Читать онлайн Змеёвка бесплатно




Аннотация к книге "Змеёвка"

После смерти второй жены, подданные прозвали правителя Георга «черным вдовцом», а по королевству поползли слухи о жутком проклятии. В глазах придворных дам поселился страх, кому-то из них предстояло стать третьей женой правителя, ведь король не мог долго оставаться вдовцом. Но молодой мужчина наперекор всем канонам решил посвятить свою жизнь крохотной дочери. А через несколько лет судьба подарила ему встречу с прекрасной незнакомкой, заставившей его окаменевшее сердце забиться сильнее. И вот во дворце правителя вновь слышится звонкий смех, а счастье плещется через край. Но однажды молодая королева исчезает без следа…Неужели проклятие действительно существует? Или девушку утащило жуткое чудовище из королевского сада? А может ответ где-то рядом, просто об этом никто не догадывается?

Змеёвка
Демидова Лидия

Пролог

- С-с-слата… С-с-слата… С-с-слата… - настойчивый шелестящий звук расползался повсюду, проникая в самый центр подсознания, пробуждая молодую темноволосую девушку ото сна. – Мы ждем тебя! Ты нужна нам! С-с-слата-хаян…

Подскочив на постели, она сонно огляделась, еще не совсем понимая, что ее разбудило. Странный шипящий звук, похожий на диковинную мелодию, вновь повторился, заставляя сердце биться сильнее.

- С –с-слата! С-с-слата-хаян! – тихое перешептывание, схожее с шелестом песка, раздавалось повсюду. - Иди к нам, мы ждем тебя.

Злата накинула пеньюар и, спустив ноги на пол, прислушалась, пытаясь понять, откуда идет этот пугающий звук. Но вокруг стояла сонная тишина. В это позднее время весь дом спал. Но чтобы окончательно удостовериться в этом, девушка встала и потихоньку открыла дверь в коридор. Он был пуст.

Внезапно ее озарила догадка. Она осторожно, на цыпочках, выскользнула на террасу и аккуратно выглянула вниз, надеясь, что шутник, так исказивший ее имя и бесцеремонно разбудивший среди ночи, находится где-то на улице. Над головой в черном звездном небе висела огромная темно-желтая луна, такая большая, что казалась нереальной. Ночь была совсем светлой, и с террасы сад виднелся как на ладони. Но в нем не было ни души, вокруг стояла дремлющая тишина, нарушаемая лишь непрерывным стрекотом цикад.

- С-с-слата, хаян… С-с-слата…, - вновь повторился пугающий шепот, от которого по телу девушки пробежала легкая дрожь. Почему-то Злате стало так страшно, что она, не справившись со своими эмоциями, поспешила вернуться в спальню. Плотно закрыв дверь, ведущую на террасу, девушка обернулась…, и невольно «ахнула».

Вместо своей привычной комнаты, отделанной в приятных нежных голубых тонах, она оказалась в совершенно неизвестном ей месте – в длинном коридоре, похожем на тоннель оформленном в золотисто-жёлтые тона, пол которого был устелен мягкой дорожкой. На стенах песочного цвета были начертаны неизвестные иероглифы, и изображены странные существа. Их тела делились, будто на две половины. Верхняя часть - человеческая. Множество красивых как женских, так и мужских лиц… А вот ниже пояса, вместо ног, у них были блестящие толстые хвосты. Полулюди, полузмеи… Эти изображения завораживали и пугали одновременно, а еще вызывали в душе Златы непонятный трепет. Обернувшись, девушка увидела, что за ее спиной клубится непроглядный черный пугающий туман, и поняла, обратной дороги для нее не существует.

- С-с-слата, хаян. С-с-слата, - шепот эхом разлетелся по коридору, и Злате пришлось идти на звук, совершенно не предполагая, что ее ждет впереди. Ей было страшно, но выбора, похоже, не оставалось. А невидимый собеседник, тем временем, все так же настойчиво продолжал шептать ее имя…

Злата сама не поняла, в какой момент коридор превратился в огромный зал. Просто резко осознала, что у нее под ногами вместо пушистой ковровой дорожки золотисто-белый мелкий песок, а стены вокруг приобрели светлый малахитовый оттенок. Ошеломленно замерев, она стала оглядываться по сторонам.

Зал имел овальную форму. На стенах в золотых изящных светильниках играл теплый желтый свет, придавая этому необычному помещению некую нотку таинственности. Высокий потолок, представлял собой полупрозрачный купол из мозаичного стекла светло-зеленого цвета. Злата не понимала, где она очутилась здесь, да и, вообще, что происходит.

В центре этого таинственного места находилось невысокое возвышение, похожее на сцену. На нем стояло всего два предмета – большой диван, необычной удлиненной формы с множеством пестрых расшитых атласных подушек и овальное напольное зеркало в резной позолоченной раме.

Злата осторожно двинулась вперед. Ноги в легких домашних тапочках тонули в песке, который являлся своеобразным препятствием. Сначала идти было трудно. Но шаг, затем еще один шаг, и с каждым разом ее движения становились легче и невесомее, и она сама не заметила, как достигла возвышения.

Ей осталось только подняться по ступенькам, когда перед ней, непонятно откуда, возникла темная мужская фигура. Лицо незнакомца было скрыто капюшоном. Он низко поклонился, затем протянул ей ладонь и прошелестел:

- Хаян, добро пожаловать домой. Мы вас-с-с уже заждалис-с-сь.

Злата бросила на него испуганный взгляд, а затем, самостоятельно поднявшись по ступенькам, игнорируя чужую руку, поинтересовалась:

- Может, вы мне объясните, что происходит? Что это за непонятное место? Как я здесь оказалась? Да и вообще, почему вы меня так странно называете? Мое имя Злата.

- Я знаю, госпожа. С-с-слата хаян, прошу, займите свое мес-с-сто. Ваш народ ждет вас-с-с.

- Кто такая хаян? - нахмурившись, девушка попыталась разглядеть лицо своего собеседника, но увидела лишь загадочную туманную дымку.

- Правящая принцес-с-са, - последовал весьма неожиданный ответ.

- Кто? - ошалела Злата.

- Принцес- с-са.

 Девушка не успела опомниться, как кто-то подтолкнул ее к зеркалу. В отражении она увидела себя, но в то же время, это была не она. Вместо сорочки и пеньюара на ней оказалось узкое золотистое платье, с открытыми плечами, состоящее из множества пайеток, очень похожих на чешуйки. Русые волосы, собранные в высокую причёску, удерживала золотая тиара. Руки украшали красивые золотые браслеты с драгоценными камнями, а еще девушка заметила на своей коже блестящие бледно-желтые чешуйки, которые то появлялись, то вновь пропадали. «Наверно, просто освещение такое», - подумала девушка, попробовав прикоснуться к одной, но она оказалась неощутимой и тут же исчезла.

- Моя! Ты будешь только моей, - раздалось непонятно откуда.

- Что? Повтори?

Злата обернулась и с подозрением уставилась на своего собеседника:

- Что ты сказал?

- Моя госпожа, прошу вас-с-с занять с-с -свое мес-с-сто, - незнакомец показал ей рукой на диван.

Злата аккуратно присела, на самый краешек, но почему-то ей было неудобно. Пересела по-другому, дискомфорт усилился еще сильнее.

- Госпожа будет лучше, если вы вытяните хвост вдоль подушек, - послышалась неожиданная подсказка.

- Какой хвост? - уточнила девушка, а потом, опустив глаза на свои ноги, и увидев толстый золотисто-желтого цвета хвост, покрытый мелкой блестящей чешуей, дико закричала:

- Аааааа…

Глава 1

Наверно, нет ничего прекрасней, чем заход солнца. В уходящих лучах дневного светила мир вокруг нас преображается, обретает некоторую таинственность, окрашивается в новые цвета и становится невероятно красивым. Иногда закат дарит спокойствие и умиротворённость, или, наоборот, вселяет надежду и подталкивает к активным действиям. Он может напугать, вдохновить, и имеет для каждого свой неповторимый оттенок, никого не оставляя равнодушным.

Сегодня закат был необычным, каким-то огненно-красным. Белокурые кудрявые облака окрасились в бледно-розовый цвет, а море на горизонте приобрело яркий бронзовый оттенок.

- Леди…

Молодая светловолосая девушка обернулась на голос и чуть улыбнувшись, спросила:

- Кларисса, ты что-то хотела?

- Лорд просил вам передать, что его отец уже прибыл.

- Спасибо, - кивнула девушка. – Начинайте накрывать стол к ужину. Передай повару, пусть уделит особенное внимание рыбе. Отец Орландо ее очень любит.

- Все сделаем, как положено - служанка поклонилась и поспешила в дом.

Лея поднялась и, вздохнув, поправила подол кружевного светло-голубого платья. Отец мужа считался человеком тяжелым. Старый граф имел дурной вздорный характер, вечно был недоволен, считал себя всегда и во всем правым, а еще любил учить жизни, и давать бесконечные советы. После каждого визита свекра Лея чувствовала себя морально выжатой и безумно уставшей.

Вот и сейчас она заранее готовилась встретиться с вредным стариком. Натянув улыбку на лицо, Лея поспешила по каменной садовой дорожке к дому. Внезапно порыв ветра донес до нее обрывок разговора:

- Орландо, ты последний из нашего великого рода, и на тебе лежит огромная ответственность. Неужели ты этого не осознаешь? - волевой мужской голос резко оборвался на самой высокой ноте, будто подчеркивая важность произнесенных слов.

- Отец! К чему ты опять начал этот разговор? – услышала девушка взволнованный голос супруга. - Мне, кажется, что мы все выяснили еще в прошлый раз.

Лея замерла на полушаге. Муж и его отец разговаривали в библиотеке, и через открытое окно было прекрасно слышно каждое их слово. Девушка скользнула к стене и, прижавшись к холодному камню, затаив дыхание слушала разговор двух мужчин. Она не хотела подслушивать, это вышло случайно, но теперь просто не могла уйти…

- Твоя жена может и замечательная девушка, и даже я уже смирился с вашим браком хотя это откровенный мезальянс, но эта женщина пустышка. Три беременности, и каждый раз одно и то же. Она не может выносить ребенка, не может подарить тебе наследника! Неужели ты еще этого не понял, сын?  Ты же не дурак, - вновь раздался голос свекра.

Лея, прекрасно знала, что старый граф так и не смог ее принять как невестку, а их брак со своим сыном считал большой ошибкой, и сейчас девушка в полной мере прочувствовала его глубокую неприязнь. Она родилась в семье мелкого дворянина, который служил при дворе рядовым писчим, и даже представить себе не мог, что однажды его единственную дочь полюбит наследник самой известной и богатой семьи. Их встреча произошла случайно. Молодой граф приехал просить аудиенции у правителя, а она в это время, пришла к отцу, который обещал в тот день выделить ей денег на новый наряд. Молодые люди случайно столкнулись, и между ними с первого взгляда вспыхнули сильные взаимные чувства.

Их любовь была похожа на ураган – стремительная, захватывающая, какая-то головокружительная. Отец, да и мать, убеждали, Лею, что она лишь очередная безмолвная игрушка в руках богача, который поиграет с ней и бросит, но наперекор всем домыслам, Орландо сделал ей предложение… Многие спорят, о существовании любви с первого взгляда, кто-то говорит, что ее не бывает, но Лея знала, как никто другой, что она существует, еще как…

Молодые люди были безмерно счастливы вместе, и лишь отсутствие детей омрачало их брак. Первая, вторая, как и третья беременность закончились печально. По непонятным причинам Лея не могла выносить ребенка, и теряла детей одного за другим. Ни один врач, а они с мужем побывали у многих известных докторов и лекарей, так и не смог назвать причины произошедшего. Родственники мужа стали перешептываться, что знаменитый род вскоре угаснет, если в ближайшее время в семье не появится наследник, и сейчас стало понятно, что родители Орландо обвиняют во всем именно Лею.

- Отец, у нас обязательно будут дети. Просто нужно время, надо немного подождать!

- Орландо, ты сам слышишь себя? Какое время… Вы женаты столько лет, и уже понятно, что со здоровьем твоей супруги что-то не в порядке. Она никогда не подарит тебе сына.

- Даже если это так, что ты предлагаешь? Лея моя жена перед людьми и Всевышним, - выдохнул Орландо.

- Развод…

Это слова прозвучали как гром среди ясного неба, и выдержка Леи лопнула. Захлебываясь слезами, прикрывая рот рукой, она, подхватив пышные юбки, бросилась прочь из дома.

- Леди?! Леди, вы куда? - послышался удивленный крик служанки.

- Лея, стой! - а это уже ей вслед кричал муж.

- Орландо, мы не договорили…

Девушка выбежала за пределы дома, пересекла пыльную дорогу и замерла на краю обрыва. Дальше был крутой песчаный холм, широкий пляж и до самого горизонта, бесконечный лазурный океан. Первой мыслью было дойти до мраморной лестницы, ведущей на пляж, но где-то вдалеке послышался взволнованный крик Орландо:

- Лея! Лея! - мужской голос разливался по округе. - Лея, ну куда ты убежала? Лея! Давай поговорим!

Вместо ответа, девушка, проваливаясь в песок по щиколотку, бегом спустилась «короткой» дорогой на пляж. Сейчас ей хотелось побыть в одиночестве, выплакать свое горе, а еще обдумать, как теперь жить дальше… И к сложному разговору с мужем она была совершенно не готова.

Пустившись в бег, Лея добралась до старого причала. Оглядевшись, спряталась за перевернутую на бок дырявую деревянную лодку и усевшись на песок, горько заплакала. Она безумно любила мужа, но понимала, что свекор прав. Орландо хочет детей, а она не в силах подарить ему наследника, а значит должна сама отпустить мужа к той, что исполнит его заветную мечту. Но только от одной мысли о расставании с любимым, ее душа разрывалась на части.

- Лея! – голос Орландо раздался где-то совсем близко, и девушка вцепилась зубами в свой кулак, сдерживая рвущиеся рыдания из груди.

- Милая, - темноволосый мужчина средних лет, внезапно сел рядом с ней и обнял за плечи. – Далеко же забралась.

Поцеловав жену в висок, он прошептал:

- Все будет хорошо, малыш. Главное, что мы вдвоем, а значит, сможем справиться с любыми трудностями. Надо только верить и надеяться.

- Орландо, неужели ты не понимаешь, - девушка посмотрела в голубые глаза своего мужа. - Нужно смириться с тем, что у нас не будет детей. Принять это, как факт. Я понимаю, тебе необходим наследник, и ты не можешь жить с «пустышкой». Уверена, ты еще встретишь свою женщину, которая сможет подарить тебе сына или дочь.

- Милая! – мужчина, схватив жену за плечи с силой тряхнул, пытаясь привести в чувства. – Я люблю только тебя, и мне никакая другая женщина не нужна. У нас будут дети, вот увидишь! И не надо повторять дурацкие слова моего отца.

- Во мне не осталось больше веры. Три беременности! Три! Каждый раз безмерная радость, множество надежд, грандиозные планы, а в итоге… выкидыш и очередное разочарование, - молодая женщина всхлипнула, не сводя с супруга глаз, наполненных слезами. – Я случайно подслушала ваш разговор, и твой отец прав… Ты последний из рода, и должен…

Орландо не позволил Лее договорить, перебив ее:

- Мне все равно будут у нас дети или нет, пойми же это, - мужчина поцеловал руку жены. - Если хочешь, мы можем усыновить малыша… Любимая…

Лея горько расплакалась, уткнувшись лицом в ладони. Обняв ее двумя руками, Орландо баюкал жену, как ребенка, а сам думал о том, что любимая женщина несчастна по его вине. Он был единственным наследником своего отца, все остальные братья или сестры погибли еще в утробе матери. С самого детства он слышал разговоры о семейном проклятии и о том, что рано или поздно ветвь их семьи прервется. Видимо, судьба так распорядилась, что именно ему предстояло стать последним из великого рода. Сейчас в нем кипела злость на отца, который будто совершенно об этом забыв, эгоистично обвинил в создавшейся ситуации Лею. Увидев, как жена бежит по садовой дорожке, вытирая слезы, Орландо понял, что она случайно услышала их разговор, и бросился ей вслед…

Вокруг стемнело, а пара так и продолжала сидеть под старой лодкой. Они молчали, потому что слова в данный миг им были не нужны. Вокруг раздавался тихий умиротворяющий шелест волн. Лея успокоившись, прижалась к плечу любимого мужчины, искренне наслаждалась этими минутами тишины и покоя.

- Я люблю тебя, - прошептала она, - и хочу только одного, чтобы ты был счастлив.

- Мое счастье - это ты, - ответил мужчина, - и давай, договоримся, больше к этому разговору не возвращаться. Мне плевать, что думает мой отец, да и другие родственники. Я больше не желаю видеть твоих слез. Запомни это. А сейчас идем, пора возвращаться  домой.

Орландо резко поднялся, стряхнул с брюк песок и протянул руку супруге:

- Засиделись мы тут.

Лея доверчиво вложила руку в его ладонь, и мужчина рывком поднял ее с песка.

- Ночь на дворе, да и отец, наверно, к ужину нас заждался, - продолжил он, отряхивая золотистые песчинки с юбки супруги.

Молодая женщина промолчала о том, что встречаться со свекром ей совсем не хочется, понимая, что Орландо опять расстроится. «Посижу немного, потерплю, а потом уйду спать пораньше, сославшись на головную боль», - решила она.

Супруги побрели по пляжу в сторону дома. Огромная луна то пряталась в полупрозрачных тучах, то вновь освещала темное звездное небо. Легкий бриз приятно обдувал лицо, окутывая неповторимым соленым ароматом океана.

- Как красиво, - внезапно произнесла девушка, остановившись и показав рукой на ночное светило. - Она такая большая, и какая-то сказочная. Заметил?

Лея, сбросив туфельки, подбежала к кромке воды, оставляя на мокром песке следы. –Океан такой теплый.

- Милая, ты как ребенок, - укоризненно покачал головой ее супруг, - никто не купается по ночам. Это может быть опасным. Идем домой.

- Какой ты скучный… Настоящий чопорный граф, такой же, как твой отец. Точная копия. Через несколько лет между вами совсем не останется разницы, - рассмеялась она в ответ и еще дальше забежала в воду, не обращая внимания на то, что подол ее платья полностью промок. - А люблю своего Орландо - смелого, отважного, немного романтичного, а самое главное, совершенно забывшего обо всех правилах этикета. И где тот сумасбродный мужчина, укравший мое сердце?

- Сейчас я тебя научу, как нужно разговаривать с мужем, госпожа графиня, - серьезно произнёс Орландо и бросился к девушке. Обхватив Лию за талию, он буквально уронил ее в воду, тем самым вызвав недовольный вскрик жены. - Будем правила этикета учить вместе. Ты и я!

Ответом ему послужил заливистый женский смех.

- Люблю тебя, - признался Орландо, помогая жене справиться с волной и встать на ноги. - Моя любимая, желанная, единственная.

В ответ Лия обняла мужа за шею, и сама потянулась к его губам, даруя ему нежный осторожный поцелуй, выражая, таким образом, свои чувства. Мужские руки с ее талии соскользнули вниз, и мужчина глухо застонал. Он сгорал в жарком огне страсти и желал только одного - утолить свой голод. Не раздумывая ни секунды, Орландо вынудил жену, обхватить его ногами за талию, и уже через мгновение они, став единым целым, растворились друг в друге…

Чуть позже, тяжело дыша, прижавшись к мужской груди, Лия тихо рассмеялась.

- Милая, что тебя так развеселило? – последовал закономерный вопрос.

- Представила лицо твоего отца, когда он нас увидит в таком виде, - ответила девушка и вновь хихикнула. - Мы мокрые насквозь и слегка потрёпанные … Ай, не могу даже представить, что нам скажет старый граф. Думаю, ничего хорошего.

- Зайдем в дом через задний вход. Не будем шокировать старика, - предложил Орландо.

- Ты прав.

Пара смеясь, вышла из океана и, обнявшись, медленным шагом побрела по пляжу в сторону лестницы. Они поднялись на несколько ступенек, когда Лея внезапно остановилась.

- Что случилось? - тревожно спросил Орландо. - Тебе плохо?

- Тссс, прислушайся.

Мужчина замер – плеск воды, ветер, непонятное шуршание и писк…

- Слышишь? - Лея посмотрела на мужа. - Будто ребенок плачет.

- Не выдумывай, - одернул ее Орландо. – Какие могут быть здесь дети, да еще в это время! Лея?!

Но тут писк повторился, и мужчина в темноте сам бросился на звук. В этот момент из-за туч вновь показалась желтая луна, и осветила плетеную корзину на огромном валуне. Лея бросилась вслед за мужем, не обращая внимания ни на мокрое платье, ни на песок, в котором противно утопали ноги.  Увидев к корзине ребенка, пара замерла.

- Что это? - Лея посмотрела на малыша, в кружевных пеленках. - Как младенец мог здесь оказаться?

- Милая, - мужчина поднял корзину, и с нее ручьем закапала вода. - Наверно, ребенка принесла сюда волна. Не знаю, что с малышом приключилось, но оставить его здесь мы не можем.

- Конечно, - согласилась Лея, оглядываясь по сторонам. - Завтра попробуем выяснить, что произошло.

Ребенок в корзине жалобно заплакал, и мужчина с женщиной, поспешили домой. Увидев их на пороге роскошного особняка, служанка в темно-синей униформе, забыв о традиционном поклоне, испуганно охнула:

- Лорд, леди, что с вами случилось?

- Кларисса, быстро горячей воды, чистые полотенца, какую-нибудь простынь, - приказала Лея и, не обращая внимания на промокшее платье, с которого на дорогой паркет стекали капли воды, прошла в гостиную. За овальным столом, накрытым к ужину, сидел пожилой темноволосый мужчина, и со скучающим видом держал в руке бокал красного вина. Обернувшись, он удивленно приподнял седые брови, окинул недовольным взглядом, невестку и прокомментировал ее внешний вид:

- Лея ты себя видела? Графине не подобает появляться в таком виде на людях. И куда только смотрит твой муж?

- Отец, прекрати! - Орландо подошел к столу и рукой решительно сдвинул все приборы в одну сторону, освобождая край и водружая на него корзину.

- Почему вы мокрые насквозь? На улице ливень? Или вы упали в бассейн? - старик одним глотком опустошил свой бокал. - И что это вы притащили?

Младенец нахмурился, скривился и опять заплакал.

- Ребёнок? - старик поднялся и неверующе заглянул в корзину. - Где вы взяли этого младенца?

- Нашли на берегу, - ответила Лея, разворачивая мокрые пеленки. - Орландо, это девочка!

Женщина подхватила малышку на руки и прижала к груди, пытаясь успокоить. Молодой граф наблюдая за женой, воркующей над младенцем, лишь как-то довольно улыбнулся.…

Чуть позже, когда малышка, искупанная и накормленная, сладко спала у Леи на руках, которая осторожно покачивала ее, сидя на диване у камина, мужчины покинули гостиную.

Выйдя в сад, они уселись в кресла и закурили сигары.

- Как ребенок мог оказаться на берегу? - поинтересовался старый граф у сына.

- Не знаю. Корзина вся в морской тине и водорослях. Может произошло кораблекрушение. Завтра попробую навести справки в порту, - ответил Орландо. – Больше ничего в голову не приходит.

- А если ты не найдешь информацию о родителях малышки?

Ответа на этот вопрос мужчина не знал:

- Наверно, надо будет отнести ее в сиротский дом.

- Сынок, - старый граф вздохнул. - Мне кажется, эту девочку послал сам Всевышний. Можно всем сказать, что ее родила твоя жена, и тогда, она станет вашей дочерью.

- И это предлагаешь мне ты? - Орландо усмехнулся. - Серьезно? А как же родная кровь, продолжение рода, и громкие слова о долге?

- Сынок, ты знаешь, я с самого начала был не в восторге от твоего выбора, кстати, и никогда не скрывал этого. Лея девушка не из нашего круга, но вынужден признать, что вы любите друг друга, и отрицать это бессмысленно. Я окончательно убедился в этом сегодня. Искренние чувства в нашем мире такая редкость, поэтому, - старик вздохнул, - нет наследников, и нет. Пусть эта девочка станет вашей дочерью. Я устрою все так, что никто, кроме нас троих, не будет знать правды.

- Ну и как ты это сделаешь? - Орландо усмехнулся. - Родственники, соседи, слуги… всех не обманешь.

- Вы уедете в круиз, а вернетесь с ребенком. Слуг рассчитаем. Всем остальным скажем что Лея уже была беременна, просто ее интересное положение скрывали от общества, опасаясь повторения прежних ситуаций. Она носила утягивающие корсеты, чтобы никто ни о чем не догадался. Младенцы в этом возрасте быстро растут, окружающие ничего не поймут.

- Хорошая, конечно, идея, но сначала надо попытаться найти настоящих родителей девочки, - завершил разговор Орландо. Он опасался строить планы, понимая, что в один момент все может рухнуть. Мужчина, докурив сигару, направился к жене.

Лея уже поднялась в спальню. Потихоньку открыв дверь, он оглядел спящую супругу, обнимающую младенца, и его сердце затопила волна нежности. Лея осторожно пошевелилась, автоматически накрывая ребенка легким одеялом.

«Она создана быть матерью… Отец прав, и нам надо просто удочерить эту девочку, и жить дальше. Будут свои дети или нет, разве это важно? Нет…!», - ответил сам на свой вопрос мужчина, а затем, раздевшись, лег спать, с искренней верой, что новый день принесет им хорошие новости.

А на следующий день, оставив жену с ребёнком, молодой граф направился в порт. Он осторожно расспросил работающих там людей, но ни о каком кораблекрушении никто не слышал, впрочем, как и том, что кто-то потерял своего малыша. Потратив на поиски весь день, но так ничего и не узнав, мужчина вернулся домой ни с чем.

- Ну что? - взволнованно задала вопрос Лея, встречая его в холле. - Нашел?

Она выглядела безумно уставшей, и в глазах отчетливо читалась некое подобие обреченности. Мужчина понял, что супруга уже привязалась к младенцу и расстаться с малышкой ей будет невыносимо тяжело.

- Это ночью ни один корабль не покидал порт, как и не входил. О потерянном ребенке никто и ничего не слышал, - Орландо развел руками. - Я думаю, мы не сможем найти родителей девочки.

- А в полицию ты не обращался? - женщина слегка нахмурилась. Ответить Орландо не успел, потому что дом огласил пронзительный обидный детский плач.  Лея скользнула в гостиную и, взяв малышку на руки, стала укачивать ее приговаривая:

- Ну и кто у нас такой маленький? Кто расстроился? Ты подумала, что тебя бросили? Не плачь.

Орландо сел на диван и наблюдая за женой, признался:

- Я хотел пойти в полицию, а потом подумал, что в таком случае девочку заберут в сиротский приют.

Лея замерла и подняла на него испуганный взгляд:

- Мы не можем этого допустить! Как можно такую кроху в приют?

Внезапно в гостиную вошел старый граф и плотно закрыл за собой дверь, сказал:

- Нам надо поговорить!

- О чем? - девушка прижала к себе малышку, которая затихла, будто понимая, что сейчас решается ее дальнейшая судьба.

- У вас с Орландо нет своих детей, и неизвестно будут ли. Жизнь подарила вам невероятный шанс. Вы можете удочерить девочку, и для всех она станет вашей дочерью. Что скажешь? - старый граф смотрел на невестку, уже заранее зная ответ. Он сегодня целый день наблюдал, как она возится с ребенком, и еще раз убедился, что не зря вчера предложил сыну такой вариант.

- Я согласна, - выпалила Лея и прижала девочку к себе.

- Тогда надо все тщательно продумать и подготовиться, - Орландо посмотрел на отца. - Когда нам необходимо уехать?

- Как можно скорее, - последовал ответ. - Сейчас же езжай в порт и купи билеты на круизный корабль. - Лея, а ты собирай вещи.

- О чем вы говорите? - женщина переводила взгляд с мужа на свекра, не понимая, зачем им куда-то уезжать.

- Видишь ли, деточка. Эта девочка станет наследницей известного рода, и никто не должен сомневаться, что это ваша дочь. Сейчас вы уедете в круиз, а вернётесь с малышкой, которую ты будто родила в пути. Для всех ты уехала беременной, но скрывала свое интересное положение, опасаясь очередных пересудов. Пусть лучше все считают тебя излишне суеверной.

- А слуги? Кларисса?

- Слуг я рассчитаю, да и этот дом… Думаю, нам стоит переехать в другое место, - предложил Орландо, и отец с ним согласился.

- Хорошая идея. Значит, дом выставляем на продажу, а пока вы путешествуете, я вам подберу новый особняк, - резюмировал разговор старый граф. - Остался только один вопрос.

- Какой? - Лия и Орландо спросили одновременно.

- Надо выбрать имя вашей дочери.

Лия посмотрела на темноглазую русоволосую девочку и предложила:

- Может Злата?

- Графиня Злата Орландо Меллин, - произнес вслух Орландо. - По-моему, звучит?

- Звучит, - старик кивнул. - Хорошее имя. Значит, пусть будет Злата…

Глава 2

Прошло двадцать лет

Резкие порывы ветра безжалостно трепали зеленые кроны могучих деревьев, заставляя их качаться из стороны в сторону, как легкие пушинки, при этом варварски ломая довольно крупные ветки. Непогода разыгралась не на шутку. Черные грозовые тучи висели над землёй так низко, что невольно вызывали легкую панику. Казалось, вот-вот и они «рухнут». С каждой секундой небо становилось темнее, и вскоре все вокруг было окутано непроглядной мглой. Было ощущение, что уже поздний вечер, а на самом деле часы только недавно пробили полдень. От злобного свистящего воя ветра хотелось спрятаться под теплым одеялом с чашкой горячего чая и какой-нибудь интересной книгой, или как-то по-другому отвлечься от разбушевавшейся не на шутку стихии за окном.

Злата поправила на плечах черный траурный палантин, посильнее закутавшись в него. На какой-то миг все стихло, но это только на мгновение. А потом внезапно ослепительная яркая молния вспорола темное небо, визуально разделяя его на две неровные кривые части. И тут же, резко и пугающе, как выстрел, прогремел оглушающий гром. А затем на землю обрушилась сильная лавина дождя.

Капли воды беспощадно барабанили по каменной садовой дорожке, черной кованой ограде, зеленым цветущим кустарникам, разлетаясь повсюду и постепенно образуя огромные безобразные лужи. Сжав руки в кулаки, девушка, сдерживая слезы, подняла глаза к темному небу и в отчаянье прошептала:

- Почему ты их забрал? Почему? Молчишь? – по щеке скатилась одинокая слезинка, а затем еще одна. Злата невольно всхлипнула. - Всевышний, ты же всесильный и милосердный, так почему ты лишил меня самого дорогого, моей семьи?

Ответа на ее вопрос не было. Человек неподвластен над своей судьбой, и никто не знает, что его ожидает завтра. Еще несколько дней назад Злата счастливо улыбаясь, стоя на пирсе, махала рукой вслед родителям, уплывающим на корабле, и искренне радовалась, что целую неделю, будет жить без строгого неусыпного контроля отца. Тогда она даже не подозревала, что видит родителей в последний раз. Страшный шторм забрал их жизни, как и жизни множества других пассажиров затонувшего корабля.

Доверенный человек отца, господин Дилак, организовал похороны графа и его жены. Многие аристократы королевства приехали проститься с четой Меллин, некоторых из них Злата знала лично, а кто-то был ей совсем незнаком. Лорды и леди, высокомерные и чопорные, выражали ей свои скупые соболезнования, но в их глазах не было ни капли тепла и искреннего сочувствия. В толпе чужих людей девушка, как никогда, чувствовала себя одинокой и очень несчастной. Смерть родителей стала для нее большим потрясением, выбившим почву из-под ног. Злата осталась в целом мире совершенно одна, и как жить теперь дальше, просто не представляла.

В какой-то момент траурной церемонии, доверенный отца, подошел к ней с невысоким незнакомым мужчиной, представив его как главу банка. А затем сообщил, что им необходимо поговорить, вопрос не приемлет отлагательства, и они нанесут Злате визит завтра в первой половине дня. О чем будет разговор, девушка не догадывалась, но в душе с самого утра поселилось некое тревожное волнение, с которым она была не в силах совладать. А потом началась эта страшная пугающая гроза.

- Леди…

Девушка, смахнув слезы, обернулась на голос служанки, тихо вошедшей в кабинет.

- Что ты хотела, Адель?

- К вам лорд Леррок и господин Дилак.

- Проводи их ко мне и, пожалуйста, распорядись о чае.

Девушка поклонилась и быстро исчезла за дверью.

Злата села за отцовский стол и невольно осторожно погладила его гладкую поверхность. Здесь все осталось как при жизни папы. Девушке до сих пор казалось, что отец, вышел в сад выкурить очередную сигару, и вот-вот вернется. Как обычно, окинет ее внимательным взглядом, чуть улыбнется, а потом строгим тоном напомнит ей, что молодой красивой девушке надо думать о балах, платьях и прочих женских мелочах, а не увлекаться политикой и не проводить все свободное время в библиотеке за чтением исторических книг.

 «Ах, папа. Ты всегда хотел меня оградить от всех неприятностей, подарить мне сказочную жизнь, а теперь оставил совершенно одну в этом большом мире», - Злата вздохнула и, услышав шаги, как положено истинной аристократке «натянула» на лицо маску равнодушия и легкой скуки. В высшем свете было не принято показывать настоящие эмоции, более того, это считалось дурным тоном.

- Доброе утро, леди, - первым в кабинет вошел господин Дилак, поверенный графа Орландо Меллин. Высокий темноволосый мужчина неопределенного возраста напоминал девушке рыбу - большеглазый с вечно красными щеками и пивным брюшком, а еще такой же скользкий. Малоприятный тип. Злата всегда удивлялась, почему отец ему доверял. Чуть кивнув, она перевела свой взгляд на лорда Леррока, и почтительно произнесла:

- Господа, рада вас видеть в своем доме. Присаживайтесь, - девушка показала рукой на кресла для посетителей. – Что за дело привело вас ко мне? О чем вы хотели  поговорить?

- Леди Злата, - многозначительно произнес лорд, окинув ее оценивающим, даже, можно сказать, заинтересованным взглядом, от которого девушке сразу стало не по себе. – Я не буду юлить и начну с самого главного. После смерти вашего отца, вы как единственная дочь, автоматически становитесь наследницей фамилии, родового герба и всего состояния ваших родителей. Я правильно говорю, господин Дилак?

- Да, - кивнул мужчина и достал из папки несколько бумаг. - Леди Злата Меллин после смерти родных полностью вступает в права наследства.

Девушка, удивленно приподняв брови, обратилась к лорду Лерроку:

- Я единственная дочь своих родителей, дедушка и бабушка давно покинули наш мир, и мне не понятен повод вашего визита во время траура. Наверно, для этого должны быть более веские причины, чем мое вступление в наследство?

- Вы очень проницательны, - мужчина кивнул. - Ваш отец взял в моем банке крупную ссуду на развитие своего дела. Вы в курсе его проекта рыбной деревни на дальних островах?

Девушка кивнула. Ее отец давно задумывался о постройке огромного поселка, в котором будут проживать рыбаки и заниматься своим промыслом. Дары моря лорд планировал на кораблях поставлять в другие государства. Выкупив небольшой пустынный остров, он разработал проект, но перед началом строительства решил наладить деловые контакты и заранее договориться о поставках. Именно поэтому он вместе с супругой отправился в морское путешествие, в котором и погиб.

- В залог он оставил этот дом и все остальное свое имущество, - многозначительно произнес лорд Леррок.

Злата сжала под столом руку в кулак, сдерживая свои эмоции. Она прекрасно поняла, к чему клонит владелец банка. Отец погиб, заниматься рыбной деревней больше не кому, дела их давно шли не в гору, и ее семья была почти банкротом. Девушка уже понимала, что денег ей взять негде и, тем не менее, попыталась оттянуть неизбежное:

- Но строительство еще не началось. Думаю, часть денег осталась на счету отца. Остров можно продать, как и строительные материалы, и тогда я покрою сумму оставшегося долга.

- Леди, дело в том, что ваш отец давно-давно был банкротом, просто старался это скрыть  и часть денег ранее, уже ушла на оплату долгов, - вмешался в разговор господин Дилак. – А остров… Продать пустынную землю вдали от цивилизации будет нелегко, более того, думаю, что это практически невозможно.

Злата, чтобы скрыть панику и страх в глазах перевела взгляд на окно. Дождь беспощадно хлестал по растениям, сбивая их, заставляя склоняться к земле, барабанил по крышам соседних домов, оглушал, пугал, завораживал… Яркие молнии вспыхивали почти непрерывно одна за другой, и после каждой, в черных тучах гремела гулкая раскатистая канонада.

- Что вы предлагаете? - тихо спросила Злата, посмотрев лорду в глаза.

- Если вы не можете покрыть сумму долга, вам придется подписать соответствующие бумаги о передачи вашего наследства в счет погашения ссуды и покинуть этот дом, - произнес «приговор» господин Дилак. Девушка после этих слов побледнела. Она не представляла куда идти, да и как жить теперь…

- Подожди, не пугай графиню, - лорд Леррок как-то гадко улыбнулся. - Возможно, у леди есть сбережения, и их хватит, чтобы покрыть долг, или найдется тот, кто поручится за нее и выплатит часть займа. Может, у графини Меллин есть жених?

Злата отрицательно покачала головой.

- Или достойный покровитель?

- Что вы себе позволяете! - искренне возмутилась девушка. - Да как вы посмели подумать так!

- Простите, - лорд чуть склонил голову. - Я только предположил. Возможно, вам помогут родственники? Ну вот, в принципе, это все, что я хотел сообщить. У вас есть неделя. Надеюсь, этого времени хватит, чтобы принять какое-то разумное решение. В память о вашем отце мне бы не хотелось предавать это неприятное дело огласке. До свидания, - мужчина поднялся и, окинув ее похотливым взглядом, направился к двери. Не оборачиваясь, он уточнил. - Дилак вы идете?

- У меня есть еще несколько вопросов, которые нам необходимо решить с леди Меллин, - ответил поверенный графа Орландо.

- Я понял вас, - последовал резкий недовольный ответ, и лорд Леррок вышел из кабинета, оставив их наедине.

- Леди, я вам не враг, но человек подневольный и всегда представляю чьи-то интересы, - начал говорить господин Дилак, с первых слов удивляя Злату. -  Ваш отец был хорошим человеком – порядочным, щедрым, бесконфликтным. У меня о нем только приятные  воспоминания, и я действительно хочу вам помочь. Вот здесь, - он протянул черную папку, - все документы, подтверждающие ваши права, как наследницы. Но позвольте дать вам совет…

- Какой? - Злата с изумлением смотрела на мужчину, не понимая, как он мог так быстро измениться и из малоприятного типа превратится в добродушного толстяка.

- Ваш отец ввязался в большую авантюру, хотя я озвучивал ему степень риска, но лорд Меллин был всегда слишком самоуверен. Этот остров находится в довольно неудобном месте, полностью отсутствует какая-либо цивилизация, и от пустынной земли, вы вряд ли сможете избавиться. Найти на него покупателя, поверьте, практически невозможно. Поэтому леди Злата с долгами вам не рассчитаться, и придется подписать документы. Но поймите, молодая красивая девушка, аристократка, оставшаяся без крыши над головой, станет желанной добычей для многих коршунов, таких, как только что отсюда ушел. Они не дадут вам спокойной жизни. Тот же лорд Леррок. Об этом ловеласе слухи бегу впереди него. Он любит молоденьких невинных девиц, а когда наиграется, просто выбрасывает очередную дуреху за дверь. Поэтому уезжайте из города. Начните новую жизнь с чистого листа в другом месте.

- Все мои родные умерли, а друзья… Думаете найдется много желающих приютить меня? – Злата грустно улыбнулась и призналась. -  Я была бы рада уехать из города, но мне действительно некуда идти.

- Думаю, в этом я смогу вам помочь, - тихо сказал господин Дилак. -  У вашей матушки остался домик в наследство, от ее троюродной тетушки и небольшой счет в банке. Это имущество завещалось с пометкой о дальнейшей передаче только родственнице женского пола. Ваша матушка много лет назад переписала его на вас, и думаю, даже забыла об этом. Это наследство только ваше, и ничье больше, правда, находится домик в Гринвальде.

Злата, услышав название соседнего государства, еще больше побледнела. Переезд в незнакомые чужие места в ее планы совершенно не входил.

- Я понимаю, начинать новую жизнь сложно. Но вы дворянка, хоть и обедневшая. Денег, скопившихся на счету, вам должно хватить на первое время, а там, возможно, сможете найти место гувернантки или еще что-то… В любом случае это лучше статуса бесприданницы или, уж простите меня, содержанки.

- Да, вы правы, - кивнула девушка, понимая всю обреченность сложившейся ситуации.

- Злата, у вас есть еще неделя. Вы можете все обдумать, с кем-то посоветоваться, и потом уже принять решение. Я ни на чем не настаиваю, лишь хочу помочь вам в память о лорде Орландо.

- Спасибо.

- Мне уже пора, - мужчина поднялся и почтенно поклонился. - Как примете какое-нибудь решение, оповестите меня. О наследстве вашей матери я никому не говорил, и документы передам вам по первому вашему слову.

- Всего хорошего, - попрощалась она, и господин Дилак вышел, оставив ее в полном одиночестве.

За окном в темном небе вновь раздалась гулкая канонада. Стихия бушевала, заставляя горожан прятаться по домам. Она была неистовой, яростной, какой-то озлобленной, а может просто Злате так казалось, ведь в душе она сейчас испытывала нечто подобное.

В голове не укладывался тот факт, что ей придется покинуть отчий дом, оставить его в счет долга.

«Отец, как же так… Почему ты никогда не говорил о нашем банкротстве? Ведь можно было бы что-то предпринять», - размышляла девушка. Все происходящее походило на страшный кошмарный сон, который отныне стал реальностью. Внезапно ее взгляд остановился на документах, и в голове, наконец-то появилась какая - то здравая мысль.

Девушка поднялась и, схватив папку, быстро покинула кабинет отца.

- Адель, - закричала она, остановившись у лестницы, ведущей на второй этаж. Дождавшись, когда служанка появится из глубины дома, Злата попросила, - распорядись пусть подадут машину.

- Хорошо, - девушка кивнула, но указание выполнять как-то не торопилась. Она с недоумением смотрела на хозяйку и осторожно произнесла. - Леди Злата на улице жуткая непогода, будто само небо разгневалось на весь белый свет. Может, сегодня вам лучше остаться дома?

- Адель, пусть водитель подготовит автомобиль, - Злата быстро побежала вверх по ступенькам. Перед тем как подписать бумаги, девушка решила посоветоваться с независимым адвокатом, потому что не могла быть уверенной в том, что господин Дилак играет честно…

***

Поездка Златы прошла впустую. Мужчина просмотрел бумаги и сообщил, что ничем помочь не может. Все документы составлены юридически правильно, и у нее, как у наследницы, есть только два варианта: погасить ссуду или отдать все имущество, которое было указано как залог.

Злата поняла, что попала в ловушку и выход из нее только один - вариант предложенный Дилаком. Пережив с этой мыслью бессонную ночь, утром она отправила посыльного в контору доверенного отца, а сама закрылась в кабинете.

Первым делом Злата открыла семейный сейф и вытащила из него драгоценности. Их было немного, но, тем не менее каждый комплект поражал своей красотой и уникальностью. «Постараюсь все сохранить, ведь это память о родителях, ну а если будет совсем трудно, можно что-то продать и выручить немало средств», - подумала девушка, и бережно сложила черные бархатные коробки в ручной саквояж, а затем стала перебирать ящики письменного стола. Не найдя никаких важных документов, Злата начала сжигать в камине бумаги, не желая ничего оставлять чужакам, которые вскоре займут этот дом. Она почти закончила, когда в дверь постучали.

- Войдите, - ответила девушка, бросая в яркий пылающий огонь последнюю пачку отцовских бумаг.

- Доброе утро, - послышался за ее спиной голос доверенного отца.

Злата, сидевшая на корточках у камина, встала, поправила складки на траурном платье и, улыбнувшись, произнесла:

- Рада видеть вас господин Дилак.

- Я получил ваше послание. Так понимаю, решение принято? – уточнил мужчина.

- Да, присаживайтесь, - девушка показала на кресло, а сама уселась за стол. - Выбора мне не оставили, но у меня есть к вам некоторые вопросы.

- Внимательно вас слушаю.

- Скажите, все мое имущество переходит банку, а остров? Ведь он приобретен позже, чем был заключен основной договор? - поинтересовалась Злата.

- Вы правы. Но бумаги составлены очень хитрым способом, и по ним в случае неуплаты долга уходит имущество, которое было, и то, что будет приобретено на ссудные деньги. Конечно, можно попробовать оспорить данное положение в суде, но захотите ли вы? Это ведь и оплата адвоката, и судебные издержки… Решать только вам. Но на мой взгляд, пустынный остров этого не стоит.

- Все ясно, - кивнула, понимая, что на долгие судебные тяжбы у нее нет ни сил, ни времени, ни желания.

- Тогда второй вопрос. Как быть с прислугой? Мне сообщить, чтобы они искали новое место работы? Их же нужно рассчитать, а у меня нет денег, вы же знаете…

- На этот счет не беспокойся. Слуги так и останутся присматривать за домом до конца года, именно до такого срока оплачены их услуги. А вот в дальнейшем о работе они будут договариваться с новыми владельцами особняка или главой банка.

- Замечательно, - кивнула девушка, чувствуя некую долю облегчения. Эти люди проработали в их семье очень долго, многих она знала с рождения, и переживала за то, что не сможет им заплатить.

- Еще у меня есть к вам маленькая просьба. Я хочу покинуть город, как и страну, без лишней огласки. Не могли бы вы, о моем отъезде сообщить лорду Лерроку через несколько дней? - попросила Злата. Ей хотелось спокойно попрощаться с домом, прислугой и начать новую жизнь без привлечения излишнего внимания со стороны светского общества.

- Конечно, - мужчина кивнул. - Я сделаю все так, как вы захотите.

- Тогда давайте подпишем бумаги…

Через несколько минут со всеми формальностями было покончено, а Злата стала одной из тех, кого называют обедневшей аристократкой.

- Вот это ваши бумаги на счет в Гринвальдо, - Дилак протянул ей необычный листок, покрытый каким-то прозрачным гибким материалом. Изначально сумма вклада была небольшой, но за все эти годы, по моим подсчетам, она увеличилась в несколько раз, и этих денег вам хватит на первое время.

- Спасибо, - девушка искренне поблагодарила мужчину, понимая, что он ей оказывает неоценимую помощь.

- Не за что, это моя работа, - он улыбнулся в ответ и протянул ей папку с документами. - Здесь бумаги на дом. Правда, не знаю в каком он состоянии сейчас, но самое ценное - это его расположение и земля, на котором он стоит. С одной стороны – бескрайний океан, с другой - зелёный горный массив, а самое главное – это райское место находится в непосредственной близости от столицы. Посмотрите по обстоятельствам и, если захотите, вы всегда сможете его выгодно продать.

