Читать онлайн Любой ценой бесплатно

Любой ценой
Екатерина Ланская

Пролог

       Арина отстраненно наблюдала за шумным весельем друзей, но, как бы она ни старалась, не могла заставить себя к ним присоединиться, хотя и понимала, что именинница не заслуживает такого пренебрежения.

       Раз за разом Арина возвращалась к воспоминаниям о недавнем знакомстве с Игорем Ставровичем, о том, как неосмотрительно она привлекла его внимание, о пугающей поездке с ним в огромном джипе. К своему стыду, она поймала себя на мысли, что он слишком легко от нее отступился.

       Ей то и дело мерещился за спиной взгляд его пронзительных черных глаз, но Арина безжалостно отгоняла от себя это наваждение, списывая все на предсвадебный мандраж. Праздничные хлопоты несколько ее измотали, вызвав хроническую усталость, а вместе с ней смутные сомнения о правильности столь серьезного шага.

       Из размышлений Арину вырвал жених, Виктор, который незаметно подкрался со спины:

       – Солнышко, – немного запинаясь, произнес он, – давай еще шампусика накатим за здоровье хозяюшки и выйдем прогуляться, у меня для тебя есть сюрприз. – Витя протянул ей полный бокал шампанского и предусмотрительно подпер ладонью донышко, ускоряя потребление напитка. – Вот теперь пойдем…

       Он крепко взял ее за руку и вывел на улицу. Арина слегка вздрогнула от холода и посетовала на прохладу сентябрьского вечера.

       – Вить, какие сюрпризы? – пробурчала она. – Скоро ночь на дворе.

       – Здесь недалеко есть такая полянка интересная, пока ты дремала, я успел рассмотреть, мне же с дороги хорошо было видно.

        Арина растерянно пожала плечами, охотно веря, что жених решил сделать для нее какой-то сюрприз. Они довольно долго шли, наконец показалась опушка леса, а чуть поодаль проглядывал съезд с трассы, где Арина заметила джип Ставровича. Она замерла на месте, чувствуя, как сердце зашлось в бешеном ритме, норовя раненой птицей рухнуть куда-то вниз.

       – Витя, уйдем отсюда, – потянула его в обратную сторону Арина. – Здесь, кажется, Игорь недалеко отдыхает. Нарвемся на неприятности.

       – Арина, мы верно пришли.

       Немигающим взглядом она смотрела, как из машины вышли Игорь и еще какой-то незнакомый молодой человек. Виктор до боли сжал ее ладонь, не давая уйти. Сопоставив все факты, Арина поняла сущность приготовленного «сюрприза» и со всей силы ударила ногой по коленной чашечке уже бывшему жениху.

       Она резко развернулась и побежала назад, к дому. Но далеко убежать ей не удалось, приятель Ставровича быстро ее догнал и, схватив в охапку, повалил на слегка пожелтевшую траву. Он тут же подскочил с земли, помог ей встать и медленно повел упирающуюся девушку к машине, около которой полным ходом шла передача денег в обмен на Аринин паспорт. Нереальность происходящего позволяла поверить, что все это было не больше, чем дурной сон. Арина крепко зажмурилась, но, вновь открыв глаза, увидела все ту же картину: Виктор скрупулезно пересчитывал деньги, периодически подставляя банкноты уходящему солнцу.

       – Сволочь, за что ты так со мной?! – закричала, не выдержав, она. – И ты не радуйся, никуда я с тобой не поеду, я не вещь.

       Девушка начала неистово извиваться в крепком капкане удерживающих ее рук.

       – Успокойся и лучше Гарика не зли, ему и так несладко, – раздался возле самого уха вкрадчивый голос.

       – Это ему-то несладко? Только что совершил удачную покупку, – сформулировала очевидное Арина и попыталась повернуть голову в сторону обидчика.

       – Не будь дурой, этот недоносок предлагал тебя выкупить не только Игорю, – сказал он, и от этих слов Арина замерла, словно ей вкололи лошадиную долю транквилизатора. – Вчера к нам с деловым предложением пожаловал. Какая-то Зинка или Зойка от него залетела, и ему нужно было срочно тебя сплавить. Игорек с Тимуром даже подраться успели, еле их разнял, хорошо, что Авдеев отходчивый, подуется и на что-нибудь другое переключится. Но Гарик бы бился за тебя до конца, я его знаю, так что подумай хорошенько прежде, чем словами бросаться.

       – Мне холодно, – судорожно произнесла Арина. Растирая заледеневшие пальцы, она смотрела на завершение деловой встречи, только уже с близкого расстояния.

       – Здесь не все, – недовольно сказал Виктор, убирая в задний карман джинсов увесистую пачку денег. – Ты обещал накинуть за то, что будешь первым на этом «тест-драйве».

       – Обещал – значит добавлю, – усмехнулся Игорь и, поймав растерянный взгляд Арины, со всей силы ударил «делового партнера» в солнечное сплетение. – Прививка на будущее. Надеюсь, ты все уяснил?

       Согнувшись пополам от нестерпимой боли, Виктор кивнул головой.

       – А ты чего мою будущую жену морозишь? – обратился к другу Ставрович, подходя ближе. – Давно бы в машине сидели, попы грели.

       Арина послушно села на заднее сидение, Игорь сразу оказался рядом. От волнения она даже не заметила, как машина с привычным ревом мотора тронулась с места и как похититель внимательно разглядывал ее лицо.

       Несмотря на ужасающие обстоятельства, Ставрович не ожидал от нее такого испуга. Но от его Арины будто бы не осталось и следа, она, практически не моргая, смотрела на кожаный подголовник, орошая лицо двумя нескончаемыми водопадами слез. Ему даже показалось, что в ней что-то сломалось и никогда не станет прежним.

       – Ариша, все хорошо, я не собираюсь тебя обижать, – попытался он ее успокоить, обняв за плечи, но в ответ на свои ласки получил удар локтем. – Солнышко, только не сегодня, мы вчера со старым другом от души намяли бока друг другу.

       Игорь задрал край футболки, оголив внушительный синяк в области ребер.

       – Как он мог, как вы все могли, это моя жизнь, слышите… Моя… – прокричала она охрипшим голосом и на этот раз уже не сопротивлялась, когда он ее обнял. Однако через пару мгновений Арина встрепенулась и резко освободилась из объятий.

       – Куда вы меня везете? И, главное, для чего?

       – В мой дом, вернее, наш дом, – едва улыбнулся Гарик сквозь сильную боль в мышцах.

       – Я надеюсь, что в тебе осталось хоть что-то человеческое и ты будешь один? – чуть слышно прошептала Арина, боязливо поглядывая на водителя.

       – Никто тебя насиловать не собирается, – твердо ответил он. – А Глебушка у нас давно и счастливо женат и, кстати, жене не изменяет. Нужно было тебя избавлять от этого ханурика, он не твоя судьба.

       Улучив момент, Игорь поцеловал ее в соленую щеку. Больше они не разговаривали, и через полчаса автомобиль припарковался у высоких металлический ворот. Ставрович вышел первым и помог выбраться Арине.

       – Пойдем, буду с апартаментами знакомить.

       Арина растерянно обернулась на звук отъезжающего автомобиля, хотя прекрасно понимала, что вряд ли кто-то сегодня повезет ее домой… Ее похититель предусмотрительно закрыл калитку на надежный засов и повернулся к ней, а она даже не пытаясь возражать или звать на помощь. На нее накатила полнейшая апатия. Арина некстати вспомнила о позабытой в прихожей джинсовке, которая непременно спасла бы ее от пронизывающего осеннего холода: «В ней даже есть карманы, чтобы спрятать руки…» Едва наклонив голову, она застыла у высокого крыльца, совершенно не обращая внимания на Игоря.

       – Ариша, идем, – он легонько потянул ее за руку, но девушка осталась стоять неподвижно, уставившись на кирпичную кладку. – Не май месяц…

       Ставрович понял, что не стоит ждать от нее ответа, легко поднял ее на руки и внес в дом.

       В просторной гостиной мебели не было, только камин, и Арина невольно поежилась, в душе у нее царила такая же пустота. Все, в чем она была уверена, безвозвратно осыпалось, оставив после себя лишь горстку пыли. Арина в очередной раз растерла замерзшие плечи, но как бы интенсивно она ни растирала кожу, никак не могла согреться, казалось, что от пережитого кровь окончательно застыла в жилах.

       – А здесь у нас кухня, – показывал Игорь, изображая из себя гостеприимного хозяина.

       Арина лишь кивнула в ответ, не желая попадаться на его удочку про «долго и счастливо», ведь она доподлинно знала из рассказов отца, капитана милиции, чем живут подобные Ставровичу люди.

       – На первом этаже больше ничего интересного нет, мебели пока негусто, но скоро все исправим.

       Игорь повел ее к лестнице на второй этаж, от волнения Арина запнулась на ступеньке, едва не упав, но он вовремя подхватил ее под локоть.

       – Здесь несколько комнат, но обжита только одна, – безмятежно сказал Ставрович, не замечая, что его будничный тон еще больше испугал Арину, и она с трудом передвигала ногами, следуя за ним по темному коридору.

       Остановившись у самой последней двери, он нетерпеливо ее отворил, приглашая зайти. Арина медленно огляделась, заметила полноценный спальный гарнитур и огромную кровать посреди комнаты.

       – Ты, наверное, устала? – спросил Игорь, осторожно положив ладони ей на плечи.

       Арина вздрогнула и тяжело задышала, осознав, что в доме только одна кровать. Она оцепенела от страха, и лишь темнота, поглотившая ее в свои объятия, спасла от дальнейшего ужаса: у Арины подкосились ноги, и она без чувств рухнула на пол.

       Глава 1

       Москва, 90-е


       В шикарном столичном ресторане, уже несколько часов принимавшем в своих стенах посетителей, царил приятный полумрак, разбавляемый едва уловимой сигаретной дымкой. Среди прочих гостей заведения здесь, что-то шумно отмечая, отдыхала мужская компания, к которой то и дело с подносами торопливо подходили официантки, опасаясь привлечь к себе излишнее внимание подвыпивших участников веселья.

       Прикуривая очередную сигарету, Игорь Ставрович окинул взглядом сидящих за столом товарищей и в очередной раз сделал вывод, что деньги портят людей, а большие деньги портят их еще больше…

       Дешевые девицы, перстни, массивные цепи и такие же кресты на шее – вся эта атрибутика Игорю претила, подсознательно он не желал, чтобы его причисляли к подобной субкультуре. Конечно, им довелось пережить непростой период, строя площадку для успешного бизнеса, но углубляться в дальнейшем в откровенный криминал он не собирался и наметил перед собой совсем другие цели. И его не могло не радовать, что ближайшие соратники – Тимур и Глеб – успешно прошли испытания медными трубами.

       – Гарик, вернись к нам за стол, – окликнул его Тимур, налил им обоим по полной рюмке коньяка и тут же поднял свою в воздух. – Давай выпьем за успешную покупку.

       Игорь сдержанно кивнул и быстро опрокинул стопку, заедая послевкусие спиртного мясной нарезкой.

       – Главное, чтобы джип был надежным, как швейцарский банк, – высказал он свои опасения, едва повернувшись к другу. – На него запчастей днем с огнем не отыщешь.

       – Походу, инженер в тебе до сих пор жив и так и просится наружу. Твою мать, купить такую тачку и думать о какой-то херне с ее обслуживанием, – Авдеев иронично хмыкнул, доставая из кармана брюк сигареты. – Я, конечно, куплю себе еще круче, но пока дом для своих в Абхазии отстраиваю.

       – Кто бы сомневался, что у тебя будет еще круче.

       Немного захмелев от выпитого, Игорь бросил затуманенный взгляд в угол зала, откуда доносились гневные возгласы мужчины: он что-то сердито выговаривал своей спутнице, отчего она нервно поглаживала русые волосы у себя на плече и рассеянно кивала, глядя куда-то в область глубокого выреза на платье. После очередного эмоционального выпада хлыща в костюме, как его сразу же обозначил Игорь, незнакомка как будто ожила. Она широко распахнула глаза и начала сыпать в ответ не менее эмоциональными высказываниями, которые нескончаемым потоком слетали с ярких губ.

        Увидев, как хлыщ интенсивно замахал руками перед ее лицом, Ставрович почувствовал острое желание как следует ему вмазать за подобное обращение с дамой. Но тут агрессор вскочил со стула, поправил полы пиджака и стремительно направился к выходу из ресторана, оставив девушку в гордом одиночестве. Она часто заморгала густыми ресницами, но, вопреки ее желанию, по щекам уже бежали слезы. Девушка открыла миниатюрную сумочку, из тех, что запросто не купишь на российском рынке, и торопливо извлекла пудру, чтобы спасти поплывший макияж.

       Через пару минут незнакомка успешно справилась с эмоциями и украдкой оглянулась по сторонам. Встретившись взглядом с Игорем, она лишь грустно улыбнулась, умудряясь одной мимикой донести до него: «Извини, красавчик, сегодня не твой день». Но он и не спешил предпринимать попытки завязать знакомство, Ставрович все так же вальяжно сидел на диване, изредка поглядывая в ее сторону.

       Сначала девушка сидела неподвижно, уставившись в одну точку и теребя длинными пальцами матерчатую салфетку, но внезапно ее упадническое настроение улетучилось, и она с аппетитом принялась есть салат, щедро запивая его белым вином. Покончив с ужином, девушка красивым жестом подозвала официантку и, пока ждала счет, вновь открыла сумочку, замерла и тут же начала судорожно в ней копошиться, едва не вывалив содержимое на столик.

       Наблюдая за ее паническими движениями, Гарик довольно быстро понял, чем вызвано такое странное поведение, и перехватил идущую мимо официантку. Он оплатил по счету и снова устремил свой взгляд к незнакомке: ему было безумно интересно посмотреть на ответную реакцию, которая не заставила себя ждать.

       Узнав у смущенной официантки историю с внезапной оплатой счета, она гордо выпрямила спину, поднялась со стула, бесстрашно направилась к столику Игоря и, обращаясь к нему, коротко поприветствовала:

       – Добрый вечер.

       Вблизи она выглядела еще привлекательней: высокие скулы, миндалевидные глаза, подчеркнутые темной дымкой теней, нарочитая сексуальность. Девушка определенно умела себя преподнести.

       – Добрый вечер, – ответил он, спокойно ее оглядел, будто не понимая, для чего она нарушила мужской разговор своим появлением.

       – Зачем вы это сделали? – с надрывом в голосе поинтересовалась незнакомка.

       – Что именно?

       – Оплатили мой счет, – уточнила она уже шепотом.

       – А разве ты не в этом нуждалась? Или я помешал тебе договориться о мытье посуды на кухне?

       – С каких пор мы перешли на «ты»? – девушка сурово вскинула бровь, напомнив этим жестом Ставровичу его первую учительницу.

       – Действительно, мы ведь даже не знакомы, – он резко вскочил с места, оказываясь совсем рядом с ней. – Игорь.

       – Софья… – уже не так уверенно ответила она.

       – Соня, не желаешь выйти на свежий воздух?

       Игорь подхватил со стола пачку сигарет и кивнул на двери.

       – Да, там мы сможем поговорить о том, как я смогу вернуть долг.

       – Непременно, – хмыкнул Игорь и, приобняв за талию, повел ее к выходу.

       Софья куталась в наброшенный полушубок, спасаясь от холода, беспокойно поглядывала на Ставровича, но он молчал.

       – Игорь, мне жутко неудобно, – наконец начала она, – так получилось, что я сегодня забыла кошелек.

       – Видел я, как твой кошелек убежал, – сквозь зубы процедил Игорь, выпуская сигаретный дым.

       – И мне ужасно неловко тебя просить, но ты не мог бы одолжить мне на такси?

       Соня опустила глаза на легкие сапоги не по сезону и жадно затянулась сигаретой, которую тоже одолжила у Игоря.

       – Без проблем, сейчас доставим, – Ставрович обернулся, подзывая притаившегося неподалеку водителя. – Поехали?

       Озноб и желание быстрее покинуть место неудавшегося свидания подтолкнули Софью свести к минимуму кокетство в духе «я, конечно, откажусь, но ты постарайся меня уговорить», вместо этого она коротко кивнула на такое сомнительное предложение.

* * *

       Наблюдая за тем, как мама выкладывает очередной блин на поднос, Арина сглотнула, но не решилась взять еще один и лишь быстрее помешивала ложечкой горячий чай.

       – Ариша, ты что-то совсем без аппетита, – заметила мама, не спрашивая разрешения, проворно сложила блин конвертом и положила ей на тарелку. – Зима на дворе, надо запасаться калориями. Сгущенкой полить?

       – Мам, я правда выгляжу вульгарно? – осторожно спросила она, опасливо пододвигая к себе желанный завтрак, и сразу же пожалела о сказанном, поймав мамин взгляд, полный негодования.

       – Это ты с чего придумала?

       – Зинка сказала, что в той новой кофте у меня грудь вызывающе обтянута, будто она мне маловата. Еще посмеялась, мол, если я специально не добивалась такого эффекта, то в другой раз надо брать вещи своего размера. Может, мне стоит сесть на диету?

        – Ариша, – строго ответила мама, – пусть твоя Зинка лучше на себя посмотрит. У нее самой лицо по циркулю, разве что ей кофтами обтягивать нечего, а еще советы раздает.

       Она развязала передник, небрежно бросив его на свободную табуретку.

       – У нее просто дурной характер, – вздохнула Арина. – Ляпнет, не подумав, а потом сама же из-за этого страдает. Видимо, я сама себя накрутила.

       Она стыдливо опустила глаза в тарелку, понимая, что невольно еще больше настроила маму против Зины. Арина для себя уже давно определила, что если существует в природе классификация подруг, то Зинаида непременно бы вошла в категорию «ругай и хвали». Ей тут же вспомнилось, как в одиннадцатом классе подруга по морозу бегала в киоск за суперклеем, чтобы спасти ее подломившийся каблук перед важным школьным мероприятием. Таких эпизодов было гораздо больше, и они с лихвой компенсировали Зинину своеобразную манеру общения.

       – Знаешь, у тебя в группе полно хороших девочек, тем более что и так ваши с Зиной дорожки почти разошлись, – уже не в первый раз озвучила свое мнение мама, которой ее подруга никогда особо не нравилась.

       Арина и сама заметила, что учеба в педагогическом колледже наложила определенный отпечаток на лучшую подругу. У Зины появились новые приятельницы, друзья, а их традиционные девичьи посиделки раз за разом заканчивались разговорами об интимных вещах, о которых Арина знала опять же со слов Зинаиды. Но, вопреки явному диссонансу интересов, она по-прежнему дорожила их дружбой, цепляясь за воспоминания о проведенной вместе школьной поре.

       – Все нормально, – успокоила маму Арина. – Это я перед сессией что-то впадаю в крайности.

       Протяжно выдохнув, она посмотрелась в зеркало на двери. Мама подошла к ней, бережно убрала назад ее длинные темные волосы и заглянула в глаза, напоминающие безоблачное небо в ясный день.

       – Какая же ты у меня большая выросла. Красавица… Не успеем оглянуться и замуж будем выдавать…

       – Скажешь тоже, – Арина заметно засмущалась. – Для начала мне надо институт закончить.

       На ее радость, разговор о будущем прервал дверной звонок, и мама тут же отправилась открывать дверь.

       – Здравствуйте, – с дружелюбной улыбкой на лице зашла Зина. – Так замерзла, пока до вас дошла.

       Не дожидаясь приглашения, она молниеносно скинула пуховик и сапоги и торопливо прошла на кухню. Арина смешливо улыбнулась, наблюдая, с каким выражением мамуля посмотрела вслед гостье, по всей видимости, оценивая ее телосложение.

       – Мои на дачу к друзьям поехали, – тараторила Зина. – А я решила к тебе в гости наведаться, заодно кассеты с собой прихватила, что-нибудь посмотрим. А то ты с этой сессией уже едва на человека походишь.

       – Неужели… – Арина заерзала на табуретке в предвкушении.

       – Да принесла я твой «Титаник» и даже готова его подарить, чтобы ты больше не дулась и не считала меня злодейкой. Но согласись, кто кроме меня тебе скажет правду?

       – Я даже не обратила внимания, но за кассету спасибо, – с довольной ухмылкой Арина увлекла подругу в свою комнату.

       «Действительно, дитя дитем», – подумала мама и бросила задумчивый взгляд в коридор, где только что промчались наперегонки девушки.

       Глава 2

       Софья искоса взглянула на Игоря, опустила глаза на свои ногти и еле слышно цокнула, обнаружив, что они нуждаются в свежем маникюре, а, как верно заметил ее новый знакомый, кошелек убежал, но она даже не думала предпринимать попыток по его возвращению.

       – Приехали, – грубоватым голосом оповестил их водитель.

       – Спасибо, – процедила Соня, поглядывая на Игоря, но, вопреки ее ожиданиям, он не спешил проявлять галантность.

       Ставрович молча вышел из машины и закурил, не собираясь открывать перед ней дверь. Софье ничего не оставалось делать, как последовать его примеру.

       – Сколько я вам должна? – как можно мягче пропела она, намереваясь расплатиться с ним еще одним свиданием в ближайшие дни.

       – Хм… Холодно сегодня, – произнес Игорь, выпуская дым, едва прищурил глаза и резко замолчал. Несколько секунд он гипнотизировал ее тяжелым взглядом, прежде чем продолжить: – Горячим чаем не угостишь?

       От такой прямолинейности Соня немного опешила, но, несмотря на внутреннее возмущение, не подала вида, изобразив гордость и показное безразличие. В эту игру она привыкла играть по своим правилам, но, сразу разглядев перспективу их отношений, решила подыграть Игорю, а финал вечера был очевиден им обоим.

       – У меня как раз имеется очень редкий сорт, подруга недавно с гастролей привезла, – ответила она и, зябко кутаясь в шубку, пошла к подъезду. Только Софья хотела обернуться, но по шумному дыханию у себя за спиной поняла, что Игорь все-таки последовал за ней.

       Они молча поднялись в квартиру, Соня тут же щелкнула выключателем, запуская приглушенный свет в коридоре.

       – Добро пожаловать, – томно протянула она и, ни секунды не медля, небрежно скинула верхнюю одежду и обувь.

       – Симпатично, – отметил Игорь.

       Не дожидаясь особого приглашения, Ставрович по-хозяйски прошел на кухню. Оглядевшись по сторонам, он не заметил здесь присутствия мужчины, это была типичная малометражная квартира и, скорее всего, съемная.

       – Игорь, я люблю напористых мужчин, но… Сегодня я не хочу пить крепкий чай на ночь, мне хочется хорошо выспаться, – откровенно призналась Софья, которая грациозно обогнула Игоря, намеренно задев его руку, зажгла конфорку и поставила чайник, всем своим видом давая понять, что недовольна форсированием событий.

       Он за всем этим действом наблюдал с издевательской ухмылкой, разумеется, Гарик оценил ее сообразительность и то, как тонко она попыталась отшить его с интимом.

       Будучи типичным идеалистом, Игорь порой мечтал о красивой, скромной девушке, которой был бы интересен настоящий Игорь Ставрович, а не его состояние и положение в обществе. Он никогда особо не прикипал к женскому полу, расставания давались ему безболезненно, и на смену одной куколке всегда приходила другая. Единственное, что он безусловно ценил в женщине, – это интеллект, предпочитая встречаться с теми, кто мог мало-мальски поддержать разговор, а не только механически кивать на каждое слово. Как и любой мужчина его круга, он любил красивых женщин, хотя поначалу пытался разглядеть в них что-то свое, особенное, но раз за разом спотыкался на том, что в конечном счете все отношения плавно перетекали в откровенные товарно-денежные отношения. «У всех есть своя цена, остается лишь верно ее назвать» – так гласила аксиома, которая не один раз выручала его за последние несколько лет.

       – Я бы и от зеленого чая не отказался, – ответил Игорь, не теряя с ней зрительный контакт, потом подошел к раковине, вымыл руки и достал с полки самую большую чашку, что имелась в хозяйстве.

       – Игорь, к чему эта комедия, вы же явно не за этим сюда пришли? – бросив гневный взгляд в его сторону, Софья решительно перекрыла газ. – Обозначьте сумму, я вам все непременно верну, но чуть позже.

       – Да, не за этим. Но ведь и ты не за этим меня пригласила…

       Он придвинулся к ней вплотную, медленно убрал с раскрасневшегося лица выпавшую прядь и встал так, чтобы в случае чего она легко могла вернуть себе личное пространство, сделав шаг в сторону, но она этого не сделала. Софья невольно опустила глаза, уткнувшись взглядом в ворот его расстегнутой рубашки, сглотнула и гордо вздернула голову.

       – Игорь, я замерзла и безумно устала… Извини, что не догадалась завести об этом разговор в машине, но меня не каждый день бросают в разгар встречи, – совершенно спокойно пояснила она и отвернулась к раковине.

       – Красивое платье, – Игорь бережно провел пальцами по нежной коже обнаженной спины, вызывая волну мурашек по телу.

       – Да, я не беру ширпотреб с рынка, – так же холодно отчеканила она, открыла шкаф и достала толстую записную книжку. – Диктуй координаты, куда я могу передать долг, а заодно и сумму.

       Ставровичу уже начинали надоедать ее игры в недотрогу, и он поспешил озвучить свою позицию на этот счет:

       – Сонь, я тоже чертовски устал и, признаться, не люблю, когда меня водят за нос, если это такая игра, то это без меня. Не в моих правилах за кем-то бегать и искать встреч, – Игорь скрестил руки на груди, подкрепляя этим жестом свою решимость.

       Софья на его откровенность лишь нервно кашлянула, она прекрасно понимала, что перед ней стоял мужчина при деньгах, в которых она очень нуждалась, но никак не могла понять, как лучше себя повести, чтобы его зацепить наверняка. Лихорадочно перебирая в голове варианты, Соня лишь молча сверлила его глазами. Так и не придумав ничего толкового, она отвернулась, чтобы убрать блокнот обратно на полку.

       Игорь снова очень близко к ней подошел.

       – Это был твой любовник? – приглушенным тоном поинтересовался он, путешествуя взглядом по ее лицу и блестящим локонам.

       – Уже нет… Мы встречались по делу, но даже общие дела не стоит вести с бывшими, – протяжно выдохнула она, быстро подхватывая его игру, Соня приподнялась на носочках, приближаясь губами к его губам.

       – Я так и подумал, что ты хорошая девочка. Хотя… Хорошие девочки надевают белье под одежду, – он бесцеремонно разглядывал глубокое декольте, прежде чем впиться жадным поцелуем в ее губы.

* * *

       – Сонь, у вас же сегодня нет репетиций или спектаклей? – лениво спросил Игорь, рассматривая потолок.

       – Игоречек, мы уже несколько месяцев вместе, а ты все не можешь запомнить, что по субботам у меня занятия по постановке речи. Здесь самое главное – регулярность, иначе я так и останусь актрисой второго плана, которой нужно давать реплики без буквы р. «Кушать подано» как раз сгодится, – укоризненно отчитала его Софья, приподнявшись на локте.

       – Как же не помнить? Я же их и оплатил, – усмехнулся он, перевернулся на бок, любуясь ее натуральной красотой. Соня считала его комплименты притворством, будучи уверенной, что без яркого макияжа она похожа на серую мышь, такую же бледную и безликую.

       Игорь не заметил, как стал привязываться к ней, ее спонтанные всплески эмоций он принимал за искренность и желание отстоять свою позицию, что не могло не вызывать к ней уважение. Девушка с большим интересом слушала его рассказы по вечерам, а если он задерживался, то Софья непременно встречала его со слезами на глазах, в сердцах высказывая претензии за потраченные в ожидании нервы.

       – А потом мы с девочками идем отмечать Машкин день рождения, это ненадолго, если хочешь, то можешь забрать меня часиков в десять, – беспечно болтала Соня. Она сбросила с себя одеяло, села и эротично размяла затекшую шею, а когда игриво обернулась через плечо, заметила уже знакомое недовольное выражение на лице Гарика: – Что-то не так?

       – Сонь, может, уже достаточно театра? Как насчет другой роли? – он обнял ее за плечи, притягивая к себе ближе.

       – Игорь, что за навязчивая идея испортить мне будущее? Когда у меня карьера на взлете…

       – Сонечка… Ты явно преувеличиваешь свой потенциал. У тебя есть время переучиться на какую-нибудь более земную профессию, если есть желание развиваться, – Игорь незаметно ухмыльнулся, посчитав, что ему все-таки удастся склонить ее к верному решению.

       – Почему ты такой бесчувственный? Неужели тебя не интересуют жизненные приоритеты других людей? – уронив голову на колени, Софья начала горько всхлипывать.

       – Сонь, ну… Это конкретно лишнее. Я же не говорю, что прямо сейчас.

       – А когда? Через полгода? Год? Давай еще намекни на мой возраст, чего уж там? Напомни, что мне через год уже тридцать, и я не состоялась как актриса, а еще чуть-чуть, и буду успешно исполнять роль престарелой студентки.

       Игорь смотрел на ее истерику и не мог понять, что его удерживает от того, чтобы настоять на своем силой, возможно, потому что сам не был уверен на сто процентов, что имел на это право. Ведь жениться на Соне он пока не собирался, опасаясь, что реальная Софья отличалась от того образа, который у него о ней сложился.

       – Мне не нравится, что у вас каждые выходные у кого-то день рождения. То ли вас там так много, то ли это какое-то кодовое слово, обозначающее банальную попойку, – попенял ей он, потом потер глаза и посмотрел на нее пронзительным взглядом.

       – Игорь… Да, я каюсь, что не попала на день рождения к твоей маме. Извини, но я не могла пропустить юбилей худрука, я в кои-то веке играла главную роль.

       – На юбилейном капустнике, – сквозь смех закончил за нее фразу Игорь. – Сонь, не заставляй меня включать цензуру на ваши еженедельные встречи, надеюсь, что мы друг друга поняли.

       – Конечно, ты прости меня, что я так завелась с пол-оборота, – сменив гнев на милость, она прижалась к его груди. – Я тоже очень хочу полноценную семью, без изнурительных репетиций, где я выкладываюсь на износ.

       – Смотри, а то перестану спонсировать твои бесконечные повышения квалификации, – улыбнулся Игорь, нежно поцеловав ее в макушку. – Я за тобой обязательно заеду. Только не в десять, а в девять.

       – Ставрович, ты неисправим, – Соня смешливо закусила большой палец и позволила ему опрокинуть себя на спину.

       Глава 3

       Софья бережно погладила пальцами розовые бутоны, любуясь их филигранной безупречностью, поднесла букет ближе к лицу и жадно втянула сладковатый аромат. Все цветы, когда-либо подаренные ей мужчинами, меркли перед этим букетом. Впервые она получила подобный комплимент именно за свои актерские данные, а не за внешнюю привлекательность.

       Соня небрежно сбросила сапоги, не выпуская цветы из рук, словно это была самая ценная в мире реликвию.

       – От кого подарочек прилетел? – неожиданно прозвучал в темноте приглушенный голос Игоря.

       – Игорек, я тебя и не сразу заметила, – нараспев проговорила она, хотя сейчас ей хотелось не петь, а буквально кричать от внезапно обрушившейся на нее радости.

       – Еще бы ты заметила. Я уже устал наблюдать, как ты гипнотизируешь этот веник, – проворчал он и, подскочив с дивана, подошел ближе. – Так кто даритель?

       – Не начинай… Шекспировский репертуар давно не в моде. А если так хочется знать – этот букет мне подарил один из самых привередливых зрителей, который по совместительству является театральным критиком.

       Софья щелкнула выключателем, наполняя кухню ярким светом, подхватила со стола вазу и поставила цветы в воду, предварительно развязав сковывающую стебли прозрачную упаковку.

       – Вижу, что твои дела пошли в гору, – с долей иронии сказал Игорь.

       – Не то слово… Игорек, вместе с дефектом речи из моей жизни наконец-то ушла темная полоса, – Соня еще раз посмотрела на цветы на столе и блаженно вздохнула.

       – Что у нас на ужин? – спросил Ставрович, открыл холодильник и скептически осмотрел его содержимое. Он намеренно сменил тему, по-прежнему считая театральные подмостки совершенно несерьезным и неперспективным занятием для несвободной женщины.

– Наверное, ничего, – беззаботно ответила она.

       – Значит, будет омлет с ветчиной, – недовольно хмыкнул Игорь и потянулся за продуктами.

       – Игоречек… А у меня есть еще одна новость. Только тебе нужно сесть, а то ты точно упадешь.

       Соня подошла сзади и крепко прижалась к его спине, ощущая твердый рельеф налитых мышц под тонкой футболкой.

       – Это уже интересно… – Гарик резко обернулся, заключая ее в объятия. Во внезапную беременность Софьи ему едва верилось, а другие причины для обморочной радости в голову не приходили.

       Она шумно выдохнула, прежде чем начать говорить:

       – Наш театр едет на гастроли… А меня включили в основной состав труппы. Ты можешь себе такое представить?

       Не боясь размазать помаду, Софья жадно впилась в его губы, но Игорь резко от нее отстранился.

       – Вот как… Когда они уезжают? И разреши поинтересоваться, ты тоже намереваешься ехать? Или так безудержно радуешься за своих собутыльников? – Ставрович едва себя сдерживал, чтобы как следует не выругаться, но вместо этого постарался вложить все свое негодование в тяжелый взгляд.

       – Игорек, так это всего на полтора месяца, я не понимаю причину твоего недовольства, – оправдывалась Соня, резко одернула край блузки и присела на угловой диван, она немного помолчала, а потом продолжила его уговаривать: – Ты сам вечно занят и приходишь порой далеко за полночь. Ты даже не заметишь моего отсутствия.

       – Вот именно, приходя за полночь, я хочу, чтобы моя женщина ждала меня дома, а не гастролировала непонятно где и с кем. Сонь, извини за прямоту, но ваш театр скорее балаган, чем высокое искусство, – раздраженно возразил Игорь, который с каждой минутой все больше закипал.

       – Насчет твоей женщины ты несколько поторопился… Да, я согласилась переехать к тебе, чтобы нам было удобней проводить вместе время, но я не припомню, чтобы ты клялся мне в вечной любви… Хотя ты сам знаешь, что я тебя полюбила с самой первой нашей встречи, – озвучив неожиданное для Игоря признание, она громко всхлипнула, закрывая лицо ладонями.

       Гарик смотрел на нее с высоты своего роста и не знал, как на это реагировать, но и не мог он сразу сказать ей в ответ «люблю».

       – Соня, ты же знаешь, что я не выношу женские слезы. Если бы я не относился к тебе серьезно, то не позвал бы к себе жить. Да, у меня непростая жизнь, а характер еще сложнее, но ты либо принимаешь это, либо нет. Я не одобряю эти гастроли, как и театр в частности, и тебе так или иначе придется сделать выбор, – сказал он наконец, придвинул табуретку и сел рядом, а Софья растерянно подняла на него заплаканные глаза, утирая нос ладонью.

       – Игорь, я, конечно, выбираю тебя, если у нас все серьезно. Скажи, ты меня любишь? Мне очень нужно это услышать. Ты не представляешь, как много значишь для меня. Одинокими вечерами я превращаюсь в сплошные нервы, думая, что с тобой что-то случилось. Да, я излишне эмоциональная и не всегда веду себя так, как тебе бы этого хотелось, но я действительно стараюсь.

       – Люблю, – после небольшой паузы произнес он, коснулся ее руки и слегка сжал. – До осени отдохнешь, а там поступишь куда-нибудь на заочное отделение. Ты даже не догадываешься, сколько есть классных профессий.

       – Вот осенью и узнаю…

* * *

       Весна совсем не баловала теплом, а тоненькая куртка не согревала, и Софья нервно переминалась с ноги на ногу. На ее удачу, Ставрович появился довольно скоро, на первый взгляд за месяц ее отсутствия в его облике ничего не изменилось, хотя она надеялась, что он как минимум уйдет в запой. Соня разыгрывала в голове сцены своего триумфального появления, которое его огорошит и одновременно обрадует. Но, вопреки ожиданиям, Игорь никак на нее не отреагировал, он все с тем же безразличным видом закрыл машину и уже намеревался пройти мимо, когда она его окликнула:

       – Игорек, я вернулась, прости… Я хотела сделать тебе сюрприз, но, видимо, за время моего отсутствия что-то произошло с замком, – невнятно промямлила Софья, содрогаясь всем телом.

       – Случилось… Я его сменил, потому что по глупости доверил ключи ненадежным людям, – показное равнодушие далось ему с большим трудом, но это уже была не подавляемая страсть, а нетерпимость к ее присутствию рядом, Гарик не собирался слушать очередную ложь и участвовать в ее спектаклях.

       – Да, я виновата, давай поговорим. Я ужасно замерзла, уже около часа тебя здесь ожидаю, – Соня виртуозно изображала раскаяние и даже пустила длинные ручейки слез, не жалея яркого макияжа.

       – Мне не о чем с тобой разговаривать. Ты сделала свой выбор.

       – Ты бездушная машина… Ты не способен на чувства. Для тебя только твои интересы превыше всего, – в сердцах прокричала она ему вслед, понимая, что, как только Ставрович зайдет в подъезд, ее персональная сказка завершится.

       Услышав гневные реплики Софьи, Гарик остановился, немного подумал и сделал несколько торопливых шагов назад.

       – Игоречек, я знала, что ты меня все еще любишь, – с надеждой посмотрела на него она, но не увидела ничего, кроме пренебрежения.

       – Кто тебе сказал, что я говорил искренне? Как видишь, не только ты умеешь устраивать спектакли. И, кстати, – он достал из кармана несколько купюр и точным движением вложил их в карман ее куртки, – не люблю оставаться в долгу, заработала…

       – Игорь… – прошептала Соня замерзшими губами.

       – В твоих интересах здесь больше не появляться, вещи я отвез в театр. Прощай.

       Игорь не с первого раза попал ключом в новый дверной замок, чертыхаясь про себя, что напрасно выбрал именно такой вариант. С момента внезапного отъезда Софьи прошло около месяца, но, возвращаясь каждый день в пустую квартиру, ему не верилось, что она могла так поступить. Он вспомнил, как она сетовала, что ее отказались увольнять без отработки, спокойно посещала репетиции и, по всей видимости, активно готовила гастрольный репертуар, а в день отъезда просто исчезла, даже не удосужившись оставить записку, объясняющую ее поступок. Но и без этого все было предельно ясно…

       Ставрович не мог понять, как ей удалось так умело убедить его в своих чувствах, а заодно внушить ему, что она могла бы стать той единственной, которая пойдет за ним и в огонь, и в воду.

       – Бездарная лицемерка, – вырвался у него возмущенный возглас.

       С ее уходом у Игоря внутри словно что-то перегорело, их внезапно оборвавшийся роман в очередной раз убедил его, что он искал не то и не там. От этих мыслей на душе наступила холодная пустота, которую, казалось, уже вряд ли удастся когда-либо заполнить.

       Осмотревшись по сторонам, Гарик понял, что принял правильное решение: он продаст квартиру и вложит деньги в развитие бизнеса, раз с семьей не сложилось…

* * *

       Арина молча перелистнула очередную страницу молодежного журнала, как можно внимательней изучая его наполнение, она боялась ошибиться, потому что предложение о работе было слишком заманчивым. Когда к ним домой ворвалась запыхавшаяся Зинаида и велела срочно собираться на прогулку, она бы никогда не подумала, что это может завершиться кастингом моделей.

       Хищный взгляд, правильные черты лица, к которому подходит любой макияж, и худоба на грани анорексии – именно так Арина всегда представляла профессиональных моделей, на которых они с Зиной не походили даже близко. Как и все девочки, она порой размышляла над тем, какая интересная должно быть у них жизнь: дорогая косметика, стильные наряды, заграничные курорты… Но Арина и мысленно не примеряла на себя такой образ жизни, причисляя себя к закрытым и домашним людям.

       Любуясь на яркие снимки, она с трудом представляла, как достигается такой совершенный результат. В ее воображении фотосессия являла собой некое таинство, где каждому задействованному лицу была отведена своя роль, которая безукоризненно выполнялась. Она словно воочию видела вспышки фотокамер, снующих по студии костюмеров с ворохом брендовой одежды и главных волшебников красоты – стилистов, которые с помощью разнокалиберных кисточек за считанные минуты создавали броский макияж.

       Здесь же все выглядело несколько иначе. Мастер по макияжу, которую им сразу же представили, наглядно демонстрировала поговорку «Сапожник без сапог», взглянув на нее, Арина невольно отвернулась. Даже имея весьма скудные познания о моде и красоте, она догадывалась, что выбеленный блонд совершенно не сочетался с черными, как уголь, бровями. «Надеюсь, что нам не навяжут подобную красоту», – вздохнув, подумала она.

       Зинаида же, напротив, была настроена более оптимистично, она весело щебетала с местным администратором и, захлебываясь от восторга, обсуждала подробности работы фотомодели.

       – Я так понимаю, что здесь не будет съемок в нижнем белье или чего-то подобного? – спросила Арина, закончив листать ознакомительный образец, и в упор посмотрела на представительницу журнала.

       – К счастью или к сожалению, бюджет нашего журнала не позволяет такой формат съемок. Если честно, то у нас идет упор на ненавязчивую рекламу магазинов и брендов. Рассказывая о модных тенденциях в макияже и одежде для молодежи, мы подкрепляем это дело наглядным примером.

       – У нас есть время подумать? – спокойно поинтересовалась Арина. Она не привыкла спонтанно принимать подобные решения.

       – Максимум до завтра и то, если мы до этого времени не укомплектуем штат, – недовольно хмыкнула администратор, считая такие вопросы неуместными.

        – Мы согласны, а необходимые документы завтра принесем, – вмешалась Зина и суровым взглядом пресекла попытку Арины возразить. – До свидания.

       Когда они вышли на улицу, Арина резко вырвала у нее свою руку, не позволяя подруге и дальше держать себя под локоть.

       – Если родители воспротивятся, то я никуда завтра не пойду. Что за дурная привычка решать за других? – возмущалась она.

       Арина резко потянула замок на сумке и от ее нервных манипуляций собачка намертво застряла где-то на середине, отказываясь дальше двигаться, она с трудом вытащила шапку и надела ее.

       – Ариш, не обижайся, но тебе ли отказываться? – Зина бросила на нее свой фирменный надменный взгляд.

       – Ради новой сумки попасть в бордель? – парировала она, предприняв очередную попытку справиться с молнией.

       – Кому ты там нужна? Ты же загрузишь клиентов лекциями о морали. С этим журналом точно все в порядке, я могу тебе показать их номер двухлетней давности. Там все ровно то же самое – милые мордашки на развороте, которые, кстати, теперь сияют в журналах совсем другого уровня. Глупо упускать шанс засветиться. У нас обеих не особо огромный калейдоскоп возможностей.

       – Ты права… Только папа будет против, – Арина даже не заметила, как снова поддалась на уговоры подруги, которая, без сомнения, умела убеждать. – Он считает, что модели – это легкая добыча для криминальных элементов.

       На это Зина лишь звонко рассмеялась:

       – Да-да, криминальные элементы непременно смотрят журналы для малолеток. Успокойся и не слушай всякие страшилки. Ты и так безвылазно сидишь дома, куда еще больше себя стеречь? А то точно тебя замуж никогда не выдадим.

       Зинаида довольно улыбнулась, единственным достоинством Арины, по ее мнению, была кукольная внешность. Она была слишком правильной, слишком скромной и скучной, и на ее фоне Зина заметно выделялась, к тому же она очень гордилась своей врожденной хваткой и даже не сомневалась, что добьется гораздо больших успехов в жизни, чем Арина.

       – Зин, неужто ты уже вжилась в роль? Побежали на автобус, – вырвала ее из грез Арина, кивая на автобусную остановку.

       – Конечно, еще автографы будете просить, – беззаботно ответила Зинаида, поправив шапку.

       Взявшись за руки, девушки быстро перебежали оживленную магистраль.

       Глава 4

       Сгорая от нетерпения, Арина едва подрагивающими пальцами бережно вытащила из коробки легкие сапожки и тут же их надела. Она сделала несколько шагов по коридору, намеренно покачнулась, проверяя их устойчивость, но эту каверзу высокие каблуки выдержали отлично. Арина опустила взгляд на безупречную поверхность носков и мысленно похвалила себя за такую нужную покупку, ничуть не жалея о том, что потратила на обновку львиную долю зарплаты.

       – Ариша… – негромко окликнула ее мама, наблюдая, как она прихорашивается у зеркала.

       За последнее время ее маленькая Ариша прямо-таки расцвела и из миловидной девочки превратилась в эффектную девушку, сродни тем, что до недавнего времени смотрели с плакатов в ее комнате. Но вместе с материнской радостью за повзрослевшую дочь в голове у Екатерины Вячеславовны замелькали не самые оптимистичные последствия таких изменений: повышенное внимание молодых людей, свидания… Она прекрасно понимала, что внешность изменить несложно, и в душе Арина осталась застенчивой девчонкой, которой легко задурить голову.

       Арина обернулась и вопросительно на нее посмотрела.

       – Смотрю, что ты распробовала модельную жизнь, – пояснила мама. – Скоро мы с отцом забудем, как наша дочь выглядит без косметики.

        – Мам, я только самую малость, – возразила Арина. – А то хожу бледная, как не пойми кто. На съемках дали пару дельных советов, как видишь, не только деньгами расплачиваются.

       Она снова отвернулась к зеркалу, распределила на губах бледно-розовый блеск, любуясь искрящимися блестками. Арине нравилось, что, помимо учебы, у нее появилась работа, которую и работой было сложно назвать, скорее хобби, приносящее удовольствие и небольшой, но стабильный доход.

       Они опять сблизились с Зинаидой, подруга заметно оттаяла, перестав сыпать критическими замечаниями в ее адрес. Резкие высказывания Зины теперь виделись Арине результатом искреннего беспокойства за ее будущее. Ей самой стало казаться, что она застряла в своей уютной раковине, из которой нужно было срочно выбираться, пока затворнический образ жизни окончательно не укоренился.

       – Вижу, – вздохнула мама, еще раз пробежала внимательным взглядом по стройному силуэту Арины и ее наряду. – Я уж было обрадовалась, что ваша дружба с Зинкой канула в небытие. Ан нет, с этим журналом все закрутилось с новой силой. Твое счастье, что отец вечно на дежурствах и едва стоит на ногах от усталости, когда приходит домой. Иначе он бы совсем по-другому отреагировал на эту подработку. Кстати, юбку можно было и подлиннее надеть, да и эта кофта слишком обтягивающая…

       – Мамуль, папа все про них узнал и успокоился, – безмятежно проговорила Арина. – Со следующей зарплаты еще немного обновлю гардероб, дело времени.

       Смысл маминого монолога от нее ускользнул, совершенно не задев за живое, поскольку ее мысли были полностью заняты другими вопросами.

       – Совсем забыла уточнить, а ты куда это собралась?

       – Я же тебе вчера говорила, – улыбнулась Арина. – У Зинки появился парень, а у него есть приятель, и мы всей толпой идем на двойное свидание. Сразу скажу, что ничего интимного, а то напридумываешь себе. Просто прогулка по окрестностям.

       – Было бы что у нас рассматривать. Будь осмотрительна, – наставляла мама, взволнованно глядя на ее улыбающееся лицо.

       Когда Арина пришла к месту встречи, Зина была уже там. В ожидании кавалеров подруги вели непринужденный разговор о предстоящем свидании.

       – Зин, а ты видела этого Виктора? Он нормальный? – спросила Арина, которая только сейчас сообразила, что за приятной эйфорией от нового знакомства забыла расспросить о потенциальном ухажере.

       – Нет, не видела, – ответила Зинаида, скептически смерила взглядом ее профиль, с досадой обнаружив, что Арина сегодня выглядит гораздо привлекательней, чем она.

– У Женьки много приятелей. У нас как-то зашел разговор о подругах, вот я и рассказала о тебе. Он предложил тебя с Витей познакомить, чтобы ты не сидела дома синим чулком.

       – Что? – встрепенулась Арина, и ей вдруг показалось, что едва сдерживаемая дрожь моментально пропала. – Я правильно тебя понимаю, что он не лучший друг твоего Жени, а шапочный знакомый? Мне кажется, что ты говорила мне совсем другое…

       Она вздернула ремешок сумочки, всерьез собираясь отправиться домой, но Зина довольно грубо ее остановила, схватив за плечо.

       – Слушай, Арин, – сказала она, – давай начистоту. Какая тебе разница, насколько близко они знакомы? В любом случае он не левый парень, Женя его знает. Расслабься и получай удовольствие.

       Зина многозначительно облизнула нижнюю губу, бросив долгий взгляд в сторону пустой дороги.

       – Взрослые развлечения оставь себе, – эмоционально отреагировала Арина. – Я лучше пока синим чулком посижу. А еще, чтобы ты знала, я терпеть не могу непунктуальных людей. Не подскажешь, почему они не пришли вовремя?

       – Наверное, пробки, – спокойно ответила подруга, как будто успела об этом заранее уточнить.

       – Они будут на машине? Ты мне об этом тоже не говорила, – возмущенно прошипела Арина, которую распирало от непреодолимого желания вцепиться в Зинкины светлые локоны и как следует ее за них оттаскать.

       – Я думала, что это само собой разумеется, и так зуб на зуб не попадает, так хоть погреемся в салоне.

       – Подбросите меня до дома и катайтесь сколько влезет, – сердито пробурчала Арина и передернула плечами, стряхивая ее руку.

       – Арина, вот не зря тебя в школе называли Снежной королевой, может, ты фригидная? – снисходительно хмыкнула Зинаида, намеренно сделав на этом акцент, потому что знала, что она непременно захочет доказать обратное. – Я как-то в маминой газете об этом читала.

       – У тебя не все дома…

       – Они уже едут, улыбайся, – шикнула на нее Зина.

       Она легонько толкнула ее локтем в бок, выводя из оцепенения. Арина тоже заметила приближение автомобиля и поняла, что начисто передумала обзаводиться новыми знакомствами, а поездка в компании двух незнакомых парней и вовсе не входила в ее планы.

        – Я пошла домой, – сказала она, резко развернулась и торопливо пошагала по тротуару в сторону дома.

       – Арин, так ты рискуешь найти еще большие приключения, ты же знаешь свой район, – с досадой прокричала ей вслед Зинаида, но Арина не обернулась, а лишь махнула рукой на прощание.

       Она не успела свернуть за угол, когда ее догнал молодой человек, загородив собой путь:

        – Арина, постой…

       – Извините, я совсем позабыла, что у нас сегодня гости, мне нужно домой, – скороговоркой протараторила она, обходя его и ускоряя шаг.

       – Можно мне тебя проводить? – не собирался сдаваться он без боя.

       Арина обернулась на неожиданного провожатого, чтобы визуально оценить степень его опасности, хотя она не была в этом экспертом. Высокий, хорошо слаженный молодой человек произвел на нее приятное впечатление, его густые волосы блестели в вечернем свете фонарей приятным пшеничным отливом, а выразительные синие глаза казались и вовсе какими-то нереальными.

       – Как хочешь, – равнодушно ответила Арина, но сбавила скорость, понимая, что он все равно не отстанет.

