Читать онлайн Друг или враг? бесплатно

Джина Майер
Друг или враг?

Gina Mayer, Clara Vath (ill.)

Internat der bösen Tiere: Die Falle

© 2020 Ravensburger Verlag GmbH, Ravensburg, Germany

Иллюстрации Клары Ват

© Капустюк Ю. Б., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет за собой уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Часть I
Остров охотников

1


Три павиана, сидя на скрещённых деревянных балках, тянущихся под потолком через всю классную комнату, грызли арахис и обстреливали скорлупой собравшихся внизу одноклассников.

Арахисовая скорлупа, угодив в Ноэля уже во второй раз, упала за воротник рубашки, и ему пришлось извернуться, чтобы её достать.

– Вот мерзавцы! – презрительно фыркнула стоящая рядом с Ноэлем газель. – Как же они действуют мне на…

Окончание фразы потонуло в визге пёстрого попугая, который пролетел над газелью, шумно хлопая крыльями. Опустившись на кольцо, свисающее с балок на длинных пеньковых верёвках, попугай, склонив голову набок, с любопытством посмотрел на Ноэля:

– Ты новенький?

Ноэль кивнул:

– Меня зовут Ноэль.

– Знаю. – Голос попугая звучал пронзительно и громко. – Мы о тебе наслышаны. А я Коколорес!

Ноэль рассмеялся:

– Классное имя!

– Спасибо! – Попугай гордо расправил крылья. Ореховая скорлупа пролетела в паре миллиметров от его небесно-голубой головы. – Чёртовы обезьяны! – Коколорес бросил на павианов негодующий взгляд. – Немедленно прекратите!

Самый крупный из трёх павианов почесал подмышку и зевнул.

– Расслабься, старик, – крикнул он птице.

Его сородичи громко засмеялись и зафыркали, будто услышали что-то ужасно смешное.

– Тот высокий, с седой гривой – Тайсон, – объяснил Ноэлю Коколорес. – Двое остальных – Чак и Брик, брат и сестра.

«Наверное, Брик – это девочка», – подумал Ноэль. Она была меньше и изящнее двух других павианов.

– Как ни крути, а эта троица явно не в себе, – снова вмешалась в разговор газель. – Кстати, я Элени. Здорово, что ты теперь с нами, Ноэль!

– Я тоже так… – «…считаю», – хотел сказать мальчик, но в него со всех сторон полетели снаряды-скорлупки. Троица павианов переключила всё внимание на него одного.

– Да хватит уже! – Элени вскинула узкую голову, и её изогнутые рога со свистом рассекли воздух. – Это жутко бесит!

Обезьяны насмешливо завизжали в ответ и принялись закидывать одноклассников уже не просто скорлупками, а целыми орехами.

Ноэль укрылся за большим гиппопотамом, который дремал с открытыми глазами, не обращая внимания на обстрел, и не дёрнулся, даже когда заряд из пяти орехов, попав ему в спину, отскочил от грубой кожи.

А сидящий рядом на покрытой мхом земле бурундук радовался дождю из орехов и один за другим засовывал их в рот. Его щёки уже стали вдвое больше, чем обычно.

Это был первый день Ноэля в школе. Неделю назад он сдал экзамен, и его приняли в Интернат злых животных. Теперь он жил в третьей башне на острове охотников[1] в одной комнате с Тайо.

Ещё несколько дней назад они были злейшими врагами, но теперь сдружились, и когда директор миссис Моа объявила, что они будут учиться в разных классах, оба даже расстроились.

– Это нужно для того, чтобы представители разных видов больше общались друг с другом и могли стать друзьями, – объяснила директор. – Если каждый будет проводить время только со своими сородичами, то наше общество будет расколото.

«А как же Чак, Брик и Тайсон?» – подумал Ноэль, всё ещё прячась за гиппопотамом. Почему павианов не разделили? И у Элени в классе есть соплеменница – вон рядом с ней стоит другая газель.

Хлоп! – арахис всё-таки угодил в затылок Ноэлю. Мальчик хотел громко возмутиться, но тут заметил, что в классе наступила гробовая тишина.

Арахисовый дождь прекратился, павианы больше не визжали, Коколорес умолк, а бурундук с набитыми щеками сидел прямо и таращился в окно.

Ноэль поднял голову и проследил за его взглядом. В дальнем конце комнаты стоял деревянный шест. На такой могла бы запросто усесться хищная птица.

– Что это там? – шёпотом спросил Ноэль у Элени.

– Миссис Стикс, – прошептала газель в ответ.

Ноэль разглядел ярко-зелёный стебелёк. Он лежал, вернее сидел, на деревянном шесте. Это был богомол.

Ноэлю вспомнился проект по биологии, над которым они работали в его старой школе. Учитель принёс стеклянный контейнер с богомолами – самкой и четырьмя самцами, и дети наблюдали за ними в течение двух недель. В результате осталась одна самка; всех самцов она сожрала. Ноэль с содроганием представил, как подёргивающееся тело насекомого исчезает в челюстях гораздо более крупной самки, и невольно отшатнулся. Лучше бы он этого не делал! Ведь прямо за ним сидела крошечная ярко-красная лягушка. Увернувшись в последний момент, она в панике отскочила в сторону.

– Разуй глаза! Ты меня чуть не раздавил! – возмущённо квакнула она.

– Прости, – пробормотал Ноэль. Заметив, что на него пялится почти весь класс, он густо покраснел, став такого же цвета, как лягушка. Павианы громко расхохотались.

– Здравствуй, Ноэль, – услышал он тихий женский голос.

Ноэль понял, что с ним разговаривает самка богомола, и быстро обернулся:

– Здравствуйте!

– Рада знакомству! Я миссис Стикс, твоя новая учительница, – сказала она высоким голосом. – Вероятно, некоторые из вас уже успели познакомиться с Ноэлем, – миссис Стикс повернулась к остальным ученикам. – С сегодняшнего дня он будет учиться в нашем классе.

– Маменькин сынок! – Это прозвучало так тихо, что миссис Стикс ничего не услышала.

Кто это сказал – Чак, Брик или Тайсон? Когда Ноэль поднял голову, все три обезьяны, ухмыляясь, смотрели на него.

Конечно, Ноэль знал, на что они намекают. Пятнадцать лет назад его мать Соня основала Интернат злых животных. Она хотела создать место, где люди и животные смогли бы жить вместе и учиться друг у друга. Однако незадолго до открытия Интерната Соня бесследно исчезла, и никто не знал, где она. И жива ли вообще.

Даже Ноэль понятия не имел, что с ней случилось. Он никогда её не видел. Его вырастила тётя Карина, но она почти ничего не рассказывала о своей сестре. Об Интернате мальчик узнал всего пару недель назад.

Миссис Стикс подняла лапки и потёрла их одну о другую.

– Надеюсь, тебе тут понравится, Ноэль, – сказала она. – Если возникнут вопросы – не стесняйся их задавать. Я всегда тебя выслушаю.

– Спасибо! – Ноэль тоже использовал язык мыслей, и слова звучали лишь у него в голове.

Таков был способ коммуникации на Таинственных островах. Все, кто здесь жил, учился или преподавал, были наделены врождённой способностью обмениваться мыслями с другими существами. Обладатели этого дара назывались избранными. Однако пользоваться языком мыслей было непросто, и Ноэлю потребовалось немало времени, чтобы научиться общаться с остальными обитателями Интерната.

Впрочем, он уже так привык к языку мыслей, что иногда опасался, что забудет человеческие слова. Даже с Тайо он общался исключительно мысленно. Тайо был родом из Японии и не знал ни слова по-немецки, а Ноэль не понимал по-японски.

Тонкое тело миссис Стикс выгнулось и стало напоминать зелёный восклицательный знак:

– Перейдём к занятиям. Кто готов вкратце напомнить содержание прошлого урока?

– Я! – вызвалась Элени, но миссис Стикс её проигнорировала.

– Брик, – сказала учительница.

Обезьяна перестала ухмыляться и растерянно почесала живот.

– Э-э, – протянула она. – Ну, на прошлом уроке… речь шла о… – Она вдруг громко расхохоталась. – Что же там было?

– Контактные яды, – ледяным голосом объявила миссис Стикс.

– Ах да, – подхватила Брик, снова почёсывая живот.

Учительница сделала паузу, а затем произнесла:

– Я жду.

– Ну… э-э… – Брик дёргала длинную шерсть на груди. – Есть этот, как его… жабий яд. – Она случайно вырвала у себя клок шерсти, в недоумении уставилась на него и выпустила из рук. Волосы спланировали на бочкообразное тело гиппопотама, который не обратил на них никакого внимания.

– Чак, – сказала миссис Стикс, – поможешь сестре?

Второй павиан резко подскочил на балке под потолком.

– Есть жабий яд, – пробормотал он.

– Это мы уже слышали, – заметила миссис Стикс.

– Больше я ничего не знаю, – признался Чак.

Миссис Стикс вздохнула.

– Тайсон, – обратилась она к третьему павиану.

Тот зевнул, и Ноэль разглядел его острые клыки.

– Тетродотоксин, пумилиотоксин и батрахотоксин – три основных вещества, – скучающим тоном перечислил он. – Батрахотоксин ещё называют ядом для стрел. Это один из самых смертоносных ядов в мире. Один ужасный листолаз[2] может без труда убить двадцать тысяч мышей. Небольшой дозы яда достаточно, – Тайсон вытянул голову и большими тёмными глазами посмотрел на Ноэля, – чтобы убить человека.

– Если человек будет настолько глуп, чтобы на него наступить, – с насмешкой добавила Брик.

Ноэль тревожно оглянулся на маленькую красную лягушку. Это что, ужасный листолаз?! К сожалению, в животных он разбирался плохо.

– Я никому не причиню вреда! – воскликнула красная лягушка, которая уже успела прицепиться к одной из тонких пеньковых верёвок, свисавших с потолочных балок. Размером она была чуть больше ногтя большого пальца Ноэля и выглядела абсолютно безобидной. – Если вы сами на меня не нападёте.

– Ты прекрасно знаешь, что в классе не разрешается сидеть на полу, – строго произнесла миссис Стикс. – Надеюсь, ты наконец усвоишь урок!

– Но и нельзя пятиться не глядя, – заметил Тайсон.

– Ноэль у нас новичок и ещё не знаком с правилами, – сказала миссис Стикс и снова потёрла одну о другую передние лапки. – Вилли, не расскажешь ли нам о растительных ядах?

Повисла тишина, которую нарушал лишь громкий храп гиппопотама, стоящего, свесив массивную голову.

– Вилли! – прошипела Элени и ткнула головой в бок гиппопотама. – Тебя спрашивают.

– Что? – Вилли поднял гигантскую голову и распахнул глаза. – Простите, я задремал.

– Если ты постоянно засыпаешь днём, тебе стоит перейти в ночной класс, – недовольно проговорила миссис Стикс.

– Там он тоже всё время спит! – воскликнул Коколорес.

Миссис Стикс снова вздохнула:

– Итак, Вилли, что тебе известно о растительных ядах?

Гиппопотам удручённо покачал головой:

– Простите, я ничего не запомнил. Но теперь буду слушать внимательно.

– Элени, пожалуйста, выручи меня! – взмолилась миссис Стикс.

Очевидно, на Элени можно было положиться. Она легко перечислила все сложные названия растительных ядов и разъяснила способы их действия.

Её доклад прервала возня на верхних этажах. Чак залепил Брик пощёчину, а сестра укусила его за ухо.

Миссис Стикс застрекотала, и обезьяны моментально угомонились.

– Ещё одна такая выходка, – ледяным тоном произнесла учительница, – и я оставлю вас здесь на всю ночь.

– Как быстро миссис Стикс с ними разделалась! – прошептала Элени Ноэлю, которому напомнил всё тот же школьный проект про богомолов. – Но ты её не бойся, – поспешно добавила газель. – Миссис Стикс жутко строгая, но классная. Нам крупно повезло, что она наша учительница.

2

В голове у Ноэля был такой сумбур, как если бы последний час он провёл на американских горках. Ну и напряжённый же выдался урок! После доклада Элени они ещё обсудили, какими способами ядовитые насекомые убивают своих врагов. Некоторые вводят яд через жало прямо в ткани жертвы, другие распыляют смертоносный заряд из специальных желёз.

Миссис Стикс вызвала отвечать жука-бомбардира по имени Алекс, который с гордостью продемонстрировал своё мастерство. Он выпустил из брюшка облачко газа, такого горячего и едкого, что все его недруги немедленно обратились бы в бегство.

После этого бомбардировать класс начала миссис Стикс – теперь уже информацией. Хуже всего было то, что эту информацию приходилось запоминать: ведь в классной комнате не было ни тетрадей, ни ручек.

– Невозможно всё это удержать в голове! – пожаловался Ноэль, когда после урока ученики вышли из класса.

– Да брось ты, – отмахнулась Элени. – Это дело привычки.

– Эти контактные яды… я уже не помню ни одного названия!

– Тетродотоксин, пумилиотоксин, батрахотоксин, ботулотоксин, майтотоксин, рицин… – начала Элени.

– Ноэль? – раздался голос миссис Стикс. Мягкий и хрупкий, он тем не менее хорошо был слышен сквозь гул голосов. – Зайдёшь ко мне на минутку?

– Увидимся позже. – Элени приветливо кивнула и поскакала к выходу.

– Как ты? – поинтересовалась миссис Стикс, когда Ноэль подошёл к деревянному шесту. Учительница-богомол повернула к нему свою треугольную голову; большие зелёные фасеточные глаза пристально смотрели на него.

– Ну… – Ноэль поморщился. – Слишком много всего для первого раза.

– Знаю. Но уверена, что ты быстро освоишься.

Ноэль кивнул, хотя не был в этом уверен.

– Было бы проще, если бы я мог за вами записывать.

– Но это несправедливо, – возразила миссис Стикс. – Ведь остальные животные писать не умеют. Придётся тебе всё запоминать.

– Фуф! – расстроенный, Ноэль надул щёки. – А расписание уроков здесь есть? – спросил он.

– С этим всё сложно, – ответила учительница. – У вас много разных предметов. Теоретические уроки у всего класса общие, но на практических занятиях вас разделяют. Держись Элени: она всё тебе объяснит. Я заметила, что вы подружились.

Ноэль улыбнулся:

– Она очень милая.

– Замечательно. – Миссис Стикс дёрнула лапками. – В Интернате мы ценим командную работу. Поэтому большую часть времени тебе предстоит заниматься в учебных группах. Иногда будешь сам набирать свою команду, иногда группы буду формировать я.

– А как насчёт тестов? – осведомился Ноэль.

– В конце каждого учебного года проводятся экзамены. И мы, учителя, регулярно оцениваем учеников. – Учительница выпрямилась и сложила лапки. – Я преподаю вам лекарское искусство и маскировку. Часть класса ещё занимается у меня боевыми искусствами, но у тебя есть личный тренер по борьбе.

– Правда? – удивился Ноэль.

– С тобой будет заниматься твой леопард, – ответила миссис Стикс. – С тобой и с ещё одним мальчиком.

– Неужели? Круто! – От радости сердце Ноэля забилось чаще.

Леопард Кумо был назначен животным-спутником и для Тайо, и для Ноэля. Кумо и сам ещё учился в Интернате злых животных, но скоро должен был завершить учёбу. Леопард был умён, терпелив и невероятно силён. Лучшего учителя не найти!

– Думаю, для начала хватит, – кивнула миссис Стикс. – Как я уже говорила, если появятся вопросы – обращайся в любое время. А теперь извини: я сегодня ещё не завтракала.

Перед мысленным взором Ноэля вспыли извивающиеся самцы саранчи, исчезающие в мощных челюстях богомола. Миссис Стикс словно угадала его мысли.

– К твоему сведению, – заметила она, – я не ем других богомолов. И вообще я вегетарианка. – Она изящно соскочила с деревянного шеста на землю и, сделав пару прыжков, исчезла.

Классная комната опустела, но уроки на сегодня наверняка ещё не закончились. Куда подевались остальные? Они вернутся после перемены или перешли в другой класс?

Ноэль выглянул в окно и увидел Вилли. Гиппопотам спал посреди песчаной дорожки, ведущей от второй башни к третьей. Его бока ритмично вздымались и опадали. Остальных учеников было не видно, но они наверняка находились поблизости.

Ноэль пошёл к выходу. Школьный корпус охотников размещался во второй башне. Классы располагались в подвальном этаже и на трёх нижних этажах. Выше находились учительские, кабинеты и квартиры учителей. Ученикам наверх вход был воспрещён.

Ноэль вышел из класса в коридор. Здесь под потолком тоже тянулись деревянные балки.

– Эй, маменькин сынок! – С одной из балок сорвалось что-то громадное и тяжёлое, и прямо возле ног Ноэля приземлился Тайсон – мальчик даже отшатнулся.

– Нельзя не глядя отпрыгивать назад! – Тайсон оскалился. Что это – улыбка или угрожающая гримаса? Челюсть обезьяны выглядела устрашающе, а клыки – мощными и грозными.

Ноэль скрестил руки на груди и напряг все мышцы. Нельзя показывать страх!

– Что тебе нужно? – пробурчал он.

– Надо поговорить, маменькин сынок, – заявил Тайсон.

Маменькин сынок. Это просто нелепо и смешно! Мама Ноэля отвезла его своей сестре через пару часов после его рождения, и больше он её никогда не видел. Но Тайсон об этом не знал, а Ноэль не собирался ничего объяснять.

Павиан подошёл к Ноэлю вплотную. От его длинной серо-коричневой шерсти исходил резкий едкий запах.

Сверху что-то скрипнуло, и, взглянув на потолок, Ноэль увидел двух других павианов. Чак, положив голову на колени сестре, ковырялся в зубах, пока она выискивала у него блох. Эти двое как будто и не замечали Ноэля, но он знал, что они следят за каждым его движением.

Что задумали обезьяны? Ноэлю хотелось убежать, но это было бы глупо, поскольку павианы гораздо проворнее.

– В чём дело? – спросил он и с облегчением заметил, что его голос звучит хладнокровно и не выдаёт волнения.

– Я собирался объяснить тебе, как тут всё устроено, – Тайсон склонил голову набок и грозно посмотрел на Ноэля. – Чтобы ты усёк всё с самого начала.

О чём это он? Ноэль молчал и смотрел на Тайсона, ожидая продолжения.

– Пункт первый, – объявил павиан, понизив голос до грозного шёпота. – Уважение. Вы, люди, всегда и везде хотите быть главными. Но здесь командую я.

Сердце Ноэля бешено колотилось. Интересно, слышит ли это Тайсон? Возможно, он чувствует его неуверенность, так же как Ноэль чует исходящий от павиана резкий запах.

Ноэль холодно улыбнулся:

– Ладно. А второй пункт?

– О нём поговорим позже, – ответил Тайсон. – Пункт номер один самый главный. Придерживайся его – и проблем не будет.

– Извини, – Ноэль покачал головой и сам удивлялся, как спокойно звучит его голос, – но умение подчиняться не моя сильная сторона.

Павиан положил руку на плечо Ноэлю, слегка сжал его, и мальчик сразу почувствовал, сколько силы в этих длинных пальцах. Стоит Тайсону захотеть – и он легко переломает Ноэлю все кости.

– Только не воображай, маменькин сынок, что ты какой-то особенный, – тихо и дружелюбно произнёс Тайсон.

Сидящие над их головами Чак и Брик расхохотались, но смолкли, едва услышав стук копыт. В проёме входной двери появилась Элени.

– Вот ты где, Ноэль! – воскликнула она. – Выходи, мы тебя заждались!

Ноэль сбросил с плеча руку Тайсона и широкими шагами пошёл к двери. Он ждал, что павиан набросится на него сзади, но этого не произошло.

– Держись от этого типа подальше, – прошептала ему на улице Элени. – От павианов всегда одни неприятности.

«Я и сам уже догадался», – подумал Ноэль.

3

– На твоём месте я бы не обращал внимания на этих слабаков, – заявил Тайо, когда Ноэль рассказал ему о Тайсоне и его друзьях. – Они поймут, что ты не реагируешь на их провокации, и быстро оставят тебя в покое.

Ноэль поднял камешек, потёр его между ладонями и бросил в реку. Не обращать внимания. Эта стратегия помогала удерживать на расстоянии хулиганов в его прежней школе. Как и всех остальных людей. Он всегда был одиночкой. Но ведь сейчас он совсем в другом месте.

– Это соревнование: кто сильнее, у кого больше власти, – пробормотал он и схватил новый камешек. – Тайсон хочет подчинить меня себе. Как и остальных учеников. Элени говорит, что весь класс пляшет под его дудку.

– Неужели? – Тайо сцепил руки за головой и мечтательно смотрел на кроны деревьев. Сквозь крупные листья виднелось голубое летнее небо.

Друзья отошли всего на несколько сотен метров от третьей башни, в которой жили, а дикая природа уже сомкнула вокруг них свои зелёные объятия. Они сидели на берегу реки, петляющей между высокими зарослями камыша. Даже здесь, в тени, было тепло. Мальчики разулись и погрузили ноги в холодную воду.

– В моём классе вроде бы все адекватные, – заметил Тайо. – Жаль, что ты не с нами.

– Это несправедливо! Почему три павиана ходят в один класс? Их ведь тоже нужно бы разделить, разве нет?

– Павианы животные социальные. Поэтому в одном классе разрешается держать несколько особей. Например, в нашем классе три зебры и четыре пираньи, и их разделять нельзя. Но с людьми всё иначе. Мы справляемся и в одиночку.

«Особенно я», – мысленно усмехнулся Ноэль. Ведь Тайо – его первый настоящий друг.

– Как ты думаешь, миссис Стикс знает, что эти павианы обижают остальных учеников? – спросил Тайо.

Ноэль ничего не ответил: он почувствовал, что его руки покрылись мурашками. Ему стало зябко – и это в самый разгар прекрасного солнечного дня. Явный признак того, что Кумо где-то рядом.

Он услышал в кустах шорох и обернулся. Из зарослей вышел большой леопард. Он заметил Ноэля и Тайо, и его холодные голубые глаза вспыхнули:

– Вы уже здесь.

– Конечно! – Тайо вскочил. – Давайте начнём прямо сейчас? Всю жизнь мечтал овладеть боевыми приёмами!

– Речь идёт о боевом искусстве, – поправил его леопард.

– Да хоть и так. Всё одно.

Кумо сел и задумчиво посмотрел на мерцающую реку. Его золотисто-жёлтая шерсть с чёрными пятнами сливалась с окружающим пейзажем.

– Это разные вещи, – заметил леопард.

– Когда-то я занимался дзюдо, – вспомнил Ноэль. – Это что-то похожее?

Усы Кумо дёрнулись. Светло-голубые глаза сверкнули как отблески на воде.

– Я научу вас управлять своим телом.

– И всё? – разочарованно протянул Тайо.

– Вы даже не представляете, как это много, – произнесла большая кошка. – Но сначала я проведу для вас небольшую экскурсию.

– А куда мы пойдём? – спросил Ноэль.

– В моё любимое место, – Кумо встал и плавной поступью двинулся вдоль реки. Ноэль и Тайо последовали за ним.

Вскоре дорога пошла в гору. Кумо взбирался на огромные валуны, между которыми бежала река. Ноэль и Тайо, разговаривавшие в начале пути, теперь молча, задыхаясь и пыхтя, карабкались за дикой кошкой.

Ноэль прищурился и посмотрел вверх. Громоздившиеся перед ними каменные глыбы переходили в вертикальную скалу. Неужели Кумо хочет подняться на неё? Тайо и Ноэль были в сандалиях, совсем не годившихся для похода в горы.

Но Кумо провёл мальчиков мимо скалы в расщелину, где в камне были выбиты ступени. Лестница круто поднималась вверх. Высота некоторых ступеней составляла не меньше метра, и Ноэлю и Тайо приходилось подсаживать друг друга. Поднявшись, оба уже валились с ног от усталости. Какое-то время мальчики стояли согнувшись пополам и пытаясь отдышаться.

Тайо первым поднял голову и огляделся:

– Ого! Мы над башнями!

Теперь и Ноэль заметил, что три башенных шпиля находятся далеко под ними. На первой башне развевался флаг с гербом охотников – на нём был изображён медведь. Точнее, медведица. Это изображение символизировало Орлу, основавшую Интернат злых животных вместе с матерью Ноэля. Однако Орла умерла, и руководство охотниками взяла на себя миссис Яя, гиена.

Флагшток возвышался в центре небольшого озера, покрывавшего всю плоскую крышу первой башни. На крыше второй башни росла трава, на которой паслись горные козы. Об этом Ноэль и не догадывался!

– Красивый вид, правда? – спросил Кумо.

Взгляд Ноэля скользнул дальше к морю, бескрайнему и гладкому как зеркало. В некотором отдалении виднелись три из шести островов Интерната злых животных.

По левую руку находился остров целителей, покрытый отвестными скалами. Самые высокие вершины оставались заснеженными на протяжении всего года.

Рядом, на Главном острове, располагались административные корпуса и медчасть. А в огромном здании, позолоченный купол которого сверкал на солнце, – актовый зал и кабинет директора.

Справа Ноэль увидел Пятый остров, самый загадочный из Таинственных островов. Однажды Ноэлю и Тайо довелось на нём побывать: там проходил их вступительный экзамен. Вход на остров был запрещён всем ученикам, и доступ к нему имели лишь шпионы.

Ноэль внимательно вгляделся в густой тропический лес, покрывающий остров. Где-то там Катокве – Королева ночи, как называл её про себя Ноэль. Раньше Катокве училась с охотниками, но ей пришлось перевестись на остров шпионов, чтобы Ноэль и Тайо смогли вдвоём остаться в Интернате. И вот теперь она где-то там, всего в трёх километрах от него – и совершенно недоступна.

Внутри Ноэля всё сжалось. Почему, чёрт побери, Катокве не перевели на любой другой остров, чтобы он мог её навещать?!

– Смотрите, как бы глаза не выпали из орбит, – сухо заметил Кумо.

Лишь теперь Ноэль увидел, что и Тайо таращится на Пятый остров, как потерпевший кораблекрушение на неожиданно появившееся на горизонте судно. Они одновременно тяжело вздохнули и отвели взгляд в сторону.

– Как красиво здесь, наверху, – заметил Ноэль.

– Да, красиво, – согласился Кумо. – Но мы ещё не достигли цели.

Тайо громко застонал:

– Что?!

– Уже недалеко. – Кумо подошёл к краю.

Друзья с облегчением заметили, что дальше дорога идёт под гору. Узкая тропинка вилась вдоль склона, и через несколько метров они услышали нарастающий шум.

– Где-то здесь водопад? – спросил Ноэль.

Кумо не ответил. Пятнистое тело леопарда скрылось в расщелине скалы, и ребята поспешили за ним. Тайо протиснулся в пещеру первым. Ноэлю казалось, будто ему на голову натянули мешок – он ничего не видел, совсем ничего! Но через какое-то время глаза привыкли к темноте.

– Куда пошёл Кумо? – спросил Тайо.

Ноэль всмотрелся в темноту. Тусклый свет, проникающий через вход в вытянутое пространство, дальний конец которого переходил в узкий коридор. Должно быть, леопард скрылся там. Другого пути не было.

– Почему он нас не подождал?! – возмутился Тайо, когда они подошли к коридору. С каждым шагом шум становился всё громче.

– Понятия не имею, – Ноэль в нерешительности остановился: вдруг Кумо всё-таки скрылся в другом направлении?

– Он точно там, – заявил Тайо так, будто Ноэль произнёс свой вопрос вслух.

– Ладно. – Ноэль сделал глубокий вдох и первым вошёл в коридор. Мрак стал до того непроглядным, что Ноэль не видел даже своих ладоней, которыми ощупывал стены скал.

Воздух в пещере был прохладным и очень влажным. Проход становился всё ýже, и вскоре Ноэлю пришлось буквально протискиваться вперёд.

«Просто кошмар! – пронеслось у него в голове. – Если мы застрянем здесь, в темноте… Нет, лучше об этом не думать!»

К счастью, коридор расширился и стало светлее. Тайо за его спиной поднял голову.

– Вот это да! – воскликнул он ровно в тот момент, когда эти слова почти уже сорвались с губ Ноэля.

4

Ноэль и Тайо вошли в оглушительно шумный громадный зал под куполом. Сквозь высокую стену слева сочился яркий свет, и Ноэль понял, что это не настоящая стена, а падающая вода.

Они находились позади водопада.

– Моё волшебное место. – Кумо сидел рядом с водяной стеной. – Подойдите сюда.

Мальчики подошли к леопарду.

– Смотрите! – сказал Кумо, и Ноэль, проследив за его взглядом, заметил в толще воды широкую брешь. Скала над стеной пещеры разделяла мощный поток надвое, и в просвет можно было разглядеть половину острова. На горизонте мерцало море.

– Потрясающе! – Тайо приблизился к стене из воды. – Там внизу озеро!

Ноэль подошёл к нему и посмотрел на широкую водную поверхность метрах в двадцати под ними, в которую с пеной и грохотом обрушивался водопад.

– А я-то думал, что изучил весь остров, – признался Тайо. – Но этого озера никогда не видел.

– К нему можно добраться только этой дорогой, – заметил Кумо.

Ноэль рассмеялся:

– То есть вообще никак.

Голубые глаза Кумо неотрывно смотрели на падающую воду.

– Вы научитесь в него прыгать.

– Что?! – Ноэль с ужасом посмотрел на леопарда. – Это шутка?!

– Если вы сумеете овладеть своим телом, то легко справитесь.

– Разумеется, легко, – усмехнулся Тайо. – Нужно просто прыгнуть вниз – и всё будет кончено.

Леопард сердито дёрнул ушами:

– Считаешь, я отправлю вас на верную смерть?

– Надеюсь, нет, – сказал Тайо.

Ноэль подошёл ближе к водопаду и осторожно заглянул вниз. В том месте, где вода обрушивалась в озеро, крутились бешеные водовороты, а на поверхности торчали острые словно кинжалы скалы.

– Ну уж нет, это без меня, – сказал Ноэль. – Мне пока жить не надоело.

Кумо оскалился, но промолчал.

– А ты уже прыгал отсюда, Кумо? – спросил Тайо.

– Конечно, – невозмутимо ответил леопард.

– Я думал, кошки боятся воды, – заметил Ноэль.

Кумо что, решил над ними посмеяться? Ноэлю не верилось, что кто-то может спрыгнуть с такой высоты и остаться в живых – будь то дикая кошка или человек. Об этом даже страшно подумать! От такой высоты у Ноэля кружилась голова, и бездна приводила его в ужас.

– А что с уроком боевого искусства? – сменил он тему. – Когда начнём?

– Первый урок состоится здесь и сейчас, – ответил Кумо. – А потом мы будем встречаться два раза в неделю после школы. Следующую неделю Тайо пропустит занятия. Я буду учить тебя одного, Ноэль.

– А почему это? – удивился Ноэль.

Ответа не последовало. Леопард сидел неподвижно, будто не слышал вопроса. Тайо не мигая смотрел вниз, в глубину.

– Эй! – воскликнул Ноэль. – Кто-нибудь здесь поговорит со мной?

– Тайо проходит курс подводного плавания, – объяснил Кумо. – Следующую неделю он проведёт в море.

– Курс подводного плавания?! – Ноэль изумлённо уставился на своего друга. – Ты не рассказывал. Это же классно!

Тайо по-прежнему не оборачивался.

– С твоим классом, да? – продолжал расспрашивать Ноэль.

– Нет. – Тайо опустил глаза. – Это специальный проект. Только для людей.

– О чём это ты? – не понял Ноэль. Он решительным шагом подошёл к другу, взял его за плечо и развернул к себе. – Объясни!

Тайо криво улыбнулся:

– Я и сам толком ничего не знаю. Мне сообщили, что следующую неделю мы проведём на парусном судне и каждый день будем погружаться под воду.

– Спецпроект только для людей, – повторил Ноэль. – А я что, не человек?

– Ты – особый случай, – раздался глубокий голос Кумо. – Тайный совет решил, что ты участвовать в этом не будешь. Курс пройдёт в открытом море. Это слишком опасно, Ноэль.

– Что за ерунда! – Ноэль покачал головой. – Усильте охрану – и ничего не случится!

– В море ты беззащитен, – возразил Кумо. – На тебя могут напасть со всех сторон. С воздуха, из воды. Мы не сможем это контролировать.

Ноэль открыл рот, чтобы возразить, но снова закрыл. В его ушах раздался голос Уко.

«Я убью тебя, – услышал Ноэль его рёв. – Всё кончено».

Он провёл ладонями по влажным волосам.

– Уко – медведь, – возразил он. – Он не станет нападать на меня в море. Как он туда доберётся?

– Тот, кто ненавидит, всегда найдёт путь, – сказал Кумо. – У Уко есть сообщники.

Сообщники. Как те чайки, напавшие на Ноэля на корабле, доставившем его на Таинственные острова. Как дельфины, которые едва не опрокинули его лодку в нескольких сотнях метров от берега Главного острова.

Тот, кто ненавидит, всегда найдёт путь. Уко полон ненависти. Этот медведь – сын Орлы. Люди поймали медведицу и застрелили. В её смерти Уко обвинил Соню. Если бы Орла не доверилась матери Ноэля, она бы не угодила в ловушку.

Недавно Ноэль узнал, что мама отвезла его своей сестре, чтобы спрятать от Уко. Много лет Ноэль жил в безопасности, но медведь его всё-таки выследил. Уко узнал, что Ноэль живёт на Таинственных островах, и теперь ждал подходящего случая, чтобы наконец отомстить.

– Я не хочу, – прошептал Ноэль.

– Ты о чём? – спросил Кумо.

– Не хочу до конца своих дней скрываться от Уко.

– Тебе и не нужно этого делать. Но ты ещё слишком слаб, чтобы сразиться с ним.

Ноэль поджал губы. Наверное, Кумо прав и лучше остаться на острове. Здесь ему ничего не угрожает.

