды самого Парвуса. Не исключено, впрочем, что часть суммы получили через Парвуса меньшевики, часть — эсеры, а часть — националисты-сепаратисты. Собственно, сам Парвус в августе

1917 года — после того, как Временное правительство перешло к репрессивной политике, расстреляло мирную Июльскую демонстрацию и выдало ордер на арест Ленина, обвинив его в сотрудничестве с немцами, — выпустил брошюру «Мой ответ Керенскому и компании», где отрицал факт передачи «миллионов» РСДРП(б). И лишь откровенные ненавистники Ленина могут расценивать заявление Парвуса как акт прикрытия неблаговидного факта.


ЛЕНИН во время Первой мировой войны Парвуса упоминал пару раз, и каждый раз — исключительно в негативном смысле. Особенно досталось Парвусу от Владимира Ильича в статье 1915 года «У последней черты», которая начиналась так:

«Превращение отдельных лиц из радикальных социал-демократов и революционных марксистов в социал-шовинистов — явление, общее всем воюющим странам. Поток шовинизма так стремителен, бурен и силен, что повсюду ряд бесхарактерных или переживших себя левых социал-демократов увлечён им. Парвус, показавший себя авантюристом уже в русской революции, опустился теперь… до последней черты… Он сжёг всё, чему поклонялся… С развязностью уверенного в одобрении буржуазии фельетониста хлопает он по плечу Маркса… а какого-то там Энгельса он третирует прямо с презрением…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 27, стр. 82.)

Поразительно, но уже в 1915 году Ленин, по сути, предвосхитил события и предвидел как будущую клевету на него, так и будущие провокации Парвуса! В цитируемой статье, опубликованной 20 ноября 1915 года в большевистском органе «Социал-Демократ», Ленин писал о Парвусе:

«Он лижет сапоги Гинденбургу, уверяя читателей, что «немецкий генеральный штаб выступил за революцию в России»…

В шести номерах его журнальчика нет ни одной честной мысли, ни одного серьёзного довода, ни одной искренней статьи. Сплошная клоака немецкого шовинизма, прикрытая разухабисто намалёванной вывеской: во имя будто бы интересов русской революции!..

Господин Парвус имеет настолько медный лоб, что публично объявляет о своей «миссии» «служить идейным звеном между вооружённым немецким и революционным русским пролетариатом». Эту шутовскую фразу достаточно выставить на осмеяние перед русскими рабочими…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 27, стр. 82–83.)

Закончил же статью против Парвуса Владимир Ильич тоже вполне пророческими словами:

«Нельзя не отметить по этому поводу ещё одну полезную сторону теперешней войны. Она не только убивает «скорострельной пушкой» оппортунизм и анархизм, она великолепно разоблачает также авантюристов и перемётных сум социализма. Для пролетариата в высшей степени выгодно, чтобы эту предварительную очистку его движения история начала делать накануне социалистической революции, а не в самом ходе её».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 27, стр. 83.)

Это было написано Лениным в 1915 году!

Парвус же, привычно и умело ловя рыбку в мутной воде, пользовался войной, занимался успешными спекуляциями и был откровенным агентом германских милитаристов. При этом после Февральской революции Парвус — сомневаться в том не приходится — через посла Германии в Копенгагене графа Брокдорф-Ранцау, с которым был знаком, действительно предлагал германским властям обеспечить переезд Ленина в Россию. О побудительных причинах этого Вернер Хальвег написал так:

«Осуществление социализма ему (Парвусу. — С.К.) видится в «двойственном союзе прусского штыка и русского пролетарского кулака». «“Я хотел, — пишет он в декабре 1919 года, — победы центральных держав, потому что намеревался предотвратить реакцию победоносного царизма и империализма Антанты, а также предполагал, что в победоносной Германии социал-демократы были бы достаточно сильны, чтобы изменить режим”…»

Как видим, и Ленин, и Хальвег ссылаются на один и тот же тезис Парвуса, суть которого заключается в том, что русские пролетарии должны обеспечить поражение царизма, а затем немецкие пролетарии на волне победной эйфории в Германии обеспечат победу европейского социализма. Но оценивали этот тезис марксист Ленин и буржуазный историк Хальвег по-разному.

Воззрения Парвуса однозначно говорят о том, что Парвус, хотя и безосновательно, был о себе очень высокого мнения, и его гипертрофированное самомнение подвигало его на очень завиральные проекты. Ленин это, как марксист, понимал, Хальвег — нет. Но для нас в целях корректной реконструкции событий существенно сейчас то, что Парвус и после Февраля резонно считал, что постцарская победоносная Россия вкупе с империалистической Антантой по-прежнему являют собой опасность для потенциальной европейской революции. Ленин же, находясь в России, мог — по мнению Парвуса — ситуацию изменить. Причём в любом случае — хоть при военном поражении России, хоть при развитии русской революции до социалистической стадии, влияние Ленина на ситуацию могло быть, по мнению Парвуса, решающим.

Так что Парвус идею переезда Ленина в Россию через Германию явно в Копенгагене высказывал, но — в полном отрыве от тех планов и расчётов, на которых строил свои усилия Ленин в Швейцарии. Мы это увидим. А поскольку хлопоты Парвуса действительно имели место и нашли отражение в документах, в умах последующих поколений историков (о провокаторах и фальсификаторах вообще не разговор!) две независимые линии переплелись. Так что у ложной версии о том, что возвращение Ленина в Россию произошло благодаря Парвусу, имеются некие реальные корни. Но сама эта версия полностью ложна, особенно в части якобы «союза» и какого-то взаимодействия Ленина с Парвусом.

После Октябрьской революции Парвус — по свидетельству той же БРЭ — «надеялся (так и хочется уточнить: «самонадеялся». — С.К.) получить пост наркома финансов в Совнаркоме РСФСР», а получив отказ, «повёл антибольшевистскую агитацию», но в 1919 году отошёл от политической деятельности. Последним его политическим произведением (их вообще-то набирается, по-крупному, менее десятка) стал труд 1919 года «Der Staat, Die Industrie und der Sozialismus» («Государство, промышленность и социализм)» — явная аллюзия на ленинское «Государство и революция».

О Парвусе в связи с возвращением Ленина в Россию у нас ещё будет повод поговорить в своём месте.


ЧТО ЖЕ до самого переезда Ленина через Германию, то он был вынужден ехать через Германию потому, что ни Антанта, ни тем более Вашингтон не могли допустить, чтобы в Россию через территории, контролируемые «союзниками», проехали люди, которые могли сорвать планы мировой Золотой Элиты и почти немедленно привести Европу к всеобщему миру. Мог быть сорван не только процесс наращивания военных сверхприбылей «нейтральной» Америки, но и возвышение Соединённых Штатов над остальными странами после прямого подключения США к идущей в Европе империалистической бойне. Сворачивание войны в Европе весной 1917 года отменяло бы готовящийся массовый исход «миротворцев»-янки из Нового Света в Старый и последующий европейский триумф тех, кто этих «миротворцев» в Европу направлял. Скорый мир в Европе 1917 года означал бы, что американским войскам там делать нечего. И как тогда быть с планами гегемонии США в Европе и мире?

За те годы, которые США официально считались нейтральными, они предоставили Германии кредитов на 20 миллионов долларов, а странам Антанты — более чем на 2 миллиарда, в 100 раз больше!.. Последний факт настолько же важен, насколько и мало оценен, поэтому дам прямую отсылку к советской «Истории Первой мировой войны 1914–1918» (М.: Наука, 1975, т. 2, стр. 297), где он приведен. Сами авторы академической советской истории Первой мировой войны объясняют этот факт морской блокадой Германии, которая якобы делала для США невыгодной обширную торговлю с Рейхом. Однако на деле всё обстояло иначе: Германия была обречена, ибо мешала Америке как опаснейший конкурент на мировой арене, и подпитывать немцев кредитами надо было лишь для того, чтобы они не рухнули раньше времени.

К моменту совершения российской элитой Февральского переворота, быстро переросшего в массовую революцию, элита германского Рейха уже стала догадываться об обречённости Рейха на конечный крах и, естественно, была готова согласиться на любые действия, которые этот крах исключали бы. Одним из таких действий мог стать выход России из войны, а поскольку Ленин стоял в 1917 году за немедленное перемирие всех воюющих сторон, то обращение к германским властям с предложением обеспечить переезд российских политических эмигрантов в Россию транзитом через Германию, встретило в Берлине поддержку.

На протяжении десятилетий тема переезда Ленина освещалась на Западе в лучшем случае с теми или иными искажениями, а чаще всего — просто намеренно лживо и клеветнически. Ныне от Запада не отстаёт и путинско-нарочницкая Россия. А ведь уже в реальном масштабе времени — по публикациям о переезде в европейской социал-демократической прессе, по печатным заявлениям и статьям эмигрантов из ленинской группы и самого Ленина, объективную картину составить — при желании — можно было. Тем более это возможно сегодня, когда все перипетии поездки достаточно известны и документально освещены.

В 1920 году на тему переезда Ленина появилась критическая статья «Путь в Миргород» немецкого публициста и писателя Максимилиана Гардена (Витковского) (1861–1927). Выходец из еврейской семьи торговца шёлком Арнольда Витковского, брат влиятельного банкира и политика Рихарда Витковского, Максимилиан учился во французской гимназии в Берлине, затем получил актёрское образование и гастролировал с театральной группой по Германии, в 27 лет перешёл в протестантство. В 1892 году Гарден основал еженедельник с броским названием «Die Zukunft» («Будущее»), для которого писал статьи о политике и искусстве, проникнутые монархизмом и преклонением перед Бисмарком. Но с 1906 года Гарден стал известен своими острыми политическими статьями против реакционных прусских кругов из окружения кайзера. Публикации нанесли серьёзный ущерб репутации императорского дома, а одним из их результатов стал громкий процесс против Гардена, возбуждённый графом Куно фон Мольтке…

Уже из краткой биографической справки ясно, что Гарден был несомненно талантливым человеком авантюрного типа, неустойчивым в своих симпатиях и антипатиях. Во время Первой мировой войны он постепенно перешёл из партии войны чуть ли не к пацифизму, обвинял Германию в развязывании войны, что являлось большой натяжкой. Гарден был другом убитого «правыми» веймарского политика Вальтера Ратенау и сам стал жертвой покушения, после которого оправился с трудом. К Советской России относился с сочувствием.

Имя Гардена — как раз в связи с упомянутым выше процессом — мелькнуло и в статьях Ленина. В статье «Третья Дума», опубликованной 29 октября 1907 года в газете «Пролетарий», Владимир Ильич, предвосхищая реалии ельцинской и путинской России, писал:

«…у нас, как и во всякой стране с самодержавным или полусамодержавным режимом, существует собственно два правительства: одно официальное — кабинет министров, другое закулисное — придворная камарилья. Эта последняя всегда и везде опирается на самые реакционные слои общества… Изнеженная, развращённая, выродившаяся — эта группа являет собою яркий образец самого гнусного паразитизма. До какой степени извращённости доходит здесь вырождение, — показывает скандальный процесс Мольтке — Гардена в Берлине, вскрывший грязную клоаку, которую представляет собою влиятельная камарилья при дворе… германского императора Вильгельма II…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 16, стр. 140.)

Итак, Гарден, происходя из журналистского племени «разгребателей грязи», имел стиль хлёсткий и неровный. Как водится у такого типа общественных фигур — в чём-то очень точный, но в большей мере поверхностный.

В своей статье «Путь в Миргород» Гарден заявлял, что разрешение, данное Ленину на переезд, «со стороны Генерального штаба» стало «важнейшим решением» за все четыре года войны. «Никогда ещё озорство истории, — утверждал Гарден, — не выказывало себя в столь серьёзных обстоятельствах: при лихорадочно-бурной деятельности всех социалистических партий во всём мире всеми ими совместно было содеяно для дела революции дай бог одна сотая доля того, что совершил для неё прусский генерал Людендорф».

На роли Людендорфа в событиях — реально она была весьма скромной, мы ещё остановимся. Но в одном Гарден был прав: быстрое согласие Берлина на пропуск через Германию именно группы Ленина (потом ведь были и другие!) чрезвычайно способствовало ускорению революционизирования России. Однако не в интересах германских элитариев, а в интересах российских и европейских пролетариев.

Так подробно на фигуре Гардена пришлось остановиться ещё и потому, что его статья 1920 года инициировала в 1924 году статью швейцарского социал-демократа Фрица Платтена (1883–1942), в момент переезда Ленина — секретаря Социал-демократической партии Швейцарии (СДПШ), а в 1921–1923 годах — секретаря Коммунистической партии Швейцарии, с 1923 года жившего в СССР. Платтен, отвечавший в 1917 году за транзит через Германию, подготовил и опубликовал свою статью в соответствии с пожеланиями Ленина, и Вернер фон Хальвег писал в 1957 году: «Его (Платтена. — С.К.) подтверждённый документами рассказ появился… чтобы с правдивой достоверностью осветить ход этой поездки». Хальвег, однако, отметил при этом, что «всё, что появилось в печати по этому поводу, нельзя… считать достаточным, чтобы объяснить происходившие события с желаемой точностью».

Когда последние строки были написаны, ряд важных германских документов ещё не был открыт для свободного изучения. Но как раз Хальвег и сделал немало для того, чтобы основательно и представительно расширить документальную базу, подтверждающую свидетельства Платтена.


ЛЕНИН, приехавший в Россию, был опасен для всех врагов России — как внешних, так и, естественно, внутренних. О связях российских творцов элитарного антиниколаевского Февральского переворота, начиная с Павла Милюкова, с политиками США будет сказано особо, а сейчас отмечу, что Милюков, министр иностранных дел образовавшегося в России Временного правительства, грозил Ленину тюрьмой, если Ленин поедет через Германию. (В качестве информации к размышлению в скобках сообщу, что в отношении Троцкого кадет Милюков занял противоположную позицию: хотя тот числился у англичан в «чёрном списке», Милюков настоял, чтобы Троцкого не задерживали, и Троцкий вернулся в Россию через Канаду и Англию.)

В стратегическом отношении Ленин в России создавал угрозу собственности не только российских Гучковых и Рябушинских с Коноваловыми и Путиловыми, но и собственности американцев Гувера, Морганов, Маккормиков и всех остальных крупных собственников — английских, французских, бельгийских, немецких и т. д., прочно обосновавшихся в российской экономике. В тактическом же отношении Ленин в России создавал угрозу быстрого окончания войны, неприемлемого для Америки.

Так вот, эта книга призвана раз и навсегда закрыть — закрыть для любого объективного и способного логически мыслить человека — вопрос о том, был ли Ленин связан во время Первой мировой войны с германским Рейхом, получал ли он из Германии какие-либо субсидии и возвращался ли он в Россию в пресловутом «пломбированном» вагоне как «германский агент»?

Верные ответы на эти вопросы: нет, не получал и ничьим агентом не был — ни кайзера Вильгельма, ни Антанты. (В последнем — в якобы работе Ленина на англо-французов уверяет всех небезызвестный Николай Стариков, который, впрочем, пишет о Ленине как о якобы двойном агенте и кайзера, и Антанты).

Все обвинения против Ленина — это в лучшем случае неумный бред сивой кобылы, а в худшем — подлая провокация против России и Ленина. При этом аргументы, доказывающие лживость обвинений Ленина в получении тех или иных иностранных субсидий «на развал России», отнюдь не скудны. Аргументов хватает, и они отыскиваются в том числе в работах относительно объективных западных исследователей.

Например, интересна и крайне важна опубликованная немецким исследователем Вернером фон Хальвегом (Хельвегом) в 1957 году в Лейдене секретная германская дипломатическая переписка, относящаяся к проезду Ленина весной 1917 года из Швейцарии в Швецию через Германию (официальное название немецкого издания: «Lenins Ruckkehr nach Russland 1917»).

Как сообщал сам Хальвег, немецкие документы находились «в распоряжении Министерства иностранных дел Великобритании и связанного с ним Государственного архивного управления в Лондоне, где они и хранятся (British Foreign Office. Publish Record Office, London)».

В 1990 году эти и другие документы были впервые опубликованы в СССР в русском переводе в книге «Возвращение Ленина в Россию в 1917 году». В предисловии издателя было сказано: «В книге впервые собраны документы МИД кайзеровской Германии, хранившиеся в лондонском “Форин оффисе” (британский МИД. — С.К.) и других западных архивах. В работе убедительно разоблачаются клеветнические обвинения против Ленина и его соратников в том, что они вернулись в Россию как некие германские “шпионы”…»

Обычно сборнику документов Хальвега противопоставляется другой сборник документов, под редакцией Зденека Земана «Germany and the Revolution in Russia. 1915–1918: documents from the Archives of the German Foreign Ministry» («Германия и революция в России. 1915–1918. Документы из архивов Министерства иностранных дел Германии»). Этот сборник был опубликован в Лондоне и Нью-Йорке в 1958 году, и уже сам факт его появления через год после книги Хальвега доказывает его заказной характер. Не случайно Керенский, ссылаясь на более поздний сборник Земана, помалкивает о сборнике Хальвега.

Впрочем, и у Земана Керенский не нашёл ничего более криминального, чем донесение в Берлин германского посланника в Швейцарии фон Ромберга с сообщением своего информанта Кескюлы о его якобы контактах с Лениным. Более подробно этого момента я коснусь ниже, но сразу отмечу, что писатель Виктор Кузнецов, опубликовавший в 1994 году избранные страницы из сборника Земана в переводе с английского, констатировал в итоге, что прямых документальных данных о сотрудничестве Ленина с немецким Генеральным штабом не обнаружено.

Действительно, трудно отыскать чёрного кота в тёмной комнате, особенно тогда, когда кота в комнате не было и нет.


НАДО СКАЗАТЬ, что тот же Виктор Кузнецов отнюдь не лоялен к Ленину. В своей статье «Они предали Россию» Кузнецов пишет: «Следует знать, что большевики были не только холопами Вильгельма II, но и раскинутого по всему миру ростовщического интернационала во главе с председателем Нью-Йоркского банка «Kuhn, Loeb and С°» Яковом Шиффом, одним из самых патологических русофобов».

Относительно Шиффа здесь сказано всё верно, но и статья Кузнецова невольно наводит на мысль о патологии, ибо Кузнецов ненавидит Ленина и Советскую Россию, вне сомнений, патологически. Это проявляется даже в стиле, не говоря уже о той болезненной тщательности, с которой подобраны и представлены Кузнецовым самые невероятные, самые невозможные, самые несуразные антиленинские инсинуации.

Так, например, со ссылкой на «знакомого с первоисточниками» Д. Калаича, который, в свою очередь, ссылается на внука Якова Шиффа, Кузнецов заявляет, что Шифф-дед якобы «вложил в большевистскую революцию всего (? — С.К.) двадцать миллионов золотых долларов», а «в период с 1918 по 1922 год Ленин вернул банку «Kuhn, Loeb and С°» 600 миллионов золотых рублей по официальному курсу».

Несообразность цифр Кузнецова не смущает, хотя Ленин и большевики чисто технически не смогли бы вернуть — «за просто так» — такие деньжищи кому бы то ни было. Тем более что никаких долларов ни от каких шиффов большевики не получали. Но что до того Кузнецовым — духовным внукам Йозефа Геббельса и сотрудникам наиболее информированного информационного агентства «ОБС» («Одна баба сказала»)? И Кузнецов ссылается — как на достоверный источник — на книгу Шарлау и Земана «Купец революции» о Парвусе, а те ссылаются на рассказ «сотрудника австро-венгерского посольства в Стокгольме Гребинга» о том, как финансовые махинации Парвуса якобы использовались для «финансирования ленинской пропаганды в России».

В 2001 году Кузнецов выступил как составитель, автор вступительной статьи и примечаний к книге «Тайны октябрьского переворота. Ленин и немецко-большевистский заговор: документы, статьи, воспоминания», изданной издательством «Алетейя». В 2017 году «в ознаменование 25-летия со дня основания» это издательство переиздало книгу в числе других своих книг «прежних лет, ставших наибольшей редкостью, тиражом в 50 экземпляров».

Тираж в 50 (пятьдесят!) экземпляров указан выше не ошибочно — редкостно малый тираж при приличном полиграфическом качестве подчёркнут самими издателями. Цена сборника относительно невелика — всего-то семьсот рублей, но для исследователя ленинской темы он, в некотором смысле, бесценен. На всего-то четырёхстах страницах текста (правда, убористого) собрать густейший концентрат псевдоисторического «дёгтя» на Ленина — это надо было постараться! Кузнецов и постарался, да так, что работа с его сборником доставила бы мне немало удовольствия, если бы не знаменитое: «всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно».

Увы, и смех и грех… Кузнецов собрал почти все антиленинские клеветы, но внимательный сравнительный анализ выявляет в них столько «прорех», что удивляешься невнимательности составителя. Но впрочем, злоба слепа. И если в одних «материалах» Кузнецова всё строится на «показаниях» «прапорщика Ермоленко», то приводимый Кузнецовым же отрывок из книги бывшего начальника контрразведки штаба Петроградского военного округа белоэмигранта Бориса Никитина «Роковые годы» содержит следующее заявление: «Прежде всего два слова о Ермоленко. Почему-то с него начинаются почти все разоблачения в печати и на него принято указывать как на главного обличителя. Но так как он кроме голословных заявлений (жирный курсив везде мой. — С. К!) не дал ничего, то всё обвинение, построенное на его показаниях, по справедливости осталось неубедительным».

Впрочем, сам Никитин — если по справедливости — тоже неубедителен, раз за разом ссылаясь то на «досье публициста К.», то — на «следователя С.» и так далее. Особенно же «убедительны» его ссылки на публикации жёлтой газетёнки «Живое Слово», специализировавшейся на травле Ленина и большевиков и явно связанной с контрразведкой…


МАЛОТИРАЖНЫЙ уникум издательства «Алетейя» можно бы анализировать и анализировать — свой экземпляр я за пару вечеров испещрил доброй сотней пометок. Однако ограничусь здесь уже сказанным, указав напоследок на одно упущение составителя — отсутствие соответствующего эпиграфа к сборнику. А ведь какой подходящий эпиграф Виктор Кузнецов мог бы подобрать, вспомни он об авторе «Окаянных дней» Иване Бунине, нобелевском лауреате. Рафинированный «эстет» Бунин написал о Ленине так: «Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в самый разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее: он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек — и всё-таки мир настолько сошёл с ума, что среди бела дня спорят, благодетель он человечества или нет?»

Бунин не видел Ленина ни разу, явно не дал себе труд прочесть хотя бы пару строк его работ, был так же девственно невежествен по части экономики, социальной статистики и социальных проблем, как и крепостные холопы его столбовых дворянских предков. И тем не менее, проявляя вот уж воистину наследственный нравственный идиотизм паразитического дворянства, Бунин имел наглость судить о Ленине. Да, воистину, злоба слепа… В эмигрантской автобиографической повести «Жизнь Арсеньева» Бунин — по сути, саморазоблачаясь, — писал: «Ах… как чувственны мы, как жаждем упоения жизнью, — не просто наслаждения, а именно упоения, — как тянет нас к непрестанному хмелю, к запою, как скучны нам будни и планомерный труд! (жирный курсив мой. — С.К.)»

А «выродок» — по Бунину — Владимир Ленин, только-только встав во главе страны, в марте 1918 года на всю Россию заявил: «Русский человек — плохой работник по сравнению с передовыми нациями. Учиться работать — эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всём её объеме. У нас есть материал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция, — чтобы создать действительно могучую и обильную Русь…»

Но что хоть Ивану Бунину, хоть Виктору Кузнецову до таких призывов?! Ведь для того, чтобы оценить их и вдохновиться ими, надо любить Россию в себе, а не себя, сытого, в России.


В 1967 ГОДУ в Париже вышло первое издание книги Георгия Михайловича Каткова «Февральская революция». 1903 года рождения, в 1921 году Катков эмигрировал, в 1929 году окончил Пражский университет и с 1939 года стал профессором Оксфордского университета. Катков был воспитан и прожил жизнь буржуазным либералом, однако не без оснований претендовал на звание всё же историка. В сборнике издательства «Алетейя» он представлен 5-й главой «Революция и германское вмешательство» из своей книги о Февральской революции. Так вот, даже Катков не верил в заявления о сотрудничестве Ленина с немцами. Даже Катков писал, что «видимо, между Лениным и германскими властями прямого контакта никогда не было» и что «бедность Ленина во время его пребывания в Швейцарии (во время Первой мировой войны. — С.К.) не подлежит сомнению, как в отношении его личных средств, так и в отношении финансирования его публикаций».

Не усматривает Георгий Катков криминала и в факте проезда Ленина в Россию через Германию и подчёркивает, что «Ленин… по прибытии в Петроград… открыто заявил, что германское правительство пропустило его ради собственных империалистических целей, а он только воспользовался этим».

Показательно, что Катков, имея в виду так называемые «документы Сиссона», о которых в своём месте будет сказано, признаёт: «Но и сами документы не вызывали доверия, впоследствии же было доказано, что это фальшивка…» Виктор Кузнецов, включивший в свой сборник «документы Сиссона», комментирует оценку Каткова так: «Новейшие исследования (чьи — неизвестно. — С.К.) показывают, что точка зрения Г. Каткова сегодня устарела». Но тут же осторожно оговаривается: «Окончательный вывод возможен после экспертизы «Документов Сиссона»».

Так как же — при такой-то оговорке — рекомендовать сиссонову стряпню в качестве якобы неопровержимого источника? Тем более что в действительности — мы это увидим — квалифицированная экспертиза проводилась. И проводилась в реальном масштабе времени, и Кузнецов не знать об этом не мог. Но вот же — подобрал в свой сборник и фальшивку Сиссона.


В СБОРНИКЕ издательства «Алетейя» есть и подборка депеш из архивов МИДа Германии, опубликованных Зденеком Земаном в 1958 году. Материалы Земана в основном аутентичны, хотя не исключаются кое-где и некоторые позднейшие вставки. Так или иначе переписка германских дипломатов в публикации даже Земана не содержит криминала, якобы обличающего Ленина. Напротив, весьма реалистичное, например, письмо министра иностранных дел Австро-Венгрии графа Чернина рейхсканцлеру Германии от 10 ноября 1917 года свидетельствует в пользу Ленина. Показательно и признание советника Русского отдела германской дипломатической миссии в Стокгольме Ризлера (Рицлера) в докладе рейхсканцлеру от 12 ноября 1917 года, где Ризлер признаётся: «Ясной картины отношений между представителями большевиков здесь (имеются в виду сотрудники Заграничного бюро ЦК. — С.К.) и лидерами в Петрограде нет». Были бы большевики «холопами Вильгельма», Ризлер был бы осведомлён обо всём детально — не так ли? Тем не менее Загранбюро ЦК большевиков, где работал и Радек, антиленинцы подают как чуть ли не филиал германской разведки.

В материалах Земана есть и доклад посланника в Берне Ромберга в Берлин, который тот направил 30 апреля 1917 года после беседы с сопровождавшим Ленина Платтеном. Со слов Платтена Ромберг писал, что Ленину «была устроена его сторонниками великолепная встреча» и что «можно сказать, что за него три четверти петербургских рабочих». Ромберг резонно замечал, что «в любом случае необходимо путём пополнения из-за границы умножить число сторонников мира» и что необходимо, «чтобы те эмигранты, которые готовы выехать, имели те же условия проезда, что и Ленин с товарищами». А далее Ромберг, ссылаясь на Платтена, сообщал, что «из его (Платтена. — С.К.) замечаний выяснилось, что эмигрантам не хватает средств для пропаганды, в то время как их противники имеют в распоряжении неограниченные средства». Где же, спрашивается, «золотой германский ключ большевиков»?

В конце депеши Ромберг пишет: «Один из моих агентов сейчас изучает деликатный вопрос о возможности оказания им материальной помощи, не оскорбляя их достоинства» и спрашивает: «Я был бы благодарен за телеграфное сообщение, не оказывается ли революционерам финансовая поддержка каким-нибудь другим путём».

Похоже, Ромберг, будучи во время Первой мировой войны ближе к русским эмигрантам чисто географически, лучше многих понимал, что те обладают повышенным чувством достоинства и на сделку вряд ли способны. Что же до ответа на последний вопрос посланника в Берне, то из Берлина Ромбергу 12 мая 1917 года советником фон Бергеном и помощником статс-секретаря Кюльмана Буше было сообщено следующее: «У меня с ними нет контактов. Берген. Буше».


ПОКАЗАТЕЛЬНО, что, часто ссылаясь на материалы Земана, Кузнецов почти не упоминает материалы Хальвега… Анализ же документов Хальвега (как вообще-то и достоверной части документов Земана) лишний раз подтверждает, что ни о каком финансировании Ленина немцами и «двойном дне» переезда Ленина говорить не приходится. Причём любопытно то, что русский перевод документов Хальвега появился в СССР только на излёте перестройки, уже вполне оформившейся как «катастройка». Надо сказать, что в хрущёвско-брежневском СССР против дела Ленина и исторического облика Ленина десятилетиями велась тонкая диверсия, организуемая извне, но осуществляемая агентами влияния Запада внутри ЦК КПСС. В 2000-е годы — под занавес ельцинщины и в угаре начинающегося путинизма — член горбачёвского Политбюро ЦК КПСС «Александр Н.» Яковлев (1923–2005), один из важных системных «кротов» Запада и разрушителей СССР, бахвалился:


«После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества (читай — «развала общества». — С.К.). Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды «идей» позднего Ленина… Без устали говорили о гениальности «позднего» Ленина (чтобы у всех в ушах звенело и в зубах завязло. — С.К.), о необходимости возврата к ленинскому «плану строительства социализма» и т. д.

Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработала (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха… либерализмом и «нравственным социализмом» — по революционаризму вообще».


Если помнить, что «Александр Н.» (он любил писаться именно так, на «цивилизованный» англосаксонский манер) Яковлев с 1953 года — года убийства Сталина, начал работать в ЦК КПСС инструктором Отдела пропаганды и агитации, а с марта 1953 года — инструктором Отдела науки, школ и вузов, в апреле 1960 года стал заведующим сектором Отдела пропаганды и агитации, а с июля 1965 года — 1-м заместителем заведующего Отделом пропаганды ЦК КПСС, то становится ясно, что подспудно Ленина дискредитировали уже в советское время за счёт усилий формально советских, а фактически — антисоветских, ренегатских структур, начиная и заканчивая ЦК КПСС. В горбачёвские годы антиленинская кампания стала проводиться всё более открыто, так что публикацию документов Хальвега и других материалов в горбачёвско-яковлевском СССР можно оценивать как акт гражданского мужества. В предисловии к книге 1990 года доктор исторических наук А. М. Совокин — тогда заведующий отделом Ленина в Институте Маркса-Энгельса-Ленина, писал:

«Мы привели немало документов, фактов, воспоминаний не только в познавательных целях, не только, чтобы реально представить героический подвиг Владимира Ильича в ходе подготовки и осуществления нелёгкого его возвращения из эмиграции в Россию. Это нам приходится делать, чтобы ещё раз показать позорную роль современных клеветников, идущих по пути канувших в Лету российских контрреволюционеров. Различного рода измышления современных ненавистников Великого Октября, по существу, во многом схожи с походом промонархистских, буржуазных и мелкобуржуазных сил против Ленина в 1917 году. Публикуемые в сборнике документы станут важным подспорьем в выяснении реальных фактов истории возвращения В. И. Ленина на родину в 1917 году».


УВЫ, вскоре после того, как были написаны вышеприведенные строки, канувшие в Лету российские контрреволюционеры, после Октября 1917 года окончательно превратившиеся в агентов Запада и пособников иностранной интервенции, возродились усилиями того же Запада в ельцинской РФ, словно злой волшебник Волан-де-Морт из «Гарри Поттера». И начался новый поход против Ленина… Последней крупной провокацией против исторического облика Ленина стала книга Льва Данилкина с полуидиотским слащавым названием «Ленин. Пантократор солнечных пылинок». Даже не очень-то объективная учёная дама — доктор наук Елена Котеленец в своём, надо признать, капитальном обзоре новейших исследований и дискуссий о Ленине «Битва за Ленина», изданном в 2017 году, отметила, что «в случае Данилкина перед нами роман о Ленине, замаскированный под биографию. А главный герой — полностью сконструированный персонаж, с реальным Лениным имеющий мало общего».

Уточнить здесь надо одно — в случае Данилкина мы имеем не роман, а очередной крупный акт психологической войны против Ленина и России, замаскированный под роман. Хальвег, к слову, для Данилкина не источник, Данилкин предпочитает ядовитые «истины» эмигранта Бурцева и намекает на якобы не исключенные связи Ленина с германской и австрийской разведками.

Впрочем, и Елена Котеленец упоминает о книге Хальвега очень вскользь. Причем из цитирования Котеленец книги Нины Берберовой из Принстонского университета «Курсив мой» читатель, с сутью книги Хальвега не знакомый, может подумать, что Хальвег не обеляет, а обличает Ленина.

Копья ломаются по сей день… Современный американский исследователь Адам С. Улам в книге «Человек и эра», изданной в 1987 году в Бостоне, заявлял, что сейчас-де «нет сомнений», и это-де подтверждают «соответствующие документы», что суть обвинений Ленина в сотрудничестве с немецким Генштабом была «верной», но «не их интерпретация». Улам писал: «Ленин брал деньги у немцев, как он взял бы их для дела революции где угодно, включая Российский Двор Его Императорского Величества, но он не был «немецким агентом»… Вероятно, то, что большевики не гнушались никакими способами для пополнения своей казны, объяснялось их уверенностью в скорой победе мировой революции, а поэтому они не рассматривали серьёзно возможность попасть в политическую или иную зависимость к тем, кто снабжал их деньгами».

Но и суть обвинений против Ленина, а точнее — клевёт на него, и «интерпретация» Улама неверны. Ленин не только не был чьим-либо агентом, но и денег у немцев не брал, а партийная заграничная казна большевиков накануне 1917 года была почти пуста. И это-то как раз подтверждается соответствующими документами, аутентичность и достоверность которых подвергнуть сомнению невозможно. Речь — о ленинской переписке того периода. Мы с ней в своём месте познакомимся.


ЕСЛИ СМОТРЕТЬ на вопрос объективно, то как раз анализ переписки Ленина после начала Первой мировой войны, и особенно анализ писем из Швейцарии второй половины 1916 — начала 1917 года полностью опровергают все обвинения Ленина в получении «миллионов германских марок» и прочем подобном. Письма Ленина, написанные в реальном масштабе времени, обнаруживают прямо обратное — крайнюю скудость как партийной кассы, так и личных средств Ленина и Крупской.

Тем не менее по сей день имеет хождение версия «кайзеровских миллионов для Ленина», подробно «описанная», например, эмигрантским историком С. П. Мельгуновым. Она была запущена им в оборот в 1940 году в книге «Золотой немецкий ключ большевиков», опусе, надо заметить, малоумном. Сегодня книгу Мельгунова следует относить скорее к историческим курьёзам, которые интересны не как источник фактов, а как пример конъюнктурной злобности, застилающей глаза пристрастного «исследователя». Мельгунов с документами, изданными В. Хальвегом, знаком, естественно, не был и опирался на антиленинские слухи. Впрочем, и сегодня антиленинцы опираются на них же. Так, Б. И. Греков в 1998 году, описывая деятельность прогерманской Лиги нерусских народов России (Лиги инородцев России), «многозначительно» намекал:

«Одним из важнейших теоретических положений, составляющих основу деятельности Лиги, было право наций на самоопределение. В этом её программа оказалась сходной с большевистской… В литературе о Лиге упоминаются также связи Ленина с Кескюлой (эстонец, работавший в Лиге. — С.Х.), который якобы передавал Ленину германские деньги. Правда, прямых документальных подтверждений этого обстоятельства нам найти не удалось…»

Здесь всё состряпано по рецептам информационной войны, причём Б. Греков без разысканий в секретных архивах мог бы путём простого знакомства с работами Ленина 1917 и 1918 годов убедиться, что большевики провозглашали право нерусских народов России на самоопределение всего лишь как принцип, а не как рычаг развала единой России. Ленин сразу же подчёркивал, что большевики не сторонники малых государственных образований, а сторонники социалистической федерации народов. Собственно государственная практика Ленина после Октября 1917 года и была направлена на максимально возможное воссоединение всех национальных регионов бывшей Российской империи под рукой Москвы. (Что к 1923 году и произошло почти в полном объёме.)

Вернувшись в Россию, Ленин говорил, конечно, и о мире или о хотя бы перемирии для всех воюющих сторон. Но в качестве основополагающей он выдвинул идею не немедленного мира, а идею немедленной социалистической революции, причём — в общеевропейском формате. В случае такой революции и её успеха вопрос о мире решался бы автоматически — легко и попутно.

Что же до эстонца Кескюлы, то Александр Эдуард Кескюла, судя по всему, действительно входил в число тех, кто мог так или иначе общаться с Лениным в Швейцарии после переезда последнего туда в конце 1914 года. Политических эмигрантов из России в маленькой горной республике хватало, и Кескюла какое-то участие в политической жизни эмиграции принимал, иначе немецкий посол в Берне барон Гисберт фон Ромберг не числил бы его среди своих осведомителей.

Кескюла сотрудничал не с Лениным, а с Ромбергом, которому скармливал разного рода информацию, вплоть до мифической. Так, Хальвег сообщает, что в памятной записке Ромбергу «Внутриполитическое положение России» от 15 июля 1915 года Кескюла доводил до сведения посла «семь главных, выделенных из программы Ленина пунктов: установление республики, конфискация помещичьих земель, введение восьмичасового рабочего дня, предложение мира без оглядки на Францию, отказ Германии от военных аннексий и контрибуций, а России — от Константинополя и Дарданелл, вступление русской армии в Индию».

Уже этот перечень свидетельствует о не очень ясном знании Кескюлой программы Ленина, во-первых, и об авантюризме Кескюлы, во-вторых, ибо якобы «индийские» планы Ленина существовали лишь в меморандуме Кескюлы.

Ромберг воспроизвёл тезисы Кескюлы в донесении германскому канцлеру, направленном из Берна 30 сентября 1915 года. Это донесение приводится и в сборнике Земана, и именно на него ссылался в своих мемуарах Керенский. Однако в депеше Ромберга нет никаких конкретных данных о сотрудничестве Кескюлы с Лениным. Более того, анализ депеши лишний раз убеждает в том, что Кескюла просто водил Ромберга и Берлин за нос, пытаясь представить дело так, будто он, Кескюла, у большевиков «свой человек», и под эту басню выудить у немцев какие-никакие деньжата.


ОТНОСИТЕЛЬНО Кескюлы можно добавить и ещё кое-что…

В Сети бродят иногда просто-таки смехотворные истории о финансовых источниках обеспечения житейской жизни Ленина в разные периоды. Дописываются до того, что молодой Ленин якобы вёл жизнь помещика, управляя собственным имением Кокушкино в Лаишевском уезде Казанской губернии. Матери Ленина действительно принадлежала доля в отцовском небольшом имении Кокушкино, и Владимир Ульянов жил там с декабря 1887 года по октябрь 1888 года, высланный под негласный надзор полиции за участие в волнениях в Казанском университете. Но занимался он в Кокушкине не делами имения. Дела вели тётки — сёстры матери, а Ленин пополнял образование. Позднее он вспоминал: «Кажется, никогда потом в моей жизни, даже в тюрьме в Петербурге и в Сибири, я не читал столько, как в год после моей высылки в деревню из Казани. Это было чтение запоем с раннего утра до позднего часа»…

Впрочем, я отвлёкся, но отвлёкся потому, что в той же «кокушкинской» манере в Сети повествуется и о том, что Ленин-де, лишившись присылок из пенсии умершей матери, действительно жил в Швейцарии со второй половины 1916 года в стеснённых материальных условиях, но его-де поддерживал Кескюла, изображая «товарищескую помощь». Кескюла якобы выплачивал Ленину до 100 рублей в месяц, а сам получал деньги от немцев.

Сто рублей — сумма не бог весть какая. Однако существеннее иное. Был ли Ленин способен получать от плохо знакомого и политически не близкого ему собрата-эмигранта даже такого рода «пособие»? Утвердительно ответить на этот вопрос может лишь тот, кто абсолютно не знает Ленина и не имеет никакого представления о его психологическом портрете.

Ленин в финансовых вопросах — хоть в партийных делах, хоть в личных, был щепетилен до удивления. Среди его переписки 1916 года отыскиваются два показательных письма. Первое адресовано большевичке С.Н. Равич («Ольге») (1879–1957) — жене В.А. Карпинского («Минин») (1880–1965), заведующего библиотекой и архивом ЦК РСДРП в Женеве, и написано 3 июня 1916 года:

«Дорогая Ольга! Я Вам должен за библиотеку — проверьте по книжечке — за год плюс за обед (1.50 или около того). Деньги у меня есть, и реферат лозаннский покрыл поездку и дал доход.

Большой привет В.К. (В. А. Карпинскому. — С.К.) и salut Вам!

Ваш Ленин»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 241–242)

Долг за библиотеку — это невнесённая плата за пользование богатой партийной библиотекой, основу которой составила библиотека известного издателя социал-демократической литературы Г. А. Куклина (1877–1907). По завещанию Куклина — с 1903 года большевика, библиотека после его смерти была передана партии большевиков.

Второе письмо написано через несколько дней и адресовано Карпинскому и Равич:

«Дорогие друзья! Напрасно Вы поднимаете историю. Ольга даже насильно совала мне деньги в карман (я их оставил на столе, пока она ещё не вставала). Зачем отступать от истины, тов. Ольга? Это нехорошо.

К насилию прибегали Вы, и всякий третейский суд — если Вы решили довести дело до третейского суда между нами — Вас осудит, ей-ей!

Прошлый реферат я взял много денег, этот меньше, но всё же взял сверх нормальных расходов на жизнь. Значит, платить могу и, раз начал, значит должен… Очень прошу не поднимать склоки и судов, не упрямиться, раз Вы явно неправы. Деньги посылаю; за обед в ресторане и за библиотеку (после однажды заплаченного месяца за все остальные) ещё не заплачено.

Прилагаю 16 frs и надеюсь, что не будете настаивать на своём, явно несправедливом и неправильном желании.

Salutations cordials («Сердечные приветы». — С.К.).

Ваш В. Ульянов»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 242)

Господи! Сколько шума — пусть и в ироническом тоне — из-за каких-то 16 франков — примерно 10 рублей! И хотя по тогдашним понятиям о приличиях финансовая щепетильность была вообще-то нормой, сюжет с ленинскими 16 франками показывает и действительный уровень достатка заграничных большевиков, и немалую уже потрёпанность их нервов, и — лишний раз, внутреннюю невозможность для Ленина чувствовать себя чьим-то должником даже в мелочах, даже если речь о близких товарищах и партийных соратниках.

Что уж говорить о каком-то Кескюле?!

Ленин у такого не то что «без отдачи», но и заимообразно не то что 100 рублей, а и франка не взял бы!


ПОДРОБНОМУ рассмотрению переезда Ленина в Россию и анализу лжи о «германском золоте» я уделил много места в капитальном труде о Ленине, опираясь прежде всего на анализ переписки Ленина — источник наиболее представительный по информативности и убедительности. Поэтому предлагаемая вниманию читателя книга основывается на соответствующих главах моей 1000-страничной книги 2016 года «Ленин. Спаситель и Создатель». Однако эта небольшая книга имеет, конечно, и самостоятельное значение, охватывая вопрос с достаточной, как надеется автор, полнотой — при активном привлечении дополнительных материалов.

Начать же придётся не с мифического «германского следа» в деятельности Ленина, а с реального, но почти неизвестного «американского следа» в истории бурного российского 1917 года. Дело в том, что хотя документальных данных, подтверждающих версию, что возвращению Ленина в Россию препятствовала не только европейская Антанта, но и Америка, не отыскивается, исторические и политические основания для такого предположения имеются. Ленин в России был опасен не только для англо-французов, но и для янки!

И ещё вопрос — для кого он был опаснее — для элитарных кругов Антанты или для имущей элиты США?.. Ведь контролировать постфевральскую Россию намеревались прежде всего американские толстосумы, которые устанавливали контроль и вообще над всей Европой.

К тому же, в чём в чём, а в создании антиленинского «германского» мифа «американский след» просматривается вполне.

И даже — очень жирно.

И это, конечно, неспроста.

Глава 1

Российский Февраль 1917 года и американский Апрель 1917 года…


ПОСЛЕ свержения царизма в самом конце русского февраля 1917 года (в начале марта по европейскому григорианскому календарю) весна и лето 1917 года оказались для России не только бурными, но и неоднозначными. В общем виде такое заявление более чем банально и тривиально или, говоря по-русски, избито и лишено новизны. Но если мы начнём конкретизировать…

О-о, тогда выявляются такие неожиданные неоднозначности, что многие устоявшиеся якобы трюизмы, или, говоря по-русски, общеизвестные истины, оборачиваются к нам весьма любопытными и неизвестными сторонами. Причём неизвестными даже для абсолютного большинства участников тех давних и бурных событий. Например, плохо было понято многими в реальном масштабе времени — в 1917 году, и мало кем верно понято по сей день некое пикантное обстоятельство. А именно: во второй русской революции — Февральской — переплелись не только два очень разных внутренних фактора, о чём чуть ниже будет сказано, но и несколько очень разных внешних тенденций, отражавших политические, экономические и геополитические интересы тех или иных мировых групп влияния, общим для которых было одно — стремление максимально обессилить Россию, а то и раздробить её.

На переплетение двух чисто внутренних факторов — элитарного и народного, Ленин указал ещё до возвращения в Россию — в написанных ещё в Швейцарии «Письмах из далека». Уже в первом из них он отметил:

«Первый этап… русской революции 1 марта 1917 года, судя по скудным данным в Швейцарии, закончился…

Как могло случиться такое «чудо», что всего в 8 дней — срок, указанный г. Милюковым (министром иностранных дел Временного правительства. — С.К.) в его хвастливой телеграмме всем представителям России за границей, — развалилась монархия, державшаяся веками и в течение 3 лет величайших всенародных классовых битв 1905–1907 годов удержавшаяся несмотря ни на что?

Чудес в природе и в истории не бывает… Без революции 1905–1907 годов, без контрреволюции 1907–1914 годов невозможно было бы такое точное «самоопределение» всех классов русского народа и всех народов, населяющих Россию, определение отношения этих классов друг к другу и к царской монархии, которое проявило себя в 8 дней февральско-мартовской революции 1917 года. Эта восьмидневная революция была, если позволительно так метафорически выразиться, «разыграна» точно после десятка главных и второстепенных репетиций; «актёры» знали друг друга, свои роли, свои места, свою обстановку вдоль и поперёк, насквозь, до всякого сколько-нибудь значительного оттенка политических направлений и приёмов действия».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 11, 12.)

И далее (жирный шрифт везде мой, курсив везде Ленина):

«Если революция победила так скоро и так — по внешности, на первый поверхностный взгляд — радикально, то лишь потому, что в силу чрезвычайно оригинальной исторической ситуации слились вместе, и замечательно «дружно» слились, совершенно различные потоки, совершенно разнородные классовые интересы, совершенно противоположные политические и социальные устремления. Именно: заговор англо-французских империалистов, толкавших Милюкова и Гучкова с Кº к захвату власти в интересах продолжения империалистической войны, в интересах избиения новых миллионов рабочих и крестьян России для получения Константинополя… Гучковыми, Сирии… французскими, Месопотамии… английскими капиталистами и т. д. Это с одной стороны. А с другой стороны, глубокое пролетарское и массовое народное движение (…) революционного характера за хлеб, за мир, за настоящую свободу».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 16–17.)

Всесильным «режиссёром», ускорившим русскую революцию, Ленин назвал при этом «всемирную империалистическую войну». И он же указал на значение для совершения революции внешнего фактора:

«…если поражения в начале войны играли роль отрицательного фактора, то связь англо-французского финансового капитала, англо-французского империализма с октябристско-кадетским капиталом России является фактором, ускорившим этот кризис путём прямо-таки организации заговора против Николая Романова.

Эту сторону дела, чрезвычайно важную, замалчивает по понятным причинам англо-французская пресса и злорадно подчёркивает немецкая. Мы, марксисты, должны трезво смотреть правде в глаза, не смущаясь ни ложью, казённой, слащаво-дипломатической ложью первой воюющей группы империалистов (Антанты. — С.К.), ни подмигиванием и хихиканием их финансовых и военных конкурентов другой воюющей группы (Германии и Австро-Венгрии. — С.К.). Весь ход событий февральско-мартовской революции показывает ясно, что английское и французское посольства с их агентами и «связями», давно делавшие самые отчаянные усилия, чтобы помешать сепаратному миру Николая Второго с Вильгельмом II, непосредственно организовали заговор вместе с октябристами (члены праволиберальной партии «Союз 17 октября» — в честь царского Манифеста от 17.10.1905 г. — С.К.) и кадетами (партия крупной буржуазии. — С.К.), вместе с частью генералитета и офицерского состава армии и петербургского гарнизона особенно для смещения Николая Романова».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 15–16.)

Как видим, указывая на внешние факторы, подтолкнувшие элитариев России к заговору против царя, каковой — в свою очередь — подтолкнул массы к революции, Ленин не назвал Соединённые Штаты Америки. И не назвал не только потому, что на момент совершения «восьмидневной» русской революции США были формально нейтральными и вступили в войну на стороне Антанты лишь позднее — в апреле. Владимир Ильич не упомянул Америку и потому, что её роль в событиях тогда тщательно маскировалась, и даже Ленину путём чистого анализа «вычислить» эту зловещую роль было невозможно. Однако фактор Америки был объективно важнейшим, ибо Соединённые Штаты, формально не участвуя в войне до апреля 1917 года, были главными сценаристами и режиссёрами империалистической войны. Об этом подробно написано в моей книге «Политическая история Первой мировой», а здесь лишь скажу, что основной причиной Первой мировой войны были не уже сформировавшиеся англо-германские противоречия, а потенциально обостряющиеся американо-германские противоречия по всему спектру важнейших мировых проблем.

Америке, а ещё точнее — наиболее космополитическим кругам Мировой Элиты, надо было руками русских обессилить немцев, руками немцев — русских, в целом руками европейцев обессилить Европу, чтобы подчинить её влиянию Америки, а заодно и Россию лишить перспектив мощного суверенного развития. Добиться этого можно было, только развязав войну в Европе. Вот войну в Европе и развязали — в обеспечение интересов США.

А в апреле 1917 года Соединённые Штаты «лично» пришли в Европу, формально — как союзники Антанты, а на деле — как агрессоры. Очень давно — на рубеже XVIII и XIX веков, будущий князь Беневентский, Шарль-Морис Талейран — дипломат всех французских правительств с конца XVIII века до начала 30-х годов XIX века, прозорливо предупреждал:

«На Америку Европа всегда должна смотреть открытыми глазами и не давать никакого предлога для обвинений или репрессий.

Америка усиливается с каждым днём. Она превратится в огромную силу, и придёт момент, когда перед лицом Европы, сообщение с которой станет более лёгким в результате новых открытий, она пожелает сказать своё слово в отношении наших дел и наложить на них свою руку.

Политическая осторожность потребует тогда от правительств старого континента скрупулёзного наблюдения за тем, чтобы не представилось никакого предлога для такого вмешательства.

В тот день, когда Америка придёт в Европу, мир и безопасность будут из неё надолго изгнаны».

(Борисов Ю.В. Шарль-Морис Талейран. М.: Междунар. отношения, 1986, стр. 51.)

Эти слова Талейрана стоило бы отлить в бронзе, и бронзовые доски с ними установить на главных площадях всех европейских столиц и во всех европейских парламентах, включая Европарламент. Здесь концентрированно предсказана вся европейская история XX века и начала XXI века.

О том, как янки готовились к первому акту захвата господства над миром, давно надо бы написать отдельную книгу, здесь же сообщу лишь, что уже в 1910 году в США началась работа по коренной реорганизации армии. Американский военно-морской флот, оснащённый новейшими линкорами, ещё ранее заявил претензии на мировое лидерство, а теперь наступало время для сухопутных вооружённых сил. В июне 1912 года особое совещание начальников отделов военного ведомства во главе с военным министром Стимсоном и офицеров Генерального штаба во главе с генералом Вудом обсудило проект создания армии, «способной противостоять армии любой европейской державы»!

