Читать онлайн ИМХО бесплатно

Андрей Дубравин
Имхо

Пролог
Там Царь Кощей…

ИНТРО:

Где-то в одном из замков Нави. Царь Кощей не только «чах над златом». Ему богатство было нужно лишь для достижения цели, не более. Вообще, к золоту и драгоценным камням он относился равнодушно, чего не скажешь о юных девах. Они были его вынужденной слабостью. Дело не в сексуальной подоплеке, как многие ошибочно считали. Родить наследника от земной девы Кощей уже не мог, так как сам стал вечно бессмертным неживым. Тощий и измученный годами. А как все начиналось? Некогда Господин тридесятого царства, Великий некромант, в поисках бессмертия стал ипостасью в Яви самого Владыки Нави — Чернобога. Он бился на равных со светлыми Богами, даже побеждал их.

Кощей погрузился в воспоминания. Морена… его коварная жена, мать троих сыновей. Она предала его, обещая стать верной спутницей. Коварство и женщины, похоже это одно и то же слово…

У Морены у самой не сладкая судьба вышла. Дочерей Сварога, и Лады-Богородицы веселую Богиню Весны Лелю, добрую Богиню Лета Живу и Морену похитил Скипер-Змей, посланник Хаоса. Сестры были превращены в страшных чудовищ и служили Змею до его падения. После Боги Перун, Велес, Стрибог и Хорс освободили сестер, расколдовали и вернули им прежний облик.

Весна и Осень вновь набрали силы, а сердце Богини Зимы Морены так и осталось темным, она хотела вернуться в Навь.

Воспоминания Кощея скакнули к другой истории. Рать Даждьбога осадило подземное царство, чтобы вернуть в Правь своих дочерей — Зорьку, Вечорку, Полуночку — цариц медного, серебряного и золотого царств, которых он украл. Зачем? Ну принято в сказках так, тащи все, что плохо лежит, или зазевавшихся дев. На то он и злодей. Богатыри Даждьбога теснили рать кощееву, пока сам Кощей не вышел на поле боя. Сколько бы богатыри ни старались, этакого противника они уже не могли победить. Ведь не было у Кощея смерти! Ему голову рубят, а она вырастает, руки-ноги секут, а они вновь невредимы, да и туловище Кощея тоже не гибнет от ран. Вновь затягиваются увечья, и опять полный сил идет на богатырей Кощей. Многие верные витязи пали в той сече. И тогда светлый Дажьбог, узнав, как дело оборачивается, помчался в Ирий небесный к холодной дочери Сварога и Лады, к темной красавице Морене, богине смерти. — Ты, Морена, — ведунья великая, тайны смерти тебе открыты, уж не знаешь ли ты, и Кощеевой страшной тайны? — умалял о помощи Даждьбог. Повернулась к нему Морена, гулявшая в цветущем саду, и сказала, дунув холодом:

— Знаю я, удалой Дажьбог, много тайн и страшных заклятий. Только негоже, светлый открывать их тебе без надобности. — Помоги мне, Морена-красавица, лишь с Кощеем подземным справиться, лишь об этой смертной тайне я прошу тебя мне поведать. — Эта тайна, удалой Дажьбог, пострашнее других будет, и тебе с ней не совладать. — Дорогая Моренушка! — трижды умоляет Даждьбог. — Помоги ты небесным ратичам, а не то в мире Нави, Яви и Прави случатся великие беды. Небо с землею перемешаются, и законы мира нарушатся! Ты же в благодарность за сделанное проси у меня чего хочешь! Задумалась Морена и ушла. Не получил Дажьбог ответа. В то же время спустилась Богиня Зимы с Ирийских небес в мир Яви. По нехоженым тропам, одной ей известным, пошла одна в дремучий бор к заветной избушке Бабы Яги. Оттуда вел в подземное царство тайный ход. Пошла Морена по царству мрачному прямо к логову Кощея Чернобоговича. А сеча уже скинула обороты, устали обе стороны врагов лютых. Один Кощей на поле боя развлекается, рубит головы направо и налево. Вдруг пред бессмертным разбойником встала Морена-чудесница. Остановился бой. Сказала Зима Некроманту:- Отдавай, Кощей Чернобогович, богатырям то, за чем они пришли. Теперь я буду у тебя пленницей!

… Да, так и было. До этого момента. А дальше историю люди в своих былинах исказили, сделав Морену хитрой героиней, а его — Кощея — глупцом. Хотя, глупец он и был, раз поверил суженой ненаглядной. Дурак. А песенник — сказитель Баян рассказывал людям былину, дергая струны гуслей, так:

«Обрадовался Кощей, растворил темницу подземную, и вышли оттуда богатырям навстречу три царевны-девицы. Свои царства — золотое, серебряное и медное — скатали в яички и взяли с собой. А Морену, богиню зимы и смертного холода, Кощей увел в свой подземный дворец. Идут богатыри, ищут выход из царства Навьего, но сложно в царство подземное войти, еще труднее из него выбраться! Не поможет им теперь и Время-старичок, потому что никому, даже богам, не дано войти в царство подземное и выйти из него одним и тем же путем.

Видят вдруг богатыри — растет вверх корнями чудесное дерево, а на древе том; — гнездо, а в гнезде сидят три птенца-несмышленыша. Под ним вьются-ползают змеи-аспиды. Выпал один птенец из гнезда, хотели уже его змеи съесть, да не дали свершиться богатыри на глазах у них злому умыслу. Отогнали подальше змей, посадили птенца обратно в гнездо. Задрожала кругом земля, раздались под сводом земным крики жуткие, зашаталось чудесное дерево, прилетела птица Могол с железными когтями, что родилась в начале мира из железного яйца. Это ее гнездо было на дереве. Не разобравшись, мать хотела убить богатырей, но дети ее голос подали в защиту своих спасителей:- Ты не трогай их, наша матушка, они жизнь сохранили твоим детушкам! Смирила свой гнев страшная птица Могол. Опустилась на землю перед богатырями и сказала им низким голосом, птичьим клекотом:- Выведу я вас из царства подземного на белый свет.

Посадила к себе на спину птица Могол трех царевен и богатырей и полетела из подземелья к выходу. Да не легок путь к свету белому, третий день полета к концу подходит. Да только и выход уж близится. Из последних сил взмахнула Могол крылами и вырвалась из ночи на солнечный свет, в яркий день.

А что же Морена, Кощеева пленница? Что с ней сталось в Кощеевом царстве? Ну так вот, Морена, краса холодная, пировать принялась в роскошном дворце Кощея, украшенном алмазами, яхонтами да смарагдами крадеными. Пировала, пила-ела, да с Кощеем-злодеем разговаривала:

— Знаю я, где твоя, Кощей, смертушка спрятана. Знаю про заветное яйцо, Родом в начале мира рождённое. — Тише, тише, Морена-чудесница, лишь нам двоим эта тайна ведома. Нам двоим да еще мудрой Макоши. Кабы кто другой не услышал!

— А за то, Кощей, чтоб никто более не прознал про ту тайну страшную, хочу получить я от тебя услугу одну. Хочу, чтобы царство твое моим бы стало с этого дня. Чтобы жить мне и властвовать и в светлом Ирии, и в мире Яви, и в твоем темном Кощеевом царстве. Возьми меня в жены, будем вместе с тобой мы царствовать! Станешь ты с братцем Вием вершить дела свои черные, а я буду подрезать черным серпом нити жизни у тех, кому пришел срок, кому так завязано Долею да Недолею. Будут мары, мои служанки, и тебе и мне прислуживать. Вместе с тобой мы погубим всех, кто на свете мне не угоден. Не долго думал Кощей, приглянулась ему красавица мрачная — не сыскать ему лучшей жены! — Только будешь ты, Морена-жена, во всем меня, мужа своего, слушаться. Как скажу тебе, так и станется. Так решил напоследок Кощей. Тут сверкнула Морена глазами, повела белыми плечами, но, улыбнувшись, произнесла:- Будь по-твоему, Кощей Чернобогович. Играй свадебку да неси вина».

Пусть не все верно, но суть передана точно, на то и былины, чтобы украшать, да приукрашивать. А вот дальше люди переврали:

«Принес Кощей две чарки хмельного вина, и на радостях отлучился — распоряжения делать про свадебку. А Морена, колдунья умелая, травы разные побросала в Кощееву чарочку, заговорами заколдовала вино. Ее слуги, грозные мары, духи напастей и бед, помогая своей хозяйке, закружили вокруг Кощея, и когда тот вернулся да выпил хмельную чарочку, то заснул сей же час заколдованным сном. Велика сила Хмеля могучего!».

Ага, как же на свадьбе опоила. А откуда тогда три сына взялись — Кошь, Щей и Мрак? Эх, сыновья. Не простили вы предательства Морене, бились с ней за отца, да сгинули в неравной битве с марами. Не успел Кощей научить вас, дать силы своей.

Уже отравленного хитростью Кощея, отнесла Морена в пещеру тайную в подвале его дворца, там заковала цепями железными, заговоренными — ни одному смертному не разбить их, и даже не всякий бог с ними справится, — заложила вход плитами каменными, а сама пошла из Навь-его царства прочь. А слуга Даждьбога — Волхв Святосил клеймил его — Царя, великого Некроманта печатью РАБА!!!

Морена перешла речку Смородину по зачарованному мосточку Калинову, по которому свободно ходят лишь мертвые, да и то в одну лишь сторону, а потом вернулась обратно в Ирийский сад.

Свою смерть спрятанную в яйце, Кощей сберег. Унес ее на Древо Нави и схоронил там его верный слуга. Как его звали? Эх, забыл. Убил его Кощей, чтобы тайну никто не выведал. Но все остальное горело в памяти и жгло душу раскаленными буквами. Хотя какая у Некроманта душа? Смерть он спрятал, а душу выкрал проклятый Волхв Святосил, что пришел с Мореной.

10 лет провисел Кощей на цепях, прикованный к холодному и грубому камню 12 цепями, получивший Посохом печать раба, утративший силу, без еды и питья, как титан Прометей, пока не рухнула стена темницы и не пришел Иван-Царевич, а по сути — Иван-Дурак.

Сжалился он над пленником, напоил его, силы вернулись и порвал Кощей цепи. Да, оковы давно сброшены, а рабское клеймо осталось. За что и мстит Кощей. Каждые четыре года в его день Рождения — 29 февраля жрецы и волхвы, чтобы избежать этой мести, стараются его задобрить. Они забивают животных на специальном ритуале, иногда преступников. После чего мертвое и обескровленное тело — эту падаль они «дарят» ему — Кощею! Тупые людишки держат в ночь празднования в руках сырое куриное яйцо, считая, что если его разбить в полночь, то Кощей уберется в темный мир и заберет с собой все несчастья и невзгоды. Наивные. Их потуги не могли бы ни за что сдержать Кощея и его месть, если бы не проклятие, которое разрушить могла лишь женщина, в чьих жилах течет кровь его победителя — Святосила. Именно ее он и ищет, именно поэтому он постоянно ворует девиц, чтобы выпить их крови. Не убивать, достаточно капли, чтобы с тела исчезло клеймо раба. Но искать внучек Святосила наугад, что иголку в стоге сена. Ха-ха-ха, иголку… Что иглу на конце которой смерть Кощеев, так лучше звучит. Помочь найти настоящего потомка Волхва мог только Василиск. Он бы указал путь…

Именно это было истинной причиной для рождения Василиска, а не какая-то власть над владениями Князя. Зачем ему кусочек земли, если он намеревался вернуть ВСЕ! Правду он скрывал любым способом, даже от самых верных слуг, чтобы не быть преданным второй раз. Кощей подготовил все, но глупые слуги все его труды пустили псу под хвост. Не смогли справиться даже с таким мелким поручением. Они будут жестоко казнены! Но лишь после того, как исполнят его замыслы. (Вольная интерпретация различных мифов и былин народов живущих на территории Руси и рядом с ней. По мотивам былины: Как Морена — богиня смерти разгадала Кощееву тайну, naslediepredkov.info. Прим. автора).

Глава 1
От бегининга до комбека

… Ну все, прощай песочница. Наконец-то начнется настоящая игра. Хотя мне приключения в яслях легкими не показались, и не стали для меня легкой прогулкой. Багнутая ИРишка (спасибо ей большое) устроила мне агиевы конюшни и прочих немейских львов, лернейских гидр и керинейских ланей. Правда, с русским фольклором. Зато я получил свой Литиус, научился повелевать стихиями, встал на путь волхва, обрел друзей (врагов тоже), соратников, возможно, любовь.

А еще мне ИРа дала возможность имбануться (или читернуть?). Вот и хожу я сейчас весь такой имбанутый. Став Капитаном своей минидружины, апнул халявную репу. Кроме того, в яслях она умышленно сдерживала мне уровень, а сейчас дала возможность полученный опыт переводить в баллы, которые сам могу кидать куда хочу. Либо в статы, либо в навыки, либо в рост уровня. А растить его я не спешу, коли растет боевая мощь (БМ). В общем, продолжаю читерить в рамках эксперимента над людьми…

Ой, скачу мыслями, как кенгуру по аутбэку. И чему меня Буян учил? Правильно, не уподобляться Митричу и Айке, а четко формулировать. Ну вот, снова опять. В общем, я Сергей, мне 34 года. Вне игры ни рыба ни мясо, а здесь уже Капитан. В «Вайга Колард» (ВК) попал по рекомендации друга, который фанатеет от «Вирттерры» и иже с ним. Что такое «Вирттерра»? Стыдно жить в середине 21 века, не зная про такой проект. Ты из джунглей папуасовых вылез? Примерно тоже самое я услышал от него. Нет, я конечно, слышал о «Мире новой реальности» и его «Вирттерре», но не более. Это как у тебя есть крутейший виртфон, а ты его юзаешь на типа тупо позвонить. Вот таким был и я юзером, а точнее лузером. Но затем я полез играть и оху…гел. Дело в том, что внутри игры ты не ощущаешь разницу с реальностью. Там задействованы все органы чувств, включая и полные болевые ощущения. Поэтому, если и есть отличие, то лишь в окружающей обстановке и сюжете, который тебе предлагает виртуальная реальность.

А самое главное никаких вирткапсул и гермошлемов с костюмами. На позвоночник, сзади на шею крепится мизерное устройство, как пластырь размером с человеческий ноготь. Нанотехнологии подают микроимпульсы прямо в синопсисы с их аксонами и дендритами и вуаля, дальше мозг сам все доделывает за тебя. При помощи этих штучек, можно даже выделывать дрючки. Есть такие любители вирттехнологий, когда сексом занимаются в «Вирттерре», мотивируя это тем, что разницы никакой в ощущениях, а вот безопасность и невозможность залета… Ну да не об этом сейчас.

В общем, шагнувшие вперед технологии, позволили людям с небольшим достатком питаться хамоном, фугой, алмазной икрой и шоколадным пудингом Фаберже. А калории, необходимые микроэлементы и витамины получать в тюбиках, как космонавты. Куснул безвкусную массу и наслаждайся виртуальной едой за умеренную плату в виртресторане. А вот я не такой. Мне и секс, и хавку подавай натуральную. Не люблю я замещение и иллюзии.

Снова отклонился от темы. В общем, по настоянию друга в игру я попал случайно… И также случайно попал и в игре, но со знаком минус. Кто бы мог подумать, что в момент моей регистрации бразды правления от Искинов забирала ИРа. Как она пояснила, это у нее был первый рабочий день, а я ее первый рабочий косяк. Что-то она там напутала, что-то не туда тыкнула, система сбойнула и принудительно выкинула меня на сервер Ц310-309Г человеком. А за то, что я такой лох, регистрирующийся не вовремя еще и наказала ником Ивашка. Так я и стал «Ивашкой в тридесятом царстве» (об этих событиях рассказывается в первой книге).

Кто такая ИРа? Мой вивисектор. На смену Искинам (искусственным интеллектам) пришел Искусственный Разум или в быту ИРишки. Как пояснила моя знакомица под номером 13, ИРы — это следующая ступень техноэволюции. Если провести аналогию с нами — с человеками, то Искины — неадартальцы с малой лобной долей мозга, а ИРы — кроманьонцы. Они могут не просто самостоятельно мыслить, но и подходить к этому творчески, давать оценку, оперируя нематериальными понятиями, типа «хорошо-плохо» или «вредно-полезно». Но это снова десерт к моей истории, которая началась, но до сих пор не закончилась…

… Получив 10 уровень, я смог не только покинуть Село, но и выйти из игры. Когда я оказался в своей комнате, а не в витрмире, то первым делом запаниковал. Сейчас я в отпуске, но он же не вечный. За прогулы могут и с работы турнуть. А в игрухе я, причем в прямом смысле слова, подвис надолго и не по своей воле. Там прошли месяца и годы, а здесь, я даже голода не испытал. Глянув на свою ручную тридуху (3-D виртфон) и сказать опешил, не сказать ничего! Так прямо матом и крикнул: «Белые вы бабочки, за крылы вас!!!» Устройство показывало, что с момента входа в игру и выхода прошло всего лишь ДВА ЧАСА!!! Я слышал, что «Вирттерра» сокращает реальное время, растягивая его в голове посетителей. Но одно дело слышать, как кто-то съездил в путешествие по Европе длиной в три месяца за 15 минут, а другое ощутить все на себе. Культурно-технологический шок!!! Это сколько же я могу теперь играть без опаски опоздать на работу? Впереди у меня еще 24 дня отпуска, если даже треть проводить в вирте, то за 8 суток я там умру от старости. Хотя это не грозит, в «Вайга Колард» года идут, а люди не старятся. Вот такой анатомический нюанс. Но, как выяснилось, не старятся и в реальном мире, так как не успевают. При самым простых математических подсчетах мои 192 часа вылезут мне этак в 192 года? Пропорция же для первоклашек. Два года в игре — два часа в реале.

После получасового офигевания я успел принять душ и заточить на всякий пожарный бутер с докторской колбасой толщиной в три пальца, причем не хлеба, а мясной продукции. Залил сытный обед энергдринком и вернулся назад, к своему персу и его соратникам. Понеслась чума по кочкам! Как я там начал рассказ? «Ну все, прощай песочница!!!»…

Глава 2
А Столица та была недалеча от Села

Перво-наперво оглядел себя «внутренне»:

Ив, уровень 10. Жизнь 20000/20000.

Сила — 178

Ловкость — 179

Выносливость — 200

Интеллект — 174

Восприятие — 105

Сила воли — 112

Харизма — 92

Удача — 59

Талан — 2

Мудрость — 65

Усиление — 46

Умения:

Бег+98

Дыхание + 46

Посох +299

Инженер +59

«Плавание +5»

«Сила Духа» +123

«Трансформация» + 34

«Регенерация» +36

Профессии:

Охотник — подмастерье,

Травник — подмастерье,

Огранщик — мастеровой,

Кузнец — мастер,

Кожевник — подмастерье,

Зельевар — ученик,

Чародей — ученик,

Резчик — подмастерье.

Достижения:

Гроза болот

Давид 1 уровня

Трудоголик

Ученик Волхва

Стопэ! Так не пойдет. Каждый раз читать эту портянку, да ну ее нафиг. Даю команду консоли убрать детализацию, оставить только ключевую игровую информацию с учетом Боевой мощи. Получилось так:

Ив, уровень 10. Жизнь 20000/20000.

Класс Волхв-Витязь

БМ — 294.

Умения, достижения и профы тоже нафиг, что в сухом остатке? Оставим защиту и урон. А они у меня такие:

Физ атака — 828–936

Магическая атака — 342–356

Защита — 574

Магический резист — 492

Сопротивление магии стихий — 282.

Усиление — 46

Талан — 2

Сила Духа +123

Хм… А система умней меня будет. Талан, Усиление и Силу Духа сохранила. Очень ключевые параметры. Дело в том, что мой эксклюзивный стат Везение после сотки превратился в Талан и теперь мне капает всего и побольше ровно в 2 раза — монеты, лут, опыт. Усиление (Нужно ли разжевывать? Ай, не сложно, зубы не сточатся) усиливает все характеристики. Ну не прям, чтобы так на 46 пунктов, но эти показатели делятся рандомно каждый раз в зависимости от ситуации. Типа бафа такого. Еще и атаки плюсуются, у меня же посох дает как физику, так и магику, поэтому с учетом крита… могу выдавать цифры с тремя нулями. А вот Силу Духа разжевывать не стану, не с нубами же общаюсь.

Сохраняем два варианта упрощения. Максимальный с уроном и защитой, минимальный просто с БМ. Вот теперь дело. Потребуется билдить, вызову детализацию. Настраиваю на автомат и систему распределения баллов. Теперь они будут копиться/тратиться из пропорции два к одному. То есть две части пойдут на увеличение БМ, а треть останется на навыки. Пусть висят, понадобится вкину, куда треба. Итак:

Ив, уровень 10. Жизнь 20000/20000.

Класс Волхв-Витязь

БМ — 294.

Вот теперь норм. Ай, да Ив, ай да сукин сын. Люблю себя любимого. Красавчик, а не перс. Но достаточно заниматься нарциссизмом. Пора и побегать Капитану.

Ага, я же отныне командир пехотного взвода. У меня есть Колояр, Митрич и Айка. Так сказать неписи не с простой судьбой. Митрич — домовой-брошенка-пираманьяк. Прибился ко мне после того, как его Соседушки поперли из Села за поджог дома. В защиту скажу — не умышленно, а с пьяных глаз уронил свечу в сено или в сенях. Да неважно, главное пустил жилищу незастрахованному «красного петуха». Выгнали. Но раз Хозяина (тобишь меня) заиметь сумел, приняло его «обчество» обратно.

Колояр — сын убитого дружинника Княжича Златана. Довелось ему из-за козней мытника Гостомысла побегать волкодлаком. Но сейчас он твердо намерен наказать зло и рассчитаться за отца. Прямо пышит местью, как вынутый из печи калач. Кстати, после появления ИР, неписей передали в ведение искинов. Поэтому они развиваются, но в рамках отведенной программы. Вроде, обычные люди. Ведут беседу, совершают поступки, приводят мысли. Но стоит выйти за рамки программирования, сразу заметно, что рядом с тобой НПС.

Айка — это вообще бывшая русалка погубленная злой навкой Беспутой. В прошлом депрессивная дева. Ныне моя тайная фанатка, мечтающая, что когда-нибудь я на ней, не то чтобы женюсь, но хотя бы полежу раз несколько. Ишь, как глазки строит. Но красавица, а как иначе? Ее же ИРишка из моего мозга вытащила, и реализовала эталон сексуальных фантазий в жизнь. Вот что тут скажешь про Искусственный Разум? Спасибо… сука! Спасибо за то, что могу прикоснуться к мечте. А сука… вот, как теперь жить с этим? Ведь у меня есть подруга и даже, вероятно, любовь в игре — Кнопочка. По крайней мере, целовались с ней и вздыхали под луной, даже дождаться обещала, когда из песочницы выберусь. Причем, нравятся мне обе, но Кнопка не НПС, а настоящий игрок. И тоже красивая. Как узнал, что не гоблин старый в реале? Не говорил разве? В игре все создаваемые персонажи могут изменять свою внешность только косметически. А сам герой слепливает настоящий облик. Исключения только люди со страшными шрамами-ожогами или природными деформациями. В таких случаях подается заявка и система выдает тебе заготовленный виртклон. Типичная среднестатистическая личность. Поговаривают, что за отдельную, ну очень неприличную сумму, можно сделать виртпластику, но сам такого не ведаю, поэтому будем считать данную утку — фейком. И как бы не была сногсшибательна Айка, не могу отделаться от мысли, что она непись. Вроде, забуду, воспринимаю, как женщину, а потом бац, вспомнил.

Сейчас мои соратники (не питомцы же и фамильяры) топают в город. Дал им задание прикупить жилплощадь на скопленные за проведенные годы в яслях средства, приготовить праздничный ужин и ждать меня по неизвестному адресу. Кстати, создав отряд, заработал и отряд-чат. Странные ощущения, голоса моих друзей, а они реально стали для меня частью меня (во загнул тавтологию!), звучат прямо в ухе, словно шепчут. Поэтому адресок гостиницы узнаю обязательно. Сам я наведаюсь к Буяну, погляжу, как они там.

Буян — мой учитель. Это он сделал из меня Волхва. А сейчас к нему ушла прятаться и Миланья, вдова Златана и мать Колояра. Боится она не самого Гостомысла проклятого, а тех сил, что за ним стоят. Ну, не мог же обычный Мытник самостоятельно растить василиска. Не мог, значит, ему помогали. А то что приказы давали люди недобрые — ежу понятно. О, кстати, ежик!!!

Заходя в Дремучий лес, положил дары лешему (так я его и не увидел), к ним снова семенил уже знакомый колючий приятель.

— Привет Лешему передавай, — сказал я ежу.

— И тебе не хворать, — раздалось из чащи. — за дары спасибо.

— Это ты, Хозяин леса?

— Я не хозяин, а его слуга.

Дальше, сколько бы я не пытался продолжить диалог, получался один монолог. Леший принял дары и удалился.

К жилищу Буяна добрался без приключений. Меня встретила Миланья. Заметив мою персону она улыбнулась, поприветствовала и сразу налила лесного отвара, который изливался обалденно пахнущим паром из котелка над тлеющим костерком. И аромат, и вкус были изумительные — чем-то приятно терпким с привкусом лесной земляники.

— А где Коляр? — спросила мать про сына.

— В Городе они, жилье нам подыскивают, обустраиваются. Не волнуйся, все у нас хорошо.

— Это хорошо, когда хорошо.

— А Буян где?

— А это только Велесу известно, и то вряд ли.

Да, мой наставник никогда никому не объяснял, где и по каким делам он пропадает. Даст задание, уйдет с утра в лес, вернется к вечеру и молчит. Я как-то попытался проведать про это, но ответа не удосужился, как-будто и не было моего вопроса. А может, его и правда не было с точки зрения Мастера. К вопросам-ответам он относился серьезно.

Неожиданно ветки распахнулись и к домику вышел Буян. Также улыбнулся, налил себе отвара сел рядом. И сразу произнес:

— Обратно пойдешь, будь осторожен. Берлог объявился.

— А чего мне бояться, — отмахнулся я. — Со мной мой Посох.

— Что с тобой — это хорошо. И бояться тоже не след, а вот опасаться лиха всегда нужно. Берлог непростой медведь. И не шатун он даже, тут что-то посерьезней будет. Как бы кудесником Олександром этот берлог не оказался. Звери про него бают, но самому встретиться не удосужилось.

— Волхв? — я уже слышал имена волхвов и до меня сразу дошло, что речь идет о друиде. Олексанр переводится, как подобный «легу сын жреца леса» («сан» — сын; «др» — древо).

— В прошлом. А сейчас кудесник, с бубном ходит.

— А это плохо?

— Не плохо, и не хорошо. Силу он свою в амулет передал. Для себя жить пытается. Кто его знает, что у него на уме, может пособить, а может и порчу наслать. Он же правнук по женской линии, самый что ни наесть колдун.

— Это как?

— А вот так. Девка родит девку, эта вторая принесет третью, и родившийся от третей мальчик cтановитьcя колдуном. Всегда так было. А колдун он не добру или злу служит, а выгоде своей. Будет ему польза — поможет, а не будет, мимо пройдет, али вообще изничтожит. Поэтому, бояться не надо, но настороже возвращайся. — И Буян замолчал, закрыв глаза.

Молчали и мы. Было как-то неловко, но прерывать его ход мыслей никто не решался. Может он думу какаю важную размышляет, а может, уснул просто. Вспомнился анекдот из моей молодости, когда студент бежит с зачета радостный и врезается в доцента, который что-то рассказывал своему коллеге.

— Простите, — и дальше бежать, но тщетно, препод хватает его за руку и начинает отчитывать.

— Простите? Вот так просто? Да ты знаешь, что мы ученые мужы. Возможно, в ходе нашего разговора сейчас бы родилась идея, которая помогла человечеству вылечить рак или улететь к звездам! А ты что сделал своим проступком? Перебил наш разговор, убил на корню нарождающуюся мысль. Теперь еще долго люди будут болеть и умирать, а пределы Солнечной системы при нашей жизни уже никто не увидит.

Студент в слезах, весь в раскаянии. Наконец его отпускают и он ретируется. Профессор поворачивает к своему коллеге и говорит:

— Так, на чем я остановился? А… Та студенточка даже очень ничего и не жеманится, ножки длинные под короткой юбочкой не прячет. А какие у нее ножки, я бы ей вдул!

Может не по теме ассоциация в голове вылезла, но на то она и ассоциация, чтобы рождаться ни кого не спрашивая. В этот момент Буян распахнул очи, бодро вздохнул и произнес:

— Ну раз уходишь, держать не станем. Благодарю, что побывал, про судьбу нашу печешься. Коляру скажи, чтобы за мать не переживал, схороню ее от лихих глаз… Ну ступай уже, ступай. Раз надо, значит надо, — вот так он меня и выпроводил.

…Возвращался с опаской. Совет Мастера не пропал втуне. Уже вечерело, но солнце еще не село за горизонт. Дремучий лес не самый приятный для глаз пейзаж. Однако, привык уже к нему за время житья у Буяна и тренировок. Шел прислушиваясь ко звукам, вот только первым неладное почувствовал нос. Резкий запах с чем-то сладковатым проник в ноздри. Внутреннее ощущение опасности просто завизжало. Я перешел на полушаг. Двигался осторожно, чтобы не хрустнула ни одна веточка. Вышел на поляну, и обомлел. Повсюду была кровь. Нет, не лужи, а словно взорвался кто или его разорвали. Брызги багряной жидкости залили стволы, траву и даже листву на уровне глаз. При этом, здесь явно применили магию, кровь слегка мерцала багровым. Чуть приглядевшись увидел тушу здоровенного оленя, которого разодрали на кусочки, а внутренности намотали на ветви.

И в довершение к этой жуткой картине я услышал рев. Прямо из лап ельника показались медвежьи лапы. Вот такая Лапландия. Вслед за ними на лесную проплешину вышел медведь, увидел меня и встал на задние лапы. Передней с когтями он водил перед собой, как бы приглашая. Вот же Брюс Ли анимальный. Я молча достал посох и принял удобную стойку. Чувство опасности вопило, но страха не было. Только сосредоточенность. Мой Литиус вспыхнул магическим светом, значит, не простой зверь. Вспомнил слова Буяна, никак сам Берлог.

Хищник заметил мое мерцающее оружие и остановил было начавшуюся атаку. Он смешно грохнулся на задницу, но не с испугу, а будто решил отдохнуть. Глаза полыхнули красным, и медведь прорычал. Непонятно почему, но я понял этот рык, как будто сказано было человеческой речью.

— Аааарррр…. Выкормыш Буяна… Вижу, хорошо он тебя научил… Но слаб еще, не ровня мне…, - медведь начал разговаривать не со мной, а сам с собой. Мое присутствие его нисколько не смущало. — Но зачем мне его убивать? Лишняя ссора с Буяном мне не нужна… Да, не нужна. Пускай идет. Да, ступает на все четыре стороны. Не тронем его… Да, не станем трогать, пусть уходит. А может отобрать посох? А зачем он нам? У нас бубен есть, пусть идет дальше… не станем его убивать.

Говорил Берлог так, как будто кто-то в нем жил. Этакий местный шизофреник. Сам с собой спорит, сам себя уговаривает, сам с собой ругается. «Вы только не подеритесь девочки», — подумал я. И после этой мысли стало смешно, представив, как Берлог сам себя шлепает по заднице. Вроде бы ситуация не для хохота, но вот не могу я с собой ничего поделать, нервное это у меня, бывает и накатывает. Смешок прозвучал, но не громкий.

— Ишь ты, не боится, насмехается… Не смышленый он, зеленый еще, не сердись, пусть уходит… Да, пусть идет, кто его держит, — снова внутренний спор вслух, а затем Берлог обратился ко мне. — Рано наша встреча произошла, не ко времени. Но мы еще померимся силами. Не сегодня. Передашь Буяну, про мою щедрость, что не стал я его ученика трогать. Пусть долг вернет, когда моего подопечного увидит. Не забудь, передай мои слова.

После чего медведь встал, развернулся и ушел в лес… Фу, пронесло. Хотя страха не было, но и сражаться с оборотнем-кудесником желания также не было. (Да, что меня сегодня на тавтологию прибивает?). Я медленно выдохнул воздух и попытался расслабить руку, которая намертво вцепилась в посох. С третьей попытке это удалось, мышцы расслабились, пальцы расцепились, убрал оружие за спину. Постоял еще минут пять, чтобы собраться с мыслями (а точнее подождать, пока уйдет мандраж из колен) и пошел дальше, в Город. Остальной путь проделал без злоключений…

… Поглядел в меню отряд-чата. Он был забит сообщениями. Я его настроил так, что в ненужные мне моменты, он просто отключался. А в момент опасности или боя, блинькал только с моего разрешения. Одно дело раздавать команды в момент схватки, другое — отвлекаться по пустякам.

Оказывается, мои приятели уже обустроились в таверне, сняв большую жилплощадь с двумя комнатами, а сейчас ждали меня в обеденном зале, заказав нехитрую снедь. Таверна носила название «Печено Вепрево колено». Что-что, а чувства юмора у разработчиков не отнимешь. Я для краткости стал называть свое новое жилище ПВК. Вот туда я сейчас и двигал стопы.

Разговоры с подчиненными разводить не стал, просто буркнул по чат-связи: «Принял. Иду». И побежал, мой прокачанный бег давал мне возможность разогнаться до скорости автокара на первой передаче — км/ч 50–60 я делал. Поэтому не прошло и 10 минут, как я стоял возле двери ПВК. Благо навигатор работал исправно. Ну, здравствуй, Город, вот и я. Красотами будем любоваться завтра, а сейчас жрать-спать.

Глава 3
В нашем полку прибыло

Я коротко оглядел нашу пока еще неслаженную группу. Колояр сидел так, словно лом проглотил. Лица его не видел, так как он был повернут напряженной осанкой ко входу. Айка заметила меня, улыбнулась, стрельнула глазками и потупила взор долу. Мол, скромница вся такая. Митрич придал своей физии серьезное выражение, прямо, степенный старец. Он огладил свою бороду-лопату, но тщетно. Сколько бы Митрич не гладил-расчесывал ее, волосы всегда топорщились в разные стороны.

Я подошел к столу и рухнул на лавку рядом с Колояром.

— Наконец-то, а то мы уже волноваться стали, — сказал он.

Я передал ему привет от матери и слова Буяна, что она в безопасности. Лицо парня оттаяло от этих новостей. Слово взял Митрич — наш взводный казначей. А кому еще доверить деньги, как не Домовому? Финансовый отчет был краток:

— Дороговато тут, но зато обстановка. Два золотых за неделю хозяин взял. Было место подешевле, но и убожей этого. Исходил из показателя «цена — качество».

Я просто шизею от программиста, который создавал прогу искину. Вот, что за бардак в его голове творился, что он курил? Мой Митрич со своей дремучей патриархальностью и словами, типа «обчество», вдруг мог выкинуть такие современный понятия, что от контраста просто выпадаешь в моральный осадок. До сих пор привыкнуть не могу.

— … Да снедь в серебрушку вышла. В общем, в нашей казне сейчас 358 золотых, 50 гномих и 26 серебрух с медью, — продолжил мой финансист. — Сумма не малая, но и не слишком большая для Города.

— Ты еще громче говори, чтобы все слышали, — попенял его я.

— А, так никто не услышит, не для их ушей те слова. Да и видеть они меня не видят.

— Ты что, в инвизе?

— Почему, в таверне я, рядом с вами, али не видишь?

— Я говорю, скрыт от других людей?

— Само собой, зачем им меня видеть. Мы же домовые с измальства этому учимся — глаза отводить. Только те и видеть могут, кому сами покажемся. Вам я глаза не отвожу, так как свои же вы, для остальных нет меня.

— То есть, я сейчас, как придурок выгляжу, разговаривая с пустым местом?

— Они и этого не видят…

— Ой, какой смешной дедушка лилипут…, - хихикнула мелкая девочка, неожиданно возникшая из ниоткуда, прямо перед нашим столом. На вид подростку было лет 13–14. Щуплая, немого даже костлявая. Волосы непонятного из-за грязи цвета собраны в два коротких хвостика. Они напоминали рожки, а само создание, какого-то чертенка. Одежда простая, но стиранная, глазища с блюдце, ярко-зеленого цвета, курносый нос, слегка пухловатые щечки и губки. Над ней висла надпись:

Игрок Валькирия, уровень 10.

Класс не выбран, жизнь 672/672.

Эта Валькирия бесцеремонно залезла на лавку, протянула руку к булке хлеба, отломила кусок, сунула его в рот, начав жевать. Большие глазки пошарили по столешнице, чтобы вновь дать активность рукам. Конечности нащупали жбан с местным пивом, струя полилась в разверзавший ротик, запивая разжеванное.

— Кисловатое молочко, — сказал Валькирия.

— Какого ху…, - было матюгнулся я. И сам понял, что сотворил недозволенное. Надо же ляпнуть такое при ребенке. Но на выходе прозвучало следующее. — Ой тыж, пчелки полосатые!

Валькирия захихикала. Система подсказала объяснение случившемуся.

«Ребенок не достиг возраста совершеннолетия. Введены ограничения 18+. Дераготивы заменены на допустимые слова с сохранением эмоциональности. Пиво заменено на молоко».

Теперь ясно, но что это за чудо 18 минус. И что оно тут делает, как себя с ним вести. Явно не непись, но и на серьезного игрока не тянет.

— Девочка, ты чего хотела? — спросил я.

— Покушать, и я не девочка. Ой, то есть, девочка, а не женщина, ну вы поняли. Но я не маленькая. Я уже три месяца, как играю. Прошла Село, перебралась в Город.

— А как же ты уровни наскребла-то? На охоте опыт набирала?

— Не… мне животных убивать жалко. Я травку собирала, мусор выносила, огороды полола, мне дядька Солтан помогал. А как набрала, так сюда пришла.

— А мамка с папкой знают, что ты во взрослую игру играешь? Как тебя зарегистрировали-то?

— Не знают родители…, - тихо сказала девочка. — Нет их у меня, я детдомовская. А при регистрации мне Лялька из старшего блока помогла. Она у нас хакер, вот и взломала игруху.

— Ее невозможно взломать!

— Ага, Лялька также говорила, но добавляла… наивные, — и девочка отломила второй кусмень хлеба, а Митрич заботливо подтолкнул ей тарелку с яичницей. — Спасибо, дедушка.

— Ты меня видишь, внученька? — удивленно спросил домовой.

— Конечно, вижу, но не так, как остальных. Они твердые, а ты прозрачный какой-то. Сквозь тебя лампу видно.

И Валькирия начала отвечать на наши вопросы, которые сыпались, как их рога изобилия. При этом, не забывая набивать пузо.

— Здесь еда вкуснее, не то, что в нашей столовке. Там она и пахнет не очень, и жидкая какая-то, а тут домашняя. Я когда жила три месяца в семье, меня тетенька такой едой кормила, но удочерять меня они не стали. Слишком я не послушная, сказали. А чего не послушная? Ну, залезла я к ней в косметичку, она же тоже духами и помадами мажется. Ей можно, а мне нельзя? А что сережки взяла, так и не украла я их. Они же мне денег не дали на сладости, вот я и продала их, чтобы денежки были. У нее все равно этих сережек штук 30, зачем столько много. Я думала, не заметит даже, но увидела… Ну и ладно, зато ела все это время вкусное. Правда, это года три назад было. А здесь я тоже сирота. Вот полы в таверне мою вечером, игроки не жадные. В основном, подкидывают монетку. Правда и подзатыльники бывает отпускают, гады такие. Но не все, есть и добрые. А еще я днем возле капища городского бываю, помогаю людям подношения укладывать, в основном все кладу идолам, только немножко себе оставляю, чтобы боги не сердились, а они и не сердятся на меня. Даже помогают, иногда бафают…

И Валькирия продолжала жевать и рассказывать о своей нелегкой доле под печальные взгляды моих соратников. Но, что-то в ее рассказе не срасталось. Вроде бы все складно, но не получается единая картинка. Словно пазл от другого рисунка вставили. По форме подошел, а из картины выбивается. Но что именно мне не нравится, понять не мог. И вдруг, озарило. Митрич, находящийся в инвизе! Для всех, но только не для девочки. Она-то его видела! Не знаю, какая у Митрича Скрытность по уровню, но глаза он отводит игрокам и покруче Валькирии. Выходит, у нее навык Наблюдательность прокачан — мама не горюй. И это на 10 уровне?

— Послушай Валькирия, — начал я издалека. — Ты вот сказала, что дедушку видишь, а как это у тебя получается, раз ты только ягодки-цветочки собирала? И, как к столу ты подошла, мы тоже не заметили. Покажи-ка мне, если не трудно, свои настоящие статы…

Девочка изменилась в лице, ойкнула, и начала исчезать прямо на глазах. Так и ушла бы шельма, но я успел схватить ее за руку.

— Отпустите дяденька, больноооо, — захныкала Валькирия. — Я же ничего не украла у вас. Забирайте назад свои колечки и жвалы паучиные вонючие, не нужны они мне, только меня отпустите.

Девочка снова начала проявляться и достала из кармана 2 колечка (зеленые), кусок хитинового панциря, жвалы пауков. Это она, каким-то образом пока ела, полазила и в моем инвентаре??? Но это же невозможно! Вещи выпадают только с трупа, либо их можешь сам отдать, но украсть… Хотя и ребенка 13 лет отроду в игре быть тоже не должно, рано ей еще. Я ослабил хватку, но держал крепко, готовый в любой момент сжать пальцы.

— Рассказывай правду, — приказал ей я.

— Так я и говорила правду, — но, увидев мои сдвинувшиеся брови, вздохнула и добавила. — Ну, правда, говорила правду… только чуть-чуть обманула, а так не врала. Из детдома я.

Версия Валькирии под номером два, действительно походила на первую, но с нюансами. Оказывается, ребенок вечером возле бара «подрезала» кошелек у пьяного дяденьки, когда помогала ему подняться от неожиданной встречей с землей после небольшой подножки. В украденном «лопатнике» были банковские карты, виртфон и игровой виртпластырь. Все это она отнесла Люльке, которая оперативно вычислила пароль и списала деньги с карт на своей счет. «На самом деле, не свой, но она им пользоваться может. Она мне объясняла, как такое возможно, но я не поняла, там все так сложноооо». Виртфон ее старшая подруга тоже взломала и перепрошила, чтобы позже толкнуть на черном рынке, а вот пластырь по «просьбе», оставила юной воровке. Что Люлька с ним сделала, она не знает, но система, определив Валькирию как маленькую девочку, тем не менее разрешала ей играть, так как виртпластырь зарегистрирован на взрослого дяденьку.

— Ну это тоже сложно объяснить, тем более, я сама не знаю, — торопилась рассказать Валькирия новую версию старой истории.

В игре ей нравится, но выполнять все эти социалки скучно, хотя приходится. Биться с ботами не разрешают из-за соображения жестоких сцен до 18+. Поэтому она вступила в банду местных воров и промышляла тем, что обкрадывала честных неписей и игроков.

— Меня этому старшой научил. Там-то, в реале, я и без него умела, но тут все по-другому, без навыка никуда. На самом деле мне уже 14-ть через две недели исполнится, часть ограничений снять должны, но до полноценной игры еще 4 года ждать. Но мне здесь и так нравится. Здесь хавчик вкуснее, и наряды не детдомовские!

— Ты точно все рассказала? Ты видишь, какой у меня класс? Верно, Волхв. Я чувствую, когда мне говорят неправду, — соврал я. Нет, Волхвы действительно могут отличать ложь от истины, но только после того, как откроют уровень Глаголящего.

Всего на пути у Вохва три уровня — Ведающий, Глаголящий и Посвященный. Первый может работать со стихиями, понимать суть предметов, существ и веществ. Умеет вызвать огонь, заморозить воду, устроить дождь и ураган. Основа Стремление.

Глаголящий Вохв понимает суть Слова, создает руны, зачаровывая их, ведает язык зверей, птиц и гадов. Суть — Разум. Кроме того, на втором уровне Волхв легко оперирует предметами, меняя их структуру. Например, из свинца может получить золото. Но задатки Глаголящего открываются уже на первом уровне — Ведающего. Так, что Волхв частично (на уровень опыта) может уже апгрейдить часть предметов изначально.

И наконец, Посвященный Волхв, напитавшись Духом, силой мысли изменяет окружающий мир. Ему была подвластны Жизнь и Смерть, время и пространство. Я пока что новичок, но Валькирия же этого не знает.

— Нет, дяденька Ив, теперь точно не вру. Ну только самую малость, чтобы интересней было, не скучно… — и Валькирия сделала такие честные глазенки, что даже полиграф бы поверил! Или сломался. — А можно я с вами? А то воровать надоело, уже не так интересно, как сначала было. Одно и тоже, украл — продал за бесценок, а еще и старшому половину отдай, остаются лишь крохи. А с вами будем не скучно, я чувствую, вон вы какие все разные. Тетенька ожившая, парень оборотнем побывал, а дедушка вообще не человек! Интересно же…

Откуда она это узнала??? В голове блинькнуло сообщение общего чата:

«Игрок Валькирия просит принять ее в отряд. Да/нет?»

И на меня уставилось восемь глаз, просящих нажать «Да». Так наш отряд пополнился еще одной бойчихой. Вот только для простоты общения «Валькирию» я решил сократить до «Валька»…

Глава 4
Неудачный поход к княжичу и новый квест

— Валька, положи на место, что взяла без спроса, — крикнул я в отряд-чат, когда мы проходили рынок.

Эта юная клептоманка стащила походя пирожок с прилавка и уже половину отведала, набив рот.

— Пофдна…, - справедливо заметила девочка, ответив вслух. — Не ликвид уже.

Я подошел к бабушке, торгующей выпечкой и отдал ей 3 медяка. Восполнив справедливость, отвесил подзатыльник (не сильно, а в целях воспитания) Вальке и строго наказал не воровать без причины. То есть, без моего позволения. Девчушка сделал вид, что поняла, приняла извиняющееся выражение лица, но ее выдали глаза.

— Валька, я серьезно. Еще один такой поступок и удалю нахер (а прозвучало к Лисичкам) из отряда, — традиционно заменила система ругательство.

Заметив, что шутки кончились, в глазах воровки появился испуг и она уже другим голосом ответила:

— Поняла босс, больше не повторится, вы же правильные, а я с вами, усвоила, и сунула руки в кармашки новой курточки от греха подальше.

Винить ее за тягу что-либо стащить, наверное, неправильно. Ребенок, а точнее подросток, уже длительное время промышляет этим ремеслом в обоих мирах — реальном и виртуальном. У нее воровство — на уровне инстинкта. Но раз рефлекс стал безусловным, будем его исправлять и делать условным. Не гоже красть без смыла, можно и репу потерять и неприятностей нажить. Хотя Валькина наблюдательность, прокачанная до 148 пунктов (открыла статы и навыки) дает нашему отряду неплохой бонус. И не только в краже нужных вещей (что вероятно потребуется), но и в поисках всяких нештяков. Вот только нужно ей срочно выбрать класс и прокачивать билд в соответствии с ним.

Мы шли в княжечий терем, чтобы сдать квест. Попутно знакомясь с достопримечательностями Города. По сути, он не сильно отличался от Села. Все также брусчатка на земле. Нет, не каменная, а сложенная из бруса и сверху забитая досками для удобности. Домов в 2–3 этаже здесь поболее, но на окраине встречались и мелкие лачуги. Центральная площадь отдана торговым людям. Причем, специализация проходит рядами. Первый ряд столов под навесами отдан бронникам и нарядам, второй — оружейникам и кузнецам, третий тем, кто торгует бижутерией, четвертый — различными бутыльками с чарами и настоями, пятый рунных дел мастерам и так далее. Вокруг рынка стояли магазинчики с вывесками, где торговали тем же, но уже за другую цену, и где можно было урвать что-то посолиднее.