Вдруг он вспомнил о Катокве. Если это спецкурс для учеников-людей, то в нём примет участие и она. Ноэль представил её чёрные глаза, тугие косички и линии на высоких скулах – он до сих пор не знает, шрамы это или татуировки. Тайо проведёт с ней целую неделю. А он… «Нет, – подумал Ноэль, – я должен её увидеть».

– Я тоже хочу пройти этот курс! – решительно заявил он.

Кумо покачал головой.

– Решение принимаю не я, – напомнил он. – Тайный совет постановил – ты останешься на суше.

– Тогда пусть они изменят своё решение. Я поговорю с миссис Яя. Глава Четвёртого острова была одной из шести членов Совета.

– Что ж, попробуй. – По тону Кумо было ясно, что он считает эту затею провальной. – А теперь предлагаю начать урок. Я бы хотел вернуться к башне до наступления темноты. И по суше.

– Я готов! – Тайо согнул колени, сжал кулаки и поднёс их к лицу.

Кумо тихо фыркнул:

– Опусти кулаки.

– Я думал, мы учимся бороться.

– Вы будете учиться бороться как леопард. Пройдите вперёд к краю скалы, найдите место, с которого можно заглянуть вниз, и сядьте.

Ноэль и Тайо в замешательстве переглянулись. Что затеял Кумо? Неужели он всерьёз решил заставить их спрыгнуть в озеро?

Они нашли брешь в бушующей завесе из воды и сели рядом друг с другом.

– А теперь посмотрите туда, – велел Кумо.

Они посмотрели вниз, на озеро, на берег и бескрайний лес за ним.

Ноэль опять испытал неприятное чувство, что его притягивает глубина, и ему захотелось поскорее оказаться подальше от бездны.

– И что теперь? – спросил он.

– Наблюдайте и будьте внимательны, – сказал Кумо. – Не спешите. Большую часть жизни леопард осматривает окружающую его местность. Важна каждая деталь.

Ноэль взглянул на бурлящую воду, на острые как ножи верхушки скал. Озеро было небольшое, шириной не более пятидесяти метров. Со всех сторон его окружали лесные дебри.

Его мысли вернулись к курсу дайвинга. Нужно убедить миссис Яя выступить перед Тайным советом в его пользу. Завтра утром, перед началом уроков, он найдёт главу Четвёртого острова и будет уговаривать её до тех пор, пока она не согласится. Задача сложная, ведь миссис Яя не из тех, кого легко переубедить. Понадобятся серьёзные аргументы. А их у Ноэля нет. Он просто хочет увидеть Катокве. Но вряд ли для миссис Яя, как и для остальных членов Совета, это серьёзный довод.

– Хорошо, – сказал Кумо. – Теперь подойдите ко мне.

Ноэль бросил на озеро последний взгляд. Он был так занят своими мыслями, что совсем забыл о задании.

– Что вы увидели? – спросил леопард, когда они встали перед ним. – Опиши, что бросилось тебе в глаза, Ноэль.

Ноэль откашлялся:

– Озеро имеет овальную форму и расположено в центре леса. Я не заметил ни одной дороги, которая бы вела к нему…

– Никакой дороги и нет, – кивнул Кумо.

– Думаю, озеро очень глубокое, – продолжил Ноэль.

– Почему ты так решил?

– Просто почувствовал.

Кумо дёрнул ушами:

– Мы говорим не о чувствах, а о наблюдениях. Тайо, что видел ты?

– Вода везде тёмная. Я тоже считаю, что озеро глубокое. Берега сплошь отвесные, и если ты оказался в озере, выбраться из него нельзя. Но, похоже, в озеро впадает река. – Он указал на самый дальний конец водоёма.

– Что ещё? – спросил Кумо.

– Непосредственно под водопадом скал особенно много. Но одно место кажется глубоким и безопасным – на случай, если кто-то решит отсюда спрыгнуть. – Тайо вернулся к краю обрыва, Ноэль и Кумо последовали за ним. Мальчик указал на маленький круглый бассейн прямо под ними, окружённый острыми пиками скал. Бассейн пенился от падающей с высоты воды, но в центре был спокойным и почти чёрным. Ноэль взглянул вниз, и в животе неприятно кольнуло.

– Думаю, из этого бассейна можно попасть в озеро, – сказал Тайо. – Видите тот жёлоб, который идёт от глубокого места через скалы?

– Круто! – воскликнул Ноэль. – Сколько всего ты успел заметить! А я ни на что из этого не обратил внимания.

– Потому что твои мысли были далеко, – сказал Кумо.

– Я всё время думаю об этом курсе подводного плавания, – оправдываясь, сказал Ноэль. – Это же естественно.

– Естественно, – повторил Кумо. – И неосторожно, а при определённых обстоятельствах даже смертельно опасно. На следующей неделе мы будем тренировать твою способность наблюдать, Ноэль.

– На следующей неделе я не смогу, – возразил Ноэль. – Я буду нырять.

5

Ночью Ноэлю не спалось. Он придумывал аргументы, которые бы убедили миссис Яя отпустить его на курс дайвинга.

«Я не хочу и не могу прятаться всю жизнь, – думал он. – Рано или поздно приспешники Уко найдут меня, и я должен подготовиться: научиться нырять, взбираться по скалам, охотиться и бороться».

Но Ноэль знал: даже если ему удастся переманить миссис Яя на свою сторону, важные решения принимаются Советом единогласно, а значит, его судьба зависит от всех членов Совета. До начала курса ещё четыре дня, и нужно воспользоваться этим временем и переговорить с каждым из них.

Когда за окном забрезжил рассвет, Ноэль откинул одеяло и вылез из постели. Искать главу Четвёртого острова было ещё слишком рано, но валяться на кровати он больше не мог.

Тайо спал и не увидел, как Ноэль оделся. Комнатка, которую делили друзья, находилась под крышей третьей башни, самой низкой из трёх, и была крошечной. В ней с трудом умещались две кровати, два шкафчика и один стол. Изначально она предназначалась для одного человека, и прежде в ней жила Катокве.

Крадясь на цыпочках к двери, Ноэль невольно выглянул в круглое, похожее на иллюминатор окно. Над морем вставало солнце, и видневшийся вдали остров шпионов купался в странном ярком свете. Ноэлю показалось, что на опушке леса, на фоне опутанных вьющимися растениями стволов, стоит высокая стройная девушка и смотрит в его сторону.

Ноэль широко распахнул глаза и подошёл ближе к окну. Но девушка уже исчезла. Скорее всего, ему почудилось.


Он прошёлся вдоль реки, пытаясь привести мысли в порядок – слишком уж много переживаний накопилось внутри. Тоска по Катокве буквально разрывала его на части. Ноэль и боялся Уко, и злился на него. Ведь медведь взвалил на него ответственность за то, в чём он совсем не виноват.

Наконец Ноэль решил не ломать голову: верные слова сами придут, когда настанет время.

Солнце уже висело высоко в небе, и он решительным шагом направился ко второй башне. После ночных уроков двери оказались заперты – снаружи в здание было не войти.

Ноэль сел на камень у входа и стал ждать. Часов у него не было, но он знал, что школа скоро откроется. Остальные башни уже проснулись, и всюду всё квакало, щебетало, порхало и шуршало.

В желудке заурчало. Тайо сейчас наверняка завтракает. И, возможно, недоумевает, где же Ноэль.

Дверь башни открылась, и управляющая Четвёртого острова миссис Скват, громадная и постоянно угрюмая ворона, высунула свой серый клюв. Она подняла лежащий на пороге увядший листок и ловко закинула его в кусты.

– Что тебе здесь нужно? – спросила миссис Скват, когда Ноэль подошёл к ней.

– Я хочу поговорить с миссис Яя, – ответил он. – Она у себя в кабинете?

– Откуда мне знать? Я что, её секретарь? – огрызнулась миссис Скват. – Если хочешь поговорить с миссис Яя, сам её ищи.

Ноэль поднялся по лестнице в административное крыло, где располагались учительские комнаты и кабинеты. Вдоль ступеней на верхние этажи вёл широкий пандус – он предназначался для животных, не умеющих подниматься по лестнице. Кроме того, мелкие позвоночные и бескрылые насекомые пользовались лифтом с внешней стороны башни.

Ужасно волнуясь, Ноэль постучал в кабинет директора.

– Войдите! – раздался громкий голос.

С помощью сенсора у порога Ноэль открыл дверь.

Как и в их классной комнате, пол кабинета был покрыт мягкой мульчей, из которой бурно росла трава и травянистые многолетники. Возле окна и вдоль потолка тянулись вьющиеся растения, свесив вниз толстые воздушные корни.

– Доброе утро, Ноэль! – Миссис Яя лежала на подоконнике, подставив серую шерсть лучам утреннего солнца. – Ты просто читаешь мои мысли. Сегодня как раз хотела с тобой поговорить.

– О курсе дайвинга? – Ноэль вошёл в комнату и вдохнул исходящий от гиены запах. Он ожидал почуять резкую вонь, как в зоопарке, но ощутил пряный фруктовый аромат.

– Значит, тебе уже сообщили… – Миссис Яя вытянула переднюю лапу и элегантно спрыгнула с подоконника. – Это Тайо рассказал? Вообще-то я просила его тебе не говорить.

– Я узнал от Кумо, – покачал головой Ноэль.

– Ясно. И Кумо наверняка объяснил, почему мы решили, что ты должен остаться на острове.

– Да, – ответил Ноэль. – Но я непременно хочу научиться нырять. Я считаю, это неправильно…

Миссис Яя подняла правую лапу, и он не договорил.

– Всё уже обговорено, Ноэль. Мы своего решения не изменим. – Гиена мгновение поколебалась. – Вместо этих курсов мы могли бы организовать что-нибудь здесь, на острове, – продолжила она. – Мы подыщем тебе преподавателя по дайвингу, и он даст тебе частные уроки. Я обо всём договорюсь.

«Всё уже обговорено». При этом ни один член Совета не сказал Ноэлю ни слова. Значит, его мнение никого не интересовало.

С каждой секундой в нём росла волна жгучей ярости.

– Не нужен мне никакой частный преподаватель! – громко заявил он. – Я хочу на корабль, вместе со всеми. Этот курс дайвинга предназначен для всех людей. Так что я имею право там быть.

– Это слишком рискованно… – начала миссис Яя, но Ноэль перебил её.

– Знаете, как меня дразнят в классе? – раздражённо спросил он. – Маменькин сынок! Потому что знают, что я сын Сони. Все ученики думают, что я зазнался и ставлю себя выше остальных. – Он набрал в лёгкие больше воздуха и продолжил: – Я хочу быть таким, как все. Мне не нужны какие-то особенные права и исключительный статус.

– Кто тебя называет маменькиным сынком? – резко спросила миссис Яя.

– Весь класс, – уклончиво ответил Ноэль. Он не собирался выдавать Тайсона, хотя терпеть его не мог.

– Вечно эти павианы, – пробормотала миссис Яя.

– Не важно, кто придумал это прозвище! – воскликнул Ноэль. – Если все ученики поднимутся на корабль для прохождения курса дайвинга, а я единственный останусь на острове, меня сочтут ни на что не годным слабаком. А я не такой! И не надо мне никаких поблажек!

– Я понимаю, о чём ты говоришь, но не вижу никакой возможности отпустить тебя в море. – Миссис Яя замолчала, подняла голову и посмотрела на потолок, будто ожидая найти там ответ.

И ответ пришёл. В голове Ноэля раздался знакомый шипящий голос:

– Непростая ситуация.

Ноэль метнул взгляд вверх и в путанице вьющихся растений разглядел большое жёлто-белое чешуйчатое тело змеи.

– Миссис Моа! – удивлённо выпалил он. – А вы что здесь делаете?

Директриса Интерната злых животных высунула из-за большого листа узкую голову и посмотрела на Ноэля:

– Мне хотелось узнать, как вы с Тайо здесь прижились. Судя по всему, я оказалась в нужное время в нужном месте.

– Так и есть! – воскликнул Ноэль. – Вы должны изменить решение! Я тоже хочу пройти курс дайвинга!

– Мы могли бы усилить охрану, – размышляла вслух миссис Яя. – Если парусное судно и днём и ночью будет находиться в сопровождении конвоя, то наверняка ничего…

– Мы не будем принимать решение здесь и сейчас, – прервала свою коллегу миссис Моа. – Я тебя услышала, Ноэль. Я созову Совет на внеочередное заседание, и мы ещё раз всё обсудим.

– Правда? – От радости у Ноэля закружилась голова. – Спасибо, миссис Моа!

– Ничего не обещаю, – охладила его восторг директор. – Всё зависит от остальных.

– Когда соберётся Совет? – поинтересовался Ноэль.

Из пасти миссис Моа показался раздвоенный язык – и тут же исчез.

– Когда решение будет принято, тебе сообщат.

6

Как только Ноэль вышел из кабинета директора, раздался удар гонга. Занятия должны были начаться с минуты на минуту, но он не спеша спускался по лестнице на первый этаж. В висках стучало. Миссис Моа и миссис Яя на его стороне. Но что решат остальные члены Совета?

В коридоре возле своего класса он увидел, как в двери как раз исчез толстый зад гиппопотама. Ноэль вошёл в класс последним.

– Ты чуть не опоздал на урок языка мыслей, – вместо приветствия произнёс Коколорес. Попугай сидел на одном из пеньковых канатов, крепко обхватив его лапками. – Непунктуальность мистер Эзеквезели ненавидит больше всего на свете.

Рядом с шестом, на котором вчера сидела миссис Стикс, на одной ноге стоял крупный марабу. Птица с кожаным мешком на груди, вытянув вперёд лысую шею, без всякого выражения смотрела на класс чёрными блестящими глазками. Мистер Эзеквезели.

Ноэль подавил тяжёлый вздох. Он уже знаком с этим учителем. Когда Ноэль прибыл на острова, марабу научил его основам языка мыслей. Его занятия были до того скучны, что при одном воспоминании о них Ноэля начинало клонить в сон. И вот учитель-марабу вновь стоит перед ним. А это значит, что на уроках опять придётся умирать от скуки.

– Кто это у нас? – услышал он в своей голове тихий сиплый голос марабу. – Добрый день, Ноэль. Боюсь, ты не в той группе.

– Правда? – с облегчением спросил Ноэль. – А где же моя группа?

– Начинающие учатся в соседнем классе. – Лысая голова с длинным клювом резко подалась вперёд. – Это относится и к тебе, Вилли! Сколько раз я должен повторять, что тебе нужно в другой класс!

В ответ раздалось «Хххххрррххх!». С начала урока прошло совсем немного времени, а гиппопотам умудрился опять уснуть.

– Какая разница, где Вилли будет спать – здесь или в соседнем классе, – пропищал бурундук, удобно устроившийся на широкой спине бегемота.

Поколебавшись, мистер Эзеквезели кивнул:

– Ладно, пусть остаётся. Но ты, Ноэль, перейдёшь в другую группу.

Довольный, Ноэль вышел из класса. Он был совсем не против заниматься с другим учителем.

В соседнем классе Чак и Брик встретили его громкими криками. Тайсона нигде не было видно. Вероятно, он занимался в другой группе.

«Ещё один плюс», – подумал Ноэль. Хотя оба павиана по-прежнему вели себя шумно и нагло, без своего предводителя они были менее опасны.

– Где наш учитель? – спросил Ноэль у стоящей рядом зебры.

– Мистер Эзеквезели? – фыркнула зебра, тряхнув гривой. – Он пока с другими учениками. Но скоро появится.

О ужас! Мистер Эзеквезели преподавал попеременно в обеих группах! Ноэль смирился с судьбой и устало опустился на пол. А ведь он даже не позавтракал!


– Сегодня мы проведём разминку, которая подготовит нас к дистанционной коммуникации. – В класс горделивой походкой вошёл марабу и, встав перед учениками, поджал левую ногу и направил на них пронзительный и колючий взгляд.

– Это ещё что такое? – удивлённо спросил Ноэль зебру, пощипывающую торчащие из мульчи редкие травинки.

– Он имеет в виду звонки по телефону, – ответила зебра. – Ведь можно…

– Прошу тишины! – Голос мистера Эзеквезели прозвучал тихо, но так резко, что у Ноэля по спине побежал холодок. Зебра тоже испуганно вздрогнула и едва не подавилась стебельком. – Если у тебя есть вопросы, задавай их мне, Ноэль. Я не потерплю разговоров на уроке.

– Простите. – Ноэль невольно выпрямился. – Я всего лишь хотел узнать, что это за коммуникация…

В классе раздался смех.

– Тихо! – Мистер Эзеквезели поджал левую ногу ещё выше и вытянул вперёд шею. Удивительно, как он при этом не упал. – При дистанционной коммуникации существа, находящиеся далеко друг от друга, могут общаться мысленно. Даже если они находятся в соседних комнатах или в разных уголках планеты, они слышат мысли друг друга.

Ноэль кивнул. Он знал, что миссис Моа и другие члены Совета регулярно общаются с посыльными и шпионами, оказавшимися в самых разных частях света, однако сильно сомневался, что сам сможет овладеть этим навыком. В обычной школе ему с трудом давались иностранные языки, и он радовался и тому, что у него получается общаться с животными, когда они находятся рядом.

– Каждый из вас выберет партнёра, – продолжал мистер Эзеквезели. – Затем вы разойдётесь по разным углам класса.

Ноэль собирался спросить у зебры, не хочет ли она поработать с ним в паре, но та уже договорилась с бобром. Цапля, вьетнамская вислобрюхая свинья и слизень тоже уже выбрали себе пару.

– Чак и Брик, оба ищите себе партнёров! – раздался резкий голос марабу.

Но остальные ученики уже разбились по двое – все, кроме Ноэля.

– Хорошо, – сказал учитель. – Тогда вы оба работаете с Ноэлем. По очереди. Первое упражнение выполняет Чак, потом Брик, и так далее. А я пока пойду к остальным…

Зебра энергично замотала хвостом.

– Да, Рози? – спросил мистер Эзеквезели.

– Что конкретно нам надо делать?

– Я как раз собирался всё объяснить.

Упражнение заключалось в следующем: все ученики должны заговорить одновременно, и нужно вычленить из общего хаоса голос своего партнёра.

– Никто не кричит, – подчеркнул мистер Эзеквезели. – Весь смысл в коммуникации, а не в громкости. Я скоро вернусь.

Как только он покинул класс, началась жуткая неразбериха и суета. Чак демонстративно повернулся к Ноэлю задом.

– Не хотите со мной разговаривать – не надо. Можете общаться между собой. – Усевшись на пол, Ноэль подтянул колени, опустил на них голову и закрыл глаза.

– Эй, маменькин сынок, ты чего? – Голос Брик раздался совсем рядом. Ноэль открыл глаза и увидел, что она сидит прямо над ним. – Мистер Эзеквезели сказал, что мы должны упражняться с тобой. А мы не хотим его рассердить.

Ноэль пожал плечами:

– Как хотите. Когда закончите, сообщите. Я останусь сидеть здесь.

Он снова опустил голову и почувствовал накатившую усталость. Вот бы сейчас уснуть, а не общаться с двумя глупыми обезьянами! Разве можно выполнить это упражнение, когда в классе так шумно? Несмотря на совет мистера Эзеквезели, все ученики трещали, хрюкали, щебетали и ржали, стараясь быть самыми громкими в классе.

Мысли Ноэля вернулись к курсу дайвинга. Он представил, как плывёт по морю вместе с Катокве, вокруг только вода и тишина, даже рыб нет, и Катокве берёт его за руку, хотя в реальности она всегда избегала прикосновений.

Ноэль ощутил её особенный, неповторимый аромат. Катокве пахла какой-то неизвестной ему пряностью.

– Маменькин сынок! – издалека ворвался в его ухо хриплый голос. – Э-эй! Ты меня слышишь?

«Оставь меня в покое», – подумал Ноэль и попытался вернуться к мыслям о Катокве, но не смог. Её аромат тоже улетучился. И тут он оживился: «Если я овладею этой дистанционной дребеденью, то смогу общаться с Катокве на расстоянии! Кажется, для этого используют какой-то специальный телефон. Интересно, ответит ли она мне?»

– Маменькин сынок! – снова раздался в его голове голос Брик. Или это крикнул её брат? В классе так шумно! А голова такая тяжёлая!

Когда Ноэль открыл глаза, шум стих. Прямо перед собой он увидел острый клюв мистера Эзеквезели. Казалось, марабу в любой момент может его ударить.

– Ай! – Ноэль едва не подпрыгнул, торопясь поскорее убраться в безопасное место, но в последний момент вспомнил, что резкие движения в классе запрещены, и лишь немного отполз назад и прикрыл лицо рукой. – Что происходит? – спросил он, и, к его облегчению, мистер Эзеквезели опустил клюв:

– Ты уснул, Ноэль!

– Простите. Я… совершенно измотан.

– Измотан? – презрительно повторил марабу. – Интересно, чем это? Ты ведь ничего не сделал!

– Мы всё перепробовали! – раздался в голове Ноэля голос Брик. Её серо-коричневое туловище возникло на балке прямо над мистером Эзеквезели.

А справа в поле зрения Ноэля появился Чак:

– Но этот соня ни на что не реагировал.

Учитель неодобрительно щёлкнул клювом и молча прошествовал обратно на своё место.

– Вы трое выполните это упражнение ещё раз, – холодно произнёс он. – В ночном классе.

– Что?! – Голос Чака сорвался от негодования. – Нам придётся остаться после уроков только потому, что этот идиот заснул? Это нечестно!

– Это не обсуждается, – заявил мистер Эзеквезели. – Если мои указания вам не по душе, уходите. Вас здесь никто не держит.

Павианы переглянулись, и Ноэль услышал, как они тихо засмеялись.

– Лучше всего – прямо сейчас! – с угрозой в голосе добавил мистер Эзеквезели.

– Мы не хотим уходить, – поспешно выпалила Брик. – Просто дело в том, что… – Она замолчала, когда марабу снова щёлкнул клювом.

– Довольно, – ледяным тоном произнёс он.

– Хорошо, – сказала Брик. – Мы согласны.

– Тебе тоже всё ясно, Ноэль? – Клюв марабу нацелился на Ноэля.

– А когда начинается ночной класс? – спросил Ноэль.

– Жду вас здесь ровно в одиннадцать.

Ноэль изумлённо вытаращил глаза. Мистер Эзеквезели ведёт уроки и в ночном классе?! Когда же этот марабу спит?! И как бодрствовать всю ночь, если и так весь день глаза слипаются?

– Ещё вопросы? – раздался хриплый голос в его голове.

– Нет, – ответил Ноэль и тяжело уронил голову на колени.


Выйдя из класса в коридор, Ноэль выдохнул и расслабился. Урок закончился, он был свободен – до тех пор, пока ночью этот кошмар не начнётся снова. Но нужно поскорее позаботиться о пустом желудке, который урчит как сумасшедший.

Накануне Ноэль узнал, что в деревянной пристройке за второй башней две мартышки торгуют. Не исключено, что они и сегодня там.

На Островах злых животных денег не водилось, однако к каждому полнолунию ученикам выдавали определённое количество чёрных жемчужин, которые они могли обменять на продукты и другие предметы. Ноэль понятия не имел, сколько стоит, но в его кармане набралось десять жемчужин. Должно хватить.

Он выскочил на улицу и, увидев, что окошки пристройки широко открыты, ускорил шаг. За прилавком, на котором лежала целая гора хлеба, стояли две мартышки и продавали свой товар.

Ноэль встал в выстроившуюся перед ларьком длинную очередь, надеясь, что бутербродов с бананами хватит на всех, но с каждой минутой гора таяла на глазах. В соседнем ларьке две цапли продавали миски с личинками и червями, но личинки и черви привлекали Ноэля куда меньше бутербродов.

– Ты в порядке, маменькин сынок? – Этот голос стал уже таким знакомым, что Ноэлю даже не пришлось оборачиваться – он и так знал, что за ним стоит Тайсон. – Я слышал, урок языка мыслей прошёл не слишком гладко.

Ноэль молча сделал шаг вперёд, следуя за движением очереди.

– Чак и Брик расстроены, что из-за тебя им придётся заниматься дополнительно, – продолжал Тайсон, тоже двигаясь вперёд. – А когда павианы на кого-то сердятся, это не к добру.

Ноэль вспомнил совет Тайо: просто не обращать внимания! Именно так он сейчас и поступит.

– Но в твоих силах всё исправить, – прошептал Тайсон.

Ноэль пристально смотрел на прилавок с бутербродами. До него оставалась пара шагов.

– Почти всё разобрали, – заметил Тайсон.

Почему эта чёртова обезьяна никак не уйдёт?! Вислобрюхая свинья купила два бутерброда. Осталось четыре штуки. Один бутерброд взял стоящий впереди Ноэля броненосец. И вот наконец его очередь.

– Ох, как жаль, – сокрушённо произнёс Тайсон. – Осталось всего три штуки. Один для Чака, другой для Брик, третий для меня.

– Сколько? – спросила стоящая за прилавком мартышка.

Не веди себя Тайсон так нагло, Ноэль угостил бы павианов бутербродами. Ведь из-за него им придётся сидеть на ночном уроке, и у них действительно есть повод на него сердиться. Но Тайсон был слишком груб.

– Один, – сказал Ноэль. Протянув мартышке жемчужину, он взял бутерброд и с наслаждением впился в него зубами. Как вкусно! Мартышки отличные кулинары.

– Всё ясно, – сказал Тайсон. – Хочешь войны? Ты её получишь. Приятного аппетита.

Ноэль посмотрел вслед павиану. Тот, ни разу не оглянувшись, перекатываясь, пересёк школьный двор. Ну вот, теперь Ноэля точно ждёт война с тремя павианами. Его охватило неприятное чувство. Но вспомнив о бутерброде, он с наслаждением откусил от него, и настроение улучшилось.

7

– Возможно, я поступил глупо, – вслух размышлял Ноэль, сидя с Тайо на берегу реки. Солнце медленно садилось за горизонт. – Я совсем не хочу неприятностей с этими обезьянами.

– Они не стали бы твоими друзьями только потому, что ты бы угостил их бутербродом с бананами, – заметил Тайо. – Ты всё сделал правильно. Сохраняй спокойствие и не поддавайся на провокации.

– Не понимаю, за что Тайсон так на меня взъелся, – признался Ноэль. – Я ведь ему ничего не сделал.

– Ты новенький, – пожал плечами Тайо. – Этого достаточно.

– Ты тоже новенький. Но тебя никто не травит.

– Но ты к тому же ещё и сын Сони. Знаменитость, так сказать.

Ноэль закатил глаза.

– Забудь о нём, – сказал Тайо. – Лающие собаки не кусаются. Сам знаешь.

– Он павиан, а не собака. И, кажется, он настроен серьёзно, – нахмурился Ноэль.

Тайо встал:

– Давай спустимся к морю. Проплывём кружок-другой. Это тебя отвлечёт.

Ноэль тоже поднялся.

– Прости, но сегодня не получится. Поднимусь наверх, прилягу ненадолго. Если я усну и на ночном уроке, мистер Эзеквезели сделает из меня отбивную.

– Эти уроки и правда отстой. – Уроки языка мыслей у Тайо тоже вёл мистер Эзеквезели. Однако Тайо был среди продвинутых, а с этой группой учитель обращался гораздо мягче и уважительнее. – Ладно, тогда пойду поищу Кумо. Может, он будет не прочь освежиться.


Ноэль спал как сурок, а когда проснулся, за окном уже стемнело. Он испуганно подскочил в постели.

На соседней кровати спал Тайо, и Ноэль слышал его тихое сопение. Почему, чёрт побери, друг не разбудил его, когда вернулся?!

Ноэль быстро встал и пригладил рукой торчащие во все стороны волосы.

Сколько сейчас времени? Часов на Таинственных островах не было, все ориентировались по движению солнца, луны и звёзд. И по бутонам цветов, которые каждый день раскрывались к определённому времени, а затем снова закрывались. Ученики постарше владели этим навыком в совершенстве, но Ноэль был ещё неопытен.

Он выглянул в окно. Звёзды сверкали над морем как огоньки далёкого большого города. Острова злых животных располагались точно на экваторе, и дни на протяжении всего года длились одинаково: утром в половине седьмого солнце вставало, а вечером в то же время садилось.

Что толку разглядывать звёзды! Сейчас может быть восемь часов вечера, или десять, или уже полночь. Тайо наверняка подсказал бы, ведь он лучше разбирается в таких вещах. Придётся его разбудить.

Ноэль уже подошёл к его кровати, как вдруг снаружи в окно что-то стукнуло. Он испуганно обернулся и увидел, что на подоконнике сидит маленькая птичка и настойчиво барабанит клювиком по стеклу.

Подойдя ближе, Ноэль увидел, что это крошечный домовый сыч.

– Служба-будильник! – прощебетал в голове Ноэля высокий голосок, и мальчик поспешил открыть окно. – Без четверти одиннадцать.

Птица расправила крылья и улетела в ночь. Странно… Кто заказал для него службу-будильник – Тайо или мистер Эзеквезели?

Без четверти одиннадцать. В самый раз. Ноэль решил сразу же пойти в класс. Один урок он уж как-нибудь выдержит.

Как назло, Ноэль никак не мог найти свою обувь. Когда он только приехал в Интернат, ему выдали пару сандалий с напутствием беречь их. Добыть одежду и обувь на секретных островах не так-то просто.

Он вспомнил, что перед тем, как лечь спать, просто скинул сандалии где-то в комнате. Тайо терпеть не мог беспорядок и, наверное, убрал их на место, рядом с дверью. Так и есть! Сандалии аккуратно стояли у входа.

В темноте Ноэль сунул в них ноги и почувствовал, что сандалии велики. Значит, это сандалии Тайо. Где же тогда его?

Ноэль искал под кроватями, в шкафах, даже снаружи в коридоре. Тщетно. Его обувь исчезла.

Если он сейчас не выйдет из комнаты, то опоздает на занятие, и мистер Эзеквезели будет ужасно зол.

Ноэль решительно сунул ноги в сандалии Тайо. Его друг крепко спит, а к тому времени, когда они ему понадобятся, Ноэль точно вернётся.

Ночной урок мистера Эзеквезели проходил ещё более напряжённо, чем дневной. Чтобы не раздражать чувствительные глаза ночных животных, на стенах висело лишь несколько тусклых фонарей.

В их сумеречном свете Ноэля снова стало клонить в сон. К счастью, ему больше не нужно было выполнять упражнения с Чаком и Брик: мистер Эзеквезели предоставил ему в пару самку голубя. Её звали Мэгги, и её пронзительный и резкий голос Ноэль легко вычленял из хаоса остальных голосов и понимал всё, что она говорит.

– Недурно, недурно, – сказал учитель Ноэлю в конце урока. Для марабу это была наивысшая похвала.

Радостно подпрыгивая, Ноэль отправился обратно в третью башню.


Шёл тёплый дождь, и Ноэль радовался этому. На островах царил мягкий и приятный тропический климат. Дожди здесь случались регулярно и чаще всего не могли похвастать ни силой, ни продолжительностью.

Должно быть, наступила полночь. Несмотря на дождевые облака, на небе можно было разглядеть бесчисленные звёзды. Ноэлю показалось, что они сияют ярче, чем прежде. Вокруг пика второй башни порхало несколько летучих мышей. Похоже, дождь им совсем не мешал.

На ночь главные входы обеих жилых башен запирались. Ночные животные могли воспользоваться дверцами с обратной стороны башни, открывающимися с помощью сенсора. Зевая, Ноэль направился к запасному входу. Идти было трудно, сандалии Тайо то и дело спадали с ног, и Ноэль с радостью предвкушал, как опустится в мягкую тёплую постель.

Он нажал ногой на сенсор, но дверь не открылась. Ещё одна попытка – и опять ничего. Должно быть, механизм отключили. Ноэль подёргал за ручку, но ничего не произошло. Он постучал – сначала тихо, потом громче. Никто не открыл.

Дождь усилился. Рубашка Ноэля промокла, и ему стало холодно. Приятная прогулка превратилась в испытание. Он в последний раз со всей силы постучал в дверь, но никто не проснулся и не впустил его. Мальчику вспомнилась та ночь в лыжном лагере, когда он впервые встретился с Уко. Тогда он тоже оказался на улице и не мог войти в дом. И как раз в этот момент появился медведь.

Внезапно из темноты донеслось рычание, похожее на раскат грома.

Ноэль сделал глубокий вдох и уловил странный резкий запах. Должно быть, где-то рядом притаился зверь и наблюдает за ним. Но Ноэль не видел его.

– Кто здесь? – мысленно спросил он.

Никто не ответил. Зато рычание стало громче.

«А вдруг это Уко?» – подумал Ноэль. Но это невозможно! Медведю сюда не пробраться!

Мальчик суетливо огляделся по сторонам. Тучи затянули небо, и звёзд больше не было видно. Вокруг сгущался мрак.

Ноэль с трудом разглядел верёвочную лестницу, свисающую неподалёку по стене башни и обрывающуюся в нескольких метрах от земли. Раньше по этой лестнице можно было залезть на шпиль, но со временем верёвки стали тонкими, и пользоваться лестницей запретили. Об этом миссис Скват, домоправительница, сразу предупредила ещё при заселении.

Рычание раздалось совсем близко. Ноэль обернулся, но в темноте было трудно что-либо разглядеть. Кажется, что-то блеснуло? Чьи-то глаза? Впрочем, скоро они исчезли.

Что бы это ни было, Ноэлю нужно срочно найти безопасное место. Он запрыгнул на узкий карниз под верёвочной лестницей, попытался выпрямиться и едва не упал, но в последний момент успел за что-то ухватиться.

Конец верёвочной лестницы болтался прямо у него над головой. Оттолкнувшись от карниза, Ноэь подпрыгнул и ухватился за верёвку. Лестница раскачивалась из стороны в сторону, и ноги Ноэля болтались метрах в двух от земли.

Снизу доносилось громкое шипение, топот лап, учащённое дыхание. Кто-то попытался его схватить! Ноэль ничего не видел – но это и к лучшему: ему не хотелось знать, кто именно его преследует.

Подтянувшись на руках, он поднялся на одну ступеньку, затем на вторую и полез по лестнице вверх со всей скоростью, на какую был способен. Удалось ли ему оторваться от преследователя?