- Если там такое замечательное место, почему никто до этого времени не предложил дом купить? - поинтересовалась Злата.

- Я сам никогда там не был, но со слов леди Леи, знаю, что там труднодоступная дорога, а еще, нет прилегающих полей, приносящих ежегодный урожай, а значит нет постоянного дохода. Долгое время эта территория считалось отдаленной, но сейчас, когда столица так разрослась, думаю ситуация изменилась, - пояснил Дилак и добавил. – Не знаю, что вас там ждет леди, но надеюсь, у вас все будет хорошо.

- Спасибо вам за все, - искренне поблагодарила его девушка. - Я тоже на это надеюсь.

- Гринвальд совершенно другое государство, поэтому думаю, вам это пригодится, - мужчина достал из портфеля две книги в темном переплете.

- Что это?

- Свод законов и история государства. Думаю, эти знания вам не будут лишними.

- Вы правы, - Злата пододвинула книги поближе. - Я об этом даже не подумала как-то.

- Скажите, когда вы планируете выехать? Вам предстоит дорога через горный перевал, и нужно заранее приобрести билеты на икар.

- Думаю, завтра на рассвете, - ответила Злата. - Надо упаковать вещи, попрощаться с прислугой, посмотреть не осталось ли каких бумаг отца.

-Тогда я заеду за вами завтра в шесть, - Дилак поднялся. - А сейчас мне пора.

Проводив своего собеседника, девушка сложила книги и документы в саквояж, а потом, обняв себя руками за плечи, подошла к окну. Икар… Она изредка видела этот необычный транспорт. В основном, жители использовали экипажи, лошадей и трамваи, узкие специальные вагоны общего пользования, передвигающиеся по улицам города по рельсам при помощи электричества. Аристократы предпочитали автомобили, работающие при помощи специальных камней, вырабатывающих энергию. А икары были похожи на трамваи, но более узкие и очень высокие. У них были колеса, как у машин, и двигались они от энергии специальных камней. Злата, поймала себя на мысли, что впервые поедет одна куда-то так далеко, а потом, грустно улыбнувшись, тихо прошептала: «Вот и все, детство закончено. Теперь в моей жизни многое будет впервые».

Морально собравшись, она уселась в кресло отца и дернула за специальный шнурок, вызывая служанку.

- Леди? - девушка присела в книксене. - Слушаю.

- Пригласи ко мне всех людей, работающих в доме. У меня есть важное объявление…

Злата постаралась отстраниться от эмоций, говорила тихо, спокойно и уверенно. Прежде всего, она поблагодарила всех за отличную службу, а потом сообщила о том, что теперь дом, скорее всего, будет принадлежать другим людям, но до конца года все так и продолжат работать в особняке. Девушка видела, как огорчились многие из слуг, а в глазах некоторых были слезы, и опасаясь того, что сама может разреветься, она быстро отправила всех по рабочим местам, попросив Адель собрать ей в дорогу самые необходимые вещи.

На следующее утро на рассвете господин Дилак отвез ее к икару. Тепло попрощавшись с мужчиной, девушка заняла довольно удобное место на втором ярусе и вскоре необычное транспортное средство отправилось в путь, увозя Злату в ее новую жизнь.

Глава 3

Месяц спустя

- Злата! - невысокий коренастый мужчина, в темных брюках и цветной простой рубашке, расшитой непонятным рисунком, стоял на ступеньках, одной рукой удерживая большую черную шляпу, которую проказник морской ветер то и дело пытался сорвать с головы, а в другой - глиняный кувшин. - Злата! Ты дома? Я молока тебе привез.

Послышался скрип деревянной двери, а затем раздался мелодичный женский голос:

- Сейчас! Минуточку!

Девушка, надев легкие черные туфельки из мягкой кожи, выскочила из дома и, придерживая край длинной шелковой юбки, стала быстро спускаться по довольно крутой узкой каменной лестнице.

- Доброе утро, господин Робертс. Как ваши дела? – поинтересовалась Злата, поравнявшись с мужчиной. – Как здоровье?

- Да все как обычно, - ухмыльнулся в ответ он. - Что может быть нового у такого старика, как я? Еще один день прошел без происшествий, и то хорошо… Ты-то как? Работу не нашла?

- Нет, - Злата безнадежно покачала головой. - На этой неделе ни одного отклика, впрочем, как и на той.

- Ну, ничего. Обязательно найдешь. Всевышний тебе поможет, - бодрым тоном произнес мужчина, протягивая ей кувшин с молоком. - Свежее, утрешнее. В следующий раз привезу через три дня. Дочка приезжает, надо творожка сделать, да сметанки сбить.

- Если будут излишки, привозите. Я все заберу, - Злата перехватила кувшин, и покрепче прижав его к животу, протянула монетку. - Господин Робертс, огромное вам спасибо.

- Да не за что, - мужчина ловко спрятал деньги в карман. - Поехал я. Сегодня заказов много, маршрут длинный - центр, редакция газеты, а затем и рынок. Все хотят свежего молочка.

- Редакция? - переспросила Злата, а потом попросила. - А вы не отдадите им мое объявление по поводу поиска работы? Сегодня как раз срок подавать новое, а так не хочется из-за этого специально ехать в город.

- Конечно, - кивнул мужчина. - Что же не отдать, тем более все равно там буду.

- Тогда подождите минутку.

Девушка бегом вбежала по крутой лестнице в небольшой домик на вершине скалы и,  влетев в крохотную гостиную, поставила глиняный кувшин на пол. Достав из старенького, чуть покосившегося, деревянного комода бумагу и карандаш, Злата быстро написала стандартный текст объявления: «Девушка, прослушавшая два курса наук в Горском университете, предлагает услуги гувернантки для ребенка четырёх-семи лет. Для заключения договора просьба обращаться по адресу: Правая скала, дом один. Меллин Злата Орландо».

Бегло перечитав текст и удостоверившись, что все написала верно, она поспешила к господину Робертсу. Мужчина уже успел спуститься и сидел в своей телеге, в ожидании ее появления.

- Вот, возьмите, - девушка протянула ему сложенный пополам листок. - Отдайте в раздел объявлений, пожалуйста.

- Как скажешь, дочка. Удачного тебе дня, - мужчина слегка ударил кнутом гнедую лошадку, и она бодро потрусила по песчаной дороге к городу.

Злата проводив его взглядом, посмотрела на океан. Сегодня он был безупречно голубым, спокойным и каким-то тихим. Мягкие волны осторожно плескались у берега, оставляя на мокром песке своеобразный отпечаток. Несмотря на довольно раннее утро, солнце уже парило в лазурном небе, на котором не было ни облачка, а значит, через несколько часов опять настанет невыносимая жара.

Решив воспользоваться моментом, Злата захотела искупаться. Она отправилась на пляж. Ноги утопали в золотисто-белом песке. Каждый шаг давался с трудом, и поэтому она сняла свои легкие туфельки. Подойдя к самой кромке воды, девушка побрела к скале, которая в своем роде служила окончанием пляжа. Казалось, дальше, только бескрайний океан…, но это было совсем не так. И если осторожно пройти по кромке воды вдоль векового холодного камня, то можно было попасть в небольшую бухту с крошечным пляжем. Именно в этом месте, окружённым со всех сторон холмами и скалами, она казалась себе защищенной от чужих взглядов.

Впервые это место Злата заметила из окна своего дома, и решила проверить можно ли туда добраться, а когда получилось, девушка стала частенько бегать сюда купаться.

Сбросив юбку и блузку на большой камень, она в короткой кружевной сорочке побежала к воде, которая оказалась невероятно теплой. Девушка лениво поплыла в одну сторону, затем в другую полностью отдаваясь во власть стихии.  Злата любила океан, ее тянуло сюда, и она старалась купаться каждое утро, пока позволяла погода. Солнце все больше припекало, и девушка нехотя, вышла на берег. Быстро натянув одежду, она направилась домой. Влажные вещи неприятно прилипали к телу, и каждый шаг давался с трудом. Мокрые русые волосы трепал ветер, буквально оживляя темные непослушные пряди. Расчесывая их руками, девушка шла по пляжу и думала о своей жизни.

Наследство, доставшееся ей от матери, действительно находилось в очень странном месте. Какой-то чудак решил построить дом на скале. Когда Злата впервые увидела его, то была поражена. Узкая каменная лестница, вырубленная прямо в камне, вела к большой площадке на высоте, на которой, собственно говоря, и находилось это необычное жилище. Несмотря на то что здесь давно никто не жил, дом был в неплохом состоянии, впрочем, как и старенькая ветхая мебель.

Первое время, девушке было безумно трудно. Она привыкла к роскошным условиям, слугам и никогда не задавалась бытовыми вопросами. Теперь же, ей все нужно было делать самой, а многого она не умела. Первым делом, по приезде Злата посетила банк. Господин Дилак оказался прав, на ее счету скопилась неплохая сумма. Девушка на время сняла номер в приличной гостинице и по объявлению в местной газете нашла господина Робертса, оказывающего ремонтные услуги. За небольшую плату он отрегулировал странное приспособление, которое подавало воду в дом из ближайшего пресного источника, поменял энергетические камни системы освещения дома, прочистил дымоход, переложил камин, отремонтировал отопление, поставил новые замки в дверь, поправил невысокий заборчик и помог найти женщин, которые все отмыли и привели жилье в порядок. В разговоре выяснилось, что мужчина держит подсобное хозяйство и теперь он привозил ей три раза в неделю молочные продукты. Искусство приготовления пищи так и не покорилось Злате. Все ее кулинарные эксперименты заканчивались плохо, и поэтому она стала заказывать еду в одной из таверн города. Хозяин заведения два раза в неделю привозил контейнеры с замороженными блюдами, и ей оставалось только их разогреть. Белье Злата отвозила в прачечную, а личные вещи научилась стирать сама.

Девушка потихоньку привыкала к новой жизни, и единственное, что ее расстраивало - она никак не могла найти работу. На объявление в газете за две недели не последовало ни одного отклика, а деньги на счету заканчивались довольно быстро.

«Надо развесить объявления по городу. Может, кто-то так откликнется. А если нет, даже не представляю, что делать, ведь я ничего толком не умею, - девушка вздохнула, размышляя над своим будущим. - Никогда и подумать не могла, что окажусь в таком положении. Мама, почему ты оставила меня? Отец…».

Вспомнив о родителях, Злата горько расплакалась. Перед глазами замелькали яркие красочные воспоминания из прошлой жизни, когда они еще были счастливы все вместе, и девушка не смогла сдержать вскрик, сам по себе, сорвавшийся с губ, наполненный страшной болью потери, которая всегда будет жить в ее сердце и, возможно, когда-нибудь станет меньше, но, сейчас…

Слезы застилали глаза, и девушка, споткнувшись о какую-то корягу, упала, и именно это заставило ее вспомнить о том, что сейчас нельзя поддаваться эмоциям и позволить им охватить себя. Ей нужно быть сильной, потому что теперь в целом свете она одна и позаботиться о ней некому.

Поднявшись, Злата вытерла слезы и направилась к лестнице. Внезапно, что-то ее остановило. Она будто почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Резко остановившись, девушка стала оглядываться. Пляж был пуст, так же, как и дорога, ведущая в город. Она перевела свой взгляд на склон, откуда начинался хвойный лес, но и там никого не увидела.

«Показалось», - подумала Злата и стала подниматься. Но непонятное ощущение не пропало, а даже, наоборот, усилилось. Девушка обернулась. Сейчас, с высоты, она прекрасно видела, что вокруг нет ни души, и вновь посмотрела в сторону леса.

 «Господин Робертс прав, надо завести собаку, а то и две. А то мало ли кто может заглянуть в дом к одинокой девушке…», - подумала Злата и, передернув плечами, практически влетела по лестнице к дому, быстро закрыв дверь на большой засов.

***

Георг Второй, король Гринвальда, стоял у вековой сосны и, прячась за ней, смотрел на небольшой странный домик на скале, в котором скрылась прекрасная незнакомка. Кто она? И почему живет в этом необычном пустынном месте? Одна ли она здесь или у нее есть семья? И если одна, то почему? Разве это подходящее место для одинокой девушки?

Молодой темноволосый мужчина, чуть нахмурился. Он почему-то считал, что это место пустует, более того, был в этом полностью уверен, и поэтому сейчас очень удивился, когда понял, что ошибался. Георг приехал сюда вместе со своими людьми, чтобы осмотреть эту землю и оценить, подходит ли она для строительства нового жилого комплекса. Столица разрасталась с немыслимой скоростью, и многие подданные уже подали прошение на приобретение здесь участка.

Георг проехался по лесу, наслаждаясь тишиной и пением птиц, и понял, что не может допустить, чтобы этот райский уголок природы уничтожили, и поэтому решил отказать всем подданным, и объявить эту территорию закрытой. Король уже хотел возвращаться к дороге, где его ждал водитель с автомобилем, когда заметил великолепную «русалку», появившуюся буквально из ниоткуда, будто сам океан своей сильной и властной рукой выкинул ее на золотистый пляж. Девушка была прекрасна. Мокрая одежда в свете яркого солнца абсолютно не скрывала ее аппетитную фигуру – тонкая талия, покатые бедра, длинные стройные ноги. Русые волосы, мокрыми прядями рассыпались по плечам, будто своеобразный роскошный диковинный платок. Георг затаил дыхание, и как-то автоматически спрятался за ствол сосны, рассматривая девушку из своего укрытия. Даже издалека было понятно, что она невероятная красавица. Впервые за несколько лет сердце мужчины забилось сильнее, а в районе солнечного сплетения появился какой-то тяжелый комок… Он смотрел и не мог отвести взгляда. Эта женщина буквально заворожила его, сама о том не подозревая.

Но внезапно эхом по округе разнесся одиночный крик чайки, заставивший его вздрогнуть.  Георг автоматически поднял голову к небу, но так и не заметил птицы, а когда вновь посмотрел на девушку, увидел, как она падает. Ему безумно захотелось спуститься на пляж, помочь прекрасной нимфе подняться, окутать ее заботой и увезти в свой дом, спрятав от чужих глаз. Мужчина сам ошалел от охвативших его необычных эмоций.

Тем временем незнакомка встала и посмотрела прямо на него, будто почувствовав его заинтересованный взгляд, но ствол могучей сосны служил надежным укрытием. Он как охотник, тщательно следил за своей жертвой, не спуская с нее глаз. Но вот девушка поднялась по лестнице и скрылась в доме, который он считал давным-давно пустующим. Дверь уже закрылась, а он так и продолжал завороженно смотреть на скалу.

- Правитель, - окликнул Георга один из советников, которые сопровождали его в поездке. - Что-то случилось?

- Нет, - Георг обернулся. - Просто залюбовался красивейшим видом. Роскошное место.

- Вы уже приняли решение? Готовить приказ о начале аукциона на эту землю?

- Готовь, - кивнул Георг, заметив, как в глазах подданного практически сразу зажегся огонек интереса. Стало понятно, что и он, видимо, положил глаз на эту территорию, поэтому мужчина, ухмыльнувшись, ехидно добавил. - Эта земля теперь находится под моей защитой и считается закрытой. Здесь вводится запрет на вырубку леса и уж тем более на любое строительство. Тут же раздался недоуменный голос другого сопровождающего:

- Милорд?

- Я все сказал, - довольно резко произнес Георг, и направился к дороге, где оставил автомобиль, давая понять, что разговор окончен и обсуждать свое решение он не намерен.

Поданные, не сдержав расстроенного вздоха, направились следом, а за ними и охранники. Советники, а всего их было трое, по дороге недоуменно переглядывались. Они никак не могли понять, почему король упускает шанс пополнить казну на огромную сумму денег за участок, которым, по сути, никто и никогда не пользовался. Но задавать вопросы они не посмели, зная крутой нрав своего правителя.

Георг по меркам королевства в довольно раннем возрасте взошел на престол, сразу после смерти отца. На тот момент ему едва исполнилось двадцать. Советники в предвкушении потирали ладони, мысленно представляя, как они будут руководить страной руками юнца, но их ждало огромное разочарование.

Молодой правитель, едва взошел на престол, начал с жёстких реформ. Ему удалось заслужить уважение у подданных, а еще показать всем, что он не допустит неповиновения. Несколько показательных наказаний дали понять - Георг Второй не бросает слов на ветер, а еще, что он явно превзойдет как правитель своего отца.

Подойдя к машине, король, окинув взглядом сопровождающих его советников, сообщил:

- Можете быть свободными. Вы мне сегодня больше не понадобитесь. Жду вас завтра с подготовленными бумагами, - а затем он сел в машину, и приказал водителю. - Домой.

Подняв в воздух облако пыли, автомобиль медленно тронулся с места.

Разглядывая вид за окном, Георг думал о прекрасной незнакомке, пытаясь понять, что в ней так привлекло его. Первой женой короля была молодая красивая аристократка из богатой знатной семьи, очень юная и такая неземная. «Мой белокурый ангел», - он называл ее только так и считал, что именно с этой женщиной встретит старость в кругу детей и внуков. Но судьба распорядилась по-другому. Его супруга была опытной наездницей, любила быструю езду, и это сыграло с ней злую шутку. Она трагически погибла, упав с лошади во время верховой езды.

Георг, как и положено, выдержал месяц траура, и вновь начал жить привычной жизнью, спрятав свою скорбь в глубине сердца. Советники стали говорить о втором браке и, более того, даже настаивать на нем. Он и сам понимал, ему необходим наследник, а значит,  нового союза было не избежать. Многие женщины королевства, дочери аристократов, мечтали стать новой спутницей жизни правителя, пытались его увлечь, влюбить в себя, в конце концов, соблазнить. Но король, помня о том, что любовь больно ранит сердце, поручил советникам самим подобрать достойную кандидатуру на роль королевы с хорошей родословной. Потеряв любимую женщину, Георг не хотел больше любить, именно поэтому он выбирал жену, словно породистую лошадь, думая только о том, какая кровь будет течь в его наследнике. Ему было все равно, как будет выглядеть его жена, главное, чтобы смогла подарить сына, а лучше двух. Элен оказалась красивой шатенкой с большими глазами шоколадного цвета. Она невольно заняла его сердце и мысли, и даже против своей воли, Георг влюбился. А потом Элен сообщила о долгожданной беременности. Король был счастлив, у него за спиной будто выросли крылья. Он не ходил, а летал, и казалось, что это счастье будет бесконечным.

Но… судьба опять сделала непредсказуемый виток, и Элен, пышущая здоровьем, умерла во время родов. Ее сердце просто прекратило биться, и никто не смог ей помочь. Она так и не увидела их крохотную дочь и не смогла прижать ее к груди…

Георг вновь надел мрачные одеяния, дав дочери имя Аврора. Дворец погрузился в траур, а среди подданных поползли нехорошие слухи о родовом проклятии на королевском роде и что именно из-за него гибнут молодые, полные сил и жизненной энергии, жены. «Черный вдовец» так между собой стали называть Георга его люди. В этот раз месяц траура пролетел незаметно, ведь все внимание мужчины было прикованное к крошечной дочери, ставшей для него действительно смыслом жизни.

А советники, как коршуны, вновь стали кружить, намекая, что наследница, конечно, замечательно, но ведь нужен наследник, а значит, нового брака не избежать… Традиции, есть традиции. В глазах придворных дам поселился страх. Георг видел, как девушки из знатных семей бледнеют при его приближении, как бояться столкнуться взглядом, как пытаются стать незаметными и слиться с дворцовыми стенами, при его появлении. Если раньше о статусе жене правителя, троне и короне, мечтали многие, то теперь желающих, можно сказать, не было.

Двор замер в ожидании того, кто станет следующей жертвой черного вдовца. Георг понимал это, и принял решение, нарушить традиции и больше не жениться, а свою жизнь посвятить Авроре.

Время текло своим чередом. Маленькая принцесса росла, превращаясь в необыкновенно красивую девочку. Она была точной копией своего отца, такой же темноволосой и черноглазой, а еще любознательной, очень умненькой и доброй.  Как говорили придворные, настоящий ангел. Георг занимался только дочерью и делами государства, забыв о балах и праздниках, а его постель иногда согревала любовница, вдова аристократа, скромная тихая женщина, которую привозили к нему под покровом ночи и увозили до рассвета. Никаких чувств, полное отсутствие эмоций, просто физиологическая потребность и не более.

И вот спустя столько лет, его внимание привлекает незнакомка, появившаяся из ниоткуда. Разве может так быть? Или это простое любопытство? Георг не знал, но уже был твердо уверен, что ему хочется все знать об этой девушке.

- Поторопись, - бросил он водителю, и автомобиль ускорился. Въехав на территорию королевской резиденции, Георг сразу направился в свой кабинет, приказав слуге найти и привести к нему начальника службы охраны.

- Я вас слушаю, мой король, - высокий золотовласый голубоглазый красавец низко поклонился. - Вы звали меня?

- Да, - Георг внимательно посмотрел на него. - Я хочу, чтобы ты собрал мне всю информацию на одного человека.

- Слушаю, - начальник дворцовой стражи вытянулся по струнке, готовый ловить каждое слово своего правителя.

- Это девушка. Живет на берегу океана, в странном доме на скале. Уверен, ты о нем знаешь.

Мужчина чуть нахмурился, а потом, неуверенно кивнув, произнес:

- А разве он не пустует? Вроде по документам он принадлежал …, не помню, но могу уточнить. Но он много лет стоит пустым.

- Филипп, теперь он обитаем, я хочу знать все о его новой владелице. Кто она? Откуда? Семья, родственники, положение в обществе. С кем живет, чем занимается, в общем все, что возможно будет узнать.

 - Я понял. Все сделаю, - мужчина кивнул.

- Поторопись и держи языка за зубами. Займись этим делом сам.

- Слушаюсь, - начальник охраны низко поклонился и вышел из кабинета, а Георг, откинувшись на спинку кресла, закрыл глаза, вспоминая образ прекрасной темноволосой незнакомки.

Глава 4

- Папочка, давай пойдем гулять в сад? - маленькая девочка в красивом светло-голубом платье, украшенным ажурной вышивкой серебристого цвета и мелкими драгоценными сапфирами, не сильно, но довольно ощутимо, ударила короля Георга по руке, привлекая к себе его внимание. - Ты слышишь? Папа! Что с тобой сегодня, ты совсем не замечаешь меня?

Принцесса Аврора, вглядываясь в лицо родного человека, нахмурила темные бровки. В ее черных прекрасных глазах, окаймлённых длинными, густыми ресницами появилась обида. Девочка внимательно смотрела на отца, прикусив маленькими белоснежными зубками нижнюю губу, не понимая, почему он сегодня такой задумчивый и совершенно не слушает ее.

- Папа, - прохныкала она довольно жалобно. - Здесь скучно, мне очень скучно. Я хочу на улицу.

Георг, отвлекшись от своих размышлений, внимательно посмотрел на свою четырёхлетнюю дочь и нахмурился. После смерти жены, он, понимая, что ребенку всегда будет не хватать материнской любви и ласки, и никакие гувернантки никогда не смогут заменить мать, поклялся, что станет лучшим отцом на свете. И несмотря на огромное количество государственных дел, мужчина ежедневно старался уделять как можно больше времени своей дочери, играл с ней, водил на прогулки и всячески пытался стать для нее настоящим преданным другом.

Обычно во время общения с дочерью, мужчина старался отрешиться от всех государственных и личных дел, и заниматься только маленькой Авророй, но сегодня… Георг то и дело мысленно возвращался на пустынный пляж, вспоминая странный дом на скале и прекрасную незнакомку. Эта необычная девушка, будто вышедшая из морских глубин, со вчерашнего дня не выходила у него из головы, и сколько бы он ни старался забыть о морской нимфе, мысли вновь и вновь возвращались к ней.

Георг с нетерпением ждал отчета от своего начальника охраны, и уже мысленно на него начинал злиться, потому что Филипп до сих пор так и не явился с докладом, а значит, еще не выполнил его поручение.

- Папа, так мы пойдем сегодня гулять или нет? - Аврора настойчиво повторила свой вопрос, не сводя с отца внимательного взгляда. - Пожалуйста.

Мужчина, ласково погладив дочку по щеке, поднялся с кресла и протянул ей ладонь.

- Идем, маленькая хитрюга.

Девочка довольно улыбнулась и протянула отцу руки, давая понять, что идти самостоятельно не желает. Георг укоризненно покачал головой и, взяв малышку на руки, направился в сад.

- Аврора, ты уже большая девочка, - как можно строже произнес он, стараясь сдержать улыбку. - А все, как маленькая, просишься на руки… Тебе не стыдно?

- Я еще маленькая, - буркнула девочка, обняв покрепче отца за шею, - и люблю тебя, сильно-сильно.

Услышав эти слова, мужчина тут же стал другим, и уже через несколько минут катал дочь на своих плечах, совершенно забыв обо всех правилах этикета и воспитании. Сейчас в красивейшем зеленом саду по каменным дорожкам бегал не король Гринвальда, а обыкновенный мужчина, который просто радовался, глядя на своего ребенка.

- Мой грифон, лети вперед, быстрей ветра, - весело кричала девочка, расставив руки в сторону. – Быстрей…

- Аврора, держись за меня, а то упадешь, - смеялся Георг в ответ. - Держись крепче.

В ответ задорный озорной детский смех разлетелся по всей округе, невольно вызывая у людей, работающих в саду, улыбку.

Наконец-то Георг, утомившись изображать сказочную птицу, опустил дочку на землю, а сам тяжело дыша, плюхнулся на белоснежную деревянную скамейку, и вытянув ноги, с прискорбием сообщил малышке:

- Моя жемчужинка, папа очень устал. Поэтому давай теперь ты побегаешь сама, а я посмотрю на тебя? Договорились?

Девочка прищурилась, чуть наклонила голову, и хитро спросила:

- Папа, а когда ты мне подаришь лошадку? Я хочу, чтобы у меня была своя лошадка!

От этого неожиданного вопроса мужчина моментально собрался. После смерти первой супруги он ликвидировал королевские конюшни, все породистые скакуны и кобылы были проданы или подарены. Сам Георг с тех пор стал пользоваться для передвижения только автомобилем, и категорически запретил слугам говорить и обсуждать лошадей. Эти несчастные животные, конечно, не были ни в чем виноваты, но невольно стали причиной гибели близкого для него человека, его любимой женщины. И король не хотел, чтобы эта история когда-нибудь повторилась вновь.

- Зачем тебе лошадь? – осторожно произнёс мужчина. - У нас есть много чудесных и красивых машин. Они быстрые и безопасные. Когда подрастешь, я выделю тебе автомобиль и личного водителя, и он будет возить тебя, куда только пожелаешь.

- Девочки должны обучаться верховой езде, - доверчиво произнесла маленькая Аврора, - именно этим аристократки и отличаются от деревенских простушек. А я хочу быть самой настоящей леди.

Георг нахмурился. Он прекрасно понимал, что малышка говорит чужими словами взрослого человека, и оставалось только выяснить, кто вбил эти дурацкие мысли в голову маленькой принцессы.

Усадив дочку на колени, мужчина осторожно поцеловал ее в темную макушку и тихо произнес:

- Аврора, ты наследная принцесса, будущая королева, и должна понимать, что прежде всего аристократов определяет их род, а не положение в обществе или какие-то навыки и привычки. Нет ничего сильнее, чем кровь, что течет в твоих жилах. Ты по происхождению уже леди. Запомни это навсегда!

- Но, леди Марика сказала…

- Она неудачно пошутила, - прервал Георг свою дочку и постарался переключить ее внимание на другую тему. – Я тут на днях посещал королевскую сокровищницу и подумал о том, что давно не дарил никаких подарков своей любимой малышке. Что скажешь?

Глаза Авроры тут же вспыхнули интересом. Юная принцесса, как и все девочки, любила всякие красивые безделушки, украшения, заколки и посещение королевской сокровищницы каждый раз для нее было настоящим праздником.

- Может, прямо сейчас спустимся в подземелье, и ты сама что-нибудь выберешь? – предложил Георг и девочка, тут же соскочила с его колен, в нетерпении подпрыгивая на одной ноге, радостно закричала. - Идем, конечно, идем…

Чуть позже, когда Аврора выбрала себе красивую новую диадему, король, передав дочь заботе личной служанки, приказал стражнику найти гувернантку и немедленно привести ее в свой кабинет. Георг был безумно зол оттого, что человек, допущенный до воспитания юной принцессы, нарушил его приказ. Усевшись в кресло, он с яростью стукнул кулаком по столу, и одновременно с этим в дверь кто-то осторожно поскребся.

- Войдите, - рявкнул Георг.

Светловолосая, красивая женщина, средних лет, в строгом темно-синем платье, украшенном вышивкой и мелкими жемчужинами, присела в реверансе и тихо прошелестела:

- Мой король, вы желали меня видеть?

- Да, леди Марика. У меня к вам серьезный разговор.

- Слушаю, - женщина поднялась и замерла, будто статуя. От нее за версту веяло надменностью. Аристократка, из очень древней семьи, старая дева с хорошим образованием. В свое время Георг действительно считал, что она поможет маленькой Авроре стать настоящей леди, но сейчас понимал, как ошибался.

- Графиня, скажите, вам известно, что в этом дворце введен запрет на любые темы, связанные с лошадьми и верховой ездой?

- Да.

- Тогда позвольте мне поинтересоваться, почему вы нарушили мой приказ?

- Мой король, я не понимаю, о чем вы, - женщина с неподдельным изумлением и легким страхом смотрела на него.

- Сегодня принцесса Аврора попросила меня подарить ей лошадь. С ее слов аристократку от простушки отличает умение сидеть на скакуне и управлять им, а моя дочь хочет быть настоящей леди, - Георг буквально прожигал взглядом женщину, в каждом его слове сквозили холод и лед.

- Мой король…

- Вы уволены, - оборвал ее Георг, - и сегодня же покинете город. Вам запрещено появляться в столице в течение ближайших двух лет.

- Правитель, пощадите, - женщина, упав на колени, тихо заплакала. - Я всего лишь рассказывала юной принцессе о том, как жили ее предки. Пощадите!

- Я все сказал. Вы можете идти…

- Мой король…

В этот момент раздался стук и в кабинет вошел начальник службы охраны. Увидев, что правитель не один, мужчина поклонился:

- Простите, я зайду позже.

- Нет, Филипп, подожди. Будь добр организуй достойное сопровождение графини Марики до ее дома, и проследи, чтобы она сегодня же незамедлительно покинула столицу.

- Простите меня, милорд, - взмолилась женщина. - Мне некуда идти… Простите!

- У вас есть прекрасное поместье на окраине Гринвальда, доставшееся вам от покойного мужа. Вот и отправляйтесь туда. Займетесь делом. Я вас больше не задерживаю.

Бывшая гувернантка поднялась и, опустив голову, покинула кабинет.

- Мой король, я подготовил для вас отчет, - мужчина положил на стол папку. - Здесь все, что мне удалось выяснить о заинтересовавшей вас девушке.

- Хорошо. Как исполнишь мои указания, возвращайся в кабинет. Есть разговор, - произнес Георг, не сводя взгляда с отчета, предоставленного Филиппом. Ему не терпелось ознакомиться с ним, и как только он остался в одиночестве, тут же мгновенно схватился за бумаги, и чем дольше читал отчет, тем больше в его глазах появлялось изумления.

Прекрасная незнакомка оказалась аристократкой из знатной, но разорившейся, семьи, и в его королевство приехала всего месяц назад. Видимо, у девушки не было родных, потому что в небольшом домике на скале она жила совершенно одна. Но, самое главное, Злата, а именно так звали красавицу, искала работу гувернантки. Невероятное совпадение. Георг понял, что ему безумно хочется узнать эту девушку поближе, и решение, как это сделать пришло само по себе.

Когда Филипп вернулся, Георг ему сразу же с порога сообщил:

- Мы уезжаем, только ты и я.

- Все понятно, - мужчина кивнул. - Куда мы едем?

- Расскажу по дороге, а сейчас переоденься. Никто не должен догадаться на кого ты работаешь, и самое главное, тебе придется на время забыть, что я твой король, и можешь ко мне обращаться просто лорд Георг. Все понял?

- Да, милорд.

- Тогда я иду переодеваться и через несколько минут спущусь к машине.

Георг направился в покои, а начальник службы безопасности задумчиво взлохматил светлые волосы на своей макушке, размышляя над тем, что же придумал его правитель.

***

День у Златы не задался с самого утра. Все валилось из рук, и казалось, этому безобразию не будет конца. Сначала девушка случайно столкнула со стола кувшин молока, и ей пришлось убирать кухню и отмывать полы. Затем выяснилось, что хлеб, купленный на несколько дней, почему-то покрылся плесенью, а в довершение всего лопнула бельевая веревка на заднем дворе, и девушке пришлось перестирывать белье, которое упав на землю, все перепачкалось в пыли.

Прополоскав вещи и вновь их развесив, Злата вошла в дом и усевшись на старенькой деревянной лестнице горько заплакала. Она очень устала как физически, так и морально. С детства девушка была окружена заботой и вниманием. Родители любили ее, безмерно баловали, опекали. Рядом всегда было множество слуг, которые решали бытовые вопросы, и Злата никогда не задумывалась над тем, сколько сил на это уходит.

К обыденной жизни юная графиня Меллин, увы была совершенно не приспособлена, и проблемы ее с каждым днем продолжали расти, а деньги на счету все больше таяли.

Злата не представляла, что будет делать, если в ближайшее время на ее объявление о работе никто не откликнется. Конечно, были еще родительские украшения, которые можно продать, но расставаться с ними девушке ужасно не хотелось. Ведь это семейные драгоценности, передающиеся из поколения в поколение. И она, как единственная оставшаяся из рода должна была их уберечь, чтобы когда-нибудь передать своей дочери или невестке.

Девушка всегда хотела иметь брата или сестру. Но детей у ее родителей почему-то больше не было. Уже став взрослой, Злата догадалась, что на то имелись какие-то весьма веские причины, но расспрашивать родителей ей было неудобно, а отец и мать сами эту тему никогда не поднимали.

Наревевшись вдоволь, вытерев слезы, Злата поплелась наверх переодеваться. Надо было съездить в город и купить хлеба.

В Гривальде мода была немного иной, чем дома. Местные женщины полностью отказались от корсетов, заменив их на красивое кружевное белье и коротенькие сорочки. Платья в основном шили из легких тканей с минимальным количеством пуговиц, а на некоторых были вшитые замечательные молнии.

Благодаря этому Злата прекрасно обходилась без помощи служанок, потому что затянуть самостоятельно корсет она бы никогда не смогла.

Открыв шкаф, девушка пробежалась пальчиками по вешалкам, остановив свой выбор на темном платье серого цвета. На первый взгляд, оно было невзрачным, но стоило надеть к нему кружевной вязанный белый воротничок, как картина моментально менялась, и наряд становился весьма интересным и очень даже элегантным.

Покрутившись у зеркала, девушка улыбнулась своему отражению и ловко собрала волосы на затылке в пучок, закрепив их изящной заколкой.

Бросив в небольшую сумочку кошелек, маленькое зеркальце и ключи от дома, девушка, прихватив шляпку, спустилась вниз.

И в этот момент в дверь постучали. Сначала Злата испугалась. Затем пришло легкое удивление и любопытство. Она ни с кем особо не была знакома, и поэтому к ней никто не приходил в гости.

«Может это по объявлению?», - с волнением подумала девушка, открывая дверь и с удивлением оглядывая двух незнакомцев. Оба были достаточно молоды. Один светловолосый голубоглазый, а второй красивый жгучий брюнет с легкой щетиной на щеках и завораживающим черным взглядом. Злата смотрела в его глаза и растворялась в их бездонной глубине. Они как колдовские омуты затягивали ее, манили, и Злата видела только его… красивого незнакомца.

- Добрый день.

Девушка вздрогнула, будто очнувшись от транса, и перевела взгляд на светлоглазого блондина, со смущением осознав, что совершенно забыла обо всех правилах приличия и только что бесстыдно таращилась на незнакомца.

- Здравствуйте, - выдавила она. - Чем могу помочь?

Мужчины были явно из знатных семей, об этом свидетельствовала и дорогая одежда, и перстни на пальцах, а еще манеры… Злата была уверена, что перед ней стоят аристократы.

- Мы по объявлению в газете. Вы ищите работу гувернантки? - от бархатистого мужского голоса Злата чуть вздрогнула и нехотя вновь посмотрела на красивого темноволосого незнакомца.

- Да, - кивнула она.

- Мы хотели бы с вами поговорить. Можно войти?

Пускать двух чужаков в свой дом Злата опасалась и поэтому решила схитрить:

- Давайте, побеседуем на улице. Сегодня чудесная погода.

Правитель Георг обменялся со своим спутником мимолетным взглядом и кивнул. Девушка вблизи оказалась еще прекраснее, чем мужчина думал. Она была похожа на изящную фарфоровую статуэтку, очень хрупкая и какая-то вся воздушная. А глаза… Сначала они казались карими, но внезапно в них заиграли блики солнечного света, и они стали медово-желтыми, а потом приобрели невероятный янтарный оттенок. Эта женщина манила его, пробуждая в душе давно забытые эмоции, некое подобие тепла и нежности… Георг сам был удивлен, ведь он видел незнакомку второй раз в жизни и ничего о ней толком не знал, только сухую информацию, собранную Филиппом.

Тем временем девушка вышла во двор, который был совсем небольшим и показала на место под навесом, где стоял стол и несколько стульев:

- Присаживайтесь, - любезно предложила она. Филипп прошел первым и бегло оглядевшись, уселся подальше, следом на небольшое возвышение поднялся Георг, с королевской грацией усевшись на старенький предмет мебели, жалобно скрипнувший под его весом.

- Выпьете чего-нибудь? – поинтересовалась Злата, вспомнив о правилах хорошего тона. - Чай? Сок?

- Нет, - король покачал головой, прожигая ее взглядом. – Мое имя Георг, и я к вам приехал по просьбе своего друга. Его четырехлетней дочери нужна гувернантка.

Девушка присела на свободный стул и сложа руки на коленях, представилась:

- Меня зовут Златой.

- Очень приятно, - кивнул Георг. - В вашем объявление написано, что вы прослушали два курса наук в Горском университете. Позвольте поинтересоваться, а почему не стали учиться дальше?

- Изменилась жизненные обстоятельства, - довольно честно ответила девушка, не вдаваясь в подробности.

- Вы аристократка?

- Да, мое полное имя графиня Злата Орладно Меллин.

Георг сделал вид, что удивлен, хотя это он уже прочитал в отчете своего человека.

- Графиня?

- Да, - девушка кивнула.

- Вы еще так молоды, - Георг окинул ее теплым взглядом. - Позвольте узнать сколько вам лет?

- Почти двадцать.

- У вас есть опыт работы с детьми?

- Я помогала в сиротском приюте, - ответила девушка, переведя взгляд на океан. В свое время она действительно ездила с матерью в школу для обездоленных детей, с удовольствием возилась с малышами, рассказывая им о том, что знала сама. Ей нравилось наблюдать, как в детских глазах вспыхивал огонек интереса, с каким изумлением они слушали ее, а потом расспрашивали обо всем на свете.

- Простите, если я сейчас задам некорректный вопрос. Но не спросить я вас не могу, - Георг вновь привлек ее внимания. - Почему вы живете в таком странном месте?

- Я оказалась в трудной жизненной ситуации. Этот дом достался в наследство от матери, а ей, в свою очередь, от дальней тетушки. Идти мне больше было некуда.

- А ваши родители?

- Недавно погибли. Их корабль попал в шторм…

- Примите мои соболезнования, - Георг сжал руку в кулак, заметив в глазах Златы слезы. – Я не хотел бередить ваши раны.

- Все в порядке, не беспокойтесь - Злата чуть улыбнулась.

- Рад, что вы со мной были предельно честны, - Георг кивнул. - Я хочу, чтобы вы понимали, в случае, если мы договоримся, вам придется переехать в дом работодателя. Потому что ваша воспитанница нуждается в постоянном присмотре. Вы согласны?

- Конечно, - кивнула Злата. - Вы сказали это дочь вашего друга?

- Да. Ее мать умерла при рождении. Бывшая гувернантка была вынуждена внезапно уехать. Мой друг случайно увидел ваше объявление в газете. Сам приехать не смог, попросил меня поговорить с вами.  Он хочет предложить вам работу со стандартной оплатой и полным пансионом в своем доме. Что скажете?

Злата даже мечтать не могла о таком щедром предложении, поэтому тут же выпалила:

- Я согласна.

- Тогда договорились, - Георг поднялся. - У вас есть день на сборы. Завтра утром я за вами приеду.

- Хорошо, - кивнула Злата, еще до конца не веря, что удача ей наконец-то улыбнулась.

- Тогда до завтра, - мужчины поклонились

- До завтра…

Девушка проводила взглядом своих визитёров, а потом прижав руки к груди, счастливо рассмеялась. Похоже, что на ее долю выпало достаточно испытаний и судьба решила к ней смилостивиться.


Глава 5

Злата закрыв крепкую дубовую дверь на замок, подхватила небольшую дорожную сумку с самыми необходимыми вещами и в последний раз бросила взгляд на свой необычный домик, ставшим ее временным убежищем и спасением. Она сама не подозревала, что уже успела так сильно привязаться к нему. Покидать его ей было очень грустно, но впереди ее ждала новая работа и другая жизнь, и что она принесет Злата не знала.

Девушку терзали понятные сомнения – получится ли у нее найти общий язык с незнакомым маленьким ребенком, сможет ли она работать гувернанткой, привыкнет ли к чужому дому? Ее воспитывали, как леди. Родители оберегали и любили свою единственную дочь, безмерно баловали и ни в чем не отказывали, а знакомые семьи пророчили Злате «золотое» будущее - богатый муж, роскошный дом, беззаботная жизнь. Да и как могло быть по-другому, ведь она единственная наследница великого рода Меллин. Светское общество никак не могло понять, почему у юной графини до сих пор нет жениха? Почему богатая наследница еще не помолвлена? Даже стали ходить слухи, что церемония обручения все-таки состоялась, просто имя жениха держат в глубокой тайне, ведь не зря же граф Орландо на любые предложения о договорном браке отвечает отказом. На самом деле все было намного проще. Отец желал единственной дочери счастья, и прежде чем устраивать ее судьбу, просто решил дождаться момента, когда она сама выберет себе спутника жизни, а теперь… Сейчас все изменилось. Из богатой наследницы она превратилась в бесприданницу, у которой нет семьи, денег, роскошного дома… И теперь она сама наемная работница в чужом доме.

- Злата?!

Девушка обернулась и увидела Георга, который спешно поднимался к ней, перепрыгивая через ступеньки.

- С вами все в порядке? Зову вас, а вы не слышите?!

- Добрый день, лорд, - девушка чуть поклонилась. - Все в порядке, просто немного задумалась. Извините.

- Я думал что-то случилось, а, возможно, вы передумали…

- Ну что вы… Эта работа мне очень нужна, - Злата улыбнулась и призналась. – Знаете, я сама не заметила, как этот странный дом стал мне родным. Немного жалко его покидать. Мне будет не хватать чудесных рассветов, волшебных закатов, манящего мягкого шелеста волн.

- Здесь действительно замечательное место, - Георг задумчиво посмотрел на океан. - Но думаю, новый дом тебе, вернее, вам, понравится. Там тоже очень красиво.

- Я уверена, что понравится. Скажите, а как зовут мою будущую воспитанницу?

- Леди Аврора, -  ответил Георг, любуясь Златой. Эта девушка влекла его. Она была какой-то другой, слишком чистой и наивной, и так непохожа на придворных дам, которые кокетничали, изворачивались, строили интриги и козни, и превращались холодные статуи, едва ему стоило на них бросить свой взгляд.

Отправляясь накануне в этом дом, король хотел просто познакомиться с прекрасной незнакомкой и утолить свое любопытство, используя объявление, как предлог. Но увидев ее поближе, поговорив с ней, осознал, что не оставит ее в этом доме одну… Глупышка согласилась на работу, даже толком ничего не узнав о своем нанимателе, и не задала самых элементарных вопросов - кто он, где живет, как зовут ребенка, с которым ей придется заниматься?

А если бы в ее дом пришел не он, а какие-нибудь разбойники, желающие поживиться легкой наживой в виде одинокой девушки, так отдаленно живущей от людей?

 Георгу стало понятно - Злата совершенно не знает жизни и нуждается в защите. Именно тогда король осознал, что не оставит ее в этом доме и предложил стать гувернанткой маленькой Авроры. Кто он на самом деле, мужчина решил не говорить, опасаясь увидеть в глазах Златы ужас, который замечал в последние годы на лицах придворных дам, едва ему стоило бросить на одну из них заинтересованный взгляд.  Слухи о проклятие его рода разнеслись по всему королевству, хотя Георг считал, что ему просто не повезло, и именно поэтому он овдовел дважды.

- Аврора? Какое красивое имя. А сколько малышке лет?

- Четыре года.

- А чем занимается ее отец? Лорд, если я не ошибаюсь, вы сказали он ваш друг? Простите, что задаю столько вопросов, но я вчера что-то растерялась и совершенно позабыла выяснить, кто мой наниматель.

- Злата, я бы хотел предложить вам перейти на «ты», по крайней мере, когда мы наедине? Так нам будет намного проще общаться. А то эти лорды, леди, придворный этикет очень утомляют. Что скажете?

- Я не против, Георг, - Злата улыбнулась. Этот мужчина ей нравился. Он был чем-то похож на ее отца, наверно такой же уверенный, надежный, обходительный. А его удивительные черные глаза, казавшиеся бездонными, просто, завораживали. Конечно, она прекрасно понимала, что, позволяя к себе обращение на «ты», она допускает Георга в свой близкий круг общения, но ей почему-то очень хотелось, чтобы он стал ее другом. - Вы, вернее, ты, так и не ответил, на мой вопрос?

- Злата, - Георг многозначительно замолчал, а потом признался. - Я вчера тебя немного обманул. На самом деле, Аврора моя дочь.

Девушка удивленно приподняла брови, не совсем понимая, зачем Георг ей солгал.

- Моя супруга умерла при родах, и дочку я воспитываю один. Как человеку занятому, и мне нужно быть уверенным, что моя девочка в надежных руках. Наша гувернантка действительно уволилась неожиданно, а чтобы найти новую требовалось время, которого просто не было. Мой друг, Филипп, увидел твое объявление в газете, но ты же сама знаешь, что в знатные семьи не берут на работу людей без рекомендаций. Я хотел сначала посмотреть на тебя, побеседовать, а уж потом решить, что делать дальше.

Злата совсем растерялась:

- Так мы говорили с вами всего несколько минут, как вы определили, что я подойду на роль гувернантки для Авроры?

- Ты опять мне «выкаешь»? – Георг прищурился. - Мы же вроде договорились…

- Но я гувернантка, а вы…, - девушка замялась. - Это неправильно.

- Прошу тебя, когда мы наедине, забудь об этикете. Ладно? – Георг заглянул Злате в глаза. - Я думаю это не вызовет сложностей?