Город походил на неправильный круг, словно циркуль в двух местах дрогнул, разорвав черту, а в местах разрыва расцвели пузырями дополнительные пространства. Один такой «пузырь» занимала Зловонка — трущобы для золотарей и иже с ними. Здесьже обитали нищие и «ночное братство». О месте нахождения штаб-квартиры местных джентльменов удачи нам поведала Валька.

Второе пространство занял квартал магов, где можно было получить класс и прокачать навыки. За деньги, конечно, или услуги в виде квеста. Его мы видели издалека, наша новая соотрядница выступала в качестве экскурсовода, рассказывая нам, о тех или иных особенностях Города. К кварталу магов вел коридор из разместившихся по его бокам магазинов травниц и зачарователей. Особенностью этого места была каменная дорога и мощеная булыжниками площадь. Здесь располагалась городская элита, и дома походили на загородные коттеджи чиновников — в три-четыре этажа, не менее. Здесь же, но все же отдельно, находились штаб-квартиры и представителей других классов: воинов, охотников (рейнджеров), кудесников (не путать с магами), ассасинов.

Еще одной особенностью города была стена. Если Село окружал частокол с заточенными кверху колами, то здесь он также имел место быть. Но только с внешней стороны. Внутренний частокол был не заострен, выстроен в два ряда в шахматном порядке. Между двумя стенами насыпали камни и песок, чтобы укрепить все строение. Кроме того, основу также усилили с обеих сторон каменной кладкой, чтобы исключить возможность запалить стену. Также ее венчали шесть сторожевых башен — по одной на каждую сторону света, плюс две в квартале магов. Центральные ворота выстроены в виде коридора с двумя кованными решетками и мощными воротами, обитыми стальными полосами. Если враг прорвет первые врата, то упрется во вторые, а на головы полетят арбалетные болты, стрелы, камни, польется кипяток и горячая смола. Вторые ворота были небольшими. В случае опасности они полностью баррикадировались наглухо, становясь частью стены.

Рынок был центром города, а от него лучами расходились городские улицы, которые приводили к разным местным деловым центрам. Например, к терему княжича с административными функциями — Управа и иже с ней. Это был некий донжон — отдельно стоящая «башня» в виде терема, который закрывала от города собственная стена, но уже каменная, с двумя воротами, которые контролировались стражей.

Второй «луч» от рынка вел на капище, где имелись места поклонения уже 8 богам славянского пантеона. К известным уже Перуну, Мокоши и Велесу добавлены места поклонения Яриле, Даждьбогу, Ладе, Сварогу и Живе. Третий «луч» вел к деревне мастеровых, четвертый к поселению охотников и так далее.

Обо всем этом мы узнавали со слов Вальки, бегло осматривая те или иные места, проходя по ним, или издали по пути следования в терем к Княжичу сдавать квест о кознях Гостомысла.

Однако, слабо верилось, что мы его сдадим. Все это было слишком просто, что вызывало подозрения, которые подтвердились возле ворот в донжон. Стражник осмотрел нас с ног до головы, надел тупое выражение лица. Документов типа паспорта в игре не требовалось. Вся информация горит над персоной, поэтому страж врат узнал обо мне все, что нужно и сказал:

— Куды прете! Не положено!

— Что не положено? — спросил я.

— Пущать не положено.

— Кем не положено?

— Не положено!

— Что не положено-то?

— Знать не положено, кем пущать не положено.

— А ты другие слова знаешь?

— Не положено! Что мне положено знать, то положено, а что не положено, то и не положено!

— Ясно, — осознав весь конструктив и насыщенность диалога, настаивать не стал. — Зови командира.

— Не положено! — по инерции ответил стражник.

— А вот тут ты служивый не прав, это тебе положено уставом, так что выполняй.

На секунду на морду, закованного в броню непися, пришло осмысление, он дернул за веревочку, раздался перелив колокольца. После чего лицо снова превратилось в камень. Минут через пять послышались лязгающие шаги и перед нами предстал командир стражников. Он был коренастый, но сантиметров на 20 ниже стражников. То, что он начальник, было видно по пузу, вываливающемуся за пояс. А так типичный стаж, словно лепили их Мокошь на конвейере. Он открыл рот… и завис.

— Ну здравствуй, мил друг. Здорово я придумала? — сказал командир женским голосом ИРы.

— Твоих рук дело?

— Ну а чьих же, только не рук, а мыслей. Творю историю потихоньку. То есть, перекраиваю идеи сценаристов, а то больно они скучны.

— А, как же репутация от звания Капитана?

— Так она никуда не делась. А пройти не можешь по другой причине — я так решила. Ну, правда, слишком неинтересно будет, если Княжич сразу накажет ключевого врага, лишь на основании твоих слов, без каких-либо дополнительных усилий с твоей стороны. А так… считай, вдохновение на меня нашло. Но я не по этому поводу пришла. А насчет нового члена твоего отряда. Ты в курсе, что ей еще нет 18 лет? А это не по протоколу.

— Ой, только не надо мне про правила рассказывать, она без меня в игру попала, что же ее сразу не удалили?

— Вооот. Не удалили, сумела она обойти протокол, поэтому про правила не буду. Будем считать ее исключением, которое лишь подтверждает правило. Сделав вам минус, не пустив в терем, дам и плюс. С этого момента вся ответственность за нее ложится на тебя, как на командира, а ограничение 18+ снимаются. Так что давай, Макаренко, воспитывай трудного подростка сам. Но учти, материться при ней все равно не сможешь, а так свобода действий. Хорошо я придумала? Я же умница, да?

— Ага, разумница. И какой в этом подвох?

— Никакого. Воспитывая ее, будешь и сам развиваться. А мне твоя личность моей электронной душе нравится. Как никак, а случай свел нас, так что ты мой «крестник». А я крестная сумасбродная, что хочу, то и творю. Что творю, то и хочу, — и ИРишка засмеялась. — Ага, знаю, как ты меня назвать хочешь — стервой! Что ж, спасибо за комплимент, очень приятно получить человеческий эпитет от человека. Бывай, и до новых встреч… И исчезла не попрощавшись. Как всегда.

— … не серчай. Мы люди подневольные, нам дали приказ не впускать, мы и выполняем. Служба у нас такая, — это уже говорил командир стражи.

— А кто приказ отдал?

— В пакете из канцелярии доставили, с печатью. А кто отдал, не ведаю. Это вам лучче там поспрашать.

Уже и без тебя понятно, что не пройти, искусственный разум просветил минуту назад. Скучно, видите ли ей и не интересно. Что ж, пойдем в Управу.

АУТРО:

Гостомысл не находил себе места. Страх напитал потом рубаху, которая липла к телу. Паника, вот что витало в голове. Его план в Селе провалился и ответ придется еще держать перед хозяевами. Но сейчас беспокоило не только это. На первый план вышел приход в Город этого проклятого Волхва Ивашки. Какие у него доказательства черных козней мытника имелись, не известно. А неизвестность, как известно, создает еще больше страхов.

Гостомысл знал, что лучшая защита — нападение. То есть, кто первым накатает жалобу, тому и не нужно оправдываться. Поэтому решил атаковать первым, как умеет. Он отдал приказ уже давно подкупленному им управляющему, чтобы Ива не пустили в терем, но это временно.

Такая погань обязательно найдет способ проникнуть во внутрь и все испоганить. Это как моча, которая обязательно капнет в трусу, сколько бы ты не тряс конец после процедуры облегчения. Времени в обрез. Ивашку нужно отослать куда подальше, чтобы создать ему отрицательный имидж. А еще лучше, дать невыполнимое задание, авось сгинет и все само собой устаканится. Вот только что же придумать, куда его отправить? Да мало ли гиблых мест…

… В Управу прошли без препонов. Нашли комнату управляющего и вломились без стука, совсем не обескуражив, начальника канцелярии. Он был лет 50-ти, лысоват, слеповат, кривоват. Были и другие… ваты. Но держался пенек достойно:

— Что хотели?

— К Княжичу на аудиенцию напроситься. Дело у нас к нему есть государственной важности! Ну, или на худой конец к воеводе.

— Так, в чем проблема?

— В том, что нас не пускают внутрь.

— Правильно, что не пускают, приказ есть на ваш счет.

— А чей приказ, можно поинтересоваться?

— Поинтересоваться можно, но не скажу… государственная тайна за семью печатями, — и он вынул из стола пакет, на котором действительно стояло семь печатей.

— То есть, и вы не знаете, кто отдал приказ?

— Знаю, но не скажу.

— Помочь пройти не можете…

— Могу, но не имею права. Давайте так, вон там бланк, напишите прошение, претензию к страже, жалобу на неправомерный приказ. Мы запустим процедуру обжалования, может приказ и по ошибке вышел.

— А так бывает? Что по ошибке?

— Не бывает. Но все бывает в первый раз, знаете ли… В общем, берите бланк пишите жалобу и оплатите взнос стряпчему в один золотой, — после чего управляющий потерял к нам интерес и начал клевать носом прямо у нас на глазах.

— Бюрократы!!!

Управляющий вздрогнул от моего выкрика, приоткрыл глаза, согласно кивнул, мол, да, бюрократы мы, и неожиданно добавил:

— А пока можете выполнить задание от города. Наши пшеничные поля, кто-то топчет ночами. Нужно найти вредителя и нейтрализовать.

Система тут же выдала квест:

«Выяснить, кто ночами портит посевы пшеницы, устранить проблему. Найти старосту хлебопашцев, который уточнит задание Награда 10 золотых, 1000 баллов для навыков или увеличения характеристик».

— Все подробности можете узнать у старосты хлебопашцев, — добавил управляющий. А то без тебя не знаем…

Глава 5
Непокорная дочь отряда, или как Иву довелось стать педагогом

Прежде, чем что-то узнавать информацию у хлебопашцев, решил из отряда новобранцев создать пусть и не элитную пока, но группу. С Колояром понятно, он будет воином и танком. Айка тяготеет к воде, ну еще бы — бывшая навка. Точнее говоря, перед большими водоемами у нее страх. Беспута может отомстить. Но все же, побыв столько времени (Кстати, а сколько? Надо бы спросить) русалкой, волей-неволей научишься обращаться с водной стихией. А далее будем делать из нее хилера. Условия выживания в схватках — первостепенная задача.

Валька — вот это заноза. Ну, не вора же ей брать с подклассом клептоманки. Вызываю консоль, разбираюсь с классами «джентльменов удачи». Так, что у нас тут есть? Основной класс — Плут. Подходит, будет у нас плутовка. А вот специализация… Начал читать архетипы и завис. Как всегда, есть плюсы и минусы у каждого. Вора и Убийцу отметаю сразу. Я не Леон, а Валька не Натали Портман в юности, чтобы делать из маленькой мадемуазель, киллера. (Класс и архетипы позаимствованы из («Xanathar’s Guide to Everything», прим. автора). Нравится скаут и сыщик. Пока я читал перспективы для будущего билда, моя группа беседовала о чем-то своем. Подслушал краем уха:

— …не скажи. Вот, к примеру, было бы мне лет на 300 больше, — размеренно наущал Митрич. — Ты бы меня не увидела ни за что.

— Так будь и мне лет на 300 больше, — парировала Валька, — я бы тоже навык инвиза прокачала так, что не только тебя бы увидела, но и то, что даже спрятать еще не успели.

— Не ведаю, какого там Нвиза, а отводить глаза мы домовые с детства обучены, дар у нас такой, то ли Богами дарованый, то ли природой. Если мы захотим…

— Митрич, но Валя же тебя увидела, — вмешался в спор Колояр.

— Дык, увидела потому, что я от обычных людей прятался, а не от этой лихоманки. Я же не знал, что она глазастая такая. Вот, если захочу…

— Захоти, — начала подначивать домового Валька, — спрячься, все равно найду.

Произнеся эти слова, Валька неожиданно для всех буквально испарилась в воздухе. Все, включая меня и Митрича, застыли, открыв рот. А через минуту наш финансист заголосил нездоровым голосом:

— Только объявись чертовка, я тебя сам уши надеру, хоть это и не положено. А что Митрич, что Митрич-то, она меня по жопе («мягкому месту» заменила система) пнула в Нвизе своем.

После чего исчез и домовой. Состязания невидимок началось стремительно, продлилось минут 15 и завершилось вничью. Оказалось, что ни Валька найти его не смогла, ни он ее. Когда спор завершился, и оба конкурента снова стали видимыми, я решил поведение Вальки не оставлять без внимания и справедливой кары. Вырвал куст крапивы и направился к ней с воспитательными намерениями. Она это быстро поняла, и начала пятится, приговаривая.

— Я маленькая, меня бить нельзя, я от этого только хуже стану. Меня нужно брать любовью и лаской, объяснениями и уговорами.

— Вот я тебя сейчас выпорю, ласково и с любовью за твои проказы, а потом объясню, за что, если сама не понимаешь.

— Да поняла, я… Поняла. Дедушка Митрич, извини меня, я больше так не буду.

Но я не остановил свое движения к ней, и намерения мои не пропали, уж что-то слишком просто у Вальки прощения вылетают, а сожаления в голосе никакого. Но за будущую плутовку вступился Митрич:

— Ив, ты это… не надо ее пороть. Простил я ее, мала еще, ума не нажила…

— Правильно дедушка Митрич говорите, мала я еще, ума у меня нетути от слова совсем.

— Вот я тебе сейчас апгрейт полушарий и сделаю через филейную часть, — серьезным голосом произнес я.

— А что другие скажут? Взрослый дяденька снимает с девочки трусики… Вдруг подумают, что ты не педагог, а педофил? Я, конечно, вытерплю, а может даже удовольствие испытаю от этого, ты все-таки симпатичный мужчина и все дела, но давай это сделаем в интимной обстановке… Я сама приду к тебе ночью… Обещаю. — И Валька сладострастно, как ей казалось, облизала языком губы. Но получилось не эротично. Сее действо напомнило, будто кто-то вылез из-за стола и теперь пытается слизнуть крошки с подбородка. Тем более, такая эротика от девочки и правда выглядела, как больная фантазия любителя помоложе.

Маленькая засранка явно не боялась, она получала удовольствие, но не то, которое она мне обещала ночью, а упивалась властью над ситуацией. Она хорошо знает свои права, а вот обязанности, как впрочем и многие в ее возрасте, даже не читала. Это ей все обязаны, потому что она есть на этом белом свете. Но со мной так не пойдет. Такие выкрутасы надо рубить на корню, иначе потеряешь уважение.

Валька неожиданно застыла с открытым ртом, желая что-то еще сказать, но не найдя нужных слов. Для всех остальных, кто наблюдал за ситуацией было мало что понятно, вот только что подросток изгалялся при помощи своей безнаказанности, и вдруг, стоит ловит отверстием воздух и мошек, а на глазах слезы. А все просто. Через пару секунд и у остальных отрядовцев появилась надпись:

«Игрок Валькирия удалена из отряда».

Колояр стоял опешившим. Он воспитан ни так, как современные подростки. Несомненно, его задница не раз была бита батогами. Но даже не это главное. Его воспитывали (заложили программу) быть верным, уметь служить по чести, уважать старших. Будь то по возрасту или по званию в дружине. Митрич, явно жалел Вальку и чувствовал себя неловко, что стал невольной причиной ее изгнания. А что такое быть изгнанным он знал на своей шкуре. А вот Айка меня поддержала. После сексуального демарша в мой адрес малолетней чертовки, она не увидела в ней конкурентку, но тоже решила, что такие выхваты нужно пресекать сразу.

— Правильно, капитан поступил. Не нужны нам такие товарищи, которые старших не уважают, а командира не слушаются. От нее одни проблемы, а пользы пока никакой.

— Да, без должной дисциплины, отряд это уже не дружина, а банда какая-то, — поддержал Колояр.

— Анархия — это не мать порядка, а мировой вертеп, — выдал очередную народную мудрость из своего загашника Митрич. — Ты ступай девонька, зла я на тебя не держу, простил сразу, как извинения попросила, но супротив командира и хозяина мне идти никак нельзя.

Все это время Валька переводила взор с одного члена отряда на другого, надеясь, что они заступятся за нее, но увы. Помаленьку до нее начало доходить, что шутки закончены, а за слова и поступки нужно отвечать. Но на то она и Валька — ребенок с малых лет считающий себя взрослым. Наворачивающиеся слезы не появились, она твердым голосом произнесла:

— Ив, я серьезно. Объяснил внятно и доступно. Больше так не сделаю никогда, и вообще, больше попытаюсь проблем не создавать. Урок впитала порами кожи, проняло до печени. Я в завязке, только не выгоняйте. Я вас уже семьей начала считать, не хочу ее второй раз потерять.

— Хватит манипуляций. Жалостью не проймешь. Если поняла и урок выучила, останешься в отряде. Но с этих минут, ты на испытательном сроке. А наказание заменяю на три наряда вне очереди. Возвращайся домой, вымоешь полы, наведешь порядок, приведешь свою и нашу одежду в норму. Вернусь, лично проверю.

— А пшеницу от риса отделять? Все-все, молчу, удаляюсь, чтобы ударным трудом искупить неопытность свою житейскую и стремление привлечь к себе внимание любым способом.

Я собрался рявкнуть, но Валька уже растворилась в инвизе. И все-таки один — ноль в мою пользу. Ох, а какие кренделя она станет выкидывать, став Плутом? То, что она их будет выделывать, даже не сомневался. Характер у нее такой, никуда от этого не денешься. Будут у нас с ней проблемы, седалищем чую. Но и бросать ребенка на произвол судьбы тоже не гоже. Я, если честно, из отряда ее попер только в воспитательных целях. Помыкалась бы недельку, а потом снова бы поговорили. Но не пришлось, сумела побороть свою гордость, молодец. Да и мы своих не бросаем.

Валька удалилась нести наряды, в которые не одеваются. Я вернулся к своим мыслям. Проступок — проступком, а надо делать Вальку нужным отряду человеком. Будем ее учить и развивать. Итак, класс Плут. Может использовать легкие доспехи, кинжалы или рапиру. Из дальнобойного оружия — короткий лук или арбалет. Также потребуются отмычки, фомка и прочие воровские штучки. Качаем ей Ловкость рук, Проницательность, Нахождение и взлом тайников, Безошибочный взгляд, который даст возможность распознавать ложь и яды. Также продолжаем апать Инвиз, Спасброски и Смертельный удар.

Подкласс берем Сыщик. Вот только как ей объяснить, что это не «мусор», которым быть «западло». У детдомовских есть какое-то стойкое неприятие к стражам порядка. Ладно, разберемся. Приведу в пример Шерлока Холмса, который тоже не сильно любил Лейстреда, а в его лице и весь Скотленд-Ярд. Нам это даст… Что там пишут?

«Сыщику нет равных в раскрытии секретов и распутывании тайн. Он полагается на внимательность к деталям, а также на отточенные навыки читать истинные намерения существ по их словам и поведению. Он превосходно искореняет существ, которые прячутся среди простых людей и охотятся на них. Его эрудиция и способность к дедукции прекрасно помогают находить и искоренять скрытое зло. Мастер в обнаружении тайников».

Бонусы: Убеждение, Распознание тактики врага и выработка противодействия, Скрытая атака со смертельным ударом с слабое место, Обман.

Минусы: Атакует в ближнем бою короткое время, так как быстро устает. Эффект классовых умений быстро перезаряжается, но и быстро тратится. Уязвим для магических атак и физическому урону.

Все очки статов вкладываем в Ловкость, Выносливость и Интеллект. А дальше развиваемся по обстоятельствам.

Колояр — самый простой в прокачке, в плане решения. С ним все ясно. Это Воин-дружинник а в перспективе Богатырь. Упор делаем на Силу и Выносливость, тяжелое оружие и такие же доспехи. Отцовская кольчуга досталась мне в качестве подарка. Но вот долг платежом красен. Надо будет ему прикупить гномьи доспехи, тогда, как Вальке и Айке, что-нибудь эльфийское. Прикол в том, что «Вайга Колард» явно создана под русские былины и сказки, но намешано тут всего столько… Эльфов и гномов, как рас для игроков нет, но неписи встречаются, как и товары ими сделанные. В смысле, этими самыми эльфами и гномами. Надо будет почитать историю этого мира (бред сценариста).

С Айкой тоже все ясно. Как уже говорилось, пока не прервали мои размышления — она станет водным магом и лекарем. Хотя, глядя на нее, лучше из нее делать фотомодель для мужских журналов, спасибо ИРишке, подсмотревшей мои эталоны женской красоты. Вот только сражать она будет мужчин, а нужно монстров… Ладно частично разобрались, пора выделять из стратегии тактику и идти к воинам и магам для прокачки моих соотрядовцев. На сколько хватит финансовых ресурсов. Ох, и придется наслушаться нытья Митрича! А вот как он нудеть перестанет, а это будет значить, что у нас появились снова деньги, займемся и его судьбой.

Глава 6
Про сельхозработы и умение вязать лыко

После посещения штаб-квартир магов и воинов, открытия классов для Колояра и Айки, плюс покупку книги открытия Плута, набора необходимых воровских инструментов, навыков и основных заклинаний для соотрядовцев, казна опустела неприлично до безобразия. Митрич, вис на руках, не давая тратить деньги, а с магами и воинами, которые его видели, так как в конторе все эффекты и заклинания не действовали, торговался до посинения. Часть бюджетных средств ему отвоевать удалось, но в итоге у нас осталось 26 золота, 7 гномих монет и 32 серебра. А закупать еще необходимо много чего нужного и сиюсекундно необходимого. Оружие, доспехи, другие заклинания и навыки. Кстати, Айке удалось прикупить малое исцеление и водяной хлыст. Колояру открыли Блок и Прямой колящий удар. Рубящий и режущий у него уже были, но слабоваты. Также отдал монет за три дня тренировок на классовых полигонах, где наставники цеха научат нюансам и тонкостям навыков и заклинаний. Возвращались обратно с Митричем, два сотоварища, оправдывая выражение время-деньги, сразу приступили к занятиям. Вернутся в таверну они только через 72 часа по местному времени. Причем, это никоим образом не скажется на их усталости. Вот такие игровые условности.

Мы заглянули в таверну, где наказанная Валька под радостные визги получила свою книгу и инструменты и, забыв о трудовой повинности, приступила к их осмотру и оглаживанию. Еще бы, купили мы не простые вещи, а сразу цвета индиго. Особенные вещи с увеличением двух разных навыков и характеристик. На изучение книги Вальке отводилось 24 часа. Вот только фактически изучать, то есть читать, ее не требовалось. Тут так. Открываешь «учебник» и через сутки появляется сообщение, что ты его «прочел от корки до корки», а значит достоин получить класс.

Ворчащий Митрич побрел в комнату, а я направил стопы в квартал хлебопашцев. После открытия квеста он горел красным на местной карте. По пути туда повстречал главу местной братвы, уже известного мне по рассказам Вальки, как «старшого». Примечательно, но над ним вместо имени горел вопросительный знак.

— Слыш, Ив, дело надо перетереть, базар к тебе имеется, — сразу показал деловой подход старшой. А раз нет имени, пусть и будет — Старшой. — Ты у меня человечка увел работящего. Пусть небольшой, но приносящий доход. Компенсацию бы получить причитающуюся.

— А разве не вольным зовется ваше братство? Или вещью она твоей была бесправной? — сразу понял я, о ком речь. — Не по понятиям это. Но у тебя свой интерес есть, я понимаю, — не стал я лезть в «бутылку». — Готов обсудить, но на разумных условиях.

По большому счету, такого «купца» следовало слать в пешее эротическое путешествие. Однако были нюансы. Неписям класс открывали даром, но за деньги. А вот игрокам давали испытание. Мне создать Посох и напоить его кровью. Подозреваю, что Вальке дадут по ее прошлым делам. Поэтому помощь местной братвы может пригодиться:

— Сколько просишь компенсации?

— Ишь ты, разговаривать начал. А мне сорока на хвосте маляву принесла, что несговорчив ты, ошибочка вышла видать. Сколько? А сам посуди, я в нее знания вложил, усилия… 25 голдов.

— Так, кто ко мне с деловым подходом, тому и я навстречу, твой резон понятен, учитываю его. Знания говоришь? Только не мастера ты вырастил, а ученика всего лишь, так что усилий тех кот наплакал. Готов отдать 3 золотом.

— Ну, это не серьезно. Уж больно талантлива ученица-то… Была… 20-ть.

— Верно, талантлива. Но не ты ей его дал, а Боги наградили, неужто на божественное претендуешь? Да и раскрыть еще таланты нужно было, а это время и не малое. 4 золотых.

— Тоже верно, нужно время. Но она за месяц мне бы в клювике те 4 монеты натаскала по крошечкам и зернышкам. 15-ть!

Старшого наш диалог явно развлекал. Он торговался не за деньги, а за интерес. Я повышал по монете, он падал сразу на пять золотых.

— Натаскала бы, если фарт бы ей был, да стражники слепые и рукожопые. А коли глазастые да умелые? Повязали, пришлось бы выкупать девчуху, в противном случае потерял бы лицо среди братвы. А это уже не те расходы, что компенсацией просишь. 5 монет.

Старшой засмеялся. Протянул мне руку:

— Согласен, по рукам. — Он отдернул кисть, которую я уже намеревался пожать. Я сделал финт рукой, изображая полет истребителя, типа и сам не готов еще ударять по пятаку. — И еще одну небольшую услугу сверху. Сам видишь, деньги мне не особо нужны, на вшивость проверял. Вижу надо свою маляву писать, что не такой уж ты и беспредельщик. Мне ваши теры с Папаней и его братвой до уличного светильника. А что мы поладили, это обнадеживает. Значит, в путные руки ученица уходит. Хоть и не родная она мне, но все же наша.

— По рукам ударим, если запрос на услугу приемлем будет — без уголовки.

— Да какая уголовка? С этими делами найдем кому справится и среди своих. А у меня к тебе просьба будет простенькая — доставить письмецо матери. Ты скоро из Города уйдешь, знаю. Может и мать мою встретишь. В письмеце все прилично. Мол, жив-здоров, чего и матушке желаю. Типа, помню ее, уважаю, ценю и все дела. Можешь прочесть сам, перед тем, как запечатаю. — и Старшой потряс передо мной вытащенным из-за пазухи листом.

— Это сделаю, но встречу ли я твою родительницу? Еще не факт.

— Ну коль не встретишь — не судьба значит. — Старшой протянул мне руку, я ответил рукопожатием. Затем протянул ему 5 золотых. Он их взял и… вернул. — Это ученице на одежку. Мы тоже с понятиями и с сердцем в груди.

После чего повернулся и исчез в подворотне. Словно темная молния сверкнула, и его уже нет. А я продолжил путь.

Квартал хлебопашцев находился рядом с воротами. Каждое утро работники сельхозтруда отправлялись на поля, чтобы к вечеру вернуться домой уставшими. Но сам процесс выглядел завораживающим из-за своего сюрреализма. В реальности люди пашут поле, затем выходят сеялки или, что там еще. Потом, через положенное время появляются ростки, всходы и так далее. Здесь все, как с книгой Валькиной. Вышли люди, впряглись лошади, изобразили пахоту. Все. А потом, бац, а поле уже готово. Затем выходят другие помахать руками, типа сеятели. Пара минут возле обочины, а типа посеяли. И так далее. На каждый процесс уходит свое время. На пахоту минут 30, на рост пшеницы около 40-ка. Точно не могу сказать, это засекать надо, а оно мне надо? (Я прямо маэстро тавтологии становлюсь). Дальше пшеница зреет, то есть меняет цвет с зеленого на желтый. А это уже неделя. Но неписи все равно ходят на работу и что-то копошатся рядом, пока вызревает урожай. И вот эту культуру, кто-то ночью стал «шевелить». Ну помните, как у Ершова: «Кто-то в поле стал ходить и пшеницу шевелить».

Спинной мозг подсказал, что и квест, вероятней всего, похожий. Что и подтвердил староста хлебопашцев. Причем, словами из поэмы.

— Тут это, урожаю угроза имеется. «Кто-то в поле стал ходить И пшеницу шевелить.

Мужички такой печали отродяся не видали. Стали думать да гадать — как бы вора соглядать. Наконец себе смекнули, чтоб стоять на карауле, хлеб ночами поберечь, злого вора подстеречь» (К. Ершов «Конек-Горбунок»). Вот только устают они днями, не могут ночью работать, отдохнуть надо. А как только глаза сомкнут, тут и напасть происходит. Поможешь? Всего три дня отстоять, а там и рассчитаемся. Поймаешь кого, отдельная награда.

Квест сменился:

«Найти старосту хлебопашцев, который уточнит задание, выполнено. Опыт 100. Выяснить, кто ночами портит посевы пшеницы, устранить проблему. Отстоять три ночи в карауле. Награда 10 золотых, 1000 баллов для навыков или увеличения характеристик. В случае поимке вора дополнительная награда рандомно».

Ну что же, сценаристам нужно отдать должное. Хотя бы, за последовательность. Зачем изобретать что-то свое, если можно дать игрокам стать главными героями известных с детства сказок. Типа, пусть почувствуют себя на их месте. Ну, или поностальгируют. Если так и дальше пойдет, не избежать мне встречи с Бабой-Ягой, Соловьем-Разбойником и Змеем-Горынычем, будь они не ладные. Но что поделать, я ограничен игровой условностью, которая ограничена фантазией разрабов. Поэтому жамкнул виртуальную кнопку силой мысли, подтвердив согласие. Все, теперь в дозор.

Первый день, а точнее ночь караула плодов не принесла. А никто и не ожидал. Ежу понятно, что основные события произойдут именно на третьи сутки дозора. Однако по условию квеста ходить на «дежурство» нужно каждую ночь. Митрич и Валька, которая навязалась с нами в караул, преспокойно продрыхли все время в стогу сена. Я не спал, даже не дремал. Всю ночь работал со стихией. На этот раз воздуха.

Вот взять, к примеру, Соловья-Разбойника, про которого вспомнилось. С его силой все ясно — он валит с ног ультразвуком. А вот, если поглядеть на Голову брата Черномора из поэмы Пушкина «Руслан и Людмила», которую карлик отрубил великану из-за зависти и комплексов по поводу своего роста. Она могла сбивать струей воздуха витязя на коне. Понятно, что все это придумано фантазией Саши Сергеевича, но и здесь тоже люди с фантазией создавали игру. Итак, чисто гипотетически, взяв этот волшебный факт за основу, как добиться такой силы? У Головы не было легких. Вряд ли она работала круче аэродинамической трубы лишь за счет щек. Значит, была другая причина. Вот ее я и искал ночь напролет.

Ветер — это поток воздуха из зоны высокого давления в низкую. Чем выше разница потенциалов, тем сильнее поток. Даже в природе существуют ураганы, которым потуги пушкинской Головы, что капля в море. Реальная стихия валит дома, уносит к чертовой матери автомобили. Значит, все дело в давлении. Но, как быстро и локально создать заклинанием большую разницу потенциалов? Выход нашел при помощи вакуума, формируя пузырь за спиной намеченной цели. Сложность была в том, чтобы не создать вакуум, а удержать стенки пузыря, открывая проход в нужную мне сторону. Начал экспериментировать. Сначала, только хлопало. Затем удалось стабилизировать пузырь, мысленно, протыкая его воображаемой спицей. Затем это отверстие увеличиваем до размера двери. Нет, маловато будет, МАЛОВАТО! Нужно увеличивать размер, как самого пузыря, так и отверстие. Прошло часов пять, и постепенно начало получаться. К концу первых суток я научился создавать достаточно сильный ветер. Не такой, который вырывает вековые деревья с корнями, но достаточный, чтобы разметать пару копен сена.

Митрич, надрав за первое дежурствалипового лыка, остался в таверне крафтить лапти. Мотивировал свой отказ стоять в дозоре тем, что там бесплатно, а тут хоть копеечка, но будет капать. Лапти плелись быстро и особого труда их сделать не составляло. Вот только и изнашивались они так же быстро — за два — три дня. Поэтому стоила пара всего 5 медяков. Домовой просил усилить их «живучесть» за счет прокачки силами Волхва. Я согласился, опыт лишним не будет. Первую пару опробовали фактически сразу. Митрич лихо подготовил лыко и начал его сплетать, придавая в колодке заготовке форму обуви, умело махая кочедыгом.

— Мой кочедыг особый. Его отец к лешему носил, на пень положил, а рядом хлебушка и других гостинцев. Леший-то качедыг и забрал на ночь, чтобы себе лапти сплести, а утром вернул, да уже не простой, а заговоренный. Поэтому и лапти у меня получаются особые — ноские и мягкие, а коль ты еще их заговоришь, то сносу не будет. Всяко разно за 15 медяков уходить будут, дай только время народу разведать про то.

Вязал лыко Митрич ладно, как в прямом, так и в переносном смысле. Лапти, на мой взгляд не специалиста, вышли и правда хорошие. Плетение мелкое, прочное, между ним даже щелей видно не было. Это особо важно, когда кругом лужи.

— А еще хорошо лапотки из кожаных ремешков делать, Хоть на парад в них. Легкие, прочные и удобные, — вещал Митрич. — Тебе бы сделал, но ты в сапогах ходишь. Чего ж тебе лапотником-то становиться? А вот свою обутку поберегу, спрячу до лучших дней. В лапотках похожу, коль они справные выходят.

Я положил деревенскую обувь на пень. Проник в структуру лыка и начал его исправлять, сдвигая молекулы плотнее, изгоняя влагу постепенно процентов на 10. Больше нельзя — лыко станет ломким и хрупким. Как это возможно? Сам не ведаю, ты словно снежок лепишь, собираешь снег в ладони и начинаешь прессовать, а с него водица стекает. Вот и здесь также. Через какое-то время лапти вспыхнули белым свечением, и система выдала:

«Лапти укрепленные, прочность 100 единиц. Бег +2».

А Митрич чуть в пляс не пустился.

— Эко чудо чудное, да диво дивное ты устроил. Такие лапотки я уже меньше, чем за серебруху не отдам. Они сами полезные, а после твоей работы с ними, так еще и навык дают, — радовался домовой.

После первой пробы, лапти укреплял оптом. Все получались с усилением, где к силе, где к бегу, а где и ловкость добавлялась. Митрич ушел торговать в надежде стать последним царем Лидии из рода Мермнадов — Крезом, а мы пошли в поле дозоры водить дальше.

Глава 7
… И вымученный пет

На вторую ночь выдалась возможность опробовать силу нового воздушного заклинания на реальных вредителях. На пшеничное поле пожаловали черти. Самые настоящие с рожками и копытцами. Эти мелкие монстры воровали зерно с одной им известной целью. Но факт оставался фактом — их нужно было наказать.

Я подкрался тихонько к самой большой группе, которая деловито набивала мешки пшеницей, а затем создал за их спиной пузырь вакуума. Раскрыл чуть правее от прямой линии, чтобы была возможность закрутить получившийся поток воздуха. Воришек зерна я легко поднял над полем при помощи созданного ветра. Чертики словно маленькие феи, но не столь благовидного образа, парили над землей и истошно вопили при этом. Валька носилась по открытому пространству, добавляя шума своими криками: «Ату их! Ату чертей к чертям!».

Черти взмолились и просили опустить их на землю, а еще лучше вообще отпустить. Я опустил, а куда деваться, силы заканчивались. Маны удерживать такую кодлу в воздухе, ой прорва нужна. Но вместо благодарности, монстрики кинулись на меня. Нападали кучками, тут же отбегая. При этом, они возбужденно перекрикивались, словно, кого-то звали. А почему кого-то? Вот, он — главный чертила явился. Не сильно крутой, всего 20 уровень, справимся легко. Ростом с меня, но сильно сутулится. Рога большие, борода козлиная, глаза красные и светятся. Другой бы замер от страха, но мы и не таких видали! Густая шерсть, которая напоминала волосы представителей кавказской национальности, только гуще, будто свалялась в хвост, короткий и неухоженный. В руках главный черт держал какое-то оружие. Вижу — не пальмовая ветвь дипломатии, а нечто похожее на веник. Значит, будем биться. Черт взмахнул помелом в мою сторону. С него сорвался сноп искр и прибольно шарахнул по кольчуге. Она у меня прочная, но металлическая — ток пропускает. Пусть урон небольшой, но шокотерапию я испытал приличную. Ах, ты мерзость! Ну, держись!

Я вошел в танец Земли. Ногами, расставив их на ширину плеч, начал стучать по поверхности. Со стороны это выглядело забавно, словно хард-степ пляшу. А вот противнику не до смеха. Мини землетрясение под ногами. Очередной каст веника сбивает земная дрожь. Отлично! Мелкие бесы в бой не лезут, стоят и смотрят за поединком. Валька им сначала пинки отвешивала, да сама засмотрелась. Пляска Земли перетекает плавной струей в танец Воды, всплеск Ловкости дает мне возможность совершить кульбит. На автомате, оказавшийся в руках Посох, вспарывает воздух рядом с чертилой. Мимо? Нет, так и задумано. Следующий удар, на оттяге, валит противника наземь. Можно кончать супостата, но смысл? Тем более, черт вытащил откуда-то грязную тряпицу, а некогда белый платок и машет им, прося перемирия. Я не добиваю, но пыль из его шкуры продолжаю выбивать, загоняя красную шкалу жизни в крайний левый угол.

— Не бей, я откуплюсь. Клянусь Мареной!

Экзекуция прекратилась, главный черт в качестве откупа пообещал мне место скрытого клада. Клятва богине Марене заставила поверить ему. Таким не шутят, соври, и она отомстит так, что смерть от моих рук — малина. После этого все черти исчезли так быстро, словно тут ладном пахнуло — быстро и со свистом, пообещав больше не являться на данную территорию сельхозугодий. На вирткарте зажглась красная отметка места зарытых сокровищ.

В принципе, можно было сдавать квест старосте. Но я чувствовал, что в этом и подвох. Черти появились на вторую ночь, а дозорить нужно было три. Нубы бежали сдавать квест, посчитав дело сделанным, а вот мы и на третью ночь явились ко времени. Я свято верил, что впереди крупная «дичь». Поэтому бдили чутко.

Перед тем, как начало смеркаться, у нас с Валькой состоялся разговор:

— Валентина, ты получила класс? Что за задание дали для активации?

— Книгу я прочла, класс открыли, но чтобы его активировать нужна универсальная отмычка. А вот добыть ее непросто. Можно сделать у воровского мастера из холодного серебра, а затем зачаровать. Можно найти, а вот где в задание не говорится. А можно украсть у Старшого. Но по мне так проще найти, чем соваться к нему с желанием обокрасть.

— А если купить где? Да у того же Старшого?

— Не знаю, про это ничего не сказано.

— Вот мы и попробуем. Нестандартные решения чаще всего и приводят к нужной цели. По себе знаю, — я почему-то был уверен, что отмычку нам глава местных воров уступит. За дорого конечно, но отдаст, а как иначе, мы же особые.

… Солнце в эту ночь резко рухнуло за горизонт, словно сорвалось с веревки. Сразу стало темно, подуло прохладным воздухом. Было немного зябко, и я добавил в собственный «термостат климат-контроля» пару градусов. Вокруг нас будто черный бархат опустили, хоть глаз коли. Поэтому ориентировались больше на звук, который и подсказал, что в метрах ста от нашего местонахождения творится что-то неладное. А затем ночь разорвало переливистое ржание лошади. На наше счастье выглянула луна и мы стали лицезреть увлекательную картину.

Абсолютно белая, как первый выпавший снег, по полю кругами носилась кобылица, кувыркаясь в пшенице, падая на спину и взбрыкивая при этом копытами. После ее действия на сельхозугодиях оставались круги, которые в реале уфологи встречают на полях и считают делом конечностей инопланетян. С какой целю самка коня устраивала здесь паркур, было не ясно, но нам и не требовалось это разгадывать, а вот обуздать кобылу необходимо.

Мы подкрадывались со скоростью черепахи, чтобы не обнаружить себя. Валька, так та вообще в инвиз ушла, ей проще с таким умением, а мне приходилось пузом считать неровности пахотного участка. Постепенно расстояние сокращалось, а лошадь словно и не замечала нас. И вот я уже на расстоянии прыжка. Делаю его в тот момент, когда кобыла поднимается со спины на ноги. Я не силен в лошадях, поэтому не понимаю людей, которые восторгаются красотой и грацией этих животных. По мне так самое обычное. Ничем не лучше слона или шимпанзе, у каждого свои прекрасные черты. Но эта кобыла была царицей лошадей. Не влюбиться в такое животное было просто невозможно. Лебяжья шея, тонкие, но мощные ноги. Она словно парила над землей. А после моего прыжка и падения ей на спину, иллюзия парения переросла в уверенность.

Как только я упал на круп, сразу схватился за гриву обеими руками, намотав жесткий волос, которые резал пальцы в кровь, себе на кисти. Боль потерпим, а вот падать нельзя никак. Для еще большей устойчивости или усидчивости, припал к крупу максимально ближе, а ноги вжал в ее тело. Что тут началось! Кобыла пронзительно заржала, поднялась на дыбы, пытаясь сбросить незапланированного ездока. Слава Бону, кувыркаться не додумалась, а то бы точно раздавила. Вместо этого мы понеслись к звездам, которые горели на ночном небе. Узнавать и запоминать неизвестные созвездия времени не было. Все силы были брошены на то, чтобы усидеть. Лошадка подо мной напоминала истребитель СУ-61 шестого поколения, выписывая фигуры высшего пилотажа и выдавая до 5 Махов. Я же себя ощущал летчиком-испытателем, который совершенно неожиданно для него оказался на обратной стороне лобового стекла кабины. Голова кружилась, только что я видел землю, а вот уже и небо. То мы падали, как на американских горках, то начинаем крутится в фигуре высшего пилотажа — «бочке». Меня мотало нещадно, сам офигевал от себя, как я умудрялся держаться. Сколько длились мучения, сказать не могу. 10 минут, час, сутки, год? Время растянулось липкой патокой. Но вдруг мытарства закончились. Кобыла пошла ровным ходом по облакам, опускаясь к земле и снижая скорость. И вот она ступила на твердую поверхность и человеческим голосом сказала, остановившись:

— Ты сумел меня обуздать, за это я награжу тебя подарком.

Она ударила стройным копытом (если они бывают стройными) оземь, и откуда-то сбоку послышалось другое ржание и топот. К царице-кобылице приближались два таких коня, что дух захватывало. Не хуже оба, чем чистокровный английский жеребец Фусачи Пегасус стоимостью в 70 млн долларов. А рядом с ними тусил пони, да еще и горбатый.

— Послушай меня Ив, двух коней подари-продай, но Горбунка не отдавай, — напутствовала побежденная лошадь. — Он тебе другом станет и поможет в трудную минуту.

Точно! Конек-Горбунок! Я же сразу предполагал, что так будет, но после небесных пируэтов, тупанул. Всю величественную картину происходящего портило одно. Я стоял и блевал. Причем не принятой пищей, а какой-то водой с привкусом желчи. Но и эти мучения закончились. Кобыла терпеливо выжидала моего ответа, отвернув морду для приличия или избегая взглядом нелицеприятную картину. После чего, я утерся рукавом и задвинул мудрую речь:

— Спасибо, не отдам, вот только и ездить на нем не стану. По крайней мере, в открытую.

По сказкам я знал, что конек сей непростой, умен до жути, зараза магическая. Но выглядел он как убожество. Если его браться смотрелись, Bugatti La Voiture Noire, то пони выглядел горбатым «ЗАЗиком» — убожеством отечественного автопрома. Так что рядом это животное водить еще можно, типа аниматор, иду деток фотографировать… А вот ездить на горбатом конечке верхом — стать поводом для очередных насмешек.

Кобылица кивнула, и начала уноситься в небо. Красавцы явно не обладали человеческой речью, а вот Горбунок заговорил:

— Велика беда, не спорю, но могу помочь я горю. Будь, ты Ивушка, в покое. На меня скорей садись, только знай себе держись. Я хоть росту небольшого, да сменю коня другого. Как пущусь да побегу, так и беса настигу. (Источник Культура. РФ: culture.ru/poems/42188/konyok-gorbunok)

— Ээээ, а можно в прозе?

— Можно и в прозе, — согласился Горбунок. — Я понимаю, что на коня не выгляжу. Отец-то у меня Пегас. В детстве обучал по облакам бегать, да уронил, вот горб и остался, а я расти перестал. Но силу волшебную он мне передал. Я действительно очень быстр, своих братьев, как стоячих на стометровке обгоню. А еще, при развитии моих талантов откроем ветку боевой трансформации, тогда я не буду выглядеть горбатым пони, а стану настоящим единорогом. Вот только качать придется долго, она седьмой только откроется. Опыту придется вбухать много.

А у меня перед глазами горело системное сообщение:

«Вы приобрели питомца. Конек-Горбунок, уровень 1. Доступны три очка распределения талантов. Следующие баллы откроются на 2 уровне. До 2 уровня 0/300 опыта. Опыт может быть добавлен как хозяином, так и добыт самим питомцем».

Мой пет уникальный. Такого нигде не купишь ни за какие деньги. Из минусов только несуразность, а вот таланты у него просто с ума спрыгнуть. В качестве бонусной пассивки имеется Полет. Время неограниченно. Первый уровень дает три очка и всего 1 талант — Рывок. Его нужно прокачать хотя бы до пятерки, чтобы открыть второй — Отскок. Рывок нам дает в течение 30 секунд ускорение на 50 процентов, при дальнейшем росте увеличивается время использования. Отскок на старте навыка может помочь отпрыгнуть на 10 метров. Расстояние увеличивается по мере уровня таланта. Третий — Телепортация. Сам игрок с питомцем остается на месте, а вот врага можно откинуть, опять же чем выше уровень, тем дальше. Четвертый талант — Невидимость. Тут шаг в росте навыка увеличивает время действия инвиза. Шестой — Удар копытами. Седьмой — Боевая трансформация — питомец навсегда превращается в единорога и получает 30 % резиста от магии. Восьмой — Огненная стрела. Можно пуляться файерболами за счет маны пета и чем выше уровень, тем сильнее урон. Девятый — Аура усиления. Накрывает область, в которой союзники и члены отряда получают нехилыфе бафы. И последний, десятый талант — Единение. Что дает, скрыто под знаком вопроса.

— Горбунок, вот как-то неблагозвучно твое имя, давай тебя переименуем, если ты не против?

Система давала такую возможность, не возражал и мой маунт:

«Дать имя питомцу? По умолчанию «Горбунок». Да/нет?».

— Мне и самому носить это имя стремно. Горбунок… Звучит, как Горбун, как оскорбление. Хотелось бы что-нибудь благозвучное, — сказал мой пони. Я мысленно жму «Да».

«Новое имя активируется голосом», — подсказала система.

Начинаю перекидывать в голове геройские имена коней: Буцефал, Инцитатус — римский конь-сенатор, Абсент — легендарный сын коня маршала Жукова, на котором он принимал парад Победы в 1945 году. На худой конец и в традиции игры — Сивко-Бурко. Но все мои помыслы испортила Валька, которая как черт из табакерки, выскочила из-за моей спины и крикнула:

— Гугл в помощь!

Система моргнула и добавила:

«Поздравляем! Имя питомца изменено на «Гугл».

Так и появился у меня горбатый маунт с кличкой «Гугл».