Ноэль осторожно посмотрел вниз. Шипение и рычание прекратилось. Значит, таинственный зверь ушёл? Или он ждёт, когда Ноэль спустится на землю?

Мальчик поднял голову и посмотрел на уходящий в темноту шпиль башни. Там, наверху, его комната, в которой мирно спит Тайо. Нужно его разбудить, и тогда можно будет забраться в башню через окно. Конечно, если Ноэлю удастся долезть до верхнего этажа и не рухнуть вниз. Он подождал мгновение и, сделав глубокий вдох, поставил ногу на следующую ступеньку. Прежде чем наступать на верёвки, он тщательно их проверял. На ощупь они были гладкими и скользкими, но ни одного изъяна он не обнаружил. Ноэль уже преодолел четвёртый этаж. За окнами было темно и тихо. Ученики спали. Ещё немного – и он окажется у своего окна.

Ноэль уже собрался карабкаться дальше, но вдруг замер. Наверху кто-то есть! На крыше мелькнул кто-то крупный и горбатый. Это враг? Неужели он опередил Ноэля и теперь поджидает его?!

Мальчик зажмурился. Ну почему вокруг такая непроглядная темень! И ущё этот треклятый дождь! Колючие капли иголками впивались в лицо.

Тень на крыше исчезла. Вдали закричала ночная птица. Ноэль встряхнул головой, и капли полетели в разные стороны. Он продрог до костей. Но ему во что бы то ни стало нужно добраться до своей комнаты!

От напряжения он хрипел и задыхался. Над ним торчала балка крыши, к которой крепилась верёвочная лестница. А под ней виднелось окно-иллюминатор, за которым мирно спал Тайо.

Ноэль уже протянул руку к карнизу, но лестница вдруг резко качнулась влево, и он с ужасом заметил, что правый трос порвался. Вцепившись в левый трос обеими руками, мальчик подтянулся на них к оконному проёму – и тут увидел, как верёвка становится всё тоньше и тоньше. Мгновение – и второй трос порвался вслед за первым.

8

Ноэль полетел вниз и, ударившись головой обо что-то твёрдое, успел ухватиться за балку, которая выдавалась из стены наружу. Дерево оказалось таким гладким и мокрым, что его пальцы соскользнули – но, к счастью, ремешок сандалии зацепился за торчащий из балки крюк.

Несколько секунд он висел вниз головой, болтаясь над чёрной пропастью, потом напряг мышцы и медленно подтянулся. У него только один шанс спастись! Если он резко дёрнется – ремешок порвётся.

Согнувшись пополам, он с трудом ухватился за балку руками. Но забраться на неё он не мог – не пускал крюк. Пришлось опустить левую руку, чтобы освободиться от сандалии. Правая кисть горела. Ещё немного – и он упадёт! Наконец пальцы нащупали кожаный ремешок, и сандалия соскользнула со ступни. Ноэль обхватил балку ногами и рывком подтянулся вверх.

Несколько минут он лежал неподвижно. Пожар в теле постепенно затухал. Сердце уже не грозило выскочить из груди. Ноэль поднял голову и огляделся. Он примостился на деревянной балке на высоте четвёртого этажа, над ним раскинулось ночное небо, а под ним зияла пустота. До ближайшего окна было несколько метров, отсюда до него не достать. Лестница порвалась, и теперь он не мог ни подняться, ни спуститься без риска разбиться насмерть.

Придётся ждать, когда рассветёт и кто-нибудь из башни придёт ему на помощь. Другого выхода не было.

Дождь на Таинственных островах редко длился дольше часа, но в эту ночь лил не переставая. Капли настойчиво барабанили по лицу Ноэля, и он уже не обращал на них внимания. Волосы прилипли к лицу, одежда – к телу.

Ноэль понятия не имел, сколько времени прошло. Вряд ли подъём и падение заняли больше получаса. Сейчас самое позднее половина первого ночи. До восхода солнца ещё шесть часов. Его охватила паника. Провести шесть часов в темноте на узкой мокрой деревяшке – от одной этой мысли волосы встали дыбом! Он уже сейчас совершенно без сил. Рано или поздно он уснёт и свалится вниз.

– Эй! Кто-нибудь меня слышит? – крикнул Ноэль. Собственный голос показался ему чужим. Он отправил ещё и мысленный сигнал: – Я здесь, снаружи! Помогите! – Его слова потонули в шуме дождя. В такую погоду на улице не было ни одного животного. Его никто не услышит!

В конце концов Ноэль смирился и замолчал. Он опустил голову на балку и на мгновение прикрыл глаза. И это было ошибкой: сон набросился на него как дикая кошка на измотанную жертву.

Вздрогнув, Ноэль проснулся. Если он хочет пережить эту ночь, ему нельзя засыпать! Мальчик с трудом отогнал от себя мысли о смерти и вдруг подумал о Тайо, который лежит наверху и даже не подозревает, в каком бедственном положении находится его друг. Они познакомились совсем недавно, но уже успели сдружиться.

Он вспомнил о Карине, своей тёте, которая вырастила его и которую он много лет считал родной мамой, пока случайно не узнал правду о своём рождении и не вздохнул с облегчением! Они с Кариной никогда не ладили. Тётя хотела бы иметь другого ребёнка: лёгкого и жизнерадостного сына, который играл бы с друзьями в футбол, слушал музыку и время от времени шалил. Она хотела нормального ребёнка. А не нелюдимого неудачника вроде Ноэля.

«В нём есть что-то злое», – однажды услышал он слова Карины. Вскоре после этого его прежняя жизнь закончилась и началась новая. Здесь, на Островах злых животных, все были другими. Впрочем, стоит Ноэлю потерять равновесие – и эта новая захватывающая жизнь может легко оборваться.

Тем временем ливень слегка поутих.

– Э-эй! – крикнул Ноэль – вслух и мысленно: – Кто-нибудь меня слышит?

– Ну ррразумеется, – прозвучал голос в его голове, и в следующий миг на край балки уселась маленькая птичка. Домовый сыч. Он смотрел на Ноэля большими жёлтыми глазами. – Почему ты здесь, наверррху? И зачем кррричишь?

– Слава богу! – Ноэля пробрала дрожь. – Приведи помощь, скорее!

– Как ты сюда забрррался? – Сыч склонил голову набок. – Ты что, умеешь летать?

– Конечно, нет, – с трудом выдавил Ноэль. – Это долгая история.

– Ничего стрррашного. У нас есть вррремя.

– У меня времени нет, – возразил Ноэль. – Я замёрз. И если упаду, то разобьюсь насмерть. Пожалуйста, разбуди Тайо. Он спит в комнате под крышей.

– Это ведь не глупая шутка, которррую ты выдумал, чтобы пррривлечь меня сюда? – с недоверием спросил сыч. – Не хочу непррриятностей.

Ноэль потерял терпение:

– У тебя что, не все дома?! Я в беде. И если в ближайшее время мне никто не поможет, я упаду. И тогда неприятности действительно возникнут – и не у кого-нибудь, а у тебя, потому что ты мне не помог. Так что хватить болтать…

– Не нужно кррричать, я тебе не прррислуга! – прервал его сыч и, к ужасу Ноэля, расправил крылья и улетел в темноту.

– Вернись! – закричал ему вслед Ноэль. – Ты не можешь бросить меня здесь одного!

Сыч не ответил. Возможно, он его даже не услышал. У Ноэля закружилась голова. Вот же идиот! Ну почему он не мог спокойно поговорить с птицей вместо того, чтобы злить её?! От злости на самого себя он ударил кулаком по балке, но это, конечно, никак не помогло.

И вдруг он услышал голос Тайо:

– Эй! Кто здесь?

Ноэль резко вскинул голову. Тайо стоял у окна и, наклонившись, смотрел вниз. Очевидно, сыч всё-таки не бросил его на произвол судьбы и разбудил Тайо.

– Я тут, внизу! – взволнованно крикнул Ноэль.

Когда Тайо увидел Ноэля на балке, у него чуть глаза не вылезли из орбит. В отличие от сыча, он не стал задавать лишних вопросов.

– Не двигайся! – крикнул он. – Я сбегаю за помощью!


Спустя несколько минут к Ноэлю подлетела домоправительница миссис Скват. Ворона принесла толстый канат. Ноэль крепко привязал его к балке и спустился по нему вниз. Всё это время миссис Скват летела рядом и яростно бранилась. Тайо вырвал её из глубокого сна.

Ноэль её ругань не слушал. Оказавшись на земле, он упал и больше не мог подняться. Его тело окоченело от холода и усталости.

– А теперь-то в чём дело?! – недоумённо воскликнула миссис Скват. – Ты что, не хочешь в тёплую постель?

– У него не осталось сил, – сказал Тайо. – Нужно доставить его в медчасть.

– Ерунда! – Ноэль с трудом поднял голову. – Мне просто нужно немного поспать. – Но кровать стояла наверху, на шестом этаже, то есть бесконечно далеко.

Ворона склонила голову набок и пристально посмотрела на него.

– Горячая ванна, – каркнула она. – Вот что тебе нужно.

Ноэль с трудом потащился в ванные комнаты, обустроенные на первом этаже башни. Вскоре он уже лежал в одном из джакузи, куда поступала вода из горячего источника. Он чувствовал себя спущенной велосипедной шиной, постепенно наполняющейся воздухом.

– Зачем ты полез по этой лестнице? – спросила миссис Скват, прыгая по краю джакузи. – Ты ведь знал, что ею нельзя пользоваться.

– Я был на ночном уроке, а когда я вернулся, задняя дверь оказалась закрытой, – объяснил Ноэль.

– Не может быть! Эта дверь никогда не запирается! – прокаркала домоправительница и тут же полетела проверять.

Тайо схватил табуретку и сел рядом с джакузи.

– За мной кто-то гнался, – сказал Ноэль, разглядывая царапины и синяки у себя на ногах. Руки выглядели не лучше.

– Правда? – Тайо удивлённо посмотрел на него. – И кто же это?

– Не знаю. Какое-то животное. Я слышал грозное рычание, и кто-то пытался схватить меня, когда я лез по лестнице. И ещё я увидел на крыше чью-то фигуру.

– Фигуру? На крыше? – переспросил Тайо. – Но кто это мог быть?

– Понятия не имею. – Ноэль опустил затылок на край джакузи и закрыл глаза. – Может, павиан.

– Хочешь сказать… что Тайсон перерезал канат? – Тайо на мгновение задумался. – Не-а, – покачал он головой. – Не могу себе такого представить. Так далеко он бы не зашёл.

– Ты его не знаешь! – Голова Ноэля по-прежнему гудела как улей. Вероятно, у него жар. Если он заболеет, ему позволят несколько дней полежать в постели. Он отоспится. Ни Тайсона, ни мистера Эзеквезели. Какая заманчивая мысль!

Но тут он вспомнил о курсе дайвинга. Если он заболеет, ему точно на него не попасть. Нет, лучше обойтись без лихорадки.

– Подумай сам: если за тобой гналась обезьяна, то почему она не вскарабкалась вверх по лестнице? Тайсон легко бы тебя догнал, – сказал Тайо.

– Возможно, он решил, что подрезать канат будет проще. Я мог упасть и разбиться. Все знают, что верёвки старые, никто ничего не заподозрит.

– Но зачем ему тебя убивать? – удивился Тайо.

Ноэль пожал плечами:

– Ну, я не пляшу по его дудку.

– Из-за этого не убивают.

– В любом случае, странно, что дверь оказалась заперта.

– Я проверила: дверь и правда не открывается, – сказала миссис Скват, которая незаметно впорхнула в комнату. – У сенсора порван кабель. Утром его починят.

– Вот видите! – воскликнул Ноэль.

– Но даже если дверь была заперта – что за нужда лезть по лестнице? – недовольно спросила ворона.

– За мной кто-то гнался, – ответил Ноэль. – Какое-то животное.

Ворона пристально смотрела на него круглыми глазами.

– Как бы то ни было, – наконец прокаркала она, – вопрос в том, что делать дальше. Отправить тебя на лодке в медчасть? Или пусть лучше сестра Любу придёт сюда?

– Не нужно ни того ни другого, – отмахнулся Ноэль. – Со мной всё в порядке. Мне бы только выспаться, и я вернусь в строй.

Впрочем, он до сих пор не представлял, как ему одолеть пять пролётов лестницы, отделяющие его от комнаты. Ну и для начала – как вылезти из джакузи?

Миссис Скват прыгала по краю ванны, критическим взглядом разглядывая синяки на теле мальчика.

– Ладно, – наконец прокаркала она. – Но остаток ночи ты проведёшь в санитарной комнате внизу. Там возле кровати есть звонок. Если что – звони, и я сразу вызову сестру Любу.

Никакой лестницы! Ноэль испытал такое облегчение, что по его лицу расплылась блаженная улыбка.

– Спасибо, – произнёс он. – Хотя… может, я просто полежу здесь? – В воде его тело ощущалось удивительно лёгким, но стоило вытащить из воды хотя бы руку, как кости моментально наливались тяжестью и превращались в бетон.

– Ты что, бредишь? – возразила ворона. Она нажала клювом на кнопку на краю джакузи и спустила воду. – Хватит. Пора идти спать.

9

В эту ночь Ноэль не видел снов. Когда он открыл глаза, узкая больничная палата была залита солнцем. Возле его койки, озабоченно глядя на него, сидела громадная горилла – главная медсестра Любу. На коленях она держала пузатую сумку.

– Ну что ты творишь! – с упрёком покачала она головой.

Ноэль с трудом сел в постели. Руки и ноги болели, будто он всю ночь провёл на дыбе. Он выпрямился – и удивился, что руки не отвалились. Но в остальном он чувствовал себя хорошо и прекрасно выспался.

– Привет, сестра Любу! – поздоровался он. – Я очень рад вас видеть! Но не нужно было приходить ради меня. Со мной всё в порядке.

Горилла проигнорировала его слова. Её сильные чёрные пальцы схватили запястье Ноэля. Она нащупала пульс, вытащила из сумки стетоскоп и приставила его к груди мальчика.

– Всё хорошо, – заключила она и взяла деревянный шпатель. – Открой рот! Высунь язык! – Горилла также измерила ему температуру и кивнула: – Кажется, всё в порядке. Дуракам везёт. Что на тебя нашло? Зачем ты полез на башню? Ты ведь не обезьяна! – Она положила стетоскоп и градусник обратно в сумку, а использованный шпатель выбросила в мусорное ведро. – Что ж, если побережёшься и будешь вести себя благоразумно, то противопоказаний нет.

– Противопоказаний к чему? – удивился Ноэль.

– К твоему прохождению курса дайвинга.

– Как вы о нём узнали?

Сестра Любу со щелчком закрыла свою пузатую сумку:

– Миссис Моа позвонила мне сегодня утром и попросила тебя осмотреть. Не знаю, можно ли тебе об этом говорить, но… – Она замолчала, вновь открыла сумку и уставилась внутрь, словно искала там нужные слова.

– Ну конечно, вы можете мне сказать! – попытался подбодрить её Ноэль.

Клак! – опять защёлкнулась сумка.

– Ну… в общем… вчера состоялось собрание Тайного совета. Они решили, что тебе можно подняться на борт вместе с другими участниками… Если ты здоров. А по моему мнению, ты здоров.

– Правда?! – ликующе вскричал Ноэль. – Круто!

– Не радуйся раньше времени. Из-за твоей дурацкой выходки миссис Моа на тебя рассержена. – Горилла встала со стула. – Возможно, она ещё передумает. Но что касается здоровья, препятствий нет.

– Спасибо, – подавленно кивнул Ноэль.

Сестра Любу задумчиво посмотрела на него и положила ладонь ему на голову. Её пальцы были тяжёлыми и мозолистыми, но прикосновение оказалось неожиданно нежным.

– Береги себя, Ноэль, – тихо произнесла она. – Знаю, ты считаешь себя неуязвимым. Но это не так.

Когда сестра Любу удалилась, в палату вошла миссис Яя. Гиена села рядом с койкой Ноэля, и её янтарные глаза посмотрели на него так строго, что он невольно потупился.

– Предупреждаю тебя в первый и последний раз, – произнесла глава Четвёртого острова. – Ты знал, что верёвочной лестницей пользоваться запрещено, но тем не менее легкомысленно подверг себя большой опасности. Будь моя воля, я бы назначила тебе неделю домашнего ареста.

– Пожалуйста, не надо, – попросил Ноэль. – Я знаю, это было глупо. Но я залез туда только потому, что… – Он вдруг замолчал. Если он расскажет миссис Яя о своём ночном преследователе и о Тайсоне, она непременно вызовет павианов к себе. А вдруг он ошибается и Брик и Чак сразу после школы вернулись в свою башню, а Тайсон всю ночь спокойно спал в своей постели? Тогда павианы возненавидят его ещё сильнее, и весь остальной класс начнёт его презирать.

– Так почему? – спросила миссис Яя.

– Потому что дверь была заперта, – объяснил Ноэль. – И дождь лил как из ведра.

Миссис Яя покачала головой:

– Но ведь это не повод лезть вверх. Ты должен соблюдать правила, Ноэль, иначе я не смогу оставить тебя на острове.

– Понимаю. – Ноэль опустил голову ещё ниже.

– Тем не менее ты сможешь пройти курс дайвинга, – сказала миссис Яя. – Но если я услышу хоть малейшие жалобы на тебя, ты немедленно отправишься домой.

Ноэль с облегчением кивнул:

– Конечно. Большое спасибо!

Миссис Яя была уже возле двери, когда обернулась и внимательно посмотрела на Ноэля:

– Если у тебя возникнут проблемы с павианами, сразу скажи мне. Ты меня понял?

Мгновение мальчик в замешательстве смотрел на гиену. Видимо, она тоже подозревала обезьян. Может, всё-таки рассказать ей, что произошло ночью?

– Ты понял меня, Ноэль? – повторила миссис Яя, от которой не укрылось его замешательство.

– Да-да, понял, – поспешно ответил Ноэль. О Тайсоне и его друзьях он подумает позже. Сейчас это не важно. Ему разрешили пройти курс дайвинга, и он увидит Катокве! И это всё, что имеет значение.

Наконец миссис Яя ушла, и Ноэль откинулся на подушки. Он решил, что будет лежать весь день и не двигаться. Но едва закрыл глаза, как в дверь постучали. Хотя это был скорее не стук, а тихий приглушённый шорох.

– Кто там? – спросил Ноэль.

Дверь открылась, и комнату наполнил резкий запах. На пороге стоял Нед, енот-полоскун, живущий этажом ниже Тайо и Ноэля. Или это его брат-близнец Тед? Ноэль так и не смог научиться их различать.

– Привет, Ноэль! – поздоровался енот. – Как дела?

– Хорошо, – ответил Ноэль. – Заходи.

Енот-полоскун, держа в пасти какой-то длинный предмет, подошёл ближе. Вонь усилилась, и Ноэль еле сдержался, чтобы не зажать нос.

– Что ты принёс? – спросил он. – Это что, моя обувь?

– Думаю, да. – Нед (или Тед?) выпустил из пасти сандалию, и та упала на пол. – Вторая у нас в комнате. Я не мог принести обе, а у Теда сейчас урок.

– Как мои сандалии оказались в вашей комнате? – удивился Ноэль.

– Мы и сами не знаем. – Нед задвинул сандалию под кровать. – Сегодня утром Хлоэ обнаружила их в своей постели. Поэтому они так скверно пахнут.

Скверно пахнут – это слабо сказано. От сандалии исходила ужасная вонь, что неудивительно: ведь Хлоэ, которая живет с Тедом и Недом в одной комнате, это скунс.

– Сделай одолжение, – попросил Ноэль, изо всех сил стараясь дышать только ртом, – вынеси эту сандалию на улицу. И вторую тоже. Может, они слегка проветрятся.

– Может, – ответил Нед. – Хотя, если честно, я в это не верю. От скунсов порой столько проблем! – Он подтащил сандалию обратно к двери. – Скорейшего выздоровления! – пожелал он Ноэлю и исчез, оставив после себя вонючее облако.

Ноэль подбежал к окну и раскрыл его нараспашку. Значит, пока он спал вчера вечером в своей комнате, кто-то проник туда, стащил его сандалии и подкинул их скунсу. На этот раз Ноэль не сомневался: это проделки павианов. Для любой обезьяны взобраться на башню и влезть в окно – проще простого. Проделка с сандалиями абсолютно в их духе. А вот ночное происшествие, в результате которого Ноэль едва не погиб, – это уже совсем другая история.

Ноэль высунулся в окно и вдохнул свежий воздух. Не исключено, что он всё-таки ошибся и никакой опасности не было. Может, угрожающий рык ему просто послышался? А тень на крыше – всего лишь иллюзия? Вдруг страх перед Уко заставил его поверить в то, чего не было на самом деле?

Он закрыл глаза и прислушался к жужжанию пчёл, стрекоту цикад и щебету птиц. Уко медведь, и ему на острова никак не попасть. А его приспешников остановили бы охранники. В этом Ноэль не сомневался.

10

Всё сложилось как нельзя лучше. Сестра Любу дала Ноэлю освобождение от уроков как раз до начала курса дайвинга. Это значит, ему не придётся встречаться с павианами. А через неделю, когда он вернётся, Тайсон наверняка уже остынет. В конце концов ему наскучит воровать и прятать сандалии Ноэля.

На следующее утро Ноэль вернулся в свою комнату. Он чувствовал себя здоровым и вполне мог бы пойти в школу, но как раз наступили выходные, а по выходным в Интернате злых животных занятий нет.

Около полудня в их с Тайо комнату зашёл Кумо.

– Не хотите прогуляться? – предложил мальчикам леопард.

– С удовольствием, если только это не такой поход на пределе возможностей, как в прошлый раз, – ответил Ноэль.

– Не беспокойся, на сегодня запланирована неспешная прогулка. Я научу вас ловить рыбу.

Они шли вдоль реки, а затем поднялись на небольшое возвышение.

– Отличное место для рыбалки, – заявил леопард.

– Я вообще не хочу учиться ловить рыбу. – Тайо посмотрел в прозрачную воду, от поверхности которой отражался солнечный свет. На дне то и дело появлялись длинные тени: в реке было полно рыбы.

– Я тоже не хочу, – подхватил Ноэль. С тех пор как он стал жить на одном острове с животными, он предпочитал растительную пищу.

Кумо же был хищником. Конечно, он не трогал избранных зверей, но отлично охотился в горах и в степи за рекой.

– Очень важно, чтобы вы научились ловить рыбу, – сказал он. – В жизни не раз будут возникать ситуации, когда вам самим придётся добывать пищу. Вам не всегда будут подавать готовый горячий обед.

На берегу мальчики подыскали крепкую ветку, которую можно было превратить в гарпун. Под руководством Кумо они сделали на толстом конце крестообразный надрез, углубили зарубки и отогнули их наружу. Ножом Ноэль и Тайо заострили четыре кончика наподобие кинжалов и снабдили их зубцами.

Кумо показал им лучшее место для ловли рыбы – глубоководье рядом с берегом, подальше от течения.

– Здесь вода спокойная, и рыбам тут нравится, – объяснил леопард.


Ноэль попытал счастья первым и, не снимая сандалий, вошёл в озеро. Последние несколько дней его обувь проветривалась на улице, но от кожи до сих пор отвратительно воняло скунсом.

– Кто-нибудь из вас меня понимает? – мысленно спросил он, шагая в ледяной воде. – Если да, то скорее убирайтесь отсюда. Я серьёзно.

Ответа не последовало. Очевидно, среди этих рыб избранных не оказалось. Впрочем, поначалу им бояться нечего. Ноэль ткнул гарпуном не меньше двадцати раз, прежде чем пронзил крошечную серебристую рыбку.

Постепенно он понял суть охоты. Как только в зоне видимости мелькнёт тень рыбы, нужно не целиться, а резко опускать гарпун вниз. За короткое время Ноэль поймал ещё семь рыбёшек и уступил место Тайо.

Поначалу у Тайо тоже ничего не получалось. Пока Ноэль собирал сухие дрова и складывал костёр, гарпун снова и снова безрезультатно пронзал воду. Но наконец Тайо тоже наловил рыбёшек. Они были до того крохотными, что их даже не пришлось разделывать.

Ноэль с помощью камня, деревяшки и куска верёвки развёл костёр. Мальчики насадили добычу на прутики и поджарили её до хрустящей корочки. В воздухе стоял дивный аромат.

– Приятного аппетита! – сказал Кумо, вытянувшийся возле реки.

– Спасибо! – Тайо откусил кусочек своей рыбы, а Ноэль с наслаждением попробовал свою.

Мясо было нежным и вкусным. Но увидев на берегу реки мёртвую рыбу, Ноэль опустил свой прутик. Проследив за его взглядом, Тайо последовал его примеру.

– Что, наелись? – спросил Кумо.

– Да, – сдавленным голосом произнёс Тайо.

– Пожалуйста, угощайся, – предложил Ноэль.

Леопард поднялся и отряхнулся:

– Хорошо, раз вы больше не хотите. Стыдно оставлять рыбу здесь гнить. – Кумо в два счёта проглотил остаток улова, облизнулся и лёг на землю. Его длинный хвост с чёрными пятнами метался из стороны в сторону. – В дикой природе вы измените своё отношение к еде. Тот, кто голоден, не может позволить себе выбирать.

– Но в школе нас учат, что люди и животные – одно целое, – возразил Ноэль. – Не можем же мы пожирать друг друга.

– Жизнь – это борьба, – сказал Кумо. – К сожалению, этого не избежать.


На следующее утро служба-будильник вырвала их из объятий сна ни свет ни заря. Тайо первым выпрыгнул из постели и, подбежав к окну, постучал по стеклу изнутри. Сидящий на подоконнике домовый сыч тут же улетел.

В столь ранний час столовая была ещё закрыта; позавтракать они планировали на корабле. Но прежде им предстояло переправиться на Главный остров, где встречались все ученики курса.

Восходящее солнце покрыло всё вокруг золотистым светом. Из плотных клочьев тумана выглядывали горные вершины. В воздухе пахло цветами и свежестью.

Мальчики побежали вниз к лодочному пирсу, но на полпути из тумана вынырнула какая-то птица и полетела над дорогой прямо перед ними. Домовый сыч.

– Подождите! – сказал он. – Я кое-что забыл.

Они нехотя остановились.

– В чём дело? – спросил Тайо.

– У меня новость для Ноэля, – объявил сыч и опустился на пень на обочине.

– Я спущусь вниз и приготовлю лодку. Не задерживайся, – сказал Тайо и побежал к пирсу.

– Ну, выкладывай, – сказал Ноэль.

– Сообщение от миссис Моа. – Домовый сыч набрал в лёгкие больше воздуха и выпалил: – Ты не будешь пррроходить курррс дайвинга. Не поднимайся на борррт. До полудня я занята, а после буду ждать тебя в своём офисе и всё объясню. Конец сообщения.

– Это всё? – спросил Ноэль.

– Я же сказал – конец сообщения, – кивнул сыч.

– Почему мне нельзя учиться дайвингу?

– Этого я сказать не могу. – Сыч так сильно повернул голову влево, что теперь он смотрел в противоположном направлении. – Повторррить сообщение?

Ноэль покачал головой.

– Хоррррошо, тогда оно будет стёрррто. Я улетаю спать, с добрррым утррром! – Птица взлетела и через пару мгновений скрылась в тумане. Но её голос по-прежнему звучал в голове Ноэля: «Не поднимайся на борт».

Неужели миссис Моа изменила решение Тайного совета? Но почему? Одно Ноэль знал точно: он не пойдёт в офис. В полдень он будет уже далеко, и никто его не удержит.

И он побежал к лодочному пирсу вслед за Тайо.

Часть 2
Море

1


Когда лодка с Ноэлем и Тайо подплыла к острову, там уже собралось много людей. Видеть их было непривычно, ведь до сих пор на Таинственных островах Ноэль встречал в основном животных.

Он заметил худенького мальчика со светлыми волосами до плеч. Тот сидел на причале и болтал ногами в воде. За ним стояла белокурая девочка с короткой стрижкой. Ещё две девочки разговаривали друг с другом, но их слов Ноэль не разобрал. Чуть в стороне черноволосый парень, скрестив руки на груди, с интересом разглядывал свои ступни.

Катокве на острове не было.

Для Ноэля это стало ударом. Он сделал всё возможное, чтобы ему позволили пройти курс дайвинга. Тайный совет собрался ради него одного. Ноэль много дней лихорадочно ожидал встречи с Катокве, а она не появилась.

– Привяжешь лодку? – Тайо, сидящий на вёслах всю дорогу до Первого острова, кивнул на канат на носу лодки. Ноэль словно во сне взобрался на пирс и накинул петлю каната на одну из опор причала.

Тайо не спешил подниматься на пирс. Он сидел на скамье и напряжённо вглядывался в лица учеников. Ноэль знал, кого он ищет.

– Посторонись! – услышал он хриплый голос. К их лодке подошла другая такая же. В Ноэля полетел канат, и он инстинктивно его поймал. – Привяжи-ка покрепче.

– Катокве! – Ноэль чуть не задохнулся от восторга. – Это ты!

– Доброе утро! – кивнула она. Её волосы, заплетённые в мелкие косички, в которых сверкали серебристые ленточки, были собраны в пучок. Катокве быстро выбралась на сушу, не дожидаясь, когда Ноэль привяжет к причалу её лодку. Её взгляд скользнул по ученикам, стоящим на пирсе.

– Ну, как дела у шпионов? – спросил Ноэль. Какое дурацкое начало разговора!

Катокве не ответила. Она вообще не обращала на него внимания. Её красивое лицо с высокими скулами было, как всегда, абсолютно непроницаемым.

– Катокве! – Мимо Ноэля неожиданно пролетела девочка с короткими светлыми волосами и обняла подругу. Она была немного ниже Катокве, и рядом с ней та казалась ещё более смуглой.

– Привет, Йон! – Улыбка всего на мгновение озарила лицо Катокве и снова потухла. – Погоди-ка. – Она остранила девочку и решительным шагом направилась к светловолосому юноше, сидящему на мостках.

Тот испуганно вскочил на ноги.

– Привет, Катокве, – громко произнёс он. – Я тебя жда…

Договорить он не успел. Катокве с неистовой яростью толкнула его в грудь. Юноша, пошатнувшись, сделал несколько шагов назад и едва не свалился в море.

– Ты что, сдурела?! – в ужасе вскричал он. – Я хотел взять тебя с собой…

– Мы договорились встретиться в половине седьмого, – перебила его Катокве. – И в половине седьмого я была на берегу. А ты уже уплыл.

– Что? Я думал, мы договорились на четверть седьмого. Я долго ждал, прежде чем отплыть. Но ведь осталась и вторая лодка. И вот ты здесь – значит, всё в порядке.

– Мерзкий слизняк! – прошипела Катокве. – Ты прекрасно знал, что вторая лодка протекает.

– Правда? Я и понятия не имел! – мальчик широко распахнул глаза цвета незабудок.

Ноэль бросил взгляд в лодку, на которой приплыла Катокве. Она была наполовину заполнена водой.

– Хватит врать! – Катокве сжала кулак и замахнулась.

Защищаясь, мальчик закрыл лицо руками:

– Ты с ума сошла?! Это недоразумение!

Воздух прорезало разъярённое шипение, и Ноэль заметил на плече Катокве блестящую зелёную змею – Корацон, её животное-спутник. Змея раскрыла пасть, явив ядовитые зубы.

Но прежде, чем Корацон ринулась в бой, а Катокве нанесла удар, к ней подскочил Тайо и крепко взял её руку.

– Спокойно, Кат, – услышал Ноэль его шёпот. – Ему ведь только этого и надо.

Кат. Как же подходит Катокве это имя! В ярости она напоминала дикую кошку.

Мальчик опустил руки и пригладил свои длинные волосы.

– Спасибо, дружище, – произнёс он, обращаясь к Тайо.

Но тот уже повернулся к нему спиной.

– Рад тебя видеть, Катокве, – сказал он. – Ты всё такая же, как я погляжу.

В чёрных глазах Катокве сверкнул гнев:

– А ты вообще на чьей стороне?

– Всегда на твоей, – ухмыльнулся Тайо. – Я по тебе скучал.

Змея, которая теперь обвила шею Катокве как зелёная цепочка, подняла голову и громко зашипела.

– И по тебе, Корацон, – добавил Тайо.

Катокве закатила глаза, но уже не выглядела такой взбешённой.

К ней подошла Йон.

– Последние несколько недель я писала тебе тысячу раз, – с упрёком произнесла она. – Миссис Ага даже пыталась тебе позвонить, уж слишком я её донимала. Но ты никогда не подходишь к телефону!

– Я так и не поняла, как принимать эти звонки, – мрачно отозвалась Катокве.

– Я этого тоже не понимаю, – вырвалось у Ноэля.

Лишь теперь светловолосая девочка его заметила.

– А ты кто такой? – не слишком дружелюбно осведомилась она.

«Она хочет, чтобы Катокве принадлежала ей одной, – подумал Ноэль. – Прямо как Тайо. Прямо как я».

– Я Ноэль, – представился он.

– Ах, так это ты Ноэль? – Йон сощурила светло-зелёные глаза. – Я представляла тебя другим.

На этот раз глаза закатил Ноэль. В купольном зале находилась мозаика с изображением его матери Сони. Она была блондинкой с голубыми глазами и светлой кожей, как и Йон. У Ноэля, напротив, были тёмно-каштановые волосы и почти чёрные глаза, а кожа оставалась смуглой и зимой.

– Прости, если я тебя разочаровал.

Прежде чем Йон успела ответить, Тайо указал на море:

– Смотрите, наш корабль!

К причалу стремительно приближалось большое двухмачтовое парусное судно. За штурвалом стояли четыре капуциновые обезьяны, с поразительной лёгкостью управляющие кораблём. На борту размашистыми буквами было написано «Либерти».

Когда корабль пришвартовался, одна из чаек схватила канат и полетела с ним к берегу. Ноэлю вспомнились чайки, которые напали на него на грузовом судне, незадолго до его прибытия на Таинственные острова. Он судорожно сглотнул.