Зачем Америке была нужна такая армия, если сухопутная агрессия против США по сей день невозможна? Конечно же мощная армия нужна была Штатам для их собственной будущей агрессии в Европу.

Знания одного этого факта достаточно для того, чтобы отправить в мусорную корзину все псевдоисторические опусы, уверяющие, что Америка-де «вынуждена» была вмешаться в европейский конфликт лишь после того, как «возникла угроза демократии в Европе».

В начале XX века (как, впрочем, и в начале XXI века) нельзя было даже и помыслить о том, что какая-то европейская или иная держава отправится через океан завоёвывать Соединённые Штаты. Зато вполне можно было представить себе такое развитие событий, когда армия Соединённых Штатов отправится за океан в Европу, чтобы в полном соответствии с давним прогнозом Талейрана изгонять из Старого Света мир и безопасность.

Собственно, так ведь и произошло!

Если иметь в виду не текущие политические коллизии, подоплёка которых была скрыта, а общую ситуацию, то Ленин понимал это и без Талейрана. Поэтому и с ролью США в событиях в России он разобрался к лету 1917 года вполне. Позднее, 22 августа 1918 года, в «Письме к американским рабочим», опубликованном в «Правде», Ленин напишет без околичностей:

«Американские миллиардеры были едва ли не всех богаче и находились в самом безопасном географическом положении. Они нажились больше всех. Они сделали своими данниками все, даже самые богатые, страны. Они награбили сотни миллиардов долларов (с учётом экономического внедрения США в Европу Ленин преувеличивал не так уж и намного. — С.К.). И на каждом долларе видны следы грязи: грязных тайных договоров… договоров о дележе награбленной добычи… На каждом долларе — ком грязи от «доходных» военных поставок, обогащавших в каждой стране богачей и разорявших бедняков. На каждом долларе следы крови — из того моря крови, которую пролили 10 миллионов убитых и 20 миллионов искалеченных…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 37, стр. 50.)

Но понимая всё это, Ленин понимал и то, что влияние Америки в России не будет значащим только в том случае, если проамериканские политики будут изгнаны с арены российской политики. Таких политиков в России весной 1917 года хватало. И это было одной из проблем, не учитывать которые Ленин, как национальный лидер, не мог.

С другой стороны, для проамериканских политиков (вернее назвать их политиканами) возвращение Ленина в Россию было крайне опасным. Лев Троцкий после выдворения из СССР написал «Историю русской революции». Вообще-то это — сочинение не только претенциозное, но и зачастую сомнительное в фактическом отношении, однако полезное уже тем, что Троцкий часто цитирует других. Так вот, он приводит рассказ одного из основателей партии кадетов Владимира Набокова, управляющего делами Временного правительства. Набоков сообщал:

«В одном из мартовских заседаний Временного правительства, в перерыве, во время продолжавшегося разговора на тему о всё развивающейся большевистской пропаганде, Керенский заявил, по обыкновению истерически похохатывая: «А вот погодите, сам Ленин едет, вот когда начнётся по-настоящему»…»

Далее Троцкий вновь ссылается на Набокова, по словам которого, министры не усматривали оснований тревожиться, поскольку-де «самый факт обращения к Германии в такой мере подорвёт авторитет Ленина, что его не придётся бояться». «Как им вообще и полагается, — язвил Троцкий, — министры были очень проницательны».

Но тот же Керенский Ленина заранее и вполне обоснованно рассматривал как главный движитель развивающегося революционного процесса и главного своего антагониста. А ведь Керенский — хотя его дореволюционные связи с США так и не были вскрыты — явно был с США связан. Причём есть основания полагать, что эти связи Керенского — фигуры, близкой к партии эсеров уже в период первой русской революции 1905–1907 годов, установились как раз в период первой русской революции. После же Февральской революции они не могли не укрепиться. А англосаксы потенциал Ленина рассматривали явно всерьёз — недаром в Швейцарии подвизались как разведчики и молодой Аллен Даллес — будущий основатель ЦРУ, и призванный на службу в Интеллидженс сервис литератор Сомерсет Моэм — будущий автор «Луны и гроша». Причём последний, по его собственному признанию, после года работы в Швейцарии был в 1917 году направлен в Петроград с секретной миссией с целью воспрепятствовать приходу большевиков к власти.

Не заблуждался относительно опасности Ленина для дела российской и международной элиты и министр иностранных дел Временного правительства Милюков, связи которого с элитой США были к 1917 году давними, прочными и не очень скрытыми, о чём будет сказано. А Милюков прямо грозил Ленину тюрьмой, если тот вернётся в Россию через Германию — притом что иного маршрута для Ленина не было.

ДЛЯ лучшего понимания сути тех дней в их «американском» разрезе приведу ряд конкретных иллюстраций на тему «русских» американских вожделений…

С конца XIX века в Россию активно внедрялся французский, английский, бельгийский и германский капитал, а доля американского капитала оказывалась при делёжке российского «пирога» очень уж непропорциональной аппетитам США. Долее терпеть такую «несправедливость» капитал Америки конечно же не мог! И уже в 1912 году Америка по объёму своего экспорта в Россию, как сообщает историк-американист Р. Ш. Ганелин, оставила позади Англию и уступала лишь Германии.

К лету 1914 года в Россию ввозилось американских товаров более чем на 100 миллионов долларов в год, то есть более чем на 200 миллионов рублей. Для сравнения — государственный бюджет Российской империи составлял в 1913 году 3 миллиарда 436 миллионов рублей.

В 1913 году по инициативе США в Москве была учреждена Русско-американская торговая палата. А летом 1914 года — ещё до войны, русское правительство заявило об отказе продлевать русско-германский торговый договор, срок которого истекал в 1916 году. И сразу же — 23 июня 1914 года, бывший американский посол в России Кертис Гульд, выступая в Бостонской торговой палате, предложил сделать Россию рынком для промышленности США, равным по своему значению Латинской Америке.

Сравнение было вполне «знаковым» — Америка возымела желание сделать из России одну огромную «банановую» республику, но — без бананов. Расчёт был, кроме прочего, на вытеснение с российского рынка немцев. И зная это, нетрудно предположить, что уже одними этими планами Америки можно объяснять стремление США развязать мировую войну. Хотя планами захвата российского рынка коварство Америки, конечно же, не ограничивалось.

(Замечу в скобках, что Америке было не менее важно устранить Германию как конкурента не только на внешних рынках, включая латиноамериканский и российский, но и на собственном внутреннем рынке, где германские производители завоёвывали всё более прочные позиции.)

С началом войны США усилили свою экономическую экспансию в Россию, и вашингтонский агент российского министерства торговли и промышленности К.Ю. Медзыховский писал министру С. И. Тимашеву об «удивительном увлечении американцев целиком завоевать русский импортный рынок»!

Целиком!

Описывая антироссийские махинации и ловкие провокации Уолл-стрит во время Первой мировой войны, можно занять не одну страницу, однако у нас всё же иная основная тема. Поэтому в двух словах сообщу, что к деликатным операциям был подключён блистательный прохиндей Витте, что российские журналисты в целях «пиара» Америки подкупались «на корню», что американцы поставили дело так, что нехватка золота в Америке в начале войны уже в 1915 году сменилась золотыми потоками, обусловленными хлынувшими в Штаты военными заказами из России.

Участник Первой мировой войны, бывший офицер старой русской армии и советский военный историк генерал Барсуков в капитальном труде «Артиллерия русской армии (1900–1917 гг.)» констатировал следующее:

«Россия влила в американский рынок 1800 000000 золотых рублей, и притом без достаточно положительных для себя результатов. Главным образом за счёт русского золота выросла в Америке военная промышленность громадного масштаба, тогда как до мировой войны американская военная индустрия была в зачаточном состоянии. Ведомства царской России, урезывая кредиты на развитие русской военной промышленности, экономили народное золото для иностранцев. Путём безвозмездного инструктажа со стороны русских инженеров созданы в Америке богатые кадры опытных специалистов по разным отраслям артиллерийской техники».

Сведения генерала Барсукова подтверждает и генерал Маниковский в своём основополагающем исследовании «Боевое снабжение Русской Армии в 1914–1918 гг.», где говорится:

«Без особо ощутительных для нашей Армии результатов, в труднейшее для нас время пришлось влить в американский рынок колоссальное количество золота, создать и оборудовать там на наши деньги массу военных предприятий, другими словами, произвести на наш счет генеральную мобилизацию американской промышленности, не имея возможности сделать того же по отношению к своей собственной».

Сегодня в это просто не верится, однако надо учитывать, что из всех отраслей военного дела именно артиллерийское было развито в России не только не хуже, а даже лучше, чем в других странах. При этом английские и французские инженеры были с избытком востребованы у себя дома, как и нейтральные шведские, а русским инженерам-артиллеристам пришлось, как видим, работать «на дядю», а точнее — на дядю Сэма.

Особую пикантность ситуации придавало то обстоятельство, что пресловутый Uncle Sam (от аббревиатуры U.S.) завлекал в свои сети простушку мисс Russia, будучи формально вне войны — до апреля 1917 года Соединённые Штаты сохраняли нейтральный статус.

ПРОФЕССОР Чикагского университета Сэмюэль Нортроп Харпер (1882–1943) посвятил изучению России более четырёх десятилетий из шести десятилетий, им прожитых. Впервые он приехал к нам в 1902 году, жил в России подолгу, ездил по стране, видел много, уезжал в США и Европу, вновь возвращался…

Во время Первой мировой войны Харпер фактически выполнял в России функции доверенного лица американского правительства, в частности — агента Государственного департамента США, не сойдя, к слову, с этой стези и после Октября 1917 года. К России Харпер относился с искренним интересом и ярым антисоветчиком не был. В 1945 году в США вышло посмертное издание его мемуаров «The Russia I believe in» («Россия, в которую я верю»). В СССР они были изданы в 1962 году Издательством иностранной литературы крайне ограниченным тиражом под грифом «Рассылается по специальному списку» — был тогда и такой. Читать Харпера интересно, хотя, как истинный янки, он нередко и лицемерит. А вспомнил я о нём вот почему…

Накануне Февральских событий в России Харпер состоял при после США в Петербурге Фрэнсисе, назначенном весной 1916 года. Американцы не ввязывались прямо в антиниколаевский заговор, оставляя техническую сторону дела англичанам, однако руку на пульсе держали. И свидетельства Харпера нам очень и очень пригодятся.

Но даже просто логический анализ убеждает в том, что решающий «американский» след в подготовке верхушечного Февральского переворота 1917 года — не версия, а реконструкция событий. Российские либералы и генералы подготовили отречение Николая II по алгоритму, заданному бриттом Бьюкененом, но реализованному по заказу не столько Лондона, сколько Вашингтона. Результатом стало то, что в феврале 1917 года в России был свергнут царизм, а в апреле 1917 года Соединённые Штаты Америки объявили войну Германии, став официальным союзником Антанты и, следовательно, также союзником России — уже не царской, а «демократической». Такая Россия к моменту вступления США в войну была нужна и англо-французам, но прежде всего она была нужна Соединённым Штатам. Подробнее об этом будет сказано несколько позже.

«После этого» очень часто означает «вследствие этого», однако в нашем случае уместно переставить предпосылку и результат. Американский Апрель 1917 года стал, вопреки нормальным причинно-следственным связям, системной предпосылкой российского Февраля 1917 года. Российский Февраль случился постольку, поскольку был нужен для реализации американского Апреля.

Харпер вернулся в США из последней дореволюционной поездки в Россию в конце сентября 1916 года. И когда в России началась революция, Госдепартамент тут же запросил у него экстренный анализ с оценкой ситуации. 15 марта 1917 года Харпер телеграфировал из Чикаго в Вашингтон:

«Прошлым летом думские деятели доверительно говорили, что революция может стать необходимой, и просили меня, если она произойдёт, разъяснить её политический, а не социальный характер».

Признание любопытное, не так ли?

Политическая революция применительно к тогдашней России означала просто замену полуфеодального самодержавия «чистым» строем капитализма при не только сохранении, а даже упрочении института частной собственности на средства производства, землю и недра земли. Политическая революция — это война дворцов против дворцов.

Социальная же революция — это война хижин против дворцов, это замена власти частных собственников, эксплуатирующих чужой труд, властью трудящихся масс.

Политическая революция в России была для собственников Америки выгодна, социальная же — смертельно опасна.

В телеграмме в Госдеп Харпер давал весьма квалифицированную оценку как событиям, так и задействованным в них лицам: Львову, Гучкову, Керенскому, Милюкову, Терещенко, Некрасову, Шингарёву, Мануйлову. Он всех их хорошо знал и заключал:

«Такие люди смогут внушить к себе доверие общественности и армии… Цель революции, цель думы на протяжении последнего года и цель общественных организаций заключается в создании условий, которые позволили ли бы России мобилизовать все свои силы. Поэтому революция означает более эффективное ведение войны и войну до победы».

Всё тут было сказано ясно, и жаль, что об этой телеграмме не была извещена тогда широкая российская масса — возможно, у неё энтузиазма по отношению к «Временным», обслуживающим чужие интересы, поубавилось бы уже весной 1917 года.

ИНТЕРЕСНО сопоставить мнение янки Харпера с мнением известного в те дни железнодорожного генерала, профессора Ломоносова. Фигура эта, надо сказать, тоже не очень-то прозрачная. Летом 1917 года Ломоносов был направлен Временным правительством в Америку для заказа паровозов и вернулся в Россию лишь через два года, но вернулся. В сентябре 1919 года стал членом президиума Высшего совета народного хозяйства РСФСР, членом коллегии НКПС, находился в поле зрения Ленина, который профессора ценил. Уже как уполномоченный Совнаркома, Ломоносов в июне 1920 года опять уехал в Европу закупать паровозы, но кончилось тем, что он остался на Западе, жил в США, умер в Канаде.

В мае 1919 года в Нью-Йорке Ломоносов издал на английском языке свои записки о Феврале 1917 года, где писал, в частности:

«Весь состав министерства (имеется в виду Временное правительство. — С.К.) мне не нравился. Ну, какой министр финансов Терещенко… служивший по балетной части… А Некрасов, идеалист, профессор статистики сооружений без трудов… Наконец, Шингарёв, бесспорно умный человек, но он по образованию врач… При чем же земледелие и землеустройство?..»

И т. д.

Как видим, оценки фигур Февраля американцем и русским противоположны, но дело не только в том, что Харпер давал оценку в реальном масштабе событий, а Ломоносов — после событий. Все эти терещенки, Некрасовы и шингарёвы были приемлемы для Харпера потому, что они были чем-то вроде «кротов» США в русской революции.

Харпер отбил в Госдеп из Чикаго телеграмму, а крупнейший тогдашний эксперт по России Чарльз Крейн направился из Чикаго в Вашингтон для личного доклада правительству.

Крейн был фигурой мощной — сын основателя чикагской «Крейн компани», он стал в США не просто бизнесменом-миллионером, а руководителем группы американских политических и экономических разведчиков, сфера деятельности которых распространялась на весь земной шар. Особенно же интересовали Крейна китайцы, арабы и русские. За свою жизнь Крейн совершил 23 поездки в Россию, впервые приехав туда в начале 90-х годов XIX века!

Сэмюэль Харпер знал в России многих — от великих князей до босяков, а Харпер был всего лишь учеником Крейна. Что уж говорить о возможностях Крейна, тем более — весной 1917 года, когда во главе России было поставлено правительство, полное личных друзей Крейна и Харпера, вроде Павла Милюкова…

Знакомство Крейна и Харпера с Милюковым относится к самому началу XX века, а в 1903 году они пригласили Милюкова прочесть курс лекций о России в Чикагском университете. Теперь же Милюков был министром иностранных дел «временной» России. Так стоит ли удивляться, что Америка стала первой страной, официально признавшей Временное правительство в качестве законного почти сразу после его образования?

На первый взгляд выглядело это странно: переворот курировал Лондон, а официально одобрил его первым Вашингтон. Но для тех, кто знал подоплёку происходившего, ничего удивительного здесь не было. Просто янки предпочитали изображать из себя «изоляционистов» и «нейтралов», действуя без особой огласки своей руководящей роли. Впрочем, 6 апреля 1917 года — почти сразу после русского Февральского переворота — США вступили в войну на стороне Антанты.

Путинский «пиарщик» Николай Стариков «выстроил» «версию», по которой Ленин якобы разыгрывал в 1917 году спектакль на пару с Керенским по сценарию Антанты для того, чтобы разрушить Россию. Относительно Ленина и партии большевиков Стариков, конечно, попадает пальцем в небо, зато относительно «Временных» явно не ошибается, что лишний раз подтверждают и мемуары Харпера. И — не только они одни. На «американскую» версию работает многое, в том числе — и вполне достоверная статистика.

Война была крайне выгодна Америке. Только 48 крупнейших корпораций в своих отчётах за 1916 год показали прибыль в сумме 965 миллионов долларов (в нынешних ценах это не одна сотня миллиардов долларов). В целом же Америка нажила на европейской войне 35 миллиардов тогдашних долларов (в нынешних ценах — не менее триллиона). Отдельные компании увеличили свои доходы в десятки раз!

При этом, как уже говорилось, Германия получила до апреля 1917 года (времени официального подключения США к войне) кредитов на 20 миллионов долларов, а страны Антанты — на 2 миллиарда!..

Но затягивать войну больше допустимого тоже было нельзя. И Ленин — ещё из Швейцарии, после очередных «миротворческих» заявлений президента США Вильсона, откликнулся на них статьёй «Поворот в мировой политике», опубликованной в № 58 газеты «Социал-Демократ» за 31 января 1917 года. Ленин писал там:

«На улице пацифистов нечто вроде праздника. Ликуют добродетельные буржуа нейтральных стран: «мы достаточно нагрели руки на военных прибылях и дороговизне; не довольно ли? Больше, пожалуй, всё равно прибыли уже не получишь, а народ может и не стерпеть до конца…»

Как же им не ликовать, когда «сам Вильсон»…» и т. д.

(В. И. Ленин. ПСС, т. 30, стр. 339.)

А далее Ленин пояснял:

«Содрать при помощи данной войны ещё больше шкур с волов наёмного труда, пожалуй, уже нельзя — в этом одна из глубоких экономических основ наблюдаемого теперь поворота в мировой политике. Нельзя потому, что исчерпываются ресурсы вообще. Американские миллиардеры и их младшие братья в Голландии, Швейцарии, Дании и прочих нейтральных странах начинают замечать, что золотой родник оскудевает, — в этом источник роста нейтрального пацифизма…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 30, стр. 340.)

Между прочим, он — предвосхищая события уже в который раз! — писал в той же статье и так:

«Возможно, что сепаратный мир Германии с Россией всё-таки заключён. Изменена только форма политической сделки между двумя этими разбойниками. Царь мог сказать Вильгельму: «Если я открыто подпишу сепаратный мир, то завтра тебе, о мой августейший контрагент, придётся, пожалуй, иметь дело с правительством Милюкова и Гучкова, если не Милюкова и Керенского. Ибо революция растёт, и я не ручаюсь за армию, с генералами которой переписывается Гучков, а офицеры которой из вчерашних гимназистов. Расчёт ли нам рисковать тем, что я могу потерять трон, а ты можешь потерять хорошего контрагента?»

«Конечно, не расчёт» — должен был ответить Вильгельм, если ему прямо или косвенно была сказана такая вещь…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 30, стр. 341.)

Ну, не умница ли Ленин после этого?!

Ленин не только уже в январе 1917 года весьма точно «вычислил» возможную схему грядущих событий, но заранее верно указал даже на конкретные ведущие фигуры антиниколаевского заговора!

И даже верно подметил, что армия полна «офицерами военного времени» из гимназистов, а это народ, с одной стороны, по младости лет горячий, а с другой стороны — без царя в голове, и в переносном, и в прямом смысле этого выражения. Эта, тонко усмотренная Владимиром Ильичом черта офицерства 1917 года не в последнюю очередь стала фактором будущих «Ледяного похода» Корнилова, «Добровольческой армии» Деникина, резервом офицерских «марковского», «Дроздовского», «корниловского» полков…

Как Ленин мог быть так прозорлив? Ни социологического центра «Левада», ни ВЦИОМа, ни Ванги в его распоряжении не было…

Ах да! Его же снабжали информацией непосредственно «из германского генштаба»!

Если же говорить серьёзно, то поразительная прозорливость Ленина базировалась на верном, то есть творческом, марксистском понимании общественных процессов, а также на повседневном «перелопачивании» европейской и российской прессы. Ленин давно — ещё со времён работы над капитальным своим трудом «Развитие капитализма в России» — освоил умение быстро и квалифицированно обрабатывать большие объёмы информации и делать верные выводы. Потому он и видел подлинное лицо Золотой Элиты хоть в царской России, хоть в буржуазной Америке…

Знать о сроках и точных планах Элиты Ленин в начале 1917 года не мог, но возможное развитие событий видел. Уже встав во главе России, Владимир Ильич возвращался к анализу роли и сути Америки в мировой политике не раз. И всегда был точен. Так, уже I конгресс ленинского Коммунистического III интернационала в своём Манифесте отмечал в марте 1919 года:

«Соединённые Штаты взяли на себя по отношению к Европе в целом ту роль, которую в прошлых войнах играла, а в последней пыталась сыграть Англия по отношению к континенту, а именно — ослаблять один лагерь при помощи другого, вмешиваясь в военные операции лишь настолько, чтобы обеспечить за собой все выгоды положения».

(Коммунистический интернационал в документах.

1919–1932. М, 1933, стр. 54–55.)

Ещё до этого Ленин в «Письме к американским рабочим», опубликованном в «Правде» 22 августа 1918 года, писал:

«Американские миллиардеры были едва ли не всех богаче и находились в самом безопасном географическом положении. Они нажились больше всех. Они сделали своими данниками все, даже самые богатые, страны. Они награбили сотни миллиардов долларов (с учётом экономического внедрения США в Европу Ленин преувеличивал не так уж и намного. — С.К.). И на каждом долларе видны следы грязи: грязных тайных договоров… договоров о дележе награбленной добычи… На каждом долларе — ком грязи от «доходных» военных поставок, обогащавших в каждой стране богачей и разорявших бедняков. На каждом долларе следы крови — из того моря крови, которую пролили 10 миллионов убитых и 20 миллионов искалеченных…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 37, стр. 50.)

Убийственно точно!

Причём — как о сегодняшнем дне… Поэтому я, приводив эту ленинскую цитату ранее, с удовольствием её читателю напомнил.

Она того стоит!

УЖЕ было сказано, что янки даже накануне своего вступления в войну предпочитали «на людях» изображать из себя «изоляционистов» и «нейтралов», действуя без особой огласки своей руководящей роли. Но в критический момент США всегда были готовы показать «Who is who», то есть — кто в «лавке» хозяин.

6 апреля 1917 года «нейтральные» до этого США вступили в войну на стороне Антанты. Президент Вильсон незадолго до этого был переизбран на второй срок под лозунгом: «Он не дал нас втянуть в войну», но как раз Вильсон-то и готовил эту войну и привёл к войне американскую электоральную «скотинку». По этому поводу Харпер — через двадцать лет после событий — написал в своих мемуарах (жирный шрифт мой):

«К середине апреля мы уже участвовали в войне, и, несомненно, вступление Америки в войну было облегчено русской революцией. Трудно было использовать лозунг «война за демократию», если бы в России сохранялся царизм».

Одна эта цитата содержит в себе многое, и даже — очень многое…

Во-первых, она позволяет чётко увидеть связь двух событий — русского Февраля 1917 года и американского Апреля 1917 года. Собственно, об этом ранее говорилось — при сохранении у власти царя Николая II был велик риск быстрого сворачивания им войны, и уже это программировало переворот в Петрограде.

Во-вторых, в свете позднего полупризнания Харпера резонно задаться вопросом — ради кого петроградские знакомцы Харпера и Крейна устраивали в России переворот? Ради европейской Антанты или заокеанских Штатов?

Безусловно, замена царя и его окружения, подумывающих о сепаратном мире с немцами и сильно дискредитированных в глазах общества, на группу близких к союзникам либералов была выгодна и необходима европейской Антанте. Но так же верно и то, что Милюковы и Бьюкенены устраивали переворот в России в феврале 1917 года в том числе и для того, чтобы облегчить Соединённым Штатам вступление в войну в апреле 1917 года. Из сообщения Харпера документально вытекает, что элитарный российский Февраль 1917 года и впрямь связан с элитарным заокеанским Апрелем 1917 года куда более тесно, чем это обычно представляют.

А то, что союзником Англии и Франции до Февральского переворота была царская Россия, позволяет уверенно предположить, что Америка инициировала Февральский переворот в первую голову — ещё в большей мере, чем англичане. К весне 1917 года Америке пора было подключаться к войне открыто — как её прямой участнице. И «демократической» элите США очень не хотелось иметь в союзниках царя. Это и зафиксировал Сэмюэль Харпер в своих мемуарах.

Самодержавие в России само по себе было для республиканско-демократической Америки крайне неудобным фактом. Ещё более осложняло возможный политический «союз» Америки и России то, что в Америке не один год вовсю муссировался «еврейский вопрос» в его российском аспекте… На языке у газетчиков и политиков постоянно были напоминания о еврейских погромах, за которые-де ответственен проклятый царизм. Здравый смысл, которого Америке было не занимать, подсказывал, что если нечто мешает двигаться по намеченному пути, то вернее всего убрать это нечто с дороги. Вот царизм и убрали с пути Америки к официальному участию в войне — как некстати попавший под ноги камень. Встретившись с послом Временного правительства Борисом Бахметевым (Бахметьевым), президент США Вильсон заявил, что теперь США и Россия — «партнёры в борьбе за демократию».

Э?

Резюмируя, можно уверенно заявлять, что свержение самодержавия было прямо заказано Антанте Америкой не в последнюю очередь для того, чтобы устранить политически неудобное препятствие для непосредственного, юридического включения Соединённых Штатов в войну в Европе.

Вашингтонский Апрель 1917 года действительно надо связывать в системном отношении с петроградским Февралём 1917 года: первый политически вряд ли был бы возможен без второго. И, во всяком случае, без февральского свержения царя всё для США политически серьёзно осложнялось бы — ведь Америка шла воевать в Европу под лозунгом «защиты демократии»! Самодержавный царизм в союзники для такого дела годился плохо. Так что не будет натяжкой сказать, что российский буржуазно-демократический Февраль «случился» постольку, поскольку был нужен для реализации американского Апреля.

К тому же Февраль усиливал российский кризис, вёл к Смуте, что Америке и требовалось для осуществления её намерений в отношении постфевральской России. Можно лишь удивляться, как мало кто в России понял это в реальном масштабе времени — кроме большевиков, конечно.

Более того — именно большевик Ленин представлял для США наибольшую угрозу, поскольку именно его политика подрывала и срывала все перспективные планы США по экономическому, а затем и политическому закабалению России после окончания Первой мировой войны.

А планы на сей счёт были…

И — ой-ой-ой, какие обширные!

ПРИХОДИТСЯ ли удивляться, что именно янки запустили тогда в информационный эфир одну из наиболее известных антиленинских фальшивок — «документы Сиссона»!

Эдвард Сиссон осенью 1917 года был направлен директором некоего «Бюро общественной информации» Джорджем Крилом в Россию в качестве представителя бюро. Собственно, Сиссон был разведчиком с уклоном в провокацию. О Сиссоне пишут также как о «специальном посланнике президента США в России». Но это лишь дополнительно разоблачает авантюру Сиссона как задуманную солидно и на высоком официальном уровне.

В России Сиссон якобы добыл «с помощью английской секретной службы» документы, якобы подтверждающие связь Ленина с немецким Генеральным штабом и получение большевиками германских субсидий. Вернувшись в Вашингтон, Сиссон в октябре 1918 года опубликовал брошюру, где воспроизводились копии этих «документов».

Проверку материалов поручили комиссии Американской ассоциации историков под председательством профессора Дж. Франклина Джеймсона, куда входил и Сэмюэль Харпер. В своих мемуарах Харпер писал:

«Мы наотрез отказались комментировать выводы Сиссона, якобы доказанные документами, что Ленин не только имел контакт с представителями немецкого генерального штаба во время поездки через Германию, но и был немецким агентом. Мы с Джеймсоном были готовы заявить, что при данных условиях, начав социальную революцию в России, Ленин объективно содействовал противнику с военной точки зрения…»

Политическую революцию в России начал не Ленин. Вначале сама Элита начала революцию как политический переворот в целях сохранения прежней социальной ситуации, когда кучка богатых собственников возвышается над огромным большинством наёмных работников.

А уж затем Ленин блестяще использовал созданную Элитой ситуацию для придания революции не просто политического, а социального характера, ради чего он все предыдущие годы и жил.

Что же до якобы содействия противнику с военной точки зрения, то и тут американские профессора заблуждались — развал фронта стал фактом помимо Ленина, а порой российская Элита к концу лета и началу осени 1917 года прямо провоцировала военные поражения в целях военного переворота, как это было при сдаче Риги. Собственно российские элитарии накануне Октябрьской революции намеревались сдать немцам и революционный Петроград!!

Но что дорого — комиссия Американской ассоциации историков не подтвердила выводов Сиссона, хотя, как пишет Харпер, «широко было распространено мнение, что мы объявили все документы подлинными и не вызывающими сомнений». Профессорам попеняли, что их некатегоричность «не поможет вызвать моральный взрыв, необходимый для мобилизации всех наших ресурсов в интересах ведущейся борьбы».

Последняя формулировка не может не умилять!

Давно известно, что «документы Сиссона» изготовил журналист Ф. Оссендовский, продавший их «специальному посланнику президента США в России» за 25 тысяч долларов. Не исключено, правда, что Сиссон их вначале Оссендовскому заказал, а уж тот потом их изготовил. Но это, конечно, детали. Существенно то, что окончательно «документы Сиссона» были признаны, как пишет Елена Котеленец, «всеми серьёзными учёными… подделкой» после того, как «в середине 50-х годов их изучил известный американский историк и дипломат Дж. Кеннан».

Тем не менее фальшивка Сиссона оказалась «долгоиграющей», и «россиянские» профессора — «историки-путинисты, то и дело ей размахивают. Им даже маститый Джордж Кеннан не указ, они предпочитают указания Бенджамина Франклина, исходящие с лицевой стороны 100-долларовой банкноты Федерального резерва США.

Вот что можно коротко сказать об «американском» аспекте ленинской темы в свете событий русского Февраля и американского Апреля 1917 года. А подводя промежуточный итог, надо сказать, что одной из важнейших исторических заслуг Ленина перед Россией в 1917 году стало также то, что он, совершив Октябрь, отстранил от власти проамериканских «временных» политиканов и тем самым нейтрализовал намечающееся колониальное влияние Америки в России!

И пожалуй, чтобы поставить логическую точку и подкрепить своё утверждение фактами, напомню о миссии в Россию американского сенатора Элиху Рута летом 1917 года.

ЭТУ МИССИЮ почему-то часто называют «военной», хотя в состав особой миссии в Россию входили представители не только военного и военно-морского ведомств США, но и бизнесмены и даже профсоюзный деятель — социалист-ренегат Эдвард Рассел.

В 1908 году в качестве государственного секретаря Рут заключил с Японией «Соглашение Рута — Такахиры», развязывавшее Японии руки в Китае, но Рут и позднее играл в политике США важные роли. Любовью к России Рут, надо сказать, не отличался (что, собственно, для элиты США всегда было нормой). В 1917 году ему было 72 года (прожил он девяносто два), и именно он был удостоен Золотой Элитой чести провести инспекцию постцарской России на предмет её готовности продолжать войну. Опыта у Рута хватало, он зубы на внешней политике проел и сам называл себя «закалённым старым служакой».

Значение миссии Рута было подчеркнуто тем, что её глава — при живом после США в России Фрэнсисе — имел ранг чрезвычайного посла, а восемь членов миссии — ранги чрезвычайных посланников!

Миссия находилась в России с 21 мая (3 июня) по 9 (22) июля 1917 года и изучила положение дел досконально — от Владивостока до Вятки. Увы, о миссии Рута (как и о миссии в Россию в 1917 году Самуэля Хора, о миссии лорда Мильнера) у нас знают мало. И до удивления мало внимания этим миссиям уделили историки. А ведь эти миссии — один из «ключей» к пониманию как истории Первой мировой войны, так и вообще новейшей мировой истории. Тем более что миссия Рута была не просто дотошной инспекцией, а знаменовала собой новый этап Первой мировой войны. Америка уже прямо брала верховное руководство войной на себя — как залог своего будущего верховного руководства миром после войны. И Элиху Рут приехал для того, чтобы оценить российскую ситуацию, а также сообщить в Петрограде — кому надо, что роль главного кредитора России переходит от Англии и Франции к США.

Думаю, что не последней задачей Рута была также подготовка таких запасных вариантов российской власти, которые были бы удобны для США. Надо было найти и обсудить пути её установления, найти и обсудить кандидатуры доверенных лиц Антанты и США в этой власти.

В частности, с учётом того, что будущий ставленник США адмирал Колчак играл важную роль в военном заговоре генерала Корнилова, можно уверенно предполагать, что в этом заговоре имелся и «американский след».

ДЛЯ ПОЛНОТЫ картины следует хотя бы кратко остановиться на внедрении в Россию разведывательных служб США. Россказни о том, что Америка обзавелась-де серьёзной разведкой лишь во время Второй мировой войны — не более чем легенда прикрытия. Те же Крейн и Харпер были, кроме прочего, и политическими разведчиками, но — не только, конечно, они.

Вряд ли мы когда-либо сможем узнать из документов — насколько разветвлённой, осведомлённой и мощной была разведывательная сеть США в дореволюционной России по линии политической и экономической разведки. Однако простой логический анализ убеждает в том, что такой сети не могло не быть, и она была. США явно располагали в царской России как агентурой, поставляющей информацию, так и агентурой влияния. Всё это вместе готовило почву для будущего, и оно должно было стать прибыльным для США и плачевным для России. Недаром избранный в 1912 году президент США Вудро Вильсон видел будущую Россию «демократической, прозападной и открытой американским инвестициям».

Кое-что здесь позволяет понять знакомство с ситуацией уже после 1917 года, когда Запад предпринял интервенцию в Россию. В такие моменты истории далеко не всё тайное удаётся сохранить в тайне — что-то становится и явным. А в период иностранной интервенции 1918–1921 годов американские разведслужбы работали в России широко: и как прямые структуры разведки госдепартамента, военной и военно-морской разведки, и под прикрытием американской Молодёжной христианской ассоциации, и под прикрытием американского Красного Креста. Так, специальным уполномоченным американского Красного Креста по Сибири был майор Кендал Эмерсон, а его заместителем — майор Джордж В. Симмонс.

Особенно же надо выделить из общего ряда будущего генерала Донована — к началу Первой мировой войны ему исполнился 31 год. Донован воевал на Западном фронте — вначале в 69-м полку «Сражающиеся ирландцы», после командовал 165-м полком, был трижды ранен и заработал медаль Почёта, Пурпурное сердце, розетку Почётного легиона, орден Британской империи, ещё несколько медалей и крестов, а также — прозвище Дикий Билл (Wild Bill). Во время Гражданской войны Донован находился при адмирале Колчаке как офицер связи армии США.

Вернувшись в Штаты, Донован стал своим человеком на Уолл-стрит и выбился в миллионеры. В 1930-е годы этот опытный и деятельный эмиссар Золотого Интернационала много поездил по свету в якобы «частном порядке» — движимый якобы любознательностью. Он был в Эфиопии во время её захвата Муссолини, был в Испании во время гражданской войны, добирался и до более дальних, но не менее горячих «точек». В результате во время уже Второй мировой войны Донован стал создателем и руководителем разведывательного Управления стратегических служб (УСС) — предшественника ЦРУ. Так вот, его биограф Ричард Данлоп свидетельствует: «Корни американского Управления стратегических служб периода Второй мировой войны и его преемника — Центрального разведывательного управления — глубоко уходят в историю XX века. Можно сказать, что один из этих корней тянется к этому поезду и к этому человеку…»

Данлоп имел в виду спецпоезд, которым из Владивостока в Омск, выполняя поручение Госдепартамента США, проехали в 1919 году командующий американским экспедиционным корпусом в Сибири генерал Уильям Грэвс, посол США в Японии Моррис и личный уполномоченный президента Вильсона — полковник Донован. Причём, как сообщает историк-американист С. А. Червонная — автор, весьма осведомлённый, «о том, что делал в Омске попутчик Грэвса и Морриса, документальных свидетельств не сохранилось».

Но кое-что известно относительно того, что делали «союзники» во главе с американскими «патронами» в, например, Москве. Скажем, наиболее известной фигурой знаменитого московского «заговора послов» летом 1918 года оказался англичанин Роберт Брюс Локкарт — отнюдь, к слову, не ярый антисоветчик. Однако американский консул Девитт (Дьюитт, Де-Витт) Клинтон Пуль (1885–1952) был в этом заговоре фигурой более существенной. В Москву Пуль приехал в июле 1917 года из Вашингтона как специальный помощник посла США в России Фрэнсиса. Был помощником генерального консула США Мэддина Саммерса, потом — консулом США, но всегда оставался разведчиком. Московское консульство США во главе с Пулем стало одним из основных центров организации гражданской войны в целом, и «заговора послов» в частности. Установив связи с правым эсером Савинковым, Пуль занялся подготовкой антиленинского заговора с целью, как он докладывал в мае 1918 года в Вашингтон, «образования правительства… которое сместит большевиков». Пуль был и куратором Ксенофонта Каламатиано. Последний, подвизаясь в Москве в качестве атташе «по экономическим вопросам», насаждал активную тайную сеть. Пуль контролировал ситуацию через свои источники в Главном штабе Красной армии, а Каламатиано координировал конкретную работу агентуры.

Что же до «заговора послов», то он в ряде ключевых моментов контролировался ВЧК, и поэтому первоначальный замысел осуществить убийство Ленина «при захвате латышскими стрелками» Совнаркома 28 августа был сорван. Но обсуждался этот план союзными дипломатами 25 августа 1918 года в американском консульстве. А 30 августа было совершено покушение на Ленина — явно помимо линии Локкарта в заговоре. Америка всегда умела выставить на свет божий второстепенную фигуру, сама оставаясь за кулисами как режиссер.

Так что весьма вероятно, что антиленинская кампания весны и лета 1917 года, развернувшаяся после возвращения Ленина в Россию, инспирировалась деятелями Временного правительства и прочими внутренними антиленинцами не без патронажа со стороны внешних антиленинских сил из-за океана. Последующая история с «документами Сиссона» делает такое предположение не только допустимым, но и вполне правдоподобным.

ТЕПЕРЬ ЖЕ, поняв кое-что из того, что нам надо понимать относительно зловещей роли Америки в российских событиях 1917 года, поищем тот «германский след» и следы того «германского золота», которым пеняют Ленину и большевикам.

Глава 2

«Золото партии» на груди у Инессы Арманд

ВОПРОС о финансовых средствах большевиков интересен не потому, что в нём много таинственного, а как раз наоборот — потому, что вокруг достаточного ясного вопроса давно напустили ядовитого тумана.

Как только ни описывали «клондайки», из которых РСДРП(б) пополняла партийную кассу, особенно — с началом Первой мировой войны! И «германский» источник фигурирует у «обвинителей» как основной.

Имеет хождение, правда, и «теория», гласящая, что Ленина якобы финансировали не немцы, а союзники — Антанта. А также имеется «теория» Николая Старикова, гласящая, что Ленина якобы нанимали для тёмных дел против России и те, и те…

Впрочем, каких только версий относительно якобы ангажированности Ленина антироссийскими силами не накопилось за те сто лет, в которые имя Ленина стало всемирно известным. А наиболее экзотической и одновременно забавной является, пожалуй, версия, изложенная «леди Агатой» — знаменитой Агатой Кристи, в одном из её ранних детективных романов «Большая четвёрка».

В романе, увидевшем свет в 1927 году, описан вселенский заговор против человечества могущественной полусумасшедшей четвёрки: таинственного китайского мандарина Ли Чанг Йена, американского мультимиллиардера, «мыльного короля» Эйба Райланда, гениальной французской учёной мадам Оливер, «затмившей славу мадам Кюри», и многоликого Истребителя неопределённого происхождения — своего рода суперспецназовца-киллера…

Раскрывает заговор, естественно, гениальный Эркюль Пуаро. По ходу расследования он встречается со знатоком «тайной жизни в Китае» мистером Джоном Инглзом, и тот заявляет:

— Беспорядки по всему миру, волнения рабочих, революции. Нормальные люди, совсем не паникёры, отвечающие за свои слова, говорят, что за всеми этими случаями стоит некая сила и что цель её — ни больше ни меньше, как разрушение мировой цивилизации. В России, как вы знаете, многие видят явные признаки того, что Ленин и Троцкий — всего лишь марионетки и их поступки (все до единого) диктуются чьим-то мозгом. У меня нет надёжных доказательств… но я совершенно уверен в том, что этот мозг принадлежит Ли Чанг Йену…

Итак, Ленин, по Агате Кристи — это агент и марионетка главы «Большой четвёрки», китайского мафиози Ли Чанг Йена… Да-а… До такого не додумался даже Николай Стариков!

Однако мандарин Ли как «шеф» Ленина — это для людей, якобы отвечающих за свои слова, всё же перебор. Они — «историки», «политологи», политиканы и просто изготовители «жареных» «фактов», выдвигают менее фантастические, хотя и не более правдоподобные версии… При этом стандартное обвинение Ленина заключается в том, что он-де то ли сразу после начала Первой мировой войны, то ли ближе к 1917 году вступил в изменнические контакты с императором Вильгельмом II, с германским Генштабом и с генералом Людендорфом. Одна из главок главы XV в книге бывшего жандармского генерала Александра Спиридовича «Большевизм: от зарождения до прихода к власти» так и называется: «Перед войной 1914 года. Измена Ленина и его договор с германским правительством».

А, скажем, профессор Санкт-Петербургского (какая радость — вновь Санкт-Петербургского!) университета, доктор наук Геннадий Соболев описывает «германскую» коллизию уже в более позднем — предреволюционном варианте. И Соболев в выводах более осторожен:

«…Названная ещё в 1919 году членами рейхстага социал-демократами Э. Бернштейном и М. Эрцбергером сумма в 50–60 млн. марок, полученных большевиками из Германии, остаётся до сих пор ни опровергнутой, ни подтверждённой документально…»

Спасибо, как говорится, и на этом!

Автор обзора работ о Ленине Елена Котеленец числит доктора Соболева среди тех, кто «развенчивает миф о “немецком золоте”», однако в своей книге «Тайна “немецкого золота”» он делает отнюдь не проленинский вывод:

«Следовательно, поиски “немецкого золота” большевиков должны быть продолжены…»

Что ж, успехов вам в поисках, уважаемый Геннадий Леонтьевич!

Зато небезызвестный «политик» Вячеслав Никонов, позоря имя великого деда — Вячеслава Молотова, бухает прямо:

«Гельфанд вошёл в историю (точнее — в историю фальсификации истории. — С.К.) прежде всего как спонсор Ленина и большевиков. Возможно (это «возможно» бесподобно! — С.К.), применительно к постфевральскому периоду так оно и было. Но до 1917 года до Ленина деньги от Парвуса если и доходили, то весьма опосредованно и в крайне незначительных количествах».

«Респектабельный» же Александр Ватлин, издавший в р-р-респектабельном издательстве «Российская политическая энциклопедия» («РОССПЭН») книгу о Германии, рекомендованную в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по специальностям «история», «политология», «международные отношения», тему о непосредственно «немецком золоте» обходит, но замечает:

«Стремясь добиться развития событий в нужном направлении, германские военные сделали ставку на углубление социальной революции… Первый «пломбированный вагон» с большевиками отправился из Швейцарии уже в марте (вообще-то в апреле. — С.К.) …Резидент германской разведки в апреле 1917 г. доносил из Стокгольма: “Ленин прибыл в Россию и работает в духе наших пожеланий”…»

Подтекст в тексте Ватлина очевиден: не задарма же Ленин «работал» в «духе пожеланий» германской разведки…

В осторожном стиле профессора Соболева, но задолго до него высказывался французский разведчик Л. Тома. В 1917 году он вёл работу по дискредитации Ленина, а позднее в своих воспоминаниях признал:

«Ленин не был платным агентом Германии в том смысле, что не получал от немецких властей задания действовать определённым образом в обмен на денежное вознаграждение или заранее оговоренную выгоду. Ленин был агитатором, на успех которого Германия делала ставку и которому она поставляла необходимые средства для ведения пропаганды».

Конкретных данных Тома, впрочем, тоже не приводит.

Небезынтересно, пожалуй, знать, что дядя императора Николая II — великий князь Александр Михайлович, имевший как-никак информацию, а не только газетные сплетни, даже в 1932 году в Париже не рискнул прямо обвинить Ленина, а выразился и более аккуратно, и политически более реалистично, написав:

«…Совершенно безразлично, получили ли большевистские главари какие-то суммы от немецкого командования или же ограничились тем, что приняли предложение германского правительства проехать через Германию (реально было наоборот — это эмигранты просили о разрешении на проезд. — С.К.) в запломбированном вагоне…

Странные сообщники — Ленин и Людендорф — не обманывались относительно друг друга. Они были готовы пройти часть пути вместе… Генерал старался оставаться серьёзным, думая о сумасбродстве этого «теоретика» Ленина. Двадцать месяцев спустя коммунисты здорово посмеялись над Людендорфом, когда революционная чернь хотела его арестовать в Берлине…»

Здесь не всё точно по части фактов, что объяснимо — Александр Михайлович не мог знать, скажем, все перипетии, связанные с проездом Ленина через Германию, о чём в своём месте будет сказано. Ошибался царёв дядя и относительно якобы «сообщничества» Ленина и Людендорфа. Однако в целом Александр Михайлович ретроспективно оценил ситуацию относительно верно — верно для великого князя, конечно…

Всё же в эмиграции «дядя Сандро» кое-что понял.

А вот эмигрант Сергей Мельгунов, в 1922 году высланный из советской России, разродился в эмиграции книгой «Золотой немецкий ключ к большевистской революции». Она была издана в 1940 году в Париже, в 1989 году — в Нью-Йорке… «Потный вал» перестроечного ажиотажа донёс её и до России. А что? Вполне приличное чтение для любителей развесистой «исторической» «клюквы»!.. Поосновательнее даже опуса Льва Данилкина. Но вообще-то подобной «литературы» за сто лет накопились горы, хотя авторы чаще всего просто переписывают друг друга.

Вернее будет поступить иначе — обратиться ко вполне достоверным документам и поразмышлять — правы ли обвинители Ленина, уже сто лет осыпающие его грудами «германского», «английского», «мыльно-мафиозного» (как Агата Кристи) и прочего «золота»?

Вот, например, отрывок «по теме» из ленинского письма видной большевичке Александре Коллонтай от 9 ноября 1915 года, отправленного из Берна в Нью-Йорк (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 162–164). Ленин извещал Коллонтай, бывшую тогда в Америке, что партия издаёт на днях «по-немецки» и затем «по-французски», а «если удастся извернуться с деньгами», то и «по-итальянски», «маленькую брошюрку «от имени Циммервальдской левой…»

(Циммервальдской левой называли международное объединение революционных интернационалистов 6 стран, созданное Лениным в сентябре 1915 года на конференции в деревушке Циммервальд близ Берна.)

«Извернуться» удалось лишь на немецкое издание, однако вышло оно явно не на «золото» кайзера! Как и для прочих его венценосных коллег по обе стороны фронта, деятельность циммервальдцев была для Вильгельма не только невыгодной, но и опасной.

Возвращаясь же к письму Ленина в адрес Коллонтай, отмечу следующее место в нём: «Насчёт денег с огорчением увидал из Вашего письма, что пока Вам ничего не удалось для ЦК собрать»…

При этом не мешает заметить, что сама поездка Коллонтай за океан была в начале осени 1915 года под вопросом именно из-за финансовых проблем. Когда Коллонтай была ещё в Норвегии, Ленин написал ей из Зёренберга в первых числах сентября 1915 года письмо, начало которого вполне показательно:

«Дорогая Александра Михайловна! Очень будет жаль, если Ваша поездка в Америку окончательно расстроится. Мы строили на этой поездке немало надежд и на издание в Америке нашей брошюры («Социализм и война»…), и на связи с издателем Charles Kerr в Чикаго вообще, и на сплочение интернационалистов, и, наконец, на финансовую помощь, которая так чрезвычайно нужна нам для всех тех насущных дел в России, о которых Вы пишете (и справедливо подчёркиваете их насущность в связи с желательностью большей близости нашей к России: препятствия тому в первую голову финансовые…)…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 138.)

Далее Владимир Ильич подчёркивал в письме важность значения издания его работы «Социализм и война (Отношение РСДРП к войне)» на английском языке в США. Впервые она была напечатана в августе 1915 года в Женеве отдельной брошюрой в издании газеты «Социал-Демократ» (см. ПСС, т. 26, стр. 307–350), затем вышла также на немецком и французском языках и была полностью перепечатана на норвежском языке в норвежской молодёжной социал-демократической газете.

В Германию брошюра ввозилась нелегально и распространялась группой Карла Либкнехта и сторонниками Циммервальдской левой… Французское издание было нелегально напечатано в Париже и распространялось там французскими циммервальдистами. До России эта крайне интересная брошюра дошла в ограниченном количестве экземпляров и переписывалась от руки. Английское издание, которое было возможно осуществить лишь в Америке, так и не состоялось, хотя Коллонтай и вела о том переговоры с издателем социалистической литературы в США Чарльзом Керром.

А в сентябре 1915 года Ленин в письме Коллонтай тревожился:

«…Немецкое издание нашей брошюры Вам посылаем. Сделайте всё возможное для продажи в скандинавских странах (нам чертовски важно вернуть хоть часть расходов на неё, ибо иначе мы не можем издать её по-французски!)…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 138.)

Заключил же письмо Владимир Ильич словами: «Денег нет, денег нет!! Главная беда в этом!» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 139). Последние две фразы — видоизменяясь — проходят рефреном через всю переписку Ленина 1915–1916 годов и начала 1917 года в его ещё «швейцарской» фазе.

ИТАК, большевистские «клондайки» были не богатыми и не регулярными. Они не позволяли жить партии и её лидерам роскошно, но скромно жить и неустанно работать позволяли.

Между прочим, иногда какие-то деньги получались и за счёт лекционной деятельности большевиков. Так, 2 июня 1916 года в Женеве состоялся реферат Ленина на тему «Два течения в международном рабочем движении». За полмесяца до этого Ленин писал В. А. Карпинскому из Цюриха в Женеву: «Если условия не изменились, и поездка моя окупится, то назначьте, пожалуйста, недельки через две (на другой день в Лозанне)» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 225 и примечание 290 на стр. 527).

Финансовые условия были достаточными для «самоокупаемости» поездки, и 3 июня 1916 года реферат был прочитан уже в Лозанне. В тот же день в письме Ольге Равич Ленин написал, что «реферат лозаннский покрыл поездку и дал доход» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 242).

Я мог бы привести и ещё ряд подобных примеров из ленинских писем, но, пожалуй, и этого вполне достаточно. Желающие могут сами порыться в 49-м томе Полного собрания сочинений Ленина.

Зато в истории финансовых проблем РСДРП(б) имеется интересный и показательный казус, тоже относящийся к 1916 году. Он затрагивал отношения сразу трёх партийных сил: большевиков, меньшевиков и европейских социалистов, и рассказать об этом казусе стоит.

Во второй половине 1916 года Департамент полиции МВД выпустил специальное издание — обзор деятельности РСДРП (в целом) за первые два года мировой войны. Анонимный автор этого обзора обнаружил не только прекрасное знание взглядов обоих направлений в РСДРП — как большевиков, так и меньшевиков, но и отличную осведомлённость по конкретным вопросам.