       – Меня зовут Виктор, мне двадцать три года, но про тебя я уже немного знаю со слов друга, вот такое у нас сарафанное радио получилось, – попытался завязать с ней разговор парень и неестественно засмеялся, выдавая свое напряжение.

       – А я не могу похвастаться достоверными данными о твоей персоне, знаю только, что ты знаком с Женей, которого я и сама не знаю, – выдала она, из ее груди вырвался звонкий смех, наполнивший ночную пустоту волшебной музыкой.

       – Жаль, что наше свидание получилось таким недолгим, надеюсь, что оно не последнее… – с надеждой в голосе сказал Виктор, когда они остановились возле подъезда Арины. Он потянулся было ладонью к ее лицу, чтобы убрать выпавший локон, но она сразу же отстранилась.

       – Можем завтра встретиться, я не занята, – после небольшой заминки ответила Арина, покрываясь багровым румянцем и удивляясь тому, что так легко решила продолжить знакомство.

       – Договорились, – улыбнулся он, осмелев, приблизился к ней вплотную, но юная нимфа проворно высвободилась из его объятий и скрылась за дверью.

       Виктор ни на секунду не пожалел, что выскочил из машины, чтобы догнать Арину. Со слов приятеля, она представляла собой серую мышь и проводила все вечера дома за просмотром телевизора и светскими беседами с предками. Подъезжая к условленной остановке, он почему-то подумал, что ему в пару предназначается блондинка. Витя помнил, что сам рассказывал Жене о том, что ему хочется познакомиться со скромной красавицей, которая бы не прыгала из койки в койку в поисках местечка потеплее. Но по странной реакции второй девушки, Виктор понял, как ему повезло. Он легко ее догнал и еще раз оценил очевидные достоинства, прежде чем решился остановить. На первый взгляд Арина не производила впечатление домоседки, но ее зажатая манера общения красноречиво это подтверждала, отметая шальные мысли о надуманном кокетстве.

* * *

       Игорь вошел в съемную квартиру друга, мысленно заготовив подходящие случаю комплименты. Хотя он и не разделял решение Авдеева продать имеющееся жилье и вложиться в строительство нового в элитной новостройке, но доказывать свою точку зрения особого желания не имел.

       – Ну и как? – нетерпеливо спросил Тимур, указывая горящим взглядом на новенькую стереосистему в комнате. – Я тут немного все примарафетил – вполне можно жить.

       – Даже не сомневался, что ты быстро совьешь себе гнездышко, – сказал Гарик, хлопнул его по плечу и по-хозяйски отправился на кухню в поисках охлажденного пива. – Тима, вот за что тебя люблю: у тебя всегда все есть.

       – Давай вечерком куда-нибудь забуримся? – предложил Авдеев, встряхнул пачку сигарет, вопросительно глядя на Старовича. – К романтике жилье укомплектовано.

       – Соколовский завтра приедет, с ним непременно забуритесь, а у меня дел выше крыши.

       Игорь жадно припал к горлышку, наблюдая за странной реакцией друга на свои слова.

       – Гарик, не люблю лезть в подобные дела, но хватит из себя строить покинутую девицу, таких Сонь в Москве не пере…

       Ставрович оборвал его пламенную речь на полуслове:

       – При чем здесь она? Мне сейчас совершенно не до того, это ты у нас умудряешься не растерять сексуальную мощь при любых катаклизмах, а у других не все так просто, – многозначительно улыбнувшись, Игорь громко рассмеялся своей шутке.

* * *

       Арина никогда бы не подумала, что у них с Витей все может так стремительно закрутиться, ведь они встречались всего полгода, а совсем скоро станут самой настоящей семьей.

       Она поправила корсет нового платья и подошла к зеркалу в прихожей, стараясь абстрагироваться от кораллового цвета. Арина представила белоснежную пышную юбку и такую же фату в пол, как назло, портниха что-то напортачила, и возможность примерить самое главное в жизни платье появится у нее только накануне церемонии.

       – И почему я этому не удивляюсь? – прошептала она.

       – Не удивляешься, что ты самая шикарная невеста в Московской области? – усмехнулся Виктор, который появился из-за спины и жадно припал губами к ее шее.

       – Ты льстец и дамский угодник, – застенчиво улыбнулась в ответ Арина. – Так маму очаровал, что она обещала пробыть у соседки до вечера.

        Каждый раз, когда она представляла, что вскоре эти нежности станут частью их обычной жизнью, а не чем-то диковинным, ее пробирала дрожь.

       – А чего мы медлим? – порывисто воскликнул он. – Будущая теща практически благословила нас на будущих внуков.

       Виктор рывком оторвал Арину от пола и понес в комнату, где уложил на диван.

       – Вить, я так не хочу… – не соглашалась она, интенсивно извиваясь под ним и не давая расстегнуть молнию. – Вдруг мама вернется?

       – Арина, но это уже несмешно, через неделю мне все будет можно, – заглушая протест, Виктор запечатал ее губы поцелуем. – Ты действительно как Снежная королева.

       – Откуда ты знаешь это прозвище? – грозно спросила Арина и, насколько ей позволяло пространство, уперлась ладонями в его часто вздымающуюся грудь, чтобы отстранить.

       – Только что придумал, – Витя ехидно ухмыльнулся, как ни в чем не бывало осыпая ее лицо поцелуями.

       – Может, ты только из-за этого решил жениться? Что я сразу не отдалась тебе?

       Аринины глаза защипали неуместные слезы, и в последнее время она часто ловила себя на мысли, что будто ищет повод с ним поссориться.

       – Нда… – протянул Виктор, резко отпрянул и сел рядом на кромку дивана. – Арина, скажи только честно, тебе самой разве не хочется попробовать? К чему эти условности? А про свадьбу ты зря, на ней мои родители даже больше меня настаивают, считают, что не стоит тебя упускать.

       – Вить, прости… Я не знаю, что со мной происходит, я ужасно нервничаю, – нахмурилась она, обняла себя руками и начала медленно раскачиваться от нарастающего напряжения. – Мне еще нужно в деканате отпроситься, а вдруг не отпустят?

       – Ладно, хоть мне и тяжело, но так и быть – потерплю недельку, уговорила, – Виктор обнял ее за плечо и нежно поцеловал в макушку. – Тогда пойдем гулять, заодно ко мне на минутку заскочим.

       – Хорошо, – беззаботно ответила Арина на это предложение.

       Глава 5

       Порой Игорь скучал по своей квартире в центре города, но вместе с тем он понимал, что ему больше по душе уединение загородного дома, где уже практически все было готово для новоселья. Не желая находиться в особняке во время отделочных работ, он решил пока пожить у родителей. Уютный дворик на окраине Москвы тоже был для него своеобразным оазисом домашнего уюта и спокойствия в череде непростых будней делового человека.

       Глеб Соколовский, который давно не был Москве, с любопытством наблюдал из окна машины за тем, как, завидев их появление во дворе, женщины ускорились в развешивании белья, а местные старушки совсем по-молодецки перебрались на скамейки к соседнему подъезду.

       – Ничего себе, как тебя аксакалы уважают, – удивился он, глядя на Гарика.

       – За что люблю старое поколение: они сначала какую-нибудь шнягу придумают, а потом сами в нее уверуют. Пару лет назад нужно было меня опасаться, нынче я практически законопослушный бизнесмен, – Игорь хищно оскалился, внимательно смотря по зеркалам.

       – Свежо предание, – ухмыльнулся Глеб и шутя ударил боевого товарища кулаком в плечо. – Ну, теперь рассказывай, что у вас новенького произошло за время моего отсутствия.

       – Рынок мы еще при тебе под себя подмяли, я им успешно и довольно мирно руковожу, как видишь, теперь могу спокойно передвигаться без толпы. Тима помогает, даже иногда слишком усердно, а так все по-старому.

       – Не женился еще? – спросил Соколовский и по потухшему взгляду Игоря понял, какой будет ответ.

       – Нет… Пока такого желания не имею, я же, типа, не способен на великие чувства.

       – Гарик, мы тебе классную деваху отыщем, все будет путем. А то мы сыновей наштамповали, так что с тебя невесты.

       – Долго ждать, похоже, невест придется, все, короче, забыли, давай покурим, потом мамкины пироги пойдем трескать.

       – Так ты все еще с предками? Сразу видно, что карьера идет в гору, – громко засмеялся Соколовский.

       – Обижаешь, – хитро прищурился Игорь. – Гастарбайтеры в загородном доме обои доклеивают, все довольно удачно совпало. Хотя… Что-то в последнее время есть ощущение копоти под носом.

       Он с разбега плюхнулся на деревянную лавочку, Глеб подошел к нему и напряженно спросил:

       – В смысле?

       – Задницы, чую, горят, прилететь может с любой стороны, менты рынки под себя гребут, уже с центров начали, могут и до нас докатиться, нужно скоренько сворачиваться, пока нас самих не свернули, – пояснил Ставрович.

       – Капец, а я к вам подзаработать приехал, – озадаченно протянул Соколовский, почесывая шею. – Нужно что-нибудь придумать.

       Ответить Игорь не успел – в это время дверь подъезда широко отворилась, из нее буквально вывалился Авдеев.

       – Сокол, здорова, – он охотно пожал протянутую руку. – Соскучился? Мы по дезертирам не особо, да, Гарик? Сидите там, задницы мнете, пока друзья тут отдуваются.

       – Так ехал бы к нам, тоже бы помял в сорокаградусном морозе, – ухмыльнулся Глеб, легким движением руки ставя блок неожиданному удару.

       – Талант не пропьешь… И раз уж встретились три товарища, предлагаю вечерком рандеву устроить, телок покатаем, а то я уже совсем одичал, – сказал Тимур, который, смакуя, сделал глубокую затяжку и через несколько секунд блаженно выдохнул едкий табачный дым.

       – Тусуйтесь без меня, Оксана там с малым одна, а я тут по проституткам, еще, не ровен час, притащу букет совсем не с розовыми лепестками, – отказался Глеб. Поймав на себе пристальный взгляд Авдеева, он нахмурился.

       – Кто знает, чем там твоя Ксюха промышляет, голодных вахтовиков полно, а она бабенка молодая, сунет Богдашу сеструхе – и вперед, – Тимур со знающим видом потер переносицу.

       – Тима, сейчас по лысине получишь, – ответил Глеб и сделал вид, что закатывает отсутствующие рукава, вставая в бойцовскую стойку.

       – Капитулирую, не знаю ваших дел, главное, чтобы мне самому рожек не наставили, жена в Абхазии у родителей торчит, того и гляди, мои же братишки на ремни порежут, угораздило же вляпаться. Называется, дембельнулся. Самое интересное, что молодая жена так прониклась нашими традициями, будто не я полукровка, а она. Но я не раскисаю, квартирку возле Игорька недавно снял и ищу любовь всей своей жизни, но уже на трезвую голову, – признался Авдеев.

       Разговор снова прервался, когда железная дверь подъезда выпустила на улицу высокого темноволосого подростка.

       – Митенька, ты нам семок вынес, мерси, – быстро среагировал Тимур, проворно выдергивая из его рук большую пачку.

       – Авдеев, ты меня уже достал, дай только мышечную массу нарастить, отполирую твою лысину до блеска, запомни мои слова…

       Перехватывая Диму, Тимур слегка сдавил его шею локтевым захватом.

       – Подрасти сначала, – усмехнулся он и свободной рукой взъерошил его густые черные волосы.

       – Тима, ты нажил конкретного врага, Митька у нас жутко обидчивый, он теперь в качалку ходит, мускулатуру усиленно раскачивает.

       Парни громко рассмеялись, пророча Тимуру неминуемую расплату за любовь к семечкам.

       – Мы с вами как инкубаторские тройняшки, – отметил Авдеев, скептически оглядев друзей. Все трое были одеты в похожие черные футболки и одинаковые спортивные штаны модной фирмы.

       – На нашем рынке пока эксклюзив не купишь, а за бугор мы все невыездные, так что, Тимка, радуйся, что всего лишь с условкой, а шмотки – дело наживное, – сказал Игорь, стряхивая пепел об ограждение палисадника.

* * *

       Приближаясь к Витиному дому, Арина сильнее сжала его руку, вызывая у жениха ироничную ухмылку.

       – Ариш, мы скоро будем здесь жить, а ты боишься лишний раз зайти в гости. Тем более ты сегодня такая красивая, что мама наверняка наговорит кучу комплиментов, глядишь, и настроение сразу пойдет в гору, – сказал Виктор, остановившись вместе с ней напротив своего подъезда.

       – Ты, несомненно, прав, но меня разобрал самый настоящий предсвадебный мандраж, от нервов даже пальцы похолодели. Давай в другой раз, я лучше постою подышу свежим воздухом. Ты же недолго? – она виновато посмотрела в его синие глаза, опасаясь, что он может догадаться об истинной причине ее отказа.

С одной стороны, Арине действительно нравились родители Виктора, их отношение к ней, но порой они ее пугали излишней услужливостью и некой навязчивостью. Хоть она и не была на сто процентов уверена в своих выводах, но складывалось впечатление, что они ждут предстоящую свадьбу больше самих молодоженов.

       – Конечно, я мигом обернусь.

       Витя выпустил ее ладонь, бегло посмотрел на компанию парней у соседнего подъезда и направился домой. А оставшаяся в одиночестве Арина даже не подозревала, что их появление во дворе не прошло незамеченным…

* * *

       Авдеев во время разговора с друзьями привычно озирался по сторонам, оставаясь верным привычке быть всегда начеку, которая ни раз его выручала, и, заметив Виктора в компании эффектной девушки, застыл на месте.

       – Братишки, а я, кажись, все-таки нашел свою любовь, – проговорил Тимур, вдохновенно разглядывая парочку. Он предусмотрительно выбросил сигарету и зажевал ее послевкусие пластинкой жвачки. – Это же Витек, ну и на хрена ему такая мадам? Надо срочно отбить…

       Игорь из любопытства бросил мимолетный взгляд в сторону парочки, но с такой же легкостью отвести его он уже не смог. Его взгляд как будто намертво приклеился к хрупкой девушке в скромном воздушном платье с тесным корсетом, который выгодно подчеркивал высокую грудь и острые плечи обладательницы. Привлекательная незнакомка совсем не походила на Софью и явно ей проигрывала в умении подать себя, но, несмотря на это, что-то в ее облике цепляло.

       Игорь даже не догадывался, что Арина тоже украдкой за ними наблюдала, заметив заинтересованные взгляды в свою сторону. Убедившись, что ей это не почудилось, она боязливо отошла к газгольдеру, делая вид, что увлеченно рассматривает редкие былинки возле колонок.

       – Мой выход, – оживился Авдеев, одернул футболку и вальяжной походкой направился к ней.

       Игорь будто завороженный продолжал наблюдать за ними. К своему удивлению, он почувствовал что-то сродни острому приступу ревности, даже в мыслях не допуская, чтобы Тимур каким-то образом сумел сблизиться с незнакомкой.

        – Девушка, давай дружить… – как и всегда, Тимур начал с сути, предпочитая не ходить вокруг да около.

       Услышав вкрадчивый голос за спиной, Арина обернулась. Крупная мужская фигура в свете уходящего солнца невероятно ее испугала, заставив сделать несмелый шаг назад.

       – Извините, я жду жениха, – ответила она и мысленно отругала себя за то, что отказалась подняться к Виктору, а заодно и его, что даже не удосужился предупредить о таком соседстве.

       – Чего вечерком делаешь? – Авдеев пропустил ее слова мимо ушей.

       – Я занята, – Арине даже не пришлось врать, вечером ее ожидала очередная фотосессия для журнала.

       – Неправильный ответ, я тебя сегодня в гости жду, форма одежды парадная, – заявил Тимур и потянулся к ее лицу.

       Единственное, что пришло Арине в голову, – это ударить в ответ. Звонкая пощечина с характерным звуком легла на мужскую щеку, отчего он мгновенно вскипел от злости, растирая рукой саднящую скулу. Авдеев ухватил ее за талию, еще чуть-чуть, и он впечатался бы в ее губы поцелуем.

       – Тима, дела не ждут, хватит девок мацать, – отвлек его появившийся за спиной друг, едва сдерживая слова покрепче.

       От пронизывающего взгляда угольных глаз незнакомца Арине захотелось в ту же секунду трусливо убежать, но она, словно под сильным гипнозом, не могла отвести взгляд. На вид ему было лет тридцать, хотя мужской возраст Арина не умела достоверно определять.

       Скорчив недовольную физиономию, Тимур тут же отстранился.

       – Забираю настойчивого поклонника, можешь расслабиться, – небрежно бросил ей второй незнакомец.

       Оторопевшая Арина проводила взглядом мужчин до машины, чувствуя, как страх колючей ядовитой проволокой сковал тело, и ей стало нечем дышать. Она легко могла бы потерять сознание от перенапряжения, но холодное прикосновение металлического ограждения резко привело ее в чувство.

       «Едва в обморок не грохнулась, не каждый день на такие "свидания" зовут, теперь мне точно в этот двор дорога заказана, пусть Витюша сам ко мне в гости ходит», – подумала Арина, растерянно глядя на отъезжающий автомобиль.

* * *

       Выйдя с Тимуром на балкон для очередного перекура, Игорь не сразу решился подвести разговор к интересующей теме, пока, на его удачу, во дворе не прохрипел двигатель подъехавшей «девятки».

       – А Витек у нас кто? – кивнув взглядом в его сторону, поинтересовался Ставрович.

       – Гарик, ты часом провалами в памяти не страдаешь? Я же тебе рассказывал, что свою ласточку в их СТО загнал, а Витюха пообещал по-соседски все как надо сделать, – ответил Авдеев.

       – Удивительно, что я его не знаю… – задумчиво протянул Игорь.

       – Зато он тебя знает, с таким придыханием отзывался, будто вы кровная родня, – Тимур пьяно рассмеялся над шуткой, туша сигарету.

       Разгулявшийся в крови алкоголь все настойчивей звал Авдеева непременно где-то развеяться.

       – Мальчики, скука смертная, и что, вот так тупо пробухаем весь вечер? – нахмурился Тимур, откупоривая банку пива и откидываясь на спинку дивана.

       – Вы хотя бы бухаете, а мне еще товар принимать, – вздохнул Игорь, заходя в комнату с балкона.

       – Это судьба, я с тобой прокачусь по городу, глядишь, кого-нибудь склею по дороге, задолбался в гордом одиночестве сидеть, хотя теперь я не один, у меня есть домовенок по имени Глеб, – засмеялся Авдеев.

       – Дождешься, гитарой по хребтине огрею, – бросил на него гневный взгляд Соколовский, отвлекаясь от подбора аккордов.

       – Давай, Глебка, жги мою любимую.

       Квартира зазвенела от пьяного пения: «Старый дом мой давно ссутулился…»

       Понаблюдав несколько минут за хмельными кривляньями товарищей, Игорь снова вышел на балкон. Как бы он ни старался отвлечься от наваждения, но снова и снова в памяти возникали синие глаза юной нимфы, которые острой иголкой пронзили давно дремавшее холодное сердце.

       «Что за бред? Я даже имени ее не знаю», – раздраженно подумал Гарик, глядя на выкрашенный серебрянкой газгольдер, где несколько часов назад стояла ОНА.

       Навязчивая идея вновь увидеть заинтересовавшую его девушку прочно завладела мыслями, под весом которых он нервно выкурил подряд несколько сигарет.

* * *

       Арина задумчиво вдохнула вечерний прохладный воздух, чувствуя усталость от удивительно богатого на происшествия дня. Сначала нахрапистый «поклонник» у Вити во дворе, а теперь – внезапно отключившийся свет в самый разгар съемки.

       Глядя на явно читаемое на лице подруги недоумение, Зина едва заметно улыбнулась. Ей до дома было рукой подать, а Арине нужно топать добрых два квартала. Эгоистично рассудив, что она не обязана обеспечивать безопасность подруги, Зинаида всем своим видом демонстрировала, что еще пару минут, и она уйдет.

       – Зина, постой со мной еще немного, Витя что-то опаздывает, – попросила подругу Арина, робко переминаясь на высоких каблуках.

       – Извини, конечно, но Витюша мог бы заранее приехать, лучше подождал бы немного, а то стоим тут как две проститутки с фееричным макияжем, – недовольно ответила она, не забывая отметить, что из них двоих Арина гораздо больше походила на жрицу любви.

       – Кто же знал, что свет вырубят, и придется срочно сворачиваться…

       Арина оглянулась на зеркальную поверхность окна за спиной и поняла, что «боевая раскраска» для фотосессии выглядела совсем не в тему для данного времени суток. Она предусмотрительно поплотнее застегнула темную джинсовку, но макияж напрочь перебивал весьма целомудренный и неброский наряд.

       – Зинуль, есть салфетка? Хочу местами постирать эту стыдобу.

       – Откуда? Даже не предполагала такой оказии. Слушай, Ариш, давай потихоньку по домам пойдем, иначе без приключений не доберемся, уже стемнело, райончики еще те, – сказала Зина, закидывая ремень сумки повыше. – Не смотри как на предательницу, неизвестно, приедет твой Витя или нет, а мне по голове в подворотне дадут.

       – Иди, я тоже пойду, Витюша будет ехать навстречу, увидит.

       Арина быстро перебежала через дорогу. Под действием вечернего холода и страха, пробирающего до кончиков волос, она максимально ускорила шаг по безлюдному тротуару.

       В пугающей тишине улицы она все думала про Витю и их будущую жизнь. Странное высказывание отца за завтраком о том, что он надеялся на авторитет будущего зятя, который сможет отучить ее от тяги к сомнительным авантюрам, куда папа с легкой руки причислял и работу в журнале, больно ударило по гордости и до сих пор не шло из головы.

        «Может, я просто слишком большое значение придаю мелочам? Отец только сегодня сказал о Вите что-то в таком духе. Уверена, что они точно не жаждут перепоручить меня в руки будущего супруга, чего не скажешь о Бушуевых… В конце концов, какое нам дело до их планов? Самое важное, что мы скоро поженимся…» – от этих мыслей мурашки побежали по плечам, заставляя девушку обнять себя руками.

       Но ее беспокойство еще больше усилилось, когда она услышала пугающее рычание мотора за спиной. Арина заскочила под козырек автобусной остановки и намеренно отвернулась от дороги, делая вид, что читает многочисленные объявления на фанерной доске, тускло освещаемой уличным фонарем.

       Когда совсем близко послышался хлопок закрывающейся двери автомобиля, ей показалось, что сердце вот-вот остановится. Арина замерла, не решаясь выглянуть из своего укрытия.

       – Это я удачно за сигаретами вышел, девушка, автобусы и даже троллейбусы уже не ходят, – сказал Тимур, не без интереса рассматривая стройные ножки затаившейся девушки.

       – Молодой человек, идите куда шли, – ответила Арина и повернулась полубоком, чтобы собеседник не разглядел ее лица.

       – Опа, какие люди в Голливуде, – обрадовался Тимур. – Это, типа, ты с утра фея в платьице, а вечером на заработок выходишь? Почем услуги?

       Но она и не думала объясняться, а лишь хранила гордое молчание.

       – Ладно, хватит из себя неизвестно что корчить, поехали, – наконец произнес Авдеев, занырнул под козырек остановки, крепко схватил Арину под локоть и силой потянул к машине.

       Глава 6

       Гарик невидящим взглядом смотрел в ветровое стекло, но, завидев пленившую его деву в более чем сомнительном образе, встрепенулся и крепко сжал ладонями руль. Он, конечно, не сомневался, что увидит ее снова, но не думал, что это произойдет так скоро и при таких обстоятельствах.

       Авдеев широко открыл пассажирскую дверь и без лишних слов впихнул девушку на сидение, а сам сел рядом. Он, который и в трезвом виде был убежден в своей мужской притягательности, закономерно расценил протесты Арины как кокетство и желание набить себе цену.

       – Игорек, ну, чего встал? Я себе неожиданно нашел занятие на вечер, – пьяным голосом оповестил его Тимур о своих дальнейших планах.

       – Думаете, вам это так просто сойдет с рук? – вскрикнула Арина, которая как могла вырывалась из объятий Авдеева. – У меня отец – капитан милиции.

       – А чего так мало звездочек? – демонически засмеялся Тимур, делая попытки склонить ее к поцелую. – Вот если бы полковник, тогда я пас.

       К его удивлению, Игорь бросил на них короткий взгляд, резко затормозил и тихо позвал:

       – Герой-любовник, выйдем на пару слов, а ты посиди пока.

       Еле слышно чертыхнувшись, Авдеев с кислым выражением лица вышел на свежий воздух. Пока они совещались, Арина потянулась было к ручке двери, чтобы воспользоваться случаем и убежать, но бежать было некуда… Ей ничего не оставалось делать, как наблюдать немое «кино» сквозь тонированное стекло, хотя и так было понятно, что разговор шел о ней.

       – Гарик, какого хрена? – недовольно спросил Тимур.

       – Ты за изнасилование сесть желаешь? Лет через десять встретимся, это я еще оптимистично беру – про условку не стоит забывать, – убеждал его Ставрович, которому было невыносимо видеть понравившуюся девушку в объятиях товарища.

       – Твое какое дело? Я же тебя на групповушку не зову, думаю, что смогу перетрещать с юной красоткой за мирное урегулирование конфликта, видно же, что не просто так она вдоль дороги тусовалась.

       – Давай так: я завезу тебя под бочок к Соколовскому, а сам, от греха подальше, депортирую эту красавицу домой.

       – Меня такой расклад не устраивает, – возразил Тимур, враждебно сводя брови.

       – Это в тебе алкоголь говорит, – настаивал Гарик. – Поутру горько пожалеешь, когда она своей наманикюренной ручкой в ментовке будет на тебя, красивого, заяву катать.

       Немного подумав, Авдеев согласился с разумностью его доводов и молча кивнул.

       – Гарик, с тебя проститутка, ищи где хочешь, – только и сказал он.

       Когда Тимур сел на кресло возле водителя, Арина облегченно выдохнула и осмелилась спросить:

       – Можно, я здесь выйду? Номера я все равно не запомню, у меня память плохая, а лица тем более.

       На эти слова мужчины только рассмеялись.

       – Солнышко, тебе сколько лет? – ехидно поинтересовался Игорь, глядя на нее в зеркало заднего вида. – Память где успела растерять?

       – Я все поняла, – испуганно пролепетала она, по ее щекам побежали слезы, безжалостно размазывая густо нанесенные тени под нижним веком.

        Вскоре они уже въезжали в знакомый двор. Арина беспокойно наблюдала, как ее обидчик молча выскочил из машины, громко хлопнув дверью, она сжалась от страха, однако он скрылся в темноте подъезда, даже не удосужившись обернуться. Ставрович повернулся к ней, изучающе оглядел, потом многозначительно ухмыльнулся и спросил:

       – Куда тебя везти?

       – Домой, – едва выдавила из себя Арина, заикаясь и глотая слезы.

       – Чего разревелась? Кого жалко? Диктуй адрес и поедем дальше кататься.

       Терпеливо выслушав ее спутанную речь, Гарик только кивнул в ответ. Он молча вел машину, изредка поглядывая на нее в зеркало. Арина смотрела в окно, где вновь замелькал ночной пейзаж их микрорайона, который теперь казался еще более небезопасным. Она медленно приходила в себя, липкие щупальца страха, отступая, оставляли за собой болезненное покалывание на коже, словно все нервные рецепторы разом подключили к сети.

       – Приехали. Как зовут тебя, ночная бабочка? – спросил Игорь, отмечая, что даже заплаканная, она была невероятно красива.

       – Арина, – сказала она, – и я не проститутка. Это долго объяснять, спасибо.

       Не медля ни секунды, Арина вышла на улицу, но Ставрович не дал ей далеко уйти, перехватив за руку.

       – Ариша – красивое имя, а обладательница еще красивей, я Игорь, будем знакомы.

       Он подтянул ее к себе, приподнял вверх острый подбородок и, не давая ей опомниться, наклонился ниже к перепачканному лицу. Арина затаила дыхание и настороженно на него уставилась, не в силах отвести взгляд. Чувствуя себя безоговорочным хозяином положения, Гарик властно и одновременно нежно ей улыбнулся, но, к его удивлению, вместо того, чтобы вырываться, пленница сделала решительное движение навстречу, отчего их губы незамедлительно срослись в безудержном, страстном поцелуе.

       Арина даже себе не могла объяснить, чем именно был вызван этот порыв, но охотно списала его на пережитый стресс. Спонтанный поцелуй подобно антидоту привел ее в чувство, затмив события минувшего вечера. Почувствовав ладони Игоря у себя под блузкой, она окончательно пришла в себя, резко отстранилась, упираясь руками в его широкую грудь.

       – Это все нервы, я не должна… У меня есть жених, у нас на днях свадьба. Что вы вообще за люди такие? – возмутилась она. – Привыкли, что все достается на блюдечке с голубой каемочкой, я не из таких.

        Ставрович с довольным видом ослабил объятия, позволяя ей высвободиться, и Арина тут же убежала прочь, громко хлопнув железной дверью подъезда.


«Замуж… Это вряд ли», – подумал он, сел обратно в машину и под привычный гул мотора резко тронулся с места.

* * *

       – Ариша, солнышко, просыпайся, – будила мама, ласково убирая с припухшего лица длинные каштановые волосы. – Доченька, тебя кто-то обидел? Ты вчера плакала?

       – Мамуль, все хорошо, – ответила Арина, с трудом растягивая уголки рта, отчего улыбка получилась вымученной и неестественной. – В косметике целый вечер проходила, наверное, аллергия на пигмент красителя проявилась, кто знает, что в состав замешали.

       – Понятно, я уж подумала, что тебя Витя обидел. Малыш, мы с папой вчера долго говорили про предстоящую свадьбу, и нам кажется, что вы торопитесь. За полгода мы так и не узнали как следует жениха, скользкий он какой-то, вроде бы с тобой, а будто сам по себе. Может дать ему отставку, пока еще не слишком поздно?

       – Мам, к чему эти революционные разговоры? Мы любим друг друга, – выпалила Арина, но тут же осеклась. Отчего-то именно сегодня от громких слов о любви у нее в голове возник образ не жениха, а вчерашнего спасителя и их совсем не детский поцелуй. – По-моему, глупо отшивать жениха за неделю до бракосочетания. Екатерина Вячеславовна, у вас предсвадебный мандраж.

       – Смотрите сами, главное, с детьми не торопитесь, или вы уже? – забеспокоилась мама, взволнованно вглядываясь в ее бледное лицо.

       – Придумала тоже, – поспешила успокоить ее Арина. – Я же вам обещала дружить прилично, тем более Витя из интеллигентной семьи, на скорой свадьбе, кстати, они настаивают.

       На самом деле Виктор уже давно склонял ее интиму, но у нее почему-то совсем не возникало желания отступить от своих моральных принципов и пойти ему навстречу. Арина грустно вздохнула и попыталась пальцами разгладить запухшие веки.

       – Шторы открою, а то сидим как дети подземелья, – укоризненно цокнула мама. – Заспалась ты сегодня, придется собираться в ускоренном темпе, иначе на пары опоздаешь. – Она резкими движениями отдернула шторы и растерянно позвала Арину: – Доченька, вставай скорей, твой такое учудил, откуда только деньги взял?

       Арина подошла к окну, закинула за спину тюль и озадаченно посмотрела на рекламный баннер, на котором красовалась надпись: «Ариша, доброе утро!»

       – Мам, да мало ли Арин в нашем доме? – попыталась она отвести от себя подозрение, потому что сразу поняла, что это был не подарок Виктора.

       – Доча, смотри, – снова позвала мама. Крутящиеся треугольники рекламного щита, словно по команде, плавно собрались в портрет с ее последней фотосессии. – Тут точно без вариантов.

       – Ага…

       Широко зевнув, Арина неуверенной походкой направилась в ванную. Едва она поднесла к телу намыленную губку, как сквозь гул воды услышала дверной звонок, затем короткий разговор мамы с каким-то неизвестным мужчиной и несколько мгновений подозрительной тишины.

       – Арина, немедленно выходи, – забарабанила к ней мама.

       – Мамуль, я же только зашла, – капризно пробормотала Арина, при этом быстро натягивая домашние вещи на влажное тело.

       – Это что еще за новости? – спросила мама и широким жестом указала на корзину с персиковыми розами, стоящую у нее за спиной.

       – Наверное, это Витя пытается загладить вчерашний косяк: он меня со съемок не забрал, и мне пришлось самой топать.

       Чтобы как-то оправдаться за неожиданное появление шикарного букета у них в квартире, Арина изо всех сил изображала деланное спокойствие, однако у нее внутри зарождалась самая настоящая паника.

       – Если Витя вдруг стал Игорем, то конечно, – возразила мама, которая трясущейся рукой подала ей маленькую открытку из букета.

       Нервно кашлянув, Арина взяла ее в руки и несмело раскрыла: «Жалко, что поездка оказалась не самой приятной, но зато судьбоносной. Игорь».

       – Мам, у меня появился поклонник, – озвучила она краткую версию странного знакомства, предпочитая умолчать про ночные приключения.

       – С ума сойти, доченька, если Витя это безобразие увидит, то жди беды…

       Воцарившееся тревожное молчание вновь нарушилось взбесившейся трелью дверного звонка. Екатерина Вячеславовна сразу же поспешила отворить дверь, уже догадываясь, кто мог за ней скрываться.

       – Арина дома? – врываясь в квартиру, запыхавшимся голосом спросил Виктор.

       Не дожидаясь ответа, он сбросил обувь и направился к ней в комнату.

       «Даже "здравствуйте" не сказал, прелесть, а не зять», – подумала Екатерина Вячеславовна, недовольно сжав губы, и понесла корзину с цветами в гостиную.

       – Ариша, это что за херня? – потребовал объяснений Виктор, заливаясь нездоровой краской. Он подбежал к окну и нервно тыкнул пальцем в направлении щита.

       – Понятия не имею, а ты почему, кстати, вчера не приехал? – сердито спросила Арина, снова подходя к окну.

       – Завестись не смог, еще и движок застучал, надо российские «дрова» на импорт менять, но на «ауди» мне еще лет десять гайки на шиномонтажке крутить.

       – Институт закончишь, устроишься на нормальную работу, я тоже дома сидеть не стану, вдвоем быстро решим все финансовые проблемы, – подбодрила его Арина и нежно обняла. – Зина согласилась быть свидетельницей, так что теперь у нас полный комплект.

       – Слушай, мне твоя Зинка что-то не нравится, хватит с ней ложки мыть, шалава она.

       – Мне-то что? Это ее жизнь… Она нас на дачу к предкам зовет, поедем?

       – А что за повод?

       – Восемнадцатилетие собирается отмечать, будет полно друзей, мы, конечно, все младше тебя, но с нами тоже интересно, – уговаривала жениха Арина.

       – Восемнадцать… А выглядит на двадцать минимум. Ты со своей Зинкой мне зубы не заговаривай, кто тебе утречка доброго на весь микрорайон желает?

       – Вить, – отмахнулась она, – ну мало ли придурков, увидел фотографию в журнале, вычислил и решил отличиться. – Арина ойкнула от неожиданности, когда Виктор притянул ее к себе и крепко поцеловал. – Добросишь до учебы? Я благополучно проспала.

       – Не могу, – отказался он, – машина еле дыбает. Поеду, запчастями на рынке затарюсь.

       Витя невесомо клюнул Арину в щеку и ушел так же стремительно, как и появился.

* * *

       Не успел Бушуев переодеться в рабочую одежду и оглядеть фронт работ с очередным автомобилем, как в гараже замаячила широкая фигура Тимура Авдеева.

       – Витек, здорово! – он по-свойски хлопнул его по плечу, с любопытством осматривая большой ангар. – Вот думаю, заеду, проверю, как тут идет ремонт моей железной дамы.

       – Осталось масло поменять, – ответил Витя и виновато отвел глаза. С предсвадебной кутерьмой он совершенно позабыл и об Авдееве, и о его машине.

       – Вроде на сегодня договаривались или я что-то перепутал? – задумчиво спросил Тимур.

       Под его пристальным стальным взглядом Виктор решился озвучить правду:

       – У меня свадьба на носу, закрутился, но к вечеру постараюсь все наверстать.

       – Красивая у тебя невеста… – иронично протянул Тимур. – Только пугливая малость… Кстати, мы ее вчера с Гариком до дома подвезли, а то брела одна вдоль дороги. Надеюсь, ты не в обиде?

       Бушуев окончательно растерялся – сначала баннер, теперь вот это. Он никогда бы не подумал, что Арина могла сесть в машину к незнакомым парням, тем более к тем, от которых за версту веяло опасностью. Виктор нервно сглотнул, судорожно размышляя, а не водит ли невеста его за нос.

       – Спасибо, что выручили… – сквозь сжатые губы процедил он.

       – Такое сокровище надо стеречь, – одарил его демонической усмешкой Авдеев. – Ладно, бывай, вечерком заскочу за своими колесами.

       Виктор до обеда провозился с машиной и едва успел вовремя подъехать к месту встречи, которую ему назначила Зина. Он нутром чуял, что она неспроста так настойчиво добивалась с ним разговора, но ему было нечего ей сказать. То, что произошло между ними во время совместного пикника на природе ничего для него не значило. Единственное, что его тяготило, – это Арина, которая в тот момент крепко спала в машине неподалеку, утомившись долгой дорогой.

       «Сама виновата… Должна была понимать, что я мужик и мне нужна разрядка… А эта курица наверняка ей все расскажет, к гадалке не ходи», – размышлял Витя, наблюдая за появившейся Зинаидой.

       – Вить, я хотела с тобой поговорить, – начала она, как только села в машину. И сразу же его огорошила: – У нас скоро будет малыш.

       – Зина, я же тебе сразу сказал, – решительно заявил Бушуев, – что у нас был случайный перепихон, с кем не бывает? Ты со своим залетом совсем не в кассу, у меня свадьба через неделю.

       Он нервно постукивал похолодевшими пальцами о чехол руля и искоса поглядывал на соучастницу своего морального падения в ожидании ответной реакции.

       – Нормально все повернулось, – возмутилась Зина. – Ты же обещал ее бросить! Говорил, пусть другого дурака с сексом динамит.

       Хотя она не планировала беременность, но все получилось как нельзя кстати. На горизонте замаячила реальная возможность уесть задравшую нос подружку. Ведь Витя, по ее мнению, должен был достаться именно ей, а не Арине, которая палец о палец не ударила для обретения личного счастья.

       – Мало ли что я мог говорить в порыве страсти, – воспротивился Виктор. – Родичи от Арины в восторге, и я ее люблю, а ты, так, временно функционал выполняла.

       Холодный и равнодушный тон, которым были произнесены эти жестокие слова, должны были окончательно убедить Зинаиду отстать от него и прямиком направиться к женскому доктору.

       – Что ты мне предлагаешь делать? – взволнованно воскликнула она. – Стать матерью-одиночкой? Ты не меня предаешь, ты его предаешь.

       Зина опустила голову вниз, на пока еще плоский живот и пронзительно всхлипнула.

       – Я настаиваю на аборте, – не отступал Бушуев. – Я тебя не люблю, пойми своими куриными мозгами: мы уже послезавтра паспорта в ЗАГС несем, поезд уехал.

       – Я жить без тебя не могу, – рыдала она. – А ты все бегаешь за этой Снежной королевой, будто она тебя приворожила. Это ты пойми наконец: Арина не честь бережет, она просто тебя не хочет, не привлекаешь ты ее как мужчина.

       – Закрой свою варежку и вали отсюда, угораздило же на тебя вскарабкаться, – оборвал ее Виктор, намеренно отводя взгляд, чтобы не видеть нескончаемый поток слез.

       – Тогда жди, что тебя прямо с бракосочетания, заломив руки, менты выведут. Пойдешь по статье за изнасилование несовершеннолетней. Так что, милый, у тебя два выхода: отменить свадьбу и постараться прикрыть этот позор, либо ехать лес валить.

       Зинаида бросила гневный взгляд на его затылок и, широко открыв пассажирскую дверцу, выскочила из машины.

       – С*ка… – выпалил ей вслед Витя, ударил напряженными ладонями по клаксону, глядя вдаль нездоровым остекленевшим взглядом.

       Он знал наверняка, что Арина никогда не смирится с его изменой. Виктор несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться и трезво оценить все вводные, чтобы найти оптимальный выход из сложившейся ситуации. Но чем больше он над этим размышлял, тем сильнее в голове затягивался морской узел из мыслей. В одном Зинаида была совершенно права: Арина, действительно, привлекала Бушуева своей недоступностью и возвышенностью. Тот факт, что такая красавица выбрала именно его и он будет первым и единственным мужчиной в ее жизни, невероятно льстил его самолюбию. Однако после утреннего разговора с Авдеевым Витя впервые засомневался в правильности своего выбора. От него не ускользнула заинтересованность Тимура в Арине. Виктор чувствовал, что от того, какое он сейчас примет решение, будет зависеть вся его дальнейшая жизнь.

       Наконец он стряхнул с себя оцепенение, завел мотор и тронулся с места. Сам того не замечая, Виктор уже в шестой раз проезжал по знакомому маршруту, каждый раз цепляясь за тот самый рекламный щит с фотографией Арины, который еще больше усиливал его беспокойство.

* * *

       Арине до сих пор не верилось, что все складывается так удачно: в институте ей пошли навстречу, и она получит полноценный медовый месяц. Сияя от счастья, она вместе с одногруппницами вышла из учебного корпуса.

       – Девочки, я в деканате уже договорилась, они меня на месяц отпускают, так что не теряйте, – с озорной улыбкой поделилась новостью Арина.

       – Ариша, главное, в академ сразу не уходи, – посоветовала староста. – Доучись сначала.

       Они немного постояли на крыльце, болтали и смеялись. Потом Арина попрощалась с подружками и не спеша направилась к остановке, когда совершенно неожиданно почувствовала возле себя уже знакомый букет ароматов: благородный одеколон, табачный дым и запах зеленого чая.

       – Привет, – поздоровался Игорь и, поравнявшись с ней, смело подхватил ее под локоть. – А без агрессивного макияжа ты гораздо привлекательней. Одета только не по сезону – середина сентября на дворе.

       – Куда вы меня ведете? – нахмурилась Арина, но выдернуть руку не решилась, опасаясь, что он мог растерять галантность по примеру вчерашнего приятеля.

       – К машине веду, – ухмыльнулся Ставрович. – Там тепло и уютно.

       – Я закричу, – пригрозила она, но ее голос предательски скатился к едва уловимому шепоту.

       – Голос потеряешь, а я настойчивый.

       Он открыл пассажирскую дверь, помог Арине разместиться в салоне, затем быстро обошел капот, сел рядом и через несколько секунд автомобиль резко тронулся с места.

       – Я беременна, в этом причина скорого замужества, – нерешительно озвучила она только что придуманную ложь. – Так что оставьте меня в покое.

       – А я более чем уверен, что ты с ним даже не спишь, готов поспорить на это, – самоуверенно вскинул подбородок Гарик. – Или я не прав?

       Ответа не послышалось – Арина от него отвернулась.

       – Короче, – твердо произнес он, – я не люблю водить громких и долгих разговоров: за Витю ты замуж не выходишь, можешь даже не готовиться.

       Ставрович не сводил взгляда с дороги, но боковым зрением видел, как Арина повернулась, а ее глаза постепенно застилала пелена слез.

       – Ты не имеешь права мной распоряжаться, – выпалила она, безуспешно пытаясь отстегнуть ремень безопасности. – Я тебя второй раз в жизни вижу, или уже всех ночных бабочек с другом переловили? Останови машину, я хочу выйти!

       – Вот видишь, мы уже на «ты», прогресс налицо. Того и гляди, скоро свою свадьбу и декретный отпуск замутим. Какой лимузин ты предпочитаешь: белый, черный?

       – Я все расскажу жениху, – с надрывом в голосе прокричала Арина. – Мне ничего не нужно, пыль в глаза пускай другой наивной дурочке, меня этим не проймешь.

       – Ты не дурочка, ты воинственная амазонка, – все так же спокойно ответил Гарик, он медленно остановился на красный сигнал светофора и поднес ее легковесную ладонь к губам. – Успокойся, все будет хорошо.

       Арина ощутила, что от нервного напряжения голосовые связки полностью парализовало, и дальше они ехали молча, ей оставалось лишь искоса наблюдать за водителем, запоминая мельчайшие детали его внешности: светло-серый свитер, фирменные джинсы, легкую смуглость в лице и черные магнетические глаза. Под ее пытливым взглядом Игорь вновь повернул голову, заставив Арину тут же отвернуться.

       – Приехали, – объявил он, отработанным движением руки отстегнул сковывающий ремень и быстро вышел на улицу.

       – Я сегодня же с Витей пересплю и забеременею, – выдала ему Арина, несмело глядя в темную пучину угольного взгляда, когда Игорь отворил для нее дверь.

       – Не говори ерунду.

       Гарик решительно подтянул ее к себе и попытался сорвать поцелуй, но она до крови прикусила ему нижнюю губу.

       – С тобой не заскучаешь, – слегка улыбнулся он. – До встречи.

       Утерев кровь ладонью, Ставрович предпочел оставить ее одну.

Пока Арина, как завороженная, смотрела на удаляющийся джип, у нее за спиной возник Виктор, от голоса которого она всем телом содрогнулась.

       – Это он плакат разместил?

       – Витя, я боюсь, – развернувшись, Арина кинулась ему на шею. – Он говорит, что свадьбы не будет. Я ему повода не давала, это ужасные люди, возомнили себя хозяевами жизни.

       – Тише, солнышко, – успокаивал ее Виктор, поглаживая по блестящим волосам. – Я со всем разберусь, это Игорь Ставрович, я его знаю. Завтра поговорю с ним, и он отстанет.

       – Витенька, прости, я не знаю, как так могло получиться, – громко всхлипывала Арина, роняя крупные слезинки на его плечо.

       Глава 7

       Спустя два дня Арина и Виктор готовились ехать на день рождения Зинаиды. Хоть они и делали вид, что ничего не произошло, но напряжение так и витало в воздухе.

       – Витюша, может, ну этот день рождения, у меня какое-то нехорошее предчувствие, – сказала Арина, умоляюще на него глядя, и неохотно надела джинсовку.

       – Бабье лето на улице, а ты будто на зимовку собралась, оставь ее дома, – заметил Виктор, которому едва удавалось скрывать возбужденное состояние, и он пытался хоть как-то из него выбраться, отвлекаясь на подобные мелочи.

       – Вить, все нормально? Ты, кстати, паспорта не забыл в ЗАГС отвезти?

       – Разумеется, на работе чертовски устал, не бери в голову.

       – Зинка говорит, что скоро замуж выходит, интересно, за кого? Вроде жениха не наблюдалось, – весело рассказывала Арина, поправляя макияж перед зеркалом, и совершенно не заметила, как от ее слов Витя на глазах помрачнел.

       – Ариш, мне тебе нужно кое-что сказать, – он набрал в легкие побольше воздуха, но наивные синие глаза невесты, словно смотрящие прямо в душу, заставили тут же замолчать.

       – Вить, не томи… – беззаботно улыбаясь, Арина обувала кроссовки.

       – Из головы вылетело, потом вспомню, Михалыч совсем все мозги выкрутил, – объяснил Виктор и поспешил обнять ее за плечо, подталкивая к выходу.

       – Ты что-то не договариваешь, но я все равно узнаю. Кстати, продуктивно ты со Ставровичем поговорил, я больше его не видела в нашем дворе.

       – Да, просто парой фраз перекинулись и сразу поняли друг друга, – виновато отвел глаза Витя.

       Арина не стала развивать эту тему, увидев его машину, она искренне удивилась небывалому лоску вишневой «девятки».

       – Машина просто сияет, это чтобы меня катать?

       – Конечно, поехали.

       Они загрузились в автомобиль и направились к выезду из города, чтобы через два часа утомительной поездки наконец-то оказаться возле двухэтажной дачи родителей Зинаиды.

       – Ничего себе у Зинки хоромы, я думал, тут избушка на курьих ножках, – протянул Витя, вдохновенно осматривая дворовые постройки.

       – Ты чего? У нее дедушка чуть ли не в правительстве сидел, это от него остатки былой роскоши, – пояснила Арина, весьма равнодушно рассматривая фасад дома.

       – Хороши остатки…

       Виктор решительно зашел в дом и, казалось, сразу же забыл, что пришел не один. Она едва за ним поспевала, совершенно не понимая, откуда взялось такое рвение.

       Арина отстраненно наблюдала за шумным весельем друзей, но, как бы она ни старалась, не могла заставить себя к ним присоединиться, хотя и понимала, что именинница не заслуживает такого пренебрежения.

       Раз за разом Арина возвращалась к воспоминаниям о недавнем знакомстве с Игорем Ставровичем, о том, как неосмотрительно она привлекла его внимание, о пугающей поездке с ним в огромном джипе. К своему стыду, она поймала себя на мысли, что он слишком легко от нее отступился.

       Ей то и дело мерещился за спиной взгляд его пронзительных черных глаз, но Арина безжалостно отгоняла от себя это наваждение, списывая все на предсвадебный мандраж. Праздничные хлопоты несколько ее измотали, вызвав хроническую усталость, а вместе с ней смутные сомнения о правильности столь серьезного шага.

       Из размышлений Арину вырвал Виктор, который незаметно подкрался со спины:

       – Солнышко, – немного запинаясь, произнес он, – давай еще шампусика накатим за здоровье хозяюшки и выйдем прогуляться, у меня для тебя есть сюрприз. – Витя протянул ей полный бокал шампанского и предусмотрительно подпер ладонью донышко, ускоряя потребление напитка. – Вот теперь пойдем…

       Он крепко взял ее за руку и вывел на улицу. Арина слегка вздрогнула от холода и посетовала на прохладу сентябрьского вечера.

       – Вить, какие сюрпризы? – пробурчала она. – Скоро ночь на дворе.

       – Здесь недалеко есть такая полянка интересная, пока ты дремала, я успел рассмотреть, мне же с дороги хорошо было видно.

        Арина растерянно пожала плечами, охотно веря, что Витя решил сделать для нее какой-то сюрприз. Они довольно долго шли, наконец показалась опушка леса, а чуть поодаль проглядывал съезд с трассы, где Арина заметила джип Ставровича. Она замерла на месте, чувствуя, как сердце зашлось в бешеном ритме, норовя раненой птицей рухнуть куда-то вниз.

       – Витя, уйдем отсюда, – потянула его в обратную сторону Арина. – Здесь, кажется, Игорь недалеко отдыхает. Нарвемся на неприятности.

       – Арина, мы верно пришли.

       Немигающим взглядом она смотрела, как из машины вышли Игорь и еще какой-то незнакомый молодой человек. Виктор до боли сжал ее ладонь, не давая уйти. Сопоставив все факты, Арина поняла сущность приготовленного «сюрприза» и со всей силы ударила ногой по коленной чашечке уже бывшему жениху.

       Она резко развернулась и побежала назад, к дому. Но далеко убежать ей не удалось, приятель Ставровича быстро ее догнал и, схватив в охапку, повалил на слегка пожелтевшую траву. Он тут же подскочил с земли, помог ей встать и медленно повел упирающуюся девушку к машине, около которой полным ходом шла передача денег в обмен на Аринин паспорт. Нереальность происходящего позволяла поверить, что все это было не больше, чем дурной сон. Арина крепко зажмурилась, но, вновь открыв глаза, увидела все ту же картину: Виктор скрупулезно пересчитывал деньги, периодически подставляя банкноты уходящему солнцу.