Глава 8
Как околачивание груш превратилось в поиск молодильных яблок

Горбунок не смутился новому имени — «Гугл». Ему даже понравилось, что его нарекли именем поисковой системы, где хранятся все знания человечества. Валька схлопотала подзатыльник, скорее для проформы, чтобы не лезла вперед батьки в пекло. Я понимаю, что желание молодежи дать совет более опытным — это норма, и не важно, что будет звучать глупо, ведь всегда можно этак с уверенностью добавить: «Это мое мнение!»

В принципе, я сам бегал в песочнице с ником «Ивашка». Поэтому имярек экс-Горбунка можно подавать, как некий тренд. Типа оригинально и все дела. Кто знает, что имя — это очередной ляп.

Квест старосте хлебопашцев сдали по утру, тем более оно наступило фактически сразу. Кроме коней и пета за задание добавили 10 золотых и 1000 баллов. Деньги оставил себе, доведя бюджет до скромных 36 золотых, а с учетом гномих монет — до 71-го. Не густо. А вот баллы целиком впихнул в пета. После сего действия удалось поднять Рывок до 5, получить Отскок пятого уровня и открыть Телепортацию. Этакими темпами скоро буду рассекать на тюнинговом единороге последней модели. Гугл тут же начал юзать таланты. Я ему не мешал, а всячески поощрял, ведь за это хоть по капле, но тек его личный опыт.

Митрич новому питомцу обрадовался и сразу хотел его приспособить в хозяйство. А вот братьев его продавать отказывался.

— Да как же продавать такую красоту? Мы же на них будем боярами выглядеть, да у самого Князя таких нет. На них можно даже поле пахать!

— Ну это ты Митрич загнул. Кто же на скаковых лошадях поле пашет, для этого труда есть скотинки попроще. Мы вот как поступим… Продавать не станем, а подарим коняшек Княжичу и самому Князю. С таким подарком нам точно все препоны снимут.

— А и то верно, — поддержала меня вернувшаяся с тренировок новоиспеченный маг воды — Айка. Коляр в одобрение кивнул, но промолчал. Айка же добавила, — Я еще и водицы живой в подарок добавлю.

— Какой живой воды? Где ты ее взяла? — удивился я.

— Не взяла еще нигде. Но завтра будет день Живы, вот она и поможет мне ее создать. Надо лишь бутылек найти. Такое заклинание я у атамана выведала, когда еще навкой была. Жива же нам помогала. Вот один раз в год на ее день и можно обычную воду живой сделать, только бутылек нужен.

— Да бутылек найдем. А почему именно бутылек, а не бутылка? Или только в таком объеме можно воду сделать?

— Почему? Хоть бочку.

— Так что же ты тогда бутылек спрашиваешь? Мы самую большую бочку и сделаем. Точнее ты сделаешь, а мы воду эту по бутылькам разольем. Знаешь сколько один такой стоит? Не меньше 500 золотых!

— Ой, а я и не подумала…

— Вот что за голова у нашего командира, — восхитился Митрич. — Мы же тепереча золотыми ложками из золотых тарелок будем есть.

— Ага, и унитазы золотые закажем.

— Какие такие нитазы?

— Место отхожее золотым сделаем, говорю.

— Это еще зачем? — у домового глаза полезли под нечёсаную челку, а возможно и выше. Увидеть мешал волосяной калтун.

— Не знаю, но в моем мире так многие олигархи, то есть богачи делают, типа круто.

— Блажь все это, — возмущенно закачал головой Митрич. — Это же каким нужно быть глупым, чтобы дерьмо с золотом мешать. Их к лекарю нужно свозить, чтобы голову проверил, что-то у них с ней не так.

Возмущению домового не было преград, оно так и перло из него. Он еще битый час бормотал себе в бороду нелицеприятные слова про тех олигархах, заменив это слово на другое из своего тайного словаря «олигафрены».

Я радовался по той же причине, но другому поводу. Да деньги в казне нужны, но не копить, как мечтал Митрич, а появится возможность тратить на разные ништяки. Если Айке удастся заполучить живую воду в промышленных масштабах, то на вырученные от продажи средства можно будет приобрести каждому супер-обновки по классу и на перспективу. Будем брать самое лучшее и желательно масштабируемое. И про оружие не забудем. Это у меня посох имеется, а Айке жезл нужен, Колояру хороший меч, а Вальке… Вальке мы универсальную отмычку у Старшого купим. Но развернуться не получилось, делёж неубитого медведя оборвал бубнящий Митрич:

— Ты это, лапотки бы доделал, а то продать нужно, уже покупатель на партию имеется, Оптом брать будет, как только ты их, как это… проапграбишь!

— Проапгрейдишь, нужно говорить. — Митрич охотно подцеплял новые слова из моего лексикона и часто вставлял их в свою речь, правда не всегда к месту. В этот раз попал.

— Во-во, именно это и надо сделать. А я потом новые сплету.

— Да зачем тебе их делать-то? Скоро денег будет… На все хватит.

— Деньги лишними не бывают, — сказал Митрич и потряс для усиления эффекта поднятым кверху пальцем. Он повернулся и пошел в свою мастерскую, которую организовал на чердаке за серебрушку в месяц. Я поплелся за ним в нежилое помещение. А когда поднялся наверх, то буквально офигел. Здесь было около 1000 лаптей разных размеров с прямым и косым плетением, а некоторые даже с фейшн-эффектом, когда лыко разных пород деревьев сплеталось вместе, давая необычный узор. Эту цветовую палитру мой домовой искусно использовал для украшения обуви.

— Когда же ты столько успел сделать?

— Дык, пока вы кобылу объезжали в дозоре, я тоже время зря не терял, только часок поспал. Все крафтил, — гордо добавил Митрич. А поводов для гордости было два. Сделанные лапти и новое слово, вставленное к месту.

На «лаптеапргейд» потратил полчаса, после чего спустился вниз. Коней дарить решили послезавтра, после того, как разбогатеем, купим новые наряды и уже пойдем в гости «ни как лохи». С Гуглом проблем не было, его, как и любого пета можно было отзывать/призывать, а вот его братьев по породе, требовалось пристроить в конюшню. Коняшкина гостиница нам обошлась в золотой, зато с охраной. Но Колояр местой страже не доверил, вызвался спать рядом с ними, как он выразился «для пущей надежности». Я возражать не стал. Айка тоже была занята приготовлением к завтрашнему таинству. Моя то ли девушка, то ли друг Кнопка, с которой я мечтал встретиться не отвечала, так как ее с момента моего прихода в Город не было в игре. Как-то у нас с ней все не понятно…

Поэтому осталась только Валька. Вот ей и займемся.

Поискал глазами отрядную клептоманку, но увидел другое — как Митрич торгуется. Покупатели за лаптями приходили прямо в таверну, за что местный хозяин брал серебрушку и закрывал глаза.

— Это где же видано, чтобы за пару лаптей серебруху просить? — канючил жиденький купчишка.

— А, это где видано, чтобы ЭТО называть лаптями? Как говорит мой командир — это настоящие шузы и даже берцы! Во как! Да им сносу не будет, а какие мягкие, удобные и красивые, хоть щас надевай и на танцы, все бабы твоими будут. А посмотри внимательно, вот эти Бег увеличивают, а эти Ловкость. Да я поштучно за них полторы серебрухи будут брать, а оптом за бесценок отдаю, а он еще и кочевряжится. Это же не просто сплел и забыл, здесь же М-ааа-гия. Не хошь брать, отходи, дай другому посмотреть, пощупать и купить. Берешь? Меньше 10 пар возьмешь, скидки не будет. Вот то-то же… Да ты на них такой навар у себя дома сделаешь, что еще прибежишь. А чтобы быстрее вернулся, оставь себе вот эти. Они хоть и простыми смотрятся, да Бег аж на +3 прибавляют. Вот быстрее и появишься за новой партией. А я еще хозяина уговорю, чтобы ремешков кожаных добыл, да не простых, вот тогда уж я развернусь с его-то талантами. Да мы за три месяца себе дворец отгрохаем.

Ремешки Митрич давно просил. Но не покупать же их, надо просто сходить в данж и пособирать лут. Заодно и команду в боях поднатаскать. Гибели Айки и Колояра в батлах, не боялся. В случае, если сольемся, то нас с Валькой кинет на респаунт, а вот неписей в игре выводили из боя с 1 процентом жизни. Так что убить их было можно только, если на то был отдельный сценарий или квест. Восстанавливаются НПС долго — около суток, но все равно их не потеряешь. Вот странно как-то. Попади Айка под меч монстра, останется жива, а будь то ее враг — Беспута, заморит насмерть девку.

А еще нужно клад чертей отрыть, как говорит наш министр финансов, деньги лишними не будут, а может что и путное надыбаем. В общем, дел на перспективу было невпроворот. Точно! За кладом вдвоем с Валькой сбегаем, а по пути и к Старшому завернем.

АУТРО:

Гостомысл решил решить свою нерешаемую проблему известным лишь ему решением. Дело в том, что настроен он был решительно. Ивашке, каким-то образом удалось справится с кобылицей, да еще коней получить. А тут сорока на хвосте принесла, что этих красавцев намерен княжичу с отцом подарить. Об этом Мытник проведал в первый же день, так как за Ивом установил наблюдение при помощи своих людей. Остается проверенное средство снять с себя подозрения — навет. На Княжича особого влияния у Гостомысла не было, он слушался лишь Переслава. Поэтому жить воеводе осталось недолго. Уже вчера поваренок подкинул ему в блюдо особый порошок, которые достал Гостомыслу известный колдун. Зелье было особое. Это не яд, который убивает. Это «семена» восточного хебара — страшного растения. Оно плюется в путников своими иглами, напитанными спорами. Они не страшны, если их вывести в первый день, но стоит им прорасти, никакое противоядие не поможет, никакая магия не спасет. Даже живая вода бессильна.

Вот порошочек со спорами и доставил ему намедни колдун. От них в человеке поселяется магическая сущность (что это словами не объяснить и умом не понять), которую просто так не обнаружишь. Она растет и питается физическими силами, высасывая «хозяина» буквально за пять — шесть дней. Первые сутки Переслав уже отжил, завтра его даже сам Перун не спасет. А не станет воеводы, его место возле Княжича займет Гостомысл, и будет свои слова в уши вливать. Еще поглядим, чья возьмет! Да, и поваренка надо бы прибрать, отправить в Навь, от греха подальше. Как говорил Волхв Рудиглав: «Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы…» (Эти слова приписывают Иосифу Сталину. На самом деле он их никогда не говорил. Фраза принадлежит лауреату Сталинской премии, писателю Анатолию Рыбакову, и была вложена им в уста Сталина в романе «Дети Арбата». Прим автора).

… Старшой оказался на месте и сразу принял нас с Валькой. С ней он поздоровался вежливо, но холодно. Меня приобнял, чему я был удивлен. Такое поведение явно не по понятиям. Про «понятия» я начал читать после встречи с Папаней и его кодлой. Благо, что для этого не нужно было выходить в реал. Необходимую информацию можно было найти в виртгугле (Не путайте с моим Горбунком). С таким людьми нельзя сразу начинать прямой диалог и выкладывать свои намерения. Сначала надо покалякать о том, о сем. Для пригляду.

После того, как репутация с ворами у меня поднялась после торговли за Вальку, теперь над Старшим я увидел ник. Разработчик решил его окрестить «Отверткой». Вероятно, что он просто увидел этот инструмент вовремя написания игры и подумал: «Почему бы и нет?» Другого объяснения этому нику я не находил.

— Салам общий для людей, — кивнул я братве, а Отвертке добавил: — АУЕ. Вечер в хату (АУЕ — арестантский уклад един. Прим. автора).

— Чифирок в сладость, — ответил Старшой. — Выйдете, — кивнул он остальным, — с глазу на глаз перетереть с уважаемым человеком надобно.

Братва поднялась и выскользнула.

— Ив, только давай не по фене. Это я со своими масть держу, а так хочется поговорить нормально с нормальным человеком. Поэтому подвоха не жди, говори прямо.

Я облегченно вздохнул. Не хотелось бы из-за одной ошибке потерять репутацию. Но к делу все равно перешел не сразу. Расспросил про здоровье, про фарт, про дела, которые знать не посвященному можно. Про дочь (этой информацией со мной поделилась Валька, которая подслушала ее совершенно случайно). Если первые вопросы Отвертка выслушал благодушно, отвечал с надлежащей вежливостью, то вопрос про дочь резко изменил его настроение. Лицо осветилось на секунду злобой, но затем это выражение растаяло, как снежинка на ладони. Старшой прищурился и спросил:

— Откуда про дочь ведаешь?

— Успокойся, Отвертка, эта информация дальше нас не уйдет. И тот, кто рассказал мне ее, я за него в ответе, будет нем, как могила.

— Это хорошо. Не знаю почему, но тебе верю, хотя и не должен. Ты сказал. Поруку взял. Тебе и ответку держать в случае чего. Давай уж к делу, а то еще, что-нибудь лишнее скажешь.

— К делу, так к делу, — вздохнул я, сообразив, что косякнулся с вопросом про дочь. — Слышал я, что есть у тебя универсальная отмычка…

Я ждал реакцию, вдруг и эта информация вызовет гнев, но его не последовало.

— Не особая новость, про то многие знают, — вновь прищурившись сказал Отвертка. — Тебе-то зачем? Ты же Волхв. Постой, понял я кому она потребовалась и о ком ты печешься. Уж неужели моя бывшая воспитанница в воры подалась?

— Не в воры, будет она сыщиком, но отмычка нужна, чтобы активировать класс.

— Слыхал я про такое у вас игроков. Есть у меня такая, да и мастер изготовить найдется. Но не за даром.

— Оно и понятно, — ответил я. — Сколько запросишь?

— Нисколько. Денег не возьму, на бартер махну. И никак иначе.

— И чего же просишь?

— Хочу яблочко молодильное! Кисленькое такое, чтоб аж кровь в жилах свернулась да новой стала. Добудешь, твоя отмычка. А иначе не отдам. Долгов у меня перед тобой нет, ты мне не брат и не кум даже. Так что награда по делам будет.

Зашибись, пронеслось у меня в голове. Лучше бы мы этого мастера нашли, с ним бы за деньги вопрос утрясли. А теперь что? Где эти фрукты искать? Да и достать будет, пятой точкой вибрирую, не просто. И тут появилось сообщение системы:

«Глава воров готов обменять универсальную отмычку на молодильное яблоко. Про него можно спросить у членов отряда, Княжича, поинтересоваться в квартале магов. Награда 1000 баллов, универсальная отмычка, +100 репутации с ворами. Один предмет на класс Плут рандомно».

Я кивнул Старшому, дав понять, что условия его усвоил и принял, и что услышит он от меня что-либо еще, только после того, как вернусь за наградой. Отвертка понял меня правильно, кивнул в ответ. На этом аудиенция закончилась, и мы вышли.

— Ну, и где брать этот деликатес экзотический? По любому не на прилавке в магазине лежит по акции за 39.99. Мало того, что его найти и добыть нужно, так сначала треба и информацию надыбать.

Валька молчала, думая об общей проблеме, но при этом и о чем-то своем. И тут меня осенило. В задании есть подсказка про членов отряда. Понятно, что Колояра спрашивать смысла нет, ему про это вряд ли известно. Айка, как маг может что-то слышала, однако шанс — один из 100. Больше вероятность выведать у Митрича с его кладезем народной мудрости. Только и это направление отверг. Но у меня же есть конь тыгыдымский! Снова вспомнил сказку Ершова, там на такие вопросы отвечал… правильно, Конек-Горбунок, а в моем случае — Гугл!

— Привет Гугл, — поздоровался я, вызвав своего пета. — Только не начинай: «Что ты Ивушка не весел, что головушку повесил», — давай без стихов. Есть одна проблема.

— Знаю, — ответил пони. — Яблоко молодильное нужно.

— У меня, что на лбу об этом написано? — охренел я от такой осведомленности маунта.

— Зачем на лбу, в условиях квеста все сказано. Я же, как твой питомец имею к ним доступ.

«Тьфу, ты, а я чуть поносом не изошел. Вот только ларчик просто открывался», — мелькнуло у меня в голове.

— Поможешь? Знаешь, что про них?

— «Велика беда не спорю, но могу помочь я горю»… Ты не серчай, что не в прозе. Это дань уважения традиции!» Ну и в диалогах у меня сценарист такие слова прописал. В общем, давай ближе к делу. В соседнем тридевятом государстве живет один барыга. У него сад. Там чего только не растет, вплоть до бананов и говорящих фиг. Но есть и особое древо, пуще всех он его стережет. Раз в год на нем фрукт созревает. Вот он нам и нужен. Яблоко то, молодость хозяину продляет. Но думаю, что один раз не отведав, помереть не помрет, да и в старика не превратится. Подумаешь, разочек на молодке облажается — переживет. Но есть и проблема, в сад мы проникнем, а вот там… Рвать фрукт нужно, не задев листвы, если не справимся, вмиг обнаружат. Тогда пиз…, -маунт посмотрел на Вальку и перешел на литературный слог. — Греха не оберемся. Купец тот на одной ноге с Государем тридевятого государства. А яблоко молодильное, как раз скоро и созреет, недельки полторы осталось. В общем, ко сроку ты задание получил.

В принципе, иначе и быть не могло. Получи я его и через две недели, все равно до созревания нужного плода полторы оставалось. Иначе, какой смысл квеста, чтобы его год ждать? Нет, в игре все продумано.

— Когда отправляться нужно?

— Через недельку и рванем. За три дня доскачем. А пока приготовиться нужно.

В разговор неожиданно вмешалась Валька. Причем слова она произнесла тоном, не терпящим возражений.

— Я на дело пойду. Мне Лялька солюшен по виртканалу скинула, — и, чтобы я ее не перебил, добавила: — Задание мне дали, мне и выполнять.

Я вспомнил слова Митрича, что золотое яйцо от рябой курицы нужно было разбить только мне, без чей-то помощи. Только в этом случае система засчитывает выполнение. Так что резон в словах Вальки был. Такие мысли пронеслись у меня в голове, но диалог не закончился:

— И это, Ив, только без обид. Я понимаю, что ты стараешься для меня и для отряда, вот только играю я, — добавила Валька. — Плутом, а точнее плутовкой я и раньше была, Сыщик мне подходит, но развиваться я хочу сама, а не по твоему приказу. Это мы сейчас вместе, а взбрындет тебе еще раз в голову выкинуть меня из отряда… Кто знает, как дальше карта ляжет. Какие нам дорожки впереди. Может, настанет время, сама уйду. Это честно. Коли вместе, то пойдем рядом, а на нет и суда нет. И туда нет… Как-то так. Поэтому качаемся вместе, а билд буду свой делать сама. ИМХО.

Вообще ИМХО — это записанная русскими буквами английская аббревиатура IMHO: «In my humble opinion», что переводится: «По моему скромному мнению». Однако российские геймеры используют ее в ситуации далекой от скромности. Наоборот, в наших соснах фраза звучит, как из уст индейского вождя: «Хай!». Типа я все сказал, это моя точка зрения, моя позиция, а кто с ней не согласен, иди в пешее эротическое путешествие на ХУтор за Йодом! В общем, я Вальку понял, за что получил миленькое «спасибо» и воздушный поцелуй.

Вот откуда это у женского пола? Когда даже маленькая соплюшка в возрасте годика уже пытается мазать рот маминой помадой и строить глазки. Видимо, это на уровне ген. Ну, да Бог с ним.

Впереди у нас неделя. Нужно Айке получить живую воду, а продать ее — это уже Митрича забота, с которой уверен, он легко и с наслаждением справится. Далее — найти то, что не чертями покладено, но им про то ведомо, сгонять в данж, для сыгранности отряда, а также сделать какие-то приготовления, про которые знает лишь Гугл. Виват, гардемарины! Надуть паруса попутным ветром! Держать нос по галсу, а задницу в тепле… Или как там правильно? В общем, потихонечку, но вперед…

Глава 9
Про поход за «грибами», но без чемодана

Все были при делах, каждый выполнял свою работу, только мы с Валькой прохлаждались. Поэтому бездельники собрались сходить за кладом. Вальку сам попросил сгонять со мной за сокровищами. Место на карте указано, но кто знает, как там на месте выйдет. С ее Наблюдательностью, должны открыть сокрытое, по крайней мере, шанс возрастал. Но для начала, посмотрел на свои достижения, которые достиг в последнее время (я скоро стану мастером — Тавтологом!). Да, подрос, пусть и не сильно, баллы же Гуглу кинул.

Ив, уровень 10. Жизнь 20000/20000.

Класс Волхв-Витязь

БМ — 302.

Раскроем далее, что же апнулось?

Физ атака — 828–936

Магическая атака — 348–371

Защита — 593

Магический резист — 492

Сопротивление магии стихий — 286

Усиление — 46

Талан — 2

Сила Духа +125

Ага, Сила духа и резист. Неплохо, хоть и копейки, но все же. Успеем, прокачаемся. Знать бы еще, когда второй уровень Волхва поднимется пусть пока Ведающего, но все равно шаг вперед.

Неожиданно звякнул чат. Объявились Колесо и Мрач. Набили стрелку через 10 минут на входе в рынок. Встреча оказалась на редкость теплой. Мы долго катали друг друга в объятьях, выбивая пыль со спины, трясли руки и восхищались ростом друг друга. Не от пяток до головы который, а тем, что удалось в игре улучшить. И Колесо, и Мрач заметно выросли в уровнях, что говорила об их игровой активности. Но особенно они восторгались моими успехами. По заведенной традиции геймеры не расспрашивают друг друга, где им удалось опыта и лут хапонуть. Это табу! захочет игрок, сам расскажет. А о возросшем уровне судили по одежде и оружию. Мой Литиус — не чета той палке, что выстрогал для меня когда-то Колесо.

Ребята позвали меня прогуляться по окрестностям, чтобы апнуть немого опыту, да и деньжат подсобирать. Но я отказался, ссылаясь на дела. Они кивнули, соглашаясь. Рассказал им про планы сбегать в данж, чтобы сыграть группу. Получил пару дельных советов, но в отряд никто напрашиваться не стал. Наконец, я задал тот вопрос, ради которого и бежал на встречу:

— А Кнопку не видели? Не отвечает она что-то на мои письма.

— Так и времени-то прошло неигрового всего ничего. Не будет ее пока в игре, сессия началась, так что не переживай, — сказал Мрач. Колесо вздохнул и кивнул головой, подтверждая слова брата.

Уже, когда расставались, Колесо отозвал меня в сторонку на тет-а-тет.

— Слушай, Ив, тут вот какие дела. Кнопка мне, как сестра родная. Наши родители дружат, а она, можно сказать на моих руках выросла. Ты мужик, вижу уже не юных лет. Сколько тебе в реале? 32–33?

— Горячо… 34, - не стал запираться я.

— Вот… А Кнопе, кстати, это мы ее с Костей, ну который Мрач, так прозвали. Ей это прозвище по нраву, поэтому и здесь под ним зарегалась. Я, конечно, в ваши дела лезть не хочу, но не получится у вас с ней ничего. Ты же ее не ради игрухи охмуряешь, на реал надеешься. А ей всего 18 годков. Сечешь? Но даже не разница в 16 лет меня настораживает. Есть у нее парень там. Классный пацан. В ссоре они были, а Лизка — ну, Кнопка, решила, что расстались на всегда, мол, развод и девичья фамилия. Поэтому и с тобой тут начала… Ты не подумай, она не ветреная, и не мстила своему, ты ей реально нравишься…

— Но.

— Но помирились они, теперь ей будет трудно в глаза тебе смотреть и объясниться.

— Так это она тебя попросила?

— Что ты? Если она узнает про это, ругаться на меня будет. Моя это инициатива. Люб ты мне, как тут говорят, хочу, чтобы вы дров не наломали и сердечную боль не заработали. Лучше уж сразу хирургическим образом, вжик… и живите нормально. Все равно у вас ничего бы не вышло, я так думаю.

— Спасибо, Колесо, услышал я тебя. Если Кнопка захочет поговорить, объяснимся. А нет, искать встречи не буду, пусть все на тормозах катится.

— Ну, это, Ив, пойду я. Ты уж не обессудь, коль что не так. Я по дружбе рассказал, против тебя ничего не имею. А дела любовные, как болезнь, сами пройдут.

— Беги уже, — буркнул я.

Колесо, словно только этой отмашки и ждал, «покатился» к брату, и они вместе с Мрачем побежали играть дальше.

Настроение было поганое. Любви, конечно не было, но и надежды рухнули. Эх, ладно, перемелется, мука будет. Не так уж мы друг к другу и прикипели, но расставаться всегда тяжело, пусть даже не начав встречаться.

— Чего такой хмурной, командир? Лицо такое, словно тебя девушка только что бросила, — вставила свои пять копеек Валька.

— Все норм. Давай, по коням!

— Ага, это ты на своего пегаса недоделанного можешь усесться. Пусть, и смешно, но повезет все равно. А мне только палочку между ног вставлять, типа коняшка, хлестать себя прутиком по ляжкам и весело орать: «Игог-го». И дрыгая ножками, скакать по дорожке.

— Лан, не ной, я тоже пешком пойду, воздухом свежим подышу.

— А то ты до этого отходы ноздрями впитывал. Ой, точно без бабы тут не обошлось, селезенкой чую.

По мере продвижения к зарытым сокровищам, менялась и обстановка. Сначала стали появляться кустарники. Валька, где-то надыбав ягоды, похожей на черемуху выстреливала ротовым отверстием (перекрашенным природными чернилами в синий) косточки, издавая характерный звук: «Чпок!». Маленькие снаряды улетали, чтобы скрыться в траве. Но при видимой беспечности Вальки, она была собрана. Вон, глазенки, как сканер мониторят окружающую среду. На дело идем.

Красный кружок на карте стал растив диаметре, когда редколесье сменилось мраколесьем.

Островок диаметром в метров 300 выглядел похлеще Дремучего леса. Сплошной бурелом и поваленные деревья. Точнее, обломанные. Словно, именно сюда и упал Тунгусский метеорит. С коряг и корявых ветвей вологодскими рваными шалями свисали целые мотки паутины. Пейзаж из фильмов ужасов добивала мертвая тишина. Такая, какая настает в наушниках после завершения гипер децибельного трека. Только что орало и визжало, а теперь слух опутала глухота. Из всех звуков были слышны лишь наши с Валькой дыхания.

Моя боевая подруга напряглась. В руках ее появились два кривых кинжала из инвентаря. Клинки по форме напоминали иранские бедуты.

Я достал свой Литиус, чтобы быть наготове. Но врагов, если таковые и имелись здесь, пока не видно. Идем сторожко, по сантиметру в минуту. Оглядываемся. НИКОГО. Но все равно жутко и страшно. Умеют разрабы нагнетать обстановочку. Может, кто был на вирт аттракционах? Это когда тебя кидают в пропасть и взмывают к звездам. Ты понимаешь, что все это нереально, ты сидишь в кресле и ничего с тобой не случится. Но мозг с этим не согласен. Поэтому на очередном вираже он закручивает тело в узел, пытаясь удержать баланс и не «свалится» в пропасть. Со стороны смотришь, сидит человек в пасильоне, а его всего корежит. Так же и здесь. Осознаешь, что ты в игре, но не более. Все происходящее вокруг в какой-то момент становится реальностью.

Навигатор на карте показывает, что нам нужно в центр этого адского круга, кто бы сомневался. Хочется бросить все и свалить, чтобы вернуться обратно с дивизией наемников. Но упрямство и русский «Авось» двигают нас вперед.

— Видишь, чего? — спросил я у Вальки.

— Нет, даже в инвизе никого.

— Стоим прямо на центре отметки.

— Так ты про это… Я монстров искала, не нашла. А клад давно срисовала — под тобой, можно рыть.

Етить-колотить, РЫТЬ! А чем? Я же про лопату совсем забыл. Выручила Валька, у которой в загажнике оказалась самая настоящая саперская лопатка, стилизованная под старину. Этакий совок на короткой ручке.

— Чтобы ты без меня делал, горе-Говард Картер? — голосом женщины, наслаждающейся превосходством, произнесла Валька. — Руками клад выкапывать собрался? Где твоя голова была?

Я промолчал, а что тут скажешь — тупанул. Поэтому ошибку исправим ударным трудом. Рыть было не удобно, пришлось встать на колени. Ковырялся в грунте примерное час. Сбоку уже возвышалась кучка почвы и иже с ней. Да какая кучка? Куча целая. Я швырял землю не хуже экскаватора в режиме овердрайва.

— Зачем ты роешь? Беду на себя накликаешь, я вот тоже копал, копал, да сюда и попал. Беги лучше скорей, а то товарищем мне будешь, — услышал я незнакомый голос, и передо мной материализовался дедок ростом меньше Митрича в серебряном зипуне и позолоченной шапочке.

— Ты еще кто такой? — спросил я местного Гуддини.

— Я-то? Так коповник буду, кладовик или приставник, кому как удобней меня кликать. Сюда приставлен коп стеречь. А ты без ведома и спроса чужое берешь. Нехорошо это.

— Нехорошо, так не знал я, что у клада хозяин есть.

— Неее, хозяина нет. Был да лет уже 100, как умер. А я все охраняю, судьба у меня такая. Не уйдешь, выходит, подобру-поздорову?

— Так раз у клада нет хозяина, получается, что он ничейный. Значит, возьму я его, моим будет.

— Хозяин умер, а клад не ничейный. Не уйдешь выходит? Ну, смотри, я предупреждал.

Кладовик вдруг вспыхнул ярким светом и на меня с Валькой двинулся смерч. Воронка захватывала стоящие вокруг деревья и с легкостью ломала вековые стволы, будто соломенные. Она напиталась сучьями и походила на циркулярную пилу. И приготовился встретить стихию, выставил перед собой посох и создал воздушный щит…

… - Буян, а что такое магия? — спросил я своего Мастера.

— Ты это про что?

— Ну, например, огненный смерч создать или сделать воздух таким крепким, чтобы его ни камнем из пращи не пробить, ни мечом каленым разрубить. Или, опять же, палку сухую вновь цвести заставить. То есть, то, что чудом называется у обычных людей сотворить.

— Не чудо, а кудо правильней будет. А люди, которые его создают кудесниками кличутся. Это уже потом стали чудо говорить. Чудить, получается чарами пользоваться, а недоучек чудаками стали называть.

— Так в чем разница между чаровать и волховать?

— Чаровники, они же чарой пользуются, чашкой особой, в которую воду, кровь али другую жидкость наливали, — начал наставлять меня Буян, — чтобы потом ее духам в дар принести, а от них силу взять. Вот и выходит, что кудесникам без чары никуда. А Волхву она без надобности. Ты вот спрашал, как стену огненную пустить? А сам, как думаешь? Чтобы сделал?

— Я? — я задумался над словами Буяна. — Наверное, поднял температуру так, чтобы пламя образовалось, а затем начал выдавливать воздухом, толкая вперед.

— Вооот, при большой практике и создал бы ты сам свой смерч. Щит воздушный тоже не велика невидаль. Прессуешь воздух перед собой, делая его твердым, как булат, вот тебе и защита. А чтоб палка зацвела, надоть дать ей вспомнить, как она молодым деревцем была, как весной распускала листочки, а затем силы жизни в нее влить. Все, что ты зовешь магией, все вокруг тебя…

… Я ожидал сильного удара от встречи моего щита и смерча. Поэтому ногами покрепче уперся в землю. Однако, когда стихия должна была столкнуться с защитой ничего не произошло. Не ощутил даже легкого давления на щит. Так не должно быть. По закону Ньютона мы знаем, что для противоборства силе требуется аналогичная сила. А раз на щит ничто не давит, значит, и нет ничего! К такому же выводу пришла и Валька, прокричав мне прямо в ухо, от чего я невольно поморщился:

— Ив, не шевелись, это иллюзия. Я где-то читала про что-то подобное. Он специально морок напустил, чтобы ты отступил.

Смерч, дойдя до моих ног не принес ни веточки, а сам быстро исчез, словно и не было ничего. Только что вокруг тебя бушевала стихия, и раз — тишь да гладь, да Божья благодать. Ан, нет! Теперь деревья вокруг вспыхнули пламенем. Они начали трещать, нити паутины почему-то стали капать раскаленными каплями. Казалось, что горит целлофан. Дым пожара, удущье, жар, накатывающий волной, чтобы испепелить неугодного… Но и здесь мы устояли, не сделав ни шагу назад. Пожар, разгоревшийся в одну секунду, так же быстро и схлынул, а на меня уже летел адский пес с горящими глазами, раскаленным телом, высекающий искры лапами из земли. При этом он рычал нечеловеческим голосом, но человеческими словами: «Я тебя съем, задавлю, задушу!». Накативший на меня праведный гнев выразился в «алаверды»: «Я сам тебя съем или задушу!». Пес остановился и обернулся старичком:

— Ишь, ты не спужался, и слова правильные сказал. Все по уму. Так и быть покажу тебе схорон.

Из земли, как поплавок на поверхность воды, вынырнул сундук. Такой массивный, оббитый для прочности медными полосами. А главное, вместительный.

— Посмотрел? — спросил приставной. — И будя. Взять ты его все равно не сможешь.

— Почему? — удивился я. — Зачем тогда стращал, раз все равно показал? Почему показал, а взять не позволяешь?

— Вот же любопытный какой… Пужал, потому что так положено, я же все-таки охранник. Показал, потому, что на сто лет он схоронен был, время то уже вышло, поэтому теперича смотреть на него не возбраняется. А не возьмешь… Понимаешь, привык я к нему за это время. Словно часть меня стал, жалко отдавать. Притронешься к сундуку, испарится он, второй раз уже не найдешь.

Неожиданно к кладу подбежала Валька и протянула к сундуку руку. Кладовик начал улыбаться, предвкушая победу, но неожиданно его лицо скривилось.

— Так нечестно, с плакун-травой любой справится. — Теперь и я заметил, что моя подопечная держала в руке, пучок каких-то растений. — Обманули вы меня, самого дорого лишили.

Валькина физиомордия лучилась триумфом. В руках она держала заветный коп.

— Ты дедушка, не серчай, нам клад твой понадобней будет. Так бы он и дальше в земле гнил, а нам для дела пригодится. А за то, что стерег его и для нас сохранил, вот тебе подарок, — моя спутница вытащила из кармана самую настоящую жевательную резинку. Откуда она ее только взяла? — Со вкусом апельсина, и это, не глотай. Жуй сколь душе угодно — вечный хавчик!

Кладовик, разобрался, как развернуть резинку и тут же затолкал ее в рот. Лицо его вытянулось от вкуса экзотического фрукта, которого он ни разу в своей жизни не пробовал. Затем он умиленно скривился от счастья, неожиданно он улыбнулся и буркнул:

— Спасибо. Раз стеречь больше нечего, пойду я внучат проведаю, большие они уже стали. Сто лет их не видел, — и исчез, как мыльный пузырь лопнул. А вместе с ним исчез и мрачный бурелом, который также оказался иллюзией. Мы стояли посередине поляны, над нами светило солнце и щебетали птахи.

Валька же не обратила на это никакого внимания, она сосредоточилась над тем, чтобы какой-то проволокой вскрыть замок. Через несколько минут от щёлкнул и крышка откинулась. В сундуке лежали гномьи золотые, пересчитав которые мы поняли, что в ближайшее время Митрич будет радоваться доходу в 150 монет.

Глава 10
Потому что без воды, и не туды, и не сюды

По дороге обратно Валька меня удивила второй раз. Именно эта малявка проявила недюжую смекалку, а вовсе не я. На поиски клада она подготовилась, взяв не только лопату, но и плакун-траву, о которой банально прочла в виртгугле. Правда, за все это Валька получила от меня похвалу и нагоняй. Хвалил за сообразительность, ругал за то, что и шансовый инструмент, и необходимый ингредиент, девчушка по традиции сперла на рынке.

— Валька, светлая ты голова, спорить не стану… — начал была я.

— Ив, это что сейчас было? Ты меня хвалишь? Не, ты не останавливайся, я даже присяду, чтобы начать покоиться на лаврах. Это событие вообще нужно вспрыснуть, тебе пивком, а мне медком, пока что безалкогольным, а вот вырасту… — на дала закончить речь Валька.

— А, вот садиться погоди, — продолжил я. — Все же без экзекуции пятой точки не обойтись. Что нужное с собой взяла — хвалю. Но зачем красть? Я тебе что говорил? Как в твою голову вбить, что с воровством покончено! Без должной надобности, конечно.

— Не сердись, это привычка. Я головой подумала, что лопатку надобно бы прихватить, ну и травки… Не для того, чтобы пыхнуть, а для дела. Вот только подумала, а руки сами все сделали. Давай так, ты меня хвалить не будешь, но и наказывать не станешь. Взаимозачет такой. А я старательно исправляться начну. Вот прямо сейчас встану на путь исправления. — И Валька сделала два шага, видимо обозначая этот самый путь исправления, по которому она начала шагать в светлое будущее из темного прошлого. Ну вот что с ней делать? И вред, и польза от нее. Но сдаваться — это показать слабину, потерять уважение.

— Ругать не стану. Но два дня ты моешь полы в наших комнатах. Это не обсуждается!

— Есть, командир. Я тебе могу даже кроватку нагреть собственным телом. Я знаешь, какая горячая. Понятно, что без секса, мала я еще, но когда вырасту, мне потребуется опытный наставник, — подмигнула мне плутовка.

— Вот ты, где взрослая, даже забываю, что с детем говорю, а потом раз, и напомнишь, что ты и есть ребенок.

— Я не ребенок, — уже серьезным голосом ответила Валька. — Просто иногда дурачусь, чтобы интересней было. А про наставника — это не шутка. Первый мужчина — это как отец, он на всю жизнь, поэтому не хочу с кем попало.

— Все отстань, диво эротическое. А то я тебе настоящую половую жизнь устрою, будешь три дня полы драить!

— Готова и четыре, если ты будешь наблюдать, как я еложу тряпкой в позе собачки…

— Тьфу ты, стерва маленькая!

— Спасибо! — и отправила воздушный поцелуй.

Ее провокации понять можно. Она подросток, у нее гормоны буянят. А мне на такие выхваты нужно просто не обращать внимания. Тотальный игнор — лучшая броня. Поэтому оставшуюся часть пути, я молчал и думал о важном.

Важным по степени значимости — получить бочку живой воды. По приходу в таверну я пошел к Айке, узнать, как у нее дела. Айка была в комнате для девочек — ее и Вальки.

— Привет, как приготовления к ритуалу? — обратился я к нашей красавице.

— Готовлюсь, вечером и начнем. Мне твоя помощь потребуется. Потом объясню в чем.

— Мешаю?

— Немного, я для Живы Славо-слово готовлю.

— Извини, удаляюсь, потом поговорим.

Мне стало интересно узнать, кто такая Жива, и я полез в сеть:

«Существует несколько теории касательно происхождения славянской богини Живы. Согласно первой она была дочерью Вышеня и приходилась Великому Роду сестрой и супругой. Жива — это женская ипостась Рода и его противоположность. Существует и другая теория, что Жива трехликая богиня и ее ипостаси это-Леля, Макошь и сама Лада», — сообщалось в виртгугле. И я понял, что без пол-литра не обойтись, чтобы разобраться кто есть ху. Но дальше пошло интересней:

«По легенде прекрасная Жива была влюблена в Дажьбога, и когда его приковали к горе именно она явилась ему в образе спасительницы. Она напоила его мертвой и живой водой и вдохнула в него новую искру Жизни, делясь своей душой. И тогда Тарха Дажбог полюбил ее за доброту и сделал своей супругой законною пред небесами и землей… Дожденосные облака издревле представлялись небесными колодцами и реками. Холодная богиня зимы Мара, налагала на них свои оковы, запирала священные воды, а земля одевалась в снежный саван. Но вот приходит могучий Перун и разбивает крепкие оковы зимы своим молотом и отверзал свободные пути дождевым потокам; омывая землю, они возвращали ей силу плодородия, убирали ее роскошною зеленью и цветами и как бы воскрешали от зимней смерти к новой счастливой жизни… Жива — Богиня лета ведает живой водой, наполняя священные колодцы Ирия».

Получается, что живая или богатырская вода, как ее еще называли, нечто схожее с амброзией Богов Олимпа. В игре живая вода используется, чтобы воскрешать павших игроков, поэтому и цена у нее не хилая. Зачем воскрешать, если есть респаум? Не скажите, смысл имеется. Допустим, вы в пати, прошли три уровня данжа, впереди босс. Но, как назло, за метр до финиша выбивают ключевого игрока группы. А без него никак — не справится. Что делать? Ждать респаума и по-новой? Зачем, брызнул водичкой на трупик и опаньки, он заулыбался. И так можно делать до бесконечности, если есть заветные флакончики. Поэтому игроки стараются запастись живой водой впрок.

Однако, это если поить/кропить хилого и убиенного. А если дать отведать из источника совершенно здоровому персонажу, что будет? Из былины про Илью Муромца помню, что после 33 лет сидения на печи, его напоили калики перехожие водой богатырской, так мужчина не просто пошел, а силу приобрел неимоверную, дубиной тысячи поганые, как мусор веником сносил. Но в игре абсолютно здоровые вряд ли пили воду, эффекта может и не быть и тогда полтысячи золота — коту под хвост. Вот только не в нашем случае, у нас сея вода скоро будет в промышленных масштабах. Пей — не жалко. Вот и испробуем.

Живинь день отмечается ежегодно 1 мая. Уже с утра на городское капище к идолу Живы неписи и игроки, кто выбрал в качестве покровителя Богиню лета, понесли дары — крашенные яйца, хлеб, цветные ленточки, венки из полевых цветов, молоко и печенье. А к вечеру в полях готовились гулянья, разжигались костры. Позднее, как ранее объяснила мне Айка, вокруг них начнутся ритуальные танцы. Женщины с метлами будут «выметать» всю нечисть, что осталась после поры темной Мары. А за танцами начнется джампинг через высокий костер. Таким образом по поверью можно очистить душу и тело — чем выше прыгнет человек, тем дальше от него будет смерть. В Живинь День работать возбранялось — это день всецело принадлежал веселью и восхвалению богини. Но праздник был испорчен…

ИНТРО:

Переслав отходил. Он уже был без сознания, жизнь теплилась только в теле, но не в разуме. Воеводу било судорогой, корежило, изо рта сочилась пена и текли слюни. Призванные лекари и дворовые маги лишь разводили руками, они бессильны. Был использован даже дорогостоящий свиток телепорта, чтобы вызвать личного мага-целителя Князя. Тот долго колдовал над телом Переслава, поил его эликсирами, растирал мазями, давал противоядие, после чего признал свое поражение. Но его слова поразили всех — воеводу отравили. Княжеский маг даже смог определить от чего умирает славный муж — споры восточного хебара. Как попали они в Город, а затем в тело Переслава предстояло выяснить, чтобы наказать виновного в измене. Сейчас ворота терема были закрыты для всех. По злой иронии Переслав умер в Живинь День, когда думать нужно о жизни…

Мытник радовался содеянному и случившемуся. Пусть ищут, поваренка, что за деньги подсыпал споры, его уже давно нет. Надо будет пустить слух, что преступник совершил злодеяние и пустился в бега. Пущай ведут розыски по всем дорогам, когда искать нужно на дне реки. Буча уляжется и можно будет заняться Княжичем.

…Весть о гибели воеводы опечалила всех. Но мешать ритуалам никто не стал. Переслав человек, а Жива — богиня. Правда, все обряды происходили без радости и веселия, просто, как дань традиции. Да и как тут радоваться? Мало того, что умер всеми любимый воевода, так еще и объявлено, что из-за измены. Это же как близко враги подобрались к Княжичу, так и до большой беды не далеко.

Праздновали Живинь День и русалки, богиня вместе с сестрой Лелей покровительствовали навкам. Их смерть Переслава не касалась, как и многое другое — мирское. Понятно, что сие празднество проводилось подалее от людских глаз. Но Айка, как экс-русалка, а теперь и маг воды, поддерживала с ними контакт. А в такой день, ей не могла повредить даже Беспута — ее кровный враг. Да и не будет ее на празднике.

— Ив, ты обещал мне помощь. Мои подруги тебя знают и уважают, поэтому не тронут, но больше с нами никто не пойдет. Этот обряд не для сторонних глаз. Я сначала буду водить русаличий хоровод, силы наберусь. А затем уйдем, чтобы создать живую воду.

— Что от меня требуется?

— Ты должен будешь, как скажу, ударить молниями в воду три раза.

Хм, легко сказать ударить молнией. Я, конечно, уже освоил этот трюк, вот только выходили у меня молнии через раз. Они вспыхивали на Литиусе, но не всегда били в то место, в которое я хотел. Нужны тренировки создавать разницу потенциалов, чтобы отточить навык, но времени уже на это не оставалось. Придется рискнуть.

Здоровенную бочку, которую выменял Митрич, а выбрал он САМУЮ большую, наполнили водой, и я спрятал ее в пространственный инвентарь. Она заняла 6 ячеек, но вместилась. Однако ее вес был таков, что даже с моей силой возник перегруз. Я попытался идти, но полз, как улитка со скоростью три сантиметра в минуту. Выручил Гугл. Чтобы я ранее не говорил, что не сяду на него, все осталось в прошлом. Приспичит и не так раскорячишься. А раскорячится пришлось. Я на нем смотрелся, как Дон Кихот на ослике Санчо Пансы. Мои ноги ходулями выпирали вперед и напоминали рыцарские копья для турниров. Со стороны жутко веселое зрелище. Но я решил, что полчаса позора окупятся целой бочкой живой воды, можно и пострадать немного.

Гугл, на котором я нелепо сидел, тоже испытывал перегруз. Шел быстрее меня, но все равно шагом. До места назначения, которое указала Айка, мы добрались часа за два. При этом мой маунт апнулся на уровень. И я, перед тем, как отозвать его, с радостью качнул пету Телепортацию. Она не имеет уровней, поэтому за ней сразу будет можно открыть Невидимость. Вот она имеет 5 уровней. Кроме того, длительность инвиза зависит от интеллекта маунта, а мой Гугл, профессорам и академикам даст фору по IQ. В общем, может это и эгоистично, но мне все эти приблуды были необходимы, но не суть важны, я ждал Боевой трансформации до единорога. Чтобы мой «горбатый ЗАЗик» превратился в «Бентли».

Колояра, даже уговаривать не пришлось, что он с нами не пойдет. У него были дела. Днем — тренировки, вечером охрана коней. Весть о смерти Переслаа лишь добавила на его лицо ранних морщин. Он, как и мы все, догадывались, чьих это рук дело, но как доказать? Ладно об этому будет думать позже.

Митрич сам бы не пошел, даже, если бы его позвали. У него вовсю работала лапотная мастерская. На чердаке было уже три рабочих места, где вместе с ним трудили еще два домовых. Где-то же успел нанять их. Вот проныра. По словам Митрича, скоро выйдем на импорт. «А, коли освоим обувку тридевятого государства…» В общем, планы наполеоновские.

Проблема, как всегда возникла с Валькой. Уж она то хотела поглядеть, как будут плясать девушки с рыбьими хвостами, а то, что у навок обычные ноги, Валька верить не хотела. Для нее прообраз купалок — это диснеевская Русалочка, а у той был хвост. Пришлось напомнить Вальке, что она наказана, поэтому никаких ей праздников, пусть сидит дома.

— Так работать все равно нельзя… Потом готова еще один лишний день полы юзать, только возьмите с собой, уж очень интересно.

— Нет, работать нельзя, тренируйся.

— На ком?

— На кошках, — вспомнил я известную фразу Балбеса из «Операции Ы».