Оперативные документы российской охранительной спецслужбы — не пропагандистский материал, здесь всё называлось своими именами, поэтому такие сведения важнее груды разного рода позднейших «исторических исследований» о финансовых средствах большевиков, и ниже приведён фрагмент из «Обзора…» МВД, который сам по себе способен закрыть тему о том — купались ли большевики во время войны в «золоте» германского генштаба?

Вот что узнаём мы из полицейского «Обзора…»:

«…на одном из состоявшихся в Берне в первой половине 1916 г. по инициативе Интернациональной Социалистической комиссии совещаний социал-демократов возникли пререкания между представителями Центр. Комитета РСДРП (большевики. — С.К.) и представителями Организационного Комитета партии (меньшевики. — С.К.) относительно денег.

Как известно, названная партия имеет около 140000 франков (80460 рублей. — С.К.), которые были добыты путём экспроприации в России и считались общим достоянием партии до раскола её на большевиков и меньшевиков. После раскола возник спор относительно этих денег между Центральным и Организационным Комитетами, каковой спор не разрешён и доныне, причём спорная сумма денег находится на хранении германского социалиста Каутского до решения этого спора конференцией».

Наконец, наконец-то отыскался след «германского золота» большевистской партии!! И ведь всё верно: её деньги были у немца Каутского… Вот только не Каутский финансировал Ленина, а, напротив (продолжаю цитирование полицейского обзора):

«На означенном выше совещании меньшевиками вновь был поднят вопрос об этих деньгах, причём Ленину и Зиновьеву было предложено согласиться на выдачу части этих денег в распоряжение Интернациональной Социалистич. Комиссии в Берне и на раздел остальной суммы между Центральным и Организационным Комитетами. Ленин на это предложение заявил, что собственником денег является Центральный Комитет и что по сему вопросу он до окончательного ответа снесётся с «центрами» в России».

Иными словами, Ленин не только не получал из Германии золота, но германские социал-демократы хотели на дармовщинку попользоваться частью золота большевиков — в качестве платы за хранение, что ли?

Спрашивается — если бы Ленин был на содержании у Людендорфа или у «союзников», стал бы он так отчаянно бороться за весьма скромную (по сравнению с приписываемыми ему золотыми миллионами германских марок) сумму?

Вообще-то сто сорок «общих» тысяч франков — это, скорее всего, не результат «экса», а остатки так называемого «наследства Шмита». Николай Павлович Шмит (1883–1907), совладелец полученной по наследству от отца мебельной фабрики в Москве, был племянником мануфактурщика Морозова (не Саввы, а другого Морозова — Викулы, тоже из морозовского клана). Во время учёбы в Московском университете Шмит сблизился с революционерами, стал большевиком, своим человеком среди собственных работников. Полиция называла фабрику Шмита «чёртовым гнездом», и не зря — во время Декабрьского восстания в Москве в 1905 году фабрика Шмита, вооружившего рабочих, была одним из сильных опорных пунктов в боях на Красной Пресне.

После подавления восстания фабрику Шмита сожгли, его арестовали, мучили, возили смотреть на убитых рабочих, а в 1907 году он «умер» в тюрьме, а точнее — был убит. Но Шмит успел передать из заключения на волю, что всё своё немалое состояние завещает сёстрам Екатерине и Елизавете с условием, что они полностью передадут деньги ЦК большевиков.

Возможно, что в сумму входило и «золото Камо», которое было захвачено при налёте на экспедицию Тифлисского банка летом 1907 года — в период, когда оба крыла РСДРП временно объединились. Большую часть денег — в банкнотах, использовать не удалось, но часть захваченного была в золотых империалах. А когда РСДРП вновь раскололась, деньги отдали Каутскому — как третейскому судье. Впрочем, возможно, это были и другие деньги, но надо отметить, что большевики «эксами» — вопреки клевете на них — не увлекались. Это было больше по части эсеров.

Описанная «охранкой» коллизия относится ко временам проходившей в конце апреля 1916 года в Кинтале близ Берна 2-й Интернациональной социалистической конференции. Она собрала 40 делегатов из России, Германии, Италии, Франции, Сербии и Швейцарии (среди последних были члены швейцарского парламента Грабер, Гримм и Нэн).

Избранные на конференцию делегаты от Австрии, Румынии, Болгарии, Греции, Португалии, Голландии, Швеции, Норвегии и Англии не прибыли, однако сам тот факт, что их ожидали, показывает, что ни о какой «келейности» в действиях приехавших не могло быть и речи.

На конференции были представлены отдельно большевики (Ленин и Зиновьев), отдельно — меньшевики (Мартов, Аксельрод и др.), были эсеры (Чернов и Натансон)… В числе делегатов от Германии были Карл Каутский, Франц Меринг, Роза Люксембург и Клара Цеткин…

Чем закончилось дело с «германским» золотом из сейфа Карла Каутского, я не знаю. Но вряд ли Каутский выдал ленинцам всю требуемую сумму. Скорее всего, он скупо оплачивал из хранящихся у него сумм лишь ряд текущих расходов как большевиков, так и меньшевиков.

Так или иначе дела с партийной кассой шли у Ленина в последние годы перед второй русской революцией туго, о чём — ниже…

ПОДЛИННОЕ финансовое положение большевиков во время Первой мировой войны хорошо характеризует письмо Ленина Зиновьеву от (ориентировочно) 20 декабря 1916 года. Пересылая «Григорию» «Замечания по поводу статьи о максимализме» (см. ПСС, т. 30, стр. 385–388), Ленин далее пишет:

«200 frs (примерно 120 рублей. — С.К.) послал.

Скандал со Шкловским меня дьявольски возмущает и беспокоит. А вы ещё хотели ему всю кассу отдать!! Надо действовать энергично: сказать ему, что деньги нужны к новому году, и не отставать, пока он не вернёт всего! Чертовский скандал! Действительно «панама», и у нас под носом».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 343.)

Таким образом Владимир Ильич отреагировал на сообщение Зиновьева о некой авантюре члена РСДРП с 1898 года Г.Л. Шкловского (1875–1937), тогда большевика, а после 1917 года — троцкиста и зиновьевца.

Зиновьев сообщал Ленину:

«…у Шкловского какой-то кризис, и он — не говоря нам ни слова — все партийные деньги пустил в оборот!.. Я уверен, что он скоро вернёт. Но пока дело стоит так, что нет ни сантима на почтовые расходы…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, прим. 414 на стр. 547).

«Ни сантима…» Зиновьева — это, конечно, гипербола. Но похоже, дела и впрямь обстояли неважно.

Судя по всему, Шкловский долг партии вернул, то есть банкротом не стал. А поскольку новый миллионер Шкловский в Швейцарии не объявился, то надо полагать, что позаимствованная им у партии сумма на миллионы не тянула и миллионной прибыли не принесла. Так, мелочишка! Как говаривал Остап Бендер: «Джентльмен в поисках десятки…»

Анализ переписки Ленина со Шкловским и о Шкловском в 1915–1916 годах, а Владимир Ильич сносился с ним регулярно, — вообще интересен и полезен. Шкловский наряду с Карпинским был одним из технических работников партии, с 1915 года — членом Комитета заграничной организации большевиков (КЗО), фактически заграничного ЦК. На Шкловском лежало много повседневных обязанностей, включая контакты с Радеком и немецкими социал-демократами, с Гриммом и швейцарскими демократами, текущие финансы, издательские хлопоты и т. п.

5 августа 1916 года Ленин пишет Шкловскому из Флюмса в Берн, поручая ему ряд дел, а пунктом 4) идёт ироничный вопрос: «Что давненько не было отчёта о деньгах? Или уже такая масса привалила, что не сосчитать?» (В.И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 275).

Но речь не об очередных «германских миллионах», конечно, а о копеечных поступлениях от издательской деятельности. Буквально на следующий день в другом письме Шкловскому в Берн Ленин пишет: «Ещё просьба: в Берне я заплатил 100 frs (франков. — С.К.) залога в полицию. Не можете ли Вы через секретаря, который Вас так высоко ценит, походатайствовать, чтобы их перевели в Цюрих как мой залог, а то здесь тоже требуют залога» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 276).

Примерно такие суммы и фигурируют в расходах заграничных большевиков — сотни франков, десятки франков [26 сентября 1915 года Ленин просит того же Шкловского: «Дайте, пожалуйста, Людмиле (имеется в виду старая большевичка Л. Н. Сталь. — С.К.) 50 frs. Мы с Вами сосчитаемся по приезде»] (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 154).

ВОЗВРАЩАЯСЬ к письму Зиновьева Ленину, где Зиновьев сообщает, что на почтовые расходы «нет ни сантима», становится вполне ясно, что из всего этого можно сделать один логичный вывод: партийную кассу большевиков даже на исходе 1916 года «германское золото» не наполняло, а размер кассы был невелик — вряд ли больше нескольких тысяч франков. Во всяком случае, в ответ на отчаянную панику Зиновьева Ленин смог выслать ему всего-то сотню рублей, и этого, похоже, на текущие нужды достало.

Историк Светлана Сухова в обстоятельной статье 2014 года «Несуществующие «деньги Ленина»» касается истории с получением большевиками летом 1917 года 113 926 шведских крон (около 40 тысяч долларов) от швейцарского (точнее — немецкого) социал-демократа Карла Моора, которого позднее подозревали в работе на германскую разведку под псевдонимом Байер. При этом сама же Сухова и проясняет суть дела, сообщая, что деньги в Россию не пересылались, а были потрачены исключительно на проведение в начале сентября 1917 года в Стокгольме третьей Циммервальдской социалистической конференции. Сухова ссылается и на американского историка Ляндреса, отмечавшего: «Принимая во внимание цели конференции и состав её участников, можно с уверенностью сказать, что «немецкие деньги», на которые она была устроена, были использованы в не меньшей степени против правительства кайзеровской Германии, чем против Временного правительства А. Ф. Керенского».

Тем не менее на отнюдь не «шиллеровской» фигуре Моора стоит остановиться… Моор, которому в 1917 году исполнилось уже 64 года, был личностью сомнительной. В годы войны он оказывал содействие политическим эмигрантам в получении «права жительства» в Швейцарии, и какие-то контакты у швейцарской группы большевиков с ним имелись. Моор упоминается Лениным в двух письмах Шкловскому от 5 августа 1916 года (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 275, 276) — в не очень-то доброжелательном тоне.

Особенно же подробно и однозначно о Мооре Ленин написал из Гельсингфорса в Стокгольм 17 (30) августа 1917 года в письме Заграничному бюро ЦК. Время тогда было сложное — позади остались Июльский кризис с расстрелом 4 июля Временным правительством Июльской демонстрации, разгром редакции «Правды», обвинение Ленина в шпионаже в пользу Германии, жизнь на нелегальном положении в шалаше в Разливе, нелегальный переезд в Финляндию…

С 10 (23) августа по 17 (30) сентября 1917 года Владимир Ильич жил нелегально в Гельсингфорсе (Хельсинки) и оттуда писал членам Загранбюро ЦК в Стокгольм:

«Дорогие друзья! С великим трудом, после долгих недель вынужденного перерыва, удаётся восстановить переписку…

Гнусная кампания клеветы, поднятая буржуазией по поводу будто бы шпионства или прикосновенности к нему Ганецкого, Коллонтай и многих других, является, конечно, подлым прикрытием похода на интернационалистов со стороны наших бравых «республиканцев», желающих «выгодно отличить» себя от царизма клеветничеством…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 445–446.)

К фигуре и действиям в 1917 году видного польского и российского социал-демократа Якова Ганецкого (Фюрстенберга) (1879–1937), возникшего на этих страницах впервые, мы впоследствии обратимся не раз. В революционное движение он пришёл в 1896 году, участвовал в работе II съезда РСДРП, а также — IV и V съездов. Во время мировой войны примкнул к Циммервальдской левой. С Александрой Коллонтай читатель уже знаком.

Пунктом 3-м в письме шло:

«Каковы денежные дела заграничного бюро, назначенного нашим Центральным Комитетом? После июльских преследований ясно, что наш ЦК помочь не может (я так думаю, по крайней мере). Пишите, удалось ли собрать через шведских левых и просуществует ли бюро?..»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 447.)

Как видим, и здесь нет никакого «германского следа», но просматривается след «шведский», что конечно же не одно и то же… Причём уже из этого отрывка можно предположить и происхождение ста тысяч шведских крон от Моора — это могла быть как раз сумма сборов через шведских левых социал-демократов. Ведь Швеция была страной не только богатой, но и нейтральной, войной не разорённой. Так или иначе пунктом 4-м в письме шло:

«Кстати. Не помню, кто-то передавал, кажись, что в Стокгольме после Гримма (из Швейцарии. — С.К.) и независимо от него, появился Моор. Что подлец Гримм, как «центровик»-каутскианец, оказался способен на подлое сближение со «своим» министром, меня не удивляет: кто не рвёт с социал-шовинистами решительно, тот всегда рискует попасть в это подлое положение. Но что за человек Моор? Вполне ли и абсолютно ли доказано, что он честный человек? Что у него никогда не было и нет ни прямого, ни косвенного снюхивания с немецкими социал-империалистами?.. Убедительно просил бы, настойчиво просил бы принять все меры для строжайшей и документальнейшей проверки этого. Тут нет, т. е. не должно быть, места ни для тени подозрений, нареканий, слухов и т. п. Жалею очень, что «Циммервальдская комиссия» не осудила Гримма строже! Следовало бы строже!»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 447.)

Выше отмечен очень важный момент! Дело в том, что к лету 1917 года европейская ситуация вокруг проблемы войны и мира закручивалась всё более сложно. Помянутый Лениным швейцарец Гримм (мы с ним ещё встретимся позднее) — председатель Интернациональной социалистической комиссии (I.S.K.), приехав в Россию весной 1917 года, обменивался секретными депешами с швейцарским министром Гофманом о германских условиях мира для заключения сепаратного мира Германии с Россией. Иными словами, Гримм действовал как неофициальный эмиссар Рейха и был из России выслан (что Ленин и имел в виду). Дело Гримма расследовала специальная комиссия I.S.K. Она признала его действия противоречащими циммервальдскому движению и освободила Гримма от обязанностей председателя I.S.K., а третья Циммервальдская конференция в Стокгольме утвердила это решение.

Но летом 1917 года в Стокгольме предполагалось проведение и некой международной конференции социалистов, о которой хлопотали социал-шовинисты нейтральных стран, включая Гримма. Ленин в том же письме в Загранбюро писал по этому поводу: «Против участия в Стокгольмской конференции я был и остаюсь безусловно…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 447).

Ранее, весной 1917 года, Ленин после возвращения в Россию так же решительно воспротивился схожей инициативе датского социал-шовиниста Фредерика Боргбьорга, о чём в своём месте разговор ещё будет.

В СВЕТЕ ВСЕГО сказанного история с Моором и его деньгами выглядит вполне объяснимо. Моор, похоже, желал услужить и вашим, и нашим, и, похоже, с германскими спецслужбами какие-то дела имел. Но в Загранбюро об этом знать не могли и ссуду (речь вообще-то шла о ссуде) Моора приняли. Причём, скорее всего, без санкции Ленина, скрывавшегося на нелегальных квартирах в Гельсингфорсе.

Тем не менее Ленин тревожился не зря. Моор доверия не вызывал, и когда он в сентябре 1917 года предложил партии очередную передачу средств, ЦК большевиков ответил отказом — «ввиду невозможности проверить действительный источник предлагаемых средств… и истинные цели предложений Моора».

После Октября 1917 года Моор какое-то время жил в Москве и Петрограде, и даже ходатайствовал перед Лениным за инженера Пальчинского (1875–1929), бывшего товарища министра торговли и промышленности во Временном правительстве, бывшего начальника обороны Зимнего дворца 25 октября 1917 года и будущего организатора вредительства в советской экономике, расстрелянного в 1929 году.

Фигурировали в «обвинениях» Ленина и намного более крупные суммы. Так, мы уже знаем, что в 1919 году два крупных ренегата дела социализма, Эдуард Бернштейн и Матиас Эрцбергер, называли сумму в 50–60 млн марок. Ну, ренегаты — они и есть ренегаты, им надо постоянно отрабатывать свои тридцать сребреников, и тут уже не до истины.

Керенский в своих мемуарах со ссылкой на книгу Ф. Фишера «Griff nach der Weltmacht — die Kriegsziepolitik des Keizerlichen», изданную в Дюссельдорфе в 1961 году, утверждает, что «общая сумма денег, полученных большевиками от немцев до и после захвата ими власти, определена профессором Фритцем Фишером в 80 миллионов марок золотом (жирный курсив мой. — С. К.).

Сопоставление этой несуразной цифры (не говоря уже о лживости утверждения в целом) с суммами, фигурирующими в реальной дореволюционной переписке большевиков и Ленина, с их сетованиями на скудость средств, заставляет усомниться даже не в научной добросовестности профессора Фишера — о ней, в силу её отсутствия, нечего и рассуждать… Приходится ставить под сомнение умственные способности как самого профессора, так и ссылающегося на него Керенского.

В частности, оба не могли не познакомиться с опубликованными ещё в 1930-е годы письмами Ленина, где излагаются планы Ленина и Крупской, живущих в Швейцарии, поправить своё материальное положение в 1917 году за счёт издания педагогической литературы вроде «Педагогического словаря» или «Педагогической энциклопедии» и т. д. Сами письма приведу несколько ниже, но уже здесь скажу, что подобными издательскими мелочами, да ещё и при «задании» «готовить революцию» и «поражение России», ни один человек, имея в кармане золотые миллионы, заниматься не будет.

Поэтому вполне объяснимо, что все многомиллионные суммы, якобы получавшиеся большевиками из Германии, остаются, по свидетельству отнюдь не лояльного к Ленину доктора современных исторических наук Геннадия Соболева, «до сих пор» документально не подтверждёнными.

Впрочем, скажу точнее: они, эти «миллионы», остаются и останутся лишь на страницах антиленинских пасквилей.

НЕ ЛИШНИМ будет и современное свидетельство главного научного сотрудника Института всеобщей истории РАН, доктора исторических наук, профессора Российского государственного гуманитарного университета Александра Шубина… Шубин — тоже отнюдь не ленинец, он скорее типичный постсоветский «российский» интеллигент-«двоеженец», который желает и честь соблюсти, и капитал (по крайней мере «научный») приобрести. Меньшевик Мартов и эсер Чернов для него ближе и понятнее, чем большевик Ленин. Тем не менее на вопрос еженедельника «Поиск» (см. № 25 за 2017 г.): «Была ли «рука Берлина»?», профессор Шубин ответил:

«Я посчитал соотношения доходов и расходов большевиков по материалам расследования, предпринятого Временным правительством. Деньги большевикам давали не только рабочие, но и люди разного достатка. Ничего особенного в этом нет: все партии таким образом пополняли свой бюджет. Баланс не сходится всего на 30 тысяч рублей, сумма, прямо скажем, незначительная. Для сравнения, стоимость типографии «Правды», на которую могла пойти эта сумма, составляла 225–250 тысяч рублей. Нет никаких оснований считать, что германский генштаб переслал большевикам 30 тысяч рублей… Деньги им мог дать некто симпатизирующий… Так что серьёзных оснований обвинять Ленина в моральной нечистоплотности нет».

Обвинять Ленина в моральной нечистоплотности нет вообще никаких оснований! Даже предположение об этом грязнит не Ленина, а тех, кто сомневается в высочайших — по самому высокому человеческому разбору — моральных качествах Владимира Ильича. Но свидетельство профессора Шубина важно вдвойне: и как свидетельство известного историка, и как свидетельство отнюдь не поклонника и сторонника пролетарского вождя Ленина.

Конечно, подсчёты профессора Шубина носят в любом случае достаточно оценочный характер. Один тот финансовый «зазор», который Шубин даёт на стоимость типографии «Правды», почти полностью поглощает нестыковку доходов и расходов большевиков в 30 тысяч рублей. С другой стороны, вряд ли даже сами руководители большевиков в те напряжённые дни имели возможность до копейки учитывать как партийные расходы, так и доходы. Тем более такой возможности не было у следователей Временного правительства — особенно в части доходов. Но порядок явления был, вне сомнений, ими выявлен. И ни они, ни шедший вслед за ними через сто лет профессор Шубин никакого криминала в происхождении бюджета РСДПР(б) не обнаружили. Тем более мифическим оказывается «немецкий» член в этом бюджете.

ВЕРНЁМСЯ, однако, в самое начало 1917 года, когда Ленин ещё находился в Швейцарии… Не исключено, что ненадёжность в тот момент финансовых доверенных лиц партии типа Шкловского в сочетании с общей ненадёжностью европейской ситуации и побудили Ленина написать 16 января 1917 года из Цюриха в Кларан некое письмо Инессе Арманд. Это письмо, как и письмо Зиновьеву от 20 декабря 1916 года, настолько важно для понимания подлинного тогдашнего положения дел и финансового фона деятельности большевиков накануне Февральской революции, что приведу его полностью.

Ленин писал Арманд:

«Дорогой друг!

Если Швейцария будет втянута в войну, французы тотчас займут Женеву. Тогда быть в Женеве — значит быть во Франции и оттуда иметь сношения с Россией. Поэтому партийную кассу я думаю сдать Вам (чтобы Вы носили её на себе, в мешочке, сшитом для сего, ибо из банка не выдадут во время войны). Пишу об этом Григорию (Зиновьеву. — С.К.). Это только планы, пока между нами.

Я думаю, что мы останемся в Цюрихе, что война невероятна.

Лучшие приветы и рукопожатие! Ваш Ленин».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 367.)

Итак, вся партийная заграничная партийная касса большевиков в начале 1917 года могла спокойно разместиться на груди изящной Инессы Арманд. Но даже если бы она имела, пардон, голливудский бюст шестого размера, миллионы марок (или там — франков, фунтов и долларов) на нём разместить не удалось бы…

Повторяю, логичный вывод из сказанного напрашивается сам собой: никаких миллионов в распоряжении Ленина не было. А отсюда вытекает и тот вывод, что никто ими Ленина не снабжал. Собственно, это — как со стороны кайзера Вильгельма, генерала Людендорфа, германской разведки, так и со стороны союзников — было бы, вообще-то, просто глупым делом.

Ленин — не Парвус!

Несомненная же историческая правда заключается в том, что финансовая база политической деятельности Ленина и его партии в ходе Первой мировой войны имела, как и до войны, вполне видимое происхождение. Она пополнялась членскими взносами, литературными гонорарами, пожертвованиями сочувствующих и т. п., и была весьма скромной.

Вот ещё один убийственный для версии об антироссийском финансировании Ленина факт… Ещё до проекта разместить партийную кассу на груди Арманд, как в сейфе, Ленин пишет той же Арманд 6 января 1917 года очередное письмо. С одной стороны, это письмо лишний раз подтверждает, что о близящейся «спецоперации» российской и союзной элиты по свержению самодержавия Ленин даже не догадывался. Однако «финансовая» часть письма ещё более интересна!

Ленин в ней обсуждает с Арманд возможность издания ряда брошюр, просит выяснить — сможет ли Арманд «достать (или авансировать) деньги на это издательство» в размере до 500 (всего пятисот!!!) франков — примерно 300 рублей, обсуждает вопросы распространения брошюр и далее продолжает:

«… (а) Окупится ли? (б) И в какое время вернутся назад деньги?

От этих двух вопросов (а + б) зависит всё.

Если (а) вообще не окупится, то тогда нельзя и браться, ибо жертвователя денег у нас нет (жирный шрифт мой. — С.К.). Ставить можно лишь то, что окупится…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 353.)

Что же до личного финансового положения Ленина на рубеже 1916и1917 годов, то отчаянным оно не было, однако и стабильным его назвать было нельзя! Узнать об этом можно не из тех или иных мемуаров (хотя и из них об этом узнать можно), а из всё той же ленинской переписки, опубликованной в Полном собрании сочинений. Ведь эти письма — личные и деловые, писались не в предвидении того, что через сто лет в России, пересозданной Лениным из буржуазной в рабоче-крестьянскую, а затем пересозданной Горбачёвым, Ельциным и Путиным вновь в буржуазную, найдутся некие «историки», возводящие поклёп на Ленина, и надо-де заранее — за сто лет, подстраховаться серией соответствующих писем. Эти письма были написаны для того, для чего обычно письма и пишутся, то есть — для осведомления адресата, для совета с ним и т. д.

Скажем, 20 сентября 1916 года Ленин в письме в Петроград Марку Тимофеевичу Елизарову — мужу старшей сестры Анны, передаёт привет своей сестре Марии Ильиничне и пишет:

«…Большущее также спасибо Маняше за хлопоты с издателями: засяду писать что бы то ни было, ибо дороговизна дьявольская, жить стало чертовски трудно… (200 руб. я получил и писал об этом; спасибо ещё раз)…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 55, стр. 365.)

Это при якобы миллионах марок в кармане такие жалобы?

Увольте, увольте, милостивые государи!

Марк Елизаров, живший в Петрограде и занимавший солидную должность в правлении пароходного общества «По Волге» на Невском проспекте, как и Мария Ильинична, были тогда для Ленина чем-то вроде литературных агентов в России, и 22 октября 1916 года Ленин интересуется у Марии Ильиничны:

«Дорогая Маняша!.. Получена ли новым издателем рукопись о новейшем капитализме (имеется в виду классическая впоследствии работа «Империализм как высшая стадия капитализма». — С.К.)… Ты пишешь, что ««Аграрный вопрос» (полное название: «Новые данные о законах развития капитализма в земледелии. Выпуск I. Капитализм и земледелие в Соединённых Штатах Америки». — С.К.) издатель хотел бы выпустить книгой, а не брошюрой». Я понимаю это так, что я должен прислать продолжение… Засяду за эту работу, как только покончу с тем, что я должен написать в оплату аванса у старого издателя…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 55, стр. 365.)́

26 ноября 1916 года Ленин вновь адресуется к Маняше, сообщая из Цюриха о получении от неё книг и вообще о жизни в Швейцарии. В приводимом ниже отрывке этого письма обращаю внимание читателя на то, что Ленин, как из письма видно, владел немецким и английским языками настолько, что мог зарабатывать на жизнь и переводами:

«Дорогая Маняша! Только что отправил на адрес Марка Тимофеевича заказную открытку, как пришли от тебя книги…

… Мы живём по-старому. Дороговизна всё сильнее. За деньги большое спасибо (писал М.Т. о получении мной 500 р. = 869 frs. [франков, — С.К.])… Насчёт переводов предложил три книги: Kemmerer’. “Technischer Fortshritt”; Hobson’. “Imperialism”; Gilbreth'. “Motion study”. Ответа ещё не имею; жду его (ибо издатель должен справиться, не издано ли уже).

Ещё раз крепко жму всем руки и целую тебя и Аню (старшую сестру. — С.К.)…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 55, стр. 367.)

Спрашиваю ещё раз: это что — при якобы миллионах марок в кармане?

Странно получается! По уверениям разного рода «исследователей» то ли «немецкого», то ли — «союзнического» следа в политической деятельности Ленина во время Первой мировой войны, Ленин купался в деньгах. И при этом, оказывается, он хватался за любую возможность литературного заработка.

Ему если не в швейцарских ресторанах на шпионские гонорары кутить (нет, нельзя — конспирация!), то уж, во всяком случае, работать и работать над планами будущего развала России! А он, понимаешь, отвлекается от «поставленной задачи» и собирается переводить каких-то Кеммерера и Хобсона…

Неувязка, однако.

Более того, финансовое положение Ленина со второй половины 1916 года серьёзно осложнилось тем, что в Петрограде скончалась его мать — Мария Александровна, получавшая пенсию за мужа.

Илья Александрович, как известно, был крупной величиной в российском народном образовании, инспектором народных училищ в Симбирской губернии, действительным статским советником (генерал-майорский чин). Соответственно, пенсия после его смерти, назначенная вдове, позволяла ей не только обеспечивать своё существование, но и помогать старшему сыну. Ведь из всех детей Ульяновых только у Владимира не было устойчивого заработка.

Анна Ильинична и её муж Марк Елизаров были видными большевиками, но Елизаров имел относительно неплохо оплачиваемую работу, как и брат Ленина Дмитрий, по профессии врач. Мария Ильинична — Маняша — жила обычно при матери. А Ленин освоил одну профессию — революционера, профессионального революционера. И вот теперь хотя и скромная, но постоянная «дотация» от матери прекратилась. Приходилось ужиматься, экономить на питании, переходя с говядины на конину и т. д.

ПОКАЗАТЕЛЬНА и история с литературными доходами Ленина накануне 1917 года. Места, касающиеся «издательских» проблем, попадаются в ленинской переписке на протяжении многих лет. Он ведь, живя в эмиграции, много работал, занимаясь не только текущей партийной, но и серьёзной литературной и научной работой. Ленин работал — при возможности — во всех крупнейших библиотеках Европы, в том числе — собирая материалы для будущих книг. И литературный доход от публикации статей и книг, от заказов редакций и т. д. был важным источником его бюджета.

Порой, увы, всё шло не так гладко… 21 декабря 1916 года Ленин отправляет из Цюриха во Францию письмо Михаилу Покровскому, будущему известному советскому историку, где касается и издательских дел:

«Уважаемый М.Н.! Получил Вашу открытку от 14.XII.1916. Если Вам пишут, что издатель должен мне “кроме 500 р. ещё 300 р.”, то я должен сказать, что считаю за ним больше долгу…

Писал об этом в Питер, но мои сношения с Питером архиплохи и невыносимо медленны…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 343.)

А через пару недель — 3 января 1917 года, Ленин пишет Покровскому ещё одно письмо, где сообщает и неплохие, и грустные новости:

«Уважаемый М.Н.! Только что отправил Вам открытку по поводу брошюры… как стал получать деньги и получил теперь в два приёма 500 frs (франков. — С.Х), за что очень благодарю.

Получил также ответ формальный (почты), что мою рукопись по экономике, посланную Вам 2.VII.1916, saisi I’autorite militaire!!! («конфисковали военные власти». — С.К.)

Прямо невероятно! Можно ли ещё где похлопотать или безнадёжно?

Лучшие приветы и пожелания.

Ваш В. Ульянов».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 360.)

Пропавшая рукопись — Ленин беспокоился о ней и в письме Марии Ильиничне Ульяновой от 22 октября 1916 года, это рукопись книги «Империализм как высшая стадия капитализма».

Писать книгу по империализму по предложению легального издательства «Парус», основанного в декабре 1915 года в Петрограде Горьким, Ленин начал в начале 1916 года. 2 июля 1916 года Владимир Ильич отправил заказной бандеролью рукопись Покровскому, который, живя во Франции, редактировал серию брошюр, выпускаемых издательством «Парус» в Западной Европе (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 256). Однако до адресата бандероль не дошла по причине, читателю уже известной. Но Ленин-то долго не мог понять — затерялась рукопись, что ли?

И наконец, в начале января 1917 года он получил своего рода «новогодний подарок» от французской военной цензуры — сообщение о том, что рукопись изъяли. Хорошо, что имелся второй экземпляр рукописи «Империализма…», и его — ещё до извещения о конфискации первого экземпляра — удалось переслать редактору, то есть Покровскому, вторично.

Вот как оно порой бывало.

Уже Пушкин жил на «литературные» доходы, что и зафиксировано им в знаменитом: «Не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать…» Ленин никогда не продавал ни честь, ни совесть, ни свои убеждения, ни Отечество… Но рукописи своих трудов он продавал постоянно.

И их, представьте, покупали!

Они ведь того стоили — не как будущие ленинские автографы, а как полноценный продукт интеллектуального труда.

Конечно, ленинские литературные гонорары были скромными — их издавали не тиражами Дарьи Донцовой, и издавали небольшие прогрессивные издательства, а не крупные издательские концерны. Но это были всё же гонорары, и то, как Ленин о них беспокоился, лишний раз убедительно опровергает глупую ложь о его содержании в эмиграции немцами или союзниками.

С начала 1917 года литературные доходы Ленина несколько увеличились. Стали приходить деньги за издания, устроенные в издательства через Михаила Покровского. Но кроме того шли и гонорары, устроенные через Маняшу — младшую сестру.

А вообще-то жизнь в Швейцарии у Ульяновых в зиму 1916/17 года шла достаточно размеренно, и особо бурные перемены в ней не предполагались.

ДАЖЕ во второй половине февраля 1917 года Ленин не знал о том, что его с Крупской вторая и последняя эмиграция заканчивается. И этому (полному неведению Ленина) тоже есть точное, достоверное, документальное подтверждение — два его письма, относящиеся к началу 1917 года.

15 февраля 1917 года Ленин направляет из Цюриха очередное письмо младшей сестре — Марии Ильиничне Ульяновой в Петроград (впервые опубликовано в 1929 году в журнале «Пролетарская революция» № 11 по оригиналу):

«Дорогая Маняша! Сегодня я получил через Азовско-Донской банк 808 frs. (1 швейцарский франк ~ 0,58 рубля. — С.К.), а кроме того 22.1 я получил 500 frs. Напиши, пожалуйста, какие это деньги, от издателя ли и от которого и за что именно и мне ли. Необходимо бы иметь расчёт, т. е. знать, какие именно вещи уже оплачены издателем, а какие нет. Я не могу понять, откуда так много денег (ха, из германского генштаба, вестимо, аж целая почти тысяча рублей! — С.К.); а Надя шутит: «пенсию» стал-де ты получать. Ха-ха! Шутка весёлая, а то дороговизна совсем отчаянная, а работоспособность из-за больных нервов отчаянно плохая. Но шутки в сторону, надо же всё-таки знать поточнее; напиши, пожалуйста… Боюсь расходовать деньги (иногда через меня посылали одному больному приятелю)…

Мы живём по-старому, очень тихо…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 55, стр. 368–369.)

Надо ли много комментировать эти строки?

Но дальше — больше!

18 (или 19 февраля) 1917 года Ленин пишет деловое письмо в тот же Петроград зятю (мужу старшей сестры Ленина Анны Ильиничны) — Марку Тимофеевичу Елизарову (В. И. Ленин. ПСС, т. 55, стр. 369–370). Впервые письмо было опубликовано в 1930 году в журнале «Пролетарская революция» № 4 тоже по оригиналу, и оно настолько важно в большинстве своих частей, что приведу его ниже почти полностью:

«Дорогой Марк Тимофеич!.. Надя (Н.К. Крупская. — С.К.) планирует издание «Педагогического словаря» или «Педагогической энциклопедии».

Я усиленно поддерживаю этот план, который, по-моему, заполнит очень важный пробел в русской педагогической литературе, будет очень полезной работой и даст заработок, что для нас архиважно.

Спрос теперь в России, с увеличением числа и круга читателей, именно на энциклопедии и подобные издания очень велик и сильно растёт. Хорошо составленный «Педагогический словарь» или «Педагогическая энциклопедия» будут настольной книгой и выдержат ряд изданий.

Что Надя сможет выполнить это, я уверен, ибо она много лет занималась педагогикой, писала о ней, готовилась систематически. Цюрих — исключительно удобный центр именно для такой работы. Педагогический музей здесь лучший в мире».

Уже эта часть письма высвечивает последние — как оказалось вскоре — дни эмиграции Владимира Ильича в их подлинном историческом свете. Ленин пишет в Россию, не подозревая даже, не догадываясь о том, как близок момент его встречи с Родиной!

Продолжаю цитирование:

«Доходность такого предприятия несомненна. Лучше бы всего было, если бы удалось самим издать сие, заняв потребный капитал или найдя капиталиста, который вошёл бы пайщиком в это предприятие…

… Надо только, чтобы план не украли, т. е. не перехватили… Затем надо заключить с издателем точнейший договор… Иначе издатель (и старый издатель тоже!!) просто возьмёт себе весь доход, а редактора закабалит. Это бывает.

Очень прошу подумать об этом плане хорошенько, поразведать, поговорить, похлопотать и ответить поподробнее.

Жму Вашу руку. Ваш В. Ульянов».

Ну и как нам быть с этими письмами сестре и зятю? Они были написаны в Швейцарии в феврале 1917 года, когда до первой массовой демонстрации женщин-пролетарок в Петрограде в Международный женский день оставалось меньше недели. И совершенно очевидно, что оба письма написаны человеком, не помышляющим в ближайшее время «совершать революцию» — на чьи бы то ни было деньги!

Тем более что ему денег на жизнь не хватает, не то что на переворот в России…

Понятно и то, что он не собирается в обозримый период куда-то — тем более в Россию — уезжать. Ленин и Крупская задумывают работу, которая требует немалого времени, явно исходя из того, что жить им в Швейцарии придётся ещё немалый срок.

Видно из писем и то, что они написаны человеком, если не отчаянно, то существенно нуждающимся в средствах просто на жизнь, и на жизнь достаточно скромную. Так где здесь усматриваются миллионы — чего бы то ни было? Где рейхсмарки, франки, фунты стерлингов, доллары?

И где здесь подготовка к «выполнению заданий германского генштаба» по выводу России из войны?

Или, может быть, скромно живущий в Цюрихе политэмигрант Oulianoff писал чисто личные письма сестре и зятю в феврале 1917 года в целях прикрытия своих тёмных миллионных доходов?

Или он писал эти письма в целях предоставления наивному, «любящему Ленина» Сергею Кремлёву дополнительных «доказательств» того, что Ленин ничьим платным агентом не был, в то время как он, так ловко натянувший нос простодушному Кремлёву, был не просто платным, а двойным агентом и немцев, и «союзников» — как уверяет «великий знаток» тех дней Н. Стариков?

Или, может, эти письма в 1929 и 1930 годах сфальсифицировала — в предвидении будущих, в 1990 и 2000-е годы, обвинений Ленина — редакция журнала «Пролетарская революция»?

А может, их в 1978 году сфальсифицировали — в предвидении всё тех же будущих обвинений Ленина — издатели 55-го тома Полного собрания сочинений?

Нет уж, уважаемые!

В реальной жизни, а не в ангажированном сознании горе-«экспертов», так не бывает, и оба письма Ленина подлинны!

Наличие же одних этих двух писем доказывает, что революционные события 1917 года Ленин не готовил загодя — ни на свой страх и риск, ни на чьи-либо миллионы. Он лишь гениально воспользовался в интересах социалистической революции и социализма той ситуацией, которую создали другие — помимо Ленина. Создали без него, и — отнюдь не в интересах социализма в России.

ЕСТЬ и ещё одно мало известное, несмотря на предельную доступность, подтверждение того, что Ленин не рассчитывал на близкую революционную бурю в России и не раздувал её ветер. Это подтверждение — некий доклад, который Ленин в начале 1917 года прочёл перед молодыми социалистами Швейцарии.

Впрочем, обо всём — по порядку…

7 (20) декабря 1916 года Ленин пишет из Цюриха в Женеву, адресуясь В. А. Карпинскому (1880–1965), партийному литератору, заведующему библиотекой и архивом РСДРП в Женеве:

«Дорогие товарищи!

Мне надо прочитать здесь доклад о 9.1.1905, а у меня нет материала. Помогите найти, пожалуйста:

1) «Мысль» 1910 (?) — 1911 статьи В. Ильина (то есть — его собственные. — С.К.) о стачках в России («О статистике стачек в России», ПСС, т. 19, стр. 377–406. — С.Х).

2) «Дискуссионный Листок при ЦО РСДРП…» и т. д.

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 341–342.)

А 9 (22) января 1917 года Ленин в цюрихском Народном доме на собрании швейцарской рабочей молодёжи прочёл на немецком языке доклад о революции 1905 года (В. И. Ленин. ПСС, т. 30, стр. 306–328, и примечание 119 на стр. 452).

Начав доклад со слов: «Юные друзья и товарищи! Сегодня двенадцатая годовщина Кровавого Воскресенья, которое с полным правом рассматривается как начало русской революции…», Ленин обстоятельно, информативно, простым языком рассказал о ходе и сути революции 1905 года, о её значении для Европы, а закончил так:

«…русская революция… остаётся прологом грядущей европейской революции. Несомненно, что эта грядущая революция может быть только… пролетарской, социалистической…

Нас не должна обманывать теперешняя гробовая тишина в Европе. Европа чревата революцией. Чудовищные ужасы империалистической войны, муки дороговизны повсюду рождают революционное настроение, и господствующие классы… всё больше попадают в тупик, из которого без величайших потрясений они вообще не могут найти выхода…

Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв этой грядущей революции (жирный шрифт мой. — С.К.). Но я могу, думается мне, высказать с большой уверенностью надежду, что молодёжь, которая работает так прекрасно в социалистическом движении Швейцарии и всего мира, что она будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 30, стр. 306, 327–328.)

«Мы, старики, может быть не доживём до решающих битв этой грядущей революции…» Мог ли Ленин говорить так, если бы он рассчитывал на скорую «грядущую пролетарскую революцию» в России, на которую якобы получил от кайзера или от Антанты «золотые миллионы»?

Что же до факта прочтения Лениным такого доклада в Швейцарии в январе 1917 года, то он был советским гражданам мало известен, хотя легко устанавливался после посещения любой советской массовой библиотеки. Скорее всего, этот факт хрущёвско-брежневские начётчики не афишировали, чтобы не поцарапать отполированный глянцевый муляж Ленина как «прозорливого стратега Октябрьской революции». Скрывали его — по возможности — и ренегаты типа «Александра Н.» Яковлева. Но факт есть, и этот факт тоже полностью опрокидывает все инсинуации против Ленина, выставляющие его то ли «германским шпионом», то ли тайным эмиссаром Антанты, на выданные ему крупные суммы готовившим ниспровержение самодержавия и ослабление России.

Полную организационную неготовность Ленина и большевиков к нагрянувшим в конце Февраля 1917 года событиям доказывает и анализ переписки Ленина в тот период — достаточно прочесть хотя бы письма Ленина к Шляпникову.

ОДНАКО ситуация — и европейская, и в России — менялась с началом 1917 года быстро. И 31 января 1917 года Ленин опубликовал в № 58 газеты «Социал-Демократ» статью «Поворот в мировой политике» — о ней уже ранее говорилось. Напомню, что Ленин не только оценивал возможность заключения сепаратного мира Германии с Россией, но и возможность переворота, причём даже имена возможных лидеров постниколаевского правительства назвал — Милюкова, Гучкова, Керенского!

Ленин писал:

«Возможно, что сепаратный мир Германии с Россией всё-таки заключён. Изменена только форма политической сделки между двумя этими разбойниками. Царь мог сказать Вильгельму: «Если я открыто подпишу сепаратный мир, то завтра тебе, о мой августейший контрагент, придётся, пожалуй, иметь дело с правительством Милюкова и Гучкова, если не Милюкова и Керенского…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 30, стр. 341.)

Он ведь — даром что находился вне России — за ситуацией следил очень внимательно, изучая европейскую и российскую прессу, в чём был великим мастером. Однако компетентный независимый аналитик (а Ленин был им) никогда не исходит из одного варианта — аналитик всегда проводит свой анализ, не имея полной информации о ситуации. Он ведь — не государственный деятель, получающий все необходимые данные от ведомств, дипломатов, разведки. Если ты обладаешь полнотой информации и полнотой власти, то итог компетентного анализа — твои реальные действия. Если же нет ни того, ни того, итог анализа — ряд вероятных вариантов. Поэтому Ленин понимал, что события могут повернуться так, а могут — и этак…

В принципе царь мог бы сохранить в 1917 году свою власть — если бы действовал умно. Но и царь, и царские «верхи» действовали глупо!

Да ещё и как…

Буржуазные «верхи» тоже могли не только ухватить в 1917 году власть, но и удержать её — если бы они действовали умно! Но якобы одержавшая над царизмом победу буржуазная Элита вела себя не умнее царизма. Уже в первые недели революции всё пошло далеко не по планам Элиты, а уж после приезда в Россию Ленина — и тем более. И мы подходим теперь непосредственно к теме знаменитого «пломбированного» вагона, в котором Ленин проехал из Швейцарии в Швецию транзитом через Германию.

История с проездом Ленина обросла такими злостными сплетнями и вымыслами, что и этот момент в политической биографии Ленина мы проследим прежде всего по наиболее достоверным документам, то есть — по ленинской переписке тех дней и публичным статьям Ленина того периода.

Упомянутые ранее германские рассекреченные документы Вернера фон Хальвега лишь подкрепляют свод чисто ленинских, давно опубликованных документов. Причём именно последний свод наиболее доказателен, ибо немалая его часть была не просто доступна в реальном масштабе времени, но более того — намеренно и подчёркнуто была представлена Лениным на всеобщее обозрение. Владимир Ильич делал всё для того, чтобы как сам факт его переезда в Россию через Германию, так и обстоятельства подготовки переезда сразу же стали достоянием широчайшей гласности.

Мы это увидим.

Глава 3

История переезда в письмах: «Пломбированный» вагон или лондонская тюрьма?»

УЖ ДАЖЕ не знаю, какими буквами надо написать и как их выделить, чтобы стало ясным: Ленин весной 1917 года выехал в Россию через Германию не потому, что ему надо было получить последние инструкции от германского генштаба, и ехал он не на «германские миллионы»… Всё это устанавливается, повторяю, с полной достоверностью при изучении давно опубликованной ленинской переписки и подкрепляется германскими документами и изысканиями того же Вернера фон Хальвега, хотя и не его одного.

Письма периода последней своей эмиграции Ленин писал не для того, чтобы оправдаться перед современниками или потомками, а в силу житейской и деловой необходимости. И уже цитированное ранее письмо Ленина Инессе Арманд от 6 января 1917 года само по себе доказывает, что никаких «миллионов» в распоряжении Ленина не было! Он прямо там написал (смотри Полное собрание сочинений, том 49-й, страница 353-я), что «жертвователя денег у нас нет».

Нет!!!

В письме от 14 января 1917 года — в большом деловом письме той же Арманд, Ленин делится с ней планами сотрудничества с издаваемой в Нью-Йорке левой газетой «Новый Мир», «где, говорят, платят по 5 долларов за статью», и прибавляет: «что было бы для меня крайне кстати…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 364). Итак, для якобы купающегося в золотых марках Ленина и пять долларов в январе 1917 года — хлеб! По нынешним ценам — не более двух сотен «баксов»!

Каково?

20 января 1917 года очередное деловое письмо к Арманд он заканчивает:

«Ускорьте поездку в La Chaux-de-Fonds на несколько дней, возьмите точнейшие сметы из типографии… и пишете мне скорее. Сколько денег можете достать и в какие сроки: 50 frs? 100 или 200?»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 372).

50 франков — это чуть больше 30 рублей…

200 франков — соответственно чуть больше сотни.

Вот какими денежными суммами оперировал Ленин в начале 1917 года…

Письма, ленинские письма — источник точных фактов о тех днях!

Чуть позже мы рассмотрим — по письмам! — и всю коллизию с переездом, весь период от первых известий о Феврале, дошедших до Цюриха, до отъезда Ленина… Но вообще-то начать рассказ о переезде Ленина из Швейцарии в Россию надо бы, пожалуй, издалека — с 1915 года.

Жить в царской самодержавной России Ленин — глава нелегальной партии большевиков — не мог

даже в мирное время, это понятно. Поэтому он жил в Европе — как политический эмигрант. И здесь, казалось бы, тоже должно быть всё ясно. Ясно в том смысле, что годы эмиграции были заполнены огромной, изнурительной, откладываемой лишь на время совершенно необходимого отдыха работой.

Ленин из Цюриха руководит деятельностью заграничных большевиков, а через ряд адресатов во Франции и Скандинавии — нелегальной деятельностью РСДРП(б) в России… Параллельно Ленин активно участвует в политической жизни европейских и швейцарских социалистов, поддерживая и организуя «левые» их круги и борясь против центристов и «правых». Наконец, Ленин много работает как партийный публицист и редактор, а кроме того занят работой над серьёзными трудами, среди которых особо выдающимся следует считать, пожалуй, «Империализм как высшая стадия капитализма». Только подготовительные материалы к этому труду — так называемые «Тетради по империализму», составили в Полном собрании сочинений 800-страничный 28-й том. Это — не считая 700 страниц «Философских тетрадей» в 29-м томе, которые относятся ко времени работы Ленина над его более ранним «Материализмом и эмпириокритицизмом».

Иными словами, жизнь Владимира Ильича Ленина в вынужденной эмиграции — это работа, работа и ещё раз работа, которая редко прерывалась даже во время отдыха в скромных горных пансионатах или в скромных же комнатках, снятых в домиках на морских курортах Франции — естественно, до войны.

Но и на эту ясную, документированную по дням жизнь негодяи пытаются вылить ушаты грязи.

Невероятно, но — факт!

НАПРИМЕР, журнал «Родина» — маскирующийся под патриотическое издание путинский официоз, числящий годом основания год 1879-й, в номере 5 за май 2017 года вынес на обложку заявление: «За десять предреволюционных лет (1907–1917) Ленин ни одного дня не жил в России. Все эти годы он вел размеренную жизнь европейского буржуа — путешествовал, ходил в музеи, театры, кинематограф, библиотеки. Летом он отдыхал на дачах у знакомых. Любил велосипедные прогулки, коллекционировал марки (? — СХ). И почти ничем не был связан с Отечеством, которое в октябре 1917 года поставит на дыбы»…

В октябре 1917 года полуживое Отечество Ленин начал ставить на ноги, но это — к слову. Важнее то, что редакция журнала «Родина» (чья, правда, родина?) упустила из виду такой компромат на вождя мирового пролетариата, как то, что он имел преступное обыкновение есть три раза в день, а также — буржуазную привычку мыть руки перед едой…

Говоря же серьёзно, замечу — желание куснуть гения у некоторых «индивидуев» доходит, как видим, до того, что они пытаются куснуть его даже ценой саморазоблачения себя как интеллектуальных пигмеев и нравственных уродов.

Чтобы человеческая и политическая гнусность клеветников на Ленина выявилась чётче, напомню один из эпизодов «размеренной жизни» в Европе «европейского буржуа» Владимира Ульянова…

В августе 1910 года Ленин принял активное участие в VIII конгрессе II Интернационала, проходившем в Копенгагене с 15 по 21 августа, затем остался там на некоторое время поработать. А 12 (25) сентября 1910 года Владимир Ильич приехал из Копенгагена в Стокгольм на встречу с матерью.

Последний раз они виделись три года назад, когда Ленин нелегально был в России, и вот теперь Мария Александровна, несмотря на преклонный возраст — ей было уже 75 лет, а скорее по причине преклонного возраста, решилась на путешествие в наиболее близкую точку, где могла увидеть сына. Стокгольм, связанный пароходным сообщением с Финляндией, и был такой точкой.

В Стокгольме они жили втроём — мать, сын и младшая дочь Маняша. Первую половину дня Ленин работал в библиотеке, а вторую целиком посвящал матери, прогулкам с ней по городу, по окрестностям…

В шведской столице Ленин несколько раз выступал на собраниях социал-демократических групп с рефератами о Копенгагенском конгрессе и о положении в РСДРП. На одном из его выступлений на собрании большевистской группы была и мать — она впервые слушала публичное выступление второго сына. И, как писала позднее Мария Ильинична, ей показалось, что «слушая его, она вспоминала другую речь, которую ей пришлось слышать — речь Александра Ильича на суде. Об этом говорило её изменившееся лицо».

Александр Ильич — это старший сын Марии Ильиничны и старший брат Ленина, повешенный в 1887 году за подготовку покушения на императора Александра III.

Через две недели мать уехала. В порту Ленин смотрел, как мать и сестра поднимаются по трапу на борт парохода, принадлежавшего русской компании. Взойти вместе с ними на палубу, чтобы ещё немного побыть рядом с матерью, Ленин не мог — его тут же арестовали бы. Вот почему Ленин за десять предреволюционных лет действительно ни одного дня не жил в России.

Мать уезжала, сын оставался, и оба понимали, что это свидание может стать последним, что они, возможно, последний раз смотрят друг другу в глаза.

Что они чувствовали в тот, наполненный внутренней драмой, собственно — трагедией, момент?

Да ясно — что!

Сколько подобных драматичных ситуаций описаны в пьесах и романах, а тут была жизнь, реальная и величественная в своей добровольной реальности. Эта драма разделённых семей затрагивала не только Ленина, но и остальных вынужденных эмигрантов из революционной среды, но ленинский случай всё же особо волнует уже в силу великой судьбы его…

Как гнусно на её фоне выглядят те, кто озлобляет сегодня юных «малых сих» против Ленина, подвигает оглуплённую и социально идиотизированную толпу на осквернение памятников Ленину, на надругательство над памятью того, кто…

А, да что говорить!