Один из капуцинов спрыгнул с корабля и привязал канат к причалу.

– Вы уже знаете, кто будет нашим учителем по дайвингу? – поинтересовался Тайо, вытянув шею. Но помимо обезьянки и ещё нескольких чаек на борту не было видно ни животных, ни людей.

– Его зовут Бширх, – сказала Йон. – Но больше я ничего не знаю.

– Что за идиотское имя? – удивилась Катокве.

– Может, это одна из обезьян? – предположил Тайо.

– Вряд ли они так уж хорошо умеют нырять, – усмехнулась Катокве.

– Чего вы ждёте?! – воскликнул капуцин. – Все на борт! Отплытие через пятнадцать минут.

– Завтрак готов! – вторая обезьянка взобралась на перила и подняла вверх кофейную чашку в красно-белую крапинку, словно произнося тост.

– Вперёд! – Тайо побежал к кораблю. – Я голодный как волк.

Он поднялся на борт первым. За ним последовали трое ребят, ожидавших на пирсе. Мальчик-блондин, оказавшись на палубе, повернулся к Катокве и протянул ей руку. В ответ она наградила его презрительным взглядом. Было видно, что ей хочется со всей силы врезать ему. К счастью, вперёд вышел Тайо и предложил ей свою помощь.

– Спокойно, Кат, – тихо произнёс он.

К изумлению Ноэля, Катокве приняла руку Тайо, и он помог ей подняться на «Либерти». Йон же ловко запрыгнула на корабль сама, даже не держась руками за перила.

На пирсе остался только Ноэль. Он подумал о сыче и о сообщении миссис Моа. «Не поднимайся на борт судна». Взгляд Ноэля упал на двух чаек, которые сидели на средней палубе и смотрели на него круглыми чёрными глазами. На двух мачтах восседали четыре их соплеменницы, и ещё одна чайка парила над главным парусом. Она пронзительно закричала.

В прошлый раз птицы напали на него ночью. Ноэль вспомнил острые клювы, ринувшиеся на него из темноты, резкие крики, шорох крыльев. Возможно, это те же самые чайки, и они только и ждут, чтобы снова напасть на него, едва он окажется в открытом море.

– Что с тобой? – спросил Тайо. – Ты последний.

Ноэль оторвал взгляд от чаек и посмотрел на Катокве. Её глаза были похожи на два чёрных кратера. Сомнений нет: он должен подняться на борт.

– Всё в порядке. – Когда он запрыгнул на палубу, его сердце стучало как отбойный молоток. Но не из-за страха перед Уко и его приспешниками. А от радости предвкушения.

2

На верхней палубе «Либерти» стоял длинный обеденный стол, накрытый белой скатертью, а вдоль него – скамьи. Ноэль занял место рядом с Катокве. Тайо и Йон уселись напротив. Корабль тем временем отчалил и теперь на всех парусах шёл в открытое море. Берег становился всё дальше, и Ноэль чувствовал себя всё более свободным.

Он в последний раз взглянул на похожее на храм здание с золотым куполом в центре острова – там находился кабинет директора. Миссис Моа будет напрасно ждать его сегодня в полдень.

– Классно, да? – спросила Катокве, проследив за его взглядом.

Главный остров напоминал картинку из туристического рекламного проспекта. Широкий песчаный пляж под голубым небом, а за ним – несколько скромных домов с тростниковыми крышами. В одном из них располагалась медчасть, которой заправляла сестра Любу. От пляжа лестница вела вверх, к громадному зданию с куполом. Его выпуклая крыша сверкала в лучах солнца.

Не успел Ноэль ничего ответить, как раздался пронзительный крик. Одна из чаек опустилась на противоположный край стола и стукнула клювом.

Гул голосов за столом стих.

– Приветствую вас, и добро пожаловать на борт «Либерти», – прощебетала чайка. – Я рада, что вы здесь. – Её чёрные глазки-бусинки внимательно изучали учеников. Когда взгляд птицы остановился на Ноэле, его бросило в пот. Жёлтый клюв у чайки выглядел очень уж острым.

– Я миссис Кук, капитан корабля, – продолжила чайка. – А вон там мистер Веласкес, мой помощник. – К облегчению Ноэля, взгляд миссис Кук скользнул дальше, и её клюв указал на капуцина, который расслабленно наблюдал за ними, сидя на перилах. – Если появятся вопросы, обращайтесь к нам в любое время. Или к любому другому члену команды. А теперь хочу представить вам вашего учителя подводного плавания, с которым вы в ближайшие дни проведёте бо́льшую часть времени. – Миссис Кук расправила крылья и тут же их сложила. – Инструктор Бширх, я рада, что вы нашли время возглавить эту группу. – И она посмотрела на палубу.

Как назло, со своего места Ноэль не видел, что там за животное. Он вытянул шею и хотел привстать, но решил не привлекать к себе лишнего внимания.

– Бшшшширрррх! Пффпппшшшир! – С края стола донеслось громкое сопение и фырканье, и на установленный напротив стола подиум взобрался… громадный морж!

Инструктор Бширх был почти четыре метра длиной и весил не меньше центнера. Казалось, его массивное туловище состоит исключительно из жировых складок. Из пасти у него, как острые кинжалы, торчали два внушительных бивня, а его усы походили на щётку.

– Шпффыррхх! – произнёс инструктор Бширх. – Пшыррх! Всем доброе утро! Я тоже рад, что у меня получилось к вам присоединиться.

– Инструктор Бширх только что вернулся с важного задания в Северном Ледовитом океане, – объяснила ученикам капитанша. – К счастью, ему удалось вовремя освободиться, и он сразу поспешил к нам. Надеюсь, здешний жаркий климат не слишком вам досаждает, тренер.

– Ничего, привыкну, – сказал морж и опять громко фыркнул. – Внизу матросы оборудовали для меня подвал со льдом, в нём я и буду отдыхать.

– Чудесно! – защебетала миссис Кук. – Что ж, в таком случае передаю вам слово. Дорогие дети, желаю приятно провести время!

Взмахнув крыльями, чайка улетела, а инструктор Бширх объявил:

– Ну, начнём! Меня вы уже знаете, теперь пора познакомиться с вами. Я буду по очереди называть ваши имена, а вы будете отзываться. – Он поднял голову и стал оглядываться, словно в поисках чего-то. Мистер Веласкес подскочил к столу и протянул инструктору записку.

– Он что, умеет читать? – прошептал Ноэль, обращаясь к Катокве. Он произнёс это очень тихо, но инструктор Бширх всё равно его услышал.

– Умеет, – громко заявил он и фыркнул. – И вообще он умнее, чем кажется.

Ноэля бросило в жар.

– Простите, – пробормотал он. – Я просто думал…

– Думать никогда не вредно, – прервал его инструктор Бширх. – А теперь самое время перейти к делу. Начнём с Пятого острова. Лейф Ольсен.

Тощий светловолосый мальчик, сидящий в центре стола, вскочил на ноги.

– Я! – вскричал он и выжидающе посмотрел на инструктора Бширха.

– Подлиза, – пробурчала Катокве.

– Пшшшырр! – воскликнул инструктор Бширх. – Катокве Тоуре. Тоже Пятый остров.

– Здесь. – Катокве не встала, а лишь подняла правую руку. Корацон обернулась вокруг её предплечья как ярко-зелёное украшение.

– Перейдём ко Второму острову, – профыркал инструктор Бширх. – Шарлен ди Анжело и Фан Нихи Куйен.

Со своих мест поднялись две девочки. Сразу было видно, что они с острова творцов. Свои длинные пышные локоны Шарлен выкрасила в оранжевый цвет и заплела в косу. Её руки были покрыты татуировками с изображением рыб, змей и русалок.

На красивом лице Фан всюду поблёскивал пирсинг – в бровях, носу, губах и ушах.

– Четвёртый остров. – Инструктор Бширх наморщил лоб и уставился в список. – Тут такая путаница, – объяснил он немного погодя. – Пятый остров, потом Второй, теперь вот Четвёртый. – Он назвал имя Тайо, потом Ноэля. Если инструктор Бширх и знал, кто такой Ноэль, то виду не подал. Он лишь коротко кивнул ему и вернулся к списку. – Йондис Гуннарсдоттир, – прочитал он. – Шестой остров.

– Здесь! – крикнула Йон и подняла руку.

– Ты живёшь с хранителями? – удивился Ноэль.

На Шестом острове размещался архив Таинственных островов. Хранители заботились о том, чтобы все знания и открытия, совершённые здесь, перешли следующим поколениям.

– Тебя что-то не устраивает? – Йон вскинула едва различимые светлые брови.

– Нет-нет, что ты, всё в порядке.

Архивариусы очень важны, подумал Ноэль. И бесконечно скучны – по крайней мере, так он считал до сих пор. Йон же вообще не была скучной, в этом он уже успел убедиться, хотя и познакомился с ней не больше часа назад.

Микаэре Керехома, темноволосый пухленький мальчик, который сидел за столом на некотором расстоянии от них, гораздо больше соответствовал представлению Ноэля об архивариусе. Но Микаэре жил на Третьем острове, острове целителей. Когда назвали его имя, он даже не повернулся – лишь поднял руку. Пока инструктор Бширх отмечал его в своём списке, он, опустив голову, с каменным выражением лица продолжал таращиться на стол. Возможно, он сильно робел.

– На этом всё, благодарю. – Морж кивнул капуцину. – Я страшно рад, что мне выпал случай вас тренировать. Разумеется, бо́льшую часть времени мы будем проводить в воде. Точнее, под водой. В группе есть кто-то, кто не умеет плавать?

Рука Лейфа взметнулась вверх.

– Ты не умеешь плавать, Лейф? – фыркнул инструктор Бширх. – Шффффшввыррх. Ничего страшного, что-нибудь придумаем. Я тебе…

– Я умею плавать! – воскликнул Лейф. – Я только хотел сказать, что у меня уже есть диплом дайвера.

– Что-что? – изумился инструктор Бширх.

– Диплом ныряльщика в открытых водах. В прошлом году я прошёл курс дайвинга на Мальдивах. Я погружался под воду уже пятнадцать раз и умею…

Катокве отправила Ноэлю мысленный сигнал:

– Вот зазнайка.

– Ну-ну! – проворчал инструктор Бширх. – Это некрасиво.

Лейф резко замолчал и удивлённо уставился на него:

– Вы о чём?

– Я обращался к Катокве.

Ноэль и Катокве растерянно переглянулись. Как инструктор Бширх мог её услышать?

– Короче, я уже умею нырять, – заявил Лейф после непродолжительной паузы.

– Великолепно. Сегодня после полудня мы погрузимся под воду. Но для начала все позавтракают. Я уверен, что у вас животы сводит от голода.

Тренер подал знак мистеру Веласкесу, и тот пронзительно взвизгнул. Несколько обезьян с мисками, тарелками и столовыми приборами бросились вверх по лестнице.

«Либерти» находился в открытом море, паруса были спущены, и судно мягко покачивалось на волнах. На столе появились тарелки, корзинки с хлебом и миски с фруктами, овощами, сладким картофелем и рисом.

– Смотри! Вон там! – Катокве указала рукой на море и случайно задела плечо Ноэля.

От этого прикосновения его будто ударило током. Взглянув в указанном направлении, он увидел акул. Они окружили корабль. Их треугольные плавники плотным строем выступали из гладкого как зеркало синего океана. Сердце Ноэля тревожно забилось, хотя он знал, что акулы не враги, а охранники. Тайный совет отправил их защищать «Либерти».

«Они здесь из-за меня», – подумал Ноэль.

Эта мысль одновременно успокаивала и пугала.

3

После завтрака все разошлись по каютам. Ноэль разместился в одной каюте с Тайо, Микаэре и Лейфом. Катокве и три другие девочки – в соседней.

Пока они переодевались к первому уроку, Лейф всё никак не мог угомониться:

– Не понимаю, почему Катокве вечно создаёт проблемы на пустом месте. То, что произошло сегодня утром, просто недоразумение. Мне тоже жаль, что она промокла в лодке. Но зачем так драматизировать? Я считаю, она просто ревнует. Но я не виноват, что уже давно живу со шпионами и что лучше…

– Не мог бы ты решить этот вопрос напрямую с Катокве и не утомлять нас своей болтовнёй? – прервал его Тайо. – Спасибо.

Лейф с обиженным видом заткнулся.

В отличие от него Микаэре не произнёс ни слова. Он поспешно развернулся и вышел из каюты.

Ученики встретились на передней палубе, где обезьяны уже разложили кокосовые циновки.

Инструктор Бширх с фырканьем взобрался на подиум, который подтащили для него капуцины.

– Прежде чем вы погрузитесь в воду, запомните два главных правила в дайвинге. Они звучат так: расслабься и не паникуй!

Шарлен звонко рассмеялась.

– Я не шучу, – сказал инструктор Бширх. – Для нас, ластоногих, море не представляет угрозы. Но вы, люди, можете легко захлебнуться и утонуть. Поэтому ваше тело начинает посылать тревожные сигналы каждый раз, когда вы задерживаетесь под водой дольше, чем на один вдох. Вы должны научиться доверять себе. Если ваше тело будет оставаться расслабленным, вы сможете продержаться под водой дольше даже без акваланга и маски.

– Насколько долго? – полюбопытствовала Фан.

– Всё индивидуально. Но четыре-пять минут не проблема даже для начинающих.

– Не дышать пять минут?! – удивилась Фан.

– Если всё сделаете правильно, сможете продержаться под водой намного дольше. Как я уже говорил, решающую роль в этом деле играют спокойствие и расслабленность. Стоит запаниковать – и всё пропало.

Ученики опустились на кокосовые циновки и легли на спину.

– Дышите медленно и ровно, – сказал инструктор Бширх. – Вдыхайте через рот, полной грудью, и выдыхайте через нос. Отпустите все мысли и чувства. Постарайтесь ни о чём не думать.

«Постарайтесь ни о чём не думать». Ноэль с содроганием вспомнил свои первые уроки языка мыслей у мистера Эзеквезели, мучительные упражнения, которые заставлял выполнять марабу. Мальчик часами просиживал на одном месте, пытаясь освободить голову от мыслей. Но сидеть без движения неимоверно трудно. И лежать тоже – в чём он сейчас убедился.

Боковым зрением он увидел Лейфа. Его голубые глаза смотрели на главную мачту, на которой вертелись капуциновые обезьянки. Лейф выглядел каким угодно, но только не расслабленным.

Ноэль повернул голову в другую сторону и посмотрел на Катокве. Она лежала рядом, вытянувшись во весь рост, закрыв глаза и развернув ладони к небу. Дыхание её было ровным и размеренным. Она что, уснула?

Её спокойствие передалось Ноэлю. Он сделал несколько глубоких вдохов и выдохов и почувствовал, как его тело тяжелеет. Они с Катокве дышали в одном ритме: вдох-выдох, вдох-выдох. Ноэль закрыл глаза и ощутил, как всё его существо наполнилось счастьем.

Он мог бы пролежать так весь день, но, увы, голос тренера вернул его к действительности:

– Пшхффффырр. Можете сесть.

Подростки медленно выпрямились, и только Лейф резко вскочил, словно с нетерпением ждал этого момента.

– Не так быстро, – напомнил ему инструктор Бширх. – Продолжайте дышать спокойно и глубоко.

Следующим заданием было измерить друг у друга пульс.

– Вот, – сказала Катокве и протянула Ноэлю запястье. Он обхватил его пальцами и почувствовал, будто по его телу снова пустили электрический ток. От покоя и расслабленности не осталось и следа – сердце у него бешено колотилось.

Зато пульс Катокве был спокойным и ровным.

– По моей команде вы начнёте считать удары пульса, – объявил тренер. – Продолжайте до тех пор, пока я не подам знак.

У Катокве Ноэль насчитал пятьдесят ударов.

– Великолепно, – похвалил Бширх. Он спустился с подиума и пробирался между сидящими учениками.

К удивлению Ноэля, пульс Лейфа тоже оказался абсолютно в норме.

– Пятьдесят шесть ударов, – доложил Микаэре.

– Теперь я, – сказала Катокве и взяла запястье Ноэля. Его сердце понеслось галопом, как лошадь на скачках после стартового выстрела.

– Фуф, вот это скорость! – воскликнула Катокве. – Я даже считать не успевала. Сто двадцать или типа того.

– Что с тобой, Ноэль? – спросил инструктор Бширх. – Боишься нырять?

Ноэль покачал головой.

– Не знаю, – пробормотал он.

– Пшшррыфф. Идём со мной. – Он повёл Ноэля к другому концу учебной площадки. – Ложись и дыши, – приказал он. И когда спустя несколько минут он приложил к запястью Ноэля свой плавник, пульс мальчика оказался размеренным и спокойным – ведь Катокве была вне поля зрения.

– Всё в порядке, – произнёс тренер и удовлетворённо фыркнул.


После полудня состоялось первое погружение.

Микаэре был единственным, кто воспользовался трапом, чтобы спуститься к воде. Остальные перелезли через перила и с громкими ликующими криками бросились в море.

Ноэль нырнул и стал искать под водой Катокве. Она плыла рядом с Йон. Акулы-охранники сузили круг, перейдя в режим повышенной готовности.

Инструктор Бширх не погрузился с ними в море, а остался наверху возле перил. Несколько капуцинов бросили в воду буйки, наполненные воздухом и снабжённые канатами, к концу которых крепились тяжёлые свинцовые грузила.

– Разделитесь по два человека на буёк, – приказал тренер.

Лейф выбрал себе именно тот буёк, к которому уже подплыл Ноэль. Катокве оказалась в паре с Йон, а Тайо – с Микаэре.

– Классно! Вот мы и познакомились, – сказал Лейф. – Я столько о тебе слышал!

Ноэлю не пришлось ничего отвечать, потому что инструктор Бширх начал занятие.

Первое упражнение заключалось в следующем: держась за канат, ученики должны были погрузиться под воду и задерживать дыхание как можно дольше.

– Оставайтесь расслабленными, – напомнил тренер. – Это не соревнование. Если почувствуете себя нехорошо, сразу всплывайте на поверхность.

Длинные светлые волосы Лейфа походили в воде на пожухлую траву. Вскоре после погружения он задрыгал ногами и, схватившись за канат, потянул за него с такой силой, что Ноэль инстинктивно разжал руки.

– Я больше не могу! – услышал он мысли Лейфа. – Сейчас задохнусь.

Только что Ноэль был совершенно расслаблен, но от его спокойствия не осталось и следа. Он метнулся наверх и жадно глотнул воздуха. Он ждал, что Лейф тоже всплывёт, но тот продержался под водой ещё какое-то время.

– Неплохо получилось, – сказал он, наконец поднявшись на поверхность. Он быстро огляделся. Большинство участников уже вынырнули, и под водой оставались только Микаэре и Фан. – Как-никак третье место.

– Это не соревнование, – напомнил ему Ноэль.

Лейф ухмыльнулся:

– Все неудачники так говорят.

4

Ужин накрыли на верхней палубе. Инструктор Бширх не принимал в нём участия: он надолго занырнул в море, чтобы расслабиться и отдохнуть.

После ужина ученики разбрелись по кораблю. Лейф и девочки с острова творцов играли в карты, Микаэре куда-то ушёл. Ноэль, Тайо, Катокве и Йон перешли на переднюю палубу, где по-прежнему лежали кокосовые циновки. Над головами ребят парили чайки. Ноэлю опять стало не по себе, но он попытался прогнать страх.

– Чудесный вечер! – Йон задумчиво смотрела на море, сверкающее в лучах вечернего солнца. – Надеюсь, погода не испортится.

– Я тоже надеюсь, – кивнул Тайо. – Не терпится узнать, какие ещё испытания приготовил для нас инструктор.

– Пять минут под водой. – Катокве играла со своей змеёй, которая проползала у неё между пальцев. – Ты с нами, Корацон?

– Нет, спасибо! – змея высунула язык. – Лучше останусь на корабле.

– У меня от одной мысли сбивается дыхание, – призналась Йон.

– Помните первое правило? Не паниковать, – сказал Ноэль.

Катокве рассмеялась:

– Я ещё никогда не ныряла. А вы?

– Я тоже нет, – покачала головой Йон. – Я родом из Исландии, там море жутко холодное. Да и мой старик бы не разрешил. Будь его воля, я бы и плавать не научилась.

– Почему? – удивился Тайо.

– Мой папа считает, что ходить в купальнике аморально. – Йон встала, перегнулась через перила и плюнула в воду. – По крайней мере, для девочек. Моим братьям разрешали ходить в бассейн, и они втайне от папы научили меня плавать.

– Твой папа застрял в прошлом столетии? – удивился Ноэль.

Йон криво усмехнулась:

– Типа того. Вообще-то он инженер на рыбной фабрике. Но мои родители – члены общины, и папа там вроде предводителя. Мы подаём пример другим – эту фразу я слышала всё детство! Для девочки это означало одно: ни мальчиков, ни музыки, ни спорта, ни джинсов – и вообще никаких развлечений. Мне даже не разрешали стричь волосы, но я всё равно это сделала.

– И что потом? – спросила Катокве.

– Он поколотил меня, – не поворачиваясь, призналась Йон. – И это было не в первый раз. Зато последний – после этого я убежала из дома. – Она тяжело вздохнула. – Всё, не хочу больше об этом вспоминать.

– Ты уже давно на островах? – поинтересовался Ноэль.

– Почти год. Я прибыла сюда на два месяца раньше Микаэре.

– Ты хорошо его знаешь? – спросил Тайо.

Йон покачала головой:

– Микаэре никто не знает. Он ведь почти не разговаривает. Я слышала, что он из Новой Зеландии, из народа маори. Больше ничего. А ты откуда, Тайо?

– Из Японии. Я вырос в Токио. Но до того, как попасть сюда, побывал в исправительном лагере на материке. – Он махнул рукой. – Как и ты, я хочу об этом забыть и не вспоминать.

Йон повернулась к Ноэлю:

– А ты из Германии, верно?

– Да. Меня вырастила моя тётя Карина, мамина сестра. Я ей порядочно потрепал нервы.

Йон рассмеялась:

– По-моему, так можно сказать о каждом из нас. Мама всегда называла меня «испытание Божье».

– А Карина считала, что я злой, – признался Ноэль.

Он посмотрел на Катокве. Она слушала их, опустив подбородок на колени и обхватив их руками. Ноэлю безумно хотелось узнать, откуда она родом и что ей пришлось пережить до того, как она попала на Таинственные острова. Но он знал, что спрашивать бесполезно. Катокве не говорила о своём прошлом и убегала каждый раз, когда кто-то пытался её расспросить.

Ноэль улыбнулся ей. К его удивлению, она улыбнулась в ответ. От её улыбки у него в груди как будто зажёгся свет.

Тайо растянулся на спине и смотрел на корабельные снасти.

– Интересно, откуда этот Лейф, – сказал он.

– По-моему, из Норвегии. – Улыбка исчезла с лица Катокве. – До чего же мерзопакостный тип!

– Почему он тебя так бесит? – удивился Тайо. – Забудь о нём, и всё.

– Да он полный придурок, – презрительно фыркнула Катокве. – Повернёшься к нему спиной – и он вонзит в тебя нож. Случай с лодкой – обычное дело. Мы договорились встретиться в половине седьмого, но он пришёл на пляж раньше и взял единственную целую лодку. Он хотел помешать мне добраться до пирса.

– Зачем ему это? – спросил Ноэль.

– Понятия не имею. Он всегда и во всём хочет быть первым. Ему невыносима мысль о том, что на острове шпионов появился второй человек.

– У меня тоже неприятный опыт общения с Лейфом, – поддержала её Йон. – Когда я сдавала вступительные экзамены, он встретил меня на Пятом острове и выдал мне моё снаряжение. Позже я обнаружила, что весь провиант заплесневел, а нож оказался тупым.

– Прохвост, – прошипела Корацон, свисающая с шеи Катокве. – Мне этот парень тоже кажется подозрительным.

– А вдруг плохое снаряжение было частью экзамена? – задумчиво произнёс Ноэль.

– Может, и так, – с неохотой признала Йон. – А может, и нет. Во всяком случае, я этому типу не доверяю.

– К счастью, мне не часто приходится с ним сталкиваться, – заметила Катокве. – Мы учимся в разных классах. И живёт Лейф в другом месте.

– Ты жалеешь, что больше не с охотниками? – спросил Ноэль.

Катокве поморщилась:

– Нет, не особо. У нас классный учитель. И я узнала кучу всего нового.

Энтузиазма в её голосе было мало, но Ноэль понимал, что больше из неё ничего не вытащить.

– А как дела у вас? – поинтересовалась в свою очередь Катокве. – Вам нравится на Четвёртом острове?

– Очень, – ответил Ноэль. – Если не считать трёх назойливых павианов в моём классе.

– Тайсон, Брик и Чак. – Катокве закатила глаза. – Знаю. Любители действовать на нервы. Брик и Чак на острове уже давно, и они не такие уж плохие. Но с тех пор как появился Тайсон, они совсем распоясались. Он ненавидит людей. Но не позволяй ему собой управлять.

– Конечно, я этого не допущу, – сказал Ноэль. Ему не хотелось думать о павианах. Вечер был слишком прекрасным, чтобы портить себе настроение.

– Смотрите, акулы! – Йон, которая по-прежнему стояла возле перил, кивнула на море. Охранники подплыли к кораблю так близко, что их спинные плавники торчали из воды как острый горный хребет. – Этот корабль охраняют так, словно он набит бриллиантами. На островах остался хоть один охранник?

Ноэль громко сглотнул. Ещё одна тема, которую ему не хотелось поднимать.

– Это из-за меня, – с трудом выдавил он. – Вообще-то я не должен находиться здесь. Совет опасается, что Уко нападёт на «Либерти».

– Из-за тебя, значит… – Йон обернулась к нему и вытаращила глаза. – Круто!

– Если честно, в этом нет ничего хорошего.

– Думаешь, Уко собирается тебя убить? – спросила Катокве.

Ноэль вздохнул:

– Я в этом уверен.

– Но здесь у него мало шансов. Акулы никого не подпустят. – Катокве поднялась и подошла к подруге.

Солнце катилось за горящий лиловым и красным горизонт. Закаты, как и рассветы, здесь были стремительными. С окончания ужина до наступления темноты прошло не больше часа.

– Смотрите! У охранников подкрепление! – воскликнула Йон. Вода возле акул засияла волшебной синевой.

– Светящиеся медузы, – сказал Тайо, вытянув голову.

– И всё это из-за одного Ноэля, – заметила Катокве. Её голос звучал, как всегда, хрипло и грубовато. Однако Ноэль уловил в нём немного нежности. Возможно, ему лишь почудилось, но он всё равно обрадовался.


Следующий день начался с упражнений на расслабление, а перед завтраком состоялось первое погружение.

Небо затянули облака. Моросил дождь. Все собрались на задней палубе, с которой к воде спускались трапы.

– Море наверняка ледяное, – поёжилась Шарлен, обхватив себя руками.

– Вода покажется вам немного холоднее, чем вчера, – подтвердил инструктор Бширх. – Однако её температура осталась прежней. Обманчивое впечатление – в вашей голове. И вы можете на него повлиять.

– И как же? – спросила Фан.

– Тёплыми мыслями, пшшыррх! – Морж выдул воздух, и его огромные усы пришли в движение. – А теперь вперёд, спускайтесь в воду.

Микаэре снова воспользовался трапом, и девочки с острова творцов сегодня последовали его примеру. Тайо и Катокве спрыгнули с корабля.

– Была не была! – Йон взобралась на перила, оттолкнулась и бросилась в море. В полёте она подтянула ноги к туловищу и камнем плюхнулась в воду.

Ноэль взглянул на трап. Шарлен прицепилась к нему, как ласточкино гнездо к скалам.

– Давай уже! – крикнула из воды её подруга Фан. – В море не так уж и холодно!

– Ненавижу холодную воду! – простонала Шарлен. – Может, мне лучше… – Конец фразы Ноэль не расслышал, потому что тоже взобрался на перила и спрыгнул. Его тело погрузилось в воду, и из него будто выдавили воздух.

– Все в воде, замечательно, – с удовлетворением отметил инструктор Бширх. Он и на этот раз остался на палубе. – Тот, кто спустился по лестнице, нырните с головой, а затем перевернитесь на спину и расслабьтесь. Попробуйте лежать неподвижно, как сегодня утром на циновках. Определите, в каком положении ваше тело лучше всего удерживает равновесие. Вытяните руки за голову или в стороны и выпрямите ноги. Позвольте теплу растечься по всему телу.

Ноэль перевернулся на спину и вытянул руки и ноги. У него не сразу получилось удержать равновесие, но в конце концов он справился. Глядя в небо, он представлял, что лежит на пляже и загорает. Постепенно ему стало тепло. Краешком глаза он увидел парусное судно, но вскоре оно исчезло.

– Отлично, – прозвучал в его голове глубокий голос инструктора Бширха. – А теперь я хочу, чтобы вы все без движения лежали на поверхности как можно дольше. Море сильное, оно держит вас, но только если вы доверяете и ему, и себе. Кто потеряет равновесие и станет уходить под воду, пусть плывёт к трапу, поднимается на борт и одевается.

Через некоторое время Ноэлю стало казаться, будто его тело стало совсем невесомым и он парит в облаках. Он лежал бы так ещё долго, если бы кто-то не толкнул его в бок. Потеряв равновесие, Ноэль ушёл под воду и хлебнул воды, а когда вынырнул, то увидел направляющегося к трапу Лейфа. Должно быть, он задел Ноэля – нарочно или случайно?

Поравнявшись с Микаэре, Лейф вдруг с силой тряхнул головой. Брызги, полетев во все стороны, упали и на лицо Микаэре. Тот, как и Ноэль, вздрогнул и стал тонуть.

Лейф как ни в чём не бывало поплыл дальше.

Вот негодяй! Ноэль в ярости поспешил за ним, чтобы всё ему высказать. Он поднялся по трапу на борт, но Лейфа нигде не увидел. Зато поймал на себе взгляд тренера.

– Молодец, Ноэль! – приветливо кивнул инструктор Бширх.

– Вы видели, что сделал Лейф? – Ноэль дрожал всем телом. Но не от холода, а от злости.

Морж опустил голову, и его мощные бивни почти коснулись палубы.

– Это не важно, – сказал он. – Сохраняй равновесие, Ноэль. Это единственное, что имеет значение.

5

Несмотря на подлость Лейфа, Микаэре продержался на воде дольше всех. Он поднялся на борт вскоре после Ноэля и принял похвалу тренера с обычным равнодушием. На его лице не дрогнул ни один мускул. Если морж и сделал Лейфу замечание по поводу его нечестных выходок в море, Ноэль этого не заметил.

Перекусив, ребята продолжили учиться правильно дышать и расслабляться. Затем капуцины раздали участникам курса очки для подводного плавания.

– Глаза человека не приспособлены к солёной воде, – объяснил тренер. – К сожалению, без этого вспомогательного средства вам не обойтись.

– Хотел бы я узнать, откуда эти очки, – заметил Тайо, раскручивая их на указательном пальце. – Они явно не новые.

– Бо́льшую часть нашли в море, – объяснила обезьяна, раздающая им очки. – Люди выбрасывают свои вещи куда попало. В море чего только не увидишь!

Также им выдали ножи, которые они должны были постоянно держать при себе. Ученики убрали их в специальные чехлы, которые привязали на пояс.

– Зачем нам это? – с беспокойством осведомилась Фан. – Здесь водятся хищные рыбы?

Инструктор Бширх рассмеялся:

– В море полно акул, если ты не знала. Но не бойся, они тебя не тронут. Нож – это мера предосторожности, чтобы вы могли освободиться, если где-то застрянете или за что-нибудь зацепитесь.

Облака разошлись, и, когда ребята прыгнули в воду, выглянуло солнце. Вода казалась гораздо теплее, чем утром.

Учась лежать на воде лицом вниз, они с восторгом обнаружили, что прямо под ними находится громадный коралловый риф. Красные, розовые и оранжевые кораллы тянулись к поверхности, как ветки сказочного леса.

Между кораллами сновали стайки ярких рыбёшек. Некоторые безбоязненно подплывали к ныряльщикам. Одна маленькая рыбка даже ткнулась в руку Ноэлю, когда он опустил её вниз. Однако большинство рыб не обращали на людей внимания и невозмутимо занимались своими делами.

Ноэль не мог налюбоваться на это чудо. Инструктор обещал, что в последний день курса они опустятся на глубину, и Ноэлю не терпелось взглянуть на эту красоту вблизи.

Наконец настало время погружения. Ученикам снова пришлось разбиться на пары, но теперь инструктор сам назначил каждому партнёра. Ноэль обрадовался, что его партнёршей стала Шарлен. Лейф оказался в паре с Фан.

Они ныряли на короткие расстояния, от буйка до буйка. Хотя Ноэль преодолевал и гораздо более длинные дистанции в бассейне, он понял, что за первые два дня курса многому научился. Ещё никогда он не чувствовал себя под водой так спокойно.


После ужина они опять собрались на передней палубе вчетвером: Йон, Катокве, Тайо и Ноэль. Корацон сладко дремала, свернувшись на коленях Катокве. Ноэль рассказал остальным, как Лейф помешал ему и Макаэре во время тренировки.

– Я же говорила, – мрачно произнесла Катокве. – Этот тип готов на любые подлости. Я бы с удовольствием поставила его на место, чтобы ему надолго запомнилось! – Она сжала кулаки, а её глаза от ярости превратились в узкие щёлочки.

– Перестань, Кат, – мягко произнёс Тайо. – Не думай об этом.

Катокве так резко тряхнула головой, что из её причёски выбилась косичка, и она с раздражением смахнула её в сторону.

– Кто-то же должен показать этому слизняку, что он переходит все границы! Иначе он будет продолжать в том же духе и при этом прекрасно себя чувствовать! – заявила она.

– Это не твоя задача, – сказал Ноэль. – Думаешь, инструктор Бширх не замечает, как подло поступает Лейф? Он всё видит, можешь не сомневаться.