       – Сволочь, за что ты так со мной?! – закричала, не выдержав, она. – И ты не радуйся, никуда я с тобой не поеду, я не вещь.

       Девушка начала неистово извиваться в крепком капкане удерживающих ее рук.

       – Успокойся и лучше Гарика не зли, ему и так несладко, – раздался возле самого уха вкрадчивый голос.

       – Это ему-то несладко? Только что совершил удачную покупку, – сформулировала очевидное Арина и попыталась повернуть голову в сторону обидчика.

       – Не будь дурой, этот недоносок предлагал тебя выкупить не только Игорю, – сказал он, и от этих слов Арина замерла, словно ей вкололи лошадиную долю транквилизатора. – Вчера к нам с деловым предложением пожаловал. Какая-то Зинка или Зойка от него залетела, и ему нужно было срочно тебя сплавить. Игорек с Тимуром даже подраться успели, еле их разнял, хорошо, что Авдеев отходчивый, подуется и на что-нибудь другое переключится. Но Гарик бы бился за тебя до конца, я его знаю, так что подумай хорошенько прежде, чем словами бросаться.

       – Мне холодно, – судорожно произнесла Арина. Растирая заледеневшие пальцы, она смотрела на завершение деловой встречи, только уже с близкого расстояния.

       – Здесь не все, – недовольно сказал Виктор, убирая в задний карман джинсов увесистую пачку денег. – Ты обещал накинуть за то, что будешь первым на этом «тест-драйве».

       – Обещал – значит добавлю, – усмехнулся Игорь и, поймав растерянный взгляд Арины, со всей силы ударил «делового партнера» в солнечное сплетение. – Прививка на будущее. Надеюсь, ты все уяснил?

       Согнувшись пополам от нестерпимой боли, Виктор кивнул головой.

       – А ты чего мою будущую жену морозишь? – обратился к другу Ставрович, подходя ближе. – Давно бы в машине сидели, попы грели.

       Арина послушно села на заднее сидение, Игорь сразу оказался рядом. От волнения она даже не заметила, как машина с привычным ревом мотора тронулась с места и как похититель внимательно разглядывал ее лицо.

       Несмотря на ужасающие обстоятельства, Ставрович не ожидал от нее такого испуга. Но от его Арины будто бы не осталось и следа, она, практически не моргая, смотрела на кожаный подголовник, орошая лицо двумя нескончаемыми водопадами слез. Ему даже показалось, что в ней что-то сломалось и никогда не станет прежним.

       – Ариша, все хорошо, я не собираюсь тебя обижать, – попытался он ее успокоить, обняв за плечи, но в ответ на свои ласки получил удар локтем. – Солнышко, только не сегодня, мы вчера со старым другом от души намяли бока друг другу.

       Игорь задрал край футболки, оголив внушительный синяк в области ребер.

       – Как он мог, как вы все могли, это моя жизнь, слышите… Моя… – прокричала она охрипшим голосом и на этот раз уже не сопротивлялась, когда он ее обнял. Однако через пару мгновений Арина встрепенулась и резко освободилась из объятий.

       – Куда вы меня везете? И, главное, для чего?

       – В мой дом, вернее, наш дом, – едва улыбнулся Гарик сквозь сильную боль в мышцах.

       – Я надеюсь, что в тебе осталось хоть что-то человеческое и ты будешь один? – чуть слышно прошептала Арина, боязливо поглядывая на водителя.

       – Никто тебя насиловать не собирается, – твердо ответил он. – А Глебушка у нас давно и счастливо женат и, кстати, жене не изменяет. Нужно было тебя избавлять от этого ханурика, он не твоя судьба.

       Улучив момент, Игорь поцеловал ее в соленую щеку. Больше они не разговаривали, и через полчаса автомобиль припарковался у высоких металлический ворот. Ставрович вышел первым и помог выбраться Арине.

       – Пойдем, буду с апартаментами знакомить.

       Арина растерянно обернулась на звук отъезжающего автомобиля, хотя прекрасно понимала, что вряд ли кто-то сегодня повезет ее домой… Ее похититель предусмотрительно закрыл калитку на надежный засов и повернулся к ней, а она даже не пытаясь возражать или звать на помощь. На нее накатила полнейшая апатия. Арина некстати вспомнила о позабытой в прихожей джинсовке, которая непременно спасла бы ее от пронизывающего осеннего холода: «В ней даже есть карманы, чтобы спрятать руки…» Едва наклонив голову, она застыла у высокого крыльца, совершенно не обращая внимания на Игоря.

       – Ариша, идем, – он легонько потянул ее за руку, но девушка осталась стоять неподвижно, уставившись на кирпичную кладку. – Не май месяц…

       Ставрович понял, что не стоит ждать от нее ответа, легко поднял ее на руки и внес в дом.

       В просторной гостиной мебели не было, только камин, и Арина невольно поежилась, в душе у нее царила такая же пустота. Все, в чем она была уверена, безвозвратно осыпалось, оставив после себя лишь горстку пыли. Арина в очередной раз растерла замерзшие плечи, но как бы интенсивно она ни растирала кожу, никак не могла согреться, казалось, что от пережитого кровь окончательно застыла в жилах.

       – А здесь у нас кухня, – показывал Игорь, изображая из себя гостеприимного хозяина.

       Арина лишь кивнула в ответ, не желая попадаться на его удочку про «долго и счастливо», ведь она доподлинно знала из рассказов отца, капитана милиции, чем живут подобные Ставровичу люди.

       – На первом этаже больше ничего интересного нет, мебели пока негусто, но скоро все исправим.

       Игорь повел ее к лестнице на второй этаж, от волнения Арина запнулась на ступеньке, едва не упав, но он вовремя подхватил ее под локоть.

       – Здесь несколько комнат, но обжита только одна, – безмятежно сказал Ставрович, не замечая, что его будничный тон еще больше испугал Арину, и она с трудом передвигала ногами, следуя за ним по темному коридору.

       Остановившись у самой последней двери, он нетерпеливо ее отворил, приглашая зайти. Арина медленно огляделась, заметила полноценный спальный гарнитур и огромную кровать посреди комнаты.

       – Ты, наверное, устала? – спросил Игорь, осторожно положив ладони ей на плечи.

       Арина вздрогнула и тяжело задышала, осознав, что в доме только одна кровать. Она оцепенела от страха, и лишь темнота, поглотившая ее в свои объятия, спасла от дальнейшего ужаса: у Арины подкосились ноги, и она без чувств рухнула на пол.

* * *

       Проснувшись утром, Арина резко вскочила с кровати и опасливо огляделась вокруг, убеждаясь, что вчерашний кошмар произошел наяву, а не был частью дурного сна.

       Голова гудела, напоминая пустую коробку, в которую разом засыпали пазлы вчерашних событий. Первое, о чем она вспомнила, были циничные слова Виктора про «тест-драйв» и дополнительную плату за это. Под грузом навалившихся эмоций, Арина пошатнулась, невидящим взглядом уставившись на противоположную стену. Перед ней, словно на замедленном воспроизведении, снова и снова прокручивались события минувшего вечера.

       Она прижалась к стене, пытаясь унять внутреннюю дрожь, но волнение с каждым судорожным вдохом только набирало обороты.

       «Если бы он реально решил меня продать, то у него бы не было такого затравленного взгляда. Наверняка его запугали, возможно, даже избили…» – Арина лихорадочно перекладывала в голове бесконечный пасьянс из эпизодов с участием Виктора. Она облегченно выдохнула, вспомнив, что он так и не решился о чем-то ей рассказать перед поездкой, неумело уйдя от начатого разговора. Ее память услужливо отсекала выбивающиеся из гипотезы подробности, не давая впасть в панику, поэтому Арина охотно списала его трусоватое поведение на страх за нее, решив, что своими откровениями он боялся сделать еще хуже, ведь такие люди, как Ставрович, всегда добиваются своего…

       Она попыталась представить, что Зина действительно забеременела от Вити, но тут же отмела эту версию, рассудив, что подруга вряд ли бы затаилась с подобной новостью до самой свадьбы, при этом активно участвуя в ее подготовке.

       «Зина не из тех, кто будет чем-то делиться… Не думала, что это качество я когда-нибудь засчитаю ей в плюс», – подумала Арина. Несмотря на то, что внутренний голос подсказывал ей, что все не так просто в этой истории, она упрямо старалась этого не замечать, словно мантру, повторяя, что случившееся на пустыре – это спектакль, разыгранный специально для нее, в правдивость которого она едва не поверила.

       Арина взглянула на свою правую руку, но, к своему удивлению, не обнаружила помолвочного кольца. Она метнулась к кровати, надеясь его отыскать, но, подойдя ближе, замерла на месте.

       Смятое покрывало четко обрисовывало два силуэта, а это означало, что всю ночь она провела в объятиях Ставровича, который по какой-то причине ею не воспользовался. В благородство Игоря Арина не верила из-за многочисленных историй, рассказанных родителями, о девушках, которым подобные навязчивые кавалеры поломали жизнь.

       Стоило ей только вспомнить о доме, как глаза вновь заволокли слезы, но резкий щелчок дверного засова заставил Арину встрепенуться от неожиданности.

       – Доброе утро, – с улыбкой проговорил Игорь, излучая радушие, словно не он вчера передавал за нее деньги жениху.

       От переполняющих ее противоречивых эмоций, она не смогла ничего ответить, лишь шмыгнула носом, отворачивая от обидчика заплаканное лицо.

       – Приводи себя в порядок и спускайся на завтрак, вещи в шкафу, тебе должны подойти, – произнес он, сделав на последних словах особый акцент, давая таким образом понять, что заранее позаботился о ее комфорте.

       – Я не понимаю, зачем эти игры? – эмоционально прокричала ему Арина. – Если намекаешь на утренний душ, то не стоит прикрываться завтраком, можешь вернуться через двадцать минут и получить свое.

       Она обняла себя руками, уже не сдерживая и не скрывая слезы. Игорь бесшумно подошел сзади, положил ладони на содрогающиеся от всхлипывания плечи.

       – Я просто хочу с тобой поговорить, успокойся, – как можно мягче сказал он.

       – Мне не о чем с тобой разговаривать, – она передернула плечами, сделав шаг вперед. – Тебе не удастся запудрить мне голову.

       – Хорошо, давай так поступим: мне нужно отъехать ненадолго, а ты немного придешь в себя, и мы поговорим, – Игорь снова сократил расстояние между ними и крепко прижал Арину к себе, не давай ей вырваться.

       – Ладно, – почти шепотом согласилась она. Его жаркое дыхание возле уха сбивало и без того противоречивые мысли, и ей хотелось, чтобы он оставил ее одну.

       – Я скоро… – Игорь нехотя выпустил Арину из своих объятий, весь его вид говорил о том, что он ни за что бы не уехал, если бы не одно неотложное дело.

       Как только Арина услышала за окном знакомое рычание машины Ставровича, она ожила и перешла к активным действиям: подскочила к окну и посмотрела на улицу, к ее огорчению, внизу виднелся высокий забор с какими-то замысловатыми металлическими пиками, поэтому побег с высоты второго этажа отметался с ходу. Теперь нужно было проверить, были ли на первом этаже решетки на окнах, Арина уже направилась к двери, но мимоходом зацепилась за свое отражение в большом зеркале.

       «В таком виде меня точно никто не подберет на трассе, скорее примут за ту самую…» – от этой мысли у нее холодок пробежал по спине, вызвав воспоминания о той злополучной встрече с Игорем и его товарищем на пустынной дороге.

       Арина широко распахнула дверцы шкафа, где несколько полок до отказа были забиты женской одеждой, эта находка заставила ее крепко зажмуриться, чтобы вновь не разрыдаться – было очевидно, что, по мнению хозяина дома, она здесь порядком загостится…

       Она выхватила первые попавшиеся вещи и стремглав направилась в душ, не желая оставаться здесь ни одной лишней минуты.

       Встряхнув влажные волосы, Арина собрала их в пучок на затылке, который предусмотрительно прикрыла капюшоном толстовки, и спустилась на первый этаж.

       Яркое солнце наполнило гостиную мягким светом, дарящим хрупкую надежду на благополучное осуществление задуманного.

       Вздохнув полной грудью, она подошла к входной двери, но, как и предполагалось, та оказалась заперта на надежный засов. Арину это ничуть не смутило, она подошла к окну в гостиной, отдернула занавеску в сторону и торопливо потянулась к ручке фрамуги, но остановилась, решив сначала на всякий случай выглянуть во двор. Результаты осмотра оказались неутешительными: наличие рослой охраны сводило на нет попытки незаметно сбежать. Она испуганно отпрянула от подоконника, сделав несколько шагов вглубь комнаты. Арина никогда не видела так близко вооруженных людей, табельный пистолет отца даже не брался в расчет, и ее окатило новой волной безысходности.

       «Как я могла их вчера не заметить? И на что еще я не обратила внимания?» – подумала она и притаилась, вслушиваясь в тишину дома, но ничего не выдавало присутствия здесь кого-то еще.

       Арина с трудом совладала с желанием убежать обратно в спальню и там забаррикадироваться подручными средствами, вместо этого она решила осмотреться в доме, пока хозяин отсутствует.

       Первым делом она прошла на кухню, где было довольно уютно, хотя это слово едва ли подходило к клетке, в которой ее насильно заперли.

       Арина недобро покосилась на бутерброды, лежащие на столе, которые ничуть не всколыхнули аппетит. Окинув просторное помещение равнодушным взглядом, она начала поступательно открывать шкафы и выдвижные ящики в поиске хоть какого-то орудия самообороны, но, по всей видимости, Ставрович это предусмотрел, потому что ни одного ножа или даже молотка для отбивания мяса не обнаружилось.

       Она налила себе стакан воды и жадно его осушила, готовясь к новым открытиям.

       Как и рассказывал Игорь, на первом этаже только кухню можно было назвать обжитой, все остальные комнаты представляли собой разнокалиберные «коробки» непонятного назначения.

       Закончив с изучением первого этажа, Арина пошла вверх по лестнице, где ее внимание привлекла фотография на стене. Горы, автоматы в руках – все это красноречиво указывало, что Ставрович с друзьями служил в какой-то горячей точке. «Что это мне дает? Ровным счетом ничего…» – она грустно вздохнула и опасливо двинулась дальше.

       Длинный мрачный коридор таил в себе четыре двери. Первые две комнаты оказались абсолютно пустыми, а третья – запертой на ключ.

       Выяснив, что нигде нет черного хода или другой обозримой лазейки, Арина нехотя пошла в спальню, но стоило ей сделать несколько шагов по коридору, как внизу с грохотом отворилась дверь, возвещая о том, что с этого момента она в доме не одна.

       Глава 8

       Арина внимательно вслушивалась в звуки, доносящиеся с первого этажа. Знакомое покашливание, с одной стороны, ее успокоило – в дом вернулся хозяин, а не вооруженная охрана или кто-то из приятелей Ставровича, – но одновременно с этим на нее снова накатил страх, острыми ледышками вошел под кожу, заставляя оцепенеть и не давая сосредоточиться. Она тяжело задышала, соображая, куда скрыться от неминуемой встречи, ноги сами повели ее обратно в спальню, о чем Арина сразу же пожалела, запоздало спохватившись, что Игорь слишком быстро разрешил неотложные дела и теперь ему ничего не мешало получить то, за чем он ее сюда привез.

       В коридоре послышались его шаги, и Арина прильнула к окну, изображая заинтересованность природной красотой вокруг дома. Высокий бор и полное отсутствие в обозримом пространстве других домов лишний раз подтверждали, что побег был весьма опрометчивой идеей. Представив, что она могла бы сгинуть, заплутав в гуще леса, Арина содрогнулась, еле слышно застонав от бессилия.

       Пока Ставровича не было, она заготовила эмоциональную речь, однозначно характеризующую ее отношение к сложившейся ситуации, но с его появлением не смогла вспомнить и пары слов из своего монолога.

       – Здесь очень красиво, – нарушил тишину комнаты глубокий голос Игоря. – Можем как-нибудь вечером устроить прогулку.

       – Не стоит, – еле слышно пробурчала она, еще сильнее вжимаясь в подоконник.

       – Замерзла? Ты будто на зимовку собралась…

       Арине не нужно было оборачиваться, чтобы почувствовать, что Ставрович при этих словах широко улыбнулся: теплая толстовка, которую она так и не сняла, красноречиво намекала на ее планы покинуть особняк во время отсутствия хозяина.

       – Я думал, – продолжил Игорь, не дождавшись ответа, – что ты успеешь позавтракать до моего возвращения.

       – Мне не хочется есть. Мне ничего здесь не хочется… – сказала Арина, резко повернулась и посмотрела на него умоляющим взглядом: – Я хочу домой.

       Черты его лица смягчились, но она не спешила тешить себя иллюзией и оказалась права: он задумчиво потер переносицу и снова превратился в человека, до которого невозможно достучаться.

       – Ариша, – ответил Игорь, – считай, что ты уже дома. Через пару дней привезут мебель в гостиную, если хочешь, то можем вместе выбрать шторы к обстановке, я в этом не особо разбираюсь.

       Ставрович неожиданно сократил расстояние между ними и медленно приподнял вверх ее подбородок, заставляя посмотреть в глаза. Арина с трудом выдержала его взгляд, судорожно вспоминая инструктажи отца на случай непредвиденной ситуации. Хотя все родительские наставления слиплись сейчас в один огромный комок, одно она знала наверняка: не стоило затевать спор со Ставровичем. Неизвестно, что творится у него в голове, может, он что-то употребил или у него была контузия, или ему могла наскучить игра в джентльмена, и тогда он покажет свое истинное лицо.

       – Я тоже в этом несильна, – испуганно проговорила Арина, отчаянно пытаясь придумать весомый повод, чтобы Игорь все-таки отпустил ее домой. Но она никогда не владела искусством отшивать кавалеров так, чтобы они при этом не оставались в обиде. За них двоих с этой миссией всегда успешно справлялась Зина…

       – Думаю, что нам надо поговорить, – предложил он, едва кивнув в сторону кровати.

       Арина не хотела и дальше оставаться с ним в интимной обстановке спальни и выдвинула встречное предложение:

       – Может, лучше спустимся на кухню? Я, кажется, проголодалась…

       По реакции Игоря она не поняла, удалось ли ему разгадать ее уловку, но это было неважно.

* * *

       Гарик молча шел за Ариной, гадая, о чем она думает и какие выводы она сделала. По теплым вещам на ней он сразу сообразил, что его прекрасная пленница собиралась сбежать, но ее, по всей видимости, спугнула охрана. Игоря не могло не огорчить и то, что при его появлении на лице Арины отразился панический страх, а ему совсем не хотелось, чтобы она его боялась. Он знал, что страх гораздо сильнее ненависти и вряд ли перерастет в любовь.

       Впервые за долгое время у него в голове промелькнула мысль, что где-то в своем плане он крупно просчитался, и теперь все встало на свои места: Арина совсем не похожа на тех девушек, которых он обычно выбирал. Соня и подобные ей женщины с превеликим удовольствием бы упали в объятия того, кто выручил бы их из лап недостойного жениха, но по Арининой реакции Ставрович понял, что ему не удастся с ожидаемой легкостью расположить ее к себе.

       – Ты вроде хотела есть? – спросил он, с иронией глядя на то, как Арина залпом осушила большой стакан с водой.

       – Да, пожалуй.

       Она нехотя взяла с тарелки бутерброд и без аппетита надкусила. По тому, как медленно Арина жевала угощение, Игорь верно предположил, что девушка ждала неминуемого эффекта каких-нибудь снотворных или, того хуже, психотропных препаратов. Передернув плечами от неудовольствия, он сел напротив и, практически не жуя, заглотил один из бутербродов, демонстрируя, что с ними все в порядке.

       – Игорь, – неуверенно начала Арина, потупив взгляд, – ты, наверное, не так меня понял в тот вечер. Когда мы поцеловались… Это была реакция на стресс, а не намек на что-то большее.

       – Я все правильно понял, – парировал он. – Поверь, если бы ты за меня собиралась замуж, то с левыми мужиками не целовалась бы по подворотням.

       Ставрович намеренно подбирал подобные слова, любуясь, как в ее синих глазах зажигаются воинственные искры. Именно такой Арина ему приглянулась, а не той, что до чертиков боялась оставаться с ним наедине.

       – Что ты от меня хочешь?

       – Хочу, чтобы мы получше узнали друг друга, – немигающим взглядом он посмотрел на испуганную Арину, которая на время потеряла дар речи и беззвучно открывала рот, напоминая рыбу, выброшенную на берег. – Представь, что я тебя пригласил пожить к себе на каникулы.

       – Я и так достаточно о тебе узнала, особенно о твоих методах обратить на себя внимание, – она проморгала непрошеные слезы и решительно встретилась с ним взглядом. – Надеюсь, что Витя жив…

       – Ты это серьезно? – как ужаленный взвился Ставрович. Он ожидал каких угодно вопросов, но не того, что Арина забеспокоится о самочувствии Бушуева. – Что с ним сделается? Наверное, к свадьбе готовится.

       Он отошел к раковине и покосился на оцепеневшую Арину.

       – Вы его заставили, я не верю ни единому твоему слову, – еле слышно проговорила она.

       Чтобы донести до Арины правду, Гарик резко развернул ее к себе лицом, удерживая за плечи:

       – Он тебя Тимуру предлагал, – сказал он, тяжело задышав. – Правда, на время, чтобы и у тебя появилось пятно в биографии. Сравнять счет, так сказать, в противовес его свадьбе с беременной подружкой. Хотя я, может, не так понял его мотивы, возможно, пареньку на велосипед не хватало.

       – Даже если это так, почему вы не сообщили в милицию? Зачем это все? – почти прокричала она в ответ.

       – Затем, что я не мог рисковать, ты даже не представляешь, что с тобой могло случиться, найди он других покупателей. Но случаю было угодно, чтобы я присутствовал при том разговоре.

       Игорь отстранился, ему удалось вместить в свой взгляд весь минувший ужас, отчего Арина пошатнулась, но сумела удержаться на месте.

       – Отец… Он бы во всем разобрался, – настаивала на своем она.

       – Извини, – скривился Ставрович, – но сесть из-за того, что твой женишок оказался торговцем людьми, в мои планы не входило. У меня не было уверенности в том, что поверят именно мне. А он тем временем преспокойно продал бы тебя другим клиентам СТО, думаю, что подходящих знакомств у него хватает… Заметь, даже ни один мускул на его лице не дрогнул, когда деньги получал.

       Он победоносно скрестил руки на широкой груди, считая, что Арине нечем крыть его аргументы, ведь она лично видела передачу денег в обмен на документы. На это и был его расчет: показать, что из себя представляет Бушуев на самом деле.

       – То есть я должна быть благодарной и изо всех сил стараться отработать потраченные средства? Я, может, гораздо младше тебя, но далеко не в теплице росла. Схема мне предельно ясна…

       – Арина, ты все переворачиваешь с ног на голову.

       – Откуда мне знать, – не сдавалась она. – Может, твои приятели его потом избили до полусмерти, а весь этот спектакль предназначался мне, чтобы я поверила в омерзительный поступок Вити, и ты смог играть со мной, как кот с мышью, а наигравшись, передать дальше в какой-нибудь притон…

       Арина закрыла глаза ладонями, не в силах справиться с эмоциями.

       – Хорошо, если бы все было так, как ты говоришь, почему до сих пор не слышно милицейских сирен за воротами, а окна не штурмует ОМОН? Хотя имеется железобетонный повод устроить перехват: зверски избитый жених и его похищенная невеста, – Игорь сам не заметил, как завелся от ее обвинений, и ему захотелось во что бы то ни стало оправдаться. – Но этого не произойдет, потому что этот хлыщ при свидетелях продал человека, а, чтобы прикрыть свою трусливую задницу, твоим родителям записку передал, что ты перед самой свадьбой его вероломно пробросила, сбежав в неизвестном направлении с другим.

       – Замолчи…

* * *

       Возмутительные слова Ставровича заставили ее позабыть об осторожности и о том, что еще недавно она зареклась с ним спорить. Подскочив с места, Арина бросилась на него, пытаясь дотянуться руками до лица, но он проворно перехватил их в воздухе.

       – Можешь мне не верить, – ответил Игорь. – Это твое право. Но согласись, моя версия событий выглядит гораздо правдоподобней. Дай время, и я тебе предоставлю доказательства.

       Он прижал Арину к столешнице, намереваясь поцеловать, но она вырвалась из его объятий.

       – Меня сейчас стошнит, – выпалила она и стремглав побежала к лестнице.

       Арина с трудом приходила в себя после разговора на кухне, единственное, что ей хотелось до щемящей боли в груди, – попасть домой. Но она верно поняла, что Ставрович не намерен ее отпускать. Ей виделся только один вариант, как заполучить свободу, самый очевидный: подыграть ему в этой странной игре, где на кон легко ставятся человеческие жизни. Арина не была уверена, что ей это удастся, но было страшно даже подумать, на что он способен, если его разозлить.

       Она начала медленно покачиваться, обхватив себя руками и не заметила, как в комнату вошел Игорь.

       – Ариша, – успокаивающе проговорил он, – тебе непросто в это поверить, но все именно так, как я тебе рассказал. Я, наверное, слишком резко доказывал свою правоту, но по-другому не умею.

       – Хорошо, давай попробуем узнать друг друга, – неуверенно сказала Арина.

       Игорь шумно выдохнул и прижал ее к груди, вызвав нескончаемый поток слез и рыданий.

* * *

       Задумчиво выпуская дым, Авдеев смотрел на стоянку возле дома, где Бушуев в очередной раз чинил машину.

       – И эти люди говорят, что мы беспредельщики, – недоумевал он, почесывая саднящую скулу. – Так и хочется ему вмазать. Невесту сбагрил и хладнокровно гайки на своей развалюхе крутит. Такой выдержке не вдруг обучишься.

       – Да что вы нашли в этой Арине? – ответил Глеб, скептически окинув взглядом суетящегося возле открытого капота Виктора. – Мало того, что сами передрались, еще и этому ушлепку столько бабок Гарик отвалил.

       – В обиде я на Игорька, – заявил Тимур и стряхнул пепел об ограждение балкона. – Не по-пацански это, так с друзьями не поступают.

       – Слушай, ты мне обещал, что самый крутой ночной клуб покажешь, а пока вы меня только дешевой Санта-Барбарой развлекли, – отшутился Соколовский, нутром чуя, что в Авдееве закипала неудовлетворенность, грозящая перерасти в нечто более серьезное.

       – Помню… Вечерком и сходим, будем на твою смазливую физиономию мне деваху искать и чтобы круче, чем у Гарика, – ударив друга в плечо, засмеялся Тимур.

       – Заметано.

       Глава 9

       Прижимая к себе содрогающуюся от громких всхлипов Арину, Игорь успокаивающе водил рукой по хрупкой спине, наслаждаясь шелковистостью длинных волос и борясь с желанием запустить в них пальцы, запрокинуть голову и атаковать ее губы страстным поцелуем.

       Он даже не мог вспомнить, когда в последний раз сдерживал свои порывы в отношении женщины, которая и так уже была в его объятиях, его власти. «Не сейчас…» – словно красный сигнал светофора то и дело зажигалось у него в голове, осаживая плотские позывы. В попытке отстраниться от волнующей близости он перебирал в голове сумбур из асексуальных вещей, но получалось у него не очень хорошо.

       Будто почуяв его внутреннюю борьбу, Арина разорвала объятья и молча отошла к окну.

       – Игорь, я не могу не спросить, что ты вкладывал в понятие «получше узнать друг друга», – выпалила она и испуганно отвернулась.

       – Ариш, я, кажется, уже обещал, что не стану тебя обижать, – мягко проговорил Игорь, снова подошел к ней, притянул к себе и нежно поцеловал в макушку.

        – Спасибо, – она попыталась улыбнуться, но это вышло неискренне. – Можно мне побыть одной? Я хочу подумать…

       – Разве на голодный желудок хорошо думается? Или ты намеренно добиваешься анорексичной стройности? – непринужденно сменил он тему. – Хотя признаюсь, что я обычно ужинаю у родителей, поэтому здесь шаром покати. Составишь компанию в приготовлении ужина?

       Арина утвердительно кивнула, но Гарику было очевидно, что сделала она это скорее на автопилоте, чем из желания ему помочь.

       – Мне нужно переодеться, – робко уточнила она, отводя взгляд.

       – Я тебя внизу подожду, надеюсь, ты не забыла, где здесь кухня, – подмигнув, он поспешил покинуть комнату.

       Арина спустилась через полчаса, и, как и предполагал Игорь, она выбрала самую скромную одежду из того, что он приобрел: спортивные штаны свободного кроя и светлую футболку.

       «Но по крайней мере не отказалась хоть что-то надеть из обновок, и то хорошо…» – мысленно сделав оптимистичный вывод, он отодвинул табурет, приглашая ее присесть.

       Арина быстро заняла предложенное место и совсем по-детски поджала ноги.

       – Почистишь картошку? – предложил Игорь, поставил перед ней на стол таз с водой и пакет с мытой картошкой.

       – А чем ее чистить? – спросила она, забавно приподняв брови, будто он выставил ящик с невиданными экзотическими плодами и велел немедленно с ним разобраться.

       – Минутку, – Гарик торопливо открыл шкаф над раковиной и достал оттуда овощечистку.

       – Спасибо.

       Приняв ее в руки, Арина опасливо обхватила ручку ладонью и попыталась срезать кожуру, но картофелина выскользнула из рук, покатившись в сторону Игоря.

       – Ничего страшного, – он быстро ее поднял и закинул обратно в пакет. – Видимо, в вашей семье больше крупы предпочитают. А я вот люблю картошку. Даже смешно, собираюсь в скором времени открыть ресторан, но пока из меню в голове только драники или вареники с картошкой, но, надеюсь, что у шеф-повара фантазия гораздо шире берет разбег.

       – У нас другие ножи, – смущенно поджала губы она, предпринимая вторую попытку справиться с незнакомой утварью. Игорю показалось, что Арина намеренно пропустила мимо ушей тему про ресторан, хотя он рассчитывал, что этот факт хоть немного ее ободрит. – А с этой штукенцией ничего не выходит.

       – Сейчас покажу, – Гарик быстро подошел, заставив Арину ойкнуть от неожиданности. – Если сильно не надавливать, тогда можно получить вот такую красивую спираль без особых усилий.

       Она округлила глаза, наблюдая, с какой легкостью он справился с самой большой картофелиной.

       – Наверное, ты в армии этому научился? – спросила Арина.

       – Да, армия меня многому обучила, например, курить, никак не могу бросить, – он растянул губы в широкой улыбке.

       – Вы там все вместе служили?

       – И снова да. Четыре товарища… Правда, один из нас как-то больше сам по себе, – Игорь далеко не всем рассказывал подробности про своих сослуживцев, но ему хотелось создать в разговоре доверительную атмосферу, расположить Арину к себе, чтобы и ей хотелось что-то рассказать в ответ.

       – Я учусь в институте на втором курсе, про возраст тебе наверняка уже известно, – сказала она и залилась яркой краской, вспомнив, что ее паспорт был у него.

       Игорь на время замолчал, внимательно наблюдая, как она скрупулезно провожает глазами движения резака, выдавая с головой свое неумение готовить.

       «И в какой замуж ты так самозабвенно спешила?» – подумал он, едва сдержался, чтобы не озвучить вслух свои мысли.

       Нынешняя Арина была совсем не похожа на ту броскую красотку, которую он приметил. Несмотря на приличный жизненный опыт, Игорь даже не мог предположить, что она на самом деле окажется такой застенчивой скромницей.

       – А сколько картофеля нужно? – Арина оторвалась от своего занятия и посмотрела на него в упор.

       Лицо без капли косметики, наспех сколотые волосы, простая одежда – все это вычитало из ее биологического возраста добрых два-три года, и это обстоятельство не могло его не огорчать.

       – Еще парочку, и будет в самый раз.

       Игорь вышел в гостиную и довольно быстро вернулся, неся с собой кухонный нож. По тому, как Арина оживилась, увидев большой тесак, он сразу догадался, что утром она пыталась раздобыть орудие самообороны.

       «Маленькая наивная дурочка, ты его даже в руках толком не удержишь», – пронеслось у него в голове.

       – А в вашей семье ножи в сейфе хранятся? У нас дома – на специальной магнитной подставке, – послышалось у него за спиной.

       – Боюсь, что любознательные гостьи могут пораниться, – усмехнулся Игорь.

       – Ты вовсе не этого боишься, а того, что я могу использовать его против тебя, только тебе почему-то нравится придавать своим темным поступкам положительный оттенок. Знаешь, у моей подруги Зины такая же привычка, скажет гадость, а потом приправит заботой обо мне, – сердито выговаривала Арина, сдувая в сторону выпадавшую прядь из прически и продолжая корпеть над картофелем.

       – Бывшая подруга… Или ты ее к нам на свадьбу собираешься позвать?

       Очередная провокация Игорю явно удалась: глаза Арины стали почти черными от расплывающихся по радужке зрачков, казалось, еще мгновение, и она снова бросится на него, но уже не с кулаками, а с овощечисткой наперевес.

       – Всю эту историю я знаю пока только из твоих уст, так что давай оставим все как есть. Я у тебя в гостях, и мы узнаем друг друга, а еще я жду обещанных доказательств, – бесстрашно отчеканила она.

       – Знаешь, смотрю я на тебя и, кажется, начинаю понимать, что именно меня в тебе зацепило, – задумчиво протянул Игорь, нарочно опуская взгляд с ее лица на часто вздымающуюся грудь под футболкой.

       – Я догадываюсь… Но ты же обещал не прикасаться ко мне, пока я не буду готова… Или твое слово ничего не стоит? – былая спесь и показная строптивость бесследно испарились, Арина ссутулила плечи, превращаясь в один сплошной нерв.

       – Твоя многоликость, – медленно процедил Игорь, потирая переносицу. – С такой девушкой никогда не будет скучно и можно не переживать, если телевизор перестанет работать. То ты жрица любви на безлюдной дороге, то дива, сошедшая с журнала мод, то… девочка-подросток.

       – Может, тебе не стоит тратить время на такую непостоянную особу? – отвернулась Арина, утирая хлюпающий нос.

       – А мне безумно хочется разгадать этот ребус, с юности люблю всяческие задачки на логическое мышление. Кстати, я инженер по образованию, могу помогать тебе с чертежами на учебе, – в голосе Игоря появляются проникновенные нотки, он берет табурет и подсаживается к ней ближе. – Ариш, я вовсе не монстр, каким ты меня представляешь, я самый обычный человек, выросший в такой же семье, что и многие твои знакомые.

       – Мои знакомые так не поступают…

       – Неужели ты не понимаешь, что у меня не было выхода? Я не мог тобой рисковать, все было слишком серьезно…

       – Не жалеешь, что так сильно истратился? Вместо размалеванной путаны с трассы получил Несмеяну в наложницы, – капризно проворчала она.

       – А ты не хочешь рассказать, почему бродила ночью в таком виде? – сурово спросил он.

       – Отчего же? Витя не смог забрать меня со съемок, с его слов, у него поломалась машина. А может, он с тобой в это время торговался, теперь я уже ни в чем не уверена… – ответила Арина, судорожно вздохнула, прогоняя появившиеся слезы. – Что еще нужно почистить или потереть? Если больше ничего не надо, то я пойду наверх, я очень устала.

       – Я сам приготовлю, иди отдыхай, – задумчиво произнес он, понимая, что Арина хотела укрыться от его напора, но тем не менее даже этот непродолжительный диалог был уже приличным шагом в нужном направлении.

       – Спасибо, – встав с табуретки, она намеревалась немедленно удалиться в спальню, но Игорь ее тут же остановил.

       – Ариш, ты так и не поела, давай я тебе бутерброд соображу, иначе в обморок грохнешься где-нибудь на лестнице, а она здесь довольно крутая, надо будет со временем перестраивать, чтобы соответствовало правилам безопасности для всех членов семьи.

       Он повелительно усадил ее обратно, достал из холодильника два вида нарезки, проворно сделав из них большой бутерброд. Арина с благодарностью его зажевала, и с еще большей радостью улыбнулась чашке горячего чая, которая приземлилась возле нее.

       – Теперь я точно не упаду, – наспех утерев губы салфеткой и допив чай, она торопливо вышла из кухни.

       Игорь тут же прекратил нарезать мясо и крепко задумался. Домашняя девочка, робкая, застенчивая… С такой, как Арина, нужны были совсем другие методы ухаживания, которыми он совершенно не владел. Чем больше он думал о произошедшем, тем больше склонялся к выводу, что Арину нужно отпустить и попытаться наладить отношения в ее привычном мире. Иначе она так и будет видеть в нем похитителя, примеряя на себя роль бесправной пленницы.

       Еще раз все взвесив, он решил, что, как только достанет справку из ЗАГСа о том, что Витя и Зина уже подали документы, то непременно отправит Арину к родителям, и, вероятнее всего, сам оправится вместе с ней для разговора с потенциальной родней, чтобы все объяснить.

       За мыслями об их дальнейших отношениях и приготовлении ужина Игорь не заметил, как за окном начало смеркаться. Посмотрев вечерний выпуск новостей, он поднялся наверх, чтобы позвать Арину, тихонько открыл дверь в спальню и застал ее спящую клубочком на кровати.

       – Ариш, пойдем ужинать, – он присел возле нее, бережно убрал назад упавшие на лицо волосы, любуясь, как подрагивают во сне длинные ресницы.

       – Я не хочу, – сквозь сон пробурчала она.

       – Нет, тебе не удастся отвертеться, – настаивал Игорь, потом наклонился ближе, едва касаясь губами ее губ, невесомо поцеловал, но в ответ на его несмелые ласки Арина двинулась навстречу, неосознанно напрашиваясь на взрослый поцелуй, который не заставил себя ждать.

       Она тут же испуганно отстранилась, отпрыгнув на противоположный край кровати, и обиженно запротестовала:

       – Игорь, я очень долго просыпаюсь, не надо со мной сонной вести диалоги, тем более не стоит вот этого делать.

       – Пойдем, ужин остывает, – он победоносно ухмыльнулся с высоты своего роста.

       – Иду…

       Глава 10

       Арина со смиренным видом перебирала вилкой содержимое тарелки, изображая здоровый аппетит. Ее отношение к Ставровичу за прошедший день нисколько не поменялось, его мотивы, несмотря на объяснения, показались ей неубедительными. Чем больше она думала о природе такого внезапно проснувшегося к себе интереса, тем больше склонялась к тому, что он давно ее приметил. Ведь она не раз бывала в Витином дворе, а с ее невнимательностью к подобным вещам вполне могла этого не заметить.

       «А что если они с тем самым Тимуром заключили пари? Например, кому украденная невеста отдастся из благодарности за "спасение" из рук вероломного жениха… – догадки, одна страшней другой, мелькали у нее в голове, – и про Зину не стоит безоговорочно верить, не думаю, что для них было большой проблемой узнать имя моей лучшей подруги».

       Арина шумно вздохнула, восполняя нехватку кислорода, и подняла глаза на Игоря, который непринужденно расправлялся со своей порцией тушеного мяса с картошкой. Его спокойствие лишний раз доказывало, что произошедшее для людей их круга сродни чему-то незначительному, мелкой кочке на пути к цели. Не могла она не вспомнить и о Викторе, который, наоборот, явно нервничал перед поездкой на дачу, однако для человека, попавшего в капкан, он слишком убедительно играл роль продавца живого товара. У Арины до сих пор в голове не укладывалось, что могло побудить его поступить подобным образом. Напрягая память, чтобы выудить хоть какую-нибудь зацепку, которая могла бы указать на фальшь Вити, она как будто перенеслась в пустой зал кинотеатра, где на большом экране мелькала хроника их отношений: романтические свидания, искренние улыбки, разговоры о будущем… Это не могло быть игрой, Арина всей душой не желала это принимать.

       – Все нормально? – громкий голос Игоря вернул ее обратно в реальность.

       – Да, немного задумалась.

       – Хорошо.

       Украдкой наблюдая за Ставровичем, Арина принялась еще больше себя накручивать, гадая, что ее ждет дальше, ведь он почти управился с ужином.

       – Подкрепились, можно и на боковую, – удовлетворенно проговорил Игорь, демонстративно отставив тарелку.

       – Я помою посуду.

       Арина устремилась к раковине, но он ее остановил.

       – До завтра с ней ничего не станется, – заметил Ставрович, собрал со стола тарелки, сложил в раковину и пустил воду, смывая с них остатки еды. – Теперь точно все в порядке. Пойдем.

       Арина выдернула ладонь из его руки и энергично растерла предплечья.

       – Наверное, большой дом не успевает за день как следует прогреться, – посетовала она.

       – Пожалуй, поднимайся, я пока документы полистаю.

       Молча кивнув, Арина решила, что Игорь таким образом отсылает ее в спальню, чтобы дать время подготовиться к его приходу. Она быстро поднялась наверх, сделала несколько шагов по коридору и затаилась, услышав его тяжелые шаги. Арина прикрыла глаза, а воображение тут же услужливо подкинуло красочную картинку, будто Ставрович отбросил папку с документами на пол и кинулся к лестнице, чтобы догнать и закружить ее в танце страсти, прижать телом к одной из стен коридора, а затем унести в спальню, не переставая сминать ее губы жадным поцелуем. Она широко распахнула глаза, явственно ощутив на себе, что значит пресловутое «порхание бабочек в животе». Даже предстоящая первая брачная ночь с Витей так ее не будоражила, но в компании Игоря с ней происходило что-то невообразимое, рождая новые подозрения на этот счет.

«А если он меня чем-то опоил? Мамочки… Только без паники», – подумала она, тяжело задышав.

       Войдя в спальню, Арина открыла шкаф и вытащила ночную сорочку, которая представляла собой удлиненную шелковую майку с игривой кружевной вставкой в области груди и значительно отличалась от ее привычной одежды для сна. Она немного замешкалась, рассматривая узор и плавный переход ажура в блестящий шелк, предположив, что перед ней отнюдь не товар с близлежащего к их дому вещевого рынка, где они обычно всей семьей покупали наряды. Искушение померить такую изысканную вещь было велико, но Арине показалось, что стоит только надеть ее, и это станет началом конца… Она превратится в одну из тех девиц, жизнь которых полностью зависит от состоятельного спонсора. Немного поколебавшись, Арина безжалостно ее смяла и закинула обратно на полку, а вместо этого выхватила из стопки с вещами футболку Игоря и решительно пошла в ванную комнату.

       Душ не помог унять внутреннюю дрожь. Она забралась под уютное одеяло и натянула его по самую шею, изо всех сил стараясь уснуть в надежде, что Игорь не станет ее будить для того, чтобы склонить к интиму. В его обещание она не поверила, ведь своими глазами видела увесистую пачку денег, которую демонстративно проверял Виктор, а такие суммы просто так не бросают на ветер…

       Как Арина и предполагала, через какое-то время дверь тихонько открылась, и в комнату вошел Ставрович. Она при его появлении даже не пошевелилась, сделав вид, что спит, но остро чувствовала, как он некоторое время стоял около нее, а потом тоже пошел в ванную. Когда за ним затворилась дверь, Арине захотелось отпустить себя и громко зарыдать от отчаяния, но слезы куда-то испарились. Она настороженно прислушивалась к журчанию воды, ей нестерпимо хотелось вскочить с кровати и убежать прочь, но разум безапелляционно подсказывал, что нужно и дальше притворяться спящей.

       Наконец вода за стеной стихла, наступила тишина, которую нарушил резкий щелчок засова двери.

       – А мне что-нибудь под голову полагается? – прозвучало вдруг совсем близко. – Или гостья уже настолько освоилась…

       Арина приподнялась на локте, понимая, что ее притворство раскрыли.

       – Наверно, машинально, – ответила она, запинаясь. – У нас они гораздо больше.

       Судорожно выдернув вторую подушку, Арина откинула ее на свободную часть кровати. Она старалась не смотреть на Ставровича, который предстал перед ней в одном полотенце на бедрах.

       – Благодарю. Подвинешься? – немного иронично спросил он, не без интереса глядя на проглядывающее в вороте футболки плечо, едва прикрытое разметавшимися волосами.

       – В смысле? – прохрипела Арина, едва ли не с головой кутаясь в одеяло.

       – Я пошутил, спокойной ночи, – с долей разочарования сказал Игорь.

       Он тихо вышел из комнаты с подушкой в руках, а она еще долго потом не могла уснуть, прислушиваясь к тишине дома.

* * *

       Гарик покинул дом, едва только за окнами забрезжил рассвет. Прошлый вечер окончательно выбил его из равновесия. Казалось, что он заслуженно получил несколько ударов под дых за свою излишнюю самоуверенность. Любая другая уже давно бы оттаяла, но только не Арина… С одной стороны, он понимал, что с ней нужно разойтись полюбовно и забыть о ее существовании, но, как только он начинал всерьез об этом думать, в голове возникал ее стройный силуэт, мягкая, немного наивная улыбка, широко распахнутые глаза небесного цвета. Его Ариша… Она напоминала ему хрупкую фигурку из хрусталя, к которой не стоит прикасаться, чтобы не сломать, и желание во что бы то ни стало добиться ее взаимности только усиливалось.

       Пока Игорь в который раз обдумывал варианты возвращения Арины домой, к нему в кабинет стремительно ворвался Глеб.

       – Гарик, здорова, – с порога заговорил Соколовский, энергично пожал протянутую руку и приземлился на диван. – Ты что-то балуешь нас ранними визитами, еще даже контейнеры никто не открывает, население мирно спит.

       – Сам-то чего так рано пожаловал?

       – Надоело слушать возмущения нашего абхазского друга, что ты его лишил возможности удачно пристроить Тимура-младшего, – заразительно засмеялся Глеб, но тут же замолчал, заметив, как Игорь напрягся от его слов.

       – Прямо так и сказал?

       – Естественно, что не такими словами, но смысл предельно ясен. А еще, как назло, вхолостую в клубешник сходили. Тима столько коктейлей влил в одну размалеванную куклу у бара, а она так и не согласилась поехать с ним с экскурсией, рассудив, что успешный бизнесмен не живет в пригороде. Как погляжу, девицы нынче ушлые пошли, хорошо, что я давно никого не ищу, – Соколовский бросил на Гарика провокационный взгляд, намекая, что жаждет услышать подробности их с Ариной «медового месяца». – Кстати, твоя Арина уже успокоилась? Хотя… Такие вещи для нее купили, что любая забудет и жениха, и даже маму родную.

       – Арина – это не телка из бара, у нее иные ценности, – резко поставил точку в этом вопросе он, шумно выдохнул и озвучил свои планы: – И, вообще, я собираюсь ее отпустить домой.

       – Ты в своем уме? Или за пару ночей с новой пассией растекся, как гудрон по крыше? – Глеб вскочил с дивана, подлетел к столу и оперся об него кулаками. – Какого хрена ты тогда эту куплю-продажу затевал? Кажется, я предлагал прижучить где-нибудь этого механика, чтобы дурные мысли ему в голову не лезли…

       – Остынь, в любом случае это мои проблемы, – Игорь достал сигарету и тут же ее прикурил. – Оказывается, ей восемнадцать только по паспорту, а по факту едва на шестнадцать тянет. Я, к счастью, педофилией не страдаю. Не рассмотрел, да и времени не было как следует об этом подумать. В конце концов, я деловой человек, думаю, что мы сумеем с ней наладить контакт в нормальных условиях.

       – Зашибись. И когда ты собираешься вернуть пропажу разгневанному родителю? – не без доли сарказма поинтересовался Глеб.

       – Как только Витюша свою беременную подружку в ЗАГС потащит.

       – А с чего ты взял, что он не натрындел про залет?

       – К чему ведешь? – строго спросил Игорь.

       – К тому, что впору нам с тобой сухари сушить. Вернется твоя краса к папе-милиционеру, поплачется в жилетку, что ее похитили и склоняли к сожительству, а тут и обманутый жених, которого прессанули злые дяди, нарисуется. И готово дело на несколько томов. Нам небо в клеточку, но зато у молодой семьи будут деньги на все необходимое – добрый Гарик отстегнул от щедрот своей души, спасая девичью честь, и, как я понял, наличие которой пока под сомнением, – Соколовский сверлил его своим «фирменным» тяжелым взглядом, ожидая услышать ответные аргументы.

       – Сам же сказал, что и так статья, вот я и решил пока без изнасилования обойтись, – устало усмехнулся Гарик, сделал глубокую затяжку, выдыхая через пару секунд едкий дым.

       – Допустим, твоя Арина и, правда, «луговой цветочек». Но где гарантия, что она снова не попадет в подобный переплет? Тот же Тима быстро всколыхнет свои планы на ее счет. Вспоминать женщину больше одного дня для Авдеева уже рекорд, а тут третий день успокоиться не может. Пока ты будешь лепить со своей Ариной куличики в песочнице, наш джигит быстро заставит ее повзрослеть. Или родители так упрячут свою красавицу, что ты ее больше никогда не увидишь, – произнес Глеб и с триумфом скрестил руки на груди, считая, что ему удалось уберечь друга от опрометчивого шага.

       – Я тебя услышал. Так или иначе я не могу ее удерживать вечно, надо как-то выгребать из этого болота, желательно без потерь в личном составе, – Игорь неестественно улыбнулся, туша сигарету.

* * *

       Следующие два дня, проведенные в особняке Игоря, показались Арине вечностью. Она не знала, о чем с ним можно было вот так запросто поговорить, да и Ставрович подозрительно затаился, казалось, что он вовсю размышлял над ее дальнейшей участью.

       Когда Игорь предложил ей поехать вместе с ним в салон штор, то Арине даже не пришлось изображать радость, она быстро собралась для поездки, на этот раз без зазрения совести одев купленные для нее обновки, желая этим жестом усыпить его бдительность. Увидев Арину, спускающуюся с лестницы, Гарик только довольно ухмыльнулся.

       – Хорошо выглядишь, – он притянул ее к себе, поцеловав в висок, на что она едва улыбнулась.

       Они молча вышли к джипу и разместились на заднем сидении. Арина опасливо посмотрела на водителя и отвернулась в окно.

       – Здесь и правда очень красиво, – тихо сказала она, желая поддержать его благодушное настроение, а сама прижалась лбом к стеклу, моля высшие силы дать ей хоть маленький шанс сбежать.

       Через час машина подъехала к одиноко стоящему магазину, который вмещал в себя свадебный салон и салон штор. По странному совпадению Арина уже здесь однажды бывала и прекрасно помнила внутреннее расположение, как и то, что у магазина было два отдельных входа с противоположных сторон. Поняв, что ее мольбы были услышаны, она невольно посмотрела на свою обувь, констатируя, что сапожки на устойчивом каблуке вполне сгодятся для того, чтобы пробежать кросс до ближайших дворов.

       – Ариш, приехали, – позвал ее Игорь, он первым вышел из машины, помог ей и, взяв за руку, повел в магазин.

       Арина вспомнила, как еще совсем недавно примеряла здесь свадебное платье, а консультант не переставая тараторила, что ей любой фасон к лицу.