26 сентября 1910 года Ленин вернулся в Копенгаген, а 28 сентября — в Париж.

С матерью он так больше и не увиделся — она умерла в 1916 году.

ОДНАКО Ленин не просто напряжённо работал в Европе в годы последней эмиграции, но имел возможность работать там, не опасаясь за свою личную безопасность. До начала Первой мировой войны он мог работать в любом европейском городе без угрозы ареста полицией, экстрадиции в Россию и т. д.

Увы, с началом Первой мировой войны и относительно «политкорректная» Европа оказалась для Владимира Ильича далеко не везде гостеприимной. Уже в первые дни войны его арестовали в австрийском Поронине как «русского шпиона», после чего пришлось срочно уехать в Швейцарию.

Нейтральная Швейцария была хороша всем, одно плохо — она находилась далеко от России, и со всех сторон её окружали государства, в которых не то что жить, но даже временно появляться Ленину не рекомендовалось.

В частности, имевшие прямое и устойчивое сообщение с Россией Франция и Англия для политэмигранта Ульянова — известного в социал-демократической среде противника войны, были заказаны. И там, и там его запросто могли интернировать, а говоря проще — посадить за решётку, в тюрьму. А то и переправить в Россию.

Война затягивалась, в России массы были недовольны, начиналось пока ещё глухое брожение… И Ленину не мешало бы перебраться из Швейцарии куда-то поближе к России, но — в место, с точки зрения возможного ареста, безопасное, а для работы достаточно удобное. Выбор был невелик — или нейтральная Швеция, или нейтральная Норвегия, причём Швеция была, конечно, из соображений дела, предпочтительнее.

В Швецию и предполагалось при возможности переместиться, хотя это было непросто с любой точки зрения, начиная с того, что в Швейцарии находился основной состав Заграничного бюро ЦК РСДРП(б) во главе с Лениным, и работа была налажена. Тем не менее планы переезда уже в 1915 году прорабатывались, и Ленин находился по этому поводу в переписке с А. Г. Шляпниковым.

Александр Шляпников (1885–1937) стал членом большевистской партии в 1901 году, то есть — ещё до того, как большевики стали так называться. В годы войны Шляпников был связным между Русским и Заграничным бюро ЦК РСДРП(б), затем активно участвовал в Февральской революции как член Петросовета и председатель Петроградского союза металлистов, готовил Октябрь, вошёл в первый состав Совета народных комиссаров как нарком труда… Был членом Реввоенсовета Южного фронта, занимался работой в профсоюзах, позднее организовал так называемую «рабочую оппозицию» и попортил немало крови вначале Ленину, а затем и Сталину. В 1933 году Шляпникова исключили из ВКП(б) и в 1937 году расстреляли. Увы, бывало и так: опытный партийный дореволюционный и революционный «техник» Шляпников не сумел освоить профессию государственного деятеля-созидателя.

В 1915 же году Шляпников (партийная кличка Белении) жил в Швеции, наезжал в Норвегию, а нелегально — по партийным делам, и в Россию.

Малоизвестный и любопытный факт! Во время поездки в Норвегию, в целях налаживания нелегального транспорта большевистской литературы в Россию, Шляпников обнаружил в порту Вардё на крайнем севере Норвегии целый склад застрявших там с 1907 года комплектов газет «Вперёд», «Пролетарий» и брошюр. Ленин был этим очень доволен и 19 сентября 1915 года писал Шляпникову в Стокгольм, прося прислать часть литературы в Швейцарию, а остальное переправить в Россию, «раз будет вообще возможность транспорта». (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 148).

Тогда же Ленин посетовал на крайне плохую связь с Россией и на то, что «из России имеем невероятно мало вестей». «Просто обида, — писал Ленин, — что такое сравнительно простое дело, как конспиративная переписка с Россией (вполне возможная и в военное время), оказывается из рук вон плохо налаженным» (Там же, стр. 149).

Из нейтральной Швеции, имевшей через Финляндию прямую почтовую связь с Россией, организовать конспиративную переписку было и впрямь несложно. Из нейтральной Швейцарии, откуда письма шли в Россию через Францию, это было сделать намного труднее. Достаточно вспомнить, что французская военная цензура изъяла рукопись ленинского труда «Империализм как высшая стадия капитализма».

Соблазнительным был и план не только усилить связь с Россией через Скандинавию, а вообще перебраться в Швецию. 26 сентября 1915 года Ленин написал Шляпникову в Стокгольм:

«Насчёт поездки в Вашу страну дело у нас затягивается, во 1-х, недостатком финансов (и дорога дорога, и жизнь там), во 2-х, полицейской сомнительностью. Будем ждать, пожалуй, возвращения Беленина и его вестей с родины» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 156).

Как опытный конспиратор, Ленин в письме к Шляпникову-Беленину пишет Шляпникову о Беленине (то есть — о самом Шляпникове) в третьем лице, как о другом человеке. Здесь всё понятно — факт поездок Шляпникова в Россию надо было обязательно конспирировать, что Ленин и делал.

Обращу внимание читателя на то, что среди соображений против переезда Ленин называет в конце 1915 года и финансовые трудности. А ведь немало «исследователей», ныне «исследующих» историю за долларовые гранты, числят Ленина на довольствии германского генштаба прямо с осени 1914 года.

ПЕРЕЕЗД в Швецию (или в Норвегию) не осуществился. С позиций возможной будущей революции известия из России в 1916 году не были настолько обнадёживающими, чтобы рисковать всем наработанным, имеющимся в Швейцарии, и срываться с места в неизвестность. Лишь резкое обострение ситуации, лишь политический «форс-мажор» в России оправдывали бы переезд, и такое произошло в русском Феврале 1917 года.

И как произошло!

Были превзойдены самые смелые предположения!!

Ещё в январе 1917 года Ленин больше был занят борьбой с международным оппортунизмом во II Интернационале и в среде швейцарских социалистов, чем непосредственно «российскими» делами. В его письмах 1915–1917 годов раз за разом недобрым словом поминается Роберт Гримм — швейцарский социалист-центрист, секретарь Социал-демократической партии Швейцарии, член швейцарского парламента и один из организаторов центристского II½ Интернационала (был и такой).

Разоблачению Гримма как соглашателя Ленин тогда уделял внимания чуть ли не больше, чем разоблачению царизма! В именном указателе к тому ленинских писем за август 1914 года — октябрь 1917 года (том № 49) по количеству страниц, где Гримм упоминается, он уступает только крупнейшим партийным работникам: Арманд, Бухарину, Зиновьеву, Коллонтай, Шляпникову и заведующему архивом партии Карпинскому. Что же до иностранцев, то тут отрыв Гримма от остальных более чем внушителен — чаще Гримма Ленин упоминает в письмах лишь Радека.

Ещё 28 февраля (13 марта) 1917 года Ленин адресует Арманд вполне рутинное, рядовое деловое письмо («левые в Швейцарии сейчас разбежались от нас и здесь, и в Берне…»; «С Юрием и Ю (Г. Пятаков. — С.К.) кончены переговоры об издании части брошюрок…», и т. д.) и заканчивает его так: «Из России нет ничего, даже писем!! Налаживаем через Скандинавию…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 398).

А уже 2 (15) марта 1917 года…

А уже 15 марта 1917 года…

А УЖЕ 15 марта 1917 года Ленин пишет из Цюриха в Кларан Арманд:

«Дорогой друг!

…Мы сегодня в Цюрихе в ажитации: от 15.III есть телеграмма в “Zurcher Post” и в “Neue Ziircher Zeitung”, что в России 14.III победила революция в Питере после 3-дневной борьбы, что у власти 12 членов Думы, а министры все арестованы.

Коли не врут немцы, так правда.

Что Россия была последние дни накануне революции, это несомненно.

Я вне себя, что не могу поехать в Скандинавию!! Не прощу себе, что не рискнул ехать в 1915 г.!

Лучшие приветы! Ваш Ленин».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 398.)

Вот как Ленин узнал о революции в России, пока ещё — по «испорченным телефонам», через европейскую прессу, не имея точной информации.

Собственно, первую весть принёс Ульяновым польский социал-демократ, затем большевик М.Г. Вронский, член Социал-демократической партии Королевства Польского и Литвы с 1902 года. По воспоминаниям Крупской, Ленин после обеда уже собрался уходить в библиотеку, и тут пришёл Вронский со словами: «Вы ничего не знаете? В России революция!»

«Когда ушёл Вронский, — писала Надежда Константиновна, — мы пошли к озеру, там на берегу под навесом вывешивались все газеты тотчас по выходе».

Маленькая деталь, но и она показывает скудость средств Ульяновых… Не мысливший своей работы без газетной информации, Ленин тем не менее не имел финансовой возможности газеты выписывать или просто покупать. В работе он пользовался фондами библиотек, а для прочтения экстренных телеграмм из России пришлось прогуляться к уличному стенду.

«Перечитали телеграммы несколько раз, — продолжала Крупская. — В России действительно была революция. Усиленно заработала мысль Ильича. Не помню уж, как прошли конец дня и ночь».

Конечно же известия из России сразу взвинтили Ленина, да и могло ли быть иначе!?

Столько лет напряжённой работы в отрыве от Родины, напряжение военных лет, когда он понимал, что царизм ведёт страну к взрыву, и вот, похоже, — взрыв произошёл, а его отделяют от России границы и линии фронтов!

Последняя фраза письма в Кларан: «Я вне себя, что не могу поехать в Скандинавию!! Не прощу себе, что не рискнул ехать в 1915 г.!» — по скрытому накалу страстей просто-таки достойна Шекспира.

В те дни Ленин написал явно не одно письмо, касающееся ошеломляющей новости, но в Полном собрании сочинений опубликованы лишь те немногие, которые сохранились. Впрочем, и их достаточно для того, чтобы понять, насколько «основательны» в кавычках все антиленинские обвинения!

16 марта (по европейскому стилю) 1917 года Владимир Ильич пишет уже Александре Коллонтай в Христианию (Осло):

«Дорогая А.М.! Сейчас получили вторые правительственные телеграммы о революции 1 (14).III в Питере. Неделя кровавых битв рабочих и Милюков + Гучков + Керенский у власти!! По “старому” европейскому шаблону…

Ну что ж! Этот “первый этап первой (из порождаемой войной) революции” не будет ни последним, ни только русским. Конечно, мы останемся против защиты отечества, против империалистической бойни, руководимой Шингарёвым + Керенским и Кº.

Все наши лозунги те же. В последнем № «Социал-Демократа» мы говорили прямо о возможности правительства «Милюкова с Гучковым, если не Милюкова с Керенским». Оказалось и — и: все трое вместе. Премило! Посмотрим, как-то партия народной свободы… даст народу свободу, хлеб, мир… Посмотрим!»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 399–400.)

Говоря о своём прогнозе по составу правительства, Ленин имел в виду опубликованную 31 января 1917 года в № 58 газеты «Социал-Демократ» свою статью «Поворот в мировой политике», которую я уже упоминал. Там Ленин писал, что Николаю грозит перспектива «иметь дело с правительством Милюкова и Гучкова, если не Милюкова и Керенского».

И продолжая письмо к Коллонтай, Ленин сразу же намечал линию большевиков в революции:

«Главное теперь — печать, организация рабочих в революционную с.-д. партию… А г. Чхеидзе хоть и говорил архилевые речи во время революции или накануне её…, но, конечно, ни капли доверия не заслуживает…

… Республиканская пропаганда, борьба против империализма, по-прежнему революционная пропаганда, агитация и борьба с целью международной пролетарской революции и завоевания власти «Советами рабочих депутатов» (а не кадетскими жуликами).

… После «great rebellion» 1905 — «glorious revolution» 1917! («После “великого мятежа” 1905 — “славная революция” 1917!». — С.К.)…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 400.)

Пусть читателя не сбивает с толку то, что Ленин буржуазный Февраль назвал «славной революцией», да ещё и по-английски…

«Glorious revolution» — «славная революция», так в Англии назвали государственный переворот 1688–1689 годов, когда господствующие классы, недовольные самодержавной политикой короля Якова II, ущемлявшей интересы буржуазии и грозившей народным возмущением, свергли короля и передали королевскую власть зятю Якова — штатгальтеру Голландии Вильгельму Оранскому. Аналогия с Февралём напрашивалась сама собой, что Ленин и отметил.

Показательно и то, что письмо Владимир Ильич закончил так: «Если вернут наших депутатов, надо одного привезти непременно на пару неделек в Скандинавию. Крепко жму руку. Ваш Ленин». Имелись в виду большевики — депутаты IV Государственной думы А. Е. Бадаев, М.К. Муранов, Г. И. Петровский, Ф.Н. Самойлов, Н.Р. Шагов, сосланные в 1914 году на вечное поселение в Восточную Сибирь… Как видим, Ленин ещё не был уверен в устойчивости возникшей ситуации и в действительно революционном размахе перемен. Но процесс действительно «пошёл».

17 МАРТА 1917 года Ленин пишет Коллонтай новое обширное письмо, начинающееся не без раздражения:

«Дорогая А.М.! Сейчас получили Вашу телеграмму, формулированную так, что почти звучит иронией (извольте-ка думать о “директивах” отсюда, когда известия архискудны, а в Питере, вероятно, есть не только фактически руководящие товарищи нашей партии, но и формально уполномоченные представители Центрального Комитета!)

Только сию минуту прочёл телеграмму Петербургского (оторванный от России, Ленин называет Петроград по привычке Петербургом. — С.К.) телеграфного агентства от 17 с программой нового правительства и с известием о сообщении Bonar Low, что царь ещё не отрёкся и что он неизвестно где…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 401.)

Как видим, Коллонтай запрашивала у Ленина «директивы», однако попытки Коллонтай получить от Ленина, застрявшего в Швейцарии, вдали от центра событий, какие-то «руководящие указания», действительно выглядели чуть ли не издёвкой, о чём милейшая Александра Михайловна в «ажитации» просто не подумала.

В действительности же Владимир Ильич 17 марта даже не знал, что Николай отрёкся ещё два дня назад в пользу брата Михаила, а день назад — не процарствовав и дня — отрёкся и Михаил.

Между прочим, факт отречения Михаила практически никогда и никто не комментировал так, как того этот факт заслуживает. А ведь отказ брата царя принять на себя бремя высшей власти ярче даже, чем отречение Николая, выявлял всю глубину кризиса царизма, всю его гнилость — с одной стороны. С другой же стороны, этот факт показывал и то, насколько низко пала в России к весне 1917 года популярность монархии — и как политического института вообще, и как «романовского» «семейного предприятия» в частности.

Возвращаясь же к Ленину, подчеркну, что в преддверии Февраля 1917 года связь Ленина с Россией была настолько скудной и неоперативной (это — при якобы германских миллионах в кармане!), что он даже не знал точно, кто там есть в Питере из «фактически руководящих товарищей». Это вполне показательно — события Февраля стали для Ленина неожиданными.

Каменев и Сталин тогда ещё были в Сибири, в столице «на хозяйстве» находился Молотов. Он вошёл в состав Исполнительного комитета Петросовета, однако не в его силах было овладеть ситуацией.

Всё же в письме Коллонтай от 17 марта Ленин сообщает:

«Мы начали выработку тезисов…

… По-моему, главное теперь — не дать себя запутать в глупые “объединительные” попытки с социал-патриотами (или ещё опаснее, колеблющимися, вроде ОК [Организационный Комитет меньшевиков. — С. К.], Троцкого и Кº) и продолжать работу своей партией…

Сейчас на очереди — уширение работы, организация масс, пробуждение новых слоёв, отсталых, сельских, прислуги, ячейки в войске для систематической, обстоятельной Entlarvung (разоблачения. — С.К.) нового правительства и подготовки завоевания власти Советами рабочих депутатов. Только такая власть может дать хлеб, мир и свободу…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 401–402.)

Из письма видно, что хотя события в тактическом плане были для Ленина неожиданными, в стратегическом отношении они его врасплох не застали — стратегия была определена давно. В своём месте, мы увидим, что стратегию большевиков в 1917 году Ленин сформулировал действительно задолго до Октября 1917 года, а точнее — ровно за два года до того, как эта стратегия была реализована.

Но стратегия стратегией, а руководством к действию она может стать лишь после возвращения Ленина на родину. А вот с этим-то и получалась незадача. И Ленин тут же прибавляет: «Мы боимся, что выехать из проклятой Швейцарии не скоро удастся»…

Написал ли бы это Ленин в конфиденциальном деловом письме, если бы он сотрудничал на протяжении мировой войны с кайзеровскими ведомствами?

На следующий день, 18 марта 1917 года, он посылает Арманд в Кларан открытку, текст которой привожу полностью:

«Дорогой друг! Пишу в дороге: ездил на реферат. Вчера (субботу) прочёл об амнистии. Мечтаем все о поездке. Если едете домой, заезжайте сначала к нам. Поговорим. Я бы очень хотел дать Вам поручение в Англии узнать тихонечко и верно, мог ли бы я проехать.

Жму руку.

Ваш В. У.»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 403.)

Слова: «прочёл об амнистии» означали следующее… Временное правительство в своей декларации с изложением политической программы среди прочего объявило о полной и немедленной амнистии по политическим и религиозным делам. Теперь Ленин и остальные эмигранты — более официально не политические преступники. Формальных препятствий к возвращению в Россию вроде бы нет. Остаются, так сказать, «технические» препятствия…

Но в них-то и закавыка!

Вместо обычного «Ваш Ленин» открытка подписана конспиративно — «Ваш В.У.», что и понятно — открытка есть открытка. Но из неё следует, что Ленин рассчитывал на немедленный выезд Арманд в Россию через Англию.

И — не только Арманд… Как видим, Ленин на первых порах прикидывал вариант и собственного проезда в Россию через Англию, и давал поручение на сей счёт опытному конспиратору Арманд — если она поедет этим путём… В версию якобы сотрудничества Ленина с теми или иными структурами Рейха этот факт не укладывается никак — как его ни укладывай!

ЛЕНИН никогда не походил на нервную институтку, эмоции у него прорывались наружу очень редко, хотя человеком он был внутренне эмоциональным, с очень живой реакцией. И можно лишь догадываться, какой ценой доставался Владимиру Ильичу деловой, суховатый тон в его последних письмах, писанных в его последней эмиграции. Однако наедине с собой и с Надеждой Константиновной он, похоже, порой чуть ли не терял голову. Много позднее Крупская вспоминала:

«Сон пропал у Ильича с того момента, когда пришла весть о революции, и вот по ночам строились самые невероятные планы. Можно перелететь на аэроплане. Но об этом можно было думать только в ночном полубреду. Стоило это сказать вслух, как ясно становилась неосуществимость, нереальность этого плана. Надо достать паспорт какого-нибудь иностранца из нейтральной страны, лучше всего шведа: швед вызовет меньше всего подозрений. Паспорт шведа можно достать через шведских товарищей, но мешает незнание языка. Может быть, немого? Но легко проговориться. «Заснёшь, увидишь во сне меньшевиков и станешь ругаться: сволочи, сволочи! Вот и пропадёт вся конспирация», — смеялась я».

Насчёт меньшевиков Крупская попадала в точку! В письме к Коллонтай от 16 марта 1917 года есть и такие строки:

«Величайшим несчастьем было бы, если бы… наши пошли на «единство» с Чхеидзе и Кº…

Ни за что снова по типу второго Интернационала! Ни за что с Каутским! Непременно более революционная программа и тактика…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 400.)

Еще не приехав в Россию, он уже вёл заочный бой со всеми соглашателями, ренегатами и политическими трусами… Тут и впрямь некстати во сне начнёшь ругаться…

Эпизод с «глухонемым шведом» описывает со слов Якова Ганецкого в своих очерках о брате и Мария Ильинична Ульянова:

«Один фантастический план сменялся у Владимира Ильича другим… В бессонные ночи, обдумывая возможности вырваться из Швейцарии, он решил как-то прикинуться глухонемым и с паспортом шведа пробраться в Швецию. Ганецкий должен был найти шведа, похожего на Ильича, и добыть у него паспорт. К письму с изложением этого плана была приложена и фотография Владимира Ильича.

«Прочтя записку, я почувствовал, как томится Владимир Ильич, — рассказывает Ганецкий, — но, сознаюсь, очень хохотал над этим фантастическим планом. Однако присланная фотография была сейчас же использована. Через два дня она красовалась в ежедневной газете левых шведских социал-демократов «Политикен», а под ней — передовица, написанная Воровским: «Вождь русской революции»»…»

Итак, планы строились один за другим — вплоть до воздушных если не замков, то перелётов. Кое-что дополнительно выясняется из письма Ленина партийному «технику» Карпинскому, посланного из Цюриха в Женеву 19 марта 1917 года. По причине несомненной важности каждого абзаца и это письмо привожу полностью:

«Дорогой Вяч. Ал.!

Я всячески обдумываю способ поездки. Абсолютный секрет — следующее. Прошу ответить мне тотчас и, пожалуй, лучше экспрессом (авось партию не разорим на десяток лишних экспрессов), чтобы спокойнее быть, что никто не прочёл письмо.

Возьмите на своё имя бумаги на проезд во Францию и Англию, а я проеду по ним через Англию (и Голландию) в Россию.

Я могу одеть парик.

Фотография будет снята с меня уже в парике, и в Берн в консульство я явлюсь с Вашими бумагами уже в парике.

Вы тогда должны скрыться из Женевы минимум на несколько недель (до телеграммы от меня из Скандинавии): на это время Вы должны запрятаться архисурьёзно в горах, где за пансион мы за Вас заплатим, разумеется.

Если согласны, начните немедленно подготовку самым энергичным (и самым тайным) образом, а мне черкните тотчас во всяком случае.

Ваш Ленин.

Обдумайте все практические шаги в связи с этим и пишите подробно. Пишу Вам, ибо уверен, что между нами всё останется в секрете абсолютном».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 403–404.)

То, что такие деликатные вопросы приходилось доверять посылаемому по почте письму, лишний раз обнаруживает стеснённость Ленина в средствах — купить марку для письма было конечно же дешевле, чем билет от Цюриха до Женевы и обратно. Впрочем, Ленин ничем особо не рисковал — в нейтральной Швейцарии цензуры не было и письма не перлюстрировали.

Интересно — знакомы ли клеветники на Ленина с этим письмом и другими приводимыми в этой книге письмами? Они ведь легкодоступны, и они полностью освещают историю с переездом Ленина так, как она разворачивалась реально, а не в подлых или свёрнутых набекрень мозгах клеветников…

План с гримированием и проездом по подложному паспорту был настолько чреват всем, чем угодно, что от него в итоге отказались. И отказ был, конечно, единственно взвешенным решением.

Забегая далеко вперёд, скажу, что сюжет с париком будет-таки реализован Лениным, но — уже в совершенно иных, ещё более острых для него ситуациях. В одном парике он будет снят на удостоверение-пропуск на имя рабочего Сестрорецкого оружейного завода Константина Иванова — когда после Июльских событий 1917 года ему придётся укрываться в Финляндии и для обеспечения перехода через русско-финскую границу потребуется изготовить поддельный документ.

Второй парик подберёт ему уже в Гельсингфорсе (Хельсинки) осенью 1917 года бывший гримёр Мариинского театра — в этом парике Ленин и придёт в ночь на 25 октября 1917 года в Смольный.

Весеннее же письмо Карпинскому показывает, как отчаянно рвался Ленин на Родину, готовый даже на авантюры.

А что делать?

Уезжать-то было надо!

У АРМАНД слабое здоровье, путь через Англию морем ей не с руки, и Ленин просит опробовать английский маршрут Валентину Сафарову, жену большевика-эмигранта Георгия Сафарова, сообщая Арманд 19 марта: «Попытаюсь уговорить Валю поехать (она в субботу прибежала к нам после того, как год не была!). Но она революцией мало интересуется» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 405).

Надо заметить, что в письме Арманд от 19 марта Ленин обнаруживает всё большее нетерпение:

«…Не могу скрыть от Вас, что разочарован и сильно. По-моему, у всякого должна быть теперь одна мысль: скакать. А люди чего-то «ждут»!!..

Я уверен, что меня арестуют или просто задержат в Англии, если я поеду под своим именем, ибо именно Англия не только конфисковала ряд моих писем в Америку, но и спрашивала (её полиция) папашу (крупный большевик М.М. (Литвинов»-Валлах, будущий нарком иностранных дел СССР, тогда живший в Лондоне. — С.К.) в 1915 г., переписывается ли он со мной и не сносится ли через меня с немецкими социалистами.

Факт! Поэтому я не могу двигаться лично без весьма «особых» мер.

А другие? Я был уверен, что Вы поскачете тотчас в Англию, ибо лишь там можно узнать, как проехать и велик ли риск (говорят, через Голландию: Лондон — Голландия — Скандинавия риск мал) и т. д.

Вчера писал Вам открытку с дороги (выше она приведена. — С.К.), думая, что Вы несомненно уже думаете и решили ехать в Берн к консулу. А Вы отвечаете: колеблюсь, подумаю.

Конечно, нервы у меня взвинчены сугубо. Да ещё бы! Терпеть, сидеть здесь…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 404–405.)

И политически, и психологически здесь всё ясно и объяснимо. Ехать через Англию с политической точки зрения наиболее выигрышно — тут связи с немцами не приплетут. Но получить место не на пароходе в Голландию, Норвегию или Данию, а в лондонской тюрьме — не вариант. А это для Ленина вполне не исключено — англичане устраняли от власти Николая Романова во имя продолжения участия России в войне не для того, чтобы позволить «Николаю» Ленину по приезде в Петроград агитировать за выход из войны всех воюющих стран, в том числе и России.

Рисковать же интернированием Ленину нельзя никак — он нужен России и в России. Так что же всё-таки делать? Он готов сорваться и «поскакать», но где взять «коня»?

Тогда же, 19 марта 1917 года, он пишет в письме Арманд:

«Да, чуть не забыл. Вот что можно и должно сделать тотчас в Кларане: приняться искать паспорта (а) у русских, кои согласились бы дать свой (не говоря, что для меня); (Р) у швейцарок или швейцарцев, кои могли бы дать русскому.

Анну Евг. (А. Е. Константинович, сестра мужа И. Арманд. — С.К.) и Абрама (А. А. Сковно. — С.К.) надо заставить тотчас идти в посольство, брать пропуск (если не дадут, жаловаться телеграфно Милюкову и Керенскому) и ехать или, если не ехать, дать нам ответ на основании д е л а (а не слов), как дают и берут пропуск…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 405.)

Увы, вариант официального проезда при помощи российского посольства — это, конечно, от отчаяния. Очень нужен Владимир Ульянов в Петрограде Милюкову с Керенским! Они кому угодно даже приплатили бы, только бы Ленина задержать вдали от России подольше, и мы это ещё увидим! Собственно, в российском посольстве даже Константинович и Сковно пропуска не дали!

Наконец, последнее место из ленинского письма Арманд от 19 марта — его окончание, содержит ещё один план, возникший в голове изнервничавшегося Ленина:

«В Кларане (и около) есть много русских богатых и небогатых русских социал-патриотов и т. п. (Трояновский, Рубакин и проч.), которые должны бы попросить у немцев пропуска — вагон до Копенгагена для разных революционеров.

Почему бы нет?

Я не могу этого сделать. Я «пораженец».

А Трояновский, Рубакин + Смогут.

О, если бы я мог научить эту сволочь и дурней быть умными!..

Вы скажете, может быть, что немцы не дадут вагона? Давайте пари держать, что дадут\

Конечно, если узнают, что сия мысль от меня или от Вас исходит, то дело будет испорчено…

Нет ли в Женеве дураков для этой цели?..»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 405–406.)

Так впервые появляется в переписке Ленина «немецкий» вариант проезда. Причём Ленин мыслит трезво: если в контакт и переговоры с германскими властями о проезде через Германию группы революционеров вступит «пораженец» Ленин, то его тут же обвинят в связях с врагом, но если этим займутся русские социал-патриоты, то — дело иное…

Александр Трояновский (1882–1955) — впоследствии крупный сталинский дипломат, был в 1910-е годы колеблющимся в сторону «оборончества» то ли большевиком, то ли меньшевиком. С 1917 по 1921 год он был меньшевиком официально, лишь в 1923 году вернувшись в ВКП(б).

Николай же Рубакин (1862–1946) был известным русским библиографом. В 1907 году он эмигрировал в Швейцарию и там же скончался. На второй том его работы «Среди книг» Ленин написал рецензию. Позднее Рубакин был лоялен к Советской власти, завещал СССР собрание редких книг в 80 тысяч томов, хранящееся в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина.

Увы, ни Трояновский, ни Рубакин помочь не пожелали. Трояновский полностью скатывался на меньшевистские позиции (собственно, подлинным большевиком он никогда и не был, что видно и по его сыну-ренегату), а что уж говорить о Рубакине — добропорядочном либеральном интеллигенте!?

ОДНАКО тут возникла другая возможность!

В Швейцарии в целом, и в Цюрихе в частности, за время войны образовалась своего рода эмигрантская диаспора. Швейцарский социалист Фриц Брупбахер, лично знавший Ленина, писал: «Предвоенный и времён войны Цюрих являл собой невероятный хаос. На задворках у 200 000 цюрихских буржуа и обуржуазившихся рабочих толпились тысячи душ, собравшихся из всех… стран: русские меньшевики и большевики, революционные синдикалисты и анархисты из Италии, Польши, Германии, России, Австрии. Бациллы поражающих идей Маркса, Бакунина так и носились в воздухе…»

Русская часть в этой среде составляла не менее 600…700 человек — весьма разношёрстных по политическим позициям. Преобладали, однако, меньшевики. И вот 19 марта 1917 года на совещании российских партийных центров в Берне меньшевик Юлий Мартов — «оборонец», проживавший в Париже, выдвинул план проезда эмигрантов через Германию в обмен на ряд интернированных в России немецких и австрийских военнопленных.

После возвращения группы Ленина в Россию в газете «Правда» 5 (17) апреля 1917 года была опубликована небольшая статья Ленина «Как мы доехали», где он писал, в частности:

«…английское правительство решило отнять у эмигрантов-интернационалистов возможность вернуться на родину и принять участие в борьбе против империалистической войны.

Уже с первых дней революции для эмигрантов выяснилось это намерение английского правительства. Тогда на совещании представителей партии социалистов-революционеров (М.А. Натансон), Центрального Комитета РСДРП (Г. Зиновьев), Организационного комитета РСДРП (Л. Мартов), Бунда (Косовский) возник план (его выдвинул Л. Мартов) добиться пропуска эмигрантов через Германию в обмен на интернированных в России германских и австрийских пленных.

В Россию был послан ряд телеграмм в этом смысле, и вместе с тем через швейцарских социалистов были предприняты шаги для проведения этого плана. Телеграммы, посланные в Россию, были задержаны, очевидно, нашим Временным «революционным правительством» (или его сторонниками).

Прождав две недели ответа из России, мы решились сами провести названный план (другие эмигранты решили пока ждать ещё…)…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 119–120.)

Впрочем, судя по письмам Ленина, сходная идея возникла у него и у Мартова независимо друг от друга — у Ленина в Цюрихе, а у Мартова — в Берне. А это показывает, что идея проезда через Германию русских политических эмигрантов носилась, что называется, в воздухе в силу её достаточной очевидности. Уже в первые дни после Февраля в Берне образуется «Центральный Комитет по возвращению на родину проживающих в Швейцарии русских эмигрантов» (встречается и наименование «Центральный Комитет по возвращению русских политических эмигрантов на родину»), куда вошли представители всех партий.

Комитет, как сообщает Вернер Хальвег, объединил «в общей сложности 560 революционеров всех направлений…». И председатель комитета меньшевик-центрист Семковский (С. Ю. Бронштейн), член Заграничного секретариата ОК меньшевиков, лично через директора Швейцарского телеграфного пресс-агентства Вальца вышел на немецкого посла в Берне Ромберга в целях зондажа готовности Германии обеспечить переезд эмигрантов. Неудивительно, что сходная мысль пришла в голову и Парвусу в Копенгагене, но об этом — позднее.

Ленин, как и Мартов, сразу же настаивал на необходимости получения согласия Временного правительства во избежание неблагоприятных кривотолков. Вести переговоры поручалось лидеру швейцарских социал-демократов Роберту Гримму.

Сообщившему об этом Карпинскому Ленин ответил так (привожу короткое письмо полностью):

«План Мартова хорош, за него надо хлопотать, только мы (и Вы) не можем делать этого прямо. Нас заподозрят. Надо, чтобы кроме Мартова, беспартийные русские и патриоты-русские обратились к швейцарским министрам (и влиятельным людям, адвокатам и т. п.) с просьбой поговорить об этом с послом германского правительства в Берне. Мы ни прямо, ни косвенно участвовать не можем; наше участие испортит всё. Но план, сам по себе, очень хорош и о ч е н ъ верен»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 406.)

Ленин, как видим, предлагал действовать по «германскому» варианту отнюдь не скрытно, а вполне гласно, лишь резонно отдавая формальную инициативу «нейтралам» и «оборонцам»-меныпевикам. При этом Ленин вполне сознавал, что связываться с «немецким» вариантом для него — «пораженца» — политически опасно. Показательно, что идею транзита русских революционеров через Германию посол Германии в Берне фон Ромберг одобрил сразу. Тем более что его «атаковали» со всех сторон. Как сообщает Вернер Хальвег, 23 марта 1917 года по инициативе уже Карла Радека швейцарский корреспондент газеты «Франкфуртер цайтунг» доктор Дейнгард и член швейцарской группы циммервальдских левых немецкий социал-демократ Пауль Леви тоже установили контакт с фон Ромбергом. И того же 23 марта Гримм через Ромберга направил соответствующий запрос в МИД Германии, а уже вскоре МИД телеграфировал в Ставку: «Так как в наших интересах, чтобы в России взяло верх влияние радикального крыла революционеров, кажется уместным разрешить им проезд».

Пожалуй, с этой телеграммы и началась история немецкого «пломбированного вагона» Ленина.

ЛИIIIb очень предвзятый и неумный комментатор усмотрит здесь элементы сговора или связи группы Ленина с имперским МИДом Германии и германским генштабом. Само развитие событий в России в 1917 году и позднее — в годы иностранной интервенции выявило, что «верхи» кайзеровской Германии ошибались. Влияние на эти события наиболее радикального — ленинского крыла российских социал-демократов было в интересах не Рейха, а в интересах народов России, да и вообще народов мира.

Что же до интересов Рейха, то они носили тогда двоякий характер. С одной стороны, стремления Ленина и «верхов» Рейха в определённой мере совпадали. Ленин стоял на позиции немедленного прекращения войны всеми воюющими сторонами, а к такому варианту всё более склонялись сами немцы, ибо стратегическая инициатива ими уже была упущена, и на носу было официальное вступление в войну Соединённых Штатов Америки. С другой стороны, в условиях развивающейся русской революции её радикализация неизбежно сопровождалась бы обострением внутренней социальной ситуации в России. А это в случае продолжения Россией участия в войне осложняло бы и положение России на фронтах, что было выгодно немцам.

Отрицать последнее было бы глупо, но ещё глупее на основании этого говорить о некоем якобы «изменническом» характере деятельности Ленина. Не разбив яиц, не изжаришь яичницу, а не доведя в реальном масштабе исторического времени до логической точки объективно существующее противостояние Труда и Капитала, не совершишь социальную революцию в интересах Труда. Так что «совпадение» интересов Рейха и Ленина было чисто внешним, причём Ленин-то это понимал, а деятели Рейха — нет.

Чтобы последняя мысль стала понятнее, напомню историю с освобождением Ленина осенью 1914 года, когда после начала войны его арестовали в австрийской Польше как «русского шпиона». Тогда за Ленина хлопотали видные австрийские социал-демократы, депутаты парламента Виктор Адлер из Вены и Герман Диаманд из Львова, которые знали Ленина как члена Международного социалистического бюро. После их обращения к австрийскому министру полиции Владимир Ильич был освобождён и вскоре добился разрешения на выезд в нейтральную Швейцарию.

Так вот, Крупская пишет, что Ленин проездом через Вену виделся с Адлером, и тот передавал свой разговор с министром полиции.

— Уверены ли вы, что Ульянов враг царского правительства? — спросил министр.

— О, да! — ответил Адлер. — Более заклятый враг, чем ваше превосходительство…

Адлер был социал-демократом, хотя и правого толка, и ответил министру абсолютно точно, потому что хорошо знал — что есть Ленин. Чисто же буржуазные кайзеровские дипломаты и генералы этого не знали и знать по своей классовой ограниченности не могли. И рассчитывали на то, что деятельность вернувшегося в Россию Ленина будет им выгодна.

Но как же они просчитались!

НЕ ДАЛЬНОВИДНЕЕ был и посол Рейха в Дании граф Брокдорф-Ранцау, к которому обратился Парвус, имевший резиденцию в Копенгагене. О возможных побудительных причинах инициативы Парвуса, предложившего помочь переезду Ленина в Россию, уже говорилось в предисловии, но пришло время рассмотреть ситуацию подробнее.

Со слов Парвуса известно, что в мае 1915 года он приезжал к Ленину в Цюрих. Ничего невозможного в том не было — они лично познакомились 15 лет назад, и сразу от ворот поворот Ленин Парвусу вряд ли предложил бы. В 1918 году в статье «Правда, которая колется» Парвус писал: «Я изложил ему (Ленину. — С.К.) свои взгляды на социальные и революционные последствия войны и в то же время предупредил его, что в этот период революция возможна только в России и только в результате победы Германии…» Суть сказанного ясна: Ленину предлагалось содействовать победе Рейха, чтобы обеспечить победу русской революции. Приманка была нехитрой, и для распознания провокационного её характера не надо было быть Лениным. Так что в итоге Ленин послал Парвуса туда, куда его послать и следовало.

Однако когда революция в России произошла без победы Германии, Парвус от старого тезиса не отказался. Теперь он, похоже, исходил из того, что он, Парвус, используя Ленина, способен обеспечить поражение уже постцарской России то ли во имя торжества Германии, то ли ради его конька — перманентной революции. Парвус рассчитывал, конечно, на пустом месте, но у авантюристов чаще всего так и бывает.

Ниже события излагаются в основном по книге Вернера Хальвега, который использовал вполне аутентичные документы. К тому же то, что написал Хальвег, хорошо согласуется и с логикой событий, и другими аутентичными данными.

С подачи Парвуса и имея в виду возможные результаты возвращения Ленина в Россию, Брокдорф-Ранцау писал: «Я полагаю, что недавнее обострение дел в России является очень важным для окончательного определения всего нашего будущего; по моему убеждению, неизбежно должны быть приняты радикальные решения, с тем, чтобы в итоге обеспечить нам победу».

Что же до Парвуса, то он убеждал Брокдорф-Ранцау, что Германия должна протянуть руку мира «демократической» России (мира явно сепаратного), но в России эту руку могут принять лишь социал-демократы. Главный же сторонник мира Ленин застрял-де как эмигрант в Швейцарии, и ему надо помочь добраться до России. А там он — «намного более решительный человек», чем меньшевик Чхеидзе или эсер Керенский, «отстранит их и без промедления будет готов пойти на мир». О том, что Ленин был сторонником общего мира для всех воюющих стран и противником мира сепаратного, Парвус явно умалчивал, а, возможно, он этого и не сознавал.

К тому же Парвус, как это стало ясно из его попыток увидеться с Лениным в 1917 году уже на территории Швеции, и из его нервной реакции на отказ Ленина (о чём — в своём месте), надеялся на то, что при посредстве Ленина он будет и во второй русской революции, грозящей перейти в третью, играть ведущие роли, как это было в ходе первой русской революции, когда Парвус верховодил в Петербурге вместе с Троцким.

С Троцким Парвус был не просто хорош — Троцкий и Парвус дружили, были близки, да и местечковое прошлое обоих их, надо полагать, сближало — хотя бы общностью ненависти к этому еврейскому прошлому. Причём ведущим в «тандеме» оказывался Парвус — он был и старше Троцкого на десяток лет. Но во-первых, Троцкий пока что был далеко — за океаном, в США, а «ковать» революционное «железо» надо было как можно скорее, пока оно горячо.

Во-вторых, Парвус не мог не знать истинный потенциал Троцкого по сравнению с Лениным. Да и о том, что Троцкий, вынужденный открещиваться от Парвуса, в 1915 году разразился «Некрологом живому другу», то есть Парвусу, Израиль Лазаревич вряд ли забыл.

В-третьих же, Парвус, как уже сказано, явно рассчитывал быть при Ленине в России чем-то вроде «дядьки», ментора, гувернёра и политического комиссара, вместе взятых. Парвус — как всякий талантливый фанфарон и авантюрист — очень переоценивал себя и недооценивал Ленина. Точнее, он Ленина ценил высоко, но себя — ещё выше…

Вот он и хлопотал.

В итоге личный секретарь графа Брокдорф-Ранцау Фриц Кахен снабдил Парвуса рекомендацией к канцлеру Бетман-Гельвегу, а сам граф 5 апреля 1917 года просил статс-секретаря Министерства иностранных дел Циммермана «благосклонно лично принять» Парвуса-Гельфанда. Брокдорф-Ранцау замечал при этом, что хотя «характер его (Парвуса. — С.Х), по мнению современников, неустойчив, однако его связи в России, на мой взгляд, могут теперь иметь решающее значение для развития всей ситуации в целом».

Не приходится сомневаться, что Парвус расхваливал себя как только мог, и Брокдорф-Ранцау прибавлял в рекомендации Циммерману, что Гельфанд был в России «одним из первых, кто работал для успеха, достигнутого теперь». В ходе первой русской революции 1905–1907 годов Гельфанд играл действительно очень значительные роли, но к 1917 году на эти роли в среде меньшевиков выдвинулись другие — Чхеидзе, Церетели, не считая находившихся пока за рубежом Мартова и Аксельрода, да и Троцкого.

Причём выше недаром дата 5 апреля выделена жирным шрифтом. К тому времени, когда Парвусу был обеспечен прямой выход на «верхи» Рейха, всё уже решилось. И тот же Вернер Хальвег, описывая хлопоты Гельфанда, подчёркивает, что «решающая предпосылка для предстоящей немецко-большевистской «совместной акции» возникла в результате созданного с первых же дней русской революции «Центрального Комитета по возвращению на родину проживающих в Швейцарии русских эмигрантов»…» Действительно, организационное собрание на сей счёт прошло 19 марта (по европейскому стилю) 1917 года — за полмесяца до 5 апреля (по европейскому стилю). И Парвус оказался в положении Мухи из басни Крылова «Муха и Дорожные», где Муха «выбивалась из сил», «помогая» одолеть подъём тяжело нагруженному барскому рыдвану.

Напомню заключительные строки басни, содержащие её мораль:


Куда людей на свете много есть,

Которые везде хотят себя приплесть

И любят хлопотать, где их совсем не просят.


Это — как раз о не существовавшей ситуации: «Парвус, обеспечивший возвращение Ленина в Россию по заказу германского генштаба». Только в отличие от крыловской Мухи к переезду Ленина через Германию в итоге не столько «приплёл» сам себя Парвус-Гельфанд, сколько его «приплели» недобросовестные «историки» типа Элизабет Хереш, Натальи Нарочницкой, Николая Старикова и т. д. И приходится повторить то, что уже было сказано в начале книги: Парвус идею переезда явно высказывал, но — в полном отрыве от тех планов и расчётов, на которых строил свои усилия Ленин в Швейцарии, и высказывал тогда, когда всё было решено. Версия о том, что возвращение Ленина в Россию произошло благодаря Парвусу, ложна, как ложна и версия о якобы «союзе» и взаимодействии Ленина с Парвусом.

СТРАСТИ вокруг различных вариантов возвращения в Россию в среде эмигрантов закипали, и 20 марта (2 апреля) Ленин на очередном собрании по этому поводу — в ответ на опасения, что проезд через Германию скомпрометирует-де возвращающихся этим путём в глазах русских рабочих — сказал: «Вы хотите уверить меня, что рабочие не поймут моих доводов о необходимости использовать какую угодно дорогу для того, чтобы попасть в Россию и принять участие в революции. Вы хотите уверить меня, что каким-нибудь клеветникам удастся сбить с толку рабочих и уверить их, будто мы, старые, испытанные революционеры, действуем в угоду германскому империализму. Да это курам на смех».

Владимир Ильич не ошибся в классовом чутье питерских рабочих и в их доверии лично к нему. У всех сознательных столичных пролетариев авторитет Ленина был огромным ещё со времён первой русской революции, когда он, приехав в Россию осенью 1905 года, не раз выступал перед рабочими петербургских заводов и фабрик. Забегая вперёд, напомню, что в 1917 году рабочий и солдатский Петроград устроил Ленину по возвращении триумфальную встречу.

Тем не менее, поскольку социальных глупцов и слепцов хватает не только в имущих «верхах», но и в неимущих «низах», транзит через воюющую с Россией Германию заведомо был для Ленина и его группы политически неоптимальным вариантом. Поэтому он тогда же отрабатывал по-прежнему, но уже без особого прикрытия (что и понятно!) также «английский» вариант. Мы это ещё увидим! И увидим опять-таки не из чьих-то мемуаров и прочего подобного, а прямо из ленинских писем начала 1917 года.

Да, вот такой получается у нас абсолютно документальный «роман в письмах»… Что-то вроде ленинского варианта знаменитых эпистолярных «Опасных связей» Шодерло де Лакло.

Но что делать — документы есть документы! Так что я, с позволения читателя, продолжу «эпистолярный роман», по-прежнему опираясь в повествовании на ленинскую переписку.

Глава 4

История переезда в письмах: «Пломбированный» вагон или лондонская тюрьма?» (продолжение)

ПРОШЛА всего неделя с того дня, как до Цюриха дошли первые газетные вести о революции в России, а Ленин не находит себе места от нетерпения «доскакать» до Петрограда. План сменяется планом, к поискам выхода подключается Яков Ганецкий (Фюрстенберг) (1879–1937).

Ганецкий начинал как польский социал-демократ, один из основателей Социал-демократии Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ). На V съезде РСДРП он был избран членом ЦК, сблизился с большевиками, в 1917 году стал членом Заграничного бюро ЦК РСДРП(б). Находясь в Скандинавии (то в Христиании-Осло, то в Стокгольме), Ганецкий являлся «передаточным звеном» между большевиками в Швейцарии и в России, пересылая в оба конца письма и прессу, а в Питер — после Февраля — ещё и рукописи ленинских статей в возобновлённую «Правду».

Фальсификаторы истории аттестуют Ганецкого как якобы посредника между Лениным и «германским генштабом» с Парвусом, «забывая» существенную деталь! Ганецкий, действительно будучи одним из тех, кто занимался «германским» вариантом переезда Ленина в Россию (и занимался вполне открыто), прорабатывал по поручению Ленина и «английский» вариант.

23 марта 1917 года Ленин отправляет Ганецкому в Христианию телеграмму:

«…Дядя желает получить подробные сведения. Официальный путь для отдельных лиц неприемлем. Пишите срочно Варшавскому. Клузвег, 8»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 408.)

«Дядя» — это сам Ленин, а «Варшавский» — польский политэмигрант М. Г. Вронский. В тот же день Ленин пишет также Арманд, и в этом послании есть, в частности, существенные для нас строки:

«…Вале сказали, что через Англию вообще нельзя (в английском посольстве).

Вот если ни Англия, ни Германия ни за что не пустят!!!. А ведь это возможно».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 409.)

Это надо понимать так, что Валентина Сергеевна Сафарова (урождённая Мартошкина), о которой Ленин писал Арманд 19 марта, выполнила-таки просьбу Ильича и почву в английском посольстве прозондировала (применительно, естественно, к себе, а не к Ленину). Но, как видим, безуспешно.

Через пару недель Валентина Сафарова вместе с мужем, будущим троцкистом Георгием Сафаровым, выедет в Россию вместе с Лениным, Крупской, Арманд, с поминаемыми Лениным в письме от 19 марта Анной Константинович, Абрамом Сковно и другими — в том самом «пломбированном» вагоне.

А пока всё ещё висит в воздухе, и не ясно, в каком точно — в туманном лондонском или в весеннем берлинском?

НА ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ зондаж — в Лондоне и Берлине, уходит несколько дней, и Ленин на время возвращается к текущим делам, в частности, работает над «Письмами из далека» и отправляет их в «Правду».

Наконец, 28 марта от Ганецкого из Стокгольма приходят первые известия, и они не очень утешительны. В ответ Ленин отправляет Ганецкому следующую телеграмму (заметим, вполне открыто!):

«Берлинское разрешение для меня неприемлемо.

Или швейцарское правительство получит вагон до Копенгагена или русское договорится об обмене всех эмигрантов на интернированных немцев».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 417.)

Даже беглый анализ вышеприведенной телеграммы убеждает в том, что Ленин, хотя и рвался в Россию всеми силами, рассматривал вначале вариант проезда через Германию как крайне нежелательный или даже вовсе неприемлемый, если транзит не будет оговорен с правительством Германии на официальном правительственном же уровне — или нейтральным швейцарским, или «родным» русским правительством.

Однако «временный» министр иностранных дел Милюков был заинтересован в приезде Ленина не более, чем лондонский Форин офис. А швейцарцы — об этом ещё будет сказано позднее — опасались обвинений со стороны Антанты в нарушении нейтралитета, если они начнут официально ходатайствовать перед Берлином о пропуске Ленина.

Тем не менее Ленин предпринимает новую попытку и в последних числах марта направляет Ганецкому целый меморандум, который придётся привести тоже полностью — ни одного слова в нём нельзя выбросить без утраты полноты смысла (жирный шрифт мой. — С.К.).

«Прошу сообщить мне по возможности подробно, во 1-х, согласно ли английское правительство пропустить в Россию меня и ряд членов нашей партии, РСДРП (Центральный Комитет), на следующих условиях: (а) Швейцарский социалист Фриц Платтен получает от английского правительства право провезти через Англию любое число лиц, независимо от их политического направления и от их взглядов на войну и мир; (б) Платтен один отвечает как за состав провозимых групп, так и за порядок, получая запираемый им, Platten’oM, вагон для проезда по Англии. В этот вагон никто не может входить без согласия Платтена. Вагон этот пользуется правом экстерриториальности; (в) из гавани в Англии Платтен везёт группу пароходом любой нейтральной страны, получая право известить все страны о времени отхода этого специального парохода; (г) за проезд по железной дороге Платтен платит по тарифу, по числу занятых мест; (д) английское правительство обязуется не препятствовать нанятию и отплытию специального парохода русских политических эмигрантов и не задерживать парохода в Англии, дав возможность проехать быстрейшим путём.

Во 2-х, в случае согласия, какие гарантии исполнения этих условий даст Англия, и не возражает ли она против опубликования этих условий (!!. — С.К.).

В случае телеграфного запроса в Лондон мы берём на себя расходы на телеграмму с оплаченным ответом».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 417–418.)

Фактически это был план, который позднее реализовался на тех же, по сути, условиях, уже не в «английском», а в «германском» варианте при участии того же Платтена — швейцарского левого социал-демократа, сотрудничавшего с Лениным после Циммервальдской и Кинтальской конференций интернационалистов.

Ну, какой же, простите, подлой сволочью надо быть, чтобы при наличии такого документа смущать мозги извращением правды о германском «пломбированном» вагоне! Ведь из приведённого выше текста предельно ясно, что германский «пломбированный» вагон возник потому, что Лондон не согласился на английский вариант «пломбированного» вагона!!!

«Разоблачитель» «Николая» Ленина — Николай Стариков в своей книге «Февраль 1917-го: революция или спецоперация?» «анализирует» тогдашние события, то и дело передёргивая факты и даты, пошло ёрничая и безбожно завираясь… Но, уделив «анализу» переезда два десятка страниц, со 126-й по 146-ю, и выдавая явное (уже тогда) за якобы тайное, о приведённом выше документе помалкивает.

И понятно почему!

А ведь именно этот меморандум Ленина, несколько видоизменённый, вскоре превратился в документ «Основы переговоров о возвращении политических эмигрантов в Россию» через Германию, подписанный Платтеном 4 апреля.