Девушка в ответ неопределенно пожала плечами. Ситуация ей не очень понравилась. Одно дело пустить в свой близкий круг понравившегося мужчину, и совершенно другое, когда это твой работодатель. Видимо, эти сомнения отразились на ее лице, потому что Георг тут же ее заверил:

- Это ни к чему тебя не обязывает, просто этикет действительно утомляет. Я решил нанять тебя гувернанткой, потому что ты аристократка, а значит изначально хорошо воспитана и получила знания, которым сможешь научить Аврору. Но решай сама… Если ты откажешься, мне будет очень жаль, но принуждать тебя я не могу. Думай.

Мужчина отошел чуть в сторону к невысокому ограждению. Положив ладони на холодный камень, король устремил свой взор вдаль, любуясь океаном. С высоты он казался лазурным и на горизонте сливался с небом, придавая водной глади эффект бесконечности.

Георг не хотел давить на Злату, позволяя ей самой принять решение. Хотя в глубине души он знал, что в любом случае не оставит ее в этом доме. Ведь это не место для одинокой девушки, которую каждый может обидеть. Поэтому судьба Златы уже была предопределена, но она, об этом даже не подразумевая, смотрела в спину Георга и никак не могла принять окончательного решения.

Ей была необходима работа, ведь средства на банковском счету заканчивались с немыслимой скоростью, а Георг в одном был прав, что трудно найти место гувернантки без рекомендаций. С другой стороны – ей было сложно довериться мужчине, вдовцу, начавшему их знакомство с небольшой лжи, хотя он объяснил, почему так поступил… И все еще раз обдумав, Злата решилась:

- Георг!

Мужчина обернулся, и она мгновенно растворилась во взгляде жгучих черных глазах. Они смотрели друг на друга, чуть дольше, чем допускал этикет, но сейчас это перестало иметь значение для обоих.

- Ты приняла решение? - поинтересовался Георг, улыбаясь уголками губ.

- Да, - Злата чуть кивнула, не в силах отвести взгляд в сторону и разорвать это притяжение, внезапно возникшее между ними. Девушка понимала, что все происходящее неправильно, ведь кто Георг, а кто она…, но ничего с собой поделать не могла. Ее не покидало ощущение, что она сама шагает в пропасть, из которой не будет возврата, и тем не менее не смогла себя остановить.

- Слушаю, - Георг мягко подтолкнул ее к тому, чтобы она наконец-то произнесла вслух то, о чем он уже и сам догадался.

- Я готова стать гувернанткой вашей дочери, - Злата присела в реверансе, - и извините, но в данном случае считаю, что мне необходимо к вам обращаться согласно этикету.

- Поговорим об этом позже, - Георг вздохнул, решив, что сейчас нет смысла давить на девушку. Он добьется желаемого, но чуть позже, главное, что Злата добровольно согласилась покинуть это уединенное место. – Нам пора.

Злата не успела произнести ни слова, как ее спутник, подхватив дорожную сумку, стал спускаться к машине, и ей ничего не оставалось, как проследовать за ним.

***

Филипп еще накануне получил приказание от своего короля перевести маленькую принцессу в загородное имение, а вместе с ней личную служанку, а заодно провести разъяснительную работу с прислугой о создавшейся ситуации.

Начальник охраны был явно недоволен опрометчивым поступком своего короля, но оспаривать его решение он не мог…, и поэтому сегодня с самого утра прибыл в загородное имение.

По дороге сначала Аврора была бодра и полна сил, задавала множество вопрос, шалила и баловалась, но вскоре очень быстро притомилась, а потом и вовсе уснула на плече Филиппа.

- Уложи принцессу Аврору в кровать и спускайся в гостиную, - приказал он служанке, передавая ей в руки разомлевшую спящую девочку. - Лакеи сейчас принесут сумки с вещами. Разберешь их позже.

 - Слушаюсь, - белокурая девушка кивнула и, подхватив малышку, вместе с лакеем поспешила к особняку.

Филипп тем временем потянулся, разминая затекшие мышцы и направился прямиком к встречающему их распорядителю дома.

- Добро пожаловать, - лысоватый невысокий пожилой мужчина низко поклонился. - Особые пожелания будут?

- Собери в гостиной весь обслуживающий персонал дома, - попросил Филипп, - а также садовника. У меня для вас есть небольшое объявление, поэтому хочу поговорить со всеми сразу.

- Все сделаю, - мужчина поспешил исполнять указания, а начальник охраны опустился на белоснежную резную скамейку и тяжело вздохнул.

Король Георг затеял непонятную для него игру, и чего он хочет добиться мужчине было пока не совсем неясно. Он считал, что правитель подвергает свою жизнь опасности, но ничего поделать с этим не мог и ему оставалось только внимательно наблюдать за ситуацией, и надеяться, что в случае непредвиденных осложнений он успеет вмешаться вовремя.

Выждав некоторое время, Филипп направился в гостиную. Загородное имение вроде находилось неподалеку от столицы, но дорога к нему была извилистой и непростой. Зато эта территория располагалась в очень удачном месте. С одной стороны, особняк был закрыт от взглядов чужаков прекрасным хвойным лесом, а с другой границу придомового участка охраняло живописное озеро.

 В силу своей занятости король Георг в этом доме бывал очень редко, и поэтому штат прислуги здесь был минимальным - распорядитель имения, несколько горничных и лакеев, кухарка, прачка и садовник. Они следили за особняком и всегда были готовы принять королевскую семью. Но несмотря на это, Филипп заранее отправил гонца и предупредил о том, что вскоре принцесса Аврора посетит их.

Войдя в гостиную, мужчина опустился в мягкое кресло и оглядев пристальным взглядом явно смущенных людей, не понимающих, зачем их собрали, тщательно подбирая слова, стал излагать заранее выдуманную историю:

- С сегодняшнего дня у принцессы Авроры новая гувернантка. Девушка из хорошей знатной семьи с прекрасным образованием. Чтобы малышка привыкла к новому человеку, она и Злата пока поживут в этом доме. Наш король хочет лично удостовериться в том, что не ошибся в своем выборе. Поэтому он тоже временно будет жить в имение.

Слуги понимающе кивали. Ведь каждый из них знал, насколько король Георг любит свою единственную дочь, как ее балует, и его отцовские переживания были понятны и вполне объяснимы.

- Но, милорд попросил, не ставить гувернантку в известность о том, кто он и кем на самом деле является маленькая Аврора. Поэтому с этого дня вы должны обращаться к правителю исключительно как к лорду и забыть о том, что он наш король? Все понятно?

- Лорд Филипп, - распорядитель дома, растерянно смотрел на него, смешно морща нос. - Не совсем понятно, как удержать статус милорда в тайне? Даже если мы все, - он обвел взглядом слуг, - будем молчать, есть еще малышка, которая может раскрыть секрет в любой момент, даже не осознавая этого?

- Леди Аврора маленькая, и еще не понимает своего статуса. Да, она может сказать, что принцесса, но какая девочка не мечтает ею стать? - Филипп посмотрел на распорядителя дома. - В любом случае - это приказ короля, и он не обсуждается, вот-вот правитель приедет в имение. Так что будьте, пожалуйста, готовы.

Мужчина понятливо кивнул, а потом хлопнул в ладоши:

- Так, все по местам. Марта, - он обратился к одной из горничной, - приготовь покои для милорда, - и тут же сам себя поправил, - для лорда Георга и новой гувернантки леди Авроры.

- Да, господин, - девушка, поправив белоснежный чепчик на голове, поспешила исполнять указания.

- Ты, - распорядитель дома ткнул пальцем в лакея. - Помоги ей. В комнате принцессы надо передвинуть мебель и открыть смежную дверь между ее спальней и няни, а все остальные по местам. Скоро обед, нужно накрыть на стол. Живо, живо!

Распорядитель несколько раз хлопнул в ладоши. Подгоняемая хлопками, в недоумении прислуга разбрелась по своим рабочим местам, обсуждая необычный приказ своего правителя.

Филипп ободряюще кивнул распорядителю дома, довольный его работой, и поднявшись с кресла, сообщил:

- А мы с вами господин Рид идем встречать нашего лорда. Он вот-вот должен приехать. Но уже сейчас будем считать, что этот дурацкий спектакль начался.

***

Злата вертела головой по сторонам, рассматривая из окон автомобиля необыкновенно красивое место. Хвойный лес почему-то издалека казался голубым. Верхушки высоких елей скрывались где-то под белоснежными ватными облаками, которые тоже выглядели каким-то необычными, будто снежные сугробы. Узкая извилистая дорога тем временем вильнула влево, и девушка увидела дом, в котором ей предстояло жить и работать.

Белоснежное двухэтажное здание, окруженное садом, напомнило ей родительский дом, и чем ближе они подъезжали, тем сильнее усиливалось щемящее чувство в груди.

- Что-то не так? - уточнил Георг, плавно сворачивая на дорогу, ведущую к центральным воротам.

- Все в порядке, - Злата выдавила улыбку, стараясь скрыть свои эмоции, прекрасно помня о том, что показывать истинные чувства посторонним людям крайне неприлично. Она старалась вести себя достойно, хотя на глазах снова были слезы. Ей не хватало ее семьи, боль потери всегда жила в сердце, не давая забыть о произошедшем.

- А мне кажется, ты меня сейчас обманываешь? - Георг хитро улыбнулся.- Ну? Может скажешь правду?

- Вам это только кажется.

- Ну, посмотрим, - мужчина нажал на клаксон и по округе разнесся малоприятный звук. Привратник тут же распахнул резные кованые ворота, пропуская машину в закрытый двор. На длинном мраморном крыльце дома Злата увидела двух мужчин. Один был в возрасте, чуть лысоват, невысокого роста. Он немного сутулился, отчего казался еще ниже. А вот второй… Его девушка уже видела. Именно он вчера приходил к ней вместе с Георгом.

- Нас уже встречают, - произнес ее спутник, останавливая автомобиль. – Сейчас я тебя со всеми познакомлю.

Георг вышел из машины и, к изумлению девушки, сам открыл ей дверь. Злата удивленно приподняла брови. Аристократы всегда гордились своим происхождением, и никогда не допускали фамильярностей со слугами. Ей было непонятно, почему лорд на глазах у других проявил к ней такую галантность. Это было очень странно и непривычно.

Злата за месяц пребывания в Гринвальде, изучила все книги, подаренные ей господином Дилаком, и была уверена, что устои светского общества в обоих государствах абсолютно одинаковые.

- Злата, познакомься, это мой друг и соратник, лорд Филипп. А это распорядитель дома, господин Рид. Господа, позвольте представить вам, новую гувернантку Авроры, леди Злату, - представил девушку Георг. Ему не хотелось принижать ее, и поэтому он умышленно назвал ее леди, подчеркнув тем самым высокое происхождение.

- Добро пожаловать, - господин Рид пытался быть приветливым и вести себя естественно. - Для вас уже приготовили комнату, леди Злата.

Но как бы мужчина ни старался, было видно, что он нервничает. На гладкой лысине блестели капельки пота, а на лице густые седые брови, будто сами по себе поднимались то вверх, то опускались вниз. Злата прекрасно видела, что мужчина сильно волнуется, но никак не могла понять причину такого странного поведения.

- Спасибо вам большое, и называйте меня просто по имени, - девушка постаралась расположить к себе распорядителя дома, понимая, что, по сути, он один из самых главных людей в особняке, после хозяина.

- Хорошо, - Рид явно облегченно выдохнул. - Позвольте проводить вас.

- Спасибо, - Злата чуть склонила голову, а затем подняла взгляд на Филиппа. - Рада была знакомству, лорд.

Присев в низком реверансе, она поднялась и посмотрела на распорядителя дома:

- Я готова следовать за вами.

- Тогда пройдёмте…

Георг смотрел вслед Злате и не сводил с нее взгляда. В его душе все пело, а за спиной буквально распахнулись крылья. Он пока и сам не мог определиться, какие чувства эта девушка пробудила в нем: то ли простой мужской интерес, или это было нечто более… Георг точно знал одно - ему хочется видеть эту женщину рядом с собой, его тянет к ней и бороться с этим он не в силах, и на данный момент это было главным.

- Милорд, - начал говорить Филипп, но поймав злобный взгляд своего повелителя, тут же исправился. - Мой лорд, какие ваши дальнейшие планы? Есть пожелания?

- Ты предупредил прислугу? - уточнил Георг.

- Конечно.

- И как они отреагировали на мою необычную просьбу?

Филипп отвел взгляд в сторону, а потом сухо отчитался:

- Удивились, и довольно сильно. И у Реда возник очень правильный вопрос. Молчать могут все. Но как вы объясните происходящее Авроре?

- А что ты ответил ему на это? - на губах Георга играла легкая улыбка.

- Принцесса Аврора малышка, и своего статуса еще толком не осознает. В ее устах «принцесса» звучит как мечта любой девочки, и не более.

- Ну вот, ты и сам ответил на свой вопрос, - король легко хлопнул своего главу службы охраны по плечу. - На том и будем стоять. А сейчас пойду познакомлю Злату с дочерью, и мне очень хочется, чтобы девочки подружились.

Георг буквально взлетел по лестнице в дом, а Филипп, проводив его взглядом, подумал о том, что давно не видел своего правителя в таком хорошем расположении духа.

Глава 6

Внезапный громкий детский вопль заставил Злату вздрогнуть. Быстро собрав волосы в прическу, заколов их на макушке изящной заколкой в виде веточки с цветами, она поправила платье и поспешила к своей воспитаннице, не понимая причину ее плача. Распахнув смежную дверь между их комнатами, девушка сначала услышала  взволнованный голос служанки:

- Малышка, ты не можешь ходить по дому в пижаме. Пойми это неприлично, - а затем увидела Аврору, бившуюся в истерике на кровати, и рядом с ней личную служанку Грету, пытающуюся успокоить девочку.

- Что здесь происходит? - поинтересовалась Злата. - Аврора почему ты плачешь, что случилось?

Вместо ответа малышка еще сильнее зашлась в плаче, и девушка перевела взгляд на служанку, ожидая ее объяснений:

- Маленькая леди отказывается одеваться, - она показала рукой на красивый, расшитый золотыми нитками, наряд бледно-желтого цвета.

- Почему? - Злата удивленно приподняла брови. В доме лорда Георга девушка работала уже около двух недель, и прекрасно знала, что маленькую Аврору любят слуги, даже можно сказать, обожают, и каждый готов выполнить ее любую прихоть. При этом девочка оказалась очень милой, совершенно некапризной и просто так расплакаться было не в ее характере.

Грета пожала плечами и объяснила:

- Говорит, ей неудобно в платье.

 Злата удивленно приподняла брови. Присев на кровать, осторожно погладила малышку по спинке и тихо попросила:

- Аврора, поговори со мной. Что случилось?

В ответ девочка еще сильнее вжалась лицом в подушку и дёрнула плечом, пытаясь сбросить с него ее ладонь. Злата переглянулась с Гретой и беззвучно ей прошептала:

-Ты можешь идти,  я сама разберусь.

Служанка с явным облегчением положила роскошное платье на стул и выскользнула из спальни, оставляя их наедине.

- Малыш, может поговорим? Ты же уже большая девочка, и мы всегда сможем договориться, если объяснишь, почему не хочешь одевать такое красивое платье. Тебя не устраивает именно этот наряд или ты просто желаешь сегодня провести весь день в кровати?

Девочка поднял на нее зареванное лицо и выкрикнула:

- В нем неудобно!

- Хорошо, - Злата кивнула. - Давай выберем другое. В чем проблема?

Аврора села и вытерев слезы, пояснила:

- Мне в них тесно и неудобно. Не хочу.

- Странно, - Злата пыталась выяснить действительно этот так или девочка просто решила покапризничать. – Раньше же тебя эти наряды устраивали.

- Я говорила леди Марике, но она сказала, что я все выдумываю. Сначала было неудобно, потом стало удобно, а теперь мне снова неудобно…

Малышка вновь заплакала - горько, обидно и очень громко. По словам Авроры, Злата знала, что Марикой звали ее предшественницу. Девочка рассказывала, что гувернантка была к ней довольно строга, многое не позволяла, и у девушки сложилось впечатление, что незнакомая ей женщина была обладательницей своеобразного характера, к тому же очень недоброй.

- Знаешь, а давай померим, и ты покажешь, где жмет? Может, можно все исправить? Хорошо? Давай попробуем решить эту проблему вместе?

Аврора согласно кивнула, и ловко соскочив с кровати, сама потянулась к платью…

… Злата перемерила с девочкой весь гардероб в ее шкафу и поняла, что малышка просто-напросто немного поправилась, и она недоумевала, почему ни личная служанка, ни прежняя гувернантка не обратили на это никакого внимания. Она понимала, девочка не сказала ей, потому что они были знакомы совсем недавно, и малышка еще плохо знала свою новую гувернантку, но почему не пожаловалась отцу, ведь у них, на первый взгляд, такие доверительные отношения?

 На самом деле проблема была пустяковой. Все детские платья сшили со специальными спрятанными вставками, и по мере взросления ребенка нужно было лишь распустить несколько швов.

- Выбирай какой наряд нравится, а я сейчас все исправлю, - Злата, погладив подопечную по макушке, отправилась в свою спальню за небольшими ножничками. Вскоре Аврора крутилась перед зеркалом в серебристо-голубом платьице, не в силах поверить, что больше никаких неудобств она испытывать не будет.

- Все хорошо? Удобно? - уточнила девушка, любуясь малышкой, так похожей на своего отца.

Подбежав, девочка обхватила ее за ноги и крепко-крепко прижалась. Присев на корточки, Злата погладила Аврору по щеке и уточнила:

- Все хорошо?

Малышка обняла ее за шею и выдохнула:

- Спасибо. Ты очень хорошая.

В этот момент сердце Златы наполнилось безграничной нежности к ребенку. У Авроры был огромный дом, штат слуг, любящий отец, но пропадающий целыми днями на государственной службе, и на самом деле она, видимо, чувствовала себя одиноко. А еще девушке было непонятно отношение прислуги к малышке. Ведь на первый взгляд ее все любили, а на самом деле вникать в проблемы девочки никто не захотел, или про узкие и неудобные платья никто не услышал? И все-таки почему она не пожаловалась отцу?

Злата понимала, что эти вопросы пока останутся без ответов, но пускать все на самотек не собиралась.

- Аврора, - девушка чуть отстранилась и заглянула малышке в глаза. Они были такими же красивыми, как у отца- миндалевидные, черные, в обрамлении пушистых ресничек. – Спускайся вниз, там уже накрыт стол к завтраку. А потом приступим к занятиям.

- А ты? - малышка нахмурилась.

- Вскоре к тебе присоединюсь. Беги и передай Грете, что я прошу ее подняться. У меня есть к ней небольшой разговор.

- Хорошо, - девочка довольно улыбнулась, и подхватив подол юбки, выбежала из комнаты. Вскоре послышался топот детских ножек по лестнице.

Пока служанка поднялась в спальню, Злата успела вытащить из шкафа все платья и сложить их на кровати.

- Леди, что вы делаете?

Услышав удивленный вопрос Греты, девушка обернулась и поинтересовалась:

- Скажите, маленькая леди жаловалась вам на неудобство нарядов?

- Нет.

- Вы хотите сказать, что каждое утро одевая девочку ни разу не слышали от нее жалоб?

- Нет. Я приставлена к маленькой леди недавно. Прежнюю девушку перевели на другую работу. Аврора не жаловалась. Я видела, она немного поправилась, но подумала, что, как и все дети, очень быстро сбросит вес. Я слышала, что некоторое время назад так уже было, но леди Марика сказала ничего не перешивать. А потом, я же простая служанка и не могу вмешиваться…

- Так, - Злата прервала девушку. - Теперь я несу ответственность за эту малышку, и прошу докладывать мне обо всем, что покажется странным или необычным. Аврора такая маленькая, и мы, как взрослые люди, должны всегда заботиться о ней. Не правда ли?

В ответ Грета улыбнулась, и в ее синих глазах девушка увидела одобрение. Нет, она не ошиблась в своих выводах, малышку действительно любили в этом доме.

- Сейчас завтрак, потом мы удалимся в кабинет на занятия. А к тебе будет большая просьба. Приведи в порядок одежду Авроры. Договорились?

- Хорошо, леди.

Злата кивнула и направилась к своей воспитаннице.

 Малышка в огромной светлой столовой сидела во главе длиннющего стола персон на тридцать. Перед ней стояла тарелка с манной кашей, которую она со скучающим видом возюкала ложкой, при этом иногда морщилась и кривлялась. Горничная, стоявшая чуть в стороне, и глядя, на данный процесс насмешливо улыбалась.

Заметив Злату, она чуть поклонилась и тут же выскользнула в боковую дверь, но почти сразу же вернулась с подносом в руках.

Лорд Георг уезжал из поместья рано утром и возвращался лишь к ужину. Поэтому Злата и Аврора всегда завтракали вдвоем. Девочке обычно подавали кашу, которую она ела крайне неохотно, вкусный творожок со свежими ягодами и стакан молока. Завтрак Златы всегда был разным. Сегодня ей подали румяные блинчики с джемом, творог и нарезанное тонкими ломтиками какое-то мясо, ну и, конечно, ее любимый чай на травах.

- Приятного аппетита, - пожелала девушка своей воспитаннице, расстилая на коленях белоснежную салфетку.

- Каша противная, она совсем невкусная, - внезапно заявила Аврора, раздраженно отталкивая от себя тарелку.

Злата удивленно приподняла брови, но сделала вид, что не заметила выходки девочки.

- Приятного аппетита, - настойчиво повторила она.

- Приятного аппетита, - пробубнила малышка и вновь стала размазывать кашу по тарелке.

Злата приступила к еде, то и дело, бросая взгляд на Аврору, которая так ничего и не ела, а потом не выдержав, уточнила:

- Ты не хочешь есть?

- Я не хочу кашу.

- Тогда ешь творог, - Злата убрала тарелку подальше и продолжила свой завтрак.

Девушке прекрасно понимала - маленькому ребенку нужно есть только полезную еду. Но она уже не первый день наблюдала за Авророй, и пришла к выводу, что девочка весьма неохотно ест свой завтрак, оставляя больше половины в тарелке. И поэтому решила вечером обсудить эту тему с лордом Георгом и с его позволения поручить повару пересмотреть меню для малышки.

Кстати, Злата совершенно не ожидала, что ее наниматель окажется таким заботливым и любящим отцом. Несмотря на большую загруженность, мужчина очень старался выкроить для дочери время, но так как почти всегда возвращался домой довольно поздно, то обычно сам укладывал ее спать.

А потом они со Златой вместе ужинали. Поначалу девушка пыталась отказаться, ведь хозяин дома и прислуга не могут сидеть за одним столом. Но Георг смог ее убедить, что в совсем доме он сам устанавливает правила, и раз пригласил к столу, значит, считает это допустимым. Спорить девушка с ним не могла, потому что, используя поток неоспоримых аргументов этот мужчина всегда оказывался прав, и последнее слово все равно оставалось за ним. Они все-таки перешли на «ты», и когда были наедине, общались как хорошие друзья.

Теплыми уютными вечерами, на закрытой террасе, Георг за чашечкой чая расспрашивал Злату, как прошел день Авроры, о ее достижениях и промахах, о том, все ли в порядке у его малышки… С каждым днем девушка все больше убеждалась в том, что лорд Георг замечательный человек. Он был прекрасным собеседником, умеющим интересно рассказывать и внимательно слушать. Злата отмечала в нем знакомую уверенность, силу, спокойствие, и невольно тянулась к нему. Не сразу она осознала то, что стала ждать вечера, чтобы вновь провести его вместе с Георгом… Эти новые незнакомые чувства сначала ее насторожили и даже, более того, ошеломили. Злата испугалась. А потом тщательно проанализировав свои эмоции, пришла к выводу, что лорд добр к ней, учтив, галантен, хорош собой, и понятное дело, он привлек ее как мужчина. Но…Злата сама была аристократкой, и прекрасно понимала, что в принципе никаких личных отношений между ними быть не может, и пообещала сама себе, что справится со своими внезапными чувствами, погасив их в зародыше.

***

В последние дни Георгу казалось, что за его спиной распахнулись крылья. Он не ходил, а летал. А все дело было в том, что он опять влюбился. Хотя мужчина и не думал о том, что когда-нибудь судьба вновь подарит ему шанс испытать столь сильные чувства. Злата…  Эта прекрасная женщина ни на секунду не покидала его разум, и подобно огню, манила, как огонь мотылька. В его сердце уже жила любовь к ней. Георг понимал, что Злата слишком молода и невинна, и ей, возможно, ей нужен мужчина без прошлого, а у него за его спиной два непростых брака, дурная репутация «черного вдовца», маленькая дочь, которой нужно много заботы и внимания, и, тем не менее, он снова хотел попытаться стать счастливым.

Король Гринвальда когда-то решил посвятить жизнь маленькой дочери, еще не подозревая, что одиночество сжигает изнутри. Все эти годы каждый прожитый день был похож на предыдущий, такой же пустой и безликий.

А сейчас, когда в сердце вновь поселилась любовь, мир вокруг заиграл разноцветными красками. Георг прекрасно видел, что Злата тоже заинтересована им, но не знал, как ей рассказать о себе, а еще безумно боялся услышать отказ…

- Милорд?! - Георг вздрогнул и поднял взгляд на начальника службы охраны, который мялся на пороге, не решаясь войти в кабинет. - Вы позволите?

- Да, проходи. Что-то случилось?

- Правитель, я бы хотел с вами поговорить на весьма деликатную тему, - Филипп замялся, отводя взгляд в сторону.

- Слушаю, - мужчина откинулся на спинку кресла, уже догадываясь, о чем сейчас пойдет речь. Дворцовые придворные были слишком предсказуемы. Скандалы, интриги, сплетни- вот суть жизни аристократов, а тут король уже продолжительное время почему-то каждый вечер уезжает в загородное имение. Естественно, возникло множество вопросов и предположений.

- Милорд мой долг сообщить вам, что светское общество буквально лопается от любопытства, строя догадки, почему вы временно переехали за город. По дворцу ползут слухи, среди них есть весьма необычные. Понимаете, неизвестно, что они еще выдумают…

- Филипп, я понял. Скоро все вопросы отпадут сами по себе.

- Милорд?

- Все потом. Мне пора к дочери.

Георг покинул свой кабинет, оставляя ошеломленного подданного в одиночестве. Филипп, проводив изумленным взглядом короля, взлохматил рукой волосы и довольно улыбнулся. Он уважал своего правителя, считал его достойным человеком, и искренне желал ему счастья. Видимо, графине Злате Меллин удалось пробудить его интерес, а значит…  Филипп довольно улыбнулся и, насвистывая незатейливую веселую мелодию, отправился прогуляться по дворцу, а заодно проверить работу своих подчиненных.

Тем временем Георг мчался домой. Разговор с Филиппом подтолкнул его к принятию решения. Он боится признаться, Злата старается не показать интереса, в силу своего воспитания - ситуация в том виде, как сейчас, может тянуться до бесконечности. Кто-то должен сделать первый шаг, рискнуть, и этим кто-то должен быть, конечно, мужчина.

Георг срезал в королевской оранжерее огромный букет прекрасных роз, и надеялся, что сегодняшний вечер станет для них со Златой поистине особенным.

Дом встретил его абсолютной тишиной, даже слуг не было видно, лишь сверху доносился едва слышный смех маленькой Авроры и голос Златы. Прошагав в гостиную, он взял вазу и поднялся наверх. Поставив цветы на террасе, мужчина направился в спальню дочери.

Малышка Аврора уже лежала в постели и, пиная одеяло голыми розовыми пятками, слушала сказку, которую ей читала Злата.

Прислонившись к косяку, Георг замер, наблюдая за «своими» девчонками:

- И вот, волшебный грифон взмахнул большими крыльями, и стал медленно подниматься в лазурную высь. Он мчался вперед, удаляясь все дальше, и никто не мог его догнать.

- А куда он так торопился? - поинтересовалась Аврора.

- Не спеши. Скоро все узнаем, - ответила Злата и продолжила чтение. - Грифон летел домой, туда, где его любили и ждали. Семья - это самое главное, что есть в жизни каждого. Он очень соскучился по супруге и своим детям. И вот вдалеке показались шпили замка. Грифон, сделав круг, стал снижаться, а внизу, в нетерпение, перебирая лапками, его ждали дети - сын и дочь.

Аврора почему-то грустно вздохнула и укуталась в одеяло.

- Что-то случилось? - девушка отложила книгу в сторону. - Не нравится сказка?

- А где папа?

- Скоро приедет. Ты же знаешь, что он всегда приходит поцеловать тебя перед сном.

- Злата, а у тебя есть братик или сестренка? - Аврора доверчиво смотрела на нее, ожидая ответа.

- Нет. Я у своих родителей единственная дочь.

- И у меня нет сестренки, а я так хочу. Как ты думаешь, папа не рассердится, если попрошу у него на день рождения?

Злата, чуть прикусив губу, на мгновение задумалась. Что ответить малышке она не знала. Девушка понимала, надо незаметно перевести разговор на другую тему, но как это сделать не представляла.

Георг, наблюдая за ними, едва сдерживал смех  и, услышав последний вопрос дочери, очень удивился. Аврора никогда не поднимала эту тему разговора с ним. Именно сейчас он окончательно удостоверился в том, что его дочери необходима мать, и Злата, как никто другой, идеально подходит для этого, именно она может стать прекрасной женой, и хорошей мамой для его девочки.

Понимая, что ситуацию нужно спасать, он шагнул вперед и поздоровался:

- Добрый вечер.

- Папочка! – завизжала девочка. - Ура! Ты пришел!

Злата, обернувшись, окинула его приветливой улыбкой, и сердце мужчины забилось сильнее. Ему хотелось одного, подойти к Злате, обнять ее, коснуться поцелуем манящих губ, но пока… пока у него не было такого права, к сожалению.

- Папа, почему ты сегодня так долго?

- Работа, - мужчина развел руки в стороны. - Ты же знаешь, по-другому нельзя.

- Я оставлю вас, - Злата поднялась.

- Поужинаем? - послышался вопрос от Георга.

Девушка хотела ответить нет, но тихое «да», сорвалось с губ само по себе.

- Подожди меня на террасе, и попроси Реда, чтобы накрыли стол к ужину.

- Хорошо.

Георг присел на кровать и начал ворковать с дочерью, а Злата направилась к двери, но одна фраза девочки, буквально заставила ее замереть на полушаге.

- Папочка, ты же король, почему тогда ты должен так много работать?

Георг от неожиданности замер, а потом, резко обернувшись, осознав, что Злата еще в комнате, побледнел. Улыбнувшись, мужчина повернулся к дочери и попытался все обратить в шутку:

- Конечно, я король, ведь у меня дочь принцесса. Моя маленькая сладкая принцесса.

Аврора крепко обняла отца за шею и прижалась к нему. В это минуту они были едины, и Злата, чтобы не помешать им, тихо вышла.

Но в голове продолжали набатом биться слова ребенка: «Папочка, ты же король» …

«Король! Неужели Георг король? Тот самый король Георг Второй?! Нет, не может этого быть… Зачем ему лгать и притворяться?», - девушка в растерянности вышла на террасу и ответила сама себе. – Незачем. Видимо, Аврора пошутила».

Облокотившись на резные деревянные перила, стала рассматривать вечерний сад в свете разноцветных фонарей, пытаясь разобраться и понять, почему слова ребенка так встревожили ее. Ведь Георг представил все как детскую шутку.


Она стала вспоминать книги, которые господин Дилак отдал ей перед отъездом. Злата их, конечно, прочитала, но знала историю Гринвальда только в общих чертах, как и законы. Девушка стала вспоминать, что ей было известно.

Король Георг был вдовцом. Первая жена трагически погибла, вторая умерла в родах, оставив ему дочь - принцессу Аврору.

Злата закрыла лицо ладонями, чувствуя себя полной идиоткой. Могла бы догадаться и раньше… Она же видела, что слуги перешёптываются между собой, а при ее появлении замолкают. И как-то Ред мимоходом назвал Георга милордом, но тут же исправился, и тогда девушка подумала, что это просто случайность. А еще к ней относились как к леди, а не как к простой гувернантке.

Она была абсолютно слепа и теперь совершенно не знала, как себя вести, хотя, в общем-то, ни в чем не виновата.

- Злата, - за спиной послышался голос Георга. - Я сейчас все объясню.

- Не надо, - она обернулась и присела в низком реверансе. - Король ничего не должен объяснять. Если вы позволите, милорд, я бы хотела вернуться к своей подопечной.

- Ты опять мне «выкаешь».

- Я склоняю голову перед королем и отношусь к вам соответственно вашему статусу. Приятного вечера.

Злата попыталась проскользнуть мимо Георга, но он схватил ее за руку и крепко прижал к себе, вынуждая посмотреть на себя. В глазах девушки блестели слезы. Она догадывалась о причине лжи. Сильный властный мужчина привез в загородный дом обедневшую аристократку… Только глупец не понял бы для чего. Любовница! Вот какую роль ей отвел Георг, и все это время он укрощал ее, приручал и пытался добиться абсолютного доверия. И самое обидное, что у него все получилось.

- Прости, - прошептал мужчина, аккуратно стирая с ее щеки бегущую слезинку. - Я не хотел лгать, но и правду опасался сказать.

- Почему? - выдохнула Злата, растворяясь в черном омуте его бездонных глаз. - Скажи…

- Потому что влюбился в тебя с первого взгляда, и боялся, что как только ты узнаешь, кто я такой, испугаешься «проклятия» и в твоих глазах я увижу страх.

- Проклятия?

- Неужели ты ничего не слышала о «черном вдовце»?

- Слышала, - выдохнула Злата. - Но это такая нелепая глупость…

Ее слова прервал горячий, пылкий поцелуй. Мужские губы обжигали, а руки все крепче сжимались на талии, и Злата растворяясь в своих ощущениях, чувствовала себя самой счастливой, потому что она любила не короля, а просто мужчину - Георга, хорошего отца и наверно, замечательного мужа. Так ли это, ей еще предстояло только узнать.

 Глава 7

Глава 7

Прошло время

Злата, облокотившись на мраморные резные перила, стояла на террасе и с удивлением рассматривала большое яркое пылающее сердце, выложенное из тысячи свечей на открытой каменной площадке в саду. Девушка и представить не могла, что бывает такое счастье, от которого буквально задыхаешься, и была благодарна Всевышнему за то, что он ей подарил встречу с Георгом.

- Любимая…

Услышав за спиной знакомый мужской голос, Злата обернулась и лицо ее озарила счастливая улыбка. - Тебе понравился мой сюрприз?

- Вы умеете удивить, мой дорогой король, - девушка присела в низком реверансе. Воздушная многослойная юбка бального платья цвета чайной розы облаком расстелилась вокруг, словно прекрасный цветок.

- Вы умеете вдохновить на подвиги, миледи, - Георг протянул жене руку, и как только она вложила в нее свою ладонь, рывком поднял Злату.

 - Ой, - воскликнула девушка, и в одно мгновение оказалась в крепких мужских объятиях.

- У меня есть для тебя еще один сюрприз, - мужчина достал из кармана черного фрака небольшую коробочку и открыл ее. На шелковой белоснежной атласной подушечке лежало кольцо в виде маленькой изящной золотой змейки с желтыми крошечными глазками-камушками.

- Оно чудесное, - прошептала девушка, поднимая на супруга восхищенный взгляд.

- Примерь.

Злата одела колечко и залюбовалась змейкой на пальце, а затем обняла мужа за плечи:

- Спасибо!

- Я так соскучился, милая, - полушепотом признался Георг. - Может, ну его этот праздник?! Давай никуда не пойдем?

- Милорд, вам не стыдно? – Злата, приподнявшись на носочки, коснулась губ мужа легким, почти невесомым поцелуем.

- Ни капельки, - раздалось в ответ, а затем мужчина ловким точным движением расстегнул первую маленькую жемчужную пуговичку на прекрасном бальном платье супруги.

- Но нас ждут ваши подданные, милорд, - шутливо ответила Злата, еще крепче прижимаясь к мужу. - А потом если ты не забыл, это же праздник в честь нашего бракосочетания. Даже не верится! Два года пролетели так незаметно, как один миг.

- И мне не верится, любимая. Не верится! Ты моя радость, мое дыхание, моя жизнь…, не устану это повторять, даже через тысячу лет. К черту праздник! Сейчас я хочу быть только с тобой, - Георг, подхватив жену на руки, закружил ее, весело хохоча. - Король я, в конце концов, или не король?!

- Король, - рассмеялась Злата. - Но что ты скажешь Авроре? Она весь день готовилась к празднику и мечтала о торте, который кондитер, зная нашу проказницу, показал только издалека, оберегая свой кулинарный шедевр от посягательств ее детских шаловливых ручек.

- Боится? - хохотнул Георг.

- Угу, - кивнула Злата. - Он все никак не может забыть историю с рождественским тортом, с которого Аврора украдкой умудрилась слопать всю клубнику и облизать сливки. Так что, сегодня сбежать точно не получится и, пожалуйста, отпусти меня на землю.

Георг вздохнул и послушно выполнил просьбу жены, а затем, чуть прищурившись, предложил:

- А может, все-таки не пойдем?

Ответить Злата не успела, потому что раздался громкий детский крик:

- Мама, папа вы где? Нам уже пора!

Злата посмотрела на мужа и развела руками:

- Отвертеться не получится. Так что идем!

Злата и Георг едва успели войти в свою спальню, как практически сразу же входные двери с грохотом распахнулись.

- Мама, что вы так долго?! Я уже устала вас ждать, - послышался настойчивый детский голосок.

Аврора в платье лазурного цвета подбежала к Злате, но замерев на полушаге, удивлённо распахнула свои черные глазёнки и восхищенно выдохнула:

- Красиво!

- Нравится? - девушка покрутилась на месте, показывая платье со всех сторон. - Твой папа подарил мне этот наряд.

Аврора осторожно потрогала легкую воздушную ткань верхней юбки и, повернувшись к отцу, надув губы, спросила:

- А почему у меня такого платья нет?

Как и все дети она была капельку эгоисткой, а еще в последнее время абсолютно во всем копировала свою маму, именно так теперь она называла Злату.

- Твое тоже очень красивое, - растерялся мужчина, видя, как в глазах дочери появляются слезы обиды. Он беспомощно посмотрел на жену в поисках поддержки. Молодая женщина чуть улыбнулась, а потом присев на постель, притянула Аврору к себе и начала шептать:

- Когда ты подрастешь, папа и тебе подарит такое платье, обязательно. Но посмотри, твое же тоже очень красивое.

- Я хочу, как у тебя, ма, - девочка всхлипнула.

- Ну, - Злата погладила ее по пухлой щечке, вытирая слезки. - Тогда к нему не подойдут украшения, которые папа приготовил для тебя.

- Какие?

Ее глазки тут же заблестели.

- Сейчас увидишь, - Злата посмотрела на мужа и попросила. - Милый, подай, пожалуйста, с зеркала шкатулку, которую ты принес из сокровищницы для нашей дочери.

Георг удивленно приподнял брови, но сделал так, как велела Злата. Вскоре малышка крутилась перед зеркалом, любуясь подарком родителей - роскошным браслетом с сапфирами, заколкой в виде веточки сирени и аккуратным маленьким кулончиком с цепочкой. Мужчина смотрел на дочь и жену, и был счастлив. Видимо, Всевышний решил, что с него хватит испытаний, и послал ему на жизненном пути замечательную женщину - достойную, красивую, понимающую, очень добрую и надежную. Его маленькая дочка не только смогла ее принять, но и полюбила, а однажды сама назвала мамой.

Георг очень любил своих девчонок, и надеялся, что больше в его жизни никогда не будет горестей.

- Мама, спасибо, - Аврора подбежала к Злате, сидевшей на краю постели, и обняла ее за шею. - Они такие красивые.

- Это все папа.

 Девочка с обожанием посмотрела на отца, а потом просто кинулась к нему. Подхватив дочь на руки, Георг несколько раз подкинул ее воздух, чем вызвал радостный счастливый детский крик.

- Мои дорогие, нам пора, - Злата усмехаясь, посмотрела на членов своей семьи. – Подданные нас уже заждались. Идемте.

Георг сначала нахмурился, но поймав укоризненный взгляд жены, опустил дочку на пол и подставил супруге локоть. Как только Злата взяла его за руку, он легонько сжал маленькую ладошку дочери, и они направились в главный замок его резиденции.

Дворцовый комплекс негласно делился на две части. В одной - происходили все торжественные мероприятия, деловые встречи, праздники и балы, а в другой - непосредственно проживала королевская семья. Разделительной чертой служило кованое ограждение посредине сада, тщательно охраняемое стражниками. На личную территорию правителя посторонних не пускали, и поэтому Георг всегда был уверен в безопасности своей семьи.

Вот и сейчас, они немного прогулялись по саду, и вышли к главному замку, сверкающему от множества освещаемых его огней.

- Его Величество, Георг Второй с королевой Златой и наследной принцессой Авророй, - торжественно объявил церемониймейстер при их появлении в тронном зале.

Подданные низко склонились, приветствуя королевскую семью, выражая уважение и почет. Злата, улыбаясь, шла рядом с мужем и, разглядывая местную знать, невольно удивлялась огромному количеству гостей.

Когда они поднялись на небольшой помост и заняли свои места, девушка чуть наклонилась к мужу и шепнула:

- Я думала приглашенных будет меньше. Даже на нашей свадьбе такой толпы не было.

- Насколько я вижу, многие явились целыми семьями. Местным дамам не терпится выразить тебе свое почтение, и каждая надеется войти в твой круг приближенных. Ведь пока ты не набрала себе придворных дам.

-  Не дождутся, - фыркнула Злата. Георг взял жену за руку, осторожно поцеловал ее тонкие пальчики, а затем подал знак церемониймейстеру. Тут же заиграла тихая музыка, а к помосту потянулась вереница гостей, и каждый пытался сделать так, чтобы именно на него обратили внимание. Кто-то преподнёс в подарок роскошные букеты цветов, красивых, больших, но увы, которые через несколько дней бесследно увянут, не оставив о себе даже воспоминаний. Именно поэтому Злата любила живые цветы, и сама возилась с ними в оранжерее, ухаживая за розами, орхидеями, невероятно красивыми хризантемами. Это было ее небольшим хобби, от которого она получала неимоверное удовольствие. Некоторые принесли какие-то подарки в пестрых коробках, но их, как и цветы, лакеи моментально уносили. Прежде чем дары попадут к Злате и Авроре, все должен был тщательно проверить начальник охраны и лично удостовериться, что в них нет опасности для королевской семьи.

Некоторые аристократы говорили длинные запутанные витиеватые речи, навевающие скуку. В общем каждый, каждый хотел чем-то отличиться.

Злата смотрела на них и невольно вспоминала, как попала в этот дворец.

После их первого поцелуя с Георгом, жизнь Златы в очередной раз кардинально изменилась. В тот момент грань между королем и его подданной стерлась, и остались только двое влюбленных, мужчина и женщина.

Георг буквально окружил Злату вниманием, он просто околдовал ее, все больше затягивая в водоворот любви и страсти. Долгие, ночные прогулки под луной, сладостные поцелуи и хриплый, опаляющий шепот, биение сердец в унисон, легкая грусть при расставании по вечерам и радость от утренних встреч… Девушка совершенно потеряла голову, поддалась мужским чарам и когда прозвучало предложение о браке, она просто вымолвила «да», понимая, что больше не представляет свою жизнь без этого мужчины.

Во дворце ее встретили настороженно. Многие откровенно шептались за ее спиной, обсуждая недалёкость, глупость, алчность, бедность девушки, ведь только «такая» могла согласиться стать женой короля, зная о его проклятии…

Сначала Злата сердилась и пыталась что-то объяснить, но видя довольно снисходительное отношение к себе местных аристократов, просто оградилась от них и перестала обращать внимание на все сплетни и пересуды.

Дальше была пышная свадьба, явно неискренние поздравления, сочувствие в глазах окружающих. Именно поэтому она отказалась от близкого круга общения, в который обычно входили придворные дамы, считая, что вполне может обойтись без толпы сплетниц, которые только и будут что пытаться выяснить подробности их личной жизни. И Георг принял ее решение, как данность, не пытаясь навязать свое мнение.

Они были счастливы вместе. Им было хорошо вдвоем, а еще Злата постаралась расположить к себе маленькую Аврору, понимая, что Георг любит их обоих, а значит им нужно как минимум стать подругами. Но судьба благоволила ей, и вскоре маленькая девочка, никогда не знавшая материнской любви, сама стала называть ее мамой. Разве может быть больше счастья? Наверно, нет. Два года совместной жизни пролетели незаметно.

- Я устала, - голос дочери заставил Злату «вернуться» из прошлого. - Когда можно будет встать?

- Скоро моя милая девочка, - она погладила малышку по щеке. - Надо немного потерпеть.

- Скучно…

- Знаю, родная. Знаю. Но зато потом будет весело, - она наклонилась и поцеловала Аврору в щечку. - И танцы, и торт!

- Мама, он такой красивый, - девочка облизнулась, - и, наверно, вкусный.

- Скоро узнаем, - тихо рассмеялась Злата.

- Милая, - Георг чуть наклонился к ней. - Что так тебя развеселило? Сладкие речи графа Ляполя или его нелепый вид? А может, тебе приглянулся кто-то из местных кавалеров? Посмотри, каждый из них старается привлечь твое внимание и заслужить благосклонность.

- Каждый надеется пристроить в мое окружение мать, сестру или близкую родственницу, - отмахнулась Злата, а потом, чуть приподняв брови, уточнила. - Милорд, уж не ревнуете ли вы?

- Имею право, - Георг улыбнулся кончикам губ, не сводя с супруги счастливого влюбленного взгляда. – Моя жена одна из самых красивых женщин в королевстве.

Церемониймейстер продолжал выкрикивать титулы, знатные фамилии и имена, а приглашённые гости, уже выказавшие свое почтение королевской семье, разбрелись по залу. Мужчины вели деловые беседы, обсуждали машины, а некоторые даже полушепотом лошадей, хотя прекрасно знали, как король относится к ним. Дамы, наслаждаясь прохладительными напитками и небольшими легкими закусками, особо не таясь, обсуждали молодую королеву:

 - Что-то она не очень похожа на несчастную.

- А король с нее не сводит влюбленного взгляда…

- Ой, знаем, чем его любовь грозит…

- Хорошо все-таки, что король женился, и угроза перестала висеть над любой из нас…

Злата, даже со своего места, видела перешептывания местных аристократок и приблизительно догадывалась, о чем они шепчутся, и ей так было смешно… Они глупышки сами придумали то, чего нет, сами в это поверили и продолжали верить.

- Миледи, я приглашаю вас на танец, - Георг протянул ей руку, и Злата с облегчением поняла, что официальная часть подошла к финалу.

- Буду рада подарить вам танец, милорд, - она вложила свою ладонь, и они, держась за руки, спустились с помоста в зал. Заиграли первые аккорды музыки, и Георг закружил супругу в красивом торжественном танце, где каждый жест, каждое движение, были пропитаны их искренними чувствами.