       В салоне штор их тоже радостно встретили, сразу проводив к стойке с новой коллекцией. Арина терпеливо рассматривала замысловатые узоры на тончайшей ткани, что-то невпопад отвечая на вопросы Игоря и невольно вспоминая свою фату, которая до сих пор лежала в шкафу в ее комнате.

       Но Аринино воображение оказалось еще более немилосердным, чем память. Словно по мановению волшебной палочки перед глазами возник образ Зинки в том самом платье и даже с той же прической, которую Арина очень долго подбирала для себя.

       «Я не должна этому верить… Возможно, Зина наравне с родителями переживает о моем исчезновении, а я ее с такой легкостью записываю во враги», – в очередной раз отгородившись от очевидных вещей, Арина обернулась на оклик Игоря.

       – Я выйду на пару слов, со знакомым нужно переговорить, – Ставрович указал глазами на солидного мужчину, появившегося на пороге магазина.

       – Хорошо, – охотно кивнула Арина, провожая его взглядом до дверей.

       Выждав небольшую паузу, она устремилась в сторону свадебного салона, где, на ее удивление, сегодня было совершенно пусто, лишь полусонный охранник сидел на стуле, задумчиво уставившись в стеклянную дверь. Понимая, что она всего в нескольких шагах от долгожданной свободы, Арина рванула к двери и что есть мочи потянула за ручку.

       – Девушка, салон не работает, и выход тоже закрыт, – послышался у нее за спиной хриплый голос охранника.

       – Пожалуйста, откройте дверь, меня похитили. Пока он не вернулся, мне нужно уйти, – умоляюще посмотрела на него Арина.

       – Ты серьезно? – охранник растерянно огляделся по сторонам.

       – Неужели бы я стала шутить такими вещами? – Арина шмыгнула носом, нервно перебирая полы куртки.

       – С крыльца небезопасно выходить, пойдем, выведу тебя через черный ход.

       Она благодарно кивнула и быстро пошагала за спасителем к двери в подсобное помещение.

       Глава 11

       Арина несколько раз глубоко вздохнула, восстанавливая самообладание, оглянулась назад и несмело шагнула в темный коридор за своим провожатым. Ей никогда не доводилось бывать в закулисье магазина, но она логично полагала, что черный ход должен располагаться рядом с местом приема товара, для удобства выгрузки последнего, но здесь был обычный коридорчик, который своим дизайном чем-то напоминал ближайший к их дому паспортный стол.

       Неожиданно охранник остановился, открыл неприметную дверь и резко обернулся.

       – Прошу, – ледяным тоном проговорил он, делая приглашающий жест рукой.

       – Это не черный ход, – Арина покачнулась и инстинктивно попятилась.

       – Придется подождать Игоря Ивановича здесь, мне лишние проблемы не нужны.

       Мужчина бесцеремонно подхватил ее под локоть и с силой впихнул в небольшую комнатку. Арина даже не успела опомниться, как за ее спиной послышались щелчки замка. Немного придя в себя, она несколько раз сильно зажмурилась, чтобы привыкнуть к темноте кладовой.

       – Какая же я дура… – протяжно простонала Арина, продвигаясь сквозь нагромождение мебели.

       Добравшись до офисного кресла в глубине комнаты, она удобно на нем устроилась, если в сложившихся обстоятельствах это слово вообще было уместно. На нее внезапно навалилась невероятная усталость, заныли ноги от непривычной колодки ботинок, и Арина горько заплакала, обняв себя руками. Она потеряла счет времени, ей казалось, что просидела здесь уже довольно долго, неизвестность все сильнее затягивала ее в бурный водоворот разгулявшейся фантазии.

       Наконец за дверью послышались чьи-то шаги. Арина громко шмыгнула носом, вставая на ноги, с трудом удержала равновесие. С одной стороны, она была рада, что ее заточение закончилось, а с другой – страшилась встретиться лицом к лицу с настоящим Игорем Ставровичем, скрывавшимся все это время за маской мнимой добродетели.

       Дверь широко отворилась, впуская яркий свет в полумрак комнаты.

       – Извини, что заставил ждать, но дела не терпят спешки, – невозмутимо произнес Игорь, оперся плечом о дверной косяк, изучающим взглядом скользя по ее лицу.

       Арина даже не двинулась с места, она не понимала, какую игру он затеял и как ей вернее себя повести. Взглянув на него, она сначала чуть было не поверила, что это происшествие его ничуть не огорчило, но, присмотревшись, поняла, что это не так.

       – Я никуда с тобой не пойду, – нерешительно запротестовала Арина.

       – Как хочешь, можем и здесь серьезно поговорить. Надеюсь, что дверь закрывается изнутри, – с деланным равнодушием ответил он, точным движением нащупал выключатель, включая свет, и принялся со скепсисом рассматривать строение засова.

       Арина сглотнула от страха, пусть это было глупо с ее стороны, но она совершенно не желала «серьезного разговора» в этих декорациях. Она очень надеялась на то, что Ставрович по дороге домой обдумает произошедшее и поймет мотивы ее побега. Ни слова не говоря, Арина подошла к нему, их взгляды встретились, но то, что она увидела, ее совсем не обнадежило – в его глазах плясали яркие искры не то злости, не то разочарования.

       Игорь взял ее за руку и повел к выходу.

       – Я так понимаю, что с покупками мы закончили? – серьезно спросил он, посмотрев на едва поспевающую за ним Арину.

       – Мы же так и не выбрали шторы, – невольно вырвалось у нее из груди.

       – В другой раз, – Игорь неестественно рассмеялся, а его смех звонким эхом разлетелся по небольшому коридору.

       Они быстро прошли мимо продавца. Женщина совершенно не понимала, что здесь произошло, но по ее пытливому взгляду, брошенному им вслед, было очевидно, что она была бы не прочь узнать подробности.

       – Ты на меня разозлился? – спросила Арина, не выдержав напряжения, и искоса на него посмотрела, замечая, что чем ближе они подходили к машине, тем мрачнее он становился.

       – А за что мне на тебя злиться? Злиться мне надо на себя, что наивно поверил в твои обещания.

       Он помог ей разместиться в автомобиле, но делал это уже без былой заботы, которой еще несколько часов назад неотступно ее окружал. Когда Игорь сел с ней рядом, Арина попыталась отодвинуться от него подальше, но, обняв за талию, он властно притянул ее обратно. И хотя по всему было заметно, что он не станет переходить к действиям при свидетелях, ей все равно было не по себе.


Пара часов обратной дороги заметно измотали Арину, безумно хотелось есть, но предстоящий разговор обещал быть непростым, что сводило на нет надежды на скорый ужин.

       – Игорь, давай прогуляемся вдоль бора и поговорим, – Арина замерла у крыльца, обращая на себя внимание охранников, которые прохаживались в нескольких метрах от них.

       – В другой раз, я, кажется, выполнил план по прогулкам на сегодняшний день, – он снова взял ее за руку и повелительно увлек за собой в дом.

       Едва за ними закрылась дверь, как Арина явственно ощутила повисшую в воздухе мрачную, тягостную атмосферу, она скинула ботинки, внимательно наблюдая за каждым движением Ставровича.

       Он освободился от верхней одежды и вопросительно на нее уставился.

       – Сейчас, – буркнула она, нехотя стянула с себя куртку и повесила ее на вешалку.

       Арине было сложно предугадать дальнейшие действия Игоря, но ее закономерные опасения были отнюдь не беспочвенными, играющие под рубашкой мускулы красноречиво подтверждали, что попытка побега задела его за живое. Он интенсивно размял шею, все так же пристально глядя на Арину, и внезапно схватил ее и прижал к ближайшей стене.

       Сила его объятий, шумное дыхание, щекочущее разгоряченные щеки, взбудоражили кровь Арины. На какое-то время ей почудилось, что он снова сорвет поцелуй и великодушно ее отпустит, но она ошиблась. Игорь наклонился ниже, едва коснулся губами ее губ, а затем просунул ладони за спину и рывком прижал ее к себе настолько близко, что Арина едва не забилась в истерике, ощутив его возбуждение. Он тут же прильнул к ее губам с жадным поцелуем, и как бы она ни пыталась высвободиться, Игорь ни на миллиметр не сдвинулся, а ее сопротивление, казалось, только его раззадоривало.

       – Игорь, пожалуйста… – обреченно прошептала она на выдохе, когда он наконец перестал терзать ее губы, на просьбу Ставрович никак не отреагировал, продолжая осыпать ее шею нежными поцелуями, и отстранился только тогда, когда она крепко зажмурилась, роняя длинные ручейки слез по щекам, но при этом не выпустил ее из объятий.

       – На первый раз делаю скидку на молодость и наивность. А сейчас мы с тобой обстоятельно поговорим, и ты постараешься меня услышать, – вкрадчиво проговорил он ей на ухо так, будто это не он только что демонстрировал необузданную страсть.

       – Оставь меня в покое, – едва вымолвила Арина, борясь со спазмом, начисто перекрывающего голосовые связки. – Кто тебе дал право распоряжаться мной?

       – Пойдем в спальню, там удобней разговаривать. Хотя… Нет.

       Легко оторвав ее от пола, Игорь внес Арину на кухню и усадил на табурет. Не спрашивая разрешения, он налил для нее стакан холодной воды, с грохотом ставя его на стол. Арина сделала несколько маленьких глотков, при этом сделав вид, что внимательно изучает узор столешницы.

       – В очередной раз начну непростой разговор первым, – Игорь напряженно провел ладонью по волосам, прежде чем продолжить: – Если честно, со мной редко случаются подобные проколы, но, так уж получилось, что я в тебе ошибся. Причем по всем фронтам… И с возрастом не угадал, и с жизненными устоями, да и твою странную реакцию на меня неверно расценил. Мне почему-то показалось, что ты гораздо проще смотришь на жизнь, как многие современные… девушки. Но имеем, что имеем.

       – Я знаю, ты подумал, что я сродни проститутке, из тех, кого только стоит поманить пачкой денег, и они на все готовы…

       – И в очередной раз ты говоришь ерунду… Арин, я действительно хотел тебе помочь, но вижу, что объяснять все это без толку, ты продолжаешь сквозь пальцы смотреть на очевидные вещи, а я пока не располагаю железобетонными доказательствами на этот счет. Ну не с Тимуром же и этим… устраивать очные ставки?

       – Не надо Тимура, – заикаясь, сказала Арина, не отрывая взгляда от своих трясущихся рук.

       – Ариш, ты меня боишься до дрожи в коленях, мне такие отношения неинтересны, – с металлом в голосе отчеканил Ставрович. – Я, конечно, рад был обманываться, но сегодняшний инцидент показал, что я тоже не могу тебе доверять.

       – К чему ты клонишь? – Арина испуганно посмотрела на него, опасаясь даже приблизительно представить, что вкладывает Игорь в свою речь.

       – К тому, что нам нужно каким-то образом решать этот вопрос. Может, я покажусь грубым, но выпрашивать симпатию или навязывать свою персону в качестве спутника жизни у меня нет ни малейшего желания. Возможно, что дома ты быстрее во всем разберешься, раз мои слова ровным счетом для тебя ничего не значат, – Игорь шумно выдохнул, тарабаня пальцами по столу.

       – Ты меня отпускаешь? – на мгновение с ее глаз улетучились слезы, а застывший страх сменился огоньками надежды. – Я обещаю, что ничего не скажу про тебя… Я не знаю, что сегодня на меня нашло. Я не врала, я действительно хотела бы узнать тебя получше и разобраться во всей этой истории, только не здесь…

       Игорь смерил ее разочарованным взглядом, по крайней мере Арине так показалось.

       – Пока из нас двоих именно ты не держишь слово, – он грустно улыбнулся, а затем продолжил: – После твоего побега я не могу тебе безоговорочно верить. Извини и ты меня, но из-за своих рыцарских порывов оказаться за решеткой я не хочу.

       – Игорь…

       – Я не закончил. Поэтому я предлагаю тебе сделку: раз уж у нас такие непонятки приключились, ты обеспечишь мне алиби, – будто ставя жирную точку в конце своих слов, он скрестил руки на груди.

       – Что-то я ничего не пойму, – тихонько отозвалась Арина.

       – Все довольно просто – ты какое-то время изображаешь мою девушку. Это должно выглядеть достоверно и без таких выходок, как сегодня, иначе я аннулирую нашу сделку и решу вопрос в единоличном порядке. И я говорю это без желания тебя напугать, просто ставлю перед фактом. Нас, счастливых и влюбленных, увидит большое количество людей, что даст мне возможность тебя отпустить, не боясь, что мне внезапно заломят руки. Ведь влюбленные расстаются по разным причинам, например, когда жених ребеночка подружке заделал… Ну так как? Согласна?

       Арина намеренно проигнорировала очередное напоминание о Викторе, казалось, что вместе с отступившим ужасом улетучилась и ее уверенность в его незапятнанности.

       – Да…

       – Вот и чудно. Ужинать будем? – как ни в чем не бывало спросил Игорь и повернулся к холодильнику, изучая его наполнение.

       – Ты всегда знаешь, как поведет себя тот или иной человек? – послышалось у него за спиной.

       – Твой побег было несложно спрогнозировать. Да, я намеренно создал эту ситуацию, если ты об этом. Владелец магазина – мой давний знакомый. Конечно, я бы предпочел удостовериться, что ты тогда говорила искренне, но я пока еще живу в реальном мире. Но в одном ты меня не разочаровала, ты действительно бесхитростная. Ладно, хватит разводить демагогию, иди переодевайся, и будем ужинать.

       Игорь беззаботно ей улыбнулся, отчего Арина тотчас же подскочила с места и убежала прочь.

       Глава 12

       Едва не запнувшись о ковровую дорожку в коридоре, Арина забежала в спальню, ее сердце гулко стучало в груди, мысли путались, и возникло знакомое чувство дежавю.

       Как бы это нелепо ни звучало, но у них с Игорем уже появились определенные традиции. Каждый вечер непременно заканчивался ее бегством в импровизированное укрытие – которое с натяжкой можно было так обозначить, – ведь ему ничего не мешало в любой момент ворваться в спальню на правах хозяина положения. И хотя дальнейшая перспектива пребывания здесь вырисовывалась довольно мрачной, тем не менее очередной раунд в борьбе за девичью честь закончился благополучно, и Арине оставалось только гадать, сколько их еще ей предстоит выстоять.

       Она нехотя призналась себе, что явно недооценила Игоря и его методы, тонкая многоходовка в магазине наглядно продемонстрировала, что он отнюдь не так прост, как хочет показаться. Больше всего Арину огорчило не то, что она провалила заготовленное для нее испытание, а то, что завалила она его с оглушительным грохотом.

       Отойдя от первоначального шока, Арина в мельчайших деталях разобрала ситуацию в магазине, лишний раз убедившись в своей порывистости и неосмотрительности. Все складывалось чересчур удачно, чтобы оказаться правдой: торопливый уход Игоря на улицу, полное отсутствие других посетителей и внушающий доверие охранник средних лет. Но желание сбежать одержало верх над здравым смыслом, что в итоге обернулось все тем же заточением, только уже с новыми условиями.

       Арина без устали прокручивала в голове альтернативный исход их совместной поездки в салон, где она терпеливо бы ожидала Ставровича, искренне помогала ему в выборе штор, и подобная покорность бы непременно вознаградилось долгожданной свободой. А дальше? Она сама не могла ответить на этот, казалось бы, простой вопрос.

       От полной сумятицы в голове Арина легла на кровать и уткнулась в подушку, обжигающую лицо прохладным шелком. Она старалась не впадать в уныние, ведь, как бы то ни было, благодаря неудачному побегу ей удалось заручиться хоть какими-то гарантиями, что среди ночи к ней не пожалует Ставрович и не затребует то, ради чего собственно и затевалась эта гнусная сделка.

       Единственное, что Арина знала наверняка, – она теперь точно не отступит от предложенных правил игры, искренне веря в то, что Игорь не для красного словца ее предупредил о том, что последует в случае повторного нарушения его условий.

       Несмотря на богатую фантазию, Арина боялась даже представить, какое именно решение подразумевалось в этом контексте, склоняясь к самому безобидному из имеющихся вариантов: добиться беременности в короткие сроки.

        «А если на этот раз он не сдержит слово? И наши походы в людные места лишь усилят его позиции, развязывая ему руки… Хотя, что ему мешало осуществить мой ночной кошмар еще пару часов назад? Ведь он этого хотел…» – лихорадочно размышляла она.

       Вспоминая их волнительную близость и реакцию Игоря на их тесные объятия, Арина покрылась ярким румянцем, невероятный жар обжег щеки. Она не припоминала, чтобы с Витей было что-то подобное, все его приставания воспринимались ею как дурашливость, и Арина без усилий уворачивалась от неприемлемых ласк, но и он, в отличие от Ставровича, никогда не демонстрировал подобный напор.

       «А что если Витя хотел через меня подобраться к Зине? Ведь на момент нашего знакомства она еще вовсю встречалась с Женей», – вдруг кольнула ее странная мысль. Арина встала с кровати и сделала несколько шагов по ковру. За последние четыре дня она о многом передумала, было бы глупо продолжать отрицать очевидные вещи: все указывало на то, что Игорь не блефовал, безапелляционно заявляя, что ее никто не ищет.

       Зная своих родителей и их подозрительность к любым ее отлучкам из дома, несложно догадаться, что у них было какое-то весомое основание не вдаваться в активные поиски. От этих мыслей Арину снова бросило в жар, а воображение тут же подбросило яркую картинку разговора Вити с родителями и их бурную реакцию на несерьезное поведение дочери.

       Как назло, буквально за неделю до событий на пустыре папа философски рассуждал о ранних браках, о том, что приоритеты молодежи резко поменялись и свадьба для большинства из них не более, чем законный повод получить оплаченный родителями праздник с кучей подарков. С болью в груди Арине вспоминалось, как отец с гордостью заявлял, что, в отличие от других вертихвосток, его дочь так никогда бы не поступила и даже жениха нашла себе под стать, из тех, кто, конечно, не идеален, но все же стремился к чему-то, зарабатывая на жизнь тяжелым трудом.

       «Папочка, если бы ты знал… какой он на самом деле целеустремленный», – всхлипнула она, вновь упала на кровать, уже не сдерживая громких рыданий.

* * *

       Арина с трудом распахнула ресницы, чувствуя, что от пролитых за ночь слез глаза опухли и немного болели. Она подошла к зеркалу и отшатнулась, увидев еще более удручающую картину, чем ей представлялось.

       Несколько минут под прохладным душем придали ей сил и немного бодрости перед неминуемой встречей с Игорем за завтраком, но когда Арина спустилась вниз, то поняла, что его уже не было дома. Это обстоятельство ее ничуть не огорчило, скорее наоборот, она уже совсем по-хозяйски запорхала по кухне. Но прежде чем организовывать для себя завтрак, она заварила два пакетика чая, чтобы сделать компресс на глаза, не желая предъявлять Игорю свое заплаканное лицо.

       Арина открыла холодильник и едва улыбнулась, заметив на полке любимый сорт яблок, и ей оставалось лишь гадать, каким образом Ставрович об этом узнал. Еще одной приятной находкой стал нож, не такой огромный экземпляр, что сразу бросился ей в глаза в первый вечер в доме, а похожий на столовый, только вместо зубчиков у него было довольно острое лезвие. Хотя Арина понимала, что, вручая ей подобное «орудие» самообороны, Игорь совершенно не рисковал, но после вчерашних событий это определенно говорило о том, что он желал продемонстрировать ей свое доверие…

       Расправившись с яблоком, Арина приготовила для себя любимую яичницу и впервые за время пребывания здесь нормально позавтракала.

       С одной стороны, она всей душой не желала находиться в обществе Игоря, но и одиночество в полупустом доме ее нервировало, что совсем не добавляло настроения.

       Арина грустно вздохнула, домывая посуду, явственно представив, каким именно будет сегодняшний день. Как и вчера, она бесцельно ходила по огромному дому, неосознанно к нему привыкая. Вот она уже замерла посреди пустой гостиной, воображая, как смотрелись бы на окнах те самые шторы, которые ей приглянулись в магазине, с энтузиазмом представила, какого цвета будет мебель, ковер, техника, и тут же воинственно сжала кулачки, по-своему поняв природу этого явления, посчитав, что роскошь, которую практически все источало в этом доме, впивалась в кожу, заставляя примириться со своей бесправной ролью.

       «От моей цели меня не отвернет даже полностью выкупленный ювелирный бутик», – мысленно отчеканила она каждое слово, наблюдая за разговором охранников во дворе. Внезапно их лица стали серьезными, а через пару мгновений показался знакомый джип.

       Арина бегло взглянула на настенные часы и стремглав побежала по ступенькам, не желая встречаться с Игорем. Она затаилась в спальне, ожидая его появления, но он все не приходил, наконец Арина не выдержала и выглянула из окна, насколько позволял его обзор, сразу заметив грузовую машину, стоящую возле ворот.

       В подтверждении ее догадок входная дверь дома с грохотом отворилась, а первый этаж наполнился мужским гулом, разбавляемым четкими репликами Ставровича: «Диван вот к этой стене», «Стерео ближе к телевизору», «Колонки вот здесь, между окнами, и сюда по одной прикрепите».

       Она без труда представила, с каким серьезным выражением лица он отдавал распоряжения, ассоциируясь у нее с командиром взвода из недавно увиденного фильма. От этого красочного сравнения на ее лице растянулась улыбка и тут же сошла на нет при появлении Ставровича на пороге комнаты.

       – Привет, – Игорь буквально излучал хорошее настроение.

       – Привет, – сухо отозвалась Арина.

       – А у меня есть сюрприз, чтобы ты не скучала с утра до вечера. Это только на время нашей сделки, дальше ты будешь «не скучать» у себя дома, – мягко заверил ее Игорь.

       – Телевизор? – робко поинтересовалась она.

       – И не только, идем, – Игорь призывно кивнул в сторону коридора, предлагая ей спуститься.

       От новой обстановки Арина широко распахнула глаза.

       – Красиво, – озвучила она единственный комплимент, который пришел ей на ум.

       – А самое главное – функционально, – усмехнулся он, запуская телевизор. – Отдаю управление в твои руки. Кстати, я все-таки купил шторы, а то сидим здесь как в аквариуме. Только не могу понять, как оно между собой будет смотреться.

       Арина с любопытством посмотрела на спинку дивана, где аккуратно висел тюль и тяжелые портьеры. Игорь не мешкая сходил за табуретом на кухню и, вооружившись шторами, на него взгромоздился, с трудом справляясь с замысловатыми крючками.

       Заметив, что сидение табурета заметно просело под его весом, Арина поспешила предупредить Игоря:

       – Осторожней, он, кажется, на честном слове держится…

       – Он надежен, как сейф в швейцарском банке, но только для людей с более хрупкой комплекцией, – Гарик проворно соскочил на пол, быстро растягивая по карнизу два вида тюля и оценивая их сочетание с общей обстановкой. – Тебе какие больше нравятся?

       – Вот эти, с асимметрией, а те больше бы в спальню подошли, декор как раз под цвет мебели, – подходя ближе к окну, подытожила Арина.

       – Так и поступим, хорошо, когда есть кому проконсультировать человека, совершенно далекого от моды и дизайна, – воспользовавшись ее замешательством, Игорь едва уловимо поцеловал Арину в макушку, наблюдая уже ставшим для него привычным смятение, но с нотками чего-то нового… – Скоро вернусь, мне еще нужно в одно место отлучиться.

       Ставрович поспешил к выходу, на ходу чертыхаясь себе под нос, что работники наследили в прихожей.

       – Хорошо, – протянула Арина, проводив его долгим взглядом.

        «Это совершенно ничего не значит… Услуга за услугу, он мне телевизор, а я ему – небольшую консультацию», – кивнув своим мыслям, она наконец-то приступила к изучению новомодной техники, которую видела до этого лишь в рекламе.

       Устроившись поудобней на диване, Арина включила вечерний выпуск новостей, полагая, что если ее объявили в розыск, то в криминальной хронике непременно об этом сообщат наравне с другими подобными случаями, и ради этой пятиминутки стоически терпела совершенно неинтересные ей мировые события.

       Как только на экране мелькнула знакомая заставка, Арина прибавила громкость и затаилась, внимая каждому слову диктора. Тот с неизменно каменным выражением лица сообщил о нескольких грабежах в центре города, также уделил немного времени незначительным событиям пригорода, а затем на экране крупным планом показали милицейский уазик со следами пулевых отверстий. Напоминая телезрителям о хронике недавних событий, ведущий все тем же равнодушным тоном сообщил, что продолжается розыск лиц, напавших на милицейский патруль, а в завершении выпуска вместо ее портрета показали фотороботы стрелявших преступников.

       От этой новости сердце Арины ушло в пятки, стало трудно дышать, а руки затряслись мелкой дрожью, что она выронила на пол пульт. «И у отца в тот день тоже было дежурство… А что если?» – Арина обеспокоено обвела комнату растерянным взглядом, позволяя панике окончательно завладеть разумом.

       Каждый раз, провожая отца на службу, они с мамой только и думали о том, чтобы очередной рабочий день закончился без происшествий, сетуя на неспокойное время и излишнюю принципиальность главы семейства.

       Арина смахнула слезы, безуспешно стараясь успокоиться, и за всем этим не заметила возвращение Игоря домой.

       – Ну вот, ты снова сырость разводишь. Мы, кажется, обо всем договорились, – увещевательным тоном произнес Ставрович, заметив блестящий глянец на ее щеках.

       – Папа, – заикаясь, пролепетала она.

       – Что «папа»? – Игорь подошел совсем близко, выдавая искренним удивлением полнейшее непонимание ситуации.

       – Я переживаю, что с ним могло что-то случиться, – Арина отвернулась, продолжая громко всхлипывать. – У него часто дежурства…

       – Насколько я знаю, еще вчера с ним все было в порядке. Отсыпался после суток, – с металлом в голосе успокоил ее Игорь.

       – Ты это специально говоришь, чтобы я тебя не раздражала своим нытьем, – пробурчала она. – Откуда тебе это знать?

       – Навел справки, чтобы понять, поверили ли твои родичи в побег и безопасно ли нам свободно передвигаться по городу, – не желая продолжать эту тему, Игорь резко переключился на другое обстоятельство: – И также мне удалось выяснить, что ты на месяц отпросилась в деканате, думаю, что этого времени нам хватит для «бурного и непродолжительного» романа, чтобы поставить точку в этой истории.

       – Спасибо, – Арина содрогнулась, делая глубокий вдох.

       – Давай прогуляемся перед сном.

       – Я хочу спать, – она повернулась к нему, демонстрируя болезненную бледность.

       – Как раз быстрее уснешь.

       Гарик помог ей подняться с дивана и повел к выходу. Оказавшись на улице, они медленно пошли вдоль кромки леса по пустой дороге, освещенной яркими огнями. Арина невольно залюбовалась на совершенно одинаковые лампочки фонарей, источавшие мягкий свет, а в ее дворе подъезды вечерами превращались в тусклую радугу, вмещая в себя спектр цветов: от голубого до ярко-желтого.

       – Больше всего мне нравится, что здесь очень тихо. До ужаса не люблю городской шум. Даже не знаю, как я до этого жил в центре города, – грустно улыбнулся Игорь, вглядываясь в темную даль сосен. – Весной здесь пахнет свежей смолой, словами это сложно описать, только увидеть и почувствовать.

       Арина бросила на него внимательный взгляд, обратив внимание, что, рассказывая о доме, он менялся: мимика становилась мягче, а улыбка – искренней.

       Ее взгляд переместился на его губы, обрамленные пробивающейся щетиной, пресекая поток разыгравшейся на полную катушку фантазии, она спросила:

       – Ты, наверное, любишь природу?

       – Да. Но, как оказалось, выборочно. Например, горная растительность мне совсем не приглянулась, хотя она довольно красивая. В глубине души я простой русский мужик, который даже среди пальм будет скучать по березам, – Игорь иронично посмотрел на Арину и немного замедлил шаг, чтобы она за ним поспевала.

       – Я никогда над этим не задумывалась, хотя и учусь в аграрном. А я для тебя в качестве кого выступаю? Экзотический самшит или что-то простое, за чем не нужно особо ухаживать? – Арина не могла понять, почему его слова привели именно к такой причинно-следственной связи, но сказанного уже было не вернуть.

       – Хороший вопрос. Наверное, кактус, который иной раз распускается красивыми цветами, но не перестает колоться, – он довольно ухмыльнулся, заметив знакомые воинственные искорки в ее глазах.

       – А ты у меня прочно ассоциируешься с огромным дубом. Подумай, может, не в том живописном месте ты дом построил, – Арина надула губы, продолжая искоса на него поглядывать.

       – Желуди-то на дубе имеются?

       – Мне из моей золотой клетки не видно… Кажется, я уже нагулялась, – она зябко растерла предплечья, разворачиваясь назад.

       – Да, завтра у нас насыщенная программа, нужно хорошо отдохнуть, – совершенно спокойно ответил Игорь и взял ее за руку.

       Глава 13

       Следующий день Арины пролетел стремительным болидом, и хотя ей с самого утра нездоровилось, но она стоически готовилась к предстоящему ужину.

       Арина суетливо расправила на покрывале платье, в котором ей предстояло пойти в ресторан с Игорем, и шумно выдохнула, стараясь мысленно воссоздать дорогую обстановку ресторана, его посетителей. Но чем больше она об этом размышляла, тем больше поддавалась панике. Нет, Арина не помышляла об очередной попытке побега, пусть она до сих пор не до конца доверяла Ставровичу, но его предупреждению о возможных последствиях такого опрометчивого шага верила безоговорочно.

       Игорь не говорил прямо, что они отправятся именно в ресторан на их первое постановочное свидание в качестве влюбленной пары, но Арине не составило труда об этом догадаться. Среди рекомендаций для вечера значился тот самый макияж, благодаря которому его приятель принял ее за девицу легкого поведения, сапоги на высоком каблуке и вечернее платье, которое она до сих пор сверлила немигающим взглядом.

        На первый взгляд наряд был даже скромным и максимально закрытым, только хомут горловины вызывал определенные сомнения, и, чтобы их развеять, Арина быстро натянула на себя обновку и подошла к зеркалу. Вопреки ее ожиданию, фасон платья, его укороченная длина делали образ женственным и соблазнительным, а сложный крой воротника так и норовил сползти с плеча, оголяя бретельку бюстгальтера. Имитируя высокие каблуки, Арина приподнялась на носочки, недовольно цокая излишней оголенности ног. Ее опасения были легко объяснимы, потому что подобные наряды начисто отсутствовали в ее гардеробе, и даже для съемок она никогда ничего подобного не надевала, а эта вещь определенно источала скрытую сексуальность. Нечто таинственное, манящее… Ее захлестнула волна странных ощущений, прокатившаяся от щиколоток и выше, будто сильные мужские руки медленно пропутешествовали по тонкому капрону колготок, уделяя внимание самым чувствительным точкам на теле.

       «Да что со мной такое?» – растерянно подумала Арина, небрежно одернула подол платья, который, подобно тугой пружине, сразу же вернулся в прежнее положение. Она обрадованно вздохнула, когда выяснила, что в комплект к платью не шли чулки с безвкусным кружевом. Арина терпеть их не могла, хотя Витя просто млел от фотографий в журнале, где она с другими моделями стояла в идиотских белых гольфах, и его похотливый взгляд, залипший на развороте очередного номера, уже не казался ей следствием переполняющих чувств. Арина уже не удивлялась тому, как воспоминания о Викторе все больше тускнели, напоминая собой пожелтевшие фотографии в бабушкином альбоме.

       Сохраняя самообладание, она пересилила спазм, предвещавший скорые слезы, распаковала косметику и подошла ближе к зеркалу, вспоминая, как визажист в журнале создавала необходимую яркость образа, не переходя грань приличий. Арина глубоко вздохнула, восполнив недостаток кислорода, и заводила кисточкой по верхнему веку, густо нанося темную дымку теней, потом усилила эффект светлыми бликами в уголках глаз, визуально становясь лет на пять старше и гораздо эффектней.

       В завершение образа она бережно расправила по плечам блестящие волосы, содрогаясь от перспективы оказаться в малознакомой компании. Только мысль о том, что после этого фарса с переодеваниями она сможет вернуться домой, ее невероятно мотивировала, пробуждая невиданную до этого железную выдержку.

       – Ариш, ты готова? – в комнату вошел Игорь, еле слышно постучав в дверь.

       – Да, только кажется, что я выгляжу несколько…

       – Вызывающе? – закончил за нее фразу Ставрович. – Так ты же стремишься как можно скорее отделаться от моего общества. Все должно быть достоверно: криминальный элемент и девица, не отягощенная сложным поведением.

       – Я так понимаю, что ты только что сравнил меня со жрицей любви? – вспыхнула Арина и стрельнула в него гневным взглядом ярко накрашенных глаз.

       – Я всего лишь уточнил, к какому образу мы в итоге стремимся, – Игорь расслаблено вытянул перед собой замок из пальцев, разминая плечи.

       – Пойду умоюсь, – она выхватила несколько салфеток из пачки и направилась в ванную, но он ее быстро догнал.

       – Ты походишь на какую-нибудь знаменитость, а вовсе не на тех самых, с дороги. Я неудачно пошутил, юмор у меня хромает, – Гарик настолько мило ей улыбнулся, что Арина невольно улыбнулась в ответ. – Улыбайся чаще, тебе идет.

       Она не нашлась с ответом, лишь молча приняла его протянутую ладонь и последовала за ним в коридор.

       – Игорь, когда мы будем в твоей компании, я бы хотела тебя попросить устроить так, чтобы ко мне никто не обращался. Ты ведь можешь в самом начале вечера сказать, что мне нездоровится или что-то в этом роде? – Арина осеклась и тут же замолчала.

       – Но я бы и не хотел, чтобы ты заводила подобные знакомства, во-первых, как ты верно заметила, это будет моя компания, состоящая не только из моих друзей, а во-вторых, их спутницы, увы, не такие, как ты. Модельки, которые пудрят носы отнюдь не пудрой и готовы, не задумываясь, выцарапать друг другу глаза за право находиться рядом с кошельком потолще, тоже весьма сомнительные кандидатки в подружки.

       От его циничных слов она остановилась на лестнице. Благодаря разыгравшемуся воображению, Арина явственно представила настоящую жизнь модели, о которой она еще недавно думала совсем иное… Сглотнув, она взглянула на Игоря как на человека, который безжалостно разрушал все ее воздушные замки и, казалось, получал от этого удовольствие.

* * *

       Несмотря на то, что ночью Арине удалось поспать дольше обычного, чувствовала она себя неважно, как при хроническом недосыпе во время сессий. Хотя ей и сегодня предстояло сдать своеобразный экзамен, к которому, увы, не предусмотрена пересдача. От мерно мелькающего за окном пейзажа ее потянуло в сон, она широко зевнула, привлекая внимания Игоря.

       – Ехать еще долго, вздремни, – он легонько приобнял Арину, укладывая ее на свое плечо.

       – Спасибо.

       Арина почти мгновенно провалилась в сон, и ей показалось, что стоило только устало сомкнуть веки, как Ставрович уже будил ее, осторожно проводя пальцами по щеке.

       Она никак не могла определиться, как правильней относиться к Игорю. С одной стороны, он похититель, человек с сомнительной деятельностью и такими же связями, но его забота о ней, терпение, с которым он переносил ее капризы и плохое настроение, разрушали тот образ злодея, который ей было бы легко ненавидеть. Арина будто наяву ощущала силу той искусной паутины, которой он ее оплетал виток за витком… Еще чуть-чуть, и она действительно могла потерять голову и добровольно оказаться в его власти, и от этих мыслей ей становилось не по себе.

       – Ариш…

       – Иду, – она приняла его руку и, едва удерживая равновесие на высоких каблуках, последовала за ним к массивным дверям ресторана.

       Гарик отворил перед ней входную дверь, приглашая войти внутрь. Хотя Арина раньше никогда не бывала в подобных местах, она примерно так и представляла себе обстановку ресторана: полумрак холла, начищенная до блеска напольная плитка, на которой звонко звенели каблучки проходящих мимо девушек в вечерних платьях.

       Арина искоса посмотрела на Ставровича, желая увидеть его реакцию на внимание к нему женщин, но он смотрел вдаль невидящим взглядом, над чем-то размышляя, и словно никого не замечал. Она застыла перед входом в зал, завидев шумную компанию, где мужчины громко что-то обсуждали, а их спутницы, запакованные в кричащие платья, невпопад заливались раскатистым смехом.

       «Неужто мы именно к ним спешили присоединиться?» – испуганно подумала Арина.

       Игорь, заметив замешательство Арины, притянул ее к себе за талию, впечатываясь губами в висок. Она хотела было отстраниться, но сразу же вспомнила про свою роль, и ей оставалось только подыгрывать ему, улыбаясь напряженными губами.

       – Ты сегодня самая красивая, – едва слышно прошептал Гарик ей на ушко, обволакивая новой волной мужского магнетизма.

       От волнения и от все больше нарастающего напряжения Арина на какое-то время отгородилась от происходящего, наблюдая за всем словно со стороны: все вокруг виделось как в тумане из-за витающей сигаретной дымки, а единственное, что связывало ее с реальностью, – это ладонь Игоря, согревающая похолодевшие пальцы.

       Увидев призывный жест знакомого, Гарик нехотя подошел к нему, чтобы перекинуться парой фраз.

Хмурый, захмелевший мужчина не на шутку испугал Арину, ей хватило лишь его тяжелого взгляда из-под густых бровей, чтобы захотеть укрыться за широкой спиной Ставровича. Да и вся компания будто по команде замолкла, устремив взгляды в их сторону, заставляя ее еще сильнее прижаться к Игорю.

       Но, к счастью, разговор продлился не более пяти минут, и они продолжили свое шествие вдоль столиков, направляясь в более уединенный малый зал, откуда доносилась приятная музыка.

       Верно определив, что именно беспокоит Арину, Игорь поспешил разрядить обстановку:

       – С такой женщиной сложно остаться незамеченным, и за ней нужно смотреть в оба, – иронично усмехнулся он, помогая ей разместиться за столиком.

       – Мы будем одни ужинать, или к нам еще кто-то присоединится? – не смогла сдержать любопытство Арина.

       – Думаю, что мы обойдемся без компании, – он миролюбиво ей подмигнул, указывая глазами на порцию салата, который незаметно успела подать официантка.

       Игорь то и дело поглядывал на Арину, в очередной раз убеждаясь, что она совершенно не вписывалась в его окружение, и было бы правильней отстраниться пока не поздно, не привязываться и не пытаться вызвать ответные чувства. Но вот уже несколько дней он, вопреки здравому смыслу, делал противоположные вещи: решив скрасить ее досуг покупкой телевизора, он зачем-то купил еще и шторы, намеренно увлекая Арину в обустройство дома. Стараясь сделать шаг назад, он неосознанно делал пару шагов вперед, и все бы ничего, но и физически она его безумно привлекала. Любое ее появление перед глазами вызывало волну возбуждения. Заплаканная, обиженная, испуганная… Она привлекала его в любом виде. Он всегда считал себя человеком импульсивным, но до встречи с Ариной любые порывы с легкостью гасились усилием воли, а теперь Игорь совершенно серьезно боялся, что в какой-то момент не сможет побороть этот собственноручно устроенный соблазн.

       – Здесь вкусно готовят, – без энтузиазма сказала Арина, стараясь поддержать беседу.

       Ставрович широко улыбнулся в ответ, радуясь, что она не может прочитать его мысли.

       – Да, я здесь часто бываю, – он замолчал, замечая, как ее бровь медленно поползла вверх.

       – Понятно… – опустив глаза, она продолжила расправляться с салатом.

       – Здесь часто бывают деловые встречи, а не то, что ты подумала.

       – Я так и поняла. Ты такой же ресторан думаешь открыть?

       – Пока я не думал над концепцией, там все еще идет внутренняя отделка. Что-то мы с тобой сидим на сухую… Давай выпьем за благополучный исход нашей затеи. Или ты не любишь шампанское? – Игорь задумчиво прокрутил свой бокал в ладони и сделал глоток.

       Арина замешкалась, но все же последовала его примеру.

       – Я бы не хотела опьянеть.

       Даже в полумраке зала он отчетливо рассмотрел заалевший румянец на ее щеках, а также плохо скрываемую боязнь и стеснение.

       – И я бы не хотел, но с пары бокалов нам это вряд ли удастся, мы здесь ненадолго, – озвучил свои планы Игорь.

       – Хорошо.

       Арина не заставила себя ждать, и через пару мгновений ее бокал тоже опустел. Дальнейший разговор совершенно не клеился. Игорь намеренно избегал личных для Арины тем, чтобы не нервировать ее еще больше, но и других у него не находилось, к своему стыду, он совершенно не знал, чем интересуются барышни ее возраста, а монолог о себе тоже считал не самым подходящим вариантом для заполнения неловких пауз.

       За своими внутренними метаниями Гарик даже не заметил, что Арина практически ничего не съела, а вот выпитого хватило ей с лихвой, она начала зевать, сонно глядя на него захмелевшим взглядом.

       – Поедем домой? – предложим он.

       – Да, что-то я сегодня не в форме, – шмыгнула носом Арина.

       Игорь понимающе на нее посмотрел, в очередной раз любуясь красотой и удивительной чистотой, которую не мог вытравить ни яркий макияж, ни выпитый алкоголь.

       Выйдя на свежий воздух, ему захотелось курить, он нащупал пачку сигарет в кармане и повернулся к Арине:

       – Забываю спросить, ты не куришь?

       – Нет, и если честно, не люблю этот запах, – Арина забавно сморщила носик, сильнее закуталась в куртку, чтобы побороть озноб.

       – Во дворе дома покурю, похоже, тебя морозит, – произнес Игорь, заметив ее жест, снова обнял за талию и повел к машине.

       Не успели они сделать и несколько шагов, как их внимание привлекла остановившаяся неподалеку машина милиции. Арина инстинктивно подалась в сторону, но Гарик сильнее прижал ее к себе, смело подходя ближе. Забывая дышать, она немигающим взглядом гипнотизировала уазик, из которого появился не просто патрульный, а тот, кого Арина прекрасно знала…

       Глава 14

       Подгоняемые резкими порывами ветра Арина и Игорь стремительно приближались к патрульной машине. Когда до нее осталось несколько шагов, Арина остановилась, отчаянно вбирая в легкие недостающий кислород, чтобы обратиться к милиционеру с какой-нибудь невинной фразой, но в глазах старого друга и напарника отца не было и тени былой доброжелательности. Он следил за ними цепким, непроницаемым взглядом служителя закона, и таким дядю Пашу Арина никогда не видела. Она невольно кашлянула, вновь приковывая к себе его внимание, но вместо сочувствия увидела на его лице лишь холодное равнодушие вперемешку с презрением. Подкрепляя ее неутешительные выводы, он враждебно сложил на груди руки и едва наклонил голову на бок, всем своим видом показывая, будто перед ним и не люди вовсе, а никчемный мусор, отравляющий воздух и мешающий свободно дышать.

       Арина судорожно сглотнула пересохшим горлом и неожиданно поняла, что неловкая заминка затянулась, но Игорь даже не пытался ничего предпринять, чтобы продолжить их шествие к машине. Вместо этого Ставрович терпеливо ожидал финала немой сцены, все так же бережно обнимая ее за талию. Его излишнее спокойствие в очередной раз косвенно подтверждало гипотезу о том, что Виктор действительно хладнокровный подлец, а она круглая дура...

       – Кажется, я и в самом деле заболела, – несмело произнесла Арина, косясь на дядю Пашу.

       – И продолжаешь нас морозить, поехали домой, – задумчиво произнес Ставрович и неторопливо чмокнул ее в макушку.

       Несмотря на то, что в салоне автомобиля было тепло, Арина никак не могла согреться, зябко кутаясь в куртку. Она интенсивно теребила побледневшими пальцами металлический декор накладных карманов, глядя невидящим взглядом в ветровое стекло. Разговаривать ей не хотелось, но, очевидно, затяжное молчание не входило в планы Игоря, потому что вскоре он безжалостно нарушил ее уединение.

       – Почему ты не сдала меня? – услышала она требовательный вопрос Ставровича, произнесенный сухим тоном, в котором не было и намека на знакомые ироничные нотки.

       – Мы же договорились: я делаю тебе алиби, а ты меня отпускаешь, – Арина стыдливо опустила глаза, борясь с непреодолимым желанием вцепиться ему в физиономию.

       – Не люблю, когда мне врут, а у тебя еще и довольно скверно выходит, – усмехнулся он и вновь ее приобнял, но Арина нервно смахнула его руку.

       – Это твое хобби? – резко спросила она, развернулась и уставилась на Игоря в упор.

       – Ты о чем? Я что-то ничего не догоняю, вроде выпил немного, – попытался перевести разговор в шутку Ставрович, но негодующий взгляд Арины заставил его умерить игривое настроение.

       – Попробую сформулировать… Ты выискиваешь девушку у которой, казалось бы, все хорошо, а потом показываешь ей, что ее жизнь полный отстой. Затем соблазняешь, а наигравшись, вышвыриваешь, оставляя наедине с этим осознанием… – выдав эмоциональную отповедь, Арина замолчала, нервно прикусив губу.

       – Ты, случайно, не сочиняешь сценарии в свободное от учебы время? А то могу дать бесплатный совет: нужно делать сюжеты более реалистичными, иначе выходит что-то неудобоваримое. И спешу тебя успокоить, подобные психологические игры мне неинтересны, это на тот случай, если тебя это волнует, – он лениво вытянул перед собой замок из пальцев, пробудив этим жестом новую волну гнева Арины.

       – Я знаю этого милиционера. Это дядя Паша… Он друг отца, представляю, что он ему расскажет.

       – Это хорошо, что он знакомый, заодно сообщит твоим родителям, что ты жива и здорова, даже рестораны посещаешь, значит, с культурной программой тоже все в порядке, – смешливо хмыкнул Игорь.

       – С тобой невозможно разговаривать, – угрюмо процедила Арина и за оставшуюся часть дороги не произнесла больше ни слова.

       Вопреки ожиданиям Игоря, разговор о запятнанной репутации Арины не только не закончился, но и с новой силой продолжился, стоило им перешагнуть порог дома. В ее голове как будто бы кто-то небрежным движением руки щелкнул выключатель, и она нескончаемым потоком принялась выдвигать все новые и новые версии его коварных планов на ее счет.

       Все попытки Ставровича закончить вечер легким ужином потерпели сокрушительное фиаско, его суровая разоблачительница постепенно распалялась, не желая сбавлять обороты.

       Игорь до жути не любил сцен, даже живя с Софьей он никогда не позволял ей на всю катушку разыгрывать роль истеричной женщины, но, несмотря на это, он терпеливо выслушивал эмоциональный монолог Арины. Его это даже немного забавляло, перед ним наконец-то появилась та воительница, которую она обычно прячет от него за семью замками, не догадываясь, что именно эта грань в ее характере ему безумно импонирует. Гарик никогда бы не подумал, что обычная словесная перепалка, не несущая в себе ничего романтического, может его настолько завести, он едва сдерживался, чтобы не смести со стола посуду и не усадить на него Арину, стиснув ее в своих объятиях. Он с удовольствием подкидывал «поленья» в костер ее негодования, наслаждаясь тем, что она уже столько времени была сконцентрирована лишь на нем, но при этом тщательно подбирал слова, чтобы не перегнуть палку и не наговорить лишнего.

       Будто поняв ход его мыслей, Арина вспыхнула гневом, непроизвольно схватив со стола миниатюрную вазочку и сильно сжав ее в ладонях.

       – Смотрю, ты уже вооружилась, – хитро прищурился Ставрович, наблюдая, как она воинственно раздувала ноздри, вбирая в легкие побольше воздуха.

       – Я даже в детстве никогда не решала споры кулаками. Любой конфликт всегда можно уладить мирным путем, – процедила сквозь зубы Арина, возвращая вазочку на ее законное место возле чайника.

       – Хм… А я не люблю словесные баталии, они меня утомляют, – пытался поставить точку в этом разговоре Гарик. Он с равнодушным видом достал из холодильника яблоко и повернулся к раковине.

       – Конечно, тебе и не нужно спорить со мной, ты и так прав, потому что на твоей стороне сила и охрана за окном, – вызывающе выпалила Арина, которая попыталась его обойти, но пошатнулась.

       Игорь немедленно обернулся и помог ей сохранить равновесие, он пристально на нее посмотрел и спокойно спросил:

       – Ты действительно считаешь, что я мог подстроить эту встречу?

       – Да, я так считаю. Думаешь, я ничего не понимаю? Ты не из той породы людей, кто просто так отступают от задуманного, – открыто заявила она, но надсадный кашель испортил впечатление от ее суровой позы.

       – Почему ты никогда не слушаешь, что тебе говорят? Выпей горячий чай и отправляйся баиньки, – Игорь вздернул подбородок, испытующе глядя на нее сверху вниз, а его темные глаза опасно заблестели.

       Настрой Ставровича изменился, однако Арина проигнорировала очевидные признаки.

       – Ты издеваешься?! Теперь все будут знать, что я проститутка, ты даже не представляешь, что мне устроит отец, когда я вернусь… – прохрипела она, снова срываясь на кашель.

       – Ариш, но ведь и ты по какой-то причине не стала кидаться на шею «дяде Паше», прося защиты, – вкрадчиво произнес Игорь, подошел совсем близко к ней, чтобы бережно поправить съехавший на плечо хомут платья.

       От этого нежного прикосновения по перламутровой коже Арины побежали мурашки. Она решительно дернулась в его руках, снова оголив при этом плечо, и бесстрашно встретилась с ним взглядом. За хмельным куражом Ставрович отчетливо разглядел в ее глазах неумело скрываемое желание, и это решило исход порядком надоевшей ему разборки. Он немедленно заключил Арину в объятия, его настойчивые губы впились в ее рот, а рука потянулась к вороту платья, резко дернув его вниз и обнажив кружевной бюстгальтер, где, словно птица в клетке, трепетала девичья грудь.

       – Игорь… – тихо простонала Арина, запустила пальцы в его густые волосы и медленно опустила ладони на его широкие плечи.

       Поддавшись сиюминутному порыву, Гарик охотно закрыл глаза на то, что и жар ее тела, и бурный отклик на его объятия могли быть вызваны не нахлынувшей страстью, а щедро выпитым в ресторане алкоголем. Все сомнения остались где-то позади, уступив место чему-то первобытному, подчиняющемуся древним инстинктам. Ставровича ничего больше не волновало, только клубнично-ванильный запах, исходивший от ее кожи, которая загоралась розовыми лепестками, стоило лишь дотронуться до нее губами.

       Арина вздрогнула и широко распахнула глаза, когда ее скомканное платье было брошено возле одной из дверей на втором этаже, но Игорь не дал ей опомниться и отстраниться. Их губы исполняли танец страсти, а тела жаждали близости. Сквозь пелену возбуждения Игорь чувствовал, что Арина хочет этого не меньше, чем он, она даже не воспротивилась, когда он повалил ее на кровать, на ходу избавляясь от рубашки. Ставрович как в замедленной съемке наблюдал, как она любопытным взглядом пропутешествовала по его торсу, уделив особое внимание едва заметному шраму на правом плече, который едва бы различила, будучи в сильном алкогольном опьянении. Эта мысль заставила его сердце забиться сильнее, и он уже вовсю изучал мудреную застежку ее бюстгальтера.