ПУТЬ через Англию был политически для Ленина идеален, но именно поэтому политические враги Ленина в странах Антанты, включая милюковскую Россию, никак не могли допустить, чтобы этот вариант стал фактом. В те дни всё менялось очень быстро, и, судя по всему, почти сразу после отправки меморандума Ганецкому Ленин 30 марта узнал о том, что английское правительство вернуло во Францию одного из лидеров эсеров Виктора Чернова. А это означало, что план возвращения группы Ленина через Англию снят окончательно и бесповоротно.

И Ленин шлёт 30 марта Ганецкому из Цюриха в Стокгольм телеграмму (отнюдь не шифрованную):

«Ваш план неприемлем. Англия никогда меня не пропустит, скорее интернирует. Милюков надует. Единственная надежда — пошлите кого-нибудь в Петроград, добейтесь через Совет рабочих депутатов обмена на интернированных немцев. Телеграфируйте.

Ульянов».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 418.)

Чем была вызвана эта телеграмма? Явно — неутешительной для Ленина вестью о Чернове из Англии. Итак, с английским «пломбированным» вагоном ничего не получалось, а ситуация в России всё более требовала контроля над ней лично Лениным на месте, то есть — в России. Пока же приходилось ограничиваться указаниями из швейцарского далека. В тот же день, 30 марта 1917 года, Ленин пишет Ганецкому — как связному между ним и Питером, огромное письмо. Оно было фактически инструктивным и практически всё посвящалось вопросам работы партии в России.

Ленин уже разобрался в ситуации и теперь передавал через Ганецкого в Питер те директивы и разъяснения, которых от него в первые дни после Февраля так простодушно добивалась Коллонтай. Не имея возможности подробно цитировать объёмное письмо, приведу оттуда пару строк:

«…Надо очень популярно, очень ясно, без учёных слов, излагать рабочим и солдатам, что свергать надо не только Вильгельма, но и королей английского и итальянского. Это во-первых. А второе главное — свергать надо буржуазные правительства и начать с России…

…Условия в Питере архитрудные… Нашу партию хотят залить помоями и грязью… Доверять ни Чхеидзе с Кº, ни Суханову, ни Стеклову и пр. нельзя…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 422–423.)

Карло Чхеидзе (1864–1926) был крупнейшим грузинским меньшевиком, а при этом и крупнейшим общероссийским лидером меньшевизма, возглавлявшим меньшевистскую фракцию IV Государственной думы. Ленин называл его «околопартийным социал-демократом». Определение меткое. Чхеидзе после Октября 1917 года стал злейшим врагом Советской власти, председателем сепаратистского Учредительного собрания Грузии, главой грузинского буржуазного правительства, а в итоге — белоэмигрантом.

35-летний в 1917 году Николай Суханов (Н. Н. Гиммер) (1882–1940) — это экономист-меньшевик, член Исполкома Петроградского Совета, поддерживавший Временное правительство. После Октября он остался в СССР, издал «Записки о революции». В 1931 году был осуждён за подпольную меньшевистскую деятельность, в 1939 году осуждён вторично.

Юрий Стеклов (Овший Нахамкис) (1873–1941), социал-демократ с 1893 года, был знаком с Лениным с 1900 года, примыкал к «искровцам»-большевикам, затем стал одним из организаторов оппортунистической группы «Борьба», позднее опять сотрудничал в большевистских изданиях, после Февральской революции занял позицию «революционного оборончества», а потом опять примкнул к Ленину. С октября 1917 года Суханов редактировал газету «Известия», но в 1925 году был снят. В 1938 году его арестовали, ив 1941 году он умер в тюрьме.

Как видим, оснований доверять этой троице у Ленина и впрямь не было. Наиболее же важно знать нам начало ленинского письма Ганецкому от 30 марта 1917 года, касающееся отъезда:

«Дорогой товарищ! От всей души благодарю за хлопоты и помощь. Пользоваться услугами людей, имеющих касательство к издателю “Колокола”, я, конечно, не могу. Сегодня я телеграфировал Вам, что единственная надежда вырваться отсюда, это — обмен швейцарских (т. е. живущих в Швейцарии. — С.К.) эмигрантов на немецких интернированных…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 418.)

Тут придётся временно (и надолго) прервать цитату, чтобы кое-что пояснить…

УПОМЯНУТЫЙ Лениным издатель немецкого журнала «Колокол» — тот самый Парвус-Гельфанд, о котором говорилось в предисловии к книге и которого разного рода стариковы и Кº приплетают к истории с «пломбированным» вагоном (в «германском» варианте) и с «германским золотом». Уже к началу Первой мировой войны Парвус был действительно разнообразно грязен, и Ленин в ноябре 1915 года в статье «У последней черты» охарактеризовал издававшийся Парвусом журнал «Die Glocke» («Колокол») как «орган ренегатства и грязного лакейства в Германии».

При всём при том личностью Парвус был ловкой, мог, как говорится, в душу без мыла влезть, и подкатился он к Ганецкому явно не без умысла, в целях провокации. Напомню, что Парвус и к Ленину в Швейцарии подкатывался в 1915 году, пытаясь его провоцировать.

Ленина-то!

Но Ленин на провокации никогда не поддавался.

В приведенном выше отрывке из письма Ганецкому особо выделю ленинские слова «…пользоваться услугами людей, имеющих касательство к издателю «Колокола», я, конечно, не могу». Отказ Ленина ясно свидетельствует о трёх фактах.

Первый — это факт попытки Парвуса поучаствовать в ситуации. Как видим, такая попытка — не вымысел, Парвус или его агенты действительно о проезде Ленина в Берлине хлопотали.

Вернер Хальвег вообще отдаёт «немецкому социалисту русского происхождения Парвусу-Гельфанду» авторство идеи поездки Ленина через Рейх. Хальвег аттестует Парвуса как представителя «социалистического большинства», имея в виду, что абсолютное большинство руководства СДПГ занимало социал-шовинистические позиции и активно сотрудничало с правительством, пользуясь немалым влиянием. Однако относительно «авторства» Парвуса Хальвег заблуждается — в лучшем случае Парвус пришёл самостоятельно к той мысли, которая уже возникла — как вариант, в умах и Мартова, и Ленина. Вариантов-то проезда было всего два: или через Англию, или через Германию. (Причём Хальвег забывает, что сам же признавал, что «решающая предпосылка» возникла в виде инициативы объединённого эмигрантского «Центрального Комитета по возвращению на родину проживающих в Швейцарии русских эмигрантов».)

Второй факт, достоверно подтверждаемый выделенными словами Ленина, это факт отсутствия участия Парвуса в реальном решении вопроса о проезде Ленина. В лучшем случае хлопоты Парвуса, предпринимаемые им абсолютно вне действий Ленина, влились в общие ходатайства других влиятельных немецких социал-демократов, знавших Ленина или лично — по довоенным временам, или заочно — как хотя и враждебного им, но крупного социал-демократического лидера европейского калибра.

Третий же факт, устанавливаемый при анализе письма Ленина Ганецкому от 30 марта 1917 года, это контакт Парвуса — прямой или через посредников — с Ганецким. На Ганецкого, как видим, со стороны Парвуса выходили. Кто был здесь инициатором, достоверно не установить никогда (мемуарные и прочие сплетни не в счёт), но это и не очень важно. Важен факт категорического несогласия Ленина с малейшим участием в ситуации такой одиозной для Ленина фигуры, как Парвус. Ленин прекрасно понимал, что в любом случае при проезде через Германию его противники будут приписывать ему «сотрудничество с врагом», и появление в событиях Парвуса лишь подольёт масла в огонь. Причём Ленин не мог не знать, что Парвус в Рейхе имеет немалые возможности и помочь может. Но прикидывая самые фантастические возможности использовать аэроплан, парик, «маску» глухонемого шведа, от вполне реального содействия Парвуса Ленин отказывался. Деталь, говорящая сама за себя!

Тем не менее контакты Парвуса с Танецким по поводу возможности транзита группы Ленина через Германию — факт. И этим фактом издавна размахивают клеветники на Ленина.

ПОЭТОМУ, пожалуй, следует и ещё несколько отвлечься и именно здесь прояснить некий момент, который использовали для политических спекуляций тогда, и используют по сей день. Речь — вообще о связи Ганецкого-Фюрстенберга с Парвусом во время Первой мировой войны. Связь эта существовала вне сомнений, ибо одно время Ганецкий управлял в Копенгагене коммерческой экспортно-импортной компанией, учреждённой Парвусом.

Но мало ли кто у Парвуса из российских социал-демократов работал — если не в торговой фирме, так в учреждённом им в том же Копенгагене Институте по изучению причин и последствий мировой войны. В последнем работали, например, российские политэмигранты Моисей Урицкий и Григорий Чудновский, принятые в РСДРП(б) летом 1917 года на VI съезде…

Нельзя забывать, что, с одной стороны, эмигранты нередко чуть ли не бедствовали, а с другой стороны — многие из них Парвуса знали лично, издавна, и сотрудничать с ним не отказывались. Ведь деятельность Парвуса одними провокациями (о масштабе которых к тому же мало кто знал) не ограничивалась. Он был — в том ему не откажешь — человеком не без искры божьей, и тот же Копенгагенский институт стал проектом многогранным, для немалого числа эмигрантов привлекательным.

Антиленинские «историки» оценивают Копенгагенский институт Парвуса как всего лишь «крышу» для его финансово-политических махинаций, но это очень уж примитивная трактовка. И — в любом случае — не имеющая никакого отношения к политической и человеческой биографии Ленина.

В постсоветском и антисоветском биографическом справочнике 2009 года «Кто есть Кто в истории СССР. 1924–1953 гг.» К. Залесского в статье о Ганецком сказано: «Во время 1-й мировой войны был замешан в переговоры с германским Генштабом о получении денег большевиками, один из организаторов этой акции и вместе с К. Б. Радеком посредник между В. И. Лениным и немцами». Вот так просто, непринуждённо, в старой доброй манере незабвенного доктора Геббельса…

А в 1917 году на Ганецкого ополчился некто Д. Заславский — журналист-бундовец, социал-шовинист. Летом 1917 года против Ганецкого началась шумная газетная кампания по обвинению его как раз в том, в чём его в 2009 году обвинял К. Залесский — в получении для большевиков «денег на агитацию» от немцев. В ноябре 1917 года, сразу после Октябрьской революции, кое-кто и из большевиков — недоброжелателей Ганецкого инициировал «дело Ганецкого», и ЦК узкого состава принял решение не иметь его представителем ЦК в Стокгольме. Ленин тогда направил в ЦК записку (см. ПСС, т. 50, стр. 14–16), защищавшую Ганецкого. Приведу из неё те места, которые наиболее для нас интересны:

«…Какие доводы против Ганецкого?

…Доводы только поход буржуазных клевет, крики Заславского.

Было бы прямо недостойно рабочей партии проявлять такую податливость интеллигентской сплетне.

Пусть сначала кто-либо докажет что худое против Ганецкого…

«Но Ганецкий торговал с Парвусом», — говорят «все».

Ганецкий зарабатывал хлеб как служащий в торговой фирме, коей акционер был Парвус. Так мне сказал Ганецкий. Это не опровергнуто.

Запрещено ли служить в торговых предприятиях капиталистов? Где? Каким решением партии?

Среди нас нет людей, служащих в торговых фирмах русских, английских и пр. капиталистов?

…Когда Бухарин хотел ехать служить в деле Парвуса (в 1916 г., очевидно — в Копенгагенский институт. — С.К.) как литератор, мы ему отсоветовали, ибо это всё же не торговая фирма. Но, отсоветовав, мы не травили ме-ков (меньшевиков. — С.К.), служивших у Парвуса. Зурабов (меньшевик, после Октября 1917 года сблизившийся с большевиками. — С.К.) и куча других, мы их не травили, не обвиняли…

Почему до сих пор не допросили живших в Копенгагене ме-ков и проч., знавших торговлю Ганецкого и не осуждавших его?..

… В самом Питере можно… найти свидетелей копенгагенцев, как и в Москве. Отчего анонимные обвинители Ганецкого из рядов нашей партии не сделают этого?

Такое отношение к отсутствующему товарищу, работавшему более 10 лет, верх несправедливости».

Вернувшийся в Россию Ганецкий с 1918 года занимал ряд ответственных постов. А записка Ленина в особых комментариях вряд ли нуждается. И из неё видно, что не стоит политически приплетать к провокатору Парвусу всех, кто так или иначе с ним сотрудничал в годы Первой мировой войны — сотрудничал не в сфере политической деятельности, а деловым образом или как аналитик в Копенгагенском институте. Видно и то, что Ленин угрозы вынести сор из избы не страшился, ибо сора не было!

В торговой фирме Парвуса работал юрисконсультом также весьма крупный большевик М.Ю. Козловский (1876–1927). Большая российская энциклопедия в статье о Парвусе утверждает, что «часть выручки» Ганецкий и Козловский «переводили на счета большевиков гл[авным]. обр[азом]. в зарубежных банках». Последнее утверждение в большей своей части явно вымышлено — стеснённые финансовые обстоятельства заграничных большевиков, включая Ленина, однозначно устанавливаются при анализе ленинской переписки 1916 года и начала 1917 года. Это, впрочем, не исключает перевода в партийную кассу каких-то сумм, скрытых от Парвуса, но — весьма скромных.

Позднее, к слову, какие-то суммы от них приходили — из Стокгольма. Так, в письме Ганецкому от 21 апреля (4 мая) 1917 года Ленин сообщал: «Деньги (2 тыс.) от Козловского получены…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 438).

Но это были явно не «деньги Парвуса»… К тому же оба партийных поляка давно находились не в Копенгагене. Козловский вскоре вообще вернулся в Россию. Ганецкий же входил в 1917 году в Заграничное бюро ЦК в Стокгольме.

СОВЕРШИВ необходимый экскурс, вернёмся к письму Ганецкому от 30 марта 1917 года, которое Ленин, разделавшись с Парвусом («Пользоваться услугами людей, имеющих касательство к издателю «Колокола», я, конечно, не могу…») и развёрнуто разъясняя смысл последней телеграммы, продолжал так:

«Англия ни за что не пропустит ни меня, ни интернационалистов вообще, ни Мартова и его друзей, ни Натансона (старый народник, позднее левый эсер. — С.К.) и его друзей. Чернова англичане вернули во Францию, хотя он имел все бумаги для проезда!! Ясно, что злейшего врага хуже английских империалистов русская пролетарская революция не имеет. Ясно, что приказчик англо-французского империалистического капитала Милюков (и Кº) способны пойти н а всё, на обман, на предательство, на всё, чтобы помешать интернационалистам вернуться в Россию. Малейшая доверчивость в этом отношении и к Милюкову и к Керенскому (пустому болтуну, агенту империалистской буржуазии по его объективной роли) была бы прямо губительна для рабочего движения и для нашей партии…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 418–419.)

Итак, англичане, как уже было сказано, завернули назад во Францию даже эсера Чернова! Для Ленина это было вполне понятной причиной для отказа от попытки ехать через Англию. Ведь не проехал даже Чернов! Со всеми «выправленными» в «союзном» Париже бумагами…

Впрочем, ничего особо удивительного здесь не было. На первый взгляд Чернов — не Ленин. Хотя Чернов и участвовал в Циммервальдской и Кинтальской конференциях интернационалистов вместе с Лениным, он в потенциале — «оборонец», он уже почти готов агитировать за войну «до победного конца», но… Но Чернов популярен среди русского крестьянства, то есть он — политический конкурент петроградских креатур Лондона и Вашингтона — Милюкова, Гучкова, Некрасова и т. д. Выходит, для англичан и Чернов в Питере неудобен.

Лишь после того, как стало ясно, что Ленин возвратится в Россию вопреки препонам со стороны англичан, они пропустили Чернова, и тот появился в России через пять дней после Ленина. Теперь всё более правеющий эсер Чернов был англичанам в России нужен — как противовес большевику Ленину. Недаром посол Англии в Петрограде Бьюкенен — посол ещё с царских времён, в одном из своих докладов характеризовал Ленина «как хорошего организатора и опасного человека» и уже весной 1917 года рекомендовал Керенскому арестовать его.

Но это было позднее — пока что Ленин находится вдали от России и изыскивает пути добраться до неё.

Если маршрут через Англию невозможен для эсера-почти-«оборонца» Чернова, то что говорить о большевике-«пораженце» Ульянове?! Чернова просто не пропустили, Ленина же наверняка арестовали бы — «англичанка», она ведь «завсегда гадит».

«Английский» вариант отпал. Бритты не только коварны, но ещё и думать умеют. Зачем им помогать Ленину сохранить белизну политических одежд, если их так просто испачкать в «тевтонской» грязи?!

Временное правительство на телеграммы из Швейцарии не реагировало (см. В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 120), явно не желая содействовать возвращению Ленина в Россию. Не более отзывчивым оказывался и эсеро-меньшевистский Исполком Петросовета. А историческое время — в отличие от разного рода «временных» — не ждало.

Что оставалось делать Ленину?

Ну???!!!

Ведь всё более реальной становилась опасность того, что Ленин в разгар российских событий застрянет на нейтральном швейцарском «обитаемом острове» посреди «океана» европейской войны…

Можно ли было допускать до этого?

Между прочим, тогда возникали даже такие проекты выезда большевиков (точнее — большевичек), как фиктивное замужество с кем-то из швейцарцев для получения швейцарского паспорта. И Ленин, рекомендуя большевичке С. Равич (Ольге) для этой цели меньшевика П.Б. Аксельрода, получившего швейцарское гражданство, писал 27 марта Ольге:

«Ваш план замужества мне кажется весьма разумным, и я буду стоять (в ЦК) за выдачу Вам 100 frs: 50 frs в зубы адвокату и 50 frs “удобному старичку” за женитьбу на Вас! Ей-ей!! Иметь право въезда и в Германию, и в Россию! Ура! Вы придумали чудесно!»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 416.)

Как, надо полагать, завидовал Ленин «невесте»!

Если бы тогда в Европе уже были легализованы однополые браки, вдрызг и напрочь «красный» во всех отношениях Ленин даже за какого-нибудь «голубого» мог бы, наверное, на пару недель формально «выскочить» — лишь бы получить заветный «нейтральный» швейцарский паспорт, «вскрывавший» все границы.

Лишь бы до России добраться!

И ВДРУГ неожиданно нашёлся-таки «удобный» швейцарский «старичок» и для Ленина… Собственно, тогда он старичком ещё не был, имея в 1917 году тридцать шесть лет от роду, и в «мужья» Ильичу не набивался. Однако в Швейцарии он имел определённый вес и помочь Ленину с отъездом мог. Речь — об известном читателю секретаре Социал-демократической партии Швейцарии Роберте Гримме.

О том самом Гримме!

Гримм был не только социалистом-центристом, но и национальным (федеральным) советником, то есть — членом швейцарского парламента. И вот онто предложил Ленину помощь в деле немедленного проезда в Россию через Германию! Причём — проезда не только Ленина с большевиками, но и Мартова с меньшевиками, и эсеров…

Что ж, это было очень кстати, надо признать… Дело, наконец, стронулось с «мёртвой» точки…

Но подчеркну, что вопреки таинственным намёкам стариковых на то, чего не ведает никто, всё, произошедшее в последние дни марта и первые дни апреля 1917 года в Швейцарии после инициативы Гримма совершалось при свете гласности по настоянию самого Ленина.

Да и могло ли быть иначе?! Ленин, сразу поняв, что дело у Гримма скорее всего «выгорит», так же сразу понял и то, что надо максимально нейтрализовать неизбежные негативные эффекты от проезда русских революционеров по территории страны, воюющей с Россией, а для этого надо гласно привлечь к делу европейских социалистов, в том числе — из Франции.

Так и было сделано, о чём — в своём месте.

31 марта 1917 года Заграничная коллегия ЦК большевиков решает принять предложение Гримма о немедленном переезде в Россию через Германию, и Ленин сразу же направляет Гримму телеграмму, подписанную также Зиновьевым и Ульяновой (Н.К. Крупской):

«Национальному советнику Гримму

Наша партия решила безоговорочно принять предложение о проезде русских эмигрантов через Германию и тотчас же организовать эту поездку. Мы рассчитываем уже сейчас более чем на десять участников поездки.

Мы абсолютно не можем отвечать за дальнейшее промедление, решительно протестуем против него и едем одни. Убедительно просим немедленно договориться и, если возможно, завтра же сообщить решение».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 424.)

Ранее говорилось, что первый запрос о возможности переправки русских эмигрантов через Германию Гримм сделал послу Германии в Берне фон Ромбергу ещё 23 марта. Ленин тогда не поставил крест на «английском» варианте, а Гримм уже вёл переговоры с германским правительством через германского посланника в Швейцарии о «германском» варианте. После 30 марта «германский» вариант определился как единственный, и русские эмигранты начали потихоньку паковать чемоданы… Ленин приводил в порядок личный архив и архив партии (В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 638–640).

Но почему вдруг Гримм проявил этакую активность? Может быть, он делал это по поручению пресловутого «германского генштаба»?

Не думаю…

Другое дело — немецкие социал-демократы из социал-шовинистического «социалистического большинства» СДПГ. С ними у Гримма контакты были постоянными, и позднее действия Гримма вполне выдавали в нём осторожного лоббиста интересов кайзеровской Германии в части заключения сепаратного мира с постцарской Россией.

С другой стороны, я очень предполагаю, что Гримм стал хлопотать за Ленина не в последнюю очередь потому, что боялся его дальнейшего пребывания в Швейцарии!

Политическая активность Ленина и его растущее влияние среди левых швейцарских социалистов мешали швейцарским центристам и лично Гримму всё больше. Фактически к началу 1917 года Ленин являлся вполне влиятельным членом швейцарской социал-демократической партии, всё более популярным среди наиболее левого её крыла. Но пока Ленин считался в России политическим преступником, «выпихивать» его из Швейцарии правые социалисты не могли — не теряя политического лица — никак. Отказать Ленину в политическом убежище в Швейцарии означало выдать его царизму. Теперь же, когда царизм пал, появлялся удобный вариант избавления от Ленина — переправить его в Россию, если уж не согласна Англия, через Германию.

Всё это скорее всего так и было, поскольку, если бы Ленин, продолжая оставаться в Швейцарии, свою нерастраченную энергию обратил на ситуацию «Ленин против Гримма», то ничего хорошего это мелкотравчатому Гримму не обещало бы.

Вот Гримм и хлопотал.

Плюс Ленин подключил к переговорам Платтена, которому доверял и который тоже желал видеть Ленина не в Швейцарии, а в России, но — по причинам, совершенно отличным от причин Гримма.

НИКОЛАЙ Стариков уверяет, что Ганецкий-де «сидел у Ленина на финансовых потоках»… Эта жалкая попытка представить Ленина неким «олигархом от политики» даже не смешна. Её опровергают сами реалии скромного финансового обеспечения переезда Ленина, известные не из мемуаров или тех или иных сомнительных источников, а из достоверных внутренних партийных документов большевиков. Вот три письма, приводимые по тому 49 ПСС, страницы с 424-й по 426-ю…

Письмо Ленина Арманд от начала апреля 1917 года:

«…Надеюсь, что в среду мы едем — надеюсь, вместе с Вами.

Григорий (Г. Е. Зиновьев. — С.К.) был здесь, условились ехать вместе с ним…

Денег на поездку у нас больше, чем я думал, человек на 10–20 хватит, ибо нам здорово помогли товарищи в Стокгольме.

Вполне возможно, что в Питере теперь большинство рабочих социал-патриоты… (так оно, в немалой мере, тогда и было именно в городской, а не в сельской среде. — С. К.)

Повоюем.

И война будет агитировать за нас…»

Как видим, Ленин в своей антивоенной агитации рассчитывал не на «германское золото», а на ход событий самой российской жизни — против войны агитировала народы России сама война.

А на какие же деньги в поездке рассчитывал Ленин? Это мы узнаём из его телеграммы Ганецкому в Стокгольм от 1 апреля 1917 года:

«Выделите две тысячи, лучше три тысячи, крон для нашей поездки. Намереваемся выехать в среду (4 апреля. — С.К.) минимум 10 человек. Телеграфируйте».

Ганецкий смог прислать 1000 франков — примерно 700 рублей.

Вот и все «финансовые потоки»!

2 апреля Ленин пишет письмо главному «архивариусу» партии В. А. Карпинскому и его помощнице С. Н. Равич, в котором даёт инструкции по оформлению архива (снятие копий, переплёт и т. д.), а также сообщает:

«Дорогие друзья!

Итак, мы едем в среду через Германию.

Завтра это решится окончательно.

Вам пошлём кучу тючков с нашими книгами, бумагами и вещами, прося пересылать по очереди в Стокгольм для пересылки нам в Питер.

Вам же пошлём денег и мандат от ЦК на ведение всей переписки и заведывание делами…

Р. S. Денег на поездку мы надеемся собрать человек на 12, ибо нам о ч е н ь помогли товарищи в Стокгольме…»

Напоминаю, это всё была чисто внутренняя переписка, на публику и на стариковых не рассчитанная. Письмо к Арманд было опубликовано впервые в 1978 году в Полном собрании сочинений, телеграмма Ганецкому и письмо Карпинскому — в 1930 году в XIII Ленинском сборнике. Так что эти документы удостоверяют подлинное финансовое положение Ленина со всей очевидностью факта — в отличие от подложных «документов» американца Сиссона и т. п., включая «многомиллионные» подсчёты профессора Фишера.

УЖЕ в начале европейского апреля Ленин сидел, что называется, «на чемоданах». Казалось бы, можно вздохнуть с облегчением, присесть по русскому обычаю на дорожку и отправляться в путь, но тут…

Но тут заартачились швейцарские меньшевики во главе с Мартовым, а с ними и эсеры… Они стали возражать против постановлении Заграничной коллегии ЦК большевиков о принятии предложения Гримма о немедленном переезде и требовали подождать санкции на проезд со стороны Петроградского (эсеро-меньшевистского) Совета рабочих и солдатских депутатов.

Иными словами, на быстрейший приезд Ленина в Россию должна была дать согласие та «петросоветская» шушера, которая дудела в одну дуду с Милюковым.

Каково?!

Линия «швейцарских» меньшевиков и эсеров была понятной — Ленин в Швейцарии был им намного менее политически опасен, чем в Петрограде, и затяжки с его отъездом были им выгодны. С другой стороны, и петроградским меньшевикам с эсерами в Петросовете, начиная с Чхеидзе и Керенского, Ленин в Питере нужен был не более, чем Гримму в Цюрихе…

Меньшевики не только возражали, они осведомили Гримма, и дело застопорилось. Владимир Ильич был взбешен и в записке в Цюрихскую секцию большевиков написал (2 или 3 апреля):

«Дорогие друзья!

Прилагаю решение… ЦК нашей партии (о проезде. — С.Х)…

… От себя добавлю, что считаю сорвавших общее дело меньшевиков мерзавцами первой степени, «боящихся» того что скажет «общественное мнение», т. е. социал-патриоты!!! Я еду (и Зиновьев) во всяком случае.

Выяснить точно, (1) кто едет, (2) сколько денег имеет…

Мы имеем уже фонд свыше 1000 frs (франков. — С.К.) на поездки. Думаем назначить среду 4.IV, как день отъезда.

Паспорта у русского консула брать в с е м по месту жительства тотчас…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 427.)

Последняя фраза, между прочим, ясно показывает, что подготовка к переезду совершалась хотя и без согласия Временного правительства, но и не втайне от него! Хотя Милюков публично грозил предать суду всех, кто поедет через Германию, — об этом Ленин пишет в очередном письме Карпинскому и Равич, сообщая также:

«… Платтен берёт на себя всё. Ниже сообщаю вам копию условий, которые Платтен предъявил. По-видимому, они будут приняты. Без этого мы не поедем. Гримм продолжает уговаривать меков (меньшевиков. — С.К.), но мы, разумеется, действуем совершенно самостоятельно. Мы думаем, что отъезд состоится в пятницу, среду, субботу…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 427–428.)

А далее Ленин пишет, что он хочет, чтобы «перед отъездом был составлен подробный протокол» с подписанием его представителями печати и европейских социалистов.

Он просил переговорить немедленно с Анри Гильбо — французским журналистом-социалистом, издателем журнала «Demain» («Завтра»), а также — «если Гильбо сочувствует», попросить Гильбо «привлечь для подписи и Ромена Роллана» — знаменитого французского писателя прогрессивных взглядов, противника войны.

Хотел Ленин привлечь к освещению отъезда и адвоката Шарля Нэна, одного из лидеров Социал-демократической партии Швейцарии, редактора газет «La Sentinelle» («Часовой») и «Droit du Peuple» («Народное право»).

В изображении Николая Старикова переезд Ленина совершался чуть ли не в величайшей тайне, в лучших традициях «рыцарей плаща и кинжала». Как видим, в действительности Ленин был готов сообщить о своём вынужденном проезде через Германию всей Европе! 6 апреля Ленин лично отправил телеграмму Гильбо с просьбой привезти Роллана и Нэна или Грабера — второго редактора газеты «La Sentinelle».

Реально «Протокол о поездке» для печати подписали Платтен, Гильбо, французский социалист-радикал Фердинанд Лорио, специально приехавший из Парижа, немецкий социал-демократ Пауль Леви (Гарштейн) и представитель польской социал-демократии Вронский. В этой декларации говорилось:

«Мы, нижеподписавшиеся интернационалисты, полагаем, что наши русские единомышленники не только вправе, но обязаны воспользоваться представившимся им случаем для проезда в Россию…»

Коммюнике о проезде было опубликовано в шведской социалистической газете «Политикен».

ОПЯТЬ начали ставить палки в колёса меньшевики. Ленин через Ганецкого запросил «мнение Беленина» (в данном случае под «Белениным» имелся в виду не Шляпников, носивший этот псевдоним, а Бюро ЦК в Петрограде), и 5 апреля Бюро через Ганецкого дало директиву: «Ульянов должен тотчас же приехать» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 556, прим. 479).

Да, надо было торопиться — в Питер начинала съезжаться вся «головка» большевиков. Ленин в Цюрихе получил из Перми телеграмму за подписями Каменева, Муранова и Сталина, возвращавшихся из сибирской ссылки: «Salut fraternel Ulianow, Zinowieff. Aujourdhui partons Petrograd…» («Братский привет Ульянову, Зиновьеву. Сегодня выезжаем в Петроград…») (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 428).

Через Платтена германскому посланнику Ромбергу были переданы условия, где главными пунктами были следующие:

«Едут все эмигранты без различия взглядов на войну. Вагон, в котором следуют эмигранты, пользуется правом экстерриториальности, никто не имеет права входить в вагон без разрешения Платтена. Никакого контроля, ни паспортов, ни багажа. Едущие обязуются агитировать в России за обмен пропущенных эмигрантов на соответствующее число австро-германских интернированных».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 120.)

6 апреля (или даже 4 апреля) Платтен сообщил о согласии Берлина — можно ехать!

Сборы проходили нервно, все были как на иголках. И это — не мой домысел, достаточно привести две телеграммы Ленина Ганецкому от 7 апреля… Первоначально отъезд был назначен на среду 4-го, но даже 7 апреля Ленин был ещё в Берне и телеграфировал в Стокгольм:

«Завтра уезжает 20 человек. Линдхаген (социал-демократический депутат риксдага, бургомистр Стокгольма. — С.К.) и Стрём (секретарь Социал-демократической партии Швеции. — С.К.) пусть обязательно ожидают в Треллеборге. Вызовите срочно Беленина, Каменева в Финляндию…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 431.)

Но в тот же день в Стокгольм уходит другая телеграмма:

«Окончательный отъезд в понедельник. 40 человек (реально уехало 32 человека. — С.К.). Линдхаген, Стрём непременно в Треллеборг…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 431.)

Комментировать здесь что-либо нужды, пожалуй, нет. И так ясно — атмосфера была, мягко говоря, не из спокойных. Кто-то спохватился в последний момент и хотел ехать тотчас, кто-то колебался и оставался…

Но всё это было делом десятым по сравнению с главным: Ленин ехал в Россию!

ПЕРЕД отъездом Ленин снял со счёта 95 (девяносто пять) франков, а сберегательную книжку с остатком в 5 франков 5 сантимов передал остающейся пока в Швейцарии большевичке Раисе Харитоновой. И сберегательная книжка Ленина заслуживает отдельного пояснения.

Дело в том, что во время войны жизнь четы Ульяновых в «свободной» Швейцарии была для Ульяновых не такой уж и свободной — Ленин и Крупская жили в Швейцарии на особом, по сравнению с другими эмигрантами, положении. После освобождения Ленина осенью 1914 года из австрийской тюрьмы Ульяновы получили по ходатайству швейцарских социал-демократов убежище в Швейцарии с правом проживания в столице Берне до 12 (25) января 1917 года. Но — в отличие от «довоенных» эмигрантов — без права свободного перемещения из кантона в кантон, из города в город.

Это было, конечно, неудобно во всех смыслах. Когда Ленин в январе 1916 года собрался в Цюрих для работы в библиотеке, потребовалось особое полицейское разрешение. Во время написания своего знаменитого труда «Империализм как высшая стадия капитализма» Владимир Ильич испросил право на пребывание в Цюрихе без специального оформления — кроме прочего, в Цюрихе жить было дешевле, а «германские миллионы» существовали лишь в будущем воображении стариковых и Мельгуновых…

Квартировали Ульяновы, к слову, у сапожного мастера Каммерера по адресу Шпигельгассе, 14 — в старой части города, где селилась рабочая беднота.

Поскольку вид на жительство в начале 1917 года заканчивался, 15 (28) декабря 1916 года Ленину вновь пришлось обратиться в полицейское управление Цюриха с заявлением о продлении срока проживания до 31 декабря 1917 года. В заявлении указывалось, что требуемый залог в 100 франков внесён в Цюрихский кантональный банк на счёт № 611361.

Вот с этого счёта и были сняты 95 франков на расходы, а остаток должна была реализовать Харитонова — казначей Цюрихской секции большевиков, и реализованные деньги принять как членские взносы за апрель за Ленина и Надежду Константиновну. Харитонова была поражена, что Владимир Ильич «в такой волнующий момент подумал об уплате членских взносов» в то время, как «никто из отъезжающих товарищей не вспомнил об этом».

Как писала Харитонова, вскоре после возвращения Ленина в Россию швейцарская буржуазная печать начала антиленинскую кампанию. Газеты уверяли публику, что «бывший эмигрант Ульянов» со своими единомышленниками занял-де дворец балерины Кшесинской (в отношении дворца любовницы императора и великих князей это было правдой) и якобы роскошествует в нём на два миллиона франков, полученных от германского правительства.

И Харитонова пошла в банк, чтобы публично предъявить главному кассиру ленинскую сберкнижку, а когда тот жестом указал на окно младших клерков, громко обратила внимание кассира на имя вкладчика.

— Ульянов, — удивился кассир. — Тот самый Ульянов, который жил у нас в Цюрихе как политический эмигрант, а сейчас в России стал таким знаменитым человеком? Ульянов, о котором пишут во всех газетах?!

Харитонова подтвердила, и к окну стали собираться клерки — взглянуть… Книжка пошла по рукам, удивляя всех служащих незначительностью заприходованной суммы.

Получать остаток счёта и закрывать счёт Харитонова, конечно, не стала. Она оставила книжку у себя и впоследствии передала её в Институт марксизма-ленинизма… (Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. В 5 т., т. 2, М.: Политиздат, 1984., стр. 364–365).

Не думаю, что Владимир Ильич сохранил тогда пятифранковый счёт исключительно для прикрытия «миллионных» «германских» счетов, хотя Николай Стариков, буде он узнает об этом историческом курьёзе, интерпретирует его, скорее всего, именно так.

Впрочем, продолжу и прибавлю — как «информацию к размышлению», что если бы переезд Ленина был обговорён им с германским генштабом в рамках «агентурной деятельности Ленина» и другого якобы «агента немцев», Фрица Платтена, то обеим сторонам было бы выгоднее организовать переправку Ленина через Германию под видом нелегальной.

Тайный переезд есть тайный переезд, его детали всегда можно отказаться оглашать по вполне понятным соображениям — разве допустимо разглашать имена «переправщиков», координаты «коридора» и т. п. А Ленин уезжал громко — в ресторане «Zahringer Hof» было устроено многолюдное, бурное прощание отъезжающих с пока остающимися. При этом в «Zahringer Hof» лились рекой речи, но отнюдь не шампанское…

Было зачитано заявление участников поездки, где они подчёркивали, что возвращаются на родину, невзирая на угрозу Милюкова предать суду тех, кто проедет через Германию.

Вскоре по ленинскому маршруту — через ту же Германию — правда, без визга газет и милюковских угроз, в Москву вернётся ещё 200 эмигрантов, включая меньшевиков во главе с Мартовым.

Но группа Ленина был первой.

И судьба Ленина совершала…

Впрочем, нет! Сказать, что она совершала крутой поворот, будет принципиальной ошибкой!

Никаких крутых поворотов в политической (а, значит, и в личной) судьбе Ленина не было… Всю жизнь он, сказавший ещё в юности, после казни брата: «Мы пойдём другим путём», одним путём — прямым, к пролетарской революции, и шёл. Этот путь был всегда непрост, но он был всегда у Ленина прям. И весной 1917 года судьба Ленина просто выходила, наконец, на широкую и прямую историческую дорогу, которую теперь сам же Ленин и пролагал в будущее.

Поскольку эту дорогу пролагал Ленин, она оказывалась для России в перспективе широкой и прямой. Но могла ли она быть лёгкой — коль речь шла о России?..

УВЫ, в отличие от Ленина, у России никогда не было прямых дорог — когда по вине чужаков, чаще — по вине, увы, её собственной. С этим — с историческими «кривуляниями» пора было кончать, — пока Россию вообще не увели с торного исторического пути. И кто, как не Ленин, был в состоянии обеспечить России верный путь?

28 ноября 1866 года Фёдор Тютчев (1803–1873) записал знаменитое:


Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить,

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.


Эти строки порождены не «квасным», не «славянофильским» «патриотизмом» — Тютчев был не только поэтом, но и профессиональным дипломатом, он провёл за границей двадцать лет. Но как раз поэтому он понимал российскую специфику получше «записных» славянофилов. К тому же Тютчев через старшую дочь — фрейлину двора, хорошо знал закулисную жизнь российских «верхов».

Ленин — как любой подлинный сын Отечества всегда верил в великое будущее России. Но он не просто верил, он и понимал Россию, понимал её умом. И именно в силу понимания, Ленин не мог не видеть всей сложности предстоящего России исторического пути на его ближайшем отрезке, в ближайшие годы — очень уж сложно начался для России 1917 год… И мало было надежд на то, что созданные себе самой больные проблемы Россия решит быстро, эффективно и умно.

Однако наличие у России Ленина давало надежду на то, что эти проблемы будут решены.

Вот уже другие поэтические строки, содержащие размышления о России:


Ещё нам далеко до цели,

Гроза ревёт, гроза растёт, —

И вот — в железной колыбели,

В громах родится Новый год…



Черты его ужасно строги,

Кровь на руках и на челе…

Но не одни войны тревоги

Несёт он миру на земле!



Не просто будет он воитель,

Но исполнитель Божьих кар, —

Он совершит, как поздний мститель,

Давно обдуманный удар…



Для битв он послан и расправы,

С собой несёт он два меча:

Один — сражений меч кровавый,

Другой — секиру палача.



Но для кого?.. Одна ли выя,

Народ ли целый обречён?…

Слова неясны роковые,

И смутен замогильный сон…


Не правда ли, это — точный поэтический очерк сути и проблем военного 1917 года, точное описание истощённой войной и возмущённой войной России Николая Второго?

Но в том-то и штука, что написано это в преддверии не 1917-го, а… 1855 года, и написано в России Николая Первого.

Написано тоже Фёдором Тютчевым!

Уже из этого — внешне поразительного, а на деле — вполне объяснимого, совпадения черт двух эпох в истории России, внимательный и умеющий мыслить человек может сделать только один вывод: уже в середине XIX века царизм настолько был чужд вызовам времени, что к 10-м годам XX века его системный крах был неизбежен при любом мало-мальски серьёзном социальном кризисе.

И уж тем более — в случае войны…

Так при чём здесь «пломбированный вагон», «пораженческая пропаганда» Ленина, якобы разваливающая армию?

Пропаганду в армии большевики вели, но как раз в окопах их слушали всё внимательнее потому, что большевики говорили правду, доходящую до одетых в серые шинели русских мужиков тем проще, чем гнуснее становилась война.

РАЗВАЛИТЬ можно только неустойчивое, непрочное… Разлагается лишь загнивающее… Так что поражение царской России в XX веке программировали сами «русские» цари, начиная с воцарения — на фоне эшафота декабристов — Николая I и продолжая воцарением — на фоне эшафота народовольцев и эшафота Александра Ульянова — Александра III, внука Николая I. Царствование же Николая II и Последнего дало России «столыпинские галстуки» — висельные петли в период первой русской революции.

Самодержавный царизм вёл гражданскую войну с закабалённым царистской элитой народом со времён Пугачёва. Даже императоры — и Александр I, и Николай I задумывались о ликвидации крепостного права, но оба раза элита срывала эти планы, пока при Александре II не стало ясно: не освободят сверху, освободятся снизу…

После реформы 1861 года гражданская война российских элитариев с народом не прекратилась, а в ходе подавления первой русской революции 1905–1907 годов она приняла характер прямого геноцида царизма по отношению к собственному народу. Отправка масс российских мужиков на империалистическую бойню в 1914 году тоже была, по сути, геноцидом — даром что в геноциде народов были повинны элитарии и Германии с Австро-Венгрией, и Франции с Англией, за которыми стояли элитарии США.

Так что должок накапливался издавна…

А пропаганда Ленина?

Ну, во-первых, не пропаганда Ленина привела к падению монархии. Даже Керенский в своих сомнительного качества мемуарах признаёт: это падение «явилось тогда полной неожиданностью как для Ленина, так и для немцев». Да оно и понятно — Февральский переворот готовили буржуазные российские «верхи» в комплоте с Антантой и США.

Во-вторых, в момент февральского «взрыва» масс, направленного в 1917 году против царизма элитой, голос Ленина в России был слышен очень слабо и не имел решающего значения. Не большевика Ленина — заочно, а меньшевика Чхеидзе избрали председателем Петроградского Совета. И после приезда Ленина Чхеидзе не переизбрали. Другое дело, что авторитет Ленина в рабочих массах весь 1917 год рос, а авторитет Чхеидзе падал — до перманентного ноля!

В-третьих, Ленин не призывал же русский народ просто сдаться, подняв руки перед немцами! Он сразу, ещё до приезда в Россию, — и об этом в своём месте будет сказано подробно — заявлял, что «на революционную войну, действительно оправдывающую революционное оборончество, сознательный пролетариат может дать своё согласие лишь при условии: а) перехода власти в руки пролетариата и примыкающих к нему беднейших частей крестьянства; б) при отказе от всех аннексий на деле, а не на словах; в) при полном разрыве со всеми интересами капитала».

Где здесь «пораженчество», чёрт бы всех клеветников на Ленина побрал?!

В ПОНЕДЕЛЬНИК, 9 апреля (27 марта по старому стилю), в 15 часов 10 минут Владимир Ильич с Крупской, Зиновьев с женой и сыном, Арманд со своей золовкой Константинович, ленинцы Сковно, Миха Цхакая — всего 32 человека, из которых 19 человек были большевиками, а 6 — бундовцами, отправились в путь. Ульяновы выехали из Цюриха вначале в Берн, а оттуда уже, со всеми вместе — в Германию через пограничный со Швейцарией германский Тайнген (Тинген).

Континентальная часть маршрута Ленина выглядела так: Цюрих — Берн — Штутгарт — Франкфурт-на-Майне — Берлин — порт Засниц. Далее — морем до Швеции, и через всю Швецию — на границу с русской Финляндией с последующим проездом через всю Финляндию.

Конечной же целью была Россия.

Россия!!

Крупская писала в своих воспоминаниях: «Ехали мы, Зиновьевы, Усиевичи, Инесса Арманд, Сафаровы, Ольга Равич, Харитонов, Линде, Розенблюм, Бойцов, Миха Цхакая, Мариенгофы (Мирингофы. — СХ.), Сокольников. Под видом россиянина ехал Радек (тогда немецкий социал-демократ-эмигрант. — СХ). Всего ехало 30 человек, если не считать четырёхлетнего сынишки бундовки (Буня Хеймовна Йоговская. — С.К.) Сопровождал нас Фриц Платтен». Крупская забыла о ещё одном большевике — грузине Д. С. Сулиашвили.

Таможенный досмотр багажа швейцарскими таможенниками при пересечении границы выявил у выезжающих излишки шоколада, которые были конфискованы. В остальном обошлось, и начался пересчёт пассажиров. Большевичка Елена Усиевич позднее вспоминала: «Каждый из нас выходил с задней площадки вагона, держа в руках клочок бумаги с… порядковым номером… Показав этот клочок, мы входили в свой вагон с передней площадки. Никаких документов никто не спрашивал, никаких вопросов не задавал…»

Наконец, граница пересечена. Следующая остановка — немецкая станция Готтмадинген, куда перегнали вагон. Всех опять пересчитали, а затем в вокзальном зале ожидания для пассажиров третьего класса подали ужин.

Характерная деталь! Ехали хотя и «пораженцы», но ехали они в страну вражескую, и немецкой стороне было выгодно, чтобы проезжающие составили по возможности наиболее выгодное представление о положении в Германии. Так что на тарелках разносили огромные свиные отбивные с картофельным салатом. Оплатил обед, скорее всего, немецкий Красный Крест, как и питание в дороге. Но разносили еду, как писала Усиевич, «худенькие, изжелта-бледные, прямо-таки прозрачные девушки в кружевных наколках и передничках».

Такое не придумаешь, а Усиевич продолжает: «Достаточно было взглянуть на дрожащие от голода руки девушек, протягивающих нам тарелки, на то, как они старательно отводили глаза от еды, на их страдальческие лица, чтобы убедиться, что давно уж в Германии не видят ничего подобного. И мы совали в руки официанткам нетронутые тарелки с кушаньем».

Крупская написала об этом так: «Немцы старались показать, что у них всего много, повар подал исключительно сытные обеды, к которым наша эмигрантская братия не очень-то была привычна». Что да, то — да! Во всяком случае для четы Ульяновых в последние эмигрантские полгода свинина оказывалась роскошью — довольствовались кониной.

Еще один казус произошёл во время остановки во Франкфурте. Эмигрантам выходить из вагона запрещалось, а Платтен, зайдя в вокзальный буфет, купил там пива, газет и попросил нескольких случившихся на вокзале солдат за вознаграждение отнести пиво в вагон своим подопечным. Солдаты, растолкав охрану, ворвались в вагон, и последующую картину описал Карл Радек: «Всякий из них держал в обеих руках по кувшину пива. Они набросились на нас с неслыханной жадностью, допрашивая, будет ли мир и когда. Это настроение солдат сказало нам о положении больше, чем это было полезно для германского правительства… Больше мы никого всю дорогу не видели».

Но из окна вагона было видно не так уж мало. По словам Крупской, «поражало полное отсутствие взрослых мужчин: одни женщины, подростки и дети были видны на станциях, на полях, на улицах города».

К слову, в первые дни по приезде в Питер Крупскую — по контрасту — «поражало обилие солдат, заполнявших все трамваи»… Нет, не Ленин и большевики развалили царёву армию, а сам разваливающийся царизм увлекал вслед за собой старую армию в историческое небытие.

ИЗ ГОТТМАДИНГЕНА выехали утром в прицепленном к поезду на Франкфурт вагоне смешанного типа, так называемый «микст» — половина купе мягкие, половина — жёсткие.

По условиям поездки три двери были опечатаны пломбами, откуда и пошёл гулять по страницам буржуазных русских газет «пломбированный вагон». Он действительно был опломбирован, но по настоянию самого Ленина. Напомню, что он в меморандуме Ганецкому писал, имея в виду гипотетический «английский» вариант проезда: «а) Швейцарский социалист Фриц Платтен получает от английского правительства право провезти через Англию любое число лиц, независимо от их политического направления и от их взглядов на войну и мир; (б) Платтен один отвечает как за состав провозимых групп, так и за порядок, получая запираемый им, Platten’ом, вагон для проезда по Англии. В этот вагон никто не может входить без согласия Платтена. Вагон этот пользуется правом экстерриториальности».

Реально это право было реализовано в «немецком» варианте…

Первое мягкое купе — ближайшее к четвёртой, открытой, двери заняли два офицера — уполномоченные германского военного командования. (Похоже, именно их Николай Стариков записывает в члены ленинской группы.) У дверей купе провели на полу коридора меловую черту — границу «экстерриториальности», переступать которую имел право лишь Платтен. Условие исключения любых внешних контактов соблюдалось строго. Немецким газетам запрещалось сообщать о русских эмигрантах до момента, когда они покинут Рейх. Франкфуртский «солдатский» «пивной» глюк был единственным.

В пути группа немецких социал-демократов, подсев в особое купе, хотела встретиться с Лениным, но он отказал. Крупская сообщала: «На берлинском вокзале наш поезд поставили на запасной путь. Около Берлина в особое купе сели какие-то немецкие социал-демократы. Никто из наших с ними не говорил, только Роберт (четырёхлетний сын Йоговской. — С.К.) заглянул к ним в купе и стал допрашивать их на французском языке: «Кондуктор, что он делает?» Не знаю, ответили ли немцы Роберту, что делает кондуктор, но своих вопросов им так и не удалось предложить большевикам».

В вагоне отдельные купе были выделены Ленину с Крупской — чтобы Владимир Ильич мог работать, и Буне Йоговской с кудрявым сынишкой — личностью крайне общительной не только с неудачниками-немцами. Но в купе к Ленину то и дело набивался народ, причём ему пришлось решать даже такой «принципиальный» вопрос, как делёж единственного туалета между курящими и некурящими. Как часто позднее донимали подобными мелочами уже Председателя Совнаркома Ульянова (Ленина)…

Многие подробности транзитного путешествия мы знаем благодаря всё той же Елене Усиевич. Она вспоминала, что ехали весело — ехала-то, по сути, молодёжь, даже Ленину было сорок семь, а Зиновьеву — всего тридцать четыре. Радек то и дело рассказывал анекдоты, и стенки купе дрожали от хохота. А порой те, у кого имелся певческий талант, шли «давать серенаду Ильичу», начиная с «Скажи, о чём задумался, скажи, наш атаман»…

По свидетельству Крупской, «Ильич весь ушёл в себя, мыслью был уже в России», и он действительно в дороге много поработал над очередными статьями. Но хоровое пение он любил, и «концертантов» не всегда просили удалиться. А иногда сам Ленин выходил в коридор, и пели его любимые: «Нас венчали не в церкви», «Не плачьте над трупами павших бойцов» и так далее.

ЕХАЛИ, вообще-то, в неизвестность, То и дело возникали споры о будущем, и особенно о том, как их встретят: арестуют сразу или потом?

Не мог не думать об этом и Ленин, и свидетельство на сей счёт мы имеем из двух, по крайней мере, независимых источников — от Фрица Платтена и Николая Гиммера-Суханова.

Платтен в очерке, опубликованном в № 18 «Ленинградской правды» 21 января 1928 года — в день четырёхлетней годовщины смерти Ленина, писал:

«Живо помнится мне один разговор с Лениным. Ленин учитывал, что всех 32-х приехавших через Германию революционеров легко могут арестовать, как только они вступят на русскую почву, и что их, возможно, предадут суду. Он рисовал картину того, что произойдёт в этом случае, намечал, каков, по его мнению, будет ход событий…»

Суханов же, случайно оказавшийся во дворце Кшесинской, ставшем большевистским штабом, куда Ленин приехал после триумфальной встречи на Финляндском вокзале, сообщает, что Ленин в своей «громоподобной речи, потрясшей и изумившей» не только «еретика» Суханова, сказал и следующее: «Когда я с товарищами ехал сюда, я думал, что нас с вокзала прямо повезут в Петропавловку. Мы оказались, как видим, очень далеки от этого. Но не будем терять надежды, что это нас ещё не минует, что этого нам не избежать».