***

- С-с-слата… С-с-слата… С-с-слата… - настойчивый шелестящий звук расползался повсюду, проникая в самый центр подсознания, пробуждая молодую темноволосую девушку ото сна. – Мы ждем тебя! Ты нужна нам! С-с-слата-хаян…

Подскочив на постели, она сонно огляделась, еще не совсем понимая, что ее разбудило. Странный шипящий звук, похожий на диковинную мелодию, вновь повторился, заставляя сердце биться сильнее.

- С –с-слата! С-с-слата-хаян! – тихое перешептывание, схожее с шелестом песка, раздавалось повсюду. - Иди к нам, мы ждем тебя.

Злата накинула пеньюар и, спустив ноги на пол, прислушиваясь, попыталась понять, откуда идет этот пугающий звук. Но вокруг стояла сонная тишина. В это позднее время весь дом спал. Но чтобы окончательно удостовериться в этом, девушка встала и потихоньку открыла дверь в коридор. Он был пуст.

Внезапно ее озарила догадка. Она осторожно, на цыпочках, выскользнула на террасу и аккуратно выглянула вниз, надеясь, что шутник, так исказивший ее имя и бесцеремонно разбудивший среди ночи, находится где-то на улице. Над головой в черном звездном небе висела огромная темно-желтая луна, такая большая, что казалась нереальной. Ночь была совсем светлой, и с террасы сад виднелся как на ладони. Но в нем не было ни души, вокруг стояла дремлющая тишина, нарушаемая лишь непрерывным стрекотом цикад.

- С-с-слата, хаян… С-с-слата…, - вновь повторился пугающий шепот, от которого по телу девушки пробежала легкая дрожь. Почему-то Злате стало так страшно, что она, не справившись со своими эмоциями, поспешила вернуться в спальню. Плотно закрыв дверь, ведущую на террасу, девушка обернулась…, и невольно «ахнула».

Вместо своей привычной комнаты, отделанной в приятных нежных голубых тонах, она оказалась в совершенно неизвестном ей месте – в длинном коридоре, похожем на тоннель оформленном в золотисто-жёлтые тона, пол которого был устелен мягкой дорожкой. На стенах песочного цвета были начертаны неизвестные иероглифы, и изображены странные существа. Их тела делились, будто на две половины. Верхняя часть - человеческая. Множество красивых как женских, так и мужских лиц… А вот ниже пояса, вместо ног, у них были блестящие толстые хвосты. Полулюди, полузмеи… Это изображения завораживали и пугали одновременно, а еще вызывали в душе Златы непонятный трепет. Обернувшись, девушка увидела, что за ее спиной клубится непроглядный черный пугающий туман, и поняла, обратной дороги для нее не существует.

- С-с-слата, хаян. С-с-слата, - шепот эхом разлетелся по коридору, и Злате пришлось идти на звук, совершенно не предполагая, что ее ждет впереди. Ей было страшно, но выбора, похоже, не оставалось. А невидимый собеседник, тем временем, все так же настойчиво продолжал шептать ее имя…

Злата сама не поняла, в какой момент коридор превратился в огромный зал. Просто резко осознала, что у нее под ногами вместо пушистой ковровой дорожки золотисто-белый мелкий песок, а стены вокруг приобрели светлый малахитовый оттенок. Ошеломленно замерев, она стала оглядываться по сторонам.

Зал имел овальную форму. На стенах в золотых изящных светильниках играл теплый желтый свет, придавая этому необычному помещению некую нотку таинственности. Высокий потолок, представлял собой полупрозрачный купол из мозаичного стекла светло-зеленого цвета. Злата не понимала, где она очутилась, да и, вообще, что происходит.

В центре этого таинственного места находилось невысокое возвышение, похожее на сцену. На нем стояло всего два предмета – большой диван, необычной удлиненной формы с множеством пестрых расшитых атласных подушек и овальное напольное зеркало в резной позолоченной раме.

Злата осторожно двинулась вперед. Ноги в легких домашних тапочках тонули в песке, который являлся своеобразным препятствием. Сначала идти было трудно. Но шаг, затем еще один шаг, и с каждым разом ее движения становились легче и невесомее, и она сама не заметила, как достигла возвышения.

Ей осталось только подняться по ступенькам, когда перед ней, непонятно откуда, возникла темная мужская фигура. Лицо незнакомца было скрыто капюшоном. Он низко поклонился, затем протянул ей ладонь и прошелестел:

- Хаян, добро пожаловать домой. Мы вас-с-с уже заждалис-с-сь.

Злата бросила на него испуганный взгляд, а затем, самостоятельно поднявшись по ступенькам, игнорируя чужую руку, поинтересовалась:

- Может, вы мне объясните, что происходит? Что это за непонятное место? Как я здесь оказалась? Да и, вообще, почему вы меня так странно называете? Мое имя Злата.

- Я знаю, госпожа. С-с-слата хаян, прошу займите свое мес-с-сто. Ваш народ ждет вас-с-с.

- Кто такая хаян? - нахмурившись, девушка попыталась разглядеть лицо своего собеседника, но увидела лишь непонятную туманную дымку.

- Правящая принцес-с-са, - последовал весьма неожиданный ответ.

- Кто? - ошалела Злата.

- Принцес- с-са.

 Девушка не успела опомниться, как кто-то подтолкнул ее к зеркалу. В отражении Злата увидела себя, но в тоже время, это была не она. Вместо сорочки и пеньюара на ней оказалось узкое золотистое платье, с открытыми плечами, состоящее из множества пайеток, очень похожих на чешуйки. Русые волосы, собранные в высокую причёску, удерживала золотая тиара. Руки украшали красивые браслеты с драгоценными камнями, а еще девушка заметила на своей коже блестящие бледно-желтые чешуйки, которые то появлялись, то вновь пропадали. «Наверно, просто освещение такое», - подумала девушка, попробовав прикоснуться к одной, но она оказалась неощутимой и тут же исчезла.

- Моя! Ты будешь только моей, - раздалось непонятно откуда.

- Что? Повтори?

Злата обернулась и с подозрением уставилась на своего собеседника:

- Что ты сказал?

- Моя госпожа, прошу вас-с-с занять с-с -свое мес-с-сто, - незнакомец показал ей рукой на диван.

Злата аккуратно присела, на самый краешек, но почему-то ей было неудобно. Пересела по-другому, дискомфорт усилился еще сильнее.

- Госпожа будет лучше, если вы вытяните хвост вдоль подушек, - послышалась неожиданная подсказка.

- Какой хвост? - уточнила девушка, а потом, опустив глаза на свои ноги, и увидев толстый золотисто-желтого цвета хвост, покрытый мелкой блестящей чешуей, дико закричала:

- Аааааа…

- Любимая, проснись…

Злата подскочила на кровати и начала испуганно оглядываться по сторонам, размазывая по щекам слезы.

- Милая, это сон, страшный сон… Успокойся! – послышался успокаивающий голос Георга.

Злата наконец-то осознав, что ей всего лишь приснился кошмар, с облегчением вздохнула и прижалась к груди мужа, вдыхая такой знакомый и родной аромат.

- Моя бедная, маленькая девочка. - качал Георг ее в объятиях, шепча всякие глупости. - Я рядом, и никому не позволю обидеть мою малышку.

- Любимый, - выдохнула Злата, обнимая мужа за плечи, а потом, резко одернув руку, зашипела от боли. - Тшш…

- Что? - Георг посмотрев на ее ладонь и заметив на белоснежной повязке пятно крови, витиевато выругался и вскочил с кровати. - Я убью этого олуха повара! Лично казню!

- Он ни в чем не виноват, - вздохнула Злата, разматывая руку. Ее ладонь рассекал длинный глубокий кровоточащий порез.

На торжественном вечере произошла малоприятная ситуация. Праздничный стол решили накрыть в саду, чтобы всем гостям было удобно. Кондитер представил свой шедевр - многоярусный кремовый торт, верхушку которого украшали фигурки из шоколада членов королевской семьи. Пока гости пробовали горячие закуски, десерт убрали в сторону, что очень не понравилось маленькой Авроре, сгорающей от нетерпения его попробовать.

На какой-то мгновение Злата выпустила ее из виду. Слуги как раз меняли столовые приборы и, воспользовавшись этим, малышка решила сама отрезать себе кусок торта. Увидев дочку с огромным длинным ножом в руках, молодая женщина перепугалась. Вскочив из-за стола, она бросилась к Авроре и, отобрала опасный предмет из рук крохи, отбросив его в сторону. Прижав малышку к себе, Злата тихо объяснила ей, почему маленькой девочке нельзя трогать острые предметы. А потом выяснилось, что девушка случайно успела порезаться. Рана оказалась довольно глубокой и кровоточила. Злата сама не заметила, как перепачкала бальное платье. Вечер был почти сразу же окончен, и королевская чета удалилась к себе. Лекарь обработал рану, но, видимо, во сне, Злата задела разрез, и он вновь стал кровить.

- Сейчас обработаем рану еще раз и снова перевяжем. Завтра доктор обязательно осмотрит твою руку, - Георг сел на постель и вытащил пробку из небольшого темного флакона. В воздухе моментально поплыл приятный сладковатый аромат кровоостанавливающей настойки. Смочив кусок мягкой ткани, мужчина приложил его к ладони жены, и когда она слегка поморщилась и зашипела от боли, нахмурился.

- Потерпи родная, сейчас станет легче.

- Все хорошо, любимый, - Злата поспешила успокоить мужа, прекрасно видя, как он волнуется. – Это всего лишь небольшой порез и очень скоро от него не останется и следа.

Когда рана была обработана и перевязана, супруги, потушив свет, вновь легли спать. Георг практически сразу уснул, а Злата все думала о своем странном сне, который так и не отпустил ее, и в душе девушки невольно зародился какой-то непонятный липкий страх…

Глава 8

Злата, набрав в небольшую садовую лейку теплой воды, осторожно поливала кусты, которые вот-вот должны зацвести. Среди копны зеленых листьев виднелись плотные тугие бутоны. Черенки этих роз ей привезли в подарок издалека, и рассказали, что они очень редкие и их цветы имеют невероятно лиловый сказочный оттенок.

Девушка тщательно ухаживала за ними уже продолжительное время, с нетерпением ожидая, когда же распустится первый долгожданный бутон.

- Ну, что мои хорошие. Сейчас я вас как следует полью, и будем надеяться, что в ближайшие несколько дней вы меня порадуете.

Девушка часто разговаривала с цветами. Она действительно искренне считала, что они понимают ее слова, как и теплое отношение. Даже старый садовник заметил, что только стоит ей начать ухаживать за растением, то тут же самый последний заморыш расцветает и превращается в роскошный куст. Георг все время над этим посмеивался, а Злата лишь улыбалась в ответ. В оранжерее она отдыхала душой. Цветы были ее маленьким хобби, девушке нравилось возиться с ними.

 - Миледи…

Злата, поставив лейку, повернулась к служанке, бросив на нее вопросительный взгляд.

- Миледи, будут какие-нибудь указания?

- Я бы с удовольствием выпила чаю, - немного подумав, ответила Злата и уточнила. – Пусть накроют стол в саду, и принеси книгу из библиотеки. Я оставила ее на тумбочке, такая в черном переплёте с золотым тиснением.

- Все сделаю.

- Принцесса Аврора на занятиях?

- Да.

- Как только уроки закончатся, приведи девочку ко мне.

- Слушаюсь, - девушка присела в реверансе и поспешила выполнять указания.

А Злата вернулась к своему занятию, размышляя над балом, прошедшим накануне. Во дворце она жила уже два года, но так и не привыкла к придворным сплетням. Аристократы - представители богатых и знатных семей были подобны рыночным торговцам, и с удовольствием смаковали подробности личной жизни своего правителя. Вчера до нее несколько раз долетали обрывки фраз о ней и о Георге. Если тема со страшным родовым проклятием немного поутихла, то теперь лорды и леди активно обсуждали отсутствие наследников у правящей четы. И Злата, может быть, не обратила на малоприятные перешептывания внимания, если бы эта тема не волновала ее так сильно саму.

Время пролетело незаметно, и с каждым прожитым годом чувства между ней и супругом становились все более глубокими и многогранными. Они понимали друг друга с полуслова, иногда даже хватало жеста или взгляда…

Злата была счастлива, и ей очень хотелось подарить мужу наследника, но долгожданная беременность за два года брака так и не наступила, хотя оба были здоровы и полны сил. Придворный лекарь лишь разводил руками и советовал набраться терпения, заверяя, что в скором будущем у них обязательно появится малыш. Но, несмотря на все успокаивающие слова, Злата очень переживала по этому поводу. Своей тревогой она поделилась с Георгом, и тут же в ответ получала океан заверений, что наследник не важен, ведь у них уже есть Аврора. Стало понятно, Георг до такой степени боится потерять жену, что готов и вовсе отказаться от детей.

- С-с-слата, С-с-слата, хаян. С-с-слата, - странный, едва слышный, шёпот пробежался легким ветерком по оранжерее, заставив Злату вздрогнуть. Лейка выпала из рук девушки, и расплескавшаяся вода намочила ее туфельки. Она стала испуганно оглядываться по сторонам, и с ужасом поняла, что рядом никого нет.

- С-с-слата… С-слата… - жуткий шепот повторился.

Перепугавшись до полусмерти, девушка подхватила подол платья и бросилась бежать прочь. Вылетев из оранжереи, она пересекла зеленую лужайку и тяжело дыша, остановилась у фонтана. Сердце бухало в груди, отдавая стуком в висках.

Злата в панике оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, кто так зло над ней подшучивает, недоумевая, у кого хватает наглости напугать ее в дворцовом саду. Но в радиусе видимости никого не было видно.

«Наверно, померещилось», - решила девушка и подошла к фонтану. Оглядев свое бледное отражение, она зачерпнула воды и немного освежилась, а затем направилась в беседку, где для нее уже накрыли стол.

- Миледи, что-то случилось? - поинтересовалась служанка, встречающая ее у входа. - Вы так бледны.

- Все в порядке, - Злата уселась в кресло. – Немного кружится голова. Налей мне чаю, и можешь идти.

Оставшись одна, молодая женщина испуганно прислушалась. Вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь завораживающим пением птиц. Злата облегченно вздохнула и сделала глоток чаю, постепенно приходя в себя. «Надо попросить лакеев осмотреть оранжерею. Возможно, какой-то из садовых шлангов пропускает воздух, а остальное я додумала сама», - она, найдя, как ей показалось разумное объяснение происходящему, немного успокоилась. Откусив кусочек воздушного кремового пирожного, девушка потянулась к книге и приступила к чтению.

Ее очень увлекали древние сказания. Короткие рассказы были похожие на сказки. Героями их являлись мифические мудрые существа, обладающие двойственною сущностью - человеческой и змеиной. По старым легендам когда-то все прибрежные территории делились на два царства. Одним управляли наги, именно так называли полулюдей-полузмей, обладающие магией и умением перемещаться в пространстве. В другом - правили арахниды, человекообразные пауки. Две расы враждовали между собой, и каждая история была посвящена какому-то значимому событию жизни этих необычных сказочных рас.

«Царь Хереон взмахнул толстым хвостом и гневно ударил им, поднимая дорожную пыль. Земля вздрогнула, и по поверхности побежали кривые уродливые трещины. Где-то далеко скалы эхом отозвались на призыв правителя. Послышался грозный звук камнепада.

- Я никогда не отдам свою дочь тебе, Гедеон, - зло прошипел он. - Никогда, запомни!

- Твой предок дал магическую клятву в залог мира между нашими народами. Тебе ли об этом не знать? Он пообещал, что раз в сотню лет одна женщина из его рода будет становиться женой наследного принца. Иначе война! – ответил ему огромный арахнид, человекообразный паук.

- Твои сыновья жестоки и беспощадны. Нагини становятся рабынями в доме твоих сыновей…

- Херон, я все сказал…»

- С-с-лата, С-с –слата…

Жуткий шепот в очередной раз заставил Злату вздрогнуть, книга выпала из ее рук. Девушка, обхватив себя за плечи руками, подскочила, и невольно опрокинула легкий плетеный столик. Послышался звон разбитой посуды…

- Мама, что случилось?

Злата обернулась и увидела перепуганную Аврору. Девочка с непониманием смотрела на нее, опасаясь войти в беседку.

- Мама?

Молодая женщина на секунду закрыла глаза и мысленно досчитала до трех, пытаясь взять под контроль свой страх и панику. Она понимала, что напугала малышку и постаралась ее успокоить:

- Милая, все хорошо. Я испугалась шмеля, неудачно вскочила и вот…, - она развела руками. - Видишь, какой беспорядок устроила. Надо сказать слугам, чтобы тут прибрались. У тебя уже закончились занятия?

- Да, - девочка кивнула.

- Тогда идем в дом. Расскажи, какие у тебя успехи? - Злата взяла девочку за руку и поспешила увести ее в замок, наполненный охраной и слугами. Непонятный шепот ее пугал. Молодая женщина не понимала, что происходит, и поэтому ей было очень важно, чтобы Аврора как можно скорее оказалась в безопасности.

- Все как обычно, - малышка пожала плечами. - Очень скучно. Ма, скажи, а если я не хочу учиться, можно мне не ходить на уроки?

- Конечно, нет. Ты принцесса и, возможно, когда-нибудь будешь править целой страной. А чтобы делать это правильно, необходимо много знать - историю, политику, экономику, банковскую систему и многое, многое другое.

- А если я выйду замуж? - Аврора вопросительно посмотрела на нее. – Королевством будет править мой муж.

- Это ничего не меняет. Ты должна стать достойной спутницей для своего супруга, помогать ему во всем, поддерживать, быть его опорой, - ответила Злата, пытаясь как можно понятнее донести до дочери то, что учиться необходимо.

- Как ты для папы?

Злата присела на корточки и, обняв малышку, глядя ей в глаза, честно призналась:

- Я очень хочу стать достойной спутницей для твоего отца и, поэтому, даже несмотря на то, что уже давным-давно выросла, продолжаю учиться.

- Да? - малышка удивленно распахнула свои глазенки.

- Да, моя хорошая, - Злата обняла ее покрепче и шепнула. – Я много читаю и изучаю древние рукописи. У тебя обязательно все получится, вот увидишь. Надо только немного постараться.

- Я люблю тебя, мама, - Аврора поцеловала ее в щеку. - Сильно-сильно.

- И я тебя люблю, моя хорошая, - молодая женщина подхватила малышку на руки и направилась в детскую.

После свадьбы Злата продолжала сама присматривать за Авророй, отказавшись от гувернантки. Теперь у девочки было несколько приходящих преподавателей и две личные служанки, которые занимались малышкой в те моменты, когда родители отсутствовали.

Злата очень старалась быть хорошей мамой. Девушка смогла полюбить Аврору, как родную, и с удовольствием уделяла ей времени столько, сколько могла.

До самого вечера она провели время в детской, играя в игры, загадывая друг, другу загадки, что-то обсуждая, и Злата успела позабыть о том, что произошло днем, решив, что все случившееся ее выдумки и не более.

***

- С-с-слата… С-с-слата… С-с-слата… - настойчивый шелестящий звук расползался повсюду, проникая в самый центр подсознания, пробуждая девушку ото сна. – Мы ждем тебя! Ты нужна нам! С-с-слата-хаян… Иди к нам, мы ждем тебя!  Пришла пора вернутс-с-ся. Твой дом ждет тебя принцес-с-са.

Злата, подскочив на постели, стала сонно оглядываться по сторонам, не понимая, приснилось ли ей странное перешёптывание, схожее с шелестом песка, или нет…

- С-с-слата! С-с-слата-хаян! – жуткий шипящий звук, похожий на диковинную мелодию, вновь повторился, заставляя сердце биться сильнее. Казалось, он исходил из самих стен, проникал в разум и сводил с ума, и от него нельзя было отгородиться или скрыться.

Злата посмотрела на безмятежно спящего рядом мужа и уткнулась лицом в ладони.

- С-с-слата! С-с-слата-хаян! С-с-слата!

Уже почти неделю девушку звал этот шепот, не давая ей покоя ни днем, ни ночью. Он преследовал ее повсюду, и раздавался моментально, едва она оставалась в одиночестве. Но самое главное, что ей стали снится странные сны, пугающие, в которых она уже не человек, а нагиня с длинным змеиным хвостом.

Злата стала раздраженной, дерганной и была близка к нервному срыву, и самое страшное, она опасалась поделиться происходящим, даже с мужем. Ведь слышать то, что больше никто не слышит - плохой знак. Голоса в голове - явный признак сумасшествия, но Злата была уверена, что это не выдумка ее разума, но и дать реальное объяснение происходящему не могла.

- Милая? – Георг, чуть приподнявшись на локте, сонно посмотрел на жену. - Что-то случилось?

- Все в порядке, - ласково прошептала она, не желая тревожить любимого мужчину. - Спи.

- Иди сюда, - супруг притянул ее к себе и нежным поцелуем коснулся губ. – Почему моя королева не спит? Что тревожит ее сердечко? Какие мысли гуляют в этой прекрасной головке?

- Просто не спится, - Злата поцеловала мужа в щеку и прижалась к нему, слыша мерный стук сердца в его груди. - Ночь сегодня такая лунная.

- А знаешь… - Георг лукаво посмотрел на нее. - В такую ночь действительно нельзя спать. Ты права.

Он ловко соскочил с кровати и натянул халат, бросив другой Злате:

- Одевайся.

- С ума сошел? - молодая женщина с недоумением смотрела на него. - Куда ты собрался? Время видел?

- В такую ночь нельзя спать. Идем, любимая, - Георг протянул ей ладонь, и как только Злата вложила в нее свою руку, была рывком поднята с кровати.

- Ты ненормальный, - с улыбкой произнесла она, накидывая халат и надевая тапочки.

- Я просто влюблен, - парировал мужчина, - в самую красивую женщину на свете. И как все влюбленные люди немного сумасшедший. Идем.

Георг уверенно покинул спальню, ведя за собой Злату. Замок спал. Безмолвная тишина казалась уютной, и дарила ощущение умиротворения. Все страхи молодой женщины растворились без следа, и счастье просто переполняло ее.

- Куда мы идем? - шепотом спросила она.

- Скоро узнаешь, - послышалось в ответ. - Сейчас. Секунду.

Георг зашел в гостиную, но буквально сразу же вернулся, держа в руке бутылку шампанского и бокалы, которые тут же передал жене:

- Держи.

Взяв ее за руку, он направился в башню, в которой располагался его кабинет. Молодая женщина была в нем всего несколько раз, искренне считая, что каждый мужчина должен иметь свое личное пространство. Поэтому никогда сюда не поднималась без лишней необходимости.

Когда они вошли, Георг отдал ей бутылку с шампанским, и ловко открыв окно, вскочил на подоконник.

- Иди ко мне, - позвал он жену, улыбаясь счастливой шальной улыбкой.

Злата отрицательно покачала головой:

- Ты что задумал?

- Ты же веришь мне? - Георг буквально прожигал ее взглядом.

Своему мужу Злата верила, как никому и, поэтому, отбросив все сомнения, подошла.

Обхватив ее за талию, мужчина поднял ее на подоконник, а потом и вовсе подхватил на руки. Два уверенных шага по широкому выступу, и они очутились на плоской крыше. Луна цвета топленого молока отсюда казалось невероятной большой на фоне крошечных капелек звезд. Она приобрела некую объёмность, отражаясь от морской глади, которая сейчас была видна как на ладони.

Пока изумленная Злата, подойдя к каменному ограждению крыши, рассматривала роскошный вид, Георг наполнил бокалы игристым напитком:

- Нравится? - шепотом спросил он, обнимая жену за талию и протягивая ей бокал.

- Это невероятно. Почему ты никогда не рассказывал об этом месте?

- Я прятался здесь в детстве от строгих учителей, которые доставали меня своими занудными речами, - хохотнул мужчина. - Слуги сбивались с ног в поисках, и никто так и не догадался, где я скрываюсь. Наверное, именно поэтому я сделал кабинет в этой башне. Но сам сюда не поднимался очень давно, а вот сегодня, понял, что хочу показать тебе это место.

- Так вот в кого наша дочь? - Злата чуть усмехнулась. - Она тоже совершенно не хочет учиться.

- Не рассказывай Авроре, что ее отец был прогульщиком и хулиганом.

Злата сделала глоток и, поставив бокал на каменное ограждение, вполоборота обернулась к мужу:

- Конечно, не скажу. А то получается я вышла замуж за хулигана?

- Если бы ты только знала, как я тебя люблю, - выдохнул он ей в губы, с жадностью целуя ее. Молодая женщина обвила его шею руками, полностью отдаваясь опаляющей обоюдной страсти. Сгорая в пламени желания, они под светом тысячелетней луны, безмолвной свидетельницы этой ночи, клялись друг другу в любви и вечной преданности, соединяясь в единое целое, стремясь достигнуть вершины наслаждения…

… Георг уже уснул, а Злата, разглядывая спящего супруга, размышляла, как ей повезло в этой жизни. Она и не представляла, что можно быть такой счастливой, и мечтала только об одном, чтобы это счастье не заканчивалось никогда.

- С-с- слата, С-с-слата…

Настойчивый шепот вновь появился из ниоткуда, заставляя молодую женщину замереть, как испуганную лань.

- С-с-слата-хаян… Иди к нам, мы ждем тебя!

Злата присела на постели. Голоса, настойчиво зовущие, появлялись только тогда, когда она была одна или все вокруг спали. Они не оставляли ее в покое ни днем, ни ночью, терзали и мучили, и с каждым разом становясь все настойчивее, и Злата решила разобраться в том, что происходит.

Нежно коснувшись, губ спящего мужа поцелуем, молодая женщина осторожно поднялась. Накинув халат, она выскользнула из комнаты.

- С-с-слата!

Полушепот раздался откуда-то со стороны лестницы, так показалось Злате, и она направилась к ней. Замерев на верхней ступеньке, прислушалась.

- С-с-слата…

Шепот явно шел откуда-то снизу, и молодая женщина осторожно стала спускаться вниз. Каждый раз, как только она замирала, не зная, куда идти, настойчивый шепот раздавался вновь и вновь.

Так она оказалась на улице. Стражники у входа безмятежно спали. Злата проскользнула мимо них незамеченной, и направилась в сад.

- Мы ждем тебя. Ждем…- голос манил за ограду, в ту часть сада, где располагалась «официальная часть» дворцового комплекса, где постоянно находились посторонние люди. Молодая женщина замерла у кованого забора. Сейчас она понимала - покинуть дом среди ночи было плохой идеей, поэтому девушка не решилась идти дальше, да и одета она только в ночной халат.

Злата повернула в сторону дома. В то же мгновение зловещий шепот стал более громким и настойчивым.

- Вернис-с-сь. Твой народ ждет тебя… Вернис-с-сь. Немедленно.

Огромная луна в одно мгновение скрылась за непонятно откуда взявшейся тучей, а фонари резко погасли. Вокруг стало темно. Молодая женщина бросилась к дому, но внезапно наткнулась на кусты. Она быстро сдвинулась в другую сторону, но уткнулась в деревья. Злата металась, пытаясь найти дорогу, но каждый раз натыкалась на преграду. Паника охватила ее, и она, выбившись из сил, опустилась на землю. Ладони, оцарапанные ветками, ужасно саднили.

- Помогите! - закричала Злата, понимая, что не выберется из сада самостоятельно, который стал для нее опасной ловушкой. - Помогите!

Внезапно вокруг вспыхнул ослепляющий желтый цвет, очень яркий, похожий на солнечный. Молодая женщина сначала зажмурилась, а потом бросилась бежать, но земля ушла у нее из-под ног, и она стала падать.

- Нет! - закричала Злата. - Аааа…

Ощущение полета продлилось всего несколько секунд, и вот она уже сидит на белоснежном мелком песке, а вокруг светит яркое солнце. Не понимая, что происходит, девушка поднялась и тут же вскрикнула от ужаса. Около нее, чуть покачиваясь, на длинных толстых хвостах, сверкающих в солнечных лучах, возвышались древние мифические существа… наги.

- Хаян, добро пожаловать домой. Мы вас-с-с уже заждалис-с-сь…

Глава 9

Злата мерила шагами комнату, пыталась понять, как ей вернуться к мужу и дочери. Все произошедшее казалось ожившим кошмаром из ее снов, и как от него спастись девушка не знала. Непонятным образом она переместилась в другой мир, в котором проживали те, кого она считала выдуманными героями мифов. Но оказалось, что в старинных книгах каждое слово - истина. Огромные наги, жуткие существа, полулюди - полузмеи, действительно существуют и она… одна из них, а что невероятнее всего, принцесса правящей королевской династии – хаян.

Именно так к ней обращались разноцветные махины на подвижных хвостах, которые вызвали у нее жуткий страх и истерику. Злата крича от ужаса, захлебываясь слезами, еще в тот момент искренне верила - все происходящее всего лишь сон. Последнее, что она запомнила – это крепкие мужские объятия и легкий почти безболезненный укус в шею, а потом мир перед глазами расплылся, и она потеряла связь с действительностью.

Когда сегодня утром Злата проснулась, то первая мысль ее была о том, что кошмар преследующий ее долгое время немного изменился, стал еще более реальным, но открыв глаза и увидев чужую, незнакомую обстановку вокруг, девушка поняла, что все случившееся совсем не сон.

Ее разместили в роскошных больших покоях, состоящих из несколько комнат - гостиная, спальня, ванная с огромным глубоким бассейном. Бегло осмотрев свою «золотую» клетку, девушка поняла, что на окнах почти незаметная деревянная сетка, через которую не сбежать, а у дверей охрана – громадные наги, низко склонившие головы в поклоне, едва она высунула нос в коридор. Увидев нагов возле своей двери, Злата опять перепугалась до полусмерти и поспешила спрятаться в покоях, лихорадочно обдумывая, что теперь ей делать.

- Доброе утро, С-с-слата. Как прошла ночь?

От неожиданности девушка чуть не вскрикнула. Она так задумалась, что пропустила тот момент, когда к ней вошли. Обернувшись, Злата увидела пожилую темноволосую нагиню с глазами цвета оникса и черной, как ночь, блестящей чешуей на длинном довольно подвижном хвосте. Темные волосы ее были уложены в необычную высокую прическу, украшенную тонкой золотой тиарой.

Злата молчала. Змеелюди внушали ей чувство жуткого страха. На нее напало полное оцепенение, и она никак не могла с ним справиться. На фоне нагов девушка выглядела хрупкой маленькой букашкой, которую, казалось, они с легкостью могут раздавить  своими хвостами, даже не заметив этого.

- Девочка, я вижу в твоих глазах с-с-страх. Не с-с-стоит меня боятьс-с-ся. Я никогда не обижу тебя, ведь ты моя единс-с-с-ственная внучка, - прошипела нагиня. Между ее губ мелькнула лента языка, раздвоенная на конце.

От неожиданности Злата села на невысокий диван, вернее, софу, заваленную небольшими разноцветными подушками, и уткнулась лицом в ладони, пытаясь закрыться от происходящей реальности.

- С-с-слата, - внезапно она почувствовала осторожное прикосновение к своему плечу, а потом поняла, что кто-то рядом с ней присел… Присел?

Вскинув голову, девушка увидела улыбающуюся обыкновенную пожилую женщину. На ней был невероятно красивый наряд, состоявший из несколько элементов. Грудь прикрывал топ из плотного черного материала, внизу была длинная узкая юбка с разрезами по бокам, и довершала облик полупрозрачная накидка халат из легкой воздушной ткани.

- Так лучше? - незнакомка вопросительно приподняла брови.

Злата осторожно кивнула и нахмурилась, не понимая, как нагиня превратилась в женщину, но расспрашивать не решилась.

- Тогда, может, поговорим? Думаю, нам ес-с-ть, что обсудить, да и вопросов у тебя, наверно, накопилось немало.

-  Скажите, я не сошла с ума? Все происходящее не выдумка моего разума? - выпалила девушка с перепугу.

- Нет, - рассмеялась женщина и хлопнула в ладоши. В то же мгновение большие двустворчатые деревянные двери распахнулись и в комнату стали вползать нагини. Они были очень красивы – миндалевидные глаза, изящные прически, хвосты разных цветов - ярко-алые, лазурно-синие, зеленые и даже лиловые. Грудь у всех была скрыта под плотным черным топом, на руках звенели браслеты. Каждая держала поднос с тарелками. Злата напряглась как струна, с опаской разглядывая незваных гостей. Нагини, тем временем, трижды низко поклонившись, накрыли столик и подкатили его к софе, а затем молча, не поднимая глаз, удалились.

- Ты наверно проголодалась?

Злата отрицательно покачала головой, чувствуя, что сейчас кусок в горло не полезет.

- Девочка, тебе надо хорошо питаться. Ты очень худенькая, - укоризненно произнесла женщина, наполнив серебряные кубки непонятным густым напитком темно-красного цвета, а затем на тарелку перед Златой положила всего по чуть-чуть с общих блюд. - Попробуй, тебе понравится. Эликсир грана восстановит твои потраченные силы, да и местная кухня должна прийтись по вкусу. А потом мы поговорим.

Женщина положила себе на тарелку непонятное желе яркого зеленого цвета и, намазав им белый плоский кругляш, с явным удовольствием откусила кусочек.

Злата осторожно подцепила на своей тарелке немного желе. По вкусу это оказался своеобразный рыбный паштет, кругляш - рисовым хлебом, а жуткого ядовито оранжевого цвета шипастые шарики имели вкус курицы. Еда имела довольно пестрые оттенки, но, тем не менее все что попробовала Злата было вкусным. Густой напиток оказался чуть сладковатым на вкус с ярко выраженной кислинкой, и оставлял после себя приятное послевкусие.

- Понравилось? - поинтересовалась женщина, когда тарелка перед девушкой опустела.

- Необычно, - честно призналась Злата. - Но вкусно.

- Я рада, что ты оценила местную кухню. Наши повара очень старались угодить своей принцессе.

Девушка промолчала, отметив, что в человеческом виде в речи женщины почти пропал жуткий свистяще-шипящий звук «с».

- Давай познакомимся, меня зовут Эббе. И я твоя бабушка.

Злата подняла на нагиню взгляд, наполненный отчаяньем, и вымолвила:

- Ничего не понимаю.

- Сейчас я все тебе объясню. Эта история началась очень давно, много тысячелетий назад. Когда-то наги, человекообразные пауки - арахниды и люди жили в одном мире. Но существование столь разных рас рядом невольно вызывало взаимное непонимание. Между нагами и человекообразными пауками разразилась война. Многие тогда погибли, и хрупкий мир удалось восстановить с трудом, скрепив договор брачным союзом наследников двух рас.

- Я читала об этом, - задумчиво произнесла Злата, разглядывая свою собеседницу, - но думала, что рассказы о двух враждующих народах сказки.

- Нет, - покачала головой Эббе. - Время шло, разногласия росли… Вновь назревал открытый конфликт. Правящий арахнид решил уничтожить нагов с помощью древнего артефакта… Но он не рассчитал, что выпущенная магия окажется такой силы, что откроет огромную пространственную воронку, которая полностью поглотит все прибрежные земли. Так и мы, и арахниды очутились здесь. Этот мир оказался зеркальным отражением того, в котором мы родились. Огромные территории поделили на две части, а залогом мира вновь выступил брак наследников. И было решено, что раз в сотню лет такой союз должен обязательно заключаться, как подтверждение доброго  расположения друг к другу. Долгое время так и продолжалось, а потом вновь начался конфликт… Арахниды объявили войну неожиданно. Они решили поработить нагов, сделать их своими слугами. Разразились кровопролитные столкновения. Опасаясь за твою жизнь, мой сын, Хассан, воспользовавшись даром открывать пространственные порталы, решил спрятать тебя в мире людей.

- Вы это серьезно? Мои родители никогда не говорили мне о том, что я им приемная дочь, - с сомнением, заметила Злата.

- Значит, мой сын не ошибся и выбрал для тебя чудесных родителей, - вздохнула Эббе.

Девушка удивленно приподняла брови, и женщина поспешила пояснить:

- Открыв пространственные «двери», Хассан услышал на берегу моря разговор супружеской пары. Они обсуждали отсутствие детей в их семье, и твой отец решил именно им доверить тебя.

- С ума можно сойти… - Злата покачала головой. - Допустим, все это правда. Тогда почему вы решили вернуть меня «домой» именно сейчас?

- Война… Она длилась много лет, но мы в ней победили. Арахниды в качестве наказания, были отправлены в другой мир, лишенные навсегда возможности вернуться обратно. Как только все успокоилось, Хассан начал твои поиски. Мы использовали зов крови, прекрасно понимая, что ты не услышишь нас, пока не проснутся твои гены. Но другого выбора не было. Мой сын точно не знал, как в мире людей течет время, ведь прошли тысячелетия, как наги покинули его, и поэтому когда никто не откликнулся, решили просто ежедневно призывать тебя, в надежде на то, что ты услышишь зов предков. А недавно мы почувствовали слабый отклик, и поняли - ты переступила порог совершеннолетия, и твоя сущность начала просыпаться, а значит пришло твое время вернуться домой.

- Совершеннолетия? - Злата подскочила. – Мне двадцать два! О чем вы говорите?!

- По нашим традициям совершеннолетие наступает в этом возрасте. Скажи, ты недавно, случайно, не травмировалась? Порез или что-то подобное?

- Да, - Злата кивнула. - На день рождения дочери разрезала руку ножом. Очень сильно. Но уже почти все зажило.

Эббе чуть прищурилась и уточнила:

- Дочери?

- Приемная дочка. Мой супруг вдовец.

- Это уже неважно, - отмахнулась женщина и задала очередной вопрос. - Вспомни, когда ты впервые начала слышать нас?

Злата задумалась, а потом осознала, что первый кошмар про нагов ей приснился после торжественного вечера. Она подняла изумленный взгляд на женщину:

- В тот день, когда я порезалась.

- После совершеннолетия юным нагиням специально делают разрез на ладони, чтобы пробудить кровь, а ты сама того не подозревая, прошла данный ритуал.

Злата, обхватив себя руками, плюхнулась на софу. Голова шла кругом от услышанного. Она никак не могла поверить, что всю жизнь ее любимые родители скрывали правду. Но сейчас это было уже неважно, девушку интересовал только один вопрос:

- Эббе, скажите, как я могу вернуться домой?

- Ты уже дома…Злата, твое место на троне, твой народ так долго ждал свою принцессу. Именно тебе предначертано править нашим миром.

- Это невозможно! Мне необходимо вернуться домой. Там у меня муж и дочка.

- Забудь о людях. Впереди тебя ждет долгая жизнь, счастливый брак с нагом из древней знатной богатой семьи и свои дети…

- Вы с ума сошли? Какой счастливый брак? У меня уже есть муж, - Злата невольно повысила голос.- И я его люблю.

- Не кричи, - нагиня подняла ладонь. - Дорога в мир людей для тебя теперь закрыта навсегда, пойми это. Успокойся, обдумай все случившееся, а потом познакомишься со своими подданными. Девушка посмотрела на свою собеседницу и спросила:

- Где мои родители?

- Они покинули нас, к большому сожалению - произнесла печально женщина. - Твоя мама, прекрасная Ясмин умерла при родах, а мой сын недавно трагически погиб… Несчастный случай на одном из горных склонов. Я исполняла роль наместника, в ожидании тебя, моя дорогая внучка, и вот этот день настал. Ты вернулась.

Злата уже не слушала Эббе, уткнувшись в ладони, она горько расплакалась, в отчаянье, понимая, что больше никогда не увидит ни Георга, ни маленькую Аврору.

***

Георг сидел в кресле перед камином, равнодушно разглядывая яркое пламя, которое с жадностью пожирало поленья, «лишая их жизни», превращая в серый безликий пепел.

Взяв со столика полупустую бутылку красного вина, мужчина наполнил свой бокал и буквально в два глотка осушил его. Он хотел напиться, хотел почувствовать хмельное головокружение, забыться тяжелым сном и хоть короткое время не думать о том, что произошло…

Злата, его любимая супруга, королева сердца, повелительница души исчезла, и никто не знал, где ее искать и что случилось. Прошло уже два месяца… Два месяца надежды, ожиданий и бесполезных поисков. Филипп и его люди монотонно обыскали каждый уголок королевства, были допрошены все слуги и придворные, жёстким допросам подверглись члены аристократических семей, за ценную информацию о пропавшей королеве объявили огромную награду, но, несмотря на все усилия, поиски так ни к чему и не привели.

В то утро Георг впервые проснулся один. Для него это было весьма необычно, ведь по утрам мужчина привык будить жену поцелуем и первым желать ей доброго утра. Не нашел он Златы ни у дочери в спальне, ни в столовой, ни в библиотеке. Слуги в поисках женщины сбились с ног и через несколько часов, после тщательного обыска замка и садового парка, а затем и всей резиденции, стала понятно, что королевы нигде нет…

Украшения, платья, личные вещи – все осталось на месте, и тогда Филипп предположил, что, возможно, Злату похитили. Тут же объявили о вознаграждении… Но все усилия были напрасны.

Чем больше времени проходило, тем больше Георг впадал в отчаянье. Во дворце вновь поползли слухи о проклятие королевской семьи, и мужчина невольно сам начал в него верить. В последние несколько дней на короля напала жуткая апатия. Все текущие дела он передал своим доверенным лицам, и усиленно топил свое горе в бутылке. Каждое утро, он по инерции целовал спящую дочь, а затем запирался в малой гостиной, погружаясь в воспоминания. Георг безумно любил Злату и, потеряв ее, лишился смысла жизни.

Внезапно уединение правителя было нарушено:

- Милорд!

Филипп смотрел на Георга, с ужасом понимая, что впервые видит своего короля в таком плачевном состоянии, и это его испугало. Георг, всегда был мужественным, и с честью принимал все выпавшие на его долю испытания, но горе может сломать даже сильного человека, превратив в безвольное существо.

Мужчина понимал, правителю необходимо помочь, а для этого нужно было напомнить, что ему есть ради кого жить. Он вошел в малую гостиную и плотно закрыл за собой дверь. То, что он хотел сказать своему королю, не было предназначено для чужих ушей.

- Что тебе, Филипп? – Георг недовольно рыкнул, даже не оборачиваясь, узнав главу охраны по голосу. - Появились какие-то новости?

- Нет, - осторожно произнес мужчина.

- Тогда пошел вон! - Георг потянулся за бутылкой, чтобы вновь наполнить бокал.

- Милорд… Послушайте!

- Я сказал, пошел вон, - король со злостью зашвырнул пустую посудину в стену. Она жалобно звякнула, разбившись на осколки. По комнате поплыл аромат дорогого вина.

- Правитель! - Филипп шагнул вперед к своему королю. - Так не может продолжаться дальше. Вы должны взять себя в руки.

- Должен? - горько усмехнулся Георг, поднимая на своего подданного замутнённый алкоголем взгляд. -  Ошибаешься, мой друг. Никому я ничего не должен. Филипп, вот скажи, как тут не поверить в проклятие? Одна жена погибла, вторая, а теперь Злата…

- Милорд, королева жива! Мы найдем ее, обещаю.

- Не надо давать пустых обещаний. Два месяца прошло. Ни одной зацепки, ни одной версии, - Георг поднялся и чуть шатаясь, направился к шкафу с винами. Открыв очередную бутылку, он сделал из нее большой глоток и поморщился. - Я так ее любил, и снова потерял. Моя любовь - это проклятие.

- Милорд, я понимаю, как вам сейчас трудно…

- Ничего ты не понимаешь, - Георг покачал указательным пальцем и снова глотнул вина.

Филипп шагнул к окну и резко раздвинул шторы, пропуская в комнату солнечный свет.

- Закрой, - скривился король и сделал еще один глоток пьянящего напитка.

- Вы правы, возможно, я что-то и не понимаю, - негромко произнес Филипп, - но точно знаю одно, принцессе Авроре нужен отец. Вы думаете вам одному тяжело? Подумайте о малышке. Она не понимает, почему мама больше к ней не приходит. Скорее всего, винит в этом себя. А теперь и отец ее оставил. Подумайте о дочери, милорд. Принцессе сейчас намного хуже, чем вам. Она ребенок и не понимает, почему ее бросили.

Георг прищурившись, слушал своего подданного, и каждое его слово било точно в цель. Он в ужасе осознал, что, действительно погрязнув в своих переживаниях, совершенно забыл о чувствах маленькой девочки, и о том, что любимого человека потерял не только он. После исчезновения жены он приказал служанке сказать дочери, что мама временно уехала, а потом и сам невольно отстранился от нее…

- Ты прав, - кивнул король. – Мне надо поговорить с Авророй, попытаться все объяснить ей.

Мужчина сделал несколько шагов и чуть качнувшись, вцепился рукой в спинку кресла.

- Милорд, вам нужно отдохнуть, - Филипп подхватил его под локоть. - Давайте я вас провожу.

Георг согласно кивнул, и мужчина поспешил отвести правителя в спальню. Уложив короля в постель, Филипп вызвал управляющего дома и приказал, как только король проснется, приготовить ему ванну, свежую одежду и горячего бульона. Получив заверения, что все будет исполнено, мужчина направился в детскую.

Маленькая принцесса с задумчивым видом что-то писала под диктовку своего преподавателя. При его появлении девочка бросила на него мимолетный взгляд, и вновь вернулась к своему занятию. Но даже этого мгновения хватило мужчине, чтобы увидеть в глазах девочке огромную тоску.

- Выйдем, - шепнул Филипп Грете, личной служанке маленькой госпожи.

Как только они оказались в коридоре, мужчина поинтересовался:

- Как девочка?

- Плохо, лорд, - послышалось в ответ. – Принцесса скучает по маме, да и по отцу. Милорд совсем перестал проводить с ней время. Аврора постоянно плачет, по ночам малышке снятся кошмары, пропал аппетит, и накормить ее с каждым днем становится все сложнее. Она похудела, и я очень переживаю за ее здоровье. Стража не выпускает нас на прогулки, а девочке нужен свежий воздух. А еще маленькая леди постоянно задает вопросы, а что отвечать не знаю…

- Ситуация вскоре изменится, - тихо произнес Филипп. - Я говорил сегодня с королем. Скажи учителю, пусть закончит уроки пораньше. Сейчас дам необходимые указания и вас проводят в сад. Теперь прогулки станут ежедневными, но за вами будут присматривать мои люди. Пока мы не выяснили, что случилось с королевой Златой, мы не можем быть уверены в полной безопасности принцессы. Все поняла?

- Да, лорд.

- Тогда иди.

Служанка поклонилась и скрылась за дверью. Филипп направился к своим людям. Исчезновение молодой королевы поставило его в тупик, за свою многолетнюю работу на должности главы королевской охраны, он впервые столкнулся с таким. Человеку свойственно оставлять следы за собой - кто-то видел, кто-то слышал, всегда есть кто-то невидимые, кого мы не замечаем.