       Арина еле слышно ойкнула, когда ее грудь оказалась на свободе, женственная, едва покачивающаяся при малейшем движении, совершенно несоответствующая ее хрупкой комплекции. Игорь тут же обрушил на нее влажные поцелуи, умелыми ласками заставляя Арину трепетать от предвкушения вопреки очевидному страху. «Ариша, ты точно об этом не пожалеешь, я обещаю…» – шептал он ей на ухо, наваливаясь сильнее и позволяя привыкнуть ей к своему телу.

       Она затаилась, и Гарик прочитал в ее глазах немой вопрос, но нежные слова вдруг улетучились, не желая складываться в красивые фразы, чтобы успокоить Арину, хотя он прекрасно знал, что именно этого она от него ждет.

       Он вновь припал к ее желанным губам, вбирая в себя, смакуя их нежность, стараясь во что бы то ни стало сделать так, чтобы эти поцелуи она непременно запомнила и именно о них мечтала, лежа потом у него на плече.

       Под властью этих мыслей Игорь скользнул ладонью между их разгоряченными телами и зацепил резинку трусиков. Он боялся услышать протест, а еще больше боялся того, что не сможет его принять, если он все-таки прозвучит. Однако Арина совершенно беспрепятственно рассталась с последним предметом одежды и лишь сильнее прижалась к нему, обвив его шею руками.

       Глава 15

       Едва ли Арина отдавала себе отчет в том, что она вообще делает с Игорем в одной кровати. Как это могло произойти? Ведь еще несколько минут назад она его всей душой ненавидела, посылая все новые и новые гневные пожелания на его голову. Как только Арина пыталась произнести что-то вразумительное, Игорь немедля запечатывал ее губы ненасытным поцелуем, и она в очередной раз капитулировала перед его мужским напором. Ее тело перестало ей принадлежать, будто она превратилась в податливую куклу, безмолвно следующую за своим кукловодом.

Неведомое до встречи с Игорем томление лавиной наполнило каждую клеточку, мешало здраво мыслить, а выпитый алкоголь только усиливал это чувство.

       Сумбурные мысли, которые никогда бы не пришли ей в голову в трезвом состоянии, толкали Арину на безрассудство. Перед ее глазами вновь промелькнула сцена на пустыре, вспомнились слова Вити, как бы там ни было, но просить надбавку за ее невинность его никто не заставлял, да и исполненный им «экспромт» вышел чересчур убедительным. Арина стыдливо поморщилась оттого, что еще несколько дней назад была в нем настолько уверена, что планировала пройти с ним всю оставшуюся жизнь. Но у нее больше не осталось иллюзий, она знала, что с такой легкостью уже никогда не сможет погрузиться в отношения. А еще Арина знала, что через пару мгновений ей будет мучительно больно, по крайней мере так ей рассказывала Зина, и это послужит своеобразной прививкой от глупости и доверчивости…

       Арина испуганно вздрогнула от неожиданного прикосновения Ставровича, она никогда бы не подумала, что его большущие ладони могут так мягко ее касаться. Арина прикусила губу от нетерпения, это было правильное решение: позволить ему сделать это сейчас, чем оттягивать неизбежное. Ведь он в любом случае взял бы свое, их противостояние ему рано или поздно наскучило бы, и тогда он уже не был бы таким нежным.

       Она несмело подалась вперед, давая понять, что в этот раз не собирается его отталкивать. Арина не думала, что эта ночь страсти изменит их отношения в лучшую сторону, наоборот, она втайне надеялась, что не пройдет и пары дней, как Игорь, насладившись своей победой, наконец-то отпустит ее домой.

       Но как только Игорь отпрянул, чтобы стянуть с себя брюки, по стене поползли огоньки подъезжающих автомобилей, затем в ворота кто-то настойчиво постучал, и послышались громкие мужские голоса вперемешку с рычанием моторов.

       – Вашу мать, – громко чертыхнулся Ставрович, подойдя к окну.

       Арина молча за ним наблюдала, боясь произнести хоть слово. Она смотрела на его могучую спину, на пляшущие под кожей налитые мышцы, подсвеченные призрачным светом фонарей.

       «Наверное, именно о таком первом мужчине мечтает каждая девушка?» – думала Арина, широко распахнув глаза. Циничность этих мыслей ее ужаснула, но прекратить их поток она не могла. Она не была настолько наивной, чтобы не понимать, что у Игоря было много женщин до нее и он все сделает так, как надо, в отличие от…

       Арина закрыла лицо руками, она ненавидела себя за это малодушие, ведь правильнее было бы бороться за свою честь до конца, так ей всегда внушали родители, в глазах которых она теперь выглядит падшей женщиной.

       – Ариш, я скоро вернусь, – отрывисто бросил ей Ставрович, на ходу натягивая на себя футболку.

       Дождавшись, когда он скроется в темноте коридора, Арина хотела подняться с кровати и надеть что-нибудь на себя, но тело сковала непреодолимая усталость, что она только посильнее закуталась в одеяло, надеясь не уснуть и дождаться Игоря.

* * *

       Гарик медленно поднимался по лестнице, ругаясь вполголоса на неожиданных гостей, которые выбрали именно сегодняшнюю ночь для визита. Конечно, личная жизнь не являлась веским поводом, чтобы пустить дела под откос, но в эти полчаса он с трудом держал себя в руках, чтобы не прогнать взашей визитеров, и был безумно рад, когда они отчалили так же стремительно, как и появились.

       Вернувшись в спальню, он обнаружил, что Арина уже спит, по-детски забавно обняв подушку. По ее обнаженному плечу Гарик понял, что она не покидала кровать, чтобы одеться, тем самым внушив ему надежду, что его ждали.

       Он тепло ей улыбнулся и поспешил в ванную комнату. Выйдя из душа, Игорь намеренно не стал тщательно вытираться полотенцем, чтобы таким ненавязчивым образом разбудить Арину. Он осторожно лег рядом с ней и нетерпеливо притянул ее к себе, жадно вдыхая аромат разметавшихся волос.

       Гарик даже себе не мог толком объяснить, что его так в ней привлекает. Красота? Бесспорно, Арина обладала привлекательной внешностью, но на его жизненном пути встречались и более красивые женщины. Невинность? Этот факт был для него приятен, но вовсе не определяющий в их отношениях. Он шумно выдохнул, щекоча ее своим дыханием, отчего Арина поежилась и еще сильнее прижалась к его груди, мгновенно осушая капельки воды своим горячим телом.

       – Ариша, так на чем мы остановились? – нежно прошептал он ей на ушко.

       Арина вяло приоткрыла глаза и вымучено улыбнулась. Игорь нетерпеливо припал к ее губам, наваливаясь сверху, но, как бы он ни хотел обманываться, девушка под ним была безучастна, словно она по-прежнему спала только с открытыми глазами. Он нехотя отстранился и снова тихо ее позвал.

       – Я не помню, – сонным, заплетающимся голосом отозвалась Арина, с трудом фокусируя растерянный взгляд на его лице.

       – Завтра вместе вспомним, – ответил Игорь, тяжело вздохнул и перекатился на другую половину кровати.

       Арина моментально заснула, а он долго еще лежал, рассматривая безупречный потолок. Ему вдруг вспомнилась служба в армии, его мечта вернуться домой, завести семью, но дома его захлестнула совсем другая жизнь, где не было места ничему светлому. Он просто этого не заслуживал… И теперь судьба будто бы в насмешку обрушила на него эту встречу, это наваждение по имени Арина: девушку, из-за которой он не мог спокойно спать по ночам, девушку, ради которой ему хотелось стать лучше… Гарик приподнялся на локте и задумчиво на нее посмотрел, удивляясь белизне ее кожи, такой же кристально чистой, как и она сама. Ставрович сразу вспомнил мужские взгляды, направленные на нее в ресторане, и он был готов свернуть шею любому, кто рискнул бы ее обидеть.

       Совершенно не догадываясь об этом, Арина становилась для него уязвимым местом, но сам он при этом для нее пока ничего не значил. Гарик верно истолковал ее мотивы: сейчас ею движет лишь страх, но, благодаря своей внутренней силе, эта маленькая девочка смело смотрит ему в лицо и по-своему пытается с ним бороться. Должно быть, эту ее силу, этот стержень он разглядел в ней за пару встреч. Арина, его отважная амазонка, словно магнит, притягивала его к себе, не давая ни единого шанса голосу разума настоять на том, чтобы ее отпустить.

* * *

       Арина проснулась рано утром от мучительного приступа кашля, едва ей удалось с ним справиться, как в комнату вошел Гарик, задумчиво изучая какой-то счет.

       – Доброе утро, – с улыбкой произнес он, увидев, что Арина уже не спит.

       – Доброе утро.

       – Что-то ты мне совсем не нравишься, – с сочувствием сказал Ставрович, присаживаясь на край кровати.

       Он медленно наклонился, чтобы ее поцеловать, но ее мягкие и податливые губы, которые этой ночью лишали его рассудка, отвечали ему более чем сдержанно.

       – Со мной все хорошо, – хрипловатым голосом ответила Арина.

       – Вижу… Мне нужно отъехать, но я вернусь через пару часов и привезу лекарства, рассказывай, что болит, – велел Игорь, бесцеремонно запустил ладони ей на затылок, прощупывая лимфоузлы. – Глотать больно?

       – Да…

       – Ангина, но это ничего, пройдет, – успокоил ее он и хотел было снова поцеловать, но Арина отстранилась. – В чем дело?

       – Боюсь, что и ты заболеешь, – ответила она и тут же отвела взгляд, выдавая с головой свою неискренность.

       – Ко мне давно никакая зараза не пристает, – с долей раздражения произнес Гарик.

       Он встал с кровати, молча подошел к окну, о чем-то размышляя, а затем резко развернулся и снова оказался рядом. Арина даже ойкнуть не успела, как Игорь лег рядом с ней. Но, к ее счастью, в этот раз он был полностью одет, потому что на трезвую голову идея переспать с ним уже не казалась ей дельным выходом из положения. Будто в назидание за вчерашнее поведение разум подкинул красочный эпизод ее беременности, о которой она, к своему стыду, даже не подумала.

       – Спасибо за понимание, кажется, я на какое-то время выпала из активной жизни, – не поднимая глаз, проговорила она. – Тебе не стоит из-за меня откладывать дела, я подожду до вечера.

       – Я так понимаю, что мы снова вернулись к тому, с чего начали: я опять превратился в похитителя и насильника, а ты – в потенциальную жертву? – эмоционально выдал Гарик, запуская пальцы в волосы.

       – Игорь, я лишь хочу сказать, что тебе не стоит жертвовать своим расписанием, я не сахарная…

       Он со свистом вдохнул полной грудью, прежде чем озвучить свою версию происходящего:

       – Если переводить с твоего витиеватого на русский, то выходит, что либо в твоем понимании я лишь делаю вид, что забочусь… либо тебе не нужна именно моя забота.

       – Что ты от меня хочешь услышать? Моя жизнь рухнула под откос, я ужасно себя чувствую, чтобы даже теоретически говорить правильные слова, – сказав это, Арина осеклась.

       Игорь молча смотрел на нее какое-то время, прежде чем нависнуть над ней всем телом. Арина с неподдельным ужасом уставилась в его расширенные от злости зрачки, пытаясь прочитать его намерения.

       – Знай, что если бы я хотел тебя только тр*хнуть, то давно бы это сделал, а не корчил бы что-то из себя или, как ты, не подбирал бы правильные слова, – проговорил он ядовито.

       Гарик тут же соскочил с кровати, а она лишь боязливо поглядывала, как он нервно стянул с себя футболку, зашвырнул ее в открытую дверь ванной комнаты, как сорвал с плечиков рубашку, торопливо в нее облачаясь.

       – Через два часа буду, – небрежно бросил он, выходя из комнаты и оставляя Арину наедине с ее мыслями и страхами.

* * *

       Глеб, непрерывно зевая, наблюдал, как Тимур с остервенением мечет в мишень разноцветные дротики, явно представляя на месте разлинованного круга фото их общего товарища.

       – Ну рассказывай, как там у Игорька медовый месяц продвигается? – злобно прошипел Авдеев, запустив очередной дротик.

       – А мне откуда знать? Свечку подержать не приглашали, жаркими подробностями не делились, – скупо ответил Глеб, взял со стола новую бутылку с пивом, открыл ее и сделал жадный глоток.

       – Я бы на его месте только об этом бы и говорил, такая невеста, такой калым за нее уплачен, – задумчиво протянул Тимур.

       – Угу…

       – Слушай, Сокол, я же с Гариком так и не помирился, надо все-таки зарыть топор войны, давай заедем к нему вечерком, посидим по-мужски, а хозяюшка нас вкусным ужином накормит, – предложил Авдеев, и Глеб явно услышал иронию в его голосе, что не могло его не насторожить.

       – На что намекаешь?

       – Намекаешь… Что я тебе, деваха у стойки бара, чтобы на новую банку пива намекать? Я тебе прямо говорю: не объездил Игорек свою «кобылку». Того и гляди, пойдете с ним по этапу, но не переживай, я буду вам регулярно передачки приносить, – хмыкнул Тимур, в очередной раз выбивая десятку.

       – Хватит херню пороть, явно они там не пельмени по вечерам лепят, – парировал Глеб.

       – А у меня другие разведданные, и тебе ли не знать, что я всегда имею дело с надежными источниками.

       – Слушай, я до фига выпил и не могу вникнуть в твои тонкие материи, говори как есть.

       Тимур горделиво расправил плечи, многозначительно встряхнул пачку сигарет и, прежде чем выйти на балкон, ехидно произнес:

       – Согласись, мы бы с ней гораздо лучше смотрелись, и в моей компании юная красотка давно бы грустить забыла.

       Глава 16

       Громкая трель будильника взорвала тишину утра, Соколовский, едва приоткрыв глаза, нащупал кнопку выключения, сел на диване, сонно потянулся, освежая в памяти планы на день. Но его голова, отягощенная похмельем, никак не хотела запускать мыслительный процесс, Глеб тщетно силился прогнать оцепенение и лишь молча смотрел на противоположную стену.

       – Что, Сокол, не спится? – злорадно хмыкнул Тимур, который вышел из кухни с бутылкой пива.

       – Я так понимаю, что ты и сегодня нам не помощник? – сурово спросил Глеб, постепенно приходя в себя.

       – Правильно понимаешь. На контролируемом мной участке все спокойно, «налоги» платят исправно, никто не бузит. Как только начнут волну гнать, свистнешь, – на ходу пояснил он, заходя в соседнюю комнату.

       – Если ты помнишь, то мы собирались клуб посмотреть и за него порешать, – Глеб последовал за другом и остановился в дверях, наблюдая, как Авдеев, развалившись в кресле, щелкает соленые фисташки и запивает их послевкусие пивом.

       – Так с Игорьком и порешай, думаю, тебе с ним привычней дела делать. Или я не прав? – после минутной паузы отозвался он.

       – Слушай, мне надоело гадать. Чем ты конкретно недоволен?

       – Недоволен я, мой дорогой товарищ, все тем же: что вы с другим, не менее дорогим мне товарищем лишили меня стабильной личной жизни. А я до скрежета зубов не люблю чего-то лишаться без видимых на то причин, – философски заметил Авдеев.

       – Тима, ты конкретно за**ал, будет тебе личная жизнь.

       – Вот когда будет, тогда и поговорим. Думаю, что ты уже мои вкусы знаешь… – задумчиво протянул Тимур, многозначительно подмигнув.

       Глеб на это ничего не ответил, вышел в коридор, резким движением сорвал с крючка олимпийку и поспешно вышел на улицу. Все происходящее его безумно раздражало, когда он уезжал из дома, то обещал жене в короткие сроки поправить их финансовое положение выгодным вложением денег. Соколовский даже мысли не допускал, что его лучшие друзья устроят настоящую войну из-за какой-то девчонки, напрочь позабыв обо всем. Но он не собирался сдаваться и терпеливо ждать у берега, когда в море их взаимной неприязни наступит полный штиль.

       В отличие от Гарика и Тимура, Соколовским руководил холодный рассудок и здоровый эгоизм. Он не имел ни малейшего желания участвовать в их затяжных разборках, и его приезд в столицу имел лишь одну конкретную цель: заработать на достойную жизнь для своей семьи, не обзаводясь при этом проблемами с законом. Вопреки его ожиданиям, Новый Уренгой никак не хотел ему покоряться, а для своего ребенка Соколовский хотел только самого лучшего, того, чего у него самого никогда не было.

       Под грузом непростых мыслей Глеб сел в машину Тимура, запустил мотор, но когда он попытался включить щетки стеклоочистителя, то они несколько раз дернулись в параличе, прежде чем начать выполнять свою работу.

       – Витюша, мало того, что человек дерьмовый, так еще и механик такой же, – пробурчал он вслух, вспомнив о виновнике их разногласий.

       Шумно выдохнув, он направился на рынок. Глеб сразу же заприметил в толпе друга. Ставрович, мрачный, словно туча, бурно жестикулировал перед одним из ларечников, на что тот лишь молча кивал, изредка на него поглядывая.

       Глеб не стал вмешиваться в воспитательный момент, он предусмотрительно припарковался на достаточном расстоянии от места разборок, достал сигарету, закурил и продолжил наблюдать за другом. Соколовский едва узнавал в этом орущем благим матом огромном мужике Гарика, который раньше никогда не позволял себе давать волю эмоциям, наоборот, в их компании он был самым рассудительным и хладнокровным в делах. И для него было совершенно очевидно, что причина дурного настроения друга вовсе не в загнившей рыбе, наполнявшей неповторимым запахом территорию рынка, не едва понимающий его торговец, а дела сердечные.

       Глеб выбросил в приоткрытое окно недокуренную сигарету, забарабанил пальцами по рулю, обдумывая наиболее оптимальное решение затянувшегося конфликта. Через несколько минут он с довольным видом запустил мотор, развернулся и уехал прочь.

       Глебу не составило труда отыскать СТО, в котором работал Виктор, и ему повезло натолкнуться на него сразу, как он подъехал к ангару. Бушуев, услышав за спиной звук протекторов, обернулся, а, узнав водителя, содрогнулся и испуганно застыл.

       – Витек, здорова! – беззаботно сказал Соколовский, стараясь не привлекать внимание других механиков и не пугать его раньше времени.

       – Что вам от меня нужно? – судорожно прохрипел Виктор.

       – Чтобы ты исправил огрехи своего ремонта. Это ты же Тимуру тачку чинил? – уточнил у него Глеб через приоткрытое стекло.

       На лице Бушуева промелькнуло явное облегчение, он деловито вслушался в звук мотора, чем вызвал на лице Глеба едкую ухмылочку, и спросил:

       – Что именно не устраивает?

       – На скорости мотор постукивает, и дворники заедают, – объяснил Соколовский, изо всех сил сдерживая желание выйти и запихать его в машину без лишних разговоров.

       – Я сейчас занят, ребята могут посмотреть, – Виктор красноречиво кивнул в сторону коллег, устроивших перекур неподалеку.

       – Без проблем, так Тимуру и передам, – отчеканил Глеб.

       – Погодите. Оставляйте машину, я попозже посмотрю.

       – И ключи тебе, наверное, оставить? Ты не прибурел? Или шальные деньги совсем мозги отключили? – Соколовский потерял терпение и перешел в наступление, откинув в сторону дипломатичность. Он решительно вышел из автомобиля и подошел к Виктору совсем близко.

       – Если со мной что-то случится, то вся эта история окажется в отделении милиции, – тихо пробурчал Бушуев.

       Глеб сурово свел брови, едва опустил голову, добавляя взгляду весомость, но через пару мгновений громко рассмеялся, похлопывая Виктора по плечу.

       – Какая история? О том, что ты машину херово отремонтировал, а у тебя за это спросили? – спросил он сквозь смех.

       – Арина… – промямлил в ответ Витя.

       Глеб мимоходом заглянул в гараж и, убедившись, что он пустой, затащил в него Бушуева.

       – Вспомнил, гаденыш, а я-то подумал, что ты внезапно обзавелся провалами памяти, – низким голосом сказал он, прижал его к стене, перекрывая доступ кислорода крепким капканом пальцев на горле. – Что ты нам говорил? Давай, вспоминай скорее, пока я окончательно не потерял терпение, – потребовал Глеб, а Виктор жадно глотал воздух, раздувая ноздри, и даже не пытался вырваться из захвата.

       – Не помню…

       – Про беременную невесту нам щебетал, типа, Арина тебе мешает ячейку общества строить. А что-то я у нас во дворе никакой невесты не наблюдаю, неужто ты еще и заявление не подал? – с издевкой в голосе проговорил Глеб.

       – Жду пока все уляжется. И, вообще, это не ваше дело.

       – Считай, что все улеглось. Даю тебе три дня, чтобы подать заявление и торжественно вручить мне справку из ЗАГСа. Мы тебе поверили, помогли воссоединиться двум любящим сердцам, а, выходит, что ты нас обманул. Нехорошо…

       Соколовский разжал пальцы, выпуская Виктора на свободу.

       – Что за бред? Я правильно понимаю, что я еще и крайний? Арина пошла по рукам, а меня на счетчик ставите, заставляя исполнять идиотские задания? Не выйдет, – злобно выплюнул претензии Бушуев, растер ладонью горло, сжал кулаки, примеряясь, куда лучше нанести удар.

       – А ты еще забавней, чем кажешься.

       Не стирая с лица улыбки, Глеб вполсилы зарядил кулаком ему в челюсть. Виктор онемел от резкой боли, лишь удивленно уставился на него широко распахнутыми глазами.

       – У тебя ровно три дня, – бросил ему через плечо Соколовский, выходя из ангара.

       Разобравшись с Бушуевым, Глеб приступил ко второй задачке, но, как ему казалось, и на этот случай имелось оптимальное решение. Он предусмотрительно распил вместе с Тимуром бутылку его любимого коньяка, дабы с помощью алкоголя несколько притупить у друга чувство прекрасного и дать шанс какой-нибудь девушке его охмурить.

       Но Тимур его оптимизма не разделял и не спешил заводить знакомство с посетительницами ночного клуба. Вместо этого он удобно устроился возле бара, наблюдая, как Глеб разговаривает с двумя подружками, яркими блондинками, на танцполе. Девушки изредка поглядывали в сторону Тимура.

       Авдеев отсалютовал им бокалом, но не спешил к ним присоединяться. Он уже ни раз ловил себя на мысли, что ему жутко надоели подделки. Подделки брендов, техники, часов. Даже женщины, которые его окружали в последнее время, были насквозь фальшивыми.

       Сквозь сигаретный дым Авдеев разглядывал силуэты девушек, и вроде все в них было хорошо, но что-то его отталкивало. Тимур нахмурился, сделал глоток, представив, что в этот самый момент Ставрович проводит время с девушкой совсем иного рода. Он жадно осушил бокал до дна, еще раз бросил взгляд на танцпол, где новые знакомые Соколовского уже активно делили его между собой, практикуясь в степени откровенности танца. Подытожив мыслительный процесс едкой шуточкой о том, что в итоге им так и не представится доступ к телу смазливого друга, Тимур поспешил к выходу, собираясь сделать перекур.

       Он немного постоял на крыльце, не без удовольствия втянул прохладный воздух, прежде чем закурить.

       Его уединение нарушило женское всхлипывание где-то сбоку от входа в клуб.

       – Кир, ну хватит реветь, это же не конец света, – послышался тоненький голос. – Восстановишься потом.

       – Юль, ты нормальная? Этот старый идиот специально пожаловался в деканат на мои прогулы, а еще в довесок пару по практике влепил. Чтобы не забывала, как остальные работающие студенты, деньги отстегивать. А откуда мне их взять? Меня с зарплатой кинули, – пояснила сквозь слезы та девушка, которую подруга назвала Кирой.

       – А что ты хотела? Сама не согласилась на приват, еще бы тебя не кинули, знаешь же, что никто не воспринимает танцовщиц всерьез, – не особо убедительно успокаивала Юля. – Солнце, ты пока подыши свежим воздухом, а я пойду подвигаюсь, а то…

       – А то кто-то другой склеит твоего ухажера, – закончила за нее Кира, совершенно не замечая, как за их диалогом уже несколько минут внимательно наблюдают.

       Получив одобрение подруги, Юлия быстро удалилась, а Кира продолжала размазывать пальцами растекшийся по лицу макияж, подпирая спиной стену.

       Тимур окинул ее беглым взглядом: шатенка, вьющиеся волосы и совсем не подходящее к ее кукольной внешности короткое платье, усыпанное золотыми блестками.

       – Малышка, чего грустим? – начал он разговор, подходя ближе.

       Девушка вздрогнула и перевела отрешенный взгляд на Авдеева. Она долго молчала, прежде чем ответить ему:

       – Наверное, магнитные бури.

       – Хочешь выпить? – спросил Тимур, пожирая взглядом ее кошачьи глаза с влекущей дымкой черных теней.

       – Нет, я хочу домой, мне на сегодня достаточно, – несмело улыбнулась она дрожащими губами, отлипла от стены и сделала пару шагов по ступенькам.

       – Я так понимаю, что знакомство с обаятельным мужчиной не входит в твои планы? – быстро нагнал ее Тимур.

       Кира обернулась через плечо и едва улыбнулась такой настойчивости.

       – Я даже не знаю, что сегодня в них входит, но ночь с незнакомцем точно вне графика, – озвучила она свою позицию, неуверенной походкой продвигаясь подальше от клуба.

       – Так это нужно исправить, – он остановил ее, ухватив за руку. – Тимур.

       – Кира, – без энтузиазма ответила она.

       – Я буду звать тебя малышкой, если ты не против.

       Авдееву все больше нравилась эта игра, азарт добиться расположения новой знакомой легко вытеснил мысли об Арине, Игоре и их разногласиях.

       – Угостишь сигаретой? – робко поинтересовалась Кира.

       Тимур поспешил выполнить просьбу и уже было собрался прочитать ненавязчивую лекцию о том, что женщине курить вредно, как Кира закашлялась, выказав отсутствие у себя пристрастия к этой пагубной привычке.

       – Чем еще угостить? – с издевкой спросил Тимур, когда она выкинула в урну прикуренную сигарету.

       – Мне нужно домой…

       Авдеев заметил, что девушка буквально позеленела, едва подавляя приступ рвоты, и тоном, не терпящим возражений, произнес:

       – Нет, сначала тебе нужно в дамскую комнату.

        Он подхватил ее под локоть и повел обратно в клуб, проводил до дверей туалета, а сам пошел разыскивать Глеба в толпе танцующих.

       – Ну наконец-то, – воскликнул Глеб. – Познакомься, это…

       – Я уже познакомился, – оборвал его Тимур. – Подошел сказать, что сегодня ты ночуешь в гостинице.

       – Без проблем, – потеряв всякий интерес к извивающимся возле него девицам, Соколовский тут же последовал следом за другом.

       Глава 17

       За пару часов, проведенных на рынке, Ставрович успел сорваться на всех, кто имел неосторожность подвернуться ему под руку. Выпустив наружу накопившийся гнев, он поймал себя на том, что не может припомнить подобных эпизодов в своей жизни, и это обстоятельство заставляло его вновь и вновь возвращаться к причине своих эмоциональных всплесков. Гарик пытался отвлечься на решение текущих вопросов, но кипящее внутри раздражение вперемешку с ущемленной гордостью не давали ему мыслить трезво, породив новый виток рассуждений об их отношениях с Ариной.

       Еще вчера их случайная встреча казалась ему знаковой, способной привнести изменения в его темное царство, но теперь все стало видеться совсем в другом цвете. Показное равнодушие Арины и ее пренебрежение его заботой настолько сбили компас привычного ленивого спокойствия Гарика, что он перестал узнавать себя.

       Ставрович затушил очередную сигарету и зашел в здание администрации рынка, чтобы наконец-то поработать с документами, хотя он прекрасно знал, что ему не удастся, как раньше, полностью сосредоточиться на этом занятии. Отложив в сторону очередную накладную, Игорь долго смотрел на свое отражение в зеркальной двери шкафа, прежде чем согласиться с голосом разума: ему нужно отпустить Арину. И нужно сделать это как можно скорее, пока он еще в состоянии сдерживать свое влечение к ней, пока не стало слишком поздно, чтобы отступить.

       Гарик снова вспомнил ее пылающие предвкушением глаза, трепещущее под ним тело. От этих воспоминаний он еще больше злился, потому что эта задачка с бесчисленным количеством звездочек заведомо не имела правильного решения. Если бы не внезапная болезнь Арины, то он немедленно бы отвез ее обратно к родителям, несмотря на все еще маячившие перспективы получить проблемы с законом.

       Не в силах больше сидеть на месте, Игорь схватил ключи со стола и поспешил к машине. Он настолько запутался в паутине противоречивых рассуждений, что напоминал себе машину ЭВМ, которой задали слишком длинный алгоритм. Он также периодически «подвисал», пытаясь разобраться в сложившихся обстоятельствах и своем отношение к Арине. Незаметно для себя Ставрович подъехал к аптеке, где приобрел целый пакет дорогих и эффективных лекарств, которые, со слов фармацевта, должны за пару дней избавить Арину от недуга. Он какое-то время просидел в машине, внимательно изучая упаковки таблеток и их возможные побочные действия, и решил, что равнодушно вручит их Арине и больше не станет навязывать ей свое общество.

       Но как бы Ставрович ни желал заразиться ее безразличием, при воспоминании о ее болезненном состоянии в груди начинало щемить, так что он по пути домой решил сделать крюк и заехать к родителям, чтобы в придачу к убойным медикаментам привезти еще и банку маминого фирменного варенья.

       Погода в этот день тоже не баловала, Игорь с тоской посмотрел на тяжелые тучи над головой, низвергающие на город холодный осенний ливень. Примерно так же пасмурно было и у него на душе. Глядя на серую пелену дождя, Гарик не мог припомнить, чтобы когда-то так настойчиво добивался чьего-то внимания. В его идеальном мире чувство – это, прежде всего, взаимность, неведомое притяжение, а в случае с Ариной он снова и снова натыкался на глухую стену, хотя с завидным упорством пытался ее преодолеть.

       Не обращая внимания на дождь, Ставрович выскочил из машины и пошел к подъезду. В глубине души он желал, чтобы в этот момент никого из родственников не оказалось дома. Тихонько закрыв за собой дверь, Гарик по привычке осмотрелся по сторонам, отметив, что здесь, как и прежде, царит уют и спокойствие, а с кухни доносится запах его любимых котлет.

       На шум в коридор выглянула мама, которая очень удивилась внезапному визиту Игоря, а еще больше – его нынешнему виду. Она несколько мгновений рассматривала скользящие по его волосам капли дождя, прежде чем заговорить:

       – Игорек, ты прямо как снег на голову. Иди переоденься и выходи обедать.

       Он ничего не ответил, только покачал головой, скинул ботинки и прямиком направился к кладовке.

       – Игорь, с тобой все хорошо? – взволнованно спросила она, подойдя к нему.

       – Да. У нас еще остались запасы малинового варенья? – поинтересовался Гарик, шаря взглядом по заставленным полкам.

       – Конечно, – рассеянно ответила мама и проворно извлекла банку из заднего ряда. – Ты заболел?

       – Нет, просто вдруг захотелось. Ладно, мамуль, я побежал, большое спасибо, – быстро попрощался Игорь, предотвращая возможные расспросы, и невесомо поцеловал ее в щеку.

       Ему не удалось сбить ее с толку, и она с беспокойством смотрела ему вслед – напряженный, угрюмый, в последнее время он был не похож сам на себя.

* * *

       После ухода Игоря Арина не находила себе места, она все время думала о том, что ему сказала, и жалела, что ляпнула про правильные слова. Наверняка она теперь выглядит в глазах Ставровича изворотливой девицей, умеющей с легкостью повернуть в свою пользу любые обстоятельства.

       Болезнь заметно притупила чувство страха, что позволило Арине здраво оценить все последние события в ее жизни.

       Она посильнее укуталась в мягкий плед, впервые наслаждаясь уединением этого дома. Ей было страшно представить, какой ушат упреков и нравоучений на нее бы вывалили родители, узнав, что Зинка так легко увела ее жениха. Поэтому, вопреки разумным опасениям, сейчас она была даже рада, что у нее есть возможность прийти в себя без дополнительного эмоционального гнета.

       В том, что Витя на самом деле оказался подлецом и изменником, Арина больше не сомневалась, хотя бы потому, что если бы Зина была ни при чем, то она бы первая расшевелила ее отца на полномасштабные поиски. Не потому, что действительно бы за нее переживала, а банально позавидовала бы ее новому кавалеру. Но Арину мало того, что не искали – родители с невероятной легкостью поверили тому вранью, которое на скорую руку сочинили двое некогда близких ей людей. Об этом Арина поняла по реакция дяди Паши на их случайную встречу у ресторана.

       Она закрыла лицо руками и почувствовала, что у нее снова поднимается температура. Часы показывали три часа дня, и Арина с тоской поняла, что Ставрович решил последовать ее совету и не бросать неотложные дела.

       И стоило только ей так подумать, как в дом вошел Игорь. Она сразу обратила внимание на его влажную одежду и поспешила с ним заговорить:

       – Ты попал под дождь?

       Услышав ее осипший голос, он замер в прихожей, но его замешательство не продлилось и пары секунд. Взъерошив ладонью волосы, он зашел к ней в гостиную, где Арина бездумно переключала каналы телевизора последние пару часов.

       – Пустяки. Я купил необходимые лекарства, все здесь в пакете, – в подтверждение своих слов он приподнял вверх пакет из аптеки. – И еще малиновое варенье, чтобы в чай добавлять. Оставлю все на кухне. Разберешься, – равнодушным тоном сказал Игорь.

       Арина растерянно смотрела на него и не знала, как реагировать на резкую смену его поведения. Она с трудом могла бы сформулировать, чего на самом деле ждала от его приезда, но точно не демонстрации полного к ней безразличия.

       – Ты уходишь? – спросила она.

       – Да, дела не ждут, и так везде опоздал.

       – Ты совсем промок, переоделся бы, – с заботой в голосе произнесла Арина.


Ставрович на ее слова отреагировал странным образом: иронично хмыкнул, поправил ворот рубашки и прохладно ответил:

       – Со мной все отлично, не стоит «переживать».

       – Никто не любит поломанные игрушки, – с горечью пробормотала Арина себе под нос, неимоверными усилиями удерживая на ресницах подкатившие слезы.

       Гарик задумчиво обернулся в дверях.

       – Ты что-то сказала?

       – Хорошего дня…

       – Выпей лекарства, поешь, если сможешь, и ложись в постель, – все тем же холодным голосом озвучил он свои наставления.

       Арина молча кивнула в знак согласия, содрогнувшись от грохота захлопнувшейся двери.

       Она еще какое-то время простояла в прихожей, размазывая по лицу слезы. Впервые она почувствовала, что у нее окончательно опустились руки, и нет больше сил искать оправдания предавшим ее людям или пытаться поверить Игорю и по-другому на него взглянуть. Последней каплей в чаше ее терпения стали заметные перемены в отношении к ней Ставровича. Арина предположила, что ему закономерно наскучило ее уныние и нежелание идти на контакт, и оставалось только догадываться, каким образом он теперь ею распорядится.

       Вместо того чтобы вернуться в спальню и уснуть под убаюкивающий стук дождя по крыше, Арина прошла на кухню и выпила лекарства, сетуя на то, что до сих пор не изобрели каких-нибудь волшебных таблеток, мгновенно снимающих все симптомы болезни. Она едва заставила себя выпить стакан воды, морщась от ощутимой боли при глотании, но гораздо сильнее болело у нее на душе от захлестнувшей ее безысходности.

       Арина шумно прокашлялась воспаленным горлом и медленно пошла на второй этаж, надеясь провалиться в сон и хоть на пару часов избавиться от неподъемных мыслей.

* * *

       От разговора с Ариной у Ставровича остался гадкий осадок на душе, а его благоразумие с каждым часом только таяло. Игорь будто наяву снова смотрел в ее сверкающие нездоровым блеском глаза и снова воспламенялся желанием от вида ее полураскрытых губ. Он искренне удивлялся такой нетипичной реакции организма на, казалось бы, совершенно асексуальные вещи.

       Гарик понимал, что Арина ничем не заслужила подобного обращения, но ему очень хотелось, чтобы она наконец-то сама сделала первый шаг ему навстречу. Он даже был согласен на ненавистную им истерику, вызванную его бессердечностью, но показная сдержанность Арины в подобной ситуации лишний раз подтверждала неутешительные выводы.

       – Одной фразой выбила из колеи, – рассуждал вслух Игорь, устав от тяжести тишины своего кабинета. – И какое сравнение отыскала – поломанная игрушка… Будто я ей пацан какой-то, чтобы в эти «хочу – не могу» изо дня в день играть.

       Он разобрался со всеми срочными и даже не срочными вопросами и еще долго потом кружил по вечернему городу, втайне надеясь, что Арина уснет и не дождется его возвращения. К очередному разговору с ней он был совсем не готов. Порой Игорю казалось, что двенадцать лет, которые их разделяли, – непреодолимая пропасть, сколько ни возводи мосты, а его прошлое и настоящее только усугубляли положение.

       Когда он, далеко за полночь, вошел в дом, там царила полнейшая тишина, только усилившийся дождь за окном интенсивно отбивал азбуку Морзе по металлу карнизов. Первым делом Игорь прошел на кухню, чтобы убедиться, что Арине полегчало, и она, как и всегда в его отсутствие, устраивала для себя плотный ужин. Однако обстановка кухни подтверждала обратное: ее самочувствие позволило ей «поужинать» только лекарствами.

       Его собственный волчий аппетит тоже куда-то подевался, а уставший за непростой день организм требовал полноценный сон, и как можно скорее. Гарик снова осмотрелся, все еще надеясь, что ошибся в выводах, но с момента его ухода из дома здесь ровным счетом ничего не изменилось

       Он тихо поднялся на второй этаж, подошел к спальне Арины и бесшумно отворил дверь. Она даже не шелохнулась на его вторжение, продолжая спать в уютном коконе одеяла. Гарик подошел поближе, невесомо положил ладонь на ее голову, едва улыбнувшись отсутствию лихорадки.

       Арина сонно поежилась, почувствовав на себе его взгляд, но так и не открыла глаза. Ставровичу ничего не оставалось делать, как вернуться в гостиную и самому постараться уснуть под какую-нибудь скучную программу о политике.

       Чтобы не разбудить Арину, он принял душ на первом этаже, разложил диван и удобно устроился перед телевизором. Ненастье за окном набирало обороты, совсем близко слышались резкие раскаты грома, а темноту комнаты то и дело разбавляли яркие вспышки молний.

       Игорь взбил подушку под головой и уже готовился отключиться, когда со второго этажа до него донеслось протяжное всхлипывание Арины. Он быстро натянул штаны, висящие на спинке стула, и стремительно вбежал по лестнице на второй этаж, на ходу соображая, что могло ее так огорчить.

* * *

       За пугающими звуками стихии Арина не расслышала шаги Ставровича по коридору и не успела притвориться спящей. Она судорожно смахнула с лица глянец пролитых слез, не зная, как реагировать на внезапное разоблачение. Арину до сих пор не отпускала обида на то, что он с легкостью оставил ее наедине с болезнью в пустом доме, а теперь пытался топорно изобразить заботу.

       – Что случилось? – нарушил он неловкую паузу.

       – У меня все хорошо.

       – Рыдаешь тоже от счастья? – повысил голос Игорь.

       – Ты еще иронизируешь по этому поводу? Не стоит переживать, завтра я уже буду в строю, и тебе снова можно будет делать вид, что у тебя есть ко мне чувства… – Арина сердито насупилась, глядя на него исподлобья.

       Не спрашивая разрешения, Игорь присел рядом и попытался ее приобнять.

       – Извини, я был резок. У меня возникли кое-какие проблемы, ты здесь ни при чем, – оправдывался он.

       – Конечно, кто с пленницами церемонится, – фыркнула Арина.

       Она утерла хлюпающий нос и попыталась от него отстраниться, но ничего не вышло.

       – Так ты из-за этого плачешь в три ручья? – непривычно мягко поинтересовался Ставрович.

       Намаявшись целый день в одиночестве, Арина не выдержала – участливый тон Гарика, его ласковый взгляд подвигли ее на откровенность.

       – Мне так плохо… Ты, конечно, подумаешь, что я вру, но впервые за время пребывания здесь мне не хочется домой. Меня все предали, а родители наверняка меня возненавидели.

       Игорь многозначительно промолчал, лишь сильнее сжал ее плечо напряженными пальцами.

       Арина снова размазала слезы по лицу, но они продолжали предательски скатываться с ресниц.

       – Ты не обязан скрашивать мой досуг, только, пожалуйста, не ври мне. Скажи честно, я тебе надоела? Тебе наскучила моя нерешительность? – напрямик спросила она, хотя вовсе не собиралась все это говорить Ставровичу, но его присутствие действовало на нее подобно гипнозу.

       – Мне надоело, что ты меня совершенно не слушаешься. Даже чай с вареньем не попила, – тихо прошептал он ей на ухо.

       От его щекочущего дыхания Арина содрогнулась, а очередной раскат грома заставил ее к нему теснее прижаться.

       – На втором этаже в грозу гораздо страшнее, – по-детски объяснила она свою реакцию.

       – Горе с тобой, честное слово, – смешливо ответил Гарик и встал с кровати. – Снимай футболку, а то мокрая вся, будто на улице побывала.

       Он подошел к шкафу, застыв перед открытыми створками. У Арины даже не было сил с ним спорить, она послушно сбросила с себя футболку и откинула в сторону, подтянув повыше одеяло.

       – Сейчас будем тебя утеплять, – распорядился он, вытянув с полки объемный свитер.

       Арина нехотя позволила Игорю его на себя надеть, рассудив, что было бы глупо стесняться, раз он ее уже видел голой. Вопреки ее ожиданиям, мягкая вязка свитера не царапала кожу, наоборот, в его приятном тепле хотелось раствориться и хотя бы на час обо всем позабыть.

       – Игорь, ты тоже меня прости, – она стыдливо уткнулась подбородком в колени. – Я думала, что ты все это придумал, но реальность такова, что я действительно тепличное растение, совершенно не приспособленное к жизни.

       – С чего такие перемены? – недоверчиво спросил Ставрович, который тоже за это время успел переодеться.

       – Знаешь, ты был прав про «верные» слова. Моя проблема в том, что я все время стараюсь сгладить углы. Зина всегда мне немного завидовала, гадости говорила при возможности, создавала порой для меня неприятные ситуации, но я каждый раз восстанавливала нашу дружбы, а зря, – Арина судорожно вздохнула, готовясь рассказать о самом сокровенном, но тут же осеклась: – Я напрасно тебя всем этим гружу, тебе нужно отдыхать после рабочего дня, а у меня просто нет сил больше держать в себе эти мысли.

       – Как правило, самые близкие люди сильнее всего разочаровывают, – ответил Игорь, понимающе на нее взглянув. – С каждыми новыми, прилетевшими в лоб граблями вера в людей значительно притупляется.

       – Я чувствую себя круглой дурой, которая к тому же чуть было не вышла замуж за настоящего морального урода.

       – Ты его все еще любишь? – с напряжением в голосе поинтересовался Гарик.

       В ответ Арина отрицательно покачала головой.

       – Мне страшно представить, что творилось у него в голове, когда он вам меня предлагал. Будто я никто, блок жвачки с витрины. Вот что со мной не так? – Арина вновь зарыдала, обняв себя руками.

       – Ты, случайно, ничего спиртного не употребляла? А то такие перемены в суждениях… Или ты решила мне голову задурить, чтобы легче было сбежать? Так знай, что я тебя больше не удерживаю, можем хоть сейчас поехать к твоим, если самочувствие позволяет.

       – Один считал меня блаженной идиоткой, другой – чересчур хитроумной алкоголичкой, да идите вы все! – выкрикнула Арина, неожиданно подскочила с кровати и стремглав выбежала из комнаты.

       Несмотря на свое недомогание, она довольно быстро оказалась на кухне и принялась судорожно открывать дверцы шкафов.

       – Что ищешь? – послышался у нее за спиной голос Ставровича.

       – Выпить, раз мне можно напиться и философствовать, – сердито ответила она.

       – Боюсь, что придется отложить это мероприятие. Спиртное плохо сочетается с антибиотиками, – иронично сказал Игорь, медленно подошел к раковине, набрал чайник и запустил его. – У нас сегодня в меню чай с малиной… или ты предпочтешь долечиваться у родителей?

       – Почему ты не веришь мне? – в сердцах спросила она.

       Арина застыла возле обеденного стола, почувствовав легкое головокружение, но предпочла не давить на жалость своим недомоганием.

       – Наверное, потому что я тебя еще мало знаю, – с улыбкой ответил он.

       По его сдержанной манере разговора Арина поняла, что Ставрович ее испытывает таким изощренным методом, прощупывает, насколько далеко она готова зайти в своем блефе.

       – Я все поняла.

       Она снова попыталась от него убежать, но Игорь довольно быстро ее настиг, резко развернул лицом к себе, оторвал от пола и прижал к груди настолько сильно, что Арине стало трудно дышать. Она несмело потянулась навстречу, ее губы коснулись его губ, но на этот раз Ставрович не торопился отвечать привычным необузданным напором. Арина на мгновение отпрянула, чтобы перевести дыхание, и снова прильнула к его губам, запустив пальцы в волосы на затылке и инстинктивно потянув на себя.

       Игорь едва заметно хмыкнул, подошел к столу, на который тут же ее усадил.

       – Давай поступим так: ты переночуешь с этим решением, возможно, не одну ночь. Не хочу тебя пугать, но в следующий раз я, скорее всего, не услышу твое «нет», – озвучил свою позицию Гарик и поспешил к закипающему чайнику.

       – Спасибо за понимание, у меня действительно каша в голове, – сказала через плечо Арина.

       – Расхлебаем твою кашу… Тебе сколько ложек варенья в чай? – буднично отозвался Игорь, будто это не он пару минут назад крепко прижимал ее к своему телу в страстном порыве.

       – Две, – с долей разочарования пробурчала она.

       Глава 18

       Покидая ярко освещенную кухню, Арина опасливо последовала за Игорем в полумрак коридора, ее удивляло, как он умудряется настолько хорошо видеть в темноте. Когда за окном вновь послышался громкий раскат грома, а черноту неба пронзила ослепительная вспышка молнии, она сильнее сжала его ладонь и с грустью вспомнила, что в родительском доме не боялась так нелюбимую с детства стихию.

       Возле лестницы Арина остановилась и, когда Гарик на нее вопросительно взглянул, тихо сказала:

       – Спокойной ночи.

       – Нет, даже не думай. Прикажешь мне всю ночь заниматься челночным бегом между этажами? – сурово одернул он ее. – Здесь сегодня заночуем.

       Он кивнул на разложенный диван в гостиной, в ответ Арина рассеянно пожала плечами, соглашаясь с тем, что на втором этаже ей будет гораздо страшнее.

       – Устраивайся, я сейчас, – сказал Игорь.

       Он мягко направил ее к дивану, Арина рассеянно осмотрела ложе, успокоив себя тем, что здесь достаточно места, чтобы комфортно разместиться вдвоем. Она предусмотрительно легла на край дивана, тут же накрылась пледом и закрыла глаза.

       Игорь вернулся практически бесшумно, только щелчки пружин дивана выдавали его присутствие, он бесцеремонно сгреб ее к себе поближе. От его волнующей близости Арине вновь захотелось трусливо убежать, только на этот раз она боялась не Ставровича, а своих сумбурных мыслей. Ей казалось, что ее жизнь разделилась на «до» и «после», она будто наяву стояла у глубокого рва, который наглядно доказывал, что все пути к прошлому отрезаны. Раньше Арина никогда не интересовалась подобными мужчинами – взрослыми мужчина – и даже не допускала мысли отойти от обещания родителям не вступать в интимную связь до брака, то теперь она не сомневалась, что появись Игорь в ее жизни при других обстоятельствах, она ни за что не сдержала бы свое обещание.

       Арина попыталась немного отодвинуться от него, но он не дал.

       – Боюсь, что ты во сне свалишься с дивана, – коротко пояснил Игорь свои действия.

       Пока она подбирала нужные слова, чтобы как-то объяснить желание отстраниться, Ставрович уже просунул руку под ее спину, а свободной рукой бережно провел по ее пылающим щекам, прежде чем повелительно заключить в свои объятия.

       Арина попыталась привыкнуть к новым ощущениям, но это давалось ей с большим трудом. Она никогда не делила постель с мужчиной, близость Игоря будоражила, не давала ей расслабиться и уснуть – как только она смыкала веки, воображение подбрасывало ей все новые и новые картинки завершения этой ночи. Порой Арине казалось, что было бы лучше, если бы Игорь единолично принял решение, а ей бы оставалось лишь с ним согласиться, но с недавнего времени она уже не хотела, чтобы у нее был повод его возненавидеть.

       В тесном переплетение мужских рук Арина едва могла пошевелиться, и каждое движение доставляло ей ощутимый дискомфорт. Ставрович, в отличие от нее, довольно быстро уснул и немного ослабил хватку, но только Арина начала медленно погружаться в сон, как его руки вновь зашевелились, проникнув под ее свитер. Она затаилась, выжидая, что будет дальше, но Гарик всего лишь что-то пробурчал сквозь сон и повернулся на другой бок, высвободив ее.

       С облегчением вздохнув, Арина легла на спину и от нечего делать принялась изучать потолок, плавно описывая взглядом квадрат по линиям потолочных плинтусов, но это монотонное занятие никоим образом не способствовало расслаблению.

       Она приподнялась на локтях, посмотрела на широкую спину Игоря и осторожно сползла с дивана. Вспышка за окном заставила ее еле слышно ойкнуть, но не поколебала ее желания сбежать с дивана. Арина несмело ступила босыми ногами на ступеньки лестницы и начала медленно подниматься, стараясь не произвести ни звука, чтобы не разбудить Ставровича.

Несколько мгновений спустя она уже ступила на мягкий ковер второго этажа, смело ускорила шаг, предвкушая, как окажется в своей уютной постели и наконец-то сможет спокойно заснуть.

       Арина быстро отворила дверь комнаты и практически с разбега запрыгнула под одеяло, но не успела должным образом устроиться, как в дверях появился Игорь. Он смешливо посмотрел на Арину, которая в очередной раз не успела притвориться спящей, и прошествовал к шкафу. Гарик широко отворил створки, и по всему было заметно, что он что-то выискивал на полках.

       – Ты что-то потерял? – не думая о последствиях, отозвалась Арина из-под одеяла.

       – Угу, – весело ответил Игорь. – Ремень где-то здесь оставлял.

       Уловив ход его мыслей, Арина испуганно сглотнула и напряглась в ожидании, как дальше себя поведет Ставрович.

       – Мне здесь удобнее, там слишком жарко, – объясняла она свой уход.

       – Ты ведешь себя как маленькая, капризная девочка, и мне это порядком надоело, – сурово сказал он.

       – Если ты думаешь меня ударить, то лучше сразу про это забудь – я тебе этого не прощу, – запротестовала Арина.