Ленин смотрел на ситуацию трезво и пророчески — кое-кому из большевиков после Июля 1917 года в Петропавловке действительно пришлось посидеть, а сам Ильич вынужден был тогда уйти в подполье, в знаменитый шалаш в Разливе.

Троцкий в своей «Истории русской революции», ссылаясь на сообщение Суханова о речи Ленина, вывод сделал, надо признать, меткий: «В то время как для других развитие революции было равносильно укреплению демократии, для Ленина ближайшая перспектива вела прямиком в Петропавловскую крепость. Это казалось зловещей шуткой. Но Ленин совсем не собирался шутить, и революция вместе с ним».

Возвращаясь же в «пломбированный» вагон, опять процитирую очерк Платтена, где тот писал о разговоре с Лениным:

«Беседы с Лениным во время поездки через Германию уже тогда в главных чертах рисовали всё будущее развитие русской революции… Внезапно он остановился и задал мне вопрос, что я думаю об их роли в русской революции. Я ответил, что для меня, само собой разумеется, что борьба, как он её изображает, должна вестись в интересах пролетариата, но что он и его верные товарищи представляются мне чем-то вроде гладиаторов Древнего Рима, которым угрожает опасность, что их разорвут дикие звери. Таково было моё мнение тогда. Сейчас (в 1928 году. — С.К) можно о нём судить как угодно, но судьба Либкнехта и Розы Люксембург (немецких социалистических лидеров, растерзанных реакционными офицерами в январе 1919 года. — СХ.) доказывает, что в Западной Европе такое мнение нельзя отбросить так просто, одним взмахом руки. Каков же был ответ Ленина?

Взрыв искреннего смеха.

Кто — кого? Сколько мудрости в этой лапидарной формуле. Мне кажется, что он уже и тогда разрешал этот вопрос в твёрдом убеждении: мы — их!»

ПОЕЗДКА через Германию заняла три дня — скорость не экспресса, но и не такая уж плохая по военному времени и с учётом того, что это был не воинский «литер».

Биограф Парвуса Элизабет Хереш утверждает, что «все другие немецкие поезда должны были пропускать поезд Ленина, настолько важным было для Германии это «государственное дело»». Что ж, прикинем… В пути по Германии непосредственно движение вагона заняло примерно 40 часов — в Берлине вагон долго стоял. При общем расстоянии от границы Швейцарии до Балтийского моря менее 1000 километров средняя скорость движения определяется в 20…25 километров в час. Ездой по «зелёной улице» это назвать трудно.

Утром 11 апреля (29 марта) поезд прибыл в Берлин, где вагон с группой Ленина поставили, как мы уже знаем, на запасной путь.

Всё та же Элизабет Хереш уверяет, что под покровом ночи к поезду якобы прибыли высокопоставленные представители кайзера, после беседы с которыми Ленин якобы переработал свои «Апрельские тезисы». Я лишён возможности сопоставить данные тогдашнего расписания движения поездов, чтобы выяснить — была ли возможность не делать длительную остановку в Берлине. Но относительно «Апрельских тезисов», о которых будет сказано позднее и которые представляли собой сжатую политическую программу Ленина, предлагаемую им России, дело обстоит проще — они вполне доступны. И их анализ убеждает, что мадам Хереш попросту не дала себе труда с ними познакомиться. Как говорится: «Слышала звон, да не знает, где он». Впрочем, этот биограф Парвуса, вполне достойный своего героя, ещё и не то написала — в своём месте к её инсинуациям мы вернёмся.

Итак, группа Ленина — на запасном пути берлинского вокзала. И возможно, стоянка в Берлине действительно имела своей целью ещё раз попытаться войти с эмигрантами в контакт через германских социал-демократов. Зондаж настроений Ленина был бы для немцев конечно же полезен. Причём не исключено, что по результатам зондажа группа Ленина могла быть и задержана. Как мы знаем из воспоминаний Крупской, именно в районе Берлина попытка увидеться с Лениным какими-то немцами из социал-демократических кругов действительно предпринималась. Но Ленин все такие попытки дальновидно и предусмотрительно пресекал.

К слову, упоминавшийся ранее профессор Шубин из Института всеобщей истории РАН на вопрос еженедельника «Поиск» о «пломбированном вагоне» ответил:

«Я был консультантом фильма британской медиакорпорации ВВС о революции 1917 года, и там эта тема разбиралась очень подробно, однако нет никаких фактов, подтверждающих тайные контакты большевиков с немцами во время этого путешествия».

Причём профессор Шубин приводит дополнительно толковый и сильный аргумент: «Если бы они (тайные контакты. — С.К.) действительно были, то представители разных политических фракций ехали бы не в этом пресловутом вагоне».

Это — сильный, повторяю, аргумент. Группа Ленина состояла не только из большевиков, среди ехавших были бундовцы и другие, а им-то прикрывать Ленина расчёта не было.

ВО ВРЕМЯ стоянки в Берлине платформа была оцеплена шпиками в штатском, пока вагон не отправили в Засниц — к морю. В Заснице сопровождавшие офицеры сошли, а группа Ленина осталась в вагоне. Местные власти пригласили Ленина и остальных на ужин, что само по себе доказывает неангажированность Ленина — какой же дурак будет афишировать свои связи со своими «агентами»! Но Ленин, выдерживая собственные же ограничения, от приглашения отказался. Лишь на следующее утро, когда весь состав накатили в трюм шведского парома «Королева Виктория», эмигранты вышли на палубу — уже в Швеции.

12 апреля 1917 года группа из германского порта Засниц отплыла в Швецию, и с борта парома Ленин и Платтен отправили последнюю «переездную» телеграмму Ганецкому: «Мы приезжаем сегодня 6 часов Треллеборг» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 433).

С телеграфными делами, надо сказать, вышел полугрустный, полузабавный казус. На пароме всем пассажирам вручили подробнейшие анкеты, и Ленин заподозрил подвох со стороны шведской полиции. Решили заполнять листки на фальшивые имена. Вообще-то анкеты были обычной формальностью, но нервная реакция Ленина и его товарищей показывает, как были у них всё же напряжены тогда нервы.

Анкеты сдали, и вдруг появляется капитан с какой-то бумагой в руке и срочно требует «господина Ульянова». Ленину пришлось «расконспирироваться» в ожидании ареста. Однако бумага была всего лишь телеграммой от Ганецкого, встречавшего приезжающих.

12 апреля (30 марта) 1917 года, около 18 часов, Ленин ступил на шведскую землю, и в ту же ночь все поездом выехали в Стокгольм. Спать легли только в 4 утра, а в 8 утра на станции Сёдертелье путешественники были атакованы журналистами. Предоставлю слово опять Елене Усиевич:

«Строго выполняя решение не отвечать ни на какие вопросы, мы не говорили даже «да» и «нет», а лишь мотали головами и тыкали пальцами в направлении Ильича. Полагая, что мы не понимаем вопросов, представители прессы пытались заговаривать с нами на французском, немецком, английском, даже на итальянском языках. Наконец, нашлись и такие, которые, справляясь со словарём, задавали вопросы на русском или польском языках. Мы мотали головами и тыкали пальцами в Ильича. Боюсь, что у западной прессы создалось впечатление, будто знаменитый Ленин путешествует в сопровождении глухонемых…»

Ситуацию разрядил Ленин, сообщив, что коммюнике для прессы будет передано в Стокгольме.

В первые дни после Февральской революции Ленин был в Европе среди широкой публики отнюдь не знаменит, однако его нестандартное решение проехать в Россию напрямую через Германию стало сенсационным. В Германии на освещение этого факта газетчиками был наложен запрет, но во Франции, в нейтральных странах предстоящий переезд вызвал бурную реакцию, усиленную тем, что сам же Владимир Ильич стремился придать ему максимально возможную огласку именно в прессе.

В качестве курьёза и одновременно примера кое-чьего саморазоблачения можно сообщить следующее… Австрийский «историк» Элизабет Хереш, «описывая» давние события и комментируя появление в левой шведской газете «Политикен» фото Ленина с подписью: «Вождь русской революции», заявляет, что к тому времени Ленин-де уже десять лет находился вне России (ау, редакция путинско-медведевского журнала «Родина»!), и на родине его «едва кто-нибудь помнил, за исключением некоторых товарищей по партии», так что «подпись эта была абсолютно абсурдна».

Абсурдна и нечистоплотна как раз «сентенция» Хереш, что видно уже из того, как и кто встречал Ленина даже в Стокгольме. А уж о встрече Ленина в Петрограде и говорить нечего — она была триумфом.

Хереш, как биограф Парвуса, умудрилась приплести к публикации фото Ленина в «Политикен» своего героя, и — не только к этому. Скорый триумф Ленина на Финляндском вокзале Петрограда Хереш отнесла тоже на счёт якобы усилий Парвуса. Недрогнувшим пером она написала, что это Яков Ганецкий «по заданию Парвуса» «срежиссировал грандиозную встречу Ленина на Финляндском вокзале в Санкт-Петербурге — с оркестром, с цветами»…

Но здесь я забежал вперёд — пока что Ленин и его спутники лишь подъезжают к шведской столице.

На Центральном вокзале Стокгольма, куда поезд прибыл в 10 часов утра 13 апреля (31 марта) и где его встречали социал-демократы Карл Линдхаген — бургомистр Стокгольма, и депутат риксдага писатель Фредерик Стрём в окружении толпы репортёров и фотографов, Ленин передал для публикации официальное коммюнике о поездке и в заявлении для прессы сказал: «Самое важное, чтобы мы прибыли в Россию как можно скорее. Дорог каждый день».

С пути в Россию он отправил телеграмму в Женеву Карпинскому, оставшемуся для подготовки к отправке в Россию партийного архива:

«Германское правительство лояльно охраняло экстерриториальность нашего вагона. Едем дальше. Напечатайте прощальное письмо. Привет. Ульянов».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 433.)

Ленин имел в виду «Прощальное письмо к швейцарским рабочим», которое было опубликовано 1 мая 1917 года на немецком языке в газете «Jugend — Internationale», и заканчивалось так:

«Когда наша партия выставила в ноябре 1914 года лозунг: “превращение империалистической войны в гражданскую войну” угнетённых против угнетателей за социализм, — этот лозунг был встречен враждой и злобными насмешками социал-патриотов… Немецкий… социал-империалист Давид назвал его “сумасшедшим”, а представитель русского (и англо-французского) социал-шовинизма… господин Плеханов назвал его “грезофарсом”. Представители центра отделывались молчанием или пошлыми шуточками по поводу этой “прямой линии, проведённой в безвоздушном пространстве”.

Теперь, после марта 1917 года, только слепой может не видеть, что этот лозунг верен…

Да здравствует начинающаяся пролетарская революция в Европе!

По поручению отъезжающих товарищей…

Н. Ленин».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 93–94.)

Приведу и ещё один ленинский документ. Впервые он был напечатан 17 сентября 1924 года в газете «Ленинградская правда». Это — записка члену Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов А. Беленину — А. Г. Шляпникову. Вернувшись в Россию, Ленин сообщал:

«Прилагаю расписки в плате за проезд нашей группы. 300 шведских крон я получил пособия от русского консула в Haparanda (из Татьянинского фонда). Доплатил я 472 руб. 45 коп. Эти деньги, взятые мной в долг, я желал бы получить из Комитета помощи ссыльным и эмигрантам.

Н. Ленин».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 435.)́

Что тут можно сказать

Ну и крохобором же был Ленин, оказывается! Привёз с собой германские «золотые» миллионы, а хлопотал о выплате каких-то жалких сотен русских рублей, к тому же — серьёзно обесцененных.

Но может быть, причина была в том, что не было у Ленина никаких миллионов? А по приезде в Петроград надо было не только вести партийную работу, но и на что-то элементарно жить.

Жить не на мифические германские миллионы, а на скромные, всё более обесцениваемые продолжающейся войной рубли… Наконец-то, вновь — не на опостылевшие в эмиграции франки и кроны, а на русские рубли\

Ленин доехал-таки до России!

Глава 5

История переезда в письмах: «Пломбированный» вагон или лондонская тюрьма?» (окончание)

ДЛЯ верного взгляда на те дни полезно познакомиться с их описанием Павлом Милюковым — тогда одним из первых лиц в России, министром иностранных дел Временного правительства. Милюков пишет о возвращении «из тюрем, из ссылки, из-за границы — Швейцарии, Парижа, Лондона, Америки — представителей русской эмиграции» и заявляет, что «мы встречали их не только «с почётом», но и с горячим приветом» и «надеялись найти среди них полезных сотрудников»…

Для «мэтра марксизма» Плеханова, например, по словам Милюкова, резервировали министерство труда, но сразу поняли, что «это — уже прошлое, а не настоящее»…

Так встречали — по давней, но, как оказалось, истрёпанной «одёжке», соглашателей и «оборонцев»…

А как насчёт Ленина?

Милюков в своих «Воспоминаниях» «забыл» сообщить, что упорно не соглашался на проезд Ленина через Англию и вообще был против возвращения Ленина в Россию, потому что заранее было известно, что Ленин будет стоять за немедленное обращение к союзникам отказаться от требования «аннексий и контрибуций» и за предложение всеобщего мира на этих условиях.

Но кое в чём Милюков и проговаривается:

«В начале апреля приехал через Германию Ленин со своей свитой в «запломбированном вагоне»… Позднее приехал Троцкий, и меня очень обвиняли впоследствии, что я «пропустил» его. Я действительно настоял у англичан, у которых он был в «чёрном списке», чтобы они его не задерживали. Но обвинявшие меня забывали, что правительство дало общую амнистию. К тому же Троцкий считался меньшевиком — и готовил себя для будущего. За прошлые преступления нельзя было взыскивать…»

Читаешь, и глазам своим не веришь! Тут же признать, что была объявлена общая амнистия, и умолчать, что она была общей для всех, кроме Ленина).

Меньшевик Троцкий, оказывается, готовил себя для будущего… А большевик Ленин что — не готовил себя для будущего?

Но за Троцкого, оказывается, можно было похлопотать перед англичанами, а вот за Ленина — якобы тоже подпадающего под якобы общую амнистию — боже упаси!

Сегодня это называется «политикой двойных стандартов», но во все времена для подобных действий было и ещё одно определение: лицемерие, двуличие и подлость!

В тех же «Воспоминаниях» Милюков раздражённо сообщает:

«…За прошлые преступления нельзя было взыскивать. Но когда Ленин начал с балкона дома Кшесинской произносить свои криминальные (ого! — СХ.) речи перед огромной толпой, я настаивал в правительстве на его немедленном аресте…»

Итак, для остальных эмигрантов от Милюкова — не только «почёт», но и «горячий привет». Для одряхлевшего меньшевика Плеханова, согласного и дальше лить кровь русских мужиков во имя «войны до победного конца» — министерское кресло…

А для энергичного большевика Ленина, требующего немедленно начать всеобщие переговоры о всеобщем мире, — тюремные нары?

Ну-ну…

А ТЕПЕРЬ, зная то, что мы знаем, ещё раз окинем взглядом тот неполный месяц, который прошёл с первого известия в Швейцарии о русской революции, до приезда Ленина в русскую столицу, предварительно осветив и моменты более ранние.

Ленин с самого начала войны не скрывал, что он сторонник поражения правительства России в целях превращения войны империалистической в войну революционную — если Германия не примет предложение всеобщего мира и не наступит всеобщее перемирие. Последнее обстоятельство приходится раз за разом подчеркивать, поскольку на этот счёт то ли не просвещены, то ли помалкивают в нынешней РФ многие, начиная с Владимира Путина.

Ленин был ярчайшим патриотом России, но России не дворцов, а хижин. И Ленин желал поражения царизма как условия для превращения войны между буржуями разных стран в войну трудящихся всех стран против буржуев всех стран. Желать поражения своей стране, ведущей справедливую войну — предательство. Желать поражения жирующим правящим классам своей страны, ввергнувшим её народы в бессмысленную и преступную войну — акт высокого гражданского и социального мужества.

В своих мемуарах Керенский, передёргивая факты, утверждал, что европейские-де социалисты сознавали «угрозу миру, создаваемую гонкой вооружений между великими державами», и считали, что «трудящиеся должны бороться против любой угрозы войны», но «в рамках социалистического движения существовала незначительная группа, к которой принадлежали Ленин и его сторонники, которая приветствовала возможность возникновения войны, видя в ней провозвестник пролетарской революции».

В «подтверждение» сказанного редакторы русского издания мемуаров Керенского, передёргивая факты, так же как и он, но уже в 1993 году, не придумали ничего лучшего, как процитировать письмо Ленина Горькому от 25 января 1913 года (ПСС, т. 48, стр. 155), где Ленин писал: «Война Австрии с Россией была бы очень полезной для революции (по всей Восточной Европе) штукой, но мало вероятия, чтобы Франц Иозеф и Николаша доставили нам сие удовольствие».

Ленин так действительно писал — в личном письме. Но если иметь в виду его публичную политическую позицию, на которую он ориентировал массы, то достаточно прочесть его тезисы «К вопросу о некоторых выступлениях рабочих депутатов», положенные в основу декларации социал-демократической фракции IV Государственной думы в декабре 1912 года, чтобы понять, как лгут и Керенский, и его постсоветские российские издатели. Ленин там ясно написал: «Война войне!.. За мир! Таковы лозунги рабочих» (ПСС, т. 22, стр. 198).

Причём там же Ленин ссылался на тот Базельский манифест, знание которого окончательно показывает всю лживость утверждений Керенского насчёт того, что Ленин-де единственный из европейских социалистов видел в возможной европейской войне пролог пролетарской революции. Дело в том, что после начала первой Балканской войны Чрезвычайный международный социалистический конгресс II Интернационала, проходивший 24–25 ноября 1912 года в Базеле, единогласно принял манифест, где всем социалистам рекомендовалось в случае возникновения империалистической войны использовать экономический и политический кризис, вызываемый войной, для борьбы за социалистическую революцию. Это была общая позиция, поддержанная всеми вождями II Интернационала, включая Каутского, Вандервельде, Гюисманса и т. д. Просто после начала Первой мировой войны все они предали идеи Базельского манифеста, а Ленин остался им верен. Керенский это прекрасно знал, а на Ленина налгал.

Сообщу уж заодно, что накануне Первой мировой войны — в апреле 1914 года, Ленин на вопрос польского журналиста А. Майкосена: «Вы жаждете конфликта?» — ответил:

«Нет, я не хочу его. Почему я должен был бы его хотеть? Я делаю всё и буду делать до конца, что будет в моих силах, чтобы препятствовать мобилизации и войне. Я не хочу, чтобы миллионы пролетариев должны были истреблять друг друга, расплачиваясь за безумие капитализма. В отношении этого не может быть недопонимания. Объективно предвидеть войну, стремиться в случае развязывания этого бедствия использовать его как можно лучше — это одно. Хотеть войны и работать для неё — это нечто совершенно иное».

(История Первой мировой войны.1914–1918. В 2 томах. М.: Наука, 1975., т. 1, стр. 93–94.)

Но когда война началась — не по хотению Ленина, — Ленин в манифесте «Война и российская социал-демократия» заявил:

«Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг, указываемый опытом Коммуны, намеченный Базельской (1912 г.) резолюцией и вытекающий из всех условий империалистической войны… Как бы ни казались велики трудности такого превращения в ту или иную минуту, социалисты никогда не откажутся от систематической, настойчивой, неуклонной подготовительной работы в этом направлении, раз война стала фактом».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 26, стр. 22)

Слова «раз война стала фактом» являются ключевыми. Ленин не хотел войны, потому что она означает гибель миллионов людей. Но раз война стала фактом, раз миллионы уже гибнут, и гибнут зря, то следует повернуть войну так, чтобы в огне классовой войны погиб тот строй, который послал на гибель миллионы во имя интересов кучки.

Таким образом в Европе, начавшей ужасающую взаимную бойню, смотрел тогда на проблему мало кто, но были люди и кроме Ленина, которые мыслили так же, как и он. 16 марта 1916 года депутат рейхстага Карл Либкнехт в речи в прусском ландтаге прямо призвал «борющихся в траншеях» «опустить оружие и обратиться против общего врага (то есть — капиталистов своих стран. — С.К.)…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 207).

Депутат Либкнехт за это был… всего лишь лишён слова. И русским или английским шпионом его никто не называл. Всё же европейская политическая культура сказывалась — тогда.

Впрочем, и ставки в Германии и России оказывались разными.

Немецкие рабочие к началу Первой мировой войны находились под сильным влиянием Второго интернационала, которым руководили Бернштейн и Каутский — два выдающихся ренегата рабочего движения, ставших эффективными агентами влияния Капитала в рабочей среде. А российские рабочие — не избалованные, в отличие от немцев, пониманием их проблем со стороны российского капитала (который, к тому же, был на две трети не российским), обладали большими резервами революционности и верного классового сознания.

Поэтому Карл Либкнехт был для элитарной «белой» сволочи в Германии намного менее опасен, чем Владимир Ульянов для элитарной «белой» сволочи в России, и не только в России.

Точнее — сами рабочие массы были в Европе более «ручными», чем в России, потому что у западных капиталистов хватило ума их в той или иной мере прикармливать экономическими уступками и подачками. Хотя и европейские пролетарии не утратили революционного потенциала. И если бы не предательство «вождей»-соглашателей…

«А как же быть с оценкой Платтена, напомнившего в 1928 году о трагической судьбе Карла Либкнехта и Розы Люксембург?» — может спросить кто-то.

Но в том-то и дело, что к началу 1919 года европейская «белая» имущая сволочь уже была научена опытом русской Октябрьской революции 1917 года и понимала всю опасность того Либкнехта и той Люксембург, которые пошли в Германии путём Ленина — от политической революции «верхов» к массовой социальной революции «низов».

На примере Ленина элитарии Запада поняли, как смертельно опасно для их своекорыстных привилегий оставлять в живых и давать возможность действовать пролетарским вождям. Потому они и растерзали Либкнехта и Люксембург.

В постфевральской же России опасность Ленина сознавали весной 1917 года не столько элитарии, сколько их союзники-ренегаты из «социалистических» партий. Впрочем, кадет Милюков в монархической России тоже считался «оппозиционером» и в качестве такового о потенциальной силе революционера Ленина тоже знал не так уж и мало.

Соответственно Владимира Ленина-Ульянова в России могли ожидать и превентивные меры пожёстче, чем лишение слова в парламенте. Тем более, что от участия в буржуазных парламентах Владимира Ильича бог миловал.

А ТЕПЕРЬ вернёмся в первую половину апреля 1917 года… Ленин проехал Германию и морем приближается к берегам Швеции.

Наконец, вот он — трап, и за ним — нейтральная территория.

В шведском Треллеборге ожидали Ганецкий и шведский журналист Отто Гримлунд, и все направились в Мальмё. После ужина в честь прибывших поздно ночью выехали в Стокгольм и в 10 утра 13 апреля (н. ст.) 1917 года прибыли в шведскую столицу. Среди встречавших был и Линдхаген — бургомистр Стокгольма, лицо вполне официальное и статусное… Приветствовали бы нейтральные шведы так горячо человека, подозрительного по «германскому шпионажу»?

После встречи — опять обильное угощение, на этот раз — завтрак, насчёт которого Радек острил, что Швеция-де «отличается от всех остальных стран тем, что там по всякому поводу устраивается завтрак».

Может, оно было и так, но вряд ли всё же так уж и по всякому…

Приезд русских эмигрантов, возвращающихся домой, вызвал в Стокгольме немалый интерес. Газета «Politiken» в № 85 от 14 апреля 1917 года поместила сообщение об этом на первой полосе. В частности, там говорилось: «После приветствий и поздравлений группа русских направилась мимо щёлкавших аппаратами газетчиков и кинооператоров к гостинице “Регина”…»

Увы, несколько фото сохранилось, а кинокадры исчезли. Зато сохранилось небольшое сообщение в том же номере «Politiken»:

«Наши друзья не хотели давать никаких интервью. Вместо интервью приехавшие передали через «Politiken» прессе и общественности коммюнике о поездке.

Самое важное, чтобы мы прибыли в Россию как можно скорее, — с жаром сказал Ленин. — Дорог каждый день. Правительства приняли все меры, чтобы затруднить поездку.

Вы встретились с кем-нибудь из немецких товарищей по партии? (Тут надо помнить, что тогда социал-демократы всей Европы считались сотоварищами. — С.К.)

Нет. Вильгельм Янсон из Берлина пытался встретить нас в Лингене у швейцарской границы. Но Платтен отказал ему, сделав дружеский намёк на то, что он хочет избавить Янсона от неприятностей такой встречи».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 95.)

Член Генеральной комиссии германских профсоюзов Вильгельм Янсон — шовинистически настроенный социалист, один из редакторов «Корреспондентского Листка Генеральной Комиссии профсоюзов Германии», добивался встречи с Лениным, но что это было — плохо замаскированная провокация или журналистская назойливость, сказать сложно. В любом случае Янсон успеха не добился.

Вернер Хельвег, упомянув о Янсоне, сообщает также, что ещё одну попытку вступить в контакт с проезжающими предпринял Парвус-Гельфанд — с согласия шовинистического немецкого «социалистического большинства» и германского Министерства иностранных дел. Причём Хельвег пишет, что Парвус намеревался встретиться с Лениным уже в Швеции. Это вполне похоже на правду… С одной стороны, Парвус к тому времени был уже чуть ли не платным провокатором, а с другой стороны, сам факт его контакта с Лениным поднимал бы реноме Парвуса в глазах разнообразных «работодателей» и «спонсоров». Хальвег пишет:

«Но Ленин категорически отказывается встретиться с Парвусом-Гельфандом, которого он осуждает как «архишовиниста». Большевистский вождь отвечает лишь одно: он не занимается дипломатией, его дело — социальная революционная агитация. Парвус в состоянии раздражения поручает одному из посредников передать своё возражение, из которого видно, как мало понимает он суть ленинской натуры: «Скажите Ленину — пускай он только агитирует, но если для него не существует государственной политики, то он станет безвольным орудием в моих руках»…»

Если приведенное заявление не апокрифично (а скорее всего, оно аутентично), то оно показывает, что Парвус, нередко вертевший Троцким, не только плохо понимал суть ленинской натуры, но и плохо читал уже опубликованные ленинские работы. Иначе он знал бы, что государственная политика для Ленина существовала, но не в рамках буржуазного государства, а в рамках пролетарского государства нового типа, за реализацию которого Ленин и собирался бороться по возвращении в Россию.

СРАЗУ после приезда в Стокгольм в русском генеральном консульстве Владимир Ильич получил официальное свидетельство № 109 о проезде всей группы эмигрантов в Россию.

13 же апреля в гостинице «Регина» прошло совещание русских эмигрантов с шведскими левыми социал-демократами. Председательствовали бургомистр Стокгольма Карл Линдхаген и Ленин. Ленин сделал сообщение о поездке, Линдхаген выступил с речью «Свет с востока». Шведы высказали полную солидарность с таким шагом русских социал-демократов, как решение проехать через Германию, а социал-демократ Карл Карльсон, редактор газеты «Politiken», выразил надежду, что революция в России перерастёт в международную революцию (В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 530, прим. 62).

Провёл Владимир Ильич и отдельное узкое совещание только со «своими». Поскольку оба члена Заграничной коллегии ЦК, то есть — Ленин и Зиновьев, возвращались на родину, было решено образовать в Стокгольме представительство ЦК — Заграничное бюро (ЗБ) ЦК в составе Вацлава Воровского, Якуба Ганецкого, давно работавших в шведской столице, и Карла Радека, который дальше не поехал и оставался в Швеции. Его, как и Фрица Платтена, не впускало в Россию Временное правительство.

Членам ЗБЦК были даны инструкции и переданы средства Заграничной коллегии: 300 франков и ценные бумаги — облигации шведского государственного займа той же стоимости, в которые в своё время вложил партийные средства ещё Александр Шляпников, ранее уехавший на партийную работу в Петроград.

В ПОЛОВИНЕ седьмого вечера 13 апреля, после прощального обеда, Ленин с товарищами, которых провожало около ста человек, выехал из Стокгольма — уже обычным пассажирским поездом в обычном вагоне. Вместе с ним в одном купе ехал писатель-коммунист Давид Сулиашвили, и его воспоминания дают объёмную и явно достоверную картину последнего проезда Ильича по шведской территории. Сулиашвили вспоминал: «Как только мы расположились в купе, Ленин достал кипу газет, улёгся на верхней койке, зажёг электричество и начал читать».

Что ж, это был стиль, свойственный Ленину во все периоды его жизни. Ведь газеты — это ничем не заменимый источник сведений о том, как и какую информацию (или дезинформацию) получает из газет массовый читатель. Знать это политическому лидеру-большевику было более чем необходимо — не зная врага, не будешь знать, как с ним бороться, как переубеждать тех, кто ещё верит и доверяет политиканам из элитарного меньшинства и политиканам, обслуживающим интересы элитарного меньшинства.

Наутро в коридоре вагона провели собрание и условились, что переговоры на границе будут вести Ленин и старый большевик Миха Цхакая. Поезд тем временем неспешно вёз своих пассажиров в небольшой шведский рыбачий посёлок Хапаранда на северном берегу Ботнического залива.

В Хапаранду группа Ленина добралась 15 (2) апреля, откуда путь лежал уже в Торнео в русской Финляндии. При взгляде на карту Швеции и Финляндии маршрут на Хапаранду и Торнео обескураживает. Зачем Ленину понадобилось ехать из Стокгольма к чёрту на кулички, через всю Швецию, в далёкую Хапаранду и, перебравшись оттуда в соседний Торнео, ехать к финско-русской границе через всю Финляндию, если от Стокгольма через Аландские острова до финского Або — рукой подать?

Уж не знаю — то ли в этом выразилось стремление Милюковых как-то уязвить Ленина и хотя бы на пару суток оттянуть его появление в Петрограде, то ли сказались опасности военного времени, но в любом случае задумываешься — как может быть мелок и глуп воспитанный старым, антиленинским миром человек, идя на войны во имя прибылей той элитарной кучки, против которой так страстно боролся Ленин. На войны, которые простое и человечное делают сложным, а страшное и подлое — допустимым…

Так или иначе, эмигранты добрались до шведской Хапаранды.

Ботнический залив был ещё вовсю покрыт льдом.

Поздней осенью 1907 года Ленин шёл по непрочному льду южной части этого залива, уходя из России во вторую эмиграцию. Теперь, через десять лет, ранней весной 1917 года, он переехал по его льду из Хапаранды в финский Торнео на санях-вейках.

Несмотря на то что над зданием вокзала в Торнео был вывешен красный флаг, эмигрантов обыскали английские (!) офицеры-контролёры из штаба войск Антанты (?!) (В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 647). Причём Ленина и Миха Цхакая в отдельной комнате раздели догола (!). В последнее просто не верится, но об этом пишет такой авторитетный и информированный лениновед, как Владлен Логинов.

В любом случае факт обыска и издевательств над Лениным со стороны английских офицеров никем не отрицается. А действия англичан на территории русской Финляндии вполне дают ответ на вопрос — как поступили бы с Лениным английские власти, если бы он оказался в их власти на английской территории. И в «Прощальном письме к швейцарским рабочим», опубликованном на немецком языке в газете «Jugend-Internationale» 1 мая 1917 года — после отъезда Ленина, он имел все основания сказать: «Для нас не подлежало… ни малейшему сомнению, что империалистическое правительство Англии ни за что не пропустит в Россию русских интернационалистов, непримиримых противников империалистического правительства Гучкова-Милюкова и Кº, непримиримых противников продолжения Россиею империалистической войны» (В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 88).

Психологическое давление на группу Ленина выразилось и в том, что до Петрограда её сопровождал вооружённый конвой, причём Вернер Хальвег, например, сообщает, что два английских офицера ехали с группой Ленина до Петрограда. Факт бесчинства англичан на российской территории по отношению к эмигрантам показателен во всех отношениях, как и казус с конвоем… Но по большому счёту это было мелкой местью, на фоне которой тем более мощно выглядели последующие события уже ближайших суток.

ИЗ ТОРНЕО Ленин телеграфировал сёстрам — Анне Ильиничне и Марии Ильиничне: «Приезжаем понедельник, ночью, 11. Сообщите «Правде»». Поезд шёл по Финляндии всю ночь и весь день, а в 21 час 16 (3) апреля он остановился на станции Белоостров. Здесь уже ждали Сталин, Каменев, Шляпников, Александра Коллонтай, Мария Ульянова и около 400 сестрорецких рабочих во главе с Вячеславом Зофом, Николаем Емельяновым и Людмилой Сталь.

Тревоги относительно того, арестуют ли приезжих, постепенно улетучивались, и никто ещё не знал, что всего через три месяца Ленин, вынужденный правительством Керенского уйти в своё последнее подполье, будет скрываться у Емельянова на станции Разлив, недалеко от Сестрорецка. Что Григорий Усиевич, направленный в марте 1918 года Центральным комитетом партии в Западную Сибирь для продовольственной помощи Москве, 9 августа 1918 года погибнет в бою с белогвардейцами — в 26 лет…

А тогда — апрельским вечером, рабочие подхватили Ленина под руки и внесли в станционный буфет. Там, стоя на табурете, он произнёс свою первую в революционной России речь. Впереди его ждала более основательная и убедительная трибуна — броневик на площади Финляндского вокзала в Петрограде, освещённой светом прожекторов Петропавловской крепости.

Вряд ли кто-то смог бы, как это утверждает Элизабет Хереш, «срежиссировать» всё это при любых затратах, и уж тем более это было не под силу Якову Ганецкому, находившемуся в Стокгольме. Но это я так — к слову, чтобы напомнить читателю о том, насколько неумно злобными и злобно неумными могут быть клеветы в адрес Ленина.

Хотя — так ли уж всё это неумно?

Злобно — да!

Но неумно?

Нет, неглупый доктор Геббельс был, конечно, прав. Обыватель готов поверить лишь чудовищной лжи. Вот о Ленине и лгут чудовищно — уже сто лет.

И многие в эту ложь верят.

А Ленин?

А Ленин и сегодня стоит на броневике на площади Финляндского вокзала. И ему видно оттуда многое: и то, что он увидел задолго до своего возвращения в Россию весной 1917 года, и то, что нам, живущим в 2017 году, ещё лишь предстоит увидеть и осознать.

Возвратимся, однако, вновь в весну 1917 года…

Поезд из Белоострова двинулся в Питер, и в ночь с 16 на 17 апреля (по новому стилю) 1917 года Ленин закончил свою эмигрантскую одиссею. Его встречали тысячи людей, краснели знамёна, войска брали «на караул». В императорской комнате руководители Петроградского Совета меньшевик Чхеидзе и «трудовик» Скобелев, делая хорошую мину при кислом настроении, приветствовали его речами, выражая «надежду», что Ленин с ними «найдёт общий язык»… Чхеидзе, начав угрюмо с обращения: «Товарищ Ленин, от имени Петербургского Совета и всей революции мы приветствуем вас в России…», далее попытался выдержать тон нравоучения, но вскоре замолчал. Зато молодой командир флотского экипажа, приветствовавший Ленина от имени моряков, выразил надежду, что Ленин станет членом Временного правительства.

Ну, бравому, однако политически «сырому», морячку его наивность можно было и простить. Но о каком общем языке с Лениным могла идти речь у полу-прихвостней буржуазии из соглашательского эсеро-меньшевистского — тогда — Петросовета?! Зато с развитой народной массой — рабочими и работницами, солдатами, матросами — Владимиру Ильичу не надо было находить общий язык — он всегда говорил на одном с ними языке.

Показательная деталь… Когда «ленинский» поезд шёл ещё по Финляндии, как вспоминала Крупская, на перронах станций «стояли толпой солдаты». Григорий Усиевич высунулся в окно и крикнул: «Да здравствует мировая революция!» «Недоумённо посмотрели на него солдаты», — заключила рассказ об этом эпизоде Надежда Константиновна.

Знали бы эти солдаты Северного фронта — одного из наиболее «большевистских» фронтов, кто едет в одном вагоне со странным восторженным молодым человеком! Ведь такие же солдаты встречали Ленина уже через несколько часов в Петрограде громовым «Ура!»

Троцкий — отдадим ему должное — хорошо написал: «И всё же эта неуклюжая революция сразу и крепко приняла вождя в лоно своё!» Что ж, народная революция, совершаемая народом, который элитарии держали в прозябании и унижении, не может быть изысканной. Она неизбежно будет «неуклюжей», пахнущей мякиной и махрой. Зато она — если её совершает народ под рукой истинно народного вождя, оказывается успешной.

И это, вообще-то, главное!

И ещё одна показательная деталь… По решению Выборгского районного комитета РСДРП(б) Петрограда на Финляндском вокзале Ленину был вручён партийный билет за номером 600. Никто из тех, кто принимал такое решение, явно не думал о какой-то особой символике, а акт получился ведь символичным. Основателю партии, её признанному — признанному прежде всего в массах — лидеру, вручается не помпезный билет за № 1, а билет хотя и с круглым номером, но, по сути, рядовой, не выделяющий его из остальной массы партийцев. И это было, подчёркиваю, символично — политический гений Ленин воспринимался соратниками из народа как свой! Хотя и возглавляющий партию, но — не на некоем «полководческом» «белом коне», а идущий по-товарищески рядом с остальными — плечом к плечу.

Ленин говорил на вокзале — вначале в «царской» комнате, отвечая Чхеидзе, кратко. Но говорил сразу по сути, завершив ответ словами: «Русская революция… открыла новую эпоху. Да здравствует всемирная социалистическая революция!» С броневика на вокзальной площади им было сказано то же самое — уже во весь голос, на всю Россию.

Затем была восторженная процессия по улицам ночного Петрограда — будущего Ленинграда, и новые краткие, но горячие речи с броневика. Хотя по большому счёту всё это были детали. Главным было то, что Ленин приехал, наконец, на Родину, в Россию!

Теперь, прибыв на Родину после десятилетней разлуки, он с ней больше не расстанется — до смерти.

ДА, БЫЛА триумфальная встреча, военный оркестр, стихийные митинги по пути… Закончилось шествие у дворца Кшесинской — тогдашнего штаба большевиков, где Ленину пришлось выступить перед провожавшими его ещё раз — уже с балкона дворца. В кратком газетном отчёте в № 24 «Правды» от 18 (5) апреля об этом было сказано так: «Вся толпа массою пошла за мотором до дворца Кшесинской, где митинг и продолжался».

А далее, пожалуй, будет наиболее верным обратиться к книге Троцкого «История русской революции»…

Отношения Ленина и Троцкого до 1917 года, в эмиграции, были почти постоянно враждебными. Ну мог ли не помнить «товарищ» Троцкий, что, например, в своей брошюре 1904 года «Земская кампания и план «Искры»» Ленин публично называл Троцкого, окопавшегося в редакции меньшевистской новой «Искры», «редакционным Балалайкиным» (ПСС, т. 9, стр. 93)?

Адвокат Балалайкин — это персонаж сатирического романа Салтыкова-Щедрина «Современная идиллия», и вот как его характеризует автор: «Я не скажу, чтоб Балалайкин был немыт, или нечёсан, но бывают такие физиономии, которые, как ни умывай, ни холь, а всё кажется, что настоящее место их не тут, где вы их видите, а в доме терпимости…»

Радовало ли Льва Давидовича такое «родство», приписанное ему Лениным? А ведь Ленин публично — в статье 1911 года, которая так и называлась «О краске стыда у Иудушки Троцкого» (ПСС, т. 20, стр. 96), сравнивал Льва Давидовича ещё и с щедринским Иудушкой Головлёвым!

И «тушинским перелётом» Ленин Троцкого называл в мае 1914 года — в брошюре «О нарушении единства, прикрываемого криками о единстве» (ПСС, т. 25, стр. 205), и пояснял при этом: «Так звали в Смутное время на Руси воинов, перебегавших от одного лагеря к другому».

Подобное вообще-то не забывается.

Вот и ещё информация к размышлению по теме… Известный читателю Брюс Локкарт, глава английской миссии при Советском правительстве в 1918 году, оставил нам вполне однозначную оценку:

«Троцкий… в качестве оппонента Ленина производил впечатление блохи перед слоном… Чичерин (тогда заместитель Троцкого по НКИД. — С.К.) изобразил мне как-то нормальный ход заседания Совета народных комиссаров. Троцкий вносит какое-нибудь предложение. Тот или иной из комиссаров начинает возражать, речь следует за речью, а Ленин тем временем сосредоточенно набрасывает какие-то заметки… В заключение кто-либо… заявляет: «Пусть Владимир Ильич решит». Ленин поднимает голову от своей работы, излагает в одной фразе свой взгляд на дело — и всем разногласиям конец».

Троцкий ведь был и с этой оценкой знаком! И поэтому особенно ценно описание первого дня Ленина в постфевральской России именно Троцким. Его тогда в Петрограде не было, и в своём описании он мог пользоваться лишь опубликованными воспоминаниями тех, кто тогда с Лениным был, и ещё, конечно же, устными рассказами участников событий. Но всё это было живым, без особых «испорченных телефонов», и то, что написал Троцкий, оказалось вполне достоверным как фактически, так и психологически.

Троцкий писал:

«Во дворце Кшесинской, большевистском штабе в атласном гнезде придворной балерины, — это сочетание должно было позабавить всегда бодрствующую иронию Ленина, — опять начались приветствия. Это было уж слишком. Ленин претерпевал потоки хвалебных речей, как нетерпеливый пешеход пережидает дождь под случайными воротами (очень точный образ, подходящий и для всех последующих подобных ситуаций. — С.К.) Он чувствовал искреннюю обрадованность его прибытием, но досадовал, почему эта радость так многословна… Он улыбался добродушно-укоризненно, поглядывая на часы…»

И далее:

«Не успели отзвучать слова последнего приветствия, как необычный гость обрушился на… аудиторию водопадом страстной мысли, которая слишком часто звучала как бичевание… Все привычные формулы, успевшие приобрести за месяц незыблемую, казалось бы, прочность от бесчисленных повторений, взрывались одна за другой на глазах аудитории. Краткая ленинская реплика на вокзале, брошенная через голову оторопевшего Чхеидзе, была здесь развита в двухчасовую речь, обращённую непосредственно к петроградским кадрам большевизма…»

Далее Троцкий цитирует «Записки о русской революции» Суханова-Гиммера, и это — тоже полезное свидетельство. Суханов был «непартийный» (в смысле — не большевик) и был пропущен на собрание большевистского актива «по добродушию Каменева», — как пишет Троцкий, прибавляя: «Ленин таких поблажек не терпел». И вот что вспоминал Суханов:

«Мне не забыть этой громоподобной речи, потрясшей и изумившей не одного меня, случайно забредшего еретика, но и всех правоверных. Я утверждаю, что никто не ожидал ничего подобного…

Аграрную реформу в законодательном порядке он отшвырнул так же, как и всю прочую политику Совета (эсеро-меньшевистского соглашательского. — С.К.). Он провозгласил организованный захват земли крестьянами…

Не надо нам парламентарной республики, не надо нам буржуазной демократии, не надо нам никакого правительства, кроме советов рабочих, солдатских и батрацких депутатов!.

Только Циммервальдская левая стоит на страже пролетарских интересов и всемирной революции. Остальные — те же оппортунисты, говорящие хорошие слова, а на деле… продающие интересы социализма и рабочих масс».

Троцкий цитирует также большевика с 1910 года Фёдора Раскольникова (Ильина) — тогда 25-летне-го мичмана, руководителя большевистской фракции Кронштадтского Совета. Будущий крупный советский дипломат и наиболее известный «невозвращенец», Раскольников писал позднее:

«Он решительным образом напал на тактику, которую проводили руководящие партийные группы и отдельные товарищи до его приезда. Здесь были представлены наиболее ответственные работники партии. Но и для них речь Ильича явилась настоящим откровением. Она положила Рубикон между тактикой вчерашнего и сегодняшнего дня».

Это было действительно так. До приезда Ленина из всех крупных руководящих работников РСДРП(б) чуть ли не одни только Молотов и Сталин в Петрограде мыслили примерно так же, как и Ленин в Цюрихе, то есть — стоя на платформе немедленной передачи всей власти Советам.

Насчёт Сталина, впрочем, накопилось много лживых или весьма лживых утверждений обратного — мол, Сталин якобы был тогда ближе к позиции Каменева, лояльного к Временному правительству в вопросе о войне и т. д. Но достаточно прочесть в 3-м томе Сочинений Сталина опубликованные им в «Правде» до приезда Ленина статьи «О Советах рабочих и солдатских депутатов» (№ 8 от 14 марта 1917 г.), «О войне» (№ 10 от 16 марта), «На пути к министерским портфелям» (№ 11 от 17 марта), «Об условиях победы русской революции» (№ 12 от 18 марта), «Или — или» (№ 18 от 26 марта), чтобы понять, что на Сталина возводят, вообще-то, напраслину. Хотя и Сталин в первые дни не мыслил так радикально и неудержимо, как Ленин.

Приезд Ленина всё быстро расставил на свои места. И если ещё 21 (8) апреля 1917 года Петербургский комитет РСДРП(б) отклонил предложенные Лениным «Апрельские тезисы» тринадцатью голосами против двух при одном воздержавшемся, а Каменев оценил эти тезисы как «личное мнение» Ленина, то уже к началу мая 1917 года Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б), проходившая с 24 по 29 апреля (7—12 мая), в большинстве своём поддержала Ленина. С этого момента поддержка массового актива партии окончательно была всегда и во всём обеспечена Ленину и тем, кто шёл за Лениным.

ПОЛЕЗНО и поучительно сопоставить с фигурой Ленина в постфевральской России фигуру постфевральского Чернова — настолько, насколько это сопоставление допустимо. И сопоставить именно в момент приезда одного и другого в Петроград и в момент приветствий в их адрес.

Эсер Виктор Чернов (1873–1952) был в своей партии авторитетом, лидером, а партия эсеров была тогда самой крупной «социалистической» партией. Поэтому, когда Чернов вскоре после приезда Ленина тоже оказался в Петрограде, встретили его — по крайней мере в Петросовете — торжественно. Ничего подобного триумфу Ленина не наблюдалось, но многочисленных и многоречивых приветствий хватало. В ответ Чернов разразился тоже длиннейшей речью. Слушавший её всё тот же Суханов, которому Чернов и эсеры были принципиально ближе, чем Ленин и большевики, отозвался о речи Чернова в следующих выражениях:

«Не один я, а многие другие эсеровские партийные патриоты морщились и покачивали головами, что это он так неприятно поёт, так странно жеманится и закатывает глазки, да и говорит без конца, ни к селу ни к городу».

Контраст и в части реакции Ленина и Чернова на приветственные речи в их адрес, и в части воздействия их ответных речей на одного и того же слушателя, и в части сути выступлений Ленина и Чернова — налицо!

Разными оказались и дальнейшие судьбы лидера большевиков и лидера эсеров. Ленин повёл Россию к Октябрю и с 25 октября (7 ноября) 1917 года встал во главе новой России.

Чернов же…

О нём хорошо написал Троцкий:

«Вся дальнейшая деятельность Чернова в революции развернулась по камертону его первой речи. После нескольких попыток противопоставить себя слева Керенскому и Церетели Чернов, притиснутый со всех сторон, сдался без боя, очистился от своего эмигрантского циммервальдизма, вошёл в контактную комиссию (по взаимодействию Петросовета с Временным правительством. — С.К.), а позже и в коалиционное правительство. Всё, что он делал, было невпопад…»

И это при том, что одно время Чернов был ох как популярен! Скажем, Павел Милюков описал в своих воспоминаниях весьма колоритную сцену, относящуюся к бурным дням начала июля 1917 года:

«…от дома Кшесинской и из других мест военные отряды и народные толпы днём и ночью в течение этих трёх дней 3–5 июля шли к Таврическому дворцу, где заседал Совет (эсеро-меньшевистский ЦИК. — С.К.) Иногда толпа требовала выхода министров наружу. Церетели хотели арестовать, но не нашли. Чернова застигли на крыльце, и какой-то рослый рабочий исступлённо кричал ему, поднося кулак к носу: "Принимай, сукин сын, власть, коли дают"…»…

(Милюков П.Н. Воспоминания.

М.: Современник, 1990., т. 2, стр. 334.)

Прямо не Петроград 1917 года, а Запорожская Сечь времён Тараса Бульбы… Но Чернову далеко было до Тараса, не говоря уже о Ленине. Чернов по силе страсти недотягивал даже до Андрия, хотя, как и гоголевский Андрий, тоже предал народ. 5(18) января 1918 года Виктор Чернов был избран председателем однодневного Учредительного собрания, затем — после его роспуска, организовывал контрреволюцию, в 1920 году эмигрировал, выступал как активный враг Советской власти, был причастен к организации мятежей в Кронштадте и на Тамбовщине… Оставив напыщенные мемуары, умер он в 1952 году в США.

ВОЗВРАЩАЯСЬ же в первую бурную — вновь «русскую» — ночь Ленина, сообщу, что из дворца Кшесинской он с Крупской, сёстрами Анной и Марией, зятем Марком Елизаровым и друзьями добрался до квартиры Елизаровых в доме № 48/9 на улице Широкой. Мария Ильинична жила здесь же, с сестрой.

Ульяновым выделили отдельную комнату, и в своих воспоминаниях Надежда Константиновна написала:

«Мы почти не говорили с Ильичом в ту ночь — не было ведь слов, чтобы выразить пережитое, но и без слов было всё понятно. Когда мы остались одни, Ильич обвёл комнату глазами, это была типичная комната петербургской квартиры, почувствовалась реальность того факта, что мы уже в Питере, что все эти Парижи, Женевы, Берны, Цюрихи — всё это действительно прошлое…»

Психологическая достоверность написанного — вне сомнений. Ведь вся та заграничная жизнь, которой подло пеняет Ульяновым редакция путинско-медведевского журнала «Родина», была не «размеренной жизнью европейского буржуа», как в том уверяют редакционные бесстыдники, а временем напряжённой работы и борьбы — если иметь в виду высокое жизненное наполнение человеческого бытия. Но в повседневно-житейском отношении это была жизнь в дешёвых квартирках, со скрупулёзно высчитываемым бюджетом, без возможности лишний раз не отказать себе в расходах даже на скромные развлечения. Ульяновы находились ведь за границей не в туристическом вояже и не в поисках пикантных похождений на манер русской знати.

Плюс — постоянное психологическое давление того факта, что впереди — неизвестно на сколько ещё лет — всё эта же опостылевшая эмиграция. Здесь же, в Петрограде, всё было устремлено в будущее — тоже неизвестное, но деятельное, своё, русское будущее!

А далее Надежда Константиновна прибавила: «Перекинулись парой слов по этому поводу. Потом Ильич спросил ещё, как устроились другие товарищи. Рассказала, что знала…»

Наутро его ожидали неотложные дела — надо было ехать на совещание большевиков — членов Всероссийской конференции Советов рабочих и солдатских депутатов, а перед этим — посовещаться с руководителями партии на квартире у В.Д. Бонч-Бруевича. Но с раннего утра Владимир Ильич поехал с родными и близкими на Волково кладбище — к давней могиле сестры Ольги и свежей могиле матери, скончавшейся 12 июля 1916 года на руках у дочери Анны.

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич, и хоронивший Марию Александровну, и бывший в то утро рядом с Ильичом, оставил нам запись об этом:

«Всегда сдержанный, всегда владевший собой, всегда серьёзный и задумчивый, Владимир Ильич не проявлял никогда, особенно при посторонних, интимности и задушевности своих чувств. Но мы все знали, как нежно и чутко относился он к своей матери, и, зная это, чувствовали, что тропинка на Волковом кладбище, туда, к этому маленькому холмику, была одной из тяжёлых дорог Владимира Ильича».

Он стоял у могилы, что-то шептал, потом низко-низко поклонился…

В тот день на Волковом кладбище не было фотографа — да и откуда ему было быть там в то раннее утро? Но через два года — 13 марта 1919 года, на том же Волковом кладбище хоронили неожиданно умершего от тифа Марка Тимофеевича Елизарова.