А тут… За несколько часов из тщательно охраняемой резиденции, сквозь опущенную решетку центральных ворот пропала королева и ни одного свидетеля, ни одной зацепки, и даже не одной правдоподобной версии, кроме похищения. Но и эта потеряло всякий смысл, потому что выкуп за прошедшее время, так никто и не потребовал.

Филипп не знал, откуда начинать поиски и этого его злило. Он просто интуитивно чувствовал - искать зацепку, ниточку, которая раскроет это преступление нужно во дворце. Скорее всего, она где-то на поверхности, просто ее никто не замечает, впрочем, как и он сам.

Одно мужчина знал точно - жизнь во дворце уже никогда не будет прежней.

Глава 10

Георг смотрел на свое отражение в зеркале, пытаясь собраться с мыслями. От большого количества выпитого вина ужасно болела голова. Он никогда не был любителем спиртного, просто внезапное исчезновение Златы стало для него невероятным ударом… Георг безумно любил свою супругу, и искренне поверил в то, что они проживут долгую счастливую жизнь, вместе встретят старость в окружение детей, внуков и правнуков, а теперь… С каждым днем надежда найти Злату живой все больше таяла. Его горе было безмерно, и как бы эгоистично это ни звучало, сейчас мужчину не интересовала даже дочь, и жизнь действительно потеряла для него все краски.

- Милорд, - в отражении зеркала за своей спиной мужчина увидел лакея с подносом в руках.

- Что надо? - Георг раздраженно посмотрел на слугу. - Я тебя не вызывал.

- Господин Филипп приказал принести вам бульон.

- Я не хочу есть. Унеси это немедленно.

Лакей чуть поклонился и стал пятиться. Только от одной мысли о еде Георга мутило, но умом он понимал, что надо поесть. Организм, отравленный алкоголем, сильно ослаб, а ему сейчас были необходимы силы. Филипп был прав в том, что маленькая Аврора осталась совсем одна и, так или иначе, ей необходимо внимание отца.

- Подожди! Оставь поднос.

- Как скажете, мой король, - лакей поставил еду на стол и быстро покинул покои.

Георг подошёл и снял серебряную крышку с блюда. Тут же по комнате поплыл невероятный аромат куриного бульона, приправленного свежей зеленью. Мужчина присел на стул и потянулся к ложке. Одна, вторая, третья… Его организм начал постепенно оживать – головная боль уменьшилась, предательская слабость отступила, внутренняя дрожь стихла, да и самочувствие улучшилось.

Доев бульон, Георг принял ванну, тщательно побрился и, переодевшись в свежую одежду, направился на поиски дочери.

- Где принцесса Аврора? - поинтересовался он у служанки, занимающейся уборкой в личных покоях девочки.

- Маленькая леди в сопровождении Греты вышла прогуляться в сад, - тут же последовал незамедлительный ответ. Мужчина кивнул и покинул комнату дочери.

Выйдя во двор, на мгновение Георг зажмурился. Яркое солнце ослепляло и свет причинял боль глазам. Слишком давно он не покидал каменные стены замка, в одно мгновение, превратившиеся в его личную темницу. Немного привыкнув, мужчина направился по дорожке в сад, который так любила Злата… его Злата. Много романтических вечеров они провели в этом райском уголке природы, и невольно все здесь напоминало о ней.

Он шел спешно, стараясь отгородиться от всех воспоминаний, а в голове билась только одна мысль о том, как ему безумно хочется, чтобы все случившееся оказалось страшным сном. Но увы…

Грету он увидел издалека. Девушка с явным интересом рассматривала какой-то куст, принюхиваясь к аромату крупных розово-белых цветов на нем. А вот Авроры нигде не было видно. Услышав его шаги, служанка испуганно обернулась, и тут же низко поклонилась:

- Милорд.

- Где моя дочь? – Георг окинул ее внимательным взглядом.

- В оранжерее.

- А ты тогда почему здесь? – он удивленно приподнял брови. - Разве ты не знаешь, что должна находиться при моей дочери неотлучно?

- Маленькая леди попросила меня не входить.

Георг очень изумился, но никаких вопросов больше задавать не стал. Осторожно приоткрыв дверь, он вошел в царство цветов, некогда принадлежащее Злате. Именно здесь его жена часами занималась растениями, лично ухаживая за ними.

Аврору он увидел сразу. Малышка в светло-голубом платье стояла у невысоко пышного куста роз и, поливая его из маленькой детской леечки, как-то совсем по-взрослому рассуждала вслух:

- Разве мама могла нас бросить? Конечно, нет. Ведь она так любит и меня, и папу, и вас милые цветочки. Она у нас хорошая и очень добрая. Надо только немного потерпеть, и мама вернется. Знаешь, кустик, как мне без нее плохо… И папе плохо. Он совсем ко мне не приходит. А может он меня больше не любит?

Георг, затаив дыхания, слушал дочку и его сердце сжималось от боли… Филипп был прав. Его девочка страдает не меньше, чем он сам. Только он нашел утешение в бутылке с вином, а малышка осталась со своим горем один на один.

- Папа?

Маленькая Аврора подошла к нему, заглядывая в глаза.

- Здравствуй, моя дорогая, - мужчина взял малышку на руки и крепко обнял. - Я очень соскучился по тебе, родная.

- Я тоже, - прошептала она, уткнувшись носом в его щеку, и шепотом спросила. - А где мама? Грета сказала, она уехала куда-то?

- Да, это так и есть, - Георг солгал, потому что открыть страшную правду малышке не решился, да и что ей сказать… Он и сам ничего не знал о Злате.

- Папа, ты меня обманываешь, - девочка нахмурилась.

- Ну, что ты милая. Король никогда не лжет. Мама уехала, просто, когда она вернется, я сказать не могу, - Георг поцеловал дочь в лоб. – А что ты тут делаешь?

- Поливаю цветы. Мама их очень любила.

- Доченька, но ими может заниматься садовник, - мужчина чуть улыбнулся. - Это его работа.

-  Я знаю, но мама всегда говорит, что цветочки любят, когда с ними разговаривают.

Георг ничего не ответил, потому что к горлу подкатил горький комок. Обычно принято считать, что король всесилен, у него множество обязанностей, главная из которых – заботится о своих подданных. И многие забывают, что монарх – всего-навсего смертный человек, наделенной властью. Он, как и все остальные любит, переживает, страдает, и сейчас..., Георг едва сдерживал слезы, опасаясь показать слабость перед своей дочерью. Но он не учел одного, что ребенка нельзя обмануть. Маленькие дети как никто чувствуют искренние эмоции. Вот и сейчас, Аврора ласково погладила его ладошкой по щеке и заглядывая в глаза, пробормотала:

- Папа, мама разговаривала с цветами. Они ее ждут, и я жду, и ты. Вот увидишь, она скоро вернется, ведь мы так ее любим.

Георг ничего не ответил, лишь крепче обнял дочь и, покинув оранжерею, они направились в замок…

… Ночь давным-давно вступила в свои права, окутав все вокруг непроглядной тьмой. Небо затянули тучи, поэтому ни луны, ни звезд не было видно. Сегодня Георг, как и в прежние времена, сам уложил дочь спать. Девочка действительно очень соскучилась. Она ластилась к нему, как маленький котенок, рассказывала о своих достижениях и проблемах, а еще постоянно повторяла, что мама скоро вернется. Как бы Георг хотел, чтобы это так и было. Но прошло уже столько времени, что надежды почти не осталось. Маленькая Аврора спала, а к нему сон все никак не шел. Тяжелые раздумья мешали уснуть, и он вышел на террасу подышать свежим воздухом.

Рассматривая ночной сад, мужчина думал о жене. Куда она исчезла? Кто к этому имеет отношение? Жива ли Злата? Увидит ли он ее еще когда-нибудь? Сможет ли узнать правду о том, что случилось на самом деле? Ему невольно вспомнилась их первая встреча. Ведь именно тогда его сердце забилось сильнее, и в душе появились первые робкие чувства, вскоре превратившиеся в огромную всепоглощающую любовь.

Воспоминания нахлынули горным потоком. Понимая, что сегодня вряд ли сможет заснуть, он вернулся в спальню и достал сонные капли. Через некоторое время, Георг под воздействием лекарства задремал.

- Любимый!

Мужчина резко открыл глаза и приподнялся, сонно оглядываясь по сторонам. Увидев на пороге комнаты Злату, он невольно подскочил. Молодая женщина была в необычном полупрозрачном наряде золотистого цвета – узкая полоска ткани на груди, оголенный живот, расклешенная юбка через которую видны стройные ноги. Георг сказал бы так: сейчас его жена была больше раздета, чем одета.

- Родная, - в одно мгновение он оказался возле супруги, моментально заключив ее в крепкие объятия. - Где ты была любимая? Что случилось?

- Георг, у нас не так много времени, - прошептала в ответ Злата, осторожно погладив его по щеке. – Ты должен знать, я люблю тебя и нашу дочь, и сделаю все возможное, чтобы к вам вернуться.

- О чем ты милая? Куда вернуться? Ты уже здесь!

- Я ушла не по своей воле, знай это!

- Злата, - Георг заглянул ей в глаза и невольно отшатнулся, потому что увидел узкие вертикальные нечеловеческие зрачки.

- Что с тобой?! Что с твоими глазами?

- Я люблю тебя…

А затем Злата с невероятной силой оттолкнула его. От неожиданности мужчина растерялся и пропустил тот момент, когда снова остался один в спальне. Он бросился к двери. Коридор был пуст.

- Любимая! - в отчаянье закричал Георг и проснулся…

Тяжело дыша, он стал оглядываться по сторонам, с сожалением понимая, что ему всего лишь приснился сон - странный, необычный и так похожий на явь.

«Я ушла не по своей воле, знай это! Ты должен знать, я люблю тебя и нашу дочь, и сделаю все возможное, чтобы к вам вернуться.», - слова Златы звенели в голове Георга. Уткнувшись в ладони, он закрыл глаза, чувствуя, как по щеке бежит слеза.

***

Злата, тяжело дыша, открыла глаза, пытаясь прийти в себя. Казалось, что повсюду мелькают разноцветные блики, и девушка зажмурилась, стараясь справиться с внезапно подкатившей тошнотой. В ушах стоял шум и не хватало воздуха. Древний ритуал дался Злате нелегко, но несмотря ни на что она была счастлива - ведь у нее все получилось.

- Хаян, как вы? - темноволосая девушка упала рядом с ней на колени и протянула серебряный кубок. - Выпейте. Вам сразу станет легче. Этот отвар восстановит потраченные силы.

Злата послушно сделала глоток. Напиток был чуть кисловатым, освежающим, с ярким вкусом лимона, мяты и какой-то незнакомой травы. Еще глоток. Молодой женщине действительно стало лучше.

- Спасибо, Асияна.

-  Хаян, вставайте. Я сейчас здесь все быстренько приберу. Если госпожа Эббе узнает, что вы проводили ритуал, она будет очень недовольна! Меня накажут, да и вам не поздоровится.

- Никто ничего не узнает, - Злата поднялась и стала спешно собирать, разложенные на полу, старинные книги с заклинаниями, Тем временем Асияна спрятала в ножны ритуальный клинок и стерла с пола руны, начертанные кровью. Погасив свечи, девушки открыли окна, запуская в комнату свежий морской воздух.

- Надо убрать книги, а вечером унесем их в библиотеку, - Злата быстро направилась к шкафу. Несколько древних томов, как и ритуальный клинок тут же были спрятаны под ворохом разноцветной одежды.

- Хаян, у вас получилось? – уточнила Асияна, едва Злата присела рядом с ней на софу.

- Милая, спасибо за помощь. Не знаю, как тебя отблагодарить. Ведь если бы не ты… Спасибо, - Злата от переполняющих чувств обняла свою компаньонку.

Эта молодая нагиня являлась дальней родственницей правящей семьи. Ее родители погибли очень рано, и Эббе, как старшая рода, по законам нагов, была вынуждена забрать малышку под свое крыло. Девушка, воспитываясь во дворце, получила неплохое образование. Она была хороша собой - длинные черные волосы, красивые сине-зеленые глаза в обрамлении пушистых ресниц, чуть припухлые губы, точеная фигура. Многие наги смотрели в ее сторону, и даже отсутствие влиятельных родителей и большого приданого не отпугивало потенциальных женихов. Эббе сама выбрала для нее будущего мужа – богатого знатного нага, и скоро должна была состояться церемония обручения. А пока, девушку приставили к Злате в качестве компаньонки, чтобы она присматривала за принцессой и обо всем докладывать Эббе, которая была совершенно недовольна тем, что ее внучка так привязана к человеческому мужчине.

Но девушки подружились. Молодая нагиня прониклась историей любви Златы и Георга, потому что сама была давным-давно влюблена в одного из охранников, но признаться старшей рода в этом боялась. Ведь, по ее словам, Эббе в гневе была страшна, и могла лишить ни в чем неповинного нага жизни, только за то, что он посмел мечтать о том, чтобы разделить свою судьбу с девушкой из королевского рода. Ей выбрали в женихи богатого, знатного, но уже довольно немолодого нага. Он согласился взять бесприданницу, дать ей защиту своего клана и заплатил Эббе немало золота за будущую жену. Девушка просто смирилась со своей судьбой, и как никто другой, понимала Злату.

Видя ее страдания и слезы, Асияна рассказала о древнем ритуале, который позволяет проникать в чужие сны, и сегодня Злате удалось впервые за долгое время увидеть мужа. При мыслях о Георге на глазах девушке появились слезы. Она безумно хотела вернуться домой, но пока сделать этого не могла…, да и сможет ли когда-нибудь, никто не знал.

- Девочка моя, ты здес-с-сь? - из коридора послышался голос Эббе, а затем двери распахнулись и появилась нагиня во всей змеиной красе. Увидев толстый хвост, покрытый блестящей чешуей, Злата невольно вздрогнула. Девушка так и не смогла привыкнуть к истинному виду нагов, хотя, по сути, вроде бы была одной из них. – Что вы тут делаете?

- Ничего особенного, - как можно беззаботнее ответила Злата, откинувшись на разноцветные подушки, надеясь, что бабушка не заметит ее слез. - Болтаем с Асияной о пустяках. Я хочу выйти прогуляться к морю, подышать свежим воздухом. Можно?

Эббе прищурилась, окинула девушек подозрительным взглядом, а потом принюхавшись, поинтересовалась:

- Здесь пахнет вос-с-ском. Зачем вы зажигали с-с-свечи среди белого дня?

- Асияна учила меня пользоваться зажигательным камнем, - ответила Злата. - Сегодня ночью порыв ветра загасил свечи, пришлось просить охранника у дверей помочь мне. Но я не хочу пускать посторонних нагов в свою спальню.

Нагиня кивнула, видимо, удовлетворенная полученным ответом.

- Зачем ты меня искала? - поинтересовалась девушка. - Что-то случилось?

- Во второй половине дня придет портниха. Для тебя с-с-сшили наряд к предстоящей коронации. Надо уточнить вс-с-се ли нравитс-с-ся. Может ты захочешь что-то добавить или убрать.

- Хорошо, - Злата кивнула. - А сейчас мы выйдем прогуляться?

- Конечно, девочка моя, - нагиня погладила ее по щеке. - Ты такая бледная. Как ты себя чувствуешь?

- Нормально.

- Нужно больше бывать на свежем воздухе. Солнечные лучи пойдут тебе на пользу, впрочем, как и второй твоей сущности. Жду не дождусь, когда произойдет твой первый оборот.

- Я тоже бабушка, - Злата поднялась с софы. Разговоры о том, как она станет нагиней ее раздражали, а еще пугали. Девушка не представляла себя с хвостом, и хотела только одного – вернуться в свою прежнюю жизнь, где ее любят и ждут. - Асияна, сейчас переоденусь и пойдем.

- Как скажете, хаян.

Молодая женщина направилась в спальню, специально не до конца закрыв дверь. Прижавшись к стене, она замерла, тщательно прислушиваясь. Злата даже не сомневалась, что сейчас Эббе начнет давать указания Асияне. Так и оказалось.

- С моей девочки глаз не с-с-спускай, - раздался грозный шепот Эббе. - Ты нес-с-сешь за нее ответственность. Поняла?

- Да, моя госпожа.

- Что моя внучка говорит? О чем вы пос-с-стоянно шепчетесь?

- Хаян очень скучает по мужу и дочери.

- Вс-с-се никак не может забыть о людях. Ну, ничего. С-с-скоро коронация. Надеюс-с-сь, как только она познакомится с Рамис-с-сом, то навсегда забудет свою прежнюю жизнь. Он молод, хорош собой, интересен, и я уверена, с-с-сможет ее увлечь.

Злата отошла от двери и направилась к шкафу, размышляя над тем, как повернулась ее жизнь. Эббе…  Ее бабушка оказалась довольно властной женщиной с определенными взглядами и понятиями, и она почему-то решила, что имеет право распоряжаться жизнью внучки, только на том основании, что старше, а значит, мудрее. Нагиня даже уже выбрала для Златы жениха, искренне веря в то, что, выйдя замуж, девушка быстрее забудет свое прошлое и все, что с ним связано. Но разве можно так просто вырвать из сердца любовь? Конечно, нет. Но понять это может лишь только тот, кто однажды любил. Эббе же по своей змеиной натуре была не склонна к сильным эмоциям, впрочем, как и все наги.  Видимо, Асияна являлась большим исключением, поэтому они и подружились.

- Злата, - послышался голос Эббе. - Долго не задерживайтесь на прогулке.

- Хорошо, бабушка.

Девушка, быстро смахнув слезы, начала переодеваться, и спустя несколько минут она и Асияна направились через дворцовый парк к океану. Злата думала о маленькой Авроре, и поэтому была молчалива как никогда.

- Хаян, вы такая расстроенная… Неужели, увидели что-то плохое?

- Асияна, я просто так сильно соскучилась по мужу и дочке. Я очень хочу вернуться домой. Понимаешь?

- Понимаю. Но это невозможно. Вы же сами знаете.

- Ах, если бы я умела открывать порталы, как мой отец или бабушка, - вздохнула Злата, украдкой смахнув слезы.

-  Как только ваша истинная сущность проявит себя, этот дар проснется вместе с ней. Немного практики и вы сможете раздвигать слои пространства, как и все наги королевской семьи.

- Даже так? - Злата удивленно посмотрела на свою спутницу. – Значит, я смогу вернуться домой? Так почему бабушка убеждает меня, что это невозможно?! Или я чего-то не знаю?

- Дело в том, что в мире людей нет нужных энергетических потоков для нашей расы. Вторая сущность становится сильнее, и наги полностью теряют над ней контроль. По-другому, говоря, мы превращаемся в змей, которых люди не любят, бояться и стараются уничтожить, - Асияна вздохнула. - Поэтому дорога в тот мир для нас закрыта.

- Подожди! - воскликнула Злата, потрясенная тем, что услышала. – А как же наги жили там раньше? Как?!

- Я читала об этом в старинных книгах. По легенде, в самом центре государства стоял священный камень, наполняющий наши тела необходимой энергией. Но когда сработал артефакт арахнидов, он разлетелся на тысячу осколков….

Злата уткнулось лицом в ладони и зажмурилась.

- Хаян, вы что? - испугалась ее спутница. - Вам плохо?

- Асияна, как бы Георг меня ни любил, но вряд ли я буду ему нужна в змеином облике… Ты права, что люди боятся их и стараются уничтожить. Получается, Эббе не солгала, и обратной дороги для меня не существует. Но такая жизнь, без родных моему сердцу людей, мне  не нужна.

- Злата-хаян, не говорите так. Вы наследная принцесса, и вам предстоит править нашим народом, а затем и вашим детям…

- Да не хочу я никем править, как ты этого не поймешь. Я хочу к мужу, к дочери, и чтобы все стало так, как было…

Злата, присев на каменное ограждение пляжа, горько заплакала. Правда была настолько страшна, что принять ее было нелегко.

- Хаян, - ее обняли за плечи. - Не плачьте. Слезами горю не поможешь. Давайте, спустимся к океану. Это место хорошо просматривается с террасы, и если госпожа заметит нас тут, то обязательно потом пристанет ко мне с расспросами.

- Идем, - Злата вытерла слезы и поднялась. – Надзирательница Эббе никогда не дремлет, в этом ты права. Лучше спуститься к воде, где нас никто не увидит.

Девушки сбежали по лестнице и оказались на золотистом пляже. Океан казался лазурно-голубым и абсолютно прозрачным. Злата, сбросив туфельки, вошла в воду, не обращая внимание на то, что волна тут же намочила подол ее платья.  Оглядевшись вокруг, девушка поймала себя на мысли, что на берегу океана два мира абсолютно не отличаются друг от друга, и тут ее осенило:

- Асияна, а почему я смогла жить в том мире?

- Так ваша вторая сущность пока спит, - пожала плечами девушка. - Энергетические потоки вам не нужны. И, возможно, в том мире, ваша сущность так никогда бы себя и не проявила, кто его знает.

- А как мой отец… Как он в тот мир переместил меня в корзине? Ведь он оставил меня на берегу… Значит, он был или нагом, или человеком, ну никак не змеей. Так?

Асияна нахмурилась:

- Видимо, да. Я никогда об этом не задумывалась. Возможно, есть какой-то артефакт или заклинание…

- Вот! Это нам и предстоит выяснить, - Злата посмотрела на подругу. - Пусть бабушка думает, что я смирилась, а в это время мы будем искать способ покинуть этот мир. И знаешь, что, если найдем его, ты и твой возлюбленный пойдете со мной, и там, на земле, вам никто не помешает быть счастливыми вместе.

В ответ девушка просто крепко обняла Злату, ведь в ее душе сейчас тоже зародилась надежда…

Глава 11

Торжественный прием в честь коронации наследницы вот-вот должен был начаться. Необычная, можно сказать, странная музыка, похожая на шелест, заполонила дворец. Даже плотно закрытые двери не спасали от назойливой мелодии, которая вызывала у Златы лишь головную боль и чувство жуткого раздражения. Тяжело вздохнув, девушка, подойдя к зеркалу, поправила шпильки в высокой замысловатой прическе. Обреченно глядя на свое отражение, она уткнулась лбом в прохладную гладкую поверхность, пытаясь собраться с мыслями.

К предстоящему торжеству для нее сшили узкое облегающее платье из золотистого материала, украшенное пайетками на манер змеиной кожи. Эббе лично подобрала для внучки украшения – золотые изящные браслеты, колье с драгоценными камнями, кольца-перстни из сокровищницы правящего рода. В соответствии с традициями нагов Злате на кожу в области шеи и плеч нанесли странный рисунок золотистой краской в виде каких-то кругов, точек и волнистых линий.

Уже через несколько минут она окажется в самом центре змеиного общества, которым ей предстоит править. Все было решено за нее, и никто в этом мире не поинтересовался, чего хочет сама Злата. Все мысли девушки были о любимом муже и маленькой дочери, с которыми ее насильно разлучили. Ей безумно хотелось вновь увидеть Георга, даже хотя бы в его сне, крепко обнять, на мгновение почувствовать тепло и ласку, и еще раз сказать мужу о своей любви. Но пока это было невозможно. Древний ритуал «хождения по сумрачным теням, или вторжения в чужие сны» отнимал жизненные силы и, к сожалению, Злата не могла его проводить чаще, чем раз в несколько недель. Для нее это было просто опасно, пока она оставалась человеком. Поэтому с одной стороны - девушка страшилась того момента, когда проснется ее сущность, а с другой - ждала, ведь тогда она обретет способность открывать портал и, хотя бы издалека сможет увидеть дорогих сердцу людей.

- Хаян… Что-то случилось? Вам плохо?

Злата резко обернулась. Увидев Асияну, которая сегодня была в своем истинном в виде, девушка от неожиданности вздрогнула.

На нагине был темный топ, прикрывающий грудь и некое подобие полупрозрачного халата, расшитого серебряными нитками. На руках множество браслетов из белого и черного жемчуга, и даже узкая тиара на голове была украшена им. На хвосте нагини сияли золотые обручи, и от этого она казалась еще опаснее и страшнее.

- Не бойтесь, хаян, - Асияна чуть улыбнулась, невольно продемонстрировав Злате узкие длинные клыки, похожие на острые иглы. - В ваших глазах ужас. Неужели я вас чем-то напугала?

- Извини, - Злата вздохнула, пытаясь унять сердцебиение. - Никак не могу привыкнуть к истинному виду нагов. Знаешь, я здесь уже столько времени, и мне кажется, что произошла большая ошибка. Не могу я быть одной из вас. Это просто невозможно.

- Это вам только, кажется, хаян. Ваша сущность уже стала просыпаться, а после сегодняшней коронации и проведение ритуальной церемонии пробуждения окончательно сбросит остатки сонной неги. Вот увидите.

- Ритуальная церемония? - Злата нахмурилась. - Эббе ничего не говорила об этом. Расскажи, как она происходит?!

- Наги и нагини из древних семей, используя свою внутреннюю силу, будут призывать вашу вторую сущность. А затем вскоре у вас пройдет первый оборот, и вы, принцесса, поймете, что никакой ошибки нет.

 - Даже думать об этом не хочу, - девушка обхватила себя за плечи, пытаясь успокоиться. - Мне бы пережить сегодняшний вечер.

- Эббе устроила этот праздник в вашу честь, хаян. Приглашены самые достойные и знатные семьи нагов. Позвали танцовщиц, музыкантов поющего песка, птицеловов. Вам подарят множество красивых подарков. Поэтому не думайте ни о чем, и просто постарайтесь получить удовольствие от вечера.

- Издеваешься? – Злата посмотрела на свою компаньонку. - Единственное, чего я хочу - это вернуться к мужу, и вновь стать счастливой. А вместо этого…

- Хаян, я просто хочу вас немного успокоить, - Асияна чуть поклонилась. 

- Мое мнение в этом мире никого не интересует. Бабушка уже все решила за меня, и как противостоять ей, я не представляю.

- Эббе не потерпит неповиновения. Вы наследная принцесса, продолжательница рода, и ради достижения своей цели, госпожа не остановится ни перед чем.

- Асияна, ты говоришь загадками. О каких целях идет речь? Я чего-то не знаю?

- Хаян, думаю, знаете. Трону нужен наследник мужского пола, и вы, как последняя из правящего рода, можете подарить нашему миру будущего правителя.

Злата чуть качнулась от услышанного. Она и не задумывалась о том, чего хочет Эббе. А сейчас… Девушка зажмурилась, пытаясь отгородиться от всего происходящего. В голове не укладывалось, что она наследная принцесса нагов и вскоре у нее тоже появится хвост…, а еще, возможно, нелюбимый супруг. Кошмар. Только так теперь можно было охарактеризовать ее жизнь. Кошмар, от которого не было спасения… «Я не позволю Эббе сломать себя жизнь. Пусть думает, что у нее все получилось. Не бывает безвыходных положений. Но своего она никогда не добьётся. Наследника ей… Не дождётся!»

- Злата, не расстраивайтесь, - прошептала Асияна. - У меня для вас есть новости.

- Еще новости? Надеюсь, хорошие?

- Хорошие, - девушка улыбнулась.

Злата внимательно посмотрела на нее.

- Я весь вчерашний вечер, как и часть ночи провела в дворцовом архиве, и мне удалось выяснить…

- Что? - Злата подбежала к нагине. На фоне нее она сейчас казалась мелкой букашкой. - Что удалось выяснить? Я смогу вернуться домой?

Но Асияна не торопилась ответить. Она как-то настороженно замерла, покачиваясь из стороны в сторону на блестящем хвосте. От каждого движения змеиной конечности желтые пятна на черной чешуйчатой коже сверкали и переливались, будто на мгновения оживая, но лишь за тем, чтобы вновь превратится в необычный застывший рисунок.

- Почему ты молчишь? - взволнованно поинтересовалась Злата. - Не томи!

- Тссс, - прошипела нагиня и низко поклонилась, а буквально через мгновения двери с силой распахнулись и появилась Эббе.

- Девочка моя, ты готова?

Сегодня старшая правящего рода была эффектна, как никогда. На голове сверкала высокая золотая корона, украшенная бриллиантами, на груди в свете свечей переливалось массивное ожерелье с крупными камнями, на руках было множество браслетов и колец.

- Да, бабушка, - тихо ответила Злата, думая только о том, что нагиня весьма коварна, и сегодня от нее можно ожидать любого подвоха. Ведь она и будущего супруга уже выбрала для нее, некого Рамиса, только не потрудилась сообщить «любимой» внучке об этом.

Тем временем Эббе окинула ее внимательным взглядом и довольно цокнула:

- Крас- с-с-савица! Ес-с-с-ли бы только твой отец был жив, - нагиня тяжело вздохнула. - Как жаль, что он не видит тебя с-с-сейчас. Мой с-с-сын гордилс-с-ся бы единс-с-ственной дочерью. Идем! Твой народ желает познакомиться со своей принцес-с-сой. Пришло твое время, внучка. Идем…

Злате ничего не оставалось, как проследовать за ней.

… Праздничный вечер был в самом разгаре. Огромный зал поражал своей величественностью - высокие потолки, украшенные золотой росписью, шелк на стенах, невероятного размера арочного вида окна с мозаичным стеклом, огромные кресла, приспособленные для нагов в их истинном виде. Как сказала Асияна, этот зал использовался только для особо значимых торжеств и заседаний - здесь проходили пышные приемы, миловали и казнили, в нем принимались самые важные решения.

На небольшом возвышении стояло огромное кресло, в котором по-царски развалилась Эббе. Рядом с ней на невысокой софе с множеством подушек сидела Злата, и с неким омерзением рассматривал собравшихся гостей. На приглашенных женщинах сияли многочисленные украшения. Видимо, местная мода предполагала ношение драгоценностей с огромными массивными камнями. Мужчины ничем не уступали своим спутницам - кольца, браслеты, сережки, довольно яркий макияж. Было понятно, что наги еще те любители пестрых побрякушек. Разноцветные толстые блестящие хвосты, постоянное мелькание раздвоенных языков, жуткое шипение со всех сторон - Злата сжималась внутри от страха, едва сдерживаясь, что не подняться и убежать с этого «праздника».

Музыканты, массивные черноглазые темноволосые наги в темных жилетках, расположились вдоль стен. Перед ними в шахматном порядке стояли огромные медные чаши, наполненные песком, некоторые держали в руках необычные инструменты, похожие на флейты. Они играли на них, наполняя зал странной шипящей мелодией, которую дополняло пересыпание песка руками в определенном ритме. Мелкие песчинки то поднимались, то резко падали, превращаясь в фонтан песка.

Зрелище было завораживающим. И Злате даже показалось, что присутствующие гости впадали от этой музыки в своеобразный транс, иначе как объяснить, что наги то и дело застывали на своих хвостах и становились похожими на мраморные статуи, но через несколько мгновений вздрагивали, испуганно оглядывались по сторонам и старались отползти от музыкантов как можно дальше.

Всех гостей Эббе встречала с некой снисходительностью. Она выслушивала лестные речи знатных нагов, кидала на них мимолетные взгляды, кивала, когда дарили очередной подарок и, казалось, тут же забывала о том, кто только что желал ей и Злате долголетия, богатства, здоровья и прочих благ.

Но вот музыка внезапно стихла. Массивные двери распахнулись и в зал вошли мужчины в черных плащах. Их лица были скрыты капюшонами. Один из незнакомцев как-то выделялся на фоне других. Он уверенной походкой шел вперед, а остальные будто только сопровождали его, как свита. Их компания привлекла всеобщее внимание, ведь они явились на торжественный бал в облике людей.

С Эббе моментально слетела вся скука. Она чуть приподнялась, и на ее губах появилась довольная улыбка. Злата смотрела на бабушку и понимала, что в зал вошел кто-то очень важный для нее.

Тем временем незнакомец остановился в несколько шагах от возвышения и скинул капюшон. Одним движением руки он ловко расстегнул плащ и тот эффектно с тихим шелестом упал к его ногам.

Мужчина был красив – смуглый, с правильными чертами лица, миндалевидными глазами черного цвета, широкоплечий, статный, высокий. Он был одет в темную одежду – рубашку, рукава которой украшала золотистого цвета вышивка, удлиненная жилетка, брюки, высокие сапоги.

Незнакомец низко поклонился, и Злата с удивлением отметила, что у него весьма длинные волосы, которые сейчас были заплетены в тугую косу.

- Хаян, добро пожаловать домой. Мы вас уже заждались, - тихо произнес он, но полнейшей тишине его голос казался весьма громким. Злата невольно вздрогнула. Ведь именно эту фразу она слышала в своих снах.

- Рами-с-с, рада тебя видеть, - Эббе улыбнулась и протянула ему руку. – Подойди, мой мальчик.

Мужчина выпрямился и подошел к возвышению, не сводя со Златы пристального взгляда, от которого девушке было не по себе. Она с удивлением наблюдала, как наг поцеловал руку бабушки, а потом коснулся ее ладони лбом:

- Даруйте благословение, о Великая!

- Пус-с- сть путь твой будет долог и светел, пус-с-сть не угас-снет твой род, пус-с-сть дом будет полной чашей.

- Спасибо, - мужчина вновь поцеловал руку нагине.

- Прис-с-саживайся, - Эббе показала на софу, где сидела Злата. - Внучка, познакомься это Рамис-с-с Второй из семьи Эрхана али Беру. Думаю, у вас-с-с найдется много общих тем для разговоров.

Мужчина осторожно присел рядом с ней на софу и представился еще раз:

- Мое имя Рамис.

- Злата, - девушка повторила это автоматически.

- Хаян, я очень рад, что вы наконец-то вернулись в родной мир и заняли свое законное место на троне. Госпожа, мы вас так долго искали.

Девушка промолчала, лишь кивнула. Этот мужчина почему-то вызывал в ней страх. Он пугал ее, потому что казался слишком холодным, отстранённым и высокомерным, а еще лояльность бабушки к нему не сулила ничего хорошего.

В зале вновь зазвучала странная чарующая музыка. Непонятно откуда появились прекрасные девушки в пестрых полупрозрачных одеяниях, и эти женщины были больше раздеты, чем одеты. Лицо каждой скрывала вуаль, впрочем, как и волосы.

Разбежавшись по залу, они взмахнули руками, хлопнули в ладоши и стали двигаться. Более странного танца Злата никогда не видела. Они извивались как змеи, прогибались из стороны в стороны, покачивали бедрами в такт музыки, и делали странные движения кистями рук. Приглашенные гости хлопали им и качались на своих хвостах, будто мысленно танцуя рядом с ними.

- Вам нравится, хаян? - Рамис привлек внимание Златы.

- Необычно, - пожала она плечами в ответ. - А почему их лица закрыты?

- Чтобы их красота не отвлекала зрителей от самого танца. А потом нагини очередь ревнивы, а так для всех мужчин танцовщицы обезличены.

- Спасибо за объяснение, - поблагодарила Злата своего собеседника и, продолжая разглядывать приглашенных гостей, подумала о том, что уже очень устала. Ей безумно хотелось распустить тяжелую прическу, снять узкое платье и, растянувшись на своей постели, хоть в мечтах вернуться к Георгу и дочери.

- Может, вы хотите прогуляться? - внезапно предложил Рамис. - Сегодня такая звездная ночь.

- Спасибо, но я очень устала. Совершенно не хочется никуда идти, - Злата мило улыбнулась, давая всем своим видом понять, что сожалеет о своем отказе.

- Злата, неужели ты решила отказать нашему гос-с-стю в такой мелочи, как прогулка? - поинтересовалась Эббе, которая, как оказалось, все это время прислушивалась к их разговору.

- Бабушка, я очень устала. Не думала, что торжество растянется на несколько часов. Уже глубокая ночь, а коронации еще не было.

Пожилая нагиня недовольно прищурила глаза. Ей, явно не понравились слова Златы, но настаивать она не стала.

- Потерпи немного, с-с-скоро начнется церемония коронации…

Злата кивнула, ведь ничего другого ей не оставалось. Сейчас было совсем неподходящее время для споров. Невольно девушке вспомнилась ее коронация после замужества. Георг в тот день закатил пышное торжество в честь своей любимой супруги. Приглашенных гостей было немало. Праздник действительно вышел грандиозным и очень красивым. Но саму коронацию девушка даже особо не запомнила, потому что в тот момент, когда любимый мужчина надевал на нее золотую корону, она тонула в его глазах и мечтала только об одном, поскорее остаться с ним наедине.

Сегодняшний же торжественный вечер стал для нее настоящей пыткой. Рамис периодически старался завладеть ее вниманием, пытался завести разговор, тем самым вызывая у Златы лишь раздражение. Он был весьма настойчив, и вел себя так, как будто точно знал, что девушка уже принадлежит ему.

Но показать истинных эмоций она не могла, опасаясь реакции бабушки, и была вынуждена играть отведенную ей роль.

В какой-то момент, когда стало совсем невыносимо, Злата поднялась:

- Извините, я отлучусь на минутку.

- Что-то случилось? - Эбба вопросительно приподняла брови. В этот момент Рамис поднялся:

- Я провожу.

- Спасибо, не надо, - Злата опять очаровательно улыбнулась. - Я скоро вернусь, бабушка. Не беспокойся, со мной все в порядке.

Спустившись с возвышения, она через весь зал направилась к дверям. Все наги, мимо которых она проходила, низко кланялись, выказывая ей свое почтение, а Злата мечтала лишь поскорее покинуть это место.

Оказавшись в коридоре, не обращая на застывших охранников, девушка приподняла край узкой юбки и бросилась бежать в сад. Остановившись у фонтана, Злата опустила руки в прохладную воду, а затем прижала ладони к щекам, стараясь прийти в себя.

 «Возьми себя в руки. Нельзя показывать страх. Нельзя. Ты здесь главная… Эббе должна удостовериться, что ты смирилась и приняла новую жизнь. Играй свою роль до конца. Ты должна быть сильной, ради мужа и дочери», - Злата мысленно разговаривал сама с собой, стараясь успокоиться. Но у нее не получалось. От волнения стало подташнивать и появилось легкое головокружение.

- Хаян…

- Что тебе Асияна? - спросила девушка, даже не обернувшись. Она вновь опустила ладони в воду, а затем прижала их к щекам.

- Вам пора возвращаться. Церемония коронации вот-вот начнется.

- Не могу, - призналась Злата. - Не могу больше. Понимаю - надо вернуться, но это выше моих сил. Я так устала.

- Хаян, Эббе ждет. Нам надо поторопиться. Ваша бабушка будет очень недовольна, если поймёт, что вы сбежали с праздника.

- Идем, - Злата обернулась к нагине. - Не хочу никого видеть… Веришь?

Асияна понимающе кивнула:

- Верю. Давайте поторопимся, пока Эббе не отправила стражу на ваши поиски.

В зал Злата вошла с гордо поднятой головой и ослепительной улыбкой на лице, как и положено правящей принцессе. Она заняла свое место, и как ни в чем не бывало, и  попросила Рамиса:

- Вы не могли бы мне подать кисточку винограда?

- Конечно, хаян, - в тоже мгновение перед ней оказался поднос со сладкими ягодами. - Выбирайте.

Взяв самую маленькую, она поблагодарила мужчину и вновь стала наблюдать за танцовщицами.

- Девочка моя, вс-с-се в порядке?

- Да, бабушка. Просто немного освежилась. Здесь так душно.

- Я уже начала бес-с-спокоиться, - Эббе внимательно посмотрела на внучку. - Коронация начнется через несколько минут. Рамис будет тебя сопровождать по золотому пути.

Девушка хотела уточнить, о чем говорит бабушка, но в этот момент наг протянул ей руку.

- Хаян, прошу.

Злата осторожно вложила в нее свою ладонь, чуть вздрогнула, ощутив холод тела Рамиса.

Эббе хлопнула в ладоши, и в зале моментально наступила тишина. Двери распахнулись и слуги внесли высокое кресло, которое установили в центре зала.

- Идемте, хаян, - Рамис потянул Злату за руку.

Присутствующие наги, как-то незаметно разделились на две части, образовав живой коридор. Эббе первая бросила горсть золотых монет на пол со словами:

- Вот и пришло время наследнице взойти на трон.

Злата с Рамисом спустились с возвышения и направились к креслу, а под ноги им летело золото, которое кидали приглашенные гости, и вскоре дорожка действительно стала «золотой».

Церемония коронации прошла довольно быстро. Эббе надела внучке на голову тонкую корону, украшенную бриллиантами, произнесла торжественную речь, а затем Рамис преподнёс Злате небольшой кубок.

- Пей.

- Что это? - поинтересовалась девушка.

- Сейчас начнется церемония пробуждения. Твоя сущность спит, но этот нектар поможет тебе стать одной из нас, - пояснил наг. - Хаян, пейте.

Злате было страшно, и она никак не решалась взять в руки кубок. Она видела, с каким нетерпением смотрят на нее приглашённые гости, но не могла заставить себя выпить неизвестный напиток.

- Внучка? - в голосе Эббе звенело нетерпение. – Что-то не так? Почему ты тянешь?

Внезапно Злата в толпе увидела Асияну, которая незаметно ей кивнула, давая понять, что все в порядке. Злата взяла кубок в руки и, зажмурившись, быстро выпила его содержимое. Напиток, к ее удивлению, оказался абсолютно безвкусным.

Рамис забрал кубок из ее рук, кому-то его передал, а затем, опустившись на одно колено перед креслом, попросил:

- Хаян, посмотрите на меня.

Встретившись с ним взглядом, девушка поняла, что его глаза изменились. Зрачок стал янтарного цвета и приобрел удлиненную, чуть вытянутую, форму. Но самое удивительное, что он то увеличивался, то вновь сужался, затягивая Злату в невероятный янтарный омут.  Она забыла обо всем, страхи отступили, и больше ничего не тревожило ее.

- Моя! Ты будешь только моей, - раздалось непонятно откуда. - Моя С-с-слата. Моя?

- Твоя, - завороженно прошептала девушка, совершенно не понимая смысл сказанных слов.

- Навеки?

- Да!

- Клянешься?

- Клянусь!

Внезапно янтарный омут резко исчез. Злата попыталась сфокусировать взгляд, но вокруг все расплывалось, будто в туманной дымке. Девушка решила встать, но тут поняла, что вместо ног у нее золотистый хвост, и сама она больше не человек.

- Моя хаян…

Обернувшись на голос, Злата увидела Рамиса. Наг подполз к ней и, обхватив ее за талию, оплел хвостом ее хвост, и прижав к себе, погладил ладонью по щеке.

- Восхитительная, невероятная, желанная… Ты будешь только моей. Нам хорошо вместе. Ты чувствуешь это?

- Да.

- Хочешь, чтобы это никогда не заканчивалось?

- Хочу!

- Тогда радость моя, просыпайся…

Послышалось шипение, от которого закружилась голова. Все вокруг слилось в одно пятно, и Злата просто потеряла сознание.

Глава 12

Злате снилась знойная бесконечная пустыня. Вокруг стояла невероятная сонная тишина, нарушаемая лишь едва слышным шелестом ветра. Ослепительное полуденное солнце превращало белоснежный мягкий песок в чудесное уютное мягкое одеяло. Окутанная теплом, она блаженно закрыла глаза и довольно вздохнула. Приятная томная нега разливалась по телу. Девушка ленно потянулась и поняла, что скользит по раскаленному песку. Скользит?! Злата обернулась, и с ужасом осознала, что ее тело изменилось, и сейчас она уже не человек, и даже не нагиня, а змея – золотисто-желтого цвета. Молодая женщина смотрела на себя, как будто со стороны, и никак не могла ни разумом, ни сердцем принять себя такую, как есть. Горько заплакав, она зарылась в теплый песок, пытаясь укрыться от жестокой реальности. Внезапно послышался тихий бархатистый голос, вернее, ненавязчивый шепот, в ее голове:

- Мы с тобой одно целое, пойми это. Чем больше ты будешь сопротивляться нашему воссоединению, тем дольше мы не увидим Георга. Его любишь не только ты…

- Ты его тоже любишь? – удивленно спросила Злата у незнакомого голоса.

- Конечно. Мы же с тобой единое целое, и выбирали супруга вместе. Как же ты этого не поймешь, Злата…

- Злата, хаян! Злата, очнитесь! Пожалуйста, - она почувствовала, как ей на лицо упала капелька воды. Чуть поморщившись, девушка приоткрыла глаза и пробормотала:

- Асияна, ты зачем меня разбудила?

- Хаян, вы проснулись. Как же вы нас напугали, - воскликнула нагиня, быстро вытирая слезы с лица.

Злата приподнялась на постели и увидела рядом с собой заплаканную Асияну.

- Почему ты плачешь? - поинтересовалась она, сонно щурясь. - Что-то случилось?

- Злата, вы проспали двое суток, и мы никак не могли вас разбудить. Казалось, что вас забрал вечный сон…

Девушка нахмурилась, а потом моментально вспомнила торжественный прием, свою коронацию, подозрительное поведение Рамиса, которого бабушка ей давно определила в мужья, свой странный и необычный сон. А еще она поняла, что абсолютно не помнит, как оказалась в спальне.

Резко соскочив с кровати, девушка подбежала к зеркалу. В отражении увидев себя - сонную, растрепанную и немного бледную, она невольно с облегчением вздохнула, потому что больше всего боялась, что с ее внешностью произошли жуткие изменения, как во сне.

- Асияна, - она обернулась к компаньонке. - Почему я не помню, как покинула праздничное торжество? Что произошло во время ритуала? Что-то пошло не так?

- Нет, все в порядке. Наги и нагини из древних семей, используя свою внутреннюю силу, разбудили вашу вторую сущность. Энергия нагов наполнила вас, и когда церемония подошла к концу, вы уснули. Так и должно было быть, - пояснила Асияна. - Но никто не ожидал, что ваш сон продлится столько времени. Вы очень напугали нас всех.

- Асияна, как моя внучка? - послышался голос Эббе из гостиной.

- Скажи ей, пожалуйста, что я еще сплю, - Злата упала на постель и накрылась с головой покрывалом ровно за мгновение до того, как в двери ее спальни распахнулась.

- Госпожа, - Асияна поклонилась.

- Как Злата? Она пришла в себя?

- Хаян проснулась, но вскоре снова уснула, - отчиталась девушка, решив не говорить правды.

- Это хорошая новость. Рамис, уже несколько раз интересовался состоянием Златы, и даже предлагал вызвать лекаря. Волнуется мальчик, очень волнуется. Надо поскорее его успокоить.

Девушка почувствовала, как рядом с ней на постель кто-то присел. Ее осторожно погладили по плечу, и она услышала голос Эббе, в котором, к большому удивлению, ей послышались нотки нежности:

- Спи, девочка, спи. Тебе нужны силы. Теперь все будет хорошо.

- Какие-нибудь будут распоряжения? - уточнила Асияна.

- Нет, - Эббе поднялась. - Единственное, помни, ты несешь ответственность за мою внучку и ни на секунду не должна покидать ее. Понятно?

- Да.

Послышался звук удаляющихся шагов, тихий стук дверей, а затем раздался голос Асияны:

- Все в порядке. Она ушла.

Злата села и с облегчением вздохнула.

- Не хочу видеть ни бабушку, ни Рамиса. И чего этот наг привязался ко мне?