– Видит, как же, – прошипела Катокве. – Тогда почему ничего не предпринимает? Почему не отправит его обратно на сушу? Почему его не исключат из Интерната?

Ноэль пожал плечами:

– Не знаю. Может, он уже сделал ему замечание.

– Чушь! – Катокве яростно сверкнула на него глазами. – Лейфу не сделают ничего. НИЧЕГО! Инструктор Бширх так же бессилен, как мистер Икс. Они всё спускают Лейфу с рук.

– А что бы сделала ты? – спросила Йон. – Поколотила Лейфа? Думаешь, это поможет?

– Ну да. – Катокве усмехнулась. – Я считаю, что это единственный аргумент, который до него дойдёт.

– И ты вылетишь из школы, – заметил Тайо.

Никакого насилия. Такова первая заповедь Интерната. Все конфликты разрешаются мирным путём, нарушивший это правило покидает Таинственные острова. Так объяснила Ноэлю миссис Моа, когда принимала его в Интернат. И Катокве знала это правило не хуже остальных.

– В таком случае почему Лейфа не выгоняют? – спросила она, теребя кончик косички. – Разве его действия – это не насилие?

– Не знаю, почему учителя бездействуют, но Ноэль прав: воспитывать его не твоя задача, – сказала Йон. – Постарайся избегать столкновений с ним. Если из-за него тебя исключат из Интерната, он победит. – Она придвинулась к подруге и обняла её за плечи. – Катокве, веди себя разумно. Как бы трудно ни было. Ты нужна нам здесь.


В последующие дни они всегда погружались парами. По утрам инструктор назначал каждому партнёра.

– Помогайте друг другу, – внушал ученикам тренер. – В море мы отвечаем не только за себя, но и за своих товарищей. Самая большая опасность, которая грозит людям на глубине, – это обморок. Если один из вас потеряет сознание, другой должен поднять его обратно на поверхность. Разумеется, я тоже буду следить, но я не смогу быть одновременно рядом со всеми.

Утром четвёртого дня инструктор Бширх назначил в пару Ноэлю Лейфа.

– Нет! – тотчас возразил Ноэль. – Я не хочу.

– Почему? – спокойно осведомился тренер.

– Я ему не доверяю, – сказал Ноэль.

К его удивлению, морж сразу согласился:

– Хорошо. Тогда будешь нырять с Йон. А Катокве – с Лейфом.

– Что?! – Хриплый голос Катокве едва не сорвался от возмущения. – Ни за что! Лучше утонуть!

– Да что с вами такое? – растерянно пролепетал Лейф. – За что вы со мной так? Я никому ничего не сделал!

Взгляд его больших голубых глаз переходил с Ноэля на Катокве и обратно. На его лице читалось искреннее замешательство. Ноэль засомневался: а вдруг они несправедливы к Лейфу? Что, если всё это досадная случайность? В жизни ведь всякое бывает.

– Хшшрррыххх, – фыркнул инструктор Бширх. – Доверие к партнёру – главное для всех, кто погружается на глубину. Сложно сказать, оправданны ли ваши сомнения…

– Конечно же, оправданны! – гневно вскричала Катокве. – Лейф с самого начала…

– Спасибо, Катокве, – прервал её морж. – Мне известно твоё мнение на этот счёт.

– Это не моё мнение – это факт! – Катокве упёрла руки в бока и встала прямо перед моржом. – Не понимаю, почему вы закрываете на это глаза. Вы же знаете, что вытворяет тут Лейф!

– Шффффррррысссф! – Морж нацелил бивни прямо на Катокве.

Йон поспешила к подруге и оттащила её в сторону. Бширх опустил голову.

– Хватит, Катокве, – произнёс инструктор. – Я веду этот курс, и я устанавливаю правила. Поняла?

Во взгляде Катокве вспыхнуло негодование. Она плотно сжала губы, её тело напряглось, как арбалет, готовый выстрелить в любую секунду.

– Ты меня поняла? – спокойным тоном повторил инструктор Бширх, и они с Катокве мрачно уставились друг на друга.

– Кат, – тихо и мягко произнёс Тайо.

Ноэль с облегчением заметил, что плечи Катокве расслабились, а кулаки разжались. Она неохотно кивнула.

– Хорошо! – громко воскликнул инструктор. – Кто из вас хочет нырять с Лейфом? – спросил он.

На борту корабля возникла неловкая пауза. Все смотрели в пол, и только Ноэль – на Лейфа, нижняя губа которого дрожала, а глаза наполнились слезами. «Он не виноват, – с горечью подумал Ноэль. – Такое не сыграешь».

– Я с ним нырну. – Микаэре шагнул вперёд. Его лицо оставалось невозмутимым, когда инструктор громко захлопал передними плавниками по палубе.

– Спасибо, старик, – с облегчением произнёс Лейф и украдкой вытер слёзы.

– Ну и отлично, – кивнул инструктор. – Тогда вперёд! Лейф, а ты подойди ко мне.

Ноэлю ужасно хотелось услышать, что сказал Лейфу инструктор Бширх, но, увы, слух у него был не такой острый, как у инструктора по дайвингу.

– Идём, – Йон потянула его к перилам. – Пора нырять.


Если накануне они старались проплыть под водой как можно большее расстояние, то сегодня была тренировка на выносливость. Ученикам предстояло как можно дольше оставаться под водой. Буйки служили ориентирами.

– Не отплывайте от каната, – предостерёг инструктор перед первым погружением. – Вы можете его отпустить, но всегда держите в поле зрения свой буёк.

Движения под водой становились мягкими и плавными. Ноэль широко развёл руки и ноги и парил над коралловым рифом, как хищная птица над лужайкой из ярких цветов. Он наблюдал за проплывающими под ним рыбами. Йон кувыркалась словно в замедленной съёмке.

– Я ещё никогда не чувствовала себя настолько свободной, – раздался в голове Ноэля её голос.

– Круто, да? – сказал Ноэль в ответ.

«Либерти» стоял на якоре рядом с ними. Йон легла на спину, оттолкнулась ногами от крутого борта, сделала сальто и поплыла обратно к буйку.

– А теперь возвращайтесь на поверхность, – услышали они голос инструктора.

Хоть и с неохотой, но пришлось подчиниться.

– Ну почему нам пора заканчивать? – заныла Йон, когда они вынырнули. – Я могла бы ещё долго плавать.

– Никогда не приближайтесь к пределам своих возможностей, пока их не изучите, – возразил инструктор.

Вечером все сумели продержаться под водой пять минут и поднялись на борт в прекрасном настроении.

– Завтра познакомимся с глубиной, – объявил инструктор Бширх. – И впервые спустимся к рифу. Думаю, вам понравится.

Ноэль был счастлив и предвкушал новый отличный день. И даже не догадывался, что их ждёт…

6

Койки на «Либерти» были узкими, а матрасы жёсткими, но спалось на корабле прекрасно. Стоило Ноэлю вытянуться на своей полке и почувствовать мягкое покачивание корабля, как он мгновенно погружался в глубокий сон.

Однако сегодня он резко проснулся среди ночи. Ему приснилось, что кто-то зовёт его по имени. Низкий скрипящий голос был знаком, но он никак не мог вспомнить, откуда его знает.

– Ноооэээль! – снова услышал он.

Изумлённый, он резко сел, едва не врезавшись головой в верхнюю койку, на которой спал Тайо. В каюте было темно, и можно было различить только серый круг иллюминатора. Остальные мальчики спали, Ноэль слышал их размеренное дыхание.

«Это сон, – подумал Ноэль. – Кто меня может тут звать?»

Он упал на матрас и закрыл глаза.

– Нооооэээль! – Теперь голос звучал громче и настойчивее.

Откинув одеяло, мальчик спрыгнул с кровати и босиком подошёл к иллюминатору. Ему были видны перила, а за ними простиралось чёрное небо. Ни моря, ни акул. Но Ноэль знал, что они там. Неужели его зовёт одна из акул?

– Ноооооооэээээээээль!

Он схватился за рычаг и повернул его. Иллюминатор тихо скрипнул и открылся.

– Кто здесь? – прошептал Ноэль на языке мыслей.

– Ну наконец-то! – отозвались из темноты. – Я кричу и кричу, а ты всё дрыхнешь и дрыхнешь.

– Да кто это?! – воскликнул Ноэль. Он по-прежнему не понимал, кому принадлежит голос, однако был уверен, что это не Уко. Да и что делать медведю среди океана?

– Это я. Зирк.

Крокодил, доставивший его на экзамен на Пятый остров. «Друг», – подумал Ноэль и расслабился.

– Что тебе нужно? – спросил он.

– Выходи на заднюю палубу – узнаешь.


Ноэль тихо прошмыгнул по тёмному коридору между каютами и поднялся по узкой лестнице на палубу.

Звёзды сверкали так ярко, будто кто-то раскидал по небу золотистое конфетти. Пробираясь к перилам, Ноэль едва не споткнулся о кокосовые циновки, которые капуцины скатали в рулоны.

Он перегнулся через перила. В белой пене, омывающей корму «Либерти», болталось большое чёрное бревно.

– А вот и ты, – сказал Зирк. – Господи, как же далеко вы заплыли на своём корабле! Я уж думал, что никогда до вас не доберусь. Наш брат ведь для открытого моря не приспособлен.

– Так что тебе нужно? – зевнул Ноэль. Интересно, сколько сейчас времени. Если бы он умел читать по звёздному небу!

– Я здесь, чтобы забрать тебя, – объяснил Зирк.

Сонливость тут же исчезла:

– Забрать?! Это ещё зачем?

– Приказ миссис Моа. К сожалению, лодки у нас нет. Тебе придётся прыгнуть в море и залезть мне на спину. Не бойся, я удержусь на поверхности.

– Да в чём дело-то? – недоверчиво спросил Ноэль. – Почему ты являешься глубокой ночью? И почему миссис Моа меня не предупредила?

– Не знаю, почему она тебе не позвонила, – признался Зирк. – В любом случае, всё должно оставаться в тайне. Никто не должен узнать, что я тебя забираю.

– И как мы это устроим? – скептически посмотрел на него Ноэль. – «Либерти» находится под наблюдением. Нам не удастся уплыть незамеченными.

– Охрана проинформирована, – сказал Зирк. – Мы сможем уплыть.

– Забудь, – возразил Ноэль. – Никуда я не поплыву. Я не дурак. На корабле я в безопасности, здесь мне ничего не грозит. Если я поплыву в ночи у тебя на спине, то окажусь, мягко говоря, в уязвимом положении.

– Я крокодил, – напомнил Зирк. – На случай, если ты запамятовал.

– А я человек, – сказал Ноэль. – Стоит мне соскользнуть с твоей спины – и я труп.

– Ерунда. Я о тебе позабочусь.

Ноэль закусил губу. Что всё это значит? И к чему такая секретность?

– Ну же, Ноэль, – торопил его Зирк.

Ноэль обхватил руками перила. Костяшки его пальцев побелели – это он разглядел даже в темноте. Что-то здесь не так. Но что?

– Почему я должен верить, что тебя отправила именно миссис Моа? – пробормотал он, обращаясь скорее к себе, чем к Зирку.

– Не перегибай палку, малец! – возмущённо вскричал Зирк. – Ты меня знаешь. Уж тебе я точно не стал бы врать. Кроме того, акулы ни за что не пропустили бы меня, не назови я им пароль.

– Какой пароль?

– Код, без которого не проберёшься через кольцо охраны. Его мне дала миссис Моа. – Крокодил помолчал в нерешительности, а затем добавил: – Давай просто позвоним ей, и она сама тебе всё объяснит.

– Я не умею звонить, – признался Ноэль. И директор об этом знала. Но она могла бы позвонить капитанше или инструктору Бширху и через них предупредить Ноэля. Почему она этого не сделала?

– Ну и ну! – нетерпеливо проворчал Зирк. – Я уж и не знаю, что сказать. Ты должен… – Он замолчал, не договорив, и погрузился под воду. Яркий луч света упал на поверхность воды ровно в том месте, где только что был крокодил. Ноэль обернулся и увидел сидящего на снастях капуцина. Он держал в пасти карманный фонарик.

– Что ты делаешь на палубе? – мысленно спросил он у Ноэля, продолжая светить фонариком на воду.

– Я… э-э-э… мне не спалось. Захотел подышать воздухом. – Ноэль тоже скользнул взглядом по воде. Никаких следов Зирка. Уж крокодил точно мог находиться под водой дольше пяти минут.

– Возвращайся в каюту, – приказала обезьяна. – После наступления темноты ученикам на палубе делать нечего.


– Ты уверен, что тебе это не приснилось? – спросил Тайо, когда за завтраком Ноэль рассказал ему о своём ночном приключении. – Зирк? Здесь, в открытом море? Разве он может так далеко заплыть?

Задумавшись, Ноэль откусил кусок хлеба. Ночью, вернувшись в каюту, он ещё долго лежал без сна. Нет, эта история ему точно не приснилась. Какой бы нелепой она ни казалась.

– Возможно, это ловушка, – сказал он.

– Хочешь сказать, Зирк работает на Уко? – Тайо покачал головой. – Не верится. Зирк – доверенный миссис Моа, это все знают. Но я согласен, ситуация очень странная. Расскажешь о ней инструктору Бширху?

Ноэль помолчал и отрицательно помотал головой. Морж сразу позвонит миссис Моа, и тогда Ноэля, скорее всего, вернут обратно. По крайней мере, нырять ему запретят.

Он не хотел терять целый день и пропустить погружение на глубину.

– Сегодня последний вечер курса, – сказал он. – По возвращении я сразу переговорю с миссис Моа, и всё прояснится.

Недоброе предчувствие испарилось, как только инструктор Бширх назначил Катокве его партнёршой на весь день. Со всеми остальными Ноэль уже плавал, и только в паре с Катокве ещё ни разу не был.

Однако, прежде чем им разрешили прыгнуть в воду, инструктор прочёл длинную лекцию об опасностях и рисках погружения на большую глубину.

– Вы все научились подолгу находиться под водой и не поддаваться панике. Но в этом кроется и опасность. Вы отключили естественный дыхательный рефлекс. При погружении на большую глубину вы подвергаете тело высокому давлению. Если содержание кислорода в вашей крови опустится ниже определённого уровня, вы потеряете сознание, даже не успев позвать на помощь. Фффшшвыррх. Какой урок из этого нужно извлечь? – Морж посмотрел на школьников, сидящих перед ним на кокосовых циновках.

Рука Лейфа взметнулась вверх.

– Никогда не нырять без партнёра! – выпалил он.

– Правильно. Во время погружения вы должны наблюдать друг за другом и в случае необходимости как можно быстрее доставить партнёра на поверхность.


Вначале они погрузились на три метра, до верхней отметины на канатах. Сегодня в море прыгнул и инструктор Бширх. Его огромное, тяжёлое туловище двигалось в воде изящно и легко. Он проворно сновал между буйками, перемещаясь от одной команды к другой.

Они зависли над верхними отростками кораллового рифа. Рядом с Ноэлем и Катокве рос огромный красный коралл, на стеблях которого сидели крошечные улитки и моллюски, а вокруг мелькали рыбёшки.

Ноэлю погружаться было сложнее, чем накануне: в присутствии Катокве у него никак не получалось расслабиться.

К счастью, вскоре инструктор подал сигнал подниматься на поверхность. Ноэль устремился наверх и, вынырнув из воды, почувствовал головокружение. Лёгкие горели, руки и ноги казались тяжёлыми и вялыми.

– Слишком быстро, Ноэль. Слишком быстро. – Рядом с ним вынырнул инструктор. – Перепад высоты такой значительный, что всплывать нужно медленно. Хочешь, я назначу тебе другого партнёра?

– Зачем? – удивилась показавшаяся из воды Катокве. – Мы с Ноэлем отлично ладим.

– Ни в коем случае, – прохрипел Ноэль, с трудом переводя дыхание.

– Тогда постарайся сконцентрироваться, – напомнил ему морж.

7

Перед тем как погрузиться снова, Ноэль сделал глубокий вдох. Он пытался не думать о Катокве, по канату спускающейся над ним в глубину.

Они погрузились до пятиметровой отметки. На этот раз всё прошло гораздо успешнее. Ноэль держался за канат (инструктор велел не выпускать его из рук), но ему казалось, что он парит в воздухе. Разноцветные рыбки, мелькающие вокруг него и Катокве, были похожи на тропических птиц, а кораллы – на джунгли.

На глубине было прохладнее, чем на поверхности. Чтобы согреться, Ноэль стал шевелить ногами и грести одной рукой. Катокве парила над ним; её рука находилась всего в паре сантиметров от его. Он был рад, что им не разрешили отплывать от буйка. Тело Катокве будто растворилось в воде и на фоне светлой кожи Йон, которая находилась рядом с канатом в шести-семи метрах от них, словно светилось в воде.

Йон ныряла с Шарлен, Тайо – с Фан. Лейф и сегодня работал в команде с Микаэре; утром инструктор Бширх уже по привычке поставил их в пару.

Из-за ветки коралла выплыла рыбка с красноватой чешуёй и громадными глазами навыкате. Её широкий рот медленно открывался и закрывался.

– Самнанг! – воскликнул Ноэль. – Давно не виделись!

С Самнангом Ноэль ходил на первые уроки языка мыслей. Однако рыба ничего не ответила и с равнодушным видом проплыла мимо Ноэля и Кактокве. Вероятно, это был не Самнанг, а один из его сородичей.

– Простите, обознался! – крикнул Ноэль вслед рыбе.

– Не все животные избранные, – напомнила Катокве.

– А теперь поднимайтесь, – услышали они голос инструктора. – И не торопитесь. Это относится и к тебе, Ноэль.

Ноэль медленно поплыл к поверхности и вынырнул совершенно расслабленный. И только когда рядом появилась Катокве, его пульс стал стремительно учащаться.

Привыкнет ли он когда-нибудь к её присутствию?

Вечером курс дайвинга закончится. Катокве уплывёт обратно на Пятый остров, и они не увидятся несколько недель или даже месяцев. Только что наполнявшее его ощущение счастья бесследно исчезло. Ну почему Катокве нельзя жить с охотниками, как ему и Тайо?!

– В чём дело? – спросила Катокве. – Тебе плохо?

– Всё в порядке. – Ноэль покачал головой. – Просто жаль, что курс почти завершился.

– Мне тоже жаль. – Она погрузилась под воду. Вначале скрылась её голова, затем длинные ноги. Когда она проплыла прямо под ним, он ощутил мягкое прикосновение. Сердце подскочило и забилось ещё чаще.

«Я буду по тебе скучать», – подумал Ноэль.


Во время последнего погружения им предстояло опуститься до конца каната.

– Десять метров! – объявил инструктор. – Значительная глубина для начинающих ныряльщиков.

– Насколько же глубоко погружаетесь вы? – поинтересовалась Шарлен.

– Даже не знаю, – ответил инструктор. – Для нас, моржей, это не имеет значения. Впрочем, в этом месте море вообще не слишком глубокое. Опустившись до конца каната, вы окажетесь почти на дне. Но предупреждаю: не выпускайте канат из рук и ничего не трогайте! И уж тем более не вздумайте отламывать ветки коралла!

На этот раз каждой паре предстояло погрузиться в воду с инструктором Бширхом. Остальные должны были ждать своей очереди на борту «Либерти». Ноэль и Катокве были первыми.

Чем глубже они погружались в подводный мир, тем удивительнее он становился. Свет менялся с каждым метром, красноватые тона потухли, и теперь кораллы сияли голубовато-лиловым цветом. Они образовывали на морском дне большие светящиеся подушки – жёлтые, зелёные, бирюзовые. Ноэлю ужасно хотелось узнать, какие они на ощупь. Но он помнил указания тренера, не отпускал канат и ни к чему не притрагивался.

Инструктор Бширх был прав: здесь, на глубине, они просто гости, которым дозволено лишь наблюдать. Вокруг столько всего интересного! Висящие на кораллах морские ежи, крупные окуни с разноцветными точками, оранжевые рыбы-клоуны и копьевидные рыбы с вытянутыми головами. Синий морской конёк, шаровидная полосатая рыбка с крошечным ртом и перистыми плавниками, морские огурцы и звёзды всех форм и оттенков, морские анемоны с мягко покачивающимися в воде длинными щупальцами.

– Смотри, кто у нас за спиной! – сказала Катокве.

Обернувшись, Ноэль увидел большую стаю лимонно-жёлтых рыб, выныривающих из тёмно-синей коралловой пещеры. Их было несколько сотен. Они выскакивали из темноты и устремлялись к Ноэлю и Катокве. Поток не прекращался.

– Рыбы-хирурги![3] – объяснила Катокве.

– Они хотят с нами поиграть, – сказал Ноэль.

Катокве рассмеялась и нырнула прямо за косяк рыб. Он был таким плотным, что Ноэль перестал видеть даже инструктора Бширха, плавающего в нескольких метрах от них. Рыб становилось всё больше – пространства всё меньше. Постепенно рыбы окружили Ноэля со всех сторон.

– Мне это не нравится, – услышал он голос тренера. – Мы поднимаемся.

Ноэль стал ощупывать канат в поисках ладони Катокве. Только что она держалась прямо над ним, а теперь исчезла. Неужели решилась на подъём, не дождавшись его?

Он поднялся чуть выше. Рыбы были повсюду. Ноэль закрыл глаза и плотно сжал губы.

– Катокве? – позвал он на языке мыслей.

Никакой реакции. Почему она не отвечает? Чёртовы рыбы!

С некоторым усилием он вытащил из кобуры нож, замахнулся и ударил по плотному косяку. Рыбы разлетелись в разные стороны, как ртутные шарики.

– Вы что, не слышали?! Мы поднимаемся! – Над ним внезапно нависла громадная тень и сверкнули мощные бивни Бширха.

– Вы видите Катокве? – испуганно спросил Ноэль. Косяк слегка поредел, рыбы окружали его уже не так плотно, и Ноэль смог различить моржа. Но Катокве бесследно исчезла.

– Может, она уже поднялась наверх, – предположил тренер.

– Не предупредив? Точно нет.

– Мы всплываем, Ноэль!

– Я без Катокве не пойду! – Ноэль не знал, насколько ещё ему хватит воздуха, но вряд ли он продержится долго.

– Охранники уже в курсе, – сказал инструктор, и в этот миг из темноты вырвались четыре акулы. Рыбы-хирурги почти все попрятались, лишь несколько продолжали мелькать среди веток коралла.

Акулы настигли их, и последняя рыбка шмыгнула в коралловую пещеру, из которой все они и появились. Кошмар закончился.

– Наверх! – Инструктор так мощно подтолкнул Ноэля лбом, что его подкинуло на полметра вверх.

На пятиметровой отметке они ненадолго остановились, а затем задержались ещё и на трёх метрах. Наконец они оказались на поверхности. Отдышавшись и набрав в лёгкие побольше воздуха, Ноэль собрался снова нырять.

– Нет! – прогремел голос тренера. – Ты поднимешься на борт.

– Я должен найти Катокве! – с трудом выдавил Ноэль.

Спорить инструктор был явно не расположен. Уткнувшись лбом Ноэлю в бок, он стал направлять его к кораблю. Там, перегнувшись через перила, уже стояли встревоженные ученики.

– Что случилось? – услышал Ноэль крик Йон. – Где Катокве?

Инструктор дотащил Ноэля на буксире до трапа и, оставив там, исчез в море. На мгновение Ноэль задумался, не нырнуть ли за ним – но зачем? Если уж акулы и морж не найдут Катокве, то у него вообще никаких шансов.


– Ничего не понимаю, – в третий раз повторил Тайо. – Куда она подевалась? Не могла же просто раствориться!

– Рыбы забрали её с собой, – пробормотал Ноэль. Конечно, он понимал, как нелепо это звучит. Оставалось надеяться, что Катокве нашла способ подняться на поверхность, а не захлебнулась и утонула.

Инструктор Бширх отсутствовал уже больше получаса. Несколько акул сопровождали его, а другие окружили корабль ещё более плотным кольцом.

Из экипажа на борту остались одни капуцины. Чайки низко парили над водной гладью и тоже искали Катокве. Все, кроме миссис Кук. Капитанша сидела на верхушке главной мачты, и её круглые птичьи глаза всматривались в волны.

– Хоть бы её нашли, хоть бы её нашли! – услышал Ноэль шёпот Йон. Она сидела на палубе, скрестив ноги и сложив ладони на коленях.

– Она обязательно вернётся, – сказал Лейф. Йон резко повернула к нему голову. В её зелёных глазах вспыхнули огоньки.

– А ты заткнись! – с угрозой произнесла она.

Лейф испуганно замолчал.

– Это ты виноват, – услышал Ноэль тихий голос. Обернувшись, он увидел Корацон, зелёную змейку Катокве. Она незаметно подползла к нему, и её раздвоенный язык метнулся в его сторону. – Катокве пропала из-за тебя!

– Знаю, – кивнул Ноэль.

Вскоре чайки вернулись на корабль. К сожалению, их поиски не увенчались успехом. Миссис Кук приказала отплывать, и «Либерти» взял курс на Главный остров.

– С корабля сойдёт только Ноэль! – сказала миссис Кук. – Остальные ученики остаются на борту. Мы доставим вас всех на ваши острова.

– Зачем мне на Главный остров? – спросил Ноэль.

– С тобой хочет поговорить директор. – Капитанша повернула голову и прокаркала другой птице какой-то приказ.

Ноэль быстро переглянулся с Тайо.

– Спроси у миссис Моа про Зирка, – настойчиво произнёс его друг. – Зачем он приплывал прошлой ночью. – Тайо сжал кулак и легонько ткнул Ноэля в плечо. – Катокве жива. Мы её найдём.

Часть 3
Бесконечные поиски

1


Директор ждала Ноэля в своём офисе в купольном здании. Когда он вошёл в комнату, ему в лицо подул тёплый влажный воздух. Здесь было довольно темно. Выросшие из мульчи на полу ветки с листьями, собравшись под потолком, образовали зелёную крышу.

На лбу у Ноэля выступил пот. Он не пробыл в этой парилке и минуты, а уже весь взмок.

– Миссис Моа?

– Я здесь. – Жёлто-белые узоры на теле огромной змеи, обвившейся вокруг толстой ветки под узким фонарём, играли солнечными пятнами. – Садись, Ноэль. – Директриса указала головой на каменную скамью возле стены, но Ноэль остался стоять. Он так нервничал, что не смог бы усидеть на месте. – Почему ты ослушался меня и поднялся на борт? – прошипела миссис Моа. – Если бы ты слушал мои указания, ничего бы не произошло.

Ноэль уже и думать забыл о сообщении от миссис Моа, которое ему доставил домовый сыч. У него подогнулись колени, и он всё-таки опустился на каменную скамью и закрыл лицо руками. Мысли вихрем носились в его голове. Наконец он сделал глубокий вдох и сжал кулаки. Спокойно! Сейчас ему нужна ясная голова.

Открыв глаза, мальчик посмотрел на миссис Моа:

– Вы знали, что на нас нападут рыбы?

– Разумеется, не знала. Но у меня было дурное предчувствие. Поэтому я изменила своё решение. Это предприятие показалось мне слишком рискованным. К сожалению, я оказалась права.

– Почему рыбы забрали Катокве, а не меня? – спросил Ноэль. – Они просто ошиблись?

– Вздор, – возразила миссис Моа. – Они знали, что делают. С тобой они бы никогда не прошли сквозь стену охранников. Не понимаю, как им удалось это с Катокве. Наверное, они воспользовались тем, что все были сосредоточены на тебе и пытались уберечь тебя.

– Что они с ней сделают? – прошептал Ноэль, лихорадочно соображая. – Это вы отправили ко мне Зирка? – спросил он.

– Конечно. – Змея повернула голову и выглянула в окно. – Если бы ты его послушал…

– Но мне это показалось странным! – воскликнул Ноэль. – Крокодил объявляется среди ночи и хочет, чтобы я сел ему на спину. Втайне от всех! Разве вы бы на моём месте не засомневались?

– Я бы с радостью позвонила тебе и предупредила, – едко заметила миссис Моа. – Но ты не умеешь пользоваться мысленным телефоном.

– Вы могли бы позвонить миссис Кук. Или инструктору Бширху. – Ноэль вдруг насторожился. – Почему вы вообще позволили мне подняться на борт? Стоило вам связаться с миссис Кук – и она бы не пустила меня на корабль.

– Всё слишком запутанно, – прошипела директор.

– Так объясните, наконец! – потребовал Ноэль.

Директриса продолжала смотреть в окно, словно не слыша Ноэля.

– То, что я сейчас скажу, должно остаться между нами, – помолчав, прошептала она. – Обещаешь ни с кем об этом не говорить? Даже с твоим животным-спутником?

Рубашка Ноэля намокла и прилипла к телу. Но несмотря на невыносимую жару, у него по спине пробежал холодок.

– Хорошо, – подавленно сказал он.

– На островах завёлся предатель, – тихо сказала змея. – Кто-то работает на Уко и снабжает его информацией. Я хотела забрать тебя с «Либерти» и спрятать в надёжном месте, и никто не должен был ничего узнать.

– Вы что, подозреваете миссис Кук? – спросил Ноэль. – Или инструктора Бширха?

– Я подозреваю всех. – Жёлто-белое туловище змеи сжалось и снова расслабилось. – Никому не рассказывай, что Зирк подплывал к кораблю, слышишь?

Ноэль кивнул. Ему стало не по себе.

– Я уже сказал Тайо, – признался он.

Язык змеи на долю секунды высунулся из пасти.

– Плохо, – прошипела она. – Я позвоню и поговорю с ним. Это должно остаться между вами. Ты понял, Ноэль?

– Но почему…

– Думаю, они похитили Катокве, чтобы шантажировать нас. Они вернут её, если мы отдадим им тебя.

Ноэлю показалось, что каменная скамья под ним пошатнулась.

«Это ты виноват», – вспомнил он слова Корацон. Змея Катокве права: Катокве – всего лишь приманка. Впрочем, в этом есть и хороший момент. Если похитители хотят обменять её на Ноэля, значит, она ещё жива. Они не причинят ей вреда: ведь от мёртвой Катокве вымогателям пользы мало.

– Сейчас ты поедешь обратно на свой остров. Внизу у пирса тебя ждёт Зирк, он будет тебя сопровождать, – сказала миссис Моа. – И, пожалуйста, держись от моря подальше. Тебе можно ходить в школу, но в остальном ты не должен делать ничего, не предупредив заранее меня или миссис Яя. Никаких вылазок в горы или на другие острова. Никаких встреч, никаких походов в гости. По возможности сиди в своей комнате и никуда не выходи.

– Но я буду как в тюрьме! – вырвалось у Ноэля.

– Катокве похитили, – резко произнесла миссис Моа. – Если хочешь увидеть её живой, делай как я говорю.

Ноэль с готовностью кивнул.

Миссис Моа проползла по ветке к другой стене, нажала на кнопку, и дверь бесшумно открылась.

– Если кто-то попробует с тобой связаться – сразу сообщи мне. Отправь ко мне гонца, миссис Скват вызовет его для тебя. Держи связь только со мной – и больше ни с кем. Слышишь, Ноэль?

– Да, – ответил мальчик.

– Хорошо. Можешь идти.

Когда он выходил из комнаты, змея вернулась на своё место под окном и выглянула на улицу.

Оказавшись в коридоре, Ноэль вдруг понял, что директор ни разу на него не взглянула.


– Бессмыслица какая-то. – Тайо с досадой барабанил пальцами по оконному стеклу. Он сидел на маленьком столике возле круглого окна. Ноэль лежал на кровати, сложив руки за головой.

Он вернулся в свою башню на Четвёртом острове всего пять минут назад, а уже успел пренебречь первым указанием миссис Моа и перессказал Тайо всё, что узнал от директрисы. Ноэль не раздумывая доверился ему: ему нужен друг, который выслушает и поддержит. И хотя Ноэль знал Тайо всего несколько недель, он был на сто процентов уверен, что может на него положиться.

И не только из-за их дружбы. Для Тайо Катокве значила так же много, как и для Ноэля.

– Ты думаешь, что Катокве похитил Уко? – спросил Ноэль.

– И это тоже, – сказал Тайо. – Катокве – твоё слабое место, твоя уязвимая точка. Похоже, Уко узнал от своего информатора, что ты в неё втюрился, и забрал её в надежде, что ты сразу согласишься отправиться к нему вместо неё. Но я сейчас не об этом.

Втюрился. Ноэль всегда ненавидел это слово. Он не втюрился в Катокве, а… Да какая разница – сейчас речь не о нём и его чувствах, а о том, как освободить Катокве.

Бессмыслица какая-то. То же самое подумал и Ноэль, выходя из комнаты миссис Моа. Слова директрисы звучали логично, но он был убеждён, что здесь что-то не так.

– Эта операция с Зирком, – продолжал Тайо. – Допустим, на борту «Либерти» действительно находится предатель. Возможно, это даже сама капитанша. Но ведь миссис Моа могла бы забрать тебя официально.

– Вероятно, это показалось ей небезопасным. Такой маленький корабль очень уязвим. Кроме того, Зирк должен был доставить меня в секретное место.

– А что он говорит по этому поводу? – спросил Тайо. – Ты с ним разговаривал, когда он вёз тебя сюда?

– Он был немногословен. Думаю, ему дали указание молчать. – Ноэль помолчал, глядя в потолок. – Может, миссис Моа хотела забрать меня тайком, опасаясь, что на Зирка начнут давить и он расскажет, куда меня спрятали…

– Давить на Зирка? – Тайо рассмеялся. – Хотел бы я взглянуть на того, кто решится выжать из Зирка какую-то информацию!

– Любого можно шантажировать, – заметил Ноэль.

– Интересно, кто этот предатель, – пробормотал Тайо. – Школьник? Или один из учителей?

– Не исключено, что даже член Тайного совета, – сказал Ноэль.

Тайо задумчиво посмотрел на остров шпионов, который в свете вечерней зари сверкал почти неестественным зелёным цветом.

– Или предателей несколько, и они в заговоре.