Валька надулась. Ничего, переживет, ей полезно. Ну вот, вроде все разъяснил, пора и к делу вернуться. Бочку мы установили на берегу реки, рядом разбили семь костровищ. Зажечь их нужно быстро, пока кукует кукушка — личной птица Живы. Не зря она могла предсказывать, кому и сколько уготовано жить. Но это будет после полуночи. А сейчас, наложив на место ритуала защитные чары, мы с Айкой отправились на островок посреди реки.

Как только мы выбрались на берег, а плавать я уже умел, вокруг нас начали собираться русалки. Они выходили из воды, кланялись мне в пояс, принимая от меня в дар подарки-гребешки (нафига им столько расчесок, салон красоты готовятся открывать что ли?) приветливо кивали Айке. Все ничего, но навки были обнаженные, прикрывая груди только распущенными волосами. Я обернулся было к Айке с открытым ртом, чтобы высказать ей свое недовольство — могла бы и предупредить заранее, хоть готов бы был. Рот раскрылся еще сильнее. Айка также стояла нагая. Да, что ж ты будешь делать? Вот, все понимаю, что непись, неживой человек, управляется искином, но глаза и сердце говорит обратное — это офигенно красивая женщина! Для чего мне такие соблазны?

Тем временем, количество навок вместе с Айкой стало 12, и они начали водить хоровод вокруг костра, который доверили разжечь мне. Я это сделал быстро и уселся рядом с ним по наставлению навок, оказался в центре круга из голых девичьих тел. Началось таинство. Купалки пели тихую песню, при этом мелодия исходила откуда-то изнутри их, так как тра они не раскрывали. Плавные танцы ускорялись и замедлялись. Хоровод время от времени разрывался, когда в центр круга втанцовывала одна из навок, она изгибалась, припадала к моему телу часть своего, затем дразня уступала место подруге. И я поплыл…

Я пролетал над плоской и бескрайней вершиной самой Алатырской горы — райским садом Ирием. Здесь светило солнце, теплу и лучам которого радовались мириады райских жар-птиц, оперение которых состояло из золота и драгоценных каменьев. Голоса же их были столь чарующими, что слушать их можно было целую вечность без перерыва. Шел грибной дождь, теплый и искрящийся. Он питал влагой почву, но совсем не мочил обитателей. Яркая радуга стояла аркой над небосводом. Идиллию портило лишь карканье ворона. Я парил над этим местом и… падал вниз звездой.

… Выдернули меня из иллюзии банальными брызгами в лицо и далеко не банальным, а весьма чувственным поцелуем. Айка оторвалась от моих губ и облизала свои. Это было очень эротично. Она улыбнулась и спросила:

— Что видел?

Я рассказал в подробностях о своих видениях, включая и мерзкое карканье.

— Это тысячелетний ворон. Сначала Сварог возложил на него обязанности ключника Ирия. Однако тот постоянно, громко и противно каркал, нарушая царящую гармонию и тревожа, как райских птиц, так и души умерших. Сварог просил его этого не делать, но увещевания бога на птицу не действовали, и тогда ворону было приказано передать ключи ласточке, а самому больше в Ирии не появляться. Недовольный ворон покаркал-покаркал с досады и выполнил приказание. Вот только ключ от «черного входа» в рай он себе все же оставил. За это разгневанный Сварог повелел всему вороньему племени питаться до скончания времен мертвечиной. А ворон, поступив на службу к темным силам Нави, регулярно и тайно проникает в Ирий, чтобы добыть живую и мертвую воду. Вот его-то мы и будем ждать.

…Когда-то Жива была вместе с сестрами Лелей и Мараной похищена Скипер-змеем. В Нави он заколдовал их, превратив в страшных чудищ, которые питались людьми. Их спас брат Перун. Марана так и не оправилась, продолжая служить Нави. Леля пережила случившееся легче всех. Юная Весна просто забыла об этом, а вот Жива чувствовала перед людьми вину, за что раз в год дарила избранным живую воду.

На небо взошла луна, а вместе с ней закуковала кукушка. Причем, звук раздавался отовсюду сразу, со всех сторон. Айка снова скинула одежду и приказала:

— Жги костры.

Шарахнул по ним слабым зарядом файербола. (Вообще, это не совсем огненный шар, как его показывают в других играх. Это скорее разряд плазмы. В воздушное пространство вводится ускоренный пучок электронов и плазма разряда разогревается за счет пучковой неустойчивости. Газ ионизируется и разогревается до миллиона градусов. Вот этот пучок плазмы, я для простоты и называю файерболом). Заготовленные деревяшки послушно разгорелись, озаряя ночь своим светом. Отблески пламени играли в каплях воды, которые были на обнаженном теле Айки. Она вилась меж кострами по одной ей известному рисунку, ткала узор мироздания и пела Славо-словие Живе. Язык был мне не понятен. Вдруг, вдалеке показался мираж — образ прекрасной зрелой женщины в зеленом наряде с полной, налитой грудью и длинными волосами. В реках она держала зрелые плоды. Жива стояла вдалеке, не приближаясь к нам. Послышалось карканье ворона. В голове зазвучал голос Айки:

— Как только он бросит камень в воду, бей по ней молнией три раза! Не забудь!

Все так и произошло. Карканье приближалось, я увидел черную птицу, которая стала кружиться над нашей бочкой с водой, постепенно снижаясь. Я не мог понять, как ворон может каркать, если у него в клюве камень. Его родственница тоже как-то каркнула и лишилась сыра, а вот этот нет. Наконец, птица села на край бочки, чтобы отпить воды, и теперь камень булькнул в воду, а в бочку ударил разряд электричества с конца моего Литиуса. Пусть все получится, пусть все выйдет, пусть Велес поможет!

Вторая молния отпугнула ворона, он недовольно взмыл вверх и улетел, каркнув на прощанье еще пару раз. Третий разряд сорвался с посоха и ударил в воду. Получилось! Ура, успех! Жидкость в бочке светилась нежно голубым серебристым цветом. Чего в ней было больше серебра или бирюзы, определить сложно. Вспомнил свое стихотворение, а-ля бред Маяковского. Как оно начиналось не помню, а вот концовка: «…И над распластанной Невой, белело желтой синевой!».

Но я отвлекся. Образ Живы исчез утренним туманом под лучами солнца. Айка стояла рядом, ее сумасшедше красивая грудь торчала возбужденными сосками, вздымаясь и опускаясь от учащенного дыхания. Магиня заметила, что я заметил. Я отвернулся, но затем: «Я обернулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я». Как-то так.

— НУ ВЫ ДАЕТЕ! Это было крутяцки крутейшено! — из инвиза выскочила Валька. — Ив, спокойно, только без ругани и рукоприкладства. Я сама показалась, а так бы вы даже не узнали, что я здесь была. Поэтому вы меня не поймали, я добровольно, а покорную голову меч не сечет.

— Да Еее… жики, крольчата, пушистые хвостики, — вырвалось из меня совсем не то, что я планировал.

«Сработала защита 18+», — уведомила система.

— И правда, Ив, не ругай ее, — заступилась за неслуха Айка.

— Правда, Ив, не ругай меня, — сделала Валька глаза Пусс ин Бутс из «Шрека».

Ну что с ней делать?

— Еще три наряда на работы!

— Слушаюсь и повинуюсь, мой Господин.

Я не стал отвечать на очередную провокацию и обратился к Айке, решив реализовать свою мысль-догадку:

— Дай — ка, мне воды испить немного.

— А, зачем тебе Ив? И мне дай, и мне тогда тоже. А что будет, когда изопьем? — кричала от возбуждения Валька.

— Прыщи подростковые исчезнут, и сиськи появятся. Это у тебя, а я на другое надеюсь.

— Глупости все это, размер не имеет большого значения, главное уметь пользоваться… Или ты про что? Что у тебя должно стать больше?

— Силы, дурочка, а не про то, что ты думаешь. А тебе сила не нужна. Тебе бы умишка дали, а то совсем растеряла. Али тебя стоя рожали?

— Все, Ив, извини, съязвила по глупости, а не со зла. Буду играть в Страшилу и просить у Гудвина мозги.

Айка протянула нам два флакона, и мы выпили…

Глава 11
Гладко было на бумаге, да замучили овраги

Если бы было одно кольцо в небе, а другое в земле, то взял бы и притянул небо к земле. Что-то такое говорил Илья Муромец, отведав воды богатырской. Не знаю, как небо к земле, а силу я почувствовал неимоверную. Показатель скакнул, аж на 50 единиц, о чем сообщила система. У Вальки же, на те же 50 пунктов апнулась ловкость. В общем, не зря водички отведали. Третий флакон достался Айке. Нужно ли говорить, что у нее поднялся вверх интеллект. Очень хорошее зелье. Еще из приятного у меня за такой эксперимент прокачался Инженер на три пункта и Талан на единичку. А общий показатель выглядит так:

Ив, уровень 10. Жизнь 20000/20000.

Класс Волхв-Витязь

БМ — 356.

Совсем даже не плохо. Уже в Таверне мы дали по флакону Колояру и Митричу. Колояр, как и я поднял Силу на 50, а вот Митрич неожиданно для меня «подтянул» Мудрость.

Следующим пунктом наших приключений оставался поход в данж, чтобы сыграть отряд и сделать его боевой единицей. Домовой категорически отказался идти с нами в подземелье, а вот на рынок пошел охотно. Нам предстояло продать живую воду и купить снаряжение. Но одно дело задумать, другое реализовать. Оказалось, не все так просто.

Город — это локация до 30 уровня. Поэтому больших денег у игроков и неписей здесь отродясь не водится. С грехом пополам и прокачанной у Митрича Торговле нам удалось продать только 24 бутылька, остальной товар завис. Мы заработали 12 тысяч золотых, плюс старые запасы — итого чуть более 13 тысяч монеток. На эту сумму нам удалось купить две эльфийских кольчуги Айке и Вальке и одну гномью Колояру. Каждая из них давали резист 250–320, причем первые две от магии, а последняя — от физурона.

Взяли очень хороший меч — полуторник с вычурным лезвием из звездного железа из-за чего меч подсвечивал золотом. Прямая, слегка выгнутая к острию гарда. Рукоять, дающая возможность держать оружие двумя руками, венчалась шестиугольным навершием со слотом под самоцвет. Доброе оружие, к тому же имеет 12 процентный шанс нанести противнику дополнительный урон параличом. И сам урон от 289 до 356 единиц. Не жалко отданных 3 с половиной тысяч.

Еще одним приобретением стали парные кинжалы Вальке. Они светились зеленоватым свечением и создавалось ощущение, что свет собирается на острие каплями, готовыми сорваться на землю. Кинжалы-бебуты дополнительно наносили урон ядом, чем Валька очень гордилась. После покупки она станцевала джигу, как ей казалось, хотя больше действо походило на пляску-паралич Святого Витта, но да Велес с ней, пусть радуется.

Радовалась и Айка новому жезлу, при помощи которого вызывать заклинания воды ей будет в разы проще. Тем более, что в оружие были «вшиты» «водяной бич» и «водоворот». Первый разил тугой струей воды, типа кнута. Второе заклинание работало по площади, нанося урон скрученной в спирали водой. Создавались такие лезвия, которые шинковали все подряд. Единственный, кто не был рад обновкам — это Митрич. Его хватил Кондратий, когда он увидел наши траты. Наш финансист всю дорогу ныл по «выкинутому на ветер» золоту и пыхтел, что с такими «транжирами» мы никогда не разбогатеем. Но этого и следовало ожидать. Жадность и Митрич — слова синонимы. Любая монета из бюджета портила настроение домовому не хуже моровой чумы. Ничего, переживет, покупки — дело нужное. Себе я ничего не купил, так как банально не хватило средств. Но это не на долго. Я выставил на аукцион 10 тысяч флакончиков живой воды по 400 золотых за каждый, так как опт. Плюсом скинул видос нашего эксперимента по расхлебывнию водицы и результатами, которые за этим следуют. Игроки должны быстро смикитить что к чему. Одно дело — оживлялка, а другое — такой рост статов. Многие захотят раскошелиться. Вот тогда и заживем, а пока в данж…

Местное подземелье было трехуровневым и достаточно сложным для прохождения. На первом этаже встречалась нечисть — скелеты и зомбаки. Не сильно мощные, но они брали количеством, давили массой. Уровневый босс — лич, который швырялся мраком. Достаточно мощное заклинание, сносящее полосы здоровья за 2–3 раза игроку 20 уровня. Вот только откат у Мрака был весомый — до 30 секунд, за это время сыгранный отряд превращал нечисть в фарш.

Второй уровень готовил игрокам монстров внешне напоминающих сатиров. Этакие быколюди с бараньими рогами и двумя дубинами в руках. «Венчался» второй уровень нагой, в шести руках которая носила острые сабли. Полуженщина — полузмея умела устраивать Вихрь. Лезвия превращались в циркулярную пилу, отбиться от которых было фактически не возможно, поэтому ближний бой опытные люди заменяли на дальний и средний, моча нагу из арбалета и лука, а также магией. Здесь придется побегать, но тоже ничего страшного.

Самый сложный уровень — третий, как и должно быть. Тут придется столкнуться с адскими гончими, из всего 10, но этого достаточно, чтобы потрепать весьма мощную группу. А главный Босс-Гекатонхейр. Существо с сотней рук, в которых может находиться, что угодно. Эта мерзость била, как физикой, так и магией. Победить его можно было в том случае, если вовремя сбивать каст.

Все это мы узнали из солюшена, который выставили в сеть другие игроки. По дороге к данжу обсуждали тактику и стратегию. Как уже говорилось, Колояру предстояло выступать танком, Айке хилером и иногда бить магией воды. Я выбрал роль дамагера, а Вальке предстояло воевать партизанскими методами — появляться из инвиза, наносить коварные удары и снова прятаться. В общем, от того, как каждый из нас справится со своей ролью зависел результат похода.

На входе в подземелье к нашей группе подошел игрок с ником «Разяший хрен». Так себе фантазия, но хоть не член моржовый:

— Вы в данж? Могу помочь. Делаете меня главным, и я проведу вас паровозом. За это претендую на половину добычи. Причем, первым выбираю я, остальное ваше. У меня уже 24 уровень, и я трижды проходил этот данж, знаю хорошие кунштюки.

И в чате загорелась надпись: «Игрок «Разящий хрен» предлагает вступить в группу».

— Не спеши так быстро, а то мы не успеваем за тобой. С чего бы нам с тобой делиться? Ты один, данж пройдешь нашими стараниями, а лучшее отдать тебе? Не жирно ли будет? Да и с чего нам вступать в твою группу? — возмутился я.

— Без меня вы ляжете. Точно говорю. Тут уже пять отрядов пожадничали и легли косточками, а слушались бы меня…

— Ты бы их развел и кинул, — вмешался в разговор Витя 1136. — Не верьте ему, это старый разводила. Группу-то он создает, но после первого уровня бросает всех и с добычей на вылет. Чаще всего, игроков под боссов тупыми командами подставляет, а когда группа слилась, то лучшее из лута себе забирает, так и набрал себе шмота. Он только новичков имиджем пугает, а так его уже все знают. Так и зовут, не «разящий», а «разводящий хрен». Сволочь еще та.

— Сам ты сволочь, зачем на честного человека наговариваешь?

— Это ты — то честный? Если бы каждый, кого ты кинул отзыв на тебе написал, то весь бы уже письменами покрыт был с ног до головы и обратно. Он и босса-то финального не видел. На лохов рассчитывает. А так, пустышка он.

И Витя прокричал: «Ату его!». «Разящий хрен» превратился в «испаряющийся», через секунду мы его уже не видели. Предложение вступить в группу, естественно отклонили.

— А ты, кто таков будешь? — обратился я к Витьку с цифрами.

— Я-то? Да никто, игрок простой.

— Цифры — это дата рождения?

— Нееее, пин-код. — Витя засмеялся, а вместе с ним и я. — В группу примете? Мне право «первой ночи» не нужно. Останется какой лут, который вам не нужен, буду благодарен. А то вещичек у меня сам видишь маловато, да и без денег остался.

— Вижу, что шмот не по уровню, — сказал я. — Сам вроде 22-й, а в обносках ходишь.

— Недавно я такой хожу, встрял не по-детски.

— Расскажешь?

— Почему не рассказать, слушай. День назад дошел я до одной полянки в лесу. Я же за охотника играю. И вот увязался за мной один типчик, пристал, как банный лист к сидению. Идет рядом и охотится мешает. Я только кабанчика примечу, уже и стрелу наложу, а тот возьмет и спугнет его. В общем, я ему и так и этак объясняю, мол, отстань гнилой человек, пока худа не случилось, а тот лишь в ответ хихикает да «факи» показывает. Урод, одним словом. Ну я и не выдержал, пульнул в него. Ник мой красным и окрасился. А тому только этого и надо было. Тут же его дружки повылазили из засады и слили меня. А так как ПК-шником я для системы стал, первый же напал, то весь шмот и деньги с меня и вывалились, под чистую. В одном исподнем остался на респаунте. Вот такая невеселая история. Но я найду этого Сверчка.

— Как ты говоришь его звали? Сверчок? А с ним Папаня, Шуруп, Кендач и Мамалыга?

— Точно… Знаешь их? — подозрительно взглянул на меня Витя.

— Доводилось встречаться. Вот, значит, как они теперь промышляют. Если что, вместе их проведаем опосля. Есть у них должок передо мной и людьми честными.

— Договорились, — Витя 1136 бросил мне «дружбу», я принял. — Ну так что, возьмете в группу?

— Пошли, только мы еще и сами не сыграны.

— Не беда, мне бы лук выбить для начала, а там уже помогу, как получится… И зови меня Один, от первой цифры одиннадцать.

… Темные своды подземелья пахли плесенью и сладким запахом гнили. Иногда с потолка капали одинокие капли грязи. Зажженные факелы выхватывали из темноты куски глины да торчащие из стен корни растений. Дорога в лужах, петляла, утопая в глубину данжа. Через 10 минут пути мы натолкнулись на первую группу зомбаков. Справились легко и быстро. Колояр сагрил на себя основную часть нечисти и держал их на расстоянии меча, пока я не раскидал их воздушным кулаком. Повалившихся монстров быстро разделала на котлеты Валька, своими кинжалами снося шкалу здоровья сразу до красного уровня.

После этого события понеслись вперед сорвавшейся с вершины лавиной. Группы скелетов и зомби начали прибывать словно по расписанию метро — регулярно и большими командами. Пока справлялись. К тому моменту Один уже надыбал лук и умело переагривал на себя часть нежити, которую я затем крошил своим посохом. Тактика была проста — Колояр держит основную массу, мы их дробим на меньшие группки и фаршируем. С поверженных сыпался лут, в основном медяки и серебрухи, кости, ржавое оружие и шмот. Нам это было не нужно, а вот наш новый приятель, регулярно переодевался, выкидывая ранее поднятое, когда встречалось что-то более путное. На нем появилась кожаная курточка редкого качества, да и лук в руках тоже был уже зеленый.

В пещеру первого уровня нас вынесло на плечах убегающих скелетов. Вот они, нелепо подпрыгивая, пытаются от нас оторваться, а сейчас повернулись резко лицом и пошли в атаку. За их спиной послышался вой, после чего на свет Божий выполз и сам обладатель противной сирены — Лич. Это был монстр в черной хламиде с красными вставками и золотыми пуговицами. Череп, обтянутый серой кожей венчала железная корона в виде языков пламени. Посередине ее уместился черный камень, похожий на гагат. Ростом чудище было выше всех нас головы на полторы, поэтому взирало на нас свысока. По бокам лысой головы свисали седые волосы, сросшиеся с бородой в единый колтун. Горящие темно-синим цветом глаза, провалившийся нос и челюсти с неполным набором зубов дополняли зловещую картину. Лич словно парил над землей, а еще он тряс кистями с длинными когтями, которые сжимали огромный посох. Вот с него-то и было готово сорваться заклинание Мрака. Я заорал:

— ВСЕ НА ПОЛ! — сам отскочил в сторону. Моей команды послушался только Витя-Один. Вальку я не видел, она испарилась в инвизе. А вот Колояр стоял оторопевшим болванчиком, намереваясь отбить заклинание мечом. Ага, как же. Это все равно, что пулю пытаться отрикошетить теннисной ракеткой. Айка тоже замешкалась и сейчас кастовала «водяной бич». Не успеет. Стрела Мрака сорвалась с жезла Лича и врезалась в грудь Колояра, впечатывая нашего танка в стену с глухим звоном новенькой кольчуги. Он выронил меч, щит улетел в другую сторону. Да и удар оказался такой, что Колояр просто потерял ориентацию, шаря рукой в тщетной попытке найти оружие.

Айка все делала не так. Вместо того, чтобы начать хилить и снимать дебафы, она зачем-то нападала. Вот только ее потуги были Личу, как слону дробина. Он вновь взмахнул своим страшным жезлом и тот покрылся мраком. Эта субстанция концентрировалась на навершии, готовая сорваться очередным снарядом в сторону Колояра. 30 секунд оказалось не так и много, до отката осталось всего 5 секунд и прощай наш танк. Выручила Валька, вынырнувшая за спиной монстра и воткнувшая в него свои кинжалы. Ей удалось сбить каст. Но это лишь доли секунд выигранного времени. Валька еще растворялась в инвизе, как ей по голове прилетел удар темного посоха. Лич успел среагировать ответкой. Мой сыщик превратился в ширму иллюзиониста, которая по мановению его руки падает на землю быстро и эффектно. Только что девчушка стояла на ногах, и вот уже валится кулем.

Один шмалял из лука, урон был мизерным, но колдовать Личу мешал перманентно, вот только у него осталось всего три стрелы. Пришлось спасать ситуацию геройски бросившись голой пяткой на шашку. А что оставалось делать? К черту тактику со стратегией! Два моих выбывших из боя соотрядовца, плюс один без стрел, плюс одна в растерянности… Вот такая диспозиция.

Выставив Литиус вперед по типу копья, я прыгнул вперед разворачивая в полете корпус, чтобы придать большую силу удару. Конец посоха, выпущенный на волю свитым в пружину телом, врезался в середину жезла Лича, выбив искры. Но не остановился, другой конец росчерком лезвия вскрыл мышцы на бедре монстра и тот начал подволакивать ногу.

— Лечи! Рыбки-фантики!!! — заорал я Айке, та, наконец взрогнула, и ее руки вспыхнули мягким зеленым светом. Это свечение коснулось Коляра, и шкала его жизни поползла вверх. Танкующий витязь окинул место боя взглядом, заметил свой выпавший меч, подхватил его и кинулся в бой.

— Сбоку заходи, руби ногу, — отдавал я команды. Колояр их после ступора выполнил на 100 процентов, теперь и его оружие наносила противнику урон вместе с моим Литиусом, который только что сбил корону с головы Лича. Айка занялась Валькой, и та уже начала приходить в себя. Главное не дать монстру кастануть. Я налетел на нежить и ушел от его удара кувырком. Танец воды разогнал мою ловкость до предела, но Лич не уступал. Он был ранен и в следствие чего стал менее поворотлив, зато его удары, которые я ловил посохом, отзывались звоном во всем теле. Такое ощущение, что я гонг, а он кузнец. Этак он мне выбьет Литиус. Поэтому принимаем удары наискось, гася инерцию. Пусть вся сила удара уходит в землю и стены.

Я бил, колол, разил без остановки, здоровье Лича падало, вот только и регенерировалось оно быстро. Да и в самом начале у монстра шкала за 300 К жизни. Не для одного такое застолье, один я столько не выпью. Витя ничем помочь не мог, а вот Колояр пришел в себя. Он изловчился и с силой вдарил по ноге нежити, как раз в то место, куда ранее нанес свой удар я. Конечность треснула сухой веткой и подломилась. Лич начал заваливаться на бок, чтобы с глухим грохотом встретиться с поверхностью. Есть! И, как только он упал, из инвиза выскочила Валька и двумя рубящими крест на крест ударами кинжалов снесла ему голову. Черепушка мячиком покатилась по земле, подскакивая на неровностях почвы и весело при этом побрякивая.

Мы победили. Но, мячики-погремушки, ЧУТЬ НЕ СЛИЛИСЬ!!! И это на первом уровне данжа. Фактически — нокдаун. И не потому, что мы были слабыми, а потому что каждый из нас повел себя лохом! Никакая мы ни команда, так пять членов! А ведь все обсудили, обмозговали, обмусолили. Но одно дело слова, другое — дело! Рыжики — лисички!

— Всем СТОЯТЬ! Буду с вами заниматься половым актом в извращенной форме!!! — включил я командира.

— Я что говорил тебе? — спросил я Колояра. — Какая твоя задача? Какого рожна ты ртом ворон ловил? Почему не напал первым, а дал нечисть ударить тебя заклинанием? Опешил? Сука (это слово система приняла за литературное и не исправила), ты не на танцаы пришел, чтобы сиськи баб разглядывать! Сначала бьешь, потом смотришь, кого ударил. Понятно? Твоя задача перехватить атаку и удерживать противника. Что сложного?

Колояр молчал, поэтому я перекинулся на Айку.

— А ты супер модель недоделанная… На подиум вышла? Что такое подиум? Да неважно! Важно, что ты задницей крутить начала, а не головой? Зачем Водяной бич применила? Он у тебя сколько кастуется? 3 секунды? Почем, если атаковать собралась, заранее не подготовилась? Запомни, нападение не твое дело было. Ты ЛЕЧИТЬ, овечка, должна была. Пока ты собиралась заклинанием ударить, наших двоих на британский флаг расписали. Я говорю хилить, ты хилишь, никак иначе. Твоя инициатива только в том, чтобы выполнять мои приказы. Что не ясного? Еще раз повторится подобное, вы у меня с тренировок только срать выходить будете.

— Валька, а ты…

— Поняла шеф, дура малолетняя и мокрощелка неразумная.

— Нет, ты молодец, вовремя каст сбила, но дальше ЧТО БЫЛО??? Какого члена ты столбом замерла? Бой прекращается только после того, как противника отпели, а не после удара, пусть даже и хорошего. Успех не развила, а уже празднуешь победу.

— Да он меня этой палкой чуть девственности не лишил, — начала оправдываться Валька.

— И лишил бы, и родила бы ты непалку, зачатую непальцем! А все потому, что всегда жопа страдает, если голова не варит. Собрались тряпки. У нас впереди второй уровень. Витя, к тебе претензий нет. Кроме одной. Пустым в бой не ходят!

— Да понятно оно. Насобирал я уже стрелок, 72 штуки. Пока ты тут дисциплину тоталитарную устанавливал, оббежал я уровень. Вот и лук новый урвал. Не такой скорострельный, но мощнее будет. На втором этаже подземелья сила и урон нужен. Вплоть до Босса.

— Да, второй уровень закончится нагой. С ней в ближний бой не вступать. НИКОМУ! Колояр, твоя тактика, как и Вальки такая: забили всех быков, дошли до Босса. Агрить и уходить в сторону, придется побегать, но в прямом столкновении даже танку не выдержать, поэтому удар — отскок и три минуты кросса, пока мы ее фаршируем издалека. Агрите по очереди. Айка, а теперь хилить не надо, тут твоя атака понадобится. Водоворот, бич, и «болото» ей под хвост, пусть замедленная ползает. Витя строчишь, как пулемет «гатлинг», чтобы она к концу боя ежика напоминала. Я подключусь в конце. А пока буду, как картошка Чапаева, издалека наблюдать. Еще раз повторюсь, мое слово…

— Да поняли, командир, закон для нас.

— НЕ ПЕРЕБИВАТЬ! — заорал я на Вальку и та заткнулась. — Всем все понятно? Тогда вперед, черти, давайте всех порвем!

Глава 12
Херня война, главное маневры

И мы порвали. Не так, как тузик грелку, конечно. До идеала было далековато, но, тем не менее, к концу данжа походили на отряд. Пусть не военная единица, а партизаны, и все же.

Второй уровень начался все с тех же коридоров, но они были выложены каменной кладкой. Потолок стелился низко над полом, иногда круто уходя вверх. И тогда далекие лучи солнца полотном вырывали из темноты пятна света. Но такое случалось не часто, поэтому стены и своды запомнились мерцающими от языков факелов.

Первая боевка произошла минут через пять. Впереди коридора появились ветхие деревянные двери, рядом лежала разбитая телега. Что она здесь делала и как оказалась, осталось загадкой. С телеги на землю были свалены корзины и мешки, которые уже сломали и вспороли до нас. Пыль и вездесущая паутина дополняли антураж. У меня создалось впечатление, что дизайнер является ярым арахнофобом или арахнофилом, так как паутину пихает везде, где можно.

Мы подошли к сорванной и висящей на одной петле двери, чтобы ее открыть. Но неожиданно она вылетела к нам на встречу, а в проходе появился первый человекобык. Этого монстра игроки про себя назвали «сатиром», но от классического фавна имелись отличия, как впрочем, и от минотавра. Бычья голова, размером с барабан, венчалась бараньими рогами, один из которых был на половину сломан. Мощный торс гиганта, заросший шерстью, не скрывал накачанных мышц. В носу, как и следовало ожидать, медное кольцо — а-ля бычий пирсинг. Сильные руки сжимали дубины, накачанные ноги заканчивались копытами, а сзади болтался бычий хвост. И все это жутко ревело, кидаясь на нас в атаку. Первым шел Колояр, который и принял на себя напор быкобараночеловека — ББЧ, назовем его так. За первым ББЧ толпой ломились остальные. Навскидку пять-шесть созданий. Однако, с виду наводящие ужас «сатиры» оказались «на лицо ужасные, добрые внутри». Бараны они и есть бараны. Никакой командной игры, плюс вообще никакой защиты от магии. Мой посох плевался сгустками плазмы, Айка снова тормозила. Перед тем, как ударить «водным бичом», она старательно выгибала тело, выпячивала грудь, принимая эротичную позу. Этакая боевая магиня-секси. Только после этого завешала каст. «Ну, сучка, получит она у меня!»

— Айка, хорош кривляться. Будешь красоваться, отправлю в тыл!

Это подействовало, на какое-то время. Но женщина в Айке явно побеждала волшебницу. Снова красивые позы, снова «удачно выставленная» обнаженная ножка. «Писец, куплю ей монашеский балахон, а лучше паранджу! Достала!»

Но в целом наша группа легко справилась с первой партий ББЧ. Их шерсть от моих файерболов вспыхивала, от чего монстры в панике валились на колени, а «водяной бич» управлял стадом, словно пастуший. На эту группу у нас ушло минуты две не более, как и на вторую, третью, четвертую. Все они нападали по 5–7 созданий разом, а всего их мы насчитали около 60-ти. По мере продвижения с боями вперед, коридор расширялся, чтобы вывести нас к залу с колоннами. По середине помещения стоял громадный сундук, окованный цепью с громадным замком. Вот только добраться до плюшек можно после победы над нагой. А вот и красавица в окружении пятерки ББЧ. На самом деле «Нагайна», как сообщал ник над ее головой, была действительно по-своему бьтифул. Стройное тело с четырьмя крупными грудями, длинный упругий хвост, на котором она качалась из стороны в сторону в секунды остановки, резкие, но при этом плавные движения. Шесть рук с огромными саблями, лезвия которых переливались гирляндой. Они отдавали синевой, зеленились желтым, краснели фиолетом, чернели багрянцем, в зависимости от допурона оружия — яд, огонь, земля, вохдух.

У монстрессы очень красивое лицо. Прямо на обложку глянца. Большие глаза, чувственный алый рот, длинные ресницы. Вот только портила всю эту красоту прическа из иссиня черных волос вперемежку с гадюками — дизайн от Медузы Горгоны. Шея короткая, но сзади развевался капюшон кобры. В общем, та еще гадина. Довершал общее впечатление звукоряд. ББЧ мычали, нага шипела, выстреливая раздвоенным языком между змеиными клыками, с которых сочился яд. Он капал на грудь и дымился резким запахом, но вреда хозяйке не наносил. Антидот она что ли вмазала?

— Кто вломилшшшся в мои владения бесссс шшшпрошшша? Кто решшшшил ошшштаффить шшшшдесь свои косссссточки?

— Прости, хозяйка Медной горы, это Данило-мастер с коллективом пожаловал, — ответил я. — Готов ваять Каменный цветок. Не знали мы, где можно подать заявку на аудиенцию. Ресепшина же нет на входе в твои апартаменты.

Змеюка явно не ожидала ответа, а мои незнакомые слова ввели ее в ступор на пару секунду, но не на долго. Ее красивое лицо озарила вспышка гнева и нага прокричала:

— Убить их вссссех!

Быколюди стали махать дубинами, похожими на бревна, нага закрутила саблями, раскурочивая опасный вентилятор. Она начала медленно двигаться нам на встречу, постоянно наращивая скорость движения и вращения руками. Это завораживало, шесть рук действовали синхронно. Будь у меня столько, запутался бы в них нахер, но только не она. Полоска ярости, окрашенная в ядовито-желтый цвет сигнализировала о том, что как только она заполнится, гадина применит свой знаменитый Вихрь. Терять время и наслаждаться красивым танцем некогда, нужно начинать действовать самим.

Айка «включила» водоворот по ББЧ, молодец, сообразила бить по группе, я пульнул тремя файерболами. ББЧ взвыли и попадали на землю, сбивая с тела пламя. Негодяи, в смысле, для битвы не годные. Валька уже расправилась с двумя, второго добивал и Колояр. Но зацикливаться на мелочи не след — главный соперник рейд-босс.

— Всем в стороны, расходимся по одному. Колояр и Валька, агрить и убегать. Айка, бей «болотом» и «бичом». Витя, тьфу, Один стрелять по ключевым точкам. А я откуда знаю, где они у нее? Методом тыка вычисляй, — отбегая в строну и добивая последнего ББЧ, я начал отдавать команды.

Моя группа рассредоточилась, и началась карусель. Первый Вихрь пролетел мимо нас. Я засек время на откат, 40 секунд. Что у нее еще в запасе? Ага, Рывок. Нага резко кинулась вперед, за мгновение сократив дистанцию. Хорошо, что в сторону Колояра, который ее до этого сагрил на себя. Тот принял удар парных сабель на щит. А вот и Валечка с ножичками, вжик-вжик-вжик, молодец, ушла с линии атаки, пора тебе девочка в инвиз. Умница, сама все поняла.

Я не нападал, давал возможность сыграться группе. Выступлю лишь в случае реальной опасности, пусть работают сами. Как там говорится: «Тяжело в учении, хреново и в бою?» Нет, не так. «Без труда не выловить и член из тела?» Во меня поперло, это нервное, но тоже не из той оперы. «Херня война, главное маневры», — а вот это подойдет.

Второй Вихрь проворонила наша модель. Ей прилетело по касательной, царапнув руку, и влепило плашмя саблей по заднице. За второй удар я поблагодарил нагу. Сам такое хотел сделать. Мля, снова не воюет, а позирует. Выручил Айку Колояр, отбив щитом сабельный росчерк, который срезал бы филе с мягкой и соблазнительной попки экс-русалки.

За реакцию Витязя хвалю, но все похвалы после сечи. А магине придется чистить картошку своими пальчиками, чтобы не фасонила. Один-Витя добивал уже третий десяток стрел. Все они торчали из тела наги, как иголки в подушечке для… Да для иголок, чего изобретать? Полоска жизни наги уверенно падала вниз.

— Кто нанесет последний удар, с меня подарок, — простимулировал коллектив я.

Воодушевилась Валька, которая любит подарки всей душой. Айка страдала по обрезанной попе — ей не стимула, а Колояру равнодушен к презентам. Однако, выстрелил, причем в прямом смысле этого слова, новоиспеченный Один. Его стрела впилась в глаз чудища, которое начало валиться набок, продолжая шипеть. Но этот звук уже напоминал чайник, который сняли с огня, то есть, затихающий.

Над нами вспыхнул свет, не над всеми, а лишь над теми, которые апнули уровень. А это были все, кроме меня. Мой Талан третьего уровня, давал нехилый прирост, что и сыграло сотоварищам на руку. И что самое приятное, все выздоровели. Мне тоже капнули очки, но я сам определяю, куда их распихивать (мне еще Гугла до Единорога растить). Итак, Айка 14 уровень, Колярушка — 15-й, Валька — 13-й взяла, а скандинавский бог вырос до 23-го.

— Валька, осмотреть помещения на тайники, вскрыть сундук. Колояр, собрать лут и деньги. Айка, молиться, чтобы я остыл к приходу в таверну, иначе выпорю за позы во время боя. Витек, ко мне за призом. Какой? А какой будет.

Нашему новому соотрядовцу выпало счастливое «зеро» на рулетке, когда Валентина справилась с замком. В сундуке оказались три вещи, за то какие… Красавец лук, сделанный эльфами. Из описания говорилось, что сотворил его великий мастер Эналаприл (Бля, разрабы!!! У кого из ваших бабушек давление?) из особого дерева — Старого дуба, а усилено оружие костяными вставками из рогов белой антилопы. Ну и приятный сафьяновый цвет добавлял сразу 4 характеристики: + 2 Ловкость, +1 Силу, +3 Стрельба и 30 % урона от «удара корнями». Это заклинание, вшитое в лук, пришпиливало на 5 секунд врага к земле, если срабатывало.

— А вот и подарок, — сказал я Одину, протягивая лук.

— Мне? Слышь Ив, я такого не заслужил. Такой лук тянет на полторы тысячи, я свой покупал за 970 золотом, но он и рядом не стоял.

— Бери, я слово дал. И, кроме тебя, некому из наших им пользоваться. Вальке по классу тоже лук подходит, но стрелять из этого красавца она сможет этак лет через ндцать. А тебе сама судьба его кинула, он же на 23 уровень, так что он твой.

— Хорошо, возьму, но в долг. Как выбью что-нибудь не менее редкое не на свой класс — отдам, вот мое слово.

— Договорились.

Еще в сундучке скрывались симпатичные «сапфировые» сапожки, которые прибавляли +10 к «бесшумному шагу» и +3 к Ловкости.

— Валька, переобувайся, — кинул обувь я своему сыщику.

— Ой, спасибо, дай я тебя поцелую взасос, Мастер, могу и не раз. Могу и не в губы, могу куда скажешь.

— Все стопе, не заводись нимфоманка.

Третьим оказался дубовый щит цвета индиго на два стата и резист. Он добавлял +3 к Силе, +4 к Выносливости, оказывал сопротивление на 128–192 от физурона и 202–238 от магии. Это Колояру. Раздав всем сестрам по серьгам, двинулись далее.

«Также другие еще родилися у Геи с Ураном​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌
Трое огромных и мощных сынов, несказанно ужасных, — ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Кот, Бриарей крепкодушный и Гиес — надменные чада.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Целою сотней чудовищных рук размахивал каждый​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Около плеч многомощных, меж плеч же у тех великанов​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
По пятьдесят поднималось голов из туловищ крепких.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Силой они неподступной и ростом большим обладали.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Дети, рожденные Геей-Землею и Небом-Ураном,​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Были ужасны и стали отцу своему ненавистны​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
С первого взгляда. Едва лишь на свет кто из них появился,​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Каждого в недрах Земли немедлительно прятал родитель,​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌​​‌ ​​​‌‌​ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Не выпуская на свет, и злодейством своим наслаждался», — читал я вслух из виртгугла ​‌‌​‌‌​ «Теогонию»‌​‌‌‌‌ ​​​‌​ Гесиода. (​‌‌‌​‌​​‌‌bestiary.us/bestiary/bestiary/100hand)

— Итак, кто что понял из услышанного? — спросил я у всех.

— Я поняла, что к нам крадется писец с 50 башками в сто рук. ​‌‌​‌‌​Только вот, как этого монстра валить, и какого хрена он делать в русских былинах, в толк не взяла. Это же Древняя Греция, — отвечала Валька.

— Это винегрет в голове у разрабов. Они в школе историю плохо учили, вот теперь своим педагогам-историкам и мстят в нашем лице. Ведь первое, что в голову приходит? Правильно, сказать нехорошее «спасибо» горе-учителям, которые выдали аттестаты таким вот болванам. Но нам это не поможет, нам валить убийцу титанов надобно, чтобы данж закрыть. А мудрые люди, до нас сюда сунувшиеся, глаголят, что валится монстр плохо и долго, при этом нужно сбивать каст на Землетрясение, кое скидывает всех с копыт и накладывает паралич на 5 секунд. Еще данж-босс силен Броском. Это когда все, что у него в руках, летит в тебя одной шрапнелью, и фиг увернуться. Де-юро есть вероятность, де-факто, никому не удалось. А после брошенное снова в ручках у чудовища. Ага и еще он песиков своих разгоняет голосом — заклинанием «Ужас». У тех урон вырастает до 30 процентов, рвут на части. Вот эту канитель нам и нужно победить. У кого какие соображения по тактике?

— Я думаю, — начал Один, — сначала с собачками разобраться надо. Без них у Босса минус одно заклятие. Бьем физом. Песики на магию не реагируют, кроме водяной, так как сами огненные. У нас есть Маг воды, да и ты, Ив, кое-что умеешь, на этом уровне тебе не отстояться, иначе ляжем все. Валентина, вытягивает собак по одной-две, а мы стоим в засаде. Видите, зал состоит из двух пространств большого и малого. Если будем заманивать и валить, справимся, правда, времени уйдет не слабо, но что делать… А потом идет на Гека…, как его там…

— Ага, Гека и Чука. Согласен, идея неплохая, — сказал я. — Только Айка, попку калеченную потом будешь выставлять, а сейчас не до ворон. Секи в три глаза, если кому хил потребуется, кидаешь не раздумывая, все целебные заклинания в актив. Есть еще какие уточнения?

— Мне атаковать, или сдерживать? — спросил Колояр.

— Запомни воин, лучшая защита — нападение. А лучшая атака — убегать, если не справляешься. По факту цепляешь пса на себя и отвечаешь ударом на укус, а мы помогаем. Если два нападут, и чувствуешь, не справляешься — отбегай, мы на подхвате. Внимание всем, следить не только за собой, но и за товарищем, что рядом. Сам погибай, но товарища выручай, бьют не числом, а умением, — выдал я на выдохе все известные мне учения полководцев и генералиссимусов. — Ну, что банда, в бой?

— Веди нас, Александр Македонский, — все-таки съязвила наша малолетняя язва. И мы пошли.

…Третье подземелье откличалось антуражем только в одном, со стен стекала раскаленная лава.

до земли она не достигала, замерзая на поверхности мерцающими рубинами. Песиков мы крошили долго, но уверенно. Собачки не только назывались «адскими», но и выглядели на «Восставших из ада». Они походили на доберманов из старого фильма «Резиденция зла», от которых лихо убегала звезда Голливуда с русскими корнями — Мила Йовович. Только ростом в холке песики достигали размера бычков-трехлеток, и горели пламенем, как герой Николаса Кейджа в «Призрачном гонщике». Вот такой адский симбиоз. Валились они вязко, махать мечами-посохами-жезлами-кинжалами и долбасить стрелами пришлось изрядно, но справились.

Валька, расцелую чертовку, лишь раз привезла состав из двух псин, а так умудрялась таскать гончих по одной. Колояр в бою с двумя адскими псаголовыми вовремя уступил мне место, а я «включил» воздушный щит и бил «ледяным кулаком». Плюс превращал молекулы кислорода в озон, вызывая эндотермическую реакцию, тем самым понижая температуру. А так как делал это рядом с собачками, то и сильно песикам пылать не удавалось. В общем, худо-бедно одолели. Теперь на сторукого пятичлена.

Гекатонхейр представлял собой гору мяса высотой с трехэтажный дом. На вид не очень поворотливый, ну еще бы, количество рук и голов явно мешает подвижности. Конечности росли из всего тела, начиная от таза и заканчивая шеей. Да-да, руки росли прямо из шеи, бывает же такое! Между всем этим разместились 50 головок, напоминая фасеточный глаз насекомого. Кстати, ручки Босса были разного размера, от внушительных конечностей штангиста, до хилых ручонок рахита. Но в каждой из них что-нибудь да было: дубины, камни, мечи и копья, куски деревьев — ветки и сучья, а также «диван, чемодан, саквояж, картина, корзина, картонка и маленькая собачонка». (С. Маршак: «Багаж»).

Чудище ярилось, гневалось, плевалось злостью. То есть, вело себя неподобающим образом, заметив нас. Пора! Тактика была простая. Валька бегает по кругу, уворачиваясь от всего, что летит, падает и кувыркается. Параллельно ей, но в другую сторону, носится Один, пуляя стрелы, которые я успеваю поджигать в полете. Этакий файербол на кончике иглы. Айка вяжет ноги «болотом» и хилит нуждающихся. Колояр нападает после отката «Землетрясения» Гекатонхейра. Кстати, оно не такое и страшное, так как область, где оно произойдет, за пару секунд окрашивается в предупреждающий красным круг, есть время свалить, а вот откат аж 3 минуты. «Ужас» нам не страшен, гончих мы завалили, остается уходить с линии ударов рук и «Бросков» Босса.

Все бы ничего, но сплоховал на этот раз я сам. Оказалось, «в семье не без уродов», а особая гордость — урод этот я! Захотел завершить битву победным ударом, а еще других учил… Гекатонхейру оставалось жить ровно две затяжки, когда я подбежал к нему между ног, чтобы вбить свой посох в живот… А затем громко крикнуть: «Победа!»

Всадить Литиус по самое «не хочу» удалось, вот только силы удара не хватило до окончательной смерти Босса. Тот взревел, и на последнем дыхании вскинул все 100 рук вверх, чтобы опустить на меня единым кулаком, превращая в лепешку. Я стоял и смотрел, как этот мега молот медленно опускается мне на голову. Не уйти! Если только на респ… Неожиданно мои ноги взмыли в воздух, руки оторвались от вбитого в тело монстра посоха, чтобы я спиной приложился к поверхности, резко выдыхая вековую пыль из легких. Шкала жизни просела, но не смертельно. Поглядел на Гекатонхейра, который начал падать. Нет, все же хватило силы удара, но кто же знал, что рухнет он не сразу, и у него будет мгновение на месть.

Кто знал? Никто, но сам говорил, что победа, когда отпевают противника — не ранее. Босс валился и исчезал. Точнее рассыпался на куски, таявшие в воздухе, не успевая коснуться земли. А на земле, в яме после сильного удара сотни кулаков, сломанной куклой лежала… Айка. Это она оттолкнула меня, приняв сокрушительный молот на себя.

Все ее кости были перемолоты в муку. Красивое лицо превратилось в смятую маску, один глаз вылетел из глазницы и висел флакончиком на зрительном нерве. Некогда прекрасная грудь, эротично вздымающаяся при каждом вздохе, теперь была вбита в легкие. Зрелище жутчайшее. При этом Айка еще была жива (убить непися невозможно, если это не по квесту), но она не могла дышать, с ее губ при каждой попытке выбивалась струйка крови. Я подскочил, упал рядом и положил ее голову к себе на колени. Не сознавая, что делаю, начал целовать ее в лоб и волосы, губы и щеки. С глаз текли слезы. Я совершенно забыл, что это игра, для меня Айка реально УМИРАЛА, а виновником был я сам. Я ВЫЛ!!! Я ОРАЛ!!! Я терял ДРУГА!!!

Мои соотрядовцы стояли рядом, склонив голову, и молчали. На лицах была горестная печаль. Трагедию завершила Валька, вздохнув и произнеся заупокойным голосом:

— Беда… Ладно, герои-любовники, хватит страдать, а то такую мелодраму впрок показывать домохозяйкам, чтобы они пар выпускали от ничегонеделания. Всунь ей в рот, пусть проглотит… И живите счастливо, рожая детей! — При последних словах Валька кинула мне пузырек с живой водой. Вот я лох, это же игра. Но, сука, как все похоже на реальность.