- Вы нужны ему. Он сам родом из богатой могущественной семьи. Если проследить генеалогическое древо, то его род такой же древний, как и королевский. Несмотря на то что вы истинная наследница, вы остаётесь всего лишь женщиной, а нашему миру нужен сильный правитель мужского пола. Именно поэтому вам в супруги Эббе выбрала Рамиса, надеясь, что ваш сын унаследует все самое лучшее от своих родителей.

- Хорошую же мне судьбу уготовила бабушка… Мое мнение ее совсем не интересует.

- Эббе считает, что действует вам во благо, - Асияна развела руками.

- Присаживайся, - Злата похлопала ладонью по постели, а когда девушка выполнила ее просьбу, поинтересовалась. - Вот объясни мне, с чего бабушка решила, что у меня родится мальчик в этом союзе? А если девочка? Или она со своей безграничной самоуверенностью такой вариант даже не рассматривает?

- В королевском роду есть амулет, он очень древний и могущественный. Если положить его под матрас новобрачным, то именно в эту ночь произойдет зачатие и обязательно родится наследник мужского пола, - пояснила Асияна.

- С ума можно сойти, - Злата потерла пальцами виски, чувствуя легкую головную боль. – Как чудесно все устроились… ладно с Эббе все понятно. А Рамису это зачем? Неужели он не знает, что в другом мире у меня осталась семья? Или ему все равно, что я его не люблю?

- Я не знаю, - девушка пожала плечами. – Но видимо, когда стоит вопрос об огромной  власти, то чувства всегда отодвигаются на задний план. Неужели в том мире, где вы выросли, все по-другому?

- На земле тоже существуют договорные браки, и есть различия по положению в обществе, но мне повезло. Мой муж король и любит меня, а я его, - глаза Златы наполнились слезами. - Я считала, себя ужасно везучей. Ведь мой брак был таким счастливым. Мне плохо без Георга. А Аврора… Она такая кроха.

По щеке девушки скатилась слезинка.

- Хаян, не плачьте, -Асияна взяла ее за руку и легонько пожала ладонь. –  Вы должны быть сильной.

- Скажи, что тебе удалось выяснить? - девушка вытерла слезы. – Ты начала говорить что-то перед церемонией, но так и не успела ничего рассказать.

- Сейчас, - Асияна поднялась и выглянула в гостиную. Убедившись, что дверь, ведущая в коридор, плотно закрыта, девушка вернулась в спальню и присев на постель, быстро заговорила:

- В королевском архиве я нашла информацию о том, что, когда священный камень, наполняющий тела нагов необходимой энергией, разлетелся на тысячу осколков, какая-то их часть попала в наш мир. Несколько удалось найти. Почти все они потеряли свою истинную магическую силу, кроме одного, самого большого, - девушка многозначительно замолчала.

- И? - Злата с нетерпением посмотрела на нее, чувствуя, как головная боль резко усиливается.

- Я нашла записи, в которых есть описание осколка. Это белоснежный плоский камень с гладкой блестящей поверхностью, шириной не более трех пальцев. Точно известно, что он в королевской семье.

- А где он сейчас? – выпалила девушка, едва не подпрыгивая от нетерпения.

- Не знаю, - покачала головой Асияна.

Злата не смогла сдержать разочарованного вздоха:

- Как же так… Неужели никто не знает, где находится этот камень сейчас?

– Наверно, об этом известно Эббе. Только нам она не скажет.

- Может, стоит еще раз просмотреть архив? - предложила Злата, чувствуя, как ее начинает бить озноб.

- Конечно, посмотрим, - кивнула Асияна. - Я уверена, что камень в королевской семье, ведь ваш отец смог пройти в другой мир и оставить вас там. Нам просто нужно понять, где он находится, и тогда мы сможем воспользоваться им.

- Наверно, ты права, - Злата легла на постель, не понимая, что происходит. Ей было очень жарко, при этом по ее телу то и дело пробегала дрожь. Головная боль в одно мгновение стала просто невыносимой, а предметы в комнате приобрели размытые очертания.

- Вот увидите, мы обязательно найдем осколок священного камня, и тогда вы вернетесь к мужу, да и я может быть наконец-то смогу стать счастливой.

Асияна продолжала что-то говорить, но Злата ее уже почти не слышала. В ушах появился какой-то шум, похожий на свист. Но он был такой силы, что заглушал все остальные звуки. Появилось чувство тошноты, и когда стало совсем невыносимо, с губ девушки сорвался болезненный стон.

- Хаян, что с вами? Злата?

- Асияна, мне так плохо, - прошептала она в ответ. – Не знаю почему…

- Ваша вторая сущность проснулась.

Девушка выбежала из спальни и громко закричала:

- Позовите госпожу. Немедленно!

Затем Злата на какое-то время потерялась во времени. Она то впадала в забытье, то вновь приходила в себя. Ей бросало то в жар, то в холод. Возле нее неотлучно была Асияна, которая периодически обтирала ее мокрым полотенцем и Эббе, уговаривающая немного потерпеть.

В какой-то момент, жар опаляющий тело, сосредоточился где-то в районе живота. Злата выгнулась, невольно вскрикнула, а потом в одно мгновение почувствовала невероятное облегчение.

- Ну, вот и все, - довольно произнесла Эббе. - С рождением, тебя, деточка. Теперь все будет по-другому.

Злата приоткрыв глаза внимательно посмотрела на нее и с удивлением поняла, что мир изменился. Цвета стали ярче, звуки громче, а еще… предметы вокруг приобрели некую объемность, будто трехмерные изображения. Это было так необычно и странно.

- Отдыхай, моя принцесса. Я зайду к тебе позже.

- Хорошо, - произнесла Злата, не понимая, что не так. А потом…

Приподнявшись на постели, девушка увидела, что вместо ног, у нее желтый блестящий хвост. Закрыв ладонью рот, она едва сдержала крик.

Теперь все совершилось. Ошибки действительно никакой не было. Злата - наследница королевского рода нагов, и с этим ей придется смириться.

- Хаян, все хорошо, - Асияна протянула ей стакан. - Выпейте.

Девушка с удовольствием сделала несколько глотков сладковатого напитка, а затем заметила:

- Теперь я понимаю, почему у меня такая огромная постель.

- Вы хотите встать? - уточнила Асияна.

- Я хочу вернуть себе нормальный вид. Как мне это сделать?

- Просто представьте себя такой, какой хотите видеть, - улыбнулась ее собеседница. - Все очень просто, поверьте.

Злата закрыв глаза, стала представлять себя в облике человека, именно такой, какой обычно видела себя в зеркале. Где-то в голове она услышала звон, и интуитивно поняла, что у нее все получилось. Открывать глаза было страшно, но увидев свои две ноги вместо хвоста, она уткнулась в подушку и от переизбытка эмоций, разрыдалась как ребенок.

***

 - Милорд, в королевском саду появилось ужасное чудовище, - Филипп взволнованно посмотрел на своего правителя.

- Чудовище? - мужчина удивленно приподнял брови. - Я не ослышался? О чем идет речь?

- Жуткая тварь, огромная золотисто-жёлтая змея, невероятных огромных размеров. Первой ее заметила служанка маленькой леди. Вернее, она сначала увидела в кустах большие необычные глаза янтарного цвета с гипнотизирующим взглядом, а потом поняла, кому они принадлежат.

- Что с моей дочерью? - правитель Георг вскочил с кресла. - Где она?

- С девочкой все в порядке. Ее сейчас приведут. Грета подняла шум и, видимо, этим спугнула чудовище. Когда охрана прибежала на ее крик, в саду уже никого не было.

- Вы уверены, что все это девушке не показалось? - уточнил Георг.

- В кустах остался след - примятая листва, надломленные ветки. Змея действительно была.

- Обыскать весь сад, - тут же отдал приказ король. - Нужно найти эту дрянь и немедленно уничтожить. Этот дом должен быть самым безопасным местом на свете, ведь здесь живет моя единственная дочь. Ты меня понял?

- Конечно, милорд. Мои люди уже занимаются этим.

- Тогда, чего ты стоишь? – Георг прищурился. - Иди и проследи за всем. Мне нужен результат.

- Простите, милорд, - мужчина поклонился и быстро покинул кабинет. Филиппа не на шутку взволновало появление неизвестного чудовища в королевском саду, и интуиция ему подсказывала, что это не случайность.

«Сначала исчезла молодая королева, будто сквозь землю провалилась – ни следов, ни свидетелей, ни одной зацепки. Теперь в саду, в котором любит играть наследница, появилась огромная змея. Откуда она могла там взяться? Мои люди обыскали каждый куст, каждую щель, и ничего… Появилась ниоткуда, и ушла в никуда. Разве так бывает? Видимо, да. Надо искать… Искать лучше и тщательней. Похоже, эти два события связаны, но как? Непонятно», -  размышляя о произошедшем, Филипп направился к своим людям.

Дворцовая стража уже выстроилась, в ожидании своего начальника.

- Вы должны помнить, что главная наша обязанность – обеспечить безопасность королевской семьи, - Филипп обвел взглядом подчиненных. - Поэтому необходимо обыскать каждый уголок этого сада, и найти чудовище. Понятно?

- Да! - хором ответила стража.

-  Осмотреть все подвальные помещения, погреба, хозяйственные постройки. Чтобы ни одна тварь не смогла проникнуть в эту половину сада, укрепить разделительную ограду мелкой решеткой, допросить всех слуг - кто приходил, кто уходил, может видели что-то подозрительное. Если все понятно, тогда идти!

Стражники разбежались выполнять поручения, а Филипп быстрым шагом направился в официальную часть королевской резиденции, чтобы дать указания людям, охраняющим ту территорию.

Тем временем Георг, отложив бумаги, поднялся и прошелся по своему кабинету из угла в угол. Сообщение Филиппа его сильно встревожило. Появилось неотступное чувство надвигающейся беды. Он размышлял над тем, откуда в его саду могла взяться огромная змея: «Чудовище… Откуда оно появилось? Очередная напасть на мою голову. Аврора- единственное мое сокровище, и я обязан защищать дочь! Сначала моя любимая Злата покинула меня…».

Тихий стук в дверь не позволил ему вновь погрузиться в пучину горестных воспоминаний.

- Войдите!

- Милорд, - Грета присела в реверансе.

- Папочка, - Аврора забежала в кабинет и бросилась к отцу. - Папочка, я сейчас такое видела, такое…

- Моя девочка, - Георг прижал дочь к себе, и посмотрел на Грету. - Можешь идти. Я сам отведу принцессу в ее комнату.

- Как скажете, милорд, - девушка поклонилась и поспешила выполнить указания короля.

Оставшись наедине с дочерью, Георг опустился в кресло, усадив девочку к себе на колени.

- Как дела, моя красавица? - поинтересовался он, заглядывая в глаза своей малышке.

- Папа, я сегодня видела в саду огромную змею. Вот такую, - Аврора развела руками в стороны, пытаясь показать громадный размер чудовища.

- Милая, не бойся! Филипп обязательно ее найдет. Она не обидит тебя. Мы не допустим этого, - Георг старался говорить твердо, но очень спокойно. Он хотел успокоить дочь, на долю которой и так выпало немало испытаний.

- А я не боюсь. Змея была очень красивой и доброй. Такая блестящая, желтая, как солнышко. А еще она улыбалась. Честно-честно. Я видела это.

- Аврора, не говори глупости! Змеи не могут улыбаться, сочувствовать, любить. Это холодные ядовитые твари, очень коварные, и не менее опасные. Поэтому не надо доверять ей и держись на расстоянии, прошу. Если еще раз увидишь эту змею, сразу беги к Грете или стражникам. А лучше громко кричи. Ты поняла меня, Аврора?

- Да, папочка, - девочка кивнула и очаровательно улыбнулась. - Не переживай, папа!

Мужчина обнял малышку, крепко прижав к себе. Он очень любил дочь и безумно опасался ее потерять, как и других дорогих женщин в своей жизни. С каждым прошедшим днем надежда найти любимую жену становилась все меньше. Георг теперь и сам уверовал в проклятие своего рода, и больше всего на свете боялся потерять единственную дочь.

- Папа, - Аврора погладила его по щеке, вынуждая посмотреть на себя. - А когда мама вернётся? Я уже очень-очень соскучилась по ней.

- Доченька, - Георг вздохнул. Он не знал, как сказать малышке страшную правду.

- Мама не вернется, да? - на глазах девочки появились слезы. - Это потому что, я ее не слушалась?

- Ну, что ты, маленькая, - Георг поцеловал дочь в макушку. – Не выдумывай всякие глупости. Я тебя очень люблю, как и мама. Просто обстоятельства так сложились, что пока она приехать не может.

- А куда мама уехала? - Аврора внимательно смотрела на отца, и мужчина, понимая, что от вопросов просто так не отделаться, начал придумывать.

- Далеко-далеко, за океаном есть волшебная страна, окруженная со всех сторон высокими горами.

- А там живут грифоны? - поинтересовалась девочка.

- Не знаю, - пожал плечами Георг. - Никогда там не был.

- Тогда спрошу у мамы, когда она приедет, - Аврора зевнула и прижалась к отцовской груди.

- Конечно, - мужчина с любовью посмотрел на дочь, понимая, что пора отнести ее к служанке, чтобы та уложила малышку спать. Несмотря на юный возраст у маленькой принцессы было довольно плотное расписание. Девочку будили рано утром, затем она завтракала, а дальше начинались занятия. С раннего возраста Аврору готовили к тому, что когда-нибудь она возглавит эту страну и займет свое место на троне. Ее обучали многим точным наукам, а еще преподавали танцы, иностранные языки, этикет. Естественно, что маленькая девочка уставала, и поэтому у нее всегда был дневной сон.

Георг поднялся и поудобнее перехватил дочь. Аврора тут же встрепенулась и попросила:

- Папочка, а можно я останусь с тобой?

- Милая, конечно, можно. Но только в кабинете не очень удобно, и поэтому мы сейчас пойдем в твою комнату.

Малышка кивнула и снова доверчиво прижалась к отцу. Георг осторожно подул девочке в лицо, улыбнулся и направился в детскую.

Глава 13

- Хаян, не плачьте, - Асияна положила руку на плечо Злате. - Никто не должен видеть ваших слез. Если Эббе догадается, что вы посещали тот мир, она немедленно примет меры, и нам с вами обоим не поздоровится.

- Моя девочка, моя дочь… Если бы ты видела, какая она бледненькая. Аврора совсем не улыбается, она такая печальная, а ее глазки наполнены грустью. Мне так хотелось ее обнять, прижать к себе, но я не могла этого сделать, - девушка вытерла бегущую по щеке слезинку. - Я не смогу жить без своей семьи, без своих родных. Просто не смогу.

- Злата!

 Дверь спальни неожиданно распахнулась. Эббе, как всегда, без стука, самым бесцеремонным образом, вторглась в апартаменты, забыв об элементарной вежливости и деликатности. Окинув внучку пристальным взглядом, она прищурилась и утвердительно произнесла:

- Ты опять плакала. И меня интересует только один вопрос: кто пос-с-смел тебя обидеть, дорогая моя?

- Никто. Все в порядке, - Злата отвела взгляд в сторону, стараясь быстро придумать оправдание своим слезам. - Просто соринка в глаз попала.

- Не лги мне, не смей! - Эббе повысила голос и тут же перевела недовольный взгляд на Асияну. - Что произош-ш-шло?

Девушка под натиском главы рода съежилась и молча опустила голову. Она очень боялась своей дальней родственницы, и старалась лишний раз не попадаться ей на глаза.

- Я требую ответа, немедленно! - Эббе качнулась на хвосте, опасно нависнув над той, кого когда-то взяла под свою опеку. – Не молчи, я приказываю тебе, говори!

- Бабушка, не кричи, - Злата понимала, что ее единственная подруга в этом мире может сейчас невинно пострадать из-за неосторожности, ее слез, и решила переключить внимания Эббе на себя. - Асияна оставь нас, будь добра, пожалуйста.

Девушка поклонилась и поспешила выполнить указание, опасаясь неконтролируемого гнева главной нагини.

Эббе удобно растянулась на софе, закинув хвост на подушки и внимательно посмотрела на внучку:

- Рассказывай!

- Да нечего рассказывать, - Злата вздохнула. – Просто вспомнила о родителях, и стало так грустно. Не знаю почему, но в последнее время я все чаще думаю о папе и о маме, как они познакомились, каким был мой отец… Эти мысли тревожат меня, и не дают покоя.

- Это нормально, девочка. В тебе проснулась наша кровь, а для нас, нет ничего важнее родственных уз, - на лице нагине появилась довольная улыбка. – Я рада, что ты тянешься к семье.

В ответ Злата улыбнулась. За время своего «заточения» в этом мире она уже успела прекрасно изучить свою ближайшую родственницу. Эббе была страшна в гневе, любила полное подчинение, являлась своеобразным безжалостным диктатором, но в ее глазах появлялось некое подобие тепла, едва девушке стоило заговорить об отце или Рамисе. В нагине моментально происходили непонятные перемены, и она становилась как-то мягче, добрее, и в такие моменты, Эббе, сама того не осознавая, шла Злате на некоторые уступки.

Да, со стороны девушки это являлось своеобразной хитростью, ну а как по-другому можно выжить в змеином царстве?

Так ей удалось выпросить у бабушки учителя по урокам магии, который ей объяснил, какие возможности доступны нагам, как они перемещаются в пространстве и как с помощью своей внутренней энергетической силы открывают двери между мирами. Теоретические уроки, казалось бы, давали, лишь только, общие знания, но Злата с помощью Асияны много тренировалась и, в конце концов, достигла цели – смогла посетить другой мир и увидела дочь, хоть и была в облике змеи. Злата очень хотела вернуться к своей семье, а для этого ей был необходим осколок священного камня, только так ее желание могло исполниться. И если он до сих пор находился в этом мире, Эббе точно должна была знать о его местонахождении…

- Как жаль, что я не знала своих родителей, - Злата всхлипнула. - Скажи, я похожа на них? Хоть немного?

- Очень девочка моя. Ты вылитая отец - те же глаза, нос, та же природная грация. Ты истинная наследница нашего древнего могущественного рода.

- Я бы так хотела его увидеть, - девушка вздохнула. - Жаль, что среди нагов нет художников.

Злата отвела взгляд в сторону и замолчала. Некоторое время назад ей удалось узнать интересный факт из жизни нагов. Как оказалось, во дворце почему-то не было картинной галереи с портретами всех членов королевской семьи. Она стала выяснять этот вопрос у Асияны, и тут, к своему изумлению, узнала, что данный вид искусства был нагам незнаком, и среди них отсутствовали те, кто умел бы запечатлеть облик красками на холсте. Но зато были умельцы, умеющие отобразить выдающиеся события из жизни правящей династии на золотых дисках, которые хранились в сокровищнице змеелюдей.

Если осколок священного камня действительно находился где-то во дворце, то, скорее всего, искать его надо именно там. Но вот как попасть туда Злата не знала, хотя придумала небольшой план и надеялась, что у нее все получится.

- Художников? - Эббе нахмурилась. - Это кто такие?

-  Среди людей есть те, кто рисует красками на полотне, и может изобразить меня или любого другого. Это называется портретами. Таким образом, облик получается, увековечен, и через много-много лет можно увидеть своего предка, который давно покинул этот мир.

Нагиня задумчиво произнесла:

- По нашим традициям в день свадебной церемонии, на золотой тарелке чеканят образы молодоженов. Так остается память об этом торжественном и важном дне.

- А можно мне посмотреть? - Злата подняла взгляд на бабушку. - Пожалуйста.

- Они в королевской сокровищнице. Я потом тебе их принесу.

Злата вся напряглась. Ведь именно туда она и хотела попасть. Но вот как уговорить Эббе отвести ее в это место?

- Хорошо, - Злата вздохнула. - Буду очень ждать.

- Не печалься, девочка, - Эббе взяла ее за руку. - Скоро придет Рамис. Он сможет поднять тебе настроение. Прогуляйся с ним по побережью. Дай своей красавице свободу. Ты все время в человеческом облике, а это совсем неправильно.

- Бабушка, - девушка поднялась и подошла к окну. - Скажи, а можно мне посетить торговые лавки?

- Конечно, милая, - нагиня кивнула. - Что ты хочешь купить? Я распоряжусь, чтобы торговцы доставили товар прямо во дворец.

- Мне нужны какие-нибудь украшения, заколки для волос, браслеты на руки, - стала перечислять Злата. - Я хочу быть красивой, когда встречаюсь с Рамисом. Пусть он смотрит только на меня.

- Так он и так не сводит с тебя влюбленного взгляда. Разве ты этого не видишь?

Злата промолчала, обняв себя за плечи, всем своим видом показывая, что ее терзают сомнения. Нагиня внезапно рассмеялась, а потом поднялась:

 - Я хочу пригласить тебя прогуляться со мной. Только прими свой истинный вид.

- Зачем?

- Тебе нужно почаще находиться в своем облике, чтобы перестать думать, как человек, - промолвила Эббе. Нетерпеливо стукнув хвостом по полу, она уточнила. - Так идеш-ш-шь?

- Да, - Злата кивнула и мысленно потянулась к своей сущности. Через мгновение вместо ног у нее был золотистый подвижный хвост.

- С-следуй за мной, - прошипела Эббе и двинулась вперед.

Девушка никак не могла привыкнуть к своему новому телу. При каждом движении ее хвост двигался то в одну сторону, то в другую, и ей постоянно казалось, что ее заносит. Голова слегка кружилась и даже немного подташнивало. Но Злата старалась не показать Эббе своих истинных эмоций и, улыбаясь, просто следовала за ней. Она готова была потерпеть, лишь бы попасть в сокровищницу.

Они миновали ряд коридоров и оказались в той части дворца, где девушка никогда не была.

Здесь находились апартаменты правящей четы, которые, как и полагается, Злата вместе с мужем должны будут занять после обряда бракосочетания, так объяснила ей Эббе, и поэтому пока это крыло замка закрыто. Они миновали несколько богато украшенных залов и, наконец, остановились у небольшой неприметной двери, спрятанной за плотной шторой.

- Здес-с-сь, находится королевская с-с-сокровищница. Мы всегда все важные комнаты запечатываем родовой магией. И доступ туда имеют лишь те, кто является членами семьи. В данном случае эту дверь, кроме меня, можешь открыть только ты, а после брака сможет и твой муж, ну и, соответственно, ваши дети.

- Как интересно, - Злата покачала головой, внимательно слушая бабушку, пытаясь запомнить каждое ее слово.

Эббе улыбаясь, сняла с правой руки перстень с розовым треугольным камнем и провела им по своей левой ладони. Едва появились первые темно-вишневые капли крови, она приложила руку к центру двери, и сразу же раздался звук открывающегося запора.

- Проходи!

За ней была мраморная лестница с широкими белоснежными ступенями. Спустившись по ней, Злата оказалась в большом зале. Повсюду стояли стеллажи с сундуками различных размеров. Несколько полок были отведены книгам, видимо, очень ценным. Вдоль одной из стен располагались прозрачные коробки с украшениями - золотыми, платиновыми, серебряными, с бриллиантами, алмазами и без, как мужские, так и женские. Злате на секунду показалось, что она попала в уникальный ювелирный магазин. Сияние драгоценных камней слепило.  Украшения завораживали, и сложно было отвести взгляд от этих произведений искусства, сделанных умелыми руками мастеров.

- Это фамильная сокровищница, и я хочу, чтобы ты сама выбрала себе подарки, - Эббе легонько подтолкнула внучку хвостом. - Выбирай, милая

Злата медленно поползла вдоль полок, рассматривая всевозможные украшения, от изящных золотых и платиновых цепочек и колье, до роскошных диадем и венцов, ища взглядом плоский белый осколок священного древнего магического камня.

Ювелирные украшения действительно были поистине шедеврами талантливых мастеров. Все вокруг поражало красотой, роскошью и изяществом. Злата сделала круг, затем еще один, но не нашла того, что искала. Чтобы не вызвать подозрения у бабушки, девушка выбрала несколько красивых заколок для волос, парочку браслетов и золотые сережки в виде кружевных бабочек.

- Так очень мало взяла, - удивленно протянула Эббе, когда внучка подошла к ней, держа в руках всего несколько безделиц, и напомнила, - Злата, ты можешь здесь взять все то, что тебе понравится.

- Мне этого хватит, - девушка улыбнулась, а мысленно едва не плакала. В сокровищнице она не увидела ничего, чтобы хоть как-то напоминало осколок священного камня, и где теперь его искать просто не представляла.

- Скромность тебя украшает, но не в этом случае, - Эббе проскользнула мимо Златы, проползла вдоль полок, тщательно осматриваясь, и наконец-то остановила свой выбор на какой-то плоской черной коробке.

- Это тебе, милая, - нагиня открыла ее, и девушка увидела прекрасную золотую диадему, представляющую собой ажурное плетение в виде звёзд, серединой в которых были круглые зеленые камни. В комплект к ней шло кольцо и золотая цепочка, с кулоном, выполненным в виде двух лепестков роз, поддерживающих овальный крупный камень.

Злату охватило восхищение:

- Какие красивые украшения. Ничего подобного никогда не видела.

- Этот комплект когда-то принадлежал твоей матери, а теперь тебе. Я хочу, чтобы он принес тебе счастье.

- Спасибо, бабушка, - девушка осторожно погладила золотые украшения. – Невероятный комплект.

- Держи, - нагиня отдала коробку внучке, а сама направилась к сундукам. Остановившись у небольшого ларца, инкрустированного рубинами, она открыла его и достала плоский золотой диск. - Это твои родители.

Злата, взяв его в руки, стала разглядывать. Чеканку делал действительно талантливый мастер, потому что можно было рассмотреть даже самые мелкие детали. На диске была отчеканена молодая длинноволосая нагиня и широкоплечий мускулистый наг с венцом на голове. И тут внимание Златы привлекло необычное украшение на шее отца, какой-то овальный камень на цепочке.

- Мои родители такие красивые, - девушка улыбнулась, - молодые, счастливые.

- Да, они очень сильно любили друг друга, - Эббе вздохнула, - но судьба распорядилась так, что их счастье было совсем недолгим.

- Жаль, что они так рано умерли, - Злата подняла взгляд на бабушку. – А на папе был этот венец?

Девушка наугад ткнула в первую попавшуюся корону, украшенную большими изумрудами.

- Нет, - нагиня покачала головой. - Вот этот.

Она показала на массивное золотое украшение, расположенное в прозрачном стеклянном кубе:

- Когда-нибудь он перейдет твоему мужу. Это главный венец власти.

- А кулон на шее? – спросила Злата как бы, между прочим.

- Это старинный амулет, принадлежащий нашей семье. Передается от отца к сыну. Я отдам его в руки твоего мужа, а он в дальнейшем вашим сыновьям.

- Как интересно. А можно мне на него взглянуть?

- Не сегодня. Знаешь, нам уже пора. У меня много важных дел. Идем.

Эббе выскользнула из сокровищницы, и Злате, ничего не оставалось, как последовать за ней. Но реакция бабушки на, казалось бы, простую просьбу заставила ее призадуматься. Что-то с этим амулетом было не так, и девушка подумала, что ей необходимо его найти, потому что, возможно, он и есть тот самый осколок священного камня.

***

- Леди Аврора, подождите. Не убегайте. Леди, остановитесь, - Грета, едва успевала за своей маленькой воспитанницей. - Ваш отец будет недоволен.

- Я хочу в сад, - девочка, проявила непослушание, и вместо того, чтобы остановиться, как ее просила няня, наоборот, перешла с быстрого шага на бег.

- Аврора! Леди, подождите!

Малышка сбежала с лестницы… и наткнулась на мужчину. Подняв взгляд, увидела перед собой главу королевской охраны, Филиппа. Встретить его девочка не ожидала и поэтому немного растерялась.

- Позвольте узнать, куда вы так торопитесь маленькая леди?

- Я хочу на прогулку! А Грета отказывается выйти со мной в сад, - сердито ответила она, будучи обиженной на свою няню.

- К сожалению, это действительно невозможно. Чудовище еще не найдено, и ваш отец велел пока не выпускать вас за пределы замка. Змея может быть для вас смертельно опасна. Леди, вы уже взрослая, и должны понимать, что король Георг любит вас и переживает. Именно поэтому он временно ограничил ваши прогулки, - спокойно пояснил мужчина, пытаясь доходчиво объяснить принцессе решение ее отца. – А сейчас прошу вас, возвращайтесь в свои покои.

- Нет! - маленькая девочка топнула ногой. - Я устала сидеть в четырех стенах. Я больше так не могу!

- Добрый день, лорд, - Грета поклонилась, а затем присела возле своей воспитанницы. - Леди, давайте прогуляемся на террасе. Можно устроить небольшой пикник с соком и пирожными, или поиграть.

- Нет, - Аврора упрямо покачала головой.

Девушка подняла беспомощный взгляд на Филиппа. Мужчина хмыкнул и спокойно, но достаточно твердо произнес:

- Леди Аврора, вам необходимо вернуться в свои покои.

- Нет!

Конечно, непослушание должно быть наказано, но это мог сделать только король, который сейчас был на очень важном совещании. Отвлечь его Филипп просто бы не посмел. Маленькая девочка, в которой вдруг проснулись непонятное упорство и непослушание, поставила его в тупик. Уговорить ее не получалось, заставить насильно - нельзя, как и спорить до бесконечности, и поэтому вздохнув, он был вынужден отдать приказ охране у входа:

- Проводите леди Аврору в сад.

Он едва не выругался, увидев на лице малышки довольную улыбку. «Если она уже сейчас, может добиться чего желает, так что же будет дальше?», - подумал он и обратился к девочке:

- Леди Аврора, пожалуйста, слушайтесь свою няню. Договорились?

- Да, - обворожительно улыбнулась она и бросилась к входной двери, которую перед ней услужливо распахнули стражники.

- Не спускай с нее глаз, - Филипп едва слышно шепнул Грете. - Я сообщу королю Георгу о создавшейся ситуации. Прошу, береги принцессу.

Девушка кивнула и поспешила за своей воспитанницей.

Аврора бежала по зеленой аллее сада, направляясь в сторону оранжереи. Малышка очень хотела вновь увидеть улыбающуюся желтую змейку, которую в прошлый раз своим криком спугнула Грета, и надеялась, снова встретить ее там.

- Леди, вы куда? – поинтересовалась, Грета, которая едва поспевала за своей воспитанницей.

Девочка остановилась и посмотрела на няню и стражей, которые неотступно следовали за ней.

- Я хочу в оранжерею. Мне нужно полить мамины цветочки, - ответила девочка, и вприпрыжку поскакала дальше.

- За ними присматривает садовник…

- Я знаю, но им нужны любовь и внимание. Так говорила мама, - обернувшись, ответила девочка и свернула на аллею, ведущую к оранжерее.

Открыв дверь в царство цветов, принцесса привычно достала из ящика свою леечку и стала наполнять ее водой из большой бочки, которую ежедневно заполнял садовник. Увидев, что Грета вошла вслед за ней, Аврора попросила:

- Уйди, пожалуйста.

Грета хотела возразить, но заметив в глазах малышки мольбу, кивнула, и послушно вышла за дверь. Она понимала, что ее воспитаннице безумно не хватает матери и, беседуя с розами, ребенок старается хоть так заполнить пустоту в сердце, появившуюся после того, как Злата пропала. Девочка очень тосковала о ней.

Как только няня вышла, Аврора, подхватив леечку, направилась в глубину оранжереи.

- Змейка! Змейка, ты здесь? – вкрадчиво прошептала девочка. - Змей-й-ка!

Но ей никто так и не ответил. Вокруг стояла безмолвная тишина.

- Змей-й-йка?

Усевшись на невысокую резную скамеечку, Аврора оторвала листочек на ближайшем кусте и, сминая его маленькими пальчиками, тяжело вздохнула. Ей было очень плохо и грустно.

- Где же ты, змейка… Ты мне понравилась. Жаль, что ты не хочешь со мной дружить. Знаешь, а я бы рассказала тебе о маме. Она красивая, добрая, но почему-то уехала, и ее нет, и нет. Я так скучаю по ней, сильно-сильно, - девочка, уткнувшись лицом в ладони, горько заплакала. Аврора любила папу, но в последнее время видела его очень редко. Мама постоянно была с ней, они весело играли или что-то делали, а теперь девочка чувствовала себя совсем одинокой. Ей казалось, ее никто не понимает, и все чаще малышка стала задумываться о том, что, возможно, мама не вернется к ним никогда.

Внезапно послышалось шипение. Аврора подняла голову и, замерев, прислушалась. Шипение повторилось. Оно раздавалось где-то совсем близко.

- Змейка! – воскликнула она и вскочила. - Змейка, ты где? Ты пришла! Ура!

Из кустов осторожно выползла блестящая большая желтая змея. Чуть замерев в стороне, она смотрела на девочку и, казалось, боялась даже пошевелиться, опасаясь напугать ее.

- Змейка, ты пришла! Я так рада. Давай дружить!

Аврора сделала несколько шагов вперед, но едва у змеи мелькнул оранжевый раздвоенный язык, испуганно замерла.

- Ты хочешь меня укусить? – удивленно спросила она. - Папа сказал, что мне нужно тебя бояться, но ведь ты совсем нестрашная. Или…

Язык вновь мелькнул, и девочка догадалась, что это всего лишь природная особенность. Змея осторожно двинулась вперед, подползла и свернулась вокруг Авроры кольцом, положив голову на свое тело и как-то совсем по-человечески вздохнула.

Аврора осторожно протянула руку и коснулась блестящей желтой чешуи.

- Ты такая необычная и хорошая. Давай дружить? - девочка уже двумя руками гладила змею. -  Меня зовут Авророй, а тебя? Ой, ты же не умеешь говорить. А ты понимаешь меня?

Когда змея кивнула, девочка захлопала в ладоши.

- А давай, я буду называть имена, а ты сама выберешь, какое тебе нравится. Мэри? Грета? Алисия? Лора? А может тебе понравится имя моей мамы, Злата?

Увидев легкий наклон змеиной головы, Аврора радостно сообщила:

- Значит, тебя будут звать Златой. А знаешь, тебе идет это имя - ты же у нас золотая, вся блестящая, красивая такая…

- Леди Аврора! Леди, вы где? - внезапно послышался взволнованный голос Греты.

- Ой, меня уже ищут, - встрепенулась Аврора. - Если моя няня тебя увидит, она опять испугается, и поднимет шум. Мне уже пора. Но мы же еще увидимся? Ты придешь ко мне в гости, я буду ждать тебя?

Увидев кивок, девочка улыбнулась, и осторожно перешагнув через кольца змеиного тела, помахала змее рукой, и поспешила на голос Греты, не желая, чтобы та увидела ее новую знакомую.

Глава 14

Весь вчерашний вечер Георг провел в компании своих советников и министров, решая текущие проблемы королевства, которые накопились за прошедшее время. Вернулся очень поздно, когда уже за окном начало светать, и почти сразу лег спать.

Поэтому Филипп только сегодня смог доложить ему о поведение дочери и о том, как она не слушается няню, не подчиняется никому и что заботиться о ее безопасности становится с каждым разом все сложнее.

Понимая, что должен поговорить с Авророй, Георг, перед тем как заняться утренними делами, пришел в детскую. Малышка в ожидании учителя с увлечением листала какую-то большую книгу с яркими иллюстрациями, но увидев отца, моментально отложила ее в сторону и, как всегда, бросилась к нему:

- Папочка! Я так рада тебя видеть!

- Здравствуй милая. Как дела? – мужчина подхватил дочь на руки, подкинул вверх и тут же поймал, сорвав с ее губ заливистый смех.

- Хорошо, - закричала Аврора. – А мы пойдем гулять?

- Не сегодня, родная, - Георг уселся в кресло, расположив дочь на коленях.

- Милорд, - Грета все это время стоявшая у окна, низко поклонилась и поспешила выйти из комнаты, оставляя отца и дочь наедине.

- Почему? - малышка чуть наклонила голову на бок, ожидая ответа. - Я очень хочу на прогулку.

Мужчина молчал, не зная, как начать непростой разговор. Георг догадывался, что дочь откажется безропотно подчиняться, и станет задавать вопросы, на которые, к сожалению, он не сможет ответить. И, тем не менее, беседа была неизбежной, потому что маленькой девочке необходимо объяснить - ее безопасность важнее всего на свете, и пока угроза не устранена, ей придется подчиняться некоторым правилам.

- Папа, почему ты молчишь? - спросила Аврора, как всегда, крепко обняв отца за шею.

- Я хочу с тобой поговорить, милая, - он погладил дочь по голове.

- О чем? - Аврора улыбнулась.

- О твоем поведении, - осторожно произнес Георг. - Филипп рассказал о том, что произошло вчера. Почему ты не слушаешься Грету? Почему настояла на прогулке в саду, когда я запретил тебе покидать замок?

- Понятно. Нажаловался, - надулась девочка. - Ябеда!

- Нет, - Георг покачал головой. - Филипп рассказал о твоем поведении, потому что очень переживает за тебя. Почему ты сбежала от служанки?

- Она не разрешает мне выходить в сад, - буркнула девочка, демонстративно сложив руки на груди.

- Аврора, там сейчас опасно. Страже пока не удалось найти змею, но как только ее поймают, твои прогулки возобновятся, - мужчина постарался доступно объяснить маленькой девочке, почему ей необходимо оставаться во дворце.

- Папа, змея совсем не опасная. Я же рассказывала тебе, что она улыбалась…

- Прекрати выдумывать, - Георг прервал дочь. – Змея - коварное существо, и пока она не будет уничтожена, я запрещаю тебе выходить в сад.

Аврора молча слезла с колен отца. Ее глаза были полны слез.

- Не кричи на меня, - с обидой бросила она ему. – Там мамина оранжерея, ее цветы… Я должна о них заботиться, как же ты не понимаешь этого.

- За ними прекрасно ухаживает садовник.

- Нет, о них позаботиться могу только я, - упрямо повторила Аврора, едва сдерживаясь, чтобы не зареветь. - С ними нужно разговаривать. Ведь они скучают по ней, так же, как и я. Так мне удается хоть немного быть ближе к маме.

Георг смотрел на девочку, пытаясь понять, когда же его малышка успела так измениться. Ему все время, казалось, что дочка маленькая и в силу своего возраста не понимает происходящего, и сейчас, глядя в ее глаза, наполненные недетской тоской, мужчина осознал, как ошибался. Чтобы спрятаться от своей невыносимой душевной боли после утраты супруги, он полностью погрузился в работу, и упустил тот момент, когда Аврора успела повзрослеть.

- Милая, - он погладил дочку по щеке. - Пойми это для твоей безопасности. Ни в сад, ни в оранжерею выходить пока нельзя. Я надеюсь, ты все поняла, и мы больше к этой теме возвращаться не будем. Давай, договоримся больше не спорить?

Аврора, громко заревев, бросилась в спальню и упала на кровать, уткнувшись лицом в подушку.

- Доченька, - Георг последовал за ней и, присев рядом, положил ей руку на плечо. - Не плачь. Пойми, так лучше для тебя.

- Уходи, - проревела девочки. - Я хочу, чтобы мама вернулась! Я хочу к маме…Только она меня понимает. А ты… Уходи!

От истерики дочери мужчина совсем растерялся. Он попытался уговорить девочку, но с каждым его словом, Аврора начинала плакать еще сильнее, а потом ее плач просто перешел в вой. В конце концов, осознав бесполезность своих попыток успокоить ребенка, Георг поднялся и крикнул:

- Грета!

- Да, милорд, - девушка практически сразу вошла в спальню и присела в реверансе.

- Занятия на сегодня все отменяются. Присмотри за Авророй. Видимо, малышка переутомилась. Поиграй с ней, да и вообще, займи ребенка чем-нибудь интересным. Неужели во дворце нельзя найти увлекательного занятия для маленькой девочки…

- Я все поняла, - Грета подошла к своей воспитаннице и стала над ней ворковать. - Малышка, ну не плачь. Давай поиграем.

- Не хочу, - проревела девочка. - Папа на меня кричит.

- Папа тебя очень любит, малышка. Не плачь. Сегодня мы можем заняться гардеробом для твоих кукол. Ты же давно хотела им новые платья. Давай я принесу кружева, жемчуг и сошьем им новые красивые наряды…

Георг вышел из спальни. На душе было, как никогда паршиво. Наверно, впервые, он повысил голос на дочь, и теперь безумно раскаивался. Он понимал, что не прав, но страх потерять Аврору был сильнее его.

- Позови мне главу дворцовой охраны, - приказал он лакею, встретившемуся ему по пути в кабинет. С безопасностью в замке надо было что-то решать, и именно это Георг хотел обсудить с Филиппом. Потому что так больше продолжаться не могло. Постоянный страх потери делал его жизнь и дочери невыносимой.

Прежде чем усесться в кресло, мужчина подошел к винному шкафу. Достав бутылку красного вина, он резко сорвал каучуковую пробку и наполнил бокал, а потом…, выплеснул рубиновую жидкость за окно. Георг совсем недавно пообещал сам себе, что больше не будет пить алкоголь, потому что это в своем роде проявлении слабости, а бегство от проблем еще никого ни к чему хорошему не приводило. А сейчас он едва не нарушил слово, данное себе.

Плюхнувшись в кресло, мужчина взял со стола первую попавшуюся папку и попытался отвлечься от тяжелых мыслей, полностью переключившись на работу. Перед ним был отчет одного из его министров. Георг вчитывался в сухие цифры, пытаясь сосредоточиться, но у него не получалось. Он то и дело терял суть отчета, и ему приходилось возвращаться и перечитывать одно и то же по несколько раз. В конце концов, окончательно разозлившись, Георг захлопнул папку, и в этот момент раздался стук.

- Милорд, - Филипп вошел в кабинет и низко склонил голову. - Мне передали, что вы желаете меня видеть.

- Проходи садись, - Георг показал рукой на кресло, и как только мужчина его занял, поинтересовался. - Какие новости?

- К сожалению, ничего нового я вам сообщить не могу.

- Филипп! Я не понимаю! Почему ты и твои люди не можете обеспечить безопасность моей семьи?

- Милорд, я делаю все возможное…

- Значит, надо делать невозможное! Аврора сегодня закатила истерику. Она скучает по Злате, и решила, что должна сама ухаживать за цветами. Я требую, чтобы ты наконец-то навел порядок и обеспечил безопасность моей дочери в собственном доме. Все понятно?!

Филипп кивнул и в этот момент дверь без стука открылась.

- Милорд, - на пороге кабинета стояла зареванная Грета.

- Что случилось? - Георг вскочил и моментально побледнел, понимая, что сейчас услышит нечто страшное. - Аврора?!

- Я вышла на несколько минут за тканью и жемчугом, а когда вернулась, принцессы в спальне не было. Стража на входе утверждает, что не видела маленькую леди. Я обежала весь дворец, девочки нигде нет…

Голос Греты сорвался, и она зарыдала.

Георг и Филипп переглянулись, и одновременно бросились к двери…

Тем временем Аврора, подобрав юбки длинного и неудобного платья, бежала через кусты в оранжерею. Она хотела вновь увидеть свою новую знакомую и пожаловаться ей на отца. Папа никогда на нее раньше не кричал, и сейчас ей было очень обидно, и впервые в жизни она решилась на «бегство». Почему-то девочка знала, что добрая золотистая змейка сможет ее понять. Авроре было обидно, что папа ее не понимает, а еще, не захотел выслушать и поверить…

Поэтому, как только Грета ушла, девочка выскользнула из своих апартаментов и спустилась по лестнице для обслуживающего персонала, таким образом, оказавшись в коридоре, соединяющим центральный холл и крыло замка, отведенное для подсобных помещений и комнат слуг. Здесь находилось небольшое окошко, которое в теплое время года почти всегда было приоткрыто.

Девочка, вскарабкавшись на деревянную тумбочку с большим цветком в кадке, переползла на подоконник и выглянула вниз. До земли было достаточно высоко, и малышка никогда бы не решилась прыгнуть, если не скошенная трава, которую садовник собрал под окном, но убрать еще не успел.

Зажмурившись, Аврора сиганула с подоконника, а вот теперь через кусты, пробиралась к оранжерее, надеясь, что стража ее не заметит. Осторожно открыв дверь, она шагнула в царство цветов и шепотом позвала:

- Змейка, ты здесь? Змейка…

Девочка стала бродить среди зеленых кустов в поисках своей новой знакомой:

- Злата, ты тут? А я к тебе пришла.

Аврора дважды обошла оранжерею, и не найдя змеи, уселась на скамейку в самом дальнем углу, спрятавшись за большим кустом роз. Возвращаться во дворец ей совершенно не хотелось. Подтянув коленки к груди, малышка сжалась и заплакала.

***

- Асияна, - Злата смотрела на свою единственную подругу в этом чуждом для нее мире. - Как ты думаешь, где бабушка может прятать амулет власти? Мне необходимо на него взглянуть. Я все-таки думаю, что это то, что мы ищем.

- Да где угодно, - пожала плечами нагиня. - До сих пор не верю, что он сделан из осколка священного камня. Может, вы ошибаетесь?

- Все возможно, - Злата подошла к окну и обхватила себя за плечи. – Но, ты же сама рассказывала, что он очень похож на него.

- Я раньше не задумывалась об этом, но амулет действительно представляет собой плоский блестящий белый камень в красивой золотой оправе. Ваш отец никогда его не снимал. Он зачарован магией, и даже при переходе в истинную ипостась, всегда оставался на груди правителя. А после его смерти…, - Асияна задумалась, - я ни разу больше не видела амулета. Возможно, он в сокровищнице?

- Нет. Я несколько раз прошлась по ней, и ничего подобного среди украшений не увидела.

- Может он спрятан в одном из сундуков? - нагиня вопросительно посмотрела на Злату. - Надо бы еще раз осмотреть сокровищницу.

- Было бы неплохо, - согласилась с ней девушка, - но как это сделать? Днем невозможно, потому что кто-нибудь может увидеть, да и Эббе постоянно в замке. Интересно как закрытую часть дворца охраняют? В какой время меняется караул? Может попробовать пробраться туда ночью?

- Я попытаюсь узнать у Армана, - пообещала Асияна выяснить все у жениха, занимающего должность стражника. - Он тоже хочет, чтобы вы нашли этот амулет. Приближается церемония обручения, во время которой меня и будущего супруга свяжут ритуалом, основанном на крови. Бегство для меня станет невозможным.

Злата подошла к нагине и обняла ее:

- Все будет хорошо! Мы успеем и покинем этот мир до того, как Эббе осуществит свои планы. И пусть сама потом разбирается и с Рамисом, и с твоим престарелым женихом.

- Спасибо, вам, - Асияна едва не заплакала. - Вы подарили нам надежду, которой не было. Даже не верится, что я и Арман сможем быть вместе, не опасаясь гнева Эббе.

- Не благодари, - Злата покачала головой. - Ты моя единственная подруга, и я обещаю, из этого гадюшника мы обязательно сбежим.

Стук заставил обоих вздрогнуть, Смахнув слезы, нагиня поспешила к двери, а через секунду вернулась, держа в руках огромную корзину с экзотическими фруктами и бутылкой винного напитка.