– Это всё из-за меня, – мрачно произнёс Ноэль. – Если бы я не появился на островах, Уко бы вас не тронул.

– Ты и сам в это не веришь. Кроме того, ты ведь появился здесь не случайно. Они тебя сюда доставили.

– Как бы то ни было, а Катокве похитили из-за меня. – Ноэль сел и посмотрел на Тайо. – Я должен что-то предпринять.

Тайо молчал, прикусив щёку.

– Если похитителям и правда нужен ты, они дадут о себе знать.

– Но как? – спросил Ноэль. – Я не умею пользоваться мысленным телефоном.

– Возможно, они позвонят миссис Моа. Или миссис Яя.

– Я этого не хочу. – Ноэль подтянул колени и охватил их руками. – Тогда решать, что делать дальше, будут они. Научишь меня звонить по телефону?

– Что?

– Ты же сам как-то научился?

Тайо пожал плечами:

– Я умею принимать звонки. А как звонить самим, мы узнаем только в третьем классе.

– И как ты принимаешь звонки?

– Самое главное – заметить, что к тебе кто-то стучится.

– Как это – «стучится»?

– Так происходит контакт. Прежде чем позвонить тебе, твой собеседник стучится, и ты должен это почувствовать. – Тайо нахмурился. – Конечно, речь идёт не о настоящем стуке. Я чувствую, как будто ноет один из верхних коренных зубов.

– Правда? – Ноэль провёл языком по зубам. Может, он просто ничего не замечал?

– У всех по-разному. Кумо чувствует звонки кончиком хвоста, а у Неда чешется правое ухо.

– И что ты делаешь потом?

Тайо вздохнул:

– Начинаю разговор. Лучшего объяснения не найти. Прости.

Ноэль скорчил гримасу:

– Отлично, ты мне очень помог.

– Спроси у мистера Эзеквезели. Может, он позанимается с тобой индивидуально и тебе не придётся ждать следующего урока языка мыслей.

– Мне нельзя покидать остров, – напомнил Ноэль.

– И что? Мистер Эзеквезели тоже живёт здесь!

– Да? Я и не знал, что он охотник.

– Мистер Эзеквезели преподаёт на всех островах, а живёт здесь, у реки. Давай завтра поищем его? – Некоторое время Тайо молча смотрел в окно, а потом спросил: – А что ты сделаешь, если они и правда позвонят?

«Спрошу, каковы их условия, и сдамся в обмен на Катокве», – подумал Ноэль. Но вслух сказал:

– Поживём – увидим.

2

Ноэль и Тайо вышли сразу после восхода солнца. Они уже больше часа шли по болотистому берегу реки, но мистера Эзеквезели пока так и не встретили.

Ноэль вспомнил слова миссис Моа и поёжился. По возможности сидеть в своей комнате и никуда не выходить, приказала она накануне. И вот он здесь, на берегу реки.

– Давай вернёмся, – предложил он.

– Я его вижу! – Тайо указал рукой на узловатое дерево рядом с небольшой трясиной, где на одной ноге стоял марабу. – Дальше иди один, так будет лучше! – Тайо похлопал Ноэля по плечу. – Надеюсь, он не сильно рассердится.

Тайо поспешил обратно к башням, а Ноэль пошёл к мистеру Эзеквезели. Марабу стоял, плотно прижав шею к туловищу. Уже издалека чувствовалось, что он в дурном настроении.

Ноэлю стало неловко. Пожалуй, явиться сюда было дурацкой затеей. Он полночи лежал без сна и думал о Катокве, и сейчас ему меньше всего хотелось получить раздражённый отказ.

Марабу, не замечая его, продолжал смотреть на пруд. Ноэль растерялся. Но тут птица повернула к нему голову.

– В чём дело? – громко проскрипел мистер Эзеквезели. – Ты пришёл со мной поговорить или нет?

Скорее всего, он увидел Ноэля и Тайо раньше, чем они заметили его.

Ноэль прокашлялся:

– Я… э-э-э… не хочу вас беспокоить.

– Ты уже побеспокоил. – Марабу погрузил клюв в тину и, вытащив барахтающуюся лягушку, проглотил её одним махом.

Ноэль почувствовал, как в груди всё сжалось. Он догадывался, что мистер Эзеквезели питается падалью, но, оказывается, тот не брезгует и живым кормом.

Ноэль решил не медлить и перейти сразу к делу.

– Пожалуйста, научите меня звонить с помощью мыслей, – попросил он.

– Мои уроки возобновятся в понедельник, – заявил мистер Эзеквезели. – Сейчас выходные.

Ноэль удручённо кивнул. Зря он сюда пришёл. Но когда он собрался уйти, учитель окликнул его:

– Погоди. Зачем тебе так срочно понадобилось этому научиться?

Ноэль поколебался. Миссис Моа велела никому ничего не рассказывать, но о похищении Катокве знал уже весь Интернат. Наверняка новости долетели и до мистера Эзеквезели.

– Это из-за Катокве, – объяснил мальчик. – Вдруг она попытается со мной связаться?

Стоило ему это произнести, как он тут же понял: Катокве тоже не умеет пользоваться мысленным телефоном.

Марабу, конечно, об этом знал, ведь он преподавал Катокве язык мыслей. Кроме того, у неё не было никаких оснований звонить именно Ноэлю. Но вместо того чтобы указать Ноэлю на это несоответствие, мистер Эзеквезели склонил голову набок и оценивающе посмотрел на него.

– Я не против, – прохрипел он.

– Правда?! – Ноэль уже не знал, радоваться ему или огорчаться: ведь остаток дня он проведёт, неподвижно сидя у реки. Впрочем, в комнате ему было бы не лучше.

– Подойди ко мне, – приказал марабу и ткнул клювом в землю.

Ноэль сделал шаг и почувствовал, как сандалии вязнут в холодной трясине.

Мистер Эзеквезели продолжал таращиться в воду.

– Ты избранный, – сказал марабу. – Тебе не нужно учиться общаться на расстоянии. Эта способность передалась тебе при рождении.

– Но я не могу ею пользоваться, – возразил Ноэль.

– Расслабься, – приказал мистер Эзеквезели.

Ноэль подавил вздох. Ну вот опять! Он будет до вечера стоять в грязи, пытаясь «открыть» свой разум. Он бы предпочёл четыре раза подряд взобраться на самую высокую горную вершину или проторчать десять минут под водой.

Мистер Эзеквезели неодобрительно щёлкнул клювом:

– Нам не обязательно этим заниматься. Если хочешь вернуться…

– Нет, – поспешно произнёс Ноэль. – Я хочу учиться.

– Для начала найди свою точку коммуникации. У каждого живого существа она своя. Сейчас я попробую её активировать и постучусь к тебе.

Ноэль нервно кивнул.

– Закрой глаза, – приказал марабу. – Сосредоточься на внутренних переживаниях.

Ноэль послушно выполнил указания. Грязь становилась теплее, вокруг громко квакали лягушки и стрекотали цикады.

Ноэлю казалось, что он слышит биение своего сердца. Или это к нему стучится мистер Эзеквезели? Но этот стук ощущался везде, а не в какой-то определённой части тела. Вот Тайо легко научился звонить, хотя пробыл на островах не намного дольше Ноэля. Почему же ему это даётся так трудно?!

– Не думай! – напомнил мистер Эзеквезели.

Ноэль представил, что он снова на борту «Либерти», стоит возле перил и смотрит на море, а рядом с ним Катокве. Она тихонько напевает себе под нос, и он чувствует исходящее от неё тепло и её аромат.

Глубокий вдох – и выдох. Вдох – выдох. Ноэль позволил своим мыслям устремиться в море, к Катокве. Он чувствовал, как в лицо дует ветер, а лёгкие наполняет свежий морской воздух. Вдруг во рту появился противный вкус – как если бы он съел что-то испорченное.

Он услышал громкий всплеск и открыл глаза. Мистер Эзеквезели вытащил клюв из болотной тины, в котором барахтался тритон, и тут же его проглотил.

– Прости. – Учитель удовлетворённо чавкнул. – Я ещё не завтракал. Не хотелось упускать столь лакомый кусочек.

– Вы ко мне стучались? – спросил Ноэль.

– Всё время, – сказал марабу. – Ты ничего не почувствовал?

– Нет, – разочарованно признался Ноэль.

– Жаль. – Марабу вперил взгляд в пруд. Очевидно, он ещё не насытился. – Но ничего. Зато я ещё ни разу не видел тебя таким расслабленным. Судя по всему, эта девчонка влияет на тебя положительно. Хотя мне она кажется слишком дерзкой и нервной.

– Всё равно это не помогло, – грустно заметил Ноэль. – Звонить я так и не научился.

– Что за нетерпение! Даже не верится! Почти никто не может овладеть искусством дистанционной коммуникации за один день!

– Но у меня нет времени. Если Катокве мне позвонит, а я не услышу… – Голос Ноэля сорвался.

Марабу повернулся к нему и посмотрел на него чёрными глазами:

– Ты не хуже моего знаешь, что она тебе не позвонит. Ты ждёшь другого звонка.

Ноэль смущённо опустил голову.

Как глупо получилось! От мистера Эзеквезели ничего не утаишь.

– Давайте попробуем ещё раз? – взмолился он.

– На сегодня хватит, – отрезал марабу. – Завтра можем продолжить. Найдёшь меня здесь на восходе солнца.


– Если бы я только знал, как найти точку коммуникации! Тогда я бы сосредоточился на определённой части тела, – простонал Ноэль.

Они с Тайо сидели в столовой на первом этаже башни. Завтрак они уже пропустили и чуть не опоздали на обед. Когда они вернулись от мистера Эзеквезели, пингвины, управляющие кухней на Четвёртом острове, уже убирали блюда. Ноэль и Тайо в последний момент успели схватить две миски с рисом и два стакана кокосового молока.

В паре метров от них Вилли с большим аппетитом уплетал громадную кучу свежей травы, болтая из стороны в сторону коротеньким хвостом. Таким весёлым и довольным Ноэль гиппопотама ещё не видел.

Сам он уныло ковырялся в тарелке.

У Тайо тоже не было аппетита.

– Ты совсем ничего не почувствовал? – недоверчиво спросил он. – У меня с самого начала ныл зуб.

– Ты способнее меня, – с раздражением ответил Ноэль.

– Ерунда, – возразил Тайо. – Мистер Эзеквезели был вполне доволен тобой…

– По-моему, ему просто хотелось от меня избавиться.

– В таком случае он не стал бы предлагать прийти ещё раз. Завтра всё получится. Вот увидишь.


После обеда с острова хранителей прибыла Йон, и ребята втроём уселись в тени высокой пальмы. Йон нарисовала на песке шахматную доску, разложила на ней несколько ракушек и начала учить их играть.

После нескольких партий к ним присоединились еноты Нед и Тед, затем появилась Хлоэ. Ученица-скунс тоже изъявила желание сыграть. С её приходом партия резко оборвалась, поскольку своим пушистым хвостом Хлоэ раскидала и перепутала все ракушки и стёрла с песка шахматную доску.

Впрочем, никто не расстроился. Мыслями они были далеко. Катокве пропала сутки назад, и новостей до сих пор не было.

Ноэль попросил миссис Скват позвать домового сыча, чтобы тот разбудил его за полчаса до восхода солнца. Когда птица постучала в окно, он тут же вскочил с кровати, хотя уснул совсем недавно.

С тяжёлой от недосыпа головой он оделся и потащился к реке. Несмотря на усталость, он был рад, что ночь миновала. Очевидно, Тайо тоже не мог уснуть. Ноэль слышал, как он всю ночь ворочался с боку на бок.

Ноэль вдохнул прохладный утренний воздух и зашагал по топкому берегу реки. Небо затянули облака, серый туман стелился вокруг стволов деревьев и забивался в низины между холмами. Тёплый моросящий дождь капал на плечи и на лицо, но Ноэль его не замечал.

Сегодня мистер Эзеквезели стоял возле другой трясины. Наверняка вчерашнее болотце он полностью опустошил. Увидев Ноэля, марабу с сожалением щёлкнул клювом.

– Мне жаль, но ты зря поднялся ни свет ни заря, – сказал он. – Я не смогу провести урок.

– Что? – расстерялся Ноэль. – Почему?

– Вчера я разговаривал с миссис Моа. Она считает, что эти занятия плохая идея, и попросила меня их отменить. И от уроков языка мыслей в школе ты тоже освобождён до поступления дальнейших распоряжений.

– Не может быть! – разозлился Ноэль – Почему мне нельзя посещать уроки языка мыслей?!

– Сам подумай. – Мистер Эзеквезели опять сосредоточился на простирающемся перед ним болоте.

Ну, конечно, подумал Ноэль. Директриса не хочет, чтобы похитители установили контакт с ним напрямую. Она знает: он согласится на любую сделку, лишь бы спасти Катокве.

Мистер Эзеквезели переступил на другую ногу, погрузил клюв в трясину и вытащил длинную серебристую рыбку. В нос Ноэлю ударил гнилостный запах. Фу, какая мерзость!

Очевидно, марабу придерживался иного мнения, потому что с превеликим удовольствием проглотил свой улов.

Задерживаться здесь не было смысла. Уговорить мистера Эзеквезели пойти наперекор директрисе явно не удастся.

Ноэль молча развернулся и убежал.

3

Остаток дня тянулся бесконечно долго. Ноэль и Тайо отправились с Кумо к реке, но на этот раз ни одному из них не удалось поймать рыбу. В какой-то момент Тайо даже сломал и выбросил свой гарпун.

– Наверняка похитители уже давно вышли на связь, – сказал он.

– Они знают: чем дольше мы ждём, тем сильнее нервничаем, – возразил Кумо. Лёжа на берегу, леопард грелся на солнце.

– Интересно, где они её прячут? – пробормотал Ноэль. В прошлый раз он встретил Уко в горах, но, конечно, понятия не имел, находится ли медведь там до сих пор.

– Терпение, – произнёс Кумо. – Они объявятся.

– Но они свяжутся не со мной, – вздохнул Ноэль. Внезапно ему в голову пришла идея. – Не могли бы вы ко мне постучаться? – попросил он. – Может, я смогу научиться звонить и без мистера Эзеквезели?

– Я не умею стучаться, – напомнил Тайо. – Я умею только принимать звонки.

– А я вообще не стану впутываться в это дело, – заявил Кумо. – Миссис Моа этого не одобрит.

– При чём тут миссис Моа? – удивился Тайо. – Мы ведь не обязаны всё ей рассказывать.

– Ну же, Кумо! – взмолился Ноэль. – Позвони мне! Хотя бы один раз!

Леопард внимательно посмотрел на Ноэля, и, как всегда, от его взгляда мальчику стало не по себе. По спине побежали мурашки, а во рту появился какой-то странный привкус, и язык словно примёрз к нёбу.

– Довольно, – сказал леопард. Он встал, по-кошачьи выгнул спину и горделивой походкой направился к башне.

– Ты хоть пытался? – крикнул Ноэль ему вслед, но Кумо не ответил.

– Думаю, он пытался, – пробормотал Тайо.

– Вот чёрт! – Ноэль повесил голову. – Ничего не выходит!

– Со временем всё получится.

– Будет уже поздно, – мрачно отозвался Ноэль.

– Идём, нам тоже пора, – позвал Тайо. – Возьмём лодку и навестим Йон.

– Нет. – Ноэль с досадой кинул в воду камень. – Мне нельзя выходить в море.

В тот вечер оба мальчика быстро уснули. Слишком велика была накопившаяся усталость. Однако среди ночи Ноэль проснулся и проворочался до самого утра.

Тайо тоже проснулся рано, и они вместе позавтракали без всякого аппетита.

Ноэль первым вошёл в класс. Вскоре к нему присоединились Элени и Коколорес. Большие влажные глаза газели были полны сочувствия.

– Я слышала, что произошло, – сказала она. – Бедный Ноэль.

– Кошмар! – прогорланил попугай, взмахнув крыльями.

– Не смотрите на меня так. – Ноэль опустился на пол рядом с Элени. – Со мной всё в порядке.

– Ты, должно быть, в шоке, – сказала она. – Расскажи, как всё бы…

Договорить она не успела. В класс тяжело ввалился Вилли и сместил её в сторону.

– Эй, осторожнее! – возмутилась Элени. – Ты меня чуть не раздавил.

– Прости. – Вилли раскрыл гигантскую пасть и зевнул так, что все увидели его редкие, но мощные зубы, а потом с оханьем бухнулся на пол.

Тем временем подоспели и остальные ученики. Последними в дверь протиснулись три павиана. Они запрыгнули на свои места на балках под потолком.

Из-за драматических событий прошлой недели Ноэль напрочь забыл об обезьянах, но Тайсон сразу же напомнил о себе.

– А вот и маменькин сынок! – воскликнул он. – Нам тебя не хватало.

Ноэль уткнулся взглядом в свои колени и промолчал.

– Вы, люди, такие идиоты, – продолжал пустословить Тайсон. – Вас так легко обвести вокруг пальца! Я порой думаю: а не…

Его прервал звонкий пронзительный голос:

– Хватит, Тайсон! Ты ведёшь себя низко. Такого я в своём классе не потерплю.

В комнату вошла миссис Стикс. Один прыжок – и она очутилась на верхушке деревянного шеста.

Тайсон, нисколько не смутившись, почесал себе грудь.

Теперь в классе слышался только храп Вилли. Гиппопотам опять уснул.

– Ноэль, после урока подойдёшь ко мне, – объявила миссис Стикс. – А потом я поговорю с тобой, Тайсон.

Ноэль никак не мог сосредоточиться на уроке лекарского искусства. Все его мысли занимал Тайсон. Катокве рассказала, что этот павиан на острове не так давно. Он ненавидел людей, но больше всех презирал Ноэля – за то, что он сын Сони. Это Тайсон подрезал в ту ночь верёвочную лестницу, и Ноэль едва не разбился. Может, он и есть предатель, которого Уко внедрил в Интернат злых животных?

Ноэль посмотрел вверх, на павианов. В эту же секунду Тайсон взглянул вниз, и их глаза встретились.

Если Тайсон – приспешник Уко, то зачем рыбам-хирургам похищать Катокве? Тайсон виделся с Ноэлем каждый день, и обезьянам ничего не стоило напасть на него. Вероятно, павиан опасался, что, убрав Ноэля, он тем самым разоблачит себя. Тогда ему придётся немедленно покинуть острова, и Уко останется без шпиона.

В таком случае выходка Тайсона на крыше была бессмысленна… Как же всё запутанно!

Хоть бы урок поскорее закончился! Ноэлю не терпелось встретиться с Тайо и обо всём ему рассказать.

Но сначала нужно было поговорить с миссис Стикс.

– Как ты, Ноэль? – мягким голосом осведомилась учительница, когда мальчик подошёл к ней на перемене.

– У меня всё хорошо, – сказал Ноэль. – Только я беспокоюсь за Катокве.

– Ну конечно, – кивнула миссис Стикс. – Ты ведь был рядом, когда её похитили. Представляю, какое впечатление на тебя это произвело.

Ноэль не понимал, к чему клонит учительница.

– Тайсон порой невыносим, – продолжала она. – К сожалению, он недолюбливает людей.

Ноэль подумал, не рассказать ли миссис Стикс о своих подозрениях, но вспомнил, что обещал миссис Моа никому не говорить, что на островах есть предатель.

– Тайсон недолюбливает меня, – подчеркнул он.

Миссис Стикс взмахнула светло-зелёными крылышками.

– Тайсон родом из Уганды. Это в Центральной Африке. Он вырос в дикой природе. Когда он был маленьким, люди у него на глазах уничтожили всю его семью.

Ноэль озадаченно посмотрел на учительницу:

– Как это – уничтожили?

– Пристрелили. Без всякой причины. Группа туристов забавы ради решила пострелять по деревьям, на которых разместилось семейство обезьян. Тайсон выжил, потому что мать закрыла его своим телом.

– Какой ужас! – воскликнул Ноэль.

– Тайсону повезло. Вскоре через эту местность проходила другая группа обезьян. Они обнаружили его и забрали с собой, – продолжала миссис Стикс. – Он выжил, но с тех пор не доверяет людям. Его можно понять, не правда ли?

Ноэль растерянно смотрел на свои сандалии, до сих пор покрытые коркой грязи. Он представил детёныша павиана, который несколько часов, а может, и дней, пролежал под телом матери, прежде чем его спасли другие обезьяны.

– Не все люди злые, – тихо проговорил он. – Тайсон не должен судить обо мне по этим преступникам.

– Ты знаешь, что я не одобряю его поведение, – сказала учительница. – Я сейчас же поговорю с ним и в который раз всё ему объясню. Тайсон должен не судить обо всём виде целиком, а научиться различать в нём отдельных представителей. – Миссис Стикс ненадолго замолчала. Её большие фасеточные глаза смотрели на Ноэля внимательно и изучающе. – Ну а тебе не стоит забывать о том, что человек – самое опасное животное из всех. Никакие другие живые существа не уничтожили и не стёрли с лица земли столько разных видов.

Ноэль сглотнул. Миссис Стикс права. У многих животных есть веские причины бояться людей.

Миссис Стикс подошла к краю деревянного шеста, расправила крылья и с нежностью провела правым крылом по руке Ноэля. Богомолиха, утешающая человека. Такое могло произойти только здесь.

– А теперь иди на перемену, Ноэль, – мягко произнесла она. – Тайсон наверняка ждёт снаружи. Отправь его ко мне.

4

Едва Ноэль вышел за дверь, как Тайсон молча направился в класс. Ноэль побежал на улицу поговорить с Тайо, но друга нигде не увидел. Искать его не было времени, поскольку уже через несколько минут прозвучал гонг. Перемена закончилась.

Следующий урок вела уже не миссис Стикс – рядом с деревянным шестом стояла высокая лама.

– Миссис Соль, – прошептал Ноэлю Коколорес. – Она ведёт у нас музыку. Будь осторожнее: она только выглядит безобидной, а на деле бывает злобной и раздражительной.

Длинная шея, торчащие уши – лама выглядела какой угодно, только не злобной. Скорее энергичной и любознательной.

Миссис Соль, поздоровавшись с классом, представила своего нового ученика, Ноэля. Она звучно запела, и класс подхватил песню. Даже Вилли громко зарычал, не открывая глаз.

Поначалу это была какофония звуков. Однако постепенно всё изменилось, и возникла многоголосая гармония.

Ноэль не стал петь вместе со всеми, но ощущал особую вибрацию в теле. Впервые за день он почувствовал себя уверенно и радостно.

Учительница музыки замолчала, и класс тоже. Миссис Соль раздала ученикам барабаны и трещотки. Ноэлю досталась пустая тыква и деревянные палочки.

Копытами лама задала ритм, и все захлопали, застучали и затопали. Ноэль негромко барабанил по тыкве, но никак не мог попасть в такт.

Павианы восторженно колотили по деревянным балкам, Тайсон в качестве литавры использовал собственную грудь.

Ноэль поднял на него глаза. Будто почувствовав его взгляд, павиан широко разинул пасть и сверкнул острыми клыками. Очевидно, разговор с миссис Стикс ни к чему не привёл. Тайсон по-прежнему угрожал Ноэлю и вряд ли оставит его в покое. Павиану наплевать, что Катокве похитили. Более того, он ещё и издевается над Ноэлем.

Тайсон, как и Уко, лишился матери, потому что её убили жестокие люди. Это превращало его в идеального сообщника медведя.

– Вали отсюда, маменькин сынок! Надоело смотреть на твою морду! – раздался в голове Ноэля голос Тайсона. – Ты неудачник, и я тебя уничтожу.

Более недвусмысленно и сказать было нельзя. Тайсон чувствовал себя очень уверенно! Брик и Чак восхищались его дерзостью и корчили дикие гримасы.

– Маменькин сынок! Маменькин сынок! – скандировали они.

Топот и грохот в классе нарастали, но Ноэль перестал это замечать. Он снова очутился в море, под водой, где на ощупь искал ладонь Катокве. В груди всё сжалось, стало нечем дышать. Паника превратилась в огненную ярость.

Ноэль ощутил жгучую уверенность в том, что предатель именно павиан. Тайсон знал, какие чувства Ноэль испытывает к Катокве, и посоветовал Уко её похитить.

Ноэль выронил тыкву и палочки, оттолкнул Элени и проворно вскарабкался на спину Вилли, который уснул, несмотря на грохот и шум. Оттуда он подпрыгнул к потолку и схватил Тайсона за свисающий кончик хвоста. Застигнутый врасплох, павиан свалился на пол.

Чак и Брик громко завизжали – то ли в панике, то ли от восторга. Но Ноэль не сышал ни их криков, ни свиста и воя других учеников. Он бросился на павиана и впился пальцами ему в шерсть.

К этому времени лежащий на спине Тайсон успел собраться и изо всех сил отпихнул Ноэля ногами и ударил рукой. Удар пришёлся в левую скулу. Голова будто взорвалась, но вместо того чтобы выпустить Тайсона, Ноэль вцепился в него ещё сильнее.

– Где Катокве?! – взревел он.

Весь класс неистовствовал.

Ноэль заметил, что Тайсон сжал кулак и замахнулся: доля секунды – и он врежет ему в глаз. Ноэль увернулся, но тут ему в лицо брызнула какая-то жидкость, похожая на слизь. Он инстинктивно отпустил Тайсона, но, к его изумлению, павиан его не ударил, а громко выругался:

– Вот чёрт!

– Разошлись! – прозвучал в голове Ноэля негромкий, но резкий голос.

Ноэль собрался ударить Тайсона в живот, но в него выстрелила ещё одна липкая струя. Жидкость попала в глаз. Ой, как щиплет!

– Ай! – Ноэль отпрянул назад и попытался вытереть мерзкую слизь, но клейкая и вязкая масса была повсюду.

– Ну что, хватит или добавить? – Ноэль как сквозь туман видел ламу, стоящую прямо перед ними. Миссис Соль заплевала их обоих.

– Хватит! – простонал Тайсон.

– Ноэль? – Лама тихо чавкнула.

– Хватит! – мальчик поднял правую руку, защищаясь. Он с трудом вытер лицо.

Тайсон поднялся, уселся в нескольких метрах от Ноэля и принялся протирать глаза. Оба его друга озадаченно пялились на него сверху. Остальные ученики переводили взгляд с Ноэля на Тайсона. Даже Вилли приоткрыл веки.

– Вы двое, немедленно покиньте класс! – приказала лама. – Миссис Стикс сейчас в учительской, и вы идёте туда.

– Я-то за что?! – взревел Тайсон, продолжая тереть глаза. – Это Ноэль на меня…

– Вон! – крикнула лама.

Ноэль увидел, как она вытянула губы, и бросился бежать. Тайсон заковылял за ним.

Ноэль был убеждён, что павиан набросится на него сразу, как только они выйдут из класса, но Тайсон об этом и не думал. Он прошмыгнул мимо и поднялся по лестнице в учительскую, которая находилась рядом с кабинетом главы острова миссис Яя.

Миссис Стикс уже ждала их. Вероятно, миссис Соль успела ей позвонить. Тайсон снова попытался переложить всю вину на Ноэля, но она не дала ему договорить:

– Не желаю ничего слышать, Тайсон. Ваше поведение чудовищно и неприемлемо и не останется без последствий. Я посоветуюсь с руководством школы, какое наказание вам назначить. А пока отправляйтесь в свои башни. Остаток дня вы проведёте в своих комнатах.

Богомолиха отпустила их лишь после того, как они, глядя друг другу в глаза, пожали руки. Ноэль почувствовал, что его накрывает очередная волна ненависти. Ему безумно захотелось вцепиться Тайсону в глотку, но он сдержался.


Теснота комнаты сводила Ноэля с ума. Прежде, когда Карине хотелось наказать его, она тоже всегда сажала его под домашний арест. Он отдавал свой ноутбук и мобильный телефон, и его запирали в комнате. Но там он хотя бы мог ходить. А эта комната до того мала, что уже через два шага он упирался либо в стену, либо в одну из кроватей.

Ноэль упал на свою постель и уставился в потолок.

Он чувствовал себя омерзительно.

Почему он не сдержался и набросился на Тайсона? Ведь этим он ничего, ну совершенно ничего не добился.

Если бы Тайо был рядом! Но на его приход рассчитывать не приходилось: по понедельникам у него всегда много уроков. После занятий Кумо учил мальчиков борьбе, но сегодня Ноэлю можно об этом забыть.

Время словно остановилось. Ноэль встал и выглянул в окно, затем снова лёг…

Должно быть, от скуки он уснул и проснулся от робкого стука в дверь.

– Да? – он резко сел в кровати и поспешно пригладил взъерошенные волосы. Кто это мог быть? Здесь, в третьей башне, никто никогда не стучал. Животные просто нажимали на дверную ручку – и входили, влетали или запрыгивали в комнату.

– Привет. – Дверь открылась, и на пороге возник Микаэре.

Ноэль широко распахнул глаза:

– А ты что здесь делаешь?

Темноволосый мальчик вошёл в комнату и молча подождал, пока за ним закроется дверь.

– Я должен тебе кое-что сказать, – начал он.

– Что? – Ноэлю стало любопытно. За целую неделю на борту «Либерти» они не перекинулись и парой фраз, хотя спали в одной каюте. А теперь Микаэре специально приплыл на Четвёртый остров, чтобы поговорить с ним.

Микаэре скрестил руки на груди и уставился в пол, словно и сам забыл, зачем пришёл.

– Не хочешь сесть? – Ноэль указал на кровать Тайо, но Микаэре покачал головой.

– Вчера на нашем острове побывала миссис Моа.

Ноэль кивнул. Снова прошла целая вечность, прежде чем Микаэре продолжил:

– Она хотела поговорить со мной.

– О чём? – спросил Ноэль.

– Она разговаривала со всеми, кто был на «Либерти», – объяснил Микаэре.

«Ясное дело!» – подумал Ноэль. Директор стремилась составить картину произошедшего. Как ни крути, а пропала одна из её школьниц. Зачем же Микаэре пришёл к нему?

– Что именно она хотела узнать? – спросил Ноэль.

– Всё, – ответил Микаэре. – Как проходил курс дайвинга, как мы друг с другом ладили и так далее и тому подобное.

– Ты говорил с ней о Лейфе?

– Нет. Зачем? – Микаэре поднял голову и впервые посмотрел Ноэлю в глаза. Его взгляд был удивлённым, будто он искренне не понимал, при чём тут Лейф.

– Ладно, – сказал Ноэль. – А что потом?

Микаэре в отчаянии заломил руки:

– А потом миссис Моа спросила, не могу ли я достать для неё бутылку кумарина.

– А что это?

– Экстракт донника. Он препятствует свёртыванию крови. – Заметив непонимающий взгляд Ноэля, он добавил: – Его добавляют в крысиный яд.

– Миссис Моа хотела, чтобы ты раздобыл для неё яд?!

– Большую бутылку.

– Но зачем?

– Она не сказала. А ещё она хотела, чтобы я никому об этом не говорил. Даже мсье Токсину.

Ноэль знал, что эта рыба-шар является главой Третьего острова.

– И что, ты отдал ей яд?

– Ну конечно. – Микаэре откашлялся. – Она ведь директор.

Ноэль прикусил губу. Зачем миссис Моа яд? На Таинственных островах не водится вредителей, и здесь не уничтожают ни животных, ни насекомых.

– Я подумал, ты должен об этом знать. – Микаэре подошёл к одному из окон-иллюминаторов и посмотрел на голубое летнее небо.

– Знать о чём? Что у миссис Моа есть яд? – уточнил Ноэль. Ну почему из этого типа каждое слово приходится клещами вытаскивать!

– Что ей нельзя доверять. – Микаэре по-прежнему стоял к Ноэлю спиной. И хотя тот не видел его лица, он был уверен, что оно такое же спокойное и равнодушное, как обычно.

У Ноэля голова шла кругом. Неужели миссис Моа – тот самый предатель, о котором она сама же и предостерегала Ноэля? Зачем ей понадобился яд?

– Мне пора, – сказал Микаэре.

– Погоди! – остановил его Ноэль. – С чего ты взял, что миссис Моа нельзя доверять?

Микаэре уже вытянул ногу к сенсору, но замер:

– Нас, целителей, учат определять, когда кто-то лжёт. Миссис Моа лжёт. – Он нажал носком на открыватель и выскользнул из комнаты прежде, чем Ноэль успел что-либо сказать.


«Всё это очень странно, – размышлял Ноэль. – У змеи есть масса других способов избавиться от противников. Впрочем, лишь в том случае, если они находятся рядом. Возможно, миссис Моа собиралась кого-то тайно отравить. Но кого? И как это связано с похищением Катокве? Если её вообще похитили… Ведь похититель до сих пор не объявился».

Хотя не исключено, что он уже сто раз звонил Ноэлю.

«Интересно, который час? – пронеслось в голове Ноэля. – Пора бы Тайо вернуться. Если только он сразу после школы не отправился на урок борьбы с Кумо».

Ноэль подошёл к окну, из которого открывался вид на остров, хотя он точно знал, что не сможет заглянуть вниз. Он видел лишь небо и бегущие по нему редкие облака. Интересно, есть ли у Катокве возможность смотреть на небо?

Он с тоской глядел в бесконечную синеву, как вдруг ощутил на языке странный солёный привкус – уже в третий раз за короткое время. В первый раз – на болоте у мистера Эзеквезели. Тогда у Ноэля было такое чувство, словно он съел что-то испорченное. Во второй – возле реки, где он был с Кумо и Тайо. И ведь оба раза до него пытались мысленно достучаться!

Сердце Ноэля забилось быстрее. Это не случайность! Кто-то только что пытался до него дозвониться! Но странный привкус уже пропал.

Ноэль провёл кончиком языка по нёбу. «Постучись ещё раз, пожалуйста!» – мысленно заклинал он звонившего. Но всё было напрасно.

С ума сойти! Он до сих пор не продвинулся ни на шаг!

Миссис Моа лжёт. Может, доплыть до купольного здания и выбить из директрисы признание? Но она запретила ему покидать остров и даже выходить из комнаты! Равно как и Тайсону. Павиан явно как-то замешан в этой истории. Нужно ещё раз с ним поговорить.