       – А все остальное, значит, уже простила? – с вызовом спросил он.

       – Я не буду отвечать под психологическим давлением.

       Подхватив его настроение, Арина соскочила с кровати и приготовилась к худшему.

       – Какими терминами вы, Арина Алексеевна, владеете, а я мужик простой, если в детстве мы не слушались старших, то потом пару дней с трудом могли сидеть на попе ровно. Улавливаешь связь?

       – Ты не посмеешь… – взвизгнула она.

       Арина метнулась мимо него в коридор, но Игорь без труда ее догнал, легко обездвижил и завалил на плечо. Она брыкалась изо всех сил, покраснев до кончиков ушей оттого, что свитер задрался, и ее попа, едва прикрытая трусиками, красуется на уровне лица Ставровича.

       – Отпусти, – сдавленно просипела Арина.

       Она безрезультатно тарабанила кулачками по его твердой спине, на что он ответил звонким шлепком по ее ягодице.

       – Нужно было давно это сделать, а я все с тобой нянькаюсь, – засмеялся Игорь.

       – Не прощу… – обиженно прошипела она.

       Игорь снова ответил хлестким ударом, заставив ее прикусить губу от обиды.

       – Держись крепче, а то ступеньки крутые, – подтрунивал над ней Ставрович, по-хозяйски сцепив пальцы на ее бедре.

* * *

       В отличие от Соколовского, который отправился в гостиницу отсыпаться после долгого дня, Тимур спать не собирался. Напротив, его изголодавшийся по женщинам организм, казалось, напрочь позабыл про сон и даже про накопившееся недовольство на Гарика. Кира смутно разделяла его веселый настрой, она охотно кивнула на предложение накатить за знакомство у него дома.

       Авдеев, предвкушая жаркую ночь в объятиях захмелевшей красавицы, щедро расплатился с водителем и торопливо повел Киру к себе. Квартира встретила их интимным полумраком, сгорая от нетерпения, Тимур повелительно прижал девушку к стене коридора, припал к ее губам жадным поцелуем, напоминая себе измученного жаждой кочевника в безлюдной пустыне.

       Но Кира довольно вяло отвечала на его ласки и рассеянно улыбнулась, когда Авдеев наконец-то выпустил ее из своих объятий.

       – Кажется, ты обещал ликер в качестве десерта, – томно прощебетала она, загадочно поглядывая на Тимура.

       – Все будет, – рьяно отозвался он, увлекая девушку за собой.

       Когда Авдеев включил яркий свет на кухне, Кира недовольно пробубнила:

       – Ну вот, разрушил всю атмосферу таинственности.

       – А ты у нас любишь зажигать только при определенном антураже? – усмехнулся он. – Внимательно слушаю и спешу исполнить любые пожелания

       Тимур подкрался к ней сзади и смело накрыл ладонями ее плоский живот.

       – Скажи, я выгляжу достаточно дорого? – неожиданно спросила Кира. – Или ты меня снял в качестве дешевой проститутки на ночь?

       Авдеев никак не ожидал услышать подобное из ее уст, от этих слов он сразу же отстранился, сделав шаг назад.

       – Так ты, что ли, профессионалка? – непонимающе переспросил он, оглядывая гостью с головы до пят.

       Тимур резко протрезвел, ошарашенный такой прямотой, его терзали смутные догадки, каким образом он так ошибся в выборе девушки.

       – Значит, я и здесь тяну только на любительницу, – в сердцах выпалила Кира, закрыв лицо ладонями.

       – Слушай, малышка, я сам очень люблю всяческие головоломки, но, увы, не в два часа ночи. Скажу прямо, я не особый любитель получать внимание женщин за деньги, но раз уж так сложилось, то говори ценник, – процедил он с явным пренебрежением.

       – Почему со мной всегда так? Я хроническая неудачница, – заплакала Кира, чем еще больше ошарашила Авдеева.

       Она рухнула на табуретку возле стола, уронила голову на согнутые руки, сотрясаясь от громкого плача.

       – Ты под чем-то? Решила на дозу подзаработать? Не по адресу, – жестко сказал Тимур, подхватил ее под локоть и потянул в коридор.

       – Нет-нет, – запротестовала Кира. – Мне нужны деньги, чтобы преподу заплатить, иначе меня отчислят за неуспеваемость.

       От ее признания Авдеев едва сдержался, чтобы не выругаться. Он несколько раз глубоко вздохнул, с трудом подбирая слова, прежде чем сказать:

       – Надеюсь, что это не учитель какой-нибудь физики?

       – Нет, я учусь в балетной школе, там жесткая дисциплина, плотный график, и все подрабатывают как могут, – затараторила Кира, всхлипывая. – Но, чтобы не вылететь, нужно… Нужно платить процент.

       – Выходит, что таким вот образом балерины на жизнь зарабатывают? Не зря я не люблю «Лебединое озеро», – уже по-доброму хихикнул Тимур, освобождая ее руку из захвата.

       – За всех не скажу, но лично я подрабатывала танцовщицей в клубе. А потом… А потом меня вызвали на приват, со всеми вытекающими. Я, конечно, отказалась, но в результате осталась без денег и, похоже, без будущей карьеры.

       – Значит ли это, что ты успела пожалеть об отказе? – издевательски подытожил он ее речь.

       – Что? Я никогда таким не занималась, а тебе не решилась отказать, посчитав, что это поможет решить мои проблемы, – сквозь слезы проговорила она.

       – Пойдем в комнату, чего в коридоре мнемся?

       – Все, я передумала, мне нужно в общагу.

       Кира решительно потянулась к своим сапожкам, но Тимур перехватил ее руку и подтолкнул в комнату.

       – Я тоже передумал тебя отпускать, – сказал он.

       Испуганная девушка приземлилась на разложенном диване, искоса наблюдая за Тимуром, который принял величественную позу, загадочно поигрывая пачкой сигарет, прежде чем задать вопрос:

       – Только не говори, что ты девственница.

       – Не скажу, – на этой фразе Кира едва улыбнулась, поймав его заинтересованный взгляд.

       – Хочешь, могу порешать твои проблемы? Ваш балетный рэкетир и думать забудет о сборе дани, – задумчиво протянул Тимур, подкуривая сигарету.

       – Надеюсь, что я не сменю один «счетчик» другим, – совершенно серьезно ответила она, сурово взглянув на открытую балконную дверь, где он устроился для перекура.

       – Думаю, что сумеем договориться…

       Авдеев резко затушил сигарету и бесцеремонно подсел вплотную к Кире, которая заметно содрогнулась от его близости.

       – Давно хотел узнать мнение женщины о своей обстановке. Хорошо я тут все обустроил? – вкрадчивым голосом шепнул он ей, обвел красноречивым взглядом комнату, потом взял пульт от музыкального центра, запуская приятную музыку.

       – Ты так всем ненавязчиво намекаешь, что она первая и единственная? – с вызовом посмотрела на него Кира.

       – Мне не нужно никого ни в чем убеждать или подкупать. Самоуверенно полагаюсь на естественный интерес к моей нескромной персоне.

       Тимур смело запустил пальцы в ее волосы, запрокидывая голову назад. Вопреки его ожиданиям Кира даже не двинулась с места, глядя на него немигающим взглядом своих изумрудных глаз.

       – Какая же ты маленькая, – тихо прошептал он и рывком завалил ее на спину.

       – Я надеюсь, что у тебя есть… – смущенно поинтересовалась она, еще больше пьянея от его поцелуев, которые водопадом посыпались на ее лицо и шею.

       – Мы за безопасный секс, – игриво ответил Тимур, бесцеремонно стягивая с нее невесомое платье.

       Глава 19

       Арина с ужасом обернулась на Ставровича, когда он резким движением перебросил ее с плеча на диван. Больше всего она опасалась, что он всерьез решил ее отшлепать, но Игорь лишь загадочно ей улыбнулся и устроился рядом.

       – Ты считаешь, что мне тринадцать лет? – со слезами в голосе возмутилась Арина, не в силах сдержать обиду. – Так загляни в паспорт, он у тебя, – горячилась она, хотя еще минуту назад пообещала себе отложить этот разговор на утро, но саднящая кожа на месте шлепков заставила ее пренебречь своим обещанием.

       – Ты себе явно льстишь, тринадцать многовато для такого поведения, – отшутился Игорь, но Арина не была настроена спускать на тормозах произошедшее.

       – И поэтому можно вот так запросто поднимать на меня руку? – забыв об осторожности, спорила она.

       – А я слышал, что иных представительниц женского пола это заводит, – сказал Ставрович, приподнявшись на локте.

       От такого явного сексуального подтекста Арина приоткрыла рот, жадно глотая воздух, но его намек заметно охладил ее пыл. Она стыдливо опустила глаза, а на ее щеках расцвел пунцовый румянец. Наконец после некоторой паузы Арина недовольно хмыкнула:

       – Я не хочу больше это обсуждать.

       – Эх… А я бы с удовольствием еще об этом поговорил, но завтра с утра много дел, – прошептал он ей на ухо, волнуя своим теплым дыханием.

       Гарик невесомо поцеловал ее в щеку, а затем повелительно заключил в объятия. Если бы он только знал, что Арина так и не решилась ему высказать, то наверняка бы так безмятежно не уснул.

       Наступившее утро не изменило воинственный настрой Арины, наоборот, она еще больше распалилась и за час после пробуждения умудрилась в мельчайших деталях разобрать минувший вечер. Арина ругала себя за излишнюю откровенность, которая, по ее мнению, и позволила Игорю так себя повести. Только в одном она была абсолютно уверена: с каждым днем в ней все больше растет привязанность к этому мужчине и она даже немного скучает, когда его нет дома.

       Арина прибавила холодную воду в душе в надежде прогнать наваждение, но это не помогло ей остыть или вернуть трезвый рассудок. Она протяжно выдохнула, перекрыла воду, сняла с крючка полотенце и медленно вытерла образовавшиеся на коже крупные капли, как когда-то делала это дома. Если бы в самом начале ее заточения Арине кто-то сказал, что совсем скоро проживание в доме Ставровича примет будничное русло, то она никогда бы не поверила, но все обернулось именно таким образом.

       Сегодня она позволила себе поспать дольше обычного, и ее утро плавно перетекло в обед. Несмотря на то, что симптомы болезни отступили, Арине не хотелось есть, хотелось лишь выпить горячего чая и снова прилечь.

       Она натянула на себя очередную футболку Игоря и внимательно изучила свое отражение в зеркале шкафа. На первый взгляд ничего в ее облике не изменилось, но едва заметные синяки под глазами, осунувшееся лицо, бледная кожа – все это с головой выдавало ее ежедневные метания между правильным и желанным. Арина стыдливо закусила губу, устраивая ладони на животе, там, где еще совсем недавно были могучие руки Игоря. В то же мгновение волна желания болезненно поползла вверх по телу, заставив ее попятиться и рухнуть на кровать от своей беспомощности.

       Стоило Арине подумать о виновнике своих мучений, как входная дверь громко хлопнула, и с первого этажа послышался звучный голос Ставровича. Его появление застало ее врасплох, она растерянно вскочила на ноги, метнулась к шкафу, торопливо вытянула из стопки первые попавшиеся домашние вещи и тут же их надела. Теперь, когда Арина не выглядела так, будто собиралась целый день проваляться в постели, она быстро причесала волосы и завязала их по-девчачьи в хвостики. Арина еще раз взглянула в зеркало и торжествующе улыбнулась – раз он видит в ней только маленькую девочку, то пусть ее и получает.

       Когда она спустилась на первый этаж, Игорь внимательно изучал документы в папке. По его донельзя самодовольному виду Арина решила, что Ставрович удачно завершил какое-то дело и упивается своей победой.

       Заметив ее появление, он замешкался и резко захлопнул папку, небрежно отбросив ее на диван.

       – Смотрю, ты уже прекрасно себя чувствуешь, – с заботой в голосе сказал он.

       На это Арина только нахмурилась, давая понять, что его вчерашняя выходка не забыта. Не стала она и благодарить его за сильнодействующие лекарства, из-за которых ей удалось так быстро поправиться.

       Игорь и на этот раз не дал ей долго побыть в одиночестве, он сразу же последовал за ней на кухню и, как обычно, принял выжидательную позу, облокотившись поясницей на край стола.

       – Можно? – Арина бесцеремонно сдвинула его подальше от раковины, держа в руках яблоко.

       – Тебе нужно нормально питаться, конечно, откуда здесь взяться иммунитету? – укоризненно сказал Игорь, косо поглядывая на ее нехитрый обед. – Я сейчас снова уеду, но совсем ненадолго, а когда вернусь, мы с тобой по-человечески поужинаем.

       – Конечно, маленьких девочек можно и насильно из ложки покормить, изредка прерываясь на наказание за непослушание, – сурово проговорила она.

       – Ариша… Я вчера неудачно пошутил, признаю, – мягко ответил он, потом перехватил ее руки и подтянул к себе. – Ты ищешь причину, чтобы поругаться? Почему бы просто не сказать, что передумала здесь оставаться?

       Гарик немного ослабил захват, испытующе глядя в ее глаза, покрытые поволокой невыплаканных слез.

       – Нет, – воскликнула Арина, – я не хочу домой. – Она вырвалась из его рук и сделала пару несмелых шагов к выходу. – И я никогда не делаю специально подобных вещей.

       – Как ты смотришь на то, чтобы вечером отметить твое выздоровление? – окликнул ее Игорь.

       Он, казалось, озвучил это предложение по инерции и вовсе не ждал положительного ответа. Арина лишь неуверенно пожала плечами, она боялась показать свою заинтересованность, хотя очень хотела как-то снять накопившийся стресс.

       – Ты же сам говорил, что с антибиотиками не стоит принимать алкоголь…

       – Думаю, что от бокала шампанского вреда не будет. Значит, договорились, – оживился Игорь, быстро к ней подошел, но, вопреки ожиданиям Арины, сразу же отстранился. – Тогда я побежал.

       – Я тебя не понимаю, если ты ко мне охладел, то для чего тебе нужно, чтобы я осталась? – вырвалось у нее вслух.

       – С чего ты это взяла?

       – Ну… Ты…

       – Не пристаю к тебе? – расхохотался Гарик, а Арине в этот самый миг захотелось с грохотом провалиться сквозь пол, чтобы не видеть его наглой усмешки.

       – Забудь, ты, кажется, куда-то спешил, – насупилась она, отворачивая раскрасневшееся лицо.

       – Аринка, такое ощущение, что мы реально говорим на разных языках, – Игорь шумно выдохнул, прежде чем продолжить: – Если в двух словах, то для моего организма довольно тяжело даются твои «да», переходящие в «нет», а искать на стороне разрядку я не собираюсь, у нас же серьезные отношения… или ты так не считаешь?

       На этот раз Арина поняла, о чем ей неприкрыто намекает Игорь, потому что с Витей она поступала аналогичным образом, только вот он гораздо спокойней переживал отсутствие интима… потому что находил его в объятиях другой.

       – Да, ты прав. Ты, наверное, заехал пообедать, а я тебе испортила аппетит? – приподняв бровь, спросила она.

       – Нет, я заехал посмотреть, как ты себя чувствуешь, – ответил Игорь, он поднес руку к ее лицу и нежно провел большим пальцем по подбородку. – Я уже пообедал.

       Арина сама не заметила, как вложила в его руку ладонь, сразу ощутив, как пальцы Игоря невесомо сомкнулись на коже.

       – Я скоро вернусь, – пылко ответил он и на этот раз подкрепил свои слова легким поцелуем.

       – Хорошо… – отозвалась Арина, неуверенно махнув ему на прощание.

       Как только Ставрович уехал, Арина вернулась на кухню и заставила себя нормально поесть, чтобы восстановить силы, потраченные на борьбу с ангиной. Не забыла она и заварить чай с вареньем и вместе с кружкой прошла в гостиную, где запустила телевизор, устроившись на диване. На одном из телеканалов шла веселая комедия, и Арина не заметила, как погрузилась в сюжет, изредка смеясь над похождениями героев.

       Во время очередной рекламной паузы она торопливо пошла на кухню, чтобы отнести посуду, а когда вернулась, ее взгляд зацепился за ту самую папку, которую забыл на диване Игорь – она лежала в углу, укрытая от глаз пледом.

       Арина взяла ее в руки и задумалась: внутренний голос говорил, что нужно переложить ее на комод у входа и не заглядывать внутрь, но женское любопытство все-таки взяло верх. Она нетерпеливо распахнула папку, но тут же пожалела об этом. Ноги стали ватными, дыхание участилось, а в голове на опасной скорости проносились сумбурные мысли. Ей почудилось, что она наяву видит гриб от ядерного взрыва и выжженную землю – все, что осталось от ее прошлой жизни. Арина медленно попятилась, не выпуская папку из рук, села на диван, чтобы еще раз – строчка за строчкой – перечитать имена и фамилии молодоженов, которые сегодняшним утром подали заявление в ЗАГС их округа.

       Теперь у нее не осталось даже микроскопических сомнений в том, что Ставрович говорил правду: Витя действительно ее предал, изменив с лучшей подругой. Но не его поступок так сильно ее ранил… Арина до последнего не хотела верить в причастность Зинки к ее похищению, но документы у нее в руках говорили об обратном.

       Арина обняла себя руками, пытаясь свыкнуться с этой омерзительной реальностью. Перед ее глазами промелькнуло детство и юность, и буквально во всех воспоминаниях фигурировала Зина.

       – Какая же она… – вслух прошептала Арина, прежде чем буквально завыть в голос.

       Она безвольно завалилась на бок, обняла диванную подушку и дала волю слезам, вздрагивая всем телом от рыданий.

       Арина потеряла счет времени и связь с реальностью, она невидящим взглядом смотрела в телевизор, где один фильм плавно сменился другим. Ей удалось прийти в себя только тогда, когда она увидела взволнованное лицо Игоря, присевшего перед ней на корточки.

       – Ариша… – позвал он, бережно взял ее под локоть, помог сесть, затем обхватил ее лицо ладонями, заставив посмотреть в глаза.

       – Ты… Ты… – заикаясь, только и смогла выговорить Арина и снова горько заплакала.

       – Аринка, я не собирался тебе это показывать… По крайней мере не сейчас, – оправдывался он, недобро покосившись на папку, валяющуюся на ковре.

       Она отрицательно замотала головой, предпринимая новую попытку что-то сказать.

       – Тшш… Давай для начала умоемся, – остановил ее Игорь и помог встать.

       Арина доверчиво прижалась к его груди, впитывая исходящую от него уверенность и спокойствие, когда он подхватил ее на руки, чтобы отнести на кухню. Прохладная вода привела ее в чувство. Она осторожно обернулась к Гарику, который с беспокойством вглядывался в ее лицо, обрамленное мокрыми волосами.

       – Лучше?

       – Немного, – передернула она плечами, позволив себя обнять.

       – Ариша, они того не стоят, – послышался над головой его голос, а горячие губы Ставровича коснулись ее макушки.

       – Ненавижу их обоих, – отчеканила Арина, громко шмыгая носом.

       – А вот это правильно.

       Игорь теснее прижал ее к себе, не боясь промочить белоснежную рубашку, а его рука успокаивающе поглаживала ее напряженную спину.

       – Наверное, не стоило быть такой легковерной и наивной, тогда бы меня не передвигали по шахматной доске своих интриг, словно пешку, – проговорила Арина и снова прижалась к нему.

       – Обманывают абсолютно всех, даже меня, хотя я точно не могу похвалиться наивностью, – поделился Игорь.

       Арина почувствовала, как он улыбнулся, для этого ей даже не потребовалось отрывать голову от его груди.

       – А что у тебя произошло? – утирая нос, спросила она.

       – Наконец-то тебя хоть что-то обо мне заинтересовало, – смешливо сказал Игорь, вновь подхватывая ее на руки. – Давай включим какое-нибудь кино и обо всем поговорим.

       – «Титаник»… – выдохнула она. – У тебя, случайно, нет кассеты? Я его обожаю.

       – Найдем, сейчас ребятам задание дам, отыщут, – самоуверенно сказал Гарик, усаживая Арину на диван.

       Глава 20

       Арина никак не могла подобрать нужные слова, чтобы начать разговор с Игорем, но он заслуживал по крайней мере извинений. Ей мешала кипучая ненависть, которая порождала все новые витки внутреннего диалога и не давала ни единого шанса соскочить с этой карусели саморазрушения. Конечно, она понимала, что Ставрович выбрал не самый честный и щадящий метод выдернуть ее из лап вероломного жениха, но, узнав все обстоятельства, Арина видела его едва ли не благородным рыцарем, укрывшим ее от самой большой ошибки в жизни.

       Пока она занималась самокопанием, Гарик не терял времени даром: он поступательно зашторил все окна в комнате, приглушил свет и, оценив уютный полумрак, поднялся на второй этаж. Даже оживший наверху душ не вывел Арину из оцепенения, она все так же задумчиво смотрела куда-то поверх телевизора, то и дело глотая слезы.

       Вскоре Гарик вернулся, присел около нее и обхватил ее лицо руками, вынуждая посмотреть ему в глаза. Арина на мгновение позавидовала его выдержке и спокойствию – такой мужчина наверняка ни при каких обстоятельствах не расклеится от жалости к себе из-за банального предательства. Она была уверена, что в жизни Ставровича случалось и не такое… Глядя в его угольные глаза, Арине очень захотелось узнать о его жизни, так ли он опасен, как она рисовала в своем воображении. Еще ей хотелось прижаться щекой к его пробивающейся щетине, а он бы ей шептал на ухо слова утешения, помогающие погасить этот нестерпимый пожар в груди.

       Но Игорь почему-то молчал, он лишь всматривался в ее лицо и утирал большими пальцами бежавшие по щекам слезы. Арина медленно моргнула потяжелевшими веками, устало наклонив голову.

       – Ты хочешь спать? – нежно спросил Ставрович, не переставая поглаживать контур ее подбородка.

       – Нет, я хочу смотреть кино и… хочу поговорить, – едва смогла она вымолвить, только сейчас заметив поднос с шампанским и закуской.

       – Замечательно, – кивнул он.

       Его взгляд остановился на ее мокрой футболке в районе часто вздымающейся груди. Но Арина не чувствовала дискомфорт, ей до скрежета зубов хотелось выговориться и дать разуму небольшую передышку, утопив проблемы в пьянящем шампанском.

       – Давай я принесу тебе что-нибудь переодеться? – предложил Игорь с виноватым видом. – Ариша…

       – Да… Я сама переоденусь – я тоже хочу освежиться.

       Арина шмыгнула носом, борясь с желанием немедля кинуться Ставровичу на шею и рыдать до тех пор, пока слезы не исчерпают свои резервы.

       – Я пока разложу диван, ты не против?

       – Так будет лучше, я едва на ногах стою.

       – Тебя проводить? – спросил он, но Арина отрицательно замотала головой.

       – Хорошо, я тебя жду, – ободряюще проговорил Игорь.

       Он взял в руки ее ладонь, и тепло его пальцев, понимающий взгляд заставили Арину наплевать на гордость и желание выглядеть сильнее, чем она была на самом деле. Арина прильнула к груди Гарика, вдыхая аромат парфюма, свежий, но одновременно крепкий, как и он сам.

       Эта небольшая передышка позволила ей собраться с силами, она несмело отстранилась и пошла наверх. В спальне Арина небрежно сняла с себя домашний костюм и зябко поежилась, ступая босыми ногами на кафель в ванной комнате. Она с наслаждением встала под теплый душ, подставляя тело под упругие струи воды, интенсивно нанесла на кожу полюбившийся ей гель. Аромат ромашки и земляники ненавязчиво ее обволакивал, на время отвлекая от навалившегося на нее отчаяния. Арине хотелось смыть с себя всю грязь, в которую втоптали ее так называемые друзья, очиститься, и она долго стояла под душем, пока из-за двери не послышался встревоженный голос Игоря.

       – Арина, у тебя все нормально? – спросил он.

       – Да, я уже выхожу, – растерянно ответила Арина.

       Она вдруг смутилась, представив, что нужно будет выйти к нему, закутавшись в полотенце. Не растеряет ли Ставрович свою хваленую выдержку при виде ее практически обнаженного тела? Но это больше не вселяло в нее ужас и страх, к которым она привыкла, находясь в неопределенном статусе в этом доме.

       «Больнее, чем сейчас, уже не будет», – с какой-то обреченностью подумала она и вышла в спальню.

       Ее опасения оказались совершенно беспочвенными, Игорь снова проявил тактичность, оставив ее одну. Арина едва улыбнулась этому обстоятельству, но тем не менее не стала мешкать, она бегло пробежалась взглядом по содержимому полок, прежде чем остановить свой выбор на удобной домашней тунике, доходящей до середины колена – ей не хотелось больше представать перед ним в мешковатой и спортивной неженственной одежде.

       Оценив свое отражение, которое, по ее мнению, было безумно похоже на агитационные плакаты по борьбе с алкоголизмом среди молодежи, Арина вышла из комнаты. Завидев ее на лестнице, Игорь замер, его горящие глаза следили за каждым движением ее ног по ступенькам, и такая реакция заставила Арину крепко усомниться в выборе одежде, а заодно и покраснеть до кончиков ушей.

       – Я дал ребятам задание, привезут твои «Корабли и айсберги» через пару часов, – горделиво сказал Гарик, кивая ей на диван.

       Арина с удовольствием забралась под плед и удобно устроилась среди подушек. Он нетерпеливо встряхнул еще влажные волосы и поспешил к ней присоединиться. Когда их колени едва соприкоснулись под пледом, Арина поняла, что Гарик успел незаметно для нее избавиться от спортивных штанов, которые были на нем еще пару минут назад. Но она уже не смущалась, та Арина – эдакий нетронутый луговой цветочек на поляне, окруженной непролазным болотом из грязи и фальши, – безвозвратно исчезла. По крайней мере Ставрович всегда был с ней довольно откровенным, и на интимные темы в том числе.

       – Спасибо, – поблагодарила его Арина.

       – Что сейчас будем смотреть? – спросил он, взяв в руки пульт.

       – Мне все равно, пусть что-нибудь идет для фона, на сюжете я вряд ли смогу сосредоточиться.

       Игорь кивнул, пощелкал каналы и остановился на каком-то боевике с ужасным переводом. Отложив пульт на тумбочку, он аккуратно перенес поднос к ним на диван и установил его между ними.

       – Выпей, сразу полегчает, – предложил Ставрович.

       Арина с жадностью припала губами к хрустальной кромке бокала, утоляя жажду. Шампанское тут же ударило ей в голову, даря легкость и унося последние сомнения. Гарик стрельнул глазами на тарелку с нарезкой, но она отказалась. Он ничего на это не ответил и снова наполнил бокалы.

       – Знаешь, я не люблю говорить тосты, – сказал Игорь. – У нас по этой части всегда выступает Тима, так что не обижайся.

       – Нет, что ты, я на такое бы никогда не обиделась, у нас дома вообще редко бывают вечера с тостами и прочим, сама не знаю, как их говорят и к каким случаям, – успокоила его Арина, делая маленький глоток шампанского.

       – Ариша, неужели ты не понимаешь, – осторожно начал он, – что все это произошло не потому, что ты плохая или что-то с тобой не так, но ты слишком отличаешься от своего окружения, – запнувшись, произнес Гарик, наблюдая за ее реакцией.

       – А что ты подумал, когда меня увидел? – спросила она, не сдержав любопытства. – Наверное, что вот она – наивная дуреха, которой можно козырнуть в криминальном мире? – выдала Арина свою версию и тут же осеклась.

       – Вообще-то я подошел спасти тебя от настойчивых ухаживаний нашего абхазского друга, – улыбнулся он. – Ну а после второй встречи, признаться, ты меня окончательно убедила в том, что мы друг другу подходим. Кстати, с чего ты взяла, что я связан с криминалом? Мой бизнес в наше непростое время требует соблюдения определенных правил, – заметил Игорь, но это прозвучало не особо убедительно.

       Арина не стала спорить и задавать наводящие вопросы, чтобы доказать свою правоту, – момент для это был явно неподходящий. Позже она так или иначе все вызнает.

       – Видимо, я совсем не разбираюсь в людях, – рассеянно пожала она плечами. – Игорь, вот скажи, ты бы мог изменить своей женщине с ее подругой? Или у тебя уже были такие эпизоды?

       Арина хлюпнула носом, но сумела удержать вновь подступившие на глаза слезы.

       – Нет, как бы это правильней объяснить: я не разбираю свою жизнь на эпизоды, в ней не может быть случайных людей. И раз уж мы заговорили о подругах, то такой подруги у моей женщины бы тоже не было, – сурово отчеканил Игорь.

       – Неужто метлой от порога бы гнал? – с иронией спросила Арина, вопросительно на него посмотрев.

       Она уже заметно повеселела, и все переживания отошли на второй план.

       – Думаю, что нашел бы более щадящий метод, – отшутился он. – Ты не против, если я сниму футболку?

       Арина в ответ улыбнулась, наблюдая, как оголяется спина Ставровича, на которой в полумраке белой полосой заблестел шрам.

       – Откуда это у тебя? – с испугом поинтересовалась она.

       – Ножевое… Наглядное доказательство того, что к врагам не стоит поворачиваться спиной, – кинул ей через плечо Гарик.

       Арина не удержалась и провела пальцами по выпирающему рельефу зажившего ранения.

       – Хорошо, что все удачно для тебя завершилось, – тихо сказала она и едва уловимо ойкнула, когда Игорь сгреб ее рукой, укладывая к себе на плечо.

       – Не люблю говорить про эти дела, да и тебе сейчас ни к чему это знать.

       – Надеюсь, что ты мне потом все расскажешь, – эмоционально сказала Арина, находясь под впечатлением от увиденного.

       – Конечно, расскажу.

       Ставрович расплылся в широкой улыбке, теснее прижал ее к себе.

       – Я до сих пор не понимаю, как могла хотеть выйти за него замуж, я ведь его совершенно не знала, – испуганно прошептала Арина, ей страшно было представить, какая у них могла быть безрадостная семейная жизнь. – Он как-то быстро втерся в доверие, и я даже не заметила, как согласилась.

       Игорь шумно выдохнул, услышав ее откровения.

       – Зато мне ты до сих пор не доверяешь, – задумчиво произнес он, в то время как его пальцы перебирали ее локоны на плече.

       – Прости, я знаю, мне надо было извиниться, ты столько ему заплатил, а следовало лишь ему в лицо заехать, – отвернулась Арина.

       – Ну да. Если после его делового подхода в подсчете денег ты столько времени его защищала, боюсь представить, что было бы, если бы я ему просто по морде дал, – сдержанно засмеялся Гарик.

       – Скажи, а я тебе правда нравлюсь? – вырвалось у нее.

       – Ариш, даже больше того.

       – Ты мне тоже… – ответила она, прижимаясь щекой к его груди.

       На это Игорь лишь хмыкнул.

       – А слабо сказать то же самое на свежую голову? – уточнил он. – Не под действием шампанского?

       Недоверие Ставровича задело Арину за живое, его слова показались ей оскорбительными. Она резко отпрянула от него и пересела на другой край дивана.

       – Я совсем немного выпила, если ты на опьянение намекаешь. Извини, со мной не каждый день происходят подобные вещи, и я, кажется, уже говорила, что не умею сказать нужные слова именно в то время, когда их от меня хотят услышать, – хмуро пробурчала она, обняв трясущиеся колени.

       – Ариша, прости. Я слишком часто слышал эти слова не от тех людей, чтобы на раз им верить…

       – Какая я у тебя по счету? Сотая? Юбилейная… – возмутилась Арина и вскочила на ноги. – Мне вдруг показалось… Хотя… Неважно, забудь.

       – Актриса… Моя бывшая была актрисой и довольно искренне изображала ко мне интерес, хотя, интерес у нее все-таки был, только не ко мне, а к моим финансам, – серьезно сказал Игорь, глядя на Арину исподлобья.

       – Прости, я лучше пойду к себе, – виновато проговорила Арина.

       Она закрыла лицо руками, чтобы скрыть замешательство.

       – Мне нравится, что ты меня ревнуешь, – сказал Игорь.

       Он тоже встал и подошел к ней совсем близко, ласково убрал назад растрепавшиеся по плечам волосы, едва наклонил голову, пожирая глазами ее приоткрытые губы. Арина понимала, что именно Ставрович от нее ждет. Она привстала на носочки, преодолела те несколько сантиметров, которые их разделяли, и прикоснулась губами к его губам. Он тут же перехватил инициативу в свои руки, крепко сжал ее в своих объятиях и принялся жадно целовать. Его ладони медленно скользнули по ее спине, задержались на ягодицах, по-хозяйски сминая их, прощупывая границы дозволенного. Но Арина на этот раз не собиралась протестовать, ее пальцы по-прежнему блуждали у него на затылке, и, когда Игорь потянул вверх тунику, она, ни секунды не мешкая, подняла руки вверх, помогая ему ее снять.

       Гарик легко подхватил Арину на руки и перенес на диван. Она больше не боялась его настойчивых ласк и смелых поцелуев, воспламеняющих кожу одним лишь касанием. Ее захлестнула жгучая смесь желания вперемешку с природным любопытством, она всецело растворилась в новых ощущениях, которые заглушали все возможные мысли и недавние страхи.

       Ставрович медленно стягивал по ее ногам трусики, и Арина едва ему улыбнулась, получив в ответ пьянящий поцелуй. Когда Игорь отстранился, она смущенно закрыла глаза, боясь увидеть его полностью обнаженным, чтобы в очередной раз не струсить. Он, казалось, прекрасно понимал ее страхи и сильнее навалился сверху, успокаивающе поглаживал ее бедро, осыпая легкими поцелуями подрагивающие от волнения ключицы.

       Гарик немного ослабил напор и, как только Арина расслабилась и отвлеклась от ожидания неминуемой боли, вошел в нее плавным, но уверенным толчком. Она замерла от неожиданности, Гарик тут же успокоил ее, шепча на ухо, что все будет хорошо и не нужно бояться. Она изогнула губы в улыбке, которую тут же бесследно стерла боль, вонзающаяся в тело острыми осколками. Болезненные ощущения быстро потерялись в водовороте приятных импульсов, опутывающих ее волнами неизведанного удовольствия. Арина на какое-то мгновение потеряла связь с реальностью, потолок комнаты поплыл, движения Игоря набирали темп, Арина понимала, что он сдерживает себя ради нее, и была ему безмерно благодарна за эту нежность. Она провела пальцами по окаменевшему рельефу его спины, ощутив, что напряжение мышц достигло предела, еще мгновение, и Игорь шумно выдохнул, расслабленно улыбаясь Арине. Он осторожно навис над ней, частично избавляя от веса своего тела, ласково ее поцеловал.

       – Пойдем в душ?

       – Боюсь, что я сейчас не встану, – стыдливо спрятала она глаза под тенью ресниц.

       – Глупышка, а я на что? – усмехнулся Ставрович.

       Глава 21

       Игорь проснулся, не открывая глаз, блаженно потянулся и резко сел в кровати, вспомнив, каким образом он оказался в спальне на втором этаже. На долю секунды ему показалось, что долгожданная близость с Ариной была всего лишь работой уставшего за напряженную неделю разума.

       Пропустив фазу плавного возвращения в реальность, сознание заработало на всю катушку, собирая в единой целое события вчерашнего дня. Гарик окончательно проснулся и уже с улыбкой посмотрел на спящую Арину, маленькую фигурку которой он не сразу заметил. Он горделиво ухмыльнулся, бережно отодвинул край одеяла и едва коснулся губами ее плеча.

       Присутствие Арины сводило его с ума, порождая желание разбудить ее цепочкой из влажных поцелуев и, не давая опомниться, заключить в свои объятия. Но плотские желания так и остались бушевать в оковах здравого смысла, потому что Ставрович понимал, что его маленькой Арише нужен полноценный отдых, чтобы прийти в себя, а свойственный ему напор может ее снова испугать.

       Не в силах и дальше испытывать свою силу воли на прочность, Игорь отпрянул, но спокойно находиться рядом он не смог, его пальцы инстинктивно потянулись к лицу Арины, медленно коснулись ее разметавшихся по подушке волос, похожих на шоколадную глазурь. Бессонная ночь его тоже измотала, и Гарик бы с удовольствием еще немного поспал в ее объятиях, но, по его мнению, совместный завтрак в постели был бы как нельзя кстати, чтобы закрепить зыбкий фундамент начавшихся отношений. Он бесшумно сполз с кровати, обернулся на Арину, убедившись, что она все так же безмятежно спит.

       Несмотря на то, что Гарик с нетерпением ожидал пробуждения Арины, наравне с этим он его страшился. Что подтолкнуло ее к нему? Выпитый алкоголь, отчаяние, желание выбить клин клином? Чем больше Ставрович об этом размышлял, тем больше заводился, потому что после случившегося он был совершенно не готов к откату на прежние позиции в их отношениях. Из этого глухого тупика уже не будет выхода.

       Однако вопреки мрачным предположениям Игорь уже вовсю планировал, чем они с Ариной сегодня займутся. Он собирался забить на все дела и встречи и даже был готов приобщиться к сопливым мелодрамам, которые любит его избранница, лишь бы это их хоть как-то сблизило. Ставрович впервые был готов поступиться своими интересами ради другого человека. В прошлых отношения он никогда не переступал через себя, и уж тем более не пытался кому-то понравиться. Гарик отлично понимал, что Арина пока видит только одну из граней его личности, но он не хотел еще больше пугать это юное создание рассказами о непростом становлении успешного бизнеса. Ему хотелось побыть просто Игорем, у которого нет за плечами темных историй, кто живет здесь и сейчас, а не с легкостью просчитывает каждый ход своего противника. Все это было слишком не просто… Понимал он и то, что его прошлое и настоящее – это бомба замедленного действия, возможная угроза для их отношений, но еще не время было сыпать подобными признаниями.

* * *

       Так же как и Игорь, Арина не с первой попытки поборола сон, из распахнутых объятий которого совсем не хотелось выбираться. От малейшего движения каждая мышца ее тела отзывалась непривычной тяжестью, намекающей, что не помешало бы еще немного понежиться в кровати. Но стоило Арине сонно сомкнуть веки, как на пороге спальни появился Ставрович.

       Он неуклюже лавировал с большим подносом еды, держа при этом в зубах небольшой букетик цветов. Завершив маневр, он что-то сердито буркнул себе под нос, но, натолкнувшись на пытливый взгляд Арины, расплылся в приветливой улыбке.

       – Доброе утро, – сказал Игорь.

       Он довольно вздернул подбородок, немедля вручил ей цветы, тем самым отвлекая ее внимание, и, пока она разглядывала сочные лепестки на бутонах, устойчиво установил поднос на кровать.

       – Доброе утро, спасибо, цветы очень красивые, – поправив на груди одеяло, поблагодарила Арина.

       Между ними возникла неловкая пауза, которую первым нарушил Ставрович:

       – У тебя все хорошо?

       Он перехватил ее ладонь, поднес к губам, медленно целуя кончики пальцев. Арина растеряно пожала плечами, прислушиваясь к своим ощущениям. Вопреки ее прогнозам о том, что наступит утро, похмелье, а вместе с ними и сожаление от совершенного поступка, она чувствовала себя прекрасно. Голова радовала удивительной ясностью, а в ее отношении к Игорю за несколько часов сна ничего не изменилось.

       – Да, все отлично, – искренне ответила она, подхватывая с тарелки ломоть огурца.

       – Точно? – недоверчиво переспросил он.

       – Угу, – с набитым ртом подтвердила Арина, даже не пытаясь представить, что думает Игорь о ней и о ее странных переменах в суждениях.

       – Хорошо…

       Гарик подсел к ней поближе, запустил пальцы в ее волосы, но на этот раз Арина совершенно спокойно встретила его ласку.

       – Дай я сначала прожую, – смешливо сказала она, проглатывая угощение.

       Он мужественно перетерпел эти несколько секунд, прежде чем атаковать ее губы, ненасытно вбирая в себя нежную кожу.

       – Слушай, – через некоторое время произнес Игорь, – у меня действительно разыгрался аппетит, но отнюдь не продуктовый.

       Ставрович ослабил объятия и вопросительно посмотрел на Арину.

       – Я с утра вообще редко плотно завтракаю, – разрушая внутренние барьеры, решилась она, безмятежно отдалась во власть своего мужчины и нисколько не сомневалась в своих действиях.

       Но Гарик и не дал ей как следует поразмышлять над ситуацией, он быстро убрал поднос на прикроватную тумбочку, чтобы повелительно завалить Арину на спину и нависнуть сверху. Она медленно провела пальцами по его голым плечам, повторяя контур оставленных ею вчера легких царапин. На это Игорь только смешливо пробормотал что-то вроде «до свадьбы заживет» и с новой силой обрушился на нее с жаркими поцелуями, пробуждая у Арины толпу мурашек своим нетерпеливым дыханием и волнующими прикосновениями.

       Его пальцы снова стали невесомыми, а их танец по чувствительной коже переместился на внутреннюю сторону бедра, поднимаясь все выше и зажигая острую волну желания, только на этот раз без токсичной примеси неминуемой боли. Арина едва ойкнула, почувствовав вторжение его пальцев, но довольно быстро привыкла к этим движениям, и они даже показались ей приятными.

       Однако ее организм требовал чего-то большего… Арина легонько впилась ногтями в запястье Игоря, надеясь, что он поймет без слов, что она уже готова сорваться в пучину блаженства, наступление которого ощущала каждой клеточкой своего тела. Он не заставил себя ждать, заполняя собой готовое принять его лоно. Мир Арины сузился до них двоих, ей казалось, что Гарик был повсюду: он жадно вбирал в себя каждый ее стон, срывающийся с приоткрытых губ, каждое его прикосновение дарило наслаждение, а его ритмичные движения плавно подталкивали ее к краю острого удовольствия.

       Потом они долго приходили в себя, лежа в объятиях друг друга, утомленные, расслабленные и немного сонные. Арина вдруг некстати вспомнила о предохранении, а Игорь по какой-то причине об этом не обмолвился. На контрасте с пережитым за последние недели стрессом происходящее казалось Арине чем-то светлым, что не стоит омрачать будничными разговорами о презервативах. Ей просто хотелось плыть по бурной реке новых отношений, не задумываясь, к каким берегам ее может вынести.

       На смену страху и неприятию пришло совсем другое чувство, головокружительная эйфория притупила душевную боль и даровала невиданную ранее внутреннюю свободу. До встречи с Гариком в жизни Арины было слишком много запретов и условностей, что едва не привело ее к непоправимой трагедии. Эти мысли больно обожгли сознание, но Ставрович не дал ей долго думать о прошлом. Он по привычке подхватил ее на руки, зашептал на ухо, что она его измотала, поэтому завтрак отменяется, а вместо него требуется плотный обед.

* * *

       Арина потянулась к аппетитному тосту, без присущего ей стеснения принялась укладывать на него листья салата, кусочек белого сыра, затем ее голодный взгляд прошелся по тарелкам. Она порхала возле стола, выбирая себе все новые угощения.

       Игорь с нескрываемым восторгом наблюдал, как Арина смешно морщит нос, сдувая с лица норовившие упасть локоны. Он подошел и помог совладать с непослушной прической. Она на мгновение отвлеклась от обеда, засмотревшись на его голую грудь, чтобы потом вновь беззаботно продолжить свое занятие. Однако это зрелище не оставило ее равнодушной, воскресив в памяти недавнюю сцену в спальне, когда каждое мимолетное касание Ставровича разлеталось миллионами искр под кожей. От этих приятных воспоминаний Арина ощутила уже знакомое томление где-то внизу живота, но сил на что-то большее, чем обед у нее не было.

       У Игоря, похоже, были совсем другие планы. Он едва придавил Арину к столу и вклинился между ее ног.

       – Игорь, но здесь же едят, – наивно сказала она, удивленно распахнув глаза.

       – Я просто хочу тебя поцеловать, но ход твоих мыслей мне тоже нравится, – с интимной ноткой в голосе произнес он, едва коснулся ее припухших губ, чтобы тут же запечатать их требовательным поцелуем.

       Гарик сдвинул тарелки в сторону и легко усадил Арину на стол, она расслабилась в его руках, отклонилась назад, наслаждаясь невесомыми прикосновениями его ладоней к спине. Раньше подобное поведение Арина посчитала бы неприемлемым, но сейчас она отпустила себя и наслаждалась каждым моментом, здесь были только они, двое людей, поддавшихся страсти. Ласки Ставровича сводили ее с ума, от нежного касания возбужденной груди Арина закатила глаза, понимая, что через пару секунд он стянет с нее трусики, где по кромке кружева уже вовсю путешествовали его пальцы.

       От переполняющих ее эмоций она томно улыбнулась и уже закусила губу от предвкушения, как неожиданно Игорь сорвал ее со стола и резким движением буквально забросил себе за спину. Арина не сразу сообразила, что входная дверь с грохотом захлопнулась, а в гостиной послышались голоса, и тут же на кухню вошла женщина.

       – Ничего себе, сынок, у тебя тут хоромы, а говорил, что завязал со своим баловством, – громко проговорила она и застыла от изумления.

       Арине захотелось стать невидимкой или уменьшиться до микроскопических размеров, чтобы стать незаметной для незваных гостей: это был самый неподходящий момент, чтобы познакомиться с мамой Игоря.

       Игорь был не меньше ошарашен внезапным вторжением родственников, за несколько секунд неловкой заминки он успел пожалеть о том, что когда-то велел охранникам впускать свою семью в дом в любое время дня и ночи. Ставрович дотянулся до дрожащей руки Арины, желая ее немного успокоить, но все было без толку.

       – Мам, я не один, – тихо сказал он, кивнув на прячущуюся за ним Арину.

       – И я не одна, – растерянно ответила она. – С Димой… Отец нас завез.

       В отличие от матери, младший брат сразу понял, что к чему, поэтому быстро переместился в гостиную и, судя по доносящимся оттуда звукам, предпочел для начала ознакомиться с новомодной техникой.

       – Мама, познакомься, это Арина, – представил Гарик покрасневшую невесту, но на лице родительницы вместо ожидаемого умиления мелькнула тревога.

       – Светлана Николаевна, очень приятно. Детки, я, пожалуй, отца там, у телевизора подожду, а вы отдыхайте, тут же два этажа? – поймав суровый взгляд сына, она осеклась и поправила себя: – От неожиданности несу какую-то чушь. Мы с Митей вас в гостиной подождем, посидим, получше познакомимся.

       Арина неуверенно кивнула на ее предложение, интуитивно чувствуя, что знакомство вряд ли выдастся удачным…

       Глава 22

       У Арины уже был опыт знакомства с родителями избранника, и, как бы ни уверял ее Игорь в том, что его родственники простые и доброжелательные люди, ей почудилось, что она с первого взгляда не понравилась Светлане Николаевне. Когда они с Игорем спустились в гостиную, она в очередной раз странно на них взглянула, будто оценивала, подходят они друг другу или нет. Арине это жутко не понравилось, ей не хотелось заражаться сомнениями, ведь у них с Игорем пока все было слишком неопределенно. Несмотря на напряженную атмосферу, она еще ощущала порхание бабочек в животе, и было бы преступлением омрачать это сладкое томление неприятными эмоциями.


– Мамуль, что вы как не родные, могли бы уже вовсю хозяйничать на кухне, – пошутил Игорь, сильнее прижимая Арину к себе.

       – Да мы и так некстати нагрянули, – оправдывалась она. – Что же ты не сказал, что для девушки варенье берешь, я-то подумала, ты сам заболел, вот и приехали тебя проведать.

       – Как-то к слову не пришлось, – уклончиво ответил Игорь. – Идемте за стол, мы тоже не успели пообедать.

       Всей компанией они молчаливо переместились на кухню, но даже хлопоты по организации обеда не растопили лед между Ариной и мамой Игоря. Светлана Николаевна недоверчиво ее изучала, что Арине в какой-то момент показалось будто ее вот-вот в чем-то уличат. Она вопросительно посмотрела на Ставровича, но тот лишь пожал плечами, серьезно нахмурив брови.

       Светлана Николаевна торопливо разложила по тарелкам привезенное угощение, без энтузиазма поведав, что это любимый пирог Гарика, после чего в комнате снова повисло тяжелое молчание. Арина втайне надеялась, что его мама начнет рассказывать что-нибудь о детстве или юности старшего сына, отчего напряженность постепенно исчезнет, но вместо этого разговор сосредоточился на ней самой.

       – Арина, а чем ты занимаешься? – довольно строго спросила Светлана Николаевна.

       – Я студентка, учусь в аграрном, – ответила Арина, смутившись под ее цепким взглядом.

       С другой стороны стола с нее не сводил не менее цепкий взгляд младший брат Игоря. Дима напоминал ей нахохлившегося галчонка, его густые волосы хаотично выбивались из прически, а выражение лица смутно напоминало Игоря. Арина едва улыбнулась этому сходству, пытаясь представить, каким Игорь был в детстве.

       – А сколько тебе лет? – без стеснения спросил Дмитрий. – Восемнадцать-то есть? А то нам проблемы с законом ни к чему.

       Светлана Николаевна на какое-то время потеряла дар речи, но не стала одергивать сына, который, по всей видимости, озвучил то, что она стеснялась спросить.

       – Да, мне как раз восемнадцать, – еще больше краснея, сказала Арина, сильнее сжимая руку Игоря под столом.

       – А нашему Игорьку уже тридцать, только вот юбилей отмечали, – улыбнулась Светлана Николаевна.

       – Мам, ты так говоришь, будто мне не так давно пятьдесят стукнуло, и я собрался жениться на «дочке», – недовольно проворчал Игорь.

       Его слова словно кипятком ошпарили Арину. Ее задел этот спокойный и даже несколько будничный тон, с которым он говорил о предстоящей свадьбе. Она снова почувствовала себя незначительной. С того самого вечера на пустыре Арина потеряла управление своей жизнью, и ее несло как щепку в бурной реке жизни. Она с трудом сдержалась, чтобы не возразить или хотя бы не внести ясность в слова Гарика. Но вдаваться в объяснения перед Светланой Николаевной ей не хотелось, тем более что та явно не питала к ней симпатии.

       С другой стороны, таким образом Ставрович ее своеобразно защищал, давая понять родственникам, что перед ними не случайная девушка, а его будущая жена. От этих мыслей у Арины по спине побежали мурашки, она попыталась представить, какой Игорь в обычной семейной жизни, но воображение никак не желало рисовать разрешение бытовых вопросов. Вместо этого в ее голове снова возникли эпизоды их жаркой страсти, что с лихвой перекрыло подкрадывающиеся сомнения.

       – Так вы собрались меня скоро дядей сделать? – бесцеремонно отозвался Дима, ехидно улыбаясь матери. – А ты говорила, что внуков не дождешься.

       – Да, нам надо поторопиться, – усмехнулся Игорь, сохраняя интригу, – пока ты еще не занят учебой, будешь у нас надежной нянькой.

       – Да уж, огорошили так огорошили, я что-то в себя не могу прийти, – протянула Светлана Николаевна, которая раскраснелась и, как показалось Арине, обрадовалась новости.

       – Давайте сменим тему, – предложил Игорь, успокаивающе поглаживая ладонь Арины.