Ленин — уже глава государства, приехал на похороны из Москвы, и фотограф Я. Штейнберг сделал тогда серию из пяти снимков — Ленин в окружении провожающих у могилы зятя… Глядя на эти фото, я думал: «Если бы художнику надо было написать картину на тему «Мужская скорбь», то, имея возможность выбирать, он, скорее всего, выбрал бы для работы одно из этих фото Ленина».

Таким он был, конечно, и в то утро 5(18) апреля 1917 года, когда перед тем, как взвалить на себя свой тяжкий российский крест до конца дней своих, он пришёл на последнюю встречу с матерью.

Да и не с матерью, а с её могилой.

Побывать же на могиле отца он так и не смог.

НА ВОПРОС: «Кем был Ленин?» — многие сегодня ответят, что был он-де «германским шпионом», привезённым в Россию «в запломбированном вагоне».

Вагоны, в которых Ленин ехал по Швеции и Финляндии в Россию, были вполне обычными, и лишь на дверях того вагона, в котором был совершён переезд по Германии, висели пресловутые пломбы. Но не о том, впрочем, речь, а о том, что Россия не сразу увидела в Ленине непререкаемого, нужного ей вождя, а многие и впрямь поверили в то, что приехал «шпион».

Есть фото, относящееся к 16 апреля 1917 года — первому дню по возвращении Ильича. На петроградской улице жидковатая, надо заметить, толпа, где немало мужчин с палочками, а на переднем плане стоят два солдатика с огромным — в рост человека — транспарантом: «Отечество въ опасности. Пролитая нами кровь требуетъ войны до победы. Товарищи солдаты, немедленно в окопы. Вернуть Ленина Вильгельму». Это — антиленинская манифестация фронтовиков-инвалидов. Она, повторяю, немногочисленна, но выражает достаточно массовые настроения во вполне определённой среде — прежде всего мещанской, непролетарской.

Ленина по приезде приветствовали бурно, даже — триумфально, это так. Однако основная масса даже питерских рабочих тогда находилась под влиянием не Ленина. Пока что за ним шли даже в Питере в лучшем случае десятки тысяч, но — не сотни тысяч…

В тот момент в Петрограде и вообще в России были ещё сильны меньшевики и эсеры, почему и первый состав Петросовета, и первый состав Всероссийского центрального исполнительного комитета, избранного I Всероссийским съездом Советов летом 1917 года, были очень небольшевистскими. Другое дело, что цыплят по осени считают, и к осени практически весь рабочий Питер шёл за большевиками, за Лениным. Да и вся трудовая Россия шла уже преимущественно за ним.

Но весной 1917-го были сильны меньшевики, в том числе потому, что они входили в буржуазные, организованные капиталистами ещё при царизме полугосударственные Военно-промышленные комитеты. Однако всё это Владимира Ильича не обескураживало. Как и Наполеон Бонапарт, Ленин считал, что надо ввязаться в хороший бой, а там — посмотрим…

«Повоюем», — писал он Арманд накануне отъезда.

И бои предстояли несомненные.

Историк Юрий Фелыптинский в 1995 году утверждал:

«Сделав ставку на революцию в России, германское правительство в критические для Временного правительства дни и недели поддержало ленинскую группу, помогло ей проехать через Германию и Швецию… Как и германское правительство, ленинская группа была заинтересована в поражении России».

Здесь — всё не так…

Причём, настолько не так, что одним этим утверждением Фельштинский полностью зачёркивает своё реноме не то что «объективного историка», но историка как такового!

Во-первых, ставку на революцию в России (точнее — на «спецоперацию») сделала Антанта, и это она вдохновляла на «революцию» — замышляемую как верхушечный переворот, российские буржуазные круги.

Во-вторых, проехать через Германию Ленину помогали не только германское правительство, но и правый швейцарский социал-демократ Гримм и левый швейцарский социал-демократ Фридрих Платтен, а через Швецию — шведские социал-демократы. И этот проезд был публично одобрен левыми силами европейской демократии.

В-третьих, Ленин вернулся в Россию не в «критические» для «Временных» дни, а в разгар «медового месяца» Временного правительства с российским обществом. «На ура» шёл военный «Заём свободы»!

Наконец, Ленин в отличие от кайзера Вильгельма был заинтересован в поражении не России, а помещичье-капиталистической власти в России, справедливо считая такое поражение условием перехода власти в России к представителям народа.

В «Прощальном письме к швейцарским рабочим» Ленин писал весной 1917 года:

«Мы остаёмся безусловно верны тому заявлению, которое мы сделали в Центральном Органе нашей партии, в газете «Социал-Демократ», издававшейся в Женеве, в № 47 от 13 октября 1915 года. Мы сказали там, что если в России победит революция и у власти окажется республиканское правительство, желающее продолжать империалистическую войну, войну в союзе с империалистической буржуазией Англии и Франции, войну ради завоевания Константинополя, Армении (турецкой. — СХ.), Галиции (австрийской. — СХ.) и т. д. и т. п., то мы будем против «защиты отечества» в такой войне».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 89.)

Ленин недаром подчеркнул: «…в такой войне». И далее, имея в виду свой возможный приход к власти в России, он в том же письме продолжал:

«Нам пришлось бы вести революционную войну против немецкой и не одной только немецкой буржуазии (так оно и вышло. — С.К.) Мы повели бы её. Мы не пацифисты. Мы противники империалистических войн из-за раздела добычи между капиталистами, но мы всегда объявляли нелепостью, если бы революционный пролетариат зарекался бы от революционных войн, которые могут оказаться необходимыми в интересах социализма».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 91.)

Обращаясь же к упомянутому Лениным в письме к швейцарским рабочим заявлению 1915 года, мы читаем в этом редакционном заявлении под заголовком «Несколько тезисов» следующее:

«…9) Если бы в России победили революционеры-шовинисты, мы были бы против обороны их «отечества» в данной войне. Наш лозунг — против шовинистов, хотя бы революционеров и республиканцев, против них и за союз международного пролетариата для социалистической революции.

10) На вопрос, возможна ли руководящая роль пролетариата в буржуазной русской революции, мы отвечаем: да, возможна…

11) На вопрос, что бы сделала партия пролетариата, если бы революция поставила её у власти в теперешней войне, мы отвечаем: мы предложили бы мир всем воюющим на условии освобождения колоний и всех зависимых, угнетённых и неполноправных народов…».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 27, стр. 50.)

Причём Ленин не тешил себя иллюзиями относительно того, что Вильгельм и Антанта обольются слезами миротворчества, и далее пояснял:

«…Ни Германия, ни Англия с Францией не приняли бы, при теперешних правительствах их, этого условия. Тогда мы должны были бы подготовить и повести революционную войну (жирный курсив мой. — С.К.)…»

Всё это было сказано до отъезда Ленина, и даже, как видим, впервые очень задолго до отъезда — в 1915 году. И даже раньше — Ленин сказал о том же сразу после того, как Первая мировая война началась — в 1914 году.

Заранее!

Публично!!

Задолго до «пломбированного вагона»!!!

ЭТО ЖЕ Ленин повторил и сразу же после возвращения в Россию. Буквально накануне его приезда закончилось Всероссийское совещание Советов, где были представлены Петроградский и 82 местных Совета, а также Советы армейских частей фронта и тыла. Главные вопросы: о войне, об отношении к Временному правительству, об Учредительном собрании, а также — аграрный вопрос, продовольственный и другие…

Не исключаю, что Совещание быстро свернули до приезда Ленина, опасаясь, что он, если даже не сумеет развернуть настроение делегатов в свою сторону, то посеет в их умах очень неудобные для «оборонцев» сомнения. Другой вариант — приезд Ленина намеренно затягивали — с той же целью. А в «безленинском» формате тон на Совещании задавали меньшевики и эсеры, дважды выступал «патриарх российского марксизма» меньшевик Георгий Плеханов. И Совещание заняло позицию «революционного оборончества». За продолжение войны было подано 325 голосов, против — 57. Было вынесено решение о поддержке Временного правительства, а большевика Старостина, призвавшего к окончанию войны, дружно освистали под не менее дружный социал-патриотический топот делегатов (В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 531).

Не успел Ленин ступить на русскую землю, а газета группы Плеханова «Единство» уже написала, что Лениным-де «водружено знамя гражданской войны в среде революционной демократии» (В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 531).

Конечно, это была чепуха, но Владимир Ильич действительно сразу же взял быка за рога, и уже 4 (17) апреля 1917 года на собрании большевиков — участников только что закончившегося Всероссийского совещания, он заявил:

— Мы — вовсе не пацифисты. Но основной вопрос: какой класс ведёт войну? Класс капиталистов, связанный с банками, никакой другой войны кроме империалистической, вести не может. Стеклов, Чхеидзе всё забыли. Когда читаешь резолюцию Совета рабочих депутатов, поражаешься, как люди, заявляющие себя социалистами, могли вынести такую резолюцию… Воззвание Совета рабочих депутатов — там нет ни одного слова, проникнутого классовым сознанием. Там сплошная фраза! Единственное, что губило все революции, это фраза, это лесть революционному народу…

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 104, 108.)

Как часто потом Ильича обвиняли в том, что он якобы потакает низменным страстям толпы, соблазняет народ красивыми речами, а вот она — правда о Ленине. Только-только приехав в Россию, он сразу же заявил, что льстить народу большевики не должны. Потому что обман народа — гибель революции…

Ленин был категоричен и в другом:

— Войну можно кончить лишь при полном разрыве с международным капиталом. Войну породили не отдельные лица, а международный финансовый капитал… Революционное оборончество — измена социализму. Что делать? Разъяснять, что такое социализм… Мы не шарлатаны. Мы должны базироваться только на сознательности масс. Если даже придётся остаться в меньшинстве — пусть. Стоит отказаться на время от руководящего положения, не надо бояться остаться в меньшинстве…

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 105.)

Начал же он свой доклад 4 (17) апреля 1917 года, с того, что, заявив, что «основной вопрос — отношение к войне», далее высказал тот свой тезис, который потом повторял неоднократно устно и письменно:

«1. В нашем отношении к войне, которая со стороны России и при новом правительстве Львова и Кº остаётся грабительской, империалистической войной в силу капиталистического характера этого правительства, недопустимы ни малейшие уступки «революционному оборончеству».

На революционную войну, действительно оправдывающую революционное оборончество, сознательный пролетариат может дать своё согласие лишь при условии: а) перехода власти в руки пролетариата и примыкающих к нему беднейших частей крестьянства; б) при отказе от всех аннексий на деле, а не на словах; в) при полном разрыве со всеми интересами капитала…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 103.)

Что здесь неясного или неверного?

Россию защищать от внешнего врага надо, но вначале надо установить в России народную власть, которая будет вести войну в целях изгнания оккупантов со своей территории, а не в целях захвата черноморских проливов и не в целях военных прибылей капитала.

К тому Ленин Россию и вёл.

ЛЕНИН приехал в Петроград из Швейцарии действительно транзитом через Германию и Швецию, и вагон с русскими политическими эмигрантами при проезде по территории Германии был действительно закрыт и пользовался правом экстерриториальности. Но такой маршрут был задан Ленину и его товарищам, как мы знаем, англичанами.

Вспомним последовательность событий…

Февральская революция объявила всеобщую политическую амнистию. Теперь эмигранты могли вернуться домой без того, чтобы тут же угодить в каталажку в России. Однако Англия не пропускала тех революционеров, которые выступали против войны. Угрозу тюрьмы в России сменила угроза тюрьмы в Англии. Путь Ленину из Швейцарии через Францию и Англию на Швецию, а из неё в Финляндию и Россию был закрыт во имя торжества «английской демократии» над «прусским милитаризмом». При проезде Ленина через Англию его бы просто арестовали.

И это — не предположение, англичане так тогда и поступили с некоторыми российскими политэмигрантами. Не забудем, что Золотой Интернационал элиты уже готовил подключение Соединённых Штатов к финальной стадии войны, и преждевременное её прекращение было абсолютно недопустимо для клана вильсонов, ллойд Джорджей, клемансо, Черчиллей, морганов, Ротшильдов и барухов. Америка должна была прийти в Европу и стать вершительницей ей дальнейших судеб.

Как раз в дни, когда Ленин хлопотал об отъезде в Россию, 6 апреля 1917 года Соединённые Штаты Америки объявили войну Германии. И могла ли Антанта допустить, чтобы в Россию через территории, контролируемые «союзниками», проехали люди, которые могли сорвать процесс наращивания военных сверхприбылей Америки?

Отношение же германского правительства к проезду русских революционеров, выступающих против войны, было прямо противоположным английскому. К началу 1917 года Германия оказалась в наиболее сложном положении из всех воюющих держав — даже в более сложном, чем Россия. С одной стороны, Германия заняла значительные территории — Бельгию, немалую часть Франции, русскую Польшу, но с другой стороны, в Германии нарастал дефицит всего, ресурсы истощались, а «союзники» получали всё возрастающие поставки из «нейтральной» Америки. Подчеркну ещё раз и напомню, что до официального подключения США к войне Германия получила от них кредитов на 20 миллионов долларов, а страны Антанты — на 2 миллиарда!..

Уже это говорит, что Германия была обречена, ибо она мешала Америке как опаснейший конкурент на мировой арене. О связи элитарного антиниколаевского Февральского переворота со вступлением США в войну было сказано в главе «Российский Февраль и американский Апрель 1917 года», и недаром Милюков грозил Ленину всеми карами — вплоть до тюрьмы, если Ленин поедет через Германию. Милюков поступал так не только потому, что страшился политической силы Ленина, но и потому, что приезд

Ленина в Россию был очень невыгоден Америке!

В то же время Ленин в России был — да, объективно выгоден Германии уже потому, что он с начала войны выступал за её прекращение всеми странами «без аннексий и контрибуций», а кайзеру Вильгельму к весне 1917 года было не до аннексий, а контрибуции грозили в перспективе самой Германии.

То, чего добивался Ленин в вопросе о войне, было необходимо народам России и Европы… Но это давало шанс — пусть и малый — также кайзеровскому режиму в том смысле, что если бы в 1917 году в Европе победила точка зрения Ленина, воздействовавшего на Россию, то кайзеровский режим мог сохраниться.

В декабре 1916 года Германия через нейтральные страны обратилась к державам Антанты с мирными предложениями. Но это ещё были предложения с позиции чуть ли не победителя. 31 января 1917 года германское правительство сообщило свои условия мира президенту США Вильсону. И вот эти условия для тех, кто хотел бы свернуть войну, вполне могли стать базой для хотя бы временного перемирия. Немцы и на этот раз сильно запрашивали, но было ясно, что это — запрос, а реально они пойдут на уступки.

Однако Америка готовилась войну как раз развернуть — во имя закабаления Европы, а потом — и мира. 3 февраля 1917 года США разорвали дипломатические отношения с Германией, мотивируя разрыв действиями германского подводного флота.

Сопоставим две даты…

6 апреля 1917 года Соединённые Штаты Америки объявили войну Германии.

И в те же первые апрельские дни 1917 года Фриц Платтен сообщает Ленину о согласии германского правительства на проезд русских эмигрантов через Германию. Совпадение поразительное, но совпадение ли это? Нет ли прямой связи между вступлением Америки в войну и решением Берлина о пропуске Ленина?

Уверен, что она — налицо!

Вернер Хальвег сообщает, правда, что Платтен о согласии Германии на транзит эмигрантов узнал на приёме у германского посланника в Берне фон Ромберга 3 апреля 1917 года, то есть накануне объявления Америкой войны Германии, а Ленину сообщил о согласии 4 апреля. Но сам же Хальвег, демонстрируя редкое для буржуазного историка понимание сути событий, отмечает: «Поездка Ленина — это ответный ход немцев на вступление в войну Соединённых

Штатов, военную политику Антанты и на отсутствие готовности к миру Временного правительства России».

Зондаж настроений немцев швейцарский социалист Гримм начал через посла Ромберга 23 марта 1917 года, но мгновенной положительной реакции из Берлина не последовало. А как только США объявили войну Германии, в Берлине отреагировали мгновенно.

И ясно — почему…

Америка на стороне Антанты — это начало конца Германии при любых её временных успехах, этого в Берлине не понимать не могли. Жадность — жадностью, а требовалось смотреть реальности в глаза. И могли ли немцы в апреле 1917 года отказать в возвращении на родину тем, кто обличал мировую бойню, если ещё в декабре 1916 года Германия была готова немедленно приступить к мирным переговорам?

НА ПАМЯТНОЙ записке от 7 августа 1916 года по поводу внутреннего положения России, поданной Вильгельму II, кайзер написал: «Важно — с чисто военной точки зрения — с помощью сепаратного мира отколоть какого-либо военного противника от союзной Антанты, чтобы обрушить всю нашу военную мощь на остальных… Только когда внутренняя борьба в России за мирный договор с нами обретёт достаточное влияние, мы сможем соответственно рассчитать наши военные планы». Но к началу 1917 года немцам уже приходилось думать не столько о том, как обрушивать их военную мощь на кого бы то ни было, сколько о том, как обеспечить более-менее пристойный мир. Очень уж война истощала ресурсы Германии, и всегда-то не самые мощные.

Тем более Германия должна была склоняться к миру после вступления в войну Америки. И активный противник войны Ленин был немцам в России выгоден. Но прекращение войны было выгодно и народам России, вот ведь в чём заключалось главное!

Германские имперские министры не настолько хорошо разбирались во взглядах лидера большевиков, чтобы понимать, что они-то, представители истощаемой войной буржуазной Германии, хотели мира во имя спасения германского империализма, а Ленин призывал к миру во имя уничтожения любого империализма, в том числе — и германского.

Внешне цели совпали, но это никак не объясняется тем, что Ленин каким-либо образом был связан с германским правительством. Никто ведь на Западе не называет Черчилля «агентом Сталина» на том основании, что Черчилль сотрудничал со Сталиным во время Второй мировой войны. Просто с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года основной целью обоих было победить Гитлера.

Весной 1917 года тоже было налицо тактическое совпадение целей, даже без совместных договорённостей. Но как курьёз сообщу — со ссылкой на Вернера Хальвега, ссылающегося в свою очередь на представителя германского МИДа при Генеральном штабе, что 11 апреля 1917 года кайзер «во время завтрака» поставил вопрос о том, что проезжающих через Германию русских революционеров надо «снабдить Белыми книгами и подобными изданиями, например, оттисками Пасхального послания и речи канцлера, с тем, чтобы они могли воспользоваться ими для разъяснительной работы на своей родине».

Буржуазный кайзер Вильгельм, обеспечивающий информационную поддержку большевика Ульянова-Ленина, — предложить такую несуразицу мог позволить себе воистину лишь человек, ничего в социальных проблемах не смыслящий…

Впрочем, Вильгельм в них не очень-то и разбирался.

Зато в них — в этом ему никак не откажешь — разбирался Троцкий. И он высоко оценил всю смелость решения Ленина: несмотря ни на какие, заранее очевидные, издержки в области агитации, избрать путь на Родину через страну, воюющую с Россией. Троцкий писал:

«В организации этой необычной поездки через неприятельскую страну во время войны сказываются основные черты Ленина-политика: смелость замысла и тщательная предусмотрительность выполнения. В этом великом революционере жил педантический нотариус, который, однако, знал своё место и приступал к составлению своего акта в тот момент, когда это могло помочь делу ниспровержения всех нотариальных актов (жирный курсив мой. — С.К.). Чрезвычайно тщательно разработанные условия проезда через Германию легли в основу своеобразного международного договора между редакцией эмигрантской газеты («Социал-Демократ» Ленина. — С.К.) и империей Го-генцоллерна. Ленин потребовал для транзита полной экстерриториальности: никакого контроля личного состава проезжающих, их паспортов и багажа, ни один человек не имеет права входить по пути в вагон (отсюда легенда о пломбированном вагоне). Со своей стороны эмигрантская группа обязывалась настаивать на освобождении из России соответственного числа гражданских пленных — немцев и австро-венгерцев».

Точная оценка Троцким Ленина («…основные черты Ленина-политика: смелость замысла и тщательная предусмотрительность выполнения») особенно поражает, если знать о том, что она чуть ли не текстуально совпадает с оценкой Сталина, бывшего во всём антагонистом Троцкого. Вскоре после смерти Ленина Сталин в своей работе «Об основах ленинизма» написал об особенностях делового стиля Ленина: «Этих особенностей две: а) русский революционный размах и б) американская деловитость».

Далее Сталин, к слову, писал:

«Русский революционный размах является противоядием против косности, рутины, консерватизма, застоя мысли, рабского отношения к дедовским традициям. Русский революционный размах — это та живительная сила, которая будит мысль, двигает вперёд, ломает прошлое, даёт перспективу…

Но русский революционный размах имеет все шансы выродиться на практике в пустую «революционную» маниловщину, если не соединить его с американской деловитостью в работе…

Американская деловитость является противоядием против «революционной» маниловщины и фантастического сочинительства. Американская деловитость — это та неукротимая сила, которая не знает и не признаёт преград, которая размывает своей деловитой настойчивостью все и всякие препятствия, которая не может не довести до конца раз начатое дело, если это даже небольшое дело, и без которой немыслима серьёзная строительная работа.

Но американская деловитость имеет все шансы выродиться в узкое и беспринципное делячество, если не соединить её с русским революционным размахом…

Соединение русского революционного размаха с американской деловитостью — в этом суть ленинизма в партийной и государственной работе».

(И. В. Сталин. Сочинения, т. 6, стр. 186–188.)

Троцкий сказал хорошо, но Сталин сказал лучше, да оно и понятно. Троцкий сквозь зубы восхищался Лениным, противопоставляя его Сталину, а Сталин верно толковал Ленина, идя за ним и учась у него.

В ТОМ, как Ленин сумел добраться до России — первым из всех, кому тоже ставили препоны, лишний раз сказался его деловой стиль. Как известно, один из законов великой науки «мэрфологии» — закон Кларка, гласит:

«Каждая радикальная идея — в науке, политике, искусстве — вызывает три стадии ответной реакции:

1. Это невозможно…

2. Может быть и так, но, право, не стоит за это браться.

3. Я же всегда говорил, что это отличная мысль!»

Именно указанные три стадии и прошла ленинская идея!

На эту сторону тогдашней ситуации пишущие о «пломбированном вагоне» обычно внимания не обращают, а ведь то, как развернулись события, со всей очевидностью факта доказывает, что переезд Ленина через Германию не имел «тайного смысла», а был единственно возможным вариантом, и — не только для Ленина. Уже будучи в России, он вставил в статью Крупской, опубликованной в № 21 большевистской «Солдатской Правды» от 13 (26) мая 1917 года, строчки:

«Во вторник 9 мая из Швейцарии приехало свыше 200 эмигрантов, проехавших через Германию, в том числе вождь меньшевиков Мартов, вождь социалистов-революционеров Натансон и др. Этот проезд ещё и ещё раз доказал, что из Швейцарии нет другого надёжного пути, кроме как через Германию…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 32, стр. 73.)

Всё так и было!

И даже — более того…

Так что далее не нахожу ничего лучшего, чем прямо предоставить слово Вернеру Хальвегу, и цитата будет по необходимости обширной. Со ссылкой на различные источники Хальвег пишет:

«Ленин первым пробил брешь; тем самым он указал путь широкой массе остальных революционеров, которые на первых порах, опасаясь возможной компрометации… ещё не решались ехать через Германию.

После «прорыва дамбы» Лениным к немецкому правительству начинают обращаться новые группы революционеров с просьбой разрешить им проезд через Германию на тех же условиях, что были предоставлены ленинской группе (жирный шрифт везде мой. — С.К.). Революционеры с выгодой используют теперь соперничество ведущих войну держав: Антанта «в ответ» на удачливую немецко-ленинскую акцию в тот момент, в свою очередь прямо-таки навязывает революционерам проезд через союзную территорию. Одна сторона стремится теперь превзойти другую…»

Уже эти строки более чем информативны и чрезвычайно интересны… Но дальше — больше:

«Русские, всего несколько недель спустя после поездки Ленина, обосновывают немцам свою позицию так: «Теперь, когда Англия разрешает проезд всем, осторожность повелевает, чтобы Германия по легкомыслию не растеряла завоёванных симпатий. В этих целях… необходимо, чтобы Германия и теперь действовала так же, то есть разрешала бы проезд каждому, кто бы об этом ни ходатайствовал».

Шлюзы открыты. Освобождённые революционные силы эмигрантов устремляются через них, будто бурный поток, чтобы воссоединиться с революционными элементами в России. Так, в течение мая и июня 1917 года пересекают немецкую границу два следующих эмигрантских транспорта, в них едут более 400 человек. В том числе ведущие революционеры различных направлений, например, Мартов, Аксельрод, Мануильский, Бобров, Луначарский и госпожа Балабанова. Даже из Болгарии и Брюсселя едут через Германию, как, скажем, известный большевик Семашко…»

Здесь можно лишь прибавить, что маршрут через Германию был и наиболее безопасным — линия фронта проходила намного западнее, поезда шли беспрепятственно, как и паромы из Германии в Швецию и обратно.

Причём что важно! Буржуазный историк Вернер фон Хальвег отнюдь не стремился обелить большевика Ленина. Он всего лишь стремился на документальной основе дать объективную картину событий в меру своего либерального разумения (либерального не в «навальном», а в классическом понимании этого слова). Но именно стремление к объективности и документальности опровергает все инсинуации в адрес Ленина и его решения проехать в Россию в «запломбированном» вагоне.

А КАКОЙ была роль германского Генштаба? И играл ли он в коллизии с проездом Ленина вообще какую-либо роль, принимал ли здесь то или иное участие?

Конечно, принимал, и не мог не принять! Это подтверждают и документы, опубликованные Вернером Хальвегом, да и свидетельства 1-го генерал-квартирмейстера Генерального штаба генерала пехоты Эриха Людендорфа, но…

Но Хальвег при этом пишет:

«Во всём этом деле с поездкой Ленина Людендорф предстаёт как фигура, стоящая в стороне. Он не причастен ни к идее этой поездки, ни к ведению конкретных переговоров о ней с революционерами. Людендорф — до мозга костей военный специалист, который прежде всего принимает в расчёт вооруженные силы, возможность их применения. Политику он, разумеется… подчиняет чисто военным целям… Людендорф узнаёт, что Ленин должен принести скорый мир на Востоке, а это для Людендорфа означает высвобождение дивизий для Западного фронта. Сама идея его вполне устраивает. А что в действительности представляет собой Ленин и каковы на самом деле его намерения — это Людендорфа не занимает».

Хальвег — историк, к тому же еще и вполне глубоко изучивший вопрос на базе анализа представительных документов и других источников. И из его анализа следует, что не то что о каком-либо сотрудничестве или «сообщничестве» Ленина и Людендорфа, но даже об общности каких-то узкотактических целей говорить не приходится.

Сравним оценки Хальвега и великого князя Александра Михайловича. Напомню, что последний в начале 1930-х годов написал:

«Странные сообщники — Ленин и Людендорф — не обманывались относительно друг друга. Они были готовы пройти часть пути вместе… Генерал старался оставаться серьёзным, думая о сумасбродстве этого «теоретика» Ленина…»

В действительности ни о чём таком реальный Людендорф не думал, поскольку ничего о Ленине, кроме того, что он выступает за немедленный мир, Людендорф не знал, да и знать не хотел.

Любопытно, что супруга генерала Маргарита Людендорф позднее утверждала, что «ответственность за «транспортировку» Ленина и его группы несёт депутат рейхстага от партии «Центр» Эрцбергер, который якобы сам хвастался перед фрау Людендорф участием в хлопотах по проезду.

Матиас Эрцбергер (1875–1921) — депутат католической партии «Центр», примыкал к левому её крылу, но в поле зрения Ленина почти не попадал, хотя Ленин использовал речь Эрцбергера в так называемых «Тетрадях по империализму» — подготовительных материалах к работе 1916 года «Империализм как высшая стадия капитализма». Тем не менее хлопотать за Ленина Эрцбергер мог.

Сам факт намерения Ленина добиться у немцев разрешения на транзит через Германию секретом не был, об этом хорошо знали в руководстве как швейцарских, так и шведских социал-демократов, которые участвовали в ситуации. Были осведомлены французы, итальянцы и само собой — немецкие политики. При этом Эрцбергер за время войны эволюционировал от пропаганды широких аннексий к идее скорейшего мира по соглашению, к которой склонялся как раз после русской Февральской революции. (В скобках сообщу, что в октябре 1918 года Эрцбергер возглавил немецкую делегацию на переговорах о перемирии с Антантой и подписал от имени Германии Компьенское перемирие. В 1921 году он был убит крайними реакционерами за приверженность политике выполнения унизительного для немцев Версальского договора.)

Итак, ходатайство за Ленина как тоже сторонника мира, оказывалось для Эрцбергера вполне логичным шагом. Конечно, немец стоял в 1917 году за империалистический мир, а Ленин — за мир без аннексий и контрибуций, но католик Эрцбергер в подобных нюансах был не силён.

Причём напомню, что Эрцбергер — вроде бы хлопотавший за Ленина в 1917 году, в 1919 году вместе с другим социал-ренегатом, Бернштейном, публично заявлял о получении большевиками из Германии 50–60 миллионов марок. Ситуация, которую сложно определить иначе, чем «гримаса истории». Впрочем, для истории в её буржуазной ипостаси это случай достаточно рядовой.

Вернёмся далее к словам «несёт ответственность…», использованным фрау Людендорф. Обычно так говорят тогда, когда возлагают на кого-то вину. И её стали позднее возлагать на Людендорфа — после того, как выяснилось, что не в последнюю очередь деятельность Ленина в России запрограммировала поражение Германии. Вступаясь за супруга, Маргарита Людендорф и заявила, что она «совершенно точно» знает, что муж «лишь безмолвно терпел провоз Ленина и Троцкого» и что «идея исходила от Эрцбергера».

Ошибка фрау Людендорф насчёт Троцкого (он проехал через Канаду и Англию) показательна — её муж действительно был в той ситуации фигурой, «стоящей, — как выразился Хальвег, — в стороне». Причём мы имеем свидетельство и самого Людендорфа. В 1937 году он заявил (жирный шрифт мой. — С.К.).

«Я должен раз и навсегда ясно сказать — ни о Ленине, ни о Кинтале (вторая Циммервальдская конференция социалистов в 1916 г. — С.К.) я не имел никакого понятия. Об этом транспорте я был поставлен в известность имперским руководством, кажется Министерством иностранных дел, лишь постольку, поскольку выдачей паспортов по тогдашней структуре армии ведали представительство Генерального штаба в Берлине или Отдел IIIb. В этом деле они следовали лишь указаниям руководства империи. Меня же только спросили: имею ли я что-либо возразить против этого…»

То есть участие германского Генштаба в «транспорте» ленинской группы было обусловлено установленным Генштабом техническим регламентом! В военное время выдачей документов по обеспечению подобной акции ведали военные власти. И по тем же законам военного времени подданный государства, воюющего с Германией, оказавшись на территории Рейха, подлежал немедленному аресту теми же военными властями. Поэтому без согласования технических деталей транзита с Верховным командованием могли возникнуть непредвиденные помехи, вплоть до крайне острых. Недаром ведь группу Ленина в проезде по Германии сопровождали военные, а не полицейские чины — по причине всё того же режима военного времени. Когда гремят пушки, молчат не только музы, но и штатская Фемида.

К тому же, с кем же ещё могли советоваться имперский МИД и политическое руководство Германии в ходе принятия решения, как не со своими собственными спецслужбами, то есть — с разведкой Генштаба? В информационных сетях бродят то ли сплетни, то ли сведения о том, что бывший шеф кайзеровской разведки Вальтер Николаи, попав в 1945 году в советский плен, ставил себе в заслугу, что принимал-де участие в «переправке» Ленина в Россию.

Могу поверить в том смысле, что с Николаи это в 1917 году обсуждали — в Берлине, и что Николаи были поручены технические детали. Ведь полковник Николаи и был тогда начальником Отдела IIIb (служба информации и контрразведка Генштаба). Но это касалось лишь внутренних отношений германских ведомств, к чему Ленин отношения, естественно, не имел.

К тому же, как свидетельствовал Николаи, задолго до того, как он был пленён советскими войсками, но уже после того, как второй Рейх рухнул — первоначально Верховное командование возражало против плана Министерства иностранных дел. Да оно и понятно — реальные инициативы всеми ходатаями адресовались дипломатам: Ромбергу в Берне, Брокдорф-Ранцау в Копенгагене, так что наиболее точную оперативную информацию имел всё же МИД. А военные — везде военные, а в кайзеровской Германии тем более: «Я зольдат и в политике не разбираюсь».

СОШЛЮСЬ ещё раз на Вернера фон Хальвега… Он отмечает, что в тот момент Германия «со всей очевидностью» боролась «за своё существование», и ей представлялось, что «пригодно любое средство»… Признаёт Хальвег и то, что столь разные «партнёры» «объединились для достижения единой цели: сидящего в Цюрихе на Шпигельглассе революционера, выступающего за всемирную революцию, выпустить как джинна из бутылки», движимые лишь одним общим побуждением — стремлением к миру.

К весне 1917 года внутреннее положение Рейха оказывалось почти катастрофическим. Хлеб и жиры заменялись суррогатами, рацион питания дошёл до минимума, потребного для существования… Не только в стране, но и в армии прибегали к суррогатам из соломы и древесины для питания лошадей, а иногда и людей. Масса населения, особенно из среднего класса, голодала. Положение в Австро-Венгрии было ещё хуже… Написавший об этом в своих «Очерках русской смуты» генерал Деникин процитировал и Людендорфа — его оценку чисто военной ситуации: «Положение было невероятно трудно и почти безвыходно. Нечего было больше думать о наступлении. Надо было сохранить резервы для обороны».

В этой ситуации впору было хвататься и за соломинку. Австро-венгерский дипломат барон Хеннет, находившийся в Берне во время переговоров «русских революционеров» (точнее — Гримма и Платтена) с германским посольством в Швейцарии, писал: «Вся эта история точно характеризуется словами одного из здешних дипломатов, который занимался данной поездкой: «Офицер, происходящий из старейшего прусского рода, должен быть придан в качестве почётного сопровождающего этому русскому революционному сброду, высылаемому в Россию, но обхаживаемому в настоящий момент с единственной надеждой в какой-то мере ускорить заключение мира — таково положение вещей»».

Оставим резкость выражений на совести имперских дипломатов, но смысл вполне однозначен. Лжецы толкуют о том, что Ленина якобы «держали в резерве» «всю войну», но вот оно — истинное положение вещей.

Причём отдам должное Хальвегу ещё раз — он очень точно определил позицию Швейцарии и Швеции и те побудительные мотивы, которые обусловили содействие официальных лиц двух нейтральных стран проезду группы Ленина через Германию. Хальвег совершенно справедливо отметил, что Швейцария и Швеция испытывали потребность в скорейшем мире не меньше, чем Германия, но — по другой причине… Поскольку вокруг швейцарского мирного «оазиса» царили война, бедствия, обнищание, непрочное благоденствие нейтралов могло быстро смениться такими же бедами. С одной стороны, для Швейцарии и Швеции усиливалась опасность быть прямо втянутыми в войну. С другой стороны, даже для нейтральных стран экономическое положение при дальнейшей затяжке войны ухудшалось.

Вот почему правительство, например, Швеции так быстро согласилось — по ходатайству за группу Ленина шведских социал-демократов — на проезд группы по территории Швеции без утомительных и долгих формальностей. Казус с заполнением анкет на борту шведского парома «Королева Виктория» показателен. Членам ленинской группы их вручили для заполнения по установленному порядку, но если бы они были обычными пассажирами, то могли возникнуть и проволочки. Однако шведам тоже нужен был Ленин в России, потому что им тоже был нужен мир. Шведы тоже хватались за соломинку, потому что Ленин был единственным крупным российским социалистическим политиком, выступавшим за немедленное перемирие и заключение мира всеми воюющими державами. И могли ли шведские министры знать, что Ленин был намерен бороться за мир хижинам, объявляя войну дворцам.

Точнее, знать-то они это могли — Ленин открыто писал об этом в своих трудах. Но знать и понимать — далеко не всегда одно и то же.

МИР был нужен и Швейцарии… Известный нам федеральный советник Роберт Гримм сообщает: «Федеральный советник Гофман связывал с русской революцией надежды на скорое окончание войны, на более быстрое достижение мира и, тем самым, на облегчение положения Швейцарии. Он говорил мне это с глазу на глаз совершенно откровенно. Его интересы были связаны исключительно со Швейцарией, но отнюдь не с какой-либо из воюющих стран».

Артур Герман Гофман (1857–1927) — швейцарский государственный и политический деятель, был одним из руководителей либеральной партии. С 1911 года он был членом правительства Швейцарии — Союзного совета, а в 1914–1917 годах — президентом Союзного совета и руководителем внешней политики Швейцарии. Гофман тоже содействовал российским эмигрантам в получении разрешения на транзит через Германию, но — неофициально.

Весной 1917 года в Швейцарии была выпущена листовка «Протокол собрания членов РСДР Партии, объединённой Центральным Комитетом, от 8 апреля 1917 г.», где было напечатано Постановление Заграничной коллегии ЦК РСДРП. Любой желающий может ознакомиться с ним в томе 31-м Полного собрания сочинений В. И. Ленина (стр. 83–84).

Ввиду важности этого документа приведу его почти полностью (пункт 5 малосущественен):

«Заграничная коллегия Центрального Комитета РСДРП постановляет принять предложение, сделанное тов. Робертом Гриммом относительно возвращения в Россию через Германию эмигрантов, желающих вернуться на родину.

Заграничная коллегия констатирует:

(1) что переговоры велись тов. Р. Гриммом с одним членом правительства нейтральной страны, министром Гофманом, который не признал возможным официальное вмешательство Швейцарии только потому, что английское правительство, несомненно, усмотрело бы в этом нарушение нейтралитета, так как Англия не хочет пропустить интернационалистов…»

Уже из пункта (1) ясно, что ни о каких особых тайнах переезда говорить не приходится. Причём и условия были вполне однозначными:

«(2) что предложение т. Р. Гримма вполне приемлемо, так как гарантирована свобода проезда независимо от политических направлений, от отношения к вопросу о «защите отечества», о продолжении войны Россией или заключению ею мира и т. д;

(3) что предложение это основано на плане обмена русских эмигрантов на интернированных в России немцев, причём эмигрантам нет никаких оснований отказаться от агитации за такой обмен в России…

План обмена был прост, умён, а при этом тщательно продуман в юридическом отношении, что отмечал и Хальвег, напоминая о юридическом образовании Ленина. Условия ленинского плана позволяли сохранять лицо всем — и ходатаям за эмигрантов, и эмигрантам, и пропускающим их немцам. Люди оказались вне родины вынужденно — как политические эмигранты, но ситуация на их родине изменилась, и они стремятся домой. С другой стороны, на родине эмигрантов застряли и интернированы штатские граждане Германии и Австро-Венгрии. И те и те с точки зрения международного права — некомбатанты (то есть лица невоюющие). Совершить обмен одних на других — акт гуманный.

А политические убеждения? Ну, за них не судят в Европе, а теперь — после русской революции, не должны судить и в России.

Продолжу, однако, цитирование:

«(4) что т. Р. Гримм передал это предложение представителям всех направлений политической эмиграции, заявив со своей стороны, что при данном положении вещей это — единственный путь и что он вполне приемлем при теперешних условиях;

(5)…

(6) что представители некоторых направлений, к сожалению, высказываются за дальнейшие оттяжки, — решение, которое мы не можем не признать в величайшей степени ошибочным и приносящим глубочайший вред революционному движению в России.

На основании этих соображений Заграничная коллегия ЦК постановляет известить всех членов нашей партии о принятии нами предложения и о немедленном отъезде, пригласить их принимать записи от всех желающих и сообщить копию настоящего постановления представителям других направлений.

Цюрих, 31 марта 1917 г.

Н. Ленин

Г. Зиновьев».

Надо ли здесь что-либо много разъяснять? Прибавлю лишь, что Гримм оказался в итоге как посредник не очень приемлем — Ленин заподозрил его в намерении задержать отъезд, и переговоры с посланником Германии фон Ромбергом были переданы большевиками в руки левого циммервальдиста, секретаря Швейцарской социал-демократической партии Фр. Платтена.

Эрнст Нобс (1886–1957), один из лидеров швейцарских социал-демократов, позднее — федеральный советник (то есть — член парламента), в 1949 году — президент Швейцарии, вспоминал: «Когда я спросил Фрица Платтена, как это он согласился договариваться с немецким посольством о поездке Ленина и его спутников через Германскую империю в то время, как до этого шёл разговор о Роберте Гримме, которому эти переговоры предстояло уладить, Платтен ответил: «Тебе ведь известно, что Гримм не большевик, он, напротив, политический противник большевиков, и Ленин поэтому передумал»».

Факт замены Лениным Гримма на Платтена — очередное подтверждение того, что у переговоров с посланником фон Ромбергом о проезде не было «двойного дна». При этом Платтен фигурировал как посредник и в более раннем ленинском плане проезда через Англию.

Нобс, к слову, в начале войны примыкал к интернационалистам (читай — к Ленину), с 1915 года был главным редактором органа СДПШ — газеты «Volksrecht» («Народное Право»), но в 1917 году перешёл на центристско-пацифистские позиции, и 3 марта 1917 года — за считаные дни до получения первых известий о русской революции, Ленин писал Инессе Арманд:

«У нас здесь в Цюрихе дела с немецкими левыми из рук вон плохи. После перехода Нобса и Платтена «назад к Гримму» и вожди «молодых» потянулись за ними. Мюнценберг (руководитель Социал-демократической организации молодёжи Швейцарии. — С.К.) отклонил статьи Радека против Гримма, Бухер (один из руководителей союза молодёжи. — С.К.) и др [угие]. друзья Мюнценберга повторяют те же фразы об «опасности раскола»!! Было бы смешно, когда бы не было так гнусно… (многоточие Ленина. — С.К.)»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 397.)

Между прочим, сразу за цитированным отрывком шло: «Уговариваю Григория (Зиновьева. — С.К.) попробовать немецкую газету (ему дают на неё 300 frs?), но, кажись, и сия последняя карта будет бита». Такие вот «германские миллионы», к тому же — на интернационалистскую пропаганду в Германии.

Из цитированного ленинского письма Арманд от 3 марта 1917 года видно, что Владимир Ильич и Платтена не очень-то высоко тогда ставил. Однако с началом революционных событий в России Платтен — в смысле понимания важности возвращения Ленина в Россию — оказался на высоте. Нобс же на ней не удержался. Еще в самом начале 1917 года — 8–9 января, Ленин в открытом письме к швейцарскому социал-демократу, члену Международной социалистической комиссии в Берне Шарлю Нэну (письмо было опубликовано в 1924 году), писал:

«Чтобы обманывать рабочих, Гримм и Кº не приняли постановления немедленно опубликовать постановления комиссии (образованной в СДПШ для выработки резолюций по военному вопросу. — С.К.), скрывая от рабочих правду…

Как и следовало ожидать, имена Huber, Pfluger, Kloti, G. Muller значатся под резолюцией, признающей «защиту отечества», т. е. оправдывающей измену социализму во время войны, империалистический характер которой разоблачен уже 1000 раз! Имена Nobs, Affolter, Schmid, Naine, Graber значатся под резолюцией, отвергающей «защиту отечества».

Посмотрите же, какую бесстыдную, бессовестную игру с социалистическими рабочими ведут Гримм и социал-патриоты…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 30, стр. 290.)

Имя Нобса упомянуто Лениным в начале 1917 года в числе интернационалистов, однако уже через два месяца Нобс отдрейфовал к социал-патриотам. Зато Платтен вновь стал сближаться с Лениным.

Обращу также внимание читателя на то, что из цитированного письма ясно следует, что во время Первой мировой войны Ленин был противником «защиты» буржуазного «отечества» не только российскими, но и швейцарскими, и вообще любыми рабочими. Он был противником участия трудящихся в империалистической, чуждой их интересам войне, а не сторонником поражения России, хотя и писал, что последнее приемлемее для рабочих и крестьян, чем проливание ими крови за то, чтобы в карманы российских и других мировых богатеев изливались золотые потоки военных прибылей.

ЧТО ЖЕ до переговоров с немцами, то Платтен довёл их до успешного конца. Причём условие об экстерриториальности выдвигалось как ультимативное, и Ромберг попенял Платтену, что не в дипло-матических-де традициях, чтобы частные лица предписывали правительству государства — каким способом должен осуществляться проезд через его страну?

Впрочем, Ромберг рекомендовал Берлину с разрешением не тянуть. Он заявлял, что «учитывая недоверчивый характер русских, которые сначала не хотели верить в возможность безопасного проезда… а также отсутствие единства мнений эмигрантов», не исключается, что русские «опять передумают». Насчёт якобы излишней «недоверчивости» Ромберг был не очень-то прав — любой станет недоверчивым и нервным в той ситуации, в которой оказались эмигранты-ленинцы, тем более что Ромберг отмечал «бесцеремонность контрдействий со стороны Антанты».

Итак, всё уладилось в итоге благополучно. А задержка с отъездом до 9 апреля была вызвана тем, что, как уже ранее было сказано, меньшевики во главе с Мартовым хотя и пожелали вначале примкнуть к отъезжающим, выдвинули дополнительное требование о предварительном согласии Временного правительства или Петроградского Совета обменять выезжающих из Швейцарии эмигрантов на германских гражданских военнопленных.

Заранее было ясно, что согласие получено не будет. Наоборот, во французских газетах появились сообщения, что министр иностранных дел Павел Милюков угрожает эмигрантам, едущим через Германию, арестом, как государственным изменникам. При всей абсурдности угрозы сам её факт был ответом на требование «мартовцев». К слову, угроза Милюкова лишний раз доказывает, что планы переезда никто от российских властей не таил.

И ещё один документ нам надо знать. В связи с угрозой Милюкова все отъезжающие с Лениным давали подписку следующего содержания:

«Я, нижеподписавшийся, удостоверяю своей подписью:

1. что условия, установленные Платтеном с германским посольством, мне объявлены;

2. что я подчиняюсь распоряжениям руководителя поездки Платтена;

3. что мне сообщено известие из «Petit Parisien”, согласно которому русское Временное правительство угрожает привлечь по обвинению в государственной измене тех русских подданных, кои проедут через Германию;

4. что всю политическую ответственность за мою поездку я принимаю на себя;

5. что Платтеном мне гарантирована поездка только до Стокгольма.

9 апреля 1917 г. Берн — Цюрих».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 524.)

Эти подписки были отобраны до выезда из Швейцарии в поезде от Берна в Цюрих.

ВСЮ ПИКАНТНОСТЬ ситуации при проезде транзитом через Германию Ленин, как видим, прекрасно понимал, однако иного пути добраться до бурлившей России не было. Поэтому-то он и настоял на праве экстерриториальности, то есть — проезде без контроля паспортов и багажа, без допущения в вагон кого бы то ни было из германских чиновников и вообще германских граждан. Отсюда и пошёл ездить «пломбированный вагон» по страницам ряда петроградских газет — как пошлый исторический курьёз.

В качестве ещё одного подобного курьёза могу сообщить, что в 1950-е годы директор ЦРУ Аллен Даллес вспоминал, как якобы «на исходе» 1916 года некий «крепкий лысый человек с рыжеватой бородкой» настойчиво желал встретиться с ним — тогда резидентом американской разведки в Швейцарии. Но, заключал Даллес, «меня ждала партия в теннис с прекрасной дамой», и Ленин — ну кто же ещё это мог, по уверению Даллеса, быть! — так и не был принят. Причём историки ЦРУ якобы вычислили, что Ленин-де заходил к Даллесу незадолго до отъезда в Россию, «посоветоваться о немецких субсидиях большевикам».

Да-а-а…

Униженно сгорбившийся в ожидании «мудрого» совета Ленин в потёртом пиджачке перед вальяжным, респектабельным, в белоснежном теннисном костюме под цвет швейцарских снегов Алленом Даллесом — картина ещё та!

Чего-чего, а самонадеянности «стопроцентным» янки не занимать! Они даже не удосужились сопоставить хронологию событий, но уж чёрт с ними!

Хорошо ещё, что шеф ЦРУ не задал своим подчинённым задачу проанализировать — не был ли «ещё один не принятый» Даллесом крепкий двухметровый русский заика с усиками и кудрявыми волосами Петром Первым, желавшим продать по дешёвке в библиотеку Конгресса оригинал своего подложного «Завещания»?

Глава 6

«Германо-английский» «агент» Ленин против германского агента Боргбьёрга…

РУССКАЯ буржуазия сбросила царя, чтобы продолжать войну. И вдруг приезжает энергичный человек с лозунгом: «Никаких уступок «революционному» оборончеству! Да здравствует социальная революция!»

Как ослабить его влияние?

Ну конечно же сообщить, что приехал «немецкий шпион».

Пик обвинений Ленина в прямом шпионаже придётся на июль 1917 года, когда его попытаются арестовать. Тогда бывший его соратник Алексинский, давно разошедшийся с Лениным по причине собственных непомерных амбиций и скатившийся до провокаторства, прямо заявил в «жёлтой» газетке «Живое Слово», что Ленин-де — «шпион».

Провокация Алексинского последовала сразу за другой грандиозной провокацией — расстрелом Временным правительством мирной Июльской демонстрации, представленной властями как попытка большевистского переворота. Этот поклёп на Ленина и большевиков оказался тоже долгоиграющим. Керенский, запустив его в оборот в 1917 году, будучи главой Временного правительства, не отказался от него и ко времени написания своих эмигрантских мемуаров, то есть — через почти полвека после событий. Затем эстафету лжи приняли у него современные «российские» «историки».

В действительности Ленин был настолько далёк от намерения форсировать восстание масс — ещё преждевременное, что накануне событий — 29 июня (12 июля) 1917 года, Владимир Ильич вместе с Марией Ильиничной (Крупская была занята в Питере) уехал на дачу В.Д. Бонч-Бруевича в деревню Нейвола, около станции Мустамяки (ныне Рощинский район Ленинградской области). Одиночество всегда было для него редкой роскошью, и «подлечиться тишиной» стоило, потому что он от перегрузок просто заболевал.

События июльских дней через восприятие руководства большевиков описал Сталин 27 июля (9 августа) 1917 года в отчётном докладе ЦК на VI съезде РСДРП. Сталин сказал тогда:

— 3 июля. 3 часа дня. Заседает Петроградская общегородская конференция нашей партии. Обсуждается безобиднейший вопрос о муниципальных выборах. Появляются два представителя одного из полков гарнизона и вносят внеочередное заявление о том, что тут у них «решено выступить сегодня вечером», что они «не могут больше молча терпеть, как полк за полком раскассируются на фронте», что они «уже разослали своих делегатов по заводам и полкам» с предложением присоединиться к выступлению. В ответ на это представитель президиума конференции товарищ Володарский заявляет, что «у партии имеется решение не выступать, что партийные члены данного полка не смеют нарушать постановление партии»…

(И. В. Сталин. Сочинения, т. 3, стр. 161)

Сталин говорил это своим, среди своих и для политической ориентации своих… Поэтому нет никаких оснований подвергать сомнению искренность и достоверность его сообщения делегатам съезда о том, что решение гарнизона выступить было для столичного руководства РСДРП(б) абсолютно неожиданным.

Но события развивались… Инициативу проявил прежде всего 1-й пулемётный полк. Стоявший на Выборгской стороне, в рабочем районе, он утром 3 (16) июля решил выступить с требованием свержения Временного правительства силой оружия.

Крупская, которая сотрудничала с культурно-просветительной комиссией пулемётчиков, «сговорилась, — как она пишет, — собраться в понедельник для обсуждения некоторых вопросов культурной работы», но из полка никто не пришёл, и Надежда Константиновна двинулась во дворец Кшесинской, нагнав полк по пути на Сампсониевском проспекте.

Ей запомнилась такая сцена. С тротуара навстречу строю сошёл старый рабочий и, поклонившись в пояс, громко сказал: «Уж постойте, братцы, за рабочий народ!»