5

Ноэль приоткрыл дверь и выглянул на улицу. На территории между тремя башнями он увидел нескольких школьников. Скунс Хлоэ беседовала с дикобразом. Три антилопы играли в салки с койотом. И ни одного учителя в поле зрения.

Выскользнув из здания, Ноэль перебежал через дорогу и рванул ко второй башне, где скрылся за широким кустом олеандра. В нескольких метрах от него миссис Скват ругалась с одним гну, который навалил посреди школьного двора громадную кучу.

– Ты немедленно это уберёшь! – услышал Ноэль карканье вороны. – Если такое повторится, я поставлю в известность руководство школы, и тогда… – Окончания фразы Ноэль не услышал – он уже бежал к первой башне.

Прежде чем незаметно проникнуть на лестницу, он осторожно заглянул в дверь. Башня хулиганов – так называлось это здание на острове. Десятиэтажная, самая высокая из трёх башен, она была в два раза выше третьей башни, в которой жили Ноэль и Тайо.

На первом этаже ещё царило относительное спокойствие. Здесь находилось одно-единственное помещение, или, скорее, грязевой отстойник. В мутной воде сидел Вилли. Гиппопотам по своему обыкновению дремал и Ноэля не заметил.

На втором этаже, как ни странно, тоже было тихо – хотя здесь всегда всё ходило ходуном. Тут жили Тайсон, Брик и Чак, и они редко бывали одни. Обе их комнаты являлись излюбленным местом встреч на острове. Каждый, кто хотел что-то отметить или от души подурачиться, приходил сюда: у павианов всегда была движуха.

Но только не сегодня. Заглянув в две большие комнаты, Ноэль убедился, что ни одной из трёх обезьян нет на месте. А ведь Тайсон тоже под домашним арестом…

Пол в жилище павианов был усыпан скорлупками от арахиса и остатками фруктов: обезьяны бросали все отходы на пол, где они и гнили.

Но где же Тайсон? Может, кто-то из жителей башни знает. Вилли спрашивать бесполезно, но над обезьянами живут шершни – вдруг они что-то заметили?

Только Ноэль собрался вернуться на лестницу, как его взгляд упал на сооружение, висящее напротив окна в первой комнате. Что-то вроде гамака из гибких веток, лиан и крупных листьев.

Через край гамака свисал длинный лохматый серо-коричневый хвост.

Значит, один из павианов здесь, в комнате. Скорее всего, это Тайсон, ведь ему запрещено выходить на улицу. Очевидно, от скуки он уснул, как немногим ранее и Ноэль.

На этот раз Ноэль сумел справиться с охватившей его яростью. Нужно сохранять хладнокровие. Тайсон хитёр и наверняка что-то скрывает. Пора выбить из него правду.

Широкими шагами Ноэль пересёк комнату и потянул за кончик хвоста. Не так сильно, чтобы Тайсон вывалился из гамака, но так, чтобы почувствовал боль.

– Проклятье! – выругался павиан и, выпрыгнув из гамака, оскалился, готовый к нападению. Увидев Ноэля, он громко зарычал: – Чего тебе надо, чёрт подери?!

– Поговорить, – ответил Ноэль.

Тайсон оскалился ещё сильнее, обнажив острые клыки:

– О чём это?

– Той ночью я видел тебя на крыше, – твёрдо проговорил Ноэль.

Уголки губ Тайсона опустились:

– Какой ещё ночью?! На какой крыше?

– На крыше башни. Ты подрезал верёвочную лестницу, чтобы я упал. Ты хотел меня убить.

– Что за бред ты несёшь, маменькин сынок?!

– Хватит притворяться! – Ноэль переступил с ноги на ногу. Арахисовая скорлупка закатилась в сандалию и больно впилась в кожу. – Можешь передать Уко, что я готов.

– Готов? – Тайсон широко зевнул. – К чему?

– Я сдамся, если он отпустит Катокве.

Павиан захлопнул пасть.

– Ты мне уже надоел, маменькин сынок, – мрачно заметил он. – К похищению твоей подружки я не имею никакого отношения. И к Уко тоже. Когда ты это поймёшь, наконец! – Он почесал подмышки и запрыгнул обратно в гамак. – Оставь меня в покое, – донеслось до Ноэля из гамака. – У меня из-за тебя и так куча проблем. Новые неприятности мне ни к чему.

Ноэль растерялся. Неужели он ошибся? Если бы Тайсон был сообщником Уко, он бы наверняка озвучил сейчас его условия. Ярость в душе Ноэля сменилась глубоким отчаянием. Он уже хотел молча выйти из комнаты, как вдруг ощутил покалывание на языке и солёный рыбный привкус во рту.

Кто-то стучится к нему! Ноэля бросило в жар. Он должен ответить на звонок! Но как? «Я просто начинаю разговор, – сказал ему Тайо. – Лучшего объяснения не найти».

Ноэль сделал глубокий вдох и попытался успокоиться.

Привкус во рту становился всё более резким, и Ноэль почувствовал лёгкую дурноту. И тут он услышал голос – тихий, хриплый шёпот:

– Через полчаса у полого дерева баньяна возле реки. Приходи один, иначе Катокве умрёт.

– Кто со мной говорит? – отправил мысленный сигнал Ноэль. – Алло?!

Послышался шорох, и наступила тишина. Странный привкус исчез. Но теперь Ноэлю стало по-настоящему дурно.

Баньян рос немного выше того места, на котором они всегда встречались с Кумо для занятий борьбой. Кто его там поджидает? И действительно ли он увидит Катокве – или всё это подлый блеф?

Он пойдёт туда и всё выяснит!

Когда мальчик выходил из комнаты, он вдруг услышал голос Тайсона:

– Подожди. – Павиан смотрел на Ноэля через край гамака. – Что именно ты видел на крыше башни?

– Тебя, – сказал Ноэль.

– Чушь, – возразил Тайсон.

– Какого-то павиана. Там было темно, – вынужден был признать Ноэль. Он ожидал услышать насмешку, но Тайсон лишь пошевелил мясистыми губами. – Пожалуйста, Тайсон. – Голос Ноэля неожиданно задрожал. – Скажи мне, в чём дело. Я должен найти Катокве. Она… – Он замолчал. Тайсон ненавидит всех людей без исключения, и умолять его бесполезно. Ноэль лишь попусту тратит время.

Тайсон медленно покачал головой:

– Если бы Брик или Чак были там, наверху, они бы мне рассказали, – задумчиво пробормотал он.

Ноэль развернулся и решительно вышел из комнаты. У него больше нет времени – нужно спешить к реке.

Ноэль обошёл территорию школы окольными путями: сначала прокрался через кусты за первой башней к морю, затем через мангровый лес к реке. На это ушла уйма времени, но рисковать он не мог. Нельзя допустить, чтобы миссис Стикс или другие учителя заметили и остановили его.

Он надеялся, что не сильно опаздывает. Путь усложняли большие валуны на берегу реки. Раз за разом приходилось взбираться на скалы или обходить их стороной. Правое колено кровоточило: должно быть, он обо что-то ударился и даже не заметил этого.

Над ним замелькали макушки баньяна. С веток, покачиваясь, свисали длинные воздушные корни. Листья были зелёными и сочными, хотя большая часть дерева погибла.

До цели оставалось несколько метров. Но предстояло ещё вскарабкаться на отвесную скалу. Ноэль уже собрался начать подниматься, как вдруг что-то просвистело мимо его головы. В растерянности он остановился и стал озираться по сторонам, но никого не увидел.

Он снова повернулся к скале.

Жжжуууух!

Над его плечом пролетела семенная коробочка, ударилась в скалу и упала на землю. Оглянувшись, Ноэль увидел Тайсона. Павиан сидел в густых зарослях на берегу реки и смотрел на Ноэля сквозь ветки.

– Значит, это всё-таки ты, – прошептал Ноэль.

– Ничего это не значит, – так же тихо ответил Тайсон. – Подойди ко мне. Только незаметно, они не должны тебя увидеть.

Несколько секунд Ноэль нерешительно переминался с ноги на ногу. Если Тайсон никак не связан с похищением – зачем он за ним следит?

«Приходи один, иначе Катокве умрёт». Приказ был совершенно определённым. Если Тайсон сейчас расшумится, всё будет кончено. Нужно уговорить его исчезнуть.

Он стал осторожно пятиться к кустам, пока не оказался точно под павианом.

– Убирайся отсюда, Тайсон, – прошипел он, не глядя наверх. – Ты мне здесь ни к чему.

– Ты хочешь встретиться с похитителями, – сказал павиан.

– Это тебя не касается.

– Ошибаешься, маменькин сынок, – насмешливо произнёс Тайсон. – Это и моё дело тоже. Кто-то пытается подставить меня. И я хочу знать, что происходит.

– Мне велели прийти одному, – встревоженно прошептал Ноэль. – Они убьют Катокве, если увидят тебя.

– Не увидят, – возразил Тайсон. – Я мастер маскировки.

– Что ты задумал?

– Сейчас ты пойдёшь туда и переговоришь с этими типами. А я буду за тобой присматривать.

– Если ты всё испортишь, Тайсон… – Ноэль не договорил. – Я рискую всем, что у меня есть.

Молчание. Тайсон что, смеётся над ним? Или зевает от скуки? Посмотреть на него Ноэль не осмеливался.

– Знаю, маменькин сынок, – услышал он через какое-то время. – Мы вдвоём всё уладим. Можешь на меня положиться.

Скала была невысокой, но гладкой. Ноэль то и дело соскальзывал, и подъём приходилось начинать заново. Он уже не сомневался, что опоздал на встречу, но надеялся, что похитители ждут его и ещё не окончательно потеряли терпение.

Прошла целая вечность, прежде чем ему удалось добраться до вершины скалы. Хрипя и кашляя от напряжения, Ноэль оказался на небольшой платформе, на краю которой росло полое дерево.

Ладони горели, коленка кровоточила ещё сильнее. Но Ноэлю было всё равно. Ведь перед ним, прислонившись к кривому стволу баньяна, сидела Катокве.

Её руки и ноги были связаны. Косички, которые она обычно собирала в пучок, распустились. Она увидела Ноэля, и её глаза распахнулись от ужаса.

– Беги, Ноэль! – испуганно крикнула она. – Это…

Больше он ничего не услышал. С веток мёртвого дерева на него упало что-то большое и тяжёлое и опрокинуло его спиной на землю. Сильные пальцы обхватили его шею и душили до тех пор, пока у него не потемнело в глазах.

6

Очнувшись, он увидел, что лежит рядом с Катокве, прислонившись к стволу дерева. Ремни, связывающие руки и ноги, больно врезались в кожу.

Перед ними сидел павиан. Тайсон, решил Ноэль в первый момент, но потом заметил, что эта обезьяна меньше и изящнее.

– Брик, – прохрипел он. Горло дико болело.

– Рада тебя видеть, – широко ухмыльнулась Брик. – Мы уж думали, ты не придёшь.

– Мы? – Ноэль повернул голову, но кроме Катокве и Брик никого не увидел.

Обезьяна шмыгнула к краю скалы и посмотрела вниз, на речку.

– Чак там, внизу, – прошептала Катокве.

Брик и Чак. Значит, это кто-то из них был той ночью на крыше башни и подрезал верёвочную лестницу.

– Как это случилось? – спросил Ноэль.

– Рыбы-хирурги затолкали меня в коралловую пещеру и заперли в ней. – Правый глаз Катокве опух, лоб рассекала кровавая царапина. Руки и ноги тоже были в ссадинах. – Я ничего не смогла поделать, их было слишком много.

– Как же ты там выжила?!

– Там были баллоны с кислородом. Через какое-то время они перевели меня в тюремную камеру.

– В камеру? – удивился Ноэль. – Здесь, на острове?

– Не знаю. Это было крошечное помещение. Что-то вроде… бочки.

– Бочки?! – Ноэль смотрел на неё во все глаза и не верил своим ушам.

– Я не всматривалась. Большую часть времени я была без сознания.

Пещера в кораллах, баллоны с кислородом и тюремная камера. Почему охранники ничего из этого не заметили, когда прочёсывали море в поисках Катокве?!

– Из тюрьмы они привезли меня сюда, на остров. А потом появились Чак и Брик. – Катокве закрыла глаза. – Поверить не могу, что они в этом участвуют. Мы ведь друг друга знаем, раньше учились в одном классе. А теперь они сдали меня Уко.

– Им нужен я, – мрачно проговорил Ноэль.

Катокве горько рассмеялась:

– Думаешь, они меня отпустят? Да ни за что на свете!

– Таковы условия сделки. – Ноэль говорил так громко, чтобы его слышала и Брик. – Моя жизнь в обмен на жизнь Катокве. Вы должны её освободить.

– Ничего мы не должны, – со скучающим видом ответила Брик, не оборачиваясь. – Но не бойся. Мы её с собой не возьмём. Она свою задачу выполнила.

– Они меня убьют, – прошептала Катокве так тихо, что её мог услышать только Ноэль. – Брик и Чак не хотят покидать остров. Они собираются остаться здесь и продолжать шпионить для Уко. А это возможно лишь в том случае, если я не смогу их выдать.

Горло Ноэля сжалось от страха. Он стал оглядываться в поисках Тайсона. «Можешь на меня положиться», – вспомнил он слова павиана. Но Тайсон скрылся из виду. Может, побежал за помощью? Но когда сюда доберётся кто-нибудь из башен, будет уже поздно.

Неожиданно Ноэль что-то почувствовал. В нос ударил тухлый запах шерсти Тайсона. Ноэль надеялся, что Брик его не учует: обезьяна, сидя на краю скалы, смотрела вниз.

– Ты ещё долго? – крикнула она. – Нам пора!

– Проклятье! – раздался снизу голос Чака. – Не могу найти лодку. Она исчезла!

– Не может быть! – Брик сорвалась с места и поспешила к реке.

Ловким движением Тайсон освободил руки Ноэля, а затем и Катокве, и они быстро избавились от ремней на ногах. С искажённым от боли лицом Катокве потёрла щиколотки.

– Бегите оба! – прошептал Тайсон. – Спрячьтесь где-нибудь. И лучше поднимитесь выше на гору. Я задержу их и приведу помощь.

Не дожидаясь ответа, он метнулся к краю скалы, сильно оттолкнулся и спрыгнул вниз. В следующее мгновение раздался громкий яростный визг.

– Скорее! – Ноэль потянул Катокве за собой. Они побежали по тропе и стали взбираться по склону к вершине горы.

Дикое рычание и звук ударов преследовали их ещё долго. Тайсон сражался один против двоих сородичей.

«Рано или поздно они его одолеют, – подумал Ноэль, пытаясь нащупать ногами опору на склоне скалы. – Шансов у него никаких». Им с Катокве нужно срочно найти укрытие. Одолев Тайсона, обезьяны ринутся за ними в погоню. Вначале они обыщут всё внизу, потом поднимутся наверх. В отличие от Катокве и Ноэля, они заберутся на эту скалу в два счёта.

Ноэль бросил озабоченный взгляд на Катокве, которая с трудом карабкалась рядом. По её лицу струился пот, от напряжения она закусила нижнюю губу.

– Как ты? Держишься? – спросил он.

– Конечно, – прохрипела она. – Всё отлично.

Всё отлично. Он бы расхохотался, не будь сам так измождён.

Тем временем они добрались почти до вершины скалы. Ноэль из последних сил подтянулся вверх, распластался на животе и протянул руку Катокве. Она с трудом взобралась к нему.

Мгновение они лежали не шевелясь, а когда Ноэль поднял голову, он понял, что они оказались на том же плато, на котором они с Кумо и Тайо стояли раньше. Вдали виднелись пики башен, за ними – море и три из шести островов.

– Я знаю, где спрятаться. – Он вскочил и помог Катокве подняться. Она опасно пошатнулась. – Скорее, Катокве! Это недалеко.

Они помчались по узкой тропе вдоль склона. Катокве заметно хромала. Через несколько метров Ноэль с облегчением услышал шум водопада, а слева открылась расщелина в скале.

– Сюда! – Ноэль подтолкнул Катокве и вбежал за ней в пещеру.

Как и в первый раз, он остановился, потрясённый.

– Ой, как темно, – прошептала Катокве.

В темноте ему потребовалось несколько секунд, чтобы разглядеть узкий коридор в конце вытянутого свода.

– Нужно идти дальше. – Ноэль схватил Катокве за руку. Она была такая тёплая! Несмотря на жуткую усталость, он почувствовал, как внутри всё вспыхнуло. – Скорее!

Чем ближе они подходили к водопаду, тем сильнее становился шум воды. Ноэлю снова пришлось сделать над собой усилие, чтобы войти в узкую щель между скалами. Правой рукой он ощупывал стену, левой сжимал ладонь Катокве, без колебаний идущей за ним. От влажного воздуха их лица были мокрыми, одежда прилипла к телу. Проход становился всё ýже и ýже. Вскоре им пришлось буквально протискиваться между скалами. Ноэль зажмурился. Как же приятно держать Катокве за руку!

Открыв глаза, он увидел впереди слабый свет. Они оказались в пещере позади водопада.

– Вот это да! – прошептала она.

– Здесь мы в безопасности, – сказал Ноэль, усаживаясь возле сверкающей водной стены.

– Надеюсь. – Катокве села рядом и положила голову ему на плечо. Он почувствовал её тепло, и его охватил восторг.

– Чак и Брик разделаются с Тайсоном, – прошептала Катокве. – Забьют его до смерти.

Восторг Ноэля тут же сменился отчаянием. Они обязаны Тайсону жизнью! Если бы не он, им бы ни за что не удалось сбежать. Павиан помог им, – а ведь Ноэль обвинял его в предательстве.

– Он справится, – сказал Ноэль, хоть сам в это и не верил.

Если Тайсону не удастся позвать на помощь, они застрянут тут надолго. И когда-нибудь Чак и Брик их всё-таки отыщут…

Ноэль обнял Катокве и притянул к себе. Главное – не сдаваться!

– Миссис Моа тоже была в той тюрьме, – прошептала Катокве.

– Что? – Ноэль в замешательстве посмотрел на неё, но её лицо закрывали разметавшиеся косички.

– Я её видела. Она была в той же бочке, в которую меня запихнули рыбы.

– Что она там делала?

– Точно не знаю, – вздохнула Катокве. – Я ведь была почти без сознания. Наверное, они меня чем-то пичкали.

– Может, она тебе приснилась?

– Нет. – Катокве покачала головой. – Она точно была там.

– А вдруг её тоже держали пленницей? – предположил Ноэль.

– Если бы её похитили, ты бы об этом узнал, – возразила Катокве. – Я попыталась с ней поговорить, но она меня проигнорировала.

– Это было глупо, Кат.

– Знаю, – согласилась Катокве.

Она снова положила голову ему на плечо, и Ноэль ощутил её дыхание на своей коже. Она немного подтянула ногу и невольно застонала.

– Что у тебя с ногой? – спросил Ноэль. – Ты ранена?

– Эти обезьяны ужасно жестокие. – Катокве так плотно сжала губы, что они побелели.

– Что они с тобой сделали?

– Не важно. – Она дотронулась до ноги и от боли задержала дыхание.

Ноэль подумал о Тайсоне. Он надеялся, что павиану удалось спастись.

– Миссис Моа сказала, что в Интернате завёлся шпион, – произнёс он.

– Правда?! – Катокве откинула косички назад и удивлённо уставилась на него. – Не исключено, что это она сама.

– Микаэре тоже так думает. – Ноэль рассказал ей о разговоре с одноклассником. Это было всего пару часов назад – а как будто прошло несколько дней.

– Какая странная история с ядом! – заметила Катокве.

– Но зачем миссис Моа предупреждать меня, если предательница она сама? – удивлённо спросил Ноэль.

– Чтобы отвести от себя подозрения. – Катокве закрыла глаза. – Как бы то ни было, Брик и Чак – мелкие сошки. Им поручили следить за мной, и они всего лишь выполняли приказ. Как и рыбы-хирурги.

– Кто же отдавал им эти приказы? – задумчиво протянул Ноэль.

– Вероятно, миссис Моа. А её инструктировал Уко.

Миссис Моа – предательница? Если это правда, то Интернат злых животных обречён.

– Но в таком случае миссис Моа могла просто отдать меня Уко. Зачем ей похищать тебя? – спросил Ноэль.

– Миссис Моа – директор школы, а не единоличная властительница. Правила действуют и для неё. Ей нужно было как-то провести тебя через охранников, – объяснила Катокве.

– Она и пыталась это сделать… – сказал Ноэль. – Она отправила ко мне Зирка, чтобы он меня забрал.

– Вот видишь, – снова вздохнула Катокве. – Мне тоже не хочется верить, что она работает на Уко. Но я видела её. Что ещё она могла делать в той камере?

Ноэль промолчал.

– Спасибо, – тихо сказала Катокве через некоторое время.

– За что? – удивился Ноэль.

– Ты собирался им сдаться, чтобы они отпустили меня.

– Конечно! Ты ведь ни в чём не виновата!

Катокве хрипло рассмеялась:

– Так же, как и ты.

Ноэль вдохнул аромат её волос. «Этого у меня уже никто не отнимет, – подумал он. – Даже если мы не выживем, я всё равно сидел здесь с Катокве и обнимал её».

– Скажи мне кто об этом раньше, я бы подняла его на смех, – задумчиво произнесла Катокве.

– Скажи о чём? – не понял Ноэль.

– О том, что кто-то станет ради меня рисковать жизнью. Обычно все стремились меня прогнать. И лучше всего – навсегда.

У Ноэля перехватило дыхание. Катокве никогда не говорила о своём прошлом. Даже с Тайо, который знал её лучше остальных. Одно неверное слово, один неуместный вопрос – и Катокве замкнётся в себе. Он знал это, но не удержался и спросил:

– Почему тебя хотели прогнать?

– Потому что я ведьма, – ответила Катокве.

– Ведьм не существует, – мягко возразил Ноэль.

– Ещё как существует! Моя мама тоже была ведьмой. Она околдовала моего папу, иначе бы он ни за что не стал заводить с ней отношения.

«Меня ты тоже околдовала, – подумал Ноэль. – Но я не против».

– Всё не так, как ты думаешь, – продолжала Катокве. – Это была не любовь. От её злобного взгляда он становился слабым и безвольным. А потом она его убила.

– Твоя мама убила твоего папу?! – ужаснулся Ноэль.

Чёрные глаза Катокве лихорадочно блеснули:

– Она отправила его на смерть.

Он коснулся ладонью её холодной щеки.

– Ты не должен так делать, – сказала Катокве.

– Как «так»? – тихо спросил Ноэль.

– Так смотреть на меня. Прикасаться ко мне. Я приношу несчастье всем, кому нравлюсь.

«В нём есть что-то злое», – вспомнил Ноэль слова Карины и улыбнулся.

– Я тебя не боюсь.

Он обнял её и снова собрался притянуть к себе, но она не позволила. Тогда он сжал её ладонь и обрадовался, что она не отдёрнула руку. Как бы убедить её в том, что для него она огромное счастье! Но Ноэль не смог подобрать нужных слов, да и вряд ли Катокве поверила бы ему. Он снова сжал её ладонь, и они оба посмотрели на блестящую водяную стену.


Сколько времени они просидели за водопадом – час, два или больше? Ноэль потерял всякое чувство времени. Катокве свернулась калачиком на земле и уснула.

В животе у Ноэля заурчало. После завтрака прошло много времени, а он так больше ничего и не съел. Бедная Катокве! Она наверняка в сто раз голоднее. Интересно, ищут ли их обезьяны до сих пор? Может, Тайсону всё-таки удалось одолеть тех павианов? Вдруг он поднял на ноги охранников и Чака и Брик давно схватили? А Ноэль и Катокве сидят тут и не знают, что опасность миновала.

«Подождём до ночи, – подумал Ноэль. – А потом спустимся вниз. В темноте это небезопасно, но, если быть осторожными, всё получится».

За спиной раздался шорох. Ноэль резко повернул голову – и в тёмном коридоре, из которого они не так давно вышли с Катокве, увидел чью-то фигуру.

Она выступила из мрака в сумеречный свет пещеры.

– Сюрприз! – воскликнул Чак и усмехнулся, сверкнув острыми жёлтыми зубами. – Сюда, Брик! Я их нашёл!

7

Ноэль вскочил на ноги. Катокве тут же проснулась.

– Что такое? – сонно спросила она и села.

Вместо ответа он схватил её за руку и помог подняться.

Из тёмного коридора показалась Брик.

– Чёрт! – прошептала Катокве.

– Ну и ну! – воскликнула Брик и оскалилась. – Неужели ты нам не рада?

Ноэль отпрянул, не выпуская руки Катокве.

– А как мы теперь доставим их к морю? – спросил Чак.

– Его, – поправила брата Брик. – Она нам не нужна. – Обезьяна огляделась по сторонам. – Мы её задушим и бросим здесь.

– Проще всего поступить с ним так же, – заметил Чак. – Быстро и без проблем.

– Нельзя, – возразила Брик. – Он нужен им живым.

Чак презрительно фыркнул и медленно подошёл к Ноэлю и Катокве.

Они отскочили ещё на шаг назад и теперь стояли прямо у водопада.

Спиной Ноэль ощущал прохладные мелкие брызги. Он обернулся и посмотрел через сверкающую завесу в разверзшуюся под ними пропасть. Его взгляд скользнул поверх озера и окружающих его отвесных склонов. Это их единственный путь к отступлению.

– Хочешь прыгнуть? – усмехнулся Чак. – Валяй!

Под водопадом, в окружении острых как ножи верхушек скал, Ноэль увидел маленький бассейн. Вода в этой круглой раковине была почти чёрная, но можно было разглядеть желобок, соединяющий это глубокое место с озером. От бассейна до речушки на другом конце озера не меньше пятидесяти метров. Большое расстояние, если ты в незнакомом водоёме и не уверен, что сразу отыщешь дорогу. Но у них может получиться.

– Ты мне доверяешь? – тихо спросил он у Катокве.

Она бросила на него вопросительный взгляд.

– Тогда прыгай, – сказал Ноэль. Он ещё раз сжал её ладонь, сделал глубокий вдох, поднял руки и спрыгнул с обрыва.

Ударившись о воду, Ноэль камнем пошёл ко дну. Мгновение – и всё вокруг него забурлило. Это Катокве прыгнула в озеро.

– Ты совсем спятил! – услышал он её мысленный голос.

– Мы должны выбраться отсюда, – ответил Ноэль. – Плыви за мной.

Они держались недалеко от поверхности, однако видимости хватало лишь на несколько метров. Рядом стали появляться водоросли, стебли тростника и листья кувшинок. Должно быть, это правый берег. Широкими, мощными рывками Ноэль поплыл вдоль него. Катокве – за ним.

Наконец он почувствовал, как течение выпихивает его из озера. Они добрались до реки! Ноэль заплыл в заросли камышей на берегу и судорожно вдохнул.

– Ты просто псих! – прокряхтела Катокве, голова которой тоже показалась над поверхностью.

– Прости, – сказал Ноэль. – Другого выхода не было.

– Знаю, – пробормотала Катокве. – Ты в очередной раз спас мне жизнь.

– Ерунда. Если тебя кто-то и спас, так это инструктор Бширх. Если бы не он, мы бы никогда не сумели так долго плыть под водой.

– Ффшшвыррр! – Катокве сложила ладони и наклонила голову. – Спасибо вам, инструктор. – Она огляделась по сторонам. – Ну что, будем выбираться?

Ноэль замешкался:

– Они обыщут берег озера. И если нас не найдут, пойдут вдоль реки.

– Тогда лучше посидим под водой, – кивнула Катокве. – Эта река впадает в море; мы поплывём по течению вниз.

– До моря далеко, – заметил Ноэль. – У тебя хватит сил?

– Разве у меня есть выбор? – Катокве поморщилась. – Ну, вперёд! Нужно скорее покончить с этим!

На этот раз она поплыла впереди. Они всё чаще поднимались к поверхности, делали глубокий вдох и снова исчезали под водой.

Речушка петляла между скалами. В некоторых местах вода была неспокойной, почти бурной. Они старались держаться по центру, чтобы не пораниться об острые камни.

Чем ближе они подплывали к берегу острова, тем спокойнее становилось течение. Они миновали место, где Ноэль, Тайо и Кумо ловили рыбу, и из-за деревьев показались три башни, тянущиеся к небу. Небо за ними окрасилось в яркие цвета: ещё немного – и солнце закатится за горизонт.

– Если побежим по топкому берегу реки – уже через пару минут будем дома, – вынырнув на поверхность, сказала Катокве.

– Обезьяны сейчас тоже возвращаются домой, – возразил Ноэль. – Если мы с ними встретимся, то окажется, что все усилия были напрасны.

Катокве, дрожа, обхватила себя руками. Её силы были на исходе. Ей нужно скорее в постель, а лучше прямиком в медчасть.

– Ладно, заныривай обратно, – устало произнесла она.

Не успел Ноэль ничего ответить, как она скользнула в реку, проплыла пару метров и погрузилась под воду. Ноэль последовал её примеру.

Возле устья реки пышно рос бамбук, за ним начинался мангровый лес. Катокве и Ноэль устремились к правому берегу и вброд вошли в зелёные дебри. Мангровые деревья укроют их, и отсюда до башен рукой подать.

– Ещё чуть-чуть – и всё будет хорошо, – сказал Ноэль, но Катокве не ответила. Она тащилась из последних сил. Водяные птицы над их головами издавали резкие предупреждающие крики. Вдали квакали лягушки. Вдруг Катокве остановилась.

– Что это? – она указала на большую длинную деревяшку, которая болталась в воде.

Ноэль подошёл ближе и увидел, что внутри бревно полое.

– Это чёлн, – удивлённо произнёс Ноэль. – Как он здесь оказался?

– Это лодка павианов, – объяснила Катокве. – Её принесло течением.

– И она доплыла сюда? – Ноэль с сомнением покачал головой.

– Значит, кто-то её сюда притащил. – Катокве громко стучала зубами.

Ноэль в ужасе взглянул на неё:

– Хочешь сказать, что они здесь?! – Теперь уже и он дрожал всем телом. Днём на островах было жарко, но к вечеру воздух резко остывал. – Уходим отсюда, Кат. Скорее!

Катокве кивнула, продолжая смотреть на лодку:

– Я всё думаю: кто спрятал её здесь?

– Забудь об этом, – сказал Ноэль. – Нужно скорее отсюда… – Он не договорил, потому что в этот момент у Катокве подогнулись колени, и она с тихим вскриком упала в воду.

Ноэль подскочил к ней, чтобы вытянуть на поверхность, но её нигде не было. Вода стала мутной от ила. Она едва доставала до бёдер. Ноэль в панике крутился на месте. Рядом, пронзительно крича, порхала разноцветная птица. Где Катокве?! Не могла же она просто испариться?!

Может, она потеряла сознание и течение унесло её обратно на середину реки? Ноэль зашёл на глубину и, сделав глубокий вдох, погрузился под воду.

Далеко он не продвинулся. Чьё-то громадное тело преградило ему путь. Ноэль испуганно вскрикнул, увидев сверкнувшие в темноте два острых бивня. Но на смену шоку пришло облегчение. Он узнал мощное животное, которое плыло прямо перед ним.

– Инструктор Бширх! – послал он мысленный сигнал. – Помогите мне найти Катокве! Она где-то здесь, в воде!

– Она в безопасности, пфррыш! – раздался в голове Ноэля знакомый бас.

– Где она? – под водой Ноэль не видел дальше чем на полметра. Он вынырнул на поверхность и огляделся – уже почти стемнело.

– Я только что доставил её на сушу. – Морж тоже вынырнул рядом с ним. На его усах висели капли воды. Он встряхнул головой, и они разлетелись во все стороны. – С ней всё в порядке, Ноэль.

– Мне нужно к ней!

– Бшшрррыфф! Тебе к ней нельзя. Катокве не нужна. Нужен только ты, Ноэль.

– Не понимаю… – начал Ноэль, но тут в его голове всё прояснилось.

Он понял, кто позвонил ему сегодня после обеда и вызвал к старому баньяну возле реки. Кто передавал приказы павианам и помешал охранникам обнаружить Катокве в коралловой пещере в море. Он наконец-то понял, кто предатель.

Жаль, что так поздно.

Инструктор Бширх нырнул, и, прежде чем успел раскрыть рот и позвать на помощь (хотя его всё равно никто бы не услышал), Ноэль ощутил укол в бедро. Перед глазами всё поплыло, и его поглотила тьма.

8

Открыв глаза, Ноэль увидел яркие неоновые огни. С низкого куполообразного потолка, переходящего в выгибающиеся наружу стены, свисала лампа. Всё помещение было сделано из металла. «Как бочка», – подумал Ноэль.

Он находился в тюрьме, где уже побывала Катокве. В голове гудело и грохотало. Испуганный, он попытался подняться, и перед глазами всё закружилось.

– Зачем так резко, бфффшшырр?!

Морж сидел возле койки, на которой лежал Ноэль. Массивное туловище с толстыми жировыми складками блестело от влаги. Ноэль, напротив, был относительно сухим, если не считать коротких штанов. Мокрую рубашку от школьной формы с него сняли, и она, порванная, лежала на полу. Гул и грохот нарастали, Ноэль теперь чувствовал их не только в голове, но и во всём теле. Внезапно застучал мотор.

– Где мы? – спросил мальчик.

– Пусть тебя это не волнует, – почти с нежностью пробасил инструктор. Да и взгляд его был добрым и мягким. Возможно, у всего происходящего есть какое-то безобидное объяснение – вот только Ноэль никак не мог его придумать. – Теперь ты здесь. Это самое главное.

– Что… вы имеете в виду? – Язык Ноэля отяжелел настолько, что он им едва шевелил. Мысли путались. – Где Катокве?

Инструктор Бширх рассмеялся:

– Вначале она выспится, как и ты. Я положил её в каноэ, там её никто не потревожит.

– Вы с ума сошли?! – Ноэль попытался выпрямиться, но на этот раз морж прижал его ластом к койке. – У Катокве сильнейшее переохлаждение, ей нужна помощь!