       А она сидела сама не своя, за внезапно нахлынувшими на нее чувствами Арина даже мысли не допускала о возможной скорой беременности. Приподнятое настроение бесследно улетучилось, а на смену ему пришла тревога из-за перспективы совсем скоро стать мамой. Приветливая улыбка для гостей давалась ей непросто, что даже мышцы лица заболели от постоянного напряжения.

* * *

       Когда родители Ставровича наконец-то уехали, Арина испытала непередаваемое облегчение, надеясь, что они с ним все обсудят, и Гарик, как всегда, сможет успокоить ее и развеять страхи. Почувствовав ее нервное напряжение, он положил ладони ей на плечи и притянул к себе.

       – Я не знаю, что нашло на маму, – тихо проговорил Игорь.

       – Мне кажется, что я ей не понравилась… – с грустью в голосе сказала Арина.

       – Но потенциальным внукам она обрадовалась, – хихикнул он, клюнув ее в макушку.

       – Ты намекнул на нашу свадьбу, чтобы она изменила ко мне свое отношение? Похоже, что Светлана Николаевна посчитала меня излишне молодой и легкомысленной. И вдобавок они застали нас в нелестной ситуации, еще чуть-чуть, и она бы стала совсем неловкой…

       – Ариша, я уже вышел из того возраста, чтобы стараться угодить маме выбором дамы сердца, главное, чтобы этот выбор мне нравился, – игриво прошептал Игорь, слегка прикусывая шею Арины. – Так может вернемся к тому, от чего нас так внезапно оторвали?

       Он резко развернул Арину к себе и жадно впился в ее губы, но она уперлась руками в его грудь, немного отстраняясь.

       – Игорь, – сказала она, – ты так и не ответил про свадьбу… Я пока не отошла от… Ты сам знаешь…

       На ее глазах опять навернулись непрошеные слезы, а горло перехватило нервным спазмом.

       – Я сказал это для того, чтобы родня правильно расставила акценты, тем более что я еще не познакомился с будущей тещей и тестем, о какой скорой свадьбе в таком случае может идти речь? – спокойно ответил Ставрович. – Я не собираюсь силком тащить тебя в ЗАГС, если ты об этом. Если только обстоятельства нас не поторопят. Летом свадьбу гораздо интереснее справлять, чем осенью, как считаешь?

       Арина улыбнулась ему сквозь слезы, но в тот же миг ее лицо снова исказила тревога.

       – Про обстоятельства мы, кажется, совсем позабыли…

       – Если хочешь, то вспомним, – растерянно пожал плечами Игорь.

       – Да, мне бы не хотелось, чтобы наши отношения что-то форсировало, – отведя глаза, пояснила она.

       – Но если из-за нашей забывчивости появится повод жениться раньше лета, мы же не сильно огорчимся? – спросил Игорь, обводя большим пальцем контур ее губ, где только что скатилась слезинка.

       – Конечно, нет… – согласилась Арина, но в душе она надеялась, что их забывчивость выпала на безопасные дни, о которых ей когда-то рассказывала Зина.

       Арине очень хотелось поверить в то, что Игорь наравне с ней поддался минутному порыву, но, в отличие от нее, у него был больший багаж жизненного опыта. В глубине души она боялась, что с его стороны это мог быть обдуманный ход, своеобразная ловушка для нее, чтобы предупредить возможные метания. Но Арине оставалось только строить догадки по этому поводу, ведь она сама вовремя не задала вопрос о предохранении.

       «С тем же успехом он бы мог подумать, что это я его хочу на себе женить», – подумалось ей.

       – Ариш, с тобой точно все хорошо? – мягко поинтересовался Ставрович, заключая ее в свои объятия.

       – Да, только устала немного.

       Она прижалась щекой к его груди, чувствуя, как учащается его сердцебиение.

       – Давай что-нибудь посмотрим по телеку, – предложил Игорь и стянул с ее волос резинку. – Мне так больше нравится, в образе амазонки ты гораздо привлекательней.

       Он бережно расправил по ее плечам рассыпавшиеся локоны.

       – Кстати, а почему амазонка? – заинтересовалась Арина, подхватывая его игривое настроение и на время отбрасывая свои опасения.

       – Красивая и бесстрашная…

       – Скажешь тоже, – цокнула Арина. – Я ужасная трусиха, знаешь, как я испугалась, когда вы меня на машине подвозили, – призналась она, освежив в памяти тот невеселый эпизод.

       – Но исцарапала руку нашему абхазскому другу и мне губу прикусила при следующей встрече. Смотри, если тебе не нравится такое домашнее прозвище, то мы его заменим на «дикую кошку», – засмеялся Гарик, отвечая на ее веселую улыбку.

       Арина никогда бы не подумала, что тот суровый и беспринципный мужчина, которого она все это время видела в Ставровиче, окажется настолько приятным и легким в общении. Рядом с ним время замедляло свой ход, Игорь постоянно ей что-то рассказывал, пояснял, сохраняя при этом удивительное терпение. От этих приятных мыслей на лице Арины проступила рассеянная улыбка, не оставшаяся незамеченной для Гарика.

       – Только не говори, что ты и мне придумала прозвище? – усмехнулся он, раскладывая для них диван.

       – Нет, – покачала она головой, – я в этом не сильна. Игорь, можно тебя кое о чем попросить?

       – Твой всемогущий джинн тебя внимательно слушает, – горделиво ответил он, вскидывая подбородок.

       – Не знаю, как правильно сформулировать… В общем, не притворяйся со мной другим человеком. Мне вначале показалось, что ты совсем иной…

       – Страшный, мрачный тип, который ворует чужих невест для психологических игр. Кажется, ты так обо мне думала? – припомнил он, увлекая Арину за собой на диван. – А еще я тут едва ли не подпольный притон держу, развращая юных красоток.

       – Игорь… – она стыдливо закрыла лицо руками.

       – Хотя в одном ты права, я действительно желаю «развратить» одну красавицу с бурной фантазией, – многозначительно ухмыльнулся Ставрович, навалился на нее сверху, покрывая ее щеки короткими поцелуями.

       – Только не забудь…

       – Помню-помню, я сейчас.

       Гарик нехотя отпрянул, вставая с дивана. Арина с опаской на него смотрела, пытаясь понять, как он относится к ее желанию погодить с наследниками. Однако Ставрович лишь понимающе ей улыбнулся.

       Глава 23

       Вот уже несколько минут Тимур наблюдал за спящей Кирой, и едва уловимая ухмылка коснулась его губ, когда она сладко потянулась под одеялом, сонно приоткрыла глаза, а через пару мгновений уже смотрела на него в упор своим фирменным хитрым прищуром. Ему нравилось, что эта девушка не стремится казаться лучше, чем она есть на самом деле. Цепкая провинциалка, амбициозная, но тем не менее не лишенная тех качеств, которые ему импонировали.

       – Тимурик, ты почему так рано встал? – прощебетала она, удобно устраиваясь в постели.

       – Организм потребовал каплю никотина с утра пораньше, – ответил Авдеев, прикурил сигарету и повернулся к приоткрытой двери на балкон. – Да и сегодня на рынок собирался съездить, а то того и гляди развалят все без меня.

       Самодовольно хмыкнув, он сделал глубокую затяжку и задумчиво уставился вдаль, где беззаботно колыхались верхушки деревьев.

       – Рынок? – недовольно переспросила Кира. – Ты же вроде говорил, что собираешься в ближайшее время открыть ресторан.

       Тимур некоторое время молчал, припоминая, во время какой из недавних хмельных посиделок с Кирой, он мог озвучить такую ересь.

       – Ты что-то путаешь, – уже без настроения пробурчал Авдеев. – Это мой друг, Игорь, ресторан открывает, а мне и так неплохо. А с чего это ты ресторанами заинтересовалась? Тем более чужими…

       Он потушил недокуренную сигарету, сел рядом с ней на диван и внимательно посмотрел на ее растерянное лицо, чтобы тут же без лишних слов повелительно заключить в объятия. От этой навязанной и грубоватой ласки Кира запротестовала, безрезультатно цепляясь пальцами за ткань его футболки, но Тимур за это в назидание ощутимо прикусил ей нижнюю губу во время долгого поцелуя.

       – Да что это с тобой? – прокричала она, ощупывая языком появившуюся ранку на слизистой.

       – Пошутил, – лучисто улыбнулся Тимур, поднимая ладони вверх.

       – Авдеев, это ничуть не смешно, – всхлипнула Кира, торопливо озираясь. – У меня скоро выступления, а я буду на них с обкусанными губами. Ты не видел мой халат?

       – Какие выступления? – по слогам и уже серьезно спросил Тимур, игнорируя ее вопрос.

       – Мы едем в Сочи, – обреченно сказала она.

       – И когда ты собиралась мне об этом сообщить? Только не говори, что планировала тайком сбежать? – обманчиво игривым тоном поинтересовался он, прожигая Киру цепким взглядом.

       В глубине души Авдеев понимал, что не имеет никакого права что-либо запрещать своей любовнице, ведь, в отличие от нее, он был несвободен, пусть и давно жил отдельно от жены и сына. Но, рассудив, что в отношениях с Кирой это вряд ли что-то меняет, Тимур не собирался сдавать позиции.

       – Конечно, нет, – неуверенно пробормотала Кира. – Нашу балетную школу включили в программу в последний момент. Не переживай, это всего на три-четыре дня, наверное, мы даже не успеем посмотреть достопримечательности.

       – Не успеете, так небольшая беда, – задумчиво произнес Тимур.

       – Я так понимаю, ты не одобряешь? – взъярилась Кира, читая очевидное недовольство на его лице. – Заметь, я не стала отпираться и выкручиваться, я сказала тебе так как есть. Значит, ты мне не доверяешь?

       Авдеев отвел взгляд на стену, изображая внезапно проснувшийся интерес к рисунку на обоях.

       – Сама подумай, время сейчас неспокойное, – пугающе тихо произнес он. – В столице страшно ходить вечерами, а ты в Сочи собралась.

       Тимур знал, что деланное спокойствие действует на оппонента гораздо эффективнее, чем театральные скандалы с битьем посуды и оглушительными воплями. Кира снова прищурила глаза, но не спешила парировать его доводы. Она лишь молча поджала губы, прежде чем озвучить свое предложение:

       – Хорошо, я с ними не поеду, ты меня убедил, – уверенно проговорила она. – Давай тогда в это время съездим к твоим в Абхазию, развеемся.

       Теперь уже Тимуру нужно было искать веские аргументы, чтобы обосновать отказ.

       – А зачем нам куда-то ехать? – уклончиво ответил он. – Мы можем устроить медовый месяц и здесь.

        Авдеев понял, что Кира явно о чем-то догадывается, только пока не решается это озвучить.

       – Знаешь, Тимур, – вдруг воскликнула она. – Мне кажется, что мы с тобой поторопились съехаться.

       Кира проворно вскочила с постели, потянулась к своей домашней тунике, чтобы прикрыть наготу, но Тимур не дал ей этого сделать. Легким движением он завалил ее на диван и навалился сверху.

       – Капризничаешь, – промурлыкал он, легонько целуя ее в кончик носа. – Мы так мало еще встречаемся, извини, но пока нет повода знакомиться с родней.

       Стараясь не замечать злости в ее взгляде, он медленно потянулся губами к виску, сопровождая этот жест невесомым движением ладони по ее бедру, мягко, едва дотрагиваясь до гладкой кожи, чтобы неожиданно грубо сжать пальцы на расслабленной ягодице.

       – Мне больно, отпусти, – возмутилась Кира, неистово под ним трепыхаясь.

       – Малышка, давай так договоримся: я мужчина, и я сам решаю подобные вопросы. А то превращаешь наши отношения в мыльную оперу. Вовремя, не вовремя… – ухмыльнулся он, скользя влажными губами по изящным изгибам ее шеи.

       – С тобой невозможно разговаривать, – сквозь стон прошептала она.

       – Есть много других полезных дел, кроме пустых разговоров, – отшутился Тимур, указательным пальцем накрывая ее приоткрытые губы, прежде чем завладеть ими в головокружительном поцелуе.

* * *

       Чтобы поднять Кире настроение, Авдеев отправился с ней в поход по магазинам.

       – Тима, ты много народа пригласил на день рождения? – прокричала ему Кира из примерочной кабины, пользуясь тем, что рядом не было других покупателей.

       – Не считал, только самые близкие, – сказал Тимур и замолчал, вспомнив, как неохотно Гарик принимал его предложение, но при этом обещал прийти вместе с Ариной.

       – Ну, как я тебе? – воскликнула Кира, открывая тяжелую штору кабинки.

       Золотое платье сидело на ней идеально, будто его шили специально для нее. Авдеев торжествующе улыбнулся – его дама непременно затмит других девушек на празднике. Он знал, что Кира умеет себя достойно преподнести, а ее яркая внешность этому весьма способствует.

       – Берем, – кивнул он. – И то, что ты до этого мерила, тоже.

       Кира нервно засуетилась, а на ее лице промелькнула тень невысказанной вины, что не прошло мимо Тимура.

       – Спасибо, ты невероятно щедрый, – сдержанно поблагодарила она, одаривая его дежурным поцелуем в щеку. – У вас же сегодня с Глебом посиделки? А то я что-то позабыла…

       – Да, решили пивка попить, – ответил Авдеев, подозрительно на нее покосившись.

       – А я посмотрю кино и лягу спать, тоже проведу вечер с пользой.

       – Ваши сегодня уезжают? – уточнил Тимур, попутно рассчитываясь за покупки.

       – Вроде, – пожала Кира плечами, пряча взгляд.

       Он ничего ей на это не ответил, лишь взял ее под руку и повел к машине. Тимур привык доверять своей интуиции, поэтому не поверил в покорность Киры и не сомневался в том, что она не упустит шанса уехать. Авдеев был уверен, что Кира не сдала билет, и стоит только ему выйти за порог квартиры, как она кинется собирать чемодан, чтобы успеть на поезд. Будто в насмешку его мыслям, Кира лукаво ему улыбнулась, не переставая копошиться в своей сумочке.

       – Ты сегодня какой-то молчаливый, – томно проговорила она, на что Тимур ответил лишь лаконичное: «Устал».

       Авдеев знал, что Кира обидится на него после того представления, которое он собирается ей устроить. Зато впредь поостережется врать и изворачиваться, а заодно научится правильно расставлять приоритеты.

       Покатавшись необходимые пару часов по городу, он вернулся к дому, остановился на соседней парковке и нетерпеливо посмотрел на часы. Как Тимур и предполагал, вскоре у его подъезда припарковалась «Волга» желтого цвета. Авдеев сильнее сжал руль, надеясь, что ошибся, но он уже столько раз сталкивался с женским коварством, что нутром чуял правильность своей гипотезы.

       Спустя минуты томительно ожидания дверь подъезда широко открылась, и появилась Кира с довольно увесистым чемоданом в руках. По размерам ее «котомки» Тимур сразу понял, что его избранница решила повторить «подвиг» Софьи, которой Гарик спустил подобное с рук. Только вот Авдеев не собирался быть столь великодушным.

       Не дождавшись помощи водителя, Кира торопливо посеменила к машине, но Тимур настиг ее в тот самый момент, когда она потянулась к ручке пассажирской двери.

       – Шеф, свободен, девушка никуда не едет, – коротко скомандовал он испугавшемуся водителю.

       Кира, в отличие от водителя такси, была не напугана – она была в ужасе от внезапного разоблачения.

       – Надеюсь, что ты все собрала? – хмыкнул Тимур и осмотрел ее с ног до головы.

       – Меня ждут… – хрипло проговорила она, не желая двигаться с места.

       Авдеев крепко подхватил сопротивляющуюся Киру под локоть и повел обратно к подъезду.

       – Подождут и уедут, – злобно фыркнул он. – Вы же там все такие идейные, уж точно никто на вокзале не останется.

       Тимур завел ее в квартиру и с силой бросил чемодан на пол, отчего тот жалобно звякнул и раскрылся.

       – Какое ты имеешь право мне что-то запрещать? – яростно заспорила Кира, отойдя от первоначального шока.

       – Надо же… Туфельки-то сними, а то тяжело на каблуках стоять, – иронично сказал Тимур, искоса поглядывая на выпавшие на пол вещи.

       Кира поспешно скинула туфли и с гордо вздернутым подбородком подошла к Авдееву.

       – Я тебя не боюсь, – смело проговорила она.

       – А вот это ты зря, – вскипел он, прижимая ее к ближайшей стене.

       Кира взвизгнула от неожиданности, растеряв всю напускную браваду.

       – Балет – это моя жизнь, – хрипло прокричала она. – А в твоей жизни я никто, с чего ради я должна чем-то жертвовать ради твоей прихоти?

       Авдеев подозрительно спокойно улыбнулся.

       – Можешь не надрываться, соседям глубоко наплевать, что здесь происходит, милицию точно никто не вызовет, – мягко сказал он ей на ухо, поглаживая побледневшую щеку. – Платье на тебе хорошо сидит, на мой день рождения его наденешь.

       Кира испуганно посмотрела вниз, будто успела позабыть, какое именно платье на ней надето, и тут же интенсивно закивала головой.

       – Извини… – тихо всхлипнула она.

       – Ничего, с кем не бывает? Я вообще не обидчивый, – демонически ухмыльнулся Тимур, высвобождая Киру из захвата.

       Она робко отошла в сторону на пару шагов, растирая запястье, которые только что крепко сжимали его пальцы.

       – Давай поговорим…

       – Меня Глеб ждет, а ты отдохни пока, посмотри телевизор, – распорядился Авдеев, вновь подходя к ней совсем близко.

       – Хорошо, я тебя подожду. Обещаю, – виновато промямлила она.

       – Даже не сомневаюсь…

       Схватив Киру за руку, Тимур оттащил ее к дивану и, не успела она и глазом моргнуть, как оказалась прикованной наручниками к трубе отопления, которая весьма кстати проходила у изголовья.

       – Ты с ума сошел? – зашипела она, проверяя наручники на прочность.

       – Надеюсь, что подобное было в первый и последний раз, – проникновенно сказал Тимур, присаживаясь перед ней на корточки. – В другой раз я уже не буду столь любезным.

       – Можно подумать, я для тебя хоть что-то значу, – не успокаивалась Кира.

       – Больше, чем ты думаешь, – многозначительно ответил он и включил телевизор. – Приятного просмотра, через пару часов я вернусь.

       Глава 24

       Спустя две недели своеобразного медового месяца Арина все больше погружалась в пучину стремительных отношений с Гариком. Ей казалось, что он без остатка заполнил собой ее уютный мирок, так что она позволила себе на какое-то время забыть о предстоящей встрече с родителями, не желая омрачать идиллию непростым разговором. Ставрович, наоборот, упорно настаивал на скором визите в ее родительский дом, а Арина под всяческими правдоподобными предлогами увиливала от скорого знакомства, потому что знала наверняка, что ее выбор категорически не понравится родителям.

       В один из дней, когда Игоря не было дома, она решилась на прогулку по окрестностям. Арина медленно шествовала по извилистой дороге, стараясь абстрагироваться от идущего неподалеку охранника. Его присутствие ее не напрягало и даже немного веселило. Она воображала себя известной теледивой, для которой наличие охраны всего лишь необходимая мера личной безопасности.

       В целом поселок ей не особо понравился, складывалось впечатление, что большинство домов куплены для галочки, чтобы таким банальным образом утвердить свой финансовый статус. Особняк Игоря заметно выделялся на их фоне, пусть он не отличался дизайнерскими изысками, но все в нем было сделано добротно, хотя Арина не могла быть объективна ко всему, что связано со Ставровичем.

       Остановившись напротив дома, она мечтательно засмотрелась на солнечные зайчики, резвящиеся на гладкой поверхности стекол, и игриво им улыбнулась, прикрывая ладонью глаза от яркого света. Ее уединение нарушил звук мотора, и скоро недалеко от нее припарковался джип Игоря.

       – Вижу, ты времени даром не теряешь, – проговорил он, выходя из машины.

       – Ты же сам говорил, что меня никто не держит, – лукаво ответила Арина, с нежностью на него глядя. – Вот я и проверяю надежность твоих слов.

       – Кто тебе сказал такую глупость? Уж точно не я, – не стесняясь охранника, Ставрович обхватил Арину за талию и притянул к себе для поцелуя. – Я очень соскучился.

       – И я, без тебя мне скучно и совершенно нечем заняться, – ответила она, пожав плечами.

       – А я будто особенно веселый, – Игорь притворно засмущался, потихоньку увлекая Арину во двор. – Кстати, у меня есть для тебя подарочек.

       – Игорь, я, конечно, понимаю, что ты не бедный человек, но я же не за подарочки с тобой живу, – обиженно сказала Арина, внимательно посмотрев ему в глаза.

       – Хорошо, – кивнул он. – Тогда с сегодняшнего дня я начну экономить, а завтра все сдам в магазин, – посмеивался Ставрович.

       – Ну вот, раздразнил, а теперь «сдам в магазин». А что там было?

       – Да ничего дорогостоящего или драгоценного, всего лишь приобрел пару кассет, ты зря размечталась, – веселился он, но Арине показалось, что его приподнятое настроение не более чем ширма для нее.

       – Что-то случилось? – взволнованно спросила она, отбросив легкомысленность.

       – С рестораном не все гладко, выискался еще один претендент, но я уступать не намерен, – уже серьезно сказал Игорь.

       – Тебе ничего не угрожает? – испугалась Арина, искренне считая, что рассудительный и в чем-то благородный Гарик не особо вписывается в ту субкультуру, о которой ей неустанно толковал отец.

       – Не переживай, все вопросы можно мирно урегулировать.

       Арина растерянно кивнула и хотела его обнять, запустив руки в раскрытые полы куртки, но Игорь перехватил ее руки и поднес к губам, согревая теплом своего дыхания.

       – Пойдем в дом, – прошептал он ей на ухо, целуя в висок.

       Они прошли в гостиную, и Арина деловито поправила плед на диване, безмолвно намекая Игорю, что они могут здесь уютно устроиться и поговорить.

       – Я переоденусь и вернусь, – деловито проговорил Ставрович.

       – Я с тобой, мне тоже нужно переодеться, – беззаботно сказала она, догоняя его на лестнице.

       Возле спальни он остановился и пропустил Арину вперед.

       – Сейчас документы выложу и присоединюсь, – бросил он ей, торопливо удаляясь по коридору.

       Такое странное поведение встревожило Арину, она не знала, что и думать, ведь никаких документов у него при себе не помнила. Поток ее рассуждений нарушил металлический стук в соседней комнате. Арина немного успокоилась, понимая, что Игорь действительно открыл сейф, чтобы надежно укрыть бумаги. Да и есть ли у нее повод, а самое главное, право в чем-то его подозревать? Промелькнувшая мысль несколько охладила желание вести расследование, оставив ощущение вины за излишнюю подозрительность.

       – А вот и я, – устало сказал Гарик, появляясь в дверях спальни.

       Арина энергично вскочила с кровати, чтобы мимоходом продемонстрировать ему новый домашний комплект, который Игорь недавно для нее купил, но он по-прежнему пребывал в задумчивости и никак не прореагировал на это дефиле.

       – Пока ты переодеваешься, я успею сварить твой любимый кофе, – предложила Арина и побежала на первый этаж, чтобы исполнить обещанное.

       Но, как бы она ни отгоняла от себя неизвестно откуда взявшуюся тревогу, легче не становилось. Арина сделала глубокий вдох, гипнотизируя турку, где уже появились первые пузырьки.

       Игорь вошел на кухню молча и сразу уселся за стол. Она понимающе на него посмотрела, торопливо соорудила пару бутербродов и осторожно установила рядом с ним кофейную пару.

       – Теперь уже мне впору спрашивать, что случилось, – иронично сощурился Гарик, делая глоток кофе. – Что-то ты подозрительно заботливая.

       – Не буду скрывать, у меня очень тревожно на душе. Ты же знаешь, что иногда люди жертвуют своими жизнями, не в силах справиться с жерновами под названием «Большой бизнес», – осторожно озвучила свои опасения Арина, присаживаясь рядом с ним на стул.

       – Конечно, знаю…

       – Я тут подумала, – пылко начала она. – Если ты решил сменить род деятельности, то почему не хочешь вернуться в свою профессию? Неужели инженер не найдет себе работу? – несколько наивно толкнула речь Арина, вызвав на лице Гарика довольную улыбку.

       – Ариша, все хорошо, так сложилось, что один нехороший человек нацелил другого нехорошего человека на мой объект, и тот в свою очередь вышел ко мне с предложением его купить, я, естественно, отказался. Остается лишь выяснить, насколько глубоко обижен на меня потенциальный «деловой» партнер и как можно загладить это недоразумение.

       – Не нужно вводить меня в заблуждение, – обиженно пробурчала Арина. – Я смотрю новости даже чаще, чем это нужно… Игорь, пожалуйста, я боюсь за тебя, ты даже не представляешь, какие люди могут скрываться за маской бизнесмена. Это люди без принципов, без души, для них устранить человека ничего не стоит, – со слезами в голосе настаивала на своем она. – Обычные люди тоже живут счастливо, взять, к примеру, моих родителей…

       От этих слов Ставрович замешкался и не сразу нашелся с ответом.

       – Ариш, я, конечно, ценю твою готовность жить со мной и в шалаше, но ты переоцениваешь размах сложившихся проблем. Видимо, я устал за день и нагнал на тебя панику своим упадническим настроением. И, кстати, я тоже самый обычный человек, любишь же ты навешивать ярлыки, – успокоил ее Игорь, как ни в чем не бывало попивая кофе.

       – Ты слишком хороший, правильный для своего окружения… Поэтому я переживаю, – всхлипнула Арина, отворачиваясь к окну.

       Услышав столь неожиданное признание, Игорь заключил ее в объятия и усадил к себе на колени.

       – Аринка, я не первый год веду дела и веду довольно успешно, не переживай, – сказал он, уткнувшись носом в ее затылок. – Давай сегодня отдохнем, а завтра к твоим съездим?

       – Хорошо, – после недолгой паузы согласилась она, посчитав, что глупо откладывать неизбежное.

* * *

       Следующий день, как и предполагала Арина, был наполнен суетой и волнениями. Она уже в который раз осмотрела свой стройный силуэт в красивом платье, прежде чем окончательно убедиться, что этот наряд как нельзя кстати подходит для визита к родителям. Игорь, неожиданно появившись в отражении за ее спиной, тоже одобрительно кивнул.

       – Ты меня напугал, – с укором сказала Арина, поворачиваясь к нему.

       – Вроде я не страшный бабайка, хотя побриться бы не мешало, – с сомнением в голосе проговорил он, трогая пробивающуюся на щеках щетину.

       – Тебе идет. Я немного волнуюсь, потому что не знаю, что им скажу…

       – Скажешь, что потеряла голову от любви, – весомо сказал Игорь и, немного помолчав, продолжил свою мысль: – Кстати, ты мне так ни разу и не сказала, насколько серьезны твои намерения. Любишь ли ты мою скромную персону или нет?

       – Вижу, что не только я волнуюсь. Конечно, люблю, – воскликнула Арина, повиснув на его шее. А ты меня?

       – Еще спрашиваешь… Не любил бы, не терпел бы столько времени твои выкрутасы, – проворчал Игорь и легко оторвал ее от пола.

       Она тепло ему улыбнулась, смотря в его добрые лучистые глаза, другого Игоря Арина не знала, для нее он был именно таким: добрым, щедрым, внимательным.

       – Поехали, – нетерпеливо сказал он, поспешно выводя Арину из комнаты.

       В томительном предвкушении встречи с родителями, по которым она очень соскучилась, Арина не заметила, как они оказались в машине, а в окне замелькали загородные пейзажи. История, которая начиналась как криминальный триллер, вдруг увиделась ей самым настоящим счастливым случаем. Арина теснее прижалась к руке Игоря, думая о том, как поведут себя родители, о том, что непременно скажет отец и как заохает мама.

       Не успела она глубоко погрузиться в размышления, как машину дернуло, и раздался резкий визг тормозов. Арину тут же накрыло плотной пеленой страха, когда она увидела, что их подрезала огромная машина, вынудив свернуть на обочину. Она почувствовала, что мышцы на теле Игоря стали твердыми как камень, он с шумом вдохнул воздух и поправил полы куртки.

       Тем временем из обогнавшей их машины вышел коренастый мужчина, его надменное выражение лица не вызывало ничего кроме паники и ужаса.

       – Игорь, мне страшно, – прошептала Арина.

       – Не бойся, я сейчас выйду, а ты ложись вот сюда, между сиденьями, – пугающе спокойным голосом сказал Ставрович, указав взглядом вниз.


Он вышел, а Арина оцепенела, начисто позабыв о его просьбе. Вместо этого она вместе с водителем гипнотизировала лобовое стекло, наблюдая за ходом встречи. Мужчины приветливо друг другу улыбнулись, пожали руки, на какое-то время их разговор показался Арине приятельским, и она даже немного успокоилась, но незнакомец вдруг потянулся к внутреннему карману куртки.

       – Пригнись! – рявкнул на нее водитель, собираясь выскочить из машины на помощь шефу.

       В этот тревожный миг Арина ничего не воспринимала, она будто смотрела фильм на замедленной съемке, удивляясь тому, что внешне расслабленный Игорь умудрился опередить незнакомца и первым вскинул пистолет, уверенно наведя в область его груди. О наличии оружия у Ставровича Арина не догадывалась, зато теперь ей открылась тайна с несуществующими документами.

       Лицо Гарика исказила устрашающая гримаса, он на глазах превратился в совсем другого человека, и это его в пору было опасаться. Его обидчик едва ли мог ему противостоять, под дулом пистолета он что-то суетливо рассказывал Ставровичу, а тот лишь время от времени кивал на его реплики, иногда коротко отвечая. Закончив разговор, если происходящее можно было так назвать, Гарик выразительно кивнул в сторону колес. Незнакомец торопливо нырнул в салон автомобиля и достал не то отвертку, не то что-то подобное и безжалостно пропорол шины своего внедорожника.

       Оставшись довольным результатом, Ставрович бесцеремонно развернул незнакомца к себе спиной и со знанием дела его обыскал. Последовала небольшая перепалка, после которой мужчина медленно извлек из тайника пистолет и забросил в водоем возле дороги. Затем он с высоко поднятыми руками медленно сделал пару шагов в сторону обочины. Удерживая его на прицеле, Игорь торопливо сел в машину. И не успел он захлопнуть дверь, как водитель резко сорвался с места и развернулся в обратном направлении.

       – Шеф, все в порядке? – обеспокоенно спросил он.

       – Более чем, – ответил Гарик. – Только настроение испортили, ну ничего, Аринка, завтра съездим к твоим.

       Арина не могла выдавить из себя ни слова, реальность оказалась куда более жестокой, чем она себе представляла. А она еще переживала, что Ставровича могут обидеть конкуренты. После этой сцены эпизод с продажей на пустыре казался ей едва ли не безобидной шалостью.

       Как и в ту ночь, она не заметила, как они подъехали к его особняку.

       – Ариша, – ласково позвал ее Игорь, – идем в дом, я тебе все объясню.

       Он помог выйти ей из машины, а заметив ее состояние, подхватил на руки, внес в дом и заботливо усадил на диван.

       – Не надо ничего говорить, мне нужно успокоиться, – запинающимся голосом взмолилась Арина.

       Ей не хотелось ничего слышать, она морально была не готова, нет, не сейчас…

       – Это тот самый человек, – сбивчиво объяснял Игорь, поглаживая похолодевшие ладони Арины, – который нас лбами столкнул с Быковым, такое нельзя спускать на тормозах.

       – Что он хотел? – рассеянно сказала она.

       – Объясниться… Мол, в баньке перепарился и сболтнул лишнего о том, что я банкрот и распродажу устраиваю. Зажравшаяся морда, пусть радуется, что легко отделался, – в сердцах выпалил Игорь, но тут же осекся.

       – Твои доводы были явно убедительнее, – сказала Арина, поглядывая на пистолет, который Игорь впопыхах выложил на тумбочку. – Он будет тебе мстить?

       – Ты о чем? Он просто понтовитая сошка и уж точно не заслуживает твоего внимания. Но охрану мы непременно усилим.

       Гарик понимающе посмотрел на Арину, поднялся и вышел, чтобы вскоре вернуться с бутылкой коньяка и очищенным мандарином.

       – Таблеток успокоительных в хозяйстве не имею, – сказал он. – Но это вполне сгодится, сделай пару глотков, полегчает.

       Ставрович протянул ей откупоренную бутылку, но Арина не хотела выпивать, она боялась, что ее тут же стошнит, но не стала с ним спорить. Нерешительно сделав глоток, она поспешно заела коньяк долькой мандарина.

       – Все, я больше не хочу…

       – А больше и не надо, пойдем в спальню или тут останемся? – виновато спросил Игорь.

       Он прижал ее ладони к своей груди, давая ощутить бешеный ритм сердца. Арина безвольно передернула плечами, предоставив ему самому сделать выбор. Ставрович немного подумал, снова подхватил ее на руки и понес на второй этаж в спальню.

       Глава 25

       Арина проснулась в два часа ночи и долго смотрела в кромешную темноту комнаты, привыкая к ней, а заодно пытаясь понять, был ли тот ужас на дороге реальностью или это всего лишь тревожный сон, порожденный разумом после просмотра остросюжетных фильмов. Она осторожно приподнялась на локте, чтобы не разбудить Игоря, и ее взгляд сразу же зацепился за платье, небрежно лежащее на полу. Увы, все тревоги и события вчерашнего вечера оказались суровой реальностью, и ей придется с этим свыкнуться.

       Воспоминания в мельчайших деталях пронеслись перед глазами, вновь окуная в ужас и панику так, что Арина сама не заметила, как ее губы задрожали, а по щекам полились слезы. Она зажала рот ладонью, чтобы Гарик не услышал ее всхлипывания, и попыталась взять себя в руки, но все было без толку: тело била крупная дрожь, которая ни в какое сравнение не шла с недавней лихорадкой во время ангины, а из груди так и норовили вырваться звуки отчаяния. Арина с тоской думала, что их уютному мирку нанесен непоправимый урон, и, как ни закрывай глаза на случившееся, как раньше уже не будет.

       Почувствовав ее судорожные метания по кровати, Ставрович открыл глаза.

       – Ариша, ночь на дворе, поспи еще, – сонно проговорил он, проводя большим пальцем по ее голой спине.

       Мимолетные прикосновения, которые еще вчера высекали искры желания, сегодня пробуждали лишь желание укрыться в потаенном месте и отсидеться там, пока в голове все не уляжется.

       – Пить хочу… Я скоро вернусь, – не поворачивая головы, сказала Арина.

       Она небрежно накинула на себя халат и скрылась в полутьме коридора, надеясь, что Игорь сразу уснет, и у нее появится время побыть в одиночестве, чтобы все как следует обдумать. Арина прошла на кухню, неторопливо заварила чай с лимоном и ушла в гостиную, где удобно устроилась на диване, укрыв ноги пледом. Она поймала себя на мысли, что скучает по спокойствию и стабильности. Арина больше не чувствовала себя здесь в безопасности, в каждой тени, отбрасываемой на плотно закрытые шторы ей чудился тот мужчина бандитской наружности и его хищный оскал. Вопреки ее желанию, следом за этими пугающими образами в голове вновь возник тот, «другой» Ставрович. Если бы она с самого начала познакомилась с этой его стороной, то не смогла бы с такой легкостью в него влюбиться, скорее всего, она до сих пор бы его страшилась.

       События последнего месяца настолько перемешались у нее в голове, что Арина не была ни в чем уверена. Что из себя представляет Игорь Ставрович на самом деле? Его хорошее к ней отношение может легко оказаться маской, благодаря которой она по уши увязла в этих силках. Она еще не смогла окончательно свыкнуться с внезапно открывшейся правдой о Викторе и Зине, как на нее обрушился новый удар. Можно было трусливо прятать голову в песок, убеждать себя, что ничего в их отношениях с Гариком не поменялось, но Арина больше не хотела обманываться и жить иллюзиями.

       – Аринка, ну ты чего? – раздался голос Игоря, а через пару секунд он сел рядом на диван, бережно укладывая ее ноги себе на колени.

       – Я не знаю, у меня такое чувство, что меня оглушили и я все еще прихожу в себя, – не стала лукавить Арина.

       – Я бы мог соврать тебе, – сумбурно начал разговор Ставрович, – что в моей жизни никогда не случалось подобных эпизодов и то, что ты увидела, было исключением. Но, поверь, темное постепенно уходит из моей жизни.

       Арина с надеждой посмотрела в его лицо, ожидая услышать такие слова, которые перечеркнули бы зародившиеся сомнения, но он молчал, виновато уткнувшись щекой в ее ладонь.

       – Ты бы смог в него выстрелить? – неожиданно спросила она.

       От этих слов Игорь замер, опустив уставшие веки.

       – Ариш, ты сильно испугалась, тебе нужен полноценный отдых, – резко сменил он тему. – Если хочешь, то мы можем съездить к моим бабушке и дедушке.

       Но Арина не собиралась сдаваться, она должна была выяснить все сейчас.

       – Ты бы смог? – с хрипом в голосе переспросила она.

       – Аришка, зачем ты себя мучаешь и меня заодно? Ничего не поменялось… Слышишь? Ни-че-го, – он обхватил ее лицо ладонями, заставляя посмотреть в пучину его черных глаз. – Я так сильно тебя люблю, что только за это не дал бы этому г*внюку ни единого шанса, если бы он начал атаковать.

       – Я поняла, – грустно вздохнула Арина.

       Она не знала, как правильно реагировать на его признания. В чем-то он был прав, но от этого легче не становилось.

       – Неужели тебе было нужно так мало, чтобы от меня отвернуться? – спросил Гарик, а его руки опустились на ее плечи, чтобы слегка встряхнуть.

       – Я тебя тоже люблю, но я боюсь…

       – Чего? Ариша, в этом доме гораздо безопасней, чем тогда, когда ты со своей Зинкой бродила в сумерках неблагополучных районов, – сбивчиво наставлял Игорь, смахивая с ее щек скатившиеся слезинки. – Все будет хорошо, не плачь, а то глаза опухнут, и твои родители подумают, что я тебя обижаю.

       – Я не хочу к своим, я не могу. Родители слишком хорошо меня знают, чтобы явиться к ним с таким грузом на сердце, – затараторила Арина, не желая вмешивать родителей в их отношения, по крайней мере до тех пор, пока она сама во всем не разберется.

       – Тогда просто пойдем спать, – вполголоса предложил он, легонько потянув Арину за руку.

       – Я не хочу спать…

       – Есть довольно действенное и вместе с тем приятное снотворное, – с улыбкой произнес Гарик, прижимая ее к себе.

       – Нет, не надо, – запротестовала она и забилась в его руках.

       Но Ставрович и не думал ее удерживать.

       – Тише, тише… Я пошутил, – вкрадчиво прошептал он, догнав Арину на лестнице.

       – Почему, когда у меня все так хорошо, то ситуация тут же переворачивается с ног на голову? – всхлипнула она, давая себя обнять.

       – Пройдет пара дней, и все забудется. Главное, не накручивай себя. Может, купить для тебя каких-нибудь успокоительных? – осторожно спросил он.

       – Нет, не нужно, – наотрез отказалась Арина. Она не хотела превратиться в одну из тех женщин, спокойствие которых зависит от выпитой вовремя таблетки.

       – Утро вечера мудренее. Старая проверенная мудрость, пойдем…

       Но, несмотря на заверения Игоря, в состоянии Арины за несколько последующих дней ничего не изменилось, она была так же замкнута и больше не желала строить какие-либо планы. Ее настроение красноречиво определялось цитатой из старой сказки: «Что воля, что неволя – все равно».

       Даже предстоящий выход в свет ее не обрадовал, Арина безразлично прокрутила в руках нарядное синее платье, прежде чем в него облачиться, расправила поникшие плечи, скептически смотрясь в зеркало.

       – Тебе идет, – сделал комплимент вошедший в комнату Игорь. – Смотрю на тебя и думаю, очень жаль, что у нас не появилось объективных обстоятельств поскорее отправиться в ЗАГС.

       – Этого мне только не хватало сейчас для полного счастья, тьфу-тьфу, у меня все прошло вовремя, – пробубнила Арина.

       Ставрович предпочел сделать вид, что не замечает отсутствие у нее настроения, и с надеждой спросил:

       – А давай поженимся, не дожидаясь лета?

       – С такими вопросами лучше не торопиться, – вздохнула она, поворачиваясь к нему лицом.

       – Хорошо, сдаюсь… Но только пока, – улыбнулся Гарик, подставляя ей согнутую руку для поддержки.

* * *

       День рождение Авдеева устраивалось в небольшом, уютном ресторане. По тому, как уверенно Игорь прошел внутрь, по реакции официантов Арина поняла, что он здесь часто бывает. Ставрович быстро показал ей, где и что находится, выдавая свое нетерпение присоединиться к гостям, ведь они порядком задержались, попав в затор на дороге.

       Арина по-прежнему была в состоянии апатии и едва скрывала выражение безразличия на лице, когда они подошли к столику, где уже вовсю веселилась приглашенная компания. Гостей было не так много, мероприятия было закрытым, что стало приятной неожиданностью для Арины. Она несколько иначе представляла себе праздник Авдеева, склоняясь к чему-то масштабному и фееричному.

       – Игорек, вам штрафная, – подскочил с места Тимур, спешно наливая для друга коньяк. – А за Ариной сам поухаживаешь, ее вкусов не знаю.

       Его показная учтивость немного успокоила Арину, он уже не выказывал заинтересованность, а сидящая рядом с ним девушка ревностно наблюдала за каждым его движением. Вывод напрашивался сам собой: нынче Тимуру есть с кем проводить вечера. Арина осторожно взглянула на другого товарища Гарика – Глеба. Он держался особняком, но официантка, обслуживающая столик, явно на него запала и то и дело кидала ему кокетливый взгляд. Арине сразу вспомнилось, что Ставрович характеризовал его как верного семьянина, и ей очень бы не хотелось убедиться в обратном, ведь тогда бы вышло, что Гарик сказал неправду. А сколько еще в их отношениях было этой самой неправды? Почувствовав ее внимание к себе, Соколовский доброжелательно посмотрел на Арину и едва заметно подмигнул.

       За столом царила праздничная атмосфера, но она никак не могла расслабиться, чтобы, по примеру Киры, чувствовать себя вольготно и раскованно. Избранница Авдеева ей не особо понравилась, ее было слишком много, хотя из присутствующих девушек она показалась Арине самой искренней. Кира охотно примерила на себя роль хозяйки вечера, с ее уст частенько слетали неуместные остроты, а когда Авдеев пытался ее урезонить, она едва ли не на колени к нему запрыгивала, чтобы сказать о том, как безнадежно в него влюблена.

       Две другие гостьи, Маша и Снежана, поглядывали на Арину с Игорем с явным недоверием и недоброжелательностью. Арина сразу решила, что с этими девицами она точно не станет общаться. Когда Кира поднялась из-за стола, чтобы сходить в уборную, они как по команде тоже встали. У Арины не было желания завязывать с ними более тесное знакомство, поэтому после некоторого раздумья она осталась за столом. Однако у Гарика было на этот счет другое мнение, он наклонился к ней и прошептал на ухо:

       – Ариша, тут мужской разговор на пару минут намечается, не хочешь тоже сходить освежиться?

       Она равнодушно пожала плечами, тот час же выходя из-за стола. У двери туалета Арина невольно замерла, когда поняла, что девушки вовсю ее обсуждают.

       – Не понимаю, прийти на день рождения и сидеть с таким видом, будто мы ей все сделали одолжение. Так и хочется спросить, корона не жмет? – неприятный голос Снежаны Арина узнала сразу, и ей впору бы уйти прочь, но любопытство не позволило двинуться с места.

       – Может, у нее что-то случилось? – равнодушно пропела Кира. – Мало ли в жизни проблем.

       – Я вас умоляю, что с ней могло случиться? Только понимание, что денежный мужик скоро уплывет, – ядовито отозвалась Снежана. – Грустит, что Гарик вот-вот откроет ресторан и начнет «жарить» официанток и администраторов, а она быстро окажется за бортом. Если, конечно, не успеет вовремя залететь…

       – По крайней мере он не женат, от него можно родить, а вот наш именинник уже давно и даже, возможно, счастливо состоит в браке, здесь стоит быть осторожней, – показала свою осведомленность Маша.

       За дверью повисла напряженная тишина, которую нарушил звонкий голос Киры:

       – Хватит уже мыть косточки нашим дорогим друзьям и хозяину вечера. Пойдемте лучше за стол, а то очень хочется накатить за здоровье именинника.


Испугавшись, что девушки могут ее увидеть, Арина торопливо пошагала назад.

       – Арина, ты не заблудилась? – услышала она за спиной вопрос Киры. – Мы с девочками тебя проводим.

       – Все в порядке.

       Кира подхватила ее под руку, будто они с ней были лучшими подругами и принялась болтать:

       – Мы с тобой так и не успели как следует познакомиться.

       – Еще будет время, – уверила ее Арина, спеша сесть за стол.

       – Что-то не так? – спросил Игорь.

       – Я просто устала… И лучше бы поехала домой.

       – Пойдем свежим воздухом подышим, станет легче, – скомандовал Ставрович, повелительно увлекая Арину в фойе. – Ариш, я тебя не понимаю, то тебе надоело сидеть в четырех стенах, то ты вдруг домой засобиралась. Или тебя вдруг накрыло волной страсти, и ты по этой причине решила завершить посиделки? Тогда я за.

       – Ты же знаешь, я пока не могу…

       – Кстати, ты так и не ответила, – сурово сказал Гарик, прожигая ее колючим взглядом. – Почему ко мне охладела.

       – Вряд ли я смогу объяснить, – вздохнула Арина, – что именно творится у меня на душе.

       – Поэтому и нужно расслабиться, а не прятаться за семью замками и множить непонятные фобии, которые ты даже не можешь объяснить. Выбить клин клином, – поучал он.

       – Как ты любишь говорить, – фыркнула она, – я тебя услышала, буду расслабляться.

       Глава 26

       Игорь весь вечер наблюдал за Ариной и не мог понять, почему она так странно себя ведет в последнее время. Да, у нее был сильный стресс, и, по его мнению, это должно было их еще больше сплотить. Но Арина, наоборот, настолько отстранилась, что даже их обычные заигрывания остались далеко в прошлом. Ставрович шумно выдохнул, понимая, что его желание как можно скорее вернуть прежнюю Арину выглядит эгоистичным, но он не мог больше смотреть, как она угасает, как все дальше отдаляется от него. Нужно как-то расшевелить ее, вывести из апатии. Ничего толкового ему на ум не приходило, кроме как сделать перекур, надеясь, что порция никотина всколыхнет расслабленный разум.

       Он накинул куртку и вышел на крыльцо, но, стоило только ему прикурить, как за спиной послышалась громкая ругань. Тимур и его новая пассия, подобно итальянской семье, громко выясняли отношения, так что все подробности долетали до их невольного слушателя.

       – Так, значит, ты женат? – истошно вопила Кира. – Еще и ребеночек наверняка имеется?

       – Не ори, – резко прервал ее эмоциональную отповедь Авдеев, чтобы потом спокойно продолжить: – Это ничего не меняет. Они живут сами по себе, я сам по себе.

       – Тогда почему не разведешься? – не сбавляя тона, верещала она.

       – Нет весомого повода, – все так же безразлично ответил Тимур.

       – Вот, значит, как. Я из-за него профукала выступления, а у него повода нет. И даже не подумал сказать мне о семье. Какая же ты сволочь, Авдеев!

       – За словами следи, – не сдавал позиции Тимур. – Как забеременеешь, тогда и поговорим. Но ты же не бросишь ради меня свои танцульки? Тебе же фуэте интересней крутить. Так крути, кто тебе мешает?

       – Хорошо, я тебя поняла, – обиженно фыркнула Кира и замолчала, заметив открывающего дверь Гарика.

       После возвращения с перекура Ставрович опрокидывал рюмку за рюмкой и незаметно погрузился в задумчивость. Он безусловно верил в искренность слов Арины. Но она сама могла ошибаться в своих чувствах, принимать любовь за благодарность или банальное влечение – в силу своего юного возраста. Готова ли она пожертвовать чем-то ради него? Последние события говорили об обратном: после первых серьезных трудностей она от него отстранилась и, возможно, давно бы ушла, если бы не опасалась последствий.

       Он искоса посмотрел на Арину, ковыряющуюся вилкой в салате, и окончательно утвердился во мнении, что их отношениям нужен какой-то мощный толчок, эдакий дефибриллятор. Не успел он об этом как следует поразмыслить, как неподалеку от него зажурчал мелодичный голос Киры:

       – Игорь, можно мне вас использовать в качестве наглядного пособия?

       – В каком смысле? – серьезно уточнил он.

       – Я тут поспорила с Глебом и Борей, что балерины не только в пачках умеют прыгать по сцене, а еще легко заменят любую танцовщицу того же стриптиза. Но не переживайте, я обойдусь исключительно танцами, без раздевания.

       Расценив это скользкое предложение, как реальный шанс пробудить ревность Арины, Игорь решил не отказываться.

       – Так я буду выступать в роли шеста? – захмелевшим голосом спросил он, поднимаясь с места.

       – Вроде того, – нетерпеливо сказала Кира. – Мальчики, музыку.

       Из колонок заиграла мелодия страстного танго, и хотя Игорь никогда не делал особых успехов на этом поприще, мастерство партнерши давало о себе знать. Ее движения были легкими, и она нарочито тесно к нему прижималась, для того чтобы отплатить той же монетой Тимуру, но Игоря эти двое совершенно не волновали. Он знал, что в этот момент на них смотрит Арина, он даже сквозь рубашку чувствовал ее негодующий взгляд. «Значит, любит. Небезразличен», – крутилось у него в голове.

       Гарик настолько забылся, что едва успел увернуться от поцелуя, которым Кира хотела поставить неоднозначную точку в танце. Он бегло осмотрел зал и понял, что их экспромт впечатлил не только Арину. Ставрович небрежно оторвал от себя Кирины руки и как ни в чем не бывало вернулся за стол.

* * *

       Арина с трудом приходила в себя после эротического действа, устроенного Кирой в центре зала. Перед глазами, будто на стоп-кадре, стояла картинка, где Гарик с ухмылочкой позволял ей закидывать на себя ногу. А его вызывающий взгляд, который он бросил на стол в тот момент, когда Кира прильнула к нему для поцелуя, говорил красноречивее любых слов. Она очень сомневалась, что он бы ее непременно оттолкнул.

       Откуда у нее взялись силы, чтобы не разрыдаться от обиды и не устроить скандал прямо в зале ресторана, Арина не знала. Ей вообще не хотелось ругаться с Игорем и даже просто говорить. Она молча встала из-за стола и, не оглядываясь, пошла прочь. Грозные охранники на входе не торопились открывать для нее дверь, но ей это было и не нужно. Арина в любом случае должна была дождаться Ставровича и попытаться объяснить ему принятое в этот непростой вечер решение.

       Как она и предполагала, он быстро ее догнал.

       – Ариша, поехали домой, – сказал Игорь. – Здесь не место для выяснения отношений.

       Он подхватил ее под локоть и торопливо повел к дверям, но она с силой высвободила руку.