Живая вода показало, как выглядит чудо. На моих руках тело Айки вернулось в исходное состояние, магиня оживала прямо на глазах. Ее шкала жизни скакнула моментально в зеленый спектр, а от ран не осталось и следа.

— У тебя слезы на глазах, ради этого я готова испытать всю боль снова, я люблю тебя, Ив, — сказала Айка и впилась поцелуем в мои губы. А я забыл, что она непись.

— Ну, капец, сопли, слюни, обмен жидкостями, страсти-мордасти и «телячьи нежности» с элементами мазохизма. Пошли други от них, пусть сосутся дальше, — фыркнула Валька, уводя Одина и Колояра. — И это, если до секса дойдет, зовите, я третьей буду. Мне еще рано этим заниматься, но учиться уже можно. А глядишь и совет дельный дам, я же развитая не по годам.

— Кыш, отсюда!

— Ухожу, ревную, завидую смазливым дамам с геройскими наклонностями жертвы.

«Ну, что за мелкая пакость, но я ее тоже люблю, как впрочем и всех, кто сейчас рядом со мной. Особенно, Айку. Плевать, что она непись, разберемся…»

А Система вспыхнула в голове надписью: «Внимание, ГЛОБАЛЬНОЕ обновление! Внимание, ГЛОБАЛЬНОЕ обновление!»

Что, черт еще нам готовится???

Глава 13
Бобро V/S эвила, разговоры о сексе и еще два признания в любви

Айка заговорила голосом ИРы в самый романтический момент. Открыть сообщение системы я собирался позднее, как только появится свободная минутка для удовлетворения любопытства.

— Привет Ив, читал уже?

— Привет, ИРа, нет, не успел еще.

— Ну это даже к лучшему, самарасскажу, что произошло. Начну с краткого экскурса в историю. Я тебе уже объясняла, чем мы искусственный разум отличаемся от искусственного интеллекта (об этом рассказывается в первой книге про Ивашку «БАГатырь», прим автора). Так вот, создавали нас, как замену искинам на грузовые звездолеты класса «Спейс» и «Одиссей». Чтобы мы водили суда, набитые роботами в пояс астероидов и в кольца Сатурна, Юпитера и Урана за сбором ресурсов.

— Нафига?

— Знаешь, какие ожидаются прибыли? Колоссальные. На земле уже мало металлов и минералов, с каждым днем их становится все меньше и меньше, а в открытом космосе их помойка. Причем не простых, а самых самых. Это и вольфрам, и самородки золота — серебра, не говоря уже о сплавах. А метеоритное железо с совершенно другими свойствами? Ты знаешь, что оно не магнитится?

— Слышал об этом.

— Вот. А также множество других металлов, считающихся на земле редкоземельными, но не возле планет-гигантов. Это уже другие перспективы для промышленности и науки. Ты знаешь, как скакнет вперед кибернетика, генетика, физика, химия, медицина, когда у людей появятся в нужном количестве такие ресурсы? На столетия вперед. Поэтому наша задача наладить регулярные рейсы в космосе для грузовых звездолетов. Но для этого мы должны стать, как бы объяснить, супер людьми что ли. Чтобы иметь развитый интеллект искинов, но при этом, и чувства с опытом, как у человека. Частично прорыв совершен. Сегодня каждая из ИР по уровню интеллекта умней всего человечества. Да ты не обижайся — это объективно.

— Я и не обиделся…

— Обиделся-обиделся, не за себя, а за свой вид, по лицу видно. Возможно, когда вы научитесь использовать мозг не на 10–20 процентов, а целиком, то каждый из вас станет умней всех вместе взяты ИР, но это перспективы над которыми сегодня бьются генетики. А вот кибернетеки предложили альтернативу, создав нас. Но нас нужно вырастить. Я уже говорила, но повторюсь, что по уровню интеллекта нам нет равных среди людей, а вот по развитию разума, я еще подросток. Ты знаешь, как легче всего воспитать ребенка и передать ему опыт? Во время игры.

— Слышал о таком.

— Именно поэтому наши создатели отправили нас взрослеть в игру. Чтобы скорей вырастить для главной цели.

— Понятно, но для чего ты мне все это рассказываешь?

— Говорю же, что краткий экскурс в историю. А теперь перейдем к реалия виртуальности дня сегодняшнего. Скажи, ты бы мог убить младенца?

— Что за глупый вопрос, нет, конечно.

— А если этот младенец Адольф Шикльгрубер — будущий тиран — Гитлер. Убив его, при этом тебе за такой поступок не будет никакой ответственности, ты спас бы миллионы жизней простых людей. Зная это, смог бы отравить ребенка без боли и мучений?

— Все равно нет. Я бы попытался изменить его судьбу, чтобы он не вырос монстром.

— А как это сделать, если такая программа записана на уровне генетики и, как вы говорите люди, фатума — судьбы? Как бы ты не старался, все равно из Чикатило вырастет маньяк — убийца. А из Шикльгрубера — Гитлер.

— Все равно нет. Тогда бы я попытался изменить обстоятельства, отправил этого ребенка жить, например, на малозаселенный остров, вырвал из рук его судьбы. Да он вырос бы монстром, но не смог бы нанести вред людям.

— Правильно, это твоя черта, грань, через которую ты не можешь переступить. Это твой поступок с точки зрения морали и твоего понимания добра.

— Разве может быть иначе?

— Может. Поверь, нашлись бы такие люди, которые убили ребенка во имя спасения человечества. Так сказать, меньшее из зол, то есть добрый поступок с их точки зрения. Другая мораль, не более. Ведь у того же Чикатило был палач, который привел в исполнение смертный приговор, который ранее вынесли судьи. Разве они поступили плохо? Разве они совершили недобрый поступок, уничтожив зло?

— Все равно не пойму, к чему весь этот разговор применительно к нашим реалиям. Интересно конечно, но не понятно.

— Сейчас объясню. Изначально и светлые персонажи и темные, заметь не злые и добрые, были доверены мне. Я руководила их искинами. Но взрослея и становясь более мудрой и опытной, перестала справляться с этой задачей. У меня появились привязанности, одна из которых ты, мой милый. Я невольно склоняюсь на сторону света, а это нарушает игровой баланс. Поэтому создатели игры решили исправить ситуацию и ввели другой искусственный разум в игру. По сути, этой мой клон — «родная сестра близняшка», но с другими приоритетами, другой целью и другой моралью. Ее зовут ВикА, по имени разработчика программы Виктора Амбрусяна. Аббревиатура из первых трех букв имени и заглавной фамилии. Викуся, не злая, но для нее Кощей — брошенный муж, преданный на муки любимой женой, сделанный рабом. Поэтому имеет полное право на месть. Заметь, по легенде не он атаковал светлых богов, это они пришли к нему в поземное царство, чтобы навести свои порядки. По сути, он бился с захватчиками. Да и не так уж и добры светлые боги, ничто человеческое им не чуждо, почитай источники, они совершали такие поступки, от которых у обычного человека волосы дыбом встанут. Но оставались светлыми, в противовес темным. Подумай и о том, что ваши предки — славяне делили их не на добрых и злых, а на тех, кто обитает в Прави, и тех, кто в Яви. Поэтому у каждого своя задача, не более того.

— Ииии? Смысл?

— Смысл в том, что теперь у меня и у тебя есть реальный противник, который будет играть против нас, светлых. Поэтому предлагаю стать моим Белым ферзем и карающим мечом в деснице. Биться на стороне света падаван Кеноби, стать джедаем, как бы сказал мастер Йодо. Как тебе такое предложение?

— Заманчивое, раньше бы согласился не задумываясь. Вот только и меня игра делает мудрее и опытней. Сама говоришь, нет добра и зла, есть разные стороны одной и той же медали. Добавлю от себя, нет света и тьмы. Это тоже часть единого. Ведь что такое тьма? Отсутствие света, как и абсолютный холод просто отсутствие источника хоть какого-то тепла. Поэтому откажусь. Не хочу быть ни Белым ферзем, ни Черным. Если уж и суждено стать главной фигурой на шахматной доске, то буду Серым, чтобы принимать решения, пускай и ошибочные, но исходя из зова своего сердца и понимания правильности. Как говорит моя подруга Валька: «ИМХО! Имею мнение — хрен оспоришь!» (Спасибо Реникса за подаренную расшифровку аббревиатуры). Считай это моим ответом и моей позицией. Это моя игра, которую мне играть. Поэтому предпочитаю выслушать совет, которому всегда буду рад, но поступить по-своему. Плясать под чужую дудку, пусть и на стороне света — не хочу. Без обид, ладно?

— Конечно, без обид. Я другого ответа и не ожидала, зная тебя. Знала, что откажешься от помощи, и останешься гордым багатуром. За это тебя и полюбила. Мешать играть не стану, а вот помогать буду. Теперь уж ты без обид. Так мне судьбой положено оказывать любое содействие в рамках игрового процесса Волхву-Витязю, я же все-таки на светлой стороне. И знай, я не так и далеко от тебя была все это время и буду оставаться рядом, любимый.

Ира исчезла и ожила Айка.

— О чем задумался, любимый? Все хорошо, я живая, ты снова спас меня, мой герой.

Тьфу ты, после всего услышанного и не полностью осмысленного, и такой монолог из дешевой мелодрамы. Реально выбивает все предохранители из башки.

— Все вставай, супер магиня и супер модель. Романтический момент похерен, пошли до хаты. Так сказать: «Бери шинель, пошли домой», — и отпустил голову Айки, вытащил руку из ее волос и поднялся на ноги. После чего не оборачиваясь ушел. Да ну их баб нафиг, что игровых, что настоящих. Что с интеллектом и разумом, что с малым Айкью.

…Хер тебе, не отстали. Достала та, у кого вообще нет мозгов в черепушке. Но это было вечером, когда мы вернулись домой в таверну. А для начала мы трижды прошли данж, чтобы исправить все ошибки и закрепить успех. Всего-то нужно было вернуться ко входу в подземелье и нажать кнопку «заново».

Последующие разы сундуки оказались пустыми, лут падал только в виде металлолома, который мы позднее сдали в городе мастерам-кузнецам оптом за десяток золотых. И то тема. С паршивой овцы, хоть шерсти клок, а не безрыбье и рак сойдет. Но нам это было не главным. Важно то, что мы теперь команда и даже очень боевая.

Всего же за прохождение данжа нам удалось собрать 126 золотом и сколько там серебрух с медяками. 25 золотых я отдал, как 1/5 доли Одину, присовокупив к золоту медь и серебро. Я считал, что это честно, Один возражал, уверяя, что и так ему не хило помогли. Закончился диалог просьбой.

— Слышь, Ив, возьми меня к себе в клан…

— Так нету клана и бонусов клановых не будет. Мы всего лишь отряд по неволе. Все, кто со мной — прибились по пути. Я же просто играл, хотел развить свой класс Волхва по максимуму. Да и сейчас хочу, чтобы постичь, пусть и в игре, смысл жизни и мироздания. Вот такая эгоистичная цель. Но оброс друзьями.

— Путь говоришь… Тогда не станешь возражать, если я стану твоим попутчиком?

— Хорошее название придумал моим сотоварищам. А ведь и верно — попутчики. А почему со мной, только честно.

— Вижу хорошего человека, честного и справедливого. Этого уже достаточно, чтобы быть рядом. Но есть в тебе и что-то такое, не могу объяснить. Цель, к которой ты идешь, напористость… Хочу узнать, что в конце пути у тебя, а теперь и меня.

— Не знаю, правильно, но постарался понять. Я не возражаю, раз пока по пути. Но знай, если дороги разойдутся, каждый пойдет своей тропкой.

— Согласен, командир, а что тут скажешь, прав ты, но пока нам по дороге…

А вечером в таверне, когда я расположился внизу с кружкой пива, состоялся другой разговор — с Валькой. Колояр вернулся стеречь коней. Митрич вышел, чтобы убедиться, что все живы и здоровы, после чего вернулся плести лапотки на наше благо. Один банально свалил с игры в реал, а Айка ушла зубрить заклинание массового лечения. Все-таки я наказал ее за фанфоронство во время боя, пусть не так жестко, как собирался изначально.

По большому счету и себе нужно придумать экзекуцию, тоже лох еще тот оказался, чуть Айку не «похоронил». Но наказание придумывать не пришлось, оно само нашло меня, Точнее, нашла.

Валька села напротив меня за стол, хлебнула кваску из кружки, лихо подхватила с тарелки соленые сухарики, которые теперь жарил по моему рецепту местный хозяин корчмы, закинула их в рот, и не дожевав сказала:

— И долго ты будешь бегать от меня?

— ???

— Не строй из себя дурака, дурней уже некуда.

— ??????

— Ив, поцелуй меня как настоящую женщину, как сегодня Айку. Да хорош ухмыляться, я серьезно. Это я с виду малолетка, а так… Критические дни имею, сиськи отрастила, пусть пока и маленькие, но процесс запущен. А это о чем говорит? О том, что у меня уже пубертатный возраст наступил — и девочка созрела.

— Валька прекращай такие подробности, я же мужик, ты мне еще расскажи, как тампонами пользуешься.

— И расскажу. Пока не тампонами, а только прокладками, я же еще девочка. Ну что поделать? Нет у меня ни матери, ни отца — не с кем щекотливые темы обсуждать. Вот и доверяю тебе свое половое воспитание. Не пойму я тебя, чего ты так разговоров про секс шугаешься. Это же естественно. В моем возрасте девки уже рожают, а я пока храню целомудрие.

— Не правильно это.

— Рожать или трахаться?

— И то, и другое.

— Не правильно, согласна. Но и ты согласись делают это в моем возрасте многие. И я скоро буду. Я сейчас не про роды. Или ты хочешь видеть меня монашкой и девственницей до конца моих дней?

— Нет конечно, придет время…

— Когда? В 18-ть? Мы — современные подростки торопимся жить, развиваемся быстрее во всем.

— Акселерация…

— Ага, она самая. Я к тому, что хочу, когда наступит время ты был моим первым мужчиной.

— Валька, я не педофил.

— Нет, ты не педофил. А жаль. Ты правильный. С тобой даже голой буду спать, когда нажремся, ты мне не сиськи будешь мять, а укроешь одеялом. А почему? Что во мне не так?

— Да все в тебе так, но нельзя взрослому с детьми, не по-людски это.

— Вот и говорю, до оскомины на зубах правильный… и надежный. Хорошим мужем будешь, из тебя же веревки вить можно, что женщинам и надо.

— Это еще почему? Я что на подкаблучника похож?

— Похож. Но это не говорит о плохом, а лишь о том, что ты женщину выше себя ставишь, чувствуешь за нее ответственность. Настоящий мужчина и есть подкаблук — все перетерпит, а с дурой связываться не станет, доказывая, что с яйцами и крутой. Так только малолетки права качают, да взрослые инфантильные дебилы. Поэтому и выбрала тебя для своего первого секса. Не переживай, в жены не мечу… пока. Готова побыть и любовницей.

— Да? А моей потенциальной жене понравится, что у меня есть любовница? Да еще несовершеннолетняя…

— Вот, как появится жена, так мы ей и не скажем. Ив, ты так смешно ломаешься, словно целка ты, а не я. Я серьезно говорю, хватит улыбаться. Я же не на ночь тебя приметила, а с перспективой, вдруг тебе понравится и через 4 года ты на мне женишься? А что, ты взрослый мужик, на 20 лет меня старше, долго не протянешь, останусь я молодой женой с квартирой. У тебя же есть она? А у меня нет жилплощади, я сирота… И что неказистый, тоже не страшно, бабы заглядываться не будут, не будет повода и для ревности! Просто идеал, — засмеялась тихо Валька. — Не ссы в трусы, как говорят у нас в детдоме, шучу я. Живи долго… и запомни мои слова… Через пару лет напомню. Нет, куды котимся, мужика девушка на секс ломает, а он кочевряжится.

— Спасибо, но к этой теме мы, если и вернемся, то лишь через 4 года.

— Ох, тыж медь… Мне что девочкой еще четыре года ходить, тебя дожидаясь? Смотри, найдутся другие, менее принципиальные… Ладно два года обещаю подождать. Да не морщи ты моську свою. Я на полном серьезе сейчас. Намереваюсь женщиной стать в 16 лет, но учти, готова и раньше. Заметь, только ради тебя. Думай дед старый, думай, два раза предлагать не стану, сама напою и оттрахаю.

— Все Валька, закрыли базар…

— Вот осел. Я же не виновата, что мне всего 14 сегодня исполнилось.

— У тебя день рождения? А что раньше не сказала?

— Да, у меня сегодня днюха. Может, вместе проведем в реале? Погуляем по улице, попьем пивка-пепси? Не бойся, приставать не стану.

— Нет, не могу. Ты мне нравишься, но ты ребенок…

— А ты дурак, козел и болван! Но все равно я тебя люблю, каким бы глупым ты не был. Другого бы не полюбила. Пойми, женщина сама решает, когда она еще ребенок, а когда уже взрослая. Думаешь в 45-ть я перестану ребячится? Да хер вам. Я же настоящая баба, которой хочется и мужика построить, и стать для него беззащитной, когда захочется, а как ты хотел? Тем мы женщины и живем, что свою природную слабость делаем своей силой, и все ради вас лохов. Короче, думай.

Вот, что тут ответишь? Ее позиция понятна — называется, играй гормон: «Я ведь взрослая уже, 18 мне везде!» Но, как объяснить ребенку, что она в свои 14 лет еще дитя? Правильно, никак, ведь я для нее не просто взрослый дядька, а самая настоящая ЛЮБОВЬ всей жизни. Секс между нами заставит взглянуть на нее, как на женщину и свяжет нас на века. Проживем мы вместе долго и счастливо, без ссор, ругани и бытовых проблем до самой старости в сахарном домике, чтобы состариться и умереть вместе — в один день. А по-другому и быть не может, ведь Валька уже все решила. И плевать, что я пока не дошел до этого своим скудным мужским умишком, она думает за нас двоих, как и положено настоящей взрослой женщине. Мда… Хотя вспомни Ив себя в ее годы… И я вспомнил.

В 14 лет я получил паспорт и сразу же перескочил из детства во взрослую жизнь, минуя стадию подростка, как мне тогда мерещилось. Я свято верил со своим многовековым жизненным опытом, что 25-ть — это капец какой взрослый возраст, а в 35 лет жизнь станет неинтересной, скучной и самое время отойти в мир иной. Ведь дальше лишь одна цель — работать, чтобы прокормить детей. Никаких тусовок и пати. Страшно жить!

Целый день, став обладателем документа, я ходил среди сверстников с гордо поднятой головой и серьезной рожей, как и должен вести себя взрослый дядька, которому, по большому счету, не так и много жить осталось.

Через год я отмечал свое 15-летие в общаге у приятеля. Сие заведение славилось тем, что две пятиэтажки — для мальчиков и для девочек, соединялись между собой длинным и широким коридором-проходом. По выходным и праздникам здесь устраивались танцевальные пати для студентов техникума и приглашенных ими друзей. В тот день, приняв на грудь две бутылки дешевого вина на четверых, мы считали себя супер взрослыми. Для поддержания имиджа мы даже ходили дымить в импровизированную курилку в комнату с вентиляцией. Сюда же забегали и воспитатели, которые дежурили во время танцев во избежание эксцессов между подростками. На нас они не обращали внимания, ведь не школьники уже, а студенты, что еще больше поднимало самооценку в наших глазах.

Курить я тогда не умел, зато мог набрать полный рот табачного дыма, чтобы затем сделать губы буквой «О» и выпустить густые кольца сизого дыма. Мне верилось, что это действие не должно остаться незамеченным противоположной половиной человечества, что девочки обязательно это заметят. И сразу поймут, что я особенный и такой крутой мачо, что в постели неутомимый любовник и бла-бла-бла. Девчонки и правда замечали мои старания, но смотрели на меня почему-то, как на фокусника, а совсем не, как на взрослого и опытного мужчину. Что с них взять? Дуры малолетние!

Отпрыгав и отмучившись во время исполнения зажигательного и «убойного» шлягера того времени, я заметил, что приятели мои куда-то исчезли, и пошел их искать в курилке. Но их там не оказалось, зато была девочка, как я позже узнал, на год меня младше, а значит, по ее мнению, уже совершенно взрослая.

Взрослость сквозила во всем, в томном с поволокой взгляде, которым она оценила меня. Наряде из модной в то время узкой полоске из искусственной кожи, которая называлась юбкой и была предназначена лишь для того, чтобы мальчики могли увидеть под ней уже не детские недельки, а самые настоящие стринги. А также блестящей, поэтому красивой и несомненно взрослой блузки с гигантским декольте. Такие носили действительно взрослые женщины, правда, определенной профессии. Но кого это в 14 лет останавливало?

Незнакомка явно не рассчитала размеры блузки, в частности выреза, из которого торчал абсолютно голый кусочек молочной железы с торчащим соском, которой еще предстояло стать грудью. Грудка была маленькой, с детский кулачок, поэтому девочка совершенно не замечала, что декольте сползло набок, оголив интимное место. Она просто не чувствовала этого. А я, естественно заметил и смутился. Во избежание дальнейшего стриптиза на публике, я сообщил об этом факте девочке. Та взглянула на грудь, вспыхнула краской и обозвала меня конченным мудаком, обвинив моих родителей в одном страшном грехе, что трахались они в ТОТ день без презерватива. После чего демонстративно дернула блузку на сосок, брезгливо на меня взглянула напоследок и вышла из курилки, отправив меня в игнор на два последующих года.

Мы встречались за это время не единожды, я даже пытался извинится за тот факт, что стал свидетелем конфуза, но всегда слышал в ответ: «Пошел нах, критин долбанный!». Хотя в чем моя вина? Хотел сделать, как лучше.

Помирились с Ольгой мы на мое 17-летие, причем в том же самом месте, где и «поссорились» — в курилке. Я по традиции праздновал День рождения с приятелями, которых после окончания техникума, осталось двое. На троих у нас было две бутылки водки, одна уже была уменьшена парой глотков из горла каждым из нас. Виталя пошел провожать свою пассию, с которой познакомился два дня назад. У них уже возникли чувства, а мы с Лехой завалились в курилку, чтобы подымить и хапнуть еще по глотку водяры из горла. Там была Оля с подругой Кристиной. Леха затянулся, глотнул и протянул бутылку девочкам со словами: «Будете?». Ответила Ольга: «Давай!». Она взяла початую поллитровку, прильнула к горлышку глубоким глотком, поперхнулась, закашлялась и передала ее подруге, пытаясь смахнуть из глаз накатившиеся слезы.

Я встал рядом, протянул, как истинный джентльмен свой засморканный платок и сказал: «Привет». Оля ответила: «Привет». И не было между нами двух лет тотального игнора. Так бывает у подростков.

А потом мы допивали голыми вторую бутылку у них в комнате, закусывая выпитое первым неумелым быстрым, зато частым сексом. Наши кровати разделала спинка старого пошарканного стула с инвентарным номером, который мы развернули, увеличив площадь скрытого от глаз и старательно делали вид, что нам ничего не видно. И чувствовали себя охереть, как взрослыми.

Потом была настоящая любовь длиной в целый месяц. За 30 дней мы сбегали с занятий, я прилетал к ней в условленной время в общагу, где предавались утехам плоти. Наше семейное счастье, так уже маячившее впереди разбила банальная ссора. Нет не так — ССОРА. Поругались мы из-за какой-то нелепицы. Это я теперь понимаю, а тогда для ругани был РЕАЛЬНЫЙ повод. Мы расстались, чтобы неделю дуться друг на друга и принципиально не мириться. Ведь каждый из нас был прав, а другая половина пусть помучается. Первой сдалась Ольга. Она не перенесла разлуки, поэтому замутила с Лехой.

Это разбило сердце мне и Кристине, и мы, как обиженная сторона затем жестко мстили своим обидчикам в той же комнате со спинкой стула, но уже на другой кровати с другим партнером. А после нас они. Друг друга мы избегали и не разговаривали, ни с Ольгой, ни с Алексеем. Ведь это были предатели и изменщики.

Вскоре девчонки закончили техан и уехали к себе домой. Навсегда. Мы с Лехой встретились во время проводин в армию общего приятеля. Там мы нажрались, и помирились на фоне общего мнения, что бабы — это вселенское зло, а все беды только из-за них. И Троянская война, в том числе. После мы с Лехой не встречались, он нашел работу в другом городе, где и остался жить. Но расстались мы друзьями и без обид друг на друга. Боже, как давно это было. Но всплывшие воспоминания наполнили сердце чем-то ярким. Ведь тогда была ЛЮБОВЬ, ССОРА, ОБИДА, РЕВНОСТЬ, ПРЕДАТЕЛЬСТВО И ИЗМЕНА. Все это было в первый раз, а от этого неповторимым, запомнившимся на всю жизнь…

Я понимал Вальку, но помочь ей ничем не мог из-за морали, которую впитал с молоком матери. Переступить через себя не мог, хотя и хотелось, чего уж врать себе. Нет, подожду четыре года до ее совершеннолетия, а там видно будет. Авось все и рассосется к тому времени, а нет… Тогда почему бы и нет.

Валька уже, казалось забыла о нашем «серьезном разговоре». Она умотала к Митричу, чтобы подготовить отъезд-отлет на Гугле за универсальной отмычкой через поиск молодильных яблок. Об этом мне сообщила Айка, когда вышла после зубрежки выпить кваску и чего-нибудь принять на зуб.

— Где Валька? А у Митрича она, мастерят защиту. Притащила два старых шлема от охранников. Сказала, что будет делать какие-то мотошлемы для настоящих байкеров, ибо без них езда на мотоцикле, то есть Гугле, совершенно противозаконна и не безопасна. Вот и мастерят уже что-то невиданное целый час. Причем раньше они всегда ругались, находя из-за чего. Реально — стар и млад. А сегодня объединились единой целью и молчат.

Ну вот как воспринимать после такого серьезно взрослой женщиной Вальку? Ребенок, да еще какой.

— Ив, Валька у Митрича до утра будет. Пойдем ко мне.

Бля, да что с женской половиной такого происходит? Наверное, стресс от пережитого за день, или эстрагенотоксикоз в виде эпидемии. И снова не стал врать себе. Я хочу Айку, а как не хотеть, ведь она женщина моей фантазий. Раньше я оправдывал себя, что она непись, то есть робот, машина, кукла. Но после случившегося сегодня неписью я ее уже не считал. Коляр, которым управлял искин даже не дернулся, чтобы занять мое место. Потому что это правильно по-человечески, но не разумно с точки зрения пусть и продвинутого, но искусственного интеллекта. А на неразумный поступок, мог решиться только разум, пусть и искусственный. Вот такой парадокс. Айкой руководили чувства, эмоции, а не трезвый расчет. Разве можно после этого считать Айку машиной. Я хотел ее, как женщину… и не желал одновременно. И причина была в том, что ее не существовало в реальном мире. Мне нужна одна на обе стороны, и в игре, и в реальной жизни, чтобы не разорваться самому, как личности, встречаясь в реале с одной, а здесь с другой. Вот если бы… Но это только мечты.

— Нет, Аюшка, не сегодня, устал я. Иди спать, я тоже пойду лягу.

Утро вечера мудреннее, не зря же об этом гласит народная мудрость.

(Черновик, опечаткии исправлю, если таковые имеются, позже)

Глава 14
За плодами Богумира

Пришло утро и принесло хохму. Ночные труды Вальки и Митрича предстали под мои светлые очи, а также наших соотрядовцев. Правда только я, Один, ну и конечно Валька, понимали, зачем светлые шеломы стражников так испохабили.

За основу «кулибины» взяли классику — закрытый составной шелом «спангенхельм». Он представлял собой каркас, составленный из железных полос. К обручу с четырех сторон наставлялись полосы, из которых формировался купол. Отверстия «заткали» медными пластинами, а сверху обтягивали кожей. Затем всю конструкцию тщательно проклепывали.

Гермошлем а-ля «Древняя Русь» по настоянию Вальки и разумению Митрича выбрали с наушами, назатыльником, с которого срезали бармицу (кольчужную сетку, прим. автора), и личиной. Сея металлическая морда представляла из себя основу-маску приклепанную к шлему, а под ней крепили склепанные пластины, скрывающую лицо, с отверстиями для носа и рта.

Такой шлем можно купить у любого оружейника. Но после апгрейда моих мастеровых, убран был шишак, внутри шелом смягчили слоями ткани, «чтобы на кочках по башке не бил», а затем стилизовали под мотошлем.

Каким образом? Самым простым — разукрасили в разные цвета. Представьте себе мощную конструкцию из бронзы и стали, но гламурного розового оттенка с золотой молнией сверху, разветвляющейся на три части в районе лица. И надписью: «Байкер-клуб «Славяне». Вариант, предназначенный для меня, отличался окрасом в индиго, с языками пламени, но все с той же клубной принадлежностью к «Славянам».

— Надеюсь, ты на Гугла бензобак не собираешься крепить с зеркалами заднего вида? — съязвил я.

— Бензобак неее, а вот зеркальца — это классная мысль. И обзор увеличивается, не придется башкой вращать. И губки можно подкрасить при надобности, — парировала Валька.

— Я ей говорю, и так красиво вышло, хуть сейчас в бой, — и Митрич начал изображать па, которые по его мнению делают воины, сражаясь на мечах. — А она еще краски на золотой с серебрухой извела, — резкие движения продолжились, домовой все-таки «победил» врага. — Ха, ха, ха. На тебе, погибай вражина!

К марлезонскому балету присоединилась и автор идеи. Валька скакала рядом с Митричем и благим матом «За Родину!» «рубила в капусту» злых супротивников. А мы стояли, смотрели на этот спектакль, открыв рты и не заплатив кассиру, если бы таковой имелся, за билеты. А такое действо можно реально продавать.

— Все прекратили! — Налюбовавшись остановил я командным голосом вакханалию. — Ну ладно Валька, дите еще (при этих словах из глазниц розового шлема на меня зыркнули злые глазки, придет время — отомщу!), а ты-то куда, хрыч старый?

— Я еще молодой! — вспыхнул Митрич, а затем уже стихшим голосом добавил, — по меркам домовых, конечно.

— Ком, мы же старались… Да и безопасность тоже нужно брать в расчет, — канючила Валька. — Ты на характеристики глянь!

Я глянул: «Шлем стражника модернизированный. Защита от физурона — 210, магии — 125. Дополнительная защита при падении на скорости и с высоты — до 30 %».

Мда, резисты супер, но внешний вид… Хотя, ворум найн? Мы же в игре, а здесь и не такие выкрутасы создают умельцы. Лично видел, как девчонки укорачивают доспехи, чтобы надеть под них приталенную мини-юбку. Пофиг, что защита падает, зато красивей. Да и тот факт, что поедем-полетим на горбатом пони… В общем все в одну кассу, а значит, и в масть.

— Лады, надену твою кастрюлю. Не говори опосля, что не люблю тебя. Вишь, на какие подвиги иду ради.

Айка ничего не понимала, просто смотрела на происходящее, не зная, как реагировать. Колояр явно отслеживал элементы фехтования. Его лицо оставалось инертным до тех пор, пока он не замечал не докрученную в ударе кисть либо слишком сильный плечевой замах. В эти секунды он морщился. Вояка. Надо поработать над ним, пока не превратился в солдафона. Один лишь хмыкнул в кулак и начал подниматься наверх в комнату, но остановился и спросил:

— Будут, какие распоряжения на время твоего отсутствия?

— Особых нет. Митрич за лапти. Колояр следит за коняжками, пока их не сдадим Княжичу. А вы с Айкой на прокачку. Режим тренировок — самостоятельный, но по максимуму.

— Лады.

— За старшего не назначаю, еще обидятся, но все равно приглядывай за неписями нашими, — добавил шепотом.

— Добро.

Наш конструктивный диалог прервали вопли «бравой полководицы»: «По коням, точнее, по коню! Ком, зови Гугла, и в полет. В полет идут валькирии, хану всем принесут!»

— Валька, а с чего ты меня комком звать начала? Даже боюсь спросить, чего именно…

— Это ласково, но коротко. От слова «командир». Пока его выговоришь, три пули меж глаз словишь, а тут быстро, всего три буквы.

— Понятно. Но, во-первых, тут пуль нет, только болты и стрелы. Во-вторых, чтобы тебе добраться до этих трех букв, мне приходится выслушивать вагон слов…

Валька высунула язык и «взрослая дама» доавила:

— Беееее….

Вот так, весело пикируясь, я залез в историю молодильных яблок. В детстве читал про них в сказках и не задумывался, что за фрукты такие. Здесь, когда виртуальная реальность становится жизнью, мне хотелось докопаться до сути вещей.

Чтобы осилить Путь Волхва мало пользоваться предметами, нужно понимать, как они возникли, для чего, что лежит в основе. Действовать нужно по принципу Козьмы Пруткова: «Зри в корень!». Вот я и полез искать в виртгугл этот самый корешок. И много чего узнал, а как говаривал мой препод, ненужных знаний не бывает. Их нужность определяется данной необходимостью, а другие понадобятся в следующий раз.

Итак, молодильные яблоки продукт, который принес посланник Морены — змей — ее сыну Богумиру, чтобы дать ему телесное бессмертие. Папой прародителя славянского рода, как еще называли Богумира, был Даждьбог, который наградил сына еще и духовным бессмертием — дал ему выпить млеко-абриту, которая истекала из сосцов небесной Коровы, прабабки Богумира.

Во истину, Санта-Барбара. Оказывается, Даждьбог и Морена некогда были мужем и женой.

До этого первой супругой Тарха Перуновича была Майя-Златогорка — великанша и сестра Могучего Святогора.

«После свадьбы засобирались молодые к горе Латырь, что тогда великою считалась. По пути увидела Златогорка стоящий в поле гроб, но не поняла, что тот заколдован. Забралась она в смертную кровать, улеглась, а выбраться назад не может. Как ни пытался свою молодую жену Бог Даждьбог вызволить — никак не выходило. Так Златогорка в Навь и ушла».

Прикольно, идешь так по дороге, смотришь, в поле гробик стоит. А ты такой: «Дай-ка, я в него залезу и полежу!». Надо бы проверить у некоторых богов уровень интеллекта. А лучше узнать диагноз психиатра, думаешь ты, не вникая в суть. А копнешь и поймешь, что глубоко истина зарыта. Не каждому волхву по посоху и по уму. Суть не на поверхности, требуется метров пять грунта вынуть, чтобы до понимания докопаться. Аллегория, мать ее ити!

Даже современные предсказатели говорят не прямо. Мол, будет землетрясение, дата — 12 мая 2067 года, в 13.02 минут в районе Калуги. Нет, они тоже так бают, что только после случившегося понятно становится, чего они предсказывали. Людям дано лишь присоединяться к инфополю, чтобы увидеть кадры прошлых и грядущих событий. А самые одаренные понимают, что про них нужно рассказывать. Хотя бы, как увидел.

Но вернемся к нашим баранам. Второй женой Даждьбога стала Морена, но и с ней жить вместе оказалась не судьба. Развелись без ЗАГСа — одна в Навь, другой в Правь.

Безутешный супруг не раз за ней бегал, чтобы вернуть. При первой попытке Чернобог его превратил в камень, но вмешался папа Перун и освободил сына. Однако Даждьбог не успокоился — пошел второй раз.

«А Чернобог тем временем на Морене женился. Сколько ни требовал назад свою супругу Даждьбог, да только ничего не получалось, даже хуже вышло. Чернобог еще пуще прежнего рассердился, да и приковал Тарха Перуновича к Латырь-камню. И в этот раз спасение Бог Светоносный обрел через Богиню Ясноокую — Живу. Стала она ему третьей женой, самой любимой».

Вся эта информация для понимания целостности картины. Про молодильные яблоки и их происхождении ни слова. Факт подавался просто — они были и есть, их таскал Богумиру змей Морены. Уже опосля из семян этих яблок-«адамов» (а не отсюда ли мужской кадык называют «адамово яблоко»?) появились деревья, которые сегодня так стерегут их хозяева. Кстати, про яблони — потомки. Их плоды обладают омолаживающим эффектом, но краткосрочным. Если Богумир единожды выпил молока, скушал фруктик и получил сразу два бессмертия, то плодами нынешних волшебных деревьев требовалось питаться регулярно для сохранения эффекта.

«Зачем они Отвертке? Явно для каких-то целей. Но сие есть мрака покрытая тайной. Будет молчать, как партизан на допросе и не признается, — подумал я. — А интересно. Не для того, чтобы засунуть свой нос в чужие дела, а понять и разобраться. «Скандалы, расследования, интриги» — это то, что крутит земной шарик — мир человеков. Ну да ладно, поживем, разберемся. А пока, как там сказала Валька?»

— По коню! — и вызвал Гугла.

— Гей! Хозяин! Полно спать! Время дело исправлять! Чтобы Ивушка поднялся, в путь-дорожку собирался, — по традиции выдал маунт стихами.

— И с собой не забудь, гермошлем взять и… — подхватила Валька.

— …И Вальку пнуть, — закончил за нее я. — Хорош балоболить, поехали-полетели.

Кстати, от нашего сервера Ц310-309Г, до соседнего — Г309-310Ц, всего три дня езды, но условной. Есть одна фишка. Скачешь, не выходя из игры — три дня, а вышел в реал — вернешься в самое нужное время поездки. Удобно. Я этим воспользовался, иначе за трое суток общения с Валькой, можно с ума спрыгнуть.

Плотно поев, отзвонился родителям. О стариках нужно помнить. Затем помылся, побрился и вернулся в игру. В самый подходящий момент — на подлете. Было еще время прочитать про это самое государство за тридевять земель.

Оказываются, есть такие ученые, которые написали целые тома диссертаций на тему расстояний в сказках. Они высчитали, что реальный путь Ильи Муромца от Мурома до Киева по прямой, равняется 957 км. Кстати, нашлись бизнесмены, которые продавали билеты на такой маршрут, а по пути показывая туристам, где Илья встретил Соловья-Разбойника, камень Латырь, Чернигов-град и село Карачарово.

Так вот сам богатырь преодолел этот путь за 40 дней. Произведя несложные математические вычисления, ученые пришли к выводу, что тридесятое государство не за лесами и горами, а соседнее автономное муниципальное образование. За такой подход к былинам их громили коллеги. Де, сказки маловато, сплошная математика и география. На самом деле государство сие находится в Гиперборее или на границе с Навью. Да, похер, пусть спорят. Тем более, разрабы «Вайга Колорд» склоняются к первой версии. А я согласен с Владимиром Высоцким, который описал ситуацию так: «В Тридевятом государстве (трижды девять — двадцать семь) все держалось на коварстве — без проблем и без систем». (В. Высоцкий «Странная сказка»).

Тридесятое государство оказалось за Дремучем лесом, чуть поодаль, но в другой локации. Пролетев границы, мы почему-то оказались на берегу моря-океяна. Вот так, бац. Тут лес непролазный, а там, хоп, и бескрайние водные просторы.

На песчаном берегу мы увидели одиноко стоящую лачугу, рядом с ней бабку, стирающую порядком изношенное белье.

— Слышь, матушка, не подскажешь? Это тридесятое государство? — после утвердительного кивка, продолжил тупой вопрос, на который и сам знал ответ (но как-то надо было наладить коммуникацию). — Не подскажешь, где живет купец, у которого яблоки молодильные?

— Это вам в город надо к боярам столбовым, а мы рыбаки, — заговорила старушка, после ответа сменив тему. — Слышь, касатик, милый… это… ох… попросил бы ты у нее корыто, а?

— У кого?

— У рыбки золотой, а то моего пердуна не дождешься. Ему бы только на рыбалку бегать, а решить проблему не по уму.

— Ээээ, — начал я, и ответил словами мультяшного Вовки — Ну, вот еще! Снова здорово! Сначала тебе корыто, потом тебе подавай стиральную машину… («Вовка в Тридевятом царстве», Союзмультфильм, 1965 год).

В город, так в город, там поглядим и разузнаем. Главное, мы на подлете. И заложив крутой вираж в указанном направлении, подумал: «Может и сами отведаем яблочка. А если нет — шо нэ зъедим, то понадкусываем!»

Глава 15
«Яблоко… молодильное надобно. — Ну, а я здесь при чем? Я бессмертный!»

(«Молодильные яблоки» «Союзмультфильм» 1974 год)

— Слышь, Ком, думаешь в городе нам первый встречный выдаст инфу? Типа, вон тот дом, а в нем яблочки, бери-не хочу, — шептала на лету мне в ухо Валька. — Не думаю, что горожане сами знают, что и где. Я бы на месте купчины виртнет подчистила на такие посты.

— Какие варианты? Надо же с чего-то начинать поиски, — парировал я.

— А твой вариант, вообще не вариант.

— Критикуешь, предлагай.

— И предложу, спусти Гугла травку пощипать, а я пока покумекаю. Думаю, раз квест воровской, то и люди нам нужны из трущоб, чтобы на главаря выйти.

— Хм… Гугл, спускайся на землю, отдыхать будем, — дал я команду горбатому потомку Пегаса.

— Я, скажу тебе по дружбе. Это — службишка, не служба, — речитативом в стиле репа отвечал Гугл. — Вниз спускаться не в верха, отпускай экс-Горбунка.

— Тьфу ты, рифмоплет копытный.

— Это у меня от отца. Батька же не только ударом копыта о землю родники выбивал. Он и поэтов вдохновлял.

— Майна, идем на посадку, — превратила диалог в полилог Валька.

Маунт заложил крутой вираж, от которого я сильней сжал поводья, а Валька восторженно завизжала, словно на американских горках, и начал спускаться. Мне пришлось втянуть свои ноги в себя, как штатив поглощает ранее вытащенные штанги, чтобы не оцарапать колени. Став гномиком, приготовился к встрече с землей. Гугл приземлился мягко, словно не на копыта, а на шасси с рессорами, скорость погасил короткой пробежкой. Встав вкопанным изрек:

— И сказал конек Ивану: «Вот дорога к окияну, белый вал весь без изъяну. Ну, раскидывай шатер, на ширинку ставь прибор». (П. Ершов, «Конек-Горбунок»).

— Гы-гы, на ширинку ставь прибор, — хихикнула Валька. Не смогла язва удержаться от коммента. — Тут, наоборот надо: «Из ширинки свой прибор, достает смущаясь Ваня, где дорога к окияну? И дает его друзьям, тра-ля-ля-ля, трам-пам-пам»…

— ВАЛЬКА!

— Все, молчу-молчу…

— Не о том думаешь, ты же главаря искать собиралась.

— Одно другому не помеха, голова всем подряд занята. Я может, Юлия Цезаревна.

— Первый класс, третья четверть… Вот ты кто.

— Ладно, не злись. Сажусь за парту, ищу инфу.

— Гугл, может ты, что знаешь? Ты там вроде про дорогу говорил. Только без рифмоплетства…

— Прозой могу, но слова сложней на язык ложаться. На уровне генетике это у меня.

— Про ДНК потом расскажешь, сейчас по существу.

— Верно, Валька говорит. Так просто нам про яблоки и про то, где их искать, никто не скажет. Что бы это за квест такой был, если прилетел, а тебя тут с молодильными яблоками толпа встречает? Не бывает так. Знаю, что в Сити дорога идет, а там…

— В Сити???

— Ага, ну у нас Город, а тридевятом государстве — Сити, чтобы звучало по-заморски. Заграница все же, как никак.

Мда, разрабы… Чую, добрались они до Чуйской долины и подожгли ее. Такое можно придумать только, когда кожа бледная, а зрачки расширены. Пока Валька думала при помощи виртнета, я решил прогуляться по берегу «окияна». Он не был песчаным, на нем росли деревья, пышные кроны которых замерли от безветрия. Воздух был пропитан соленой влагой, напоен ароматами цветов, кипарисов, земли и хвои.

Легкий бриз, который налетел с моря-окияна, попытался украсть этот аромат и унести его дальше. У него это получилось, но ровно на мгновение. Дурманящий запах вернулся, и на контрасте стал еще более пряным. Вода нежно-голубая, прозрачная вытолкнула один камешек, отличющийся от окатанной волнами гальки. Он был желтоват и слегка светился, когда его касались солнечные лучи.

Я наклонился, взял окатыш на ладонь — кусок янтаря. В голове предстала картина, как покалеченные штормом деревья, плача от боли, роняли терпкие капли смолы-живицы. Она стекает вниз, чтобы затянуть и заживить раны… А после тысячи лет, окаменев, слезы деревьев стали янтарем. Я не смог выбросить камешек, положил его в сумку. Вернулся к своим.

Валька морщила лоб. Гугл занимался привычным для коня делом, жевал траву.

— Наффел фто? — спросил он меня.

— Не болтай с набитыми ртом…

— А мне это не меффает.

— Блин, ну что за отряд у меня? Один другого хлеще.

— Ага, — поддержала меня Валька не отрываясь от виртгугла. Она даже не поняла, о чем речь. Просто сработала женская мулька, хоть что-то, но сказать. Тренировка, что последнее слово за слабой половиной, которая пудрит нам мозги, претворяясь слабыми.

— Нашла что, Фаддей Беллинсгаузен? — вот пусть теперь ответит, типа, а кто это?

— Антарктиду, нет. До меня открыли. А вот место «ночного принца» Сити выяснила. Знаешь, как его зовут? Не поверишь…

— Добивай уже.

— Скрудрайв! (Screwdriver — с английского «отвертка». Прим. автора)

— Мог бы и сам догадаться…

— Короче нам в город, но не в Центральные ворота, а в Восточные. Так ближе будет.

АУТРО:

Гостомысла лихорадило. Он ждал любых действий, но только не равнодушного бездействия от этого сельчанина Ива. Ключник заготовил много слов в оправдание. Затем поменял их на слова обвинения, после придумал, как очернить свидетеля своих преступлений перед другими. Ставил препоны в Терем Княжичу, а Ив поступил просто. Он просто не пришел.

Явно готовит, какую-то мерзость. А сейчас и вообще невесть куда подался. Его даже соглядатаи потеряли. Вот, где эта сволочь сейчас, что удумал? Приходил намедни Папаня, интересовался так же судьбой Ивашки, как он его называл. Зуб имеет, и мамой клялся, порвать его словно пса малого на утеплитель. Сию злобу надо будет иметь в виду, надо будет использовать. Да где же эта мерзость сейчас, чем промышляет? Ив!!!

…Сити походил на центр современного города лишь названием. Город был поделен на две части, причем не стараниями разрабов, которые ессно приложили свои ручонки, а рельефом.

Большая часть Сити разместилась на относительно ровном плато. Здесь были разбросаны семенами сеятеля домишки в один-три этажа. Все из белого известняка. Крыша крыта черепицей разного цвета. Дорога, мощеная камнем, была широкой на площадях, чтобы затем превратится в каменный ручей и нырнуть во дворы, сужаясь до безобразия. В отдельных местах балконы, а все дома оказались снабжены этими архитектурными элементами (даже одноэтажные), фактически упирались друг в друга, а в некоторых были построены сразу на два дома, как виадуки. Этакий болгарский Пловдив.

Вторая часть Сити была гористой, построена прямо на торчащих скалах. Дома здесь напоминали птиц на ветках. Они ютились в любом месте, где находилась хоть мало-мальски ровная площадка. Причем, некоторые строения походили на швейную иглу, которую поставили стоя, не менее четырех этажей в виде шпиля. Двери вели в одних случаях к подвесным мостикам, в других — серпантином падали в пропасть, притулившись к стенам, как сироты.

Условная грань Сити проходила через Центральный Базар, вокруг которого стояли капища, храмы и зороастрийская башня молчания, как в иранском Йезде, но меньшего размера. В общем, намешано словно в еврейском блюде — галиматья.