– Твоя подружка – крепкий орешек, – успокоил его инструктор. – За неё точно не стоит переживать.

Ноэль потёр виски. Он вспомнил укол, который ощутил перед тем, как потерять сознание.

– Что вы со мной сделали? – спросил он. – Почему я был без сознания?

– Ничего, – сказал инструктор Бширх. – Тебя слегка уколола рыба-хирург. Её шип был пропитан снотворным. Не бойся, это не опасно.

– Каноэ в мангровом лесу, – с трудом произнёс Ноэль. – Значит, оно принадлежит вам.

– Чушь, – отмахнулся инструктор. – Зачем мне лодка? Лодку принесла река, и я её просто спрятал. Эти тупоголовые обезьяны должны были доставить тебя в ней к берегу. Но они настолько глупы, что даже лодку нормально привязать не могут. Я с самого начала знал, что на них нельзя рассчитывать. Так и вышло: они всё испортили.

– Брик и Чак хотели убить Катокве, – прошептал Ноэль.

– Конечно – ведь она их видела. Катокве знает, что они работают на благое дело. Обезьяны не хотели, чтобы она их сдала.

На благое дело? Что морж имеет в виду? Скорее бы рассеялся туман в голове!

– Катокве сделает так, что их выгонят из школы. Этого уже не изменишь, – продолжал морж. – Шшшвыррр. Поделом им. Лучшей участи эти павианы не заслужили. – Он ударил хвостовым плавником по полу и презрительно фыркнул. – Бшрррыввв. Я всё думаю, как им удалось вас упустить. Ну, не важно, забудем! В конце концов ты всё равно вышел на меня. Приплыл мне прямо в ласты. Молодец, Ноэль.

– Что вы собираетесь со мной делать? – спросил Ноэль.

– Для начала тебе нужно поесть. – Морж указал на низкий столик рядом с койкой, на котором лежала большая пачка чипсов, упаковка орехов и жестяная банка сардин. Рядом стояло ведро с водой с прислонённым к стенке черпаком.

– Я не голоден, – пробормотал Ноэль, но в ту же секунду осознал, что это неправда. Желудок заурчал. Кроме того, если он собирается удрать от инструктора Бширха, ему понадобятся силы. Он молча соскользнул с койки, разорвал упаковку и стал закидывать в себя чипсы, а затем принялся за арахис. – Итак? – с набитым ртом спросил он. – Что вы хотите со мной сделать?

Инструктор не ответил. Впрочем, ответа и не требовалось. Ведь за всем этим стоит медведь Уко.

В груди у мальчика всё сжалось, сердце бешено заколотилось. Ему стало дурно.

– Зачем вы это делаете? – спросил он. – Уко злой, он хочет уничтожить всех нас. А вы ему помогаете.

Инструктор выпрямился так, что теперь его голова находилась почти на одном уровне с лицом Ноэля. Взгляд его тёмных глаз был уже не приветливым, а яростным.

– Злые – это вы, люди, – сказал он. – Если мы вас не остановим, вы уничтожите всю землю. Вы разрушаете мой дом, загрязняете моря, вы истребили почти весь мой род. Вы действуете настолько бессовестно, что ни о каком взаимопонимании речи не идёт. А уж о примирении и подавно. Гшшвввввыррр!

Ноэль сглотнул.

– Не все люди злые, – едва слышно прошептал он.

– Очень может быть, – равнодушно ответил инструктор. – Но чем вас меньше, тем лучше для мира!

Во рту у Ноэля пересохло, жутко захотелось пить. Он зачерпнул воды из ведра и сделал большой глоток.

Инструктор Бширх громко фыркнул и вперевалку пошлёпал к двери. Передним плавником он нажал на открыватель на полу, и дверь с тихим свистом скользнула в сторону. Поток ледяного воздуха ворвался в комнату, окутав Ноэля с головы до ног.

Дрожа от холода, мальчик обхватил себя руками. Его взгляд скользнул поверх головы моржа в другое помещение, и он вскрикнул от изумления.

На полу соседней комнаты лежала громадная жёлто-белая змея.

Миссис Моа. Директриса.


– Миссис Моа! – Мысленный голос Ноэля едва не сорвался от волнения. – Что вы здесь делаете?

Змея не реагировала. Она свернулась кольцом и как будто спала. Или она… умерла?

– Почему миссис Моа здесь? – спросил Ноэль инструктора Бширха. – Что вы задумали?

«Ты должен знать, что ей нельзя доверять», – вспомнил он слова Микаэре. Но это неправда: директор – такая же пленница, как и Ноэль. Осознав это, он вдруг почувствовал облегчение.

– Пффффшввввыррр! – морж презрительно фыркнул. – Вот ещё одно доказательство того, насколько глупы люди.

– Вы о чём? – растерялся Ноэль, но инструктор Бширх больше ничего не сказал.

«Мне нужно пробраться в ту комнату и разбудить миссис Моа», – в отчаянии подумал Ноэль. Но его тело отяжелело, он едва мог пошевелиться. Опустившись на пол возле ведра с водой, мальчик положил на руки гудящую голову. «Немного передохну, всего одну минутку, – подумал он. – Наберусь сил».

Словно сквозь цветную завесу он увидел, как инструктор Бширх скрылся в другой комнате. Когда дверь медленно задвинулась, перед глазами Ноэля всё поплыло.

«Нельзя спать!» – в панике подумал он. И тут же уснул.


Через какое-то время он пришёл в себя и увидел, что по-прежнему лежит на полу. Неоновая лампа над головой распространяла яркий холодный свет.

Гул и стук мотора были настолько громкими, что казалось, будто сотрясается всё помещение.

Ноэль подпёр руками тяжёлую голову и зевнул. Сколько он проспал? В камере не было окон, и он не знал, день сейчас или ночь.

Его мучила жажда. Язык прилип к нёбу. Чипсы и орехи, которые он проглотил перед тем, как уснуть, были очень солёными. Он подполз к ведру с водой, зачерпнул полный ковш и залпом осушил его.

Вода была тёплой, с едва уловимым металлическим привкусом, но пить было приятно. Ноэль опустил черпак и встал на ноги. Низкий потолок не позволял выпрямиться во весь рост, и он мог стоять только пригнувшись. Да и вообще он с трудом держался на ногах. Тело обмякло, словно было без мышц и костей.

Взгляд Ноэля скользнул по металлическим стенам, по низкому потолку. Где он? В подземном бункере? Наверное, он до сих пор на острове, в паре метров от своих друзей.

В двери виднелось круглое окошко, через которое можно было заглянуть в соседнюю комнату, где лежала миссис Моа. Возможно, она уже проснулась.

Больше всего Ноэлю хотелось лечь на койку или просто упасть на пол. Но он не должен спать. Нужно побольше разузнать об этом месте. И поговорить с миссис Моа.

Чтобы сдвинуться с места, потребовались все его силы. Тяжёлым шагом он пересёк комнату и тихо скользнул к двери.

Как же надоел этот гул! Словно в голове сидит сумасшедший барабанщик, который со всей дури колотит по ударной установке.

И вот он уже перед стеклянным окошком. Тусклый голубоватый свет освещал ледяную комнату, в которой скрылся инструктор Бширх. Ноэль приложил ладони к глазам и стал внимательно вглядываться через стекло. Вскоре он разглядел силуэт инструктора Бширха.

Морж сидел за пультом управления с многочисленными кнопками и рычагами. Моргали и светились дисплеи. Обхватив передними плавниками штурвал, морж всматривался в странный голубоватый свет за окном.

Ноэль понял, где он находится.

На подводной лодке.

9

Подводная лодка неслась по морю с огромной скоростью. Они направлялись к Уко, который должен был убить Ноэля. От этой мысли Ноэль пошатнулся и из последних сил ухватился за дверной косяк.

Он прижался лбом к холодному стеклу. Ногами он ощущал, как вибрирует мотор, и слышал гул в голове. Его охватило отчаяние. Ему никогда не одолеть моржа! Даже если бы ему это удалось, он понятия не имеет, как управлять подлодкой или хотя бы как её остановить.

«Не спать, не спать, не спать!» – крутилось в голове Ноэля. Но усталость была такой сильной, что он больше не мог ей сопротивляться. Он медленно сполз по двери вниз. И тут же уснул.


Очнувшись, Ноэль понял, что лежит на койке. Кто-то – возможно, инструктор Бширх – укрыл его одеялом.

Ноэль медленно спустил ноги с кровати на пол. Снова хотелось пить. Шатаясь, он подошёл к ведру с водой, наполнил черпак и осушил его. Голода он не испытывал, но нужно было набраться сил – чем больше, тем лучше. Он проглотил оставшиеся чипсы, съел орехи и солёные маслянистые сардины. Он опять приложился к черпаку – и вдруг замер. Странный металлический вкус воды усилился.

Возможно, в воде растворили снотворное, поэтому он всё время спит и словно находится в тумане.

Ноэль подкрался к двери. Теперь в соседней комнате горел свет: с потолка свисала матовая электрическая лампочка.

Инструктор Бширх по-прежнему сидел за пультом и направлял лодку в тёмно-синее море. На полу, всего в паре шагов от него, лежала миссис Моа. Её покрытое жёлто-белыми узорами неподвижное туловище было скручено в плотный клубок. Может, попробовать обратить на себя внимание директрисы? Но это рискованно: скорее всего, инструктор будет единственным, кто его услышит.

Что делает миссис Моа на подводной лодке? Почему так крепко спит? Инструктор Бширх дал снотворное и ей? Внезапно Ноэль вспомнил, что в этом нет необходимости. Змеи – существа с переменной температурой, или пойкилотермией[4]. Они любят тепло. Когда температура опускается ниже определённых значений, они замирают. Это ещё одно доказательство того, что миссис Моа очутилась здесь не по своей воле.

Зачем морж похитил директора? Неужели у Уко и с ней свои счёты?

Бело-жёлтое туловище змеи стало расплываться. Ещё немного – и сон снова свалит Ноэля с ног. Шатаясь, он направился к койке. Но не успел он до неё дойти, как ноги подогнулись, он упал и моментально уснул.

На этот раз инструктор Бширх не стал перетаскивать его на койку, а оставил лежать на полу. Он укрыл его одеялом и выключил неоновую лампу.

В машинном отделении всё ещё горел свет. Мотор ревел. Подводная лодка неслась через тёмное море.


Очнувшись, Ноэль подумал о том, будет ли Уко поджидать их на берегу. Или после высадки Ноэля ждёт длительное путешествие по суше? В любом случае, у Уко целая армия помощников. Впрочем, какой сейчас смысл думать об Уко? Пора сосредоточиться на своём спасении.

В горле запершило. Безумно хотелось пить. Всё из-за этих солёных орехов и рыбы! Но пить из ведра он больше не станет.

Ноэль поднялся, пригнувшись подкрался к двери и выглянул в окошко. В машинном отделении всё было без изменений. Миссис Моа лежит на полу и спит. Инструктор управляет лодкой.

Интересно, заперта ли дверь? Сенсор, с помощью которого она открывается, мерцал на полу зеленоватым светом. Но Ноэль не стал на него нажимать. Бширх не должен знать, что он проснулся.

Если бы как-то удалось обратить на себя внимание миссис Моа! Но для этого придётся поднять температуру в помещении, а инструктор Бширх это сразу заметит.

Ноэль прикусил губу и сжал кулаки. Он вернулся к тому месту на полу, на котором только что лежал, свернулся калачиком и натянул на себя одеяло. Если инструктор посмотрит в окошко в двери, то решит, что Ноэль спит.


Однако Ноэль не спал. Он думал о Катокве, о том, как они сидели, обнявшись, в пещере. О своих друзьях Тайо и Кумо, которых во что бы то ни стало хотел увидеть снова. О Тайсоне, который ради него рискнул жизнью. Выжил павиан или нет?

Ноэль нигде не был так счастлив, как в Интернате злых животных. Таинственные острова стали его домом. Он невероятно гордился своей мамой, создавшей такую необычную школу. И не должен позволить Уко уничтожить творение всей её жизни.

Ему вспомнились слова инструктора Бширха: «Злые – это вы, люди. Если мы вас не остановим, вы уничтожите всю землю».

Люди действительно наносят вред планенте, отравляют реки и моря. Да, животные убивают друг друга – но при этом не разрушают весь мир.

«Человек – самое опасное животное из всех», – сказала миссис Стикс.

Гул двигателя резко стих; подводная лодка остановилась. Ноэль вздрогнул. За его спиной раздался тихий шорох: дверь открылась, и вспыхнул свет.

Ноэль не спешил открывать глаза. Он услышал шлёпанье плавников: тяжёлое туловище Бширха двигалось по полу.

Морж остановился рядом с Ноэлем. Мальчик слышал его сопение и чувствовал запах рыбы. Инструктор склонился над ним, и влажные усы коснулись его щёк.

Сердце Ноэля колотилось от волнения. «Сохраняй хладнокровие, – приказал он себе. – Дыши. Не бывает планов без изъяна».

Через какое-то время инструктор Бширх пошлёпал обратно к двери. Ноэль услышал, как выключился свет, заскользила и закрылась дверь. Ноэль ожидал, что двигатель возобновит работу, но на подлодке по-прежнему царила тишина. Он осторожно поднял голову. Он был один. Бширх ушёл.

Из соседнего помещения донёсся громкий свист. Ноэль встал, осторожно подошёл к двери и заглянул в окошко. Он успел увидеть, как морж поднимается наверх на маленькой платформе и вскоре исчезает в тёмной шахте в потолке.

– Он покидает подводную лодку, – пробормотал Ноэль и почувствовал, как нарастает паника. Что задумал инструктор Бширх? Неужели решил бросить их здесь на произвол судьбы?!

Но потом Ноэль подумал, что Бширх, вероятно, просто-напросто проголодался. Морж решил выйти в море и наловить себе рыбы. Сколько он будет отсутствовать? Пару минут или полчаса? Как бы то ни было, для Ноэля это шанс.

Он нажал на подсвечивающийся сенсор возле двери и выдохнул с облечением, когда она с тихим скрипом отворилась.

В лицо ударил холодный воздух. По спине побежали мурашки, но Ноэль без колебаний переступил порог.

Пара шагов – и он пересёк кабину и оказался возле пульта управления. Рядом со штурвалом располагался большой рычаг, возможно, регулятор скорости. Над ним Ноэль увидел целую батарею кнопок, переключателей и дисплеев, на которых мерцали цифры, символы и полоски.

Ноэль не стал их рассматривать. Где-то здесь прячется терморегулятор, и именно он сейчас нужен. Необходимо резко поднять температуру в помещении – и миссис Моа проснётся.

Его взгляд скользил по огромной приборной доске. Сверху мелькало синее число: 53° F. Под ним находились две кнопки. На одной был нарисован плюс, на другой минус.

F – это Фаренгейт. Как пересчитать данные значения в шкалу Цельсия, Ноэль не знал, но в комнате было так холодно, что он просто нажал на кнопку с плюсом. На дисплее 53[5] сменилось на 54.

Он опустил палец на кнопку и стал наблюдать за ростом значений. На 98° F[6] движение остановилось, цифры перестали меняться. Наверное, этой температуры хватит, чтобы вывести змею из холодного оцепенения. Но сколько времени пройдёт, прежде чем подводная лодка нагреется?

Комнату наполнил громкий шум. Справа и слева от приборной доски располагались решётки, сквозь которые в помещение поступал горячий воздух. Секунду назад Ноэль дрожал от холода, а теперь почувствовал, что согревается. Через пару минут он вспотел.

Но миссис Моа не шевелилась. Она продолжала лежать на полу, свернувшись в кольцо и положив узкую голову на жёлто-белое туловище. Глаза с вертикальными зрачками таращились в пустоту. Не исключено, что она уже давно окоченела.

В комнате стало нестерпимо жарко, но Ноэль не отступал от плана. Нужно разбудить миссис Моа! Без неё он с инструктором не справится.

– Вы не можете подвести меня в такой момент, – прошептал он на языке мыслей.

Змея не шевелилась.

«План Б, – подумал Ноэль. – Если миссис Моа не проснётся, придётся завести подлодку и уплыть. Бширх – отличный пловец, но и он рано или поздно отстанет».

Мальчик повернулся к пульту управления. Может, поднять рычаг возле штурвала? Или лучше оттянуть его вниз? Или нажать на кнопку? А на какую? Вдруг лодка резко дёрнется и врежется в скалу или коралловый риф? За окном простиралась сплошная толща воды, но видимость была посредственной. Ноэль понятия не имел, что скрывает глубина.

Он растерянно смотрел на переключатели, когда услышал за спиной странный звук.

Ноэль резко обернулся. Змея лежала в том же положении, что и прежде.

– Миссис Моа? – дрожащим голосом произнёс Ноэль. «Проснитесь, пожалуйста!» – про себя взмолился он.

Кончик змеиного хвоста дёрнулся. Взволнованный, Ноэль подошёл ближе и опустил ладонь на тело миссис Моа, тёплое и удивительно мягкое.

Змея очень медленно подняла голову.

– Миссис Моа! – Мальчик опустился рядом с ней на корточки. – Вы меня слышите?

Змея повернула к нему узкую голову. Теперь её глаза оживлённо поблёскивали. Раздвоенный язык мелькнул и снова исчез.

– Нам надо спешить! – взволнованно произнёс Ноэль. – Инструктор Бширх может вернуться в любую минуту. Нужно разработать план.

Миссис Моа молча смотрела на него, раскручивая и выпрямляя своё мощное тело, насколько позволяла тесная комната. Потом громко зашипела.

Ноэль поднялся и отступил на шаг.

– Всё в порядке, миссис Моа? – хриплым шёпотом спросил он.

Змея резко выбросила голову вперёд, одновременно ударив хвостом по полу. Ноэль пригнулся в последний момент. Пара миллиметров – и ему не миновать укуса. Верхняя часть её туловища подалась назад, готовясь нанести новый удар. Она опять зашипела, уже громче и яростнее.

Ноэль отпрыгнул вправо к двери, которая, к счастью, была по-прежнему открыта. Ещё один прыжок – и он оказался в соседней комнате и нажал ногой на сенсор.

Жёлто-белое чешуйчатое тело поднялось, и голова змеи метнулась в его сторону. Ноэль услышал глухой удар, когда самка удава бросилась на только что закрывшуюся дверь. Он прижался спиной к двери и сполз на пол. Почему миссис Моа напала на него?!

«Вот ещё один пример того, насколько глупы люди», – сказал инструктор. До Ноэля наконец дошло: эта змея не миссис Моа! Ноэль ошибся, потому что все жёлто-белые змеи для него одинаковые.

Но если это не директриса – тогда кто? И что здесь делает эта змея? Ноэль уронил голову на колени. Она гудела так, что казалось, будто череп вот-вот треснет.

Он совсем ничего не понимал. Ясно только одно: он всё испортил. Разъярённая змея отрезала ему путь к панели приборов, и теперь он не сможет управлять лодкой.

И лишь снова услышав свист, он встал и заглянул через окошко в кабину подлодки. Змея по-прежнему лежала задрав голову, но теперь смотрела не в сторону Ноэля, а наверх. На шахту, через которую удалился инструктор Бширх. Платформа с моржом медленно скользила вниз.

Очевидно, морж заметил что-то неладное, ведь помещение прогрелось до тридцати градусов. Во время движения платформу было не остановить, и морж неотвратимо опускался прямо на змею.

Бширх поднял голову с громадными бивнями. Когда змея бросилась на него, он нанёс удар головой, но промахнулся. Мощное туловище удава обвилось вокруг тела моржа и стащило его с платформы на пол.

Ноэль услышал грохот, стоны, пыхтение и фырканье. Он увидел, как вздрогнул инструктор, как затряслись его усы. Объятия змеи были безжалостны.

Бширх отбивался из последних сил. И хотя инструктор обманул и похитил его, Ноэлю вдруг стало его жаль.

«Отпусти его», – мысленно попросил он змею.

Словно услышав его, змея ослабила хватку. Морж скатился на пол и остался лежать неподвижно.


Ситуация изменилась. Змея победила Бширха. Он потерял сознание, а возможно, даже погиб. Но положение Ноэля оставалось плачевным.

Его комната была отлично изолирована, и жара почти не проникала к нему. Но жажда мучила его всё сильнее. «Может, всё-таки глотнуть отравленной воды?» – подумал он. Какая разница, спит он или бодрствует, раз уж всё равно не способен ни на что повлиять.

Размышляя об этом, Ноэль почувствовал, как у него защекотало язык. Рот словно онемел. Это ощущение он уже однажды испытывал!

Кумо! К нему стучится Кумо!

Сердце Ноэля затрепетало. Только бы получилось принять звонок! Язык словно превратился в льдинку.

– Ноэль? – услышал он глубокий голос, к которому всегда примешивалось тихое шипение.

– Я слышу тебя, Кумо! – ответил он дрожащим голосом.

– Где ты? – теперь волнение послышалось и в голосе леопарда. – С тобой всё в порядке?

– Как же я рад тебя слышать! Я на подводной лодке. Меня похитил инструктор Бширх. – И Ноэль стал сбивчиво рассказывать, что с ним случилось.

Кумо сосредоточенно слушал.

– Мы тебя вытащим, – пообещал он. – Ты наверняка сможешь прочитать на приборной панели данные о своём местонахождении.

– Но мне туда не добраться! – воскликнул Ноэль. – Там змея! Она меня… – Он вдруг осёкся. – А где миссис Моа? – спросил он. – Может, она тоже исчезла?

– Мне об этом неизвестно.

– Я должен с ней поговорить. Я уверен, что она как-то связана с происходящим. Она подскажет, как утихомирить этого удава. Если кто-то и умеет обращаться с такими змеями, так это она.

– Я позвоню ей и поставлю её в известность.

Когда Кумо завершил разговор, Ноэля охватила новая волна паники: а вдруг ему больше никто не позвонит?

Через пару минут он ощутил на языке земляной вкус влажных листьев и услышал голос директора.

– Ноэль! – прошипела она. – Кумо всё мне рассказал. Я рада, что ты жив.

– Вы знаете змею, которая находится здесь, на борту? – спросил Ноэль. – Она задушила инструктора. Это было ужасно.

– Мы, змеи, своих жертв не душим. Чей просто перекрыла его кровообращение. Он наверняка очнётся.

– Кто такая Чей?

– Моя сестра. – Миссис Моа тяжело вздохнула. – Уко похитил её, чтобы оказывать на меня давление. Я бы никогда не согласилась на шантаж, это ведь непростительно. Но Чей моя единственная родственница, у меня больше никого нет. Я к ней очень привязана.

– Вы помогли ему меня похитить?

– Я сообщила ему кодовое слово, позволяющее пройти мимо охраны. Так же к вам подобрались и рыбы-хирурги. Должно быть, это их стая доставила подлодку к Таинственным островам. Поэтому я и не хотела, чтобы ты проходил курс дайвинга.

Ноэль не мог в это поверить! Подтвердилось то, чего он больше всего опасался. Миссис Моа предательница. Но одновременно и жертва, которой манипулирует Уко.

– Почему вы просто не сказали мне правду? – гневно спросил он. – К чему все эти секреты?

– С тобой я поговорить не могла. А на корабле никому не доверяла. Я знала, что на борту шпион. Если бы Уко сообщили, что я не позволяю тебе подняться на «Либерти», Чей бы сразу погибла.

– Поэтому вы отправили ко мне ночью Зирка, – догадался Ноэль.

– Он должен был доставить тебя в надёжное укрытие. Если бы ты только его послушал!

– Как вы могли поддаться Уко?! Неужели вы думаете, что он пощадит вашу сестру?

– Не знаю, – прошипела змея. – Но я понимаю, что моему поступку нет прощения. И последствия буду расхлёбывать сама.

От последней фразы по спине Ноэля побежал холодок. Ему вспомнился яд, о котором рассказал Микаэре. Не исключено, что он предназначался самой миссис Моа. В качестве последнего средства в безвыходной ситуации.

– Что вы задумали? – в ужасе выдавил мальчик. – Если вы погибнете, это будет означать, что Уко победил.

Миссис Моа молчала.

– Для начала нужно вытащить тебя из подводной лодки, – наконец прошипела она. – И Чей тоже.

– Пообещайте ничего не предпринимать до тех пор, пока мы не увидимся, – попросил Ноэль.

На пару мгновений воцарилась тишина.

– Обещаю, – к огромному облегчению Ноэля, сказала змея. – А теперь слушай внимательно. Ты должен узнать координаты вашего местонахождения.

– Для этого нужно проникнуть в кабину. А там ваша сестра. Можно с ней как-то договориться?

– К сожалению, Чей не является избранной и не понимает язык мыслей. Но бояться не нужно. Если не будешь делать резких движений и прикасаться к ней, она тебя не тронет.

– Вы уверены? Ваша сестра много времени провела в заточении и наверняка сильно проголодалась.

– Не беспокойся. Когда я навещала Чей два месяца назад, она как раз проглотила кабана.

– Два месяца назад?! – воскликнул Ноэль, не веря своим ушам. – Значит, она…

– …сыта, – перебила его директор. – Такого количества пищи змеям хватает на целый год. Открой дверь и медленно зайди в кабину. Я буду с тобой, пока ты не доберёшься до пульта. А потом передам слово капитану Кук, и она вытащит вас оттуда.


Несмотря на заверения миссис Моа, Ноэль каждое мгновение ожидал, что Чей накинется на него. Но гигантская змея лежала неподвижно и следила за тем, как Ноэль приблизился к пульту и под руководством капитанши считал с одного из дисплеев данные о местоположении лодки.

– Ясно! – сказала миссис Кук. – «Либерти» недалеко от вас. Я сейчас же вышлю группу акул. Они притащат вас сюда, и уж тут мы вас эвакуируем.

– Надеюсь, ждать недолго, – проскрипел Ноэль. – Я умираю от жажды.

– Мы поспешим. Держись!

Прежде чем вернуться в комнату, Ноэль на всякий случай снова понизил температуру в кабине. Он бросил взгляд на громадную змею. Как он мог перепутать её с миссис Моа?! Голова Чей гораздо ýже, чем у директрисы, и узор из пятен совсем другой.

«Наблюдайте и смотрите внимательно. Важна каждая деталь», – всего пару дней назад сказал Ноэлю и Тайо леопард.

Ноэль не был внимательным, и это едва не стоило ему жизни.

Спустя несколько минут за стеклом появилась группа акул. Они обернули вокруг подлодки толстые канаты и потянули её по морю.

К тому времени как они добрались до «Либерти», сестра миссис Моа вновь оцепенела от холода. Инструктор Бширх тоже не шевелился. Шлюз открылся, и в рулевую рубку впорхнула миссис Кук.

– Ты пойдёшь со мной, – объявила капитанша, поздоровавшись с Ноэлем. – Остальных оставим пока здесь. Мы оттащим их вместе с подлодкой.

– Надеюсь, миссис Моа останется с нами, – сказал Ноэль. Он сидел с Тайо и Кумо на берегу реки, которую пересёк с Катокве три дня назад. Казалось, с тех пор прошла целая вечность.

Сразу по возвращении на Таинственные острова состоялся его разговор с директором. Миссис Моа уже успела признаться перед общественностью в своём предательстве и отдала себя на суд Тайного совета.

– Яд я вернула обратно, – сообщила она Ноэлю, когда он вошёл к ней в кабинет. – Я готова взять на себя ответственность за свои действия.

– Останется ли она директором и впредь, решит Совет. – Кумо задумчиво вылизывал переднюю лапу. – Не забывай: миссис Моа предала наши Таинственные острова.

– Её сестре грозила смертельная опасность, – напомнил Тайо. – Уко мог убить её.

– Ты тоже был в опасности. И Катокве, и Тайсон. Предательство миссис Моа едва не стоило им жизни.

– Тайсону крепко досталось. – Ноэль сглотнул. Утром он навестил павиана в медчасти, где тот лежал с тяжёлым сотрясением мозга и парой сломанных рёбер. Но Ноэля он встретил привычной насмешливой ухмылкой.

– Всё чики-пуки, маменькин сынок? – осведомился он.

– Лучше некуда, – кивнул Ноэль. – Но если бы ты нам не помог…

Павиан отмахнулся:

– Мои сородичи оказались негодяями. Должен за них извиниться.

– Что теперь с ними будет?

Тайсон пожал плечами:

– Они покинут Интернат. Больше я ничего не знаю.

Изгнание с Таинственных островов – самое страшное наказание, какое только мог представить себе Ноэль. Но, возможно, у Брик и Чака иное мнение на этот счёт.

– Интересно, что обещал им Уко? – спросил Ноэль.

– Власть, – ответил Тайсон. – И возможность отомстить людям. Со мной он тоже пробовал такое провернуть, в самом начале. Вероятно, и с некоторыми другими на островах. Многим из нас есть что предъявить человеку.

– Но ты не стал с ним связываться, – заметил Ноэль.

Тайсон скорчил гримасу:

– Вот ещё! Стану я работать на бандита!

– Как тебе вообще удалось вернуться к башням? – спросил Ноэль.

– Мне и не удалось. Чак и Брик бросили меня там. Наверняка решили, что я умер. В какой-то момент миссис Стикс позвонила мне, и за мной пришли.

Миссис Стикс пыталась дозвониться и до Ноэля. Так же как Кумо и миссис Моа. Но Ноэль не слышал их звонков: инструктор позаботился о том, чтобы он всё время спал.

– Спасибо, Тайсон, – поблагодарил Ноэль.

– Мне было приятно помочь, – кивнул павиан.

– Почему Чак и Брик хотели убить меня в ту ночь на крыше башни? – спросил Ноэль.

– Они хотели тебя просто напугать. Чак вскарабкался на башню и слегка потряс верёвку. Он не знал, что она подгнила. – Тайсон почесал себе живот. – Не сомневайся: им за эту проделку здорово влетело. Они ведь должны были доставить тебя к Уко живым.

– За что они меня так ненавидят? – прошептал Ноэль. – Не понимаю.

– Дело не в тебе, – объяснил Тайсон. – Эти дуралеи были польщены, что Уко выбрал именно их. Почувствовали свою важность и готовы были на всё, лишь бы он был ими доволен. – Павиан немного поколебался, а потом добавил: – Не исключено, что и мой настрой на них повлиял. Терпеть не могу вас, людей.

Ноэль криво усмехнулся:

– Я это заметил. Может, в будущем нам удастся договориться о перемирии?

– Ну конечно, чувак, – с ухмылкой подхватил Тайсон. Затем взглянул на сандалии Ноэля. – А как твоя обувь? Всё ещё воняет?

– Ага! Значит, это был ты! – воскликнул мальчик.

– Брик. Но это я её послал, – признался павиан. – Прости.

– Ладно, проехали, – отмахнулся Ноэль.

«Пожалуй, это мне нужно извиниться за то, что причинили Тайсону люди», – подумал он.


– Кто-нибудь знает, как дела у инструктора Бширха? – поинтересовался Ноэль у Кумо.

– Он выкарабкается, – ответил леопард. – Сестра Любу сделала всё, чтобы его вы́ходить.

– Какой же он подлец! – Тайо с презрением сплюнул. – Надеюсь, его запрут и больше никогда не выпустят!

Кумо рассмеялся:

– Где же нам его запереть? У нас тут нет тюрьмы. Инструктор Бширх разоблачён и больше не будет вести курсы дайвинга. Но нельзя забывать: нам всем по-прежнему грозит опасность.

В эту минуту Ноэль перестал слушать их разговор, потому что увидел Катокве. Она решительно направлялась к ним по болотистому берегу. Собранные на затылке чёрные волосы блестели на солнце.

– Вот вы где! – воскликнула Катокве, остановившись возле Кумо, на равном расстоянии от Ноэля и Тайо. – Вечером я свободна. Может, поплаваем под водой? Или с вас моря уже хватит?

– Моря нам никогда не хватит! – покачал головой Тайо. – Что думаете? Ноэль? Кумо?

– Я с вами. При условии, что мы будем держаться вблизи островов. – Кумо поднялся и потянулся. – И при условии, что никого из вас не хватит удар от волнения.

– Что ты имеешь в виду? – Катокве в недоумении наморщила лоб, но Кумо уже сдвинулся с места.

Ноэль подошёл к Катокве, и в нос ему ударил её дикий, соблазнительный аромат.

Она улыбнулась:

– С тобой всё в порядке?

– Да. – Он улыбнулся в ответ, и его сердце забилось в тысячу раз быстрее.

И всё-таки Кумо прав: опасность сохранялась.



Об авторе

Любимые животные Джины Майер – стервятники, но также она любит богомолов и удавов. Ребёнком она всегда задерживалась в зоопарке перед вольерами, в которые остальные дети бросали лишь короткий, полный отвращения взгляд. Таким же образом она узнала об Интернате злых животных – ей рассказали о нём пираньи в аква-зоопарке в Дюссельдорфе.

Джина Майер опубликовала множество книг для детей, подростков и взрослых.

Она живёт в Дюссельдорфе с мужем в окружении пауков, голожаберных моллюсков, сорок и мокриц.

Примечания

1

Карту со всеми островами Интерната ты найдёшь в конце книги. (Прим. автора.)

(обратно)

2

 Листолаз (лат. Phyllobates terribilis) – маленькая ядовитая жаба. (Здесь и далее прим. пер.)

(обратно)

3

 Рыбы-хирурги (лат. Acanthuridae) – семейство морских рыб, обитающих в тропических и субтропических водах. Большинство видов длиной от 15 до 40 см, но есть виды и до 1 м. Отличительной особенностью семейства являются скальпелеобразные чешуйки-шипы: они очень острые и могут серьёзно ранить.
(обратно)

4

 Пойкилотермия – состояние организма, при котором температура тела живого существа меняется в зависимости от температуры внешней среды. Это характерно для большинства беспозвоночных животных, а также для рыб, амфибий и рептилий.

(обратно)

5

 53 °F = 11, 6 °C.
(обратно)

6

98 °F = 36, 6 °C.

(обратно)

Оглавление

  • Часть IОстров охотников
  • Часть 2Море
  • Часть 3Бесконечные поиски
  • Об авторе
  • Teleserial Book