       – Отношений? – прошипела она, испепеляя его негодующим взглядом. – Кажется, что ни у кого из сегодняшней компании нет отношений. Так… Партнеры в постели.

       – Хорошо, подыщем уединенное место для разговора, – серьезно ответил он, увлекая Арину вглубь темного коридора.

       Они прошли мимо нескольких дверей, пока не оказались в небольшом кабинете.

       – Игорь, неужели ты ждал именно такого случая, чтобы показать мне, что я для тебя ничего не значу? Или у тебя традиция отбивать девушек у Тимура? Тогда ему можно только посочувствовать… Хотя мне больше жаль его жену, втайне от которой он заводит «невест», – выплеснула наболевшее Арина, растирая похолодевшие пальцы.

       – Ты все не так поняла, – с улыбкой сказал Ставрович. – Кира мне неинтересна, у меня же есть ты.

       Он хотел обнять Арину, но она от него отстранилась.

       – И поэтому ты позволял ей едва ли не кожей с собой срастаться? – возмутилась Арина. – Это, по-твоему, любовь? Ты меня без ножа резал своим поступком, ты же знаешь, как мне сейчас плохо. Я ведь даже сюда пришла только из-за тебя, а ты…

       Не выдержав напряжения, она горько заплакала, а Гарик с силой прижал ее к себе и судорожно оправдывался:

       – Ариша, прости меня, – говорил он. – Я думал, что ты по-другому отреагируешь, думал, что мы снова поругаемся, а затем бурно помиримся.

       – По-другому? – вскрикнула она, безуспешно пытаясь отстраниться. – Ты играл моими чувствами в угоду себе, чтобы не лишиться любовницы под боком? Ты себя-то слышишь? Выходит, ты с самого начала мной манипулировал, подводя к желаемой реакции? Подожди, ты и с беременностью хотел застать меня врасплох?

       – Тебя послушать, так я бездушный кукловод, не иначе. Хватит, дома обо всем поговорим, – процедил он, наклоняясь ближе, но Арина отвернула лицо, не желая его поцелуев.

       – Я хочу домой, – уже спокойно произнесла она и повторила: – Я хочу к себе домой. Хочу успокоиться и во всем разобраться.

       Арина подняла голову и умоляюще на него посмотрела.

       – Именно сейчас? Прямо в вечернем платье и после выпитого шампанского? – с вызовом поинтересовался Игорь.

       – Ты, видимо, не понимаешь, в какую грязь ты меня только что втоптал.

       – А ты явно преувеличиваешь, – нахмурился он. – Это был всего лишь дешевый флирт дешевой девицы. Да, я был неправ, признаю. Я всегда признаю свои ошибки, но а ты, похоже, нашла подходящий повод спрыгнуть с этой карусели, – Игорь разжал руки и сделал шаг назад. – Я хотел таким образом тебя встряхнуть, ревностью выдернуть из болота безразличия ко всему окружающему.

       – Так не поступают с любимым человеком, – сквозь слезы сказала Арина. – Любимым не делают мучительно больно, даже с благими намерениями.

       Ставрович шумно задышал, широко раздувая ноздри, и ей на мгновение показалось, что он силой увезет ее в свой особняк и больше никогда не выпустит без взвода охраны или отругает на чем свет стоит, отправив к родителям. Но, вопреки ее ожиданиям, Игорь повел себя иначе.

       – Когда ты успокоишься и все обдумаешь, то поймешь, что я далеко не монстр, – успокаивающе проговорил он и снова притянул Арину к себе. – Мы устроим настоящее свидание. Только ты и я… Поверь, я гораздо лучше, чем тебе кажется.

       – Хорошо, – промокая слезы в уголках глаз, согласилась она. – Мне просто нужно увидеть родителей, побыть пару дней той Ариной, которой я была до всех этих злоключений. Я могу взять водителя, чтобы он меня отвез?

       – Позволь мне тебя проводить, уже поздно, – грустно спросил он.

       – Не надо, – отказалась Арина. – Мне и так тяжело… Я не врала, я действительно тебя люблю.

       – Я тебя тоже люблю, но раз ты этого хочешь, то я тебя отпущу.

       Игорь молча проводил Арину до машины, дал водителю исчерпывающие указания и снова переключился на нее: взял за руку и в следующий миг жадно впился в ее раскрасневшиеся губы, вызывая своей страстью лишь новую волну слез.

       Она резко отпрянула от него и решительно открыла пассажирскую дверь. Как только Арина разместилась на сидении, машина тут же тронулась с места, увозя ее туда, где наверняка уже заждались блудную дочь…

       Глава 27

       Прохладный осенний ветер высушил глянец слез на щеках, что принесло Арине сиюминутное облегчение, но глаза снова неприятно защипало, когда она потянула на себя ручку двери подъезда. Водитель молча шел за ней, если родителей по какой-то причине не окажется дома, то он незамедлительно сопроводит ее назад к Ставровичу. Арина не желала думать о подобном повороте событий, ей очень хотелось взглянуть на их отношения со стороны, а, живя с Игорем под одной крышей, это было затруднительно.

       Она настойчиво надавила на звонок и замерла в тревожном ожидании, и вот наконец дверь открылась.

       – Мамочка, – воскликнула Арина, кидаясь ей на шею.

       – Ариша, солнышко мое, – взволнованно проговорила мама. Она на мгновение отпрянула, чтобы нетерпеливо расцеловать ее в соленые щеки. – Как же так, почему ты столько времени пропадала? Мы уже все извелись.

       Освободившись из маминых объятий, Арина вспомнила о Виталии, но, когда она обернулась, его в подъезде уже не было. Она поспешно закрыла замок и потянулась было к засову, когда мама ее остановила.

       – Отец еще с дежурства не пришел, как обычно, волнуюсь… За месяц привыкла волноваться одна, – с долей укоризны сказала она.

       – Мамочка, простите меня, – утирая слезы, повинилась Арина. – Я заставила вас понервничать.

       – Да что уж там, самое главное, что ты жива и здорова, – запричитала мама, внимательно ее осматривая. – А похудела-то как, что же твой Игорь не кормил тебя, что ли?

       Арине стало не по себе, когда она поняла, что родителям прекрасно известно, где и с кем она жила. Это означало, что ее самые неблагоприятные прогнозы оправдались, и дядя Паша все рассказал отцу, оставалось только выяснить, что папа считает по этому поводу.

       Она быстро скинула с себя куртку и сапожки и прошла на кухню, с трепетом осматриваясь по сторонам – ей очень не хватало вот этой уютной простоты и ощущения дома.

       – У вас что-то произошло? – несмело поинтересовалась мама. – Или ты от него сбежала?

       От ее слов Арина затаилась, не зная, что сказать. Она живо представила, каково родителям было в неведение, как они строили догадки, возможно, верили в самую мрачную версию развития событий, а подтвердить или опровергнуть их предположения было некому.

       – Я просто по вам соскучилась и решила недельку у вас пожить, пока у Игоря дела, – неумело соврала Арина, пряча взгляд.

       – Дела у него… – возмутилась мама. – Это он тебя к родителям с амбалом наперевес отправил?

       – Это его водитель, он меня довез, – поспешила оправдать Игоря Арина.

       – Ариша, почему именно он? Из-за него ты Витю бросила перед самой свадьбой, мы с отцом чуть с ума не сошли.

       Мама уже отошла от потрясения, вызванного неожиданным возвращением Арины, и на смену радости пришла обида.

       – Мам… – жалобно проговорила Арина. – Это Витя мне изменил с Зинкой, и она от него забеременела, я сама узнала все в последний момент.

       – Зинка… А что я тебе говорила: не дружи с ней! – взъярилась она. – Только когда ты родителей слушала? С твоим Витей как раз все ясно, поэтому и жениться быстрей хотел, пока его здесь не раскусили.

       – Мамуль, может, хватит про них? – взмолилась Арина.

       – Конечно, хватит. Давай лучше про вас с господином Ставровичем поговорим. Так же нынче принято величать новых русских? – в сердцах сказала мама и залилась горькими слезами.

       Арина растерянно наблюдала, как она присела на табуретку и схватилась за сердце, и с сожалением отметила, что за время ее отсутствия мама будто на несколько лет постарела.

       – Мамочка, все смешалось в один клубок, Витя, его измена, Игорь… – она запнулась, понимая, что рассказывать про пустырь не имеет смысла. Даже с ее точки зрения этот эпизод выглядит неоднозначно, вряд ли родители проникнутся благородством Игоря, но мамино состояние подвигло ее признаться в другом: – Мы с ним поссорились, и я решила к вам приехать, надеясь, что история с расстроенной свадьбой улеглась.

       Услышав слова дочери, Екатерина Вячеславовна встрепенулась и судорожно схватила Арину за руку.

       – Ариша, так это же хорошо, что вы поссорились. Есть шанс, что он от тебя отстанет, – не своим голосом сказала она.

       – Мам, я приехала к вам, чтобы пару дней подумать, мы не расстались.

       Наблюдая за такой неоднозначной реакцией, Арина уже не была на сто процентов уверена в правильности своего решения приехать к родителям, не представив им до этого Игоря.

       – А вот это плохо, – вздохнула мама. – Надо было так хорошенько с ним поругаться. Ведь это он тебя к нам не выпускал столько времени?

       Этот вопрос окончательно выбил Арину из равновесия, с одной стороны, мама была права, Игорь действительно какое-то время ограничивал ее свободу, но а потом она настолько растворилась в их бурном романе, что не хотела добровольно добавлять увесистою ложку дегтя в их отношения. Но после сегодняшнего вечера Арина не была ни в чем уверена и не могла отчаянно защищать Ставровича.

       – Мне было стыдно возвращаться, – виновато сказала она. – Я вас подвела. Надеюсь, что вы сможете меня простить.

       – Живой выбралась из логова паука, а остальное не важно, – печально вздохнула мама. – Только чует мое сердце, что он так легко не отстанет. Такие люди ничего не упускают. Будь то завод, чужой товар на таможне или женщина – все едино.

       – Мамочка, я пойду в душ и переоденусь, а потом все обсудим, – устало проговорила Арина, вставая с места.

       – Конечно, беги, а я пока что-нибудь на скорую руку приготовлю, – донеслось ей вслед.

       Оказавшись в ванной комнате, Арина сразу же закрылась на шпингалет, с трудом собирая воедино разрозненные в голове мысли. Она впервые в жизни попала в такую ужасную ситуацию, где непонятно, что белое, а что черное, и какую позицию стоит отстаивать.

       Возвращаясь домой к родителям, она понимала, что ей не удастся избежать расспросов и их поспешных выводов, но одно дело представлять это в теории, а другое – ощутить на себе все те негативные эмоции, которые родители накопили за столько времени.

       Арина набрала полную ванну, наполнила ее своей любимой пеной и с удовольствием погрузилась в воду, смывая с себя усталость и неприятности сегодняшнего вечера. За шумом воды она не сразу услышала, как папа вернулся домой, лишь его громкие ругательства в адрес Ставровича подсказали, что ее передышка подошла к концу. Арина хорошо знала отца, поэтому отсиживаться в укрытии было бессмысленным занятием.

       Шумно выдохнув, она смыла с себя остатки пены, наспех оделась и присоединилась к оживленному диалогу родителей.

       – Привет, папочка, – несмело поздоровалась Арина, обреченно ожидая ответную реакцию.

       – Явилась не запылилась, – сурово отчеканил он. – Неужто со Ставровичем все рестораны обошли и наконец-то дошла очередь до родителей?

       – Пап, я знаю, что виновата. Если я здесь нежелательная персона, то я уйду, – сорвалась на хрип Арина и уже хотела убежать в свою комнату, но папа ее остановил и прижал к себе.

       – Да что ты говоришь такое? – тихо сказал он, сильнее сжимая руки на ее спине.

       Арине показалось, что отец заплакал, ей было тяжело поднять глаза, чтобы в этом убедиться, а еще было безумно стыдно за свое долгое отсутствие.

       – Папуль, прости, – всхлипнула она. – Тебе дядя Паша рассказал про нас с Игорем?

       – И он, и наш недозять. Хотя я не особо поверил Вите, а той записке тем более, – с горечью поведал он. – Хотя со временем выяснилось, что поверить стоило, но к тому моменту я уже успел выставить себя дураком в отделении, разыскивая исчезнувшую дочь,

       Утирая слезы, Арина отпрянула, она не знала, что сказать в свое оправдание, все слова испарились из головы.

       – Леша, они с ним поссорились, – шепнула отцу мама.

       – Надеюсь, ты с ним не собралась мириться? – воинственно осведомился он у Арины.

       От их странной реакции на ее отношения с Игорем она заметно стушевалась. Арина предполагала, что им не с чего будет сыпать восторгами, но подобной категоричности тоже не ожидала.

       – Мы сегодня были на дне рождения его друга, немного повздорили, – пояснила Арина. – И я оказалась у вас.

       Подсознательно она не желала, чтобы родители делали поспешные выводы о Ставровиче, совершенно его не зная, поэтому немного смягчила формулировку.

       – Ага, со здоровым амбалом ее отправил домой, – возмутилась мама. – Даже не удосужился сам проводить. Если хочешь знать мое мнение, то я категорически против. Не было зятя, и такого не надо.

       – Он тебя ударил? – поправив форменную куртку, спросил папа.

       – Да что вы такое говорите? Вы его совсем не знаете. Я не понимаю, откуда у вас такие выводы об Игоре?

       – А ты его знаешь? – с иронией уточнил он. – Про судимость он тебе, надеюсь, рассказал?

       Его вопрос задел Арину за живое, она замолчала, вновь вспоминая случай на трассе.

       – Как-то к слову не пришлось, а что за статья? – робко уточнила Арина.

       – Думаю, что не стоит на ночь глядя все эпизоды перечислять. Но, поверь мне, там достаточно для того, чтобы не рассматривать его в качестве спутника жизни.

       – Убийство там тоже есть? – не своим голосом спросила она.

       – В том деле, которое я видел, подобные эпизоды не фигурировали, – скептически ответил отец.

       Эмоциональное напряжение Арины дошло до своей критической точки, перед ее глазами запрыгали мушки, а окружающие звуки смешались, превратившись в неразборчивый гул. Глядя на родителей затуманенным взглядом, она медленно сползла по стене на пол, а очнулась уже на диване от резкого запаха нашатыря. Рядом с ней на краешке сидела мама и смахивала скатившиеся слезы, отец нервно прохаживался по ковру, то и дело запуская пальцы в волосы.

       – Где твой паспорт? – внезапно остановившись, спросил он.

       – Забыла у Игоря, – вяло ответила Арина.

       – Забыла или отобрал? – уточнил отец.

       – Пап, ну что вы из него чудовище делаете? Я же вам сказала, что мы поругались на дне рождения его друга, а я очень по вам соскучилась и приехала, – сбивчиво объясняла она.

       – Хорошо, вернее, ничего хорошего, – констатировал он, продолжив нарезать круги по комнате.

       – Леша, хватит мельтешить, уже у меня голова закружилась, – посетовала мама.

       – Монстра не мы из него делаем, он им и является, не хочу пугать, но тебе крупно повезло, что он вот так запросто тебя выпустил. Другого такого шанса может не быть, – напирал отец, а Арине нечего было ему противопоставить.

       Она Ставровичу верила и не верила одновременно, и, если отбросить налет ее влюбленности, то папа может оказаться прав в своих опасениях.

       – Я не знаю, как мне быть. Я его люблю, – вскрикнула Арина, закрывая лицо руками.

       – Голову он тебе запудрил, вот и все, – сердито фыркнул отец на ее слова.

       Арине не хотелось принимать его версию, но в одном он был совершенно прав: такие крутые виражи в ее жизни могли притупить здравый рассудок, что собственно с ней и произошло.

       – Пап, я не понимаю, к чему ты клонишь. Может быть, вам стоит с ним познакомиться и вы измените мнение?

       Она умоляюще смотрела на родителей, но они были непреклонны.

       – Мать, собирай ее вещи, сейчас же поедем, пока наш будущий зятек не заявился за пропажей, уверен, что завтра уже будет стоять на пороге.

       – Леша, так ребенок только приехал, и ты ее куда-то среди ночи гонишь? Мы ее столько не видели…

       – И рискуем вообще не увидеть, если будем сидеть сложа руки. И едет она не неизвестно куда, а к своей родной тете в Наро-Фоминск.

       – Пап, так мы давно с ними не виделись, у них и места особо нет, двое детей, – воспротивилась Арина.

       – Вот и будет повод пообщаться, заодно сестрица потренируется, каково это – иметь взрослую дочь-красавицу, – отрезал отец, бросив на середину комнаты раскрытую спортивную сумку.

       Глава 28

       После внезапного ухода Арины в душе у Игоря воцарилась горькая пустота, ведь он верил ее словам, когда она говорила, что не хочет возвращаться к родителям; верил, когда она говорила, что любит его. Но всего за несколько дней она превратила свои признания в едкую, ничего не значащую пыль, отравляющую мозг. Когда от него сбежала Софья, Гарик осознанно не дал ей возможность оправдаться. Какими бы благими побуждениями она ни руководствовалась, он не желал этого слушать. В случае с Ариной он сам судорожно искал ей оправдания. Пусть в его понимании это были совершенно незначительные причины, но Ставрович убеждал себя в том, что Арина испугалась туманной перспективы дальнейшего с ним проживания. А он только усугубил положение, позволив спесивой девице Тимура втянуть себя в их разборки.

       Игорь посмотрел на часы, которые давно пробили полночь. Без Арины в доме стало пусто и тоскливо, он даже не догадывался, насколько она проникла в его жизнь. Прошло всего несколько часов, а Гарик уже скучал по ней.

       Он едва дождался утра, чтобы отправиться к родителям Арины, решив, что если она будет по-прежнему на него обижаться, то он вручит ей паспорт и уйдет. Ставровичу не хотелось никому показывать свою слабость, он не привык бегать за женщинами. Но Игорь делал скидку на то, что Арина всего лишь впечатлительная юная девушка, а не циничная актриса, знакомая с правилами игры. Он не видел в поведении Арины тайный умысел, все было более чем прозрачно: он ее обидел, а она сбежала к родителям. Его домашняя, милая Ариша. От этих мыслей его губ коснулась улыбка, а рука нетерпеливо надавила на звонок в их квартиру.

       Дверь открыл отец Арины, который сразу понял, кто перед ним стоит.

       – Доброе утро, – вежливо поприветствовал его Ставрович.

       Алексей Григорьевич с враждебным видом сложил руки на груди и кивком пригласил его войти.

       – Чем обязаны? – резко спросил он.

       – Могу я увидеть Арину? – вкрадчиво поинтересовался Игорь, нутром чуя, что ее нет дома.

       – Увы, не сможете. Вернее сказать, здесь уже не сможете.

       Из кухни на шум вышла Аринина мама, которая рассеянно посмотрела на Ставровича и встала рядом с мужем.

       – Что это значит? – спросил Игорь, вопросительно вздернув бровь.

       – А то и значит. Переночевала, а к утру и след простыл, – объяснил Алексей Григорьевич. – Но для нас это уже не событие, один раз дочка уже пропадала на месяц, дело молодое.

       – Спрятали, значит, – с легкой ухмылкой сказал он, ни на секунду ему поверив.

       – Только попробуй к ней приблизиться, пожалеешь… – не выдержал Чередник. – И ни один адвокат не поможет. Она сама уехала, побоялась уйти от тебя в открытую. Аринка совсем еще ребенок, оставь ее в покое.

       Гарик не собирался с ним ругаться, но пока он раздумывал над ответом, в разговор вступила мама Арины, Екатерина Вячеславовна.

       – Ты видел, в кого она благодаря тебе превратилась? – эмоционально воскликнула она. – Надавать бы тебе по шее, взрослый лоб, неужели ровесниц в ваших компаниях не хватает? И не смотри на нас волком, мы тебя не боимся, быстро управу найдем…

       Ее гневная тирада развеяла надежду Ставровича на то, что она проникнется историей об их глубоких чувствах.

       – Приятно было познакомиться, – учтиво проговорил он. – Я вас услышал. До свидания.

       Если бы только родители Арины знали, какой ценой ему далось это деланное спокойствие. Вместо поклонов вежливости Ставровичу хотелось разнести весь подъезд к чертям собачьим. Из-за его непростительной глупости Арину где-то надежно укрыли. В том, что это надежное место, Гарик не сомневался, как не сомневался он в том, что найти ее будет совсем не просто. Они мало с Ариной разговаривали о ее родне, кто знает, в какой уголок необъятной страны ее могли отправить. Теперь оставалось надеяться лишь на счастливый случай или внезапное озарение…

* * *

       Две недели, что Арина гостила у тети Наташи, пролетели незаметно. За это время она обрела хрупкое спокойствие, ей уже не мерещились в каждой тени обидчики Игоря, только сам Ставрович по-прежнему господствовал в ее сердце. С каждым днем разлука давила на Арину все сильнее. Вопреки известной поговорке, время не лечило.

       Родственники отнеслись к ней довольно доброжелательно, вернее сказать, терпимо. Арина задавалась вопросом, почему тетя Наташа так прониклась ее личной драмой, но логично предположила, что это было своеобразное напутствие отца: незаметно выведать у нее все подробности их отношений с Игорем. Каждый вечер тетя вовлекала ее в какое-нибудь общее занятие – готовку пирогов или вареников на большую семью, – и у Арины не было шансов уйти от разговора по душам.

       В один из таких вечеров они снова хлопотали на кухне, но обычно жизнерадостная тетя Наташа была непривычно грустная. Арина верно предположила, что она и так не высыпалась, а тут пришлось пожертвовать сном, чтобы приготовить для младшего сына его любимое яблочное пюре, потому что он наотрез отказался есть суп.

       – Арина, развлеки Антошку, – попросила тетя. – А то будет голосить, еще Ваню разбудит.

       Арина охотно посадила малыша к себе на руки и как-то по-новому на него посмотрела. Маленький человечек – частичка папы и мамы, крохотные пальчики, рыжеватые волосы. Антошка смешно сморщил нос, напомнив этим жестом маму, а вот подбородок он явно унаследовал от отца.

       – Сладкий-сладкий мальчик, – прощебетала Арина, целуя Антошу в румяные щечки.

       Она попыталась представить, какие у них с Игорем могли бы быть дети, как бы он обрадовался ребенку – Арина не сомневалась, что он был бы рад, особенно мальчику.

       – Да-да, он очень сладкий, особенный «мед» пришелся на первые полгода, – с сарказмом сказала тетя, изучающее на нее глядя.

       Арина догадывалась, на что она намекает, но ей не хотелось первой касаться в разговоре интимной стороны их отношений, а тем более о возможной беременности и ее неосмотрительности в этом вопросе.

       – Дети быстро растут, пройдет пара лет, и Антоша будет самостоятельным мальчуганом, – ответила она, продолжая ворковать с малышом.

       – Ты, главное, своих не торопись заводить, или вы уже? – серьезно спросила тетя Наташа, но Арина не успела ей ничего ответить.

       На пороге кухни появилась ее двоюродная сестра, Алена, которая посетовала матери, что ей совсем не спится.

       – Тебе идет наш Антошка, не хотите забрать его на каникулы? – предложила она. – А то мы уже устали от его ночного воя, все орет и орет.

       От обреченности в ее голосе тетя Наташа широко улыбнулась и сказала:

       – Держи молоко, пей и живо обратно в кровать, завтра к первому уроку, а мне на работу.

       Алена не стала ей перечить и через пару минут уже вяло посеменила по коридору обратно в комнату.

       – Арина, – задумчиво произнесла тетя Наташа, – а может, тебя с кем-нибудь познакомить? У Вани на работе есть хороший парнишка, работящий, даже не курит. Хотя бы просто пообщаетесь.

       Но Арина лишь отрицательно покачала головой, касаясь губами макушки Антона.

       – Мне никого не надо, у меня уже есть парень…

       – Парень… Мужик тридцати лет, – тихо, но строго сказала тетя. – Нужно вещи называть своими именами. Или я не права?

       – Я бы не хотела об этом говорить, у нас вообще сложная ситуация, – отмахнулась Арина.

       – Я думала, что ты поставила крест на своем Ставровиче. Ариша, поверь умудренной жизненным опытом женщине. Заводить семью и рожать детей нужно от нормальных мужиков нашего круга. Ну разве мы плохо живем?

       Она красноречиво обвела взглядом обстановку небольшой кухни, а Арине стало неловко от ее намеков.

       – Неужели бы я стала из-за денег с ним встречаться? Я его люблю… – пылко оправдывалась она. – Он очень интересный, ты даже не представляешь, как незаметно пролетает время рядом с ним. – Арина немного помолчала, а потом продолжила: – Только я его совсем не знаю… Вернее, я увидела его другим и не знаю, какой он настоящий.

       – По-моему, ты сама не знаешь, чего хочешь, – фыркнула тетя Наташа. – Вот скажи мне, чего ты здесь отсиживаешься? Какую в этом видишь цель, подставляя и нас заодно?

       Такого поворота в разговоре Арина совсем не ожидала, ей казалось, что к ее проблеме все проявляют участие, но выходило, что она только создает неудобства.

       – Ты хочешь, чтобы я уехала? – тихо спросила она.

       – Я поставила конкретный вопрос и жду такой же ответ, – не сдавалась тетя.

       – Отец настоял, он боится, что Игорь не даст мне время на размышление, как обещал, – нехотя призналась Арина.

       – Вот как, то есть, ты в своем Игоре не сомневаешься?

       – Он мне ничего плохого не сделал, – не своим голосом ответила она. – Я, что, на допросе?

       – Но с твоим избранником вполне можешь побывать. Аринка, не стоит так им очаровываться, порой мужчины кружат голову, чтобы получить свое. Он таких, как ты, видел сотнями, а ты и рада уши развесить. Погости еще у нас, глядишь, слетят розовые очки.

– Хорошо, я еще раз все тщательно взвешу. Глаза уже слипаются, можно я спать пойду? – взмолилась Арина.

       На самом деле ей хотелось не спать, а укрыться от провокационных вопросов, которые лишь доказывали, что она глупая, влюбленная дурочка. Ее отношение к Игорю не изменилось, она верила его словам. Арина по секундам разбирала в голове тот пресловутый танец с Кирой, убеждая себя, что Игорь позволял все это с собой делать только ради того, чтобы ее встряхнуть. Она тяжело задышала, сминая подушку.

       Глядя в потолок, Арина невольно размышляла о побеге. Она примерно знала, где находится рынок, которым заправляет Гарик, знала адрес его родителей, а они наверняка бы помогли ей с ним встретиться. Арина представила, как дождется ухода всех по своим делам и тихонько улизнет, оставив записку. Ее смущало только одно: родственники могут оказаться правы. Но сердце категорически не принимало такой вариант развития событий. Возможно, Ставрович уже и думать о ней забыл, заменив другой наивной дурехой, а она уже извелась от тоски по нему и готова поставить все на карту, лишь бы быть с ним.

       «Что помешало ему найти меня самому? Неужели у него нет подходящих знакомств?» – рассуждала она. И опять в мыслях спотыкалась на том, что ничего о нем не знает. Для нее Ставрович был сродни герою из любимого фильма, образ которого полностью соткан из написанного сценария.

       Под тяжестью размышлений Арина незаметно уснула, и пробуждение выдалось для нее не из легких. Маленького Антошу совершенно не интересовало то обстоятельство, что она задремала лишь под утро, он забежал к ней в комнату, крича во весь голос: «Доброе утро!» Арина расцеловала его в обе щеки, после чего Антон с довольным видом убежал собираться в садик.

       Она дождалась заветного щелчка замка входной двери и только тогда сонно поднялась с кровати. На кухне ее ждал еще теплый завтрак, и Арина с удовольствием поела. Она перешла в гостиную и включила телевизор, не желая находиться в гнетущей тишине дома. Непривычный гул на улице ее немного отвлек, но когда Арина отпрянула от окна и снова посмотрела на экран, то застыла от ужаса: телеведущий будничным тоном рассказывал, что на вчерашнем открытии одного из столичных ресторанов прогремел взрыв, количество жертв уточняется.

       От этой новости Арина едва удержалась на ногах, она медленно опустилась на диван, приходя в себя от сокрушительной волны паники. Арина машинально схватила пульт и начала судорожно переключать каналы, в надежде попасть на другой выпуск новостей, но, как назло, ничего не нашла. Не в силах долго находиться в неведении, она решила подождать час, и если ничего конкретного не услышит, то, не раздумывая, сбежит. Осознание того, что она может никогда больше не увидеть Игоря, причиняло почти физическую боль, только сейчас Арина поняла насколько сильно его любит, несмотря на то, что ее выбор не приняли родные.

       Глава 29

       После разговора с родителями Арины Игорь был сам не свой, он совершенно не знал, с чего стоит вести поиски. Знакомств в милиции у него не было, да и они не всегда могли помочь. За всеми этими размышлениями и переживаниями Ставрович потерял свой привычный ленивый покой, он все чаще срывался, стал раздражительным и резким в высказываниях, что не прошло незамеченным для Глеба, который в обед нагрянул к нему в кабинет.

       – Игорек, здорова, – бодро поприветствовал его Соколовский, наспех пожимая протянутую руку.

       Глеб занял свое излюбленное место на диване, закинул ногу на ногу и провокационно посмотрел на Гарика.

       – С чем пожаловал? – сурово спросил он.

       – Знаешь, а я даже не обижусь на твою грубость, – самоуверенно сказал Глеб. – Прекрасно понимаю, что по чем, хотя, тьфу-тьфу, от меня никто не собирается сбегать. Давай куда-нибудь сходим вечером сходим. Всю неделю пахали, как загнанные пони.

       – У меня с открытием много дел…

       – Да ладно? А управляющий там на хрена? – издевательски провоцировал его Соколовский.

       – Тимур тоже с нами идет? – вздернув бровь, спросил Гарик.

       – Ну, после того, как ты назвал его девушку потаскухой, то вряд ли.

       – А кто она есть?

       – Но некоторых в тот вечер ее манеры ничуть не смущали, – усмехнулся Соколовский.

       – Да я на какой-то предмет накидался, – тяжело вздохнул Игорь. – Вот и потянуло на подвиги.

       – Сам же себе противоречишь, – нараспев проговорил Соколовский, вызывающе на него поглядывая.

       Игорю нечего было на это ответить, он уже не раз прокрутил в голове события того вечера, понимая, что, кроме него самого, не было виноватых в случившемся.

       – Надо в очередной раз с Тимой мировую выпить, тащи его вечером ко мне, – предложил он. – Я все равно один.

       Однако они с Глебом не успели как следует обсудить планы на вечер, потому что Авдеев пришел к ним сам. Соколовский и Ставрович вопросительно на него уставились, ведь, по их мнению, Тимур еще некоторое время должен был сохранять горделивый нейтралитет.

       – Ну что, не ждали? – энергично отсалютовал он. – Да я сам еще с утра не ожидал, что сюда приду.

       – Что стряслось? – спросил Игорь, кивая Тимуру на кресло возле стола.

       – Игорек, ничего не стряслось. На этот раз я первым пришел на поклон к твоей мудрости и прозорливости, – хихикнул Авдеев, но его натужный смех насторожил друзей, они-то знали, когда Тимур искренне веселится, а когда вот так, только делает вид.

       – Хотим вечером у меня посидеть, ты с нами? – предложил Игорь.

       – А я бы прямо сейчас накатил, – сердито процедил Тимур, – не дожидаясь вечера. Правильно ты Киру окрестил, потаскуха и есть.

       – Мы что-то не в теме, – пожал плечами Глеб, переглядываясь с Гариком.

       – Уехала ранним утром с новым хахалем, нарисовав в коридоре неприличный жест, – давясь смехом, поведал им Авдеев.

       – Надеюсь, что ты…

       Ставрович так и не смог до конца сформулировать свою мысль, не желая навести скорого на расправу друга на радикальное решение данной ситуации.

       – Не кинулся в погоню? – хмыкнул Тимур. – Она того не стоит, таких Кир еще по балетным школам не пере… дружить. Но не буду отрицать, еще раз убедила в том, что в каждой женщине сидит змея. Где-то змейка, а где-то огромная анаконда, и это не зависит от габаритов представительниц слабого пола.

       – Узнаю старого Тиму с его философией, – подтрунивал над ним Глеб.

       Только Ставровичу было совсем не весело. Он хмуро смотрел на товарищей, лишь изображая интерес к рассказу Тимура.

       – А ты так и не нашел Арину? – спросил Авдеев. – Или тоже решил вернуться в стан холостяков?

       – Не нашел, все что я смог – раздобыть номер их домашнего телефона, остается только звонить и шумно дышать в трубку будущему тестю, – со смешинкой в голове поделился Игорь.

       – Гарик, я тебя умоляю. Нет в тебе ни капли креатива, вот даже не знаю, помогать тебе или нет, ведь обида до сих пор клокочет в моей трепетной груди и требует самого дорогого коньяка, – закатив глаза, Тимур изобразил предобморочное состояние.

       – Роли на театральных подмостках явно не твое, – хмыкнул Игорь. – Есть идеи?

       – У меня всегда их более чем достаточно, – горделиво ответил Авдеев, поднимаясь с кресла. – Сейчас все будет.

       Он быстро вышел из кабинета, чтобы через несколько минут привести к ним продавщицу из ларька. По ее смущенному виду Гарик даже боялся предположить, какой именно план созрел в голове у Авдеева.

       – Игорь Иванович, добрый день, – вежливо она поздоровалась.

       – Здравствуйте, – с недоумением ответил Игорь.

       – Хватит разводить ненужных церемоний, пора действовать, – выразил нетерпение Тимур. Он подхватил растерянную женщину под локоть и потащил к креслу, где недавно восседал. – Игорек, диктуй телефон ее родителей.

       Недолго думая, Игорь написал номер на листке для записей.

       – Мария Олеговна, как договаривались, – заговорщическим тоном попросил Авдеев.

       – Тимур, так я же в регистратуре в обычной поликлинике работала, а не в женской консультации, – засомневалась женщина, глядя на телефонный аппарат на столе Ставровича.

       – К счастью, абоненты на том конце провода далеки от медицины, – не сдавался он.

       – Хорошо, как скажите, – обреченно вздохнула она и проворно набрала нужные цифры на аппарате.

       В кабинете воцарилось молчание, но спустя пару секунд Мария Олеговна хорошо поставленным голосом начала разговор с кем-то из родителей Арины:

       – Добрый день, вас беспокоит женская консультация, могу я услышать Чередник Арину Алексеевну? По какому поводу? Она вчера пропустила очередной прием у акушера-гинеколога, ей нужно срочно явиться в клинику за направлением в стационар.

       Пока она слушала ответ, Гарик боялся даже дышать, чтобы не спугнуть удачу.

       – Если она больше не может посещать нашу консультацию, то, сообщите, куда мы сможем переслать карту пациентки. Назовите, пожалуйста, адрес клиники, куда вы планируете обратиться.

       Ставрович понял, что трубку взяла Аринина мама, Екатерина Вячеславовна, и по доносящимся из трубки взволнованным возгласам было понятно, что она опешила от подобной новости и, видимо, поддавшись панике, продиктовала новый адрес Арины.

       – Большое спасибо за информацию, карту завтра же передадим на участок, – попрощалась с ней Марина Олеговна.

       Она встала и передала в руки Игорю листок с записанным адресом.

       – Марина Олеговна, вам бы служить в разведке, – широко улыбнувшись, сказал Гарик.

       Он немедля подскочил с кресла, выискивая на столе ключи от машины.

       – Давай, Игорек, поторопись, а то будущая бабуля уже наверняка билеты на электричку покупает, – бегло взглянув на адрес Арины, пошутил Тимур.

       – Сам знаю, – проворчал Игорь.

       Глава 30

       Арина испуганно открыла глаза, вынырнув из беспокойного сна, она прилегла всего на несколько минут, а за окном уже набирал силу день.

       – Как же так? – взвизгнула она, срываясь с дивана.

       Часы показывали четыре часа, а это означало, что у нее нет времени на раздумье и бежать нужно незамедлительно. Арина заметно занервничала и засуетилась, выбирая, что лучше надеть для своей авантюры. Платья она откинула сразу, ни к чему было привлекать к себе внимание. Немного подумав, Арина схватила мешковатую толстовку и джинсы. Шапка крупной вязки, кроссовки и куртка – и она была готова. Арина уже стояла на пороге, когда поняла, что забыла о самом главном – о деньгах, вернее, об их отсутствии. Совесть не позволяла ей даже допустить мысли заняться их поиском в квартире тети Наташи. Она облокотилась спиной на дверь, прокручивая в голове варианты, как можно добраться до дома. Электрички отпадали сразу, ведь контролеры не особо церемонятся с безбилетниками, а перспектива встретить вечер на какой-нибудь безлюдной станции ее не вдохновляла. Ловить попутку тоже было не самой здравой идеей, особенно с ее везением. Оставался автовокзал.

       По дороге Арина некстати вспомнила, что не оставила записки, объясняющей ее побег, да и писать ей было совершенно нечего, разве о том, что она безумно любит Игоря Ставровича и готова пойти с ним хоть на край света. Она страшилась таких сильных чувств, боялась разочароваться, выставить себя дурочкой в глазах родителей, но это не могло ее остановить – шаги лишь ускорялись, а сердце нещадно билось о грудную клетку от волнения.

       На автовокзале Арину ждало разочарование, она никогда не отличалась умением напрашиваться на подарки, искусство манипулирования тем более не владела, поэтому все попытки упросить водителей рейсовых автобусов довезти ее до Москвы оказались безуспешными. Погода, казалось, тоже была настроена против нее, солнце скрылось за тучами, а промозглый ветер пробирал до костей.

       Арина задумчиво посмотрела на оживленную магистраль, представив, как ловит попутную машину и все-таки добирается до дома родителей Игоря. Она уже было двинулась к переходу на противоположную сторону дороги, но ее внимание отвлекла галдящая компания парней, стоящих недалеко от стоянки маршрутных такси. Они громко слушали музыку, курили и нецензурно выражались.

       «Ты думаешь, что кто-то просто так остановится, чтобы подобрать девушку без денег на пустой дороге?» – вспомнился ей ироничный вопрос Ставровича. И в этом он был прав, ничего, кроме неприятностей, эта затея ей не принесет. Арина обреченно окинула взглядом автовокзал и поспешила домой, надеясь, что успеет вернуться до прихода родственников.

       Когда она суетливо открыла дверь, тетя Наташа и Алена сидели на кухне, и вид у обеих был встревоженный, отчего Арине стало безумно стыдно за свой поступок.

       – Боже мой, Арина, – воскликнула тетя, – где ты бродила столько времени? Ты знаешь, который час?

       – Не знаю, наверное, поздно, – виновато ответила она.

       Арина так отчаянно хотела уехать, что потеряла счет времени и рейсовым автобусам, в которые пыталась попасть без билета.

       – Ты где была? – грозно спросила тетя Наташа.

       – Я хотела уехать… К Игорю, – несмело сказала Арина.

       – По крайней мере честно. Он хоть красивый?

       – Очень, – воодушевленно ответила она, но тут же осеклась: – Только, пожалуйста, не говори папе про мой побег, вернее, попытку.

       Тетя шумно выдохнула, потерла нос и скупо улыбнулась, прежде чем высказать свое мнение:

       – Я говорить ему ничего не буду, все-таки ты совершеннолетняя, и это твоя жизнь. Если хочешь уехать, то я дам тебе денег, – сказала она и, взяв Арину за руки, озабоченно нахмурилась: – Замерзла как ледышка. Бегом переодеваться.

       Арина не знала, что именно побудило тетю Наташу поступить именно так, но она не желала об этом думать. Ей хотелось, чтобы поскорее наступило завтра, и она сможет наконец-то увидеться с Игорем. Арина быстро переоделась и вернулась на кухню, Алена уже убежала смотреть мультики, а тетя была занята приготовлением ужина.

       – Тетя Наташа, еще раз большое спасибо, – тихонько проговорила Арина, глядя на ее напряженную спину.

       – Не думай, что я прониклась вашей любовью, вовсе нет. Мне не хочется, чтобы ты в дороге нашла неприятности, ведь они тебя и так ждут в Москве.

       – Это такой метод кнута и пряника? – сквозь слезы процедила Арина.

       – Это жизнь, деточка, суровая, взрослая жизнь, где не всегда подстелют соломку под попу при падении.

       – Ты о чем? – негодовала она.

       – Задумайся на минутку, почему именно ты бежишь к нему сломя голову? Может, он тебя и не ищет, а, возможно, даже рад твоему уходу.

       Арина замолчала, за две недели она совершенно измучилась, сомнения терзали ее, не давая спать длинными ночами. В одном Арина была уверена – она любит Игоря.

       – Да, ты права, я могу ошибаться. Меня испугал сегодняшний ролик о взрыве в ресторане, и я подумала… Игорь должен был на днях открываться, – поделилась она наболевшим.

       – Хм… И я видела этот сюжет, но там были озвучены фамилии владельцев, это два брата, которые, к слову, не пострадали, – сухо ответила тетя.

       – Можно, я пойду в комнату? Что-то я совсем замерзла, – глотая подступающие слезы, попросила Арина.

       – Арина, – пояснила она, – только не думай, что я завистливая тетка и не верю в большую любовь. В твою-то я как раз верю, а вот в его не очень.

       – Ты его не знаешь, – прошептала Арина, выходя в коридор с гордо поднятой головой.

       Она прошла в комнату и села на кровать, поджав под себя ноги, но плакать ей больше не хотелось. Тетя права: это ее жизнь, и она сделала свой выбор. Если ей суждено набить шишки, то пусть так и будет.

       Через некоторое время послышался стук в дверь. Арина внутренне собралась, чтобы отразить очередную атаку горькой правды от своей тети, когда та залетела в комнату с большой косметичкой в руках.

– Срочно что-нибудь изобрази на лице, – выпалила она. – А то бледная как мел. Давай-давай, поднимайся.

       – Если это обещанное вами сватовство, – фыркнула Арина, – то я не собираюсь выходить.

       – Так и передам твоему Игорю, что ты не в настроении с ним разговаривать, – вскинув бровь, протянула тетя.

       – Игорь?

       Арина молниеносно подлетела с кровати, но тетя Наташа повелительно остановила ее.

       – В таком виде ты туда не пойдешь, он там с Ваней о чем-то говорит, а ты не теряй времени, наряжайся, причесывайся и выходи, – поучала она, скептически смотря на ее распущенные волосы.

       – Хорошо…

       Когда Арина вышла в большую комнату, то изрядно удивилась тому, что обычно хмурый дядя Иван залихватски смеется над какой-то историей, рассказанной Ставровичем. Заметив ее появление, все разом замолчали.

       – Привет, – несмело сказала она, держась изо всех сил, чтобы не кинуться Игорю на шею.

       – Привет, – с легкой иронией ответил он, подходя к ней.

       От его волнительной близости Арина нервно стиснула руки, попутно замечая очевидные перемены во внешности Игоря: он заметно осунулся, глаза выглядели уставшими и потерянными, но он старался держать лицо.

       – Я очень соскучилась, – почти беззвучно прошептала она.

       – Я тебя люблю, – сказал Игорь, прижав Арину к груди.

       Она не могла ничего вымолвить в ответ, только сильнее обвилась руками вокруг его торса, и впервые ей было абсолютно все равно, что о ней подумают другие. В этот момент ничего не существовало вокруг, только она и он.

       – Поехали домой? – устало спросил он, увлекая ее в коридор.

       Позабыв о своих недавних страхах, Арина кивнула и пошла одеваться.

       – Домой они поехали, а вещи? – засуетилась тетя Наташа.

       – У нее дома целый шкаф нарядов, боюсь, что уже некуда складывать, – отшутился Игорь, всем своим видом показывая, что ему не терпится поговорить с Ариной наедине.

       – Игорь, приятно было познакомиться, – сказал дядя Иван, пожимая ему руку.

       – И мне приятно, приезжайте в гости.

       Ставрович подмигнул высунувшейся из комнаты Аленке и начал активно помогать Арине собираться.

       – Смотри, не обижай нашу Аришу, – взволнованно добавила тетя.

       – Она сама меня постоянно обижает, а жаловаться некому, – приобняв Арину, снова отшутился Ставрович.

       Они быстро попрощались и вышли на улицу к его машине. Еще пару часов назад Арина так много хотела сказать Игорю, но теперь, когда он был рядом, слова будто испарились, вместо этого она неотрывно смотрела на его профиль.

       – Как же ты меня заставила понервничать, – посетовал он, поднося ее ладонь к губам. – Даже с Тимой в очередной раз поругался.

       – Не велика потеря, – вырвав свою руку, сердито пробурчала она. – А то снова устроит очередной праздник с распутными девицами.

       – Но мы уже помирились, – засмеялся Гарик, но тут же стал серьезным. – Знаешь, сколько времени я корил себя за тот вечер. Ты категорически не вписываешься в ту компанию, к тебе никогда не пристанет грязь, в которой эти девахи уже по уши извалялись. Еще раз прости…

       – А ты сам вписываешься в эту компанию?

       – Хороший вопрос, – улыбнулся он. – И я уже не вписываюсь, но только благодаря тебе.

       – Значит, я на тебя дурно влияю, не зря я твоей маме не понравилась.

       – Наоборот, ты ей слишком понравилась, чтобы отдавать тебя такому, как я, – сделал комплимент Игорь, бережно гладя ее по руке.

       – Кстати, ты мне обещал настоящее свидание, – напомнила Арина.

       – Хоть десять, – с серьезным видом сказал он. – И даже не буду настаивать на интиме, пока моя скромная девушка мне на это сама не намекнет.

       Арина не знала, что на это сказать, в голове все разом перемешалось, а вываливать на Игоря ту сумятицу, что так и норовила слететь с языка, ей не хотелось.

       – Лучше мы с тобой будем много разговаривать, – немного виновато предложил Ставрович, помолчав. – А то мы не с того начали отношения.

       – У меня как раз много вопросов накопилось, – с присущей ей наивностью пылко отозвалась Арина.

       – Надеюсь, что ты не вручишь мне анкету в тетрадке на девяносто шесть листов, – засмеялся Игорь, выкручивая руль на очередном повороте.

       – Нет, но не надейся легко от меня отделаться, я подготовилась к интервью.

       – Даже не сомневаюсь… Кажется, я давно не говорил, что люблю тебя.

       – Я тебя тоже очень люблю. А ты слишком долго меня искал, – надув губы, припомнила Арина. – Я уже подумала, что ты про меня забыл.

       – Это очень интересная история, – подмигнул ей Гарик. – И ее как раз хватит, чтобы скоротать обратную дорогу до дома, а ты внимательно слушай.

       Он не стал откладывать в долгий ящик данное Арине обещание, ведь многих проблем можно было бы избежать, будь они с самого начала откровенны друг с другом. Глядя на Игоря, Арина не сомневалась, что он сдержит слово, как больше не сомневалась она в том, что выбрала верный путь.

       Эпилог

       Сквозь поверхностный сон Арина услышала доносящийся сверху плач дочери. Она вскочила с дивана, судорожно вспоминая, для чего спускалась на первый этаж, ее взгляд упал на пустую бутылочку для кормления на журнальном столике. Даже спустя неделю после рождения Анжелики Арина никак не могла поверить, что в их семье стало на одного родного человека больше.

       Она собралась с силами и прошла на кухню, проворно намешала смесь, но остановилась возле стола, почувствовав легкое головокружение. Арина намеренно взвалила на себя всю заботу о ребенке, оберегая Игоря от бессонных ночей. Подсознательно она чувствовала вину за то, что у них родилась девочка, а не мальчик, которого он так ждал. Арина понимала, что это глупо, и Игорь безусловно любит малышку, но внутренний голос то и дело подбрасывал поленья в костер ее сомнений. Может, он только делает довольный вид для того, чтобы ей угодить? Поэтому она изо всех сил старалась, чтобы у мужа было меньше поводов для недовольства. Вот и сейчас, практически падая с ног от усталости, Арина поспешила успокоить Анжелику, пока та в очередной раз не разбудила Игоря.

       Она тихонько прокралась по коридору, бесшумно отворила дверь в спальню и застыла на пороге. Ее любимый муж снова ее удивил: бережно держа дочь на руках, Игорь легонько ее укачивал и смотрел на нее таким взглядом, который не под силу сыграть даже самому искусному актеру. Он что-то тихонько напевал, пока Анжелика не сомкнула веки и не засопела, доверчиво прижавшись к его груди. Арина молча за ними наблюдала, прислонившись плечом к косяку и едва сдерживая слезы. Игорь осторожно положил дочку в кроватку и внимательно посмотрел на Арину.

       – Ты почему не спишь? – строго спросил он, повелительно выводя ее в коридор.

       – Игорь, я, наверное, плохая мать… Анжеличка у меня кричит целыми ночами, а у тебя уснула без проблем, – шмыгая носом, поделилась она переживаниями.

       – Что значит «у тебя»? У нас… И почему ты меня в таких случаях не будишь? Или ждешь, когда свалишься с ног да еще вместе с ней? – без капли игривости поучал он.

       – Ты правда хочешь помогать? Ты ведь хотел мальчика и даже напился по этому поводу, – сквозь слезы выговорила Арина.

       – Во-первых, у Димы слишком длинный язык, – успокоил ее Игорь. – А во-вторых, у мужчин такая негласная традиция: напиваться, если у них родилась девочка. Возможно, этот ритуал выступает в качестве заблаговременной анестезии, предвосхищая неравный бой с претендентами на ее руку и сердце. Она у нас вон какая красавица. Тебе самой еще взрослеть надо, а ты уже мама.

       Ставрович обнял Арину и нежно поцеловал ее в макушку.

       – Скажешь тоже, я сознательно думала о ребенке, – сердито засопела она.

       – Да-да, особенно, когда, узнав о беременности, рыдала в подушку, – припомнил ей Игорь. – Но я же не обиделся и не думаю, что ты не любишь Анжеличку.

       Ничего не ответив, Арина покрылась густым румянцем.

       – Все, хватит разговоров, иди отдыхай, а мы сами справимся, – подмигнул ей он, легонько направляя к лестнице. – Не забывай, у меня младший брат и гораздо больший опыт в этих делах.

       – Ставрович, я тебя люблю, – сквозь зевоту сказала Арина. – А ты меня?

       – Еще спрашиваешь, конечно, люблю. Только теперь у меня двойная ответственность: раньше была одна маленькая девочка, теперь аж целых две, – пошутил ей вслед Игорь.

       – Игорь! – шутя возмутилась Арина. – Я назло тебе еще двух девочек рожу.

       – Про мальчиков тоже не забудь, – донесся до нее веселый голос мужа.


Оглавление

  • Пролог
  •        Глава 1
  •        Глава 2
  •        Глава 3
  •        Глава 4
  •        Глава 5
  •        Глава 6
  •        Глава 7
  •        Глава 8
  •        Глава 9
  •        Глава 10
  •        Глава 11
  •        Глава 12
  •        Глава 13
  •        Глава 14
  •        Глава 15
  •        Глава 16
  •        Глава 17
  •        Глава 18
  •        Глава 19
  •        Глава 20
  •        Глава 21
  •        Глава 22
  •        Глава 23
  •        Глава 24
  •        Глава 25
  •        Глава 26
  •        Глава 27
  •        Глава 28
  •        Глава 29
  •        Глава 30
  •        Эпилог
  • Teleserial Book