- Рамис прибыл во дворец и просит встречи с вами, - пояснила Асияна, заметив вопросительный взгляд Златы.

- Принесла же, нелегкая…, - пробурчала она в ответ. – Видеть его не могу. Но он, как назло, каждый день таскается сюда и, главное, нельзя сказать «нет». Эббе тут же вмешается, а ругаться с ней сейчас не стоит. Наоборот, нужно усыпить ее бдительность.

- Эббе хочет, чтобы вы сблизились, и ждет не дождется, когда Рамис объявит о вашем желании стать парой, - нагиня поставила корзину с фруктами на стол.

- А почему она, вообще, уверена, что я соглашусь на свадьбу? - Злата чуть прищурилась. – У Эббе даже сомнений на этот счет нет. Она ведет себя так, будто все решено, при этом со мной даже не затрагивает эту тему. Хотя прекрасно знает, что в том мире у меня остались любимый мужчина и дочь, и другая семья мне нужна. Почему все так или я чего-то не знаю?

Нагиня отвела взгляд в сторону, что не осталось незамеченным.

- Асияна, ты что-то скрываешь? - Злата удивлено приподняла брови. - Может, тебе есть что мне сказать?

- Нет, хаян. Мне нечего скрывать, - вздохнула она. – Скажите, а вы помните, что произошло на церемонии коронации, после того как начался ритуал пробуждения вашей истинной сущности?

Злата задумалась, а потом в ее глазах появился страх, ведь последнее ее воспоминание – она принимает кубок из рук Рамиса и выпивает его до дна…, а дальше сплошное белое пятно.

- Я не помню… Не помню!

- Значит, мое предположение верно, - вздохнула нагиня. – Я думаю, вам подмешали любовный эликсир в напиток предков, и пока приглашенные гости старались пробудить вашу истинную сущность, Рамис пытался привязать ее. Поэтому вы и шептали непонятные фразы о любви, будто давали клятву. Я тогда восприняла ваши слова, как бред. Во время транса так бывает.

- А почему ты мне рассказала раньше?

- Хаян, я только сейчас об этом догадалась. А те ваши фразы, как уже сказала, сначала приняла за бред и думала, что вы разговариваете со своим мужем. Но теперь вся картинка сложилась. Рамис считает, что ваша истинная сущность уже приняла его, впрочем, как и Эббе. Поэтому она и не сомневается в вашем выборе, - стала оправдываться нагиня. - Простите, что не догадалась раньше. Простите…

- Чем мне это может грозить? Что же теперь будет? – Злата очень испугалась.

- По логике вы должны были уже давным-давно влюбиться в Рамиса, а этого не произошло. Значит, любовный эликсир не подействовал, - пояснила нагиня. – Поверьте, вам нечего бояться.

Злата усмехнулась. Бабушка и Рамис просчитались. Они и не подозревали, что ее вторая сущность тоже отдала свое сердце Георгу, и никакие любовные эликсиры этого изменить не смогут.

- Хаян, вы сердитесь меня?

Девушка посмотрела на Асияну и покачала головой:

- Нет. Но я прошу тебя, о любых своих догадках или подозрениях, касающихся меня, говорить сразу. Эббе очень хитра и коварна, и я не хочу угодить в ее ловушку. Договорились?

- Да, - закивала нагиня.

- Асияна, и еще, давно хотела тебе предложить, когда мы наедине, говори мне «ты».

- Но…

- Никаких «но». Не хочу слушать всяких глупостей об этикете. Все поняла?

- Да, - девушка робко улыбнулась. – Тебе подготовить наряд?

- Достань голубое платье, я же должна быть красивой для своего ухажера, - ехидно произнесла Злата. - И выбрось подарочек от Рамиса. Может, он или бабушка для моего одурманивания подсыпали еще какой-нибудь гадости.

Девушка направилась к зеркалу, но внезапно остановилась. Сердце внутри болезненно сжалось. Появилось непонятное чувство тревоги и страха, а в голове как-то сама по себе промелькнула мысль о маленькой Авроре.

- Асяина, - охнула Злата. - Дома что-то случилось. Мне срочно нужно в тот мир.

- Это невозможно! Вас, то есть тебя, ждет Рамис. Если в ближайшее время ты не спустишься, Эббе сама придет сюда, - взволнованно произнесла нагиня, - и тогда наша тайна будет открыта. Успокойтесь.

- Не могу. Я должна проверить. Постараюсь вернуться быстро, только удостоверюсь, что с дочерью все в порядке. Если Эббе придет, прикрой меня. Скажи… Скажи, что я принимаю ванну, - выпалила Злата и опустилась на колени. Мысленно она обратилась к своей сущности, и тут же почувствовала оклик. Внутренним зрением девушка увидела множество разноцветных тонких пространственных нитей, и потянулась к зеленой. Именно она вела в мир людей…

… И вот Злата уже ползет среди розовых кустов, пытаясь понять, здесь ли Аврора. Внезапно послышался тихий всхлип, и змея мгновенно метнулась на звук. Увидев дочку, в целости и сохранности, она с облегчением вздохнула, но заметив детские слезы невольно зашипела.

- Змейка, ты пришла, - Аврора чуть улыбнулась. - Я думала, ты меня бросила, как мама.

Злата подползла к ребенку и обвилась вокруг нее. Девушке безумно хотелось обнять дочь, вытереть ее слезы, утешить, сказать много ласковых слов, но в данные момент сделать этого не могла, и очень сожалела об этом.

- Тшшш, - прошипела она, надеясь, что дочка не испугается.

- Злата, - Аврора погладила ее по чешуе, - а на меня папа сегодня накричал… Он не разрешает мне гулять в саду, и не верит, что ты не обидишь нас…Он такой злой!

- Аврора!

Злата невольно обернулась на голос любимого мужа. Георг в сопровождении Филиппа и множества охраны стоял на садовой дорожке. В его глазах плескался жуткий страх. Девушка видела, с каким ужасом и брезгливостью любимый смотрит на нее, и от этого ей было безумно больно. Сейчас он был так близко, и в то же время так далеко…

- Доченька, осторожно. Эта гадина укусит тебя, - спокойно произнес Георг, но Злата видела, как дрожат его руки, и понимала, он боится за малышку. – Иди сюда.

- Папа, змейка хорошая. Ее зовут Златой, как маму. Она добрая…

- Филипп, дай нож. Надо убить это чудовище, пока не случилось страшное, - тихо сказал Георг своему начальнику королевской стражи, но Злата его услышала. Прекрасно понимая, что может произойти непоправимая беда и ее сейчас могут просто убить, она грозно зашипела, не позволяя мужчине подойти.

- Аврора, иди сюда, - тихо позвал девочку Филипп, не сводя взгляда со змеи, которая была невероятно большой и толстой.

Малышка перешагнула через змеиное тело и негромко сказала:

- Злата, мы еще обязательно увидимся.

Змея ловко юркнула в кусты, ровно за мгновение до того, как Георг метнул кинжал. Осознав, что промахнулся, мужчина закричал:

- Ловите ее!

Но Злата уже открыла портал и вернулась в свой мир.

Георг подхватил дочь на руки и стал ощупывать, пытаясь понять, все ли с ней в порядке.

- Она тебя укусила? – спросил он. - Где? Где болит?

- Папочка все в порядке, - пролепетала девочка. - Змейка хорошая.

Георг поставил дочь на землю и, упав на колени, сначала крепко обнял ее, а потом, схватив за плечи с силой тряхнул:

- Как ты здесь оказалась? Я же запретил выходить в сад. А если бы эта гадина тебя укусила…

Перепугавшись крика отца, девочка громко зарыдала, и тут уже испугался он сам:

- Не плачь, родная. Не плачь. Я просто чуть с ума не сошел, пока тебя искал. Никогда так больше не делай. Слышишь, никогда.

Георг поднялся. Взяв Аврору на руки и прижимая ее к себе, он с ужасом осознавал, что едва не потерял дочь, и все никак не мог поверить в то, что она не пострадала.

- Милорд…

Услышав голос Филиппа, он обернулся и задал один-единственный вопрос:

- Нашли?

- Она опять растворилась без следа. В оранжерее ее нет.

- Ищите. Переройте весь сад, но найдите и уничтожьте эту гадину, - отдал приказ Георг и с Авророй на руках направился в замок.

Глава 15

- Хаян, - Рамис, сидевший вместе с Эббе в малой гостиной, при появлении Златы поднялся с софы, чуть поклонился и, скользя по ней взглядом, наполненным вожделением и обожанием, с придыханием произнес. - Вы так прекрасны.

- Рада видеть вас, - девушка слегка склонила голову, как велели традиции, и ослепительно улыбнулась. - Простите, что задержалась. Надеюсь, вы не сильно утомились, ожидая меня?

- Я готов ждать целую вечность. Вы позволите мне, пригласить вас на прогулку?

Больше всего на свете молодой женщине хотелось прокричать громкое «нет», но она, прекрасно понимая, что бабушка следит за каждым ее жестом, и была вынуждена произнести:

- Конечно. Сегодня такая замечательная погода. Буду очень рада пройтись с вами.

На лице Златы сияла приветливая улыбка, а в это время ее душа рвалась на части от боли и негодования. Единственное, чего бы ей сейчас хотелось - это остаться в одиночестве и дать волю своим эмоциям, которые душили изнутри. Сегодняшняя встреча с Георгом сильно расстроила ее, и она убедилась, что, вернуться к своей семье может только в человеческом облике. А для этого ей нужно найти осколок священного камня, который позволит осуществить задуманное. А сейчас…, она для него чудовище, громадная мерзкая змея, монстр, которого необходимо уничтожить.

Злате было очень плохо, она страдала, слезы то и дело наворачивались на глаза, но девушка знала, что показывать свои истинные эмоции нельзя. К сожалению, в мире нагов ей приходилось играть определенную навязанную роль, поэтому она, натянув на лицо чужую «маску», делала вид, что очень рада видеть «драгоценного» Рамиса, хотя на самом деле это было совсем не так.

Девушка бросила мимолетный взгляд на бабушку и заметила в ее глазах одобрение. Нагиня была довольна, ведь она считала, что все идет по задуманному ею плану.

- Идемте? – Злата посмотрела на своего спутника.

- Конечно, хаян.

- Бабушка, мы немного прогуляемся. Может, ты хочешь пройтись с нами? - Злата посмотрела на Эббе.

-Нет, - нагиня покачала головой. - Думаю, вы чудес-с-сно проведете время вдвоем. Рамис-с-с, мальчик мой, я хочу приглас-с-сить тебя к обеду. Надеюсь, ты не откажешь мне?

- Спасибо за оказанную честь, - наг поклонился. – А сейчас, простите, мы со Златой ненадолго оставим вас.

- Конечно, конечно. Идите дети. Желаю вам хорошо провести время.

Наг подставил Злате локоть и ей пришлось взять его под руку, ведь она знала, что бабушка тщательно следит за ней. Не спеша, они покинули малую гостиную и вышли в сад.

- Вы сегодня молчаливы, хаян, - заметил Рамис. – Я вас чем-то расстроил? Или сделал что-то не так?

- Все в порядке, - Злата устало посмотрела на мужчину. - Вы хотите прогуляться по саду или пойдем в парк?

- Может, лучше к морю? Сегодня чудесная погода. Что скажете?

Девушка безразлично пожала плечами. Ей было действительно все равно, куда идти. Как ни крути, а эта прогулка была для нее подобно пытке.

- Я согласна, - выдавила Злата, с сожалением понимая, что ей придется провести много времени в обществе Рамиса. Ведь после прогулки их еще ждал совместный обед, будь он неладен. Эббе всеми силами пыталась свести их вместе, и с каждым днем становилась все настойчивее и навязчивее.

- Может, вы желаете прогуляться в нашей истинной ипостаси? – наг, внимательно посмотрел на нее. - Это будет весело. Вам понравится, я уверен.

Девушка улыбнулась, лихорадочно обдумывая, как бы отказаться от этого «заманчивого предложения», не вызвав подозрения. Злата прекрасно понимала, что она еще не привыкла к своему новому телу, и знала, что ей будет невероятно сложно одновременно контролировать свои эмоции и весьма подвижный гибкий, непослушный хвост. Она опасалась того, что случайно может выдать свои истинные чувства ко всему происходящему, и допустить этого никак не могла.

- Рамис, давайте просто прогуляемся, - предложила она через несколько мгновений. - Я еще не привыкла к новому телу, и мне бы хотелось пройтись по пляжу, почувствовать ногами мягкость песка, теплоту волн, а во второй ипостаси я побоюсь подходить к воде. К сожалению, пока страх сильнее меня.

- Хаян, поверьте, вам нечего бояться. Я всегда смогу обеспечить вашу безопасность. Но если вам так комфортно, то пусть будет так. Открываю портал?

Злата кивнула, и почти сразу пространство вокруг нее замерцало, и вот они уже на берегу…

Море было неспокойным, несмотря на яркое солнце и безоблачное небо. Волны грозно плескались о каменистый берег, буквально разбиваясь об него, разлетаясь брызгами во все стороны. Вода сегодня, казалась, темной, угрюмой и какой-то тревожной. Злата замерла у бортика на променаде и уставилась вдаль. В этот момент она думала о своей семье, муже и дочери. Сегодня ситуация вышла из-под контроля, и девушка понимала, что в облике змеи в том мире ей появляться нельзя. На нее теперь объявят охоту, и как любящий и заботливый отец, Георг не позволит Авроре покидать стены дворца, а значит, дочь она больше не увидит. Злате было необходимо, как можно скорее найти осколок священного камня, заточенный в амулете власти. Но вот где его искать? Она не знала.

Девушка посмотрела на Рамиса, молча стоявшего рядом с ней, и у нее в голове появилась замечательная идея.

- Море сегодня такое бесконечное, могучее и бушующее. Оно прекрасно, не правда ли? – Злата чуть улыбаясь, посмотрела на своего спутника, пытаясь завязать с ним разговор.

 - Вы правы, хаян, - тут же послышалось в ответ. Злата другого и не ожидала, потому что хитрый наг, постоянно во всем с ней соглашался, и девушка подозревала, что он тоже играет свою определенную роль. А главным кукловодом в этой большой постановке была Эббе, только она и не догадывалась, что не все марионетки согласны с ее грандиозными планами.

- Рамис, хотела вам предложить, - девушка окинула, стоящего рядом мужчину, хитрым кокетливым взглядом, - давайте перейдем на «ты». Думаю, так общаться нам будет проще. Что скажете?

На лице нага появилась довольная улыбка:

- Я тоже так, думаю, Злата.

- Вот и замечательно, - девушка положила ладонь на его руку и, изобразив смущение, попросила. - Расскажи о себе. Мне сказали ты представитель очень древнего могущественного рода? Это так?

- Корни моей семьи уходят глубоко в историю, да, мой клан, такой же древний, как и правящая династия. Я единственный наследник у своих родителей, и вскоре мне перейдет огромное состояние, которое в свое время достанется моему сыну.

- Так и должно быть, - девушка согласно кивнула.

- Злата, - Рамис погладил ее руку. - Мы представители двух древнейших семей, и думаю, будет правильно, если мы…

Понимая, что сейчас скажет ее спутник, Злата приложила к его губам ладонь и покачала головой:

- Ничего не говори. Давай не будем торопить события. Мне очень сложно все принять и привыкнуть к новой реальности. Дай мне время, прошу. Слишком много всего произошло, и я сейчас в полной растерянности.

Мужчина кивнул, но по его глазам было понятно, что он сомневается в ее словах, и Злата поспешила успокоить его бдительность.

- Я все прекрасно понимаю. Два наследника, два древних рода, я думаю достойней спутника жизни не найти. Но… дай мне немного времени. Поверь, когда-нибудь Эббе наденет тебе на шею амулет власти.

Рамис склонился и поцеловал ей руку:

- Ты будешь со мной счастлива. Обещаю. Твоя жизнь будет похожа на сказку.

- Верю, - прошептала Злата. – Ты станешь достойным правителем этого мира, и скоро амулет власти перейдет к тебе. Кстати, а ты видел его? Говорят, мой отец не расставался с ним никогда. Это так?

- Да. Знаешь, обычно, по нашим традициям, усопших хоронят со всеми украшениями, что были на них в момент смерти. Но амулет власти является исключением. После церемонии прощания твоя бабушка сняла его с шеи правителя и тут же унесла в свои покои.

- Наверно, он ей очень дорог, - заметила Злата, подумав о том, что священный камень ей нужно искать в личных покоях главной нагини, а не в сокровищнице. Стало понятно, что столь ценную вещь Эббе, скорее всего, держит где-то поблизости возле себя.

- Может, пройдемся по променаду? – предложил Рамис.

- Давай, - согласилась Злата и добавила. - Только недолго, если ты не забыл, бабушка будет ждать нас к обеду.

- Я помню…

***

Обед прошел в «дружеской» змеиной обстановке. Эббе в своем истинном облике растянулась на софе. Нагиня была весела и довольна собой. Она постоянно шипела, что-то рассказывая Рамису, который поддерживал беседу за столом. Злата же абсолютно не вникала в их разговор, мечтая только о том, как можно скорее оказаться в своих апартаментах. «Жених» ее безумно утомил. Он казался, очень прилипчивым и вызывал лишь раздражение. Злата не могла дождаться, когда обед подойдет к своему завершению. Ей не терпелось поделиться с Асияной новой информацией, все обсудить с ней и тщательно продумать план дальнейших действий.

- Девочка моя, что-то ты такая задумчивая. Что с-с-случилось? С-с-слата, ты меня с-с-слышишь? С-с-слата?!

Злата вздрогнула. Подняв взгляд на бабушку, поспешила пояснить:

- Безумно разболелась голова. Наверно, погода перемениться. Очень хочу прилечь. Вы не против, если я пойду к себе?

Нагиня нахмурилась и окинула ее подозрительным взглядом:

- Может вызвать лекаря? Пусть осмотрит тебя.

- Нет, не надо. Скоро все само пройдет.

- У нагов повышенный иммунитет, мы очень редко болеем. Ты и твоя вторая сущность должны стать единым целым. Я давно говорю, тебе необходимо больше находится в с-с-своем ис-с-стином облике, но ты же не слушаешься.

Девушка вздохнула, не зная, что ответить бабушке, и тут к ее огромному удивлению, за нее вступился Рамис:

- Госпожа Эббе, мы гуляли у моря, и вода пока пугает вашу внучку. Это я настоял, чтобы она не переходила в свою истинную ипостась. Не сердитесь, пожалуйста.

- Ну раз так…, - протянула нагиня.

-  Бабушка, я обязательно исправлюсь,  - пообещала Злата.

- Хорошо, - Эббе махнула рукой. – Иди. Я загляну к тебе чуть позже.

- Рамис, спасибо за чудесную прогулку, - девушка обратилась к нагу. - Мне очень понравилось.

- Отдыхай, Злата. Я зайду завтра, - Рамис чуть склонил голову, и Злата направилась в свои покои. Но прежде чем покинула гостиную, девушка услышала удивленный голос Эббе:

- Вы перешли на «ты»?

- Эббе, можете начинать подготовку к свадебной церемонии, - уверенно ответил Рамис. - Скоро внучка сообщит вам о своём решение связать со мной жизнь…

«Ага. Сейчас, - Злата была в ярости. Она почти бежала по коридору, едва сдерживаясь, чтобы не вернуться и не устроить скандал. - Очень скоро я вас удивлю дорогая бабушка и драгоценный женишок. Свадьба? Как же. Уже все решили? Боюсь, что вашим планам не суждено будет сбыться никогда».

Забежав в свои апартаменты, девушка крикнула:

- Асияна! Ты здесь?

Нагиня вышла из спальни, держа в руках ворох цветной одежды.

Злата удивленно приподняла брови:

- А что происходит?

- Эббе приказала заменить твой гардероб. Она велела убрать все закрытые платья, и оставить только полупрозрачные наряды.

- Хм, даже так? Бабушка в своем репертуаре. Все решила, и мое мнение ей абсолютно неинтересно. Казалось бы, я единственная дочь ее любимого сына, а она относится ко мне, как к разменной монете и ощущение у меня такое, что Рамис ее внук, а не я, - девушка села на диван и посмотрела на подругу. – Да, брось ты эти тряпки.  Что ты там замерла? Иди сюда.

Асияна присела и тихо поинтересовалась:

- Тебе лучше? Я очень волновалась. Что случилось в твоем мире? Ты вернулась сама не своя и сразу же убежала, ничего не объяснив.

- Не хочу вспоминать этот ужас, - Злата покачала головой и зажмурилась. - Дорога в тот мир для меня теперь закрыта.

- Почему?

- Меня увидел Георг. Он очень испугался змеи и приказал охране убить ее. Я вовремя убежала, но теперь на меня объявят охоту, как на опасное существо, угрожающее безопасности королевской семьи, - глухо произнесла Злата. - Надо срочно найти амулет власти.

- Я сегодня разговаривала с Арманом. Закрытое крыло замка обычно охраняет шесть нагов, по три в смену. Пересменка происходит в полночь. Он дежурит послезавтра, и ночью сможет тебя незаметно провести сокровищницу, а потом обратно сопроводить в апартаменты.

- Отлично, - Злата кивнула. - Но я тут кое-что выяснила. Рамис рассказал, что амулет власти с моего отца сняла Эббе и сразу отнесла его в свою спальню. Я думаю, столь ценную вещь моя бабушка хранит где-то возле себя. Для начала нам надо обыскать ее комнаты.

- Это невозможно, - в страхе прошептала Асияна. - В свои покои Эббе никого не пускает, кроме личной прислуги, а когда уходит, служанка всегда остается ждать у дверей, будто верный страж.

- Нам просто необходимо что-то придумать, - Злата прищурилась. – Как убрать прислугу из покоев?

- Есть проблема поважнее, - задумчиво произнесла Асияна.

- Какая?

- Эббе. Нам надо быть твердо уверенными, что ее не будет поблизости, а значит, она должна быть чем-то очень занята или вообще отсутствовать в замке.

- Думаю, тут нам поможет Рамис. Бабушка любит его и за беседами с моим драгоценным женихом не замечает, как летит время, - Злата прикусила губу. - Но помогать он нам не будет. Значит, нужна такая тема разговора, чтобы оба забыли обо всем, в том числе и обо мне.

Девушка вскочила и заметалась по комнате. Мысли одна за другой хаотично вспыхивали в голове, и она никак не могла остановиться на одной из них:

- Что же придумать? Надо так их увлечь, чтобы я ушла, а они и не заметили моего длительного отсутствия. Что? Асияна думай! Думай!

- А если сказать, что вы согласны на свадьбу? - внезапно предложила нагиня, и Злата замерла на полушаге.

- Хм, - девушка опустилась на диван. – Это хорошая идея. Обсуждения церемонии, гостей и прочего займет у них весь вечер, а может, и не один. А я, посидев с ними немного, скажу, что у меня разболелась голова и я полностью доверяю их выбору, и попрошу разрешения не участвовать в обсуждении праздника… Думаю, они и не заметят моего отсутствия. Конечно, есть риск, что все пойдет не так, но это наш единственный шанс. Хотя… а может лучше усыпить бабушку? Да и ее служанку заодно, и пробраться ночью в ее апартаменты. Что скажешь?

- Теоретически – это возможно. Но нужна специальная настойка, которую можно найти только у лекаря. Но опять же, едва вы попросите снотворное, об этом тут же доложат Эббе. Возникнет очень много ненужных вопросов.

- Ты права. Оставим это на запасной вариант, - кивнула Злата. - Так, значит, я говорю бабушке и Рамису, что согласна на свадьбу, а что будем делать с личной служанкой?

- Их две, и они меняются. Я знаю, что одна из девушек встречается с кем-то из охранников. Если Эббе будет на ужине, то она сама побежит к возлюбленному на свидание и у нас появится немного времени, чтобы осмотреть апартаменты. Надо только выяснить у Армана, когда и как этот наг дежурит во дворце.

- Зови, - решительно сказала Злата поднимаясь. - А я пока переоденусь.

- Кого звать? - растерялась Асияна.

- Армана. Хочу с ним поговорить.

Нагиня поспешила выполнить указания, а девушка направилась в спальню. Оглядев откровенные полупрозрачные наряды в шкафу, она тяжело вздохнула. Эббе явно хотела сделать так, чтобы внучка стала желанной для жениха. Но это было глупостью, потому что больше всего Рамис желал власти, а жена… лишь приложение к трону и не более. Злата была уверена в этом, как и в том, что после свадьбы этот мужчина сбросит маску лицемерия и покажет свое истинное лицо.

Собрав все наряды, девушка бросила их на кровать и вернулась в гостиную, где Асияна оставила ее одежду. Вытащив простое закрытое темно-синее платье, она быстро переоделась, и как раз успела к возвращению подруги привести себя в порядок.

 Арман – оказался суровым темноволосым нагом с узкими миндалевидными глазами. Его нельзя было назвать красавцем, но было в нем что-то притягательное. Он казался мужественным и очень надежным.

- Хаян, - он, приложив руку к груди, низко поклонился. - Асияна сказала, вы желаете меня видеть?

- Нам нужна твоя помощь, - Злата показала рукой на софу. - Присаживайся.

- Внимательно слушаю.

- Нам необходимо обыскать апартаменты Эббе. У меня подозрение, что именно там она хранит осколок священного камня.

- Наверно, так и есть. Но то, что вы хотите сделать – это невозможно. Главная рода никого не допускает в свои покои. Дверь в них защищает родовая магия, а еще там постоянно дежурит личная служанка.

- Я это знаю, - Злата внимательно посмотрела на него. - Мы вот что придумали. Я хочу сообщить Эббе, что выбрала Рамиса себя в мужья. Именно этого она добивается, и будет безумно рада услышать эту новость. Пока она и мой «женишок» обсуждают детали церемонии свадьбы, я открою ее покои, и мы поищем амулет. Но для этого нужно убрать служанку. Асияна сказала, что она встречается с кем-то из охраны и бегает во время работы к нему на свидание?

- Да, Рания влюблена в Зорда и действительно бегает к нему на свидания тайком. Все надеется, что он женится на ней.

- Хм, понятно. А когда это наг будет во дворце?

- Завтра.

- А можно как-то устроить, чтобы его пост находился где-нибудь подальше от покоев Эббе? - поинтересовалась Злата.

- Можно, - пожал плечами Арман. – Я постараюсь договориться с начальником стражи, чтобы его отправили в закрытое крыло замка, а сам возьму пост поближе к покоям главной рода. Асияна даст вам знать, когда служанка уйдет.

- Но как я это сделаю? - удивилась нагиня.

-  Хаян, сообщите Эббе о своем решении завтра днем, тогда к вечеру она устроит праздник. Обязательно пригласит приближенных нагов. Вам будет проще ускользнуть в толпе гостей. Асияна будет прогуливаться неподалеку от покоев госпожи, и как только Рания уйдет, я дам ей знак, а она вам. Как только увидите ее в зале, значит, пора действовать.

- План, конечно, не идеален, - задумчиво произнесла Злата, - но это лучше, чем нечего. Нам нужно быть очень осторожными. Второго шанса у нас не будет.

- Вы правы, хаян, - согласился Арман. – Нам нужно решить, что будем делать, если вы все-таки найдете амулет. Поверьте, Эббе очень быстро обнаружит пропажу.

- Я понимаю это, - кивнула Злата. – Поэтому, как только он будет у нас, возвращаемся в мой мир. Георг обязательно поможет нам, я в этом уверена.

Арман ничего не ответил, но в его глазах девушка увидела сомнения. И тут Злата впервые задумалась, а примет ли ее супруг, узнав, что она не человек. Вопрос, конечно, был очень сложным. Ответа на него у нее не было, но Злата судила по себе. Она очень любила Георга, и приняла бы его любого, и она надеялась, что муж любит ее не меньше, поэтому постаралась отстраниться от этих мыслей.

Обсудив все еще раз, Арман ушел, а Злата забралась в постель, понимая, что бабушка вот-вот придет, выяснить что с ней, а заодно в очередной раз рассказать, какой Рамис замечательный…

Глава 16

Эббе скользила по коридору дворца в сторону своих покоев, она была в прекрасном настроении и на ее лице блуждала счастливая улыбка. Все вышло именно так, как она задумывала. Осталось только провести церемонию бракосочетания между Златой и Рамисом, и будущее ее мира окажется в сильных и надежных руках.

 Когда много лет назад ее сын Хассан отправил новорожденную дочь в мир людей, нагиня уже тогда знала, что они могут «потерять» принцессу. Это можно было предугадать. Ведь девочка, прожив столько лет среди людей, естественно, будет считать себя человеком, и законы змеелюдей станут ей чуждыми. Эббе умоляла сына спрятать девочку во дворце в одном из подземелий, но правитель после смерти жены, так боялся за дочь, что даже слушать ничего не хотел…

Когда Хассан погиб, нагиня задумалась о том, что она уже немолода, а на престоле нужен сильный правитель, который сможет удержать власть в своих руках и не допустит раскола в обществе. Эббе понимала, что внучка, выросшая в другом мире, вряд ли станет достойной правительницей их расы, но зато… она может дать истинного наследника мужского пола.

Конечно, будущим мужем принцессы должен был стать Рамис - представитель древнего могущественного рода, с хорошими генами, правильным воспитанием, а самое главное, пользующийся уважением и почитанием в их обществе. Он был молод, красив, интересен, и Эббе очень надеялась, что он сможет покорить ее внучку. Нагиня решила, что слияние двух древнейших родов пойдет на пользу их миру, и рассчитывала, что внучка согласится с ее решением.

Но когда Злата вернулась, Эббе осознала, как ошибалась. Девочке в отличие от нагинь были свойственны яркие сильные эмоции, кроме того, она была влюблена в человеческого мужчину. Любовь… Всепоглощающее чувство, толкающее на безрассудные поступки, всякие глупости, лишающее разума и способности действовать расчетливо.

Нагиня знала, чтобы забыть прошлое, Злата должна вновь испытать яркие эмоции, новую влюбленность, которая привяжет ее к родному миру, но также она понимала, что Рамис навряд ли сможет дать ей это, потому что мужчины их расы были еще больше холодными, чем женщины.

И тогда она сама предложила нагу опоить внучку любовным эликсиром и попробовать привязать к себе её еще не проснувшуюся истинную сущность. Конечно, у обоих были сомнения, что это поможет…

И тем не менее у них все получилось. Сегодня Злата сама ей объявила, что решила связать свою жизнь с Рамисом, потому что достойней мужа ей не найти.

Все вышло так, как и должно быть.

Эббе подумала о том, что вечером нужно устроить небольшой праздник и сообщить знатным семействам нагов о принятом Златой решении, дабы придворные перестали шептаться о том, что ее внучка навряд ли сможет удержать власть в своих руках, и скоро грядут большие перемены.

- С-с-сегодня будет праздник. Разошли приглашения всем знатным семьям. Пус-с-сть повар приготовит изысканные угощения для гостей, - отдала она приказ распорядителю дворца. - Украсьте тронный зал. Достаньте лучшие винные напитки из погребов. Пригласите музыкантов песка и самых красивых танцовщиц. Этот вечер очень важен для меня, как и для всех нас.

- Слушаюсь, - слуга низко поклонился.

- Можешь идти, - махнула рукой, а потом добавила. - Хотя нет, подожди. Отправь послание Рамису. Я желаю его видеть как можно скорее.

- Хорошо, госпожа.

Слуга поспешил выполнять поручение, а Эббе подошла к небольшому золотому кругу, висящему на стене. На нем был отчеканен маленький мальчик, единственный сын Хассан.

- Вот сынок, скоро твоя дочь вместе с мужем взойдет на трон, и все станет так, как и должно быть. Амулет власти перейдет в надежные руки, и твоя душа наконец-то найдет свой путь к перерождению. Я сохраню твое наследие для потомков, и наш род будет править этим миром еще много тысячелетий.

Она еще некоторое время задумчиво смотрела на оттиск своего сына, а потом вздохнув, решительно направилась в малый зал. Ей не терпелось сообщить Рамису замечательную новость. Она успела выпить чаю, а нага все не было. Эббе показалось, что прошла вечность, прежде чем она услышала знакомый голос:

- Госпожа, вы желали видеть меня?

- Мой мальчик, - нагиня подошла к Рамису и приобняла его. - Присаживайся. У меня для тебя чудесное известие.

- Я весь во внимание, - наг опустился на софу. - Что-то случилось?

- Сегодня Злата сообщила, что выбрала себе супруга. И это ты, Рамис. Моя внучка поняла, что достойней нага ей найти, и дала согласие на ваш брак. Все получилось так, как мы задумывали.

- Замечательно, - Рамис хлопнул себя ладонью по ноге, и довольно улыбнулся. – Я очень рад этому.

- По-другому и быть не могло, - самодовольно произнесла Эббе.

- Как старшей рода, я обещаю вам, что стану Злате хорошим мужем.

- Знаю, мой мальчик, знаю. Я уже дала распоряжение организовать сегодня во дворце торжественный вечер. Соберутся представители всех знатных семейств. Мы объявим о вашем решении создать пару и назначим дату церемонии обручения, - Эббе покровительственно похлопала его по плечу. - Так мы всем покажем, что выбор сделан, и будущее трона в надежных руках. Зачем нам нужны ненужные волнения… Пусть каждый знает свое место.

- Вы поражаете своей дальновидностью и мудростью, - Рамис склонил голову. - Я благодарен вам за все, что вы для нас со Златой сделали.

- Главное, помни, истинный наследник нашей расы должен появиться как можно скорее. Не затягивай с этим. Твой сын будет править нашим миром по праву происхождения.

- Большего я и желать не смею.

 - А пока ты встанешь у власти и, надеюсь, будешь сильным и справедливым правителем.

- Я сделаю для этого все возможное, Эббе, - пообещал Рамис.

- Иди. Тебе нужно подготовиться к вечеру, - нагиня величественно махнула рукой.

Рамис поднялся, низко поклонился и покинул гостиную. Все вышло так, как он планировал. Его род был не менее древним, чем королевский, но всегда считался лишь вторым. С детства он слышал от отца, что сможет стать правителем, если женится на единственной наследнице, и это стало целью жизни. Он мечтал получить амулет власти, чтобы потом передать его своему сыну, и упорно шел к этому.

Пока Эббе искала внучку, Рамис постоянно был рядом с ней, фактически стал ее правой рукой и подтолкнул нагиню к мысли, что именно он достоин стать супругом наследницы.

Конечно, правящую принцессу он представлял себе не такой. Злата отличалась от женщин его расы - слишком свободная, непокорная и очень упрямая. И более того, Рамис чувствовал, что она постоянно лжет ему. Да на лице девушке всегда сияла приветная улыбка, но ее выдавали глаза – взгляд оставался колючим и в нем отчетливо читалась неприязнь. Он понимал, что их брак простым не будет, но на одной чаше весов лежали власть и трон, а на другой – сложности в отношениях, и Рамис решил, что сделает все возможное для того, чтобы их союз со Златой стал гармоничным. Но вот получится ли у него это, наг не знал.

***

Злата в необычном для нее полупрозрачном наряде золотистого цвета с легким безразличием во взгляде лениво разглядывала приглашенных гостей. Внешне казалось, что она расслаблена, всем довольна и даже счастлива, но на самом деле девушка выискивала взглядом Асияну. Вечер был в разгаре, а она так и не появилась.

Злата стала опасаться, что в их плане что-то пошло не так…

Музыканты, массивные черноглазые темноволосые наги, в темных жилетках, расположившиеся вдоль стен, начали играть на своих необычных инструментах. Послышался шелест песка, и зал наполнила странная своеобразная музыка.

Несколько танцовщиц выскочили в центр зала и стали завораживающе двигаться, захватив внимание всех присутствующих.

Внезапно послышался голос Эббе:

- С-слата, с-с-скажи, какой ты видишь с-с- с-с-свадебную церемонию? Может у тебя есть особые пожелания? Я выполню любой твой каприз - украшения, дорогие ткани, ты должна быть самой красивой невестой.

- Бабушка, - она улыбнулась. - Думаю, ты лучше знаешь, как должно быть организовано торжество, согласно нашим традициям. Я полностью доверяю тебе и своему будущему мужу.

- Девочка моя, - в глазах нагини Злата впервые увидела некое подобие теплоты. - У тебя будет самая роскошная свадьба. Раздадим сладости на улицах, устроим красочные представления. Торжество продлится несколько дней, и о нем будут говорить еще долгие годы. Правда, Рамис?

- Конечно, - наг кивнул. – Злата, обещаю, ты запомнишь это торжество на всю жизнь. Наша свадьба поразит всех своей зрелищностью и роскошью.

- Даже в этом не сомневаюсь, - на лице Златы появилась улыбка. - Я полностью доверяю тебе и бабушке.

- Рамис, как ты думаешь, трех дней празднеств хватит? Или лучше пять? –поинтересовалась Эббе у Рамиса.

- Неделя. Мы проведем обряд по древним традициям наших предков, которые считали число семь священным, и поэтому столько дней праздновали свадебные церемонии. В первый день мои родители выкупят Злату, во второй - прощание невесты с родным домом…

Злата перестала вслушиваться в разговор бабушки и Рамиса, размышляя над тем, что будет, если они не найдут амулет. О свадьбе уже объявили, и теперь Эббе ни за что на свете не позволит ей отказаться от своих слов. Девушке стало очень страшно. Ситуация стала казаться безвыходной.

«Неужели у нас ничего не получится? Что же делать… Что? Асияна, где же ты? Где?», - Злата зажмурилась. Ей хотелось заорать от злости и бессилия, но этого девушка позволить себе не могла, потому что нужно было играть свою роль.

Внезапно над ухом раздался мелодичный тихий девичий голос:

- Хаян, вас ожидают на террасе.

Повернувшись, Злата увидела прекрасную юную нагиня, разносящую напитки по залу. Слегка кивнув служанке, давая понять, что услышала ее, она перевела взгляд на бабушку, которая увлеченно беседовала с Рамисом и совершенно не замечала того, что происходит вокруг.

Девушка не понимала, кто ее может ожидать на террасе, и сначала засомневалась, а стоит ли идти, а потом подумала о том, что в этом дворце ей ничего не грозит, и поднялась, поправив юбку полупрозрачного наряда.

- Ты куда? – тут же раздался вполне предсказуемый вопрос от Эббе. Нагиня окинула ее внимательным взглядом, ожидая ответа.

- Мне нужно выйти, - как можно беззаботнее ответила Злата.

- Я провожу, - Рамис стал подниматься.

- Не надо, - девушка, покачав головой, положила ему ладонь на плечо. - Я скоро буду.

- Не задерживайся, - Эббе кивнула и вернулась к обсуждению традиций их расы. Злата спустилась с возвышения и пошла через толпу гостей. Наги улыбались клыкастыми улыбками, многие приветствовали ее поклонами, кое-кто даже попытался завести разговор. Злата быстро шла через змеиное общество, мечтая больше никогда не видеть этого гадюшника.

И вот она террасе. Ее мгновенно окутал прохладный вечерний воздух, от которого она поежилась. Оглядевшись по сторонам, девушка поняла, что здесь никого нет. Это было очень странно.

«Неужели кто-то пошутил?», -промелькнула мысль, и одновременно с этим она услышала знакомый шепот подруги:

- Хаян…Хаян…

- Асияна, ты где? - прошептала девушка в ответ, не понимая, откуда слышится голос.

Внезапно зеленый плющ на стене зашевелился и из него выглянула нагиня:

- Идемте, здесь тайный ход.

Злата оглядевшись по сторонам и удостоверившись, что рядом никого нет, шагнула в зелень. Тут действительно была небольшая деревянная дверь, за которой скрывалась довольно узкая каменная лестница. На сырых стенах мерцали тусклые камни, заменяющие светильники.

- Что случилось? Почему ты так долго? – поинтересовалась Злата, осторожно спускаясь по ступенькам, опасаясь упасть.

- Я увидела в зале нага, за которого Эббе решила меня выдать замуж, - пояснила Асияна. – Он очень настойчив и уже несколько раз уточнял у Эббе дату нашего обручения. Я посчитала, что будет лучше, если мы сегодня с ним не встретимся. И поэтому попросила одну из служанок позвать тебя.

- Правильно сделала, - согласилась с ней Злата. - Нам надо торопиться. Времени не так много.

У выхода их ждал взволнованный Арман.

- Что так долго? - проворчал он.

- Возникли непредвиденные обстоятельства, - пояснила Асияна. – Не сердись.

- Нам надо поспешить.

Наг проводил их к покоям Эббе, где Злата никогда не была. Остановившись у деревянной двери, она замешкалась.

- Что-то не так? - уточнил Арман, внимательно глядя на нее.

- Мне нужна капля моей крови, - ответила девушка.

- Держите, - в ее руках тут же оказался острый клинок с рукоятью, инкрустированной рубинами.

Не раздумывая ни секунды, Злата одним движением разрезала палец и приложила ладонь к двери. Послышался тихий щелчок засова.

- Идем, - она посмотрела на Асияну и толкнула дверь.

- Я останусь здесь, присмотрю за коридором, - произнес Арман. – Поторопитесь.

Девушки проскользнули в покои.

Апартаменты были огромны: гостиная малая и большая, спальня, две купальни, кабинет и личный сад с большим поющим фонтаном. Повсюду царили роскошь и богатство: дорогие красивые паласы, золотые статуэтки, шелк и парча, изящные предметы интерьера.

- Нам понадобится год, чтобы все здесь осмотреть, - охнула Асияна. – Столько комнат.

- Согласна, - Злата огляделась. – Но давай рассуждать логически. Вряд ли столь важную вещь Эббе будет хранить у всех на виду. Амулет власти спрятан где-то в укромном месте, подальше от чужих глаз.

Асияна кивнула и добавила:

- Думаю, можно исключить купальни. Там каменные монолитные стены, тайник сделать невозможно.

- Я бы еще убрала сад под открытым небом, - высказала своё мнение Злата. - Не думаю, что бабушка прячет столь ценную вещь во влажной земле. Значит, у нас остаются две гостиные, спальня и кабинет. Не будет терять время. Начнем?

- Да, - ответила ей Асияна, и девушки разошлись по разным комнатам. Они осмотрели шкафы, тумбочки, книжные полки и все более-менее подходящие места, где можно было бы спрятать амулет власти. Но украшения нигде не было.

В отчаяние Злата опустилась на софу и обхватила голову руками:

- Неужели я ошиблась? И его здесь нет.

- Возможно, все-таки амулет в сокровищнице? – Асияна присела рядом. Она расстроилась не меньше Златы.

- Я была уверена, что бабушка прячет столь ценную вещь в покоях. Может, мы просто не видим его?

- Нашли? - Арман заглянул в гостиную. – Рания вот-вот вернется.

- Нет, - Злата встала. - Мы осмотрели покои, но его нигде нет.

- Значит, все напрасно…- Арман вздохнул. - Попробуем поискать в сокровищнице.

- Я почему-то уверена, что он здесь, но где именно… Надо осмотреть все еще раз, - Злата поднялась и стала, не спеша ходить по гостиной, пытаясь понять логику бабушки.

Арман вновь вышел в коридор, а девушка тем временем еще раз прошлась по комнатам… а потом ее внимание привлек золотой круг на стене.

- Странно, бабушка говорила, что на золоте чеканят только самые значимые события в жизни правящей семьи, а здесь изображен ребенок, - она вопросительно посмотрела на подругу.

- Это твой отец, правитель Хассан, - пояснила Асияна. – Эббе эта вещь очень дорога. Об этом всем известно.

Злата решительно шагнула к диску, погладила его пальцами, а потом осторожно сдвинула его в сторону.

На стене обнаружилась выемка, в который лежал…амулет.

- Нашла, - выдохнула Злата, схватив украшение в руки. - Белый плоский камень… Я уверена, это и есть осколок священного камня. Асияна. У нас все получилось! Мы нашли дорогу к спасению!

Нагиня молча подошла и обняла ее. В данный момент слова были не нужны.

- Рания возвращается. Быстро, - Арман ворвался в комнату. - Уходите! Бегом!

Злата и Асияна выскочили в коридор и бросились бежать. Наг следовал за ними следом. За спиной послышался какой-то шум, вроде, кто-то кричал «охрана», а еще топот… по коридорам дворца эхом разлетелся жуткий гул. Ворвавшись в свои покои, Злата надела себе амулет на шею, и посмотрела на запыхавшуюся Асияну и взволнованного Армана:

- У нас один шанс. Давайте возьмемся за руки. Когда откроете пространственный коридор, следуйте за зеленой нитью. Она приведет вас в мой мир.

Они синхронно, втроем, опустились на колени и каждый мысленно потянулся к своей сущности. Злата всей душой стремилась к любимому. Ей казалось, что за ее спиной распахнулись крылья. Мир вокруг неуловимо изменился, она мысленно потянулась за зеленой нитью, чувствуя, как ее затягивает межпространственная воронка. Все происходило стремительно – взбешенный вопль Эббе, крик Рамиса, плач Асияны.

Но девушка, не открывая глаз, тянулась вперед, крепко держа своих единственных друзей за руки. В неуловимое мгновение все вокруг ожило. Злата услышала шум волн, стрекот цикад, почувствовала прекрасный сладкий аромат цветов.

Открыв глаза, она увидела луну, цвета топленого молока, множество звезд в темном небе и огни знакомого замка. Злата счастливо рассмеялась и выдохнула:

- Мы дома.

А потом переведя взгляд на Асияну, она испуганно замерла. Девушка неподвижно смотрела в одну точку и по ее щекам бежали слезы. Не понимая, что происходит, Злата повернулась к Анвару и вскрикнула. Мощную мужскую грудь в районе сердца пронзала остроконечная стрела.

- Нет! Анвар нет! - закричала девушка. - Мы сейчас тебе поможем! Держись!

Наг качнулся, захрипел и завалился на бок.

-Анвар, Анвар, - Злата тормошила его, еще не осознавая, что наг мертв. - Нет!

- Кто здесь?! - внезапно раздался окрик стражи.

- Это я! - Злата поднялась с колен. - Я!

- Кто я?!

 Девушку осветил факел. А затем раздалось фраза, наполненная ужасом:

- Миледи, это вы?

- Да!

Глава 17

- Милорд! Проснитесь, милорд! Проснитесь!

Георг испуганно подскочил на постели, выхватывая из-под подушки короткий острый клинок с рукоятью, инкрустированной кроваво-красными рубинами. Теперь, после исчезновения супруги, он всегда спал с оружием. Филиппу, так и не удалось выяснить, что же произошло в ту роковую ночь, а значит, в любой момент можно было ожидать какого-нибудь подвоха. Поэтому Георг даже во сне всегда был настороже.

Но сейчас увидев перепуганные глаза своего лакея, которого он схватил за горло и приставил острие клинка, мужчина расслабился, опустил оружие и встревоженно спросил:

- Что случилось?! Что-то с Авророй?

- Милорд, отпустите, прошу вас, - хрипло прошептал перепуганный лакей. - Господин Филипп приказал вас разбудить.

- Филипп?!