Такое не придумаешь — Крупская явно описывала виденное. Во дворце же Кшесинской — штабе большевиков, ей запомнились тогда Сталин и Лашевич. Пулемётчики, подойдя к дворцу Кшесинской, отдали честь и двинулись к себе на Выборгскую — строить баррикады.

Срочно послали за Лениным в Мустамяки… Возвратившись в Петроград утром 4 (17) июля, Ленин взял ситуацию под контроль — настолько, насколько это было возможно хотя бы в стенах особняка Кшесинской. Заводы и фабрики бастовали, из Кронштадта прибыли матросы, от большевиков требовали выступления. К дворцу Кшесинской подходили и подходили демонстрации.

Ленину пришлось с балкона разъяснять, что время для решительных действий ещё не настало. А чтобы не потерять перед массами лицо, большевики предложили провести мирную демонстрацию, и по проспектам столицы двинулось полумиллионное шествие.

Причём не подлежит сомнению и достоверность свидетельства бывшего члена «Военки» — Военной организации РСДРП(б), Михаила Кедрова. Кедров вспоминал, что, идя на исторический балкон для выступления перед матросами, приведёнными из Кронштадта Раскольниковым, Ленин сердито бросил членам «Военки»: «Бить вас всех надо!»

Кончилось всё расстрелом Июльской демонстрации, разгромом редакции «Правды», «обвинениями» Алексинского, выдачей ордера на арест Ленина и переходом партии на полулегальное положение, а Ленина — на нелегальное.

ЭТО ПРОИЗОШЛО в середине лета 1917 года. Но уже весной «пломбированный» вагон стал излюбленной темой всей «жёлтой» питерской прессы. В некотором смысле забавно, но и показательно, что 19 апреля (2 мая по новому стилю) 1917 года поэт Александр Блок писал в письме: «Буржуа только и делают, что боятся: то хулиганов, то немцев, то Ленина, то анархии».

Так или иначе Ленин был в России, в центре событий, и отныне сам всё более становится центром событий, исходной точкой их формирования и течения. На следующий день после его приезда в Петроград, в 8 часов вечера 4 (17) апреля 1917 года, началось заседание Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, и Ленин там — сразу же — дал свой первый политический бой.

Вначале по вопросу «О положении швейцарской эмиграции» выступил бывший депутат II Думы меньшевик-интернационалист А. Г. Зурабов (1873–1920), избранный членом Исполкома Петросовета. Зурабов вернулся в Россию из Копенгагена и подтвердил, что министр иностранных дел Милюков чинил препятствия возвращению на родину эмигрантов-интернационалистов. От имени оставшихся в Швейцарии меньшевиков он предложил Исполкому нажать на Временное правительство, чтобы были начаты переговоры об обмене эмигрантов на интернированных или военнопленных немцев.

Напомню, что тогда говорили о «двоевластии». С одной стороны, у масс пользовался кредитом доверия столичный Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов и другие Советы, начиная от Московского и заканчивая провинциальными. С другой стороны, официально власть принадлежала Временному правительству, которое, однако, не могло бы обладать даже минимальной властью без поддержки Петросовета, а с июня 1917 года — избранного на I съезде Советов центрального исполнительного комитета с подавляющим преобладанием меньшевиков и эсеров. И «двоевластие» в России выражалось в том, что исполнительную власть осуществляло Временное правительство, но считалось, что оно находится под контролем Петросовета.

Реально отношения «Временных» и соглашателей из Петросовета строились по типу Петуха и Кукушки из басни Крылова, однако, нажав на Исполком, можно было как-то повлиять и на правительство. И выступивший после Зурабова Зиновьев предложил принять соответствующую резолюцию.

Председатель Петросовета меньшевик Церетели и меньшевик Богданов выступили против, и тогда слово взял Ленин. Он тоже предложил Петросовету одобрить проезд через Германию и добиваться освобождения и отправки на родину соответствующего (человек на человека) числа интернированных немцев, в первую очередь — одного из лидеров правого крыла австрийской социал-демократии Отто Бауэра (1882–1938). С этой просьбой Ленин обратился к Исполнительному комитету Петросовета и печатно — в статье «Как мы доехали». Однако Петросовет предложения Ленина об инициировании обмена не поддержал — их торпедировали столичные меньшевики. Причин могло быть несколько — от нежелания иметь в столице Мартова со товарищи до нежелания хотя бы постфактум выдать, так сказать, политическую индульгенцию Ленину.

Показательно, что на том же заседании Ленин был введён в состав Петроградского Совета. Вот уж в этом ему даже Чхеидзе с Церетели отказать не смогли. И это была его первая государственная, по сути, должность за всю его политическую биографию.

Но это было лишь начало!

НАЗАВТРА — 5 (18) апреля 1917 года, в № 24 газеты «Правда» — печатного органа ЦК РСДРП(б), и одновременно в № 32 газеты «Известия» — печатного органа Петроградского Совета рабочих депутатов, была опубликована ленинская статья с «говорящим» названием «Как мы доехали». Там Ленин описал то, что мы уже знаем. А через неделю после приезда — 12 (25) апреля он пишет письма Карпинскому в Женеву и Ганецкому с Радеком в Стокгольм (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 435–436 и 437–438).

Карпинскому он, в частности, сообщал:

«…Нас пропустили, встретили здесь бешеной травлей, но ни книг, ни рукописей, ни писем до сих пор не получаем. Очевидно военная цензура работает чудесно — даже чересчур усердно, ибо Вы знаете, что у нас ни тени нигде о войне не было и быть не могло…

…Доехали чудесно. Платтена не впустил Милюков. Атмосфера здесь — бешеная травля буржуазии против нас. Среди рабочих и солдат — сочувствие…

22. IV. 1917 г. Всероссийская конференция большевиков (нашей партии) в Питере.

Черкните, издано ли наше «Прощальное письмо», на каких языках и как идёт сбыт…

Крепко жму Вашу руку.

Ваш В. Ульянов».

В письме Ганецкому и Радеку Ленин тоже коснулся общей атмосферы в Петрограде:

«…Буржуазия (+ Плеханов) бешено травят нас за проезд через Германию. Пытаются натравить солдат. Пока не удаётся: есть сторонники и верные. Среди эсеров и социал-демократов самый отчаянный шовинистический угар…

… Созываем 22.IV. 1917 Всероссийскую конференцию большевиков. Надеемся вполне выправить линию «Правды»…

Положение архисложное, архиинтересное…»

Итак, «германский» (а по Н. Старикову — даже двойной, «англо-германский») «агент» Ленин начал действовать. Однако для «германского агента», якобы получившего «миллионы золотых марок» от «германского генштаба», Ленин повёл себя странно.

Во второй половине апреля в Петроград приехал известный датский социал-демократ Фредерик Боргбьёрг (1866–1936), связанный с немецким правым социал-демократом Шейдеманом (1865–1939). Последний через полтора года войдёт в последнее имперское правительство Макса Баденского, к русскому Октябрю отнесётся крайне враждебно, а в качестве главы коалиционного правительства Веймарской республики будет кроваво подавлять германское рабочее движение…

Относительно Шейдемана Ленин никогда не заблуждался. Уже в первой своей деловой речи — на собрании большевистского актива 4 (17) апреля 1917 года, так ошеломившей Суханова, и не его одного, Ленин говорил:

— Большинство социал-демократов во всём мире социализм предали и перешли на сторону своих правительств… Шейдеман, Плеханов, Гед…

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 112)

Но ещё в Швейцарии, ещё до начала Февральского переворота, Ленин написал 4 февраля 1917 года Инессе Арманд из Цюриха в Кларан большое информационно-инструктивное письмо, где, в частности, было сказано: «Платтен (тот самый. — С.К.) = путаник. С Шейдеманом или с Либкнехтом? спрашивает он, не поняв, что Гримм именно «мирит», соединяет швейцарских социал-патриотов… и швейцарских «левых», совершенно бессознательных!!!» (В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 381–382).

Для самого Ленина всё было ясно и решено сразу после начала Первой мировой войны: с Либкнехтом против Шейдемана и шейдеманов! И это означало, кроме прочего: никаких соглашений с соглашателями.

В 1918 году Парвус в статье-памфлете «Правда, которая колется» её цитировал, и Керенский в своих мемуарах утверждал, что «глава империалистического большинства в социал-демократической партии, член германского правительства Шейдеман со всей решительностью объяснил большевикам, что пока идёт война, революция в Германии решительно невозможна и более того, ни в коем случае не следует ставить в трудное положение Западный фронт».

Однако ни решительно, ни колеблясь, Шейдеман ничего большевикам заявлять не мог, ибо во время войны лично в глаза их не видел. Что же до политических установок Ленина относительно того, следует ли поддерживать стремление Германии к сепаратному миру с Россией, то они были прямо противоположны шейдемановским. И как раз случай с Боргбьёргом это выявил вполне однозначно и предметно.

БОРГБЬЁРГ от имени Объединённого комитета рабочих партий Дании, Норвегии и Швеции предложил социалистическим партиям России принять участие в конференции по вопросу о заключении мира. Созвать её предлагалось в Стокгольме в мае 1917 года.

23 апреля (6 мая) на заседании Исполкома Петроградского Совета, где большинство было тогда у меньшевиков, Боргбьерг откровенно сказал: «Германское правительство согласится на те условия мира, которые германская социал-демократия предложит на социалистической конференции…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 560, прим. 149).

Шито тут всё было, конечно, белыми нитками — «условия мира германской социал-демократии» от первого до последнего пункта написали бы германский Генштаб и канцлер Бетман-Гельвег. Так что один-то агент германского генштаба — без кавычек, в мае 1917 года по Петрограду разгуливал. Это был датчанин Боргбьёрг.

Как же «помог» ему Ленин?

А вот как…

25 апреля (8 мая) 1917 года Исполком Петроградского Совета заслушал мнения партийных групп. За поездку в Стокгольм высказались трудовики, бундовцы и меньшевики. Большевики же по требованию Ленина объявили участие в такой «мирной» затее полной изменой интернационализму. А Апрельская Всероссийская конференция большевиков, проходившая в Петрограде с 24 по 29 апреля (7—12 мая), разоблачила Боргбьёрга как… агента германского империализма.

Ленин прямо назвал его «агентом немецкого правительства».

НА ВСЕРОССИЙСКОЙ конференции РСДРП (б) присутствовал 131 делегат с решающим и 18 с совещательным голосом от 78 партийных организаций. Выборы на конференцию прошли на конференциях местных организаций из расчёта 1 делегат на 500 членов партии. То есть тогда в партии состояло не менее 65 тысяч человек. Ленин на конференции говорил даже о «70000 членов нашей партии» (В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 367 и стр. 557, прим. 144).

Сразу после революции численность организаций большевиков не превышала 40–45 тысяч человек (по некоторым данным, и меньше), но, как верно отмечала сталинская «История ВПК(б)», это были «закалённые в борьбе кадры». Теперь же в РСДРП(б) приходило новое пополнение, и это были тоже неплохие кадры — членский билет партии большевиков особых доходов и привилегий весной 1917 года не обещал. Всё обстояло вообще-то наоборот — большевики получали тогда не «пироги и пышки», а «синяки и шишки».

С одной стороны, в период с примерно 1915 года по весну 1917 года о партии большевиков можно было говорить как о некой виртуальности, поскольку связь между руководством и партийной массой нередко почти отсутствовала, особенно по линии «Россия — заграница». Даже ленинские статьи и брошюры доходили до России с трудом.

С другой стороны, партия была и жила даже в эти сложные годы — так уж выстраивал её, так готовил её сам её вождь — Ленин. Армия генерала Монка, во всяком случае, в романе Дюма «Десять лет спустя», сохранила себя как единое целое и в тот период, когда Монк, похищенный д'Артаньяном, в ней отсутствовал. Нечто подобное имело место — но не в романе, а в жизни, — и в партии Ленина. Она сумела сохранить себя и без оперативной связи с Лениным — за счёт прочно установившихся при Ленине и установленных Лениным идейных связей.

Теперь партийная масса была связана с Лениным напрямую, а Ленин был связан напрямую с партийной массой.

И это было хорошо.

На Апрельской конференции обсуждались комплекс политических и социальных проблем и линия большевиков в событиях. Несогласных с Лениным на конференции хватало, однако основная часть делегатов пошла за ним. Все резолюции конференции написал, по сути, Ленин, в том числе и «Резолюцию о войне», которая 29 апреля (12 мая) 1917 года была опубликована в № 44 «Правды». Начиналась она так:

«Современная война со стороны обеих групп воюющих держав есть война империалистическая, т. е. ведущаяся капиталистами из-за дележа выгод от господства над миром, из-за рынков финансового (банкового) капитала, из-за подчинения слабых народностей и т. д. Каждый день войны обогащает финансовую и промышленную буржуазию и истощает силы пролетариата и крестьянства…

Переход государственной власти в России к Временному правительству, правительству помещиков и капиталистов, не изменил и не мог изменить такого характера и значения войны со стороны России…

Поэтому пролетарская партия не может поддерживать ни теперешней войны, ни теперешнего правительства, ни его займов…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 403.)

В резолюции было сформулировано и отношение Ленина к сепаратному миру с Германией:

«Что же касается до самого важного вопроса о том, как кончить возможно скорее, и притом не насильническим, а истинно демократическим миром, эту войну капиталистов, то конференция признаёт и постановляет:

Нельзя окончить эту войну отказом солдат только одной стороны от продолжения войны, простым прекращением военных действий одною из воюющих сторон.

Конференция протестует ещё и ещё раз против низкой клеветы, распространяемой капиталистами против нашей партии, будто мы сочувствуем сепаратному (отдельному) миру с Германией. Мы считаем германских капиталистов такими же разбойниками, как и капиталистов русских, английских, французских и пр., а императора Вильгельма таким же коронованным разбойником, как и Николая II и монархов английского, итальянского, румынского и всех прочих…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 405.)

Как видим, резолюция о войне Апрельской конференции большевиков никак не разваливала фронт. И Ленин действительно был противником сепаратного мира с Германией — в отрыве от всеобщего перемирия и мира.

Что же до Боргбьёрга, то Ленин, выступая 25 апреля (8 мая) на конференции, сказал:

— Я не могу согласиться с товарищем Ногиным… Не надо забывать сути и подкладки всей этой истории. Я вам прочту точно сообщённое в «Рабочей Газете» предложение Боргбьёрга и отмечу, что за всей этой комедией якобы социалистического съезда кроется самый реальный политический шаг германского империализма. Тут не может быть и тени сомнения, что это предложение немецкого правительства, которое не делает таких шагов прямо и которому нужны услуги датских Плехановых, потому что на такие услуги немецкие агенты не годятся. Положение Германии самое отчаянное, вести теперь эту войну — дело безнадёжное. Вот почему немцы говорят, что готовы отдать почти всю добычу, ибо они всё-таки стремятся при этом урвать кое-что…

Зал слушал внимательно, хотя не все лица выражали одобрение и понимание. Вроде бы речь о мире, а Ленин — против.

Ленин же продолжал:

— Несомненно, что когда английские и французские социал-шовинисты сказали, что они не идут на конференцию, — они уже всё знали: они пошли в своё министерство иностранных дел, и им там сказали: мы не хотим, чтобы вы туда шли… Отрицать то, что Боргбьёрг — агент немецкого правительства, нельзя. Вот почему, товарищи, я думаю, что нам эту комедию надо разоблачать. Все эти съезды не что иное, как комедии, прикрывающие сделки за спиной народных масс.

(В. И. Ленин ПСС, т. 31, стр. 364–367.)

Вот тебе и «пломбированный вагон»!

Вот тебе и «немецкий шпион»!

А ведь как удобно было бы укрыться за спиной Боргбьёрга действительному агенту немцев…

Впоследствии отставные «социалистические» политики Февраля об истории с Боргбьёргом вспоминать не любили, а если и вспоминали, то с явным намерением затемнить этот неприглядный для них эпизод. Так, например, бывший комиссар Временного правительства доцент Владимир (Владас) Станкевич

(Станка), покинувший Россию в 1919 году и с 1949 года живший в США, написал о Боргбьёрге следующее:

«Подлинное же мнение большинства германской социал-демократии привёз представитель датских социалистов Боргбьёрг. Он появился как-то таинственно, произнёс небольшую (?! — С.К.) речь с явными недомолвками, потом на неделю куда-то стушевался. Потом появился опять и заявил, что может приблизительно изложить мнение германских социалистов. Но это мнение отнюдь не произвело впечатления ответного рукопожатия, а скорее, попытки спекульнуть на русской революции».

В общем, по Станкевичу выходило, что приезжала, мол, какая-то мелкая подозрительная «шушера», которую никто (и особенно «трудовики» во главе со Станкевичем-Станкой) всерьёз не воспринял.

А ведь пятидесятилетний Боргбьёрг к тому времени был уже двадцать лет депутатом датского парламента, главным редактором центрального органа партии — газеты «Социал-Демократ». К русскому Октябрю он отнёсся враждебно, в двадцатые и тридцатые годы занимал в королевском правительстве Дании посты министра социального обеспечения, а потом — образования. Поэтому тот же Станкевич говорил с ним в 1917 году «без дураков», прекрасно представляя себе немалые фактические полномочия датчанина.

Помалкивают в своих мемуарах о Боргбьёрге и Керенский, и Милюков, и это, вообще-то, попахивает саморазоблачением. Не углубляясь в догадки, просто выскажу предположение, что подоплёку деятельности Керенского, Милюкова и им подобных фигур писаная история не вскрыла по сей день. Очень уж любопытные это фигуры, и очень уж темны мотивы и скрытые пружины их поступков в 1917 году.

НЕ МЕШАЕТ вспомнить и ещё о некоторых обстоятельствах, связанных с так и не состоявшейся Стокгольмской конференцией, против которой самым решительным образом протестовал Ленин.

Инициатива Боргбьёрга накладывалась и переплеталась с хлопотами других социал-шовинистов нейтральных стран, включая швейцарца Гримма. И эту заграничную возню летом 1917 года были склонны поддержать в Петрограде не только меньшевики типа Чхеидзе и Церетели и эсеры типа Чернова, но и кое-кто из большевиков типа Каменева. Воспользовавшись тем, что Керенский вынудил Ленина уйти в подполье, Каменев 6 (19) августа 1917 года на заседании Центрального исполнительного комитета, где обсуждался вопрос о подготовке к Стокгольмской конференции, выступил с речью. Он заявил, что решение большевиков не участвовать в конференции должно быть пересмотрено. Большевистская фракция ЦИК отмежевалась от выступления Каменева, а Ленин попросту разозлился. 16 (29) августа в № 3 газеты «Пролетарий» (очередной «псевдоним» постоянно закрываемой «Правды») он опубликовал статью «О выступлении Каменева в ЦИК по поводу Стокгольмской конференции», где, имея в виду выступление Каменева, писал:

«Это — пустейшая декламация в духе Чернова и Церетели. Это — вопиющая неправда. Не революционное знамя, а знамя сделок, соглашений, амнистии социал-империалистов, переговоров банкиров о дележе аннексий — вот какое знамя на деле начинает развеваться над Стокгольмом.

Нельзя терпеть, чтобы партия интернационалистов… компрометировала себя кокетничаньем с проделками социал-империалистов, русских и немецких, с проделками министров буржуазного империалистического правительства Черновых, Скобелевых и Кº».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 71–72.)

Тогда же Ленин направил директивное письмо в Заграничное бюро ЦК в Стокгольме, где заявил:

«Итак, я абсолютно против участия в Стокгольмской конференции. Выступление Каменева… я считаю верхом глупости, если не подлости…

Я считаю участие в Стокгольмской конференции и во всякой иной вместе с министрами (и мерзавцами) Черновыми, Церетели и их партиями прямой изменой…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 447–448.)

Напомню, что после Октябрьской революции Чхеидзе и Церетели возглавили процесс отделения Грузии от России, то есть они были изменниками не только дела социализма в России, но и просто изменниками, преступниками перед российской государственностью.

Надо заметить, что в тот момент даже многие европейские «циммервальдисты» (то есть интернационалисты, выступавшие против социал-шовинистов) были дезориентированы «мирными» инициативами Боргбьёрга, Гримма и других… При этом крупнейшие социал-демократические лидеры — депутат шведского риксдага Карл Яльмар Брантинг (1860–1925), один из старейших деятелей бельгийского рабочего движения профессор Камиль Гюисманс (1871–1968), французские социалисты Марсель Самба (1862–1922), Пьер Ренодель (1971–1935), уже известный нам Альбер Тома (1878–1932) с самого начала войны вовсю поддерживали свои правительства, входили в их состав и откровенно предавали интересы тех европейских рабочих масс, которыми «руководили». Особенно активен был в развращении не только французских, но и российских рабочих Альбер Тома. И Ленин в письме в Загранбюро писал далее:

«Министериализм русских меньшевиков-»циммер-вальдистов» (имеются в виду бывшие циммервальдисты. — С.К.) надо сугубо использовать для постановки ультиматума Циммервальду вообще: либо разрыв с Брантингами, Гюисмансами и Кº, либо мы выходим сразу. Кстати: ведёт ли кампанию «Arbeiterpolitik” (“Рабочая политика”. — С.К.) против Цеткиной и против… «Volksfreund” (центристская социал-демократическая газета “Друг Народа”. — С.К.) за то, что эти мерзавцы из-за интриганских целей обеляли и поддерживали русских меньшевиков, Чхеидзе и Кº, оказавшихся министериабельной сволочью вроде Самба, Реноделя, Тома и Кº?»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 449–450.)

«Arbeiterpolitik» — это еженедельный журнал по вопросам научного социализма, издаваемый в Бремене группой левых радикалов «Интернационал», возглавляемой И. Книфом и П. Фрёлихом и прямо связанной с Лениным в то время, когда он находился в Швейцарии. В 1919 году эта группа вошла в Коммунистическую партию Германии (КПГ).

А «Цеткина» — это та самая знаменитая немецкая левая социал-демократка, левая циммервальдистка Клара Цеткин (1857–1933), которая в 1919 году стала одним из основателей КПГ и на III конгрессе ленинского Коммунистического интернационала была избрана в Исполком Коминтерна. Ленин и Цеткин хорошо знали друг друга, но, как видим, Ленин был настолько разозлён непониманием европейскими соратниками российских проблем, что не удержался от резкого слова и в адрес Клары.

Впрочем, как прогерманская миссия Боргбьёрга, так и прочие подобные «социалистические» инициативы были обречены во «временном» Петрограде уже потому, что тон в мировой буржуазной политике задавал теперь Вашингтон, официально подключившийся к войне и подготавливавший поездки в Россию собственных полномочных эмиссаров типа летней миссии Элиху Рута.

Напомню и о некой таинственной межсоюзнической конференции, проходившей в Петрограде накануне Февраля — в январе 1917 года. Полковник Хор обозвал конференцию «Ноевым ковчегом». Он считал: «Ни народ, ни правительство, ни император не хотели приезда союзной миссии… этой большой компании политиканов, военных и экспертов… Это было назойливостью в час испытаний их Родины»…

Английскую делегацию на январской конференции возглавлял лорд Альфред Мильнер, и вот как позднее оценил суть его миссии ирландский политик Гинелл: «Наши лидеры… послали лорда Мильнера в Петроград, чтобы подготовить революцию, которая уничтожила самодержавие в стране-союзнице». Гинелл был тогда разгневан жестокой расправой лондонских лидеров с неудачным Ирландским национальным восстанием, поэтому и разоткровенничался, и верить ему мы тут просто обязаны.

Рут, Бьюкенен, Мильнер, Милюков, Керенский, Станкевич, Боргбьёрг, Гримм, Шейдеман, Чхеидзе — все они и многие другие были частицами одной и той же политической мозаики. Но вот уж Ленина в эту мозаику пусть стариковы и нарочницкие не «монтируют» — он ей был чужд и как политик, и как человек!

ЧТОБЫ лучше понять суть мыслей и деятельности Ленина после его возвращения в Россию, предпримем небольшой экскурс в дни задолго до Октября 1917 года…

18 марта 1908 года в Женеве состоялся интернациональный митинг по поводу трёх пролетарских годовщин: 25-летия смерти Маркса, 60-летия мартовской революции 1848 года и очередной годовщины Парижской коммуны. От РСДРП на митинге выступил Ленин, и там он, имея в виду уроки Парижской коммуны, высказал мысль, для нас весьма любопытную.

В 1871 году — после падения Второй империи Наполеона III и провозглашения республики — французские либералы образовали правительство, названное ими «правительством национальной обороны», поскольку победившие во Франко-прусской войне немцы начали осаду Парижа. И вот, вспоминая эту горькую историю, Ленин сказал:

«Буржуазия составила тогда “правительство национальной обороны”, и за общенациональную независимость пролетариат должен был бороться под его руководством. На самом деле это было правительство “народной измены”, назначение своё видевшее в борьбе с парижским пролетариатом. Но пролетариат не замечал этого, ослеплённый патриотическими иллюзиями. Патриотическая идея ведёт своё происхождение ещё от Великой революции XVIII века; она подчинила себе умы социалистов Коммуны, и Бланки (французский революционер, свыше 36 лет проведший в тюрьмах. — С.К.), например, несомненный революционер и горячий сторонник социализма, для своей газеты не нашёл более подходящего названия, как буржуазный вопль: “ Отечество в опасности!”».

В соединении противоречивых задач — патриотизма и социализма — была роковая ошибка французских социалистов…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 16, стр. 451.)

С момента выступления Ленина в Женеве прошло ровно 10 лет, и в феврале 1918 года в России возникла ситуация, напоминающая французскую в 1871 году.

К декабрю 1917 года немцы оккупировали значительную часть страны. Советская Россия не имела возможности противостоять угрозе со стороны германских агрессоров, и с начала декабря 1917 года в Бресте велись мирные переговоры с Германией. Троцкий их сорвал, а в феврале 1918 года немцы, нарушив перемирие, начали наступление на Петроград.

И как же повёл себя Ленин?

Ленин… написал воззвание «Социалистическое отечество в опасности!» и пояснил: «До Октября 1917 года мы были пораженцами, после Октября 1917 года мы оборонцы»…

Итак, когда Ленин из области теории перешёл в область практики, оказалось, что патриотизм и социализм вполне совместимы. Так что — Ленин ошибался, или же он проявил политическое и идейное двуличие?

Никак нет!

В отличие от французских рабочих пролетариат России должен был бороться в 1918 году за общенациональную независимость под руководством не чужого, не либерального буржуазного правительства, но Совета народных комиссаров рабоче-крестьянской России. А это, как говорят в Одессе, — две большие разницы!

СОБСТВЕННО, Ленин ещё во время Первой мировой войны прозорливо увидел проблему в её будущей практической постановке. 30 ноября (13 декабря) 1916 года он отвечал Инессе Арманд. Та усмотрела противоречия в прежнем и текущем отношении Ленина к «защите отечества» — мол, Маркс сказал, что пролетарии не имеют отечества, а у Ленина выходит что-то не то… И Владимир Ильич пояснял:

«…Мне сдаётся, что Вы рассуждаете как-то немного односторонне и формалистично. Взяли одну цитату из «Коммунистического Манифеста»… и хотите без оговорок применять её, вплоть до отрицания национальных войн.

Весь дух марксизма, вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривалось лишь (о) исторически; (Р) лишь в связи с другими; (у) лишь в связи с конкретным опытом истории.

Отечество понятие историческое…

В «Коммунистическом Манифесте» сказано, что рабочие не имеют отечества.

Справедливо. Но там сказано не только это. Там сказано ещё, что при образовании национальных государств роль пролетариата несколько особая…

Маркс и Энгельс сказали в «Коммунистическом Манифесте», что рабочие не имеют отечества. Но тот же Маркс звал к национальной войне не раз: Маркс в 1848 г., Энгельс в 1859 г…

Были ли Маркс и Энгельс путаниками, сегодня говорившими одно, завтра другое? Нет. По-моему, признание «защиты отечества» в национальной войне вполне отвечает марксизму».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 329–330.)

В этом весь Ленин — ни на миг не схоласт, не догматик, а всегда — диалектик. До Октября 1917 года Россия вела войну империалистическую, без внятно обозначенных национальных целей — если не считать стремления получить Босфор и Дарданеллы, за что профессора Милюкова и прозвали «Милюков-Дарданелльский»…

После Октября 1917 года Россия официально, устами Председателя Совета народных комиссаров Владимира Ульянова (Ленина), с империалистической войной покончила, но Германия этот благородный шаг не оценила и продолжила против России империалистическую войну. И теперь перед народом России стояла чётко обозначенная национальная цель: защитить национальную территорию от захвата агрессором. Война стала для России национальной, а признание «защиты отечества» в национальной войне вполне отвечает и классическому марксизму, и здравому смыслу (от подлинного марксизма, впрочем, неотделимому), и естественному патриотическому чувству всех истинных сынов Отечества.

В своём воззвании Ленин писал:

«Германский милитаризм хочет задушить русских и украинских рабочих и крестьян, вернуть земли помещикам, фабрики и заводы — банкирам, власть — монархии. Германские генералы хотят установить свой «порядок» в Петрограде и Киеве…

Священным долгом рабочих и крестьян России является беззаветная защита республики Советов против полчищ буржуазно-империалистической Германии…»

Восьмым пунктом в воззвании шло: «Неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления».

Так в феврале 1918 года началась возглавляемая интернационалистом Лениным национально-освободительная война народов России за свободу и независимость. В ходе её Советской России пришлось отражать не только германскую, на и англо-французскую, и американскую, и японскую, и турецкую, и польскую агрессию. А во главе этой национальной борьбы стоял Ленин.

Подлинно русским патриотизмом в сочетании с высоким всечеловеческим интернационализмом пронизаны и работы Ленина, и его переписка на протяжении всей его жизни. Вот, например, 30 января 1917 года, ещё из Швейцарии, Ленин пишет Арманд:

«У нас было недавно двое бежавших пленных… (один из пленных, пишет Ленин, пробыл год в немецком плену, в лагере из 27 000 чел. — С. К.). Немцы составляют лагеря по нациям и всеми силами откалывают их от России; украинцам подослали ловких лекторов из Галиции. Результаты? Только-де 2000 были за «самостийность» (самостоятельность в смысле более автономии, чем сепарации) после месячных усилий агитаторов!! Остальные-де впадали в ярость при мысли об отделении от России…

Факт знаменательный! Не верить нельзя. 27000 — число большое. Год — срок большой. Условия для галицийской пропаганды — архиблагоприятные. И всё же близость к великоруссам брала верх! Отсюда… вытекает, что, авось, от «австрийского типа» развития судьба Россию избавит».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 377)

Это был взгляд классовый, но классовый взгляд патриота единой и неделимой России! В 1917 году всем уже было ясно, что «лоскутная» Австро-Венгерская империя обречена на распад, но для России Ленин такого варианта не только не желал, а, напротив, исходил из того, что его следует избежать… Что Россия должна сохраниться как собирательница народов вокруг себя, признавая их право на самоопределение, но, в то же время, призывая не разъединяться, а объединяться в едином государстве.

Тогда же Владимир Ильич написал: «Мы не сторонники мелких государств», и разъяснил, что хотя «ни один демократ не может… отрицать права Украины на свободное отделение от России, именно безоговорочное признание этого права одно лишь и даёт возможность агитировать за вольный союз украинцев и великороссов, за добровольное соединение в одно государство двух народов…» (В. И. Ленин. ПСС, т. 32, стр. 341, 342).

ВНАЧАЛЕ Ленин стал Спасителем России. Он спас Россию от хаоса, в который та погружалась после всех провалов царизма и Временного правительства. Спас Ленин Россию и тем, что увёл её от раздробления и судьбы полуколонии, то есть — от того, что получила Россия в конце XX века, отказавшись от Ленина и от продолжателя его дела Сталина.

Спасительную роль Ленина — пусть и с опозданием, пусть и сквозь зубы, признал даже великий князь Александр Михайлович, дядя императора Николая Второго («дядя Сандро»). В июне 1932 года, в Париже, он написал:

«…в России последовал целый ряд авантюр наших бывших союзников, которые способствовали тому, что большевики были возведены на пьедестал борцов за независимость России… Главы союзных государств вели политику, которая заставила русских офицеров и солдат испытать величайшие разочарования в наших бывших союзниках и даже признать, что Красная Армия защищает целость России от поползновений иностранцев.

Англичане появились в Баку и создали независимое государство Азербайджан с целью овладения русской нефтью…

Итальянцы появились почему-то в Тифлисе и помогли образовать самостоятельную Грузию в южной части Кавказа, которая была известна своими марганцевыми месторождениями.

Французы заняли Одессу, главный пункт южнорусского экспорта, и стали благосклонно прислушиваться к предложениям лидеров "самостийной" Украины, которые ещё месяц тому назад исполняли роли тайных и явных агентов германского командования…

Вершители европейских судеб (Антанта. — С.К.)… надеялись одним ударом уничтожить и большевиков, и возможность возрождения сильной России.

Положение вождей белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что не замечают интриг союзников, они призывали… к священной борьбе против Советов, с другой стороны — на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи, апеллируя к трудящимся всего мира…»

Этой — убийственной для клеветников на Ленина — цитатой я и завершу свой рассказ о «пломбированном вагоне», в котором возвращался в Россию самый знаменитый его пассажир.

И остаётся сказать немногое — уже в послесловии.

Весьма краткое послесловие

В 1960-е ГОДЫ Александр Керенский — формально непосредственный предшественник Ленина на посту главы Российского государства, издал на деньги англосаксов и на английском языке свои мемуары, о чём читатель уже осведомлен. Описывая в них ситуацию перед Февральским переворотом, Керенский лгал напропалую — не столько фактически, сколько в своих оценках. Впрочем, фактически он тоже лгал, когда утверждал, например, следующее:

«Ленин… полагал, что поражение царской России ускорит наступление мировой революции. Победить Россию могла только Германия, а посему долг каждого «настоящего» революционера — помочь Германии в этом деле. И соответственно только «социал-шовинисты» и «наёмники буржуазии» откажутся содействовать поражению собственной страны.

У Ленина не было абсолютно никаких сомнений — морального или духовного свойства — в том, что необходимо содействовать поражению своей страны…

Ленин твёрдо верил в марксистские идеи… Для него всё, что было на пользу и выгодно рабочему классу, представлялось этичным, и всё, что вредно, — неэтичным. Такая доктрина морального релятивизма (подчеркну, что слово «релятивизм» употребил не Ленин, а Керенский. — С.К.), если следовать ей до конца, неизбежно ведёт к той аморальности, которая предельно сжато сформулирована в словах Ивана из «Братьев Карамазовых» Достоевского: «Если Бога нет, то всё позволено». И действительно, именно эту сжатую формулу духовного и морального нигилизма Ленин и его соратники использовали в качестве руководящего принципа всей своей революционной деятельности».

Керенский ни полсловом не упоминает о Базельском манифесте 1912 года и — сам несомненный моральный релятивист — сваливает со своей больной головы на здоровую голову Ленина обвинение в «моральном релятивизме». И это — в то время, когда надо говорить о незыблемой монолитности руководящего принципа всей революционной деятельности Ленина: морально то, что способствует ликвидации легальной возможности для немногочисленной группы неправедно имущих членов общества строить своё и своих родных и близких материальное процветание на прозябании трудящегося большинства, не имеющего частной собственности. А то, что легально позволяет меньшинству стричь большинство (образ князя Талейрана), — аморально.

Керенский поступал как шулер — он подменял одно другим так же, как шулер подменяет шестёрку на туза. При этом не Марксу, не Ленину, не ленинцу и не марксисту, а всего лишь левому либералу, видному итальянскому мыслителю Пьеро Гобетти принадлежит блестящая мысль: «Соломоново решение, безусловно, тенденциозно, если вся правда на одной стороне»!

А Вся Правда всегда была и может быть лишь на стороне Труда! У Капитала нет правды, он силён и держится Ложью, манипулируя сознанием масс. Гобетти начинал понимать это, за что его в 1926-м, если не ошибаюсь, году и забили насмерть чернорубашечники наёмника буржуазии Бенито Муссолини.

Не более честно поступал Керенский, облыжно приписывая Ленину идейное и духовное родство с больными душами героев Достоевского. Ленин был к Достоевскому — и как к мыслителю, и как к писателю, вполне и резонно равнодушен, что хорошо видно из того, как скудно использовал он образы и цитаты из произведений Достоевского в своих работах. По сути, Ленин достаточно часто (шесть раз) обращался лишь к «Униженным и оскорблённым», что вполне понятно.

Зато к образам и мыслям Герцена, Гоголя, Грибоедова, Крылова, Некрасова, Пушкина, Успенского, Чернышевского Владимир Ильич обращался десятки раз, особенно выделяя наиболее великого и точного нашего сатирика — Салтыкова-Щедрина. Щедрина Ленин цитировал тем или иным образом не одну сотню раз!

Так при чём здесь Иван Карамазов et cetera?

НАПОМНЮ ещё раз…

Ленин приехал в Петроград поздно вечером 3 апреля (16 апреля по новому стилю) 1917 года. По пути во дворец Кшесинской, где разместился штаб большевиков, Владимир Ильич несколько раз обращался с броневика к толпам встречающих с краткими речами. Это были, естественно, просто агитационные призывы, однако наутро 4 (17) апреля Ленин дважды выступал деловым образом. Вначале на хорах Таврического дворца он сделал доклад для большевиков — делегатов Всероссийского совещания Советов рабочих и солдатских депутатов, а потом повторил свою речь уже на объединённом собрании большевиков и меньшевиков, участвовавших во Всероссийском совещании Советов.

7 (20) апреля в № 26 «Правды» была опубликована ленинская статья «О задачах пролетариата в данной революции» (см. В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 113–118), которая содержала знаменитые тезисы, названные «Апрельскими».

Ленин начал писать статью ещё в пути, по дороге в Россию, а по приезде передал её одному из членов редакции «Правды» с настоятельной просьбой напечатать в ближайшем номере. И первым же тезисом в статье шло:

«1. В нашем отношении к войне, которая со стороны России и при новом правительстве Львова и Кº остаётся грабительской, империалистической войной в силу капиталистического характера этого правительства, недопустимы ни малейшие уступки «революционному оборончеству».

На революционную войну, действительно оправдывающую революционное оборончество, сознательный пролетариат может дать своё согласие лишь при условии: а) перехода власти в руки пролетариата и примыкающих к нему беднейших частей крестьянства; б) при отказе от всех аннексий на деле, а не на словах; в) при полном разрыве со всеми интересами капитала…»

С этого же тезиса он 4 (17) апреля 1917 года начал свой доклад на собрании большевиков — участников Всероссийского совещания Советов рабочих и солдатских депутатов. На следующий день после своего возвращения в Россию. И где здесь «пораженчество», господа клеветники на Ленина?!

Спрошу и другое…

Можно хоть как-то понять российских обывателей в весеннем Петрограде 1917 года, о которых Александр Блок писал: «Буржуа только и делают, что боятся: то хулиганов, то немцев, то Ленина, то анархии». Эти обыватели имели лишь газетную информацию о том, что Ленин приехал из-за границы через вражескую страну в таинственном «пломбированном» вагоне. Причём эта информация была формально верной.

Можно понять и тех мало- или вовсе неразвитых простых солдат, рабочих, крестьян, которые на первых порах поверили буржуазной прессе…

Но как понять тех якобы «историков», журналистов, политиков и т. д., кто и после документального анализа ситуации тем же Вернером фон Хальвегом в 1957 году и другими, после опубликования и полной доступности ленинской переписки 1914–1917 годов и ленинских работ по теме, и сегодня не просто клевещет на Ленина, но и смущает сограждан россказнями о «германском золоте» Ленина, о якобы «подрывном» «пломбированном вагоне»?

Ну сколько же можно лгать?

И сколько же можно верить лжецам?

Вдрызг изолгавшийся Николай Стариков приводит рассказ лидера эсеров Виктора Чернова. Уже белоэмигрант, тот вспоминал, как в 1911 году, якобы сидя с Лениным за кружкой пива в ресторане, он якобы спросил: «Владимир Ильич, да приди вы к власти, вы на следующий день меньшевиков вешать станете?», на что Ленин якобы ответствовал, «прищурившись»: «Первого меньшевика мы повесим после последнего эсера».

Ну, и много ли здесь правды?

Много ли меньшевиков и эсеров повесил Ленин, придя к власти? А ведь того же Чернова, «главу» однодневного Учредительного собрания, матрос Железняк — буде был бы на то ленинский приказ — мог шутя пришибить в Таврическом дворце 6 января 1918 года. И взятки были бы гладки — Железняк тогда не в большевиках, а в анархистах числился.

Эх, господа!

К СЛОВУ, ещё раз о меньшевиках и их проезде через Германию… Как уж Юлий Мартов стремился сохранить чистоту риз и отказывался от проезда без прямой санкции меньшевистского Петроградского Совета. Ленин почти сразу плюнул на молчание петроградских подпевал Временного правительства и уехал в Россию в «пломбированном вагоне» — углублять революцию.

А что же Мартов и оставшиеся меньшевики?

4 мая 1917 года в № 47 меньшевистского органа «Рабочая газета» было опубликовано сообщение, которое ниже привожу от слова до слова:

«Советом Р. и С. Деп. получена след, телеграмма из Копенгагена:

Аксельрод, Мартов, Семковский телеграфируют:

Отстраняя проект обмена (интернированных немцев на проезд через Германию русских. — С.К.), вы нас обрекаете оставаться здесь до конца войны. Все надежды на проезд через Англию — бессмысленны, потому что это невозможно для массы эмигрантов, а мы отклоняем привилегии для нескольких, не говоря о том, что до сих пор вы не были в состоянии гарантировать нас от произвола Англии. После случая с Троцким (он был временно задержан в канадском порту Галифакс до выяснения готовности Временного правительства принять его на Родине. — С.К.) невозможно доверять правительству. Ни правительство, ни вы не даете мотивов, почему наш проект неприемлем. Мы констатируем, что, несмотря на все наши усилия, после 2 месяцев мы не получили амнистии. Ответственность за это падает на правительство…»

Под амнистией имелось в виду разрешение Петрограда на проезд через территорию враждебного государства, но самое ценное в телеграмме — свидетельство меньшевиков, что даже для них «английский» вариант был закрыт. А далее в их телеграмме прорезались чуть ли не ленинские нотки — но с запоздалым, по сравнению с Лениным, пониманием сути ситуации:

«Наша же обязанность при таких обстоятельствах — попробовать через посредство социалистов нейтральной Швейцарии получить разрешение проезда через Германию. Все здешние политические партии русских интернационалистов разделяют наши взгляды. Соображения дипломатического характера, опасения ложного истолкования отступают для нас на задний план перед могучим долгом участвовать в великой революции. Ваша политическая обязанность защищать это решение, вынужденное положением, не позволяя смущать себя заинтересованной демагогией шовинистов (жирный курсив здесь и ниже мой. — С.К.)».

(Ю. О. Мартов. Письма и документы. 1917–1922. М.: Центрполиграф, 2014 стр. 36–37)

Выделенные мной жирным курсивом последние слова звучали и вовсе по-ленински. И путём Мартов с меньшевиками вскоре проехал через Германию в Россию ленинским. Однако на том общее закончилось.

В отличие от Ленина Мартов, Аксельрод и им подобные были революционерами пустых слов, а не больших дел. Вернувшись в Россию, они путались в ногах у Ленина до Октября 1917 года и после Октября 1917 года, а вскоре стали просто вредить и пакостить. Даром, что Мартов признал в 1920 году, что «большевистский режим корнями всё-таки уходит в массы», а революция «могла стать только большевистской» и, «несмотря на все противоречия и реакционные (! — С.К.) тенденции большевизма, должна считаться шагом вперёд в общественном развитии».

23 января 1920 года ещё не уехавший из Москвы в Берлин Мартов плакался в жилетку уже уехавшему Аксельроду:

«Поскольку всё-таки мы действовали, мы сталкивались с тем печальным положением, в которое попадает в период острой гражданской войны всякая партия, отстаивающая против фанатиков и сектантов (то есть против Ленина. — С.К.) «умеренные» идеи: мы имели сочувственную аудиторию, но она всегда оказывалась правее нас. По здоровому инстинкту (? — С.К.) всё, задавленное большевизмом, охотно поддерживало нас, как самых смелых борцов против него. Но усваивало из нашей проповеди только то, что ему нужно было — только обличительную критику большевизма. Пока мы его клеймили, нам аплодировали; как только мы переходили к тому, что другой режим нужен именно для успешной борьбы с Деникиными и т. п…и для облегчения победы международного пролетариата над реакцией, наша аудитория становилась холодной, а то и враждебной. Своей массы — пролетарской и революционно-интеллигентской — мы не имели…»

(Ю. О. Мартов. Письма и документы.

1917–1922, стр. 71)

Воистину надо было быть воплощением политического младенчества — кем наивный Мартов и был, чтобы написать этакое! Мартов, похоже, так и не понял, что скрытые враги ленинской России, «задавленные большевизмом», «сочувствовали» меньшевикам до тех пор, пока они своей клеветой на Ленина лили воду на мельницу капиталистической реставрации. Но как только в Мартове проявлялся социалист, вся его «сочувственная аудитория» тут же встречала его в белогвардейские штыки…

За год до смерти, уже в Берлине, Мартов в письме меньшевику-эмигранту Ананьину от 8 марта 1922 года писал о таких: «От слов «социальная революция» и «интернационал» их тошнит, от слов «классовая борьба» — коробит, слово «товарищ» для них ругательство, зато сердце загорается от слов «живые силы», «нация», «сочетание сил», «крестовый поход против анархии («болыпевицкой». — С.К.)»…» (Ю. О. Мартов. Письма и документы. С. 246).

И в том же письме Е.А. Ананьину Мартов писал:

«Вы меня простите, но надо всё-таки выбирать. Или с социалистами какого угодно оттенка (прозревающий Мартов явно имел тут в виду «ленинский» оттенок. — С.К.), или с людьми, для которых красный флаг стал тряпкой, слово «товарищ» — презрительным термином, а слово «буржуазия» утратило всякий оттенок враждебности».

(Ю. О. Мартов. Письма и документы.

1917–1922, стр. 247)

Сказано было хорошо, но поздно. Мартов, вернувшись в Россию, так и остался в русской революции между двух стульев, а Ленин… Ленин выехал в Россию в «пломбированном вагоне», но этот вагон оказался вагоном в будущее — великое будущее великой России.

* * *

Уже написав это неоднократно в своих книгах, повторю, и буду повторять раз за разом: не ради поражения России, а ради победы народа возвратился на Родину Ленин в 1917 году.

Другое дело, что победой для него могла быть лишь победа народов России над элитой — как внутрироссийской, так и зарубежной, зарящейся на русские богатства. При этом без осознания народами России полной противоположности интересов «отечества» элит и интересов народного Отечества о победе народов речи быть не могло.

Уже через полгода после приезда Ленина в Россию — в Октябре 1917 года, миллионы и десятки миллионов людей в России поняли, что отстоять свои интересы они могут лишь под рукой Ленина и под знаменем Ленина. А с течением лет это понимание массами сути и роли Ленина лишь укреплялось.

Иначе не было бы у России ни великого будущего, ни того великого Союза Советских Социалистических Республик, который позднее потеряли народы СССР, отказавшись от имени Ленина и идей Ленина.

Когда началась Первая мировая война, Ленин не поддался тому шовинистическому якобы «патриотическому» чувству, которое тогда охватило почти всех европейских «социалистов», включая российских. Да, Ленин стоял на позиции поражения — но поражения не русского народа, а царизма. Он видел потерпевшую поражение Россию не данником империалистических победителей, а свободной демократической страной, отряхнувшей себя от праха самодержавия. 12 декабря 1914 года в газете «Социал-Демократ» Ленин публикует эссе «О национальной гордости великороссов», где пишет:

«Как много говорят, толкуют, кричат теперь о национальности, об отечестве!.. Попробуем и мы, великорусские социал-демократы, определить своё отношение к этому идейному течению… Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы её трудящиеся массы (то есть, 9/10 её населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов…

Мы полны чувства национальной гордости, и именно поэтому мы особенно ненавидим своё рабское прошлое… И мы, великорусские рабочие, полные чувства национальной гордости, хотим во что бы то ни стало свободной, независимой, самостоятельной, демократической, республиканской, гордой Великороссии, строящей свои отношения к соседям на человеческом принципе равенства…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 26, стр. 106, 107, 108.)

Пришёл Февраль 1917 года… Самодержавие пало без непосредственного участия Ленина, хотя и не без того политического сознания, которое прививал передовым российским массам Ленин.

Затем пришёл ленинский Октябрь 1917 года, но ещё — и горькое понимание того, что армия развалена, что необходим мир любой ценой. И, выступая 7 марта 1918 года на VII экстренном съезде РКП(б) с политическим отчётом ЦК, где, кроме прочего, предлагалось одобрить Брестский мир — «похабный», по оценке самого Ленина, он сказал:

«Последняя война дала горькую, мучительную, но серьёзную науку русскому народу — организовываться, дисциплинироваться, подчиняться, создавать такую дисциплину, чтобы она была образцом. Учитесь у немца его дисциплине, иначе мы — погибший народ и вечно будем лежать в рабстве».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 36, стр. 23.)

А 12 марта 1918 года в статье «Главная задача наших дней», опубликованной в № 46 газеты «Известия ВЦИК», Ленин с той же горечью, с которой писали о пороках русского характера Пушкин, Лермонтов, Некрасов, и с той же гордостью, с которой они же писали о России, заявил:

«Русский человек — плохой работник по сравнению с передовыми нациями. Учиться работать — эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всём её объеме. У нас есть материал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция, — чтобы создать действительно могучую и обильную Русь.

Русь станет таковой, если отбросит прочь всякое уныние и всякую фразу, если, стиснув зубы, соберёт все свои силы, если напряжёт каждый нерв, натянет каждый мускул… Идти вперёд, собирать камень за камушком прочный фундамент социалистического общества, работать, не покладая рук над созданием дисциплины и самодисциплины, организованности, порядка, деловитости, стройного сотрудничества всенародных сил — таков путь к созданию мощи военной и мощи социалистической».

(В. И. Ленин. ПСС, т. 36, стр. 80.)

В этой идеологии уже был зародыш совершенно нового, высшего типа русского патриотизма — не «квасного» «расейского» балалаечно-матрешкиного «патриотизма», а советского социалистического патриотизма. Патриотизма деятельного, творческого, созидающего…

После трёх лет борьбы провалилась и бесславно закончилась иностранная интервенция — поход на Россию «четырнадцати государств». Пришло время, защитив основы новой России, строить её — могучую и обильную социалистическую Русь. И, взяв в руки номер «Правды» за 8 марта 1922 года, любой гражданин РСФСР мог прочесть там:

«Был такой тип русской жизни — Обломов. Он всё лежал на кровати и составлял планы. С тех пор прошло много времени. Россия проделала три революции, а всё же Обломовы остались, так как Обломов был не только помещик, а и крестьянин, и не только крестьянин, а и интеллигент, и не только интеллигент, а и рабочий и коммунист. Достаточно посмотреть на нас, как мы заседаем, как мы работаем в комиссиях, чтобы сказать, что старый Обломов остался и надо его долго мыть, чистить, трепать и драть, чтобы какой-нибудь толк вышел…»

(В. И. Ленин. ПСС, т. 45, стр. 13.)

Вот зачем возвращался Ленин в Россию в «пломбированном» вагоне! Он возвращался для того, чтобы на место России Обломовых с Растеряевой улицы пришла Россия Курчатова, Королёва и Гагарина, шагающая широким Ленинским проспектом.

И пора это понять! 


Оглавление

  • Не очень краткое предисловие, которое автор рекомендует не игнорировать
  • Глава 1Российский Февраль 1917 года и американский Апрель 1917 года…
  • Глава 2«Золото партии» на груди у Инессы Арманд
  • Глава 3История переезда в письмах: «Пломбированный» вагон или лондонская тюрьма?»
  • Глава 4История переезда в письмах: «Пломбированный» вагон или лондонская тюрьма?» (продолжение)
  • Глава 5История переезда в письмах: «Пломбированный» вагон или лондонская тюрьма?» (окончание)
  • Глава 6«Германо-английский» «агент» Ленин против германского агента Боргбьёрга…
  • Весьма краткое послесловие
  • Teleserial Book