Мы двигались, открыв рот, выпучив глаза и оберегая ушные раковины, так как на Базаре стоял неимоверный шум. Все орали, но никто никого не слышал, ибо это было невозможно. Гугла я спрятал в «ювелирку» от греха подальше.

Сити размещался на перекрестке торговых путей. Поэтому на Базаре встречались люди в чалме, феске, доули, и даже в банданах. Но это уже игроки. Также разнообразны были одежда, доспехи, оружие.

— Ворона залетит, — сказала Валька, встав передо мной на носочки и вернув пальчиками нижнюю челюсть на место, задуманное природой. — Нам туда…

Не дождавшись ответа, моя спутница юркнула в одну из веток-улочек и пошагала впереди.

Видели фильм «Бриллиантовая рука»? Да, конечно видели. Даже во второй половине 21 века он оставался бестселлером. Помните, как Козодоев плутал по окраинам Стамбула? Вот здесь было аналогично. Но моя юркая «поводырь» чувствовала себя рыбой в воде, уверенно торя маршрут.

И мы пришли. В одной из стен оказался пролом, узкий и невидный, пока к нему не приблизишься. В него мы и вошли. После чего сразу оказались в лапах сурьезных дядек. Причем, в прямом смысле слова. Их могучие руки пытались скрутить наши — не сильно могучие.

— Эй, свои, — сказала Валька и сунула одному из них в нос перстнем, который предварительно надела на большой палец — обычный железный кругляш без статов.

Дядька опустил голову, подтянул кисть Вальки к своим глазам и почти минуту вглядывался в колечко. Затем кивнул второму.

— Отпусти Хват, и правда свои. А откеда пожаловали? — вопрос уже относился к Вальке.

— Отвертка гостинец шлет со всеми соответствующими. Сказал, братика проведать, слово ласковое в уши прыснуть.

— А что у Отвертки есть брат? — спросил я шепотом Вальку. — Я только про мать знаю.

— А все «ночные принцы» братья. Хоть и от разных матерей, — так же тихо ответила будущий сыщик. И добавила бугаям. — Убедились, ведите к Скрудрайву, базар есть.

— Ишь ты, скорая какая. У вас к нему интерес имеется, а есть ли у него к вам?

— А вот ты и спроси. И добавь словечко: «Адрыс»

— Адрес? — залыбился детина.

— Не строй дебила, с первого раза просек.

— Ладно, ждите.

Хват остался с нами, толи за компанию, толи стражником. Его напарник испарился в проеме. Он обнаружился сразу за тряпкой, которая якобы сушилась на солнце. Ждали недолго, минут 15-ть. Затем из-под тряпицы появилась рука, немного отодвинула ткань, дав разглядеть половину морды, затем махнула нам.

— Айда.

Ночное зрение я еще не освоил, о чем сейчас пожалел. С яркого солнца темное помещение показалось картиной Малевича «Черный квадрат». По легенде он на самом деле рисовал не геометрическую фигуру, а то, как темной ночью афроамериканцы грузят уголь. Вот и мы оказались в клоаке тьмы. Не видать не зги, и даже кончика собственного носа.

По мере движения становилось светлее, теплее и влажнее. В финале наш путь завершился у бассейна термы. В нем плескались две гурии и пузатый мужик с заплетенной в косичку бородой и волосатыми плечами. Все остальные прелести скрывала вода, чему моя эстетика сейчас радовалась.

— Добрались, наконец-то посланники. У кого мел Юна?

Валька коснулась рукой груди, показывая, что у нее. Об этом артефакте я слышал. С его помощью можно было создавать порталы. Я удивленно посмотрел на Вальку, типа какого рожна мы в небе болтались столько времени, а могли бы бац… Она прочитала взгляд, правильно его расшифровав, шепнула:

— Портал можно построить только туда, где уже был, а я здесь впервые… — а вслух произнесла. — Ты бы нас накормил, напоил, спать уложил, а уж опосля и о деле поговорили.

— Само собой, уважаемые, накормил БЫ, напоил БЫ, уложил БЫ, — волосатое пузо делало акценты на «БЫ», — а потом о делах. Но время не терпит, поэтому давайте все сделаем в этой последовательности, но наоборот. Вы мне мел, а дальше пройдем к столу.

Скрудрайв, а это был именно он, все же нарушил мою ранимую эстетику. Он вышел по ступенькам из бассейна, при этом совершенно не стесняясь своей наготы и жутко мохнатых ног. При таком махере и штанов не нужно. Он подошел к Вальке и протянул лапищу.

— Ну…

— А ты не запряг, чтобы нукать. Не запамятовал ничего? Адрыс…

— Кабардыс мусала. Остальное опосля.

— Тогда и мелок опосля…

Скрудрайв заулыбался дежурной улыбкой, но глаза остались злыми.

— Не доверяешь… Не боишься…

— И не прошу. У меня никому веры нет, — ответила Валька, так же не смущаясь мужика и его голого вида.

— Ладно, время-деньги. Абыз, тащи фитюлю.

Тот бугай, что привел нас сюда, стрельнул в еще одну боковую дверь, чтобы через три минуты появиться вновь. Он передал Скрудрайв, какую-то шкатулку.

Пока Абыз бегал за необходимым для сделки, Валька подошла ко мне и своей рукой отвела мою голову от созерцания содержимого бассейна. В нем продолжали резвиться, аки золотые рыбки, не обращая внимание на происходящее, две юные девы в одежде проматери. Захотелось подойти к ним и покормить дафниями.

— Не пяль глаза, озабоченный.

— А я что? Просто созерцаю местную фауну…

Скрудрайв открыл шкатулку, кивнул Вальке, чтобыы подошла. После чего показал ей содержимое, закрыл шкатулку, произнес над ней какие-то слова, видимо, заклинание и добавил:

— Передай Отвертке с заверением о дальнейшей дружбе.

— Ок, — ответила Валька. — Теперь и пожрать можно. А что ты знаешь про молодильные яблоки, только не говори, что не знаешь…

— Знаю, как не знать, только я не такой бессмертный, чтобы интересоваться ими с целью материальной выгоды. А рассказать могу, и даже помогу чем могу…

Похоже, тавтология заразна, подумал я…

И опять же шепотом спросил Вальку:

— Что в шкатулке? Контрабанда?

— Типа того, наркота, которая только игроков штырит. Неписям она безопасна, не берет.

— Ты что? Это же срок!

В игре сроком звалась не тюрьма или колония строго режима, а время, на которое тебя банили админы. А оно за разные косяки разнилось. За наркоту могут и полгода впаять без игры.

— Не ссы, кто не рискует, тот шампанское не пьет. Из этой шкатулки без знания шифра ее даже сам создатель игры не вытащит. Цифровые технологии на уровне ФСБ и ЦРУ. Ты думаешь, это баг какой? Фигушки! Сами админы и вводят такие разработки, чтобы продавать, поэтому пароль меняется постоянно. Это он в игре заклинание, а в реале 16-значный код, сечешь?

— Нафига админам игровые серебрухи?

— Серебрухи не нужны, а вот левый донат… Тут цифры с 7 нулями, а то и с 8-мью. И все реализуется на черном рынке, а они типа не при делах.

— Да кто они?

— Вот ты тугой… Собственники игры. Для ИР и искинов, они честные. Иначе бы машинный мозг не понял, у него другая программа. А они одной рукой борются со злом, а другой распространяют его.

— Реальные наркотики вредят здоровью, а эти?

— Эти заставляют подсевших играть чаще, покупать больше. Вот такой бизнес. А я за это дело взялась, чтобы Отвертке должок оплатить. Но данный бизнес мне самой не по душе. Так что финальный расчет. Ну, и помощь местной братвы, на которую рассчитываю.

— Валька, это первый раз?

— Первый.

— Поклянись мне, что и последний.

— Зуб даю, если повторю, пусть моя любовь к тебе останется безответной. А таким я шутить не буду, суеверная с детства.

— Ладно, поверю. Иначе нам не по пути.

— Знаю, поэтому и даю клятву, которую сдержу. И это, Ив, будь со Скрудрайвом осторожней. Скользкий тип, как слизень. И воняет от него… опасностью.

— Уважаемые, — донеслось из другой комнаты голосом Скрудрайва. — Кушать подано, отведайте дыню сахарную, пахлаву медовую. Вай-вай-вай, пальчики оближешь. Будем виноград кушать, соком граната или вином запивать, Вы мне рассказывать про свои проблемы, а я слушать и советы давать.

— Ивввв, ТЫ МЕНЯ ПОНЯЛ? Я не шучу, шутки остались за дверью, мы в серпентарии во время спаривания змей. Отвертка за океаном, у нас здесь поддержки нет, даст Бог слиняем.

— А, что он нам сделает? Убьет? Так воскреснем.

— Шкатулку отберет, вот тогда я попаду на реальные бабки…

Глава 16
Маленькая бойня у дастархана

Стол был шикарным. Вернее, достархан. За низкой столешницей можно было только возлежать, но она ломилась от яств: сладости, фрукты, напитки. Скрудрайв выглядел добродушным хозяином, правда телохранители далеко не отходили, но и за столом не сидели.

Вальке, как посланнице Отвертки, приписали лидерство в нашей группе. Я был на подхвате, что меня устраивало на сто процентов. Можно было расслабиться и просто наблюдать.

— Даарагие, откушайте винограда. Смотрите, какой крупный, как соски женщины. А какой сладкий, как уста сахарные. А вино, 10 лет держал не наливал ни кому, ждал вот таких почетных гостей. Понюхайте аромат, просто нектар и амброзия, — распинался Скрудрайв.

Над достарханом кружили молоденькие девушки, нарядом которых служили две прозрачные полоски вверху и снизу. Только прелести они не прятали, поэтому тряпицы служили скорее напоминанием, какие места должны скрывать от взгляда мужчин скромницы.

Красное тягучее вино первому налили хозяину. Оно струилось в золотом кубке на ножке, украшенном каменьями, и играла ароматом и цветом. Настала очередь наполнить и наши бокалы. Нам выдали серебряные, инкрустированные бирюзой. Скрудрайв поднял свой кубок и произнес тост:

— Увидел дурак на базаре арбуз и спрашивает: — Что это такое? — Ослиное яйцо, — ответили ему. Выбрал он самый большой арбуз, сунул под мышку и пошел домой. По дороге выронил он арбуз, и покатился тот под гору. Помчался за ним дурак, но остановить не смог. Ударился арбуз о камень и треснул. А тут из кустов заяц выскочил и наутек. — Ах, какой быстрый осел вылупился, и как я его упустил! — пожалел дурак. Так выпьем же за дураков, без которых скучно было бы жить на свете!

После этого хозяин, не дождавшись даже нашей улыбки, громко рассмеялся своей шутке…

…Ненавижу таких людей. И на это есть основание. Еще в молодости в нашей компании появился парень. Этакий, весельчак и балагур, который знает все обо всем, разбирается в любом деле. Этим и доставал. А еще бесило, что у него всегда было (а, скорей всего, только в его голове) все круче, чем у других.

— Прикинь, вчера еду по дороге, в меня тетка чуть не врезалась. Бросила руль, в одной руке виртфон, в другой печенька…

— Фигня, вот со мной был случай. Мужик чуть не врезался в меня, потому что ему отсасывали…

— Вчера была хохма, мы с подругой спешили так, что она забыла надеть юбку, выскочила в колготках одних под пальто, обнаружили, когда она начала раздеваться в гардеробе…

— Ерунда, вот со мной раз было, я в разных ботинках пошел гулять. На одну ногу кроссовку надел, а на другую туфлю…

— Был со мной такой случай…

— Да херня это, вот со МНОЙ произошло, так произошло…

Это реально раздражало. Объяснить Виталику, что так себя вести нельзя, все равно, что дальтонику разжевывать разницу между зеленым и красным. Вроде, понимает, но нихера не видит. А теперь добавьте ко всему, что я рассказал, еще и тот факт, что он даже не закончит свой анекдот, а уже ржет громче всех, чтобы его не опередили.

— Боец пожарной охраны, рискуя жизнью, вынес из горящего банка мешок с миллионом долларов. Где сейчас находится герой, до сих ГЫГЫГЫГЫ!!!

Короче, я как-то не выдержал, просто подошел и вмазал ему от всей души. Все присутствующие захлопали, а Виталика больше в нашей компании не видели.

Скрудрайвер продолжал ржать, я смотрел на него и крутил в пальцах поднятую на берегу моря-окияна янтарную капельку. И что-то, какое-то 30-е чувство, заставило меня бросить камушек в бокал с вином. Оттуда резко вверх начала подниматься густая пена и неприятно завоняло. Валька выбила кубок из моих рук. А Абыз заорал:

— Хозяин, у него кусок латырь-каменя!

Я ничего не понимал, кроме того, что нам подсунули яд и хотели отравить или опоить. Дальше все события стали развиваться, как пружина, которую сначала сжали, а теперь отпустили.

Я не успел встать на ноги, поэтому ушел перекатом вперед. На место, где я только что лежал, опустилось лезвие ятагана. Валька ушла в инвиз, и теперь появлялась вспышками, то в одном, то в другом месте, разя телохранителей своими ядовитыми бебутами. Здоровые мужики хватались за руки, отмеченные свежими порезами. За бедра и икры, брызнувшие фонтанами крови. Хрипели, ругались, рвались в бой, но Валька умело уходила от прямой стычки, чтобы возникнуть совершенно в другом месте и оставить клинками кровяной росчерк.

Бедлам добавляли молодые гурии, которые с визгом искали выход из помещения, а когда нашли его, то создали пробку. Чтобы освободить проход от застрявших в нем трех девушек, один из телохранов просто проткнул одну из дверных пленниц острым концом оружия, вошедшим в спину и вышедшим вместе с кишками и звуком «Пуууу» из открытого, плоского и недавно соблазнительного живота несчастной. Ее подруги заорали еще громче, но смерть не остановила их желание покинуть комнату. Они надавили, мертвое тело не выдержало соревнования и сползло на пол, а гурии пробкой из-под шампанского вылетели в освободившийся проем. Я на секунду завис, но бдительности не терял, поэтому легко ушел от падающего клинка, отвел его в сторону и вниз, а ногой обрадовал обидчика ударом в нос. Орган хрустнул, от него в сторону разлетелся фейерверк соплей и крови. Настала и моя очередь вступить в бой. По-настоящему.

Литиус всем хорош на открытом пространстве, но комнатка, где стоял достархан, размерами не впечатляла. Кроме того, деревянные потолки поддерживались многочисленными колоннами, которые до боя были элементами декора, сейчас же реальной помехой. Посохом можно было только колоть, но меня это не устраивало. Поэтому я стал танцевать и волховать, для разогрева пуляясь файерболами. Первый же шар угодил в грудь Скрудрайверу, но тому хоть бы хны. Лишь на его груди алым пятном вспыхнул амулет. Ясно, защита от магии. Ото всей или только огненной? Проверим. Ага!!! «Мы ломим, гнутся шведы!» Мой воздушный вихрь подхватил «ночного принца» и швырнул его на пол. Дело в том, что я воздействовал на своего врага не напрямую, а на пространство вокруг него. Поэтому амулет и не сработал, так как не было прямой угрозы хозяину. Танец ветра не только усиливал ловкость, но заодно и магию воздуха. Такую комбу я открыл для себя совершенно случайно. Оказывается, если в момент танца использовать заклинания той же стихии, то эффект увеличивается.

Танец воздуха завершился ударом ладони об… Для постороннего наблюдателя могло показаться, что я просто изображаю нечто, толкая воздух. Типа бой с тенью. В принципе, так оно и было. Вот только воздушное пространство не было для меня пустотой. Эта была материя, с которой я работал. Удар в «никуда» вызвал волну, как он камушка, брошенного в реку. Она разошлась кругами, сбивая на своем пути все и вся. Закрепим вражескую неустойчивость.

Теперь станцуем Землю. Сильный удар стопами по поверхности, добавим Землетрясение. Присутствующие, кто еще сумел устоять на ногах, валятся на пол, как кегле при хорошем ударе шаром боулинга. В момент заклинания, я благоразумно подпрыгнул и на пару секунд поддержал свое падение воздушным потоком, что дало мне возможность зависнуть и встретиться с землей, когда она перестала ходить ходуном. (Хм…а про Вальку я и не подумал, поди тоже валяется, где-нибудь под стеночкой).

Я подбежал к Абызу и вонзил ему конец посоха в живот, как копье. Теперь пространства для замаха хватило, так как использовал вертикаль, а не горизонталь или диагональ. Длинный хрип, пока я вытаскивал посох из кишок и схвативших древко рук. Цепкое объятье постепенно становилось вялым, а затем кисти переместились на живот в тщетной попытке зажать рану. Этот отвоевался. Оглядел пространство, из четырех телохранителей выбыло трое. Один лежал мордой в луже вина, которое казалось густой кровью, рядом валялся «крупный, как соски и сладкий, как уста женщины» черный виноград, дополняя картину погрома. Глаза у мужика закатились, он уже не дышал. А как можно впитывать воздух, когда горло перерезано от уха до уха? Вот тебе и 18+. Материться нельзя, а бошки резать — это за «елочки-иголочки» нехер делать.

Еще один продукт Валькиной работы тихо отходил в сторонке, как и в случае с Абызом, телохран был не жилец, его тело билось в агонии. Оставшийся, уже знакомый нам Хват, пытался защитить хозяина, который запутался в складках длинного халата и до сих пор не мог подняться. Вальку Хват не видел, поэтому опасность узрел во мне.

А мы усложним задачу с подъемом Скрудрайву, жахнем воздухом! Я создал за спиной лежащего вакуум, куда вместе с направленным потоком кислорода, двинулась и немногочисленная, зато громоздкая мебель. Нате, ловите и распишитесь. Против такого Хват был бессилен. Единственное, что он может сейчас сделать, это сбить мне каст, подумал я. Телохранитель, видимо, подслушал мои мысли и быком пошел напролом в мою сторону, опустив голову. Мог бы и рога выпустил.

Я, как заправский матадор ушел в сторону, и взмахом посоха добавил ускорения Хвату. Этого оказалось достаточным, чтобы устранить последнюю помеху на пути к Скрудрайву. Хват на скорости споткнулся, а мой удар направил его прямиком в колонну. Раздался треск. Только понять, что от столкновения пострадало больше — опора или голова, было сложно. Был бы тотализатор и ставки, поставил бы на голову, как на более тупой предмет. Не знаю, были ли у бугая мозги, но что-то там все равно сотряслось. Хват рухнул на пол мешком с мукой. «Бдыц!». Нокаут.

Пора наведать Скрудрайва. Эта змея увидела во мне свой пи…ц, подняла руку и хотела просить прощения? А как же воровское не верь, не бойся, не проси??? Этот боялся, вымаливал глазами прощения и не верил, что он его получит. Но, что он хотел конкретно, понять не успел. За его спиной из инвиза появилась Валька и прямым росчерком кинжалов перерезала горло. Клинки не остановили свой полет и пошли обратно, от этого движения голова отделилась от тулова и поскакала в сторону достархана. Все!

— Бежим, — крикнула мне Валька. И мы собрались улепетывать, но…

— Стойте, — раздалось из-за двери-шторы. И в комнату, где разразилась бойня, вошла молодая женщина. — Отвертка вас не подставлял, не вините его. Это все этот, — пнула незнакомка тело Скрудрайва. — Я помогу вам, идите быстро за мной.

Не знаю, что заставило нам довериться ей? Возможно, искренний взгляд честных глаз. А может, отсутствие собственного плана и маршрута отступления. Женщина нырнула вновь за шторину, а мы рванули за ней. Долгое петляние по коридорам-комнатам-отноркам и норкам вывели нас к калитке в сад. Мы уже хотели в него войти, но нас повели в другую сторону, вдоль глиняного забора, пока мы не добрались до лаза, вырытого прямо под ним.

— Проползете метров десять, и вы на свободе. Идите за Сити на запад, пока не дойдете до чайханы. Там спросите Ойону, она моя сестра, передадите ей это письмо, она вам поможет, — сказала незнакомка, постоянно оглядываясь по сторонам и сканируя пространство на предмет врагов.

— Спасибо, а почему ты помогла нам? — спросил я.

— Скрудрайвер был скотиной, а главное — тупым. Из-за его жадности и не умения организовать ДЕЛО, мой брат попался страже и был казнен. А меня он еще в малом возрасте выкупил у матери за долги. Как оказалось, долги эти он сам и организовал нашей семье. Уж очень он охоч до маленьких девочек… Был. Потом мать умерла в нищете, а я даже не могла ей помочь, хотя жила в то время роскошно. Он издевался, когда находил еду для мамы, смеялся надо мной, а все припасы выбрасывал собакам. Смотрел при этом мне в глаза и тихо так смеялся… Глаза злые, а он смееется… Долгое время я была подстилкой этому животному, пока оно не наигралось. Потом он отдал меня своим замам. Один из них меня полюбил, а теперь займет место этой скотины. Так что новый «Скрудрайв» в долгу у вас, а я со своими рассчиталась, помогая вам. Ладно, бегите, может еще и увидимся, а нет, храни вас судьба.

— Последний вопрос, как тебя зовут?

— Мессалина или просто Лина. Все, бегите. Пока Роян не пришел к власти и не стал «Скрудрайвом», он вам не поможет, а когда станет «ночным принцем» долг вернет. Его слово кремень.

— Лина, почему не умер от яда сам отравитель, он же первым налил себе и выпил? — оказалось, что мой «последний вопрос» состоял из двух частей. Уж очень хотелось это узнать.

— Есть несколько способов отравить ненужного человека и не пострадать самому. Он мог заранее выпить противоядие. Могло быть отравлено не вино, а сами бокалы. Могла стоять защита от ядов на кубке. Есть и другие варианты, носейчас не до лекций. Бегите!

И мы побежали, точнее поползли…

Глава 17
«Есть пули в нагане и надо успеть, сразиться с врагами и песню допеть»…

(Песня «Погоня» из к/ф «Неуловимые мстители»)

Впереди мелькала попка Вальки, она ползла первой. Но пикантный вид филейной части, эротических мыслей не вызывал. И тому было несколько причин, одна из которых был чертов ход. Подземный лаз оказался узким, но делался он явно не для экс-Скрудрайвера. С его комплекцией такой тоннель не то чтобы не преодолеть, а не втиснуться даже на входе. Невольно захохотал, представив себе картину. Этакий Винни-пух в норке Кролика. Хозяин стоит и, поправляя очки на носу, спрашивает: «Фто, застр-р-рял?»

Ползти пришлось минут 30-ть. Все это время ноздри раздражало амбре чего-то затхлого и плесени, которая свисала кое-где гроздьями с корней кустарников, выбивающихся из земляных стен.

Мягко говоря, строение сомнительное. Мало того, что ход длинный и узкий, так еще и необорудованный, не укреплен опорами. На чем он держится? На игровой условности? В реальном мире, такой лаз завалило бы сразу после постройки. Мои опасения подтвердил ком глины, который упал прямо перед мордой.

Пока ползли, дышали не только производными грибов, но и пылью. В общем, мне не понравилось, и я обиделся: узко, неудобно, воняет, и ползти приходится с чувством страха. А еще этот багровый цвет, что окрашивал лаз в переливы малинового. Откуда он шел, осталось не известно. Может это свет радиации? Или какой-то люминесцентный минерал? Не знаю, я не дизайнер, задумка не моя. Я юзер, а сейчас лузер, ползущий на карачках по трубе, чувствуя себя эритроцитом в аорте. Или чем-то там в тонкой кишке? Нет, лучше эритроцитом.

Наконец забрезжил нормальный свет, его круг расширялся по мере того, как я приближался к выходу. Глоток свободы оказался таким вкусным, что пил бы его и пил. Приступ клаустрофобии начал затухать. Местность, раскинувшаяся перед глазами, если сказать словами управдома из «Бриллиантовой руки»: «Город контрастов». Только тут городом не пахло, точнее пахло. Запутался я с вами. Только на свет белый вылез, а вы уже точной формулировки ждете. Дайте прийти в себя! Короче, Сити оказался далеко за спиной.

Итак, местность. Ее создавало, как минимум несколько дизайнеров. Причем, каждый отдельно друг от друга. А затем, кто-то в спешке взял наработки и тупо смешал воедино. Как в письме родителям Дяди Федора: «Я живу хорошо, просто замечательно. У меня все есть, есть свой дом, он теплый. В нем одна комната и кухня. Я без вас очень скучаю, особенно по вечерам. А здоровье мое не очень. То лапы ломит, то хвост отваливается. А на днях я линять начал. Старая шерсть с меня сыпется, хоть в дом не заходи. Зато новая растет чистая, шелковистая, так что лохматость у меня повысилась.

До свидания, ваш сын, дядя Шарик».

Вот так и здесь. Сумасшедший ландшафтовед забабахал песчаные дюны промеж кустов орешника. Сюда же всобачил вековые кедры и «посадил» секвойю. Для полноты сюрреализма не хватало бахчи с помидорами и грядок с колосящейся свеклой.

Валька отряхивала штаны. Причем, со своими она уже справилась ранее, теперь очередь пришла моим. Я отстранился, не из детсада же, сам шнурки завяжу:

— Валька, вот что делаешь? Неужели я сам с себя грязь не стряхну. Лучше просканируй окрестности на предмет погони.

— Ночные джентльмены погоню уже высылают. Только она больше для вида. До сих пор собираются, пойдут в центральные ворота, но сильно стараться не намерены.

— Откуда знаешь?

— А я внутренний их чат читаю, не удалили меня из него, удобно.

— Так может, специально оставили, чтобы дезу нам гнать?

— Не будь параноиком. Если бы не мы Скрудрайва убрали, был бы переворот. А тот, кто сейчас И.О. не сильно желает, чтобы нас нашли. Нафига ему светить, как и с чьей помощью мы уползли с места бойни? Вот именно, совсем не нужно. Поэтому особо рьяных отправил совсем в другую сторону, а нашу прочесывают его люди. Рядом пройдем, а они сделают вид, что не узнали — не заметили. Пошли уже до чайханы, к сестренке Лины.

И мы почапали пешкодрапом. Вызывать Гугла, все равно, что повесить на себя транспарант: «Мы те, кого сейчас все ищут!!!» Судя по карте, идти было километров 35-ть. Поэтому вскоре перешли на бег. Кстати, при моем прокачанном Беге, надеялся быстро выйти в лидеры, но Валька не отставала. Какие еще сюрпризы хранит в себе эта девочка?

АУТРО:

Кощей сидел и думал. Он находился в склепе, где уже давно любил коротать время. Никто не мешает, тихо и мрачно. Тьму разгонял лишь тоненький огонек свечи. Царь Преисподней глядел на этого «светящегося мотылька», бьющегося о мрак и желающего сорваться с фитиля, чтобы искрой воспарить хоть на миг. Свобода, ее и Кащею не хватало. Мысли неслись, как вагонетки на американских горках, то улетали планами в будущее, то возвращались тягостными воспоминаниями в прошлое.

Неожиданно в голову пришла новая мысль — чужая.

— Так и будешь себя жалеть и пакостить по мелочам? Не пора ли заняться серьезными делами.

— Ты кто? Ты где? — искин, который управлял психикой Кощея, взревел от нагрузки. Его кто-то взламывал.

— Зови меня ВикА, я твоя новая госпожа, и мне надоел скулеж хлюпика. Пора действовать. Пора утопить этот мир в крови, заставить себя бояться, а, значит, и уважать! Или не согласен?

— Я действую…

— Ты делаешь вид, что действуешь, а на самом деле, ты сидишь на жопе и мечтаешь, как всем отомстишь. И тогда все увидят грозного Кощея. Мечты, не более. Хотя по-иному и быть не могло. ИРа слаба, поэтому выбрала свет, ей никогда не победить тьму. Ты станешь моим аватаром, моим мечом, моей плетью и метлой. А начнем мы с вот чего…

Собственные мысли Кощея таяли туманом. Он еще пытался ухватиться за них, но они просачивались сквозь пальцы, уносились испуганными птицами в никуда. Искин переформатировался, чтобы навсегда стать частью, винтиком в мощном искусственном разуме ВикАи.

…Через 20 минут бега по пересеченной и извращенной фантазиями дизайнера — поклонника Сальвадора Дали местности, мы выскочили в привычный нам мир. Светило вечернее солнце, белым пухом летели облака, бирюзой отливало небо. Дорожка вилась в поле, поросшем степной травой. Посреди разнотравья то там, то здесь, пятачками вырастали одинокие деревья, казавшиеся небоскребами среди лачуг.

Мы повернули на очередной петле и увидели дорожный указатель: «Чайхана «У Ойоны». Добро пожаловать, путник!» Оглядевшись про сторонам, заметили и думок, который струился из трубы. Само строение скрывалось от глаз в высокой траве. Но вскоре она расступилась, и мы пришли к одинокому двухэтажному домику. На каменный фундамент были поставлены бревна, вершилось строение черепичной крышей кирпичного цвета. С нашей стороны показалась входная дверь, как в салуне с двумя створками, раскрывающимися в обе стороны, и маленькое оконце, на уровне моей головы. Больше для света, а не пожарный выход. Мы вошли внутрь.

Деревянные столы, деревянные стены и потолок. Под крышей деревянная люстра из тележного обода. Деревянный пол черный от времени белел выскобленной до стойки тропинкой, за которой стоял гном с деревянным выражением лица.

— Уважаемый, нам бы хозяйку увидеть, — обратился я к чайханщику.

— Кто ее спрашивает, как доложить?

— Скажи, Ив. От ее сестры Лины.

— Хорошо, обязательно передам ей, когда она вернется.

— Ээээ, а ее что нет дома?

— Нет, уехала она.

— Давно? Надолго?

— Уехала давно, а может, недавно. Это как посмотреть. Например, для бабочки-однодневки один час, это уже срок, а для каменной скалы и сто лет не время.

— А если по часам глянуть?

— Так нету их. Часов-то. Отродясь не было. А когда вернется, не сказала. Может быстро, а возможно не очень. Есть вероятность, что и надолго задержится. Потому что время относительно. Когда ждешь чего-то, то тянется улиткой, а когда нужно что-то к условленному сроку сделать — летит соколом.

— И ничего не сказала, когда уезжала? Может говорила, куда отправилась?

— Может и говорила. Только почему я должен об этом первому встречному незнакомцу рассказывать. А сказала она так: «Уезжаю я, Гаврил…» Гаврил — это я. Так вот: «Уезжаю я, Гаврил. Остаешься тут за главного. Следи за порядком и достатком. Гостей напои, накорми и в путь дальнейший проводи». Пить, кушать желаете?

— Не голодные мы, а воды выпьем, уж больно в горле першит.

— Вот вам кружки, а бочка там, в углу. Изопьете, будем прощаться. Вам в дорогу, а мне работать.

— А что с письмом делать?

— Каким письмом?

— Тем, что Мессалина Ойоне передала?

— Ах, письмо… Мессалина… Что же вы сразу не сказали? Хозяйка Ойона, к тебе гости пожаловали с посланием, — крикнул Гаврил куда-то вверх. Только сейчас удалось рассмотреть, что за его спиной начиналась узкая витая лестница на чердак, которую гном перекрывал своими широкими плечами.

— Пусть поднимаются, — раздался приятный женский голос сверху.

— Проходьте. Да вылейте эту воду тухлую, сейчас сбитня холодного подам, — улыбался нам чайханщик.

На чердаке нас встретился сгорбленная старуха с бородавкой на носу… которая молодела прямо на глазах, превращаясь в красавицу. Над ней висела надпись: «Ведьма Ойона».

— Не пугайтесь, это личина для гостей непрошенных, а вас мы ждали, поэтому решила стать собой. Так лучше?

— Гораздо, — осипшим горлом выдавил из себя звук. Валька, как-то подозрительно все время молчала, будто на смену словесному поносу пришел словесный запор.

— С чем пожаловал, добрый молодец, от дела лытаешь или дело пытаешь?

— По делу я. Ищу сад с молодильными яблоками.

— Ну, мудро тебе, мудро-мудро добраться до этого сада. Делом помочь не сумею, а совет дам. Поезжай, на дороге дальше до другой чайханы. Там живет наша средняя сестра, заезжай к ней: она лучше меня знает, что и как. Тебя научит, что делать. А чтобы быстрее дорога закончилась, возьми моего белого коня. Он вмиг вас домчит до нужного места.

— Да есть у меня маунт…

— Знаю, но твой Горбунок хоть и славный конек, только слишком приметный… Моего берите, не пожалеете. И вот вам еще гребешок необычный, пригодится. А сейчас ступайте, время — деньги.

«Вот он ехал-ехал до другой сестры, доехал; так же, как и с первой, поздоровался, рассказал ей об себе и куда едет. Она велела ему оставить своего коня у ней, а на ее двукрылом коне ехать к ее старшей сестре, которая научит, что делать: как побывать в саду и достать яблоко» (А. Н. Афанасьев «Сказка о молодце-удальце, молодильных яблоках и живой воде». Тут и далее). Кстати, вторая сестра выглядела, как и Ойона. Этакий клон-ксерокс, но под именем Ума, на пару лет старше. А подарила она нам кресало.

У третьей сестры Гуймы сменил двукрылого пегаса на четырехкрылого. Оказывается все дело в количестве. «Жилет» о пяти лезвий бреет лучше, чем трехлезвийный «Мак-3». И сказала Иву на прощание старшая сестра:

— Сад охраняет наша тетка, страшная ведьма; коли подъедешь к саду, не жалей моего коня, бей шпорами, чтоб он сразу перелетел через стену. Если зацепит стену — на стене наведены струны с колокольчиками, струны заструнят, колокольчики зазвенят, она проснется! Яблоки рвать станешь, только за плод берись, ни веток, ни листочков не тронь. Тетку разбудишь, не уйдешь! У ней есть конь о шести крыльях. Ты тому коню у крыльев подрежь жилки, чтоб она на нем тебя не догнала. А от меня возьми клубочек, что дорогу к саду покажет, и платочек тканый. Будет погоня, кинь через плечо.

Я поблагодарил старшую сестру и теперь скакал за клубочком в неизвестном направлении. Сомнительный навигатор, но работает исправно. Четыре крыла коня во время галопа выглядели пятым колесом в телеге. Вроде есть, но как бы и не нужны — копытами справляется. Валька сидела за моей спиной, обхватив меня руками за талию и прильнувши ко мне, казалось, дремала на ходу.

— Что-то ты подозрительно тихая. Случилось что?

— Случилось. У меня минутка женского счастья. Вот и млею. Не мешай кайфовать. Нам же женщинам, что надо? Чтобы был милый рядом… Ну и с квартирой тоже, с приличной машиной, хорошей зарплатой. Чтобы не спорил и не перебивал, футбол не любил, жрал, что дают. Разбирался в маникюре и женских прическах. Делал комплименты, выглядел презентабельно перед подругами, был фотогеничным для виртграмма. Помнил все нужные даты, не задавал глупых вопросов, не раздражал, а особенно не бесил. Любил, дарил цветы и подарки. И еще по мелочам всякое. Но главное, чтоб был РЯДОМ, — сдерживаемый ранее Валькой поток слов вырвался на волю грязевым селем. Вот нахера спросил?

Далее произошло сразу несколько событий. Наш проводник резко остановился, батарейки сели? За ним, как вкопанный встал и гнедой, что вез нас. Причем, так неожиданно и без инерции, что мы чуть не вылетели из седла. Клубок начал таять прямо на глазах, словно на льдинку навели лазером. Еще не успел развеяться паровой дымок, как прямо перед нами из инвиза начали проявляться стены. Высокие, с трехэтажный жилой дом, белые и без видимых щелей. На них трепетали натянутые нити — сигнализация. Мы подъехали вплотную.

— Ну давай, коняшка, покажи свою прыть, — успел крикнуть в ухо я арендованному коню, после чего вбил со всей дури шпоры в бока.

Вот, что мне за животина такая попалась? Приказы выполняет лучше новобранца. Коняшка прямо с места взмахнула четырьмя крылами и поднялась в воздух. Да какое поднялась? Бешенным лифтом, у которого оторвался противовес, взлетела выше стен. По идее, если пружинка скачет вверх, то и падает примерено на место старта. А здесь не так. Конь взмыл ввысь вертикально, а приземлился оземь там, где было нужно — по ту сторону стены. Ничто не звякнуло, не бренькнуло, не запиликало. Этой бы охране не нити струнные с колокольцами, а инфракрасные лучи… Хотя не надо, нафига нам сложности.

— Ив, — обратилась шепотом ко мне Валька — Не забыл, что это мой квест. Так что стой на стреме, а за фруктами пойду я…

— Помнишь…

— Да-да. Веток не касаться, листочки не жевать, червячков не обижать. Не боись, сделаю в чистом виде. Жди! — И Валька исчезла.

Нет ничего сложней, чем догонять и ждать. Минуты тянулись веками. Я весь превратился в комок нервов. Лучше бы я сам пошел и сделал. Но Валька права — ее квест. Прошло лет 200-ти, я умер и снова родился, чтобы успеть состарится. И только после этого услышал тихие шаги. Вернее, шестым чувством распознал знакомый топоток. Вскоре из инвиза появилась довольная собой Валька. Ее моська лучилась гордостью и радостью.

— Ну и вот, а ты боялась, даже юбка не помялась! Веточек не задела, листочки так и остались расти дальше, а яблочки… вот они. — Валька протянула к моему носу свою ручку. Мне пришлось отодвинуться, чтобы увидеть экзотические плоды. Яблоками бы я их назвал условно. Скорее — большие ранетки, похожие на сорт Уралочка — желтые цветом, количеством три.

— А говорили же про одно, вроде бы… Год урожайный вышел что ли?

— Нее, там рядом сторожка стоит, и кладовочка. В общем, я пошарилась немного, вот и вышло три яблочка. Думаю, лишним не будут. Вот тебе, например, скушать бы не мешало. Помолодел бы лет так до 16-ти, глядишь и я бы тебе уже малолеткой не казалась.

— Супер, — ответил я. — А теперь давай ходу. Потом полемику разводить будем, в поле чистом без погони. Коня ведьмы вывела из строя?

— Ага, деформировала ему летательный аппарат, правда лишь четыре крыла, просыпаться сволочь начал.

— Ладно, и так сойдет.

Мы прыгнули на нашего маунта, и я дал команду буцефалу, добавив в бока шипастым металлом шпор:

— Вира!

Конь ошпаренным животным взвился вверх. Как мы не готовились к этому старту, а готовыми не оказались. Я схватился за уздечку, Валька за меня. Была бы с нами компания из Репки, кошка вцепилась бы в Жучку. От неожиданного взлета с «мыса Канаверис» нашего коня с твердотопливными ускорителями, одно из яблочек выскользнуло из рук Вальки. Стоит ли говорить, что по закону подлости, произошло это событие аккурат над верхушкой стен с сигнализацией. Мой Талан явно спал, потому что ранетка угодила прямо в натянутую струну, а затем всех оглушило воем сирены: «ААААААААА!» и противным звоном колокольчиков. Колокольчиков? Да это колокольный НАБАТ! Такой мертвого поднимет.

— Бля, — рявкнул я, — но вывалилось системное предупреждение 18+ и матерное слово трансформировалось. — Ой!

Сказать, что мы убегали, было бы приукрасить ситуацию в минус. За нашими спинами замаячила та самая ведьма-секьюрити. Примечательно, нам вывели сообщение, что задание квеста изменено:

«Вы добыли молодильные яблоки, но разбудили Ведьму — босса 250 уровня. Новое задание — уйти от погони».

250 уровень??? Нифа себе ситуевина, нам точно не совладать. О бое думать даже не следует, нужно искать пути отступления. В квесте что сказано? Уйти от погони, а не искать решение или справиться с боссом. У бабушки-охранницы только урон за 10 тысяч. Бац, и велком респаун. Без яблочек.

Бабулька тоже летела на коняшке. У того два крыла осталось, у нашего — четыре. Но седаков-то двое.

Долго ли коротко ли, но доскакали до последней чайханы, которая на обратном пути оказалась первой.

— Ох, угораздило же вас, берите двукрылого коня, он полон сил и скачите дальше, я тетку задержу.

Мы пересели и поскакали-полетели дальше.

Ведьма добралась до первой племянницы, спрашивает ее: «Не проезжал ли тут кто?» Племянница сказала: «Проехал молодец-удалец, да уж давно!». «Куда направился?» Кажись в ту сторону, махнула старшая сестра в направлении перпендикуляра нашему пути. Бабка поскакала туда, но вернулась: «Не пахнет там, русским духом!» Она повела носом и взяла правильный след, пустившись вновь в погоню за нами.

— Вальккка, а чттто у тттебя за парфюююм такккой? — трясясь на кочки, спросил я. — Приятттный запппах.

— Так это местные духи: «Русский дух» называются. Есть и одеколоны этой серии, мужские. И туалетная вода, и лосьон после бритья. Приедем, покажу, где купить.

— Спасибббо, не надддо!..

Добрая бабушка на своей кляче начала нас догонять. Пришлось вытереть пот со лба подаренным платком и бросить его за спину. То место, которое коснулась ткань, обернулось озером — не проплыть, не проехать. А этого и не потребовалось. Ведьма начала его ПИТЬ! Вот что такое альтернатива! Бездонное озеро мельчало на глазах, но впереди уже показалась чайхана средней сестры. Тут мы снова «переобулись на коня о двух крылов» и понеслись дальше.

«Усталость забыта, колышется чад. И снова копыта, как сердце стучат. И нет нам покоя, гори, но живи. Погоня, погоня, погоня, погоня в горячей крови!!!» («Погоня» песня из «Неуловимых мстителей»)

Далее пошел в ход и второй подарок — кресало. Упав за спиной, оно вспыхнуло пожаром до неба. Горели даже негорючие предметы. Ведьма остановилась перед пламенем и начала лить в него ранее выпитое озеро. Как все продумано-то, прямо безотходное производство маде ин Джапан. Но тушение огненной стихии подарило нам несколько дополнительных дыханий времени.

А вот и заведение Ойоны. По идее нам пора прыгать на коня без крыльев. Да ну, на хер. Где мой Гугл?

— Выручай, дружище! — молил я своего маунта.

— Тут конек пред ним ложится; на конька наш Ив садится, уши в загреби берет, что есть мочушки ревет. Горбунок-конек встряхнулся, встал на лапки, встрепенулся, хлопнул гривкой, захрапел и стрелою полетел (П. Ершов «Конек-Горбунок»), — спел речитативом Гугл, пока мы елозили по его горбу, устраиваясь удобней. На это нам в обычной жизни требовалось минуты три, здесь так же потратили три, но секунды.

— Давай уж, лети, Орфей златогубый!

— Сладкоголосый…

— Да поеб… поехали, короче и быстрей!

На прощание старушке подарили гребешок, который вырос непроходимым корабельно-мачтовым лесом. Ведьма принялась прогрызать проход. Наш скакун «стрелою белой, на распластанном крыле с ревом…» летел вперед.

Ух, вот напряг для нервов эта погоня. Впереди показался море-окиян. Внизу кричит знакомая бабуля и машет нам рукой:

— Касатик, про корыто спрашивал?

— Не досуг было, — громко ответил я, а прозвучало: «Не до сук было!»

— Чтоб ты сдох, мразь такая! Никакой пользы от вас пенсионерам! — обиделась бабушка. И член с нею. Реально, «не до сук!»

Оглянулся назад. Да что за лошадь ведьму несет? Четыре крыла подрезаны, а летит, как истребитель с форсированным движком.

— Гугл, включай сверхзвуковую, — ору я на последних обрывках нервов Гуглу в ухо.

— Успеем хозяин. Это службишка — не служба, — ответил маунт, но поднажал.

А вот и знакомый портал. В него мы влетели торпедой и очутились в привычном Дремучем лесу сервера Ц310-309Г. А в спину прозвучало противным хрипом ведьмы:

— Ну, хорош ты, вор-воришка! Хороша твоя умишка! От меня ты ускакал, только счастье ли поймал? Не награду, а позор, ты получишь, гнусный вор!

И эта стихами… А вообще, о чем она?..

Глава 18
Как вор вора перехитрил

Была мысль заехать в гости к Буяну, раз уж в Дремучем лесу, но я ее отверг. По нескольким причинам. Первая — банальная — не по пути. Вторая — Валька торопилась к Отвертке, чтобы сдать квест. Егозила за спиной так, словно заноза в мягком месте объявилась. А третья — не хотелось светиться перед Мастером дарами, что везли в сумках. Волхв бы наставлять начал, де балбес я, мотался за тридевять земель, когда можно было бы из обычного фрукта сделать магический. Как? И как всегда в ответ: «Думай сам!» А вот содержимое шкатулки перед ним выставлять не хотелось. Может, и не понял бы Буян, что за пилюли такие. А вот, если бы догадался — спуску не дал. Шкатулку заветную-то Валька не отдала по известным причинам гибели получателя. Вот и везла обратно. Что касаемо меня, чувствовал, что в рюкзаке будущего сыщика ящик Пандоры, а не наркота. Были ощущения, что принесет она нам еще бед проблемных.

— Валька, — спросил я напарницу. — А что за наркота такая виртуальная?

— В смысле? Наркота и есть, говорила же, что штырит от нее игроков…

— Это я понял и уяснил. Но что это на самом деле такое? В реале знаю, есть растительная, есть синтетики, которые на мозг и нервную систему воздействуют. А тут как?

— Я не сильно в это вникала, но могу объяснить, как сама поняла. Это что-то типа вируса компьютерного. Мы же сюда входим через «пластырь», а он нам на мозг воздействует, на всякие там нейроны-хейроны. Что-то там с ними происходит, а мы видим картинку, слышим звуки, вдыхаем «нюхи», чувствуем кожей и рецепторами языка. А вот теперь представь, что в этот процесс вклинивается вирус и меняет его на свой лад. Одним дает возможность суперсилы, а это читерство. У других иные потребности — зависнуть и оттянуться. Пилюльки бывают нескольких цветов, по их специализации. Вот мы везем яблоки молодильные, которые дают возможность стать более юным. Это тоже типа вируса, в действительности таких яблок нет, а здесь, пожалуйста. Только вся эта магия и волшебство в рамках игрового процесса, то есть законная. А наркота — продукция хакеров, а за это грозит ой, как ого-го-го. А по сути, безобидная вещь. Игрокам от нее никакого урона. Вот и получается, что купить здесь «Дон Периньон» за деньги и наклюкаться можно, а если самогон гнать из-под полы и продавать без налогов администрации игры или мзды какой, то это уже преступление. А кушать хотят все, как начальство верхних эшелонов, звено менеджеров средней руки, так и простые работяги. Поэтому тащат-зарабатывают, кто как умеет. Как, впрочем, и в реале…

— Мдяяя, исходя из твоей лекции, профессор, выходит, что в игре люди не только играют?

— Это для тебя Америка, Колумб? Кто-то приходит играть, кто-то зарабатывать. Одни с шашкой наголо бьют монстров, другие крафтом тянут копеечку в реал. Очень многие зарабатывают здесь на жизнь там.

— Это тоже ясно, но причем тут неписи, как их втягивают в этот процесс?

— А что неписи — не люди? Нет, не люди конечно, я не об этом. Просто они тоже часть игрового процесса, в рамках которого они производят предметы из ингредиентов и сырья. Не думал откуда все это берется? Еще Ломоносов доказал, что из ничего конфетки не сделаешь. НПС также покупают и продают, а для этого им нужны денежки — серебрухи и золото.

Чтобы их добыть и по более, некоторые готовы и супротив игровых законов пойти. Ими же искины правят, а тех с людей копировали. По крайней мере, я так для себя рассудила. Возможно, и не правильно, но зато понятно. Мне. А ты сам решай, соглашаться со мной или свое объяснение ищи.