Бросив взгляд на часы, Георг соскочил с кровати. Уже была глубокая ночь, и он понимал – случилось что-то очень важное, раз его посмели разбудить в такое позднее время.

- Где он?

- Ждет вас в вашем кабинете, - тут же последовал незамедлительный ответ. - Он попросил, чтобы вы спустились.

- Передай ему, я скоро буду.

Лакей поклонился и поспешил выполнять указание, опасаясь вызвать гнев своего короля.

Георг накинул черный шелковый халат и вышел из комнаты. Но перед тем как спуститься, невольно бросил тревожный взгляд на спальню дочери. Охрана стояла у дверей, будто каменные статуи. Но Георг давно уже никому не доверял. При появлении короля стража поклонилась и автоматически прижала правую руку к сердцу, таким образом, выказывая своему правителю почет и преданность.

Георг кивнул и открыл дверь. В игровой комнате в кресле дремала одна из девушек служанок, которая при его появлении встрепенулась.

- Тшшш, - он приложил палец к губам и прошел в спальню. Аврора сладко спала, обняв двумя руками тонкое розовое одеяло. При появлении отца она неосознанно поморщилась, пробормотала что-то невнятное, и перевернулась на другой бок.

Мужчина наклонился и осторожно поцеловал свою девочку, облегченно вздохнув. Он безумно боялся ее потерять, и с этим ничего было невозможно сделать, страх оказался сильнее его.

Удостоверившись, что с дочерью все в порядке, Георг направился к Филиппу.

- Что случилось? - спросил он, открыв дверь, а затем остолбенел на пороге, увидев Злату. Внутри него все сжалось. Сердце на мгновение замерло, а потом ускоренно забилось. Мужчина смотрел на жену и не верил своим глазам. В голове промелькнула страшная мысль о том, что это всего лишь сон.

Его дорогая, любимая, родная Злата стояла у окна. На ней был необычный наряд – какая-то полоска ткани на груди, неприлично оголенный живот, необычная юбка, состоявшая из множества узких полос, через которые было видно стройные длинные ноги. Георг сказал бы так: сейчас его жена больше раздета, чем одета.

- Любимый, - Злата шагнула к нему. Ее глаза были наполнены слезами. - Мой родной…

Мужчина, осознав, что все происходящее не сон, быстро преодолел разделяющее их расстояние и заключил супругу в объятия.

- Любимая, - выдохнул он, крепко прижимая жену к себе, - единственная моя…

Молодая женщина, обнимая мужа, молча глотала слезы, не до конца веря в то, что ей удалось совершить практически невозможное – вырваться из плена чуждого ей мира нагов.

- Моя любимая, родная, дорогая девочка, - Георг сильно зажмурился, чувствуя, как его сердце наполняют безграничная нежность и счастье. Ему казалось, что за спиной распахнулись белоснежные крылья, и он вот-вот взлетит от переполнявших его чувств. Тяжелые невидимые болезненные цепи потери и страха пали, и ему, казалось, что он вновь научился дышать. Коктейль эмоций переполнял, и чтобы хоть как-то их выразить, он крепко сжал жену в объятиях и, уткнувшись лицом в ее макушку, выдохнул:

- Где же ты пропадала столько времени, милая?

Злата чуть отодвинулась. Вглядываясь в лицо любимого человека, не замечая своих слез, она хрипло прошептала:

- Мне нужно столько тебе рассказать, родной. Если бы ты только знал…

И тут Георг заметил, что на небольшом диванчике сидит незнакомая темноволосая женщина, а рядом с ней стоит явно ошарашенный Филипп, у которого нервно дергается веко.

- Познакомься, это моя подруга, Асияна, - тихо сказала Злата, когда осознала на кого ее муж смотрит. Мужчина, обнимая жену одной рукой за плечи, чуть поклонился и представился:

- Георг Второй, леди. Рад нашему знакомству. Прошу прощения за неподобающий внешний вид.

Девушка поднялась, низко поклонилась и замерла, будто фарфоровая статуэтка.

Георг обменялся непонимающим взглядом с Филиппом, а Злата подошла к подруге и обняла ее:

- Моя, хорошая…

И тут девушка внезапно заплакала навзрыд.

- Асияна, родная, не плачь.

- Он погиб, понимаешь, - она проговорила сквозь слезы. - Погиб… Как же так…Злата… До счастья оставался лишь шаг, один только шаг… Мы так мечтали об этом, так стремились, строили планы, и у нас все получилось… Как же… Почему…

Девушка горько зарыдала. Злата плача вместе с ней, посмотрела на мужа:

- Позови доктора.

- Сейчас приведу его, - внезапно сказал Филипп и быстро покинул кабинет. Он был потрясен случившимся. И никак не мог осознать того, что произошло. Пропавшая королева появилась из ниоткуда, посреди ночи в сопровождении странной девушки и раненого мужчины, который почти сразу умер. Он не посмел спросить, что случилось, и его эта ситуация тревожила. Внезапно осознав, что совершил глупость, оставив своего короля наедине с женщинами, он отдал стражнику приказ позвать лекаря, а сам поспешил вернуться.

- Сейчас доктор придёт, - сообщил он Георгу, который стоял у окна, бросив мельком взгляд на заплаканную Злату, успокаивающую в своих объятиях подругу, и совершенно не обращающую внимание на окружающих и все происходящее вокруг. Мужчина подошёл к своему королю, и тихо спросил:

- Милорд какие-нибудь указания будут?

- Объясни мне, что происходит, - прошептал Георг.

- Не знаю, - развел руками Филипп. - Стражник обнаружил миледи, девушку и мёртвого мужчину в саду, и сразу сообщил мне, а я вам. Впервые я не знаю, что сказать. Допрашивать королеву без вашего разрешения я не посмел.

- Асияна эта… У нее шок. Позаботься о покоях для девушки и поставь самых надежных стражников у дверей, заодно усиль охрану у покоев Авроры. Не хочу сюрпризов, - немного подумав, тихо отдал приказ Георг.

- Слушаюсь, - Филипп поспешил выполнять указания.

***

Злата сидел на постели подруги, держа ее за руку. Под воздействием сильнейшего успокаивающего Асияну сморил тяжелый лекарственный сон, но даже во сне она продолжала всхлипывать. Злата могла только догадываться, что она испытывает. Смерть Армана стала для всех огромным потрясением. Кто его убил? Рамис? Наги из стражи? Хотя, на самом деле, это было и неважно. Самое страшное, что мужчина погиб. Ее друзья, так стремившиеся к свободе, больше никогда не смогут быть вместе.

Злата тяжело вздохнула. Бросив взгляд за окно, поняла - уже светает. Удостоверившись, что подруга спит достаточно крепко, она поднялась. В соседней комнате ее ожидал муж, которому надо было как-то все объяснить.

Едва девушка вышла за дверь спальни, сразу увидела сидящего на невысоком диванчике Георга. При ее появлении он поднялся и шагнул к ней:

- Все в порядке?

- Да, - кивнула Злата. - Пусть придёт служанка. Не хочу оставлять Асияну одну.

- Конечно, - Георг внезапно обнял жену и прошептал. - Это действительно ты?

- Да, любимый, - ответила девушка, крепко прижимаясь к мужу. - Если бы ты знал, как я соскучилась.

- Расскажешь, что произошло?

- Конечно, - она кивнула. - Ты должен знать все.

- Тогда идем!

Войдя в их с мужем спальню, Злата замерла на пороге, вспомнив их последнюю ночь, проведенную вместе. Безграничная нежность переполнила ее сердце, и она невольно крепче сжала руку Георга.

- Родная, что-то не так?

- Нет, - девушка покачала головой, а потом предложила. - Давай выйдем на террасу? Если ты, конечно, не против?

- Хорошо.

В воздухе витал невероятный аромат приближающейся грозы. Предрассветное небо было свинцовым. Серые тучи казались тяжелыми, грозными и очень тревожными.

Злата, положив руки на перила, молча рассматривать ночной сад, пытаясь собраться с мыслями и начать этот непростой разговор. Георг встал позади нее и, обняв за талию, прижал к своей груди. Он не торопил жену, понимая, что она сама все объяснит, когда найдет подходящие слова, а сейчас мужчина просто наслаждался ее близостью, ее таким родным до боли запахом.

- Не знаю с чего начать, - вздохнула Злата. - Так все сложно…

- Начни сначала, любимая, - прошептал Георг. - Я приму любую правду. Мы вместе справимся со всем, главное, что теперь ты рядом.

- Помнишь, на празднике в честь нашей свадьбы я случайно порезала руку? - спросила девушка.

- Да.

- С того момента все и началось. Мне стали сниться странные необычные сны, так похожие на явь. В них незнакомый мужской голос раз за разом маняще меня звал, искажая мое имя.  С-с-слата… С-с-слата… С-с-слата…  Настойчивый шелестящий звук расползался повсюду, проникая в самый центр подсознания, пробуждая меня ото сна. Мы ждем тебя! Ты нужна нам! С-с-слата-хаян… Сначала это был только сон, повторяющийся почти каждую ночь, а затем я стала слышать странный зов и днем.

- Родная, - Георг выдохнул и прижал жену еще крепче к себе. - Почему ты ничего не рассказала мне?

- Прости. Но я опасалась, что ты не поверишь, и мои сны истолкуешь как бред сумасшедшей. Согласись, слышать посторонние голоса, плохой признак.

Прежде чем Георг нашел что ответить, Злата обернулась и, заглянув ему в глаза, искренне произнесла:

- Я была не права, и поверь, уже осознала свою ошибку. То время, что мы были в разлуке, оказалось для меня самым страшным.

Георг нежно погладил ее по щеке и выдохнул:

- Без тебя эта жизнь потеряла для меня все краски, и если бы не Аврора…

- Как наша девочка? Так по ней соскучилась, - Злата прижала руки к груди. - Если бы ты только знал, как я ее люблю.

- Она будет безмерно счастлива, когда узнает, что ее мама вернулась, - улыбнулся Георг, погладив Злату по щеке. – Знаешь, малышка очень по тебе скучала, ухаживала за твоими розами, и никто не мог переубедить ее, что это работа садовника, а еще… Представляешь, у нас произошли странные события. В саду появилось жуткое чудовище, огромная золотисто-желтая змея, которую наша дочь почему-то совсем не боится и называет твоим именем. Доктор сказал, что так подсознание девочки реагирует на отсутствие матери. Теперь же все изменится. Ты вновь с нами…

- Не торопись, - осторожно произнесла Злата, со страхом думая о том, какая реакция может быть у Георга, когда он узнает правду. - Сначала выслушай меня.

- Почему ты так говоришь? – тревожно спросил мужчина, и в его взгляде появилось непонимание.

- Необычные сны сводили меня с ума, повторяясь, раз за разом, и я никак не могла найти покоя, они будоражили мой разум, вызывая страх и манили меня за собой- продолжила свой рассказ Злата. - И той ночью, я всё-таки решилась пойти на зов и выяснить, что происходит. Голос привел меня в сад, а потом земля под моими ногами разверзлась…, и я оказалась в другом мире.

Девушка замолчала, давая мужу возможность, осознать услышанное.

- Ты это серьезно? - хрипло уточнил Георг.

- Да, - кивнула Злата. - В это трудно поверить, но я действительно оказалась в другом мире и, более того, в нем проживают не люди, а наги.

- Наги?! Мифические существа? Родная, - Георг развернул ее к себе и встряхнул за плечи. - Ты понимаешь, о чем говоришь?

- Я не лгу, поверь мне, и не сошла с ума.

Уже понимая, что она говорит правду, мужчина оторопел. Не давая ему опомниться, Злата продолжила:

 -Этот мир принадлежит нагам, странным существам, имеющим два облика: полузмеи и полулюди. Но самое удивительное, что я являюсь их правящей принцессой.

- В смысле? - прохрипел Георг.

- Как выяснилось Лея и Орландо Меллин не были моими родителями. Они нашли корзину с младенцем на берегу моря и удочерили девочку, меня.

- Ты в этом уверена? Сама подумай, откуда у кромки воды на побережье мог взяться ребенок? – в голосе мужчины звенели сомнения, а его объятия ослабли.

Злата понимала, муж ей не верит, и решила, что он может не дослушать ее рассказ до конца, поэтому опустив многие детали, стала спешно говорить:

- Прошу, не перебивай. Просто выслушай…, девушка вздохнула. - Как выяснилось, мой настоящий отец являлся правителем расы нагов, и из-за войны с арханидами, странными существами в виде пауков, был вынужден спрятать единственную дочь в мире людей. Меня подобрала молодая бездетная пара, которая дала мне любовь, дом и свое имя. И, наверное, я никогда не узнала, страшной правды, если бы в тот вечер не порезала руку. Оказывается, мой народ все это время искал меня… Это долго и муторно все объяснять, но важно одно, в тот момент, когда моя кровь окропила землю, наги, поняли, где я нахожусь. Забегу немного вперед, и сразу скажу, мои настоящие родители погибли, осталась только бабушка Эббе, которая не сдавалась, и все это время продолжала поиски внучки.

У Георга как-то нервно дернулось веко на глазу, что не укрылось от Златы.

- Для чего? - прохрипел Георг. Его голос совсем изменился, и в нем явно проскальзывали нотки недоверия.

- Потому что я, как наследница правящего рода, должна была взойти на трон и подарить расе нового правителя мужского пола. Мне даже будущего супруга подобрали – Рамиса, нага из старинного древнего богатого рода, идеально подходящего мне по все параметрам, по мнению бабушки, - Злата почувствовала, как на ее талии по-собственнически сжались руки мужа, и девушка вновь посмотрела на сад, в котором уже погасли огни. Сейчас он казался каким-то тревожным. - Эббе сама решила, что он станет моим мужем, и мое мнение никого не интересовало. Меня просто поставили перед фактом.

- Почему ты не вернулась сразу? Я с ума сходил, пока люди Филиппа перерывали королевство.

- Не могла.

- Почему?

- Двери между мирами я смогла открывать только тогда, когда моя вторая сущность проснулась. И то… как сказать открывать…

Злата не таясь, рассказала мужу об особенностях нагов, священном камне, и о том, что посещала его мир в странном и непривычном облике. Когда девушка замолчала, лицо ее муж было бледным. Да и говорить мог с трудом, изрекая отдельные звуки:

- Ка…?

- Это не…?

- Ты со…?

- Этого не может быть…

Злата обернулась к мужу и осторожно, почти невесомо, погладила его по щеке:

- Любимый, каждое мое слово – правдиво, уж поверь. Асияна - нагиня из моего мира. Именно с ее помощью, я нашла осколок священного камня, который Эббе тщательно прятала, и мы наконец-то смогли переместиться домой. Ее возлюбленный Арман погиб в процессе перехода, закрывая нас от преследователей – бабушкиных верных стражей. И если честно, я теперь не знаю, что будет дальше.

Георг положил ей ладони на плече и, осторожно заглянув Злате в глаза, как-то потерянно спросил:

- Родная, разве ты сама не понимаешь, что твои слова… Ну это не может быть правдой! Такого просто не бывает!

- И, тем не менее, в моих словах нет лжи, - девушка покачала головой. - Я рассказала тебе все как есть на самом деле. Страшное опасное чудовище, которое ты хочешь истребить в своем саду – это я! Понимаешь, моя раса не могла посещать наш мир, потому что без священного камня, наги могут сюда являться исключительно в виде змей. И … я искала осколок, а тем временем приходила к тебе во сне, и к Авроре…

- Родная, - Георг сжал девушку в объятиях, - скажи, что ты все выдумала!

- Нет, - покачала головой, - то страшное чудовище, которое ты так хочешь уничтожить – это я.

- Не может быть…

- И тем не менее, это так. Я могу тебе в мелких подробностях рассказать, как ты вошел в оранжерею, как увидел нас с Авророй, что ты сказал своим людям. Поверь, та змея, которую ты приказал убить, это я… Другая оболочка, форма, но это была я…

Георг молчал, и никак не мог поверить в то, что услышал. Он нахмурился, и как-то растерянно уточнил:

- Я правильно тебя понял, что ты не человек, а нагиня? И в любой момент можешь обратиться в змею?

- Не совсем так, - покачала головой Злата. - Я нашла осколок священного камня. Вот он, - девушка показала на амулет на своей груди, - и теперь обладаю двумя обликами. Именно благодаря ему я здесь.

Мужчина перестал обнимать ее и даже невольно как-то отстранился.

Девушка заглянула ему в глаза и увидела в них абсолютную растерянность и некий холод. Злата невольно отшатнулась. Самые страшные ее опасения стали сбываться. Видимо, Георг был не готов принять ее такую, какая она есть. Жена нагиня была ему не нужна, а значит… Девушка едва не заплакала.

- Я все понимаю, - тихо произнесла она, пытаясь сдержать слезы. - О моем внезапном возвращении почти никто не знает. Уверена, Филипп сможет сделать так, что его люди будут молчать. Как только Асияна проснется, и я уеду, и обещаю, что никогда тебя больше не потревожу. С этой минуты ты можешь считать себя свободным от уз брака. Прошу только об одном позволь мне увидеть Аврору. Я должна ее обнять напоследок и попрощаться с моей девочкой.

Злата сняла с пальца обручальное кольцо и протянула его мужу:

- Возьми!

Она смотрела Георгу в глаза и мысленно прощалась с ним. Несмотря ни на что девушка его очень любила, поэтому даже сейчас искала ему оправдания:

- Я прекрасно понимаю, ты не можешь принять меня, как жену, после того, что узнал… Возьми!

Георг перевел взгляд на обручальное кольцо, которое когда-то сам одел Злате. Перед глазами замелькали самые счастливые моменты их совместной жизни: первая встреча, свадьба, свадебное путешествие, все дни и ночи…

К мужчине пришло осознание, что вся его жизнь со Златой была наполнена счастьем, и ему на самом деле совершенно неважно человек она или нет, потому что он любит ее любую.

Георг взял в руку кольцо, вновь одел его девушке на палец и заявил:

- Я никогда и никуда тебя не отпущу. Ты моя, вся моя, и неважно есть у тебя хвост или нет…

Георг обнял жену и поцеловал ее, выплескивая все эмоции, накопившееся за прошедшее время. Злата, ошалев от напора и даже некой грубости, на секунду растерялась, а потом сама крепко обняла мужа, отвечая на его поцелуй. Сладкий водоворот желания и страсти охватил обоих, и отрезвление пришло в тот момент, когда крепкая мужская ладонь скользнула Злате под узкую полоску на груди. Разорвав поцелуй, глядя в затуманенные от страсти глаза Георга, она прошептала:

- Не здесь…

- Ты моя, а я весь твой. Мы одно целое, родная!

Злата ответила мужу счастливым смехом. Мужчина подхватил ее на руки и закружил:

- Люблю! Как же я тебя люблю!

И им казалось, что все невзгоды остались позади… Но они ошибались.

Ослепительная яркая молния вспорола темное небо, деля его на две части. И тут же, резко и пугающе, как выстрел, прогремел гром. Затем поднялся непонятно откуда взявшийся ветер. А потом послышался жуткий страшный треск, и сад наполнился жуткими огромными нагами. Злата ахнула и прижалась к мужу, и тут же раздался зловещий крик Эббе:

- С-с-слата!

Глава 18

Яркие молнии вспыхивали почти непрерывно одна за другой, разделяя темное зловещее небо пополам, и после каждой, в черных тучах гремела гулкая тревожная канонада. От этих звуков, сердца обитателей дворца трепетно сжимались от ужаса. Да и как иначе, если огромные страшные наги заполонили всю парковую территорию. Грозно покачиваясь на своих толстых хвостах, они выглядели особенно жутко. Стражники под руководством Филиппа, охваченные паникой, быстро выстраивались плечом к плечу, тройным «живым» кольцом окружая жилой дворец, и каждый из них был готов отдать жизнь за своего короля и его семью.

- С-с-слата! – Эббе гневно ударила хвостом по земле, безжалостно ломая деревья, кусты, садовую скамейку, часть фонтана. – Я вс-с-се равно тебя найду. Ты с-с-слышишь меня?

- Они не уйдут просто так, - Злата посмотрела на мужа. - Мне нужно выйти к Эббе. Надо попробовать договориться с бабушкой. Я и не подозревала, что сила осколка так велика, что энергии камня хватит на всех нагов…

- Нет, - он покачал головой. - На переговоры я отправлюсь сам. Ты моя жена, и я смогу обеспечить твою защиту. Должны же они понять, что мы любим друг друга.

- Любимый, - девушка обняла мужа за талию и прижалась к его груди. - Эббе даже слушать тебя не станет. Она очень пренебрежительно отнеслась к моим словам о том, что я замужем и у меня есть семья. Бабушке чужды любые эмоции. В ее душе давным-давно поселился вечный холод. Мне кажется, с неким подобием тепла, она относится только к воспоминаниям о моем отце, ну и к Рамису…

- Я не отпущу тебя одну, - уперто повторил Георг. – Значит, мы пойдем вместе.

Взявшись за руки, они спустились вниз, и почти сразу в холле натолкнулись на ошарашенного Филиппа.

- Милорд, миледи, - он поклонился. - Как раз шел к вам. Ситуация критическая. Я уже отдал распоряжение подготовить машину. Мои люди через тайный ход проводят вас в безопасное место…

- Нет, - покачал головой Георг. – Бегство - не выход из данной ситуации. Я не крыса, чтобы позорно бежать, оставляя своих людей на верную смерть. Мы попробуем договориться.

- Но милорд?!

- Дорогая иди, я тебя догоню, - он мягко подтолкнул жену к входной двери.

Злата бросив на мужа растерянный взгляд, сделала так, как он велел. Георг шагнул к своему подчинённому и тихо-тихо, чтобы не услышала жена, приказал:

- Предупреди Грету. Пусть соберет вещи Авроры. Если мы не сможем договориться с этим змеями, нужно будет отвезти принцессу в надежное место, где она окажется в безопасности. И поднимай,  армию… Я не знаю, удастся ли нам увидеть следующий рассвет.

Филипп побледнел и едва заметно кивнул. Он сознавал, что значат слова короля - Георг готовился к войне, в которой погибнут многие. Наги были слишком огромны, и сильны, и на фоне них, люди казались мелкими букашками.

- Все понял?

Мужчина кивнул, и Георг отдал приказ:

- Исполняй!

А затем он быстрым шагом догнал Злату и взял ее за руку. Поймав взгляд жены, наполненный тревогой, мужчина постарался успокоить любимую женщину:

- Все будет хорошо, родная!

- Больше всего на свете я боюсь потерять тебя и Аврору, остальное все мелочи.

- Я люблю тебя, - Георг наклонился, коснулся губ жены лёгким поцелуем и открыл дверь…

Стражники во дворе были явно очень взволнованы. Они нервно перешептывались, и ветер откуда-то со стороны донес до Златы слова, одного из них: «Мы для этих чудовищ словно букашки». И тут же по округе пронесся зловещий вопль Эббе:

- С-с-слата!

Мужчины, закованные в железные латы, вздрогнули. Разве человек сможет противостоять нагу? Каждый понимал, что, если огромные змеелюди начнут атаку, спастись удастся не многим. Люди были напуганы, и Злата прекрасно понимала их ужас, ведь она сама, попав в чужой необычный мир, испытала подобное. И даже сама, будучи нагиней, девушка так и не смогла перебороть в себе человеческую неприязнь к своей расе – длинные хвосты, раздвоенные цветные языки, блестящая чешуя… Злата сама не заметила, как крепче сжала руку мужа и шагнула вперед. Внезапно их увидел один из стражников и громко огласил:

- Его Величество король Георг Второй и королева Злата!

Охрана моментально расступилась, пропуская их. Люди склонились и прижали ладони к сердцу, выказывая почтение правящей паре.

- Идем? - Георг посмотрел на супругу.

- Да, - кивнула Злата, и они, взявшись за руки, направились по каменной дорожке, ведущей в сад, который потерял свое очарование и уже был частично разрушен. От былой красоты не осталось и следа – повсюду валялись вырванные кусты и сломанные деревья, некогда каскадный фонтан превратился в груду камней, а зеленый газон уродовали огромные кривые борозды вспаханной земли.

- С-с-слата! - Эббе скользнула к ним, перерезая дорогу. - Как ты пос-с-смела?!

Она со злостью ударила хвостом по земле в непосредственной близости от Георга. Это оказалось весьма неожиданно, и мужчина вздрогнул. Ему было страшно, как и любому другому человеку, хотя он старался не показать этого.

- Добрый день, бабушка, - поздоровалась девушка, пытаясь совладать со своими чувствами. Ей было очень страшно, но не за себя, а за Георга. Она боялась, что Эббе решит отыграться на нем из-за того, что она посмела ослушаться.

- Ты опус-с-тилась до воровства, - прошипела нагиня, наклоняясь к внучке. – Как ты пос-с-смела забрать то, что тебе не принадлежит?

- Ты в этом уверена? - девушка приподняла брови. – Это украшение принадлежало моему отцу, и теперь по праву оно мое.

- Амулет власти реликвия расы нагов, -Эббе была в ярости. - Я ус-с-стала от твоих пререканий. Нам пора возвращаться.  Уверена, Рамис-с-с прос-стит тебе твою выходку, и вновь примет, как свою невес-с-сту.

- Я не вернусь. У меня есть муж и семья, и они в этом мире, а значит мой дом здесь, рядом с ними.

- Что?!- оскалилась Эббе. Ее взгляд был наполнен яростью и злобой.

- Я не стану женой Рамиса, потому что у меня уже есть муж, - настойчиво повторила Злата. - Бабушка познакомься, мой супруг, правитель этой страны Георг Второй.

Нагиня прищурилась и презрительно посмотрела на мужчину. А затем, чуть наклонившись к внучке, она прошипела:

- Значит, не вернешься?!

- Нет!

- Ну, что же… Тогда мне придется уничтожить того, кто тебя здесь удерживает.

Все случилось в один миг. Эббе подняла толстый мощный хвост и опустила его на то место где стоит Георг, но произошло то, чего меньше всего она ожидала. Ровно за мгновение до этого вперед рванула золотисто-желтая лента и мощной подвижной «конечностью» обхватила мужчину вокруг талии и как пушинку переставила на другое место.

- С-с-слата!

- Неужели ты думала, что я позволю тебе причинить вред моему любимому человеку? - прокричала Злата, покачиваясь на хвосте. – Эббе, прошу, в память о моем отце, позволь мне быть счастливой. Разве не этого должна желать любящая бабушка своей внучке? Давай попробуем все обсудить спокойно.

- Глупая, дерзкая девчонка! На тебе лежит ответственность за всю нашу рас-с-су. Ты правящая принцес-с-са, у тебя есть определенные обязанности. А еще ты дала Рамису слово.

- Ты меня вынудила!

Эббе нахмурилась:

 - С-с-слата я устала от этих бесполезных разговоров. Или ты по-хорошему возвращаешься домой, или мои подданные здесь все уничтожат. Погибнет много людей. Неужели ты с-с-сможешь с этим жить?

- Мы любим друг друга, - в разговор вмешался потрясенный Георг, который с изумлением смотрел то на свою жену, то на ее ближайшую родственницу. – Вы не можете заставить Злату выйти замуж за другого.

- Могу, - Эббе посмотрела на нагов, которые пришли с ней, и они тут же выстроились в одну смертоносную шеренгу. – Я уничтожу здесь все. Расе нужен истинный наследник, а его нашему народу может дать только та, в которой течет кровь правящего рода.

- Давайте все обсудим, - предложил Георг, стараясь уладить все как-то миром.

- Мне нечего обсуждать с тобой. Ты никто, пылинка на моей дороге. Я уйду отсюда вместе с внучкой, и никак иначе, - Эббе была категорична.

- Я не вернусь с тобой, - упрямо ответила Злата. - Ты не заставишь меня.

- Сравняйте здесь все с землёй, - равнодушно прошипела нагиня, отдавая страшный приказ. - Другого выбора ты мне не оставила.

Но прежде, чем громадные наги двинулись с места, раздался громкий женский крик:

- Нет! Эббе подождите! Не надо!

***

В малой гостиной королевского дома стояла тишина. Асияна, бледная как стена, вжавшись в кресло, безразлично смотрела в одну точку. Сейчас, как никогда, она была холодна и равнодушна. В ее глазах будто угасла жизнь, и абсолютно перестало иметь значение все происходящее. Георг, сложив руки на груди, находился у окна, присев на подоконник. Он смотрел на свой сад, рассматривал огромных нагов и пытался просчитать создавшуюся ситуацию и найти правильное решение, которое устроит всех. Злата сидела на диване, уткнувшись лицом в ладони, думая о том же, что и муж.

Внезапно она встала и решительно шагнула к Асияне. Присев рядом с ней, она взяла единственную подругу за холодную руку и тихо сказала:

- Ты не можешь пожертвовать своей жизнью ради меня. Это неправильно.

- Почему же? - холодно произнесла девушка. - Все так, как и должно быть. Мое счастье разбилось вдребезги и осколки моей жизни уже никогда не собрать. Арман умер, а вместе с ним и я. У тебя муж и дочь, тебя здесь ждали, ты нужна своей семье, и пусть хоть одна из нас обретет счастье…

- Милая моя,- Злата обняла ее, крепко прижав к себе.- Я понимаю, как тебе сейчас тяжело. Мне очень жаль, что Арман погиб, но поверь, когда-нибудь и ты станешь счастливой. Поверь, так и будет.

Георг обернулся на девушек и, увидев безразличие и холод в глазах Асияны, вспомнил себя. Он, как никто, знал, как трудно пережить потерю близкого человека, как жизнь становится тебе не мила, и водоворот безысходности затягивает все больше. Мужчина знал, что такое отчаянье и насколько оно страшно.

Он пододвинул второе кресло поближе к Асияне и сел напротив нее, а потом взвешенно, очень уверенно и спокойно заговорил:

- Когда умерла моя первая жена, мне казалось, что свет вокруг меня померк. Я, как никто, знаю, как больно смириться с той мыслью, что ты больше никогда не увидишь любимого человека, не сможешь обнять его и сказать о своих чувствах. Очень сложно принять этот факт и найти смысл в дальнейшей жизни, - Георг взял девушку за руку. -  Я не верил, что когда-нибудь смогу еще раз полюбить. Казалось, это невозможно. Но судьба столкнула меня с прекрасной женщиной, которая смогла растопить мое сердце и подарила мне дочь. Ее смерть... В тот миг мой мир снова рухнул. Я был раздавлен морально, и мне хотелось только одного – умереть, и лишь маленькая кроха, малышка Аврора, крепко удерживала меня в мире живых. Я поставил крест на личной жизни и был уверен, что никогда больше не женюсь. Никогда!

Асияна подняла на опустошенный него взгляд. По ее щеке скатилась слезинка, потом еще одна и еще. Георг понял, что движется в правильном направлении и ему удалось пробить каменную стену безразличия, которое постепенно охватывало девушку, и он продолжил:

- Я встретил Злату случайно, и влюбился в нее с первого взгляда. Она беззастенчиво украла мое сердце, и помимо воли в моей душе вновь поселилась любовь, - он бросил беглый взгляд на жену и, увидев ее слезы, улыбнулся кончиками губ. – Эта хрупкая девушка заставила меня снова почувствовать прекрасный вкус жизни. Наверно, ты задаешься вопросом, зачем я тебе это все рассказываю? Знаешь, ты сейчас в отчаянье, но мой пример наглядно показывает, что судьбу не обманешь, и если что-то произошло, значит, так и должно быть. Видимо, мне необходимо было пережить столько потерь и все выпавшие трудности, чтобы обрести счастье. И ты обязательно тоже станешь счастливой. Поверь в моем мире много достойных мужчин и, возможно, кто-то из них сможет украсть твое сердце и покорить душу. Ты не должна возвращаться в свой мир, и уж тем более выходить за Рамиса вместо Златы. Это плохая идея, очень плохая.

- Асияна, пойми, Георг прав. Мы найдем выход, который устроит всех, но ты не можешь…

- Мне необходимо вернуться. У меня будет ребенок от Анвара, чистокровный наг, и он должен воспитываться среди своей расы, - прошептала девушка. – Только об этом никто не должен знать…

В этот момент дверь с грохотом распахнулась и на пороге появилась Эббе в довольно скромном темно-синем платье женщин этого мира.

- Предательница! Помогла Злате сбежать, да и сама обманула жениха. Вы, обе, позор моего рода, - нагина начала свою речь с обвинений.

Она, недовольно поморщившись, прошлась по гостиной, скептически осмотрела комнату и, опустившись на диван, прокомментировала:

- Ужасный отсталый мир. Как хорошо, что мы когда-то покинули его.

- Бабушка, тебе к лицу местный наряд, - Злата попыталась сгладить ситуацию, но в ответ послышалось:

- Не надо мне льстить. Оно нелепое и неудобное, да и выгляжу я в нем по-дурацки. Ты иногда бы думала, а потом говорила. Явно выглядела бы лучше в моих глазах.

Затем женщина перевела взгляд на заплаканную Асияну, и поджав губы, поинтересовалась:

- Ты собственно понимаешь, что предлагаешь мне?

Девушка кивнула.

Некоторое время назад, очнувшись, она не сразу поняла, где находится. Комната была ей незнакома. А потом воспоминания нахлынули - их поиски амулета, побег в другой мир, смерть Армана… А затем она услышала вопли главной рода, эхом разлетающиеся по округе. Подскочив к окну, Асияна увидела страшную картину - повсюду были наги: вооруженные луками и стрелами, разозлённые и очень опасные. Девушка заметила Злату и Георга, которые пытались что-то объяснить Эббе. Даже издалека было понятно, что нагиня в бешенстве и требует немедленного возвращения внучки в родной мир. А потом глава рода, видимо, устав разговаривать, перешла к активным действиям… Мысль пришла к Асияне внезапно. Она тоже из королевского рода и в ней есть кровь правящей семьи, а значит, она может заменить Злату и разделить жизнь с Рамисом. Девушка бросилась к Эббе, в первую очередь, думая о том, что ее любимый мертв, а жизнь растоптана, а она может помочь подруге, которая была к ней так добра. И лишь потом, когда Эббе ушла переодеваться, Асияна поняла, что случайно, в порыве эмоций нашла идеальный вариант решения проблемы. Глава рода все равно бы заставила ее вернуться в родной мир, как и Злату, и немедленно выдала замуж за старика. А так… В мужья ей достанется сильный молодой наг, абсолютно нелюбимый, но который даст ей защиту, а их общий сын с Анваром станет правителем их расы. Разве можно желать лучшего будущего своему ребенку? И девушка решила, что сделает все от нее зависящее, чтобы Эббе согласилась на ее предложение.

- Почему ты молчишь? Ты понимаешь, что мне предлагаешь? – раздраженно уточнила нагиня.

- Да, - кивнула Асияна. - Я принадлежу к вашему роду, во мне тоже кровь правящей семьи.

- Это так, - согласилась Эббе, - но с чего ты решила, что можешь заменить Злату?

- Я просто предложила, - девушка вздохнула. - В этом мире меня ничего не держит, а у вашей внучки тут семья, и нравится вам или нет, но она не вернется в наш мир и не выйдет замуж за Рамиса.

- Ну, это мы еще посмотрим, - зло ухмыльнулась Эббе.

- Вы же мудрая женщина, глава рода, и понимаете, что насильно нельзя заставить полюбить или разлюбить. Вы можете все здесь разрушить, но это не изменит самого главного – Злата не пойдет с вами, а значит, слово ваше будет нарушено. Вы обещали, что Рамис сядет на трон. Неужели вы назначите его своим приемником и позволите, взять себе в жену любую нагиню, тем самым лишив правящий род истинного права править расой?

Асияна, как никто, знала Эббе, и била по наиболее уязвимым местам, добиваясь желаемого.

- Ну, допустим, ты права, - согласилась с ней нагиня. - Но откуда у тебя такое рвение? С чего бы это?

- Эббе, я не так глупа, как вы думаете. Вы, в любом случае заставите меня вернуться, и отдадите замуж за зрелого нага, который годится мне в отцы. А Рамис молод, хорош с собой, в дополнение к браку идет статус правительницы расы. Арман погиб, а вместе с ним, умерла наша любовь, разбив мне сердце навсегда. Я больше не хочу любить, но обещаю стану достойной матерью будущего правителя, истинного правителя нашей расы, - Асияна не лгала, но и правды не говорила. Она монотонно подводила нагиню к «правильному» решению. – Думаю вы сможете договориться с моим «женихом», и он останется довольным.

- Ну, что же…, - Эббе посмотрела на внучку. - Знаешь, когда мой сын оставил тебя в этом мире, я говорила ему, что ты станешь иной и традиции нашей расы для тебя будут чуждыми. У твоих ног был весь мир нагов, а ты отказалась… Тебе бы поучиться у Асияны. Даже у нее мозгов хватило понять всю выгоду от замужества с Рамисом. Нам пора, - она поднялась. - Мы возвращаемся. Я скажу всем, что ты погибла. Думаю, больше мы никогда не увидимся. А сейчас верни мне амулет власти.

Злата, которая, незаметно перебралась на подлокотник кресла мужа, ошеломленно вскочила:

- Это невозможно! Ты же знаешь, что без него я не смогу жить в этом мире. Ты не вправе его забирать у меня. Бабушка, пожалуйста…

Эббе чуть прищурилась и величественно кивнула:

- Хорошо, пусть это будет тебе моим подарком. А для Рамиса я закажу копию.

- Спасибо, - Злата подошла к матери своего отца, с которой так и не стала по-настоящему близка, и наверно, впервые за все время знакомства, искренне обняла ее. – Спасибо бабушка.

- Надеюсь, ты будешь счастлива и никогда не пожалеешь о своем выборе, - холодно произнесла нагиня, похлопав внучку по плечу, а затем посмотрела на Асияну. - Идем. Наш народ ждет нас.

- Эббе, - девушка низко поклонилась.- Позвольте мне забрать тело Армана в родной мир. Я хочу похоронить его по нашим традициям и, таким образом, окончательно проститься с ним. Прошу! Пожалуйста!

Нагиня ответила не сразу, будто размышляя, а потом кивнула:

- Хорошо!

Георг тут же поднялся:

- Сейчас дам распоряжение! – он приоткрыл дверь и передал лакею указание для Филиппа, а сам тут же вернулся к жене, опасаясь ее оставлять хоть на мгновение. Он до конца поверить не мог, что все решилось мирным путем и вскоре пугающие змеи-люди покинут этот мир навсегда.

- Асияна, думаю, ты хочешь попрощаться. Имей в виду у тебя немного времени. Я жду внизу, - Эббе гордо подняв голову, вышла из гостиной. Злата тут же бросилась к подруге:

-  Зачем? Ты же пожалеешь об этом!

-  Мой с Арманом сын станет правителем. Ты будешь счастлива с мужем и дочерью. Все сложилось так, как сложилось, - девушка грустно улыбнулась. - Прошлое не изменить, зато будущее в моих руках. Поверь, Эббе не отступила бы от своего… А так, это решение устроило всех, и прежде всего меня саму.

- Ох, дорогая, - Злата обняла подругу. - Я искренне желаю тебе счастья, и очень надеюсь, что когда-нибудь так и будет.

- И ты будь счастлива. Возможно, мы еще когда-нибудь увидимся, - Асияна поцеловала ее в щеку.

- Кто его знает, - сквозь слезы улыбнулась Злата.

- Мне пора…

Через несколько мгновений дворцовый парк опустел. Змеелюди вернулись в свой мир, забрав с собой Асияну и тело погибшего Анвара. О произошедшем напоминали только разрушения и сломанные деревья.

Злата стояла на террасе, разглядывая округу. Тучи стали разбегаться, открывая лазурное небо и освещая землю теплыми солнечными лучами. Девушка облокотилась на перила. Она так устала, что на нее напала некая апатия. Безумно хотелось спать. Внезапно ее обняли за талию, и она улыбнулась, услышав над ухом голос мужа:

- Любимая…

Обернувшись вполоборота, она уточнила:

- Ты не испугался, кода я приняла свой истинный облик?

- Нет, - а потом добавил. – Если только немного. Знаешь я люблю тебя и неважно кто ты на самом деле. Но считаю, будет правильным, если о твоей истинной сущности никто знать не будет, а о том, что здесь произошло сегодня…  Думаю, Филипп сможет все уладить.

- Я тоже так думаю, - Злата нежно коснулась губ мужа поцелуем. - Так хорошо, что все закончилось.

Послышался топот и Георг усмехнулся:

- Да, нет, родная. Все только начинается.

А затем раздался восторженный счастливый вопль маленькой Авроры:

- Мама! Мамочка! Ты вернулась!

Эпилог

Несколько лет спустя

- Мама, как ты думаешь, папа разрешит? – Аврора обняла Злату за шею. - Мне так хочется. Пусть это будет вашим подарком к моему дню рождению.

- Милая, не знаю. Ты же знаешь, как он трепетно относится к тебе. Папа очень любит тебя и переживает, впрочем, как и за твою сестру. Поэтому мне кажется, что идею с вождением автомобиля он не поддержит, - молодая женщина погладила повзрослевшую дочь по щеке. – Ну а потом, не совсем правильно просить это в качестве подарка. Давай, этот вопрос мы лучше обсудим чуть позже. А сегодня, если ты не забыла, у нас торжественный вечер, в честь твоего четырнадцатилетия. Соберутся представители знатных семей со своими наследниками. Обрати внимание на юных лордов. Возможно, тебе кто-то приглянется.

- Мама, нет, перестань – Аврора, несмотря на то, что уже превратилась в красивую стройную девушку, как и в детстве смешно наморщила нос, выражая свои недовольство. - Они все напыщенные и такие… такие…

Злата погладила девочку по голове, поправляя локоны в ее прическе. Ее малышка была еще той кокеткой, и хоть и отрицала очевидное, но ей явно нравился юный маркиз из богатого древнего рода, да и мальчик в свою очередь уделял внимание Авроре. Георг уже несколько раз намекал, что будет счастлив, если эти робкие юношеские чувства перерастут в крепкий брак. Злата не знала, что их ждет в будущем, но уже решила, что ее девочки выйдут замуж исключительно по любви, и никак иначе. Потому что нет ничего прекрасней этого чувства.

Их брак с Георгом был наполнен взаимопониманием и гармонией. Спустя несколько лет после ее возвращения из миров нагов у них родилась замечательная маленькая девочка, которую назвали Кэтрин. Малышка было точной копией отца как внешне, так и по характеру, чем Георг безумно гордился.

Время летело, девочки росли, мир нагов и вся история, связанная с ними, стала забываться, и лишь амулет власти, напоминал о том, что случилось много лет назад. Понимая, насколько теперь эта вещь важна для его детей и потомков, Георг посчитал, что камень не может служить украшением и его нужно надежно спрятать. Посовещавшись с супругой, они решили скрыть украшение глубоко в земле, в потаённом месте, о котором никто, кроме них, не будет знать. Так они и поступили.

Их жизнь была размерена и спокойна. А совсем недавно Злата поняла, что вновь беременна. Молодая женщина очень надеялась, что у них родится мальчик, о котором так мечтал Георг. Конечно, он безумно любил своих девчонок, но, как и каждому мужчине, ему хотелось наследника, и почему-то Злата была уверена, что в этот раз у них будет сын.

- Мама?!  Что-то случилось?! Что с тобой?

Женщина, вздрогнув, посмотрела на дочку:

- Прости, задумалась. Милая, забери Кэтрин из детской, и идите в основной дворец. Пусть стража вас проводит, - Злата погладила живот, пытаясь успокоить разбушевавшегося сына.

- Мы не маленькие, сами дойдем, - как всегда, возмутилась Аврора, которой уж очень хотелось побыстрее стать взрослой.

- Вот именно поэтому, ты и должна быть разумной, и заботиться, как старшая о сестре и вашей безопасности, - молодая женщина выразительно посмотрела на дочь. Девочка недовольно вздохнула, присела в реверансе и послушно отправилась выполнять указания матери.

Злата подошла к зеркалу и поправила платье, подумав о том, что Георг давным-давно должен был закончить свои дела, а его все нет и нет. Уже и приглашенные, скорее всего, собрались…

Молодая женщина, приподняв подол пышной юбки, решив поторопить мужа, направилась к двери, которая в этот же момент открылась.

Георг окинул супругу ласковым взглядом и, положив ладонь ей на живот, улыбнулся:

- Ты невероятно красивая, моя дорогая.

-  Почему ты так долго? - строго спросила Злата. - Что-то случилось?

- Родная, присядь, - как-то осторожно произнес мужчина, и женщина тут же занервничала.

- Что случилось? Не томи!

- Не волнуйся, родная. Но ты должна знать. Сегодня в саду был обнаружен ларец. Весьма необычный, богато украшенный.

Сердце Златы забилось сильнее.

- Внутри оказалось вот это, - он протянул ей белоснежный конверт, на котором ровным красивым каллиграфическим почерком было выведено ее имя.

Сломав печать, Злата стала читать, а потом подняв на мужа взгляд, выдохнула:

- Это от Асияны!

Георг присел рядом с женой и обнял ее за плечи, а девушка стала читать вслух:

«Дорогая моя подруга, в нашем мире наступило время перемен, и впервые за долгие годы я могу тебе прислать весточку. К сожалению, должна сообщить прискорбную новость, твоя бабушка Эббе прекратила свой жизненный путь и ушла в мир духов. Рамис, управляющий страной все это время, под давлением знатных семейств был вынужден передать трон истинному наследнику, моему сыну Хасану, а сам стал регентом при нем, впрочем, как и я. Время моего смирения прошло… Теперь только я сама буду решать, как мне жить.

Знаешь, на самом деле Рамис оказался довольно неплохим мужем, он искренне старается сделать нас с сыном счастливыми, и я очень это ценю. Передай Георгу, что он оказался прав. Спустя годы в моем сердце действительно вновь поселилась любовь… любовь к мужу. На удивление наш брак стал по-настоящему счастливым. Я никогда не забуду Анвара, ведь Хасан его точная копия, но это мое прошлое, а будущее связано с Рамисом. Недавно я узнала, что скоро подарю ему ребенка, и мы очень ждем этого момента.

Как ты, моя подруга? Интересно, как сложилась твоя жизнь? Ответ оставь в ларце на том же месте. Мой доверенный слуга его заберет.»

Злата бережно убрала письмо в ящик тумбочки.

- Ты расстроилась? - спросил Георг, намекая на смерть Эббе.

- Мы чужие друг другу, - пожала она плечами, а затем сев за стол, стала писать ответ. Некоторое время девушка смотрела на белый лист, потом что-то написала, и снова задумалась.

Георг не мешал ей, понимая, насколько это важно для жены. Но к его удивлению, Злата очень быстро поднялась:

- Нас ждут гости. Вернусь, допишу. Я пока не знаю, что писать.

- Идем, - мужчина подставил жене локоть, и как только она взяла его под руку, повел любимую женщину на торжественный вечер.

А на белом листе, оставленном на столе, была выведена одна-единственная фраза: «Я безумно счастлива в этом мире, и о другой жизни и мечтать не могу…».

Конец




Оглавление

  • ЗмеёвкаДемидова Лидия
  • Teleserial Book