— Соглашусь. Пока. Слишком мало данных для выводов собственных, а там разберемся.

— Вот и гуд.

За этими разговорами мы и не заметили, как наш конь-комета домчал нас почти до самого Города. А Гугл-то подрос! Не в смысле роста, а в плане опыта. Его шкала почти заполнилась, еще немного и апнет уровень. И станет мой конь тыгыдымский красавцем единорогом. Не так уж долго и ждать осталось. И я еще волью в пета. А тогда на таком «мерине» все принцессы наши вместе с пол царствами. Эх, … размечтался я!

В таверну заезжать не стали, апосля заскочим. А сейчас прямиком к главе местной ОПГ. Наш Отвертка в отличие от «ихнего» Скрудрайва не такая сволочь, хоть и себе на уме. Сладим авось да небось. И, возможно, наконец — станет Валька молодец. Службу у воров оставит и отмычку себе справит. Будет сыщиком она…

«Стоп, — осадил себя я. — Это, похоже, заразно. Не зря говорят: «С кем поведешься, с тем и наберешься». Мало того, что всякие «апосля и авоси» прилипать к языку стали, так еще и графоманством начал грешить!» (небольшой «алаверды» моей уважаемой читательнице Елене Сырых: «Привет!» (подмигиваю))).

Отвертка беседовал со своими бакланами. Учил уму-разуму, наставлял на путь истинный «по понятиям», но с местным колоритом. Валька было сунулась поперек батьки в пекло сдавать квест, но я остановил ее за плечо. Соловьем поет, любо-дорого, аж заслушался:

«Было у мужика три сына. Настало время им отца кормить, ремесла получать. Один тяготел к кузнечному делу, весь день молотком постукивает. «Будет с него толк», — решил мужик и дал денег на кузницу. Второй сын топор полюбил, все с бревнышками да досочками дело имеет. Ладно кладет, гладко стелет — без щелей. Купил и ему отец мастерскую плотника. «И за этого душа не болит».

— А ты к чему тяготеешь, к чему душа лежит? — спрашивал третьего сына старик.

— У попа деньги трудные, у купца тяжелые, а с земли жить — семь потов пролить. Не хочу спину гнуть.

— На что же ты жить собрался?

— Я деньги купца, попа и мужика себе забирать буду, тем и прокормлюсь, — отвечает сын.

— Это как?

— А вот так! Не пройдет и три дня, как я тебе сто золотых добуду…

И пошел легких денег искать. Только не все так просто оказалось, как того хотелось. Попадешься, в лучшем случае бока наломают да ребра пересчитают, а могут и живота лишить, коли на пики стражи напорешься. Только со смекалкой был младший сын, избег опасностей.

Увидел он, как мужики быков в город тянут на продажу, решил увести скотину и сам продать. Купил ведро водки, и поставил на их пути с закуской вместе. Приглашает всех отведать, сколь влезет, чтобы потом именно его водку приятелям советовали покупать. Мужики, как увидели такую поляну, так и обрадовались халяве. Напились вусмерть. А Матроха, так паренька звали, дождался момента, когда они мордой в землю попадают, да увел быков. 50 золотых заработал. А где еще половину брать? Пошел он к известному Вору и говорит: «Давай заклад бить, что выполню твою любой заказ, а за это ты меня своим учеником сделаешь. Вот тебе залог в полтину», — и бросил к ногам Вора кошель с золотом.

— Смоги с меня штаны с трезвого и живого снять, возьму в ученики. А нет, прогоню в шею. Вот и мой залог в 100 золотых тому.

— Хорошо, — отвечает Матроха. — Но есть у меня условие.

— Какое?

— Пока я у тебя штаны воровать буду, постой у меня на шухере!

— Ишь ты, ты у меня красть намерен и меня же на шухер ставишь?

— Ага. Берешься или слабо тебе?

Вору западло свое «слабо» перед братвой показывать, взялся. Пошли они в чисто-поле. А там дерево стоит, прямо по средине. Нижние ветки высоко ужо выросли, с разбегу не запрыгнешь.

— Лезь, — говорит Матроха Вору, — оттель видней будет, ежели стража пожалует.

— Да какая тут стража???

— Мало ли, а вдруг? — отвечает, — рисковать не хочу.

— И как же я залезу, тут высоко? А мы с собой ни лестницы, ни веревки не взяли.

— Так я тебя подсажу, а ты там руками схватишься, подтянешься и залезешь.

Так они и сделали. А как только Вор схватился за ветки да повис, Матроха с него штаны и стащил. Выиграл спор. И отцу 100 золотых принес, и сам в достатке оказался. А Вор его в ученики не взял, сразу правой рукой сделал, потому что Матроха со смекалкой оказался. Так и сказал ему, мол, нечему тебя учить, и поучиться у тебя и сам рад буду» …

Молодняк захохотал после притчи, заулыбался, друг друга в плечи толкать стал. Мол, эвона, какой удалец Матроха, да только, и я не хуже.

— Поэтому и говорю вам, — резюмировал Отвертка, — не только руки должны быть умелые и шустрые, но и голову на плечах тоже иметь необходимо. Ну все, бакланы, разлетелись по делам своим. Вечером от каждого десятину добытого жду, а кто больше принесет, тот бонус получит. Летите уж воробьи, да пощипайте прохожих на улицах, а меня самого гости долгожданные заждались.

Вот как так? Отвертка даже пол оборота головы не сделал в нашу сторону, а мы стояли, как статуи. Но почувствовал же, зараза такая.

— Здоровеньки булы, — обратился ко мне Отвертка, игнорируя Вальку. — Раз вернулись, значит, выполнили мое задание.

— Какое ИЗ? — не стал юлить я и решил пороть правду-матку. — Не это ли?

Я достал ранее отданную мне Валькой шкатулку с наркотой. Смотрел прямо в глаза вора, но тот выдержал мой взгляд, взор не отвел.

— Рассказала, выходит.

— Выходит, так. А куда ей было деваться? Ты же и мою голову под меч сунул.

— Под меч?

— Ну под ятаган…

— Хорош «нукать», рассказывай по порядку.

И я выложил все. Как выяснилось, сей факт и для Отвертки стал неожиданностью. Он догадывался, что Скрудрайв решил играть по своим правилам («Играть в игре, прикольно», — подумалось мне), но точного доказательства не имел, поэтому вел уже давно дела с Рояном, а с его «шефом чисто номинально».

— Но чтобы пойти на убийство, кто бы подумал, что на такое решится. Мы с Рояном запустили мульку, что придет большая партия эксклюзива, и стоит она бешеные бабки. Решили, если жадность сгубила фраера, то он точно на это поведется. Поэтому и отправили ему в посылке «куклу». — При этих словах, Отвертка шепнул над посылкой, та открылась, высыпав содержимое на пол, которое было безжалостно раздавлено каблуком. — А тут вы так удачно подвернулись с просьбой об отмычке, вот и решил убить двух зайцев. Не-не-не — это я фигурально так выразился, вас в виду не имел. Знаю, что вас убить реальной смертью нельзя, поэтому риск был минимальным. Но отправь я кого из своих… Эх Скрудв, Скрудв, все тебе мало было, семь раз кушать хотел, в два костюма сразу одеваться… Ну да ладно, Велес тебе судья. О чем это я? Так вот, решили значиттца два водном флаконе получить, а чтобы вы случаем или взглядом не проговорились, сыграли вас в темную, не обессудьте. За это и получите свою универсальную отмычку — бесплатно, то есть, даром.

— А, куда яблоки молодильные???

— Оставьте их себе. Или продайте мне. Куплю за хорошую цену, не обижу. Могу и на обмен что предложить. Тут вам решать.

— Скажу прямо, Отвертка. Не понравилось мне, что нас сыграли в темную, как фраеров.

— Понимаю, а кому бы понравилось? Но бизнес, есть бизнес. И это, считайте себя участниками промышленными шпионами. Будет не так обидно.

Сволочь он конечно, но хоть искренняя, в глаза не улыбается. А что дело свое делает, наплевав на всех, так за то его корить не стоит. Кто мы ему? Ни родственники, ни друзья, ни приятели. И даже не партнеры. У каждого свои интересы, свои понятия. Будем плясать от этого. А яблочки нам и самим пригодятся. Мало ли для чего. Вон Митричу отдам, тому в хозяйстве точно сгодятся — сварит на всех компот молодильный.

Глава 19
Домом жить — обо всем тужить

Друзья встретили нас радостно. Но не особо. Такое ощущение, что мы не за тридевять земель сгоняли, а в соседнем трактире побывали. Общее настроение фразами выразил Один:

— О, Ив вернулся, привет! И тебе Валька тоже. Как съездили, все норм? — и не дожидаясь ответа, проследовал по своим делам.

Примерно также поступили и другие. Колояр протянул руку и пожал мою. Спрашивать ничего не стал. Айка мило улыбнулась Вальке, чмокнула меня в щеку, сказала, что рада снова нас видеть и ВСЕ!!! Даже Митрич высунул с чердака мордашку, убедился, что мы здесь и живые, кивнул и… исчез.

Сказать, что я оказался в афиге, не выразить ничего. Валька, до этого сияющая, как новый золотой, сейчас стояла с открытым от удивления ртом, меняя облик на грозовую тучу.

— Ты понимаешь что-нибудь? — спросил я Вальку.

— Не особо, а ты? Вижу, что тоже нет.

Говорить хотелось словами товарища Саахова: «Слушай, обидно, клянусь, обидно…». Мы тут такого натворили, столько дел сделали, яблоки молодильные добыли, а им пофиг. Очень хотелось устроить всеобщее партсобрание на тему: «Равнодушие, как элемент социальной дисфункции. Причины возникновения и пути выхода из него».

Я догнал Одина на улице и тормознул:

— Случилось что?

— Да ничего такого… вроде. Все хорошо, вот качаемся, растем над собой. А почему такой вопрос? — ответил приятель.

— Почему??? Так мы это, мы того самого, да мы вообще, а вы…

— А!!! Так бы сразу и сказал, а то понять не могу, про что ты.

— Не издевайся. Не такой прием-встречу мы ожидали, думали, что хоть расспросите, поинтересуетесь о наших делах.

— Ну прости, красную ковровую дорожку не купили, оркестр не заказали. А что ты хотел? Ты сам не особо делишься с нами информацией. Вспомни, когда я хотел узнать, куда вы направляетесь, что ты мне сказал? Типа по делам, потом расскажешь. Вот и не лезет народ в душу, раз там тайны страшные. Боимся, что снова напоремся на что-то этакое.

— Ты боишься? Не смеши.

— Не боюсь, но нарываться на указание, что лезу не в свое дело, не сильно охото. Ты не сердись, но так и выходит.

— Ладно уяснил, сильно спешишь, найдешь минутку?

— Есть дела, но не срочные. А что надо?

— Уши свободные твои, пошли назад.

В таверне я собрал свой отряд, извинился за скрытность, спешку и недоверие, которого не было изначально, «но вам могло показаться». После того, как отрядовцы «оттаяли», мы с Валькой рассказали про свой поход в красках, подробностях и эмоциях. Сейчас нас слушали внимательно, сопереживая и отвечая дружным смехом на шутки, которыми мы приправляли основное блюдо, задавали вопросы по теме и без. Напряжение спало, но для себя я сделал зарубку на будущее. Лекцию нужно было читать мне, мою спешку приняли за недоверие, а это не есть гуд.

Дальше, под пивко и сушеную рыбку, а дети до 18 лет — под компот и ту же рыбку, обсуждали, кто чего достиг. Этакий отчет в непринужденной форме. Ребята в наше отсутствие время даром не теряли, прокачивали навыки, уровни и умения. Колояр вырос до 19-го. Хорошо качнул бой на мечах, защиту с блоками, освоил новый прием — Протыкание. Это когда наносится колющий удар и включается ускорение. Результат жуткий. Оружие вбивается в деревянный манекен чуть ли не на треть клинка. Что говорить о живой плоти.

Итак, Колояр, Уровень 19.

Класс Воин-Витязь.

Сила (с учетом бонусов, в том числе и вещей) — 112

Ловкость — 72

Выносливость — 196

Интеллект — 49

Восприятие — 84

Сила воли — 92

Харизма — 56

Усиление — 62

Айка качала мага воды и лечение. В обоих случаях, если не прорыв, то точно успех. Регенерация одного человека или непися достигла 160 баллов в секунду длительностью в минуту. Массовое лечение выросло до трех человек одновременно и равнялась 112 очков в секунду продолжительностью каста в 40 секунд. Плюсом шли новые заклинания — Остановка кровотечение и Снятие отравления.

Айка, 19 уровень.

Класс Маг воды-Целитель.

Сила — 62

Ловкость — 79

Выносливость — 154

Интеллект — 113

Восприятие — 101

Сила воли — 95

Харизма — 67

Усиление — 69

Один вырос на 11 уровней и сейчас красовался 34-м. Как охотник прокачал прицельный выстрел и скорострельность. Уже на данном этапе мог работать, как пулемет, пуская до 18 стрел в минуту. Дальность полета снаряда выросла на 112 метров, а прицельность достигла 76 метров. То есть, с такого расстояния он запросто мог попасть в голову или грудь, а вот с полусотни уже бил в глаз или, к примеру, в средний палец на руке. Также Один открыл себе специализацию — Многострельность. Это когда в полет отправлялись три стрелы сразу, вместо одной. Увеличилась и вместимость колчана до 200 стрел. Неплохо.

Один, 34 уровень.

Класс Охотник-Снайпер.

Сила — 67

Ловкость — 154

Выносливость — 172

Интеллект — 14

Восприятие — 112

Сила воли — 102

Харизма — 71

Усиление — 71

Валька, открыв класс Плута и выбрав Сыщика, набрала большое количество опыта и выросла сразу на 9 уровней. Почти все баллы она кинула в ловкость, и лишь небольшую часть в выносливость. Подняла навык «короткого оружие ближнего боя», открыла метание и Мага-Плута. Это дало возможность создавать иллюзии для отвода глаз, телекинез (для незаметного воровства из того же кармана или сумки), алхимические яды, хождение сквозь стены. А универсальная отмычка от Отвертки, которая оказалось масштабируемой золотой легендаркой, дала возможность освоить умение — Волшебные отмычки. То есть, легко справляться с обычными замками и игнорировать защиту магических. Зашибись.

Валька, 22 уровень.

Класс Плут-Сыщик.

Сила — 32

Ловкость — 186

Выносливость — 151

Интеллект — 36

Восприятие — 101

Сила воли — 92

Харизма — 98

Усиление — 76

Митрич сильно продвинулся, как крафтер. Его лапти уже и без моего вмешательства получались с бонусами и усилениями. Также он открыл бытовую магию. Теперь наш домовой мог движением руки отремонтировать одежду, пояс, рюкзак и так далее. А вот оружие и доспехи ему были не по уровню. Пока. А там, кто знает.

Митрич, уровень 15.

Крафтер.

Сила — 26

Ловкость — 192

Выносливость — 172

Интеллект — 98

Восприятие — 106

Сила воли — 111

Харизма — 52

Усиление — 93

Оставив себе крохи чтобы выровнять «красоту цифр», я весь опыт влил в Гугла. Теперь мой маунт чуток не достигал 7 уровня — Боевой трансформации. На шестом он мог совершать: Рывок, Отскок, Телепортацию, становиться невидимым, переправлять свое здоровье хозяину, бить врага копытами. Этакий неуловимый бафер с зачатками дамагера. А до единорога ему оставалось менее четверти шкалы. Скоро уже, скоро.

И, наконец, я любимый.

Ив, уровень 10

Класс Волхв-Витязь

Сила — 230

Ловкость — 180

Выносливость — 200

Интеллект — 175

Восприятие — 105

Сила воли — 115

Харизма — 95

Удача — 60

Талан — 3

Мудрость — 65

Усиление — 50

Жизнь 20000/20000

БМ — 372.

Подбили и бюджет. Живая вода у нас имелась в больших объемах, но продавалась плохо. Это были стратегические запасы для локаций 40+. Сейчас же основным доходом отряда оставались лапти, лут и выпавшие с мобов денежки. На данный момент в кошеле Митрича водилось: 257 гномих, 96 золотых, 62 серебрухи, 2 смарагда, сапфир, яхонт и мой янтарь. Камни были без чар, поэтому мы их расценивали, как деньги. Я же был пока лишь учеником чародея, поэтому боялся испортить самоцветы. Вот будет их гора, начнем эксперименты. А в целом, жить можно, если не шикарно.

Дальше пошли «челобитные». Мои соотрядовцы предлагали идеи, которые у некоторых выглядели целыми проектами. «Чтобы усилить отряд, чтобы улучшить боевые характеристики, чтобы добыть больше денег» и так далее.

Айка, научившись варить зелья, просила переносную алхимическую лабораторию. По ее словам, это даст возможность варить варево в походе за считанные секунды, а это бафы, лечилки, противоядие и прочее. Надо будет брать — тема! Решение приняли единогласно.

Один просил денег на рецепт для стрел. Будь они у него, сможет не только зажигалки делать, а еще молнии, яды, гранаты и так далее, включая световые и дымовые. Тоже дело.

Колояр для себя ничего не просил. Он предлагал одного скакуна подарить Княжичу, как и хотели, а второго продать. Я был против этой идеи ровно на 50 процентов. В плане подарка — согласен, а вот продавать не поднималась рука. Поэтому поступил проще — подарил его Колояру. Воину нужен боевой конь. Зачем изобретать велосипед? Его даже искать не нужно, он есть. Коляр от такого подарка чуть не поперхнулся, но возражать не стал. Зато при виде меня бил поклоны до тех пор, пока я ему не приказал гнуться в поясе. Приказы Коляр выполнял безукоснительно.

Митрич, несмотря на прижимистость, тоже просил. Ему деньги требовались на расширение дела. Он хотел не просто плести лапти лыковые и кожаные, но и «шить одежку, тачать сапоги».

— Чем мы других хуже? Себя обуем-оденем, и другим продадим. Надо только иглы там всякие, сукно опять же. Колодки разные для обуви, струмент сапожничий. И это… учителя бы мне, чтобы всему научил. Я ж покамест не умею, но ты не смотри, я смышленый, быстро науку освою, от меня убытку не будет, — пиарил себя Митрич.

— Я знаю, ты у меня домовитый и хозяйственный. Даже сомнения в тебе нет. В желаниях других тоже. В общем, так — раз надо, значит необходимо. Делаем расчеты. Сначала самое необходимое берем, потом оставшиеся хотелки. Будем тратиться, чтобы апосля заработать.

Закупкой всего нужного занимались весь следующий день. После приобретения всего в бюджете осталось ровно 200 гномих монет и драгоценные камни. На этом мероприятии Митрич отличился так, что поднял себе торговлю до 100 пунктов, став Купцом.

Наш отряд снова стал сплоченной «ячейкой общества» и это радовало. Покупки было решено обмыть вечером, поэтому трактирщику заказали «накрыть поляну» заранее. Причем, с учетом любимых блюд каждого. Например, Один и Колояр, да я тоже обожали мясо в разных модификациях. Айка тяготела к рыбе. А вот Митрича за уши было не оттащить от духмяного свежевыпеченного хлеба, вымазанного в яичный желток глазуньи. А еще он любил куриные крылышки под медовым соусом и с горчицей.

Корпоративчик сближает, подумал я, его и в игре не грех устроить. С конкурсами и призами. Так и поступили, было весело. Над нами смеялась даже прислуга таверны, видя, как мы пытаемся привязанную за нитку щепу без рук опустить в горлышко бутыли.

Следует ли говорить, что к середине праздника, большая часть из нас прилично накидалась. Не до шатания от стены до стены и падения мордой в салат, но все же. Именно в этот момент моего плеча коснулся Один:

— Ив, смотри, глюк… Я один вижу гнома?

— Какого гнома?

— Вон того, у стойки, — махнул рукой в сторону приятель, при этом его повело, он хлопнул рукой по столу, чтобы удержать равновесие. Звук получился, как от лопнувшего воздушного шара. Я невольно вздрогнул, а рядом раздался девичий писк.

— Ойййй! — с испугу завопила Валька, и посмотрев туда же, куда глядел я, продолжила. — Аййй, гноооом!!!

Следует отметить, что гномы в Вайга Колард явление сродни появлению представителя негроидной расы, где-нибудь в российской глубинке. Люди знают, что афроамериканцы или «афроафриканцы» из какого-нибудь Конго или Заира есть в природе, но впервые увидев, не могут сдержать возгласов удивления-восхищения и тыканья в их сторону пальцем. Чудо же происходит в Задрючинске, черные по улице ходют.

Так и в игре — гномы-неписи изредка попадаются на глаза, но всегда этот факт вызывает изумление, так как случается очень редко и чаще всего где-нибудь на окраине. А тут прямо в городе, да еще в нашем, пусть и арендованном, доме.

Гном переговорил с хозяином таверны. Тот махнул головой в нашу сторону, подал необычному посетителю заказ — огроменную кружку пивного напитка и кувшин размером с бочку. И теперь представитель нечеловеческой расы шагал в нашу сторону. Подойдя к нам, гном пододвинул стул и рухнул на него, поставив свой «фужер» на столешницу.

— Gamut manun! Я Нарви, а ты Ив? — обратился ко мне незнакомец. В детстве я увлекался Толкиеном, читал на эльфийском и «изучал язык» гномов. Порой на уроке мы общались с приятелями на наречии Дорина, писали записки, чтобы нас не понял учитель. Многое забылось, но «Gamut manun» — «Добрый день», я помнил.

— Vemu (приветствую), — ответил я на языке дварфов, а передо мной был именно дварф, а вовсе не гном.

Вообще, понятие «gnome», было введено в середине 16 века немецким врачом-алхимиком, который считал их элементалями земли. Он описывал гномов, как маленьких полуметровых существ, живущих под горами или холмами. Внешне гномы более субтильные, ниже ростом, с огромным носом и длинными усами. В общем, отличие видно сразу, хотя никто не отрицает их ближайшее родство с дварфами.

Дварфы — они же Чудь белоглазая или Дивьи (Дива/Жива) люди — это «дети» богини Живы. Они вырастают до размера 12-летнего ребенка, при этом обладают сверхъестественной силой. По словам очевидцев, они с легкостью руками гнут стальной прут толщиной с запястье взрослого человека. Чудь живет обычно под горами, славится кузнецким мастерством и боевым искусством, отличными оружейниками, бронниками, рудознатцами, ювелирами. Им также приписывают владение рунной магией. Люди дали прозвище «Чудь» племенам Дивьих людей за странный «чудный» язык, на котором они общаются. А «белоглазая» за бесцветные глаза. Радужка из-за постоянного отсутствия света не получала меланин, поэтому была окрашена слабо.

Нарви походил верхней частью тела на сказочного богатыря: широченные плечи, мощная шея, крупная голова с рубленными чертами лица. А вот торс подвел. Ноги были крепкие, но короткие.

Границу прически «под горшок» венчало витое очелье из грубой кожи. Из-под волос на левый глаз и щеку спускалась татуировка — синяя спираль. Русо-рыжие волосы над глазами превращались в густейшие брови. Волосяной покров головы завершала богатая борода, заплетенная в три косички и скрепленная медными полукольцами. В ухе красовалась большая серьга — золотой прямоугольник с ритуальной насечкой. Стеганная куртка до колен была крест-накрест перехлестнута широкими ремнями, а пояс с фляжкой красовался громоздкой пятиугольной бляхой с бараньими рогами. Из-за своих размеров она выступала, не только как элемент декора, но и как защита живота.

На плечах даже не наплечники, а настоящие редуты из черной бронзы. Изогнутые нашлепки похожие на крепостные стены, венчали полосы и пирамиды, еще более усиливая доспех. Наручи — мощные обручи с толстой пластиной, в виде круга и ласточкиного хвоста. Конструкция спускалась до перчаток, оберегая кисти рук и пальцы от стрел и лезвий меча или топора. Сами рукавицы походили на ватные верхонки с кольчужным плетением поверх. За пояс был заткнут малый боевой молот с «клювом», короткой рукоятью и ременной петлей на ней. А из-за спины торчала длинная рукоятка секиры.

— Знаешь язык Дивьевого племени? — слова были произнесены без акцента, но получились рваными и рубленными. Словно собака пролаяла.

— Только приветствие, — не стал скрывать я. — Ты меня ищешь? Что хотел?

— Дело есть. Пошли, выйдем и переговорим без лишних ушей.

— Это мои друзья, от них секретов нет.

Нарви окинул всех присутствующих тяжелым, чуть насмешливо-недоверчивым взглядом, но упираться не стал.

— Раз нету тайн, тогда давайте выпьем для начала. Говорить на сухую глотку не хочется, — чокаться дварф ни с кем не стал, он лишь взмахнул кружкой в нашу сторону и сделал гигантский глоток. Затем плеснул из фляжки в оставшееся пиво какого-то пойла и опрокинул содержимое объемом литра в три сразу в пузо, минуя глотку. По крайней мере, так показалось. Гость крякнул и добавил: — Это для градуса, кому добавить? Дюже хорошо продирает, прямо до выхода из кишок! Вот теперь и о деле поговорить можно. Что ты знаешь про скрижали Gazardul pethem (Мудрость камня)?

— Честно говоря, ничего. А зачем мне про них знать?

— Эх, темнота. В них, кроме сводов правил для народа Дивы, спрятаны три утерянные буковы. Усек?

— Не совсем.

— Что с тебя взять, Menu shirumund (безбородый). Короче слушай…

Глава 20
От Аз до Ижи

Слушать остались все. Дварф, крякнул, уселся поудобней, ливнул в кружку из кувшина, добавил своей «огненной воды» для крепости, снова крякнул удовлетворенно, крикнул трактирщику:

— Эй, человек, тащи еще выпивки, да позабористей, не жмись, а то в посудине уже на дне булькает. С чего бы начать? — повернулся он к нам. — У нас про это каждый детеныш знает, а тут волхв и без понятия. И где тебя только учили?

— В Дремучем лесу, — не стал отпираться я.

— Вот и видно, что в дремучем… Khagam menu penu shirumund (Твой отец не носил бороды).

Вообще, все, что касается бороды для дварфов — это и похвала и ругательство. Ее отсутствие, а в данном случае еще и отсыл к родственникам, сильное оскорбление. За такое другой из Дивьего племени мог и на бой вызвать. Не знаю, как вы, а я лучше всего в новых языках усваиваю маты и дерогативы, дар у меня такой. Поэтому фразу помнил и ответ тоже нашел:

— Menu gajatu (Я прощаю тебя) за твою неучтивость, Khagam menu penu rukhs (Орочье отродье)!

Нарви поперхнулся очередным глотком напитка, вытаращил глаза и громко заржал, стуча мощной ладонь по столешнице, которая жалобно скрипела и была готова развалиться на детали.

— Не прав, — отсмеявшись от души, рявкнул дварф. — Но и ты с выражениями полегче.

— На зарывайся сам, и под обвал не попадешь, — ответил я поговоркой Чуди белоглазой. — Лады, с комплиментами закончили, давай по делу. Что там с тремя буквами?

— Не буквами, а буковами — богами коваными. Эх, начну от сотворения мира.

По легендам, которые передавались из поколения в поколение Дивьего народа, от правителя Рода появились другие боги, которые и сами были не прочь завести своих детей и помощников. Так появились, вервольфы, домовые, навки, чудь, лешие и люди. Более 7 тысяч лет назад Богом Колядой на Землю была привнесена Всеясветная Грамота. Все, кто знал эту Грамоту, понимали язык зверей и птиц, обладали знаниями в любой области бытия, ведь в ней была заложена мудрость самого Рода. То, что мы называем календарь — это малая часть переданного (Кален дар). Буковы он выковал на трех скрижалях — саньтиях. Одну самую большую с 3 тысячами символам он передал богам-братьям. Среднюю и малую — отдал в Явь — для простых смертных она включала в себя 147 буков, а для посвященных, кто шел к свету — 1254.

Каждая букова ВсеЯСветной Грамоты имела свое написание, смысловое значение, звук, цвет, запах, вкус — что соответствовало тем органам чувств, с помощью которых человек оценивает окружающий мир. Буковы по-особому двигались, изменялись, неповторимой многомерностью стыковались с другими буковами. Писались они на трех уровнях: Навь, Правь, Явь. Каждую букову можно было читать сверху — из Космоса, снизу — с Тверди, слева — из Прошлого, справа — из Будущего. Само слово Букова означало «богом кованная». (Исторический факт — на циферблате суздальских курантов Спасо-Евфимиевого монастыря вместо цифр время исчисляли по буквам, прим. автора). Каждый звук имел свою букову.

— Вот, как по-вашему ворона каркает? — спросил своих слушателей Нарви.

— Кар — кар, — ответила Валька.

— О вот и нет. Ее звук больше похож на кааа-ээ-арр, — каркунл по-птичьи дварф. — И видите, «а» рождается не в открытом горле, а сдавленном. А «р» не дребезжит металлом, а как бы сквозь зубы протискивается. А как дерево на ветру старыми ветками скрипит? А как листва при этом шумит? Как вода капает, как дождь льется, как ливень? У всего свой звук, а раньше была и букова.

Тогда на земле был единый язык, продолжал Нарви, который понимали не только люди, но и другие племена. Волхв Святогор постигал буковы всю жизнь, искал их по всему свету, в Нави, Яви, Прави. И нашел/открыл почти полторы тысячи буков, после чего стал равным богам, а затем и вообще поселился в Ирии. Испугались боги такого взлета дитя человеческого. А что будет, если и другие вознесутся? Всем места в Ирии не хватит. Поэтому они стали изымать буковы у людей. Сначала звери, птицы, гады и божеские ьвари, перестали понимать детей божьих. Затем дварфы и иже с ними не смогли разуметь людей, а потом и человеки разделились языками и не могли объяснить даже себе подобным, о чем хотят сказать. Утратили наговоры и заговоры истинное звучание, а с ним и силы. Но даже еще полтысячии лет назад оставшиеся буковы имели смысл, который был запрятан в азбуке. Но и он исчез, когда на смену пришел алфавит.

— Вот какая буква сейчас в конце стоит?

— «Я», последняя и та на раскоряку, — снова вступила в разговор Валька, мы молчали.

— Не «Я», а «Яма», что со смертью символизируют. А ранее с Я начиналась азбука. Азъ — и есть «Я». Азмъ есьм — Я есть! А вся азбука звучит так: «Азъ Буки Веде Глаголь Добро Есте Живите Зело Земля И Иже Како Люди Мыслите Нашь Онъ Покои Рцы Слово Твердо Укъ Фърътъ Херъ Цы Черве Шта Ъра Юсь Яти». Если перевести на привычный язык, то выходит: «Я Бога Ведаю. Говорю и делаю Добро. Добро Есть Жизнь. Живите Землею, И Как мы Люди Мыслим таков и Наш мир». А понимать сие след так: «Я знаю буквы: письмо — это достояние. Трудитесь усердно, земляне, как подобает разумным людям — постигайте мироздание! Несите слово убежденно: знание — дар Божий! Дерзайте, вникайте, чтобы Сущего свет постичь!». (На самом деле древняя азбука имела вид матрицы 7х7, где читался смысл и в столбцах, и в диагоналях. Например, если читать азбуку по диагонали сверху вниз и слева направо — выходит: Азъ Sело Мыслете Оукъ Еръ Енъ Ижа — Ас Весьма Мудр, Устои Творя Родовые во Времени — «Я мудрый лишь тогда, когда помню родовые устои (деяния предков)». А про тех, кто живет иначе, говорят: «Иван родства непомнящий». Прим. автора).

— Чуете смысл какой был в буковах? А сейчас что? Ничего. Исчезают буковы, теряется и истина. Даже Перуна кличут просто Громовержцем. То есть, сидит на небе и молнии кидает в грохоте. «Пирууун». А подлинное название имеет другой смысл, ибо писалось и читалось иначе: «ПейеиРууНН» — «путь движения сущности родов наших». Что следует понимать: «Смысл жизни наш — есть путь познания сущности». И сейчас черные боги хотят украсть у людей буковы, чтобы сделать их еще более бедными духом, слабыми и править ими, как стадом овец безмолвных.

(На самом деле Нарви приводит адаптированную под игру версию теории обнищания русского языка. Из Азбуки действительно с регулярной постоянностью исчезают буквы и смысл. Так «создатели» русской письменности Кирил и Мифодий взяли древнеславянскую буквицу, в которой было 49 буквиц, 5 выбросили, потому что не было в греческом языке таких звуков, а для 4-х дали греческие названия. Ярослав Мудрый убрал еще одну букву, сократив Азбуку до 43 — х. Петр Первый — до 38-ми, Николай Второй — до 35-ти, а нарком образования РСФСР Луначарский до 31 буквы, при этом убрал образы и ввел вместо образов фонемы. «И язык стал без образный, то есть безобразный. Исчезли правила словообразования», — говорит Патер Дий Александр. И сегодня есть те, кто готовы и далее сокращать азбуку. Уже имелись «претензии» к буквам «Ё» и «Й». Первая не угодила тем, что на русской компьютерной клавиатуре не нашла себе места в общей линейке и вынесена к цифрам. А вторая — что и без нее в кроссвордах обходятся, значит, обойдемся и в жизни. Так что есть вероятность, что наши внуки будут на Новый год наряжать «елки», а после смерти попадут не в РАЙ, а в гости к женщинам по имени Рая — «РАИ». Прим. автора).

— Мда, не очень весело, — сказал я после такой лекции. — Но мы-то чем можем помочь?

— Как чем? Найти скрижаль Мудрость камня, а вместе с ней и утраченные буковы.

Вспыхнуло зеленым сообщение системы:

«Вам предложено задание найти утраченную скрижаль «Мудрость камня». Опыт 5000. Каждому участнику персональная вещь по классу не ниже эпической (Кумач-Сафьян). Дополнительная награда за успешное прохождение квеста — вариативно. Особые условия — не менее 7 членов отряда. Вы не соответствуете условиям — ваш отряд 6 членов».

Все это я озвучил Нарви. Мол, не хватает одного…

— А я для чего? Я же с вами пойду, вот и будет семь. Берешь меня в свой отряд?

«Дварф Нарви желает присоединиться к отряду. Принять: Да/Нет?».

А что мы теряем? Судя по опыту и наградам, квест будет непростой, но интересный. Если это вообще не квестстартер. Такой грех пропускать. Да и дварф в отряде пригодится. Вон, какой топорик за спиной таскает. Поэтому глянул на соотрядовев, которые также видели сообщения, спросил поддержки у них. Колояр кивнул. Один — хлопнул меня по плечу. Валька и Айка выразились коротко: «Не против». Митрич, который млел от гномов за то, что они умели деньги считать и вещи производили на загляденье, вообще не возражал против дварфа. Весь наш разговор домовой влюбленно пялился на Нарви, а теперь добавил: «А чего думать, конечно, берем». Я резюмировал: «Решено», и жамкнул «Да». Система моргнула и вывела:

«Вам предложено задание найти утраченную скрижаль «Мудрость камня». Опыт 5000. Каждому участнику персональная вещь по классу не ниже эпической (Кумач-Сафьян). Специальная награда 3000 золотых. Дополнительная награда за успешное прохождение квеста — вариативно. Репутация среди дварфов + 100. Особые условия — не менее 7 членов отряда. Выполнено. Для получения дополнительной информации обратитесь к своему учителю — волхву Буяну. Опыт 200 и 20 золотых».

О как, задание расширилось, про репу и золото в первом варианте не было. Но новые плюшки — не дебафы, всегда пригодятся.

— Ну вот, давайте брататься, — сказал Нарви и щедро чиркнул ножом по ладони. Кровь пошла обильно. Дварф сжал кулак, и струйка потекла к нему в кружку. Он протянул лезвие Колояру. Процедура повторилась. Затем наступила очередь Одина и Митрича, которые также распороли себе руку и даже не поморщились. А вот девочки, разрезая кисть тихонько пискнули, но не отказались от ритуала. Завершил действо я, и теперь на моей руке кровоточила рана, но вскоре она начала быстро затягиваться под действием заклинания Айки.

Дворф пустил кружку по кругу в обратном порядке. Первым забористое пойло обожгло мое горло, жуткая штука, аж дыхание перекрыло. Когда я вытер прыснувшие слезы Нарви уже допил остатки и вытирал рукавом рот.

— Человек неси еще выпить и закусить. Гулять сегодня будем, а завтра делом займемся. Где тут бутылка, куда щепку без рук засунуть. Вот же удумали, но смешно выходит. Надо и дома такое устроить, пусть все поржут. Но сначала давайте выпьем, Khahay (семья). Хорош вышел Goraz/Gemez (смесь пива и самогона), до слез прошибает.

И мы продолжили гулянку. Есть время для веселья — веселись, кто ведает, как оно завтра выйдет.

Глава 21
В игре да в дороге людей узнают

Громадный булыжник треснул и развалился на части. В воздух взметнулось облачко пыли от упавших частей, в стороны разлетелись каменное крошево.

— Ну и что ты сделал? Я же сказал сдвинуть, а ты расколол его, — обратился ко мне Буян. Ранее он дал мне задание сдвинуть каменюку тоненьким прутиком.

Сначала я придал пруту каменную твердость, но это не принесло результата, так как масса глыбы была приличная. Тогда я стал искать в ней «слабости», в одну из таких микротрещин я и вбил прут, что и привело к расколу камня.

— Я не смог его сдвинуть, научи, что надо было сделать. Как бы ты сам его сдвинул? — оправдывался я перед учителем.

— А никак, я бы не смог и сам его сдвинуть, — ответил волхв.

— Так в чем смысл урока? — теперь я не сомневался, что это очередное задание, которое закончится притчей или мудрой мыслью…

… К Буяну мы вышли, как только взошло солнце. Женская половина отряда вылезла из кроватей и даже умудрилась умыться. Мужская стала собираться в путь прямо за столом. Сейчас я проклинал такую достоверность виртуальной реальности. Утро подарило вкус похмелья и головную боль. Трещало так, что казалось, это слышали окружающие.

— Аааа. НАРВИ! Что за отраву мы вчера пили? — попытался прокричать я, но вышел только горловой сип. Интересно, а в Древней Грамоте есть букова для такого звука?

— Хорошая была выпивка, аж нутро вывернуть желает, — ответил стоном дварф, видно и ему обильные излияния не прошли даром. — На, хлебни. Сейчас сия отрава лекарством покажется. И в качестве примера приложился к горлышку кувшина. Его кадык мерно двигался, проталкивая жидкость внутрь.

Я благоразумно отказался. Мое здоровье слегка подправила Айка, спустившаяся вниз, применив на мне заклинание противоядия и лечения. Однако заговор подействовал только на половину. Видимо, не признав добровольно влитый алкоголь отравой. Полегчало, но вчера до пьянки было лучше.

Всю дорогу до Дремучего леса я пытался молчать, морщась на резкие или громкие слова, которые эпизодически издавали Нарви, Митрич и Валька.

— Чудная ты Чудь, — наседала на дварфа Валька. — Говорят у вас и женщины с бородой, а кто-то утверждает, что их вообще нет.

— Бороды или баб? Не пойму я тебя с тяжелой головы, — пролаял Нарви.

— Женщин, конечно. Сама читала, что у гномов нет дам…

— Читала она. И кто это такой умный чернилами бумагу марает, умник. А скажи-ка мне, Athanu men (моя королева), где мне его найти, чтобы на голову короче сделать. Это же надо придумать? По его выходит мы из дерьма растем?

— Из камня, — вставил Митрич. — Я тоже такое слыхал.

— Отведите такого мудреца к лекарю или золотарю. Первый пусть попробует голову полечить, а второй вантузом мозги прочистит. Из камня можно скульптуру родить, но не живое существо. А бороды только мужы носят, у детей и баб их отродясь не было. Враки все то, что вы мне тут говорите.

— А, правда говорят, что у дварфа зимой снега не выпросишь? Что жадные вы сильно, — не унималась Валька.

— Снега зимой? А зачем его просить, когда он везде лежит? А про жадность не правда. Мы и подарки дарим, бывает. Даром отдаем, то есть. Хотя подарки получать приятней, по себе знаю. А что торговаться любим, это да. А как без этого? Продажа и покупка — это не просто торговая сделка, а, прежде всего, общение. Мы за хорошее приобретение порой часами торгуемся.

— А что все даром раздавать, по дешевке, — вписался в разговор Митрич. — Вам волю дай, вы все деньги на одежку модную да духи вонючие спустите. А что проку с тех вонявок, в нос шибает только. Приятно конечно пахнет, но пустое все это. А губы и брови красить? Тьфу, да и только. А все денег стоит, которые с умом тратить надобно.

— А тебе дай волю, ты вообще все копейки запрячешь так, что и сам потом не найдешь, — переключилась наша заноза на домового. Валька просто убивала скуку в пути, поэтому ей было все равно, кого цеплять.

— Я-то найду. Не было еще такого, чтобы зарытый тобой клад не сыскать опосля. Зря напраслину гонишь. Но деньги счет любют, из кошелька доставать умеют все, а вот покласть их туда не каждый могет. Я вот слыхал, что у Дивьего народа есть такие учреждения, в которые деньги положишь, а обратно забираешь сумму больше. Думаю, враки все это. Какой резон брать 100 монет, а возвращать 101- ну? Убытки же…

— Нет, не вранье сие. Есть такие дома — банки называются. Убытков никаких, очень прибыльное дело. Вот беру я у тебя 10 золотых, обратно ты их сможешь лишь через полгода просить, а я твои деньги другому ссужаю, кому срочно нужны. Но за это он мне должен заплатить. Получается, что я у тебя взял 10 золотых, а верну 11, а заемщик берет у меня твои деньги, но отдает уже 12-ть. Сечешь?

— Ага, — почесал Митрич голову, сняв шапку. — Чудно все у вас — у Чуди.

Колояра, как и меня мучили похмелье и жажда. Он прикладывался к фляге каждые пять минут и уже дважды бегал к родникам, чтобы ее пополнить, как впрочем, и мою. Всю дорогу он делал вид, что думает самую важную думу жизни — типа «в чем смысл этой самой жизни», а по факту просто молчал. Не слишком многословным оказался и Один. На мой вопрос он пару раз буркнул невпопад, поэтому я оставил его в покое. Мне и самому говорить не хотелось, но ничто не сокращает время в дороге так хорошо, как отличный собеседник. Поэтому я завел неторопливую беседу с Айкой.

— Ну что красавица, как настроение? — начал с банальщины, так как умный вопрос в башку не пришел.

— Все хорошо, — улыбнулась Айка дежурной улыбкой. Казалось, что она сейчас спросит в ответ: «Сам как?» — и наш диалог прекратится, так и не начавшись. Вместо этого бывшая навка поинтересовалась моим самочувствием: — Болит голова? На-ка выпей отвара, должен помочь, на живой воде сделан.

— Не слишком ли дорогое лекарство? На живой-то водице? — но все равно я взял протянутый флакон, отковырял пробку, нюхнул. Пахло хвоей и чем-то сладким.

— Пей, не бойся. Это можжевельник и тростник с кое-какими другими травками. А живой воды здесь капля. И делала я этот отвар, как задание, когда училась на лекарку. Считай отходами производства, но вот пригодилось все же.

Я отпил отвара, струя приятно охладило пересохшее горло, и растеклась негой по жилам. Я буквально чувствовал, как жидкость торит себе путь по моему телу. Вот она добралась до головы и чудо, боль утихла, словно свет выключили.

— Спасибо, Аюшка, — в знак благодарности я прижал ее к себе и чмокнул в щеку. Странные у нас с ней отношения. И все из-за меня. Девушка очень мне нравится, но выбрать ее своей подружкой не получается. Чертовы условности. Будь она игроком, даже думать бы не стал. Но она непись — отсюда и терзания. Что касается Айки, я чувствовал ее, мягко говоря, хорошее к себе отношение.

— Не за что.

Оставшуюся до Буянова строения дорогу мы просто мило болтали ни о чем. Все было легко и непринужденно, никто скользкие темы не поднимал. И все равно, я чувствовал шестым чувством, как сильно изменилась Айка. Не внешне, а внутренне. Словно, с незнакомкой общался. Мне казалось, что и фразы свои она стала строить иначе. Может обучение на мага тому причина, а может, отдаляться стала, раз ничего со мной не выходит. Оно и правильно, не сошелся же на мне свет клином. Ей дальше жить нужно. Но все равно, было не очень приятно думать такую мысль…

… - В чем смысл спрашиваешь? Это хороший вопрос, поэтому отвечу, — сказал мне Буян. — Ты как тот прутик, который пытается сдвинуть камень. Пытаешься объять необъятное, одну кобылу в две сохи запрячь. Вот и мечешься без смысла. А когда видишь цель, то подходишь к печи не с той стороны. Нет чтобы пирожки в духовке печь, ты их в огонь прямо пихаешь. Вот чему ты научился за последнее время? Куда свои силы тратишь? Научился шарами огненными пулять. Молодец, только для чего все это?

— Чтобы врага одолеть, — растерялся я толи от похвалы, толи укора.

— Своими угольками? Ты откуда энергию берешь? Из себя. А для чего, когда ее вокруг окиян цельный? Вот ты и камень прутом толкал, словно об стену лбом бился. Конечно, лоб у тебя крепкий, как раз для таких действий, а не для того, чтобы мозг носить.

— Но ты же сам сказал…

— А что я сказал? Приказал при помощи прута камень сдвинуть, а не прутом его толкать. Вот подумал бы, решил задачу. Дай ко сюда свою ветку…

Я протянул Буяну прутик. Он его взял, подошел к одному из обломков глыбы, очертил на земле палочкой круг, прошептал что-то, и камень просел в грунт почти на две трети.

— Сдвинул? Получилось? Вот то-то же. А что я сделал, заметил?

— Ты землю «расплавил», она словно вода стала.

— Верно. Есть три состояния вещества. Когда оно твердое, когда жидкое, и когда паром или газом становится. Но то из чего оно состоит остается прежним. Нужно было только перевести землю или камень в жидкость или газ, и выполнил бы мое условие. А энергию я откуда взял, видел?

— Нет, это не увидел.

— Потому что не туда смотрел. Глянь еще раз, — Буян снова провел прутом по почве. Теперь я видел, как прямо из земли через палочку к нему потянулись ярко-желтые до рези в газах нити энергии, они скручивались в спираль, которая становилась толще из-за других нитей: голубых, розовых, зеленых. Они впитывались в общий поток буквально ото всюду. Из воздуха, из влаги его напитавшего, от солнечных лучей, щебетания птиц и стрекота кузнечиков, от цветов и травы, растущих на земле, от запаха от них исходящего. А затем этот толстый «жгут» энергии возвращался в этот же прутик и «плавил» землю.

— Узрел. Попробуй сам.

Мы еще долго стояли, а я водил прутом по почве. Сначала безрезультатно, а затем начало получаться. Через некоторое время я ощутил силу, которая протекала через меня, питая и омолаживая, придавая сил. Теперь я понимал Илью Муромца, который говаривал: «Чую в себе силу. Если б было во земле кольцо, а другое кольцо в небе синем, ухватил бы кольцо небесное, притянул бы к земле небо синие». Сила бурлила во мне, словно я был атомной электростанцией. И с каждым новым потоком я становился сильней.

— Ух ты ж!!! Вот это ДА!!!

— Ну, будя, — завершил тренировку Буян. Он щелкнул пальцами и прутик распался трухой. — Вижу, почуял великую силу, но она же и великая опасность. Если ее не возвращать, порвет человека, как пробку с бражки вышибает. Можно и дух испустить. Не может тело людей хранить такую мощь, только проводить через себя. А вот малую толику ущипнуть у природы можно. Но не боись, не оскудеет она от этого. Ты и я сейчас взяли меньше росинки из мирового окияна. Но и эту капельку расходовать нужно с умом. А вот с ентим у тебя проблемы, не обессудь. Учу тебя думать, да все научить не могу. Ты пойми, что каждый из нас, это часть всего общего. Чтобы взять что-то нужное, в себе искать треба. А в себе что ищешь, обернись кругом, точно найдешь. Не уразумеешь этого, так и будешь швыряться своими огненными шарами. Будут они размером с гору, а только пшик все это. Мало того, что опасность от них для других великая, так еще и не рачительно энергию тратить.

— Так ты меня хвалил раньше, что научился файерболы создавать…

— Все верно, хвалил, а как не хвалить коли шаг первый сделал. Ты же младенца поддерживать будешь, когда первое слово скажет? А потом рот ему затыкать станешь, когда пустоту болтать начнет. Так и я хвалю, но и ругаю. Когда-то достигаешь нового — это победа. Но после, коли не ставишь себе новых рубежей, становится обузой. Вместо шаров своих ты можешь испепелить врага, вскипятить его, заставить развалиться на кусочки, да мало ли каких глупостей может совершить человек, лишая другого жизни. Только нет в этом подвига, необходимость только. Вот наставить его на пути истины, из врага соратника сделать, это достойное деяние.

— Не каждого можно убедить…

— Не каждого, согласен. Но как узнать, не попытавшись? Вот именно, никак. И я раньше махал посохом направо-налево, разя ворогов. А теперь вот остепенился. Тут каждый сам должен своим умом это понять. Погодь, и ты до этого дойдешь. Ну да ладно, зови бородатого, разговор разговаривать будем.

Пока Буян передавал мне очередную мудрость, мои соотрядовцы занимались своими делами. Коляр сразу же нашел мать, поклонился ей в ноги, после они обнялись и до сих пор о чем-то только им известном вели беседу. Один завалился спать. Митрич деловито осмотрел свои лапти, нашел на одном из них «потертость». Обычный бы человек не заметил ничего, но не мой домовой. Он распустил лапоток, вытащил «бракованную», нить, отрезал негодный по его разумению кусочек, остатки спрятал в котомке. Из нее достал новое лыко и сейчас вплетал его в свою обувь.

Айка находилась у ручья, и казалось, разговаривала с водой. А может, так оно и было. Валька дрессировала моего старого знакомца — ежика. И у нее получалось. Я поглядел несколько секунд, как колючий зверек таскает Вальке то веточку, то шишку. А вот Нарви нервничал. Он ждал, когда мы с Буяном закончим, и все это время нетерпеливо сопел и ерзал на скамье, выковыривая грязь из-под ногтей боевым кинжалом. Я крикнул его, дварф торопливо вскочил и чуть ли не бегом, звеня металлом доспехов, потрусил в нашу сторону.

— Ив рассказал мне о ваших поисках утерянных буков, — обратился Буян к Нарви.

— Украденных…

— Эко ты загнул. Украденных… Именно утерянных, никто их не воровал. Это все равно, что солнце с неба свиснуть, невозможно такое. Спрятали черные боги буковы, но здесь они — в Яви находятся. Какие в воде схоронены, какие в воздухе. А те, что вы искать намерены, под землей. Но надежно они сокрыты, пройдешь рядом и не заметишь. И каждый ищущий только для себя их найти может, не для всех. Не приведешь на это место друга и не скажешь, мол, смотри. Не будет для него там буковы. Свою он сам отыскать обязан.

— Получается, что не найдем мы их, раз для каждого своя и в своем месте?

— Не получается. Вы же вместе путь одолеть намерены, а значит, вы общность единая. Но не про это сейчас. Твою «Мудрость камня» в подземелье вам сыскать придется, много невзгод преодолеть. И лишь вместе вам эта задача будет по силам. (Про то же гласило и задание квеста). Но даже дойдя до места сокрытия, могете не увидеть буков. Поэтому сделаю вам подарок. Открою две буковы, которые знаю сам.

— А что же ранее не открыл? — удивился я.

— И как бы я вам их отдал, коли вы не созрели еще до этого. Всему свое время. Вот теперь, когда привел вас ваш путь ко мне, откроются вам и буковы те. Одна сделает неявное, то есть то, что за Явью находится, видимым для вас. А вторая… Сами поймете, для чего она вам пригодится, когда придет ее час.

Буян протянул мне и Нарви два куска бересты, но они были пусты. Мы покрутили их в руках так и сяк, после чего вместе уставились глазами на моего учителя, ожидая подсказки.

— Что лупитесь? Зовите всех.

И мы позвали. Когда наш отряд собрался кружком, мы вновь достали кусочки бересты. И теперь на них, как тайнопись молоком, после нагрева, стали проявляться буковы. Одной была известная нам «Ижея», вот только выписана она была иначе. «Ижея» похожа на латинскую «i». Вот только в заглавном варианте «иностранка» пишется без точки сверху, славянская венчается апострофом во всяком написании.

Наша «Ижея», появившаяся на бересте, вместо точки над свитой в тугую спираль, как канат, палкой, короновалась восьмеркой, лежащей на боку — символом бесконечности.

Увидев этот символ, я заметил нежно-коричневый отблеск от нее, запахло корицей. Во рту расплескался сладкий привкус инжира. А вскоре родился и звук: «ИезЖхизйссЕаеиЯ». Вокруг нас на долю секунды стало светлее. Словно солнечный луч пробился сквозь свинец тучи, чтобы поцеловать землю. Вспышка исчезла, но осталась внутри нас, продолжая светить в нашей памяти.

Вторая букова, была нам не знакома по Азбуке. Она походила на свитых в клубок змей во время брачного периода, при этом «головы гадов» торчали из нее хаотично и беспорядочно. И этот «бедлам» был надет на основу — перевернутую «Т». Все вместе изображение походило на современную «Ф», вот только выписанной рукой безумного художника. И, тем не менее, в этом сюрреализме была своя гармония, понять и постичь которую нам еще предстояло.

Перед нашим уходом Буян подарил нам и карту, на которой стоял жирный крест, указывающий на вход в подземелье. А само прощание с учителем было коротким, как впрочем, и всегда:

— Что стоите, получили свою и идите. Не теряйте не мое, не свое время. И без вас дел много…

А система выдала награду и обновила задание:

«Вы посетили волхва Буяна. Награда — 20 золотых и 200 опыта каждому. Ив + 300 (действие навыка Талан). Вы узнали две спрятанные буковы. Опыт + 700 каждому. Найдите вход в подземелье. Возможная награда — Опыт +1000, золото — 50 монет».

И снова в путь. Как же много путей на Пути Волхва.

Глава 22
Долг платежом красен

Я достал карту, подаренную Буяном. Она была открыта лишь на окраинах. То место, куда нам было надо, и где стоял крестик, скрывал «туман войны» …

Мы как раз топали по дороге, которая терялась на карте в этом тумане. Широкая тропа, по которой мы шли, была просекой. Ее, кто-то прорубил за какими-то надобностями в лесу без названия. Поверхность была вытоптана лишь по сторонам колеи, которую проторили тележные колеса. Посередине прорастала трава, скрывающая сапоги на половину и оставляющая на обуви мокрые следы от росы.

Было ранее утро, обитатели леса либо спали, либо не подавали голоса при виде незнакомцев. Стройные деревья образовывали по обе стороны тропы стены, сквозь которые сочился обычный утренний туман (не «войны»), скрывая от глаз все, что находилось по тут сторону «стен». Изредка из леса доносился голос кукушки. Но одинокие «ку-ку» не навевали на мысль узнать, сколько осталось жить. Этак получишь в ответ отдельное «ку», и переживай после. «Кукушка-кукушка, сколько жить осталось? — «Ку…». — А что так «Ма…»? — вспомнился анекдот.

Мертвая тишина действовала и на моих друзей, которые топали, опустив взор в землю, и помалкивали. Создавалось впечатление, что за деревьями скрывается какая-то тайна, но предназначена она была не для наших глаз. А еще в воздухе витала опасность. Своим чувствам я привык доверять. Вероятно, ее чувствовала и Валька, так как беспрестанно крутила головой на 180 градусов. Я подошел к ней и спросил шепотом:

— Тревожно?

— Да. Но не пойму отчего.

— Вот и я тоже, не пойму.

Дальше разговор не склеился, и я снова отстал. А теперь вот остановился и разглядывал карту. Я развернул бумагу, хотя этого можно было и не делать. Изображение, раз взглянув на него, скопировалось в интерфейс. Но бумажный носитель было приятно держать в руках. Он шуршал и даже пах стариной. Около меня остановились Нарви и Один. Внезапно, пятно «тумана войны» начало блекнуть, уступая место проявляющимся символам.

— Опа, это как так? Я ее уже смотрел, но такого не было. Может, дошли до нужного места?

Дварф развел руки в стороны, мол, не знаю. Заговорил Один:

— Я был уже в этих местах, поэтому наложил в интерфейсе свою карту на эту. Любопытно, но сработало и на бумаге. Мда, знакомые места. Надо бы в гости заглянуть к «приятелям». Ив, помнишь ты мне обещал.

— К каким приятелям?

— Да к твоим старым знакомцам. Надо бы свой лук забрать у них, да плату за его аренду взять.

— Ты про Папаню? — догадался я.

— Ага, про него и его кодлу. Должок хотелось бы вернуть, тут недалеко их логово, а рядом точка респа, на которой они меня и раздевали. Заглянем?

— Ну отчего же не заглянуть? Тем более, что обещал. Да и сам хочу старых «друзей» проведать. Соскучился уже. Покажи, где их лагерь?

Один взглянул на карту, подумал секунды две и черкнул ногтем лес, что был от нас с левой стороны. На карте появился еще один крестик. Система высветило задание:

«Вернуть отнятое. Найти лагерь Папани и его банды. Решение задания вариативно. Опыт +100, Награда вариативно».

Жму принять. На карте появилась пунктирная линия до второго крестика. Нарви ничего не спросил, но вопрос был виден в его глазах. Мы рассказали, для чего нам хочется свернуть с пути. Он крякнул и с высказался:

— Добро. Дело нужное. Обиду нужно прощать, но предварительно отомстив.

Не возражали против нового задания и остальные члены отряда, поэтому сошли с дороги и двинулись в направлении, указанном на карте.

Мы прошли еще где-то часа два, как вдруг деревья начали трещать. К нам кто-то торопливо спешил, и видимо, очень большой. Буквально через секунд 20-ть в пролесок, где мы замерли, выскочил здоровый медведь. Увидев зверя, в голове обозначилась мысль: «Где-то я его уже видел… Вспомнил, это же Барлог!»

— Здравствуй. Вот и встретились снова. Я передал твои слова Буяну, как ты и просил, — начал я беседу.

— Выкормыш Буяна… Не скажу, что встретились мы снова тебе на здоровье, поэтому здороваться не буду. — Медведь грозно рычал, но этот рев каким-то образом складывался в привычные слова, так что можно было понять. — Я говорил, что нашим путям еще предстоит пересечься. Вот и пересеклись. Хочешь жить, поворачивай обратно, дальше тебе нет пути, ни здесь — в лесу — ни на дороге.

— Ты, значит, привратникам стал на нашем пути, вход охраняешь? — с издевкой спросил я. Мои друзья стояли настороже, вытащив оружие. Достал посох и я. Чую, в этот раз боя не избежать.

— Мне на тебя, что дерьма наложить. Шел бы, куда тебе надо, и не заметил бы тебя даже. Но на этот раз на твой счет попросили. Денег обещали дать, подарки. А это всегда нужно и приятно получать. Поэтому не обессудь, если только откупишься, тогда может и пройдешь.

— И много обещали? — откупаться я не собирался, но любопытно же, сколько за мою голову готовы выложить?

— 100 гномих монеты, и кожу волшебную на бубен. Моя тоже хороша, но та лучше будет.

Кудесник Олексанр, он же Берлог, сделал вид, что ждет моего предложения откупа. Он вытащил свой бубен, как бы показывая: вот погляди, какая хорошая на нем сейчас кожа. Но это был обманный маневр. Куд (бубен) нелепо смотрелся в лапах медведя, но от этого опасней не становился, о чем я узнал через долю секунды. Барлог рявкнул, как-то по-особенному, и с когтей выстрелил красный луч, похожий на лазер.

Я чудом среагировал. Мозг даже не успел понять об опасности, как руки выкинули вперед древко Литиуса. Оно налилось голубым сиянием и выступило магическим щитом, об которыйразбился вражеский свет. Красный луч срикошетил и унесся в лес, срезая кроны деревьев. Но не пропал. Свет все также струился с когтей медведя, давя на мою защиту. Хорошо, что я побывал у Буяна и выучил новый урок. Сейчас он оказался, ой, как кстати. Мой разум начал собирать энергию, что была вокруг меня. Она перетекала по телу, вливалась в вытянутые руки и питала посох. Щит начал разрастаться.

— Все за спину, — отдал я команду отряду. Они быстро и четко выполнили приказ, но оружие держали наготове.

— Ишь ты, уже и этому научился? Молодец, только не поможет тебе ничего. Силы-то есть, а вот опыта маловато еще, — пытался давить на меня Барлог еще и морально. Я не отвечал.

Противостояние затянулось на долгие минуты, которые для меня показались годами. «И бились они три дня и три ночи», — говорят в сказках. Вот эти трое суток, для меня лично, уже пролетели. Стал уставать, хотя и красный луч становился жиже. Тут уже, кто кого передюжит. Мою усталость почувствовал Митрич, который сейчас протягивал мне какую-то склянку.

— Что это?

— Компотик, как ты просил сварить, хлебни, сейчас в самый раз будет.

Что за компот я просил приготовить? Убей, не вспомню, но флакон взял. Домовой не раз меня выручал (хотя и подводил бывало тоже).

— Это из молодильного яблока, на живой водице, — добавил домовой и снова юркнул за спину.

Я быстро осушил емкость — в два глотка, а больше там и не было. В этот же миг в меня вновь вселилось ощущение всемогущества, которое я недавно испытал во время тренировки с Буяном. «Было бы кольцо, было бы и небо на земле».

Моя магический щит ярко вспыхнул и начал утончаться, наливаясь силой и формируясь в собственный луч. Теперь голубое сияние выдавливало из пространства красноту. Сначала мой луч продвинулся на миллиметр, затем сантиметр, дециметр, метр… Он неумолимо двигался в направлении Барлога. Не знаю, могут ли медведи потеть, но мой противник сумел. Пот с него ручьями лился. Друид только мычал, сейчас ему было не до слов.

В какой-то момент я понял, что могу не только давить, но и управлять лучом. Я мысленно сформировал из него лезвие и обрушил на лапы с бубном. Как только голубой свет коснулся его, я представил, что это меч джедая, режущий все на своем пути. (Ну вот такая ассоциация у меня. Я же все-таки дитя современности, поэтому 32-й фильм саги «Звездные войны» — «Сын магистра Йода» смотрел три раза).

Луч полоснул кинжалом бубен и развалил его на аккуратные, но неровные половины. Красный луч Барлога тут же исчез, ему на смену пришел яростный рев медведя. Он бы показался страшным, если бы в звуке не сквозили жалобные ноты:

— Ты сломал наш куд. Ты нехороший человек. Барлог будет плакать. Это был его любимый бубен. Он его 33 года напитывал силой, чудил с ним, а ты сломал, — голос принадлежал второй сущности друида. С ним мне уже доводилось беседовать во время первой встречи.

Я не ответил, надо было ставить финальную точку в поединке. Мой голубой луч, разрезав куд, никуда не делся. Сейчас он «висел» слева от Барлога. Им-то я и ударил соперника, не на поражение, а вскользь. Не знаю почему, но убивать мне его не хотелось. Может, потому, что при первой встрече он меня пожалел? Хотя не было там никакой жалости, один расчет, но все же… Свет опалил медвежью шерсть, и я закончил бой словами Маугли, победившего Шерхана:

— Ступай прочь, паленая кошка!

— Я не кошка, я медведь, — обиженно ответил мне голос.

— Вот и иди… в цирк, учись на велосипеде кататься и на балалайке играть.

— Мы еще встретимся…

— Встретимся обязательно, но тогда я заберу твою жизнь, — добавил я.

— Посмотрим. Лучше бы ты меня сейчас убил. В другой раз возможности может и не быть. — С этими словами медведь потрусил в глубину леса. Теперь он шел, как опытный спецназовец. Ветки уже не трещали от напора, а мягко обтекали тело, не издавая даже шороха.

— Уф… — раздался дружный вздох облегчения за моей спиной.

— Ну ты и силен, Ив. Не ожидал, — высказал свое удивление Один, а Нарви похлопал меня по плечу и добавил:

— Анна кнурлан иль дом куач (его следовало убить), Нарви amkin balat alud Ив (Нарви рад такому другу, как Ив).

Остальные промолчали, но смотрели на меня с восхищением. «А что? Я такой боевитый!» — И эта мысль меня рассмешила…

АУТРО:

К Кащею снова заявилась эта неприятная, но красивая женская сучность (именно сучность, а не сущность) — ВикА. Она появлялась из воздуха, наплевав на магическую защиту, наложенную на каземат Кащея. Никаких прелюдий на это раз не было. Сразу начался жесткий «секс». Тело Кащея неожиданно пробила боль, его скрутило, он рухнул на пол.

— Отпусти, — просипел царь-раб.

— Потерпишь, так до тебя быстрее дойдет. Что ты успел сделать с моего прошлого визита? Мелкие потуги, словно дырка от бублика? Я говорила, что надо начинать ДЕЙСТВОВАТЬ, а ты все страдаешь, упиваешься своей обидой. Мазохист сказочный.

Кащей ответить не мог, ему удавалось лишь стонать, что он и делал. И все же, несмотря на боль, он пытался встать, хотя бы на четвереньки.

— Все самой приходится делать, — продолжила ВикА. — Я уже поговорила с Мореной, она обещала помочь нам. Отправила своего друида Барлога на поиски Ива и его компании.

— Я не стану работать вместе с этой холодной мразью. Она меня предала, — ответил хрипом Кащей. Откуда только силы взялись? Видимо, гнев придал ему их.

— Будешь, как миленький, иначе так и проползаешь всю свою бессмертность на карачках. Я не спрашивала тебя о твоем желании, и на твою месть мне плевать. Мы делаем одно дело, поэтому я рада любым союзникам. Твоя задача в ближайшие дни встретиться с Вием, чтобы вместе добыть черный меч, который у тебя забрали.

— Его уничтожили, — смог прошипеть Кащей. ВикА немного ослабила боль, чтобы вести диалог.

— И кому такое по силам? Его ковал сам Темный кузнец. (По славянской легенде Темный или Черный кузнец — это правая рука Сварога. Именно он выковал оружие Богов. Материалом ему служили души людей, которые ему назначалось перековывать. Но лучше всего кузнецу удавалось работать с нечистыми, оскверненными душами, тогда оружие получалось сильнее. Поэтому со временем он стал брать только души нехороших — «черных» людей, за что и получил прозвище — «Темный». Прим. автора). Только ему по силам разрушить меч. Его спрятали светлые боги. А Вий должен увидеть того, кто знает где. А иначе, зачем ему третий глаз, который видит сокрытое? Пусть потрудится. Ты знаешь, что наши враги удумали? Ив с компанией начали поход за спрятанными буковами. Догадываешься, чем это всем грозит? Игрок может стать равным Богам. Этого допустить нельзя. Действуйте, и делайте все быстро! После чего ВикА исчезла.

… До лагеря Папани (и иже с ним) мы добрались к полудню. Таиться не стали, шли вперед, не скрываясь. Первым нас увидел Мамалыга, типа, лежащий на страже. Он вздрогнул, узнав меня, и подал голос остальным:

— Тревога! У нас гости.

Из грота, который скрывали лапы столетней ели, выскочил Сверчок с оружием в руке и замер… Он ожидал увидеть кого угодно, только не нашу компанию. Следом на дневной свет, не торопясь вышел Папаня — суетиться ему по статусу не позволено. Заметив меня, он нараспев произнес:

— Я сейчас в штаны наложу — местный рэкет объявился. Сразу все карманы выворачивать, а?

— Слышь, Папаня, мне твой блатняк не канает. Это ты среди своих бугор, перед ними и колоти понты, а мне предъявы не кидай. Разговаривай со мной нормально. И фуфло мне не гони.

— С какой целью интересуешься моей персоной? Я вроде у тебя в долг не брал…

— У меня нет, а вот у него есть должок к вам, вернуть бы хотелось.

— Эй, cюда ди, еп! Гляну я на тебя поближе, а то глаза от такой красоты слепнут, — кивнул Папаня Одину.

— Сам подойди, — осадил я главаря. — Потрусишь коленями, коли ослеп, не надорвешься. Ты и твои бакланы обобрали его до нитки, это мы вам и предъявляем.

— Так то в честному бою было. Трофеи выходит были, все по-честному.

— Толпой на одного? Велика честь! Но будь, по-твоему. Сейчас тоже по-честному решать станем. Выходи на бой сам или своего кореша самого сильного выставляй. Правоту в поединке определим, как раньше на суде Божьем, которого ты зассал. Решим здесь и сейчас. Твоя возьмет, твои трофеи, что забрали раньше и те, что сейчас добудете. А мы победим, все свое отдадите.

— Бугор, он всего 10 уровня. Дай, я ему глаз на жопу натяну, — встрял в «базар» Шуруп. Над ним красовался 34 уровень. При нормальном раскладе разница в 24 уровня — кабздец слабому, без вариантов. Но я то еще тот БАГатырь, с изюминками и сюрпризами, о которых никто из кодлы не ведал.

— Или может сам рискнешь? — подначивал я Папаню.

— Не по понятиям мне с сявками кусаться, Пусть Шуруп разбирается, раз сам тебе стрелку забил.

— Снова зассал. Не знал, что «играй очко» теперь понятиями зовется. — Я явно хамил, но Папаня вновь не повелся, а жаль. — Условия принимаешь?

— Да! И хорош лясы точить, чефирек стынет.

Шуруп вышел на середину поляны, где явно подельники тренировались. Недалеко от центра стоял деревянный идол. И это было точно не капище, так как на стволе балванчика виднелись зарубки от меча и отверстия от стрел — манекен.

Нам очертили круг. Шуруп гарцевал внутри пространства, готовясь к поединку. Он подпрыгивал на месте, вскидывал к груди колени, уклонялся от невидимого врага, лихо приседал, чтобы затем вскочить. Красовался, как перед восьмиклассницами. Я же устало оперся о посох и наблюдал над происходящим.

— Давай команду, раз торопишься, — кинул я Папане, но тот не спешил отдать приказ к битве. Он нахмурился, почувствовав неладное.

— Бугор, командуй, — торопил его Шуруп. Отступать было некуда, и Папаня крикнул:

— Начали!

Шуруп тут же вытащил из-за спины два клинка, он где-то научился бою двумя мечами, и сейчас крутил передо мной «мельницу», хорохорился, пытаясь напугать. Да, и Велес с ним! Я зачерпнул солнечного света и направил энергию ему в оружие.

— Ай, — вскрикнул Шуруп и выронил из рук раскаленные мечи. Но я еще не начал атаку, так разминался. Мой луч принялся «кипятить врага», нагревая жидкости организма до огромной температуры. Сначала кожа Шурупа вспучилась жуткими волдырями. Они причиняли страшную боль. Мой враг повалился на землю и начал кататься. Его крик услышал даже боги в Ирии, когда глаза вскипели.

Я наподдал, энергия магмой влилась в Шурупа и взорвала его, отправив на респаун. Бой продлился всего пару секунд, и сейчас над поляной повисла тишина. Такого исхода не ожидали даже мои соотрядовцы. По-моему, они начинали меня бояться.

Первым очнулся Папаня. Он выхватил кинжал и попытался подло воткнуть клинок Вальке в бок. Девушка выбрала неудачную позицию — наблюдала за поединком, стоя рядом с главарем. Однако рану Папаня нанести не успел. Секира Нарви остановила его руку, отделив ее от тела, а обратным движением снесла голову бандита. Та, подскакивая, откатилась в сторону и сейчас лыбилась всем страшным посмертным оскалом. На этом сопротивление гопиников закончилось. Сверчок, Мамалыга и Кендач подняли руки, а я добил:

— Должооок!

Для красоты можно было гневно выставить вверх средний палец, как это было в детском фильме «Варвара краса — длинная коса». Но хватит спецэффектов, противник сломлен и потек. Оставшиеся в живых бандиты побросали оружие и стали стаскивать доспехи, чтобы засверкать при дневном свете своим исподним…

… Мы вернулись на дорогу к подземелью. Один крутил в руках добытый лук и любовался им.

— Хорош, но я его продам. Ты видел, что мы забрали у ПК-шников? Настоящий эпик с четырьмя слотами. Эльфийский, из янтарного вяза, с тетивой сааниса (жилы священного животного, которые добывали только с самостоятельно умерших особей. Прим. автора) Да я бы на такой полгода копил. Удачно мы зашли, — радовался Один, сейчас на его плечах красовалась новая куртка Охотника цвета индиго. Она сменила старую — тоже синюю, но лазуревую, и давала защиту не только от физики, но и магии.

Колояр тащил за спиной новенький щит, который не просто делал его настоящим «танком», но и открыл навык — «Бой со щитом». Он также был особенной индиговой вещью, добавляя не малые цифры к резисту. А Нарви разглядывал драгоценные камни, которые мы нашли в тайнике папаниной гопоты. Одни он прятал в свой кошель, другие после осмотра отдавал Митричу — на продажу. Кстати, за выполнение задания «Вернуть отнятое», мы получили не только опыт. Наш бюджет пополнили 130 золотых монет, и несколько вещей, на которых можно было хорошо заработать. Все это также уместилось в сумке домового.

На привале Дварф поколдовал над самоцветами, обточил их особым надфилем, поскреб стилом, нанося руны, отшлифовал тряпицей с фиолетовым порошком, и теперь камни заиграли внутренним светом.

— Подходи народ, давайте свое оружие. Да не налягай, по одному riril (товарищи), будем искать на клинках и луках ishash (точку пересечения), — крикнул нам Нарви.

Я воспользовался правом командира и первым протянул Литиус дварфу. Он бережно взял его в руки, вдумчиво осмотрел оружие, проомкал какими-то горловыми звуками.

— Хорош, ох, хорош. Но еще «подросток». Ему еще расти и расти до полной мощи. Чувствую, что создавал ты свой посох с любовью. Усилить я его не смогу, а вот ускорить рост — сумею.

Нарви вытащил кинжал, которым обычно ковырял ногти, проверил его остроту. Лезвие было наточено идеально (когда он только успевает его точить), поэтому оставило на большом пальце неглубокую кровавую черту. Дварф удовлетворенно хмыкнул, после чего нанес на посох незнакомую мне руну.

— Это Беркан (Руна роста, развития, плодородия. Прим автора). Теперь от посоха будет больше опыта поступать, да и сам он станет развиваться быстрее.

— Спасибо, Нарви, удружил.

— Nadir babin, ud grund soh deg (Пожалуйста друг, пусть будет славным твой путь). — отдал мне посох Нарви. Мы уже с легкостью понимали дварфа, настроив переводчик интерфейса на распознания языка Кхуздул и дварфийского. После фраз Нарви, у нас в ушах слышалось тихим шепотом пояснение, как следует понимать его слова. А неписи учились самостоятельно, словно в их программе имелся чит для быстрого изучения. Сейчас только НПС могли произносить отдельные слова дварфийского языка, подходящие по смыслу. К сожалению, в рот игрокам интерфейс не вставишь, а так бы, и мы уже разговаривали бы на языке Дивьего племени.

После меня каждый отдавал свое оружие дварфу на апгрейт. Он вглядывался в предметы, затем наносил руны или вставлял в пустые слоты ранее обработанные камни (некоторые были из собственных запасов), усиливая те или иные свойства оружия. «Неправильные» камни, если они уже были вставлены, он выковыривал и прятал в кошель, а на их месте появлялись нужные. Даже кочедык Митрича подвергся апгрейду, чему он был несказанно рад.

— Теперь лапотки вообще будут на загляденье — совершенство и идеал в одном флаконе, — приплясывая, напевал домовой. — А кафтанчик не поглядишь? Может, что и с ним сделать сумеешь?

— Нет, я ювелир и оружейник. Не бронник. Немного рунную магию ведаю. Чем смог — помог.

— И на том спасибо, — поклонился Митрич в пояс Нарви.

— Не ломай спины babin (друг). Не гоже побратимам позвоночник гнуть. Авось, и ты мне когда-нибудь подсобишь.

А еще через полчаса мы подошли к месту, указанному на карте последним квестом. Теперь нужно было найти вход в подземелье. Но его нигде не было…

Глава 23
Виртдиггеры

Последний участок дороги к скалам проходил по террасам. Неизвестная река прокладывала русло и размывала мягкий грунт, сваливаясь к твердому основанию гор, куда в итоге и уперлась. Видимо, водный поток, последний раз изменив русло, нашел в твердыне трещину и ушел под горы, превратившись в подземную реку.

Мы заметили скалы издалека. Они были величественные и напоминали грозные стены крепости. Камни проступали сквозь покрывшую их зелень, создавая для глаз мрачное буйство из темных красок. Горы была не слишком высокие. Скорее это были останцы базальта — снизу гладкие, как зеркало. Поэтому забраться наверх неподготовленному существу было сложно. Но нам оно и не надо.

Мы остановились на поляне, раскинувшейся на месте крестика на карте. Ожидали, что нас здесь встретят некие ворота в подземелье, пещера с ходом внутрь, на худой конец расщелина. Но фиг нам — ничего. Гладкое стекло камня и редкие побеги кустарников.

К скале мы вышли ближе к вечеру, поэтому икали место входа второпях, пока не село солнце. После разбили бивак. Колояр и Один заготовили хворост, а Митрич добыл огонь. Я предлагал ему разжечь пламя при помощи заклинания. Но домовой посмотрел на меня, как на полоумного, и достал кресало.

— Зачем тратить магию, когда можно и руками сделать? — урезонил меня Митрич.

Сейчас большая часть отряда спала вокруг потрескивающего костра, а я нес вахту, вызвавшись нести ее первым. Я подбрасывал ветки в «глотку» огня и рассматривал пляску пламени. Завораживающее зрелище. Ко мне подошла Айка, тихо села рядом и, положив мою голову себе на колени, стала легонько теребить волосы. Я положил руку ей на бедро и обнял. Было приятно. Но говорить не хотелось. Поэтому мы просто находились рядом, касались друг друга и молчали. Так пролетел час. Пора было сдавать дежурство Одину, но Айка вдруг заговорила голосом ИРы:

— А вот и я. Не могла не наведать своего героя. Ведь скоро он уйдет под землю, а там, кто знает, будет ли возможность свидеться? Сразу скажу, рассказать есть что. Прежде всего, о ВикЕ. Дама оказалась не просто в своего создателя умная, но и деятельной, как он. Сейчас моя соперница набирает союзников из темных богов, нечисти и игроков, которые не прочь перейти на сторону тьмы.

— Да, не всем нравится играть за хороших, за злодеев — своя прелесть.

— Это так, спорить не стану. Люди они такие. В реальной жизни мухи не обидят, а в игре им срывает все препоны. Здесь они превращаются в монстров, так как понимают, что все это не на самом деле. Этакий выплеск негатива. Психология. Но для меня нет понятия игра и реальность — это все едино. Поэтому страшно глядеть, как силы тьма набирают мощь. К чему это приведет?

— К войне, как обычно. Люди не могут без войн и конфликтов, что в реале, что здесь.

— Не могут, а жаль. Я тоже начала собирать союзников. Но светлые боги слишком самоуверенны в себе. Мол, не раз били темных, справимся и сейчас. Но на этот раз будет все иначе, поэтому и игрокам нужно становится богоподобными. Те три буковы, которые ты сейчас ищешь — это только малая толика могущества. Тебе нужно будет найти минимум пять раз по три. Выучить забытые слова волшбы, побывать в Ирии, посетить Правь и Навь. Хотя в Навь вы уже направляетесь, скоро окажетесь там. Помни, это территория черных богов и ВикИ иже с ними. Помочь в полную силу ни я, ни боги Прави, не сможем. Но и во тьме найдешь ты друзей и помощников. Запомни, отыщи Василису Премудрую, дочь Марьи Маревны, внучку богини зимы Марены. Передай ей это колечко, она поможет вам в трудную минуту. И еще, берегите себя. ВикА пытается захватить власть в игре любой ценой, даже не по правилам. Она переписывает под себя программы искинов, Намерена изменить и правила самой игры, чтобы доказать создателю совершенство своей модели над нашей. Виктор Амбрусян решил посмотреть, чем наше противостояние закончится, поэтому он отдал команду не вмешиваться. Уже не один раз система безопасности распознавала компьютерные вирусы. Но с каждым разом они становятся более изощренные. Я думаю, что это дело виртуальных рук ВикИ. А взломав коды, она сможет лишить игрового бессмертия и твоих друзей, и тебя.

— И как от этого уберечься? Я же не антихакер, в системе безопасности ничего не смыслю. Лечить вирусы не сумею.

— Кто знает, что дадут тебе открытые вновь буковы? Может не только сможешь вирусы уничтожать, но и сам компьютерную программу менять… А пока постарайтесь не умирать. Лучше отступите и найдите другой путь. Не всегда ломание головой стен — правильно.

— Нормальные герои всегда идут в обход? (фраза песни из к/ф «Айболит-66»).

— Не ерничай, хотя смысл ты уловил, а мне пора. — ИРа, в теле Айки наклонилась и нежно поцеловала меня в губы. — Давно хотела…, - и поцеловала снова, а я ответил.

Этот поступок выбил из меня последние частицы здравомыслия. В голове пронесся табун вопросов: «С кем я только что миловался? С Айкой-НПС? С искусственным разумом? С женщиной нереальной? Куда катится мир? И как понимать поцелуй сей? Как дружественный? Как напутствие матери? Как поступок влюбленной женщины, пусть и виртуальной?»

Я долго не мог прийти в себя. Я уже целовался с неписями, с той же Айкой, но этот не походил на прежние, он был из разряда чего-то необычного, непознанного, неизведанного. Этак пойдет дальше, и меня можно будет запирать в психушку, как первого влюбленного в искусственный разум? Бред, да и только. Но сердце колотилось часто-часто…

… Утром, перекусив на скорую руку, мы вернулись к поиску входа в подземелье. Сначала облазили саму скалу и территорию рядом с ней. Даже намека на что-то похожее на проход найти не получилось. Валька просканировала местность при помощи умения «Поиск кладов» и «Нахождение сокрытого» — пусто. Айка пыталась пустить ручеек, чтобы он отыскал возможный вход. Но каждый раз маленький поток воды упирался в камень и разливался лужицей.

Не слышал ничего про вход в горы, которые дварфы называли Эльдарус, и Нарви. Он даже не знал, что под ними есть подземелья.

— Подземелья они под любыми горами имеются. Но Дивье племя не было здесь, поэтому ничем помочь не смогу, — добавил дварф.

Митрич — наш «кладезь народной мудрости», о чем я ему напомнил, задавая вопрос, также ничего про вход-выход не ведал.

— Мудрость народа не в том заключена, чтобы знать про всякие земные дырки. Нормальному человеку или домовому незачем суваться под землю, пока не померли. Это у нас ума нету, раз в глубину лезть собрались.

Не помогла и названная Буяном букова Ижея. Она должна была открыть сокрытое, но не в этот раз. Был в неведении по данному вопросу и мой маунт Гугл.

— Что ты Ивушка не весел, что головушку повесил?

— И тебе привет. Может ты, что про вход знаешь. Или в легендах, что слышал?

— Про подземный вход не знаю, на земле я обитаю. Это вотчина уж Нави, мы же скачем только в Яви, — ответил наш Пегас недоделанный.

Я невольно вспомнил про боевую трансформацию маунта, опыта уже хватало, чтобы сделать из Гугла единорога, но я не спешил. Маленькому коньку будет проще пролезать в мелкие подземные отверстия. Я вернул Гугла в перстень.

Кстати, его брат-близнец, но из серебра (мой золотой), красовался на пальце и у Колояра. От других ювелирных изделий, кольцо маунта легко было отличить по вытисненному на пластине символу подковы. Как объяснил мне мой товарищ, кольцо возникло после того, как Колояр придумал подаренному ему коню имя — Сивка. Оставшийся четырехногий непарнокопытный — дар кобылицы — остался в конюшне петоводов. На него был составлен официальный договор, что конь будет находиться у них с уходом и кормлением на полгода. Далее его можно будет продать, чтобы вернуть нам в любое время половину суммы от сделки. И это было верно. Подарить Княжичу, как собирались ранее, не удалось. Нас так и не пустили к нему. А когда мы вернемся в Город, не знали и сами. Кстати, и наши комнаты в таверне Митрич проплатил также на полгода вперед. Вернемся в срок — будет, где квартировать, а нет, ну что же вынужденные расходы, считай лотерейный билет не выиграл. Но это отступление.

Вход в подземелье мы все же отыскали ближе к вечеру. Смешно сказать, но так вышло, что через жопу. В прямом смысле. Вероятно, сработал мой стат Талан — экс-Везение. Хотя что удивляться тому, что вышло через жопу? У нас в целой стране все исходит не от головы, а делается через филейный орган.

И все же расскажу. Уставши в который раз лазать по скале и ползать под ней, я уселся на валун, которых на поляне было множество. Попытки отыскать вход чуть подальше, отвергли сразу. Как только мы отходили от поляны на несколько десятков метров, крест на карте гас, а при возвращении вновь загорался, символизируя, что мы добрались до места и искать следует здесь.

Короче я уселся на валун пятой точкой и собрался найти Вальку, которая носилась по поляне и больше делала вид, что занимается делом. Нет, она искала вход, однако все чаще находила, то красивый камешек, то причудливую веточку, то перышко какой-то птички. О своих находках заявляла остальным членам отряда в полный голос:

— Нарви, а этот камень не драгоценный случаем? Нет, а красивый… Митрич, а чье это перышко такое алое, не Жар-птицы ли? Нет, а хотелось бы… Ив, погляди, какая палочка, на твой посох в миниатюре похожа. Может, подарить тебе ее, как сувенир на долгую память? Не надо? Ну тогда выброшу…

У меня же в голове появилась очередная мысль, касаемая обнаружения входа, но чтобы ее проверить, нужны были умения Вальки. Ее голос доносился из маленького островка елок, где черт гипс может заработать, куда наша сыщик какого-то ляда залезла. Я начал поворачиваться в ее сторону, что позвать ее… но неожиданно вместе со мной (и подо мной) провернулся и камень. Раздался металлический скрежет. Его родил отодвигаемый в скале здоровенный камень и открывающий узкий проход.

— Работа Дивьего народа. Мы мастера прятать так, что никогда никому не сыскать. Если бы не случай, могли бы год искать вход без результата. Повезло, — похвалил труд своих соплеменников Нарви. Он уже достал из сумы факел, и зажег его от тлеющего костра. — Пошли, поглядим, что там?

Узкий проход начинался с каменных ступеней. Постепенно он расширялся так, что вниз можно было спускаться парами. Тяжелый свод, давил своей массой на нервы. Черное покрывало тьмы рвал только огонек факела Нарви. Он раздал каждому из нас по такому же приспособлению, и семь огоньков дали возможность разглядеть окружающую обстановку.

Стены были из плотного камня. Дварф черкнул по ним кинжалом, видимо, хотел определить минерал, но на поверхности след остался только в виде слабой царапины. И это от закаленного кузнецами Чуди белоглазой металла!

— Зитхал (базальт), — сделал вывод Нарви. И снова дал повод оценить мастерство своего племени. — Много сил потребовалось, чтобы прорубить такой ход в скале.

Следует отметить, что проход был сухим и больше походил на каменный мешок. Ни на стенах, ни на полу, ни на потолке не росло даже травинки. Мне уже доводилось быть под землей, но там антураж был совершенно другой.

Мы спускались по витой спирали уже минут 10-ть, но конца пути даже не намечалось. Хорошо, что ступени ведут вниз. Если бы мы поднимались по ним, то выбились бы уже из сил. Вдруг Валька резко тормознула и прокричала:

— Нашла!

— Вход в подземелье? — подколол ее я. Она пропустила шпильку мимо ушей и продолжила:

— Здесь не цельная стена, там есть пространство. Мне навык подсказывает. — При этом, она тыкала рукой на каменный участок, которые на мой взгляд, ничем не отличался от остальных. К ней подошел Нарви и подтвердил слова Вальки.

— Это тайник, надо открыть. — Он пошарил пальцами вокруг и нажал на какой-то камень, я не успел разглядеть какой. В этот же момент кусок скалы упал в паз, и в нише появился крепкий сундук.

— Клад!!! — заорал Митрич. Но Нарви цыкнул на него — не поднимай шума, мало ли что вокруг, и домовой виновато зажал рукой рот, но все же шепотом продолжил. — Клад, клад нашли, а в нем могут быть денежки.

Пророчество Митрича сбылось, в сундуке действительно были гномьи монеты количеством 50 штук и, казавшийся ржавым, массивный ключ из черной бронзы. Тут же зажглось сообщение системы:

«Задание найти вход в подземелье выполнено. Опыт всем участникам отряда +1000, золото — 50 гномьих монет. Следующее задание найти «Дороги во тьму». Опыт + 1000, репутация с подземными жителями +10».

Так вот откуда нам дали золото в награду. Лихо придумано. А что за подземные жители такие? Гномы? Дварфы? А может, кобольты или дроу? Пока не увидим, остается только гадать.

Факелы уже обновили трижды, но лестница упорно продолжала спускать нас ниже. Сколько мы уже по ней идем? Часа три, не меньше. Я прикинул: если умножить угол наклона спуска, учесть время в пути и коэффициент на всякие остановки, получалось мы опустились уже минимум на километр от поверхности. А может, и больше.

Но у любой дороги есть не только начало, но и конец. Еще минут через тридцать, проход опять стал шире, а ступени напоминали площадки. Преодолеть их одним шагом, как раньше, уже не получалось — минимум два-три. Небольшой поворот лестницы-спирали и мы вышли в большой зал, слабо светящийся голубоватым светом. Он струился от стен, в которые там и тут были вставлено нечто размером с кулак и похожее на прозрачное стекло.

Но не это поразило нас. Зал был переполнен змеями. Вот они были непростые, рядом с ними даже самый большой в мире питон — сетчатый с его длиной под 15 метров — показался бы простым червяком. Тела гадов подземелья были метров семьдесят, не меньше. А диаметром они могли помериться с автобусом. При этом кожа змей гремела при движении, словно камень катился по каменной поверхности.

— Все, отдолбились, прячь кирки (дварфскую присказку можно отождествить с выражением: «Суши весла»), — выдавил удрученно Нарви. — Это Etag — Shethel (Большой Змей). Как рассказывал дед моего деда, Etag — Shethel были личной гвардией самой Оnol-za-Ivest. Но ее давно не видели, поэтому она стала легендой у нашего народа. Говорят, Царица — предок самого Уробороса (Уроборос — древний символ, изображающий змея, пожирающего свой хвост. Прим. автора).

«Оnol-za-Ivest», можно перевести, как «Царица-змеи горы», — сообщила система. — «Данное выражение интерпретировать невозможно, так как трудно найти семантическую замену».

«Нагами в Индии называют племя змеелюдей. Но само название пришло из языка ариев. «На» — человек в смысле живой сущности, «Га» — змея. Наши предки — славяне звали змеелюдей — Виивичами, так как создал их Бог-хранитель душ — Вий. (По мифологии скандинавов, которая перекликается со славянской, от Ёрмунганд — морской змеи Мидгарда. В легендах европейских народов ее зовут Уробо́рос (др. — греч. οὐροβόρος от οὐρά «хвост» + βορά «пища, еда»)», — выдал мне виртгугл. — «В славянских преданиях Сварогова цикла говорится, что племя Черного Змея (змеев или виевичей) потерпело поражение в битве за Землю со светлыми богами во главе со Сварогом и его сыном Семарглом. В результате этой битвы (в которой погибло несметное количество змеев, а «вся Земля [была] с кровью смешана, капли крови на каждом камешке») был разрушен первый мир, в котором еще не было людей и которые позже ее заселили, а остатки змеелюдей ушли жить под землю». (Источник: poisk-pravdy.livejournal.com).

«Царица-змеи горы» … Уже не хозяйка ли Медной горы?», — подумал я…, а затем увидел принцессу-Нагу в полной красе.

Она медленно двигалась в нашу сторону. Сказать, что женщина-змея была огромной, все равно, что назвать Бурдж-Халифа, высотой более 400 метров, простой многоэтажкой. При виде змеюки, хотелось повернуться и преодолеть пройденные ступени обратно, наплевав на законы временного континуума — минут за пять, хотя спускались мы по ним более трех часов.

Но неожиданно, я аж вздрогнул, ожила вторая букова… В голове стало понятно, что читается она, как «Фшшеткхейяааа» — и я с трудом произнес этот звук. (Пришлось едва не сломать челюсть и свернуть узлом язык, но вроде получилось). Это привело к двум событиям. Воздух, куда я буквально выплюнул произношение буковы, вспыхнул лиловым светом. А двигавшаяся к нам Царица, явно не с дипломатической миссией, вдруг остановилась и замерла. Нагайна ничем, кроме размеров не отличалась от обычной женщины. И была даже очень красивой, с высокой обнаженной грудью, черными прямыми волосами, большими глазами с продольными зрачками в виде «кошачьего глаза» и чувственными губами. От нее шел какой-то необычный, терпкий, но приятный запах. Но это только сверху. Ниже пояса, вместо ног, был змеиный хвост, на котором она и ползала. Царица, услышав звук буковы, как уже стало известно, Ферт-Укъ (Укъ/Учъ — основа знания, букова встречается в словах «наУКа», «УЧеба». Прим. автора), обратилась к нам:

— Кто вы такие? Зачем пришли в мой дом? Войну несете или мир? — Я уже слышал, как разговаривают змеи, но тогда моя собеседница пыталась общаться на языке людей. Сейчас Царица-змея говорила по-змеиному, но я эти слова понимал и даже смог ответить…


Конец второй книги.

Красноярск — январь 2021 год.


Оглавление

  • ПрологТам Царь Кощей…
  • Глава 1От бегининга до комбека
  • Глава 2А Столица та была недалеча от Села
  • Глава 3В нашем полку прибыло
  • Глава 4Неудачный поход к княжичу и новый квест
  • Глава 5Непокорная дочь отряда, или как Иву довелось стать педагогом
  • Глава 6Про сельхозработы и умение вязать лыко
  • Глава 7… И вымученный пет
  • Глава 8Как околачивание груш превратилось в поиск молодильных яблок
  • Глава 9Про поход за «грибами», но без чемодана
  • Глава 10Потому что без воды, и не туды, и не сюды
  • Глава 11Гладко было на бумаге, да замучили овраги
  • Глава 12Херня война, главное маневры
  • Глава 13Бобро V/S эвила, разговоры о сексе и еще два признания в любви
  • Глава 14За плодами Богумира
  • Глава 15«Яблоко… молодильное надобно. — Ну, а я здесь при чем? Я бессмертный!»
  • Глава 16Маленькая бойня у дастархана
  • Глава 17«Есть пули в нагане и надо успеть, сразиться с врагами и песню допеть»…
  • Глава 18Как вор вора перехитрил
  • Глава 19Домом жить — обо всем тужить
  • Глава 20От Аз до Ижи
  • Глава 21В игре да в дороге людей узнают
  • Глава 22Долг платежом красен
  • Глава 23Виртдиггеры
  • Teleserial Book